КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 348817 томов
Объем библиотеки - 403 гигабайт
Всего представлено авторов - 139888
Пользователей - 78164

Последние комментарии

Впечатления

Чукк про Марченко: Выживший. Чистилище (Альтернативная история)

попаданец из 2017 оказывается в 1937. "Прогрессорство, война, победа!" - подумаете вы? А вот и нет! Сначала ГГ оказывается в тюрьме НКВД, где нагибает блатных. Потом ему удается сбежать из-под расстрела, после чего он убивает блатного. Приехав в Одессу, убивает уже местных урок, а заодно и приехавших москвских урок, которые приехали мстить за первого.
Справив себе новые документы, ГГ оказался опять в тырьме, и был отослан в лагерь на севере. О-о-о, сколько там блатных! ГГ мочит их поодиночке, мочит их группами, мочит их стенка на стенку с помощью политических.

Если есть настроение почитать про тюремный быт 37 г. - эта книга для вас.
Дочитал, но с трудом.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
yavora про Пастырь: Гер (Боевая фантастика)

Вполне необычно. Если не придираться к мелким деталям то довольно интересно, не без роялей конечно но довольно занятно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
yavora про Трубников: Черный Гетман (Альтернативная история)

Хоть я и не люблю книги где ГГ все произведение куда-то идет, а главный злодей появляется чуть ли не 10-й странице и уже сразу понимаешь что по ходу они не раз пересекутся в последний момент (жизнь будет висеть на волоске) но все таки спасутся. И так до последней главы, НО у автора явно есть литературный талант и читать интересно (уже не первое прочитанное мной произведение автора). И еще заметил в каждой книге автору как-то удается передать тоску по "утраченной альтернативе". Не путать с розовыми соплями Золотникова и Поселягина. В Общем понравилось

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олександр Шарло про Поселягин: Гаврош (Альтернативная история)

Вот зачем писать про политику человеку, который мало что понимает в этом деле! Политика грязное дело и не стоит писать про это в книгах, где читатель хочет просто себя развлечь интересным произведением! Книга неплохая, но диалогов крайне мало, больше похоже на дневник какого то техника - что, где и когда отвертеть или завертеть:(

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Олександр Шарло про Кузнецов: Права мутанта (Боевая фантастика)

Оглавление написано в форме стихотворения! Весьма оригинально!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Берегиня про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Автор пишет, что медитация — это "основной метод самосовершенствования в таких глубоких, благородных и гуманных традициях как классическая йога, буддизм и даосизм, каждая из которых к тому же значительно старше христианства." Но ведь эта фраза сразу выдает явную неграмотность Каргополова в данных учениях. Ну не было такого, понимаете? Нужно серьезнее изучать матчасть, прежде чем делать такие громкие заявления. Правильное медитативное состояние естественно возникает вследствие прохождения предшествующих ступеней развития. Ум невозможно остановить искусственно. И обязательно нужно понимать, если методы искусственные, то у людей и возникают различные навязчивые состояния, депрессии и другие побочные эффекты, в результате их выполнения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Инесса Петровна про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

DefJim, самомнение автора так высоко, что читать его нельзя, без учителя, конечно можно что-то делать, но не те методы, которые приводит Каргополов. И кстати не известно, откуда он их взял, скорее всего это просто солянка из разных книг.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Наложницы Отчаяния (fb2)

- Наложницы Отчаяния (а.с. Наложницы Отчаяния-1) 945K, 260с. (скачать fb2) - Resshen

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Resshen Наложницы Отчаяния

Глава 1. Начало

Где-то в Аду.

«ЛИЛИТ! Какого хрена ты творишь?!! Ану отдай мой член! Ссукаааа!» — но Дьявол рязорялся недолго: он вспомнил, что отрастить ему новый — это даже не проблема…

Сознание возвращалось медленно. Было такое впечатление, словно я просыпаюсь ото сна. Долгого сна…Сначала я услышал пение какой-то птички. Потом был шум ветра в листве. Во всем теле была такая нега, что не хотелось подниматься, шевелиться…Да и вообще глаза открывать. Внезапно, мозг пронзило, словно электро раз рядом, воспоминание: Свежа отсасывет у меня в машине во время движения член, я кончаю и, не выдержав, вылетаю на встречку, а там — «Камаз» с ки рпичами… Удар… Темнота.

Медленно и испуганно ожрываю один глаз и вижу небо и крону какого-то дерева. Поворачиваю голову налево и вижу опушку леса. Справа — то же

самое. Осторожно шевелю пальцами ног и рук. Странно, но все нормально. Вот так повезло — выбросило из машины и ничего не болит. Осторожно перекатываюсь на бок и сажусь. И тут понимаю, что что-то круто не так. Баланс верхней части тела изменился. Со страхом опускаю взгляд и вижу свои голые СИСЬКИ!!!!

Честно говоря, в первый момент чуть не потерял сознание. На фоне этого открытия, меня даже не удивило, что я голый…

Осторожно касаюсь правой груди рукой и понимаю, что у меня и руки женские… Такие аккуратные ручки с тонкими длинными пальчиками и ухоженными ногтями…

В абсолютном ужасе я наклоняюсь еще больше глядя себе между ног, но то, что я увидел там, вогнало меня вообще на порог сумасшествия. Межу ног у меня был ЧЛЕН с ЯЙЦАМИ!.. И не просто член и яйца, а здоровенный тридцатисатиметровый кабан с полным атрибутом яичек, каждое из которых было минимум размером с куриное…

Не веря в происходящее я взялся за хуй руками и стал осторожно ощупывать. Ощущается немного не так как прошлый…Более чувствительный, что ли?

Еще не вполне осознавая, что делаю, я стал медленно оттягивать шкурку с головки, обнажая ее. Невероятное ощущение стало меня заполнять. Сердце за гу пал о, словно молоток в стену соседей. Коснувшись пальцем головки я вздрогнул: она была чересчур чувствительной. Член встал колом. Черт! Нужно сбросить напряжение…Жалкое оправдание — мне жутко хотелось дрочить! Обхватив член правой рукой, я стал водить ей вдоль его длины все ускоряясь и ускоряясь. В конце концов волна удовольствия охватила меня и я, снова откинувшись спиной на мягкую траву, истинктивно поднял бедра над землей, исторгнув настоящую струю густой спермы. Часть ее попала мне на лицо, но мне в тот момент было плевать на эти нюансы.

Невероятное опустошение овладело мной на минуту, но потом оргазм схлынул и, тяжело дыша, я снова сел. Мда уж — такого у меня ни с одной женщиной не было. Фуух…

Надо встать. Член тяжелым хоботом обвис вниз, практически не сдувшись в размерах. Хммм. А вот это странно…

Вырвав пучек травы, я стоя вытер сперму с лица и тела и еще раз взглянул на свое тело — пресс кубиками и неплохие мышцы меня порадовали. Член бы поменьше… А то мотыляется. Сиськи у меня не обвисшие, минимум шестой размер. Свежа бы лопнула от зависти. Тело ощущается более чем нормально.

Рядом со мной были какие-то тряпки. Я уже ничему не удивлялся. Похоже, это мои вещи.

Стеганная жил ежа со шнуровкой, нечто вроде свободных штанин-чулков, не соединенных в одно целое, сапожки, кожаный тяжелый фартук с поясом… иии… прямой грубоватый меч не менее метра длиной, нож-кинжал и копье-дротик. Лука нет…Стрел тоже… А охотится как? Еще кое-что по мелочи вроде полупустой фляги и маленького мешочка с сухарями и солью. М-дамс…

Зеркала в вещах не было. Но на ощупь вроде лицо как лицо — губки пухлые, правильной формы, глаза, нос, уши обычные, зубы вроде остро ваты, но… Волосы были белого цвета. В смысле не седого, а вроде как блондинистые…

Для пробы, я взял копьецо и метнул его в дерево шагов с двадцати. На удивление попал, куда хотел. А когда подошел ближе, обнаружил, что копьецо глубоко вошло в дерево. С трудом выдернул… Может и смогу кого убить из зверушек?

Начал одеваться. По ходу фартук полностью прикрывает и защищает член. Для того чтобы поссатъ его просто отодвигаешь и отливаешь…

Ну, что ж… Оглянувшись — не забыл ли чего — и стал думать, куда идти. Земля явно шла на повышение. Лес там был гуще. Вроде бы. Может там речка или озеро? Помоюсь и может кого поймаю. Ни разу не пробовал, ну а вдруг?

Пройдя около трехсот метров, я вышел к очень узкой но, судя по водоворотам, глубокой речушке. Деревья подходили к самой воде. На моих глазах через речушку, с одного дерева на другое перепрыгнуло нечто вроде белки летяги. Какая красота!

Чуть пройдя по берегу против течения, я набрел на узенький, не шире одного метра, песчаный пляжик с отличным заходом в воду.

Недолго думая, я скинул одежду и аккуратно сложил ее вместе с оружием. После чего медленно зашел в воду.

С первого шага я зашел почти на пол метра вглубь. Аккуратно ощупывая ногой илистое дно, я спустился по грудь и стал, фыркая, мыться.

Жрать пока не хотелось, почему бы не отдохнуть? Зная о коварности подобных речек, плавать я не решился, но с удовольствием поплескался. Как же хорошо!

Набрав в жменю воды, я попытался рассмотреть свое отражение.

Получилось не очень, но даже такой вариант вызвал у меня испуганный вздох: явно женское узковатое лицо, пухлые губы и лишь самую малость вздернутый вверх носик, не оставляли мне никакой надежды — я это девушку никогда не знал…

Вздохнув, я повернулся к берегу и удивленно замер — я был не один. Возле моих вещей стояла высокая светловолосая девушка в светло зеленом брючном костюме и с луком в левой руке. В правой руке она держала стрелу. На поясе у нее был кинжал в ножнах.

Очень красива, а какая стать, фигура! Я жадно скользнул по ней взглядом, остановившись на скрытом за тканью лобке. Мммм… Член явно встал. Сглотнув, я опустил взгляд вниз — к счастью, я стоял по грудь в мутноватой воде и его не было видно. На всякий случай я еще чуть-чуть сдвинулся вглубь. Но когда я поднял взгляд на девушку, она уже раздевалась… Да что же это! Я же счас от этого стриптиза кончу. С трудом сдержав стон, когда она, полностью обнаженная повернулась ко мне, я опустил взгляд на ее прекрасное влагалище, не сумев оторвать от него взгляд, пока оно не скрылось под водой. А грудь у нее небольшая, но это при ее худощавой фигуре даже плюс.

Еще немного и я ее изнасилую прямо здесь и многократно, а потом — хоть трава не расти…

К счастью, она опустилась еще ниже меня, и темно-розовые соски ее сисек скрылись под речной гладью.

Боже…Она всего в метре от меня…Как же мне удержаться?!

От моих мыслей, в которых я ее уже жарил в полный контакт, меня отвлек ее чудный голосок. От шока, вызванного спермотоксикозом, я не сразу

осознал, что понимаю чужой язык, как родной:

— Привет! Я Эль ран, из Дома Острого Листа, иду к городу Изрину, а ты? Такой простой вопрос и так сложно ответить. Надо что-то приду мать…А может сказать правду? Мысли метались в голове словно блохи. Скажу правду! Может она меня убьет и это кошмар закончится?

— Меня зовут… — язык неожиданно вывернул мое имя наизнанку — Альрес. Я…очнулся час назад на полянке здесь не далеко и не знаю кто я. — девушка подняла удивленно брови — Я сейчас тебе кое что покажу…Если ты убежишь или убьешь меня, я … пойму…

Девушка удивилась еще больше и мне даже стало интересно: сможет ли она удивиться еще?

Лицом к ней медленно поднимаюсь из воды. Член, словно подводная лодка, возникает сначала из глубины, а потом и поднимется над поверхностью. Стоит колом…

Глаза девушки стали как блюдца.

Под ее взглядом мой хобот стал еще больше подниматься вверх.

Я ожидал чего угодно: криков, кизга, того что она выбежит из речки и всадит в меня стрелу или просто убежит… Но то что произошло дальше меня обескуражило: она поднялась до моего уровня и, совершенно по ханжески наклонившись, стала рассматривать мой член. Каким образом я все еще держался — не знаю. Под ее взглядом из моего перевозбужденного члена медленно потекла очень густая смазка. Мои руки начали чуть дрожать.

Неожиданно, она правой рукой она дотронулась до фаллоса и произнесла, чудным голоском:

— Удивительно. Он настоящий. Я о таком даже никогда не слышала… — и я не выдержал.

Взяв ее лицо в свои ладони, я резко поднял ее лицо и поцеловал ее открытый ротик в засос. Она была так удивлена, что поначалу даже не подумала сопротивляться или как-то отталкиваться. Совершенно внезапно она втянулась и, долго поборовшись со мной языком {странно, но я был явно сильнее в этом виде борьбы), сумела наконец отстраниться. Тяжело дыша Эль ран попыталась как-то отнюдь неуверенно отстраниться, но цепи моей воли меня уже давно не держали, а мозг явно переместился в член. Мои руки соскользнули сначала на ее талию, а потом и очуменно упругую задницу. Крепко обхватив ее булки, я резко поднял ее почти невесомое тело и уперся головкой во всю испускающего смазку члена ей в пизду.

Она прекратила свою вялую борьбу и уставилась в мои глаза. В них светилась одновременно надежда, желание, отчаяние, одиночество, страх … Вглядываясь в их глубину, я даже увидел гордость…И как женщины могут все это совмещать в одном коктейле. В себе я ощущал лишь всепоглощающую похоть. Она, словно жаркое пламя жгло мне сердце и мой член…

Не в силах больше держаться я медленно вошел в ее лоно. Эльран громко застонала и обхватила меня ногами. Наши сиськи столкнулись резко взбухшими сосками.

Я начал двигаться сначала медленно, а потом все ускоряясь и ускоряясь. Мой мозг почти полностью отключился. Мир, вселенная сузились до размеров моего члена и ее пизды…

— Кончи в меня! Кончи в меня! — завизжала она.

Как будто я бы смог по-другому.

Сперма потекла по трубе моего члена будто раскаленная лава, заполняя ее и опустошая меня.

И накатила легкая слабость.

Как на странно, член и не думал сдуваться и я ощутил, что вполне способен продолжать.

Не вынимая его из тяжело дышащей и постанывающей через раз девушки, я вышел из речки и положил ее на песок. Эльран обхватила мою шею руками и, притянув мое лицо, начала сосаться.

Вытянув член из ее лона, при этом сперма выплеснулась из нее настоящим потоком, я сумел оторваться и снова посмотрел в ее бездонные глаза.

— Я продолжаю.

И вошел по самые яйца…

Пожалуй, наши стоны и крики переполошили изрядную часть этого леска. Эльран трахалась как монашка, узнавшая, через час конец света и в рай она не попадет в любом случае…

И все таки после десятого раза я выдохся.

Мы лежали на порядком залитом спермой речном песке. Эльран, вся вымазанная в моем семени лежала, отдыхая, на мне, при этом мой, все таки немного сдувшийся, член она так и не вытянула из своего лона. В данный момент она, словно котенок игралась с моими сиськами. Я был непротив — это было очень приятно. С чем сравнить? Ну, лишь самую малость ощущения в моих надувшихся сосках уступали обычному минету… Я застонал, не выдержав ее ласк. Неожиданно, Эльран присосалась к моему правому соску и что-то глотнула. Раз, другой. Оторвавшись, она вытерла губы тыльной стороной руки и произнесла со смешком:

— Ты словно корова! Такое вкусное молочко…

Когда она с плотоядным видом бросилась на мою левую сиську, я не нашел сил ей противиться.

Наконец-то она закончила и счастливо улыбнувшись мне, оперлась левой рукой в мой пресс, а правой вытянула мой хер из своей пизды. Из нее на мои яйца тут же потекла моя же горячая сперма.

— Не боишься забеременеть? — спросил я с легкой внутренней дрожью. Ебались мы так интенсивно, что вполне могут быть тройняшки, а то и пятерик сразу…

— Ха! — произнесла она, присев на мелководье и пытаясь подмыться — Высшие эльфы, если не захотят по-настоящему, никогда не понесут.

От вида ее обнаженной фигуры сидящей на бережку, мои мозги опять перебрались в член, поскольку я осознал лишь одно: я готов трахаться снова. Бесшумно поднявшись, я подошел к Эльран сзади и легонько толкнув в спину, заставил ее опереться на руки.

— О, нет… — выдохнула она и я снова вошел в нее уже по-собачьи.

В самый ответственный момент, я схватил ее за волосы {только сейчас заметил что Эльран имеет русый цвет волос и какие они длинные, шелковистые на ощупь) и оттянул ее назад, воткнувшись сосками своих сисек ей в спину.

Обессиленные, мы повалились в воду. При этом девушка разлеглась спиной на мне, тяжело дыша. Мои мозги снова перебрались обратно в голову, включив мыслительный центр.

— Так ты говоришь, что эльфийка?

Она повернула голову и изумленным взглядом посмотрела мне вглаза:

— Ты что, не заметил какие у меня ушки?

И я действительно увидел, что ее уши сильно заострены к концу, что не было отвратительно и даже было очень красиво.

Я повинился:

— Прости — я не знаком с местными реалиями…А как увидел тебя так только членом и думаю…

— Это заметно. — промурчала она, потершись задницей о мой, временно опавший, фаллос.

— Ты еще хочешь? — спросил я.

— Нет — я уже не могу.

— Тогда не дразни меня, а то я вспомню про твою задницу…

— Только не в задницу!

Она резво подскочила и, словно изящная и крайне сексуальная рыбка, нырнула в воду. Вынырнув метрах в трех от берега, она воскликнула:

— Иди ко мне: водичка как парное молоко! — стала вымывать из своих волос мое семя и налипший к нему песок.

Как же она красива! Сейчас, когда мозги были свободны от оков гормональной бури, я мог по достоинству оценить внешность Эльран. Узковатое лицо с четко очерченными скулами, пухленькие губки, ровный носик и великолепные глазки ярко-ярко-зеленого цвета, похожие на изумруды…

Поднявшись, я зашел к ней в воду. Настроение у Эльран было игривое и минут десять мы просто плескались, наслаждаясь обществом друг друга…

Неожиданно эльфийка отстранилась и посмотрев на начавшее темнеть небо, произнесла:

— Вечереет… А я хотела попасть завтра с утра в Изрин.

Неожиданно, я почувствовал себя одиноко и произнес:

— Возьмешь меня с собой?

Она радостно вскинулась:

— Почему нет? Конечно!

Эль ран выбралась из воды и стала одеваться. Когда она нагнулась над своими вещами, я не смог не посмотреть на ее стройные ножки, великолепные булочки и мелькающую в просвете пизду. Не в силах сдержаться, я облизнулся. К счастью, я вовремя спохватился и, отвесив пощечину начавшему подниматься члену, тоже вышел из воды, стараясь не смотреть в сторону одевающейся девушки.

Когда я натянул свою одежу, эльфийка уже давно оделась и теперь с интересом рассматривала мой костюм. Еще раз окинув меля взглядом. Она произнесла:

— Какой кошмар! Откуда ты это все взял?

Я пожал плечами:

— Когда я очнулся — рядом лежало…

Покачав головой, она сказала:

— Ладно. Иди за мной — тут не далеко дорога, а возле нее — гостевая полянка. Может, там есть торговый караван, а у торговцев можно поесть из общего котла…Да и защита от ночных хищников…

После чего сняла тетиву с лука и, аккуратно смотав ее, бросила в котомку. Почти распрямившийся без нее лук, она засунула в странного вида стальной футляр. Забросив все это за спину, она шустро пошла впереди. Догнав ее {смотреть на ее жутко аппетитную задницу, скрытую тканью тесных брюк было не в моготу) я просил:

— А если нет? Может костер разведем?

Личико эльфийки скривилось:

— На дерево залезем и привяжемся веревками. Местных ночных хищников огонь не пугает…

Глава 2. Стычка

Невзирая на вечер, шли мы практически бесшумно. А если бы не шлепанье головки члена о кожаный передник…В конце концов, Эльран не выдержала и, остановившись, начала рыться в своей довольно объемной котомке найдя ремень, она дала его мне, сказав пристегнуть член к ноге. Пошли мы не в пример бесшумнее. Вот только ремень постоянно надрачивал мне член, который, в конце концов, залез мне в штанину. Когда я уже думал, что не выдержу и прямо здесь ее изнасилую, эльфийка приложила палец к своим пухлым губкам. Типа «Тсс…Тихо.». Вот только чего мы крадемся? Видя мое непонимание, она зашептала мне на ухо:

— А вдруг там не торговцы? Тогда лучше уйдем по-тихому… Незачем с неизвестными компаниями связываться…

Чувство возможной опасности выдуло похоть из моего разума. Крался я так же бесшумно, как и девушка, и даже заработал удивленный взгляд ее изумрудных глаз.

Часового мы заметили первого — он бездарно стоял, подперев плечом дерево и смотрел куда-то мимо нас в глубь леса. И как он нас не заметил? Впрочем, уже наступал сумрак, а подлесок был очень густым…

Обойдя часового по дуге, мы приблизились к самому краю поляны и осторожно затаились в густой листве какого-то куста.

Поляна представляла собой круг ровной земли, ограниченный с противоположной от нас стороны дорогой, а со всех остальных — густым лесом.

На одном конце поляны стояло больше десятка стреноженных коней. У

каждого на шее висела сумка с чем-то напоминающем овес. Ближе к нам стояла большая карета с небольшой узкой дверью, в которой было маленькое зарешеченное окошко. Уже по составу транспорта было ясно, что это ни какой не караван торговцев.

Возле кареты толпилось больше десятка молодых мужчин в легких доспехах. Они оживленно жестикулировали и громко переговаривались. Один из них, с острой чуть седоватой бородкой, неожиданно воскликнул:

— Да что вы спорите? И о чем? Кто будет ее держать? Привяжем ноги и руки к карете! И все! А очередность выявим, бросив кости!

Мои пальцы сами сжались в кулаки. Ублюдки явно собрались кого-то насиловать толпой.

Главный {у него были самые дорогие доспехи) замахал руками:

— Вы что? Собрались трахать ее все? Герцог нам головы снимет, если она умрет!

Бородатый воскликнул:

— Тебе что, не хочется? Это же намного лучше проституток! Я в столице отдал за это пятьдесят золотых и запомнил на всю жизнь!

Я обернулся на часового — тот все так же безучастно смотрел в лес. Быстро темнело. Вытащив свой грубый меч, я начал красться к нему. Неожиданно, передо мной выскочила эльфийка и зажестикулировала, указывая в лес. Я замотал головой и провел большим пальцем по своей шее, указав на часового, а потом на ее зачехленный лук и на все еще махающих руками. Это повторилось еще раз, потом Эльран изобразила плевок и бесшумно стала разбирать свой тубус. Я же стал красться дальше. Подобравшись на расстояние удара, я взмахнул мечем. В последний момент часовой оглянулся на чуть свистнувший клинок, но было уже поздно. К моему удивлению мой меч не сумел отрубить ему голову и клинок застрял в шейных позвонках. Мы так и замерли — хрипящий часовой, повисший на моем мече и я, фактически державший его тело на клинке. Неожиданно меня обуяла ярость. Отпустив рукоять меча, я схватил часового за голову и со всей силы дернул в сторону, сломав ему шею и высвободив меч. Кровь шедро брызнула в лицо. Мужик в последний раз дернулся и затих.

Поднимаю взгляд на поляну — солдаты наконец-то решили организационные вопросы и один из них в данный момент вытаскивал какую-то бешено брыкающуюся женщину из кареты. Как говорится: «Отряд не заметил потери бойца.» Придурки. Убив вас, я очищу это место…

Наклонившись, я быстро обыскиваю тело и становлюсь обладателем короткого меча и кинжала. Жидковато. Я посчитал по головам солдат — пятнадцать, с командиром. В данный момент они все были заняты тем, что привязывали свою жертву. Я посмотрел на то место где была эльфийка и не увидел ее. Сбежала? Ан нет — вон она, на дерево забралась. Лук уже собрала и ждет моих действий. Хм. Мое копьецо оставлю здесь. Неуверен я в нем.

Снова смотрю на солдат — они как раз бросили кости и здоровенный жирный бугай, не обращая внимание на возмущение своего противника, тонкого паренька, стал быстро разоблачаться. Ни хрена себе мышцы! Этого по-любому первого. Пару раз быстро вдохнув, я выбежал из леса и понесся к ним. Солдаты так и нее обратили меня внимание. Идиоты. Я от души ударил по спине жиртреста. Клинок прошел сквозь его тело, словно оно было сделано из поролона, практически перерубив его по диагонали. Из позвоночной артерии меня струей обдала алая кровь. Не останавливаясь, я махнул мечом на право, а кинжалом нанес удар влево. Крики раненых. Солдаты впали в панику и брызнули во все стороны. Оглянувшись в сторону ихнего командира, я увидел его дергающееся тело со стрелой в глазнице. И началась бойня. Единственное серьезное сопротивление мог оказать лишь еще один часовой, выбежавший со стороны отчаянно ржавших коней. Но он просто не смог не смог долго держать мои мощные удары и, в конце концов, я его просто схватил за руку с мечом и зарезал, как свинью. Он даже почти так же завизжал и умер. Но он был последним. Кровожадно оглянувшись, я не заметил шевелящихся. Из леса вышла недовольная Эльран и, окинув взглядом полянку, подошла ко мне. Пнув своим изящным сапожком, замершего на земле полуголого солдата со стрелой в позвоночнике она недовольно произнесла:

— Ну и какого хуя ты полезло в… — я не дал ей договорить, схватив ее за затылок и поцеловав ее в засос.

Сосались мы долго, почти минуту. А потом я вспомнил, что вокруг валяются трупы, стоит связанная жертва и позволил Эльран отстраниться. Пока она пыталась свести глаза в одну точку, а мысли в кучу, я произнес:

— Начинай мародерствовать. Только осторожно — в каждого воткни перед этим кинжал.

Эльран хмыкнула:

— Учитель нашелся! Мне три сотни лет и я участвовала в последней Войне

Эльфов.

— Даже на самую глубокую пизду найдется метровый член…

И словно в подтверждение моих слов, одно из тел вскочило и, словно заяц, зигзагом побежало в лес. Эльран мгновенно вскинула лук, одновременно натягивая тетиву со словно по волшебству появившейся стрелой, и выстрелила.

«Бегунок» вскрикнул и упал, держась за ногу.

Эльран резво подбежала к нему и сильно ударила ногой в живот — сила удара была такова, что солдата тут же свернуло в позу эмбриона. Пожав плечами, я подошел к пленнице и уже подобрал кинжал, что бы срезать веревки и только тут увидел, что она полностью обнажена, а ее чуть сиреневатая эбеновая кожа блестит от капелек пота. По мозгам ударило словно кувалдой. Воздух стал вязким и его стало не хватать. Рванув засткжки на жилетке, я немного пришел в себя, но ощутил как мой член опять оживает. Коротко ругнувшись, я сумел отвести взгляд от капельки пота, стекающей по невероятной заднице девушки и порадовался что немоту увидеть ее пизду… из-за длинного и толстого ХВОСТА!

Может прирезать ее? И ради кого я рисковал жизнью? Хотя…профит отличный и доспех подберу и лошадей продадим. Неожиданно, она подняла голову и взлянула на меня своими темными, словно ночное небо, глазами. Странно, но я не почувствовал агрессии и выдернул грязную тряпку, игравшую роль кляпа, у нее изо рта. А ничего так личико и маленькие РОЖКИ его отнюдь не портят, а какой ротик… Подождав, пока она отплюется, я спросил:

— Нападать не будешь?

— Нет. — просипела она. — Отпусти…

Я уже замахнулся мечом на веревку, как сзади раздался голос Эльран:

— Ты смотри… Впервые за сотню лет вижу суккуба живьем!

Обернувшись, я спросил:

— Суккуба?

— Ах. Да ты же не знаешь…Нападать не будешь? — спросила она ее снова

— Нееет… — опять просипела пленница.

— Отпускай. — скомандовала эльфийка: — Демоны не врут, но и не говорят всей правды… А это может быть хуже лжи…

Я разрубил веревку, которая натягивала левую руку пленницы и произнес:

— А если?..

— Отобьемся…

Я подобрал валяющийся под ногами чей-то кинжал и протянул его демонице пытающейся развязать тугой узел на правой руке.

— Спасибо. — произнесла она.

Я пожал плечами. Похоть почти отступила и я обернулся к постанывающему связанному «бегунку».

— Что с ним?

— Думала попытать, может чего знает, а потом прирезать…

Неожиданно, сбоку раздался глубокий животный рык. От неожиданности, мы отпрыгнули в стороны. Но это была демоница. Освободившись от веревок, она встала в полный рост и плотоядно смотрела на стонущего раненого.

— Отдайте его мне! У меня совсем нет сил…Даже раны не заживают…

— Да забирай. — пожала плечами Эльран: — Только если узнаешь что-то ценное скажи нам.

А какое у нее тело. Ухх. И длинный хвост, растущий из копчика ей даже идет… Суккуб остановилась, и, повернувшись ко мне, понюхала воздух.

— Какие эмоции…желание… мммм… — томно произнесла она, проведя руками по своему рельефному телу, лаская его. Ее пальчики скользнули по лысому лобку вовнутрь ее лона. — Тобой я займусь позже, сладкая моя.

— пообещала она мне и, развернувшись, направилась к «бегунку».

Эльран подняла насмешливо бровь и ответила на невысказанный вопрос:

— Суккубы — сверх эмпаты. Они не только чувствуют весь спектр чужих эмоций, но и могут транслировать свои… Ладно, дел у нас не впроворот… Этой ночью, похоже спать будет некогда…

Хоть она и совсем другое имела ввиду, а в мыслях я ее уже жарил в разных позах…

Сзади неожиданно громко сладострастно застонали. Между стонами раненый что-то говорил и кричал. Я держался из последних сил. К счастью, мародерство отвлекало большую часть моего внимания. Внезапно, очередной вскрик вышел более громким и тонким и — наступила тишина. Обернувшись, я увидел, как суккуб поднимается с лежащего «бегунка». Возникает чувство, что тот мертв. Демоница проводит пальцами по пизде и неестественно длинным и раздвоенным языком слизывает капли спермы.

— Мммм… Какой вкус… — доносится до нас ее голос.

— Он что-то знал? — спрашивает, сосредоточенно вспарывающая кожаную куртку-поддоспешник с тела главаря, эльфийка.

Демоница походкой «от бедра» подошла к ней и неожиданно схватила ее за лицо и присосалась в мощном поцелуе.

По-моему Эльран даже не подумала сопротивляться. Спустя минуту суккуб оторвалась и задумчиво произнесла:

— Странно, на тебе чей-то след… — задумчиво произнесла она, глядя ей в глаза. А потом добавила: — Все, что он рассказал — это расположение своей заначки и что их нанял герцог Анрийский. Ему зачем-то понадобился свободный и взрослый суккуб. Эти смертные с каждым поколением все дурнее и дурнее, похотливее и похотливее… — Она усмехнулась и выпустила язык и скользнула им между сисек Эльран, а потом медленно стала протаскивать его по изящной шейке эльфийки. — Втянув его в свой рот, она томно прошептала, глядя в широко раскрытые глаза девушки: — Давно я не ощущала такой сладости! Ммм…Высшая эльфийка в моих руках.

Я попытался сосредоточиться, стоя на коленях, на стягивании поддоспешника с оруженосца подходящей мне комплекции. Очевидно, получилось не очень, поскольку демоница отпустила Эльран и пошла, чуть повиливая хвостом ко мне. Отвести взгляд от ее покачивающихся приближающихся бедер и смазанной спермой «бегунка» киски было выше моих сил. Краем глаза я заметил, что эльфийка встала и стянула через голову свою зеленую курточку. Похоже, сейчас будет жарко…

Демонесса подошла ко мне почти в плотную. При этом ее влагалище оказалось всего в нескольких сантиметрах от моего лица. Но в тот момент, когда цепи воли уже грозили лопнуть, она взяла меня за лицо двумя руками, как эльфийку до этого и, наклонившись, присосалась к моему рту своими губами. Наши языки, словно диковинные змеи, начали свой бой за территорию.

Поцелуй затянулся — демонесса явно получала удовольствие. А потом я подумал, что мне уже нахер не нужен поддоспешник, за который я держусь, будто утопающий за спасательный круг и отпустив его я взял в руки впечатляющую грудь и стал мягко массировать. Суккуб застонала и разорвала поцелуй. Что бы спустя секунду запустить свой мокрый и скользкий язык уже межу моих сисек.

Я ожидал, конечно, кое чего, но то что произошло чуть позже, превзошло все мои ожидания: демонесса и не думала вытягивать его, а запускала все ниже и ниже. Язык горячей змеей заскользил по животу и, стекая словно лава, наткнулся на мой, давно уже стоящий член. Первые секунды демонесса явно не осознавала, что под набедренной повязкой-фартуком присутствует что-то лишнее, и лишь когда ее язык обвил мои яйца и как-то недоуменно их подергал, суккуб расширила глаза и мгновенно отлипла от меня. Втянув язык, она плямкнула {ням-ням) и резким движением задрала мне фартук.

Воспользовавшись тем, что она выпучила пораженно глаза, я расстегнул ремень удерживающий член и тот сразу взвился вверх.

— Хооо. — только и выдохнула удивленная демоница.

Я же схватил ее за ноги и, повалив в кровавую грязь, рывком вошел в нее. Суккуб выпучила глаза, когда я, с разгона, шлепнул ее яйцами по анусу.

— Какой огромный! — застонала она — Он уперся в стенку матки! Неожиданно, она обхватила меня ногами и еще сильнее вжала в себя.

Вдруг обзор закрыла чья-то пизда — это Эльран уселась мне на плечи. Не долго думая, я выпустил свой язык в ее лоно.

Первый раз я кончил быстро — все таки был уже давно на взводе. Второй — продержался намного дольше. На третий раз демоница заехала на мне на вершину счастья и решила передохнуть. Эльфийке захотелось анала, но, после второго раза, я, заглянув в ее почти безумные глаза, понял, что пожалуй хватит.

В общем, натрахались мы только к середине ночи. Времени потеряли — море и маленькая плошка. Но если я с суккубом ощущали себя неплохо и вполне смогли продолжить мародерство при свете луны, то эльфийку разморило на сон.

Наша добыча составила сто десять золотых монет{большая половина находилась в тайной кармане-полости нагрудника рыцаря) и внушительной горке серебра и меди

Седельные сумки лошадей мы обыскивали вдвоем с демоницей — она отлично успокаивала чужих лошадей. Мы так и не удосужились одеться. Такое приятное ощущение — обдувающий мою чувствительную грудь и фаллос горячий ветерок…Ммм…Блин! Да сколько можно?

Что б хоть как-то отвлечься, я заговорил первым, не глядя на суккуба{какое же у нее рельефное тело!):

— Как тебя зовут? А то за всем этим…

— Майринна. — промурлыкала суккуб — И можешь не стесняться — я все равно чувствую твою прущую через край похоть.

— А меня зовут Альрес, а ее — я указал большим пальцем за спину — Эльран. Понимаешь, в это трудно поверить, но я здесь очнулся лишь вчера днем и с тех пор могу думать лишь о сексе. Мозги включаются совсем ненадолго…

Ее голос раздался неожиданно совсем рядом. Не сумев удержаться от соблазна, я повернулся к ней и уткнулся взглядом ей в темные глаза.

— Ты странная и в тебе очень много силы. Я думала ты — инкуб, но они не могут отдавать ману. Они лишь ее забирают. Ты же мимоходом заполнил мой дар до отказа, чего не было никогда.

Как же она близко! Полные губы, узкие скулы. Все синяки и порезы зажили, полностью исчезнув с ее тела, подчеркнув его соблазнительность. Воздуха мне стало не хватать.

— Смотри, пожалеешь…

— Сказал он суккубу… — произнесла с придыханием она.

С утробным рыком она прыгнула на меня, обхватив мою талию ногами и насадив себя на мой член. Откинувшись назад и оперевшись руками о бок стоящей лошади, укоризненно косящей на нас глзаом, Майринна с силой насадилась пиздой на мой член до упора. В этот раз все было по-другому… Яростно.

Она кусалась и царапалась. Но насытившись, я обнаружил, что на коже не осталось даже шрамов.

Как ни странно, но спустя совсем немного времени после продолжительно траха суккуб снова была на ногах и тоже начала мародерствовать.

А вот я с трудом шевелился.

Неожиданно в голову пришла мысль, что в этом мире я еще ничего не ел и даже не пил…

Напросился закономерный вопрос: а как же тогда закон сохранения

энергии и массы? А вдруг я щас сдохну? Хотя я в речке купался, а вода может впитываться и через кожу…Вроде бы…

Серьезно струхнув от перспективы внезапной смерти, я себя пересилил и поднявшись нашел чью-то котомку с едой. Вялено-сущеное мясо, сухари, мешочек с крупой, бурдюки с чистой водой, и нечто сильно напоминающее по запаху вино. Стащив все это в одно место я приступил к трапезе. Внезапно ко мне подсели и мои спутницы-подруги-любовницы. К счастью, не взирая на то, что одеты мы были в «костюмы Адама», наше внимание было поглощено едой, а взлохмаченный вид сонной эльфийки обмывшей мое семя со своего тела водой отнюдь не располагал к сексу. Да и вид демоницы был сильно похож на обожравшегося куриным филе кошака.

После трапезы Эльран умылась и, сладко зевнув, обратила на себя яркий зеленый свет из ладони.

Заклинание. Первая магия, виденная мной в этом свете…

Бодро вскочив на ноги, она посмотрела на звездное небо {при этом я смотрел лишь на ее сиськи, живот и лоно) и скомандовала:

— У нас не так много времени. Полночи мы уже профукали, а с рассветом по дороге поедут караваны, вестовые и даже патрули. Поэтому собираем вещи и лошадей и в темпе уходим отсюда.

Хм. Да уж.

Натянув одежду, я стал одевать сверху части чужого доспеха. Получалось не очень. С нагрудником вообще была беда: из-за гор моих сисек ремешок не смогла застегутъ даже на крайнюю дырочку подошедшая помочь демоница. Пришлось ограничиться лишь массивными наплечниками, подвижными наручами, закрывающими почти полностью руки, бригантинами, поножами. Латные перчатки я не стал одевать, а забросил в свой рюкзак. Довольно изящный шлем с красным гребнем на макушке, я брать не стал. Из оружия я подобрал пару коротких мечей. Да, я понимаю, что фехтовальщик из меня как хуй из ноги, но силушкой я не обделен. Шутка ли — с одного удара рассечь коротким мечем наискосок здоровенного солдата? Поэтому, понимая свою ущербность, я невероятно обрадовался, обнаружив пристегнутыми к седлу одой из лошадей настоящий двуручный меч и здоровенный шестопер. Если кто не знает, шестопер — это палка с приделанными к ней шестью или более толстыми лезвиями. Эдакая лезвийная булава. Мой шестопер имел стальное метровое древко и весил, наверное, килограмм десять. Вот только я его вес почти не чувствовал, но попробовав взмахнуть был неприятно удивлен огромной энерции. Вот это мощь!

Подойдя к тюремной карете, я ударил оружием по ее дверце, вложив в удар всю свою дурь. Результат был поразительный — дверь разбило к чертям, а шестопер, продолжив свое разрушительное движение, врезался в карету, буквально разорвав ее на обломки.

Эйфория прекрасного разрушения захватила меня, и я прогудел глубоким голосом: «Акх-ра…ти-у.»

И уже собравшись глухо расхохотаться, я неожиданно замер. Наваждение схлынуло, словно морская волна.

Что это было?

Я уронил шестопер и посмотрел на свои руки, а потом — на обломки кареты. Недоуменно обернувшись на спутниц, я застал картину потрясенных до основания спутниц. Обнаженная Эльран, потроша чью-то одежду, смотрела на меня, раскрыв свой прекрасный ротик до отказа от удивления. И почему мне захотелось, что бы она у меня сейчас же отсосала? Демонесса челюсть не роняла — она наоборот прищурилась, глядя на мои руки, будто бы что-то увидев.

— Что ты сделал? — Майринна пришла в себя первой.

Ощущение растерянности еще не прошло и мой голос немного дрожал:

— Не знаю. А что ты видела?

— Это было очень похоже на то, как сражаются архидемоны. Ты выбросил ману и зарядил ей оружие в момент улара. Ты что-то произнес. Не можешь повторить?

— Что-то вроде «Акхра-тиу»…

— Может ты архидемон? Потерпел поражение, но убить тебя не смогли, а вот память стерли и насадили другую личность? Не знаю… Это бы объяснило если бы не все то многое происходящее с тобой. Сильное сексуальное желание, физическую силу, скорость, кровожадность и даже красоту…

Внутри меня мое естество металось, словно муха в закрытой пивной бутылке.

— Попробуй еще раз вон на той лошади. — неожиданно произнесла эльфийка.

Я удивился:

— А зачем?

Она укоризненно произнесла:

— Нужно же следы заметать? Убьем лошадь, а труп того бугая утопим в речке или я его лесу отдам. Приедет патруль не досчитается этого ублюдка и спишет все на него. Типа, Миреана его соблазнила и он поубивал всех, а потом сбежал с ней в обнимку. И искать будут рыцаря с суккубом, но никак не суккуба в компании с валькирией и высшей эльфийкой. Заодно и эксперимент проведем, и следы запутаем.

Демонесса покосилась на эльфийку и произнесла:

— Ты точно архидемон! Слышать такое от лесной… Очень не привычно.

— Мне три сотни лет! И я заметала следы тогда, когда еще тебя не было и в проекте! — взвилась эльфийка.

— Ха! Мне почти столько же!

— Девочки! А вы не прочь еще поебатъся? — кто о чем, а мы о танках.

— Нет-нет нет! — неожиданно отступила эльфийка: — Я в себя все еще прийти не могу. Все внутри словно горит.

— Ты же обратила на себя «исцеление»!!! — удивленно воскликнула демоница.

— Почему-то не особенно и помогло. А повторно кастоватъ — боязно.

— Тогда оденься — ты очень сексуальна и сильно возбуждаешь меня. — я обернулся к суккубе — А ты?

— Н-н-нет. — произнесла она: — Попытайся держать себя в руках. — и немного попятилась.

— Куда?? — я воскликнул, когда она обернулась уже бежать.

В нутрии родился азарт и я бросился за ней. И в момент, когда она развернулась бежать, схватил за середину хвоста.

— Нет. — как-то томно выдохнула она — Отпусти.

Но мозги опять мигрировали в член.

Сдвинув передник в сторону, я освободил свой хуй. Приставив его к вратам наслаждения и немного круговыми движениями поелозив там, я выдохнул:

— Тук-тук, я вхожу!

И почти с рыком ворвался во внутрь. Равномерно жаря Майринну, я неожиданно обнаружил, что начал воспринимать секс как нечто обыденное. На вроде как сплюнуть, хлебнуть воды или вдохнуть-выдохнуть. А конец все не приближался: дело было в том, что секс в одежде, а тем более в доспехах был по ощущениям сравним с процессом поедания чего-либо с завязанными глазами: вроде что-то и жуешь, а все равно не очень. То же и сейчас вроде и пялю суккуба, а ощущения намного беднее.

Но раздеваться, а потом снова одеваться я не стал.

А вот демонице все было чересчур нормально. Рыча от наслаждения она елозила своими сиськами по чьему-то распростертому телу. Неожиданно, ее тело все напряглось и она начала биться в конвульсивном оргазме. Ее тело извивалось змеей. Мне это понравилось и я не дал ей соскочить с моего члена, крепко держа ее за основание хвоста. Левой рукой обхватив ее за талию, я выпрямил дергающееся тело Майринны и прижал его к своему стальному нагруднику. Трахать ее я и не подумал останавливаться, даже став напяливать ее еще яростнее и глубже. Даже когда яйца поджались, посылая сперму по моей трубе, я не прекратил движения, взбивая головкой члена сперму в ее матке.

Но всему приходит конец. Отпустив Майринну, я с трудом поднялся на ноги. Похоже, в этот раз я вложился намного сильнее обычного.

Суккуб тяжело дышала, лежа на земле и вздрагивая.

Эльфийка подошла и села рядом с нами на корточки. Но только она хотела что-то сказать, как с демоницей стали происходить метаморфозы. На глазах кожа стала темнеть, приобретая более глубокий красный цвет, хвост стал расти как в длину так ив толщину, сквозь черные волосы прорезались антрацитово-черные сильно загнутые к затылку тонкие изящные рожки, тело стало еще более мускулистым, на пальцах отросли черные острые ногти-когти.

— Что это с ней? — и, на всякий случай, я сделал шаг назад.

Эльран ответила не сразу:

— Шагнула на следующую ступень развития.

Я удивился:

— Для нас это не опасно?

— Вроде бы нет. Я такого никогда не виде и не слышала. Хотя — это логично. У демонов существует несколько ступеней …ммм…силы, если можно так сказать, и могущества. Известно о четырех уровнях, хотя их возможно и больше. Первый — самый слабый. Называется импы. Лишь чуть-чуть сильнее обычного человека, слабые и плохо контролируемые магические способности. Второй уровень — значительный прирост силы, скорости и магических возможностей. Это уже настоящие демоны, о которых все слышали. Третья ступень могущества — Старшие демоны. Здесь уже все зависит от индивидуальной предрасположенности, но все основные показатели также вырастают. А потом уже идут Архидемоны. Генералы легионов Ада. Их могущество потрясает. После них идут Высшие. Вроде бы их никто не видел, а кто видел — тот не расскажет…

— И кто теперь Майринна?

— Вторая ступень. Она нам теперь не будет обузой. Предложи ей идти с нами. Тебя она послушает.

— А почему?

— Суккубы, как ни странно, обладают определенной верностью. В двух словах: они трахаются со всеми подряд и когда находят самого сильного самца, то буквально носят за ним тапочки.

— Значит, если ей встретится более умелый любовник чем я — она предаст?

— «Умелый» — это совсем не то и из другого представления. Я же сказала — «сильный». Являясь энергетическими вампирами, они должны трахнуться с кандидатом и когда они оттягивают у него энергию — вот и все.

— И что же делать?

— Ты не хочешь ее потерять?

Я замялся.

— Даже не знаю. Вроде как привязался.

— Тогда просто не давай ей ебатъся со всеми подряд и удовлетворяй ее простое желание. И более верного соратника тебе не найти. К слову, суккубы сильные маги и каждый из архидемонов содержит довольно большую орду этих демониц. И я никогда не слышала, что бы хоть одна из них предала.

— Даже так?

— Понимаешь, демоны — это острейший меч, оружие. А с каждым оружием необходимо аккуратно обращаться. Иначе отрежешь что-то себе очень нужное. А оружие, если с ним хорошо обращаться, никогда не предаст.

— Хмм. — я задумался.

— Ладно. — произнесла эльфийка: — Убей вот эту клячу. И надо валить отсюда. Ах да! Возьми труп вот этого бугая и закинь его на лошадь: — Взглянув на мое удивленное лицо, она объяснила: — Когда прибудет патруль, нужно пустить розыски по ложному следу. Пусть они ищут рыцаря и суккуба. Может на валькирию, высшую эльфийку и нечто замотанное в плащ и не обратят внимание.

— А лошади?

— Остальных, естественно, заберем. Они дорого стоят. И даже несмотря на то, что они все тавро ванные, я без особых проблем столкну их какому нибудь торговцу.

— Полагаюсь на тебя.

— Давай быстрее и не пялься на нее: она скоро придет в себя.

Пару раз глубоко вздохнув, прогоняя сладостную истому, я пристегнул чуть расслабившийся член к ноге и вернул передник на его место. Подхватив свой огромный шестопер, я подошел к смирной невысокой лошадке, нервно косящей на меня одним глазом. Она стояла отдельно от остальных — похоже Эльран, пока я удовлетворял свои низменные желания, отвела ее в сторону от остальных. Чувствовал ли я сомнения? Да нет — надо так надо. Да я только что пятерых человек на куски порубал, а уж одну конячку… Внутри толчком поднялась ярость. Вложив в удар всю свою силу, я обрушил шестопер на голову лошади. Удар бы настолько мощным, что та буквально взорвалась, оставив лишь неровный обрубок на шее. Кровь щедро брызнула во все стороны, обдав меня мелкой капелью. Обезглавленное тело замерло и чуть дернулось, начав заваливаться вправо. Мои губы сами про глухо прошептали

— Ашри-шату.

И молниеносным движением я, сделав шаг вперед, ударил тело лошади в бок прямо по ребрам. Тушу смело ударом в сторону и проволоча по земле, зашвырнуло далеко в лес. Меня заполнила эйфория и я глухо захохотал, прогудев в конце:

— Хар-ха-ха-ха! Эр-ви-ста-тус!

И опять оно схлынуло, оставив меня непонимающе хлопать своими длинными ресницами. Да что же это такое?

Рядом раздался голос эльфийки:

— Знать бы еще, что означают эти слова.

Скосив на нее глаза, я недоуменно махнул шестопером и произнес:

— Я вообще без понятия, что со мной происходит. Ты мне веришь?

Когда, я повернул голову в ее сторону, то столкнулся с ее взглядом. Она стояла совсем рядом со мной и, протянув руку к ней, я запустил пальцы в ее волосы. Притянув ее лицо к своему поцеловал в засос. Пару секунд она пыталась отстраниться, но потом быстро сдалась и вчувственно сосалась со мной. Я уже было хотел опять перейти к делу, но в мозг все-таки пробилась мысль о том, что ночь снова кончится и утренний патруль или путники могут нас застать на этой залитой кровью и заваленной телами полянке.

Расслабив руку, я отпустил вошедшую во вкус эльфийку. Пару секунд мы продолжали борьбу языков, но она тоже пришла в себя и, тяжело дыша, отстранилась.

— Ты точно демон. — произнесла она, тяжело дыша.

Суккуб зашевелилась и медленно встала на четвереньки. Глядя на ее фигуру, я опять почувствовал жар. Да что же это такое! Секс-машина просто.

К Майринне подошла эльфийка и произнесла:

— Давай-давай, приходи в себя. Нам нужно собираться.

Встав на колени суккуб провела руками по своему ошизенному телу, и сжав левей рукой свои сиськи, запустила пальцы во влагалище. Пошевелив там она вытянула их и облизала мою сперму. После чего произнесла:

— Нам точно нужна третья, а может и четвертая. Я четко чувствую, что он уже способен на новый подвиг. Это по счету уже какой полноценный акт секса за сегодня?

— Если б я считала… — буркнула Эльран — Не знаю как у тебя, а у меня такой сексуальные приключения впервые в жизни. Ты заметила свое Возвышение?

— Что??!! — суккуб вскочила и начала себя трогать за рога и грудь. Я сглотнул и понял что «цепи» моей личности опять натянулись.

Но эльфийка заметила мое состояние и произнесла суккубе:

— Оденься, если не хочешь еще раз ощутить член в своей пизденке. Майринна почти испуганно оглянулась и, ойкнув, шустро спряталась за эльфийкой. Учитывая то, что суккуба стала выше Эльран — выглядело это забавно.

Что интересно, меня почти сразу отпустило. Однозначно женщина в одежде и без нее — разные вещи. Как говорил кто-то великий: «Чем меньше на женщине одето, тем дороже она стоит.»

Я же продолжил закреплять поклажу на каком-то скакуне.

Тем временем, суукуб, используя эльфийку в качестве ширмы быстро натягивала на себя одежду. Всего через минуту, она была уже более-менее одета. Вот только ее сексуальность если и упала — то не намного.

А вот дальше появилась первая проблема — штанов то я не носил. Ехать на лошади с голым задом? Я через два километра жопу сотру по самые гланды.

Выручила суккуба — подобрав и себе, и мне толстые шерстяные одеяла на седла. Дело в том, что она тоже оделась как я: куртка-поддоспешник, передник и на всем этом умудрилась закрепить почти полный доспех, только более простой.

Все остальное сложили в мешки и закрепили на лошадях.

И на рассвете, связав лошадей в караван, двинулись в сторону города Изрина. Суккуба, похоже, даже и не подумала двигаться не за мной…

Тем временем, суукуб, используя эльфийку в качестве ширмы быстро натягивала на себя одежду. Всего через минуту, она была уже более-менее одета. Вот только ее сексуальность если и упала — то не намного.

А вот дальше появилась первая проблема — штанов то я не носил. Ехать на лошади с голым задом? Я через два километра жопу сотру по самые гланды.

Выручила суккуба — подобрав и себе, и мне толстые шерстяные одеяла на седла. Дело в том, что она тоже оделась как я: куртка-поддоспешник, передник и на всем этом умудрилась закрепить почти полный доспех, только более простой.

Все остальное сложили в мешки и закрепили на лошадях.

И на рассвете, связав лошадей в караван, двинулись в сторону города Изрина. Суккуба, похоже, даже и не подумала двигаться не за мной…

Глава 3. Лес

Я всегда относился к лошадям довольно нейтрально: они меня не трогают — я их не обижаю(недавнее убийство не в счет). Но уже после часа нашей неторопливой езды я понял, что начинаю их ненавидеть…

Все дело было в том, что моя новая физиология была практически не приспособлена к передвижению на скакунах верхом: член и мошонка были чересчур большими и постоянно терлись о седло, между собой и одежду. Все возбуждало меня до такой степени, что член стоял даже не параллельно седлу, а под неким углом (на глаз около сорока пяти градусов) вверх… Мой кожаный передник при этом висел на члене как на вешалке и почти ничего не скрывал.

Мои любовницы время от времени бросали на него настолько странные взгляды, что я даже стал задумываться о том, чего они хотят больше: трахаться или наоборот оттянуть постельный момент как можно дальше…

Мы во главе десятка лошадок споро двигались по очень хорошей лесной грунтовой дороге, обильно посыпанной очень мелким гравием и песком. Через два часа пути эльфийка стала крутить головой и подняла руку в жесте остановки, натягивая поводья и тормозя свою лошадь.

— Что случилось? — спросила суккуба, бросив быстрый взгляд на мой член.

— Я явно слышу множественный топот копыт. Спереди караван.

— И что будем делать?

Они обе задумчиво стали смотреть на мой чуть подрагивающий в такт мощному сердцебиению гигантский фаллос.

— Потянете жребий? — невинно спросил я, уже предвкушая отличный секс.

Эльран переглянулась с суккубой и произнесла:

— И не надейся — нам еще скакать и скакать до Изрина. Вполне возможно, мы даже сегодня его не достигнем, а если мы еще и будем каждый час ебатъся на обочине, то дорога растянется на неделю! Поэтому…

Ее лошадь подошла к моей бок в бок и эльфийка, вздохнув, наклонилась ко мне, сдернула передник и взяла мой член в свой рот.

О, это было невероятно! Похоже опыта у Эльран было не занимать. Финал наступил намного быстрее чем мне бы того хотелось. Почти не контролируя себя, я схватил ее за голову и насадил на член. Головка фаллоса уперлась ей в узкое горлышко и тугая струя моей спермы устремилась эльфийке прямо в желудок. Ощущения были невероятные. И лишь полностью опустошившись я понял, что Эльран сейчас задохнется и отпустил ее.

Тут же соскочив с члена, она стала надсадно кашлять и ругаться хуже грузчиков:

— Ебаный ублюдок! А ты чего лыбишься Майринна? В следующий раз будет твоя очередь! Ебать его все в зад копытом!

И она обратила себе на горло зеленый свет из своей правой ладони.

Мне все было по сараю — удовольствие от минета были намного более красочные чем в прошлой жизни и я прибывал в нирване.

Пока Эльран приводила себя в порядок, я откопал в наших вещах еще одно одеяло и бросил перед собой на упавший член, здраво рассудив, что даже если возбужусь, то эта маскировка его скроет. Кое-как закрепив его парой нашедшихся ремней, я понял, что моя задумка хоть и имеет ряд недостатков, но лучше с ней, чем без нее.

Мы тронулись дальше и примерно через пять минут догнали медленно двигающийся караван.

Он состоял из длинной колонны четырехколесных фургонов, каждый из которых был запряжен двумя волами. Управлял ими один человек. Так же вдоль каравана двигался отряд охраны из десяти всадников, вооруженных мощными арбалетами.

Охранники при виде нас оживились и нацепили сальные улыбочки. А когда мы проезжали мимо них, то даже позволили себе несколько громких предложений о совместном ночлеге и групповом трахе.

Не обратив на них особого внимания{хотя мне и захотелось прикончить их всех за каждый плотоядный взгляд, брошенный на меня и моих любовниц) мы продолжили рысить дальше.

Солнце поднималось все выше. Быстро становилось довольно жарко. Лошади начали показывать признаки усталости.

Совершенно неожиданно перед нами выскочили на дорогу две узкие и изящные женские фигуры в легком доспехе и так низко натянутых капюшонах, что было видно лишь кончики узких подбородков. Сквозь прорези в ткани выглядывали кончики очень длинных ушей.

Еще эльфы?

Благодаря тому, что мы двигались уже почти шагом {Эльран присматривала место, где бы можно было нормально сойти с дороги и углубиться в лес для отдыха), остановились мы практически сразу.

Одна из эльфиек подняла правую руку вверх и заговорила:

— Мы — наемный отряд Дома Когтя. Были наняты Торговой Палатой Изрина для уничтожения банды разбойников Кривого Глаза. Мы выполнили задание, но у нас есть тяжело раненые. Они не дотянут до Изрина. Я прошу вас о помощи…

Эльран, сняла стрелу с тетивы и неуверенно оглянулась на нас.

Мы сдемоницей почти синхронно пожали плечами и Майринна сказала:

— Ты у нас целитель — тебе и решать.

Я произнес:

— В местных реалиях вообще не разбираюсь.

Эльран опустила лук и вздохнув, произнесла:

— Поклянитесь Элос, что не нападете на нас первыми.

Две фигуры опустили головы и произнесли

— Клянемся Элос, что первыми не нападем…

Еще раз вздохнув, Эльран произнесла:

— Ладно, куда идти?

— Здесь недалеко. Прошу вас поторопиться: когда мы уходили Мэфар была очень плоха. — затараторила правая.

Мы соскочили с лошадей и Эльран подошла к нам:

— Я слышала о ней: отличный воин и всегда держит свое слово. Как же ее занесло аж сюда за заработком? Для Дома Когтя это будет действительно потеря. Альрес, ты пойдешь за мной. Прикроешь меня: это все-таки дроу, а от них всегда непонятно чего ждать.

Я поднял брови:

— Дроу? А кто это? Я думал это такие же эльфы как и ты.

— Блин, я забыла, что ты чужой здесь. Объяснять в деталях долго, а если вкратце, то они практически другая раса, со своей верой, уставом, социумом, магией, отношению к жизни и смерти и так далее… Ладно,

Альрес, пристегни своего дружка и пойдем.

Зайдя за свою лошадь, я пристегнул член к ноге ремешком и заодно отцепил от седла свой монструозный шестопер. Как хворостинку забросив его на правое плечо, я пошел прямо через чащу вслед за правой дроу. Левая же повела демоницу и наших сцепленных лошадей куда-то дальше по дороге.

Шли мы уже около пяти минут. За это время я успел осознать, какую глупость совершил, напялив на себя столько деталей доспеха. Нет-нет, не поймите неправильно — веса железа я не чувствовал, а вот жару и духоту

— очень даже.

Но в тот момент, когда я понял, что по моим спине, ногам и даже яйцам начинают стекать капли пота, мы неожиданно вышли на маленькую полянку, которую насквозь протыкала узкая дорожка.

В тени деревьев лежало две дроу. Их тела были замотаны в окровавленные белые тряпки. Видно было лишь узкие красивые серо-белые лица. Возле одного из тел стояла на коленях еще одна эльфийка и громко рыдала, держа за руку лежащую. Увидев эту сцену, наша проводница оперлась спиной о дерево и, закрыв лицо ладонями, зашептала какой-то речитатив, вроде молитвы.

Ругнувшись, Эльран подбежала к умирающей и тут же стала светить на нее своим зеленым светом сразу из двух рук. Лежащая тонко закричала и изогнулась дугой.

— Что вы смотрите! Держите ее! Альрес!

Отбросив в сторону шестопер, я навалился сбоку на напряженное тело и сумел придавить его к земле.

— Все правильно, но не так сильно — ребра сломаешь!

А сиськи под тряпками то ничего: большие, упругие, правильной формы и тело не подкачало… Если она умрет — это будет действительно потеря… Бля! О чем я думаю???

Но другие дроу уже пришли в себя и стали тоже мне помогать. Спустя пару секунд тело под нашими руками расслабилось. Неужели умерла? Похоже, эта мысль пришла не только ко мне в голову и обе дроу снова заплакали. Ненавижу женские слезы… Они обезоруживают. Они показывают, насколько мужчина слаб перед слабым полом. Может мне тоже поплакать? За компанию…

Однако, Эльран, потушив свои ладони, произнесла:

— Кризис миновал, но это ненадолго. И где вы умудрились нарваться на заклинание Смери «Гниение»?

Та из дроу, что все еще держала за руку раненую тихо произнесла:

— У них в отряде был довольно сильный маг и Мэфар закрыла собой меня. Зачем ты это сделала, сестра? — спросила она пребывающую в беспамятстве раненую. Но ответа, естественно, не получила.

— Понятно… А с ней что? — Эльран кивнула на другую раненую.

— Два арбалетных болта в животе. Мы не рисковали их вытягивать…

— А где ваши целебные зелья?

— Задело еще одним заклинанием. Тех остатков, что мы сумели наскрести, едва хватило, что бы дать им по паре капель. Если б не они — Мэфар умерла бы на рассвете, а Зирта — еще ночью.

Похоже, не только у нас была насыщенная ночка.

— Ясно… — недовольно поджала губки Эльран.

Сестра Мэфар сложила ладони в умоляющем жесте и обратилась к ней:

— Вы спасете их? У нас не так много денег, но я могу пойти в услужение… Прошу вас.

Неожиданно Эльран широко улыбнулась и произнесла:

— А как насчет вам всем присоединиться к нам? Не в услужение, а на равных условиях? — дроу явно задумалась, а Эльран произнесла: — Давайте, я пока сделаю все, что бы вылечить ваших, а вы пока обсудите между собой. А там и обсудите это с Мэфар… А пока познакомимся: мое имя Эльран из Дома Острого Листа, лучница и маг-лекарь, — при звуке ее имени у дроу забавно увяли ушки, а эльфийка, указав рукой на меня, продолжила — Альрес, наш рукопашник. — капюшоны повернулись синхронно ко мне, при этом у меня возникло ощущение что они смотрятна мои далеко выдающиеся сиськи, — ну и снами еще демон-суккуб по имени Майринна, с ней осталась одна из ваших и десяток лошадей.

Сестра Мефар произнесла:

— Отряд у нас небольшой — всего пять жриц Танца Смерти и две Служительницы. Я Сарти, по отцу сестра нашего командира Мэфар и ее заместительница. Вот эта раненая — Зирта, одна из лучших оружейников нашего Дома, с вашей суккубой осталась Тариш, вот эта жрица, что сидит рядом с вами Рейшра, наш разведчик. Еще с нами две служительницы Богини Мрака Лирмиллы, — когда она произнесла имя этой богини, я заметил как Эльран довольно улыбнулась: — Лашта и Руша. Они сейчас допрашивают и мучают пленников тут не далеко. Мы все не маги, наши магические дары невелики и уж тем более лечить мы не можем. Вот и все. Со стороны тропинки донеслось конское ржание. Рейшра пояснила:

— Тариш сейчас приведет по тропинке вашу попутчицу и лошадей сюда. Эльран согласно кивнула и произнесла:

— Мы никуда не спешим. — Потом бросила взгляд вверх на бело-голубое небо и сказала: — Ну и духота… А ведь даже еще не полдень. Ладно, что толку тянуть. Сейчас буду рисовать круг «Высшего Исцеления». Будете помогать. Сначала займусь Мэфар, а если мана останется, то и ммм… Зирту?… подлатаю до такого состояния, что б до завтра дотянула. А там уже и ее подлечу. А теперь мне нужно взглянуть на рану. Чистая вода или вино есть?

Сарти кивнула и отстегнула от пояса узкую прямоугольную металлическую флягу со слизанными углами. Эльран взяла и чуть слила себе на левую руку так что бы вода сбежала прямо по ладони на пропитанную кровью повязку. Капли воды сорвавшись с ладоней эльфийки неожиданно ярко вспыхнули зеленым светом и моментально впитались в повязку. Раненая застонала сквозь беспямятство. А Эльран скомандовала:

— Держите ее!

Мы опять навалились, а она стала по чуть-чуть разбирать грубую повязку. Когда она убрала последний слой, мне осталось лишь покачать головой: под правой грудью было чернобурое пятно размером едва кулака. В этом месте кожа, плоть будто бы сгнила и засохла. Эльфийка осторожно коснулась пятна пальцем и, покачав головой, произнесла:

— Это чудо, что попадание было частичным и произошло сюда, а не на пару сантиметров левее или выше. Но так же чудом можно назвать то, что вам удалось поймать меня. Обычный целитель бы только развел руками, а для зелий уже слишком поздно. Еще немного и началось бы отмирание соседних тканей, а там уже… — она выразительно махнула рукой и продолжила: — Ладно, пора начинать.

Она вскочила и потянувшись стала расстегивать свою курточку, но расстегнув не сняла, а покосившись на меня, отошла на два шага и стала ходит по поляне, высматривая что-то на земле.

Я осторожно поднялся и подойдя к задумчиво замершей эльфийке тихо спросил:

— Эль ран, а у них что, в отряде одни женщины?

— У них в армии большинство солдат и магов — женщины. Мужчины у них вроде людских домохозяек и постельных украшений.

— Сурово.

— Абсолютное большинство их богов, божеств — женщины. И, вроде, лишь два — мужчины. Причем они демоны с нижних планов и красавцами их назвать можно весьма условно. Один из них вроде огромного осьминога, а другой — с крабовыми клешнями.

— Жуть-то какая, страх-то какой…

— Вот-вот. И еще — наши боги реальны. За веру и поклонение они дают ощутимые силы.

Я удивился.

— Да ну.

— Ха! Вот я посмотрю на тебя, когда ты увидишь служительниц Лирмиллы. Они серьезно отличаются от тех представителей женщин дроу, кого ты видишь здесь.

— Мерзкие и страшные?

Неожиданно две дроу прыснули и засмеялись.

— Наоборот! Кстати, у дроу прекрасный слух и обоняние. Они нас не только слышат, но обоняют. Так что даже не знаю… — она много значительно показала глазами вниз.

— Может сказать?

— Решать тебе.

— А не убьют?

— Ну, они поклялись не нападать первыми, и я им пока нужна, а уж в моральном плане дроу известны на весь мир своей бесшабашностью в данном вопросе. Они даже суккубов переплевывают количеством случайных связей. Короче, надеюсь вопросов больше нет. Нужно приступать.

— Я чем-то смогу помочь?

— Ну, возьми свой шестопер и нарисуй им вот здесь как можно более правильный круг диаметром в четыре шага.

Подобрав свой шестопер, я начал рисовать. Получилось кривовато, но Эльран была довольна и тут же начала рисовать внутри круга какие-то знаки.

В разгар ее работы на тропинке показалась Майринна с лошадьми и со своей проводницей по имени Тайриш.

Не выдержав жары, я расстегнул ремешки и аккуратно стянул стальные части доспеха, а потом и кольчугу в кожаной курткой, оголившись по пояс. Мои сиськи заиграли тяжелыми каплями. Фух — так намного лучше. Развесив на каком-то кусте успевшую пропитаться потом куртку, я подошел к одной из лошадей и достал один из бурдюков с водой. Чуть смыв с себя пот и напившись воды, я подхватил два одеяла со своей лошади и отправился под одно из деревьев, находящихся рядом с кругом Эльран.

Но только я уложил себе подстилку как на окраине полянки показались две высокие женщины. Посмотрев на них, я пораженно замер — они были практически обнажены: кроме шнурованных сапожек на высоких шпильках до колен{и как они ходят то по лесу? Магия?), стальных масок на темени, пары браслетов на руках и пристегнутых к бедрам сильно изогнутых ножен на них ничего больше не было. Темно-серая кожа лоснилась от пота и его большие прозрачные капли задорно висели на проколотых золотыми кольцами сосках. Рельефные тела с изящными линиями просто приковывали к себе взор. А вот лица были необычны: на них, словно шрамы, тянулись от глаз вверх и вниз темные татуировки, будто следы от слез, а сами глаза были, казалось, сотканы из самой тьмы. Пышные волосы были белее снега и ровным водопадом падали до середины их спин.

Глядя на них, я понял: хочу. Впрочем, с моей практически не контролируемой похотью я и на древних старух буду делать стойку. Служительницы богов. От того, что бы направится к ним и трахнуть их прямо не отходя далеко от кассы, меня удержало то, что они легко и непринужденно несли, небрежно перебросив через плечо: левая служительница — двух связанных пленников, а правая — два мешка, набитых явно металлом.

Окинув лагерь пытливым взглядом, они сбросили свои ноши и подошли к Сарти, сидящей над телом сестры. Нагнувшись к ней и, будто по заказу, выставив мне на обозрение свои великолепные задницы, они коротко переговорили с ней и почти непринужденно расположились на траве рядом со своим командиром.

На их прибытие Эльран почти не обратила внимание, а вотсуккуб подошла ко мне и тихо спосила:

— Ну как, держишься?

Я так и не смог оторвать взгляда от великолепных фигур служительниц, прошептав:

— С трудом.

К счастью, когда мой рассудок уже начал мутиться, Эльран завершила свои письмена и скомандовала:

— Аккуратно возьмите ее и перенесите во внутрь круга.

Две служительницы тут же подхватились и, подсунув руки под замотанное тело, легко отнесли его в указанное место. Эльран достала узкий кинжал и, что-то шепча, стала срезать бинты, выбрасывая куски ткани за пределы круга. После чего она вышла за его пределы и стала что-то петь, поливая пространство внутри круга зеленым светом со своих ладоней. В ответ ее закарлючки начали светиться настолько ярко, что прорывающийся сквозь листву свет солнца не мог сравниться с ним. Внутри круга стал появляться зеленый туман. Он не распространялся за пределы круга и втягивался в обнаженное тело. Неожиданно я заметил, что круглая рана начала тоже дымить, но только другим цветом — серым. Дым быстро иссяк, а рана полностью исчезла. Эльран подержала генерацию зеленого тумана, а потом прервала заклинание. Посмотрев недоуменно на свои руки, она повернулась ко мне и я увидел, что ее глаза светятся ярким зеленым светом.

Без внимания Эльран знаки начали быстро гаснуть. Пока мы вдвоем играли в гляделки, Мэфар открыла глаза и села удивленно оглядываясь. Ее сестра радостно вскрикнула и бросилась к ней.

Командир, совершенно не стесняясь своей наготы, легко поднялась на ноги и чуть склонила голову в приветствии:

— Благодарю за спасение своей жизни, Отмеченная Лесом. Не думала, что «аури» когда ни будь выйдут из Сумеречного Леса.

Эльран наконец-то соблаговолила обратить внимание на Мэфар и пролепетать:

— Я? «Аури»?

Команующая явно озадачилась:

— У вас глаза светятся.

Эльран заполошно выудила из внутреннего кармана своей куртки маленькое зеркальце и неожиданно упала на колени, выдохнув:

— Твою мать…

Все дроу непонимающе воззрились на нас. Сарти обняла свою сестру и прижалась к ее спине. Мэфар руками по правому боку и произнесла:

— Так вы были инкогнито? Никогда не слышала о необходимости маскировки признаков «аури»… Вы в разведке?

Эльран смогла лишь выдавить жалкое:

— А? — но неожиданно быстро взяла себя в руки и, бросив на меня еще один странный взгляд, произнесла: — Я сейчас займусь другой вашей раненой, а вы пока подумайте вот над чем: мне не нужны от вас деньги за лечение, но нужны…ммм…услуги по вашему профилю.

Две служительницы встали и подойдя к ней ближе сели на корточки, как по заказу выставив свои губки на мое обозрение. Я подумал, что если хоть немного не отвлекусь то…

Отвернуться было выше моих сил, но сесть оказалось вполне реально и я медленно согнул ноги и уселся на одеяло. Немного отпустило и я смог услышать часть разговора:

— …тетя выбрала браку изгнание и осела в Изрине. Она там уже живет больше сорока лет, но недавно связь прервалась и моя мать послал меня узнать что случилось. Вы не слышали о ней — ее имя Рилеллиль?

Мэфар уселась на землю своей прекрасной попкой и, в задумчивости, крайне эротично развела ноги. Я почти рефлекторно облизнул свои слипшиеся губы. Майринна тихо спросила:

— Ну как?

— Пока держусь. — почти томно простонал я в ответ.

На звук правая служительница скользнула по нам взглядом, но на мне ее взгляд остановился надолго потом чуть опустился и ее глаза расширились. Она наклонилась с своей товарке и что-то начала шептать ей на длинное ушко. Та тоже повернулась ко мне и теперь они, чуть сощурившись, смотрели на меня обе. Ну и взгляд. Приложив просто титаническое усилие я услышал задумчивое завершение речи Мэфар:

— …Значит, больше года… Хорошо, за помощь в лечении лично я согласна с вами объединиться нужно только что бы каждый из нас высказался. — Она поднялась и хлопнула в ладошки. — Эльран со своей группой за лечение хотят, что бы мы их поддержали. Лашта и Руша — вы согласны?

Я не понял у них что, здесь демократия? Или это отряд такой странный? Или служительницы как бы сами по себе?

Лашта и Руша оторвались от разглядывания меня и как-то ошарашено синхронно кивнули.

Мэфар продолжила:

— Ну, значит так тому и быть. Осталось оговорить сроки и доли в добыче. Эльран довольно произнесла:

— Месяц.

— Не. Две недели.

— Месяц!

— Тогда десять золотых!

Эльран пожевала губами для вида и махнула рукой:

— Хорошо.

Я-то знал, что с солдат герцога мы натрясли только золота сто десять монет и еще серебра и меди где-то на десятку. Поэтому заиметь практически по дешевке на четыре недели нифиговый отряд наемниц было неплохой удачей. Хотя, может совсем и не по дешевке. Вон на Земле за пять золотых любого аристократа в средние века могли подвязаться убрать и не кто-то, а профессионалы.

Кстати, а я как баран поперся за эльфийкой, думая лишь о сексе. А оно оказывается не все так просто и у нее есть миссия… И похоже опасная.

— Деньги сейчас!

Эльран немного скривилась и сказала:

— Майринна, дай им серебра…

Суккуба шепнула мне на ушко: «Держись.» и пошла к нашим лошадям. Лучше бы она ничего мне не шептала, потому что от ее голоса я чуть не кончил, лишь врезавшийся в мой член ремень сдержал рвущуюся сперму…

До оргазма было так близко, что я вогнал себе в ладони ногти. Сильная боль немного отрезвила.

Демоница достала наш объемный кошель с серебром и понесла его к Эльран. Поставив его перед ней{при этом монеты многоголосо звякнули), она отошла чуть в сторону.

Целительница развязала кожаный ремешок и высыпала его содержимое на ровный участок земли.

Я заметил, что при виде денег глаза Мэфар даже чуть засветились. Правда, мне могло и показаться. Наверное, поэтому, Эльран и не стала светить нашим золотом. А ведь еще были кой-какие драгоценности и оружие.

Эльран взглянула на серебро и вытерла пот со лба. Потом покосилась на голых служительниц и их командира, потом на меня, и — решительно стянула с себя свою курточку и аккуратно положила рядом на траву. После чего, проведя рукой по потным сиськам, под испытывающим взглядом Мэфар стала считать монеты.

Возле своей командирши собрались все дроу, кроме раненой Зирты. Система исчисления тут была своеобразной: в одной серебряной монете было десять медных и в одной золотой — десять серебряных. Кроме этого были совсем мелкие монеты — железные кругляши вообще без каких либо значков. Десять таких кружков равнялось одной медной монетке.

Серебра набралось на девять золотых с половиной, а дальше начался нудный мрак в счете меди…

Зрелище деловито кивающей в такт «один, два, три…» Мэфар и кивающих вслед этому ее сисек меня увлек до такой степени, что я даже немного отвлекся.

— Все! — завершила Эльран и сказала: — Майринна, собери остаток.

Мэфар кивнула, подтверждая и скомандовала стоящей рядом сестре:

— Забирай. А теперь лечи Зирту и проведем наш ритуал Единения Крови… — и странно облизнулась.

— Может, без него? — неуверенно произнесла Эльран и покосилась опять на меня.

Но Мэфар как-то предвкушающее улыбнулась и ответила:

— Без него ни я не смогу тебе доверять, ни ты. Так что…

— Ну ладно, только мы тебе расскажем после одну тайну.

Мэфар прищурилась и протянула:

— Люблю тайны.

— Посмотрим… Еще кто кого будет любить…

Дроу забрали деньги и вышли из круга, в котором все и сидели. Эльран что-то ворча, стала подводить затоптанные знаки. Завершив, она скомандовала:

— Укладывайте.

Служительницы подхватили безвольное тело Зирты и, уложив его в круг, вышли. Эльфийка срезала бинт и я увидел, что из живота раненой торчит два маленьких стальных оперения. Вокруг них кожа была черной, но кровь не текла.

Сначала Эльран немного посветила зеленым светом из ладоней на обе раны, а потом повенула Зирту на бок и очень медленно стала продавливать одну из стрелок дальше. Когда острие вышло из спины она резко утопила пальцы, вытолкнув всю стрелку наружу. Кровь было потекла, но Эльран попять посветила светом на оба отверстия и кровотечение остановилось. Хотя сама рана и не думала затягиваться. Проделав ту же операцию с другой стрелкой, Эльран вышла за пределы круга и запустила «Высшее Исцеление». В этот раз сеанс длился намного короче и серого дыма не было. Раны просто без следа затянулись. Подержав зеленый туман еще пару секунд, эльфийка прервала действие заклинания, и опять удивленно посмотрела на свои руки.

Веки Зирты затрепетали и она открыла глаза. Посмотрев по сторонам, она села и удивленно стала смотреть на Эльран. К ней подошли все дроу и радостно загомонили.

— Вы сумели?

Мэфар произнесла:

— Зирта! Нам удалось, но теперь мы будем месяц служить ей. И не за бесплатно!

Дроу провела рукой по животу и ответила:

— Я так рада. Когда находишься при смерти, начинаешь ценить каждое мгновение, даже если оно наполнено болью…

Мэфар повернулась к Эльран и воскликнула:

— Ну что, светлая, ты готова?

— Сейчас. — буркнула та и стала расстегивать ширинку.

Неожиданно рядом раздался низкий и приятный голос:

— Этому ритуалу больше десяти тысяч лет. Он пришел из Старого Мира. — Я повернулся на звук и увидел стоящих рядом с собой служительниц. — правая продолжила — Сто лет назад я видела этот же ритуал но между наследным принцем светлых эльфов и мужчиной капитаном нашего свободного отряда. Они после него стали постоянными любовниками. — На немой вопрос, она ответила: — Смотри! Сейчас все поймешь.

Мне пришлось правой рукой отвернуть свою голову от вида их обнаженных тел. Но то, что я увидел: выбило меня из колеи.

Эль ран уже стянула брюки и сапожки и стала разведя довольно широко ноги. Мэфар подошла к ней впритык так близко, что их сиськи стали бороться за место в пространстве.

Командирша произнесла:

— Что, боишься?

— Нет!

— Тогда я начинаю! Я Мэфар, из Дома Когтя, поступаю на службу к тебе, Эльран, из Дома Острого Листа! Моя кровь станет твоей, а моя плоть защитит тебя!

Эльран чуть замялась и произнесла

— Я, Эльран, из Дома Острого Листа приму зашиту и не отвернусь от тебя, Мэфар, из Дома Когтя!

А потом Мэфар стала на колени и резко обхватив задницу светлой своми руками подтянула ее тело к себе и впилась в мощном поцелуе прямо в пизду Эльран. Командирша явно не сдерживалась и запустила свой язык на всю его длину. Эльран обхватила свою немаленькую грудь руками и громко застонала. Мэфар стала водить своим лицом вверх и вниз по щелке светлой эльфийки не отказывая себе ни в чем, при этом постоянно поддерживая Эльран руками.

Я сглотнул. Неожиданно мое тело чуть не пробило током. Переведя взгляд, я увидел, что служительница протянула руку к моей сиське и трогает набухший сосок.

— А ты возбудилась.

Другая служительница зашла мне за спину и, сев впритык, обхватила мою талию ногами. От ощущения чужого горячего тела, я понял что дело швах. Первая служительница, мой затуманенный разум сумел отождествить ее с именем «Руша», переступила через меня и села мне на колени.

Будь что будет… Я обнял ее и, резко притянув к себе, присосался к ее губам в сильном поцелуе. Наши языки столкнулись и начали сражаться за территорию. Ее же рука скользнула мне под передник и натолкнулась на мой потный член. От удивления, служительница широко раскрыла глаза и опустила взгляд ниже, силясь рассмотреть мою часть лишнюю честь тела. Но я не отпускал ее голову продолжая с удовольствием целоваться, хотя вставить член поглубже хотелось неимоверно.

Лашта, пропустив свои руки у меня под мышками, все это время игралась с моими сиськами. Руша что-то промычала и левой рукой схватила ее руку и затянула ко мне под передник. Намацав там мою стальную эрекцию. Лашта положила свою голову мне на левое плечо и расстегнув мой пояс отбросила передник в сторону.

Я отпустил Рушу и отстегнул свой член от ноги. Тот пружинно рванул вверх.

— Ничего себе размер! — произнесла Руша.

Я криво улыбнулся и произнес:

— Ну что, девочки, испугались?

Лашта громко зашептала мне на ухо взяв меня ладошкой за оголившуюся головку и начав ее мять:

— Уж этого мы не боимся: мы как-то со старшим демоном трахались, а у него было целых два члена. Правда, меньше твоего, но можешь представить удовольствие когда тебя жарят сразу в жопу и пизду. — и уже обращаясь к своей товарке: — Ну что — ты первая!

Та довольно осклабилась и, уперев мой штырь прямо себе в пизду, медленно села, погрузив мой член в себя до половины. Мне показалось, что я взлетел, но она остановилась и было подалась уже назад, но я опустил руки ей на талию и произнес:

— Ну, нет!

И дернув бедрами вверх вошел на полную.

Руша громко вскрикнула и откинулась назад, схватив себя за руками за соски, а я почти полностью вышел из нее и повторил процесс.

— Да! — выдохнул она — Я слышу богиню!

А я слышу как хлюпает, источая соки ее пизда.

— Фигасе! — прижавшись к моей спине, комментировала другая служительница..

— Ахо-ах! Кончаю! — крикнула Руша и ее пизда неожиданно сильно сжала мне член. Не выдержав, я тоже исторг из себя семя, заполняя ее. Она упала мне на груди и обняв меня, слилась в поцелуе с Лаштой.

Мир немного очистился от ослепляющего влияния моих гормонов и я увидел, что над нами кружком стоит весь отряд дроу во главе с голыми Мэфар и Эльран. Светлая хитро сощурилась и громко произнесла:

— Мэфар! Давай заключим договор!

Комендирша покосилась на Эльран и спросила:

— И какой?

— Если я сумею тебя удивить, то вы все будете мне служить вечно!

Мэфар подняла брови и ответила:

— И как ты собираешься определять степень моего удивления?

— Ты должна сама сказать, что удивлена и будешь служить мне.

— А если нет?

— Ну, тогда я просто найму вас на наш обратный путь до Сумеречного Леса и вы будете молчать о том, что произойдет во время похода, если я вам не разрешу говорить.

Мэфар переглянулась с голой Зиртой и пожала плечами:

— Ив чем подвох?

— Не скажу. Только после Клятвы Неразглашения.

— Хорошо. Клянусь…

Эльран ее прервала:

— Нет-нет! на крови!

— Даже так? — удивилась Мэфар.

Руша немного пришла в себя и опершись о мой пресс, тяжело дыша, приняла вертикальное положение. Чуть привстав, она выпустила из своего лона мой и не думавший опадать член. Из ее пизы вырвался настоящий поток из смеси, состоящей из ее сока и моей спермы. Залив мне им мои бедра, мошонку и член, она лягла рядом на бок с улыбкой кота нажравшегося сметаны.

— Это невероятно! — выдохнула она — Хайви, по сравнению с ней, импотент! Лашта заинтересованно хмыкнула и выскользнула у мез из-за спины. Я же стянул с себя сапоги и брючины, полностью обнажившись.

Пока Лашта, чуть постанывая, себе пальчиками разминала пизду, Мэфар взяла острый кинжал и порезала себе ладонь, произнеся:

— Пока во мне течет эта кровь, я выполню условия клятвы и прослежу, чтобы ее выполнили другие… Ну, я поклялась. Говори, не томи!

Эльран улыбнулась и начала говорить:

— Сначала я задам два вопроса: мой резерв двести пятьдесят одна единица. «Великое Исцеление» весит двести единиц. Вопрос первый: как я смогла создать почти подряд два таких заклинания? И вопрос второй: как я, обладая возрастом всего триста шесть лет, смогла бы стать «аури», когда на это требуется срок в тысячу лет?

Мэфар нахмурилась:

— Так ты не «аури»?

— Не была ей до вчерашнего дня.

— Я тогда ничего не понимаю! Но ты же есть!

Лашту же эти высокие материи не волновали. Как и меня. Наши тела соединились и мы погрузились в бездну порока. Но сквозь пелену желания и «ахи» служительницы мне удавалось выхватывать целые фразы.

— Да это же невозможно! Повысить магический потенциал через секс! Демон — еще ладно, я могу поверить! Если она — архидемон или аватар какого ни будь бога! Но не эльф!

— Можно проверить потенциал! Трахнувшись с ней!

Неожиданно, Руша громко произнесла:

— Я вот что скажу: вы знаете — я уже шестьсот лет служу Лиорле. Перепробовала многое в попытке повыситься в ранге. Застряла на ступеньке старшей служительницы больше четырехсот лет назад… Я просто не могла почувствовать благодать богини. Но только что…. мне кажется, я что-то начала чувствовать…

Поднялся шум. Эльфийки ругались и махали руками. Те из дроу, кто еще не был раздет, начали разоблачаться. Мэфар неожиданно на полуслове притянула к себе Эльран и стала прямо над нами целовать ее в засос.

Было жарко и душно. Поднявшееся солнце, сквозь листву, стало слепить глаза. Пот служительницы срывался с ее сверхвозбужденных сосков. Наши бедра, сталкиваясь между собой, производили даже не шлепки, а полноценные «плюхи».

Мне надоело быть снизу и я сильно прижав служительницу к себе, сразу перекатившись и оказавшись сверху. Так оказалось значительно лучше и я повысил темп.

В какой-то момент служительницу выгнуло дугой и она стала, громко крича, царапать мне спину своими ногтями. Я перехватил ее руки и прижал их к земле.

Дроу обхватила меня ногами и с такой силой вжала меня в себя, что я вскрикнул и… в это мгновение меня настиг конец. В ту секунду, когда моя сперма стала заливаться в ее лоно, тело служительницы будто налилось сталью. Неожиданно сильно она вывернулась и в тот момент когда я уже ожидал, что она начнет меня снова полосовать своими когтями она просто обняла меня и, тяжело дыша, прижалась ко мне всем своим телом.

Вы когда ни будь обнимались с покрышкой от грузовика? Нет? А вот мне, буде такое произойдет, сравнить теперь будет с чем.

Впрочем, напряжение медленно покидало ее тело и через пару минут она отпустила меня и откинулась на спину.

Я медленно потянул свои бедра назад, вытаскивая свой член из ее тела. Служительница застонала в ответ и даже как-то подалась в след, словно не жилая отпускать любимый «леденец». В конце концов с громким всхлипом ее пизда выпустила мой все еще возбужденный член из своей глубины. Пару секунд ничего не происходило, а потом служительница застонала и, вздрогнув, выпустила на меня горячую струю из моей спермы, ее соков и мочи.

— Зассанка… — выдохнул я перекатившись на спину.

Но вместо ответа она, неожиданно громко, простонала:

— Я говорила с Лиорлой!.. Ты была права, Руша, ты была права…

Моего мозга еще не достиг смысл ее слов, а на меня уже сверху села следующая дроу. Немного неуверенно уперев мой член себе во врата плотно сжатых половых губок, она медленно стала впускать его в себя. Глядя на ее намного более тонкую фигурку чем у мускулистых служительниц, я с трудом опознал в ней сестру Мэфар, Сарти. Не желая дожидаться, я обхватил ее бедра своими руками и резко подался ее телу на встречу.

Внутри нее было очень тесно. Вдобавок, ее лоно дрожало и напрягалось, не просто сжимая мой член, а даже его как бы массируя. Из-за этого очередной конец наступил чуть быстрее, чем было со служительницами. Тело Сарти затряслось в экстазе. Она вытянулась в струнку, сжав мой живот коленями с боков и повалилась мне на грудь, с трудом переводя дух.

Моя сперма толчками заливалась ей во внутрь. И, когда я смотрел ей в глаза, мне даже почудилась неоновая надпись «Залито до отказа».

Как ни странно, но мое «либидо» требовало продолжения и когда надо мной нагнулась очередная остроухая эльфийка, я, довольно аккуратно, снял Сарти с члена и уложив ту рядом приглашающее поманил следующую пальцем.

Сарти застонала и исторгнула из своего нутра поток моего семени. И в тот момент, когда следующая дроу с какой-то почти яростью насадилась на мое обильно смазанное спермой и чужими соками «копье», она прижалась ко мне своим худым телом и с силой укусила меня за задорно вспухший сосок левой груди. Неожиданно для меня, меня захлестнуло наслаждение, а тело само издало громкий стон.

Справа кто-то сладко вскрикнул. Повернув голу на звук, я увидел, что Мэфар и Эльран, лежа на боку в позе шестьдесят девять, усиленно лижут друг другу щелки, не забывая при этом поглаживать свои обнаженные тела.

Тугая киска темной эльфийки сжимала мне член, временами даже не желая его выпускать из себя. Женщина трахалась так же яростно, как и служительницы. В один из моментов она потеряла равновесие и попыталась опереться о мой живот руками, но не учла, что мое тело покрыто очень скользкой смесью из моей спермы, пота и соков. Заскользив она шлепнулась прямо на меня. Наши сиськи сыграли при этом роль подушек безопасности. Ее тяжело дышащий ротик оказался так близко что, я ухватил ее голову левой рукой и впился в него губами. Наши языки стали бороться и тереться друг о друга. Итог схватки был предрешен и победа оказалась за мной.

Конец был отнюдь не неожиданным и совсем не таким как предыдущие: внутри моего живота стал собираться приятный жар, который стал заполнять все мое тело. И когда он достиг моей головы, разум, и так не вполне адекватно работающий, выключился почти совсем.

Эффект был поразителен — руками крепко схватив правой ее за таз я на пару секунд резко ускорил работу своего тела и на последнем «тычке» остановился, всадив член особенно глубоко. В этот же момент сперма стала поступать по трубе моего члена.

Тело дроу задергалось в экстазе. Она попыталась вскрикнутъ-застонатъ, но мои губы все еще закрывали ее нежный ротик. Ее руки царапались, а тело пыталось соскочить с моего хуя, но я держал ее крепко. Неожиданно я обратил внимание на ее прекрасные и загадочные глазки, ярко-фиолетового цвета: ее взор секунду дрожал, пытаясь на чем-то остановиться, а потом замер и ее зрачки расширились, поглотив полностью радужку.

А вот то, что я там увидел, тут же прочистило мне мозги: абсолютная сочащаяся словно черный нефтяной дым тьма. От неожиданности я разорвал поцелуй и дроу шумно и хрипло задышала уронив свое лицо мне на шею.

Как ни странно, чувствовал я себя превосходно. Было такое впечатление, что внутри меня загорелось теплое пламя.

Мое тело переполняла сила. Легко сев с обессиленной дроу на руках я обхватил ее упругую задницу руками и чуть приподнял усаживаясь по-турецки. Усадив ее обратно, я опять притянул голову дроу и накрыл ее стонущий ротик своими губами.

Это было великолепно. Но мне не дали насладиться ей полностью: одна из

двух еще не побывавших на мне женщин что-то прошептала сидящей на мне на ушко и мягко стянула с моего члена. Отдал я свою игрушку неохотно.

Однако горевал я недолго — мне на член села очередная. Меня опять затопила волна наслаждения. Параллельно мне на плечи, уперев свою щелку мне в лицо уселась еще одна.

Секс с ними двумя был каким-то медленным и осторожным, но оттого еще более чувственным и растянутым во времени.

Когда мы закончили солнце уже во всю клонилось к закату.

Последней кто меня оседлал была суккуба. Вот только она не только со мной трахнулась, а даже вылизала мое тело своим мягким длиннючим языком причмокивая при этом от удовольствия. На мой вопросительный взгляд она ответила:

— Каждая капля вашего сока — как божественный дар. В нем столько силы и энергии…

Она хотела еще что-то сказать, но в этот момент я опрокинул ее на спину и, встав на колени, вздернул ее бедра вверх на один уровень со своими. После чего стал на максимальной скорости ее жарить. Майринна оперлась руками о землю и тоненько воя стала смотреть как я бешено шурую своим членом в ее пизденке. В какой-то момент она откинулась назад и ее вой стал приобретать низкие ножи, скатываясь в глухой рык. А потом ее хвост как-то обплел мои яйца и резко сжал. В ту же секунду я с криком стал кончать, а она зычно зарычала, вторя мне.

Я упал на нее сверху и схватив ее за рога подтянул к своему лицу и хрипло прошептал на ее заостренное ушко: — Ты теперь моя навсегда.

Отдохнув на ней пол минуты, я попытался подняться и неожиданно понял, что секс с демонессой меня сильно вымотал, в отличии от секса с дроу. Да и член опал…

Внезапно суккуба тоже села и стала его сосать да вылизывать.

Я в раю…

Глава 4. Приоткытая завеса

Вечерело.

Вымазанные в моем семени дроу пытались вытереться и хоть немного привести себя в порядок.

Я лежал на травке и наслаждался великолепным минетом, выполняемым суккубой. Она обвила своим длинным языком мой член, будто змея вежу, и ездила вдоль его длины. Учитывая, что чувствительность моего члена была повышенной, мои ощущения можно было сравнить с парением в облаках — тело, казалось, не имело веса и когда Майринна тянула мой член вверх возникало впечатление, что она поднимает все мое тело. Хотя и подозревал, что я ей неосознанно подыгрываю.

То и дело слышался веселый звонкий смех.

Мэфар поднялась и произнесла:

— Давайте собираться. Если зайти дальше в лес там есть небольшая речка… Она быстрая и с крутыми берегами, но заход можно будет найти. Сарти оторвалась от вылизывания щелки тискающей себя за сиськи Зирты

— А что с пленными будем делать?

Командирша пожала плечиками, при этом ее соски поднялись и чуть разьехались в стороны:

— Пусть кто-то их прирежет: они слишком много видели и слышали. Конечно, за них живых давали десять золотых, но мы скажем, что нам не удалось. Маг и все такое…

После ее слов со стороны связанных донеслось протестующее мычание. Служительницы, играющиеся язычками с моими сосками, неожиданно

подняли руки и сложили странные знаки. Похоже, так они разыграли, кто будет забирать жизни пленников.

Лашта грациозно поднялась и продефилировала к пытавшимся отползти пленникам. Наклонившись к одному она схватила его левой рукой за шею, а правой она внезапно ударом в шею оторвала ему голову. Молниеносно перехватив дергающееся обезглавленное тело, она подняла его на собой ногами вверх так, что б кровь стекала ей на тело. В таком положении она застыла минуты на две.

Наверное, это какой-то ритуал.

За это время другой пленник каким-то образом умудрился разгрызть зубами кляп и, очевидно, проглотить его часть. Сразу после этого он стал ожесточенно грызть зубами веревку.

Впрочем, служительница все держала под контролем и, когда разбойник уже начал сбрасывать путы, резким ударом ноги отшвырнула его на ствол дерева.

После этого она крикнула:

— Руша! Я забираю и второго?

— Ага! — отозвалась служительца и неожиданно сильно сжала мой сосок зубами.

Это довело меня до вершины экстаза.

— Сейчас кончу! — простонал я.

Суккуба засунула мой член себе в ротик и стала покусывать головку своими зубками. Это было уже сверх. Резко схватив правой рукой ее затылок, я засадил член ей в гложу. При этом ее зубки проехались по всей его длине. Сразу после этого горячая лава стала поступать по моей трубе изливаясь ей сначала в рот, а потом и желудок. Подождав пока Майринна проглотит сперму, я отпустил ее. Но она не сразу снялась с моего члена, а сделала это очень медленно, словно стараясь своим язычком не упустить ни одной капли драгоценной жидкости.

Подняв лицо над моим животом она стала левой рукой массировать мои яички, а правой снова надрачиватъ обильно смазанный ее слюной фаллос. Ее язычок облизал ее пухлые алые губки.

— Знаешь, Служительница, — произнесла она — У меня такое ощущение, что я скоро стану Старшей…

— Этого не может быть… — промурлыкала та и забросила по-хозяйски мне на живот левую ногу плотно прильнув своим сочным лоном к моему бедру.

— Я тоже думала подобное невозможно. Моей матери для того что бы стать Старшей потребовалось уйти в услужение к самому архидемону Азграру. Сто пять лет она была у него штатной сосал кой. И вынесла из его покоев лишь меня с сестрой да море ненависти…

Она замолчала, очевидно вспоминая далекое прошлое.

Мэфар, разложившая перед собой светлую эльфийку, оторвалась от полировки ее щелки своим языком, и, скользнув по телу, обняла свою тяжело дышащую добычу. Поднявшись, она усадила ее себе на колени, и произнесла:

— А кем была твоя мать?

— Моя мать — герцогиня Эйвиррская, правительница города Изрина, носящая имя Керхтор.

— Оп-па! Слышишь, светлая? Похоже, твоя миссия будет легче, чем ожидалось.

Эльран в ответ лишь простонала и обхватила ножками спину темной, прижавшись к ней всем телом.

— Изрин в пяти часах неспешного ходу отсюда. — произнесла подошедшая к нам Лашта. Алая кровь покрыла ее тело сплошным слоем. Ее красные капли висели на возбужденных сосках объёмной груди служительницы. Снежно-белые волосы поменяли цвет на черно-алый, а татуировки на лице стали абсолютно черными. Она перешагнула через меня и стала смотреть на меня сверху вниз. — Не будет ли у нас проблем от твоей матери и твоей сестры Асхеры Безумной?

— Сестра совсем не безумная! — взвилась суккуба, оторвавшись от своего занятия.

Впрочем, похоже, это была дешевая провокация, поскольку служительница только и ждавшая этого момента, тут же прицельно села мне на член, впустив его в себя сразу до упора. Невзирая на возмущенный возглас демоницы, она уперлась мне на живот руками и стала меня неистово и яростно трахать.

— На дорожку… — остановившись, неожиданно оправдалась она.

И сразу продолжила еще быстрее двигать бедрами вверх и вниз.

— Такими темпами сегодня мы к речке так и не доберемся… — произнесла Мэфар, лаская вздрагивающее от оргазма тело светлой.

Вот течные суки! Хотя сам такой. Хм. Правой рукой я ухватил за ягодицу Лашту, а моя левая рука была под телом Руши, поэтому я схватил за задницу другую служительницу и залез ей в шелку средним и безымянным пальцем, начав их там двигать туда-сюда.

Спустя минут двадцать мы все-таки ушли с полянки и неспеша потянулись гуськом к речке.

Лично я даже не одевался, свалив свои вещи и орудие на своего коня. Впрочем, я был не единственным из нашего разросшегося отряда, кто пренебрег одеждой.

Мэфар и Майринна шли рядом друг с другом. Они негромко переговаривались, при этом суккуба постоянно ощупывала свои рога: мне казалось, что они явно добавили в размере.

Невзирая на обилие вокруг обнаженных женских тел, покрытых потом, спермой и даже кровью, желания не ощущал. Впервые за долгое время, розовый туман желания полностью развеялся и мое сознание стало кристально чистым.

Потом вперед ушла разведка, чтоб проверить не занято ли место.

Когда мы вышли на место, то оказалось, что пляж был довольно узенький — шириной всего около пяти метров. Речка здесь разливалась, образовывая небольшое проточное озерцо с зеленой водой. Однако чего-то вроде полянки возле него не было — Деревья обступали берег до самой воды.

Удостоверившись, что опасности нет, весь отряд, словно табун лошадей, ринулся мыться и плескаться. Я не был исключением.

Однако, быстро помывшись, дроу тут же приступили к обустройству лагеря.

Выбрав место чуть в стороне от пляжика, они разложили два больших костра метрах десяти друг от друга. Солнце быстро садилось. Несколько дроу стали готовить пищу.

А вот Служительницы выбрали местечко и стали на колени. Неожиданно я увидел, как из их глаз текут черные-черные слезы. Они с шипением скатывались по отметинам на лице и тяжело падали на землю, словно капли расплавленного металла.

Ко мне подошла Мэфар и заговорила:

— Пять тысяч лет назад наш мир, Оеллир, соприкоснулся с Легионами Владыки Ашкера. Почти все наши боги в ужасе бежали. Кто не бежал — был убит, а его место заняли Архидемоны. От магов и жрецов остались лишь ошметки. Наш мир был покорен. Последние Боги — темноэльфийская Лирмилла и светлоэльфийская Виэлан — остались. Им некуда было бежать. Они сдались при условии, что народы вечных не будут уничтожены и притеснены. Высший Демон Кратуш был в относительно хорошем настроении после поглощения Бога Тьмы Ирвулла и согласился. Но при одном условии: каждый день он будет их жестоко насиловать и за каждую слезинку, оброненную ими на пол, он будет забирать одну эльфийскую душу. У Богинь не было выбора и они согласились. Однако, страдания были невероятны — у них с Кратушем оказалась чересчур разная физиология и температура тела. Богини не могли сдержаться и слезы стекали по их щекам. И за каждую слезу Кратуш забирал души. Оставшееся жречество предложило Лирмилле и Виэлан переложить ношу боли и страданий на них. Она не согласилась — от боли все жрецы от невыносимых страданий бы умерли уже через пару дней. Единственное, что она решилась передать — это свои слезы… И вот уже как пять тысяч лет жрецы Лирмиллы и Виэлан плачут слезами свих богинь каждый день когда

Кратуш их насилует. В последнее время Кратуш тоже нашел лазейку в том договоре. Теперь за каждую слезинку он забирает именно жреца, делая общую ношу еще тяжелее… Тем не менее, жертва наших богинь позволяет эльфам существовать в изменившихся условиях, а общее горе и враг сделали то, что не смоги сделать величайшие военачальники и правители

— между светлыми и темными эльфами уже как пять тысяч лет заключен мир. Конечно, правящие династии косятся друг на друга с осторожностью, но жречество уже даже ночует у друг друга в постелях.

Слева от нее стала светлая и добавила, хохотнув:

— В нашем мире царят довольно странные порядки. Благодаря жертве богинь вечные были уравняны в правах с низшими демонами, а маги и аристократы — со Старшими. Ну, а пять тысяч лет стабильного и относительно справедливого правления Кратуша, сделали то, что наш мир является самым процветающим среди всех покоренных миров Легионами Ашкера.

Я задумался:

— Но почему вы терпите демонов и не поднимете восстания? Ну или хотя бы не режете их по углам?

Эль ран ответила:

— Одно время пытались. И даже сейчас такое кое-где бывает постоянно, но… Понимаешь, дело в том, что в данный момент нечем крыть даже Архидемона, будь он выйдет на поле боя. А уж Кратуш, если разозлится — может стерилизовать весь наш мир. Да и демоны, оказавшись в нашем мире, неожиданно распробовали вкус свободы…

Дроу звонко шлепнула по заднице любовницу, воскликнув:

— Вкус свободы? Скорее вкус пёзд и членов эльфов! Весь наш мир превратился в один огромный бордель!

— Это точно! — прокомментировала подошедшая суккуба и, сощурившись, продолжила: — А ведь в этом есть смысл. Вот подумайте — сейчас внимание Кратуша и его Легионов обращено вовне Оеллира. Именно в этот момент, когда оккупационных войск в нашем мире очень мало, появляется Альрес, со своей своеобразной способностью создавать чуть ли из ничего очень сильных магов…

Окружающие обернулись к ней.

— Очень интересно… — прошептала Мэфар.

Майринна продолжила:

— Даже мое спасение вписывается в эту модель. Ведь ни для кого не секрет, что моя мать и сестра невероятно ненавидят Легион, породивший их. Они в продолжительной оппозиции. Но, к сожалению, в одиночестве. Кратуш их официально предпочитает не замечать. Однако, многие хотят выслужиться перед ним и мое похищение — это просто еще один камень, брошенный в них…

Повисла гнетущая тишина. Я протянул руку и приобнял посмурневшую суккубу за голое плечо. Пробежавшись пальцами по ее рожкам, я произнес:

— Все будет хорошо.

Тем временем, в центре полянки обнаженные дроу начертили на земле большой треугольник и в его вершинах разложили по костру.

Мэфар неожиданно подошла ко нам и встав очень близко комне, так что касалась сосками своих сисек моих. Положив свою ручку мне на живот она медленно заскользила по нему рукой аж до моего паха. Когда ее пальцы уткнулись в корень моего члена, она сильно обхватила его и потянула руку дальше по стволу. Член сразу напрягся и я ощутил сильное желание.

Дроу заглянула мне в глаза и произнесла:

— Прости, Майринна, но я последняя из моего отряда кто еще не трахался с Альресом. И пусть Богиня меня покарает, если мне не хочется наверстать упущенное… — потянув меня за член в центр треугольника, она произнесла: — Идем.

Мои руки отпустили недовольно надувшуюся суккубу, но тут же ухватились за упругое стройное тело. Она было хотела потянуть меня дальше, но это я притянул ее к себе и левой рукой, обхватив ее талию, схватился за правую ягодицу, а правой притянул ее лицо. Она хотела что-то произнести, но я закрыл ее ротик своим и загнал в него свой язык.

Она стала дрочить мне мой фаллос, приводя его в боевое состояние.

Я видел как ее зрачки расширились, а дыхание стало очень глубоким. Однако, она сумела сосредоточиться и, все-таки, оторвалась от моих губ. Она хотела что то сказать, но я прижал ее к себе и оно лишь смогла застонать. Мой член оказался зажат между моим животом и ее. Ухватив ее уже двумя руками за ягодицы я стал медленно поднимать ее.

Мэфар раздвинула ножки и, обхватив меня ими, прижалась своим лоном к стволу моего члена. Она чуть откинулась и произнесла, чуть ли не заикаясь от возбуждения:

— По-подожди, давай это сделаем между костров? И можешь по-мягче? У меня давно не было члена в лоне…

Я хмыкнул:

— Тебе его совсем недавно размяли язычком и пальцами. Так что… Удерживая ее руками, я занес ее в пределы треугольника и уложил ее спиной на подстеленное кем-то одеяло.

Я отвел бедра назад и головка члена проскользила, попав точно между ее губок, погрузившись почти наполовину.

— Не сдерживайся! — простонала она и подалась навстречу.

Последовав ее призыву, я рывком вошел во врата блаженства.

Темная эльфийка застонала и еще сильнее прижала меня к себе ногами, зацепив их за моей спиной в замок.

Поначалу, я трахал ее не особо глубоко, лишь упираясь членом во врата ее матки, но в течении процесса стал быстро терять контроль, загоняя член все глубже и глубже. В один из моментов ее вагина начала сильно сокращаться и буквально засасывать мой член. Не в силах сопротивляться, я вогнал его до упора и врата маки не выдержали и раскрылись, впустив член вовнутрь. Когда головка уперлась в стенку матки, Мэфар вскрикнула и ее врата неожиданно сильно обхватили мой член, словно не желая выпускать гостя. Это было настолько приятно, что практически сразу по трубе члена стала поступать горячая сперма, заполняя мажу. Эльфийка изогнулась в экстазе дугой и я, не желая прекращать удовольствие, обхватил руками ее за поясницу и, подняв, прижал ее к себе, посадив на колени. Моя горячая сперма стала обтекать мой член и литься мне на мошонку и бедра. Наши сиськи столкнулись и щедро брызнули потом и молочком в разные стороны.

Она целовалась и своими стонами наполняла меня.

Когда я продолжил трахать ее, багровый туман немного схлынул и я увидел, что свет костров освещает остальных, также занимающихся сексом, но друг с другом.

Тяжело дышащая Мэфар громко стонала, подаваясь вслед за толчками моего члена.

Неожиданно внутри меня снова стало что-то подниматься тяжелое и жуткое. Возникло такое впечатление, что пламя от костров принадлежит мне. Мир полностью очистился от багрового тумана и стал очень четким. При всем этом желание и не подумало ослабевать, а даже усилилось. Приподняв командиршу, я снял ее с члена и, перевернув словно игрушку, мягко положил ее грудь на одеяло, придержав ее за талию так, чтоб ее прекрасная попка поднялась вверх.

Вид был отличный: сокращающиеся половые губки подрагивали, исторгая из себя мое густое семя, начавшее стекать ей вниз по животу.

Мой член был весь вымазан в моей сперме и ее соках. Он был снова готов к продолжению.

Поднявшись на коленях, я снова ввел член в ее лоно. Ухватив ее за руки, я выгнул ее гибкое тело дугой, насаживая ее на свой член до отказа и приступил к жесткому траху.

Она сначала она стонала, потом — начала кричать и даже пытаться вырваться. А потом, когда оргазм ее захлестнул с головой, она утратила контроль над своим телом. Мышцы ее начали сокращаться и она даже обоссалась. Ее прекрасные ножки уже не могли держать свою хозяйку на коленях и она растянулась на мокром от пота, соков и мочи одеяльце. Вот только я не дал ей соскочить с члена и последовал за ней, прижав ее земле.

К похоти и желанию добавилась ярость и секс превратился в жесткое чуть ли не изнасилование. Я увеличил скорость движения члена по ее судорожно сокращающейся вагине.

Очередной конец был прекрасен. Когда сперма снова стала заполнять мажу Мэфар, мне показалось, что у меня выросли крылья и я лечу над поверхностью.

Немного обессилев, я, не вынимая члена из лона хрипящей, как загнанный конь, эльфийки, отпустил ее руки, но вставать с нее не собирался: ее вагина будто слегка посасывала и массировала член. Это было невероятно приятно.

— Вот это да-а-а… — протянул знакомый голос суккубы: — Ты ее оттрахал так, что она сознание потеряла! Вот что значит ритуал концентрации.

Чуть приподнявшись, я произнес:

— Не знаю, что за ритуал, но это было неплохо. — взглянув на задумчиво смотрящую на нас демоницу, я все-таки вытянул член из пезды дроу. Та смачно причмокнула и исторгнула из себя струйку спермы. Дроу протяжно вздохнула. Я же чуть перекатился и, использовав упругое тело смирно сопящей эльфийки как подушку, улегся. Указав пальцем на свой член суккубе, говорю: — Вылижи мой волшебный жезл…

Обнаженная демоница, донельзя сексуально покачивая бедрами, переступила через начертанную границу. Я развел широко ноги, а она встала между ними на четвереньки и промурлыкала:

— С удовольствием…

Сначала она не спеша его лизала, а потом стала нетерпеливо сосать заглатывая.

В самый ответственный момент очнулась Мэфар.

С трудом подняв голову, она окинула нас взглядом и произнесла:

— А вы тут развлекаетесь…

Сразу после этого она перевернулась на спину и заснула.

Я же положил голову ей на живот и стал смотреть на ночное небо. Демоница же в это время продолжала довольно сосать мой член и слизывать с меня пот. Мои руки в это время нежно поглаживали рога суккуба.

От получаемого удовольствия мои мысли двигались несколько вяло, рождая самые странные идеи.

К примеру, одна из них была в том, что стоит расширить штат суккубов. Другая же — относилась к тому, что их рога явно не просто украшения и за них очень удобно удерживать представительниц этих демонов.

Ухватив ее крепче, я стал загонять свой член на всю длину в гложу Майринны, стараясь держать себя в руках, чтоб та могла вдохнуть воздуха время от времени.

Интересно, а так она получает прибавку к силе?

Нужно проверить это. Да и вообще…

Глава 5. Падший Город

Город.

Рассвет я встречал лежа на боку и равномерно трахая свою суккубу. Четвертый по счету оргазм довел ее почти до полубессознательного состояния. Чтоб она не сильно громко стонала, я засунул ей в рот пальцы левой руки, которые она постоянно облизывала, сосала и даже кусала. Ее хвост то обвивал мои ноги, то исступленно бился об землю. Правой рукой я с силой гладил ее упругое рельефное тело, размазывая по нему наш пот и соки.

Как ни странно, пребывая именно в этом состоянии неспешного и размеренного возвратно-поступательного процесса, я обладал наибольшей ясностью своего ума. Все остальное время мой новый организм занимала лишь одна проблема — куда бы притулить мой главный(?) орган.

Кроме служительниц, все остальные участники ночной оргии сладко спали. Эти две жрицы Лиорлы играли в отряде Мефар роль штатных сторожей: они могли обходиться без сна долгое время, как бы откладывая его на потом. Причем доходило до того, что не спать вообще служительницы могли до месяца, а отсыпались всего за пару суток.

В данный момент они в свете костра танцевали медленный ритуальный танец, напоминающий танцы земных туземцев.

Похоже, что после нашей оргии, в которой они приняли самое деятельное участие, их связь с богиней укрепилась.

Ночью к границе нашей базы пару раз приходили какие-то твари, однако стоянка была защищена каким-то особым магическим кругом и те, недовольно посветив из чащи жутковатыми, светящимися алым светом, глазами.

Хоть мне и объяснили, что защитный круг очень сильный, но, на всякий случай, я держал под рукой ножны с длинным мечем.

Ближе к утру все ночные гости убрались.

Мысли…

Судя по всему то, что происходит сейчас и со мной, какая-то игра высоких сущностей и материй. Кто-то хочет в этом мире поднять восстание против Кратуша. План его врагов оказался очень замысловат и не без юмора: взять бабника, превратить его в женщину и одарить ее нифиговым членом, с тем, чтоб каждая из тех, кого она{он?) трахнет, получала магический дар или усиливалась. При мыслях о том, почему был выбран именно такой способ мыслительный конвейер моего мозга откровенно клинил. Там возникали разные предположения вплоть до того, что сперматозоиды — это маяки, на которые прилетают души и если эти души усваиваются, то усиливают или дают магический дар. Бред, конечно, но вся эта ситуация вообще бредова…

Дроу начали просыпаться и, косясь на нашу с демонессой пару, собирать лагерь.

Пожалуй, всему приходит конец.

Почувствовав, как желание снова затапливает рассудок, я повалил стонущую Майринну на грудь и, приподнимая ее левой рукой снизу за живот, а правой удерживая ее бедра, резко ускорился. Конец затопил мое естество блаженством. Остановившись, я чуть передохнул и медленно достал свой член из пизды Майринны, жадно чмокнувшей наполедок. Положив его ей на спину я тяжело дыша стал смотреть как сперма стекает по спинке демоницы.

— Майринна, ты как? Пойдем, ополоснемся и, пожалуй, нужно собираться. Однако, она смогла лишь что-то промычать неопределенное. Ее тело вздрагивало. Я же обратил внимание на ее рога: за ночь они стали еще толще в основании. Но кроме того — за ними прорезался еще один набор маленьких рожек. В данный момент они на моих глазах заметно подросли.

Я пожал плечами и, перевернув ее, подхватил суккубу на руки.

Вес ее тела на руках практически не ощущался. Лишь инерционный момент.

Зайдя в речку, я отметил, что водичка за ночь практически не остыла, и была, можно сказать даже горячей. Когда я уложил демоницу в воду у бережка, та лишь чуть приоткрыла глазки и сладостно застонала.

Пожалуй, переусердствовал я ночью… Но ведь какая была у меня мысль! Заиметь своего Архидемона! А что? Да за спинкой такого тарана, я смогу жить припеваючи. А если еще и целую орду суккубов заиметь, то можно действительно организовывать эту самую революцию…

Хорошо ополоснувшись, я стал мыть Майринну. В конце она немного очухалась и смогла не только принять в этом деятельное участие, но и есть. Правда взгляд у нее был бегающий.

— Вот это — было настоящее безумие… — выдохнула она.

Я пожал плечами:

— Согласен, но давай собираться, а то до Изрина мы так и не доберемся сегодня.

Она оживилась и осторожно поднялась на ноги. Немного покачиваясь, Майринна отправилась к нашим вещам, возле которых расчесывалась обнаженная Эльран.

Кое как собравшись, мы выдвинулись к тракту.

Пробравшись через чащу, мы стали садиться на лошадей. Вот тут и обнаружилось, что одной лошади не хватает.

Пока дроу решали, чей конь повезет двоих, я уже принял решение: дело было в том, что моя проблема с членом никуда не делась. Кроме того — мой конь был самой здоровой зверюгой и был приучен носить большой вес, поскольку раньше принадлежал рыцарю. Поэтому, решение я принял быстро: нисколько не сомневаясь, наклонился с лошади и, подхватив подмышки ожидающую решения Зирту, усадил ее перед собой на член. Та лишь успела протестующее пискнуть.

Мэфар красноречиво пожала плечами {мол — вот и нет проблемы) и махнула вперед.

Нужно сказать, что из-за жаркой погоды, особенностей менталитета и недавнего ранения, которое привело в негодность большую часть одежды данной эльфийки, на дроу кроме плаща было довольно мало одежды: лишь тоненькие шелковые трусики, лифчик да кожаные ремешки, удерживавшие оружие. Поэтому мой член от влагалища отделяла лишь узкая полоска тонкой ткани, которая тут же промокла из-за того, что пизда пустила соки, почуяв своего знакомого.

Тут нужно заметить, что обе Служительницы вообще не надели трусиков, ограничив набор одежды лишь лифом и плащем.

Латные перчатки я не надевал, поэтому когда мы двинулись, я правой рукой стал держать поводья, а левую запустил под плащ Зирте, став мягко играться с ее телом.

— Может не нужно? — вздохнула она, когда моя рука скользнула ей в трусики.

— Нужно — не нужно… Давай я буду об этом думать? — прошептал я ей на ушко.

В ответ она лишь томно застонала, когда мои пальцы сдвинули в сторону ткань и ее пися, сладко чмокнув, прильнула к стволу моего члена. Трахаться захотелось жутко. Особенно когда дроу стала ездить своей пиздой по моему члену туда-сюда.

Как ни странно, но я обнаружил, что все мои сокомандницы бросают на Зирту завистливые взгляды. И даже демоница, которая лишь недавно пришла окончательно в себя косилась на наше седло очень жадным взглядом.

— Может, наклонишься? — прошептал я в ушко.

— Тут до…ах…до…до Изрина полчаса хо-ходу. Давай дотерпим-м? — простонала она.

— Ну, я-то потерплю, а вот ты сможешь?

Я с силой провел рукой по животу и ее тело заиграло под ладонью.

Она откинулась спиной на меня и простонала:

— Ах…да!

Неужели кончила? Хорошо хоть не осикалась…

Неожиданно из-за поворота вырвался большой отряд вооруженных всадников. Практически не обратив на нас внимание понесся дальше. В основе своей они состояли из людей в сплошных доспехах, но среди них я видел пару раз и особей, который вполне походили под описание демонов: рогатые мускулитые, краснокожие со светящимися глазами. Передвигались они не на обычных лошадях, а жутковатых тварях, напоминающих голых псов.

Майринна, держащаяся рядом со мной, произнесла:

— Что-то происходит не очень хорошее — это солдаты матери. Хоть бы не война.

Играясь сдроу, я спросил:

— Почему не остановила их?

Демоница помрачнела еще больше:

— Если они ищут меня, то они ищут импа. — она дотронулась до своих рогов и скользнула пальцами по второй паре рожек Я же — наверное уже Старший Демон. Единственные кто меня могут признать — сестра и мать. Ох, обрадуются… — она хитро скосила глазки на меня.

— Еще кто обрадуется… — фыркнул я.

По пути мы еще пару раз обгоняли медленно двигающиеся караваны. Их охрана была такая зашуганая проездом солдат, что при виде нас если и думала о пошлостях, то держала языки при себе, а руки на рукоятях мечей.

С грехом пополам мы все-таки добрались до города.

Все время движения Изрин виден не был — деревья нависали над дорогой, переплетаясь в настоящий зеленый тоннель. Но перед стенами была километровая вырубка.

Когда мы выехали из леса, вид городской стены Изрина поразил меня до глубины души — отвесное монументальное строение высотой не менее ста метров с многочисленными башнями и даже выдающимися далеко вперед жуткими барбаканами с защищенными к ним мостиками и даже укрепленными переходами. Она подавляла своим видом.

Дорога вела к очень высоким стальным воротам, над которым возвышались две чудовищные надвратные башни.

— Некоторые из демонов — да и других существ — гораздо выше обычного человека. Архидемоны могут быть очень высокими до пятидесяти метров в холке. А уж если брать рост по рогам… — продолжила меня просвещать Майринна.

Движение было правостороннее четырех полосное: крайние ряды, слева и справа, были заняты на торговыми повозками {на моих глаза и тех и других досматривали несколько рослых мускулистых человек под командованием полуголого демона), которые или собирались въехать в город или выезжали из него, а центральные полосы, судя по всему, были зарезервированы под обычных всадников и пеших.

Мы не спеша двинулись по выделенной полосе и проехали в ворота. Оказалось, что надвратные башни имеют огромную толщину больше пятидесяти метров. Стены оказались чуть ли не сплошными.

В башнях над нами было несколько защищенных переходов по котрыш прохаживались туда-сюда стражники.

Вообще солдат и стражи было много: целый десяток рослых людей в начищенных кирасах и с алебардами в руках явно скучали у стены, а кроме них еще пятеро высоких мускулистых демонов с вялым интересом смотрели на нас, подпирая стену.

— Стойте! — зычно крикнул самый здоровый из них, подняв лапу вверх. Он отлип от стены и пошел к нам, забросив огромную секиру себе на плечо: — Кто такие? — она снова окинул нас настороженным взглядом, при этом явно остановив его на Майринне.

Когда он подошел ближе наш командир скинула капюшон и ответила:

— Здравствуй Зикаэр. Меня зовут Мефар. Я командир этого отряда. Возвращаюсь с задания по устранению банды «Кривого Глаза».

Демон опять скользнул по нам взглядом:

— «Кривого Глаза»? И как? Удачно?

— Головы в мешке…

Демон широко улыбнулся:

— Покажи.

Мефар со вздохом отстегнула от седла мешок и, засунув туда руку, достала за волосы отрубленную голову.

Демон пару секунд ее рассматривал, а потом произнес:

— Точно он… Что не живого?

Командир пожала плечами:

— У них в отряде было два мага.

— Да? Хм… Это многое объясняет. — демон задумчиво махнул рукой: — Ладно. Еще налюбуюсь как их на пики насадют. Проезжайте…

Под его оценивающим взглядом мы двинулись дальше и наконец-то выехали из чудовищно огромной арки ворот.

Майринна произнесла:

— Эту стену построила мать, когда стала губернатором этой провинции.

За стеной пошел уже собственно город.

Высокие трех-четырех этажные дома с тяжелой черепичной двускатной крышей теснились настолько плотно, что временами между ними с трудом можно было пройти. Но чем дальше мы ехали, тем уже эти промежутки были. Улочки были не очень широкими и на них во всю кипела жизнь: Изрин оказался очень густонаселенным городом. Кого тут я только не увидел: рогатые демоны всех цветов, размеров и комплекции, разноцветные создания, напоминающие эльфов, люди и даже жутковатые клыкастые зеленокожие монстры, буквально переливающиеся мышцами. Кстати, одежды на гражданах и гостях Изрина было очень немного — даже у женщин была лишь очень узкая набедренная повязка да еще более узкий лифчик, выполнявший скорее эстетическую роль прикрывания сосков, чем поддержки груди.

И вот еще один момент — чем дальше мы ехали к центру, тем больше в подворотнях я замечал трахающихся парочек.

При их виде похоть, было забывшаяся, снова проснулась. Особенно, когда я увидел в подворотне вид голого мускулистого демона, который сзади во всю трахал обнаженную очень неплохо сложенную суккубу. Рядом с ним голая женщина {явно светлая эльфийка), сидя на корточках, делала агрессивный минет огромному перекачанному зеленокожему монстру. Последний прямо на моих глазах с низким рыком кончил и эльфийка, с откровенным удовольствием, стала глотать его сперму.

— Неожиданно… — произнес я, чувствуя, как быстро забилось мое сердце. — Ты еще не видел столицу эльфов — вот уж содомия… И еще говорят, что Изрин — это «Падший Город»! Да по сравнению с иными городами у нас

еще порядок… — задумчиво прокомментировала Майринна.

— Не могу терпеть… — прошептал я на ушко своей соседке, заметив, что соседний проулок свободен.

— Ну…хорошо. — она неуверенно позвала командира: — Мефар! Нам нужно передохнуть…

Та удивленно обернулась, но наткнувшись взглядом на нас все поянла с одного взгляда и остановила коня.

— Мы подождем…

Я легко соскочил с седла и подхватил Зирту, последовавшую моему примеру. Она вздохнула и, еще раз оглянувшись на иронично наблюдающей за ней Мефар, зашла в подворотню. Я последовал за ней. Хоть здесь было грязно, но практически не воняло. Я обратил внимание, что стены до уровня пояса явно заплеваны и забрызганы спермой. Сама эта узкая щель была длиной метров сорок и упиралась в стену дома.

Зирта скинула плащ и швырнула его в руки командира. После этого быстрым движением стянула свои ультра тонкие трусики и, зажав их в кулачке, оперлась о стенку, задрав свою попку кверху.

— Начинай уже… — почти простонала она.

— О-о… Ты меня уже просишь? — фыркнул я и сдвинул на бок свой фартук. Проведя пальцами левой руки по спинке женщины, я завел ладонь ей под живот и чуть приподнял ее задницу к верху. Задрожав от нетерпения она послушно выгнулась еще сильнее.

Сдвинув передник в сторону, я схватил свой член правой рукой и провел головкой в верх-вниз по пускающей соки щелке. Сразу после этого я медленно вошел. Дроу задрожала и даже подалась мне на встречу. Первый такт был самым волнительным и приятным, а потом на мой разум наползла знакомая розово-алая муть. Мне секс в доспехе не нравится — ощущения совсем не те. А уж насколько бессмысленно прижимать к себе дрожащее от оргазмов тело. Как результат — наш акт затянулся. Ожидаемо, первой оргазма достигла моя партнерша, даже обоссавшись. Она было хотела соскочить с моего жезла, но я не позволил, захватив правой рукой ее руки в замок, а левой удерживая ее таз. Пот срывался большими каплями с соков ее мотыляющихся в такт грудей. Во второй раз я отпусти ее руки и ухватился за ее бедра. В этот всепоглощающий момент Зирта даже оторвала от земли ноги и даже вытянула из назад, обхватив меня, а дрожащими руками держась за стену.

Тяжело дыша, я в последний раз загнал член в ее трепещущую глубину.

— О, Богиня — это было как всегда невероятно… — зашептала она.

Нужно сказать, что наши действия вообще не привлекли внимание многочисленных прохожих, спешащих по своим делам мимо нашего отряда. Хотя, Мефар, очевидно, подумала об этом и поставила своего коня так, что загородила его крупом весь вид, создав практически интимную обстановку.

— Ну, что — уже пришла в себя? — спросил я Зирту и вытянул член из тугих объятий ее губок. Пизда сладко чмокнула и выпустила напоследок из себя ко рожу ю струйку наших соков.

— А-ха-ха… — только и смогла ответить она, с трудом встав на свои чуть дрожащие ножки.

Мефар бросила ей плащ обратно и сказала:

— Давайте-давайте, нам еще нужно в магистрат и дворец сегодня заглянуть.

Зирта не смогла среагировать, поэтому его словил я и протянул ей его в руки. Глубоко вздохнув, дроу повернулась ко мне и тут я увидел, что ее глаза стали абсолютно черными и из них медленно истекает тяжелый смолянисто-черный туман.

— Оп-па! — протянула Мефар: — А у кое-кого глаза стали как у тысячелетней актаури… Да, уж…

Я поднял брови:

— «Актаури»?

Она пожала плечами и объяснила:

— Это наши боевые жрицы, обладающие огромным даром ко Тьме. Когда они достигают возраста около тысячи лет — их глаза заливает Сила. — пока она говорила, весь остальной наш отряд сместил своих скакунов и стал с интересом заглядывать ей за спину. Мефар продолжила: — Черный цвет глаз — это показатель мощи магического источника. Конечно, к нему бы еще знания, но, думаю, это дело наживное. — и уже добавляет тише: — Кабы тебе, Зирта, не пришлось ехать за ними Аль'ерихтол и проситься на аудиенцию к Совету. Кабы нам всем после такого не пришлось… — закончила она, задумчиво глядя на то, как я привожу свою одежду в порядок.

Пока она говорила, Зирта более-менее пришла в себя и стала вытираться своими трусиками, которые она все это время держала в кулачке. Приведя себя в порядок, она выкинула их дальше в подворотню и просто так, на практически голое тело, натянула свой плащ.

Когда она уже потянулась натягивать капюшон, я неожиданно для себя взял ее правой рукой за затылок и, притянув к себе, поцеловал в засос. Она, было, начала протестовать, но моя левая рука скользнула ей под плащ и нежно заскользила по ее упругой спине, быстро спустившись ниже. Практически сразу она прикрыла глаза и, подавшись вперед, прильнула ко мне всем своим телом, заставив меня снова пожалеть, что на мне надет мой доспех.

Остальные дроу нашей группы завистливо завыли голодными волчицами, а демоница даже прокомментировала:

— Вот уж чего-чего, а целоваться у него получается очень неплохо. Этой его невероятной энергетике невозможно сопротивляться…

— Угу-у-у… — согласно присоединилась к общему вою светлая эльфийка. Когда я отпустил Зирту, она и не подумала отстраняться стоя с закрытыми глазами просто целуясь со мной. Пришлось чуть отстраняться мне.

Дроу раскрыла полусумасшедшие глаза и, окинув остальных, произнесла:

— Я уже на все согласна…

На что Мефар выразительно фыркнула:

— Пф! Я думаю. После ночного «сеанса» у меня тоже по телу такая истома гуляет, что хочется продолжения банкета. — уже требовательнее она добавила: — Давайте-давайте! Нам еще полчаса пробираться через эту толпу, а скоро уже обед и уткнуться в закрытые двери ох как не хочется…

Я усадил на своего коня Зирту, а сам взял зверюгу, недовольно косящую на меня глазом, под узду и мы двинулись дальше по улице.

Хоть толпа и расступалась перед лошадьми, но делала это очень неохотно.

Поэтому наша скорость упала до очень неспешного шага.

Я обратил внимание, что над крышами виднеется еще одна стена и чем ближе мы к ней приближались, тем выше она вздымалась над нами.

Спустя полчаса, когда солнцепек стал почти невыносимым мы, наконец-то, добрались до врат в ней.

Здесь стража было намного больше и, кроме того, она была, не взирая на жару, облачена в доспехи. Даже демоны, которые во внешних вратах поголовно были полуголыми здесь были закованы почти полностью.

Я обратил внимание, что здесь в страже были даже эльфы{как темные — так и светлые). Мне показалось, что стража взбудоражена.

— Ох, не нравится мне все это… — пробормотала Майринна.

Если так посмотреть, то с другой стороны: дочь правительницы была похищена. Вполне естественно, что им всем накрутили хвосты…

Из караулки вышел трехметровый демон в мощном, но вместе с тем и очень изысканном, доспехе. На его рогатой голове был надет шлем со специальными вырезами под рога. В узкой обзорной щели горели алым пламенем его глаза. Мощные мускулистые трехпалые лапы легко держали огромную стальную булаву-шестопер.

— Кто такие? — зычно прогудел он.

Мефар скинула капюшон и, сидя на лошади, уважительно наметила ему поклон:

— Господин Катус, я командир Мефар, а это — мой отряд.

— Наемники? — он окинул на всех взглядом и продолжил: — Гм! Отлично. Куда направляетесь?

— Мы с задания по устранению банды «Кривого Глаза». Идем в магистрат.

Кату с прогудел:

— Гм! «Глаза»? Жалкие ублюдки! Как же я иногда жалею, что меня герцогиня так редко выпускает на охоту! — он очень шумно втянул в себя воздух. Кивнув на окровавленные мешки, притороченные к седлу нашего командира, он произнес: — Удачно, да? Почему не живых? Я бы одну душу выкупил. А то и две… — он подошел к Майринне. И снова втянул воздух: — Старшая? Вы проездом? Ваше имя.

Демоница затравленно пробежалась по нему взглядом и неуверенно произнесла:

— Я лишь недавно стала Старшей. Присоединилась со своими спутниками к отряду Мефар. Мое имя…Май…

Демон окинул ее взглядом:

— Эх, молодость… Май… Я запомню. — он снова вернулся к Мефар и произнес: — Ладно. Проезжайте.

Когда он уже было отвернулся, командир его спросила:

— Простите, а что происходит?

Он повернул в ее сторону голову и загудел:

— Люди герцога Анрийского похитили младшую дочь госпожи Керхтор. Судя по всему будет… — последнее слово он прорычал чуть ли не с удовольствием смакуя каждый его звук и слог: … в-о-й-н-а…

И он глухо зарокотал, хохоча. Его смех подхватили не только остальные демоны, но и остальные стражники. Даже светлый эльф, облаченный в почти белые доспехи, и натягивающий на свой резной лук тетиву поднял голову и радостно улыбнулся.

Когда мы двинули дальше, Майринна выругалась:

— Твою мать! Мне нужно срочно во дворец.

Мефар пожала плечами:

— Давай после магистрата.

Демоница согласно кивнула.

Я догнал ее и спросил:

— Почему не сказала, что ты и есть похищенная дочь герцогини?

— Да все из-за того же: узнать меня сейчас сможет лишь мать и сестра. Но кроме этого меня ведь кто-то похищал из дворца, кто-то вывозил… Как минимум мы можем все рассказать не тому человеку или демону. Неподкупных не бывает — просто не всегда цена выражается в деньгах. Шантаж, угрозы… — звук ее голоса на протяжении всей этой речи затихал, скатившись в конце до шепота.

Понимающе киваю:

— М-да уж. Дворцовые интриги во всей красе. А вообще твоя мать богата? Майринна фыркнула:

— Ты сам видишь — Изрин очень большой город. И богатый. Сквозь него проходит один из важнейших торговых трактов этой части мира. Однако, в военном плане Изрин не очень силен.

Я удивился:

— Но ведь за деньги можно нанять или даже воспитать…

— Ты не понимаешь — даже имея горы золота, магов и Старших демонов не купить. У них самих золота как говна. Они сами могут им откупиться, чтоб им не мешали жить. А уж об Архидемонах и речи нет. Тем более, что мы вроде как в оппозиции к Владыке Ашкеру. Так, удается иногда переманить

на нашу сторону кого-то. Ты не можешь представить, как страшно радовалась мать, заполучив в свою армию Катуса. Фактически с ним во всей армии лишь трое Старших. И это — если считать мать.

— А кто третий? — заинтересовался я.

Майринна вздохнула:

— Серхот — он практически неотлучно охраняет дворцовую сокровищницу. Молчаливый и замкнутый. Он там стоит не шевелясь среди статуй и ловит грабителей. — она жестоко улыбнулась: — Иногда он с ними забавляется несколько часов к ряду, вживляя их в свое тело. Их страдания ужасны: тела живых очень медленно растворяются в нем. При этом душа как бы уже не принадлежит телу, но все равно связана с ним. Кроме всего прочего Серхот усиливает болевые ощущения своих жертв. Мать иногда использует его в качестве палача. Если так упрощенно подходить, то Катус — воин. Серхот — палач. Мать — правитель.

— А твоя сестра? Почему ее зовут «Безумной»?

Майринна недовольно покосилась на меня:

— Ляпают разные-всякие языками и не думают, как это бывает больно…

— Прости. — повинился я: — Это настолько личное?

Демоница вздохнула и сказала:

— Ладно. Расскажу. Лучше услышать правду, чем перевранные сто раз слухи… В общем… Наш отец, Архидемон Азграр, трахал нашу мать, даже когда она была беременна моей сестрой. Из-за его чудовищной энергетики плод был поврежден и Асхера чуть не умерла. Она родилась особенной. Как внешне — так и… Азграру запомнил свои ощущения. Обычно под него все ложатся сами, а тут мать пыталась брыкаться. Из-за всего этого роды вышли преждевременными. — лицо Майринны исказилось ненавистью: — Короче, этой твари понравилось трахать мою мать именно в положении. Сразу после ее рождения, Аграр сделал так, чтоб мать снова залетела. Вот и вышло, что я меньше чем на год старше сестры. Поэтому, когда мать поняла, что беременна уже мной, и что эта тварь уже завелась, то плюнула на все и ушла, куда глаза глядят. А про Асхеру… — Я заметил, что все остальные мои спутницы навострили ушки и внимательно слушают историю. Майринна же не обращала на них внимание, продолжая рассказ:

— В общем, в ней прижилась часть личной энергии Азграра. И она уже родилась не импом, а аномальным демоном с очень странным, искаженным даром. Ну, а на поле боя она себя теряет и с огромным трудом различает своих и чужих. Вот и прилепилось к ней это прозвище — «Безумная»…

— Понятно. А она не очень обезображена?

Майринна засмеялась, а Мефар, коротко хохотнув, ответила за нее:

— Асхера Безумная — одно из красивейших существ в этой части мира. За ночь она берет килограмм золота. И из желающих очередь под запись. Правда, она движется очень медленно: Асхера Безумная — обожает поле боя и льющиеся на нем реки крови.

Некоторое время мы ехали молча.

Прохожих в за вторым кольцом стен было меньше и они были богаче одеты. Узкие полоски дорогих тканей переплетались с ножнами с разнообразным оружием, формируя очень своеобразную сбрую. При всем этом, в толпе встречались существа замотанные в плащи с ног до головы. Ну, а однажды я даже увидел практически голую суккубу, на которой из одёжи был лишь массивный золотой наруч, искусно инкрустированный рубинами, на правой руке, короткие сапожки на низком каблучке, толстые кольца на коротких рожках да несколько сережек в ушах. Ее сопровождал полуголый носильщик с двумя объемными сумками в руках и двое мощных демонов в легких доспехах.

Нужно заметить, что здесь каждый, кого мы встречали, был вооружен. Пользуясь тем, что разум временно очистился от розово-красной мути, я попытался осмыслить свое положение и задумался. Поэтому, когда мы выехали на большую площадь с большим фонтаном посередине, это оказалось для меня довольно неожиданно.

Существ здесь было довольно много, однако они держались плотными группами распределившись по всей площади довольно равномерно. Многие о чем-то вполголоса переговаривались, комментируя соседей и новости.

Многие отряды представляли из себя сборные солянки намного покрепче нашего отряда. Я отметил, что в паре команд вполне мирно сосуществовали рогатые демоны и светлые эльфы, низкие бородатые карлики и закутанные в плащи дроу, люди и орки.

Магистрат оказался высоким десятиэтажным зданием с многочисленными статуями и мощной колоннадой. По очень широкой лестнице с невысокими ступеньками постоянно сновали туда-сюда занятые своими делами существа.

— Сколько же здесь наемников… — громко прошептала Мефар и продолжила: — Похоже, твоя мать собралась подгрести под себя всех кто был. Ладно… Я пошла.

Она легко спрыгнула со своего коня и, отстегнув от седла мешки с отрубленными головами, скомандовала:

— Тариш и Рейшра — со мной. Все остальные — не вздумайте, пока меня не будет, сцепиться с кем-то…

Мы согласно кивнули.

Командирша окинула весь отряд пытливым взглядом и буркнула:

— Присматривайте за нашим сокровищем…

Светлая эльфийка напомнила:

— Спроси насчет моей тети.

Мефар поморщилась:

— Ладно. Запамятовала ее имя…

— Рилеллиль. — подсказала Эль ран.

Командирша кивнула и, отвернувшись, стала подниматься по лестнице. Ее сопровождение двинулось за ней.

Когда она скрылась в очень высоком дверном проеме, я стал осматриваться.

Судя по всему, разнообразные группки существ — это отряды наемников, которые ожидают найма в связи с похищением дочери правительницы Изрина. Судя по мрачному настрою, если и будет драка, то исход не определен.

Мой взгляд с удовольствием скользил по представительницам прекрасного пола. Я особо отметил тройку высоких, двухметрового роста, светлокожих поджарых северянок с блондинистыми волосами, собранными в короткие плотные косы.

Облачены они были в закрытые полированные доспехи из белого металла: кирасы, наплечники, наручи, набедренники, налокотники, наколенники. Под мышками они держали высокие шлемы. Одним словом — более чем достойно. Их оружие меня слабо заинтересовало — прямые одноручные клейморы на поясе в потертых ножнах и двуручники за спинами.

Мысленно облизнувшись на скрытые приталенными доспехами фигуры, я уже было стал осматривать большую группу наемников, в которой было пять суккуб, одна из которых, похоже, как раз, стоя на коленках, игриво делала минет развалившемуся на лавочке очень хорошо сложенному демону, как на площадь вышел сам Катус.

Непринужденно забросив свою огромную булаву-шестопер на правое плечо, он направился к зданию магистрата. Все спешили освободить ему дорогу.

Однако, когда он поравнялся с тремя северянками он остановился и повернул в их сторону голову:

— Кого это я тут вижу? Сбор течных сучек в полном составе! Хельда, Инга и Турид! — он быстро подошел к ним ближе и самодовольно оперся лапой о стену рядом с плечом одной из них: — Захотели денежек подзаработать? Так я могу и побольше дать. И полегче будет!

Одна из девушек посмотрела ему в глаза и процедила:

— Пошел ты на кладбище, некрофил. Тебе даже за бабки только у суккубы и молить. Причем — стоя на коленях…

Майринна выругалась:

— Ой, что щас будет… Зря она так.

— Ах, ты мразь… — меж тем взъярился Катус.

Я мрачно произнес:

— Я влезу.

Майринна повернулась ко мне:

— Ты что? Кату с — демон-рыцарь, Старший.

Фыркаю:

— Ты тоже Старшая… — покосившись на Служительниц, я спросил: — Поможете?

Лашта переглянулась с Рушей и произнесла:

— Не думаю, что мы втроем затянем Катуса в Бездну, если он решит махаться до конца. Однако, думаю, если мы выступим все — то сможем его завалить. — когда мы стали проталкиваться к месту разборок, она спросила меня: — Ты хоть знаешь, кому ты вознамерился под юбку залезть?

— Да нет, а что? — бесцеремонно отталкиваю со своего пути какого-то демона. Тот было ругнулся, но посмотрел на нас и затих.

Отстранив со своего пути еще одного, я оказался в большом пустом пространстве, образованном расступившимися наемниками.

Разборки как раз достигли точки невозвращения: Катус врезал северянке рукой по лицу наотмашь, отбросив ее вместе с мечем в сторону, а ее товарки обнажили двуручные мечи, и сделали почти одновременный пробный выпад. Демон низко рыкнул и в ярости широко замахнулся на них своей булавой.

Взглянув на стоящую на четвереньках северянку, я почувствовал как внутри толкнулась ярость и резко бросился вперед. Не обратив на вырвавшийся у меня из-за спины предупреждающий крик, я подставил под удар оружия демона голые ладони и зычно прорычал:

— А-тун!

Булава неожиданно мягко толкнулась мне в руки и я обхватил ее лезвия пальцами. Энергия удара полностью погасилась. При этом звук был такой, как будто я словил руками удар огромной стальной биты.

Все окружающие воззрились на меня настолько удивленными взглядами, что на мгновение даже ярость отступила. Впрочем, она тут же вернулась обратно.

Катус удивленно повернулся ко мне и, ухватившись за рукоять крепче, дернул оружие на себя. Однако, вернуть его у него не получилось.

Этим он взъярил меня еще сильнее и, удерживая чужое оружие руками за оголовье, я прорычал:

— Шхэктэ-яхту!

И резко дернул-потянул его на себя, вырвав булаву у демона из рук. Отбросив ее в сторону, я с места прыгнул ошеломленному Катусу прямо на грудь. Он, скорее инстинктивно, закрылся руками, но это практически не сыграло роли: я сгруппировался и врезался в его грудь плечом. Удар вышел неожиданно очень мощным и демона смачно опрокинуло на спину. При всем этом мне удалось не слететь с него, а оказался сверху. Шлем соскочил с его головы и я, скользнув ближе, с ходу врезал с разворота ему своим кулачком в челюсть. Лишь в последний момент сквозь пелену ярости пробилась мысль, что убивать Старшего — будет слишком большой растратой ресурсов герцогства, в постели правительницы которого я собираюсь обосноваться. Кулачок послушно замедлился и не разбил голову Катуса, а всего лишь лишил его сознания.

— Довольно! — звонко крикнула у меня за спиной Майринна.

Это она мне? Однако, обернувшись, я увидел, что обе северянки, было, уже замахнулись своими мечами, вознамерившись добить поверженного демона, но выкрик моей суккубы остановил их.

Обе Служительницы находились у меня за спиной прикрывая меня. Спустя секунду в круг высыпали остальные члены нашего отряда. Однако, никто из стоящих наемников не спешил доставать из ножен оружие.

Я спрыгнул с груди поверженного демона и улыбнулся северянкам, напряженно ощупывающих взглядами нас:

— Привет! Ничего страшного, что мы вмешались?

Правая, с узким скуластым лицом и слегка раскосыми глазами невероятно глубокого синего цвета, нащупала левой рукой за спиной ножны и стала осторожно в них засовывать свой двуручный меч. Лишь после того как тот голодно лязгнул о ножны крестовиной, она оглянулась на свою подругу, похоже и не думавшую прятать оружие в ножны, и произнесла:

— Инга, успокойся и помоги Хельде. — и уже нам: — От всех нас, я выражаю благодарность за помощь.

В этот момент Кату с шевельнулся и мы все отскочили от него. Демон резко откатился в сторону и встал на четвереньки, издав низкий рык. Мало? Неожиданно все расступились и в круг вступило еще одно действующее лицо.

Такой же высокий, как и Катус, но очень худой демон. Рта и носа на его лице не было. Лишь большие провалы глаза, из которых длинными медленно гаснущими языками вырывалось ярко-желтое пламя. Он был одет в свободный богато расшитый золотом почти монашеский балахон, скрывавший большую часть его тела.

Из-за его спины выглядывала Мефар и еще несколько, судя по всему, командиров наемников.

Когда демон заговорил, то его нижняя челюсть задвигалась и кожа чуть натянулась. Как можно говорить, не имея рта, я не очень понял, однако, раздавшийся мягкий и, даже, вкрадчивый голос явно рождался с направления его головы.

Демон произнес:

— Господин Катус, сдерживайте себя. Судя по всему — совсем скоро вам будет на ком выплеснуть свое раздражение. — он заскользил взглядом по нам, а потом и по остальным наемникам. Его голос зазвучал намного громче и четче: — Герцог Анрийский отверг переговоры. В связи с этим властью, данной мне герцогиней Эйвиррской, я объявляю общий набор в армию…

Катус распрямился и тыльной частью правой руки утер губы. Подвигав челюстью, он покосился на нас и спросил:

— Серхот, так будет война или нет?

Тот слегка пожал плечами:

— Герцогиня считает, что она уже идет. В данный момент я уполномочен объявить пока что ограниченную мобилизацию.

— О, да! — заревел Катус. Довольно осклабившись, он повернулся ко мне: — Как твое имя?

— Альрес. — произнес я напряженно.

— Гм. Я запомню… — он не спеша подошел к своей дубине и, подобрав ее, невозмутимо направился сквозь толпу в магистрат.

Глава б. Найм

Найм,

— Охо-хо… — произнесла Мефар, подойдя к нам: — Я же просила никуда не влазить!

Майринна пожала плечами:

— Апьрес захотел вступиться за них. — она красноречиво мотнула головой в сторону северянок, хлопочущих над не вполне пришедшей в себя подругой,

Командир окинула их взглядом и выразительно подняла бровь:

— Надеюсь, оно стоило того, что нам теперь придется постоянно оглядываться на Катуса, — она подняла взгляд на демоницу и произнесла: — Твоей матери и сестры нет в городе — они в войсках, Серхот предложил нам ехать вместе с первой группой войск прямо к ним, Мне предложили контракт на вступление в объединенную армию и я его предварительно приняла,

— Ты ему сказала о том кто я такая? — испуганно спросила она,

Мефар чуть помотала головой:

— Нет. Я просто сообщила ему, что ты хотела бы поступить к герцогине на службу и мы вроде как стали твоей свитой,

Суккуба тяжело вздохнула и возникшей паузой воспользовалась Эльран, нетерпеливо задав вопрос:

— А что насчет моей тети?

Командир мрачно произнесла:

— Риллелиль была довольно известна в Изрине. Благодаря тому, что оказывала целительские услуги по совсем невысоким ценам — она пользовалась огромным уважением у среднего класса и бедняков. Однако, примерно год назад она исчезла. Поскольку Рилеллиль была сильным магом-целителем, часто оказывавшем услуги и солдатам, то герцогиня лично санкционировала полномасштабное расследование. Оно установило, что последние несколько дней за ней постоянно наблюдали какие-то люди. Один из них был опознан как сержант гвардии герцога Анрийского. На этом расследование застопорилось, поскольку этого сержанта в Изрине больше не видели. — Мефар помолчала и добавила: — Я бы посоветовала тебе крепиться — многие думают, что Риллелиль уже давно мертва. Причем смерть ее была отнюдь не легкой.

Эльран на пару секунд зажмурилась и я даже увидел как из уголка ее глазок потекли слезы. Однако, она неожиданно быстро пришла в себя и, утеревшись тыльной стороной ладони, зло произнесла:

— Значит, мы едем на войну именно с этим герцогом? Хорошо… — он сжала кулачки и процедила: — Пусть будет так. Ради мести я с радостью вспомню весь свой боевой опыт и применю все свои новые возможности… Когда мы едем к герцогине?

— Завтра утром мы отправимся вместе с остальными наемниками и обозом к границе герцогства, где Крехтор собирает войска.

— Мы тут переночуем? — уточнила она.

— Угу. Нужно под растрясти мошну и заняться экипировкой. Дьявол! Цены сразу же подскочат если уже не подскочили! Р-р-р-р… — закончила раздраженно Мефар.

Я с Майринной обменялся взглядами:

— У нас есть кое-что из оружия и экипировки. Я думаю, что подойдет — отдать вам, а остальное можно продать.

Служительница кивнула:

— В принципе, у нас тоже есть трофеи от этой банды. Можно договориться с торговцами или обозниками.

Мефар задумчиво покивала:

— Значит так… Задачи: найти нормальный ночлег, разобраться с нашим скарбом и после этого наведаться сначала на базу военных, а потом, если там не найдем нужного, и на базар…

Я решил подать голос:

— А что с этими? — я качнул головой в сторону северянок, усадивших невдалеке свою подругу на лавочку и утиравшие у той текущую из рассеченной скулы кровь.

— М? Не поняла.

— У меня есть идея предложить им присоединиться к нам.

Мефар красноречиво прикрыла правой рукой глаза и воскликнула:

— О, Богиня] Сначала я объясню, куда ты собираешься ставить свой член, а потом уже сам решишь — дерзать или нет… — собравшись с мыслями, она начла говорить: — В общем, слушай. Когда боги этого мира сражались с Легионами… Нет. Не так. Начну еще дальше. Короче говоря, одним из богов был бог Света Ракронс. Он был довольно…м-м-м?…любвеобилен. Его похождения были чуть ли не легендарны — он даже с богинями Смерти того-этого… трахался короче… Хотя, лично я не представляю как это… Они же чуть ли не фригидны… Ракронс даже умудрился как-то затянуть к себе в постель одновременно нашу богиню Лирмиллу и богиню светлых Виэлан. Говорили, что на утро скандал был жуткий. Вместе с тем злые языки говорят, что именно с тех пор война между светлыми и темными начала сходить на нет, а Ракронс стал не только покровителем воинов, но и…короче — потенции. Что-то я не туда уплыла… Так вот… Ракронс умудрялся не только шнырять у богинь под юбками, но и часто заглядывать к обычным смертным. Результатом стало то, что в определенных провинциях на севере красивые женщины стали рожать полубогов. Они были сильны, красивы и также порочны, как и их отец. Полубоги собрались в военный орден — Ракронс все-таки был покровителем воинов, а уже потом — дамским угодником. Название этой организации не помню. Так вот… Когда вторгся Легион, то основное сопротивление оказал именно орден. Однако его сил не хватило… Сил всего Оеллира не хватило. Ракронса убил лично Ашкер, а его потомков истребили почти всех. Выжили единицы. Однако, кровь Ракронса продолжает гулять в северных народах. Будучи очень сильно разбавленной, она дает его потомкам не так уж и много — даже обычного демона им не убить один на один. Однако, поскольку они всегда работают в составе тройки, то втроем они уже действуют очень неплохо и разделают любого демона на раэ-два. Теперь о делах постельных… Слушай внимательно — потомки Ракронса хоть и любвеобильны, но крайне дорожат своими спутниками и в постель кого попало не таскают. Кроме того — они не эльфы или демоны, которые способные контролировать свои организмы и не допускать нежелательной беременности. Если ты спустишь в них как обычно — залетят сразу. Так что прежде чем ставить их раком в подворотне побеспокойся о нежелательных последствиях.

— И как? — задумался я.

Мефар пожала плечиками:

— В принципе — мы в Изрине, а тут подобные амулеты должны продаваться на каждом углу. Вопрос только в том, чтоб нам не продали подделку… Эльран фыркнула:

— Я распознаю подделку запросто, поскольку Жизнь — моя стезя. Да в связи с моим возвышением, я смогу и без амулета проконтролировать их организмы от залета. Но я могу забыть, поэтому лучше действительно купить на них амулеты.

Хмыкаю:

— Вы уже делите шкуру не убитого медведя… Они могут и не согласиться. Ну, ладно. Я пошел? Мефар — ты со мной?

Она вздохнула:

— Угу… — и покосившись в сторону северянок добавила: — Эльран, пошли с нами — заодно подлечишь раненую, а то, похоже, у них даже зелий нет.

— Ладно… — ответила та.

Вот так в сопровождении темной и светлой я и зашагал к северянкам. Подойдя им за спины я мягко произнес:

— И снова здравствуйте.

Инга распрямилась и удивленно сказала:

— Это снова вы? Что вы хотите? — она зло сощурилась: — У нас нет денег, чтобы заплатить вам за помощь.

Я попытался мягко улыбнуться:

— Мы здесь не за этим. Я пришел к вам с предложением вступить к нам в отряд на равных правах.

Инга еще более удивленно переглянулась с подругами:

— Мы — и к вам?

— Ну, да. — я чуть мотнул головой в сторону нашего отряда: — Как видите у нас и так сборная солянка. Кроме того — у нас есть даже свой целитель и молодая Старшая демоница. И у нас есть вам что предложить кроме этого. Они опять переглянулись и Турид твердо сказала:

— Мы подумаем.

Я пожал плечами:

— Думайте, но желательно бы недолго — мы уже завтра отбываем в войска. А пока в качестве жеста доброй воли наш отрядный целитель, светлая эльфийка Эльран, поможет вашей подруге.

Эльфийка подошла ближе и протянула руку к обезображенной огромным раздувшимся кровоподтеком голове их подруги. Из ее ладони вырвался лучик зеленого света. Под его воздействием гематома сдулась на глазах и исчезла как будто ее и не было. Светлая задумчиво посмотрела на свою ладонь и, хмыкнув, вернулась на свое место у меня за спиной.

Нужно сказать, что за происходящим задумчиво наблюдали очень многие из присутствующих наемников.

Трое северянок окинули обоих эльфиек взглядами и Турид произнесла:

— Благодарю вас. Мы сейчас посоветуемся.

Пожав плечами, я с сопровождением направился обратно.

— Ну, что? — спросила Майринна, как только мы вернулись.

— Думают. — фыркнула Мефар и продолжила: — Если они согласятся… Эльран, тебе нужно брать с них Клятву Крови и, возможно, Единения.

Светлая устало помассировала виски большими пальцами:

— О, Виэлан! Мне что, как Дльресу, трахаться со всеми встречными?

— Ну-у-у… Это дело такое. Мы держим в ручках такое сокровище, что… — Мефар красноречиво окинула меня оценивающим взглядом и закончила:

— Пожалуй, если информация дойдет до Высших, даже они затеют драку за обладание подобным. Шутка ли?.. — она не закончила предложение, но даже мне стало понятно, что за возможность клепать из импов пусть даже просто Старших любой генерал любого Легиона лично горло перегрызет всем и каждому на его пути.

Светлая красноречиво сглотнула и помассировала себе шею:

— Да уж… Удержим ли мы такой бриллиантик в руках? Но если эти трое присоединятся к нам — будет уже полегче, а если их сила тоже будет… В летописях говорилось, что потомки Ракронса один на один легко убивали Архидемонов…

Мефар добавила:

— Как и темноэльфийские актаури и светлоэльфийские саури. Нам нужно лишь время и правильно подобранные соратники…

Я решил подать голос:

— У вас довольно забавные планы на меня. Лично я собираюсь обосноваться в постели герцогини. Думаю, что весь этот город будет неплохой базой для меня или вас, если вы решите меня поддерживать и дальше.

— Идея неплоха… — сощурилась Мефар: — Однако, нам возможно понадобится отлучиться в Аль ‘ ерихтол. Сила без знаний — это не хорошо. Майринна вступила в разговор:

— У матери есть довольно большая библиотека. И по Силе Тьмы в ней есть большой раздел. Моет вам пока и не понадобится ехать в вашу столицу. Мефар мотнула головой:

— Это только оттянет наш отъезд: Служительницам по-любому нужно в Храм Лирмиплы для обстоятельного разговора с богиней и официального подтверждения статуса. Да и держать все это втайне от Совета Матриархов — преступление.

Я произнес:

— А если предательство?

Мефар прошептала:

— Мы все слишком сильно ненавидим Высших Демонов, поглотивших всех богов Тьмы. Чтобы жрецы предали Лирмиллу? Когда они каждый день плачут ее слезами? И на посвящении отдаются Архидемонам, как Лирмилла Ашкеру? Хотя, возможно все. Но держать это все в тайне? Нет… Минимум нужно все рассказать Архьен, Матриарху Первого Дома Ассет, и Вакруллэ — Верховному Жрецу Храма Лирмиллы…

Служительница зашептали:

— Если мы расскажем ему, то возможно, что мы вернемся не одни, а минимум с десятком Служительниц, которым тоже нужно возвышение… Светлая прошептала:

— Ну, если так, то тогда мне тоже нужно будет вернуться в Дом с вестью о смерти тети и всем этим. Да и с нашими жрецами тоже нужно будет поконтактировать…

Майринна посмотрела мне за спину и сказала:

— Идут…

Мы расступились.

Я обернулся и увидел направляющихся к нам северянок.

Когда они подошли ближе, та, что отзывалась на имя Турид, сказала:

— Мы обсудили ваше предложение и, если вы еще в нас нуждаетесь, принимаем его.

Я аж расплылся в улыбке, а Мефар довольно произнесла:

— Это — отличная новость. Предлагаю перенести более близкое знакомство и обсуждение тонкостей в более надежном месте. — блондинки сдержанно кивнули и командир продолжила: — У вас есть где переночевать?

Турид произнесла:

— Мы жили в гостинице на окраине, но там жуткий клоповник и лучше уж в поле.

— Ваши вещи?

Северянки продемонстрировали скудные котомки за плечами.

Хельда хмыкнула:

— Все свое носим с собой.

— Хорошо. Тогда идите за нами — у нас есть одна знакомая, которая сдает нам небольшой домик на окраине. — и словно извиняясь: — Вот только он действительно небольшой.

Северянки выразительно пожали плечами, как бы говоря: «Уж нас уже не испугать — пуганые…»

Мы взяли своих лошадей за поводья и двинулись по улице.

Уходя с площади, я заметил, что Серхот оторвался от разговора с высоким статным демоном, тем не менее для разговора с которым ему пришлось согнуться чуть ли не в вопросительный знак, и проводил нас долгим внимательным взглядом. Как мне показалось, он особенно долго смотрел на меня. Однако когда он понял, что я тоже на него смотрю, он резко, чуть ли не испуганно, отвернулся. Показалось?

Впрочем, меня провожали взглядами многие. Шутка ли — я на их глазах в одиночку уделал Старшего. Причем не убил, а чуть ли не отшлепал.

Мы двигались по городу молча. На первых вратах солдат было намного меньше, чем когда мы проезжали здесь всего час назад.

Похоже, что часть гарнизона уже была снята и готовилась к завтрашнему походу.

Выйдя за врата, мы свернули направо и углубились в обширные жилые кварталы.

Чем дальше мы шли, тем беднее становились дома и тем больше на улице бегало детей самых разных рас и возрастов. Одежды на многих из них не было вообще.

Мефар уверенно вела нас все глубже, пока неожиданно мы не остановились возле одного из домов, который отделялся от улицы узким двориком, из которого доносился детский смех

— Тариш и Рейшра — за мной. — произнесла она: — Остальные — пока я не вернусь, очень прошу не драться с местными: это не Катус, который всегда сам по себе и у него из-за его дерьмового характера не то что авторитета у подчиненных нет, но даже любовницы от него сбегают. — она посмотрела на меня: — Тут просто засыпят арбалетный болтами с крыши — и все. Или кусок черепицы на бошку сбросят. А объяснять, что мы на самом деле хорошие — будет просто некому. Все понятно, Альрес?

Я покорно поднял ладони вверх:

— Ладно-ладно — я все понял.

Мефар пытливо окинула меня взглядом и, отвернувшись, толкнула калитку. Та неожиданно легко отворилась, показав, что за ней скрывается вполне уютный и опрятный внутренний дворик, покрытый красивой тротуарной плиткой, в щелях между которой кое-где пробивались редкие стебли травы. По дворику носилось пятеро голых подростков лет по десять-двенадцать — три девочки и два мальчика. Их кожа была чуть сероватого цвета и явно напоминала цвет кожи дроу. Однако, я заметил, что их уши были намного короче и не такими длинными.

Когда они увидели посетителей, то дружно юркнули в дом, голося:

— Мама, мама! Тетя Мефар пришла!..

Практически сразу на крыльце появилась абсолютно голая дроу. При ее виде я аж сглотнул. Окинув нашего командира взглядом, она глянула на нас и ее брови красноречиво поползли вверх.

Мефар между тем произнесла:

— Здравствуй, Каритиль. Нам всем нужен ночлег на одну ночь. Деньги у нас есть. Пустишь?

— Ну, коль не шутишь, здравствуй, Мефар. В принципе уложить вас будет где, а вот куда коней втулить — это задача. Разве что просто во двор. Да и жратвы для них у меня нету.

— Мы подумаем над этим: заскочим еще сегодня на базар.

Каритиль скосила взгляд на Майринну и пожала плечами: — Так же, надеюсь, что ты не думала, что за ними я буду ухаживать.

— Да-да. — кивнула Мефар и повернувшись к нам скомандовала: — Заводите лошадей!

Каритиль сказала детям, оценивающе осматривающим нас:

— Помогите им открыть ворота, а то еще калитку разворотят.

Дети шустро шмыгнули к воротам. Вытянув из пазов задвижки они их раскрыли и во двор вошли мы.

Я плотоядно уделил детям внимание, ощупав их взглядом. Впечатление они производили интересное: поджарые худощавые рельефные тела и отточенные, хищные движения. Девочки еще не оформились и были немного угловатые. Хотя даже уже сейчас притягивали взгляд. Мальчики же производили более положительное впечатление. Вообще при взгляде на подростков было четко видно, что у них будет интересное будущее. Одно было ясно точно — это явно не чистокровные дроу, а их мать — отнюдь не проста.

Мой взгляд заметили и Зирта, подойдя ко мне, тихо прошептала:

— Все вопросы — потом. — тут же она произнесла уже для всех: — Идемте. Кутаясь в плащ, она пошла впереди, показывая нам дорогу.

Пожав плечами, я отстегнул от лошадей наши огромные баулы с оружием и последовал за ней.

Буквально за углом, обнаружился еще один дом, словно прячущийся в тени хозяйского. Зирта легко взбежала на высокое крыльцо и толкнула незапертую дверь правой рукой. Первым вошел за ней я и замер, оглядываясь по сторонам.

Дом был двухэтажным, но у него был большой чердак, на который шла

полноценная лестница. От того места, где находился я было видно крышу. Обстановка гостиной, где я находился, была небогатой досчатый стол и пять стульев, печь для приготовления пищи и широкая деревянная кровать, накрытая смятым льняным покрывалом светло-голубого цвета.

Из гостиной на второй этаж поднималась узкая лестница и кроме того у молу был большой люк, сейчас открытый.

Подойдя к нему, я с интересом туда заглянул, однако ничего кроме слабо освещенного куска каменного пола и деревянной лестницы не увидел.

— Там будем спать мы: подвал специально делался для дроу — мы там отдыхаем. — сказала Зирта и скинула плащ на спинку одного из стульев, оставшись лишь в тонком шелковом лифе. Я позволил своему взгляду плавно стечь с ее лица на правильную грудь, а потом на поджарый живот и ниже. — Ну, а для вас — все остальные помещения…

Я мягко поставил на пол свои баулы и шагнул к ней, было сделавшей шаг в сторону. Позволив рукам своим рукам заскользить по ее телу, я прильнул к ее губам открывшемся в неуверенном протесте. Зирта подалась мне навстречу и прикрыла от удовольствия свои абсолютно черные глазки.

— Эй-эй, нахалка! — прокомментировала суккуба, несшая мимо нас охапку вещей: — Не только тебе хочется любви и ласки — тут у всех лоно чешется… И особенно при виде вас. — и она пошагала по лестнице на второй этаж. Не отрываясь, я покосился в сторону двери и увидел троицу северянок удивленно смотрящих на нас. Со второго этажа донесся голос Майринны: — А что — неплохо.

Я собрал остатки своей воли в кулак и сумел оторваться от сладких губ дроу. Когда она распахнула глаза, я увидел, как ее взгляд блуждает по обстановке не в силах остановиться.

Подхватив свои баулы, я потопал по лестнице следом за суккубой. Когда я поднялся на верх, то увидел как Зирта, жадно глядя на меня, вслепую нащупала стул и уселась она на него, начав стягивать с себя лиф, практически полностью обнажаясь.

Суккуба подошла ко мне и, проследив за моим взглядом, тихо произнесла:

— Прошу не забывай, что твое воздействие на женщин так велико, что не описать словами. И пока мы не возьмем с северянок клятв — лучше умолчать о многом.

Вздохнув, я положил баулы на пол и огляделся. Весь второй этаж занимала одна большая комната, все убранство которой состояло из двух широких двуспальных кроватей, узенького письменного стола и приставленному к нему маленькому стульчику.

Я прошел к столу и стал снимать с себя свой тяжелый доспех, пытаясь складывать его части в порядке.

На этаж поднялись гуськом северянки. Пройдя мимо, они уселись на ближайшую кровать и тоже начали разоблачаться, косясь на меня. Кстати, доспех, как мне показалось, у них был лучше моего. Во всяком случае, у них был фигурный нагрудник, защищавший и прикрывавший сиськи. А вот у меня этой детали доспех а не было — она на меня не налезла и сейчас находилась в одном из баулов.

По лестнице стали подниматься остальные члены нашего отряда. Каждая из женщин держала в руках большие баулы со скарбом, которые складывали рядом с моими.

Я стянул с себя две кольчуги и куртку поддоспешник и положил их возле тумбочки. Тяжелые капли моих сисек, вырвавшись на свободу, облегченно заиграли под действием гравитации.

Наклонившись, я стал отстегивать с ног набедренники и поножи, отстраненно думая о том, что нужно их почистить.

В этот момент к нам поднялась Мефар. Она окинула взглядом меня и подошла к не спеша разоблачающимся северянкам. Протянув им серпообразный кинжал, дроу произнесла:

— Прежде чем мы начнем знакомиться, я хочу, чтобы вы принесли клятву… Северянки вздохнули и, порезав им ладони, почти синхронно произнесли:

— Пока во мне течет эта кровь, мы выполним условия Клятвы Неразглашения и проследим за ее выполнением…

Турид добавила:

— Это все?

Подошедшая светлая эльфийка оглянулась на командира и дотронулась светящимся пальцем до их ладоней, заживляя порезы.

Мефар криво улыбнулась и протянула:

— Еще нет… Понимаешь, общий командир у нас — это Эльран. А я — всего лишь командир отряда дроу. Я прошла ритуал Единения Крови с ней… — северянки при этих словах все как одна выпучили глазки.

— Ритуал Единения Крови — это тот самый ваш ритуал, в котором подразумевается постельная близость?

Командир криво улыбнулась:

— Да, ты не ошиблась. Это именно он. Ты ведь у них главная?

Турид кивнула:

— Формально — да. Я — прихожусь внучатой племянницей магистру ордена «Ододлигхёт», часто называемом просто — «Бессмертие». - она немного помолчала и грустно добавила: — Правда, сейчас орден переживает совсем не лучшие времена…

Мефар ухмыльнулась:

— Значит, если вы хотите знать все наши тайны — тебе придется его пройти.

Она выразительно подняла бровь:

— А оно того стоит?

Эльран улыбнулась:

— Более чем. Если ты еще думаешь, то я намекну: нам удалось завладеть одним сокровищем, способным не только дать магический дар, но и усилить его.

Северянки выпучили свои глазки и Турид воскликнула:

— Как это? Это правда?

Мефар указала на поднимающуюся по лестнице демоницу:

— Как видишь — три дня назад она была всего лишь импом.

— Да не может этого быть! — прошептала Инга и почти испуганно прикрыла рот ладонью.

Командир указала теперь уже на поднимающуюся следом за суккубой обнаженную дроу:

— Зирта два дня назад имела очень-очень слабый магический дар, а сейчас у нее уже черные глаза, что является атрибутом «актаури». А их у всего нашего народа осталась лишь одна. И Зирта уж точно не Архьен, Матриарх Первого Дома. Поэтому — вам решать… — жестом профессионального фокусника Мефар развела руки и ослепительно улыбнулась.

Хельда же прошептала:

— О, отец наш Ракронс… Это знак! — она зажмурилась и сказала: — Соглашайся на все, Турид.

— А если — это обман? — повернулась та к ней

— В чем обман? Заполучить нашу верность? Трех бедных мечниц даже не с силой, а с тенью силы?

— Ну… — Турид вздохнула и посмотрела на Мефар и Эльран: — Ладно. Почему «нет»? И так жизнь явно катится под откос…

Она поднялась с кровати иг подбадриваемая товарками, начала активнее стягивать с себя поддоспешник.

Моих сил, оторвать свой взгляд от показывающегося из под защиты рельефного тела северянки, уже не хватило.

В этот момент по лестнице поднялись босые обнаженные Служительницы. Лашта прямо подошла ко мне и, неожиданно взяв меня правой рукой за лицо, сильно присосалась в поцелуе. А вот ее левая рука залезла мне под передник и заскользила вдоль члена, отстегивая ремешки, удерживающие его. Другая пара рук, очевидно принадлежащая Руше, отстегнула передник и отбросила его на кучу моих вещей, став сразу за этим стягивать с меня штанины с сапогами. Не дожидаясь окончания раздевания, Лашта, не прерывая поцелуя, толкнула меня в грудь и я, запнувшись, упал точно на кровать, отстраненно отметив, что она довольно жесткая.

В мою область зрения попала замершая от удивления уже практически обнажившаяся Турид.

Худощавое рельефное тело, казалось не имело ни грамма жира под нежно-белой кожей играли мышцы тренированного мечника. Полная грудь правильной формы словно просила, чтоб ее взяли мои жадные загребущие рученки. При всем этом северянка была очень стройна. Но особенно мое внимание привлекли узенькая полоска коротких блондинистых волосков на ее пиэде. Отметив это разум отстраненно отметил два факта: здесь у людей на паху есть волосы (у эльфов и демонов их не было) и то, что в этом мире практикуют интимные прически.

В эту секунду мой член явно кто-то взял в рот и стал агрессивно сосать. Не в силах сдержаться, я прикрыл глаза и застонал. Мой стон ворвался прямо в рот целующейся со мной Лашты, при этом она даже чуть улыбнулась. Мои руки, с силой массируя ее тело, заскользили по ниже и по-хозяйски обхватили ее задницу. Отозвавшись, Лашта чуть приподняла свой таз и в этот момент чей то ротик отпустил мой член на свободу. Тут же рука Служительницы отпустила мою голову и, скользнув вниз, направила мой ствол в что-то податливое горячее и влажное — явно свои врата. Меня не нужно было упрашивать и я тут же подал свой член навстречу.

Блаженство… Вогнав его на всю длину, я сначала чуть приостановился, смакуя момент, но тут же инстинкт взял надо мной верх потянув его назад и начиная такт.

Секс со Служительницами всегда отличался от секса с другими дроу большим накалом страсти и, даже можно сказать, некоей жестокости. Временами мне казалось, что это не я их трахаю, а они меня. Может дело в том, что они были практически идеальными солдатами, занимавшими в отряде Мефар место полноконтактных рукопашников?

Со всеми остальными я чувствовал свое существенное превосходство. И даже суккуба, иногда брыкающаяся у меня в руках, покорно уступала мне.

Все возрастающее желание родило внутри моего тела жар, заставивший меня ускориться. Я начал страстно желать конца и тот наступил, как обычно чуть ли не неожиданно.

Прижав к себе Служительницу я загнал член до отказа и замер, заливая в ее тело свое семя. Лашта разорвала поцелуй и тяжело застонала, положившись на меня и с силой обхватив мое тело ногами.

Отдохнув так около минуты, она отпустила меня и соскользула с моего члена, откатившись влево. Освободившееся место тут же заняла изголодавшаяся Руша, практически с ходу насадившаяся на смазанный спермой фаллос до отказа.

Алый туман безграничного желания немого отступил и я услышал часть разговора Мефар и северянок. Командир отряда дроу говорила:

— … судя по всему в это момент нам и повезло с ними столкнуться. Сутки сплошного секса и Зирта стала «актаури», а Эльран — «-аури». Все остальные, включая меня, ощутили магический дар и сильный. Служительницы же начали слышать нашу богиню Лирмиллу. Вот так…

Тяжело дышащая Турид хрипло сказала:

— Но все равно — довольно неожиданно узнать, что всеми разыскиваемая дочь герцогини Крехтор находится вот здесь и за двое суток стала Старшей… Да еще и без гекатомб жертв или столетий в услужении Архидемонам… Ах! — она застонала, прервав свою тираду.

— Тут бы еще знаний… — продолжила Мефар мечтательно: — И можно было бы проситься прямо в Первый дом на высокую должность.

Турид тяжело задышала и сказала:

— Я бы на твоем месте думала бы лучше о создании своей организации или даже Дома…ха-а-а… Четыре верных тебе «актаури» под твоим командованием и «аури» — за твоей спиной. Это будет огромная сила… Воспользовавшись тем, что Руша оторвалась от меня и оседлала мой живот, уперевшись о мою грудь руками, я перевел взгляд на звук их голоса и обнаружил Турид и Мефар, лежащих на спине совсем рядом со мной. Северянке со знанием дела полировала щелку Эльран, причем та от удовольствия комкала и мяла своими ручками одеяло, на котором лежала. Мышцы ее живота играли, постоянно напрягаясь и расслабляясь. Время от времени Турид поднимала голову и смотрела на Эльран, словно пытаясь понять, что же она там такое делает. Командир дроу же завела руки за спину и, положив голову на пальцы, сцепленные замком, вполне себя контролировала. Ей же лизала пиэду Зирта, стоявшая на полу на коленках. Пара других северянок обнаженные сидели рядом со своим командиром и, мягко поглаживая свои явно потекшие киски, смотрели расширившимися глазами на разворачивающуюся перед ними оргию.

Руша задышала глубже и задрала голову вверх. Неожиданно она заговорила глубоким голосом:

— Я слышу тебя, моя Богиня! Да! Твоя воля для меня абсолютна… Я умру, выполняя твое желание…

В следующую секунду ее вагина очень сильно сжала мой член и я сразу же кончил. Служительница же вся напряглась, замерев на несколько секунд. Каждая мышца ее мускулистого рельефного тела налилась силой, четко выделившись. А потом — ее тело расслабилось и Руша завалилась на бок. Стоящая рядом на коленях в ожидании обнаженная Лашта обхватила ее в объятия и деловито измерила у нее пульс на шее.

— Все в порядке — она без сознания. — вынесла Служительница диагноз и аккуратно подхватила Рушу на руки, начав ее нежно баюкать, как ребенка.

Мефар, было обеспокоено приподнявшаяся, улеглась обратно и прокомментировала:

— Ну, Турид, ты видела все сама.

Та, не отрывая взгляда от Служительниц, потрясенно кивнула и произнесла:

— Я уже хочу попробовать.

Светлая эльфийка прекратила вылизывать ей щелку и подняв лицо понимающе улыбнулась:

— Давай, приступай уже: я хорошо тебя размяла и смазала.

Турид грациозно поднялась и, подойдя ко мне, села мне на колени. Ее взгляд уперся в мой, обильно смазанный спермой и соками Служительниц, член. Под ее взглядом я почувствовал как мое возбуждение начало возрастать, что выразилось в предвкушающем подрагивании фаллоса в такт моему сердцебиению.

— А он не слишком большой? — неуверенно спросила она.

Лашта, нежно баюкающая на руках свою подругу, фыркнула:

— Вы — девочки не маленькие, но даже Зирта принимала его на всю длину. Можешь у нее спросить, как сносит крышу когда он толкается в матке… Мне надоело ждать и я резко поднялся, сев. Мои руки нежно обняли северянку и притянули к себе. Теперь, когда я сжимал в своих загребущих рученках очередное сокровище, я ощутил, что северянки по мускулатуре и конституции сильно напоминали Служительниц: такие же сильные и мощные.

Глядя Турид в глаза я накрыл ее губы своими и запустил в ее рот своя язык. Поначалу она целовалось безынициативно, но практически сразу начала входить во вкус и, обхватив мою голову руками, начала сосаться словно голодная. Воспользовавшись тем, что ее внимание отвлеклось, я приподнял ее задницу и упер в ее врата головку своего члена. После этого я положил руки на ее бедра и силой резко опустил северянку вниз, насадив ее на член до отказа. Как же в ней узко! Это что — ее второй или третий раз? Турид выпучила глазки и оттолкнувшись, хотела разорвать поцелуй, но не тут то было: подняв правую руку, я удержал ее голову, продолжая сосаться. Девушка тяжело задышала носом и застонала мне в рот так сильно, что я подумал, что она кричит. Тем не менее, она уперлась руками мне в грудь и попыталась привстать, Я ей почти позволил вытащить из себя мой член, а потом, опять уперевшись руками о ее бедра, снова насадил ее до упора.

В этот раз она сумела разорвать поцелуй и, задрав голову вверх, вскрикнула.

— Нет! Отпусти! Так горячо!

Ну уж отпускать ее я и не подумал. Прижав ее тело к себе еще крепче, я перекатился и оказался сверху. Теперь ей уже никуда не деться от меня. Снова накрыв ее губы своими, я начал жарить ее все ускоряясь и ускоряясь, позволяя кричать ей только в свой рот.

Когда приблизился конец, Турид неожиданно закатила глаза и попыталась меня отстранить. Оразм? Ну ж нет! Я-то еще не дошел!

Однако, она сильно укусила меня за язык и мне пришлось разорвать поцелуй. Турид начала метаться подомной, хрипя, словно загнанный конь. Однако при этом ее ножки захватили мою поясницу в замок, загнав меня еще глубже и держивая в таком положении. Именно в этот момент я стал кончать, заливая в нее свою горячую сперму.

Спустя несколько секунд Турид успокоилась и почти расслабленно стала смотреть мне в глаза, чуть расслабив ноги. Почувствовав слабину, я начал медленно двигать бедрами туда-сюда в этот раз трахая ее медленно и почти нежно. Северянка, тяжело дыша, потянулась по мне губами и я снова стал с ней целоваться, но намного сдержаннее чем перед этим.

Второй раз оргазм накатывал медленно и вполне ожидаемо. Турид застонала и изогнулась подомной дугой, разорвав поцелуй и начав громко хрипло стонать.

Когда оргазм схлынул, я медленно вытянул член и перекатился на бок.

— Ну, что Турид, что скажешь? — нетерпеливо полюбопытствовала Инга,

поглаживая свою киску.

Та медленно повернула лицо к ней и почти простонала:

— Поначалу было даже больно и горячо, а потом меня поглотило безумное удовольствие… Это было совсем не так, как обычно…

Пока она говорила светлая эльфийка поднялась иг подойдя, положила ей на живот свою ладошку, окутанную зеленым туманом.

— Это от «залета». - объяснила она наблюдавшим за ее действиями северянкам.

— Ну, если дело обстоит даже так… — произнесла Инга, подходя ко мне. Она с ходу забралась мне на живот и стала медленно садиться на член. Однако, я сделал с ней так же как и с ее командиром, насадив ее сразу на всю длину.

Ее тело было немного более изящным и не таким мощным как у Турид, но ее пизденка была более разработана чем у ее командира.

С ней я позволил себе определенные вольности. Гибкое тело в руках извивалось под моим напором. Блондинка стонала и кричала от удовольствия.

В самый разгар я услышал чей-то громки вздох и оглянулся. Оказалось, что Турид лежала рядом со мной широко раздвинув ноги и у нее даже не лизала, а сосала пизду обнаженная суккуба. Сквозь горячку пробилась забавная мысль, что, очевидно, она тоже хочет по-быстрее стать Архидемоном. Пусть и вылизывая пезды тем, в кого я сливал свою сперму…

Отсюда в моем мозгу родилось два вопроса.

Значит, от минета тоже есть эффект? Забавно, забавно…

Или ей просто нравится вкус моего семени? Все же она — демоница, помешанная на сексе…

Завершение было как всегда великолепно. Волна блаженства родилась внизу живота и вылилась через член. Ее отголоски мощным ударом кувалды шибанули по алой мути желания и развеяли ее, очистив область зрения.

Вытащив ствол из довольно чмокнувшей пиэденки Инги, я привстал и, взяв суккубу за рога, притянул ее к себе, сунув член, вымазанный сперме и соках, ей в лицо. Она все поняла без слов и с готовностью начала вылизывать мне пах.

Когда она начала снова надрачивать мне, было немного увядший, член, я снова почувствовал, как багровый туман желания снова начал подниматься вверх.

Я перевел взгляд на Хельду, последнюю из северянок, которую я еще не трахал. Она, сидя на столике, глядя на меня мастурбировала, засунув в свою пизденку средний и безымянный пальцы левой руки. Правой же она мяла свои сиськи, соски на которых набухли как алые вишенки.

Мягко приподняв за рожки головку суккубы, я посмотрел ей в глаза и нежно провел ладонями по ее лицу. В ее взгляде я увидел не просто преданность, а даже некий фанатизм. Нежно улыбнувшись, я встал с кровати, покрывало на котором успело пропитаться нашим потом и, местами, нашими секрециями, и подошел к Хельде, неотрывно смотрящей на меня томным взором.

Подойдя к северянке впритык, я положил руки на ее коленки и сильно заскользил по ним вверх к ее туловищу. Кода они достигли ее таза я обхватил ее талию и, приобняв ее пододвинул к себе. Ее руки сами направили мой фаллос в ее врата. Мне осталось лишь податься вперед. Она застонала. Я же правой рукой смел со столешницы части своего доспеха; сразу после этого уложив ее спиной на него. Ее ножки я поднял и, сведя их вместе, положил себе на правое плечо. В такой позе, удерживая ее за ножки, я начал ее жестко трахать. Этот прием сильно обжал мой член в и без того узкой пизденке северянки.

Наклонившись сверху, я подсунул руки под спинку Хельды и обнял ее, прижав к своей груди.

Из-за моего напора стол скрипел и качался в такт.

Финал. Я засадил член на всю длину и замер тяжело дыша.

— Да уж… — произнес у меня за спиной голос иг немого помолчав, продолжил: — И чего только не увидишь у тебя в отряде Мефар… Я, лично, не ожидала, что у тебя будет такое пополнение.

Я обернулся и увидел обнаженную хозяйку. Она прислонилась плечом к стене и удивленно осматривала нас.

Мефар приподнялась на локти и, положив ладонь на голову Зирты, не обратившей на появление нового действующего лица внимания, сказала:

— Ну, взяла я к себе в команду ёбыря? И что тут такого? Мне и остальным нужен хороший крепкий и большой член. Регулярный секс необходим как минимум для трезвости и объективности суждений. Дабы девочек нельзя было отвлечь смазливым мальчиком и не такие жертвы приносились, Каритиль. Кроме того, ты знаешь, что после боя нужно скидывать напряжение и секс — это намного лучше, чем бухло или наркота.

Та задумчиво покивала и произнесла:

— Ну, если смотреть на это все с подобной точки зрения, то — да. Поебаться после боя — самое то. А уж как расслабляет… Помнишь, битву при Элее? Как мы тогда с пленными веселились?

Мефар выразительно фыркнула и погладив волосы дроу, вылизывающей ей пизду, вернула голову на сцепленные пальцы:

— Да уж. Забавные были времена. Кстати, Каритиль, если ты еще не слшала последние новости то я тебе скажу: герцогиня Кректор объявила войну герцогу Анрийскому.

— Это ублюдочной твари? Давно пора. — прошипела хозяйка и вздохнула: — Эх-х-х… Если б лети были по старше — я бы тоже пошла.

Мефар фыркнула:

— Кто бы тебя пустил? Или ты бы в самоволку?

— Ну-у-у… — неопределенно протянула Каритиль.

Я слизал с груди северянки каплю пота и мягко вытянул из нее член. Та глубоко вздохнула. Светлая эльфийка поднялась с кровати и положила свои ладошки на животик Хельды.

Каритиль с интересом окинула меня взглядом и спросила:

— А кто он? Демон? Просто тут все уже пропиталось демоническими эманациями…

Мейфар чуть пожала плечами:

— Альрес не знает кто он. Однако, он в чистую избил Катуса один на один. Я сделал шаг в сторону и оказался за спиной светлой. Она почувствовала неладное, но было уже поздно — я прижал ее к столу и резко вошел в ее сочащуюся пизденку. Эльран вскрикнула и, томно оглянувшись на меня, ухватилась за стол руками.

Хозяйка же выпучила глазки:

— Да ты шутишь!

— Пф! Скоро весь город будет судачить об этом. Если еще нет…

Каритиль оценивающе посмотрела на то, как я жарю светлую, начавшую низко стонать в такт и подмахивать тазом, и покачала головой:

— Ладно. Я пришла спросить: жрать вам готовить? Потому что если — да, то с вас по пять медяков с рыла.

Мефар покосилась на светлую и, осознав, что та временно недоступна, выразительно вздохнула:

— Да, давай. Мы спустимся через полчаса. Нужно еще вещи разгрести да и вообще…

Каритиль кивнула и стала спускаться с лестницы.

Конец фрагмента

В этой книге пока больше нет фрагментов. Автор пишет новый фрагмент!

Глава 7. Планы

Планы.

Насытившиеся сокомандницы начали приходить в себя.

Л расположился на одной из кроватей. Лежа на боку, я прижимал к своим сиськам спинку светлой эльфийки. Медленно, с оттягом, трахая ее, я думал над тем, что в будущей войне поддержка сильного целителя нам будет крайне необходима. Даже сильнее, чем мощного мага…

Во всяком случае, так кажется мне.

Мефар, Майринна и Турид раскатали на полу покрывало и вывалили на него трофеи.

Оружия было очень много: пять прямых метровых мечей, напоминающих клейморы, четыре коротких меча, пять изогнутых сабель, больше полутора десятков разноообразных кинжалов, пара странных серпов, три небольших арбалета и связки ботов к ним…

Все это было разной степени изношенности и качества.

Частей доспехов было немного — лишь те, что собрали мы с похитителей Майринны. А там был лишь нагрудник рыцаря набор и облегченные доспехи его оруженосца, пара наплечников и наручей, да три поножа.

Вот и все.

Мефар произнесла:

— Если повезет это все столкнуть за пяток золотых — это будет удачей…

Л приостановился и произнес:

— Практически все, что было ценного у похитителей мы оставили себе: оружие и почти весь доспех рыцаря забрал и ношу я, а на тело надеваю

две кольчуги… — завершая, я с чувством сжал правую грудь застонавшей светлой и продолжил: — …хотя хотелось бы или рельефную кирасу, наподобие как у северянок, с выпуклостями под грудь, или хоть нагрудник.

Мефар вздохнула:

— Нужно посмотреть по деньгам как у нас получается — кроме всего прочего нам необходимы еще постельные принадлежности и белье. Кроме того нужно будет купить хотя бы пару лечебных элексиров. А я уверена, что цены уже взлетели вдвое. Хватит ли у нас денег на все это?

— Давайте выворачивать карманы… — произнес я и, отпустив грудь, взяв мокрое от пота личико светлой пальцами. Повернув его к себе, я с удовольствием поцеловал Эльран в открывшиеся в ожидании пухлые губки, одновременно вогнав свой член глубже и продолжив процесс. Светлая приоткрыла глазки и я увидел, как те разгораются нестерпимо ярким бело-зеленым светом. Прервав поцелуй, я с оттягом лизнул ее щеку, по которой потекла капля солоноватого пота и отпустил ее личико.

— Как горячо внутри… — простонала она: — Тепло разливается нестерпимым приятным жаром от низа живота по всему телу. Я поддаюсь ему и плавлюсь, плавлюсь…плавлюсь… — последнее слово она простонала. Мефар закатила глазки и вздохнула:

— Пф! Я думаю! Ладно… — она порылась в своих вещах и достала из них пухленький кошелек: — Десять золотых за контракт банды «Кривого Глаза» и те десять золотых, что ты дала.

Мешочек грузно звякнул, когда командир уронила его на покрывало.

Турид вздохнула и достала свой кошелечек:

— У нас денег почти нет. Пять серебряных…

Суккуба выразительно на меня посмотрела. Я ей кивнул и она достала наш кошелек. Дернув его тесемки, она аккуратно высыпала золото рядом и произнесла:

— Чуть больше ста десяти золотых. И есть еще мелочь на где-то пол серебряного.

Присутствующие выразительно присвиснули и Мефар довольно прокомментировала:

— Ну-у-у. С такими деньгами можно брать лучшее и еще останется. Неожиданно светлая положила руку мне на бедро и придержала меня, остановив такт. Пару раз глубоко вздохнув, она отдышалась и произнесла:

— У меня есть еще тридцать золотых, вшитых в подкладку, но это — на крайний случай. Просто чтоб мы хорошо подготовились… — она широко распахнула свои ярко светящиеся глазки и продолжила более твердым голосом: — Лучше потратим лишнюю монету на защиту нашего сокровища, чем оно по-глупому сгинет. — она подняла ножку верх и грациозно поставила ее за мои. Присутствующим стала видна картинка погрузившегося до отказа между ее губок моего члена. Она же произнесла: — Я бы даже заняла, если бы было у кого. Может, когда доберемся до герцогини, то она даст запустить руки в свой кошелек? Майринна пожала плечиками:

— Даст. Я уверена в этом. Нас засыпят золотом с ног до головы: мать только на Катуса тратит в месяц тысячу золотых. А уж Серхот может брать денег сколько пожелает. Хотя он и денег практически не тратит. Ему просто нравится золото и произведения искусства, сделанные из него. Он, как дракон, спит с ним. — она снова пожала плечиками: — Бзик у него такой. Говорят, что он долгое время был очень беден и даже когда возвысился, то скупость у него возвелась в ранг фетиша. Кроме того злые языки болтают, что у него даже в постели не получается, если на партнерше не надето золотых изделий весом минимум в пару кило, а для пленниц ему специально изготовили золотые цепи и кандалы…

В конце ее рассказа присутствующие усмехнулись и даже рассмеялись. Мефар окинула деньги взглядом и произнесла:

— Значит продаем лишнее, дополняем доспех Альресу, белье, постельные принадлежности…

Эльран отпустила мое бедро и нежно погладила мою ногу:

— Нужно посмотреть на коней: это конь Альреса может без проблем нести двоих, а остальные попадают уже через час.

— У-у-у… — протянула Мефар и оценивающе покосилась на северянок: — Я и забыла… Три коня по десятке. Кабы тебе не пришлось тебе доставать-выпарывать свои финансы…

Светлая фыркнула:

— Нужно — значит буду. Провиант?

— Каритиль нам соберет что нужно будет. — ответила командир.

Я кое-что вспомнил:

— Кстати, хотел кое-что спросить насчет нее…

Мефар скосила взгляд вправо и, помрачнев, начала рассказ:

— Я расскажу. В общем… Тут история непростая. Восемнадцать лет назад мой Дом решил провести один эксперимент… Тогда мы катастрофически нуждались в солдатах, а взять их было неоткуда. Оставался лишь один путь… Прямой — просто нарожать их. Однако, было несколько препятствий: не все жрицы желали беременеть и у нашего народа это происходит не так уж и просто… Нужно, чтобы не только женщина захотела ребенка, но и мужчина чтобы этого тоже захотел. Кроме всего этого, ждать двадцать лет до взросления ребенка никто не собирался и наш Матриарх Беаратель решила обратиться к другим народам, у кого с этим делом проще. Выбор пал, как ни странно, не на людей, а на южных орков… Огромная физическая сила, выносливость, ярость и мощь должны были соединиться с нашим бессмертием, умом, гибкостью, скоростью, а так же… — она немного помолчала и, словно нехотя, продолжила: — …магией. Беаратель решила делать это не просто тыча пальцем в небо, а пошла в храм Лирмиллы и заручилась поддержкой служителей. Орки, когда услышали о том, что им предлагают, воодушевились так, что провели настоящий чемпионат, победитель в котором должен был стать отцом новой расы… Казалось, все получится… Но… Лично я думаю, что без вмешательства демонов не обошлось и все полетело кувырком. У орков что-то пошло не так во время чемпионата и началась кровавая битва, в которой каждый был сам за себя… Целая орда фактически перестала существовать. Они рвали друг друга когтями и зубами на куски… Когда мы явились за чемпионом, то обнаружили лишь пустые стойбища и огромную гору трупов. На вершине этого чудовищного монумента лежал большой, изможденный и сильно израненый полумертвый орк, глаза которого успели уже выклевать вороны. Делать было нечего — отряд бы не дотащил его до целителя или Аль'ерихтола.

Да и вообще… Короче, Каритиль напоила его всеми целебными зельями, что были у отряда и совокупилась с ним. Сразу после этого орк умер. Как ни странно, но Каритиль удалось забеременеть и спустя год у нее родилось четверо детей. Роды были тяжелые — у нашего народа никогда не рождается больше одного ребенка за раз — но Каритиль выжила. Однако, у детей не было магического дара вообще. Эксперимент был признан как провальный. И ее выслали из Аль'ерихтола с глаз долой. Сразу скажу — я была против этого. Я выступала на Совете и умоляла дать ей остаться с детьми под мою ответственность, но Матриарху хотелось спрятать плоды ее неудачи подальше и мои слова падали, как камни в Бездну… Ей дали немного денег и… она исчезла. Я не слышала о ней семнадцать лет. Когда Дом Когтя начал разваливаться после убийства этой чумной суки Беаратель, когда в каждой тени стало прятаться по десятку наемных убийц… Я забрала свой отряд, свою сестру по отцу и просто покинула Аль'ерихтол, отправившись куда глаза глядят. Мой путь привел сюда, в Падший Город Изрин. Можешь представить мое удивление, когда я увидела свою старую боевую подругу живой и благоухающей, а ее детей — здоровыми и практически взрослыми. Оказалось, что ее поддерживает наша диаспора. Кроме того — орки тоже присматривают за ней: отец ее детей был весьма известной личностью и они говорят, что его кровь и его ярость чувствуются в его отпрысках. Приезжал даже какой-то вождь, долго смотрел каждому ребенку в глаза и, довольный, убрался обратно, наказав Каритиль воспитать их кровожадными воинами… — она замолчала, погрузившись в свои думы.

Я поинтересовался:

— А они что — действительно взяли лучшее из двух народов?

Мефар задумчиво наклонила голову:

— Ну, если не брать отсутствие магического дара — да. Они очень сильны для своих лет. И при этом быстры и гибки как эльфы. Мне хочется верить, что все эти жертвы были не напрасны…

— До чего только докатились темные! — воскликнула Эль ран.

Командующая скосила на нее взгляд и воскликнула:

— Ой-ой-ой! Кто бы говорил? Ты думаешь, я не знаю, что вы также проводили подобные эксперименты? — она бросила взгляд на меня: — Уж об эксцессе в Поуро одно время говорили на каждом углу! Что вы там делали с людскими магами? Плодили смесков?

Светлая глубоко вздохнула:

— Не думала, что ты об этом знаешь… Но ты права. Мы действительно хотели получить магов, которые бы обладали не только магией Жизни и Света, а и стихиальными признаками. Результаты были очень обнадеживающими. Пара детей родилась крайне сильными и если бы им дали возмужать они бы… — Эльран прервала себя и закончила: — Но демоны прознали об этом и убили всех… Когда лорд Ваероль узнал, что произошло, то он совершил ритуальное самоубийство. Его смерть поставила точку на всех надеждах… Мечта когда-нибудь поднять восстание и освободить Виэлан исчезла как утренний туман, оставив после себя лишь кровавую росу…

— Вот видишь? Ты думаешь, что только вы мечтаете? Нет. Все живут грезами… — Мефар опустила взгляд на деньги и произнесла: — Давайте сходим поедим и соберемся на базар. Лошади и все остальное — это необходимые вещи, за которые обозники будут драть с нас три шкуры.

Сокомандницы начали собирать оружие и вещи на продажу в отдельный мешок. Я же напоследок положил Эльран на живот и очень жестко и сильно быстро оттрахал.

Светлую это довело до того, что она начала мучать покрывало руками, вскрикивая в такт.

В конце ее хрипящее мокрое от пота тело выгнуло дугой. Задрав трепещущую задницу к верху, она замерла так, подергивая тазом от оргазма.

Когда я вытащив из ее чмокнувшей пизденки член, то она брызнула мне на сиськи на прощание короткой но сильной струйкой моей спермы. Сразу после этого ее тело расслабилось и она, хрипя словно загнанный конь, упала без сил на кровать. Я даже на секунду испугался, что что-то случилось — так это было странно. Однако, в следующую секунду, светлая перевернулась на спинку. Взглянув на меня, стоящего на коленях у нее в ногах, она довольно осклабилась и плавно провела указательным пальчиком правой руки по своим половым губкам, из которых сочилась моя сперма. Эльфийка вызывающе посмотрела мне в глаза. Раскрыв ротик, она высунула до отказа свой язычек и провела пальцем, вымазанном в моём семени, по нему от корня до кончика. Ее светящиеся зеленым светом глаза при этом ярко вспыхнули на мгновение. Причмокнув, она втянула язык и, провела руками по своему безумно-красивому телу, протянув:

— Как мощно… Я ощущаю, как сила струится по моим кровеносным сосудам… Словно расплавленный металл, она, пульсируя в так сердцебиению, течет к кончикам пальцев… Ах-х-х… — она застонала и примружилась, словно кошка.

Я встал с кровати и, бросив взгляд в окно, где правил жаркий день, произнес:

— Ну и духота. Помыться хоть тут есть где?

Мефар, неожиданно жадно смерила мое тело, вымазанное в сперме и поту взглядом и, облизнувшись, ответила:

— У Каритиль есть магический бассейн в подвале с проточной родниковой водой — его ей сделал один маг за эскорт-услуги… Так сказать за натуру расплатился услугой…

— А пустит? — спросил я.

— Должна. — пожала плечиком командующая.

Неожиданно сзади меня обвили руки суккубы. Она положила свою рогатую голову мне на плечо и произнесла, с придыханием:

— Мой господин… Вы, конечно, обмоетесь, но только после того как я вас оближу…

Она выпустила свой язык и стала меня вылизывать.

Приятно было — жуть. Ее язычок был отнюдь не шершавым и жестким, а довольно мягким и нежным. От нахлынувшего удовольствия я понял, что мои ноги слабеют и прислонился спиной к стене, чтоб не упасть. Суккуба начала с моей шеи и медленно спускалась все ниже, уделяя внимание каждому сантиметру моего тела, включая соски. Судя по всему, она тоже испытывала не абы какое удовольствие. Пройдясь по животу, она, спустилась до снова вставшего члена и начала сначала тщательно его облизывать, а потом, явно увлекшись, обвила его языком, начав увлеченно сосать. Ее руки сильно обхватили меня за задницу и стали управлять моим телом.

Я неожиданно для себя оказался не в силах ей противиться.

— Эй-эй! — произнесла Мефар: — Не увлекайтесь вы там так! Нам сегодня до захода солнца надо на базар попасть: коней лучше покупать при свете дня…

Эльран изогнулась на кровати и так сжала своими руками себе сиськи, что ее пальчики почти скрылись в них:

— Если что — я подлечу лошадей… — она дальше она застонала: — И вообще найди мою курточку и начинай выпарывать монеты… Только аккуратнее… Я сейчас приду в себя и помогу…

Мефар фыркнула и достала вещи светлой. Подняв в правой руке курточку, она встряхнула ее и кивнула:

— Ага. Слышу…

Светлая выдохнула:

— Там каждая монета обшита… чтоб не звенела при ходьбе… Напротив сердца подкладку отдери аккуратно…

Командир достала небольшой хищно изогнутый кинжал и стала деловито рассекать им нижи шва. Практически сразу к остальным деньгам выпал первый золотой кругляш.

Спустя минуту Эльран все таки сумела прийти в себя и, соскочив с кровати, присоединилась к подруге.

Мне начло казаться, что каждая упавшая монежа отсчитывает определнные отрезки времени до того момента как я кончу.

И действительно, когда последняя монетка выпала на ткань, я понял что, дошел до грани. Почти на инстинктах ухватив скубу за рога, я засадил ей до отказа{хорошо хоть попал в пищевод) и начал кончать ей прямо в желудок. Правда дышать Майринна так не могла и она начала — сначала не увренно, а потом со все большей силой — отстраняться. Однако, пока я не слил в нее все, я ее не то чтобы осознанно не отпускал, а коре не мог отпустить.

Хорошо, что ясность мысли вернулась мне задолго до того как суккуба задохнулась и как только меня начало отпускать, я отпустил ее рога. Однако, вопреки моим ожиданиям, суукуба не соскочила сразу же с члена, а лишь выпустила его так, чтоб ей можно было беспрепятственно дышать и при этом продолжать сосать мой член.

Высосав из него всю смазку и сперму, она, наконец, выпустила его изо рта и глядя на меня снизу вверх, произнесла:

— Это было бешено…

Она поднялась с колен и, глядя мне в глаза, вызывающе облизнулась.

Я заметил, как в глубине ее манящих глаз начинают роиться ярко-оранжевые искры. Мой взгляд скользнул на ее рога и я увидел как они на моих глазах немного подросли. При этом их кончики стали изгибаться на встречу друг другу. Между ними даже вроде как возникло еле заметный сгусток марева, как от горячего воздуха над костром.

— Майринна… Твои рога и глаза…

Она секунду непонимающе на меня смотрела, а потом стала всполошно ощупывать их:

— Ох, ты! Ox, ты! Неужели будет как у матери? — она обернулась к остальным: — Дайте зеркальце! Хочу это видеть!

От звука ее голоса Руша, которую все еще качала на руках Лашта, открыла глаза и произнесла:

— У меня было…

Однако, демонице уже протянули небольшое круглое зеркальце, глядя в которое суккуба сначала быстро осмотрела свои рога, а потом стала намного внимательнее смотреть в свои глаза.

Я вытянул руки и мягко прижал к себе упругое тело суккубы, начал его гладить и нежно массировать. Так приятно и хорошо.

Лашта же аккуратно усадила подругу себе на колени и спросила:

— Ну, что это было?

Та скосила на нее глазки:

— Я говорила с богиней. Во всяком случае, мне кажется, что она меня слышала.

— Что она сказала? — облизнула губки Лашта.

— Следовать за ним. — она красноречиво кивнула головой в мою сторону:

— Она сказала, что все равно кто его послал и с каким умыслом… Это — первый реальный шанс предпринять хоть что-то за последние пять тысяч лет. Шанс быстро набрать сил и попытаться… — она перевела взгляд на настороженно смотрящую на нее Мефар: — У тебя есть пара подруг, которые придут на твой зов, не задавая вопросов?

Командир наклонила голову к правому плечу:

— А не поторопимся ли мы? Я предлагаю действовать более осторожными методами.

— Можно намекнуть…

Мефар фыркнула:

— Если просто намекнуть — они хрена с два сорвутся в такую даль. Можно подумать ты наших не знаешь? А вот… — она красноречиво указала глазами на не спеша мастурбирующих на кровати, смотрящих на меня, северянок и продолжила: — … у кое-кого могут поверить на слово. — она громче позвала: — Турид!

Та с трудом сфокусировала на ней взгляд:

— А?

— Давай, приходи в себя! Нам нужно о серьезных вещах говорить.

Турил подняла руку к лицу и, понюхав пальцы, тут же их облизала:

— Чего ты хочешь? У меня в голове словно на арфе брынчат…

— Ты чувствуешь магию? Или что там у вас? Свет?

Северянка опершись о кровать с трудом села:

— О! Отпускает… Наша Сила? Да… У меня были очень небольшие способности к Свету. Но пару-другую приемов я знаю назубок. Только вам нужно отвернуться или ослепнете: для дроу Свет — это очень неприятно. Сейчас подготовлюсь и…

Турид вытянула руку перед собой ладонью вверх и над ней внезапно ярко полыхнуло белым светом. Вспышка была короткой но очень яркой. Если дроу успели отвернуться то я — нет. Как результат в области моего зрения образовалось очень большое слепое пятно. Впрочем, оно спустя пару секунд стало пропадать.

— Твою мать… — ругнулась светлая и провела перед глазами ладонью засветившейся зеленым светом.

Туридтем временем удивленно рассматривала свою руку.

— А я как-то не верила до конца. Думала — потрахаемся со странным инкубом… У меня нормального секса давно не было — все с подружками лизались. А тут… «Ослепление» одним усилием воли… А если попробовать вот так?

Ее рука начала светиться изнутри. Причем кости пальцев и ногти словно играли роль спирали в лампочке накаливания.

Ее подруги сидели рядом, выпучив глаза на это.

Хельда потрясенно произнесла:

— У нас лишь магистр так может. И то — он тренировался каждый день в течении всей своей жизни…

Турид продолжила:

— Сила оставила потомков Ракронса. С каждым поколением мы слабее предыдущего. Еще бы пара столетий и мы бы не смогли бы ничего и мало бы чем отличались от обычных людей. Но теперь… Теперь у нас появилась надежда…

Мефар довольно улыбнулась:

— Напиши письмо своему магистру и обрисуй ситуацию. Ваш орден не пойдет на предательство даже под угрозой смерти и исчезновения. Вы всегда были фанатичными и противостоите Легионам Ашкера даже сейчас, когда все уже чуть ли не смирились.

Руки Ту рид погасла и она посмотрела на командующую:

— И чего ты хочешь? Орден сейчас беден как никогда.

— У бедного лишь монеты на уме. — ухмыльнулась Мефар: — Нафига нам деньги? Мы скоро будем мыться золотом. Нам будут нужны солдаты. И в первую очередь — для охраны нашего… — она ухмыльнулась и продолжила: — …сокровища.

Турид сощурилась:

— Солдаты-то у нас есть и по зову магистра под знамена станут многие и многие. На последних сборах в прошлом году собралось только молодежи две с половиной тысячи. Вот только из всех них лишь трое смогли хоть что-то… — она оценивающе смерила меня, прижавшего к себе начавшую постанывать от удовольствия суккубу, и продолжила: — Хочешь подкладывать под него еще? Хм… Хорошо, я сейчас — у нас есть способ связи с магистром. Вот только если кто и прибудет то не раньше чем через две недели, а может и позже. Около месяца.

Мефар кивнула:

— Даже так будет хорошо. Опиши события и укажи наши имена. Чтоб магистр не принял это за шутку.

Та пожала плечиками:

— Если ты так хочешь — хорошо. Так будет действительно правдоподобней.

Тем временем светлая собрала монеты, а остальные дроу — оружие и части доспехов.

Мефар поднялась и, подойдя ко мне, сказала:

— Альрес, давай, приходи в себя, нужно собираться.

С трудом собрав мысли в кучу, я отпустил из объятий такое приятное упругое тело суккубы. Получив свободу, она неожиданно быстро шагнула к Мефар и, ухватив ее за затылок руками, присосалась к ней в поцелуе.

Мне было видно, что командир вообще сопротивлялась и даже прикрыла глазки от удовольствия. Руки суккубы заскользили заскользили по телу дроу вниз.

Я неожиданно легко оттолкнулся от стены и принял вертикальное положение, хотя и был секунду назад готов поклясться, что меня оставили все силы.

Тем временем ручки демоницы уже достигли попки Мефар и по-хозяйски ее обхватили, прижав к себе.

Я залюбовался. Однако, в тот момент когда меня посетила мысль, что может пора к ним присоединиться, светлая собрала все деньги в мешочки и обернувшись увидела, что происходит у нее за спиной. Пару секунд она явно оценивала эстетику открывшегося ей вида, а потом, засунув два пальца в рот, пронзительно свистнула.

Суккуба и Мефар очнулись и разорвали поцелуй. Командующая с явным сожалением отпустила вызывающе облизывающуюся демоницу и произнесла:

— Было такое ощущение, словно меня терзала жестокая жажда, а потом — мне дали напиться холодной воды… Фу-у-ух!

Как оказалось дроу уже начали друг за дружкой, тихо переговариваясь, спускаться по лестнице.

— Что так и пойдем? — спросил я, указав на то, что все потянулись к выходу лишь натяну сапожки.

Мефар, сексуально наклонившись за обувью, вопросительно обернулась:

— Говоришь, босиком пойти? В принципе, ты прав — у Каритиль довольно чистенько. Мать из нее неплохая: все-таки какой опыт за плечами — родить и вырастить двадцать детей…

Мотаю головой:

— Нет-нет. Я имел ввиду — голыми.

— А-а-а… Ты об этом? Ну, сама Каритиль ходит «ню». Да и нужно сказать, что Изрин находится в таком климатическом поясе, что местные носили самый минимум одежды и до Легионов, а уж после того как Оеллир превратился в бордель — так и вообще. Сейчас же одежда используется лишь если ее применение необходимо: как защита от холода или дождя-снега. Ну и, естественно, как защита от оружия или магии. Может еще от чего. А так — зачем ее лишний раз засаливать? Она денег стоит. Понимаешь, моральный аспект применения одежды отпал вовсе после победы Легионов. Вообще слово «мораль» теперь стало чуть ли не ругательным. И если на севере одежда еще необходима, то здесь, на юге, она практически не играет этой роли. А уж в определенных городах, среди которых и Изрин, без нее можно спокойно обойтись… — Мефар натянула сапожки и вот так, всего лишь в обуви, спокойно стала спускаться по лестнице: — Идем, я покажу где помыться.

За ней стала торопливо спускаться суккуба, оставляя меня одного в комнате.

Я пожал плечами и, щелкнув пальцем по было снова вставшему фаллосу, стал быстро натянул свои сапоги. Кстати, нужно разжиться обновой: старые начали разваливаться, а трофейные были на мужскую широкую ногу и если под доспех еще неплохо шли, то вот так — явно смотрелись не очень.

Сбежав по лестнице, я выбежал наружу. Как оказалось, в помещении было действительно намного прохладнее. Тут же была высокая влажность и солнцепек. Похоже, сегодня было еще жарче чем вчера. Или это так жарит в городе?

Девушки уже скрылись за углом. Лишь Мефар, болезненно щурясь на ярком свету, поманила меня за собой.

Хозяйский дом был намного больше гостевого. Окна были высокими, но узкими. Совсем как в старых земных замках. Меблировка если и была богаче гостевого домика, то это не бросалось в глаза. Пол был каменный и выложен разноцветной мозаикой, собиравшейся в странные знаки и символы. Кроме всего прочего на стенах висело нечто вроде факелов, но сделанных из чего-то похожего на стекло.

Когда я, заинтересовавшись, остановился возле одного из этих предметов, Мефар произнесла:

— Магические светильники. Каритиль их сама заряжает. Она была намного одареннее меня в магии и именно из-за этого… — она скомкала окончание предложения и сказала уже другое: — В гостевом доме их нет по причине дороговизны: как обслуживания — так и в общем…

Пройдя по коридору дальше, я увидел в одной из раскрытых дверей большой стол, уставленный разной едой, возле которого крутилась хозяйка в домашнем фартуке на голое тело. Взглянув на меня, она неожиданно весело подмигнула и указала пальчиком двигаться дальше.

В доме была довольно широкая лестница, которая не только поднималась вверх, но и спускалась вниз. С нижнего этажа доносился плеск воды и веселый смех девушек:

— Ой! Холодная! — донесся до меня чей-то возглас.

Когда мы спустились вниз, то оказались в очень большом подземном помещении. Большую его часть занимал квадратный бассейн с прозрачной как слеза водой. Справа от бассейна стояла статуя, сделанная, предположительно, из черного оникса. Она изображала обнаженную эльфийку, державшую на плече кувшин, из которого в бассейн лилась мощная струя воды. Никаких окон на поверхность не было, поэтому помещение освещалось искусственным мягким голубоватым светом, который шел с дна бассейна и от четырех магических светильников.

По размерам бассейн имел в ширину и длину около двадцати метров. Откуда бралась и девалась вода было не видно.

Девушки уже плавали, смеясь и перебрасываясь шуточками.

— Давай быстрее ополоснемся и поедим… — произнесла Мефар и с разбегу нырнула изящной рыбкой в воду практически без брызг.

Я вздохнул и осторожно спустился следом в воду.

Холодная. А уж на контрасте с жарой на улице — так вообще. Задержав дыхание, я нырнул и оттолкнувшись от стенки бассейна поплыл под водой к другой стороне. Раскрыв глаза, я посмотрел на проплывающее подомной дно бассейна и подумал о перипетиях своей судьбы.

А вот и стенка…

Перевернувшись, я поплыл обратно. Что интересно кислородного голодания практически не чувствовалось. А сколько я так могу? Воздух не вдыхаем, переворачиваемся и еще раз…

Не знаю. Такое впечатление, что все нормально…

Да уж, мои новые физические возможности впечатляют.

Вернувшись, я вынырнул на поверхность и провел руками по своим коротким волосам, отжимая воду.

Как оказалось девушки уже начали выбираться из бассейна и забегать по лестнице.

Ухватившись за край руками, я легко выбросил свое тело из воды. Рядом, так же легко, вылезла демоница и выдохнула:

— Прекрасно…

Неожиданно по лестнице сбежали вниз дети Каритиль. Увидев меня, они заинтересованно остановились рядом и одна из девушек меня спросила:

— А вы кто — мальчик или девочка?

Я фыркнул:

— Ни то, ни другое. Но я обладаю лучшими качествами и тех и других.

— Да-а-а-а? — протянули они хором, явно сомневаясь.

Рядом со мной из бассейна выпрыгнула Мефар:

— Невежливо, Лейли, не представляясь заводить разговор. — она подошла к ним и неожиданно нежно стала тискать их по очереди, представляя: — Это — Лейли, самая шумная и заводила всей этой компании. — девушка и не подумала отстраняться и наоборот приобняла командующую, утопив свое личико между ее сисек.

— Я так рада, что ты вернулась, тетя.

— Я тоже… — Мефар отпустила ее и подошла к следующей девочке, обняв и ее: — Это — Тарниль. Молчаливая и умная, расчетливая. — она подняла личико девушки и с любовью заглянула ей в глазки: — Присматривай за этими оболтусами, хорошо?

— Ты каждый раз это повторяешь, тетя. — вздохнула та.

Командующая шагнула к паренькам и загребла их обоих в объятия:

— Левый — Ирруль, а правый — Итарр. Наша надежда…

Мальчишки неожиданно по-хозяйски схватили за задницу Мефар и Ирруль произнес:

— Ты же не забыла, тетя, свое обещание?

Она улыбнулась и чуть помотала головой, погладив его по черным волосам, собранным в короткий строгий хвост:

— Смотрите, мальчики, не пожалейте: тетя может быть нетерпеливой, ненасытной и грубой. — она хитро покосилась на меня: — Они хотят, чтоб я забрала их первый раз. Настойчивые. Из-за этого Каритиль на меня стала дуться.

Тарниль требовательно произнесла {хотя вышло это вполне как команда):

— Так! Ир! Ит! Ану прекратили лапать задницу тети! Вы что мне обещали? Мне уже стыдно! Мало того что… — она осеклась и покосилась на нас. Мальчишки красноречиво вздохнули и отстранились от Мефар:

— Ладно, Тар, не ори ты так… — они оценивающе окинули меня взглядом и, визуально измерив мой член, присвистнули: — Фига се! Раза в два больше чем у дяди Тарруэля…

Мефар подняла бровки, а Тарниль зашипела:

— Што я вам говорила? О маминых хахалях-трахалях — молчок! Командующая воскликнула:

— О, как! Не успели на две недельки на задание отлучиться, а тут! Тар! У Каритиль новый?

Девушка выразительно фыркнула:

— Этот хер — уже второй за твое отсутствие. Предыдущего мамуля уже заездила — тот ходил выл, что импотент. Как его имя то было?

Она оглянулась на сестру, ища поддержки, и та сказала:

— Да Виллель, вроде…

— Ага. Точно. Так вот, этот самый Виллель вроде художник или поэт из соседнего района. Начеркал стишок про ма. Ну и мамуля его словила и устроила ему марафон… Как она там говорила? — она опять оглянулась на сестру: — Оральная ком-пен-сация? Так, вроде?

— Угу. — кивнула та и недовольно произнесла: — Вот на меня наорала, а сама все и разболтала.

— Ой… — прикрыла ротик Тарниль.

Мальчишки выразительно фыркнули и Итарр произнес:

— Давайте лучше поплаваем наперегонки. Условия — как вчера. Десять раз туда обратно. Не жульничать. Финиш — здесь. — он начал разминаться и даже я с интересом стал наблюдать как играют под кожей его мышцы. Мефар вздохнула и сказала:

— Идемте, Альрес, Майринна — время не ждет…

Она стала подниматься по лестнице и мы последовали за ней. При этом суккуба все время с интересом оглядывалась на подростков, а я — жадно пожирал взглядом превосходную задницу Мефар, которая двигалась как раз на уровне моего лица.

Командующая остановилась на верху и подождала нас.

— Если вам кается, что я слишком близка с детьми, то я объясню: я помогала Каритиль за ними ухаживать и не заметила, как у меня появилось молоко. Поэтому я стала помогать ей и выкармливать их. Иногда мне кажется, что я воспринимаю их как своих детей…

Мой взгляд жадно скользил по изгибам ее превосходного тела, пожирая каждую деталь.

Мефар окинула меня взглядом и посмотрев на пах, красноречиво подняла бровь.

Блин, у меня опять стальная эрекция…

Обменявшись взглядами с суккубом, она молча зашла в столовую.

Делать было нечего и мы последовали за ней.

Как оказалось, за столом было еще много места и вполне могло поместиться еще столько же посетителей. Мои сокомандницы, переговариваясь и шутя, уже садились на изящные стульчики с высокими узкими резными спинками.

Пройдя за Мефар, я торопливо сел на свободное место рядом со светлой. Эльран повернула голову ко мне и, смерив взглядом мой член, выразительно облизнулась.

Вокруг послышались смешки.

Я огляделся и заметил, как, напряженно сощурившись, Каритиль в упор рассматривает Зирту, время от времени стреляя глазками на Эльран. Ну, да. Черные глаза «актаури» и практически не убавивший в свечении взор светлой не спрячешь.

Мефар уселась со мной рядом и этого, похоже, и ждали остальные, тут же начав накладывать еду в тарелки и есть.

Я изогнул поясницу, прятав член между ног и вдобавок забросив ногу на ногу. После этого приступил к трапезе.

Кухня местных была, как для меня, самой обычной: печеное мясо, закуски, вкусный суп {прекрасно помня из чего готовят еду в экваториальной зоне, я не особо хотел знать из чего он — вдруг там жучки какие? Или змеи-жабы-черепахи?), салаты, фрукты.

В разгар застолья Каритиль подошла с моей стороны со спины к Мефар и, низко наклонившись, зашептала ей что-то на правое ушко.

Скосив на нее взгляд, я отметил, что хозяйка ничем не уступает остальным дроу.

Перестав есть {все равно моему телу еда особо не требуется), я позволяю себе левой рукой слегка приобнять стройную ножку Киртиль и, поглаживая ее, двинутся вверх.

Хозяйка, было, скосила на меня взгляд, но то, что ей ответила Мефар, повернув к ней голову, приковало ее внимание намертво:

— Мы обнаружили одно сокровище. Больше сказать не могу — я под Клятвой. Я могу тебе все рассказать и объяснить только после того, как ты тоже принесешь Клятву и, соответственно, станешь одной из нас.

Моя рука достигла того места, откуда ноги растут и стали мягко его гладить. Потом, мои пальцы проникли между булочек выпятившейся попки дроу и стали мягко массировать ее клитор.

Каритиль задышала глубже и, бросив на меня короткий сощуренный взгляд, снова обратила свое внимание на командующую:

— Какую именно?

— Как минимум Клятву Неразглашения. А ели захочешь приобщится — то и Единения Крови.

Хозяйка оперлась о спинку стула и еще сильнее выставила задницу, начав чуть ли не подмахивать ей в такт массажа.

— Ну, Неразглашения — хоть сейчас, а вот Единения Крови? Это та, что через постель?

— Ну да. — кивнула Мефар.

— И с кем? С суккубой? — тяжело выдохнула Каритиль, чуть ли не застонав.

— Нет. Со светлой.

В этот момент я ввел ей во влагалище указательный и средний пальцы и дроу уже не выдержала, простонала:

— Что он себе позволяет?

Командующая на меня выразительно посмотрела и я пожал плечами:

— Мне прекратить?

— Нетушки… — выдохнула хозяйка: — Начал — продолжай…

Мефар же отклонилась назад и заглянула под свисающий передник Каритиль. Закатив глаза, она выдохнула:

— О, богиня! Альрес! Хватит. Ты умудрился одной рукой довести ее почти до оргазма: посмотри как соски торчат. Прекрати немедленно: пусть принесет клятву на ясную голову и тогда уже будешь с ней играться. И не только пальцами одной руки.

— Ладно. Договорились. — я послушно убрал руку.

Из хозяйки словно вытянули стержень — она, тяжело дыша, положила свою голову на сцепленные руки:

— Вот это энергетика. Он — инкуб? Хотя, оттока маны я не почувствовала…

— она протянула руку к столовым приборам и взяв нож резко полосонула себя по ладони. Посмотрев на выступившую кровь, произнесла: — Пока во мне течет эта кровь, я выполню условия Клятвы Неразглашения и прослежу за ее выполнением…

Мефар довольно кивнула:

— Что ж, отлично. В общем, слушай: мы получили в свои руки одно сокровище, повышающее и даже дающее магический дар.

Хозяйка выпучила глазки:

— Если это шутка — то очень неудачная!

Командующая выразительно помотала головой:

— Нет, нет, Каритиль. Зирта явно по магической силе стала равна «актаури», Эльран — точно «аури», а я — имею уже немалый магический дар. Хотя ты сама знаешь, что раньше я и магия — были вещи не совместимые, а теперь — смотри… — она вытянула руку над столом и повернула ладонь к верху. Тут же из нее выделился черный туман, начавший собираться в плотную чуть парящий шар.

— «Сфера Тьмы»… — с оторопью опознала этот эффект распрямившаяся хозяйка.

Мефар шевельнула пальцами и заклинание неожиданно шустро втянулось ей в кончики пальцев. Посмотрев задумчиво на свою ладонь, она продолжила:

— Кроме того: этот Старший Демон — никто иная как Майринна, дочь герцогини Крехтор. Нам повезло ее отбить у людей герцога Анрийского. Каритиль изумленно обернулась к названной и стала изумленным взглядом ощупывать суккубу:

— А почему тогда?..

На ее не до конца сформированный вопрос мрачно ответила Майринна:

— Многие могут не поверить, что я ее дочь. В условиях войны разброд в умах подданных не нужен. Кроме того — меня похитили с территории дворца, а сделать этого без прямого предательства высокопоставленных чиновников и стражи — практически невозможно… Появляться в этих условиях перед народом и заявлять о своем родстве — крайне глупо: как минимум можно спровоцировать попытку прямого устранения и преждевременного привлечения внимания к нашему сокровищу… — произнеся последнюю фразу она стрельнула глазками в мою сторону.

— Да, в этом есть смысл. — задумчиво кивнула Каритиль и продолжила: — Кстати, что это такое — ваше «сокровище»?

Мефар помедлила и, обменявшись взглядами со всеми, сказала:

— Тут дело вот в чем… Короче говоря, именно Альрес и есть наше «сокровище».

Каритиль забавно непонимающе наклонила голову на левое плечо:

— Чегось?

— Ну, понимаешь, он — существо из другого мира и делает все вышеописанное посредством секса…

Она повернулась ко мне и окинула взглядом с ног до головы:

— Вы уверены, что дело в этом?

Командующая пожала плечами:

— Это в данный момент не очень важно — Лирмилла отдала прямой приказ Руше и Лаште следовать за ним…

Я протянул руки к ее фигурке и, положив их на ее ножки встал, прогладив ее до поясницы. Словив ее взгляд, я произнес:

— Ну, что? Опробуешь?

Каритиль вызывающе фыркнула:

— Конечно же — да! — и добавила: — Когда это я отказывалась от возможности потрахаться? А у если я к этому еще и получу кое-что. — она пробежалась по остальным взглядом и воскликнула: — Я забираю его. — она снова заглянула мне в глаза: — Надеюсь, что ты выносливый…

Все весело прыснули и светлая произнесла:

— Ой, посмотрим — кто кого!

— Ха! — фыркнула Каритиль.

Стянув с себя фартук, она отбросила его на спинку свободного стула и, ухватившись своей левой ручкой за мой член, потянула меня за собой.

Я даже и не подумал сопротивляться.

Выйдя из столовой, мы вернулись на лестницу и поднялись на второй этаж. Свернув по короткому коридору, Каритиль затащила меня в спальню и толкнула прямо на большую двуспальную кровать, застеленную темно-синим покрывалом со сложным тесненным узором. Следом она сходу запрыгнула на меня и без всякой разминки насадилась на мой член до отказа.

— О, да! Вот это размер — совсем как у орков! — воскликнула она и, оперевшись своими ручками мне на сиськи так что ее пальчики в них утонули, простонала, глядя мне в глаза: — А ты порядком меня возбудил своими шаловливыми ручками. Я даже не ожидала такого…

Дроу медленно подняла бедра, вытащив мой член до половины и глубоко вздохнув стала так же не спеша насаживаться обратно. Она, что — хочет нежный и долгий секс?

Я мои руки скользнули ей на бедра и крепко их обхватили. Каритиль вопросительно изогнула левую бровь. Я же криво улыбнулся и произнес:

— Нетушки — будет довольно жестко и по-быстрому: мне еще сегодня нужно на базар за кирасой.

Она успела лишь протестующе пискнуть, когда я легко перевернулся, оказавшись сверху и подмяв ее под себя:

— Э-э-й! — подала она голос и попыталась вернуть статус-кво.

Но до мускулистых Служительниц, которые, я подозреваю, были способны в ближнем бою скручивать в бараний рог любых соразмерных противников, ей было ой как далеко. Криво улыбнувшись, я накрыл ее губки своими, потушив протест и начал жарить ее, резкими и сильными толчками то вытаскивая член почти полностью, то снова загоняя его до упора.

Каритиль уже дошла до первого оргазма уже через минуту — сказалась моя прелюдия, размявшая ее клитор. В этот момент я перестал держать ее бедра и резко и сильно схватил ее сиськи. Девушка закричала мне в рот и закатила глаза. Ее тело стало дергаться. Мой член обтекли прущие соки и пролились на кровать. Сразу после этого я загнал член осбенно глубоко и, остановишись, стал сливать сперму прямо в ее сокращающуюся мажу. Дроу стала брыкаться и даже укусила меня за губу, но я не ослаблял напора, прижимая ее извивающееся тело к кровати. Когда она начла биться и царапаться, пришлось даже захватить ее руки в замок.

Спустя минуту она стала приходить в себя и я прервал наш жестокий поцелуй. Каритиль тут же стала хрипя хватать воздух ртом. Ее ножки обхватили меня и прижали к себе. Когда она раскрыла глаза, тоя увидел тот самый момент, когда из центра ее зрачков вырвалась тьма и, будто жидкие чернила, начала заливать сначала ее и без того темную радужку, а потом и белок, делая глаза абсолютно черными.

— Теперь твои глаза тоже черны, как ночь… — прошептал я ей.

Конец фрагмента

В этой книге пока больше нет фрагментов. Автор пишет новый фрагмент!

8. Базар.

Глава 8. Базар

В поход на базар мы взяли моего коня, к седлу которого приторочили мой доспех. Кроме того на коня мы забросили мешок оружия и снаряжения на продажу.

Мефар взяла с собой не всех, а лишь Зирту, которой следовало купить одежду взамен испорченной. Кроме того с нами пошла Эльран, которая должна была разобраться в амулетах и зельях, и Турид, которая(после обдумывания ситуации) должна была послать письмо в свой орден.

Солнце хоть и стало сильно клониться к горизонту, однако, не смотря на значительно удлинившиеся тени, прохлады это не добавило — скорее стало еще душнее из-за того, что ветра не было вообще.

Светлая откопала в своих вещах очень глубокий капюшон и пристегнула его к своей курточке. Надев ту, она низко натянула его на глаза и этим скрыла их свечение. Если не считать кожны с парными кинжалами, которые она пристегнула к бедрам, и сапожки — одежды она больше не надела. Учитывая то, что курточка была едва ли до середины попы и вдобавок Эльран ее и не подумала застегивать — вид вышел более чем эротичным.

А вот Мефар не одела вообще ничего — лишь сапожки и пара ножен с короткими изогнутыми мечами.

Зирта задрапировалась в темный плащ и также низко натянула капюшон. Она также должна была нести наши деньги.

Турид застегнула на талии поясок, к которому крепились две тяжелые

кожаные полосы, которые прикрыли ее пах и линию задницы. Сапожки, ножны с полуторным мечем — вот и вся одёжа.

Сам же я застегнул на талии пояс и фартук, прикрывший пах. Вот и все. Из оружия я не брал ничего — как показала стычка со Старшим Демоном Катусом я и голыми руками справлюсь. Ну, а на худой конец — сбоку к седлу коня были пристегнуты ножны с трофейным двуручным мечем{который я правда только раз вытащил из ножен) и огромным шестопером. Вздохнув, я окинул еще раз взглядом свои повидавшие виды сапоги и вышел на улицу вслед за своими сокомандницами.

Майринна вывела за поводья коня и вручила их мне со словами:

— Веди себя хорошо и в неприятности постарайся не влазитъ — нам завтра с утра нужно присоединиться к каравану и вместе с ним прибыть к моей матери.

Я кивнул:

— Постараюсь.

Когда мы двинулись в сторону главной улицы, я заметил в проеме закрывающихся ворот вышедшую на порог голую Каритиль. Она, сощурив свои глазки, проводила нас взглядом.

Тени уже позволяли прятаться в них от лучей солнца.

Я шел впереди, ведя коня за поводья. Рядом со мной шли остальные. Дойдя до проспекта, мы влились в реку разумных, спешащих по своим делам.

Настроение в городе за эти часы сильно поменялось: теперь в толпе часто встречались отряды солдат с бардовыми флагами{как объяснила мне Мефар — это официальный цвет герцогини Крехтор) и наемников почти бандитской наружности, имевших на своей одежде повязки из ткани того же цвета. Все они куда-то торопились и не церемонясь кричали на обычных горожан, чтоб те не шныряли у них под ногами.

Свернув на очередном перекрестке, мы неожиданно оказались сразу в торговых рядах.

Хаос. Первородный Хаос…

Живые куры в клетках, соседствовали с дешевой бижутерией. Фрукты стояли рядом с вяленым мясом. Цепочки, веревки, обувь, плащи, головные уборы, свечи, магические светильники…

Торговля здесь шла полным ходом — покупатели и продавцы спорили и ругались, деньги постоянно перетекали из рук в руки. Только купленной живности тут же сворачивали шеи и отрубали головы…

В одном месте схватились в жестокой драке четверо существ, уже вывалявшиеся в пыли и грязи до такой степени, что опознать четкую расовую принадлежность издали было невозможно. Вокруг них образовалось кольцо из зевак, между которых шмыгали представители местного криминалитета, собиравшие ставки. При всем этом лично мне был не понятен ответ на вопрос: это стихийная драка или организованная?

Мы не спеша прошли мимо, четко контролируя свои вещи и деньги от воришек.

Однако, неожиданно почти стихийные прилавки прервались и дальше пошли уже более цивилизованные магазинчики. Возле одного, на деревянной вывеске которого были изображены скрещенные мечи, мы остановились и Мефар произнесла:

— В прошлый раз сдавали и отоваривались здесь… — она глянулась на меня и сказала: — Идем, тут можно попытаться что-то подобрать. Эльра и Зирта — остаетесь здесь: у старого Дерека острый взгляд и его капюшоном не обманешь. Кроме того у него могут быть маг-детекторы для борьбы с иллюзиями и если они не зафиксируют того, что ваши глаза не настоящие…

Они понятливо кивнули

Я легко забросил за спину баул с отобранными трофеями на продажу и последовал за Мефар, уверенно толкнувшей массивную обшитую сталью дверь.

Магазинчик оказался неожиданно просторным. Прохладное хорошо освещенное квадратное помещение с высоким потолком было заставлено разнообразными доспехами и витринами на которых были закреплены многочисленные кинжалы. Более серьезное оружие висело на стенах. Возле прилавка стоял какой-то краснокожий гуманоидный демон в неплохих л доспехах и с двуручником за спиной. В данный момент он критически осматривал заточку прямого меча клеймора.

Напротив него стоял мощный небритый волосатый мужик в тонкой полотняной засаленной рубашке, поверх которой был одет крайне грязный тканевый фартук.

Продавец скосил на нас взгляд и, окинув Мефар оценивающим взглядом, выразительно поднял левую бровь.

Демон же не обратил на нас внимание, поглощенный осмотром оружия:

— Неплохо. Мне нравится. За четыре возьму.

Мужик перевел на него взор и, еще раз окинув меч взглядом, кивнул:

— Ладно.

Покупатель отсчитал монеты и пристегнул ножны с мечом к поясу слева. Лишь после этого он повернулся к нам и, выразительно присвистнув от открышегося вида, вышел в дверь.

Мефар подошла к мужику и, сексуально изогнувшись, оперлась о прилавок:

— Здравствуй, Дерек. Как жизнь?

— Кого я вижу! Мефар собственной персоной! — улыбнулся он: — Зачем приплыла?

Дроу сложила ручки под грудью и выразительно приподняла свои сиськи. Дерек, пытавшийся до этого смотреть ей в глаза, выдержать подобного не сумел и его взор улегся командующей в ложбинку между ними. Мефар удовлетворенно хохотнула и произнесла:

— Ох, Дерек! Я бы хотела… — она сделала настолько томную паузу, что даже я задумался о том, «чего бы она хотела», но она, наигравшись, продолжила у же более деловым тоном: — …скинуть тебе трофеи и кое-чем закупитъся.

Мужик вздохнул:

— Ну ты и сука. Знаешь ведь, что за секс с тобой многие в петлю полезут.

— Даже ты? — невинно спросила она.

— Может быть…может быть. Ладно, показывай с чем пришла, а потом уже посмотрим что тебе нужно.

Мефар помнила меня ручкой и я подошел ближе.

Дроу произнесла:

— Ставь на прилавок…

Я легко водрузил на столешницу глухо звякнувший баул и раскрыл его. Тем нем менее Дерек, прежде чем туда заглянуть, визуально взвесил и мои сиськи. И только после этого, кивнув с видом знатока, он заглянул вовнутрь.

— Угу… — протянул он и стал аккуратно вытягивать наши трофеи, комментируя каждый предмет: — Боже мой! Неужели так сложно раз в день протереть клинок масляной тряпицей? А хозяин этого явно был аморальным уродом — что с навершием только сотворил! Мефар, я говорил тебе что дрянную сталь лучше не принимать жестко на эльфийские клинки иначе будут вот эти чудовищные сколы и зазубрины… А вот это — уже на переплавку…Перековывать это потрескавшееся говно не возьмутся даже вонючие гоблины. — его голос скатился до неразборчивого бурчания. Выложив оружие он изрек, уперев кулаки в бока: — Три золотых и то только за серпы.

Мефар скривилась и, пожевав для вида губу, начал торговаться:

— Может четыре?

Тот закатил глаза на мгновение и, еще раз визуально ощупав ее сиськи, со вздохом согласился:

— Волосатый черт с тобой! Ладно! Пусть будет четыре…

Мефар довольно кивнула:

— Отлично. По рукам…

Мужик еще раз вздохнул и пошарив под прилавком рукой достал жменю золотых. Отсчитав деньги, он спросил:

— А что с нагрудником и остальным ломом?

— Да тоже тебе… — вздохнула теперь уже Мефар.

Дерек вытянул части доспехов и стал критически их осматривать:

— Более-менее ценный тут только нагрудник. Остальное — просто гнутые куски металла. За нагрудник дам пять золотых, а за все остальное — шесть серебра…

Мефар вопросительно оглянулась на меня:

— Ну, что?

— Да все равно. Мне главное себе что-то выбрать.

Продавец отсчитал деньги и поинтересовался:

— А что вам нужно?

— Нагрудник или кираса с выпуклостями под сиськи… — я выразительно приподнял свои два выпирающих богатства.

Дерек оценивающе окинул мое тело взглядом:

— И все?

— Ну, да. Все остальное у меня есть…

— Тогда лучше подбирать под это все «остальное». Я-то могу вам всучить что попало: у меня подобных штук двадцать есть и это — без тех, что в наборах.

Я вздохнул:

— Хорошо, что я все притащил.

Мы вышли из магазина и стали отстегивать части доспеха. Занеся их в магазин, мы свалили их в кучу и девушки стали помогать мне облачаться. Дерек поинтересовался:

— Тоже трофей?

Мефар квнула:

— Да. — она продемонстрировала шлем с красным гребнем и продолжила: -

Ухлопали одного рыцаря герцога Анрийского с которым как раз воевать будем.

Он сощурился:

— Кстати, а ты на войну собираешься?

Дроу насмешливо развела руками:

— А ты думаешь, зачем мы доспех дополняем? Мы уже завтра с утра отбываем с первыми солдатами.

Дерек задумчиво покивал и произнес:

— Слушай вот что: давай вы не будете нарушать комплект, а обменяете этот гарнитур на другой?

Я бросил затягивать ремешок на поноже и распрямился:

— А что предлагаешь?

Он ткнул на один из своих:

— Есть вариация под женщину. Более узкий.

Мефар посмотрела:

— Кто делал? Демоны?

— Местные… — скосил он взгляд: — Но качество очень неплохое.

Бросив облачаться, я подошел к указанному доспеху:

— Ну, не знаю… — вполне обычный гарнитур рыцаря с ведрообразным шлемом. Наверное, обзор из него кошмарный. Соседний был намного более устрашающий. Я шагнул в сторону к нему и остановился напротив. Мощные наплечники из темного металла, изображающие оскаленные демонические морды. Шлем был украшен толстыми стальными рогами резко истончавшимися к концу и заведенными не вверх, а вниз.

— Работа нашего дворфа-изгнанника О' рви. — произнес мужик.

Мефар заинтерсовалась:

— Это того, что взял в подмастерья двух суккубов?

Дерек мрачно кивнул:

— Да. Это третье из их… даже не работ, а я бы скорее сказал произведений искусства. Он использует во время изготовления магию в широком спектре. Это не только подогрев и выплавка металла, но и обработка и накачка. Из-за его идей его и изгнали. Он прибыл к герцогине и она почуяла потенциал его идей, предоставив всемерную поддержку. Первый доспех был мужским и был забран практически сразу же капитаном первой сотни демоном Кахуртом. Он иногда появляется в нем покрасоваться. На войну точно отправится в нем… Второй — они сделали под заказ самому Кату су. Тот влюбился в него и даже трахается в нем. А вот третье их изделие залежалось: ну женщин-воинов, способных таскать на себе только защиты больше ста кило, еще нужно поискать… О' рви учел ошибку и сейчас работает над четвертым доспехом на мужчину. Претенденты уже не только предлагают горы золота за него, но и начали друг друга убивать на дуэлях…

Я скосил на него взгляд:

— За сколько отдашь?

Мужик удивленно покосился на меня и огладил свою бородку:

— Сверху еще семьдесят золотых монет. Не меньше.

— Ого! — выдохнула Мефар.

— А ты думала! — мрачно прокомментировал он и продолжил: — Тут в сплаве адамант.

— Может скидочку? — мурлыкнула она.

Но мужик мотнул головой:

— Я — лишь посредник. И мне еще переделывать ваш. К тому же, если ваш доспех застоится — то мне свои придется отдавать.

Оглянулся:

— Потянем?

Командующая вздохнула:

— В принципе — да. У нас деньги большие, а из серьезных трат останутся только кони. — она посмотрела на продавца: — Снимай на примерку.

Дерек стал снимать части гарнитура, объясняя что куда:

— Поддоспешник тут свой. Видите на нем дополнительные ремешки и крепеж? Для паха тройная защита: двухслойная кожа, вот эта пластина и кольчужный передник с вплетенными в него квадратными пластинками… Когда он заметил мое мелькнувшее хозяйство, то его так выразительно перекосило, что он даже шокировано замолк, забыв что должен нахваливать свой продукт.

В целом процедура одевания затянулась минут на десять.

Надев шлем, я пожал плечами и пару раз наклонился влево-вправо:

— Не знаю. Лично я вес практически не чувствую. Так, скованность и ограничение движений. Но это и все.

Дерек все-таки пришел в себя:

— Ты что — демон?

— В некотором роде. — кивнул, насколько позволил доспех, я.

— Тогда понятно… Ваш род обладает огромной физической силой и выносливостью. Именно поэтому доспехи подобного уровня защищенности для людей не куются. — он удовлетворенно окинул меня взглядом и скомандовал: — Ану, подпрыгни… — когда я сделал требуемое, отметив возникшую огромную инерцию, он кинул: — Да. Теперь я вижу, что он нашел своего хозяина. Кстати, а что с оружием?

— Большой шестопер и двуручник.

— Интересно взглянуть…

Северянка мотнулась на улицу и принесла мое оружие.

— Тоже трофей?

Я кивнул и в праву руку взял лезвийную булаву, а левой вытянул из поданных ножен двуручник. Когда я аккуратно крутанул ими в воздухе, он прокомментировал:

— Пожалуй, двурчник лишний, но бой покажет. Так что, берете?

Мефар вздохнула и стала отсчитывать золото. Северянка же стала мне помогать разоблачаться.

Дерек вынес большой отрез промасленной ткани и помог нам его упаковать. Когда мы, наконец, закончили, он вышел нас проводить и, окинув взглядом моего коня, произнес:

— Он долго не выдержит вес тебя с доспехом. Я бы посоветовал, если финансы позволяют, разжиться крагом…

Мефар задумчиво кивнула:

— Мы подумаем. Спасибо, Дерек.

Он чуть пожал плечами и скрылся в магазинчике.

Мы же двинулись дальше по торговой улице. Покупателей тут было явно меньше, чем в предыдущей зоне. Это место уже нельзя было назвать таким словом как «хаос». Особенно в сравнении с предыдущей зоной, однако если там парочек занимающихся сексом почти не было, то тут они были за каждым углом.

Вообще я обратил внимание, что суккубов в толпе было немного. И они всегда были с охраной и носильщиками. Когда я спросил об этом Мефар, она ответила:

— Вообще-то, суккубы рождаются редко и только от другой суккубы. Они не воины — они, в первую очередь, любовницы и уже потом — маги. Кстати, в сражениях, когда дело доходит до ближнего боя, они сразу сдаются. Из-за этого их гибнет совсем немного. Да и не придет в голову солдатам убить сдавшуюся в плен суккубу. Кстати, большая часть свободных суккуб всего Оеллира обитает именно в Изрине, поскольку герцогиня Крехтор принадлежит именно к этому роду демонов и она понимает и знает, что им нужно. Во всех остальных странах суккуб очень мало и если в Изрине трахнуться с одной из них можно без проблем, то даже в соседних герцогствах суккубу можно увидеть только в гареме правителя. — она немного помолчала и продолжила: — Однако, суккубы относятся классу демонов-магов и, естественно, их всегда тянут на поле боя для оказания магической поддержки. Кроме того, когда в армиях есть суккубы, солдаты могут сражаться фанатично, защищая их: уж привлечь внимание мужиков так, что они умирали с их именами на устах для этих демонов проще простого. — командующая не без удовольствия окинула взглядом обнаженную суккубу, которая застыла возле одной из витрин, изогнувшись в весьма откровенной позе. С ее тыла уже успела собраться небольшая толпа из зевак, которую пока сдерживал злобный взгляд охранника-носильщика. При взгляде на стройные ножки демоницы, я почувствовал, как стало быстрее биться сердце. Мефар же, хмыкнув, продолжила: — Из-за всего этого Крехтор выделяет суккубам небольшую пенсию, которая, однако, служит лишь приятным дополнением к доходу за эскорт-услуги и проституцию…

Пройдя еще немного по торговой улице мы вышли на большую площадь с высоким каменным помостом посередине. У его подножия торчало из брусчатки несколько длинных копий, на острия которых были насажены отрубленные головы разно степени разложения. На одной из них сидел большой ворон и как раз в эту секунду выклевывал глаза. Под каждой из голов были прибиты большие таблички, исписанные замысловатой вязью.

— О! А магистрат быстро сработал — вон уже и наши тут. — скосив взгляд на меня, Мефар пояснила: — Понимаешь, если бандиты будут знать и видеть свою судьбу, то они будут больше думать над тем вопросом: «А стоит оно того?».

В ответ я пожал плечами:

— Да мне как-то…

Возле помоста также стояла высокая колонна, на которой располагалась доска, защищенная небольшой крышей от дождя. На ней было прибито несколько листов бумаги исписанной темными буквами.

— Общие объявления и распоряжения. Вон уже висит извещение об объявлении войны и частичной мобилизации.

Мы не стали приближаться к помосту с его отвратительными украшениями, а свернули налево. Еще раз повернув, мы ушли с площади в неширокую улочку.

Здесь вдоль домов росли деревья, ветви которых переплелись между собой, формируя как бы зеленый тоннель. Если в остальной части города было еще довольно светло, то тут в тени деревьев была приятная прохлада и глубокие сумерки.

Эльран вытянула руку и провела пальцами по коре дерева:

— Знаменитый Эльфийский Квартал Изрина. Одно из немногих мест вне Великого Леса, где светлый эльф может легко спрятаться от преследователей, получить приюти отдохнуть… Как же давно я тут была в последний раз…

Прохожих тут было относительно немного, однако большая часть из них была светлыми эльфами, одетыми относительно остальных посетителей более прилично: открытые летние платья у женщин и закрытые светлые тканевые костюмы у мужчин.

Вместе с тем здесь также было много магазинчиков, возле которых стояли отряды солдат с лошадьми.

Мефар мрачно произнесла:

— Война всех погнала за покупками…

Мы остановились возле неприметного магазинчика, возле которого стояло трое лошадей с седлами и один скучающий наемник в расстегнутом легком кожаном доспехе. Я скользнул по нему взглядом: аккуратная короткая бородка, узкий шрам на скуле и серые глаза. Из оружия у него на поясе был прямой меч в потертых ножнах и два кинжала.

Мефар знаком оставила с лошадьми Турид и Зирту и направилась к дверям магазинчика.

Когда она проходила мимо наемника, он жадно ощупал взором ее превосходное обнаженное тело, уделив нам лишь короткий смазанный взгляд.

Командующая уверенно толкнула резную деревянную дверь и мы вошли в прохладное полутемное помещение.

Магазин был довольно маленький — раза в три меньше магазина Дерека. Он был разделен прилавком на две равные части. Пол был выложен чередующейся черной и белой плиткой. Однако места для посетителей тут было немного. К счастью двое мужчин как раз забрали свои покупки и развернулись к выходу. Если один из них, проходя мимо, лишь не без удовольствия скользнул взглядом по сиськам и паху Мефар то другой, седой мужчина, вперил взгляд в лицо командующей и, злобно сощурившись, оттолкнул меня с дороги, выйдя наружу.

Честно говоря, я с трудом сдержался, чтоб его не прикончить тут же. Удержало меня лишь осознание того, что сейчас немного не время и не место.

Проследив за вскочившими на лошадей наемниками, я с трудом перевел дух и зашагал за Мефар, сумев переключить свое внимание на ее превосходную задницу с идеальным просветиком между ножек.

Это зрелище настолько поглотило мои мысли, что я не сразу обратил внимание на продавца, а им оказалась прекрасная светлая эльфийка в открытом платье светло-салатового цвета. Ее глаза были невероятно темно-зелеными, при этом ее прямые волосы были несвойственного для светлых эльфов светло-светло-платинового цвета.

Она неожиданно-масляным взглядом скользнула по нам и, приветливо улыбнувшись, почти пропела:

— Чего изволите?

Мефар оперлась руками о столешницу и, неожиданно, наклонилась через прилавок почти к самому лицу светлой:

— Ох, Эрли вилл, не стоит так говорить, будто мы незнакомы… — томно проворковала она: — Я ведь могу подумать, что ты на меня обиделась. Это ведь не так?

Светлая громко сглотнула и, облизнув свои губки, скосила взгляд на нас:

— Нет-нет… я…

Командующая протянула руки к светлой и по-хозяйски запустила ей под платье начав мять ее грудь.

Я почувствовал как глухо забилось сердце и, скосив взгляд вниз, увидел, что мой член уже встал на полную, при этом фартук на нем красноречиво топорщился.

Командующая неожиданно легко перебросила через прилавок свое тело и левой рукой продолжая мять грудь светлой правой скинула с ее плечиков бретельки платья. Ткань упала на пол, обнажив нам изящное худощавое тело светлой.

— Нет… магазин… покупатели… — неуверенно запротестовала та и почти стыдливо попыталась прикрыть грудь и пах ручками

Но Мефар зашла ей за спину. Ее правая рука оказалась в просвете между ног светлой, накрыв пальчиками клитор, а ее левая рука ухватила светлую за шейку и притянула к себе:

— Ты — моя сучка. — громко прошептала дроу на длинное ушко: — И я буду иметь тебя тогда, когда пожелаю.

Словно в доказательство, командующая отпустила шею светлой и толкнула вперед, вынудив ту опереться о столешницу руками. Однако, этого было Мефар явно мало и она еще одним сильным толчком в спину уложила светлую на стол животом. Опустившись на корточки, она раздвинула ей ножки и присосалась ртом к сочной пизденке, тяжело задышавшей эльфийки.

Не знаю, чего добивалась этой безумной выходкой Мефар, но держаться было уже невмоготу. Мне стало на все плевать и я быстро шагнул к Эльран, которая молча взирала на происходящее из под капюшона своей расстегнутой курточки. Она лишь повернула ко мне лицо, скрытое в глубине капюшона и, оперевшись руками о прилавок рядом с застонавшей продавщицей, сексуально выгнулась, задрав попу вверх. Похоже, не я один возбудился при виде этой сцены.

Одним движением сорвав с себя фартук, я левой рукой ухватился за талию Эльран, а правой приставил головку члена прямо к потекшим вратам. После чего мои руки скользнули под распахнутую курточку и сильно сжали сиськи. Сразу после этого я резко и сильно подал свои бедра вперед, введя член до упора. Эльран в ответ низко застонала. Остановившись на пару секунд, я посмаковал ощущения и начал быстро трахать свою эльфийку.

Эльран начала громко стонать в ритм, а я поднял ее гибкое тело и прижал спиной к себе. Повернув ко мне голову, она потянулась губами и мы слились в поцелуе.

Из-за необычности места и того, что в любой момент сюда могли войти посетители, мое возбуждение сильно разогрело мне кровь.

Неожиданно рядом раздался чей-то низкий приятный голос: — Вот это синергия! Впервые такое вижу!

От неожиданности я разорвал поцелуй и отпустил Эльран, однако свой член и не подумал пока вынимать, как раз загнав его до конца. Кстати, так ощущения тоже были неплохими — Эльран практически дошла до оргазма и ее пизда уже слегка дрожала и массировала мой член, приняв его головку в матке и даже собравшись ее не выпускать из объятий. Повернувшись, мы увидели трех посетительниц. Одна из них была очень красивой практически обнаженной краснокожей суккубой, у которой из одежды были лишь сапожки из тисненной темной кожи на невысоком каблуке и драгоценности: на недлинные черные рожки{похоже она находится на ступени обычного демона) были надеты толстые золотые кольца, в ушках — изысканные сережки с большими драгоценными камнями, в густые черные волосы было вплетено несколько искусных золотых цепочек, на шейке — очень красивое ожерелье из тяжелого беловатого металла, которое падало на ее высокую полную грудь с задорно торчащими темными сосками.

В левой руке суккуба держала две длинные белые цепочки, которые тянулись к ошейникам двух практически голых, за исключением оружия, высоких статных темных эльфиек. Судя по специфическим черным отметинам на лицах — Служительниц Лирмиллы.

Входная дверь открылась и в магазин заглянула Зирта в своем плаще. Не взирая на надвинутый капюшон, я увидел, как у нее при виде нас широко расширились ее черные глаза.

Левая Служительница повернулась к ней и стала лениво контролировать ее движения.

Мефар поднялась с корточек, прекратив полировать языком щелку светлой, однако стала массировать ту пальчиками правой руки. Командующая окинула гостей взглядом и кивнула суккубе:

— Какая встреча, госпожа Трекатен! — и задорно облизнулась: — Вы как всегда прекрасны.

— О! Мефар! Давно не виделись. — удивилась та.

Продавщица попыталась собраться, но ее тело начало подрагивать и у нее хватило сил и концентрации лишь приподняться на локти:

— Ах…Госпожа Трекатен… — выдохнула она: — Ваш заказ…готов…

Суккуба, виляя бедрами, направилась ко мне. Она последовательно посмотрела на светлую и имеющую ее Мефар и произнесла:

— Я подожду…

Командующая довольно улыбнулась:

— Благодарю. — и снова скрылась за прилавком.

— Не за что… — промурлыкала она и подошла к нам. Просунув руки снизу, она взялась руками за висящие тяжелыми каплями сиськи Эльран, начав их мять.

Та застонала и чуть подалась вперед-назад подыгрывая мне:

— Продолжай… — простонала светлая.

Я покосился на демоницу и та произнесла:

— Да. Двигайся. Но не спе-ш-ши… Я хочу насладиться моментом…

Суккуба отпустила ее сиськи и стала гладить тело эльфийки, приговаривая:

— Твое тело словно прекрасный музыкальный инструмент… Стоит дотронуться до пары струн и — оно издаст нужные звуки…

В ответ на ее прикосновения Эль ран стала низко стонать. Да так, что это стало напоминать рык.

Руки суккубы, скользя по ее телу, достигли меня. Ладошки Трекатен оказались неожиданно горячими. Они заскользили по моему животу и, поднявшись, немного начали мять мою грудь.

Демоница сместилась мне за спину и произнесла:

— Какая сильная демоническая аура… — она прижалась своим телом ко мне сзади и стала двигаться в унисон со мной.

Как ни странно, но ее украшения я своей спиной не чувствовал, а вот горячие точки ее сосков — очень даже.

Ее руки сместились ниже и внезапно сильно хватили меня за яйца. Практически сразу на меня накатило удовольствие и по трубе члена хлынула сперма, заливаясь в мажу светлой.

Текатен хмыкнула и, чувствительно, но не больно, дернув мою мошонку, отпустила ее. Отлипнув от моей спины, демоница шагнула влево и тала гладить своими ручками животик и спинку Эльран.

— Вот это энергия… — произнесла она и лизнула ладонь, вымазанную в нашем поту. Плямкнув полным пухлыми губами, она продолжила: — А говорят, что прожив тысячу лет можно потерять вкус жизни. Не то, что я бы была с этим полностью не согласна — определенные моменты утрачивают свою яркость, становясь чем-то будничным — но живя в этом городе иногда можно нажнутъся на такое, что моя киска намокает так же как и в мой первый раз…

Еще не вполне понимая, что делаю, я протянул руки к суккубе и привлек ее к себе, накрыв ее удивленно ожрывшийся ротик своими губами.

Если она и сопротивлялась — то лишь первое мгновение, а потом тут же втянулась в процесс поцелуя, даже прикрыв глаза от удовольствия.

Я наклонил голову и посмотрел на Служительниц — те лишь удивленно взирали на меня и их хозяйку, не предпринимая никаких действий.

Руки суккубы, было упершиеся мне в грудь, заскользили по моему телу вниз и достигнув задницы Эльран толкнули ее вперед, сняв с моего члена.

Когда мой член освободился из крепких объятий вагины светлой, из той потекла моя сперма. Эльран будто лишилась враз сил и она, задрожав всем телом и тяжело дыша, опустилась на колени.

Мои руки скользнули по упругому телу суккубы вниз и ухватив ее за задницу подняли вверх. Не разрывая поцелуя, я одной рукой прижал суккубу к себе, а другой приставил головку вымазанного в сперме и соках своего члена к ее вратам.

Трекатон внезапно разорвала поцелуй и, чуть отстранившись, посмотрела мне в глаза. Увидев там что-то, понятное только ей, она обняла меня ножками и первой резко подалась тазом навстречу.

Внутри нее оказалось неожиданно очень горячо и узко. Казалось, что моим членом играется массажистка, агрессивно схватившая меня за член и с силой водящая по нему руками. Я почувствовал себя утлым суденышком, которое, попав в жесточайший шторм, и то взбиралось на волны, то падало с их вершины вниз.

Суккуба не стонала, а лишь тяжело дышала в такт, держась своими ручками за мои плечи и прямо глядя мне глаза.

Однако, я не долго сдерживался и, прижав ее к себе. Она тоже утратила контроль и застонав, прикрыла глаза и потянулась ко мне губами.

Конец был вообще безумным: сперма хлынула из моего члена и неожиданно потушила жар, царящий внутри суккубы. Та разорвала по целуй и глухо вскрикнула.

Правая Служительница сделала шаг вперед и спросила:

— Госпожа, с вами все в порядке?

Суккуба еще сильнее прижала себя ко мне ногами и ответила с придыханием:

— О, более чем… Не беспокойся Калль, я себя впервые за почти тысячу лет чувствую хорошо… — она медленно отдалила свой таз, снявшись с моего члена и отцепилась от меня, встав на ноги. Однако она тут же скользнула вниз, сев на корточки, и стала умело облизывать и сосать мой член. Очистив его, демоница поднялась и проведя пальчиками по своему клитору слизнула капли моей спермы. Довольно фыркнув она произнесла:

— Калль, не могла бы ты меня вылизать?

Та уважительно кивнула:

— Если это ваше желание, госпожа.

Рослая Служительница подошла к суккубу и, став перед ней на колени, присосалась к ее пизде.

Суккуба же, как ни в чем ни бывало, сказала, обращаясь к нам:

— Я приглашаю вас ко мне в гости.

Мефар поднялась и вздохнула, подняв со столешницы и прижав к себе дрожащее тело светлой:

— Госпожа Трекатен, к моему глубочайшему сожалению, мы вынуждены отклонить ваше предложение: уже завтра утром мы отправляемся с солдатами в крепость Элтро, где герцогиня собирает войска, и нам, кроме покупок у моей прекрасной игрушки, нужно еще… — она неожиданно стрельнула на меня хитрым взглядом: — …купить крагов, белье и послать письмо.

Суккуба сощурилась:

— Я очень не люблю, когда мне отказывают. Однако, я согласна пойти на встречу… — она запустила пальцы в густые волосы Служительницы и взъерошила их руками. Чуть прижав ее голову к своему лону, она спросила: — Вам нужны краги?

Мефар кинула:

— Да, мы бы хотели купить четырех крагов. Вот только боимся, что у нас из-за взлетевших цен не хватит денег…

Я с трудом удержал более менее невозмутимое выражение лица: похоже, что Мефар отлично знает о том, кто такая эта суккуба и собирается что-то провернуть. Дабы отвлечься, я поманил к себе Зирту, вошедшую в магазин и стоявшую возле двери, оперевшись о косяк спиной. Когда она послушно подошла ближе, я запустил руки под плащ и притянул ее к себе. Найдя своими губами ее под капюшоном, я стал мягко целоваться ней.

При слове «деньги» лицо демоницы презрительно исказилось и она произнесла:

— Если вы придете ко мне в гости через час — я дам вам трех лучших крагов из последних поставок.

Мефар не смогла сдержать довольной улыбки:

— Я заранее благодарю за подарок и обещаю вам, что приложу все усилия для воплощения вашей воли…

Суккуба хмыкнула:

— Хм! Я буду ждать с нетерпением. А теперь — отпускай Эрливилл: я достаточно здесь проторчала.

Мефар отпустила светлую и легко перепрыгнула обратно к нам через прилавок.

Продавщица пару секунд приходила в себя, а потом распрямилась и нетвердой походкой удалилась куда-то во внутренние помещения.

Спустя несколько секунд она вернулась, приживая к животу большой сверток. Протянув его суккубе, она сказала:

— Все сделано как вы и говорили, госпожа Трекатен.

Та лишь молча кивнула и, еще раз бросив пытливый взгляд в мою сторону, произнесла:

— Я буду ждать. — она опустила взгляд вниз: — Мы возвращаемся, Калль. Служительницы поднялась и облизнулась:

— Да, госпожа.

Она взяла в руку цепочки от ошейников и вышла из магазина.

Мефар хмыкнула и обратилась к Эрливил:

— А теперь принеси мне четыре лечебных зелья и три амулета от беременности. — светлая удивленно наклонила головку к левому плечу и командующая объяснила: — У меня отряд пополнился северянками из ордена… как она там говорила? Короче, «Орден бессмертных».

— А-а-а-а… Носители крови Ракронса. Понятно. Амулеты где-то у меня тут были… — светлая снова удалилась во внутренние помещения.

Мефар же склонилась к стоящей на коленях и тяжело дышащей Эйрин: — Ты как там?

Она провела по оголенной спинке эльфийки ладонью, и та в ответ вздрогнула и прошептала:

— Сама бы попробовала два раза в день огрести по полной с мощным оргазмом каждый раз… Ты не подумай — я не жалуюсь. Это всегда божественно, но…

Она попыталась подняться, но чуть не хлопнулась обратно и Мефар пришлось ее поддерживать.

Я отлип от прижавшейся ко мне всем телом Зирты просто обняв ее и спросил:

— Скажешь зачем ты все это устроила и кто такая эта Трекатен?

Мефар хохотнула:

— Если ты еще не понял — очень старая суккуба. — дроу посерьезнела и продолжила: Ходят слухи, что в молодости она служила одному Архидемону, чье имя помнят лишь немногие. Так вот этого Архидемона убили и так получилось, что Трекатен не застолбили и она оказалась выброшена на обочину. Тогда она была бедна и никому не нужна… Но прошли тысяча лет и она стала приобретать влияние. Но не политическое, а скорее финансовое. В этом столетии ей несколько раз предлагали войти в свиту разных Архидемонов и стать Старшей. При ее-то опыте и хитрости

— она бы давно имела свое герцогство и отнюдь не самое бедное. Тем не менее, она предпочла заниматься торговлей и не лезть в политику. Говорят, что она так и не смогла найти того, кто бы затмил ее прежнего хозяина…любовника… Почему-то после прихода к власти в Изрине Крехтор, Трекатен стала жить тут. Герцогиня всегда прислушивается к ее мнению и разрешает ей финансово влазитъ во все сферы бытия Изрина… Будь то закупка адаманта, ремонт канализации или найм дополнительного отряда наемников. — Мефар обезоруживающе улыбнулась и продолжила:

— Ну, а кроме всего прочего она занимается еще и поставками крагов.

— Так вот оно что… — понимающе протянул я.

В этот момент в помещении показалась продавщица. Она положила на столешницу три деревянных амулета на стальной цепочке и четыре небольшие стеклянные бутылочки с прозрачной жидкостью салатового цвета:

— Два золотых и три серебряных. — произнесла она.

Мефар повернулась к ней и ослепительно улыбнулась:

— А скидочку постоянной клиентке?

Та неожиданно облизнула пухлые губки и вздохнула:

— Три золотых и… поцелуй.

Командующая фыркнула и соприкоснулась своими губами с ее. Поцелуй перелился в полноценное страстное сосание.

Зирта со вздохом от меня отстранилась и достала три золотых монеты. Когда она положила их на стол, Эрливил и Мефар разорвали поцелуй. Командующая собрала покупки и сказала:

— Еще увидимся, Эр.

— Не вздумай сдохнуть… — прошептала светлая на прощание и я увидел как в уголке ее глаз блеснули слезки.

Мефар грустно улыбнулась и вышла наружу.

Когда дверь за нами закрылась она кивнула Турид, охранявшей нашего коня с вещами:

— Ну первый пункт завершился очень удачно… — она протянула амулеты северянке: — Это — каждой из вас. — та кивнула и тут же надела один на шею. Мефар сказала: — Двигаемся по вашему делу.

Турид ответила:

— Тогда нам нужно отсюда выходить. Что там произошло с этой богачкой, что она вышла как бедняк с золотым в кармане?

Мефар весело хохотнула:

— Альрес ее отимел и как результат — если в течении часа придем в гости к ней, то получим четыре крага бесплатно!

— Четыре? — выпучила глаза Турид и тут же сильно зажмурилась: — Может тогда прямо за ней?

— Нет-нет. Краги — это так, расходник. Нам нужно смотреть в будущее. Заглядывать туда хотя бы на недельку-две. Поэтому письмо в твой орден нужно послать немедля… — Турид согласно покивала, а командующая продолжила: — Я заметила Трекатен со свитой в конце улицы. В руках они ничего не несли, а ее дом находится в стороне. Вот я и подумала, что идти они могут только сюда, поскольку Эрли вилл — фактически лучшая травница в Эльфийском Квартале. Я прикинула, что мне нужно тебя спровоцировать, Альрес, дабы выброс энергии привлек ее внимание, а уж там дальше дело должно было стать за тобой. Поэтому я стала иметь Эрливил прямо здесь. Даже если бы Трекатен направлялась бы мимо, она бы все равно почувствовала твою энергетику и заглянула бы из любопытства. А там — вырваться из этого водоворота у нее не было бы и

— Вот оно что! Оказывается, что у тебя, Мефар, есть мозги! — хмыкнул я.

— Пфха-ха-ха! Чтоб ты знал: до моего положения дослужиться за красивые глаза или успехи в постели — невозможно! — рассмеялась она.

Конец фрагмента

В этой книге пока больше нет фрагментов. Автор пишет новый фрагмент!

9. Нежелательные опасности.

Глава 9. Нежелательные опасности

Трекатен сидела перед огромным зеркалом и недоверчиво смотрела на свое отражение. Две совсем молоденькие абсолютно голые светло-розовокожие суккубы хлопотали над ней, пытаясь снять золотые украшения с ее рогов, заметно удлинившихся и потолстевших всего за какой-то час. Золото не лопнуло, но растянулось и так врезалось в ребристую кость, что снять украшения не повредив — не представлялось возможным.

В конце концов, терпение древней суккубы лопнуло: она коротко рыкнула на своих служанок-любовниц и, вытянув руку, начала кромсать желтый металл своими неожиданно заострившимися ногтями-когтями. Минута мучений и — неровные обломки улетели в угол, тяжело звякнув от удара о гранитную статую, изображавшую тахающихся в позе «ножницы» двух темных эльфиек.

Трекатен поднялась и еще раз осмотрела свои рога и тело. Отметив, что грудь явно добавила пол размера, она ошарашено покачала головой.

За это время ничего «такого» не происходило. Не могло произойти. Лишь… Неужели это существо — Архидемон? Но аура совсем другая… Трекатен начала перебирать воспоминания об этих жутких тварях, коих видела за свою долгую жизнь намного больше, чем бы ей хотелось. В этом Легионе ни один из них не подпадал ни под поведение, ни под другие аспекты. В первую очередь — силы.

Другой Легион? Уж об госте она бы услышала.

А что если кто повыше? Суккуба вспомнила виденного ею несколько раз

Высшего Кратуша.

Жуткое чудовище. Клыкастая морда оборотня с пылающими не живым белым светом глазами, яркие языки пламени, вырывающиеся из его пасти, вполне обычный мускулистый двурукий торс, который переходил ниже пояса во множество длинных щупалец, заканчивающихся маленькими слепыми зубастыми пастями.

Нет. Уж Кратуш не станет никогда так притворяться. Чего стоят его издевки над пленными богинями! Он ведь может принять вполне нормальный гуманоидный вид, но ему доставляет извращенное и жуткое наслаждение трахать их именно в боевой форме.

А уж эти его жестокие игрища, после которых его любовницы напоминают искусанные и измочаленные куски мяса? Не будь они богинями, имеющими отношение к Силам — они бы давным-давно умерли.

Но если это — не он. То… кто? А что, если?..

Трекатен сначала улыбнулась, а потом рассмеялась низким злым смехом. О, как она долго ждала этого момента…

Месть… Хоть и говорят, что это блюдо должно подаваться холодным, но в ее случае оно даже и не подумало остывать…

Вдоволь насмеявшись над образами страданий своих врагов, которые рождало ее воображение, Трекатен повернулась к испуганно вжавшимся в уголок суккубкам и поманила их к себе пальчиком. Когда они очень несмело подошли к своей хозяйке, она начал отдавать приказания:

— Принесите мне шар дальней связи. Достаньте из хранилища масло «шафан» и приготовьте купальню. Предупредите привратников, что я жду гостей: командира наемного отряда дроу Мефар и с ней еще троих… Пусть все будут с ними крайне вежливыми. Подготовьте четверых лучших крагов и вызовите ко мне Харту с ее отрядом… — суккуба, было задумалась и начала задумчиво шкрябать-чесать свой правый рог, но очнулась и заорала: — Вы все еще здесь??

Меня настолько увлек наш разговор, наложившийся на послевкусие от великолепного секса, что лишь когда мы вышли из Эльфийского Квартала и направились по другой улице я вспомнил, что забыл забрать отброшенный в порыве страсти фартук и иду фактически голый. Возвращаться за этим куском кожи с бретельками ох как не хотелось. Впрочем, мне это не доставляло абсолютно никаких неудобств — духота и жара, не смотря на клонящееся к горизонту солнце, была жуткой. Как результат — пот стекал крупными прозрачными каплями по сиськам и члену, капая на брусчатку. Поэтому я решил, что обойдусь и так.

Кстати, хоть разумных из-за жары и стало на улицах ни на каплю меньше, но одежда них на них исчезла вообще. Однако, похоже, что я, за весь этот долгий день, в некотором роде, немного насытился сексом и моя эрекция была слабой — член дугообразно свисал вниз, расслабленно колеблясь в такт походке.

Запустив руки под плащи Зирты и Эльран, я приобнял их за талии и, не обращая внимания на их вялое сопротивление, прижал их горячие влажные тела к себе. Перед нами шла крайне сексуально покачивая тазом Мефар, вяло расспрашивающая об внутренней организации Ордена идущую рядом с ней северянку. Оторвать взгляд от этого прекрасного вида было сложно и я лишь изредка смотрел по сторонам, в основном обращая внимание лишь на других женщин, мелькавших в толпе, и снующих солдат. В целом я ощущал полное довольство жизнью.

Турид повела нас в проулок, отходящий в сторону от центральных богатых улиц. Пройдя совсем немного, мы остановилась возле маленького магазинчика со стеклянными витринами и небольшой абсолютно белой вывеской.

— Это здесь. — она обернулась приблизившись к нам троим прошептала: — Это подпольное отделение Ордена заодно занимающееся торговлей ювелирными изделиями. Поэтому, прошу вас не говорить при посетителях о наших делах и вообще об Ордене. — она повернулась к Мефар: — Я могу и сама пойти…

Но та ответила улыбнувшись:

— Нет. С тобой пойду я, а Альреса на улице я не хочу оставлять: по возвращении мы тут можем обнаружить все что угодно. Я уже оставила его на пять минут и в результате — Катус в нокдауне, а мы все засветились так, что…

— Ну ладно.

Мефар обернулась ко мне:

— Альрес, идем.

Оскорбляться я и не подумал: когда тебя манит очень красивая обнаженная девушка — отправишься за ней хоть в Ад.

Когда Турид открыла дверь, чистым серебряным звоном тренькнул маленький колокольчик над ней, возвещая о посетителях.

За входной дверью оказалось просторное большое просторное помещение магазина. Если снаружи, не взирая на то, что тени дотягивались уже до другой стороны улицы, было еще довольно светло, то здесь царил приятный сумрак. Однако, вместе с тем тут было чуть ли не душнее чем на улице.

Пол был устлан большими квадратными плитами из белого полированного мрамора. Стены были облицованы тоже мрамором, но — серым.

Вдоль стен шли стеклянные витрины, в которых были выставлены разнообразные искусные украшения из золота и других, очевидно драгоценных, металлов и сплавов.

Сбоку, под стеной, не занятой витринами, стоял длинный кожаный диван, на котором возлежала великолепная длинноногая и широкобедрая блондинка, коротко стриженная под мальчика. Из одежды на ней был лишь крайне сексуальный лиф, состоящий из тонких веревочек, удерживавших треугольные кусочки ткани на сосках сисек впечатляющего размера, да трусиков, призванных лишь прикрыть узеньким кусочком атласной алой ткани взмокший от пота клитор. Чувственный широкий ротик украшенный светло-розовыми губками словно был призван постоянно изгибаться в презрительной или насмешливой ухмылке. Среагировав на звук, красавица поднялась на локотке и окинула нас немного мутноватым взглядом глаз невероятного темно-темно синего цвета:

— Я смотрю, сегодняшняя жара сорвала со многих одежду бесцеремонней голодного инкуба: вы сегодня пятые, кто посетил мой магазин имея на себе лишь ножны с оружием. Надеюсь, хоть кошелек у вас есть? Или вы деньги прячете в заднице? Впрочем, после того, что продемонстрировала мне полчаса назад одна суккуба — я уже ни чему не удивлюсь… — ее взгляд, скользя по нам, так и не поднялся на наши лица, натолкнувшись на мой член и став жадно скользить вверх-вниз по нему.

Турид шагнула к ней и сказала:

— Здравствуй, Клаудия.

Красавица подняла на нее взгляд и с видимым волевым усилием собралась с мыслями:

— Ох, это ты, Турид? — произнесла она и грациозно поднялась с дивана. Оказалось, что она даже босиком выше меня на полголовы. Плавной походкой северянка подошла к нам ближе и, с интересом окинув нас троих взглядом, укоризненно произнесла: — Я слышала, что твоя тройка прямо на площади сцепилась с Кату сом. Я же тебе говорила. Я же тебя предупреждала… Здесь не наш дом, где демоны сидят тихо в городах и в драку стараются не лезть, зная о наследии Ракронса. Здесь, в южных широтах — их средоточие, их обитель. Тут — цитадели Архидемонов. Тут — можно столкнуться со Старшим на каждом углу… — она так чувственно вздохнула, что ее сиськи волнительно заколыхались. Мой взгляд стал метаться между ними и ее полными губками. Смысл ее слов стал ускользать от меня, поэтому, когда она обратилась ко мне, я с трудом воспринял смысл сказанного: — До меня дошли слухи, что за Турид вступилась красивая женщина, которая легко избила Катуса. После этого одну из вас вылечили и вы присоединилась к отряду Мефар, в составе которого и была эта женщина. Но кроме всего прочего все также говорят о Старшей суккубе, прибывшей в наш город и также состоящей в отряде

Мефар. — она сощурила взгляд и прямо посмотрела в глаза дроу: — Говорят, что знаменитая командующая Дома Х'атан, называемого в простонародье всего лишь «Домом Когтя», оказалась в ее свите на положении сексуальной рабыни. Что суккуба ее отимела рукоятью своей плети прямо на площади… — Мефар иронично подняла бровь, а потом, не сдержавшись, засмеялась. Клаудия невозмутимо перевела взгляд на Турид и продолжила: — Я хочу знать правду, а то в мой магазинчик за три часа приходили три суккубы, предположительно из Дворца, один инкуб из Стражи, два орка, группа людей-наемников и знаешь что, Турид? Никто из них ничего не купил — всех волновала лишь информация о новой Старшей и неизвестном демоне, уделавшем Катуса в легкую один на один… — красавица сложила руки под сиськами и выразительно приподняла их: — Я хочу знать правду, Турид…

Та облизнула губки:

— В общем, Катуса уложил Альрес. — она указала пальчиком на меня и продолжила: — А мы втроем принесли Клятву Единения и теперь состоим в этом отряде.

Клаудия смерила меня взглядом с ног до головы и, еще раз визуально измерив мой член, облизнулась, хохотнув:

— Клятву Единения? Смелое решение! И как оно быть со Старшей Суккубой? Ох, как много они умеют…

Я почувствовал, как мой член поднялся, демонстрируя готовность к новому приключению.

Турид же, пожав плечами, ответила:

— Да, она кое-что может. Вот только главная у нас — светлая эльфийка.

— Ты шутишь? — недоверчиво выпучила глазки на нее Клаудия.

— Да нет — вон она возле лошадей стоит.

Клаудия ошарашено воззрилась через стекло на улицу:

— Суккуба терпит над собой светлую? Как?

Турид неуверенно переглянулась с нами. В ответ мы выразительно пожали плечами и Мефар произнесла:

— Мы скажем, но только если ты принесешь Клятву Неразглашения. Клаудия сощурилась:

— Чую нечто интересное… На крови, да?

Мефар вытянула из ножен свой жутковатый изогнутый кинжал:

— Естественно, на крови. — и, широко улыбнувшись, добавила: — Знай вот еще что: все, кто услышал эту тайну, без вопросов присоединились к нам. И пороса в том, чтобы отполировать клитор светлой перед ними не стояло и секунды.

Клаудия заинтригованно наклонила голову к плечику и чуть изогнула чувственные губки в недоверчивой полуулыбке:

— Все настолько серьезно? Ладно — давай уже свой кинжал.

Мефар шагнула к выходу:

— Подожди, я позову Эльран, чтоб она затянула тебе рану…

Красавица мило всплеснула руками:

— Ох, не смеши — уж я-то крови не боюсь: мне не только за мои глазки дали это хлебное местечко. — дроу пожала плечами и протянула ей кинжал. Та сразу же полосонула себя им по ладошке. Сжав кулачок, северянка посмотрела на то как на гранитные плиты капнула кровь и произнесла: — Пока во мне течет эта кровь, я выполню условия Клятвы Неразглашения и прослежу за ее выполнением другими… — Она разжала пальцы и, осмотрев ранку, выразительно изогнула левую бровь, спросив:

— Ну, так что за такая страшная тайна?

Мефа забрал у нее кинжал и оглянулась на улицу за стеклом:

— Это надежное место?

Клаудия чуть пожала плечиками, при этом ее грудь колыхнулась, ответив:

— Да. Вот только говори в сторону от витрины, чтобы нельзя было прочесть по губам.

Командующая чуть повернула голову и прошептала:

— Нам удалось завладеть одним сокровищем… Оно обладает свойством дать или повысить магический дар.

Северянка хищно ощерилась и заговорила, лязгая белыми зубками:

— Это не шутка?

Мефар еще тише ответила:

— Благодаря этому сокровищу у нас в отряде уже есть «актаури», «аури» и Старший Демон — все они двое суток назад если имели магический дар, то очень слабый. Мы потому и пришли сюда, чтобы Турид послала письмо в ваш Орден.

Клаудия крепко зажмурилась и зашептала:

— Вот же… Как все это не к месту и не вовремя… Война между Крехтор и Арном Анрийским… А от Аретана до Изрина полторы недели безостановочной скачки на краге. И этот вариант не для армии. Они будут тянуться весь месяц…М-м-м-м… Ох, не спроста все это… Ох, не спроста-а…

— она раскрыла глазки и покосилась на нас: — Я так понимаю, что вы все

имели доступ к этому сокровищу, а Старшая и светлая — больше остальных?

— В некотором роде. — кивнула Мефар.

Клаудия посмотрела на другую северянку:

— А ты Турид? Получила прибавку?

Та кивнула:

— Я уже могу держать «Свет» и запросто делаю «Ослепление». -С-с-сильно… — прокомментировала она и прошептала: — Я так понимаю, что без Клятвы Единения я доступа не получу?

Ну-у-у— командующая неуверенно покосилась на меня, загипнотизированного колыханием двух огромных сисек Клаудии, и неожиданно твердо произнесла: — Нет.

— Тогда я согласна. Только сделаем это после того как пошлем письмо.

— Хорошо. — согласилась Мефар и продолжила: — Вместе с тем мы приглашены к госпоже Трекатен. Кстати, в связи с этим вопросом. Я бы хотела, чтобы ты отправилась с нами.

— Она знает? — удивленно подняла бровки Клаудия.

— Нет. Но…контакт с сокровищем у нее уже был и она явно догадывается.

— Плохо. — нахмурилась красавица.

— Не думаю. — чуть пожала правым плечиком Мефар ухмыльнулась: — Альрес ее отимел и она явно попала подпала под его очарование. — она выразительно смерила меня взглядом.

— Ну, не думаю, чтобы кто-то смог переплюнуть ее погибшего хозяина.

Мои любовницы синхронно ухмыльнулись:

— И зря.

— М-да? — скептически сказала Клаудия и пожала плечиками: — Ладно, Турид, идем посылать сообщение в Центр. Ты хоть его уже набросала? Турид достала из махонького кармашка на поясе аккуратно сложенный листик желтоватой бумаги:

— Да…

Клаудия иронично изогнула губки и сказала:

— Надеюсь там хоть без ошибок написано? Иди за мной… — покачивая тазом она прошла мимо меня и провела ладошкой по моему члену от самой головки до корня. Мило улыбнувшись мне она у направилась к проходу, ведущему во внутренние помещения, и крикнула туда: — Эльвирра! Присмотри за гостями и закрывай магазин!

Среагировав на звук, из коридора показалась невысокая блондиночка с также коротко стриженными волосами как и Клаудии. Она была одета в изящное платье из мягкой прозрачной ткани, которая практически ничего не скрывала, демонстрируя превосходное тренированное тело. Девушка была очень красива личиком. Однако, не смотря на то, что она была явно еще не сформировавшейся — ее грудь уже была минимум третьего размера.

— Да, мама. — ответила девушка.

Когда она проходила мимо матери, та остановила ее и, взяв за личико рукой, повернула к себе и произнесла:

— Доча, маме нужно будет пойти сейчас по делам. Поэтому сиди и на улицу не выходи.

— Знаю я твои дела. — буркнула Эльвирра: — Небось, опять пойдешь искать приключения на свою задницу…

Клаудия втопила ее личико между своих сисек и прокомментировала:

— Вся в меня: такая же бесцеремонная и красивая. Ну когда же ты поймешь, что твоим дружкам и подружкам только одно нужно — трахаться, трахаться и еще раз трахаться?

— А кому это не нужно… — прогудела девушка, неожиданно нежно приобнявшая мать.

Клаудия ее отпустила и скрылась в коридоре.

Разочарованно облизнувши ей вслед, я попытался отвлечься и пройдя к дивану сел на него. Рядом умостилась Мефар.

Я приобнял ее и прижал к своему боку. Она что-то прогудела и замерла, даже прикрыв глаза от удовльствия.

Девушка тем временем начала бегать по помещению, закрывая стальными ставнями витрины.

Не следить за взглядом за ее попкой показывающейся под развевающимся платьем было не возможно. Дабы хоть как-то отвлечься, я завел разговор с Мефар:

— Слушай, хотел вот спросить, а как у вас обстоит с совершеннолетием и вообще в этих реалиях с какого возраста тут занимаются сексом?

Мефар приоткрыла глазки и тоже посмотрела на девушку:

— У темных эльфов девственности лишают в совершеннолетие. Кое наступает в шестнадцать оборотов этой планетки вокруг светила. Этим занимаются целители. На следующий день после этого целитель три раза в день в течении недели массирует и растягивает влагалище. И только через неделю этого массажа молодая эльфийка принимает в себя член.

Это делается для того, чтобы девочки уже в свой первый раз получили весь спектр положительных ощущений от секса и у них не возникало определенных предубеждений в этом вопросе. Кроме того таким образом снижается риск возникновения всяких психо-физических травм…

Я заинтересовался:

— А Служительницы?

Она помрачнела:

— Это совсем другой вопрос. Там девочки отдают свою девственность Архидемонам, повторяя жертву нашей богини Лирмиллы. Энергия этих чудовищ перерождает нежных девочек в невероятно гибких, физически сильных Служительниц, способных увернуться от стрелы и ударом кулака пробить насквозь обычного демона… Взамен Архидемоны забирают их магию. Поэтому наш народ отдает в Храм самых неодаренных девочек. — Мефар помолчала и, скрипнув зубами, продолжила: — Каждая из Служительниц называет Посвящение самым жестоким моментом своей жизни. Даже тем, кому не повезло побывать в пыточных или быть пленницами у орков, удовлетворяя целую орду годами, даже они говорят, что по сравнению с теми часами — это так, почти в удовольствие… Я видела, однажды, этот ритуал… Отчаянные крики, мольбы, лужи крови, извивающиеся в муках тела девочек и довольный утробный рык… Это — одна из многих причин, из-за которых я сомневаюсь в возникновении предателей среди нашего народа. Слишком долго эльфы отдавали своих дочерей на потеху этим тварям.

— А у светлых такая же ситуация?

Она кивнула:

— Да. Вот только для них это многократно больший шок. Светлые нежны как цветы и когда их нежный бутончик срывает Архидемон, основная часть их девочек сходите ума… Они становятся неадекватны, кровожадны и неуправляемы. Они настолько безумны, что светлые долго хотели их убивать сразу после ритуала. Но здравомыслие победило и их стали пытаться приводить в чувство. Толку, правда, с этого мало — лишь единицы возвращаются к более-менее взвешенному мироощущению. Те же, кто не сошел с ума, и являются теми, кого называют жрицы Виэлан. Внешне они отличаются от наших Служительниц лишь более светлой кожей и волосами. Однако, как результат — жриц Виэлан достаточно мало, чтобы храм мог позволить себе выпускать их гулять свободно.

Я задумался:

— А мужчины? Я так понял, что есть в Храме и они?

Лицо Мефар окаменело:

— Ф-ф-ф… Мальчики, которых иногда отдают в Храмы, переносят это легче… Из-за этого жречество у светлых больше представлено мужчинами. Однако, их мораль выворачивается так, что общество светлых уже давно лихорадит. Мы этой ошибки не совершаем и мужчин-Служителей у нас единицы. Однако, у нас вот уже двести лет как возглавляет Храм мужчина. Он уравновешен и имеет более-менее нормальные предпочтения в выборе постельных партнеров.

— А как ты не стала Служительницей? Я ведь так понимаю, что ты не имела магического дара до нашей встречи?

Командующая фыркнула:

— Моя мать занимала высокое положение в иерархии Дома Когтя.

Небольшая взятка, мухлеж со спрятанным небольшим магическим накопителем и — я уже пролетаю мимо набора в Храм.

— А потом? Разве это не всплывало?

— Ну, мать нашла мне отличного учителя и договорилась с ней. И меня сразу стали готовить на офицера, а так как я была неглупа и училась старательно, то меня редко посылали на одиночные миссии. Конечно, мне приходилось скрашивать досуг моей учительницы, но она относилась ко мне хорошо и даже после гибели моей матери от рук убийцы прикрыла меня от особо пристального чужого внимания. К сожалению, Тальвианур не мыслит своей жизни вне Дома Когтя… — уголки ее рта опустились вниз:

— Надеюсь, что она выжила в той мясорубке.

Я немного помолчал, а потом, продолжая следить за порхающей девушкой, спросил:

— А у людей как с этим…всем?

Мефар посмотрела на меня, а потом на уже заканчивающую Эльвирру:

— Ну, люди нахватались от эльфов многого и у них успешно прижилось наше отношение к жизни и сексу. Насколько я знаю, у людей это происходит раньше. Намного. Насчет же Жречества или Служительниц — у людей этого нет. Это Лирмилла и Виэлан заключили договор с Кратушем и этим выровняли социальный статус вечных с демонами, а поскольку людских богов в Оеллире не осталось, то людей…да, впрочем, и все остальные народы — Старшие и, особенно, Архидемоны считают за грязь. Убить человека за косой взгляд для них — не проблема. Ты был свидетелем этого — за отказ в половой близости Кату с был готов при вселюдно избить, а когда они попытались дать отлор — и убить нашу троицу северянок. Да и если бы он это сделал — ему бы никто и слова не сказал. Даже если бы он сложил там из трупов гору — максимум что ему бы было — это герцогиня его пожурила… Мол, «люди платят налоги, а из них я даю тебе деньги. Не делай так. Если людей станет мало — платить я тебе не смогу.» Вот и все. С этой точки зрения иметь в знакомых демона или эльфа — очень выгодно и даже необходимо…

Но меня эти высокие проблемы волновали не очень. Я просто отложил сказанное на потом и задал еще один насущный вопрос:

— Постой, а сколько дней в году Оеллира?

— Четыреста. — зевнула Мефар

— А часов в сутках?

— Двадцать четыре. — предвосхитив мои следующие вопросы, она продолжила: — Час делится на сто минут, а минута — на сто секунд.

В математике я всегда был не особо силен, но, прикинув на глаз, даже я понял, что год выходит гораздо длиннее Земного.

В этот момент Эльвирра оказалась возле дивана и начала закрывать последние ставни. Она оказалась так близко, что до нее можно было дотянуться, даже не вставая. Я протянул к ней руки и, ухватив за талию, притянул к себе, усадив на руки.

Ее горячее молодое тело отделяло от меня лишь тонкая ткань, моментально пропитавшаяся моим потом. Девушка протескующе пискнула, но мои руки скользнули под ее платье вдоль ее тела и стали стягивать его через ее голову..

— Что вы делаете? — неуверенно запротестовала она, послушно поднимая ручки.

Я стянул с нее платье и отбросил его в сторону. Накрыв ее грудь своими ладонями, я прижал ее к своим, мокрым от пота, сиськам и произнес на ушко:

— А то ты не знаешь — иллюзию одну хочу показать.

Мефар выразительно фыркнула и насмешливо прокомментировала:

— Пф! Он такой сильный маг, что после этой «иллюзии» женщины могут только о ней и думать.

— Да? — удивленно повернулась ко мне Эльвирра.

— Смотри сама… — я приподнял ее попку и пропустил под ней свой член. Девушка развела широко ножки и, нагнувшись, удивленно посмотрела на него, а я, уперев головку в ее губки, произнес: — Вот он есть, а вот… — я закрыл ее ротик правой ладонью, засунув девушке в рот указательный палец, и опустил левой рукой было засопротивлявшуюся девушку вниз, насадив ее на свой пульсирующий член до половины. Девушка выпучила глазки, и закусила мой палец своими зубками, издав длинный стон. Боль от укуса была слабой и даже приятной. Я же улыбнулся и, смакуя узенькую и очень тугую пизденку, закончил: — … его и нет.

Мефар поднялась и направилась к выходу:

— Позову Эль ран. Пусть хоть подготовится к ритуалу. С учетом того, что ты уже трахаешь дочку Клаудии — он будет необходим…

Эльвирра была очень сладкой — молоденькая тугая пизденка так плотно обжала мне член, что это было просто невероятно. Когда я потянул член обратно, она издала даже не стон, а, фактически, чуть ли не завыла, во всю начав сосать мой прокушенный палец.

Когда я вытянул член практически полностью, она откинулась назад и попыталась опереться ручками о меня, но ее ладошки заскользили в моем поту и мне пришлось ее придержать.

Сразу после этого я снова ввел член в нее, но теперь глубже и головка члена воткнулась в ее врата матки. Эльвирра сильно выдохнула воздух и глубоко задышала.

Я же, довольно фыркнув, начал ее жарить так, чтоб член лишь слегка толкался во врата.

Вой перешел в крики, когда я стал поддаваться алой мути и погружать член глубже, толкая его в поддающиеся врата матки.

Но в тот момент, когда я уже собрался туда ворваться в магазин вернулась Клаудия.

— Эльвирра? Альрес? Какого черта? Что здесь происходит? — угрожающе произнесла она.

Я остановился и мы с девушкой повернулись на ее голос.

— Мама… — неожиданно всхлипнула девушка: — Он взял меня и…и… — она было попыталась встать, но я не пустил свою добычу и, еще раз толкнув член вглубь, все-таки вошел в мажу.

Девушка вскрикнула:

— Внутри! О, Творец, он внутри!

Клаудия злобно сощурилась и сунула руку под прилавок. Секунду она что-то там нашаривала и неожиданно легко достала одной рукой здоровенный двуручный меч-фламберг.

— Отпусти ее, демон. — произнесла она и, угрожающе выставив его перед

собой, сделала аккуратный шажок к нам.

В этот момент в магазин вошли Мефар и Эльран. Поняв все с одного взгляда, дроу сказала:

— Клаудия! Успокойся!

Она обратила взгляд на нее:

— Какого хера происходит? Я захожу, а этот Альрес насилует мою Эльвирру!

Мефар вздохнула:

— Понимаешь… В общем тут дело такое: наше сокровище — это и есть он. От удивления Клаудия наклонила голову к правому плечу:

— То есть как — он?

— А вот так. — Эльран сбросила с головы капюшон и всем присутствующим стали видны ее глаза, светящиеся ярким бело-зеленым светом. Она произнесла: — Кого он поимеет — тот и получает обещанную прибавку. Клаудия прислонила меч к прилавку и стала массировать руками виски:

— Значит, это происходит именно так?

— Ага. — кивнула светлая.

— То есть — процесс прям как у суккубов? — еще раз уточнила она.

— Да, только намного-намного быстрее.

Северянка покачала головой и еще раз окинула меня со своей дочерью взглядом:

— Безумие какое-то. Тем не менее — в этом есть смысл… — она обратилась ко мне: — Так ты из другого мира?

— Вообще-то да… — ответил я и добавил: — Но лично я думаю, что сейчас немного не время обсуждать мое прошлое… — я выразительно провел

руками по обжигающе-горячему телу Эльфирры и спросил: — Так я продолжаю? — и резко вытянул член из тесной пизденки девушки. Та пронзительно вскрикнула. Я же снова приставил его к ее губкам и снова медленно ввел: — Молчание — знак согласия.

— Пф! — выразительно фыркнула Эльран и стянула с себя куртку, оставшись в одних сапожках. Она смерила взглядом Клаудию, которая, нахмурившись, наблюдала за тем как я начал все ускоряясь жарить ее дочку, и спросила:

— Так что, вы согласны принести Клятву Единения?

Северянка немного помолчала, а потом произнесла:

— Даже если прибавки мы не получим и все это — фикция, то даже так служить в отряде со светлой «аури» и Старшей суккубой — очень неплохо. Лучше, чем здесь. Ведь однажды, «аури придется возвращаться в Лес… А, кроме того у вас в отряде — есть и этот… Поэтому, да — я согласна». Мефар выразительно фыркнула, этим как бы говоря: «Посмотрим что ты будешь говорить чуть позже, когда Альрес закончит с твоей дочкой.» Красавица одним движением стянула с себя свой ультра небольшой лиф. Швырнув его далеко в проход, северянка подцепила трусики пальчиками и, быстро стянув, тут же отправила их следом.

После этого Клаудия, хищно улыбнувшись, быстро подошла к эльфийке и, жестко взяв ее правой рукой за личико, присосалась к ее губам в поцелуе. Левой рукой она при этом скользнула между ножек светлой, начав там массировать той клитор.

Эльран скомкано застонала, борясь языками с северянкой. Клаудия прижала ее к стене магазина и, разорвав поцелуй, заскользила языком по подбородку, шейке и груди эльфийки направляясь все ниже и ниже. Вид был настолько провокационный, что мое возбуждение достигло пика и, наложившись на ощущения от очень узкой пизденки Эльвирры, я понял что сейчас кончу. Резким движением введя член полностью, я почувствовал как его ловка уперлась в стенку матки и оттянула ее дальше. Врата же попытались обжать член, но у них получилось плохо, поскольку они были совсем не натренированны. Спустя секунду сперма стала поступать по трубе, заливаясь в макту.

— О, нет! — закричала девушка вскинув голову к потолку: — Она в меня заливается! Такая горячая! Я горю! Моя кожа в огне!..

Не обращая внимание на ее крик, я дождался, пока в нее сольется все, и аккуратно, не вынимая члена, положил ее на правы бочк. Отпустив ее руки, я поднял левой рукой ее ножку, и продолжил двигаться. Вагина Эльвирры так плотно обжимала мой член, что наружу не вытекло и капли спермы. Поэтому головка моего члена, двигаясь туда-сюда, принялась взбивать ее внутри. Девушка, пребывая в полубессознательном состоянии, попыталась отползти от меня и так снятся с моего члена, но я правой рукой повернул ее личико к себе и впился жадно в ее хрипло дышащий ротик руками. Практически сразу она начла струйно кончать, изливая мне на мошонку свои соки. Ее тело затряслось и она забилась в конвульсиях. Но я лишь еще крепче прижал ее извивающееся тело к себе, и не думая останавливаться.

— Какой напор… — улыбнулась подошедшая к нам Клаудия.

Я оторвался от Эльвирры и скользнул по телу ее матери жадным взглядом. Отпустив девушку, я позволил ей чуть отползти и вытянул член из нее. Из ее пизненки тут же потекло мое семя.

Клаудия опустилась передо мной на колени и стала сначала облизывать, а потом и умело сосать мой жезл. Очистив его, она скользнула к своей дочери и стала целоваться с ней, прижавшись своим невероятным телом к ее.

— Мама, мама… — только и могла шептать Эльвирра в коротких перерывах между поцелуями.

Я поднялся и увидел, что их клиторы находятся совсем рядом и соприкасаются, трутся друг о друга.

Скользнув руками по ногам, а потом и по упругой попке Клаудии, я позволил себе, резко ухватившись руками за ее талию, войти в нее.

Тут было намного просторней, чем в ее дочери. На размер ее порядком растянутого влагалища явно оказало рождение ее ребенка. Но кроме всего прочего — северянка была большой девочкой, как по росту — так и по поведению: похоже, что она практиковала и любила секс.

Клаудия была пожалуй первой женщиной, при погружении моего члена в которую, он лишь немного головкой тыкался во врата матки.

Я бы сравнил ощущения дочери и матери как Огонь и Воду.

Однако, тут тоже были свои прелести: с Клаудией я мог полностью расслабиться и даже не пытаться сдерживать багровую муть.

Как ни странно мать дошла до оргазма быстрее, чем ее дочь только что. Ее ручки разъехались и она, вздрагивая, завалилась на Эльвирру, чуть не задушив ту своими сиськами.

Чуть позже уже наступила моя очередь издать глухой стон и начать заливать ее своей спермой.

Слив в нее все, я перекатился на бок и, тяжело дыша, уселся рядом с чувственно целующимися северянками.

Клаудия разорвала поцелуй и, тоже перекатившись, полулегла рядом со мной.

В поле моего зрения попала Турид, стоящая рядом с Мефар и Эльран. Судя по дошедшему до меня обрывку разговора, оказалось что они с интересом обсуждают меня и мой подход к сексу как таковому.

Турид заметив, что мы прервались, направилась к нам, подойдя, она оперлась о мои ноги руками и, встав на колени, стала вылизывать немного расслабившийся член.

Следом за ней к нам подошла Мефар и чуть ли не присосалась к пизденке томно застонавшей Клаудии. Дроу положила ручки на тело сверянки и стали массировать впечатляющие горы ее сисек.

— У тебя огромная сила. — прошептала Клаудия, обращаясь, очевидно, ко мне.

Я выдохнул:

— А тебя — грудь…

— Пф… — выдохнула она: — После рождения ребенка сиськи так и не уменьшились. Ты не представляешь, как трудно за ними ухаживать… Мефар оторвалась от ее клитора и игриво заскользила язычком сначала по лобку, а потом и по ее животу. Достигнув ее ложбинки между грудями, она сильно их сжала руками и, подняв голову, произнесла, вызывающе облизнувшись:

— Пора, Клаудия: времени осталось мало. — она отпустила ее сиськи и двумя руками оперевшись о ее живот, медленно поднялась: — Собирайся — у нас еще сегодня будет, судя по всему, еще одно подобное приключение в гостях у госпожи Трекатен.

Хозяйка магазина, с трудом взяв себя в руки, села на диване и начла водить по своему телу руками с явным удовольствием.

Эльран подошла к нам:

— Нужно, чтобы твоя дочь принесла клятвы.

Клаудия протянула руку и потормошила дочку за сиську:

— Ау, приходи в себя: как мы уйдем — тогда и поспишь.

Та простонала:

— Все внутри горит. И особенно — клитор… — она скользнула ручками к нему и зажала их там: — Ох, как хорошо… — тем не менее, уже в следующую сукунду, она вдруг резко поднялась на ноги и стала смотреть на свои руки: — Странное ощущение… Как вроде…

Ее руки засветились, но неожиданно с ее ладоней начали срываться ярко-белые язычки пламени.

Это моментально привело в себя Клаудию. Она поднялась следом и глядя на огонь:

— Это же «Белое Пламя»… — она обратилась к дочери: — Можешь убрать?

В следующую секунду огнь пога, но потом снова загорелся:

— Да… — кивнула Эльвирра и продолжила: — Оно мне полностью подвластно.

И тут я услышал мягкий смех. Это смеялась прищурившаяся Мефар. Она вытащила из ножен давешний кинжал и протянула его девушке со словами:

— Как видите — мы сказали правду. Теперь твоя очередь принести Клятвы. Только давайте быстрее: если мы опоздаем, то Трекатен может еще взбрыкнуть чего…

Девушка, не колеблясь, быстро схватила кинжал и полосонула себя по руке, произнеся слова клятвы:

— Пока во мне течет эта кровь, я выполню условия Клятвы Неразглашения и прослежу за ее выполнением другими…

Светлая сразу после этого провела по ранке рукой моментально затянув порез. После этого северянка встала на коленки перед ней и с оттягом лизнула ее клитор. Ее слова звучали немного неуверенно:

— Я, Эльвирра, поступаю на службу к тебе… — она запнулась и ее мать ей прошептала на ушко имя эльфийки. После этого она продолжила: — …Эльран из Дома Острого Листа. Моя кровь станет твоей, а моя плоть — защити тебя…

Светлая удовлетворенно улыбнулась:

— Я, Эльран из Дома Острого Листа, принимаю защиту и не отвернусь от тебя, Эльвирра.

Девушка поднялась с колен, а ее мать спросила:

— Ну вот и все. Что дальше?

— Ты идешь с нами. — произнесла Мефар и продолжила: — На всякий случай — вдруг Трекатен моча в голову ударит? А так полулегальный представитель Ордена — это уже серьезно.

— Меч брать?

Командующая уважительно покосилась на чудовищный фламберг и кивнула:

— Мы тебя берем еще и из-за него.

— Одежда?

— Какая одежда? Ау-у! Мы идем к умопомрачительно богатой суккубе в гости… — насмешливо фыркнула светлая.

— А? И точно…

Клаудия достала ножны и спрятала в них свой двуручник. Перебросив ремень, она закрепила его на спине

Эльран же, накинув на плечики курточку и натянув на лицо капюшон, вышла из магазина.

Турид закончила полировать мне член и, игриво подмигнув мне, направилась следом за ней.

— Мы тебя берем еще и из-за него.

— Одежда?

— Какая одежда? Ау-у! Мы идем к умопомрачительно богатой суккубе в гости… — насмешливо фыркнула светлая.

— А? И точно…

Клаудия достала ножны и спрятала в них свой двуручник. Перебросив ремень, она закрепила его на спине

Эльран же, накинув на плечики курточку и натянув на лицо капюшон, вышла из магазина.

Турид закончила полировать мне член и, игриво подмигнув мне, направилась следом за ней.

10. Ожесточение.

Глава 10. Ожесточение

Древний седой старик, одетый в богатые одежды из белой ткани с вычурной золотой вышивкой, сидел пред камином в огромном кресле. Время от времени он брал со стоящего рядом журнального столика один из аккуратной стопки исписанных мелким почерком листов и, подслеповато щурясь, читал текст, иногда делая магическим стилосом на полях только ему понятные пометки.

Старик отнюдь не страдал избыточным весом и при взгляде на него было понятно, что он даже сейчас старается держать себя в тонусе. Кроме всего того к подлокотнику его кресла был прислонен одноручный прямой меч-клеймор в очень старых потертых ножнах. Но это было отнюдь не единственное оружие в комнате: на высоких станах были развешаны самые разные его образцы, многие из которых явно ковались не под человеческую руку и имели довольно устрашающий вид.

Кроме оружия в помещении было довольно много другой мебели: стулья, большой письменный стол, еще три кресла, еще один журнальный столик, книжные шкафы…

Иногда старик, довольно кивая, откладывал лист бумаги в одну стопку, иногда — разочарованно кидал в другую, а бывало, что старик мрачно скрипел зубами и, скомкав документ, бросал его в камин.

В один из моментов, когда старик взял очередную бумагу, высокая резная дверь в помещение отворилась и сюда вошел высокий стройный голубоглазый парень с короткими светло-русыми волосами. Он был

облачен в легкий кожаный доспех, а к поясу у него были пристегнуты короткие парные мечи. В руках парень очень аккуратно держал девственно чистый лист бумаги.

Подойдя к смотрящему на него с вялым интересом старику, он низко поклонился и протянул бумагу ему со словами:

— Магистр! Донесение из Изрина с пометками «срочно», «тайна» и «лично в руки магистру».

Дождавшись, пока удивленный старик очень аккуратно возьмет донесение, он, не говоря более ни слова, вышел из помещения, тихо прикрыв за собой дверь.

Магистр пожевал губу пару секунд, словно набираясь решимости для прочтения новостей, и слегка коснулся печаткой, сделанной из белого золота, листа бумаги. Сразу после этого на бумаге стали проявляться серые буквы.

Когда старик принялся читать донесение, его лицо начало искажаться, словно он стал есть нечто очень-очень кислое.

— Что за бред? — наконец вырвалось у старика. Он перестал читать и перевел взгляд на огонь, пылающий в камине. Подумав немного, он изрек: — С другой стороны… Если ЭТО — правда… — еще раз посмотрев на донесение, он отложил его на стол и прошептал: — А есть ли у меня выбор? Если есть хоть пара шансов, что это — правда?

Магистр громко хлопнул два раза в ладоши. В ответ дверь снова открылась и давешний парень склонился в ожидании:

— Да, Магистр?

Старик, глядя в пламя, твердо произнес:

— Саймон! Астрид со своим отрядом в замке?

Тот распрямился и ответил:

— Насколько мне известно — да. Возможно — в городе.

— Вызови ее ко мне… Срочно. Кроме того: подготовь список, кто из самых надежных командиров сейчас в боевой готовности.

— Что-то серьезное? — насторожился он.

— Да. — кивнул Магистр, все также не отрывая взгляд от огня.

Парень бросил любопытный взгляд на донесение. Однако прочитать его под таким углом было невозможно. Недовольно дернув уголком рта, Саймон вышел из кабинета. Но его настроение не испортилось — нет-нет он был доволен и улыбался тонкой кровожадной улыбкой.

Старик же с кряхтеньем поднялся с кресла и подошел к очень узкому книжному шкафу, притаившемуся в тени за колонной. Когда он вытянул руку к корешкам книг, то она засветилась ярким белым светом. Поведя импровизированным светильником вдоль полок, он остановился и произнес: «Вот она.» Книга, которую он достал, была покрыта толстым слоем пыли. Стряхнув ее, магистр поднес ее к столу и, раскрыв, начал сосредоточенно листать. Стало видно, что на листах тонкой бумаги написаны горящие алым светом символы, которые явно отличались от букв в донесениях. В книге часто встречались небольшие очень искусные и детализированные иллюстрации. Когда на изображения падал свет они оживали: жуткие демоны указывали когтистыми пальцами на пылающие развалины за своими спинами, кошмарные твари исступленно сражались друг с другом, ужасные чудовища стаскивали трупы еще более ужасных созданий в кучи… На одном из изображений было показано волкоголовое

чудовище, склонившееся перед меленькой худой безликой голой фигуркой.

— Высший Демон Кратуш приветствует своего Владыку, в данный отрезок Вечности носящего имя Ашкер. — прочитал лаконичную подпись Магистр. Внимательно рассмотрев ожившее изображение, старик перелистнул страницу и наконец-то обнаружил то, что искал.

Этот магический рисунок изображал пирамиду, сделанную из золота. На ее усеченной вершине стояла, разведя руки в стороны, подобно крыльям, худая фигура Ашкера. Ниже него были расположены тридцать тщательно прорисованных безобразных чудовищ. Под каждым были написаны имена, основные деяния и подконтрольные им силы.

Магистр заскользил по ним пытливым взглядом, время от времени косясь на волкообразное изображение Кратуша и довольную позу Ашкера.

Кто-то из этих демонов решил отвесить мощную пощечину Кратушу, подняв в его Легионе восстание. Естественно, что это не просто удар по этому Высшему, но и по его Владыке.

Высший решил переметнуться? Поменять лаву на магму?

Да вряд ли…

Конечно, Высшие не всегда любили друг друга, но они настолько редко контактировали, что даже наступить на любимую мозоль или плюнуть друг другу в морду могли лишь считанные разы за тысячелетие. И всегда в эти моменты, дабы пресекать разборки настолько могущественных существ, на заднем плане отсвечивал лично Ашкер, способный потаскать своих подопечных за загривки.

Поборовшись с желанием плюнуть на изображение ненавистного

Владыки, Магистр перелистнул страницу и начал задумчиво читать перечень населенных миров, находящихся под управлением Высших.

На самом деле, планет и миров у каждого из них было значительно больше, чем в этих списках, но подавляющее их количество не обладало даже вшивой кислородной атмосферкой, не говоря об какой-то жизни и, особенно, разумных расах. К примеру, у Кратуша было всего четыре населенных планеты и больше сотни безжизненных кусков камня не могущих даже похвастаться большими залежами полезных ископаемых. Хотя, совсем недавно, многие из этих обожженных планетоидов имели вполне процветающий вид, но случилась то, чего боятся все, включая даже самих Владык…

Война.

То, что, похоже, снова нависло над Оеллиром.

Может, он ищет совсем не то и не там?

Оставив книгу раскрытой, старик подошел обратно к книжному шкафу и стал доставать оттуда книги, в которых говорилось об известных соседях Ашкера.

Вряд ли, чтоб ответ удалось найти, но, по крайней мере, он будет готов к тому моменту, когда имя того, кто решил сыграть против Ашкера, всплывет. А это произойдет.

Рано…или поздно.

Когда в комнату вошел, вежливо постучавшись, Саймон, то он застал картину множества книг, раскрытых на разных страницах и сложенных друг на друге так, что образовали гору, которая погребла под собой весь журнальный столик.

На его глазах старик быстро листал очередной толстенный талмуд, что-то неразборчиво бормоча себе под нос.

— Магистр? — неуверенно произнес парень.

Старик обратил на него внимание и воскликнул:

— Саймон! Ты вовремя! Значит, слушай: сейчас пойдешь в библиотеку в Закрытый Отдел и принесешь мне все книги по известным Владыкам. Я понимаю, что их может набраться довольно много, поэтому возьмешь помощников.

Парень пару секунд усиленно моргал глазами, пытаясь осознать данное ему поручение. Получилось не очень. Тем не менее он уже повернулся к выходу, однако, вспомнив, зачем сюда зашел, полуобернулся:

— А что делать с Астрид? Она ожидает в приемной…

Старик секунду вспоминал, зачем он за ней посылал, а потом, криво ухмыльнувшись, произнес:

— Зови ее сюда.

Когда парень скрылся за дверью, старик начал перекладывать книги, раскапывая донесение.

Он не успел убрать и половины, как дверь отворилась и в помещение зашла высокая худощавая блондинка в тяжелом доспехе. Под мышкой она держала шлем со стальным гребнем белого цвета. Волосы были собраны в тугой короткий хвост, жестко зафиксированный несколькими кожаными ремешками. Свисающая прядь волос прикрывала правый глаз, однако было видно, что он был закрыт белой повязкой. Настороженный взгляд левого глаза, несвойственного для северян темного цвета, заскользил по помещению, отмечая кавардак.

Уважительно поклонившись, девушка произнесла глубоким голосом:

— Вы меня звали, Магистр?

— Да, да… — ответил он ожесточенно перекладывая книги. Бросив на нее короткий взгляд, он произнес: — Можешь сесть. Разговор будет серьезным… Ага! — он наконец выудил лист с сообщением. Утерев пот со лба, он вздохнул и уселся в свое кресло. Девушка, неуверенно оглянувшись, хотела было сесть на стул, но старик указал на кресло рядом с собой. Когда Астрид осторожно села на его краешек, он протянул ей донесение: — На, читай.

Девушка взяла бумагу и ее взгляд заскользил по строчкам. Дочитав до середины, она покраснела и сжав руку, скомкав листок, возмущенно выдохнула:

— Ч-чего? — она заполошно посмотрела на старика: — Да что эта сука себе думает? У нас тут что — Квартал Алых Фонарей? — натолкнувшись на ироничный взгляд хозяина кабинета, она испуганно вжала голову в плечи: — Ой, простите… Просто…

Старик весело развел руками:

— Да я все понимаю. Сам поначалу не очень воспринял. Однако, подумав, понял, что смысл-то во всем этом есть.

— Но вы понимаете, что приказать девочкам ложиться под… Я не смогу.

— Ты до конца хоть дочитала? — старик помрачнел и склонившись с кресла, взял с пола большую старую книгу раскрытую посередине. Когда он положил ее себе на колени, он снова заговорил, но его голос прозвучал тяжело и глухо: — Смотри, что написано: «Многие из Архидемонов обладают определенной способностью, которую называют

Истечением. Наиболее ярко она проявляется, когда они занимаются сексом с суккубами, количество коих в личной свите данного Архидемона может превышать тысячу. Истечение позволяет суккубам Возвышаться без поглощения душ. Есть мнение, что Истечение Высшего Демона сильнее Истечения Архидемона многократно. Однако, причина, по которой ни один Высший Демон не собирает орду суккуб, неизвестна.»

После этих слов Астрид продолжила читать донесение. Дочитав его до конца, она снова окинула весь текст взглядом и только после этого произнесла:

— Даже не знаю, что и думать.

Старик мрачно фыркнул:

— Ф! Когда Кратуш зажелал армию из потомков Ракронса сто лет назад — мы утерлись и собрали ее. Мой отец ушел на Войну Владык и сгинул на ней. — его голос опустился до шепота: — Когда сорок лет назад Архидемоны захотели устроить пиршество и потребовали от нас сотню молодых девушек для развлечения, мне пришлось послать и мою дочь. — он заскрипел зубами и продолжил: — А потом я узнал что на этом «развлечении» они пошли сначала по рукам, а потом и на закуску… — он было замолчал, глядя в пламя, но продолжил: — Если бы потребовалось — я бы лег сам под этого пришельца, но он предпочитает женщин… — он опять помолчал: — Кроме всего прочего, если верить донесению, у него в свите светлая эльфийка уже стала «аури». А значит — она сможет восстановить твой глаз. Уже ради этого шанса тебе стоит туда съездить. — все так же глядя в пламя, он произнес: — Конечно, если ты не хочешь — я тебя не буду заставлять и, думаю, найду кого послать…

Но Астрид протянула донесение обратно старику и сказала:

— Нет. Вы правы. Это — не большая цена. И даже если донесение ошибочно — хотя бы проветримся и посмотрим, что происходит вне наших земель, ближе к обителям Архидемонов… Мы выступим завтра в полдень. Он кивнул и аккуратно положил бумагу на огонь. Глядя, как она вспыхнула, старик произнес:

— Возьмешь у Саймона список командиров отрядов, что сейчас в замке. Наберешь две — три сотни солдат и отправишься. Там сейчас война: сосед этой герцогини Крехтор упер ее дочь и она объявила ему ультиматум. Он его отверг… Поэтому, я, возможно, вышлю вам в след еще солдат… Если какие возникнут вопросы — увиливай: неизвестно что вы застанете, когда окажетесь там. Может пришельца уже убьют и вопрос отпадет сам собой. Нечего давать людям призрачную надежду.

Старик замолчал.

Девушка поднялась с кресла:

— Можете на меня рассчитывать.

Немного придя в себя, мы все-таки вышли из магазина.

Вечерело. Улицы погрузились в глубокую тень. Уличные фонари{очевидно, что магические) еще и не думали зажигаться.

Клаудия оставила свою дочь закрывать магазин и наказала до утра ее не ждать. Это то, что было сказано вслух: кроме всего прочего она еще долго что-то шептала ей на ушко, завершив словами: «Все поняла?».

Честно говоря, мне было плевать на то, какие указания она ей дала: я жадно привлек к себе для вида сопротивляющуюся Мефар и, прижав ее спиной к своей груди, позволил своим жадным ручкам исследовать самые укромные уголки ее тела. Как результат, всего за пару минут ожидания северянки дроу начала постанывать и тереться о меня своим тазом. Однако, когда я уже подумывал приступить к делу прямо на улице возле нашей лошади {благо прохожим было плевать), Клаудия взъерошила на последок волосы дочери и направилась к нам.

Мне пришлось со вздохом отпустить свою томно дышащую добычу и мы наконец-то отправились уже к Каритиль.

Влившись в людскую реку, мы шли неторопливо, вяло переговариваясь и постоянно контролируя свое имущество и деньги.

Пройдя по проспекту, мы отделились от толпы и свернули в одну из узких улочек. Прохожих здесь было совсем мало.

Однако мое предположение, что здесь находятся дворцы и имения знати средней руки этого герцогства не оправдались — мелькающие среди деревьев строения нисколько не уступали своим собратьям за второй стеной.

В конце концов, я решился на вопрос, благо было у кого:

— А почему Трекатен не живет за кольцом вторых стен?

Мои спутницы переглянулись и мне ответила Клаудия:

— Площадь земли Верхнего Города не так велика, как кажется. А вот аппетиты живущих там — безмерны. Да и не так уж много там дворцов. Собственно дворец Крехтор, Обители Катуса и Серхота, несколько гостевых строений — вот и все. Все остальное занято казармами элитной

стражи, магистратом ну и по-мелочи: Торговый Квартал,

представительства и дипломатические миссии… Вопрос переноса стен поднимался уже только на моей памяти раз десять, если не больше, но это будет значить, что нужно сносить дома тоже отнюдь не бедных граждан, находящихся под стенами с этой стороны. А они не хотят переезжать куда на окраину. Давать же им землю возникшую внутри Верхнего Города при его расширении — значит менять лаву на магму: те кто хочет обосноваться внутри так и не смогут этого сделать…

Мефар кивнула:

— Я слышала, что Крехтор хотела строить еще одно кольцо стен — Изрин все продолжает расти, к ее явному удовольствию. Если бы не последние события… Хотя — это все последствия зависти ее соседей…

Она хотела продолжить, но в следующую секунду ей в левое плечо попала короткая черная стрелка. Ее кинетическая энергия была такова, что дроу швырнуло назад, перевернув в воздухе.

Переход был настолько резкий, что меня хватило лишь недоуменно взирать на ее падающее тело. Похоже, что остальные думали намного меньше — меня в сторону оттолкнула Зирта, буквально заменив в пространстве мое тело на свое, и — ее сразу же сбили с ног стрелки. Я видел, как одна из них пробила ее тело, замотанное лишь в плащ, насквозь. Брызнувшая мне в лицо кровь, вырвала меня из оцепенения и окружающий мир моментально заполнил знакомый алый туман. Упав на руки, я мягко перекатился в сторону прямо под чей-то высокий каменный забор. За это время я сумел заметить мелькнувшие со стороны проспекта фигуры в темных плащах. Много. Больше десятка. Мой конь отчаянно и удивленно заржал от боли, ему вторило несколько упавших прохожих — похоже, что неизвестные не церемонились и им было плевать на сопутствующие жертвы…

Вскочив на ноги, я, низко пригнувшись, понесся прямо к врагам не задумываясь о том, что у меня нет оружия вообще.

Заметив, что фигуры подняли в мою сторону арбалеты, я резко перекатился вправо и тут же обратно. Рядом взвизгнули черные металлические стрелки, выбив от удара о брусчатку ярко-белые искры.

В следующее мгновение мое тело резко остановилось и распласталось, пропустив перед и над собой два магических разряда — сгусток абсолютно черного тумана, оставляющего за собой медленно тающий, словно инверсионный, след, и ярко-белую шаровую молнию, которая разочарованно рыкнула пролетая надо мной.

Когда я откатился еще раз в сторону, мой мозг пронзила отчетливая мысль, что добраться до врага, похоже, не удастся. А значит — вполне вероятно, что меня сейчас убьют.

Сразу за этим внутри толкнулась ярость. Безошибочно определив среди фигур троих магов, я вытянул к ним правую руку и прорычал:

— Аре-шерх-мар! — и с силой сжал пальцы в кулак.

Маги дико закричали и окутались в саван из яркого оранжевого пламени, но это было не все — их тела еще и стали ломаться во многих местах. Воспользовавшись тем, что их товарищи с ужасом уставились на их опадающие тела, я оттолкнулся от земли и одним невероятно длинным прыжком преодолел оставшееся расстояние точно приземлившись прямо на одну из фигур. Энергия удара была такова, что коротко вскрикнувшего врага отбросило в сторону, смачно впечатав в стену. Сразу за этим я бросился к его уже оборачивающемуся ко мне ближайшему соседу и с ходу пнул правой ногой его точно в солнечное сплетение. Прежде чем удар отбросил врага, нога погрузилась в его тело почти по щиколотку, втолкнув из его рта поток крови. Я было развернулся к следующему, но его соседи уже были готовы и перегруппировались: двое, что-то крикнув, побежали в сторону перезаряжая на ходу небольшие многозарядные стальные арбалеты, а трое, настороженно выставив между нами прямые мечи из белого металла, стали окружать меня.

Алая муть, похоже, вся истратилась на троих магов и прыжок, оставив лишь следы на границе зрения. Сделав два быстрых шагов назад, я разорвал расстояние и, облизнув губы, бросил взгляд обратно на улицу в ожидании подмоги, но увиденное там меня обескуражило — мои спутницы ожесточено рубились с еще одним большим отрядом врагов, причем дело было чуть ли не отчаянней чем у меня: светлая, стоя на коленях среди наших раненых, одной рукой лечила их, а другой удерживала какой-то магический щит, при этом обе северянки, чуть ли не спиной к спине, пытались не дать врагам броситься с мечами на светлую.

Горожане в панике разбегались кто куда. А вот солдат герцогини, как назло, не было вообще.

Один из мечников попытался воспользоваться тем, что я отвлекся, и, быстро сократив расстояние, сделал выпад. Пришлось отступить еще. Взглянув на арбалетчиков, я понял, что нужно что-то срочно предпринимать — они уже заканчивали зарядку.

Но в этот отчаянный момент во врагов врезались две размытые фигуры, спрыгнувшие с крыши ближайшего здания. В пару ударов они слаженно очень быстро несколько раз проткнули отчаянно вскрикнувших арбалетчиков и насели на успевших среагировать мечников. Воспользовавшись тем, что противники вынужденно отвлеклись на новых действующих лиц, я ринулся вперед и, оказавшись вплотную с одним из врагов, своей правой рукой перехватил его руку, державшую меч, за запястье, а ударом растопыренных пальцев левой ударил его в снизу в живот со своей силой. Пальцы легко прорвали ткань его одежды вместе с плотью. А моя рука все погружалась в тело отчаянно закричавшего человека, пока, почти нежно, пальцы не сомкнулась на его трепещущем сердце.

Капюшон плаща упал от дерганных инстинктивных конвульсий моей жерты и я увидел что держу молодого мужчину с короткой ухоженной бородкой. У него изо рта потоком текла кровь, а выпученные голубые глаза с ужасом пожирали меня взглядом.

— Твоя душа будет моей… — жестоко улыбнувшись, произнес я.

И одним движением раздавил его сердце.

В следующее мгновение мне показалось, что что-то очень сладостное влилось мне в руку и, пробежав по жилам, растворилось у меня в груди. Мир тут же стал совсем немного, но заметно четче.

Выдрав из судорожно сжатых пальцев меч из белого металла, я пальцами левой руки, ухватился за позвоночный столб, решив использовать труп в качестве щита.

Развернувшись к неожиданной подмоге я удосужился вида на завершение схватки: поразительно знакомые рослые дроу сделали почти синхронный очень быстрый выпад и проткнули своими мечами своим противникам грудь, тут же выдернув мечи и разорвав дистанцию.

Один из врагов спустя секунду молча упал на спину, а другой, выронив меч, грохнулся на колени. Надсадно хрипя, он стал шарить руками на поясе, но ему было не суждено закончить свои поиски — одна из дроу мощным ударом ноги с разворота буквально разбила его голову но ошметки, щедро брызнувшие во все стороны.

— Все в порядке? — поинтересовалась одна из дроу знакомым голосом и я узнал в неожиданных помощницах Лашту и Рушу.

Окинув их взглядом, я понял что то что я, было, принял за странную черную обтягивающую одежду было густой кровью, покрывавшую их нагие тела неравномерным слоем.

Я молча кивнул в ответ и для пробы дернув своим импровизированным щитом указал мечем на отчаянно сражающихся остальных моих сокомандниц.

Служительницы кивнули и мы побежали к своим на выручку. Поначалу дроу вырвались вперед, но алый туман опять вздернул меня в длинном прыжке, завершившимся просто на одной из фигур. Она попыталась меня было встретить выставленным мечем, но когда тот уже проткнул мой импровизированный щит, я просто резко сдвинул его в сторону, отведя от себя клинок. Следом сильный суммарный удар наших тел отбросил вскрикнувшего врага в сторону.

Однако, наше появлении оказалось неожиданностью не только для противника — северянки тоже отвлеклись и повернулись в мою сторону. К сожалению, враги пришли в себя быстрее и если Клаудия успела среагировать на внезапный выпад одного из нападающих, то удар белого клинка Турид пропустила и тот на мгновение проткнул насквозь ей грудь, показавшись из спины на целую ладонь. Тонко вскрикнув, она пошатнулась и лишь чудом отбила еще два удара, хрипя и пятясь назад. Развернувшись, я швырнул свой «щит» в ее противников и бросился следом за ним. Не все враги сумели должным среагировать на летящий на них снаряд и двоих летящий труп сбил с ног. Остальные испуганно отпрыгнули в стороны, чем воспользовалась Клаудия резким горизонтальным ударом своего двуручника развалив одного из неосторожных врагов по диагонали на двое.

В следующую же секунду в схватку вступили Служительницы: неожиданно для всех они в беге наклонились вперед и, молниеносно перехватив изогнутые короткие мечи обратным хватом, словно черные пантеры оттолкнулись от земли руками, успешно избежав выставленных им навстречу клинков.

Теперь нападавшие поменялись с нами местами — хоть нас и было меньше, но Служительницы и явно потерявшая себя в бою Клаудия начали их даже не рубить, а резать на куски.

Я выбрал себе ближайшую фигуру с белым мечем и обрушил на нее удар своего трофейного клинка, вложив в него всю силу. Противник, вероятно запаниковав, попытался принять мой клинок в жесткий блок, но это было равносильно останавливать несущийся поезд руками: мой меч отбросил его оружие и продолжив движение вниз разрубил противника от темени до паха четко надвое. Клинок продолжил движение и врубился в брусчатку наполовину, выбросив целый сноп искр.

Неожиданно я увидел полупрозрачный слабо светящийся шарик, поднявшийся над разрубленным телом. Повинуясь наитию я быстро протянул руку и схватил его окровавленной левой пятерней. Шарик послушно втянулся в руку и импульс теплоты снова влился в меня.

Значит, я забираю души? И все-таки демон. Последние следы надежды растаяли, как снег в жару. Ну и ладно.

Хмыкнув, я развернулся в поиске следующего врага, но застал лишь завершение схватки: обе Служительницы, изогнувшись так, будто их кости были резиновыми, увернулись от ударов и, резко сократив расстояние начали полосовать своими мечами оставшихся четверых людей, одновременно придерживая их, чтобы не упали раньше времени. Противник Клаудии, оказавшийся меду ней и забавляющимися со своими жертвами дроу, неожиданно рыкнул и решительно сорвал с себя плащ. Под ним оказался полуголый краснокожий демон с четко очерченными рельефом мышц своего тела. Он был одет в кожаные штаны с множеством карманчиков и высокие сапоги.

Указав на Клаудию когтистым пальцем он крикнул:

— Один на один!

Мы со Служительницами, наконец-то позволившим телам упасть, скептически переглянулись, но северянка нам крикнула:

— Не мешайте! Он — мой!

Пожав плечами мы стали наблюдать за ходом схватки.

Не знаю как остальные, а лично я был готов вмешаться в любой момент.

Впрочем, разошедшейся северянке помощь оказалась не нужна: сделав отвлекающий выпад она неожиданно быстро сблизилась со своим противником и молниеносно разрубила его туловище пополам как раз на уровне штанов. Сила удара была такова, что верхнюю часть туловища подбросило вверх на добрых полметра. Развернувшись в воздухе грудина с головой и руками слепо взмахнула мечем и брякнулась на спину. Ноги же, постояв пару секунд, упали вперед.

И будто это послужило сигналом — демон очнулся и бешено заорав от боли и отчаяния начал беспорядочно махать над собой правой рукой, которая держала меч. Левой же он отталкивался от брусчатки, пытаясь отползти в сторону. Как ни удивительно, но крови при этом вытекало совсем не много и кровавая дорожка была довольно бедной. Неужели для демонов подобное не смертельно?

При виде этого зрелища Клаудия жестоко рассмеялась и, быстро подойдя к нему с правой стороны походкой от бедра, молниеносным движением левой ножки придавила руку демона с мечем к земле. Он тут же ухватился левой за ее стопу, но северянка, не обращая внимания на эти вялые попытки, широко замахнулась своим жутким волнистым мечем и крикнула:

— Сейчас ты отправишься обратно в Бездну, демон! Короткой дорогой!

Но рядом с ней возникла Эльран:

— Стой, Клаудия! Нам нужно узнать, кто их послал! — та остановилась и, недовольно покосившись на нее, медленно опустила оружие, а эльфийка уже спокойнее продолжила: — Потом убьешь…

Я обернулся к Эльран и, выразительно бросив взгляд на тела тяжело дышащих раненых, лежащих в лужах крови у нее за спиной, спросил:

— Что с остальными? — подойдя ближе, я сел на корточки с ними рядом.

— Их жизнь вне опасности. Я затянула раны и погрузила их в сон: сейчас им лучше не шевелиться хотя бы несколько минут, дабы стянутые ткани снова не разорвались. Через полчаса не будет даже шрамов, хотя слабость от потери крови и будет наблюдаться некоторое время… — когда я облегченно вздохнул, она бросила на меня настороженный взгляд и спросила: — А ты как? Не ранен? Все в порядке?

Пожимаю плечами:

— Повезло. Вначале Зирта меня оттолкнула, подставившись вместо меня, а потом помогли Лашта и Руша… — я повернулся к Служительницам, схватившим за руки все еще живого демона и потянувшим его к нам: — Кстати, а вы откуда тут взялись?

Лашта произнесла:

— Нас послала за вами присматривать Каритиль. Мы согласились с ее доводами.

Руша продолжила:

— Она оказалась права. Двигались за вами по крышам… Ну и натолкнулись на целый десяток агрессивно настроенных арбалетчиков. — довольно осклабившись, она продолжила: — Ох, мы и повеселились!

Клаудия в этот момент пнула одно из тел, лежащее в луже крови, и то тут же застонало и свернулось в позу эмбриона Северянка издевательски прокомментировала:

— Ты сатри а? Думал проконает и за мертвого сойдешь? — когда тот что-то простонал, она с еще большей издевкой добавила: — Ой. Неужто бо-бо?

Ругатъся-то зачем? И нечего мою мать вспоминать! Святая была женщина! Не то, что я! Всю жизнь прожила с моим батяней и ни разу налево не сходила! Слышь? Поднялся на четвереньки и пополз, куда я скажу, понял?

Раненый попытался выполнить требуемое, но не смог. Клаудия фыркнула и неожиданно сходу врезала ему ногой по лицу. Явно не насмерть, но человек потерял сознание. Ухватив его за ногу, северянка, почти не напрягаясь, потянула его к уполовиненному, тихо ругающемуся демону. — Тут еще пара. — произнесла Лашта, окидывая взглядом лежащие тела. Эль ран оглянулась на собирающиеся пока что вдали толпы зевак и скомандовала:

— Тяните этих сюда же. И вообще стягивайте все трупы в кучу поближе: нужно еще с них трофеев натрясти, а то местные все попрут. И попытайтесь поискать арбалетные болты — адамант, мать его, в три раза дороже золота, а уж за митриловые мечи мы столько деньжат срубим…

В этот момент со стороны проспекта появился большой отряд солдат. Они растолкали зевак и выставили оцепление. Большая половина, обнажив оружие и взведя мощные арбалеты, осторожно направилась к нам.

— А вот и подкрепление… — протянул я.

И тут через толпу, прошел сам Катус и направился к нам. Его бессменный шестопер как обычно был заброшен на правое плечо.

— Ох… — выдохнула Эльран и натянула капюшон пониже: — Твою-то мать! Всем быть готовым ко всему… — она наклонилась и быстро коснулась спящим раненым указательным пальцем в центр лба. Они тут же открыли глаза, но Эльран быстро произнесла, остановив их: — Резких движений не делайте: я стянула раны, но они могут открыться.

Девушки осторожно сели и Мефар, мрачно обозрев место схватки, прокомментировала:

— Мы слишком расслабились…

Руша, подтягивая очередное тело в кучу за ногу, согласилась:

— Да, мы забыли, что у нас могут появиться враги…

В этот момент к нам подошел Кату с во главе отряда солдат. Он произнес:

— Опустите оружие! Иначе…

Но Мефар не дала ему закончить:

— Иначе что? Попытаетесь напасть и закончить то, что не удалось им? — она встала и выразительно указала на гору трупов.

Лицо Старшего исказилось:

— Ну… Гм! Сейчас военное время и за сопротивление…

Дроу криво ухмыльнулась:

— Если вы попытаетесь на нас напасть, то естественно мы окажем сопротивление. Вместе с тем, я хотела бы заметить, что мы наняты в армию Изрина и как бы выступаем за вас, а значит — это они враги. — она указала на троих пленников, уложенных в ряд.

— Гм! — прогудел он и глубокомысленно изрек: — Однако…

Но в этот момент с другой стороны улицы показался еще один отряд солдат в начищенных доспехах. Они растолкали зевак и приблизились к нам. Кату с настороженно уставился на них.

Этот отряд состоял сплошь из рослых демонов в доспехах из темноного металла, чьи части были по краям позолочены. Возглавлял их высокий, не просто красивый, а даже изящный демон, держащий в руках большой многозарядный арбалет.

Когда они приблизились, то он произнес:

— Приветствую вас, господин Каутс. Меня зовут Ратор. Эти …м-м-м? — он окинул нашу компанию оценивающим взглядом и продолжил: — …наемники — гости госпожи Трекатен и поскольку я занимаю пост начальника охраны при ней — они под моей защитой. Если захотите предъявлять претензии или забрать ее гостей — только с санкции самой герцогини Крехтор или ее наместника Серхота.

Старший очень отчетливо скрипнул зубами и, не глядя, указал своим длинным когтистым пальцем на троих пленников, прорычав:

— Я хочу их. Они будут долго умирать. В муках. А потом — я заберу их души.

Мефар сощурила глазки и твердо произнесла:

— Это — наши пленники. И мы хотим узнать, кто стоит за этим нападением. Кату с резко шикнул и зловеще прогудел:

— Я запомню.

Неожиданно он сделал шаг к пленникам. Лишь потому, что я чувствовал некий подвох, я успел оказаться рядом с ним и остановить его замах, выставив на пути его оружия трофейный белый меч. Оружие столкнувшись родило целый сноп ярких искр. Удар чуть не вывернул клинок у меня из рук, но мне удалось — шестопер остановился в двух ладонях от головы демона.

Через силу улыбнувшись, я произнес:

— Ты же не хотел повредить им?

Кату с секунду смотрел мне в глаза, а потом отвел взгляд:

— Случайно. Сорвалось.

— Вот и отлично. — он фыркнул и вернул свое оружие на плечо. Когда он сделал шаг от меня, я произнес ему в спину: — Я тоже запомню.

Старший остановился на секунду и, оглянувшись на меня, потопал дальше. Зеваки торопливо расчистили ему дорогу.

Один из солдат отряда стражи, облаченный в более богатые доспехи, подошел к нам и произнес:

— Нам нужно узнать детали нападения: кто-где находился и остальное. Мефар вздохнула:

— Может, опросите свидетелей? Мы торопимся на прием к госпоже Тркатен.

— Опросим. Обязательно. — отвечал он, но добавил: — Однако, завтра некоторые воспоминания могут существенно поблекнуть.

Дроу оглянулась на Эль ран и осторожно вставшую Турид:

— Я была ранена в самом начале… — она посмотрела на меня: — Альрес? Пожав плечами, я начал показывать:

— Первые секунды прохлопал ушами — арбалетные стрелы прервали тебя прямо посреди предложения. Очнулся только когда Зирта оттолкнула меня и попер к ним… — я указал в сторону проспекта, откуда Служительницы тянули за ноги в общую кучу трупы: — Там ко мне присоединились Лашта и Руша. Мы добили тех и вернулись обратно. Тут уже вместе добили остальных. — подумал и, нахмурившись, добавил: — Служительницы говорили, что убили еще десяток арбалетчиков на крыше, но деталей не знаю, поэтому где они валяются — узнавайте у них…

И пошло-поехало…

Лейтенант стражи вцепился в нас хуже бультерьера. Он хотел знать все: что, где, как, почему. Наши истории он, как оказалось в конце, записывал на специальный магический кристалл, выполнявший функции диктофона.

Кстати, на трофеи он практически не претендовал, лишь присутствовал при обысках тел, записывая происходящее на еще один магический артефакт, напоминавший большой хрустальный шар {этот артефакт записывал вообще все что происходило вокруг него). В качестве вещественных доказательств он забрал одну лишь одну стелку из черного метла, арбалет и белый меч. Конечно, было немного жалко, но, как оказалось, эти предметы нам либо вернут, либо выплатят компенсацию.

К сожалению, мой конь был мертв — в мало того что попало три стрелки, так еще и вмазало каким-то заклинанием, убившем его моментально. Из-за этого мы сильно обрадовались, что нам Трекатен прислал столько сопровождающих: в конце мы нагрузили их изрядно трофеями и частями моего доспеха.

Кто это такие основных версий было две: либо люди герцога Анрийского, либо наши личные враги{озвучивая последнюю версию лейтенант косился на Мефар, намекая, что наемников могли прислать из Дома Когтя).

В конце концов, лейтенант удовлетворился и позволил забрать тела в специально приехавшую труповозку. Одновременно с этим он отпустил нас и позволил каким-то людям начать смывать кровь с брусчатки.

Все это время, связанные пленники лишь постанывали слегка подлеченные Эльран. Кровь у уполовиненного демона перестала течь вообще. Да чувствовал он себя не в пример лучше остальных.

Лейтенант хотел их у нас забрать, но Мефар уперлась, под предлогом того, что Кату их уже чуть не ухлопал. Что ему помешает добить их у себя?

Крепко связанных пленников забросили на плечи Служительницы.

После этого, напряженно контролируя окружение мы, все-таки добрались до дворца Трекатен.

Пройдя через распахнутые ворота, возле которых прохаживалось трое демонов в полном доспехе и с жутковатыми алебардами в руках, мы прошли по дороге и увидели цель нашего похода — обитель госпожи Трекатен.

Ну, что сказать? Величественное и красивое трехэтажное здание, скрытое от посторонних взглядов с улицы густыми кронами деревьев. Оно было украшено колоннадой и множеством статуй самых разных размеров, которые изображали самых разных существ. Некоторые были очень красивыми и изображали женщин разных народов, а глядя на некоторые, я начал надеяться, что мне не доведется с ними столкнуться в реальности.

На широченной лестнице пере парадным входом стояли навытяжку три десятка краснокожих демонов-мужчин, облаченных в полные доспехи и с разнообразным оружием в руках, и толпа из больше чем четырех десятков суккуб, одетых в легкие закрытые костюмчики. В отличии от воинов, демоницы были вооружены вразнобой: начиная от странных посохов, с явно магическими камнями в навершии, и до более понятных

для меня мечей и арбалетов.

Перед ними туда-сюда металась, явно нервничая, Трекатен. Увидев нас, она успокоилась:

— Что там произошло? — спросила она вместо приветствия, окинув нас всех взглядом.

Вместо ответа, мы молча бросили перед ней свои трофеи и пленников. Она внимательно окинула взглядом наши тела покрытые коркой уже начавшей засыхать крови, пачку белых мечей, арбалеты, адамантовые стрелки и пленников.

И только после этого древняя суккуба, все поняв, начала шипеть ругательства.

Конец фрагмента

В этой книге пока больше нет фрагментов. Автор пишет новый фрагмент!

11. Гости.

11. Гости.

— Проклятье… Проклятье… Вы хоть понимаете насколько это все было на грани? — Трекатен швырнула зазубренную адамантовую стрелку на мраморный пол и та, бессильно звякая, покатилась по полированной поверхности,

— Да. Мы расслабились. Я не думала, что все так быстро закрутится и нас попытаются убрать уже в день найма. — Мефар глотнула питательного густого кроваво-красного напитка из высокого бокала и левой рукой взволновала водную гладь и продолжила: — Люди герцога Анрийского поразительно быстро среагировали. Учитывая поведение Катуса по отношению к нашим пленным и его попытку убить одного из них… Кабы он не был замешан во всем этом…

В данный момент мы отмокали в невероятно богатой купальне, расположенной на подземном уровне дворца древней суккубы. Выложенное белым гранитом помещение, кроме всего прочего, было украшено статуями, изображавшими обнаженных суккуб. Восемь из них были расположены на краю купальни: они, встав на колени, изливали горячую воду из вытянутых перед собой рук в бассейн. Вода появлялась прямо из ладошек, сложенных в лодочки. Причем я не заметил труб или других частей водопроводной системы. А ведь воду же нужно было куда-то отводить. Статуи были настолько искусно выполнены, что мне казалось, будто они живые и буквально в следующую секунду шевельнутся, очнувшись от долгого сна. Сам бассейн имел круглую форму и был очень неглубок. В нем можно было сидеть, вытянув ноги. При этом

горячая вода поднималась лишь до уровня середины живота. Облокотившись спиной на борт бассейна, я, полуприкрыв глаза, наслаждался жизнью. Меня отмывали мягкими щетками от засохшей крови две голые личные служанки Трекатен — молоденькие розовокожие суккубы, на голове которых красовались совсем маленькие рожки, выдавая в них всего лишь импов. Мои любовницы в похожих на мою позах расположились вдоль всего края бассейна. Рядом с каждой из них также крутились служанки хозяйки, расчесывая волосы или просто ожидая высказанного желания. Смываемые с нас кровь и пыль удивительным образом растворялись в воде без следа, оставляя ее все также девственно чистой.

Лишь Лаша и Руша не находились в воде: расположившись на лежаках, они, словно огромные кошки, удовлетворенно чуть ли не мурлыкали, когда обнаженные нежные суккубки массировали своими ручками их сильные тела, обильно смазывая каким-то прозрачным на вид маслом. На моих глазах две суккубы щедро полили его на свою грудь и, встав на коленки между широко разведенных ног дроу, прильнули к их телам и заскользили по ним, начав их смазывать и массировать так. На мой взгляд до полноценного секса там остался лишь маленький шажок и демоницы успешно его преодолели, слившись со Служительницами в поцелуе и запустив свои ручки им между ног.

Как ни странно, но желание пока удавалось удержать в узде. Хотя глаза нет-нет да и скашивались на идеально стройные фигурки суккубочек.

Это рождало вопрос: может алая муть чересчур потратилась на бой? Посмаковав эту мысль, мой разум решил сосредоточиться на неспешном

разговоре, ведущемся рядом.

Трекатен вздохнула:

— Ты хоть понимаешь, что оказалось у тебя в руках?

Мефар фыркнула:

— Более чем. Однако, если ты думаешь, что после того, как мое тело заполняет демоническая энергия, я могу соображать и реагировать адекватно — ты заблуждаешься.

— М-да, уж… — согласилась Трекатен и неожиданно произнесла: — Говорят, что некоторые Высшие и даже Владыки иногда позволяют себе расслабиться с избранной суккубой…

— И? — вокруг все замерли, даже служанки перестали тереть мне спину. Древняя суккуба пожала плечами:

— С тех пор их больше никто не видел. Но шепчут, что в этот момент в Легионах появляется новый Архидемон… — Трекатен помолчала и продолжила: — Я всегда думала, что это — враки и сказки для молоденьких дурех. Что энергия Высших и Владык просто сжигает их любовниц. И тому есть множество предпосылок. — она скосила взгляд на меня: — Меня интересует вопрос: может ли быть у Высшего Демона Аватар? Ведь Ракронс был Богом и не чего-то там, а Света! Те мне менее у него был сонм и маленькая тележка детей. Очевидно, что возможность использования Аватара намного многограннее чем многие думают. И, вероятнее всего, именно этим приемом пользовался во времена своих похождений Ракронс. Но вот задатъ-то эти вопросы и некому… — она повернулась к полностью довольному жизнью мне и спросила: — Скажи мне, Альрес, из какого ты мира?

— Ну… Обычного. — с трудом вынырнул из вязкого болота неги я и добавил: — Только магии у нас нет.

— Население? Народы? Эльфы? Драконы? Гномы? — вцепилась она в меня и вывалила просто кучу вопросов.

Я шумно выдохнул и, откинувшись спиной на бортик бассейна, обнял руками суккубочек за коленки, прижав их к себе. Те сопротивлялись лишь для вида.

— Нет-нет-нет. Никаких эльфов или драконов или еще чего-то. Одни люди. Около семи миллиардов… — мои руки поднялись выше и стали мять и гладить упругие попки демониц. Те довольно замурлыкали и слились надо мной в поцелуе. Мытье было забыто.

Трекатен сощурилась:

— Я правильно поняла: семь миллиардов?

— Ну, да. Земля довольно густонаселенный мир.

— Земля? Интересное самоназвание мира. И магии у вас нет… Боги? Владыки? Демоны?

— Ничего такого. Хотя, у нас есть религиозные культы, которые верят, что на облаке сидит старец с длинной бородой. Построили множество храмов в его славу, но воочию ни его ни его посланцев никто не видел. Лишь одни рассказы о чудесах и знамениях.

Трекатен помрачнела:

— Представь себе на секунду, что у тебя есть растение, которое во время цветения может дать огромный бриллиант. Вероятность очень небольшая, но с миллиона или миллиарда цветков несколько бриллиантов будет точно. Что ты будешь делать? — спросила она меня.

Честно говоря, большая часть моего мыслительного центра была занята тем, что жадно ощупывала взглядом обнаженные тела суккубочек, находящиеся буквально впритык к моему лицу, поэтому я лишь выбрал самый логичный ответ:

— Засеял бы все что смог.

— Вот именно. Определенные Боги и Владыки так и делают… И собирают урожай, пополняя свои Легионы первоклассными магами, генералами, элитными убийцами.

Эльран подняла голову и раскрыла свои светящиеся зеленым светом глаза. Ее взор обратился на древнюю суккубу:

— Ты думаешь — это наш случай?

— Да…

Мефар вздохнула и произнесла:

— Как бы то ни было, нужно послать весточку Каритиль, что с нами все в порядке. Я даже думаю, что пусть весь наш отряд переберется сюда до завтра. Что скажешь?

— Хорошо. — пожала она плечами.

— Лашта! Руша! Отправитесь к ним. Скажите им, что пусть собирают вещи и все сюда. — Командующая обернулась к ним, но обнаружив картину крайне эротично переплевшихся обнаженных тел негодующе фыркнула: — Дьявол! Даже не обращают внимание… — Мефар задумалась и покосилась на Трекатен: — Может Каритиль вообще к тебе переедет со своими детьми?

— Каритиль? — недоуменно качнула рогами древняя суккуба: — А это кто вообще?

— Моя старая подруга еще из Аль'ерихтола. Она, кстати, маг и Альрес ее уже заделал в «актаури».

— Ты предлагаешь мне принять под крыло «актаури» и все что просишь за это — крышу для нее и ее детей над головой? — хохотнула Трекатен: — Естественно, я согласна! В наше неспокойное время иметь за спиной сильного мага — это дорогого стоит.

Мефар неожиданно алчно улыбнулась:

— Так уж и дорогого? Можешь в ответ нас снарядить на войну?

Древняя широко улыбнулась:

— Запросто. Вот только не просто так — Альресу нужно будет уделить внимание… Как мне — так и нескольким моим суккубам, коих я пошлю с вами на войну для магической поддержки…

Честно говоря, меня их высокосветское мурлыканье о высоких материях начало волновать все меньше и меньше — суккубы прижались ко мне своими горячими телами и алый туман начал поглощать все мои мысли, фокусируя внимание на превосходных обнаженных телах демониц. Заминка была лишь в одном: я никак не мог ответить на вопрос — какую из двух суккуб начать жарить первой.

Словно почувствовав мое колебание, левая демоница разорвала поцелуй и, наклонившись ко мне, начала целоваться уже со мной.

Обхватив суккубу руками, я прижал ее к себе и нетерпеливо насадил ее на свой член.

Как всегда это было безумно. От столкновения наших тел вода ходила ходуном и разлеталась брызгами в стороны.

Другая розовокожая демоница уселась мне на плечи, прижав свою сочащуюся пизденку к моему лицу. Позволив своему языку жадно вылизывать ее лоно, я почувствовал, как накопившееся напряжение недавней схватки сейчас выльется раньше, чем обычно и прижал упругое тело трахающейся со мной демоницы к своей груди.

Когда сперма начала поступать по трубе члена, я подался тазом вверх, загнав член особенно глубоко. Обе суккубы неожиданно громко вскрикнули и кончили одновременно. Причем, та, что сидела у меня на плечах, сильно обхватила мою голову коленями и начала изливать струей мне прямо в лицо и рот. Как ни странно, но на вкус суккуба была приятной и, я бы даже сказал с фруктовым послевкусием.

Суккуба, тяжело дыша, изогнулась назад дугой и положила свою рогатую головку на плечико своей подруги. Обменявшись взглядами, они улыбнулись.

Первая мягко соскользнула с моих бедер вбок и, обняв меня своими руками, прижалась всем своим телом ко мне. Вторая же, ухватившись руками за мою голову, соскользнула с моих плеч вниз.

Я заглянул ей в голодные глаза и, вслепую приставив свой член к ее клитору, подался вверх.

Безумный секс заставил алый туман уступить свои позиции и я снова начал слышать разговор, ведущийся рядом со мной. Повернув голову в ту сторону, я удостоился вида на своих любовниц, явно перешедших к более близкому знакомству.

Клаудия, разведя широко ноги, сидела на краю бассейна. К ее клитору прильнула Теркатен. Северянка откинулась назад и, оперевшись о гранитный пол на руки, воскликнула:

— О, Падшие Боги! Ты запускаешь его слишком глубоко!

Древняя суккуба разорвала свой поцелуй и, протянув свой длинный язык по превосходному поджарому телу северянки, поднялась из воды между ее ног. Приобняв ее своими руками, она прижалась к той своим телом и, заглянув в глаза, произнесла:

— Разве ты не хочешь этого?

Клаудия выдохнула:

— Нет! То есть да! То есть….

— Определись уже… — мурлыкнула Трекатен: — Хотя почему это я должна спрашивать твое мнение? Мне больше тысячи лети я знаю лучше, чего ты хочешь и что мне нужно сделать, чтобы твое тело этого достигло… — сразу после сказанного она скользнула обратно.

Северянка дергано задышала и обхватила рогатую голову демоницы руками, прижав ту еще плотнее к своему лону.

Эльран сидела на руках Командующей и, прижавший к ней всем телом, обхватила ее живот ногами. Сблизившись своими личиками так близко, что их носики касались, они, тяжело дыша, смотрели друг другу в глаза, не отрывая взгляд.

Стон суккубки, прыгающей на моих бедрах, перешел во вскрикивания и она замедлилась, а потом и остановилась. Насадившись последний раз, она, тяжело дыша, уперлась своими ручками о мою грудь и, вздрагивая всем телом от оргазма, стала медленно подниматься, снимаясь с моего члена. Однако, я, в отличии от суккубы, был отнюдь не удовлетворен. Удерживая ее руками, прижимаю ее вяло сопротивляющееся тело к себе и поднимаюсь из воды. Держа ее на руках, я вышел из бассейна и медленно опускаюсь на колени.

Она поняла что я собираюсь делать, но изменить что-либо может не захотела или не смогла.

Так и не сняв ее с члена, я пустил ее на пол и, захватив ее руки в замок, придавил ее тело своим к гранитному полу. Приняв полностью доминирующее положение, продолжаю наш безумный секс.

Суккуба держалась недолго — и стала, вскрикивая в такт, пытаться вывернуться из-под меня. Еще один оргазм наступил и поглотил суккубу. Ее глаза закатились, а тело стало дрожать. Вагина обхватила мой двигающийся член и попыталась его удержать. В этот момент я почувствовал что снова кончаю, и загнал свой жезл на всю длину. Сперма стала заливаться вовнутрь суккубы и ее тело тут же выгнуло дугой.

На моих глазах рожки суккубы стали быстро расти, загибаясь к затылку. Они все тянулись и тянулись пока не стали царапать гранит. Тело суккубы прямо в моих руках стало меняться и наливаться силой.

Изменение закончилось быстро и в этом мире на одного полноценного демона стало больше.

Неожиданно ее ножки скрестились у меня за спиной и демоница прижалась ко мне еще плотнее, словно не жилая отдавать свою добычу. Как бы то ни было мне все еще хотелось продолжать и я все-таки стал подаваться тазом вперед назад.

В область моего зрения попали идущие к нам две пары ножек. Подняв голову я увидел подошедших к нам Трекатен и Клаудию, направляющихся к нам. За их спинами шли еще две рослых обнаженных суккуб. Их кож была темно-темно-алого цвета.

Трекатен опустилась на колени в голове моей партнерши, исступленно бьющейся рогами о гранитную плиту. Она нежно начала гладить ладонями ее лицо и волосы. Я задержал внимание, на ее пальчиках, с длинными ногтями-когтями, начавших слегка почесывать все еще растущие рога.

— Я подобного не видела никогда. — произнесла она почти восхищенно: — Почти взрывная метаморфоза. То, что растягивается на десятилетия, происходит в нашем случае за минуты и даже секунды. — она осторожно наклонилась ко мне: — Альрес, ты меня слышишь?

— Сл-лышу! — рыкнул я, продолжая трахать захрипевшую суккубу.

— Я понимаю, что это твоя добыча, но может достаточно? Я бы не хотела, чтобы одна из моих дочерей сошла с ума. А это очень вероятно, если ты продолжишь.

Я приостановился:

— Вообще-то — она меня держит.

— Именно поэтому я и прошу тебя остановиться. — древняя чуть приподняла голову лежащей демоницы и произнесла: — Она без сознания, а то, что она тебя держит — инстинкт. Если ты согласен — я на нее немного повлияю и она тебя отпустит.

Криво ухмыляюсь:

— Я не против, но я все еще не насытился. Займешь ее место?

— Пф! — выразительно фыркнула она: — Да запросто. Но немного позже. — она повернулась к темнокожим суккубам за своей спиной и представила их: — Позволь познакомить тебя с Кариш и Харту. Они — дочери

Архидемона Тартуса из совсем другого Легиона. — она задумчиво продолжила, словно оправдываясь передо мной, почему выбрала именно их: — Он обладал большой мощью — особым сродством с Силой Тьмы и Стихиями Огня и Земли. Он много побеждал и имел все шансы стать самым молодым Высшим в обозримой истории. Но ему слишком многие завидовали и убили свои же. Ненависть его врагов была настолько велика, что они убили почти всех, кто имел к нему хоть какое-то отношение. Лишь прямое вмешательство их Высшего остановило резню. Эти двое выжили лишь чудом и благодаря своим связям, мне удалось их выкупить еще совсем маленькими на рынке рабов при Обители Высшего Котшура. Меня всегда интересовало, что из них вырастет, поэтому я посылал их на разные задания и они имеют неплохой боевой опыт. Кстати, именно они возглавляют отряд из тридцати суккубов, которых я собираюсь отправить с тобой на войну. — древняя суккуба улыбнулась: — Боюсь, магическая поддержка вам понадобится. Я прошу лишь беречь их и не забывать, что суккубы — отнюдь не воины ближнего боя…

Сразу после того как она закончила говорить, тело моей партнерши расслабилось, а ее ножки за моей спиной расцепились, выпуская меня из своего захвата.

Я напоследок позволил себе наклониться к томно дышащему раскрытому ротику суккубы и нежно поцеловать ее напоследок. Одновременно с этим я подался назад и вытащил из ее сочно чмокнувшего лона свой член. Суккуба застонала и тут же свела коленки вместе, поджав их к своему животику.

Встав, я подошел ко все также стоящей на коленках Трекатен. Она

вперила взгляд в мой фаллос, вымазанный в сперму и соки суккубы, и громко сглотнула.

Остановившись так, чтоб член замер совсем рядом с ее лицом, я ухмыльнулся и спросил:

— Ну что — не передумала?

Она тяжело задышала и выдохнула неожиданно дрожащим в нетерпении голосом:

— Искуситель!

Сразу после этого Трекатен отпустила голову, суккубы которую все еще держала в руках и ухватилась ими уже зам ой член, начав жадно его вылизывать и сосать.

От удовольствия я прикрыл глаза и поднял голову к потолку.

Однако, мне не дали насладиться моментом: к Трекатен подошла одна из ее служанок и, низко наклонившись к ее уху, произнесла:

— Госпожа! Прибыл Серхот, наместник герцогини Крехтор.

Новость была настолько из ряда вон, что не только я вынырнул из моря удовольствия, но и Трекатен неохотно оторвалась от моего члена, удивлено выдохнув:

— Сюда-а-а?

— Да, госпожа. — подтвердила молоденькая демоница и продолжила: — Он хочет поговорить не только с вами, но и с нашим гостем. — она выразительно скользнула по мне взглядом и быстро облизнулась. Трекатен поднялась с колен и удивленно повернулась к вестнице. Правда, встав, она и не подумала отпускать свою добычу неожиданно

став мягко его надрачиватъ и прижавшись к нему сбоку бедром.

— Значит, слушай… Передай ему, что мы сейчас спустимся. С ним много солдат?

— Да, госпожа. — распрямилась суккуба: — Четыре десятка избранных демонов дворцовой стражи в тяжелых доспехах и на крагах.

Древняя суккуба отчетливо зашипела втягивая воздух через сжатые зубки и, очевидно забывшись, остановила руку, скользящую мне по члену.

— Значит так… Передай Ратору, чтоб все были на постах и готовы ко всему, даже к штурму моей обители солдатами Изрина… — она мрачно замолчала. Я оглянулся и заметил что все мои сокомандницы прервали свои сексуальные утехи и начали подходить к нам. Трекатен оглянулась и произнесла: — А Серхоту скажи, что мы сейчас спустимся. — сказав это, она махнула рукой служанке: — Иди…

Демоница жадно скользнув на прощанье по моему фаллосу в руках своей хозяйки и торопливо выбежала из купальни.

Мефар мрачно сказала:

— Нет мыслей, чего он хочет?

Трекатен пожала плечиками:

— Серхот лоялен Крехтор.

Эльран стала рядом с дроу:

— Как и Катус.

— Вот именно… — эхом отозвалась древняя суккуба: — Однако, то, что нас не штурмует войска Изрина — уже показатель. И если Катуса просто никто не послушает, если он отдаст этот приказ даже среди своих стражников, то Серхот — правая рука Крехтор и если он сейчас скажет, что черное — это белое, то больше половины гарнизона с ним согласится. Поэтому я не думаю, что он пришел по наши души и уж если бы он взялся за ваше устранение, то недавнее покушение бы так просто не закончилось. Как вариант — на вас бы нападали все солдаты Изрина, подтягивающиеся к тому месту. И можете мне поверить, даже Архидемоны ведут себя в Изрине во время редких визитов вполне пристойно, поскольку у демонов гарнизона есть чем приголубить даже их.

— Понятно… — кинула Эльран: — Но…

Трекатен понятливо закончила ее мысль:

— Но нужно быть готовыми ко всему.

Она хлопнула в ладоши:

— Принесите оружие и защиту. — она оглянулась на Мефар и повела плечиком: — И снаряжение наших гостей — тоже. Кариш и Харту — у вас пять минут…

Чернокожие демоницы уважительно кивнули и дружно выбежали из помещения.

— Идемте… — произнесла Трекатен и, повернувшись, заглянула почти игриво мне в глаза. Потянув меня за член, она повел меня к выходу. Остальные пошли за нами.

Пройдя по коридору, мы стали спускаться по широкой лестнице. Опустившись еще на два уровня, мы оказались в длинном сухом тускло освещенном редкими магическими светильниками коридоре с рядом закрытых дверей.

Древняя суккуба остановилась и произнесла:

— За этими дверями находится мой арсенал. Здесь есть самые разнообразные доспехи и оружие наиболее известных мастеров не только Оеллира, но и других миров… — Трекатен мягко толкнула первую попавшуюся дверь. За ней оказалась темное большое помещение. Однако, когда демоница шагнула за порог, магические светильники засветились, высветив ряды мечей в ножнах, размещенные на специальных подставках. Мои сокомандницы пораженно выдохнули, когда искусная отделка рукоятей оружия и ножен заиграла на свету. Демоница, довольная произведенным впечатлением, сказала: — Можете взять, что понравится. Также сюда принесут и ваше оружие. — она повернулась ко мне и неожиданно прильнула ко мне своим телом: — Твой доспех скоро принесут. Я рада, что изделие гнома О'рви нашло своего хозяина. А вот твое оружие мне не нравится. Есть у меня кое-что… Иди за мной.

Она отлипла от меня и поманила за собой. Мы вышли из комнаты и пошли по коридору дальше по коридору пока не остановились у самой дальней двери. Трекатен неожиданно навалилась на нее плечиком и с натугой ме-е-едленно ее открыла. За дверью оказалось совсем маленькое{по сравнению с предыдущей залой) помещение площадью около десяти квадратных метров. Тут было всего десять образцов разных оружий, стоящих в специальных стальных зажимах вертикально. Из них три были огромных и приковали к себе мое внимание. Они стояли во втором ряду, подавляюще возвышаясь над остальными образцами: чудовищная секира с зубчиками на лезвии, здоровенный молот с зубцами на бойке и жуткий фламберг с двухметровым лезвием и длиннющей рукоятью, за которую вполне могло ухватиться шесть моих рук в латных перчатках.

— Угу… — только и смог выдохнуть я.

Трекатен улыбнулась:

— Если сможешь поднять — бери, что нравится. Это моя личная коллекция, но для тебя мне не жалко. Передний ряд — это оружие павших Старших. Задний — Архидемонов. Все сделано, естественно, из чистого адаманта.

Я осторожно подошел к ним.

Меч, с сожалением, я отбросил сразу — им еще нужно уметь обращаться. Можно конечно положиться на «авось» и алую муть, но что-то не хочется.

— Понесет ли меня краг, если я возьму молот?

Тнекатен задумчиво наклонила голову к левому плечу:

— У меня есть, конечно, сильные образцы, но сомневаюсь. Он весит больше полутоны. Ох, и намучались мы его сюда по лестнице тянуть… Облизнувшись, я обхватил руками рукоять и потянул его вверх. Зажим, клацнув, раскрылся сам. Впервые в этом мире я ощутил тяжесть от груза в руках. Хотя, в принципе, было терпимо. Но сражаться с такой тяжестью в руках что-то не хочется…

Пару раз для пробы я махнул им в воздухе и с сожалением аккуратно поставил обратно.

Что ж… Остается секира.

Взяв ее в руки, я понял, что она минимум в половину легче молота.

— Беру вот это.

— Отличный выбор. — Трекатен довольно кивнула и, выглянув в коридор, хлопнула в ладоши, скомандовав кому-то невидимому: — Давайте смелее — не хорошо заставлять Серхота ждать: он хоть и маг, но даже у него с рассудительностью иногда бывают проблемы.

Сразу после ее команды в помещение забежало пятеро голых демониц. Они держали в своих руках части моего доспеха.

Эх, Серхот, ломаешь ты мне удовольствие! Если бы не твой визит! Служанки Трекатен начали одевать меня, то и дело будто бы случайно скользя своими ручками по моему стоящему члену, то прижимаясь к нему. Я дошел до края и, ожесточенно закусив нижнюю губу, стал ее жевать. Боль смогла меня немного отвлечь.

Было отстранившаяся Трекатен, снова прильнула ко мне же и вызывающе улыбнувшись соскользнула вниз, став передо мной на колени. Я уже думал, что она сделает мне минет, но она неожиданно туго обвязала мне головку черным шнурком с двумя грузиками, которые неожиданно сильно оттянули мой член вниз. Стало неожиданно большо.

— Ты что — ошале-л-ла? — выдохнул я в нетерпении.

— Времени нет. А это — чтоб ты не вылился раньше времени.

— С-сук-ка… — произнес я срывающимся голосом.

— Пф! — древняя суккуба поднялась и коротко чмокнув меня в губы, произнесла, глядя мне в глаза: — Я такая…

Хохотнув, она вышла из комнаты.

Неожиданно я понял, что боль была очень приятной. Словно истома. Вместе с тем демоницы уже заканчивали мое облачение, не забыв даже пристегнуть согнувшийся под весом грузиков мой член к ноге.

Последним шрихом я надел поданный мне шлем и взял секиру в руки.

Забросив оружие на плечо, выхожу в коридор. Тут уже собрались остальные мои любовницы, облаченные в закрытые изящные доспехи. Даже наши Служительницы одели нечто вроде очень легкой зашиты, вот только в отличии от остальных — на голое тело. Кстати, они были не одни: с ними тихо шептались две других Служительницы, которых я видел с Трекатен в магазинчике травницы Эрливилл.

Мефар махнула мне рукой:

— Идем: Трекатен будет ждать нас наверху.

Мы стали гурьбой подниматься по лестнице.

Когда мы поднялись на нулевой уровень, тут уже нас дожидалась хозяйка дворца, одетая в очень дорогой легкий доспех, украшенный драгоценными метлами и усыпанный самоцветами. В качестве оружия она держала в руках вычурное копье, в лезвии которого был заключен огромный ярко светящийся голубым светом очень красивый драгоценный камень. Было очевидно, что как, собственно, копье это оружие должно было использоваться в последнюю очередь.

Рядом с ней замерло четверо демонов, одним из которых был сосредоточенно нахмурившийся начальник охраны Ратор, похлопывавший по своему бедру не взведенным арбалетом.

— Ну и отлично… Идите за мной. Сильно в разговор не влазьте — хоть мы и на своей территории, но Серхот все-таки наместник Крехтор. И даже если он будет ругаться постарайтесь не реагировать. — она посмотрела на меня и добавила: — Прошу тебя. Альрес.

Я постарался отрешиться от тянущего ощущения в члене и слегка кивнул. Мы прошли через гостевой зал и вышли через парадный вход на крыльцо.

Во дворе действительно было полно демонов на огромных тварях, похожих на помесь голого волка и быка. В их глазах тлело пламя. Значит

— это и есть «краги». Ну и тварюги. Я, правда, видел похожих чудовищ утром, когда заезжал в Изрин, но те были по-меньше. Интересно, какого гада подберут для меня?

Вели себя краги и их всадники спокойно. Лишь время от времени волкообразная тварь вопросительно поворачивала свою огромную голову на своего наездника и смерив и его и соседей вопросительным взглядом снова начинала безучастно смотреть вперед или на солдат Трекатен. Одним из всадников был Серхот, одетый в свое бесформенную богато расшитую рясу. Увидев спускающуюся по лестнице древнюю суккубу, он соскочил с крага и зычно произнес:

— Рад видеть тебя, Трекатен…

Подойдя ближе, та сказала:

— Я тоже рада твоему визиту. — она выразительно окинула его солдат взглядом: — Ты просто так или по делу?

Серхот глубоко вздохнул и покосился на меня:

— После произошедшего покушения на Альреса и остальных, Катус взял своих людей и ушел через Южные Врата. В свете всего этого, я приехал забрать ваших пленников.

— Ушел? — выпучила глаза суккуба.

— Да. — кивнул Старший: — По городу уже пошли слухи. И я начал опасаться за свою жизнь. Ведь в случае моей смерти город окажется фактически обезглавлен. Будет хаос. Уже были первые случаи мародерства и неповиновения.

Трекатен произнесла:

— Я понимаю. Нам нужно посоветоваться. Дело в том, что пленников еще не успели даже поверхностно допросить. Не говоря уж о каких-то пыжах.

Он кивнул:

— Я прошу вас войти в мое положение: кто-то похитил Майринну из дворца, Катус — ушел, а на пороге — война. Еще неизвестно, что будет происходить в городе после того как большая часть сил выдвинется к Крехтор. В свете этого — мне критически нужно знать, кто послал этих наемников.

Суккуба кивнула и подойдя к нам поманила нас обратно по лестнице. Зайдя за колонну, она сказала:

— Вы его слышали. Отдавать — или нет?

Я пожал плечами:

— Все равно.

А вот Эльран произнесла:

— Отдаем однозначно.

Командующая на нее покосилась:

— Думаешь? А если он тоже в заговоре?

— Вот и узнаем. — осклабилась светлая и продолжила: — Это будет нечто вроде лакмусовой бумажки: если пленники «умрут» так ничего и не сказав — то с кем Серхот будет ясно, а если он верен герцогине, то мы узнаем результаты допроса.

— В этом есть смысл. — кивнула Трекатен: — Так что — отдаем? — все согласно покивали и суккуба сделала знак стоящему невдалеке Ратору: -

Тяните их сюда…

Мы снова спустились вниз к терпеливо ожидавшему нас Серхоту:

— Их сейчас приволокут.

Тот кинул:

— Я рад, что ваше решение оказалось таковым.

Трекатен произнесла:

— Вместе с тем, я… — она поправилась: — …мы бы хотели знать результаты.

— Да будет так. Ты меня знаешь — у меня смолчать не получится.

Древняя суккуба мило улыбнулась и неожиданно подошла к нему ближе. Заглянув ему в его жутковатые буркала, она мурлыкнула:

— Может останешься? У меня есть золотые кандалы.

Фу, ну у нее и вкусы!

Тело Серхота на секунду слегка надулось, словно воздушный шар, но он буквально сразу же вернулся к прежнему состоянию полу засушенного скелета:

— Ох, Трекатен, не соблазняй меня! Я бы остался, если бы мог! Но город в раздрае. И мне нужно знать то, что знают эти трое. Какова бы правда ни была…

В этот момент демоны Крехтор выволокли пленников за связанные руки. Как только они увидели, кто их ждет, то стали брыкаться будто бешеные. Один из них умудрился вытолкнуть кляп из рта и заорал:

— Не-е-ет! Все, что угодно! Только не Серхот! Я все расскажу! Я все отдам! Помогите!!!

Крехтор поморщилась и ему снова заткнули рот. Старший же рассмеялся низким глубоким смехом:

— Конечно расскажешь…

Когда пленников перебросили через седла его охранники, Серхот забрался на своего крага и махнул нам рукой на прощанье.

Сразу после этого отряд демонов тронулся по дороге, начав выливаться с территории дворца.

Мефар подошла к Служительницам и сказала:

— Лашта, Руша! Немедленно отправляйтесь к Каритиль и скажите ей, чтоб брала детей и ехала сюда: я договорилась с госпожой Трекатен о ее пребывании тут. И нашим тоже скажите, что мы будем ждать их здесь. Будьте очень осторожны: расскажете им, что произошло с нами и что вообще заварилось тут. Все понятно?

Трекатен подошла ближе:

— Пусть возьмут сопровождение: если уж Серхот, которого боятся до дрожи все, ездит с такой охраной то потерять «актаури» из-за не вредпринятой предосторожности — я не хочу.

Мы переглянулись и командующая пожала плечами:

— Ну, ладно.

Суккуба скомандовала:

— Ратор! Возьми отряд. Сопроводишь Служительниц туда и обратно.

— Да, госпожа. — кивнул он, делая какие-то знаки своим солдатам.

Мефар между тем напутствовала:

— Будьте осторожны. Идите.

Служительницы понятливо кивнули и легко побежали вслед за удаляющейся кавалькадой охраны Серхота. Отряд демонов, возглавляемый Ратором поторопился за ними.

Трекатен проводила их взглядом:

— Ну, вот и все. Надеюсь, Серхот не окажется еще одним предателем. — она поманила двух демониц из свиты: — Идите в город и узнайте что вообще происходит. Судя по всему, игра ведется с очень крупными ставками и Серхот вполне мог преукраситъ или вообще солгать. Если уж Кату с…

Она повернулась и стала подниматься по ступенькам обратно. Мы последовали за ней.

Поднимаясь за ней, я скользил взглядом по ее превосходной заднице и хвостике, покачивающимся в такт походке. Отсроченное желание плескалось внутри меня словно лава внутри вулкана. И похоже, что грузики которые повесила мне на член суккуба перестали сдерживать мое желание.

Тем временем мы вернулись обратно в дворец. Прямо возле выхода нас ждала целая толпа демониц-служанок. Повинуясь знаку своей госпожи, они окружили нас и стали помогать разоблачаться. Снимаемое оружие и части доспехов исчезали в неизвестных направлениях.

Однако, дождаться окончания процедуры я не смог и когда большая часть доспеха была снята, шагнул к Трекатен и, грубо схватив ее за руку, развернул ее к себе и впился в ее губы, было раскрывшиеся в протестующем возгласе. Мои руки заскользили по ее телу и подняли его. Шагнув дальше, я прижал вяло протестующую демоницу к стене и, вслепую приставив к ее клитору головку своего члена резко вошел в нее. Остановившись, я позволил ей разорвать поцелуй.

Трекатен вскрикнула:

— О, Владыки Бездны, ты же не снял их! Они внутри меня!

— Значит, ты прочувствуешь все. — улыбнулся ей в глаза я.

Сразу после этого, я снова накрыл ее ротик своими губами и начал ее жестко трахать. Суккуба попыталась бороться со мной своим длинным языком, запустив его мне в рот, но после того как я его стал нежно покусывать, она явно утратила над ним контроль. Глаза суккубы полуприкрылись, а ее пальцы начали царапали мне спину.

Сперма заполнила член, но шнурок удерживал ее не давая изливаться. Томящее чувство заставляло меня скрипеть зубами, но я не поддавался и терпел. Что интересно, мне самому понравилось это ощущение насилия самого меня над собой.

Но все надоедает и я, вытянув член из жадно хлюпнувшего клитора суккубы почти полностью, развязал шнурок сгрузиками и уронил его на пол. Сразу после этого

Она кончила дважды, прежде чем я смилостивился и, вытянув на секунду член почти полностью, вслепую развязал шнурок на нем. В следующее мгновение я утратил контроль над своим телом и оно с силой подалось вперед, загнав член до упора в суккубу. Сперма стала вливаться в нее потоком.

Я разорвал поцелуй и глухо закричал, перекрыв крик тонкий крик Трекатен.

Алая муть затопила все мое поле зрения и спустя несколько секунду схлынула.

Тяжело дыша я опустил взгляд и увидел, что рога суккубы доросли до размера рогов Майринны, а за ними как и у той стал расти еще один комплект.

Ухмыльнувшсь, я оглянулся и увидел, что вокруг нас столпились плотным кольцом все суккубы-служанки Трекатен. Многие в пол голоса обсуждали увиденное.

— Старшая, Старшая… Госпожа наконец-то Старшая… А может и нам что перепадет?… Рефиль и Саори ведь стали демонами… Вы это видели?… За раз!.. — слышалось со всех сторон.

Невдалеке также находилась группа демонов-мужчин. Они и не думали мне мешать и глядя на меня довольно лыбились.

Мои же любовницы что-то обсуждали. Судя по жестикуляции и донесшимся до меня в контексте названии столицы дроу «…Аль'ерихтол…» — на повестке дня планы на будущее.

Фыркнув, я снова обратил внимание на Трекатен. Как оказалось, она, довольно улыбаясь, смотрела не меня.

— Ты своего добился… Теперь я принадлежу тебе до смерти твоей.

— Ну и отлично. Значит, мы сможем открыть тебе одну тайну: дочь Крехтор, Майринна, и есть наша Старшая.

— Не может быть! — выдохнула она: — Значит… неужели — это вы ее похитили?

Я хохонул:

— Да нет же! Нам случайно удалось ее освободить из плена по пути в Изрин.

— Трекатен выпучила глазки, а я продолжил: — Скоро она будет здесь и ты сможешь сама убедиться…

Конец фрагмента

В этой книге пока больше нет фрагментов. Автор пишет новый фрагмент!

12. Выступление.

Глава 12. Выступление

Глубоко после полуночи Каритиль с детьми и остальные мои любовницы, сопровождаемые демонами, вступили на территорию дворца.

Только тогда я смог облегченно вздохнуть.

Встречали их я с Трекатен, стоя рядышком на верху лестницы. Все остальные не пожелали отвлечься: мы ведь должны были завтра идти с армией, поэтому эльфийки и северянки решили хоть немного поспать, ведь денек вышел длинным и напряженным. Кроме всего прочего вырываться из горячих и страстных объятий суккуб было довольно сложно.

Когда дроу с остальными показались из-за поворота, я понял, почему они так задерживались: оказалось, что Каритиль где-то раздобыла повозку и нагрузила в него весь свой скарб. Причем, судя по огромной горе вещей, в ее доме остались лишь стены и статуи.

Для того, чтобы тянуть весь этот груз, в повозку дроу запрягла наших коней.

Вообще все в отряде были облачены по полному разряду в доспехи. Даже дети Каритиль щеголяли в новеньких закрытых легких латах.

Когда они остановились перед лестницей, Трекатен окинула всех взглядом и остановившись на Маринне, криво улыбнулась:

— Приветствую вас всех в моей обители. Для меня честь принять у себя Старшую и еще одну «актаури».

Майринна явно сглотнула:

— Госпожа Трекатен, благодарю за прием.

Каритиль же сощурила свои черные глазки и произнесла:

— Ваше согласие было неожиданным для меня, поскольку я не ожидала подобной заботы от моей подруги. Однако, подумав, я приняла ваше предложение.

— Ну и отлично. — расплылась в улыбке древняя суккуба.

Дроу неуверенно и немного стыдливо оглянулась на повозку:

— Где бы нам оставить свои вещи и распаковаться?

Трекатен пожала плечами:

— У меня есть двадцать свободных комплексов гостевых покоев прямо в обители и, кроме всего этого, два отдельных гостевых дома. — суккуба было замолчала и дроу уже открыла рот для ответа{очевидно выбирая домик), но та, мило улыбнувшись, продолжила: — Однако, я бы хотела держать вас поближе: времена нынче наступают беспокойные и опасные. Дроу нахмурилась и, оглянувшись на детей, кивнула:

— Хорошо.

Трекатен щелкнула пальцами и из-за колонны вышли трое обнаженных молоденьких суккуб:

— Они покажут вам дорогу и помогут вам расположиться. Если будет что-то нужно обращайтесь к любой суккубе или напрямую ко мне — я буду в своих покоях. — она взглянула на меня и красноречиво скользнула своей ручкой по моему животу и ниже до самого ствола расслаблено висящего моего члена: — Альрес? — вопросительно мурлыкнуала она.

Я улыбнулся:

— Я сейчас присоединюсь. Мне только нужно переговорить с Майринной.

Дочь герцогини, услышав свое имя, удивленно вскинулась на древнюю суккубу. Та игриво скосила на нее глазки и, покачивая бедрами, зашагала вглубь дворца.

Майринна же подошла ко мне и довольно произнесла:

— Не беспокойся — ты все правильно сделал. Если вдруг с матерью что-то случится, то ты вполне сможешь обосноваться в постели Трекатен. Умна, хитра, опытна, очень богата. Имеет авторитет и собственную небольшую армию в две сотни демонов. Даже герцогиня прислушивается к ее мнению.

Я пожал плечами:

— Ты так легко это все говоришь…

Демоница фыркнула:

— Легко-нелегко… Это все у людей. У нас же родственные связи не настолько крепки. Да и жизнь демона — это вечное карабканье на гору под названием «Могущество». Но, взобравшись на самую ее вершину, каждый из нас оказывается одинок. Кстати, хочешь, скажу тебе маленькую тайну? Трекатен приходится матерью герцогине и… как это говорится у людей?… мне — бабушкой. Поэтому мать и разрешает ей очень многое. — полюбовавшись на мое лицо, выразительно исказившееся удивлением, она хохотнула и продолжила: — Пожалуй, нужно поспать хоть пару-другую часиков: неизвестно, что будет потом. Я бы и тебе посоветовала отдохнуть.

Сделав знак ожидавшей ее суккубочке, она сказала:

— Отведи меня к Трекатен: мне нужно с ней поговорить с глазу на глаз.

Та уважительно кивнула и сделала приглашающий жест.

Спальня у Трекатен была не то чтобы уж очень большой, но вот ее траходром — просто гигантским: кровать в ширину была минимум метров семь, а длину — все восемь. На ней не то что спокойно поместились мы с хозяйкой дворца, но и десяток лично отобранных древней суккуб.

Правда самой Трекатен уже тут давно не было — она ушла еще в середине ночи следить за сбором отряда суккуб, идущих с нами.

Кстати, я обнаружил, что моя «особая» способность стала сильнее: теперь возвышение из импа в демона проходило быстрее. Ободрившись этим, я задался целью сделать за ночь еще троих Старших и у меня это получилось. Пришлось, конечно, очень жестко оттрахатъ кандидаток, но результатом я был доволен: как минимум у Трекатен в наше отсутствие будут все шансы уцелеть даже при плохом раскладе.

Кроме всего этого, Трекатен сказала мне не «возвышать» суккуб приданного мне отряда хотя бы до контакта с герцогиней.

Дело было в том, что гарантировать того, что в армии не будет агентов врага, не мог никто. Особенно в свете последних событий. И если возникновение новых Старших возле Крехтор еще можно будет как-то объяснить удачным наймом, то явное возвышение в пути суккуб вызовет уж очень много вопросов. А если слухи дойдут до Архидемонов или, не дай Боги, самого Кратуша — то мои дни будут сочтены.

Подыхать очень не хотелось и я проникся.

На рассвете мне пришлось вырваться из объятий довольно мурлыкающей

неизвестной краснокожей суккубы.

Когда я поднялся с кровати, осторожно проскользнув между отдыхающих суккуб, одна из сделанных мной Страших{до чего я докатился — даже имени тех кого трахаю не знаю!) грациозно села и спросила:

— Вы уже уходите?

Я оглянулся:

— Мне пора на войну, малышка…

— Тогда позвольте мы вас оближем напоследок?

Пожимаю плечами:

— Можете приступать. Только поторопитесь — уже рассвет.

Суккубы повскакивали с кровати и начали слизывать с меня сперму и соки. Прикрыв глаза, я стоя стал получать удовольствие. У разных суккуб языки были разные: у кого шершавые, а у кого мягкие. Одна из низ увлеклась и стала нежно сосать мне было увядший член. Другая стала со мной целоваться.

Неожиданно рядом выразительно фыркнули и голос Эльран воскликнула:

— Я за ним, а он даже и не думает собираться!

Я раскрыл глаза. Светлая была в новом полном очень изящном доспехе с низко натянутым капюшоном. Рядом с ней, словно в контраст, стояла босиком абсолютно обнаженная хозяйка дворца. Я, разорвав поцелуй, ответил:

— Не мог отказать им в их желании. — суккубы быстро начали отходить от меня. Лишь одной, делающей мне минет, было это сделать выше ее сил. Впрочем, она была очень умела. Я опустил руки и нежно заскользил ими по рожкам демоницы: — Позволим малышке испить божественного молочка напоследок.

Эльран фыркнула:

— Ну, ты и сказанул! «Божественного молочка»! Это же надо придумать!

Я криво ухмыльнулся:

— Ой, мы еще посмотрим, как мою сперму будут называть светлые эльфийки.

— Зная их, я склоняюсь к «Божесвенной эссенция»… — хохотнула Трекатен и ее поддержали сдержанными смешками остальные демоницы.

В этот момент я подошел к грани и, не сдерживаясь, позволил алой мути взять верх. Мои руки крепко схватили за рожки суккубу и я засадил свой член глубоко ей в горло, тут же начав сливать сперму ей прямо желудок. Когда багровый туман исчез, я выскользнул из нее почти полностью, оставив в ротике демоницы лишь головку. Та перевела дух и, подобострастно глядя снизу на меня, приоткрыла ротик и продемонстрировала, что из члена ей на язычок все еще льется семя быстро затухающей струйкой. Глотнув еще раз, она принялась нежно высасывать из него последние капли.

Переведя дух, я поднял взгляд на голодно наблюдающую за ней Трекатен и задал один из вопросов, который меня давно интересовал:

— Всегда хотел спросить: с чем связан цвет кожи демонов?

Древняя суккуба оторвала взгляд и, посмотрев на меня, ответила:

— Склонностью к магии определенных Стихий и Сил.

— То есть красный и розовый — Огонь? — заинтересовался я.

— Не совсем. — мотнула она головой и продолжила: — Розовый — Свет и Пламя. Красный — Тьма и Пламя. Оранжевый — это чисто Огонь. Но оранжевых демонов я не видела ни разу. — она нахмурилась: — Тут нужно объяснять… — она строго посмотрела на суккубок и скомандовала им: — Начинайте его одевать: времени не так и много. — демоницы разбежались во все стороны и тут же стали появляться с моими вещами в руках. Даже та, что все еще игралась с моим членом, вскочила и присоединилась к ним. Когда суккубы начали меня одевать, Трекатен решила продолжить объяснение: — В общем, слушай… Мана Сил и Стихий имеет свой цвет. Даже мана Воздуха — это серебристый. Земля — коричневый, Вода — синий. Кроме этого есть еще Силы: Смерть — серый, Тьма — черный, Свет — белый, Жизнь — зеленый. Из-за этого, когда демон еще невысокого ранга и у него мало душ, то его кожа имеет цвет его основной магии. Потом, когда душ уже много, цвет кожи уже может быть любым — демон может по своему усмотрению цвет менять и даже мимикрировать под окружающую его местность. Конечно, это происходит со ступени Старшего. Но бывают и исключения: самый близкий — это сестра Майринны, Асхера. Цвет ее кожи — снежно белый, а рогов абсолютно черный. А вед магией она почти не обладает, зато поражающе физически сильна и гибка, грациозна. Вообще у демонов может быть все, что угодно и если тебе попадется демон с фиолетовой шкурой, то лучше не ломать голову над его магией, а просто… — она оценивающе окинула меня взглядом и закончила: — Хотела сказать «убивать», но в твоем случае — «действовать».

Суккубы настолько споро меня одевали, что я буквально за время короткого рассказа Трекатен оказался полностью облачен в свой доспех. Последними фрагментами мне подали рогатый шлем. Мою огромную секиру подтянули трио Старших. Удерживая ее вертикально ручкой вверх, они, встав на коленки, уважительно склонили свои рогатые головы, ожидая пока я возьму свое оружие.

Вздохнув, я надел шлем и решительно взял свое орудие и легко забросил его на плечо:

— Я готов.

— Хорошо. — кивнула древняя: — Иди за мной: мне еще нужно вам кое-что объяснить.

Она в сопровождении Эльран вышла из спальни. Мне ничего не оставалось, как бросить жадный взгляд на толпу суккуб и последовать за ними.

Пройдя по длинному коридору, мы вошли в большую роскошно обставленную комнату. Как оказалось, тут собралась вся наша компания: Мефар со своим отрядом, Майринна и целая толпа малознакомых суккуб в легких доспехах, возглавляемых темнокожими Кариш и Харту.

Я приветливо помахал всем рукой.

Трекатен же вышла в центр комнаты и начал говорить:

— Вы все должны знать, что дочь герцогини Крехтор, Майринна, захваченная людьми герцога Анрийского, была отбита отрядом, в котором состоял Альрес. — она кивнула в мою сторону и продолжила: — В следствии состоявшегося контакта между ними Майринна стала Старшей.

— Трекатен указала на нее и все пораженно к ней повернулись. Древняя же продолжила: — Также, только что, я связалась с Крехтор по дальней связи и сообщила ей крайне урезанную версию событий: Серхоту удалось нанять неопытную Старшую Суккубу с сильной свитой из темных и светлых эльдар. Кроме всего прочего я сообщила ей, что у меня есть еще группа Старших, готовых вступить в ее армию. Также я сообщила о предательстве Катуса. Сообщение также содержало набор кодовых слов и букв. Если Крехтор обратит на них внимание, то она поймет истинную подоплеку событий и должна придумать, как взбаламутить воду, чтоб никто не понял, что Старшие появились «из ниоткуда».

Я повернулся к ней и спросил:

— Я так понял, что сообщение могли перехватить?

Трекатен пожала плечиками:

— Мы сейчас в состоянии войны. А поскольку симпатии военачальников нашего Легиона целиком на стороне Арна Анрийского, то возможно все. — она помрачнела и закончила: — Понадеемся, что Кратуш и большинство Архидемонов сейчас заняты. Иначе — ты должен все сам понимать. Суккуб то не тронут… Вероятнее всего. А вот ты — будешь убит. И это в лучшем случае. В худшем — попадешь в плен.

— Тогда, может, не стоило посылать сообщение таким ненадежным способом?

Та снова пожала плечами:

— Слишком многое поставлено на карту, чтобы не послать предупреждение герцогине. Повторюсь: если вдруг в армии Крехтор появится несколько Старших, а объяснения этому не будет — все наши трепыхания станут бессмысленными когда на поле боя выйдет Архидемон, а то и не один. Там разговор будет короткий: или склонитесь и покоритесь или — отдайте свои души… — Трекатен окинула тяжелым взглядом толпу суккуб и мрачно сказала: — Для тех, кто подумывает о предательстве: Альрес обладает способностью усиливать в магическом плане своих партнерш в сексе. Это процесс происходит намного быстрее, чем у Архидемонов. Не верьте их посланцам, сулящим многое — они не смогут дать того, что дает он. Это ваш шанс. Шанс возвысится не в боли, а в удовольствии. Можете поспрашивать тех кто с ним был, об их ощущениях. И можете мне поверить: Архидемоны хоть и тоже могут сделать вас Старшими, но вспомните Крехтор и ее историю возвышения… — Суккубы заметно помрачнели при упоминании герцогини. Многие начали бросать на меня масляно-заинтересованные взгляды. Древняя, помолчав, продолжила говорить: — Вы все должны понимать, что возникновение «из ниоткуда» Старших в походе не должно происходить. Поэтому постарайтесь сдерживаться по пути в крепость Элтро. На этом — все по внутренним вопросам. Если что-то непонятно — спрашивайте своих командиров. Пусть они решают, что вам стоит знать, что — нет. Теперь общее. Эта группа войск содержит пять тысяч солдат и демонов. Магов будет около трех-четырех сотен: что сумели мобилизовать за день — то и отправят. Сильно на обычных солдат не надейтесь — хребтом этой армии будет полутысяча демонов под предводительством капитана первой сотни дворцовой стражи Кахурта. Он стоит на ступени демона и, поскольку Катуса больше нет, будет оглядываться Майринну. Кстати, Майринна известна под именем «Май». Постарайтесь не ошибиться в разговоре и потренируйтесь в разговорах между собой. Майринна состоит в отряде, где относительное старшинство принадлежит Эль ран. — она указала на светлую эльфийку и та стянула капюшон, продемонстрировав горящие зеленым светом глаза: — Из-за плотного общения с Альресом она стала «аури». В их отряде все завязано на нее Клятвами Единения и Неразглашения. Также у них в отряде, как вы видите, полная звезда дроу. Зирта уже дошла до «актаури», а остальные же уже тоже подтягиваются к этому уровню силы. Вполне возможно, что до Элтро они все дойдут до этого уровня…

Я прервал ее:

— А где северянки?

Трекатен развела руками:

— Они пошли сопровождать Клаудию обратно. Заодно хотят еще попереписыватъся со своим Орденом. Должны успеть вернуться к сбору. — я кивнул и она продолжила говорить суккубам: — Те из вас, кто не имеет боевого опыта: не ходите в одиночку, не разбредайтесь. На поле боя постоянно оглядывайтесь на более опытных союзников. На тот случай, если вы станете Старшими, знайте: сила — это одно, а опыт и знания — другое. Из-за этого с вражескими Старшими старайтесь не пересекаться на поле боя в одиночку. Только вдвоем-втроем. Солдате вами отправится больше чем нужно. Вам всегда будет за чьими щитами спрятаться. Не бойтесь прислушаться к мудрым советам более опытных демонов, людей, эльфов и других. Не зазнавайтесь. Не кичтесь. Будьте умными и хитрыми девочками. Знайте, я буду ждать каждую из вас и смерть каждой — будет для меня тяжела. Уже то, что я именно вас послала с отрядом Альреса должно для вас говорить, как я ценю каждую из вас. Удачи.

Я стоял и мрачно смотрел на огромного крага, которого мне предоставила Крехтор.

Представьте себе огромного голого быка, у которого голова волка, а вместо копыт — волчьи лапы с жуткими грубыми не втягивающимися когтями.

Эти чудовищные твари были родом с одной из планет, принадлежащих, как и Оеллир, Кратушу. За долгие столетия селекции и модификации под нужды Легиона, они значительно изменились внешне: стали значительно больше, выносливее и смирнее. Однако, краги стали основным ездовым животным не просто из-за этих особенностей — в мирах было множество тварей более сильных, страшных, эффективных и выносливых. Дело было в том, что краги были неприхотливы в уходе и могли очень долгое время питаться сырой маной.

Тут нужно немного углубиться в общую теорию магии.

Маги обладали магическим даром. Как мне объяснили, душа мага сама постоянно генерирует ману, Она собирается в некий рюкзак, который всегда таскает с собой душа. Этот рюкзак называется «потенциал» либо «резерв». Если в нем есть мана — маг может творить заклинания. Маны нет — должен ждать пока накопится.

Здесь нужно упомянуть демонов, которые не только потенциалом не обладают вообще, но и не могут пользоваться ими у захваченных душ. Как же тогда демоны используют заклинания? Все просто — чем больше душ, тем больше маны они генерируют и, в определенный момент, когда потока выдаиваемой маны становится достаточно, чтобы заполнять заклинания, они и получают возможность колдовать.

Но есть и другой путь — накопители, которые выполняют функцию внешнего резерва. Их используют как демоны, так и просто маги. Основная разница между ступенями демонов-магов состоит в зависимости от этих самых накопителей. Имп вообще не сможет даже восполнить потраченную в накопителе ману. Демону это уже не составляет особого труда, он даже может атаковать сырой маной, но для заклинаний ему все еще нужны накопители. А вот уже со ступени Старших демоны-маги могут создавать простые заклинания без них. Здесь уже проявляется само отличие демонов от магов всех других рас — Старшие демоны могут создавать несложные заклинания бесконечно, буквально заваливая противника ими. Старшему выгодно затягивать схватку с противостоящим ему магом и если тому не удалось его убить в первые минуты схватки то — его судьба решена.

Архидемоны же способны создавать настоящие потоки из высокоуровневых заклинаний. Все равно, что отлично бронированный и суперподвижный ударный вертолет с бесконечными боеприпасами обширной номенклатуры. А если учесть, что Архидемоны способны применять заклинания, сравнимые по разрушительному эффекту с ядерным оружием, то должно быть понятно, почему у всех тут при мысли о том, что на поле боя выйдет подобное чудище, опускаются руки.

Что уж говорить о мощи Генерала Легиона, Высшего Демона, способного стерилизовать и даже разбивать планеты…

Но что-то я уплыл не туда.

Вернемся к мане и потенциалам. Нужно понимать, что души генерируют ману постоянно. Но что же с ней происходит, когда резерв или накопитель заполнен, а то его и вообще нет? Ответ прост: мана истекает из резерва и растворяется в ткани Вселенных.

Так вот, краги обладают способностью как бы «греться» рядом с магом или демоном, поглощая подобную истекающую ману. В своем родном мире краги существовали в местностях, где было много свободной манны, либо были маги. Дикие краги до сих пор охотятся на магов. Однако убивают их не сразу, а особым образом доят их них ману, не позволяя восполнять резерв. Если мана мага им приходится по вкусу, они даже кормят его. Бывали случаи, что пленный жил в стае несколько лет, прежде чем умереть.

В общем, краги — это идеальное ездовое животное для демона или сильного мага. Они даже обладают определенной верностью и могут охранять и защищать своего хозяина, свой источник «вкусняшки», на поле боя до конца.

Самое интересное было в том, что крагам было плевать на то, к какой Силе или Стихии принадлежит мана. Смерть, Жизнь, Тьма, Вода, Земля — им было все равно. Однако, личей{мертвых магов) источавших чистую ману Смерти они не любили. Возможно потому, что сами по себе краги были живыми.

Краг отвлекся от разглядывания кого-то вдалеке и обратил свой вор на меня. Понюхав воздух, он сделал шажок ко мне. И стал с немалым интересом нюхать мне лицо.

Честно говоря, было боязно. Если бы не секира, которую я нервно сжимал в правой руке — я бы точно спрятался за спину Трекатен, которая, улыбаясь, стояла рядом со мной.

Опустив нос к моей груди, краг вдруг стал медленно и шумно вдыхать в себя воздух, однако, я не заметил, чтоб его грудная клетка раздувалась. Продолжалось это около двух десятков секунд. А потом краг выразительно фыркнул и, еще раз взглянув мне в лицо, «улыбнулся».

Я сглотнул — пасть у крага была часто усеяна в два ряда тонкими полуметровыми клыками. При этом второй ряд рос вовнутрь, как у акулы. Крехтор ничего не сказала на счет разумности этих чудовищ, но глядя в небольшие буркала, смотрящие на меня с явным интересом, мне пришла в голову мысль, что домашние свиньи тоже выводились ради мяса, а вот то, что они вдруг резко при этом поумнели, никого уже не волновало…

Крехтор произнесла:

— Ну же, смелее. Он в хорошем настроении — твоя мана ему понравилась.

— Ты так думаешь? — несмотря на приложенные серьезные усилия, мой голос дрогнул.

— Ф! — насмешливо фыркнула она и сказала: — Тех, кто ему не нравится, он сразу жрет. Последнему претенденту он откусил руку. — она добавила задумчиво: — Похоже, ему нужно больше маны, чем обычному крагу, и поэтому ему мало кто подойдет: Старших в Изрине даже сейчас единицы. Словно в подтверждение ее слов, чудовище повернулось ко мне боком. Я обратил внимание, что на нем нет ни седла ни сбруи. Вместе с тем, у меня возникло впечатление, на его спине будто специальное углубление под всадника, а лопатки выдаются из спины так, что за них можно держаться.

— А как? — было спросил я, но краг на меня оглянулся и покорно согнул лапы, улегшись на землю.

Суккуба прокомментировала:

— Видишь? Это очень умный мальчик. Последние поступления из моего личного логова. Очень сильный. Ты для него будешь в самый раз.

Я осторожно взобрался ему на спину и обнаружил, что там оказалось очень удобно.

— А управлять?

— Они довольно умны и конкретно этот обучен понимать голосовые команды. Можешь как орать их, так и шептать ему на ухо. Кстати, на поле боя краги способны впадать в состояние берсерка. Пленных краги не берут и убивают всех — и других крагов и их наездников.

Чудовище подомной поднялось и с интересом опять оглянулось на меня. В этот момент его спина подомной как будто поплыла, принимая форму как раз под мой доспех.

— Ого. Это что происходит?

— Последняя партия вся такая. Говорят, что для них специально отловили группу самок диких крагов и подпустили к ним новых самцов. А вовремя беременности самкам предоставляли маны столько, сколько они хотели и могли принять. Вот и получились большие и мощные краги со странными, не предсказанными, признаками. Минусов только два — норов у них получился злобный, да маны жрут вдвое больше чем обычно…

В этот момент рядом с Трекатен появились трио северянок. Отмечаю их новое облачение — латы темного цвета с позолотой, и шлемы, украшенные гребнем красных конских волос. Из оружия они взяли бессменные двуручные мечи в ножнах за спины, мечи-клейморы и пара кинжалов на бедра. В руках же они держали по алебарде на стальном древке и с массивным и широким топорищем с глубокой волнистой заточкой, сформировавшей на лезвии своеобразные выпирающие волны.

— Мы готовы! — произнесла Турид и, по-военному резко, склонила голову перед суккубой.

— Я вижу. — ответила она и мотнула головой в сторону: — Ваши краги вас дожидаются. Какие новости?

Турид посмотрела не меня и сказала:

— Магистр хочет переслать войска порталом.

Трекатен присвистнула:

— Ну-у! Я могу помочь золотом, если что.

— К сожалению, не в золоте дело, а в душах. — мрачно ответила девушка.

— И сколько же зажадал Архидемон Траул? — нахмурилась древняя суккуба.

— Сто… — хрипло ответила Турид. Она хотела продолжить, но ей неожиданно не хватило воздуха. Лишь снова вдохнув, северянка продолжила: — …носителей крови Ракронса.

— Фу-ху-ху-ху! — выдохнула суккуба и, ощерившись, с ненавистью выплюнула: — Ну и жадная же он тварь! Нет, ну какая же он сука, а? И у меня с Крехтор еще смел спрашивать, вроде: «С какого хера мы так ненавидим наш Легион?». Надеюсь, старик не соглашается? — но Турид красноречиво опустила глаза, а все северянки сжали кулачки так, что скрип кожаных перчаток услышал даже я. Трекатен сощурилась и потрясенно громко прошептала: — Только не говорите мне, что он думает…

— Да. — тихо прошептала северянка: — Он пойдет среди них. Дядя сказал, что уже очень стар и видел чересчур многое за свою жизнь и легко пойдет на это ради будущего. Он лишь просил убить Траула поскорее, дабы освободить его и остальных

Неожиданно я осознал, что вокруг было тихо. Так тихо, что дыхание крагов казалось громом.

— Когда это произойдет? — спросила Трекатен.

Турид ответила:

— На днях. Клаудия и Эльвирра выступят маяком. Сейчас Магистр торгуется с Траулом и надеется сбить цену. К этому есть определенные предпосылки — некоторые из Архидемонов также заинтересовались сделкой.

— Понятно… — протянула суккуба: — Ладно, давайте быстрее: все вас уже ЖДУТ.

Северняки прошли за поманившей их за собой обнаженной служанкой Трекатен и, не без колебаний, взобрались на присевших перед ними крагами.

Когда мы наконец-то тронулись, я с удивлением понял, что кроме трех десятков суккуб с нами отправится еще и восемь довольно больших, крытых дорогой, даже на вид, тканью, фургонов. Каждый из них был запряжен парой крагов поменьше наших{судя по всему — это самки). Немного подумав, я признал, что сорок три воина нужно если не кормитъ{демоны могут долгое время обходиться без пищи и воды), то где-то укладывать спать или что другое. Да и неизвестно, что будет происходить в течении этой войны: как-то нужно будет транспортировать возможных раненых, скарб, трофеи. Может, будет убит один из наших крагов и кому-то из нас придется ехать, хотя бы, в фургоне, а не тащиться пешком.

Я обратил внимание, что фургонами управляли совсем молоденькие голенькие суккубочки-импы с темно-алым цветом кожи. Почти подростки. На них я не заметил ни какого оружия, защиты или хотя бы кусочка ткани, подразумевающей одежду. Лишь короткие кожаные сапожки почти без каблучка, да на совсем маленьких рожках демоненков были надеты золотые колечка с маленькими толи медальками толи печатями, сделанными из белого металла. Волосы же суккубок были коротко стрижены под мальчика.

Что интересно, этих суккубочек я не вспомнил на инструктаже, который устроила Трекатен. Не доверяет им информацию такого уровня? Ну, надеюсь, остальные сумеют удержать свои языки за зубами и не сболтнуть лишнего.

Пока я был погружен в думы, мы, не спеша, ориентируясь на скорость фургонов, выехали с территории дворца Трекатен.

Здесь мы немного перестроились: я стал со своими сокомандницами двигаться спереди нашего каравана, сразу за темнокожей суккубой Кариш. Эта суккуба играла роль знаменосца — она держала в руке длинное стальное копье, к древку которого было прикреплено узкое и походное знамя Изрина, имевшее бардовый цвет. Непосредственно позади нее на расстоянии примерно двух-трех крагов двигалась Майринна, облаченная в очень богатый позолоченный деспех. Сразу за ней были мы, а уже за нами половина демониц, отряженных с нами. Другая половина, возглавляемая Харту, были позади нашего каравана, играя роль арьергарда.

Не взирая на ранний час, прохожих и солдат на улицах было довольно много. Многие из них, завидев нас, торопливо освобождали нам дорогу и долго провожали нас взглядами.

Свою секиру я сначала держал на весу, но потом забросил на плечо и стал вообще думать о том, чтобы положить ее в один из фургонов. Но, в принципе, пока было терпимо.

Пройдя по улице, мы дошли до проспекта и обнаружили, что он почти весь занят длинной вереницей стоящих фургонов и повозок. Судя по всему, это — обоз нашей общей армии.

Наш знаменосец махнул рукой, указывая направление дальше по проспекту и наши повозки не присоединились к остальным, а двинулись дальше за нами.

Спустя примерно километр проспект проходил насквозь очень большую площадь, перед которой обоз как раз заканчивался. Сама площадь была занята ближе к нам стоящими солдатами самых разных рас: демоны, эльфы, дроу, люди, дворфы. Дальше же были всадники как на лошадях, так и на крагах и других специфических животных — к примеру, я не мог не отметить группу дроу на странных кошках, у которых тела были покрыты находящими друг на друга большими пластинами черной чешуи. Все они были облачены в изящные доспехи фиолетовой раскраски. Лица неизвестных скрывались в глубине низко натянутых на лица капюшонов, пристегнутыми к воротнику,

Мефар тоже их заметила и громко зашептала:

— Какого черта тут делает ударный отряд магов из Первого Дома?

Словно услышав ее, дроу все как один обернулись в нашу сторону:

— Какие-то проблемы? — обернулась Майринна к ней.

— Посмотрим… — неопределенно ответила она.

Я сощурился и легко снял с плеча свою секиру, снова став держать ее правой рукой на весу. Нужно не забыть раструсить Мефар на счет того, что происходит конкретно в ее Доме и с какого фига она оттуда смылась. Следом за дроу к нам стали оборачиваться и остальные солдаты. На нас стало сходиться все больше и больше взглядом.

Я нервно размял немного затекшую правую руку.

В этот момент перед крагом Майринны безбоязненно возник высокий демон, облаченный в дорогой доспех и с алебардой в руках. Если бы он только знал, насколько новые краги раздражительные — он бы точно держался от морды чудовища подальше. Но пронесло — толи краг был сыт, толи конкретно этот был спокойным.

Демон произнес:

— Старшая Май, вас ожидает Наместник Серхот.

— Я возьму свое сопровождение? — спросила она, обратив на него взгляд.

Демон окинул нас практически равнодушным взглядом:

— Да. Двигайтесь за мной.

Вот так мы верхом, возглавляемые Майринной, двинулись не спеша за ним. Мое чудовище, вопреки моим опасениям, вело себя более чем прилично и даже гордо.

Солдаты торопливо расступались перед нами, формируя широкий живой коридор.

Когда расступились и всадники нам стал виден большой каменный помост, на котором стоял ожидающий нас Серхот. Он был одет в необычно просторное одеяние и еще более богато расшитое золотом одеяние.

Когда мы прошли через солдат и оказались непосредственно перед помостом, Серхот картинно развел руки и зычно заговорил:

— Приветствую Старшую Май, присоединившуюся к нам в это тяжелое время. Как все уже знают, в связи с похищением у герцогини Крехтор ее дочери этими мерзкими прихвостнями нашего в прошлом мирного соседа, герцога Арна Анрийского, мы объявили ему войну. Вы все — первая армия, которая отправляется в крепость Элтро, где будут собираться войска для полномасштабного вторжения. — он неожиданно сделал паузу и как-то странно дернулся. Помолчав еще немного, он продолжил: — Многие из вас хотели бы спросить: а где же наш прославленный Старший Кату с, который должен был возглавить и повести эту армию в Элтро? Я отвечу — он предал герцогиню Крехтор и сегодня покинул Изрин с горсткой преданных лично ему демонов. — на площади стало довольно шумно. Даже демоны коими исключительно были представлены первые ряды начали шушукаться. Серхот же невозмутимо повыисл громкость своего голоса и продолжил: — Именно благодаря ему похитителям удалось выкрасть Майринну из дворца…

— Доказательства! — неожиданно громко крикнули из рядов демонов. Серхот, словно только и ждал этого, сорвал с себя свое одеяние и

отшвырнул его в сторону. Под ним оказалось его жутко худое тело покрытое склизкой кожей. Из него будто росли верхние половины человеческих тел двоих людей и одного демона. Ниже пояса они плавно переходили в плоть Серхота. Жертвы, вися, обнимали руками тело Старшего.

На площади моментально воцарилась абсолютная тишина.

Спустя две пары секунд после того как на жертв упал свет, они раскрыли глаза и потянулись в разные стороны, громко вразнобой завопив:

— Помогите мне!.. Нет!.. Как же больно!.. О, Боги! Владыки Бездны и Мрака!

Серхотже мягко и зычно засмеялся, легко перекрыв их голоса. Отсмеявшись, он пророкотал:

— Расскажите всем: по чьему приказу вы вынесли из дворца дочь Крехтор?

Сначала завыл демон, а потом к нему присоединились и остальные:

— Катус! Катус! Будь он проклят навеки…навеки-и-и-и-а-а…

Их крику вторил жуткий довольный смех, в котором лично мне почудился рокот далекой грозы.

Жертвы Старшего стали затихать и, словно засыпая, стали снова обнимать его тело руками.

Глядя на это, я понял, что есть вещи намного-намного страшнее смерти.

В воцарившейся абсолютной тишине Серхот сказал:

— Командование войсками принадлежит капитану первой сотни Кахурту. — Серхот вперил взгляд своих жутких буркал, из которых вырывалось необычно яркое пламя, в демона, находящегося на большом краге в первом ряду. Тот был облачен в закрытый доспех из темного сплава с золотой окантовкой по краю. Наместник же продолжил, глядя на него: — Вместе с тем, он должен и будет советоваться со Старшей Май по критическим вопросам. Всем все понятно? — последний вопрос Серхот адресовал уже всей армии, стоящей перед ним.

Спустя несколько секунд тишины демон, к которому обращался Серхот, выехал из рядов всадников и, подъехав к помосту, развернулся к армии и громко заговорил:

— Вы все слышали. Начинаем выдвигаться из города. Как выберемся из Изрина — тогда и согласуем порядок движения и кто будет в авангарде, арьергарде и разведке. — Всадники стали организованными группами вытекать с площади. Кахурт же подъехал на своем краге к нам и уважительно кивнул Майринне: — Предлагаю познакомиться и побеседовать тогда же.

Та кивнула в ответ и краг капитана, повинуясь его еле слышной команде, унес его дальше.

Пехота же стала садиться в фургоны, начавшими выезжать на площадь. Мефар произнесла:

— Нужно пропустить вперед этих из Ассет — не нравятся мне они и вообще…

Я скосил на нее взгляд, но под натянутым до отказа капюшоном увидел лишь ее напряженно сжатые губы.

— Может они не за…нами?

— Как же, как же… — процедил она: — Стала бы элита срываться с теплого места и переться аж сюда из Аль'ерихтола по своей воле. Да и не отпустил бы их никто…

Я решил попробовать кое-что прояснить:

— Может вы расскажете, что у вас там произошло, что ты сбежала аж сюда?

Дроу переглянулись и я увидел, как Мефар поджала губки:

— Ладно… Если уж за нашими головами прибыли ликвидаторы — то лучше вам всем знать наши тайны. Тем более, что мы сидим в одной яме… — она повела головой вслед мягко двинувшимся дроу из первого Дома. Одна из них, явно женщина, повернулась к командующей и, секунду посмотрев на нее, улыбнулась. Мне на секунду стало видно нижнюю половину ее лица и я заметил, что оно сильно изуродовано тянущим шрамом от ожога. Мефар испуганно выдохнула: — Твою мать! Это Рэхель!..

— А кто она? — вцепился я.

— Третья дочь самой Архьен, Матриарха Первого Дома. Если она здесь — то этот отряд лишь то, что было на виду… Это ее личная охрана. — Мефар заполошно стала озираться, останавливая взгляд на других дроу в изобилии встречающихся в армии. До меня донесся ее громкий шепот: — Раз, раз и там — три. И еще шесть… А вот и… О, мать моя! Минимум две полные звезды магов и четыре — танцоров со смертью…

Руша положила правую руку на небольшой арбалет и резко взвела его пальцами. Мгновение и на ложе заняла свое место адамантовая стрелка.

— Ты думаешь — они с ними? — мрачно спросила она.

— Не уверена на все сто… Но я не поверю, что Рэхель отправилась за нами всего лишь с шестью жрицами… — она повернулась к нам: — Как я уже говорила, мы не просто так сбежали из Дома Х'атан. Когда Беаратель начала сходить с ума, ее дочь, Зеарой, попыталась воспользоваться моментом и убить ее. Но план завершился немного не так как она…мы планировали. Беаратель была хоть и безумна, но очень сильна и сумела перед смертью смертельно ранить Зеару. — уголки рта командующей мрачно опустились, а ее зубы скрипнули: — Она умерла у меня на руках… Однако, на этом все отнюдь не закончилось. Средние дочери Беаратель, Таура и Ревиль, не смогли договориться между собой о том, кто займет освободившееся место Матриарха. Они стали собирать вокруг себя своих сторонников. Все бы на этом и закончилось: та, кого бы больше поддерживали, и заняла бы трон. Но их силы неожиданно оказались примерно равны. Из-за этого произошла конфронтация. Дошло до открытого столкновения. И началось… Обычно, большая часть войск Дома во время подобных разборок принимает нейтральную позицию. Но сейчас так не получилось… — она красноречиво помолчала и продолжила: — Дабы нейтральные военачальники не усилили противника, их стали убирать. В Доме стало невозможно находиться вообще. Когда за один день на меня провели сразу три покушения, я осознала, что за меня взялись всерьез. Проблема осложнилась тем, что Сарти — моя сестра по отцу, а вот ее мать — ни кто иная как сама Беаратель. — Мефар стала в упор смотреть на сгорбившуюся от ее взгляда дроу: — Сарти — младшая ее дочь. В ней тоже течет кровь древних правителей. И Сарти, не взирая на свой возраст, тоже имеет право на престол. Ее сестры, Таура и Ревиль, начали пытаться перетянуть ее на свои стороны. В ход пошло все… Лесть, обещания, угрозы, запугивание, шантаж. Мы решили, что нам нужно переждать грызню за власть подальше от Х'атан и вообще от Аль'ерихтола. Я собрала самых верных, хоть и не самых сильных, сослуживцев и мы сбежали… — она немного помолчала: — Но нас не отпустили просто так. Пришлось уходить от преследователей. Была даже стычка с посланными убийцами, когда мы думали, что ушли достаточно далеко. Тогда пришлось бросить почти все, что бросать было никак нельзя…

Я вопросительно поднял бровь:

— Объясните мне вот что: причем здесь Первый Дом? У вас же внутренняя грызня? Да и с чего такие пляски? Вы же, вроде бы, не особо сильны? Мне ответила, повернувшаяся ко мне, Эльран:

— Откуда ты это взял? Как ты думаешь, с чего это я, светлая эльдара, знаю Мефар, хотя мы никогда не встречались? Дом Х'атан — Второй Дом. Кстати, Домом Когтя его называют потому, что когда-то все говорили, что когти Дома Х'атан сжимают сердца всех живущих Оелллира. До сих пор имена, портреты и биографию их военачальников мы учим на всякий случай. А если уж говорить на счет силы, то сейчас от всех так называемых «сил» остались лишь тени… — она развернулась к командующей: — Что думаешь, Мефар? Они нападут на нас?

— Можно попробовать поговорить с ней. Случай точно представится: сильно сомневаюсь, что Рэхель пропустит совещание. Для планирования атаки она точно захочет оценить силу Старшей.

Я же про себя пробормотал:

— Эдак скоро окажется, что Эльран тоже наследная принцесса чего-то там…

Очевидно, что я это произнес чересчур громко, что бы быть не услышанным длинных ушками эльфиек: светлая резко ко мне обернулась и вперила в меня взгляд, своих, скрытых в глубине капюшона и горящих зеленым светом, глаз.

При этом я отметил краем зрения, что Мефар явно смерила взглядом светлую с ног до головы, будто увидела ее в первый раз. Когда же я глянул на нее, то заметил, что ее губки, освещаемые поднимающимся утренним солнцем, изогнулись в шокированной полуулыбке.

Конец фрагмента

13. Дорожные опасности.

13. Дорожные опасности.

Держась рядом со своими обозом, мы ехали по улицам Изрина. Длинная вереница фургонов с солдатами и магами продвигалась не очень-то и быстро. Фактически только на то, чтобы выбраться из города всей армии ушло больше часа. И ведь специально мы выходили рано с утра, дабы не усилить еще больше возможную толчею в воротах.

Неспешно двигаясь, мы посвятили в создавшуюся ситуацию нашу группу поддержки.

Л нервничал. Шутка ли — на нас могут напасть уже две реальные силы: наемники-посланцы герцога Арна Анрийского и плюс — дроу из Первого Дома? Да, у нас были козыря и мы могли их выложить, нивелировав многое и в результате загнав врагов в могилы, но… Показав это широкой публике преждевременно, мы бы засветились так, что оставалось бы только лишь уходить из армии… Да и вообще.

Еще до того, как армия окончательно выбралась из города, к нам краг принес вестового демона, облаченного в тяжелый доспех. Он уважительно кивнул Майринне и произнес:

— Вас ожидают на совете. Следуйте за мной.

Майринна обернулась к двум командирам отряда суккуб, которых выделила нам Трекатен. Мы их только что посвятили в образовавшуюся ситуацию и те старались отираться с нами. Остальные суккубы нашего отряда держались плотной группой и держали в руках небольшие взведенные арбалеты.

— Одна из вас с нами, а вторая остается. — скомандовала она.

Суккубы почти синхронно кивнули и Кариш произнесла:

— Отправлюсь я. Предлагаю взять десяток наших. На всякий случай. Майринна покосилась на ожидающего нас демона и кивнула:

— Хорошо.

Та повернулась к напряженно контролирующим окружение суккубам и поманила одну из них пальцем. Когда та приблизилась, она произнесла:

— Бери своих и двигайся за нами.

Выслушав ее, суккуба сдержанно кивнула.

После того как мы двинулись за посланцем, наше сопровождение пристроилось за нами.

Ехать нам пришлось недолго. Прорысив всего с полминуты, мы проехали между фургонов на другую сторону каравана. Тут я сразу же заметил, стоящую чуть в стороне от дороги на вырубке, большую группу всадников, среди которой выгодно выделялся, облаченный в свой изысканный доспех, фактический командир всей нашей армии демон Кахурт. Также тут были дроу{вот уж точно, что одна из них и есть Рэхель), несколько богато разодетых людей{очевидно, что людские маги) и даже трое светлых эльфов. При этом люди и эльфы были верхом на лошадях.

Ожидая нас, все с явным интересом, построившись чуть ли не полумесяцем, смотрели в нашу сторону. Мы свернули с дороги и приблизились к ним. При этом наш проводник свернул в строну и заехал в сектор Кахурта, остановив там своего крага.

Остановившись рядом, Майринна произнесла:

— Приветствую всех… — она чуть кивнула командиру и добавила чуть вопросительно: — Командующий Кахурт?

Теперь, когда он был так близко, я смог рассмотреть нашего командующего более детально. Высокий статный и довольно красивый краснокожий демон. Антрацитово-черные гладкие короткие волосы. Гладкая, без каких либо шрамов, кожа на лице. Узкая бородка и усики. Его рога росли изо лба и плавно загибались назад, через специальные отверстия в изукрашенном золотом шлеме. Кстати, как и в моем доспехе, его шлем был довольно открытый, практически не защищая лицо, однако, вместе с тем предоставляя широкий обзор.

— Рад вас видеть, Старшая Май. — мягко произнес широко улыбнувшийся демон, продемонстрировав набор ярко белых острых клыков. Сначала он внимательно осмотрел ее богатый доспех, а затем его взгляд скользнул ей за спину на нас: — Я рад, что госпожа Трекатен решила выступить на стороне герцогини Крехтор… — он улыбнулся еще шире: — Не будете ли так любезны представить свою свиту?

Майринна оглянулась на Мефар. Та, в ответ на невысказанный вопрос, красноречиво слегка пожала плечами. Сккуба повернулась обратно и, бросив взгляд на группу чужих дроу, произнесла:

— Хорошо. Но, надеюсь, вы также не ставите остальных безымянными. — она стала тыкать в нас пальчиком: — Альрес, Эльран из Дома Острого Листа, Мефар из Дома Когтя и ее группа, Турид, Хельда и Инга из Ордена. А вон то — часть нашей группы поддержки, выделенной нам госпожой Трекатен. Данным отрядом командует Кариш.

Кахуртзаскользил оценивающе по нам взглядом и прокомментировал:

— Я так понимаю, что вы, Май, особого военного опыта не имеете? Я попрошу вас прислушиваться к мнению командующей гвардией Дома Когтя

Мефар. — он резюмировал: — В общем, я доволен. Ваша команда на удивление хорошо сбалансирована: Старший Суккуб и прикрывающие ее мощные рукопашники при опытном советнике — это очень и очень хорошо. Я бы разменял половину, если не больше этой армии на еще одну такую же команду, но — это уже из раздела мечтаний… — он оглянулся на других командиров, находящихся в его секторе, и продолжил: — В общем… У темных эльфов главная — Рэхель, третья дочь Матриарха…ммм… Первого Дома…да, точно… — Кахурт, чуть ли не со скукой и равнодушием, посмотрел в сторону группы дроу и указал на человеческого вельможу: — Архимаг Михаил и его ученики — главные у людей. Чистые Стихийщики, насколько я понимаю. — потом он указал на троицу светлых эльфов: — Князь Элланд со своей гвардией в две сотни лучников. — он еще раз окинул всех взглядом:

— Теперь о той жопе, в которую мы собираемся влезть. В общем, вы все Серхота слышали: Майринну вытянули из дворца не без помощи Катуса. Поэтому вполне вероятно, что мы встретим его среди врагов. — Кахурт тяжело вздохнул: — Плохо, что он перешел к нашим врагам — Катус очень силен и владеет магией. Хоть и, прямо говоря, туповат, как для Рыцаря. По градации классов его баланс больше сдвинут к Воинам. — он прямо посмотрел на меня: — Я слышал, что вы, Альрес, его уложили?

Чуть поживаю плечами:

— Ну, я бы не сказал, что он уж так силен. Если я с ним столкнусь один на один — то должен ухлопать запросто.

Кахурт прикрыл глаза и кивнул:

— Да, я чувствую вашу силу. Это хорошо. — он снова окинул нас всех взглядом: — Однако, к сожалению, должен констатировать, что наша армия отнюдь не идеальна: у нас много магов, но мало сил для их прикрытия. Это будет диктовать определенную статичную стратегию, подразумевающую чуть ли не тупое создание и удержание базы-плацдарма. Я боюсь, что нам, в критические ситуации, придется жертвовать своими же солдатами для того чтобы задержать врага и не дать им ворваться на нашу базу и добраться до магов. Поэтому прошу эльфов не смешиваться с неодаренными людьми: учтите, что площадные заклинания выборочностъю не выделяются.

Майринна нахмурилась:

— Чего-то опасаешься?

Он красноречиво опустил уголки своего рта и кивнул:

— Да. Герцог Анрийский запросто мог заполучить в свою армию часть сил одного из Архидемонов. Если у него есть три-четыре десятка Старших… — демон мрачно покачал головой и продолжил: — Они пройдут сквозь наш строй обычных солдат, словно их не было на их пути. Нам их будет просто нечем крыть. — он развел луками в стороны: — Единственный шанс будет в попытке задавить их мощными магическими ударами…

Неожиданно Рэхель довольно тихо произнесла:

— Ну, у нас есть еще адамант.

Кахуртлениво на нее зыркнул:

— Если уж на то пойдет — то у них он тоже будет. И побольше, чем у нас. Майринна покосилась в мою сторону и произнесла:

— Возможно, что не все так плохо — госпожа Трекатен говорила, что ведет переговоры с несколькими Старшими Суккубами из другого Легиона. Она также говорила, что и у герцогини есть несколько аналогичных контактов.

— она пожала плечами: — К сожалению, это все будут лишь молодые Старшие без опыта и громкого имени.

Кахуртзадумчиво покивал:

— Новости хорошие. По крайней мере на нашей стороне будет магическая мощь, а это — уже немало. — он посмотрел на троих светлых эльфов: — Что ж, Князь Эллан и Рэхель — на вас разведка и боковое сопровождение. Старшая Май с Михаилом — в центре. Мои демоны будут в авангарде. — он презрительно скосил взгляд на Архимага: — Остальные люди и пехота пусть плетутся сзади. Давайте начинать движение, а то хоть до крепости Элтро и всего день скачки на краге, но мы если доберемся до нее за три-четыре дня — я буду сильно удивлен. На этом все. Если у кого есть или возникнут вопросы — тут же обращайтесь ко мне в практически любое время дня… — он криво ухмыльнулся и продолжил:- …и ночи. — он уже было собрался уезжать, но полуобернулся и добавил: — И - да, междоусобиц я не потерплю. Зарубите себе на носу, что у нас врагов совсем скоро будет хоть отбавляй. Незачем плодить их еще и в армии…

Когда он закончил это говорить, его краг тут же понес его вдоль обоза в сторону его головы. Его свита и светлые эльфы молча последовали за ним.

Михаил уважительно кивнул Майринне и, с опаской скользнув взглядом по нам, не спеша тронул своего коня в сторону группы дожидающихся его людей.

Остались лишь мы и отряд дроу Первого Дома. Они тоже было двинулись следом за Кахуртом, но Мефар громко произнесла:

— Рэхель! Постойте! мне нужно с вами поговорить.

Дроу остановились и их предводительница сказала, глядя на Командующую из-под низко натянутого капюшона:

— И о чем это мне говорить с пока еще живой отступницей?

— О многом. — показала свою ухмылку Мефар.

Рэхель наклонила голову клевому плечу и презрительно фыркнула:

— Неужели ты хочешь откупиться?

— Почему — нет? Все возможно… — протянула Мефар.

— Сомневаюсь, что у вас хватит золота.

Мефар улыбнулась еще шире:

— А разве ты продашься за горсть монет? Нет же, ведь так? Однако, у нас есть что предложить… — командующая, чуть отвернув голову в сторону, произнесла, обращаясь уже к нам: — Эльран, Зирта… Покажите ей.

Те приподняли капюшоны, демонстрируя свои глаза. И вот тут я увидел, как Рэхель практически стянула свой капюшон со своей головы, явив нам свое личико, обезображенное жутким шрамом. Распахнув свои глазки от удивления, она ошарашено переводила взгляд Эльран на Зирти обратно.

— Это какой-то фокус? — выдохнула одна из дроу ее свиты.

— Теперь все понятно… — зашептала Рэхель: — А я думала, что Трекатен дала каждой из вас большие накопители, а оно вот как выходит… Но как и откуда?…

Эльран и Зирта снова спрятали свои лица в глубине капюшонов, а Мефар продолжила:

— Да. Ваших сил не хватит, чтобы отправить нас в небытие. Нашей же мощи вполне достаточно, чтобы сокрушить вас хоть прямо сейчас. — я явственно увидел, как Рэхель быстро оглянулась и громко сглотнула. Комнадующая же продолжила: — Однако, я не нападаю на тебя и хочу просто поговорить без свидетелей. — Рэхель молчала и Мефар тяжело вздохнула: — Могу дать слово или даже клятву, что не атакую тебя первой.

Рэхель оглянулась на явно занервничавшую свиту:

— Что ж. Хорошо. Но клятва обязательна. И пусть все ее произнесут.

Дроу из отряда Меефар вразнобой произнесли:

— Клянемся Элос…

Я пожал плечами:

— Ну, ладно. Клянусь Элос.

Эль ран, переглянувшись с суккубой, тоже что-то пробормотала. Вместе с тем, Рэхель, похоже, все прекрасно расслышала.

— Разговор будете глазу на глаз? — спросила она.

— Да. — кивнула Мефар: — Как насчет одного из наших фургонов? Или будем разговаривать прямо тут?

Рэхель недовольно покосилась на поднимающееся над горизонтом солнце и кивнула:

— У нас тоже есть поддержка, но вы — являетесь принимающей стороной, поэтому я согласна на ваш фургон.

Мефар оглянулась на все это время молчавшую Кариш и та, выразительно покосившись на Майринну, произнесла:

— Первый фургон предназначен для досуга Старшей и ее свиты. Он, в принципе, может использоваться в качестве места для переговоров. Командующая приглашающе повела рукой в сторону наших фургонов, как раз появившихся в поле зрения и выгодно выделявшихся богатством

среди остальной вереницы средств передвижения нашей армии.

— Прошу следовать за мной. — произнесла она.

Когда мы направились к указанному фургону и одна из суккуб нашей группы поддержки, забравшись во внутрь, на секунду открыла дверь, юркнув вовнутрь, я был поражен открывшейся мне видом и роскошью внутреннего убранства.

Судя по всему, Трекатен решила на нас денег вообще не жалеть.

Наши фургоны, я думаю, были сделаны из дерева. Вот только стыков между досками не было вообще. Может их как-то убирают или сразу выращивают? Фактически фургон представлял собой деревянную шести колесную довольно длинную и широкую карету, дополнительно обтянутую сверху мягкой и одновременно очень плотной тканью, украшенной по краю замысловатой вышивкой. Вовнутрь фургона вело две полноценные деревянные двери с окошками, задернутыми шторками: одна была впереди него, сразу за спиной возницы, а другая — сзади. Спереди тканевый козырек щедро нависал над местом возницы, прикрывая ее не только сверху, но и, частично, спереди. Ткань настолько надежно крепилась к специальным ребрам деревянного каркаса, что легкий утренний ветерок даже и не думал ее трепать.

Суккубка-возница при виде нас, направляющихся явно к ней, остановила фургон и настороженно привстала, обратив мое внимание к себе. Отметив ее худощавое еще не до конца оформившееся обнаженное тельце, я стал жадно ощупывать его взглядом, отстранено думая, что мое либидо опять проснулось, было усыпленное ночным марафоном. А ведь и трех часов не прошло…

Укусив себя за язык, мне удалось отвлечься от почувствовавшей мое внимание и начавшей заинтересованно посматривать на меня возницы и сосредоточиться на действиях дроу и остальных.

Мы еще не очень сильно удалились от города и дорога тут была аж четырех полосной, поэтому остановка наших фургонов не повлияла на всю вереницу армейского обоза — они просто стали объезжать нас. Один из возниц-людей, судя по всему, хотел крикнуть какое-то ругательство, но заметив, что послужило причиной остановки, захлопнул было открывшийся рот и, сглотнув, предпочел лишь скользить масляным взглядом по ножкам и заднице стоявшей к нему спиной суккубки.

Мефар, обменявшись парой тихих фраз с Рэхель, оглянулась и произнесла:

— Сарти, Зирта, Альрес, Май, Эльран — вы с нами.

Рэхель же посмотрела на своих и так же сказала:

— Айурь и Мейтар.

Я пожал плечами и мягко соскочил со своего крага.

Реэхель и Мефар тем временем уже спрыгнули со своих скакунов и легко поднялись по очень узкой лесенке.

Зашедшая ранее в фургон, суккуба открыла дверку и сделала приглашающий жест. Мефар и Рэхель зашли вовнутрь. Следом за ними зашли две дроу из Первого Дома, а потом Маринна и Сарти. Я хотел последовать за ними, но мой доспех в отличие от предыдущих был намного массивнее. Поэтому мне пришлось несколько задержаться снимая их и аккуратно укладывая на будто бы специально сделанной для этого полочке перед входом.

Возница же соскочила на землю и громко шепнула моему крагу:

— Жди тут. Твой хозяин вернется.

Я громко сказал:

— Осторожнее с ним: Трекатен говорила, что он очень злобный и своенравный.

Словно в доказательство моих слов чудовище оттолкнуло мордой суккубку и, «улыбаясь» всю свою жуткую пасть, протрусило к заметившим его смирно стоящим в упряжке самкам.

— Весь в хозяина. Вы нашли друг друга. — хохотнула выглянувшая Маринна.

Я фыркнул в ответ и обратил внимание, что она так же успела снять с себя наплечники.

Когда я вошел во внутрь то первое на что обратил внимание, это то, что изнутри фургон кажется больше чем снаружи. При этом пространство было разделено на четыре, очевидно равные, части плотными занавесками, которые висели на стальных карнизах расположенными вдоль и поперек помещения. Эти занавески сейчас и сдвигала суккуба, являя нам довольно интересный интерьер: ближе к нам было нечто вроде комнаты отдыха и досуга — вдоль стен шло нечто вроде длинных и широких низких диванов с разложенными на них небольшими подушечками. Выше диванов находились, выдаваясь из стен закрытые шкафчики с резными дверками. Эта часть помещения была длиной примерно пять моих шагов и могла разделяться плотной занавеской прямо посередине прохода между диванами. Однако, места еще оставалось достаточно, чтобы можно было пройти боком не задев ни то ни другое. На полу лежал толстый ковер аляповатого, как на мой взгляд, раскраса собирающегося в замысловатый символ. За этой гостиной начиналась непосредственно спальня: на стенах слева и справа висело по шесть довольно широких полок, между которыми было примерно метр пространства. Кроме этого посередине располагалось еще одна неширокая кровать. Все было сделано из даже на вид очень дорогих материалов, украшенных резьбой и, когда я чуть присмотрелся, гравюрами изображавшими картины очень раскованных развлекающихся суккуб. Мелькнула мысль, что Трекатен отдала нам свое личное средство передвижения.

Словно показав всем внутренне убранство спальни, суккуба снова задвинула шторку. Глянув на растянувшуюся ткань, я хмыкнул — и тут тоже были изображены искусной золотой вышивкой на черной ткани две изящные суккубы недвусмысленно слившиеся в поцелуе.

Дроу и стальные уже облегченно усаживались на диваны, формируя стороны переговоров.

Глянув на трио дроу Первого Дома, которые, скинув капюшоны, с удовольствием развалились на диване, я неожиданно понял, что все трое — женщины. Обезображенное лицо их предводительницы при более близком взгляде вызывало оторопь, смешанную с отвращением. Интересно, чем это ее так?

Другие две дроу были довольно красивыми представительницами этого народа, но вот только я пока не знал кто из них кто.

Наши сели в интересном порядке: Мефар — по центру четко напротив

Рэхель, справа от нее села Сарти, а потом Зирта. По левую руку — Майринна и Эльран. В принципе, куда мне садиться — было не очень понятно. Поэтому, я перехватил свою секиру ручкой вверх и аккуратно прислонил ее рядом с выходом, присев тут же рядом с Эльран.

В помещение заглянула возница. Поклонившись, она спросила:

— Мы продолжаем движение или будем стоять?

Мне было плевать и я лишь, облизнувшись, принялся откровенно ощупывать взглядом худощавенькое голое тельце суккубы.

Майринна же переглянувшись с Мефар и Рэхель сказала:

— Да. Продолжаем движение.

Возница вышла и аккуратно прикрыла за собой дверь.

Мефар посмотрела на суккубу из отряда поддержки:

— Это место возможно прослушать?

Та бросила быстрый взгляд на Майринну и чуть пожала плечами:

— Все возможно. Однако, уровень защиты наших фургонов очень высокий. Нужно обладать определенным могуществом, что бы это прошло незаметно. При условии, что за фургоном будут присматривать снаружи — это вообще становится возможно лишь высшим сущностям.

— Что ж отлично. — Мефар вздохнула и обратилась к Рэхель: — Сначала я попрошу вас троих принести Клятву Неразглашения на крови.

Рэхель выразительно посмотрела сначала на Командующую, а потом на Зирту и Эльран. И лишь после этого кивнула:

— Хорошо. Вот только я не хочу брать ответственность за свою свиту, поэтому они ее тоже принесут…

Пока дроу доставали из ножен кинжалы, Мефар прошептала:

— Все настолько плохо?

Рэхель достала страшноватый зазубренный кинжал и, внимательно осмотрев и даже понюхав лезвие, неожиданно ответила:

— Более чем. Если ты не слышала, то междоусобица в Х'атан перекинулась почти на весь город. В Аль'ерихтоле уличные беспорядки… Ты должна понимать, что это означает в при нашем модели общества. — я насторожился, а наши дроу дружно громко сглотнули. Аристократка же начала играться с клинком не поднимая с лезвия на нас взгляда: — Три недели назад Совет Матриархов собрался впервые за пять тысячелетий на Совет в неполном составе. На нем было решено провести военную операцию. Когда я уходила из города, там было уже более-менее спокойно. Также было решено захватить Сарти арк Х'атан и доставить ее в Аль'ерихтол. Тебя, Мефар, как основной корень проблемы, было решено уничтожить. Я действую не просто от имени моей матери и Первого Дома — меня уполномочил Совет и об этом знает каждый раб в Аль'ерихтоле. А кроме того… — она стянула с правой руки черную перчатку. Под ней оказалась обезображенная жутким старым шрамом от ожога рука. На тонком указательном пальце было надето очень сложное витое украшение, сделанное из черного металла.

Мефар изумленно выдохнула:

— Неужели на время выполнения задания дали «Длань Тьмы»?

Рэхель вяло фыркнула:

— Ты сама видишь, что да.

Я решил спросить:

— А что это?

Командующая резко вдохнула и, не отрывая взгляда от украшения, пояснила:

— Обладая этим можно приказывать каждому встречному темному эльфу и реквизировать любые ресурсы — за все будет заплачено Советом. Но Совет также и спросит, если ресурсы были потрачены зря или цель не была достигнута… — ее голос к концу скатился до шепота.

Рэхель вздохнула:

— Надеюсь, ты понимаешь, что убивать меня — бессмысленно… Что ж… — она провела лезвием по обезображенной ладони и твердо произнесла: — Пока во мне течет эта кровь, я выполню условия Клятвы Неразглашения… — когда ее свитские тоже взрезали свои руки и произнесли эту формулу, она слизнула каплю крови и устало продолжила: — Ну, о чем таком секретном ты хотела поговорить? О своих покровителях?

Мефар уже пришла в себя от новостей. Самоуверенно ухмыльнувшись. Командующая начала говорить:

— Слушай вот что, Рэхель. Мы стали обладать одним сокровищем, которое может усилить или дать магический дар… — она многозначительно замолчала.

Рэхель уже открыла рот, собираясь сказать что-то резкое, но ее взгляд скользнул сначала на черные глаза Зирты, а потом на горящие зеленым светом глаза Эльран.

— Ох, мою мать… — ругнулась она и начала массировать виски большими пальцами.

Ее свитские были потрясены намного сильнее своей госпожи — они сильно побледнели, а их взгляды стали блуждать по нашим лицам.

В этот момент фургон тронулся. Майринна вздохнула и откинулась на спинку дивана. Посмотрев на замершую в ожидании суккубу, она произнесла:

— У нас есть вино? Налей гостям…

Суккуба уважительно кивнула и подошла к нам. Остановившись прямо передо мной, она раскрыла шкафчик и достала большую бутылку из темного стекла и набор золотых кубков. При этом ее легкая курточка задралась, продемонстрировав мне ее животик.

Голодно облизнувшись, я тоже откинулся на спинку и стал не торопясь расстегивать свой доспех. Когда суккуба уважительно протянула мне кубок, я уже расстегнул большую часть ремешков

Вино было ароматным и очень сладким на вкус. Оно настолько мне понравилось, что я стал понемногу посасывать его, посматривая на наших гостей.

Рэхель, пригубив вино, подняла взгляд на Мефар:

— Ну и чего ты хочешь за доступ?

Мефар покосилась на Эльран и произнесла:

— Клятву Единения Крови…

Лицо Рэхель ошарашено перекосилось:

— Вы ополоумели требовать такое? Я, третья дочь Матриарха Первого Дома, перейду во Второй на птичьих правах?

Командующая насмешливо фыркнула:

— Почему во Второй? У нас все завязано на светлую. — при этих словах Рехель перекосило уже так, что я позволил себе хохотнуть. Мефар же продолжила: — Рэхель, ты же третья дочь Матриарха? Хм, должно быть неплохо… А хочешь сместить свою мать? Мы можем сделать «актаури» не только тебя, но и избранных тобой жриц. Обладая такой силой, ты легко ее сдвинешь с трона. Если ты принесешь клятву Единения Крови ты сможешь получить многое. Больше чем даже смела мечтать. И уж для «аури» убрать твои шрамы не составит труда. Ну, а если захочешь атаковать, то ты должна понимать, что твоих сил не хватит. Кроме того — Крехтор, Трекатен, а следовательно Серхот и Кахурт — будут на нашей стороне… — воцарилось молчание. Мефар подождала реакции и, не дождавшись, продолжила: — Ты должна признать, что выбор у тебя небольшой: ты можешь присоединиться к нам и въехать в Аль'ерихтол с триумфом, а можешь вернуться туда с унизительным поражением, рассказывая всем небылицы и оправдания.

В течении всей этой речи выражение лица Рэхель сменилось с охреневшего на мрачную мину. Слегка покивав, она произнесла:

— Говоришь ты ладно, но я бы хотела еще доказательств.

Мефар пожала плечиками:

— Ну, есть еще один секрет: дочь Крехтор, Майринна, которую все ищут и уже даже похоронили — вот она сидит. Нам повезло ее отбить и после…хе-хе…общения с сокровищем она стала Старшей… — она посмотрела сначала на Эльран, а потом на меня, неторопливо одной рукой расстегивающим застежки на своей куртке-поддоспешнике: — В принципе, ты даже можешь посмотреть на работу сокровища в действии — мне, да и Сарти тоже уже пора становиться «актаури», а поскольку суккубы на время дороги к Крехтор отпадают, то время сейчас самое оно…

Образовалась пауза. Я поболтал вино в кубке и решил подать голос:

— У меня есть еще частный проект — я хочу попробовать заделать Архидемона из Старшей. Если получится — ты сама должна понимать насколько это будет «ого». Крехтор уничтожит герцога Анрийского, а потом «хлоп» и через месяц-другой можно будет даже всему Легиону отвесить пинка. Кроме того суккубы отпадают не полностью — мы можем избранных суккуб возвысить и держать в фургонах до самого прибытия в крепость Элтро. Ну, а там…

— Ух, сколько вариантов! — Мафар картинно всплеснула руками и выразительно посмотрела на сощурившуюся Рэхель: — Можешь думать, но не долго — как сама видишь, свет на тебе клином не сошелся.

Рэхель поиграла жвалами и тяжело вздохнула:

— Ну, ладно. Я согласна. Но не сейчас. Приду к вечеру: мне нужно подготовиться.

Веселость было улыбнувшихся дроу как рукой сняло и Командующая мрачно спросила:

— Многих придется убивать?

— Боюсь, что аж семерых. Сначала парализуем, а если ваше «сокровище» окажется настолько эффективным и я стану «актаури» — придется резать. Они хорошие опытные солдаты и сильные маги, но я не верю им настолько. Эльран произнесла:

— Возможно, что если среди них есть женщины, мы можем попытаться их перевербовать — в конце концов мы все боремся против Легионов Ашкера и каждый маг будет на счету.

Рэхель сощурилась и непонимающе посмотрела на меня:

— А что — работает только с женщинами?

Я фыркнул:

— Даже не спрашивай — сама увидишь почему.

Троица дроу непонимающе переглянулась и встала с дивана.

Мефар с Майринной также поднялись следом и Рэхель произнесла:

— Значит, договорились? Я проведу подготовку и прибуду вечером.

— Конечно. Мы будем ждать.

Когда Рэхель со свитой вышли из фургона, я подал пустой кубок стоявшей рядом суккубе, взявшей на себя обязанности служанки, и произнес:

— Вроде бы и знакомы ближе некуда, а сколько всего выплывает скрытого… Значит ты, Мефар, хотела посадить на престол сначала свою любовницу, а когда она погибла шустро перешла к запасному плану, вот только расстановка сил была уже не в твою пользу и пришлось бежать? — Мефар повернулась ко мне и сощурилась, я же продолжил: — Потом все докопались до правды о произошедшем и вслед за тобой послали несколько групп ликвидаторов… В конце концов за тобой явилась даже эта Рэхель с «Дланью Тьмы» на руке… М-да уж… — я распахнул куртку и скинул ее пол. За ней последовали перчатки. Снова откинувшись на спинку дивана, я погладил себя пальцами по своей выдающейся груди с задорно торчащими сосками и подытожил: — Неизвестные кукловоды умудрились свести в одном месте похищенную дочь герцогини, состоящей в оппозиции к Легиону, светлую эльфийку, мутного происхождения и с мутными целями и родственниками, и, вдобавок, дроу, Командующую гвардией Второго Дома, которая в недавнем прошлом попыталась провести смену власти, завершившуюся неудачей, и являющуюся на данный момент одним из самых разыскиваемых преступников этой расы… — я стянул сапоги и начал снимать части доспеха с ног, расстегивая многочисленные ремешки и крючки. Мой голос стал звучать немного глухо: — И весь этот бешеный коктейль припорошен начинающейся войной между двумя герцогствами…

Мефар склонила голову:

— Это действительно очень странно. Ты точно не знаешь или не помнишь кто твой начальник?

Я стянул кожаные штаны, полностью обнажаясь, и щелкнул пальцем по напрягшемуся члену:

— Думаешь, я бы смолчал? Я знаю только одно, что тебя следует наказать за утаивание жизненно важной информации. Ну, а поскольку тебя все равно нужно возвышать то раздевайся быстрее и иди сюда — мне уже не терпится.

Мефар выразительно фыркнула и стала снимать с себя части доспеха.

Я жадно следил за ее движениями. Мне начало казаться, что она нарочито оттягивает близость со мной. Если она хотела меня завести, то ей это удалось.

— Не думаю, что «это» можно назвать наказанием. Для дроу — это скорее поощрение. Да и не только для них. — произнесла возлежащая рядом Эльран.

Посмотрев на нее, я увидел, что она скользит по моему телу взглядом, в котором ощущается вожделения не меньше, чем, наверное, чувствую я.

Сбросив на пол остатки своего доспеха, Мефар шагнула ко мне и опустилась передо мной на колени.

Нежно взяв мой стоящий фаллос в ручки, она чувственно провела язычком от корня до головки. После этого она секунду смотрела на него сверху, словно собираясь с решимостью, а потом не торопясь взяла его в свой ротик.

Когда она нежно приняла его на всю глубину своего рта и двинулась, было, обратно, я положил руки на ее голову и остановил ее этим. Мефар недоуменно подняла на меня взгляд и я в ответ, глядя на нее с нежностью, улыбнулся:

— Ну, наказатъ-то надо?

И с силой резко опустил ее головку вниз так, что ее подбородок ляпнулся мне на мошонку. Член, скользнув по ее язычку, ворвался в ее узенькое горло.

Мефар замычала и попыталась отстраниться. Я отпустил ее росно настолько, чтоб она снова соскочила с моего члена, но на туже длину, что она взяла добровольно. Сразу за этим я снова опустил ее голову вниз, не обращая внимание на ее попытки оттолкнуться. Еще раз. Еще. Еще Ее слюна запузырилась, вытекая из ее рта мимо моего фаллоса. А из ее глазок потекли слезы.

Она подтянула ноги и попыталась оттолкнуться от моего тела уже руками и ногами, но не получилось. Потом Мефар попыталась меня укусить. Однако, это только добавило к алой мути еще и мою злость. Я обхватил ее голову руками, а тело — ногами и перевернулся, скатившись с дивана так, чтоб ее затылок упирался в него. Оказавшись сверху, я начал ее жестко трахать в

рот, не обращая внимание на ее мычание и вялые попытки вырваться. Конец был вообще безумный: я загнал член на максимум и начала сливать сперму ей прямо в желудок и не останавливался, пока алая муть не отступила.

Осознав, что Мефар сейчас задохнется, я все-таки вытащил член и, отпустив ее, позволил ей хрипло продохнуть. Дроу хотела что-то сказать но лишь застонала вывалив язычок, с которого густыми густыми каплями стекала моя я сперма..

Взгляд, Мефар, устремленный на меня, не предвещал ничего хорошего. Неожиданно, глядя в ее глаза, я увидел, как из ее зрачков начинает выливаться мрак, заливая всю радужку и белок.

Командующая попыталась утереться правой рукой, а левой затянула свое тело на диван. В этот момент мне стала видна ее сочащаяся пизденка. Криво ухмыльнувшись, я ухватил ее талию и, не глядя, вошел в ее врата на полную. Тело Мефар в ответ выгнулось дугой, когда головка моего члена ворвалась ей в мажу и жнулась в ее стенку. Дроу хрипло вскрикнула и заметалась, пытаясь хоть немного соскочить с него. Я позволил ей это лишь для того чтобы снова войти в нее на полную.

Мои руки скользнули еще выше и, обхватив ее спинку, подняли ее тело и прижали к себе. Она начала стонать и кричать в такт, царапая мою спину своими ногтями. Пришлось захватить ее руки и завести ей за спину. Кроме того я снова поменял положение ее тела и навалился на нее сверху прижав к дивану.

В один из моментов ее мажа зажала головку моего члена и я, не выдержав, снова кончил.

Дроу тяжело дышала, вывалив язык и закрыв глаза. Я ее отпустил и распрямился. Однако в тот момент, когда я потянул свой член обратно из объятий ее пизденки, Мефар обхватила меня ножками и прижалась ко мне.

А потом она улыбнулась и медленно раскрыла глаза.

Я увидел, что из них парит черный тяжелый туман, нехотя истаивающий в воздухе.

Незнамо как, но я понял, что она смотрит на меня и поднял левую бровь:

— Неужели ты хочешь еще?

Она хрипло выдохнула:

— Да. Еще… Голос во мне хочет еще… Сила… Она шепчет и кричит… Взывает ко мне…

Рядом фыркнули:

— О! Вот уж точно, что контакт с Силой пьянит сильнее тяжелых наркотиков.

Я обернулся и обнаружил, что все остальные тоже обнажились и занимаются сексом с друг другом. Зирта захватив талию светлой эльфики ножками, положила свою головку ей на правое плечико и смотрела на нас. Судя по всему это был ее комментарий.

Сарти и Майринна, яростно сталкиваясь своими пизденками, трахались в позе ножницы. При этом на лице дроу играла какая-то даже, я бы сказал, жестокая улыбка.

Зирта прокомментировала:

— Поспорили, кто кого затрахает. Не смотря на все — я все-таки ставлю на носительницу высокой крови Х'атан. — она добавила немного самокритично: — Хотя, я согласна, что это во мне играет скорее патриотизм, чем рациональность.

Я посмотрел на суккубу-служанку, которая, расстегнув свое одеяние, лежала на полу и мастурбировала, загоняя себе между губок сложенные щепотью пальцы левой руки. Правой она при этом мяла свои сиськи, поигрывая с торчащими темными сосками.

Я вернул взгляд на Мефар и, начал гладить руками ее по животику и лобку.

В это момент дверь раскрылась и в помещение вошли северянки:

Турид при виде нас помотала головой и, повернувшись к Инге, снявшей свой шлем, насмешливо произнесла:

— Я же говорила? Аты все: «Может, планируют или советуются»… Пф!

самокритично: — Хотя, я согласна, что это во мне играет скорее патриотизм, чем рациональность.

Я посмотрел на суккубу-служанку, которая, расстегнув свое одеяние, лежала на полу и мастурбировала, загоняя себе между губок сложенные щепотью пальцы левой руки. Правой она при этом мяла свои сиськи, поигрывая с торчащими темными сосками.

Я вернул взгляд на Мефар и, начал гладить руками ее по животику и лобку.

В это момент дверь раскрылась и в помещение вошли северянки:

Турид при виде нас помотала головой и, повернувшись к Инге, снявшей свой шлем, насмешливо произнесла:

— Я же говорила? Аты все: «Может, планируют или советуются»… Пф!

14. Бойня.

14. Бойня.

Ох, какая приятная истома…

Л возлежал на диване, а Майринна медленно, растягивая и мне и себе удовольствие, сосала у меня член. Ее обожающе-жадный взор был обращен на меня снизу. Я видел, как ее глаза наливаются тяжелым огнем. Кроме того марево между ее рогов стало заметно мутнее.

Прогресс явно идет. Но намного-намного медленнее, чем возвышение в Старшую. Л даже начинаю думать, что одним сексом со мной дело не обойдется и для возвышения в Архидемона потребуется что-то еще. Л даже знаю что. Души.

Во время сражения придется их собирать, а потом как-то отдавать ей. Или оставлять себе? Потом разберемся…

Лежащая рядом Мефар судорожно выдохнула, когда другая суккуба, скользнув между ее ножек, начала играть своим язычком с ее источающим соки и мою сперму клитором. Насчет последнего — собственно мне было плевать. Я честно ее предупредил, что если она отрастит второй набор рогов, то будет сидеть безвылазно в фургоне до самого Элтро… После того как северянки узнали, как мы «советуемся и планируем» они присоединились к нам и мы устроили знатную оргию. Сейчас, правда, они уже собирались наружу. Да и я тоже уже пришел в себя.

Неожиданно дверь распахнулась и в гостиную буквально валилась Хельда. Оттолкнув своих товарок, она, остановившись, окинула нас полубезумным взглядом и испуганно выдохнула:

— Тревога! Разведчики обнаружили большую группу вражеских Страших на подходе!

Мы все вскочили и стали, толкаясь, облачаться в доспехи.

— Сколько их? — вскричала Майринна, судорожно натягивая искусную кольчугу на голове тело.

— Светлые говорят, что больше трех десятков! И среди них видели Катуса! Мы ей ответили отборной руганью. Когда первый порыв иссяк, Эльран, сосредоточенно пристегивая понож, спросила:

— Откуда они здесь и вообще — почему они атаковали не ночью?

Северянка в ответяростно ощерилась:

— Очевидно, что сейчас наше построение более уязвимо, чем когда мы станем ночью лагерем… О, Падшие Боги, да обоз сейчас растянулся чуть ли не на десять тысяч шагов!..

Сказав это, Хельда увидела, что у меня возникли серьезные проблемы с доспехом и стала мне помогать. Дело пошло намного быстрее.

Фургон, качнувшись, остановился.

Инга и Турид закончили раньше и присоединились к подруге. Когда они, в конце концов, кое-как закрепили последние части, я, подхватив свой шлем и секиру, вывалился из фургона.

Первое, что я увидел, лихорадочно застегивая последние застежки, было

— клонящееся к горизонту солнце. Наша голая суккубка-возница испуганно сжимала в своих ручках большой стальной арбалет и связку стальных стрелок для него.

Вокруг же нашего фургона творился форменный хаос — судя по всему никто не ждал не то что такого количества Старших, но даже просто

врагов так близко к Изрину.

Дорога здесь шла через лес, но вдоль нее была широкая вырубка, шириной около пятисот метров. Фургоны и повозки съезжали с дороги и пытались прибиться к лесу слева и справа от нее. Командиры же гнали своих солдат направо и было непонятно толи они собираются наступать, толи организованно бегут куда подальше.

Надев шлем, я спрыгнул с фургона. Ко мне тут же подбежал, глухо рыча, мой краг. Развернувшись ко мне, он чуть присел, и я тут же легко запрыгнул ему за спину.

Из фургона тем временем начали выбегать мои сокомандницы, тут же запрыгивая на ожидавших их крагов.

Выскочив из-за сворачивающего с дороги фургона, краг, несший на своей спине темнокожую суккубу, сбил какого-то солдата с ног, и, не обратив на это и малейшего внимания, затормозил рядом с нами.

За ней потоком следовали остальные демоницы нашего отряда поддержки.

— Ваши приказания! — вскричала суккуба, смотря на меня.

Я размял правую руку, сжимавшую длиннейшую рукоять антрацитово-черной секиры и посмотрел на показавшуюся Майринну:

— Ваш командир — она. — прежде чем она направила своего «скакуна» к ней, я спросил: — С какой стороны они идут?

Демоница указала пальцем направо:

— Оттуда! Кахурт говорит, что фокус их атаки будет точно на нас! Он попытается зайти со своими демонами сбоку!

Более не обращая на нее внимание, я, повинуясь какому-то чувству, наклонился и указал своему крагу пальцем туда же. Чудовище низко заворчало и послушно развернулось в ту сторону. Троица северянок построилась справа. Они медленно достали из ножен двухметровые фламберги и замерли, без заметных усилий вытянув их перед собой. Слева встали две Служительницы. Они взяли в правую руку по короткому черному дротику, а в левую — длинный изогнутый безгардовый клинок. Другие дроу, спрыгнув с фургона, забежали за него. Я увидел как Зирта, что-то начертала на земле и по ее поверхности побежала невысокая волна черного тумана. Растекшись метров на пятьдесят влево и вправо, она замерла и сформировала нечто вроде черного, парящего Тьмой, бардюра.

Одна из северянок заговорила:

— Они будут облачены в доспехи либо из адаманта либо из митрила. Оружие также из этих материалов. Бейте в щели. Но и сами не подставляйтесь. Если не уверены в себе даже не думайте парировать или блокировать их удары. Физически Старшие очень сильны и выносливы. Они говорят, что способны сражаться без устали вечность. И это отнюдь не пустое бахвальство. Даже не думайте, что они выдохнутся или устанут. Скорее наоборот: собирая души поверженных врагов, они становятся только сильнее и быстрее…

Сзади закричала Майринна:

— Я чую магов. Мы попытаемся их накрыть!

Северянка справа громко произнесла:

— Тогда пока не лезем. Пусть нанесут удар, а уже тогда пойдем мы.

Я даже не повернулся в ее сторону, чтобы увидеть, кто говорит, так как в следующую секунду до нас донесся мощный далекий треск и скрип ломаемых деревьев. В поле зрения далекая верхушка резко дернулась и исчезла. До нас донесся чей-то мощный рык.

Еще одно дерево с треском рухнуло намного ближе. Солдаты, оглядываясь, попятились назад.

Один из офицеров заорал:

— Рассредоточиться!

И в этот момент среди деревьев появилась огромная шестиметровая рогатая тварь.

в блестящих белых доспехах. В руках она сжимала обоюдоострую секиру из белого металла.

Увидев солдат, демон указал на них когтистым пальцем и зычно проорал:

— Ваши души будут моими!

Резко взмахнув своим оружием, он срубил начисто разлапистый дуб и, ухватив его своей лапой за вежу, швырнул его с разворота прямо на солдат. Сразу за этим он бросился вперед и нанес удар секирой по испугавшимся людям — двоих он разрубил сразу, а еще троих отшвырнул в сторону, будто игрушечных.

Из леса редкой цепью вырвались еще твари. Демоны тут же с ходу вступали в сражение.

Это стало похоже на бойню. Люди оказались не способны противопоставить Старшим хоть что-то: стальные клинки если и умудрялись каким-то образом попасть в щели доспехов, то, судя по всему, не наносили вообще никакого вреда. Демоны же одним ударом прорубали настоящие просеки среди наших солдат.

Следом за первыми среди деревьев показались и другие. Вторая цепь шла не шибко торопясь и была представлена Старшими другого класса.

Маги.

В этот момент над нами поднялся настоящий поток из огненных шаров. Пролетев по дуге, они обрушились на лес и там начали взрываться среди деревьев, рождая огромные облака из медленно гаснущего пламени. Деревья и подлесок полыхнули так, что за спинами демонов первой цепи поднялась настоящая огненная стена, скрывшая от нашего взгляда фигуры их товарищей.

Подняв голову вслед за языками пламени, я увидел, что сзади нас поднимается вертикально огромный нефтяно-черный столб толи дыма, толи тумана. Вздымаясь вверх, он плющился, формируя быстро расползающуюся во все стороны непрозрачную тучу, освещаемую багровыми лучами заходящего солнца и пламенем горящего леса.

Старшие при виде этого даже прекратили кромсать остатки солдат и удивленно задрали головы вверх.

— Пора. — произнесла северянка.

Мой краг тут же рванул вперед, не дожидаясь пока я среагирую на это. Каждый из нас выбрал в качестве цели одного из демонов.

Мой опустил голову вниз и увидел нас. Довольно что-то проревев, он грамотно сместился от меня влево и, осклабившись, замахнулся своим оружием из мертвой зоны.

Не дожидаясь, пока он меня встретит, я подобрал ноги и оттолкнулся от спины крага демону на встречу, выбросив свою секиру в ударе.

Тот встретил меня сильнейшим ударом своего оружия. Я подставил под него свое и, взглянув в его пылающие яркими углями глаза, почувствовал тот момент, когда мгновение его торжества сменилось ужасом.

В точке столкновения черного и белого металлов родилась невероятно яркая электрическая вспышка. Ее энергия была настолько велика, что меня, не взирая на все усилия алой мути, отбросило обратно. Но если я, перевернувшись, мягко встал на ноги, то демона отбросило почти к самому пылающему лесу.

Я глубоко и яростно задышал. Подождав пару секунд, пока алая муть вернется обратно, я, перехватив свою секиру для удара, побежал к начавшему подниматься ошеломленному демону.

Он встал лишь на одно колено к тому времени, пока я оказался рядом с ним. Замахиваюсь на него своим топором, намечая удар, но, когда он попытался скорее инстинктивно защититься своим, я резко сблизился и врезался в него плечом. Толчок вышел очень мощным — демона снова бросило на спину. Запрыгнув ему на грудь я одним не сильным ударом сбил у него с головы шлем, а потом замахнувшись, произнес:

— Как там вы говорите в этих случаях? А! Твои души будут принадлежать мне!!!

Демон попытался что-то проверещать в ответ, но моя секира срубила ему большую часть его головы. Не теряя времени, я спрыгнул с тела со стороны обрубка его шеи и не обращая внимание на то, что из нутра явно течет не обычная кровь, а что-то сильно напоминающее расплавленный до бело-желтого цвета метал, загнал в еще дергающееся тело руку в перчатке.

Жара я не ощутил, а вот то, как в меня потели трофейные души — очень даже. Вместе с этим, я обнаружил, как родная алая муть полностью затопила зрение, но вместе с тем и приобрела чистоту. Возникло впечатление, будто я смотрю на мир через не просто красное стекло, а через темно-алый рубин. Цвета померкли и разделились на градации от светло-светло-красного до черного.

Однако, в тот момент, когда поток душ иссяк, центр фокуса зрения немного очистился, частично вернув цветоощущение.

Резко выдернув руку из тела, я оглянулся. Лес горел настолько сильно, что огромные языки ярко-оранжевого пламени тянулись вверх на огромную высоту. А там, в небесах, волна матово черного облака все больше и больше разливалась в стороны.

Интересно, что задумали дроу?

Я быстро оглядываюсь. У остальных дела идут неплохо.

Служительницы воткнули дротики своим противникам в незащищенные доспехами шеи, проткнув из насквозь, и, так же как и я соскочив со своих «скакунов», кружились вокруг них, постоянно нанося один-два удара в незащищенные части тела. Эта тактика привела к тому, что один из демонов стоял на коленях и вслепую махал своей секирой перед собой, что-то отчаянно ревя. Второй же отступал в пылающий лес затравленно пытаясь уследить за метающейся вокруг него размытой тенью.

У северянок дела шли еще лучше.

Их двуручники светилось ярким белым светом. Похоже, это давало им какие-то бонусы, позволявшие не просто жестко блокировать чудовищные размашистые удары вражеских секир, а даже отбрасывать их в стороны, нанося встречные удары. Рождавшиеся при этом снопы ярко-синих искр очень не спеша разлетались в стороны, медленно истаивая в воздухе. Но кроме этого северянки и обладали большей скоростью и гибкостью, чем Старшие Демоны и прямо в этот момент, на моих глазах, одна их них, ловко перескочив пронесшееся оружие врага, неожиданно нанесла своим светящимся мечем молниеносный удар по рукам врага. Удар вышел очень точным и начисто отсек кисти, которые, все еще сжимая оружие, полетели в сторону.

Демон неверяще посмотрел на обрубки, из которых обильно текла его раскаленная кровь и заревел. Но в следующую секунду северянка взбежала просто по его тело и ударом меча начисто срубила ему голову. Обезглавленное тело рухнуло на спину. При этом северянка оказалась стоящей у него на груди.

Твою мать! Души! Прострелила мой затуманенный мозг мысль.

Я прыгнул с места и приземлился точно у убитого демона, из которого неожиданно стали вырываться яркие светлячки, оставлявшие за собой странные инверсионные следы.

Северянка на меня удивленно воззрилась. Я же стал пытаться лихорадочно ловить их руками.

— Нет-нет-нет… — выдохнул я.

И тут души, беспорядочно разлетающиеся в стороны, вдруг замерли и стали засасываться в меня словно в воронку.

— Ты что — собираешь души? — выдохнула северянка. По голосу я узнал Турид.

— Да… — сощурившись, я следил за тем как те плотным потоком засасывались мне центр груди и решил пояснить: — Майринна все не

возвышается в Архидемона. Я думаю, что ей не хватает именно душ…

— А раньше сказать? — раздраженно рыкнула северянка и зычно крикнула мне за спину: — Не добивайте, а тяните его Майринне либо к АльресуМ Внезапно откуда-то издалека донесся низкий рокот.

Турид толкнула меня в наплечник и, когда я вопросительно повернулся к ней, указала мне за спину.

Повернувшись, я обращаю внимание, что поток огнешаров иссяк, превратившись 1 лишь редкие большие сферы влетающие в пылающий лес. В этот момент, вздымающееся к небесам огромные языки оранжевого пламени, раздвигаются, словно занавески, и через них проходят следующие Старшие.

Смотрю налево. Служительницы только сейчас добили своих и побежали еще дальше влево, где среди наших солдат устраивали чудовищную бойню другие демоны.

Справа со мной была лишь Турид. Ее обе товарки добив одного Старшего, понеслись дальше по цепи тут же прикончив следующего. Одного из Старших, с отрубленными руками и ногами, с натугой пытался тянуть по земле в направлении нашего обоза отряд солдат. Демон протестующе верещал и пытался ухватить тех своей пастью. Двое людей при этом его тыкали в морду копьями, метя в глаза.

Что ж. Мы, пока что, одни.

Перехватываю поудобнее свою огромную секиру и произношу:

— Турид, не сдерживайся. Вполне возможно, что мы разговариваем в последний раз. Не забудь про души для Майринны и Крехтор…

Она мрачно ответила

— С магами там может не выйти — они даже раненые могут использовать заклинания. Кроме того — я боюсь, что это не последняя волна. Мы ведь все еще не видели Катуса. А значит — будет еще и третья. В ней могут быть самые сильные демоны.

— Понятно… — произнес я: — Чего ждем?

— Так просто атаковать Старших демонов-магов — безумие. Они готовы ко всему и встретят нас… — мрачно ответила северянка.

Моя сила начала заливать мое зрение. Из-за алого света я понял, что начинаю хуже видеть. При всем этом образы демонов начинают слегка подсвечиваться белым светом.

Бросив быстрый взгляд на изготовившуюся ко всему Турид, я увидел, что она также светится.

Может мое зрение сдвигается в магический спектр?

Но хватит. Времени разбираться с этим нет.

Я произнес:

— Турид, я сейчас брошусь на них. Когда они отвлекутся, можешь попробовать напасть ты с остальными…

Демоны-маги были намного меньше и субтильнее Адских Рыцарей. Кроме всего прочего на них были не почти сплошные доспехи из белого металла, а всего лишь какие-то сутаны. В принципе, если мне удастся добраться до них — то я их должен просто смять. Вопрос лишь в том: удастся ли это мне? Большой огнешар стартовал откуда-то из-за моей спины и полетел по высокой дуге прямо в ближайшего демона. Однако, ему не суждено было достигнуть цели — не долетев до цели десяток метров он лопнул. Жидкое желтое пламя бессильно растеклось по невидимой сфере, в центре которой находился демон, и медленно, словно нехотя, поднялось вверх, истаивая в воздухе без следа.

Демон прошел последние метры горящего леса и оказался вне дымовой завесы. Оглянувшись, он явно увидел совсем не то, что ожидал. Посмотрев сначала на нас, а потом нам за спины, демон-маг очевидно посчитал нашу поддержку более опасной.

Криво ухмыльнувшись, он вытянул в нашу сторону правую лапу и с кончиков его когтей куда-то нам за спины ударила ярко-голубая молния. Это бы не просто одиночный разряд — возникла настоящая непрерывная дуга, которая все истекала и истекала нам за спины.

В этот момент алая муть бросила меня прямо на него в длиннейшем прыжке. Я увидел, как демон довольно осклабился и встретил меня другой молнией с левой лапы. Вот только я подставил под нее свою левую ладонь и молния стала просто разбиваться потоком ярко-белых искр. Мой прыжок при этом существенно замедлился.

Демон удивленно перенес удар молнии и с левой лапы на меня. Яркость разряда была настолько велика, что алая муть отступила не сколько от магии, сколько от самого света. Мир вокруг приобрел невероятный контраст черного и белого.

А я все падал на демона. Тот бешено ощерился и направил энергию сначала в фокус между своих лап, а уже из той точки, где сливались молнии, в меня стал бить намного более мощный разряд.

Мое продвижение замедлилось еще сильнее. Но я был уже рядом. Позволив своей секире соскользнуть, я ухватился за самый край рукояти и рубанул демона с размаха сверху, разрубив его пополам. Молния тут же прервалась и я мягко встал на землю рядом с его трупом.

Души начали вырываться из разрубленного тела и потоком вливаться мне в центр груди.

В этот момент в меня ударили сразу две молнии слева и справа. Под левую я снова подставил ладонь, нивелировав чужой удар, а направо выставил свое оружие, повернув топорище плашмя. Однако, последняя молния тут же прервалась. Бросив взгляд туда, я увидел, чтоТурид сбила мага с ног и, оседлав его, дико крича протыкала его грудь мечем со скоростью швейной машинки. При этом мне было видно, что светящийся клинок явно пробивал грудь визжащего демона насквозь, входя в опаленную землю.

Я повернул голову в другую сторону. В следующую секунду другой демон-маг, поливавший меня молнией, прервал свой удар и, судя по всему, сменил Стихию: между его лап родился мощнейший поток огня и врезался в меня.

Жара я не ощущал. Просто было чувство, что меня обдувает теплый влажный ветер.

Алая муть сгустилась еще сильнее и потянула меня на это врага. Побежав прямо через пламя, я добежал до демона и почти вслепую рубанул перед собой секирой.

Тварь закричала и поток огня прервался. Еще один.

Надо же — не убил, а только отрубил ноги наискосок: правую у самого тазобедренного сустава, а левую — лишь по щиколотку. Демон, жутко вереща, пытался отползти от меня, отталкиваясь левой лапой. Из поднятой правой же он снова ударил в меня молнией. Он был достаточно близко, чтобы я, не сходя с места, начисто отсек ему эту лапу. Молния, коротко стрельнув в стороны, стала бессильно изливаться в землю. Я шагнул вперед и наступил ему на грудь левой ногой, сразу же еще одним ударом отрубив другую лапу.

Демон, продолжая верещать, отчаянно завихлял всем своим телом. Не желая это выслушивать, я врезал ему ногой по голове, придержав силу и всего лишь лишив его сознания.

Следом я наклонился и, схватив демона за шкирку, швырнул его с разворота прямо в далекую толпу фигурок суккуб поддержки. Проследив за тем, как тот смачно шмякнулся прямо перед ними, я перенес свое внимание на вынырнувшего из огня еще одного демона-мага.

Воспользовавшись тем, что тот был явно обескуражен увиденным, я понесся на него. Когда я был уже наполпути, демон все-таки вступил в битву, выстрелив куда-то ударом молнии. Полыхнула ко рожая вспышка взрыва.

Демон начал поворачиваться ко мне и я прыгнул. Легко пройдя сквозь стенку сферы его защиты, словно ее и не было, я врезался в демона и своей массой. Сбив испуганно завизжавшую тварь с ног я обхватил ее ногами и схватив ее голову рукой просто оторвал ее от тела.

Чужие души стали вливаться в меня.

Невдалеке кто-то зычно заорал:

— До конца-а-а! До смерти! Ха-ха-ха-хар!..

Посмотрев в ту сторону, я увидел как северянки рубятся вдвоем против особенно огромного демона в жутких доспехах, украшенных шипами. Его мощные руки махали здоровенной алебардой, словно хворостинкой, совершенно не обращая внимание ни на инерцию, ни на, тем более, вес оружия.

В этот момент с неба прямо на него упало огромное копье, нанизавшее его словно жука на иглу. Копье продолжило движение, пришпиливая того к земле.

В следующую секунду северянки прыгнули на него и начисто отрубили руки, потом сразу и ноги.

Подняв взгляд, я увидел, что подобное копье растет аж из огромного блина Тьмы над нашими головами. В этот момент оттуда вырвались еще одно копье-шип и молниеносно воткнулось куда-то в пылающий лес. Земля под ногами вздрогнула и то место, куда воткнулся огромный черный штырь, заволокло большое облако горячей пыли.

Тут из горящего леса выступило три шестиметровые демонические фигуры. Боковые были вооружены алебардами, а центральная — огромным шестопером. С удивлением узнаю в последней Катуса. Ничего себе он гормонов хапнул! Добавил в росте в два раза за несколько часов! Ого!

Все трое с удивлением и растерянностью окинули взглядом поле боя. Они явно увидели совсем не то, что ожидали: оставшихся в живых немногих Демонов-Рыцарей теснили по всему фронту. Конкретно в эти секунды слева появились на дороге эльфы на белых лошадях, буквально засыпавших стальными стрелами одного из Старших, а справа — демоны на крагах во главе Кахуртом. Демонов-магов тоже не было видно.

Катус картинно мотнул головой слева направо, разминая шею, и зычно произнес:

— Вы! Все вы! Приговариваетесь Архидемоном Раутшем к изыманию ваших душ!

Словно в ответ двух последних Демонов-Рыцарей всадники забросали сетянми и завалили на землю. Северянки и дроу тут же запрыгнули им на грудь и принялись рубить ноги и руки.

Соседи Катуса неуверенно на него посмотрели и сделали шажок назад.

Я распрямился и, перехватив поудобнее свою секиру, пошел на него.

Его соседи окинули взглядом начавших поворачиваться к ним солдат и развернулись бежать, но тут с неба прямо перед ними в землю воткнулся частокол из тонких черных копий-столбов, выбросивших в стороны землю и пепел. Затравлено осмотрев штыри сверху до низу демоны, переглянувшись ударили по ним своими топорами, но оружие бессильно прошло сквозь них. При этом один демон от неожиданности провалился вслед за ним и врезался в преграду.

Оба демона испугано отпрянули от штырей и развернулись снова к нам. Я бросил взгляд по сторонам: разрозненные группки солдат и всадников неуверенно стягивались к нам, формируя большой полукруг. Но никто не хотел идти в атаку на троих Старших.

Надо мной пролетел слаженный залп стрел, но Кату с поднял лапу и перед огромными демонами возникла защитная полусфера, будто сотканная из прозрачного голубоватого тумана. Все стрелы, наткнувшись на нее, просто осыпались вниз.

Ко мне подъехал на своем краге Кахурт. Правая половина лица у него была обожжена до кости. В глазнице не было глаза, а сквозь обуглившуюся щеку было видно закопченые клыки. Его краг тоже не блистал здоровьем — вся его правая часть тела была сильно обожжена. Кроме этого тот немного прихрамывал.

Кахурт сплюнул на залитую кровью землю и достал из-за пазухи маленькую стальную бутылочку. Скрутив крышку, он вылил-выдавил ее содержимое себе в рот, смяв тонкую жесть в бесформенный комок. Практически тут же по его лицу прошла волна регенерации. Обугленные ткани ожили и нити плоти на его щеке соединились, скрыв клыки от моего взора. Однако, заживление быстро замедлилось: щека и глаз так до конца и не восстановились.

Демон подвигал челюстью и вполне отчетливо произнес:

— Эти твари нанесли по нам из леса магический удар. Вот сучки! Пришлось сначала завернуть в лес, и тол….тол… — он что-то пошевелил языком во рту и выплюнул на землю белый обломок клыка: — Тьфу!..Только потом мы прибыли сюда. Неплохо вы тут их встретили! — он низко засмеялся: — Я ожидал застать здесь лишь трупы. А вот как! Что будешь делать? Мне бы не хотелось убивать об этих троих своих солдат: каждый из них еще понадобится…

В ответ я лишь мрачно промолчал.

Наши солдаты перед нами расступались, формируя коридор прямо до пустой зоны. Мы подошли к переднему ряду ощетинившихся копьями воинов.

Я шагнул вперед в пустое пространство и посмотрел налево. Там сквозь солдат выступила троица северянок. Их глаза не только светились белым светом, но из них также время от времени словно вырвались, разлетаясь во все стороны, быстро гаснущие светлячки, заметные даже с такого расстояния. Обмениваюсь с ними кивками. Смотрю направо — там так же вышли обе Служительницы.

Над нами опять свистнули стрелы, на этот раз щедро разбавленные несильными заклинаниями. Однако и этот удар оказался бессилен перед защитой Катуса.

Гигант насмешливо пророкотал:

— Это все, что вы можете? Архидемон Раутш дал нам много душ, чтобы мы вас уничтожили и это будет выполнено во имя Владыки Ашкера! Мы будем править в Изрине, даже если придется превратить его в кладбище!

Кахурт выдохнул:

— Так это — Кату с?

Бросаю взгляд на него и громко кричу:

— Катус — мой! Турид, Хельда, Инга — ваш левый! Лашта, Руша — правый! Начинаете сразу за мной!

Катус же, ухмыляясь, зычно проорал в ответ:

— Я тебя не забыл! Иди сюда! Мелкая сука! Сейчас я отрублю тебе руки-ноги, а потом — трахну! А-га-га-га! — рассмеялся он и крутанул в руке свой огромный шестопер.

А вот его товарищи явно не разделяли самоуверенности своего командира и затравлено рыскали своими пылающими буркалами по плотным рядам войск, все подтягивающихся и подтягивающихся к месту битвы.

Я пару раз глубоко вдохнул и крикнул ему в ответ:

— Знаешь что, Кату с? Я мог тебя убить, но тогда я думал, что ты хоть отчасти играешь на стороне Крехтор! Тогда — я тебя пощадил! Сейчас же — готовься к концу! Твои души будут принадлежать мне! — и добавляю намного тише: — Ты сдохнешь быстро…

С последним звуком сказанного мной слова я побежал к нему.

Северянки и дроу сорвались в атаку одновременно.

Пока мы бежали, демоны нанесли по нам удар.

Катус резко очень громко вдохнул воздух, а выдохнул на меня струю тяжелого темно-темно-рыжего пламени. Словно жидкость оно разлилось передо мной по обильно залитой кровью земле и поднялось гудящей стеной.

Я выстаивл перед собой руку с раскрытой ладонью и понесся сквозь вздымающиеся языки огня.

Слева Старший попытался встретить сегущих к нему северянок ударом молнии. Им пришлось метаться между бегающих по земле ветвящихся разрядов. Быстро сокращая расстояние.

Правый демон ударил по дроу тонкой струей густой светло-зеленой жидкости. Служительницы неожиданно отбросили оружие и стали при беге опираться на четыре конечности. Их тела вытянулись и перелились в черных, буд-то сотканных из самой Тьмы, кошек. Двигаясь невероятными ломаными прыжками, они умудрялись менять траекторию движения даже в воздухе, избегая чужого заклинаяния. Жидкость, попадая на землю, заставляла ту яростно шипеть и даже гореть.

Катус широко размахнулся своим огромным оружием и оно ярко вспыхнуло в наивысшей точке, окутавшись в ярко-желтое пламя. Когда я оказался достаточно близко, он обрушил удар сверху вниз, проорав:

— Сдохни!

Мне не захотелось блокировать его удар и я отскочил в сторону. Оголовье огромного шестопера погрузилось в землю, расплескав ее в стороны. Пламя сорвалось с оружия и продолжило движение вниз. По поверхности побежали во все стороны глубокие трещины, из которых полыхнуло темно-красным светом.

Но я был уже фактически под ногами Катуса и, крутнувшись, рубанул своим топором прямо по его ноге. Доспех не выдержал этого и черное лезвие вскрыло его, погрузившись в бедро демона почти на половину. Демон заорал так громко, что в ушах зазвенело. Он попытался удалить меня своим шестопером наотмашь, но я, злобно ухмыльнувшись, навалился на рукоять и вырвал оружие из раны. Катус потерял равновесие из-за этого его удар прошел где-то надомной. Я нанес второй удар по его руке и начисто отрубил ее чуть ниже локтя. Шестопер и сжимающая его рукоять кисть полетела куда-то в сторону. Быстро сместившись за спину орущему что-то демону, я рубанул огромную тушу наискосок по позвоночнику.

Рев сменился на надсадный хрип и Катус повалился ничком.

Быстро оглядываюсь.

Как раз в этот момент черные кошки начали рвать на куски своего противника, а северянки подрубили ноги другому и, повалив его на спину, принялись протыкать его тело своими невыносимо ярко светящимися мечами.

Оранжевое пламя погасло.

Довольно хмыкнув, я резко вырвал из спины Катуса топор и зашел сбоку. Демон пытался отползти, загребая землю уцелевшей рукой.

Кахурт во главе своих демонов подъезжал ближе довольно умыляясь.

Я спросил, обращаясь к Катусу:

— Кто еще из Архидемонов выступает против герцогини Крехтор и что известно Высшему Демону Кратушу?

Он поднял голову:

— Если я скажу, мне сохранят жизнь?

Немного пожимаю плечами:

— Да.

— Хорошо. Раутш и еще несколько. При мне упоминали Траула и Асирха… Ну, что дальше?

Я скрипнул зубами и коротко произнес:

— Ой. Я соврал…

Удар моей секиры начисто отрубаетему голову.

Тут же из его тела начинают вырываться яркими светлячками души. Они было хотят разлететься в стороны, но их начинает затягивать в меня. Увидев это, демоны останавливаются и даже немного пятятся. Улыбка нашего генерала сменяется настороженным оскалом.

Мои сокомандницы заметив происходящее добивают своих противников. Вырвавшиеся из них души также начинают вливаться в меня, образуя большой светящийся водоворот.

Глава 15. Завершение? Конечно же…нет

Завершение? Конечно же…нет.

Так странно… Влетающие в меня души можно дополнительно ловить пальцами и тогда светлячок втягивается в них. Мне даже иногда слышится на грани слуха будто вскрик от сильно боли. Возникает впечатление, что я был пустым сосудом, а теперь…меня заполнили.

Внутри становится тепло. Тело словно невесомое. Л прикрываю глаза и слегка отталкиваюсь от поверхности земли.

Но вот души закончились. Одновременно с этим эйфория схлынула. Повисев в воздухе еще немного, я снова раскрываю глаза.

Оказывается, это все длилось значительно дольше пары десятков секунд, как мне казалось.

Рядом почти никого не было. Лишь небольшой отряд демонов на крагах следил за окружением, да трое северянок, сидя на отрубленной руке Каутса, словно на бревне, неспешно о чем-то тихо переговаривались, чистя волнистые клинки своих фламбергов, которые сейчас выглядели совсем как обычные мечи.

Висящее над нами облако Тьмы уменьшилось, серьезно потеряв в объеме, а черные штыри, тянувшиеся сверху вниз, исчезли. Огромной колонны подкачки этой тучи, поднимавшейся из-за наших фургонов, тоже не было. Лес потух. Было немного неясно помогли ему с этим или нет. Тем не менее, тлеющее пепелище с редкими обугленными остовами деревьев тянулось вглубь минимум на полтора-два километра

Одни группы наших солдат ходили по полю битвы и выискивали раненых.

Другие — собирали на телеги трупы. Ну, а третьи — оружие и доспехи.

Судя по всему, потери среди обычных солдат были чудовищными. Да и демонов на крагах было заметно меньше, чем на утреннем построении в Изрине.

Хоть несколько фургонов было разбито на щепы, а еще несколько явно сгорели, но обоз практически не пострадал. Невдалеке я заметил рыскающую кавалькаду суккуб, приданных нам Трекатен.

Метрах в пятидесяти слева в данный момент было нечто вроде общего совещания офицеров нашей армии.

Глубоко вдохнув, я расслабился и мягко опустился на землю.

Осознание самой возможности использовать полет взялось будто из ниоткуда, но пользоваться им было легче легкого.

Ко мне подошло трое демонов и один из них спросил:

— С вами все в порядке?

— Да. — лениво отвечаю.

Северянки поднялись и подошли ближе.

Спрашиваю Турид:

— Потерь среди наших нет?

Турид, довольно улыбнувшись и чуть мотнув головой, ответила:

— Лишь пара раненых. Эльран их уже подлатала.

— Это хорошо.

Хотя хорошего мало. Да, мы не понесли потерь, но теперь вся армия знает если не все наши секреты, то — большую их часть. Отряд Мефар раскрылся если не полностью, то почти полностью, а северянкам и Служительницам пришлось показать все, на что они способны…

Что дальше? Мы показали почти все свои козыря, а что показал враг? Перевожу взгляд на свою левую руку и сжимаю пальцы в кулак. Превосходно отделанная перчатка скрипнула.

Я поглотил…сожрал?…так много душ.

Они во мне. Я чувствую их. Им можно приказывать…с ними можно говорить…из них я сейчас тяну ману… Души стонут и кричат, но моя воля легко заставляет их затихнуть.

Вес моей огромной секиры в правой руке не чувствуется вообще. Мир вокруг почти полностью поглотил кроваво-алый свет.

Что ж. Нужно идти. Предстоит кое-что сделать. Я поднимаю взгляд и сквозь наши фургоны вижу прибитых к земле и связанных плененных Старших. Их пятеро. Все — Рыцари. Пока еще живы. Пока еще…

Позволяю себе тихо рассмеяться и перевожу взгляд на место совещания. Мои любовницы, суккубы Трекатен, темная эльфийка Рэхель со свитой, князь светлых эльфов, люди…

Они все спорят о судьбе пленников. Тянуть ли их к Крехтор или же…поделить и сожрать здесь.

Вот они все реагируют на что-то говорящего им демона и, развернувшись, замечают, что я пришел в себя.

Забросив секиру на плечо, я иду к ним. Трио сверянок молча следует за мной.

Земля залита и пропитана кровью. Старших Демонов было всего около трех десятков, но они устроили нам настоящую кровавую баню. Если бы не наш отряд они бы размазали эту армию в фарш.

Я уже близко. Бросаю взгляд на Мефар и остальных дроу из ее отряда,

кутающихся в плащи. Толку то от этого. Хотя, одно дело знать, а совсем другое подозревать.

Мой голос звучит глухо. Я говорю с расстановками, потому что мои мысли далеко: я ищу знания о том, что собираюсь сделать и разные нюансы этого.

— Кахурт… Отбери…двоих самых верных герцогине Крехтор демонов. Вы…втроем…станете Старшими… Следуй…те за мной… Май… и другие суккубы — тоже.

Кахурт с двумя демонами нас догнал и пошел рядом.

Я тихо произнес:

— Кату с сказал, что за Арном Анрийским стоят несколько Архидемонов. Траул и Асирх. Нам тоже понадобятся фигуры подобного размера.

Демон обескуражено выдохнул:

— Но где мы их возьмем?

Я скосил на него взор и произнес:

— В другом Легионе.

Кахурт сглотнул:

— И как имя Владыки, к которому мы хотим переметнутся?

— Я пока не знаю. Но у нас нет другого выхода после того как нас атаковала гвардия этого Архидемона Траула…

Он прикрыл глаза и неверяще помотал головой:

— О, Владыки Бездны! Не думал, что услышу подобное за свою жизнь. Мне всегда казалось, что Крехтор со своей матерью перебесятся, а Архидемоны переключатся на внешнего врага. — он глубоко вздохнул. Меня догнала Турид:

— Постой-постой! А ведь именно Траул собирается телепортировать в Изрин армию Ордена завтра! Это что же получается?…

Я грустно хмыкнул:

— Этот Траул довольно умен. Представь нас секунду: наша армия уничтожена. Как результат: Крехтор — блокирована в Элтро. Армия Ордена телепортируется и получается, что она заперта в Изрине. Элтро, очевидно, будет браться штурмом, в результате которого Крехтор либо берется в плен либо — убивается. Я думаю, что первое: суккубы ведь не воины, верно? Асхера — тоже. Кстати, заметь, что Майринну ведь не убили, а именно что выкрали. Потом, Катус возвращается в Изрин, ведя на поводке Крехтор, Майринну и Асхеру. Конечно, во главе армии из выделенных ему Старших, либо — к этим Траут должен был добавить еще демонов для внушительности. Все. Конец.

Она нахмурилась:

— Но как он мог это все предвидеть?

Хмыкаю:

— Лишь появление Ордена — неожиданность. Но на воплощение общего плана ваши солдаты бы ничем не смогли повлиять: ты сама говорила, что сила Ракронса в вас угасает. На поле боя вы бы не сильно отличались от этих наемников. Но не думаю, по скорректированному плану вашу армию бы ждала смерть. Нет. Ей бы предложили телепортироваться обратно. За то же количество душ. Или вдвое-втрое большее. И Архидемон Траул сам бы выбрал у кого их забрать. — мрачно кивнув своим мыслям, я продолжил: — Однако, кто-то решил в этот план вмешаться и начать свою игру… — я покосился на навострившего уши генерала нашей армии.

Мы вышли на дорогу и обошли наши фургоны. За ними обнаружились лежащие в ряд пленники с отрубленными руками и ногами.

Пятеро еще живых Старших Демонов-Рыцарей. Руки-ноги начисто отрублены по самое туловище. Дополнительно они удерживаются абсолютно черными парящими толстыми щупальцами, растущими из широких трещин в земле.

Сейчас эти туши представляют собой всего лишь сосуды душ для будущих Старших Демонов.

Почему из них не получится сделать Архидемона? Я знаю ответ на этот вопрос: примерное количество душ, которых хватит для Архидемона равно тысяче средних Старших. Именно поэтому я так легко отдаю троих из пяти на возвышение Кахурта и еще двоих из его гвардии: если у меня не выйдет сделать из Майринны Архидемона с тем, что во мне есть — у меня не выйдет и с душами этих троих.

Я кошусь на отряд дроу Мефар, а потом поворачиваюсь к Кахурту и произношу:

— Выбирайте. И, надеюсь, вы знаете, что не стоит пытаться выкачать души из демона, котрый выше вас по рангу — выйдет все наоборот… Поэтому — я перекачаю их в вас.

Они втроем согласно склонили головы.

Кахурт выбрал первым. Он ткнул когтистым пальцем в самую большую обездвиженную тушу и сказал:

— Этот — мой.

Остальные двое начали задумчиво прохаживаться рядом с четырьмя оставшимися, время от времени останавливаясь и всматриваясь в

лежащих пленников.

Все дело было в том, что каждый из демонов был уникален и неповторим. Происходило это из-за того, что внешний облик и способности, физическая и магическая сила — все это напрямую зависело от набора душ, поглощенных демоном.

Тот, которого выбрал Кахурт, был самым сильным из лежащих здесь и, возможно, был даже чем-то вроде заместителя сгинувшего Катуса. Остальные были немного слабее.

В ожидании, я покосился на облако медленно редеющей Тьмы над нашими головами и спросил:

— Кстати, что это было?

Мефар ответила:

— Тьма ответила на наш призыв и закрыла от почти любого наблюдения эту область. Кроме того, она даже охотно выполняла наши просьбы.

— То есть то, что здесь происходило, было закрыто от взора высших сущностей?

— Если сюда смотрели Архидемоны, то они точно ничего не увидели. Ну, а для взора Владык, Высших Демонов и Богов преград почти нет.

Довольно хмыкаю:

— Интересно. А сколько она еще продержится?

Ответила Зирта:

— Час. Может два. Но если понадобится, то можно и подзарядить… — она хотела еще что-то сказать, но покосилась на Кахурта, стоящего рядом с нами и передумала.

Генерал же прикрикнул своим:

— Давайте быстрее! Мне уже не терпится!

Демоны переглянулись и тыкнули пальцами в выбранных.

Я кивнул:

— Ну и отлично… Кахурт, ты — первый. И да: я бы вам посоветовал раздеться: вы все серьезно добавите в объеме тела.

Пока демоны торопливо стягивали с себя одежду. Я мягко взлетел и встал на тушу первого из двух отбракованых демонов.

Резко наклонившись, я ударил растопыренными в грудь пленника прямо сквозь обнимавшее того черное щупальце. Рука легко пробила черную протоплоть, сотсоявшую чуть менее чем полностью лишь из сырой манны Тьмы, и погрузилась по локоть в тело пленника. Естество демона, удерживавшее пленные души задрожало и разруширось. Тут же чужие души стали втягиваться в мою руку. Подождав, пока они закончатся, я вытянул из застывшего тела руку и распрямился.

— Я готов. — донеслось снизу.

Я обернулся к нему и с интересом окинул его обнаженное тело взглядом. Красавчик. Рельефное ухоженное тело. Быть может он — любовник Крехтор? Чувствую, я не ошибаюсь и ее выбор одобряю.

Гм. Вопрос теперь становится таким образом: уберется ли Кахурт из постели герцогини, когда в ней обоснуюсь я? Но убивать его сейчас — не выход. За ним идет армия. Без него придется наводить мосты с людьми, светлими и темными эльфами и, естественно, демонами. И не факт, что они не разбегутся во все стороны после его смерти.

Как минимум до крепости Элтро Кахурт будет жить. А там — все будет зависеть оттого как он себя поведет.

Что ж.

Я легко перепрыгнул на лежащее пососедству обезображенное тело избранного им Старшего.

Измерив взглядом, немного задергавшуюся в ожидании неизбежного, тушу взглядом, я резко наклонился и погрузил в грудь пленника левую руку. Легким усилием разрушив его естество, я не дал плененным им душам ралетатъся в стороны, а наоборот собрал их в нечто вроде совсме небольшого шара. Ухватив его пальцами, высаскиваю руку из чужой груди и распрямляюсь.

С интересом осматриваю добычу. Подумать только — в этой сфере собраны души тысяч разумных. Есть души слабее. Есть — сильнее. А вот — тазноцветные точки душ магов.

Давлю мимолетное желание забрать это все себе и разворачиваюсь к демонам. В их взглядах, устремленных на мою руку пылает жадность. Даже у суккубов.

Кстати, вот интересно будет отдать такую конфигурацию душ суккубе. Накачаная демонесса-рукопашник — это будет нечто. Хм… А вот чужая память говорит, что этого не произойдет в любом случае — просто тело суккубы не способно сильно обрасти мышцами. А вот другие показатели могут меняться в широких пределах — возможна прибавка в росте и разных аспектах скорости, таких как скорость движения, реакции, восприятия течения времени. К примеру, со мной произошло тоже самое.

Мягко спрыгиваю перед Кахуртом и спрашиваю:

— Готов? Будет не то чтобы уж больно, но очень неприятно.

Он сглотнул и хрипло ответил:

— Да.

В следующее мгновение я поднял руку и резко втопил сферу ему в грудь. Кахурт от неожиданности запоздало дернулся, но его источник уже жадно поглотил души и раздулся. Демон выпучил глаза. Каждая мышца его тела напряглась и стала так четко очерчена, что хоть физиологию изучай. А потом он завалился на спину.

Я немного придержал его и уложил на землю.

Кахурт натужно выдохнул и свернулся в позу эмбриона. Из центра его туловища начали рождаться волны плоти, не спеша прокатывающиеся до самых кончиков когтей. Каждая из этих волн, застывая, немного увеличивала его тело.

Подняв взгляд на северянок, я произнес:

— Присмотрите за ним пока. Мне бы не хотелось, чтобы его убили свои же, пока я отвернусь. — выразительно перевожу взгляд на избранных приближенных офицеров Кахурта, которые с плотоядной жадностью смотрели за тем, как с их начальником происходили изменения. Говорю им: — Держите себя в руках. Иначе — Кахурту придется выбирать на должность своих заместителей других демонов.

Они сумели приложить волевые усилия и перевести взгляд с него на меня.

Отвернувшись, перевожу взгляд на последних троих пленников. Тела двух других уже начали остывать.

Начинаю со своего, души которого пойдут мне. Запрыгнув ему на живот, с размаха вгоняю топор ему в грудь. Отпускаю рукоять топора и

одновременно сего смертью начавшие, было, разлетаться во все стороны души, повинуясь моей воле, собираются в небольшую сферу в правой руке. Что интересно, хоть я и выпустил оружие из пальцев, но я все так же продолжаю его ощущать. Слегка тянусь к секире и она вздрагивает, словно живая. Это оружие теперь будет со мной связано? Оружие павшего Архидемона.

Подношу комок душ к лицу и, секунду подумав, вдыхаю всю сферу в себя. Изменений в себе не замечаю. Похоже, я тоже достиг некоего потолка, прыгнуть выше которого будет очень сложно.

Перепрыгиваю на одного из последней пары. Быстро наклонившись, одним ударом вырываю у него из источника души и тут же перепрыгиваю на следующего. Проделав операцию и с ним, я возвращаюсь обратно к стоящим демонам.

Кахурт за прошедшие полминуты заметно увеличился в размере тела. Его подчиненные, под присмотром северянок, время от времени с жадным интересом окидывали его взглядами.

Когда они с жадностью вперили в комки душ в моих пальцах взгляды, я шагнул вперед и втопил те одновременно им в грудь. Равнодушно проследив, как они упали на землю, я кивнул Турид и вытянул вверх правую руку. Моя секира вырвалась из жуткой раны и вращаясь прилетела точно мне в ладонь.

Хмыкнув, я забросил оружие на плечо.

Ко мне подошла Майринна и, кивнув на меняющихся демонов, спросила:

— И сколько они так будут?

Пожимаю плечами: — Примерно около часа. Это — не суккубы. Это — Рыцари. А у них все по другому. Кстати, Майринна… Мне нужно с тобой кое о чем поговорить с глазу на глаз…


Оглавление

  • Глава 1. Начало
  • Глава 2. Стычка
  • Глава 3. Лес
  • Глава 4. Приоткытая завеса
  • Глава 5. Падший Город
  • Глава б. Найм
  • Глава 7. Планы
  • Глава 8. Базар
  • Глава 9. Нежелательные опасности
  • Глава 10. Ожесточение
  • Глава 12. Выступление
  • Глава 15. Завершение? Конечно же…нет