КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406863 томов
Объем библиотеки - 538 Гб.
Всего авторов - 147535
Пользователей - 92630
Загрузка...

Впечатления

Summer про Лестова: Наложница не приговор. Влюбить и обезвредить (СИ) (Юмористическая фантастика)

У Ксюшеньки было совсем плохо с физикой. Она "была создана для любви"...(с) Если планета "лишилась светила" и каким-то чудом пережила взрыв сверхновой, то уже ничего не поможет спекшемуся в камень астероиду с выгоревшей атмосферой... Книгу не читал и не рекомендую. Разве что как в жанре 18+.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vis-2-2 про Грибанов: Бои местного значения (Альтернативная история)

Интересно, держит в напряжении до конца.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Морков: Камаринская (Партитуры)

Обработки Моркова - большая редкость. В большинстве своем они очень короткие - тема и одна - две вариации. Но тем не менее они очень интересные, во всяком случае тем, кто интересуется русской гитарной музыкой.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Сошествие ангелов (fb2)

- Сошествие ангелов (а.с. Ересь Хоруса-6) 763 Кб, 323с. (скачать fb2) - Митчел Сканлон

Настройки текста:



Митчел Сканлон. Сошествие ангелов

Оформление обложки: Нейл Робертс.
Русское издание.
Автор перевода: Mad^Wild.
Кроме: перевод глав 4, 7, 8 - Ворон, перевод главы 16 - Pandora.
Технический редактор: Скай.
© 2008-2009

Любое воспроизведение или онлайн публикация отдельных статей или всего содержимого без указания авторства перевода, ссылки на WarForge.ru и Games Workshop запрещено. Права Games Workshop должны рассматриваться и быть упомянуты как действительного автора содержимого.
Any reproduction or on-line publication of individual articles or entire document without the indication of the authorship of translation and reference to the WarForge.ru and Games Workshop is forbidden. The rights of Games Workshop must be considered and referred to as the original authors of the information.
© Copyright Games Workshop Limited 2009. Games Workshop, BL Publishing, Black Library, Warhammer, Warhammer 40,000, Warhammer Historical, the foregoing marks’ respective logos and all associated marks, logos, places, names, creatures, races and race insignia/devices/logos/symbols, vehicles, locations, weapons, units, characters, products, illustrations and images from the Warhammer world and Warhammer 40,000 universe are either ®, ™ and/or © Games Workshop Ltd 2000-2009, variably registered in the UK and other countries around the world. Used without permission. No challenge to status is intended.

Действующие лица


Орден

Лев Эль'Джонсон, Командор Ордена

Лютер, Второй командор Ордена

Захариил, Рыцарь-оруженосец Ордена

Немиил, Рыцарь-оруженосец Ордена

Магистр Рамиил, Магистр тренировок Ордена

Лорд Сайфер, Страж традиций Ордена

Брат Амадис, Герой Мапониса, рыцарь Ордена

Сар Гадариил, Рыцарь Ордена

Аттий, Рыцарь-оруженосец Ордена

Илиаф, Рыцарь-оруженосец Ордена


Рыцари Люпуса

Лорд Сартана, Магистр рыцарей Люпуса


Темные Ангелы

Брат библиарий Израфаил, Главный библиарий Темных Ангелов


Белые Шрамы

Шанг хан, Командир экспедиционных сил Белых Шрамов

Кургис, Боевой брат астартес 7 ордена


Сарошийцы

Лорд Верховный Экзальтер, Глава Сарошийской бюрократии

Дюзан, Сарошийский экзегет


Не-имперцы

Исполняющий обязанности лорда губернатора Харлад Фурт, Смотритель Сарошийских земель

Капитан Стений, Капитан Несокрушимого Рассудка

Госпожа Аргент, Астропат флота, Несокрушимый Рассудок

Риана Сорель, Композитор и гармонизатор


Прелюдия

Это началось на Калибане.

Это началось до того, как Император прибыл на нашу планету, до того, как появились первые разговоры об ангелах. В те времена Калибан был иным. Мы не знали про Империум и Великий Крестовый Поход. Терра была мифом, нет, даже не так. Терра была мифом мимолётной памяти, донесенной до нас давно умершими предками. Это было эфемерное и полузабытое слово, которое ни о чём нам не говорило.

Это было время Древней Ночи. Варп-штормы сделали невозможными межзвездные полёты, и каждый человеческий мир был предоставлен сам себе. Мы провели более пяти тысячелетий в изоляции от остального человечества, пять тысячелетий. Вы можете представить, насколько это долго? Время, достаточное для людей Калибана, чтобы развить свою собственную культуру, собственный путь, идущий корнями из прошлого. Без влияния Терры наше общество развилось в том духе, который наиболее соответствовал миру, в котором мы жили.

У нас были наши собственные верования и традиции, и да, даже наши собственные религии.

Конечно, сейчас от этого остались только крохи. Все было сметено с приходом Императора. Я поражаюсь тому, что сегодня на Калибане рождаются дети, которые не слышали про Наблюдателей или никогда не ездили верхом на могучем боевом коне. Они никогда не узнают, что значит охотиться на Великих Зверей. Это - наше горе. С течением времени старые пути забываются. Естественно, те, кто пошел вслед за Императором, утверждали, что поступок этот был верным. Мы создаем новый, лучший мир - мир будущего.

Мы созидаем лучший мир.

Путь завоевателей всегда таков. Они не говорят, что прибыли, дабы разрушить Ваши традиции. Они не говорят об искоренении мудрости Ваших дедов, переворачивании всего мира с ног на голову, или замене Ваших древних верований на их странное новое изобретение, кредо. Никто по своей воле не признает, что они хотят подорвать основы Вашего общества и убить его культуру. Вместо этого они говорят о спасении вас от вашего невежества. Я предполагаю, что они считают, будто так им будут охотнее верить.

А правда ведь остается той же.

Но я забегаю вперед, поскольку тогда всё это было нам неизвестно. В свое время Император спустится с небес в сопровождении своих ангелов, и всё изменится. Великий Крестовый Поход еще не достиг нас. Мы были невинными в огромной галактике. Калибан был олицетворением нашего опыта, и мы были счасливы в своем невежестве, не ведая сил, движущихся к нам, и того, насколько они изменят наши жизни.

В те дни, Калибан был миром лесов. За исключением нескольких мест, отданных под жилье или сельское хозяйство, вся планета была покрыта исконными, темными лесами. Лес определил нашу жизнь. Если человек не построил свой дом в горах или не жил на побережье, он мог провести всю жизнь, так и не увидев горизонт.

Наша планета была также обителью монстров.

Леса изобиловали хищниками, не говоря уже о множестве иных опасностей. Произнося название нашей родины, мы не знали, что оно взято из лексикона Имперской Картографии, и означало, что Калибан - мир смерти. Здесь не много такого, что так или иначе неспособно убить человека. Плотоядные животные, отравленные цветы, ядовитые насекомые - существа этого мира знают только один закон - убить или быть убитым.

Из всех опасных для человека форм жизни был один класс существ, который всегда рассматривался отдельно от остальных. Они были более ужасающими и чудовщными чем любое другое животное, которое мы знали.

Я говорю о существах, которые мы назвали Великими Зверями.

Каждый великий Зверь Калибана отличался от своих собратьев так же сильно, как меч отличается от копья. Каждое существо представляло единственный экземпляр своего вида, одну разновидность. Их разнообразие было невероятным. Животное могло быть похожим на рептилию, млекопитающее или насекомое, или даже объединять особенности всех вместе взятых в некоем хаотическом порядке.

Одно могло атаковать зубами и когтями, второе клювом и щупальцами, третье - рогами и копытами, в то время как четвертое могло плюнуть коррозийным ядом или превратить вашу кровь в кислоту. Несмотря на доминантные особенности, все они, казалось, были созданиями из кошмаров. Ко всему этому, каждый из них обладал такими размерами, силой, свирепостью и хитростью, которые делали их достойными противниками для любого обычного человеческого охотника, независимо от того насколько хорошо вооруженным он мог быть.

Не было бы преувеличением сказать, что Великие Звери правили лесами. Многие из традиций, сложившихся Калибане, восходили к факту присутствия этих тварей. Чтобы человечество выжило, мы должны были уметь удерживать животных на почтительном расстоянии. Соответственно, для этого среди знати формировались рыцарские ордена, дабы создавать воинов с отличными навыками и способностями, вооруженных по самым высоким стандартам, и обученных защищать людей от самых ужасающих хищников среди этих монстров.

В этом им помогало существование некоторых навыков в создании оружия и брони. Большая часть технологий наших далёких предков, принесенных ими на Калибан, были забыты в нашей изоляции, но знания того, как восстанавливать и содержать пистолеты и разрывные болты, цепные мечи, и броню, которая повышала силу и способности воина, были сохранены. Конечно, они были относительно примитивными версиями и испытывали недостаток в надежности более мощных моделей, которые позже привезли на Калибан войска Империума, и тем не менее они были эффективными. У нас не было автотранспорта, поэтому рыцари Калибана ехали на войну на дестриерах - огромных боевых лошадях, выведенных за тысячи лет из чистокровной лошади, завезенной на наш мир первыми поселенцами.

Также, рыцарские ордена строили великие крепости-монастыри, которые все еще служат главными сооружениями в поселениях современного Калибана. Всякий раз, когда один из Зверей начинает нападать на поселение, предводитель местной аристократии объявляет охоту на тварь. Откликнувшиеся рыцари и рыцари-оруженосцы прибывают на территорию из всех окрестностей, стремясь проявить себя, убив чудовище и завершив охоту. Когда-то это было образом жизни для бесчисленных поколений калибанцев. Мы ожидали, что так будет всегда. Мы думали, что наши жизни будут следовать тем же путем, что и жизни наших отцов и дедов. Конечно, мы ошибались. У вселенной были другие планы относительно нас.

Император приближался, но первые изменения в обществе начали происходить задолго до его прибытия. До того как Император прибыл на Калибан, среди наших людей был основан новый рыцарский орден. Он назывался просто «Орден», и его члены выдвинули грандиозную идею, будто все мужчины были созданы равными.

Ранее рыцари принимались строго и исключительно из числа аристократии, но Орден порвал с такой практикой, принимая всех членов общества. Пока человек мог доказать своими делами и своим характером, что он достоин рыцарства, Ордену было безралично, являлся он дворянином или простым человеком.

Сейчас это может показаться незначительным, но тогда вопрос создал большую суматоху и привел к разногласиям. Большинство консервативных орденов расценили это как начало конца, который, как они считали, приведет всю нашу культуру к краху и сделает нас легкой добычей для Великих Зверей. В данном случае, это привело к открытому столкновению. Группа, называющая себя Рыцарями Алого Потира напала на горную крепость Ордена в Альдуруке и осадили ее. Одним из решающих моментов доимперской истории Калибана была вылазка рыцарей Ордена, контратаковавших прежде, чем враг успел построить линии осады.

Эта битва стала решающей. Рыцари Алого Потира были разбиты, и оставшиеся в живых были выслежены и уничтожены до последнего человека. Будущее Ордена было обеспечено этой победой. Новобранцы стекались к ним из всех слоев общества, и в течении нескольких десятилетий, Орден стал одной из самых сильных и влиятельных групп на Калибане.

Но это было только начало. Несмотря на масштаб изменений в нашем обществе, пришедших с возвышением Ордена, они были ничем по сравнению с тем, что случилось, когда на Калибан прибыл Лев.

Намного позже мы поняли, что Лев Эль'Джонсон был одним из примархов, созданным в генных лабораториях Императором, чтобы возглавить армию ангелов, но в то время он был для нас просто необычным.

Мы не были ни бесхитростными людьми, ни примитивными. Так вообразите же эффект, когда по планете пошел слух, будто был найден дикий человек, живший, как животное, в великих лесах северного Нортвайлда, с длинными, ниже плеч, волосами, и грязью, затвердевшей на теле.

Никто не знал, кем он был, и он не разговаривал на человеческом языке. Он сумел выжить в течение многих лет, голый и безоружный в дикой местности, самой опасной области Калибана - месте, где даже полностью оснащенные рыцари действовали только в составе больших групп. И это были не все чудеса, связанные с этим странным человеком.

В свете деталей своего появления, дикарь был назван Львом Эль'Джонсоном, что на древнем языке Калибана означало "Лев, Сын Леса". Попав в окружение людей, он чрезвычайно скоро продемонстрировал потрясающий талант к обучению.

Он быстро сумел адаптироваться в обществе, изучив язык в течении нескольких дней. Тогда его обучение начало продвигаться по экспоненте. Через несколько месяцев по знаниям он был равен наилучшим ученым. Спустя еще один месяц, он превзошел их величайшие достижения, оставив их далеко позади. Он никогда не говорил о своей жизни в лесу, не рассказывал и о том, как он выжил там, или о том, откуда он появился, но его сила и разум остались незатронутыми дикой жизнью.

Его ум превышала только его физическая мощь. Никто не мог сравнится с ним в силе или боевом искусстве, и довольно скоро он освоил навыки рыцарства, после чего был принят в Орден.

Как и можно было ожидать, со своими способностями Джонсон быстро поднялся в иерархии Ордена. Его подвиги стали легендарными, и вместе с естественным талантом вселять в других преданность его присутствие скоро привело к большому притоку в численности рекрутов. Поскольку число рыцарей Ордена увеличилось, и были построены новые крепости-монастыри, чтобы вместить их, Джонсон и его сторонники начали требовать Крестовый Поход против Великих Зверей. Их идея состояла в том, чтобы начать систематическую кампанию по очистке лесов от тварей, область за областью, до тех пор, пока Калибан не станет полностью свободным от своего бича.

Предложение, конечно же, было вынесено на всеобщее обсуждение. Орден был главной военной силой на Калибане, но до сих пор он считался только первым среди равных в глазах других орденов. Учитывая размах плана, выдвинутого Львом, это потребовало бы от каждого благородного ордена работать согласно общему плану для того, чтобы иметь надежду на успех. Это было сложнейшим заданием, учитывая то, что рыцари Калибана всегда были склонны к вражде и междоусобицам. Но даже при том, что рыцари поддержали план, он также нуждался в широкой поддержке дворянства и простонародья. В принципе, мы, калибанцы, не такие люди, чтобы легко следовать за лидерами: каждый из нас слишком высоко ценит свое мнение.

Потом появились и другие проблемы. Трусы говорили, что по-настоящему очистить леса от тварей будет невозможно. Этот план был слишком велик, слишком амбициозен. Некоторые смотрели на Зверей со сверхъестественным страхом, полагая, что любой план об искоренении только пробудит апокалипсис, объединяя тварей против человечества.

Наконец, были проблемы даже среди сторонников Льва. Некоторые из них были не во всем согласны с Джонсоном. Он объявил, что война будет длиться шесть лет, от начала кампании и до победы над тварями, но даже его союзники считали, что этого времени будет недостаточно, чтобы достигнуть целей. Они боялись, что он был не в состоянии полностью проконтролировать человеческий фактор. Он забыл, что план будет выполнятся людьми, которые не имели ни его необычайных умственных, ни физических способностей. Джонсон мог быть сверхчеловеком, но он был один такой на весь Калибан. Его план не выполнялся сверхлюдьми. Настоящая, тяжелая работа должна быть сделанной смертными мужчинами.

В конце концов Джонсон победил. Его сторонники говорили, что люди Калибана слишком долго прятались за стенами своих селений. Слишком долго они жили в страхе перед тварями. Человек был создан, дабы властвовать над природой, утверждали они, а не наоборот. Пришло время восстановить порядок, чтобы прекратить господство Зверей и дать человечеству власть над лесами.

'Это - наш мир,' сказал он. 'Это не мир животных. В этот час мы приняли решение'.

Так, шаг был сделан, и Лев начал войну. Один за другим, животные были выслежены и убиты. Они были изгнаны из лесов. Они были загнаны в свои логова и уничтожены. Но по крайней мере в одном противники Льва были правы - потребовалось более шести лет для завершения кампании.

Потребовалось десять лет беспрерывного кровопролития, десять лет самоотверженного труда, десять лет искалеченных и потерянных друзей, но в конце концов, это стоило того. Нашей целью была справедливость, и мы достигли желаемого. Десять лет, и не осталось ни одного великого животного.

Но я был небрежен в рассказе, поскольку не упомянул об одном человеке, который также был хорошо осведомлен обо всех этих событиях. Я говорил о Калибане, Льве Эль'Джонсоне и войне против Великих Зверей, но я забыл упомянуть наиболее важного человека в нашей драме.

Я говорю о Лютере.

Он был тем человеком, который нашел Джонсона в лесу и дал ему имя, человеком, который вернул его в лоно цивилизации и преподал ему основы существования человеческого общества. Он был тем, кто принимал участие во всех деяниях и чествованиях Джонсона, стоял с ним плечом к плечу и был ему товарищем. Лютер не имел способностей Джонсона в делах войны и стратегии. В конце концов, он родился человеком, и ему не было предназначено нечто большее. Но все же, поскольку действия Льва начали изменять лицо Калибана, Лютер шагал в ногу с ним, прибавляя к деяниям дикаря свои собственные.

Слишком часто Империум изображает Лютера как дьявола. Некоторые говорят, что он стал завидовать Льву, поскольку, хотя они совершали множество побед вдвоем, почести всегда доставались Джонсону. Другие говорят, что Лютер становился все более и более мрачным из-за своего пребывания в тени Льва. Они говорят, что тогда в сердце Лютера родилось семя гнева, которое в будущем превратилось в ненависть.

Но те, кто повторяют такие слова, являются лгунами. Лютер всегда любил Джонсона как брата.

Я знаю Лютера, можете быть уверены, что я достаточно хорошо осведомлен для обсуждения его тайн. Лютер - ключ к пониманию того, почему наш мир стал таким, каким он есть сегодня, но будет лучше, если мы не будем говорить о Лютере слишком много. Это пойдет только в ущерб моей истории. Если начинать рассказ со слишком большого количества секретов, то это может вызвать некоторое замешательство. По моему опыту, будет лучше, если вы узнаете обо всем постепенно.

Бедный, бедный Лютер: мы доберемся до него в свое время, можете быть уверены. Мы дойдем до всего этого постепенно. Всему свое время.

Теперь мы подготовили почву для моей истории.

Это - десятый год кампании Джонсона против Великих Зверей. Почти все твари убиты, и только некоторые из них остались в наименее гостеприимной и заселенной области планеты.

Когда последние Великие Звери исчезнут, все мы будем жить по-новому. Мы сможем построить новые поселения. Мы сможем рубить деревья для топлива и древесины и вспахивать новые земли. Впервые, мы будем управлять нашей жизнью так, как не могли прежде.

Золотой Век зовет наших людей.

Это было до того, как Император спустился на нашу планету, и до времени Ангелов, но старые пути исчезают. Мир нашего детства не станет миром нашего будущего.

Многие недовольны перспективами, ведь вполне возможно, что мир, где мы будем обитать завтра, не будет похож ни на что из того, что мы могли предвидеть. Изменение может открыть худшее и лучшее в нас, или нечто совершенно иное. Некоторые смотрят вдаль и боятся будущего, в то время как другие смотрят и видят свет.

Идет десятый год кампании Джонсона и мир вращается под нашими ногами. Не осознавая, мы стоим на пороге новой, светлой эры прогресса. Мы стоим на пороге учения Императора и Империума. Мы стоим на границе становления Ангелами, но, пока мы об этом еще ничего не знаем.

На Калибане это - время невинности, но грозовые тучи уже собираются. Сказано, что человек должен остерегаться плачущих ангелов, поскольку там, где прольются их слёзы, утонут люди.

В этом состоят наши жизни. Это дни, которые создали нас, которые сформировали наши конфликты и решили наше будущее. Это - время, про которое будет много написано, но мало понято. Истории, созданные теми, кто будет после нас, будут смешаны с ложью и фальсификациями.

Они не узнают, почему мы отвернулись ото Льва.

Они ничего не будут знать о наших побуждениях, но Вы сможете узнать их. Вы можете знать все это. Слушайте, и вы услышите мои тайны. Слушайте, ведь мы будем говорить о Лютере и Льве Эль'Джонсоне. Мы будем говорить о ереси и гражданской войне.

Мы дадим голоса мертвым.

Слушайте, услышьте мои тайны.

Давайте говорить о Темных Ангелах и про начало их падения.


Книга первая. Калибан.

Глава первая

Это началось во мраке. Захариил внезапно открыл глаза, и увидел людей Сайфера, пришедших за ним. Он обнаружил, что чья-то рука зажимает ему рот. Они стянули его с кровати, надели мешок на голову и связали руки за спиной. В таком виде его провели через несколько переходов. Когда они, наконец, пришли, он услышал, как один из сопровождающих постучал в дверь трижды.

Дверь открылась, и его втолкнули внутрь.

– Кто это? - спросил голос во мгле.

– Незнакомец, - где-то совсем близко раздался голос Лорда Сайфера. - Его привели сюда связанным и ослепленным. Он пришел искать выход.

– Подведите его ближе, - сказал первый голос.

Захариил почувствовал ладони на своих руках и плечах. Его подтолкнули вперед и заставили опуститься на колени. По телу пробежала волна холода, когда его голые колени встретились с каменным полом. Не желая показывать страх перед своими захватчиками, он попытался унять дрожь.

– Как тебя зовут? - он опять услышал первый голос, в этот раз он звучал громче. Его тон был живой и глубокий, голос, привыкший командовать. - Какого ты рода?

– Я - Захариил Эль’Зурия, - ответил он. Согласно древнему обычаю Захариил рассказал свою родословную, думая, что это может быть последний раз, когда он произносит эти слова. - Я - единственный живой сын Зурии Эль’Калеала, который был сыном Калиила Эль’Ибраила. Мой род происходит от колена Сахиилова.

– Дворянин, - сказал третий голос. До некоторой степени этот голос звучал осудительнее, чем другие, но его тон притягивал к себе даже больше, чем первый. - Он считает, что сможет жить с нами только потому, что его отец был важной персоной. Я говорю, что он не достаточно хорош. Он не достоин. Лучше выкинуть его отсюда, и покончить с этим.

– Посмотрим, - сказал первый голос. Захариил услышал скрежетание ножа, вынимаемого из ножен. Он почувствовал неприятное прикосновение холодного металла к коже, лезвие было прижато к его горлу.

– Сначала проверим его, - сказал голос в темноте. - Ты чувствуешь лезвие на своем горле?

– Да, - ответил Захариил.

– Тогда знай, ложь является предательством наших клятв. Здесь мы хотим слышать только правду. Если ты будешь лгать, я узнаю. Если я услышу ложь, то перережу тебе горло. Согласен?

– Да, я согласен.

– Действительно? Пойми, я прошу клятву. Даже когда я уберу нож от твоего горла, даже когда я умру, даже когда этот нож заржавеет и станет бесполезным, клятва, которую ты дашь, будет в силе. Готов ли ты дать такую клятву?

– Я готов, - сказал Захариил. - Я дам клятву.

– Сначала скажи мне, какое ты имеешь право находиться здесь? Кто ты такой, чтобы требовать принять тебя? По какому праву ты утверждаешь, будто ты достоин стоять среди нас?

– Я завершил первую часть своего обучения, и был хорошо оценен своими магистрами, - сказал Захариил.

– Это лишь начало. Нужно намного больше, чтобы тебя приняли. Именно поэтому тебя нужно испытать.

Захариил знал, что они придут за ним. Магистр Рамиил сказал ему об этом в предыдущий день, но как всегда, слова старика были окутаны тайной, открывая столько же, сколько и скрывая.

– Пойми, я не могу рассказать тебе слишком много, - сказал магистр Рамиил. - Мы так не поступаем. Ритуал инициации очень древний. Он существовал за тысячелетия до создания Ордена. Некоторые даже говорят, будто наши предки, возможно, привезли его с собой из Терры.

– Я понимаю, - сказал Захариил.

– Точно? - спросил магистр. Он оглянулся, чтобы окинуть Захариила быстрым, оценивающим взглядом. В прошлом Захариил мог чувствовать потребность опустить глаза перед его пристальным взором, но теперь их взгляды пересеклись.

– Да, я думаю, ты понимаешь, - сказал магистр Рамиил после короткой паузы. На его обветренном лице появилась улыбка. - Ты - иной, Захариил. Я заметил это на твоем лице, когда ты только впервые появился в Ордене.

Они сидели в одном из многочисленных тренировочных залов внутри Альдурука, где рыцари и оруженосцы проводили свои дни, оттачивая навыки, необходимые для выживания на Калибане. Зал пустовал, была такая рань, что даже оруженосцы еще спали. В обычное время и Захариил был был в постели, но послание от магистра Рамиила заставило его прийти в тренировочный зал до рассвета.

– На следующую ночь ты примешь обряд посвящения в Орден, - сказал магистр Рамиил. - Во время церемонии ты дашь свою клятву верности, и начнешь свой путь становления рыцарем Ордена.

– Вы желаете объяснить мне ход посвящения? - спросил Захариил. - Буду ли я знать, чего мне ждать?

Рамиил покачал головой, и Захариил понял, что у старика было нечто другое на уме.

– Несмотря на осуждение некоторых наших конкурентов, рыцари Ордена слегка неравнодушны к традициям. Мы понимаем ту роль, которую они играют в наших жизнях. Люди жаждут ритуала; это придает смысл повседневности и добавляет весомость нашим делам. Более того, это может помочь нам понять свое место в этом мире. Конечно, мы не согласны с теми, кто вкладывает религиозный смысл в такие вещи. Мы не видим ничего сверхъестественного в традиции - ни в нашей, ни в чьей-либо другой. На наш взгляд, наиболее важная функция ритуала состоит не в том, чтобы достичь какого-то эффекта на внешний мир, но в том, чтобы создать стабильность и баланс в своем внутреннем мире. Если у традиции и есть внешняя функция, то это социальное сплочение. Традицию можно описать как клей, скрепляющий наше общество.

Старик снова замолчал. - Ты как-то странно ты на меня посмотрел, Захариил. Я сказал что-то не то?

– Нет, - сказал Захариил. - Я просто устал, магистр. Я не ожидал лекции по традиции в такую рань.

– Да, ты прав, я звал тебя сюда не для того, чтобы обсудить социальные аспекты традиции. Я более обеспокоен значением некоторых ритуалов Ордена. Я желаю убедиться, что ты понял их значение до того, как тебе придется с ними столкнуться.

Магистр Рамиил встал и прошел в середину зала. Согласно традиции Ордена там брала начало спираль, которая простиралась по полу во все концы зала.

– Знаешь ли ты, почему она здесь? Спираль?

– Я знаю, магистр, - сказал Захариил, поднимаясь, чтобы присоединиться к Рамиилу. - В спирали заключена суть искусства владения мечом, что отличает наш Орден от остальных, а также она является частью доктрины физического воспитания, настолько, насколько "Заветы" являются краеугольным камнем нашего духовного обучения.

– Да, это так, Захариил, и все же есть еще кое-что. Начиная с первого дня, тебя заставляли ходить по спирали на полу тренировочного зала, отрабатывая заданные приемы атаки и защиты на разных стадиях твоего обучения. Знаешь ли ты зачем?

Захариил помедлил с ответом. - Я считал, что это был древний ритуал Терры. Разве не так?

– Возможно, - согласился Рамиил, - но если долго тренироваться на спирали, бесконечно повторяя ее витки день за днем в течение многих лет, пока эти движения не станут второй натурой, ты овладеешь неодолимой техникой самозащиты.

Магистр Рамиил начал идти по спирали, его посох вращался будто в сложном танце ритуального поединка.

– Рыцари Ордена всегда побеждают представителей других благородных орденов в турнирах и поединках. Причина в спирали.

Наконец, Рамиил достиг центра спирали и широким взмахом посоха указал на линии, окружающие его.

– Взгляни на то, что лежит перед нами. Эта комната была здесь с тех самых пор, как был основан монастырь. Видишь ли ты, насколько гладки края спирали, стертые ногами тысяч воинов, которые шли этим путем, с тех самых пор, как она появилась. Но что же такое спираль, Захариил? Что ты видишь здесь?

– Я вижу нападение и защиту, - ответил Захариил. - Это путь к совершенству, и к поражению моих врагов.

– Нападение и защита? - Магистр Рамиил медленно кивал головой, будто вслушиваясь в звучание этих слов. - Это хороший ответ, довольно неплохо. Ты говоришь как истинный воин. Но рыцарь должен быть чем-то большим, нежели просто воином. Он должен быть стражем и проводником нашего народа. Он должен защищать их от всех врагов, не только людей и чудищ. Недостаточно защитить наших людей от тварей или от хищных военачальников и бандитов. Путь к совершенству намного сложнее и тернистее, чем тебе кажется. Нет, мы должны стараться оградить население Калибана от любой угрозы, которая может возникнуть. Мы должны приложить все усилия, чтобы защитить их от голода и жажды, от болезни и недоедания, от страдания и трудностей. В конечном счете, я представляю, что это - непосильная задача. Всегда будут страдания. Всегда будут трудности, но пока Орден существует, мы не должны оставлять попыток победить это зло. Мерой нашего успеха будет не то, что мы выиграли сражение, но то, что мы желаем бороться с ним и далее. Ты понимаешь?

– Я думаю что да, магистр, - ответил Захариил, - но я не понимаю, какое отношение все это имеет к спирали.

– Спираль - древний символ, - сказал магистр Рамиил. - Говорят, будто она была найдена вырезанной на древнейших могилах человечества. Она означает тот путь, который мы преодолеваем в жизни. Ты еще молод, Захариил, и поэтому твой опыт в таких делах довольно ограничен, но я скажу тебе про тайну жизни, которая открывается человеку, когда он становится старше. Наши жизни повторяются. Снова и снова, мы оказываемся перед теми же проблемами. Мы предпринимаем те же действия. Мы совершаем те же ошибки. Как будто наши жизни пересекают какую-то неподвижную точку, повторяя все те же действия бесконечно, от рождения и до смерти. Некоторое называют это "вечным возвращением". Оно будет верным как для одного человека, так и для всего человечества в целом. Стоит только взглянуть на историю, и можно узреть, что подобные глупости совершает каждый из нас. Все культуры и нации совершают одинаковые поступки. Мы уже должны бы были научиться, но увы.

– Если это правда, если спираль олицетворяет наши жизни, то куда она ведет? - спросил Захариил, разглядывая рисунок на полу. - Спираль бесконечна. В том месте, где линии должны оборваться, они возвращаются назад, создавая повторяющийся образ.

– Что она тебе напоминает? - спросил Рамиил.

Захариил склонил голову набок и сказал,

– Она напоминает мне змею, кусающую себя за хвост.

– Воистину древний символ, - кивнул Рамиил, - один из старейших.

– Что он означает?

– Это - символ возрождения и возобновления, - сказал Рамиил. - Символ новых начал и бессмертия.

Захариил кивал, хотя смысл большой части сказанного Рамиилом, был для него непонятен.

– Если Вы говорите, что наши жизни повторяются, не является ли это учением религиозных консерваторов? Они говорят, что после смерти наши души перерождаются в новых телах. У них существует собственная спираль. Они говорят, что она находится в подземном мире, и что, идя ею, ми выбираем то, кем мы возродимся. Так ли это?

– Я не знаю, - сказал магистр Рамиил.

Увидев выражение Захариилова лица, Рамиил опять улыбнулся.

– Не выгляди настолько растерянным, Захариил. Я знаю, что это само собой разумеющейся среди оруженосцев считать, что их магистры -кладези мудрости, но всему есть свой предел. Я могу только говорить про пути, которыми мы идем. А про то, что случается после смерти - кто это знает? По своей природе смерть - неразрешимая загадка для нас. Никто и никогда не возвращался оттуда, по крайней мере я про такое не слыхал, так может ли кто-нибудь определить ее природу? Являемся ли мы простым набором физических процессов, которые начинаются с рождением и заканчиваются смертью, или мы что-то большее? Покажи мне человека, который знает ответ на тот вопрос, и я покажу тебе лгуна.

Не ожидая ответа, магистр Рамиил продолжал, - Но как бы то ни было, мы отклонились от темы. Я позвал тебя сюда, чтобы подчеркнуть важность символизма некоторых наших традиций. Ранее я тебе говорил, что не могу поведать слишком много о предстоящей церемонии посвящения. Для меня было бы неприемлемо поступить так. Будет лучше, если ты пройдешь церемонию без предубеждений. Я просто хотел убедиться, что у тебя были некоторые вопросы насчет хода церемонии, ритуала и его деталей, его значения, или, так сказать, общие проявления физического аспекта. Все эти вещи являются символическими. Помни, это не только посвящение, но и церемония перерождения. Символически, ты будешь перерожден из одного человека в другого. Ты сделаешь переход от новичка до рыцаря, и от мальчика к мужчине.

– Завтра старый Захариил будет мертв, - сказал напоследок магистр Рамиил. - Желаю удачи новому Захариилу. Пускай у него будет длинная и достойная жизнь.

Это был скорее допрос чем проверка.

Захариил стоял на коленях, его голову закрывал мешок, руки были связаны, а к горлу все ещё был приставлен нож. Он оставался на коленях, пока его невидимые похитители быстро задавали ему вопросы. Сначала, они подробно расспросили его о "Заветах". Они настояли, чтобы он рассказал целые отрывки по памяти. Они заставляли его объяснять значение каждого из них. Они спрашивали его о приемах владения мечом, как лучше ответить на нисходящий удар при двуручном хвате оружия противником - уклонится от удара или встретить его защитой.

– Какой защитой? - спросил первый голос, услышав ответ. - Твой враг правша наносит высокий диагональный удар. Ты уклонишься влево или вправо? Проведешь ли ответный укол, контратаку или ударишь свободной рукой? А должна ли она быть свободной? Где твой пистолет? Отвечай быстро.

В таком духе оно и проходило. Они задавали вопросы о боевых конях, об охоте на Зверей, о пистолетах, мечах, копьях, стратегии и выживании в диких условиях. Они спрашивали его об опасностях цветов со сладковатым запахом, о наиболее безопасных местах, которые следует искать в лесу во время неожиданного шторма, и как найти различие между следами птицы-мели и хищника. Они попросили, чтобы он объяснил технику устройства засады, какими целями должен руководствоваться командир при обустройстве защитного периметра, и как лучше атаковать врага, который имеет преимущества размещения на высотах или окопного положения.

– Какие могут быть основания для того, чтобы бросить вызов рыцарю из другого ордена на поединок? - спрашивал его второй голос, принадлежавший Лорду Сайферу, насколько он знал. - Как должен проходить поединок? Кого ты можешь выбрать своим секундантом? Какое оружие можно использовать? Где должен проводиться поединок? Является ли сохранение чести единственным решением, или есть еще другие? Отвечай быстро.

В комнате было больше мужчин, он был в этом уверен, но только трое из похитителей задавали вопросы. Они действовали непринужденно, точно зная, что делают, один вопрос плавно перетекал в следующий. Время от времени, пытаясь запутать его, двое из них одновременно задавали различные вопросы, а иногда и все трое сразу. Захариил старался не паниковать и не бояться, но и не быть слишком самоуверенным. Не имело значения то, что он не мог ничего видеть или то, что его руки были связаны. Не имело значения, что к его горлу был приставлен нож. Он не провалит эту проверку. Он зашел слишком далеко. Он преодолеет это последнее препятствие.

– Это напрасная трата времени, - сказал третий голос. - Вы меня слышите? Мы тратим впустую наше время. Этот щенок никогда не станет рыцарем. Все равно, что говорят его магистры. Он того не стоит. У меня чутье на такие вещи. Давайте просто перережем ему горло и покончим с этим. Мы всегда сможем найти других кандидатов на путь к рыцарству, к тому же более достойных такой чести.

Вопросы третьего всегда были самыми сложными. Большую часть времени, он не задавал вопросов вообще. Вместо этого, он оскорблял Захариила, пытаясь оговорить его в глазах других. Там, где Захариил правильно отвечал на вопрос, и двое никак не реагировали, третий всегда комментировал ответ с желчью и сарказмом. Не раз он обвинял Захариила в том, что он 'книжный червь', а не человек действия. Он обвинял его в недостатке стойкости и опыта. Он говорил, что у Захариила не было истинной внутренней силы, необходимой чтобы стать рыцарем. Снова и снова он пытался убедить своих товарищей в том, что Захариил не был тем, кого они искали.

– Он принесет позор нашему Ордену, - сказал третий голос во время одной, особенно горячей, перепалки с другими. - Он будет тяготить нас. Он бесполезный. Мы должны быть твердыми в таких вещах. Одного слабого камня в стене достаточно, чтобы разрушить всю постройку. Лучше убить его здесь и сейчас, чем рисковать, что однажды мы погибнем из-за него. Он должен был быть утоплен при рождении как больной ребенок.

– Ну, это уже чересчур, - сказал первый голос, тот, который держал нож у горла Захариила. - Вы играете свою роль, брат, но это уже чересчур. Молодой человек перед нами не сделал ничего, чтобы заслужить такое презрение. Вы смотрите на него слишком критически. Он доказал, что достоин обучаться у нас и далее.

– Он достоин, - согласился голос лорда Сайфера. - Он прошел испытание. Он ответил на все вопросы. Я голосую за него.

– Как и я, - сказал первый голос. - Как насчет тебя, брат? Он убедил тебя? Сделаешь ли ты выбор единогласным?

– Да, - после длительного молчания наконец сказал третий голос. - Я играл свою роль, но я изначально не сомневался в нем. Он достоин. Я голосую за него.

– Значит, единогласно, - сказал Лорд Сайфер. - Мы примем твою присягу. Но, для начала, он был во мраке слишком долго. Принесем ему свет.

– Закрой глаза, - сказал первый голос, как только нож убрали от горла.

Захариил почувствовал, как чьи-то руки снимают с него мешок.

– Теперь немного подожди, а потом можешь открывать глаза. При выходе из темноты свет может тебя ослепить.

Когда мешок мешок был снят, он смог наконец увидеть своих похитителей.

Сначала Захариил видел только разноцветные пятна, поскольку освещение комнаты больно ударило по его глазам. Через некоторое время он опять мог видеть. Пятна перерастали в конкретные тела и лица. Он увидел круг рыцарей в мантиях, окружающих его. Некоторые из них держали факелы, и когда веревки на запястьях были перерезаны, он поискал глазами и увидел лица своих следователей, пристально глядящих на него.

Как он и ожидал, одним из них был Лорд Сайфер, старик, обучивший великое множество послушников. Лорд Сайфер моргал и взирал на него глазами, на которых уже проступала катаракта. Лица двух других принадлежали намного более внушительным людям. С одной стороны стоял Сар Лютер, высокий и хорошо сложенный человек, который поприветствовал Захариила дружественной улыбкой, будто пытаясь подбодрить его и убедить не бояться всей этой торжественности.

С другой стороны был человек, который уже успел стать легендой, и который, по слухам, будет следующим Командующим Ордена: Лев Эль'Джонсон.

За все годы пребывания в Ордене, Захариил впервые сумел так близко приблизиться к Джонсону, и он всеми фибрами души ощущал невероятную мощь воина. Он возвышался над Захариилом, и парень смотрел на воплощение физического совершенства в благоговейном страхе.

Лютер рассмеялся и сказал:

– Осторожней, парень, твоя челюсть уже готова отвиснуть до самого пола.

Захариил мигом закрыл рот, стараясь не думать с обожанием о Льве, но ему это не удавалось. Лев проводил большую часть времени в лесах, возглавляя войну против Великих Зверей, и редко когда возвращался в Альдурук надолго. Считалось великой честью быть почтённым вниманием, а тем более быть принятым в Орден живой легендой.

– Нам следует завершить дело, - сказал Сар Лютер, - я уверен, что наш друг хотел бы встать с коленей как можно скорее.

Когда он заговорил, Захариил был поражен могуществом Лютерова голоса, зная, что его сила могла заставить мужчин следовать за ним хоть в ад, стоило ему только приказать. Но он был так поглощен созерцанием Льва Эль'Джонсона, что почти забыл о Лютере. Ему в голову пришла запоздалая мысль, что он был вдвойне благословлен. На его обряде посвящения присутствовали два величайших человека этой эпохи, Джонсон и Лютер. Хотя Лютер никоим образом не походил на Джонсона с его внушительными ростом и мускулатурой, он также имел героическую внешность. Каждый из них по-своему был великаном.

– Твой тон не соответствует событию, - сказал Лорд Сайфер, направив свои полуслепые глаза на Лютера. - Процесс принятия нового члена Ордена - довольно серьезное и темное дело, в котором нет места легкомыслию. В некотором смысле он священный.

– Простите моего брата, Лорд Сайфер, - сказал Джонсон, положив свою огромную руку на плечо старика в примирительном жесте. - Он не хотел никого обидеть. Он просто отметил, что у всех нас есть другие неотложные дела, которые требующие нашего внимания.

– Нет более важного дела, чем посвящение в оруженосцы, - заметил Сайфер. - Молодой человек все еще стоит на пороге. Он вышел к свету, но он должен дать свою клятву. До тех пор, он не один из нас.

Старик взял в руки нож, протянутый ему Львом, нож, который они ранее держали у горла Захариила. Как только Джонсон передал его, Лорд Сайфер сделал небольшой порез на пальце, чтобы проверить его остроту.

– Пришло время для крови. - Он повернулся к Захариилу провел лезвием по его ладони.

Порез прошел по левой ладони алой дорожкой, вызывая боль, но рана была небольшой, так как кровь проливалась только для церемонии. Все это было символическим, как и говорил ему магистр Рамиил. Во время кульминации церемонии началась присяга.

– Клянешься ли ты своей кровью, Захариил, что будешь защищать людей Калибана?

– Клянусь, - сказал он.

– Клянешься ли ты блюсти законы Ордена и никогда не выдавать его тайны?

– Клянусь.

– С этого момента, каждый из рыцарей нашего Ордена будет твоим братом, и ты никогда не поднимешь на них руку, только если это не будет судебный поединок или дозволенный поединок чести. И будет эта клятва с тобой до самой смерти.

– До самой смерти, клянусь, - ответил он. В принятии присяги был особенно пугающий момент, когда Лорд Сайфер дал взглянуть Захариилу на свое отображение на окровавленном лезвии ножа.

– Ты дал клятву крови, - сказал Лорд Сайфер. - А такие вещи обязывают. Продолжим церемонию.

Сайфер зажал лезвие в ладони.

– Возьмись за нож и поклянись самой кровавой и обязывающей клятвой. Это лезвие уже испило твоей крови. Оно уже резало твою руку. Пусть нож будет стражем твоих клятв. Если своими будущими деяниями ты докажешь, что сегодня врал нам, пускай нож, разрезавший твою руку, перережет тебе и горло. Клянись.

– Я клянусь, - сказал Захариил, обхватив нож. - Если мои слова окажутся ложью, пускай этот нож вернется забрать мою жизнь.

– Теперь клятва дана, - удовлетворенно кивнул Лорд Сайфер. - Забудь про старую жизнь. Ты больше не мальчик по имени Захариил Эль'Зурия, сын Зурии Эль'Калиила. С этого дня и впредь больше не будет разговоров об происхождении твоих предков. Ты теперь ни дворянин, ни простой человек. Ты выше этого. С этого момента ты - рыцарь Ордена. Ты был перерожден. Понимаешь?

– Я понимаю, - сказал Захариил, его сердце распирало от гордости.

– Тогда поднимись, - сказал Лорд Сайфер. - Больше нет нужды стоять на коленях. Ты среди братьев. Теперь мы все здесь братья. Встань, рыцарь Ордена.


Глава вторая

От раны на его ладони не осталось и следа. Она заживала быстро, и несколько месяцев спустя невозможно было даже догадаться, что рука была когда-то порезанной. Странно, но Захариилу казалось, будто рана была там всегда. Это ни в коем случае не причиняло боль или мешало ему. Впоследствии, когда он брался за рукоять своего пистолета, его сила была той же, что и когда-то.

Несмотря на это, Захариил чувствовал присутствие раны, даже после того, как она зажила.

Он слышал, что иногда люди испытывали призрачный зуд, там, где они потеряли конечность, любопытный сбой нервной системы, которую не могли объяснить апотекарии. Захариил ощущал нечто подобное. Он чувствовал неопределенную и иллюзорную чесотку в своей руке, время от времени, когда он вспоминал о данных им клятвах.

Она всегда была с ним, на его руке, невидимая для глаза, но присутствующая всегда, будто рана была вырезана в его душе. Если этому и можно было дать определение, Захариил решил назвать ее «совестью».

Но, как бы там ни было, ощущение призрачной раны на его руке оставалась с ним всю жизнь.

Со временем, он почти привык к этому.

Захариил и немиил выросли вместе.

Они родились с разницей всего в несколько недель, и их связывали кровные узы. Хотя они были дальними родственниками, относящихся к разным ветвям одной большой благородной семьи, они были настолько похожи, что их часто принимали за братьев. Они имели волевые лица и орлиный профиль своих предков, но их схожесть была не только внешней.

Согласно монашеским традициям Ордена, все рыцари считались братьями. Для Захариила и Немиила этот факт значил много больше. Они считали себя братьями задолго до вступления в Орден в качестве оруженосцев. Спустя годы их взаимосвязь только крепчала, пройдя сквозь годы и преграды. Они могли положиться друг на друга в чём угодно, и это давало им стимул стремиться к высотам.

Естественно, что между ними была конкуренция. С самых ранних дней братья пытались превзойти друг друга всеми доступными способами. Во всех соревнованиях они стремились стать победителями. Каждый из них хотел быть самым быстрым бегуном, самым сильным пловцом, самым точным стрелком, наилучшим наездником, самым умелым фехтовальщиком: суть соревнования была не важна, главное было утереть нос брату.

Их магистры в Ордене знали об этом и активно поощряли такие соревнования. Отдельно взятые, они считались бы посредственными кандидатурами на рыцарство. Вместе же, увлеченные взаимной конкуренцией, они имели значительные перспективы.

Магистры между собой говорили, что, конечно, на Калибане не принято сильно хвалить кого-либо, но Захариил и Немиил далеко пойдут в Ордене.

Считаясь старшим, хоть и на несколько недель, состязания для Намиила всегда были сложнее, чем для Захариила. Иногда он думал, что их конкуренция похожа на гонку, в которой он не мог победить. Каждый раз, когда Немиил думал, что победил, Захариил быстро доказывал ему, насколько он ошибся, равняясь и превышая его результаты.

На некотором уровне Захариил осознавал какую важную роль играл брат в его победах. Без такого противника, как Немиил, без этой жажды к победе, ему, возможно, никогда бы не разрешили вступить в Орден. И он никогда бы не стал рыцарем. Поэтому он никогда не завидовал победам брата. Он отмечал их с таким же размахом, как и свои собственные.

Но для Немиила все было по-другому. Со временем, отчаявшись обойти брата, он начал втайне завидовать достижениям Захариила. Несмотря на все усилия отбросить такие мысли, тихий голос в глубине его души желал, чтобы Захариил не был так успешен.

Не то, чтобы он когда-либо хотел вреда или поражения своему брату, но того, чтобы победы Захариила были не такими большими, как его собственные. Возможно, это было ребячеством, но соревнование между ними определяло их жизни так долго, что для Немиила было трудно прекратить это. Во многом, его связь с Захариилом определялась, как дружба и соперничество.

Такой была их жизнь.

В свое время, это определит их судьбу.

– Если это все на что ты способен, - язвительно заметил Немиил, уклоняясь от колющего удара Захариила, - тогда лучше сдавайся.

Захариил ступил ближе, прижав учебный меч к телу, и ударил брата плечом в грудь. Немиил открылся, но Захариил был сильнее, и они двое свалились на пол тренировочного зала. Немиил вскрикнул от удара, откатившись и поднимая свой меч, поскольку Захариил нанес удар туда, где он недавно лежал.

– Это даже близко не все, что я умею, - сказал, задыхаясь, Захариил. - Я только играл с тобой.

Они сражались уже около пятнадцати минут: пятнадцать минут тяжелого поединка, выпадов и финтов, уловок и блоков, защит и ответных ударов.

Пот тек ручьями с парней. Их мускулы горели, и руки будто налились свинцом.

Их окружал круг из друзей-оруженосцев, которые подбадривали своих фаворитов, а магистр Рамиил следил за борьбой со смесью отеческой гордости и раздражения.

– Завершите это, один из вас, ради любви к Калибану! - сказал Рамиил. - У вас ведь есть и другие занятия сегодня. Заканчивайте, или я объявляю ничью.

Его последние слова придали Захариилу новые силу и цель, хотя он видел, что это возымело тот же эффект и на его кузена, на что и рассчитывал магистр Рамиил. Никто бы не согласился на ничью, чтобы удовлетворить любого из них, достаточно лишь победы.

Он видел мускулы Немиила, напрягшиеся в подготовке к атаке, и сделал выпад. Его меч нанес удар в живот Немиила. Лезвие было тупым и с закругленным острием, но и такое оружие в руках Захариила могло нанести вред противнику. Оружие Немиила понеслось вниз и отклонило удар, но нападение Захариила никогда не концентрировалось только на мече. С клинком, отбитым Немиилом, он продолжил свой выпад и ударил того кулаком по голове. Удар был плохо нанесен, но возымел эффект, в котором нуждался Захариил.

Немиил вскрикнул и отбросил меч, держась руками за голову.

Это было именно то, что хотел Захариил.

Он закончил поединок, ударив Немиила коленом в живот, согнув его пополам, и бросил на пол проверенным приемом.

Захариил отошел от своего кузена и смотрел на магистра Рамиила, который кивнул и сказал:

– Захариил, победа твоя.

Он сделал глубокий, хриплый выдох и бросил меч на пол. Он со звоном упал на пол, и Захарил посмотрел на Немиила, который с трудом приходил в себя. Рамиил повернулся и решительно пошел к арочному выходу, ведя своих учеников на следующее изнурительное занятие.

Захариил протянул руку брату и сказал:

– Ты в порядке?

Немиил все еще держался за голову, его губы были плотно сжаты, чтобы не выдавать, насколько сильна боль. На короткий миг Захариил пожалел о том, что он сделал с Немиилом, но быстро поборол это чувство. Его обязанностью было победить в схватке, это было самое меньшее, что он мог сделать для Ордена.

Прошло два года с момента его вступления в Орден, и девятый день рождения Захариила прошел менее месяца назад. Конечно, это не было причиной как-то выделять этот день, но рыцари и магистры Ордена тщательно следили за течением времени и хранили записи возраста и характеристик своих людей.

Намиилу исполнилось девять за несколько дней до него, и хотя возраст у них был одинаковый, их характеры не могли быть более различными. Захариил видел, что Немиил уже практически забыл про результат поединка, усвоив горький урок.

– Я в норме, кузен,- сказал Немиил. - Это ты хорошо придумал. Хитроумно, но больше ты так меня не проведешь.

Это было правдой, подумал Захариил. Каждый раз, когда он пробовал использовать уловку, примененную ранее, его тут же избивали в довольно грубой форме.

Ты мог победить Немиила, но ты не мог тем же способом победить его дважды.

– Да не расстраивайся, - сказал Захариил. - Я, возможно, победил, но это не была красивая победа.

– Кто ж заботится о красоте-то,- ответил Немиил. - Ты ведь победил, не так ли?

Рука Захариила была все еще протянута брату, который наконец принял ее и сумел встать на ноги. Он встряхнул свою одежду и сказал:

– А, забудь что я сказал, мне просто было неприятно снова проиграть на глазах у Рамиила. Но лучше подумать о том, как я тебя иногда избивал, а?

– Твоя правда,- сказал Захариил. - Я думаю, что в человеческой натуре есть что-то, что заставляет нас часто думать о наших разочарованиях и поражениях. Мы не должны забывать о том, насколько мы счастливы.

– Счастливы? О чем ты говоришь? - сказал Немиил, поскольку они следовали за другими учениками из тренировочного зала. - Ты только что дал мне в голову, и мы все живем в мире, кишащем монстрами-убийцами. Где ты нашел счастье?

Захариил взглянул на Немиила, испугавшись, что его дразнят.

– Ну подумай сам: из всех моментов в истории Калибана нам повезло родиться в тот же период, в котором живут такие люди, как Лев и Лютер. И мы сможем поучаствовать в войне против Великих Зверей.

– Ну-ну, хотел бы я посмотреть, как ты был бы счастлив, попав в лес и оказавшись в компании монстров, которые могут сожрать тебя в один присест, ну или просто разорвать легким движением когтя.

Теперь Захариил знал точно, что над ним издевались, поскольку это был конёк Немиила: поговорить о том, как он убьет страшного монстра, когда ему наконец разрешат объявить охоту, и отправившись в леса доказывать свою храбрость. Вместо того, чтобы отступить перед лицом дразнящегося Немиила, он продолжил.

– Мы здесь, мы оруженосцы Ордена, и однажды мы станем рыцарями.

Захариил начал показывать на то, что их окружало: высокие каменные стены, стойки с оружием, спираль на полу и гигантскую мозаику на стене, изображающей символ Ордена, перевернутый меч.

– Оглянись вокруг, мы обучаемся, чтобы стать рыцарями и уничтожить угрозу монстров в нашем мире. Момент, когда последний зверь будет убит, занесут в летописи Ордена и Калибана, и будут храниться в течении тысячелетий. Сейчас создается история, и если нам повезет, мы будем там, когда все произойдет.

– Твоя правда, кузен, - сказал Немиил. - Люди скажут, что мы жили в интересные времена, а?

– Интересные времена?

– Так когда-то сказал магистр Рамиил, помнишь, когда мы стояли в темноте, ожидая, чтобы вступить в Орден как оруженосцы.

– Я помню, - сказал Захариил, хотя по-правде он помнил немногое из той ночи, они стояли в темноте, вне безопасности ворот крепости-монастыря Ордена, свободных от страха перед Великими Зверями и ночи.

– Он сказал мне, что это была фраза древней Терры, - продолжил Немиил. - Когда люди жили во времена изменений, дни, когда творилась история, называли "интересными временами". У них даже было выражение:"Чтоб ты жил в интересные времена". У них было принято так говорить.

– Чтоб ты жил в интересные времена, - повторил Захариил. - Мне нравится. Выражение, я имею ввиду. Оно звучит как-то правильно. Я знаю, что рыцари не верят в такие вещи, но это почти похоже на молитву.

– Да, на молитву, только не очень хорошую, "чтоб ты жил в интересные времена" они говорили своим злейшим врагам. Это считалось проклятьем.

– Проклятие? Я не понимаю.

– Я думаю, они любили спокойную жизнь. Они не хотели жить во времена крови и переворотов. Они не хотели изменений. Они были счастливы. Они все хотели жить долго и умереть в своих постелях. Наверное, они думали, что их жизни прекрасны. Менее всего им хотелось, чтобы пришла истории и все испортила.

– Трудно представить, - сказал Захариил, поднимая брошенный меч, и кладя его на оружейную стойку. - Представь себе человека, который удовлетворен своей ролью, и не желающего ничего менять. Возможно разница в том, что мы выросли на Калибане. Жизнь здесь настолько суровая, что все уже привыкли к крови и изменениям.

– Возможно на Терре все было иначе? - предположил Немиил.

– Возможно, но возможно это оттого, что мы принимаем как должное то, что наша жизнь на Калибане является вечной борьбой. Терра, наверное, была похожа на рай.

– Если, конечно, она существует, - сказал Немиил. - Есть люди, которые говорят, будто это - всего лишь миф, придуманный нашими предками. Калибан - то место, где родилась наша культура, и на Калибане она умрет. Нет никаких звездолетов, или потерянных братьев на других планетах. Это всё ложь. Созданная из лучших побуждений, чтобы давать нам надежду, когда все плохо, но тем не менее она остается ложью.

– Ты веришь в это? - спросил Захариил. - Ты правда считаешь, что Терра - ложь?

– Да, наверное… Я не знаю, - сказал Намиил и пожал плечами. - Мы можем смотреть на звезды в небе, но трудно представить, что там кто-то живет. Точно так же, как трудно представить себе мир, настолько прекрасный, что никто не желает его менять. Ты был прав, кузен. Наши жизни - борьба. И это все, что мы можем ожидать от жизни на Калибане.

Дальнейшие рассуждения были прерваны раскатистым голосом магистра Рамиила, шедшего из арочного выхода из дальнего конца зала.

– Торопитесь, вы оба! - прокричал их учитель. - Это - дополнительная вахта на сторожевых башнях для вас сегодня ночью. Разве вы не знаете, что заставляете ждать брата Амадиса?

Оба мальчика обменялись взволнованными взглядами, но только Намиил первый сумел совладать с собой.

– Брат Амадис вернулся?

– Да, - кивнул Рамиил. - По справедливости, я должен был бы послать вас на кухни за ваше опоздание, но для ваших друзей будет ужасно, если вы не услышите, что он говорит.

Захариил бежал вместе с Немиилом сквозь сводчатый переход, волнение давало его молодому телу новую энергию и заставляло изнывать от ожидания.

Брат Амадис, Герой Мапониса… Его герой.

Круглую палату Альдурука назвали так не зря, думал Захариил, когда он и Намиил входили туда через арочный вход. У входа висели мерцающие факелы, посылая аромат густого дыма в огромный зал. Палата уже была переполнена, сотни новичков, рыцарей и оруженосцев восседали на множестве каменных скамей, которые поднимались с мраморного пола в центре палаты.

Могучие колонны возвышались по углам апартаментов, переходя в большие готические арки, что формировали мощную крышу купола, зеленый с золотом потолок, на котором висела огромная люстра, наполненная мерцающими свечами.

Стены палаты были почти полностью уложены большими витражами, каждая из которых описывала героические действия рыцарей Ордена. Многие из этих великолепных фресок изображали деяния Льва и Лютера, но еще больше изображали других людей Ордена, и на некоторых из них был воин, известный как Герой Мапониса, брат Амадис. Один из старейших рыцарей Ордена, который все еще принимал участие в большой кампании Льва, чтобы очистить леса Калибана, брат Амадис, был известен во всем мире как храбрый и героический воин, в котором воплотилось все то, что означало быть рыцарем: не только рыцарем Ордена, но и рыцарем Калибана.

Его деяния стали эпическими рассказами о героизме и благородстве, многие дети Калибана выросли на рассказах своих отцов о нем. Амадис лично сразил Великого Зверя Кулкоса и победил хищных Кровавых Рыцарей из Крипт Ендриаго. До появления Льва все думали, что брату Амадису суждено стать следующим командующим Ордена.

Но этого не случилось. Хотя все полагали, что будет некая борьба между ними, с успешной войной Джонсона, Амадис не стал тому врагом, и просто возвратился в великие леса, дабы побеждать монстров во славу Ордена, в местах далеких и не слишком.

Число молодежи, стоявшей непосредственно перед вратами Альдурука, было таким большим не только из-за славы Льва, но и благодаря Амадису. Захариил помнил истории про ужасных Кровавых Рыцарей, которые рассказывали у очага в дождливые вечера. Его отец всегда выбирал самые темные и наиболее страшные ночи для рассказов, плетя гобелен ужасов и описывая дикие и кровавые оргии рыцарей, пугая своих детей, до того, как довести историю к своему героическому завершению, когда Амадис победил их вожака в поединке.

– Народу столько, что яблоку негде упасть, - сказал Немиил, поскольку они толкались сейчас среди отставших в самом верхнем ряду Круглой Палаты. Они толкали локтями недавно принятых новичков и оруженосцев, которые не служили так долго, как они. Ворчание следовало за ними, но ни один не смел противоречить человеку, который был частью Ордена относительно дольше. Негласная, но всем понятая иерархия, которой придерживались в пределах Ордена, и его структурах, была незыблемой. Наконец они нашли себе подобающее место, немного ближе к центру, чем низшие оруженосцы и позади или около таковых из подобного им ранга и статуса. Хотя центр Круглой Палаты был несколько далек, вид, открывающийся из верхних рядов, был первоклассным с данного угла обзора.

Центр пустовал, там было только кресло, похожее на трон.

– Похоже, мы успели вовремя, - отметил Захариил, Намиил только согласно кивнул. Флаги свисали с потолка палаты, и Захариил чувствовал, как уже знакомое удивление пришло к нему, вглядываясь в них, он вспоминал про летописи Ордена с ее представлениями о чести, доблести и сражении. Золото переплеталось в церемониальных флагах зеленых и синих цветов, и окантованные красным военные знамена превосходили по количеству все остальные. Весь потолок был увешан знаменами: настолько много, что казалось, будто наверху было расстелено громадное одеяло, которое немного взбили.

Внезапно, будто по команде, новички, оруженосцы и рыцари замолчали, и Захариил услышал скрип деревянных дверей, стальные шаги человека в доспехах, и стук метала по мрамору.

Он даже привстал, чтобы лучше видеть того человека, из-за которого он захотел стать рыцарем. Он прошел к центру палаты в отполированных пластинчастых доспехах Ордена. Захариил постарался не ощущать разочарования, смотря на воина, ведь он ожидал увидеть огромного героя из легенд, равного Льву, но теперь он видел, что брат Амадис был всего лишь человеком.

Он знал, что не стоило ожидать большего, но видеть воина, который жил в его героических мечтах столько, сколько он себя помнил, как обычного человека из плоти и крови, который не возвышался горой над ним, будто левиафан, было все-таки меньше, чем он ожидал. Но, когда он смирился с действительностью, поняв, что его герой был только человеком, Захариил заметил, что в нем было что-то особенное. Было нечто в том, как Амадис шел к центру зала, как будто все здесь принадлежало ему, уверенность, которая окутывала его будто плащом, что все пришли сюда ради него, и что это было его право и обязанность. Несмотря на то, что это казалось страшным высокомерием, Захариил смог приглядеться еще лучше к Амадису, и понял, насколько абсурдно было его предыдущее мнение.

Чем больше Захариил смотрел на фигуру в центре палаты, тем лучше он смог разглядеть легкую уверенность, храбрость и скрытую готовность в каждом его движении. Амадис держался за рукоять своего меча во время ходьбы, как истинный воин, и Захариил начал ощущать, что его восхищение этим героическим рыцарем растет с каждой секундой.

Окруженный рыцарями такого ранга и храбрости, что считалось честью находиться в одной комнате с ними, Захариил думал, что такие воины не знали страха, но глядя на обветренное, красивое лицо брата Амадиса, он понял, что такая идея была нелепа.

Будучи мальчиком из Калибанских лесов, он, конечно, чувствовал страх достаточно часто, но он мечтал, что однажды станет рыцарем и эмоции станут совершенно чужды ему. Брат Амадис встречался с ужасными противниками и одерживал победы, несмотря на страх. Познать страх, реальный страх, и одержать великую победу, несмотря ни на что, казалось более великим достижением чем любой триумф, при котором страх отсутствовал.

Брат Амадис осмотрелся вокруг, и кивнул, очевидно удовлетворенный увиденным количеством мальчиков и мужчин в зале.

– Если вы ожидаете услышать длинную и вдохновляющую речь, тогда боюсь, что вы таковой не услышите.

Голос Амадиса легко достигал самых дальних стен Круглой Палаты, и Захариил чувствовал в себе все нарастающую волну радости от каждого его слова. Только Лев и Лютер обладали голосами такой силы и резонанса.

– Я - человек простой, - продолжил Амадис, - воин и рыцарь. Я не произношу речи, и я не создан для больших залов, но Лев попросил, чтобы я говорил с вами здесь и сейчас, хотя могу заверить вас, что я не оратор. Я возвратился в Альдурук, и буду работать вместе с рыцарями-преподавателями некоторое время, и поэтому я думаю, что увижу всех вас на протяжении следующих нескольких недель и месяцев до того, как я вернусь обратно в леса.

Захариил чувствовал, что его пульс ускорился от одной только идеи обучаться у такого воина, как Амадис, и ощутил, как дикий восторг затопляет его.

– Как я ранее уже сказал, я не актер, но я понимаю их важность, для вас и для себя, - сказал Амадис. - Смотря на меня сейчас, вы захотите стать лучшими рыцарями, настолько, насколько вы можете стать, потому что я даю вам то, к чему надо стремиться, причину для самосовершенствования. Смотря сейчас на ваши лица, я вспоминаю, о том, откуда я родом, о том, кем я был. Обо мне сложили много историй, и некоторые из них даже правдивы…

Вежливый смех прошелся по залу, и Амадис продолжил.

– Многие из них правдивы, но суть не в этом. Дело в том, что когда человек слышит, что про него говорят одни и те же вещи множество раз, он начинает верить в них. Часто повторяйте ребенку, что он жалок и смешон, и он начнет думать, что так оно и есть. Скажите мужчине, что он - герой, гигант среди людей, и он начнет считать так же, думая что он лучше других. Если одарить человека чрезмерным почетом и славой, он посчитает, что так и должно быть, и что остальные должны склониться пред его волей. Глядя на всех вас, я понимаю, что не стал таким человеком. Однажды я также был новичком, стоявшим холодной ночью перед воротами этого монастыря. Я также шел спиралью под розгами рыцарей-наставников, и я также охотился на зверя, чтобы доказать Ордену свою храбрость. Вы есть теми, кем был когда-то я, а я - тот, кем может стать каждый из вас.

Речь Амадиса, казалось, была обращена именно к Захариилу, и он знал, что будет помнить этот момент до конца своих дней. Он запомнил эти слова и теперь он будет жить ими. Слова этого героического рыцаря имели и другую силу, помимо своего звучания. Они были будто адресованы каждому воину в этой палате. Оглядываясь, Захариил знал, что все, будь то рыцарь, новичок или оруженосец чувствовали то же.

Громогласные аплодисменты и радостные крики ворвались в Круглую Палату, все сорвались с мест. Такого почти никогда не бывало в пределах стен Альдурука, и Захариил также стоял, захваченный заразительным энтузиазмом своих братьев.

Он взглянул на Немиила, его кузен, так же был поглощен водоворотом безудержной радости.

Такова была власть, сила и страсть в его словах и том, как они были донесенны до слушателей, что на том самом месте Захариил поклялся, что станет самым великим рыцарем, которого когда-либо знал Орден, самый героический воин, который ходил в походы за Мемориальные Врата, чтобы сражаться с врагами Калибана.

Несмотря на всю напыщенность и гордость таких клятв, он тихо поклялся, что никогда не забудет того, что значит быть рыцарем, смиренным в своей жажде подвигов, ненасытным к познанию нового, и то, что сделать правильную вещь будет уже достаточной причиной для того, чтобы ее сделать.

Наконец, аплодисменты утихли, поскольку Амадис поднял руку в приветствии и крикнул.

– Довольно братья, довольно! - кричал он с улыбкой на лице. - Ведь это не то, для чего я пришел сюда. Несмотря на мои первые слова, я, кажется, только-что произнес что - то вроде речи, и, надеюсь, это не было слишком скучно, а?




Глава третья

Кошмар всегда начинался одинаково. Это было два года назад, и ему было семь лет, один из почти двухсот потенциальных кандидатов, которые прибыли в крепость-монастырь Альдурук, и стремящийся быть принятыми как рыцари-оруженосцы Ордена. После любого приятного сна, витавшего внутри его черепа, всегда приходил мрак, который возвращал его к первому дню в Ордене.

Была середина зимы, единственное время года, во время которого Орден принимал рекрутов, и сотни детей, достигнув крепости, отчаянно надеясь, что они будут среди горстки, избранной, чтобы стать на тропу становления рыцарем.

Обряд избрания был единым для всех.

Стражи, стоявшие у ворот, говорили ожидающим кандидатам, что существует только один путь, чтобы быть принятым в Орден. Они должны пережить одну ночь вне ворот крепости до рассвета. В течение этого времени они должны были стоять на одном месте. Они не могли есть, спать, сидеть, или отдыхать иными способами. К тому же, им сказали, что каждый из них должен был сдать свои куртки и ботинки.

В день, когда Захариил проходил испытание, шел снег, и он лежал на широких просторах у стен крепости, на ветвях деревьев у опушки леса, делая сцену удивительно похожей на праздничное представление.

Немиил стоял возле него: они оба решили, что станут рыцарями, считая, что сумеют пройти испытание и будут признаны достойными.

Снег уже лежал толстым слоем к тому времени, когда началось испытание, он шел в течении всего дня, пока не достиг высоты коленей. Хотя лес находился в нескольких сотнях метров от стен крепости, темнота за линией деревьев, казалось, выползала из глубоких дебрей, будто живое существо, окутывая их своим шелковым объятием, как нелюбимый человек.

Хотя он и спал, Захариил чувствовал во сне призрачный холод, заставляющий его дрожать в своей кровати. Он знал, что это всего лишь сон, но даже это знание не позволяло ему прервать свой путь. Его конечности настолько оцепенели, что он был уверен, что его пальцы рук и ног уже отморожены, а также знал, что утром, после темноты, он проснется и проверит, не воплотился ли его кошмар в реальности.

В течение испытания охранники делали все возможное, чтобы сделать его еще более тяжелым. Они ходили среди рядов несчастных, босых детей, и чередовали жестокость с добротой, чтобы сломить их.

Один охранник обозвал Немиила слишком тупым даже для того, чтобы думать о присоединении к Ордену. Другой попытался соблазнить Захариила, предлагая одеяло и горячую еду, но только если он сначала разочаруется в своих амбициях и завершит испытание.

В следующий раз Захариил увидел лицо охранника, который склонился над ним, и говорил,

– Проходи внутрь, мальчик. Нечего тебе стоять здесь и мерзнуть. Ты ведь знаешь, что не попадешь в Орден. Все знают, что ты не имеешь того, что нужно. Ты это также знаешь. Я вижу тебя насквозь. Проходи внутрь. Ты ведь не хочешь оказаться снаружи, когда наступит ночь. Хищники, медведи и львы, есть много различных тварей, которые приходят к стенам крепости с наступлением тьмы. И нет ничего, что им понравилось бы больше, чем увидеть мальчиков, стоящих на открытом пространстве. Вы стали бы неплохим лакомством для них.

Кошмар следовал знакомым курсом, идя путем памяти, но в некий момент, который никогда не бывал одинаковым, он превращался в безумие и те вещи, о которых он ничего не помнил, вещи, о которых он жалел, что не мог стереть их из памяти, так же легко, как всегда забывались приятные сны.

В этом отклонении Захариил стоял около светловолосого мальчика, которого он никогда прежде не видел, ни в своих кошмарах, ни в реальности. Он был парнем поразительного совершенства и красоты, который имел прямые плечи и вид человека, который станет самым могущественным воином.

Охранник со сморщенным лицом и жестокими оранжевыми глазами наклонился к мальчику.

– Тебе нет нужды оканчивать испытание - сказал охранник. - Твоя гордость и сила духа в стрессовой ситуации привлекли внимание Командора Ордена. Твоя судьба уже решена. Любой дурак может видеть, что ты владеешь всем необходимым, чтобы быть избранным.

Захариил хотел крикнуть, сказать мальчику, чтобы он не верил той лжи, которую слышал, но это было именно тем, что мальчик хотел слышать. Это обещало ему все, чего он когда-либо желал.

Лицо мальчика просветлело от новости о своем избрании, его глаза сияли с обещанием достижения всего, что он когда-либо хотел.

Считая испытание оконченным, мальчик стал, истощенный, на колени и наклонился вперед, чтобы поцеловать снег, устилающий землю.

Жестокий смех охранников заставил мальчика поднять голову, и Захариил смог видеть все возрастающее понимание собственной глупости на его лице, будто на пленке.

– Глупец! - кричал охранник. - Ты считал, что если кто-то скажет тебе, будто ты особенный, значит, это должно быть правдой? Ты - всего лишь пешка для нашего развлечения!

Мальчик освободил душераздирающие вопли муки, и Захариил боролся, чтобы не смотреть на него, глядя прямо перед собой, поскольку мальчика тянули к опушке леса, с красными глазами и плачущего, с лицом, бледным от шока и неверия.

Крики мальчика были приглушены, поскольку его швырнули в темный лес, запутанные сети корней и лианы затягивали его глубже и глубже в задыхающуюся растительность. Хотя крики боли становились все слабее и слабее, Захариил все еще мог слышать их, они отзывались эхом невообразимого мучения даже после того, как он был забран темнотой.

Захариил попытался забыть про боль мальчика, поскольку становилось холоднее, и число кандидатов, стоящих снаружи Альдурука истощалось, поскольку другие мальчики решили, что было лучше иметь клеймо отказа, чем проходить испытание хоть на мгновение дольше.

Некоторые пошли, умоляя охранников, прося об убежище в крепости и возвращении их курток и ботинок. Другие просто падали в обморок от холода и голода, чтобы быть унесенными к своим неизвестным судьбам.

С приходом заката оставалось только две трети мальчиков. Тогда, когда упала тьма, охранники отступили к своим сторожевым пунктам в крепости, оставляя мальчиков, которые должны были выдержать долгую ночь наедине.

Ночь была наихудшим временем. Захарииловы мысли скрывались в мрачной темноте, его зубы стучали так сильно, что он думал, что они раскрошатся. Тишина была абсолютной, крики мальчика в лесу стихли, и не было слышно насмешек и колкостей охранников.

С приходом ночи, тишина и сила воображения проделали такую работу по запугиванию мальчиков, какую охранники не могли себе представить. Семена страха были посеяны разговором о хищниках, бродящих у стен крепости, и поскольку было темно, семена пускали корни и разрастались в уме каждого мальчика.

Ночь имела одно неоспоримое, вечное преимущество, думал Захариил.

Она всегда существовала, и будет существовать всегда. Ничтожные попытки людей принести свет во вселенную были бесполезными и обречены на поражение. Он смутно осознавал странность понятия, которое формировалось в его уме, выражая идеи и слова, о которых он не имел никакого понятия, но которые, он знал, были истинно верными.

После чего были звуки, которых Захариил боялся наиболее.

Обычные звуки ночного леса, шумы, которые он слышал тысячи раз в прошлом, становились громче и более угрожающе, чем все, что он прежде слыхал. Время от времени он слышал звуки, которые, он мог поклясться, принадлежали хищникам, медведям или даже ужаснейшому Калибанскому льву.

Треск каждой ветки, шелест листьев, каждый звук и крик в ночи, все эти вещи казались наполненными угрозой. Смерть скрывалась позади него или где-то сбоку, и он хотел бежать, бросить испытание. Он хотел вернутся в поселок, где он родился, к своим друзьям и семье, к успокаивающим словам его матери, к теплому месту у очага. Он хотел бросить Орден. Он хотел забыть о своих рыцарских претензиях.

Ему было семь лет, и он хотел домой.

Столь же ужасным и неземным, как и шорохи, были голоса, которые были наихудшей частью испытания, самым отвратительным порождением его кошмара.

Между шумом и треском ветвей, вкрадчивый шепот появлялся из леса, будто кабал шепчущих голосов. Мог ли кто-либо еще услышать их, Захариил не знал, поскольку никто больше не реагировал на звуки, которые вторгались в его голову с обещаниями власти, плоти, бессмертия.

Все может принадлежать ему, если он сойдет с заснеженной площадки перед крепостью и пойдет в лес. Без присутствия охранников Захариил мог оглянуться и взглянуть на опутанную виноградными лозами опушку леса.

Хотя леса устилали большую часть поверхности Калибана, и все его существование было проведено среди высоких деревьев и колебания зеленых навесов, этот лес не был похож на все, что он видел прежде. Стволы деревьев были прокажены и заплесневевшие, их кора была гнилой и больной. Тьма, которая была чернее самой темной ночи, скрывалась между ними, и хотя голоса обещали ему, что с ним все будет хорошо, если он ступит в лес, он знал, что недремлющий ужас и бессчетные кошмары обитали внутри, снуя между сплетенных ветвей.

Для Захариила было смешно знать, что тот воображаемый лес не был настоящим, земля, настолько неестественная, не могла существовать в мире смертных. Все это было сформировано его мечтами и кошмарами, и разбавленное его желаниями и страхами.

Но то, что скрывалось в чаще, было за гранью страха и причины, безумия и элементальной власти, оно кипело и ревело совместно с поднимающимися потоками людей и их ужасных жизней.

И все же…

Вся эта темная, запутанная, ужасная власть была, бесспорно, привлекательна. Властью, независимо от ее источника, всегда можно было овладеть, не так ли? Элементальные энергии могли быть покорены, и использоваться, чтобы служить воле одного, дабы постигнуть все.

Вещи, которые могли быть достигнуты с такой властью, были безграничны. На Великих Зверей можно было охотиться до их полного исчезновения, а другие благородные братства были бы обращены в бегство. Весь Калибан стал бы землей Ордена, и все повиновались бы своим хозяевам или погибли под клинками его ужасных черных ангелов смерти.

Мысль заставила его улыбнуться, поскольку он думал о славе, которая будет выиграна на полях сражений. Он рисовал картины резни и разнузданности, которые последуют за этим, отвратительных птиц и пирующих червей, и пляшущих сумасшедших, которые сделают крушение мира веселее.

Захариил вскрикнул, видение исчезло из его ума, и он услышал голоса такими, какими они были: шепотом во мраке, полунамеком, преследующем смехе и гадюками ревности, которые вскрывали надгробья могил и сочиняли банальности для его эпитафии.

Даже будучи разоблаченными, искусители темного царства леса не оставили его, и их нашептывания продолжали изводить его в течение ночи, пока ноги не были готовы нести его к проклятию во тьме.

В конце, и так было всегда, Немиил останавливал его, не словом или поступком, но тем, что он просто был там.

Немиил стоял у его плеча во время всех кошмаров, которые он имел той холодной, полной страха, ночи. Непреклонный и несокрушимый, его лучший друг был рядом с ним, никогда не колеблющийся и ничего не боявшийся. Набираясь храбрости от своего кузена, Захариил нашел, что новая сила наполняет его, и знал о том, что без силы его братства с Немиилом, он будет колебаться в своей внутренней борьбе. С мощью, почерпнутой из его присутствия, он отказался дать свободу своим страхам. Он отказался сдаться.

Он пережил ночь рядом с Немиилом.

Как только нескончаемый кошмар уступил место памяти, солнце поднялось по верхушкам деревьев, и темное нашептывание ушло. Только дюжина мальчиков продолжала стояла перед воротами Альдурука, и Захариил смог расслабиться в кровати, поскольку знакомый образ реальности был опять перед ним.

Многие из других претендентов провалили испытание в течении ночи, и вошли в ворота, прося охранников впустить их. Слышал ли кто-то из них те же голоса, и пошел в лес, он не знал, и когда первые лучи солнечного света достигли их окоченевших тел, Захариил увидел грубую, хорошо сложенную фигуру, которая появилась из крепости и сейчас направлялась к ним.

Фигура была одета в закрытый белый балахон поверх отполированной черной брони, и сбоку несла скрюченный деревянный посох.

– Я - магистр Рамиил, - сказал человек, стоя перед кандидатами. Он приподнял капюшон своего балахона, открывая сморщенное лицо человека, которому было далеко за пятьдесят. - Я имею честь быть одним из магистров Ордена по обучению.

Он поднял посох и провел им широкую дугу, обозначая дюжину дрожащих мальчиков перед ним.

– Вы будете моими учениками. Вы прошли свое испытание, и это хорошо. Но вы должны знать, что это была больше, чем просто проверка. Это был также ваш первый урок. Через минуту мы войдем в Альдурук, где вам дадут горячую еду и теплую, сухую одежду. Прежде, чем мы это сделаем, я хочу, чтобы вы подумали о кое-чем. Вы стояли в снегу вне крепости больше двадцати часов. Вы вынесли холод, голод и трудности, не говоря уже о других лишениях. Все же, вы все еще здесь. Вы прошли испытание, и перенесли то, в чем другие потерпели неудачу. Вопрос, который я вас спрошу, прост. Почему? Здесь было почти двести мальчиков. Почему именно вы, двенадцать, прошли испытание, а не остальные?

Магистр Рамиил переводил взгляд от одного мальчика к другому, ожидая, ответит кто-либо из них на вопрос. Наконец, когда он понял, что ни один из мальчиков не скажет, он ответил вместо них.

– Это все потому, что ваш разум был сильнее, - сказал им магистр Рамиил. - Человек может обучиться навыкам убийства, он может научиться использовать нож или иное оружие, но все это - ничто, если его разум слаб. Сила разума человеку дана для того, чтобы охотиться на Великих Зверей. Он дает силу человеку, чтобы он познал холод и голод, чувствовал страх, и все же отказывался сломаться перед его лицом. Всегда помните, что разум и воля рыцаря являются таким же оружием в его арсенале, как меч и пистолет. Я буду учить вас, как развивать эти навыки, но только от вас зависит, дадут ли эти уроки результат. В конечном счете, вопрос, преуспеете вы или потерпите неудачу, будет решен в ваших сердцах. Нужен несгибаемый дух, большая отвага и сила воли, чтобы стать рыцарем. Теперь вы услышали свой первый урок, - мрачно сказал наставник Рамиил, его глаза серьезно пробежались по его новым ученикам, будто он был способен заглянуть им в души. - Теперь, идите и ешьте.

Приказ был отдан, разум Захариила начал выплывать из глубин его подсознания к пробуждению, поскольку он услышал отдаленный звон колокола и чувствовал, как чьи-то руки пытались его разбудить.

Его глаза моргали, прогоняя сон, взгляд был затуманен.

Лицо над ним расплывалось, и прошло некоторое время, пока он не узнал своего кузена среди толпы молодежи, которую он видел во сне.

– Немиил? - спросил он сонным голосом.

– А кто же еще?

– Что ты делаешь? Который час?

– Ранний, - сказал Немиил. - А теперь быстро вставай!

– Почему? - буркнул Захариил. - Что происходит?

Немиил вздохнул, и Захариил оглядел их аскетические казармы, поспешно одевавшихся оруженосцев, с улыбками радости и небольшого страха на лицах.

– Что происходит? - передразнил Немиил. - Мы идем на охоту, вот что происходит!

– Охота?

– Да! - крикнул Немиил. - Брат Амадис ведет нашу группу на охоту!

Захариил чувствовал знакомую смесь волнения и страха, едучи на черном коне среди деревьев в темных глубинах леса. Он дрожал, вспоминая осколки своего сна, и внимательно вслушивался, чтобы уловить любой намек на крик или шепот, которые преследовали его перед пробуждением, но сквозь взволнованное бормотание его товарищей пробивались только скрипучие звуки леса.

Захариил ехал рядом с Немиилом, открытое лицо его кузена и темные волосы, частично скрытые шлемом, выдавали его заразительное волнение.

Захариил был избран, чтобы вести эту группу, и девять послушников ехали позади него, каждый из них также восседал на одной из черных лошадей Калибана. Любые другие масти ездового животного давно исчезли, и только лошади темного оттенка могли быть разведены мастерами-конюхами Ордена.

Как и их наездники, каждая лошадь была молода и должна была еще многому научиться, на пути к становлению, как часть знаменитой конницы Крыла Ворона. Рыцари Крыла Ворона ездили подобно великим героям древности, молниеносно нападая и используя тактику «ударь-и-беги», они были хозяевами дикой местности.

Они в одиночку могли выживать в течение многих месяцев в смертельных лесах Калибана, героические фигуры в матово-черной броне и крылатых шлемах, скрывающих лицо воина.

Быть одним из Крыла Ворона означало быть одиночкой, но быть одним из тех, кто совершает подвиги, заставляющие замирать сердце и прославляющие воина.

Пять других групп по десять наездников составляли охоту, продвигавшейся по лесу в ступенчатом V-построении, с братом Амадисом, бродящим между ними как наблюдатель и наставник. Они были во многих километрах от монастыря-крепости Ордена, и острые ощущения от поездки через лес так далеко от дома почти перевешивали холодную глыбу страха, которая обосновалась в животе у Захариила.

– Ты думаешь, что мы действительно найдем Зверя? - спросил Аттий, едущий справа от Захариила. - Я имею ввиду, что эта часть леса, как предполагается, очищена, не так ли?

– Мы ничего не найдем, если ты и дальше будешь болтать! - отрезал Немиил. - Могу поклясться, тебя, небось, в Альдуруке слышно было.

Аттий вздрогнул от резкого тона Немиила, и Захариил бросил на кузена краткий взгляд. Немиил пожал плечами, и, не извинившись, поехал вперед.

– Не обращай на него внимания, Аттий, - сказал Захариил. - Он сегодня не выспался, вот и все.

Аттий кивнул и улыбнулся, его естественный оптимизм уже изящно замял инцидент. Мальчик был моложе Захариила, и он знал его с тех пор, как Аттию исполнилось семь лет, и он присоединился к Ордену.

Захариил не знал, почему он взял младшего мальчика под свою опеку, но он помог Аттию приспособиться к дисциплинированной и требовательной жизни оруженосца, возможно потому, что он видел в мальчике нечто от себя самого.

Его первые годы в Ордене были трудны и если бы не шефство Захариила, Аттий несомненно потерпел бы неудачу еще в первые недели и был бы с позором отослан домой. Как бы там ни было, мальчик продолжал упорно заниматься и стал более чем хорошим оруженосцем.

Немиил никогда не жаловал мальчишку и делал его частым предметом для своих жестоких подколок и презрительных насмешек. Это стало невысказанным источником противостояния между братьями, поскольку Немиил считал, что чувство собственного достоинства каждого оруженосца должно выстоять или упасть без посторонней помощи; и, как утверждал Захариил, обязанностью каждого оруженосца было помочь своему брату.

– Это большая честь для нас, что брат Амадис возглавляет нас на этой охоте, не так ли?

– Действительно так, Аттий, - сказал Захариил. - Не часто бывает, что мы учимся у такого старого рыцаря. Если он что-то говорит, то мы должны его слушать.

– Я буду, - пообещал Аттий.

Другой из их группы поравнялся с Захариилом, и приподнял щиток своего шлема, чтобы что-то сказать. Шлемы, которые носили оруженосцы, были стандартной частью экипировки Ордена, но только руководители групп имели встроенную систему коммуникации. Шлем Захариила позволял ему общаться с лидерами других групп наездников и братом Амадисом, но его друзья-оруженосцы должны были открывать свои шлемы, чтобы быть услышанными.

Наездник рядом с ним был Илиаф, друг Немиила и неизменный компаньон в его насмешках. Илиаф был выше и шире любого другого послушника, и он еле влазил в доспехи. Хотя его плоть была по-юношески рыхлой, его сила была огромна, а стойкость поистине потрясающая. Но там, где он выигрывал в силе, он проигрывал в скорости.

Илиаф и Захариил никогда не встречались с глазу на глаз, мальчик слишком часто попадал под влияние Немиила, что формировало его поведение по отношению к друзьям оруженосцам.

– Ты прихватил с собой портативный компьютер, Аттий? - спросил Илиаф.

– Да, - сказал Аттий. - Он находиться в моей сумке, а тебе зачем?

– Ну, если мы действительно найдем зверя, ты ведь захочешь сделать несколько заметок про то, как я его буду потрошить. Возможно, они придержали бы для тебя неплохую могилку, окажись ты здесь один, без нас.

Напряжение подбородка было единственным внешним признаком неудовольствия Аттия, но Захариил знал, что насмешка была несколько заслуженной. Младший мальчик всегда носил свои портативные компьютеры с собой и всегда записал каждое слово, которое вылетело из уст старших рыцарей и оруженосцев, было оно умным или нет. Солдатский сундучок в конце кровати Аттия был переполнен дюжинами тетрадей, исписанных его тонким почерком, и каждую ночь прежде, чем сядет солнце, он перечитывал все трактаты, полные комментариев и замечаний, будто они были текстами из "Заветов".

– Возможно, я напишу тебе эпитафию, - сказал Аттий. - Ведь если мы действительно встретим Зверя, я уверен, что он сначала съест самого жирного.

– Я не жирный, - запротестовал Илиаф. - Я просто широк в кости.

– Достаточно, вы, оба! - сказал Захариил, хотя он получал удовольствие в наблюдении за Аттием, который выступил против Илиафа, и сумел победить его. - Мы обучаемся охоте, и я уверен, что брат Амадис, не рассматривает травлю друг друга как часть этого обучения.

– Верно, Захариил, - сказал жизнерадостный голос в его шлеме, - но она не причинит вреда, а только поспособствует небольшой конкуренции внутри группы.

Ни один из других послушников не слышал голос, но Захариил улыбнулся звучанию голоса брата Амадиса, зная, что он, должно быть, услышал обмен репликами между послушниками.

– Здоровая конкуренция заставляет нас выделяться во всех вещах, но нельзя позволять ей выходить из-под контроля, - продолжал Амадис. - Ты хорошо с этим справляешься, Захариил. Позволь конкуренции существовать, но препятствуй тому, чтобы она стала разрушительной.

По закрытому каналу Захарил сказал, - Спасибо, брат.

– Не стоит благодарности, а теперь бери на себя командование и начинай урок разведки.

Он улыбнулся, чувствуя, как согревает его похвала героя. То, что такой великий воин, как Амадис, знает его имя, было честью, и он пришпорил своего коня, поскольку почувствовал, что ответственность командования теперь возлегла на него.

– Сомкнуться, - приказал он, держась впереди группы оруженосцев и заняв свое место во главе их клина. - С этого момента начинаться урок разведки. Считайте, что это вражеская территория.

Под влиянием одобрения командира, его голос стал властным, и его бойцы быстро и беспрекословно заняли свои позиции. Немиил занял позицию позади него и слева, в то время как оруженосец по имени Паллиан занял то же положение с противоположной стороны.

Илиаф и Аттий заняли позиции на флангах строя, и Захариил, обернувшись в седле, удостоверился, что все стоят на своих местах.

Удовлетворенный, что все было, как надо, он вернулся к осмотру местности впереди, к толстым стволам и тяжелой листве, укрывающие лес полотнами теней и наклонными лучами света. Листья толстым слоем покрывали землю, и запах разложения во мгле придавал воздуху аромат плесени, который напоминал об испорченном мясе.

Земля была каменистой, но лошади Крыла Ворона выбирали правильный путь между валунами и упавшими стволами деревьев.

Странные звуки раздавались среди деревьев, но Захариил вырос в лесу, и он вслушивался в него, сортируя различные крики дикой природы Калибана на опасные, и те, которые ими не являлись.

Большинство Великих Зверей было выловлено и уничтожено великим крестовым походом Льва, но несколько обиталищ смертельно опасных хищников все еще существовали, хотя они были далеки от подобных мест. Менее опасные монстры все еще скрывались, невидимые и неизвестные, почти в каждой части лесов этого мира, такие существа редко нападали на группы воинов, предпочитая хитрую и внезапную атаку на одиноких жертв, выходящих за пределы безопасной зоны городов, окруженных стенами.

На фоне криков и карканья птиц, Захариил мог слышать щелчки, скрипы, шум ветра в кронах деревьев и хруст сломанных веток под копытами.

Тихое передвижение через лес было невозможно для любого, кроме Крыла Ворона, и тем не менее, Захариил жалел, что они не могли двигаться еще тише.

Даже при том, что худшие из хищников Калибана в основном были мертвы, не было такого животного, которое можно было легко одолеть даже с такими численным перевесом.

Похоже, они уже ехали несколько часов, хотя, не видя солнца над головой, было тяжело судить, сколько времени прошло. Только изменение угла падения лучиков света, проникающих сквозь густую листву, давали намек о том, сколько длится путешествие.

Захариил хотел пообщаться с другими группами всадников, но не хотел показаться нервным или неуверенным в правильности своего маршрута. Это, как предполагалось, было их обучением для того, чтобы однажды пойти на собственную охоту, и мысль о том, что он не знал, куда шел, была не самой лучшей.

Пути через лес были исхожены бесчисленными учебными тренировками, но тропинок было так много, что невозможно было знать, которая приведет тебя к цели. Он и Немиил сверились с картой перед отправлением, и их маршрут казался довольно простым в окруженных стенами границах монастыря крепости. В лесу, однако, все было несколько иначе.

Он был уверен насчет того, где он сейчас находился, и куда должна привести их дорога, но было невозможно узнать, правы ли были они, до того, как выйдут к назначенному месту. Захариил надеялся, что брат Амадис рядом и обратит внимание, как он ведет своих товарищей.

Его мысли были прерваны, когда они, проехав под низкими ветками, выехали из тени на свет и звук от листьев, прошуршавших по его шлему, внезапно зазвучал громче в тишине леса.

Как только его обожгла мысль, что лес будто затих, было уже слишком поздно.

Нечто темное и крылатое, спрыгнуло с деревьев, его тело было гибким и ящероподобным. Когти вспыхнули будто мечи, и один из его команды был мертв, его и коня разрезали двумя жестокими ударами.

Кровь била фонтаном и испуганные крики отзывались эхом по лесу. Захариил доставал свой пистолет, когда зверь опять атаковал. Другой оруженосец умер, его броня была вскрыта, и внутренности вываливались из живота. Лошади ржали, аромат крови пугал их, и оруженосцы боролись, чтобы их обуздать.

Раздавались крики ужаса и гнева, но все было бессмысленно. Захариил повернул свою лошадь к зверю. Его большое тело было размером с их лошадь, оно извивалось, будто тысячи змей корчились под блестящим телом. Его колючая голова огрызалась и шипела, подобно змее, челюсти, длинные и узкие, были усеяны бритвенно острыми клыками, как пила лесника. Его крылья были прозрачными и будто покрыты плёнкой, обрамленные в суглобах костяными наростами и оканчиваясь длинными, острыми когтями.

Захариил никогда не видел ничего подобного, и его мимолетный ужас едва не стоил ему жизни.

Крылья животного хлестали, как будто оно собиралось взлететь, и один из его зазубренных когтей прочертил глубокую полосу на его нагруднике, сбросив его со спины кричащей лошади.

Захариил тяжело упал на землю, и услышал другой мучительный крик. Он изо всех сил пытался подняться, в броне его движения стали неуклюжими. Он дополз до своего упавшего пистолета, когда широкая тень нависла над ним, и обернувшись на визг, он увидел, что ящероподобная птица возвышалась над ним, ее челюсти были широко распахнуты и готовы были перекусить его пополам.


Глава четвертая

Захариил откатился, когда чудовище нанесло удар клювом. Он перевернулся на спину и выхватил пистолет. Ствол изрыгнул три выстрела во вспышке света, которая на мгновение ослепила Захариила. Грохот был оглушающим, его шлем лишь немного приглушал звуки. Захариил отползал на спине от монстра, ожидая, что каждая следующая секунда может стать для него последней.

Он услышал еще несколько выстрелов, и когда его зрение прояснилось, он увидел Немиила, укрывавшегося за деревом и стрелявшего из своего пистолета по чудовищу, в то время как оно разрывало когтями останки лошади Захариила. Кровь подобно расплавленному воску сочилось из трех аккуратных отверстий в груди чудовища, но Захариил не мог сказать - доставляли они твари какое либо неудобство или нет, потому что она сражалась и ревела так же свирепо, как и в начале сражения.

Крыло чудовища метнулось и, пробив ствол дерева, которое Немиил использовал в качестве укрытия, ударило его в грудь. Немиил упал на землю, его нагрудник треснул, но сам он остался невредим, так как дерево поглотило большую часть силы удара чудовища.

Захариил поднялся на ноги и увидел, что разрозненные остатки его отряда впали в панику перед лицом чудовища. Элию придавило лошадью, чей бок был распорот от шеи до зада, а Атиас сидел, застыв на краю дороги. Лошадь молодого парня стояла абсолютно неподвижно, ее уши были прижаты к черепу, а глаза застыли и расширились от ужаса.

Чудовище повернулось к Атиасу и, издав воющий рев, развернув крылья и напрягши мускулы, приготовилось к атаке.

– Эй!- завопил Захариил, выходя из укрытия за деревьями и размахивая руками над головой - Я здесь!

Голова чудовища повернулась на жилистой шее, его покрытые кровавой слюной челюсти широко раскрылись и черные бездушные глаза остановились на Захарииле. Тот выхватил меч и нацелил пистолет на истекающего слюной монстра.

– Ей, урод! - крикнул Захариил - Если ты хочешь его, тебе сначала придется справиться со мной!

Он не знал, поняло ли чудовище его слова или же нет, но было мало сомнений в том, что на уровне животных инстинктов оно поняло брошенный вызов. Не дожидаясь ответа, Захариил открыл огонь, пистолет задергался в его руке, и на груди твари расцвели пятна крови. Оно захрипело и рванулось к Захариилу, голова чудища метнулась вперед, словно выпад меча.

Захариил отскочил в сторону, и лезвие клюва прошло мимо, буквально в ладони от того, чтобы пронзить его. Быстрее, чем он представлял возможным, голова чудовища повернулась в воздухе, и достала его стремительным ударом, который пришелся ему ниже бедра.

Он отлетел и врезался в дерево, воздух вышибло из его легких, а оружие выпало из рук, когда он рухнул на землю.

Вопли и крики ужаса раздавались кругом, в то время как Захариил тряс головой и пытался прийти в себя. Было слышно, как его отряд кричит от страха, он харкнул кровью, навалился на вонючую землю и поднял голову.

Хотя его зрение сильно плыло, он увидел что Элия наконец то выбрался из под своей мертвой лошади а Немиил, оправившись после удара чудовища укрылся за другим деревом. Атиас вышел из паралича, вызванного ужасом, и направил свою лошадь по направлению к деревьям, в то время как чудовище тяжело двинулось обратно к лакомой закуске из юноши и лошади.

Захариил использовал дерево за собой, чтобы поднять себя на ногу, ощущая неистовую боль в поврежденной ноге. Он осматривал землю вокруг себя в поисках упавшего оружия, и наконец увидел отблеск солнца на стали своего меча. Захариил не видел своего пистолета, и у него не было времени на поиски.

Он скривился от боли, когда нагнулся за мечом, а затем, хромая, пошел к опушке, в то время как челюсти чудовища сошлись вместе и раскусили лошадь Атиаса пополам. Мальчик выскочил из седла в момент удара монстра и с глухим ударом приземлился на упавший ствол дерева, перевернулся через него и мешком рухнул на землю.

Броня Захариила зашипела, когда повреждения вывели ее из строя, механизмы ее защитных систем скрежетали и заедали. Вся масса доспеха начала тяжело давить на него, и он скривился от боли, когда щиток на бедре надавил на его раненную ногу.

– Рассредоточиться! - крикнул Захариил - К деревьям и рассредоточится! Не собираться в кучу!

Раздалось еще несколько пистолетных выстрелов, и Захариил увидел Паллиана, бегущего к Атиасу, чтобы оттащить того за деревья. Тварь перемахнула через мертвую лошадь, и ее клюв метнулся вперед, ухватив Паллиана за плечо и оторвав от земли.

Юноша вопил, будучи поднятым высоко в воздух, но его крики оборвались, когда его рука и практически все плечо были откушены. Он рухнул, оставляя дугу брызжущей из растерзанного тела крови. Очертания его руки, ужасая, двигались вниз по шее чудовища, пока тварь проглатывала ее.

Палиан фонтанировал кровью, его крики заполнили поляну, когда агония преодолела шок от раны. Чудовище повернуло голову обратно к мальчику, крылья-когти ударили дважды. Паллиан больше не кричал.

Захариил зарыдал, когда Паллиан был растерзан чудовищем и вышел на поляну. Его взор застилали слезы боли и страха. Захариил поднял свой меч, и нетвердо удерживая его перед собой, встретился лицом к лицу с монстром, который, как он знал, убьет его.

Он осознавал этот факт с холодной уверенностью, но он не мог допустить, чтобы остальные мучались и погибли, не попытавшись спасти их.

– Пошел прочь от них, ублюдок - прорычал он - Это мои друзья и они не для таких как ты!

Тварь взглянула на него и, хотя ее глаза были пустыми и холодными, Захариил мог почувствовать чудовищное желание убивать. Больше чем ей требовалось, чтобы питаться и выживать, это существо нуждалось в том, чтобы причинять боль и находило примитивное наслаждение в бойне.

Чудовище отвернулось от тела Паллиана и издало жуткий вой, увидев Захариила который двигался в его направлении, меч был направлен в сердце твари. Крылья чудовища колыхнулись, и Захариил знал, что это означает. Он поднял меч, когда правое крыло существа устремилось к нему.

Он уклонился в сторону и направил свой меч по нисходящей дуге, вонзив его в крыло в месте, где начинался коготь. Брызнула молочн-белая кровь, и коготь отрезало от чудовища, но нога Захариила подвела его, и он упал на одно колено.

Чудовище завыло от боли и отдернуло раненное крыло, его челюсти широко раскрылись, когда оно приготовилось прикончить Захариила. Тень накрыла Захариила когда чудовище тяжело шагнуло вперед. Взору воина предстали тысячи зубов.

Когда он почувствовал вонь из пасти чудовища и увидел остатки плоти застрявшей между зубами, серебристая размытая сталь мелькнула над его головой, в то время как закованная в броню фигура пронеслась мимо него, гремели копыта и раздавался могучий боевой клич.

Острие длинного меча с тяжелым клинком вонзилось в пасть чудовища, сила владельца и движение твари помогли клинку пробить челюстные кости и проникнуть в череп. Меч сильно дернулся, и всадник вытащил его, двигаясь вперед, искусно управляя лошадью. Тварь упала, ее тело стремительно рухнуло перед Захариилом.

Всадник остановился рядом с головой чудовища. Он вытащил великолепный пистолет, с вращающимися стволами и прицелился между глаз монстра. Захариил смотрел, как курок отходит назад и возвращается с ударным звуком, и как разрывной болт детонирует внутри черепа с глухим грохотом.

Тягучие струйки потекли из черепа монстра и темный хищный голод в его черных глазах, наконец, исчез. Последний вонючий выдох вырвался изо рта чудовища и Захариила скрутило от гнилостного смрада.

Он взглянул на своего спасителя, когда тот возвращал пистолет в кобуру. Человек носил темную броню и белый балахон Ордена, на груди которого была вышита эмблема в виде меча, направленного вниз острием.

– Тебе повезло, что ты остался жив, мой мальчик - сказал рыцарь и Захариил сразу узнал командный голос

– Брат Амадис - сказал он - Спасибо. Вы спасли мне жизнь.

– Да - сказал Амадис - а ты насколько я вижу спас жизни своих друзей, Захариил.

– Я…я защищал свой отряд… - промолвил Захариил, последние силы начали оставлять его теперь, когда битва закончилась.

Амадис нагнулся в седле и подхватил его, когда он начал падать на траву.

– Отдохни, Захариил.

– Нет - прошептал Захариил - Мне надо привести их домой.

– Позволь мне сделать это для тебя, парень. С тебя на сегодня достаточно.

– Тебе повезло, - сказал ему позднее Немиил - но на удачу нельзя полагаться. Этот ресурс исчерпаем, и в один прекрасный день он обязательно кончится.

В последующие годы, всякий раз, когда Захариил рассказывал об их столкновении с крылатым чудовищем, его кузен всегда вставлял одно и то же замечание. Он говорил это наедине, когда остальные братья не слышали их, в арсенальном зале или перед тренировочными клетками, и хотя он не хотел задеть Захариила перед другими, все же он не мог промолчать. Во всей этой истории было нечто такое, что засело глубоко в Немииле, как будто эта битва стала источником загнанного вглубь беспокойства, даже раздражения. Он никогда этого не показывал и не позволял вырваться этому в своем тоне, но временами это ощущалось будто он винил Захариила в чем-то, будто чувствовал, что вынужден считать все последующие успехи кузена, всю его славу основанными на лжи.

Захариил будет находить такое поведение забавным, но он никогда не будет поднимать эту проблему перед другом. Он будет делать то, что Немиил сделать не мог: хранить молчание. Он никогда не будет сомневаться в словах Немиила. Он будет слушать их, не обращая внимания на скрытую горечь и признавать, что в них есть правда. Поступать по-другому значило для него подвергать опасности их дружбу.

– Тебе повезло - будет говорить Немиил - Если бы не удача и Брат Амадис, чудовище убило бы нас всех.

Захариил не мог не соглашаться.

Через неделю Захариила заставили рассказать историю о битве своим последователям в тренировочных залах. Каждый раз, когда он будет рассказывать, как он стоял перед монстром, это будет казаться гораздо более захватывающим действом, чем это было в реальности.

Для слушателей это будет казаться историей о высоких идеалах и великом приключении. Он не лгал, и не скрывал деталей, но он понимал, что пересказ обладает свойством притуплять грани человеческого опыта. Каждое повествование звучало как сказка или легенда.

В безумии и неистовости битвы была борьба не на жизнь, а на смерть, тяжелая победа, полученная кровью, потом и слезами. Смерть была очень близка, и в конце Захариил думал, что крылатое чудовище убьет их всех. Он думал, что проведет последние мгновения жизни, глядя в кошмар раскрытой пасти чудовища, когда черный провал утробы расширялся, чтобы поглотить его целиком.

Если бы он и оставил, какое либо надгробие или памятный знак, это были бы извергнутые остатки, содержащие в себе те его части, которые не смог переварить его убийца.

Вот конец, которого он ожидал. Существо казалось слишком сильным, слишком грозным, слишком древним, чтобы быть убитым.

Но ведь если бы не Брат Амадис эти мысли оказались бы истиной.

Он будет скрывать эти мысли от своих последователей во время рассказа. Его будут часто просить рассказать эту историю, но он понимал, что никто не хочет услышать его внутренние сомнения. Они хотели услышать нечто более вдохновляющее, полное героических деяний и проявлений доблести, что-нибудь свидетельствующее о неотвратимом триумфе добра над злом.

Он предполагал, что это в человеческой природе - его хотели видеть героем этой истории. Они хотели, чтобы он был уверенным и мудрым, учтивым и хладнокровным, лихим, прекрасным, харизматичным и вдохновляющим. Истина была в том, что в тоже время он ожидал поражение. Он не позволял этой мысли подрывать свою решимость, но она присутствовала всегда.

Никто не хотел услышать правду.

Никто не хотел знать, что их герои могут стоять на глиняных ногах.

Порой, в краткие спокойные моменты, которые ему предстояли в последующей жизни, он будет удивляться недальновидности человеческих суждений.

По его мнению, его победа состоялась благодаря его страху.

Его последователи, тем не менее, кажется, были уверены, что об эмоциях вообще говорить не следует. Будто бы страх был тайным позором каждого человеческого сердца, и его слушатели хотели быть уверенными в том, что их герои его не испытывали, будто бы это значило, что когда-нибудь они освободятся от своего собственного страха.

Захариилу это казалось неправильным. Единственный способ преодолеть страх это бороться с ним. Притворяться, что страха нет или он может в один прекрасный день исчезнуть сам, значит лишь усиливать его.


Книга вторая. Зверь.

Глава пятая

Шли годы, и Захариил рос в пределах Ордена. Его борьба с лесным крылатым монстром почти стоила ему жизни, но он победил. Старшие магистры Ордена знали его имя, и хотя монстр был убит братом Амадисом, рыцарь уверял, что каждый член Ордена знал о храбрости Захариила в этой битве. Погибшие мальчики были погребены с должными почестями, и жизнь продолжалась как и прежде, с обучением оруженосцев и проживанием в пределах стен монастыря крепости на пути к становлению рыцарями.

Захариил проводил больше времени, чем когда-либо, оттачивая свои навыки в обращении с пистолетом и мечом, для себя он решил, что больше никогда не будет во власти зверя в своей жизни. В следующий раз, когда он встретится с монстром Калибана, он будет готов убить его без раздумий.

Поскольку последний урок закончился, магистр Рамиил сказал:

– Всегда помните, вы - больше, чем простые убийцы. Любой дурак может взять нож и попытаться проткнуть им плоть врага. Он может попробовать ударить, схитрить и парировать лезвием. Тренируясь, он даже сможет стать опытным. Но вы - больше чем просто головорезы, или станете таковыми впоследствии. Вы - рыцари-оруженосцы Ордена, но в будущем вы станете защитниками людей Калибана.

– Красивые слова, а? - сказал Немиил, двигаясь к одной из скамей и беря льняное полотенце, чтобы вытереть лицо.

– Действительно красивые, - согласился Захариил, - настолько же красивые, как и те первые сто раз, что я их слышал.

Урок был проведен, упражняясь с принципом защиты внешнего круга мечом, и оба мальчика были вспотевшими после спарринга. Хотя почести делились между ними все еще более или менее поровну, Немиил начал побеждать в их бесконечной конкуренции.

– Магистр Рамиил действительно любит цитировать ”Заветы”.

– Правда, но я полагаю, что он думает, будто мы все как Аттий, записываем каждую умную фразу, которую услышим.

– Хорошо, пока мы тренируемся, я могу и послушать время от времени несколько повторений, - сказал Немиил.

– Возможно, - согласился Захариил. - В следующий раз, когда мы будем сражаться со зверями, мы не будем настолько неподготовленными.

Тяжелая тишина повисла между ними. Захариил проклинал себя за то, что начал обсуждение темы зверей, поскольку она всегда служила Немиилу напоминанием того, как его кузен получил славу и уважение за защиту своих братьев, до того, как прибыл брат Амадис, и не убил зверя, пока Немиил лежал раненый.

– Ты думаешь, что зверь был разумным? - спросил Немиил.

– Какой зверь? - ответил Захариил, хотя он отлично знал, что имел ввиду его кузен.

– Крылатый зверь, который тогда напал на нас в лесу.

– Разумный? - спросил Захариил. - Я думаю, это зависит от того, что ты подразумеваешь под этим словом. Я думаю, что животное имело разум, это так. Я действительно в это верю. Но было ли оно действительно разумным? Я помню, брат Амадис, говорил, что истинный тест на разумность состоит в том, способно ли существо планировать что-то на будущее, и использовать средства для решения своих проблем.

– Так, как ты считаешь, кузен? - спросил Немиил. - Ты думаешь, существо было разумным или нет?

– Я бы не сказал, что знаю. Я думаю, что для человеческого разума слишком трудно понять поступки нелюдя, я могу только сказать, как с ними можно бороться.

– И на что это было похоже - спросил Немиил.

– Было такое чувство, будто зверь был пауком, а я мухой.

Захариил прочищал промасленной тряпкой ствол своего пистолета, очищая его от остатков копоти. Оружие начинало косить влево, и оно подвело его в учебных стрельбах с остальными оруженосцами.

Когда он сказал о проблеме с оружием, рыцарь-оружейник просто посоветовал, чтобы он полностью почистил ствол перед тем, как попробовать еще раз. Скрытое оскорбление в ответе оружейника возмутило Захариила, но он был только оруженосцем и не мог обратиться за помощью, чтобы ответить полноправному рыцарю.

Вместо этого он вежливо поблагодарил рыцаря-оружейника, и вернулся в спальни, чтобы достать свой комплект для чистки и придирчиво очистить каждую подвижную часть оружия.

Не то, чтобы он ожидал, что это даст какой-либо прок. Он подозревал, что дефект с оружием был больше связан с его возрастом, чем с какими-либо остатками гари в стволе, поскольку он был столь же скрупулезен со своим оружием, как и со своей броней, если не больше.

– Оружейник сказал тебе чистить оружие более тщательно, а? - сказал Немиил, наблюдая, как Захариил сердито сидел на своей раскладушке, сняв другую деталь своего пистолета и начав чистить ее энергичными ударами ткани.

– Как будто он был уже недостаточно чист! - сказал Захариил.

– Кто знает, - сказал Немиил, - может это поможет.

– У меня оружие чище, чем все, что я знаю. Это точно.

– Конечно, но оружейники знают, о чем говорят.

– Ты на чьей стороне?

– Стороне? - спросил Немиил - С каких это пор речь пошла о сторонах?

– Неважно, - огрызнулся Захариил.

– Да нет, серьезно, ты о чем?

Захариил вздохнул и отложил казённую часть и щетку, которой он ее чистил.

– Я имею ввиду, что ты, кажется, наслаждаешься этим.

– Наслаждаюсь чем?

– Тем, что ты победил меня в учебных стрельбах, - сказал Захариил.

– Значит, так ты думаешь, кузен? Думаешь, что я нуждаюсь в поломке твоего пистолета, чтобы тебя победить?

– Это не так, Немиил, - сказал Захариил - я только хотел сказать…

– Да нет, я понимаю, - сказал его кузен, поднимаясь с раскладушки и направляясь в центральный коридор спальной комнаты. - Ты думаешь, будто лучше меня. Теперь я это вижу.

– Нет, все не так! - запротестовал Захариил, но его кузен уже уходил, озлобленный. Захариил знал, что ему нужно пойти за Немиилом, но какая-то часть его была рада, что он наконец дал волю своему раздражению, насчет того, что его кузен имел склонность наблюдать за его неудачами.

Он выбросил свои разногласия из ума, и продолжил чистить свое оружие, опустив голову, и не обращая внимания на шум из спален, и стараясь сделать так, чтобы его пистолет сверкал, как новый.

Тень упала на него, и он вздохнул.

– Послушай, Немиил, - сказал он, - я сожалею, но я должен был сделать это.

– Это может подождать, - сказал звучный голос, он поднял голову, и увидел, что брат Амадис стоит в ногах его раскладушки, одетый в полную броню и белый балахон. Амадис держал свой крылатый шлем на сгибе руки, и его черный плащ был собран на левом плече.

Захариил бросил обойму на одеяло и вскочил на ноги.

– Брат Амадис, извините, я думал… - начал он.

Амадис отклонил его извинения и сказал:

– Оставь пистолет и пошли со мной.

Не ожидая, Амадис обернулся и пошел через комнату, каждый оруженосец выглядывал из спальни с испуганным лицом, когда героический рыцарь проходил мимо них. Захариил пригладил свою одежду и быстро последовал к двери за братом Амадисом. Рыцарь шел быстро, и Захариил изо всех сил старался не отставать.

– Куда мы идем? - спросил он.

– Для тебя пришло время продвигаться глубже в Орден, - сказал брат Амадис, - для тебя пришло время увидеться с Лордом Сайфером.


Лорд Сайфер

Это было не имя: это был титул, данный человеку, ответственному за сохранение традиций Ордена, и Захариил чувствовал всепоглощающий страх от мысли предстать перед глазами старика.

Может, он оскорбит Лорда Сайфера случайным нарушением протокола Ордена?

Возможно, он забудет некую древнюю формальность, когда предстанет перед ним, и которая навсегда уничтожит его шансы когда-либо стать рыцарем?

Брат Амадис вел его все глубже в сердце монастыря. Их путь привел их в темные катакомбы, которые пронизывали скалу, на которой была построена крепость. Они пересекли затемненные подвалы, забытые палаты, и древние кельи, поскольку они спускались все глубже и глубже под землю.

Воздух был холодным, и Захариил видел, как его дыхание украсило воздух перед ним, следуя за братом Амадисом в темноту. Рыцарь нес пылающий факел, свет от него прыгал, отбиваясь от сверкающей скалы туннеля, по которому они шли. Сложная резьба украшала стены, изображая сцены войны и героизма, которые отгремели много тысяч лет назад.

Кто вырезал их, Захариил не мог сказать, но каждая из них была шедевром, хотя никто теперь не ходил сюда, чтобы увидеть их.

Наконец путь привел их в длинную, сводчатую палату, полную капающего эха и оранжевого света. Стены были сделаны из эмалированных кирпичей, которые отражали свет факела и отбрасывали сотни лучей от многих свечей, которые располагались в палате широкой спиралью.

Лорд Сайфер стоял в центре спирали, его капюшон был поднят, и он был в темном балахоне, как предписывала традиция. Увитый золотом меч высовывался из-под его одежд, и его скрюченные пальцы сжимали оружие.

– Добро пожаловать, парень, - сказал Лорд Сайфер. - Кажется, что твои хозяева считают тебя достойным подняться в нашем Ордене. Глубокие пропасти лежат под этой скалой, мальчик - глубокие пропасти и глубокие места, давно забытые вышним миром. Загадки лежат погребенными под этим миром и тайные места, о которых могут знать только мудрые. Ты ничего об этом не знаешь, конечно, но здесь ты сделаешь первый шаг на пути к знанию.

–Я понимаю, - сказал Захариил.

– Ты ничего не понимаешь! - оборвал его Лорд Сайфер. - Только, понимая то, откуда ты пришел, даст тебе понимание того, что будет. Теперь начинай идти по спирали. Захариил взглянул на брата Амадиса.

– Не смотри на него, парень, - сказал Лорд Сайфер. - Делай, что тебе сказано. Захариил кивнул и начал идти дорогой свечей, идя целеустремленно, но осторожно.

– Хотя наш Орден и близко не является столь же древним, как множество других орденов Калибана, он накопил внушительное количество обрядов в ходе своей истории. Я - Лорд Сайфер Ордена. Ты понимаешь, что это значит?

– Да, - сказал Захариил. - От человека, назначенного на роль Лорда Сайфера, ожидается сберегать эти обряды. Он гарантирует, что ритуалы Ордена будут сохранены, и советует по делам протокола, являясь также церемониймейстером.

– А мое имя, парень? Ты знаешь его?

– Нет, мой лорд.

– Почему нет?

– Ваше имя знать запрещено.

– Почему?

Захариил помолчал.

– Я… Я не уверен. Я знаю, что независимо от его личности, человека, назначенного на роль Лорда Сайфера, запрещено называть своим настоящим именем, как только он примет посвящение. Я не знаю почему.

– Воистину. Почему - вот наиболее интересующий всех вопрос, и одновременно тот, который не принято спрашивать. Где, когда, как и что являются всего лишь простыми декорациями. Почему - всегда самый важный вопрос, согласен?

Захариил кивнул, продолжая идти по спирали.

– Я согласен.

– У меня есть множество тайных титулов: Владелец Загадок, Хранитель Правды, Повелитель Ключей, или просто Лорд Сайфер. Ты знаешь, почему это так, мальчик?

– Нет, мой лорд. Просто в Ордене всегда было так.

– Вот именно, - сказал Лорд Сайфер. - В Ордене всегда было так. Ценность традиции в том, что она направляет нас, независимо от того, что настоящие причины могли быть забыты. Верования и действия, которые дали нам процветание в прошлом, должны служить нам хорошо в настоящем и будущем. Я придерживался этой позиции более двадцати лет, и хотя эта роль обычно дается одному из наиболее почтенных рыцарей Ордена, будучи молодым, я был избран с надеждой дать новые силы этой роли. Прежде всего, моя задача лежит в том, чтобы поддерживать обряды Ордена как живущую традицию, вместо того, чтобы позволить им выродиться в косные реликвии.

Захариил слушал голос старика, его гипнотизирующие ритмы убаюкивали его замедляли его путь по спирали. Скоро он будет стоять рядом со стариком, шаги несли его все более и более узкими кругами вокруг свечей.

– Все же моя роль - противоречива, - продолжал Лорд Сайфер. - Это - один из наиболее важных постов в пределах Ордена, и все же я имею слишком мало реальной власти. Во многом, моя роль хранителя традиций является символической. Если это важно, то кто действительно держит удерживает власть в нашем Ордене? Быстро мальчик, пока ты не достиг центра.

Захариил вынудил себя сконцентрироваться, думая над очевидными ответами, ноги непреклонно несли его к центру спирали. Лев и Лютер казались очевидными кандидатурами, но тогда он вспомнил нечто, что когда-то сказал брат Амадис, и ответ стал ясен для него.

– Это - магистры обучения, люди, подобные магистру Рамиилу, которые поддерживают обряды Ордена, - сказал он.

– Хорошо, - сказал Лорд Сайфер. - В чем основа моей власти?

– В том, что вы близки к старшим магистрам Ордена? - предположил Захариил, когда он остановился около Лорда Сайфера. - К вашему мнению могут прислушаться те, кто имеет власть?

– Очень хорошо, - сказал Лорд Сайфер, его лицо было скрыто в тенях его капюшона. - Твои ответы коротки, и это хорошо. Ты был бы удивлен, узнав, как много болтают кандидаты во время своего пути по спирали.

– Я думаю, они нервничали, - сказал Захариил.

– Действительно, - согласился Лорд Сайфер, - все это заставляет людей говорить слишком много, когда было бы более внушительно, если бы они знали ценность тишины и показали умение ею пользоваться. Твоя краткость дает тебе ауру уверенности, даже когда я знаю, что ты не чувствуешь этого.

Это было конечно верно, поскольку Захариил ощущал, что его сердце дико барабанило в груди на всем протяжении пути, испуганное возможностью ошибки, испуганное, что он мог оступиться и потерпеть неудачу в этом испытании. Или его ужас был хорошо спрятан или плохое зрение Лорда Сайфера упустило это. Какой бы ни была правда, Захариил принял похвалу старика в подобающем тоне.

– Спасибо, Лорд Сайфер, - сказал он, слегка поклонившись. - Если я и был уверен, это оттого что я хорошо обучался моим магистром.

– Да, ты - один из учеников магистра Рамиила. Это объясняет все. Рамиил всегда был известен своей хорошей работой. Ты знал, что он обучался у магистра Сариентуса, человека, обучавшего Льва Эль'Джонсона и Лютера?

– Нет, мой лорд, я не знал.

– Традиция, мальчик, учит этому. Знай и пойми это. Без этого мы - ничто.

– Я буду, мой лорд, - пообещал Захариил.

– Возможно, что будешь, но я вижу, что у тебя до сих пор есть вопросы, а?

– Думаю, что да, - предположил Захариил, неуверенный относительно того, должен ли он высказывать такие сомнения. - Я немного не понимаю, чего я должен был достичь, преодолевая спираль и отвечая на ваши вопросы.

– Лично ты - ничего, - сказал Лорд Сайфер, - но мы теперь знаем о тебе больше. На каждом этапе тренировки оруженосца мы должны решить, продолжать ли дальше, и которые из учеников имеют метку особенности, заслуживающую особого внимания.

– Я заслужил такое внимание?

Лорд Сайфер рассмеялся. - Не мне об этом говорить, мальчик. Это решит другой. - Кто? - спросил Захариил, внезапно осмелев.

– Я, - произнес богатый, могучий голос с оттенками силы и власти, из теней.

Захариил обернулся, когда великан в закрытом белом балахоне ступил на свет свечей, хотя он мог поклясться, что минуту назад там никого не было.

Человек откинул свой капюшон, но Захариил не нуждался в дальнейшем подтверждении личности этого человека.

– Мой лорд, - сказал он.

– Следуй за мной, - сказал Лев Эль'Джонсон.

Лорд Cайфер отступил в тень, когда Лев прошел вдоль палаты. Брат Амадис склонил голову, когда могучий воин прошел мимо него, и Захариила внезапно охватила неуверенность.

После речи лорда Сайфера про ценность традиции, должен ли он был идти обратно по спирали, или он должен просто следовать за Львом?

Решение для него было принято, когда брат Амадис сказал:

– Лучше поторопится, Захариил. Лев не любит ждать по подобным ночам.

– Подобными чему? - спросил Захариил, поскольку он догонял Льва.

– Подобных ночам, во время которых происходят откровения, - сказал Амадис. Неуверенный насчет того, что это означало, Захариил прошел около Амадиса и поторопился догнать Льва, который, казалось, возвращался той же дорогой, которую они избрали, чтобы прийти сюда. Лев не разговаривал, безошибочно следуя путем наверх, вдоль гладко вырезанных проходов, диких пещер и вьющихся лестниц, врезанных в скалу. Каждый шаг вел их выше и выше, и там, где брат Амдис вел его в глубины, казалось, что Лев выводил его к небесам.

Дыхание Захариила вырывалось из легких, его ноги, устали после такого восхождения, хотя, конечно, шаг Льва никогда не колебался или изменялся в темпе, несмотря на длину и скорость их подъема.

Дорога привела их в узкий цилиндр из искривленных кирпичей, в пределах которых была сильно изрезанная винтовая лестница, которой было едва достаточно для широких плеч Льва.

В течение следующих десяти минут, Захариил мог почувствовать холодное дуновение сверху, и ощутить ароматный запах больших лесов. Он знал, что они должны были быть недалеко от вершины башни. Призрачный лунный свет становился ярче, и наконец, измученный путешествием, Захариил выбрался на вершину башни, широкого пространства высоко над монастырем-крепостью, равномерно окруженного зубцами вдоль парапета.

Башня была довольно бесполезна для защиты, слишком тонкая и высокая, чтобы играть какую-то роль в любой осаде, в которой мог оказаться Орден, но идеальная для дозорного или астронома.

Ночь была ясной. Небо над Захариилом казалось черным, прекрасным куполом, обитым тысячью ярких точек. Захариил посмотрел на созвездия, и почувствовал глубокое, крепкое ощущение умиротворения, которое немного сняло с него усталость.

Он предположил, что это было чувство, рожденное из удовлетворения. Много лет он отдавал каждую каплю своей воли и напрягал сухожилия в надежде стать рыцарем. Сегодня ночью он мог сделать еще один шаг навстречу своей мечте.

– Как прекрасно смотреть на звезды, - сказал Лев, наконец прервав свое долгое молчание. - В такие моменты, как этот, человеку нужно пересмотреть свою жизнь. Я считаю, что нету лучшего места, чтобы сделать это, нежели под звездами.

Лев улыбнулся, и Захариил нашел эту улыбку ослепляющей.

Было ясно, что Лев пытался вселить в него непринужденность, но Захариилу было почти невозможно говорить с ним так, будто бы он был обычным человеком. Джонсон был слишком большим, его присутствие было слишком внушительным.

Человек больше не мог игнорировать свою необычайную природу, как не мог игнорировать ветер и дождь, или переход от дня к ночи. Было нечто, совершенно простое и понятное про Льва. Лев Эль'Джонсон был апофеозом человеческих мечтаний. Он был совершенством дарованных людям форм, будто первый пример новой человеческой расы.

– Очищение лесов находиться на заключительном этапе, Захариил. Знал ли ты об этом?

– Нет, мой лорд, я думал, что кампания, вероятно, будет продолжаться еще в течении некоторого времени.

– Нет, нисколько, - сказал Лев, его бровь немного приподнялась, хотя Захариил не был уверен, было ли это удивление или разглядывание. - Согласно нашим наилучшим оценкам, Великих Зверей наверное осталась дюжина или около того, точно никак не больше двадцати, и все они в Нортвайлде. Мы обследовали каждую область Калибана, и уничтожили Зверей, скрывающихся там. Остался только Нортвайлд.

– Но это значит, что война почти окончена.

– Почти, - сказал Джонсон. - Самое большее, она может занять три месяца. Тогда Калибан наконец станет свободным от Великих Зверей. Между прочим, знаешь ли ты, что Амадис говорил о внесении тебя в летописи Ордена, как человека, помогавшего в убийстве одного из последних Зверей? Довольно ужасное существо, без сомнений. Хотя Амадис убил его, ты должен гордиться своими действиями в борьбе. Ты спас жизни многих своих братьев.

– Но не всех, - сказал Захариил, вспоминая крики Паллиана, когда Зверь разрывал его на части. - Я не смог спасти их всех.

– Это то, к чему каждый воин должен привыкнуть, - сказал Лев. - Независимо от того, как умело бы ты не вел своих воинов, некоторые из них умрут.

– То, что я не погиб, было просто удачей, - сказал Захариил, - чистое везение. - Хороший воин использует везение в своих интересах, - сказал Джонсон, глядя на небо. - Он должен уметь приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам сражения. Война - чистая случайность, Захариил. Чтобы победить, мы всегда должны быть готовы использовать случайности, как только они появятся. Ты проявил инициативу в битве со Зверем. Более того, ты показал превосходство, таким, каким определяют его «Заветы» и подают нашей остаточной целью. Мы не можем знать, какие тайны сберегает вселенная, или с какими трудностями мы можем столкнуться в будущем. Все, что мы можем сделать, так это жить полной жизнью, и взращивать свое достоинство в попытках достичь превосходства во всех делах. Когда мы идем воевать, мы должны быть великими воинами. Когда мы творим мир, мы должны быть столь же искусными. Для человека нехорошо быть вторым в чем либо. Наша жизнь коротка. Мы должны сделать ее достойной, пока это возможно.

Внезапно замолчав, Лев продолжал смотреть на ночное небо, и Захариил стоял возле него.

– Интересно, что находится там, между звезд? - сказал Лев. - Старые рассказы говорят, что там есть тысячи, возможно миллионы планет, подобные Калибану. Они говорят, что Терра одна из них. Это ведь странно, ты не считаешь, что каждый ребенок, рожденный на Калибане, знает название Терры? Мы считаем ее основой и источником нашей культуры, но если рассказы правдивы, прошли тысячи лет с тех пор, когда мы имели связь с этим источником. Но что, если рассказы лживы? Что, если Терра - миф, басня, придуманная нашим предками, чтобы указать нам наше место в космосе? Что, если рассказы наших отцов - ложь?

– Это было бы ужасно, - сказал Захариил. Он почувствовал дрожь и сказал сам себе, что ночь становится холоднее. - Люди считают существование Терры само собой разумеющимся. Если бы все это оказалось мифом, то мы могли бы начать сомневаться относительно всего. Мы потеряли бы наши концы. Мы не знали бы, во что верить.

– Правда, но в некотором роде это освободило бы нас. Мы не были бы более ответственными за прошлое. Настоящее и будущее были бы нашими единственными границами. Возьми текущую кампанию против Великих Зверей для примера. Ты молод, Захариил. Ты не можешь знать о тех аргументах, угрозах и взаимных обвинениях, которые были адресованы мне, когда я только выдвинул планы относительно своей кампании. К тому же, я обнаружил, что причины этих возражений были укоренены в неком устаревшем обычае, который давно стерся из памяти. Традиция - прекрасный идеал, но только не тогда, когда она служит оковами для наших будущих дел. Если не было бы Лютера с его красноречием, я сомневаюсь, что план был бы когда-либо одобрен. То же происходит с многими проблемами, с которыми мы столкнулись сегодня. Консерваторы и "палки в грязи" выступают против нас на каждом шаге, независимо от ценности планов, которые я выдвигаю. Они всегда делают ссылки на прошлое, на традицию, будто наше прошлое было настолько заполнено немеркнущей славой, что нам нужно сохранить это навсегда. Но мне не интересно прошлое, Захариил. Я думаю только о будущем.

Лев опять замолчал. Стоя возле него, Захариил задавался вопросом, что Лорд Сайфер скажет про эту речь, порицающую ценность традиции. Могло ли это быть еще одним испытанием, созданным, чтобы увидеть, будет ли он просто соглашаться со всем сказанным или же будет поддерживать ценности традиции.

Рассматривал лицо Льва, он увидел странную особенность в том, как он глядел на небо, будто он любил и ненавидел звезды одновременно.

– Иногда я жалею, что не могу заглянуть в прошлое, - сказал Лев. - Я хотел бы, чтобы Терра оказалась мифом. Я хотел бы, чтобы у Калибана не было прошлого. Взгляни на человека без прошлого, и ты увидишь свободного человека. Всегда легче строить, когда строишь на голом месте. С другой стороны, я смотрю на звезды, и понимаю, что я слишком поспешен. Я смотрю на звезды, и хочу знать, что же там? Сколько неизведанных земель? Сколько новых испытаний? Каким светлым и обнадеживающим могло бы быть наше будущее, если мы смогли бы дотянутся до звезд?

– Это кажется маловероятным, - сказал Захариил, - сейчас, по крайней мере.

– Ты прав, - сказал Лев, - но что, если звезды придут к нам?

– Я не понимаю, - сказал Захариил.

– Действительно? Я тоже, - сказал Лев, - но ночами, когда звезды сияют, я мечтаю о золотом свете, и обо всех звездах с небес, которые спускаются на Калибан, и изменяющие наш мир навсегда.

– Звезды, спускающиеся на Калибан? - спросил Захариил. - Вы считаете, что это что-нибудь означает?

Лев пожал плечами.

– Кто знает? Я чувствую, что должен знать это, но каждый раз, когда я думаю, что ощущаю связь с золотым светом, она исчезает и оставляет меня в одного во мраке.

Тогда, будто отгоняя свои грезы, Лев сказал:

– В любом случае, звезды недоступны нам, и поэтому мы построим свое будущее здесь, на Калибане. Однако, даже если мы ограничены в выборе нашего пути, мы не позволим ограничить и наш взор. Если мы только сумеем построить нашу жизнь на Калибане, без доступа к звездам, то мы сделаем этот мир раем.

Лев поднял руку, охватывая широким жестом ночной пейзаж темного леса и верхушек деревьев под стенами Альдурука.

– Это будет наш рай, Захариил, - сказал ему Лев. - Это - то, где мы построим новое, светлое будущее. Кампания против Великих Зверей - только первый шаг. Мы создадим Золотой Век. Мы сотворим мир заново. Будет ли это благородной целью для тебя?

– Да, мой лорд, - сказал Захариил, слова исходили из него почтительным шепотом.

– Цель, достойная посвятить ей наши жизни? - спросил Лев. - Я спрашиваю здесь и сейчас из-за твоей молодости. Именно молодые построят это будущее, Захариил. Ты дал обещание. У тебя есть потенциал, чтобы стать истинным сыном Калибана, крестоносцем, не только против Зверей, но и против любого зла, которое будет угрожать нашим людям. Является ли это достойной целью?

– Да, - ответил Захариил.

– Хорошо. Я рад. Я буду смотреть, как ты исполняешь обещание в последующие годы, Захариил. Как я сказал, у тебя есть потенциал. Мне будет интересно увидеть, как ты ему соответствуешь. Но, ты слишком долго уклонялся от своих обязанностей, мне кажется.

Лев склонил свою голову, будто вслушиваясь в звуки, исходящие из леса внизу.

– Я также должен возвращаться, ведь не очень то хорошо, если я отсутствую слишком долго. Люди замечают. Мое место в Ордене означает поддержание братских уз между рыцарями, поскольку это есть проявление мудрости и осторожности в делах ведения войны.

Мгновение спустя, Лев ушел, растворившись в башне, будто тень. Не было ничего эффектного или изобретательного в этом внезапном исчезновении, поскольку привычки к скрытности были у Льва оттого, что их мог иметь только человек, который рос в лесах Калибана одиноким ребенком.

С уходом Льва, Захариил посмотрел на звезды над головой.

Некоторое время он размышлял о том, что сказал Лев. Он думал о звездах, о Терре, о необходимости сделать из Калибана лучший мир. Он думал о Золотом Веке, который обещал Джонсон.

Захариил думал об этих вещах, и знал, что с такими мужчинами, как Лютер и Лев Эль'Джонсон, которые вели за собой остальных, Орден не мог не достичь этого утопического видения будущего.

У Захариила была вера во Льва.

У него была вера в Лютера.

Вместе, эти двое мужчин - эти гиганты, - могли изменить Калибан к лучшему. Он был уверен в этом.

Захариилу пришло в голову, что он был благословлен такой удачей, которую немногие люди имели в своей жизни. Никто не мог избрать эпоху, в которую они родятся, ту, где множество мужчин боролись в течение всей своей жизни, которая мало чем отличалась от жизни их отцов, но Захариил был везуч.

Он мог видеть, что родился во времена больших и важных изменений, времена, в которых человек мог стать частью чего-то большего, чем он сам, времена, когда он мог посвятить свои усилия в соответствии со своими идеалами и надеяться добиться чего-то реального своим успехом.

Захариил не знал точно, что скрывает будущее, он не мог видеть своей судьбы, написанной на звездах, но он не боялся того, что могло быть.

Вселенная казалась ему местом чудес.

Он смотрел в будущее и без страха.


Глава шестая

Крестовый поход против Великих Зверей длился в течение всего следующего года, прежде, чем последний оплот монстров мог быть атакован. Плотные, запутанные и смертельные леса темного Нортвайлда оставались не очищенными от Зверей, это было единственным местом, в которое еще не вошли воины Ордена и его союзники.

Частично, это происходило из-за сложности создания любой организованной, систематической охоты в его глубинах. Большая часть леса была столь плотна, что теоретически являлась непроходимой для наездников, и даже выносливые воины Крыла Ворона не поехали бы в те места, если только это не приказали бы их магистры.

В пределах Нортвайлда существовали поселения, тяжело укрепленные деревни с высокими стенами, построенные на больших скальных равнинах или в глубинах широких холмов, но они были немногочисленными и находились далеко друг от друга, населяли их угнетенные люди, которые оплакивали свою участь, не осмеливаясь улучшить ее.

По правде говоря, реальной причиной, из-за которой крестовый поход еще не вторгся в Нортвайлд, была оппозиция Рыцарей Люпуса.

Благородное братство, известное своими учеными и большими библиотеками, Рыцари Люпуса открыто противостояли идеи относительно кампании против Зверей, и высказались против Лютера и Льва Эль'Джонсона многими годами ранее.

Одни из всех Орденов, кто голосовал против предложения Джонсона избавить леса Великих Зверей, Рыцари Люпуса отказались пойти за большинством, как только вопрос был решен. Вместо этого они начали воинственные выступления, угрожая начать свою собственную контр-войну против Ордена и его союзников.

В конце концов, Лютер предложил компромисс. Детали соглашения, которое он создал, никогда не разглашались, но какими бы ни были условия договора, Рыцари Люпуса отступили к своей горной твердыне в Нортвайлде, и не предпринимали никаких действий против Ордена.

В течение десяти лет, Рыцари Люпуса наблюдали из своей крепости, как кампания Джонсона одерживала победу за победой. Область за областью, леса Калибана были очищены от Великих Зверей.

Поскольку шли годы, и кампания приближалась к воплощению мечты Джонсона, большинство людей на Калибане ждали прихода Золотого Века.

Кампания Льва достигла ближних границ Нортвайлда и цитадели Рыцарей Люпуса, единственной нетронутой области Калибана, где все еще существовали Великие Звери.

Почти неизбежным было то, что, когда Орден войдет в Нортвайлд, начнется конфликт.

Группа вооруженных оруженосцев собрались в центре тренировочных залов, ставшие в круг и повернувшись лицом наружу, их мечи были подняты перед ними в защитной позиции. Захариил стоял в центре круга, спиной к спине с Немиилом, в то время как другая группа оруженосцев окружила их и наблюдала за упражнениями с мечами.

Брат Амадис медленно ходил вокруг, его руки были сцеплены за спиной, поскольку он наблюдал за последней тренировкой оруженосцев Ордена.

Оруженосцы, стоявшие вокруг, были приблизительно на год моложе, чем ученики, формирующие сам круг; все ученики были вооружены деревянными учебными мечами. Хотя и тупые, каждый из них имел твердый брусок в своей сердцевине, который мог причинить крайне болезненные ощущения.

– Вы обучались этому способу в течение многих лет, - сказал Амадис, обращаясь к младшим оруженосцам, - и вы оцените защитную мощь круга, но вы не оцените его символическую силу. Кто в пределах круга может сказать этим ученикам, почему мы боремся таким способом?

Как это часто случалось, Немил ответил первым.

– Стоя в кругу, каждый воин в состоянии защитить человека слева от него. Это - классическое защитное построение, которое используется, когда враг сильно превосходит по численности.

– Действительно так, Немиил, - сказал Амадис, - но зачем внутренние круги?

На сей раз ответил Захариил:

– Круг будет сильней, когда внутри него будет еще один круг. Это - старая боевая доктрина Калибана.

– Правильно, - сказал Амадис. - Идея концентрических кругов, каждый внутри другого, была основой для защиты всех больших и мощных крепостей-монастырей Калибана. Создавая внутренние круги, чтобы охранять и следить за более широкой группой воинов во внешнем круге, защита не может быть сломлена. Теперь атакуйте!

Младшие оруженосцы бросились на круг, их деревянные лезвия кололи и рубили в попытках дотянутся до старших ребят. Мальчики во внешнем кругу сражались хорошо, отклоняя удары нападавших с опытностью, которая приходит после длительного обучения в течении многих лет, но их превосходили по численности три к одному и поэтому некоторые удары неизбежно попадали в цель.

Захариил наблюдал, как сражение разворачивалось с хирургической точностью, поворачиваясь на месте с Немиилом, всегда спиной к спине, помогая отбивать любые потенциальные нарушения круга. Мечи сталкивались и гремели в течение десяти минут, но круг не был ни разу прорван.

Амадис выкрикивал имена, объявляя 'погибших' мальчиков, и те хромали прочь от круга, держась за ушибленные и сломанные руки, и уходили с позором те, из-за которых внешний круг плотнее сжимал ряды, чтобы удержать линию.

Захариил пригнулся и ударил, поскольку младший оруженосец угрожал им, и Немиил сделал то же самое сзади. Встреча продолжалась еще пятнадцать минут, без признаков прорыва порядков круга, и затем Амадис объявил окончание битвы.

Захариил и Немиил оба вспотели, сражение забрало все их силы без остатка. Борьба с такой интенсивностью в течение любого срока была трудной, но сражение во внутренних кругах особенно истощало.

Брат Амадис шел среди опустошенных оруженосцев, и говорил:

– Теперь Вы видите преимущество внутренних кругов и силу, которую мы получаем от их наличия. Помните об этом, когда вступаете в сражение и вы не сможете потерпеть неудачу. Хоть это трюизм, но поодиночке мы слабы, вместе же мы сильны. Каждый из вас однажды окажется в бою, и если вы не сможете обратиться к вашему брату, без раздумий зная, что можете доверять ему, тогда вы пропали. Только если узы не будут стальными, не будут ничего означать, и в настоящий момент ваше недоверие не разорвет круг, вы будете мертвы. Разойдись!

Оруженосцы поднялись с каменного пола учебного зала, и поодиночке или парами, с льняными полотенцами на шее, уходили, утомленные и с разбитыми телами.

Немиил рукавом вытер пот с лица и сказал:

– Все было сделано жестко и без ошибок.

Захариил лишь кивнул, слишком утомленный, чтобы отвечать.

– Хорошо он нас погонял, а? - продолжил Немиил. - можно подумать, что мы действительно будем участвовать в битве или чем-то подобном.

– Кто знает, - наконец сказал Захариил, - возможно и будем. Представители Рыцарей Люпуса должны прибыть сегодня, и если то, что я слышал, правда, мы можем скоро начать войну.

– Против Рыцарей Люпуса? - спросил Аттий, подойдя с одним из своих портативных компьютеров подмышкой.

– Это - то, что я слышал, - сказал Захариил.

– Вы поняли все, что сказал брат Амадис? - заметил Немиил, когда Илиаф присоединился к ним.

– Я - да, - сказал Аттий, - плюс-минус одно или два слова.

– Возможно, если бы ты больше упражнялся с мечом, чем с писаниной в своих книгах, ты не оставил бы нас открытыми для атаки, - сказал Илиаф, хотя в его словах не было никакой злобы, только подшучивание.

– И возможно, если бы ты не был настолько толстым, ты смог бы уклонится от их атаки.

Мальчики улыбнулись знакомым насмешкам, хотя и говорили они их, скорее в шутку, чем с плохими намерениями. Спустя год после нападения крылатого Зверя в лесу, четверка преодолела ту злобу, которая была между ними, и стали верными друзьями, разделившими почти смертельный опыт, сблизивший их больше, чем что-либо иное.

Аттий обрел фигуру прекрасного парня, с красивыми чертами, широкими плечами и тугими мускулами, обвивавшимися вокруг его конечностей. Илиаф до сих пор был самым большим из них, его мощные мускулы выпирали, любой намек на жир давно был уже сожжен в его, подобной плите, фигуре, хотя он и был все еще наименее проворным из них.

– Нет, серьезно, вы думаете, что мы начнем войну с Рыцарями Люпуса? - спросил Аттий.

– Я не знаю, возможно, - сказал Захариил, жалея, что повел об этом разговор. Брат Амадис сказал ему, что Лорд Сартана из Рыцарей Люпуса следовал в Альдурук, чтобы выступить против вторжения рыцарей Ордена в Нортвайлд, и хотя ему не приказывали держать информацию при себе, он чувствовал, будто нарушил секретность, разделив ее с братьями.

– Захариил, Немиил, помыться и явиться к моим палатам через пятнадцать минут. Полный парадный балахон, оружие и церемониальное одеяние.

Оба мальчика переглянулись в замешательстве, удивленные приходом Брата Амадиса.

– Сир? - сказал Немиил. - Что случилось?

– Лев желает продемонстрировать наших лучших оруженосцев, когда Лорд Сартана войдет в Палату Круга, и ими будете вы. Теперь поспешите, он уже здесь и очевидно не намерен шутить. Шевелитесь!

Захариил нервно переступил с ноги на ногу, он и Немиил стояли на краю постамента в центре Палаты Круга. Во главе с братом Амадисом они вошли внутрь несколько минут назад, взволнованные и немного польщенные, что им разрешили следовать за ним через западные Монастырские Врата.

Входы в палату, находящиеся выше, были для членов Ордена меньшего ранга, и только старшим рыцарям разрешали войти в зал через Монастырские Врата.

Обычно, оруженосцы и те, кто имел ранг ниже, чем полноправный рыцарь, должны были входить и сидеть на вышних скамьях, но старшие члены Ордена выдали специальный указ по этому случаю.

В коридорах и палатах Альдурука кипела бурная деятельность, их небольшая группа прошла мимо рыцарей, сквайров и оруженосцев, метавшихся с места на место по, без сомнения, жизненно важным поручениям в процессе подготовки к прибытию Лорда Сартаны.

Церемониальные флаги были почищены и свисали с потолка палаты, военные знамена красных и алых цветов были заменены теми, которые напоминали о легендарном прошлом, и изображениями, призывающими к братству и товариществу.

В закутанных робах и в одетых капюшонах, члены Ордена заполняли каменные скамьи вокруг центра палаты, в то время, как оруженосцы, кроме сопровождающих старших братьев Ордена, отсутствовали.

– Этот Сартана действительно настолько важен? - прошептал Немиил, стараясь, чтобы его голос звучал тихо, поскольку акустика Палаты Круга была невероятной.

Захариил кивнул.

– Думаю да. Он - самый старший член Рыцарей Люпуса.

– Я думал, что они почти все уже перемерли?

– Нет, - сказал Захариил, - хотя осталось очень мало от их прежней славы, это так.

– А что с ними случилось?

Захариил постарался вспомнить рассказы сенешалей, подслушанные под залами и палатами благородных рыцарей спустя годы после того, как он присоединился к Ордену

– Они возражали против кампании Льва, направленной на Великих Зверей, и отступили к своей горной цитадели, в то время как Орден и его союзники начали очищать леса. Я слышал, что существенное число их рыцарей и оруженосцев дезертировало, чтобы присоединиться к Ордену, когда они увидели, насколько успешной была кампания.

– Они оставили собственных братьев? - спросил Немиил, удивленный.

– Так говорят, - согласился Захариил. - Могу представить, насколько суровыми и безрадостными должны были быть для них те годы, когда вербовка новых оруженосцев свелась к небольшой горстки в сезон. В течение нескольких лет, максимум десятилетия, Рыцари Люпуса окажутся перед реальной перспективой исчезновения как благородный орден.

– Как грустно, - сказал Немиил, - быть на грани исчезновения, и не из-за великолепной героической смерти или эпического сражения, а благодаря вымиранию.

– Но все же не сбрасывайте их со счетов, - сказал Брат Амадис, появившись у них за плечами. - Нет более живучего зверя, чем тот, который думает, что загнан в угол.

– Брат Амадис, у меня есть вопрос, - сказал Немиил.

– Да? Ну тогда спрашивай, только быстро, Сартана скоро будет здесь.

– Захариил сказал мне, что Рыцари Люпуса почти не имеют оруженосцев, их число уменьшается.

– Это не вопрос, - отметил Захариил…

– Знаю, я как раз к нему подхожу, - сказал Немиил. - Что я хотел сказать, разве это немного… ну, не нахально, что ли, щеголять оруженосцами Ордена перед Лордом Сартаной, подобно этому?

Амадис улыбнулся и сказал, - Очень проницательно для тебя, юный Немиил.

– Так почему же мы это делаем?

– Это хороший вопрос, поэтому я удовлетворю твое любопытство, - сказал Амадис. - Судя по всему, Лорд Сартана не идет с мыслями о примирении. Я полагаю, что Лев и Лютер желают молчаливо показать то, что засвидетельствует нашу силу в последующие годы.

– И если Лорд Сартана будет вынужден думать, что он не сможет выступить против нас, он с большей готовностью согласится на проведении нашими воинами кампании в Нортвайлде, - закончил Захарил.

– Что-то похожее на это, - согласился Амадис. - А теперь тихо, все уже начинается.

Захариил повернул свой пристальный взор к восточным Монастырским Вратам, откуда вышли два ряда укрытых капюшонами знаменосцев, их лица были скрыты в тенях, а шаги были тяжелыми. Они разошлись, с мрачной торжественностью, достигнув края круга, и последовали по окружности, пока не сформировалось кольцо знамен вокруг постамента.

Каждый штандарт был установлен в чаше, погруженной в пол, и знаменосцы стали на колени позади них, головы их склонились, как только вошли магистры Ордена.

Лев и Лютер прошли в палату, великолепные в черных нагрудниках и плавно спускающихся белых плащах, которые крепились бронзовыми булавками на их плечах. Лев как всегда, затмевал Лютера, но в глазах Захариила, они оба были будто созданы из одной великолепной материи. Выражение Льва было мрачно, в то время как Лютера было дружелюбным, но Захариил мог видеть напряженность, которая проскальзывала в напряженных линиях вокруг его глаз и челюсти.

Рыцари Ордена, сидевшие до того на скамьях, встали, и начали бить кулаками по нагрудниках при виде своих наиболее героических братьев, шум был оглушающим, поскольку каждый рыцарь хотел показывать надлежащее уважение к лучшим.

Старшие рыцари Ордена сопровождали Льва и Лютера, включая Лорда Сайфера и нескольких высших боевых рыцарей, воинов, умеющих вести армии и командовать большим числом войск. Казалось, что это был не просто молчаливый показ силы, скорее оно походило на довольно реалистичное видение смертельного могущества.

Воин в мерцающем бронзовом пластинчатом доспехе и с длинным плащом из волчьей шкуры стоял рядом с Лютером. Череп и верхняя челюсть волка находились на вершине шлема воина, его передние лапы, были закреплены на его наплечниках.

Это был Лорд Сартана, могущественный человек со старыми, обветренными чертами и ниспадающими, серебряными усами. Его глаза были были серыми и тяжело хмурящимися, они выражали воинственность. Он слишком четко осознавал совершенно-не-тонкий показ силы Ордена. Тройка укрытых волками воинов сопровождала его, каждый с такими же густыми усами, и они были старше, чем многие из старейших рыцарей Ордена.

Воины достигли центра круга, и Лев поднял руки, призывая к тишине, которая должным образом установилась. Захариил бросил взволнованный взгляд на Немиила при виде столь многих старших рыцарей, стоявших так близко.

Лев повернулся к Лорду Сартане и протянул руку:

– Я приветствую вас в Палате Круга, где брат встречает брата без рангов или должностей, где все равны. Приветствую, брат.

Для ушей Захариила эти слова показались плоскими и лишенными смысла, как будто Лев глотал горький пепел, говоря их.

Лорд Сартана явно подумал о том же и посчитал ниже своего достоинства принимать предложенную руку.

– Я просил частной встречи, мой Лорд Джонсон, а не… этого!

– Орден - место честности, Лорд Сартана, - сказал Лютер, его голос был примирительным и успокаивающим. - Мы не имеем никаких тайн, и хотим быть открытыми в наших связях с вами.

– Тогда, к чему это явное позерство? - прервал его Сартана. - Вы думаете, что я - некий простак, который должен быть впечатлен вашим парадом новобранцев и старших рыцарей?

– Они не для позерства, - сказал Лев, - они являются напоминанием статуса вашего братства на Калибане.

– Нашего статуса? - сказал Лорд Сартана. - То есть, вы согласились на эту встречу просто чтобы оскорбить меня, не так ли?

Лютер стал между двумя воинами, желая разрядить враждебную обстановку перед тем, как в ход могло пойти оружие.

– Мои лорды, - сказал Лютер, снова меняя голос, чтобы он звучал полностью разумным и умиротворяющим. - Такой разговор - ниже нас. Мы - здесь для того, чтобы все могли засвидетельствовать честность и справедливость нашего разговора. Все должны увидеть, что между нами нет никакого обмана.

– Тогда давайте поговорим о том, как ваши воины нарушили соглашение между нами, - сказал Сартана.

– Нарушили соглашение? - вскрикнул Лев. - Какое соглашение? Не было никакого соглашения.

– Заверения давались много лет назад, - сказал Сартана, - Вами, Лютер. Когда вы прибыли в нашу крепость, то утверждали, что Джонсон дал железную гарантию того, что он будет держать своих воинов подальше от Нортвайлда. Как мы все знаем, это не имело места быть.

– Нет, - сказал Лев, едва сдерживаемый гнев сквозил в его голосе, - не имело.

Захариил задавался вопросом, каким же должен быть человек, чтобы выдержать такую угрозу. - Ваши люди вырезали группу наших охотников. Мужчины и их семьи были убиты полностью вооруженными рыцарями, которые послали единственного выжившего обратно с телами его товарищей.

– Те люди пришли, чтобы нанести на карту долины на краю Нортвайлда.

– Края ваших территорий являются домом для Зверей! - сказал Лев. - Зверей, которые все еще разоряют наши земли. Один только город Эндриаго имел почти две сотни погибших от рук Зверя! Пришел час, чтобы завершить работу и уничтожить последних из Великих Зверей.

При упоминании об Эндриаго, Захариил почувствовал, что Брат Амадис напрягся, и увидел, как его руки сжались в кулаки.

– Вы можете очистить от Великих Зверей весь Калибан, - сказал Сартана, - но Нортвайлд, и земли Рыцарей Люпуса должны быть неприкосновенными. Нам обещали, что наши земли станут приютом, и что Зверей там оставят в покое. Это соглашение имело силу договора. Посылая своих воинов в наши земли, вы становитесь нарушителем клятвы!

– Скажу по-сути, человек, - сказал Лев. - Никогда не было никакой гарантии, что Нортвайлд будет оставлен в покое. Зачем это нам было нужно? Насколько разумным было бы убить всех Зверей на Калибане, и оставить при этом горстку выживших? Нет, если и было какое-либо нарушение, оно было сделано Рыцарями Люпуса, когда они убили воинов Ордена. Все остальное - неправда и ложь, являющиеся просто необоснованным предлогом, чтобы оправдать ваши действия.

– Тогда вы готовите почву для войны, Лорд Джонсон, - сказал Сартана.

– Если это потребуется для того, чтобы освободить Калибан от Зверей, то я это сделаю, Лорд Сартана, - сказал Лев, и Захариил услышал нотки жестокости в его тоне, как будто все время его намерением и было склонить Сартану к войне.

– Я не остановлюсь в преследовании моей цели избавления Калибана от Зверей, - сказал Лев, - и если ваши воины попробуют остановить меня, это будет очень печально для них. Ваш орден имеет меньше воинов и многие из них не покидали библиотек на протяжении многих лет. Вы действительно думаете, что сможете остановить меня?

– Вероятно, что нет, - предположил Сартана.

– Тогда почему вы противостоите мне?

– Потому, что в вашей маниакальной жажде уничтожения, вы не будете удовлетворены, пока весь Калибан не окажется под вашей пятой, - сказал Лорд Сартана. - Рыцари Люпуса не желают подчинятся вашим указам. Теперь, если этот фарс "обсуждения" является оконченным, то я ухожу, чтобы вернуться к моим братьям.

Не ждущий никаких возражений, Лорд Сартана развернулся на пятках и вышел из Палаты Круга, его покрытые волками помощники последовали за ним.

Грозовая тишина упала на собравшихся рыцарей Ордена от такой наглости, каждый воин смотрел на соседа, будто для подтверждения того, что они правильно поняли разговор между Львом и Лордом Сартаной, что они теперь находились в состоянии войны с Братством Люпуса.

Брат Амадис нарушил тишину, ступив со своего места на краю круга, и обратился ко Льву.

– Мой Лорд Джонсон! - воскликнул Амадис. - Это правда? Эндриаго подверглось нападению Зверя?

Сначала, Захариил задавался вопросом, услышал ли Лев вопрос, поскольку прошло довольно много времени, прежде, чем он повернулся к Амадису. Его лицо было словно из камня, и Захариил чувствовал, как дрожь опасения прошла по его хребту от взгляда воинственной ярости, появившейся в его чертах.

Но через мгновение, будто луч солнечного света прошел по его лицу, мстительный гнев ушел, и глубокая сосредоточенность вернулась обратно в его взгляд.

– Брат Амадис, - сказал Лев, - боюсь, что это правда. Весть достигла нас только вчера. Зверь убил множество людей Эндриаго, хотя никто точно не знает, что за существо скрывается в темном лесу.

– Эндриаго - место моего рождения, Лорд Джонсон, - сказал Амадис. - Я должен отомстить за те смерти, которые существо принесло моим людям.

Лев кивнул и прислушался к шепоту Лютера, когда Амадис встал на колено.

– Мой Лорд Джонсон, - сказал Амадис, - я объявляю поиски Зверя Эндриаго.

Впоследствии захариил всегда будет вспоминать об этом, как об одном из наиприятнейших моментов. Последующие годы не были скупыми на славу, нет. Он получал свою долю сражений. Его приветствовали и восхваляли его товарищи.

Его чтил Лев.

Он знал об этом и даже более того. И все же, почему-то момент, который он лелеял наиболее, произошел на его родном мире Калибан в дни, предшествующие приходу Императора на их планету.

Это было во времена до ангелов, во времена, когда он был юношей на пороге взрослой жизни. Возможно, его возраст сыграл роль в создании воспоминаний о тех днях, ставших еще более яркими в его позднейшей оценке.

Тогда ему оставалось только две недели до пятнадцатилетия. Сам факт его молодости прибавлял дополнительный блеск и очарование его воспоминаниям. Это заставляло его достижение казаться более достойным, более незабываемым. С первым шагом на пороге возмужания, он выдержал ужасы и вынес трудности, которые большинство мужчин никогда не смогло бы пережить.

Одна вещь, без сомнения, ставила этот момент отдельно от его позднейших триумфов. Его еще не сделали ангелом. Он еще не стал Астартес. Это делало произошедшее еще более примечательным. Одним делом было преуспеть в сложившихся обстоятельствах, будучи сверхчеловеком, совершенно же иначе все обстояло для обычного человека, особенно на полпути до окончания своих юношеских лет.

Возможно, дело было в другом.

Возможно, в конце, он дорожил этим моментом просто потому, что он говорил о причинах такого его характера. После его преобразования в ангела, большинство воспоминаний о днях, когда он все еще был человеком, станут унылыми и расплывчатыми.

Были тысячи важных моментов, о которых он навсегда забудет. Для него станет тяжело вспомнить лица его родителей, его сестер, друзей его детства. Единственно важным для него станет то, что касалось его пребывания среди ангелов, как будто во время своего перехода от человека к сверхчеловеку он навсегда попрощался со многими из тех вещей, которые определяли его раннюю, человеческую жизнь.

Какой бы ни была причина, воспоминания все время ярко горели в его разуме. Он нес их в себе, в течении столетий, как одно из немногих существенных воспоминаний, оставленным ему временами его юности.

Это будет тонко изменять его жизнь, помогая ему оставаться верным своим идеалам. Они будут поддерживать его, когда уйдет последняя надежда. Он всегда будет рассматривать это как один из решающих моментов определения своей жизни.

Это было началом осознания себя, зарождением его личной легенды.

Память говорила с ним.

Когда-то, он был человеком.

Когда-то, он был рыцарем.

Когда-то, он сражался в битвах и защищал невинных.

Когда-то, он охотился на монстров.

Почти пять месяцев прошло с тех пор, как Брат Амадис начал свои поиски Зверя Эндриаго, и время опять навалилось тяжкой ношей на Захариила. Утрачивался легкий дух товарищества с его героем и то ощущение, что его ценность и присутствие были полезны и нужны Ордену.

Хотя Магистр Рамиил был преподавателем с большим опытом и мудростью, он рассматривал Захариила точно так же, как и любого другого оруженосца, как то и должно было быть, но после того, как он был избран Братом Амадисом, он понимал, насколько трудно вновь приспособится к тому, чтобы быть… обычным.

Без присутствия Брата Амадиса, возобновились раздоры, и Захариил, Немиил, Аттий и Илиаф вновь ссорились, как зеленые новички.

Захариил пытался не обращать внимания на Немииловы попытки вывести его из себя, но, казалось что, постоянные мелкие попытки его кузена достать его, начали ожесточаться в ядро негодования в его сердце.

Со времени посещения Лордом Сартаной Альдурука, значительна часть сил Ордена была оттянута от заключительной стадии кампании против Великих Зверей для борьбы с новым врагом.

В серии решительных боев, Рыцари Люпуса были отброшены к своей крепости в Сангруле, Кровавой Горе, которая, согласно диким слухам, ходившим по крепости-монастырю, была теперь в осаде.

Мальчики собрались на полдник, чтобы обсудить военное положение против Рыцарей Люпуса, и оплакать свой статус оруженосцев, а соответственно, и исключение из борьбы.

– Я слышал, что они начали жечь собственные поселения, чтобы рыцари Ордена не могли их захватить, - сказал Илиаф.

– Это правда, - сказал Аттий. - Я слышал, как магистр Рамиил говорил об этом Сар Гадариилу вчера.

– Почему они делают это? - спросил Немиил. - Это же глупо.

– Я не знаю, - сказал Аттий. - Это только то, что я услышал.

– Возможно, они доказывают своими действиями, что они - не более, чем ренегаты-предатели, и каждый миг их длительного существования - пятно на чести Калибана.

– Очень нелестная оценка, тебе не кажется? - сказал Захариил.

– Ой ли? - сказал Немиил. - Тогда почему Орден поставил себе задачу завершить их существование?

– Может прекратим этот спор на мгновение и подумаем, а что, если, возможно, только возможно, Лорд Сартана говорил правду? - спросил Захариил. - Может, мы действительно нарушали данное нами слово, не оставив их земли в покое?

– Это приходило мне на ум, - сказал Немиил, - но действительно ли это имеет значение теперь?

– А что тогда имеет значение? - повторил Захариил. - Оно имеет значение, потому, что мы могли начать войну под ложными причинами, что мы разработали кампанию, служащую для достижения собственных целей? Это не волнует никого из вас?

Удивленные лица были ему ответом, и он помотал головой, увидев их реакцию.

Немиил склонился над столом и сказал:

– История пишется победителями, Захариил, и одной из многих горьких пилюль, которые проигравшая сторона должна проглотить в любой войне, будет тот факт, что их жертвы были напрасными. Речь Сартаны о Льве, возможно, была грубой, местами даже чистой ложью, но летописцы Ордена, вероятно, никогда не сделают об этом запись, даже если она и была правдивой, не так ли?

– А летописцы Рыцарей Люпуса?

– Уверен, что они погибнут вместе с остальными при осаде их крепости.

– Как ты можешь настолько настолько радоваться этому, Немиил? - спросил Захариил. - Мы ведь говорим об убийстве наших собратьев, рыцарей.

Немиил покачал головой.

– Нет, мы говорим об убийстве наших врагов. Являются они собратьями рыцарями, или нет, несущественно. Какими бы ни были наши права или заблуждения насчет этого, в горниле войны все скоро забудут о причинах войны с Рыцарями Люпуса. Даже сама война не задержится в памяти надолго.

– Это трагично, - сказал Захариил.

– Таковой есть трагедия человеческого бытия, - сказал Немиил, цитируя «Заветы». - Жизни людей - мимолетные эфемерные вещи, затерянные среди неумолимых, кровавых потоков истории.

Захариил кивнул.

– Возможно и так, но на Калибане такие потоки более мрачные, чем где бы то ни было.

После полдника, оруженосцы разошлись по спальням, чтобы захватить оружие для дневных тренировок, под строгим наблюдением магистра Рамиила. Захариил был неспокоен после беседы во время еды, тревожась через ту оперативность, с которой рыцари Ордена последовали на войну за Джонсоном.

Конечно, желанием каждого разумного человека будет избежание войны, сделав все возможное, чтобы избежать потерь. Хотя юный Захариил был еще недостаточно мудр, чтобы знать, что иногда война и убийства бывают неизбежными, но эта война с Рыцарями Люпуса, казалось, началась с неуместной и непристойной поспешностью.

Сняв свой зубчатый меч и закрепив его пряжкой на поясе для пистолета, он услышал вдали протяжные звуки трубы, три высоких, ритмичных ноты, которые повторялись много раз подряд. Он просмотрел туда, где Немиил и остальные готовили свое оружие, зная, что значат эти звуки, но неспособный связать воедино это знание со своими чувствами.

– Брат Амадис, - сказал Илиаф, и внезапно смысл и значение были переданы звуками трубы.

– «Возвращающийся Рыцарь», - сказал Аттий.

Захарил улыбнулся, узнавая не часто слышимую мелодию, которая объявляла возвращение рыцаря после поисков Зверя. Большинство Великих Зверей было уже убито, крестовый поход был почти окончен, и поэтому эти радостные ноты теперь были слышны были очень редко.

Четверка выбежала из спален, не считаясь с тем, что магистр Рамиил накажет их за то, что они пропустили уроки стрельбы и упражнений с мечом. Радость увидеть брата Амадиса в стенах Альдурука затмевала мелкие нестыковки с расписанием.

Другие также слышали трубача, хотя то, как звук доходил до крепости, ведь его источник находился высоко в башне, было загадкой для Захариила. Друзья оруженосцы спешили за ним, и даже некоторые младшие рыцари пробивались к большим воротам в сердце крепости, желая быть первыми, кто поприветствует брата Амадиса с возвращением.

Захариил обнаружил, что опять состязается с Немиилом, его кузен оторвался немного вперед, и теперь улыбался улыбкой триумфатора. Аттий был позади него, и Илиаф плелся позади их небольшой группы.

Коридоры вились вокруг великих предвратных башен-бастионов, каменные спирали шли вровень с амбразурами, спускающимися до земли. Собралась большая толпа, но тем не менее они не могли прорваться вперед, быстро набирающее силу эхо поднималось из темноты внизу.

Могущественные цепи сильно завибрировали, и пыль спала с тяжелых лебедок, шкивов и противовесов, они пришли в движение, чтобы открыть колоссальные Мемориальные Ворота Альдурука. Массивные двери из темной древесины и бронзы распахнулись на смазанных жиром петлях, железных колесах и опорах, поддерживающих их, когда они открывались.

Яркий свет безжизненного серого неба упал на камни эспланады, распространился на ожидающих людей, и осветляя мрачный интерьер монастыря крепости. Пыль кружилась, будто мерцающие бриллианты, танцуя в воздухе, открытие врат поднимало их отовсюду.

Захариил прижмурился, чтобы увидеть брата Амадиса, но вне прямоугольника слепящего света в дверях, он не мог видеть ничто, кроме темного пятна отдаленного леса. Товарищи оруженосцы, столпившиеся около него, также старались разглядеть хоть что-то, но Захариил и его братья держали свои позиции со смесью силы и неприкрытой жестокости.

Наконец все немного прояснилось, и Захариил увидел движение у ворот, расплывчатый силуэт всадника, медленно бредущего в крепость. Когда его глаза привыкли к яркому свету неба, сердце Захариила подпрыгнуло, безошибочно узнав черты брата Амадиса.

Как только он обрадовался возвращению своего героя, его посетило внезапное предчувствие, будто что-то было неладно.

Амадис старался держаться прямо из последних сил, его балахон был пропитан липкой кровью, а левая рука безвольно висела сбоку, очевидно, переломанная.

Его лицо было бледно и бескровно, а щетина практически стала бородой, укрывающей его лицо темными волосами. Не удалось уйти целому и его дестриеру: несколько глубоких борозд виднелось на его груди и боках, целые куски гривы были оторваны. Хвост напрочь отсутствовал, а несколько рваных ран на огузке говорили об отчаянном побеге от чего-то ужасного.

Глаза Амадиса говорили о невообразимой боли и решительности, его голова болталась по сторонам, будто он что-то искал.

Рыцари помчались вперед, чтобы помочь побежденному герою и снять его с седла. Их движения нарушили любое подобие порядка, и гул голосов возник при виде ужасно израненного воина.

Масса тел понесла Захариила вперед, и он добровольно сдался потоку толпы.

– Разойдитесь! - крикнул мощный старческий голос. - Дайте ему немного чертова места!

Захариил видел, как Лорд Сайфер шагал сквозь массы, разрезая их силой личности и авторитета, и бросился в сторону, чтобы последовать следом за ним. В течение нескольких секунд, он оставил своих товарищей и уже стоял подле брата Амадиса с Лордом Сайфером, преклонившего колени возле раненого человека.

Амадис старался что-то сказать, но кровавая пена выступала на его губах, пузырясь из пробитых легких.

– Не разговаривай, - сказал Лорд Сайфер. - Ты только делаешь себе больнее.

– Нет… - булькал Амадис -… должен говорить.

– Хорошо, парень. Ты желаешь попрощаться?

Амадис кивнул, и хотя Захариил был испуган словами Лорда Сайфера о том, что Амадис умирает, он уже видел достаточно ран, чтобы знать, что эти были смертельными.

Амадис опять кивнул, и Захарил увидел, что кровь в животе рыцаря была влажной и продолжала течь, плоть была порвана, внутри виднелся кишечник, который он придерживал рукой, безуспешно пытаясь удержать его в теле.

Свободной рукой, Амадис схватился за ствол пистолета и с мукой достал его из кожаной кобуры.

– Захариил, - сказал Амадис.

Лорд Сайфер взглянул и увидел мальчика, и быстро позвал его встать на колени возле умирающего рыцаря.

– Быстрее, парень, и слушай внимательно, не многие могут услышать последние слова рыцаря. Те, кто слушает их прощание, имеют обязанность перед мертвым. Это традиция.

Захариил кивнул, смотря на умирающего Амадиса, а он протягивал ему пистолет.

– Возьми его, Захариил, - сказал Амадис, его лицо исказила гримаса боли и слабости, поскольку смерть постепенно приближалась. - Он твой. Я хочу, чтобы он был у тебя.

– Я не могу, - сказал Захариил, в уголках его глаз начали собираться слезы.

– Ты должен, мою последнюю волю я вручаю тебе, - задыхался Амадис. - Это мое наследство для тебя. Вспомни меня, когда будешь стрелять из него. Помни то, чему я тебя учил.

– Я буду, - пообещал Захариил, беря окровавленное оружие у Амадиса. Он был тяжелым для его руки, тяжелей, чем могло быть простое соединение метала и дерева. Он нес в себе вес ответственности, обязательства перед благородным воином, который лежал сейчас перед ним.

– Это отличное оружие… до сих пор меня не подводило, - кашлял Амадис. - И не думаю, что это когда-либо случится, а?

– Нет, - сказал Захариил, внезапно почувствовав тишину, которая заполонила врата.

– Проклятье, теперь я не чувствую боли, это не очень хорошо, да?

– Это значит, что смерть близко, друг, - сказал Лорд Сайфер.

– Наверное, да, - кивнул Амадис. - Чертов Зверь Эндриаго вцепился в меня. Большой ублюдок как для… Калибанского льва… я думал, что был только один такой.

– Калибанский лев? - сказал Захариил. - Я думал, что Лорд Джонсон убил единственного льва?

– Я тоже думал…, - сказал, скривившись, Амадис. - Только не лежа здесь… Я только хочу…

Каким бы ни было последнее желание Амадиса, оно навсегда осталось тайной, его глаза потускнели, и губы издали последний вздох.

Голова Захарила склонилась, и слезы неприкрыто потекли вниз по его щекам, провожая героя в последний путь. Он сжал в руках дарованный Амадисом пистолет, дикий гнев заполнял его от разум мыслями о том, что убийца рыцаря был до сих пор жив и бродил по темным лесам.

Лорд Сайфер положил свою ладонь на лицо мертвого рыцаря, и мягко закрывая ему глаза.

– Так ушел брат Амадис из Ордена, - сказал он, его голос выражал мрачную торжественность.

Захариил поднял глаза, когда Лорд Сайфер положил свою сморщенную руку на его плечо и указал на дарованное Амадисом оружие.

– Это больше, нежели просто оружие, парень, - сказал Лорд Сайфер. - Это - оружие героя. Оно несет силу власти и мощи, которой не имеет твой собственный пистолет. Ты должен поддерживать честь оружия и память о том, кто тебе его дал.

– Я не запятнаю его честь, Лорд Сайфер, - сказал Захариил. - Можете не сомневаться.

Глаза Лорда Сайфера сузились, поскольку он уловил ярость в голосе Захариила. Он помотал головой.

– Нет, парень, - сказал он. - Гнев и чувство потери затуманивают твои мысли. Не произноси этого, поскольку ты уже не сможешь забрать обратно то, что уже сказал.

Но Захариила теперь невозможно было отговорить, и он встал с окровавленным пистолетом, прижатым к груди.

– Лорд Сайфер, - сказал Захариил, - я объявляю поиски против Зверя Эндриаго.

– Тебе не следовало объявлять поиски, - сказал Немиил.

Это было за три ночи до того, как Захариил должен был отправится на свои поиски. Зная, что он захочет провести следующие два дня и ночи в тихих раздумьях, готовясь к путешествию, его друзья оруженосцы выбрали это время, чтобы устроить пир на его честь.

Были еда и вино, и магистр Рамиил предоставил им специальное разрешение провести банкет в пещерах под Альдуруком. Пир происходил при свете факелов, размещавшихся вокруг длинного стола, который они принесли из обеденной залы в спальнях.

Все было сделано соответственно с традицией. Как сказал Лорд Сайфер, если он преуспеет в поисках, то будет заново рожден из одного бытия в другое, из мальчика в мужчину.

– Строго говоря, - говорил Лорд Сайфер, - эти вещи нам известны, и ты в настоящее время находишься между жизнью и смертью, а твоя душа пребывает в подземном мире до тех пор, пока не будет принято решение о твоем будущем.

Захариил считал это суеверной ерундой, традицией, основанной на старых мифах, но Лорд Сайфер до сих пор служил древнему миру, и также, будучи свидетелем ухода брата Амадиса, Захариил чтил его совет, ища подземелье для пира.

Несмотря на праздничный тон и поверхностное слушание приветствий, Захариил заметил ту жалость, которая пробивалась в голосе каждого. Его друзья желали ему удачи, но они не скрывали своего горя. Это было неудобно, но в конечном счете Захариил понял, что они прощались без надежды увидеть его снова живим.

Все ждали, что с поисков возвратиться лишь его труп.

– Тебе нужно было подождать, Захариил. - Голос Немиила настойчиво звучал возле него. - Ты не должен был объявлять поиски Зверя, убившего Амадиса.

– Да, Немиил, - сказал Захариил, - я это сделал. Я не мыслю своей жизни без него. Я сделал это.

– Ты знаешь, о чем говорят старшие рыцари? - спросил Илиаф.

– Нет, - ответил Захариил, - и это меня не интересует. Я объявил поиски перед таким человеком, как Лорд Сайфер. Теперь ничего нельзя изменить.

– А стоило бы интересоваться, - сказал Немиил, посмотрев на потолок, - Они говорят, что это… они думают, что это гордыня. Они не знают, почему Лорд Сайфер разрешил тебе начать поиски. Ему виднее. Но это - самоубийственное задание.

– Тебе следует говорить более четко, Немиил, - сказал Захариил, протягивая руку к кубку. - Возможно, у меня недостаточно воды в вине, но ты все только усложняешь.

– Я говорю о Звере, на которого ты будешь охотиться, - сказал Немиил с гримасой раздражения. - За рыцарским столом говорят, что это - Калибанский лев, один из наихудших лесных хищников. Также говорят, что он отнял уже более двухсот жизней, и это в Нортвайлде, там, где едва можно найти людей.

– Поиски должны быть тяжелыми, Немиил, - сказал Захариил. - Они и существуют для того, чтобы мы смогли себя проявить. Это покажет, что мы готовы к рыцарству.

– Да, тяжело, но есть ведь другие варианты - противостоял Немиил. - Все говорят, что этот Зверь достоин поисков истинных героев среди нас, таких, как Лев или Сар Лютер. Без обид, кузен, но ты не один из них, и никогда таким не станешь. У тебя нет навыков и опыта, чтобы повергнуть этого Зверя, не больше, чем у меня. Все наверху говорят, что ты безумец. Я знаю, что ты отчаянно желаешь стать рыцарем, мы все этого хотим, но если ты спросишь меня, я отвечу, что следует искать менее опасного Зверя. Никто о тебе не подумал бы ничего плохого. Ты бы не загубил свою славу.

Захариил встряхнул головой.

– Дело не в славе, и мне все равно, что обо мне говорят люди. До теперь вы уже могли бы знать об этом.

– Ну да, я знаю, но ты-то сам понимаешь, что это безумие? Я не преувеличивал, говоря что это - самоубийство. Ты ведь понимаешь это? Почему ты решился?

– Я годами ждал этого, - сказал Захариил, он говорил медленно, обдумывая ответ. - С того времени, как меня приняли в оруженосцы Ордена, я мечтал об этом миге. Честно говоря, я никогда бы и не подумал начать эти поиски. Но когда умер брат Амадис, я понял, что это будет правильно. Я не мог ждать другого. Кроме того, ты помнишь, что говорил магистр Рамиил, «Не ты выбираешь Зверя, а Зверь выбирает тебя». Ты бы должен помнить этот урок довольно хорошо.

Пробуя разрядить напряженность, Захариил улыбнулся Немиилу, показывая, что он всего лишь пошутил, но кузен не желал уступить. Все еще раздраженный, Немиил расстроенно взглянул на него. Аттий и Илиаф молчали, видя, что вмешиваться в разговор братьев не было бы благоразумно.

– Без шуток, Захариил. Этот Зверь может убить тебя. Помнишь, я тоже был там, когда крылатая тварь могла погубить нас. Легко считать себя бессмертным, когда носишь броню, вооружен отличным пистолетом и моторизированным мечом, но все наше оружие и изобретения ничего не значат для этих существ. Этим не стоит пренебрегать. Это серьезные вещи.

– Я знаю об этом, - ответил Захариил. - Не пойми меня неправильно. Я понимаю всю опасность поисков, которые лежат передо мной. Я знаю им цену. Но то, что для тебя есть ужасная проблема, для меня - преимущество. Ты знаешь учение Ордена так же, как и я. На всех наших уроках с магистрами, во всех тренировочных схватках, практике, на всех подставных дуэлях и турнирах, которые мы пережили, мы пытались достичь одного - превосходства. Это - единственное, что дает смысл человеческой жизни. Это - то, единственное, что делает нас достойными рыцарства. Это главный идеал Ордена. Ты знаешь эти слова, «Жизнь человечества должна быть посвящена погоне за превосходством во всех формах, как всей расой, так и отдельным человеком».

– Нет нужды цитировать мне «Заветы», - огрызнулся Немиил. - Магистр Рамиил вбил его нам в головы. Я знаю его наизусть, так же, как и ты.

– Тогда ты должен помнить еще кое-что, написанное в нем. «Чтобы помочь достичь и показать превосходство, мы должны дойти до грани. Только через суровые испытания мы сможем узнать наш истинный характер».Вот о чем говорит учение Ордена: до грани, суровые испытания. Я лучше буду с трудом следовать этим наставлениям, чем откажусь от поисков, испугавшись и посчитав их слишком тяжелыми.

– Да, это наши идеалы, - согласился Немиил, - но нам следует быть реалистами. Если истории об этом Звере правдивы, то это существо сможет уничтожить только куча опытных рыцарей. Даже Лорд Джонсон был тяжело изранен, повергнув своего Калибанского льва. Это непосильное задание для оруженосца.

– Возможно, ты прав, - припустил Захариил, - но когда брат Амадис дал мне свой пистолет, я должен был принять эти поиски. Если бы мы начали избирать задания, отталкиваясь от их легкости, то ступили бы на скользкую тропу гибели. Но как бы то ни было, хватит спорить. Решение принято, и слишком поздно его менять. Я посвятил себя этим поискам. Лучшее, что вы можете сделать, это разделить со мной выпивку и надежду, что мы все доживем, чтобы увидеться снова.

Захариил встал и взял в руки кубок.

– За завтрашнюю жизнь, брат, - сказал он поднимая кубок в тосте.

В ответ, Немиил улыбнулся в покорно поднял собственный кубок.

– За завтрашнюю жизнь, - ответил Немиил со слезами на глазах.


Глава седьмая

– Следуйте по этой тропе на восток - сказал лесничий.

Он шел пешком, указывая путь, в то время как Захариил ехал за ним верхом на своем боевом коне.

– Двигайтесь пока не достигните опушки, на краю которой стоит старое дерево, пораженное молнией. Оно обуглено и расколото надвое, вы не сможете его проглядеть. Именно туда направлялись люди. Конечно, возможно они туда так и не добрались. Но если они там были, вы сможете взять их след.

Лесничего звали Нарел. Правитель Эндираго Домиил, представил его Захариилу, когда тот готовился покинуть запуганный город через баррикады, защищавшие поврежденные ворота.

Нарел был одним из лесничих, живших в замке, и работавших в землях, которые окружали замок. Он оказался храбрее своих товарищей и согласился провести Захариила в лес на поиски чудовища. Точнее он пообещал показать Захариилу тропу, по которой группа мужчин и женщин ушла в лес за хворостом и едой. И не вернулась.

– Люди говорили им, что это полное безрассудство - произнес Нарел - Им говорили что они, скорее всего, попадутся чудовищу, но что еще им оставалось делать. У них у всех были дети и множество ртов, которые надо прокормить. Приближается зима, и если ты хочешь выжить ты должен собирать еду и хворост в лесу. Так здесь все устроено. Кроме того, они были хорошо вооружены, их было около дюжины, так что вы можете предположить, что они были в безопасности. Но нынче в этих лесах не бывает безопасно. Не бывает - из-за зверя.

Нарел был примерно вдвое моложе Лорда Эндираго, Домиила, но скоро выяснилось, что лесничий был так же словоохотлив как его хозяин и господин. На протяжении пути, пока он вел Захариила по тропе через лес, он непрерывно болтал. Он имел привычку говорить тихо, постоянно бросая беспокойные взгляды на окружавшие их деревья и заросли. Лесничий сильно волновался, будто ожидая, что чудовище может наброситься на них в любой момент.

– Конечно, теперь их дети вообще никакой еды не получат - сказал Нарел, в двадцатый раз, удостоверяясь, что его болт-винтовка заряжена, а предохранитель спущен - Теперь они, наверное, будут голодать, если только кто-нибудь не возьмет их к себе. Но только не я. Я не лишен сострадания, но у меня и моей жены и так есть орава голодных ртов. Это и есть настоящее несчастье, так я думаю. Всякий раз, когда зверь кого-то убивает, появляются новые сироты. Говорят, убито больше ста восьмидесяти человек. Это значит, что очень многие дети остались без матерей и отцов.

Захариил мог понять нервозность лесничего. Из того, что Нарел рассказал ему, Захариил понял, что тот лично знал большинство жертв зверя, по крайней мере, тех, кто был родом из Эндираго. Часть из них даже приходилось ему родней. Исходя из численности населения и обширных родственных связей которые существовали в наиболее изолированных районах Калибана, эта ситуация не являлась чем то необычным.

У каждого в Эндираго, зверь, рыскавший в лесах, отнял соседа, друга или члена семьи. За короткое время пребывания в замке, Захариил ощутил, насколько осязаемой силой стал страх внутри замковых стен. Ему пришлось бы изрядно постараться, чтобы найти мужчину, женщину или ребенка которые не были бы запуганны этой тварью.

Люди Эндираго больше не покидали своего города, если это только не было абсолютно необходимым, и, видя глубину отметин от когтей на стенах, и понимая силу зверя, Захариил не мог не признать, что страх был полностью оправданным.

Зверь превратил их в пленников, запертых за городскими укреплениями, и это, а так же смерть Брата Амадиса, окончательно укрепили Захариила в его стремлении убить нечестивую тварь.

Так продолжаться не могло. Как сказал Нарел, зима приближалась. Скоро жителям Эндираго придется делать трудный выбор. Их запасы провианта будут нуждаться в пополнении, если они надеются пережить суровые холодные месяцы.

Или они будут медленно умирать от голода, или им придется отправиться в лес, рискуя ощутить на себе ярость зверя.

Группа людей, ушедших вчера, свой выбор сделала. Для них это кончилось плохо, но был еще целый город, чье дальнейшее существование находилось на грани.

Если чудовище будет безнаказанно, если никто не выследит и не убьет его, трагедии в лесах вокруг Эндираго будут повторяться.

Будет еще больше горя. Еще больше сирот.

Многие уже погибли, и ни одно общество не могло себе позволять таким потерям быть слишком долго.

Груз ответственности на плечах Захариила был огромен.

Если он не сможет убить зверя, не только его жизнь будет поставлена на кон, но жизнь Эндираго и семей, населявших город.

– Вот мы и пришли - сказал Нарел. Он остановился, пройдя часть пути по тропе, и посмотрел на Захариила с неловким выражением лица - Ты помнишь, я говорил, что не смогу сопровождать тебя всю дорогу. То есть я бы пошел, но у меня есть жена и дети. Ты ведь понимаешь? У меня есть люди, о которых я должен заботиться.

– Я понимаю - ответил Захариил - Я смогу найти путь самостоятельно.

– Вот и хорошо - кивнул Нарел.

Лесничий развернулся и отправился в обратный путь к Эндираго, бросая короткие взгляды через плечо на Захариила, пока тот не ушел.

– Желаю тебе безопасного пути сквозь тьму, Захариил из Ордена. Да направят и защитят тебя Глядящие. Будь уверен, я принесу сегодня жертву в твою честь. Я рад, что познакомился с тобой.

С этими словами он пошел прочь и больше не оглядывался.

Когда лесничий ушел, и Захариил отправился дальше по тропе, он понял, что продолжает думать о словах Нарела, которые тот сказал ему на прощание.

Очевидно, что Нарел не ждал того, что Захариил останется в живых.

Лесничий не сказал обычных слов прощания. Не были помянуты "грядущие дни" или нечто подобное. Вместо них лесничий сказал другие слова. Он пожелал Захариилу безопасного пути сквозь тьму. Он попросил Глядящих направлять и защищать его.

Он решился даже пообещать принести жертву в его честь. На Калибане эти слова не говорили тому, кого ожидали увидеть еще раз. Это были слова не благословления, а прощания.

Согласно одному из самых распространенных на Калибане верований о смерти, когда человек умирал, его душа отправлялась в подземное царство, дабы там пройти путь по спирали, которая - в зависимости от деяний человека в жизни - приводила его либо в ад или же к перерождению. Это и было причиной того, что Нарел сказал ему. Это был отрывок из известного погребального ритуала, в котором, согласно церемонии, они звучали как просьба к стражам царства душ, чтобы они защитили дух умершего.

Захариила не обидели слова Нарела. Он был абсолютно уверен, что лесничий искренне верил в то, что говорил. На Калибане не было больших городов, но даже для Калибана поселения Северных Пустошей были захолустьем.

Старые верования имели большое влияние в местечках, подобных Эндираго.

Согласно своей вере, Нарел вероятно думал, что оказывает Захариилу большую честь пытаясь облегчить ему путь через подземное царство, в которое тот неминуемо попадет, пытаясь один на один одолеть зверя.

Захариил же считал речь лесничего напрасной тратой слов.

Хотя это широко не обсуждалось, по крайне мере открыто, но Калибанская культура содержала в себе несколько верований. С одной стороны была традиционная религия планеты, поддерживаемая большинством простолюдинов и некоторыми упрямцами из знати. Эта религия, которая как говорили, была мудростью, унаследованной от первопоселенцев планеты, сочетала в себе элементы поклонения предкам и анимистическим духам. Последователи этой религии верили, что леса Калибана были населены духами-стражами.

Особое внимание в этих верованиях уделялось группе невидимых смотрителей, которые периодически вмешивались в людские дела со своими таинственными и неведомыми целями.

Эти "Глядящие из Тьмы" были не единственными сверхъестественными существами на Калибане. В традиционной религии утверждалось, что Великие Звери были злыми духами, обретшими физическую оболочку, дабы приносить страдания и горе человечеству.

Учитывая все это, приношения Глядящим из Тьмы были распространены среди людей, которые таким образом пытались отвратить от себя чудовищ.

С другой же стороны, рыцарские ордена Калибана придерживались более агностических соображений. Они вообще отвергали все сверхчеловеческое. Если такие сущности как боги и духи существовали, вряд ли бы они напрямую вмешивались в людские дела.

Утверждалось, что такие создания были бы настолько чужеродными в своих желаниях и стремлениях, что они никогда бы не смогли понять видение мира человеком, и уж конечно бы не смогли понять, когда от них требуется помощь.

Напротив, философия рыцарских орденов заключалась в том, что настоящая сила, влияющая на жизнь человека, заключается в силе его характера, а не в воображаемых действиях потусторонних сил. Соответственно, разные ордена посвящали себя развитию духа и тела своих рыцарей, согласно индивидуальных для каждого ордена представлений об идеале человека.

В течение своей жизни как послушника в Ордене, Захариил впитал в себя убеждения своих командиров, и они стали его убеждениями. Он не испытывал неприязни к людям, вроде Нарела, но у него не было времени для их суеверий. Он не верил ни в загробную жизнь, ни в путешествия в подземный мир.

Великие Звери Калибана были невероятными существами, но он не верил, что они были сверхъестественного происхождения. Глядящие из Тьмы были легендой, и он также не верил в то, что духи-хранители несут в тенях свою стражу рода человеческого.

Вместо них он верил в силу человеческой мудрости. Поступки людей, таких как Лев Эль'Джонсон и Лютер, их борьба против Великих Зверей, убедили его в том, что человечество само может творить свою судьбу. Человеческий разум способен объять мир и космос, а большинство людей всегда придут на помощь ближнему своему. Захариил верил, что человек изначально добр, и если ему дать возможность выбора, он выберет лучший и самый светлый путь. Ни один человек не совершит злое деяние, не будучи к этому принужденным обстоятельствами. Возможно, человека на путь зла может толкнуть голод, страх или безразличие, но никто сознательно не совершит зла, имея возможность сотворить благо.

Никто сознательно не обратиться к тьме, когда есть возможность обратиться к свету.

Отбросив свои сомнения по поводу мрачной сути прощания Нарела и свои размышления о человеческой природе, он сосредоточился на задаче, стоявшей перед ним.

В тот же миг указания пути Нарела вытеснили все пространные рассуждения о судьбе и предназначении. Лесничий сказал, чтобы он двигался на восток по тропе до опушки с деревом, пораженным молнией. Захариил следовал этим указаниям, используя способы, которым его обучили наставники, чтобы очистить свой разум и сосредоточить всю его силу на задании.

Пришпорив лошадь, он поскакал навстречу своему будущему.

Захариил довольно легко обнаружил дерево, в которое ударила молния, тропа, вывела его прямиком к мертвому стволу. За деревом, лес из мшистых стволов расходился, подобно выветренным менгирам. Тьма и тени заполняли лес, и Захариил начал понимать значение местных суеверий.

Северные пустоши долгое время считались заброшенным местом, слишком близким к горным логовам множества чудовищ, со слишком неплодородной почвой, и с лесами, слишком густыми, чтобы спокойно через них путешествовать. Более того, это место приобрело репутацию источника многих необъяснимых явлений, странных огней в лесу. Многие люди пропадали в лесу на несколько дней, а возвращались домой постаревшими на десятки лет, с того дня, когда близкие видели их в последний раз.

Да, Северные пустоши были таинственным местом, но по мере того, как Захариил заставлял себя углубляться в него, он чувствовал первые ростки страха. Хотя он убеждал себя, что не боится, он понимал, что страх зарождается погребенный под чувствами презрения к чудовищу и злости, вызванной гибелью Брата Амадиса.

Как легко было насмехаться над суевериями неотесанных крестьян Эндираго, в окружении своих спутников и теплого света. Как легко эти самодовольность и самоуверенность были сметены тьмой и одиночеством.

Преодолевая свой страх, Захариил понукал своего коня идти вперед, чувствуя что тот тоже боится этого места. Деревья были сучковатыми и старыми, старше чем любые другие деревья, которые он видел, и, по-видимому, они были поражены какой то ползучей заразой, из-за которой деревья выделяли вонючую смолу, наполнявшую воздух противным горьким запахом, словно от месива прогнивших фруктов.

Он ехал мимо деревьев в темные глубины Северных пустошей, и Захариил чувствовал легкий шепот за спиной, будто последний вздох умирающего. Земля под копытами лошади была топкой и нездоровой, поганки и яркие сорняки покрывали корни деревьев.

Захариил углублялся все дальше и дальше в лес, ощущая пустоту этого места в глубине своей души, гулкую пустоту, которая пробирала его до самого сердца.

Внезапно, Захариил почувствовал себя бесконечно одиноким, и сокрушающее чувство отчужденности затопило его.

Больше, чем просто отсутствие людей, это было одиночество души, полное отсутствие какого либо контакта, какой либо связи с окружавшим миром. Перед лицом этого ужасающего чувства, Захариил едва не зарыдал от собственного ничтожества.

Как высокомерно с его стороны было верить будто он в центре спирали. Насколько тщеславным было считать, что он может хоть как-то повлиять на судьбы мира.

– Я не ничто - прошептал он во тьму - Я Захариил из Ордена.

Темнота поглотила его слова с молчаливой издевкой. Будто невидимым ветром его слова были вырваны из горла, прежде чем они смогли достичь окружавшей его пустоты.

– Я Захариил из Ордена! - закричал он в темноту.

Вновь его слова были унесены, прочь, но его надрывный вопль, на краткий миг заставил отступить тьму, терзавшую его душу. Он вновь закричал, на какой то миг, поняв, насколько опасно кричать, охотясь на опасного хищника, но больше ужасаясь тому, что может случиться, если он позволит этому глубокому оцепенению поглотить себя.

Его путь сквозь лес продолжался, в то время как он повторял свое имя снова и снова. С каждым метром его лошадь шла все труднее, он чувствовал невидимую злобу и первобытную мощь, исходящую от земли, будто лишь едва сдерживаемый источник злой силы таился глубоко-глубоко под поверхностью Калибана. Проникало ли на поверхность ужасное влияние чего-то погребенного под землей, как струйки воды просачиваются через бобровую запруду?

Но прежде чем он смог сформулировать мысль, он понял, что не один.

Короткое движение поводьев остановило коня, и Захариил глубоко вдохнул холодный воздух, когда почувствовал присутствие нескольких существ, наблюдавших за ним из теней между деревьями.

Он знает… он чувствует это…

Он не мог видеть их отчетливо, так тщательно они кутались в тени, но, тем не менее, он со всей определенностью знал, что они были там, глядящие на него из тьмы.

Глядящие на него из тьмы…

Он мог видеть их уголками глаз, не больше чем мелькающие тени, которые исчезали, едва он поворачивал голову, чтобы рассмотреть их. Он не мог сказать, сколько их было. Он заметил, по крайней мере, пятерых, но было ли это их точным количеством, оставалось загадкой.

Убить его… это коснулось его…

Шепот мелькал меж деревьев, но Захариил знал, что этот шепот рожден не человеком, а по правде говоря, он не существовал в реальности, которую можно было определить с помощью пяти чувств. У него было отчетливое впечатление разговора, ведущегося вокруг него, и хотя он не знал слов, если это понятие имело смысл в безмолвной беседе, он четко понимал их значение.

– Кто вы? - крикнул он, стараясь, чтобы его голос не дрожал - Прекратите шептаться и покажитесь!

Тени, наблюдающие за ним, метнулись глубже во тьму при звуках его голоса, возможно удивленные тем, что он почуял их присутствие или что он смог услышать их безмолвное бормотание.

Он несет пятно в себе. Лучше убить его сейчас…

От угрозы рука Захариила метнулась к мечу, но в его мысли вмешалось призрачное касание, удержавшее его от нападения.

Твои попытки напрасны, Захариил из Ордена. Ты не можешь причинить нам вред оружием из этой реальности…

Голос эхом раскатывался под его черепом, и Захариил крикнул на голос, который звучал так, будто говоривший был прямо перед ним.

– Кто вы? - закричал он, овладевая своими чувствами и бросая дикие взгляды во все стороны опушки. Он не видел ни одного из своих собеседников, но пустил лошадь кругом, извлекая меч.

– Покажитесь! - потребовал он опять - Я устал от этих фокусов!

Хорошо…

Едва слова прозвучали в его сознании, он увидел одного из невидимых собеседников.

Фигура появилась из тьмы меж деревьев. Она была не выше пары футов ростом, и от головы до пят была закутана в робу с капюшоном, которая скрывала каждый дюйм ее плоти. Тьма под капюшоном была более плотной, чем та, которая окружала Захариила, и он был уверен, что если он увидит, что скрывается за этой угольно-черной темнотой, он безвозвратно потеряет рассудок.

Руки существа были сведены впереди, каждая скрывалась в рукаве другой. Осанка была согбенной, хотя Захариил не чувствовал никакого подчинения в манере поведения существа.

– Что вы такое? - спросил Захариил - Вы Глядящие из Тьмы?

Это подходящее нашей цели название.

Цели? Какой цели? - спросил Захариил.

Общения с тобой, которое ты сможешь понять. Люди нуждаются в названиях в своем мире, чтобы он имел смысл.

– Люди? - сказал Захариил - Таким образом, ты утверждаешь что ты… не человек?

Верно, мы принадлежим виду, неизвестному большинству людей.

– Тогда что ты?

Это неважно, но важно чтобы ты покинул это место.

– Я не могу - ответил Захариил - Я поклялся выследить зверя, котрый убил моего друга.

Создание, которое ты ищешь, не здесь, хотя оно близко.

– Ты знаешь, где оно? Отвечай?

Хорошо, но ты должен поклясться, что ты уйдешь отсюда и никогда не вернешься. Эти леса испорчены и пребывание здесь опасно для людей.

– Испорчены? Испорчены чем?

Маленькая фигура покачала головой.

Нет, людям не следует знать этого. Ваша раса и так знает слишком многое и стремится вмешиваться туда, куда не следует.

– Я не понимаю - сказал Захариил - Что вы здесь делаете?

Мы члены братства, подобного твоему… группа единомышленников посвятивших себя борьбе с самым древним злом.

– Каким злом? - спросил Захариил - Ты имеешь в виду Великих Зверей?

Нет, они лишь симптом общей болезни. Я не назову это зло, достаточно сказать, что оно будет гибелью вашей расы и однажды уничтожит вас.

Захариил почувствовал, как озноб пробежал по его телу, когда существо упомянуло это великое зло, от твердой уверенности что существо говорит правду. Эти слова несли в себе тяжесть эпох, и хотя это было невозможно, Захариил чувствовал, что этому созданию может быть несколько тысяч лет, если не больше.

– Это зло. С ним можно сражаться? - спросил он.

Конечно. С любым злом можно сражаться.

– Тогда позвольте мне помочь вам уничтожить его - закричал он.

Фигура покачала головой, и порыв Захариила угас.

Зло подобное этому не может быть уничтожено. Его можно держать в заточении, но пока будут люди, оно также будет существовать.

– Тогда чем я могу помочь?

Уйти. Отравится прочь отсюда и больше не возвращаться.

Захариил кивнул, одновременно стремясь убраться отсюда и в то же время не желая уходить не узнав больше об этих…чужаках.

– Как вы здесь появились?

И снова фигура покачала своей головой, и Захариил увидел еще две небольшие фигурки, которые вышли из-за деревьев, у них были одеяния и позы неотличимые от первой фигуры.

Он задает слишком много вопросов!

Его раса любопытна и это погубит их. Нам надо убить его.

Он не знал, кто из трех говорил, потому что их голоса накладывались друг на друга и скручивались в его голове подобно воде, вытекающей через отверстие. Хотя его собеседники были малы ростом, и Захариил без труда одолел бы их в любом физическом столкновении, он не сомневался в том, что существа обладают силами, которых он не понимал, и что они могут оборвать его существование также легко, как погасить свечу.

– Почему вы хотите убить меня? - сказал он - Что я вам сделал?

Лично ты не сделал ничего, но как раса вы угрожаете обречь галактику на вечные муки.

Захариил был ошеломлен словами существа, из которых следовало, что люди живут не только на Калибане и что человечество расселено по звездам. Невероятная новость о том, что многие из древних легенд являются правдой, пьянило, будто самое лучшее вино, играющее на его языке.

Вдохновенный этим новым знанием, он протянул свой клинок и произнес:

– Я уже поклялся, что буду сражаться со злом угрожающим моему Ордену, но я клянусь, что сделаю все, что в моих силах, чтобы противостоять тому злу, с которым боретесь вы.

Он почувствовал одобрение созданий и знал, что они почувствовали правдивость его слов.

Хорошо, Захариил из Ордена. Мы принимаем твою клятву. Теперь тебе пора уходить.

У Захариила были еще тысячи вопросов этим наблюдателям, но он удовлетворился теми знаниями, которые уже получил. Он вложил меч в ножны и развернул лошадь, в то время как Глядящие из Тьмы растворились в зарослях.

Едва очертания наблюдателей поглотила темнота, последний вопрос появился в его сознании, когда он вспомнил сказанное глядящими.

– Подождите! - крикнул он - Что вы имели в виду, что во мне есть порок?

Сначала он подумал, что ему было отказано в ответе, но за мгновение до того, как они исчезли из вида, голос прошептал из теней.

Не пытайся открыть дверь, ведущую к легкому могуществу, Захариил из Ордена. Отправляйся обратно к дереву, пораженному молнией, и ты найдешь, что искал.

Затем они исчезли.

Захариил скакал прочь из глубин леса, его силы прибывали, свинцовая тяжесть, обрушившаяся на его душу, когда он направлялся вглубь, уменьшалась с каждым километром обратного пути. Что то ужасное случилось в этой части леса, ужасное настолько, что стражи из другого мира явились на Калибан, чтобы смотреть за лесом.

Находилось ли зло, о котором они говорили на Калибане до сих пор, или же оно оставило здесь эхо своей злобы - он не знал этого, и предполагал, что в своем невежестве ему лучше держаться подальше. Он понимал, что угроза в этой части леса касалась не только его тела, но была гораздо более опасной.

Его посвятили в тайные знания, и если Орден чем и гордился, так это тем, как его члены умели хранить секреты. Вещи, о которых он узнал и то во что он верил, будут оставаться скрытыми в его сердце навечно, и ни одна земная пытка не сможет вырвать из него эти тайны.

Захариил в мыслях вернулся к своему разговору со Львом на вершине башни и тому, как удивлялся великий воин легендам о Терре и других обитаемых мирах. Захариил один на Калибане знал ответ на этот вопрос, и уникальность его положения тревожила его.

Его путешествие из темного сердца леса проходило спокойно, шаг его коня был легок, когда он прокладывал путь меж сплетения корней и близкостоящих деревьев. Даже тени, которые сгущались над ним до этого, кажется, исчезали от растекавшегося тепла полуденного солнца, пробившегося сквозь ветви деревьев.

Постепенно густой подлесок уступил место грунтовой дороге, и Захариил улыбнулся, узнав путь по которому он ехал много часов назад. Лошадь сама поскакала по дороге без дополнительных указаний и, миновав несколько покрытых листвой беседок, они достигли опушки с почерневшим деревом, в которое ударило молния.

Захариил был погружен в размышления, поэтому зверь застал его врасплох.

Зверь кинулся на него будто из неоткуда.

Он скрывался в тенях между сплетенными старыми деревьями, рядом с краем опушки. Когда он бросился к Захариилу сквозь листву, тот подумал, будто это ожил камень чудовищной формы.

Захариил увидел темный, гибкий силуэт, несущийся на него. Тварь была огромной и двигалась с невероятной скоростью. Конь Захариила испугался, и неожиданно рванул, взбесившись от паники. Захариил боролся, чтобы остаться в седле, крепко схватив поводья.

Лев Калибана почти настиг его.

И в следующее мгновение разорвет его на части.


Глава восьмая

В один леденящий, очень долгий миг страха, Захариил разглядел подробности телосложения зверя. Его тело было широким и мощным, львиным лишь в том смысле, что обладало четырьмя ногами и несло гриву острых как лезвия шипов, растущую вокруг покрытой броней головы. Каждая конечность была покрыта блестящей броней, твердой как камень, и гибкой, как кожа. Подобные кинжалам когти торчали из передних лап, а два клыка, сравнимых с кавалерийскими саблями выступали из верхней челюсти.

Захриил потом думал, усилило бы его страх количество убитых чудовищем людей, но в какой то момент он был напуган и так.

Только его инстинкты, выпестованные долгими часами, проведенными в стрелковых залах Альдурука, спасли ему жизнь. Захариил поднял пистолет с вращающимися стволами, полученный от умиравшего Амадиса и выпустил залп, посылая каждый болт в центр львиного тела, как его учили наставники.

Болты попали в цель, но лев, кажется, даже не заметил взрывов, когда они ударили в его толстую шкуру. Патроны, которыми был заряжен пистолет, имели разрывные пули, сделанные таким образом, чтобы взрываться глубоко в теле жертвы. У них было достаточно мощи, чтобы убить что угодно, даже существо с таким пугающим видом и силой.

Лев не обратил на них внимания, будто и не почувствовав ударов.

Рыча от гнева, лев в прыжке нанес удар когтистой лапой.

Удар пришелся по боевому коню Захариила, пробив бок животного с ужасным звуком ломающихся костей. Конь изогнулся, когда лев пропорол его тело, и Захариила вышибло из седла. Он упал на спину в грязь.

Захариил быстро вскочил на ноги, в то время как его конь испустил дух, теплая масса внутренностей животного выпала из искалеченного тела.

Внимание обезумевшего от стремительного убийства льва, было приковано к умирающей лошади Захариила.

Захариил еще раз выстрелил, отправив еще одну порцию болтов в чудовище, в то время как лев откусил часть от визжащей лошади, клинки его клыков вырвали огромный кусок мяса из крупа. Тело льва было покрыто гибкой броней, каждый раз, когда болт попадал в цель, разлетались искры и куски странного упругого материала.

Оружие Захариила сухо клацнуло, когда он опустошил магазин, а лев издал ужасающий рев, наполовину вой наполовину рык. Захариил торопливо перезарядил орудие, пятясь от чудовища, устрашенный его огромной мощью.

Лев крадучись шел по краю опушки. Глаза - змееподобные, ярко-оранжевые с черными узкими щелями посередине. Грива из клинков вокруг шеи непрерывно колыхалась, угрожающе рассекая воздух.

Захариил также продолжал двигаться боком, в противоположную движению зверя сторону. Утробный рев и слюна, свисавшая из открытой пасти твари, говорили о чудовищном голоде, и Захариил старался не думать о том, что эти клыки могут разорвать его.

Хотя тварь была чем-то неестественным, чудовищем из его худших кошмаров, у Захариила было ощущение, что зверь глядит на него со злой насмешкой. Борясь с подступившим страхом, Захариил вспомнил о сражении с крылатым чудовищем, и свою аналогию с пауком и мухой, которую он использовал, чтобы описать свои ощущения от того зверя. Лев проявлял то же злобное наслаждение охотой, а Захариил чувствовал себя лакомым кусочком, который смакуют, перед тем как поглотить.

Его опыт подсказывал ему держаться от льва на расстоянии и использовать пистолет для большей эффективности, а его рыцарский кодекс предписывал Захариилу броситься на чудовище и встретиться с ним в славной рукопашной схватке. Нацелив пистолет на крадущегося льва, Захариил обнажил свой клинок, прикидывая в уме различные возможности. Учитывая обойму в пистолете, у него их оставалось две. Были еще боеприпасы, но они находились в седельной сумке растерзанной лошади, и бывшие вне досягаемости. Если он не бросится в рукопашную, у него оставалось двадцать четыре выстрела чтобы убить льва.

Обычно, Захариил мог счесть, что двадцати четырех патронов ему хватит, чтобы справится с любым врагом во вселенной, но Великие Звери Калибана были невероятными созданиями, сочетая самые жуткие черты разных созданий в одном отвратительном теле. Тягучая красная жидкость сочилась из тех мест, где тело льва поразили болты, но Захариил не знал, была ли это кровь или какие то мерзкие выделения.

Даже пробитые места на шкуре чудовища, казалось, начали затягиваться.

Без предупреждения, лев рванул через опушку к Захариилу с невероятной скоростью.

Захариил нырнул в сторону, направив клинок по широкой низкой дуге, чтобы отразить атаку твари. Жужжащие зубья меча прорезали шкуру льва и кровь брызнула на Захариила. Лев, взревев, изогнулся на середине прыжка, и нанес Захариилу удар задними ногами, сбив того с ног. Упав, он перекатился, держа меч на отлете, чтобы не напороться на свой клинок. Грива льва сверкнула, тяжелые лапы вспороли землю в том месте, куда упал Захариил.

Захариил нанес колющий удар клинком, и жужжащие зубья прорезали гриву из шипов вокруг шеи чудовища. Из разрубленных шипов брызнула кипящая жидкость, капли которой, упав на доспехи, зашипели, будто кислота. Лев извернулся, и его огромные челюсти щелкнули перед Захариилом. Тот бросился вбок, в то время как мощные челюсти сошлись в сантиметрах от его тела. Избежав атаки, он выстрелил по льву несколько раз. И снова зверь словно не почувствовал боли или шока, словно был к ним иммунный.

Кожа Захариила уже была скользкой и покрыта потом, он мог чувствовать, как сдавлены броней его плечи и икры. Его доспехи были оборудованы механизмами, которые обеспечивали охлаждение и помогали при движении, но они не справлялись с перегрузками, которые вызывала схватка со львом.

Жизнь Захариила балансировала на лезвии ножа, следующие мгновения решат, доживет ли он до следующего заката или нет. Время осторожности прошло.

Описав мечом широкую дугу, чтобы удержать льва на расстоянии, Захариил внезапно бросился вперед. Перекувырнувшись по земле, он закричал и побежал по направлению ко льву, выпустив в зверя еще несколько выстрелов из пистолета Амадиса.

На какой-то краткий миг лев, кажется, опешил, затем разинул пасть и издал громкий разгневанный рев. Захариил и лев помчались на встречу друг друга, за мгновения покрыв расстояние между собой.

От близости зверя тошнота подкатывала к горлу. Было в нем нечто омерзительное, будто в прокаженном. Чудовище окружал тошнотворный запах разложения, и Захариил не был уверен, что это был именно запах, а будто это внутренняя гнусность твари обволакивала все вокруг.

Захариил почувствовал, будто нечестивая аура зверя проникает сквозь его доспехи в поры. Как никогда присутствие зверя ощущалось, словно раковая опухоль в сердце мира, источник пагубной заразы, которая должна быть уничтожена.

Его ненависть придала ему сил.

Захариил был совсем близко к зверю, стоя с ним лицом к лицу. Он выпустил еще два болта прямо в упор, прежде чем они сошлись в рукопашной. Затем, когда лев ударил Захариила лапами, тот проскочил мимо них и сильно ударил тварь мечом в широкую грудь. Лев взревел, и его пасть раскрылась. Захариил выстрелил из пистолета прямо в распахнутый зев, направив болты прямо в небо зверя. Он колол и колол, зубья меча пробуксовывали, пробиваясь через бронированные верхние слои кожи льва.

Голова льва с грохотом врезалась в него, и он отлетел на землю, услышав ужасный звук с

которым внутри его тела ломались кости.

Захариил жестко приземлился, из его легких вышибло воздух, в то время как зверь обрушил свои передние лапы на его грудь. Похожие на кинжалы когти пронзили внешние слои его брони, и Захариил закричал, когда кончики когтей прорезали кожу и мышцы его груди.

Захариил чувствовал давление массы тела льва, голова льва была в сантиметрах от него, а обильная кислотная слюна капала на его лицо. Он почти не мог дышать.

Рука, в которой был пистолет, была свободной, и Захариил выстрелил несколько раз в упор в живот льву.

Захариил услышал зловещий трескающийся звук, с которым начали поддаваться крепления брони. Лев стоял на нем, зная, что человек пригвожден и беспомощен, и продолжал смотреть как тот медленно и мучительно умирает, пока лев выдавливает из него жизнь.

Захариил чувствовал это так, будто железная цепь сдавила ему грудь и не дает дышать. Когти льва подняли его с земли к челюстям, готовым раскусить его на две части. Огромная пасть открылась, и зловоние которое исходило из невообразимо широкой глотки было самой отвратительной вещью, которую Захариил только мог представить.

Длинные клыки верхней челюсти выступали из пасти льва, каждый из них был подобен клинку органического происхождения, и они грозили ему гибелью. Он бессильно боролся в хватке льва, когти зверя втиснулись в нагрудную броню, моментально прижав его к месту. Захариил закричал от злости и страха, ощущая, как его ненависть к чудовищу превращается в сияющий шар неистовой силы внутри него. Он плюнул в пасть чудовища, когда клыки приблизились к нему.

Он закрыл глаза, когда клыки нанесли удар, и почувствовал, как излучение его ненависти вырвалось из тела неровным ореолом света.

Все остановилось.

Хотя его глаза были закрыты, он мог видеть неясные очертания льва, каждая кость и внутренние органы представлялась ему как на ладони, будто была освещена изнутри каким то странным прозрачным солнцем. Он мог видеть кровь, перекачиваемую по телу зверя, биение его сердца и мерзкую силу, которая породила эту тварь.

Картинка была в движении, но словно в сильно замедленном. Каждый удар сердца льва был подобен медленному глухому рокоту, порожденного махом древнего маятника. Клыки зверя все еще приближались к его телу, но их движение было бесконечно медленным, Захариилу даже пришлось потратить какое то время, чтобы понять что клыки вообще двигаются.

Каждая кость и каждый мускул Захариила болел. Его грудь горела огнем, и он ощущал, как болезненный холод проникает в его кости, пока эта новая и неизвестная сила текла сквозь него. Он посмотрел на свое тело, видя вены и кости под кожей.

Как он и подозревал, зверь раздробил ему несколько ребер. Под ставшей прозрачной броней он мог видеть перемешанные обломки.

Захариил поднял руку, и она прошла сквозь неясные очертания прозрачной плоти, будто та имела плотность дыма. Он мечтательно улыбнулся, видя, что все еще сжимает пистолет брата Амадиса. Механизмы оружия и внутреннее устройство ясно лежали перед его новоприобретенным взглядом.

Он наставил пистолет на сердце чудовища, внутри призрачного контура тела зверя. Захариил открыл глаза и нажал на спусковой крючок.

Реальность вернулась с ужасающей силой, когда зверь умер в весьма впечатляющей манере.

Рука Захариила была погребена в плоти зверя, его латные наручи проникли в грудь чудовища, словно были имплантированы туда. Челюсти льва касались его наплечников, лезвия клыков пронзили броню и проникли в тело Захариила.

Но прежде чем челюсти сошлись, грудь льва разнесли внутренние взрывы.

Пламя и ошметки живота разлетелись в стороны, когда болты взорвались внутри тела чудовища.

Утроба льва с взрывом извергла комок горячих внутренностей, и тварь рухнула на Захариила, придавив его к земле.

Он застонал от боли под невероятным весом чудовища, его плечо будто превратилось в горн, в котором находились его разорванные мускулы и кровь. Каждая мышца стонала, и он чувствовал огонь боли по всей грудной клетке.

Захариил сжал веки и, прикусив губу, навалился на тело льва, откатив его в сторону. Воздух наполнил его легкие, и он закричал когда его сломанные ребра соприкоснулись.

Боль в плече была невероятной, клыки льва все еще находились в его плоти и броне. Глубоко вдохнув, он бросил пистолет и опустил руки на огромную голову льва. Глаза зверя были безжизненны, но его пугающий облик все еще обладал жуткой силой. Хотя он знал, что Зверь бесспорно мертв, он будто в душе ожидал, что пасть раскроется опять, чтобы довершить начатое.

Лучше быстро, чем медленно, и он, закричав, дернул голову чудовища назад. Острые клыки выскользнули из тела Захариила, покрытые его кровью, и, освободившись от хватки, он отполз от мертвого тела.

Кровь струилась из ран от клыков на плечах, и он несколько минут снимал броню и осматривал скверные ранения. Он как мог, очистил свои раны средствами из седельных сумок, снятых с растерзанного и окровавленного коня. Свои раны он забинтовал плотными повязками.

Любопытно, что боль, кажется, уменьшилась, но Захариил знал, что это просто шок. Довольно скоро она вернется с новой силой. Сделав все что было возможно для своего несчастного израненного тела, он опустился на колени в истощении и наконец позволил себе задуматься о том, как он смог одолеть зверя.

Что за странная сила позволила ему так увидеть зверя. Был ли это какой то эффект от путешествия в темный лес, неведомая сила, которую Глядящие дали ему.

Или это было нечто более темное?

Глядящие сказали, что клеймо уже в нем.

Было ли это проявлением этого клейма?

Чем бы это ни было, он не мог этого объяснить, и абсолютно неизвестная способность пугала его больше, чем неистовость льва. Какова бы ни была причина этого мощного проявления, Захариил поклялся держать это в себе. В древние времена на Калибане людей сжигали заживо за меньшее, а он не хотел закончить дни на костре.

Шатаясь, Захариил поднялся на ноги и подобрал меч и пистолет. Оруженосец обычно брал какую либо часть твари, которую должен был убить, в качестве трофея, но взрывы внутри желудка льва превратили большую его часть в окровавленные ошметки.

В поисках среди мерзких останков, Захариил понял, что есть только один трофей, который он может принести в Эндираго, а затем в Альдурух. Взяв меч, он приступил к отделению головы льва от его тела. Зазубренное лезвие справлялось с задачей, теперь, когда странные двигающиеся пластины хитиновой брони были неподвижны.

Наконец отрезав голову льву, Захариил повернулся к пути, который лесничий указал ему, кажется, целую жизнь тому назад.

Хотя его голова кружилась от боли и кровопотери, он улыбался, направляясь к обратному пути в Эндираго, таща тяжелую клыкастую голову за собой.

Он представлял, какую реакцию вызовет его возвращение у Лорда Домиила и Нарела. Он не испытывал злобы к этим людям за то что они сомневались в нем и думали, что чудовище его убьет, он был просто счастлив, доказав, что они ошибались. Он достиг всех целей своего путешествия. Он убил Зверя и избавил жителей Эндираго от страха перед чудовищем. В то же время он испытал себя до самого предела.

Он доказал свою готовность. Он доказал, что удовлетворяет требования Ордена к доблести и доказал, что достоин стать рыцарем.

Но, в конце концов, и это было главным - он остался в живых.

Оглядываясь на голову зверя, он чувствовал глубокое и неизменное чувство торжества. Он прошел испытание. Он был успешен в своей охоте.

Первый раз в своей жизни Захариил почувствовал, что он по настоящему достоин тех высоких идеалов, которые сам поставил перед собой. Он бы никогда не был самодовольным, только не в случае доказательства своей состоятельности.

Он справился с заданием, называли ли это заданием или нет. Всегда будут еще чудовища, которых надо убить, еще битвы, в которых надо сражаться, еще войны, в которых надо побеждать.

До последнего удара сердца в своей жизни, он никогда не сдастся, никогда не позволит себе потерпеть неудачу. Но на мгновение, именно на это мгновение, он чувствовал, что он заслужил право на гордость за свое достижение.

Захариил покинул опушку и начал долгий обратный путь к Эндираго.


Глава девятая

В Эндриаго, Лорд Домиил одарил его новым дестриером, взамен погибшего из-за льва. Проведя неделю необходимого отдыха в поселении, чтобы дать достаточно времени своим ребрам и плечу зажить, Захариил, не терпя, начал свое путешествие домой, как только радостные горожане его отпустили, и он смог двигаться без той агонизирующей боли, которая то и дело вспыхивала в ребрах.

Учитывая тот факт, что он повторял свое более раннее путешествие, только в обратную сторону, он знал, какими дорогами идти, и сумел добраться до крепости-монастыря Ордена намного быстрее, чем мог ожидать. Спустя тридцать восемь дней с момента своего отъезда из Эндриаго, он уже мог вдалеке различить башни Альдурука. На тридцать девятый день, он был у ворот.

Последняя часть поездки всегда будет казаться наиболее значимой для него. Когда он приближался к крепости, чувство радостного ожидания росло в нем, поскольку он думал о том, как вновь встретится с Немиилом и остальными друзьями.

Представ, ему все еще придется встретится с проверяющими, которые должны проверить его достижение, но с головой льва, он не будет иметь проблем. Захариил горячо ждал возвращения домой, ожидая сердечной встречи его друзей, тем более, что почти все, кого он знал, думали, что он погиб во время поисков.

Естественно, он не мог полностью постичь того, что это означало. Жизнь казалась ему замечательной. Она была еще слаще из-за перенесенных трудностей его недавнего испытания. Он оказался против одного из наихудших Зверей, которых мог породить Калибан, и сумел выжить. Он хотел отпраздновать существование этого чувства с друзьями.

Он не мог знать, как печально они проводили недели, с момента его ухода из Альдурука. Его друзья считали его мертвым. Они горевали о нем.

В мыслях, они почти похоронили его.

Факт того, что он выжил, несмотря на весь страх за его безопасность, дал Захариилу дополнительный жар героизма в глазах многих его сверстников, особенно тех оруженосцев, кто был рядом с ним в Ордене.

Тем не мене, во время возвращения в Альдурук, он не понимал этого.

– Мы все думали, что ты погиб, - нетерпеливо сказал Аттий.

Младший парень держал коробку, содержащую немного личных вещей Захариила, оставленных ним, когда он нес свое снаряжение по коридору. - Все так считали. Они думали, что Зверь, скорее всего, убил тебя. Были даже разговоры о проведении похоронной церемонии для тебя. Это было бы забавно, правда? Представь, ты возвращаешься, чтобы обнаружить, что мы уже вырезали твое имя на одной из мемориальных плит в подземельях.

Это происходило позже, на первый день после его возвращения в Альдурук. Несколькими часами ранее, Захариил прошел великие крепостные врата, встреченный приветствиями и топотом множества ног. Очевидно, весть о его скором прибытии уже пришла из наблюдательных постов, поскольку, когда открылись врата, казалось, будто все населения Альдурука ждало, чтобы поздравить его.

Когда Захариил въехал во внутренний двор, он увидел рыцарей, оруженосцев и сенешалей, радовавшихся его возвращению. Шум их встречи был оглушительным. Это был тот миг, который навсегда останется с ним, окончание его первого великого путешествия, момент прибытия домой, когда он, наконец, почувствовал себя принятым как равный в рядах Ордена.

Немиил уже ждал его, когда он прибыл. Он был первым, кто приветствовал Захариила, схватив его в медвежьи объятия. Немиил говорил ему, его рот работал с ужасающей скоростью, но слова затерялись среди шума толпы.

Впоследствии, как только волнение улеглось, и Захариил доложил стражу врат, и, как он ожидал, ему дали время, спустя которое, он должен был предстать перед проверяющими Ордена. Тем временем, ему приказали уйти из бараков оруженосцев. Полдюжины спален находилось в редко посещаемом углу крепости для тех, кто окончил поиски, но еще не стал официально рыцарем.

– Так, это оно, - сказал Захариил, открыв дверь в его новую комнату, и глянул внутрь. Комната была пуста. В соответствии с монашескими традициями Ордена, она была немногим более, нежели спартанская келья. В углу находилась кровать, на которой он мог спать, но кроме нее, внутри больше ничего не было, даже стула.

– Не думаю, что они хотят оставлять тебя здесь надолго, - пробормотал Аттий позади него.

Захариил снисходительно улыбнулся, зная, что магистр Рамиил был рад его продвижению.

– Ты такой счастливчик, - пробормотал Аттий. Мальчик сказал это тихо, почти шепотом.

– Счастливчик? - сказал Захариил. Он обвел комнату вокруг них, - мне досталось это, ты слепой или не заметил нашу прекрасную обстановку? Ты видел мою новую комнату, Аттий, и все же, ты называешь меня счастливчиком?

– Я говорил не о комнате, - ответил Аттий.

Утомившись держать коробку, Аттий положил ее на пол кельи.

– Я имел ввиду, что тебе довелось охотиться на Великих Зверей. Ты завершил свои поиски для рыцарства. Я рад за тебя, правда. Ты заслужил это. Ты будешь Сар Захариилом. Ты будешь сражаться в войнах и сражениях вместе с лучшими из рыцарей Ордена, рядом с такими героями, как Лев и Сар Лютер. Магистр Рамиил будет гордиться тобой. Ты станешь рыцарем.

– И ты также станешь, - сказал Захариил. - Я знаю, что это время кажется далеким, но недолго осталось ждать, когда тебе дадут твои собственные поиски. Несколько лет, и все. Следуй учениям, усердно тренируйся, и все произойдет так быстро, что ты даже не заметишь.

– То-то и оно, - Аттий встряхнул головой. - К тому времени, когда я стану достаточно взрослым, все может измениться. Кампания Ордена против Великих Зверей к тому времени будет завершена. Никого не останется. И, без Великих Зверей, не будет больше поисков. Не будет никакого пути, чтобы стать рыцарем. Ты совершил то, что никогда не сумею я, Захариил. Ты убил Великого Зверя. Я никогда не получу подобный шанс.

Говоря это, Аттий имел выражение задумчивой грусти, которая выглядела почти душераздирающе на таком молодом лице. Аттий видел мир, в котором больше не было пути для мужчины, чтобы стать рыцарем.

Инстинктивно, Захариил отогнал такое холодное видение. Он был оптимистом и идеалистом до глубины души.

Когда он смотрел на ход кампании Ордена против Зверей, он восхвалял ее достижения. Он был уверен, что будущее могло только подтвердить то, что обещали Лютер и Лев людям Калибана до начала кампании. Когда он смотрел в будущее, то на горизонте видел мир и процветание. Он видел конец страха. Он видел конец страданиям и нужде. Он видел лучшее завтра.

Когда Захариил глядел в будущее, то всегда видел наилучшее из возможного.

Это было его проклятием.

– Ты смотришь на это слишком мрачно, мой друг, - сказал Захариил. Он улыбнулся парню, чтобы убедить его в этом. - Я знаю, люди каждый день говорят об окончании кампании, но я подозреваю, что она вполне может продлиться намного дольше. Конечно, если монстр, с которым я сражался, был чем-то наподобие разведчика, то я сомневаюсь, что Великие Звери собираются сдаваться и умирать. Они будут бороться зубами и когтями, чтобы выжить, как они всегда умели. Поэтому, я бы не слишком волновался, Аттий. Ты до сих пор имеешь время, чтобы убить своего Зверя, и у тебя достаточно времени, чтобы стать рыцарем.

Там была оконная щель, выходившая на верхушки лесных деревьев. Захариил обнаружил, что смотрит в ту сторону.

Как это часто случалось в прошлом, он на миг удивился двойной природе своего мира. Издали, леса были прекрасными на свой, мрачный и угрожающий, манер. Но, внутри тех самых живописных лесистых местностей, жили существа, которые были порождением человеческих кошмаров, существа, подобные тому, которое он убил.

Захариил любил Калибан, но он не был слеп к этим ужасам. Время от времени, ему казалось, что они жили на планете, бывшей адом и раем одновременно. И все же, связь, которую чувствовал к своему дому и лесам, была сильней и могущественней, чем что-либо иное в его жизни. Он любил свой мир безоговорочно, не смотря на его недостатки.

– Ты знаешь, почему люди иногда называют эту крепость Скалой? - он внезапно спросил. Вид из окна, и те леса, такие далекие от них, вдохновили его. Он хотел разделить свое озарение с Аттием, отвернуть парня от его печалей.

– Потому, что это название крепости Альдурук, - ответил Аттий. - Это значит «Скала Вечности» на одном из старых диалектов. Магистр Рамиил говорил, что вначале это было название горы, на которой стоит крепость. Потом, когда основатели Ордена решили построить здесь крепость-монастырь, они решили использовать название горы и для крепости.

– Это одна причина, - сказал Захариил, - но есть и другая. Подумай о названии, Альдурук, Скала Вечности. Орден имел и другие монастыри, но этот был первым. Он наш духовный дом, и место всех наших начинаний. Так, основатели дали такое название, которое имело значение, название, которое точно подвело итог тому, что они пытались здесь построить. Это место - наша скала, Аттий. Это - наш фундамент. До тех пор, пока она стоит, часть наших идеалов всегда будет жива. Ты понимаешь то, что я пытаюсь тебе сказать?

– Думаю, что да, - кивнул Аттий, его лицо выражало сосредоточенность. - Ты говоришь, что даже когда Звери исчезнут, Орден все еще будет здесь, и все еще будут рыцари.

– Точно, - согласился Захариил. - Значит, для тебя нет причин быть таким грустным. Если тебе станет легче, посмотри на это с такой стороны. Нашей обязанностью является защищать людей от всех существ, живущих в лесах. Даже когда Звери исчезнут, эта обязанность не изменится. Это Калибан. Здесь всегда будут монстры.

Магистр Рамиил был одним из первых, кто поздравил его со становлением рыцарем. Его бывший наставник явно хотел сказать больше, но его поглотила толпа рыцарей, окруживших его со всех сторон, чтобы поприветствовать Захариила в Ордене.

В отличие от торжественности церемонии, которой его ввели в Орден много лет назад, его посвящение в рыцари было отмечено внезапным столпотворением. Посвящение в рыцари было великим моментом в жизни любого человека, моментом, о котором все присутствующие люди знали и разделяли.

Они неслись всей массой, чтобы принять последнего новоприбывшего в их ряды. Под закрытыми капюшонами Захариил видел дружественные и радостные лица.

Прежде, чем он понял, что произошло, он был схвачен множеством ближайших к нему людей. Смущенный, Захариил почувствовал, что они подняли его на руки. Внезапно, совместными действиями дюжины рыцарей, Захариил был подброшен в воздух. Он поднялся над уровнем их плеч, прежде чем упасть в руки тех же людей, что подбросили его.

Он слышал смех людей, когда его вновь подбросили в воздух. Его тело вертелось в воздушном пространстве, Захариил видел, будто в калейдоскопе, лица окружающих его людей. Все они смеялись. Некоторых из них он знал лично, но многие были мужчинами, которые когда-то были строгими и отдаленными фигурами в его жизни.

Он видел Льва, Лютера, Лорда Сайфера и магистра Рамиила, все они либо улыбались, либо смеялись.

Из всего того, что он видел в жизни, эта картина останется с ним как наиболее странная и невероятная.

– ЭТО традиция, - сказал ему Лютер, смеясь, когда они позже разделяли кубок вина, - я имею ввиду тот трамплин. Это мы проделываем с каждым новым человеком. Но твое лицо, это было наилучшей частью.

Они находились в главном столовом зале Альдурука. На счастье для Захариила, его друзья рыцари вернулись к более прозаическим методам отмечать его посвящение, как только они закончили бросать его вверх-вниз, будто тряпичную куклу. Банкет проводился в его честь, и в котором численные поздравительные тосты звучали для него.

Рыцари, которых он когда-то мог видеть только издалека, торжественно жали ему руку и называли его своим братом. Захариил не знал, это было из-за того, что они уважали его успех в убийстве Зверя Эндриаго, или просто оттого, что они приветствовали всех новых рыцарей подобным способом. Как бы то ни было, он нашел, что реакция на его становление рыцарем была почти подавляющей.

Это был движущийся опыт, который был тем более запоминающимся из-за компании, в которой он находился. Как только с едой было покончено, и собрание начало смешиваться и разделятся на меньшие группки, Лютер предпринял специальную попытку, чтобы найти его.

Очевидно, он считал важным, чтобы Захариил вовсю насладился празднованием.

– Да, твое лицо, - сказал Лютер, все еще смеясь.

Сар Лютер имел хорошее настроение, что мгновенно заставило Захариила расслабится.

– Правда, плохо, что ты не мог видеть себя со стороны. Сначала, когда тебя схватили, ты выглядел так, будто думал, что они пришли тебя убивать. Потом, когда ты понял, что происходит, могу поклясться, ты начал выглядеть еще более испуганным. В какой то момент я подумал, что ты сейчас обмочишься. Хорошо, что ты этого не сделал, ведь в то время ты как раз был в воздухе.

– Просто… я не ожидал такого, - сказал Захариил. - Я не думал…

– Что? У тебя разве нет чувства юмора? - хихикнул Лютер.

Он поднес руку к глазам, будто вытирая слезы от смеха.

– Нет, ну, в общем, нормальные люди так не делают. Это и сделало все настолько забавным. Между прочим, ты знаешь, я не шутил, называя это традицией. Гарантирую, этого ты не услышишь от своих магистров или Лорда Сайфера. Но тем не менее, дело подбрасывания новичка в воздух есть такой же традицией, как и те, что ты перенес за все эти годы. Мы называем это "невидимым трамплином". Думай об этом как о противоядии к строгой серьезности церемонии инициации. Так мы приветствуем тебя в семье.

– Семье?

– Орден, - объяснил Лютер. - Ты помнишь, что говорил Лорд Сайфер во время твоей первой церемонии инициации? Мы братья, каждый из нас, а братья не проводят все свое время, сидя с грустным выражением лица или оплакивая тяготы мира. Иногда нам нужно расслабится. Мы смеемся, мы шутим, мы разыгрываем друг друга. Мы делаем то, что делают истинные братья. Оглянись вокруг комнаты, Захариил. Каждый присутствующий здесь человек сможет умереть за тебя, и они ожидают, что ты сможешь также умереть за них. Калибан - опасное место, и многие из нас могут быть призваны, чтобы свершить окончательную жертву ради своих братьев. Но это не значит, что мы не можем иногда вместе посмеяться. Это помогает нам быть нормальными. Все мы любим пошутить.

– Даже он? - спросил Захариил, бросив взгляд на Льва Эль'Джонсона, плечи и голова которого возвышались над остальными рыцарями вокруг него.

Во Льве будто было чувство отчужденности, которое казалось более явным, когда он виднелся издалека. Захариил помнил разговор, который он имел со Львом на вершине крепостной башни, и чувство изоляции становилось странно ощутимым, когда Лев был окружен людьми.

– Нет, ты не так понял, - сказал Лютер. - Мой брат - одиночка. Это всегда был его путь. Не то, чтобы он испытывал недостаток в чувстве юмора. Это не так. Ты должен помнить, что он настолько же гений, насколько и великий воин. Его разум - тонкий и сложный инструмент, и его юмор сформирован с тем же самым блеском, с которым он показывает и все остальное, что делает. Когда мой брат отпускает шутки, никто не понимает их. У него есть тенденция подавать их слишком высоко для нашего понимания. Они пролетают над нашими головами.

Печальный взгляд быстро прошелся по лицу Лютера, когда он пристально посмотрел на Льва. Поняв это, Захариил почувствовал, будто он неосторожно злоупотребил личным горем. Это заставило его острее почувствовать силу уз между Львом и Лютером, эмоциональную связь, которая напоминала ему о его узах с Немиилом.

Было ясно, что Лютер был замечательным человеком, возможно даже более, чем люди думали о нем. Он обладал феноменальным талантом во множестве областей, не в последнюю очередь как лидер, воин и охотник. За исключением Льва Эль'Джонсона, Лютер завершил больше поисков против Великих Зверей, чем любой другой человек в истории Калибана.

В любую другую эпоху, Лютер вероятно был бы провозглашен величайшим героем своего века. Он был неутомимым чемпионом людей Калибана, отмеченный как своими внутренними качествами юмора и хорошей заботой во времена кризисов, так и доблестью своих деяний. Трагедией Лютера было родится в ту же эру, что и человек, против которого все его попытки будут оцениваться и считаться недостаточными в сравнению. С того дня, когда он натолкнулся на Джонсона в лесу и решил принести его в цивилизацию, Лютер слышал похоронный звон своей собственной легенды.

С того времени он был осужден на жизнь в тени Льва.

По мнению Захариила, еще выше о Лютере говорило то, что его привязанность ко Льву казалась настоящей и добровольной. Много людей в его ситуации, возможно, испытали бы желание уступить ревности и начали завидовать достижениям Джонсона. Но не Лютер, он был не такой.

С истинной братской преданностью, он положил все свои силы на обеспечение того, чтобы планы Льва были успешными. Лютер был настолько же ответственен за кампанию против Великих Зверей, как и Джонсон, но поскольку война подходила к концу, все похвалы принимал Джонсон, а не Лютер.

Захариил не мог ощутить никакой горечи в нем, поскольку Лютер очевидно признал, что его роль в истории сводилась к второй скрипке в триумфах его брата.

– Мой брат - одаренный человек, - сказал Лютер, все еще глядя на Льва. - Я подозреваю, что никогда не было такого человека, как он. Конечно, никто из живых не сможет соответствовать ему в диапазоне его возможностей. Ты знал, что он - превосходный имитатор?

– Лев? Нет, я не знал этого.

– Он может подражать звуку любого животного на Калибане, от охотничьего крика хищника до брачного зова серинкса. Он также имеет замечательный певчий голос. Он знает все старые песни, народные мелодии Калибана. Если бы ты слышал, как он поет «Леса Моих Отцов», ты б разрыдался, это я тебе обещаю. Насколько я знаю, он никогда не пробовал создавать собственные музыкальные работы, но будь уверен, если б он их сделал, то результаты были бы потрясающими. Мой брат преуспевает во всем, к чему не приложит руки, это его трагедия.

– Его трагедия? - спросил Захариил, оступившись на мгновение. - Может ли считаться трагедией быть хорошим во всем?

– Возможно трагедия - слишком сильное слово для этого, - Лютер пожал плечами, возвращаясь к Захариилу, - но ты должны помнить, что мой брат уникален. Он никогда не говорит о своем происхождении: это загадка как для него, так и для кого либо другого. Можно было бы подумать, что он скорее некий бог или полубог, упавший на землю, нежели человек, рожденный женщиной, как все остальные. Мой брат не был брошен один из-за своей ошибки. Его знания настолько великолепны, настолько экстраординарны, что временами даже я не могу следовать за ходом его мыслей, а я знаю его много лет, достаточно долго, чтобы приспособится к его мысленному процессу.

– Подумай, насколько это может быть скучным для него, - продолжил Лютер. - Не пойми меня неправильно: мой брат любит Калибан и он любит Орден. Но иногда чувствуется, что он будто гигант в стране пигмеев, и физически, и духовно. Лорд Сайфер говорит, что интеллектуальное развитие основано на свободном разговоре и обмене идеями между равными, но мой брат не имеет равных, только не на Калибане. Здесь, в Ордене, мы даем выход его энергии. Мы даем ему дух товарищества и ощущение цели. Мы даем ему нашу преданность. Мы следовали бы за ним до самой смерти, но этих вещей недостаточно в человеческой жизни. Даже будучи окруженным со всех сторон друзьями и последователями, мой брат все еще одинок. На Калибане нет таких, как он. Он - самый одинокий человек в мире.

– Я никогда не думал об этом в таком духе прежде, - сказал Захариил.

– Вероятно, тебе не следует думать об этом вновь, - сказал Лютер, кивая головой. Он поднял кубок с вином в руке и вдохнул его аромат, притворно оценивая. - Послушай меня, это празднование, а я всегда умею все сделать траурным. Мне следует поговорить с магистром виночерпием Ордена о винах, которые он подал здесь. Оно клонит мужчин в задумчивость, в то время, как должно приносить веселость. К его недостаткам можно додать и то, что оно оставляет кислое послевкусие. И да, когда я пришел, чтобы поговорить с тобой, моим единственным намерением было извиниться за игру в дьявола.

– Игру в дьявола?

– Когда ты первый раз присоединился к Ордену и был впервые инициирован, - сказал Лютер. - Это часть ритуала. Тебе задают вопросы трое разных следователей. Одному из следователей дают задание попытаться подорвать и унизить кандидата на рыцарство. От него ожидается придираться ко всему, что кандидат может решить сказать или сделать. Негативный следователь именуется «дьяволом». Все это, конечно, символично, основано на неком старом суеверии. Лорд Сайфер, возможно, сможет рассказать тебе больше про это. Я только хотел, чтобы ты знал, что не было ничего личного в факте, что я играл роль дьявола на твоей церемонии. Это ритуальная роль, и все. Она избирается жребием, таким образом, был явный шанс, что мне придется сделать это. Я никогда не имел никаких сомнений на счет твоих способностей. Я подозреваю, что ты станешь одним из наилучших и ярчайших.

Лютер протянул руку, чтобы сжать предплечье Захариила пониже локтя, и Захариил сделал аналогично. Это был традиционный жест дружбы на Калибане.

– Я поздравляю тебя, Сар Захариил, сказал он, созерцая над Захарииловым плечом на рыцарей вокруг них. - Предполагаю, что мне следует предпринять прогулку вокруг комнаты. Есть несколько других рыцарей, которых я должен увидеть.

Лютер обернулся, только чтобы взглянуть на Захариила прежде, чем уйти.

– О, и Захариил, если тебе будет нужен совет, ты знаешь, куда обращаться. Свободно можешь позвать меня в любое время. Если у тебя есть проблема, я ее всегда выслушаю.

Немиил уже говорил с Захариилом той ночью, как и магистр Рамиил. Немиил казался взволнованным тем, что его кузен наконец стал одним из рыцарей Ордена.

С гудящей от выпитого алкоголя головой, Захариил тихонько потягивал вино, но Немиил потворствовал своей жажде немного сильнее.

Очевидно, что в то время, как Захариил охотился на Зверя Эндриаго, Немиил запросил собственные поиски. Будто стремясь доказать, что их соревнования столь же живы, как всегда, Немиил возвратился в Альдурук только неделей раньше Захариила.

Он уже говорил нечленораздельно к тому времени, когда они смогли вести надлежащую беседу, его друг описывал грандиозное видение их будущего.

– Ты уже произвел большое впечатление, кузен, - сказал Немиил, выдыхая винные пары, неустойчиво пошатываясь, - мы оба произвели. Мы доказали, что имеем то что требуется. Но это только начало. Однажды, мы поднимемся в Ордене настолько высоко, насколько это возможно. Мы станем как Лев и Лютер, ты и я. Мы братья, и мы переделаем наш мир вместе.

Магистр Рамиил был более осмотрителен. Как всегда, Захариилу было тяжело прочитать, что написано на лице магистра. После того, как Немиил побрел и свалился на ближайший стул и заснул, Рамиил пришел, чтобы еще раз поздравить своего прежнего ученика.

– Сар Захариил, - сказал его магистр. - Это все очень приятно. Но, тем не менее, помни, когда мужчина стает рыцарем, начинается тяжелая работа. До этого момента, ты был только мальчиком, который хотел быть рыцарем и мужчиной. Теперь, ты поймешь, какими обе эти трудности могут быть.

Рамиил больше ничего не сказал и извинился, оставляя Захариила обдумать значение его слов.

Захариил задавался вопросом, что имел в виду его магистр, признавая, что в нем появилось ощущение неугомонности, нечто, отличающееся от того легкого беспокойства, которое принесли слова магистра.

Посвятив столько своих сил и времени, чтобы стать рыцарем, он ощущал громкое чувство недовольства, чувство незавершенности.

Он достиг цели своего детства.

Какую новую цель ему найти, чтобы она направляла его жизнь?

Позже вечером Захариил обнаружил себя разговаривающем с Лордом Сайфером, старик держал похожий кубок и лирично вещал на тему разнообразных рангов и положений в Ордене.

Начинавшаяся как беседа о торжественных клятвах, которые ему нужно будет дать уже как рыцарю, переросла, в значительной степени благодаря стараниям Лорда Сайфера, в дискуссию о высшей иерархии в Ордене и его положении в ней.

– Конечно, именно поэтому некоторые думают, что Рамиил станет новым Лордом Сайфером, когда Джонсон будет возведен в Гроссмейстеры.

– Я думал, что это был только слух, - сказал Захариил, - о том, что Лев станет Гроссмейстером, я имею ввиду. Разве это было утверждено?

– А? - сказал Лорд Сайфер, безучастно смотрящий на его смущение. Потом, после нескольких мгновений молчания, на его лице появилось понимание. - Ах, я, возможно, был слишком свободен с моими тайнами, действительно, непростительная ошибка для человека с моим положением.

Лорд Сайфер вздохнул.

– Я должно быть старше, чем думал. Однако, нет такого молодого человека, который мог бы забыть об услышанном. Да, ты прав. Это не было утверждено, но решение уже принято, мы просто его еще не огласили. Джонсон станет новым Гроссмейстером, а Лютер будет его заместителем. Что касается меня, то я удалюсь от моих обязанностей через несколько дней. Тогда Джонсон решит, кто будет избран моим наследником. Действительно, я понятия не имею, кого он выберет, но магистр Рамиил будет хорошей кандидатурой, ты не считаешь?

– Более того, - кивнул Захариил, - я считаю, что он будет отличным Лордом Сайфером.

– Да, он будет. Это мнение только для твоих ушей, Захариил, как и все другое, что я только что сказал. Не делай двойной ошибки, ссылаясь на память старика и делая оговорки перед всеми. Это только бы мешало мне, и заставило иерархию Ордена думать, что им следовало бы давным-давно избавиться от меня. Могу ли я положится на твои добрые намерения?

– Абсолютно. Я даю слово, что никогда не буду повторять этот разговор ни перед кем.

– Превосходно, - сказал Лорд Сайфер. - Я рад видеть, что ты понимаешь ценность предусмотрения.

Несколько секунд он пристально глядел, его провалы глазниц улавливали картину, на которой рыцари наслаждались вином и разговорами друг с другом. Затем, без предупреждения, Лорд Сайфер обернулся, чтобы покинуть собрание.

Необъяснимо, но Захариилу подумалось о старом медведе, бредущем в лес, чтобы умереть.

– Орден находится в хороших руках, - сказал Лорд Сайфер, бросивший слова серией выстрелов через плечо, уже уходя. - Среди мужчин, подобных Джонсону, Лютеру, магистру Рамиилу, и даже подобного тебе молодняка, я уверен, что он будет процветать еще десятилетиями. Я сомневаюсь, что доживу до того, чтобы увидеть это, но я все равно доволен. Пришло время одному поколению уступить дорогу следующему, поскольку это течение жизни. Я не боюсь за будущее.

Это будет последний раз, когда Захариил говорил с человеком, называвшимся Лордом Сайфером в то время, когда он присоединился к Ордену. Впрочем, это будет последний раз, когда он его видел.

Через несколько дней, будут объявлены поиски против другого Зверя в Нортвайлде около поселения, называвшегося Брадин. Удалившись от своих обязанностей, бывший Лорд Сайфер подаст прошение, чтобы иерархия Ордена разрешила ему взять поиски. Они примут его запрос, и старик спокойно уедет из Альдурука одним ранним утром, когда большинство обитателей крепости еще будет спать.

Его никогда больше никогда не увидят вновь.

Некоторые будут говорить, что Зверь, на которого он охотился, убил его; другие скажут, что, вероятнее, он наткнулся на группу хищников, перед тем, как попасть в Нортвайлд.

Правду никогда не узнают, но вслед за исчезновением, для него будет выделено место чести в катакомбах под Альдуруком. Это было маленькое место, скалистая полка не более трети метра в ширину и полметра в высоту, достаточно большая, чтобы поместить на нее урну с прахом или несколько костей старика, если его тело когда-либо найдут.

Его имя будет выгравировано на скале каменщиками Ордена.

Такими будут приходящие дни. Захариил не знал, что случится в будущем, также он не мог знать, что никогда уже не увидит Лорда Сайфера, или, точнее именно этого Лорда Сайфера вновь.

Другая личность будет иметь этот титул в Ордене, и его истинный характер навсегда будет тайной.

Это будет делом будущего.

В настоящий момент, поскольку рыцари Ордена пили и праздновали вместе, единственной вещью, которую оставалось сделать Захариилу, чтобы быть возведенным в рыцари, это получить подтверждение его статуса Львом.

– Это была важная ночь для нас двоих, - сказал Эль'Джонсон. - Ты стал рыцарем, и я узнал что стану новым Гроссмейстером.

– Нашим Гроссмейстером? - спросил Захариил. Помня свое обещание, данное Лорду Сайферу раньше, он выглядел потрясенным тем, что Джонсон даже упомянул о такой вещи ему, когда новость еще не стала всеобщим достоянием, Захариил даже потерял дар речи. - Я…ох…мои поздравления.

– Не разыгрывай такое удивление, Захариил, - сказал Джонсон.

Его тон был ни упрекающим, ни недобрым, поскольку он отвел Захариила далеко от собрания рыцарей к уединенному углу большого зала. Свет от камина и тени играли на лице великого воина, и Захарил понял, что сомневается, видел ли он когда-то Льва в свете дня или без убежища теней рядом.

Кутежи утихали, поскольку вино сделало сделало свое дело, и когда Лев приблизился к нему, Захариил знал, что его роль на празднике уже приблизилась к концу.

– Давай не притворятся, что еще не знаешь этого, - сказал Лев. - Я не мог не уловить часть твоей беседы с Лордом Сайфером ранее. Я не желал подслушивать, но мои чувства остры, особенно мой слух, он вообще сверхъестественный. Я слышал оговорку Лорда Сайфера. Я знаю, что ты знаешь, что я должен буду стать Гроссмейстером.

– Извините, - сказал Захариил, опустив голову. - Я обнаружил это совершенно случайно. Я уверяю вас, что не буду повторять это ни при каких…

– Все в порядке Захариил, - сказал Джонсон, взяв его за руку, чтобы он замолчал. - Я доверяю твоему усмотрению, и понимаю, что ты не допустишь ошибки. Кроме того, это наиболее плохо-хранимая тайна на Калибане. Люди имеют склонность забывать, насколько хороший у меня слух. Я слышал обсуждения моего грядущего повышения в звании по крайней мере от трех дюжин разных людей за прошедшие несколько дней, и все они думали, что они вне пределов моей слышимости.

– Тогда я могу предложить вам мои поздравления, мой лорд, - сказал Захариил.

– Можешь, - улыбнулся Лев, - и они будут приняты с благодарностью, хотя практически, моя новая роль принесет мало изменений в мою жизнь.

– Вы - Гроссмейстер Ордена, - сказал Захарил. - Вы, должно быть, чувствуете… важность.

– О, я могу точно сказать, что горжусь тем, что возглавлю вас всех, но моя роль была таковой и ранее, хотя у нее не было названия. Как насчет тебя? Ты чувствуешь себя несколько иначе теперь, когда ты рыцарь?

– Конечно.

– Как же?

На мгновение, Захариил взволновался, не совсем понимая, что же он чувствовал. - Уважаемым, гордясь своим достижением, принятым.

– И все это хорошо, - кивнул Лев, - но ты все равно остался прежним, Захариил. Ты - все тот же человек, которым был прежде, до того, как убил льва. Ты пересек черту, но это не меняет того, кто ты есть. Не забывай этого. Человек может вырядится во все мыслимые титулы, но он не должен позволять им изменять себя или по-другому, свое эго, гордыня и амбиции станут его погибелью. Неважно, насколько великий титул тебе будет вручен, будь верным своему собственному, Захариил. Ты понимаешь?

– Я думаю да, мой лорд, - сказал Захариил.

– Я надеюсь, что понял, - сказал Лев. - Эта легко забывается всеми нами.

Потом Лев заговорщически наклонился ближе, и сказал:

– Ты знаешь, что мы теперь двое разделим братство, которое никто другой на Калибане разделить не может?

– Правда? - сказал Захариил, удивленный и польщенный. - Какое братство?

– Мы - единственные воины, которые когда-либо убивали Калибанского льва. Остальные, кто пытался, мертвы. Однажды ты должен будешь мне рассказать, как ты убил его.

Захарил чувствовал оправданное чувство гордости и братства, в который впитывалось его убийство Зверя. Рассказ о том, как Лорд Джонсон победил Калибанского Льва был хорошо известен, и запечатлен на одном из окон Палаты Круга, но до сих пор, этого не произошло с ним, ведь он тоже пережил столкновение со столь уникальным Зверем.

– Для меня честь разделить это братство, мой лорд, - сказал Захариил, склонив голову.

– В него всегда будем входить только ты и я, Захариил, - сказал Лев. - На Калибане больше нет таких, как они. Великие Звери почти исчезли, и в нашем мире более не будет никого, подобных им. Часть меня считает, что я должен грустить из-за этого, в конце концов, исчезновение - это окончательное решение, не считаешь?

– Они - Звери, которые существуют только, чтобы убивать, почему мы не должны истреблять их? Они бы сделали это с нами, если бы у нас не было благородных орденов.

– Правда, но делают ли они это потому, что злые, или просто оттого, что созданы такими?

Захариил вспомнил Зверей, с которыми сражался и сказал:

– Я не знаю, были ли они злыми как таковые, но каждый раз, когда оказывался перед ними, я видел нечто такое в их глазах, нечто, я не знаю… желание убить, которое является большим, чем просто животный голод. Что-то в Зверях… неправильное.

– Тогда ты проницательный, Захариил, - сказал Лев. - Действительно, есть что-то неправильное в Зверях. Я не знаю, что именно, но они не такие как другие виды животных, таких, как лошади, лисы или люди, они - отклонения, искаженные ошибки, вызванные в некой ранней форме, которая не смогла выродится самостоятельно. Ты можешь себе вообразить, что значит быть таким исключительным существом? Идти по жизни, зная, даже на некотором животном, инстинктивном уровне, что ты один и вас никогда не будет больше. Подумай, какое бешенство это может вызывать. Зверями управляет не голод, они безумны, доведенные до безумия своей уникальностью. Поверь, Захариил, мы уничтожаем их для их же пользы.

Захариил кивал и потягивал вино, слишком увлеченный словами Льва, чтобы сметь прерывать его. Была странная меланхолия в словах его лидера, будто он взывал к далекой памяти, которая мелькала, но не слышала зова.

Тогда, внезапно, это прошло, будто Лев понял, что выражался неосторожно.

– Конечно, будут некоторые, кто расстроятся из-за того, что ты убил последнего из львов, - сказал Джонсон. - Например, Лютер.

– Сар Лютер? Почему?

Лорд Джонсон рассмеялся. - Он всегда хотел убить льва. Теперь он никогда не получит такую возможность.

Вечеринка продолжалась, и это было прекрасно.

Захариил наслаждался компанией других рыцарей. Он наслаждался чувством, что мог смотреть на этих мужчин, как на равных себе, и этим чувством включения, принятия. После разговора с Львом Эль'Джонсоном, Захариил вернулся к своим товарищам рыцарям, которые вели разговор о войне против Рыцарей Люпуса.

Все согласились, что война была на своем финальном этапе, и заключительное уничтожение непослушного ордена будет проведено в самое ближайшее будущее.

Он наслаждался хорошей едой и вином, и он наслаждался выражением в глазах магистра Рамиила, который говорил, что он заставил своего учителя гордится. Но более всего, он наслаждался моментом, поскольку знал что подобные триумфы редко бывают в человеческой жизни.

Они должны быть заботливо отобраны, и затем убраны как воспоминания для будущего.


Глава десятая

– Война - ужасная красота, - писал благородный философ-поэт Орис на страницах своих «Размышлений». - Она захватывает дух и ужасает в равной мере. Как только человек увидит ее лицо, оно уже никогда не сотрется из его памяти. Война выбивает отметину в душе.

Захариил часто слышал эти слова в ходе своего обучения.

Они были одними из любимых его прежнего наставника, магистра Рамиила. Старик любил регулярно их цитировать, рассказывая все те же несколько коротких слов ежедневно, поскольку он старался превратить ряды оруженосцев из зеленых новичков в рыцарей.

Они были настолько же частью его обучения, как огневая подготовка и дополнительные тренировки с мечом.

Среди тех, кто вступил в рыцари под опекой Рамиила, говорилось, что они уходили вооруженные знанием хороших слов наравне с более обычным оружием Ордена, мечом и пистолетом.

Все же, даже часто слыша эти слова, Захариил никогда в действительности их не понимал, только не до заключительных дней войны против Рыцарей Люпуса.

Его первым впечатлением, когда он появился из леса, едущим на своем дестриере, в ночь финальной атаки, было то, что небо полнилось огнем. Ранее тем днем, он управлял бригадами лесников, рубящих деревья для осадных орудий в лесах на низких склонах горы.

Его обязанности были исполнены, и он возвращался в лагерь в сумерках, ожидая, что там будет тихо.

Вместо этого он обнаружил, что его товарищи рыцари из Ордена готовились к атаке на вражескую крепость.

Впереди, на расстоянии, на отвесной скале у вершины горы располагался монастырь-крепость Рыцарей Люпуса, возвышаясь линией серых стен и воинов. Со всех сторон окруженный концентрическими кругами осадных линий Ордена, крепость была шедевром военной архитектуры, но глаза Захариила были притянутыми к необычайному зрелищу, разворачивающемся в воздухе над двумя армиями, обстреливающим друг друга своей артиллерией через ничейную землю.

Воздух полнился огнем дюжин форм, цветов и видов. Захариил видел недолговечные зеленые и оранжевые дорожки сполохов, оставленные трассирующими снарядами, движущимися красными ореолами летящих зажигательных снарядов и дымящих желтых огненных шаров пушечных выстрелов.

Яркий гобелен из огня освещал небо, Захариил прежде никогда не видел ничего подобного.

Он находил это одинаково ужасным и в то же время захватывающим.

– Ужасная красота, - прошептал он, слова Ориса возвратились к нему, когда он восхищенно смотрел на удивительное небо. Цвета были настолько изящными, что легко можно было забыть о том, что они несли опасность. Те же снаряды, что горели в небесах так красиво, принесут муки и смерть многим несчастным, достигнув своей цели.

Война, казалось, была полна противоречий.

Позже, он узнает, что не было ничего необычного в том, что он видел в небесах той ночью, но это была его первая осада, и он еще мало об этом знал. Генеральные сражения были настолько редки на Калибане, что его обучение в значительной степени концентрировалось на ближнем бое, а не на вопросах осадного ремесла.

После прихода Льва, рыцари Калибана редко затевали войны друг против друга, по крайней мере, не открыто и не систематически. Обычно, любой конфликт начинался, чтобы решить определенные вопросы бесчестья или обиды, и которые принимали форму ритуальных поединков.

Такой конфликт, который он мог видеть перед собой, где два благородных ордена были готовы пустить в ход лучшую часть их сил в единственном сражении, мог случиться едва ли раз в поколение.

– Эй, ты там! - позвал голос сзади.

Захариил обернулся, чтобы увидеть одного из магистров осады Ордена, грозно шагающего к нему, с выражением угрозы на лице под капюшоном.

– Штурм скоро начнется. Почему вы не на позиции? Ваше имя, сар!

– Примите мои извинения, магистр, - сказал Захариил, кланяясь в седле. - Я - Сар Захариил. Я только что вернулся с нижних склонов. У меня был наряд в…

– Захариил? - прервал его магистр. - Убийца Эндриагского льва?

– Да, магистр.

– Значит, это не трусость удерживала тебя на месте. Теперь я это вижу. К чьей линии меча ты прикомандирован?

– Я с людьми Сар Гадариила, магистр, размещенными на западных подходах.

– Они были перемещены, сказал магистр. Он нетерпеливо указал на осадные линии справа от Захариила. - Их переместили для штурма на южной стене. Ты найдешь их где-нибудь там. Оставь по дороге своего дестриера конюхам, и торопись, парень. Война не будет тебя ждать.

– Понятно, - сказал Захариил, спешиваясь. - Спасибо, магистр.

– Если хочешь меня отблагодарить, внеси свой вклад в битву, - прорычал магистр осады, отворачиваясь. - Тебе следует ждать трудностей. Мы стоим лагерем здесь слишком долго, и это значит, что ублюдки Люпуса имели много времени, чтобы подготовится к отражению нашего штурма.

Он замолчал, чтобы сплюнуть, перед тем, как взглянул на вражескую крепость с выражением, похожим на сдержанное уважение.

– Если ты думаешь, что уже видел огонь, просто подожди, пока не будешь штурмовать те стены.

Бомбардировка, казалось, становилась все более свирепой, пока Захариил пешком шел через осадные линии. Вражеские орудия не имели достаточной дальности, чтобы точно попадать по расположению Ордена, но их снаряды падали достаточно близко, чтобы разрушить передовые укрепления.

Как только Захариил приблизился к линии фронта, он услышал, как ряд острой, твердой шрапнели отбилась от пластин, укрывающих его тело. Броня сделала свою работу, отклонив угрозу, и обезопасила его мясо и кости, и он расслабился, когда, наконец, увидел изодранный военный штандарт Сар Гадариила, трепетавший у лабиринта траншей вокруг него.

Он спрыгнул в траншею. Бронированные воины окружили его в полумраке, чернота их доспехов мерцала отраженным огнем.

– Ты все сделал, брат? - сказал Немиил, первый поприветствовавший его, как только он приземлился. - Я уже начал волноваться, что ты передумал и решил пойти домой.

– И оставить тебе всю славу? - сказал Захариил. - Я думал, ты меня лучше знаешь, брат.

– Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь, - сказал Немиил.

Лицо кузена было скрыто под шлемом, но из-за звучания его голоса, Захариил знал, что он улыбается.

– Конечно, я достаточно тебя знаю, чтобы понимать, что ты, вероятно, мчался сюда, затаив дыхание, с того самого момента, как услышал начало артобстрела. Тебе меня не обмануть, тут дело не во славе. Дело - в обязанности.

Немиил дернул большим пальцем на переднюю стенку траншеи, и указал Захариилу следовать за ним.

– Ладно, тогда пойдем, брат, давай посмотрим, что приготовили тебе твои высокие идеалы.

Оставшийся восемь человек из линии меча уже стояли около траншейной стены, выглядывая на открытое пространство между осадными линиями и вражеской крепостью. Когда Захариил приблизился, вспышки от выстрелов ближайшей пушки освещали их с нерегулярными промежутками времени.

Каждый мужчина был вооружен и бронирован в идентично Захариилу, неся пистолет, оборудованный разрывными снарядами и цепным мечом. Они носили пластинчатые черные доспехи, и закрытые балахоны, отмеченные эмблемой Ордена, мечом, с лезвием, опущенным вниз.

Для рыцарей Ордена традиционным было держать свои белые балахоны в безупречной чистоте, но Захариил был удивлен, увидев, что все люди в траншее были с ног до головы измазанные в грязи.

– Ты слишком чистый, брат, - сказал Сар Гадариил, повернувшись со своего места у передней стены, чтобы взглянуть на него. - Тебе разве никто не говорил? Лев выдал указание, что мы должны измазать наши балахоны, чтобы не представлять собой мишень для вражеских стрелков, когда начнется штурм.

– Я сожалею, сар, - ответил Захариил. - Я не знал.

– Ничего, парень, - пожал плечами Гадариил. - Теперь знаешь. Будь я на твоем месте, то постарался бы исправить это как можно скорее. Приказа долго ждать не придется. Когдаего дадут, тебе не захочется быть единственным бегущим в белом балахоне посреди ночного штурма.

Сар Гадариил обернулся, чтобы дальше следить за вражеской крепостью, и Захариил быстро последовал его совету. Распустив пояс, который удерживал его балахон, он стянул его через голову и наклонился, чтобы пропитать одежку водянистой жижей с пола траншеи.

– Я всегда говорил, что ты умеешь думать, - заметил Немиил, когда Захариил поднялся и надел балахон обратно.

– Мы все, не снимая их, провели десять минут, измазывая сами себя грязью. Приходишь ты, снимаешь балахон и достигаешь того же за пятнадцать секунд. Конечно, я не уверен, что это может как-то говорить о твоем таланте к мышлению задним умом, если он сильнее всего проявляется тогда, когда тебе нужно измазаться.

– Ты просто завидуешь, что сам до такого не додумался, - отшутился Захариил. - Если бы ты подумал о том же, я уверен, что ты провозгласил бы это величайшим открытием в военных действиях с тех пор, как начали разводить дестриеров.

– Отлично, естественно, если бы я сделал это, то оно было бы действительно умным, - сказал Немиил. - Вся разница в том, что когда у меня возникает хорошая идея, то она является результатом предвидения и глубоких размышлений. Когда она появляется у тебя, то она есть венцом обыкновенной удачи.

Они рассмеялись, хотя Захариил подозревал, что это была больше реакция на напряженность, которую они оба чувствовали, чем на юмор в словах Немиила.

Это была знакомая игра, та, в которую они двое играли со времен детства, игра только для них, к которой они всегда автоматически возвращались, когда в нервные моменты они ожидали начала настоящего штурма.

Это была та игра, которая игралась только братьями.

– Они выдвигают осадные орудия, - сказал Немиил, наблюдая за началом штурма. - Теперь осталось недолго. Скоро мы получим сигнал. Тогда мы окажемся в самом центре.

Будто реакция на слова Немиила, вражеские орудия удвоили свои усилия, выпуская в небо все больше огня. Поскольку шум заградительного огня вырос до оглушительных нот, Захариил понял, что Немиил был прав, штурм начинался.

Впереди, на нейтральной полосе между осадными линиями и стенами крепости, он увидел три аниколя, которые медленно двигались вперед, сокращая путь к врагу.

Названный по имени коренного животного Калибана, которое полагалось на подобную панцирю броню, чтобы обезопасится от хищников, каждый аниколь был колесным мантлетом, укрытым перекрывающимися металлическими пластинами, спроектированными, чтобы защитить людей внутри от вражеских снарядов. Влекомый ничем иным, как мускулами дюжины мужчин, которые укрывались в нем, аниколь был неизбежно медленным и громоздким осадным орудием.

Его единственное преимущество состояло в возможности поглощать вражескую огневую мощь, позволяя своей команде приблизится достаточно близко, чтобы установить взрывчатку, которая разрушит стены крепости. По крайней мере, так было в теории.

Когда Захариил смотрел за их продвижением, он увидал горящую ракетную дугу в воздухе, которая брала начало из-за стенных зубьев, и упала прямо на броню ведущего аниколя. В одно мгновение осадное орудие исчезло в мощном взрыве.

– Удачный выстрел, - сказал Немиил, задержав взгляд на ножнах Захариила. - Они, должно быть, попали в точку, где броня была слабой. Они никогда не сумеют поразить остальные два тем же способом. Один из аниколей пройдет. Потом, настанет наша очередь. Главный удар будет нанесен против южной стены крепости. Как только аниколи сделают брешь, мы станем первой волной и используем это в своих интересах.

– У тебя все белыми нитками шито, - сказал Захариил.

–Ага, - сказал Немиил, кивая головой. - В то же время, будут проведены ложные атаки на северные, восточные и западные стены, чтобы разделить силы рыцарей Люпуса и отвлечь их резервы, но хитрость не в этом.

– А в чем же хитрость?

– Чтобы еще больше смутить врага, каждая ложная атака будет отличаться от главного штурма. Атака на восточные стены будет с применением осадных башен, в то время, как в штурме западных стен будут применены лестницы и кошки.

– Умно, - сказал Захариил. - Они не будут знать, где главная атака.

– Даже лучше, ответил Немиил, - Угадай, кто возглавит штурм врат северной стены?

– Кто?

– Лев, - сказал Немиил.

– Серьезно?

– Серьезно.

Наблюдая за тем, как медленно продвигались оставшиеся аниколи, Захариил сказал:

– Не могу поверить, что Лев возглавит атаку северных врат. Это ведь только отвлекающий маневр. Я ожидал, что он возглавит основную атаку.

– По-моему, это идея, - ответил Немиил, - Когда Рыцари Люпуса увидят Льва у своей северной стены, они подумают, что там наша главная цель. Они сосредоточат свои войска там, позволяя настоящей атаке облегчить себе работу.

– Но все же, это ужасный риск, - сказал Захариил, в беспокойстве встряхнув головой. - Безо Льва, кампания против Великих Зверей не завершится. И он по крайней мере, на две головы выше, чем кто либо на Калибане. Даже если вражеские снайперы не выберут его мишенью, есть шанс, что северный штурм будет отбит из-за нехватки людей. Я не знаю, сумеет ли Орден перенести потерю Льва. Я не знаю, сможет ли Калибан.

– Очевидно, те же самое выдвигалось и во время стратегических сборов, когда Лев огласил свой план, - прошептал Немиил, наклонившись, будто конспирируясь, хотя ему следовало кричать, чтобы быть услышанным в непрекращающемся заградительном огне. - Говорят, что Сар Лютер особенно был против этого. Джонсон попросил его возглавить главный штурм, но Лютер с самого начала отказался. Он сказал, что не боролся бок о бок с ним все эти годы для того, чтобы пустить Льва одного в эпицентр опасности. Он сказал, что его местом было то, которым оно всегда и было, около Льва, пока смерть не заберет их обоих. «Если ты умрешь, тогда умру и я». Вот что сказал Лютер.

– Теперь понятно, что ты выдумал это, - прервал его Захариил. - Как ты мог знать, что сказал Сар Лютер? Тебя ведь там не было. Ты только плетешь рассказ и украшаешь его на свой вкус. Это всего лишь лагерные сплетни.

– Да, лагерные сплетни, - согласился Немиил, - но из надежного источника. Я слышал это от Вараила. Ты знаешь его? Он был одним из учеников магистра Рамиила, только на год старше нас. Он слышал это от Элтуса, который услышал это от одного из сенешалей, который знает одного человека, который был в командной палатке, когда это происходило. Они говорят, что Джонсон и Лютерюыли очень разъяренны, но, в конечном счете, Лютер принял предложение Джонсона.

– Мне почти жаль, что принял, - сказал Захариил. - Не пойми меня неправильно, Лютер великий человек, но когда я услышал, что мы будем штурмовать крепость, я надеялся сражаться под штандартом Льва. Он вдохновляет всех вокруг себя, и я не могу представить большей чести, чем сражаться рядом с ним. Я надеялся, что это будет сегодня.

– Всегда есть завтра, кузен, - сказал Немиил. - Теперь мы рыцари Калибана, и война против Великих Зверей еще не окончена, не бури в голову эту войну против Рыцарей Люпуса. Есть все шансы, что очень скоро ты будешь сражаться вместе с Джонсоном.

В нейтральной полосе, команды аниколей оставили свои осадные орудия. Разместив свои заряды и установив детонаторы, они бросили укрытия и побежали к своим линиям.

Враг на зубчатых стенах открыл огонь, когда члены команды были на открытом пространстве, и Захариил видел, как, по крайней мере, половина мужчин упала, прежде чем они достигли безопасных окопов Ордена. В это время, он пригнулся в своей траншее, ожидая неизбежного взрыва.

Когда наступило время, взрыв был впечатляющим.

Два аниколя, оставленные напротив крепостных стен, исчезли в языках разгорающегося пламени, когда двойной взрыв потряс основание под ним и на миг заглушил шум бомбардировки. К тому времени, когда сошли дым и пыль, Захариил увидел, что аниколи сделали свое дело.

Наружная стена вражеской крепости была потрескавшейся и почерневшей в двух местах. В одной зоне она удержалась, но другая стена разрушилась, создав брешь.

– За мной, - проорал Сар Гадариил людям в окопе вокруг него. - Отбросьте страх и обнажите мечи. Никакой пощады врагу. Это не турнир и не судебный бой. Это война. Мы возьмем эту крепость или умрем. Это наш единственный выбор.

– Это оно, брат, - сказал Немиил. - Вот твой шанс показать, как ты умеешь махать своим мечом.

Захариил кивнул, не обращая внимания на тонко скрытый укол ревности в тоне кузена от упоминания о его мече. Его рука инстинктивно переместилась на оружие. Эфес и рукоять были простыми и неброскими, голый металл и кожа, соединенная с бронзой, но лезвие… лезвие было нечто особенным.

По воле Лорда Джонсона, ремесленники Ордена взяли один из саблеподобных зубов льва, которого убил Захариил, и создали из него меч. Его блеск был слепяще-белым, подобно клыку, и край его был смертельно острым, способным разрубить на части металл или древесину единственным ударом. Длиной с предплечье Захариила, он был короче обычного меча, но его меньший диапазон поражения компенсировался огромной мощью.

Лев подарил ему меч прежде, чем они отправились к крепости Рыцарей Люпуса, и Захариил чувствовал братское единение, о котором говорил Гроссмейстер Ордена, когда давал лезвие.

Лютер и его братья-рыцари поздравляли его, но Захариил видел, как завидующий взгляд Немиила задерживался на клинке, когда он отбивал солнечный свет своей гладкой лицевой стороной.

Захариил услышал звук серинксова рога, взывающим через все поле долгим, скорбным тоном, и достал меч к восхищению своих братьев-рыцарей.

– Есть сигнал! - закричал Гадариил. - В атаку! В атаку! Вперед! За Льва! За Лютера! За честь Ордена!

Теперь стало видно множество фигур, появляющихся из окопов вокруг них. Захариил услышал боевой клич Гадариила, поддержанный сотнями голосов, все больше и больше рыцарей поднималось из своих траншей и устремлялось к крепости.

Захариил узнал собственный голос среди шума, когда он выпрыгивал из окопа, чтобы присоединится к атаке.

– Ты хотел творить историю, - кричал Немиил возле него, - и это наш шанс!

Сказав это, Немиил закричал, пересекая нейтральную полосу.

– За Льва! За Лютера! За Орден!

Вместе, они прорывались к бреши.

Впоследствии, В анналах Ордена, летописцы опишут это, как решающий момент в истории Калибана. Поражение Рыцарей Люпуса будет представлено как победа, сделанная во имя человеческого прогресса.

Лидерство Льва Эль'Джонсона будет возвеличено, как и храбрость Лютера в командовании главной атакой. Летописцы будут льстиво писать об белых балахонах рыцарей Ордена, о том, как они мерцали в лунном свете, когда их хозяева бесшабашно атаковали вражеские укрепления.

В действительности, конечно, все было несколько иначе.

ЭТО БЫЛО его первой пробой войны, массового конфликта, в борьбе не на жизнь, а на смерть между двумя противостоящими армиями, и Захариил боялся. Это был не столько страх перед смертью. Жизнь на Калибане была тяжелой. Она вносила обреченность в своих сыновей. С самого детства его учили, что его жизнь была конечным ресурсом, который мог оборваться в любой момент. Начиная с восьми лет, он оказывался перед смертью, по крайней мере, дюжину раз. В Ордене, как только он окончил свой первый год обучения в качестве оруженосца, от него ожидалось тренироваться настоящими клинками и пользоваться такими же боеприпасами.

Как часть того же самого обучения, он преследовал многих из хищников, которые скрывались в лесах, включая пещерных медведей, мечезубов, смертокрылов и рапторов. Наконец, чтобы показать себя достойным, он подвергся окончательному испытанию своего мастерства, охотясь на одного из устрашающих Калибанских львов.

Он противостоял существу, и поверг его, заслужив себе рыцарство.

Тем не менее, война отличалась от всех этих триумфов.

Когда человек охотился на животное, независимо от своего положения, охота принимала форму поединка, соревнования в силе, навыке и хитрости между человеком и зверем. В процессе охоты, Захариил вырос, изучив своих противников досконально. Напротив, война была безличностным делом. Когда он бежал к вражеской крепости возле своих братьев-рыцарей, Захариил понял, что мог быть убит на поле боя, никогда не узнав личности своего убийцы.

Он мог умереть, и никогда не увидеть лица врага.

Он предположил, что это было странно, но так или иначе, это было иным.

Он всегда думал, что умрет, встретившись лицом к лицу с убийцей, будет ли он Великим Зверем, или меньшим животным, или даже другим рыцарем. Перспектива гибели посреди сражения, будучи подстреленным на расстоянии неким неизвестным противником, выглядела почти ужасающей.

Нервируя, Захариил на мгновение почувствовал, как ледяные пальцы сжали его сердце.

Он не позволил этому взять верх над собой. Он был сыном Калибана. Он был рыцарем Ордена. Он был человеком, а люди чувствуют страх, но он отказался сдаваться ему. Его обучение как рыцаря включало и ментальные упражнения, предназначенные, чтобы помочь ему укрепить свой разум во времена кризиса. Теперь он пользовался ими.

Он припомнил себе высказывания из «Заветов», тома, из которого проистекало все учение Ордена. Он напомнил себе о магистре Рамииле. Он вспомнил о немигающем, пристальном взгляде старика, взгляд, который, казалось, буравил его душу. Он подумал, каким расстроенным будет старик, услышав, что Захариил не справился с обязанностью.

Иногда, Захариилу приходило в голову, что вершина храбрости в человеческой жизни, это быть в состоянии переставлять одну ногу за следующей и продолжать идти в одном направлении, даже когда каждая клеточка его существа говорит, что ему следует обернутся и бежать другим путем.

Когда Захариил бежал к пролому в крепостной стене, он увидел яркие спускающиеся сигнальные огни, пылающие снаряды, с ревом несущиеся к земле, чтобы упасть посреди массы бегущих рыцарей. Он слышал вопли, пронзительные крики раненых и умирающих людей, возносящихся над общим шумом. Он видел рыцарей, попавших под выстрелы зажигательных снарядов, их тела полыхали в огне, а руки бесполезно молотили воздух вокруг себя, взор же натыкался только на свою смерть.

Согласно создателям, каждый из костюмов когда-то был способен изолироваться от окружающей среды, но те дни прошли. Достаточно близкий выстрел зажигательного снаряда, и рыцарю была гарантированна ужасная смерть, поскольку жар огня проникал сквозь доспехи.

Множество рыцарей гибло.

Намного больше раненых кричало от боли. Штурм колебался.


Глава одиннадцатая

Щебень и люди, устилающие склоны бреши, полнились огнем и яростью. Дымовая завеса подергивалась от пролетавших пуль, и Захариил слышал ужасный звук их попадания по стальным рыцарским доспехам. Воздух полнился гудением и визгом снарядов, свистевших за ним.

Наставники Захариила обучили его по звуку пули узнавать, как она летит, и сказать, насколько близко она была, но в ревущем огненном аду, дыме и и шуме сражения, он не мог вспомнить ни об одном из тех уроков.

Он взбирался по насыпи по насыпи из дробленого щебня, разбитых кусков кладки, которые были отколоты взрывами, подорвавшими стены, и кусков породы, которыми ранее было наполено пространство внутри стен. Тут и там он видел покалеченные тела своих врагов, рыцарей в исковерканной броне, лежавших мертвыми.

Выстрел срикошетил от его плечевой пластины брони, заставив потерять равновесие, но он быстро оправился и побежал быстрее. Немиил был около него, взбираясь по склону полному обломков с бешеной энергией, отчаянно стараясь попасть первым на вершину. Гейзеры грязи вздымались вверх от пуль, сверху сыпались градом очереди снарядов.

Захариил не мог видеть их врагов за удушливым дымом и полыхающими огненными вспышками. Множество рыцарей были мертвы, но намного больше были все еще живы, которые пробивались через огненную завесу, и взбирались по крутым склонам камней и развалин, чтобы схватится с Рыцарями Люпуса.

Страх смерти в этих адских руинах был велик, но так же он боялся, что его первая битва, как рыцаря Ордена, также могла стать последней. Он вынес так много и боролся так тяжело, чтобы достичь этого, что он не хотел, чтобы эта бесславная, заполненная дымом и щебнем долина стала местом его первого и заключительного сражения.

Захариил поспешил, но меч мешал ему подниматься подъем, однако он не горел желанием подняться на вершину склона и встретить врага без клинка в руке. Земля сместилась под его ногами и он старался найти точку опоры, когда услышал тяжелый удар над собой, будто дерево упало на камень.

Он взглянул наверх, увидев тень чего-то, катящегося вниз сквозь дым. Его звучание было тяжелым и будто деревянным, и он мгновенно понял, что это было.

– Ложись! - завопил он. - Всем на землю! Мина!

– Нет! - кричал другой голос, более убедительный. - Продолжайте идти!

Захариил обернулся, чтобы увидеть Сар Лютера, стоящего в центре разлома, пули и пламя летели вокруг него, будто боясь затронуть. Рука Сар Лютера была поднята, и Захариил увидел, что он держал пистолет, нацеленный в дым.

Пистолет Лютера гремел, ствол сверкал взрывами, исчезающими в ослепляющем белом пламени и звуке высоко над ними. Шум был невероятным, и каскад разбитых камней падал на рыцарей Ордена.

Сар Лютер взглянул на Захариила.

– Встать! Всем встать! Бегом!

Захариил мигом поднялся, слова врезались в его нервную систему, и он полез в огонь, будто за ним по пятам неслась орда Калибанских львов. Остальная часть его линии меча и дюжина других пошла следом, власть слов Лютера гнала их вперед.

Он видел Немиила впереди и заставил себя бежать быстрее, не считаясь с чувством страха. Шторм пуль сверху усилился, и он почувствовал множество ударов по своей броне, но они были недостаточно серьезными, чтобы остановить его. Захариил оглянулся назад, чтобы увидеть, сколько рыцарей все еще поднималось.

Красные края штандарта Ордена были потертыми и опаленными, его ткань - разорвана сквозными пулевыми отверстиями, но штандарт до сих пор реял, и воины благодаря его присутствию поднимались вперед, к почти неизбежной смерти и боли.

Захариила охватила гордость, когда он наблюдал за развивающимся над благородными рыцарями Ордена штандартом, но он обратил свое внимание к подъему, лежащему перед ним.

Он поднажал, следуя за Сар Лютером, вырвавшимся вперед, обгоняя других воинов в разломе с невообразимой храбростью и скоростью. Лютеровы шаги, казалось, текли по щебню, шаг следовал за шагом, его поступь была уверенной, будто он шел по плацу, а не в неком ужасно опасном разломе.

Рыцари вокруг Лютера следовали за его ярким примером и за ним. Захариил пошел следом в дым и почувствовал, что склон под его ногами становится менее крутым, чем когда он поднимался. Из дыма возникли очертания, и он услышал чудовищный боевой клич, который срывался с губ Рыцарей Люпуса во время их атаки.

Ужасающие воины, одетые в волчьи шкуры и украшенные клыками, Рыцари Люпуса не были многочисленными, но каждый из них был великим воином, боец, обученный поединку и погоне за знаниями.

Захариил уклонился от взмаха лезвия топора, и совершил укол мечом, лезвие пробило броню нападающего, будто мокрый пергамент. Человек грязно выругался и рухнул, кровь била струей из его живота. Захариил вытащил меч, вытер его, и достал пистолет, который дал ему брат Амадис.

Вокруг него царил хаос, рыцари Ордена и Рыцари Люпуса схватились в круговороте сечи, ревя цепными мечами и гремя пистолетами. Захариил стрелял и резал, прорубая себе путь сквозь центр ожесточенной борьбы, проталкиваясь через кричащую толпу, чтобы догнать Сар Лютера.

Немиил пробивал себе дорогу в борьбе, используя грубую силу и адреналин, а не изящество, чтобы победить своих противников. Когда рыцари Ордена начали сокрушать защитников разлома, Захариил подумал о том, как обстояли дела с другими штурмами.

Захватил ли уже Лев северную стену?

Могли ли осадные башни уже разгромить защитников восточной стены, или войска с кошками и лестницами прямо сейчас взобрались на западную стену? С тщательным планированием Льва, все было возможно.

Битва могла быть уже выигранной. Меч обрушился на его нагрудник, ревущие зубья глубоко врезались в металл, перед тем, как в разрезающем движении скользнуть вверх к лицевой части его шлема. Захариил дернулся назад, зубья меча разодрали забрало, но не задели его лица.

Испуганный потерей концентрации, Захариил отчаянно махал мечом перед собой, покупая драгоценные секунды, чтобы стянуть с головы шлем и опять овладеть собой. Рыцарь в серых пластинчатых доспехах, чье лицо скрывалось серебряным шлемом, сработанным в форме рычащего волка, отошел назад от его ударов.

Захариил встряхнул головой, чтобы очистить ее от оглушительного удара, когда его враг опять приблизился к нему. Цепной меч прошел дугообразной петлей у его шеи, но он шагнул, встречая удар своим мечом, поднятым в классическом блоке. Уже делая движение, он знал, что это было ошибкой, его противник соблазнил его на легкий блок, только, чтобы он неверно стал. Лезвие вражеского рыцаря, казалось, крутилось в воздухе, оно совершало дуги у его незащищенной шеи. Захариил бросил себя назад, клинок прошел на расстоянии ширины пальца от того, чтобы вскрыть ему горло.

Он свалился на скат, когда рыцарь подошел, чтобы его убить. Захариил откатился от смертельного удара, взмахнув лезвием по низкой дуге. Край его меча метко разрезал ноги рыцаря посередине голеней, и человек свалился, будто срубленное дерево.

Захариил поднялся на ноги, рыцарь кричал в мучениях, из обрубков его ног на грязь фонтанировала кровь. Захариил пустил пару пуль сквозь шлем человека, чтобы избавить его от дальнейшей агонии, и остановился, чтобы сориентироваться в сражении.

Рыцари текли по разлому и продвигались вперед на стены, вырезая всех на своем пути. Пока их защищали валы, тот факт, что Рыцарей Люпуса было немного, ничего не значил, но когда Орден оказался за крепостными стенами, количество стало значить все.

Все, что Захариил прочитал про осады, говорило ему, что они почти всегда были долгими, выливаясь в бой, который протекал в медленном темпе, пока не достигнув пика, сражение не оканчивалась в едином кратком и кровавом миге безумия.

Это, как признал Захариил, и было пиком этой битвы. Независимо от успеха или поражения отвлекающих атак, силы Ордена взломали крепость, и ничто не могло помешать им достигнуть победы.

Рыцари Люпуса, однако, явно не читали тех же военных руководств, и были настроены сражаться до последнего и продолжить свою смертельную агонию.

– Захариил! - крикнул голос снизу, он посмотрел сквозь дым и увидел во внутреннем дворе Сар Лютера, который звал его вперед. - Если ты конечно свободен.

Захариил вновь пошел, пересекая порог бреши, направляясь во внутреннее пространство за проломом, короткими прыжками спрыгнув на укатанный щебень. Рыцари собрались, и очистив стену, пришел час зачистить крепость и уничтожить последних защитников.

– Формируйся в линии меча, мы пойдем через внутренние врата к замку, - приказал Лютер. - Уверен, там будет жарко, поэтому будьте начеку! Это конец Рыцарей Люпуса, поэтому они будут сражаться как загнанные в угол хищники. Продолжайте присматривать за флангами, чтобы не попасть в засаду, и движемся вперед! Теперь пошли!

Захариил нашел Немиила в толпе рыцарей Ордена и улыбнулся, увидев, что его кузен цел и невредим.

– Ты сделал это! - сказал он.

– Первый пересек пролом, - крикнул Немиил, - даже прежде Сар Лютера! Я получу за это собственный штандарт.

– Доверяю тебе думать о славе, - сказал Захариил, поравнявшись с выжившими из линии меча Сар Гадариила.

– Ну, кому то ведь надо этим заниматься, - отшутился Немиил. - Ведь не может все время быть одна лишь обязанность, не так ли?

Кроме них, выжило только трое рыцарей, сумев зайти настолько далеко, и Захариил был благодарен, что Аттий и Илиаф еще не были посвящены в рыцари и избежали ужасов пролома. Сар Гадариил кивнул, будто одобряюще, когда Захариил и Немиил поравнялись с ним.

– Вы хорошо умеете выживать, братья, - сказал седой ветеран. - Теперь давайте покончим с этим.

Великий штандарт, который поднимали по пролому, наконец достиг их, его ткань, еще сильнее поврежденная в бою, выглядела поразительно цельной, будто порезы, заработанные им по пути через стены, придавали ему еще больше важности. Захариил никогда не сражался под штандартом, но мысль биться рядом с благородным стягом Ордена, реющем сверху, придавала ему ощущение жестокой гордости, которой он не чувствовал прежде.

Штандарт не был простым флагом или знаком, это был символ всего того, за что стоял Орден: храбрости, чести, благородства и справедливости. Нести такой символ было великой честью, но сражаться под ним было нечто большее, нечто, как понимал Захариил, имеющее высший смысл.

– Справа! - крикнул Лютер, указывая на захваченные внешние стены. - Будьте готовы, мы скоро выдвигаемся!

Захариил последовал за жестом Лютера и увидел, что магистры осады Ордена развернули пушки, которые раньше убивали их братьев, к внутренним стенам, целясь на ворота внутреннего замка.

Рука Лютера опустилась, и орудия выстрелили пульсирующим, оглушительным стаккато. Вал погрузился в зловонные облака дыма, и воздух наполнился скрежетом железа и огнем.

Огонь и дым вырвались из внутренних врат, разбрасывая вокруг огромные куски скал и древесины.

– Вперед! - крикнул Лютер, и рыцари Ордена вновь выступили.

Бронированный поток тел атаковал через руины внутренних стен, дым укрывал разрушения, вызванные захваченными пушками. Выстрелы посыпалось с внутренних стен, но казалось, большинство орудий были установлены на внешних стенах, поскольку стрельба была редкой и не скоординированной.

Некоторые рыцари падали, но после кошмарной атаки через брешь и по ней, эта атака казалась Захариилу почти легкой. Шум был все еще невероятным: топот ног, возгласы рыцарей, грохот орудийных выстрелов, клацанье и треск пистолетного огня. Щебенка обваливалась, смешиваясь с криками раненых, до тех пор, когда Захариил не смог услышать один длинный, протяжный рев битвы, звук, о котором он всегда будет думать, как о музыке войны.

Дым рассеялся от разрушенных стен, открывая их, и вновь, Захариил обнаружил, что находится в глухой изоляции. Серный вкус ружейного дыма забивался ему в рот, а из глаз текли едкие слезы.

Впереди горели огни, и он увидел, что врата внутренней стены были разрушены сильнее, чем он мог даже представить себе. От дерева ничего не осталось, просто рваное отверстие в стене с оставшимися осколками на отпадавших железных стержнях.

– За Льва и Орден! - воскликнул Лютер, прыгая на груду щебня, упавшую из разбитых краев ворот.

Захариил и Немиил последовали за ним, прыжками пересекая руины и пылающую древесину, атакуя через разбитые ворота. За разломанными стенами, внутренняя прилегающая территория была настолько непохожа на все виденное ранее, что Захариил испытывал трудности, сравнивая это со всем тем, что могло напоминать военную архитектуру.

Ряды клеток возвышались вокруг высокой прочной башни внутреннего замка, каждая из них была достаточно большой, чтобы вместить всех коней линии меча.

Сложная система рельсов, цепей и механизмов располагалась на земле внутреннего двора, шедшая между клетками к поднятой платформе перед воротами замка.

Некоторые из клеток были заняты, большинство же пустовало, но то, что находилось в клетках, заставило Захариила лишиться дара речи. Хотя его взор и был размыт порожденными дымом слезами, он мог видеть, что многие из них содержали различных гротескных существ: крылатых рептилий, подобных той, которую он однажды победил, фантастических монстров со щупальцами и когтями, воющих чудовищ со множеством голов, хребтов и украшенными оборками гребнями.

Заповедник Зверей заполнял весь внутренний двор, каждый из них был уникальным представителем своего вида, державшихся живыми по неизвестным причинам. Звери, запертые за прутьями своих клетей, кричали, выли, ревели и бушевали, дополняя шум битвы.

Близко сотни воинов в серой броне, одетые в знакомые плащи из волчьей шкуры, Рыцари Люпуса стояли длинной боевой линией перед стенами замка, с обнаженными мечами и пистолетами. Лорд Сартана стоял на поднятой платформе в центре линии, его шлем нес рыцарь около него.

Атака рыцарей Ордена замедлилась от вида такого собрания Зверей, безусловно испугавшись, что любой, не говоря уже о рыцарях Ордена, осмелится или захочет содержать такую чудовищную коллекцию отвратительных существ.

Лорд Сартана говорил, и Захариилу казалось, что звуки сражения несколько спали, хотя, было ли это от драматизма момента или просто общий уровень шума снизился, он не был уверен.

– Воины Ордена, - сказал Сартана, - это наши земли, а это наша крепость. Вы не желанны здесь. Вы никогда не были желанными здесь. То, что когда-то хранило наш мир, приходит к концу.

Магистр Рыцарей Люпуса потянулся к длинному железному рычагу, присоединенному к сложной системе механизмов и противовесов, которые проходили по полу платформы и соединялись с цепями и поперечинами, тянувшихся по всему внутреннему двору.

– За это вы умрете, - окончил Сартана, дергая за рычаг.

Даже прежде, чем рычаг завершил свой путь, Захариил понял, что сейчас должно произойти.

С металлическим визгом, механизмы сцепились, задвижки соскользнули с замков, и ворота клеток со Зверями открылись.

Наконец свободные, Звери взревели из мест своего заточения с яростным гневным ревом, разнообразные конечности вытолкнули их на открытое пространство с потрясающей силой. Кто знает, как долго они были в клетках, и возымело ли это какой либо эффект на их лютость, это навсегда останется неизвестным.

Захариил обнаружил себя стоящим напротив чудовищного, подобного медведю существу с густой игольчатой шерстью и лютой головой с рогами и челюстями. Немиил сражался около него, в ряду линии меча Сар Гадариила.

Дюжина Зверей врезалась в рыцарей Ордена, разбрасывая тела по воздуху в своей ужасной атаке. Внутренний двор наполнился звуками битвы, но это было не сражением за честь, в котором бились мечами и пистолетами, выработанное столетиями традиций и ритуалов. Это был зверский, кровавый и отчаянный бой без какого-либо благородного идеала, а просто на выживание. Поскольку Звери многократно превосходили по численности, они не заботились о том, что их могут в конечном счете уничтожить. У них появился шанс отомстить людям, а являлись ли они теми, кто заключил их в клети, для них не имело значения.

Медведеподобное существо взревело и ударило массивным кулаком по нагруднику Сар Гадариила, посылая его в воздух, его броня оторвалась от тела подобно бумаге. Немиил бросился вперед и резанул мечом поперек корпуса Зверя, без сомнений, надеясь этим ударом выпотрошить его.

Иглы Зверя лишили удар его силы, и меч кузена нанес мало урона, но срезал множество иголок. Пистолетные пули вырывали влажные кратеры в его груди, но как и все Звери, с которыми приходилось сражаться Захариилу, он, казалось, обращал мало внимания на боль.

Захариил обошел Зверя с фланга, пока его свиные глаза были повернуты к Немиилу.

Он ударило другой массивной лапой, но кузен был быстрее Сар Гадариила, и откатившись от удара, открыл огонь из пистолета. Захариил прыгнул вперед и взмахнул мечом, держа его двумя руками, по задней части ног Зверя, думая, что там находятся его сухожилия.

Его меч легко разрезал бронированные иглы Зверя и глубоко врезался в мясо его ноги. Зверь взвыл и упал на колено, темная кровь била струей из раны сзади его ноги. Он откинул голову назад и завыл от боли, размахивая мощными мускулистыми руками, стараясь не потерять равновесия.

– Сейчас! - крикнул Захариил, перекрутившись вокруг Зверя и нанося удар мечом в ребра. Его клинок глубоко погрузился в монстра, и он, задрожав от боли, вырвал меч из его рук.

Он хлестал себя когтями, получая резанные удары, и швырнул себя обратно за прутья клетки. Пистолеты гремели, а мечи резали Зверя. Медленно но уверенно, братья Захариила побеждали в борьбе с монстром.

Его нога подкосилась и была бесполезной, рыцари могли легко держаться вне досягаемости Зверя, избегая его ударов, и всаживая пулю за пулей в его тело и голову. Его вой становился все слабее, и наконец он упал с заключительным ревом, выбрасывая большие брызги крови из своей разорванной утробы.

Захариил отошел от клетки и изучил обстановку, разворачивающейся во внутреннем дворе. Множество рыцарей пало, разорванные или избитые до смерти Зверями, полдюжины из которых все еще сражались. Звуки сражения отражались от стен, и Захариил слышал победные военные крики Ордена, разносящиеся вокруг него, долетающие со всех сторон, говоря ему, что битва была выиграна. Был ли штурм на южной стене главным или нет, казалось, что нападения с каждой стороны крепости оказались успешными.

Захариил побежал, чтобы вытащить меч из Зверя, которого он и его товарищи братья меча повергли, лезвие же было глубоко в его груди. Он поставил ногу на бок Зверя и медленно вытянул меч из его узилища из плоти.

– Это было жестко, а, кузен? - сказал Немиил, поставив ногу на тело Зверя.

– Воистину, - сказал Захариил, вытирая лезвие о грубую шкуру существа.

– Как ты думаешь, почему они держали их здесь?

– Понятия не имею, - сказал Захариил, - хотя это объясняет, почему они не хотели, чтобы мы попали в Нортвайлд.

– Как же?

– Эта крепость была промежуточной станцией для воинов, рискующих идти в глубокий лес, - сказал Захариил. - Возможно они не могли не впускать туда рыцарей, и поэтому держали этих Зверей здесь.

– Ты думаешь, поэтому Лорд Сартана не хотел участвовать в кампании Лорда Джонсона по уничтожению Великих Зверей?

– Вероятно, хотя я не могу представить, кто захотел бы держать у себя Зверей.

– Как и я, - сказал Немиил, - но пойдем, здесь есть еще кого убивать до того, как мы сможем двигаться дальше.

Захариил кивнул и вернулся к сражению, шумевшему вокруг них.


Глава двенадцатая

Полдюжины Зверей все еще сражалось, хотя многие из них уже еле стояли на ногах, рыцари Ордена набрасывались на них с длинными копьями и пистолетами, чтобы нанести удар милосердия извращенными отродьями мутантной эволюции. Рыцари Люпуса отступили в свой замок, рады представившийся возможности оставить Зверей, чтобы они сделали всю работу за них, и Захариил почувствовал, как в нем растет ненависть к рыцарям, которые пали так далеко от идеалов чести и достоинства, унизившись до такой подлой тактики.

Однако, не все Звери сражались против потока рыцарей. В центре внутреннего двора, чудовищное ящероподобное существо, по крайней мере в три метра длинны и пол метра ширины, бросилось в паническое бегство сквозь ряды рыцарей, будто неостановимый джаггернаут. Его огромная голова была переполнена гротескными, искривленными клыками, мешавшими закрываться его рту, а глаза были ужасающими, раздувшимися молочно синими шарами, покрытыми пленкой слизи.

Его конечности бугрились мышцами, а длинный хвост был покрыт струпьями по всей длине, заканчиваясь неправильной формы иглами, покрытие кровью павших рыцарей.

Воины с копьями окружили его, но его шкура оказалась непробиваемой для такого оружия, стальные наконечники отбивались от его толстой кожи. Сар Лютер старался подойти достаточно близко, чтобы добраться до его брюха, но несмотря на свои большие размеры, Зверь был проворный и способный использовать свой низкий центр тяжести, чтобы встретить любую угрозу с неестественной скоростью.

– Думаешь, нам стоит прийти им на помощь? - спросил Немиил, перекинув меч на плечо.

– Думаю, стоит, - сказал Захариил. - Мы ничего не сможем сделать, пока оно не будет мертвым.

Захариил повернулся к остаткам его линии меча и указал на одного из воинов.

– Пойди проверь, как там Сар Гадариил, уверься, что он жив. Остальные со мной.

Когда рыцарь пошел проверять самочувствие их лидера, Захариил повел остальных к неистовствующему Зверю. Он увидал, как рыцарь опрометчиво пытался пробраться мимо него, когда клацающие, искривленные клыки нанесли удар ему в горло, и, схватив его, разорвали пополам.

Зверь проглотил одну половину быстрым глотком и отбросил нижнюю часть тела рыцаря. Захариил был поражен стремительностью смерти рыцаря, и его руки сильнее сжали меч.

Другой рыцарь упал, сбитый с ног хвостом монстра, и еще один был сокрушен топающей ногой. Больше рыцарей помчалось, чтобы сразится с последним Зверем, но Захариил мог видеть, что они только напрасно отдавали свои жизни в схватке с этим монстром, поскольку ничто, рожденное на Калибане не могло победить столь ужасное существо.

Едва к нему пришла эта мысль, как он увидел, что Лев повел войско окровавленных рыцарей в центральное кольцо внутреннего двора замка.

Лев был прекрасным воином, блистательным в своей броне и великолепным в своем воинственном поведении, ведь Захариил видел его до этого только в мирной обстановке.

Никогда прежде он не видел Гроссмейстера Ордена на войне.

Захариил всегда знал, что Лев был выше любого воина Калибана, это было тем, что в нем замечали в первую очередь, но взглянув на него теперь, с окровавленным мечом, распущенными волосами и воинственным пламенем в его глазах, он понял, что Лев был больше чем любой человек, который когда либо был или будет. Его необъятность проявлялась не только физически, но и одним его присутствием в мире.

Ни один человек, независимо от того, насколько он был могущественен, не мог сравнится со страшной славой Льва.

С пламенем войны за своей спиной, Лев был наиболее замечательным и ужасным из всего того, что Захариил когда либо видел.

Лев безостановочно вел своих воинов к Зверю, и воины следовали за ним без колебаний и явного страха. Будто почувствовав, что наконец появился достойный враг, Зверь повернул свою ужасную, кривую голову к Гроссмейстеру Ордена.

Когда он это сделал, Сар Лютер схватил у одного из своих воинов длинное копье и нырнул вперед, перекатившись под клацающими челюстями Зверя и проткнул его острием.

В то же время, Лев прыгнул к Зверю, его меч резанул того по одному из глаз. Голова Зверя крутанулась в сторону, уклоняясь от удара Льва, когда Лютерово копье погрузилось в мягкую плоть его горла.

Зверь завизжал с режущей нервы пронзительностью, которая оглушила всех рыцарей в дворике. Рыцари упали на колени и зажали руками шлемы, поскольку агонизирующий крик, благодаря своей силе, проникал в их черепа. Даже Лютер, вклинившийся под Зверя, упал от резонанса крика, продолжая держать руку на своем копье. Кровь лилась из шеи Зверя, по-артериальному мощной, измазывая второго командора Льва в крови.

Захариил чувствовал, как струйки крови бежали из ушей, крик Зверя будто разрывал его мозг. Его видение затуманилось и слезы страдания текли из глаз, но он старался держать их открытыми, поскольку он видел нечто сверхъестественное.

Хотя рыцари Ордена корчились в муках от крика Зверя, Лев оставался недвижим. Возможно его чувства были лучше, чем у его воинов, или может быть, его усиленная устойчивость позволила ему сопротивляться этому, какой бы ни была причина, было ясно, что он оставался нетронутым криком.

Лев запрыгнул на спину Зверя, используя свои неестественные размеры, чтобы взобраться на его тело, удерживаясь рукой и ногой. Монстр рухнул от боли, потянув Лютера под себя, поскольку он держал копье до самого конца.

Даже когда Захариил плакал от боли, он понимал, что наблюдать за своими двумя братьями, когда они повергали Зверя, было честью. Лев, наконец встал сверху Зверя, и Захариил увидел вспышку серебряной стали, когда он поднял свой меч, острием книзу, и воткнул его в череп Зверя.

Никто кроме Льва не имел достаточно сил для свершения такого подвига.

Лезвие погрузилось в Зверя, края меча Льва врезались в чешучастую поверхность шкуры Зверя. Борьба монстра резко прекратилась, и оглушительный вопль, который поверг рыцарей, оборвался.

Зверь вздыбился на задних лапах от внезапной судороги, и Льва выкинуло из его седла на спине Зверя. Рукоять копья вырвалась из руки Лютера, и он откатился в сторону от существа, в истекающей кровью броне.

Внезапная тишина, последовавшая после смерти Зверя, была странной и расслабляющей, отсутствие звуков походило на то, будто пришел внезапный конец неожиданного шторма, который развеялся в одном апокалиптическом раскате грома.

Рыцари начали подниматься с окровавленных камней внутреннего двора, не веря в исход той битвы, свидетелями которой они стали. Тело Зверя содрогнулось в последнем рефлекторном вдохе и затем затихло.

Лев Эль'Джонсон появился из-за Зверя и рыцари начали радоваться при виде своего героического лидера.

– Джонсон! Джонсон! Джонсон!

Пока Захариил наблюдал как приветствовали Льва, Лютер поднялся на ноги из озера пролитой крови Зверя. Где-то в бою Лютер потерял свой шлем, и все его лицо было в крови.

Приветствия Льва все не стихали, и Захариил увидел мимолетную вспышку зависти на Лютеровом лице. Но она прошла так быстро, что Захариил даже не был уверен, видел ли он ее на самом деле, но сила эмоции, которую он наблюдал на лице Лютера, была безошибочной.

Лев поднял руки для тишины, и рыцарские поздравления немедленно стихли.

– Братья! - крикнул он, указывая на замок в центре внутреннего двора. - Это еще не конец. Стены взяты, но Рыцари Люпуса еще не побеждены. Они скрылись в своем замке и должны быть искоренены огнем и сталью.

Гроссмейстер Ордена взмахнул своими широкими руками, указывая на бойню, произошедшую во внутреннем дворе, на мертвых рыцарей и побежденных Зверей.

– Любой человек, который унизится до того, чтобы позволить Зверям сделать всю работу за себя, недостоин жизни, - сказал Лев. - Рыцари Люпуса утратили свое право на милосердие, и им не будет дано никакой пощады. Мы ворвемся в их замок и никого не оставим в живых!

Внутренняя часть замка была устрашающе покинутой, его залы были увешаны заплесневевшей паутиной, и вокруг витал дух заброшенности, что Захариил находил удручающим. Он и Немиил продвигались по узкому коридору, украшенному камнями и гобеленами, их путь освещался чадящими лампами, подвешенными на бронзовых креплениях.

Пустота говорила о годах пренебрежения, везде собралась пыль, и течение времени казалось, остановилось в пределах замка. Звуки борьбы где-нибудь в замке могли быть услышаны на расстоянии, но где бы ни происходило сражение, это было далеко отсюда.

– Где все? - спросил Немиил. - Я думал, что это место будет битком набито воинами.

– Я думаю, что все они должны быть где-то в другом месте, - сказал Захариил. - Это ведь большой замок, в конце концов.

Лев Эль'Джонсон разбил ворота замка одним могучим ударом меча, и рыцари Ордена потекли внутрь, разойдясь по крепости маленькими группами, чтобы выследить последних из врагов.

Захариил и Немиил выбрали лестницу к верхним уровням, надеясь найти нескольких вражеских воинов, чтобы выместить на них свой гнев, но вместо этого находили только пустые залы, покинутые палаты, и отражающими эхо хранилищами, которые долго были закрытыми и забытыми.

– Постой, - прошипел Захариил, подняв руку для тишины, - ты слышишь это?

Немиил насторожился и кивнул, слыша тот же шум шагов и скрип мебели, что и Захариил. Парни переглянулись между собой и пошли по направлению к двустворчатым дверям, за которыми разносились звуки, занимая положение по разные стороны от нее.

Звуки движения раздались вновь, и Немиил поднял руку с тремя отогнутыми пальцами. Захариил кивнул и начал считать в обратном порядке вместе с кузеном, когда он загнул один палец в ладонь, потом второй, и наконец третий.

Немиил развернулся и ударил ботинком прямо посередине дверей, раскалывая замок и распахнув их настежь.

Захариил вбежал через двери, держа меч и пистолет перед собой, и с устрашающим боевым криком на устах. Он качнул пистолетом влево и вправо, ища цели, держа свой меч у тела.

Огромная палата внутри была подобная склепу, уставленному от пола до потолка книгами в кожаных переплетах. Ряд за рядом, книги тянулись вдаль, а широкие столы в конце каждого ряда были усыпаны пергаментами и свитками.

Здесь хранилось обширное количество информации и литературы, библиотека по крайней мере вдесятеро превосходила ту, что находилась в Альдуруке. Как много времени потребовалось, чтобы накопить такие сокровища мудрости?

Захариил не верил, что могло существовать такое количество знания, уже не говоря о том, что оно могло находится в стенах этого замка. Ряды квадратных колонн поддерживали арочную крышу, и Захариил предположил, что палата равнялась по ширине и длине самому замку.

Единственным обитателем палаты, насколько Захариил мог видеть, был одинокий человек в белых одеяниях с серыми волосами и висящими серебряными усами. Захариил узнал в нем Лорда Сартану, лидера рыцарей Люпуса, которых подбил на войну Лев Эль'Джонсон в Палате Круга, казалось, целую жизнь назад.

Лорд Сартана оторвался от своих трудов, груды собранных книг на столе перед декорированным деревянным троном, драпированным волчьими шкурами.

– Значит они посылают за мной безбородых юнцов, - сказал Сартана. - Сколько вам лет? Возможно, четырнадцать?

– Мне пятнадцать, - сказал Захариил.

– Никакого уважения к традициям, вот что неправильно в вашем Ордене, мальчик, - сказал Сартана. - Не оригинальное мнение, я знаю. Не теперь, когда каждый занят празднованием вашего проклятого крестового похода, призванного, чтобы очистить леса от Великих Зверей.

– С твоей смертью все закончится, - сказал Захариил, ободренный нотками поражения, услышанными в голосе Сартаны. - Остался только Нортвайлд.

Лорд Сартана встряхнул головой.

– Все закончиться слезами, попомни мои слова. Мы еще даже не начали расплачиваться за вашу глупость. Ее цена до сих пор определяется, и когда это произойдет, многие будут жалеть, что вы ступили на этот путь - на дороге слишком много шипов, слишком много выбоин и скрытых ловушек.

– О чем ты говоришь? - спросил Немиил. - Поход Льва самый благородный из идеалов.

– Действительно? - спросил Сартана, располагаясь в троне из волчьих шкур. - Хотите узнать, где сделал ошибку ваш Лев?

– Лев не ошибается, - сказал Немиил с враждебным рыком.

Сартана улыбнулся, удивившись угрозам подростка.

– Ваша первая ошибка состояла в том, что вы потеряли уважение к традиции. Цивилизация похожа на щит, разработанный, чтобы держать нас в безопасности от дикой природы, в то время как традиция подобна куполу в его центре. Или, выражаясь иначе, традиция это клей, который удерживает наше общество вместе. Она придает форму нашим жизням. Она позволяет каждому знать свое место. Она жизненно важна. Без традиции, скоро вы станете не лучше животных.

– Мы придерживаемся своих традиций, - сказал Захариил. - Лорд Сайфер обеспечивает то, чтобы наши традиции жили. Это вы забыли о них… якшаясь со Зверями.

– Я думаю, что ты признаешь то, что Орден был тем, кто не пошел в ногу с другими братствами рыцарей, - сказал Сартана, - когда они начали позволять простым людям вступать в свои ряды. Представь… рыцари набираются среди низкорожденных. Эгалитарная бессмыслица, скажу я вам. Но это не наихудшее, из того, что вы сделали. Нет, наихудшей частью являются поиски Льва по убийству Великих Зверей. Это реальная опасность. Это то, о чем мы будем сожалеть.

– Ты ошибаешься, - сказал Захариил. - Это величайшая вещь, которая произошла на Калибане за прошедшее столетие! Наши люди жили в страхе перед Великими Зверями тысячи лет. Теперь, наконец, мы избавимся от этого бича навсегда. Мы делаем леса безопасными. Мы изменяем наш мир к лучшему.

– Говоришь, как истинно верующий, мальчик, - насмешливо фыркнул Сартана. - Я вижу, магистры забили тебе голову пропагандой. О, я не собираюсь оспаривать то, что очистка лесов от Зверей походит на великую и стоящую цель. Тем не менее, слишком часто действительность не соответствовала вашим амбициям. Мы пытаемся достичь одной цели, только чтобы к своему ужасу обнаружить, что достигли совершенно иной.

– Что ты имеешь ввиду? - потребовал ответа Немиил, когда они подошли ближе к Сартане.

– Давайте предположим на мгновение, что ваша кампания будет успешной. Скажем, вы сумели поубивать всех Зверей. В конце концов, у вас все получилось. Джонсон и остальные принимали участие в этом около десяти лет. Большинство Зверей, если не все, мертвы. Итак, скажем, что вы убили всех Зверей. Что тогда, парень? Что ты будешь делать потом?

– Я… мы сделаем мир лучшим, - сказал Захариил, на мгновение замявшись, чтобы ответить на вопрос Сартаны. Он долго принимал за очевидное то, что кампания Ордена была благородной инициативой, возможно величайшей в истории Калибана, но обнаружил трудность, облекая все то что он чувствовал, в слова, когда Сартана призвал его к ответу.

– Мы очистим новые земли для поселений и для сельского хозяйства, - сказал он. - Мы сумеем производить больше пищи.

– Этим будут заниматься простолюдины, ты имеешь ввиду, - сказал Сартана, - но как насчет подобных тебе, парень? Как насчет благородных орденов? Что мы будем делать? Видишь, в чем проблема?

– Нет, не вижу. Какие могут быть проблемы, если мы будем делать наш мир лучшим?

– Меня окружают слепцы, - прервал его Сартана. - Я старый человек, и все же еще способен видеть дальше, чем молодые люди вокруг меня. Прекрасно, если ты не видишь проблемы, давай я тебе объясню. Тем не менее, сначала простой вопрос. Почему на Калибане существуют рыцарские Ордена? Какую функцию мы исполняем?

– Наша функция? Мы защищаем людей, - сказал Немиил.

– Точно. По крайней мере один из вас понимает это. И от чего мы защищаем их?

– От Великих Зверей, конечно, - сказал Захариил. Внезапно, он увидел к чему клонит Сартана. - Ох.

– Да, от Великих Зверей. - улыбнулся Сартана. - Я вижу первые проблески понимания на твоем лице. В течении многих тысячелетий рыцари Калибана следовали одной священной обязанности. Мы оберегали наших людей от Великих Зверей. Наша жизнь была такой всегда. Это причина нашего существования. Это была наша война, война, ведущаяся в лесах этой планеты в течении пяти тысячелетий. Таковы реалии, парень. Это традиция, но судя по всему, она будет таковой еще недолго. Скоро, благодаря Ордену и Льву Эль'Джонсону, Зверей больше не будет. Что будет с рыцарями Калибана?

Лорд Сартана затих на несколько мгновений, давая время, чтобы его слова дошли до Захариила и Немиила перед тем, как он заговорит вновь.

– Мы - воины, мальчик. Это в нашей крови. Это в нашей культуре. Мы - гордый и бесстрашный вид. Так было всегда, начиная с первых дней наших предков. Конфликт определяет наше существование. Мы охотимся, мы предпринимаем поиски, и мы боремся, и не только потому что люди Калибана нуждаются в нашей защите. Мы делаем это потому, что мы должны. Без них, в основе наших жизней будет пустота, которая не сможет быть заполненной, независимо от того, каких усилий мы бы не прилагали. Мы не в ладах с миром. Когда нам нечем заняться, мы расслабляемся. Это заставляет нас чувствовать себя неспокойно и неудобно. Нам нужно чувствовать опасность. Мы нуждаемся в наших сражениях, в отливах и приливах войны и в острых ощущениях битвы не на жизнь, а на смерть. Без этого мы будем чувствовать себя незавершенными.

– Это пессимистическая точка зрения, - сказал Захариил.

– Нет, это реалистическая точка зрения, - сказал Сартана. - Мы нуждаемся в наших Зверях, парень. Почему ты думаешь, что мой Орден пленил их? Мы пытались не дать вымереть расе Зверей! Вот я это и произнес. Возможно это тебя шокирует, но честно взгляни в свое сердце, и ты увидишь, что мы нуждаемся в наших монстрах, потому что они помогают нам самоопределится. Пока на Калибане есть Звери, мы - герои, но если Зверей не будет, мы - ничто. Нет, даже меньше, чем ничто.

– Вы хотели, чтобы Звери жили? - спросил Захариил, безмерно испуганный.

– Конечно, - сказал Сартана. - Без Зверей наша война окончена. Что с нами будет тогда? Каким будет наше будущее? Что случиться с воином, если больше не будет войны? Здесь скрыта величайшая опасность, мальчик. Скука создает волнения, а волнения могут превратиться в гнев. Без войны чтобы заставить нас напряженно трудиться, мы, вероятно, создадим наш собственный выход. Мы сцепимся друг с другом подобно стае хищников. Я не доживу до того, чтобы увидеть это, но глядя в будущее, я вижу только тьму. Я вижу только междоусобицу и гражданскую войну. Я вижу, как брат идет на брата. Я вижу кровь - и все из-за того, что у нас не было лучшего способа изливать наш гнев из-за отсутствия Зверей. Это то будущее, которое создал ваш Орден для нас, хотя как все признают, ваш лидер-фанатик делал это только с добрыми намерениями.

Захариил и Немиил оба приблизились на длину меча Лорда Сартаны, и лидер Рыцарей Люпуса ласково им улыбнулся.

– Без сомнений у вас есть приказ убить меня?

Захариил кивнул.

– Имеем.

– Возможно, я стар, но думаю, потребуется больше, чем два мальчика, чтобы победить меня.

– Увидим, - сказал Немиил.

– Нет, - сказал Сартана, вытягивая длинный охотничий нож. - Не увидим.

Захариил нацелил свой пистолет в лицо Лорда Сартаны, но старик не имел на уме нанести вред им. Стремительно, лидер Рыцарей Люпуса повернул нож и воткнул его в свое тело, клинок был направлен вверх, чтобы проткнуть сердце.

Захариил бросил свое оружие, побежав вперед, чтобы поймать тело Лорда Сартаны, когда он свалился со своего трона.

Он опустил умирающего рыцаря на холодный каменный пол великой библиотеки, поскольку кровь струилась из тяжелой раны.

– Ты знаешь выражение про тьму, не так ли? - просипел Сартана. - То, что дорога во тьму уложена добрыми людскими намерениями.

– Я слышал это, да, - сказал Захариил.

– Возможно кто-то должен напомнить об этом Льву, - сказал Сартана из последних сил. - С хорошими намерениями или нет, Лев Эль'Джонсон закончит тем, что разрушит Калибан. В этом я не сомневаюсь.

«Что случится с нами?» сказал Лорд Сартана, его лицо было мрачным и предчувствующим. «Что случиться с воином, если больше не будет войны?»

В то время, Захариил не обратил большого внимания на слова умирающего человека, столь сильно он был охвачен волнениями и ужасом дня.

Слова Сартаны были неспокойными, даже тревожными, но упустить их было нетрудно. Лорд Сартана был старым, уставшим, его черты смели возраст и тоска. Было достаточно легко подумать о его предупреждении, как о плоде расстроенного ума, перешедшего через грань безумия.

Было достаточно легко не придать значения его словам, и они должны будут быть не менее легко забытыми. Дни и недели прошли после уничтожения Рыцарей Люпуса, но они вновь вернулись к Захариилу, преследуя его.

Он будет часто о них думать, и со временем, он поразиться их предвидению. В его самые темные моменты, Захариил иногда будет задаваться вопросом, была ли эта встреча упущенной возможностью. Возможно ему следовало передать их сообщение Льву, или ему нужно было узнать больше про силу эмоций внутри Лютера.

Захариил поймет, что братство не гарантировало гармонии - независимо от тесноты связей между людьми, всегда было возможно насилие и предательство. Великое множество лет пройдет прежде, чем он будет размышлять об этих словах.

Он будет задаваться вопросом, мог ли он изменить будущее.

Но к тому времени, конечно, будет слишком поздно.


Книга третья. Империум.

Глава тринадцатая

Со смертью Лорда Сартаны, Рыцари Люпуса прекратили свое существование. Их последние рыцари были выслежены в мрачных, покинутых коридорах их разрушенного замка и убиты. Им не предлагалось никакого милосердия, да его никто и не ждал, поскольку побежденные рыцари знали, что не было никакого возврата после того, что они совершили.

Штандарты Ордена реяли на высочайших башнях крепости, и в их рваные ткани вплетались золото и кровь, отраженные от огней сражения. Мечи гремели по щитам, и кавалерия Крыла Ворона ехала по кругу почета вокруг разбитых стен горной крепости. Воины Ордена обменивались приветствиями и почестями, и важный смысл исторического момента доходил до каждого из них, поскольку их цель была как никогда близка. С уничтожением Рыцарей Люпуса, Нортвайлд был открыт для Ордена, и на последних из Зверей можно было охотиться до их полного уничтожения.

Захариил наблюдал, как рушилась крепость Рыцарей Люпуса, ее стены и замок распылялись тяжеловесными пушками Ордена. Чтобы почтить павших вражеских рыцарей, не делали никаких почестей, их трупы и имущество собрали в замке и затем подожгли.

Лев прошел в великую библиотеку, чтобы обнаружить Захариила и Немиила с телом Лорда Сартаны, и он поздравил их обоих перед тем, как обратить свое внимание к великому количеству книг, собранных в большой палате.

После поверхностного просмотра нескольких томов, собранных Лордом Сартаной, Лев приказал им воссоединиться со своей линией меча, и занялся дальнейшим исследованием коллекции побежденного противника. Потом на фургонах книги были привезены в Альдурук для дальнейшего изучения.

Захариил отвернулся от пылающей крепости, опечаленный видеть разрушение такого могущественного здания, и задался вопросом, все ли битвы оканчиваются такой странной смесью чувств. Он выжил и оправдал свои ожидания с достоинством, храбро сражаясь и внеся свой вклад в заключительной победе. Он видел как творилась история, и был свидетелем смерти их величайшего врага, но его все же грызло чувство незавершенности неких дел и упущенных возможностей.

Сар Гадариил был жив и будет жить и дальше, чтобы сражаться и в следующий раз, как и многие из его линии меча. Количество погибших было невероятным, но не настолько, чтобы победа была горькой, но теперь потеря столь многих друзей и товарищей омрачала добытую славу.

Спустя недели похода обратно в Альдурук, позор Рыцарей Люпуса будет увеличен десятикратно, их подлость вырастет из преднамеренного захвата Зверей для мерзких экспериментов и разврата души. К тому времени, когда воины Ордена возвратятся домой, их враги будут превращены в самых отвратительных чудовищ, извращенных и без надежды на спасение. Это была хорошая и необходимая война, соглашались рыцари, война, которая достигла хороших вещей, и сделала освобождение Калибана намного ближе.

Все же, посреди празднеств и дарования почестей, Захариил не мог забыть момент в Палате Круга, когда Лев Эль'Джонсон подбил Лорда Сартану на войну, момент, когда их подтолкнули к ней.

Да, кампания Ордена была на грани окончательной славы, но не была ли она испорчена в самом конце?

Была ли пролита кровь за меньшее, чем благородные идеалы?

Захариила волновали эти вещи на обратном пути, но он был неспособен ясно сформулировать свои чувства даже для самых близких ему людей. Он наблюдал, как его братья праздновали свою великую победу, а тень падала на его сердце, когда он наблюдал, как Лев упивался почестями, возлагаемые ему за эту последнюю победу.

Только еще один в Ордене, казалось, будет иметь схожие опасения, и Захариил часто будет ловить Лютера, едущим подле своего брата, с такой же тенью улыбки и осколках льда в уголках глаз.

Если Лютер и чувствовал наблюдение Захариила, то не придавал этому значения, но путешествие обратно в Альдурук была для него грустным, его достижения во время сражения были в тени у подвигов Льва.

Захариилово и Немиилово убийство Зверя во внутреннем дворе принесло им обоим почести, и каждый был вознагражден свитком пергамента на броню, который служил напоминанием об их деянии. Немиил был вне себя от радости, Захариил был также польщен, но каждый раз, вспоминая о битве, он задавался вопросом, почему те странные силы, которые проявились у него в лесах Эндриаго не появились вновь.

Возможно, это было, он подозревал… что это было из-за его близости к темному сердцу леса, или Смотрящих, которые пробудили в нем некие скрытые способности, теперь бездействующие. Или, возможно, он это все придумал, и его разум воплотил некие сложные фантазии вслед за ужасной битвой, чтобы объяснить, как ему удалось убить Великого Зверя.

Какой бы ни была причина, он был рад, что все случившееся теперь казалось отдаленным воспоминанием, становящееся менее осязаемым с каждым прошедшим днем. Он ясно помнил смерть Зверя, но особенности того дня, перед тем, как Захариил победил его, становились все более туманными, будто серый туман сошел на его память.

Жизнь продолжалась как и прежде для рыцарей Ордена, и тревога Захариила улетучивалась, поскольку предсмертное предупреждение Лорда Сартаны все сильнее походило на необоснованное бормотание сломленного противника. Организовывались охоты, и каждый день рыцари будут ехать в леса, чтобы очищать их от остатков Звериных стай.

Каждый день приносил с собой все меньше и меньше Звериных трофеев, и казалось, что свершение великого замысла Льва было наконец достигнуто.

В эти дни Лев редко рисковал в лесах, проводя большинство времени взаперти в высочайших башнях Альдурука с книгами, взятыми из крепости Рыцарей Люпуса.

Илиаф и Аттий оба сражались и победили собственных Зверей, после чего они были возведены в рыцари в день, принесший много празднований в залы Ордена. Все четверо парней сражались вместе в линии меча Сар Гадариила, решаясь выйти в леса вновь и вновь, чтобы сражаться с хищниками планеты, и питая надежду столкнуться с одним из немногих оставшихся Зверей.

Разведчики Крыла Ворона принесли весть, что каждый сектор Нортвайлда был очищен от Зверей, и Захариил просматривал их официальные донесения, чтобы найти хоть что-то про темные леса вокруг Эндриаго, про любой признак недуга, который охватил его во время охоты на великого льва, но независимо от того, с чем он столкнулся в глубинах леса, оно, похоже, исчезло.

Возможно, оно никогда не существовало и, как ни стараясь, он не мог вспомнить ни слов, сказанных ему в лесу, ни четких воспоминаний о тех, кто их произносил.

Калибан все еще вращался, жизнь продолжалась как прежде, и рыцари Ордена продвигались все ближе к окончательному доминированию, пока не прибыли ангелы.

Свет покрывал листья круглыми пятнами на высоких ветвях и распространял яркую игру теней на землю перед лошадьми, когда группа всадников пробивалась по лесным тропам. Воздух был ароматным, богатым на обещания спокойных дней и мира.

Захариил свободно удерживал узды в руках, позволяя черной лошади самой выбирать темп, и расслабился в седле. Леса больше не были местом страха и ужаса для рыцарей Ордена, они были теперь волшебным местом света и приключения. Через них пролегли новые тропы, открывая пейзажи неземной красоты и естественной величественности, которые ранее были недоступными для населения Калибана благодаря присутствию Зверей.

Теперь, с поражением скрывающихся в темноте чудовищ, мир был в их распоряжении. Рядом с ним, Немиил снял шлем и проводил рукой по волосам, Захариил улыбнулся своему кузену, радий иметь его подле себя в этой важной поездке.

Этим утром Сар Лютер послал за ними, вызывая их к конюшим выбрать себе наилучших коней для этой последней охоты на Зверя. Лев был оживлен, стремясь присутствовать на последней охоте чтобы увидеть ее завершение, в нем будто горела жестокая необходимость, которой он даже не понимал.

Начальные стадии поездки были проведены в расслабляющей, комфортной тишине, каждый воин наслаждался красотой мира, который теперь мог называться их собственным. Лев и Лютер вели их, направляясь строго на север, огибая поселения, которые теперь располагались дальше от Альдурука, поскольку Звери были истреблены.

Новый Лорд Сайфер следовал за ними на благоразумном расстоянии, его роль исполнял новый, неизвестный воин. Вопреки ожиданиям большинства людей, магистр Рамиил не был отобран, чтобы принять титул предыдущего Лорда Сайфера, хотя тот, кто был, являлось, конечно же, тайной.

Множество новых рыцарей и даже оруженосцев находилось в тылу, так что процессия действительно имела вид представления членов Ордена.

– Странная группа, чтобы вести ее в дебри, ты не находишь? - спросил Немиил.

– Думаю, да, - ответил Захариил. - Возможно Лев желает, чтобы эту последнюю охоту посетили мужчины из всех рангов Ордена, а не только старшие члены.

– Ты считаешь нас старшими членами?

– Нет, - сказал Захариил, - я считаю, что мы та молодежь, которая скоро произведет большое впечатление на Орден.

– Ты уже сделал это, юный Захариил, - сказал Лев впереди колонны. - Запомни, мой слух очень острый. Ты здесь из-за братства, которое мы разделяем.

– Да, мой лорд, - сказал Захариил, следуя за Львом, поскольку он выехал на широкую поляну перед большим утесом из блестящего белого камня, возвышающегося слева. Водопады ниспадали каскадом с его вершины, пенясь в широкой заводи взболтанной воды. Яркая растительность тянулась во всех направлениях, и Захариил почувствовал, как к нему приходит мир, не осознавая того, насколько пустой стала его душа, до того как она наполнилась этим покоем.

– Да, это место, - сказал Лев с головы их процессии. Лев повернул свою лошадь, самое могущественное животное из всех когда-либо разведенных конюшими Калибана, и обратился к своим воинам, когда они проехали на поляну перед водопадом.

– Вы все здесь потому, что, как правильно предположил Захариил, я решил что мужчины всех рангов Ордена должны будут отпраздновать завершение наших могучих усилий.

Захариил постарался и не сумел подавить румянец, он почувствовал как его лицо покраснело от похвалы.

– Калибан - наш, - повторил Лев, и Захариил присоединился к остальным приветствующим это заявление Гроссмейстера Ордена.

– Мы сражались и проливали кровь в течении десяти лет, братья, и каждый из нас видел падение друзей и компаньонов по пути, - продолжил Джонсон, - но мы стоим на пороге нашего величайшего триумфа. Все, ради чего мы сражались, теперь в пределах нашей досягаемости. Мы не допустили ошибок, и теперь это наше. Это наш триумф.

Лев поднял руки и заговорил.

– Золотой Век зовет нас, братья мои. Я видел это в своих мечтах, золотое время для для новых и удивительных вещей. Мы стоим на самом краю той эпохи и…

Захариил взглянул на Немиила во время этой нетипичной паузы в речи Льва. Их лидер глядел влево от них, по направлению к лесу, и Захариила охватил страх, что они были заманены в ловушку, хотя какой враг посмеет заманить куда-то воина, столь сильно внушающего страх, как Лев?

Его первым подозрением было то, что последнему Зверю как-то удалось подкрасться к ним, или что некоторым выжившим проходимцам Рыцарей Люпуса удалось пережить уничтожение их ордена, чтобы искать мести.

Но когда его рука дернулась к рукоятке меча, Захариил не увидел такой угрозы.

Вместо этого он увидел, что великая птица взгромоздилась на крепкой ветви дерева с мерцающими в полуденном свете золотыми перьями.

Калибанский орел, с ярким и прекрасным оперением, разглядывал воинов с королевским изяществом, определенно не пугаясь сборища людей. Такие орлы были редкими существами, не опасными, но расценивающимися как знамения суеверными людьми на Калибане.

Группа воинов переводили взгляд от орла ко Льву, неуверенные насчет того, что делать вследствие неожиданного появления птицы.

Захариил почувствовал, как дрожь прошлась по его хребту, поскольку птица продолжала наблюдать за ними своими странными глазами. Он посмотрел на Льва, видя выражение, говорящее о страхе ожидания, взглядом предвидения и надежды, который не мог быть неверно истолкован.

– Я знаю это, - сказал Лев, его голос превратился в шепот.

Когда Лев говорил, подул странный ветер, горячее и настойчивое колебание воздуха с резким привкусом, подобный сильному запаху, висевшему около кузницы оружейника.

Захариил взглянул вверх, видя нечто огромное и темное наверху, массивную крылатый силуэт с пылающими синими угольками сзади него. Еще один промелькнул вверху, и он воскликнул, поскольку на него нахлынул жар от их прохождения над ним.

Рыцари окружили своих лошадей, и Захариил вытащил свой меч, когда могучие летающие Звери взревели наверху еще раз.

– Что это такое? - закричал Захариил в шуме рева, который заполнил пространство.

– Я не знаю, - кричал Немиил. - Великие Звери!

– Как это может быть? Они все мертвы!

– Очевидно нет, - сказал Немиил.

Захариил взглянул на Льва еще раз, ища какой-либо знак о том, что все происходящее не было неожиданностью, но их лидер просто сидел в седле, смотря вверх на чудищ, пролетавших над ним.

Лютер что-то кричал Льву, но его слова терялись в реве, поскольку один из гигантских летающих Зверей затмил солнце и теперь парил над ними. Его ужасный вой заполнял чувства Захариила, а его горячий, горький запах был почти непереносимым. Могучая нижняя тяга разметала листья и гнула ветви деревьев своей силой.

Орел взмыл в воздух и полетел к пруду в основании водопада, хлюпающая вода падала на его крылья, когда он летел, заставляя их сиять подобно золоту.

Захариил проследил за курсом могучей птицы и взглянул наверх, прикрыв глаза от мрачного синего жара на животе парящего Зверя, когда раздался ужасный визг, подобно скрежету металла об металл, который звучал сверху.

– Уберите свое оружие! - кричал Лютер, проезжая через их ряды. - Опустите мечи в ножны по приказу Льва.

Захариил оторвал свой взгляд от вопящего зловонного Зверя над ними, не веря, что они поставят себя в такое чудовищное положение.

– Сар Лютер, - заорал он, стараясь перекричать шум и ветер. - Вы оставите нас безоружными?

– Исполнять! - закричал Лютер. - Немедленно!

Хотя это нарушало все то, что ему преподавали, силы голоса Лютера было достаточно, чтобы заставить его прекратить вопросы и опустить меч обратно в ножны.

– Что бы ни случилось, - кричал Лютер сквозь ураган, кружащийся вокруг них, - не делать ничего до действий Льва! Понятно?

Захариил неохотно кивнул, поскольку он услышал то, что походило на отдаленные выкрики сверху.

Тогда посреди шума и беспорядка, он увидел фигуры, возникающие из воющих ветров и шума. Темные бронированные фигуры, сходящие на крыльях огня.

Возле него Лютер прикрыл глаза и произнес.

– И Ангелы Тьмы сойдут на крыльях огня и света… великие и ужасные темные ангелы.

Захариил узнал слова, слышанные им в преданиях древних времен, когда героические темные ангелы, таинственные справедливые мстители, вначале боролись со Зверями Калибана в ранние эпохи мира.

Его сердце подпрыгнуло когда первый из пламенных ангелов приземлился, его бронированное тело было огромным, но черты его фигуры были затемнены дымом от приземления. Другие приземлились возле него, пока десять неповоротливых гигантов не оказались перед группой Льва. Захариил был моментально поражен схожестью брони гигантов и Ордена.

Когда первый из гигантов шагнул вперед, он поразился подобию в размерах между ним и Львом. Хотя Лев был выше даже этого великана, схожесть по своим масштабам и пропорциям между ними была безошибочной.

Устрашающая нижняя тяга воздуха из Великого летающего Зверя рассеяла дым от прибытия гигантов, и доставив свой груз, он улетел. На поляне стало внезапно тихо, только грохотала вода в пруде позади них.

Хотя в каждом из этих гигантов была внушающая страх смертоносная сила, Захариил также понял настоящий смысл благоговейного страха, чувства, будто они нашли нечто настолько драгоценное, что они даже не смели в это верить.

Гигант потянулся к шлему, и Захариил увидел, что он был вооружен мечом и пистолетом, подобными его собственным, хотя и на порядок большими чем те, которые использовались в Ордене.

Разгерметизация принесла с собой шипение утекающего воздуха, и гигант поднял шлем, открывая потрясающее лицо человеческих пропорций, хотя его черты располагались более широко чем у большинства людей.

Лицо было красивым, и на нем начала появляться неуверенная улыбка, поскольку великан разглядывал Льва Эль'Джонсона. Странно, но Захариил не чувствовал страха, его дурные предчувствия бежали, когда он глядел на лицо гиганта.

– Кто вы? - спросил Лев.

– Я - Мидрис, - произнес гигант, его голос был до невозможности глубокий и резонирующий. Он обернулся к своим товарищам великанам и сказал, - мы воины Первого Легиона.

– Первого Легиона? - спросил Лютер. - Чьего Первого Легиона?

Мидрис повернулся к Лютеру и сказал.

– Первого Легиона Императора, Повелителя Человечества и правителя Терры.


Глава четырнадцатая

– Машины, - сказал Немиил со своего места на зубчатых стенах. - Вот что я нахожу наиболее поразительным. Повтори, как ты говоришь, их называют?

– Краулеры, - ответил Захариил.

– Точно, краулеры, - кивнул Немиил. - Они срезают деревья, выкорчевывают пни и после этого выравнивают землю, и все эти задания исполняются одной машиной, управляемой единственным всадником.

– Оператором, - поправил его Захариил. - Людей, которые работают за машинами, называются операторами или водителями, а не всадниками.

– Ну, пускай будут операторы, - пожал плечами Немиил. - Я тебя спрашиваю, видел ли ты когда-нибудь что-то подобное этому?

Глядя на сцену под ними, Захариил разделял Немиилово чувство изумления. Оба они стояли на зубчатых стенах в Альдуруке, глядя вниз на лес. Точнее, там оставалось не много леса, по крайней мере, не в том направлении, куда они смотрели.

Насколько мог видеть глаз, вдоль всего участка земли под северными склонами горы, древние лесные массивы исчезали.

С их линии обзора, было трудно рассмотреть детали, но масштаб операции, разворачивающейся под ними, был внушительным.

– Если ты спросишь меня, - сказал Немиил, не ожидая ответа, - то они похожи на насекомых, до невозможности больших насекомых, я думаю, но все равно насекомых.

Наблюдая за работающими машинами, Захариил согласился, что было что-то в том, что сказал его кузен. Беспрерывная деятельность у горы напоминала ему о систематических движениях колонии насекомых, картина не портилась от того, что зубчатые стены находились достаточно высоко над сценой, чтобы заставить людей под ними выглядеть подобно муравьям.

– Ты можешь себе представить, сколько нужно времени, чтобы проделать всю эту роботу без машин? - спросил Немиил. - Или сколько потребовалось бы людей и лошадей, чтобы очистить так много земель? Я скажу об имперцах, что они не делают роботу небрежно. И не только их воины-гиганты, но и их машины.

Захариил рассеяно кивнул в ответ, его внимание все еще было приковано к работе краулеров.

Прошедшие несколько недель все пошатнули.

По любым стандартам, это был наиболее замечательный период во всей истории Калибана. Прошло почти шесть месяцев с того времени, как Захариил стал рыцарем. Кампания против Великих Зверей была завершена, Рыцари Люпуса были мертвы и Лев Эль'Джонсон возвысился до положения Гроссмейстера Ордена, а Лютер стал его заместителем.

Однако все эти события были ничем по сравнению с приходом Империума.

Новости распространились по Калибану подобно пожару, в пределах нескольких часов после первых наблюдений летающих имперских кораблей в небе. Скоро стало известно, что группа великанов в черных доспехах пришла на Калибан, объявляя себя посланниками Императора Терры.

Они назывались Первым Легионом, и они были посланы как вестники.

Захариил хорошо помнил момент прибытия имперцев на Калибан.

– Мы ваши братья, - сказал воин, представившийся как Мидрис, когда он и его товарищи стали на колени и склонили головы перед Львом. - Мы посланники Империума Человека, пришедшие, чтобы воссоединить всех потерянных детей человечества, теперь, когда завершилась Древняя Ночь. Мы пришли, чтобы восстановить ваше неотъемлемое право. Мы пришли, чтобы принести вам мудрость Императора.

Не все Терране были гигантами. После их прибытия стало ясно, что великаны - или Астартес, как их называли на терранском языке, - прибыли на Калибан как разведчики от большей экспедиции. Как только стало ясно, что люди Калибана были готовы приветствовать их с распростертыми объятиями, за гигантами последовали люди с более нормальными пропорциями тела, такие как операторы, ответственные за краулеры, наряду с историками, переводчиками и теми, кто был опытным в исскустве дипломатии.

Будь то гиганты или нормальные люди, терран объединяла одна вещь - они все пламенно говорили о своем Императоре.

– Интересно, какой он? - сказал Захариил ни с того ни с сего.

– Кто?

– Император, - сказал Захариил, чувствуя, как по нему пробежалось трепетное ожидание. - Они говорят, что он создал Астартес, может читать мысли и творить чудеса. Они говорят, что он величайший человек из всех когда-либо живших. Они говорят, что ему тысячи лет. Они говорят, что он бессмертен. Как же выглядит такой человек?

Ранее тем утром, имперские посланники объявили, что их Император намеревался посетить Калибан. Они сказали, что он был неподалеку, не более чем в трех неделях пути. С соглашения высшего совета Ордена, было решено, что посадочная площадка будет очищена для прибытия Императора в лесах под Альдуруком.

Краулеры, которые имперцы привезли с собой, взялись за работу, и начали расчищать поляну, которой было предназначено стать местом, где Император впервые ступит на Калибан.

Захариил не был одинок в нетерпеливом ожидании возможности увидеть Императора Терры во плоти, его неизбежное прибытие разжигало большинство дискуссий, имевших место в благородных кругах с того времени, как прибыли гигантские воины. Немногие могли поверить в рассказы, которые великаны рассказывали о своем лидере. Если их истории были правдивыми, Император являлся абсолютным воплощением человеческого совершенства.

– Я думаю, что он будет по крайней мере десяти метров росту, - сардонически сказал Немиил, - возможно даже двадцать, если его последователи не врут. Он будет дышать огнем а его глаза будут способны метать смертельные лучи подобно Зверям из легенд. Возможно, он будет иметь две головы, одну как у человека, а другую как у козла. Откуда я должен знать, как он выглядит? Я настолько же не сведущ как и ты.

– Осторожней, - предупредил Захариил, - Терранским великанам не нравиться, когда об их лидере говорят вот так. Ты оскорбляешь их.

Как большинство калибанцев, Захариил находил захватывающим то, что имперцы имели в руках не только такие экстраординарные технологии, но также и то, что они принимали их за должное. Даже калибанские вещи, сходные с терранскими, служили для того, чтобы подчеркнуть ширину пропасти между ними.

Рыцари Калибана были вооружены и бронированы так же, как и Астартес, но их механизированные мечи, пистолеты и силовые доспехи, которыми были оснащены Терране, были явно лучше и эффективней во всех смыслах, чем версии, используемые на Калибане.

Захариил нашел различие наиболее видимым, когда он сравнил достоинства своей брони с той, которая носилась Астартес. Даже не взирая на пропасть в физической высоте, силовая броня Астарес была лучше по всем параметрам. Доспехи Захариила защищали его от ударов и толчков, как и от когтей хищников или человеческих мечей. Он даже мог закрыть свой шлем, чтобы отфильтровать дым или другие опасные для дыхания вещества, подобные смертельной пыльце калибанского сладкокорня. По сравнению с ней, броня Астартес предлагала намного более высокий уровень защиты. Она давала своему носителю возможность видеть в абсолютной темноте. Она позволяла ему выживать в экстремальной жаре или холоде, в других случаях бывшие немыслимыми. В ней была собственная подача воздуха. Оснащенные такой технологией, воины Астартес могли выживать и сражаться в любой окружающей среде, независимо от ее враждебности. В то время как такие вещи казались обычными для Терран, среди людей Калибана они были расценены не меньше, чем как дивом дивным, и даже более, когда они столкнулись с чудесами Имперской медицины.

Спустя несколько дней после того, как прибыли имперцы, один из оруженосцев Ордена пострадал на тренировке. Мальчик по имени Мониил практиковался в ходьбе по спирали с настоящим клинком, когда он поскользнулся, ненароком порезав колено своим мечом при падении.

Апотекариям Ордена успешно удалось остановить кровотечение, спасши Мониилу жизнь, но они ничего не смогли сделать, чтобы сохранить его ногу. Для того, чтобы уберечь плоть от омертвения, апотекарии были вынуждены ампутировать поврежденную конечность.

Было ясно без слов, что любой, утративший ногу, мог больше не надеяться стать рыцарем.

Обычно, Мониил должен был быть возвращен на попечение своей семьи в поселение, где он родился.

Однако в этом случае вмешались имперцы, гарантировав более счастливый финал. Осмотрев рану Мониила, Терранский апотекарий прибег к своему лечению, лечению, которое, с помощью тайных методов, заставило расти новую ногу из обрубка, где была ампутирована старая нога.

Естественно, имперцы не называли мир Калибаном.

Имперцы не ведали, какое название люди до них дали своему миру. И при этом они не могли знать о культуре Калибана. Они изучали благородные ордена, и это служило источником удивления и восхищения для обеих культур, поскольку иерархическая структура орденов была очень похожа на структуру Легионов Астартес.

Это были странные дни, интересные времена.

ЗАЛЫ СРАЖЕНИЯ Альдурка каждый день полнились звоном скрещивающегося оружия, оруженосцы и рыцари проводили изнурительные учебные ритуалы под присмотром Астартес. Гиганты в черных доспехах каждый день вдоль и поперек обходили залы, работая с магистрами Ордена и изучая уровень военного мастерства и характер каждого члена рыцарского братства.

Сегодня Захариил уже сражался в трех поединках, его кожа купалась в поту а мускулы горели от усталости. Он и Немиил прошли через все, что их заставляли пройти Астартес, дойдя до границ своей выносливости.

– Я думал, что обучение Ордена было тяжелым, - задыхался Немиил.

– Захариил кивнул, уронив голову в истощении.

– Если это требуется, чтобы стать Астартес, тогда я не уверен что переживу.

– Правда? - спросил Немиил, выпрямившись и совершив несколько притворных упражнений.

– Думаю, что я готов еще к нескольким кругам. Желаешь присоединиться ко мне?

– Хорошо, - сказал Захариил, поднимаясь на ноги.

Хотя очень много воинов Ордена заполняли Залы Сражения, Захариил не мог не заметить, что участие в испытаниях Астартес принимали только младшие рыцари и оруженосцы. Он и Немиил были самыми старшими из присутствующих, и он задавался вопросом, что привело его на испытания.

День за днём, количество мальчиков, принимающих участие в испытании, истощалось, поскольку на следующий этап проходили только наиболее сильные и преданные делу. Исход этих испытаний держался в тайне, но многие полагали, что они сражались за место в рядах Астартес.

Захариил размял подколенные сухожилия, мускулы ляжек и бедер перед избавлением от апатии утреннего обучения.

– Готов? - сказал он, взывая к грубости Немиила.

Его кузен не собирался отступать, и он кивнул, утирая влажные от пота волосы с лица.

– Давай, - сказал Немиил, выходя в удобном темпе. - Десять кругов.

Захариил последовал за ним, быстро нагоняя и принимая темп, установленный его кузеном. Его конечности устали, и он подошел к границам своей выносливости, но это противостояние с кузеном продолжалось так долго, что он уже не мог припомнить, и поэтому даже истощение не позволит ему отказаться от возможности посоревноваться с Немиилом.

Они завершили первый круг по Залу Сражения без особых проблем, но к концу четвертого оба парня были утомлены, их дыхание стало прерывистым. В центре Зала начались новые схватки под надзором Астартес, и Захариил заметил, что их бег привлек внимание гиганта в броне, декорированной в намного большей степени, чем у его братьев. - Еще не устал? - задыхаясь, сказал Захариил.

– Ни капельки, - прохрипел Немиил, когда они начали пятый круг.

Захариил старался контролировать свое дыхание и не обращать внимание на боль в груди, сконцентрировавшись на поддержании темпа. Мысли о проигрыше он прогонял из разума как ненужные. Он не станет вторым после Немиила, и он не будет первым, кто сломался под давлением боли.

В «Заветах» говорилось, что боль была иллюзией чувств, в то время как отчаяние было иллюзией разума. Обе были препятствиями, которые следовало одолеть, и когда он призвал свои запасы внутренней силы, он почувствовал удивительную легкость в своем теле, будто его конечности испили энергии из источника, о котором он даже не подозревал.

На седьмом круге Захариил начал опережать Немиила, его новоприобретённая энергия придала ему всплеск скорости, который сломал их патовою ситуацию. Он услышал тяжелое дыхание Немиила позади себя, и это позволило ему бежать дальше.

Дистанция между ними становилась все шире, и Захариила поддерживал восторг победы, когда он пробегал восьмой и девятый круги. Очередной ветер наполнил его конечности энергией, даже, когда было видно, что воля его кузена была подорвана. Поскольку он начал последний круг, он увидел Немиила колеблющегося впереди него, и знал, что он мог вонзить последнее жало в кузенову гордость, обогнав его по кругу. Захариил двинулся тяжелее и быстрее, вычерпывая последние запасы своего прилива, сокращая расстояние между ними. Его кузен бросил испуганный взгляд через плечо, и Захариилу захотелось рассмеяться из-за муки, которую он там увидел. Немиил был разбит, и это знание отнимало у него все оставшиеся силы.

Захариил промчался мимо своего кузена, и обогнав его на десять метров, достиг финишной линии. С окончанием забега, он упал на колени, делая протяжный вдох затхлого воздуха и схватившись за свои горящие бедра. Немиил пересек линию нетвердой походкой, и Захариил крикнул:

– Все, конец, кузен! Отдых.

Немиил покачал головой и продолжил идти, и в то время, как одна часть Захариила отчаялась в глупой Немииловой гордости, другая часть восхищалась его постоянством и желанием окончить начатое. Хотя у него не осталось ни грамма силы, Захариил вынудил себя встать и сделать серию упражнений. Неисполнение этого привело бы к мышечным судорогам, и кто знает, когда Астартес могли дать им следующий тест.

Он только что завершил первую серию упражнений, когда Немиил шатаясь, перешагнул линию с удушливым, хриплым дыханием и рухнул возле него, его грудь тяжело вздымалась и пот лился из него широкими струями.

– Ты не торопился, - сказал Захариил с непривычной злостью в голосе. Немиил покачал головой, неспособный сейчас ответить.

Захариил протянул кузену руку и сказал:

– Давай, тебе нужно сделать упражнения.

Его кузен оттолкнул руку, хватая ртом воздух и не открывая глаз. Захариил опустился на колени и начал массировать ноги кузена, разрабатывая напряженные узлы в его мускулах твердыми движениями кончиков своих пальцев.

– Больно! - крикнул Немиил.

– Будет болеть еще больше, если я этого не сделаю, - отметил Захариил. Немиил закусил губу, когда Захариил оказывал ему помощь, его дыхание постепенно становилось ровнее, в то время как тело начало оправляться от последствий забега. Наконец, Немиил сумел сесть, и Захариил начал разрабатывать напряжение в его плечах.

Захариил ничего не сказал, видя уязвленную гордость на лице кузена и сожалея о потребности прибавить ему еще унижения, обогнав его на круг. Но Немиил был достаточно взрослый, чтобы совладать с ударами по своей гордости. Они оба делали подобное все те годы, которые знали друг друга.

Захариил обернулся, услышав тяжелые шаги позади себя, и увидел Астартес в изукрашенной броне.

– Ты быстро пробежал забег, парень, - сказал воин. - Как тебя зовут?

– Захариил, мой лорд.

– Встань, когда ко мне обращаешься, - приказал воин.

Захариил поднялся, и смерил взглядом лицо Астартес. Его черты были обветренными и утомленным, хотя его глаза все еще говорили о молодости. Его броня была украшена всеми видами символов, которых Захариил не смог распознать, и он нес золотой посох, увенчанный устройством, напоминающим рогатый шлем.

– Как ты победил в этом забеге?

– Я… я просто быстрее бежал, - сказал Захариил.

– Да, - сказал воин, - но откуда пришли силы?

– Я не знаю, думаю, я только поглубже копнул.

– Возможно, - сказал воин, - хотя я подозреваю, что ты не знаешь, куда копнул. Иди за мной, Захариил, у меня для тебя есть вопросы.

Захариил бросил быстрый взгляд на Немиила, который пожал плечами без особого интереса.

– Быстрее, парень! - сказал воин. - Разве ваши магистры не учат вас шевелиться?

– Извините, мой лорд, но куда мы идем?

– И перестань называть меня своим лордом, это раздражает меня.

– Тогда, как мне называть вас? - спросил Захариил.

– Называй меня братом библиарием Израфаилом.

– Тогда, куда мы идем, брат Израфаил?

– Мы идем в другое место, - сказал Израфаил, - и там я задам тебе вопросы.

Другим местом оказалась одна из келий для медитаций, куда отправляли оруженосцев подумать над своими проступками, сделанных пред магистрами Ордена. Каждая келья была местом для размышлений, с единственным окном, откуда кающийся оруженосец мог глядеть на калибанские леса и думать над тем, что он совершил.

– Я сделал что-то не так? - спросил Захариил, следуя за Израфаилом в келью.

– Почему ты так думаешь? Что-то совершил это?

– Нет, - сказал Захариил. - По крайней мере, я так не думаю.

Израфаил указал на то, что Захариилу следует сидеть на табурете в центре кельи, и подошел к окну, закрывая тонкий свет своим объемным бронированным телом.

– Скажи мне, Захариил, - начал Израфаил, - в твоей короткой жизни, был ли ты в состоянии делать… странные вещи?

– Странные вещи? - спросил Захариил. - Я не понимаю.

– Тогда позволь мне привести тебе пример, - сказал Израфаил. - Могли ли объекты, окружающие тебя, двигаться без твоего касания? Видел ли ты во снах что-либо, впоследствии сбывшееся? Или ты видел вещи, которые не мог объяснить?

Захариил вспомнил свою схватку с Эндриагским Зверем, и клятву держать необыкновенность своей победы при себе. Древние калибанцы когда-то сжигали людей в связи с такими силами, и он считал, что Астартес были не менее строгими с такими вещами.

– Нет, брат Израфаил, - сказал он, - ничего подобного.

Израфаил рассмеялся.

– Ты лжешь, мальчик. Это ясно, как день, даже без помощи варпа. Я спрашиваю опять, ты сталкивался с подобными странными вещами? И прежде, чем ты ответишь, помни, что я буду знать, лжешь ли ты, и ты утратишь все шансы продолжать испытания, если я решу, что ты был менее, чем правдив.

Захариил взглянул в глаза Израфаила, и понял, что Астартес был совершенно серьезен. Израфаил единым словом мог вышвырнуть Захариила из испытаний, но он хотел победить в них и доказать, что достоин более, чем кто-либо.

– Да, - сказал он, - сталкивался.

– Хорошо, - сказал Израфаил. - Я знал, что почувствовал в тебе силу. Продолжай, когда это было?

– Это было, когда я сражался с Эндриагским Зверем. Тогда оно и случилось. Клянусь, я не знаю, что это было, - сказал Захариил, слова вырвались из него в порыве исповеди.

Израфаил поднял руку.

– Успокойся, мальчик. Просто расскажи мне, что произошло.

– Я… я не уверен, - сказал он. - Зверь побеждал, он собирался убить меня, и я почувствовал нечто… я не знаю… во мне поднялась моя ненависть к Зверю.

– Что случилось потом?

– Это было, как будто… как будто время замедлилось, и я смог видеть вещи, невиданные мною прежде.

– Какие вещи?

– Я мог смотреть внутрь Зверя, - сказал Захариил. - Я мог видеть его сердце и скелет. Я мог зайти в него, будто он был призраком.

– Взор ужаса, - сказал Захариил, - очень редкий.

– Вы знаете об этом? Что это такое?

– Это одна из форм ворожбы, - сказал Израфаил. - Псайкер использует свою силу, чтобы смотреть сквозь физические сферы, и перемещать части своего тела в варп. Это очень могущественно, но чрезвычайно опасно. Тебе повезло, что ты остался в живых. - Эта сила злая? - спросил Захариил.

– Злая? Почему ты спрашиваешь?

– В нашем прошлом людей, владеющих подобными силами, сжигали.

Израфаил проворчал в симпатии.

– Давным давно на Терре все было так же. Любого, кто был иным, преследовали и боялись, хотя люди, делавшие это, не знали того, чего они боялись. Но отвечая на твой вопрос, мальчик, то нет, твоя сила не злая, не более, чем меч является злым. Она просто инструмент, который может использоваться в добрых и злых целях, в зависимости от того, кто ею пользуется и зачем.

– За это меня исключат из испытаний?

– Нет, Захариил, - сказал Израфаил. - Как ничто иное, это делает тебя наиболее вероятным кандидатом на избрание.

– Избрание? - спросил Захариил. - Так они были для того, чтобы выбрать, кто станет Астартес?

– Частично, - припустил Израфаил, - но также и для того, чтобы увидеть, что человеческий род на Калибане достаточно чист, чтобы гарантировать его включение как мир, откуда Легион сможет рекрутировать новобранцев.

– И он чист? - спросил Захариил, не совсем понимая слава Израфаила, но не терпя узнать больше о Легионе.

– Пока, да, - сказал Израфаил, - что есть хорошо, поскольку для примарха было бы тяжело бросить свой родной мир.

– Примарх? - сказал Захариил. - Кто такой примарх?

Израфаил снисходительно улыбнулся Захариилу и сказал:

– Конечно, это слово для тебя ничего не означает, не так ли? Ваш Лорд Джонсон - это тот, кого мы знаем как примарха, одного из сверхчеловеческих воинов, созданных Императором, чтобы сформировать генетический проект Астартес. Первый Легион был создан из его генетической структуры, и в некотором смысле, мы его сыновья. Я знаю, что сейчас для тебя в этом нет никакого смысла, но со временем это будет не так.

– Вы хотите сказать, что есть другие, похожие на Льва? - спросил Захариил, не веря, что могли быть еще существа, столь возвышенные, как Лев Эль'Джонсон.

– Действительно, - сказал Израфаил, - девятнадцать других.

– И где они? - спросил Захариил.

– Ах, - сказал Израфаил, - об этом есть рассказ.

Тогда Израфаил рассказал Захариилу самый удивительный рассказ из всех, которые он когда-либо слышал - рассказ о мире, расколотым войной, и о невероятном человеке, объединившим его под знаменем орла и молнии. Израфаил говорил о времени, про тысячи лет назад, когда человечество начало распространятся из своей колыбели к самым далеким уголкам вселенной. Золотой Век исследований и экспансии процветал, на тысячах и тысячах миров появилась человеческая раса.

Но все это превратилось в вопящий, кровавый финал времен войны, крови и ужаса. - Некоторые называют это Веком Раздора, - сказал Астартес, - но я предпочитаю термин Древняя Ночь. Оно более поэтично.

О том, что привело к этому монументальному падению из высот, Израфаил не говорил, но он продолжал рассказывать о империи, разбитой и уменьшенной до обломков цивилизации, которые ногтями цеплялись за грань существования, разбросанных застав человечества, усыпающих вселенную подобно забытым островам в темном и враждебном океане.

Он объяснил, что Калибан был одной из таких застав, миром, колонизированным в Золотом Век и отделенным от остальной ветви человечества с падением Древней Ночи. В течение тысячелетий, человеческая раса была на грани исчезновения, некоторые миры разрушили себя в диком варварстве, другие стали жертвой бесчисленных враждебных инопланетных форм жизни, которые насели вселенную наряду с человечеством. Другие процветали, становясь независимыми мирами прогресса и света, маяками во мраке, освещающими путь будущим поколениям людей, чтобы их вновь нашли.

Но поскольку Древняя Ночь начала рассеиваться, Император начал создавать свой план по соединению утерянных нитей человечества в великий гобелен Империума. Израфаил не говорил о происхождении Императора, просто сказав, что он появился давным давно из сумрака войны, в зверской дикости разрывавшей землю, и ходил среди человечества дольше, чем кто либо мог припомнить. Император вел бесчисленные войны на поверхности опустошенной Терры, в конце концов завоевав ее с помощью первых генетически спроектированных сверхсолдат. Что и говорить, они были еще сырым проектом, но они были первыми протоастартес, которые, когда Терра стала Его, продолжили развиваться в более продвинутых созданий.

Все это непреклонно вело к развитию примархов.

Примархами, объяснял Израфаил, должны были стать двадцать легендарных воинов. Герои и лидеры, они были бы генералами, которые возглавят огромные армии Императора в его великом плане завоевания. Каждый из них будет могучим существом, наделенным частью гения Императора, его харизмы и силы личности. Каждый будет повелителем полей сражений, подобно вырвавшимся богам, вдохновляющими людей на невиданные вершины доблести, и шагающими с войной по звездам до окончательной победы.

Когда Израфаил рассказал эту часть истории, Захариил не сомневался, что Лев Эль'Джонсон был таким существом.

Рассказ Израфаила принял более мрачный тон, когда он продолжил рассказывать о том, как каждая кузница на Терре начала в больших количествах производить оружие, военные машины и материальное обеспечение для снабжения армии Императра, в то время как прмархи дозревали глубоко внутри секретных лабораторий Императора.

Но великое бедствие грянуло перед Великим Крестовым Походом, как многие уже окрестили это великое начинание, как раз тогда, когда оно могло уже начаться.

Захариил почувствовал, как в нем растет гнев, когда он услышал об подлом завихрении, которое украло младенцев примархов из Терры и бросило их через звезды. Некоторые считали, что это будет означать конец великого видения Императора, но он был не сокрушим, будучи решительным пред лицом неудачи, там, где дух меньшего человека был бы сокрушен.

Так начался Великий Крестовый Поход. Он приводил к покорности планеты, ближайшие к Терре, в ураганной кампании, которая показала кровавых Астартес в войнах вне их родного мира. Обеспечив союз с жрецами Марса и завершив завоевание солнечной системы, Император повернул свой взор на великую пропасть вселенной.

Когда последние остатки штормов, которые столь долго сдерживавшие его армии, наконец исчезли, он повел свои космические корабли в пустоту, начиная величайшую попытку человечества - завоевание галактики.

Захариил трепетал перед рассказами о завоеваниях и сражениях, и его сердце подскочило, когда Израфаил рассказал о том, как Император вскорости воссоединился с одним из своих потерянных примархов. Хорус, как его звали, вырос на холодном, пепельном мире Хтония, и с радостью принял командование над Легионом воинов, которые были созданны из его генетической структуры.

Называвшиеся Лунными Волками, Хорус и его Легион сражались рядом с Императором множество лет, завоевывая мир за миром, уходя все дальше и дальше от Терры вместе с продвижением Великого Крестового Похода.

Рассказ Израфаила наконец дошел до Калибана.

– Мы собирались послать на Калибан войска скаутов, когда получили весть от Императора о том, что все силы нашего Легиона следует направить на этот мир, и что он последует за нами, как только сможет.

– Почему? - спросил Захариил. - Это было из-за Льва?

– Скорее всего, да, - сказал Израфаил, - хотя как Император узнал о его присутствии здесь, является для меня загадкой.

– Скоро это случится? - выдохнул Захариил, неспособный сдержать свое волнение от возможности прибытия на Калибан человека столь могущественного, как Император. - Император скоро здесь будет?

– Довольно скоро, - сказал Израфаил.


Глава пятнадцатая

Последующие дни были одними из наиболее бурных в истории Калибана. Они были свидетелями изменений, принесенных людям в необычайно короткий период времени. Одновременно с Астартес, прибыли жители Терры и других миров с экзотическими названиями.

Большинство из них не были военными - гражданские лица, администраторы, писцы, нотариусы и рассказчики. Они далеко и широко продвинулись в своих разрастающихся исследованиях, рассказывая о славе Терры и благородстве деяний Императора. Вокруг огней очагов и в недавно построенных городках, они рассказывали различные версии истории, посвященной Захариилу и брату-библиарию Израфаилу.

Истории о славе Империума и Императора стали наиболее часто рассказываемыми на Калибане, вытесняя более старые мифы и рассказы.

К тому же, на поверхность Калибана спускались и другие: закутанные фигуры из металла и плоти, которые были известны просто как Механикумы. Эти таинственные личности охраняли технологии Империума и часто проводили разведку планеты на ревущих летающих машинах.

В те дни было изучено много историй, забытых людьми Калибана за тысячи лет, на протяжении которых они были отделены от Терры. Технологии и научный прогресс, давно отсутствующие на Калибане, свободно распространялись, и люди принимали их с огромным ликованием, невиданным на этом мрачном и смертельном мире.

Освобожденные от тирании Зверей, люди Калибана получили достаточно свободного времени, чтобы заняться улучшением жизни, используя технологии, принесенные Империумом, чтобы очищать обширные участки земли для сельского хозяйства, открывать богатые залежи в горах для производства более прочных металлов, чтобы строить более эффективные производства и подниматься из темного века, в котором они жили, до более просвещенного века света.

Очень многие из вновь прибывших на Калибан были военным персоналом, и именно здесь начнут проявляться первые источники трения.

Астартес приветствовались населением Калибана как наивысшее воплощение рыцарских орденов, которые уже управляли их жизнью, и рыцарями, подобно вдохновляющим героям легенд.

Хотя рыцари и приветствовали факт, что организационная структура Астартес была близкой к структуре орденов, довольно скоро они обнаружили в них больше различий, чем подобия.

Там, где благородные ордена упивались своей разнообразностью и часто прибегали к оружию, чтобы разрешить разногласия, Легионы были объединены единой целью и волей. Такие различия не должны были допускаться, и по велению Льва и Астартес, рыцарские ордена были расформированы и поступили под контроль Первого Легиона.

Конечно, такие серьёзные изменения не произошли за одну ночь, и не могли обойтись без протестующих голосов, но когда Лев высказался в пользу союза рыцарей и рассказал о славе, которая достанется им в служении Императору, большинство протестующих голосов умолкло, но не все.

Гораздо больше возражений возникло, когда на поверхность Калибана спустились члены другой военной силы Империума - солдаты Имперской Армии. Испытания Астартес уже выявили вероятных кандидатов для вступления в эту огромную структуру, но огромное большинство населения планеты еще сумеет в будущем послужить Императору в армии.

Там где прежде военная служба была открыта только для знати Калибана до появления Ордена, имперские вербовщики распространились по всей планете, предлагая людям шанс улететь с Калибана и сражаться в армиях Императора на тысячах разных миров. Они предлагали возможность попутешествовать, повидать неизвестные новые миры и стать частью истории.

Набирались десятки тысяч желающих присоединиться к Имперской Армии, и рыцари Калибана ворчали: если крестьянам позволят сражаться, тогда куда уйдет все благородство сражения? Война, конечно, была благородным делом, в ней сражались мужчины, равные по положению, и если низкорожденным дадут возможность воевать, то какие ужасы могут произойти на такой массовой войне?

Когда экзакторы Армии набрали нужное количество рекрутов, по всему Калибану были построены тысячи лагерей, где мастера муштры и сержанты-инструкторы по строевой подготовке начали обучать взрослое население Калибана методам Имперской войны.

В невообразимо короткое время, поверхность Калибана была преобразована из мира дикой растительности и замков в мир военной промышленности, где слышался грохот фабричных молотов и тяжелый топот сапог, поскольку его население готовилось к войне.

Это было время больших чудес и надежд, время изменений, но никакие изменения не происходят без боли.

Захариил и Немиил шагали по внешней стене Альдурука, размашистой походкой, плечи развёрнуты. Оба шагали несколько шире, чем раньше, их уверенность была более гордой, чем в прошедшие дни.

Их броня была недавно отполирована, черные пластины блестели и отражали свет, они начистили и отполировали свое оружие так, будто от этого зависела их жизнь. Ни одна часть их одеяния, от кожаных ботинок до белых накидок, надетых поверх брони, не была упущена, и оба парня имели бравый вид, обходя стену вокруг.

– Интересные времена, а? - сказал Немиил, смотря вниз на отряд призывников, марширующих по обширному плато, созданному краулерами Механикумов при подготовке к прибытию Императора. Множество групп занималось строевой подготовкой, маршировало или шло в учебную атаку при ярком свете полуденного солнца, и намного больше тренировалось за стенами крепости, что было бы невероятным месяц назад.

Захариил кивнул.

– Разве ты не говорил, что это должно быть проклятием?

– Должно, но как иначе ты назовешь эти дни?

– Невиданные, - сказал Захариил. - возвышенные, захватывающие.

– О, я не буду отрицать этого, кузен, - сказал Немил, - Но неужели ты хоть немного не беспокоишься того, насколько быстро все происходит?

– Нет, - сказал Захариил, показывая на кусок расчищенной земли перед крепостью. - Я серьёзно. Взгляни на то, что здесь происходит. Воссоединение с Террой, о котором мы мечтали с… ладно, я не знаю как долго, но с тех самых пор, как нам начали их рассказывать. Все, о чём мы мечтали, свершилось, и ты всё еще сомневаешься?

– Не сомневаюсь, - сказал Немиил, подняв руки. - Просто… я не знаю… это вызывает опасения. Это просто размышления, не так ли?

– Думаю, да, - предположил Захариил, скрестив руки и перегнувшись через высокий парапет. Столбы дыма скрывали далекий горизонт, и он знал, что обширные площади земли были очищены для возведения гигантских фабричных комплексов и поселений рабочих.

Он ездил к одному из этих комплексов несколько дней назад и был потрясен масштабами деятельности, предпринятой Механикумами - огромные шрамы разрезали склоны гор и тысячи акров леса были вырублено, чтобы расчистить место для строительства.

Нравится это или нет, но поверхность Калибана уже никогда не будет прежней.

– Да, - наконец произнес Захариил, - это происходит очень быстро, это точно, но все это для высшего блага. Как часть Империума, мы обязаны обеспечивать его теми благами, какие может предоставить наш мир для Великого Крестового Похода.

– Действительно, это так, - согласился Немиил, присоединившись к нему на стене, - но это позор, когда все происходит вот так, не так ли?

Захариил кивнул, поскольку Немиил указал на кубические строения, усеивающие предместья крепости: бараки, склады оружия, общественные столовые и стоянки транспорта. Там стояли уродливые серые коробки на гусеницах, транспортные средства, которые имперцы называли Химерами. Они были очень шумными и неудобными для езды, и сотрясали землю, перемешивая грязь.

В них не было никакого благородства, и даже их название приводило Захариила в неловкость, в память о долгом страхе подобных Зверей в темных лесах Калибана.

– Не говори мне, что счастлив делить Альдурук со старым крестьянином? Нового Лорда Сайфера от этого в мыслях уже выворачивает.

– Признаю, хоть это звучит странно, но я действительно считаю, что это к лучшему. Да ну, разве ты не рад, что мы были отобраны для заключительных испытаний Астартес?

Немиил сверкнул улыбкой, и старая самоуверенность кузена опять выплыла наружу.

– Конечно, разве я не говорил, что мы будем там?

– Да, уже говорил, кузен, - улыбнулся Захариил. - Опять ты был прав.

– Это привычка, - сказал Немиил.

– Не привыкай к этому, - предупредил Захариил. - У меня чувство, что мы больше проиграем, чем выиграем, когда узнаем про Империум побольше.

– Как так?

– На днях, я сказал брату Израфаилу, что Император подобен богу. Я думал, что его удар хватит.

– Правда?

Захариил кивнул и сказал:

– Да, он положил мне руки на плечи и попросил никогда впредь не говорить такие вещи. Он сказал мне, что часть их миссии - положить конец этой мистической ерунде: богам, демонам и им подобным.

– Они не верят в подобные вещи?

– Нет, - решительно сказал Захариил, - не верят, и они не любят тех, кто верит.

– Мне это кажется какой-то узостью взглядов.

– Думаю, да, - предположил Захариил, - но что, если они правы?

Немиил отвернулся от стены и сказал:

– Может, они правы, а может и нет, но меня волнует то, всегда нужно иметь чистый разум, когда сталкиваешься с неизвестным.

– С каких пор ты стал таким осторожным? - спросил Захариил. - Обычно ты без раздумий прыгаешь в омут первым.

Немиил рассмеялся.

– Наверное, с годами я становлюсь умнее.

– Тебе пятнадцать, как и мне.

– Тогда, думаю, я больше слушал в последнее время.

Глаза Захариила сузились.

– Слушал кого?

– Людей в Ордене, - сказал Немиил. - Старших.

– И что говорят эти старшие? - спросил Захариил.

– Будет лучше, если ты все услышишь сам, - сказал Немиил, серьезность его тона удивила Захариила, который всегда знал о легкомысленности своего кузена.

– Что ты имеешь в виду?

– Сегодня вечером собрание, - сказал Немил, - собрание, в котором, я думаю, тебе следует принять участие.

– Где?

– Встретимся у Монастырских Ворот Палаты Круга при последних ударах колокола, и я тебе покажу.

– Звучит таинственно, - сказал Захариил. - Похоже на неприятности.

– Пообещай мне, что ты придешь.

Захариил потянул время для ответа, но, взглянув в глаза кузена, принял для себя решение.

Захариил сказал:

– Хорошо, я приду.

– Отлично, - сказал Немил, очевидно обрадовашись. - Ты не пожалеешь.

Эхо последнего удара колокола только стихло, когда Захариил оказался перед Монастырскими Воротами, фитили ламп были погашены, и сенешали, ходившие по проходу, ушли. Хотя он и не мог сказать почему, но Захариил не хотел быть замеченным кем-либо, понимая, что для этого путешествия девизом была таинственность.

Он не отрицал, что пребывание в ожидании этой встречи давало непозволительные острые ощущения, чувство бунта, которое возникало в его юном духе. Монастырские Ворота были закрыты, и Захариил посмотрел налево и направо, чтобы удостовериться, что за ним не наблюдают, перед тем, как он пересек коридор и прижался к теплому дереву дверей.

Он проверил ручку двери, не удивившись тому, что она открыта, и мягко надавил на темное железо, упершись в дверь плечом, чтобы открыть. Дверь скрипнула, и он, вздрогнув от этого звука, проскользнул в неё, как только открылась достаточно большая щель, и закрыл за собой дверь.

Захариил отошел от двери и повернулся к центру Палаты.

В Палате Круга было немного света, всего несколько свечей едва горели на железных канделябрах вокруг приподнятого круглого постамента. Цветное стекло высоких окон блестело в мерцающем свете, и глаза нарисованных героев, казалось, пристально смотрели на него, словно обвиняя в нарушении границ.

Он мысленно попросил у них прощения, проникнув в палату, бросив налево и направо внимательные взгляд, ища следы Немиила. Тени скрывали большую часть палаты во тьме, мерцающий свет свечей не мог проникнуть дальше первых рядов каменных скамей.

– Немиил? - прошептал он, замерев на месте, поскольку акустика палаты разнесла его голос к самым дальним границам.

Он повторил имя кузена еще раз, но опять не прозвучало никакого ответа из темноты. Захариил встряхнул головой из-за своей глупости, что согласился на эту встречу. В какую бы игру не играл Немиил, она должна играться без него.

Он отвернулся от каменных скамей и остановился, увидев, что Немиил стоял в центре приподнятого постамента.

– Вот и ты, - сказал Немиил с улыбкой.

Немиил стоял с поднятым капюшоном своего балахона, его черты скрывались в кольце танцующих теней. Если бы не голос и фигура, было бы невозможно сказать, кто это произнес. Немиил нес потайной фонарь, который отбрасывал теплый свет вокруг нижнего уровня палаты.

Захариил подавил свое раздражение от театральности кузена и сказал:

– Хорошо, я здесь. Что ты хотел мне показать?

Немиил пригласил его подняться на центральный постамент Палаты Круга, и Захариил пожевал нижнюю губу. Подняться на лестницу означало бы согласиться с тем, что замышлял Немиил, и он чувствовал, что тогда будет пересечен порог, после которого будет только один путь.

– Давай же, - убеждал Немиил, - Не заставляй собрание ждать.

Захариил кивнул и поднялся по истертым каменным ступеням, которые вели к постаменту, по которому разрешалось ходить только магистрам Ордена. Он почувствовал странное головокружение, поднявшись вверх и ступив на гладкий мрамор постамента.

Поравнявшись с кузеном, Захариил понял, почему он не видел его, когда вошел в Палату Круга.

Немиил стоял возле каменной лестницы, которая спиралью спускалась вниз сквозь центр Палаты Круга. Было ясно, что его кузен поднялся из палаты, находившейся под этой, хотя Захариил не знал о существовании этих ступеней и о каком-то тайном месте внизу.

– Надень капюшон, - сказал Немиил.

Захариил выполнил просьбу Немиила и сказал:

– Скажи, куда мы идем?

– Под Палату Круга, - сказал Немиил, - во Внутренний Круг.

Лестничная клетка была темной, только мерцающий свет от фонаря Немиила освещал их спуск в глубины. Немиил шел впереди, Захариил следовал за ним, его трепет возрастал с каждым пройденным шагом.

– Скажи мне, куда мы идем, - сказал он.

– Скоро увидишь, - не оборачиваясь, ответил Немиил. - Мы уже почти там.

– И где же оно?

– Будь терпелив, кузен, - сказал Немиил, и Захариил проклял глупые ответы своего кузена.

Зная, что он больше ничего не вытянет из Немиила, он придержал свои вопросы, и насчитал более тысячи шагов прежде, чем они достигли дна.

Лестница вывела их к палате с кирпичными стенами и низким, сводчатым потолком, на котором отсутствовали какие-либо украшения. Как и палата, находящаяся выше, она была круглой, лестница проходила через центр ее потолка. Несколько масляных ламп свисали с потолка по четырём сторонам света, и под каждой из них стояла фигура, закутанная в белый балахон.

Фигуры стояли неподвижно, их черты скрывались в тени капюшонов, и их руки были сложены поперек груди. Захариил не мог не заметить, что каждый из них имел церемониальный кинжал, идентичный тому, который использовался в обрядах посвящения Ордена.

Балахоны, которые носили фигуры, были лишены знаков отличия, и Захариил взглянул на кузена, ожидая объяснения происходящего.

– Это твой кузен? - спросила одна из фигур.

– Да, - подтвердил Немиил, - Я говорил с ним, и полагаю, что он разделяет наши… проблемы.

– Хорошо, - сказала вторая фигура. - Будут последствия, если это окажется не так.

Захариил почувствовал, как в нем поднимается гнев, и сказал:

– Я пришел сюда не за тем, чтобы мне тут угрожали.

– Я не говорил о последствиях для тебя, мальчик, - сказала вторая фигура.

Захариил пожал плечами и сказал:

– Почему я здесь? Что это все такое?

– Это, - сказал первый мужчина, - собрание Внутреннего Круга. Мы здесь для того, чтобы поговорить о будущем нашего мира. Немиил говорил нам, что ты пользуешься особым расположением Льва, и если это так, ты мог бы стать ценным союзником для нас.

– Особое расположение? - сказал Захариил. - Мы несколько раз разговаривали, но между нами нет особой близости, такой как между Львом и Лютером.

– Все же вы оба ехали с ним, когда пришли ангелы, - сказала третья фигура, - и вы будете шагать рядом с ним, как часть почетной стражи, когда прибудет Император.

– Что? - задохнулся Захариил. Это было для него новостью.

– Это будет оглашено завтра, - сказала первая фигура. - Теперь ты видишь, почему мы сделали так, чтобы твой кузен привел тебя сюда?

– Не совсем, - признался Захариил - но скажи мне о чем хочешь поведать, и я послушаю.

– Недостаточно того, чтобы ты послушал. Прежде, чем мы продолжим, нам следует убедиться, что все согласны с нашим курсом. Как только мы уверимся, возврата уже не будет.

– Возврата от чего? - спросил Захариил.

– От того, чтобы не позволить Империуму отобрать у нас наш мир! - отрезал третий мужчина, и Захариил увидел часть хищного лица и видневшийся подбородок из-под капюшона человека.

– Отобрать у нас Калибан? - сказал Захариил. - Я не понимаю.

– Мы должны остановить их, - сказала вторая фигура. - Если мы этого не сделаем, они уничтожат всех нас. Все наши мечты, наши традиции, наша культура будут вырваны и заменены ложью.

– Мы не единственные, кто видит эти вещи, - сказал третий человек. - Ты знаешь, я сегодня сделал выговор часовому на стене за то, что он не исполнял свои обязанности, и как он возразил мне? Я никогда не слыхал подобного. Он сказал, что мы больше не должны охранять стены, потому что Империум здесь, чтобы защитить нас.

– То же самое было в моем Ордене, перед тем, как нас расформировали, - прорычал второй человек, и Захариил понял, что они были людьми из разных благородных братств, не только из Ордена. - Оруженосцы не слушаются своих магистров, слишком стремясь подчиняться испытаниям Астартес. Как будто весь мир сошел с ума и забыл свое прошлое.

– Но они показывают нам будущее, - запротестовал Захариил.

– Которое будет только для того, чтобы доказать ум нашего врага, - сказал первый человек. - Представь, если б они были более честными в своих намерениях, и ясно дали бы понять, что собираются захватить нас. Весь Калибан взялся бы за оружие, но вместо этого, они повели себя более тонко, объявляя, что они пришли помочь нам. Они говорят, что они наши потерянные братья, и мы приветствуем их с распростертыми объятиями. Это хитрая стратегия. К тому времени, как большинство наших людей поймет, что действительно происходит, будет слишком поздно что-либо менять. Сапог угнетателя уже будет на нашем горле, и мы поможем поставить его туда.

– Это правда, но помните, это также показывает их слабость, - сказал третий человек. - Помните об этом. Если бы они были уверены, что смогут захватить нас безо всяких усилий, они бы не нуждались в этих отговорках. Нет, наш враг не настолько всемогущ, как он пытается показать. К черту их летающие машины и Первый Легион, мы - рыцари Калибана. Мы уничтожили Великих Зверей. Мы сможем прогнать и этих проклятых захватчиков.

Захариил не мог поверить в то, что слышал. Разве эти рыцари не слышали о Великом Крестовом Походе Императора? Зная о той славе и чести, которую они могли получить, почему никто из них не хотел присоединиться к нему?

– Это безумие! - сказал Захариил. - Как вы можете даже думать о том, чтобы вступить в войну против Империума? Их оружие намного лучше, а стены наших крепостей-монастырей падут через день.

– Тогда мы отступим в леса, - прорычал третий человек. - Оттуда мы сможем совершать неожиданные атаки и исчезать обратно в лесах прежде, чем враг сможет успешно контратаковать. Вспомните слова из «Заветов»: «Воин должен с умом выбирать землю, на которой он будет сражаться, для укрепления своих собственных усилий, и расшатывания наилучших стараний своего врага».

– Мы все знаем «Заветы», - ответил первый человек. - Я пытался сказать, что мы не сможем победить в этой битве самостоятельно. Мы должны сплотить весь Калибан против захватчика. Только тогда мы можем надеяться победить в этой войне.

– Нам следует сделать что-то, что позволит нашим людям увидеть истинное лицо врага, - сказал второй человек. - Мы должны заставить их взглянуть сквозь все притворные улыбки и неискренние слова на зло, скрытое под ними.

– В точности мои мысли, - согласился первый, - и мы должны сделать это быстро, прежде чем наш враг сможет усилить свой контроль над нашим миром. Я уверен, через некоторое время враг неизбежно покажет свои истинные намерения людям Калибана. Но время не на нашей стороне. Нам нужно ускорить события.

– И что, во имя Льва, вы предлагаете? - потребовал Захариил.

– Я говорю, нашему делу помогло бы совершение врагом акта террора, столь мерзкого, чтобы каждая благонамеренная душа немедленно восстала против него.

– Тогда вам долго придется ждать, - отрезал Захариил. - Империум никогда не сделает ничего подобного. Вы просто впустую переводите воздух и мое время этими разговорами.

– Ты неправильно меня понял, мальчик, - сказал человек. - Я говорю, что мы должны организовать такой акт от их имени, и сделать так, что в этом обвинят их.

Наступила тишина, поскольку остальные обдумывали его слова.

– Вы хотите совершить злодеяние, и свалить ответственность за него на Империум? - сказал Захариил. - Немиил? Ты ведь не согласишься с этим?

– А какой у нас есть выбор, кузен? - ответил Немиил, хотя Захариил видел, что он был не восторге от слов, произнесенными на тайном совещании, и был потрясен настолько же, насколько и Захариил.

– Империуму нельзя доверять, - сказал первый человек. - Мы знаем, что они составили заговор, чтобы поработить нас и отобрать наш мир. Они не люди чести. Поэтому, я говорю, мы можем бороться с ними, только если будем использовать их же хитрые и закулисные методы против них же самих. Мы должны бороться с огнем при помощи огня. Только так мы сможем победить их.

– Вы говорите об убийстве наших собственных людей, - сказал Захариил.

– Нет, я говорю об их спасении. Ты думаешь, будет лучше, если мы ничего не сделаем? Особенно, если своим бездействием мы можем приговорить будущее поколение детей Калибана к рабству. Путь, который я предлагаю, приведет к нескольким сотням, возможно даже нескольким тысячам смертей, но в долгосрочной перспективе мы сохраним много миллионов жизней. И что еще важнее, мы сможем сохранить нашу планету, наши традиции и образ жизни, подаренные нам нашими предками. Я спрашиваю тебя, стоит ди это нескольких смертей?

– Те, кто погибнут, станут мучениками, - сказал третий человек. - Пожертвовав их жизнями, мы бы обеспечили свободу нашей планете.

– Да, это хороший способ, - согласился первый, - мученики. Они умрут для того, чтобы Калибан был свободным. Я знаю, что наши взгляды не пользуются популярностью, Захариил, но это сделает их более приемлемыми, чтобы, когда придет время, люди пошли следом за нами. Этот акт покажет наших врагов в наихудшем свете и подстрекнет ненависть к ним.

Захариил недоверчиво смотрел на четверых мужчин, пораженный тем, что они думали, будто он мог присоединится к ним в этом безумии. Из четырех закутанных мужчин, окружающих его, один еще не высказал своего мнения, и Захариил повернулся к этой фигуре.

– Как насчет тебя, брат? - спросил он у четвертого человека. - Ты слышал это безумие, и возжелал хранить молчание. Для тебя приемлемо молчать в такие времена. Я должен узнать твоё мнение, брат. Фактически, я его требую.

– Я понимаю, - сказал четвертый человек после короткой паузы. - Хорошо, если ты хочешь услышать мое мнение, вот оно. Я согласен почти со всем, что было сказано. Я соласен, что мы должны принять меры против нашего врага. Кроме того, учитывая могущество сил, выставленных против нас, мы должны временно отменить законы чести. Это война, в которой мы не можем позволить себе проиграть, поэтому мы должны отбросить сомнения и предпринять действия, которые бы обычно нашли неприемлемыми.

– Хорошо сказано, брат, - кивнул первый человек, - но есть еще что-то? Ты сказал, что соглашаешься почти со всем, что мы сказали. С чем же ты не соглашаешься?

– Только в вопросах тактики, - сказал четвертый человек. - Вы говорили об организации акта злодеяния, создав инцидент столь ужасный, что он повернет наших людей против Империума, но я бы предложил более прямое нападение.

Атмосфера в палате, казалось Захариилу, сгустилась и потемнела, будто свет избегал того, что здесь обсуждалось.

– Единственным актом мы можем нанести непоправимый вред вражеской морали, - сказал четвертый человек. - Возможно, если мы будем воистину удачливы, мы могли бы даже выиграть войну в одно мгновение.

– О каком акте ты говоришь? - спросил первый человек. - Что это?

– Это действительно очевидно, - сказал четвертый человек. - Это один из первых тактических уроков в «Заветах». «Чтобы убить змею, ты отрезаешь ей голову».

Захарил понял истину за мгновение перед остальными.

– Вы же не хотите…?

– Точно, - ответил четвертый человек. - Мы должны убить Императора.

Слова отозвались эхом в голове Захарила, но он не мог поверить, что слышал их. Но тем не менее, когда он переводил взгляд от одной закутанной фигуры к другой, он не видел ничего, кроме серьезности. Он почувствовал, как в нем поднимается отвращение от такого низкого предательства, и не хотел ничего иного, кроме как оказаться как можно дальше от этого места.

Он без слов отвернулся от собравшихся фигур, и начал подниматься обратно по лестнице сквозь мрак к Палате Круга наверху. Снизу он услышал как поднялись голоса и торопливые проклятия, но он не обратил на них внимания и продолжал подниматься.

Гнев Захариила горел подобно горячему углю в его груди. Как эти люди могли подумать, что он присоединиться к их безумным планам? И Немиил… неужели его кузен тоже стал предателем?

Он услышал торопливые шаги на лестнице позади него, и обернулся, чтобы встретить взбирающегося за ним, его рука скользнула к рукоятке ножа на поясе. Если эти заговорщики намеревались причинить ему вред, то обнаружат его уже ожидающим с обнаженным клинком.

Снизу показался свет, и тени поднимались перед его преследователем.

Захариил вытянул нож и приготовился сражаться.

Свет приблизился, и он вздохнул, увидев, что Немиил поднимался снизу, прикрывая фонарь, который держал перед собой.

– Стой, кузен! - сказал Немиил, увидев лезвие ножа, мерцающее в темноте.

– Немиил, - сказал Захариил, опустив нож.

– Ладно, это было… неожиданно - сказал Немиил. - Ты не считаешь, что это было неожиданно?

– Для этого есть только одно слово, - сказал Захариил, возобновляя подъем, вложив клинок в ножны, - Предательство.

– Предательство? - сказал Немиил. - Я думаю, ты немного преувеличиваешь. Это просто несколько консерваторов, стравливающих пар. Они на самом деле не собираются что-то делать.

– Тогда почему они заставили тебя привести меня сюда?

– Чтобы оценить твой ответ, я так думаю, - сказал Немиил. - Слушай, ты должно быть слышал разговоры, которые ходят вокруг, теперь, когда рыцарские ордена были расформированы. Народ не рад этому, и им нужно поворчать. В любые времена случаются перемены, люди выдвигают претензии к этому и думают, что им делать.

– Они говорили об убийстве Императора!

– Ой да ладно, - рассмеялся Немиил, - сколько раз, когда мы обучались, мы говорили, что ненавидим магистра Рамиила и надеялись, что его съест Зверь?

– Это разные вещи.

– Чем же?

– Мы были детьми, Немиил. Их вырастили как воинов. Это вообще разные вещи.

– Возможно, эти вещи и различаются, но они действительно не собираются попробовать убить Императора, это было бы самоубийством. Ты видел, насколько сильны Астартес, так представь себе, насколько силен Император. Если Император настолько совершенен, как говорят Астартес, тогда ему не о чем беспокоиться.

– Это не довод, Немиил, и ты знаешь это, - сказал Захариил, продолжая подниматься.

– Тогда что может быть доводом, кузен?

– Если это только разговор, прекрасно, я забуду, что ты привел меня сюда, и я услышал слова о предательстве, готовящемся в стенах нашей крепости, если же нет, я сделаю так, чтобы Лев узнал об этом.

– Ты расскажешь об этом Льву? - спросил Немиил, пораженный.

– Если ты не сможешь убедить тех людей внизу прекратить эти разговоры, - сказал Захариил. - Это опасно и может привести к человеческим потерям.

– Это просто разговоры, - заверил Немиил.

– Тогда они прекратятся прямо сейчас, - сказал Захариил, повернувшись лицом к кузену. - Ты понял меня?

– Да, Захариил, понял, - сказал Немиил, опустив голову. - Я поговорю с ними.

– Тогда мы больше не будем об этом говорить.

– Верно, - согласился Немиил. - Мы больше ничего об этом не будем говорить. Я обещаю.


Глава шестнадцатая

Все началось с необычного дня.

Во всей истории Калибана, в анналах рыцарских орденов, в народных сказках еще не было такого дня.

Были, конечно, важные дни. И после этого наступят темные времена, знаменующие начало эпохи смерти и разрушения, но этот день был не таким.

Это был радостный день. День всеобщего счастья и волнения, день надежды.

В этот день Император спустился с небес.

Впоследствии этот день будет называться началом Эры Ангелов.

Но пока он оставался безымянным.

Гиганты, Астартес, Первый Легион - этими именами вначале назовут пришельцев, но к концу дня сошествия Императора народ Калибана обратится к мифическим названиям.

Они вновь назовут их Терранцами.

Это было хорошее название, оно напоминало о утерянном праве первородства, и происхождении первых поселенцев, прибывших на Калибан. На протяжении двух сотен поколений, еще со времени окончания Долгой Ночи, по всему Калибану, сидя у своих очагов, люди рассказывали о Древней Терре. Теперь эти рассказы превратились в реальность. Они обрели реальную форму в лице вооруженных гигантов.

Момент, когда Астартес впервые вышли на контакт с людьми Калибана, сразу превратился в миф. Из маленького зернышка реальности всегда вырастает ветвистое дерево мифа. Истории и легенды начинают соревноваться в своем разнообразии. И очень скоро вся правда о том, как все было на самом деле, будет забыта.

Но Захариил знал, что никогда не забудет этого дня, ведь он был в лесу вместе с Львом Эль’Джонсоном и Лютером, когда все это случилось. Правда была в том, что Лютер первым назвал их ангелами, потому что Астартес спустились на пылающих крыльях. Это слово родилось спонтанно, сказанное от удивления и очарования, но Джонсон запомнил это слово и сохранил его в своем сердце навсегда.

Захариил и остальные скоро были отодвинуты на второй план, потому что такая история требовала более именитых рассказчиков. Со временем их имена и свершения будут забыты, и хотя его участие в этой истории скоро будет выброшено за ее пределы, он особо не расстраивался, ибо знал, что важно лишь произошедшее событие, а не статисты за кулисами.

Как в случае с любым событием правдивость рассказа мало кого волновала.

Народ Калибана желал историй. Он в них нуждался. Столько всего произошло за столь короткий срок, что им было просто необходимо вернуться к реальности. Захариил знал, что рассказы помогали им увидеть смысл в их жизни.

Конечно, наберется дюжина разных историй, каждая из которых будет претендовать на истинность, но в некотором смысле это помогало ему легче пережить его вытеснение за их пределы. С таким количеством разных версий произошедшего каждый мог выбрать ту, которая больше всех отвечала его запросам. Некоторые были грубыми, другие - полными благоговения, третьи - полными приключений, четвертые - более прозаичными.

Но все же все они сходились в одном.

Название истории было одинаковым во всех случаях. От дальних северных гор до великих южных океанов, от независимо содержания, она всегда и везде называлась одинаково.

Она называлась «Сошествием Ангелов».

За сошествием Ангелов последовали чудеса, но важнее всего было то, что сам создатель Ангелов, Император, снизойдет за ними во всем своем величии.

После его прибытия на Калибане уже ничто не останется прежним.

Захариил смотрел на десятки тысяч людей на арене, специально для такого случая расчищенной перед стенами крепости-монастыря Ордена. Он никогда не видел такого скопления народа в одном месте, и присутствие такого количества счастливых людей отдавалось в его голове давящим шумом. В принципе, он и пространств таких раньше не видел, ведь привычными пейзажами Калибана для него всегда были леса, хотя машины Механикусов совершали свою разрушительную деятельность тщательно и аккуратно.

Огромные металлические чудовища катились по земле, срубая деревья и срезая ветки. Затем те же машины прокатывались по тому же маршруту, выкорчевывая пни и выравнивая землю до тех пор, пока вся территория не становилась плоской, как лезвие. Срубленные деревья затем складывались в огромные хранилища по краям только что очищенной территории, чтобы затем использоваться для строительства, в то время как ветки и пни превращались в стружку и сжигались на кострах.

Это было апокалиптичное зрелище - дым, красное пламя костров и огромные машины-монстры. Когда Захариил смотрел на них, ему на ум приходили ассоциации с гигантскими, уже вымершими, Зверями Калибана.

Захариил с трудом верил в такую удачу - ведь он наблюдал всю мощь Ордена в собравшихся здесь людях, и благородных рыцарей из орденов, выступивших под знаменами Астартес.

Он вспомнил слова человека в капюшоне, услышанные им в комнате под Палатой Круга, и почувствовал, как по коже пробежали мурашки, хотя день был жарким. Этим утром он еще не видел Немиила, что не могло его не радовать, потому что он до сих пор злился на кузена, который втянул его в эту злобную компанию мятежников.

Зрелище всей этой военной мощи, собранной в одном месте, было шокирующим, и хотя рыцари Калибана были сильными и гордыми, они казались юнцами по сравнению с Астартес.

Высокие Астартес были великанами среди людей, хотя называть их людьми было бы непочтительно, так сильно они от них отличались. Они возвышались над Захариилом, их черные доспехи блестели, а их голоса звучали так грубо и глубоко, что казалось удивительным, что они принадлежат людям.

Даже без своих доспехов они были внушительного роста, хотя, пока Захариил смотрел на них в боевом облачении, казалось, что их габариты искусственно увеличены. Когда же он увидел их без доспехов, все подобные сомнения отпали.

Первого без доспехов увидели Мидриса; его фигура была массивной, мускулов под кожей было слишком много, так что силуэт казался неповторимым и необычным. Мидрис был одет в простую тунику кремового цвета, его руки и ноги напоминали стволы деревьев Северных Лесов, а плечи поднимались прямо к основанию черепа, будто у него не было шеи.

Если всего один из Астартес выглядел настолько впечатляюще, то более тысячи воинов заполняли пространство, окружая его словно большие черные статуи, и еще сотни стояли вокруг большого амфитеатра в центре площади, расчищенной Механикусами.

Сегодня Император сойдет на Калибан, и Захариилу с трудом удавалось скрыть свое волнение. Немиил разозлится, когда узнает, что Захариила включили в стражу Льва, но такова была цена их дружбе и соперничеству.

Его доспех был отполирован до зеркального блеска, и хотя древние технологии, по которым он был изготовлен, вряд ли шли в сравнение с технологиями Астартес, это было уже не важно.

Пока он пробирался через толпу, угол подъема земли и напор людей со всех сторон не давали ему увидеть Льва, но Захариил знал, что Гроссмейстер Ордена шел впереди него, даже не глядя на него.

Одобрительные возгласы и очарованные лица указывали путь Льву не хуже опознавательных знаков, и хотя прогулки среди простого народа не были любимым занятием их молчаливого лидера, Лютер все же предложил поступить так, дабы убедить Императора в том, что Лев - человек своего народа, что его любили и уважали.

Гул взволнованных голосов наполнил воздух, ведь кто откажется увидеть существо такой силы, что ее хватит, чтобы командовать Астартес и зажигать в их сердцах такую преданность? Существо, обладающее видением, силой и уверенностью, достаточными для того, чтобы начать завоевание галактики. Существо, которое наверное даже внушало страх, ибо эта цель не могла быть достигнута без насилия.

Эта мысль невольно промелькнула в голове Захариила, и он вновь вспомнил о тайной ночной встрече. Он помрачнел, когда подумал об охвативших его в тот момент чувствах, но успокоил себя тем, что все же предотвратил мятежные высказывания воинов, собравшихся в подвале крепости-монастыря своей угрозой выдать их Льву.

Видя его сверкающую броню, толпа расступалась, и он одобрительно кивал в ответ на уважение, проявленное к его статусу рыцаря. Чувство жаркого ожидания этих людей ощущалось почти физически, и их волнение перешло к нему так легко, словно это был разряд, пронизавший его тело. Все собравшиеся знали, что присутствуют при историческом моменте, из тех, что происходили слишком редко, чтобы простые люди смогли их засвидетельствовать.

Наконец он достиг внешнего кольца рыцарей, окружавших Льва, и почувствовал, как его пульс учащается, когда он вступил в ряды своих товарищей. Он был моложе большинства из них, но они расступились перед ним с уважением, давая ему пройти в свободную полосу между внутренним и внешним кругом. Старшие магистры Ордена собрались вокруг Льва словно просители, в своих величественных одеяниях все же похожие на детей, в сравнении с могучим воином, стоящим в центре.

Захариил не сомневался, что Лев Эль'Джонсон был самым одаренным и выдающимся из всех людей. Каждый раз глядя на Льва, он чувствовал одно и то же - абсолютное присутствие некоей силы, давящей изнутри его черепа, заставляющее осознать чувство доверия и спокойствия.

Более того, он чувствовал еще что-то… Трепет. Он чувствовал трепет.

Лев был действительно впечатляющим субъектом. Гигант, чуть менее трех метров ростом - казалось, что он был создан из более совершенной материи, нежели большинство людей. Он был идеально сложен, пропорции фигуры полностью соответствовали его росту. Он был гибким, но мускулистым.

Поскольку большинство жителей Калибана были черноволосы, Лион выделялся среди них с первого взгляда - своей золотистой шевелюрой. Впечатление, производимое его внешностью, тем не менее бледнело в сравнении с его менее очевидными чертами.

Джонсон выделялся своим грубым величием, ощутимой аурой настолько притягивающего авторитета, что с первого взгляда становилось ясно, почему Сар Лютер наградил его именем "Лев". Ни одно другое имя не передало бы все его качества лучше.

Он был настоящим Львом. Ни одно слово не описало бы его лучше.

Когда Захариил приблизился, Лев повернулся к нему и коротко кивнул - это был негласный опознавательный знак их братства. Захариил поприветствовал своих товарищей, рыцарей, которые все эти годы были для него далекими, недостижимыми символами авторитета и могущества. Теперь они стали его братьями, в отваге и мужестве. Его прошлая, незначительная жизнь, была позади. Его новая жизнь как члена Ордена началась с крови, и закончится, без сомнения, так же.

– Наконец мы собрались. Мы можем идти, - с ноткой нетерпения сказал Лорд Сайфер.

– Торопиться некуда, - произнес Лев своим глубоким музыкальным голосом, который, казалось, просачивался под кожу и отдавался в нервных окончаниях. - Мой… Император еще не прибыл.

– Тем не менее, мы должны быть готовы, - сказал Лорд Сайфер. - Надлежащие традиции и протоколы должны быть соблюдены как и всегда. Более того - сейчас это даже важнее, чем когда-либо.

Захариил улыбнулся смелым высказываниям Лорда Сайфера, и поймал веселый взгляд высокого воина, стоящего рядом со Львом.

Сар Лютер был для Джонсона самым приятным компаньоном и самым близким из братьев с тех пор, как тот обнаружил Льва дикарем в лесу. Высокий мужчина, Лютер тем не менее был ниже Льва, но его широкие плечи и открытое лицо говорили о том, что никакой ревности к более могущественным братьям этот человек не испытывает.

– Готовы? - спросил Лютер. - Чувствую, сегодня будет интересный день.

– Интересный… - произнес Захариил. - Надеюсь, не чересчур интересный.

– Что ты имеешь в виду? - спросил Лютер.

– Ничего, - ответил он. - Просто поддержал разговор.

Лютер вопросительно взглянул на него, чувствуя, что Захариил чего-то не договаривает, но позволяя ему остаться при своих мыслях.

– Пойдемте, - сказал Лорд Сайфер, - время пришло.

Захариил поднял глаза к небу, наблюдая за тусклым свечением где-то над облаками. Толпа заволновалась, увидев происходящее в небесах. Лишь Астартес, окружившие огромную площадь, неотрывно смотрели на людей, и Захариила посетило ощущение, что они высматривали там что-то или кого-то.

Даже на планете, которая столь дружелюбно приветствовала прибытие Астартес и Императора, эти воины не расслаблялись, и не отлынивали от своих обязанностей, и Захариил вновь восхитился этими людьми, сошедшими с небес.

Его мысли были прерваны, когда Лев направился к амфитеатру посреди очищенного от людей пространства сквозь двойное заграждение из воинов, которые давали им пройти сквозь толпу. Захариил чуть не сбился с общего темпа, но быстро ускорил шаг, и этого никто не заметил.

Его окружили лица, люди Калибана были в экстазе от этого единения со своими братьями по происхождению, исходной расы, общей с их собственной, и яркие флаги реяли над их головами. Они слишком долго жили в страхе перед Зверями, войнами между орденами, и другими бесчисленными опасностями, которые могли лишить жизни любого из них, и теперь им было к чему стремиться. Начиналась эпоха мира и процветания, ибо чего не могли достичь технологии и ресурсы Империума?

С такими средствами и такими людьми, каких только целей нельзя было достичь?

Его разум наполнился этими мыслями настолько, что он почти пропустил легкий холодок, прошедший по его спине.

Его охватил ужас, который он не смог бы объяснить, пока не увидел лицо человека, явно далекого от всеобщего настроения надежды и изумления. Лицо этого человека выражало серьезность, некое намерение, проступающее во всех его чертах. Его взгляд был прикован к марширующим воинам, и даже среди этого моря приветливых лиц Захариил смог бы заметить лицо этого человека, потому что он шел вровень с ними вдоль площади.

В его чертах было что-то знакомое, но Захариил не мог вспомнить почему, до тех пор, пока на лицо незнакомца не упала тень, и он не узнал его орлиный нос и выдающийся вперед подбородок.

На вопрос, как этому человеку удавалось двигаться сквозь толпу с такой легкостью, Захариил смог ответить, когда заметил доспех под простой шерстяной накидкой, и внезапно понял, где он мог видеть незнакомца.

Он вспомнил сводчатую комнату под Палатой Круга, светильники, расположенные по сторонам света, и братьев в капюшонах, занятых отвратительным разговором. На всех были накидки, но человек стоял так, что на его лицо попадало достаточно света… лицо человека, который с какой-то зловещей целью подошел к огромному подиуму, на котором предстояло встретиться Императору и Льву. Мысли пролетали в его голове подобно телу, несущемуся по бурной реке к водопаду. Страх его возрос, когда он осознал, что слова, сказанные Немиилу, прозвучали не так убедительно, как то было нужно, что воины, собравшиеся под сводами крепости-монастыря с мятежными намерениями, оказались не так напуганы его угрозой, как он того хотел.

Он повернулся, чтобы предупредить товарищей, но слова застряли в горле, когда он понял, что их с Немимлом обвинят в предательстве, наравне с идущим к подиуму человеком. Кто поверит, что их присутствие не имело отношения к заговору, что их заманили туда, сказав, что это будет лишь разговор о будущем Калибана? Захариил ощутил удушающий страх и тошноту, осознав с полной уверенностью, что скоро произойдет нечто ужасное. С чувством вины и страха, он принял смелое решение, и сбился с шага.

Люди встретили его отделение от почетного караула удивленными вздохами, и он почувствовал злобный взгляд Лорда Сайфера в спину, пока он мрачно шел вдоль сдерживающих толпу воинов.

Каждый воин носил закрытый шлем и накидку с капюшоном, но Захариил чувствовал удивление и шок в их неожиданно напрягающихся фигурах. Они расступались перед ним, не зная, что еще можно сделать, а Захариил вглядывался в лица людей, углубляясь в толпу. На один ужасный момент он даже подумал, что незнакомец сумел сбежать, но вдруг заметил его, движущегося против движения очарованной толпы.

Захариил продвигался вперед, одной рукой отталкивая людей со своего пути, другой же держась за меч. Его захлестнули эмоции, в которых преобладал страх и чувство, что он предатель.

Неужели этот мятежник не понимал, насколько серьезное дело он замышляет? Неужели он не осознавал всю глупость своих намерений?

По мере того как расстояние между ними сокращалось, стало казаться, что незнакомец заметил преследование. Он быстро посмотрел через плечо, их взгляды встретились. В небесах разгорался свет, и люди смотрели вверх с радостью и восхищением, но Захариилу было не до любования красивым видом, его внимание было приковано к человеку впереди.

Хотя тот двигался целенаправленно, его поза была сгорбленной, и, несмотря на свой значительный вес, он продвигался гораздо медленнее Захариил. Поняв это, незнакомец стал прорываться вперед еще старательнее, пытаясь оторваться, но толпа двигалась в ответ на приближающийся свет с небес, и продвижение стало практически невозможным. Захариил оценил свои шансы и начал продвигаться сквозь толпу быстрее, не думая о том, какие увечья он может принести людям, расчищая себе путь кулаками и плечами. Его преследовали злобные крики, но он не обращал на них внимания, сосредоточившись на своей цели.

Человек тоже пытался пробраться сквозь толпу, но люди, привлеченные присутствием смутьяна среди них, вставали на его пути, превращаясь в непреодолимый барьер.

Захариил приблизился к нему и схватил за накидку, поворачивая его на месте и лишая опоры. Свет с небес окрасил все вокруг золотом, и над ними возник обжигающий столб света.

– Отвяжись от меня! - прокричал незнакомец, его накидка сползла, обнажая сверкающую нагрудную пластину, и Захариил понял, что перед ним член Ордена, как он и опасался.

– Я не дам тебе сделать этого! - сказал Захариил, подтверждая свои слова мощным ударом левой по лицу противника. Незнакомец завалился на спину, но плотная толпа не дала дала ему упасть.

– Ты не понимаешь, - сказал человек, сопротивляясь хватке Захариила. Толпа отпрянула от них, и Захариил приблизился к противнику. - Это должно случиться!

Человек был шире и выше Захариила, старше и опытнее, но от неожиданности он потерял уверенность в себе. Он пытался отвернуться от Захариила, срывая накидку с плеч. Захариил заметил, что на плечах незнакомца висел холщовый рюкзак, содержащий в себе нечто тяжелое.

Стесненный в движении из-за своей ноши, рыцарь не мог драться так же эффективно, как Захариил, даже несмотря на существенную разницу в возрасте и опыте. Захариил еще раз ударил рыцаря по лицу, ломая ему нос. Вверх по дуге взмыл фонтан крови.

Люди вокруг начали кричать еще громче, и Захариил подставил ногу под колено противника, толкая его плечом в грудь. Поверженный рыцарь упал, увлекая Захариила за собой, и они вместе свалились под ноги толпы, угощая друг друга тычками и ударами. Рюкзак свалился с плеч рыцаря, и из него вывалились шесть дисков из простого матового металла.

Они выглядели незатейливо, каждый не более тридцати сантиметров в диаметре и нескольких сантиметров толщиной, с прорезиненным желобом с одной стороны. Хотя он и не знал, как это называется, Захариил в свое время достаточно обучался у инструкторов Империума, чтобы знать: пиктографические символы на дисках означали, что это взрывчатка.

Захариил двинул локтем в челюсть противника в момент, когда диски упали на землю.

– Все кончено! - прокричал он. - Это был всего лишь заговор. Ты не должен был претворять его в жизнь!

Противник не мог ответить, потому что его лицо превратилось в месиво из костей и крови, освещаемое золотым светом с небес. Несмотря на все нанесенные ему повреждения, его глаза расширились от удивления и наполнились слезами.

Захариил тоже повернул голову, чтобы посмотреть, что могло вызвать такую реакцию у раненого, и открыл рот от удивления, увидев огромный парящий город, спускающийся с небес.

Словно гигантский шпиль, сделанный из целого базальтового монолита, город был украшен всеми цветами, поражая своими габаритами. У города-корабля был огромный, украшенный орлиными крыльями, нос, а на корме,словно высочайшие башни самых могучих крепостей, вырастали сталагмитами бойницы.

Рыцарь все еще слабо барахтался под его весом, но их драка была забыта перед лицом этого невероятного зрелища - огромный корабль и целая флотилия меньших по размеру судов, окруживших его в момент, когда он опускался на землю в пламени и свете.

Могучие ветра подули над поверхностью планеты, корабль задействовал все свои ресурсы, чтобы оставаться на лету, направив вниз ужасающий, кружащий голову поток силы.

Тени заплясали над ним, и на фоне золотого света он увидел контур гиганта с внушительными габаритами.

Астартес…

Хотя с первого взгляда никаких изменений во внешности Астартес он не заметил, Захариил внезапно ощутил ужас, охвативший его перед угрозой.

Если раньше Астартес были лишь спокойными гигантами, несущими в себе высочайшую способность к насилию, то сейчас эта способность вырвалась наружу. Бронированная перчатка сжала его горло и подняла над противником. Его ноги повисли над землей, а горло не впускало воздух, когда хватка усилилась.

Сила Астартес была непреодолимой, и Захариил знал, что стоит ему пошевелиться - и его шея сломается, словно щепка.

Затухающим зрением Захариил видел, как другие Астартес бесцеремонно подняли на ноги его оппонента.

– Что у тебя там, Мидрис? - спросил один из только что прибывших гигантов.

Воин посмотрел прямо в глаза Захариила, и он почувствовал всю его ярость и ненависть даже сквозь красные линзы его шлема перед тем, как сознание покинуло его.

– Предатели, - бросил Мидрис.


Глава семнадцатая

Когда Захариил проснулся, он обнаружил, что находится в мерцающей келье с голыми металлическими стенами, освещенными мягким светом без какого либо видимого источника. Он лежал на металлической полке в стене, и как только он вдохнул воздух, то вздрогнул от болезненного чувства в горле. Он вспомнил Астартеса Мидриса, держащего его на расстоянии вытянутой руки подобно отбросам, и чувство гнева, исходящего от воина будто волной.

Он вспомнил как слово «предатель» пощечиной ударило его по лицу, и быстро сел, вспомнив сутолоку тел и попытку лишить Императора жизни. Присутствовали ли другие заговорщики на Сошествии Ангелов? Удался ли их мерзкий план?

Холодный страх появился в его животе и он схватился за горло, пытаясь вдохнуть воздух. Хотя он и не мог видеть этого, он был уверен, что его шея почернела от давления, оказанного на нее Мидрисом.

Его ноги свисали с металлической полки, и если это было кроватью в келье, то она явно была разработана для кого-то намного больше, чем он. Оглянувшись, он не обнаружил ничего, что могло указывать на источник света или на то, где здесь выход. Стены были голыми и гладкими, мерцающими и незапятнанными.

– Привет, - с трудом сказал он, попытка говорить была болезненной, его крик превращался в не более чем хрип. - Есть здесь кто-нибудь?

Он не получил ответа, и соскользнул с металлической кровати на пол. Его лишили доспехов и одели в обычную робу кающегося. Означало ли это, что его уже судили и признали виновным?

Захариил сделал небольшой круг по комнате, и попытался найти выход или какие-либо средства для общения со своими тюремщиками. Он не нашел ничего похожего и ударил кулаками по стенам, но не услышал тональных различий, какие могли бы указывать на наличие двери.

В конечном итоге, прижимаясь лицом к холодным стенам напротив полки и вглядываясь в них, он обнаружил пару вертикальных швов на стенах, обозначающих двери, хотя и без каких либо намеков на то, как их открыть.

Определенно, он уже был не на Калибане. Было ли это одним из кораблей, на которых Первый Легион путешествовал между звезд? Стены прожужжали от легкого резонанса, и он смог услышать нечто, похожее на барабанный бой, которое могло быть медленным ритмом могучего сердца судна. Несмотря на свое бедственное положение, он признал, что был несколько взволнован, оставив поверхность мира, на котором родился.

Он вернулся к кровати, разочарованный из-за своей неспособности общаться с внешним миром и подать протест о своей невиновности. Он помешал предателю свершить злодеяние, разве они этого не видели?

Не имея на что отвлечься, его воображение рисовало ему самые худшие варианты. Возможно, Император был мертв, и его Астартес дали выход своему ужасающему возмездию на Калибан, поражая города и крепости своим великим оружием.

Возможно, рыцари Ордена даже сейчас удерживались в кельях, подобных этой, подвергаемые пыткам, чтобы они признали свою вину. Какой смехотворной бы не казалась идея об Астартес, ставшими мучителями, он не мог отогнать мысли о горячем железе, ножах и всех видах ужасных пыток, которые могли бы применяться.

Не имея чем заняться, он лег обратно на кровать, но не ранее, чем он смог положить голову, он почувствовал вокруг себя шепот воздуха. Захариил взглянул как раз вовремя, чтобы увидеть двоих Астартес, входящих в келью сквозь странные двери. Оба носили простые, не разукрашенные черные доспехи, и они бесцеремонно сорвали его с кровати и потащили из кельи.

Снаружи его ждал брат Израфаил вместе с другими Астартес в белой броне, носивших на правой руке увеличенные перчатки. Они потащили его по коридору, сделанного из того же голого металла, что и его келья, хотя и без того яркого света, который и разбудил его.

– Пожалуйста! - кричал он. - Что вы делаете? Куда вы меня забираете?

– Молчать! - сказал один из Астартес, державших его, и он узнал голос, принадлежащий Мидрису, воину, который оттащил его из драки с саботажником.

– Пожалуйста, брат-библиарий Израфаил, что происходит?

– Для тебя же будет лучше, если ты будешь хранить молчание, Захариил, - сказал Израфаил, когда они свернули за угол и втащили его через арочный проем, ведущий в затемненную палату. Проходя через дверь, Захариил почувствовал, как упала температура. Он почуял запах озона и увидел, как его дыхание затуманивается перед ним.

Единственный свет шел из коридора, по которому его вели, но когда двери сомкнулись позади него, исчез и он, повергнув его во тьму. Бронированные руки подняли его, оставив одиноким и слепым во мраке.

– Что происходит? - спросил он. - Почему вы не хотите мне сказать, что происходит?

– Тихо, - сказал голос, которого он не знал.

Он подпрыгнул от неожиданности, поскольку был настолько слеп, что не видел даже на расстоянии вытянутой руки. Он слышали шаги, кружившие вокруг него, но сколько людей находилось здесь, для него было загадкой. Он знал Израфаила, Мидриса и воин в белых доспехах также был здесь, так же, как и остальные Астартес, тащившие его, но находился ли в комнате кто-то еще?

– Захариил, - сказал Израфаил из мрака. - Так ведь тебя зовут, да?

– Вы и так знаете это! Пожалуйста, скажите мне, что произошло.

– Ничего, - сказал Израфаил. - Ничего не произошло. Заговор провалился и заговорщик допрашивается. Скоро мы раскроем тех, кто пытался причинить нам вред и разберемся с ними.

– Я не имею к этому никакого отношения, - сказал Захариил, заламывая от страха руки. - Я остановил его.

– Это - единственная причина, по которой ты сейчас не привязан к столу для пыток, и твои секреты не вырываются вместе с плотью, - отрезал Мидрис. - Скажи нам все без утайки, иначе тебе же будет хуже. Начни с того, откуда ты знал о том, что планирует брат Улиент.

– Брат Улиент? Так его зовут? Я не знал его.

– Тогда почему ты преследовал его в толпе? - спросил Мидрис.

– Я увидел его лицо в толпе и… оно выглядело, не к месту, что ли.

– Не к месту? - спросил Израфаил. - Это все? Одно лицо из тысяч, и ты увидел его?

– Я почувствовал, что что-то было неправильно, - сказал Захариил. - Я просто знал, что было что-то не так в этой толпе, и он побежал, когда я бросил ему вызов.

– Вот видишь, - сказал Мидрис, - он лжет. Мы должны применить боль, чтобы вытянуть из него значимое признание.

– Признание? - крикнул Захариил. - Нет! Я пытаюсь рассказать вам, что случилось!

– Ложь! - плюнул Мидрис. - Ты участвовал в заговоре с самого начала, признай это! Ты точно знал, что планировал Улиент, и запаниковал. Ты предатель и трус!

– Я не трус! - отрезал Захариил.

– Но ты не отрицаешь того, что ты предатель?

– Конечно отрицаю, - сказал Захариил. Вы перевираете мои слова.

– Разговаривает как настоящий предатель, - сказал Мидрис. - Почему мы вообще носимся тут с ним?

– Потому что, независимо от того, является он предателем или нет, он знает личности остальных заговорщиков, - сказал Израфаил. - Так или иначе, он скажет нам.

– Пожалуйста! Брат Израфаил! - сказал Захариил. - Вы знаете, что я не предатель, скажите им!

Голоса продолжали кружить вокруг него во мгле, каждый из них бы подобно невидимому противнику, ранящему его своими обвинениями. С каждой новой шпилькой, Захариил чувствовал все возрастающий гнев. Если они собирались убить его за какое-то воображаемое предательство, то он даст им такой радости увидеть его сломленным.

– Я не совершил ничего неправильного. - сказал он. - Я рыцарь Ордена.

– Ты ничто! - взревел Мидрис. - Ты смертный, осмелившийся общаться с врагами Империума. Никакая судьба не будет слишком тяжелой для таких, как ты.

– Я остановил его, не так ли? - сказал Захариил. - Или вы слишком глупы, чтобы увидеть это?

Из мрака возникла рука, которая закрыла ему рот, и хотя он не мог видеть ее, он задыхался от боли, поскольку перчатка угрожала сокрушить его уже измятую трахею.

– Я убью тебя, если ты вновь скажешь что-то не к месту. - сказал Мидрис.

– Отпусти его, Мидрис, - сказал Израфаил. - Я буду смотреть за ним.

Захариила опустили на металлический пол темной палаты и он упал хрипящей кучей, когда почувствовал присутствие еще одного воина, подошедшего к нему. Он услышал тяжелые шаги и задрожал, так как температура вокруг него еще больше упала.

– Брат Израфаил? - сказал он нерешительно.

– Да, Захариил, это я, - сказал Израфаил, и Захариил почувствовал, как ему на макушку положили обнаженную руку, массивные пальцы покалывали странными внутренними вибрациями.

Он задохнулся, поскольку почувствовал, как сквозь его тело толчками проходит сила, будто волна адреналина. Он боролся против чувства того, что он становится сонливым и послушным. Его открытое непослушание этому следствию начало исчезать, и он изо всех сил пытался удержать эти чувства, поскольку чувствовал, что его воспоминания просеивалась кем-то в его разуме. Захариил чувствовал металлический привкус, хотя его рот был стиснут от боли. Его череп заполнился ярким светом от силы, используемой Израфаилом, пробивающем себе путь.

Он закричал, поскольку раскаленные пальцы вышли из его черепа, и он достиг той же силы, которая победила Эндриагского Зверя.

– Убирайся из моей головы! - закричал он, и почувствовал как касание внутри него начало отступать от силы его его приказа. Мерцающие остаточные изображения вспыхивали в его разуме, и он видел блестящую серебряную сеть позади своих глаз, очертания бронированных воинов, их тела были обрамлены светом так же, как он видел тело Зверя.

Захариил повертел головой и увидел, что палата была круглой и почти зеркальным отображением структуры Палаты Круга на Калибане. Грани каждой поверхности окружались нимбом блестящего света, подобного мерцающей пыли, уносимой невидимыми ветрами, и он видел вокруг себя Астартес так же ясно, будто они освещались прожекторами.

– Я вас вижу, - сказал он.

Он мог видеть, как воины смотрят друг на друга в замешательстве, смакуя их чувство неловкости от его возрастающей силы. Блестящие серебряные линии Астартес исчезли, и у Захариила было мимолетное чувство огромной мощи, давящей на границах его разума.

– Осторожнее, Захариил, - сказал успокаивающий, чарующий голос, тот, который ослабил боль в его нервных окончаниях. - Ты еще недостаточно обучен таким делам, и тебе не следует так опрометчиво использовать эту силу. Даже не самый могущественный из нашей породы знает об опасности таких вещей.

Хотя он четко слышал слова, он знал, что они существовали только для него - Израфаил, Мидрис и другие не могли их услышать. Но каким способом они передавались в его голову он не знал, но подозревал, что это была неизвестная сила, которая помогла ему победить Зверя, которой совершенно точно обладал и невидимый собеседник.

Едва голос успокоил его и исчез, Захариил задохнулся, когда Израфаил произнес:

– Я могу найти то, что мне нужно в твоей голове и без твоего согласия, но после этого от тебя останется намного меньше, чем было раньше, если вообще что-либо останется. Будет лучше, если ты расскажешь нам все по собственной воле.

Контакт разорвался, и Захариил испустил стон, упав на металлическую отделку пола.

– Хорошо, - сказал он. - Я вам все скажу.

Захариил поднялся на ноги и гордо встал перед своими обвинителями, решив не показывать страха перед их допросом. Он уже оказывался перед Львом, Лютером и Лордом Сайфером на своем обряде инициации в Ордене, и он встретит это с той же решимостью.

Серебряный свет, который обрисовывал все в общих чертах, начал исчезать, и он говорил в темноте.

Он рассказал им о тайной встрече заговорщиков в палате под великим залом Альдурука, хотя Захариил умолчал о роли, играемой его кузеном, зная, что даже упоминание имени Немиила будет означать проклясть его в глазах Астартес. Ошибка Немиила была наивностью, так же как и его, и он надеялся, что воины увидят это.

Лучше казаться молодым и глупым, нежели вероломным.

Он говорил о четырех заговорщиках в капюшонах, и о том, как он узнал человека в толпе из-за намека на его черты, увиденные им под капюшоном той ночью.

Затем Захариил рассказал им о чувстве тревоги и холодной решимости, которые он ощутил, шагая рядом со Львом как часть его почетной охраны, чтобы встретить Императора.

На сей раз они не подвергали сомнению то, что он узнал брата Улиента, хотя он вновь почувствовал интерес брата Израфаила, задетый его странной силой присутствия и воли. Они вновь и вновь расспрашивали его об истории, и каждый раз он рассказывал им одну и ту же версию событий. Он мог чувствовать присутствие брата Израфаила, скрывающегося позади его головы, касание его разума фильтровало все сказанное им на предмет лжи или путаницы. Если Израфаил и почувствовал какую-то неясность в том, как он попал в комнату под Палатой Круга, то не подал вида, и Захариила появилось внезапное чувство, что Израфаил не хочет копаться слишком сильно в той части истории.

Захариил имел интуитивное чувство, что Израфаил хотел, чтобы он был оправдан, так, чтобы он все же сумел стать одним из Астартес, чтобы в будущем он мог учить его пользоваться своей силой. Эта мысль сделала его смелым, и в его рассказе прибавилось уверенности.

Вновь он окончил свой рассказ схваткой с братом Улиентом, и ощутил, что враждебность в затемненной палате, которая когда-то была ужасающей по своей силе, спала и изменилась на все возрастающее чувство восхищения.

Наконец, касание разума Израфаила пропало, и он почувствовал, что давление, которое он ощущал, исчезло из его черепа.

Появился свет, и в этот раз он был из внешнего источника. Пылающие сферы, встроенные в стены, наполнились светом, и Захариил прикрыл глаза от возросшей яркости, увидев стоящих вокруг себя своих следователей.

– У тебя есть храбрость, мальчик, - сказал Мидрис, вся его ранняя желчь исчезла. - Если то, что ты говоришь - правда, тогда мы перед тобой в большом долгу.

– Это правда, - сказал Захариил, желая быть любезным, но все еще страдая от жесткого обращения в руках воина. - Можешь спросить у брата Израфаила.

Израфаил рассмеялся, и Захариил почувствовал радость когда библиарий сказал:

– Он прав, Мидрис. Я не ощутил лжи в его словах.

– Ты уверен?

– Я когда-либо ошибался?

– Нет, но все бывает впервые.

– Он не ошибся, - сказал голос позади Захариила. Он обернулся, чтобы увидеть высокую фигуру, великолепную в могучем облачении из мерцающих доспехов, расположившуюся в дверном проеме. Голос был тот, который он услышал в своей голове, перед тем, как начал свой рассказ, сладкозвучные его тона было подобно океанским глубинам. Захариил попытался разглядеть что-либо за ярким светом позади фигуры, но его глаза все еще приспосабливались от кромешной тьмы к свету, и он мало что сумел разобрать, кроме золотого ореола света позади бронированной фигуры.

Астартес вокруг него упали на колени, склонив головы перед великолепием фигуры, и Захариил, изо всех сил пытаясь разглядеть черты вновь прибывшего, знал, что не был достоин этого.

– Не преклоняйтесь, - сказала фигура, казалось, что, войдя в комнату, он принес вместе с собой и свет. - Встаньте.

Астартес поднялись, но Захариил был будто прикованным к месту, его глаза смотрели на кусочек пола. Свет распространился по земле, струясь подобно золотой воде, исходя от бронированного воина.

– Кажется, что я перед тобой в долгу, юный Захариил, - сказала золотая фигура, - и я тебе благодарен. Со временем ты забудешь об этом, но пока твои воспоминания все еще при тебе, я хочу поблагодарить тебя за то, что ты совершил.

Захариил попытался ответить, но обнаружил, что его рот был плотно закрыт, а язык был безжизненным на нёбе. Никакая сила во вселенной не смогла бы заставить его взглянуть вверх в лицо воину, и подобно тому, как умерла уверенность, охватившая его, если бы он взглянул под мглу капюшона Смотрящего во Тьме, Захариил знал, что если посмотрит вверх, то просто сойдет с ума.

Он вновь попытался что-то сказать, но каждый раз, когда слова формировались в его голове, их уносило подобно листьям от бури. Захариил не мог говорить, и все же он знал, что восхитительная фигура знала его мысли так же точно, как если бы они были его собственными.

Он чувствовал присутствие воина подобно огромной тяжести, давящей на его разум, огромные могущество и силу, которые удерживались от разрушения его существования только волей, сильнее чем скала Калибана.

Сила, которую он ощущал, возрастала в его собственном разуме, и то, с чем он столкнулся в разуме Израфаила, было подобно свечи в урагане по сравнению с возможностями воина. Захариил почувствовал, будто он задыхался, укутанный в покровах, и это чувство было далеко не неприятным.

– У него есть толика силы, - сказал воин, и Захариил почувствовал воодушевление от такого известия, даже если он и боялся значения его более ранних слов.

– Имеет, мой повелитель, - сказал Израфаил. - Он первый кандидат для Либрариума.

– Воистину так, - согласился воин. - Проследи за всем, но уверься, что он не будет ничего об этом помнить. В пределах Легиона не должно существовать никакого подозрения об любом инакомыслии. Мы должны быть едины, иначе все потерянно.

– Будет сделано, мой повелитель, - уверил Израфаил.

Хотя Лев находился на расстоянии более полукилометра, Захариил чувствовал, стоит ему потянутся, и он прикоснется к нему. Старшие члены Ордена заняли великий подиум, где на прошлой неделе стоял Император. Тысячи рыцарей заполнили плац, великолепные в начищенных доспехах и гордо стоя, внимая.

День был ярким и полным обещания, небо свежим и голубым, а солнце сияющим и желтым. Имена были названы, списки приняты, а личности подтверждены закутанными в красное адептами с помощью аппаратов генетического тестирования.

Каждый из названных для посещения этого великого собрания был индивидуально отобран, избран из наиболее лучших представителей военной касты Калибана.

Захариил соприкасался плечами с рыцарями, храбрость которых была вне сомнений, чья стойкость, выносливость и сила были предметом зависти проваливших тесты Астартес. Никакие другие воины на Калибане не были столь же внушающими страх, как не имели и потенциала собравшихся здесь, и Захариил почувствовал позволенную гордость за свои достижения.

События прошли расплывчато со времени великой речи Императора к народу Калибана, и, пытаясь по возможности, Захариил обнаружил, что немного помнит тот момент: мимолетное видение воина в золотом, слова, всполошившие его сердце и чувство того, что он имеет отношение к тому, что было сильнее чем все, что он когда-либо знал.

Начиная с того дня, он знал, всего лишь знал, что приближалось нечто большое, и когда от Лютера пришла весть, что Астартес сделали свой заключительный выбор для продвинутого обучения и вступления в их ряды, Альдурук почти утонул в гаме, поскольку мальчики бежали узнать, были ли они избраны.

Сердце Захариила выпрыгивало, поскольку он просматривал списки, совершая обход по крепости-монастырю, хотя некое ворчащее упорство в его разуме говорило, что ему нечего волноваться.

Он удостоверился, что его имя было в списке, как Немиила, Аттия и Илиафа.

Он искал своего кузена, но это забрало у него добрых два дня, прежде, чем он нашел его. Немиил был тих и Захариил не мог понять молчание своего кузена в ответ на новости об их избрании. Вновь, их братское соперничество подтолкнуло их на великие свершения. Поскольку день продолжался, Немиил расслабился возле него, хотя Захариил не мог найти причину, по которой его кузен был так обеспокоен.

Он отнес эту нервозность насчет отбора Астартес и оставил этот вопрос, поскольку более важные решение быстро затмевали любые заботы насчет поведения кузена.

Было объявлено, что все отобранные Астартесами должны были собраться на великом плацу перед Альдуруком, чтобы услышать речь Льва про их судьбу как воинов Императора.

Присутствовать должны были только избранные Астартес, и ощутимая рябь бешеного волнения витала в воздухе вокруг Альдурука, ведь всех интересовало, что скажет Гроссмейстер Ордена.

Захариил и Немиил прошагали на плац вместе с другими прошедшими испытания Астартес, гордость и военное мастерство всех вокруг наполняло их чувством братства, которое далеко превышало все, что они чувствовали, будучи частью Ордена.

Хотя плац заполняли тысячи, Захариил знал, что они представляли элиту всех рыцарских орденов Калибана. Сотни тысяч рыцарей было испытано, но только эти несколько тысяч соответствовали невообразимо строгим стандартам Астартес.

Чувство ожидания прихода Льва стало почти невыносимым. Большинство было моложе Захариила, он и Немиил представляли старшую вековую группу избранных, и он удивлялся насчет того, что для преобразования в Астартес требовались столь молодые люди.

На трибуну вышли Лев и Лютер, сопровождаемые по бокам Лордом Сайфером и закутанной группой Астартес в черных доспехах, и в робах Ордена цвета слоновой кости поверх них.

Видеть, что эти великие воины переняли привычки Ордена было действительно приятно, и Захариил передал свое восхищение кузену, обняв его в жесте мимолетной братской привязанности. Весь вред и чувство ревности между ними казались теперь столь абсурдными перед лицом нового братства, к которому они собирались присоединится.

Даже стоя возле Астартес, Лев выглядел огромным, возвышаясь над бронированными воинами и затмевая их всех своим присутствием. Была настроена великая усилительная система, чтобы донести слова Льва до каждого уголка плаца, но он не нуждался в таких приспособлениях, поскольку его голос звучал в сердцах и разумах каждого воина, собравшегося возле него.

– Братья, - начал Лев, вынужденный сделать паузу, поскольку возрастающие приветствия молодых рыцарей грозили заглушить его слова. - Мы стоим на краю новой эры Калибана. Как однажды мы стояли на нашей маленькой скале и думали, что наш мир находился только до горизонта, так теперь мы знаем, что он простирается намного дальше таких простых видений. Вселенная открывается перед нами, и это - темное и угрожающее место, но мы воины Императора, и нам должно нести его свет во мрак, дабы вернуть наше неотъемлемое право.

Когда-то, кажется целую жизнь назад, я объявил великий крестовый поход чтобы очистить леса Калибана от Зверей, и это была достойная цель. Теперь я вижу, что просто подражал мечте более великого человека, моего отца, Императора!

Ревущие приветствия еще раз заглушили слова Льва, поскольку все на Калибане говорили об Императоре как о его отце, и это был первый раз, когда он дал волю таким чувствам.

Лев поднял руки, чтобы утихомирить возрастающие эмоции, и продолжил.

– Теперь мы часть чего-то большего, часть братства, которое охватывает не только одну нашу планету, а того, которое охватывает всю человеческую расу по всей галактике. Крестовый Поход Императора только зарождается и сотни, тысячи миров должны быть освобождены и возвращены в лоно Империума.

– Вы все были избраны, чтобы стать частью величайшего воинского ордена, который когда-либо видела вселенная. Вы будете сильнее, быстрее и более смертоносными чем когда либо. Вы будете сражаться в бесчисленных битвах, и будете убивать врагов человечества на мирах, отдаленных от нашего любимого Калибана. Но мы будем охотно этим заниматься, поскольку мы - мужчины чести и храбрости, мужчины, которые знают, что значит иметь обязанности, превышающие личные проблемы. Каждый из вас однажды был рыцарем, воином и героем, но теперь вы намного больше, чем это. С этого дня вы забудете свою прошлую жизнь. С этого дня вы - воины Легиона. Остальное не имеет значения. Легион - вот все, что важно.

Захариил схватился за рукоять меча, сила красноречия Льва прошла сквозь него, практически неспособного сдержать свой восторг от мысли об участии в войне Императора в самых дальних уголках вселенной и быть частью братства, стоящим перед задачей не менее чем возвращение человечеству его неотъемлемого права.

– Мы - Первый Легион, - сказал Лев, - почетные, Сыны Льва, и мы не будем идти на войну без имени, вселяющего ужас в сердца врагов. Как говорили наши легенды о великих героях, сдерживающих монстров в нашем отдаленном прошлом, так и мы будем сдерживать врагов Империума, поскольку мы отправляемся в великую пустоту, чтобы сражаться во имя Императора.

– Мы будем Темными Ангелами!


Книга четвертая. Крестовый поход.

Глава восемнадцатая

Они сделали его гигантом.

Долгое время после того, как он думал, что свыкся с трансформацией, Захариил обнаружил, что некие стороны его измененной физиологии до сих пор имели силу удивлять его. Всегда были вещи, которые могли это сделать. Он начнет осознавать небольшие детали - будет замечать размеры своей руки, чувствовать пульсацию психической энергии в своем теле или слышать ритм улучшенной крови, бьющейся в его груди - и раза за разом будет напоминать себе, насколько сильно он изменился.

Однажды он был человеком. Он был мужчиной, рожденным женщиной. Как и все люди, он был подвержен физическим ограничениям, которые он принимал как само собой разумеющимся. Его мышцы были слабыми, кости хрупкими а чувства притупленными. Он думал, что его жизнь продлится самое большее пятьдесят или шестьдесят лет, а скорее всего и меньше.

На Калибане было столько опасностей. Даже самый обыкновенный порез мог стать зараженным и оказаться фатальной раной. Он был всего лишь человеком, а быть человеком означало быть рабом смерти в тысячи обликах.

Империум изменил все. В день, когда он был посвящен в Орден как рыцарь, его перерождение было чисто символическим процессом. С прибытием Империума, это стало буквальным и настоящим.

Он был превращен в нового человека. Его разум и тело были изменены, превращены в нечто большее, чем человеческие. Благодаря применению науки Империума и чудесам геносемени, он был переделан и обновлен в более воинственной форме.

Брат Израфаил ввел его в Либрарий Легиона, где он изучал варп, опасности и силу, которыми могли повелевать искушенные в таких вещах. Он узнал, что был человеком, одаренным силами вне обычного понимания людей, и он был обязан использовать свои силы на службе Империуму.

Он предпринял свои первые шаги на пути, который мог привести его к невероятному могуществу, но его первые набеги в эти дела были мелкими и даже близко не могли сравнится с его столкновением с Эндриагским Зверем.

Хотя новооткрытые способности навсегда пометили его как особенного среди Легиона, прежде всего он был воином, и именно в суровом испытании боя он мог бы заработать свою славу.

Он больше не был обыкновенным человеком, и при этом не был просто экстраординарным воином.

Империум сделал его чем-то большим.

Они сделали его для войны. Он стал богом войны, членом Астартес.

Он был космическим десантником, Темным Ангелом.

Он участвовал в Великом Крестовом Походе.

Он знал, что был маленьким винтиком в более грандиозном проекте, играл роль без слов в великой драме истории человечества, но это не беспокоило его, поскольку Империум был благородным делом, мечтой о лучшей вселенной, и он был частью смертельного оружия, которое могло это сделать.

Это было время оптимизма, период прекрасных идеалов. Это был век открытия, и он был частью этого.

Ранние дни были великими днями.

Впоследствии, он будет оглядываться на них, как на самые счастливые в его жизни. У него была цель. У него была миссия. Он был орудием воли Императора, готовясь вести войны для улучшения жизни человечества.

И при этом он не был одинок в этой борьбе. Он не делал эти вещи самостоятельно. После его трансформации из мужчины к сверхчеловеку, Немиил везде был возле него. Рассказчики, отобранные, чтобы сопровождать их из Калибана, говорили о судьбе, и Захариил мог только согласиться, поскольку казалось, что он и Немиил были обречены стоять плечом к плечу во всех жизненных невзгодах.

С самых ранних своих дней на Калибане, их жизни всегда были связанны, они были братьями даже до того, как стали ангелами. Процесс становления Астартес послужил для укрепления их уз как ничто другое. Временами казалось, что они являются единой душой, случайно расколотой при рождении, и воплотившуюся в двух разных телах.

Он и Немиил дополняли друг друга подобно частям одной и той же головоломки - Захариил, несмотря на все, до сих пор оставался идеалистом, и Немиил, впечатлительный прагматик.

О ночи под Палатой Круга ни один из них не заговаривал, понимая, что вскрыв эту старую рану, они откроют ящик взаимных обвинений, который никогда не смогут закрыть. Она оставалась невысказанным клином в их дружбе, всегда находясь между ними, хотя воспоминания Захариила о той ночи в лучшем случае были туманными и исчезали с каждым прошедшим днем.

Они были первым поколением Астартес, завербованных на Калибане. Более того, они были среди первых, носивших новый знак отличия на плече, крылатый меч, первые, называвшие себя «Темными Ангелами».

Впоследствии, это отделило их от собратьев. Старшие члены Легиона были с Терры, помнившие времена до того, как Первый Легион Императора взял название «Темные Ангелы», в то время, как пришедшие после поколения Захариила и Немиила, ничего иного и не знали.

В настоящий момент, Золотой Век лежал впереди.

Их дни освещались перспективой сражаться на стороне Льва и Лютера. Как недавно вознесенные ангелы, они исполняли свою работу хорошо, будучи приписанными служить в Двадцать Втором Ордене под командованием Главы Ордена Гадариила. Они служили своему Легиону и Империуму на пределе своих способностей.

Калибан был в прошлом, и хотя они любили свой родной мир и надеялись однажды увидеть его, это было далекой мечтой. Их настоящее и их жизнь в Великом Крестовом Походе, вот все, что было действительно важно.

Их первая кампания была временем великого волнения, поскольку она была их шансом принести свет Великого Крестового Похода дальше в галактику, их первым шансом доказать преданность и лояльность Императору.

Темные Ангелы из Двадцать Второго Ордена должны были встретится с 4-ым Имперским Экспедиционным Флотом, в настоящее время находящимся на высоком якоре вокруг мира, каталогизируемого как Четыре Три в летописях Крестового Похода.

Для обитателей планеты, продвинутой человеческой культуры, которые сумели пережить долгую изоляцию Древней Ночи с большей частью своих технологий и неповрежденным обществом, их мир носил иное имя.

Они называли его Сарош.

– Так это он? - сказал Немиил. - Это и есть то, ради чего мы пересекли десяток звездных систем? Не очень впечатляет.

– К этому времени тебе бы уже следовало знать, что это неважно, на что похож мир, - сказал ему Захариил. - Ты помнишь обучение на Геликоне IV? Я, кажется, припоминаю, что ты также был не слишком впечатлен теми мирами, до тех пор, пока не началась стрельба.

– Это было другое, - пожал плечами Немиил. - По крайней мере, там был шанс, что мы увидим действие. Они были новыми мирами. Ты читал файлы брифинга? Они ожидают, что мы будем ждать в течении многих месяцев, бездельничая, в то время, как некий бюрократ будет решать, объявить ли планету покорной. Мы Темные Ангелы, Захариил, а не сторожевые псы. Мы были созданы для кое-чего получше этого.

Они стояли возле панорамного окна на обзорной палубе ударного крейсера «Гнев Калибана». Через него Захариил мог видеть планету Сарош, его размеры увеличились благодаря технологии увеличения, ловко скрытой в прозрачном веществе портального окна.

Пока Немиил оценивал синий шар мира с плохо скрываемым презрением, его красота сразу же сразила Захариила. Он видел пространства бирюзовых морей, просторные территории континентов планеты, сейчас скрытых под движущимися слоями разнообразных облаков.

Находясь напротив черного фона, и будучи окруженным отдаленными мерцающими звездами, он почти походил на круглый и отполированный драгоценный камень, лежащий на вельветовой подставке среди разбросанных крошечных драгоценностей. Во время Крестового Похода с орбиты он видел всего несколько миров, но Сарош определенно был одним из наиболее поразительных.

– Я прочитал брифинги, - сказал он. - Согласно докладам, обширные области планеты покрыты лесистой местностью. Это мне нравится. Хорошо бы было вновь оказаться в лесу, посетить мир, который мог принести воспоминания о Калибане.

– Чтобы сделать это, он должен был бы быть наполнен убийственными хищниками, не говоря уже о смертельных растениях и грибах, - фыркнул Немиил. - Мы еще не пробыли настолько долго вдали, чтобы ты уже начал ностальгировать о Калибане. Но ты не слушал того, что я говорил о нашем задании. Мое мнение таково, что в этом нет никакой славы. Они могут называть 4-ый экспедиционным флотом, но в действительности это немногим лучше вторичной группы развертывания. Мы те, кого они посылают, когда битва уже окончена, и они нуждаются в ком-то, кто сможет убрать за ними. Они не считают, что мы уже готовы.

– Я слышал тебя, - сказал Захариил, - и я понимаю твое мнение, но я вижу это по-другому. Не пойми меня неправильно, мне ничего больше не нравится, чем быть ввергнутым в центр перестрелки, как говорят нам ордены. Ты сам это сказал. Мы - Темные Ангелы. Мы созданы для войны. Но обязанность стоит на первом месте, и прямо сейчас наша обязанность в том, чтобы присматривать за планетой Сарош для того, чтобы она пришла к согласию.

– Обязанность, - сказал Немиил, закатив глаза в сарказме. - Кажется, мы уже имели этот разговор, по последним подсчетам, уже около семи миллионов раз. Хорошо, я уступил. Ты прав, а я ошибаюсь. Я признаю все что угодно, только чтобы ты не начинал еще один длинный разговор об обязанности. Ты можешь занудить человека до смерти на почти любую тему под солнцем. Я слышал, как ты вчера говорил некие возможно вдохновляющие слова своему взводу. Мне было их жалко.

– Это называется красноречие, - улыбнулся Захариил, узнавая знакомый аргумент. - Помнишь, что об этом говорится в «Заветах»? «Мастерство воина включает в себя не только технику боя, и ни просто понимание стратегии и тактики, но также обучение каждому навыку, несущему лидерство людям во времена кризиса».

– Я помню это, - сказал Немиил, внезапно его лицо стало строгим. - Но тебе следут помнить, что мы больше не находимся в Ордене. Все это позади нас. Старые пути мертвы. Я серьезно. Они умерли в день, когда Император прибыл на Калибан, и мы поняли истинную природу Льва. С того момента мы стали Темными Ангелами и оставили прошлое позади.

– Извините меня, почетные наставники? - их прервал голос, до того, как Захариил смог ответить. - Я надеюсь, вы простите мое вторжение.

Обернувшись с Немиилом, Захариил увидел сенешаля, стоявшего возле них. Человек был одет в серую форму поверх черного свитера, форма была отмечена ливреей Легиона Темных Ангелов. Сенешаль упал на одно колено на пол палубы, его голова уважительно склонилась.

– Магистр Ордена Гадариил шлет приветствия, - сказал мужчина, когда Немиил дал разрешение говорить. - Он напоминает вам, что передача командования будет иметь место на борту флагмана «Несокрушимый Рассудок» через два часа. Он подчеркнул, что ваше присутствие необходимо при церемонии, и он ожидает, что вы будете достойно соответствовать лучшим традициям Легиона.

– Наши благодарности Магистру Ордена, - сказал Немиил. - Уверь его, что мы будем при передаче, одеты, как подобает для церемонии. Мы понимаем важность проявления полного уважения по отношению к нашему братскому Легиону.

Сенешаль встал, поклонился еще раз, и удалился. Когда слуга ушел, Немиил обернулся к Захариилу с тенью улыбки, играющей на его лице.

– Кажется, что магистр Ордена беспокоится, чтобы мы не смутили его, - сказал он тихо, так, чтобы сенешаль не смог их услышать.

– Я не принимал бы это как личностное, - ответил Захариил. - Для него это сложно. Он великий воин, но ненастоящий Астартес. Даже после всех этих лет должно быть трудно смирится с фактом, особенно когда мы встречаем наших братьев.

– Правда, - сказал Немиил, сделав печальное лицо. - Мы можем только надеятся, что Белые Шрамы оценят его усилия.

Захариил поднял руку в тихом замечании.

– Осторожнее. Помни, наша честь под угрозой. Если ты скажешь что-либо, могущее оскорбить их, то это плохо отразится на Гадарииле, на нашем Ордене и Легионе.

Немиил покачал головой.

– Ты слишком много волнуешься. У меня нет никаких намерений оскорблять кого-либо, а особенно Белых Шрамов. Они наши братья, и у меня к ним есть только почтение. Как бы то ни было, они правильно сделали, покидая эту планету и отправляясь искать настоящего действия. Если у меня и есть причина для раздражения, так это то, что кто-то выбрал нас, чтобы перенять их обязанности сторожевых псов на этом дворе.

Магистр ордена Гадариил собрал своих старших офицеров вокруг широкого стола стратегиума на борту «Гнева Калибана» тремя неделями ранее.

– Мы получили новые приказания, - сказал он. - Мы должны разделить наши силы. Часть Легиона продолжит на Феонисе, в то время, как остальные будут идти дальше чтобы заменить Белых Шрамов на планете по имени Сарош.

– Значит, экстренный вызов о помощи? - спросил Дамас.

Всегда склонный открывать рот прежде, чем подумает, Магистр Роты Дамас говорил первым.

– Наш брат Астартес откусил больше, чем смог пережевать, а?

– Нет, - сказал Гадариил, его лицо, подобно маске, не выдавало никаких признаков эмоций. - По всем счетам ситуация на Сароше является мирной. Это скорее вопрос о перераспределении сил. Нас посылают на Сарош, чтобы позволить Белым Шрамам исполнять свои обязанности где-нибудь в другом месте в галактике.

Именно Немиил озвучил вопрос, крутившийся в голове у каждого.

– Извините меня, Магистр Ордена, но это звучит так, будто вы говорите, что Белые Шрамы оцениваются как более важные для Крестового Похода, чем Темные Ангелы, что нас отсувают в тихое местечко только для того, чтобы последователи Великого Хана были вольны найти настоящую войну.

Оправдывая себя, Дамас подбросил заключение.

– Лев никогда на такое не согласится!

Гадариил опустил свою руку на стол, шум был подобен выстрелу.

– Тишина! Вы говорите не к месту, Магистр Дамас. Вы показываете себя слишком желчным. Еще одна такая вспышка, и я освобожу вас от обязанностей. Возможно несколько дней медитации восстановило бы ваш баланс юмора.

– Мои извинения, Магистр Ордена, - сказал Дамас, склонив голову. - Я заблуждался.

– Это действительно так, а ты, брат Немиил? - Глаза Магистра Ордена превратились в лазеры. - Я считал, что вы могли бы знать лучше. Если мне будет нужно твое мнение на какую-либо тему, особенно касающейся интерпретации приказаний, то я об этом попрошу. Это понятно?

– Отлично, Магистр Ордена, - склонился Немиил более сдержанно.

– Хорошо, - кивнул Гадариил. - Как сказал Дамас, вы оба заблуждались, возможно даже больше, чем вы представляете. Наши приказания от Льва и Лютера, и если наши лидеры говорят нам, что мы сможем им лучше послужить, отправившись на Сарош, мы не будем спорить.

– Это - тяжелая обязанность, - сказал Шанг Хан, занимающий место лидера среди Белых Шрамов. В этом нет никакой славы, и никакой Астартес не искал бы такого задания с удовольствием. Это - тягостная ноша для нас. Там нет битвы, которую можно было бы выиграть. Или, по крайней мере, там нет той битвы, для которой мы были созданы. А без битвы мы испытываем недостаточность. Мы лишены. Мы неполны.

Шанг Хан стоял перед Львом на обзорной палубе боевого крейсера «Несокрушимый Рассудок», флагмане 4-ого Имперского Экспедиционного Флота. Лютер и Белый Шрам по имени Кургис стояли по обе стороны от них, как свидетели церемонии, в то время как Астартес из обоих Легионов, так же, как и делегации старших офицеров и сановников от разных частей флота, наблюдали за обменом с почтительного отдаления.

Захариил с Немиилом наблюдали, как торжественная церемония приема завершала свой последний обряд, и их Легион принял задачу по поддержанию закона и порядка на Сароше.

– Таков путь с обязанностью, - продолжил Шанг Хан. - Он пригибает наши плечи, но мы чувствуем ее вес более остро в наших душах. Брат, ты принимаешь это бремя?

Белый Шрам протягивал декоративный медный цилиндр со свитком внутри.

– Я принимаю его, - ответил Лев. Он протянул руку и взял цилиндр. - Моей жизнью и жизнями моих людей, я клянусь перед моим Легионом и Императором в этом вопросе поступать по чести. Пусть будут эти слова засвидетельствованы.

– Они засвидетельствованы, - в унисон сказали Захариил и его коллега Белый Шрам.

– Это хорошо, - кивнул Шанг Хан. Белый Шрам поставил руки на груди в знаке аквиллы, приветствуя Захариила и его Главу Ордена. - Ты хорошо нас встретил, Лев Эль’Джонсон из Темных Ангелов. От имени Легиона Белых Шрамов я приветствую вас в Сароше.

Они называли это церемонией, но оно едва заслуживало такое название.

Чтобы отметить передачу командования 4-ым Имперским Экспедиционным Флотом от Белых Шрамов к Темным Ангелам, свиток передавался из рук в руки, и была дана клятва. Если и было в этом что-то худое, так это то, что атрибуты церемонии, приуроченные к случаю, перевешивали сам факт передачи.

4-ый был одним из наименьших экспедиционных флотов в Великом Крестовом Походе, включая в себя всего семь судов: флагман «Несокрушимый Рассудок», транспортные корабли «Благородная Сила» и «Смелый Перевозчик», фрегаты «Отважный» и «Бесстрашный», эсминец "Арбалет" и ударный крейсер Белых Шрамов «Быстрый Всадник», который вскоре был заменен кораблем Темных Ангелов «Гневом Калибана».

Передача контроля между двумя Легионами была выполнена с должным уважением и почтением, но в действительности факт того, что существовал представительский контингент Астартес, вообще был кое-чем аномальным. Строго говоря, 4-ый до сих пор был флотом второй линии. Испытывая недостаток в огневой мощи, обучении и ресурсах чтобы установить полномасштабную военную кампанию против враждебного мира, его работа состояла в том, чтобы наблюдать за переходом к согласию миров, которые уже доказали, что они дружественны по отношению к Имперским целям.

Однако с Сарошем были проблемы.

Первичный контакт с планетой был установлен почти годом ранее, и на поверхности его люди были дружественны. Они приветствовали Империум с распростертыми объятиями, громко провозглашая свою готовность принять Имперскую Истину. Все же, за прошедшие с тех пор двенадцать месяцев, для приведения планеты к согласию было сделано мало или вообще ничего.

Не было никакого насилия и прямых актов сопротивления, но каждая из процедур, предпринятых Имперскими посланниками, чтобы произвести согласие, довольно быстро оканчивалась позорным поражением. Каждый раз, когда проявлялась новая инициатива, правительство Сароша обещало сделать все, что в его силах, чтобы обеспечить ее успех. И каждый раз поддержка не могла быть осуществлена.

Правительство давало бы неискренние извинения. Они давали бы оправдания, говоря, что недоразумения были вызваны различиями в обрядах и языке, что и становилось причиной тупика. Они обвинили бы в непреодолимости свою бюрократию, утверждая, что пять тысяч лет устойчиво правового общества оставило их с бюрократической системой, которая была чрезвычайно большой и удивительно сложной.

Конечно, в их словах была доля правды. Опытные Имперские посланники, в свое время наблюдавшие за согласием многих миров, в отчаянии качали головами всякий раз, когда поднимался вопрос о раздражающей Сарошийской бюрократии.

Проблема была в том, что Сарошийские бюрократы были работниками, занятыми не полный рабочий день. Законы планеты разрешали ее гражданам не уплачивать большую часть налогов за согласие провести часть своего времени, работая бюрократами.

Соответственно, последняя планетарная перепись, собранная на Сароше в трехмесячный срок, показала, что двадцать пять процентов взрослого населения занимали какое либо бюрократическое положение, остальную часть составляли те, кто провалил требовательное планетарное Тестирование Базового Бюрократического Умения.

За данными той же переписи, на Сароше работало бюрократами более ста восьмидесяти миллионов человек.

Поскольку в этом процессе принимало участие такое количество бюрократов, Имперские посланники нашли почти невозможным добиться цели. Не имело значения, согласится ли правительство планеты на меры: для того, чтобы быть осуществленными, им все еще следовало пройти бесконечные уровни местной бюрократии, включающей в себя различных торговцев индульгенциями, подающих петиции, нотариусов, освободителей от уплаты налогов, подписывающих, экзегетов, резолюционеров, кодификаторов, прескрипторов и уполномоченных особ.

Хуже того, система стала настолько сложной в ходе прошедших пяти тысячелетий, что даже сами бюрократы понятия не имели, как заставить ее работать. Единым мнением среди большинства из ответственных за обеспечение приведения Сароша к согласию было то, что за прошедшие двенадцать месяцев на пути реального прогресса почти ничего не было достигнуто. Планета до сих пор была столь далеко от настоящего согласия, как и в день, когда ее впервые открыли.

«Быстрый Всадник» стоял на высоком якоре над происходящем на планете процессами, поскольку посланники флота блуждали, пытаясь понять Сарошийский бюрократический лабиринт. Это было уже пережитком прошлого от начального периода открытия планеты, оставленной в надежде, что присутствие Астартес смогло бы сосредоточить умы лидеров Сароша и поощрило бы их быстро окончить процесс согласия.

Вместо этого, за двенадцать месяцев Белые Шрамы обнаружили, что они должны были вынести длительный период вынужденного бездействия.

Это им не подходило. Старшие командующие флотом уже боялись еженедельных стратегических брифингов, когда Шанг Хан потребовал узнать, как долго он и его люди должны были еще ожидать, сидя и ничего не делая. Лидер Белых Шрамов, казалось, имел отдельное презрение к Избранному лорду-губернатору Харладу Фурсту, человеку, которому было поручено наблюдать за тем, как Сарошийские территории однажды придут к послушанию во имя Императора.

– Если эти люди послушны, тогда подтвердите это согласие, чтобы мы могли покинуть это место! - ревел Шанг Хан на избранного губернатора при любом поводе. - Если они не покорны, скажите мне, и мы начнем войну, чтобы показать им их безумие! Так или иначе, вы не вольны выбирать так долго, чтобы принять это чертово решение!

По правде говоря, лорд Фурст и его чиновники не сделали выбор. В бюрократической сумятице, они непрерывно откладывали финальное мнение, используя любое оправдание, какое могли найти, в попытке отложить вопрос на неопределенный срок, и это маневрирование часто заставляло Астартес смотреть с такой неприязнью на все возрастающий невоенный элемент, сопровождающий Крестовый Поход.

Таким образом, двенадцать месяцев прошли безрезультатно, в то время, как Белые Шрамы стали настолько разочарованными, что наконец был послан сигнал Льву Эль'Джонсону, просящий о том, чтобы он и его Темные Ангелы проследили за Сарошем в течении двух месяцев, позволяя Белым Шрамам двигаться дальше для исполнения других обязанностей.

Тем временем, Избранный лорд-губернатор Фурст получил сообщение, жестко напоминающее ему о том, что в 4-ом Имперском Экспедиционном Флоте нуждались кое-где еще, и от него не ожидалось стоять на орбите Сароша вечно.

В сообщении, Фурста проинструктировали о том, что ему дается дополнительное время. Он имел два месяца для того, чтобы так или иначе решить вопрос о согласии планеты. Если он не сможет решить его за этот срок, то будет лишен должности губернатора, и судьбу Сароша будет поручено решать Льву Эль'Джонсону так, как он посчитает нужным.

Позже, когда церемония была окончена, пришло время для неизбежных социальных формальностей. Астартес и различные чиновники начали смешиваться и разговаривать, а слуги во флотской ливрее курсировали между ними, неся серебряные подносы, уставленные вином и едой.

Всегда чувствуя себя не комфортно на подобных собраниях, Захариил приложил все усилия, чтобы слиться с фоном. Вскорости, он стоял возле широкого панорамного портала, всматриваясь в Сарош, медленно вращающийся в пустоте, также, как он это делал несколькими часами ранее, когда он вместе с Немиилом находился на «Гневе Калибана».

Возможно, это говорило красноречивее всяких слов о мышлении Темных Ангелов, но в тот момент больше всего он был поражен тем, насколько большой была обзорная палуба на «Несокрушимом Рассудке» по сравнению с «Гневом Калибана».

Частично поддавшись влиянию монашеским традициям Ордена, Темные Ангелы имели склонность к спартанской строгости в своем существовании. Каждый сантиметр пространства на судне Темных Ангелов был в почете. От комнаты контроля за огнем, наблюдавшей за операциями главных батарей судна, до палат практики, где Астартес оттачивали свои навыки, все служило военным целям.

Напротив, интерьер этого судна напоминал Захариилу скорее дворец дворянина, чем военный корабль. Он предположил,что была причина, по которой корабль был изукрашен с размахом и поразительностью, присущими Империуму. Все же, для его взора, слои украшений, занимающие почти всю внутреннюю часть корабля, казались чрезмерно сложными, даже показными как для судна, созданного для войны.

Естественно, судна Темных Ангелов имели свои украшения в сдержанном стиле, но двери, стены и потолки «Несокрушимого Рассудка» были загромождены позолоченными излишками. Если комната была разговором между архитектором, построившим ее, и людьми, которые ее использовали, то эта обзорная палуба сейчас кричала дюжиной соревнующихся и хриплых голосов.

Палуба была обширной, с огромным сводчатым потолком, напоминающим об больших разрушенных соборах древнего Калибана. Одна из стен полностью состояла из обзорного портала, у которого стоял Захариил. Более шестидесяти метров в высоту, портал был составлен из высоких арочных панелей подобно витражам в неком языческом храме.

Но интересен был не столько обзорный портал, как то, что он представлял. Обзорная палуба хотя и была украшена в стиле соответствия Имперскому посланию, с фресками, изображающими некоторые из его самых лучших побед так же, как и настенными портретами каждого капитана, командовавшего судном за его двухсотлетнюю историю, но все равно она напоминала одно из мест идолопоклонства, которое люди Калибана изничтожили еще в ранние века на своей планете.

– Оно похоже на девичий кукольный домик, - сказал грубый голос позади него, предлагая различные варианты ответа.

Усиленный слух Захариила предупредил его о приближении брата Астартес. Он обернулся и увидел Кургиса, стоящего перед ним, два кубки вина были подобно наперсткам в руках Белого Шрама.

– Извини? Я не совсем понимаю тебя, брат.

– Это место, - Кургис мотнул головой, указывая на большой размах обзорной палубы вокруг них. - Я хотел сказать, что и ты ведь считаешь также. Здесь слишком много блеска, слишком много золота. Оно похоже на девичьи дворцы в городах Палатина, а не как судно для воинов.

– Я действительно настолько очевиден? - спросил Захариил. - Как ты мог узнать о том, что я думаю? Ты один из библиариев вашего Легиона?

– Нет, - сказал Кургис. - Я не псайкер. Некоторые люди оказываются одаренными, когда дело доходит до сокрытия своих мыслей от других - ты можешь глядеть на их лица тысячу лет, и никогда не узнаешь о том, что они думают. Но не ты. Я видел кислый взгляд, с которым ты глядел на это место. Исходя из этого, я смог предположить, о чем ты думаешь.

– Это было точное предположение, - уступил Захариил.

– Мне помогает то, что я могу распознавать эмоции. Мои мысли были идентичны твоим при наблюдении за этим местом. Но хватит об этом, я принес тебе выпивку. Когда встречаются братья, хорошо, когда они разделяют вино и провозглашают клятвы выпивки.

Кургис предложил ему один из кубков, поднимая другой в тосте.

– За Темных Ангелов, - сказал Кургис, - и примарха Льва Эль'Джонсона!

– За Белых Шрамов, - ответил Захариил, держа собственный кубок, - и примарха Ягатай Хана!

Они осушили кубки, и когда окончили пить, Кургис бросил кубком в стену. Звук звонкого удара металлического кубка был поприветствован некоторыми из сановников, стоящими поблизости.

– Это традиция, - объяснил Белый Шрам. - Чтобы клятвы выпивки имели ценность, ты должен разбить чашу, чтобы никто другой не мог давать клятвы на этом.

Он одобрительно кивнул, когда Захариил последовал примеру и разбил кубок об ту же стену.

– Ты хорошо встречаешь, брат. Я хотел поговорить с тобой, потому что мы должны вам нашу благодарность.

– Благодарность? - спросил Захариил. - Как так?

Кургис указал на нескольких Белых Шрамов в комнате.

– Ты освободил нас, ты и твои братья. Я сожалею только о том, что такие благородные воины должны занять наше прежнее место, наблюдая за этой ничтожной кучей экскрементов мира.

– Мы были счастливы принять назначение с подобающей честью, - сказал Захариил. - Это наша обязанность.

– Да, это обязанность, - сказал Кургис, вопросительно подняв бровь, с выражением, которое подчеркивало сеть тонких шрамов чести, перекрещивающих его щеки. - Но ты дипломатичен, брат. Я знаю это. Я уверен, что поднялись протестующие голоса, когда вы получили приказы. Темные Ангелы слишком храбрый и решительный Легион, чтобы спокойно смирится с подобными приказаниями. Как сказал Шанг Хан, это тяжелая обязанность, которую Астартес нелегко нести. Мы воины, каждый из нас избранный Императором. Мы должны бороздить галактику, воюя с нашими врагами. А вместо этого мы вынуждены быть в роли сторожевых псов.

Он резко оборвал речь, и уставился на Захариила.

– Что это? - спросил Белый Шрам. - Ты улыбаешься. Я сказал что-то смешное?

Захариил покачал головой.

– Нет, ничего смешного, просто твои слова напомнили мне кое о чем, что ранее сказал мне друг. Он также говорил, что нас рассматривают как сторожевых псов.

– Действительно? Он умный человек, этот твой друг.

Кургис оглянулся на широкую комнату вокруг них.

– Ты привел с собой много воинов, я правильно понимаю? Я спрашиваю, потому, что был удивлен увидеть, что ваши взводы возглавляет Магистр Ордена.

– Нас возглавляют Лев и Лютер, - сказал Захариил.

– Я знаю, но ваш строевой офицер Сар Гадариил, не так ли?

Последовав за пристальным взглядом мужчины, Захариил посмотрел туда, где Магистр Ордена Гадариил разговаривал с Шанг Ханом и несколькими флотскими офицерами.

Шанг Хан и его телохранители были намного выше Магистра Ордена Темных Ангелов, возвышаясь над ним подобно тому, как Гадариил в своих силовых доспехах возвышался над обычными людьми вокруг него.

Захариил отметил, что Гадариил жестикулировал во время разговора, совершая огромные пассы, будто пытаясь продемонстрировать, что он не был устрашен физическим присутствием Белых Шрамов. Это была сцена, которую Захариил прежде уже наблюдал много раз, и он не был уверен в том, понимал ли сам Гадариил то, что он это делает.

Не впервые, он почувствовал волну симпатии к своему Магистру Ордена. Во времена до того, как Император прибыл на Калибан, Гадариила считали одним из самых способных боевых рыцарей Ордена. Захариил помнил о службе под его началом во время заключительного штурма крепости Рыцарей Люпуса.

Это была хорошая победа, важная в истории Калибана, но приход Империума для Гадариила стал смешанным благословением. Он был избран для Легиона Астартес Темных Ангелов, но вместе с большой частью препаратов инициации, он был слишком стар, чтобы извлечь выгоду из вживления генного семени.

В этом случае Гадариил, и другие подобные ему, включая Лютера, подверглись ряду обширных хирургических и химических процедур, разработанных, чтобы поднять их силу, стойкость и рефлексы к сверхчеловеческому уровню. Они были более высокими, сильными и быстрыми, чем обыкновенные люди, но все же они не были Астартес. Они никогда не могли ими стать.

– Наверное, трудно быть человеком, подобным Гадариилу, - сказал Кургис.

– Да, - согласился Захариил. - Мой командующий - образцовый воин. Несмотря на то, что он не обладает дарами истинного Астартес, ему удалось высоко подняться в Легионе.

– Лев покровительствовал ему со старых дней?

Захариил покачал головой.

– Лев не покровительствует. Гадариил стал Магистром Ордена из-за заслуг. Если в этой ситуации и есть элемент горя, так это то, что Гадариил никогда не подходил для управления.

– Что ты имеешь в виду?

Захариил не был уверен в том, как ему это сказать, ведь Кургис был из другого Легиона, а Темные Ангелы ценили свою частную жизнь, но все же он чувствовал, что Белый Шрам был воином, которому он мог доверять.

– Еще в годы до своего возвышения, мантия лидерства плохо сидела на плечах Гадариила. Он неоднократно сталкивается со своими офицерами и товарищами Магистрами Орденов, и имеет тенденцию искать проблем на пустом месте, будучи убежденным, что над ним тонко и пренебрежительно издеваются и оскорбляют все вокруг.

– Я подозреваю, что это сводится к факту того, что Гадариил никогда не получит генное семя.

– Возможно, - согласился Захариил. - А возможно его возвышение в рядах подпитывалось желанием доказать преданность Имперскому идеалу.

Захариил не добавил слухов о том, что Лев серьезно говорил с ним по вопросу о его капризности. Независимо от его успеха, казалось, что Гадариил не мог избежать своего внутреннего убеждения, что на него все смотрели свысока из-за того, что он не был настоящим Астартес.

– Всегда было в стиле Магистра Ордена Гадариила брать на себя инициативу всякий раз, когда наш Орден посылали на новый театр военный действий, - сказал Захариил. - Ему нравится быть в состоянии видеть все происходящее вокруг.

– Мудрая практика, - кивнул Кургис.

Кургис взглянул на Сарош сквозь портал, на долгие секунды задержав свой взгляд на планете, будто взвешивая слова, которые он собирался сказать.

– Не доверяй им, - сказал Белый Шрам.

– Кому?

– Людям Сароша, - ответил Кургис. Он приблизился к обзорному порталу и указал на планету. - Ты еще не встречался с ними, брат, поэтому я думаю, что должен предупредить тебя. Не доверяй им, и не оборачивайся к ним спиной.

– Я думал они мирные? Согласно брифингам, они вначале были радушными.

– Были, - согласился Кургис, - но все же, я бы не доверял им, только если ты не ощущаешь этого, брат. И не доверяй брифингам. Избранный лорд-губернатор Фурст и его приближенные имеют слишком большое влияние на то, что в них написано.

На мгновение он с гримасой обернулся к седому, украшенному медалями чиновнику, окруженному морем подхалимов сбоку палубы.

– Это избранный лорд-губернатор? - Спросил Захариил.

– В свое время он был великим генералом, - пожал плечами Кургис, - по крайней мере, так говорят. Так иногда случается. Мужчина стает вождем, и вскоре для него важным стает только его статус. Он становится глухим к любому голосу, который не пытается успокоить или удовлетворить его. Вскорости, он слушает только то, что хочет услышать.

– И именно это случилось на Сароше?

– Без сомнений, - сказал Кургис, расстроенно сжав губы. - Если бы он имел хоть какое-то предчувствие, он спросил бы себя, почему сарошийцы остановились? Если бы они действительно желали стать частью Империума, как они говорят, то можешь поверить, они были бы готовы сдвинуть звезды, чтобы удовлетворить наши требования. Вместо этого, всегда находится больше оттяжек, чем реальных сдвигов. Не пойми меня неправильно, сарошийцы, они неизменно вежливы. Всякий раз, когда возникает проблема в процессе согласия, они поднимают руки ввысь, и вопят подобно женщинам, оплакивающим смерть старшего. Слушая их, можно подумать, что во всем виноваты случай и неудача. Вот почему я говорю, что не доверяю им. Или они преднамеренно откладывают согласие, или они - самые большие неудачники во вселенной. И, не знаю, как насчет тебя, брат, но я не верю в удачу, ни в хорошую, ни в плохую.

– Я согласен, - сказал Захариил. Он осмотрел толпу, раскинувшеюся по всей обзорной палубе на предмет незнакомых униформ. - Я не вижу ни одного сарошийца на собрании.

– Ты увидишь их завтра, - сказал ему Кургис. - Намечается празднование. Сарошийцы намереваются отпраздновать ваше прибытие на свой мир, как они праздновали наше прибытие год назад. Будет праздник, развлечения и так далее, и на «Неодолимом Рассудке» и внизу, на Сароше. Я уверен, будет… весело. Без сомнений, сарошийские лидеры провозгласят много обещаний. Ты услышишь, как они скажут о том, что согласие уже неподалеку. Они скажут о том, что работают денно и нощно, чтобы достигнуть задач, поставленных им Империумом. Они будут чрезмерно говорить о своей новооткрытой преданности Имперскому делу, и о том, насколько они счастливы, что вы пришли спасти их от невежества. Не верь этому, брат. Я всегда считал, что истинная ценность человека проявляется по его действиям, а не словам. Пока за этой шкалой, сарошийцы, кажется, не обладают вообще никакой ценностью.

– Ты догадываешься об их мотивах? - спросил Захариил. - Ты думаешь, что сарошийцы откладывают согласие по каким-либо причинам?

– Я не знаю. На моем родном мире есть пословица, «если человек следует по волчьим следам, то скорее всего, он найдет волка». Но я не могу предоставить тебе доказательств, брат. Я просто подумал, что мне следует предупредить тебя на правах товарищества. Остерегайся этих людей. Не доверяй им. Довольно скоро Белые Шрамы покинут это место. Шанг Хан уже приказал нам сделать приготовления к новым обязанностям. Через четыре часа «Быстрый Всадник» должен будет покинуть эту систему.

Кургис улыбнулся, хотя в этом не было никакого юмора.

– Дальше вы будете действовать самостоятельно.


Глава девятнадцатая

– На что они похожи, твои ангелы? - спросил ее Дюзан, его лицо было скрыто под непроницаемой золотой маской. - Если слушать их рассказчиков, Темные Ангелы - жестокие и воинственные гиганты. Они шагают по звездам и изливают на них разрушение. Они пришли уничтожить нас? Следует ли нам их боятся?

– Вам нечего боятся, - ответила Риана Сорель, про себя проклиная калибанских виршеплетов и их неуемность. Она чуть нахмурилась, но напомнила себе, что Дюзан мог видеть ее лицо, даже когда она не могла видеть его.

– Да, Темные Ангелы воюют с врагами Императора, но в них не входит народ Сароша. Вы - часть Империума. Вы наши братья.

– Это утешает, - сказал Дюзан. Он обернулся и указал на город взмахом руки. - Мы предприняли столько усилий, чтобы приготовится к их прибытию, поприветствовать их. Будет трагедия, если они придут сюда, чтобы разрушить все это. Город красив, не так ли? Достоин ли он вашего пиктера?

– Более, чем, - сказала она, держа пиктер, который она носила на ремне через плечо. - С вашего разрешения, я хотела бы сделать несколько пиктов до того, как изменится свет. Они будут мне эталоном для работы, когда позже я буду составлять композиции.

– Как пожелаете.

Они стояли на балконе с видом на город Шэлул, планетарную столицу Сароша. Прошло около двенадцати месяцев с того времени, как Риана прибыла на Сарош, но в то время ей редко разрешали путешествовать по поверхности планеты. Несмотря на дружественное отношение местных жителей и очевидную благожелательность их культуры, официально их мир до сих пор не пришел к согласию. Было ясно, что имперские командующие не имели желания пускать на планету гражданских лиц больше, чем это было необходимо, хотя Риана подозревала, что лидеры Астартес играли какую-то роль в блокировании гражданских запросов на посещение. Она понятия не имела, была ли такая же ситуация в каждом флоте Крестового Похода, но Астартес из 4-ого негодовали, казалось, из-за любой попытки сделать запись коренного общества в его доимперском статусе.

Риана была композитором. Ей сказали, что народные песни Сароша характеризировались навязчивыми мелодиями, включающими в себя звуки нескольких традиционных видов музыкальных инструментов, которые были уникальными для этого мира, но вся ее информация была почерпнута из разговоров с солдатами Имперской Армии, которые посещали планету намного регулярнее, чем она.

Пока лично она еще не слышала музыку Сароша. Она имела на уме некую идею о симфонии, соединяющей народные мелодии Сароша с претенциозными музыкальными формами, которые в настоящее время были вершиной моды в Империуме. Однако пока она не слышала мелодии, она не могла узнать, была ли эта идея жизнеспособна.

В настоящий момент она удовлетворялась пиктированием города в поисках вдохновения.

Дюзан был прав. Он был прекрасен.

Садилось солнце, и в ответ на неизбежное наступление ночи город начал показывать себя в своем самом очаровательном аспекте, зажигая светящиеся сферы. В отличие от других городов, Шэлул не имел никакой формальной системы освещения. Вместо этого, по приказу отцов города, жители были снабжены тремя парящими светящимися сферами, чтобы освещать им путь всякий раз, когда они покидают свои дома.

Мужчины, женщины, даже дети, каждый житель Шэлула сопровождался яркими летающими сферам, когда они выходили наружу. Эффект от преимущества позиции, занимаемой Рианой, был восхитительным, поскольку тысячи людей шли к столовым города и барам, или же просто вышли для вечерней прогулки.

Весь город, казалось, изобиловал отдаленными точечками плавающего света, подобно мягко колышущемуся морю земных звезд. Это было необычно, но это было только одно из разнообразных чудес города.

В отличие от других городов, которые она видела, на Терре или в любом другом месте, Шэлул не был переполнен. Это был город открытых горизонтов.

И при этом здесь не было грязно. С первого взгляда она заметила то, что Шэлул был городом, предназначенным для простоты жизни. Это было место широких бульваров и просторных публичных мест, парков и растительности, вдохновляющих памятников и великих дворцов.

Риана была привычна к городам-ульям, к давлению и нищете той жизни, где каждое жилье строилось в неудобной близости от соседних. Шэлул не мог бы быть более иным.

Он казался добрее, более уютным местом, чем все, что она когда либо знала.

Сарошийцы утверждали, что их общество не знало войны уже больше тысячи лет, и, конечно же, архитектура их городов не указывала ни на что, могущее опровергнуть их заявления. Стены не окружали периметр города, и она не видела никаких очевидных защитных структур или укреплений.

В тех немногих непродолжительных случаях, когда ей давали разрешение посетить город, Риана не испытывала никакой неопределенной неловкости или скрытного чувства угрозы, которые она обычно ощущала, впервые исследуя улицы неизвестного города.

Улицы на Сароше были безопасными и охраняемыми.

Возможно, это гармоничный, хорошо организованный характер общества Сароша заставлял Астартес с подозрением смотреть на любые попытки сделать его запись. Как бы там не было, город Шэлул, казалось, был идеальным местом для жизни. Собственно говоря, как и весь Сарош. Возможно, Астартес боялись сравнений, которые неизбежно будут сделаны между прошлым и настоящим, когда будут удовлетворены желания Империума и планета придет к послушанию.

Ей в голову пришли интересные мысли. Она была настолько же слугой Империума, как и Астартес, и все же она почти сомневалась в своей миссии. Эти люди казались совершенно удовлетворенными своими жизнями. Какое право они имели на то, чтобы их изменять?

Это был город, сказала она себе. Это место было чарующим. Оно проявлялось не только в парящих огнях и архитектуре. Оно было во всем. Стены по обеим сторонам балкона, на котором они стояли, были покрыты вьющимися растениями с блестящими черно-зелеными листьями и замечательными фиолетовыми цветами. Они источали странный аромат пьянящего мускуса, который смешивался с ночным воздухом, и, казалось, имел успокаивающие, расслабляющие свойства. Об этом мире было легко думать, как о рае.

– Вы довольны? - Спросил ее Дюзан.

– Довольны?

Он указал на пиктер в ее руках.

– Вы прекратили работать со своим аппаратом. Вы имеете все, в чем нуждались?

– Имею, - сказала она, - но он может записывать не только изображения. Он также может делать запись звука. Я надеялась услышать некоторые примеры вашей музыки.

– Моей музыки?

Увидеть лицо Дюзана под маской было невозможно, но вопросительная нотка в его голосе была очевидной, как и его незнание грамматических форм Готика.

– Возможно, это метафора? Я не музыкант.

– Я имела в виду музыку вашей культуры, - объяснила Риана. - Мне говорили, что она изящна. Я надеялась ее немного послушать.

– Сегодня вечером на фестивале будут музыканты, - сказал Дюзан. - На праздновании прибытия Темных Ангелов, наши лидеры объявили всепланетный праздник. Я уверен, что как только мы присоединимся к празднованию, вы услышите музыку, достойную записи. Эти новости нравятся вам?

– Да, нравятся, - ответила Риана.

Она отметила тенденцию к неестественному звучанию разговора с сарошийцами, поскольку они только изучали особенности недавно изученного языка. На некоторых мирах, посещенных Крестовым Походом, со стороны жителей была неблагоприятная реакция, когда им говорили, что Империум ожидает от них изучение Готика и использование его во всех государственных предприятиях.

Тем не менее, на Сароше они тепло приняли официальный имперский язык. Риана уже видела несколько уличных знаков в Шэлуле, написанных на Готике, и ей сказали, что некоторые из великих произведений сарошийской литературы уже начали переводится.

Это был другой признак доброжелательности, которую местные жители показали Империуму, начиная с прибытия первых имперских кораблей на орбиту вокруг их планеты. И вновь, это привело ее мыслям о том, насколько смехотворной была текущая ситуация. Несмотря на теплоту, с которой сарошийское общество приветствовало Империум, их планете пока отказывали в свидетельстве о согласии.

Она слышала много бормотания на судах флота об сарошийской бюрократии, но ей казалось, что имперская бюрократия была сложнее во всем. Снова и снова, сарошийцы показывали, что они были дружелюбными и мирными людьми, которым не терпелось занять свое место в великом братстве человечества.

Как мог кто-либо найти причины не доверять им?

"Не доверяй им", сказал ему Кургис. После менее, чем дня, проведенного на орбите вокруг планеты Сароша, Захариил почувствовал признаки того, что Белый Шрам дал ему хороший совет насчет этих людей.

Он не имел никаких доказательств, чтобы подтвердить это. Это было больше как чувство в животе, предчувствие, порожденное его просыпающимся психическим потенциалом.

Если бы Захариила попросили высказать свое мнение насчет сарошийцев, он мало бы чем смог объяснить свое недоверие. Обычно он был склонен к доверию. Он был благородным человеком, и одним из его недостатков было то, что он впадал в ловушку веры в то, что все остальные были столь же благородны, как и он.

Немиил обладал тем подозрительным разумом, что всегда искал подвох в происходящем вокруг него. Захариил принимал все, как есть. У него была врожденная солдатская неприязнь к лицемерию и многозначительным разговорам. Все же, не имея ничего, что могло бы подтвердить его подозрения, он обнаружил, что не доверял сарошийцам с того самого момента, как встретил их.

Возможно, это было из-за масок.

Непрерывное ношение масок было культурной нормой для всех взрослых и детей Сароша. За исключением наиболее близких или личных моментов, сарошийцы были в масках все время, не только на людях, но также и в своих домах. Захариил слышал рассказы о многих удивительных обрядах среди людей вновь открытых миров, но сарошийская практика ношения масок была наиболее запоминающейся из всего, с чем он сталкивался.

Маски были твердыми и сделанными из золота. Полностью закрывая лицо владельца, кроме ушей и остальной части головы, каждая маска изображала одни и те же красивые и стилизованные черты, идентичные для мужчин и женщин. Они напоминали Захариилу о керамических посмертных масках, существовавших в некоторых культурах, снимаемых с лиц недавно умерших.

Он всегда находил, что такие посмертные маски несли в себе ощущение пустоты.

Они воспроизводили выражение и черты рассматриваемого лица, но после смерти они неспособны были изобразить свою настоящую суть. В них отсутствовало нечто жизненно важное, нехватка выражения и детализированности низводили маску до уровня карикатуры.

То же самое было и с масками Сароша. Захариил был уверен, что поэт вероятно смог бы найти поэтическую метафору к факту того, что сарошийцы вели жизнь из-за маски, но он видел только культуру, привыкшую к скрывании вещей.

Захариил не был поэтом, но он понимал, что лицо было существенным инструментом для человеческого общения; оно открывало мысли своего владельца и его настроение тысячью мимолетными знаками. Тем не менее, в общении с сарошийцами, Империум был лишен этого источника информации, и был вынужден иметь дело с пустыми, вечно улыбчивыми фасадами.

Не удивительно, что было столько проблем с приведением этого мира к согласию.

Также, существовал вопрос об уголовном правосудии на Сароше, а точнее об его нехватке.

И вновь, Кургис поднял для него этот вопрос.

– У них нет тюрем, - сказал ему Белый Шрам во время их встречи после обмена командованием. - Один из инспекторов отметил это, когда она проверяла воздушные пикты Шэлула. Она сверилась с картами всех остальных поселений на Сароше и обнаружила одинаковую деталь: никаких тюрем, а также чего-либо, где могли содержаться заключенные.

– Не каждая культура заключает своих преступников, - сказал Захариил.

– Правда, - кивнул Кургис. - Мы на Чогорисе так не делали. В старые времена, до того, как пришел Империум, мы следовали закону степей. Это был жесткий кодекс, соответствовавший обстановке. Человек, сотворивший преступление, мог быть наказан закидыванием камнями до смерти. Или мы могли искалечить его, или оставить его умирать на дикой природе без воды, еды или оружия. Если он убил другого человека, он мог быть порабощен и вынужден был бы служить семье умершего множество лет, пока бы не погасил долг крови. Но сарошийцы считают себя цивилизованной культурой. По моему опыту, цивилизованным людям не нравится, когда их правосудие остается настолько простым. Они любят усложнять вещи.

– А кто-либо просил объяснений у сарошийцев?

– Согласно сарошийцам, на их мире преступление это редкость. Когда преступление доказано, они наказывают преступника, заставляя того работать больше часов в их бюрократической службе.

– Даже убийц? - нахмурился Захариил. - Это кажется маловероятным.

– Тут нечто другое. Как часть процесса согласия, флотские логии исчислители попросили взглянуть на данные переписи Сароша за последнее десятилетие. Я не силен в числах, брат, но что-то, что я услышал, когда логии отрапортировали в стратегиум флота, осталось со мной. Согласно коэффициенту рождаемости планеты и количеству смертельных случаев, записанных в переписи, считается, что население Сароша должно быть намного больше, нежели число, о котором сообщили нам сарошийцы. Когда их спросили об этом, правительство сарошийцев объявило, что данные переписи, наверное, ошибочны.

– О каком числе идет речь? - спросил его Захариил.

– Восемь процентов, - сказал ему Кургис. - Пускай это не звучит очень много, я знаю, но если вычисления являются правильными, то это значит, что за прошедшие десять лет на Сароше исчезло более семидесяти миллионов человек.

Это была замечательная ночь. Поскольку Риана шла улицами и переходами города Шэлула, она изумлялась необычайным достопримечательностям, которые она видела вокруг себя. Фестиваль, о котором ранее говорил Дюзан, был в самом разгаре. Улицы были переполнены людьми в масках, шоссе полнились цветом, когда легионы гибких танцоров ритмично проходили по ним в диковинных костюмах, таща за собой воздушных змеев и длинные бумажные хвосты.

Она видела жонглеров и разрисованных клоунов, акробатов и ловкачей, лицедеев и мимов, танцоров. Она видела гигантов на сваях, пожирателей меча и людей, дышащих огнем, и, что было выше всего этого, она слышала музыку.

Странные звуки доходили до нее со всех концов карнавальной толпы. Песни Сароша были красивы, но все же трудны. Они постоянно изменяли настроение, меняясь между сложными образцами гармонии и разногласием, выражаемым в противоречивых эмоциях печали и безудержного веселья.

Она слышала ноты и ключевые изменения, о существовании которых она даже не догадывалась, как будто это музыка нарочно расширяла ее слуховой диапазон.

В основе всего этого, почти незаметной, лежала наиболее потрясающая ритмическая вариация из всех, что она слышала в своей жизни.

Вслушиваясь в звуки Сароша, Риана впервые поняла, насколько роскошной и прекрасной могла быть музыка. Она всю свою жизнь училась на композитора, но ничего из того, что она написала, не могло сравниться с удивительными звуками, отголоски которых она слышала на улицах. По-своему, это был опыт настолько же ценный, как и аромат цветов на балконе.

Дюзан был возле нее, его рука была у ее локтя, ведя ее сквозь толпы. Ранее в этот день, когда Риана приземлилась, им сказали, что власти Сароша назначили каждому из них путеводителя, чтобы гарантировать то, что они не потеряются. Она предполагала, что Дюзан был назначен, чтобы приглядывать за ней, который всегда был подле нее, чтобы уберечь от неприятностей.

Когда они встретились впервые, она спросила, чем он занимается. Дюзан сказал ей, что он - экзегет. Насколько она поняла, он был профессиональным толкователем. Из-за масштабов бюрократии на Сароше, даже относительно тривиальные правительственные дела легко могли стать чрезвычайно сложными, поскольку насчет этой проблемы высказывалось дюжины бюрократов, каждый с иной интерпретации уставов планеты.

Иногда такие ситуации перерастали в продолжительные споры, длящиеся до двадцати лет или более, даже после того, как вовлеченные в это дело уже забыли вопрос, который и вызвал первоначальный тупик.

Для таких обстоятельств и существовал экзегет, чтобы исследовать причину спора и объяснять ее борющимся сторонам, чтобы гарантировать, что они полностью ее поняли.

Это была любопытная система, но независимо от византийской сложности местного обычая, Риана пережила намного менее дружелюбные эскорты. В первые месяцы имперского присутствия, в тех немногих случаях, когда она получала разрешение исследовать Сарош, она сопровождалась половиной взвода солдат Имперской Армии, следуя за ней подобно теням.

Это раздражало, не говоря уже о трудности установить контакт с местными жителями, когда за твоим плечом скрывалась тяжеловооруженная команда.

К счастью, в последующие месяцы, по настоянию Избранного лорда-губернатора Фурста, флот принял более просвещенный подход. Сарош мог и не быть на сто процентов покорным, но было решено, что он был достаточно безопасен, чтобы разрешить имперскому персоналу пребывать там без полного военного эскорта.

В то же время, в надежде навести мосты между местными и имперцами, Армия и командиры флота начали разрешать все большему количеству людей посещать Сарош в отпуске.

– Сюда, - сказал Дюзан.

В какой-то момент ночи он начал вести ее через улицы, будто имея на уме некую конкретную цель. Хватка на ее локте стала более жесткой, но она едва это заметила. Опьяненная музыкой и ароматом фиолетовых цветов, она позволила ему вести.

– Куда мы идем? - спросила она его, смутно понимая, что ее слова звучат нечленораздельно.

– Там есть место, где они создают лучшую музыку, - произнес он из-за маски. - Это всего лишь немного дальше.

Он начал идти быстрее, хватка его руки вынудила ее ускорить шаг, чтобы успеть за ним. Оглянувшись вокруг, Риана внезапно осознала, что они оставили главные бульвары позади серии изогнутых, узких улочек.

Было темно. Светящиеся сферы, которые когда-то летели за их головами, покинули их, оставшись где-то позади. Они были одни в ночи, единственный свет исходил от серебряного серпа луны высоко вверху.

Несмотря на темноту, Дюзан не замедлял шаг. Казалось, он точно знал, куда направляется.

– Дюзан? Мне это все не нравится. - Ей было тяжело говорить. Ее язык будто оцепенел. - Я хочу, чтобы ты отвел меня обратно.

Он не ответил. Не желая ничего объяснять, он потянул ее через улочки, поскольку паралич распространился на ее конечности. Она поняла, что он как-то отравил ее. Воздух тяжелел ароматом цветов.

Цветы. Возможно, именно так он и сделал это. Она шаталась, будучи едва способной стоять на ногах, а тем более бороться с ним.

– Дюзан… - ее слова казались далекими и приглушенными. - Почему?

– Я сожалею. Это единственный путь. Мелахим выдал декрет о том, что вы нечистые люди. Ваши ложные ангелы не должны осквернить нас. Ты будешь нашим оружием против них, и, боюсь, будет боль. Я знаю, это кажется жестоким, но будь уверенна, ты служишь высшей цели.

Они свернули за угол во внутренний двор. Впереди Риана увидела ручную тележку, которые использовались, чтобы продавать бутулированную воду посетителям карнавала. Возле нее стояли две фигуры, носивших мешковатые разноцветные костюмы, покрытые свисающими узлами и лентами.

Увидев их, Дюзан раскрыл хватку, позволив телу Рианы упасть прямо на мощеную поверхность внутреннего двора. Она услышала, как он отдал приказы на своем родном языке, а потом она увидела, как две фигуры движутся к ней.

Было что-то неправильное в том, как они двигались. Тот, кто создал костюмы, пытался скрыть это, но Риана ясно видела это. Они шли странной поперечной походкой, их колени и лодыжки сгибались под специфическими углами.

Их манера напомнила ей о движениях рептилий.

В них было нечто неестественное. Чем ближе они подходили, тем более она убеждалась, что они были нелюдьми. Парализованная, она могла только наблюдать, как они приближались и смотрели на нее. Когда две странные, клоунские фигуры нагнулись, чтобы поднять ее между ними, Риана увидела, как маска одного из них сползла на мгновение.

Она увидела его настоящее лицо.

Несмотря на свой паралич, она закричала.


Глава двадцатая

– Не хотелось бы показаться пренебрежительным к потенциально ужасной человеческой трагедии, - сказал Немиил, - но помнишь, ты говорил мне, что существует вероятность того, что на Сароше без вести пропало семьдесят миллионов человек?

– Да.

– Ну, тогда, кажется, я знаю, что с ними стало. Глядя на него, я бы сказал, что их лидер их съел.

Он сделал замечание по личному зашифрованному каналу, от вокса к воксу, поэтому никто не мог подслушать разговор. Со своей стороны, Захариил был рад, что одел шлем. Если бы он этого не сделал, офицеры и чиновники, заполнившие палубу, могли бы увидеть его внезапную улыбку.

Их обмен проходил на посадочной палубе. Делегация чиновников из Сароша выходила на борт «Несокрушимого Рассудка» из шаттла, и Лев настоял, чтобы их встречали с полными церемониями. Захариил был избран, чтобы возглавить почетную гвардию для Сарошийской делегации, так же, как и Немиил и избранные мужчины из первых взводов своих почетных рот.

Это было серьезное дело, хотя бы потому, что в нем был задействован и командующий Легионом.

Захариил никогда не чувствовал себя в своей тарелке на подобных высоких государственных визитах, но преданность долгу означала принимать задачу беспрекословно. Тем не менее, было бы проще относится к нему с торжественностью, если бы не голос кузена в его ухе, тайно оскорбляющий гостей и обсуждающий их вид.

– Я имею в виду, посмотри на него, - сказал Немил, неслышимый для всех, кроме Захариила. - Он почти настолько же большой, как Астартес, и это только пузо! Если хочешь знать, этим людям следует начать называть его Лордом Широким Экзальтером.

Это было правдой, Лорд Верховный Экзальтер, таким был его настоящий титул, был жирный, почти необъятный. По подсчетам Захариила, в нем было около двух метров росту, а огромный обхват его живота был настолько явным, что он больше походил на мяч с руками и ногами, чем на человека.

Его телосложение казалось вдвойне необычным из-за того, что, насколько Захариил смог видеть на сегодняшний день, все остальные сарошийцы, как правило, предпочитали быть стройными и иметь гибкое строение тела. Независимо от своих опасений насчет их привычки ходить в масках, Захариилу пришлось признать, что они были изящными людьми.

За исключением своих экстравагантных золотых масок, сарошийцы склонялись к простоте в своих одеяниях, мужчины и женщины носили сандалии и мантию, свободно обернутую вокруг их тел, которая удерживалась на месте при помощи металлических застежек на плече и ремня на талии. Из того, что он узнал, то же самое они культивировали и повседневной жизни, ведя тихое, мирное существование, избегая при этом войн и насилия

Согласно имперским экспертам, единственный раз, когда сарошийцы показывают какой либо признак эмоций, происходит во время регулярных, наподобие проходящего на поверхности планеты торжества на честь присоединения Темных Ангелов к имперскому флоту.

Во время этих карнавалов, многие нормы социального поведения сарошийцев приостанавливаются, что позволяет им временно побыть распущенными, и это являлось источником неожиданного удовольствия для того персонала флота и Армии, которому предоставили отпуск на берег для участия в праздничных мероприятиях.

Как Астартес, он был выше подобных забот, но Захариил понимал, что среди офицеров флота было широко распространенное разочарование, ведь обязанность принуждала их находится на церемонии приветствия Лорда Верховного Экзальтера и его делегации, в то время как они могли находиться на Сарошийском карнавале.

Захариил приказал почетной гвардии сформировать два ряда лицом друг к другу, оставив между ними широкий проход, чтобы по нему смог пройти Лорд Верховный Экзальтер и его свита. Лев предложил выслать одну из «Штормовых Птиц», чтобы подобрать группу сарошийцев, но Верховный Экзальтер настоял на использовании собственного шаттла, древнего транспортника с чрезвычайно большими двигателями, позволяющими его массе преодолевать силу тяжести, и который только сейчас прошел сквозь защитное поле, препятствовавшее утечке внутренней атмосферы в космос.

Захариил точно не знал, чего он ожидал от вида самого старшего политического лидера на Сароше, но мысли о том, что из шаттла выйдет ковыляющая тучная тварь, никогда не посещали его голову. Учитывая то, что Захариил вырос в суровых условиях Калибана, Захариил даже не видел никого, кто мог бы называться толстым до того времени, пока не оставил свой родной мир и не посетил другие человеческие культуры Империума.

Шокирующий, не такой, как остальные его люди, Лорд Высший Экзальтер не носил маску. Его лицо было открытым, потливым, красного цвета, он был мужчиной средних лет с бычьей шеей, который, казалось, был неспособен двигаться быстрее, чем медленным процессийным шагом.

На его лбу был символ цвета индиго: круг с двумя неравномерными перевернутыми крыльями в центре. В стиле неких варварских монархов, по обоим сторонам от него были молодые женщины, несущие корзины с пурпурными цветами, которые устилали его путь чтобы быть раздробленными в ароматную пыльцу его широкой поступью.

– Гости на борту! - крикнул Захариил, включив шлемовый вокс на внешнее транслирование, когда Лорд Экзальтер проходил между двойным рядом Темных Ангелов. - Почетная гвардия, салют!

Все как один, Темные Ангелы, плавно двигаясь, сложили руки на груди в знаке аквиллы.

– Ангелы Империума, мы приветствуем вас, - сказал Лорд Высший Экзальтер, махнув раздутой рукой, проходя. - Слава Императору и его трудам. Мы рады приветствовать вас на Сароше.

– И позвольте мне поприветствовать вас на флагмане «Несокрушимый Рассудок», мой лорд, - сказал Лев, подойдя, чтобы поприветствовать его. Позади него стоял Лютер, выглядевший польщенным от присутствия на этой церемонии, как почувствовал Захариил.

Примарх Темных Ангелов был одет в церемониальные доспехи, его роба была свежевыглаженной и накрохмаленой, с символом Темных Ангелов, вышитым красной нитью. - Я Лев Эль’Джонсон, командующий Первым Легионом, Темными Ангелами.

– Командующий Легионом? - сказал Лорд Высший Экзальтер, подняв нарисованную бровь. - То есть, вы здесь аутарх? Эти ангелы служат вам?

– Они служат Императору, - поправил Лев, - но если вы имели в виду, что я их лидер, тогда да.

– Я рад встрече с вами, повелитель ангелов. Нам предстоит многое обсудить. Мои люди очень хотят стать… согласными, как вы это называете. Уже было потеряно впустую слишком много времени на культурные расхождения и глупые недоразумения. Сегодня, мы начнем новую страницу в отношениях между нами. Присутствуют ли здесь остальные лидеры вашего флота? Я надеялся обратится ко всем им и показать, насколько мы на Сароше готовы предпринять финальные шаги, чтобы стать полноправными гражданами Империума.

– Я уверен, они будут рады слышать это, - сказал Лев, повернувшись, чтобы проводить Лорда Высшего Экзальтера из посадочной палубы. - Следуете за мной, я устроил прием, где вы сможете встретить остальных командующих флотом. Там вы сможете говорить и просветить нас своими мыслями.

– Просветить? Это значит принести свет? - Улыбнулся толстый человек. - Да, это хорошее слово. Вы так много не знаете о моих людях. Я надеюсь принести свет всем вам.

На посадочной палубе космического корабля всегда кипела работа, но палуба флагмана «Несокрушимый Рассудок» казалось, была почти безмолвной, когда Лев, Лорд Высший Экзальтер, его окружение и иные высокопоставленные лица покинули ее.

Когда они ушли, рабочие команды и сервиторы, которые представляли собой постоянный гарнизон палубы, вернулись к обычной работе по обслуживанию, которая была прервана в связи с прибытием Сарошийского шаттла и комитета, приветствовавшего его.

Без присутствия чужаков, бездельничающих и захламлявших их рабочие места, команды стали наверстывать упущенное время убеждаясь, что все неиспользуемые самолеты были заправлены, готовые ко взлету и в хорошем состоянии.

Захариил остался на посадочной палубе, в то время, как Немиил и его воины последовали за примархом и сарошийскими посланниками туда, где будет решена судьба Сароша.

Зная, что независимо от результата переговоров между Львом и Лордом Высшим Экзальтером, он и остальные Темные Ангелы скоро будут высаживаться на поверхности Сароша, Захариил решил остаться на посадочной палубе, чтобы подготовится к ней.

Высадка на планету была сопряжена с опасностью, должна была быть проверенна миллион и одна деталь перед тем, как Астартес столкнутся с врагом, если таковой будет сарошийскся судьба. Захариил вскоре углубился в работу, готовя доспехи и оружие к высадке, и не слышал приближающихся шагов до тех пор, когда их владелец не обратился к нему.

– Это скоро произойдет, - сказал дружелюбный голос позади него. Захариил обернулся, чтобы увидеть могучую бронированную фигуру Лютера, до сих пор блистающего в своих черных с позолотой церемониальных доспехах. - Я имею в виду высадку на поверхность

– Я так и думал, - ответил Захариил. - Вот почему я хотел подготовиться.

Лютер кивнул, и Захариил почувствовал, что его командир хотел бы сказать больше, но пока не знал, как поднять эту тему. Лютер взял его за плечо и сказал: - Давай взглянем на этот шаттл, а? На тот, сарошийский.

Захариил посмотрел на избитый старый шаттл, потеряв к нему интерес еще тогда, когда понял, что он был толстым перевозчиком.

– Он выглядит как то не очень, не так ли? - сказал Лютер, идя по палубе.

Захариил последовал за вторым командующим Льва и сказал:

– Определенно Механикумы проверили его еще на входе. Они сказали, что он устаревшего дизайна, хорошо известного до Войн Объединения Терры, и сразу же потеряли к нему интерес.

– О, значит они нечувствительны к романтике истории, Захариил, - сказал Лютер, ходя вокруг избитого шаттла с его сверхбольшими двигателями и луковичной передней секцией. - Я имею в виду, ему явно тысячу лет от роду. Наверное, он принимал тысячи механиков, которые держали его в рабочем состоянии.

– Тогда ему следует быть в музее, - сказал Захариил, когда Лютер нырнул под крыло и начал изучать его нижнюю часть.

– Возможно, - согласился Лютер. - Это последний действующий реликт ранней эпохи. Это, должно быть, единственный транспорт на Сароше, до сих пор пригодный для трансатмосферных путешествий.

– Тогда зачем утруждаться, используя его? - спросил Захариил. - Почему бы не принять предложение Льва лететь на «Штормовой Птице»?

– Кто знает? - сказал Лютер, насупившись, увидев нечто странное. - Возможно, сарошийцы держали его на ходу, зная, что он пригодится в будущем.

– Пригодится для чего?

Лютер появился из-под шаттла на дальней стороне от Захариила, и он увидел, что второй командующий Легиона стал совершенно бледным. Его лицо было пепельным, и он смотрел на челнок со странным выражением, которое Захариил не смог распознать.

– Все в порядке? - спросил Захариил.

– А? - сказал Лютер, глядя в направлении великих арочных дверей, через которые ранее прошли Лев и сарошийская делегация. - О, да, Захариил. Извини, я отвлекся.

– Вы уверены? - спросил Захариил. - Вы выглядите нехорошо, мой лорд.

– Я в порядке, Захариил, - сказал Лютер. - Теперь возвращайся к своим боевым братьям, ведь нехорошо находится в дали от своих товарищей, когда вы, возможно, вместе пойдете в битву. Это плохая примета, знаешь ли.

– Но у меня есть дела здесь, - запротестовал Захариил.

– Забудь о них, - настаивал Лютер, уводя его из посадочной палубы. - Иди. Будь со своей ротой и оставайся там до тех пор, пока я не позову тебя. Понятно?

– Да, мой лорд, - сказал Захариил, хотя на самом деле он не мог понять внезапное изменение поведения Лютера.

Он оставил второго командующего Легиона возле дверей посадочной палубы, наблюдая, как Лютер увлеченно смотрел на сарошийский шаттл.

– Это ваш обычай подбирать меньших людей на руководящие должности? - беспечно спросил Лорд Экзальтер, стоя с толпой почетных особ возле широкой арки обзорного портала на обзорной палубе. - Я спросил это, потому что отметил, что человек, которого вы называете Главой Ордена, не настолько высок, как люди, которыми он командует. Также, существуют и другие люди, которых вы называете командирами вашего флота.

Высший Экзальтер указал на офицеров, капитанов флота и других имперских чиновников, собравшихся вокруг них.

– Они также меньше, чем ваши ангелы, - продолжил он с открытым и простодушным выражением. - Это ваш обычай, позволять только тем, кто родился гигантами, нести на себе основную тяжесть боевых действий, в то время как небольшие люди выступают в качестве их офицеров?

– Это не обычай, - дипломатичным тоном ответил Лев, поскольку Глава Ордена Гадариил исходил гневом возле него. - Не все из нас родились гигантами. Темные Ангелы - это Астартес. Мы результат науки Императора. Мы одарены физическими усовершенствованиями для увеличения наших возможностей.

– О, так значит вы изменены, - сказал Высший Экзальтер, медленно кивая головой. - Вы искусственно выращены. Теперь я понимаю. Но как насчет вас, Сар Гадариил? Вы выше остальных людей, но не настолько высоки, как ваши воины. Почему это так?

– Мне не повезло, - ответил Глава Ордена. - К тому времени, как я был избран, я был слишком стар, чтобы быть одаренным геносеменем. В свою очередь, мне была предоставлена хирургия, с помощью которой мне изменили тело и сделали более сильным воином.

Немиил стоял на другом конце обзорной палубы со своим взводом, достаточно близко, чтобы слышать каждое слово разговора с помощью своего усиленного слуха, кривясь от речи Лорда Высшего Экзальтера.

Лорд Высший Экзальтер не мог знать о том, насколько чувствителен был Глава Ордена к тому факту, что он не был одарен геносеменем. Непреднамеренно, Сарошийский лидер сумел поднять вопрос, который, скорее всего, приведет к кривотолкам и некоторым формам дипломатического нарушения.

Он заключался в том, что Гадариил считал, будто выспрашивания гостя являлись оскорблениями на его счет. Стремясь ослабить любые потенциальные вспышки Гадариила, Лев сказал:

– Могу ли я предположить, что вы понимаете эти технологии? Вы использовали слова «искусственно выращенный». Ваша культура имеет опыт в генетике?

– Да, но я здесь для того, чтобы обсудить более важные вопросы.

Пренебрежительно махнув на вопрос, Лорд Высший Экзальтер обернулся к широким просторам в обзорном портале. Он широко расставил руки, жестом взяв синий шар Сароша, видимый из портала.

– Этот мир прекрасен, не так ли? До сих пор я никогда не видел его таким. Конечно, в некоторых исторических книгах есть изображения нашего мира с орбиты. Но до сегодня, шаттл, который привез меня сюда, не взлетал уже около столетия. Даже если бы я приказал свозить меня в космос, обзорные порталы шаттла не больше моей руки. Ели бы это было не ради Империума, я бы никогда не увидел это великолепие перед собой. Я благодарю вас за это. За то, что посмотрел на мир, который я знаю, за то, что увидел лежащие подо мной моря и континенты, это открыло мне новые горизонты.

– Это только начало, мой Лорд Экзальтер, - сказал Избранный Лорд-Губернатор Фурст. Возможно, чувствуя напряжение, он решил стать возле Льва. - Вы вряд ли можете представить себе чудеса, которые мы привезем на ваш мир, как только он станет согласным.

– Ах, да. Согласие, - скривился толстяк. - Интересный выбор слов. Они ссылаются на процесс, соответствующий спросу и предложению. Также, они означают становится уступчивым, гибким, покорным. А если мы не покоримся, что тогда? Вы спустите своих ангелов, Избранный Лорд-Губернатор? Вы уничтожите нас, если мы не будем исполнять ваших желаний?

– Ну, я… - сказал Фурст, заметно удивившись. - Скажем так…

– Это решать не Избранному Губернатору, - прервал его Лев, - а мне. Ваш вопрос предполагает критику наших методов, Лорд Экзальтер. Вы должны понимать, что целью нашего Крестовго Похода является объединение всех потерянных частей человечества. Мы пришли к вам как братья. Мы не имеем никакого желания применять силу, чтобы привести вас к согласию, но опыт говорит нам, что иногда это необходимо. Время от времени, независимо от того, по незнанию ли это было, или из-за того, что они контролировались непригодным режимом, народ во вновь открытом мире решал выступить против нас. Это без разницы. Мы пришли, чтобы спасти вас. Ваше желание или нежелание быть спасенными в итоге едва ли будет играть какую-либо роль.

– И что же насчет нашего режима? - спросил Лорд Высший Экзальтер. Сарошийский дипломат повернулся от обзорного портала ко Льву и рядам имперских командиров позади него. - Что насчет сарошийского правительства? Вы решили, что мы непригодны?

– Решение еще не было сделано, - сказал Лев. - Должен сказать, я рад, что мы говорим столь откровенно. Я слышал, что ваши люди имеют склонность быть… уклончивыми в таких вопросах.

– Да, мы уклончивы, - сказал Высший Экзальтер, холодно взирая на Льва, - до тех пор, пока мы не понимаем, что пришло время сделать выбор. Я так понимаю, Империум не поклоняется каким-либо богам. На самом деле, вы запрещаете их. Это правда?

– Да, - сказал Лев, пойманный врасплох внезапным изменением тактики своего гостя, - но я не считаю эту тему уместной. Мне говорили, что вы на Сароше разделяете наше мнение о религии. Вы не имеете священства или мест отправления культа.

– В этом вы ошибаетесь, - сказал Лорд Высший Экзальтер. - Наши храмы находятся в диких местах, в лесах и пещерах, где посланники наших богов говорят со своими избранными представителями, Асцендимом. Мы благочестивые люди. Наше общество основано на божественном даровании власти Асцендиму. Мы следовали их диктату в течении более тысячи лет, и мы добились идеального общества.

– Почему я слышу об этом только сейчас? - оборвал его Лев, глядя на Избранного Губернатора и других имперских чиновников в поисках ответа, только для того, чтобы увидеть, что они настолько же поражены, как и он. Он повернулся обратно к сарошийскому лидеру.

– Вы скрывали это от нас?

– Да, - согласился Лорд Экзальтер. - Нам помог в этом тот факт, что вера является личным делом среди моего народа. Когда на нашу планету прибыли ваши первые разведчики, на этом мире для них не было ничего такого, в чем бы они могли распознать признаки религии, никаких больших храмов или священных участков земли внутри наших городов. Мы держим наши святые места скрытыми просто потому, что Мелахим приказал, что так должно быть.

– Мелахим? - Отозвался Лев, ошеломленный.

– Они наши боги. Они говорят с Асцендимом, единственными, кто может слышать их божественные голоса. Они говорят к ним, когда те идут по пустынным местам, вдали от цивилизации. Они говорят Асцендиму, что следует сделать, и их слова передаются остальной части нашего общества. Таким способом воля богов становится ясной.

– Это глупость, - сказал Лев со всевозрастающим гневом. - Вы рациональные люди, из технологически развитого общества. Вы должны понимать, что все это - суеверие.

– Вы показали ваше истинное лицо слишком рано, - сказал Лорд Высший Экзальтер. - Когда ваши разведчики открылись нам, они умно говорили о том, как вы повергли религию и прокляли все это как детские суеверия. С того самого момента мы знали, что вы - злые. Никакое общество не может претендовать на праведность, если оно не признает верховенство божественной власти. Светская истина - ложная истина. Когда мы услышали о том, что ваш Император говорит, что существуют только ложные боги, то сразу же поняли его настоящую суть. Он лживый демон, порождение вероломства, посланный темными силами, чтобы ввести человечество в заблуждение.

Захариил шел по коридорам корабля туда, где сейчас располагался его взвод, пробегаясь по тех пунктах, которыми по-прежнему необходимо было заняться, прежде, чем возвратится на «Гнев Калибана» и высадится на Сароше. Он питал мало иллюзий насчет того, что десантирование произойдет в ближайшее время, но предупреждение Кургиса о том, что сарошийцам нельзя доверять, до сих пор звенело у него в ушах.

Думая об этом, он вновь удивился странному выражению лица Лютера, когда он вылез из-под сарошийского шаттла, и тому, что могло второго командующего Легиона…

Могло что?

Расстроить его?

Захариил нарисовал в уме изображение Лютера, когда он поднялся, с бледным и встревоженным лицом. Что могло бы опечалить такого великого воина и героя, как Лютер? Чем больше он изучал выражение на его лице, тем более расслаблял разум, глядя в глаза человеку, находившемуся в его мысленном взоре.

Он увидел там боль и печаль, и годы жизни в тени другого.

Даже сейчас чувства Захариила ставали более крепкими и ощутимыми, благодаря подготовке брата-библиария Израфаила, пытаясь понять эмоции и чувства, проступающие на изображении в его голове.

Не доверяй им… и не поворачивайся к ним спиной.

Захариил приостановился, когда его внезапно охватила волна тошноты. Будучи Астартес, он почти не страдал от подобных чувств, его генетически усовершенствованный метаболизм устранял все ощущения, которые могли вызвать подобную реакцию.

Тем не менее, это была не физиологическая реакция, это было явное и внезапное чувство чего-то глубоко неправильного.

Хуже того, было ощущение, что он был не один такой, понявший, что что-то не так, но единственный, желающий это остановить.

На посадочной палубе было тихо, и это было необычно.

Захариил прошел через порог двери и осмотрелся в поисках обычного персонала, техников, адептов Механикумов и погрузчиков, которые наполняли пространство жизнью и суетой.

Единственными звуками, наполнявшими звездный корабль, были шипение и скрип палубы, и Захариил сразу понял, что его подозрения не были беспочвенными.

Определенно что-то было не так.

Он пересек посадочную палубу по направлению к сарошийскому шаттлу и обошел его, ища что-либо не к месту или необычное. Как он сказал в разговоре с Лютером, его дизайн был старым и практически устарел, двигатели были слишком большими для такого небольшого транспортника.

Он нырнул под одно из крыльев, пробираясь на четвереньках под шаттлом, надеясь увидеть то, что так потрясло Лютера.

Под челноком воняло двигательным топливом и гидравлическими жидкостями, металлические пластины были грубо склепанными и плохо сварены вместе. Сначала Захариил не увидел ничего необычного, и начал двигаться дальше под брюхом шаттла.

Он скользнул взглядом по болтающейся пластине и…

Захариил вновь взглянул на пластину. Петли, удерживавшие ее, были ржавыми и тугими.

Он покачал головой, когда понял, что даже то, что шаттл прошел сквозь атмосферу, было чудом, не говоря уже об ожидаемом возвращении.

Когда он смотрел на шатающуюся панель, то вдруг понял, что было неправильно с челноком, по крайней мере, частично. Это был не орбитальный шаттл, потому, что под судном не было тепловых щитов, это был чисто атмосферный корабль, предназначенный в первую очередь для полетов в пределах воздушного пространства планеты, что объясняло негабаритные двигатели, которые предположительно позволили ретро судну достичь орбиты.

Без тепловых щитов, любой, кто пытался бы спуститься на поверхность планеты на этом судне, не смог бы пережить путешествие. Судно превратилось бы в пылающую комету, а жар от вхождения судна в портные слои атмосферы испепелил бы всех внутри.

Люди, бывшие на борту этого судна, несомненно, не имели намерения возвращатся на поверхность.

Это означало, что у них была миссия в один конец.

Захариил лез под шаттлом, пораженный мыслью о том, что они приняли на борт врагов, представлявшимися друзьями. Он смотрел на шаттл, видя в нем отвратительный вражеский транспорт, которым он и был в действительности.

– Но чего они хотят добиться? - прошептал он про себя.

Горстки сарошийцев на борту «Несокрушимого Рассудка» было явно мало, чтобы доставить проблем хотя бы одному Темному Ангелу, не говоря уже о корабле, набитым ими.

Тогда какой цели служил их визит?

Захариил обошел шаттл, ударяя кулаком по избитому фюзеляжу, тихо гудящим двигателям и луковичной передней секции. Достигши передней части шаттла, он вновь удивился странной конструкции судна, поскольку его нос, несомненно, был плохим выбором формы для любого судна, предназначенного для атмосферных полетов.

Хотя он и не был авиационным инженером, он знал достаточно, чтобы понимать, что самолет зависит от подъемной силы, создаваемой своей формой и крыльями, чтобы удерживать себя в воздухе, и что такая тяжелая передняя секция была бессмысленной.

Поближе приглядевшись к носу, Захариил смог увидеть, что он был позднейшим дополнением к конструкции судна, его покраска и сборка отличалась от остальной части корабля. Он отошел назад и посмотрел на линии передней части корабля, теперь видя, что эта секция была добавлена поверх того, где оканчивался настоящий нос судна.

Захариил взялся за один из доступных люков и толкнул.

Как он и опасался, они были приварены, но он знал, что внутри было нечто ужасное. Он сделал глубокий вдох и схватился за открывающую ручку, потянув ее со всей мощи.

Металл согнулся и выгнулся, и, наконец, открылся, сваренные части были неспособны выдержать силу одного из избранных Императора. Захариил отбросил сломанную панель и уставился в проем, сделанный им в передней секции.

Внутри он увидел массу толстых блоков из темного металла, установленных вокруг круглой сердцевины метр в поперечнике. Толстые стойки из того же металла защищали центральную сердцевину, и вокруг устройства, спрятанного внутри секретного отсека, кружилась колонна мигающих огоньков.

– Это какое-то оружие, - сказал голос позади него, - я думаю, атомная боеголовка.

Захариил развернулся, его кулак поднялся, чтобы ударить говорившего.

Возле него стоял Лютер, на его лице была маска скорби и сожаления.

– Атомная боеголовка? - Спросил Захариил.

– Да, - сказал Лютер, подойдя ближе и всматриваясь в открытую панель.- Я считаю, что весь шаттл не что иное, как одна огромная ракета.

– Вы знали об этом? - сказал Захариил. - Почему вы ничего не сказали?

Лютер отвернулся от него, его плечи пораженчески опустились. Он повернулся к Захариилу, который был потрясен увидеть слезы в глазах своего командующего.

– Я собирался, Захариил, - сказал Лютер, - я хотел, но тогда я подумал о том, что будет у меня, если я этого не сделаю: Легион, командование, Калибан. Это все будет моим, и мне больше не придется делить это с тем, чья тень затмевала все, что я делал.

– Лев? - сказал Захариил. - Его деяния велики, но и ваши также!

– Возможно, в другой эпохе, - сказал Лютер. - В такой, в которой я бы не делил один промежуток времени с человеком, подобным Льву. В любой другой эпохе слава от вывода Калибана из тьмы была бы моей, но вместо этого она перешла к моему брату. Ты даже представить себе не можешь, как обидно было, когда ты был величайшим человеком эпохи, и все это забрали у тебя в мгновение.

Захариил смотрел, как слова из Лютера лились подобно паводку. Более чем десятилетие, эти чувства держались за плотиной чести и сдержанности, но она прорвалась, и настоящие чувства Лютера выливались наружу.

– Даже не представлял, - сказал Захариил, его рука опускалась к мечу. - Никто не представлял.

– Нет, даже я не вполне, - сказал Лютер, - пока не увидел этот шаттл. Мне даже пальцем не нужно было бы пошевелить. Все, что мне следовало бы сделать, так это уйти, и все, чего я желал, стало бы моим.

– Тогда почему вы вернулись?

– Я приказал всем покинуть посадочную палубу, и ушел, - сказал Лютер, закрывая рукой глаза во время разговора, - но я не прошел и нескольких шагов, пока не понял, что не могу этого совершить.

– Тогда вы здесь для того, чтобы остановить это? - облегченно спросил Захариил.

– Да, - кивнул Лютер, - поэтому ты можешь прекратить вытягивать свой клинок. Я понял, что это было честью служить воином настолько великому человеку, как Лев, и что я самый счастливый из всех живущих, которому можно было называть его братом.

Захариил возвратился к шаттлу и тому смертельному грузу, который он нес.

– Тогда как нам ее остановить?

– О, - сказал Лютер, - этого я не знаю.

– Вы зашли слишком далеко, - сказал Лев, его рука опустилась на церемониальный меч на боку.

– Нет, это вы зашли, - ответил Высший Экзальтер. - Вы мерзость, все вы, - прорычал он, его толстые челюсти дрожали. - Единственной причиной, по которой я терпел ваше присутствие, было то, что мне была предоставлена честь огласить вам решение моего народа. Ваш Империум - творение злого человека, - сказал Лорд Высший Экзальтер. - Ваши слова лживы. Вы трусливые и подлые, и ваши ангелы… ваши ангелы наихудшие, порождение звериной случки. Вы ложные ангелы. Вы отвратительны и нечисты.

– Довольно! - Взревел Лев.

Командующий Легиона Темных Ангелов был в ярости, его рука сжала рукоять меча так сильно, что побелели костяшки. - Во имя Императора -

– Я плюю на Императора, - сказал толстяк, и собравшиеся имперцы дружно затаили дыхание. - И я плюю на тебя, Лев Эль’Джонсон.

Лорд Высший Экзальтер вытянул руки, положив три пальца правой руки поверх пяти пальцев на левой, и коснулся ими символа, нарисованного на лбу.

– Вы не мужчины, как и не достойные лидеры. Вы - Ему не дали завершить предложение. Прежде, чем Лорд Высший Экзальтер смог сказать хотя бы слово, Лев вытащил блестящий меч и разрезал толстяка от плеча до большого брюха.

Захариил смотрел на устройство в передней секции шаттла, когда мигающие огни внезапно ускорились, и в центре сферы зажегся пульсирующий красный свет. Двигатели шаттла кашлянули, оживая, и в них завыло включенное зажигание.

– Черт, - сказал Лютер.


Глава двадцать первая

Последовательность огней ускорялась, и второй красный свет мигнул, оживая, на сфере в центре устройства. Возрастающий гул, доносящийся из сферы, ощущался так же хорошо, как и слышался, проникая даже сквозь рев двигателей, наращивающих энергию.

Жар от двигателей и устройства рос, и Захариил с Лютером были вынуждены отступить от шаттла, поскольку тот начал подниматься с палубы с помощью автоматической подъемной системы, отвечая на некий активизированный вдалеке сигнал.

– Как мы это остановим? - перекрикивал Захариил рев двигателей челнока.

– Не знаю, - кричал Лютер, указывая на внутрикорабельную вокс станцию на стене посадочной палубы, - но мы должны предупредить Льва!

Захариил понимающе кивнул, поскольку Лютер старался достичь шаттла через колеблющийся туман от высокой температуры, окружавший его, и рев перегретого воздуха, вздымающегося из двигателей.

Как только палубные системы зарегистрировали массивный выброс тепла и радиации, ожили аварийные огни и завыла сирена.

– Я не могу пройти возле него! - Закричал Лютер.

Захариил врезался в стену посадочной палубы и нажал кнопку «всем палубам», посылая предупреждение всему кораблю.

– Докладывает посадочная палуба один, на борту вражеское судно! - перекрикивал он шум сирен и всевозрастающий рев двигателей шаттла. Как раз когда он смотрел, челнок оторвался от посадочной палубы во взрыве высокой температуры. Захариил услышал крик боли, и Лютера далеко отбросило от… ракеты… потому, что он больше не мог думать о ней как об обыкновенном шаттле.

– Повторите? - сказал голос по вокс станции. - Вражеское судно?

– Да! - закричал Захариил. - Сарошийский корабль! Это что-то вроде ракеты или бомбы!

К нему подошел Лютер, его броня покрылась пузырями и опалилась из-за жары двигателей вражеского оружия. Захариил взглянул туда, где поднялась ракета, ее нос был наклонен так, будто она была направлена на некий невидимый маяк… некий невидимый маяк на борту их корабля.

Двери загромыхали, открываясь в ответ на тревогу, рабочие и аварийные пожарные команды помчались на посадочную палубу. Одетые в оранжевое техники воздели руки ввысь в ответ на сильную жару, затопившую помещение.

Захариил чувствовал, что его кожа покрылась пузырями под действием жары, и знал, что у них в лучшем случае были секунды, прежде, чем загорятся первичные двигатели, заполняя палубу убийственной плазмой и проталкивая боеголовку глубоко во внутренние отсеки судна.

В тот момент он понял, что ему следует сделать.

Оставив Лютера у вокс станции, он побежал к пульту управления вдоль стены, игнорируя боль, когда волосы на его голове начали тлеть. Его доспехи уже пузырились от тающей краски, а идти становились все тяжелее, так как высокая температура стремительно плавила сочленения его брони.

Он упорно двигался вперед, зная, что у него был единственный шанс спасти судно и всех тех, кто был на борту.

Его шаги становились медленнее а доспехи тяжелее, но он сражался с болью, чтобы достичь вмонтированной в стену системы управления палубы.

Он оглянулся через плечо, чтобы увидеть ракету, нацеленную на точку, куда она полетит глубоко во внутренности корабля, прямо туда, где Лев встречался с Лордом Высшим Экзальтером.

Наконец Захариил достиг системы управления палубы, и ударил кулаком по стеклу панели над системой аварийного контроля. В отчаянии, он схватился за затворный рычаг и дернул его.

Двери по периметру палубы начали шумно закрываться, но прежде, чем они прошли половину пути к полу, Захариил стукнул кулаком по кнопке закрытия целостного поля.

Еще больше ревущих сирен присоединилось к тем, которые уже заполнили посадочную палубу своим шумом, но эти были громче и более визгливыми, чем остальные. На всю палубу начал орать усиленный голос из верхних динамиков.

– Предупреждение! Целостное поле закрывается! Предупреждение! Целостное поле закрывается!

Захариил вновь нажал кнопку, держа ее в надежде побыстрее завершить процедуру. Аварийные команды в панике побежали к закрывающимся дверям.

– Предупреждение! Целостное поле закрывается! Предупреждение! Целостное поле закрывается!

– Я знаю! - закричал Захариил. - Во имя Льва, просто закройся!

Будто в ответ на его слова, сильное свечение, окружавшее генераторы вдоль краев входного шлюза, исчезло, и туман, укрывавший звезды, стабилизировался.

Воющая буря охватила посадочную палубу, когда атмосфера и все, что не было закреплено, ринулось в космос.

Внезапный порыв воздуха подхватил их подобно листьям, пойманных ветром, и потянул к открытому шлюзу.

Захариил схватился за поручень, который проходил по краю посадочной палубы и держался за него изо всех сил, когда воющие массы воздуха начали вырываться через открытый шлюз. Корзины, ящики с инструментами и боеприпасами улетали через бухту, крутясь в пустоте космоса из-за декомпрессии.

За мгновение до того, как его ноги оторвались от земли, он активизировал магнитные подошвы своих ботинок, и вес доспехов потянул его к палубе, закрепляя его на месте. Топливные трубы корчились подобно прижатым змеям, и свободные кабели крутились и ныряли в бурю.

Вооруженный сарошийский шаттл был пойман порывами воздуха, сила декомпрессии легко его захватила и вышвырнула из корабля с помощью его же запущенных двигателей. Бесконтрольно крутясь, ракета двигалась по дикой спирали, будучи выкинутой далеко от судна.

Те техники и аварийный персонал, которые не успели выбраться, были немедленно унесены в космос, их тела были заморожены и разорваны. Их крики были поглощены ревом уходящего воздуха. Захариил смотрел, как сарошийский шаттл удалялся от «Несокрушимого Рассудка», и был внезапно ослеплен, когда боеголовка, спрятанная внутри его, взорвалась.

Снаружи, в холодной неумолимой темноте космоса, казалось, будто бы линейный крейсер дал жизнь миниатюрному солнцу. Через менее, чем одну тысячную секунды у него сбоку появился блестящий шар света, вспыхнув ослепительным жаром, и исчез.

Несмотря на то, что обзорные порталы были спроектированы так, чтобы противостоять вражескому обстрелу, многие из них разрушились на корпусе корабля, обломки армированного стекла посыпались в пустоту подобно блестящим алмазам.

Взрывная волна прогремела по направлению к судну, и только его автоматизированные системы по контролю за повреждениями предотвратили дальнейшие разрушения. Реагируя на внезапную декомпрессию, панели по защите от взрывов начали закрываться по всей длине корабля.

Судно задрожало, будто в объятиях огромного левиафана глубин, все больше сигналов и световой сигнализации оживало вслед за взрывом. Взрывная волна потрясла судно, и Захариил почувствовал, будто каждая косточка в его теле встряхнулась.

Наконец, ужасная тряска стихла, и он рухнул на палубу, истощенный и стонущий от боли своих ожогов. Он лежал там в течении нескольких минут, сирены, сигнальные огни и крики спасательных команд едва доносились до него.

– Брат, ты ранен?

Захариил повернул свою обожженную голову и улыбнулся, увидев, что Лютер до сих пор был жив.

– Я думал, ты умер, - крикнул Лютер, чтобы быть услышанным из-за пронзительных сигналов предупреждения.

– Мои доспехи спасли меня, - сказал он.

– Хорошо, что ты счастливчик, Захариил.

– Что? Счастливчик? С чего вы это взяли? - спросил Захариил. Говорил он нечленораздельно из-за сильных обезболивающих препаратов, впрыснутых в организм броней.

– Оглянись вокруг, - выдохнул Лютер. - Тем сарошийским ублюдкам почти удалось убить все командование флота, но ты остановил их.

Захариил мог смотреть только на изломанные тела, забившие палубу, и почувствовал гнев от злодеяния, которое он видел перед собой, но как только эмоция появилась, он тут же подавил ее. Ментальное обучение, через которые прошли Астартес, помогали им контролировать свои чувства, и оптимально их использовать по необходимости.

Гнев имел свое место в сердце сражения, но сейчас было время для холодного разума. С Лютеровой помощью он поднялся на ноги и оперся о стену, задыхаясь в холодном воздухе восстановленной атмосферы.

Лютер отрегулировал ком-частоту настенной вокс станции, настроив ее командную сеть «Несокрушимого Рассудка».

– Это Лютер из Легиона Темных Ангелов, - сказал он. - Множественные жертвы на посадочной палубе! Пришлите сюда немедленно команды медиков! Командование мостика, как связь?

– Да, это командование мостика. Вас слышим, сэр, - сказал неровный, со статическими помехами, голос. - У нас есть сообщения о разрыве корпуса на вашем уровне. Он под контролем аппаратов регистрирования.

– Это верно, командование мостика, - подтвердил Лютер. - Разрыв был делом рук сарошийской делегации, прибывшей на корабль полчаса назад. Сарошийский челнок на посадочной палу