КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 372088 томов
Объем библиотеки - 448 Гб.
Всего авторов - 157843
Пользователей - 83245
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Беккер: На войне и в плену. Воспоминания немецкого солдата. 1937—1950 (Биографии и Мемуары)

Прямо перестроечная книга :) - про страшное НКВД и ужасный СССР... Просто пару цитат.

"все здешнее население не жило, а безнадежно барахталось в вечном болоте самой жалкой нищеты. К ним больше всего подходило определение «рабы». Я никогда не понимал, за что же они воюют."

"я искренне верю в то, что через пять лет после разгрома жизнь в России была бы гораздо счастливее жизни в стране-победительнице. Германия ослабила бы жесткость оккупационного режима, и тогда люди вздохнули бы более свободно, чем теперь, при наличии избыточного количества комиссаров и бандитов."

Ну что тут еще сказать... Наши либерал-демократы тоже уверены, что если б проиграли Германии - пили б баварское... :(

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Foggycat про Баксаляр: Спасти Советский Союз (Альтернативная история)

Советский Союз спасут только мощи товарища Плутина...так как мощи Ленина уже не помогают...Кстати,Гекк, по поручению Сталина товарищ Косыгин организовывал снабжение города Ленинграда в 1942 году...и я согласен IT3, Косыгина нужно отправить в Китай...он бы быстро сократил численность населения Поднебесной...Хорошая книжка, автор, пиши есчё...Пятёрку не ставлю, а то автор обидится, что я оцениваю не как все...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
IT3 про Каменев: Анклав теней (Боевая фантастика)

очень хорошее попаданческое фэнтези,для любителей миров меча и магии.с адекватным ГГ, роялями и марти-сью.пожалуй даже поинтересней космических эпопей этого автора.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Баксаляр: Спасти Советский Союз (Альтернативная история)

Гекк и напрасно,он(Косыгин) реально мог стать советским Дэн Сяо Пином и вся история могла сильно измениться,но не судьба...
Р.S.книгу не читал,походу очередной спасатель малибу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Здрав (Мыслин): Колхоз-дело добровольное (часть 1) (Попаданцы)

Здесь описывается странная страна, где продавцы хамили покупателям, осетрину выкидывали в реку, дизтопливо выливали на обочину, а свежие помидоры отправляли за тридевять земель, чтобы они точно сгнили. Естественно, герой безумно хочет ее спасти. Как всегда, с помощью ВЧК...
Они его потом на мерседесах покатать пообещали, очевидно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Баксаляр: Спасти Советский Союз (Альтернативная история)

Здесь роль возможного спасителя уготована Косыгину. Кто такой гуглить лень. Написано скверно, нудно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Кротов: Ленинград-34 (Альтернативная история)

Ну, нашел автор двух друзей - Сталина и Кирова...
Эх, огурчики да помидорчики,
Сталин Кирова убил в коридорчике...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Юность, 1974-8 (fb2)

файл не оценён - Юность, 1974-8 (и.с. Юность-127) 1872K, 289с. (скачать fb2) - Журнал «Юность»




Ю. ЦИРКУНОВ |Рига). Дождик.


Пабло Неруда



Это последние стихи Пабло Неруды…

Среди них есть строки, написанные за несколько дней до смерти, в госпитале, в Сантьяго де Чили, где больной поэт умирал не только от тяжелой болезни — его добило, фашистская хунта, залившая кровью любимую родину Пабло.

Сердце художника не вынесло позора Чили…

Лауреат Ленинской премии мира, Нобелевской премии, всемирно известный художник, Пабло Неруда и в этих стихах остается поэтом жизни, верным принципам высокого гуманизма.

Стихи П. Неруды переданы в СССР — строну, которую он любил всю свою жизнь, видным чилийским коммунистом Володей Тейтельбоймом.

Мы публикуем сегодня некоторые из стихотворений последнего цикла Пабло Неруды в переводах Льва Осповата.

Возвращаясь
Я столько раз жил бок о бок со смертью,
что потому и не умираю,
не умею этого делать,
чужие смерти меня караулят,
а я ухожу со своей,
с моей незавидной долей
заблудившегося коня
на одиноких пастбищах
юга Южной Америки:
дует железный ветер,
гнутся деревья,
с рождения им суждено
целоваться с землей,
с равниной;
затем возникает снег,
он сделан из тысячи сабель
с нескончаемыми клинками.
Я давно возвратился
оттуда, куда приду,
из четверга после дождика,
я вернулся
с моими колоколами,
обосновался здесь,
нашел себе луг,
с горькой землей целуюсь,
как согнутый куст.
Ибо необходимо
повиноваться зиме,
позволить ветру
подняться в тебе самом,
и вот уже падает снег,
сегодня сливается с завтра,
ветер — с прошлым,
надвигается стужа,
под конец мы одни,
наконец, замолчим.
Спасибо.
Посол
Я жил в переулке, куда сбегались
помочиться собаки и кошки
со всего Сантьяго де Чили.
Это было в 1925-м.
Я запирался и наедине со стихами
переносился в Сад Альбера Самена,
к пышному Анри де Ренье,
под голубые веера Малларме.
Нет лучше средства против мочи
множества окрестных собак,
чем хитроумное стекло,
девственно чистое — свет и небо:
окно во Францию, в свежие парки,
где непорочные статуи
— это было в 1925-м —
обменивались мраморными одеждами,
мягкими от прикосновений
долгих изысканнейших веков.
В том переулке я был счастлив.
Много позднее, годы спустя,
став послом, я приехал в Сады.
Но поэты уже ушли.
И статуи меня не узнали.
Все
Я, может быть, и не я, может быть,
не сумел,
не состоялся, не видел света, не существую:
что это значит? И в котором июне,
в какой древесине
я рос до сих пор, продолжаю рождаться!
Или не рос, не рос, а умирал постепенно!
Я вторил в дверях
звучанию моря,
колоколов.
Я спрашивал о себе с восторгом
(позднее — с тревогой],
звенел бубенцом, журчал, как вода,
с нежностью —
и всегда опаздывал.
Уже мое прошлое миновало,
уже я не совпадал сам с собою,
много раз потерял себя.
И я бросился в первый попавшийся дом,
к первой встречной,
во все стороны —
расспросить о себе, о тебе, обо всех:
но где меня не было — не было никого,
все пустовало,
ибо попросту не было и сегодня,
было завтра.
Зачем стучать понапрасну
в каждую дверь,
за которой нас не окажется,
потому что мы еще не пришли!
Тогда-то мне и открылось,
что я был точь-в-точь таким, как ты
и как все на свете.
Здесь
Я поселился здесь, чтобы ведать,
чтобы поведать о колоколах,—
в море живут они,
в море гудят они,
в глубине.
Потому и живу я здесь.
Приехали несколько аргентинцев
Приехали несколько аргентинцев,
кто из Жужуя,
кто из Мендосы,
один инженер,
один врач
и три девушки — три виноградинки.
Мне сказать было нечего.
Моим незнакомцам — тоже.,
Так мы и не поговорили,
только дышали вместе
резким воздухом Тихого океана,
зеленым воздухом
расплавленной пампы.
Быть может,
они увезли его в свои города,
как привозят собаку из дальней страны
или какие-то дивные крылья
трепещущей птицы.

Людмила Уварова Переменная облачность



Рисунки Г. ПОНДОПУЛО.

ВАЛЯ

1

— А у меня не было всего этого, — сказала Валя.

— Чего не было? — спросил Дима.

— Того, что у тебя: «Синей птицы» в Художественном театре, елки с цветными лампочками, подарков ко дню рождения. Я и вообще-то никогда не справляла свой день рождения…