КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569449 томов
Объем библиотеки - 847 Гб.
Всего авторов - 228842
Пользователей - 105626

Впечатления

lopotun про Герасимов: Сквозь пласты времени: Очерки о прошлом города Иванова (Путеводители)

Вот же хорошо написано: интересные факты даны из истории города, курьезы с названиями улиц, и не только. Да и юмор бьет ключом. Есть чему гордиться ивановцам!

"Как-то трое пошехонцев в складчину ружье купили. Один за приклад взялся, другой за ствол. «Эх, — сказал третий, — и моя копейка не щербата, если не за что уцепиться, так я хоть в дырочку погляжу!» И очень на том свете удивлялся, как это его пуля зацепила."

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Раззаков: Дневник режиссера (Биографии и Мемуары)

Есть колеса от запора и поноса -
Можно потащиться у телеотсоса,
Проводя свое время глядя,
Как жопами вертят всякие б*ди.
Федор Чистяков

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Громова: В круге света (Научная Фантастика)

Читал очень, очень давно, еще в бумаге. Мне тогда показалось - жуткая тягомотина.
Не знаю, буду ли перечитывать. Может с возрастом мое отношение к этой повести изменится.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Гегель: История России (Учебники и пособия: прочее)

Книга довольно всеобъемлющая, не то чтобы претендовала на истину, но все же очень хорошая.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Колисниченко: GIMP 2 — бесплатный аналог Photoshop для Windows, Linux, Mac OS. — 2-е изд., перераб. и доп. (Руководства)

Просто превосходная книга! Качайте все, кто интересуется цифровой графикой!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Stribog73 про Девицкий: GIMP для фотографа: Эффективные методы обработки (Руководства)

Отличная книга! Всем рекомендую!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
eug2019@yandex.ru про Колпаков: Гриада 1960 (Космическая фантастика)

Читал эту книгу в конце 60-х. Было мне лет 12-15. Впечатление было потрясающее. Думаю, для подростков и сейчас это будет интересно. Да и для любителей старой доброй советской фантастики тоже.

Рейтинг: +8 ( 8 за, 0 против).

Извилистые тропы любви [Сьюзен Кросби] (fb2) читать онлайн

- Извилистые тропы любви (пер. Деляра Прошунина) (а.с. За закрытыми дверями -3) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1233) 392 Кб, 109с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сьюзен Кросби

Настройки текста:



Сьюзен Кросби Извилистые тропы любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Машина ползла по крутому подъему на Волфбек-Ридж. Кэсси Миранда подрагивала от напряжения. Она сгорбилась над рулем и через лобовое стекло изучала окружающий пейзаж. Что за мрачные места, думала она, медленно продвигаясь вверх. Грозовые облака заволокли небо, и создавалось впечатление, что солнце никогда не появляется в этих краях.

Впереди показался дом. Устремленная ввысь конструкция из стекла и камня. На горизонте – великолепный вид на Сан-Франциско и на самый знаменитый в мире висячий мост «Золотые Ворота». Но обзор закрывает неухоженный лес, окружающий дом. Можно поклясться, что ни один лучик солнца не пробьется сквозь густую листву. Новый клиент Кэсси, очевидно, предпочитает ненормально замкнутую жизнь.

Кстати, она ничего не имела против эксцентричности. Если хочешь, чтобы каждый день над головой светило солнце и все было понятно и просто, – не стоит выбирать профессию детектива.

Кэсси припарковала автомобиль под огромным кривым деревом, взяла с пассажирского сиденья сумку и кожаную куртку и вышла из машины. Вокруг стояла тишина. Невероятная тишина. Даже птицы боялись петь. Кэсси медленно огляделась и надела куртку. По спине пробежали мурашки от стойкого ощущения, что за ней кто-то наблюдает.

Она высвободила косу из-под куртки и перебросила на спину, еще раз внимательно огляделась. Угрюмый парк вокруг, мрачный дом, высокие окна с витражами. Кто наблюдает за ней? Ее новый клиент? У него даже имя звучит таинственно – Хит Равен.[1] Кэсси попыталась представить его внешность. Ворон. Темный и загадочный. Скрывающийся от людей, от солнца, от мира. Почему?

Кэсси остановила свое сверхактивное воображение. Один из ее боссов в Лос-Анджелесе поручил ей расследовать дело об исчезновении человека. Она немедленно позвонила клиенту и договорилась о встрече. Он говорил вполне нормально. Кэсси успели заглянуть в Интернет, где быстро получила нужную информацию. Хит Равен – архитектор. Весьма востребованный. Конечно, у него могут быть странности. Но какие?

Она пошла к дому. Под ногами скрипел песок простой деревенской тропинки. Это был единственный звук, нарушавший оглушительную тишину.

Кэсси доверила своим инстинктам. А инстинкты кричали повернуть назад и бежать. Человек, живущий и такой глухомани, вытащит на поверхность ее собственных демонов. А она с таким трудом глубоко закопала их. Давным-давно. В этот момент отворилась большая деревянная дверь и на пороге, словно в раме, показался мужчина.

Кэсси поняла, что вполне правильно представляла его внешность. Темные волосы нуждались в стрижке. Угловатые черты, ясные зеленые глаза, оценивающий взгляд и измученный, отстраненный вид. Слишком худой, но костяк крепкий.

– Мисс Миранда? – Голос прозвучал вполне нормально. Но в глазах ни намека на улыбку.

– Да. Добрый день. – Она протянула ему свою визитку, в которой сообщалось, что она, Кэсси Миранда, состоит на службе в Департаменте расследований Американского Красного Креста.

– Я Хит Равен, – произнес он, отступая на шаг. – Входите, пожалуйста.

На нем голубые джинсы и красная рубашка поло. Все более чем нормально.

И в то же время все казалось ненормальным.

В доме стояла тишина, как в обитом войлоком подвале. Модной мебелью в гостиной, куда они вошли, похоже не пользовались. Камин никогда не зажигали. В огромные окна мог бы хлынуть поток света, но они были наглухо зашторены. В комнате было пасмурно. Уныло. Печально. Особенно печально. Будто дом пребывал в скорби.

Кэсси села на диван и достала блокнот и ручку. Хит стоял в нескольких шагах от нее.

– Кто пропал, мистер Равен? – спросила она.

– Мой ребенок. Пропал мой ребенок. – У него вздулись желваки от напряжения.

Его слова ударили Кэсси, словно пинок в живот. Этот случай не для ее департамента, им должна заниматься полиция. Она закрыла блокнот.

– Что говорит полиция?

Хит покачал головой.

– Не понимаю. Ребенок исчез…

– Исчезла женщина, которая носила моего ребенка. Она оставила записку. Полиция не берется за такие дела, потому что она ушла добровольно.

Злость кипела в его словах. На женщину или на полицию? В любом случае его не сложно понять.

– Могу я посмотреть записку?

Он вышел из комнаты, дав Кэсси возможность перевести дух, и через минуту вернулся с листком розовой бумаги.

– Вот. – Он протянул ей записку.

«Дорогой Хит, мне надо обдумать свои дела. Не пытайся найти меня. Позже я свяжусь с тобой. Ева». Явно не любовное письмо, подумала Кэсси.

– Когда вы его получили?

– Оно пришло по почте сегодня утром.

– Ева – ваша жена?

– Нет. Восемь месяцев назад мы… провели вместе одну ночь. Я предлагал ей выйти за меня замуж. Несколько раз. Она отказывалась. – Хит отошел от Кэсси.

– Почему она ушла?

– Я ничего ей не сделал. – Он резко обернулся. – Если вы решили, что я ее обидел…

– Я просто собираю факты.

Нетерпение Равена выплеснулось на поверхность. Он медленно выдохнул, пытаясь успокоиться, и провел руками по лицу.

– Вот моя история, – начал он. – Я не часто выхожу из дома. Обычно, когда мне что-нибудь нужно, приходят ко мне. Ева работала в качестве клерка у моих адвокатов. Она приносила мне бумаги, чтобы я их читал и подписывал. Один раз мы спали вместе. Всего один раз. Она забеременела.

– Когда она сообщила об этом?

– Через три недели. – Хит нервно ходил по комнате. Не останавливаясь, ни до чего не дотрагиваясь, он ходил как раненый зверь. Хищный зверь.

– Вы уверены, что ребенок ваш?

– У меня нет оснований думать по-другому, – после секундного колебания ответил он.

Судя по его тону, он не раз уже задавал себе этот вопрос. Надо быть дураком, чтобы не иметь сомнений, а Хит вовсе не походил на дурака.

– Хорошо. Были ли какие-то происшествия, которые могли вызвать у Евы желание исчезнуть?

– Никаких, – резко отрубил он. Хриплое поспешное слово свидетельствовало о кипящих эмоциях, готовых вырваться на поверхность. – Она не раз заезжала сюда. Сообщала мне о посещениях врача. Обычно мы немного разговаривали. Это все. Я никогда ничего не делал такого, что заставило бы ее бежать. Мы договорились, что разделим опеку над ребенком, как только он появится. У нас были вполне дружеские отношения.

Дружеские отношения! Какое странное определение, подумала Кэсси. О какой дружбе тут идет речь?

– Вы давали ей деньги?

– Да.

Кэсси подождала. Он ничего не добавил к своему ответу.

– Мне нужны подробности.

– Мисс Миранда, Ева носит моего ребенка. Я хочу заботиться о своем ребенке. Я предложил Еве переехать сюда – она отказалась. Я подумал, что дополнительные деньги сделают ее жизнь легче. Я покажу вам счета моих выплат. Но какое это имеет значение?

– Это поможет мне понять ситуацию. Может быть, Ева убежала и держит вашего еще не родившегося ребенка в заложниках потому, что хочет получить больше денег. – Кэсси постучала ручкой по блокноту, который снова открыла – Она обещала связаться с вами. Почему бы вам не подождать? Если вы доверяете ей, то сделайте, как она просит.

Хит смотрел вдаль. Его кулаки сжались, плечи окаменели.

– Три года назад умер мой сын. Мой единственный ребенок. – Он отвернулся, потом снова посмотрел на Кэсси. – Я не хочу потерять и этого ребенка.

Его боль пронзила сердце девушки. Ей двадцать девять лет, и она многое перенесла в этой жизни. Но нет ничего страшнее потери ребенка.

– Я помогу вам, – твердо пообещала она Хиту.

Облегчение, охватившее его, словно вернуло в комнату покой.

– Спасибо.

– Что, по-вашему, означает «мне надо обдумать свои дела»?

Хит выпрямился и сосредоточенно уставился на Кэсси. Он был готов к сотрудничеству.

– Понятия не имею.

– У нее есть бой-френд?

– Мне это не приходило в голову.

– Что вы знаете о ее семье?

– Она говорила об этом как-то неопределенно. В основном о родителях, которые живут где-то на востоке. Это все.

– Ладно. Хоть что-то для начала. Мне нужно больше информации. Ее полное имя, адрес. Все, что вы можете дать мне.

– Пойдемте ко мне в кабинет, – кивнул он.

Кэсси последовала за ним по массивной лестнице и попала в просторную комнату. Взгляд ее остановился на двух гигантских столах с разложенными на них чертежами, а затем на огромном экране компьютера. Ну да, он же архитектор, вспомнила девушка.

Всю наружную стену занимали огромные окна. На них висели шторы, и они были плотно закрыты. Жалюзи опущены. Никакой связи с внешним миром.

Хит оценил методичность и хватку Кэсси. Отвечая на подробные вопросы девушки, он понял, что для нее не существует мелочей. К тому же она казалась ему сгустком энергии. Кэсси двигалась быстро, думала быстро и в то же время осмотрительно.

Она производила хорошее впечатление. В остроносых ковбойских сапогах на каблучке она была ниже его всего на несколько дюймов. Золотисто-русые волосы толстой косой спускались по спине. Темно-голубые глаза могли быть и проницательными и сочувствующими. Она быстро поняла, что надо отвлечь его от зацикливания на своей злости, на своей ярости, вызванной исчезновением Евы. Хит решил, что прекрасно сработается с Кэсси.

А пока она что-то писала в свой блокнот. Потом сняла старую, но хорошо сохранившуюся кожаную куртку и повесила на спинку соседнего стула. На поясе был прикреплен револьвер в кобуре. Такого он не ожидал. И почему-то удивился. Вот он, мужской шовинизм, подумал про себя Хит. Ведь если бы к нему пришел детектив-мужчина, например босс Кэсси, Куин Джерард, и у него было бы оружие, Хит бы не удивился.

– Какое это оружие? – спросил он.

– «Сиг Сойэр». Сороковой калибр, – не поднимая головы, объяснила Кэсси.

– И вы хорошо стреляете?

– В Сан-Франциско бывает туман? – Она улыбнулась, и ее уверенность очень понравилась Хиту. – Я не всегда ношу оружие, но сегодня я не знала, что меня ждет. Итак, – она постучала ручкой по блокноту. – Вы говорили, что Ева работает в вашей юридической конторе.

– Работала. Она ушла в декретный отпуск в начале прошлой недели.

– Она ушла рано, не правда ли? – Кэсси нахмурилась. – В наши дни обычно женщины работают, пока не отойдут воды.

– Не знаю. – Его бывшая жена перестала работать в тот день, когда они поженились, чему он был несказанно рад.

– Это большая фирма?

– «Торрэнс энд Торрэнс».

– Это большая фирма, – согласилась Кэсси. – Я пять лет работала у «Обермана, Стила и Дженкинса» следователем по бытовым случаям, поэтому я знаю многие юридические фирмы. Они во многом похожи. У Евы должны быть подруги на работе – клерки, секретарши. В компании, где много служащих, всегда найдется один или два, с кем она могла ходить на ленч. Я всех проверю.

– Вы не сможете, – бросил он ей в спину, скрестив ноги на стуле.

– Что я не смогу?

– Поговорить с кем-то в офисе.

Кэсси вытаращила на него глаза, будто он внезапно потерял рассудок.

– Но я должна.

– Вы не сможете.

– Почему?

– Потому что мы держали наши отношения в секрете. Служащим фирмы категорически запрещено вступать в тесные отношения с клиентами. Если на фирме узнают, ее уволят.

– И никто не знает, что вы отец ребенка?

– Во всяком случае, на ее работе не знают.

– Удивительно, как ей это удалось. – Кэсси топнула ногой по полу. – Такие вещи очень трудно сохранить в секрете.

– Еве нравилась ее работа. Она не хотела потерять ее.

– Гм-м-м. – Через несколько секунд Кэсси перелестнула страницу в блокноте. – Пока это оставим. Вы знаете, где она живет?

Хит протянул ей карточку, вынутую из папки. Кэсси переписала адрес.

– У нее есть соседка-подруга, – добавил он. – Дарси. Полного имени не знаю.

– Вы бывали в ее квартире?

– Нет.

– Значит, одна ночь – это и в самом деле единственное, что между вами было? Вы никогда не ходили с ней на свидания?

– Никогда. – Хит сам удивился, насколько странно это звучало.

– Это номер ее телефона? – Кэсси разглядывала карточку.

– Да. Мобильного.

– Полагаю, вы пытались связаться с ней.

– Телефон отключен.

– Хорошо. – Кэсси записала номер и отдала ему карточку. – Ева говорила о своих друзьях?

– Она называла какую-то Меган. И парня по имени Джей.

– В каком контексте она их упоминала?

– Это были люди, с которыми она встречалась после работы и проводила уик-энды.

– Вы не думаете, что Джей мог быть ее бой-френдом?

– Не похоже. – Хиту нравилось, как она задавала вопросы, нравились ее уверенность и напор.

– Вы упоминали ее родителей, живущих где-то на востоке. Ева никогда не называла их имена?

– Нет.

– Кого-нибудь из родственников?

– Упоминала сестру. Трисию. Старшую. У сестры трое детей. Ева звонила ей, консультировалась по поводу беременности. Говорила, что больше никому не может довериться.

– Сестра живет здесь?

– Понятия не имею.

Кэсси с молчаливым упреком посмотрела на него.

– Я знаю, мне надо бы больше знать о женщине, которая носит моего ребенка. – В голосе Хита зазвучали нотки отчаяния. – Не то что я не задавал вопросы и не хотел больше знать о ней. Просто Ева совершенно не поддерживала таких разговоров.

– Она хранила секреты. – Кэсси утверждала, а не спрашивала.

– Похоже, она хотела специально выглядеть таинственной, чтобы я проявлял к ней больше интереса.

– И это действовало?

– Возможно, – немного подумав, согласился Хит. – Интрига повышает уровень адреналина в крови и вызывает интерес. Но потом наступает усталость.

– Да. Взрыв эмоций – это великолепно, но ненадолго, – невесело усмехнулась Кэсси. – А что у нее с образованием?

– В настоящее время Ева посещает бизнес-школу, которую оплачивает фирма. Будет юридическим работником со средним образованием. Ей разрешено посещать занятия в рабочее время. – Он протянул листок бумаги. – Вот еще номер машины, которую она водит.

– Прекрасно. Вы знаете, кто ее гинеколог?

Хит вручил ей вторую карточку, на которой также был указан роддом, где планировались роды.

– Вы посещали курсы для будущих родителей? Вы планировали присутствовать при родах?

– Нет, нет.

– Вы ходили с ней вместе к гинекологу?

– Нет. – Однажды он почти пошел, когда ей назначили ультразвук. Но передумал и вернулся с порога.

Кэсси надела на ручку колпачок и постучала ею по ладони, в задумчивости глядя на Хита.

– Вы сказали, что не часто выходите из дома?

– Правильно.

– А вообще-то выходите, мистер Равен?

– Хит. – Он на секунду запнулся. – Нет.

– Давно?

– Три года.

Он дал ей возможность подумать. Он не выходил из дома с тех пор, как умер сын.

– И вы никогда не поднимаете шторы?

– Никогда.

Кэсси не спросила, почему. Но если бы и спросила, он бы не ответил. Это не ее дело.

– Хорошо, – сказала она, засовывая ручку в блокнот. – У меня достаточно фактов, чтобы начать. Но мне нужна фотография Евы. Если у вас есть.

Он вручил ей папку.

– Молодая, – заметила Кэсси, когда увидела внутри папки снимок.

– Двадцать три. Мне тридцать девять. Не удивляйтесь, между нами действительно было мало общего, – добавил он, поймав ее взгляд. Но он не хотел развивать эту тему. – Там есть снимки младенца. – Хит сделал копию с ультразвукового снимка малыша.

Кэсси достала картинку из папки и стала ее рассматривать.

– Я никогда такого не видела.

– Голова. Нос. Подбородок. Ручки. Пальцы. Ноги. – Хит карандашом показывал части тела.

– Вы знаете пол младенца? – улыбнулась Кэсси.

– Ножки скрещены.

– Или там нечего видеть. Может быть, это девочка.

– Может быть.

Кэсси захлопнула папку и поднялась. Хит вручил ей конверт с чеком – еще по телефону она предупредила, что в их ведомстве требуется частичная предварительная оплата. Потом они молча спустились вниз. Перед дверью Кэсси остановилась.

– Вы были влюблены в нее?

– Нет. – Разве он верил в любовь?

– Но вы же собирались жениться на ней.

Он уже и так сказал слишком много. Нет необходимости объяснять каждый свой шаг.

– Есть некоторые вещи, которые необходимо сразу прояснить, – начала Кэсси. Тон – деловой, но глаза ласковые. – Расследование может принять такой оборот, что вам придется покинуть дом. Может быть, поехать куда-то со мной, а может быть, и одному. К примеру, Ева позвонит и скажет, что вы нужны ей. Вы подготовьтесь к этому, чтобы смогли выполнить все, что необходимо.

– Я уже готов. – Хит сделает для своего ребенка все. Все! Включая борьбу с Евой за опеку над ребенком. Она, очевидно, не способна быть хорошей матерью. – А что я должен делать сейчас?

– Позвольте мне сначала все расставить по полочкам. Иногда такого рода случаи сами разрешаются сказочно быстро. Если вы вспомните еще что-нибудь, позвоните мне.

Кэсси протянула руку. Хит машинально взял ее. Все правильно – заключив сделку, один человек пожимает руку другому. Он попытался высвободить руку, но Кэсси крепко ее держала.

– Я найду вашего ребенка, – убежденно заявила она.

От вспыхнувшей надежды у него перехватило дыхание. Он едва сдержался, чтобы не заключить ее в объятия – от благодарности.

Он верил ей.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Кэсси не теряла времени даром. Уже в полдень компьютер выдал ей дату рождения Евы, номер полиса ее социальной страховки, настоящий и предыдущий адрес. Остальное требовало более глубоких раскопок. Кэсси надеялась, что беседа с Дарси, соседкой Евы по квартире, даст больше конкретной информации. Конечно, если Ева не держалась с Дарси так же скрытно, как с Хитом.

Кэсси запустила на принтере печать, отодвинулась от стола и потянулась, расслабляя уставшие плечи. Пока документы и записи печатаются, можно позвонить гинекологу Евы. Она начала набирать номер, но остановилась. Сначала надо позвонить Хиту.

– Говорит Кэсси Миранда, – представилась она, когда он ответил.

– У вас есть новости?

Она услышала в его голосе такую надежду, что ее сердце сжалось от сочувствия. Ей хотелось бы порадовать его хорошими новостями.

– Простите, нет. Я собираюсь позвонить в гинекологическую клинику и притвориться, будто я это она. Есть ли у Евы акцент?

Прошло несколько минут. Кэсси решила, что Хит пытается справиться с разочарованием из-за отсутствия новостей.

– Никакого акцента, – наконец сообщил он.

– Какие-нибудь особенности речи? Повторяет ли она «вы знаете», или «как бы», или что-нибудь в этом духе?

– Она хихикает.

– Часто? – Кэсси сморщилась от неприязни.

– Да. А когда нервничает, еще больше.

Потрясающе.

– Не могли бы вы привести пример?

– Хорошо. – После некоторой паузы: – Мне не следует этого делать, хи-хи.

Кэсси улыбнулась – это звучало весьма странно. Она смотрела на фото Евы, пытаясь представить их вместе. Они не подходили друг другу. Ева принадлежала к типу «девушка-простушка» – рыжие волосы, веснушки, наивный взгляд. А Хит казался светским и тонким человеком.

– Какие-нибудь еще детали не вспомнились?

– Она любит делать покупки.

Кэсси усмехнулась. Она стала привыкать к его своеобразной манере выдачи информации – прямой, но крайне лаконичной.

– Предпочитает какой-то конкретный магазин?

– Ева любит торговаться. Она говорит, что никогда не платила за вещь полную цену и никогда не будет этого делать.

– Она любит торговаться в какой-нибудь второразрядной лавке или во время распродажи в супермаркете?

– По-моему, и там и там. И в специализированных магазинах. Она нашла такой, где продается одежда только для беременных.

– В городе их не может быть много. – Кэсси взяла телефонную книгу и положила на стол перед собой. – Я проверю их все.

Закончив разговор с Хитом, она тут же позвонила в офис врача. Время поджимало, рабочий день подходил к концу.

– Привет, – сказала Кэсси, когда ей ответили. – Это Ева Брукс. Я сделала ужасную глупость. – Она по-дурацки хихикнула. – Я потеряла карточку, где записано время моего следующего визита к врачу. Не могли бы вы мне подсказать? Пожалуйста.

– Брукс, вы сказали?

– Да. Ева.

Кэсси отчетливо слышала характерное клацанье клавиш.

– Вы пациентка доктора Соренсона?

– Да. – Не звучит ли ее голос слишком неестественно?

– А вы не записывались под другой фамилией?

Кэсси понимала, что настаивать не стоит. Возможно, это очередной обман Евы. В самом ли деле она беременна? Не было ли это планом, как выжать побольше денег из Хита? Не был ли это тонкий расчет на его уязвимость?

– Простите, вы сказали «Соренсон»? – спросила Кэсси. – Я не обратила внимания. Я неправильно набрала номер. Извините.

Она опустила трубку на рычаг и в задумчивости уставилась на телефон.

– Кэсс?

Она пришла в себя, только когда Джеймс Паладин постучал костяшками пальцев по ее столу. Как и ее, Джеми взяли девять месяцев назад следователем в открывшийся в Сан-Франциско Департамент расследований Красного Креста.

– Ты в порядке? – спросил он.

– Да. – Она потянулась и вернулась мыслями в кабинет. – Да. Тебе что-нибудь надо, Джеми?

– Твой совет по делу Кобьески. Если у тебя есть время.

Кэсси посмотрела на часы – ровно пять. Ей не хотелось говорить с Хитом по телефону. Своим присутствием она, по крайней мере, сможет смягчить еще один удар Евы. Но в это время движение по мосту из Сан-Франциско в пригород ужасно. А если она подождет часа два…

Из спальни на втором этаже Хит наблюдал, как Кэсси идет от машины к его дому. Ее походка энергична и уверенна. Несколько минут назад Кэсси позвонила и сообщила, что уже едет по мосту в Волфбек-Ридж. В таком предупреждении не было необходимости. Он никогда не выходит из дома. И она знает это.

Что же она обнаружила? Что-то важное, чего не могла сказать по телефону? Что-то хорошее?

Хит пытался заставить себя не воспринимать ее как женщину. И не мог. Кэсси была красивая, чистая и простодушная. И не сознавала этого. Она почти не пользовалась макияжем. Волосы заплетала в простую косу и закидывала на спину. Никаких капризов. Никаких фокусов. Никакой игры.

Это безумно привлекало его. А ведь еще недавно он убеждал себя, что всю оставшуюся жизнь проведет в одиночестве. И даже верил в это…

Помимо красивого лица и стройного тела у Кэсси удивительный ум. Ясный и решительный.

И она не хихикает.

Зазвонил дверной звонок. Хит открывал дверь с надеждой в сердце, но всякая надежда пропала, когда он посмотрел Кэсси в глаза.

– Скажите мне.

– Мы можем сесть? – спросила она.

– Скажите мне.

– Вы уверены, что Ева беременна?

Не умерла. Не умерла! Иначе Кэсси не говорила бы так. Облегчение разлилось по жилам, будто три глотка бурбона. Жаркие и дразнящие.

– Да.

– Абсолютно уверены? В офисе доктора Соренсона говорят, что Ева не была его пациенткой. Почему вы так уверены, что она беременна?

– Я чувствовал движение плода.

– Я не собиралась задавать вам такой вопрос, но…

– Она много раз позволяла мне положить руку на живот. Иногда она поднимала свитер, и я мог следить за движениями ребенка. Кэсси, я раньше уже видел беременных.

Она уперла кулаки в бедра, уставилась в пол и с силой выдохнула воздух.

– Я думала, она играет с вами. Играет как с…

– С дураком? Со слабаком?

Кэсси покачала головой.

– Как с уязвимым мужчиной. Притом с деньгами.

Несколько секунд ее слова оставались без ответа.

– Какой следующий шаг? – Хит не обратил внимания на подтекст ее слов. – Не можете же вы обзвонить всех врачей города.

– Могу.

– Вы шутите. – Ему понадобилась чуть ли не минута, чтобы вникнуть в ее слова.

– Конечно, я начну с гинекологов. Но вряд ли вы сможете… Я все смогу. И попытаюсь завтра побольше выудить из ее соседки. По-моему, это наш лучший шанс получить информацию.

– Что я могу сделать? – Хита восхищала ее решительность.

Быть здесь, если Ева позвонит или придет.

– Об этом можно и не говорить.

Кэсси с минуту изучала его.

– Вы уверены, что способны оставить дом, если понадобится?

Хиту не нравилось, когда задавали вопросы, касавшиеся лично его. К этому он не привык.

– Я сделаю все, что должно быть сделано.

– Тогда почему…

– Кэсси, здесь не о чем говорить.

Таким образом, Хит не только прекратил дискуссию, почему он не покидает дом, но и вообще их, разговор. И пошел следом за ней к парадной двери.

– Если бы Ева просто исчезла, не оставив записки, – начала Кэсси, взявшись за дверную ручку, – все было бы по-другому. В поисках участвовала бы полиция. Мы бы пользовались их ресурсами. А так нам придется выяснять все самим. Я все еще думаю, что кто-то в ее офисе может знать, где она.

– Я не хочу создавать Еве проблемы на работе, если у нее всего-то гормональный всплеск. Я уже пренебрег ее желанием, наняв вас, чтобы найти ее. Но это, кстати, не вызывает у меня чувства вины. Она носит моего ребенка. И играет моей жизнью. – Он провел руками по волосам. Потом сцепил пальцы на затылке и подышал, чтобы успокоиться. – Понимаете, я все пытаюсь сделать правильно. Это ведь моя вина, что она забеременела.

– Знаете, Хит, в наши дни считается, что за беременность несут ответственность двое. – Кэсси открыла дверь. – Когда будут новости, я свяжусь с вами.

– Мне нужны не просто новости, а результат.

– Нет проблем.

Он так не хотел, чтобы Кэсси уходила… Но попросить ее остаться не мог.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кэсси вытащила из-под сиденья казенного вида конверт и направилась к многоэтажному дому Евы. Лестница была удивительно солнечной и светлой. Кто-то играл на кларнете, снова и снова повторяя музыкальную фразу. Запах жареного лука витал в воздухе и смешивался с чем-то острым. Карри? Пять часов вечера. Пятница. Она надеялась застать Евину соседку дома, пока та не ушла куда-нибудь поразвлечься.

Ева и Дарси жили на третьем этаже. Кэсси поднялась по лестнице и постучала в дверь. Никто не ответил. Изнутри не доносилось ни звука. Она прислонилась спиной к стене рядом с дверью и приготовилась ждать.

Постепенно она погрузилась в свои мысли. Хит. Чарующий мужчина, искрящийся от эмоций, которые тщательно скрывает. Талантливый и утонченный. Мрачный и злой.

У него есть причины быть мрачным. Кэсси узнала, что его пятилетний сын, Кайл, погиб три года назад – школьный автобус попал в аварию. Хит был с ним, но не смог спасти сына. После гибели ребенка последовал развод с женой.

Смерть сына, развод, исчезновение женщины, носившей его ребенка… Кэсси удивлялась, как он еще говорит связными предложениями.

Она вспомнила его взгляд, когда вчера вечером он открыл ей дверь. Надежда моментально умерла, когда Хит догадался, что у нее нет хороших новостей. Ей так захотелось обнять его и сказать, что все будет хорошо. Его боль вызвала в памяти ее собственную…

Кто-то бежал по ступенькам. Кэсси отошла от двери и моментально собралась с мыслями. На лестнице показалась девушка лет двадцати с небольшим. Волосы – до подбородка, будто рубленые топором. Золотая сережка в носу отражает свет лестничной лампы. Коротенькое вельветовое платье, надетое поверх подчеркивающих формы джинсов.

Девица с вызовом посмотрела на Кэсси.

– Вы Дарси? – спросила та. – Ну?

– Я ищу Еву Брукс.

– Займите очередь. – Девушка вставила ключ в замок.

– Простите?

– Ева смылась месяц назад. – Дверь открылась. – Мне приходится работать в двух местах, чтобы платить за квартиру. – Она окинула Кэсси взглядом с ног до головы. – Чего вам от нее надо? Месяц назад?

– У меня для нее письмо.

Дарси уставилась на конверт в руках Кэсси.

– Что еще за письмо?

– По правде, я не могу сказать.

– Ну, а я не могу помочь вам.

Дарси начала закрывать дверь. Кэсси протянула руку, чтобы удержать ее.

– Мне и правда надо найти Еву. Она может получить большие деньги, если она та Ева Брукс, какую я ищу. – Кэсси нашла правильную тактику. Дарси стала гораздо внимательнее, услышав слово «деньги».

– Она должна мне за квартиру, – быстро среагировала она.

Кэсси ждала.

– Послушайте, – начала девушка, – я не знаю, где Ева. Адвокат из конторы, где она работает, тоже звонил. Я и ему не смогла помочь.

– Давно вы вместе с ней снимаете квартиру?

– Пару лет. Потом она вляпалась с этим мужчиной. Но вообще-то я рада, что она уехала. Я не хочу возни с младенцем, понимаете?

– Конечно. Она ничего не говорила про отца? Может быть, она уехала к нему?

– Не думаю, – фыркнула Дарси.

– Почему?

– Слишком старый. Слишком нудный. У нее был список причин, почему она не хотела иметь с ним дел.

Кэсси легко верила, что Ева считала Хита нудным. Особенно, если она не знала о его прошлом горе. Но старым?

– Но она беременна, – сказала Кэсси. – Разумно было бы обратиться к нему.

– Может быть. Ее почта все еще приходит сюда. И основном счета. Я их не оплачиваю.

– Могу я взглянуть?

– Кто вы такая? – нахмурилась Дарси.

Кэсси дала ей свою визитку.

– Красный Крест? – Девушка присвистнула. – Важное дело.

– Да, это так.

– У нее нашелся старый богатый дядя, который умер и оставил ей наследство?

– Что-то вроде этого. Может быть, я выйду на след по ее почте. Тогда вы получите деньги, которые она вам должна.

Дарси колебалась. На одну секунду Кэсси показалось, что она убедила ее. Но девица покачала головой.

– Так неправильно. И я должна идти. Если я опоздаю хоть на минуту, у меня вычтут плату за целый час.

– Я не буду открывать конверты, только посмотрю, от кого они.

– Нет.

– У вас есть моя визитная карточка, позвоните, если узнаете что-нибудь, – проговорила Кэсси, и дверь закрылась.

Она пошла к машине. Что теперь? Ей не нравилось, как складывается это дело. Ева солгала не один раз. И ловко замела следы. Очень редко бывает, чтобы человек так исчез. В особенности когда этот человек на девятом месяце беременности.

Кэсси решила, что сейчас ей некуда больше ехать и пока никуда не надо звонить. Можно дать отчет Хиту по телефону и поехать в офис. У нее много работы с бумагами по двум другим делам, которые она забросила. Или можно позвонить подруге и пойти вместе поужинать и даже потанцевать. Выпустить пар. Посмеяться.

Она достала из кармана куртки мобильник. И через минуту отложила его. Почему она пытается притворяться перед собой? Непонятно. Она хотела видеть Хита.

Ничего не может быть глупее. Она не должна смешивать свои чувства с делами клиентов. Это непрофессионально. Ей следует просто позвонить ему и дать знать, как прошла встреча с Дарси.

Потом Кэсси мысленно представила выражение его глаз, когда он сказал, что пропал его ребенок. Если бы хоть кто-нибудь заботился о ней так, как Хит о своем нерожденном ребенке…

Кэсси прижалась лбом к рулю. Ему сейчас особенно одиноко. Часы вяло ползут. А он ждет хоть слова…

Она перестала бороться с собой и легко влилась в не очень перегруженный поток.

Хит смотрел на стоящий рядом телефон. Если у Кэсси есть новости, она позвонит. Это он знал. Но ожидание стало почти невыносимым. Она звонила один раз и сказала, что пока ей нечего сообщить. Это было несколько долгих часов назад. Хит оттолкнулся от стола – он не мог работать.

После гибели Кайла Хит погрузился в работу, засыпая только под утро у компьютера. Жена, Мэри, оставила его в день похорон сына. Хит с головой ушел в проектирование. Он витал в идеях. Рисовал здания, которые никогда не будут построены, – футуристические небоскребы, для которых еще не родились инженеры. А также побеждающие на конкурсах, работоспособные проекты, которые строились по всему миру.

Это было бегство от боли, от отчаяния, от себя, то был способ выжить.

Когда Ева сказала, что беременна, Хит окаменел. Затем не поверил. И наконец пришел к заключению, что ребенок – это шанс все построить заново, и построить правильно.

Раздался звонок в дверь. Он выполз из кабинета, поспешно захватив бумажник. Он заказал обед из ресторана «Вилла Романья».

Однако в дверях стоял вовсе не посыльный из ресторана.

– Я оторвала вас от работы? – спросила Кэсси.

Хит пытался прочесть выражение ее лица. Хорошие новости или плохие? У него возникло почти неодолимое желание обнять ее. Ему так нужно было человеческое прикосновение. Ее прикосновение.

– Простите, – проговорила Кэсси, будто собираясь уходить. – Надо было позвонить.

Он молча смотрел на нее. Слишком долго. Кэсси не знала, что он борется с волной чувств, которая сокрушила его. Чувств к ней. В данную минуту ему меньше всего было это надо. Тем более он не мог определить, что это за чувства.

– Нет, Кэсси. Я рад вас видеть.

Видавший виды доставочный джип, подняв облако пыли, подъехал к порогу и резко затормозил.

– Обед, – пояснил Хит девушке.

– Здрасьте, – бросил парень лет шестнадцати с покрытыми наколками и наклейками руками. – Как дела?

– Спасибо. – Хит заплатил парню и взял контейнеры с едой.

Джип, взвизгнув покрышками, умчался прочь. Хит сделал шаг в сторону, чтобы позволить Кэсси войти.

– Это нахальство с моей стороны.

– Вовсе нет. – Он все ждал, когда же она скажет что-нибудь о Еве.

– У меня нет никаких новостей, – наконец проговорила Кэсси, входя за ним в кухню. – Я обзвонила половину офисов гинекологов. Без результата.

Интересно, сколько еще ударов он может выдержать? Будь ты проклята, Ева.

– Хотите пива или еще чего-нибудь?

– Нет, спасибо. – Кэсси оперлась о кухонный стол. – Я поехала на ее предыдущую квартиру, но не нашла никого, кто помнит ее. Я поеду завтра, попытаюсь поймать других жильцов. Конечно, люди часто на выходные куда-нибудь уезжают. Но попробовать стоит.

– Хорошо.

– Я связалась с ее бизнес-школой. Но у них двухнедельные каникулы перед новым семестром. Они не сказали, зарегистрирована ли Ева у них. Затем я побывала в двух магазинах, где продают только товары для будущих мам. В одном Еву узнала продавщица. Но она сказала, что уже пару месяцев Ева не заходила. Я оставила ей свою визитку и попросила позвонить, если она появится.

– Вы столько сделали.

– М-да. Перед тем как ехать сюда, я встретилась с Дарси. Ева съехала с квартиры месяц назад, записки не оставила. Дарси не знает, куда она ушла, и злится, что Ева не заплатила свою часть. Ей приходится самой платить полную аренду.

– Слишком злится, чтобы дать вам какую-нибудь информацию?

– Не думаю, что Дарси что-то скрывает. Но я встречусь с ней снова. Она может знать больше, чем сама думает.

Хит открыл бутылку пива. Если у Дарси нет ни какой информации, какой шанс у них получить ее? Ева может быть где угодно. И с кем угодно. Он может никогда не увидеть своего ребенка. Никогда.

Черт возьми, за что ему такое? Разве он уже не заплатил самую высокую цену? Он сделал большой глоток пива и отставил бутылку.

– Мы найдем их. Обязательно найдем. – Кэсси положила свою теплую ладонь на его руку.

Хит пытался понять ее поведение.

– Кэсси, вы могли позвонить и рассказать мне это.

Она резко выпрямилась, вероятно, потому что фраза прозвучала обвиняюще.

– Могла.

Почему же она так не сделала?

– У меня есть равиоли, их на двоих хватит, – медленно проговорил Хит, пробуя почву.

Кэсси колебалась. Они вроде сделали уже много шагов навстречу друг к другу, но…

– Я ценю ваше предложение, но мне надо ехать, – ответила она.

Ну вот, он неправильно ее понял, и его отчаяние только усилилось.

– Я просто предложил.

– Спасибо. – Кэсси вышла из кухни.

Хит последовал за ней. И без того скверное настроение стало еще мрачнее. Он не мог понять, почему она приехала, если могла позвонить. Притом, что она даже не пообедала с ним.

Кэсси остановилась у порога и ждала, давая ему шанс что-то сказать. Хит молчал. Тогда она открыла дверь и вышла.

– Простите. – Кэсси направлялась к своей машине.

– За что?

– За то, что побеспокоила вас.

Хит молча наблюдал, как она уходит, шаг даже быстрее, чем обычно. Он удивлялся своим чувствам. Раньше его никогда не влекло к женщине, которую он видел второй раз в жизни. Он знал Мэри-Энн долгие месяцы, прежде чем они начали встречаться. Ева не была для него загадкой, она почти год приходила к нему с документами. Но Кэсси…

Хит вернулся в дом, поужинал в одиночестве и отправился к себе в кабинет. Время тянулось бесконечно медленно. Наступила полночь. Хит боролся со сном. Один удар часов… Два удара…

Хит проснулся весь в поту, пытаясь отдышаться. Ему опять приснился Кайл. Он плакал и кричал: «Папа, папа!»

Вдруг Хит понял, что плач ребенка ему не приснился. Он слышал его на самом деле. Он вскочил и ударился головой о книжную полку.

Снова плач… Нет, это звонок в дверь. Хит помочил головой, чтобы окончательно проснуться, и посмотрел на часы. Четыре тридцать пять. Он заснул за рабочим столом.

Снова раздался звонок. Хит выбежал из кабинета и поспешил по лестнице вниз. Он посмотрел в длинную панель рядом с дверью. Ева. С ребенком на руках.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Хит рывком распахнул дверь. Взглянул на сверток в ее руках, потом посмотрел на Еву. Пустые глаза. Волосы повисли сосульками. Еще ярче выступили веснушки.

– Входи. – Он пропустил Еву и поднял сумку с пеленками, которую она поставила на землю рядом с собой.

Хит провел девушку в гостиную. Он молча ждал, зная, что нельзя подталкивать ее, требуя информацию. А ему хотелось орать: где ты была? Ты чуть с ума меня не свела!

– Мальчик, – сказала Ева.

Торнадо эмоций, закрутившихся в нем, быстро и яростно разрушило стены отчаяния, которые он строил последние годы. Одним гигантским поворотом уничтожило неуверенность и нежелание жить.

Мальчик. Сын.

– Хочешь подержать его? – торжественно спросила Ева.

– Да. – Хит вытер руки о джинсы и потянулся к младенцу.

Одеяло спало с его крошечного личика. Хит первый раз видел своего сына. Мальчик морщился, надувал губы и изгибал спинку. Но глаза не открыл. У него оказались темные волосы и нежное розовое лицо. Хит тихонько провел пальцем по этому лицу, и у него повлажнели глаза.

– Он само совершенство. – Хит взял руку Евы. – Спасибо тебе.

Она долго смотрела на него, потом вздернула подбородок.

– Хочешь его?

– Конечно, я хочу его. Я все время говорил тебе об этом.

– Я имею в виду, – она высвободила руку, – хочешь ли ты держать его у себя? Всегда?

– Что? – Сердце Хита чуть не вырвалось наружу.

– Если хочешь, я оставлю его здесь, с тобой.

– Почему?

– Так ты хочешь или не хочешь?

Хит пытался понять, почему она это делает. Почему она решила бросить сына? Послеродовая депрессия? Если так, то Ева, несомненно, вернется и потребует назад своего ребенка. А вдруг…

– Хочу, – просто ответил он.

– Сколько ты готов заплатить за него?

Хита словно током ударило. Она продает мальчика? Он совершенно не знал ее. Только сейчас он понял, что никогда не знал и не понимал ее.

Мой ребенок стоит всех сокровищ мира.

Как он мог выразить в деньгах ценность собственного сына?

– Прямо сейчас я могу выписать тебе чек на десять тысяч долларов. Если ты хочешь больше, придется подождать, пока в понедельник откроется банк.

– Я возьму чек.

Хит колебался. Так мало? Она знала, что он может заплатить гораздо больше. Что-то здесь не так. Но когда он взглянул на сына, эта мысль исчезла.

– Ты напишешь мне расписку, что полная опека над ним переходит ко мне? – Вряд ли этот документ примут в суде, но это лучше, чем ничего.

– Конечно, почему нет?

Хит собирался передать сына в руки Евы и сходить за бумагой и ручкой, но понял, что уже не может отпустить его.

– Пойдем в кабинет. Там все есть.

Он диктовал, Ева писала. Потом Хит выписал чек и протянул ей.

– Ты дала ему имя?

– Нет.

– Когда он родился?

– Вчера.

– Вчера? Значит, вы не были в роддоме?

– Не были. – Ева направилась к двери кабинета. Безучастный взгляд, пепельное лицо, подгибающиеся ноги.

– Ева, – он тронул ее за плечо. – Тебе надо отдохнуть. Оставайся здесь. Поспи немного. Поешь.

– Не могу. – Ее взгляд остановился на младенце, и выражение лица изменилось, но через секунду она понурилась и заспешила прочь. Потом широко распахнула парадную дверь и выбежала на улицу.

– Подожди! – крикнул Хит, но Ева не остановилась.

Он плотнее завернул сына в одеяло и вышел за ней во двор.

– Как я могу связаться с тобой?

– В сумке для пеленок бутылка. Ее надо подогреть. – Она села в машину, захлопнула дверь и уехала, не сказав больше ни слова.

Хит стоял во дворе, пока не затих шум мотора, потом вернулся в дом. Младенец запищал. Хит убрал одеяло с его лица и стоял в холле, уставясь на него. Его сын. Его второй шанс.

Он наклонился и поцеловал крохотный лобик. У него закружилась голова, его почти тошнило. Он прошел в гостиную, сел и продолжал смотреть на малыша. Вскоре он начал вертеться, хныкать и наконец заплакал. Хит порылся в сумке с пеленками, чтобы найти бутылочку.

Мальчик заплакал громче. Хит не знал, как согреть бутылку. В микроволновке или… Он решил налить в миску горячей воды. Так согревание будет дольше, но, во всяком случае, не расплавится соска или еще что-нибудь.

Пока Хит ждал, когда согреется бутылка, он ходил по кухне, прижимая к себе сына, чуть подбрасывая и шепча успокаивающие слова. Теперь младенец уже не плакал, а кричал. Хит попробовал молоко. Еще не согрелось. Он пустил больше горячей воды и бросился к телефону. Нашел глазами на рабочем столе служебную визитку. Сейчас пять пятнадцать утра, заметил он цифры на телефоне. Она не рассердится?

– Алло? – Голос со сна ниже, чем обычно. Но она пытается не показывать, что еще не проснулась.

– Кэсси? – перекрывая крики младенца, сказал он.

– Хит? Что это?

– Это мой сын. Вы можете сейчас приехать?

Кэсси в тревоге ждала, пока ей откроют дверь. Дом окружала обычная тишина – никаких криков ребенка, никакого пения птиц на рассвете.

Она подготовилась к встрече с Евой. Надо быть вежливой с женщиной, которая принесла Хиту столько печали и волнений. Кэсси подготовилась и к встрече с Хитом. Ведь она больше не увидит его – дело будет закрыто.

Может быть, Ева даже согласится выйти за него замуж. Тогда они будут жить вместе как семья, и ребенок сплотит их.

Дверь открылась. Руки у Хита были пусты. И он почему-то не улыбался.

– Спасибо, что приехали. – Он жестом пригласил Кэсси войти.

Она перешагнула порог и оказалась в холле. В гостиной горел свет, но не было никаких следов рыжеволосой Евы.

– Где малыш?

– Спит. В своей люльке.

Хит повел ее в гостиную. На кофейном столике стояла переносная кроватка для младенца.

– А Ева?

– Уехала.

– Куда?

– Не знаю.

– Не знаете?! – Кэсси склонилась над кроваткой. – Ох, какой милый.

Малыш был завернут в голубое одеяло, крохотное личико едва видно. И сердце Кэсси мгновенно растаяло. Она почувствовала связь с ним, едва увидев его, и желание заботиться и защищать захватило ее полностью.

– Что вы имели в виду, когда говорили, что не знаете, где Ева? – Кэсси выпрямилась.

– Она продала его мне за десять тысяч долларов и уехала.

Кэсси понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что он сказал.

– Вы серьезно?

– Привезла, подписала бумагу, получила чек и исчезла.

Кэсси сидела на софе, держа руку на краю кроватки с младенцем, а Хит рассказывал, что произошло.

– И что вы об этом думаете? – спросила Кэсси, когда он закончил. – Похоже, она была не в себе.

– Определенно. Но я не могу, Кэсси, претендовать на знание ее чувств. Я просто твердо знаю: это – мой сын. И он нуждается в моей заботе.

– Да. Это самое главное. – Она смотрела на крошечное личико и не могла отвести глаз. – Сомневаюсь, что бумагу, которую Ева подписала, примут в суде.

– Я тоже сомневаюсь. Но надо начинать действовать. Необходимо показать его педиатру. Необходимо сделать свидетельство о рождении. И чем скорее, тем лучше. И ему нужно имя.

Малыш открыл глаза. Кэсси улыбнулась.

– Тебе нужно имя, правда, сладкий пирожок?

– Даниэл. Даниэл Патрик. – Хит вынул младенца из кроватки.

– Очень мило. Оно что-то значит?

– Это имя моего отца. До того как он превратился в хиппи и стал называть себя Джорни.

– Так вы дитя хиппи? – рассмеялась Кэсси.

Хит не сразу отреагировал на ее слова, а несколько секунд разглядывал ее. Она не сумела понять, почему.

– Правильно, – наконец сказал он. – А мама называет себя Кристалл. Они живут в коммуне в Нью-Гэмпшире.

– Вы там выросли?

– Да. Я не мог дождаться, когда уеду в колледж. – В голосе Хита чувствовалась нежность. – Они на макробиотической диете, – добавил он.

– Это цельные зерна и сырые овощи, да?

– Это – картон.

– Я люблю стейки, – улыбнулась Кэсси.

– Я тоже. И заказываю их.

Даниэл завозился. Кэсси сжала руки. Ей так хотелось подержать его, а Хит не предлагал. Тогда она нагнулась над малышом и запела: «Ты веселый паучок…»

– Не надо!

– Не надо что? – Удивленная его страстным тоном, Кэсси села на место. Малыш жалобно хныкал.

– Петь.

– Почему не надо петь? Младенцы любят пение. Это их успокаивает.

– Я не обязан объяснять. – Хит пытался укачать сына, но тот крутился и капризничал.

– Может быть, он голодный? – спросила Кэсси, озадаченная поведением Хита.

– Он выпил целую бутылочку прямо перед вашим приездом.

– Может быть, ему надо поменять памперсы? Хотите, я проверю?

Хит не ответил, и Кэсси посмотрела ему прямо в глаза. Он боится довериться мне, поняла она.

– Я хорошо позабочусь о нем, – ласково проговорила она.

– Да. Ладно, – пробурчал Хит после десяти секундного разглядывания Кэсси.

Кэсси взяла малыша, и Даниэл устроился у нее на руках, будто там ему и место.

Будто там ему и место.

Кэсси не говорила о чувствах. Но ей пришлось сморгнуть слезы, когда любовь к этому совершенно незнакомому существу переполнила ее. Беспомощный маленький мальчик. Мама бросила его. А отец так хотел все делать правильно. Но для этого ему надо снова раскрыть сердце и душу. Научиться смеяться и жить среди людей. Вернуться в мир. Даниэл не должен расти отшельником, потому что его папа выбрал такую жизнь.

– У вас есть памперсы? – спросила она.

– В детской. Идите за мной. – Хит провел ее через холл в спальню, такую яркую и солнечную, что Кэсси показалось, она попала в другой дом.

– Как здесь хорошо. Это Ева помогала вам обставить комнату?

– Нет. Я хотел сделать сюрприз.

Кэсси положила Даниэла на пеленальный столик. Осторожно, чтобы не побеспокоить пупочек, поменяла ему мокрые памперсы на сухие и снова завернула. Малыш все еще ворчал. Девушка прижала его к груди и стала качать взад-вперед. Вскоре Даниэл успокоился и заснул.

Хит крутился возле них словно коршун, не сводя глаз с сына.

– Где вы научились так обращаться с детьми?

– Ну… у меня было время для этого.

– Сидели с малышами?

– Не совсем так. Я провела много времени в приемных семьях. А там всегда есть свои младенцы.

Кэсси почувствовала его напряженный взгляд, но сделала вид, что не замечает. Она терпеть не могла, когда ей сочувствовали, узнав, через что она прошла. Все это в прошлом. А теперь она сидит в кресле-качалке, растроганная и расслабленная, потому что держит на руках Даниэла. Она тихонько покачивается, а он спит.

– Мне нужно нанять няню. – Хит склонился к ней, не отводя от нее взгляда.

– Это было бы хорошо.

– Я могу воспользоваться вашей помощью, чтобы найти ее?

– Моей? – Кэсси удивилась. Что она знает о найме нянь? – Для этого есть специальные агентства. Я могу только проверить прошлое кандидаток, которых вам предложат. Найти семьи, в которых они работали…

– Это будет великолепно. – Он положил руку на крохотное плечико Даниэла. – А до тех пор вы останетесь здесь и будете помогать мне?

– Вы знаете, как заботиться о младенце.

– Я знаю, что его надо накормить, менять памперсы, купать. – Хит встретился с ее недоуменным взглядом. – Я уже кормил его из бутылочки. Но я знаю, что забота о малыше это больше, чем согреть бутылочку и сунуть в рот соску.

Кэсси смотрела в невинное лицо Даниэла. Она готова была ради него перевернуть землю. Она хотела, чтобы у него был дом, где бы он рос счастливым, а не просто выживал. Она хотела видеть, как он растет, улыбается, говорит первые слова. Но у нее уже было опасное и глупое влечение к Хиту. А у Хита – больше проблем, чем ей хотелось бы.

И был еще один момент, самый главный. Она не может провести ночь вне дома. Он узнает…

– Я не могу, – сказала она. – Мне очень жаль, но я не могу.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Некоторое время спустя Кэсси открывала дверь своего кабинета. Входя в него, она посмотрела на часы. Всего лишь десять. А ей казалось, что уже очень поздно. Она покинула Хита в таком состоянии, что ее все еще трясло. Покинула Даниэла. Она хотела остаться. И не могла остаться. Никогда в жизни Кэсси так не разрывалась надвое.

Она не стала сидеть в одиночестве, а направилась к своему коллеге и приятелю Джеймсу Паладину. Тот встретил ее усталой улыбкой.

– Мы здесь вторую субботу. Ни отдохнуть, ни выспаться. – Он показал на гору бумаг на письменном столе. – Когда ты шла сюда работать, ты знала, что не будет ни одного свободного дня?

Кэсси улыбнулась в ответ и села напротив него.

– Почему ты звонил? Что случилось?

– Был звонок от Сэма Ремингтона.

Сэм – один из больших боссов Департамента расследований при Американском Красном Кресте. Он работает с периферийными отделами, которые находятся не в Лос-Анджелесе. Второй босс – Куин Джерард, ее непосредственный руководитель. Но Куина сейчас нет, он расследует дело вне города.

– Новый случай?

– Похоже. Но не для меня. Для тебя.

– Почему Сэм не позвонил прямо мне?

– Он сказал, что твой телефон отключен.

Да, правильно. Кэсси отключила его, когда возвращалась в город. Ей не хотелось говорить с Хитом, а Джеми позвонил в ту минуту, когда она снова включила телефон, и попросил встретиться с ним в офисе.

– Жена Сэма… – продолжал Джеми.

– Сенатор Дана Стерлинг?

– Да. Так вот, Дана дружит с твоим новым клиентом, Хитом Равеном.

– Правда? – Интересно, как это они подружились? Очевидно, это произошло до того, как он превратил свой дом в тюрьму.

И вдруг… Кэсси все поняла.

– Нет! – Она вскочила со стула и замотала головой. – Я не хочу играть роль няни для мистера Равена.

– Уже играешь. Босс приказывает.

– Так нечестно, – недоверчиво пробормотала она. – Я сказала «нет», и он стал действовать через мою голову. Это… это… – Она даже не нашла слов, чтобы выразить свою мысль. Как он смеет ставить ее в такое положение?

Ладно. Хит ведет игру без правил, и она примет его условия. Ей придется защищать малыша, защищать от материнской жестокости. Ева сбежала, заставив Хита сходить с ума и разыскивать ее. А потом бросила и отца, и ребенка. Но Кэсси будет защищать Даниэла и от Хита. Он не может дать ребенку радости. А Кэсси знает, что это такое – жить без радости. С Даниэлом такого не случится, по крайней мере до тех пор, пока она будет рядом с ним..

– Я видел, Кэсс, этот взгляд раньше. – Джеми наклонился ближе к ней.

– Какой взгляд? – Она засунула руки поглубже в карманы и отвела глаза.

– Непокорный. Хит клиент. Он оплачивает счета. Тебе надо управлять собой.

– Я буду делать все, что положено. По этому поводу у него не будет жалоб. Кто-то же должен защищать этого ребенка.

– Будь осторожна. Кэсс. – Джеми подошел к ней. – Ты не можешь спасти весь мир.

– Что это значит?

– Ты – рыцарь без страха и упрека. Иногда это хорошо. Но если ты не выиграешь эту битву, можешь пострадать сама.

– Теперь ты – эксперт, изучающий меня?

– Да. Мне кажется, я знаю тебя. Что в этом плохого?

Они стояли рядом, почти касаясь друг друга. Но это не было столкновением, скорее – поддержкой.

– Ничего, – сказала Кэсси наконец. – Как-нибудь мы поболтаем и о тебе. Я тоже выверну тебя наизнанку.

– Уверен, что сможешь. – Джеми засмеялся. – Послушай, позвони мне, если я что-нибудь могу сделать. Или если тебе понадобится плечо, чтобы выплакаться. Или если мистеру Равену потребуется медицинская помощь.

Кэсси шутливо ткнула его в плечо, усмехнулась и взяла сумку. Он слегка тронул ее за локоть, когда она проходила мимо.

– Кэсс, некоторые люди не могут быть спасены, – заметил он серьезнее, чем говорил до сих пор.

Она вздрогнула от этих слов. Джеми заглянул слишком глубоко. Она уже была немного одержима Хитом, поэтому и заставила себя уехать. Кэсси понимала, что никогда раньше не испытывала таких чувств. Хотя, может быть, дело в том, что у Хита ребенок – большая приманка для нее.

– Держи меня в курсе, – попросил Джеми.

– Хорошо, буду.

Выходя из его кабинета, Кэсси чувствовала на себе его взгляд, полный заботы и тепла. Джеми и Куин Джерард были для нее как братья, а не просто коллеги по работе. Это было так приятно – иметь людей, которые думают и заботятся о тебе.

Приехав к Хиту, Кэсси буквально ворвалась в дом.

– Вы поступили подло! – закричала она, заглушая вопли Даниэла. – Вы использовали связи и надавили на меня!

– Я забочусь о сыне всеми способами, которые знаю.

Проклятье! Она великолепна. Лицо разрумянилось, глаза горят. Она засмеялась, когда он сказал о своих родителях хиппи. И Хита ошеломило, какое воздействие оказал на него этот смех. Как будто осветил его мрачный мир. Но эта Кэсси, эта яростная Кэсси, она просто перевернула его сердце!

– Не думала, что мрачные отшельники развлекаются в такой высокопоставленной компании. – Она не отрывала взгляда от Даниэла, и Хит понимал, что она хочет подержать его сына, чтобы тот перестал плакать. – Сенатор Стерлинг ваш друг?

– Мы общались раньше. И я буду использовать любые связи, если это поможет моему сыну.

– Вы ведете себя так, будто я чудотворец, – пробурчала Кэсси. – И долго он так плачет?

Она моя, подумал Хит.

– Час. И он не берет бутылочку.

– Вы купили соски? – Она протянула руки к его сыну, и Хит отдал его. Гораздо охотнее, чем раньше. Он больше ни минуты не мог терпеть плач.

– Нет.

– Они нам нужны. Принесите из моей машины вещи. Пожалуйста. – Она бросила ему ключи.

Хит решил, что «пожалуйста» сказано ему как клиенту, а не как мужчине. Он не хотел, чтобы к нему относились как к клиенту. Девушка Кэсси принесла жизнь в его дом. Следователь Кэсси будет слишком холодной, слишком рассудительной.

– Сомневаюсь, что мне удастся успокоить Даниэла. Но хотя бы дам вам передохнуть, – проворчала она.

Хит расслабился. Достаточно, что она здесь.

Он сжал в пальцах ее ключи. Чтобы принести вещи, ему надо пройти через двор к дубу, где в тени припаркована ее машина. Он посмотрел на машину, потом на Кэсси. Он сказал ей, что это его выбор – не выходить из дома. И это правда. Но…

– Заприте машину, когда все заберете. Хорошо? – И Кэсси отправилась с Даниэлом на руках наверх, оставив Хита одного.

Не думай об этом. Только сделай. Просто сделай.

Хит спустился с крыльца парадной двери, не помедлив ни секунды. Он не сводил глаз с машины. Она была там. В конце длинного туннеля.

Сосредоточься. Смотри на машину. Это цель. Один шаг – одна победа. Второй шаг – вторая победа…

Хит попытался определить, унесет ли все за один раз. И решил, что сможет. Он взял кейс, сумку с вещами и пакет с одеждой на вешалках и запер машину. Затем направился ровным быстрым шагом к дому, вошел, закрыл дверь ногой и прислонился к ней спиной. Подождал несколько секунд, пока утихнет сердцебиение, и отправился вверх по лестнице в гостевую комнату. Он опустил сумку с вещами на кровать, а пакет с одеждой повесил в шкаф. Потом проверил полки в ванной. Полотенца. Мыло, шампунь. Наверное, Кэсси привезла то, что ей может понадобиться кроме этого.

Потом Хит заспешил вниз. Кэсси еще не выходила из комнаты Даниэла, а он уже все сделал. В его душе снова все спокойно. Никаких страхов, только понимание, что он справился. Он спустился с крыльца. Прошел сто шагов и все еще не умер. Хотя кожа стала влажной, а рот сухим.

Для бурбона еще рано? Да, пожалуй, слишком рано. Вместо этого Хит тихими шагами пошел в детскую.

Покой обрушился на Хита, беззвучно приземлился ему на плечи и сменил многолетний хаос. Заставив себя вдохнуть это чувство, он провел рукой по головке сына, по мягким точно пух волосам, по теплой коже младенца. Темно-голубые глаза Даниэла проскользили мимо Хита. Он сосал мизинец Кэсси вместо соски.

Хит понял: она почти мгновенно остановила плач. Он был слишком напряжен из-за похода к машине, чтобы обратить на это достойное внимание. А теперь понял, что ей понадобилось меньше минуты, чтобы успокоить его сына.

Кэсси посмотрела в глаза Хиту. Ее губы расплылись в спокойной улыбке. А может быть, в триумфальной? Проклятье. Как приятно проснуться утром, и она вся теплая и сонная потягивается под простыней, пока простыня не слетает с ее обнаженного…

– Вы сумасшедший? – спросила она, укладывая Даниэла поудобнее.

С чего бы это? Что она прочитала в его взгляде? Он хотел поцеловать ее, а ей показалось, что он выглядит сумасшедшим? Пусть все остается как есть, решил Хит. Лишних проблем им совсем не нужно.

– Я не сумасшедший. Почему вы так подумали?

– Вы выглядели… Не знаю… Вы выглядели очень странно.

– Вам показалось. – Хит протянул руки, чтобы забрать своего сына. – Спасибо, что вы успокоили его.

– Всегда рада. – Кэсси потянулась так, как он и представлял. Ее гибкое тело изогнулось, грудь плотно обтянулась тонкой тканью.

У Хита прервалось дыхание от желания прикоснуться к ее груди, почувствовать твердость сосков и мягкость ее плоти, зарыться лицом в тепло ее кожи.

– Вы в порядке? – спросила Кэсси, встав и скрестив руки. Она будто защищалась, угадав его мысли. Настроение у нее изменилось, она больше не казалась сердитой. Наверное, успокоив Даниэла, она и сама успокоилась.

– В порядке.

– Вы все принесли из моей машины?

Он кивнул.

– Тяжело было?

– Вы захватили с собой достаточно вещей, чтобы пробыть здесь неделю.

– Я имела в виду… – она замолчала на секунду, – Другое.

– Когда вы уехали, здесь побывал педиатр, – Хит резко сменил тему разговора. – Он сказал, что Даниэл в хорошей форме.

– Удобно иметь такие связи, как у вас. Я не знаю ни одного врача, который бы в наши дни ходил по домам.

– Мы уже много лет дружим, – пояснил Хит.

Доктор Джек Мерсер был педиатром Кайла. Хит спроектировал для него и его жены дом. Хотя Хит прославился своими небоскребами, иногда он создавал дома по частному заказу.

– Он хочет видеть Даниэла через неделю, если у нас не возникнет проблем.

– Вы поедете к нему в клинику?

– Собираюсь.

Они вместе вышли из комнаты и остановились на пороге. Посмотрели друг другу в глаза.

– Куда мы направляемся?

– Проклятье, если бы я знал.

– Я… могла бы распаковать вещи.

– Ваша комната наверху, вторая дверь направо. Напротив моей.

Кэсси начала подниматься по лестнице, но остановилась.

– Простите за то, что набросилась на вас. Я вышла из себя.

– Нет необходимости извиняться. Это была уместная реакция. А я люблю честность. Просто я не знал другого способа вернуть вас. Вы нужны мне.

Выражение лица Кэсси изменилось. Магические слова, сказанные так кстати. Но это была всего лишь правда.

– Пойду распакую вещи. У нас есть продукты или мне съездить в магазин? Я могу купить стейков к обеду.

Кроме родителей, ему никто не готовил обед уже несколько лет. Время от времени у него бывали гости, тогда он заказывал еду в ресторане. Но чтобы кто-то хозяйничал в его кухне, заполняя собой ее пространство, – это было так давно.

– В морозилке есть стейки. Я позвонил родителям, чтобы сообщить им новость, – добавил он, когда Кэсси поднялась на второй этаж. – Я думаю, что они рано или поздно выберутся навестить меня.

– Наверное, они могли бы остаться подольше. Тогда у вас отпадет необходимость в няне.

– Не думаю, что им это будет удобно.

Кэсси засмеялась и ушла. Звук эхом отдавался от стен большого пустого дома, снова наполняя его светом и прогоняя мрак. Хит посмотрел на Даниэла, который все еще спал у него на руках.

– Я буду очень осторожен, чтобы нее испугать ее, – прошептал Хит сыну. – Или это эгоизм?

Эгоизм? Неужели? Ему показалось, что есть обоюдный интерес. Может быть, и нет. Он не сомневался, что Кэсси здесь ради Даниэла. Но вдруг ради него тоже? Хоть немножко?

Он подавил искушение подняться вслед за ней по лестнице и поговорить, пока она раскладывает вещи. Интересно, как она жила в приемной семье? Почему ее отдали в такую семью? Хорошо это было для нее или плохо? Почему она решила стать следователем?

Станет ли Кэсси отвечать на такого рода вопросы? Он нанял ее выполнять определенную работу. Все, что вне этих обязанностей – например, приготовленный обед, – ее подарок. Ему не следует злоупотреблять подарками. Это рискованно, Кэсси может уйти раньше, чем будут устроены дела с документами Даниэла и найдется няня.

Няня. Ему не нужен человек, который будет круглые сутки жить у него, в его доме. Но, может быть, он выдержит присутствие дневного помощника? Каким ребенком будет Даниэл? Спокойным или капризным? Как он будет вести себя по ночам – спать или то и дело просыпаться?

Это Хиту надо знать еще до того, как он наймет няню. Или даже раньше, чем он начнет беседовать с кандидатками. Значит, это займет по меньшей мере несколько дней.

Похоже на шантаж?

А как ты хочешь?

Он прервал внутренний диалог, когда понял, что стоит без дела у подножья лестницы с тех самых пор, как Кэсси взбежала вверх. Надо что-то делать.

Интересно, если положить Даниэла в колыбельку, он проснется? И, наверное, его пора покормить.

Хит походил по холлу и снова остановился у лестницы. Прошло достаточно времени, чтобы разложить вещи по местам. Так что же она делает? Он поднялся по лестнице и пересек холл. Кэсси оставила дверь открытой. Надо было как-то заявить о своем присутствии, но Хиту не хотелось беспокоить Даниэла.

Он заглянул в комнату. Кэсси стояла у окна. Не только шторы раздвинуты, но и жалюзи подняты. Открывается ясный вид на буйно заросшее имение. Хит не видел лес с верхнего этажа уже… Очень давно.

– Вам что-нибудь нужно? – спросила Кэсси, не оборачиваясь.

– Только убедиться, что с вашей комнатой все в порядке. – Интересно, как она узнала, что он тут?

– Все замечательно.

– Моя комната напротив.

– Хорошо. – Кэсси подошла к нему, глядя в глаза, и только потом посмотрела на спящего младенца.

– Вы так естественно его держите, – сказала она.

– Ласкать легко.

– А что трудно?

– Вспоминать. – После недолгого колебания Хит выбрал правду.

Она сочувственно что-то промычала, но в глаза ему не посмотрела. За что он мысленно поблагодарил ее.

– Мэри-Энн всегда сама заботилась о Кайле, – начал он в тишине. – Я думал, что самое важное в моей жизни – обеспечение семьи. И я отдавал работе больше времени, чем семье. Я совсем мало общался с Кайлом, в особенности в самом раннем детстве. В этот раз я буду вести себя по-другому.

– Это хорошо. Хотя, судя по тому, что я видела в Интернете, вы очень востребованы. В своей работе вы достигли вершин.

– Насчет вершин не знаю, но работаю я хорошо. Очень любопытно, как формируется общественное мнение. Быть отшельником – это получить дополнительный балл. Люди любопытны, они приходят посмотреть на меня. А уже здесь их начинают интересовать мои проекты.

– Как вы встречаетесь с клиентами?

– Они приезжают сюда и, по-моему, испытывают разочарование. Я не оброс бородой, у меня нет безумного блеска в глазах. Мой партнер занимается инженерным обеспечением, ведь кто-то должен смотреть, как идет стройка. Бизнес-управляющий занимается персоналом. А я делаю проекты.

Даниэл проснулся. И тут же начал плакать. Громко и требовательно.

– Пойду приготовлю бутылочку, – сказал Хит, собираясь передать шумный сверток Кэсси.

– Или я пойду приготовлю еду, а вы поменяете пеленки, – с вызовом предложила она.

– Думаю, я справлюсь.

– Так начинайте. – Она поцеловала малыша в лобик. – Папе иногда надо поучиться, правда, Данни-малыш?

Данни-малыш. От прилива нежности Хит чуть не поцеловал Кэсси.

Он еще не знал, как сработает судьба, когда звонил ее боссу. Но он получил, что хотел. И был благодарен.

Правда, когда он звонил, ему и в голову не приходило, что Кэсси Миранда согласится быть временной няней.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– По-моему, бэби-монитор надо поставить в моей комнате, – предложила Кэсси в одиннадцать часов вечера. Они только что устроили Данни в его колыбельке и надеялись на пару часов беспрерывного сна.

– Я его отец.

– А я помощница.

– Недобровольная помощница, – спокойно уточнил Хит.

Кэсси топнула ножкой. С ума можно сойти. Лежать в постели и знать, что Хит встал и возится с малышом. Называйте это материнским инстинктом, эгоизмом или легким помешательством – она хотела быть с Данни всю ночь. Если честно, то она хотела поставить кроватку в свою комнату. Но, с другой стороны, ей придется включать свет, а это может помешать малышу.

– Мы можем вставать к нему по очереди.

– Как?

– Я поставлю бэби-монитор у дверей своей спальни. Мы оба будем держать двери открытыми. Я встану первый раз, а вы – второй.

Если дверь останется открытой, Хит догадается, какой она бывает трусихой. Но, с другой стороны, это самая большая уступка, на какую он готов пойти.

– Хорошо, будем вставать по очереди.

– Очень великодушно с вашей стороны.

Кэсси засмеялась. Хит еще не смеялся, но уже чуть улыбнулся. И явно стал теплее относиться к ней. Наверное, она зря беспокоится, что в жизни Данни будет не хватать радости.

– Хорошо, тогда спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Кэсси закрыла свою дверь. К тому времени, когда она была готова идти в постель и снова открыла дверь, Хит уже лег. Его дверь была чуть приоткрыта, в комнате темно. Кэсси весь день не замечала тишины в доме. Даже когда Данни спал, а они не разговаривали. Сейчас глухая тишина снова опустилась на дом.

Открытые двери… Это казалось слишком интимным для двух почти незнакомых людей. Хит мог пересечь холл и войти в комнату, где она спит. А она ничего не будет знать.

Кэсси забралась в постель. Свет из ванной проникал в спальню. Она закрыла глаза, в надежде расслабиться. Она тоже могла пересечь холл, пока Хит спит. И он тоже ничего не будет знать.

Эта мысль показалась ей интригующей. Что в нем так влекло ее? Его внешность. Его ум. Успех, он тоже много значил для нее. Дело не в том, какой работой он занят. Важно, что он хорош в этой работе и потому доволен тем, что делает.

Из Интернета Кэсси узнала, что Хит одним из первых в стране, а может быть, и в мире, начал проектировать небоскребы. Так пришел успех. Люди подолгу ждали, когда он немного освободится и проконсультирует их проекты. Как он собирается ввести младенца в эту жизнь? Особенно без жены. Няня, конечно, может помочь, но это совсем другое.

Может быть, со временем, когда Хит начнет выходить из дома, он снова эмоционально откроется людям, встретит женщину и женится на ней. И у них будет много детей.

Кэсси окинула взглядом гостевую комнату. Она не очень разбиралась в мебели, но все вещи выглядели дорогими. Дорогие сорта дерева, плед ручной работы. Картины на стенах тоже не куплены, как у нее, в гаражной распродаже. Но не хватает атмосферы тепла и заботы, которую создает любящее сердце.

Свет, скользнувший по двери, озадачил Кэсси.

– Не можете заснуть? – спросил Хит, не входя в комнату и даже не заглядывая.

Кэсси села и взяла ноутбук, делая вид, будто что-то записывает.

– Заходите, – пригласила она.

На нем была футболка и брюки от пижамы, такие же длинные, как у нее.

– Вы тоже не можете заснуть? – спросила она.

Хит покачал головой и в комнату не вошел, оставшись в дверях и прислонившись к дверной раме.

– Вы как-то сказали, что жили в приемных семьях. Сколько же вам было лет?

– Девять. – Кэсси подняла колени и прислонилась к изголовью кровати.

– Как случилось, что вы туда попали?

– Мать умерла от передозировки наркотиков, когда мне было пять. О папе вообще речи не шло. Меня взял дедушка, но он умер, когда мне исполнилось девять. – Кэсси заметила в его глазах сочувствие, а этого ей вовсе не хотелось. – Все в прошлом, Хит. Кончено и забыто.

– Сколько семей вы поменяли?

– Семь, – кратко бросила она, явно не собираясь развивать тему.

– Вы были проблемным ребенком?

– Можно сказать и так. Но я изменилась.

– Не уверен. – Хит улыбнулся, и Кэсси поняла, что он шутит.

– Все зависит от обстоятельств. Вы дернули за веревочку, мистер Равен, друг сенатора Стерлинг.

– И не жалею.

По бэби-монитору они услышали, что Данни заплакал. Кэсси сбросила одеяло.

– Моя очередь, – напомнил Хит.

– Но я тоже не сплю. Судя по времени, он еще не хочет есть. Может быть, его надо немного поукачивать, и он снова заснет. А мне это лучше удается, чем вам.

– Хвастунишка.

– Это правда.

Они старательно не смотрели друг на друга. Наконец Кэсси улыбнулась.

– А что, если мы пойдем вместе?

– Какая великолепная идея.

Хит понимал, что Кэсси обидно не держать малыша на руках. Но он не собирался позволять ей брать на себя всю заботу. Это его сын, а она не будет рядом вечно. Он должен научиться сам ухаживать за Данни. Особенно, если он решил, что ему нужна помощь только днем.

Данни заходился от плача. Хит шагал по гостиной, слегка раскачивая его, и шептал ласковые слова. Наверное, у него это заняло больше времени, чем у Кэсси, но малыш наконец успокоился. Он еще всхлипывал, но уже почти заснул. Хит решил, что если он будет разговаривать, а Данни не заплачет, то его можно будет положить в кроватку.

Хиту хотелось больше узнать о детстве Кэсси. Его родители, может, и были немного «с приветом», но он рос в постоянном и любящем окружении.

– Почему об отце речи не шло?

– Понятия не имею, каким он был. В свидетельстве о рождении его имени нет, и мне его не сказали.

– А как вы жили с дедушкой?

Кэсси улыбнулась, теплые воспоминания засветились в ее глазах.

– Он был старый и милый. Он много лет назад потерял из вида мою маму и даже не знал о моем существовании. Поэтому его, конечно, озадачило, когда люди из Департамента детского попечительства во Флориде вызвали его в Сан-Франциско. Знаете, когда я росла, то встречалась и с хорошим и с плохим, как и все.

Хит услышал в ее голосе желание уйти от этой темы, видимо, ей неприятной. Интересно, что же случилось?

– Вы учились в колледже?

– Да, мне нравилось учиться.

В каждом ответе будто спрятана тайна. Поэтому ему хотелось знать больше.

– Вы были хорошей студенткой?

– Я решила, что могу быть такой же успешной, как и любой другой. Можем мы изменить тему разговора?

– Мне интересно, потому что мы прожили такие разные жизни. Почему вы всегда будто держите оборону?

– Потому что я не оглядываюсь на прошлое.

Судя по выражению лица, Кэсси могла бы еще много чего рассказать. Как далеко он сегодня может подталкивать ее к откровенности?

– Какая была у вас в колледже специализация?

– Уголовное право.

– Почему?

– Я хотела стать адвокатом.

– Почему не стали?

– У меня не хватило денег на юридический факультет, и я пошла работать следователем в фирму «Оберман, Стил и Дженкинс». Работа мне понравилась. Во всяком случае, не надо весь день сидеть в офисе или в зале суда.

Хита удивили эти слова. Он готов был держать пари, что Кэсси и теперь мечтает стать адвокатом и, наверное, защищать права детей.

– На какие средства вы жили, когда учились в колледже?

– Работа. Много работы.

Он подумал о собственной жизни в колледже. Он получал полную стипендию, и его единственная забота была – как потратить деньги.

Несколько секунд Кэсси ничего не говорила, потом повернулась к Хиту.

– Данни крепко спит. По-моему, нам надо самим немного поспать, пока можно. Никогда не знаешь, сколько продлится тишина.

Хит вовсе не чувствовал усталости. Ему хотелось послушать рассказы о ее жизни, узнать, как она видит свое будущее. Его путь был гораздо легче, с едва заметными колдобинами, как и на любой дороге. Вот только Кайл…

– Вы правы. – Он встал. – Будем надеяться, что на этот раз он проспит больше, чем полчаса.

Хит осторожно положил Данни в кроватку. Малыш не шелохнулся.

– В следующий раз вы будете держать его. Даже если я встану, – пообещал он.

– А я думала, мы устроим над ним драку на кулаках, – с улыбкой в голосе прошептала Кэсси, когда они оба склонились над кроваткой.

Хит повернул к ней голову. Их разделял едва ли шаг. Хит встал на дюйм ближе. Кэсси опустила глаза и задержала взгляд на его губах. До нее донесся запах мыла и зубной пасты. Он хотел ладонями обхватить ее лицо, поближе притянуть к себе, коснуться ее губ, запустить руки под пижаму, ощутить ее кожу…

– Я не… Я не имела в виду… – Она резко выпрямилась.

– Правильно. Да. Конечно. – Хит отпрянул назад. Какого черта, что он делает?

– Спокойной ночи, – бросила Кэсси и заспешила в свою спальню.

Он подождал с минуту, пока она уйдет, чтобы избежать неловкого момента перед дверями спален.

Через час Данни проснулся, и Хит позволил Кэсси позаботиться о нем. В следующий раз, два часа спустя, она спала или притворялась, что спит, а он поменял памперсы и покормил малыша.

Хит уложил Данни спать и посмотрел на лестницу. Не проснулась ли Кэсси? Не думает ли о поцелуе, который чуть было не случился? И обязательно бы случился, если бы она не отступила назад, проявив больший самоконтроль, чем он.

Ему и вправду пора выйти из дома, решил он, посмеиваясь над собой. Когда спустя минуту он подошел к спальне, у Кэсси еще горел свет. Он постоял у своей спальни на случай, если она позовет его.

Она не позвала. И Хит вошел в свою комнату, которая еще никогда не казалась ему такой одинокой.

Удивительно, как все изменилось в его жизни.

Интересно, что же будет дальше.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Кэсси никогда не проводила воскресенья в ленивом безделиц. Так что при мысли, что в воскресенье ей не надо ничего делать, только готовить, есть и играть с Даниэлом, ей показалось, что это и есть, отпуск. Она уже давно не была в отпуске. Что-то напевая себе под нос, Кэсси подбросила оладьи на сковородке, чтобы добавить их к тем, которые уже стояли в тепле духовки. Она слышала всплески душа и решила, что Хит скоро спустится вниз.

Ей необходимо взять себя в руки, прежде чем он войдет. Вчера она чуть не поцеловала его. Вообще-то «чуть» не считается. В нормальной жизни – не считается. Но прошлой ночью она была на работе, а Хит – клиент. А еще раньше она видела, как его взгляд изучающе скользит по ее фигуре. Ненавязчиво, но с явным интересом.

А этим утром она нервничает. Из-за чего?

Кэсси заставила себя глубоко подышать. Потом окинула взглядом кухню. Не слишком ли далеко она зашла, когда открыла все жалюзи и шторы? Если ему это не понравится, она уже придумала, как убедить его оставить ставни открытыми. Она накрыла стол для завтрака на веранде. Опять же, не слишком ли она давит на него? Возможно. Но ее это не волнует. Лишь бы это помогло вернуть Хита к нормальной жизни. Данни это необходимо. Что Хит может сделать с ней? Уволить? Во всяком случае, это отвлечет их от чуть было не состоявшегося поцелуя.

Время уже около одиннадцати. Ночью Данни спал мало, а сейчас наверстывал – спал больше двух часов подряд. Каждые пятнадцать минут Кэсси на цыпочках заглядывала в детскую. Но малыш должен сам заворочаться, когда проснется.

Кэсси услышала, как по лестнице спускается Хит. Шаги медленные и уверенные. Ее сердце замерло. Ей так хотелось увидеть его лицо, когда он обнаружит, что свет со двора льется в дом.

Хит вошел в кухню и вытаращил глаза.

Кэсси достала из духовки тарелку, полную теплых оладий и бекона, и добавила туда новую порцию со сковороды.

– Завтрак готов, – как ни в чем не бывало объявила она. Хит слишком долго молчал, и пульс у нее помчался вскачь. – Я подумала, что можно позавтракать на веранде позади дома.

– Вы и правда перенесли все туда, – произнес он после долгого молчания, не отрывая от нее взгляда.

– Вы меня нанимали, чтобы я это делала. – Кэсси выдержала его взгляд.

– Это мой дом, Кэсси. Мой выбор.

Она подошла к холодильнику и, достав вазу с фруктами, поставила ее рядом с оладьями.

– Не хочу вас тревожить, но, по-моему, Дании выглядит немного бледноватым. Ему необходим солнечный свет. Впрочем, через такой лес вряд ли пробьется много света.

Хит недоверчиво смотрел на нее. Прислушается ли он к ее словам?

– Налить вам кофе? – быстро спросила Кэсси, не позволяя ему продолжить разговор на эту тему.

– Да.

Напряжение нарастало. Лучшее доказательство – его спина. Она становилась все прямее.

– Давайте наполним тарелки и отнесем их на веранду, – бесстрашно объявила Кэсси. – Иначе все остынет.

Она взяла кофейник с уже приготовленным кофе и поставила на поднос. Затем разместила сливки, сахар и кленовый сироп.

– Масло для оладий? – беззаботно спросила она, будто не замечая, как Хит отдалился от нее.

– Нет, спасибо.

– Не будете ли вы любезны донести поднос? Я займусь нашими тарелками.

Она подвинула к нему поднос. Он взялся за ручки.

– Я знаю, что вы делаете. – Глаза у него так потемнели, что стали такими же зелеными, как лес.

Конечно, подумала Кэсси, я никогда не считала его глупым.

– Я не права?

Он заставил ее ждать целую вечность.

– Я еще не уверен.

Кэсси погладила его плечо. Тепло проникло сквозь рукав и согрело ладонь. Сердце помчалось вскачь.

– Это плохая идея, – спокойно произнес Хит.

Она моментально убрала руку, почувствовав разочарование и удивление. Ей казалось, что она начинает понимать его.

– Я не имел в виду ваше прикосновение, – начал он. – Хотя это тоже… – Он не закончил фразу. – Я нуждаюсь в вас здесь. Я не хочу делать ничего такого, что заставило бы вас уехать раньше, чем все будет устроено. Я знаю, что вы здесь из-за Дании.

– Отчасти, – честно призналась Кэсси. – Я всегда на стороне детей. Но…

– Но?

– Вы тоже здесь есть. – Она не добавила ни слова, потому что не знала, что еще сказать.

– Меня влечет к вам не потому, что я давно один, – проговорил Хит. – Вам нужно это знать. В моей жизни женщины приходят и уходят, в основном это деловые контакты. Я никогда не чувствовал такого… желания. Особенно так быстро.

– Значит, нам надо быть осторожными.

– Да, – тихо согласился он.

– Никаких прикосновений.

– Я не хочу устанавливать правила, – после секундного колебания признался Хит. – А вы?

Нет, она не хотела испытывать чувство вины, если они нарушат какое-нибудь правило. Кэсси покачала головой.

– Хорошо. – Он вроде бы чуть-чуть расслабился. – Мы будем решать дальнейшее медленно и без напора. Будем справляться с проблемами по мере их поступления.

– Когда жизнь устроится, мы увидим, куда и откуда она идет, – поддержала его Кэсси.

Хотя он не прав, подумала она. «Медленно и без напора» – это не для них. Напряжение нарастало; так, будто кто-то повернул рычаг и оно сразу подскочило до максимума.

– Завтрак остывает.

Неловкость сопровождала их, пока они ели. И не только из-за спора. Главное, Хит сидел на воздухе, почти вне дома. Они выпили по второй чашке кофе. Кэсси закрыла глаза и подставила лицо легкому ветерку.

– Что бы вы сегодня делали, если бы не были здесь? – спросил Хит.

– Если я не работаю, то провожу воскресенья в детском приюте О'Коннор.

– Что вы там делаете?

– В основном консультирую.

– Сегодня они будут скучать без вас. Может быть, вам следовало…

– Нет. Я уже позвонила. Они знают, что не могут рассчитывать на меня каждую неделю. По работе я часто уезжаю из города. Бывают и долгие часы работы.

– Но вам нравится.

– Очень.

Хит поставил кружку на стол и откинулся назад.

– Завтрак был великолепен.

– Я рада.

– Вы беспокоились?

– Нет. Я довольно прилично готовлю, когда сосредоточиваюсь на стряпне. – Кэсси улыбнулась. Она поняла, что Хит имеет в виду, но предпочла ответить так. Конечно, она беспокоилась, что он не захочет выходить на улицу. Но беспокойство никогда не мешало ей делать то, что необходимо.

На переносном бэби-мониторе они увидели, что Даниэл проснулся и расплакался.

– Я уберу в кухне, – сказал Хит, – а вы займетесь ребенком.

– Вы просто не хотите возиться с пеленками. – Кэсси отодвинула стул.

Он рассмеялся.

У Кэсси замерло сердце – триумф возносил ее над лесом. Она сделала это. Она заставила его вот так смеяться. Теперь ее задача придумать, как сделать, чтобы он смеялся снова и снова.

Пару часов спустя Хит подошел к большому окну в своем кабинете и приподнял жалюзи. Он не увидел Кэсси и Данни, которые отправились на прогулку. Кэсси приглашала Хита пойти с ними, но он сказал, что хочет сделать кое-какую работу.

В основном это была правда – у него накопилось много дел. Но интерес к ним пропал.

Хит пошел в другой конец кабинета и поднял жалюзи на втором окне. Тут он увидел Кэсси. Она спокойно стояла и покачивалась из стороны в сторону. Интересно, Дании проснулся?

Одним своим присутствием Кэсси приносила ему облегчение. Кроме тех моментов, когда она сексуально возбуждала его уже тем, что была в той же комнате.

Если он присоединится к ней и Дании на прогулке, то, вероятно, сможет коснуться ее. Поддержать ее за локоть, когда она поднимается по лестнице. Ведь она не оттолкнет такое простое прикосновение? Или оттолкнет?

Но Хит поздно принял решение. Хлопнула входная дверь, и Хит пошел вниз по лестнице, чтобы встретить их.

– Я сейчас вернусь, – сказала Кэсси, вручая ему Данни, и направилась в дамскую комнату.

Хит наблюдал за ней, пока она не исчезла за дверями. Он изучал ее сексуальную спину и представлял, как его руки прикасаются к ней и как они целуются…

Он остановил свои мысли. Они могут привести только к осложнениям.

– Тебе понравилась прогулка? – спросил он у крохотного сына, направляясь в гостиную. – Она то, что надо, правда? – делился он с Данни. – Прирожденная мама. И красивая женщина.

Данни изогнул спину. Вытащил ручки из-под одеяла и тыкался ими в шею под подбородком. Хит нагнулся, чтобы поцеловать маленькие пальчики, сжатые в кулачки. Лоб, щечки, запах младенца запечатлелись в мозгу Хита. В сознании вспыхнул образ Кайла. Начало щипать глаза, в горле будто загорелся костер. Он едва помнил его малышом, с невыносимой печалью понял Хит. В младенчестве у него были светлые волосы, как у Мэри-Энн, и зеленые глаза, как у отца.

Хиту хотелось бы сравнить братьев, но он не мог. Мэри-Энн забрала все фотоальбомы, не оставив ему ничего. Ничего, кроме воспоминаний. И самое мучительное – последнее.

«Папа-па…»

Голос Кайла преследовал его. Всегда будет преследовать.

– Вам удалось поработать? – Кэсси неслышно подошла к нему.

Хит не хотел, чтобы она видела его в таком состоянии. Но исчезнуть он тоже не мог. Он поднял глаза.

– Ох, Хит!

Сочувствие в ее глазах подействовало будто удар в живот. Она подняла руку, и Хит отпрянул назад. Настойчивая, как всегда, Кэсси не отступала. Через секунду она уже гладила его по голове. Ее прикосновение успокаивало. Слишком успокаивало. Хиту не хотелось отталкивать ее. И он не оттолкнул.

– Не надо, – тихо попросил он.

Как обычно, она не прислушалась. Подошла к нему, встала на цыпочки, прижала свои губы к его и потом, слегка касаясь, будто погладила их. Хит обхватил ее голову и вернул гораздо более долгий поцелуй. Потом обнял ее и привлек к себе. Ах, какое простое удовольствие – прикосновение человека, тепло человека. Это было так давно. Очень давно.

– Спасибо, что вы здесь, – произнес он. – Не уверен, что я справился бы один.

– Вы бы прекрасно справились. С Дании вы чувствуете себя сильным.

Потому что ты здесь, думал Хит.

– Вам надо поспать. Нам обоим надо. Но сначала не хотите пообедать?

– Вы не обязаны готовить для меня.

– Знаю, – улыбнулась Кэсси. – Вечером у нас будет барбекю. И пусть мужчина разожжет огонь, – усмехнулась она.

Когда она ушла, Хит улыбнулся. Ее коса билась взад-вперед о спину и словно поглаживала ее. Ему хотелось положить руку на ее ягодицы и провести по нежно очерченным линиям.

Слишком много фантазий, подумал он. Время для холодного душа или чего-нибудь в этом роде. Он и Дании будут смотреть по телевизору игру команды «Сорок девятых». Для мальчика никогда не рано посмотреть свою первую футбольную игру.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Немного поспав, Кэсси спустилась вниз, в кабинет Хита. Он сидел спиной к ней, сосредоточив все внимание на экране компьютера. Жалюзи все еще опущены. Почему Хит их не открывает? Что может заставить его поднять их? Кабинет – единственная комната, где Кэсси не поставила его перед фактом открытых свету окон. Впрочем, он бы и не позволил.

Стоит ли ей поздороваться и уйти, чтобы заняться своей работой? Кэсси знала, чего ее хотелось бы на самом деле. Принести свой компьютер в его кабинет и работать здесь. Так, чтобы она могла видеть Хита, разговаривать с ним. Касаться его. Особенно это. Не прикасаться к нему становилось все труднее и труднее.

– Вы можете войти. – Хит повернулся на стуле, удивив ее. – Вы спали?

– Да. А вы? – Кэсси искренне надеялась, что сексуальное желание не сияет у нее в глазах.

– Я достаточно поспал, чтобы заниматься делами. – Он нажал на несколько клавиш и потом полностью переключил внимание на нее. – Какие планы, Кэсси?

– Ммм. Свиная вырезка. Свежая спаржа. Ее мы тоже можем пожарить на гриле. И красная картошка, я запеку ее в духовке с розмарином на оливковом масле.

– Я имел в виду Данни. Но это тоже прозвучало неплохо.

– Простите, – улыбнулась она. – Я проголодалась. – Кэсси взяла со стола ручку и стала постукивать ей по ладони. – Я нашла агентство с хорошей репутацией, они найдут няню. Я свяжусь с ними завтра. Вам нужен адвокат, чтобы следить за соблюдением закона. Уверена, что придется сделать анализ ДНК, чтобы доказать отцовство. Есть фирмы, куда можно послать по почте образцы и через неделю получить результаты. Но вам для опекунства понадобится несколько образцов в доказательство, а это займет больше времени. У вас есть семейный адвокат?

– Да. Как я могу получить копию свидетельства о рождении?

– Будет послан запрос в департамент, где ведется статистика рождаемости, смертности и браков. Там должно быть известно, где Ева родила.

– Меня тоже впишут в свидетельство?

– Она не сможет отделаться от вас как от отца, не беспокойтесь об этом. У меня прекрасные отношения с этим департаментом. Все будет сделано. Но было бы полезно хотя бы поговорить с Евой. – Кэсси встала и положила ручку на стол. Пора идти готовить обед, решила она. – Вы можете позвонить адвокату завтра утром. Если он не такой хороший друг, чтобы приехать в воскресенье.

– Он друг, – улыбнулся Хит, – но я позвоню ему завтра утром. Вас, кажется, возмущают мои связи.

– Я завидую им. В любом случае он, наверное, составит новый документ и даст его подписать Еве. Конечно, если вы увидите ее снова. – Кэсси направилась к двери.

– Я надеюсь скоро увидеть ее.

– Почему? – Она остановилась в дверях от удивления – у Хита был такой уверенный тон.

– Предчувствие. Может быть, из-за ее взгляда. Из-за того, как она смотрела на Данни, перед тем как убежать.

– И как она смотрела?

– Отчаянно. Печально.

У Кэсси снова проснулись подозрения. Она сомневалась, что дела пойдут тем путем, какой представляется Хиту. Или ребенок не его, или Ева заберет его себе. Надо подумать, как сказать Хиту о возможности такого развития событий.

– Как она выглядела во время беременности? – Кэсси оперлась на косяк.

– Что вы имеете в виду?

– Была ли она довольна? Взволнована? Боязлива? Не хотела ли она прервать беременность? Или она бодро смотрела вперед и хотела стать матерью?

– Беременность не была запланирована, а мы не были женаты. Это далеко от идеальной ситуации.

– Понимаю.

– Она не говорила, – Хит встал и приблизился к Кэсси, – что беременна, до тех пор пока срок уже не позволял прервать беременность. Мы не говорили об этом. Не знаю даже, задумывалась ли она об аборте. Если бы Ева спросила моего мнения, я бы попросил оставить ребенка и, когда он родится, отдать мне.

Но был ли Дании его ребенком? – сомневалась Кэсси.

– Дети заслуживают…

– Да, они заслуживают. – Хит на мгновение приложил палец к ее губам. – Я стараюсь, Кэсси. Я знаю, что вы не сказали мне и… половины, десятой части того, через что вы прошли в приемных семьях. Я могу только догадываться о том, что вам довелось пережить. Надеюсь, когда-нибудь вы поделитесь со мной.

Кэсси заблокировала многие воспоминания из тех лет и вовсе не хотела оживлять их снова. Но, с другой стороны, сколько детей оказывалось в худшей ситуации, чем она.

– Я не подвергалась сексуальному насилию, – сказала она, и это было уже много.

– Рад это слышать.

– Я… должна заняться обедом.

Но она стояла не шелохнувшись. Хит тоже. Они смотрели друг другу в глаза, будто что-то искали в них… Что?

– Как вы жили в этих приемных семьях? – спросил Хит, поглаживая ей руку.

– Дайте мне полчаса все подготовить, а потом можете разводить огонь. – Кэсси повернулась и отошла от него.

– Кэсси, мы вполне подходим друг другу?

Она заспешила по лестнице вниз, только каблуки цокали по ступенькам. Раздался вопль Данни. Кэсси завернула в детскую, взяла малыша на руки, прижала к себе. Она слишком глубоко увязла. И с ребенком… и с мужчиной. Ей не следует дольше оставаться здесь.

Но сможет ли она уехать?

– Ты прав. Этот документ суд не примет во внимание, – сказал адвокат Хита на следующее утро.

Кервин Рэдьярд отказался от часа, отведенного на ленч, чтобы приехать к Хиту.

– Тогда мне нужно, чтобы ты составил такой документ, который суд примет, – парировал Хит.

– Я могу составить такой документ. Но ты должен знать, что предстоит нелегкая битва. Если Ева передумает, суд будет на ее стороне.

– Я хочу как можно лучше защитить Дании. Сможет ли Ева окончательно забрать его у меня?

– Пока не будем над этим задумываться, Хит. Всему свое время. Сначала надо сделать анализ ДНК. Лаборант приедет за образцами завтра. Мы должны быть уверены, что все бумаги собраны и в порядке. Тебе не надо будет повторно получать их и замедлять этим процесс.

– Да, Кэсси мне говорила.

– Кэсси?

– Кэсси Миранда, следователь Департамента расследований, – пояснил Хит. – Какой следующий шаг?

– Надо найти Еву.

– Над этим работает Кэсси. Ты можешь помочь получить свидетельство о рождении Дании?

– Надо обратиться в Департамент статистики рождений, браков и смертей. Но это после результатов анализа ДНК, доказывающих твое отцовство. Мы займемся этим позже. Между «сейчас» и «потом» многое может случиться. – Кервин поставил на стол пустую кофейную чашку и встал. – Спасибо за ленч.

– Спасибо за то, что приехал, хотя мы могли решить наши вопросы по телефону. Здорово было повидаться с тобой.

– Могли бы. Но я хотел увидеть тебя и посмотреть, как ты живешь. – Кервин наклонил голову набок. – Тебе лучше?

– Может быть.

– Ты простил себя?

Хит покачал головой. Тут нечего сказать. Кервин пошел по дорожке, потом обернулся.

– Ты слышал, Мэри-Энн собирается замуж? Это новость едва могла заинтересовать Хита.

– Мы не поддерживаем отношения.

Друг уехал. Хит шел по двору, выискивая маленькие лучики солнечного света. Он закрыл глаза и подставил лицо солнцу. Покой тихо заполнял его. И это несмотря на полную неизвестность впереди.

Он услышал шум подъезжающей машины, открыл глаза и увидел, как Кэсси въезжает на подъездную дорожку. Надо что-то делать с зарослями. Кусты такие густые, что могут поцарапать краску на машине. Почему никто не сказал ему?

Риторический вопрос. Никто никогда не критиковал его. Только Кэсси подняла ставни, не спросив у него.

Хит наблюдал, как она выходит из машины и идет к нему. Ее гибкая фигура, быстрая походка притягивали его взгляд, заставляли сильнее сжиматься сердце.

– Вы все сделали, что запланировали? – спросил он, чтобы отвлечься от возбуждающих мыслей.

– Я побывала там, где хотела. Еще сделаю отсюда несколько звонков. Я снова хочу связаться с Евиной соседкой, Дарси. Она наша главная надежда. Если Ева захочет с кем-нибудь общаться, то, скорее, это будет Дарси. – Кэсси поставила портфель на землю и сняла кожаную куртку. – Как Данни?

– Когда Кервин только приехал, он немного покапризничал. Потом выпил бутылочку и снова заснул. Спит уже полчаса.

– Что сказал ваш адвокат?

– Довольно много повторил из того, что говорили вы. Будем собирать документы и подавать на опекунство.

– Хорошо. – Кэсси подставила лицо скудным лучам солнца. – Ничего нет лучше сентября в Сан-Франциско.

Она купалась в солнечном свете, и, казалось, ее окружает ангельская аура. Но Хит знал, что она жесткая. Хотя, может быть, слово «сильная» подходит больше. Кроме преданности Дании, Кэсси вроде бы не позволяла себе показывать эмоции. Потому что она профессионал? Или потому, что ее прошлое задавило в ней все чувства?

– Я связалась с агентством насчет найма няни, – небрежно начала она, но смотрела ему прямо в глаза. – Я договорилась о вашей встрече с директором завтра. Она будет здесь в десять утра. Так что вы оба сможете задать друг другу все вопросы.

У Хита свело судорогой желудок. Он был не готов для этого. Он не хотел, чтобы кто-нибудь жил в его доме. Кто-нибудь, кроме Кэсси.

– Прекрасно. – Он повернулся к дому. – Спасибо.

– Мы найдем няню, с которой вам будет удобно, – сказала она ему в спину.

Он кивнул и направился к дому.

Дании плакал не переставая. Они по очереди пытались укачать его, Кэсси даже унесла его в другую комнату и пела ему колыбельные, но ничего не помогало.

– Я покатаю его в машине, – наконец сказала она Хиту.

– Нет.

– Это может успокоить его. Так реагируют многие младенцы.

Хит не захочет отпускать Дании одного. На это Кэсси и рассчитывала. Ему придется поехать с ними – приоткрыть дверь в окружающий мир.

– Я хороший водитель. – Она притворилась, будто считает, что Хита беспокоит эта сторона.

Дании продолжал кричать и плакать.

– Ладно, – пробормотал Хит. – Пусть покатается. Но я тоже поеду. И ни одной минуты не думайте, будто я не понимаю, что вы все подстроили.

С каждым часом он нравился ей все больше. Его добровольное заключение сломило бы слабого человека, а он по-своему справлялся с горем.

Хит сел на место рядом с водителем. Кэсси старалась не смотреть на него. В поле ее зрения попали только его руки. Он прижал их к коленям, когда она включила зажигание и тронулась. Кэсси не спрашивала, все ли с ним в порядке. Если ему плохо, она надеялась, он ей скажет. Но она не собиралась облегчать ему путешествие.

Еще не было семи вечера. Дневной свет медленно таял, создавая причудливые тени. Ей хотелось, чтобы Хит увидел, чего себя лишает.

Дании быстро успокоился. Так быстро, что Кэсси испугалась, как бы Хит не захотел вернуться домой. Но он ничего не говорил. Он только указывал ей направление.

– Я забыл, как здесь красиво, – наконец почти шепотом проговорил он, когда они подъехали к месту, откуда открывался невероятный вид на город и залив.

Кэсси решила не злоупотреблять его проснувшейся восприимчивостью. Они спустились вниз, в торговый район.

– Как насчет мороженого?

– Хорошо, – после долгого колебания согласился Хит.

Кэсси не видела, где можно припарковаться поблизости от закрытой веранды кафе-мороженого, и устроилась у столиков под открытым небом.

– Пойдем посмотрим, как причаливает паром, – сказал Хит, показывая дорожку к заливу.

Они облокотились на перила и наблюдали, как паром подходит к причалу. Запах дизельного горючего смешивался с соленым ароматом моря. Через несколько минут пассажиры начали выходить на берег.

– Вы не очень разговорчивы, – осторожно начал Хит.

– Наслаждаюсь вечером.

– Вы не спрашиваете, как я себя чувствую.

– Признаков надвигающейся паники нет. – Оставив локоть на перилах, Кэсси посмотрела на него.

– Вы не удивлены, но три дня назад я не смог бы это проделать.

– Моей заслуги тут нет. Вы всего добились сами. Может быть, с помощью Данни. – Она подоткнула плотнее одеяло на малыше, когда подул ветерок. – Это реальное чувство?

– Вы имеете в виду к Данни?

Кэсси кивнула.

– Я боюсь позволить этому чувству стать реальным. Что, если Ева захочет его забрать?

Хорошо. Он уже думал об этом.

– Вы же не должны сдерживать свои чувства только потому, что ситуация может измениться. – Кэсси сама из-за этого страдала. И научилась сдерживать свои чувства в каждой новой приемной семье. Она знала, что долго у них не задержится. Зачем испытывать привязанность? И приемной семье легче расставаться с Кэсси, если она вроде бы уходила от них без сожалений.

– Данни мой, – прервал Хит ее мысли. – Но я знаю, что могу столкнуться с необходимостью воевать.

Его. А может, и нет. Следует ли сказать ему? Нет, не сейчас, решила Кэсси. Не в такой критический момент.

– Не отступайте.

– Не буду. – Хит положил руку ей на плечо, потом почти коснулся щеки.

Она чуть не прижалась к нему, но вовремя остановилась. Ей так хотелось большего. Но она повернулась лицом к кораблям и чуть отодвинулась от Хита.

После этого они продолжали легкий разговор. Никаких открытий. Никаких мрачных вопросов. Никаких переживаний из прошлого. Просто мужчина, женщина и ребенок оказались вместе и нашли что-то общее.

– Не хотите сесть за руль? – спросила Кэсси, когда после захода солнца они подошли к машине.

– Нет, спасибо.

Дании продолжал спать, Хит молчал. Тишина успокоила Кэсси. Она старалась не замечать ощущения, что это затишье перед бурей.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Хит внезапно проснулся. Он лежал в постели и прислушивался, но ничего не слышал. Посмотрел на часы – почти полночь. Дании скоро захочет есть и проснется. Наверное, это и разбудило Хита.

Он закрыл глаза и попытался уснуть, но ничего не получалось. Его удивляло, что он так рано вечером свалился в постель. Видимо, все-таки сказалась нехватка сна.

Хит встал и подошел к окну. На подъездной дорожке, почти у дома, стояла машина, похожая на…

Он кинулся в комнату Кэсси, заметив полоску света под дверью. Но она крепко спала.

– Кэсси! – Он не коснулся ее, только выкрикнул в спешке имя. Ему хотелось скорее вернуться к окну.

– Что? – моментально проснулась она.

– На дорожке машина, Похожая на Евину.

Кэсси сбросила одеяло и спрыгнула с кровати.

– Вы можете посмотреть на нее из моей спальни.

– Зачем? – Она схватила свой портфель и, опередив Хита, побежала по лестнице. – Вы видели, чтобы из машины кто-то выходил?

– Нет. Но они могли выйти до того, как я заметил машину.

– Мне не нравится, что никто не позвонил в дверь. – Она выглянула в высокое окно рядом с парадной дверью. – Никого не вижу. Нет, стойте. В машине кто-то есть. Двое. Я вижу их силуэты. Не могу сказать, кто это.

Хит смотрел из-за ее плеча. А Кэсси поставила на пол портфель, открыла его и достала кольт.

– Что вы делаете? – пришел в ужас Хит.

– Готовлюсь к борьбе.

– А если это балуются подростки?

– Тогда я не буду стрелять. – Обернувшись, она улыбнулась ему. – Я знаю, что делаю.

Они наблюдали довольно долго и поняли, что пара в машине целуется. Потом двери открылись и…

– Ох, нет, – простонал Хит.

– Что случилось? Вы их знаете?

– Да. – Он открыл парадную дверь и зажег на веранде свет.

– Эрти!

При звуке голоса матери он закрыл глаза. А она летела по двору прямо в его объятия. На ней было… Хит не понял, что за чертовщину она надела. Один из ее обычных туалетов хиппи. Развевающееся длинное платье и сандалии. Длинные вьющиеся волосы распущены. Отец с широкой улыбкой вышагивал за ее спиной. Седые волосы он стянул веревочкой в «конский хвост».

Хит потрепал мать по спине, потом обнял отца.

– Где мой внук?

– Спит, мама. – Тут Дании подал голос. – Вот и он. Время кормить его. Почему вы не позвонили?

– Мы хотели удивить тебя. Бог мой, у этого парня здоровые легкие.

– Он дает нам знать, что хочет есть, – пояснил Хит. – Это Кэсси Миранда. Мой друг. Кэсси, это мои родители, Кристалл и Джорни Равен.

Хорошо, что он уже говорил ей об их именах. Она не поморщилась и не засмеялась.

– Очень приятно познакомиться с вами, – сказала Кэсси.

– Мама, если хочешь, можешь пойти к нему. – Хит не хотел затевать вежливую болтовню, которая обычно сопровождает знакомство.

Мать шла на звук к своей цели – к малышу. Отец положил руку ей на плечо. Хит никогда не видел пару, которая бы так любила прикасаться друг к другу, как его родители.

Кэсси вопросительно прошептала: «Эрти?», когда они шли позади родителей.

Хит пожал плечами. Она толкнула его локтем под ребро и заставила улыбаться.

– Явно какая-то темная история.

– Ничего подобного. Эрт Хитклифф Равен мое полное имя.

– Скажите быстро десять раз. – Кэсси сверкнула глазами.

Хит рассмеялся.

Они вошли в детскую бок о бок. Хит вдруг осознал, что он спокоен и расслаблен. Это такая редкость в присутствии родителей. Особенно матери.

Он любил ее, но она начинала действовать ему на нервы раньше, чем…

– Он пользуется одноразовыми подгузниками! – услышал Хит ее искреннее возмущение.

– Начинается, – прошептал он на ухо улыбающейся Кэсси. – Пойду согрею бутылочку. – Он взял Кэсси за руку и направился в кухню.

Кэсси села на табуретку у кухонного стола. Она больше не улыбалась.

– Я вам больше не нужна здесь.

Эти слова будто ударили его.

– Нам еще нужно найти Еву. Получить свидетельство о рождении.

– Это работа, для выполнения которой вы меня и наняли. Но мне не обязательно жить здесь, выполняя свою работу. Вам нужна была помощь с Дании. Теперь вы будете получать помощь от родителей.

Хит не знал, что возразить. Вернее, не мог высказать вслух свой протест, не напугав Кэсси. Он встретился с ее серьезным взглядом и несколько долгих секунд не отводил глаз.

– Останьтесь, – наконец проговорил он. – Пожалуйста.

– Но у вас обустроена только одна комната для гостей.

– Родители могут жить в моей комнате, а я буду спать на кушетке в кабинете.

– Зачем вам это нужно?

Потому что, когда ты рядом, жизнь лучше.

– Потому что иначе моя мать все перевернет по-своему.

– Вы хотите сказать, что при мне она этого не сделает, потому что подумает, будто вторгается на мою территорию?

– Да, точно.

– Но это не так. Она же увидит, что мы не спим вместе.

– Она этого не знает и может подумать, будто мы договорились.

Хит услышал, что к ним в кухню идут родители. Дании слегка похныкивал, но не плакал. Его мать всегда магически влияла на младенцев.

– Пожалуйста, бутылочку, – протянула руку Кристалл.

– Предчувствую, что больше я не получу своего сына, – вздохнул Хит, передавая ей детское питание.

– Конечно, получишь. Когда я уеду, – она ласково улыбнулась.

Кэсси вскинула брови, будто говоря: «Видите? Я больше вам не нужна».

– Вы, должно быть, устали с дороги, – обратилась Кэсси к родителям Хита. – Я сейчас соберу свои вещи и уеду.

– Ох, нет, мы и слышать об этом не хотим, – запротестовал отец.

– Все в порядке, не беспокойтесь. Хит, не поднимитесь ли вы со мной наверх на одну минутку? Пожалуйста.

Он пошел с ней в гостевую комнату.

– У вас есть еще пара простынь для постели? – спросила Кэсси.

– Понятия не имею.

– Не имеете понятия?

– Люди приезжают, остаются ночевать, потом уезжают. Я перестилаю постель и стираю простыни. Потом снова застилаю постель.

– У вас есть бельевой шкаф?

Они нашли еще один набор простыней и поменяли белье и полотенца в ванной. Кэсси собрала свои вещи и поставила их возле дверей гостевой комнаты. Хит и Кэсси почти не разговаривали.

– Будем поддерживать связь, – сказала она.

– Не могу поверить, что вы бросаете меня здесь на голодную смерть.

– Уверена, что все не так плохо, – засмеялась Кэсси, – в холодильнике полно еды.

– Мама все выбросит и захочет, чтобы я провел очищение организма.

– Что это такое?

– Лучше вам не знать. – Хит шутил, потому что это заставляло Кэсси улыбаться. Но ему было не до шуток.

– Вы останетесь живы.

– Но вы же будете время от времени заезжать?

– Конечно. Держите меня в курсе всего, что услышите от адвоката. Хорошо?

– Конечно.

Кэсси направилась к выходу. Хит взял ее за руку и остановил.

– Спасибо за все. Особенно за то, что вытащили меня из дома.

– Всегда к вашим услугам.

Он попытался заглянуть ей в душу, понять, что она чувствует. На губах легкая улыбка, но глаза серьезные. Хит протянул руку и обнял ее. Кэсси не отступила назад, но и не прильнула к нему.

– Вы спите со светом?

– Да.

– Почему?

– Не хочу об этом говорить.

Она бежит во двор босиком и в пижаме, с кольтом в руке и оставляет свет, когда спит? Очень интригующе.

– Останьтесь, – вдруг попросил Хит.

– Не могу.

– Вы не хотите лучше узнать моих родителей?

Сверкнули глаза. Почему? Что в них отразилось?

Он явно задел какую-то струнку.

– Я уверена, что у вас замечательные родители. Вы любите их.

Да, он любил их. Но они не могли выбрать худшее время для неожиданного визита. Он и Кэсси только начали узнавать друг друга.

– По крайней мере, останьтесь до утра. Сейчас слишком поздно вести машину.

– Я частенько веду ночные наблюдения, Хит. Сидеть за рулем не велико дело.

– Кэсси. – Он погладил большим пальцем ее щеку и потом обхватил двумя руками все лицо.

Хит отметил, что она сохранила между ними дистанцию. Они и раньше разговаривали о чувствах. И оба боялись двигаться быстрее, чем надо. Но он не собирался позволять Кэсси слишком далеко отходить от того, с чего они начали.

– Кэсси – сокращение от имени Кассандра? – Нет.

– А от какого имени?

– Такого нет.

Хит улыбнулся. Она обхватила его запястья, но не заставила убрать руки от лица. Она выглядела озабоченной. Или испуганной? Им? Своими чувствами?

– Мы здесь уже давно. Ваши родители…

Он прервал ее слова поцелуем. Больше, чем просто соприкосновение губ, но меньше, чем слияние. Ее пальцы крепче обхватили его запястья и потянули руки вниз к талии. Хит немного сильнее откинул назад ее голову и проник глубже. Ее губы со вздохом раскрылись, руки нежно обхватили его. Хит проник языком к ней в рот, теплый, влажный, приветствующий его рот. Они словно слились в одном касании. Хит потерял счет времени. И знал только одно – чтобы так было вечно.

Кэсси откинулась назад и прижалась лицом к его плечу. Хит привлек ее ближе и ощущал, как она дрожит, как прерывается ее дыхание.

– О'кей, – наконец сказала она.

– О'кей – что?

Поцелуй был всего лишь «о'кей»? Она шагнула к двери и взяла свою сумку с одеждой и портфель.

– Сейчас мы знаем.

– Что знаем?

– Что происходит между нами.

– А у вас были сомнения? – Хит был уверен в своем влечении. И думал, что Кэсси тоже уверена.

Она кивнула.

– И это, Кэсси, вас пугает? Беспокоит?

– Эрти! – Голос матери прервал напряжение и разогнал облако интимности, которое окружало их.

– Я должна идти, – проговорила Кэсси и своей обычной быстрой походкой пошла к двери.

– Мы еще поговорим об этом.

Она оглянулась и посмотрела на него, но не ответила.

Хит не пошел за ней к машине, а поспешил в детскую. Там отец качал спящего Данни, а мать перебирала стопки крохотной детской одежды.

– Кэсси сказала «до свидания», – сообщил Хит.

До свидания.

Кэсси стоило больших усилий соблюдать скорость. Она заставляла себя обращать внимание на дорогу, но мысли упрямо возвращались к Хиту. К его поцелую. Еще в детстве она научилась раскладывать по отдельным ячейкам свои эмоции. И на работе она никогда не попадала в настолько опасную ситуацию, чтобы ее способность контролировать свои чувства не выдерживала испытания. Она поступала рискованно – да. Но всегда сохраняла ясную голову. До сих пор.

Она чувствовала, что Хит собирается поцеловать ее. И позволила ему это сделать. Хотя знала, что не должна.

Она могла бы остановить его одним словом. Вместо этого она поощряла его, подталкивала. Почему?

Даже если бы Кэсси знала ответ, захотелось бы ей признаться? Она уже пустила в свое сердце Хита. И Дании. Она уже предъявила свои права на обоих. Какая глупость. Невероятная глупость.

Кэсси знала, что случится дальше. Родители Хита пробудут у него до тех пор, пока с Данни все не устроится. Усыновление, няня, новые люди вокруг. Он снова сядет за руль и будет ездить вместе с Данни. Его мир расширится – без нее.

Кэсси больше не нужна. Снова никому не нужна. Она набрала номер Джеми.

– Я знаю, сейчас поздно… Но могла бы я сейчас заехать к тебе? – спросила она.

– Конечно. Что-то случилось?

– Я расскажу тебе, когда увижу.

Джеми жил неподалеку, и Кэсси доехала до него за пять минут.

– У тебя такой вид, будто ты потеряла лучшего друга, – проговорил он, приглашая ее в дом.

Вот как? Может быть, она не так уж успешно раскладывает свои чувства по полочкам? И не так уж успешно сохраняет бесстрастное выражение?

– Пиво? – спросил Джеми, когда она молча вошла.

– Спасибо.

– Садись. Я сейчас вернусь.

Кэсси села на софу, оставив мягкое кресло для Джеми. Но через несколько секунд она вскочила и принялась вышагивать по комнате из угла в угол. Джеми молча протянул ей бутылку и ждал.

– Я не объективна, – наконец произнесла она.

– В чем?

– В мнении о Хите.

Она рассказала обо всем, что случилось, кроме поцелуя.

– Почему ты уехала?

– Потому что он больше во мне не нуждался.

– Похоже, что нуждался. Он же просил тебя остаться.

Наконец Кэсси села, сделала долгий глоток и откинулась назад, расслабив спину.

– Я не хочу сближаться с его родителями.

– Почему?

– Это еще глубже затянет меня, и… – Она пожала плечами.

– … появится еще один повод для травмы.

– Да, – прошептала она. И Ева может вернуться, изменив все.

– Слишком много людей уже входило и уходило из твоей жизни.

Кэсси кивнула. Болезненное признание. Ей тяжело было удержать людей в своей жизни. Она всегда пыталась окружить их заботой и уходила первой, чтобы не быть брошенной.

– Не думаешь, что потому Хит и очаровал тебя? Он появился с готовой семьей.

– Вероятно. Но только отчасти. Когда он поцеловал… – Она замолчала.

– Ах.

– Я думала, что больше не увижу его, – пробормотала она.

– Не надо оправдываться, Кэсс, – засмеялся он. – Ты всегда называла вещи своими именами. Не меняй сейчас свое правило. Легко быть объективным, если имеешь дело с фактами. Но на этот раз ты имеешь дело с мужчиной и его ребенком. Сделай перерыв, Кэсс. Расслабься. Делай свою работу и наблюдай, что там происходит.

Кэсси понимала, что он прав. Но все равно она жалела, что уехала из дома Хита.

– Это слишком тяжко для моих хилых мозгов. Поговори со мной о чем-нибудь другом, – попросила Кэсси.

– Моему ребенку в этом месяце стукнет восемнадцать.

– Ты беспокоишься? – Она встретила его взгляд.

Джеми кивнул.

– За будущее, – Кэсси подняла и протянула к нему бутылку.

– За будущее.

Она осталась еще ненадолго, а потом поехала домой. Разделась, откинула от стены софу, на которой спала, поправила постель и положила подушки. Она хотела перед сном посмотреть телевизор. К сериалу «Леттермен» она опоздала и смотрела новости. Кэсси нащупала на столе кусочек дерева – резную черепаху. Не гладкая, не полированная, примитивная – исключительная. Во всяком случае, для нее.

Кэсси подсунула под подбородок черепаху и представила деда, сидящего на крыльце старого рассыпающегося дома и вырезавшего ножом черепаху. Она даже могла услышать скрипучее скольжение лезвия о точильный камень. Могла видеть, как он пробует лезвие о свой большой палец. Вдыхать запах дерева, когда он строгал и вырезал фигурки, и слушать его рассказы о прошлом – в этом было ее детское счастье.

У Кэсси была коробочка маленьких деревянных вырезанных фигурок, кусочков ее прошлого. Это был ее способ не сойти с ума, сохранить живую память, когда нет никого, с кем она могла бы разделить отрезок своего прошлого. Никаких кровных родственников. Никаких подруг на всю жизнь, ведь она слишком много переезжала.

Она хотела иметь семью. Она хотела привязанности и обязанностей. Поэтому Кэсси знала, что перед Хитом и Данни она беззащитна. Уязвима так, как никогда раньше не была.

Теперь надо думать, что с этим делать.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Хит со спящим Данни на руках прошелся до конца подъездной дорожки, осматривая расчищенную территорию. Четверо рабочих с пилами провели большую часть дня, прореживая заросли и подстригая разросшиеся кустарники. Наступившая тишина успокаивающе действовала на Хита, особенно после отъезда болтливой Кристалл.

Хит подумал, что это звучит довольно грубо. Тем более, что теперь он гораздо больше радовался присутствию матери, чем в ранние годы. Он ценил ее вольный дух, интерес к жизни, стремление окунуться в гущу событий. И отец тоже стал более общительным. Они вместе выходили на прогулки по имению, и отец показывал, какие растения надо постричь, а какие удалить. Хит уже и забыл, как много отец знает о таких вещах.

Сейчас Хит ждал Кэсси. За ту неделю, что у него гостили родители, она приезжала всего два раза. И ему не удалось поговорить с ней наедине. Он пытался, а Кэсси сопротивлялась. Хит даже начал подталкивать ее к разговору, пока не увидел в глазах что-то такое, что заставило его остановиться. Она казалась нервной или испуганной – ему не удалось определить.

Сложная женщина Кэсси Миранда. Хит однажды, только однажды, перехватил ее взгляд, который можно было бы назвать жаждущим. Это был импровизированный вечер в честь его сорокалетия. Он отмечал его вместе с родителями, пришла и Кэсси. Хит загадал желание и задул свечи. Он смотрел на Кэсси, объект его желаний, и она смотрела на него так, будто родителей не было. Будто они нормальные мужчина и женщина, любящие и желающие друг друга.

Его мечта.

Как только родители объявили, что уезжают, Хит позвонил ей. Он надеялся, что не придется повторять все по новой, чтобы заставить Кэсси вернуться к нему. И правда, она без малейших колебаний указала, что заедет вечером после работы.

Хит повернул к дому, услышав, как шуршат шины по подъездной дорожке. Его обдало волной адреналина, сердце пустилось в пляс, легкие расширились от участившегося дыхания.

– Вы привели в порядок ваш лес, – заметила Кэсси, доставая из машины сумку.

Как она хорошо пахла! Не духами, а чем-то совершенно уникальным. Может быть, это шампунь. Но что бы это ни было, Хит мечтал окунуться в этот запах.

– Это только начало, – спокойно пояснил он, будто ему не хотелось сжимать ее в объятиях и целовать до тех пор, пока в ее глазах не померкнет свет дня. – Бригада рабочих придет позже, чтобы закончить расчистку остального имения.

– Прекрасно. А как поживает мой малыш Данни? – Кэсси наклонилась над ним и поцеловала. Дании повернул к ней голову.

– Он пережил свою первую неделю с бабушкой Кристалл.

– А вы? – усмехнулась Кэсси.

– Я хочу мяса.

– Продукты в багажнике.

Он передал ей Дании и не старался избежать прикосновения, как делал это прежде. Он хотел касаться ее. Нуждался в этом. Кэсси сосредоточилась на ребенке, не посылая Хиту даже намека на свои чувства. Но он не верил, что для Кэсси приезд к нему – просто служебная обязанность.

– Как он спит? Его что-нибудь беспокоит? – спросила Кэсси.

– Ему нравится сериал «Леттермен», – улыбнулся Хит.

– Неужели? Мне тоже. Учту это как пожелание. А в другое время что он делает?

– Каждые три часа он съедает свою бутылочку, довольно регулярно. Что же касается сна, то никогда не угадаешь. Последнюю пару дней он плакал между четырьмя и семью часами дня. – Хит посмотрел на часы. Еще полчаса. – И ничего не помогало. Даже мама не могла заставить его замолчать.

– Вы клали его в кроватку и оставляли плакать или брали на руки?

– И то, и то. Все без толку. У нас будут к обеду стейки?

Кэсси кивнула.

– И салат, и печеная картошка.

– Спасибо, что вы вернулись.

– Вы так отчаянно страдали без стейка?

Хит не знал, как сократить дистанцию, которую Кэсси установила между ними. И физически, и в выборе слов. Шутить в ответ на его благодарность совсем не похоже на нее.

Кэсси устроила Дании поудобнее. Теперь его голова покоилась на ее плече, маленький носик уткнулся ей в грудь. Он выглядел таким крошечным в этой позе, почти растворился в Кэсси.

– Почему вы избегаете смотреть на меня? – спросил Хит.

Кэсси на мгновение закрыла глаза, потом встала со стула и подошла к окну. Жалюзи оставались поднятыми после того, как неделю назад она подняла их первый раз.

– Я не доверяю себе, – тихо ответила она.

– Со мной?

Она кивнула. Хит подошел к ней сзади. Он не коснулся ее, но уже близость к Кэсси возбуждала.

– Из-за меня или из-за Данни? – Этот вопрос не оставлял его всю неделю.

– Вы для меня существуете вместе.

– И вы не можете разделить нас?

– Вы имеете в виду, влекло бы меня к вам, если бы не было Данни?

– Да.

– Без Данни мы бы не встретились.

– Это не ответ.

– Хит, – начала она с улыбкой в голосе, – по-моему, у нас столько вопросов, что пора нанимать на полную ставку психолога.

– Хорошо, Кэсси, – согласился он. – Не будем говорить об этом.

– Как прошла встреча с директором агентства? – сменила она тему.

– Прекрасно. – Хит не попросил прислать ему кандидаток. Он не был готов. Ни держать в доме няню, ни отказаться от Кэсси.

Она повернулась с легкой улыбкой на лице. Хит закусил губы. Он не мог. Не мог не касаться ее. Не мог не целовать ее.

– Кэсси?

Она вскинула брови.

Хит обнял ее за плечи и почувствовал, как она крепче прижала к себе Данни.

– Что вы делаете? – удивилась она.

Он поцеловал ее не крепко и не долго. Но достаточно, чтобы показать, что это не просто поцелуй друга, приветствующего ее.

– Я скучал без вас, – выдохнул он.

– Я скучала без вас, – прошептала она.

Зазвонил телефон. Определитель номера сообщил «Частный номер». Такие звонки Хит обычно оставлял автоответчику. Но сейчас, в порыве душевного подъема, он взял трубку. Он ерошил пальцами шелковистые волосы Данни, любовался Кэсси. С каждым днем его мир становился немного лучше, немного ярче.

– Хит?

Голос женский и неуверенный.

– Ева? – Он встретился взглядом с Кэсси. – Где ты?

– В доме у подруги. Я только хотела… Мне интересно, как там малыш?

– Прекрасно. Он очень красивый. Ты… – Хит заставил себя продолжить, – хочешь увидеть его?

– Нет. Я… Нет.

– Где ты живешь? Как можно связаться с тобой?

– Хит…

– Что?

Молчание. Хит ждал так долго, сколько мог выдержать.

– Ева, ты уверена, что хочешь отдать его?

– Уверена.

Она отключилась, но Хит успел услышать какой-то намек в ее голосе. Он положил трубку, в растерянности глядя на Кэсси.

– Вы хороший человек, – заметила она.

– Что заставляет вас делать такой вывод?

– Вы спросили Еву, уверена ли она.

– Некоторые люди возразят вам, что я всего лишь забочусь о своих интересах.

– Эти «некоторые люди» не видели вашего лица. Не видели, как вы смотрите на Данни. Не представляю, чего вам будет стоить отдать его, хотя бы ненадолго.

Хит пожал плечами. Ему не нужна медаль за то, что он стал отцом. За то, что он любит своего сына. Безопасность Данни – вот его главная задача.

Поздно ночью Кэсси шагнула под душ и закрыла глаза. Усталость пронизывала ее до костей. Она отправила Хита в кабинет заняться делами, а сама осталась с Данни, который от души воспользовался своим временем, плача с четырех до семи часов. Ничего не помогало. Кэсси, закрывшись в детской, и играла с ним, и пела ему. Она качала его, сидя в кресле, и читала книги об уходе за младенцами. Кэсси решила, что у малыша колики. Вконец уставший, он чуть-чуть пососал из бутылочки и заснул. Проснулся он в безмятежном настроении и оставался нетребовательным и довольным, пока они обедали. После обеда Хит снова направился в кабинет заниматься делами. Кэсси тоже немного поработала, пока не пришло время кормить Данни.

Когда она поняла, что спит стоя, прямо под душем, Кэсси выключила воду и вышла в спальню. Еще через несколько секунд, сложив плед, она нашла на одеяле конверт со своим именем. В нем лежала короткая записка.

«Дорогая Кэсси,

так было замечательно познакомиться с вами. Спасибо вам, что заставили моего сына снова смеяться. И помните, всегда жалеешь, если что-то не сделал. Мир вам, Кристалл и Джорни».

Что они имели в виду? О чем она будет жалеть? – удивлялась Кэсси. Записка вызвала у нее улыбку. Родители Хита понравились ей. Земные, забавные и теплые. Да, она понимала Хита. Его раздражало, что мать много говорит. Но она рассказывала удивительные истории, а не сплетни и всякую ерунду. Если бы все было по-другому… Да, Кэсси была рада, что не провела с ними больше времени, чем у нее было. Она понимала, что могла к ним привязаться, и боялась этого…

Кэсси только забралась в постель, как по бэби-монитору донесся плач Данни. Она слышала, как Хит прошел в холл, и решила остаться в постели. Она встанет, когда Дании заплачет в следующий раз.

– Кэсси?

Она уже почти спала, когда раздался стук в дверь.

– Что?

– Дании и я хотим знать, как вы относитесь к предложению посмотреть с нами «Леттермена».

– Конечно. Дайте мне минуту. – Она подавила зевок.

– Мы ждем вас в моей спальне.

Хит зашагал к своей комнате, а Кэсси уставилась прямо перед собой. В его спальне? Ну что ж.

В этот раз она не забыла о халате и надела его, прежде чем выйти в холл. Хит устроился на постели, опираясь на спинку изголовья кровати. На коленках он держал блаженно посапывающего Дании. Кэсси искала стул, чтобы подвинуть его ближе к кровати. Но в комнате было только сверхмягкое кресло, слишком тяжелое, чтобы его двигать.

– Мы не кусаемся, – сказал Хит, хлопая рукой по кровати рядом с собой. Глаза устремлены на экран телевизора. Песня из «Леттермена» зазвучала в комнате.

А я могла бы укусить, с улыбкой подумала Кэсси. Как он искушает, как мучает ее. Как он целовал ее сегодня… Ей понравился тот поцелуй. Ей нравилось, что Хит берет на себя ответственность. А сейчас она в его спальне… Кэсси прислонила несколько подушек к изголовью и села, вытянув ноги вперед и поплотнее запахнув халат. Это будет испытанием ее самоконтролю. Сможет ли она сопротивляться, если Хит подвинется на сантиметр ближе? Она так давно не смотрела телевизор, прижавшись к кому-нибудь. Да и было ли в ее жизни такое? Наверное, было, но она не может вспомнить, когда.

Начался сериал. Они лежали на королевского размера кровати. Кэсси закрыла глаза и слушала, улыбалась шуткам, временами врывался смех Хита. Хорошо. Приятно…

Она тут же проснулась. Темнота окружала со всех сторон. В панике Кэсси вцепилась в халат.

– Все хорошо, – услышала она успокаивающий голос Хита. – С вами все в порядке?

– Нет. – Она вырвалась из его объятий и заметалась по кровати. Надо найти выключатель.

– Кэсси…

– Включите свет. Включите свет!

Хит нажал на кнопку. Свет лампы залил комнату, и Кэсси увидела заботливый вопрос в его глазах.

– С вами все в порядке?

– Конечно, – кивнула она. Сейчас уже в порядке.

– Что случилось?

Она не хотела говорить с ним об этом. Не сейчас. Она испытывала неловкость от того, что женщина двадцати девяти лет может спать, только если горит свет.

– Я положил Дании в постель, – голос Хита заполнил напряженную тишину, – выключил телевизор. Но как только я выключил свет, вы проснулись.

Кэсси ничего не сказала. Через минуту он обнял ее и притянул ближе к себе.

– Отдыхайте. – Его дыхание шевелило ее волосы.

– Не выключайте свет.

– Не буду.

Она позволила себе расслабиться. Ей понадобилось несколько минут, чтобы снова прижаться к нему.

– С вами все в порядке? – еще раз спросил Хит.

– Мне надо бы пойти в мою комнату, – пробормотала Кэсси, но не шелохнулась.

Он крепче прижал ее к себе. Ей нравилось ощущать его тело. Тепло. Запах кожи. Она хотела прижаться к нему. Лежать рядом с ним. Но… боялась.

– Вы боитесь темноты, – осторожно начал Хит.

Кэсси не ответила.

– А я боюсь заснуть. Мне начинает сниться сын. Кайл.

– Простите.

– С тех пор, как вы здесь, мне стало лучше.

– Это из-за Данни, – поправила его Кэсси.

– Из-за вас обоих.

С ним она чувствовала себя так уютно. Она хотела слишком многого – остаться с Хитом, спать в его объятиях. Но этого нельзя позволять себе. Она так легко могла бы влюбиться в него, а он только начинал открывать мир. Ему предстояло многое сделать. Плохо, если он так быстро снова будет связан.

У нее есть идеал счастливой семьи. Но, по-видимому, он для нее недостижим. В один совсем не прекрасный момент она все испортит. Так уже бывало.

– Будем спать? – тихо спросил Хит.

– Я должна лечь в свою постель, – Кэсси вывернулась из его объятий и встала.

Даже не пожелав ему спокойной ночи, она заспешила через холл в свою комнату. Но, едва подойдя к дверям, она уже пожалела о том, что оставила его. Ведь она все время посылала ему противоположные сигналы. Кэсси повернула назад, не зная, что скажет ему, как посмотрит в глаза. Она и не слышала, что Хит шел за ней.

Он то приближался к ней, то отставал. Не крался прямо за спиной, но и не отставал намного.

– Если ты останешься у меня в постели, я не дотронусь до тебя, пока ты сама не захочешь, – тихо убеждал он. – Ты не должна бояться меня.

– Я не боюсь тебя, я боюсь себя. Я не доверяю себе. Я уже говорила тебе об этом. На прошлой неделе, когда ты поцеловал меня… в этой комнате, если бы здесь не было твоих родителей…

Хит обхватил обеими руками ее лицо и поцеловал ее долгим, пронизывающим, нежным поцелуем. В медленной искушающей ласке он провел руками по спине до самых бедер и ближе притянул ее к себе. Кэсси чувствовала, как в ее душе поднимается теплая волна и захватывает ее с головой. Она застонала, почувствовав его твердую, восставшую плоть, прижатую к ее животу.

– Ложись спать со мной, – бормотал Хит ей в ухо. – Просто спать.

– Слишком соблазнительно. – Кэсси смертельно не хотелось этого говорить. Противно быть здравомыслящей, рассудительной и зрелой. Но она боялась. За себя… За него…

Вдруг Хит поднял ее на руки, и она вскрикнула.

– Мы идем в мою комнату, – успокаивал он ее. – Спать в моей постели. Тебе будет лучше.

Он пронес ее через холл и уложил в свою кровать. Через минуту Кэсси почувствовала, что он трогает ее косу.

– Я никогда не видел тебя с распущенными волосами, – проговорил он. – Можно я расплету?

Этот вопрос требовал не просто ответа, он требовал принятия решения. Дать свободу волосам – значило дать свободу своей страсти. В этом Кэсси не сомневалась ни минуты. Что ей следует делать? Уступить своей жажде, потому что это может быть ее единственной возможностью так поступить? Или не уступать своей жажде, потому что это может быть единственной возможностью спастись?

Всегда жалеешь, если что-то не сделал.

Слова из записки его родителей, оставленной к ее возвращению. Принимала или не принимала Кэсси этот совет – неважно. Сейчас ей хотелось верить, что этой причины достаточно, чтобы провести ночь в любви. И не жалеть об этом ни утром, ни в будущем.

Кэсси начала вытаскивать ленточку из конца косы.

– Я это сделаю, – тихо проговорил Хит. – Пожалуйста.

– Хорошо.

Она чувствовала, как он высвободил ленту, распускает волосы. Медленно, осторожно, пока они не легли пелериной на спину и на плечи. Кэсси закрыла глаза, наслаждаясь его прикосновениями, его вниманием. Она столько раз наблюдала, как его руки укачивали Дании, гладили волосики, массировали спинку. Сейчас руки Хита прикладывали свою магию к ней.

– Красивая, – выдохнул он. – Ты красивая. Не думаю, что ты об этом знаешь.

– Не знаю.

– Я так и подумал, когда первый раз увидел тебя.

Кэсси оглянулась и посмотрела на него.

– И горячая, – добавил он. – Всегда готовая защищать. Добрая. Отважная. Напуганная.

– Напуганная?

Он кивнул.

– Без любви и привязанности. Без разочарований. Потому что за первым всегда идет второе.

– Ты так хорошо узнал меня за эти две недели?

– И даже больше. – Он поднял волосы на плечи и продолжил гладить спину. – Моя мать заметила одну вещь и попала точно в цель.

– Что же это?

– Она сказала, что никогда не видела человека, который бы так старался сохранять дистанцию, как ты. Я стал обращать внимание и тоже заметил, как ты сжимаешь кулаки. Но глаза выдают тебя. Тебе хочется прикоснуться к другому. Ты отступаешь назад, а тело наклоняется вперед. Ты не позволяешь себе то, что происходит естественно. Только с Дании ты не стараешься сохранять дистанцию.

– Да. – Ей нечем защищаться, он раскусил ее.

Но я не сохраняю дистанцию от тебя. Я не хочу это делать.

– Хит?

– Кэсси?

– Я говорю «да».

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Она сказала «да».

Когда Хит отнес ее в свою комнату, он еще не знал, как оценить свой поступок. Это самое мудрое или самое глупое решение, принятое им в жизни. Но сейчас поворот назад невозможен. Он хотел Кэсси с такой неодолимой страстью, какую уже давно не испытывал.

Все в ней волновало Хита до самой глубины его натуры. И ее сексуальный зов, и материнский инстинкт, и умение в самых разных делах. Кэсси была совершенна во всем. Он опустился на колени рядом с кроватью. И когда ласкал ее плечи, с удивлением обнаружил, что дрожат руки.

– Я рада, – тихо прошептала Кэсси, глядя ему в глаза.

– Чему?

– Тому, что ты так же взволнован, как и я. – Она обняла его. – У меня так грохочет сердце, что я почти ничего не слышу.

– Ты самая сексуальная женщина, каких я встречал.

– Ты так думаешь?

– Ты… – Он замолчал, заметив искорки у нее в глазах. Они засияли еще ярче, когда Кэсси провела рукой по его груди и остановилась у пояса. Потом подсунула руки под его футболку и погладила обнаженную кожу. Хит с шумом втянул воздух, пытаясь восстановить дыхание.

– Мне кажется, ты не хочешь спать.

– Я немного вздремнула, и этого мне достаточно, чтобы долгие часы не хотелось спать.

– Часы?

– А ты не готов?.. – соблазняюще улыбнулась она.

Хит не знал, что делать с расшалившейся Кэсси.

Оставалось только наслаждаться ею.

– Я уже давно готов, – подхватил он игру, стараясь развязать пояс ее халата.

– Я заметила.

Хит стянул через голову футболку и бросил на пол. Он не успел обнять Кэсси, как она придвинулась к нему и поцеловала его грудь.

– Ты представляешь, как долго я хотела это сделать? – спросила она, проводя языком дорожки на его коже. Холодные, влажные следы, которые освежали и возбуждали, соблазняли и мучили.

– Так же долго, как я? – тихо спросил Хит и остановил ее, чуть отодвинув назад. Ему нравилась настойчивость Кэсси. Нравилось, что она не боится показать, что тоже хочет его. Но если она не прекратит целовать его, то самоконтроля хватит не больше чем на полминуты. – Позволь мне…

Он расстегнул пуговицы на пижаме и спустил ее с плеч. Когда обнажились ее груди, Хит шептал ее имя, сопротивляясь искушению ласкать их. Он заставлял ее ждать и возбуждал в ней желание. Потом он освободил ее от пижамных брюк и откинул их в сторону.

– Исключительно, – хрипло шептал он, лаская обнаженное тело. – Ты совершенство.

Кэсси опустила руки и обхватила пальцами его восставшую плоть. Ее пальцы обожгли его, будто огонь.

– Не уверен, что это хорошая идея, – пробормотал Хит, из последних сил сопротивляясь угрозе взрыва.

– Я хочу ласкать тебя.

– Позже. – Он отвел ее руки и опустился рядом с ней на постель.

Ее тело вызывало восхищение. Гладкое и мускулистое, гибкое и нежное. Хит жадно целовал ее, неспособный сдерживаться ни секундой дольше. Ее язык встретился с его, и толчок за толчком они вели любовную игру. Хит прижал Кэсси к матрасу, а сам распростерся на ней. Ее ноги раскрылись, приглашая его. Но ему вначале хотелось узнать ее всю. Ее рот. Ее грудь. Он смаковал вкус ее сосков, твердых и жарких, влажность атласной кожи, благородную женственность тела, отзывчивую и возбуждающую. Она изгибалась, хрипло стонала, ласково просила. Он водил пальцами по ее бедрам, останавливаясь и задерживаясь в самом интимном месте, слегка поглаживая, обучая и ценя ее отзывчивость, и с каждым прикосновением забираясь все глубже.

– Я не могу, – выдохнула Кэсси, – я…

– Что не можешь?

– Ждать. Ждать, Я не могу…

– Тогда и не жди.

– Вместе, – проскрипела она. – Я хочу, чтобы это было вместе.

– Тогда терпи. – Хит ласкал ее, дразнил, нашел места, где от его поцелуев у нее захватывало дух.

Кэсси вцепилась ему в волосы, будто хотела остановить его, и… взорвалась, крича и изгибаясь, радуя и возбуждая его. Прежде чем она пришла в себя, Хит подвинул ее тело и вошел в нее. Ее приветствие было жарким и крепким. Едва он начал движение, как она вновь достигла кульминации, еще более громкой, еще более сильной. И он тоже последовал за ней и расплавился в наслаждении, в огне желания, в красоте и в удивлении. Ему хотелось, чтобы это было вечно, продолжалось вечно и захватывало вечно…

Когда Хит снова вернулся к реальности, то обнаружил, что лежит, распростершись на Кэсси, словно не желая оставлять свою собственность.

– Ты можешь дышать? – спросил он немного спустя.

Молчание.

– Кэсси?

По-прежнему ничего.

Он в замешательстве перевернулся на спину и склонился над ней. Кэсси сделала долгий, прерывистый, всасывающий вдох, который перешел в смех.

– Обманщица, – проворчал Хит, ложась на бок и оставив руку у нее на животе.

Она так нежно и ласково улыбалась, что он почти не верил, что это та же Кэсси. Еще одна чарующая черта сложной мисс Миранды.

– Тебе было хорошо? – спросил он, пряча улыбку.

Кэсси толкнула его в бок.

– Это значит «да»?

– Ты и сам знаешь, – проговорила она.

– Да, я слышал громко и ясно.

Щеки у нее порозовели, и Хит удивился. Отважная девушка Кэсси стыдилась своего наслаждения сексом, хотя никто и не сомневался в этом.

– Оставайся со мной, – серьезно попросил он. – Спи со мной.

– Ты только и ждешь, что тебе снова подвернется удача.

Нет, он не ждал удачи, но поддержал ее игривое настроение.

– А что, если жду?

– Тогда я определенно останусь. – Кэсси положила руку рядом с его лицом. – Ты сможешь спать при свете?

– Я сделаю все, что ты хочешь.

Она посмотрела на сияние ночника, потом приподнялась, чтобы поцеловать Хита. Он собрал одеяло и заботливо подоткнул с ее стороны. Когда он почувствовал, что Кэсси расслабилась, то решился спросить:

– Почему ты боишься темноты?

– Не хочу об этом говорить.

– Почему?

– Потому что это глупо.

– Страхи часто бывают глупыми, это не делает их менее реальными.

Она не ответила. Через несколько минут Хит закрыл глаза.

– Мой ангел не найдет меня в темноте, – тихо прошептала Кэсси.

– Расскажи мне о твоем ангеле. – Он притянул ее к себе.

– Когда меня первый раз отправили к дедушке после смерти матери, я не могла ночью спать. Мать умерла ночью, и я догадывалась, что ночью дед тоже может умереть, если я засну. Кто знает, что происходит в уме пятилетней девочки? Но на всякий случай дед поставил в моей комнате ночник, чтобы мой ангел, тот, который предназначен только мне, нашел меня, поцеловал и пожелал спокойной ночи. Тогда я могла уснуть – Голос стал тоненьким, будто и вправду принадлежал маленькой девочке.

Хит прижал губы к ее голове.

– Ты первый человек, которому я это рассказываю. Прежде я никогда не проводила ночи с кем-нибудь. Мне не хотелось, чтобы знали…

– Спасибо за твою веру в меня.

Кэсси чуть-чуть поерзала, но не отодвинулась от него, а прижалась еще плотнее.

– Когда дед умер, мне было девять лет. Я взяла свой ночник к приемным родителям. Дети, в комнату которых меня поместили, жаловались, что не могут спать при свете. Они отобрали у меня ночник. Я визжала, и плакала, и просила. Наконец мне позволили спать в ванной, туда я могла взять ночник. Но очень скоро они постарались от меня избавиться.

Сто ругательств пронеслось у Хита в мозгу. Ведь она была маленькая девочка! Ребенок, потерявший сначала мать, потом деда, похоже, чертовски славного парня.

– Еще у меня был нож, я его никому не отдавала, – Кэсси переменила тон.

– Что за нож?

– Хороший. Дедушка точил и вырезал им игрушки из дерева. Он и меня научил. Когда он умер, это была единственная вещь, оставшаяся мне от него. И еще несколько вырезанных фигурок. Нож у меня, конечно, отобрали. Я нашла его и спрятала. Но социальные работники знали, что у меня есть нож, и всегда докладывали об этом в своих рапортах. Но они не знали, какой скрытной я могу быть. – Кэсси улыбнулась. – Ты, наверное, думаешь, что я сумасшедшая.

– Я думаю, что ты отважная. – Неудивительно, что она защищает детей.

– Я устала. – Кэсси зевнула и устроилась поуютней.

– Спи, – ласково сказал Хит. – К тебе придет твой ангел.

Он почувствовал ее улыбку где-то у себя на груди.

– Спасибо, ангел Габриэл.

Минутой позже она уже спала, а Хит думал о прожитой ею жизни. Он вспоминал о Кайле, о его короткой жизни любимого ребенка. Он мог бы жить и теперь, если бы не «эго» и не самоуверенность отца.

По бэби-монитору раздался крик Данни. Кэсси не шелохнулась. Хит встал с постели и тут же укрыл ее, чтобы она могла спать дальше. В противоположных углах комнаты он нашел пижаму и футболку и направился к двери.

– Я тоже пойду. – Кэсси села в кровати. Голая, воинственная и чертовски сексуальная.

– Спи, Кэсси. Ты можешь пойти к нему в следующий раз.

Но она встала, подобрав свою пижаму.

– Я пойду, – пробормотала она.

Хит закрыл глаза и кивнул. А потом ждал, пока она оденется. Вместе, держась за руки, они пошли успокоить своего малыша.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Сегодня, подумал Хит, первый день моей новой жизни. Пусть это звучит и банально, но это правда. Садовники закончили расчищать имение, и открылся прекрасный вид вокруг. Машина только что вернулась от механика с прочищенной системой подачи горючего, с обновленным маслом, готовая к путешествию. Она стоит в гараже и ждет Кэсси и Данни. Как только Кэсси вернется с работы, а это случится совсем скоро, они поедут кататься.

Она жила здесь неделю и каждую ночь проводила в его постели, в его объятиях. Смех и свет наконец-то наполнили дом. Хит был в прекрасном настроении.

Он еще не поднял жалюзи у себя в кабинете – еще один серьезный шаг, который предстоит сделать. И он сделает это. Появление Данни не решило все проблемы, но круто повернуло жизнь.

И еще есть Кэсси. Неуловимая, сложная, сексуальная Кэсси, мать и любовница, спасительница детей и заблудших душ. Как бы ему хотелось узнать и понять ее!

Он услышал, как ее машина едет по подъездной дорожке, и пошел ее встречать. Кэсси поставила машину рядом с его.

– Мы куда-то поедем? – спросила она.

– Я подумал, что мы могли бы.

– За восемьдесят дней вокруг света? – улыбнулась она.

– Скорее за шестьдесят минут вокруг города.

– Мне нравится эта идея. Как Данни?

– Уже пять тридцать, а он не плачет.

– Прогресс. – Кэсси ласково обняла Хита.

Раздался телефонный звонок.

– Это, вероятно, Кервин. Я оставил послание, чтобы он позвонил. – Хит заспешил в дом и поднял трубку на мгновение раньше, чем включился автоответчик.

– Хит, это Кервин.

– Спасибо, что позвонил. Ты получил мое послание?

– Да. Я… Не знаю, как тебе сказать. – Кервин вздохнул.

– Что сказать? – Сердце пробило несколько ударов.

– Хит, пришли результаты анализа ДНК. Ты не отец Данни.

– Мы собираемся покататься, – сообщила Кэсси Данни, меняя памперс. Когда она вошла, малыш уже проснулся. Крохотные ручки и ножки пребывали в постоянном движении. Он пинал свое одеяло. – Мы будем праздновать каждое событие в твоей жизни. А сегодня такое событие у твоего папы. Знаешь, он сегодня снова сядет за руль.

Она не слышала, как подошел Хит. Он неожиданно появился рядом.

– Пупок отпал. – Кэсси подняла рубашку Данни и показала Хиту аккуратную пуговку на маленьком животе. – Посмотри. Он прошел инициацию… Что-то случилось?

– Он не мой. – С мрачным выражением Хит смотрел на Данни.

– Что?

– Пришли результаты анализа ДНК. Я ему не отец.

У Кэсси налились тяжестью ноги и свело судорогой живот. Сердце остановилось. Она не могла двигаться. Рука по-прежнему лежала на животике у Дании, а горло сжималось в конвульсиях. Она знала. Она с самого начала подозревала, что Ева солгала Хиту. Ее история была совершенно неправдоподобной. Но Кэсси с первого взгляда полюбила Дании и его предполагаемого отца. Поэтому предпочла игнорировать вероятность обмана. На нее так не похоже не замечать реальность.

– Хит…

– Ничего не говори, – бросил он и вышел из комнаты.

Секундой позже она услышала, как тихо закрылась дверь в его кабинете. Слишком тихо. Она бы предпочла, чтобы он хлопнул дверью или бил в нее кулаками.

Кэсси взяла мальчика на руки и крепко прижала к себе. Она знала, все было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Любовь к мужчине. Любовь к ребенку. Один раз она позволила себе поверить, что это возможно…

Кэсси повернула малыша так, чтобы видеть его лицо. Нежное, нежное лицо. Такое беспомощное. Пешка в Евиной игре, жестокой игре. Почему Ева оставила своего ребенка Хиту? Кэсси могла только догадываться. Данни переживет случившееся, привыкнет и полюбит новых родителей. Но как быть с Хитом? Переживет ли он?

А как быть с ней?

Нельзя сейчас позволять себе думать об этом. Какие бы чувства ни кипели в ней, надо оставаться спокойной. Сейчас Данни нуждается в ней больше, чем когда-либо.

Она завернула его в одеяльце и вынесла на воздух. Они обошли все имение, радуясь солнцу и открывавшимся видам. Потом малыш дал знать, что проголодался. Кэсси покормила его, покачала, пока он не заснул, и уложила в его кроватку. Она наклонилась и поцеловала его. «Спи-усни, сладкий пирожок». Рыдания рвались у нее из груди, и Кэсси прижала ладонь ко рту, словно загораживая им выход. Потом она резко повернулась и вышла из комнаты.

Кэсси стояла у подножья лестницы, пока не почувствовала себя достаточно уравновешенной, чтобы пойти к Хиту. Стараясь казаться спокойной, она подошла к кабинету и постучала. Через несколько секунд он открыл дверь.

– Мне не нужно сочувствие, – предупредил Хит. Его лицо побелело от огорчения.

– Конечно. Но нам надо поговорить, что делать дальше. – Кэсси понимала его состояние. Ему сейчас важно держать себя в руках, и она под маской решительности скрывала свои чувства.

– Да. – Тело прямое и застывшее.

– Кроме результата анализа, что еще сказал тебе адвокат?

– Что я должен вернуть Данни… малыша в Службу защиты ребенка.

– Ничего ты не должен.

– Почему?

– Я знаю эту систему и знаю, как с ней работать. Если ты не хочешь отдавать его, можешь не отдавать. Пока не найдется Ева. Или его… кто-то с законным правом забрать его.

– Не понимаю.

– Ева добровольно оставила его тебе. Это принимается в расчет. Ты можешь его обеспечить и заботиться о нем. И, Хит, я не могу отдать его в Службу защиты ребенка. Если ты не хочешь его взять, я сама заберу Данни.

– Ты так говоришь, будто можешь взять его навсегда.

– Нет, не могу. Я знаю, что не могу. Но я рада взять его, пока найдется семья, которая усыновит его.

– Кэсси, почему она это сделала? – Хит потер лицо обеими руками. В его голосе была такая боль, что у Кэсси остановилось сердце.

– Ты ей нравился.

– Что?

– Она выбрала тебя. Потом соблазнила, так? Ты можешь отрицать это, но, держу пари, я права.

Он кивнул.

– Хит, теперь мы знаем, что где-то еще есть отец ребенка. Но она уже должна была знать, что беременна, когда спала с тобой. Она говорила, что уезжает за три недели до рождения ребенка. На самом деле она знала, что ребенок родится раньше, но не хотела, чтобы об этом знали ты и настоящий отец ребенка.

– Неужели у нее не хватило ума принять в расчет, что я могу проверить свое отцовство, сделав анализ ДНК?

– Ева это учитывала, но не сомневалась, что ты полюбишь малыша и будешь бороться за него.

– Я? Бороться за него?

– Да. Ты же все еще не хочешь отказаться от него.

Хит очень долго молчал, а Кэсси изучала его профиль: длинные блестящие волосы, упрямую челюсть, острые скулы и прямую линию носа. Его красивые руки сжимались в кулаки и разжимались.

– Я думал, она придет и заберет его, и боялся этого. Я не ожидал того, что случилось.

– Что ты теперь хочешь делать? – Кэсси старалась держать себя в руках и поддерживать его. Так долго, как удастся. Иначе она сама сорвется, как никогда раньше.

– Что мы будем делать?

Она распрямила плечи и приняла деловой вид.

– Сначала я позвоню в Службу поиска пропавших лиц, проверю, не сообщал ли им кто-нибудь об исчезновении Евы. Потом я поеду в Службу защиты ребенка и поговорю с ними. Надо все делать законно. Может быть, есть шанс усыновить его.

– А если еще кто-то захочет взять его? – возразил Хит. – Кто дал ему жизнь, захочет его взять.

– Этого ты не знаешь. И пока можешь продолжать держать его у себя.

– Конечно.

Это то, что Кэсси хотела услышать, – убежденность в его голосе.

– И потом отдать его, если придется?

– У меня нет выбора. Или есть?

– Тогда у меня много дел. До понедельника Служба защиты ребенка закрыта. Но я могу позвонить своему агенту в Службу поиска пропавших лиц.

– Сделай это сейчас. Отсюда.

– Он, должно быть, уже дома, но наверняка вспомнит фамилию Евы, если она у них есть в списке пропавших. У меня в сумке записная книжка. Я сейчас вернусь.

Ей надо хоть несколько минут побыть без него. В стороне от его печали и от опасности сорваться и показать ему свое горе. Наверное, Хит думает, что она не страдает так, как он. Может быть, и хорошо, если он так думает. Это облегчит расставание не только с Данни, но и с Хитом. Он же не захочет, чтобы она была рядом, когда заберут Данни. Он и так испытывает боль от потери Кайла, и эта боль никогда не пройдет. Боль от разлуки с Данни будет становиться все меньше и меньше. А Кэсси будет каждый день невольно напоминать ему о малыше.

Она сполоснула лицо холодной водой, взяла записную книжку и вернулась в кабинет. Она застала Хита смотрящим вдаль с таким потерянным видом, что ей захотелось обнять его и никогда не отпускать. Но вместо этого она, не сказав ни слова, подошла к телефону и набрала номер.

– Говорите, – произнес голос на другом конце провода.

– Привет, Джонсон, это Кэсси Миранда. Как поживаешь?

– Кэсси, мой ангел! У меня все хорошо, малышка. А как твои дела?

– Работы много.

– А когда ее у тебя мало?

– Послушай, у меня к тебе вопрос. Нет ли у тебя чего-нибудь по исчезнувшей Еве Брукс.

– Брукс. Ничего. Официального, во всяком случае.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты второй человек, который в последнее время справляется о ней.

– Кто еще о ней спрашивал?

Хит весь превратился во внимание.

– Какой-то адвокат, – проговорил Джонсон.

– Кервин Рэдьярд?

– Нет. Позволь мне подумать. Что за черт, кто же это был? Ах, да. Торрэнс. Брэд Торрэнс.

Корпоративный адвокат Хита и босс Евы. Он звонил и ее соседке по квартире, Дарси.

– Хорошо, спасибо. Послушай, позвони мне, если придет что-нибудь. Идет? Я буду ждать.

– Конечно. Удачи тебе.

– Тебе тоже. – Кэсси повесила трубку. – Брэд Торрэнс делал запрос.

– Торрэнс? Ты не находишь это странным?

– И да, и нет. Она пропала из виду. Может быть, компания хотела поговорить с ней о чем-нибудь. К примеру, о страховом пособии как матери. Но тогда звонил бы управляющий по персоналу, а не босс. Не знаю.

Они уставились друг на друга.

– Что ты знаешь о нем? – спросила Кэсси.

– Он женат. Между прочим, жена ждет ребенка. Она должна была родить одновременно с Евой. Я не знаком с ним близко, поэтому почти ничего не знаю.

– Откуда ты знаешь, что его жена беременна?

– Ева сказала.

– С чего у вас зашел такой разговор?

– По-моему, – немного подумав, начал Хит, – она что-то говорила о том, что жена Торрэнса приходила в офис, и будто они сравнивали животы и что-то еще в этом духе. Что ты думаешь? Что он отец? Что у них могла быть связь?

– В этом есть смысл, правда? Ты говорил, Ева настаивала, что на работе она не может признаться, кто отец ребенка. Это может быть связано с тем, что у нее была связь с боссом.

– Босс будет, конечно, стараться все держать в секрете, в особенности если у него беременная жена. – Хит подошел к телефону. – По-моему, мне надо позвонить ему.

Кэсси задумалась.

– Да, наверное. Но не сегодня и не домой. Завтра и на работу. Ты должен быть осмотрительным.

– Я осмотрительный с того дня, как родился.

– Хорошо… – Она замолчала, заметив искорки в глазах Хита. Если в такое время он способен шутить, она может о нем не беспокоиться. Он выживет. – Мудрый парень.

Заплакал Данни. Звук поднимался по лестнице и влетал в кабинет будто неуловимая, хрупкая бабочка. Она посмотрела на Хита. Он стоял с закрытыми глазами.

– Я займусь им, – проговорил он через несколько секунд.

Когда он проходил мимо, Кэсси сжала ему руку. Он остановился на секунду. И пошел дальше. Она осталась в кабинете, давая ему возможность побыть одному. Потом пошла на кухню готовить обед, хотя ни один из них не хотел есть.

Они могли притвориться еще одну ночь, будто ребенок их.

Хит сомневался, хочет ли он, чтобы Кэсси присоединилась к нему в постели. Он не знал, что делать. Он не хотел разговаривать. Не хотел заниматься любовью. Не мог горевать.

«Леттермен» на экране, но Данни нарушил вечернее расписание и крепко спал. Кэсси что-то делала. Хит не знал, что.

Через несколько минут она тихонько постучала в дверь.

– Привет, – она сунула голову, потом вошла в комнату. Купаясь в голубом свете телевизора, она казалась неземной. Но Хит был убежден, что она самая земная из всех, кого он знал.

Она подошла к постели, забралась на нее и села, скрестив ноги, лицом к нему.

– Мне было одиноко.

Он ничего не сказал. Хотя знал, что это обидит Кэсси. Он не придумал, как сказать ей, чего он хотел и чего не хотел.

– Потанцуй со мной, – вдруг решился он под влиянием момента. Это было так неожиданно, но могло отвлечь их от грустных мыслей и серьезных разговоров, к которым Хит не был готов.

Хотя Кэсси и удивилась, но не стала возражать. Он взял ее за руку и поднял с кровати. Хит выключил телевизор, взял другой пульт, и комнату заполнила музыка, медленная, нежная. Кэсси устроилась в его объятиях так, словно родилась в них.

– Ты часто танцуешь? – шепнул Хит ей в волосы.

– Только не медленные танцы. Я хожу с друзьями в клубы. – Ее дыхание щекотало шею. – Кто-то приглашает тебя потанцевать… Мы танцуем, и все.

– Ты не знакомишься в клубах?

– Нет.

– Тебе не предлагают?

– Я не говорю «да». Слишком рискованно.

– Кто-нибудь пристает?

– Нет. Я показываю свою пушку, если начинают приставать. Забавно, как быстро мужчины теряют интерес.

– Ты шутишь.

– Да.

Хит почувствовал улыбку в ее голосе.

– Это очень приятно, Хит.

Да, это приятно. И возбуждающе. Ее груди упирались ему в грудь. Он водил рукой по ее спине, большим пальцем поглаживая позвоночник. В ее теле произошло еле заметное изменение, появилась напряженность. Она чуть крепче прижалась к нему, встала на цыпочки.

– Я никогда не мог понять, как женщины это делают.

– Что?

– Танцуют на пальчиках.

– Так легче следовать за движениями партнера.

– Что ты делаешь, если парень меньше тебя ростом?

– Веду.

Хит засмеялся и сам удивился этому. Ведь он считал себя неспособным смеяться. Он закружил ее на месте, потом откинул назад. Он позволил своим губам проскользить по ее телу и продолжал танцевать. Потом замедлил шаг, и теперь двигались только их тела, но не ноги. Хит обвил ее руками, и Кэсси прижалась лицом к его шее.

Через минуту он почувствовал горячую каплю у себя на коже, она соскользнула под футболку, потом еще одна и еще. Он сглотнул.

Ах, Кэсси, как я желал бы позволить тебе плакать. Но я не могу. Не могу.

– Пойдем в постель, – проговорил он, будто не заметив ее слез.

– Я не хочу… Я не…

– Спать, – прошептал он. – Только спать.

– Хорошо, – облегченно вздохнула она.

В постели, хотя они прижимались друг к другу, между ними образовался барьер. Ни слова не было сказано. Хит знал, что она не спит, но молчал. Потом проснулся Данни.

Разница заключалась в том, что в этот раз Кэсси позволила ему пойти одному.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Кэсси проснулась и обнаружила, что постель рядом с ней пуста. Она взглянула на часы и со стоном упала на подушки. Девять часов. Как она могла так долго спать?

Она заспешила через холл в свою комнату, приняла душ, оделась и побежала вниз, на ходу заплетая косу.

– Я в кухне, – окликнул ее Хит.

Он стоял у плиты и готовил омлет. Данни болтал ножками, и его переносная колыбелька прыгала на столе рядом с Хитом.

– Я проспала, – запыхавшись, пробормотала Кэсси.

– Ты устала. – Он дал омлету соскользнуть на тарелку, посыпал его мелко нарезанным луком и добавил два куска бекона. Потом подвинул тарелку по столу и жестом предложил Кэсси сесть. После этого он обошел стол и поцеловал ее. – Доброе утро, – проговорил он, неуверенно улыбаясь.

Первая реакция – отодвинуться. Но потом Кэсси двумя руками обхватила его за шею и поцеловала в ответ. Ей не нравилось то определение, какое дала ей его мать. Мол, Кэсси старается изо всех сил, чтобы сохранить дистанцию даже с близкими людьми.

– Спасибо за завтрак.

– Всегда рад.

Кэсси откусила кусочек омлета и вздохнула от удивительной смеси острого сыра чеддера и зеленого перца.

– Ты еще не звонил Брэду Торрэнсу?

– Я рассчитал, что раньше девяти он на работу не придет. Я позвоню, когда Данни уснет и все в доме успокоится. Если он действительно отец ребенка, я ему не завидую. Как он скажет жене? Интересно, она уже родила?

Кэсси подумала, что они оба пытаются вести беззаботный разговор, хотя погружены в тяжкие размышления.

Полчаса спустя откладывать разговор стало невозможно. Данни спал. Они пошли в кабинет Хита. Кэсси взяла параллельный телефон, чтобы слышать разговор. Пока они ждали соединения с Торрэнсом, Хит сжал ее руку.

– Все будет хорошо.

Вряд ли, подумала она.

– Как поживаешь, Хит? – спросил Торрэнс, когда подошел к телефону.

– Вполне неплохо. А ты?

– Как всегда, занят. Кстати, я сегодня утром думал о тебе. Уже несколько недель ты не присылал нам никакой работы.

– Я был занят, но до контрактов еще дело не дошло. Хотя скоро займемся. У меня сейчас три проекта в работе.

– Прекрасно. Что я могу для тебя сделать?

– Меня интересует Ева Брукс. – Хит посмотрел на Кэсси.

Пауза была не очень долгой. Кэсси решила, что Торрэнс не может за секунду переключиться на другую тему.

– Что именно тебя интересует?

– Знаешь, ведь она обычно приезжала ко мне раз в неделю или реже, завозила бумаги. Мне интересно, родила она уже или еще нет. По-моему, это непросто – быть одинокой матерью. Я хотел бы послать ей подарок.

Кэсси показала ему большой палец.

– Откуда ты знаешь, что она одинокая?

– Она сама сказала, мол, об отце и речи нет.

– Когда ты последний раз видел ее?

Кэсси вскинула брови. Торрэнс слишком интересовался Евой.

– Примерно тогда, когда она ушла готовиться к родам, – ответил Хит.

– После этого она не связывалась с тобой?

– Зачем? У нее не было для этого причин.

– Похоже, она исчезла.

– Растворилась в воздухе? – спросил Хит.

– Почти так.

– Я мало что знаю о такого рода делах. Но ты писал заявление о пропаже человека? – спросил Хит.

– Нет, она оставила соседке записку, что уходит. Для полиции нет причин вмешиваться.

Кэсси быстро написала: «Спроси, не проверяли ли они ее страховку, чтобы узнать, родила ли она». Хит задал вопрос Торрэнсу.

– Насколько я знаю, нет. Меня удивляет твой интерес.

Осторожная Кэсси решила – пора заканчивать разговор. И сделала знак Хиту.

– Ты знаешь, как узок мой мир, – сказал Хит. – Я радовался, наблюдая ее расцвет. Надеялся получить сообщение, когда родится младенец. И теперь понял, что ничего не получу. Ну, не буду отнимать у тебя время. До свидания. – И Хит повесил трубку раньше, чем Торрэнс успел что-нибудь сказать. – Ну, что ты думаешь? – спросил он.

– Что-то не так. Иначе он не стал бы продолжать разговор. Он мог предложить тебе обратиться к директору по персоналу или к непосредственному начальнику Евы. А он проявил личный интерес. У него же не меньше пятидесяти служащих, да? Ведь обычно он не следит за всеми? И потом, мы же знаем, что он обращался в Службу поиска пропавших лиц.

– Но это ничего не доказывает.

– Правильно, не доказывает. – Кэсси постучала пальцами по столу, потом расправила плечи. – Ты уверен, что она получила деньги по твоему чеку на десять тысяч долларов?

– Я… Нет. Не уверен.

– Позвони в свой банк, узнай.

– Что это даст?

– Я подумаю.

Пока Хит получал информацию, она вышагивала от стены к стене. Ее так и подмывало поднять жалюзи, но она этого не делала. Кабинет оставался последней комнатой в доме, где они еще были опущены. Наверное, после того, как Кэсси ему призналась, что спит при свете, он тоже мог объяснить, почему сидит в. темноте.

– Ева не погасила чек, – сообщил Хит, вешая трубку.

– Гм…

– Гм? Что это значит?

– А раньше ты давал ей деньги наличными или чеками?

– Чеками.

– Она сразу получала деньги?

– Сразу.

– Гм…

– Кэсси…

– Прости, – она переключила внимание на него. – Позволь мне немного подумать. Нам надо продолжить проверку Брэда Торрэнса.

– Нам надо найти Еву, – сказал Хит.

– Да. Но, по-моему, уже накопилось достаточно причин, чтобы повидаться с ним лично.

– Сейчас?

– Завтра.

– Значит, еще один день.

Еще один день, повторила про себя Кэсси.

– Тем временем я съезжу в Службу защиты ребенка, а потом ненадолго загляну в офис. Хорошо?

– Ты уверена, – Хит положил ей на плечи руки, – что они не заберут Данни?

– Стопроцентно.

Они помолчали.

– Ты позвонишь мне, когда уйдешь от них?

– Конечно. Не переживай. Я пользуюсь в этой Службе огромным доверием. Я много работала с ними.

Хит заключил ее в объятия и поцеловал так, как ей хотелось. Жадно и страстно, трепетно и отчаянно.

– Скорей возвращайся, – прошептал он.

– Обязательно. – Кэсси дошла до двери, потом остановилась и обернулась. – Нарисуй мне дом. Что-то такое, где смогут жить дети. Много детей.

– Это должен быть большой дом? – подхватил Хит.

– Да. Большая кухня, большая столовая, комната для компьютера. Можешь ты это сделать?

– Конечно.

Теперь, подумала Кэсси, выходя, он будет занят до ее возвращения.

– Значит, Служба защиты ребенка позволит Хиту пока быть опекуном ребенка? – спросил Джеми, когда много позже Кэсси вошла в офис.

– До тех пор, пока там присутствую я. Его они совсем не знают, зато знают меня. Они не хотят вырывать малыша из окружения, в котором он растет. – Она поставила локти на стол и потерла лоб, вдруг почувствовав усталость.

Джеми сел напротив, но сочувствующим не выглядел. Скорее у него был раздраженный вид.

– Ты с головой влезла в эту проблему?

– Нет.

– Да. Падать будет больно, – он нахмурился. – Ты это знаешь?

Кэсси кивнула.

– Я не живу в мире фантазий. Я все понимаю. И если начать с нуля, я бы все снова повторила.

– Ты влюблена.

– Да. – Она сказала это или просто это был тихий вздох?

– Ты его едва знаешь. По-твоему, у него к тебе такие же чувства?

Что она могла ответить?

Не дав Кэсси погрузиться в раздумья, зазвонил ее сотовый. Она вытащила трубку из кармана.

– Кэсси Миранда.

– Привет, это Дарси. Помните, соседка Евы Брукс?

– Конечно. – Сердце сделало кульбит. – Чем могу быть вам полезной?

– Она позвонила и сказала, что хочет приехать и забрать свои вещи. Я решила, что не выпущу ее, пока она не заплатит мне.

– Она приедет в вашу квартиру?

– Да. Я велела ей встретить меня после работы. Я подумала, может быть, вы дадите ей бумаги? Пусть она получит деньги и вернет долг.

Кэсси помолчала. Она не собиралась вводить Дарси в заблуждение, особенно когда девушка хочет быть полезной.

– Во сколько?

– В пять пятнадцать.

– Прекрасно, я приеду. Дарси, послушайте, я должна быть честной с вами. По правде, я слежу за ней не потому, что она должна получить наследство.

– Да, понимаю.

Прекрасно. Это делает ее работу легче.

– Спасибо.

– Конечно. Пока.

– Платить Еве за информацию об отце ребенка – это грязно, – сказала Кэсси, обращаясь к Джеми. Потом рассказала ему свой план.

– Ты не можешь похитить ее, не можешь силой заставить говорить. Так что остается делать?

– Я могу сыграть на ее совести, если она у нее есть.

– Как?

Кэсси подвинула телефон и набрала номер Хита. Она уже звонила ему, когда уходила из офиса Службы защиты ребенка.

– У меня есть хорошие новости, – сказала она. – Звонила соседка Евы. Ева через час будет в ее квартире.

– Я буду там.

Кэсси почувствовала такое облегчение, что Хит приедет, что не могла говорить.

– Ты слушаешь?

– Да, я здесь. У тебя есть адрес? Я встречу тебя там.

– Кэсси. – Его голос вдруг стал очень тихим. – Это, может быть, конец.

Он должен принести с собой Данни, подумала Кэсси, но вслух ничего не сказала. Хит сам все поймет.

– Тебе решать, Хит.

Пауза тянулась несколько секунд.

– Пора наконец узнать правду, – проговорил он и повесил трубку.

– Ладно. – Кэсси глубоко вздохнула, собираясь с силами. – Сейчас я поеду туда и найду место для парковки.

Джеми внимательно смотрел на нее.

– Дай мне знать, как пойдут дела.

– Конечно. Не беспокойся, Джеми, я взрослая девочка. – Кэсси быстро ушла, не дожидаясь его советов и напутствий. Джеми ничего не мог ей сказать, чего бы она уже не знала.

Примерно через час она подъехала к дому Евы и увидела Хита, сидящего в машине прямо у подъезда. Кэсси припарковала свою машину и пересела к Хиту. На заднем сиденье стояла переносная кроватка с Данни.

– Тебе нельзя здесь стоять, Ева увидит тебя. – Кэсси оглянулась и посмотрела на Данни. Он спал.

– Она не узнает машину.

– Она может узнать тебя, увидев через лобовое стекло. – Кэсси тронула его за плечо. – Как ты доехал?

– Прекрасно. – Он не собирался признаваться ей, что нервничает. – Разговаривать должен я. А ты просто будешь стоять рядом, будто ты няня или помощница.

– Может, мне заплести волосы в две косы? – засмеялась Кэсси.

– Да. И не размахивать своей пушкой.

– Я постараюсь, – она улыбнулась, радуясь добродушному подшучиванию. – Похоже, что…

– Ш-ш-ш. – Хит наклонился, спрятав лицо за рукой, лежавшей на руле. – Это Ева.

Она быстро привела фигуру в порядок, подумала Кэсси. Глядя на нее, никто бы не догадался, что она родила меньше трех недель назад.

Хит взялся за ручку двери.

– Подожди. Пусть придет Дарси, – заметила Кэсси. – Ева должна быть в квартире, тогда мы сможем поймать ее.

Минуты две спустя появилась черноволосая женщина с модной стрижкой и зашла в подъезд. К тому времени, когда Хит и Кэсси достали Данни из его автомобильной кровати и поднялись на третий этаж, дверь квартиры оказалась закрытой. Спор между двумя молодыми женщинами долетал до холла первого этажа.

Кэсси постучала, и Дарси с размаху открыла дверь.

– Она ваша, – сказала Дарси.

– Что… – Ева окаменела и вытаращила глаза. Через секунду она попыталась сбежать, но Хит загородил ей дверь.

Кэсси закрыла дверь и встала, прислонившись к ней спиной.

– Вы хотите уйти? – спросил Хит у Дарси.

– Ну уж нет. – Она уселась в кресло и закинула ногу на ногу. – Это я ее поймала.

От напряжения воздух в комнате потрескивал.

– Садись, – бросил Хит Еве.

Она села, но выглядела довольно воинственной.

– Кто отец ребенка? – спросил Хит.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Хит наблюдал, как Ева жадно разглядывает малыша. Выражение ее лица – бунтующее. Она не собиралась облегчать ситуацию. Ни себе, ни другим.

Рассчитывая на ее материнский инстинкт, который она все-таки имела, Хит поставил переносную колыбельку Данни поближе к ней. А сам устроился рядом, положив руку на одеяло. Хит знал, что за его спиной стоит Кэсси, и, наверное, ей не нравится, что он так близко поднес Дании к Еве. Но на этот раз решение принимал он.

– Посмотри на этого малыша и скажи мне, как можно быть такой жестокой, чтобы лишить его отца.

У Евы губы совсем вытянулись в ниточку.

– Это Брэд Торрэнс, правда? – вдруг спросил Хит.

– Твой босс? – взвизгнула Дарси. – Умереть не встать.

– Это правда? – повторил Хит.

– Что, если он? – Ева скрестила на груди руки.

– У тебя с ним была связь? Знает ли он, что Дан… Знает ли он, что у него родился сын?

Хит ждал. Ее каменное молчание приводило его в ярость.

– Как ты могла такое сделать? – в отчаянии воскликнул он.

– Знаете что? Это было легко. Просто пустяк.

– Он заслуживает…

– Он сумасшедший. И жена его сумасшедшая. Вы думаете, я хотела сплавить ребенка, – она ткнула пальцем в Данни, – им?

– Так его жена знала о вашей связи? Знала, что ребенок от ее мужа?

– Связи? – Ева саркастически засмеялась. – Не было никакой связи. Для них я сыграла роль суррогатной матери. Его сперма. Ее яйцеклетка.

Дарси громко втянула воздух.

Хит оглянулся на Кэсси. Никаких внешних признаков реакции на происходящее. Сердилась ли она, как он, или относилась спокойнее, или просто лучше скрывала свои чувства?

– Они платили мне, – продолжала Ева. – Это была работа. Предполагалось, что я никому ничего не скажу. Это не усыновление и не что-то в этом роде. Это правда их ребенок.

– Ты говорила, что его жена тоже была беременна.

– Понимаете, она сумасшедшая! Она сделала такие… штуковины, чтобы носить на животе и выглядеть беременной. Каждую неделю она могла сделать нашлепку чуть больше. Она шла со мной «в ногу». – Ева пожала плечами. – Сумасшедшая.

– Но это их ребенок, Ева. Ты не имеешь права не отдать его. Ты не имела права обманывать меня, заставляя думать, что я отец ребенка.

Ты позволила мне полюбить его, заботиться о нем, связывать с ним свои мечты и надежды.

– Знаете что? – Ева широко раскинула руки. – Вы были единственным нормальным человеком во время моей беременности, ужасной, кошмарной беременности. Они навалились на меня со всех сторон. Что я ела? Сколько часов спала? Куда ходила? С того дня, как пришло подтверждение, что зачатие произошло, я стала их собственностью. Они будто под микроскопом рассматривали мою жизнь и пытались управлять каждой мелочью. И потом, когда было уже восемь месяцев, они ждали, что я перееду к ним. Стану их заключенной. Не вышло. Я бы у них задохнулась. Я выполнила работу, за которую они мне платили. И больше я им ничего не должна.

– Почему вы не взяли деньги по чеку, который выписал вам Хит? – спросила Кэсси.

– Я взяла чек, чтобы он поверил моей истории. – Ева заплакала. – Я не знала, что делать. Я постепенно привязывалась к малышу. Такого я не планировала. Кроха внутри меня двигалась, а если долго лежала спокойно, я пугалась. Он пинал меня в ребра, будил среди ночи. Я привязалась к нему, понимаете? Я хотела рассказать вам, Хит, правду. Так я думала. Я хотела рассказать и уйти, оставив ребенка у вас. Потом вы отдадите его им, а я никогда не увижу его снова, – плаксиво проговорила она. – Но я увидела ваше выражение лица, когда вы подумали, что ребенок ваш, и убежала. Мне не хотелось обижать вас.

– Как ты могла сказать, что это мой ребенок?

– Простите. Они довели меня до сумасшествия. Для них будто весь мир крутился вокруг малыша. А я – что-то вроде пробирки для анализа. А вы обращались со мной как с человеком. Особенным человеком.

Так он с ней тоже был ласков, мелькнула в голове у Кэсси ревнивая мысль.

– У вас не было намерения сообщить Торрэнсам, что ребенок родился и где находится? Вы собирались исчезнуть? – спросила Кэсси.

– Я сообщила им прямо перед тем, как приехать сюда.

Тишина сгустилась, жаркая и безутешная.

– Я позвонила им, – уточнила Ева. – Они, наверное, уже у вас в доме.

– Вы такого натворили, – заметила Кэсси, – что у вас могут быть серьезные неприятности с законом.

Потрясенный Хит не мог вымолвить ни слова.

– Послушайте, я знаю, что нехорошо поступила. Безумие Торрэнсов перекинулось на меня. Вы бы то же удрали от этих зануд. Клянусь, удрали бы. Но когда я начинала эту сделку, у меня были добрые намерения. И дело не в деньгах. Ну, может быть, капельку. Они подбросили мне свою плаксивую историю, и я купилась. Она не может выносить ребенка. Им уже сорок. Времени не осталось. Мне стало жаль их.

Хит встал, ярость пронизывала его. Скольких человек она могла бы спасти от сердечной боли!

– Кэсси, не можешь ли ты одолжить мне мобильник?

– Что вы делаете? – всполошилась Ева. – Кому вы звоните?

– Какой у Брэда номер мобильника?

Ева правильно восприняла его тон и без колебаний продиктовала номер. Хит набрал.

– Брэд, это Хит. У меня твой сын. Он прекрасно себя чувствует. Он здоров.

– У него наш сын, – услышал Хит голос Брэда. – О боже! У него наш сын. Где вы?

– Ты у меня дома?

– Да, мы только что приехали.

– Оставайтесь на месте. Я привезу его. Может, понадобится час. Или больше. В зависимости от движения. Но мне нужно знать сейчас, хочешь ли ты выдвинуть против Евы обвинение.

У Евы от страха перекосилось лицо. Этого и хотел Хит. Пусть она прочувствует, что испытали он… и Кэсси… и Торрэнсы. Слезы лились у Евы из глаз, ее трясло. И в этот момент заплакал Данни.

– Это мой сын? – поспешно спросил Брэд.

Нет, это мой сын, хотелось ответить Хиту. Сердце у него болезненно сжалось, когда он произнес: «Да, это твой сын».

– Только привези его. Забудь о Еве. Мы хотим только нашего малыша.

– Ты уверен?

– Я хотел бы отправить ее в ад за то горе, какое она причинила нам. Но мы против скандала, и Ева это знает. Оставь ее и, пожалуйста, скорей приезжай.

– Хорошо. – Хит закончил разговор и вернул телефон Кэсси. – Тебе повезло, Ева. Пока. И хотя Брэд не хочет выдвигать против тебя обвинение, я еще могу.

Ева полезла в сумку и достала конверт. Хит увидел, что конверт адресован ему.

– Что это? – спросил он.

– Я погасила все ваши чеки, чтобы вы не заподозрили, что я вру. Но деньги я сохранила, чтобы вернуть вам. Здесь они все. Вы были самым лучшим, что случилось со мной за это время. Спасибо за вашу доброту. Большинство мужчин не знают, что это такое.

У Хита постепенно пропало желание драться.

– Видимо, вы встречались не с теми мужчинами, – тихо сказал он.

– Наверное, вы правы.

Хит знал, что он будет делать дальше. Но ему не хотелось позволить Еве отделаться так легко.

– Можем мы поговорить в холле? – обратился он к Кэсси.

Она открыла дверь и вышла. Хит последовал за ней с Данни, который перестал плакать.

– Ты позволишь ей уйти как ни в чем не бывало? – В глазах у Кэсси лед.

Хит не мог прочесть по ее лицу, что она думает. Да это и не важно. Он принял решение.

– Она не уйдет как ни в чем не бывало. Она будет жить с тем, что она сделала, до конца дней.

– Так же, как и ты.

– Я сержусь. Не думай, что я спокоен. Но я пытаюсь посмотреть на случившееся не с точки зрения данного момента, а с точки зрения всей жизни. В некотором смысле я должен быть благодарен Еве. Она дала толчок, который был мне нужен, чтобы начать снова жить. А сколько чувств вызвал любимый Данни! Он изменил мою жизнь.

И он подарил мне тебя.

Эта мысль давно угнездилась в сознании Хита. Но теперь не время и не место открывать свои чувства.

– Ты выиграл. Это очевидно, – проговорила Кэсси.

Хит обнял ее за шею и притянул к себе. Крепко поцеловал, открыл дверь и вернулся в квартиру.

– Поскольку Брэд готов тебя отпустить, я присоединяюсь к нему, – сообщил Хит Еве.

– Спасибо. Спасибо вам. – Она согнулась, обхватила голову руками и зарыдала. – Простите меня, Хит. Я правда очень сожалею.

С минуту он наблюдал за ней, потом нагнулся над Даниной кроваткой, отстегнул ремешки и достал малыша. Ева приблизилась к нему, но еще не смела протянуть руки. Он и так слишком доверял ей.

– Хотите подержать его?

Мокрое от слез лицо пошло пятнами. Ева недоверчиво посмотрела на Хита, и из ее глаз хлынул новый поток слез. Она осторожно взяла Данни и крепко прижала к себе.

– Привет, – тихо-тихо заговорила она. – Я Ева. Ты жил во мне, пока не вышел на волю.

Дарси спрыгнула со своего кресла, подбежала к Еве с ребенком и обняла их, заливаясь слезами.

Хит бросил взгляд на Кэсси, но она смотрела в окно. У нее горло сводили судороги, у него – жгло, словно огнем.

Через несколько минут Ева положила малыша на руки Хиту.

– Вам надо извиниться перед Брэдом и его женой, – сказал Хит.

– Я знаю.

А ему надо скорее попасть домой и… Впереди было самое трудное.

Хит застегнул пряжки на Данниной переноске. Пока они спускались по трем пролетам лестниц, Кэсси не сказала ни слова.

– Я еду следом, – бросила она, когда они подошли к парадной двери.

– Хорошо.

Она не смотрела на Данни. Не разговаривала с ним и не улыбалась. Она пыталась порвать все нити.

Кэсси видела, как бегут к машине Торрэнсы, когда Хит въехал во двор. Она припарковала машину рядом и вышла. В этот момент Брэд, открыв переднюю дверь, пытался сообразить, как достать малыша из его походной кроватки.

– Позвольте мне, – ласково предложил Хит.

Миссис Торрэнс плакала, прижав ладони ко рту.

Хит положил Данни ей в руки. Она заплакала еще сильней, и малыш к ней присоединился. Брэд обнял их обоих.

Хит подошел к Кэсси, но она не могла ответить ему взглядом. Она испытывала невероятную пустоту внутри, такую страшную, что она ранила, будто осколки стекла.

– У меня его одежда и… другие вещи, – проговорил Хит.

– Все, что ему нужно, у нас есть, – отрезала миссис Торрэнс.

– Анна, – мягко вмешался Брэд. – Он ни в чем не виноват. Хит, прости. Мы просто… чересчур взволнованы. Мы уже не надеялись когда-нибудь увидеть его.

Хит кивнул. Он легко мог представить их ужас.

– Он хорошо ест искусственное питание. Вы найдете в корзинке мешок с памперсами. Если вы хотите узнать его расписание или что-нибудь еще…

– Мы будем учиться сами, спасибо, – чуть улыбнулся Брэд. Жена кивнула.

– Я хочу скорей попасть домой.

– Дорожную кроватку? – Хит показал на машину.

– У нас есть своя. Может быть, я позвоню вам позже, – сказал Брэд.

– В любое время.

Они пошли к машине.

– Мы не попрощаемся? – Голос у Кэсси необычно высокий. В нем вся паника, охватившая ее. У нее такой вид, словно над головой навис топор.

Пара остановилась и посмотрела на нее. Анна крепче прижала к себе малыша.

– Кэсси, – обнял ее Хит. Она высвободилась и шагнула в сторону.

– После всего, что мы сделали, мы просим слишком много? – Кэсси всегда полагала, что умеет держать себя в руках. Но сейчас поняла, что это не так. Она не могла справиться даже со своими ногами. Пустоту заменило одно огромное бьющееся сердце, которое потрескивало от отчаяния. – Данни…

– Они должны ехать домой, Кэсси. – Хит обхватил ее обеими руками. – Им надо забрать его домой.

Торренсы уходили. Гравий хрустел у них под ногами. И этот звук терзал Кэсси. Все царапины в сердце превратились в кровоточащие трещины. Она сгорбилась, закрыла глаза и старалась вздохнуть.

Потом хруст прекратился и снова начался, становясь все громче. Кэсси открыла глаза. Перед ней стояла Анна Торрэнс и протягивала ей Данни.

– Попрощайтесь с ним. – Слезы еще не высохли в ее глазах.

Кэсси без колебаний взяла Дании. Не плачь. Не плачь, не плачь. Ей хотелось увидеть его лицо последний раз, чтобы запомнить.

– Я люблю тебя, – прошептала она ему в ухо и исцеловала все лицо. – Будь хорошим мальчиком.

Она хотела передать его Хиту, но тот покачал головой. Хит уже был далеко.

– Спасибо, – сказала Кэсси Анне.

– Я даже не знаю, кто вы, – проговорила женщина.

– Меня зовут Кэсси. – Она положила мальчика в жадные руки Анны и сделала шаг назад, потом еще один, решив, что не сможет смотреть, как они уезжают. У нее не было ключа от дома, но она обошла его и оставалась там. Через несколько минут Кэсси услышала, что они уехали. Вскоре к ней пришел Хит.

Он только взглянул на нее, и Кэсси рассыпалась на осколки. Неожиданно для себя она издала низкий, нечеловеческий, пронзительный звук. Звук отчаяния. Потом потекли слезы, безнадежные, жаркие, бесконечные потоки. Она била кулаками ему в грудь, пока он не схватил ее за запястья и не остановил. Он сжимал ее в объятьях, не давая шелохнуться, не давая дышать. Но это неважно. Она не хотела дышать.

Это была печаль не только из-за Данни. Кэсси оплакивала свою мать и деда, свое искалеченное одинокое детство и благодарила судьбу за объятия Хита.

Он не успокаивал ее, вообще ничего не говорил, но тело его стало твердым, как сталь. Она плакала долго, но потом поток пересох и Кэсси расслабилась.

– Мне нужен носовой платок.

– Воспользуйся моей рубашкой.

Она чуть улыбнулась, но лицо еще горело. Хит поцеловал ее долго, нежно, потом крепко прижал к себе, и они смотрели на запад, на заход солнца. Теперь, когда заросли были расчищены, они могли видеть закат. Это казалось само собой разумеющимся. Их жизнь может переворачиваться с ног на голову, а солнце будет по-прежнему заходить.

И что сейчас? – думала Кэсси. Куда ей отсюда ехать? Хотела бы она знать. Где они с Хитом остановились? Она только что позволила уйти из ее жизни одному из тех, кого любила. Сможет ли она позволить уйти и другому?

Пора искать ответы на свои вопросы.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Дверь в детскую была открыта. Это первое, что увидел Хит, войдя в дом. И соска болезненно одиноко валялась посреди кофейного столика.

Хит не шелохнулся. Кэсси тоже не сдвинулась с места.

– Если хочешь, залезай в джакузи у меня в ванной комнате. Через несколько минут я приду к тебе, – наконец предложил он.

Кэсси кивнула, но выглядела побитой. Он проследил, как она поднимается по лестнице, потом обошел весь дом. Он искал и находил свидетельства пребывания здесь Данни. Его кроватка, одежда со следами молока, пышное голубое одеяло. Проклятая соска. Хит бросил все вещи в детскую и толчком закрыл дверь. Пустые бутылки из-под детского питания он выбросил. Страницу из календаря, где назначен визит к педиатру, вырвал.

Он не хотел, чтобы Кэсси видела что-нибудь из вещей Данни. Он сотрет все следы его существования. Тогда она не будет больше плакать. Он никогда не слышал, чтобы кто-нибудь так плакал.

Нет, это неправда. Мэри-Энн, когда Кайл…

Он сцепил пальцы на затылке и посмотрел на потолок. Он был глух. Холоден. Пуст. И его наказание еще не завершено.

Что еще ему предстоит пережить? Какое еще наказание его ждет? Зачем ему дали ребенка, чтобы он мог его любить, и тут же забрали? Неужели Кэсси тоже заберут?

Он услышал, как шумит наверху вода. Кэсси ждет его, пора идти.

– Я могла бы к этому привыкнуть, – вздохнула она, когда Хит устроился за ее спиной.

– К чему? Ко мне?

– К такой ванне. По-моему, она больше, чем вся моя ванная комната.

Это не тот ответ, который Хиту хотелось услышать. Но чего он ждал? Они совсем не знали друг друга. Их отношения строились на одном общем интересе – на ребенке.

– Ты минималистка?

– Нет. Просто мне многого недостает, чтобы нуждаться в излишнем.

– И все же ты хочешь большой дом, в котором есть место для множества детей. – Он наклонился, чтобы Кэсси могла опереться на него. Хит не понимал, как он может чувствовать себя таким потерянным и таким возбужденным одновременно.

– Я буду копить.

Хит обнял ее. Ему не нужны разговоры. Он хочет правды и реальности, но не сейчас. Завтра. Сейчас он хочет только Кэсси.

Он взял мыло, намылил руки и провел ладонями по ее плечам, спустился к груди. Кэсси перевела дыхание и сильнее оперлась на него. Хит хотел ее. Нуждался в ней. Она находила выход своей боли в слезах. Но он так не мог. Обнимать Кэсси, целовать ее, любить ее – только это делало его мир терпимым.

– Повернись. – Хит хотел видеть ее лицо, когда он ласкает ее.

Вода плескалась о стенки ванны, но еще не переливалась. Свет свечи танцевал на влажной коже. Хит гладил Кэсси, изучал изгибы тела. Сначала руками, потом губами. Она широко раскинула ноги, чтобы быть ближе к нему. Обняла его голову и целовала, пробуя жарким языком, слизывая капли воды.

Когда Кэсси добралась до груди, Хит остановил ее. Он не хотел терять контроль ни на секунду. Пока не хотел. Сначала он сделает все для ее наслаждения. Только ее.

Он перевернул Кэсси на спину и поднял ее бедра выше над уровнем воды и прижался к ней ртом. От ее вкуса, вкуса желанной женщины, Хит сходил с ума. Он дразнил ее, и ласкал ее, и ждал, когда она издаст правильные звуки, которые скажут о том, что Кэсси достигла точки, откуда нет возврата. Не было ничего более важного, чем ее наслаждение, ничего более желанного, чем стремление удовлетворить ее. И Хит нашел свое счастье в ее кульминации, громкой, и лестной, и запоминающейся.

Кэсси медленно приходила в себя, возвращаясь к реальности. Но она была еще возбуждена и отчаянно нуждалась в его возбуждении. Ей хотелось удовлетворить его.

– Пойдем в постель. – Она встала и протянула ему руку. Потом они досуха вытерли друг друга и, взявшись за руки, пошли в спальню.

Кэсси отбросила в сторону покрывало, потом простыни. Она чувствовала себя всесильной колдуньей, и эта роль нравилась ей. Она уперлась Хиту в грудь и толкнула. Он упал на постель.

– Будь нежна со мной, – выдохнул он, сверкая глазами.

– Никогда.

Искры в глазах превратились в яркий блеск. Кэсси встала на колени рядом с ним, прижалась и поцеловала. Рукой она будто прокладывала тропинку от груди к бедрам, то вверх, то вниз. Но она не касалась твердой разгоряченной плоти. Рука пролетала над ней так, что Хит чувствовал лишь легкий ветерок. Он вздрагивал и стонал, и Кэсси приходила в восторг от своего могущества.

– Кэсси.

Он произнес ее имя будто последний раз в жизни, это был и вопрос, и мольба, и открытие.

– Теперь моя очередь, – пробормотала Кэсси ему в ухо. – Не ерзай.

Хит зажал в кулаке простыню. О да, это хорошо. Кэсси пробежала пальцами по всем закоулкам его тела, избегая одного, больше других ждущего прикосновения. Хит открыл глаза, они больше не сверкали. Его взгляд сказал Кэсси, что она сотворила хаос, перевернула его вселенную. Она улыбнулась и продолжила сладостную пытку. Наконец, со стоном приподнявшись, Хит схватил ее руку и положил на свою восставшую плоть. Испытывая его терпение, Кэсси провела исследование сначала рукой, а потом продолжила изучение языком.

Голос упал на октаву, когда Хит пытался произнести какие-то еле понятные слова.

– Остановись, – наконец не выдержал он и отстранил Кэсси.

Он положил ее на спину и погрузился в нее, потом остановился, забрался глубже и издал низкий горловой звук, тело стало неподатливым. Затем он начал движение, короткие, быстрые толчки, его тело тяжело давило на ее, дыхание такое же прерывистое, как и у Кэсси. Она обвила его ногами и пятками упиралась в ягодицы. Финал получился не медленный и нежный, а быстрый, жесткий, ошеломляющий. Они закончили яростно и дико. Разум отключился. Ни единой мысли, только чувство. Исключительное, запоминающееся чувство.

Кэсси гладила руками его спину, разбирала пальцами его непослушные волосы. Слезы жгли глаза. Он такой красивый, такой нежный. Аж дух захватывает.

И особенно больно, потому что это их последняя ночь.

Они приготовили сэндвичи с индейкой и ели их на задней веранде, наблюдая, как темнеет небо и тучи закрывают луну. Воздух пах близящимся дождем, исключительно редким в Сан-Франциско в конце сентября. Затем они пошли в спальню, а в полночь полил дождь. Не нежный, очищающий душ, а яростный, барабанящий шторм, который рвался в окна. Они оставили жалюзи открытыми и наблюдали, как свирепствуют дождь и ветер.

Хит заранее разжег в спальне камин. Сейчас он зарылся лицом в волосы Кэсси, вдыхал аромат шампуня и не желал бы быть нигде в мире, кроме своей постели рядом с ней.

Он не хотел ни о чем говорить, чтобы не разрушить хрупкий покой вечера. Ни один из них не упомянул Дании и не говорил о будущем. Это казалось лучшим выбором для данного момента. К реальности их вернет лишь дневной свет.

Усталость вдруг навалилась на него. Надо спать. Надо освежить голову сном.

– Устала? – спросил он.

– Очень.

– Тогда иди спать.

Кэсси теснее прижалась к нему. Прошло несколько минут.

– Можешь выключить свет.

– Ты уверена? – засомневался Хит.

– Хочу попытаться.

Он выключил лампу у кровати и снова забрался в постель. Огонь в камине догорел. Угольки едва освещали пол. Если бы не лунный свет, в комнате стояла бы сплошная тьма.

Он поцеловал ее щеку, висок, лоб и прижался лицом к волосам.

– Мой ангел нашел меня, – проговорила Кэсси с улыбкой в голосе. – Спасибо.

Хит не заснул, пока не убедился, что она уже спит. Тогда уснул и он.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Кэсси оставила свои вещи у парадной двери. Хит увидит их, когда будет спускаться вниз. Она проснулась рано и все собрала, а потом ждала в гостиной, пока проснется Хит, все ждала и ждала.

Она моментально почувствовала, когда он проснулся. Не было никаких звуков, но она знала. Хит не пошел в душ, а вышел к лестнице и остановился. Кэсси мысленно представила, как он смотрит на ее чемодан.

Он спустился вниз – шаг размеренный, – вошел в гостиную. Кэсси встала. Ей так хотелось погладить его, прижаться губами, что у нее тряслись пальцы, и она засунула руки в карманы.

– Ты уезжаешь? – нейтральным тоном спросил Хит.

Она кивнула.

– Почему?

Потому что я люблю тебя. Потому что ты готов снова выйти в мир, и тогда твоя жизнь изменится. И потому что я буду напоминать о Дании и мучить тебя.

Она знала, что ему надо работать, чтобы зарабатывать на жизнь. Хит не делился с ней мыслями о работе. Он не говорил с ней о Кайле, о своем горе. Поэтому Кэсси считала, что он не готов для нее.

Это была бы только иллюзия счастливой семьи. А она боялась иллюзий, потому что они так легко умирают.

– Почему? – после долгого молчания повторил Хит.

– Моя работа выполнена.

С ним произошла полная и внезапная перемена. Выражение лица стало ледяным.

– Понимаю. Значит, прошлой ночью ты подводила итог?

Она не собиралась подводить итог. Не собиралась брать с него ни одного цента. Неизвестно, как ей удастся убедить босса, но она с Хитом в денежные расчеты не вступит.

– Нет. Никаких итогов.

– Значит, только Данни держал тебя здесь. Без него тебе нечего здесь делать?

– Я не хочу обижать тебя. – Горечь в его словах обжигала.

– Это смешно.

– Это правда. Может, сейчас ты этого не понимаешь, но, надеюсь, когда-нибудь поймешь. – Сейчас лучше уйти и ничего больше не говорить. Если она задержится, он может увидеть чувства, что таятся за ее словами.

Я делаю это ради тебя, хотелось закричать ей. Ради тебя.

Желудок свело судорогой. Надо идти. Прямо сейчас. Как она позволила себе стать такой уязвимой? Раньше она так успешно умела предотвращать срывы.

– Прощай, Хит. – Она взяла свои вещи и открыла дверь.

Смотреть только вперед. Не оглядываться. Не возвращаться даже в мыслях.

Но она обернулась.

Хит смотрел прямо перед собой, и Кэсси увидела только профиль. Увидела, как прямо он стоял, как вздулись желваки на щеках. Все оказалось хуже, чем она ожидала. Она думала, что сможет поговорить с ним, но это оказалось невозможным. Ей надо было за многое поблагодарить его, но она не могла начать разговор.

Живи снова, беззвучно пожелала она ему. Люби снова. А я буду всегда любить тебя.

Кэсси тихо закрыла дверь и не спеша пошла к машине. Она не чувствовала на себе взгляда, как тогда, в первый день, когда она только приехала. Хит не подошел к окну, чтобы посмотреть ей вслед.

Когда Кэсси открывала дверь машины, пели птицы. Солнце омывало дом и двор и отражалось в стеклах больших окон. Наконец здесь началась жизнь. Надежда. Будущее. Все, чего так не хватало в первый день.

Она сделала все правильно.

Хит стоял в гостиной, уставившись перед собой. В голове пустота. Наконец он подошел к окну. Уехала. На самом деле уехала. Он ошибался в ней.

Нет, дело не в этом. Он знал, что причиной того, что Кэсси приехала и осталась, был Данни. Но потом же между ними что-то появилось? Не мог же он настолько долго жить вне мира, чтобы так ошибаться в истолковании ее слов и поступков.

Он приготовил кофе, потом взял чашку и вышел во двор, разгуливая по тропинкам. Дождь промыл все дочиста. Влажная почва прилипала к подошве, жидкой грязью покрывала края джинсов. Он остановился там, откуда была видна линия неба над городом. Она уже дома? Или поехала прямо на работу?

Кофе остыл. Хит выплеснул остатки на землю. Потом пошел к поливочному шлангу, чтобы вымыть ботинки. На заднем крыльце он снял запачканные джинсы и только потом понял, что дверь заперта. Ему придется нагишом обходить дом, чтобы войти с парадного крыльца.

Вот Кэсси смеялась бы над ним, и глаза бы у нее сверкали. Ее смех наполнял жизнью его дом. Это первое, что привлекло его к ней. И привлекало бы всегда.

Перестань думать о ней.

Он перестанет. Он сможет.

Хит принял душ, сменил постель у себя в спальне и засунул в стиральную машину белье. Он не хотел, чтобы ее запах оставался в постели. Потом пошел в кабинет. Как будто бы он сможет работать!

В кабинете он автоматически включил компьютер, открыл электронный почтовый ящик. Ничего критического. Потом просмотрел различные названия проектов и решил, что займет себя таким, где брошен вызов разуму. Особняк страховой компании в Сакраменто? Успешной инвестиционной компании в Сиэтле требуется большое здание? Двадцатиэтажное строение в Лос-Анджелесе?

Хит решил остановиться на инвестиционной компании. Но когда он щелкнул мышью в меню, появился Даниэл Патрик. Цифровые фото, которые он делал в первый день.

Дании в возрасте нескольких дней спит в своей люльке. Кэсси еще не приехала. Хит разглядывал фотографию. Как сильно изменился Данни! Теперь он не красный морщинистый новорожденный, а румяный крепыш.

Хит разглядывал снимки. Один за другим отправлял их на электронный адрес Брэда Торрэнса. Так он подошел к последнему фото. Тогда он воспользовался таймером, и на снимке были он, Кэсси и Данни. Хит помнил этот момент. Они гуляли у дома. На заднем плане видна расчищенная и ухоженная земля его имения, вид на город и на залив.

Нет, это не Данни, а Кэсси внесла перемены в его окружение. Она придумала, будто Данни немного бледноват, и открыла все шторы и жалюзи. Она заставила Хита снова смотреть на мир вокруг. Она ворвалась в его жизнь и перевернула все вверх дном.

А потом уехала. Ярость ослепила Хита. Как она смела? Как она могла играть с ним, как с мальчишкой? Ей надо бы знать, как много она значит для него. Должно быть, она глухая, слепая и тупая, если ничего не заметила.

Хорошо, он может так же легко стереть Кэсси из своей жизни, как стирает строчку на экране компьютера. Пусть идет куда хочет. А он пойдет своим путем.

Рука потянулась к клавише «стереть» и замерла над ней. Но через секунду отодвинулась в сторону, словно Хит не контролировал ее. Он нажал на кнопку «печатать» и только потом «стереть». Он не хотел оставлять в своем компьютере эти снимки. Но он не будет стирать их из памяти. Так же, как и Кайла.

Хит достал из принтера два отпечатка и положил в папку с бумагами. Он никогда не забудет, где они находятся.

Теперь, когда он избавился от фото, можно приступать к работе. С большей решительностью Хит нажал команду «открыть файл». Но как-то так получилось, что вместо «Кенделл», компании в Сиэтле, на экране появилось «Кайл». Он открыл файл. Там было фото. Одно фото. Кайл.

Хит вспомнил, как это получилось. Он купил цифровую камеру для их путешествия в Нью-Гэмпшир и экспериментировал с ней, отправляя дублирующиеся снимки в «корзину». Там он и сохранился. Хит не видел этого снимка три года.

Он глубоко вздохнул и щелкнул мышкой. Появилось фото Кайла. Мальчик со смеющимися глазами, зелеными, как у Хита, и светлыми, почти белыми волосами. Когда Хит делал снимок, сын пел песенку про паука и делал руками движения, как паук, уползающий от водяной струи.

Хит прикоснулся пальцем к экрану и стал обводить пальцем лицо сына – проказливую улыбку, белые зубы, выступающий подбородок. На грудь навалилась тяжесть, стало трудно дышать. Хит прижался щекой к экрану, обнял монитор и раскачивался взад-вперед. Наконец хлынули слезы, и долго не переставали. Ужасные, мучительные, безнадежные рыдания сотрясали его. Самый уродливый звук, какой он когда-либо слышал.

– Почему не я? – кричал он. – Почему он? Почему не я!

Он считал себя виноватым, осуждал за дерзость, которая привела к несчастью. Он бегал по кабинету, швырял на пол книги, кидал в стену все, что попадалось под руку. Потом он упал на колени и скорбел о своем сыне, о мальчике, который был светом его жизни. После чего наступила долгая темнота.

Прошли часы, прежде чем он взял телефон и нажал кнопку междугородной связи. Двенадцать гудков. У них не было автоответчика. Но он должен дать им время услышать звонки, войти в дом и ответить.

– Алло?

Звук его голоса будто воскресил боль. Хит крепко зажмурился.

– Папа?

– Сын? Что случилось?

– Я еду домой.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Из окна конференц-зала Кэсси смотрела на город. Обычный субботний полдень. В заливе Сан-Франциско гуляет ветер, вода, будто пунктиром, покрыта лодками, яхтами и серфингистами. Куин Джерард назначил собрание в свой первый день в офисе. Он отсутствовал больше месяца и объехал полмира. Кэсси так хотелось тоже уехать куда-нибудь далеко. Сосредоточиться на работе. Не думать о… ни о чем.

– Последний пункт повестки дня. Мы получили чек от Хита Равена. Но я не видел счета, – сказал босс. – Хит прикрепил к чеку записку, мол, это приблизительно. И просит дать ему знать, если надо доплатить.

Кэсси почувствовала, что Куин внимательно изучает ее, а заодно и Джеми.

– Я не предъявляла ему счет. – Кэсси смело повернулась к боссу.

– Но собираешься? – спросил Куин.

Она покачала головой.

– Верните ему, пожалуйста, чек, хорошо? Я расплачусь с вами. Вы можете вычитать деньги из моей зарплаты.

– Кэсс, ты нарушила правило номер один – никогда не вступать с клиентом в личные отношения?

– Да. – Она вскинула подбородок.

Куин немного помолчал, потом положил чек и записку в конверт.

– Ладно, Кэсс.

– Спасибо, – тихо пробормотала она.

– Когда ты его видела последний раз?

– Десять дней назад. – Нет, конечно, она вовсе не считала дни и не делала ничего подобного. – Я попрощалась с ним.

– Навсегда?

Кэсси грустно кивнула. Хит даже не попытался поговорить с ней. Не то чтобы ей это было надо, но…

– Гм.

– Почему вы удивлены? – нахмурилась она.

– Потому что он только что звонил, искал тебя. Я сказал, чтобы он приехал сюда.

– Что вы сказали? – Кэсси вскочила с кресла. Она не может его видеть. Не может. Она только-только начала спать по ночам.

– Он сказал, что у него какое-то незаконченное дело. – Зазвонил сотовый телефон Куина. – Это, вероятно, он. Я сказал, чтобы он позвонил, когда приедет, и я ему открою дверь. Вот, ты можешь сама вернуть ему. – Он протянул Кэсси конверт. – Буду через две секунды, – сказал он в трубку и вышел из комнаты.

Кэсси вцепилась в конверт. Надо взять себя в руки. Нельзя показывать Хиту, как она скучала по нему, как он ей нужен, как она его хочет. Как она потеряла интерес к радостям жизни.

Какое незаконченное дело? Она смяла в кулаке конверт. Почему он не мог подождать?

– Ты должна его увидеть, – тихо проговорил Джеми.

Кэсси посмотрела на скомканный конверт. Куда его спрятать?

– Я не могу его видеть. Я слабая.

– Правильно. – Джеми рассмеялся. – Ты самая сильная женщина, каких я знаю. Просто у тебя слабость к одному мужчине. Не делай поспешных заключений, Кэсс. Позволь ему говорить. Постарайся понять, чего он хочет. Он может удивить тебя.

– В хорошем или в плохом смысле?

Она услышала голос Хита, и у нее подогнулись колени. Сопровождаемый Куином, он вошел в комнату, был представлен Джеми, который тут же вместе с Куином вышел. За ними закрылась дверь. Кэсси попыталась собраться с силами и успокоиться, но ее сердце билось, будто она бежала марафон.

– Привет, Кэсси.

– Привет, Хит.

– Как поживаешь?

– Прекрасно, спасибо. – Она сцепила пальцы, чтобы не коснуться его. – А как ты?

Пустая болтовня. Почему ты здесь? Что тебе надо?

– Я побывал в аду и вернулся. Честно. Можно мне сесть?

– Конечно.

Хит не сел напротив нее. Он обошел стол, подтянул за собой кресло и сел рядом с Кэсси. Папку он положил на стол.

– Я ездил навестить родителей.

– В Нью-Гэмпшир?

– Да.

– Почему?

– Потому что мне надо было, наконец, смириться с утратой Кайла.

Кэсси видела печальный свет в его глазах. Больше всего на свете ей хотелось обнять его.

– Тебе помогла это сделать поездка домой?

– Года четыре назад я сделал проект школы для их общины. – Руки Хита спокойно лежали на коленях. – Для моей общины. Проект частной школы, которая служила бы большому району, была современной и удобной. С центральным отоплением, кондиционерами и компьютерным классом. Которая влияла бы на жизнь общины со многих сторон. Они собрали немного денег. Я получил гранты и сам сделал взнос проектом. Но я хотел сделать больше.

– Я купил им школьный автобус, – продолжал Хит после паузы. – Чтобы дети могли зимой приезжать в школу, а не плестись под снегом и дождем.

Кэсси сидела очень тихо. Несчастный случай с автобусом. Кайл погиб в дорожной катастрофе.

– А как дети прежде попадали в школу?

– Большинство – пешком. Некоторых, буквально несколько человек, подвозили. Родители протестовали против такого подарка. Они не хотели его. Не нуждались в нем. Их не беспокоило, что дети пешком ходят в школу. И детей тоже не беспокоило. Когда дорогу заносило снегом, они оставались дома. И никаких проблем.

Кэсси молчала, чувствуя, как ее сердце разрывается от сочувствия.

– Мое «эго» раздулось до невероятности. Важная персона, успешный архитектор, зарабатывающий награды, сам сделавший себе имя, приезжает домой, в свою общину и хочет улучшить жизнь ее обитателям. Я настаивал и настаивал, пока они, наконец, не приняли подарок. Самовлюбленность, – последнее слово он произнес как ругательство. – Невероятная самовлюбленность.

Кэсси больше не могла сдерживаться и положила руки на его пальцы, лежавшие на коленях. Она знала, что будет дальше.

– Мэри-Энн, Кайл и я прилетели туда на открытие школы. Мэри-Энн упрекала меня за то, что я так настаивал на покупке автобуса. Она считала, что нам не обязательно тратить столько денег, если люди не хотят получить от нас подарок. Но я не позволил ей выказывать недовольство. Она полетела с нами в Нью-Гэмпшир, но в первой поездке автобуса не участвовала. Кайл и я сели в автобус первыми и приветствовали каждого входившего ученика. Я был горд. «Смотрите, что я сделал!» И хотел, чтобы сын мной гордился. – Он сжал Кэсси руки. – Лопнуло колесо, автобус накренился и упал набок. Выжили все, кроме Кайла.

– Хит, – сочувственно прошептала Кэсси.

– Я не мог спасти его. Он звал меня до последней секунды, а я ничего не мог сделать. – Он склонился ближе к ней. – Ты удивлялась, почему я не открываю в доме жалюзи. Это была часть моего наказания. Я построил дом для сына и для Мэри-Энн. Мы закончили строительство прямо перед поездкой. Провели там всего одну ночь. Мы даже купили еще не всю мебель. Мне нравился вид из окон. Я купил этот участок из-за вида. Проектировал дом так, чтобы использовать все преимущества его расположения. Я решил, что часть моего наказания будет заключаться в том, чтобы жить в этом доме… и не любоваться видом. Сегодня утром я первый раз открыл жалюзи у себя в кабинете.

– Я так тебе сочувствую. – Кэсси обняла его за плечи.

– Спасибо. – Хит взял ее руки и положил ей на колени.

Она не знала, как это понимать. Он не хочет, чтобы она его касалась? Она потянулась, чтобы скрыть смущение, к своему портфелю. Ей хотелось спросить – зачем ты приехал, если я больше тебе не нужна?

– Что это? – спросил Хит, вытягивая из-под нее конверт и разглаживая его.

– Мы возвращаем твой чек, – вспыхнула Кэсси.

– Почему?

– Я не могу предъявлять тебе счет.

Его взгляд стал напряженным, прямым, изучающим. Зеленые глаза напоминали о доме, о том недолгом времени, которое они провели вместе. Потом он моргнул, и его поведение полностью изменилось.

– Я кое-что привез тебе, – он потянулся к папке.

Кэсси видела, что в папке много бумаг, но он вытянул только одну и протянул ей. Это был снимок: она, Хит и Данни.

– Ох! – Она пробежала пальцами по отпечатку, посмотрела на Хита, потом снова на снимок. – Спасибо. Большое спасибо.

– Я не знал, нужен ли он тебе. Боялся, что ты еще больше огорчишься. Но потом я решил, что ты захочешь его иметь.

– Да, да. Спасибо. – Кэсси улыбнулась. – Он был такой милый.

– Я разговаривал с Брэдом. Парень растет. Конечно, они дали ему другое имя. Хочешь его знать?

– Нет, не сейчас.

– Хорошо. – Хит откинулся в кресле, его тело расслабилось. Но взгляд оставался резким, сосредоточенным. – Ты прекрасно выглядишь.

Он льстил ей. Кэсси знала, что выглядит измученной, а вовсе не «прекрасно».

– Ты спишь? – спросил он.

– Конечно. – Она перевела взгляд на залив.

– Не начинай лгать мне, Кэсси. Не сейчас.

– Нет, плохо сплю. – Она посмотрела ему в глаза.

– Оставляешь на ночь свет?

Она покачала головой.

Нет ангела, чтобы поцеловать меня на ночь. Хит молча разглядывал ее. Потом снова взял папку, вытащил из нее лист бумаги и протянул ей.

– Ты хотела иметь проект дома.

Кэсси взяла лист, и сердце понеслось вскачь. Она рассматривала рисунок, и с каждой секундой росло смущение.

– Это твой дом.

– Да.

– Не понимаю. – Он хочет продать ей свой дом?

Потому что там многое напоминает о Кайле?

– Мы назовем его Дом Кайла, – пояснил Хит.

– Мы?

Он кивнул.

– Это будет рай, где все чувствуют себя в безопасности. Где шумят дети и смеются взрослые. Дом, каким он был задуман.

– Мы? – повторила она. Пульс бился, точно маленький колокол.

– Я понял, почему ты оставила меня так внезапно, так холодно. – Он наклонился и взял ее руки в свои.

– Понял?

– Потому что ты любишь меня.

Кэсси молчала. Глаза щипали набегавшие слезы.

– Сначала я злился и обижался, – он улыбнулся, – но потом понял, ты хотела, чтобы я нашел себя. Такая фраза из шестидесятых годов больше подходит моим родителям, но это правда. Это ведь так? Ты хотела, чтобы я нашел себя?

– Да. – Сухое слово царапало горло.

– И ты решила, что, если я найду себя, ты больше не будешь мне нужна.

– Я хотела, чтобы ты вернулся к жизни. Это единственное, что мне было важно.

– Не думаю, что это единственное, но сейчас пока оставим это в стороне. Ты, наверное, считаешь, что вряд ли я мог найти себя так быстро. Десять дней, по-твоему, слишком скоро.

Кэсси кивнула. Хит прав. Именно об этом она и думала. Хотя большая часть ее сердца наполнилась надеждой.

– Я похож на человека, который не контролирует собственный разум?

– Нет, конечно, нет.

– Тогда поверь тому, что я скажу тебе. Я люблю тебя.

Кэсси уже не могла сдержать свои чувства. Сердце ныло, перехватило дух, на глаза набежали слезы.

– Я хочу с тобой растить детей, наших и тех, которых нам пошлет судьба. С тобой я нашел себя, Кэсси.

– И с Данни.

– С Данни тоже. Я нашел для него в сердце место, которое больше не болит. Я помогал ему в течение первых трех недель его жизни. Кто знает, что сделала бы Ева, если бы ей не подвернулся я? И потом появилась ты. Без Данни не было бы тебя.

Кэсси улыбнулась. Сердце открылось любви и надежде.

– Я люблю тебя, Хит. Я так сильно люблю тебя!..

Примечания

1

Raven (англ.) – ворон.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
  • *** Примечания ***