КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395634 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167228
Пользователей - 89913
Загрузка...

Впечатления

Symbolic про Соколов: Страх высоты (Боевая фантастика)

Очень добротно написана первая книга дилогии. По всему тексту идёт ровное линейное повествование без всяких уходов в дебри. Очень удобно читать подобные книги, для меня это огромный плюс. Во всех поступках ГГ заложена логика, причём логика настоящая, мужская, рассчитанная на выживание в жестоком мире.
За всё ставлю 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Пушистики" (fb2)

- Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Пушистики" 743 Кб, 215с. (скачать fb2) - Stulchiknet

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Table of Contents

Львиные страсти

Забыть Чипа

Арх

Домашние игры

Охота самки

Игрушка

Полуденный отдых

Ночь На Тандере

О львах без названия

Душевая

Львица и Жеребец

100 процентов

Львица и дракон

Lost in a dream of mirrors

Вне конфликта

2foxes

Первый раз Kovu

Первый опыт

Игры львиц

Ночной гость

Ночное приключение

Присоединение

Книга джунглей

Любовь Брата

Пес Его Величества. Часть 1

Пес Его Величества. Часть 2

В первый раз. Часть 1

В первый раз. Часть 2

В первый раз. Часть 3

В первый раз. Часть 4

В логове Шторма

Утиные истории

Львиные страсти

Категория: Пушистики

Автор: Theodore Lightfinger

Название: Львиные страсти

Мне было трудно жить. Нет, я не имею в виду еду/воду/крышу над головой. Все это у меня было, хотя питался я в основном мелкими грызунами - мышами, кроликами... Я был просто не способен убить сильную добычу, которая дала бы мне свое красное питательное мясо. Впрочем это не играло никакой роли, я бы прожил так беззаботно всю свою жизнь. Нет, сломлен был мой дух. У меня не осталось ничего - ничего, из-за чего стоило бы просыпаться каждое утро и подниматься с каменного пола моей пещеры. Потому что Она ушла - единственная, которая позволила мне полюбить ее - она ушла.

Они были женаты. Муфаса и Сараби поженились как только отец дал им свое разрешение. Теперь они были супругами - будущие правители Гордого Племени. Впрочем будущее приближалось гораздо быстрее, чем бы нам хотелось. Рафики по секрету сказал Мафусе и нескольким избранным, что король доживал свои последние дни на земле.

День был необычный - очень прохладный для лета. Я провел всю ночь бодрствуя, размышляя о своем отце. Скорее всего, он так и не признал меня своим сыном, - а я-то всего хотел, чтобы он сказал: "Ты тоже сын мне!". Но он никогда не замечал меня и никогда ничего не говорил. То малое, что я имел тоже было отобрано моим жесткосердым отцом, и отдано тому, у кого и так всего было вдоволь. Сараби была моей любовницей, но отец - вожак - запретил ей быть со мной. И она ушла, ушла, забрав с собой часть моей души. У моего братца не было ни малейшего желания заявить отцу о том, что ему нравится Сарафина, и он выбрал Сараби своей подружкой, как и хотел отец. Я еще никогда не видел, чтобы Муфаса сдавался без боя, если ему не хотелось поступать, как требовал отец. Так что мне поневоле начало казаться, что Сараби ему нравилась, но если это действительно было так, то значит он предал и меня, и Сарафину. Как можно заметить, у моего братца не было львиного благородства в душе...

Я сидел на южной стороне Камня, греясь на солнышке и попросту предавался размышлениям, как вдруг услышал звук шуршащей травы. Я вскочил на лапы и резко обернулся, опасаясь что сейчас столкнусь со злейшим своим врагом, пантерой, но увидел лишь очертания крадущейся львицы. Я шагнул к ней навстречу, вгляделся повнимательнее и узнал Сарафину. Она выпрямилась в полный рост в траве и мое обоняние уловило безошибочный запах львицы в разгаре брачного сезона.

Она отпрянула стоило мне приблизиться к ней, в ее глазах был страх - и что-то еще. Я заговорил первым.

"Сарафина - ты в порядке?", спросил я. "Тебе же лучше быть вместе сдругими львицами, когда приближается брачный сезон, иначе может возникнуть сама знаешь какая ситуация...". Она меня прервала, заговорив дрожащим голосом.

"Така, - пожалуйста, помоги мне".

Я подошёл к ней поближе, однако все еще остерегаясь ее когтей.

"Что с тобой, дорогая? Ты... чем-то расстроена"

"Така", медленно произнесла она, слезы катились из ее прекрасных золотисто-желтых глаз. "У меня никогда не будет львят! Муфаса женат и он не будет спариваться с другими львицами. Единственный шанс, оставшийся у меня - это уйти из племени... Но я бы уже никогда сюда не вернулась. Я не могу оставить мой дом и мою семью!". Ее глаза засверкали слезинками.

Я решил подойти к ней. Я потерся носом об её щеку и лизнул слезу, скатившуюся из уголка глаза. Она поглядела на меня, ее глаза выражали ее чувства куда лучше, чем любые слова. Я наконец-то понял, чего именно она хотела от меня.

"Хммм", промурлыкал я. "Я понимаю эту проблему... Все правильно, если ты найдешь себе льва из другого племени, ты не сможешь вернуться к нам, тебе нужно будет оставаться с ним. Мне нужно подумать несколько минут..."

Я выигрывал время, чтобы обдумать ее пока еще невысказанную просьбу. Что бы подумал Муфаса? Испытывает ли он по отношению к ней какие-нибудь чувства? Интересно, он и в самом деле ее любил? Если да, он, наверное, сильно разозлится. Я плюнул на эти размышления - его мнение не стоило и ломаного гроша, после того, как он покинул Сараби, выбрав Сарафину.

А что насчет львят? В племени меня не любили. Фактически, я был живой насмешкой. Не постигнет ли моих детей такая же участь? Мои размышления были прерваны глубоким вздохом - она отчаянно храбрилась произнести некие слова. "Вот оно", подумал я, и она произнесла:

"Така... пожалуйста. Ты знаешь, есть только одно решение. Я...", она замялась, но через секунду овладела собой и договорила: "Така, ты и только ты можешь мне помочь. Муфаса забрал у тебя Сараби и прогнал меня. Теперь я не могу иметь детей... но ТЫ можешь дать мне их!"

Когда тебя бьет молнией - это наверное вот так? Когда ты не можешь пошевельнуться от шока, а язык словно прилипает к гортани... Нет, я конечно догадывался, что именно ей требуется, но все равно, услышать это из ее уст было шоком.

"Сарафина", сказал я, заглядывая ей в глаза. "Я был бы очень рад помочь тебе, но есть некоторые вещи, которые мы должны обсудить."

"Я знаю", нетерпеливо прервала она меня. "Муфаса может взбеситься, а все остальные могут подумать, что я сошла с ума."

Я ответил: "Я не знаю, любит ли тебя все еще мой братец, но не бросил ли он тебя сам? Тогда кто стал бы осуждать тебя, что ты нашла другого отца для своих детей? И кстати, ты задумывалась о том, как все остальные воспримут наших детей?"

"Ну...я не думаю, что они будут обижать беспомощных львят" - сказала она.

Я печально посмотрел на нее. Она жила в мире фантазий. Моя жизнь была примером того, насколько жестокими могут быть львы по отношению даже к беспомощным львятам.

"Посмотри, Сарафина", сказал я, кладя свою лапу поверх ее скрещенных передних. "Они могут быть очень жестокими. Я сам - живой тому пример. Я часто был бит, я голодал, меня оставляли в холодные ночи снаружи долины, на меня нападали гиены, когда я болел несколько раз пневмонией, все проходили мимо меня, а я просто медленно умирал. Это чудо, что я до сих пор еще жив. Мой собственный отец попытался убить меня через день после моего рождения!"

Она снова расплакалась. "О Така, пожалуйста, пожалуйста помоги мне. Не отказывай мне только потому, что они сделали с тобой. Я переживу это и я буду любить своих детей и заботиться о них, даже если мне бы пришлось это делать одной."

"Я в этом и не сомневался", сказал я, глядя на нее с восхищением. "Я же не говорил, что я отказываюсь, просто могут быть обстоятельства, требующие обдумывания. Я просто беспокоился, что ты можешь принять слишком поспешное решение, Сарафина."

"Така, я провела месяцы, раздумывая об этом. Я собираюсь рискнуть. И я это сделаю!", - сказала она с внезапно пробудившейся горячностью.

"Ладно", сказал я. - "Я тоже сделаю это".

Глаза Сарафины засверкали. Она быстро поднялась и потерлась своей головой о мой подбородок. "Спасибо, спасибо, Така!".

Я осмотрел горизонт, подбирая место для нашего времяпровождения в следующие два дня. Вон то местечко на юго-западе выглядело очень заманчиво.

"Мы должны подняться вон на тот холм. Там мы будем в безопасности."

Сарафина поглядела в направлении холма. "Я сказала Сараби, что собираюсь пойти вверх по реке, на север, пока еще не истекло мое время. Она не думала, что это хорошая идея, но я её убедила, что просто не хочу находиться возле Муфасы в это время - неприятные воспоминания, ты же понимаешь."

"А - очень умно", сказал я, направляясь на юго-запад.

Прогулка заняла около часа, во время которого мы не разговаривали. Я заметил, что Сарафина глядела на землю больше, чем по сторонам, явно не желая встречаться со мной глазами. Я сообразил, что она боялась того, что мы собирались делать. Я вспомнил те "секретные" истории, которые львицы рассказывали друг другу. Мне кажется, что не так давно одна из них, Наоми, "предупреждала" остальных обо мне, рассказывая нечто совсем уж странное. Она утверждала, что на моем члене рос острый коготь, и что моя сперма была как кислота... Мне стыдно признать, что в наши дни у нас все еще есть подобные львицы, и что многие им верят. Как ни странно, Сараби не защитила меня, - а ведь мы были с ней много раз, и уж она-то знала точно, что эти истории - досужие вымысле. Интересно, верила ли им Сарафина? Сараби была ее близкой подругой, и они наверняка часто разговаривали о таких вещах - к тому же, обе львицы не были новичками в этом деле. Сарафина имела много контактов с Муфасой перед "решением" отца. Я испугался, что несмотря ни на что, Сарафина все же верила этим глупостям - да я просто не смог бы овладеть испуганной львицей.

Наконец мы поднялись на холм, и отошли вглубь него, нас невозможно было заметить. Сарафина заметно дрожала. Я догнал ее и лизнул в щеку.

"Что-то не так? Ты хочешь отказаться от своего решения?" - спросил я мягким мурлычущим голосом. "Если так, то все в порядке, нам не обя- зательно делать это."

"Н-н-н-нет, в-все в-в пор-рядке", еле выговорила она сквозь дрожь. "Я просто н-немного волнуюсь"

"Посмотри на меня", произнес я и она подняла на меня свои глаза.

"Сарафина... Я знаю насчет тех историй о когте и кислоте... Уж не думаешь ли ты, что они - правда? Да если бы это было так, Сараби бы сейчас была в плохом состоянии, тебе не кажется?"

Она перестала дрожать. "Д-да, я думаю так, но мне все еще немного страшновато"

У меня появилась идея. Я сказал: "Посмотри сюда". Она подошла ко мне. Я перевернулся на спину и поднял одну из задних лап. Я напряг нижние мышцы своего живота, и мой член выскользнул из ножен. Сарафина осторожно обнюхала его своим носом, и он значительно увеличился в размерах.

"У тебя... у тебя такой же как у Муфасы", - она захихикала. "Такой же размер... толщина". Я посмотрел на нее и увидел удивление в ее глазах.

"Ты разве не знала, что у братьев-близнецов все одинакового размера"

Она продолжила исследовать мою нижнюю часть своим носом, я чуть не кончил от возбуждения.

"Тут нет никаких когтей", она сказала с ноткой радости.

Я тяжело дышал. "...и если ты продолжишь делать это, ты увидишь что история с кислотой тоже сплошная фальшивка", прошептал я, задыхаясь.

Сарафина на секунду остановилась, затем осторожно легла между моих ног. Высунув кончик языка, она начала облизывать мой член от головки до яичек. Скорее всего, Муфаса любил то же, что и я - она знала, где лизать, чтобы доставить наибольшее удовольствие. Я откинулся назад и вытянул лапы в блаженном удовольствии. Я не мог более сдерживаться - я закрыл глаза и испустил тихий стон-рычание. Пять мощных струек спермы вылетели из головки моего члена.

Самая первая струя ударила Сарафине в нос, и она отпрыгнула, быстро вытирая мордочку передней лапой.

"Посмотри," 7- спазал я. "Понюхай - это просто львиная сперма - не кислота."

Она приблизилась к белесой лужице на земле и обнюхала ее, стараясь не касаться жидкости. "Пахнет как у Муфасы", сказала она. Наконец, она осмелилась тронуть ее кончиком своего языка. Секунду она стояла неподвижно, словно ожидала, что моя сперма начнет жечь ей язык. Наконец, она вздохнула и поглядела назад, на Скалу.

"Наоми," - Сарафина тихо промурлыкала, - "лгунья!" Я ухмыльнулся, - "А зачем ты вообще ее слушаешь?"

Она посмотрела на меня. Я все еще лежал с раскинутыми лапами, кончик моего члена выступал из оболочки. Сарафина подошла и легла головой между моих ног. "Я хочу еще раз попробовать", сказала она, повторяя те же самые действия. На этот раз она проглотила все семя.

"Похоже на Муфасу, правда?", спросил я. "Да, никакой разницы," ответила львица.

Я встал и потянулся задними лапами. Они должны будут немало потрудиться в следующие пятьдесят пять часов. Сарафина подбежала и потерлась своим пушистым телом о меня, затем начала шагать по кругу. Я следовал за ней, совсем близко. Примерно через две минуты она упала на землю, раскинув передние лапы. Ее зад был немного приподнят. Испокон веков этой позицией львица говорила своему партнеру: "Оседлай меня - НЕМЕДЛЕННО"

Я задержал свой нос под её хвостом чтобы исследовать ее феромоны. Она была готова к совокуплению. Я взглянул на ее влагалище - влажное, открытое. Я поднял свою косматую голову. Почувствовав это, львица посмотрела на меня.

"Ты абсолютно уверена, что хочешь этого?", твердо спросил я.

"Да, ДА!"

Я положил свои лапы на её бока и изогнул поясницу, чтобы достать ее. Уже на втором толчке я почувствовал, как я туго вхожу в мою пушистую подругу. Я сделал движение поясницей, входя в нее еще глубже, и она резко выдохнула воздух.

"Ты в порядке?", поинтересовался я, останавливаясь с членом глубоко внутри нее.

"Да, да... Ты такой... большой как Муфаса, но как-то тебе... я не знаю, удается доставлять огромное удовольствие"

Я непроизвольно делал такие же движения, какие доставляли наслаждение Сараби. Она была первой моей львицей, и я с самого начала поклялся себе, что обязательно доведу её до оргазма. Я слушал её учащенное дыхание, чувствовал содрогания её пушистого тела. За те два года, что она была моей любовницей, я отточил своё умение. Очень просто кончить для льва - его оргазмы коротки и быстро проходят, унося наслаждение (хотя, обычный лев может кончить едва ли не сотню раз в период спаривания), но львица кончает долго и сильно. Трудно довести её до оргазма, но это возможно каждый раз, если ты, конечно, думаешь не только о себе. Собственно говоря, я и был хорош лишь только в любви, в те годы.

"Долго практиковался," - ответил я, продолжая совокупление. Она стала дышать с присвистом, тяжело; вскоре я почувствовал, что её вагина начала сокращаться. Первые несколько раз, влагалище львицы будет сокращаться из-за коротких, жёстких волосков на пенисе льва. Эти волоски - их несколько сотен, - они раздражают нежные ткани львицы, что приводит к стимуляции овуляционной функции. Необходимо делать это 150-200 раз каждый год, чтобы достигать беременности. Спаривание под конец превращается в выматывающее действие, длясь около 2-3 дней. Самец, обычно, может направить волоски так, чтобы эти рефлекторные сокращения вагины доводили бы львицу до оргазма. Глубокое, сильное мурлыканье Сарафины подсказало мне, что я близок к цели. Я увеличил быстроту толчков, в то же время уменьшая их амплитуду. Сарафина замяукала, выгибая спину ко мне навстречу, стараясь прижаться. Она заскребла землю лапами, будучи на финишной линии. Внезапно, она начала мурлыкать и мяукать - почти рычать - одновременно. Я чувствовал сильные её сокращения. Она кончала, дрожа всем телом, и я тоже, не в силах вынести сжатия её вагины. Я обхватил задними лапами её бёдра и вонзил свой член в нее до конца, сквозь тугие кольца сокращающихся мускулов, схватив зубами её за загривок, не кусая, а просто удерживая, и струя за струей, мое семя заполонило её.

Когда её оргазм прошёл, она повернула голову и посмотрела на меня. Это сигнал самцу слезть. Некоторые львицы могут зарычать или даже укусить его. Сарафина ничего из этого не сделала, но явно против своих инстинктов. Я извлёк свой пенис из глубин её тела и отступил в сторону, ложась рядом с ней. Она опустила голову к моей гриве, зарылась в неё носом и заплакала.

"Спасибо, Така," - произнесла она. - "Не знаю, что бы я делала без тебя". "Всё в порядке," - ответил я. - "Я рад быть полезным..." Судя по положению солнца, был всего лишь полдень.

"Не знаю, где ты научился так заниматься любовью, Така" - сказала она, - "но любая львица была бы счастлива быть с тобой"

Я почувствовал прилив сил. Наконец-то, кто-то говорил мне, что я был нужным.

"Мы с Сараби много практиковались," - всё, что я смог вымолвить в ответ.

Мы поднялись минут через пять и повторили всё сначала. Когда лев и львица занимаются сексом, первые пять-десять раз - огромное наслаждение. После этого, оба как бы впадают в транс, так как удовольствие спадает, а инстинкты велят продолжать.

В следующие пятьдесят пять часов мы совершили сто шестьдесят семь совокуплений. Мы спали урывками, по несколько минут, лежа в густой траве. Сарафина всегда была возле меня. Нет ничего похожего на это ощущение - когда ты кому-то нужен, когда этот кто-то - львица, нуждающаяся в твоей любви.

Самодовольство переполнило меня, стоило мне осознать, что хотя бы раз в жизни, Муфаса будет вторым - я думал, что мои дети родятся первыми. (Как показало время, Муфаса всё равно победил - Симба родился на две недели раньше Налы).

Мы дошли (или доползли) обратно к Камню Прайда на третий день. Запах Сарафины почти полностью исчез - знак, что время спаривания прошло. Когда мы приблизились к Камню, нам пришлось разделиться, чтобы никто нас не увидел. Сарафина потёрлась о мою гриву: - Спасибо, Така! Я никогда этого не забуду.

Она ушла в направлении Камня, а я отправился в свою пещеру южнее Камня.

Через месяц умер отец. После поминок, Муфаса залез на вершину Камня и проревел три раза. Три раза ответил ему хор львиц снизу, - посредством этой простой церемонии свершилась коронация нового короля.

Через три месяца, родились Симба и Нала, как я уже сказал, с разницей в две недели. К этому времени, внутри меня уже проснулся зверь, который затуманивал мое сознание и не давал спать, бурля кровь. Фактически, я не спал уже вторую неделю после известия, что Сарафина родила малыша. Муфаса был в своём амплуа, задирая меня каждый день. Возможно, он считал, что нужно показать мне, кто хозяин, и, разумеется, абсолютно не знал о моей внутренней борьбе - битве, в которой я проигрывал зверю в моей душе. Если бы я проиграл, я стал бы рабом своего тела, безрассудным и сумасшедшим.

Мне нужно было увидеть Сарафину!

Это было невозможно из-за присутствия маленьких львят. Если бы я подошёл к ним, я был бы атакован львицами. Наконец, я увидел, как Сарафина пошла на водопой - одна. Я помчался к ней, и достиг её, когда она лакала воду. Увидев меня, она отпрянула, как будто испугалась. "Сарафина, это всего лишь я, Така! Не бойся."

Она попятилась. "Что тебе надо, что?" - недоверчиво спросила она.

Что с ней происходило? Я бы понял её, если бы она вела себя так ДО нашей встречи четыре месяца назад - но не сейчас. Она вела себя так, как будто в нашей жизни и не было тех пятидесяти пяти часов.

"Сарафина! Почему ты себя так ведешь? Я просто хотел узнать о детях... сколько их у тебя?"

"А почему ТЫ хочешь о них узнать?" - подозрительно спросила она. Моя челюсть отвисла. "Что.. что ты имеешь в виду "почему ты хочешь узнать?".. Я же их отец!" Выражение ужаса и страха промелькнуло на её мордочке, как будто туча заслонила солнце. Она промолвила: - Никому, слышишь - НИКОМУ не говори об этом! Она оскалила клыки. Я отпрянул от нее.

"Подожди," - закричал я. - "Ты не хочешь, чтобы кто-нибудь узнал об отце твоих детей? Какого дьявола?.."

Она ответила менее угрожающим тоном: - Если ты расскажешь кому-нибудь об этом, её будут ненавидеть всеми силами. Если ты любишь её, ты сохранишь это в тайне. Я выдумала историю, которой все поверили. Ты обязан пообещать мне, что никому ничего никогда не расскажешь.

Моё сердце подпрыгнуло. Моя дочь не будет знать имени своего отца. Ярость наполнила меня.

"Как ты могла сделать так?!" - проревел я. - "Не ты ли говорила, что тебе наплевать на мнение других? У моей дочери есть право знать имя её отца и расти под его опекой. Я даже не знаю, как её зовут! Ты мне даже не дашь на неё посмотреть?"

Её губа вздернулась, обнажая клыки: - Мне НЕ наплевать на мнение других - я никогда так не говорила. Её зовут Нала и ты будешь держаться в стороне или я убью тебя. Пообещай, что ты НИКОГДА НИЧЕГО НЕ СКАЖЕШЬ!"

Я выпрямился во весь рост. "Я обещаю, если только ты скажешь Нале, кто её отец. Если ты не скажешь ей этого, я расскажу."

Сарафина снова оскалила зубы, собираясь что-то ответить мне, когда троё львов возникли словно бы ниоткуда. Один из них сбил меня с ног. Это был Муфаса, рычащий и с жаждой крови в глазах:

- Если ты обидишь Сарафину, я разорву тебе горло, ПОНЯЛ? - прогремел он. За ним я увидел Наоми и Сараби, которые утешали Сарафину. Она плакала.

Все четверо ушли к Камню, исчезая в высокой траве. Я лежал на земле. Затем, свернулся в клубок и выл, казалось, вечность.

Она использовала меня для своей цели, и даже не разрешила мне посмотреть на МОЮ ДОЧЬ! Она... она стыдилась меня после всего, что я сделал для нее! Я был всего лишь донором здоровой спермы, которого затем отодвинули в сторонку.

Я должен признать, что это оказалось последней каплей, переполнившей чашу. Я вернулся в свою пещеру, и поглядел вниз, с шестидесяти-метрового обрыва. Я попытался спрыгнуть и закончить всё разом, но, как и прежде, не смог перебороть себя.

А затем, зверь захватил меня, все мои чувства. Восемь лет я скручивал его в себе, убивал и боролся с демоном, но больше не мог. Моя душа была опустошена Сарафиной и захвачена демоном ярости. Я оскалил клыки, став заложником своего тела...

Я убил своего брата и фактически захватил земли Прайда. Нет, не я - демон, зверь, который есть в душе каждого льва. Он спит с момента рождения и просыпается редко, очень редко...

Я никогда не хотел быть королём. Я всего лишь хотел иметь своё место в круговороте жизни. Я хотел уважения от других - того уважения, которое негласно существует между добрыми соседями.

Отец начал всё это. Если бы он принял меня, как своего сына и любил бы меня (и позволил бы мне любить его), у меня была бы цель в жизни. Мой брат остался бы жить, воспитывать своего сына, который позже стал бы королём.

Цена ошибки моего отца: мёртвый король, опустошённая страна и печальный, старый монарх. Всё это осталось в прошлом, но об этом не стоит забывать, чтобы никто не повторил этой ошибки.

Пусть же вы найдёте свое место в Великом Круговороте Жизни. Помните - у нас всех ЕСТЬ место. Никогда, НИКОГДА не обращайтесь с кем-нибудь, как с "бесполезным", "опасным" - помните, ДЛЯ НАС ВСЕХ ЕСТЬ МЕСТО в жизни!

Забыть Чипа

Категория: Пушистики

Автор: Майкл О'Доннел (перевод с английского)

Название: Забыть Чипа

Вниз по лестнице, на цыпочках, спускалась белка. Ночные бабочки забились перед лицом, шурша крыльями. Фу, как напугали! Белочка обернула большущий хвост вокруг своей хрупкой фигурки и прижала его обеими лапками к груди, словно плюшевого мишку. Ну, вот и все, конец лестницы, можно присесть на ступеньку передохнуть. Все-таки в этой тонкой ночной рубашке очень холодно! Она такая короткая!

И как она вообще могла на такое решиться? Она ведь надеялась выглядеть соблазнительно, даже сексуально! Ей так хотелось, чтобы Чип признался ей в любви! Или, по крайней мере, просто сказал что-нибудь приятное, когда она будет стоять на пороге его комнаты. Она только об этом и думала, когда брала с собой эту соблазнительную ночную рубашку. Но сейчас, темной глухой ночью, она поняла, что ни за что не решится сделать этот последний шаг.

Слабые отблески света падали на стены общей комнаты кто-то смотрел телевизор. Тихо звучала музыка, и доносились еле уловимые ритмичные звуки. Заинтригованная, белочка поднялась и прокралась к двери взглянуть.

Маленькое бра, которым пользовались, чтобы читать, не мешая остальным, было зажжено. В ее свете и в неясных бликах телевизионного экрана белочка разглядела мышь, удобно расположившуюся на диване, громоздившемся посреди комнаты.

Гайка! Одно это имя способно разбудить черную зависть! Эти ножки, эта мордочка, эти потрясающие грудки! Боже, как она хотела бы хоть немного побыть в ее теле! Или хотя бы стать немного старше! Эти ее прекрасные рыжие волосы, белоснежная шерстка, большие голубые глаза и тоненькая фигурка!

Из динамиков лилась тихая ритмичная мелодия. Что-то двигалось на экране, но что - белка не могла как следует разглядеть с того места, где стояла. Кажется, люди, судя по телесным цветам. Вытягивая шею, белочка и не заметила, как Гайка обернулась к ней.

-Привет, Тамми!

-Ой! воскликнула белка от неожиданности, машинально пытаясь натянуть на голые ножки свою короткую сорочку, не заметив, что, натянувшись, она, вместо того, чтобы прикрыть ее, наоборот, предательски обрисовала все формы ее девичьего тела. Гайка тоже оправила на себе распахнувшийся комбинезон. Белка успела лишь заметить блестящий, словно мокрый, мех на груди. У нее такие же розовые сосочки, как у меня подумала она. Застегнувшись, Гайка, поднесла ладонь ко рту и зачем-то осторожно облизнула кончики пальцев.

-Заходи улыбнулась она, похлопав по дивану рядом с собой. Ее голос звучал необычно - как-то мягче и теплее, чем обычно.

-Н-н-нет, спасибо пробормотала Тамми. Я только встала выпить воды и "Да будет тебе!" весело воскликнула Гайка. Я же тоже девушка, так что не морочь мне голову. Эта твоя прозрачная ночнушка до бедер Ты ведь шла к Чипу, верно?

Тамми, вспыхнув, опустила глаза, чувствуя себя невыносимо глупой, а Гайка, повозившись с пультом управления, убрала звук.

-Все нормально ласково сказала она. А теперь иди сюда и садись, поболтаем. Ну, иди же! Те же не хочешь поднять на ноги весь дом?

Тамми была ошеломлена.

-О, нет, конечно тихо сказала она, садясь на диван рядом с Гайкой. Я, я лишь хотела, чтобы Чип обратил на меня внимание. Но я так боюсь идти к нему! Я, я не хочу, чтобы он видел меня в этом. Я ведь знаю, он будет смеяться!

Белочка сидела, потупив взор, и машинально перебирала в лапках свою толстую косу, заплетенную на индийский манер.

-Вот что решительно сказала Гайка. Чип часто ведет себя не по-рыцарски, это верно. Но это не значит, что ты ему не нравишься! Я помню, он даже как-то говорил, что находит тебя весьма симпатичной

Тамми тяжело вздохнула и посмотрела на экран. Там две голые женщины увлеченно мазались маслом.

-Что это ты смотришь? равнодушно спросила Тамми, чтобы сменить тему разговора.

-Так, ерунда. Порно с людьми. Знаешь, это такие фильмы, где люди все время занимаются любовью

Подружки помолчали.

-Гайка, а это правда, что ты говорила, будто я нравлюсь Чипу?

Мышка подсела поближе и обняла Тамми за плечи.

-А что? спросила она. Ты не веришь?

-Да, нет, верю Я, я ведь не такая красивая, как ты. Я, я обычная, или, наверное, даже страшная

-Перестань! резко оборвала ее Гайка. Ты очень даже симпатичная!

Сейчас мордочка Тамми и в самом деле смотрелась не очень привлекательно. Виновато ли было в этом освещение, или что-то другое, но Гайка, желая утешить свою подругу, все же отметила про себя, что иногда в Тамми проскальзывает что-то совсем не женское.

-Ты, наверное, кажешься Чипу еще ребенком,но у тебя уже такие симпатичные грудки!

Она резким движением распахнула ворот ночной рубашки Тамми. Ошеломленная белка схватилась за воротник сорочки и лапки своей подружки. После нескольких мгновений веселой возни Гайка спустила тонкий материал с плеч Тамми, выставив на всеобщее обозрение две еще совсем маленьких мохнатых грудки с нежными розовыми сосочками, которые сразу затвердели на холодном воздухе. Мышка засмеялась и ласково потрепала Тамми за щеку. Та смущенно улыбнулась в ответ.

-Ты сумасшедшая! выдохнула она.

Гайка покачала головой.

-А теперь только не говори, что ты не хочешь посмотреть, какие груди у меня!

-Ну, по правде очень хочу! смущенно ответила Тамми.

Вместо ответа Гайка перебралась на колени подружки, взяла ее за лапки и положила их себе на плечи. Тамми помогла мышке расстегнуть ворот и спустить грубую ткань комбинезона с плеч и груди. Вообще, все происходящее было настолько необычным, что юная белочка не знала, как себя вести, а Гайка обнажила свои груди и выставила их так, чтобы Тамми могла полюбоваться.

-Они прекрасны прошептала та.

Чего уж там! Ей так нравились эти ее налитые, тяжелые выпуклости, играющие белым мехом, с большими, напряженными сосками. Как бы она хотела иметь такие же!

-Тамми, не будь такой завистливой! строго сказала Гайка, с любопытством следя за белочкой.

Да как же можно не завидовать этим прелестям? Даже просто разглядывать их - сплошное удовольствие! Уже некоторое время Тамми чувствовала, что у нее тепло между ног. Ей захотелось скрестить их, но они были крепко стиснуты бедрами Гайки, так что, дернувшись пару раз, она оставила свои попытки и откинулась на спинку дивана.

-Чипу они, наверное, тоже нравятся вздохнула она.

-Ну, нет! Чипа я даже близко не подпускаю засмеялась Гайка.

Тамми изумилась.

-Но почему?

-А мне нравится дразнить его. Кстати, хочешь узнать, чем он сейчас занимается?

-Он спит, наверное растерянно предположила Тамми. Сейчас же ночь

-А мы можем проверить это прямо отсюда. Ты не замечала наших маленьких видеокамер? с невинным видом осведомилась Гайка.

-О чем ты? изумилась белка.

-Я просто установила камеры в каждой комнате. Чип это знает, но ему нравится, когда за ним подсматриваю. Да ладно, давай посмотрим! сказала Гайка и взяла в лапки пульт управления. Тамми ошеломленно смотрела на подругу, не зная, что и сказать. Раздался щелчок, и экран телевизора потемнел.

-Это комната Чипа пояснила Гайка, возясь с пультом. Сейчас я включу приставку ночного видения и микрофон

Экран вспыхнул, и увиденное повергло белочку в глубокий шок. На экране, в радужной палитре, что было нормально для ночных приставок, прекрасно различались ритмично двигающиеся силуэты двух бурундуков. Они были в объятиях друг друга. Насколько можно было разглядеть, оба бурундука были в женских платьях и длинноволосые париках, тех самых, которые они уже одевали на прошлой неделе, чтобы проникнуть в казино Толстопуза. О, Тамми! слышался среди стонов голос Чипа.

-Но но заикаясь, Тамми пыталась что-то выговорить. Гайка чувствовала, что ей больно все это видеть.

-Видишь, я же говорила: он думает о тебе поморщилась Гайка, не найдя других слов утешения.

-Но они же братья! выдавила белочка, которой больше все на свете хотелось провалиться сквозь землю. И они ведь оба мальчика! она повернулась, изумленная и шокированная, к своей растерявшейся подружке. Та взяла себя в руки.

-Скажи, ты знаешь, что такое секс?

-Конечно! воскликнула белка. Но мама никогда не рассказывала о таком. Разве это хорошо?

-Конечно, хорошо, Тамми! Все, что приносит удовольствие двоим уже хорошо! . Гайка сделала паузу. И, кстати, девушки тоже могут заниматься любовью вдвоем, как и парни

Гайка, взяв пульт, переключила телевизор обратно на прежнюю передачу, и Тамми, широко открыв в изумлении глаза, увидала двух обнаженных женщин. Стискивая друг друга в объятиях, они взасос целовались и стонали от удовольствия.

-Это невероятно пролепетала Тамми, впившись взглядом в экран. Гайка снисходительно посмотрела на нее и вздохнула. Эта юная белочка и понятия не имела о подобных вещах!

-Ты, наверное, уже возненавидела меня? спросила она с напускной угрюмостью.

-Что? Что ты, конечно, нет! воскликнула Тамми, оправляясь от шока.

-Я уверена! Ты думаешь, это то, чего хочет Чип? спросила Гайка, взяв в свои руки лапки юной белочки и прижав их к своим роскошным пухлым грудкам. Они были такими мягкими и пушистыми! Тамми вздрогнула и в смущении опустила голову.

-Пожалуйста, не надо еле слышно прошептала она.

-Мне так не хотелось бы с тобой ссориться, Тамми. Позволь мне хотя бы сделать тебе приятное продолжала Гайка, водя таммиными пальчиками по своим твердым соскам. Знаешь, маленькая, у тебя тоже есть такое, чем ты можешь гордиться!

-Что ты такое говоришь! воскликнула Тамми, даже не заметив, что Гайка уже не держит ее лапки. Белочка машинально продолжала ласкать эти упругие пушистые грудки, которые так притягивали ее.

-Нет, правда! Твои такие розовые сосочки, например сказала Гайка.

Осторожно сжав в кулаке еще плоскую таммину грудь, она наклонилась и прикоснулась губами к соску. У Тамми голова пошла кругом от этого нового, еще не испытанного ощущения.

-О, Гайка прошептала она.

-И этот твой хвост! Как бы я хотела иметь это пушистое чудо хотя бы на один день! Боже! добавила Гайка, когда Тамми обвила их обоих своим хвостом. Этот кончик беличьего хвостика скользил по телу Гайки, необыкновенно возбуждая.

-Боже, как хорошо! одними губами произнесла Тамми.

-И этот твой носик продолжала Гайка, покрывая поцелуями носик своей подружки. И твоя мордочка! Знаешь, она такая волевая, в ней даже есть что-то мужское. Но, боже, она такая привлекательная!

Мордочка Тамми давно горела от смущения, взгляд блуждал, но она продолжала, отдавшись на волю инстинктам, ласкать и теребить груди своей подруги.

-Я тебя люблю, Тамми прошептала Гайка в дрожащие губки белочки и подалась вперед. Девушки слились в поцелуе. Словно случайно ладонь Гайки оказалась у белки между ног, где мех на бедрах был уже мокрым. Тамми, увлеченно обсасывающая язык своей подруги, который, преодолевая сопротивление, пролез в ее рот, даже не заметила этого. Чувства захлестывали ее.

-О-о-о, Гайка! всхлипнула она, когда мышка ее отпустила. Это так ужасно!

Гайка улыбнулась, нежно потрепала мех на животе подружки, и, ощущая содрогания девичьего тела, опустила ладонь ниже. Губки белочки были совсем мокрыми. Погладив их и прижав к ним ладонь, мышка осторожно погрузила средний палец в половую щель и почувствовала тугое сопротивление.

-Целочка ласково прошептала Гайка на ухо белке. Можно, я тебя? Нет, ты, наверное, мечтаешь, чтобы тебя там ласкал Чип. Я понимаю

Шепча это, Гайка стягивала с Тамми ее ночное платье.

-Нет, ничего невнятно пробормотала белочка. Ей было невыносимо стыдно, но она ничего не могла с собой поделать.

Гайка осторожно поцеловала таммин сосочек и взяла его в рот. Тамми не знала, к каким ощущениям прислушиваться к нежным ласкам сосков, которые уже затвердели и стояли торчком, или к этим невыносимо приятным прикосновениям между ног. А когда Гайка, вдоволь наигравшись с ее губками и вульвой, стиснула пальцами крохотный клитор, все тело Тамми пронзило такое острое наслаждение, что она, не в силах больше сдерживаться, застонала.

Гайка выпустила таммин сосочек, и, достав мокрую ладонь, осторожно облизнула кончики пальцев, а потом поднесла ее к губам пунцовой от стыда Тамми, предлагая попробовать и ей.

-Ты уже такое делала? спросила она.

-Я, запинаясь, произнесла Тамми. Я один раз трогала себя, но но не знала, что потом можно

Она поморщила носик и, зажмурившись, с внезапной решимостью пососала мокрые гайкины пальчики. А ничего подумала она, прислушиваясь к своим ощущениям. Даже приятно . Вдруг она вспомнила, что Гайка облизывала свою ладонь, когда она вошла.

-Гайка, а произнесла Тамми, осененная догадкой. А у тебЯ, то, что бывает после у него такой же, вкус, как у меня?

-А давай это проверим предложила Гайка. Ложись, и не бойся добавила она, заметив испуг в тамминых глазах. Я буду делать все очень осторожно, и так, чтобы ты не испугалась

Тамми не совсем поняла, что намеревается делать ее подруга, но все же нерешительно кивнула и зажмурилась.

Гайка сняла с себя комбинезон, отвела в сторону огромный беличий хвост, чтобы он не мешал, и влезла на свою подругу, встав на четвереньках, головой к ее ногам. А когда она, опираясь на локти, стиснула ногами голову Тамми, та поняла, наконец, что с ней сейчас будут делать.

-Я мечтала забраться в эту пещерку с тех пор, как в первый раз увидала тебя прошептала Гайка.

Тамми почувствовала, как мышка своим крошечным твердым носиком легонько пощекотала ее клитор, а язычком провела по мокрым скользким губкам. По телу юной белки пробежала дрожь, она застонала и открыла глаза. Увиденное потрясло ее. Мышка стояла на четвереньках, соблазнительно прогнувшись так, что все ее прелести находились прямо перед мордочкой Тамми. Белка, не отрывая от них взгляда, положила лапки на ягодицы подруги, такие же мягкие и пушистые, как и грудки, и, стиснув их, развела в стороны. Словно загипнотизированная, она, вдохнув пьянящий аромат любви, потянулась и поцеловала эти напряженные, липкие от слизи и красные от прилившей крови лепестки.

Почувствовав робкий поцелуй, Гайка счастливо улыбнулась. Сделав небольшую паузу, чтобы не испугать свою еще не знакомую с такой лаской подругу и дать ей привыкнуть к новым ощущениям, она с новыми силами набросилась на киску юной белочки.

Тамми, совершенно потеряв голову, уже не пыталась понять, что с ней происходит. Она ощущала лишь невыразимо приятные ласки, прикосновение губ своей подруги, ее жаркое дыхание, язычок, где-то в глубине ласкающий ее девственную плоть и пальчики, забравшиеся ей под хвост и щекочущие тугое колечко ануса. Она сдалась, покорившись своей искушенной в любви подруге, трепетала и таяла от неземного удовольствия.

Гайка, которая тоже задыхалась от захватившей ее страсти, чувствовала, что вся ее пылающая мордочка вымазана остро пахнущей смазкой девственной самочки, и это еще больше распаляло ее. Вдруг она почувствовала, как Тамми, которая до этого лишь стонала и содрогалась под ней, крепко обхватила ее за талию и потянула к себе. Белочка неловко чмокнула подругу в сочащуюся слизью киску, страстно облизала ее и, уткнувшись носиком в основание дрожащего хвостика, стала просовывать язычок в распаленную трепещущую вагину.

Как ни была возбуждена Тамми, она краем сознания все же отметила про себя, что, в отличие от ее очень узкого и тесного входа, вагина ее подружки гибкая и мягкая, без всяких следов девственности, язычок в ней скользил свободно, почти не встречая сопротивления. Неужели у Гайки кто-то есть? изумилась белка, и это неприятно поразило ее.

Гайкин язычок тоже орудовал все смелей и стремительней, раздвигая скользкие стенки и с силой надавливая на упругую девичью плоть. Она задыхалась, стонала все громче, и, вдруг, оставив белочку в покое, приподняла голову, и, вскрикнув, изо всех сил прогнулась, еще сильнее прижавшись к тамминым раскрытым губкам. В следующее мгновение рот белки наполнился теплой и липкой слизью. От неожиданности Тамми глотнула, ощутив непривычный и стойкий вкус, но ее рот сразу же наполнился снова. Она, поперхнувшись, попыталась отстраниться, но Гайка, содрогаясь и всхлипывая, с силой прижималась к ней своей истекающей киской, и мордочка Тамми сразу же оказалась вымазанной липкой и остро пахнущей слизью.

Через несколько мгновений все кончилось. Как всегда после оргазма, сердце колотилось, в ушах стучало, а перед глазами плавали фиолетовые круги. Гаечка, тяжело дыша, приподнялась на дрожащих коленках и, обернувшись, посмотрела на Тамми. Белочка растерянно моргала, мордочка у нее была мокрой. Гайка наклонилась к белочке и стала нежно слизывать с ее носика и щечек липкие капли.

-Как ты себя чувствуешь? спросила она, поцеловав дрожащие мокрые губы подружки.

Тамми кивнула.

-Я в порядке тихо сказала она. Это было так

-Те еще не кончила? Странно! заметила Гайка.

Белочка не совсем поняла, что имеет в виду ее подруга.

-Прости Я не знаю Мне еще никогда не было так приятно, честное слово! Может, этого не было, потому, что я еще не такая взрослая? робко предположила она.

-Я так не думаю ответила Гайка. Просто ты очень застенчивая. Впрочем, я не уверена, что ты сможешь спустить много она подумала. Но, если хочешь, я попробую тебе помочь

-Да, пожалуйста! взмолилась Тамми. У меня все горит!

Гайка улыбнулась и, запустив руку под диван, извлекла странный предмет, похожий на банан с привязанными к нему тесемками.

-Я назвала его рокфор , потому, что он получился очень толстым пояснила она, приладив свое изделие между ног и ловко обвязав ремешками бедра. Она посадила Тамми к себе на колени и развела ее ножки в стороны так, что стоящий дыбом искусственный член упирался в таммину киску.

-А теперь просто садись на него, любимая прошептала Гайка на ушко подруге. Тамми, сжавшись в ожидании самого плохого, стала осторожно опускаться. Пластмассовый член лишь раздвинул ее губки, но дальше не пошел.

-Мне больно! плаксиво пожаловалась она.

-Это нормально успокоила Гайка. Просто резко надави. Будет немножко больно, но это быстро пройдет. И обязательно расслабься!

Тамми глубоко вздохнула, зажмурилась и с отчаянной решительностью резко опустилась на член. Какое-то мгновение ее девственная плевра сдерживала натиск, но, натянувшись, лопнула, пластиковый таран протиснулся в вагину, и Тамми, завизжав от боли, прижалась к груди своей подруги.

-КажетсЯ, все , кусая губы и сдерживая рыдания, выдавила она.

-Ну, вот и хорошо ласково произнесла Гайка. Можно, теперь я продолжу?

Гайка, нежно, но крепко ухватив Тамми за талию, заставила ее чуть приподнять таз, а потом резко посадила на прежнее место. Теперь член влез гораздо глубже, чем в первый раз, как показалось Тамми, почти до самого предела. Белка застонала. Гайка опять приподняла и опустила Тамми на член, потом еще раз, и еще Пластик скользил внутри горящей вагины, то почти весь выскакивая наружу, то упираясь в самое дно, и вызывал мучительную сладкую боль.

-Боже застонала белочка, которая вошла во вкус и уже без помощи подружки увлеченно двигала тазом.

Мышка почувствовала, что Тамми вот-вот кончит. Пока не стало слишком поздно, она схватила белочку за бедра и изо всех сил прижала их к себе. Пластмассовый член вошел в Тамми почти весь, до предела растянув ее вагину. Распаленная Тамми дернулась, но мышка держала ее крепко.

-Ай! Почему ты остановилась? простонала белка.

Гайка лишь засмеялась, развязав тесемки на своем рокфоре и завязав их на бедрах Тамми.

-Думаю, у тебя лучше получится, чем у меня сказала мышка, становясь на четвереньки спиной к Тамми. Давай же, мальчик, я твоя!

Как только эти слова дошли до сознания белки, она чуть не спустила. Она и представить себя не могла на месте самца, набрасывающегося на самку! И в ней словно проснулся какой-то яростный зверек.

Гайка почувствовала, как Тамми силой развела ее ягодицы и поцеловала ее под хвостом. Гайка содрогнулась от удовольствия, но белка на этом не остановилась, а, поднявшись с колен, крепко ухватила мышку за бедра, и приставила к тугому чувственному анусу свой привязанный член.

-Ну, все! выдохнула она и, резко надавив, стала яростными толчками проталкивать твердый пластмассовый член в анус своей подруги. Не обращая внимания на стоны и слабое сопротивление мышки, она, как безумная, двигала тазом, с трудом ворочая член, но все быстрее и быстрее.

-О, Тамми! застонала Гайка. Мне больно! Стон самочки, которой она овладела, был последней каплей. Тамми вскрикнула и, дрожа, прижалась к мышке, не в силах сдержать наступающий оргазм. Ее тело свела невыносимо сладкая судорога, дыхание перехватило, а где-то внизу живота, внутри нее, словно распустился огромный цветок, извергая, как ей показалось, тонны теплой жидкости. Узкая и тесная вагина, обхватив вставленный в нее твердый член, стала пульсировать, то больно стискивая его, то отпуская.

Гайка закричала, ощущая в себе ритмично приподнимающийся, совсем как настоящий, член, и яростные, неуправляемые спазмы пустой вагины. Когда рыдающая Тамми, судорожно ласкающая ягодицы и бедра подруги, стиснула ее мокрую киску, то почувствовала на ладони толчки истекающей слизи.

Через полминуты все закончилось. Спазмы у обеих девушек становились все слабее, и, наконец, прекратились. Тамми без сил повалилась на диван, Гайка, тяжело дыша, отвязала рокфор и легла рядом. Белка, только теперь ощущая холод, особенно мокрыми губками, прижалась к теплому пушистому телу своей подружки, свернулась калачиком и закрыла глаза.

Гайка, чувствуя усталость и опустошенность, ласково погладила свою подружку.

-Ну что, Тамми? сказала она. Завтра ночью ты уже не побоишься зайти к Чипу?

-Кто это? вяло спросила белка, засыпая.

Арх

Категория: Пушистики

Автор: Анатолий Оркас

Название: Арх

И на двоих им была целая планета. И было у них все: и вода, и воздух, и еда, и время... И летали в небе птицы странные на взгляд и на вкус, и плавали в морях рыбы, странные на цвет и на запах, и в странных лесах обитали странные животные... И на всей планете были всего два разумных существа: Человек и Арх. Они попали на нее по разным причинам и в разное время... Они жили в разных мирах, они ели и пили по разному, они носили разные одежды и говорили на разных языках, но одно у них было общее. Эту, именно эту планету они выбрали самостоятельно. Когда человек приземлился, корабль арха уже стоял на планете примерно в ста милях восточнее места посадки. Но ни тот, ни другой не подозревали о существовании друг-друга: человек просто не заметил корабля арха при посадке, что простительно: рассмотреть космический катер на поверхности целой планеты - дело крайне сложное.

Попробуйте найти ключи перед выходом из дома, а потом будете ругаться! А у человека не было на исследования ни времени, ни желания. Посадка была вынужденной. Вообще ему крупно повезло, что в этом секторе дальнего космоса была планета, подходящая по условиям для жизни. Собственно, она была даже не одна, но эта чем то приглянулась пилоту Дальней Почтовой Службы, а уж проверить сходимость условий на всех трех возможных для высадки планетах не было вообще никакой надежды. Человек рискнул - и выиграл миллиард в "рождественскую лотерею". Потому что был воздух. Потому что была вода. Потому что была жизнь. Потому что...

А вот арх бессовестно проспал прибытие инопланетного разума. Возможно, у него и были на это свои причины, но космос не прощает даже малейших ошибок, а это - ошибка. И немалая.

Поэтому и встретились они примерно через неделю по местному времени. Человек все это время был занят: сначала нужно было оповестить Землю о месте нахождения корабля Дальней Почтовой Службы. Это было важнее всего прочего. И заняло немало времени, ибо только в фантастике - назвал код планеты, и готово. А на деле объяснить диспетчеру на Земле в 12 парсеках о том, где же именно корабль - занятие не простое! Потом стоило озаботиться о сохранности груза, и это тоже было важно. Причем сохранностью груза человек занимался параллельно со связью с Землей - на таких расстояниях время вопроса-ответа позволяет поскучать. А груз ждать не будет... Хорошо еще, что в этот рейс не было живого груза. Не приходилось отвлекаться на кормление и уборку клеток. Но и проверить в огромном корабле работу холодильников, вакуумматоров, отопителей, кондинционеров и прочего хозяйства.... Да, человек не скучал.

А вот арх в это время ничего не делал. Ничего с нашей, человеческой, точки зрения. Все времяпровождения арха сводилось к приготовлению и поглощению еды, сну, мечению територии, иногда - уборка и легкий ремонт хижины. Ибо арх жил не в исправном и комфортабельном катере, а в собственноручно построенной хижине. Остальное время арх либо грел брюшко на солнышке, либо таскался по лесу, выбирая, кто сегодня будет ему добычей. Жил он тут уже порядком, поэтому каждый раз выбрать новый вид добычи становилось все сложнее, и иногда арх даже отказывался от охоты, возвращаясь к консервам.

И каждый был занят. Поэтому встреча произошла после того, как человек, разобравшись с первоочередными и насущными проблемами, наконец вспомнил, что он - человек, и поэтому - царь природы. И вот, выспавшись и плотно позавтракав, он вылетел на осмотр собственного царства. Легкий, и практически бесшумный флаер нес восхищенного человека над просторами Нового Мира. Нам с вами эта планета показалась бы некрасивой - здесь не было зелени, преобладали розовые и красные тона, растительность организовывалась не в стройные леса, а скорее в кустарники лесостепей. А вот горы и равнины одинаково красивы на всех планетах. Но если вы проведете полгода-год в стальной коробке, и единственными вашими попутчиками будет набор резиновых женщин и компьютер - я посмотрю, как вы станете воротить нос от просторов целой планеты!

Поэтому не удивительно, что после облета значительного пространства, человек посадил флаер на песчанную полосу залива моря недалеко от местного леса. По нашим меркам это место можно было бы даже назвать красивым. Купаться он не стал, ибо помнил, что космос ошибок не прощает, а вот в лесок сходил... Но чуть ошибся с направлением и вышел не к флаеру, а на противоположной стороне залива. И наткнулся на арха. Представьте себе встречу с пумой, вставшей на 2 ноги и взявшей в передние лапы какую-то штуковину... В общем, первая встреча не принесла удовольствия сторонам. У человека сработали цивилизованные инстинкты, и он не выстрелил только потому, что у пумы в руках было что-то. И этот факт сразу выводил ее из разряда зверя в другой разряд. А арх не выстрелил только потому, что посчитал человека в скафандре роботом, а у него с собой было только оружие для охоты. То есть - для поражения добычи, но никак не техники. И когда человек после долгих секунд осмысления ситуации шевельнулся, арх просто повернулся, и, задрав хвост, рванул по песку как будто соревновался с гепардом. Открыв рот, человек смотрел во след оседающему песочку....

- Гррра!

Человек издал приветственный вопль, подкравшись к арху со спины. Тот дернул ухом.

- Ты все таки слишком шумный. Я учуял тебя. Правда, только что.

Человек бухнулся на лежак в метре от лежака арха. Здесь было "общее место" - то есть для встреч, переговоров, решения совместных вопросов и высказывания друг другу просьб и претензий. Свою територию арх охранял тщательно, и очень обижался, если человек нарушал одному ему видимые границы без договоренности. А говорили они на языке архов. Потому что в процессе выяснения "кто есть кто" оказалось, что рычащий и гортанный язык архов еще подходит для воспроизведения человеком, а вот звуки человеческого языка напряжны для архов. Кроме того, арх не прилагал никаких видымых усилий к освоению человеческого, охотно повторяя слова своего языка и объясняя их значение всякий раз, когда человек этого просил.

В любом случае, человеку было значительно легче, ибо он уже знал четыре языка, а арх впервые слышал речь без легко узнаваемого смысла. Увы, смысл многих понятий для человека оставался тайной. Ибо структура речи у человека все таки не подходит для общения с архом. Возмите хотя бы мимику... На лице человека сотни узнаваемых эмоций, которые арху совершенно недоступны. А движение ушами и хвостом ? Человек научился их отличать, но воспроизвести.... Вот и приходилось ограничивать язык доступными обоим средствами или по ходу дела изобретать новые термины и договариваться об их значении. Причем в результате человек обрел пятый язык, а арх...

- Все равно научусь ходить как ты!

- Я к тому времени привыкну, и не буду пугаться.

Наличие арха на "общем месте" означало, что он желает общения. Чаще всего это таило неприятности - пилот никогда не учился на космического дипломата и узнавал в процессе такого общения много неприятного о себе. Общение с представителем другой цивилизации - работа не для слабонервных себялюбцев. Но увы, пересилить себя и запереться в корабле до прибытия спасения с Земли человек не мог - долгие месяцы одиночества? Опять! За что? Тем более, что арх был в принципе приятным соседом по планете - свято блюдя територию, он никогда не лез на "западное полушарие" - ту часть планеты, где выстроил свое жилище по примеру первопоселенца человек. На "восточном полушарии" арха было достаточно места... Но пообщаться хотелось и ему.

- Научи меня плавать - хвост арха дернулся по лежаку.

Человек задумался. Общеизвестную людям нелюбовь кошачих к воде можно в принципе перенести и на архов, но очень условно. Все таки архи - не кошки. И арх несколько раз наблюдал за водными процедурами человека - с берега. Тот никогда не звал его поплавать по вышеозначенной причине, не задумываясь, что тот просто не умеет. Однако научить плавать человека - и то проблема, а вот арха...

- Давай попробуем! Не гарантирую, что получится, но попробуем.

Арх встал с лежака одним движением и направился к флаеру. Человек последовал за ним.

В их общении постоянно выявлялись сбои - арх очень старался ненавязываться непрошенному гостю, но иногда мог начать вести себя совершенно по хамски. Вот и сейчас он первым влез в чужой флаер и растянулся на сидении. Его поза всегда дико изумляла человека. Не в силах отделаться от восприятия земных кошек, он не представлял, что так похожее не пуму существо может вольготно раскинуться на человеческом кресле. Впрочем, как только он привыкал к человекообразности спутника, то мог свернуться клубком или потянуться, встав на все четыре. Создавалось впечатление, что арху было удобно в любой позе.

Флаер преодолел десяток километров до заливчика за считанные минуты. Выбравшись на песок, спутники разделись - человек до плавок, а арх просто снял кожанную перевязь типа шлейки. Такой вариант человеческого ремня заменял ему и одежду, и карманы, и Бог его знает что еще.

- Здесь глубоко?

- А, без разницы. В случае чего, я тебя вытащу.

- Здесь глубоко?

Странная манера арха не слышать то, что он не хотел слышать доставала человека до самых печенок. Но он каждый раз решал не спорить, и поэтому просто зашел в воду по пояс. Арх удовлетворенно кивнул и опустившись на все лапы прошел в воду до глубины, когда вода достала до брюха.

- Что делать дальше?

- Попробуй утонуть.

Арх чуть наклонил голову и скосил глаза. Взгляд его стал донельзя ироничным. Хвост хлестнул по боку, вспоров воду.

- Я серьезно. Попробуй набрать воздуху и задержать дыхание. Посчитай, сколько ты можешь не дышать. Потом отдышись и снова задержи дыхание, но при этом опусти голову в воду. Посчитай до половины первоначальной цифры. Потом подними голову и снова отдышись. Потом задержи дыхание, опусти голову под воду и отрови ноги от дна. И руки тоже.

- А меня не снесет водой?

- У тебя будет время вернуться в исходное положение - гарантированно половина того, сколько ты можешь не дышать. А после того, как ты станешь на лапы, подними голову и отдышись.

Арх снова искоса взглянул на человека, но теперь его взгляд был растерянным. Хотя все инструкции он выполнил в точности. Человек тоже подсчитал, сколько арх может не дышать. Оказалось, что это 34 и 17 секунд соответственно. После эксперимента с поднятием конечностей арх отдыхивался около минуты.

- Что дальше?

- А дальше представь, что под тобой нет дна...

Арх дернулся всем телом.

-... И ты должен попробовать утонуть. Весь. Полностью. Не шевели ни одним мускулом все 17 секунд.

- Семнадцать чего?

- Извини. Это наша мера времени. Ну, столько сколько ты сидел под водой. И при этом постарайся погрузиться на дно. Потом просто встанешь.

Арху, это, конечно, не удалось. Он висел в нескольких сантиметрах от дна, но не двигаясь он не тонул.

- А теперь попробуй так же не двигаясь вынуть голову и вдохнуть, а потом снова погрузить ее в воду. Прекрасно. Итак, утонуть ты не можешь. А теперь осталось заставить воду двигать тебя. Взмахни левой рукой....

Они сидели на песке и отдыхали. Человек давно высох и уже согрелся, а арх иногда вздрагивал крупной дрожью. То ли от холода, то ли от уроков плавания. Он смотрел на барашки волн, из которых недавно вылез. Ветер вспушил его подсохшую шерстку и он выглядел огромной домашней кошкой. Или котом, если угодно. Тем более, что сидел он в соответствующей позе. Человек смотрел на арха и чувство домашнего уюта и тепла заполняло его.

- Можно я тебя поглажу?

Арх медленно повернул голову. В его глазах светился животный ужас.

- Я сказал что-то не то? Прости меня....

Арх снова проигнорировал слова человека. Стоящие торчком уши, обращенные к человеу, вздыбленная шерсть, расширенные, почти круглые зрачки...

- За что? - не голос, почти шипение.

- Ты так красиво смотрелся на фоне волн... Вот я и хотел...

Арх чуть повернул голову, чуть наклонился... Поза побитой собаки. Быстрый, косой взгляд.

- Зачем ты смеешься надо мной?

- Я? Прости, если сказал что-то не то, но у меня и в мыслях не было смеяться над тобой!

При этом человек подумал: Как же не хватает хвоста, что бы донести мысль!

Арх застыл сфинксом. Большего неудобства человек не испытывал весь прошедший месяц. Да, пожалуй, и за десять последних лет. Да, предложение разумному существу не слишком корректное, но не до такой же степени... И почему этот кугуар решил, что он над ним смеется? Да, желание детское, но.... Человек готов был провалиться под землю. Арх медленно повернул голову, и взгляд его стал пронзительным, как у сокола.

- Ты правда хотел меня погладить?

- Да, честное слово, я ничего такого не имел, просто это такое детское желание, я люблю гладить кошек, я...

Арх встал, и медленно ушел. Ушел по направлению к дому. До которого было более десяти километров. Пешком.

Человек посидел на берегу еще минут двадцать. В голове бродили совершенно разные мысли. Обида и разочарование, слова оправдания, утешения, раскаяния... Он доказывал кошке, что не хотел ее обидеть, он ругал себя за несдержанность, он просил прощения... Потом мысли сдуло ветром и вообще стало холодно и пусто. Человек оделся, подобрал перевязь арха, долго глядел на нее размышляя, что с ней делать. Потом решительно направился к флаеру. Прекрасный повод завести рзговор и принести извинения.

Арх явился под вечер. Человек под грубым навесом летней кухоньки готовил украинский борщ, из двух видов мяса (одно - свинина из корабельных запасов), настоящая, хотя и мороженная, капуста, и консервированная свекла. Если такую свеклу чуть потушить с маслом и добавить рассольчику, борщ получится - объедение. Арха он заметил краем глаза, когда тот по кошачьи вспрыгнул на стол. Пояился арх, как всегда, абсолютно бесшумно. Он разлегся на столе умудряясь уместиться между рабочего бардака и умиротоворенно сказал:

- Пахнет вкусно.

Все заготовленные речи вылетели как пули. Если бы не поджарка, человк так бы и стоял с открытым ртом, не зная, что сказать. А запах подгорающей моркови вернул его к плите. Пока он смог оторваться от готовки, прошло минут пять. Причем борщ был практически готов, не хватало только свежей зелени, но где же ее взять? Арх все это время так и пролежал на столе, глядя на суетящегося человека. А когда у человека появилось время что-то сказать, арх снялся со стола и отправился за тарелками. Обычно они ели каждый свое, не очень доверяя совместимости организмов, но несколько раз пробовали и чужую еду, чаще всего - местную дичь. Добытую архом. И им же приготовленную. А тут арх сам пошел за тарелками, и организовал нехитрую сервировку стола.

Ели молча. Да, синтетическая сметана - это все таки не то..... Надо было майонезу положить... А у архов хоть и странные на первый взгляд, но очень удобные ложки. Значит, не только мясом они питаются. И глаза... Нет, не так должен выглядеть смертельно обиженный. Даже инопланетянин.

- Вот уж не думал, что трава с мясом - так съедобно.

- У нас это называется - борщ.

Арх снова не сделал попытки произнести незнакомое слово. Но кивнул, соглашаясь.

- Я могу у тебя спросить?

Арх поднял удивленный взгляд.

- Конечно!

- За что ты на меня обиделся?

Изумление растет на глазах и в глазах.

- Я? Я еще не решил, дуться на тебя или нет. Я смотрел на тебя, как на арха. Но ты - не арх. И ты вкусно готовишь.

Последнее заявление совершенно выбило человека их колеи. Он только что нашел в себе силы вернуться к неприятному для него разговору, а сейчас, глядя на старательно вылизывающего тарелку арха совершенно не знал, что сказать. И потом, ему жутко польстило, что арх смотрит на него как на своего. Это грело душу и... и накладывало ответственность. За прошедшее время он выяснил, что арх может улететь отсюда в любой момент, потому что корабль его исправен и снабжен системами связи и навигации. И так же понял, что арх расчитывает на то, что человек улетит превым. А вот что именно арх делает здесь - человек не знал. Может, он ученый. Может - наблюдатель. Может - сторож имущества экспедиции, лаборант и связной в одном лице. Но то, что одиночество не так уж приятно невозмутимому и рассчетливому арху - одно это сближало и радовало сердце. И потом, если тебя причисляют к своим - это знак высочайшего доверия и оценки! Видимо, все это читалось на лице человека очень отчетливо, потому что арх отставил абсолютно чистую тарелку в сторону и взглянул ему прямо в лицо. Причем человек ничем бы ни поручился за выражение во взгляде.

- Вот если бы я подошел к тебе и попросил тебя погладить, что бы ты ощутил?

- Я?.... Ну, смущение, наверное...

- Подробнее.

- Как бы это сказать... Несоответствие материнской нежности взрослому мужчине.

Зрачки арха дернулись.

- У вас... У вас мама может погладить... своего ребенка?

- Да... И папа может, и хороший знакомый...

- Кххррр... А потом?

- Что потом?

- Что потом происходит? После того, как погладил?

- Ничего... Ребенок засмеялся и побежал дальше.

Арх задумался.

- Ты правда хочешь меня погладить?

Человек внутреннее напрягся. Что ответить? Сейчас, если честно, он не испытывал ни малейшего желания. Ни гладить эту кошку, ни даже подходить к ней. Человек был и тяжелее, и сильнее физически, но скорость, скорость!

- Да. Хочу.

Медленно, оплавленным воском, арх стал клониться, одна рука его оставалась на столе пока он не принял странную позу - рука острым локтем торчит в потолок, спина прогнута на манер седла, а глаза, отсвечивающие желтым в сумерках, неотрывно и с тоской смотрят на человека. Потом одним почти неуловимым движением арх оказался за скамьей, оттолкнулся от стола и отпрыгнул в сумерки. В паре метров он затыл статуей, гротескной тенью на двух лапах, постоял так с минуту, и исчез на "восточном полушарии".

Человек посмотрел в сумерки, зажег фонарь и принялся за убокру. Особенно убирать смысла не было, но что делать, что делать?

Ранним утром человек с ридером возлег на лежак в "общем месте". Он не успел прочитать и двух экранов, как появился арх. Он запрыгнул на свой лежак и вытянулся во весь рост. Человек еще чуть-чуть почитал. Арх молчал. Тогда человек перевернулся на живот, выключил и отложил ридер и попросил:

- Расскажи.

- Что? - ухо чуть дернулось в сторону человека.

- Все.

- Я странный. Тебе не надо со мной общаться. Ты потом жалеть будешь. И я тоже.

- Почему?

- Самое плохое: когда тебе предлагают погладить и...

Пауза.

- Я сделал очень плохо?

- Ты? Нет еще. Но они все... Я не знаю, почему. Может у меня шерсть не красивая? Или запах плохой? Или хвост длинный? - арх чуть скосил глаза на хвост. Человек - тоже.

- Ты очень красивый...

Арх никак не прореагировал.

- Они подходят, и говорят... А потом уходят... А я тоже арх... Я тоже жить хочу... А представляешь, они сами предлагали!

- А это плохо, если предлагают погладить?

- Если предлагают? Совсем нет!

- А что плохо? Если ты откажешь?

- Ну что ты! Если я откажу - это нормально... Но если они предложили, а потом отказали... Не я им, они мне! Все! Меня так никто и не погладил! А я уже не такой молодой!

Арх перекатился на лапы и застыл сфинксом, глядя вдаль.

- Хуже нет... - голос наполнен шипом и свистом - они же сами предложили! Я их не тянул!

Человек смотрел на инопланетянина и мысленно переводил ситуацию на понятные ему термины. Предложили должность капитана крейсера, а потом отказали. Предложили жентиься, а вышла за другого. Дали конфетку, а когда развернул - внутри фантика деревяшка. По детски жестоко. И так же наивно. Детски? Детские желания? Вчера он лепетал о детских желаниях. А у человека ... арха... проблема жизни. Изгой. Беглец. От самого себя, что самое страшное. Человек впервые смог повторить движение арха, перекатился и встал с лежака практически бесшумно. Сделал один шаг и коснулся шерсти. Провел рукой осторожно, как по дорогой шубе. У арха только уши резко дернулись назад и тут же вернулись в исходное положение. И на грани слышимости:

- А еще....

Тогда человек решительно вцепился в шерсть на загривке и с полным удовольствием прошелся по спине всей пятерней. А потом еще раз , двумя руками, по бокам. У арха чуть провисла голова между плечами, и каждая мышца отозвалась под ладонями.... И вдруг он извернулся, практически перевернувшись через спину, в результате он оказался головой на одном уровне с грудью стоящего человека. Одним движением он потерся об эту грудь и человек чуть не утонул в этих желтых глазах... Такое умиротворение и покой во взгляде... И вдруг все исчезло. Только качаются кусты на "восточном полушарии". Два пустых лежака и человек между ними с поднятой непонятно зачем ладонью.

Что то невозможное бродило с человеком по маленькому пятачку обжитой части Планеты. Сто квадратных метров "общей земли" где не действовали ничьи правила, где решались споры и конфликты, задавались вопросы и выслушивались ответы, где можно было попросить не заботясь о правилах дипломатии и услышать честный отказ или согласие, где вместе ели, пили, дышали, говорили на одном языке, место, где человек погладил арха. Сто квадратных метров вселенной, в которой живут миллиарды одних, миллиарды других, и триллионы десятых.... Два грубо сколоченных лежака, навес, под ним электроплита и стол с двумя скамьями. Место, где арха погладил человек. И ничего не случилось. Человек бродил по этому пятачку и что-то невозможное бродило рядом. Череда мыслей давно закончилась, сейчас в душе человека фейерверком сверкали, взлетали и гасли чувства. И они уже давно перешли из области сердца в область паха. Шерсть оказалась не такой уж и мягкой, как на первый взгляд... А вот человек....

Когда он вошел в хижину арха, тот сидел спиной ко входу. Но даже в полумраке комнаты можно было заметить движение ушей, отслеживающих звук человеческих шагов. И тем не менее арх остался неподвижным. Арх сидел на полу, хотя слева в двух шагах от него была вполне человеческого вида кровать с чуть выпуклой срединой. В комнате оказалось на удивление мало вещей, расставленных и разложенных по полочкам на стенах, так, что пол был практически пустой. И на нем сидел арх спиной ко входу, хотя в его жилье самовольно вошел человек. Он был здесь первый раз, потому что жилье арха было чуть не самым главным табу. Единственный раз он попытался прийти к нему в гости, и получил решительный отказ. После чего было организовано "общее место".

Человек огляделся, привыкая к полумраку. Арх по птичьи повернул голову, одним глазом уставившись на гостя, при этом не изменив позы. Потом снова отвернулся. Человеку захотелась посмотреть, что делает арх, и он сделал несколько шагов в комнату понимая, что сейчас - можно. Но чего-то устыдившись, вдруг сел на корточки за правым плечом арха. Снова тронул чуть щетинистую шерсть.

- Скажи, а у вас можно погладить кого угодно, или только мужчина женщину?

Арх дернул ухом.

- Нет, можно любого. Но если мужчина погладил женщину... У них будут дети.

Человек от неожиданности даже замер. Арх тут же повернул к нему голову.

- А... А.. если мужчина погладил мужчину...?

Ухо снова смешно дернулось и на мордочке арха проступила уморительная растерянность.

- У мужчин детей не бывает...

- Значит я... Сделал тебе предложение?!

- Да. Погладь меня еще раз....Это так приятно. У тебя такие мягкие руки...

Арх перетек в позу кошки полулежа на полу перед человеком. Человек снова запустил пальцы в шерсть.

- А я иногда завидую вам... Вашей быстроте, вашей шерсти, вашему зрению, обонянию..

Арх вдруг резко повернулся, при этом не потеряв контакта с рукой человека. В глазах его светилась надежда и безумная радость.

- Так ты не чувствуешь моего запаха?

- Нет...

- И тебе холодно?

- Сейчас - нет... Наоборот. Мне сейчас жарко...

- Мррррр.. Тогда сними свою шкуру, она пахнет иначе... Я хочу понюхать тебя.

Человек встал и медленно отвернулся. Потом стал раздеваться. Арх сидел на четырех лапах и жадно следил за процессом, иногда шумно втягивая воздух. Когда дошло до белья, человек замешкался, но решительно снял с себя все. Было неудобно раздеваться перед инопланетным гостем, но тот, похоже не испытывал и тени смущения. Наоборот, он прошелся вокруг человека тщательно его обнюхивая и с каждым витком поднимая нос все выше, пока их лица не оказались на одном уровне. В паху сладко ныло, и человек чувствовал приближение эррекции. Арх стоял в напряженной позе практически касаясь шерстью человека и пристально смотрел ему в глаза. Потом вдруг сдулся, как проколотый шарик, и вернулся на свое место, отвернувшись. Его поза казалась позой глубоко несчастного человека - поджав под себя ноги и обернув их хвостом арх сидел опершись на одну руку и смотрел в пол. Человек смотрел на арха, и понимал, что в этой пушистой голове бродят мысли и сомнения, вряд ли отличные от его собственных. Но если он сомневается в том же, в чем и человек...

- Можно я сделаю одну вещь?

- мрррршшдаааа....

Человек решительно шагнул к арху, присел рядом с ним и поцеловал пушистую, усатую морду. Зрачки арха смешно мигнули, как диафрагма фотоаппарата и он тщательно и молниеносно оглядел и обнюхал лицо человека. А потом... лизнул его. Человек тоже моргнул, приложив титанические усилия, что бы не отшатнуться.

- Аррхх .... у вас принято лизать?

- У нас мужчина целует женщину, если она ему нравится.

- Арррхх.... А мужчину? - в глазах арха светился интерес, смешанный с надеждой.

- Мужчина у нас не должен целовать мужчину..

- Почему?

- Ну... Считается, что мужчина принадлежит жешщине, поэтому между мужчинами это... в общем против природы...

Зрачки арха опять мигнули. Он чуть склонил голову на бок и смотрел на человека.

- Так ты... ради меня... преступил законы вашего общества?

Он вдруг прыгнул в угол, свернулся, уткнув голову между ног и плечи его затряслись.... Человека охватила острая жалость. Ему никогда не приходилось видеть плачущих кошек. И, если честно, ему не совсем были понятны чувства, владеющие сейчас архом. Он бы вел себя совершенно иначе... Может быть, он и арх таки сомневаются не по одному и тому же поводу? Может, у него на планете все совсем иначе? И сколько неписанных, писанных и впитанных с молоком правил они сейчас нарушают? И чьих? И как? Повернуться и уйти? Кто он сейчас для арха - преступник? Извращенец? Спаситель? Единственная надежда на... на что? Просто погладить.... Для архов это - священное действие. Для людей - просто движение. Поцеловать в губы... Для людей это - предложение. Предложение секса. Тоже священное действие. А в языке архов даже нет такого слова. Эх, разобраться бы в себе!

Арх вдруг выпрямился, уставившись в угол дома и несколько секунд смотрел в стену. Уши его прядали, как у лошади. Потом перетек на четыре ноги, причем голова была почти у самой земли, а хвост поднят высоко вверх. В такой позе он двинулся к человеку и замер, касаясь носом его бедра. Человек впервые почувствовал, что пол прохладный. И воздух - тоже.

- Я... Ты не смотри... я все для тебя сделаю... Правда... Только я не знаю что.

Арх не меняя позы резко повернул голову, поглядев на человека "искоса, низко голову наклоня". Потом одним прыжком, оказался на кровати.

- Пххххгладь меняоу...

Человек встал, присел на кровать рядом с архом. Кровать оказалась на удивление жесткой. Осторожно, словно движение летнего пуха, его ладонь двинулась от головы арха по его спине к хвосту. Совершенно кошачьим движением тот прогнулся под ладонью чуть подкинув круп кверху. Второе движение было уже решительнее. И снова тело арха отзвалось на ласку. Хвост мелко подрагивал и глаза полность закрылись. Человек вдруг понял, чего бессознательно ждал, и чего не было. Не было довольного урчания кошки. И человек был благодарен за это судьбе, потому что иначе сходство с кошкой было бы полным, а кошки не привлекали человека... Они были слишком... домашними.

- Нгггжжже!

Рука человека, чуть помедлив, переместилась под живот арха.

- Нннет... Возле хвоста....

Рука вернулась на спину. Арх отзывался на каждое поглаживание прижимаясь к ладони. Человек усилил давление. Арх - тоже. Он полностью погрузился в ощущения практически перестав замечать что либо кроме руки человека. А человек смотрел на раскоряченного араха, острые локти которого торчали в четыре стороны чуть возвышаясь над спиной... И подумал, что у архов нет пальцев в человеческом понимании этого слова. Они есть, но короче и не так устроены. Тогда он сложил ладонь горстью чуть согнул и напряг пальцы. Арх вздрогнул и резко распахнул глаза, уставившись на входную дверь. Глаза были мутные, и вряд ли он сейчас что-то видел. А когда человек прошелся импровизированными когтями по спине арха до самого хвоста и чуть выше - тело его тугой пружиной извернулось навалившись на человека. И не было угрозы в этом движении. Но у того вдруг проснулась игривая легкость и бесшабашность. Человек так же извернулся и перебросил арха через себя крепко зажав шкуру и одну лапу.

Арх оказался поперек кровати крепко удерживаемый человеком. Несколько секунд они смотрели друг на друга, потом человек медленно склонил голову и коснулся губами выступившей из меховых ножен красной головки. Кожа оказалась удивительно шершавой, даже пупыристой. Лизать такую кожу оказалось неприятно. И даже больно. Человек поднял голову и посмотрел на арха. Тот смотрел совершенно спокойно. Глаза у арха были чистые, мутная пелена исчезла напрочь

Это чувствуется неприятным?

Арх шевельнул мордочкой. Потом склонил голову на бок. Снова выпрямил ее.

- Нет. Неприятных чувств не было. Но и не мурлыкну.

Человек кивнул и прошелся двумя руками по животу арха. Мгновено глаза его вспыхнули сменив с десяток оттенков и выражений, тело затрясла мелкая дрожь и когти всех четырех конечностей вцепились в покрывало. Человек гладил арха, а тот напрягал все силы что бы удержаться и продлить наслаждение... Темно красная полоса контрастно выделялась на фоне шерсти и теперь так же подрагивала в такт движениям. Это оказалось совсем небольшим, гораздо меньше, чем у среднего человечека. И теперь хорошо были видны мелкие пупырышки по всей головке. Человек двинул ладнони волнистой линией по животу и внутренней стороне бедер. Арх взвился в воздух, задней лапой поцарапав человеку плечо и упал ему на грудь. От толчка человек опрокинулся на кровать и обоими руками сжал стоящего на нем арха. Глаза того были практически закрыты, лишь две узких желтых полоски между век, нос в постоянном движении и мечущийся сзади хвост. Человек провел ладонями по спине стоящего на нем арха не обращая внимания на острые когти тяжелого тела, и каждое движение ладоней пригибало арха ниже, вот он практически лег, вот он задиком уперся в бедра человека...

Не представляя, что делать дальше (менять позу и разрушать ситуацию человек не хотел) он просто раздвинул ноги. Арх широко распахнул глаза, в которых не отражалось ничего, и сделал несколько судорожных движений бедрами. Человек чуть шевельнулся, помогая ему найти правильное положение... Вдруг взгляд арха сфокусировался на лице человека и он быстро-быстро облизал ему лицо. А язык у кошек тоже шершавый... Полсекунды неподвижности....

Вы знаете выражение "быстро только кошки трахаются"? Так вот, арх - не кошка. Хотя и похож... Но в этот раз человек на своей шкуре понял, что такое - "быстро". Арх вцепился зубами в его плечо, левой лапой - в сосок на груди, но эта боль была мелочью по сравнению с ТАМ... А потом все кончилось. Человек открыл глаза, медленно возвращаясь в этот мир потому что арх слизывал капельки крови с проколотой кожи возле правого соска.

- Ой, не надо... Больно...

Арх остановился на секунду и внимательно поглядел на человека.

- Я знаю. Там где высокое наслаждение, должна быть земная боль - и он вернулся к соску.

Человек обхватил руками голову арха и силой повернул к себе. Боль потихоньку уходила, человек даже боялся что арх содрал ему слизистую... Как теперь в туалет ходить? Он долго и пристально смотрел в желтые галаза с чечевичными сейчас зрачками, потом поцеловал арха в губы.

- Если ты так уж хочешь что-ибудь полизать, полижи меня там...

- Здесь? - Спросил арх, запуская одну лапу себе под живот.

- Дааа...

Арх слез с человека устроившись на кровати и тщательно обнюхал возбужденную плоть человека. Потом быстро-быстро стал лизать, чуть сдвигаясь при каждом движении, тоже, видимо, исследуя новую для себя область. Тут уж человеку пришлось вцепиться в кровать, потому что ощущения были... запредельные! Язык арха был достаточно шершавый, что бы причинять боль, но возбуждение и удовольствие нарастали с каждым движением, и человек вдруг обнаружил, что ни за что не будет останавливать араха, что каждое движение шершавого языка выносит его на грань экстаза, потом - за грань, а экстаз и облегчение все не приходят, сгоняемые болю... И это длилось и длилось... А потом совершенно другая боль вернула человека к действительности, и он понял, что арх опять сверху, вцепившись когтями ему в бедра совершает умопомрачительные по скорости движения, а слизистая еще не отошла от прошлого посещения арха, и только руки крепче стискивали покрывало и тело дергалось против воли если не за каждым движением арха, то по крайней мере в такт...

И обильный пот покрывает тело, и остается только стиснув зубы терпеть, потому что против воли лезет на ум фраза чужого языка, сказанная серьезным и торжественным тоном: "Там, где высокое наслаждение, должна быть и земная боль". И сейчас это не был метафорой, это было реальностью жизни, это было единственным оправданием и надеждой, потому что боль и наслаждение переплелись цветными лентами, струями воды в водопаде, рукавами спиральной галактики, двумя телами двух представителей двух народов...

Человек отдыхал на кровати арха, арх отдыхал на груди человека. Человек думал, что ему страшно повезло, что анекдот про две кучки пепла и дохлую кошку не воплотился в жизнь. Что думал арх, остается неизвестным. Но он спросил будничным и естественным тоном:

- Тебе полизать что-нибудь еще?

И человек понял, что ему повезло горраздо больше, чем он думал раньше. Где вы, моралисты и уверенные в себе циники? Вас оскорбляет произошедше? На здоровье. Арх не нарушил ни одного закона своего племени. Человек не нарушил ни одного закона племени архов. А если оба нарушили человеческую мораль, так то проблема людей, а не этих двоих. Да, человек был изгоем на своей планете, принадлежав к меньшинству, воспитанный большинством. Да, арх был изгоем на своей планете, принадлежав к меньшиству и не выдержав большинства. Что с того? У них на двоих была целая планета...

Анатолий Оркас 8.01.01

Домашние игры

Категория: Пушистики

Автор: Mr_Phantom

Название: Домашние игры

Принцесса выбрала дом наугад и вошла.

Сразу от входа начинался большой зал. Кентавр могла спокойно стоять в комнате и не касаться головой потолка. "Вполне может быть", - подумалось ей, - "что и сидящий на мне человек не достал бы головой до него". Мебели не было. На пушистом ковре, покрывавшем все пространство комнаты, валялось множество подушек, служивших, очевидно, разновидностью кровати. Большие мягкие подушки были разбросаны с тем беспорядком, в котором угадывалось изящество. Кто-то, совсем не давно, был здесь. Спал на этих подушках и, возможно, они, даже, еще хранят его запах.

Большой крупный ворс ковра скрадывал шаги. Тихо ступая, принцесса прошла в комнату и подобрала одну из подушек. Легкая, почти невесомая, и, вместе с тем, весьма плотная и упругая подушка слегка пахла мускусом. "Кто-то был здесь совсем не давно и, похоже, занимался любовью". Кала опустилась на ковер и притянула к себе другие подушки. Они все пахли мускусом. Тем легким ароматом игривости, что свойственен всем сексуальным развлечениям. "И, похоже, что занимались этим долго и часто", - подумалось принцессе.

Кентавр подложила подушки под себя и представила, как она заигрывает с кем-нибудь, лежа на них. Одна из подушек оказалась чуть влажноватой, и исходивший от нее аромат был ярче и нежнее. "Словно это только что происходило"! Кала прижалась животом к этой подушке и почувствовала, как волны возбуждения наполняют ее двойное тело. Лошадиная часть тела оказалась более возбудимой и уже начала исходить соками.

Завалившись на бок, принцесса обхватила свою грудь, и принялась играть сосками. Мускулы ее лошадиного живота напряглись, приготавливаясь к приему жеребца. Хвост задрался вверх, а задние ноги разошлись в стороны. Изогнув торс, кентавр погладила себя по животу. Чувство желания только еще больше разгорелось у нее внутри.

Кала перевернулась на живот и сложила тело пополам. Спина к спине, голова на крупе, руки поглаживают складки у задних ног. Глаза закрылись, и картины, одна ярче другой, понеслись перед ее мысленным взором. И вдруг:

Чьи-то руки прикоснулись к ее груди. По началу принцесса восприняла это как должное. Возбуждение увеличивалось и требовало выхода. Ласки были умелыми - волны экстаза рождались из-под них и заканчивались под руками кентавра. Но, когда к ласкам груди присоединились ласки ее лошадиной спины, эйфория исчезла, уступив место страху.

Кала резко распрямилась и столкнулась нос к носу с лисицей. Красиво сложенная девушка, одетая только в свой природный мех, все еще держала принцессу за грудь. Ее взгляд словно вопрошал о разрешении на продолжение игры. Другая лисица уже сидела на крупе кентавра и легонько поглаживала лошадиную спину. Немой вопрос и такой же немой ответ. Лисицы и кентавр долго беззвучно переговаривались. Кала обняла стоявшую перед ней девушку за талию и слегка притянула к себе. Та, что сидела на ней, принялась поигрывать складками лошадиного тела, вновь пробуждая удовольствие. Стоящая спереди - осторожно покусывать своими острыми маленькими зубками соски кентавра. Принцесса, в свою очередь, запустила руки в мех лисицы, поигрывая ее хвостом. Под пальцами Калы было упругое молодое тело, почти человеческое. Медленно и осторожно, боясь причинить боль неосторожным движением, кентавр вновь изучала тело, что будет еще долго недоступно для нее.

Постепенно ее руки опустились между ног девушки. Разгоряченное тело с благодарностью принимало ласки, и лисица вся вертелась под пальцами. Вскоре, руки принцессы окунулись в сокровенные соки лисьего тела. Запах мускуса поплыл по комнате. Кала поднесла руку к своему лицу и понюхала. Сладкий запах раздражал, притягивал, возбуждал. Незаметно, словно в тумане, она облизнула пальцы, и чуть сладковатый вкус пронзил ее тело вместе с волной наслаждения. Кентавр опустила голову к ногам лисицы и с жадностью втянула воздух с запахом мускуса. Неспешные, осторожные, поначалу, касания языком в промежности стоявшей перед ней девушки. Затем, жадное поедание, высасывание, всего, что могла излить из себя лисица. Девушка, в ответ, обхватила голову принцессы руками и все плотнее и плотнее прижимала ее к своим ногам. Громкий вскрик на высокой ноте разорвал тишину окружающего мира. Девушка забилась в конвульсиях наслаждения. Ноги ее подкосились, и она упала на спину кентавра.

Вторая лисица, тоже не теряла времени даром и, вслед за первой лисицей, принцессу тоже пронзил экстаз. Мускулы ее тела свело судорогой наслаждения, и животный возглас рванулся из груди.

Затем лисицы поменялись местами, и игра повторилась, с той лишь разницей, что теперь вторая лисица сидела на кентавре верхом и ласкала ее грудь. Так они и заснули: Кала лежала на подушках, уткнувшись лицом в промежность одной из лисиц, та, в свою очередь, лежала, откинувшись на спину, и раскинув ноги, а вторая девушка спала на спине принцессы, свесив ноги по бокам ее лошадиного тела, и из-под нее, на круп лошади, вытекали соки ее тела, пропитывая все и вся запахом возбуждения и похотливых желаний.

воскресенье, 7 Января 2001 г.

Охота самки

Категория: Пушистики

Автор: Mr_Phantom

Название: Охота самки

- Всевышний! Сегодня так хочется самца, как никогда ранее. Все тело просто чешется в просьбе о ласках.

Она гладила себя все сильнее и сильнее, словно хотела содрать шкуру. Ее киска просто истекает соком желания, в доме все пропитано мускусным запахом, постель, подушки, даже ковер. Не помогают даже игры, которые она играет сама с собой вот уже последнюю неделю. Перед сном она зажала между ног подушку, один из уголков погрузился прямо в зев желания. К утру, подушка была мокрой, а желание не прошло.

На столике рядом с зеркалом лежало множество предметов, с разной степенью сходства с членами самцов, но ни один не прельщал ее сегодня. Это был уже пройденный этап. Выбрав пару вещиц покрупнее, она запихнула их в свои киски. Игрушки вошли без труда, лишь издав небольшой всхлип-чавканье, настолько все было мокро внутри нее. "Большая киска", так она звала свою вульву, растянулась, принимая в себя игрушку размером с кулак. "Маленькая", анальное отверстие, жадно заглотнула игрушку поменьше, толщиной в руку, но такую же длинную. Утроба приятно напряглась, растянутая игрушками. Чувствуя себя приятно заполненной, она прошлась по комнате, примеряясь к ослабевающему желанию.

"Может хоть сегодня повезет, и это, наконец, закончится", - подумала она.

В соседней комнате был устроен гардероб. Платья, топики, бикини, нижнее белье было развешено и разложено по всей комнате. Выбрав, совсем маленькие кружевные трусики, она примерила их на себя. Крохотный треугольник материи едва прикрывал ее губки, а тонкая задняя тесемка спряталась между упругих ягодиц.

"Вот так и пойду", - подумалось ей. - "Пусть все видят, что я сегодня в охоте. Может хоть один нормальный клюнет".

"Расчесать шерстку, пусть выделяются соски. Упругий животик и заманчивый пупок. Легкие дорожки вниз, к ногам. Пусть взгляд скользит по ним к самому важному на сегодня. Никакой косметики - это перебьет запах желания", - настраивала она сама себя, причесываясь перед зеркалом.

- Все, я готова! - объявила она вслух пустому дому и отправилась погулять.

...

Ее желание исполнилось. Два самца - олень и жеребец, морфы, конечно, согласились помочь девушке в пору ее желания. Здесь же, на поляне, не далеко от местного парка, где они и повстречались. Их члены были намного больше тех игрушек, что стояли в ее спальне. Ее тело словно горело в огне желания. Когда они вошли, ее тело буквально взорвалось. Оргазм был настолько силен, что с первых же минут и до последнего движения ее сотрясали конвульсии страсти. Когда самцы попадали в такт, ее словно выворачивало наизнанку. Обе ее киски давно требовали именно такого жестокого и властного обращения. Горячие потоки спермы самцов омыли ее внутренности, и желание, терзавшее ее последний месяц, наконец, отпустило.

После второго захода (самцы поменялись местами), она почувствовала себя совсем выжатой. Шерсть пропиталась потом и мускусными выделениями ее самой и ее партнеров, груди побаливали от жесткой ласки, а тело постанывало от тяжести самцов, навалившихся на нее. Шерстка вокруг кисок, у хвоста и на животе, была перемазана выделениями и спермой. Она исступленно целовалась с обоими самцами сразу, награждая их за заботу и помощь.

...

Прямо так, не вытираясь, со следами игры, она пришла домой и повалилась в кровать. За последнее время это был самый спокойный ее сон. Этого хватит на какое-то время. Неделю, месяц. Но затем все повторится вновь. Желание будет нарастать постепенно. Из еле угадываемого оно перейдет в непереносимое. И тогда придется снова искать себе партнеров. Сильных, крепких, новых:

Игрушка

Категория: Пушистики

Автор: Mr_Phantom

Название: Игрушка

Тьма. Первозданная. Ни пятнышка, ни проблеска, ни надежды. Здесь нет времени. Здесь нет чувств. Здесь нет ничего. Даже тьмы. Безвременье. Бесчувствие. Нельзя сказать: "Ты паришь" - ты не чувствуешь. Нельзя сказать: "Здесь темно" - ты не видишь. Нельзя сказать: "Как долго" - ты не знаешь. Ты - Вне Мира.

Голоса. Лишь намек на голос. Отдельные звуки. На пределе слышимости. Тихое касание. Ты весь превращаешься в слух. Только бы удержаться, не потерять, ту единственную ниточку, что связывает тебя и Остальной Мир. Голоса постепенно крепнут и заполняют твою голову. Пустоту внутри тебя. Голоса о чем-то спрашивают, спорят, смеются. Еще пока тихо, но с каждым разом все громче и громче. Тьма медленно и неохотно отдает тебя голосам.

К голосам примешивается стук. Ровный, ритмичный. Сердце, твое сердце. Спокойное, ритмичное постукивание. Как сопровождение к голосам. Оно словно задает такт голосам. Звук - стук, пауза - стук, взрыв хохота - стук.

Тела еще нет. Есть только сердце и голоса. И Тьма. Со стуком сердца приходит чувство времени. Стук - мгновение, стук - другое. Теперь можно отмерять время. Можно понять - как долго звучат голоса. Они еще далеко. Там, во Тьме. Но уже можно отмерять время. Вот голос звучит - считаем мгновения. Пять. Смех. Пятнадцать. Пауза. Пять. Голос - десять.

Из тьмы постепенно выплывает тело. Именно выплывает. Сначала - легкий контур. Ты вдруг понимаешь, что ты имеешь определенные границы. Ты не есть Тьма. Но Тьма в тебе имеет определенные границы. Затем, тяжесть наполняет твой контур. Это есть тело. Какое оно? Большое или маленькое? Рыхлое или плотное? Легкое или тяжелое? Ты не знаешь. Но Тьма уже не пленяет тебя. Ты выплываешь в Мир. Все вокруг тебя приобретает смысл. Есть голоса. Есть стук сердца и чувство времени. Есть тело и тяжесть его.

Тьма отступает. Все быстрее и быстрее под натиском твоего Я. Ты вырываешь себя из Тьмы. Кусочек за кусочком. Каплю за каплей. Выдавливаешь, вырываешь себя из Тьмы. Голоса звучат отчетливо, громко. Можно понять - о чем говорят. Даже становится понятно, что говорят несколько голосов. Стук сердца отходит на задний план и больше не является мерилом происходящего.

И тут наваливается волна чувств. Тело одервенело от долго лежания. Руки где-то над головой. Скручены вместе и притянуты к чему-то в изголовье. Ноги разведены в разные стороны и тоже привязаны где-то там, внизу. Тело вытянуто в струнку на жесткой поверхности. Холодно. Очевидно, что тело обнажено. И, похоже, что полностью. Нет ни одного теплого участка. Ноют мышцы. Слишком долго лежал на вытяжку. Голова не поворачивается - зажата между рук. В глазах - по-прежнему темно и сухо. Человек даже не делает попытки раскрыть их. Выжидает, когда глаза наполнятся влагой. Прислушивается к голосам.

- Он так и будет там лежать? - один голос.

- Мы сможем с ним поиграть? - другой, похожий, но не такой, как первый.

- А откуда он? - третий.

- Как его зовут?

Все новые и новые голоса. Человек пытается угадать: кому они принадлежат? Кто эти таинственные обладатели голосов из Тьмы? Это те, кто его пленил? Тогда, за что и почему? Если - нет, то почему они не помогут ему?

- А как с ним играть и во что? - похоже, что голоса детские.

- А он не будет против, что мы с ним хотим поиграть?

- Я думаю, что его лучше так и оставить там лежать. - Голос отвечающего был крупным, сочным. Голосом взрослого. Мягкие грудные оттенки выдавали, что обладателем голоса была женщина. - Вы сможете играть с ним, когда захотите. Я знаю, что он не будет против. Он оттуда, откуда и все люди. Как его зовут - не важно. Теперь его имя - Игрушка.

Яркая вспышка памяти. До сего момента он не верил, что именно так выглядит воспоминание. Именно озарение.

Залитая ярким солнечным светом лужайка перед домом. На яркой зелени травы - рыжее пятно. Девушка-лисица. Она сидит на траве, поджав под себя ноги. Спина прямая, чуть наклонена вперед. Руки опираются на колени. Голова наклонена вниз. Коротко остриженный мех очерчивает соблазнительные формы оформившегося подросткового тела. Большой пушистый хвост обернут вокруг талии. Голос отца: "Ее зовут - Игрушка".

Озарение. Самое худшее, что озарение всегда мгновенно и полно. Оно насыщено эмоциями и красками. Он вспомнил не только свое первое знакомство с обладательницей этого голоса. Он также вспомнил и все свои игры. Все до последней. Снова пережил все те яркие ощущения от "запрещенных" подростковых игр. Осознание того, что все это повторится, только с ним "в главной действующей роли", заставило его закричать.

Его глаза широко раскрылись, и он увидел всех их. Десять девочек-лисиц. Десять подростков. Стояли в углу комнаты, окружив большую красивую женщину. То самое лицо, что он помнил с детства, смотрело на него с упреком, и, может быть, с толикой отмщения.

Полуденный отдых

Категория: Пушистики

Автор: Ukiwa the cheetah

Название: Полуденный отдых

Минк вышел на крыльцо коттеджа, потягиваясь после полуденного отдыха. Солнце уже перевалило через зенит, потеряв заметную часть своего жара. Тени стали длиннее и вскорости должны были достичь стола и скамей, на которых любила коротать вечера вся их дружная компания. Пока что ни один из них не появился, и под раскидистой елью никого не было.

Никого, кроме рыся, лежавшего на одной из скамей спиной к солнцу. Правая задняя его лапа, согнутая в колене, лежала на спинке скамьи, левая свесилась почти до земли, а передние он закинул за голову. Легкие искорки, отблески солнца, перебегали по светло-серому меху, следуя за еле заметно вздымавшейся при дыхании грудью.

Минк сошел с крыльца, стараясь не производить никаких звуков, благо это было нетрудно - мягкая трава сплошным зеленым ковром устилала лужайку перед коттеджем. Подкравшись к скамье, на которой блаженствовал рысь, он оперся о спинку в изголовье и заглянул ему в лицо. Рысь дышал ровно и, казалось, не заметил присутствия кого-то рядом с собой, тем более, что глаза его оставались закрытыми. Но внезапно они раскрылись и уставились на Минка, застав его врасплох. Но Минк продолжал смотреть рысю в лицо:

- Я без ума от тебя, Зао, - наконец произнес он. И, немного помедлив, пригнулся и прошептал прямо в ухо: - И даже жалею, что я не девчонка.

Зао обхватил Минка за шею, притянул его голову к своему лицу, потерся носом и лизнул в губы. Минк ощутил влажный рысий язык, влажный прохладный нос, шелковистый мех щеки и мягко отстранился:

- К сожалению, я не девчонка. И не "голубой".

Рысь продолжал смотреть ему в глаза, придерживая лапами за шею. Потом отпустил, поднялся со скамьи, потянулся, расправляя онемевшие мышцы. Солнечные искорки забегали по всему телу, откликаясь на малейшее движение. Наконец он повернулся к Минку:

- До ужина еще далеко. Пойдем, прогуляемся.

- Куда?

- Просто в лес. Выйдем на берег, посмотрим на текущую воду. Успокаивает и расслабляет, - он подмигнул.

Через несколько минут они уже продирались через густой подлесок, поднимаясь на склон невысокого холма, стоящего на берегу реки.

- Ты что-то говорил насчет расслабления, - окликнул Минк рыся. - Пока что я только упарился.

- А после этого знаешь как приятно будет расслабиться, - отозвался тот.

Постепенно растительность стала гораздо реже, кругом между деревьями теперь торчали лишь отдельные кусты. Они приближались к вершине холма. Впереди между деревьями уже виднелся просвет. Берег был близко.

Внезапно Зао перешел на бег и, опередив Минка на несколько десятков шагов, выбежал на вершину, туда, где образовалась небольшая полянка. Постояв мгновение неподвижно, рысь одним элегантным движением освободился от шорт и отбросил их в сторону, оставшись перед Минком совершенно обнаженным и лениво помахивая коротким рысьим хвостом. Потом он потянулся, поигрывая упругими мышцами на лапах и спине, и, обернувшись, лукаво взглянул на оцепеневшего от неожиданности Минка.

- Ну, что же ты застыл?

Минк не отвечал. Зао подошел к нему, обнял за шею и ткнулся носом в нос, одновременно вылизывая ему губы.

- Зао, я же говорил, я не... - попытался протестовать Минк, крутя головой, но его слова были прерваны крепким поцелуем рыся. Потом рысь плотно прижал Минка к себе, одновременно вылизывая ему щеки, нос, лоб, подбородок... Минк смирился и начал отвечать на ласки приятеля, тем более, что на самом деле ему это весьма нравилось. Так они простояли пару минут. Наконец Минк смог задать вопрос:

- Что дальше? Я не собираюсь заниматься сексом с самцом, даже с тобой. А ласкаться, не имея возможности довести дело до конца - просто издевательство друг над другом.

Вместо ответа Зао взял руку Минка и положил себе на грудь. Под светлой шелковистой шерстью Минк ощутил сердцебиение рыся, его глубокое взволнованное дыхание и легкое примурлыкивание, говорившее, что дело зашло достаточно далеко. Слегка подталкивая руку, рысь заставил погладить ему живот, перейти ниже, ниже... "Странно, неужели он еще недостаточно возбужден?" - подумал Минк, не обнаружив внизу живота того, что он ожидал, и продвигаясь все дальше и дальше. Вот уже два плотных пушистых шарика, влажная складка кожи...

Ошеломленный, Минк поднял голову. Зао весело смотрел на него, в прищуренных зеленых глазах играли насмешливые искорки.

- Невероятно! - выдохнул Минк, возбуждаясь все больше и больше. - Я думал, это только сказки.

Продолжая ласкать рыся между задними лапами, он прижался к нему ближе. Рысь обнял его за талию пушистыми лапами, забрался под майку и погладил по спине, вызвав у Минка легкую дрожь.

- Ты собираешься снимать эти дурацкие тряпки? - промурлыкал Зао прерывающимся от возбуждения голосом.

- Сними их ты, - постанывая откликнулся Минк. И вдруг испуганно добавил: - А если нас увидят?

Зао не ответил, понимая, что вопрос его любовника скорее риторический, заданный по стародавней человеческой привычке, да и остановиться теперь практически невозможно. Он гладил Минка по спине, по бокам, по животу, постепенно поднимаясь выше и выше и задирая майку, пока, наконец, она не соскользнула через поднятые на мгновение руки Минка.

Ощутив всем телом пушистую грудь Зао, Минк удвоил свою активность. Он гладил его по спине и ниже спины, по хвосту и под хвостом, одновременно целуя в нос, лоб, губы, прижимаясь щекой к щеке и покусывая за ухо и шею. Рысь же в это время проник Минку сзади под шорты, перебрался вперед и начал расстегивать пуговицы. Наконец шорты соскользнули вниз, Минк отпиннул их ногой, и в объятиях друг друга человек и рысь плавно опустились на мягкую траву...

...Все было кончено за считаные секунды. Издав глубокий стон, Минк свалился с рыся на землю и, прижавшись к нему поплотнее, затих. Переждав пару минут, Зао приподнялся на локте:

- А ты быстро управился.

Минк приоткрыл глаза:

- Я не в силах был сдержаться. Никогда еще не доходил до такого состояния. Дай мне минут пятнадцать и я займусь тобой как следует, - улыбнулся он.

Эти пятнадцать минут протекли в безмолвии. Рысь и человек лежали обнявшись. Склоняющееся к западу солнце просвечивало сквозь листву, бросая пятнистые блики на землю, траву и два неподвижных тела.

Наконец Минк потянулся и начал щекотать Зао под подбородком. Вторую руку он подсунул ему под голову, почесывая за ушами. Рысь раскинул все четыре лапы в стороны и замурлыкал.

Ночь На Тандере

Категория: Пушистики

Автор: Анатолий Оркас

Название: Ночь На Тандере

Это случилось довольно скучным днем в Берлоге Кошки. Пантеро долежн был закончить смену. "Фактически - размышлял он - это был очень скучный месяц. Обычные аварийные ситуации возникали редко . Никаких вторжений от мутантов, ни откликов Муммры. Такое положение вещей сделало его очень подозрительным, а, когда он был столь подозрителен, он возбуждался. Это служило своего рода пинком, который заставлял его хотеть Гепару.

"Как вахта?" - Спросила Гепара , отвечая его мыслям сзади от двери .

Пантеро крутанул свое массивное тело на огромном кресле командира и сказал: "Изрядно скучно. Ничего возбуждающего, никаких острых событий. Как вы провели сегодняшний день?"

"Те же проблемы," согласилась Гепара . "Я была в лагере Робербалесов,. ничего нового и там." Она подошла к нему и медленно начала тереться о его плечо. "Вы напряжены," сказала она тем глубоким и сиплым голосом, которым всегда пользовалась в таких случаях.

"Ах, так получилось. Я терзаюсь."

"Что, есть причины чтобы терзаться ?"

"Я терзаюсь спокойствием," ответил Пантеро .

"Я могу помочь Вам с вашей напряженностью?" - Спросила Гепара. -"Может быть Вы могли бы помочь мне с моей..."

"А какого рода терзания у Вас ?" спросил Пантеро.

"Все терзания," засмеялась Гепара .

"Я должен позвать Тигру?" Спросил Пантеро .

"Я была бы не против" отвечала Гепара. "Увидимся в гимнастическом зале минут через десять"

"Я буду там," ответил Пантеро, уже менее напряженный. Но более озабоченный.

- - -

"Что мы делаем здесь? Ты знаешь, что они не любят, чтобы мы были снаружи после темноты," Вилликэт жаловался, в то время как Вилликит провела их планер над гребнем.

"Я хочу попробовать нечто новое,"сказала Вилликит. "Нечто, что я видeла, как делает Гепара."

"Что?" Спросил Вилликэт .

"Увидишь."

- - -

"Я вижу Вы двое начали без меня," сказал Тигра грозным и уверенным тоном.

"Да, мы не хотели стоять вокруг и скучать," ответил Пантеро

"Я вижу." Сказал Тигра, наблюдая за его действиями.. Тигра отметил, что Пантеро проделал отличную работу, связывая Гепару распростертую на верхней паре гимнастических штанг И на этот раз, отметил он, Пантеро удалил нижнюю штангу. В последний раз, когда они попробовали это, он ударялся головой об нее.

"Я должен начинать как обычно?"

"Пожалуйста," сказала Гепара, запыхавшаяся и серьезная.

Тигра подошел вплотную к ней и пристально посмотрел ей в глаза. "А может быть, я не буду." Он улыбался. Из всех Тандеркэт, Тигра был единственным, кто действительно был способен на угрожающую улыбку. И он был хорошо об этом осведомлен.

"Пожалуйста," повторила Гепара .

"Всему свое время, моя дорогая Гепара. Как это чувствует самый быстрый из нас, проворнейший из Тандера, когда его удерживают? Должно быть, не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой ?"

"Пожалуйста," попросила Гепара. " Хлыст, Тигра. Пожалуйста. Мне нужно это. Дайте это мне."

Тигра улыбнулся снова и достал плетеную ленту. Он носил ее везде, это было его личное оружие. Гепара извивалась, будучи связанной, и это обрадовало его, он рад был действительно увидеть ее борьбу. Он несколько отступил и бросил хлыст вперед, в неопределенное положение, один раз.

"Кажется, готово," . Он наклонился над Пантеро и сказал, "Смотри внимательно. Одно неправильное движение..."

Пантеро кивнул. Тигра обошел вокруг Гепары, туда, где ее обратная сторона

полностью открывалась ему.. И еще раз улыбнулся.

- - -

"Эй," воскликнул Вилликэт , "Это - наш старый межзвездный корабль. Почему ты привела нас сюда?"

"Потому," ответила Вилликит раздражительно, сажая ее планер на большой скале слева от основного воздушного шлюза. Она прыгнула и прошла в дверь. "Иди сюда."

Вилликэт потряс головой и сказал: "Не нравится мне это."

"Тебе понравится это," отвтила Вилликит , включая электрический фонарь."Верь мне." Она провела его через коридор в помещения команды, толкая в сторону одной из незапертых дверей.

"Эй," воскликнул Вилликэт , "Почему - мы в комнате Лионо?"

"Поскольку у него была самая большая кровать, глупый."

"Я все еще не знаю что ты планирушь."

"Иди сюда," сказала Вилликит.

"Что?"

"И снимай свою одежду."

"ЧТО?" Вилликэт нахмурился

"Ох иди сюда, Вилликэт! Мы никогда не носили одежду, пока Ягуа не сделал для нас те бронированные униформы. Снимай все!"

"Но, то было много лет тому назад!" - Воскликнул Вилликэт.

"Не выпендривайся" сказала Вилликит . "Я хочу посмотреть на тебя."

"Okay, но только если ты снимаешь твою тоже."

"Это что - сделка?," ответила Вилликит , охотно снимая свою униформу и бросая ее на пол. Вилликэт был немного более медленным при удалении его собственной.

Обнаженный, он смотрелся немного худым, но зато ему было только пятнадцать, и он был плотного сложения, как все Тандеркэт. Они никогда не знали, когда неприятель мог напасть на них, поэтому всегда были в готовности драться.

Вилликит, с другой стороны, действительно была сложена совсем хорошо, ее небольшие груди выступали совсем немного. Она улыбалась брату и сказала "Подойди сюда и садись."

Вилликэт нервно подошел к его сестре. Он сел на старую и пыльную кровать, и, когда он сделал это, сестра схватила его за плечо и бросила его вниз.

"Эй!" крикнул он. Вилликит перебросила свою ногу над его лежащим телом, усевшись сверху .

"Теперь Я получу свое!" воскликнула Вилликит.

"Муммра?" в глазах Вилликэт было дикое опасение. Она даже убедила его, чтобы он оставил оружие там, на полу!

"Никакая не Муммра, глупый," ласково сказала Вилликит. "Просто я. Я хотела пробовать нечто."

"Чт...Что?" он заикался.

"Я видeла, Гепара делала это на Тигре, и Я удивилась, почему..."

Она скользила вниз по его телу медленно, достигая его промежности. Его котенок сморщился и втягивался в крайнюю плоть от опасения. А она грызла его мягко и ласкала губами, скользя вдоль всей его длины, она чувствовала во рту его Тандеровую пушистую оболочку.

"Вилликит..." Вилликэт дышал глубоко и прерывисто. "Что ты делаешь?"

"Это больно?" Спросила она , посмотрев вперед вдоль длины его тела.

"Да, нет..." ответил он с удивилением.

"Тогда позволь продолжать ."

- - -

Тигра согнул руку пару раз. Это не было сражением, и не было причин, чтобы делать бросок от плеча, у него было время. Он тщательно выбрал точку, и одним легким движением пустил хлыст вниз пообнаженной спине Гепары. Она затонала.

Хлыст, сделанный из гибкого полимера с памятью, помещавшегося в карман. Тигра наблюдал как Гепара корчится против ее воли, сжигаемая желанием. Это происходило так, как она любила, побои и паузы, поочередно.

- - -

Тигра взмахнул снова. Она корчилась от боли, борясь с веревкой с бешенной скоростью. Металлические штанги гимнастического зала дрожат от ее усилий. Она любила, что бы каждый косой удар горел на ней, затем исчез, прежде, чем он нанесет ей новый.

Тигра размахнулся вновь. Ее стон стал громче, более интенсивным, острым. Над ее плечом он мог видеть, как Пантеро наблюдал за ними пристально, полуулыбка на лице, его огромный пенис воздвигается из меховых ножен, пурпурная головка почти так же возбуждала Тигру, как корчи Гепары.

Он ударил снова. Она кричала, мягко и тонко . Когда хлыст вернул я он понюхал его, проверяя на кровь. Последняя вещь, которую он хотел сделать была бы кровь, по крайней мере сейчас. Он ударил ее снова. Она стонала. Бруски металла гимнастического зала дрожат от ее усилий. Она ойкнула, еще раз, еще... Хлыст упала снова.

- - -

Лорд Тандеркэт ворочался беспокойно в своей кровати. Хотя Лионо знал, что Тигра имел звуконепроницаемый гимнастический зал насколько возможно, его ухо Тандера могло легко услыхать звуки деятельности внизу, даже через камень Берлоги Кошки.

"Я просто не в состоянии уснуть сегодня вечером," сказал он про себя, и с этой мыслью он поднялся и побрел на кухню, чтобы налить себе полный стакан фруктового сока. Он сидeл за кухонным столом и поставил стакан перед собой, так и нетронутый. Он положил голову на руки и пристально смотрел в даль, чувствуя депрессию.

Вдруг он услышал дверь, открывшуюся за ним, и с некоторым удивлением обернулся, чтобы увидеть Снарфа, стоящего там.

"Вы поздновато сегодня," сказал Снарф, недовольным голосом, которым он всегда пользовался, когда Лионо сделал что-то неправильно.

"Я знаю, Снарф. Мне все равно." Он повернулся обратно и уставил пристальный взгляд в стакан сока.

"Лионо?.. В чем дело?"

"Ничего, Снарф."

"Идите сюда, Лионо, Вы можете сообщить все старине Снарфу. Это что-то особенное, не правда ли?"

"Я не понимаю, Снарф. Они идут и играют так весело, что, и Я... Я просто не заинтересован."

"Aуоу," сказал Снарф , прыгая и махая хвостом. Он подвинул стул, взобрался на него и стал баюкать голову Лионо в руках, посмкольку тот пристально смотрел на его молодые проблемы, а не на сок. "Смелее, Лионо, предполагается, что вы теперь взрослый."

"Я знаю, Снарф, но это не помогает, то, что я стал взрослым пока яспал." Лицо Лионо удлинилось и осунулось. "Я никогда не доходил до того, что бы узнавать все те игры. Я догадываюсь, что близнецы Вилликэт и Вилликит будут играть в них скоро."

"Скорее чем Вы думаете," согласился Снарф .

"Кроме того," сказал Лионо, "Нет действительно никого, с кем Я должен хотеть поиграть в эти игры, в игры подобные этим."

"Как насчет, ох, Мара?" спросил Снарф, вспоминая одну из красивых молодых самок от Ветви Дерева.

"Нет, там уже нет никого. Никого, Я действительно проверил, Снарф.

"Нет никого, кроме старины Снарфа?"

"Да, конечно, кроме Вас, Снарф."

"Тогда почему Вы не играете в эти игры со мной?" - Спросил Снарф, наклоняя голову на бок.

"Вы хотите сказать, Вы... и я...?"

"Конечно, Лионо. Почему нет?"

"Хорошо, Я имею ввиду... Я никогда не ожидал... Вы охраняете меня уже очень давно, Снарф. И Я не мог попросить Вас на..."

Снарф перепрыгнул со стула на колено Лионо. Даже при его 41 килограммах, вес Снарфа был ничто для Лионо,сильнейшего из Тандеркэт.

Снарф положил его лапу на грудь Лионо и сказал, "Ваш старый приятель Снарф использовал все, чтобы иметь совершенную репутацию, Лионо. Равные Тандера знали, что они не были равными для старины Снарфа, не равны в кровати, снарф, снарф, снарф!"

Лионо рассмеялся и сказал: "Окей, Снарф, я позволяю вести меня и показать, чему Вы можете научить меня."

- - -

Вилликэт лег обратно вытянувшись в кровати и положил руки на голову сестры, чувствуя как она всплывает и падает вниз по его "котенку". Он содрогнулся мягко, новые и невероятные ощущение, влажные и горячие, делали невозможними, любые слова.

Рот Вилликит чувствовался горячим когда она лизала над ним, иногда спускаясь вниз по меховой крайней плоти, чтобы сосать его шары прежде, чем она прокладывала ее путь вверх, поддерживая и глотая его гладкое копье в одном огромном глотке. Вилликэт удивился почему она не задохнулась.

Вилликит удивилась тому же. Пенис ее брата был красивым и большим, но каждый раз, когда это скользило вниз по ее горлу1, она действительно чувствовала комфорно с ним там. Она закрыла ее глаза и сконцентрировалась, удивленная, ожидая что он должен кричать подобно

Тигре.

Вилликэт чувствовал тесноту в его груди прокладывающей свой путь вплоть до его паха, странная теснота, которую он не мог вспомнить, что бы когда-либо чувствовал прежде. Он беспокоился об этом, но это вырастало и рот его сестры чувствовался так хорошо он не мог сообщить ей о этом.

Это ранило, подобно весне, в его животе и его шарах, и он мог бы почувствовать, как ЭТО увеличивалось и возрастало, и он знал, что это скоро взорвется. И, когда это случилось, он кричал, его тело трясло, он пытался заставлять себя погрузить глубже в ее рот.

И затем это закончилось. Это было чувство... Он не мог запомнить как это чувствовалось. Все что он знал , что он хотел бы почувствовать это снова, скоро. Не немедленно , но скоро.

"Вилликит?" сказал он, медленно поднимая голову .

"Да?" спросила она. Он видeл как она облизвала ее рот медленно, как если бы у нее там был странный вкус.

"Что случилось?"

"Я не знаю. На вкус соленый, когда ты сделал это."

"Что ты сделала ?"

"Я сосала твою вещь, подобно тому, как видeла что Гепара делает на Тигре. И ты кричал, как и он, когда ему делали. Тебе понравилось это?"

"Да!" горячо сказал он.

- - -

Хлыст падал снова и снова, быстрее, хотя Тигра все еще умышленно тянул его удары, так, что бы не порвать кожу Гепары. Он хотел чтобы она была в хорошей форме, поскольку сегодня вечером он и Пантеро собрались возвести ее в королевы, и он не хотел , чтобы она была неряхой, когда они будут это делать. Теперь она кричала искренне, ее тело почти повисло в бессознательной , сумасшедшей борьбе с веревками.

Хлыст упал еще раз.

- - -

"Вы могли бы начать снимать вашу оджду," сказал Снарф. Лионо покраснел немного и медленно снял его костюм, откладывая Глаз Тандера и Коготь-Власть. С годами внушенной Снарфом привычкой он тщательно складывал его одежду и укладывал ее на стуле. Затем он сел в кровать. "Ложись вниз ," Снарф направился к кровати встав около Лионо.

Снарф глянул вдоль кровати на Лионо, оценивая его. Он был великолепен, ровным и красивым Тандера , и Снарф имел немналую проблему, обнаруживая тело его молодого заряда, трепеща, взглянув на Это. Но что более важно, Снарф обдумывал его задачу как образовательную, персональную, и, он допустил себя, любящего.

Снарф залез на кровать на всех четырех к Лионо и откинулся к его хвосту. "Просто закройте ваши глаза, Лионо," сказал он.

Лионо подчинился. "Как... что Вы будете делать?"

"Вы увидите," отвечал Снарф. Он протянул лапы и коснулся шеи Лионо, очень медленно. "Спокойно," сказал Снарф, его голос приобретал этот глубокий оттенок, когда он был обеспокоен. Медленно, легко поглаживая, его лапа бежала вдоль груди Лионо, чувствуя массу мускулов, напрягшихся когда он сделал так. Он почти не обращал внимание на небольшие "снарф" которые выпевались под его дыханием когда он касался Лионо.

"Расслабься."

"Так трудно, Снарф!" запротестовал Лионо.

"Я знаю, Лионо, но Вы сказали, что Вы поверили старине Снарфу."

Лионо не ответил, так как Снарф медленно коснулся его сосков.

Снарф улыбнулся, когда он услышал вздох удовольствия Лионо. Так он прокладывал путь вниз к дальнейшему, и ему проходилось делать небольшие шаги вдоль пути, чтобы скомпенсировать свое небольшое тело.

Снарф наклонился и легким движением его головы поласкал мягким, толстым подбородком вдоль живота Лионо, повернулся наконец, чтобы поцеловать пупок Лионо. Лионо хихикнул немного, было щекотно. Снарф улыбнулся и переместился немного дальше вниз , где открывалась крайняя плоть Лионо и улегся против его живота. Снарф был вынужден признать, что даже с его опытом, пенис Лионо выглядел ужасно.

Снарф поглаживал вдоль крайней плоти Лионо, медленно и мягко грызя его небольшими зубами, и у Лионо вырастало и принимало форму довольно быстро. Снарф улыбался, когда пробегал своим языком вдоль длины этого, пробуя на вкус. Это длилось долго, поскольку он играл с котенком Лионо и хотел уделить этому как можно больше времени.

"Как это чувствуется, Лионо?"

"Я не могу сказать, Снарф. Чувствуется... хорошо. Странно, но хорошо

- - -

"Хорошо, я сделала это для тебя, поэтому ты должен сделать это для

меня," сказала Вилликит.

"Я не знаю," сказал Вилликэт с неуверенностью в голосе.

"Иди сюда. Пожалуйста?" Сказала Вилликит , раздвигая ее ноги немного.

"Но у тебя нет ничего, что может высовываться, что Я мог бы сосать."

"Просто лижи меня," сказала Вилликит , "и мы увидим что случится."

Вилликэт наклонился над ней, смотря на темную перемычку меха между ногами его сестры. Он поцеловал ее там, один раз, мягко, несколько не уверенный, что он нашел. Вилликит раздвинула ее ноги немного дальше, и аромат ее кошечки навевал на его ноздри. Это было странным запахом, но не неприятным, и он решил, что имело смысл продолжать. Но,

когда он подвинулся назад, чтобы хорошенько рассмотреть, он увидeл как ее кошечка открылась, и выглядит розовой и мокрой. Он удивился что он должен делать, но решил, что просто попробует лизать ее снова.

Когда его язык скользнул в нее, она застонала. "Я сделал тебе больно?" спросил он.

"Нет, Вилликэт," ответила она. "Это очень хорошо. Сделай это снова?"

Он ответил, снова лизнув против ее губ, чувствуя гладкую текстуру кожи под его языком. Она была на вкус действительно хорошо!

" Немного выше, и жестче," попросила она. Он изменил направление, посчитав что она знала лучше, что ему делать. Действительно, она предложила путь, который, как он подумал, она прошла когда она сосала его. Может быть он мог бы сделать так, что ей захотелось бы

кричать тоже.. " И принимая во внимание, как хорошо это было, он обязан сделать ей это.

- - -

Тигра свернул хлыст снова в ленту. Гепара висела на путах, изможденная и потная. Он подошел вплотную к ней и сказал, "Хорошо, небольшая разминка, как Вы себя чувствуете?"

"Замечательно," она сказала. Пантеро встал перед ней и сказал "Вы прекрасно смотритесь, Гепара. - Вы готовы для нас?"

"Готова, как я вряд ли буду когда-либо еще," она тяжело дышала. - "Вы действительно оба хотите сделать это со мной?"

"Так мы договаривались в последний раз," сказал Тигра.

"Тогда Я готова." Пантеро кивнул и нанесс быстрый удар коготя освобождающий ее руки, и ловя ее, иначе она бы упала вперед. Тигра присел вниз и освободил ее ноги. Пантеро легко перенес ее на ковер и положил ее вниз на спину. Он вытащил его нунчаки, которые всегда

носил и отцепил их, так, что они превратились в два отдельных брусочка. Он отложил одну синию половину в сторону. "Вы знаете, что я немного вожусь с ними," сказал он, "и я обнаруживал неплохое использование для игры с ними недавно."

Он повернул основание у красной половины, и она начало тихо напевать. Тигра подошел к ним и стал на колени возде лежащей Гепары и сидящего Пантеро.

Пантеро коснулся половиной нунчаки бедра Гепары, медленно поглаживая вдоль ее короткого меха приближаясь к ее кошечке, скользя изображением когтя кошки врезанным в конец палочки через полумесяцы ее щели. Она застонала и раздвинула ноги, Пантеро легко скользнул туда нунчакой задев ее клитор. Гепара пришла в безумство; только ее истощение удержало ее, что бы не вскочить от жужжащей, быстро вибрирующей палочки. Пантеро медленно направил свое орудие вниз по открытой щели, и оно скользнуло в нее. Он нажал вверх, пытаясь захватить как ее клитор, так и ее дыру но, это оказалось невозможным, поэтому он скользил палочкой и начал дразнить ее клитор снова. Он был так занят,что почти не обращал внимание на Тигру, который кормил своим котенком губы Гепары.

- - -

Снарф Смотрел вниз на котенка Лионо с некоторым удовлетворением. Это выросло на полную длину, и он был прав... это было надежным. Он пробегал языком вдоль всей длины, покрывая ствол слюной. Когда он был уверен, что все было достаточно мокрым, он аккуратно прошел на живот Лионо и отступил, размещяя его ноги на бедрах Лионо.

"Снарф, что?"

"Аккуратней, Лионо, Вы столкнете меня и я упаду, снарф!" Сказал Снарф. "Это будет приятно." Снарф двинулся вниз и захватил зрелость Лионо в лапу, устанавливая его против зада. С медленным напряжением он нажал вниз, чувствуя как котенок Лионо входит в него, раздвигая его зад и проникая все глубже. Было так, что некоторое время Снарф действительно чувствовал некоторую боль, и у Лионо несомненно было больше чем у Оцелота. Или Ягуa, еслу уж на то пошло!

Но как он чувствовал, эта боль ослабевает, заменяется знакомыми и замечательными ощущениями продолжающимся где то глубоко внутри. Он наклонился и устанавил его передние лапы на груди Лионо, снижая себя дальше вниз, пока весь котенок Лионо не оказался внутри него. И затем он медленно начал покачиваться взад и вперед.

- - -

" Еще немножко сильнее, Вилликэт!" Вилликит стонала, ее тело тряслось с каждым движением языка. Вилликэт Хорошо провели время! Эта увереность была все больше, особенно если слышать стон сестры подобный этому.

Он лизал сильнее, как она и попросила. Он обнаруживал одну небольшую точку на самом верхе ее кошечки, эта немного розовая и белая вещь делала ее сумашедшей, и работа над ней захватила все внимание Вилликэт.

- - -

Пантеро лег вниз на спину, его жесткий котенок, лежал вдоль его живота.

"Идите сюда, Гепара," сказал Тигра, помогая ей.

"Я готова," ответила Гепара. Она поднялась и посидeла верхом на Пантеро, смотря вниз на его широкую грудь. Она возложила руки там, дразня его верхнюю пару сосков. За ней, она чувствовала, как пальцами Тигра открывает ее кошечку, вибрацию инструмента Пантеро, похожего на нунчаку, и она чувствовала как он прошолся по ее заду, сделав это очень ловко. "Все чисто," сообщил он бодрым голосом.

Она улыбнулась и двинулась вниз, почти так же как это сделал Снарф вместе с Лионо наверху (хотя эти трое не могли знать об этом) и скользила вниз по котенку Пантеро, чувствуя как он растягивает стенки ее влагалища. Она выгнулась, так, что ее зад был в неопределенном поло-

жении, давая Тигре действительно шикарный обзор красивого котенка Пантро, толкающегося медленно в, и из нее когда он двигал его бедрами.

Тигра стал на колени между ногами Пантеро и устремил своего котенка в ее небольшой, незащищенный зад. Это было недели назад, когда он последний раз взял ее в темный задний проход и это было первый раз, когда он пригласил Пантеро для совместной игры. Он толкнул мягко, разделяя пухлые половинки только легким усилием.

"Сильнее," она тяжело дышала.

"Я могу ранить Вас," Тигра отвечал равномерно.

"Мне все равно. Я хочу этого теперь!" сказала Гепара .

Тигра улыбнулся и нажал вниз пожестче. Его котенок скользнул в нее, его бедра захлопали по ее меховым ягодицам. Она стонала от боли, и он подчинился ее чувствам, трахая ее зад беспощадно.

"Да!" Гепара кричала, "Трахай меня, Тигра, трахай меня жестоко!"

В ней он мог почувствовать замечательный длинный пенис Пантеро, нажимающей против его пениса, разделенные тонкой стеной ее плоти. Ощущения захватили его, хотя он завидовал ее чувствам полного проникновения. Если бы только можно было получить Лионо, чтобы соединиться с ними, может быть когда-нибудь он мог бы почувствовать два члена также скользящих в нем.

Пантеро протянул руки и сжал плечо Гепары, удерживая ее, так он имел больше возможности, чтобы толкнуть себя. Хотя Тигра делал такую хорошую работу проталкивания, что он мог не делать вообще движений, чтобы получить удовольствие. Но он хотел.

- - -

"Ох, Снарф," Лионо задыхался. "Я никогда представить себе не мог,

что можно чувствовать себя так хорошо!"

"Я тоже чувствую себя прекрасное, Лионо," отвечал Снарф . Он мягко улыбался, когда чувствовал, что Лионо возвращает толчок. Мальчик учился. "Позвольте повернуться к вам. Старый Снарф не хочет сделать всю работу."

"Что это означает, Снарф?"

Снарф потянул себя с толстого пениса Лионо и повернулся назад, на спину. Он раздвинул его короткие ноги и положил его хвост вдоль кровати, раздвигая его бедра вплоть до полного открытия его заднего прохода. "Скользите сюда, Лионо."

Лионо смотрел вниз на своего старого няня. "Если это - то, что Вы хотите, Снарф" с сомнением сказал Лионо, перекрывая хвост Снарфа и намереваясь пустить на поиск цели его котенка с новыми возможностями. С легкими точками он скользил в него, поддерживая себя руками.

Снарф мягко выдохнул "Ррррраууууфффф..." от удовольствия. ", Это так здорово, Лионо," сказал он, так как Лионо начал толкаться. "Хороший мальчик!"

- - -

"Не останавливай, Вилликэт, то что ты делаешь!" Вилликит стонала, ее голос становился даже более высоким, чем если бы это было возможно. Даже если бы он хотел остановиться! Это было бы слишком жестокой шуткой.

Он лизал в ее кошечке с энтузиазмом, дразня немного в той точке, которую он обнаружил, в этом маленьком месте, которое доводило ее до исступления. Она дрожала, ее пальцы на его голове, удерживли его на месте.

"Не останавливаться, не останавливайся," она дышала, "Сильнее, пожалуйста!"

Вилликэт и хотел давать больше, но он уже достиг предела. Он дал ей все он мог, и он надеялся что этого было бы достаточно.

Очевидно, это так и было. Вилликит вдруг остановила все движения, достигая замороженной паузы, и затем издала длинный и душевный стон, трясясь и извиваясь против его рта. "Йе, йе, йе, йесссссс!" кричала она. Он полизал ее еще чуть чуть и затем взглянул вверх, ее соки капали на его подбородок.

"Тебе понравилось это?" спросил он.

"Конечно мне нравится это глупый!" она кричала, обвивая ее руки вокруг него. Вилликэт начал чувствовать себя немного неудобно быть так близко к его сестре, но в конечном счете она позволила ему идти. "Мы должны возвращаться обратно," она сказала. "Они могут хватится нас."

Вилликэт кивнул. Он поднялся со старой кровати и одел костюм.

- - -

"Сильнее!" просила Гепара. Тигра был беспощаднен, врезаясь ее плотный небольшой анус без паузы, восхищенный ее прочностью, какую может иметь только истиный Тандеркэт. Пантеро держал его огромные мясистые руки на ее бедрах, удерживая Гепару на месте, тогда как он толкался в ее кошечке, заполняя эту дыру одновременно с Тигрой. Гепара мотала головой взад и вперед с лихорадочной интенсивностью. "Больше!" просила она.

Тигра восхищался интенсивностью ощущений в его яичках, его ногах и паху. Чувство Пантеровой очнь толстой головки, скользящий вдоль длины его собственного члена, объединенной с изысканной шелковистостью тесноты задницы Гепары словно сговорившимся, чтобы управлять их счастьем, и они сделали отличную работу.

Он начал смеяться.

"Что смешного?" Спросила Гепара.

"Ничего!" Ответил Тигра. "Это было прекрасно!"

"Итак," Спросил Пантеро "Вы Все еще в печали, или мы размяли ваше костлявое тело?"

Гепара помотрела вниз на него и обняла его, полностью закрыв. "Вы двое всегда приносите мне счастье."

- - -

Лионо достиг его собственного оргазма, первого с кем-то еще, и Снарф мог легко увидеть это. Из-за их различий в размерах, голова Снарфа была близко к груди Лионо, и он мог просто потянуться и целовать соски Лионо. Он отказался от этого через некоторое время,

просто наслаждаясь энтузиазмом молодого Лорда Тандеркэт дав ему просто трахаться.

Снарф был в экстазе. Это было слишком долго поскольку он был хорошей приемной стороной , долгое траханье, и это было определенно сделано наилучших образом. Он почти был удивлен как быстро это взяло Лионо, чтобы разойтись, у неопытных детей обычно это приходит быстро. Правда теперь Лионо не был больше ребенком.

"Снарф, Я чувствую что-то странное."

"Не останавливайтесь, Лионо, позвольте этому случается," успокоил его он . Он хотел наблюдать переход Лионо , видеть тело двигающееся над ним с удовольствием." О мой мальчик, снарф, снарф, снарф!" сказал он.

Толчки Лионо становятся даже быстрее, более нетерпеливыми. Снарф мог видеть, что критическая точка была рядом, что это было только вопросом времени. Лионо стонал, задыхаясь, когда его котенок был вытолкнут в Снарфа так сильно, что Снарф должен был схватиться за простыню, чтобы сдержать себя на месте. Снарф выгнул обратную сторону и закрыл глаза, и с внезапным веселым вдохновением выгнул хвост и скользнул им вниз по

расселине ягодиц толкающегося Лионо, дразня и просто почти угрожая собственной девственной дырочке Лионо. Угроза была нужна Лионо . Третий рев несся через холлы Берлоги Тандеркэт когда Лионо достиг пика, толкнувшись еще один-два раза, прежде, чем наконец, остановиться и посмотреть вниз на своего воспитателя.. Снарф посмотрел на Лионо и сказал,

"Это было просто отличным!"

"Я сделал хорошо, Снарф?"

"Вы были отличным, Лионо! снарф!" Снарф повернулся на всех четырех и походил около Лионо, лег на его плечо и свернулся около него. Он мягко посмеивался.

"Что здесь смешного, Снарф?"

"Я не спал с Вами с тех пор, как Вам было пять, Лионо."

"Вы думаете Вы будете здесь сегодня вечером?"

"Конечно я думаю я был бы рад остаться сегодня вечером. Я хочу обняться с вами на всю ночь."

"Я буду рад, Снарф."

Перевод с английского А.Оркас

О львах без названия

Категория: Пушистики

Автор: НЕИЗВЕСТНЫЙ

Название: О львах без названия

Весь текст написан в жуткой депрессии НЕИЗВЕСТНЫМ под музыку группы "Dust Brothers".

Цель, смысл и название текста автору НЕИЗВЕСТНЫ.

Все персонажи и события, упомянутые в тексте, являются вымыслом НЕИЗВЕСТНОГО. Совпадения с реальными людьми, львами и прочими животными, если таковые имели или будут иметь место, просьба считать случайностью.

Текст некоммерческий; т.е. его свободно можно распространять (но не изменять) в общедоступных бесплатных изданиях и по сети Internet/FIDO/Gopher. Коммерческое распространение и публикация запрещены.

Прошло уже много лет с того дня, как люди покинули Планету, признав ее непригодной для колонизации. Странные психо-волны, источник которых так и не был обнаружен, губительным образом влияли на человеческий разум - поначалу снились кошмарные видения, которые позже перерастали в галлюцинации, сводящие с ума, а иногда приводившие к смертельному исходу. Никакая защитная одежда не помогала - в течение тех шести месяцев, которые две тысячи колонистов провели на Планете - погибло 650 человек, еще 900 потеряли рассудок. Именно поэтому было принято решение срочно покинуть Планету в кратчайшие сроки с минимальным грузом. Опытные образцы с Земли в этот груз не входили, и все топливо с Ковчега было перемещено на Главный корабль. Люди уже не думали о братьях своих меньших, коих оставляют они в нескольких тысячах световых лет от родной планеты....

Но для животных чужбина оказалась куда приветливее, чем для людей. Видимо, некий Планетарный Разум решил прогнать со своего тела двуногих паразитов, способных за пару сотен лет высосать из него все жизненные соки и превратить кровь в яд. Планета не хотела принимать на себе тех, кому помимо поддержания жизни путем еды, сна и размножения, нужна еще и Власть, получаемая путем истребления ближнего своего и разрушения окружающей среды. Животные с Земли чувствовали себя не хуже, чем на родине, и вскоре стали являть собой население Планеты. Обширную долину на юге облюбовали львы. Двое самцов и три самки быстро освоились на незнакомой территории - благо пищи хватало: на Планете обитали травоядные млекопитающие, очень похожие на антилоп, да и земные представители травоядных оказались весьма неприхотливыми на чужбине, посему тоже хорошо размножались и становились объектом охоты хищников; воды было немного, но вполне достаточно для выживания. Вскоре в долине образовался львиный прайд, численность которого постоянно увеличивалась. Львы не знали никаких бед: они жили, охотились, играли, спаривались, отдыхали - вобщем вели типичный для себя образ жизни.

Однако была в прайде одна львица, которая старалась держаться от своих соплеменников отдельно. Откуда она появилась и к чьему роду относится - пожалуй, не знал ни один член прайда. В отличие от других животных, ей не доставляли удовольствия охота и игры с остальными львами. Львица целыми днями лежала на большом белом камне под палящими лучами Дневной Звезды; ее взор был устремлен в никуда. Под вечер она спускалась со своего каменного ложа и бродила по долине в поисках падали и объедков, оставшихся после дневного пиршества львов. Все члены прайда обходили странную львицу стороной; для них она как бы не существовала - "не хочет жить в семье и разделять ее законы - не надо". У самцов было достаточное количество самок; и то, что одна из них не желала "вписываться в коллектив", не являлось трагедией, поэтому у одинокой львицы никогда не было потомства. Кто знает - может быть, так бы и прожила львица до конца своих дней одинокую, пресную жизнь на одних объедках, если бы не случай, который изменил все.

* * * * *

Приближался очередной сезон появления на свет нового потомства. Беременные львицы подыскивали себе идеальное убежище для родов, защищенное от ярких лучей - днем, и холодного ветра - ночью. Судя по их вздутым животам было ясно, что самцы в этом году постарались на славу, и приплод будет большим. Некоторые львицы с трудом передвигались - таким тяжелым было бремя в их утробах. Львы же в это время беззаботно резвились в долине, состязаясь в охоте и стремясь показать друг другу свою силу. Те, кто уже не первый год спаривались с самками, знали, что почти на полгода будут лишены даже присутствия в прайде самок.

Об одинокой львице не вспоминал никто. Ее словно не было. Никто не высказывал ни малейшего желания хотя бы подойти к ней и справиться о ее жизни. Она по-прежнему лежала на камне и всех игнорировала, равно как все игнорировали ее. В ней словно отсутствовали все основные львиные инстинкты - страсть к охоте, тяга к противоположенному полу, стремление к воспроизведению потомства. Может быть, именно поэтому львы игнорировали ее, считая представительницей другого вида?

Прошло несколько дней. У большинства львиц родились детеныши. Как и предполагалось, в этом году их было много - несколько самок разродились шестью, а то и восемью, львятами. Несмотря на такой большой приплод, практически ни у одной львицы не было проблем с родами. И только самая молодая львица, которая рожала впервые, принеся в мир двух детенышей, продолжала чувствовать себя дискомфортно. Спустя сутки, львица родила еще одного детеныша. Видимо, из-за задержки с родами, львенок родился очень слабым; он не мог найти сосок матери, а когда наконец-то нашел, то никак не мог понять, что с ним делать. Но инстинкт все-таки проснулся в этом маленьком существе, и Судьба подарила малышу шанс на выживание.

Время шло. Все львята быстро росли, но запоздавший заметно отставал от них. Хоть он и выжил, хоть глаза его открылись (правда, спустя неделю после того, как это произошло у всех других львят), и он бегал не хуже остальных львят, но во всех отношениях он был гораздо меньше своих сверстников. Казалось, что львенок был моложе их на пару месяцев. Когда же львицы вернулись в прайд со своими детенышами и представили их львам, все львята постоянно нападали на самого маленького, по всяческому задираясь к нему и кусали за все возможные места. Для них он был не соплеменником, и даже не представителем львиного семейства - а всего лишь маленьким пищащим зверьком, с которым можно позабавляться. Маленький львенок пытался всячески избегать остальных львят, и держался рядом со своей матерью, для которой он всегда оставался родным. Двое его братьев погибли, не прожив и года - одного из них ужалила ядовитая змея, второй же умер спустя два месяца, оказавшись на пути бегущего стада зебр. Малыш же практически не отходил от матери, взрослел, и терпеливо внимал ее урокам охоты. Через два года он превратился в молодого льва, замечательного охотника. Но все равно он выглядел моложе своего возраста. Повзрослевшие сверстники оставили молодого льва в покое, но избегали его, считая слишком молодым. Его же это нисколько не задевало - он был достаточно сильным, что бы прокормить себя. Но с некоторых пор молодой лев начал чувствовать странную тяжесть, которую никогда не чувствовал раньше, когда был львенком. Эта тяжесть исходила от его половых органов, и застилала все инстинкты. Ему не хотелось есть, охотится или спать, он только хотел избавиться от гнетущего ощущения. Только вот как - молодой лев не знал. Не знал он, что в нем проснулся основной инстинкт - сексуальный, что его тело требует самку. Часами молодой лев сидел под раскидистым деревом и смотрел на свои непомерно вспухший половой член, как факир в глаза змеи, словно пытаясь избавиться от непонятной тяжести. Иногда он в экстазе катался по земле, но и это не помогало. Вскоре тяжесть практически полностью овладела им - если раньше эрекция проходила так же внезапно, как и наступала, то теперь она не проходила сутками. Лев полностью потерял сон и желал только одного - что бы все было, как раньше, как в те времена, когда он был львенком.

Наступил сезон спаривания. Молодой лев начал замечать, что остальные львы ведут себя несколько странно - так же, как и он, катаются по земле, спят меньше, чем раньше. Львицы тоже изменились - они повсюду ходили за львами, обтираясь мордами об их тела и слегка приподнимая хвост. Затем куда-то убегали вместе со львами, а через пару суток возвращались - и те, и другие выглядели вполне счастливыми. Когда молодой лев спросил мать, что происходит, она ответила: "Сезон спаривания. В следующем году узнаешь", - и убежала вслед за одним из старших львов.

Молодой лев почувствовал себя отвратительно. Значит, та тяжесть, что не отпускает его, и что сделала его гениталии такими большими, в этом году его не покинет? Вот только доживет ли он до следующего года? Уже почти трое суток он не спал, и кто знает, что с ним будет дальше. И почему ему надо ждать еще год? Что случится в следующем году такое, что избавит его от тяжести? Неужели это никак не может произойти в нынешнем году? Теперь, помимо тяжести, молодой лев чувствовал еще и боль - словно что-то распирало его гениталии изнутри - так бывало после сытного обеда, когда те же самые ощущения возникали в желудке. Вот только боль в желудке проходила после нескольких часов отдыха, а гениталии словно пухли с каждым днем все больше и больше.

Молодой лев понуро опустил голову и в очередной раз попытался забыться, прогулявшись по долине. Он шел, сам не зная куда, направив свой взгляд на желтую траву. Дневная Звезда обжигала его, ему хотелось есть и пить. Но больше всего ему хотелось избавиться от всепоглощающей тяжести и боли... Так молодой лев дошел до самых северных границ прайда, где почти никто не обитал - те немногие львы, что жили там, в сезон спаривания ушли на юг в поисках самок. И лишь на большом белом камне лежала одинокая львица, по-прежнему глядя в никуда. Ее спина, выжженная яркими лучами, была почти белой и сливалась с цветом камня. Молодой лев даже не заметил львицу, и прошел бы мимо нее, если бы она вдруг не повернула голову в его сторону, и не спросила:

- Эй, львенок! Ты откуда?..

Молодой лев остановился и посмотрел на одинокую львицу.

- Я не львенок, я молодой лев, - ответил он, пытаясь не показывать свою боль.

- О, извини меня, молодой лев! Как же я сразу не заметила! У львенка не может быть таких огромных яиц. Небось, пользуешься популярностью среди самок?

- Ничем я не пользуюсь! - раздраженно произнес молодой лев. - Старшие меня даже замечать не хотят!

- А-а-а, - задумчиво протянула одинокая львица. - Так ты одиночка... Тебя что-то беспокоит?

- Почему ты так решила?

- Увидела это в твоих глазах. Они полны боли и отчаяния.

После некоторой паузы молодой лев ответил:

- Да, ты права. Еще до сезона засухи я начал чувствовать тяжесть между своих задних лап. Раньше никогда такого не было. Тяжесть росла с каждым днем, а вот теперь я ощущаю еще и боль. Мать сказала, что в следующем году я узнаю, что мне надо делать.

- По-о-оня-а-атно, - зевнула одинокая львица. - Вобщем, ты окончательно превратился из детеныша в молодого льва. Тебе спариться с самкой надо, вот что. И мать твоя не права - до следующего сезона ты можешь просто не дожить. Может ты и выглядишь меньше своих ровесников, но твое тело так не думает... и оно желает, что бы ты исполнил свой долг самца.

- Но как? Ни одна львица из прайда ко мне и близко подойти не хочет, все меня игнорируют. Даже мама убежала с одним львом!

- Ну, мама здесь тебе не поможет, - произнесла одинокая львица, и со вздохом добавила: - Эх, самцы... им бы только свою страсть удовлетворить, а что потом нам, самкам, пережить приходится - так это их не волнует!

Молодой лев вопросительно посмотрел на одинокую львицу. Она продолжила:

- Вот спарится самец с самкой, избавится от своей тяжести, а самке потом еще большую тяжесть в своем брюхе таскать!.. А потом еще детенышей выращивать. Самцам же до этого никакого дела нет... Знаешь ли ты, почему я живу здесь, вдали от прайда?

Ответа не последовало.

- Потому что с того самого времени, как я начала ощущать себя в этом мире, я чувствовала, что не принадлежу ему. Словно эта долина не моя родина. Я прекрасно понимаю, что родилась здесь, я помню свою мать - она погибла, когда я была еще почти львенком... Но... мне постоянно кажется, что я не отсюда. И поэтому мне не хочется жить, как все. Не хочется охотиться, не хочется продолжать свой род - тем более, в жестоком одиночестве. Уж лучше прожить свою жизнь, не оставив никакого следа...

Молодому льву было неинтересно слушать свою собеседницу - он тоскливо смотрел вниз и думал о том, что ему гораздо больше не повезло в жизни, чем кому-либо. Одинокая львица заметила, что он не слушает ее, и произнесла:

- Что же, я вижу, тебе неинтересно меня слушать. Возможно, ты даже не понимаешь, о чем я говорю.

- Верно - не понимаю. Ну ладно. Хорошо, что сегодня я хоть с кем-то пообщался. А теперь я, пожалуй, пойду, - с этими словами молодой лев направился было дальше на север, но одинокая львица крикнула ему вслед:

- Ты что, не понял? Ты не доживешь до следующего года! Если ты не спаришься до конца сезона, ты наверняка умрешь!

- Перестань! - не выдержал молодой лев. - Я же тебе уже говорил, что ни одна самка...

- А я разве не самка?

- Но ты же говорила, что ненавидишь самцов.

- Понимаешь, молодой лев, когда тебе кажется, что живешь в чужом мире, где ты всего лишь часть столь же чужой семьи, то начинаешь ненавидеть саму жизнь. Но когда встречаешь такое несчастное существо, как ты, и понимаешь, что ему нужна помощь, без которой оно погибнет - то хочешь помочь ему всеми силами...

Молодой лев не мог поверить в то, что сказала одинокая львица, поэтому он спросил:

- А ты... ты вообще когда-нибудь... это... ну...

- Спаривалась? - подсказала одинокая львица. - Да, дважды. Но оба раза мне повезло, и детенышей у меня не было. Первый раз был два сезона назад - один лев, что осеменил чуть ли не всех самок прайда, добрался и до меня, но на меня ему видно, не хватило. А второй раз - в прошлом сезоне - какой-то старый лев напал на меня, когда я спала, и взял меня. Но он был слишком стар - и поэтому я не забеременела. Может, мне и с тобой повезет?

- Значит, это... - молодой лев был в замешательстве, - ...можно мне..?

- Но сначала, - в глазах одинокой львицы сверкнули искорки, - не мог бы ты мне оказать одну услугу? Я очень голодна - уже четыре дня ничего не находила. Можешь прямо сейчас поймать мне кого-нибудь?

- С радостью! - воскликнул молодой лев. В нем снова проснулся охотничий инстинкт. - Сейчас принесу!

Молодой лев изо всех сил побежал назад, а затем свернул на запад долины - там, у реки всегда паслось множество травоядных, но при малейшей опасности они тотчас же бросались в бегство. Вот и на этот раз - несколько зебр пили воду из реки, но, едва заслышав льва, бросились врассыпную.

Однако лев, хоть и был молод, но хорошо понимал поставленную перед ним задачу. Он знал, что если накормит ту странную самку, то она избавит его от мучений. Поэтому, мгновенно оценив ситуацию, молодой лев бросился за самой крупной зеброй - она бежала медленнее остальных, и, судя по сильно выдающимся бокам, несла в себе плод страсти. Тем более, зебра бежала в северную часть долины, а молодому льву это было как раз кстати. За пару минут он догнал свою добычу, прыгнул на нее, и впился зубами в шею. Его пасть тут же наполнилась теплой кровью; зебра упала на траву, и, несколько раз конвульсивно дернувшись, замерла.

Молодой лев осмотрел свою добычу. О да, она огромна - одинокой львице понравится наверняка. Только вот тяжело ее будет дотащить до белого камня... ну да ладно, чего ни сделаешь ради освобождения от мук! К тому же, охотничий азарт прошел, и тяжесть вновь начала охватывать молодого льва, поэтому, схватив добычу зубами за шею, молодой лев медленно потащил ее к одинокой львице. Дневная Звезда уже начала заходить, когда молодой лев добрался, наконец, до белого камня. Похоже, одинокая львица и не думала уходить с него, и по-прежнему глядела в пространство. Услышав тяжелое дыхание молодого льва, она обернулась.

- Не могу поверить! - воскликнула она. - Ты пришел! И... о, сколько еды ты принес мне! Ко мне еще никто не проявлял такого внимания.

- Ко мне тоже, - сказал молодой лев. - Ты ешь давай, а то голодная как-никак.

- Давай поедим вместе!

- Нет. Эта зебра целиком твоя.

Одинокая львица спрыгнула с камня, потянулась, и обошла тушу.

- Она такая большая... А я такая голодная..!

С этими словами одинокая львица вонзила зубы в брюхо зебры. Кожа на нем тотчас лопнула; все внутренности вывалились на траву, а вместе с ними и недоношенный плод страсти. Львица посмотрела на молодого льва:

- Да ты принес мне сразу двух зебр! Как же я тебе благодарна! - и принялась за еду.

Минут через сорок одинокая львица наелась. Зебра была практически полностью съедена, остались лишь кости, обрывки несъедобной даже для львов, шкуры, и немного мяса, которое львица была уже не в силах съесть. Она легла на спину, подставив свой распухший живот прощальным лучам заходящей Дневной Звезды, потянулась, зевнула; затем перевернулась на живот, задрала хвост и чуть приподняла зад. Бросив прищуренный взгляд на молодого льва, одинокая львица произнесла:

- Ну, львенок, я твоя! Возьми меня!

Молодой лев медленно подошел к одинокой львице - его гениталии причиняли ему боль при ходьбе - обнюхал ее, и почувствовал, что его сердце забилось столь быстро, словно он пробежал через всю долину от южной границы до северной и обратно. Обоняние подало сигнал его телу, что львица готова к спариванию, но молодой лев этого еще никогда не делал, и он тихо спросил одинокую львицу:

- Как?

Могла бы одинокая львица смеяться - она бы рассмеялась. Но она лишь посмотрела на молодого льва и сказала:

- Ложись на меня сзади. Так, что бы твой половой член - да-да, тот, что у тебя между задних лап - вошел в меня. Я думаю, ты знаешь, чем самцы отличаются от самок? Вот теперь ты почувствуешь это. Не бойся - если захочешь укусить меня - кусай.

Молодой лев залез на одинокую львицу. Сначала он все еще не понимал, что ему нужно делать. Но когда их тела соединились, молодой лев словно проснулся от долгого сна, словно вспомнил истину, которую он знал с самого рождения, но никак не мог вспомнить. Почувствовав своим половым членом теплую слизь влагалища самки, молодой лев стал быстрыми движениями толкать член взад-вперед, получая при этом такое удовольствие, о котором он не мог и подозревать. Охваченный пламенем страсти, молодой лев покусывал львицу за шею, а она лишь тихо рычала - похоже, ей это тоже весьма нравилось.

Все закончилось меньше чем через минуту. Ощутив себя на пике возбуждения, молодой лев вдруг почувствовал, что чуть ли не теряет сознание. При этом густая струя его семени, извергнувшись из полового члена, наполнила нутро одинокой львицы. Она закрыла глаза, а молодой лев свалился с нее и блаженно растянулся на траве.

- Неужели... все... прошло..? - задыхаясь, спросил он.

- Не думаю, - ответила одинокая львица. - Ночь только начинается, и скоро тебе захочется еще. Похоже, в этот раз мне не повезло - от такого бурного секса я теперь беременна наверняка. Но ты принес мне еду, и я тебе благодарна. Можешь остаться со мной на эту ночь.

Ночь пролетела весьма бурно. Еще примерно семдесят раз самец и самка спаривались, пока Дневная Звезда не показалась на востоке.

- Вот и все, - вздохнула одинокая львица. - Теперь ты уходишь, а я остаюсь здесь. Не знаю, правда, что буду делать, когда родятся наши львята. Они, наверное, умрут от голода - ведь я и себя-то прокормить не могу, не говоря уже о потомстве. Но это уже не твоя забота?

- С чего ты взяла? - удивился молодой лев. - Ты считаешь, если всем самцам главное - это удовлетворение своей страсти, то и я такой же? Да - я теперь свободен он тяжести и боли, но я... я не хочу уходить без тебя. Пойдем вместе.

- На юг? Нет, я туда не пойду. Я не хочу жить с чужими. Не хочу, как все... потому что это не мое место.

- Значит, они чужие? Что же, и я для тебя чужой?

- Нет. Ты теперь не чужой. Во мне твое семя, твои детеныши. Мы ведь всю ночь были одним целым... Если бы ты согласился...

- Что? Остаться здесь, с тобой?..

Молодой лев на мгновение задумался. Что его ждет в прайде? Только мать, у которой, возможно, скоро будут другие детеныши, и полное безразличие остальных сородичей? На следующий год подрастут самки, и... Но зачем, если у него уже есть самка - вот она, стоит перед ним. Более того - скоро он сам станет отцом. Молодой лев ощутил отчужденность, словно то, что говорила одинокая львица, оказалось правдой. Словно он сам не принадлежал прайду, долине, планете...

- Да. Пусть будет так. Если мы чужие в этом мире, то самое лучшее, что мы можем сделать - это держаться вместе. Когда родятся и подрастут наши детеныши, они сами сделают выбор - вернуться в прайд, где их никто не ждет, жить с нами, или убежать и начать жить своей жизнью - найти себе партнера, завести с ним или с ней свою семью... И мы не будем их останавливать, потому как такова наша жизнь. Пусть и в чужом мире...

Одинокая львица потерлась мордой о своего избранника:

- Я тебя никогда не оставлю, - произнесла она, а потом добавила: - Ты тоже чувствуешь, что мы не из этого мира?

- Да. Но рядом с тобой мне не хочется знать, откуда. Да это и не важно. Важно лишь, что ты рядом, а это значит, что мы обрели наш общий, внутренний мир, в котором нам не страшны никакие внешние воздействия.

- Внутренний мир... - сказала львица и дотронулась лапой до своего живота, словно надеясь уже сейчас почувствовать жизнь, зародившуюся в ней. - Это точно.

19.01.2001

Душевая

Категория: Пушистики

Автор: Mr_Phantom

Название: Душевая

Обычный вечер обычного дня. Стандартная квартира человеческих жилищ. Вот только жильцы в ней необыч-ные. Пушистые. Отец и сын верволки. Разумные волки, строением тел похожие на людей.

Маленькая ванная комната. Небольшая ванна, раковина, крохотное свободное пространство. Старые, битые, желтые, мелкие квадратики кафеля, кое-как, вкривь и вкось собранные в некое подобие кафельного пола.

- Раздевайся, - взрослый волк кивнул подростку, открывая краны и настраивая воду.

Молодой волчонок сноровисто сбросил, по-домашнему мятые, вещи и стоял за спиной отца, мелко помахивая хвостом. После небольшого колебания, волчонок сбросил и плавки. Его взгляд был спокоен. Обычно он моется сам, но если отец желает поучаствовать, что ж, он не против. И мелкое дрожание хвоста лишь подчеркивало его желание поскорее залезть в воду.

Взрослый волк, в пол-оборота, проследил, куда сын сложил одежду, и кивнул, - Залазь.

Волчонок сжался на дне ванны и принялся намыливать губку.

- Кто же так делает, - взрослый волк недоуменно покачал головой. - Давай полью сначала.

Отец повел душем по спине сына, глубоко смачивая мех. Волчонок пискнул - вода была горячее, чем он при-вык. Отец довернул холодный кран и направил струю на ладошку сидящего в ванне. Сын согласно кивнул, и отец продолжил обливание.

- Выпрямись, давай на грудь полью. - Отец перевел струю со спины вперед, и волчонок выгнул грудь колесом, тем не менее, продолжая прятать между ног свою мошонку и небольшой член.

Отец отнесся к такому менее сдержано. От вида молодого обнаженного тела он уже давно испытывал внутрен-нее напряжение. В широких домашних брюках уже давно вырос и вытянулся его член. Наблюдение за мелкими неумелыми действиями сына только дополнительно распаляло его.

Стоять стало мокро - старая ванна где-то текла. И пока взрослый волк искал причину и устранял ее, молодой волчонок успел намылить грудь и перешел к ногам.

- Боги! Ну кто так моется? Ты куда-нибудь торопишься? - отец-волк отобрал губку у сына. - Вставай на кор-точки. Головой от крана.

Сын исполнил, хотя и переспросил, как именно встать. Отец волк еще раз намылил губку и прошелся по спине сына, обильно смазывая мех. Волчонок стоял спокойно и лишь слегка приподнял хвост.

Легкий поначалу, постепенно усиливающийся массаж спины, вспенивающий мыло и мех, привели как отца, так и сына в "боевое" состояние. Но они пока еще сдерживались и сосредоточенно молчали.

- Повернись, встань.

Подросток предстал перед отцом, лицом к лицу, и смущенно закрылся ладошками. Отец спокойно намылил грудь волчонка, медленно спускаясь к животу и ногам.

- Чего ты испугался? - как можно спокойнее спросил взрослый волк. - Твоя реакция вполне нормальна. Убери руки.

Волчонок глубоко и нервно вздохнул, и развел руки в стороны. Перед отцом появилась, поросшая мелким, се-ребристым мехом, мошонка сына и слегка выступающий над shelter красный кончик. Осторожно намылив низ живота и "хозяйство" сына, отец перешел к ногам.

- Раздвинь слегка ноги.

Волчонок полу присел в ванной, позволив отцу завести руку далеко назад, почти под основание хвоста и намы-лить промежность. Мягкость губки и осторожные движения заставили подростка глубоко вздохнуть, закатив глаза и откинув голову назад.

Пальцы взрослого волка вновь вернулись к мошонке и члену сына. Легкие массирующие движения привели к еще большей эрекции молодого волка. Его ноги согнулись и слегка подрагивали. Дыхание стало глубоким и с хрипотцой. Глаза закрылись, уши прижались к черепу.

Терпкий, сильный запах молодого волка в охоте, раздражал острый нюх отца.

- Стой спокойно, - волк осторожно обхватил губами красный конец сына и медленно потянул его в пасть.

Волчонок дернулся, но продолжал стоять смирно, с закрытыми глазами. Только его хвост завертелся между ног с удвоенной скоростью. Аккуратные движения пастью, осторожные, щадящие поглаживания языком и руками в промежности. Отец знал, как доставить удовольствие. Сын стоял, привалившись к стене. Его ноги были согну-ты в коленях и разведены в стороны. Хвост бешено крутился между телом и стеной. Руками он держал отца за уши.

- Сынок, - отец осторожно отпустил сына. - Повернись ко мне спиной и наклонись. Давай доставим удовольст-вие обоим.

Волчонок согласно кивнул, вылез из ванны и наклонился над ней, опершись руками в стену. Взрослый волк хорошенько намылил промежность и черную дырочку ануса сына мылом.

- Держись. Я буду осторожен, но может слегка поболеть.

Волк раскрыл брюки и его большой, остроконечный орган вырвался наружу. Зажав, в одной руке, хвост сына, другой рукой, он подвел красный член к кружочку ануса и слегка надавил. Сын ответно толкнулся на встречу отцу, насадившись на всю длину, взвыл и дернулся обратно.

- Кто же так делает! - отец успокаивающе массировал анус сына. - Стой спокойно, надо постепенно.

Вторая попытка была более удачной. Медленно, по миллиметрам, погружая свой член в неподготовленное нут-ро сына, отец не забывал другой рукой поглаживать мошонку молодого волка. Медленно, двигаясь в такт, две взмокшие, намыленные фигуры совершали древний акт инцеста. Узкое нежное отверстие сына, умелые дейст-вия отца доставили обоим верволкам большое удовольствие. Горячее семя отца заполнило внутренности сына. Волчонок же, направляемый опытными руками взрослого волка, разогретый новыми и необычными действия-ми в его arsegut, выплеснул свое первое семя в воду ванной. Его руки дрогнули, но отец не дал ему упасть, под-хватив в последний момент. Осторожно "сняв" сына со своего члена, отец еще раз облизнул его член, слизав последние капли первого мальчишеского семени.

- Давай умываться. - Отец вновь открыл кран, и сильная струя окатила сидевшего на корточках волчонка.

Смывая мыло, усталость и семя, вода закрутилась в сливное отверстие. И вместе с ней уходило то оцепенение, та тревожность и желание, что овладело отцом при виде обнаженного сына. Еще раз омыв мошонку, промеж-ность и темный кружок ануса сына, взрослый волк кивнул:

- Можешь вылезать. Давай помогу обсушиться.

Большое махровое полотенце укутало волчонка с ног до головы и позволило отцу еще раз прикоснуться ко всем частям тела сына, слегка напомнить о ласках и удовольствии. Сын преданно и внимательно смотрел в глаза отцу и осторожно помахивал хвостом.

- Понравилось? - волчонок утвердительно кивнул всей головой, и улыбка расплылась на его мордочке.

- А можно еще повторить? Пап, а тебе тоже было хорошо? А тебе было так же хорошо как и мне? Пап, а как это, под хвостом? - вопросы буквально сыпались из молодого волка.

Взрослый волк приложил палец к губам сына.

- Давай просто помолчим. Было здорово, и ты тоже, когда-нибудь, попробуешь так же.

- Ну, - волк легонько шлепнул сына по влажным ягодицам, выставляя его из ванной, - хватит мокнуть - пора сушиться.

И с этими словами вышел из ванной.

Львица и Жеребец

Категория: Пушистики

Автор: Mr_Phantom

Название: Львица и Жеребец

Она готовилась к охоте. Впереди, сквозь траву, виднелось стадо зебр - полосатых лошадок Африки. Ее тело подобралось, словно сжатая пружина, натянутая тетива. Еще миг, и пружина распрямится, охота будет удачной.

Огненной молнией, мгновенной вспышкой пронеслась по телу острая боль, пронзившая ее тело от задней лапы и до самого мозга. Она еще успела обернуться и взглянуть на пестрые ленточки дротика, вонзившегося в ее бедро. И тьма окутала ее.

Очнулась она, привязаной всеми четыремя лапами к деревянному кругу. Ременная петля, словно собачий намордник, опоясывал морду и шею пленницы. Во рту ее была деревянная распорка, не мешавшая дышать, но не позволявшая ей кусаться или огрызаться. Желтая фигура, распятая на деревянном обруче, бессильно и тщетно грызла свои путы.

Высокая фигура в черном, никогда прежде не виденная желтой кошкой в саванне, ухватилась за ее хвост и с силой потянула на себя. Желая ослабить боль, пленница подалась всем телом назад, но путы не позволили ей полностью ослабить хватку человека. Его пальцы пробрались в самое нутро львицы, раздвинув нежные складки ее тела, и вонзили шприц.

Острая боль, словно сотня диких ос, впилась в тело царицы саванн. Дикий рык: обещание будущей расправы, долгой и неизбежной смерти, и страха и отчаяния. Все было в этом вопле отчаяния. А нежные складки ее тела, тем временем, все больше и больше расходились под действием лекарства, подготавливая тело к приему какого-то огромного, просто невероятных размеров, органа самца. Сокровенные соки, стронутые лекарством, затопили ее внутренности.

Хриплое дыхание разгоряченного жеребка подтвердило ее самые худшие предположения. Она оглянулась, насколько позволяли путы, и поджала хвост, как самая маленькая и беззащитная кошка. Раззадоренный аналогичным препаратом, член жеребца выдавался на всю свою длину и свисал этакой оглоблей до самой земли под его брюхом, слегка подрагивая от напряжения.

Люди в черном, не опасаясь острых зубов разъяренной, но связанной львицы, подхватили ее за задние лапы, намертво зажав ее в положении удобном для жеребца. Руки человека свели последние сантиметры между лоном желтого тела и напряженным членом коня. Во взгляде львицы было напряжение и ожидание боли, страх и ненависть к пленившим ее. И в этот момент жеребец делает первое движение.

Дикая, разрывающая, раздирающая тело боль от проникновения огромного члена в невероятно узкое для него лоно. Тело жеребца сгибается в дугу, погружая как можно глубже свое орудие в тело жертвы. Желтое тело львицы, напротив, выгибалось в ответную струну, пытаясь ослабить все сокрушающую боль, но путы крепко держали свою жертву. Два тела двигались в такт, раздирая в кровь нежные складки тела львицы. Хриплое дыхание обоих сопровождало эту фантасмогорическую сцену.

Постепенно, тело львицы начало отвечать на движения жеребца и мышцы ее желтого тела крепко обхватили его член. Вязкая густая влага, соки их тел, тянулись за каждым движением жеребца из тела львицы, прогибавшейся с каждым разом всю больше и больше на встречу ему. Хриплое дыхание жеребца превратилось в победное ржание, когда он заполнил своим семенем тело под ним. Прерывистое же дыхание львицы - перекатилось в раскатистый стон наслаждения и избавления от боли. Стон свободы.

Глаза львицы потухли, в них исчезла искра разума, уступив место мутной пленки небытия и сумашествия. Когда в ее горло, сквозь освобожденную пасть, погрузился член жеребца, у нее и в мыслах не возникло сопротивляться. И жеребец с наслаждением совокуплялся с желтой кошкой столь необычным способом, пока горячее семя коня не затопило ее и с этой стороны.

Теперь уже отвязанная желтая кошка с удовольствием принимала жеребца в свое тело. В ее мутных глазах была только радость от новых игр и нового удовольствия принесенного жеребцом.

100 процентов

Категория: Пушистики

Автор: Alan the MAD lion

Название: 100 процентов

Pride Lands series. Nulina. #4part

"Lioness and Zebra or 100 %"

Нулина была мощной львицей с широкими лапами и рельефной мускулатурой.

Она обладала еще одним "достоинством", про которое давно уже чесали языки многие в прайде, а именно - неуемным сексуальным темпераментом и невероятно большой пещерой страсти. Выдался трудный год, трудный во время брачного сезона.

К несчастью, Нулина не нашла себе подходящего льва, согласившегося бы заняться с ней сексом, а те, кто повстречался на ее пути просто пасовали, наслышанные о ее буйной любовной энергии.

А подступающее время нещадно мучило львицу, заставляя ее стонать, в судорогах скрести землю когтями и кататься по земле в тщетной попытке унять зудящий жар между задних лап.

Сегодня она встала рано, проснувшись от сладострастного сна, где лев с членом полуметровой длинны занимался Этим с ней всю ночь напролет. Шерсть ее на задних лапах вымокла и желание достигло таких вершин, что она почти теряла от него сознание. Однако сейчас ей правило другое не менее сильное желание, а именно - голод.

Львица встала и до боли сдвинув задние лапы и выгнув спину постояла так несколько минут, подставляя утреннему ветру свою пышущую жаром вагину. А утренний ветер разносил далеко окрест небывало сильный запах готовой к сексу львицы, и много львов, уловив его, просыпались и шли в поисках, обуреваемые страстью, но недостаточной, чтобы удовлетворить ее источник.

Нулина отряхнулась и пошла мягким, крадущимся шагом в глубь саванны в поисках того, что могло бы ее насытить. Вскоре она заметила стадо зебр, и плотоядно разглядывая их, увидела, как один молодой самец запрыгнул на самку, погрузив в нее детородный орган невероятных размеров.

Львица тихо застонала и почувствовала, как горячая жидкость потекла по ее животу.

- Проклятье! Что же это такое? Неужели никто не осмелится заняться Этим со мной?

Она чувствовала, что завтрашний день она не переживет, если сегодня же не удовлетворит свою страсть. И тут ей завладела озорная мысль. А что если?

И теперь, разглядывая стадо и намечая жертву, она высматривала самцов, и тех из них, у кого оный орган был меньше.

Вскоре она выбрала молодого и стройного жеребца, чье достоинство показалось ей подходящим и самым маленьким из всех, что были в этом стаде. Она притаилась в ожидании, пока ее жертва подойдет поближе. И когда это случилось, выпрыгнула из травы, повалив его на землю и придавив мощным своим телом и могучими лапами к земле. Нулина зарычала, облизываясь: животное под ней дернулось в конвульсиях

- Лежи! Ты мне не нужен! Мне нужен твой член!... Ты понимаешь меня?

Вот глупое существо! Но мне все равно: ты просто инструмент.

С этими словами Нулина уселась на поверженного жеребца и умостила свой зад между его ног.

- Щас ты у меня возбудишься! Я гарантиррррую! -Прорычала Нулина, начав массировать своим задом и мягкой вагиной член жеребца, чувствуя, как он напрягается, проникая в глубины ее золотистого тела.

- Арррр-рр-ргх! -Львица щелкнула клыками, вызвав судорогу у несчастного животного, которая только помогла протолкнуть его орган глубже в лоно Нулины.

Взор львицы затуманился, глаза закатились, и язык свесился из пасти, роняя слюну на жеребца, в ужасе выпучившего глаза и мелко дрожащего.

Нулина, громко мурлыча, с силой подалась назад, приняв его орган на полную длину, так, что его большие яйца коснулись ее желтых ног.

Дико рыча, львица принялась совершать быстрые и глубокие фрикции своей задней частью, ощущая, как его член растет в ней и заполняет мягкие ткани ее лона.

"Это просто фантастика!" -подумала она, осознавая размеры его органа, проникающего внутрь ее тела.

Тем временем сам жеребец возбудился настолько, что перестал бояться, напрягся до предела, и лоно львицы уже не могло вместить настолько большой орган, начавший распирать его узкие стенки, вызывая в голове Нулины целый фейерверк огненных искр.

- Я бы так не сказала! -проворчала львица, почуяв, что зад ее начинает приподниматься растущим членом жеребца и уже не вмещающимся в ней. Нулина с силой нанизала себя на него, опять коснувшись его яиц. Ей казалось, что он сейчас проткнет ее внутренности и выйдет из ее рта, но, конечно же понимала, что это не так.

Сначала была боль, но после нескольких фрикций она сменилась таким блаженством, что львица не выдержала и громко зарычала, борясь с затопляющем сознание оргазмом: ей не хотелось кончать так рано. И, непроизвольно, она склонилась и укусила жеребца за шею: теплая и красная его кровь заполнила ее рот и потекла по его шее, испачкав ей живот. Жеребец судорожно дернулся, опять погрузив свой член на полную длину. Она почувствовала, как его яйца ткнулись ей в промежность и опять зарычала.

Он бился под ней, мучимый страхом и возбуждением, а огромный его член бился в глубинах ее золотистого тела, и все его попытки и с той и с другой стороны были напрасны: могучие лапы львицы, вооруженные стальными мускулами, крепко держали жеребца, не давая ему вырваться.

Она испытала оргазм, настолько бурный, что неистовый ее рык пронесся по саванне и многие уши слышали его, но ни одни не поняли его причины.

Но ей не хотелось прекращать все так быстро, и она почувствовала, что буквально через минуту желание вновь возвращается к ней, а увидев, что жеребец уже готов кончить, вновь укусила его.

Трава под ними намокла от их выделений, крови и пота. И испытав четвертый оргазм, львица поняла, что вполне уже насытилась этим и почувствовала, что член жеребца задергался в ее глубинах, испустив фонтан спермы, заполнивший ее изнутри. Его горячее семя потекло по ее ногам, не вмещаясь в лоне и тонкими струйками выплескиваясь наружу. Жеребец конвульсивно дернулся, выпустив еще одну струю спермы и затих. Это было невыносимо приятно и львица даже испытала чувство сродни еще одному оргазму, ощущая, как его сперма до предела наполняет ее нутро.

Некоторое время полежав без сил на нем, она встала, а его член с мокрым чавканьем вышел из ее тела.

- Ну, теперь удовлетворим еще одно желание. Ты не против? -хриплым голосом осведомилась она и плотоядно облизнулась.

Она лежала в лучах закатного солнца и обгладывала кость. Убедившись, что на ней больше нет мяса, она зажала ее между передних лап, и гнусно усмехнувшись, сказала:

"Я поюзала тебя на все 100 процентов и даже больше. Мне понравилось. А тебе?"

Она злобно рассмеялась и сбросила кость с обрыва, на кромке которого устроилась ужинать.....

Продолжение следует

Львица и дракон

Категория: Пушистики

Автор: Alan the MAD lion

Название: Львица и дракон

Pride Lands series. Nulina. #5part

"Lioness and Dargon"

Лежа на кромке обрыва, Нулина мрачно царапала когтем землю, размышляя о своей дурной репутации секс маньячки.

- Ну и что тут такого? Подумаешь? Что с того, что наши львы похожи на дохлых ящериц и после первой сотни оргазмов уже падают бездыханными.. Да они просто слабаки! И не способны нормально удовлетворить львицу... А этот их крошечный, тонкий и шипастый орган.. Фу. Макая гадость! Они даже не знают, какую честь оказала я им, согласившись заняться любовью.

Она перевернулась на спину и с силой провела подушечками своих лап по соскам, довольно мявкнув.

- Ах! Ну кто же в этой саванне забытой богами сможет оценить мой темперамент?

Нулина вспоминала, с кем и как она занималась Этим в прошлый сезон.

- Ух, каких только не было... И как мало львов. После первой же ночи их пришлось чуть ли не откачивать и отливать водой. Еее.. Гадость!

Вот, помню, было дело: и с зеброй и со слоном - вообще кошмар и с пятью гиенами разом и даже с хьюмансом - вот это был секс! Жаль. Но гиены и зебра его не пережили... -Нулина злобно усмехнулась.

- Эх. Взять десяток что ли львов.. Нет.. Хьюманов! Вроде того, с длинной гривой и мягкой гладкой кожей. Или... Да что тут скажешь.. Никого не могу найти.

Теперь львы меня боятся, подружки смотрят в рот и хватаются лапами за головы, а хьюман у нас только один.. Да и к этой смазливой Фелу приклеился - глаза ей выцарапать! Такого самца заграбастала! И чем? Мордашкой инфантильной? А то что между ног происходит разве не важно???

Нулина с силой вонзила когти в землю и прочертила четыре глубоких борозды.

- Ах, как он меня любил! После секса с ним я лежала пол часа и не могла отдышаться. Как хорошо, спасибо нашему шаману... А то он бы меня и близко не подпустил!

(Нулина уломала Рафики дать ей фруктов страсти. Она накормила хьюмана 10-кратной дозой и хорошо повеселилась.)

- Жаль. И как он узнал, на что я потратила фрукты??? Теперь не дает... Эх..

Ну что же делать! Я наверно сойду с ума, если сейчас же не займусь настолько диким сексом, что сама саванна бы покраснела и намокла от наших плодов любви....

В древних скалах на самом краю Прайд Ленда обитал выводок драконов. Единственный за последний десяток тысяч лет. И во время описываемых событий в древней пещере жил только один дракон. Остальные уже улетели на заокраинный восток - на встречу солнцу. Но он был слишком молод и мал, чтобы лететь так далеко. Ну что такое двести лет для дракона? Он был четырех метров длинны вместе с хвостом, его шкура была фиолетового цвета и еще не успела задубеть и покрыться роговым панцирем, а светло синие крылья не были способны нести его больше чем на 100 километров. Его звали Спиро, и он ненавидел это дурацкое имя, вызывавшее дурные ассоциации. Небольшие познания в магии, урожденно присущие драконам еще не могли помочь ему в полете, зато могли помочь кое в чем другом...

Как то раз, экспериментируя в своей заклинательной пещере с новыми веществами, молодой дракон нашел формулу, забытую по неосторожности кем то из взрослых. Она называлась Инь и Янь. "Привлекательное название!" -подумал дракон и посредством магического усилия смешал ингредиенты. Получившаяся смесь была мутна и бела на вид, имела странный запах, и поскольку рецепт указывал выпить оную "при готовности", Спиро опрокинул ее в пасть, разом проглотив... И очень разочаровался, ничего не почувствовав. "Наверно я ошибся в концентрациях!" - подумал дракон и сваяв еще одну порцию, опять ее выпил.

- Вот странный рецепт! Наверно он просто неудачный..

Глупый дракон. Если б он знал, что рецепт этот возбуждал желание в драконах и стимулировал образование спермы в железах, живущих в глубинах тела, ибо у драконов фабрика семени не болтается снаружи а спрятана под броневым щитом. И даже одинарной дозы было бы достаточно для взрослого дракона, чтобы зачать потомство. Вот посмеялся бы старейшина Смандим, узнай он о проделке своего племянничка. Тем более, что самок в этом роду не осталось после того, как последняя из них улетела на запад и не вернулась. Да и не полагалась зачинать потомство драконам не достигшим 2000 лет возраста...

На следующий день Спиро проснулся от странного чувства, возникшего в основании хвоста. Он прекрасно знал все пикантные подробности жизни взрослых и устройство своего тела. И не удивился своему желанию, поняв, что виной всему послужил вчерашний эликсир. Но Спиро надеялся, что все пройдет... Напрасно..

Следующие пять дней прошли для него в сплошном кошмаре. Он метался по пещере, по ходу дела научась выпускать настоящий огонь, сокрушал камни, плавил их в своем пламени, бился об стену головой и чуть не оторвал свой хвост.

Наконец, поняв причины, предвидя последствия и догадавшись про избавление, он направился в свой заклинательный покой, открыв его несложным спеллом. Ему нужна была живая самка. Не важно какая, но готовая спариваться с ним.

Сотворив могучее заклинание, Спиро вглядывался в магический кристалл, зажав лапой свой распухший и болящий член. Он искал в саванне того, кто сильнее всех хочет заниматься Этим и более-менее подходит по размерам...

И почти тут же наткнулся на Нулину, лежащую на краю обрыва и размышляющую о своем темпераменте.

Спиро скрипнул зубами и прищелкнув, сотворил еще одно заклинание: львица встала и рысью побежала на восток. Он знал, что через день она будет у него, и совершенно обессиленный очередным приступом свалился на пол, забив по нему крыльями и хвостом.

Нулина вдруг подпрыгнула, ощутив непривычно сильный зуд в лоне. Она испугано огляделась и тут, словно пришла подсказка: иди на восток, иди в Одинокую Пещеру - там тебя ждет избавление. И не задумываясь, Нулина побежала на восток.

На следующий день она уже прибежала к пещере. Нулина была удивлена: саванна ложилась под ее лапы огромными кусками, и за каждый шаг она покрывала расстояние в 10 раз большее чем обычно. Проникнув в пещеру, она обнаружила там спокойно сидящего дракона и удивилась еще больше.

- Привет! Меня зовут Спиро.. Я очень несчастный дракон, и.. я хочу тебя! Я знаю, ты готова спариваться хоть с самим Эхью, ходи он по саванне! Помоги мне и я вознагражу тебя!

Львица отвесила челюсть и села на зад, настолько она была потрясена произошедшим.

- Аа-ааа... -львица потеряла дар речи, пятясь назад.

- Нулина!!! Умоляю тебя! -дракон низко склонил голову, глядя на нее большим зеленым глазом, в котором читалось страдание.

- А ты думаешь, что у нас получится? -львица не заметила, что он знает как ее зовут.

- Конечно! Ведь я - самец!

И Спиро продемонстрировал ей свой большой розовый фаллос, уютно умостившийся между задних лап.

"А что? Вот приключение, достойное такой львицы как я! Спариваться со сказочным существом, с героем легенд и преданий! Ни кто никогда даже в глаза не видел драконов, не говоря уж, чтобы трахнуть его! Это может выпасть только раз в десятки тысяч лет!" - подумала Нулина, сжав задние лапы и ощутив разгорающееся желание.

- А ты хоть знаешь, мальчик, как Этим заниматься? -набравшись наглости, спросила львица, подходя ближе. Ибо понимала, что дракон этот очень молод.

- А... вообще то нет.. ну.. -он смутился и его фиолетовые щеки, покрытые гладкой шкурой, покрылась красными пятнами.

Львица повернулась к нему задом и отставив в сторону хвост, сказала:

- А ты просто погрузи свой член в меня. Вот в это отверстие...

И она раздвинула свои золотистые ноги, показывая ему розовые глубины своего лона.

Спиро вздохнул, и подойдя поближе, взобрался на львицу, до самого основания погрузив в нее свой орган.

- Ой! -ошарашенная львица отчаянно пыталась понять, нравится ей это или нет.

Член его был горячим как нагретый солнцем камень и пульсировал, наверно в такт его сердца. И еще было очень больно. Все-таки его орган обладал внушительными размерами и еще никогда раньше столь большой инструмент не проникал в ее глубины.

- И что дальше?

Львица саркастически закатила глаза к потолку, невольно выгибаясь, пытаясь унять боль.

- Спиро! Неужели не догадываешься? Так двигай же им! Двигай, Эхью тебя разрази!!!

Знаешь, что значит "трах..."..

Львица икнула, когда дракон наподдал задом и член его совершил первую фрикцию.

Тут последние барьеры утонченного сознания дракона, отчаянно противостоящие звериной страсти окончательно лопнули, и Спиро, упершись передними лапами в землю и расправив крылья, заработал задом со скоростью машущей крыльями птицы.

-А-а-а-а-ай-ай-ой-Спи-пи-пи-ро!!! Ты-ы-меня-порвеш! Спи-и-ро! Мне больно!!!

Львица застонала, ее желтое тело забилось в конвульсиях, пытаясь вытолкнуть из себя гигантский орган, по ее задним лапам побежала кровь.

-Спиииииро! -истошно заверещала львица

Дракон взрыкнул и остановился, недоуменно глядя на окровавленную львицу.

- Бог мой! Извини! Сейчас я мигом!

Спиро прищелкнул пальцами и львица ощутила, как вместо боли ее заполнило блаженство и желание заниматься этим дальше, а кровь моментально перестала течь.

Теперь стенки ее лона стали более эластичными и с легкостью принимали его плоть.

Теперь он двигал им медленнее, но глубже.

- Нулина! Со мной что-то происходит! Я боюсь!

Львица почувствовала, как его сердце сильно заколотилось и член стал еще горячее.

- Глупый! Это называется "оргазм". Для этого и занимаются сексом!

И она двинула задом, нанизываясь на его член. Дракон сдавленно хрюкнул.

- Нулина... Нулина!!! Я бо...

Тут нутро дракона извергло из себя такой поток горячей спермы, что она заполнила нутро львицы, вырвалась наружу, обильно потекла по ее ногам и член его выскользнул назад, обдав львицу целым фонтаном семени.

Львица засмеялась, видя испуганную морду дракона и обилие его жидкости любви.

- Неужели драконам нужно столько спермы, чтобы оплодотворить самку? Представляю, сколько ее у взрослых! -львица хихикнула. Она не представляла, насколько она права.

А из органа дракона ударила еще одна струя, покрыв семенем голову Нулина.

- Тьфу! Спиро! Хватит уже!!

Дракон испуганно зажал член лапой и состроил страдальческую мину.

Тут львица уже не смогла сдержать смех и повалилась на землю, катаясь, громко хохоча и пачкая пол пещеры его спермой.

Отхохотавшись же и выплюнув его семенную жидкость изо рта, Нулина поняла, что ей мало.

- Я хочу тебя еще!

Львица совершенно потеряла весь свой пиетет перед этим существом и прыгнув на дракона, завалила его на спину, заставив его орган погрузиться в бархатные глубины своего желтого тела. Член Спиро изверг из себя еще один поток спермы, которая потекла по ногам львицы и его животу.

- Ну сколько можно? У тебя там что, бездонная бочка?

- А.. а.. Нулина.. Извини.. Я не знаю.. Но думаю, что не мало..

Львица фыркнула и начала страстные фрикции своим задом, щекоча складки своей вагины большим и круглым оголовьем его органа.

Тут начала действовать вторая доза рокового эликсира, скрутившая несчастного дракона в тугой узел.

Спиро захрипел, и сдавив золотистую львицу в своих объятьях, с силой погрузил в нее свой член. Он словно озверел, забился в конвульсиях, на всю длину вонзая и вынимая свое орудие, обдавая львицу потоками горячего семени и без остановки рыча.

Полностью вымокшая в сперме, Нулина скользила в его лапах и на его органе, испытывая один из самых бурных оргазмов.

Через некоторое время это прекратилось, и львица соскользнула на пол.

Шатаясь, икая и отрыгивая спермой, Нулина прошла несколько шагов и повалилась на пол, с мокрым хлюпаньем распластав задние лапы. Вокруг нее тут же натекла лужица семени.

"Боже мой! Я кажись пропиталась этим до самых костей!" - подумала львица и икнула.

Дракон хрипло дышал, из ноздрей его вырывались язычки огня, орудие его постепенно уменьшалось, пока не спряталось совсем в особой складке кожи (непосвященный никогда не отличит самку-дракона от самца).

Нулина лежала в луже парящей спермы и тоже тяжело дышала, пытаясь унять бешенное сердцебиение.

Спиро встал, и нетвердой походкой подошел к львице.

-Нулина? Извини меня... Я не хотел... Нулина??

Он со страхом перевернул ее тело. Львица икнула и состроила голливудскую улыбку.

- Ерунда. Похоже единственный раз в жизни я удовлетворилась до... пресыщения..

Как же я теперь пойду домой?

- Я подвезу тебя! Не волнуйся!

Дракон помог Нулине забраться ему на спину, и приказав ей крепко держаться, вышел из пещеры. Расправил синевато-стальные крылья и взлетел, поразившись, как легко ему далось заклятие левитации. Он вдруг понял, что прошел посвящение и теперь уже больше не ребенок и радость переполняла его и горячая благодарность к этой золотистой львице с белым животом, что лежала сейчас на его спине, тяжело дыша.

Он пронесся над просторами саванны и многие выдели этот полет и удивлялись, однако никто не знал, что он несет на своей спине, и как он умудрился приземлиться возле Прайд Рока так, что никто его не заметил.

- Спасибо тебе, Нулина. Словами не выразить мою благодарность. Ты не только спасла мою жизнь... Вот тебе мой подарок..

И дракон развел лапы в жесте Силы.

- И будешь ты теперь жить в 10 раз дольше, чем любой лев здесь

- И не будешь ты никогда подвержена болезни и усталости.

- И принесу клятву прилетать на помощь тебе и всем твоим сородичам в любую минуту.

Сказав так, дракон опустил лапы и исчез, а львица ощутила, что шерсть ее очистилась, и только тепло в животе от прошедшего оргазма напоминало о случившемся и полная уверенность, что все обещанное драконом пришло к ней.

Нулина вернулась в свою пещеру и проспала двое суток подряд....

Продолжение следует.

Lost in a dream of mirrors

Категория: Пушистики

Автор: Alan the MAD lion

Название: Lost in a dream of mirrors

Неверно то, что мир един. Существует много миров, переслоенных между собой тонкими складками реальности. И тени мыслей блуждают меж ними, незримо соединяя их, порождая фантазию у людей и создавая в сознании образы.

Глупые люди. Они не знают, что все их вымыслы - это правда, и не существует нереального. И хорошо, что это так, ибо будь иначе, люди потеряли бы смысл жизни, став на грань исчезновения. И нет пути меж миров кроме как посредством троп мысли, и сильно жаждущему во время слияния фаз великой оси, доступно становится проити по ним...

Имени его история Прайд Ленда не сохранила, ибо появившись там, назвал себя он "человек", и позже, когда стало ясно, что это всего-навсего название вида, сокрыл он свое имя и принял новое, данное ему другом. Будем называть его просто "человек" или "парень".

Однажды. (как любим мы это слово!) Парень шел по лесу. За спиной у него болтался рюкзак, на плече - любимый дробовик. Невысокие резиновые сапоги, джинсы, кожаная куртка со множеством карманов, патронтаж на поясе и нож дополняли его образ.

Был он строен, но жилист и вынослив. И крепкие ноги его покрыли за этот день немалое расстояние, принеся владельцу большую пользу: рюкзак охотника приятно оттягивала тяжесть десятка жирных уток, оказавшихся недостаточно удачливыми, чтобы избегнуть меткого глаза юного человека.

Красивые леса окружали шагающего, неярко светило осенне солнце и он прибавлял шагу, стремясь добраться до охотничьей избушки засветло.

Ноги шагали сами, но мысли его были далеки от осеннего леса, хотя и пробуждены его красотой.

Он вспоминал и мечтал. Мечтал о львах. Но не простых, а тех, которые живут на просторах Прайд Ленда, обладают утонченным разумом и восхитительным желтым телом. Постепенно спустилась ночь, но приметное зимовье все не показывалось. Это насторожило юношу и он остановился, вынырнув из мира сладких грез. Чутье дикого зверя, развитое у каждого настоящего охотника, подсказало ему: здесь чтото не так!

Заблудиться он не мог, так как шел по берегу широкого ручья. И именно на берегу и стояло строение: миновать его он НИКАК не мог.. В голове шевельнулся отвратительный комочек страха. Что такое? Парень нервно оглянулся и втянул носом воздух. Даже лес вокруг както изменился: стал темнее и гуще, напитался ожиданием, предвкушением чего-то значительного. Древний закон лесного челдовека: заблудился - остановись и подумай, но не в коем случае не бросайся назад.

Вытерев дрожащей рукой холодный пот, человек попытался найти место для ночевки. Пройдя примерно 2 километра, он углубился в лес, и пройдя по какой-то тропке, нашел небольшую уютную полянку, затененную высокими лиственицами.

Через несколько минут на ней пылал костер, а на вертеле жарилась одна из уток. Мрачное лицо парня превратилось в огненную маску, освещаемое неверным светом горящего пламени. Достав старенький шомпур, парень задумчиво прочищал дуло ружья. Это была необычная, колдовская ночь и звезды перемигивались в вышине, с усмешкой глядя на попавшего в сети судьбы человека.

Потом он заснул кое как устроившись на подстилке из молодых веток... Ему снились фантасмагории, ему казалось, что весь мир вращается вокруг него, а он выпадает из привычного круга. Ему снились прекрасные звери, птицы и люди, небывалые дороги и невиданные светила, плывущие над ними.

Когда он проснулся, то первое, что он почувствовал - был жар солнца, нещадно палящего левую щеку.

"Надо же, вот заспался" - подумал парень, еще не сообразив, что солнце печет слишком сильно для августа, а воздух отнюдь не похож на лесной.

Когда же он открыл глаза, то ему показалось, что он сошел с ума: вокруг расстилались просторы саванны, нагретой жарким солнцем.

"Черт! Черт! Черт!" - тихо забормотал человек, приподнимаясь на локте. - Я сошел с ума... Я сошел с ума!

Парень резко сел, ружье, оказавшееся почемуто у него на плече,впилось в бок, вызвав резкую боль. - А... проклятье.. Да что же это тако...

Взор несчастного парня упал на большую скалу, возвышающуюся невдалеке. - Нет, я точно сошел с ума! Ха.. хы.. хы..

Что делает человек, внезапно понявший, что он сошел с ума? Парень вскочил на ноги, схватил ружье, проверил затвор, повесил его на спину, вытащил и вновь засунул в ножны свой нож, дрожащими пальцами подхватил рюкзак... Но все эти действия не помогли, мало того, они были настолько реальны и правдоподобны, что только ухудшили состояние несчастного разума человека. Он нагнулся, и взяв горсть земли, растер ее между пальцев, понюхал. И тут...

Высокая трава бесшумно раздвинулась, и он увидел... Увидел большого коричневого льва, а рядом с ним по меньшей мере пять львиц, шедших следом. - Кто ты такой, и откуда взялся? - проговорил лев, глядя на парня очень высокомерно. Парню показалось, что перед глазами поплыли разноцветные круги, особенно, когда подошла одна из львиц и встала рядом. - Здравствуй, Нала.. - прошептал он посиневшими губами и свалился грудой тряпья... - Что это такое, хотел бы я знать? Нала? - Понятия не имею.. Никогда подобного не видела. Откуда оно меня знает? Оно разговаривает. Удивительно! - Осторожно! не подходи ближе! Симба подошел, и обнюхав пришельца, перевернул его лапой: открылось бледное лицо, окаймленное растрепавшимися волосами. - Оно умерло чтоли? - взволновано спросила Нала. - Я думаю, что нет.. И какая странная у него шкура! И вообще.. Подошли остальные львицы и начали рассматривать пришельца. Любопытство победило страх. вскоре они уже с интересом рассматривали и перебирали всевозможные вещи парня, обнаружили, что куртка - это не часть тела, как и остальные предметы. - Должно быть это шаман - вроде нашего Рафики.. У него даже палка есть, очень странная, я такую никогда и нигде не видела.. - Так о чем речь? Надо звать Рафики!

Он не любил вспоминать то, что было после его пробуждения... Он долго пытался рассказать им, глядя на них полубезумными глазами, кто он таков и откуда взялся, почему он их всех знает и прочее. Они ему не поверили, но не причинили вреда, дозволив жить неподалеку, но с условием, чтобы он не показывался на глаза. Это оказалось легко: небольшая скала за Прайд Роком вполне для этого подходила. С кромки ее открывался вид на каньон, а вершина заканчивалась огромной пропастью. В низине росли пальмы и акации, и с боку имелось некоторое подобие пещеры. Вся мечта его обернулась разочарованием и печалью: он оказался здесь лишним. Он все ждал, что проснется и это закончится. Шли дни, недели и месяцы, но странный сон никак не развеивался, и парень понял, что он тут навсегда. Все это время он занимался обустройством своего жилища. Постороил хижину, соорудил себе мебель, кровать и прочие вещи. Благо рюкзак его был при нем когда он попал в иной мир, а вместе с ним куча незаменимых вещей вроде топора, ножа и ружья.

Поначалу львы приходили издалека посмотреть на нового соседа, но потом забыли его. "Где же знаменитое кошачье любопытство?" - недоумевал человек, просиживая долгими вечерами в своей хижине, освещаемый тусклым светом жировой коптилки. И черное отчаянье прокрадывалось в молодой разум, хотелось прийти к Ним, и встав посреди, выстрелить из ружья себе в голову. Апатия и безразличие накатывали подобно черной волне. Поначалу он в тихоря наблюдал за жителями этой страны, но потом забросил и это.

Он решил просто жить. Доживать здесь свой век, рядом с предавшей его мечтой. А он был еще так молод...

Прошло 4 года. Парень превратился в молодого стройного и высокого мужчину. Тело его загорело на солнце и закалилось от постоянных упражнений и охоты. Он больше не бился руками об камень и не стонал, в муке пытаясь покончить с собой. Он просто жил, и даже начал получать некоторое удовольствие от жизни, не подозревая, что скоро спокойствию его придет конец, ибо время неумолимо шло, и рок, предопределивший его судьбу, начал складывать новые элементы этой необычной мозаики.

Фелу лежала на широком, плоском и нагретом солнцем камне. Перевернувшись на спину она подставила под лучи солнца свой белый живот, поглаживая его лапой. Она думала и вспоминала.

Опять она лежит одна... Лучшая ее подруга убежала в соседний прайд в поисках приключений однозначного вида. "И угораздило же меня родиться здесь!" - проворчала львица. - В этом прайде всего 3 льва и почти 20 львиц. Фи. Что за ерунда? - И почему меня все избегают? Разве я не красива?

Львица потянулась, посмотрев на свои золотистые лапы. Она понимала умом, почему она одна. Да. Она была ужасно ленива, любила удовольствия. Она презирала эту бессмысленную жизнь, этот пустой и скучный прайд с кошмарно-тоскливыми порядками, заведенными в нем Симбой. Подруги ей казались тупыми, а единственный молодой лев - просто идиотом, и не разделяла мнение подруг о нем. А в другие прайды бегать ей было просто лень, да и гордость не позволяла. Поэтому, несмотря на изумительной красоты естество, Фелу была одна.

Еще в раннем детстве она слышала про странное существо, единственное в саванне, жившее неподалеку. Она помнила строжайщий запрет матери, который однако только больше распалял любопытство молодой львицы. И Фелу тайком стала следить за ним.

Так с раннего детства она шпионила за человеком, всегда удивляясь и получая массу интересных впечатлений.

Как он строил свою хижину, с необычайной ловкостью орудуя своими передними лапами, как он, проснувшись утром, потягивался и выходил размяться, стоя рядом с обрывом. Какой он гибкий и подвижный! Она смотрела, как человек бегает по берегу ручья и купается в воде, ныряя и загребая ее руками. Как он говорит сам с собой, печалясь и хмурясь. Как он мастерит всевозможные вещи, срубает пальмы, и очистив их от веток, оттаскивает на плече, отдуваясь и краснея.

А какая у него удивительная кожа! Гладкая и белая! А какая у него морда! Чистая, с изящными чертами, и очень странной гривой, которую человек регулярно обрезал ножом. - Вот! Это я понимаю, умное существо... Что, съели, подружки? Ах, еслиб вам хоть немножко того, что умеет Он.

Львица фыркнула. - Я понимаю.. Это для вас слишком сложно.. Вы будете обсуждать форму акаций, хвосты зебр или достоинства пениса какого-нибудь тощего льва из соседнего прайда, не зная, КАКОЙ у Него ...

Тут мысли Фелу неожиданно повернули совсем в другую сторону. Приближался брачный сезон. Уже второй в жизни львицы. И ничего хорошего в этом не было: это было время страданий почти для всех львиц. Хотя многие приспособились удовлетворять себя сами, с помощью подруг или бегали далеко за пределы земель прайда.

Фелу со вздохом провела лапами вниз по животу и вспомнила вчерашний эпизод. Как обычно, после ужина и скандала с матерью, Симбой и прочими старшими, львица выбралась из пещеры, и направила свои мягкие лапы в сторону жилища человека, посмотреть, чем занят Он сегодня. Как то вышло что так рано она еще не приходила, и львица была вознаграждена таким зрелищем, которое раньше ей видеть не приходилось. Мужчина стоял за своей хижиной, сняв шорты и запустив одну лапу между ног. Он стоял спиной к львице, но та мгновенно поняла, что тут что то не так. Львицу прошиб мгновенный спазм чего то, весьма похожего на страх. Фелу обошла дом человека, скрываясь в высокой траве, и увидела... Мужчина стоял, закрыв глаза, и держал в одной лапе свой член, а в другой клочок бумаги. Лапа его совершала медленные движения, закончившиеся оргазмом. Человек какое то время постоял еще, а потом, вытерев свой инструмент об клочок бумаги, скомкал его и сбросил с обрыва. "Ах, какое у него мужское естество! ОН такой большой, гладкий и белый. Фу как ненавижу то, что есть у наших львов" - подумала львица и загрустила. - Я ему не нужна... Он ведь не лев. Я ему буду не интересна... Фелу всхлипнула и перевернувшись, встала. Настроение окончательно испортилось, она решила не ходить больше в ту сторону... Понуро повесив голову и волоча хвост по земле, львица вернулась в пещеру и легла на своем месте. Рядом уже лежало много других, спасающихся от набиравшего силу дневного зноя. Львица тщетно пыталась выбросить человека из головы, но постепенно нарастающее желание внизу живота возвращало ее мысли обратно.

Она проснулась очень рано, мучимая ночными кошмарами. Выбравшись наружу, и добравшись до водопоя, Фелу лакала холодную воду. Напившись и обтерев лапой губы, львица села, размышляя: "А что это был за клочок, который человек выбросил, когда кончил?". Львица заволновалась и решила тут же пойти и посмотреть. - Почему я раньше об этом не подумала? Фелу подпрыгнула и легкой рысью побежала в сторону Разлома, откуда можно было попасть на дно каньона.

Солнце поднялось уже высоко, когда она наконец нашла то, что искала - по тонкому запаху, исходящему от него.

Фелу села, и развернув листок, увидела с большим искусством нарисованную на нем львицу в весьма непристойной позе. Фелу почувствовала, что кровь прилила к морде. А когда львица втянула запах его спермы, то почувствовала, что сердце ее бешенно заколотилось, а под хвостом стало влажно от желания. "Он любит львиц!" - мысленно возликовала Фелу. "А я, право же не самая дурная из всех!".

Желание несчастной львицы было настолько сильно, что она, устроившись тут же, принялась лизать большим розовым языком свою вагину и набухшие соски. Она не заметила, как жар брачного сезона подступил к ней вплотную, захватив сознание и тело.

Фелу вернулась только к вечеру.. Она долго ходила по саванне не смотря под лапы и глупо улыбаясь. На следующий день она решила пойти и заняться сексом с этим человеком, что бы он там не сказал. Здесь надо заметить, что Фелу обладала въедливым характером, и уж если что вбила в голову, то всегда старалась добиться этого любыми способами.

Однако на следующий день, подкравшись поближе, она так и не решилась. Вдобавок мужчина был хмур и чем то рассержен.(Фелу не знала конечно же, что завтра у человека день рождения). Прийдя домой, львица не стала ночевать в пещере, а устроилась на свежем воздухе, кляня себя за нерешительность. Этой ночью ей было очень плохо. Огонь страсти разрывал ее изнутри, она скребла землю когтями, стонала и ворочалась. Проснувшись же на утро, Фелу сдвинула брови и решила, что возьмет сегодня этого человека, хочет он того или нет. А если не хочет, то она его изнасилует!!!

Так, ободряемая этими мыслями и подстегиваемая страстным желанием, бурлящим между задних лап, львица не таясь направилась прямиком к жилищу чужака.

Он сидел на квадратном камне, задумавшись. Никогда ему не было так грустно, как в свои дни рождения, проведенные здесь в одиночестве. И когда он увидел идущую к нему львицу, то взрогнул и похолодел внутри, ожидая очередного неприятного сюрприза. - Привет! Я хочу с тобой познакомиться. Ты не против? - сказала львица и уселась рядом. Человек нервно сглотнул и произнес: "Нет, не против.." - У тебя могут быть проблеммы от того, что ты разговариваешь со мной... - Ерунда, они и так у меня давно. Я лишняя в прайде... Ну, как тебя зовут? - Аа. Яа.а. вобщем то говорил.. - Нет, это всего лишь название вида, так же как я - львица -Фелу провела лапой по груди. - Не стоит вспоминать это имя.. Оно здесь ничего не значит.. Не значит уже 4 года, четыре года как я здесь. А сегодня мой день рождения... - Но почему же ты такой печальный? Ведь в такой день положено веселиться! Человек вздохнул и сказал: "пойдем" Он проводил львицу в свою хижину и показал ей маленькую фотографию, где был изображен он сам на фоне города. - Не знаю, как это попало сюда.. Вот таким я был 4 года назад. Я жил не здесь, но мечтал сюда попасть. А когда попал, то стал вдруг всем не нужен и..

Человек слегка повернулся, и она, увидев его мужское достоинство, обрисовавшееся под шортами, ощутила очередной спазм желания, затопивший рассудок. Она не слышала, что он говорил дальше. - Ты так одинок и печален... Мне жаль тебя! Фелу подошла и ласково потерлась об его гладкие ноги, ощутив мгновенную дрожь, прошедшую по ним. - А меня зовут Фелу! Я не хочу, чтобы ты был один. Человек оцепенело застыл, чувствуя, что сердце его бешенно заколотилось. - Фелу? - Мррррр! - Фелу потерлась головой об его грудь, тихонько мурлыча. Ошарашенный человек положил руку на ее голову и тут же отдернул. - Ты боишься меня? Ха.. Я не сделаю тебе ничего плохого! Фелу нежно лизнула его в шею. "Какая у него гладкая кожа, как приятно ее лизать" - подумала Фелу. - Ну что ты стоишь как чурбан.. Да еще на задних лапах! Мне не легко до тебя дотягиваться! Ну что, простыми словами сказать, что я от тебя хочу? Парень почувствовал, что сердце его заколотилось вдвое чаще и густая краска прилила к лицу. Он судорожно сглотнул, ощущая своей рукой ее мягкую шерсть.

Фелу же настолько возбудилась, что готова была испытать оргазм только от лизания его тела и не могла больше ждать. Она привстала и уперевшись своими лапами ему в грудь, повалила его на кровать.

Он попытался слабо сопротивляться - Фелу... Я.. не разу.. не надо... Фелу! - Ну и что, вот отличный повод попробовать это!

Фелу начала с силой и нежностью дизать его лицо, шею, грудь, пальцы рук.

Человек был настолько шокирован, что ему казалось, что он помрет прямо на своей кровати. Тут он ощутил сильный запах готовой к спариванию львицы, оказавшийся неожиданно приятным и властно приказавший его телу подчиниться. Мужское достоинство его мгновенно напряглось, сдерживаемое шортами. Тем временем львица пободралась к низу его живота, и втянув ноздрями запах, ощутила просто демоническое желание. - Что это еще тут? - прохрипела львица, схватив шорты зубами и одним движением челюстей разорвала их, отбросив в сторону. Увидев же его напрягшуюся плоть, она лизнула ее своим большим розовым и шершавым языком. Человек вздрогнул и обхватив львицу руками, перевернул ее вверх животом. - Фелу! Что ты со мной делаешь! Он гладил ее голову и живот руками, ощущая напрягшиеся и возбужденные соски, он чувствовал ее запах, волнами расходящийся вокруг. - Ну чего же ты ждешь? - простонала львица Она чувствовала всей кожей его нежные прикосновения. "Ах, какие у него ласковые лапы, никто меня так не гладил!" Огненные искры вспыхивали в голове львицы, отражая каждое движение его ладоней. Потом он наклонился и начал лизать ее большие черные и мягкие губы. "А какой у него гладкий язык!". Львица закрыла глаза и протяжно застонала. А он ласкал ее уши, лизал нос, гладил закрытые глаза и молочно белую шею. Он почувствовал, как ее жидкость страсти потекла по его ногам

Фелу больше не в силах сдерживаться, перевернулась у него в руках, и немножко присев, отставила в торону хвост, являя ему свою страждущую вагину. Он положил свою руку на нее и львица вздрогнула, испустив стон. - А тебе не будет больно? - Нет! Пусть будет больно, я больше не могу! Не заставляй меня страдать! Она задрожала в его руках и сильно подавшись назад, заставила его погрузиться в нее. Он почувствовал, что его член погрузился в золотистое тело львицы и со стоном ввел его на полную длинну до тех пор, пока не коснулся животом ее зада. Он ощутил спазмы ее мускулов внутри, охватывавшие его плоть. Розовый туман затопил его сознание, он погружал свой инструмент и снова вынимал его, по заним ногам львицы, по внутренней их стороне молочно белого цвета, стекала их жидкость страсти. Руки его ласкали ее живот и массировали соски.

И тут настал момент, когда она выгнулась у него в руках, подавшись назад, и сильное ее мурлыканье перешло в негромкий рык. И тут же он заполнил ее внутренности своей спермой, а не уместившаяся внутри, потекла по ее ногам.

Некоторое время они простояли застыв. Потом он вышел из нее и лег рядом. Фелу перекатилась на спину, глаза ее маслянисто блестели. Она чувствовала себя выжатой до предела, чего никогда не происходило со львицами по рассказам подруг. - Теперь я понимаю, почему львицы занимаются этим со львами десятки раз за ночь... Просто они не способны их удовлетворить! У них такой маленький, да и ведут они себя как тупые зебры: заберутся и слезут... Фи.

Он плавал в море блаженства, мир зацвел для него новыми цветами. Ему показалось, что оргазм испытало не только его тело но и душа, и он не слышал, что она говорит, но нежно обняв ее руками и прижавшись всем телом, прошептал: "ты само совершенство.. И что ты во мне нашла? Фелу... Не уходи. если ты уйдешь, то я сброшусь с пропасти и.." - Молчи! - львица потерлась мордой об его голову, тихо мурлыча. - То же самое я могу сказать о тебе. С самого детства я мечтала быть с тобой! Сказала Фелу и заснула в его объятьях...

Вне конфликта

Категория: Пушистики

Автор: Id (перевод)

Название: Вне конфликта

Все персонажи являются собственностью компании "Capcom" (http://www.capcom.co.jp) и используются без разрешения в качестве tribute to... (данная фраза не переводится и в японском контексте означает "Посвящение Создателю", т.е. автору настолько понравились герои того или иного произведения, что он сподобился написать собственный рассказ с их участием - прим. переводчика). Посвящается всем совершеннолетним поклонникам Вселенной Дарксталкеров, для которых "Дарксталкерс" - это не только мордобой, но и эстетика.

В который раз зашло солнце - вечный спутник всего живого на Земле, дающий жизнь и радость тем, кто живет в соответствии с законами природы, и смерть и гнев тем, кто пришел извне отобрать у людей Землю вместе с правом на жизнь. Наступила Первая Ночь Шестого Месяца. Уже минуло полгода с прихода Джеды - великого вампира, обладающего практически безграничной властью. До этого Дарксталкеры неоднократно проникали в Мир Людей на протяжении не одной тысячи лет, что бы поразвлекаться с человеческими самками или просто забрать несколько жизней. Да, они были гораздо сильнее многих людей... но еще никто из них не помышлял о мировом господстве. И вот пришел Джеда... высокий, стройный юноша с пепельно-серым лицом и огромными черными крыльями за плечами. Определить возраст Дарксталкера практически невозможно - если не принимать во внимание цвет лица и крылья, ему вполне могло бы быть шестнадцать человеческих лет... но Дарсталкер может быть ровно во столько же раз старше или моложе.

Проникнув в Мир Людей как раз во время очередной мировой войны, Джеда одним лишь усилием воли превратил в пепел две огромные враждующие армии. Полгода прошло с того момента... но никто уже не помнит, на чьей стороне и против кого они сражались. Ослабленная военная мощь оказалась бессильной против могущественного вампира, соорудившего в центре бывшего Парижа свой черный замок (поговаривают, что он вырос из-под земли за каких-то десять минут). Но там, где техника бесполезна, всегда найдется место магии и силе духа. Джеда знал это. Что как среди Дарксталкеров, так и среди людей есть те, кто могут потягаться с ним силой. Поэтому необходимо избавиться от возможных конкурентов. Устроить турнир, в котором раз в неделю, в ночь с последнего дня на первый, величайшие люди и Дарксталкеры будут сражаться друг с другом. Что получит победитель? Все... но победителя не будет - Джеда не допустит этого.

Итак, Первая Ночь Шестого Месяца. Фелиция, потянувшись, приоткрыла глаза. Ее кошачий инстинкт подсказывал, что настала ночь, самое время для прогулки по городу. А еще лучше посетить какой-нибудь ночной клуб, где спеть под фонограмму популярную в позапрошлом веке песню "Angel of Light", развеселив тем самым подвыпивших клиентов, ведь нет ничего лучше на свете, чем наблюдать улыбающиеся лица! И как только люди не могут понять этого, причиняя боль тем, кто хоть чуть-чуть отличается от них? Как, впрочем, и себе подобным.... Ну и что, что она наполовину кошка, и всего лишь наполовину - человек? У нее есть то, чего так хотели бы иметь многие люди - мягкие пушистые лапы, элегантный хвост , заостренные ушки на чрезвычайно симпатичной мордочке и белый мягкий мех, покрывающий значительную часть тела. Это же не причина ненавидеть! Больше всего на свете Фелиция хотела стать певицей - с этой целью она и пришла полтора года назад в Мир Людей, где, как она надеялась, ее голос будет оценен по-достоинству. Но кроме выступлений в ночных клубах под "фанеру" она не добилась ничего. А потом пришел Джеда... и люди воспылали смертельной ненавистью к Дарксталкерам. Они убивали их безо всякой причины, даже тех, кто не пытался проявить враждебные действия. Выступать стало опасно - жестокость Джеды, казалось, проникла и в сознания людей.

Но она выступала. И нашлись добрые люди, которые поняли ее и защищали. Местные дети приносили ей цветы и просили еще разочек спеть "Ангела Света". И она пела - ведь что может быть прекраснее счастливых детей? И сегодня она снова выйдет на сцену "Розовой бригантины", где ее ждут немногочисленные поклонники.

Фелиция направилась было к выходу, но неожиданно упала. Что-то держало ее за правую заднюю ногу.

Цепь! Окончательно придя в себя ото сна, она вспомнила.

Прошлый четверг.

Пожар в "Розовой бригантине".

Обвиняются Дарксталкеры.

Единственный замеченный Дарксталкер в радиусе пяти километров от трагедии - синеволосая девушка-кошка, согласно показаниям местных, живущая в подвале сгоревшего клуба.

Мотив - она Дарксталкер. Клуб принадлежал людям.

Огонь.

Боль.

Потеря сознания.

Сквозь призрачную дымку едва различимый приговор:

"Первая Неделя Шестого... против человека... арене... поединке..."

"В Первую Неделю Шестого Месяца - бой против человека на арене в смертельном поединке".

Неужели люди действительно так жестоки, что бы подвергать ее тому, чего она так ненавидит - насилию? Она пыталась объясниться... на что получила ответ: "А чего это у вас, девушка, такие большие лапы?" Бесполезно. Сегодня ей надо выйти на арену. И выбрать одного из двух: либо пасть от руки бессердечного человека, либо попытаться убить его и самой стать убийцей. Но она никогда не убивала людей - лишь мышей и крыс, и то лишь ради пропитания. Сможет ли она? И что будет дальше?

Гулкие и равномерные удары кованых сапог о железный пол прервали размышления Фелиции. В камеру вошел высокий крепкий человек в форме Защитника низшего ранга - типичный охранник. При одном его виде в голове кошки мелькнула мысль: "Если это страж, то каков будет соперник?"

Человек схватил цепь, которой Фелиция была прикована к стене, и приказал грубым голосом:

-А ну-ка вставай, кошечка!

Фелиция посмотрела на него испуганным взглядом:

-Простите, мистер, я знаю, что должна идти сражаться, но Вы держите цепь так, что я не могу встать...

Охранник схватил Фелицию за волосы и прошептал в самое ухо:

-Ты меня не поняла? Вставай на четвереньки. До поединка еще целый час, который может понравиться

не только мне, но и тебе, если будешь послушной кошечкой.

Фелиция замерла. Она догадалась, чего именно хочет охранник. Только не это! Она еще слишком молода - ей только недавно исполнилось пятнадцать человеческих лет! Да, уже пару лет назад она начала чувствовать охоту, этот инстинкт заложен в ее кошачьих генах. Но человеческий разум, ведомый моралью, требовал, что бы сначала был узаконен брак с тем, кого она полюбит. Особенно этот закон чтили Дарксталкеры. Однако... если многие из них без зазрения совести насиловали человеческих самок, не считая их равными себе, то что может сделать человек с самкой Дарксталкера?

-Мистер, пожалуйста... не надо... - взмолилась Фелиция.

Охранник покачал головой.

-Ах, как плохо! В мире стало хуже некуда! Найти нормальную женщину практически невозможно - они боятся выходить из дома даже днем! А все из-за вас, проклятых отродий! И к тому же, вы можете быть

невероятно сексуальны - я бы с радостью трахнул кошку, будь она мне по размеру. Вот ты в самый раз.

Быстро вставай и подними хвостик, пока не стало хуже!

Фелиция поняла, что делать ей больше нечего, и подчинилась, тихонько прошептав:

-А противозачаточные средства у Вас есть?

-А зачем? Резинка только мешает близкому контакту с возбужденной плотью. К тому же можешь не переживать - к рассвету тебя наверняка не будет в живых!

Горячие слезы потекли из глаз Фелиции. Он не оставляет ей даже шанса надеяться! Тем временем охранник сбросил форму и предстал перед кошкой совершенно обнаженным. Глядя на его квадратное тело, покрытое шрамами и синяками, на кривой, опухший от частой мастурбации член, Фелиция осознала, с каким низменным существом она имеет дело. Она закрыла глаза, и тут же почувствовала, как огромные руки гладят ее по животу. Одна рука потянулась вверх, и продолжила ласкать ее покрытые мехом груди. Другая скользнула промеж задних лап, нащупала мягкую шерстяную промежность и начала ласково перебирать шерсть. Фелиция, никогда ранее не испытывающая ничего подобного, почувствовала, что внутри нее становится теплее - словно погрузилась в чуть теплую ванну с автоподогревом. Слезы мгновенно высохли - она почувствовала себя лучше.

-Ну как, кошечка? - раздался голос охранника. - Тебе нравится?

Фелиция не ответила. Охранник рассмеялся.

-Я так и думал. Вот оно, средство от всех невзгод! - И с этими словами раздвинул пальцами руки половые губы кошки. Затем ввел средний палец вовнутрь, и пощекотал кошку изнутри. Слизистая жидкость омыла руку, и человек, схватив обеими руками Фелицию за бока, воткнул в нее свой член. Он вошел едва ли на четверть, и Фелиция закричала от боли.

-Я... сейчас... тресну, - прошептала Фелиция. - Ты... разорвешь меня напополам...

-Не бойся, не разорву. Это твой первый раз, да? В первый раз всегда так. Потом привыкнешь, - и человек, схватив кошку за пушистую грудь, резким движением погрузил в нее член до конца.

Фелиция почувствовала резкую боль, словно ее промежность действительно разрывается. Неожиданно что-то произошло, и боль стихла. Сильные руки продолжали массировать ее затвердевшую грудь, а член вытанцовывал промеж задних лап. Фелиция почувствовала, что ее передние лапы слабеют, и она не сможет долго устоять. Она сказала об этом охраннику, и тот, сняв с нее цепь, позволил лечь на спину. В изнеможении растянувшись животом кверху, Фелиция казалась еще более сексуальной, чем до этого.

Охранник вновь соединился с нею, и не отпускал до тех пор, пока не кончил. Затем поднялся, и начал одеваться. Фелиция наблюдала за ним туманным взглядом. Теперь он не казался ей таким противным, как

до этого. Он подарил ей наслаждение, которое она никогда ранее не испытывала. Возможно, последнее, что она испытала хорошего в этой жизни.

Одевшись, охранник приказал Фелиции сложить вместе передние лапы, и, сковав их цепью, повел за собой по длинному, темному коридору. Так они прошли метров двести, прежде чем оказались перед лестницей, ведущей наверх. За ней - еще один длинный коридор, похоже, ведущий на арену - Фелиция слышала доносящиеся издали крики людей, собравшихся полюбоваться смертельным боем. И вдруг что-то изменилось в душе девушки-кошки. Ей снова захотелось того, что сделал с ней охранник двадцать минут назад. Только теперь роль насильника она хотела взять на себя. Вместе с чувством желания пришло и чувство решительности и агрессии. Фелиция более не боялась предстоящего поединка...

Пройдя второй коридор, охранник и Фелиция оказались на арене. Это была большая прямоугольная площадка примерно двадцать метров в ширину и пятьдесят - в длину. Вокруг - толстая металлическая решетка. По ней можно взобраться наверх, но потолок закрыт такой же решеткой, только с гораздо более частыми прутьями. Бой словно происходит в клетке. Вокруг - импровизированные трибуны из сваленного в кучу всевозможного хлама. На нем - множество зрителей, пришедших оглазеть на то, как человек отберет жизнь еще одного Дарксталкера. Или наоборот...

На арене ее ждали. В противоположном углу стоял невысокий седовласый человек, обнаженный по пояс. Его седины создавали резкий контраст со всем остальным - тело было без единой морщины, как у молодого гимнаста, но не такое крепкое, как у охранника; лицо также не говорило о старости. Из одежды на нем были лишь темно-синие спортивные брюки, да красный матерчатый пояс.

Охранник снял цепи с Фелиции, вышел на середину арены и прокричал, пытаясь перекрыть гул, создаваемый зрителями:

-Сегодня Первая Ночь Шестого Месяца Великого Поединка, устроенного нашим великим правителем - Джедой Вечным! Осталось еще полгода до того знаменательного события, когда Джеда сам примет участие в Поединке с сильнейшим, прошедшим через предыдущие битвы. Но пока этот день не настал, мы продолжаем искать этого сильнейшего. Как вы помните, шедший без поражения пять Поединков подряд Дарксталкер Олбат был убит на прошлом поединке претендентом, человеком по имени Джон Талбот! Вот он, вы можете наблюдать его в правом углу арены!

Толпа загудела пуще прежнего. Не дожидаясь тишины, охранник продолжал:

-Сражаться с ним будет эта очаровательная, но весьма опасная кошечка, проникшая в наш мир для того, что бы принести с собой беды людям. Дарксталкер - природный враг человека! Итак, позвольте представить... - охранник посмотрел на Фелицию и спросил: - Как тебя звать-то?

-Фелиция, - прошептала кошка.

-Итак, - повторил охранник, - позвольте представить - Фелиция! Только один уйдет с этой арены живым. Наслаждайтесь поединком, дорогие сограждане!

С этими словами охранник занял место в проходе, по которому привел Фелицию на арену. Человек и Дарксталкер судорожно изучали друг друга. Затем, ни слова не говоря, Фелиция бросилась на Джона, широко расставив передние лапы, но, не выпуская когти. Однако Джон с невероятной скоростью переместился вперед, и оказался за спиной Фелиции. В тот же самый миг он ударил кошку по задним лапам, так что она оказалась на земле. Толпа загудела, а Джон произнес тихим, спокойным голосом:

-Зачем ты это делаешь, Фелиция? Ты же пришла сюда не для того, что бы сражаться.

-А тебе откуда знать? - прошипела она в ответ. - Ты не представляешь, чего я сейчас хочу!

-Я знаю, Фели. Я помню твои песни в "Грухау Кхвара". Ты певица, а не воин!

"Грухау Кхвара"? Бар из мира Дарксталкеров? Откуда он знает о нем?

-Ты не должна быть здесь, - продолжал Джон. - Ты вне конфликта с Джедой.

-Ты прав, - оскалилась Фелиция, - но такие, как ты, считают нас своими природными врагами. Хотя как самцы вы многого стоите! - И с этими словами Фелиция вновь бросилась на Джона. Но он повторил свой маневр, на сей раз не только свалив кошку на землю, но и попытался нанести ей более мощный удар кулаком.

Однако Фелиция успела отразить нападение. Перекатившись на спину, девушка-кошка схватила человека за ноги, так что они вдвоем оказались на земле. В следующее мгновение Фелиция оказалась на Джоне, и слилась с ним в поцелуе. Она массировала передними лапами его грудь, оставляя на ней царапины от выступающих когтей. Джон, не ожидавший такого, первые пять секунд не сопротивлялся, и лишь потом отскочил в угол арены.

-Что... ты... делаешь? - недоуменно произнес он.

-То, что хочу! Я вне конфликта с Джедой. Но я хочу, хочу сильного самца, который может удовлетворить мою похоть! Сделай это, или попробуй убить меня!

И тут неожиданно Джон сорвал с себя пояс. Штаны опустились на землю, и зрители увидели, насколько он возбужден. Зрители заревели от восторга в предвкушении горячего зрелища.

Обнаженный, Джон бросился на Фелицию. Он повалил ее на землю, и вошел в нее, облизывая соблазнительно выступающие из-под светлого меха розовые соски. Фелиция, мурча от удовольствия, страстно обнимала Джона, поглаживая его спину.

И вдруг...

Седые волосы на голове Джона начали стремительно расти. Вскоре они покрыли всю его голову, наподобие гривы. Такие же волосы начали появляться по всему телу. Его лицо так же менялось, глаза загорелись красными огнями, лицо вытянулось, превратившись в морду волка. Теперь Фелиция узнала его.

Он был тем самым Дарксталкером, что пытался проникнуть в гримерку "Грухау Кхвара", где Фелиция готовилась к выступлению, но был выкинут бдительным вышибалой. Так он - Дарксталкер-оборотень? Сколько времени он провел в Мире Людей? И как оказался на турнире?

Словно прочтиав мысли Фелиции, Джон произнес:

-Все вопросы потом. Нам надо соединить свою энергию для того, что бы разрушить эту проклятую клетку и бежать. Мы не должны быть здесь. Мы вне конфликта. Ты должна постараться, кошечка. Сделай ЭТО!!!

Фелиция, выпустив когти, впилась в мохнатую спину Джона, ощущая нутром его упругую плоть и нечеловеческую страсть. В тот же миг энергетическая аура окутала их тела, ставшие одним целым, и, пробив решетку, со скоростью метеора вынесла с места поединка. Они летели вокруг земли, ища место спокойного уединения. Наконец Фелиция приметила небольшой зеленый остров, и ослабила свою хватку.

Пролетев по инерции еще с полкилометра, кошка и волк плюхнулись в прибрежные воды. Было видно, что Джон потратил слишком много сил, создавая ауру - Фелиция была лишь катализатором для него. Он тяжело дышал, и от его эрекции не осталось и следа. Фелиция сидела напротив него и радостно смеялась.

-Так ты хочешь узнать, как я попал сюда, как маскировался под человека и оказался на турнире? - спросил Джон.

Фелиция хитро улыбнулась.

-Потом, красавчик. А сейчас я хочу еще попробовать тебя!

-Может попозже? Я настолько вымотался, что больше не могу.

-Тогда хотя бы поласкай мои груди, - попросила Фелиция. - У тебя так хорошо это получалось!

Волк вздохнул, и, сев рядом с кошкой, стал перебирать лапами ее мокрый мех. Фелиция в ответ гладила его мощное тело, опускаясь все ниже и ниже. Вскоре на фоне восходящего солнца можно было различить два силуэта, слившихся в страстном оргазме.

Arthur Fexis

2foxes

Категория: Пушистики

Автор: Stratos

Название: 2foxes

Они договорились, что встретятся в полночь. Они уже были самцами, но забавлялись подобным образом время от времени. Дейв пришёл первым. Он находился у подножия дерева, закрыв глаза, он стал ждать.

Спустя некоторое время, он почувствовал две лапы, касающиеся промежности его шортов. Он открыл глаза, и посмотрел вниз, чтобы видеть усмехающееся лицо Тейла - его самца. Его лапы захватили морду другой лисы, наклонившись вниз он стал целовать его интенсивно и неистово. Его язык быстро проскользнул в рот его самца, и поцелуй был с удовольствием возвращен. Они целовались лихорадочно в течение некоторого времени, прежде чем Дейв остановился и снова встал около дерева, передняя сторона его шортов, показывая очевидное возбуждение

"Эй, тут... " Дейв сказал это с оттенком вожделения в голосе.

Тейл только ухмылялся, его лапы, быстро нашли застежку - молнии на шортах самца, и быстро расстегнул их. Его пристальный взгляд был направлен вниз, на освобождённый член своего любовника. Его лапа, ласкала пушистые белые шарики. Его большой палец скользил, на выставленном кончике его члена. Дейв стонал, врывая свои когти в землю, наблюдая с желанием как его петух укрепился. Язык Тейла немедленно коснулся этого. Он начал скольжение на жестком петухе Дейва. Дейв стонал, вонзая свои когти в землю. Он полностью замер, наблюдая как голова Тейла перемешалась вверх и вниз, относительно его фаллоса.

Сперма, выпущенная из кончика петуха Дейва, была быстро слизана его партнёром. Лапы Тейла, блуждали по груди Дейва, под его рубашкой, сжимая его соски. Лапы Дейва опустились на голову другой лисы, сжимая его уши Тейла, который сосёт его мужской член. Одна из лап Тейла скользнула ниже рубашки и схватила член Дейва. Потянув оболочку вниз и обнажая его полужесткий узел. Как только Тейл сжал его, Дейв вскрикнул, и его узел начал расширяться в лапе другой лисы. Тейл медленно давал скользить его петуху по его морде. Тейл быстро снял одежду и встал обнажённым перед своим любовником.

Дейв улыбался ему и праздно ласкал свой собственный член, в то время как он наблюдал, как Тейл делает тот же самое, поглаживая своего петуха медленно возбуждая его и освобождая от оболочки.

"Я всегда любил твоё тело ..." сказал он мягко, поглаживая себя, и, наблюдая как его самец приподнялся, и развёл ноги, становясь перед ним на колени.

"Ты знаешь, что я всегда любил твой зад, даже больше, чем когда ты имеешь меня" С этим, он опустил его таз, чувствуя его фаллос. Нажав, против его ануса, затем из горла Дейва вышел мягкий стон.

Дейв быстро переместил его лапы на собственный член, двигая его пальцы медленно и чувственно вверх и вниз по возбуждённой плоти, дразня кончик и раздутый узел. Тейл выгнул его спину и Дейв простонал снова. На сей раз, он намного глубже утопил свой член в анус своего любовника и через несколько секунд, он почувствовал толстый узел, нажимающий против его заднего прохода.

Блокированный таким образом, он начал медленно двигаться, взад-вперёд погружая свой член всё глубже в зад своего любовника. Он опустил голову вниз, и его глаза увидели Дейва. Он долго смотрел на него, держа его на своём члене.

Дейв медленно прервал пристальный взгляд, и достал лапой зад его красивого любовника, находящегося на расстоянии достаточном, чтобы можно было дотянуться до петуха Тейла. Тейл застонал, его глаза закрылись, массируя соски на груди своего партнёра, он продолжал медленно двигаться назад и вперёд, постепенно увеличивая скорость перемещения. Затем он развернул Дейва и начал трахать его в рот. Он продолжал делать фрикции , поддерживая постоянный темп, пытаясь продлить этот момент на максимально долгое время.

Скорее всего, его любовник имел другие планы. Дейв ухватился таз Тейла и опустил его вниз и одновременно громко застонал из-за петуха, заполняющего его рот. Узел Тейла скользил в анусе его партнёра. Дейв сказал, что теперь его очередь доставлять удовольствие Тейлу.

Дейв сосал намного интенсивнее. Теперь, скользя одной лапой вокруг и выжимая узел в основании петуха Тейла, он неистово работал языком, двигая им вверх и вниз по члену Тейла.

Дейв чувствовал, что его собственная кульминация приближалась. Спермы в его собственном члене стало больше, чем он мог удержать, и густые потоки его спермы хлынули струей, заполняя задницу его любовника. Другой лис выгнулся, и первые нагретые выстрелы попали ему в рот. Это стимулировало его собственный оргазм, его петух, дергающийся в лапе Дейва, разбрызгивал его собственное семя на лицо Дейва.

Они оба были потрясены единенным оргазмом. Почти так же быстро как это началось, их парные кульминации были закончены. Дейв отступил от расслабленного петуха его партнёра. "Я люблю тебя" сказал Дейв между вздохами. Почти в то же самое время они, оба зевнули, затем, засмеялись и друг другу. Они готовились ко сну, заполненному мечтами о другом.

Первый раз Kovu

Категория: Пушистики

Автор: Stratos

Название: Первый раз Kovu

Ночь падала на Саванну, и Kovu надеялся провести свою первую ночь в пещере Скалы Гордости вместе с Киарой и другими львами прайда Симбы. Kovu просил Симбу, пропустил его... "Simba, могу я спать в пещере сегодня вечером?" Simba посмотрел на него и отвернулся... "Нет Kovu, ты все еще не заслужил моё доверие, и пока это так ты будешь спать снаружи." Kovu вздохнул и лёг, когда другие львы вошли в пещеру, после Симбы. Kovu усмехнулся и скоро заснул.

Ночь, заканчивалась и Kovu проснулся, чтобы найти Симбу, стоящего в лунном свете на краю скалы.

"Simba, что... - " произнёс Kovu, но Simba остановил его и сказал " Ты хочешь заработать мое доверие? Тогда молчи, и делай то, что я говорю. Теперь следуют за мной Kovu", - Simba начал путь к вершине Скалы Гордости. Когда Kovu следовал за ним, он заметил, что Simba был сильно возбужден, его член выпирал из оболочки и качался в бризе саванны. Они достигли вершины, Simba развернулся и посмотрел на молодого льва. "Теперь Kovu, - сказал Simba, - ты получишь моё доверие, тогда и только тогда ты будешь вместе с моей дочерью Киарой". Simba подвигался ближе к Kovu и кротко тёрся об него. Kovu теперь понял - чтобы заработать расположение Симбы, он должен был подчиниться королю и делать то, что он хотел.

Simba снова подошёл к Kovu и потёрся об него, и то же самое сделал Kovu, он почувствовал мускусный аромат исходящий от Симбы. Он знал что Simba имел ввиду и начал чувствовать его собственный петух также возбуждается, Kovu желал подчиниться ему больше, чем когда бы то ни было. Simba исследовал шарики Kovu кротко облизывая их оболочку. Kovu задыхался, так как он никогда не чувствовал удовольствие такого вида прежде. Он посмотрел на Льва, Simba оглянулся назад и улыбнулся... "Расслабься Kovu, ты будешь наслаждаться этим. Теперь ложись и подчиняйся своему Королю". Kovu глубоко вздохнул, лёг, закрыл глаза и стал ждать. Simba шел позади Kovu и переместил свою голову к хвосту Kovu. Simba начал исследовать берлогу под хвостом Kovu своим щетинистым языком. Kovu стонал и начинал мурлыкать когда Simba, облизывал его наиболее чувствительную область. Simba глубоко вдыхал, замечательный мужской аромат Kovu. Это возбудило Симбу даже больше и его член вырос до ещё более внушительных размеров. Kovu оглянулся назад и увидел блеск петуха Симбы в бледном лунном свете. Simba взобрался на Kovu и лёг прямо на него. Kovu опустил голову и закрыл глаза, он не знал, что ожидать. Именно тогда он почувствовал, что кончик петуха Симбы касается ануса под его хвостом. Kovu слегка испугался и пробовал двинуться, но Simba блокировал его на месте, захватывая тело Kovu передними лапами. "Расслабься", - тихо сказал Simba. Kovu глубоко вздохнул, Simba улыбнулся и осторожно вставил свой жесткий член в анус Kovu. Kovu вздрогнул от боли когда Simba полностью протиснулся в его зад. Simba стонал от удовольствия и захватил заднюю часть шеи Kovu в мощные тиски, держащие его на месте. Simba начал интенсивно двигать свой член в молодом самце. Kovu громко стонал когда его внутренности раздирались большим петухом сильного льва. Simba толкал сильно и скоро почувствовал приближение кульминации. Шипы на его члене тёрлись о гладкие стенки ануса Kovu. Kovu стонал, желая чтобы это скорее кончилось, он чувствовал что глубокие толчки Симбы и жесткое шипы льва разрывают его на части. Simba стонал при подталкивании быстрее в Kovu и затем с одним заключительным толчком он захоронил себя в Kovu, приподнимая его от земли. Simba громко взревел, когда он взорвался в плотную берлогу хвоста Kovu. Simba упал на него все еще, пополняя его своим семенем, облизывая его шею.

"Ты преуспел Kovu, очень хорошо". Simba вышел из него проливая часть своей спермы на землю. Simba смотрел на Kovu... "Теперь вылижи это и возвращайся к Скале Гордости". Kovu посмотрел на него и кивнул, он опустил голову и упивался спермой Симбы. После этого он начал спускаться. Simba наблюдая за ним улыбнулся. Он думал про себя... "Ты сделал всё очень хорошо Kovu. Теперь я доверяю тебе".

С этой мыслью Simba лёг, сильно утомившись за эту ночь, он заснул.

Первый опыт

Категория: Пушистики

Автор: Михаил Вячеславович

Название: Первый опыт

От автора.

Странное совпадение, что это не только первый раз наслаждение моих пардов, но и первый раз, когда я пишу подобные рассказы. Главное, по-моему, написать первый, пересилить самого себя, своё смущение, это и есть самое сложное. Конечно, я читал и видел это всё, но самому подобное написать в первый раз было очень сложно. Ну а теперь сам рассказ, только прошу не забывать что он мой первый.

Она была великолепна без одежды: небольшая вытянутая головка с заострёнными кошачьими ушками, средних размеров грудь, упругий живот, округлые бёдра, стройные передние и задние лапы, всё её тело было покрыто мягким и гладким рыжим мехом, он серебрился и переливался в белых лучах полной луны. Каждое её движение было наполнено природной силой и грацией. За Кирой ухаживали многие и многие самцы, и не только её вида, но из всех их она выбрала именно Карда, но не только за его силу и грацию, но и за его острый ум, приятную манеру речи и, как ни странно, природную застенчивость.

Между задних лап сладко заныло. Он лежал на спине, закрыв глаза, и ждал что будет. Кира подошла к нему и присела на мягкую постель у его лап. Она провела ладонью по животу и ниже, к его напряженному члену. Её ладони были тёплыми и нежными. Они мягко скользили по его тёмной шкуре, всё ниже и ниже.

Он лежал спокойно, но с тревожащем чувством: "Что-то будет", и это что-то случилось. Её ладонь достигла его члена и осторожно пробежала пальчиками по напряжённой плоти. Раз, другой, третий. Её касания били нежными и ласковыми. Затем к его члену прикоснулось что-то шершавое, но мягкое и нежное и тоже пробежало от красной головки к яичкам.

Всё его тело напряглось, он знал, что это её язык, но всё равно никак не мог поверить. Он много раз чувствовал её язык, он даже проникал ему в рот во время многочисленных поцелуев, но он никогда не чувствовал его там, внизу.

А язычок продолжал бегать по его члену, чередуя это занятие с поцелуями и, наконец, случилось то, чего они оба с нетерпением ждали: красная головка испытала на себе этот шершавый влажный язычок, который стал быстро, быстро облизывать её. С каждым разом наслаждение всё нарастало и нарастало, а Кард начинал чувствовать ещё что-то, это не было чувство чего-то осязаемого, скорее это было чувство чего-то приближающегося и неизбежного, но, тем не менее, оно было.

Её язычок был слишком шершавым и приносил боль, но она была ничто по сравнению с огромным удовольствием которого с каждым разом он приносил всё больше и больше, и поэтому Кард не стал бы этого прекращать, даже если бы у него была возможность, которой из-за огромного возбуждения двух мягких тел он совсем не имел.

Раньше он не мог даже помыслить о подобном внеземном наслаждении. Это было великолепно. А непонятное чувство всё нарастало, и он почувствовал что сейчас произойдёт ещё что-то новое в его жизни.

Кард закатил глаза и начал быстро дышать, а из его члена ударила белая студенистая жидкость, но не сплошной струёй, а небольшими порциями. Кира открыла рот на встречу этой струе. Она закрыла глаза и начала глотать эту божественную влагу, вкус её, быть может, оказавшийся при других обстоятельствах и неприятным, сейчас был лучше всего на свете, и она глотала её пока та не закончилась. Кира старательно слизала оставшуюся на головке жидкость и легла рядом с Кардом.

Он обнял ее, и она прижалась к нему всем телом. Её усы щекотали его ноздри, отчего Кард приглушённо захихикал, но она не обратила на это внимания. Кира изучающе взглянула на Карда и они слились в долгом и страстном поцелуе. Кард чувствовал этот солоноватый вкус, вкус его собственной жидкости и это только усиливало его возбуждение, её язык опять проник ему в рот и делал там всё, что ему вздумается, это было сказочно приятно и будоражило каждый мускул, каждый волосок на его теле. Наконец поцелуй закончился, Кира отстранилась от него и мягким игривым голосом тихо промурлыкала..

-Хочешь узнать что там у меня?

-Да, и очень. - Так же тихо ответил кард.

-Тогда подымайся. - Опять промурлыкала она.

Кард приподнялся на локтях, мягко посмотрел на ней и встал.

Он присел на пол, у края кровати и возле её задних лап. Она широко раздвинула их, представив его взору всё сокровенное, что так долго было от него скрыто.

Это было похоже на маленькую, но глубокую пещерку прямо в его любимой. Он поднёс морду к её сокровищу и осторожно понюхал его. Запах был возбуждающим, такого приятного и страстного аромата он ещё никогда не чувствовал. Насладившись этим запахом Кард поднёс свою морду ещё ближе и несмело лизнул её прямо между задних лап. Кара приглушённо вздохнула от наслаждения, и он понял что настало его время и уже смелее вновь приник языком к её страстной пещерке.

Сначала он лизал внешние складки этого чуда, ощущая языком рельефность и мягкость этой поверхности, потом постепенно, кругами, стал углубляться в её пещерку. Кара лишь приглушённо стонала, вцепившись когтями в покрывало постели. А он всё углублялся, исследуя неизвестную, но такую желанную область её тела.

Наконец он обнаружил ещё что-то необычное, какой-то странный бугорок. Каждый раз, когда Кард приникал к нему языком Кара начитала громко стонать, почти кричать от наслаждения, по видимому этот бугорок и был главным сокровищем и одновременно его наградой за всё то что он для неё делал и за всё то на что он ради неё шёл.

Кард сосредоточил свои ухаживания на этом бугорке и на окружающей его плоти.

Кара стонала всё громче и наконец стон перешёл в крик, но не боли, а огромного наслаждения и из глубин её сокровища потекла жидкость, приятного будоражащего ноздри запаха и божественного вкуса. Кард самозабвенно лакал эту жидкость и наслаждался этим.

Наконец когда жидкость кончилась, он ещё раз облизал её сокровище и поднялся. Она лежала тихо, запрокинув голову и неровно дыша, в её глазах всё ещё читалось пережитое ею наслаждение.

Кард взял с комода мягкое одеяло и бережно укрыл им Киру, затем лёг рядом на кровати, немного посмотрел на неё и обнял, первое в его жизни подобное изнеможение охватило его тело, он прикрыл глаза. Сон неумолимо наступал. Последнее что он услышал было.

-Я люблю тебя Кард, полностью и навсегда.

-Я тоже. - Успел он ответить, перед тем как провалился в глубокий сон.

Игры львиц

Категория: Пушистики

Автор: Adultlion

Название: Игры львиц

Сарафина перекатилась на спину, уставилась в небо, к тонким облакам саванны, и вздохнула. "Еще несколько дней", - бормотала она себе под нос. Сарафина - мать королевы Pride Land Налы, чувствовала себя не очень хорошо несколько последних дней. Ее сезонная течка приближалась, и она не знала, где она найдет себе самца. Она была вялая, раздражительная, и чувствовала себя, как будто она должна была что-то сделать, но сама не знала что. После нескольких минут, она перекатилась на бок. Дёрнув ухом, она встала и решила прогуляться. Отряхивая пыль с меха, она поднялась, ее гибкое тело было желтовато-коричневой точкой в обширной травянистой саванне. Мышцы задних ног слегка колебались, поскольку она потягивала их. Опустив нос к земле, она чихнула, спугнув маленькое скопление птиц с близлежащей акации. Усмехнувшись, она бросилась наутек, уходя от маленького облака пыли, которое она подняла.

Сарафина была благодарна за свободное время, которое ей предоставили. Прайд хорошо питался, последние несколько охот были удачны, и погода была хорошая уже в течение многих дней. Это было несколько скучно, но отдых, который ей предоставили, хорошо сказался на её самочувствии. Прогуливаясь по саванне, она поразилась тому, над чем она раньше никогда не задумывалась, пока эти места не были уничтожены. Теперь всё было хорошо. Шрам был мертв, Симба жив, и его дочь Киара была одним из самых замечательных котят, которых львица могла вообразить. "Намного привлекательнее, чем Симба, когда он был в её возрасте", - улыбнулась Сарафина.

Поскольку она шла, задумавшись, она едва не упала на Симбу, спящего на краю львиной тропы, по которой она шла. Это была плохо освещенная дорожка, с большим количеством листвы над ней, и желтовато-коричневый мех Симбы был почти незаметен. Он, вероятно, был бы удивлен, увидев ее. Сарафина осторожно отошла от него, чтобы не разбудить короля. Она остановилась, чтобы поближе рассмотреть его, восхищаясь его красивым телом. "Моей дочери очень повезло", - размышляла Сарафина. Тело Симбы мягко дёрнулось, заставляя испуганную Сарафину отскочить назад. Король не делал ничего особенно интересного; он просто перевернулся на спину, давая Сарафине возможность хорошо рассмотреть его живот. Сарафина чувствовала свою активность в пояснице при наблюдении этого, а это чувство соблазнённой львицы она знала очень хорошо. Симба выглядел удовлетворённым - без сомнения это было вызвано его сном. Он счастливо рыкнул, облизнув губы и дернув задними ногами. Взгляд Сарафины стал медленно опускаться ниже и остановился, когда она увидела его появляющуюся эрекцию. Как самец Симба был намного больше тех львов, которых знала Сарафина. Это не было чем-то невероятно огромным, но всё-таки довольно значительным, и некоторые непослушные мысли проскакивали через воображение Сарафины прежде, чем она могла что-нибудь с этим сделать. Сарафина медленно села, очарованная наблюдением роста Симбы, который продолжал мягко дёргаться, лёжа в сказочной стране.

Сарафина внезапно осмотрелась вокруг. Она не слишком волновалась о том, что Нала могла увидеть их вместе; в конце концов, это было естественно для львицы - хотеть спариться с самцами в Прайде.

"Ohhhhh, Нала... " стонал Симба. "MMMMMmmmmmmmm... " Его член показывался всё больше и больше из его пушистых ножен, его лицо говорило о явном удовольствии, которое он испытывал во сне.

"Uhhhh, Нала, yessss ..." он спокойно мурлыкал.

Сарафина сама сильно возбудилась, глядя на Симбу. Она знала, что ее собственный цикл течки должен скоро начаться, но она не ожидала этого так скоро. Она не могла выкинуть образ красивого члена Симбы из головы, а когда она представляла его полностью, он становился невероятно желанным львом. Сарафина не была ещё полностью готова но, ее тело говорило ей, что она нуждалась в спаривании, и как можно быстрее.

Её дикие мысли и фантазии были прерваны шумом со стороны дорожки. Сарафина вскочила в высокую траву и замерла. Как раз в это время она увидела Налу. Не смотря на шум, Симба не двигался, наслаждаясь эйфорией сна.

"Симба!", - Нала кричала, смотря вокруг. "Симба где - Ты!?"

Наконец, она видела, что он лежал вверх под деревом, погружённый в свой сон. Она подошла к нему и, глядя на его возбуждённый член, лизнула его своим шершавым языком. Она была вознаграждена струей спермы выплеснувшейся на её нос, не оставляя сомнений в содержании его сна. Слизав сперму, она постояла несколько секунд, смакуя вкус. После этого она подошла к голове Симбы и лизнула его в нос.

Симба, наконец, проснулся и открыл глаза. Нала была слишком поглощена своим занятием, чтобы видеть это, тем не менее, она облизывала его снова, на сей раз от головы до груди. Симба спокойно хихикал

"Давай же, не останавливайся... " он стонал, чувствуя возбужденное состояние своего тела. Нала смотрела на него улыбаясь, но её взгляд был беспокоен.

"Жаль дорогой, но есть проблема. Мы видели гиен, нападающих на газелей на западной стороне Pride Land", - cказала Нала, облизывая его нос снова. Симба удивлённо застонал.

"О, Нала, ты не поверила бы сну, который я видел", - сказал Симба, потягивая лапы.

"Я могу вообразить", - сказала она застенчиво. "Действительно ли тебе было хорошо? "

"Только когда ТЫ пришла сюда", - сказал Симба и потёрся своей головой о голову подруги.

Они начали удаляться на запад, Симба шёл несколько натянуто. Нала игриво толкнула его, и они побежали быстрее, скоро скрывшись за холмом.

Сарафина встала на немного шатких лапах в ее потайном месте. Чистя спину, она получала наслаждение, которое заставляло её спинной хребет непроизвольно вздрагивать. Сарафина вспоминала, когда ещё она возбуждалась так сильно в прошлый раз. Она наверняка забыла бы все, если бы не события, произошедшие несколько минут назад, которые проигрывались в её затопленном гормонами мозгу. Она мягко дрожала, поскольку она думала об этом еще некоторое время.

Сарафина была так поглощена своими собственными мыслями, что она была не в состоянии услышать как

Сараби подошла к ней сзади. Будучи давними друзьями, Сараби всегда знала, где Сарафина была в любое время, и она надеялась найти её одну здесь.

Сараби часто наслаждалась страстным сексуальным отдыхом, вне её собственного сезона спаривания. Во время правления Шрама, именно Сараби тайно держала мир между прайдом Шрама и остальными прайдами в округе. Из-за сотрудничества Шрама с гиенами, было много разногласий между соседним прайдом и Шрамом. К счастью, Сараби улаживала многое из тех проблем ... разными способами. Сараби всегда негативно относилась к возможности забеременеть, так что она не собиралась много спариваться с другими львами. Из множества попыток, только Муфаса был способен дать ей детёныша, и только однажды.

Сараби подползла к Сарафине и, видя состояние ее лучшей подруги, решила действовать. Зная Сарафину и длинную историю их дружбы, она решила быть немного смелой. Она поднесла нос к раздутым губкам, открывая и облизывая их от основы до вершины. Сарафина, пораженная своими мечтами, задыхалась (больше от ее возбужденного состояния, чем от неожиданности).

"Сараби, что-о..." Сарафина не договорила, видя Сараби, сидящую напротив неё. Вид её был очень сексуальный. Сараби подошла к Сарафине так близко, что они почти касались носами друг друга. Сарафина продолжала стоять, взволнованная неожиданным авансом Сараби, ее широкие глаза уставились на Сараби, на ее немного дрожащие ноги.

Сараби облизывала нос Сарафины, одновременно целуя его.

"Что ж, я не думала, что ты окажешься склонной.... ", - Сарафина открыла рот, чтобы говорить, но Сараби остановила ее с другим страстным облизыванием носа, задевая верхние зубы Сарафины вместе с её языком.

Сараби шла вперед, потирая свой мех о мех Сарафины, играя кисточкой ее хвоста под подбородком Сарафины. Передние лапы Сарафины дрожали, она не была уверена, что сможет продолжать стоять ещё хоть минуту. Она видела Сараби, как очень привлекательного и желанного партнера. Любая мысль об отказе, которая возникала в её мозгу, исчезала, как только Сараби начинала ласкать её.

Передние лапы Сарафины прогнулись, и с длинным, чувственным стоном, её передняя часть тела медленно опустилась к земле, оставляя ее зад высоко приподнятым над землёй, поощряя Сараби к действию показом готовой к спариванию львицы.

Желание вспыхнуло в Сараби с удвоенной силой, поскольку она видела подчинение Сарафины. Сараби предположила, что Сарафина не имела опыта секса с другой львицей. "Возможно, именно поэтому она всё время так раздражительна", - пронеслось в голове у Сараби. "Она и не догадывается о такой забаве". Сараби подталкивала пушистую киску Сарафины лапой и видела, как дёрнулся её хвост, и невольно согнулись задние лапы. Она потёрлась правым бедром о Сарафину, слегка задев её мех своими когтями, вызвав новую дрожь в задних лапах. Сарафина отчаянно застонала, она положила голову на передние лапы, а щекой стала тереться о землю.

Собственное желание Сараби росло очень быстро с наблюдением того, как сильно Сарафина нуждалась в спаривании. Сарафина всегда смотрела на Сараби как на физически привлекательного партнёра, но она не знала, как спросить об этом Сарафину, если она хотела перейти на более "интимные" отношения. Прямо сейчас, прямой подход, казалось, работал очень хорошо.

Сараби прикоснулась носом к приподнятой Сарафине и глубоко вдохнула. Запах текущей львицы был очень силен, аромат который всегда возбуждал Сараби, был ли это её собственный запах или запах другой львицы. Сараби могла чувствовать, как сама потекла. Это была не сезонная течка, а следствие её возбуждённого состояния. "Это будет весело", - подумала она усмехнувшись, и высунула язык.

Сарафина взвизгнула, чувствуя, что колючий язык Сараби вновь касается её киски. Кровь прилила к лицу (а так же к некоторым другим местам), в тот момент, когда она с удовольствием застонала. Когда она спаривалась с самцом, удовольствие было таким же острым, но намного короче по времени. Но это... это было невероятно, и это смущало Сарафину. Ее ноги продолжали дрожать в то время, как колючий язык Сараби исследовал ее под хвостом.

Задние лапы Сарафины медленно опускались, пока ее колени не коснулись земли. Она была погружена в

бесконечный стон, фейерверк, взрывающийся в ее голове с каждой новой лаской её киски. Она могла чувствовать свои соки, которыми пропиталось её тело. Она также заметила другой аромат, сильный, пряный мускус другой, сильно-возбуждённой львицы.

Сараби наслаждалась сложившейся ситуацией. Она уже давно не развлекалась подобным образом и она

планировала ввести Сарафину в "альтернативный образ жизни" рано или поздно. Сараби слизывала соки Сарафины с её красивой киски, а лапами ласкала грудь львицы. Пока она продолжала облизывать, она почувствовала, как её собственные соки начинают просачиваться в мех на её задних лапах. Бриз саванны

охлаждал ее влажное влагалище, вызывая новые сенсации и увеличивая её собственное возбуждение.

Сарафина стонала, вонзая когти в прохладную землю. Она была полностью погружена в экстаз. С каждым облизыванием её киски она возбуждалась всё сильнее. С лёгким мурлыканьем она опустила своё горячее тело на землю.

Сараби преднамеренно тянула время, чтобы продлить удовольствие для Сарафины. Не то, что бы это было действительно необходимо, но Сарафина была настолько горяча и взволнована, что она не могла сосредоточиться на удовольствии исходящем от её киски. Поэтому она начала медленно, полуосознанно ползти вперёд, касаясь травы задней частью своего тела.

Сараби заметила попытку спасения Сарафины. Она позволила ей побороться, но скоро она захватила задние лапы Сарафины в замок, лишая её возможности двигаться. Почувствовав препятствие, Сарафина остановилась и внезапно резко зарычала, достигая кульминации на языке Сараби.

Сараби держала дрожащее тело львицы, насколько это было возможно, пока она пила соки Сарафины, смакуя пряную жидкость. К тому времени, когда Сарафина немного успокоилась, лицо и грудь Сараби были полностью покрыты соками возбуждённой львицы. Сараби потёрлась носом о киску Сарафины ещё раз, чтобы удостовериться, что всё закончилось. После этого она отпустила бедра Сарафины, чувствуя дрожание всего тела подруги.

Сарафина лежала на земле и прерывисто дышала. Она не была полностью уверена в том, где она находится, но она чувствовала себя невероятно хорошо; состояние было более невероятным, чем она когда-либо испытывала прежде. Она перевернулась на бок, так чтобы она могла легче отдышаться. Небольшие искры удовольствия все еще поражали ее, когда трава касалась её разреза, а внезапный бриз служил стимулом для её переутомленных чувств.

Сараби подползла к телу Сарафины и легла рядом с ней, её передние лапы медленно заключили Сарафину в объятия. Сарафина открыла глаза и глубоко вздохнула. Она высунула свой язык и стала слизывать свои собственные соки с лица Сараби. Сараби улыбнулась и также начала играть с Сарафиной. Она играла с ней подобно тому, как делала это минутой раньше, но собственное возбуждение Сараби росло в ней и она хотела большего. Для Сарафины, это была, вероятно, только случайность, но Сараби имела другие планы.

Сарафина сделала паузу, чтобы сглотнуть, но когда ее рот снова открылся, она почувствовала в нём язык Сараби, ласкающий ее зубы и подталкивающий себя глубже в её рот. Поскольку язык Сараби играл с языком Сарафины, Сараби подвинулась ближе к телу своей подруги, и скоро они лежали живот к животу.

Работая лапами под телом Сарафины, Сараби заключила её в львиное объятие.

Поцелуй, как оказалось, понравился обеим львицам. Сарафина начала возвращать долг Сараби, тратя меньше времени на мех на лице Сараби и больше непосредственно на её рот. Поместив ее лапы за спиной Сарафины, она тянула чувственную львицу ближе. Сарафина никогда не делал этого раньше с самками, но ничто не препятствовало эксперименту, и она хотела попробовать это.

Сараби чувствовала острые электрические разряды, поскольку она чувствовала, что Сарафина отвечает ей.

Подталкивая пах Сарафины лапами, Сараби возбуждала ее, надеясь на ответную реакцию, и она не была разочарована.

Сарафина, которая наконец-то получила контроль над своим телом, обвила задними лапами тело Сараби, притянув её дрожащее тело ещё ближе. Подталкивая ее передними лапами, Сарафина перекатил Сараби на спину. Она прижала лапы своей подруги к земле, наблюдая, как Сараби дрожит под её коготками.

Опуская себя ниже на тело Сараби, Сарафина начала тереться своим животом по разрезу Сараби. С чувством гладкого меха, касающегося её киски, Сараби задыхалась, наклоняя голову назад и закрывая глаза. В этот момент она испытывала невероятное удовольствие. Сарафина облизывала подбородок Сараби, медленно опускаясь к её губам. Она продолжала медленно поглаживать киску Сараби, одновременно, облизывая её тело, пока стоны Сараби не стали слишком сильными.

Медленно опускаясь вниз, потираясь мехом о её живот, Сарафина опустила лапы к бёдрам львицы, удерживая её на месте. Держа задние лапы Сараби, настолько далеко друг от друга, насколько это было возможно, не нанося ей вреда, Сарафина опустила голову на киску Сараби и вдохнула аромат своей подруги. Этот запах заставил её покачнуться от наплыва чувств. Прежде чем она поняла, что она делает, ее язык, опустился к киске львицы и начал её облизывать её. Собрав соки Сараби на своём языке, она проглотили их, наслаждаясь их пряным вкусом. Этот глоток пробудил новые чувства в Сарафине, зажигая новую жажду между её задних лап.

Сарафина возвращала долг Сараби, облизывая её промежность своим языком. Она не прекращала облизывать, иногда касаясь своей лапой холмика Сараби, в то время как её язык ласкал киску львицы.

Сараби стонала, ее тело дрожало в те мгновения, когда язык Сарафины касался её промежности. Движения языка Сарафины на ее разрезе были невероятно чувственными. Даже со всеми своими предыдущими партнерами, она не чувствовала страсти подобно той, которую она испытывала сейчас. Она любила Сарафину и прежде, но это стало ключом, который полностью соединил их.

Она пробовала толкнуть ее ногами, но лапы Сарафины держали ее на месте. Ее тело, чувствуя потребность двигаться только ради движения, пробовало вырваться. Напрасно. Сарафина была сильной львицей, и уровень возбуждения Сараби не располагал к тому, чтобы она расслабилась. Это чувство слабости и подчинение только возбуждало её ещё больше. Она дрожала и стонала, когда Сарафина касалась её тела своим языком.

Уровень возбуждения Сарафины был невероятно высок и почти сравнялся с уровнем Сараби. Она испытывала огромное наслаждение, видя столь беспомощную львицу под собой. Для Сарафины это было новое, никогда раньше не испытанное чувство, чувство желания другой львицы. Двигаясь выше, она медленно приближалась к груди Сараби. Она начала облизывать слегка пушистые (уже торчащие) соски, вызывая очень громкие и чувственные стоны каждым касанием.

Сараби дрожала, предчувствуя кульминацию, поскольку Сарафина нашла ее тайную слабость. Ее соски были настолько чувствительны, что когда что-нибудь касалось их, иногда даже высокая трава, бедная львица ощущала дрожь под хвостом. Уход Симбы много лет назад принес ей период удовольствия, пока у неё не было котят, и она могла свободно спариваться с кем хотела. Поскольку Сарафина держала

облизывая ее розовые соски, глаза Сараби закатились, а язык, высунулся изо рта, пытаясь захватить как можно больше воздуха, которого так не хватало. Сарафина, чувствуя новую теплоту на ее груди, поглядела вниз, чтобы видеть киску Сараби, которая обильно выделяла влагу, впитывающуюся в мех обеих львиц. Двигая ее тело и концентрируясь на торчащих сосках, Сарафина прижала свою собственную промежность к киске Сараби.

Сараби застонала оттого, что Сарафина почти остановилась. Сараби сильно дрожала от неудовлетворённого желания. Она отчаянно нуждалась в выпуске. Она пробовала что-то сказать, но она могла лишь слегка скулить от удовольствия. После нескольких попыток говорить, ее заставил замолчать язык Сарафины, вновь вернувшийся в её рот. Львица, теперь более умело (и сознательно), чем прежде, ласкала своим языком соски Сараби. Они облизывались в течение еще нескольких секунд, пока Сарафина не просунула одну лапу под голову Сараби и наклонила ее голову в положение, когда она могла полностью соединиться с ней. Поцелуй был не похож ни на что из того, что Сараби когда-либо испытывала. Их языки действительно боролись.

Очень немного было сделано преднамеренно Сараби. Лаская соски своим языком Сарафина украла все сопротивление львицы, заставляя ее подчинится ей, и вероятно подчиниться любому другому существу, которое делало бы это так же хорошо. Не, то чтобы она волновалась, хотя Сараби любила чувство общей

беспомощности и подчинения, которое она испытывала в период интенсивного спаривания, и то, что она была здесь в безопасности с Сарафиной, позволило ей наслаждаться этим. Она и Муфаса часто и подолгу играли в подобные игры.

Сараби прервала поцелуй первая, потому что ей нечем было дышать. Сарафина усмехнулась, глядя да её задыхающуюся возлюбленную. Она была неопытной, но по реакции Сараби, которая была ее первым экспериментом в области секса, Сарафина поняла, что недостаток воздуха показывает степень удовольствия.

Передвигаясь еще раз, Сарафина коснулась ногой промежности Сараби. Сараби заурчала, поскольку она чувствовала, что львица ласкает её своим гладким мехом. Посмотрев вниз, Сарафина поняла свою позицию и почувствовала, что киска Сараби сильнее трётся об её ногу. Повернувшись назад к Сараби, она видела, что ее глаза были закрыты, а тело забилось в пароксизме страсти. Тело Сараби дрожало снова и снова, с каждым разом всё яростнее. Внезапно, она резко зарычала, будучи уже на финише, и притянула Сарафину к себе.

Ее внезапное движение заставило Сарафину упасть на Сараби. Их тела прижались друг к другу, их лапы переплелись. Поскольку Сараби продолжала корчиться в экстазе оргазма, ее нога оказалась напротив киски Сарафины, приводя её в экстаз. Их ноги продолжали тереться друг против друга. Львицы достигли своей кульминации, поднимаясь всё выше и выше, к счастью оргазма. Мир мерцал далеко, оставляя только

двух львиц, переплетенных в похотливом тумане. Они продолжали облизывать друг друга, где только могли: лица, губы, уши, шеи, даже языки.

Несколько минут спустя, они, наконец, начали приходить в себя, хотя физический контроль был все еще неполным. Сараби, все ещё лежащая еще на земле, прекратила содрогаться, но эхо оргазма иногда проходило через её тело, вызывая сладкие судороги. Сарафина, оставаясь сверху, наслаждалась свободным объятием Сараби, колебалась, лежа на липкой пушистой "подушке". Их ноги были

все еще сцеплены, так, что почти любое движение одной львицы вызывало реакцию, которая причиняла удовольствие обеим. Сараби стонала мягко, в ответ на стон Сарафины. Сарафина боролась, наблюдая как лапы Сараби дрожат, отвечая на действие её гладкого меха. Сарафина посмотрела вниз, желая увидеть результаты их любовных ласк.

Вся нижняя часть Сараби была залита их смешанными соками. Вся ее паховая область была пропитана их выделениями, включая маленький водоем сока, все еще просачивающегося из киски Сараби. Сарафина наклонилась к коленям, чувствуя, что тело Сараби дергается, ощущая ее язык еще раз. Вылизав весь сок, Сарафина не остановилась. Изменив позицию, она легла валетом на Сараби, опустив свою киску на её лицо.

Вновь почувствовав запах возбужденной львицы, Сараби приоткрыла глаза, увидев блестящую вульву Сарафины прямо перед своим носом. Возбуждаемая языком Сарафины, блуждающем в её киске, Сараби еще раз почувствовала огонь разгорающийся внутри неё. Вытягивая шею вперед, она глубоко вздохнула и просунула ее язык глубоко в блестящие губы Сарафины.

Сарафина задыхалась и яростно дрожала, она сильно выгибала спину, когда колючий язык Сараби неожиданно проникал в нее. Вслед за этим также последовало продолжение. Сараби продолжала помещать почти пять дюймов своего языка в глубины Сарафины, захватывая ее крестец своими лапами,

вынуждая Сарафину приблизить его к ней. Она начала нетерпеливо облизывать киску Сараби, вызывая у неё взрыв удовольствия.

Чувство ее шершавого языка заставило Сарафину снова задрожать. Она старалась изо всех сил держать равновесие, чтобы, по крайней мере, продолжить ласку влагалища Сараби, но это было очень трудно сделать.

Тщательно опуская ее тело на Сараби, она медленно запустила свой собственный язык в киску Сараби. Львица застонала, поскольку язык Сарафины ласкал её туннель страсти. Обе львицы с удвоенной силой набросились на свои киски, медленно работая своими языками, они приближали друг друга к новому кульминационному моменту.

Львицы стонали и продолжали свои игры, они почти полностью погрузили свои языки в киски. Их лица были полностью вымазаны их соками. Тела скользили на их соках, стимулируя их соски. Стоны всё усиливались.

Сараби первой достигла кульминации благодаря возбуждению сосков. Ее язык был уже захоронен полностью в открытой киске Сарафины, но она в экстазе продолжала толкать его дальше в её промежность, делая всё, чтобы стать ближе к источнику ее удовольствия. Ее теплый острый сок затопил рот и лицо Сарафины.

Сарафина вылизывала разрез Сараби отчаянно, так как она чувствовала дрожание своего тела от надвигающегося экстатического оргазма, который мог начаться в любую секунду. Постоянное возбуждение от их трения друг о друга, вместе с языком Сараби, приводили ее кульминационный момент к высотам никогда невиданным прежде. Сарафина громко визгнула, когда оргазм взорвался в её теле.

Обе львицы продолжали неудержимо дрожать, визжать и сосать, в течение нескольких минут перед заключительным расслаблением. Слышны были лишь случайные стоны, срывающиеся с губ Сарафины или Сараби, в остальном саванна безмолвствовала.

Сараби очнулась первой. Ее грудь все еще покалывала немного от их "нежности", но ее энергия была быстро восстановлена за полчаса сна. Заснули они, прижавшись друг к другу. Проснулись они нескоро.

Сараби смутилась, замечая на теле Сарафины, смявшийся мех. Уход за ним потребовал бы времени, но она решилась. Сараби наклонилась и облизала лицо Сарафины.

"Привет, дорогая", - Сказала она спокойно, разминая свои задние лапы, дрожь разглаживала мех, который был стянут в некоторых местах.

"Ой, уааауу", - вскрикнула Сараби, чувствуя натяжение меха на внутренней поверхности бёдер.

"Нам нужно помыться", - сказала львица, устремив свой взгляд на Сарафину.

"Разве мы только что не сделали это?", - ответила Сарафина, переворачиваясь и подталкивая свой язык снова в рот Сараби. Сараби наслаждалась страстным поцелуем в течение минуты.

"Да, но ты хочешь показать это всему Прайду? Что подумали бы котята?", - спросила она с усмешкой. Сарафина ухмыльнулась и дала Сараби облизать ей губы.

"Какие котята? Наши? Они играют вместе, так что и их родители будут играть вместе. По-моему это справедливо".

Они смеялись, направляясь к ближайшей реке, чтобы помыться и возможно поиграть ещё немного.

To be continued...

Ночной гость

Категория: Пушистики

Автор: Mr_Phantom

Название: Ночной гость

Небольшая комната, одно большое окно, с дверью на балкон, постоянно закрытое и завешанное темной, не проницаемой портьерой, стены, увешанные десятками картинок со звериными мордочками, крохотный стол с компьютером, книжный шкаф и огромная двуспальная кровать, постоянно разобранная. Он любил полумрак и в комнате постоянно горел небольшой ночник, высвечивая рабочий пятачок на столе - клавиатуру и листок под записи.

Его "рабочий день" начинался часа в 4 вечера и продолжался до 2-3 часов ночи. Серый, так его звали те немногие, что интересовались его именем, с сожалением посмотрел на часы, выключил компьютер, потянулся и, подойдя к единственной двери ведущей _из_ комнаты, тихонько постучал.

Снаружи сухо щелкнул замок и в образовавшийся проем хлынул яркий свет завершающегося дня. Серый зажмурился, тряхнул мордочкой и, бочком, мимо стоявшей у двери фигуры, протиснулся в коридор.

- Снова вечер, да? - полу вопросительно, полу утвердительно хмыкнула фигура, открывшая дверь.

- Ухум, - неопределенно выдохнул он и поплелся в ванную.

Сходил в туалет, вымылся, тщательно взлохматил шерсть, чтобы еще больше походить на своего дикого предка - волка. Но, сколько бы он не старался оттянуть это время, но все равно приходило. Серый вернулся в комнату, послушал, как щелкнул замок за его спиной, еще раз осмотрел комнату - как будто бы все в порядке.

Волк открыл неприметную дверцу стола и достал флакончик любриканта с шариком/крышечкой. Присел, разведя ноги в разные стороны, отвел хвост, выгнул спину, заведя лапу с зажатым в ней флакончиком как можно дальше, тщательно смазал любрикантом под хвостом. Убрал за собой, лег на кровать.

Самое не приятное и унизительное - что все это приходилось делать самому. Вставил пасть в импровизированный кожаный намордник, крепко обхватывающий мордочку, с внутренним выступом, блокирующим язык и подавляющий всяческие звуки, которые он мог бы произнести, тщательно затянул его ремешки. Шоры на глаза, не дающие ему видеть приходящих, ошейник с коротким поводком, намертво приделанным к кровати и ограничивающим его движения, всунул лапы в захваты у изголовья и надавил спеленатой кожей пастью, защелкивая их. Развел ноги как можно шире и отвел в сторону хвост. Когда ежедневная, заведенная хозяином, процедура завершилась, Серый затих и успокоился, намереваясь подремать до первого "клиента".

Его разбудил щелчок замка и дуновение прохладного ветра, ворвавшегося в его комнату вместе с вошедшим. Кто он - не важно. Все они приходят сюда только ради одного - совокупляться с пристегнутым волком. И, хотя, на своего природного предка он походил ровно настолько же, насколько походил и на самих людей, он все равно считали его зверем, животным, сексуальной игрушкой для своих извращенных вкусов.

Трясущиеся пальцы жестко впились в его мохнатые ягодицы, еще сильнее раздвигая их. Крепкий, горячий ствол приник к рубчатому колечку ануса и с силой вошел, безболезненно скользнув по смазке.

Входя в привычный ритм движений, ощущая лишь небольшое давление внизу спины, волк снова задремал. От него не требовалось ни двигаться, ни издавать звуки - этого напрочь лишали оковы, надеваемые им. Ритм то нарастал, то наоборот, замедлялся, и завершился сильной конвульсией, разбудившей Серого. Человек кончил, обильно залив привязанного волка своей спермой, отдышался, встал, больно хлопнул по ноге. Скрипнула дверь, и он вновь остался один. Глубоко вздохнув, Серый почувствовал сильный запах человеческого пота, спермы и чуточку мускуса с его тела. Пару раз сжал/распустил мышцы живота и бедер, сбрасывая неприятные ощущения. Привычно отметил влагу и скольжение внутри себя от человеческой спермы и снова погрузился в дрему.

Так продолжалось почти всю ночь. Их было много, необычно много, сегодня. Часам к трем утра, когда его день, а, точнее, ночь, почти закончились, в комнату кто-то вошел. Волк привычно раскинул ноги и отвел хвост в сторону, готовясь принять очередного "наездника". Но дверь скрипнула вновь и послышался густой низкий голос:

- Ключи, губку, чуть теплую воду и мазь, - он не просил, он - требовал.

Если бы не надетые на глаза шоры, Серый обязательно посмотрел бы на говорившего - это был первые посетитель, который не набросился сразу же на лежащую фигуру.

Дверь снова скрипнула и на кровать кто-то сел. Послышался плеск воды и вдруг, легкое, едва ощутимое касание у хвоста. Волк поднял голову, насколько позволял ошейник и поводок. Говорить и видеть он не мог, но повернул голову, словно хотел этого.

Легкие, невесомые касание от середины спины, вниз, к хвосту и ногам, словно с тебя смывают грязь. После каждого раза слышался плеск воды - наверное, пришедший споласкивал губку. Осторожные, почти опасливые касания чуть теплой губки вокруг ануса, мягкие, поглаживающие движения, стирающие сперму, грязь, масло любриканта. Снова плеск воды, пауза, и тоненький ручеек, выжатый из губки, капает на волка, стекая из-под хвоста к мошонке.

Мокрая губка прижимается к анусу, и твердые пальцы вдавливают ее вглубь, проникая через легко раскрывшиеся складки внутрь тела, добавляя к сперме десятков извержений воду. Раз, второй, третий - пока у лежащего не появилось естественное желание излить из себя все это. Серый чуть напрягся, приподняв таз над кроватью, чужие пальцы ловко растянули дряблые мышцы ануса, выпуская наружу то, что за сегодняшнюю ночь отдали ему люди.

- Молодец, - легкие почесывая у крестца - сидящий в комнате явно знал какие места приносят приятное зверю. - Давай еще разок, - его пальцы так и остались внутри Серого, растягивая колечко кожи, а из выживаемой губки все лилась и лилась вода.

Волк чувствовал, как чуть теплая волна прокладывает себе путь в его внутренности. Он снова поднапрягся - выдавливая ее из себя. Пальцы исчезли, мокрая губка еще раз лизнула по ягодицам и бедрам.

- Перевернись, - чуть слышный голос был подкреплен руками, забравшимися под бедра лежащему.

Лапы, конечно же, пришлось перекрестить - захваты не вращались вместе с ним. Хвост между широко раздвинутых ног, мордочка упрямо смотрит в потолок. Так он еще не встречал никого. Обычно Серый лежал на животе, молча ожидая завершения очередного покачивания. Еще никто и никогда не требовал от него перевернуться на спину.

Вода полилась ему на живот и бедра, губка прошлась по шерсти и меховому мешку, куда прятался его собственный член, по мошонке, смывая следы спермы, успевшие натечь под него. От нежных, почти ласковых прикосновений Серый возбудился и его красавец встал в полный рост, налился кровью и образовался мускульный шар, вызывающий "замок" у самок во время спаривания.

- Умница, - губка мягко обвилась вокруг его ствола, сделал пару омывающих/ поглаживающих движений, вызвав в волке конвульсивную волну желание. - Но не сейчас.

Щелкнули зажимы, высвобождая лапы, скрипнул карабин поводка, освобождая ошейник из своих стальных объятий. Серый сел, все еще не веря в происходящее, и потянулся было к шорам и наморднику, но его остановили все те же крепкие руки:

- Нет, это - оставь.

Вновь скрипнула дверь. Кто-то вошел и снова вышел, унося с собой воду, губку и грязное белье, пропитавшееся выделениями и водой. Обычно это делал он сам, утром, когда просыпался после рабочей ночи. Щелкнул замок закрываемой двери, и волк принюхался - кто-то остался с ним. Кто-то, кто пах не так, как обитатели этого дома.

Кто-то, мягко надавливая на плечи, заставил волка снова лечь на чистую кровать, опускаясь рядом с ним. Его крепкие руки ласкали мохнатое тело, пробуждая волнение, желание, любовь в том, кто никогда не знал подобного обхождения. Тонкие пальчики шаловливо перебирали мех, перепрыгивая по телу только в им одним известных направлениях, непременно вызывая дрожь, выгибая тело под ними в дугу удовольствия. Они успели потереться у уха, пройтись по шее, оставить рваную цепочку следов-пятнышек на груди, прочертили десять дорожек взъерошенного меха на животе, потанцевали у напряженного мужского ствола, проскользнули по внутренней стороне бедер и мягкой коже под хвостом. Пару раз пропустили распушенный хвост через кольцо чуть сжатых кулачков, пробежались по спине, вдоль позвоночника, пересчитав каждое ребро, и вновь вернулись к шее.

Пришедший не торопился перейти к "основной программе" ночи, позволяя волку насытиться прикосновениями, игривыми почесываниями, объятиями. Мохнатое тело превратилось в сплошной шар удовольствия, когда любое мимолетное дуновение ветерка вызывает взрыв эмоций. Казалось, что во всем большом теле Серого не осталось ни одного места, куда не заглянули бы шаловливые пальчики, и где не осталось бы теплая точка любви и желания.

Когда он вошел - это казалось естественным завершением игры, без которого не мыслима сама жизнь. Его, увлажненные любрикантом, ладошки игрались в горячим, подрагивающим стволом любви волка, скользя вдоль него в такт с движениями огромного, узловатого, горячего как кипяток члена в волчьем анусе. Серый беззвучно выл, стонал, лаял, выгибаясь дугой, вздрагивая всеми мышцами, раз за разом, с силой, насаживаясь на горячий ствол человека. Он впервые желал этого. Желал страстно, сильно, до боли в раздираемых внутренностях.

Насытившись, волк заснул, свернувшись в позе эмбриона, в своих шорах, наморднике и ошейнике, тихо посапывая носом А за его спиной, прижавшись, обвив руками за талию, спал тот, кто доставил ему это дикое, ни с чем не сравнимое наслаждение. Серый еще несколько раз за ночь просыпался от легкого поглаживания, тихого шепота в большое мохнатое ухо. Еще несколько раз испытывал на себе странное, почти гипнотическое действие этих пальцев, и дикую, раздирающую ярость совокупления с этим невидимым любовником.

Проснулся Серый уже много после полудня. Без привязи, ошейника, намордника, шор - всего того, что составляло еженощную атрибутику его работы. Чистый, без следов ночных гостей и на чистой постели. Его лапы пробежались по телу, проверяя реальность ночных игр - да, тело еще помнило ласки, прикосновения, еще хранило тепло чужого тела, но под хвостом было чисто и прикосновения не вызывали привычной, каждодневной, боли. В воздухе комнаты все еще чувствовался крепкий чужой запах, окутывающий и самого волка.

Он сел, подивившись легкому головокружению, долго принюхивался, осматривал обстановку, пытаясь найти хоть какие-то знаки - свидетелей ночного присутствия необычного гостя. Опустился на все четыре, просунул лапу далеко назад, расслабился и попытался излить из себя хоть часть семени, которым столь щедро поделился с ним ночной гость. Но внутри, хотя все и постанывало, словно от многих и многих излияний, было чисто и пусто. На подрагивающих ногах он подошел к двери, тихонько поскребся и, когда дверь открылась, поплелся в ванную умываться.

среда, 19 марта 2003 г. Денис А. Катуров

Ночное приключение

Категория: Пушистики

Автор: Adultlion

Название: Ночное приключение

Симба медленно шёл по знакомой дорожке, как он ходил по ней детёнышем. Он всегда наслаждался прогулкой по этой тропинке, не обращая внимания на то, как давно он покинул прайд. Он шел по этой же самой тропе, когда отец рассказывал ему истории о Великих Королях прошлого. Но те дни прошли безвозвратно. Теперь Симба был королём и по вине его дяди Шрама его отец был теперь одним из тех Великих Королей. Шрам же не мог там быть. Симба был уверен, что он отправился в ад. Как рассказывала ему его мать, злые львы попадают туда, когда они умирают, и Симба не сомневался в этом.

Что касается настоящего, то прайд процветал. Жизнь была настолько прекрасной, что Симба мог уходить ночью один и делать то, что он хотел. Каждый в прайде был полностью удовлетворён. Дела шли так хорошо, что Симба решил идти один на следующую охоту. Он удивил сам себя, поймав и убив маленькую газель без поддержки прайда. Ему повезло, и он знал это, но другие львицы позволяли ему поверить в это. Они атаковали с другой стороны, убив почти взрослую зебру, которая могла, наверное, кормить прайд в течение нескольких дней. Сейчас тихий час. Это время, чтобы пообщаться друг с другом, детёнышами, и природой.

Несколько дней назад Зазу сообщил о проблеме на Слоновом Кладбище между несколькими стаями гиен. Очевидно, в результате этого почти одна треть из них ушла еще дальше от прайда, возможно, чтобы никогда не возвратиться. Симба решил выкинуть эту мысль из головы - это может подождать. В конце концов, это была ЕГО ночь. Он продолжал идти вперёд, пиная камни своими лапами, пока дорога не упёрлась в кустарник, Симба не замечал ничего.

Он остановился на дорожке, нюхая воздух. Он немедленно вернулся к реальности. Основной инстинкт в нём дал о себе знать. Он немного открыл рот, обнажая зубы. Он снова начал идти вперед, управляемый невидимой рукой, к месту немного в стороне от тропинки.

Высокая трава здесь была сломана и пригнута к земле во многих местах. Выглядело так, как если бы очень большое животное прокатилось здесь, но аромат говорил, что это была львица в период течки, а не слон или носорог.

Хотя запах для Симбы был странный. Это не совсем походило на львицу в течке, скорее она лишь готовилась к спариванию. Еще после нескольких секунд исследования он понял, что здесь было два аромата - две львицы.

"Что за... ?!?!?!". Запах был здесь уже несколько дней, но это, несомненно, была его мать Сараби и мать Налы Сарафина. Что точно они там вместе делали, Симба не мог сразу определить. После дальнейшего исследования, он должен был задаться вопросом, было ли его начальное предположение правдой. Сарафина и Сараби занимались здесь любовью!? Его мать и мать ЕГО львицы?! Он потряс головой и рассмеялся... "Не может быть!"

Уходя от "места", Симба лёг под акацией недалеко от дорожки, по которой он шел, не слишком далеко от "места" Сарафины и Сараби. Он часто там спал. Тень, уединённость, и то, что это место было около гордости (но не слишком близко) сделало его удобным для дневного отдыха, но ночью это было также превосходное место, потому что он мог слышать все и никто не мог его потревожить. Он перевернулся на его спину, уставившись на покрытый листвой навес над его головой. После того, как он вытянул задние лапы, напряженность покинула его мускулы, открывая самую интимную часть его тела его. Он мягко вздохнул, наслаждаясь чувством свободы. Он наслаждался этим так сильно, что так и заснул полностью расслабленным.

- - - - --

"Чёрт! " Тимон был явно огорчён тем, что упустил одну из любимых личинок. Он опёрся лапами на край бревна, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. Тимон не очень любил жуков, они были довольно быстры, но сегодня, он намеревался быстро утолить свой голод. К сожалению для него, сегодня его еда была быстрее чем обычно. Пумба уже спал, но Тимон чувствовал, что он имел достаточно времени, чтобы быть более настойчивым. Но ему сегодня не везло, он был настолько медлителен, что не смог поймать ни одного хорошего жука, он уже готов был согласиться на что-то более мелкое. Он продолжал смотреть в щель в бревне, убеждаясь, что жук не собирался выходить на ужин. Тимон решил бросить бревно.

Он медленно шарил в траве руками в поисках еды, надеясь на случайную добычу под камнем или нору скорпиона. Постепенно идя дальше от спящего Пумбы, он, наконец, нашёл то, что искал. Он медленно поднял камень, наблюдая с удовольствием, как его ужин пробовал убежать. Счастливый Тимон шлепнулся на землю и начал с аппетитом есть свой ужин.

Несколько минут спустя, сытый и немного сонливый, Тимон пошёл прочь, в поисках приключений. Скука и лень стали характерны для всех членов прайда сегодня вечером, но он не собирался следовать их примеру. Симба начал ворочаться во сне и Тимон его заметил. До него донеслись обрывки слов.

"Дьявол??" - пытаясь понять смысл слов, Тимон продолжал наблюдать за Симбой, лежащим на спине под акацией. Подойдя ближе, он заметил, что Симба, вероятно, спал мёртвым сном, что не было необычным само по себе. Тимон обошёл вокруг тела Симбы, чтобы увидеть, не был ли его друг ранен. Взглянув между его ногами, Тимон видел розовый член Симбы, готовый к бою.

Тимон несколько раз обошёл тело Симбы, ругаясь при этом... " ... эти проклятые львицы, которые никогда не заботятся о моем приятеле ... " Симба рассказал ему, что король может спариваться с львицами много раз, когда они нуждаются в этом или просто хотят развлечься. Не смотря на это Тимон продолжал настаивать, чтобы Симба проявлял больше активности в сексуальных делах... "..., потому что Вы - король!"

Тимон осторожно поднялся на вершину его груди и мягко скатился к его промежности. Он возвращался к тем дням, когда Симба только появился в джунглях. Когда Тимон и Пумба предложили Симбе питаться по-новому, они и не предполагали какой эффект могут оказать жуки на тело Симбы. Некоторые из них работали как мощное возбуждающее средство на молодом львёнке, и Тимон оказался как раз кстати, чтобы выручить его, когда Симба в первый раз наткнулся на эту небольшую "неожиданность". Он взял "ситуацию" в свои руки, продолжая ласкать его растущий член. Тимон принес Симбу к новым высотам, используя свой рот, он заставил маленького льва кончить три раза подряд, без остановки. Симба не мог сопротивляться этому, делая непроизвольные движения задом и загоняя свой член глубже в рот Тимона. После пережитого Симба долго не мог прийти в себя. Он продолжал лежать на траве, наслаждаясь чувством тройного оргазма, прокатившегося через его тело.

Теперь Симба был намного старше (и больше), но они все еще иногда предавались их забавам. Они вместе играли далеко от львиц прайда; никто из них не хотел, чтобы об их играх узнали другие львицы. Тимон осторожно дотронулся до уже твёрдого петуха Симбы своей лапой, демонстрируя Симбе, что он хотел поиграть в их старую игру. Симба явно не возражал. Стон вырвался из его горла. Но Тимон не хотел его будить. Сосание члена льва - это одно дело, другое - сосать член льва, когда он об этом не подозревает. Это ещё сильнее возбуждало Тимона. И он решил попробовать кое-что новое.

Тимон мягко кружился вокруг петуха Симбы. Обойдя его несколько раз, он остановился и обхватил его лапами, установив голову как раз на головке его члена. Он обнимал теплую плоть, вдыхая пряный мускусный аромат, начинающий исходить от Симбы. Захватывая ножны петуха Симбы, Тимон начал перемещать своё тело по петуху Симбы, возбуждая льва, который по-прежнему беззаботно спал. Было намного тяжелее сделать это теперь, когда Симба был более чем десять раз больше, чем он сам, но не смотря на это, Тимон продолжал свою необычную ласку.

Слыша стоны от другой стороны льва, Тимон обернулся, все ещё продолжая массирование члена Симбы. Голова льва немного повернулась, а рот слегка приоткрылся. Его передние лапы мягко дергались, в то время как львиная улыбка появилась на его морде. Симба все ещё спал, поэтому Тимон вернулся назад к львиному петуху в его руке, усмехаясь про себя.

Весь живот Тимона намок от смазки, сочившейся из львиного петуха. Он спустился ещё ниже на члене Симбы, его подбородок оказался между массивными шарами Симбы, остальная часть его тела вытянулась по возбуждённому фаллосу Симбы. Он мягко поглаживал достоинство Симбы своим телом, смакуя чувство как кость члена Симбы, ласкала его собственный мех.

Тимон очень быстро возбуждался от происходящего. Он любил доставлять удовольствие другим, чувствуя как сам возбуждается от удовольствия, которое испытывает его партнёр. Пока Симба оставался подростком он был одним из самых сексуально притягательных партнёров Тимона, которых он когда-либо встречал в жизни, и долгие часы, которые они проводили вместе, скрепили их дружбу. Львы способны несколько раз достичь оргазма, за короткий промежуток времени (в этот промежуток Тимон сосал петуха Симбы, не останавливаясь). Тимон провёл много времени со своим новым другом прежде, чем Симба это осознал.

Задние лапы Симбы дрожали, иногда резко дергались, снимая напряжённость. Тимон не замечал этого; Он был слишком занят поглаживанием своего собственного петуха против ануса Симбы. Прут льва давал много смазки, заливая его пах и маленькую львиную пещерку под хвостом Симбы. Жидкость впиталась в мех Тимона, позволяя ему без проблем проникнуть в анус Симбы, лишь с небольшим сопротивлением, что лишь добавляло остроту моменту. Небольшой сурикат задыхался, поскольку он толкал свой член всё глубже в лоно Симбы. Чувствуя приближение оргазма, он стал толкать сильнее и глубже. Одним сильным толчком он захоронил себя внутри льва. В тоже самое время его лапы бессознательно продолжали ласкать сильно возбуждённый петух Симбы.

Как сквозь туман, Тимон слышал, что Симба испустил длинное, оттянутое рычание. Тимон сжался, ожидая нападения Симбы, обнимая руками петух Симбы, Продолжая двигать свой фаллос далеко в глубинах львиного тела. В тот же самый момент Симба взорвался, выплёскивая его сперму на мех Тимона.

Несколько секунд спустя, поток спермы Симбы замедлился. Он выстрелил почти всё, что мог за один раз, но сперма всё ещё продолжала сочиться с головки его члена. Тимон ещё некоторое время продолжал ласкать головку львиного фаллоса, наблюдая более слабые всплески львиного семени. Наконец, когда Симба не мог больше ничего дать ему, он шлепнулся вниз в белую лужу, которая образовалась на животе Симбы, истощенном от его собственного оргазма. Тимон продолжал ласкать свой собственный член. В то время как Симба так сильно бился в пароксизме страсти, он даже не заметил, что сам всё ещё не кончил. Напряжение внутри его члена стало снова увеличиваться.

Тимон опустил свою руку в лужу, в которой он сидел и поднёс сперму к носу. Он изучил его пальцы, наблюдая их слабую дрожь. Знакомое чувство захватило его, и он приблизил пальцы к его рту и немедленно облизал их один за другим, смакуя острый вкус. Затем он ещё раз опустил руку вниз, зачерпнув на этот раз намного больше львиной спермы, Тимон снова слизал её. Лапа суриката опять потянулась к липкому водоёму, но на этот раз, целью был его собственный петух. Тимон почти забыл, что всё ещё сидел на животе Симбы, он обхватил пальцами свой собственный пульсирующий прут. Начинался рассвет, свет скользнул по петуху Симбы подобно перу, заставляя его вздрогнуть от удовольствия.

Симба начал медленно пробуждаться. Он чувствовал необычное давление на его животе, и влажное липкое чувство в его пушистой промежности. Его сознание медленно возвращалось к нему, и он уже был способен заметить, что давление перемещалось. В начале он открыл глаза и поднял голову, после того как он понял, что происходило перед его глазами, лишь слегка усмехнулся. Там, на его животе, буквально купаясь в водоеме его спермы, сидел Тимон, и спокойно мастурбировал, не обращая ни на что внимания.

Тимон громко стонал, всё его тело, вздрагивало вместе с его движениями. Он уже чувствовал, что оргазм снова приближается. Неожиданно он потерял равновесие, перекувыркнулся через голову и упал на землю. Вскрикнув от испуга, он резко открыл глаза, как раз в тот момент, когда он скатывался с живота Симбы. Тимон с глухим стуком ударился о землю. Всё, что он успел увидеть, была огромная лапа, опускающаяся сверху и прижимающая его к земле. Он отчаянно боролся, не зная, что происходит, его в следующий момент его руки были скреплены над головой. Вспышка застигла его врасплох. Шершавый язык Симбы прошёлся по его телу, вызывая всплеск удовольствия. Грубый, колючий нос, коснулся его горящего возбуждением члена, убеждая Тимона, что долгожданный оргазм наконец-то скоро наступит.

Симба почувствовал, что Тимон кончил на его язык и удивился, что он смог сделать это так быстро. Облизывая его соленую сперму, Симба продолжал облизывать тело Тимона, вынуждая бедного суриката беспомощно стонать под лапой Симбы, пленившей его. После минуты или около того, его оргазм начал наконец спадать. Небольшие толчки продолжали проходить через его маленькое тело, в то время как Симба осторожно поднял его лапу, глядя вниз.

Тимон медленно поднимал его голову. Он почти потерял сознание от взрыва невиданной силы, он был способен лишь смотреть на Симбу, стоящего рядом и изо всех сил пытающегося справиться со смехом. Тимон снова уронил голову на землю, пытаясь отдышаться.

"Я знаю, что это можно было сделать легче, когда ты был моложе, " - успел произнести он между выдохами, закрывая глаза рукой.

"Правда!? " Симба усмехнулся. "Я даже не смог попрактиковаться, ведь ты чуть ли не меньше, чем мой язык.

"Хватит шутить. Я не такой уж и маленький! " Тимон перевернулся и встал на нетвёрдых лапах. "Кроме того, похоже, что ты сам хотел этого достаточно сильно!"

Симба смотрел вдаль, улыбаясь. Он не мог вспомнить то, о чём он мечтал, но это было прекрасно. Он не знал

насколько действия Тимона затронули его мечту, хотя - когда сурикат играл с ним, в то время как он спал, его мечты резкое изменили направление. Только размышление об этом заставил Симбу снова возбудиться. Симба посмотрел на Тимона для того, чтобы видеть его реакцию на внезапную "готовность".

Симба улыбнулся его наивному выражению. Хотя Тимон и знал Симбу довольно давно, но он был все еще способен иногда удивлять его. "Хорошо, я готов продолжать. А как ты ...))" - Симба сказал это, наклоняясь вниз к истощенному сурикату, усмешка была на его лице, и не было никакой попытки скрыть зубы.

- Теперь, когда я снова готов, мы можем играть более "жёстко".

Тимон смотрел на него словно, он был сумасшедшим. "Ты что и в правду с ума сошёл? Чёрт!!!! Сексуально-сдвинутые львы...", - говоря это, он подходил к Симбе сзади. Симба рыкнул, когда Тимон, схватил его за хвост и потянул его назад. "Какой твой был ли самый длинный рекорд? Три дня подряд? " Тимон спросил, одновременно пробираясь через его гриву, к его голове. Добившись этого, он сел между ушами Симбы.

"Четыре. В прошлый раз, когда у Налы началась течка, я трахал её четверо суток... днём и ночью, без перерыва!!!"

"Это чудо природы!" - Тимон сказал это, укладываясь между ушами Симбы. Он смотрел на свой собственный член, который теперь почти полностью скрылся в его ножнах. "Мне жаль, что я не имею такой выносливости и силы... "

Симба только смеялся, поскольку он начал идти домой. "Похоже что Тимон действительно прилип ко мне."

Присоединение

Категория: Пушистики, Зоофилы

Автор: Adultlion

Название: Присоединение

Солнце готовилось к закату, оно медленно опускалось к горизонту Pride Lands, как большой апельсин. Внизу сквозь деревья пробирался человек. Он был голоден.

"Я - счастливчик " думал Ник, идя через деревья. "Не многие люди могут похвастаться, что они живут в раю. Хмм, почти закат. Я должен вернуться, к Pride Rock засветло."

Ник развернулся и пошёл назад, к скале, всё ещё находясь в глубокой задумчивости. Чего-то ему не доставало; он чувствовал, что он не полностью принят прайдом. "Моё присоединение к нему ещё не закончено".

"Я предполагаю, что это должно скоро случиться. Может быть, я и живу в раю, но я всё же человек." Прайд слышал о людях только плохое от животных, которые убегали от них. "Все же после стольких лет, что я провёл с ними, они могли бы принять меня как равного. Я приносил пользу гордости Симбы многими способами, и я уже понимаю их язык.

Кое-что привлекло внимание Ника именно в это момент. Он мог поклясться, что он что-то слышал. Он не был уверен, что это было, но это где-то близко. Кажется, звуки доносились с небольшой поляны впереди. Медленно Ник приблизился к поляне. Что быть остаться незамеченным держался против ветра. Когда он был уверен, что он был на максимально возможном расстоянии он медленно выглянул из-за массивного дерева, за которым он прятался, и сразу чуть не задохнулся от увиденного. Он не знал, что он хотел увидеть, но ЭТОГО он явно не ожидал.

На поляне Ник видел Симбу и Налу, и у него не осталось сомнений в том, что они делали. Это было очевидно. Нала медленно тёрлась всем телом о голову Симбы. Симба очевидно наслаждался происходящим, об этом красноречиво говорил его возбужденный петух. Они оба мурлыкали, так громко, как будто где-то далеко грохотал шторм.

"Симба еще более счастлив, чем я. Что я не сделал, чтобы иметь кого-то подобного Нале.''- думал про себя Ник.

После того как Нала закончила тереться головой о Симбу она перешла к другому виду ласки. Она встала к нему боком, касаясь его всем телом. Она направила кисточку своего хвоста вниз. Дыхание Симбы стало прерывистым, когда он ощутил, как кисочка Налы касается его разгорячённого члена. Отойдя немного от него, Нала обернулась и призывно посмотрела на своего возлюбленного. Симба пошёл вслед за ней, опустив нос ей под хвост, он глубоко вздохнул, наслаждаясь ароматом её соков.

Внезапно Нала развернулась и ещё раз коснулась морды Симбы. На сей раз, она не стала слишком усердствовать, да и Симбе это было уже не нужно, он был настолько возбуждён, что когда её тело оказалось в удобном положении, он быстро схватил её шею зубами. Он не кусал её сильно, и Нала наслаждалась этим. Со вздохом счастья она закрыла ее глаза легла на землю в позиции для спаривания. Симба быстро поднял её движение и накрыл её сверху. Она отставила свой хвост в сторону, и Симба мгновенно приставил свой разгорячённый петух к её разгорячённому влагалищу, готовясь войти в неё.

Ник был слишком очарован сценой перед ним чтобы подумать об уходе, ведь это произвело эффект и на него также. Он не мог поверить этому! Ещё несколько секунд и они бы...

"Ваше высочество!!! ". Голос прозвучал непосредственно над Ником.

"Чёрт побери, эту птицу!!" думал Ник, когда Зазу влетел на поляну. Симба и Нала также не слишком рады были видеть Зазу. Хотя они и не продолжили их спаривание, при этом они не делали ничего, чтобы разъединиться. Раздражение было видно на обоих лицах.

"Что случилось Зазу?" - Симба был в бешенстве.

Зазу, по-видимому, не обратил никакого внимания на обстоятельства, в которых он появился. Он ответил.

"Гиены вторглись на территорию Pride Lands, Сэр!"

"Так, они могут ждать некоторое время, " Нала возразила, в то время как Симба медленно облизал заднюю часть её шеи. Было несомненно, что Нале это очень понравилось.

"Да Зазу, почему тебе не прилететь за мной после заката." Симба сказал это, отводя глаза от пристального взгляда Зазу.

"Но Сэр, я не должен напоминать Вам о вашей королевской ответственности, разве нет? Вы прекрасно знаете что проблемы подобно этой должны быть решены как можно скорее. Если Вы позволите гиенам охотиться здесь сегодня, кто знает, что они будут делать завтра!" Зазу почти кричал.

Симба вздохнул, повернув его голову к Нале, он ещё раз медленно облизал её шею, слегка покусывая её. Нала вздыхала одновременно от удовольствия и расстройства.

"Я встречу тебя на Pride Rock позже, " - сказав это, Симба с большой почти мучительной неохотой встал с Налы.

"Следуйте за мной, Сэр! " прокричал Зазу и полетел на Восток. Симба следовал за ним немного жёсткой походкой , но он смог перейти на быстрый бег прежде, чем покинуть поляну.

Нала осталась на поляне, наблюдая за Симбой, желание было очевидное на ее лице. Ник пришёл в себя после нескольких мгновений и решил, что он должен уйти прежде, чем он будет обнаружен. Он начал медленно отходить назад. Неожиданно под его ногой хрустнула ветка.

Нала вздрогнула. "Кто там? " она оглядывалась вокруг.

"Проклятье!". Приняв быстрое решение, он вышел из-за дерева "Это - я!" - он ступил на поляну, пытаясь забыть то, что он только что видел, чтобы хоть как-то скрыть собственную эрекцию. Его одежда не скрывала этого слишком хорошо, будучи, простой тканью. Вся настоящая одежда, которую он принес из 'цивилизованного' мира, давно стерлась.

"Солнце почти село. Я уже на пути к Pride Rock." он попытался выкрутиться из этой ситуации , прикинувшись дурачком. "Что Ты здесь делаешь?"

"Симба и я уединились здесь ненадолго. Мы проводим очень мало времени вместе, и большая часть того что мы действительно имеем обычно прерывается." Она ответила почти со слезами, смотря в том направлении, в котором Симба ушёл минуту назад, с тем же желанием на её лице. Очевидно, это был не первый раз, когда в первый раз, когда их вот так прерывали.

"Заметно..." Ник ответил, не зная, что он ещё мог сказать. "Ведь защита охотничьих угодий прайда от гиен - очень важна "

Нала резко повернула её голову и установилась на Ника пристальным взглядом.

"Откуда ты знаешь, что он ушёл ловить гиен?"

Ник понял, что он сделал большую ошибку. "Ааа, ну... Что еще могло бы заставить его оставить вас здесь одну."

Она посмотрела на него внимательно, но не подала виду, что не поверила его объяснению. Она снова задумчиво смотрела в направлении, куда только что убежал Симба.

Ник продолжал стоять там, не зная, что ему сейчас лучше сделать. Мгновение спустя Нала опять посмотрела на Ника, и лёгкая ухмылка слегка искривила её лицо, как будто она приняла какое-то решение. "Так, Ник " Нала сказала "После всего времени, что ты у нас пробыл, как тебе понравились Pride Lands?" Она встала и пошла к нему.

Застигнутый врасплох этим вопросом, Ник ответил нерешительно: " Ааа, хорошо, у вас большая территория. Это место напоминает рай больше, чем все остальные места, которые я видел в моей жизни."

"Да, здесь замечательно. Я держу пари, что ты тоскуешь без людей."

"Почему я должен скучать без них? Они никогда не делали для меня ничего хорошего."

"Хорошо, годы одиночества в Pride Lands, должны быть трудными для тебя. И уж конечно тебе должно быть жаль, что ты не имеешь подружки," Сказав это, Нала потёрлась об его ногу, словно домашняя кошка.

"Ну, в общем, да. Иногда, " - Ник признавался. Ему было немного неловко. Он должен был признать что, мех, тёрся против его кожи, возбуждает его.

Нала начала мурлыкать снова. "Я могу только вообразить, на что это походит.

Уже много раз Симба уходил от меня, чтобы выполнять его "королевские обязанности". Разница в том, что я знаю, что Симба вернется рано или позже. Это должно быть намного труднее для тебя, так как нет никакого шанса на то, что другой человек, появиться здесь." Она снова обошла его ноги, высоко держа хвост и касаясь им его живота, в то время как она обходила вокруг. Ник чувствовал, что его член стал снова возбуждаться.

"О, Нала, " Ник всё ещё пытался выкрутиться из этой ситуации. "Симба мог вернуться в любую минуту и, оооох, я не думаю, что ... "

"Нет, он не вернется в течение долгого времени, и это проблема. Гиены никогда не заходят в глубь Pride Lands, так что ему нужно много времени, чтобы добраться до них:" она замолчала, проходя между его ногами и выгибая ее спину так, чтобы касаться Ника как можно больше. К "счастью" для него, его "одежда" забрала большую часть эффекта. Однако мурлыканье Налы вызывало вибрацию, которую было невозможно игнорировать. Однако, он не мог позволить себе...

Нала встала прямо перед Ником и просмотрела на его медленно. "Что случилось?" - она спросила.

"Но ведь ты уже замужем!"

Нала рассмеялась. "Я не знаю, заметил ли ты это, но брак среди львов не означает ту же самую вещь как среди людей. Взгляни на прайд; есть дюжина львиц и только один Симба. Когда они хотят секса, он трахает их всех. Наш брак на самом деле означает то, что я была выбрана, чтобы представлять всех львиц в церемониях, а детёныши, которых я приношу, должны быть королями"

"Это - закон выживания в природе," сказал Ник, решая использовать эту паузу, чтобы сосредотачиваться. "Любые детёныши, которых ты принесла бы от другого самца, были бы убиты на месте, так что мы не можем..."

"Ник, ты человек, а я львица. Не может быть никаких детёнышей. " Сказав это Нала, положила лапу на его груди и начала медленно опускать её по его коже. Волна удовольствия прокатилась по нему, но он должен сопротивляться.

"Точно! Ты - лев, я - человек. Я не могу .... Мы не можем: ", попытки Ника с каждым разом становились всё слабее.

Внезапно ее лапа прекратила двигаться. "Я ожидала бы это от любого другого человека, но не от тебя Ник" она упрекнула его. "Из всех людей ты лучше других должен знать, что другие животные - не простые бесчувственные существа они думают, мы думаем. И это всё, что мы для тебя значим?! Просто львы?! "

Ник запнулся в объяснении. "Н.. н .. не, но это не неправильно для человека, чтобы вынуждать льва спариваться с ним"

"Ты точно не вынуждаешь меня Ник, " она улыбнулась в ответ, начиная опять ласкать его лапой. Когда она добралась до верхней части его поясницы, скрытой тканью, она лишь слегка выдвинула когти из её подушечек и продолжала снимать с него одежду. Повязка начала опускаться вниз к его ногам вслед за её лапой. Его уверенность в отказе от секса с Налой начала таять вместе с чувством ее когтей, мягко опускающихся вниз по его коже.

"Хорошо, но что же тогда со мной? Я - не лев, так что я - не член вашего прайда. "Он всё ещё пытался найти причину для отказа.

"В это ты неправ, ты - член прайда. Ты незаменим для нас с твоими специальными навыками. Ты не представляешь никакой угрозы для Симбы как для короля, потому что от тебя не может быть никакими детёнышами. Это - также значит, что когда у самки начинается течка, то первый самец прайда, который найдет ее, должен будет её оттрахать. Сейчас у меня не такой период, но я действительно хочу трахнуться, и ты самец прайда." - она закончила, когда ее лапа, достигла земли вместе с тканью с его поясницы. Вечерний воздух на его голом теле был замечательным, заставляя его чувствовать себя действительно свободным.

Она снова проходила через его ноги, выгибая спину. На сей раз, никакая ткань не была способна защитить от контакта, и он поклялся, что он мог чувствовать каждый волосок меха, касающийся между его ног. Она опустила её хвост вниз на его грудь, как только она прошла между его ногами. Его дыхание, перехватило, когда её кисточка коснулась его петуха, и интенсивная волна удовольствия прошла через всё его тело. Это почти свело его с ума.

Ник отверг любые мысли о попытке сопротивляться. Он потянулся и коснулся руками её спины, поскольку она снова повторила свою сексуальную ласку. Ее мурлыканье стал еще громче. Она встала перед ним и обернулась. Она села и смотрела на него, позволяя ему делать следующий шаг, и у него была отличная мысль о том, что ей нравилось.

Подойдя к Нале, Ник встал на колени около нее. Положив обе руки на её бока, он медленно ласкал её с головы до задних лап. Когда Ник добрался до её шеи, он захватил мех на её загривке и стал тереть его.

Нала закрыла глаза. У неё вырвалось длинное, прерывистое рычание. "Симба не может делать этого, " она шептала, почти в страхе.

Ник подвинулся перед Налой, так что он имел лучшую позицию, чтобы ласкать её шею. Нала высунула ее язык и начала облизывать туловище Ника. Чувство было подобно электрическому разряду, возбуждая его даже сильнее. "Мыться этим языком! ",- восхищался он про себя. Он отнял одну руку от её шеи и начал ласкать мех на её груди, её мурлыкания стали более сильными.

После нескольких минут Нала встала и обошла его, касаясь его своим телом. Он всё еще оставался на коленях, это давало его петуху возможность чувствовать тело Налы. Поскольку она обходила его, он мягко касался своим членом её меха, чувство от этого прикосновения почти заставило его кончить. Сейчас он был очень доволен, что он больше не носил ткань на пояснице.

Отойдя немного от него, Нала оглянулась. Подражая Симбе так, как он лучше всего мог, он следовал за ней на коленях, его нос был очень близко к основанию ее хвоста. Аромат, исходящий оттуда был невероятным и чрезвычайно возбуждающим. Было очень легко понять, как Симба мог увлечься этим.

Внезапно Нала развернулась и снова начала тереть всем телом о Ника. Она касалась его своим хвостом. В последний момент пушистая кисточка проникла между его ягодиц. Это сделало Ника действительно безумным. Он не знал, он ли всё это делал, но он знал, что это было правильным. Для другого это был бы "просто" секс со львом, но не для него. Он занимался любовью с Налой.

Нала встала непосредственно позади Ника. Она погрузила её нос между его бедрами, затем она положила голову ему на бедро чувствую рядом с собой возбужденный петух самца. Она начала глубоко вдыхать, знакомясь с его ароматом так же, как он знакомился с ней. Её холодный нос и горячее дыхание на его члене вызвали взрыв удовольствия в его теле, увеличивая его желание с каждым выдохом. После несколько секунд она переместила свою голову к голове Ника.

Поскольку плечи Налы коснулись его, когда она двигала голову, одной рукой он схватил заднюю часть ее шеи и начал ласкать её снова. Нала не смогла сдержать очень длинный вздох удовольствия. После немногих мгновений, когда он остановился, она повернулась к нему задом. Она отставила ее хвост в сторону, давая ему прекрасный вид своей киски. В тусклом свете заходящего солнца Ник мог видеть, что она раздулась и пульсировала от желания.

Подражая Симбе, Ник ползал на коленях и глубоко вдыхал её аромат. Он не мог вообразить ничего, что могло пахнуть лучше. Оторвав руки от земли, он встал позади Налы и поместил его болящий от желания член к её входу, но остановился перед проникновением.

"Нала ты уверена, что хочешь этого?"

Во время ответа Нала слегка попятилась, так что головка его петуха коснулась его входа. Потребовалась вся сила воли, чтобы сопротивляться проникновению нее, в то время пока он ждал ответа. "Даааа Ник!!!" она ответила и пододвинулась назад немного сильнее, вынуждая его член скользнуть в нее.

Как только Ник почувствовал, что он вошёл в Налу, он медленно начал медленные толчки. Он наблюдал с желанием, поскольку он медленно исчезал в её глубинах. Он мог чувствовать как их тела, постепенно сливаются.

Когда член Ника был полностью погружен в Налу, ни один из них не двигался. Они были связаны вместе способом, о котором он едва ли мог когда-либо мечтать, и не мог верить, что это может вызвать такие сильные сенсации в его теле! Теплота была невероятна, вагина слегка дрожала. Колебания, вызванные ее мурлыканьем, были невероятны, ее пушистая промежность касалась его голого таза. Это было изумительно, а её аромат непрерывно заполнял его ноздри. Он не знал, как долго он мог бы продержаться.

После нескольких минут Нала начала стонать, небольшие волны, вызванные удовольствием, катились через тело Ника. Он полностью лёг на её спину, используя одну руку для поддержки, другую, чтобы ласкать её шею. Сила стонов Налы увеличилась, усилилось и то невероятное чувство, которое он испытывал, будучи полностью погружённым в неё. Ник начал медленные толчки, нежными ударами своего таза о её промежность. Иногда Нала ласкала всё его тело своим хвостом. Нику нравилось это. Самые сильные ощущения он испытывал, когда она играла кисточкой своего хвоста с его ягодицами, а ещё лучше, когда она помещала её между ними. Он скоро почувствовал, что он приближается к вершине. Ник начал трахать её быстрее, поскольку это чувство росло. Глухие стоны начали выходить из его горла.

Мурлыканье Налы продолжалось, скоро к нему присоединилось низкое гортанное рычание. Рычание медленно становилось громче. Внезапно, она остановилась. Ник задавался вопросом почему, но в настоящий момент он не хотел это узнавать. Он был очень близок к оргазму и громко стонал с каждым новым глубоким толчком.

Нала не могла больше сдерживаться. Длинный мощный рев почти оглушил Ника. Она резко насаживалась на его член, усиливая свой оргазм. Петух Ника, казалось, доходил до самых глубин её тела, вызывая сильные спазмы влагалища и матки львицы. Колебания от её урчания были увеличены её ревом, и сокращением мышц её влагалища вокруг члена её партнёра. Это было больше, чем он мог вынести. Ник выпрямил его спину снова, схватил налу за заднюю часть, чтобы удержать её на месте, и стал трахать так быстро и глубоко как он мог.

Оргазм взял его подобно атакующему льву. Он приближался к нему спокойно так, чтобы ко времени, когда он поймёт, как близко это было, это готово было взорваться на вершине своей силы. С криком он сделал заключительный толчок и полностью захоронил его член во влагалище жаждущей самки. Ник взорвался яростно, изливая все то, что он накопил за последние годы жизни в прайде. Ощущая вибрацию самки под ним, Ник взрывался в её влагалище в течение нескольких минут, то, уменьшая, то, увеличивая темп, с которым он входил в Налу. Ему казалось, что его непрерывное удовольствие длилось несколько часов.

Когда оргазм, наконец, прошёл, Ник весь истощенный упал на Налу. Они остались соединенными, ничего не говоря друг другу в течение нескольких минут, до того момента как член Ника смягчился и выскользнул из Налы. Он откатился от Налы и растянулся на земле. Нала легла около него и прижалась в завершении акта спаривания.

"Это был замечательно Ник!" Она продолжала громко мурлыкать, медленно дразня его своим хвостом. Мягкая кисточка, играющая по его голой коже, заставляла его чувствовать себя замечательно. "Симба не может сделать некоторые вещи, которые можешь ты."

"Я уверен, что человеческие женщины не могут сделать вещи, которые делала ты" Ник, наблюдал за ней с маленькой улыбкой, медленно лаская живот. "У них нет хвоста"

"Ты знаешь, что это означает, то что ты - теперь полноправный член прайда."

"Что-о?! "

"Ты был с прайдом в течение многих лет со времени провозглашения Симбы, ты часто выручал нас. Теперь, когда ты трахнул хотя бы одну самку прайда - по традиции ты полностью его член. Независимо того, действительно ли ты лев"

Ник думал об этом в течение минуты. "Я могу жить с этим. Я могу даже учится этому" - он ответил с усмешкой. Неожиданная мысль поразила его, "Что мы скажем Симбе? "

"Правду, что же еще? То, что я говорила, ранее было правдой Ник. Первый самец прайда, который находит самку, трахает её. Конечно, я особая львица, ведь все мои детёныши станут королями. С тобой, однако, не будет никаких детёнышей."

Ник широко улыбнулся, внезапно понимая его место здесь. Через нескольких минут он сказал: "Давай вернёмся на Pride Rock. Уже темно и остальные будут задаваться вопросом где мы. Кроме того, Симба будет ждать тебя!"

Нала посмотрела на него пристально. "Так что, ты действительно видел нас."

"Ах, да" он сказал, обеспокоенный открытием. "Я уже возвращался на Pride Rock и ... "

"Нет Ник. Ты не должен оправдываться передо мной. Одна из особенностей львов, которой ты должен научиться это то, что львы не скрывают своих естественных желаний. Когда они хотят трахнуться, они это делают.

Ник снова улыбнулся. Он захватил ее шею и снова тёр её несколько секунд, а Нала направила её хвост вниз к его груди ещё раз перед тем, как они оба поднялись. Ник нашел свою "одежду" снова и догнал Налу, теперь по праву может присоединиться к прайду.

Книга джунглей

Категория: Пушистики, Зоофилы

Автор: Adultlion

Название: Книга джунглей

Глава 1: Введение

Во время сезона муссонов, человеческий детёныш был украден у своих родителей тигром Шерханом. Волки, во главе с их лидером Акелой спасли ребёнка и приняли его в стаю. Акела спросил жителей джунглей, кто может выкупить жизнь человеческого детёныша. Пантера Багира и медведь Балу согласились и принесли несколько пойманных антилоп в качестве выкупа за жизнь ребёнка. Вожак стаи принял эти подарки и принял детёныша человека в стаю как равного и дал ему имя Маугли. Маугли был принят как новый волчонок, хотя и несколько странный волчонок. Маугли не вспоминал ничего из его человеческого прошлого, волки приняли его как брата, и он старался не обмануть их ожидания. Так как он не был настоящим волком, он не умел быстро бегать, прыгать столь же далеко или кусать так же сильно как его братья волки, но зато он меньше уставал. Он мог сделать вещи, которые они не могли: он мог подняться на деревья, поднять что-либо с земли. Он мог делать что-то новое из подручного материала.

Поскольку он становился старше, стая начинала полагаться на него в решении более сложных проблем, с которыми сами волки справиться не могли. Большая часть волков уже знала, что со временем Маугли станет лидером стаи.

У него складывались особые отношения с Лалой, красивой красной волчицей. Ее отец был побит в соревновании за лидерство в стае, когда Акела занял его место. Она обвинила Акелу в изгнании ее отца из стаи. Маугли так же не избежал её гнева, когда стал главным помощником Акелы. Она отравляла его жизнь вплоть до того дня, когда он спас ее от Шерхана, отогнав его палкой. Лала была удивлена, так как она была уверена, что он ненавидел ее. Они провели ночь, идя через джунгли и разговаривая. Она поняла, что он никогда не держал на неё никакой обиды. Они стали близкими друзьями, и всё время ходили вместе. Когда стая спала, она всегда ложилась рядом с Маугли.

Самым близким другом Маугли был Алекс, большой серый волк, который был сыном Акелы. Маугли был принят в семью Акелы в тот же самый год, когда родился Алекс, и они стали неотделимы.

Глава 2: Сезон спаривания

Это был конец февраля, и воздух был наполнен ароматом женских волков. Маугли был с другими самцами, мечтающими о самке. Однажды ближе к вечеру один из старших самцов пролаял: "лидеры стаи собираются спариваться! " Все подпрыгнули и побежали к поляне, чтобы посмотреть на Акелу и Сашу. Он был мастером в этом, и было истинное удовольствие наблюдать его спаривания. Маугли поднялся на близлежащее дерево, чтобы наблюдать, Алекс хотел бы присоединиться к нему, поэтому он встал рядом с деревом. Маугли не смог бы поднять своего друга на дерево, к тому же там не было места для двоих.

Акела заигрывал с Сашей весь день, потираясь об её мех и облизывая её под хвостом. У неё началась течка, и она уже приближалась к окончанию брачного танца. Они вернулись на поляну и остановились перед собравшимися волками.

Она бегала вокруг и прыгала на Акелу, захватывая заднюю часть его шеи своей пастью. Волки вздыхали и издавали подбадривающие звуки. Акела дёрнул своими массивными плечами и скинул ее на землю. Она лежала на спине, широко разведя задние лапы. Ее раздутая вагина была хорошо различима. Акела опустил голову, чтобы начать нетерпеливое облизывание.

Она била его голову своим хвостом и огрызалась на него. Он отскочил назад, а она снова поднялась на ноги и подбежала к нему. Она подпрыгнула и схватила Акелу вокруг шеи, а после этого облизала всю его морду своим длинным влажным языком.

Он толкнул её и снова перекатил на спину. Акела встал так, чтобы его тяжелые ножны были непосредственно над головой Саши, в то время как он возвратился к своему неторопливому облизыванию.

Саша натолкнулась на его ножны и начала поглаживать их языком. Акела взвизгнул, но продолжал стоять над ней. Одна из молодых самок в стае сказала: Ничего себе, он возбуждается!: Он такой красивый!:"

Маугли тем временем сидел на ветке и поглаживал свой твёрдый член. Вид, который открывался ему с его места, действительно возбуждал его. Он смотрел вниз и увидел, что Алекс свернулся в кольцо и облизывал его собственный петух.

Брачный танец был почти закончен, и спаривание должно было скоро начаться. Саша поднялась с земли и теперь просто стояла. Акела опять запустил свой язык к ней под хвост, облизывая её влагалище.

Маугли запустил жёлудём в Алекса, отвлекая его от "важного занятия": Шшшш, Алекс: Они собираются трахаться... " Алекс встал на задние лапы, а передними опёрся на дерево, чтобы можно было всё хорошо рассмотреть.

Саша отскочила и огрызнулась на Акелу, и толпа пролаяла свою оценку действий обоих. Акела отпрыгнул назад, но уже через секунду его нос был снова под хвостом Саши. На сей раз, Акела двигался сбоку от неё, к дальней стороне от стаи, закидывая его голову ей на спину. Она заскулила и остановилась, прижимаясь к волку. Он поднялся на задние лапы и закинул передние ей на спину. Всего через мгновение его передние лапы скользнули под её живот и жёстко захватили волчицу. Положение их тел было самым благоприятным для начала спаривания. Все собравшиеся видели, как раздутые ножны Акелы касаются жаждущей вагины Саши, как его петух мягко выскользнул из них и коснулся самки. Все взвизгнули, как один, когда он начал входить в неё. Акела начал толкать его жёсткого петуха глубоко в Сашу, постепенно переходя к более высокой скорости. Акела вошёл в раж и стал по-настоящему трахать свою суку.

Маугли посмотрел вниз и увидел двух молодых самцов, забирающихся друг на друга и пытающихся отчаянно спариться, поскольку они наблюдали, как это делали два главных волка в их стае. Со своей позиции, он мог видеть петуха Алекса, полностью вышедшего из его ножен и торчащего под его животом, так как Алекс продолжал стоять на задних лапах.

Акела терся своей мордой по спине Саши и скулил, поскольку он вставил его жесткого петуха в нее до самого предела. Волчица выгнула её спину. Она не могла сопротивляться своим инстинктам и начала толкать свои бёдра навстречу Акеле.

Маугли спрыгнул с дерева и тихо подошёл к Алексу сзади. Опираясь на дерево, волк был немного выше, чем Маугли. Он обнял Алекса и переместил его руку вниз, чтобы схватить его раздутый петух. Алекс взвизгнул от неожиданности, но остался стоять, позволяя Маугли продолжать. Маугли начал ритмичное массирование жесткого петуха Алекса. Он также начал ласкать его под хвостом, сначала поглаживая мягкий мех тяжелого мешочка, медленно поднимаясь выше. Наконец, он достиг его ануса под самым основанием хвоста. Алекс начал толкать против руки Маугли, в то время как он подошёл ближе, подталкивая его собственный твердый член под хвост Алекса. Большой волк вздрогнул и раздвинул его задние лапы, отставляя хвост в сторону, чтобы детёныш человека имел более свободный доступ. Он чувствовал что-то необычное, головка петуха Маугли касается его ануса, он начинает нажимать сильнее, чтобы пройти сквозь напряжённое кольцо мускулов волчьей задницы.

Акела продолжал неистово трахать свою суку, Саша дрожала при толчках массивного самца. Ее глаза остекленели, она стала взвизгивать от удовольствия. Алекс наблюдал это в экстазе, почти не обращая внимания на толстый петух, который медленно проникал в его зад.

Алекс задыхался и визжал, поскольку Акела сильно схватил Сашу и притянул её к себе, входя глубоко в нее, чтобы вогнать свой узел в суку. Акела чувствовал, как кольцо мускулов захватывает его раздувающегося петуха, и этот захват заставил его испытать первый оргазм. В экстазе он схватил Сашу за холку и удерживал довольно долгое время. Он на мгновение опёрся на ее спину, а затем соскользнул в сторону, становясь спиной к самке. В этом положении они оба прекрасно чувствовали, как сперма Акелы заполняет влагалище Саши.

Они стояли в такой позе несколько минут, в то время как другие волки подошли ближе. Они облизывали им губы и ласкали их между ног.

Алекс проснулся от своей фантазии, когда толстый член Маугли вошёл в него одним единственным толчком. Он взвизгнул от удивления, но продолжал твердо стоять на задних лапах. В это время человеческий детёныш начал энергично трахать его напряжённый зад, лаская грудь волка и поглаживая его мошонку. Дыхание Маугли стало прерывистым, и Алекс понял, что детёныш человека должен скоро кончить. Он чувствовал удивительные пальцы, ласкающие его длинный, жесткий волчий петух и другую руку, которая скользнула к основанию его члена, захватила его позади узла и сильно сжала. Алекс стонал и начал безумно трахать руку Маугли, двигая его зад по члену человека. Маугли вскрикнул, полностью захоронил его петуха в волчонка одним сильным ударом и кончил. Мгновение спустя, Алекс выплеснул его сперму на дерево, на которое он опирался. Маугли остановился на секунду и вынул его мягкого петуха из зада его брата-волка. Алекс опустился на все четыре и облизал член Маугли, затем он свернулся и очистил его собственный петух.

Маугли свернулся рядом с ним и заснул на теплом солнце.

Глава 3: Мечты Лалы

Лала наблюдала спаривание Акелы и Саши и чувствовала как глубоко внутри неё, разгорается костёр желания, сжигая её поясницу. Это была её первая течка, и она была смущена этими неожиданно вспыхнувшими желаниями.

Она ушла от стаи и вошла в прохладную темноту джунглей, чтобы побыть одной. Она не могла выкинуть из головы вид красного петуха Акелы. Каждый раз, когда она закрывала глаза, всё, о чём она могла думать, это был массивный петух вожака стаи. Она осторожно скользила под ветками деревьев, позволяя им гладить её спину. Иногда она делала паузу, чтобы надавить веткой на её горячую вагину, посылая дрожь удовольствия глубоко внутрь себя. Поскольку она двигалась, она могла чувствовать, как её хвост трётся против влажных сильно раздутых губ её влагалища. При каждом движении, чувствительные скользкие губы тёрлись друг против друга, массируя её распухший клитор. Выходя на тёмную поляну, она остановилась на мгновение, а затем мягко села, касаясь своей горящей плотью прохладной земли. Она опустила голову к хвосту и начала медленно облизывать красный ликер её первой течки.

Маугли пошел вверх по течению, чтобы поплавать в реке и вымыться после его "спаривания" с Алексом, который присоединился к нему в прохладной воде. Они с легкостью плескались некоторое время, а затем вышли из воды, полежать на солнце и обсохнуть. Алекс стряхнул с себя тяжёлые капли воды, поднимая при этом тучи брызг, которые летели на Маугли. Он попытался сделать то же самое, правда, у него мало, что получилось.

Пока они нежились в тёплых солнечных лучах, нос Алекса уловил тонкий аромат самки.

- Маугли я думаю, что из-за тех деревьев идёт очень интересный запах, - сказал он и пополз между плотно стоящими деревьями. Маугли встал и тихо последовал за ним.

Лала полностью погрузилась в мечты, медленно облизывая свою вульву, представляя, что это язык Акелы. Она почти могла видеть, как он потёрся носом и облизал её краснеющую вагину. Затем спаривание... Она застонала, когда она представила, как его сильное тело опускается на неё. Она могла чувствовать твердость его ножен, прижатых к её влагалищу. Её язык начал двигаться быстрее, подобно сумасшедшей змее, и ее бедра начали вздрагивать в такт её движениям.

Алекс был первый, кто увидел Лалу. Он немедленно почувствовал возбуждение при виде волчицы, пробующей избавиться от сжигающего её желания спариваться, при помощи языка. Мгновение спустя, Маугли остановился сбоку от Алекса, наблюдая происходящее. Они оба могли чувствовать запах её течки, и это делало их ещё более возбуждёнными.

Дойдя до Алекса Маугли начал медленно поглаживать растущий член волка. Алекс застонал и начал тереться о Маугли. Человеческий детёныш прошептал: "Ей нужно помочь... ". "Маугли", зашипел Алекс, " Ты знаешь, что только вожакам стаи разрешается спариваться... У тебя будут неприятности."

Маугли проигнорировал предупреждение и тихо вышел на поляну. Поскольку Лала ничего не замечала, Маугли присел рядом с нею и добавил свой язык к языку волчицы. Он ощутил ее смазку, двигая языком по вагине.

Лала от удивления подскочила и тут же вернулась к реальности. "Ммм:мм... Маугли ..., что ты делаешь:?" Маугли не говорил ни слова, а просто погрузил его язык глубоко во влажную вульву волчицы. Лала простонала, когда его язык, коснулся её клитора, подталкивая её бедра к лицу человеческого детёныша.

Алекс тоже вышел на поляну. "Алекс:," Лала задыхалась, " останови Маугли... Он не должен Аа-ах, делать это. " Алекс спокойно двигался в сторону Лалы. "Ты знаешь Маугли, и я сомневаюсь, что я смогу остановить его." Сказав это, он медленно облизал ее лицо и губы. Со своего места она могла видеть его широкие ножны, которые покачивались под его плоским животом с каждым движением. Нежность Маугли заставила распространиться тепло её вагины по всему телу. Теперь она не думала ни о стае, ни о вожаке ..., с которым она так хотела спариваться.

Маугли осторожно перевернул Лалу на спину и посмотрел в её глаза, надеясь увидеть там разрешение продолжать. Её золотые глаза колебались лишь мгновение, а затем уступили. Он опёрся руками о землю с боков Лалы и слегка нажал своим твёрдым членом на губки её влагалища.

Она задыхалась и стонала, поскольку головка петуха скользила в её разгорячённое лоно. Он был настолько прохладен внутри, но это лишь увеличивало её горящее желание. Он нажал сильнее, остановившись уже в сужающемся кольце, которое держит возбуждённого самца внутри в процессе спаривания. Осторожно увеличивая давление, он растягивал мышцы её влагалища, посылая дрожь через всё тело Лалы.

Она могла чувствовать, как Маугли полностью проник в неё, поглаживая возбужденные, дрожащие стенки её вагины. В этот момент Маугли начал двигаться: каждый толчок прохладного, гладкого члена мучил ее тело волнами облегчения и увеличивающегося удовольствия. Маугли лежал между задних лап Лалы и чувствовал, как мягкий мех ласкал его бёдра при каждом толчке. Ее хвост ласкал его спину, приятно сжимая его шары и зад. Так как передние лапы Лалы опирались на плечи Маугли, он медленно нагнулся, чтобы поцеловать эластичные, черные губы и мягкий, влажный язык.

Алекс почувствовал, как задрожал его петух, призывая к спариванию. Наблюдая за тем, как Маугли трахает Лалу, он уже готов был кончить. Ощущений добавлял запах исходивший от трахающейся пары. Алекс мог чётко различить в нём женский запах течки и мускусный запах самца, количество которого увеличивалось с каждой секундой. Он мог чувствовать как его петух, раздувался уже вне его ножен и, как с него капали первые капли смазки.

Он подошел к Лале, остановившись в тот момент, когда его член поравнялся с её ртом. "Эй, Алекс, жди своей очереди," - крикнул Маугли. Алекс проигнорировал Маугли и прижал своего петуха к носу Лалы.

Она среагировала на его мужской аромат. Волчица повернула голову, коснувшись влажного наконечника блестящего от смазки петуха. Её язык выскользнул изо рта и аккуратно обвился вокруг разгорячённого члена Алекса.

Алекс издал стон и застыл на месте, в то время как Лала полностью погрузила его член себе в рот, ритмично поглаживая и лаская его. Маугли был почти на пике и замедлил его фрикции, поскольку он собирался довести

Лалу до оргазма.

Лала чувствовала, как стенки её влагалища терлись против огромного петуха Маугли. Каждый толчок усиливал пожар, растущий в ее животе. Она выпустила петух Алекса, не имея возможности концентрироваться ни на чём кроме собственных чувств. Внезапно, она почувствовала сжатие в паху. Каждый мускул сжимался всё сильнее, в то время как через её пушистое тело прокатывались волны удовольствия невероятной силы. Маугли понял, что Лала была уже на грани, и резко ускорил свои движения. Напряженное кольцо мускулов, через которое он проникал, сжималось всё сильнее и сильнее на его члене. Её тело с силой прижалось к нему. Лала начала скулить от нарастающего удовольствия. Маугли погладил ладонями тело волчицы под ним и с силой полностью погрузился в её напряженную вагину. Он чувствовал, как оргазм накрывал его полностью, как с каждой секундой потоки его спермы затопляли влагалище суки. Они обнялись и сжимали друг друга в объятиях, пока их оргазм не спадал. Глаза Маугли были закрыты, а голова Лалы лежала у него на плече. Её глаза отстранённо смотрели в лес, ее длинный, влажный язык свисал изо рта.

Минуту спустя оба истощенные существа упали на землю, пытаясь отдышаться. Маугли вытащил свой член из Лалы и с благодарностью облизал её морду. Он медленно опустился к ее влагалищу и облизал его начисто. Закончив, он лёг рядом с Лалой и обнял её. "Спасибо, Маугли," - Лала всё ещё задыхалась. Я.:Нет... это - я должен тебя поблагодарить, Лала" ответил Маугли. "Я никогда ещё не чувствовал ничего подобного прежде."

Глава 4: Очередь Алекса

Маугли огляделся: Алекс свернулся в клубок и облизывал свой раздутый член. Он был сильно возбуждён, его узел был легко заметен. Лала тоже заметила Алекса, обернувшись к Маугли, она тихо хихикнула: "Бедный Алекс:"

Она начала танцевать вокруг него, покачивая бёдрами и поднимая хвост, чтобы он мог почувствовать запах течной суки. Алекс понял её намёк и поднялся на лапы. Лала слегка опустила голову и стала нежно облизывать его жёсткий член. Алекс громко заскулил. Она взяла его петух в свой рот, лаская горячую плоть своими острыми зубами. Он непроизвольно дёрнул бёдрами, погрузив член ещё глубже в рот волчицы и подарив её нетерпеливому языку несколько капель своей спермы.

Она выпустила этот твердый петух из своего рта и отступила от мучающегося молодого волка. Она повернулась к нему задом и задрала хвост, демонстрируя её раздутое тёмное влагалище. Он взвизгнул и приник к нему, облизывая её вагину и упиваясь её солёными соками. Алекс явно различал вкус спермы Маугли, а так же вкус, который он знал достаточно хорошо как вкус текущей суки.

Он сконцентрировался на танце, и его петух скользнул обратно в его ножны. Лала слегка покусывала Алекса, пытаясь добиться от него ответа. Они терлись телами друг о друга, игриво подталкивая хвосты. Наконец, когда воздух на поляне был уже наэлектризован их страстью, Алекс запрыгнул на спину Лалы. Она в свою очередь приветствовала его мягким движением бёдер. С глупым, но счастливым выражением на лице Алекс обхватил волчицу передними лапами и притянул её ближе до тех пор, пока их задние лапы не коснулись друг друга. Лала могла чувствовать как его массивное, мужское тело скользит по ее спине. Она чувствовала его промежность, прижимающуюся к её бёдрам, так как Алекс продолжал тянуть её ближе к себе. Самка твёрдо стояла на ногах, поскольку самец закончил свой танец и был готов к спариванию. Член волка был прижат к её вагине. Алекс немного присел в тот момент, когда он пытался войти в неё. Она могла чувствовать, как вершина его петуха мягко тёрлась об неё. Когда Алекс нашёл то, что искал, он резко раздвинул её лабиумы и обозначил проход.

В отличие от Маугли, волчий член Алекса был горячим и скользким. Она расставила задние лапы шире, чтобы сделать его проникновение более легким и одним мощным толчком, Алекс был полностью в ней. Он начал трахать её так быстро, как только мог. Оба волка раскачивались под его сильными толчками. Алекс чувствовал, что его петух начал расширяться и растягивать влагалище Лалы. Его узел также начинал раздуваться. Теперь волк делал паузу в своих толчках, пытаясь протолкнуть узел. Лала чувствовала напрягающийся член в пределах её тела, посылая волны удовольствия через неё.

Лала знала, что должно было последовать за этим. Инстинктивно она сжала ее мускулы и немного присела. Она ощущала, как узел прижимается к губам её влагалища, открывая их и растягивая их вздувшемуся шару в основе члена. Она заскулила, поняв его истинные размеры, и ещё сильнее дёрнулась назад. Смазка Алекса нескончаемым потоком вливалась в её влагалище. Был момент сильного сопротивления, когда узел Алекса встретил сужение во влагалище суки. Это был самый трудный момент для обоих животных. После нескольких секунд Алексу, наконец, удалось продвинуть свой узел глубже. Алекс взвыл, поскольку его петух полностью вошёл в Лалу и начал даже сильнее (если это возможно) трахать свою суку. Его петух по-прежнему заполнял влагалище Лалы смазкой, ещё больше увеличивая силу, с которой оно обхватывало его член. Он всё ещё продолжал увеличиваться в размерах, раздуваясь подобно воздушному шару внутри тела Лалы. Она чувствовала, как влагалище растягивалось этим чудовищных размеров петухом волка. В одну минуту она даже испугалась, поскольку ей показалось, что дальше растянуть её влагалище уже невозможно. А массивный член всё продолжал двигаться в её глубинах и расти. Она едва могла устоять на ногах от того, с какой силой её отчаянно трахал Алекс. Петух, который продолжал расти в её теле, растягивая её изнутри; обилие смазки в её влагалище; его когти, вцепившиеся в мех на её животе, заставили жар от ее влагалища пройти через всё её тело. Она скулила и дрожала, в то время как другой более медленный и более сильный оргазм потряс её тело. Влагалище Лалы также начало дрожать, сжимая в член Алекса. Каждый мускул её тела был в огне. Она застыла в напряжении пока дрожь проходила по всему телу.

Алекс чувствовал сильное, но приятное сжатие влагалища Лалы. Он чувствовал, как пожар разгорался в его пахе и распространялся к его шарам, многократно усилившись в этом пушистом мешочке. Огненная вспышка прошла через него. Волк в последний раз с силой насадил суку на свой член, поскольку его шары уже пульсировали. Он выстрелил свой победный груз семени в Лалу. Алекс задыхался, пока одна за другой волны горящего удовольствия бежали по нему.

После нескольких минут, которые показались вечностью, огонь исчез и Алекс мягко опустил голову на спину Лале. Он медленно соскользнул с неё. Они всё ещё оставались связанными узлом Алекса. Он развернулся спиной, и они продолжали стоять в замке. Другая частица огня вспыхнула в нём, когда он извергнул ещё одну порцию спермы во влагалище Лалы. Они должны были простоять так в течение нескольких минут, пока узел Алекса не уменьшится настолько, чтобы освободиться. За это время он успел ещё не раз наполнить её вагину своим семенем. Его петух был все еще тверд и Лала "не выпускала" его.

Лала заскулила, чувствуя как член в её теле начал медленно уменьшаться. Пожар в пояснице потихоньку прошёл и член Алекса медленно выскользнул из неё. За этим последовал целый водопад спермы, пролившийся из её вульвы по задним лапам. Алекс облизывал свой слизистый член, пока он не был чистым, после чего он скользнул обратно в свои пушистые ножны. После этого он подошел к Лале сзади и начисто облизал и её.

Маугли присоединился к истощенной паре, и все трое провалились глубокий удовлетворенный сон.

Любовь Брата

Категория: Пушистики, Инцест

Автор: Fatum

Название: Любовь Брата

Декстер лениво прощелкивал кабельные каналы, зевая от скуки. Декстер был 15-летней черной летучей мышью, немного низкорослый для своего возраста, но с ухоженным и тренированным телом. Он вздохнул, взмахнул затекшим от долгого лежания крылом, взял пульт телевизора и кинул в стоявшее рядом кресло. Это был субботний вечер, но он не планировал ничего на сегодня,он только уже поиграл в компьютерные игры и пробовал развлечь себя сам. Он откинул голову назад, когда его сестра Арил вошла в комнату.

"Знаешь, Декс" сказала она, садясь около него, "ты кажешься немного подавленным. Что-то случилось?"

"Нет, все нормально" ответил он, закрыв глаза.

"Ты всегда можешь поговорить со мной, если тебя что-то волнует," она подвинулась ближе и положила на него руку, ее голова была на его груди. Декстер сглотнул, смотря на нее с низу вверх. Она была на 2 года старше чем он, светло-серого цвета, одета в облегающий черный топ и кожаные брюки. Все думали, что она была готом - она всегда носила черную одежду и сделала несколько татуировок, но Декс знал, что это не так. Ему стало жарко, когда почувствовал как ее грудь давит на него. Он подсматривал за ней уже около года,и она до сих пор его не заметила.

"Я знаю, что всегда могу с тобой поговорить, но все действительно нормально," сказал он нервно. Она посмотрела на него и улыбнулась.

"Ладно, если ты уверен," сказала она. Декс кивнул, она встала с кушетки и вышла комнаты. Он с облегчением вздохнул, когда она вышла и посмотрел на небольшую выпуклость на штанах. Ему везло, она никогда не замечала как на него действует, и он избегал неприятностей. Он закрыл глаза и сконцентрировался, пытаясь восстановить потерянную эрекцию прежде, чем Арил зайдет еще за чем-нибудь. К счастью она не зашла, а родители уехали на выходные по делам, так-что Декс был в безопасности.

-----------------------

Декс посмотрел на часы с дивана, было уже начало десятого.Это было время выделенное ему для чтения. Его родители хотели чтобы он ложился спать в 9:30, но всегда позволяли ему еще где-то час валяться в кровати и читать. К сожалению, когда родителей не было дома, главной оставляли Арил. Она всегда следовала этому правилу, но была куда менее расточительна, давая ему максимум 10 минут, если он сам этого хотел. Он повернул голову, и посмотрел на вошедшую в комнату сестру которая улыбалась ему.

"Время чтения Декс," сказала она.

"Я знаю, иду." Декс сполз с дивана и пошел наверх. Он быстро разобрал кровать и залез под одеяло. 9 часов также были временем, когда Арил делала свои упражнения, она собиралась их делать, когда пришла сказать ему ложиться спать. Он тихо подошел к лестнице, и посмотрел на гостинную. Арил стояла в середине комнаты и делала упражнения с кассеты видеоаэробики. Он любил смотреть как она их выполняет, только так он мог увидеть некоторые особо приятные места ее тела. Он следил за каждым ее движением, она выгибала и вытягивала свое тело, его петух начал выскальзывать из своих ножен. он всегда хотел спуститься и взять ее, но ему не хватало храбрости сделать хоть что-нибудь. 15 минут спустя, когда она закончила, у Декса была такая сильная эрекция, что ему было больно. Он пощел в свою комнату и нырнул в кровать, когда услышал как Арил поднимается по лестнице. Он открыл книгу и начал смотреть в нее с максимально заинтересованным видом. Она открыла дверь и заглянула в комнату. Декс улыбнулся ей и снова уставился в книгу. Она закрыла дверь и пошла в свою комнату,которая находилась пососедству. Там она разделась, завернулпсь в полотенце и пощла в душ. Когда Декс убедился что она ушла, он щелкнул по обложке книги и вынул фотку сестры. Она была заснята в тот год, когда прошла формальное посвящение в своей школе . Арил была одета в красивое длинное вечернее платье, которое подчеркивало ее тело и делало невероятно красивой. Фотография была немного потертая и выцветшая от времени, которое Декс провел с ней наедине, сегодня он собирался "полюбоваться" на нее еще раз . Его рука легла на все-еще стоящий член и начала медленно двигаться вверх-вниз.

Арил обернулась в полотенце и вышла из ванной. Она шла по коридору к своей комнате, когда услышала стоны, идушие из комнаты Декса. Заинтригованная, она тихо приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Ее глаза расширились, когда она увидела что ее брат мастурбирует глядя ны маленькую фотокарточку. Она уже собиралась уйти, когда услышала что он очень тихо говорит ее имя. Она медленно повернула голову, выражение удивления на ее лице превратилось в хитрую улыбку. Она прокралась в комнату и остановилась рядом с его кроватью. Он не замечал ее.

Декс тяжело дышал, его глаза были закрыты, картинка запечатлелась в его мозгу. Внезапно он похолодел, он почувствовал чужую руку, которая обернулась вокруг его члена. Он медленно поднял голову и открыл глаза. Арил смотрела на него и ухмылялась. Он хотел что-то сказать, но не смог произнести ни слова. Она опустила голову и слегка посасывая, облизала его шары. Его тело скрутила судорога, он почти кончил от этих ощущений. Он откинул голову назад и уставился в потолок. Она чувствовала, что он напряжен и уже близок к финалу. Она взяла член в рот целиком и начала сосать его. Он чуть выгнул спину и ткнулся бедрами ей в рот, смакуя каждую секунду тех невероятных ощушений, чтто она дарила ему. Она рычала и стонала, когда его рука легла на ее голову. Она двигалась вверх и вниз, облизывая его член по всей длине. Декс широко раскрыл глаза и внезапно сдернул ее голову со своего члена, схватил его рукой и кончил ей на лицо. Арил закрыла глаза и открыла рот, ловя струйки спермы выстреливающие из его петуха, покрывающие ее лицо и капающие обратно на его тело. Декс посмотрел вниз на ее испачканное лицо, она улыбнулась ему в ответ .

"Но.. н-но .., почему?" он заикался.

"Потому что я люблю тебя," ответила она, вытирая лицо краем полотенца, которое все еще было на ней.

"Любишь меня?"

"Да, я увидела как ты мастурбировал ночью. Я удивилась, но родителям ничего не сказала. Я начала мастурбировать одновременно с тобой, и вообразила, что ты делал это думая обо мне. Но это никак не подтверждалось до сегодняшнего вечера."

Он кивнул, "я уже долго подсматривал за тобой, ты тоже очень мне нравишься." Она улыбнулась в ответ, встала, и скинув полотенце улеглась на кровати рядом с ним. Он медленно поднял руку, взял одну из ее красивых пушистых грудей, и начал мягко тереть ее. Она издала тихий стон, и стала управлять движениями его пальцев по груди. Она взяла член в руку,и подавшись назад погрузила его головку в свою киску. Они оба получали удовольствие от этого положения, пока он не толкнулся неосторожно внутрь нее, разрывая ее девственную плеву и хороня себя внутри. На ее глаза навернулись слезы, он обнял сестру в растерянности. "Прости, я не хотел чтобы тебе было больно......"

Он не закончил,она приложила палец к его губам. "Все впорядке, я только рада, что это сделал именно ты." Она снова улыбнулась, а затем застонала, когда в первый раз приподнялась и опустилась, начав подпрыгивать на нем. Он положил руки на ее груди, сжав их, когда она стала подпрыгивать медленней. Она закрыла глаза и громко застонала, когда он сжал ее соски, сейчас весь мир Арил сосредоточился в нем. Он сделал еще несколько толчков перед тем как выйти, и переместился, встав на колени позади нее. Декс поставил ее на четвереньки и засунул член обратно в ее киску. Арил оглянулась через плечо, чтобы видеть как Брат толкает в нее, твердо держа руки на ее бедрах. Он наклонился вперед, ухватив ее за основания крыльев . Такое положение позволяло ему засунуть член как можно дальше. Ее киска была узкой, и он понимал что может кончить в любую секунду. Декс громко закричал, похоронив свой петух в ее горячей киске, разбрызгивая врутри нее свое семя. Она выгнула спину и кричала когда мощный оргазм накрыл ее, на кровать капали ее соки, смешанные со спермой брата . Они рухнули на постель, и она медленно сползла с его члена. Придя в себя, она встала и вновь обернула полотенце вокруг талии. Арил уложила Декса поудобней и накрыла его одеялом, он крепко спал. Она поцеловала его в лоб,и выключив свет вышла из комнаты.

Пес Его Величества. Часть 1

Категория: Пушистики, Я хочу пи-пи

Автор: * Без автора

Название: Пес Его Величества. Часть 1

Было раннее утро. Только что рассвело, но за окном уже пели птицы, а в окна покоев начали проникать первые лучи солнца.

Где-то вдалеке, в пригороде, пронзительно закричал петух, и его вопль окончательно разбудил Альфредшпитсена.

Альфредшпитсен, или Альф, как его называл псарь, был одним из придворных псов Его Величества, одним из тех приближенных к властителю доберманов, которым разрешалось спать в покоях Императора, да не просто тихо посапывать где-то на задворках, а чинно отдыхать на шикарных пурпурных шелковых подушках, уложенных в отдельном помещении, питаться подачками с королевского стола и даже сопровождать Императора в его пеших и конных прогулках. Всего этого Альф не понимал, потому как пока еще был простым полугодовалым щенком (впрочем, этого наверняка не понимал ни один из взрослых псов). Как и у любого другого щенка, вся его жизнь сейчас состояла только из веселых игр с друзьями, такими как Альберт и Хейлик, сна и еды. Но сейчас Альфу было не до игр. В данный момент он тихо лежал на своей шелковой подстилке и, обливаясь потом, решал для себя один из насущных вопросов бытия.

Дело в том, что Альфу невероятно сильно хотелось в туалет. Вчера он до отвала наелся солонины, после чего весь вечер практически не отрывался от миски с водой, а на вечерней прогулке всего разок пометил территорию, после чего начисто забыл про это. Придя с прогулки, он тут же завалился спать и проспал как убитый часов пять. Однако ночью он проснулся оттого, что весь низ брюха болел и ныл так, словно он получил хорошего пинка. Конечно, самым простым вариантом было бы сбегать ненадолго на улицу, но существовало одно "но". Дело в том, что на ночь задний ход дворца закрывали, поэтому на улицу можно было выбраться, только пробежав добрую половину коридоров замка, причем пробежав позорно - неуклюжей перевальчатой рысью, на полусогнутых ногах и изо всей силы поджимая обрубок хвоста. Но даже не это смущало его. Дело в том, что на главных дворцовых воротах круглосуточно стояла стража, а у стражников вид собаки, изо всех сил спешащей под утро на улицу, почему-то вызывал неудержимое веселье, которое стражники старались усилить или хотя бы растянуть. Поэтому существовала большая вероятность, что вместо заветных кустиков у стены он будет с воем летать по всему обширному холлу дворца, подгоняемый пинками гогочущих стражников.

А вот этого вынести он бы уже не смог.

Облегчить мочевой пузырь внутри дворца тоже было практически невозможно - коридоры только казались пустынными в утренние часы, на самом деле тут вовсю кипела работа. По дворцу в этот час уже бегали во все стороны повара, камердинеры, столяры и лакеи. Если он решит справить нужду во дворце, почти наверняка произойдет полная катастрофа - каждый из слуг, кто увидит его писающим на дорогой паркет или мочащим обивку какого-нибудь пуфа, задаст ему такую трепку, что небо покажется с овчинку. Тихонько помочится где-нибудь в уголке псарни тоже не получится - старые псы наверняка примут это за попытку бунта и захвата власти в группе, поэтому просто порвут его на куски. Он прекрасно помнил прошлый такой случай, когда щенка его возраста, необдуманно справившего нужду в общей комнате, спасло от верной гибели только появление главного псаря.

Существовал, конечно, еще один выход, самый простой и безопасный - просто напустить в постель. Ему бы даже не пришлось долго лежать в мокром - младший помощник псаря, который заходил в комнату по несколько раз за ночь, увидев растекшееся между задних лап Альфа темное пятно, немедленно заменил бы подстилку. Но ему, честно говоря, было стыдно даже думать об этом. Дело в том, что даже в самом юном возрасте Альф всегда, в отличие от остальных щенков псарни, просыпался наутро в сухой постели. Все другие, даже самые терпеливые, хоть и всего несколько раз, да и прудили в свою постель. Поэтому теперь, будучи почти взрослым псом, описаться в постели было бы просто немыслимо - в таком возрасте перестали дуться в постель даже самые большие писуны. К тому же Альфу было бы невероятно стыдно перед друзьями, которые запросто могли бы от него отвернуться, увидев, как он опозорился ночью.

В тяжких раздумьях прошло еще полчаса. За это время ощущение, что его пнули в зад, превратилось в почти нестерпимую, ноющую боль во всем брюхе. Альф уже буквально чувствовал, как раздувшийся мочевой пузырь пульсирует, получая все новые и новые порции жидкости. Хвост рефлекторно поджался, словно мог как-то помочь вытерпеть эту муку, шерсть уже была вся мокрая от выступившего пота, но это никак не сказывалось на общем состоянии мочевого пузыря. Неожиданно резкий спазм пронзил промежность, и Альфа скрутило секундной судорогой. Он понял, что терпеть больше не получится и решился. После нескольких секунд размышлений он решил, что полностью облегчаться в постель, как маленький щенок, он не будет, а просто аккуратно чуть-чуть напустит под себя, чтобы хоть немного сбавить давление в мочевом пузыре, а потом дотерпит до общего пробуждения и утренней прогулки, где и избавиться от всей накопившейся жидкости окончательно. Приняв решение, Альф чуть успокоился и продумал план действий.

Приподняв голову, он осмотрелся, убеждаясь, что все остальные псы крепко спят. Вроде бы все было тихо. Осмотревшись, Альф перевернулся на живот, раздвинул задние лапы и, прижавшись промежностью к подушке так, чтобы струя не потекла на пол и не журчала, расслабился. Через две-три секунды ожидания он понял, что ничего не происходит. Альф принюхался - мочой и не пахло. Опять повернувшись на бок, он посмотрел на то место, где только что была его промежность. Там было сухо, ни пятнышка. Мочевой пузырь, который всегда ему с легкостью подчинялся, словно узнал, что на этот раз его содержимое польется не на землю, а на мягкий шелк подстилки, просто отказался расслабляться и выпускать свое содержимое. Поняв это, Альф даже застонал от разочарования и боли - терпеть эти мучения дальше было просто невозможно. Опять улегшись на живот, он стал собираться с силами.

Пес Его Величества. Часть 2

Категория: Пушистики, Я хочу пи-пи

Автор: * Без автора

Название: Пес Его Величества. Часть 2

Через несколько секунд он решился предпринять еще одну попытку. Альф снова раздвинул ноги, расслабился и принялся ждать.

Прождав примерно через полминуты, он постарался расслабиться еще сильнее, а потом попеременно начал напрягать мышцы живота.

От усилий он вспотел так сильно, что казалось, что еще чуть-чуть, и он будет таким же мокрым, как если бы действительно получилось описаться.

Теперь Альф постарался ритмично напрягать все мышцы живота и расслаблять их. После нескольких секунд таких усилий ему показалось, что он что-то чувствует. Снова напрягшись, он явственно почувствовал, что внутри него что-то медленно, словно нехотя, продвигается к его члену. Воспряв духом, он снова несколько раз ритмично сократил мышцы - и точно, что-то горячее и словно даже твердое явственно продвигалось к выходу. Напрягшись еще раз, он почувствовал какую-то слабую и, как ни странно, приятную горячую боль в головке члена и понял, что это нечто уже почти подошло к выходу и нужно еще одно, последнее усилие, чтобы это нечто с вырвалось на свободу и с шипением потекло в ложбинку, выдавленную в постели его телом, впитываясь в пурпурный шелк мягкой пуховой подушки.

И вдруг он заметил, что его друг, Альберт, который лежал на подушке напротив, приоткрыл глаза. Горячее "нечто" тут же откатило от его члена и мгновенно втянулось обратно в окаменевший мочевой пузырь, а задние лапы плотно сжались. Альф даже слегка заскулил от разочарования и боли, схватившей его судорожно сжавшиеся сфинктеры. Теперь, при друге, и нечего было думать о том, чтобы чуть-чуть облегчить свои страдания -придется мучиться до утра, и еще неизвестно, сможет ли он дотерпеть и не нальет ли прямо на глазах у друга (а то и у других псов) в постель.

И тут лежащий на правом боку Альберт, внимательно оглядев друга и хитро, как-то по особенному, прищурившись, чуть приподнял лапу и помочился. Оторопевший Альф уставился на это круглыми от удивления глазами. Струйка, которую пустил Альберт, была короткой, всего две-три секунды, но он несомненно действительно пописал в постель, это не было игрой измученного воображения

- Альф ясно видел яркие блики утреннего солнца, заигравшие на изогнутой желтовато-оранжевой струйке и темнеющий шелк подушки в том месте, куда попала моча. После того, как секундное оцепенение прошло, он посмотрел на мордочку Альберта. Тот, по-прежнему прищурившись, словно слегка кивнул ему, опустил лапу и, повернувшись на другой бок, опять тихонько засопел, оставив Альфа осмысливать только что произошедшее.

Через несколько секунд он, наконец, понял, что хотел этим странным действием сказать ему Альберт. А когда понял, у него словно отлегло от сердца. Мысленно горячо поблагодарив друга, он снова раздвинул лапы и опять, который раз за ночь, расслабился. На этот раз все удалось без того невероятного напряжения силы воли, словно у него в мозгу снялся какой-то блок - расслабившись, Альф тут же почувствовал, как моча побежала по мочеточникам безо всяких на то усилий, словно не ее он меньше минуты назад всеми силами пытался протолкнуть к выходу. Через полсекунды моча достигла головки его члена и, приятно обожгя ее своим теплом, упругой горячей струей ударила о ткань подушки, смачивая пропотевшую шерсть на животе и ляжках. Ее поток был такой силы, что она не успевала впитываться в плотный шелк подстилки и под Альфом тут же образовалось теплое, пряно пахнущее озеро. Озеро мгновенно переполнилось, жидкости не хватало в нем место и она тут же нашла себе целых два выхода - Альф почувствовал, как моча закапала на пол сбоку от подушки, а потом, когда и этого стока не хватило, омыла теплой волной яйца и потекла под его пушистым задом. Он даже и представить не мог, что в него могло вместиться столько этой золотистой воды.

Заодно он и понял то, что, изначально рассчитывая облегчится лишь чуть-чуть, он крупно ошибался - этот мощный поток остановить по желанию было просто невозможно, он все лился и лился, казавшись просто бесконечным. Наконец поток начал стихать, уменьшая свою силу и напор, а вскоре дуга мочи опала, уменьшила свою крутизну и из неудержимого горного потока превратилась в слабый ручеек. Наконец она почти совсем пересохла, просто начала капать из "карманчика", а потом и эти жалкие капли перестали вытекать. Альф подождал, пока вся моча впитается в подушку, чуть поерзал, поудобнее устраиваясь на подстилке посреди остывающего темного влажного пятна и прикрыл глаза. Теперь он знал, что, случись еще раз такая ситуация, он не будет сомневаться не минуты: в конце концов он был не просто каким-то псом, а породистым доберманом шоколадного окраса из личной псарни Его Императорского Величества, почти королевская кровь - должен же он иметь какие-то привилегии перед простыми дворнягами?! А сейчас Альфу больше всего на свете хотелось спать+ Последней его мыслью перед тем, как провалиться в глубокий сон, было: "какие же все-таки у меня замечательные друзья!".

В первый раз. Часть 1

Категория: Пушистики

Автор: Анатолий Оркас

Название: В первый раз. Часть 1

- Ма, Джейк приехал! - закричал рыжий Люк с балкона, откуда он и увидел приятеля. Вообще-то Люк на балконе занимался вполне нужным и полезным делом - оттирал перила и подоконник от зимнего засилья голубей. Голубей в пироге Люк очень любил, а вот проводить весеннюю уборку за несносными птицами - не очень. Но вечер был просто прелесть - солнышко ласково заливало двор, прогоняя зимнюю прохладу и превращая шкурку Люка из рыжей в практически желтую. С незначительными брызгами грязно-алого. Весна только-только вступала в свои права, и Люк еще не до конца перелинял. Так что работа была вовсе не в тягость. Вот при оттирке очередного участка балкона и заметил Люк сначала неуклюже въехавший во двор автомобиль, а потом - выходящего из него Джейка.

- Вечно ты сыщешь способ улизнуть от работы - незло откликнулась с кухни мама.

- Не, ма, я почти закончил! Ща, вот тут терану, и готово, все чисто - азартно взвизгнул Люк, и действительно за несколько секунд завершил уборку.

Потом рванулся к двери, спеша предупредить звонок.

- Хоть бы причесался, чудо лохматое - бросила ему вслед мама, поглядывая на входную дверь из кухни.

Люк послушно пару раз лизнул плечо, и откинул защелку. На пороге застыл Джейк, уже протянувший лапу к звонку. Люк показал ему длинный розовый язык, и отступил, приглашая. Джейк вошел в квартиру.

- Заходи, заходи - ласково пригласила гостя леди Фосси - вот, Люк, посмотри, Джейк аккуратный, причесанный, а ты? Чучело огородное!

- Ага, ма, я тоже вычешусь. Вечером.

- Я просто еще линять не начал - улыбнулся Джейк.

- Вот уж не надо мне следы путать - улыбнулась в ответ леди Фосси - ты и в период линьки всегда аккуратный, не то что мой. А где папа?

- Они с мамой улетают сегодня в Вашингтон, и не смогут прийти.

- Люка сказал, что ты приехал, вот я и решила, что мистер Гольф заглянет на огонек, раз уж все равно привез тебя.

- Нет, тетя Фиона, я сам приехал.

Люк засунул хвост между ног, и открыл пасть. Леди Фосси оценивающе окинула взглядом волчонка:

- Ты успел получить права?

- Ну, вообще-то, они мне по возрасту не положены - завозил ножкой по полу Джейк - но водить я умею. И потом, права - не главное. Папа мне машину подарил. Насовсем. Значит, он считает меня достаточно взрослым.

Люк тихонько пискнул, засмущался и закрыл пасть. А леди Фосси пригласила всех на кухню:

- Тем более не стоит держать тебя в дверях. Пойдем, я положу тебе что-нибудь горячего. И ты, бездельник, мой лапы, и так и быть, можешь не умываться. Уроки, надеюсь, сделал?

- Ага - откликнулся шустрый Люк уже из ванны - нам на понедельник только английский делать надо, а он, буль-буль-буль фрррр уже сделан. А физику за этот семестр я уже бульфрррр...

Джейк улыбнулся, и тоже отправился мыть лапы, по дороге дернув Люка за хвост. Тот в ответ брызнул на него водой.

За столом Люк вертелся как заводной, допивая и расплескивая молоко. А Джейк, напротив, сидел напряженный, словно чего-то смущаясь. Впрочем, печеная курочка исчезала с тарелки с хорошей скоростью, что указывало на отменный аппетит и хорошее настроение серого гостя.

- Доели? Вижу, что тебе не терпится похвастаться подарком, а тебе - покататься. Брысь отсюда, ироды лохматые, и чтобы до понедельника вами тут и не пахло! А в понедельник утречком я желаю видеть мое чадо тут, живым, здоровым и причесанным. И что бы не только хвост! Проверю наличие конечностей, ушей, и только тогда отпущу в школу. А ты, Джейк, доставишь его сюда, и будешь получать трепку за этого безобразника. Согласен? - прорычала леди Фосси последний вопрос.

- Ага - только и ответил поставивший ушки торчком Джейк.

- Пасть закрой, курица улетит, даром что съеденная. Все, дуйте!

Ровно через три минуты настороженный Люк чуть не обнюхивал Шкоду нежно-зеленого цвета.

- А почему Шкода?

- Папа сказал, что ее не так жалко, если что. Он ее совсем по дешевке взял.

- А магнитола в ней есть?

- Есть - безмерно счастливый завистью друга ответил Джейк. Кондиционера нет, и автомата - тоже, но это не страшно.

- Какого автомата? - спросил Люк.

- Ну, автоматической коробки передач.

- А! - с понимающим видом важно сказал Люк. И полез на переднее сидение.

Мягкая кожа, удобная спинка, углубление для хвоста. Люк первым делом полез в магнитолу. На передней панели запрыгали огоньки, и бухающий ритм заполнил салон. Джейк поморщился. Но Люк и сам прижал ушки, и убавил звук.

- Ну, куда поедем?

- Не знаю. Можно было бы обмыть это дело, но - тут Люк хитро прищурился - тебе же нельзя? Ты же теперь за рулем?

- Ну почему нельзя - вальяжно ответил Джейк, берясь за рычаг - сейчас возьмем пивка, и рванем обмывать. Не обязательно же в ресторане сидеть? Тебя диван в гостиной устроит?

- Устроит - ответил Люк, высовываясь в окно и махая лапой маме - а почему в гостиной? А, родителей же нету!

Родители, к слову, были дома. Когда приятели ввалились в прихожую с пакетами, мама Гольф как раз заканчивала наводить блеск на клыки, и элегантно помахивая сумочкой и хвостом направилась к друзьям.

- Все, сыночка, мы поехали. Не шали, комнату потом уберешь, никого не води в дом. Люк, мальчик мой, проследи, что бы он не курил и кушал не только колбасу. В вашем возрасте, мальчики, сырое мясо очень полезно. Ну и что, что не вкусно? В морозильнике, Джейк, ты знаешь.

Леди Гольф лизнула сына за ухом, потрепала ухо лисенку, и выплыла на крыльцо. Джейк тут же сунул пакет в угол. Только после этого друзья вышли провожать родителей. Как раз папа Гольф выехал из гаража. Пока мама спускалась, волк-отец тоже не преминул с занудствованиями:

- Сын, превышение скорости грозит проверкой документов. Чем аккуратней ездишь, тем ездишь дольше. Ну, давай!

Он поднял лапу в прощальном жесте, и темно-вишневый "форд" скрылся, оставив после себя легкое облачко пыли.

- Ну вот - удрученно сказал Джейк - надо было им показать содержимое пакета.

- Почему? - с любопытством спросил Люк.

- Папа считает меня благоразумным. И уж если я выпью пива, то точно никуда не поеду. Вот только когда они будут беспокоиться больше - если узнают, что я пью пиво, или если будут думать, что я гоняю по городу?

- В любом случае - с отвращением сказал Люк.

- Это точно. Ты мясо будешь? Нет? Тогда пошли играть.

В два часа ночи последний герой компьютера был побежден, и оставались только армии Люка и Джейка. Под пиво игра шла не то что бы хорошо, но зато весело. Джейк купил по три банки на рыло, но Люк сдался после второй. Джейк мужественно тянул третью, а Люк догрызал сушеных рыбок. В целом, в игре Джейку везло больше - у него и армии были больше, и герои сильнее. Но ни в одном замке не было телепорта. Так что все решал захват одного замка Люка - дальше был вопрос времени.

- Ну что, будем доигрывать? - спросил Джейк, ероша шерсть на голове Люка.

- Не, все, давай спать - отстранился Люк.

- Ну, давай - пожал плечами Джейк.

Утро было поздним. Ребята спали на диване в гостиной, потому что у Джейка в комнате была всего одна кровать. И рассчитана она была на одного волчонка. Родители Джейка были очень небедными, но держать вторую кровать в комнате у юного сына было бы как минимум странно.

- Сэр, доброе утро. Как спалось?

- Хорошо спалось - пробормотал Люк - просыпалось плохо.

- Нас замучили головные боли? Может быть, во рту срали кошки? А мама тебе ничего не говорила о вреде пьянства?

- Отстань, Джейк! Ты-то сам выпил больше меня!

- А я и не жалуюсь на плохое самочувствие. Так что давай, вставай, и двигай в сторону ванной. С целью лечения больной головы и почистки зубов. Говорят, очень холодный душ помогает.

Люк действительно встал, и ушел в ванную. Роскошное джакузи с радиоприемником скоро известило, что Люк моется - музыку было слышно даже в комнате. Джейк некоторое время прислушивался к плеску воды и музыкальным трелям, приподняв одно ухо, а потом вдруг на мягких лапах рванул к ванной. Осторожно приоткрыл дверь, убедился, что стекло джакузи запотело, просунул лапу, подцепил когтем и снял с крючка полотенце и трусы Люка. Победно задрав хвост, он прикрыл дверь, и отправился ждать результатов. Для надежности он даже включил телевизор. Бездумно щелкая каналами, он смотрел на экран, а правое ухо то и дело поворачивалось в сторону ванны. Наконец, шум воды прекратился. Джейк облизнулся, и растянул пасть в улыбке. Через некоторое время из ванной показалась мокрая мордочка лисенка.

В первый раз. Часть 2

Категория: Пушистики

Автор: Анатолий Оркас

Название: В первый раз. Часть 2

- Джейк, ты не брал полотенце?

Джейк оскалился и продемонстрировал полотенце.

- А...

Джейк поднял и показал трусы.

- Это не честно! Отдай!

- Иди сюда, и возьми.

- Я не могу! Я голый!

- Тогда сиди там, и сохни! А у меня интересная программа. Вот, послушай, в Европе опять заморозки, представляешь?

- Ну Джейк! Ну, пожалуйста!

- Мне лень. Иди сюда, и возьми. И потом, как я могу пропустить прогноз погоды в Австрии?

Голова скрылась за дверью. Радостная ухмылка тут же сползла с лица волчонка, он озабочено поглядел на трусы, потом - на ванную.

- Джейк - жалобно позвал Люк - мне холодно.

- Залезь в душ и погрейся - не сдавался Джейк.

- Ну, пожалуйста!

- В обмен!

- На что? У меня же ничего нет!

- На желание!

За дверью послышалось всхлипывание и жалобный голос ответил:

- Лааадно...

Джейк встал, прошествовал к ванной, и просунул похищенное обратно, демонстративно отвернувшись.

Через несколько минут Люк лежал на диване перед телевизором и пил горячее молоко, все еще поглядывая с укоризной на друга.

- Ладно, ты поваляйся, мне тоже надо привести себя в порядок - сказал Джейк. Поднялся в свою комнату, а вниз спустился в банном халате с полотенцем через плечо. Помахав Люку краем полотенца, он скрылся в душе. Люк полежал, прислушался... Потом выпутался из одеяла, подбежал к двери. Осторожно потянул за ручку... Нет, надо же! Дверь не была закрыта! Лис просунул мордочку за дверь, оценил ситуацию... И удалился с халатом и полотенцем в лапах. Сгрузил все это на кровать, вернулся, проверил еще раз. Нет, ничего такого больше сотворить не удается. Можно попробовать подпереть дверь джакузи, но это рискованно. Гордый собой, лис отправился досматривать передачу.

Джейк сидел в ванной гораздо дольше. Но в конце концов вода перестала шуметь, и лис насторожился. Вот он - момент торжества и мести! Секунды тянулись, как капли из крана - медленно и тяжело. Наконец дверь скрипнула, и голос Джейка произнес:

- Люк, я вешал сюда полотенце. И халат. Я точно это помню.

Лисенок хихикнул.

- Люк, неси сюда халат! Тебе не кажется, что шутка, повторенная дважды - не смешная?

Лисенок забился в беззвучной истерике, вцепившись зубами в одеяло.

- Люк! Мне долго ждать?

- Ах, извини, Джейк! Я засмотрелся передачу! Такая интересная!

- Что ты мне следы путаешь? Прогноз погоды в Австрии уже прошел! Где мое полотенце?

- Здесь! Вот оно! Оно такое мягкое! Как твоя шерстка! Иди сюда, и возьми его!

- Нахаленок! Немедленно отдай полотенце!

- За три желания. Три желания - и забирай!

За ванной дверью притихли. Горящими глазами Люк смотрел на белую дверь.

- А не слишком много требуешь? - голос у Джейка был какой-то виноватый.

- Неа! Мы люди гордые - чужого не надо, но и от своего не откажемся. Так как???

- Давай так, я тебе прощаю одно твое, а ты мне - мои два.

- Люк не торгуется! Сказал три - значит, три.

- Ах, так?

Люк обхватил хвост передними лапами, в ожидании праведного гнева. Но дверь ванны распахнулась, и из нее вышел мокрый и взъерошенный Джейк. Гордо и не скрываясь, он прошествовал к кровати, картинным жестом подхватил с нее полотенце, на мгновенье замер, потом прижал полотенце к груди, гордо вскинул нос и пошел обратно в ванную, повиливая задорно поднятым хвостом. Люк сидел отвалив челюсть, и во все глаза глядел на это представление. Джейк дошел до ванной, остановился, и показал Люку язык.

- Вот до чего доводит жадность.

Потом скрылся в ванной. Люк погрустнел, осел, завернулся вокруг одеяла, и уставился на экран телевизора.

Джейк появился минут через десять. Причесанный, высохший, с изящно торчащими усами.

- Чего нос повесил, рыжий? Вставай и одевайся!

Люк вскинулся с кровати.

- Джейк, ты не сердишься? А я так себя ругаю!

- Одевайся, ругачка. Действительно чучело, правильно тебя мама так зовет. Нет, причесываться будешь потом. А сейчас - кататься! Мне еще надо на заправку заехать.

И они отправились кататься. Джейк полностью оправдывал надежды папы, не лихача и не выпендриваясь, но и не слишком показывая, что за рулем он совсем еще молочный кутенок. В общем, они съездили к школе, потом - на городскую площадь, потом выехали за город, и даже успели погоняться друг за дружкой на зеленой весенней полянке. К Люку вернулось хорошее настроение, и он азартно взвизгивал, метаясь между деревьями рыжим всполохом. Потом стояли, пытаясь отдышаться, уперев лапы в машину с разных сторон.

- Хорошо! - сказал Люк, задрав мордочку к небу - весна скоро.

- Почему - скоро? Уже весна! Снег сошел, тепло.

- Разве это тепло? И грязи сколько налипло!

- Ничего! Приедешь домой - вымоешься! - Джейк оттопырил нижнюю губу в насмешливой улыбке.

- Только после тебя!

- Да сколько угодно!

Джейк решительно сел за руль. Люк плюхнулся на сиденье рядом.

Дома Джейк действительно пошел в ванную первым. Благо, помывка лап и вычесывание шерсти не заняло у него много времени. Люк безобразничать не решился. День клонился к вечеру, и за окном сильно потемнело - на небо набежали пушистые, но темные облака. Пока Джейк причесывался, Люк задернул шторы и включил свет. В комнате сразу стало очень уютно и домашне.

- Иди теперь ты, грязнуля.

Проходя мимо, Люк попытался дернуть Джейка за хвост, но тот был готов, и серый пушистый кончик рванулся в сторону, все время оставаясь вне досягаемости для лисенка.

Когда лис завершил помывку, Джейк позвал его:

- Иди сюда, чучело. Буду тебя вычесывать.

- Ты?! - изумленно спросил, выглядывая из ванной, Люк.

- Я. А что, ты против?

- Нет, но это же такая морока! Меня же ВЕЗДЕ надо вычесывать! И ТАМ - тоже!

- Ну и что? Иди сюда, говорю. Проиграл желание? Вот и иди.

Люк потоптался, вздохнул, поглядел на ванную комнату, несмело намотал полотенце на бедра, и прижав ушки, потопал в гостиную. Джейк ждал его с щетками и расческой у кровати. Люк еще раз вздохнул, и встал на кровать на четвереньки. Полотенце, естественно, тут же размоталось, и повисло вокруг хвоста.

- Чучело - ласково сказал Джейк, и провел щеткой между ушами. Люк опустил мордочку, и застыл. Джейк прошелся щеткой по шее, вычесывая зимнюю шерсть, потом - по бокам и спине, периодически снимая старый пух со щетки, а потом - по груди лисенка.

Люк поднял голову:

- Джейк, я боюсь! - страдальчески сказал он.

- Ну что ты, рыжий! Я не сделаю тебе больно!

- Я не тебя боюсь, Джейк! Я себя боюсь!

Джейк отбросил щетку, и присел у края кровати. Их глаза оказались на одном уровне.

- Глупый, чего ты боишься? Я же тебя не съем?

Взгляд Люка скользнул вниз, между ног.

- Ты со мной дружить не будешь...

В первый раз. Часть 3

Категория: Пушистики

Автор: Анатолий Оркас

Название: В первый раз. Часть 3

Лапа волка прошлась по спине, зарываясь в мелкую пушистость и взъерошила свежеотмытую шерстку.

- Ну что ты, Люк! Давай посмотрим, что там у тебя?

С этими словами волк тихонько толкнул лисенка на бок. Люк завалился, свернувшись в клубок, и попытавшись спрятать передние лапки между задними. Джейк вздохнул, и снова взялся за щетку. Осторожными, но размашистыми движениями он прошелся по груди и животу друга. Хвост лиса вздрагивал при каждом движении щетки. Уверенными движениями волк прошелся по бокам, и Люку волей-неволей пришлось сдвинуть лапу. Полотенце совсем сползло, и из под ладошки стал виден розовый кончик лисьего пальчика, уже до половины вылезший из своей меховой варежки. Люк прекрасно это чувствовал, и с остервенением вглядывался в лицо Джейка, ожидая увидеть там... Он сам не знал, чего ожидал увидеть. Но не увидел ничего. Словно ничего не произошло, Джейк продолжал расчесывать друга - на спине, на бедрах, на хвосте... Потом ласково, но решительно поднял хвост, и провел щеткой от края бедер по всей длине до самого пушистого кончика. Хвост вывернулся, и хлестнул по кровати.

- Ну что ты, маленький? - снова присел у края кровати Джейк, заглядывая в глаза Люку. В процессе причесывания морда Люка оказалась у самого края, и Джейк лизнул его прямо в нос. В глазах Люка вспыхнула безумная надежда, он тут же закрыл их, и пасть его слегка приоткрылась. Джейк вложил язык между приоткрытыми зубами лисенка, ощущая новый для него вкус и бархатистую поверхность чужого рта. Люк дернулся, но не отстранился, и лишь судорожно глотнул. Два приятеля столкнулись носами, и лишь тогда Джейк осознал, что они оба не дышат. Он открыл глаза, посмотрел на съежившегося Люка и разорвал поцелуй. Люк так и остался лежать, часто дыша и подергивая хвостиком. Джейка и самого слегка трясло. Он отложил крупную щетку, взял мелкую, и, встав на колени возле друга, принялся тщательно его вычесывать начиная от горла и ниже, ниже... Люк приоткрыл глаза, и следил за действиями приятеля, ничем ему не мешая, но и не помогая. Джейк дошел до самого низа живота, где все хозяйство Люка торчало уже в полный рост, даже шарик у основания члена выскочил наружу, и аккуратно взялся за торчащий розовый отросток, осторожно отогнул его, и быстро прошелся щеткой по белой шерстке, едва скрывавшей розовое пузико. Люк сжал кулаки, и попытался просунуть хвост между лап. Джейк отпустил Люка, взял его за заднюю лапу, поднял ее верх, и осторожно прошелся щеткой по яичкам лисенка. Потом вычесал внутреннюю сторону бедер, и стал вычесывать хвост. Ему было неудобно держать щетку в левой лапе, но он раз за разом повторял движения, продвигаясь все ближе к белому кончику рыжего хвоста, и одновременно склоняясь все ниже... Наконец он закончил вычесывать хвост, и лизнул самый кончик члена. Люк хихикнул, а член дернулся, прижимаясь к пузу. Но тут же вернулся в исходное состояние. Джейк вопросительно посмотрел на Люка.

- Щекотно! - объяснил тот.

- Ты уже не боишься, что я не буду с тобой дружить? - спросил Джейк с хрипотцой в голосе.

- Неа! А как ты догадался, что я очень хочу? Ну, с тобой, и вообще?

- Потому, дурачок, что я сам этого хочу. С тобой, и вообще.

Люк приподнялся:

- Правда? Ты правду говоришь?

- Вот, буду я тебе врать - притворно обиделся Джейк.

Люк открыл пасть, и ясными глазками с обожанием смотрел на серого приятеля.

- Джейк, слушай, это же так здорово.... Я же теперь могу...

Он замолчал. Но Джейку и не нужно было продолжения.

- Можешь. Если хочешь, конечно.

- Хочу, хочу! А...

Он неловко запнулся. Джейк перекатился к лисенку поближе, и потянулся к его морде. Люк ответил встречным движением, и в абсолютной тишине громко клацнули столкнувшиеся клыки. Две пары глаз широко раскрылись, две пары ушей насторожились, и через секунду две пушистые морды катались по подушкам от смеха. Это неловкое движение сняло остатки неловкости, и волк с лисенком слились в долгом поцелуе, лаская языками друг друга, проводя ими по клыкам, зубам, и сплетая в медленном страстном танце. Когда они оторвались друг от друга, Джейк обнаружил, что крепко сжимает Люка за локти, а тот вцепился ему в бедро всеми когтями, собрав кожу складками. Люк тоже это обнаружил, и испуганно отдернул лапу. Джейк улыбнулся.

- Верни лапу на место. А впрочем, нет, не надо.

Он начал медленно спускаться вдоль груди и живота Люка, периодически покусывая и дергая за шерстинки. Люк каждый раз судорожно вздыхал. Добравшись до заветной цели, Джейк вдохнул аромат возбужденной лисицы, и быстро-быстро облизал весь орган. Люк зашелся во всхлипе, весь собравшись в комок вокруг головы Джейка, и вцепившись в шерсть всеми лапами. Джейк терпеливо сносил все это, продолжая движения языком.

- Д... Дж.. Джжжейк, пожжжалуйста, остановись... - всхлипнул Люк.

- Тебе плохо? - тут же озабоченно спросил волченок

- Нет, не то что бы плохо... У тебя язык шершавый, мне просто ну очень хорошо! Мне правда здорово, но давай чуть позже. И вообще, я тут лежу перед тобой голый - Люк откинулся назад, открыв бесстыдный и роскошный обзор себя - а ты до сих пор одет. Нечестно!

- Ну, хорошо, сейчас - ответил Джейк, заводя лапы за спину.

- Стой! А можно я? - вскочил Люк - я так мечтал об этом, чтобы расстегнуть тебе штаны, что бы увидеть твой большой красный член...

- Ну, не такой уж он и большой - засмущался Джейк.

- А вот щас и посмотрим! - азартно принялся за дело Люк. Первым делом он расстегнул пуговицу сзади, освобождая хвост. Потом потянул молнию спереди, в результате чего шорты Джейка фактически распались на две половинки, под действием напора изнутри. Джейк приподнялся на колени, что бы Люку было удобнее. Люк осторожно потянул шорты вниз, но они явно за что-то зацепились. Люк запыхтел, и стал их поправлять. Джейк с усмешкой наблюдал за его действиями. Наконец, Люк справился с непослушной тканью, и торчун Джейка вырвался на свободу. Он действительно был не очень велик, ну, может, раза в два крупнее, чем у Люка. Темно-лиловая кожа с хорошо видимой сеткой вен выглядывала из почти черной шерстяной варежки, обозначив крупный узел у основания члена. Люк восхищенно смотрел на качающийся в сантиметре от его носа орган, и часто-часто вдыхал воздух, то ли наслаждаясь ароматом волка, то ли просто от возбуждения. Джейк даже засмущался.

- Ну ладно, я так и буду стоять?

- Ой, щас!

Люк потянул шорты дальше, и волку пришлось лечь, что бы Люк смог их стянуть. Лисенок протянул хвост, и самым кончиком прошелся по обнаженной коже волчонка. Тот взвыл.

- Ой, щекотно же!

- Ага! А как ты меня? - азартно ответил Люк, и повторил ласку. Джейк распрямился пружиной, но Люк увернулся, и отпрыгнул на другой конец дивана. В результате волк тяжело плюхнулся на скомканные одеяла.

- Иди сюда, негодник, я задам тебе хорошую трепку! - взревел Джейк грозным голосм.

- Вот еще, господин волк - тоненьким голоском запричитал Люк - я хороший зайчик, меня мама всегда хвалила, она говорила - к волку не подходи. Пусть он сам за тобой побегает!

- Ну, держись! Поймаю - отымею!

- Нет, господин волк - скалясь от восторга причитал Люк - меня нельзя иметь. Меня мама всегда хвалила, она говорила, что от волков блохи бывают. А я не знаю, вы мылись ли?

Джейк взял с низкого старта, но верткий Люк просто перепрыгнул через него, на ходу мазнув хвостом по морде. Джейк не врезался в стену только потому, что рванулся вслед ускользающей добыче, перекатился по дивану, оттолкнулся от стены и сиганул за Люком. Легкий лисенок легко менял направление движения, прыгая голым по ковру в гостиной, и при этом совершая обманные движения хвостом. Тяжелый Джейк запаздывал и не успевал на какую-то долю секунды. Наконец он весь вытянулся в прыжке, и просто грохнулся всем телом на ковер, но успел ухватить Люка за заднюю лапу. Люк замер, глядя через плечо назад - уж больно громкий был удар. А Джейк начал подтягивать Люка к себе, вынуждая скользить по ковру, и в конце концов Люк плюхнулся на четвереньки. Одним сильным движением волчонок вскочил на лапы и оказался над Люком, крепко прижимая его к своему животу. Люк чуть прогнулся, закрыл глаза, и тяжко дышал. Волчонок еще чуть подвинул себя вперед, а Люк только сильнее выгнулся.

В первый раз. Часть 4

Категория: Пушистики

Автор: Анатолий Оркас

Название: В первый раз. Часть 4

- Можно? - в самое ухо шепнул Джейк. Люк только кивнул, и сглотнул.

Тогда Джейк не спеша встал на коленки, взял хвост Люка в левую лапу, и оттянул его вверх и в сторону. Люк замер, подняв морду к потолку, и наслаждаясь каждым движением. Джейк направил свой орган под хвост Люку, и начал осторожно толкаться. В какой-то момент он понял, что попал, и гладкая упругость охватила самый кончик его члена. Люк дернулся, и застыл.

- Больно?

- Немножко. Продолжай.

Джейк надавил вперед. Удалось продвинуться на сантиметр, а потом стало больно ему самому. Джейк пошел назад, попробовал снова. Люк дышал с присвистом - он закусил губу.

- Нет, подожди - сказал он, и Джейк тут же вытащил - надо бы смазать чем-нибудь. А то больно.

Джейк растерянно оглянулся. А Люк предложил:

- Полижи у меня там. Будет мокро, может, не так больно. Ну, если хочешь - просто плюнь.

- Глупый! - сказал Джейк, и придвинул морду к самому хвосту Люка. Стараясь не дышать, лизнул. Ничего! Вполне нормально! Кожа как кожа. "Это не он глупый, а ты!" - обругал сам себя Джейк, вспомнив про две ванны за день. И уже спокойно и методично облизал и дырочку, и шерстку вокруг. Люк повернулся, ласковой кошкой прошелся головой по бедрам Джейка, положил голову ему на колени, и с любовью поглядел на друга. У Джейка аж захватило дыхание от этого взгляда - столько доверия и любви было в глазах лисенка. А тот, стараясь не отрывать взгляда от волчьих глаз, придвинулся и обернул язык вокруг вала Джейка. И тут Джейк на своей коже понял, что такое "шершавый язык, но очень приятно". Приятно было до звона в ушах, до вставшей на загривке шерсти, и ни за что на свете Джейк не прервал бы сейчас друга. Люк, видимо, это понял, потому что поднялся, лизнул Джейка в нос и снова перекатился на четвереньки. Призывно выгнув хвост. Джейк придвинулся к Люку, снова попытавшись попасть куда нужно. Это получилось намного проще, и Джейк почувствовал, как скользит в горячую пещерку легко и свободно. Люк снова выгнулся в потолок.

- Больно?

- Да, но это другая боль. Давай еще.

Джейк снова двинулся вперед, ощущая тугое тепло при каждом движении, и каждое движения наполняло его удовольствием и тугой комок скапливался внизу живота. Его дыхание участилось, движения стали судорожными, пока он не почувствовал, что начал толкаться узлом в попу Люка.

- Джейк, давай, давай, милый - шептал Люк, выгнувшись дугой.

Джейк отбросил последние сомнения. Он сделал несколько мощных движений вперед, и полностью проник в друга. Тот упал на ковер, уронив голову на передние лапы, и Джейк почувствовал огромное давление, которое нарастало с каждой секундой, готовясь разорвать изнутри, он поднял морду и тоненько завыл, и тут это случилось.

Джейк почувствовал, как струя удовольствия вырвалась из него, рванув в самые недра Люка, и с каждым толчком, с каждым импульсом Джейк взлетал на волнах удовольствия, и это длилось, длилось, и длилось. Наконец, все закончилось, но Джейку все равно было приятно - похоронив член глубоко в лисенке, он ощущал одновременно теплоту внутренностей Люка, приятное ласковое давление и трогательную нежность. Люк поднял голову и смотрел на него через плечо.

- Ну как?

- Здорово! - только и смог выдохнуть Джейк.

- Ну и хорошо. - Люк снова опустил голову на ковер.

- Бедный, сейчас я вытащу - завозился Джейк.

- Да нет, не надо - едва слышно отозвался Люк. - Мне уже хорошо. Тепло так... Приятно.

Джейк остановился. Через несколько минут удовольствие практически прекратилось, и он сам выскользнул из Люка. Тот с кряхтением повернулся к волку.

- Это было что-то! Я думал, ты меня разорвешь пополам! Причем, мне и больно, и приятно одновременно. А потом я чувствую - ты остановился - делился Люк впечатлениями - а мне так хотелось, что бы тебе было совсем хорошо. Ну, я думал - все, точно порвусь. А потом как-то вдруг стало просто здорово, и ничуть не больно. Только хорошо.

- А сейчас? - спросил Джейк с любопытством.

- Сейчас - болит, но это фигня, все пройдет. Я так думаю. Тебе понравилось?

- Очень!

- Мне тоже. Пойдем обратно на кровать.

Они поднялись с ковра, и перешли на диван. Люк растянулся, вытянув хвост во всю длину. Он очень красиво смотрелся - рыжий лис с белоснежным брюшком, на котором розовой тенью выделялся почти спрятавшийся член.

- Ой! А почему у тебя он назад прячется? - испугался Джейк.

- Не знаю - устало ответил Люк. - Наверное, погулял, и домой хочет.

- А хочешь, я его позову?

- Позови - улыбнулся Люк.

Джейк передвинулся поближе к меховым ножнам, из которых выглядывала розовая блестящая косточка, манящая и аппетитная. Волнообразно изогнутая, она была похожа на маленькую ложечку и на леденец одновременно. Джейк лизнул гладкую кожу. Люк тут же отреагировал на это, вытянув задние лапы в стороны, и явив своего красавца обратно. Джейк обнял друга поудобнее, и стал вылизывать розовый кончик то в длину, то по спирали, то полностью захватывая его своей длинной пастью. Люк дышал все чаще и чаще. Джейк передвинул одну лапу, и стал когтем водить по основанию хвоста приятеля. Люк тут же выгнулся дугой, уперевшись носом в подушку за головой. Тогда Джейк очень-очень осторожно запустил один палец под хвост, в мягкую скользкую дырочку, а член Люка заглотил полностью.

- Покусай! - прошептал Люк в подушку.

- Что? - не понял Джейк.

- Покусай! Быстро и часто. И можно сильно.

С недоверием волченок уставился на друга. ЭТО же такое чувствительное, как это можно кусать? А Люк в это время упал обратно на диван, и тяжело дышал, глядя в потолок. Тогда Джейк вернулся и к дырочке, и к облизыванию. И снова Люк выгнулся от наслаждения. Тогда Джейк осторожно зачастил зубами по упругой поверхности, пропуская всю длину вала меж клыков. Люк прогнулся еще больше, и тоненько-тоненько залаял. А в рот волку ударила густая пахучая струя, с совершенно своеобразным вкусом. Он захлопнул пасть, глотая последние соленые капли, и ласково проводя языком по всей поверхности. Люк упал на кровать, и, казалось, задыхался.

Джейк лег рядом. Люк повернул к нему голову, пожал лапу и открыл мутные глаза.

- Спасибо - прошептал он.

- За что, глупенький мой? - с нежностью спросил серый волк.

- Это было так здорово. Я так долго об этом мечтал.

- А почему ты мне раньше не сказал? Я бы тебе давно так мог сделать!

- Ага, сказал бы! А ты мне почему не сказал?

- Ну, ты бы мог и не согласиться...

- И ты бы мог! - с вызовом сказал Люк. Но вызов утонул в нежном поцелуе, которым волк прервал глупые обвинения.

Полежали молча.

- Слушай, лис, а что бы ты загадал, если бы я согласился на эти три желания?

- Ну, точно не это - заулыбался Люк.- Я на это даже в самых смелых мечтах рассчитывать не мог. Но... - тут он искоса посмотрел на волка - первое мое желание было бы, что бы ты меня вычесал.

- Честно? - спросил ошарашенный Джейк.

- Честно. Поэтому, когда я услышал от тебя, что ты зовешь меня чесаться, я подумал, что ты читаешь мысли. И испугался, что ты и остальные прочтешь!

- А теперь тоже боишься? - игриво укусил его за нос Джейк.

- А чего теперь бояться? Ты же их и так прочитал! - улыбался Люк.

Он повернулся и крепко обнял друга, положив морду ему на грудь.

- А ведь в понедельник в школу...

- Не грусти, Люка - ответил Джейк, ведь потом будут новые выходные. И потом, ведь у нас теперь есть машина!

Обдумал значение этих слов, и снова произнес с удовольствием:

- У нас ведь есть машина!

В логове Шторма

Категория: Пушистики

Автор: Nexo

Название: В логове Шторма

В небе висела полная луна, белый свет освещал все вокруг. Небо было усыпанно крупинками звезд. В лунном свете был виден чей-то силуэт. Задрав голову он смотрел на звезды, ища среди них самые яркие. Это был снежный леопард, он стоял перед входом в пещеру, наклонно уходившую в глубь земли. Луна освещала его стройное тело, серебря его светло и темно-серый мех. Пушистый хвост колебался позади него, пропущенный через отверстие в штанах из некрашенного льна. Его рубашка была изготовленна из того-же материала, на запястьях были розовые повязки. Ноги обуты в сандалии с колокольчиками, по два на каждом. "... Аксело. " Из пещеры донесся голос.

Он повернул голову к пещере, и в его глазах фиолетового оттенка отразился свет полной луны. "... Да?"

В темном проходе пещеры показался дракон, стоящий на четырех лапах. Он был зеленого цвета, с яркими небесно голубыми глазами, около левого глаза был длинный шрам. Крылья были плотно сложены на спине, вдоль позвоночника шел гребень из красных шипов. Он был выше леопарда, плечо дракона находилось чуть выше его головы, потолок пещеры был довольно низким, поэтому дракону приходилось пригибаться. "Красивая ночь, правда?" Он говорил глубоким, излучающем спокойствие голосом.

Аксело тихо подошел к дракону, едва заметно улыбаясь и праздно отметил длинные рога на его голове. "Ты прав, Шторм. "

Дракон пару минут смотрел в звездное небо, прежде чем спросил. "Готов ли ты сделать то, о чем я тебя просил?".

Аксело улыбнулся, смущенно замурчал и переступил с ноги на ногу. Шторм опустил голову ниже, и Акс положил свою пушистую лапу ему на нос. "Если бы я не хотел этого, я бы не пришел. "

Шторм потерся об лапу и улыбнулся. "Я уже и не надеялся, что ты согласишься. "

Леопард захихикал, и лизнул дракона в нос. "Мне было бы трудно устоять, даже если бы я не был тебе за то что ты позволил мне скрываться здесь. "

Шторм заурчал, улыбнулся и обнюхал щеку Аксело. "Тогда приступим... "

Акс ловко подлез под дракона. Шторм посмотрел между ног, и увидел как леопард облизнулся, глядя на основание его хвоста. Аксело подполз к задним ногам дракона, встал на колени и внимательно огляделся. Заметив тонкий разрез на бежевой чешеуе, он улыбнулся и начал потирать его своей пушистой лапой. Шторм тихо зарычал, его бедра дернулись вперед в толчке. Акс удовлетворенно замурчал, и продолжил тереть, решив помочь себе языком. Однако, раньше чем он успел осуществить задуманное, из разреза выскользнул кончик драконьего члена. Аксело чуть смутился. " Ты не шутил, когда говорил что хочешь этого... "

Шторм только молча усмехнулся, он был уверен что этот котенок не откажется в последний момент. Аксело несколько раз прошелся языком по наконечнику, его лапа продолжала тереть область разреза. Взяв член дракона двумя лапами, он продолжил лизать клиновидную головку в более медленном темпе. Шторм зарычал снова, на сей раз громче, его лапы дрожали, он с трудом сопротивлялся желанию затолкнуть член глубоко в пасть Аксело. Он продолжал наблюдать за действиями котенка.

Аксело поудобнее устроился под животом дракона. Член находился прямо напротив его лица, он старательно облизывал его с нижней стороны, а сверху, ближе к животу, поглаживал лапами. Благодаря острому запаху дракона, из ножн наконец показался его собственный член. Он продолжал работу с закрытыми глазами, увлеченный своим занятием. Хвост дракона заскользил между его ногами. Шторм отодвинул в сторону хвост своего партнера и погрузил кончик своего хвоста в его задницу. Акс широко распахнул глаза и начал судорожно выдохнул. "Ах...!!"

Оглянувшись он увидел ухмыляющююся морду дракона, Шторм показал ему язык, видимо желая поддразнить его. Акс громко зарычал и вернулся к своему занятию. Теперь его лапы медленно двигались по стволу, а язык быстро лизал головку. Пытаясь сконцентрироваться дракон рычал все громче, его хвост, проникший в котенка уже сантиметров на пять, начал медленно двигаться вперед и назад. Аксело громко стонал, его розовый член пульсировал от удовольствия.

Шторм чувствовал что благодаря лапам и языку леопарда оргазм приблизился уже вплотную. Несколько капель спермы выступили на головке, и были тут-же слизанны Аксом. Издав громкое рычание дракон остановил свой хвост и чуть отступил назад. "Арргхх... . Т-тормози... " Он говорил чуть заикаясь.

Это вернуло Аксело к действительности, он открыл глаза и перестал лизать, но лапы все-же не убрал. Он посмотрел на запыхавшегося дракона. "Что случилось?"

"Я почти кончил... Прямо здесь... Хех... "

Аксело вздрогнул, когда хвост Шторма оставил его тело, а член покинул его лапы. Шторм решительно шагнул в сторону пещеры. "Мы что... , идем куда-нибудь?" Спросил Акс.

"Хмм... Глубже пещеры очень неровные... Может и впрямь закончить прямо здесь... " Он пропустил хвост между ног и уселся на похожий на скамейку выступ в скале.

Его драконий член был отлично виден в свете луны. Акс смотрел на него несколько секунд, прежде чем усмехнулся, решив что ему делать. Он встал на четвереньки, выгнул спину так что его пушистая задница оказалась прямо перед драконом и замер в ожидании. Шторм тихо зарычал, подошел ближе к Аксело и обнюхал его зад. Встав поудобнее он пристроил головку под хвостом Акса, и неожиданно резко толкнул вперед, погружая несколько сантиметров члена в леопарда. Аксело громко застонал и еще сильнее выгнул спину. Шторм громко рычал, лишь чуть-чуть вытыскивая, а потом с новой силой погружая свое орудие еще глубже. "Ааааа...!!!" Акс кричал, пытаясь сопротивляться.

Шторм только зажмурил глаза и зарычал сквозь сжатые зубы. Чуть вытащив член, он снова толкнул его вперед, и все 20 сантиметров горячей плоти оказались внутри его напарника. Аксело сдавленно мявкнул, почувствовав в себе всю длинну дракона, с кончика его члена капала смазка. "Ооохх... . да... . " Шторм облегченно вздохнул и замер.

Аксело стонал и царапал камень, чувство погруженного в него горячего драконьего члена приводило его в экстаз. Шторм наклонился вперед, стараясь как можно ближе прижаться к котенку. Передней левой лапой он перевернул Акса мордой вверх, уверенно держа его над полом. Тот не возражал, рефлекторно он обхватил ногами бежевый чешуйчатый живот дракона. Они чувствовали дыхание друг-друга. Тихо рыча, шторм немного выдвинул член, и быстро затолкнул его назад. Обоим это нравилось, поэтому леопард не сопротивлялся. Он лишь тихо стонал при каждом новом толчке.

Его розовый член выстреливал соки прямо на его живот и грудь, его постоянно извивающийся хвост обвился вокруг лапы Шторма и наконец замер. Дракон сильнее прижал к себе партнера и наклонил голову. Его член двигался глубоко внутри леопарда. "Ааххррр... Ты - маленький напряженный котенок" Он говорил глубоким хриплым голосом.

Аксело пытался сжать дракона крепче, но лапы скользили по гладкой чешуе. Он дрожал от каждого движения драконьего члена. "Ммм... ахх... " Котенок не мог сдержать стоны удовольствия

Шторм закрыл глаза и громоподобно зарычал, он чувствовал себя великолепно. Толчки становились все быстрее и сильнее. Дракон опустил голову к плечу Акса и сдавл его зубами, сильно, но не причиняя повреждений. он начал толкать изо всех сил, тело котенка дергалось взад и вперед, следуя за движением члена. Аксело выгнул спину и громко вскрикивал при каждом толчке.

Он судорожно сжал дракона, когда его розовый член начал выплескивать порции спермы на его живот, грудь и лицо, а также на брюхо дракона. Шторм сдавленно застонал в пушистое плечо леопарда, его толчки замедлились из-за захвата Аксело, но это отнюдь не уменьшило их силы. Сделав еще несколько ударов, он высоко поднял голову и взревел, глубоко погузив член и выстреливая струями семени внутри покорного котенка. Аксело громко стонал, чувствуя как потоки драконьей спермы изливаются внутри него. После того как достаточное количество семени оказалось внутри леопарда, Шторм вытащил член наружу и оросил последними несколькими всплесками его пушистое тело. Мурлыкая и улыбаясь, Аксело старался поймать как можно больше капель живительного дождя. Потоки спермы из члена дракона постепенно утихли и превратились в скромную капель.

Аксело мягко сполз с лапы друга, устроившись прямо под ним. Его уже опавший петух лежал у него на животе, готовясь скользнуть в свои меховые ножны. Шторм замурчал и подогнул лапы, положив свой член на Акса так, что тот прикрывал меньшего собрата. Он успокоил дыхание, открыл остекленевшие глаза, и нагнулся, чтобы посмотреть на своего друга. Весь покрытый спермой и смазкой котенок подмигнул ему, счастливо улыбаясь. Шторм улыбнулся в ответ и отошел, чтобы дать Аксело возможность подняться. Акс попытался встать, но со стоном рухнул обратно в лужу драконьей спермы. Расхохотавшись дракон приподнялся на задних лапах, а передними схватил грязного леопарда, сжав его в объятиях. "Сейчас ты должен спать, а завтра мы придумаем как тебя почистить. ".

Сказав это он уложил Акса на чистом месте, лег рядом, и вздохнув, накрыл его крылом. Счастливо замурчав, он закрыл глаза, а облака закрыли собой луну, защищая счастливюю пару от ее особенно яркого этой ночью света.

Утиные истории

Категория: Пушистики

Автор: Bazil

Название: Утиные истории

В большом холле первого этажа раздался звонок

- Ребята, скорей спускайтесь сюда! - послышался голос Скруджа МакДака, - Заходите, пожалуйста.

Стук открываемой и закрываемой двери.

- Сейчас, дядюшка Скрудж! - громко крикнул Дилли, и тут же шепотом произнес, - Ну, ты чего там возишься, Вилли?

Дилли и Билли стояли в ванной комнате и смотрели на задернутую занавеску перед душем. Оттуда уже десять минут доносились стоны, плач, и приглушенные всхлипы. Вилли трахал Поночку. Сейчас он как раз поставил ее в нужную позицию. Она стояла абсолютно голая спиной к нему, выпятив попку и опершись руками о стену. Вилли с удовольствием смотрел на бледно-алую щелочку и коричневый глазочек ее попки, хорошо видные на фоне коротких мягких перышек. Его член уже давно возбудился, и сейчас торчал красной палочкой семи сантиметров в длину. На киску Поночки он не обратил особого внимания. Его привлекала ее попка. Дональд еще несколько лет назад научил своих ребят играть в "паровозик" , чем они с удовольствием и занимались. Вилли воткнул свой палец в дырочку. Поночка задрожала. Он начал быстро двигать им внутри, затем добавил к нему второй палец. Поночка не смогла сдержать стон. Ее киска быстро краснела, набухала, но Вилли не обратил на это никакого внимания. Наконец он вытащил свои пальцы из попки Поночки. Затем он сложил три из них в кучку, смочил слюной, и начал быстро насиловать ими Поночку. Поночка сопровождала их движения короткими стонами. Наконец Вилли отодвинулся в сторону. Перед ним была уже хорошо развороченный, медленно закрывающийся анус молодой уточки, и ярко-красные, покрытые чем-то прозрачным, губки влагалища. Вилли приставил к колечку сфинктера свой член и принялся медленно вводить его, наслаждаясь неповторимыми ощущениями. А что ему оставалось делать? Всегда застенчивую Поночку как будто подменили в последние недели. Конечно, братья давным-давно просверлили дырки в стенах ее спальни, и в ванне. Но в последнее время они то и дело находили разбросанные по дому кружевные белые трусики, заставали Поночку переодевающейся в гостиной. Раньше перед сном она переодевалась в скромную-прескромную ночную рубашку до пола, а теперь спала голой. Да еще долго вертелась перед зеркалом. Вилли ввел до конца свой член, подождал несколько секунд, и начал совершать движения попкой, то почти выходя из нее, то погружаясь до предела.

У Поночки подкосились ноги, и она начала опускаться на пол, но Вилли ухватил ее за бедра и продолжал насиловать. Наконец он почувствовал, что не может больше сдерживаться, и кончил. Поночка, вся дрожа, поднялась с колен, глядя испуганными глазами ан его обмякшую палочку. Вилли быстро вытерся и вышел к друзьям.

- Ну, как? - спросил Дилли.

- Нормально, - ответил тот, и они все, выйдя из ванной, скатились по широкой лестнице на первый этаж.

И тут их словно хватил паралич.

- Ребята, - начал Скрудж, даже не обернувшись к ним, - познакомьтесь с мисс Лидвэйн. Пока миссис Клювдия в отпуске, она будет вашей няней.

Но взгляды его племянников и так были прикованы к гостье. Потому что на ней, кроме маленького белого кружевного передника, больше ничего не было! Стройные длинные ноги плавно переходили в широкие бедра, и маленькую спортивную попку. Далее начиналась узкая талия, подтянутый живот и два потрясающих полушария грудей, покрытых нежными перыш-ками и вызывающе торчащими темно-кремовыми точками сосков, венчала это сооружение самая прелестная головка с карими глазами и изящным клювиком. Члены утят выскочили из маленьких кармашков, и буквально разрывались от прилившей крови. Скрудж тем временем продолжал, как ни в чем не бывало, смотреть на нее.

- Я сейчас уезжаю в банк, меня не будет до ужина, и будем считать, что у юной мисс сегодня первый рабочий день, - он довольно хихикнул. - Сегодня у вас испытательный срок, и жалованье за этот день составит только 50%.

- Очень хорошо, мистер МакДак. Я уверена, что мы хорошо поладим с вашими мальчиками, - она призывно улыбнулась. Дилли, Вилли и Билли едва не потеряли сознание. - Езжайте, и будьте спокойны.

Скрудж еще раз пожал ей руку и вышел за дверь.

Девушка огляделась вокруг, еще раз улыбнулась ребятам, будто не замечая их возбуждения, и произнесла:

- Я думаю, мне надо немного прибраться.

Пройдя сквозь расступившихся ребят, она поднялась по лестнице, плавно покачивая попкой, и скрылась в комнате. Утята, переглянувшись, бегом бросились за ней.

Через час на пустынной улице громыхнул гром, среди ясного неба сверкнула молния, и в облаке серного дыма около дверей особняка Скруджа возникла собственной персоной Магика де Гипнос. Она положила руки на массивную дверь, произнесла короткое заклинание, и замок с треском сломался. Она вошла в дом, поднялась на второй этаж, и вошла в комнату. Там трое голых утят трахали пустое пространство. Вилли и Дилли, один лежа, второй, стоя над ним, синхронно двигали своими членами. Билли стоял к ним лицом, и на его лице блуждала счастливая улыбка. Усилием воли Магика сделала для себя видимой собственную иллюзию. "Домработница" стояла на коленях, упершись руками в пол. Все ее сладкие дырочки были заняты. Дилли и Вилли получили в свое распоряжение киску и попку, а Билли получал самый прекрасный в своей жизни минет. Фантом, прикрыв глаза, водила своим клювом по его палочке. Судя по обли-тому спермой полу, они уже кончили по несколько раз, но конца этой пытки для них не предвиделось. Магика в первый раз за все время улыбнулась. Фантом Поночки тоже получился пре-восходно. Нелегко придется Поночке, когда она вернется вместе со своей бабушкой! Этот план был не из легких для исполнения, но он стоил того. Она открыла шкаф и, беспрепятственно, достала оттуда очередную драгоценную вещицу - безусловно, необходимую для безграничной власти над миром.

P. S. После двухнедельных приключений на земле, под водой и в воздухе, Скрудж и компания изловила таки Магику и вернула украденную вещь. По личной просьбе племянников, Зигзаг так отодрал Магику во все дырочки, что она зареклась на будущее осуществлять планы с эротическим уклоном.



загрузка...