КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 433192 томов
Объем библиотеки - 596 Гб.
Всего авторов - 204918
Пользователей - 97082
«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики

Впечатления

медвежонок про Куковякин: Новый полдень (Альтернативная история)

Очередной битый файл. Или наглый плагиат. Под обложкой текст повести Мирера "Главный полдень".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ермачкова: Хозяйка Запретного сада (СИ) (Фэнтези)

прекрасная серия, жду продолжения...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Сенченко: Україна: шляхом незалежності чи неоколонізації? (Политика)

Ведь были же понимающие люди на Украине, видели, к чему все идет...
Увы, нет пророка в своем отечестве :(

Кстати, интересный психологический эффект - начал листать, вижу украинский язык, по привычке последних лет жду гадости и мерзости... ан нет, нормальная книга. До чего националисты довели - просто подсознательно заранее ждешь чего-то от текста просто исходя из использованного языка.

И это страшно...

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
kiyanyn про Булавин: Экипаж автобуса (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Приключения в мире Сумасшедшего Бога, изложенные таким же автором :)

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Добродетель в опасности (fb2)

- Добродетель в опасности (пер. Т. В. Трефилова) (а.с. Опасные добродетели-3) (и.с. Откровение) 470 Кб, 233с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Элейн Барбьери

Настройки текста:




Элейн Барбьери Добродетель в опасности

Глава 1

1882 год

— Как вы позволили этому человеку дойти да такого состояния?

Врач был высоким, худым, с узким морщинистым и обветренным лицом. Его маленькие глазки осуждающе смотрели на Честити[1]. Когда минутами раньше Честити Лоуренс появилась в дверях его кабинета со своим полуобморочным попутчиком, доктор быстро осмотрел больного и после этого обратился к ней.

— Я сделала все, что могла, — возразила девушка. — Он отказывался выходить из поезда до тех пор, пока мы не приехали в Седейлию.

— А зачем вы его слушали? Он болен, у него сильный жар. Вы должны были понять, что этот человек не отвечает за свои слова.

— Да, но…

— Но, но, — язвительно передразнил доктор, — хватит спорить! Ваши отговорки ему не помогут.

Врач опять повернулся к пациенту. Принимая во внимание его черное одеяние и воротничок священника, он уважительно сказал:

— Меня зовут доктор Карр. А вас, преподобный отец?

— Меня — Рид Фаррел, — отозвался раненый.

— Вы больны, Рид. Что-то с ногой, не так ли? — Доктор Карр дотронулся до внутренней стороны бедра пастора и нахмурился, услышав тихий стон. — Мне надо взглянуть.

Священник не ответил, и доктор обернулся к Честити.

— Вы должны мне помочь, — проворчал он. — Этот человек не в состоянии самостоятельно раздеться, а мне одному не справиться с таким великаном.

С этими словами он щелкнул пряжкой на ремне пастора и начал расстегивать его брюки. Когда слегка обнажилось тело, Честити испуганно затаила дыхание.

— Что с вами, женщина? — разозлился доктор Карр. — Сейчас я его приподниму, а вы снимите с него брюки.

— Снять с него брюки?

— Вы что, глухая?

— Но, доктор, я…

— Делайте, что вам говорят!

Девушка взглянула на врача, потом на пастора, который опять впал в полузабытье. Этот мужчина был ей едва знаком, но доктор Карр прав: пастор не может раздеться сам, значит, у нее нет выбора. Судорожно сглотнув, она взялась за расстегнутые брюки, ощутив под пальцами теплые упругие бедра. Руки ее дрожали, голова кружилась. Видели бы ее сейчас незамужние тетушки, у которых она воспитывалась…

— Готовы?

Она кивнула.

— Тяните!

Честити зажмурилась и потянула брюки вниз. Медленно открыв глаза, она с непередаваемой радостью заметила, что доктор не смотрит в ее сторону, а пастор без сознания и не знает, что она его раздела. Набравшись смелости, девушка перенесла взгляд с мускулистой груди больного на нижнюю часть его тела и, увидев, что самое интимное место скрыто от глаз короткими кальсонами, облегченно вздохнула. Но ее облегчение длилось недолго. Врач размотал пропитавшуюся кровью повязку и снял ее с бедра мужчины. Девушка охнула при виде ужасной раны.

— Ну конечно, теперь мы будем охать! — продолжал ворчать доктор Карр. — Рана нагноилась. Ему повезет, если он сохранит ногу. Скажите на милость, каким образом священник получил пулевое ранение?

Пулевое ранение?

Потрясенная словами доктора, Честити лишь покачала головой, затем, спохватившись, пробормотала:

— Мне кажется, вам надо спросить это у него самого.

Похоже, такой ответ удовлетворил рассерженного доктора не больше всего остального, что она ему говорила.

— Я займусь раной, — сказал он, — а вы сходите на кухню и вскипятите воды. — Он сдвинул брови. — Вы ведь можете это сделать?

Честити нарочно не стала отвечать. Интересно, на западе все мужчины такие грубияны?

— А потом достаньте из шкафа тряпочки. Надо будет снять воспаление горячими припарками. Надеюсь, вы готовы не спать ночь.

Она лишь взглянула на доктора и пошла выполнять его поручения.


Бедро полыхало огнем. Рид громко застонал и вдруг увидел ее лицо. Дженни!

Она была еще красивее, чем в его воспоминаниях: каштановые волосы отливают золотом на солнце, белая кожа усыпана ненавистными ей веснушками. Он вспомнил, как скользил поцелуями по дорожке из этих веснушек, неизбежно приводившей к ее губам, теплым и сладким, как мед.

Но чудный образ начал исчезать, уступая место другой картине: Дженни лежит на холодной земле бездыханная, раздавленная, истекающая кровью, похожая на брошенную тряпичную куклу.

Нет! Он не хочет опять это видеть!

Рид гнал прочь жуткое видение, призывая другую Дженни: веселую, полную жизни. Ему хотелось вновь обнять ее, почувствовать ее тепло, убедиться, что она не ушла от него навсегда. Он произнес ее имя и с трудом поднял тяжелые веки. Перед ним в пелене плотного тумана вырисовывался ее силуэт. Отчаянно борясь с болью и жаром, Рид протянул к девушке руку. Если ему удастся обнять ее, значит, все будет хорошо. Наконец-то все будет