КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615647 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243262
Пользователей - 112970

Впечатления

Влад и мир про Зубов: Одержимые (Попаданцы)

Всё по уму и сбалансировано. Читать приятно. Мир системы и немного РПГ.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: Совы вылетают в сумерках (Исторические приключения)

Еще один «большой» рассказ (и он реально большой, после 2-х страничных «собратьев» по сборнику), повествует об уже знакомой банде нелегалов и об очередном «эпизоде» боестолкновения с ними...

По хронологии событий — это уже послевоенный период, запомнившийся многолетней борьбой «с очагами сопротивления» (подпитываемых из-за кордона).

По сюжету — двое малолетних любителей (нет Вам наверно послышалось!)) Не любители малолетних — а

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: 22 июня над границей (Исторические приключения)

Ну наконец-то автор решил «сменить основную тему» с «опостылевших гор» на что-то другое... Так, несмотря на большую емкость рассказов (при малом количестве страниц), автор как будто бы придерживался некоего шаблона, из-за чего многие рассказы «по своему духу» были чем-то неуловимо похожи (хотя они никак между собой не связаны — ни по хронологии, ни по героям или периоду). Но тут автор, (все же) совершенно внезапно «ушел», от «привычных

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: Конец Берик-хана (Исторические приключения)

Очередной «микроскопический» рассказ (от автора), повествующий о том, как четко задуманный замысел (засады, в которой казалось все продуманно до мелочей) может разрушить один единственный человек (если он конечно «не найдет себе оправданий» и не сбежит).

В остальном — все та же «романтика гор», конница «в пыльных шлемах» (периода «становления Советской власти» на отдельно-восточных территориях) и «местные разборки» в стиле

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Сиголаев: Шестое чувство (Альтернативная история)

Последнее «на сегодня» произведение цикла ничем глобально не отличается от предыдущей части... Все та же беготня по подворотням (в поисках ответов), все та же смертельно-опасная «движуха»... Правда место «нового ОПГ» (в прошлой части это были сатанисты-шпиЙоны), заняла (ни больше, ни меньше) — целая «наркомафия» (с неким синтетическим наркотиком). Наш же герой (как всегда) естественно, сходу влезает во все это (неоднократно получая по

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шу: Последняя битва (Альтернативная история)

эх... мечты-мечты...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Есаул64 про Леккор: Попаданец XIX века. Дилогия (Альтернативная история)

Слабо... Бессвязно... Неинтересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Индиана Джонс и Дельфийский оракул [Роб Макгрегор] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Роб Макгрегор
Индиана Джонс и Дельфийский оракул
(Индиана Джонс – 1)

Перевод с английского Александр Филонов

Посвящается Триш.


С особой признательностью к Люси Отрей Уилсон из «Лукасфильм», не смирившейся, когда жизнь Инди повисла на волоске.


Отважнее всех те, кто ясно прозревает и грядущую славу, и предстоящие опасности, но вопреки всему идут им навстречу.

Фукидид

Пролог

Греция, Дельфы, 1922 год


Инди завис во тьме, будто ущербный месяц; проходившая под мышками веревка жгуче впивалась в грудь. Сверху что-то кричали, но невозможно было разобрать ни слова. Запрокинув голову, Инди едва разглядел в недосягаемой высоте входное отверстие, дающее света ничуть не больше, чем мерцание одинокой звезды.

– Дориана! – изо всей силы крикнул он. – Дай мне еще факел!

Голос прокатился в тесной расщелине гулким эхом; неизвестно даже, слышат ли его наверху. Почесав щеку о плечо, Инди вгляделся вниз. Окутавшее его со всех сторон чернильное покрывало тьмы вводило чувства в заблуждение, кружа голову и лишая ориентации. Не осталось ни верха, ни низа – одна лишь черная, липкая темень. В груди затаилось тошнотворное дрожание. Он закрыл глаза и перехватил веревку еще на долю дюйма повыше, не в силах отделаться от опасения, что она вот-вот оборвется, и черная бездна поглотит его вслед за первым факелом.

Не было ни пространства, ни времени – только притяжение земли да засасывающая пустота пропасти. Проведенные в подвешенном состоянии минуты казались долгими часами; свет и тепло мира обратились для Инди в эфемерный миф.

– Джонс, – прокричала Дориана.

Его имя эхом заметалось в узком колодце. Инди поглядел вверх и увидел приплясывающие отблески пламени. Факел опускался, медленно кружась туда-сюда. Веревка занялась от него огнем, конец ее извивался и потрескивал. Инди едва увернулся от пронесшегося возле уха факела, одновременно подхватив веревку и вцепившись в рукоять факела.

Крепко сжав рукоять в кулаке, Инди порывисто перевел дыхание, толчками сотрясавшее его грудь, и уставился в стену перед собой. Его охватили сомнения: вдруг это не та стена или он спустился слишком низко? Он дважды дернул за веревку, и ассистент Дорианы Думас спустил его еще на пару футов. И тут доска оказалась прямо перед ним. Косо выступая из стены, она чем-то смахивала на одинокий могильный камень посреди заброшенного погоста.

Вытащив из рюкзака четыре колышка и держатель для факела, Инди колотушкой загнал их в стену и уже собирался закрепить факел, когда доска вдруг привлекла его внимание. Подняв факел повыше, он склонился, чтобы рассмотреть ее получше.

Дориана говорила, что надпись забита грязью; прочесть ее можно будет, лишь подняв доску наверх и очистив; но перед глазами у Инди выстроились стройные ряды высеченных в камне знаков, образуя ясно читавшуюся надпись на древнегреческом. А уж с этим языком Инди проблем не знал.

Он быстро пробежал текст глазами, постигая смысл слов, и ощутил, как от волнения захватывает дух. Укрепив факел в держателе, он извлек из бокового кармана рюкзака блокнот и принялся торопливо набрасывать перевод. Невероятно! Они правы. Эти полоумные ублюдки знали, о чем говорят.

Он уже хотел крикнуть об этом наверх, но решил поберечь силы. Засунув блокнот обратно в рюкзак, Инди вытащил сетку и бережно натянул ее на доску, прежде чем привязать стягивающий сеть шпагат к крюку на конце веревки.

Покончив с этим, Инди приготовился вырубать доску из стены, когда охватывающая грудь веревка дернулась, уронив его дюймов на пять и больно впившись в кожу.

– Эй, какого черта?!

Эхо заметалось по расщелине. Теперь Инди находился прямо под доской и разглядел на стене следы работы. Кто-то не только очистил надпись, но и пытался откопать доску. Но кто же?

Веревка снова дернулась. Послышался угрожающий кряхтящий скрежет; Инди тут же понял, что к чему. Веревка перетерлась. Вытащив факел из держателя, Инди поднял его над головой.

– О, Господи!.

«Раз – и готово!» – промелькнуло в сознании. Зажав рукоятку факела зубами, Инди ухватился за веревку над разлохматившимся участком. И тут по расщелине эхом прокатился жуткий сухой щелчок – лопнуло сразу несколько прядей. Инди сжал пальцы мертвой хваткой.

Он болтался над пропастью, держась одной рукой, а разлохмаченный край натирал запястье. Инди потянулся к веревке другой рукой, факел опалил руку, и гримаса мучительной боли исказила лицо Инди. Пот лил с него в три ручья, застилая глаза.

Внезапно веревку дернули кверху, и она выскользнула из онемевших пальцев. Инди отчаянно выбросил вверх другую руку, но пальцы сомкнулись в пустоте.

И он рухнул в черную бездну…

1. Невинные шалости

Чикаго, за два года до этого


Под покровом густого сумрака сквозь тишину ночи крались по тесному переулку два человека. На плечах у них, покачиваясь в такт шагам, покоились два безвольно обвисших тела. Весенний ливень рушился в темные ущелья