КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 470994 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219672
Пользователей - 102090

Впечатления

Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Ридерз Дайджест Reader’s Digest: Великие тайны прошлого (История)

без картинок ((( втопку!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Принц Терний (fb2)

- Принц Терний (пер. Лидия Дукорская) (а.с. Разрушенная империя -1) (и.с. fantasy) 1.18 Мб, 257с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Марк Лоуренс

Настройки текста:



Марк Лоуренс ПРИНЦ ТЕРНИЙ

Хотел бы поблагодарить за помощь и поддержку Хелен Мазаракис и Шерон Мак

Посвящается Селин. Лучшее неотъемлемо

1

Вороны! Вечно эти вороны. Они расселись на фронтонах церкви прежде, чем умирающие испустили дух. Прежде, чем Райк прекратил отрубать пальцы и снимать с них кольца. Прислонившись к столбу виселицы, я кивнул птицам. Дюжина воронов выстроилась в одну черную линию, их умудренные глаза следили за происходящим.

Местная площадь заалела. Кровь повсюду: в сточных канавах, на выложенной плиткой мостовой, в фонтане. Люди так окоченели, что сразу было видно — трупы. Одни уморительно вытянули вверх беспалые руки, другие скорчились. Мухи роились над теми, кто еще был способен их отогнать. Одни отключились, другие притворялись, но всех выдавало назойливое стенание.

— Воды! Воды! — Умирающие вечно просят воды. Удивительно, но убийство вызывает жажду и во мне.

Местечко называлось Маббертон. Две сотни фермеров валялись со своими косами и топорами. А ведь я предупреждал, что убийство — наше ремесло. Сказал их предводителю, Бовиду Тору. Дал им шанс, всегда даю. Но нет. Они захотели крови и бойни. И они ее получили.

Война, друзья мои, прекрасная штука. Несогласный — проигрывает. Потрудись я подойти к старому Бовиду, подпирающему спиной фонтан и разглядывающему вывалившиеся на колени кишки, возможно, услышал бы другое мнение. Однако посмотрите, к чему привело его несогласие.

— Нищие деревенские говнюки! — Райк высыпал целую горсть отрубленных пальцев на распоротое брюхо Бовида. Затем подошел ко мне, выставив свою добычу так, словно здесь была моя вина. — Смотри! Одно золотое кольцо. Одно! Такая орава — и одно гребаное золотое кольцо. Хотел бы я оживить выродков, чтобы расправиться с ними снова. Чертовы вонючие фермеры.

И он бы действительно так сделал, злобный ублюдок по натуре, еще и жадный. Я выдержал его взгляд:

— Успокойся, брат Райк. Это не все сокровища Маббертона. — И предостерегающе посмотрел на него.

Его ругань разрушила всю магию окружающей картины; более того, надо быть с ним построже. После сражения Райк всегда на взводе, ему вечно мало. Я дал понять: у меня припасено нечто большее. Нечто, способное удовлетворить даже его. Он что-то проворчал, спрятал окровавленное кольцо и засунул нож за пояс.

Затем подошел Макин и потрепал нас латной рукавицей по наплечникам. Был у него такой талант — сглаживать конфликты.

— Брат Йорг прав, Малыш Райки. Здесь еще много припрятанных сокровищ. — Он имел обыкновение называть Райка «Малыш Райки», поскольку тот был на голову выше любого из нас и раза в два шире. Макин вечно травил анекдоты. Он втюхивал их даже тем, с кем рубился, конечно, если у них оставалось на это время. Ему нравилось наблюдать, как они умирают с улыбкой.

— Каких сокровищ? — полюбопытствовал все еще рассерженный Райк.

— Когда имеешь дело с фермерами, что еще ты всегда от них получаешь, Малыш Райки? — намекнул Макин, выгнув бровь.

Райк поднял забрало, выставив напоказ свое уродливое лицо. Ладно, скорее грубое, чем уродливое. Убежден, что шрамы его только украшали.

— Коров?

Макин скривил губы. Мне они никогда не нравились, слишком толстые и мясистые, но я прощал ему это за анекдоты и виртуозное умение обращаться с цепом.

— Ну, ты можешь поиметь коров, Малыш Райки. Лично я собираюсь найти дочурку фермера или даже троих до того, как остальные перепробуют их всех.

Они отправились на поиски, при этом Райк издал свой коронный смешок «кхе-кхе-кхе», словно пытался выплюнуть застрявшую в глотке рыбную кость.

Посмотрел, как они выбили дверь в доме Бовида, стоявшем прямо напротив церкви. Хороший такой дом, с высокой, покрытой деревянной черепицей крышей и небольшим цветником перед входом. Бовид проследил за ними взглядом, голову ему было уже не повернуть.

Глянул на воронов, затем на то, как Джемт и его слабоумный братец Мейкэл собирают головы. Мейкэл управляется с телегой, Джемт — с топором. Говорю же, прекрасная штука — война. Особенно если ты сторонний наблюдатель. Конечно, от нее воняет. Впрочем, очень скоро мы сожжем тут все, и вонь исчезнет вместе со столбом дыма. Золотые кольца? Для начала и этого довольно.

— Малец! — позвал Бовид. Голос глухой и слабый.

Подошел и встал перед ним, опершись на меч, внезапно почувствовав в руках и ногах усталость.

— Лучше поторопись, фермер. Брат Джемт со своим топором уже близко. Слышишь небось «хрясь-хрясь»?

Казалось, это его не слишком трогает. Трудно чем-то взволновать человека, который вот-вот станет праздничным обедом для червей. Но то, что держался он со мной так непочтительно и назвал «мальцом», раздражало.

— У тебя есть дочери, фермер? Может быть, они прячутся в погребе? Старина Райк все равно разнюхает, где они.

Взгляд Бовида метнулся вверх, пристальный и наполненный болью.

— С-сколько тебе лет, малец?

Опять «малец».

— Достаточно, чтобы распороть твое брюхо, словно толстый кошель богача, — ответил я, разозлившись. Мне не нравится, когда я злюсь. И от этого злость становится лишь сильнее. Похоже, он этого не понимал. Не думаю, будто осознавал даже то, что именно я выпотрошил его не более получаса тому назад.

— Пятнадцать лет, не больше. Не может быть больше… — Слова медленно слетали с посиневших губ на смертельно бледном лице.

«На два меньше», — ответил бы я, но он все равно уже не услышит. За спиной скрипнула телега, с окровавленным топором подошел Джемт.

— Голову возьмите, — приказал я, — а жирное брюхо оставьте воронам.

Пятнадцать! Вряд ли, когда мне стукнет пятнадцать, я все еще буду совершать набеги на деревни.

К тому времени, когда мне исполнится пятнадцать, я стану королем!

2

Есть люди, которые раздражают тебя самим фактом своего рождения. Брат Джемт был рожден, чтобы раздражать весь мир.

Маббертон горел просто замечательно. Этим летом все деревни полыхали на славу. Макин называл это выжигающее лето ублюдочным, слишком жадным, чтобы послать дождь, и был прав. Когда мы сюда въезжали, за нами поднималась пыль; когда выезжали — столб дыма.

— Кто хочет быть фермером? — Макин обожал задавать вопросы.

— А кто — дочерью фермера? — Я кивнул в сторону Райка, устало покачивавшегося в седле с тупой ухмылкой на лице и лоскутом парчи на полупластине доспехов. Где он раздобыл парчу в Маббертоне — тайна, покрытая мраком.

— Брат Райк наслаждается простыми радостями жизни, — усмехнулся Макин.

И он действительно наслаждался. Был жаден до них, как огонь, уничтожавший все вокруг.

Языки пламени пожирали Маббертон. Я забросил факел на соломенную крышу таверны, жар сразу погнал нас прочь. Просто еще один чертов день в истории нашей Разрушенной Империи, которая уже долгие годы корчится в предсмертной агонии.

Макин вытер пот со лба, перепачкавшись сажей. Вымазываться у него был настоящий талант.

— А ты сам погнушался бы этих радостей, брат Йорг?

Не мог с ним не согласиться. «Сколько тебе лет?» — хотел узнать тот жирный фермер. Достаточно, чтобы наведаться к твоим дочуркам. Толстуха все пыталась нечто вещать, как и ее папаша. Верещала — не заткнуть, аж уши заложило. С той, что постарше, было попроще. Тихоня, но пришлось потрудиться, проверяя, не померла ли со страха. А как огонь добрался, небось обе взвыли…

Подъехал Джемт и вернул нас к реальности:

— Люди барона заметят дым миль[1] за десять. Не надо было поджигать, — тряхнул башкой, дурацкая грива рыжих волос колыхнулась в такт.

— Не надо было, — проорал брат-идиот с лошаденки серой масти. Мы разрешили ему ехать на старой кляче, запряженной в телегу. Кобыла не свернет с дороги. Она умнее Мейкэла.

Джемт всегда цеплялся по мелочам. «Тебе не стоило скидывать трупы в колодец, теперь мы будем мучиться от жажды». «Тебе не надо было убивать того священника, теперь от нас отвернется удача». «Обращайся мы с ней помягче, получили бы выкуп от барона Кенника». Всякий раз я просто сгорал от желания вогнать клинок ему в шею. «В чем дело? Что ты булькаешь, брат Джемт? Не стоило протыкать твой выпяченный кадык?»

— О нет! — воскликнул я, словно громом пораженный. — Скорее, Малыш Райки, беги, пописай на Маббертон. Нужно потушить пожар.

— Люди барона увидят огонь, — затянул свое Джемт, упрямый и красномордый. Он всегда краснел, как свекла, стоило его разозлить. И это красное мурло еще сильнее разожгло во мне желание прибить его. Тем не менее я сдержался. Когда ты предводитель, появляются определенные обязанности. Не стоит злоупотреблять убийством своих людей, иначе кем ты будешь командовать?

Остальные сбились в кучу вокруг нас. Как и всегда, чуть что не так. Я натянул поводья Геррода. Он, заржав и ударив копытом, замер. А я смотрел на Джемта и ждал. Ждал, пока соберутся все тридцать восемь братьев. Джемт раскраснелся — вот-вот из ушей кровь брызнет.

— Куда мы все направляемся, братья мои? — спросил я, приподнявшись в стременах для лучшего обзора их уродливых рож. Задал вопрос негромко, все затихли, чтобы лучше слышать. — Куда? — повторил я. — Или только я это знаю? Разве у меня есть от вас секреты, братья?

Райку стало как-то неловко, он нахмурился. Толстяк Барлоу занял позицию справа от меня, слева встал нубанец, белоснежные зубы сверкают на черном, словно вымазанном сажей, лице. Молчание.

— Брат Джемт может поведать. Он знает, что нам следует делать, а чего нет, — улыбнулся я, хотя руки так и чесались дотянуться до его шеи. — Куда мы направляемся, брат Джемт?

— В Уэннит на Лошадиный Берег, — весьма неохотно ответил он, не желая ни с чем соглашаться.

— Замечательно. А как мы собираемся туда добраться? Без малого сорок всадников на великолепных ворованных лошадях?

Джемт сжал челюсти, пытаясь понять, что я имею в виду.

— Как мы собираемся добраться туда, если хотим урвать кусок пирога, пока тот еще вкусен и горяч? — вопрошал я.

— Дорогой Нежити! — вскричал Райк, довольный, что знает ответ.

— Дорогой Нежити, — тихо повторил за ним я, все еще улыбаясь. — Каким другим путем мы можем пойти? — посмотрел на нубанца, вглядываясь в темные глаза. Я не мог читать его мысли, но позволял ему читать свои.

— Другого пути нет.

«Райк в ударе, — решил я. — Не знает, какая именно игра разыгрывается, но балдеет от своей роли».

— А люди барона знают, куда мы направляемся? — спросил Толстяка Барлоу.

— Старые вояки всегда следуют за войной, — ответил тот. Толстяк Барлоу не глупец. Подбородки колышутся, когда говорит, но не глупец.

— Итак… — неспешно обвел я всех взглядом. — Итак, барон знает, куда направляются бандиты вроде нас, и знает, какой дорогой мы поедем. — Я подождал, пока слова дойдут до их сознания. — А еще я разжег огромный костер, который подскажет ему и его людям, насколько глупо следовать за нами.

Тут-то я и ударил Джемта ножом в шею. Мне совсем необязательно было так поступать, но уж очень хотелось. Он довольно долго дрыгался, кровь пузырилась и булькала, потом свалился с лошади. Его красная физиономия очень быстро побледнела.

— Мейкэл, — позвал я, — возьми его голову.

И он взял.

Джемт просто выбрал неподходящий момент.

3

Что бы ни случилось, брат Мейкэл оставался невозмутимым. Он был крепким, выносливым и угрюмым, впрочем, как и остальные. Только вот спрашивать его о чем-либо не имело смысла.

— Два трупа и два живых висельника. — Макин улыбнулся во весь рот.

Нам все равно бы пришлось разбить лагерь у виселицы, но Макин проскакал вперед, чтобы осмотреть местность. Известие о живых заключенных в двух из четырех висельных клетках, надеюсь, обрадует братьев.

— Двое, — проворчал Райк. Он сильно вымотался, а уставший Малыш Райки считает виселицу пустой, даже если половина ее обитателей жива.

— Двое! — передал нубанец по цепочке.

Заметил, как кое-кто достает монетки, делает ставки.

Дорога Нежити была скучна, как воскресная проповедь. Прямая и гладкая. Настолько прямая, что, казалось, удавился бы за любой зигзаг. Настолько гладкая, что возблагодарил бы за мельчайшую неровность. По сторонам — топи и комары, комары и топи. И нет ничего лучше на Дороге Нежити, чем обнаружить двух живых висельников в клетке.

Почему-то меня не насторожила виселица в совершенно безлюдном месте. Более того, я посчитал это подарком судьбы. Некто бросил узников подыхать, подвесив в клетках на краю дороги. Место, конечно, выбрано странное, зато бесплатное развлечение для моего небольшого отряда обеспечено. Братья буквально рвались в бой, пришлось пустить Геррода вскачь. Славный конь Геррод стряхнул усталость и понесся с громким цокотом. Ну по какой еще дороге, кроме как по Дороге Нежити, можно с таким цокотом нестись во весь опор?

— Висельники! — проорал Райк, и все пришпорили лошадей, стараясь не отстать друг от друга.

Я ослабил поводья, предоставив Герроду свободу. Он не позволит ни одной лошади обогнать себя. Только не на такой дороге. Только не здесь, где каждый ярд[2] вымощен плиткой, пригнанной одна к другой настолько плотно, что ни одна травинка не пробьется к свету. Ни одной потертости или выбоины. И, заметьте, все это посреди топей!

Неудивительно, что до висельников я доскакал первым. Никто не смог тягаться с Герродом. Особенно со мной в седле, ведь остальные всадники тяжелее раза в два. У виселицы обернулся, интересно было посмотреть, как братья растянулись вереницей вдоль дороги. И закричал, ошалев от радости, да так громко, что, казалось, этого с лихвой хватит для воскрешения голов в телеге. Джемтова тоже где-то среди них, подпрыгивает сверху.

Макин стал вторым, хотя это расстояние он покрыл уже дважды.

— Пускай люди барона нагоняют нас, — сказал я ему. — Дорога Нежити не хуже любого моста. Здесь десяток сможет сдержать целую армию. Те, кто попытаются напасть с флангов, завязнут в болоте.

Макин кивнул, стараясь отдышаться:

— Построившие эту дорогу… пусть бы возвели мне замок… — Оглушительный раскат грома на востоке приглушил его слова. — Возводи они замки вместо дороги, нам никогда бы сюда не добраться, — заметил Макин. — Радуйся, что их тут нет.

Мы наблюдали за подъезжающими братьями. Закат окрасил топи в оттенки оранжевого, словно расползшиеся языки пламени. Вспомнился Маббертон.

— Хороший денек, брат Макин, — произнес я.

— Воистину так, брат Йорг, — согласился он.

Наконец все братья прибыли и тут же затеяли свару из-за висельников. Я пошел и сел у телеги с трофеями, чтобы почитать, пока светло и не начался дождь. Сегодня под настроение захотелось обратиться к Плутарху. Он был в моей власти, втиснутый в кожаный переплет. Некий почтенный монах потратил на книгу свою жизнь. Целую жизнь провел, сгорбившись с кистью в руке. В ней золотом расписаны ореол, солнце и завитки орнамента, а синий фон — синее полуденного неба. Крошечные ярко-красные точки сливаются в цветочную гирлянду. Возможно, он даже ослеп, тот монах. Посвятил жизнь без остатка одной книге, смолоду и до седой старости, расцвечивая древние высказывания Плутарха.

Прогрохотал раскат грома, висельники извивались и завывали, а я сидел и читал слова, написанные задолго до строительства Зодчими дорог.

— Вы трусы! Бабы с мечами и топорами! — Закуска для воронов на виселице решила подать голос. — Нет среди вас ни одного мужика. Педерасты, прискакавшие следом за мальчишкой! — В конце фразы послышался мерссийский говорок.

— Брат Йорг, тут у одного приятеля имеется мнение насчет тебя! — позвал Макин.

Капля дождя упала на нос. Я захлопнул Плутарха. Он ждал довольно долго, чтобы поведать мне о Спарте и Ликурге, сможет еще немного подождать, к тому же не промокнет. Висельник не унимался, я позволил ему высказать все моей спине. В дороге книгу приходится хорошо заворачивать, чтобы не промокла под дождем. Десять оборотов промасленной ткани в одну сторону, еще десять в другую, затем спрятать в седельную сумку и прикрыть плащом. Только помните: сумка должна быть добротной, не каким-то хламом из Тертанов, обязательно из хорошей кожи и с двойным швом, естественно с Лошадиного Берега.

Братья посторонились, освободив мне проход. От виселицы смердело еще хуже, чем от телеги с головами, грубо сбитая штуковина из свежесрубленной древесины. К ней было подвешено четыре клетки. В двух — трупы. Очень даже давнишние трупы. Между прутьями решеток свисали ноги, обклеванные воронами до самой кости. Мухи облепили их, наподобие второй кожи, черной и жужжащей. К одному из живых висельников успели приложиться парочку раз, отчего радостнее тому не стало. На самом деле, они могли бы добить его, что, безусловно, стало бы огромной потерей, поскольку целая ночь была впереди. Хотелось обложить парой ласковых этих идиотов, но разговорчивый висельник меня опередил.

— А вот и мальчишка! Уже закончил рассматривать похотливые картинки в краденой книжке. — Узник сидел в клетке на корточках, изодранные ноги кровоточили. Старик лет сорока с черными волосами, седой бородой и полыхающими гневом темными глазами. — Вырви странички и подотри ими зад, юнец, — выпалил он, внезапно схватившись за прутья решетки, отчего клетка заходила ходуном. — Хоть какая-то от них будет польза.

— Пожалуй, стоит поджарить его на медленном огне, — предложил Райк, поняв, что старик пытается нас разозлить в надежде на быструю смерть, — на таком, какой разводили у виселиц Терстона.

Послышались смешки. Но Макин не засмеялся. Он всматривался в висельника, нахмурив грязное, вымазанное сажей лицо. Я рукой подал знак угомониться.

— То была бы постыдная потеря прекрасной книги, отец Гомст, — произнес я назидательно.

Несмотря на бороду и космы, я, как и Макин, узнал его. Правда, не услышь мы акцента, поджарили бы его заживо.

— Особенно если это «О Ликурге», написанном высокой латынью, а не на пиджин-романском,[3] которому учат в церкви.

— Ты меня знаешь? — спросил узник дрогнувшим плаксивым голосом.

— Конечно знаю. — Я запустил руки в свои прекрасные локоны и откинул их назад, чтобы тот смог хорошенько разглядеть, кто стоит перед ним в сгущающихся сумерках: всех Анкратов отличает смуглая внешность. — Вы, отец Гомст, запомнились мне по школьным годам.

— П-прин… — Теперь он рыдал, не в силах произнести ни слова. Просто отвратительно, по правде говоря. Я почувствовал себя так, словно проглотил гнилушку.

— Принц Онорос Йорг Анкрат к вашим услугам, — раскланялся, словно мы были при дворе.

— Ч-что сталось с капитаном Бортой? — Отец Гомст слегка покачивался в клетке, совсем сбитый с толку.

— Капитан Борта, господин! — Макин отсалютовал и выступил вперед, перепачканный кровью другого висельника.

Воцарилась гнетущая тишина. Даже шорохи и стрекотание с топей едва улавливались. Братья с разинутыми ртами переводили взгляд с меня на священника и обратно. Малыш Райки был изумлен сильнее, чем если бы я поинтересовался у него, сколько будет шестью девять.

И именно в этот момент хлынул ливень. Неожиданно, словно Господь Вседержитель опорожнил свой ночной горшок прямо на нас. Тьма, сгустившаяся вокруг, превратилась в патоку.

— Принц Йорг! — Отцу Гомсту пришлось закричать, перекрывая шум дождя. — Ночь! Вам надо бежать!

Он крепко ухватился за прутья клетки, костяшки пальцев побелели. Немигающими, вылезшими из орбит глазами уставился сквозь завесу дождя в кромешную темноту.

И сквозь полог ночи, сквозь стену ливня, по топям, где не пройдет ни один человек, мы различили их приближение. Светящиеся глаза. Неяркие огоньки из глубоких глазниц мертвяков, куда человеку не стоит заглядывать. Завораживающие огоньки, способные наобещать все, что только может пожелать смертный; если всмотреться в них, заставят гоняться за собой в поисках ответов, в результате — смерть в топкой грязи, холодная и голодная.

Всегда недолюбливал отца Гомста. С шести лет он указывал, как мне должно поступать, часто используя в качестве главного аргумента тыльную сторону ладони.

— Бегите, принц Йорг! Бегите! — завывал старик, противно и самоотверженно.

Поэтому я не сдвинулся с места.

4

Брат Гейнс был поваром не потому, что прекрасно готовил, а потому, что ничего больше делать не умел.

Мертвяки надвигались из-за завесы дождя. Призраки погибших на болотах, утонувших и тех, чьи трупы бросили на погребение в трясину. Видел, как Красный Кент, словно слепец, ринулся вперед и тут же начал погружаться в топкую жижу. Не всем братьям хватило благоразумия броситься прочь по дороге, некоторые почили в топях.

В клетке отец Гомст принялся неистово молиться, выкрикивая слова, словно отгораживаясь щитом: «Отче, сущий на небесах, защити сына своего. Отче, сущий на небесах». Все быстрее и быстрее, поскольку страх проникал в него все глубже.

Первый лич вылез из засасывающей трясины на Дорогу Нежити. Лунный свет отразился от него, создавая обволакивающее свечение, которому, понятное дело, не дано было кого-либо обогреть. Но зато можно было различить очертания духа и то, как дождь, проходя сквозь его сущность, падал на дорогу.

Рядом никого не осталось. Ни нубанца с выпученными от страха глазами на темной физиономии, ни Толстяка Барлоу, побледневшего настолько, что, казалось, в нем нет ни кровинки, ни вопящего, словно дитя, Райка. Ни даже объятого приступом ужаса Макина.

Я широко распахнул руки навстречу ливню, предоставив тому лупить в полную силу. За плечами было не так уж много лет, но дождь пробудил воспоминания. Он напомнил штормовые ночи, когда я, стоя на Сторожевой башне, на самом краю высокого обрыва под потоками воды, призывал молнию сразить меня.

— Отче, сущий на небесах. Отче, сущий… — забормотал Гомст, когда мертвяк приблизился, коснувшись меня холодным свечением.

Я по-прежнему держал руки широко распахнутыми, лицо омывали струи дождя.

— Мой отец не на небесах, Гомсти, — напомнил я ему. — Он в замке, занят пересчетом своих вояк.

Мертвяк приблизился вплотную, дав заглянуть в пустые глазницы.

— Что предложишь? — спросил я его.

Он показал.

А я открылся ему.

Есть причина, по которой мне нужно выиграть эту войну. Все живые участвуют в битве, начавшейся задолго до их рождения. Едва у меня прорезались зубы, я испытывал их на деревянных солдатиках в комнате военного совета отца. Пускай всего одна причина, но я собираюсь победить там, где другие потерпели неудачу, потому что теперь мне известны правила игры.

— Ад, — ответил мертвяк, — могу предложить ад.

Вошел в мое тело, мертвенно холодный, острый, как бритва.

Я почувствовал, губы скривились в ухмылке. Сквозь завесу дождя услышал собственный смех.

Приставленный к горлу нож, острый и холодный, довольно жуткая штука. Сродни огню или дыбе. И еще древнему духу на Дороге Нежити. Все они способны вогнать тебя в ступор. До той поры, пока не осознаешь, чем они являются. Всего лишь способами сыграть свою партию. Проиграешь ход — и что в результате? Запорол всю игру.

В этом весь секрет, поразительно, но он мой и только мой. Я понял суть игры в ночь, когда люди графа Ренара захватили нашу карету. Той ночью тоже разразилась гроза. Помню стук дождя по крыше и раскаты грома.

Большой Ян точным ударом снес с петель дверцу кареты, хотел вытолкнуть нас наружу. Правда, времени у него хватило только на одного. Он отбросил меня в сторону, прямо в колючий кустарник, настолько густой, что люди графа предпочли убедить себя, будто я сбежал. Просто не захотели обыскивать его. Но убежать я не смог. Шипы не дали. Видел, как убивали Большого Яна. Видел в те короткие мгновения, когда молния озаряла все вокруг.

Видел, что сделали с матерью и сколько это продолжалось. Они размозжили голову маленького Уильяма о камень-указатель. Великолепные локоны и кровь. Замечу, по старшинству Уильям шел за мной. Он любил цепляться за меня своими пухлыми ручонками и смеяться. Позже появилось еще много каких-то братьев, не отличавшихся дружелюбием, поэтому я не стал бы скучать, потеряй одного или даже троих из них. Но тогда мне было больно видеть сломанного, словно игрушку, как нечто бесполезное, маленького Уильяма.

Когда его убили, мать не могла уняться, поэтому ей перерезали горло. Я был глуп тогда, всего девять, поэтому рвался спасти обоих. Но тернии держали цепко. С той поры я научился ценить терновник.

Тернии подсказали правила игры. Благодаря им я уразумел то, что всем этим жестоким и серьезным воякам, сражающимся в Войне Ста, еще только предстоит понять. Можно победить лишь тогда, когда воспринимаешь все как игру. Предложите кому-нибудь сыграть в шахматы и скажите, что любая из пешек — его друг. Пусть считает, будто оба слона священны. Пусть вспомнит о счастливых деньках, проведенных в тени своего замка. Пусть любит свою королеву. И увидите, потеряет все.

— Что у тебя есть для меня, мертвяк? — спросил я его.

Это игра. Буду просто переставлять фигуры.

Почувствовал холод внутри. Ощутил его смерть, его голод. И вернул обратно. Ожидал большего, но оказалось, он — всего лишь мертвечина.

Показал свою пустоту, куда воспоминаниям нет доступа. Позволил заглянуть туда.

Тогда он покинул меня. Побежал, а я понесся следом за ним. Но только до края болота. Ведь это всего лишь игра. И я собираюсь победить в ней.

5

Четыре года тому назад


Я долго вынашивал мечты о мести, занятый только ей. Первую камеру пыток соорудил в темных уголках сознания, когда, лежа на пропитанных кровью простынях в Доме Исцеления, обнаружил дверь, которую не замечал прежде. Дверь, которую нельзя открывать, об этом знает даже девятилетний ребенок. Дверь, которая никогда больше не закроется. Распахнута настежь.

Сэр Рейлли нашел меня, запутавшегося в терновнике, не более чем в десяти ярдах от дымящегося остова кареты. Могли и не заметить. Я наблюдал, как они подъехали к телам на дороге. Сквозь колючие ветви кустарника видел серебряный блеск начищенных доспехов сэра Рейлли и мельтешение красных плащей пехотинцев Дома Анкратов.

Отыскать мать, одетую в шелка, было просто.

— Господи Исусе! Королева! — Сэр Рейлли приказал перевернуть тело. — Осторожнее! Проявите хоть чуточку уважения… — Он внезапно замолчал, глубоко вздохнув. Люди графа сильно постарались, обезображивая ее.

— Сэр! Здесь Большой Ян, Трем и еще Джассар.

Я видел, как они согнулись под тяжестью Яна, затем вернулись за остальными гвардейцами.

— Лучше бы тем, кто сотворил это, сдохнуть! — яростно выпалил сэр Рейлли. — Ищите принцев!

Я не мог увидеть, как нашли Уилла, но по воцарившейся тишине понял, что нашли. Подбородок опустился на грудь, оставалось только разглядывать темные разводы, оставленные кровью на сухих листьях под ногами.

— Вот черт… — наконец произнес кто-то из воинов.

— Положите на лошадь. Только осторожно, — приказал сэр Рейлли. Голос звучал глухо. — И разыщите наследника! — громче, но без особой надежды.

Я попытался позвать, но силы меня покинули. Не смог даже приподнять голову.

— Его здесь нет, сэр Рейлли.

— Похоже, взяли в заложники, — предположил он.

В какой-то степени сэр Рейлли был прав, что-то удерживало меня.

— Положите рядом с королевой.

— Осторожнее! Осторожнее с ним…

— Привяжите их, — приказал сэр Рейлли. — К Высокому Замку поскачем во весь опор.

Противоречивые чувства боролись во мне, хотелось даже, чтобы они уехали. Я больше не ощущал острой боли, осталась только ноющая, но и та постепенно стихала. Покой окутывал, обещая забвение.

— Сэр! — донесся крик.

Стало слышно бряцанье доспехов — сэр Рейлли проходил мимо, желая осмотреть находку.

— Кусок щита? — спросил он удивленно.

— Нашел в грязи, — должно быть, колесо кареты переехало. — Солдат умолк. Слышно было, как по чему-то скребут. — Смотрите, похоже на черное крыло…

— Ворон. Черный ворон на красном поле. Это герб графа Ренара, — произнес Рейлли.

Граф Ренар? Надо запомнить это имя. Черный ворон на красном поле. Геральдический знак промелькнул перед глазами, на мгновение освещенный молнией во время вчерашней грозы. Внутри вспыхнул огонь, боль от сотен шипов разлилась по телу. Я застонал. Ссохшиеся губы разомкнулись, трескаясь.

Рейлли услышал мой стон:

— Здесь кто-то есть! — Послышались проклятья — это острые колючки проникали в сочленения доспеха. — Скорее! Раздвигайте кусты!

— Помер, — пронесся шепот за спиной сэра Рейлли, пока он высвобождал меня, обрубая ветки. — А бледный-то какой.

Полагаю, тернии выпили немало их крови.

Итак, меня положили на повозку и повезли обратно. Я не спал. Смотрел, как темнеет небо, думал.

В Доме Исцеления монах Глен с помощником Инчем вытащили из моей плоти колючки. Прибыл мой наставник Лундист. Я все еще лежал на столе с разложенными тут же ножами. У наставника была книга размером со щит тевтонца и, судя по виду, в три раза тяжелее. В старом, напоминающем высохшую палку теле Лундиста было намного больше силы, чем можно было предположить.

— Надеюсь, монах, вы прокалили ножи в огне? — Лундист говорил с акцентом своей родины, расположенной на Внешнем Востоке, также у него была привычка произносить лишь часть слова, чтобы догадливый собеседник сам додумывал окончания.

— Чисты, аки дух, сдерживающий порочность тела, наставник, — ответил монах Глен, неодобрительно посмотрев на Лундиста, и продолжил копаться в моих ранах.

— Даже если это так, еще раз прокалите ножи, брат. Скудная защита Священной Канцелярии не спасет от гнева короля, если принц не выживет.

Лундист положил книгу на стол рядом со мной, с грохотом отодвинув в дальний угол поднос, заставленный какими-то пузырьками. Откинул обложку и открыл отмеченную страницу:

— «Иглы терновника, подобно малой косточке, трудно обнаружить. — Он водил морщинистым желтым пальцем по строкам. — Кончики могут обломаться, и рана загноится».

Монах Глен слишком резко ткнул ножом, я громко вскрикнул. Затем, отложив инструмент, он повернулся к Лундисту. Мне видна была только спина монаха, коричневая ткань, накинутая на плечи, потемневшая вдоль позвоночника от пота.

— Наставник Лундист, — начал он, — человек вашей профессии привык полагать, что все можно узнать из книг или подходящих свитков. Учение, безусловно, играет важную роль, но, любезный, не вздумайте читать мне лекцию по медицине только потому, что провели вечер со старым фолиантом!

Несомненно, монах Глен выиграл словесный поединок. Поэтому парламентским приставам пришлось «помочь» наставнику Лундисту покинуть помещение.

Видимо, в возрасте девяти лет у меня были серьезные проблемы с чистотой духа, поскольку через два дня раны загноились и еще недель девять я провел в лихорадке, преследуемый мрачными видениями, находясь на грани жизни и смерти.

Рассказывали, я неистовствовал и рыдал. Бредил, когда гной сочился из ран, оставленных терновником. Помню зловоние от гниения. В нем ощущался привкус приторной сладости, от которой тянет блевать.

Инч, главный помощник монаха, утомился удерживать меня, хотя ручищи у него были словно у дровосека. Поэтому решили, лучше будет, если привязать меня к кровати.

Впоследствии от наставника Лундиста я узнал: после первой недели монах Глен больше не подходил ко мне. Он решил, что в меня вселился дьявол. Как же иначе, ведь ребенка донимали кошмары?

На четвертой неделе болезни я сумел распутать узлы веревок, удерживающих меня на кровати, и поджег дом. Не помню, как сбежал, как выловили в лесу. Расчистив руины, обнаружили останки Инча с торчащей из грудины кочергой от камина.

Не единожды стоял я у Двери Забвения. По ту сторону дверного проема видел мать и брата, искромсанных, покалеченных. В сновидениях ноги сами несли к Двери, вновь и вновь. Но мне недоставало мужества последовать за ними, сдерживали тернии и колючий страх.

Иногда за черной рекой я обозревал земли мертвых, бывало, они простирались за пропастью, края которой соединялись узким каменным мостом. Однажды увидел главный вход в Тронный Зал отца. Дверь была покрыта инеем, из трещин сочился гной. Единственное, что требовалось, — нажать на дверную ручку…

Я выжил благодаря графу Ренару. Я научился терпеть боль, чтобы потом сделать ему больно. Ненависть сохранит тебе жизнь там, где любовь потерпит неудачу.

И вот однажды жар начал спадать. Раны, оставаясь болезненными и воспаленными, затянулись. Благодаря крепкому бульону и вопреки злой воле, силы восстанавливались.

Пришла весна, опять украсив деревья листвой. Я полностью поправился, но во мне зародилось нечто, чему не было объяснения.

Настали солнечные деньки, и, к большому разочарованию монаха Глена, вернулся Лундист, вновь став моим наставником.

Когда он пришел в первый раз, я сидел на кровати. Наблюдал, как старик выкладывает на стол принесенные книги.

— Отец навестит тебя, как только вернется из Геллета, — негромко произнес он. В голосе прозвучал упрек, но не мне. — Смерть королевы и принца Уильяма стали для него тяжкой утратой. Когда ему станет легче, он обязательно захочет побеседовать с тобой.

Не понял, зачем Лундисту вздумалось обманывать. Ведь я знал, отец не потратит ни минуты своего времени, если только не станет очевидным, что смерть не за горами. Навестит, когда конец будет неизбежен.

— Скажи, наставник, — спросил я его, — месть — это наука или искусство?

6

Когда духи обратились в бегство, дождь начал стихать. Я сломил только одного, но остальные побежали следом, обратно в топи, в свои берлоги. Может быть, тот лич был их предводителем; может быть, даже после смерти они оставались трусами.

Что касается моих трусливых братьев, то им негде было спрятаться, поэтому я нашел их относительно легко. Сначала натолкнулся на Макина. Он возвращался.

— Ну что, нашел себе пару? — окликнул я его.

На мгновение он замер, уставившись на меня. К тому времени дождь ослаб, хотя для Макина это уже не играло никакой роли: он был мокрым, как утонувшая мышь. Дождевая вода струйками сбегала с нагрудника, затекала во вмятины и вытекала, не задерживаясь. Все еще нервничая, он осмотрел топи в обе стороны и только потом опустил меч.

— Тот, кто не испытывает страха, потерянный друг, Йорг, — заметил Макин, улыбка тронула его мясистые губы. — Бегство не такая уж и плохая штука. По крайней мере, если бежишь в правильном направлении. — Он махнул туда, где Райк сражался с зарослями камыша по самую грудь в трясине. — Страх помогает выбирать, когда есть смысл сражаться, в то время как ты, принц, воюешь всегда. — Он низко поклонился, струйки дождя стекали с него на дорогу.

Я отвел взгляд, надо посмотреть, как там Райк. У Мейкэла были схожие проблемы в другой стороне топей. Правда, он увяз уже по самую шею.

— Не важно, в самом конце я собираюсь бросить вызов им всем, — ответил я с убеждением.

— Все же выбирай, когда стоит драться, а когда нет, — посоветовал Макин.

— Выберу свой путь, — возразил я ему. — А выбрав, не сверну. Никогда. Это решено, мы все еще на войне. И ее нужно выиграть, брат Макин. Хочу положить ей конец.

И вновь он поклонился. Не так низко, но на этот раз я понял: он сама серьезность.

— Тогда я следую за тобой, принц. Куда бы нас ни занесло.

Потребовалось время, чтобы вытащить братьев из топей. Сначала освободили Мейкэла, хотя Райк вопил и проклинал нас на чем свет стоит. Поскольку дождь стихал, я смог вдалеке разглядеть серую кобылу и телегу с головами. Кляче достало мозгов оставаться на дороге, даже когда Мейкэлу хватило глупости побежать в сторону. Заведи Мейкэл лошадь в топи, оставил бы там подыхать.

Следующим вытащили Райка. Когда добрались до него, жижа доходила до подбородка. Над водой торчало только бледное лицо, но это не мешало ему продолжать выкрикивать ругательства. Большинство братьев понемногу нашлись, однако шестеро успели утонуть. Потеряны навсегда. Возможно, теперь готовятся преследовать других путников.

— Вернусь за старым Гомсти, — сказал я.

Мы отъехали довольно далеко, и солнце клонилось к закату. Обернувшись, даже виселицу не разглядишь, только серая завеса дождя. В топях поджидали мертвяки. Кожей ощущал их присутствие.

Я никого не уговаривал идти вместе со мной. Знал, никому из них этого не осилить, к тому же негоже предводителю просить и тем более получать отказ.

— Что будешь делать со старым священником, брат Йорг? — спросил Макин. Знал, ему хотелось бы отговорить меня, но выйти и перед всеми сказать об этом он не решился.

— Все еще думаешь сжечь его? — Райк не смог скрыть внезапную радость, что история с топями осталась в прошлом.

— Думаю, — ответил я ему, — но возвращаюсь не за этим.

Повернул назад по Дороге Нежити.

Меня окружали дождь и темнота. Оставшиеся ждать братья пропали из виду. До Гомста и виселицы было еще далеко. Вокруг свернулся кокон тишины, куда не проникало ничего, кроме мягкого шелеста дождя и звука собственных шагов по Дороге Нежити.

Тишина хлестала как бичом. Именно она пугала больше всего. Тишина — как пустая страница, где можно записать собственные страхи. Духи мертвых ничто по сравнению с ней. Один попытался показать ад, но тот оказался лишь слабым отражением тех ужасов, которые могу вообразить я в звенящей темноте.

Вот наконец и то место, где подвешен отец Гомст, священник Дома Анкратов.

— Отец, — позвал я с деланым поклоном. По правде говоря, было не до игр. Где-то глубже глаз ощутил глухую боль. От такой боли подохнуть можно.

Он посмотрел на меня расширенными от ужаса глазами, словно узрел духа болот, вылезающего из топей.

Я подошел.

К верху клетки была прикована цепь.

— Приготовьтесь, отец.

Вынутый меч не более суток назад рассек старика Бовида Тора. Теперь он потребовался для освобождения священника. Цепь разлетелась, едва лезвие коснулось ее. Тут не обошлось без магии или черного колдовства. Отец рассказывал, меч, принадлежащий уже четвертому поколению Анкратов, забрали из Дома Оров. Значит, он был древним еще до того, как мы, Анкраты, впервые взяли его в руки. Настолько древним, что я не устоял и прихватил его с собой.

Клетка тяжело грохнула о дорогу. Отец Гомст вскрикнул, ударившись головой о прутья, на лбу появился синевато-багровый след крестиком. Проволока, служившая запором двери клетки, разлетелась под лезвием нашего дважды похищенного фамильного меча. Мне представилось искаженное гневом лицо отца: такой благородный клинок используется для столь низменной работы. Впрочем, даже я со своим развитым воображением с трудом мог представить, чтобы какие-либо эмоции отобразились на его каменном лице.

Гомст выполз из клетки, изможденный, но не сломленный. Каким и должен быть старик. Мне нравилось, с какой гордостью он несет груз прожитых лет. Годы только закалили его.

— Отец Гомст, нам лучше поторопиться, мертвяки могут вновь выйти из болот, людей пугать.

Он глянул на меня и отпрянул, словно перед ним стояло привидение, но затем смягчился.

— Йорг, — произнес он. Сострадание переполняло его, сочилось из глаз, словно дождя было мало. — Что с тобой произошло?

Не буду лукавить, меня опять охватили противоречивые чувства, захотелось вонзить в него нож, как тогда с красномордым Джемтом. Очень хотелось. Руки так и чесались вытащить клинок. От этого голова разболелась сильнее, будто тиски еще туже сжали виски.

Но я поступил иначе. Когда меня заставляют сделать что-либо, я сопротивляюсь. Даже если тот, кто заставляет, я сам и есть. Ведь было бы так приятно выпустить ему кишки прямо здесь. Очень заманчиво. Но желание показалось слишком назойливым. Понял — меня подталкивают.

Поэтому улыбнулся и сказал:

— Простите, отец, согрешил.

И старый Гомсти, измученный ранами и клеткой, склонил голову, чтобы выслушать мою исповедь.

Говорил тихо под продолжающимся дождем. Но так, чтобы расслышали отец Гомст и мертвяки, собирающиеся вокруг. Рассказал обо всем, что сотворил, и о том, что намерен предпринять в будущем. Спокойно поведал свои планы всем, кто имел уши, — пусть слушают. И мертвяки вновь покинули нас.

— Ты — дьявол! — воскликнул отец Гомст, отступая на шаг и крепко вцепляясь в висевший на шее крест.

— Даже если так, — не стал с ним спорить я, — ведь я исповедовался, надо отпустить мне грехи.

— Мерзость… — произнес он медленно, со вздохом.

— И не только, — согласился я, — а теперь отпусти мне грехи.

Наконец отец Гомст овладел собой, хотя все еще держался поодаль.

— Что ты хочешь от меня, Люцифер?

Хороший вопрос.

— Хочу победить, — ответил я ему.

Он покачал головой, пришлось объясниться.

— Одни пойдут со мной, зная, кто я. Другим надо знать, куда я иду. Третьим нужно знать, кто еще идет со мной. Я исповедовался тебе. Раскаялся. Теперь со мною Бог, а ты, священник, расскажешь верующим, что я — Его воин, Его орудие, Меч Всемогущего.

Наступившую тишину нарушали удары сердца.

— Ego te absolvo![4] — дрожащими губами произнес наконец отец Гомст.

Затем мы зашагали обратно по дороге и вскоре присоединились к остальным. К тому времени Макин уже выстроил всех и произнес напутствие. Они ожидали с единственным факелом и свечой в фонаре под козырьком, привязанным к телеге с головами.

— Капитан Борта, — обратился я к Макину, — пора выдвигаться. Впереди долгая дорога к Лошадиному Берегу.

— А как же священник? — спросил он.

— Похоже, придется сделать крюк к Высокому Замку, оставим его там.

Боль пульсировала в голове, не унимаясь.

Может, давало о себе знать то, что проникло в меня прежде, какой-то древний дух, но сегодня голова болела так, словно в нее тыкали палкой, понуждая, как скот, следовать в нужном направлении. И это по-настоящему бесило.

— Думаю наведаться в Высокий Замок, — я сжал зубы, превозмогая тычки в голове, — и передать старого Гомсти с рук на руки. Уверен, отец беспокоится обо мне.

Райк и Мейкэл посмотрели с недоумением, Толстяк Барлоу и Красный Кент обменялись красноречивыми взглядами, нубанец закатил глаза, встал в боевую стойку и продемонстрировал бой с тенью.

Я глянул на Макина: высокий, широкоплечий, черные волосы слиплись от дождя.

«Он — мой конь, — размышлял я, — Гомст — слон, Высокий Замок — ладья». Потом я подумал об отце. В этой игре мне нужен король. Без него играть нельзя. Я подумал об отце и решил, что для моей партии он подходит. Встреча с мертвецом на Дороге Нежити удивила меня. Он показал мне свой ад, а я только посмеялся над ним. Но сейчас, когда я думал об отце, мне было важно сознавать, что я все еще могу испытывать страх.

7

Ехали всю ночь, и Дорога Нежити наконец вывела нас из топей. Рассвет застал нас в Норвуде, угрюмом и сером. Город лежал в руинах. Над развалинами все еще витал запах едкого дыма, сохранившийся даже после того, как огонь погас.

— Граф Ренар, — произнес Макин, стоявший рядом, — наглеет, если в открытую нападает на протектораты Анкратов.

Он с легкостью раскрыл тайну.

— Откуда ты можешь знать, кто учинил подобное злодеяние? — спросил отец Гомст. Цвет лица стал таким же, как седая борода. — Возможно, люди барона Кенника проехали по Дороге Нежити и совершили набег. Именно люди Кенника подвесили меня в клетке.

Братья разбрелись по руинам. Райк оттеснил Толстяка Барлоу и исчез в ближайшем здании, представлявшем собой лишь каменный остов без крыши.

— Нищие болотные говнюки! Такие же, как в чертовом Маббертоне! — Дальнейшие стенания не были столь отчетливо слышны ввиду неистовства, с которым он продолжал поиски.

Я припомнил, каким был Норвуд в праздничный день: увешанный разноцветными ленточками. Мать идет рядом с бургомистром, мы с Уильямом лакомимся медовыми яблоками.

— Но это не мои нищие болотные говнюки, — заявил я, повернувшись к Гомсти. — Нет здесь трупов. Значит, работа графа Ренара.

Макин кивнул:

— Думаю, найдем погребальный костер в полях на западе. Ренар сжигает всех скопом. Живых и мертвых.

Гомст перекрестился и забормотал молитву.

Война — прекрасная штука, как я уже говорил прежде, а те, кто не согласен, — проигрывают. Заставил себя улыбнуться:

— Брат Макин, похоже, граф Ренар сделал свой ход. У нас одинаковое оружие, и он владеет им хорошо. Осмотритесь вокруг. Хочу знать, как он разыграл эту партию.

Ренар. Сначала отец Гомст, теперь Ренар. Словно дух из топей повернул ключ, и теперь призраки прошлого шествуют один за другим.

Макин кивнул и пустил лошадь галопом, но не в город, а вдоль ручья, к зарослям за рыночной площадью.

— Отец Гомст, — обратился я с придворной вежливостью, — будь любезен, поведай, где люди барона Кенника тебя схватили.

То, что наш семейный священник был пленен во время набега, представлялось полной бессмыслицей.

— В деревне Джессоп, принц, — ответил Гомст, настороженно озираясь по сторонам, избегая моего взгляда. — Разве мы не обязаны объезжать владения? На своей территории мы в безопасности. Земли за Хэнтоном не подвергаются набегам.

«Интересно, — подумал я, — зачем же ты пренебрег опасностью?»

— Деревня Джессоп? Припоминаю нечто подобное, когда-то слышал это название, отец Гомст, — я по-прежнему оставался вежливым, — там, должно быть, три лачуги да свинья.

Райк вылетел из дома, словно ураган, весь в пепле, чернее нубанца и отплевываясь как сумасшедший. И кинулся к следующему дому.

— Барлоу, толстый ублюдок! Ты подставил меня! — Если Малыш Райки не мог ничего найти, то кто-то за это должен расплатиться. Так повелось.

Гомст, казалось, был доволен тем, что разговор прервали, но я продолжил:

— Отец Гомст, ты говорил о Джессопе, — увернуться не получится.

— Городишко на болотах, принц. Ничего особенного. Там режут торф для протектората. Семнадцать хижин и, пожалуй, чуть больше свиней. — Он попытался засмеяться непринужденно, но получилось слишком резко и нервно.

— Значит, ты отправился туда отпустить грехи беднякам? — заглянул ему в глаза.

— Ну…

— Поехал за Хэнтон, к самой границе топей, в опасный район, — продолжил я. — Ты прямо святой, отец.

Он опустил голову.

Джессоп. Внутри словно звякнул колокольчик, напоминая о чем-то, вот только вспомнить, о чем он вызванивает, у меня никак не получалось… Название казалось таким знакомым.

— Джессоп расположен там, где течения достигают поглощающих мертвых топей, — произнес я, словно считывая с губ старого наставника Лундиста. Представил карту за его спиной, прикрепленную к стене учебного класса, где течения отмечены черными чернилами. — Их движение неспешно, но неумолимо. Топи хранят свои секреты, но не везде, Джессоп — место, где их можно раскрыть.

— Тот здоровяк, Райк, душит толстяка. — Отец Гомст кивнул в направлении города.

— Отец послал тебя туда, чтобы посмотреть на мертвых, — я не позволил отцу Гомсту увести разговор в сторону, — потому что ты узнал бы меня.

Губы Гомста сложились в «нет», но все остальное говорило «да». Всегда считал священников более искусными лжецами, учитывая, чем они промышляют.

— Неужели он все еще разыскивает меня? Спустя четыре года! — Даже четыре недели было бы чересчур.

Гомст подался в седле назад и беспомощно развел руками:

— Королева носит дитя. Сэйджес предрек королю рождение мальчика. Я должен был подтвердить право наследования.

Ах вот оно что! «Право наследования». Это больше походило на отца, которого я знал. А королева? Последняя сделка.

— Сэйджес? — спросил его.

— Язычник, гадатель на костях, недавно появился при дворе, — произнес Гомст с кислым видом.

Пауза затянулась.

— Райк! — Я не стал кричать, но сказал достаточно громко, чтобы тот услышал. — Отпусти Толстяка Барлоу, иначе придется тебя выпотрошить.

Райк послушался, Барлоу грохнулся оземь, словно кусок свиного сала весом более трехсот фунтов,[5] которым, впрочем, он и был. Из них двоих физиономия Барлоу выглядела багровее, но лишь чуть-чуть. Райк двинулся к нам, выставив сцепленные кисти рук, будто репетировал захват моего горла:

— Ты!

Макина не видно, а от отца Гомста против разъяренного Малыша Райки мало толку.

— Ты! Где гребаное золото, которое наобещал? — Тут же два десятка голов высунулось из окон и дверей сожженного города. Даже Толстяк Барлоу приподнял башку, с шумом втягивая воздух, словно через соломинку.

Я позволил руке соскользнуть с эфеса меча. Нехорошо жертвовать пешками. Райку оставалось пройти всего дюжину ярдов. Я спрыгнул с седла и погладил Геррода по носу, город оставался позади.

— В Норвуде есть чем поживиться, кроме золота, — сказал я достаточно громко, но не усердствуя. Затем развернулся и прошел мимо Райка, даже не глянув на него. Дай такому, как Райк, возможность, он ею не преминет воспользоваться.

— Только не говори мне о фермерских дочках, ты, маленький ублюдок! — с диким рыком он последовал за мной, но я позволил ему распаляться дальше. Пускай выпустит пар. — Этот отморозок граф уже побросал их всех в костер.

Вышел на Мидвей-стрит, протянувшуюся от дома бургомистра до рыночной площади. Когда проходили мимо брата Гейнса, тот отвернул голову от костра, разведенного для приготовления пищи. Он не без труда поднялся и последовал за нами, не желая пропустить веселье.

Башня мало чем напоминала зернохранилище. Сейчас и вовсе не впечатляла: обгоревшая, с кое-где разошедшейся каменной кладкой. Мешки с зерном, прежде прикрывавшие потайной лаз, сгорели. Я обнаружил его, обследовав пол. Райк натужно пыхтел за спиной.

— Открывай. — Я показал на кольцо, вставленное в каменную плиту.

Райку не нужно было повторять дважды. Он нагнулся и потянул вверх плиту, словно та ничего не весила. Они были там, покрытые пылью, бочонок за бочонком, прижатые один к другому в темноте.

— Старый бургомистр держал пиво к празднику под зернохранилищем. Все местные знали об этом. Внизу течет небольшой ручеек, поэтому оно всегда прохладное и вкусное. Гляди, их, похоже, штук двадцать? Двадцать бочонков золотистого пива к празднику, — улыбнулся я.

Правда, Райку было не до смеха. Стоя на четвереньках, он осторожно смотрел вверх на лезвие моего меча. Представил, как оно опускается ему на шею.

— Теперь понятно, Йорг, брат Йорг, я не собирался… — заканючил он, жалкое зрелище, и даже меч у шеи его не извиняет.

Макин с шумом зашел в зернохранилище, встал рядом. А я продолжал держать лезвие у шеи Райка.

— Может, я и маленький, Малыш Райки, но не ублюдок, — сказал я незлобиво, но убийственным тоном. — Не правда ли, отец Гомст? Ради ублюдка не пришлось бы тебе рисковать встречей с мертвяком?

— Принц Йорг, позвольте капитану Борте убить этого дикаря. — Должно быть, к Гомсту вернулось хладнокровие. — Мы поскачем в Высокий Замок, и ваш отец…

— Мой отец может, черт возьми, подождать! — заорал я, но тут же прикусил язык, не желая сболтнуть лишнего, раздосадованный, что дал волю гневу.

На мгновение Райк забыл о мече у горла:

— Что это за чертово говно о принце? Что это за чертово говно о капитане Борте? И когда я получу свое гребаное пиво?

Все, кто были вокруг, собрались послушать.

— Что ж, — ответил я ему, — раз уж ты соизволил поинтересоваться, брат Райк, поясню.

Макин недоуменно посмотрел на меня и сжал меч. Я успокоил его взмахом руки:

— Говно о капитане Борте касается Макина, который на самом деле Макин Борта, капитан Имперской гвардии Дома Анкратов. Говно о принце касается меня, любимого сына и наследника короля Олидана из Дома Анкратов. Пиво можем выпить сейчас, поскольку сегодня мой четырнадцатый день рождения, так, может, произнесешь тост за мое здоровье?

8

Любое братство основано на подчинении. С окружающими меня братьями никто не захочет стать замыкающим. В противном случае рискуешь быть затюканным до смерти. У брата Джоба оказалось правильным соотношение малодушия и бешенства, поэтому он все еще оставался жив.

Итак, мы сидели на развалинах дома бургомистра и попивали пивко. Братья вливали его в глотки, периодически выкрикивая мое имя. Кто-то орал «брат Йорг», кому-то пришлось по душе «принц Йорг». Безусловно, я предстал перед ними в новом свете. Райк наблюдал за мной, пивная пена осела на коротко стриженной бороде, на шее виднелся след от меча. Райк явно взвешивал все «за» и «против». Мыслительный процесс проявлялся медленным танцем кожи низкого лба. Я не стал дожидаться, когда слово «выкуп» вырвется наружу.

— Ему больше понравится, если я окажусь среди мертвецов, Малыш Райки, — пояснил я. — Гомсти послали найти доказательства, что я мертв, а вовсе не для того, чтоб разыскать меня живым. Теперь у него новая королева.

Ухмылка Райка вышла злобной. В довершение он громко икнул.

— Ты сбежал из замка, где полно золота и женщин, чтобы кочевать с нами? Какой идиот так поступит?

Я сделал маленький глоток. Пиво имело кисловатый привкус, но, может, так и должно быть.

— Идиот, который прекрасно осознает, что сама по себе королевская стража победу в войне не обеспечит, — ответил я ему.

— В какой войне, Йорг? — Нубанец сидел рядом и не пил. В разговоре он предпочитал неторопливость и взвешенность. — Ты хочешь победить графа? Барона Кенника?

— Я хочу войны, — произнес я, — и хочу выиграть эту войну.

Из-за бочонков появился Красный Кент со шлемом, до краев наполненным пивом.

— Не бывать этому, — заметил он и, подняв шлем, осушил его в четыре глотка. — Выходит, ты — принц Дома Анкратов? Королевства Медной Короны. Там, должно быть, не менее дюжины достойных претендентов на высокий престол. И у каждого собственная армия.

— Скорее, полсотни, — проворчал Райк.

— Порядка сотни, — заметил я. — Подсчитано.

Сотня осколков Империи, досаждавших друг другу в никогда не прекращающемся водовороте мелких войн, междоусобиц, приграничных стычек. Крохотные королевства разрастаются, скукоживаются и снова расширяются; порой вся жизнь человеческая проходит в бесконечных войнах, а по сути ничего не меняется. Моя цель — изменить, закончить, победить.

Допив пиво, я поднялся, чтобы разыскать Макина.

Далеко идти не пришлось. Он был около лошадей, проверял своего жеребца по кличке Огненный Прыжок.

— Обнаружил что-нибудь? — спросил я.

Макин скривил губы:

— Нашел погребальный костер. Навскидку тел под двести, все мертвы. Но его так и не подожгли, не исключено — кто-то спугнул. — Он махнул в западном направлении. — Они добрались до Дороги Топей и перемахнули через вон тот горный хребет. Около двадцати лучников засели в зарослях у ручья, чтобы не дать никому сбежать.

— Сколько их всего было?

— Около сотни. Большинство — пешие. — Он зевнул, проведя ладонью от лба до подбородка. — Дня два уже прошло. Мы в относительной безопасности.

Почувствовал, как невидимые тернии царапают тело, острые иглы вонзаются в кожу.

— Пойдем.

Макин последовал за мной обратно к ступеням и обрушившимся колоннам у дверей дома бургомистра. Братья тем временем запихнули Мейкэла во второй бочонок.

— А вот и капитан! — окликнул Макина Барлоу. Он все еще сипел, после того как Райки едва не придушил его. Раздался смех, на сей раз я решил не обращать внимания. Острые и длинные колючки вновь погрузились в тело, подготавливая к грядущему. Двести тел свалены в кучу. Все мертвы.

— Кэп Макин считает, что скоро у нас будут гости, — произнес я.

Макин недоуменно приподнял брови, но мне было не до него.

— Мечей двадцать, отъявленные негодяи, гнусные разбойники. С кем не захочешь повстречаться на дороге, — уверенно продолжал я. — Двигаются прямиком сюда, затоваренные чужим добром.

Внезапно Райк вскочил на ноги, его цеп звякнул, ударившись о бедро.

— Чужим добром?

— Бездельники, говорю же. Богатеют, разоряя других. — Я изобразил улыбку. — Что ж, братья, полагаю, следует указать им на их ошибки. Хочу, чтобы они все сдохли. Без исключения. Все должно пройти без сучка без задоринки. На главной улице вырыть ямы-ловушки. Братья спрячутся в зернохранилище и таверне «Синий кабан». Кент, Роу, Лжец и нубанец — оставайтесь здесь, за развалинами, и, когда наши гости будут проходить между башней и таверной, начинайте стрелять.

Нубанец поднял арбалет, чудовищное изобретение древней инженерии, сработанный из металла и украшенный ликами странных богов. Кент вытряхнул остатки пены из шлема и напялил его, огромный лук у него всегда был наготове.

— Может статься, они появятся из-за горного хребта, поэтому Райк возьмет с собой Мейкэла, еще шесть воинов и спрячется среди развалин кожевни. Любому, кто выберет этот путь, дайте пройти мимо вас, а уж потом выпустите кишки. Макин проведет разведку и предупредит, когда они появятся в поле зрения. Святой отец здесь и вы пятеро — останетесь со мной в качестве наживки.

Братьям не нужно было повторять дважды. Ну, разве что, Джобу потребовалось. Поскольку Райк оттащил его от пива слишком поспешно, тот не больно обрадовался этому обстоятельству.

— Добыча! — проорал Райк ему в физиономию. — Иди копать ямы-ловушки, недоумок.

Да, эти парни знали, как правильно устраивать засаду. Не придерешься. Для сражения в развалинах лучших не найти. Полжизни они провели, превращая в руины все вокруг, а вторую половину против кого-то рубились.

— Барлоу, Макин, — позвал я, выждав, когда остальные ушли выполнять задания. — Разведка отменяется, Макин, — проговорил я как можно тише. — Хочу, чтобы вы спрятались в зарослях у ручья. Схоронитесь так, чтобы ни один ублюдок, даже усевшись прямо на вас, не обнаружил вашего присутствия. Засядьте там и ждите. Что предпринять, решите по ходу дела.

— Принц… Брат Йорг, — произнес Макин. Он был явно недоволен происходящим, его взгляд все время устремлялся вниз по улице к старому Гомсти, молившемуся перед сожженной церковью. — Как это понимать?

— Ты сказал, что пойдешь за мной, куда бы я ни повел, Макин, — ответил ему. — Здесь все начнется. Когда о нас сложат легенду, — это станет первой страницей. Какой-нибудь старый монах ослепнет, раскрашивая ее, Макин. Именно здесь начало всему. — Правда, я не стал уточнять, насколько короткой может стать эта легенда.

Макин поклонился — скорее кивок, чем поклон — и ушел. Толстяк Барлоу поспешил за ним.

Итак, братья выкопали ловушки, приготовили стрелы и спрятались в развалинах, оставшихся от Норвуда. Я наблюдал, проклиная их медлительность, но старался держать себя в руках. Наконец лишь отец Гомст, пятеро отборных братьев и я остались на виду. Все прочие, числом, ненамного превосходящим две дюжины, залегли в хорошо замаскированных укрытиях.

Отец Гомст подошел и встал рядом, продолжая бормотать молитвы. Интересно, молился бы он столь усердно, зная, что тут произойдет?

Голова вновь разболелась, словно кто-то вогнал крюки в глаза и тянет за них. Такая же боль ощущалась, когда я только увидел старика Гомсти и подумал о возвращении домой. Подобную боль я испытывал всегда перед необходимостью выбора. Много раз позволял ей управлять мною. Но потом мне надоело быть рыбкой на крючке, и я научился сопротивляться.

Час спустя на дороге появился первый разведчик. Остальные не заставили себя долго ждать, подъехали и присоединились к нему. Убедившись, что нас семерых, стоящих на ступеньках дома бургомистра, обнаружили, я произнес, указывая на всадников:

— Похоже, к нам гости.

— Вот дерьмо! — Брат Элбан сплюнул на ботинки. Он ничего особого собой не представлял — седовласый вояка в проржавевшей кольчуге, — поэтому я его и выбрал. Волосы и зубы у него почти отсутствовали, но зато оставалась крепкой хватка. — Это не разбойники, гляньте на лошадей, — прошамкал он.

— Знаешь, Элбан, возможно, ты прав, — ответил я и улыбнулся. — Я даже сказал бы, они, скорее, похожи на солдат.

— Господи помилуй, — послышался шепот Гомсти за спиной.

Разведчики развернулись и поскакали назад. Элбан схватил упряжь и направился было к рыночной площади, где наши лошадки мирно пощипывали травку.

— Ты так не поступишь, старик, — мягко произнес я.

Он развернулся, в глазах промелькнул страх.

— Ты же не прирежешь меня, Йорс?

Из-за нехватки зубов он никак не мог выговорить «Йорг». Полагаю, мое имя давалось ему с трудом.

— Я не стану тебя убивать, — сказал в ответ. Элбан мне почти что нравился, поэтому я не прикончил бы его без серьезной причины. — Куда ты надумал бежать, Элбан?

Он показал на горный хребет:

— Это единственный путь. Иначе собьешься с дороги или, еще хуже, вырулишь к топям.

— Тебе не стоит двигаться к горному хребту, Элбан, — произнес я. — Уж поверь.

И он поверил. Хотя, возможно, поверил, потому что все еще не доверял, если вам понятно, о чем я.

Мы стояли и ждали. Вначале на Дороге Топей появилась основная колонна, она шла маршем, затем, спустя несколько мгновений, из-за горного хребта показались еще солдаты. Порядка двух дюжин вояк с копьями и щитами, над ними развевались знамена графа Ренара. В основной колонне солдат не менее шестидесяти, за ними, не соблюдая строй с колодками на шеях, тащилось около сотни пленников, связанных между собой цепями. Полдюжины телег замыкало шествие. Крытые были нагружены запасами провианта, на остальных — тела штабелями, словно дрова для растопки.

— Дом Ренаров не бросает мертвых не сожженными. Пленники им ни к чему, — отметил я.

— Не понимаю, — заявил отец Гомст. Испуг сменился недоумением.

Я показал на деревья:

— Топливо. Мы находимся на самой границе топей. В торфянике на мили вокруг нет ни одного достойного дерева. Они хотят увидеть яркое пламя, поэтому возвращаются назад, чтобы устроить отличный праздничный костер.

У меня было объяснение действиям Ренара, но сам я, как и отец Гомст, не был уверен в том, что понял все правильно. Настоящая сила появляется благодаря желанию расправиться с кем-то. Она появилась в тот день, когда я решил отсрочить месть графу Ренару, — мне казалось, на тот момент от этой затеи не будет никакой пользы. И вот теперь, стоя среди руин Норвуда, я был переполнен жаждой, которую невозможно утолить праздничным пивом. Ожидание графа. Ожидать его появления, располагая горсткой рубак, в то время как рассудок и все чувства призывают спасаться бегством. Все, кроме одного, которое повелевает победить или погибнуть, но никогда не склониться.

Теперь я мог четко различить отдельные фигуры во главе колонны. Шесть всадников в кольчугах и рыцарь в тяжелых пластинчатых доспехах. Эмблема на его щите стала видна, когда он повернулся, отдавая команды. Черный ворон на красном поле, огненном поле. Граф Оссон Ренар не повел бы сотню солдат в протекторат Анкратов, это один из его сыновей. Марклос или Джарко.

— Братья не станут биться против войск, — проговорил Элбан, опустив руку на мой наплечник. — Мы сможем прорваться между деревьями, если доберемся до наших лошадей, Йорг.

Не менее двадцати людей Ренара стремительно приближались к роще, держа перед собой большие луки, — казалось, остановить их невозможно.

— Нет уж, — глубоко вздохнул я. — Лучше сдамся.

Протянул руку:

— Белый флаг, будьте так любезны.

Когда я приблизился к основной колонне, войска уже рассредоточились. Цвет моего «флага», скорее, можно было определить как серый. Более того, это был грязно-серый кусок материи, оторванный от подушечки для молитв отца Гомста.

— Потомственный дворянин! — закричал я. — Дворянин под флагом капитуляции!

Это их озадачило. Воины, развернувшиеся веером за оставленными нами лошадьми, позволили мне беспрепятственно пересечь рыночную площадь. У них был жалкий вид: отвалившиеся от кожаных доспехов металлические пластины, покрытые ржавчиной мечи. То были рекруты, слишком долго находившиеся в пути, непривычные к таким походам.

— Мальчонка первым рвется на костер, — пошутил один из них. Тощий прыщавый ублюдок. И загоготал.

— Дворянин! — громко произнес я. — Сдаюсь.

Даже не рассчитывал дотянуться до него мечом.

Зловоние колонны стало ощутимым, слышались рыдания. Пленные не проявили ко мне никакого интереса.

Два всадника Ренара преградили мне путь:

— Где ты украл доспехи, малец?

— Пошел ты куда подальше, — ответил я, затем спокойно продолжил: — Так кто же заправляет всем этим великолепным действом? Марклос?

Они обменялись взглядами. Возможно, бесприютные странствующие рыцари сами не отличали одного сына из Дома Ренаров от другого.

— Не советую убивать пленного благородного происхождения без приказа, — напутствовал я их. — Пусть лучше графчонок сам решает.

Оба всадника спешились. Высокие мужчины, судя по всему, ветераны. Забрали меч. Тот, что постарше, чернобородый с белым рубцом под глазами, нашел мой нож. На кончике его носа также виднелся шрам.

— А ты довольно уродлив, не находишь? — полюбопытствовал я.

Второй нож он отыскал в сапоге.

Никакого плана у меня не было. Головная боль не давала возможности его составить. Следовало проигнорировать внутренний голос, который так долго вел меня вперед. И проигнорировал бы, не будь я таким упрямым. Но вот я здесь, безоружный против превосходящего числом врага, глупый и одинокий.

Интересно, наблюдал ли брат Уильям за мной в тот момент. Очень надеялся, что мать этого точно не делала.

Интересно, суждено ли мне умереть? Сожгут меня или оставят изувеченный труп отцу Гомсту, чтобы он на телеге отвез его обратно в Высокий Замок?

— Человеку свойственно сомневаться, — произнес я, когда обладатель шрама закончил с обыском. — Даже Иисус сомневался, а мне до него далеко.

Тот посмотрел так, словно перед ним стоял умалишенный. Может быть, так оно и было, но в тот момент я обрел покой. Боль прошла, теперь я мог увидеть все происходящее четко и ясно.

Меня повели туда, где Марклос восседал на своем коне, исполинском жеребце в три обхвата. Он поднял забрало, показалась симпатичная мордашка, на мой вкус слишком пухлощекая, но довольно дружелюбная. Впрочем, внешность бывает обманчивой.

— Кто ты такой, черт возьми? — поинтересовался он.

Красивый узор, инкрустированный серебром, был вытравлен на его нагруднике, отполированном настолько, что излучал сияние даже при тусклом свете.

— Я, кажется, спросил, кто таков? Черт тебя побери! — У него даже щеки раскраснелись. Теперь не такой добродушный. — На костре запоешь, молокосос, лучше говори сейчас.

Я подался вперед, словно не расслышал. Телохранители бросились ко мне, но я проделал проверенный трюк. Хотя я и был в доспехах, стражники действовали куда медленнее меня. Я оттолкнулся от торчащей из стремени ноги Марклоса, как от ступеньки, в одно мгновение оказался на жеребце рядом с ним. В ножнах, удобно притороченных к седлу, оказался прекрасный стилет, который я сразу вонзил ему в глаз. Затем мы рванулись вперед. Вдвоем галопом понеслись через рыночное поле. Странствуя по дорогам, вы первым делом должны научиться воровать коней.

Мы скакали вперед, за спиной раздавались крики телохранителей и топот копыт. Несколько пеших солдат попытались преградить дорогу, но я сшиб их конем. Больше никогда не встанут ни у кого на пути; жеребец действительно был огромным. Возможно, лучники сделали бы пару-тройку выстрелов, но с такого расстояния не могли понять, в чем, собственно, дело, тем временем мы мчались прямиком в город.

За спиной слышно погоню. Похоже, телохранители тоже затоптали пару человек. Они приближались, но мы приготовили им сюрприз, Марклос и я, сейчас начнется. Когда достигли окраин Норвуда, погоня почти нагнала нас.

У первого строения я резко развернул коня, Марклос просто обязан был грохнуться. Он и свалился, ударившись лицом оземь. Еще один, кому уже никогда не встать. Честно говоря, моя душа просто пела. Я представил, что графу сообщат эту новость как раз во время завтрака. Интересно, придется ли ему это по вкусу? Станет он доедать яичницу?

— Солдаты Ренара! — заорал я во всю мощь своих легких. — Город находится под защитой принца Анкратов. Норвуда вам не видать!

Снова развернулся и поскакал вперед. Несколько стрел вонзилось в землю позади. Подъехав к лестнице, соскочил с коня.

— Ты вернулся… — Отец Гомст выглядел озадаченным.

— Да. — Я повернулся к Элбану. — Больше некуда отступать, так ведь, брат?

— Сумасшедший, — произнес тот шепотом. Шепотом он не шепелявил.

Всадники, личная охрана Марклоса, возглавили атаку. Теперь, когда рядом замельтешило человек пятьдесят пеших, они вспомнили об отваге. На горном хребте двум десяткам солдат наконец-то отдали приказ, и те бросились вниз по склону. Лучники стали выбираться из зарослей, чтобы лучше прицелиться.

— Ублюдки сожгут вас, если захватят, живыми или мертвыми, — сказал я пятерым братьям, которые были со мной. Потом молча заглянул каждому в глаза. — Но им тоже неохота помирать. Во всяком случае, они не захотят вернуться к графу. Вы бы вернулись к старому поджигателю Ренару с трупом сына и утешениями вроде: «О да, но мы ведь убили эту погань… там был еще малец… и беззубый старик»? Поэтому слушайте и запоминайте. Вы будете драться с этой выдрессированной солдатней и зададите им жару. И если жара будет достаточно, они сломаются и побегут. — Я снова сделал паузу и поймал взгляд брата Роддата, который был тем еще пронырой и любителем улизнуть при любой возможности. — Ты, брат Роддат, держись ко мне поближе.

Взглянул в сторону зарослей, поверх голов хлынувших на рыночную площадь солдат, и увидел, как среди деревьев упал лучник. Затем еще один. Облаченная в доспехи фигура возникла позади них как из-под земли. А лучники, не замечая этого, смотрели вперед. Один плавный удар — и голова ближайшего из них полетела наземь. «Благодарю тебя, Макин», — мысленно прокричал я. И тут с разбега в самую гущу стрелявших врезался закованный в броню Толстяк Барлоу.

Воины с горного хребта миновали позиции Райка, и он с братьями набросился на них сзади. Не самая излюбленная манера ведения боя Малыша Райки, однако само слово «добыча» могло сделать из него сверхчеловека.

Чо-о-омг! Нубанец разрядил арбалет. Он едва ли мог промахнуться, когда вокруг столько врагов. С таким огромным оружием зачем было вообще кого-либо выбирать? Две стрелы вонзились в грудь переднему всаднику, выбив его из седла. Кент и еще два брата поднялись из-за развалин дома бургомистра. Они немного испугались, увидев происходящее, но выбор у них был невелик — зато стрел хватало с избытком.

На полном скаку всадники Ренара угодили в наши ямы-ловушки. Клянусь, я услышал хруст первого сломанного колена. Потом разносились лишь вопли падавших друг за другом людей. Кент, Лжец и Роу воспользовались моментом и отправили еще по дюжине стрел в основной костяк атакующих. Нубанец снова зарядил своего монстра и на сей раз едва не снес голову лошади. Всадник вылетел из седла, а животина грохнулась на него сверху, из раздавленного черепа потекли мозги.

Кое-кому из новобранцев-солдат выбранная дорога резко разонравилась, и они собрались отыскать среди руин другую. Естественно, там они обнаружили не столько ее, сколько поджидавших братьев.

Первыми сломались лучники. Немного может сделать человек, облаченный в кожаную безрукавку, с ножом у бедра, против умелого рубаки в доспехах. А ведь даже Барлоу был настоящим воином.

Трое всадников добрались до нас. Мы не стали дожидаться их на улице, отступив под защиту того, что осталось от кузницы Деккера. Двое медленно въехали внутрь, под копытами натужно скрипнули обгоревшие доски. Элбан прыгнул на первого из чрева огромной печи. С легкостью он сбил всадника с лошади, его острый нож все глубже и глубже вонзался в плоть врага. Помнится, я уже упоминал о хватке Элбана.

Отвлекающими ударами парочка братьев подгадала момент и стащила с коня второго всадника. Для конного поединка ему не хватало места, негде было развернуться, пешему было бы проще.

Мне же достался уже знакомый «меченый» вояка со шрамом. Он оказался сообразительнее и спешился до того, как вошел внутрь. Двигаясь неторопливо, но ловко, воин приближался ко мне, только острие выставленного вперед меча плавно колебалось. Он не спешил: нет нужды торопиться, когда за тобой почти полсотни воинов.

— Сдаешься? — спросил я, пытаясь его поддеть.

Он промолчал. Плотно сжал губы и сделал выпад, но уж больно медленно. Именно тогда из-за его спины появился брат Роддат и вогнал меч ему в шею.

— Тебе стоило поторопиться, Меченый, — подытожил я.

Выбравшись наружу, я натолкнулся на огромного раскрасневшегося ублюдка, взбежавшего на холм. Он резко дернулся — выпущенная из арбалета стрела нубанца пронзила его. Теперь предстояло схлестнуться в рукопашной. Нубанец поднял свой чекан, Красный Кент схватился за топор. Роддат проскочил мимо меня с копьем наперевес и тут же отыскал жертву, чтобы насадить на него.

Они накатывали на нас двумя волнами. Дюжина или около того солдат, бегущих следом за телохранителями Марклоса, а затем еще человек двадцать отставших. Тела убитых валялись на главной улице и среди руин домов.

Я промчался мимо Роддата с его нанизанной на копье жертвой, мимо двух воинов с мечами, которые не обратили на меня никакого внимания, и таким образом проскочил первую волну. Среди солдат второй волны отчетливо различил того тощего ублюдка с прыщами на щеках, который отпустил шутку про костер.

Моя стремительная атака, наполненная жаждой крови прыщавого, — вот что сломило их дух. А солдаты с горного хребта? Те так и не добрались до нас. Малыш Райки полагал, что они нагружены награбленным.

Думаю, что больше половины людей графа разбежалось. Правда, их теперь не стоило считать его людьми, поскольку вернуться к нему они уже не могли.

Макин, весь забрызганный кровью, поднялся на холм. Он был похож на Красного Кента в день, когда мы натолкнулись на него. Барлоу не отставал, но затем остановился, желая обыскать парочку тел. Это, безусловно, подразумевало переход раненых в разряд убитых.

— Ну зачем? — вопрошал Макин. — Я не имею в виду великолепную победу, принц… но зачем было, во имя преисподней, так рисковать собой?

Тогда я поднял меч. Братья, собравшиеся рядом, невольно отодвинулись, но, надо отдать должное, Макин не шелохнулся.

— Видишь этот меч? — спросил я его. — На нем нет ни капли крови, — продемонстрировал меч с разных сторон, а затем указал им на горный хребет, — а вон там пятьдесят человек, которые никогда больше не будут сражаться под знаменами графа Ренара. Теперь они льют воду на мою мельницу. Они расскажут о принце, убившем графского сынка. О принце, который не сдался. Никогда не сдается. О принце, не обагрившем кровью меча, победившем с тридцатью воинами сотню врагов. Поразмысли об этом, Макин. Я заставил Роддата сражаться как сумасшедшего, я сказал ему: «Если они поверят, что ты не собираешься сдаваться, то сломаются сами». Теперь сбежавшие полсотни станут рассказывать эту историю всем, кто пожелает ее услышать. Историю о принце Анкратов, который никогда не сдается. Простая арифметика. Уверовавшие в твою стойкость дрогнут сами.

Чистая правда. Может быть, мы победили не поэтому, но все равно правда.

9

Четыре года тому назад


Указкой меня ударили по запястью, послышался громкий треск, вторую руку зажали в тиски, как только я попытался ее приподнять. Высвободиться не получилось — Лундист держал крепко, хотя был явно удивлен.

— Выходит, вы следите за происходящим, принц Йорг.

Я думал совсем о других, кровавых делах, но по привычке отозвался.

— Надеюсь, вы сможете сформулировать основную идею сказанного мной, — произнес он.

— Мы таковы, каковы наши враги. Данное утверждение применимо как к людям, так и к странам, — ответил я ему. Книгу, принесенную Лундистом на урок, я узнал сразу. То, что враги вынуждают соответствовать им, было ее основополагающим тезисом.

— Хорошо. — Лундист поднял указку и обратился к разложенной на столе карте. — Геллет, Ренар и Топи Кена. Анкрат является продуктом данной среды, хищнической по своей сути.

— Высокогорья Ренара — единственное, что меня интересует, — заявил я. — На все остальное наплевать. — Упершись ногами в пол, покачался на задних ножках стула и продолжил: — Когда отец прикажет выступить против графа Ренара, пойду и собственноручно прикончу его, если позволят.

Лундист пристально посмотрел на меня, пытаясь понять, действительно ли я способен на такое. Пронзительные голубые глаза старика, казалось, заглянули в самое сердце.

— Десятилетним мальчикам лучше заниматься изучением трудов Евклида и Платона. Отправляясь на войну, следует руководствоваться трудами Сунь Цзы.[6] Стратегия и тактика — продукты разума, инструменты принца и короля.

Но мне хотелось действовать. Внутри клокотала жажда мести, требуя смерти графа. По плотно сжатым губам Лундиста я догадался, что он понимает, насколько все серьезно.

Взглянул на высокое окно, откуда в классную комнату струился солнечный свет, превращая пыль в танцующий золотой поток.

— Прикончу его, — произнес я и затем добавил, почувствовав необъяснимое желание ошарашить собеседника: — Да хоть кочергой, как убил ту гориллу Инча.

Я надеялся услышать от Лундиста какое-нибудь откровение. Какой-то совет от умудренного жизнью человека молокососу. Чтобы он объяснил мне, что творится со мной. Но, видно, он тоже не всемогущ.

Вернул стул в исходное положение и положил руки на карту. Посмотрел на Лундиста. Он был полон сострадания. Так и подмывало довериться ему и рассказать о впившихся колючках, о смерти Уильяма. Разделить с ним непосильную ношу, разъедавшую, словно кислота, боль воспоминаний, ржавчину ненависти.

Лундист перегнулся через стол. Его зачесанные на восточный манер длинные седые, как из серебра, волосы упали, обрамляя лицо.

— Мы таковы, каковы наши враги, но кто они — мы определяем сами. Создай врага из ненависти, Йорг. Сможешь — станешь великим человеком и, что намного важнее, счастливым.

Во мне есть нечто хрупкое, способное сломаться, но есть и жесткость, позволяющая отсечь правильные по сути, но ненужные в данный момент слова. Не думаю, что это во мне появилось в тот день, когда граф Ренар убил мою мать, но именно он вынул из ножен клинок. Часть меня желала сдаться и принять протянутый Лундистом дар.

Но я избавился от той части своей души. К добру иль к худу, в тот день она умерла.

— Так когда же выступит Армия Врат? — спросил я, проигнорировав его слова.

— Армия Врат не выступит, — ответил Лундист. Его плечи опустились то ли от усталости, то ли от горечи поражения.

Это стало для меня неожиданностью, я не смог скрыть удивления. Вскочил, опрокинув стул:

— Они выйдут! Как это они останутся?

Лундист направился к двери. Его мантия заколыхалась в такт движению. Я отказывался поверить, стоял, не в силах пошевелиться, руки и ноги словно окаменели. Почувствовал, как жар подступает к щекам.

— Неужели они могут так поступить? — выкрикнул я ему в спину, разозлившись, что веду себя словно ребенок.

— Анкрат окружен врагами, — ответил он, не думая останавливаться. — Войска должны защищать свои земли, а кроме них никто не доберется до графа, укрывшегося в неприступном замке.

— Королева мертва. — Перед глазами всплыло перерезанное горло матери, все стало кровавым. Тернии напомнили о себе внутренним жаром. — Принц убит.

Сломан, словно надоевшая игрушка.

— За все приходится платить. — Лундист остановился, положив руку на дверь, словно нуждался в надежной опоре.

— Кровью и железом!

— Права на реку Катун, три тысячи дукатов и пять арабских скакунов. — Лундист даже не посмотрел в мою сторону.

— Что?

— Речная торговля, золото, лошади. — Наконец он взглянул на меня через плечо своими голубыми глазами и протянул руку к кольцу на двери.

Каждое из произнесенных им слов я способен был осмыслить, но не все вместе.

— Войска… — начал я снова.

— Не двинутся с места. — Лундист открыл дверь. Дневной свет потоком хлынул внутрь: яркий, теплый, наполненный отдаленным смехом беспечных оруженосцев.

— Тогда я пойду один. Он сдохнет от моей руки, он будет орать перед смертью. — Холодная ярость медленно расползалась по телу.

Мне нужен меч, на худой конец острый нож. Лошадь, карта — я схватил лежавшую на столе, границы выбиты и закрашены индийскими чернилами на старой, пахнущей плесенью коже. Нужно все разузнать поподробнее.

— Но как? Как стало возможным откупиться за их смерть?

— Твой отец заключил союз с королевствами Лошадиного Берега благодаря браку, крепость которого представляла угрозу для графа Ренара. Опасаясь упрочения союза, граф решил нанести удар, устранив жену и наследников. — Лундист шагнул в полосу света, превратившего его седину в серебристый нимб, колыхающийся на легком ветерке. — У твоего отца недостаточно сил, чтобы уничтожить Ренара и отогнать хищников от Врат Дома Анкратов. На это твой дед с Лошадиного Берега никогда не даст согласия, поэтому, стоило союзу рухнуть, Ренар оказался в безопасности. Заключив перемирие, он сможет направить свои войска к другим границам. Приняв выкуп, король фактически обеспечил ему такое перемирие.

Внутри все оборвалось. Я рухнул в бесконечную пустоту.

— Пойдемте, принц, — Лундист протянул руку, — прогуляемся на солнышке. Сегодняшний день не для занятий в классе.

Я скомкал карту, нашел в себе силы улыбнуться, выдавив холодную горькую улыбку, уверенный, что не отступлюсь от задуманного.

— Конечно, дорогой наставник. Давай прогуляемся под солнышком. Такой денек не стоит терять.

И мы вышли во двор, но солнечное тепло не могло растопить лед внутри меня.

10

Орудуя ножом, не запачкаться очень трудно, но брату Грумлоу это удавалось всегда.

Мы разжились пленником. Это был один из всадников Марклоса, которому не удалось умереть. Плохая новость для него. Макин заставил Барлоу и Райка доставить выжившего ко мне на лестницу дома бургомистра.

— Говорит, что зовется Рентоном. Сэром Рентоном, с вашего позволения, — представил рыцаря Макин.

Я внимательно осмотрел пленника. Половину лба украшал великолепный, почти черный кровоподтек, а слишком стремительное объятие с матушкой-землей сплющило нос в большей степени, чем ему бы хотелось. Аккуратно подстриженные прежде усы и борода теперь, перепачканные кровью, являли собой жалкое зрелище.

— Свалился с лошади, Рентон? — полюбопытствовал я.

— Ты зарезал сына графа Ренара, воспользовавшись флагом капитуляции, — заявил он. Причем слова «зарезал» и «сына» из-за сломанного носа прозвучали весьма комично.

— Да, — ответил ему, — даже не представляю, под каким флагом я бы его не прирезал. — Наши взгляды встретились. А у Рентона-то косоглазие. Едва ли, разодетый в придворные одежды, он производил должное впечатление. Теперь же, на ступенях дома бургомистра, весь в крови и грязи, он, скорее, походил на крысиное дерьмо. — На твоем месте я бы лучше подумал о себе, нежели о том, был ли Марклос зарезан в соответствии с принятыми традициями или нет.

Конечно же, я солгал. На его месте я бы воспользовался любой возможностью, чтобы поглубже вонзить во врага нож. Не сомневаюсь, не все разделяют мои приоритеты. Как говорил Макин, что-то во мне сломалось, но не до такой степени, чтобы забыть, что именно.

— Я из богатой семьи, за меня заплатят выкуп, — произнес Рентон. Он заторопился, разволновавшись, словно только теперь осознал происходящее.

Я зевнул.

— Нет, не из богатой. Были бы богатыми, ты бы не отправился в простецкой кольчуге одним из телохранителей Марклоса. — Я зевнул еще раз, распахнув рот до предела, пока челюсть не щелкнула. — Мейкэл, принеси-ка кружку пива.

— Мейкэл мертв, — произнес Райк из-за спины сэра Рентона.

— Не может быть, — не поверил я, — идиот Мейкэл? Я думал, Господь наделил его удачей, сопутствующей пьяницам и сумасшедшим.

— Ну, почти мертв, — поправился Райк, — один из парней Ренара вогнал ему в брюхо кусок ржавого железа. Мы уложили его в тенечке.

— Очень трогательно, — отметил я. — А теперь принесите мне пива.

Райк нечто прорычал и подтолкнул Джоба исполнять поручение.

Я вновь повернулся к сэру Рентону. Само собой, счастливым его не назовешь, но и грустить он, похоже, не собирался, что было бы естественным в подобном переплете. Его взгляд скользил по отцу Гомсту. Думает небось: «Вот тот, в чьей вере не усомнишься».

— Итак, сэр Рентон, — начал я, — что привело молодого Марклоса в земли, находящиеся под защитой Анкратов? Что это граф о себе возомнил?

Кое-кто из братьев собрался на ступенях в ожидании представления, но большинство продолжило обирать покойников. Деньги, безусловно, штука великолепная и, главное, легко переносимая, хотя на этом братья не остановятся. Полагаю, телега с головами, кроме всего прочего, будет завалена оружием и доспехами еще до того, как придется уезжать отсюда. А также обувкой, — по крайней мере, вон у тех трех трупов отличные башмаки.

Рентон закашлялся и потер нос, размазав загустевшую кровь по физиономии:

— Ничего я не знаю о планах графа, не вхожу в его личный тайный совет. — Он вновь обратился взглядом к отцу Гомсту. — Господь мне свидетель.

Я наклонился пониже. От него несло чем-то неприятным, словно от залежавшегося на солнце куска сыра.

— Господь действительно твой свидетель, Рентон, он, без сомнения, собирается взглянуть, как ты сдохнешь.

Я сделал паузу — пусть осознает услышанное. Улыбнулся старому Гомсти:

— Ты можешь позаботиться о душе этого славного рыцаря, отец. Хотя грехи плоти, скорее, по моей части.

Райк подал кружку пива, я отпил небольшой глоток.

— Если ты, Малыш Райки, устанешь мародерствовать, значит ты устанешь от жизни, — произнес я многозначительно. Послышались смешки братьев, стоящих на ступенях. — Почему ты все еще здесь, ведь мог бы расчленить парочку трупов в поисках золотой печени?

— Пришел глянуть, как станешь пытать Крысиную Морду, — ответил Райк.

— В таком случае должен тебя разочаровать, — заметил я, — поскольку сэр Крысиная Морда собирается выложить все, что я пожелаю, мне даже голоса не придется повышать. Когда все узнаю, собираюсь передать его новому бургомистру Норвуда. Возможно, фермеры захотят зажарить вояку живьем, и тогда он решит, что еще легко отделался. — Я нарочно затеял этот разговор. Угрозы, произносимые без лишних эмоций, быстрее доходят до сознания.

В топях я напугал мертвяка всего лишь тем, что раскрыл перед ним свой внутренний мир. Интересно, а можно устрашить подобным образом живого?

Однако сэр Рентон не выглядел сильно напуганным.

— Сегодня ты зарезал превосходившего тебя, юнец, еще один находится перед тобой. Ты не стоишь говна на моих подошвах.

Я задел-таки его гордость. Он был рыцарь, и безбородый мальчишка насмехался над ним. Лучшее, что я мог ему предложить, было простое сожжение. Легкая смерть по нынешним временам.

— Мне было девять, когда граф Ренар впервые попытался убить меня, — произнес я. Невозмутимость в голосе далась без усилий, да и незачем было кипятиться. Гнев не страшен — он предсказуем. Гневу сопутствует быстрая развязка, пускай даже и кровавая. — Граф потерпел неудачу, но на моих глазах убили мать и младшего брата.

— Все люди смертны, — заявил Рентон, сплюнув темный кровавый сгусток на ступени. — Что же делает тебя таким особенным?

Верно подмечено. Чем моя потеря, моя боль превосходила боль других?

— Хороший вопрос, — отметил я. — Чертовски хороший вопрос.

Среди пленников, двигавшихся с колонной Марклоса, почти у каждого убили сына, отца, мать или возлюбленную. Убили за последнюю неделю. Если крестьяне его просто сожгут, это будет милосердием по сравнению с тем, что я увидел четыре года назад.

— Можешь считать меня избранным. У кого есть дар, тот и избран. Кому-то достается дар владения луком, — кивнул в сторону нубанца. — Он может попасть в глаз быку с тысячи шагов. Он не прилагает больше усилий, чем остальные, просто стреляет метче, потому что избран. Что касается меня, я просто умею мстить лучше всех. Таков мой дар.

Рентон засмеялся и снова сплюнул. В сгустке я рассмотрел осколок зуба.

— Думаешь, ты страшнее огня, малец? — спросил он. — Я видел, как сжигают людей, и не раз.

Опять попал в точку.

— У тебя хорошие доводы, сэр Рентон, — заметил ему.

Я оглянулся на руины. Рухнувшие стены, почерневшие деревянные остовы, над которыми крыши в прежние времена защищали жителей от ненастья.

— Много сил уйдет на то, чтобы отстроить здесь все заново, — произнес я, — потребуется много дерева и гвоздей. — Глотнул пива. — Занятно, именно гвозди скрепляют строения, но они же наилучшим образом подходят для расчленения человеческого тела на составляющие. — Я пристально взглянул в крысячьи глаза сэра Рентона, темные глаза-бусинки. — Пытка не доставляет мне удовольствия, сэр Рентон, хотя в ней я хорош. Конечно, не лучший в мире, но все же. Самые лучшие палачи получаются из трусов. Они знают, что такое страх и как на нем сыграть. А вот из героев выходят посредственные палачи. Они не понимают обычных смертных. У них все перепутано в голове, они думают только о том, как бы оскорбить твою честь. Трусу наплевать на честь, он привяжет тебя к стулу и разведет под ним тлеющий огонек. Я не трус и не герой, просто умею пытать.

На этот раз у Рентона хватило здравого смысла побледнеть. Он протянул грязную руку к отцу Гомсту:

— Отец, я лишь служил своему господину.

— Отец Гомст помолится за твою душу, — заверил я, — и отпустит мне грехи, когда я освобожу ее от бренного тела.

Макин скривил мясистые губы:

— Принц, вы как-то рассуждали о том, что прервете порочный круг мести. Можете начать прямо сейчас. Отпустите сэра Рентона.

Райк посмотрел на него, как на сумасшедшего. Толстяк Барлоу осторожно хихикнул.

— Да, говорил, Макин, — произнес я в ответ. — Разорву круг. — Достал меч и положил на колени. — А ты знаешь, как разорвать круг мести? — спросил я.

— Любовью, — высказался Гомсти.

Все вокруг притихли, прислушиваясь.

— Разорвать круг означает убить всех ублюдков, досаждавших тебе, — пояснил я. — Всех до единого. Убить их. Убить их матерей, братьев, детей и даже собак. — Провел пальцем по лезвию меча и подождал, пока из пореза не вытечет темно-красная капля крови. — Люди думают, что я ненавижу графа, на самом деле я — большой поклонник его методов. У него лишь два недостатка. Во-первых, он заходит недостаточно далеко. Во-вторых, он — не я. Однако граф все же преподал мне несколько бесценных уроков, поэтому, когда мы встретимся, обязательно поблагодарю его, предав быстрой смерти.

Тут отец Гомсти затянул:

— Граф Ренар плохо поступил с вами, принц Йорг. Простите его, но не благодарите. Он будет гореть в аду за свои злодеяния. Его бессмертной душе предстоит вечно корчиться в муках.

Пришлось громко рассмеяться.

— Вот уж эти священники, не правда ли? Начинают с любви, затем вещают о прощении, а заканчивают вечностью в огне. С огнем у нас полный порядок, сэр Рентон, а про вашу бессмертную душу я еще не решил. Даю на размышления день, может, два. Самое большее — три. Я не самый терпеливый человек на земле, поэтому закончим, как только вы мне расскажете то, что я желаю узнать.

Я поднялся со ступеней, подошел и, наклонившись, погладил сэра Рентона по голове. У него были связаны руки, а кусаться бесполезно, ведь на моих руках латные рукавицы.

— Я поклялся графу Ренару, — упрямо произнес он, пытаясь отклониться и поворачивая голову так, чтобы видеть старого Гомста. — Скажите ему, отец, я поклялся перед Богом. Если нарушу клятву, буду гореть в аду.

Гомст подошел и положил руку ему на плечо:

— Принц Йорг, этот рыцарь принес священную клятву. Существует всего несколько священных обетов выше того, который приносит рыцарь своему сюзерену. Вам не следует настаивать на нарушении данного обета, также никто не должен угрожать расправой над плотью, подталкивая к предательству и тем самым отправляя душу в адский огонь.

— В таком случае, сэр Рентон, вам предстоит подвергнуть испытанию свою преданность, — заметил я. — Расскажу свою историю; когда закончу, посмотрим, захотите ли вы раскрыть планы графа. — Я устроился на ступеньке рядом и глотнул пива. — Когда я однажды выбрал этот путь, мне было, ох, всего-то десять. Увидел, как люди графа убили моего брата Уильяма и выпотрошили мать. Тогда понял, что все, чему меня учили, было неправильным. Как результат — связался с дурной компанией, верно, Райки?

Райк издал свой коронный смешок «кхе-кхе-кхе». По его разумению, это заменяло хохот. Хотя весельем в нем и не пахло.

— Тогда же пристрастился к пыткам. Вопрошая себя, должен ли я стать воплощением зла, подумал: может, Господь возложил на меня работу дьявола?

Я расслышал, как Гомст забормотал молитву, а может, и проклятие. Это была правда. Долго я искал во всем происходящем послание, пытаясь понять свое предназначение.

Я опустил руку на плечо Рентона. Он так и сидел: моя рука на левом плече и рука Гомста — на правом. Словно между дьяволом и ангелом из старинных свитков, нашептывающими в уши.

— Мы захватили епископа Мурильо у Джедмайр Хилл, — продолжал я. — Уверен, ты слышал о провале его миссии? Так вот, братья позволили мне забрать епископа себе. В то время я был у них чем-то вроде талисмана.

Нубанец поднялся и начал спускаться с холма. Я позволил ему уйти. Он — не любитель подобных откровений, ему казалось, они его оскверняют. Мне нравился нубанец, хотя я не подавал вида.

— Итак, епископ Мурильо был полон резких слов и суждений. Много чего наговорил об адском огне и осуждении на вечные муки. Мы даже некоторое время обсуждали предназначение души. Потом я вогнал ему в черепушку гвоздь. Прямо сюда. — Я вытянул руку и дотронулся до места на грязной голове Рентона. Тот отдернулся назад, как ужаленный. — Тогда епископ слегка сменил тон общения, — продолжил я свой рассказ. — Он менял его всякий раз, когда в его башке оказывался новый гвоздь. Спустя какое-то время он стал совершенно другим. Мог ли ты предположить, что человека можно изменять таким образом? Первый гвоздь навевает детские воспоминания. Следующий вызывает гнев или плач, может быть, смех. В конце осознаёшь, что мы — всего лишь игрушки, нас легко сломать, но трудно починить.

Слышал, монахини в Сент-Алстис до сих пор заботятся о епископе Мурильо. Сейчас он опять изменился. Говорят, он перенял тамошние привычки и чешет всякие непристойности. А где же душа того гордого и праведного человека, которого умыкнули из папского каравана, — право, не могу ответить.

Затем в моей руке волшебным образом появился гвоздь. Покрытый ржавчиной трехдюймовый гвоздь. Пленник обмочился. Прямо там, на ступенях. Барлоу выругался и врезал ему посильнее. Когда Рентон очухался, сразу рассказал все, что знал. Это заняло около часа. Затем мы выдали его местным для сожжения.

Было забавно наблюдать, как добропорядочные жители Норвуда пляшут вокруг жертвенного костра. Я долго смотрел на языки пламени, взмывающие над головами. В огне есть какое-то откровение, словно нечто начертано изнутри. Кое-кто утверждает, что понимает его. Только не я. Хотя было бы замечательно найти ответы на некоторые вопросы в извивающихся языках пламени. У меня были вопросы. Например, зачем жажда графской крови вывела меня на этот путь? Правда, каким-то образом мне удалось ее приглушить. Как-то смог отрешиться и внушил себе, это всего лишь еще одна жертва во имя будущего могущества.

Я потягивал пивко. Четыре года в пути. Вечно куда-то направляешься, вечно что-то предпринимаешь, но теперь, когда носки башмаков смотрели в сторону дома, создалось впечатление — все это время я был сам не свой. Как потерянный, а может, ведомый.

Попытался вспомнить, когда именно отказался от мести графу и почему. Ответа я так и не нашел, какое-то мимолетное видение руки на дверной ручке и чувство падения куда-то в бесконечность.

— Собираюсь вернуться домой, — произнес я.

Тупая боль за глазами, словно поржавевший гвоздь, глубоко вогнанный в плоть. Допил пиво, не чувствуя вкуса. Во мне проснулась лишь изначальная жажда.

11

Четыре года тому назад


Я последовал за Лундистом во двор.

— Стой, — он коснулся указкой моей груди, — пора открыть тебе глаза. Даже собственный замок, где все кажется таким знакомым, в действительности таит множество секретов.

Мы некоторое время стояли на ступенях, щурясь на солнце, согреваемые его лучами. Освобождение из полумрака учебного класса не стало неожиданностью. Четыре дня из семи мне приходилось проводить с Лундистом: иногда в классной комнате, обсерватории или библиотеке, но чаще в поисках чего-нибудь занимательного. Был ли то механизм осадных машин, хранящихся в Арнхейм-холле, или секрет встроенного светильника, освещавшего без видимого пламени соляное хранилище. Каждый уголок Высокого Замка мог многому научить, и только Лундист был способен выявить то, что скрыто от взора непосвященного.

— Слушай, — произнес он.

Я знал эту игру. Лундист считал, что наблюдательный человек способен составить обо всем независимое суждение. Сможет найти выход из любого положения, тогда как остальные, столкнувшись с препятствиями, не станут вникать в ситуацию глубже.

— Слышу, как дерево стучит о дерево. Учебные мечи. Оруженосцы развлекаются, — ответил я.

— Не все считают это развлечением. Сосредоточься! Что еще?

— Слышу пение птиц. Жаворонков. — Вот она, серебряная череда звуков, струящаяся с небес, сладкозвучная и невесомая настолько, что сразу не заметил.

— Сосредоточься.

Закрыл глаза. Что же еще? Под опущенными ресницами зеленый сменился красным. Удары мечей, возгласы, чье-то тяжелое дыхание, приглушенное шарканье ботинок о камни, песня жаворонков. Что же еще?

— Трепетание. — Нечто неуловимое на самом краю восприятия, — возможно, только показалось.

— Хорошо, — заметил Лундист. — Что это?

— Не крылья. Они звучали бы сильнее. Что-то на ветру, — ответил я.

— Во дворе, где мы стоим, нет ветра, — произнес наставник.

— Тогда высоко над нами. — До меня дошло. — Флаг!

— Какой флаг? Не смотри. Подумай и скажи. — Лундист сильнее вдавил указку.

— Это не праздничный флаг. Не флаг короля, развевающийся на северной стене. Не знамя, мы не на войне. — Нет, точно не знамя. Весь пыл пропал при одном воспоминании о выкупе графа Ренара. Интересно, если бы они и меня убили, насколько поднялась бы цена прощения? На одну лошадь?

— Ну? — поторопил Лундист.

— Флаг казни, черное на ярко-красном, — уточнил я.

Со мной всегда так. Ответы приходят спонтанно: ты перестаешь анализировать, просто говоришь первое, что приходит на ум. Лучший план возникает по ходу действия.

— Хорошо.

Открыл глаза. Свет больше не слепил. Высоко над внутренним двором на едва уловимом западном ветерке трепетал флаг казни.

— Твой отец приказал освободить темницы, — произнес Лундист, — так что в День святого Криспина народа прибавится.

Я-то знал, тут яблоку негде будет упасть.

— Смерть через повешение, обезглавливание или сажание на кол, боже правый!

Интересно, попытается ли Лундист оградить меня от такого развлечения. Уголок рта дернулся, когда промелькнула мысль, может, он все еще думает, что я не видал ничего хуже. Во время массовых казней в прошлом году мать забрала нас с собой, решив нанести визит лорду Носсару в его поместье в Ильме. Ильмская крепость была фактически в нашем с Уильямом распоряжении. Позднее я узнал: большая часть Анкратов тогда же стекалась в Высокий Замок, чтобы присутствовать на казнях.

— Страх и развлечения — основа существования государства, Йорг. — Голос Лундиста звучал равнодушно, вот только выражение лица, сдержанная напряженность губ выдавали, что самому ему это не по нутру. — Смертная казнь включает в себя обе составляющие. — Он посмотрел на флаг. — До того как я отправился путешествовать и взялся прислуживать твоей матери, жил в Линге. На Внешнем Востоке причинять боль считается одним из видов искусств. Репутация правителей и их подданных зависит исключительно от изощренности применяемых пыток. Они состязаются в этом.

Мы наблюдали за учебным боем оруженосцев. Высокий рыцарь напутствовал их, иногда в ход шли кулаки.

Несколько минут я молчал. Представил графа Ренара во власти мастеров пыток из Линга.

Ну нет, его кровь и смерть будут моими. Пусть сдохнет, зная, за что и в чьих руках меч возмездия. А как же его боль? Пускай горит в аду.

— Напомни мне, наставник, чтобы в Линг я не совался, — попросил его.

Лундист улыбнулся и направился через двор:

— Его нет даже на картах твоего отца.

…Когда проходили мимо места поединка, по доспехам я узнал рыцаря: ослепительно-яркая броня с орнаментом в виде завитков, вытравленным на инкрустированном серебром нагруднике.

— Сэр Макин из Трента, — позвал я, повернувшись к нему лицом. Лундист прошел несколько шагов прежде, чем заметил мое отсутствие.

— Принц Онорос. — Сэр Макин поприветствовал меня, отвесив придворный поклон. — Держи защиту выше, Чивес! — гаркнул он одному из старших мальчиков.

— Зови меня Йорг, — попросил я. — Слышал, отец назначил тебя капитаном Имперской гвардии.

— Он был недоволен моим предшественником, — заметил сэр Макин. — Надеюсь исполнять свои обязанности к большему удовольствию короля.

Я не видел сэра Грэхема с момента нападения на карету. Полагаю, за случившееся капитан Имперской гвардии заплатил намного дороже, чем граф Ренар.

— Будем надеяться, — ответил я.

Макин провел рукой по волосам, потемневшим от пота, стекающего каплями из-за стоявшей в тот день жары. Выражение его одутловатого лица не позволяло усомниться — характера ему не занимать.

— Не желаете ли присоединиться, принц Йорг? Хороший правый ложный выпад послужит вам намного лучше любых книг. — Его рот растянулся в улыбке. — Если, конечно, ваши раны полностью зажили.

Лундист положил руку мне на плечо:

— Раны все еще беспокоят принца. — Он буквально буравил сэра Макина своими пронзительными голубыми глазами. — Вам бы следовало прочитать труд… Проксимуса о защите особ королевской крови. Если вы, конечно, желаете избежать участи сэра Грэхема. Книга в библиотеке. — Он пошел вперед, желая увлечь меня за собой. Но я не сдвинулся с места исключительно из принципа.

— Полагаю, принц сам разберется, что ему нужнее, наставник. — Сэр Макин улыбнулся Лундисту еще шире. — Ваш Проксимус пусть прибережет советы для себя. Рыцарь доверяет собственным суждениям и уповает лишь на свой меч.

Сэр Макин достал деревянный меч из корзины слева и протянул мне рукоятью вперед:

— Давайте, мой принц. Посмотрим, на что вы годны? Не желаете ли сразиться против Стода? — Он указал на самого маленького из оруженосцев, худощавого паренька, кажется, всего лишь на год старше меня.

— Против него, — указал я на самого большого из них, на неотесанную деревенщину лет пятнадцати с копной рыжих волос. Взял протянутый меч.

Сэр Макин вскинул бровь, рот растянулся, казалось, до предела.

— Робарт? Сразитесь против Робарта прямо сейчас? — Он подошел к мальчику и обхватил сзади за шею. — Это Робарт Хул, третий сын из Дома Арнов. Из всего несчастного семейства, возможно, только ему однажды выпадет шанс заработать шпоры. Наш Мастер Хул расчистит себе путь клинком. — Макин покачал головой. — Лучше попробуйте Стода.

— Никого не пробуйте, принц Йорг. — Лундист едва сдерживал раздражение в голосе. — Глупее затеи не придумаешь. Вы еще не до конца поправились. — Он бросил взгляд на ухмыляющегося капитана Гвардии. — Добром это не кончится, когда король Олидан узнает, отчего ухудшилось здоровье единственного наследника.

Сэр Макин нахмурился, — видно, подобная осторожность шла вразрез с его понятием о чести.

— Полегче с ним, Робарт. Действуй мягче.

— Если этот рыжий олух не покажет мне лучшее, на что способен, пусть пеняет на себя, уж я позабочусь, чтобы его путь в рыцари завершился уборкой лошадиного навоза на рыцарских турнирах, — заявил я возмущенно.

Я шагнул к оруженосцу, подняв голову, чтобы видеть его лицо. Сэр Макин встал между нами с тренировочным мечом в левой руке:

— Сначала маленькое испытание, мой принц. Я должен убедиться в наличии у вас базовых знаний, а то еще покалечитесь.

Сперва он кончиком своего меча ударил по моему мечу, затем нацелился мне прямо в лицо. Я отвел удар в сторону и сделал полувыпад. Рыцарь изящно отбил мой колющий удар; я попытался обойти его защиту, но он рубанул по ногам, и я едва устоял.

— Неплохо, совсем неплохо. — Он склонил голову. — Вам преподали вполне приличные уроки. — Скривил губы. — Вам сколько? Двенадцать?

— Десять. — Я видел, как он сунул тренировочный меч обратно в корзину. Ага, он правша.

— Хорошо. — Сэр Макин расставил оруженосцев, образовав вокруг нас круг. — Давайте начнем поединок. Робарт, не жалей принца. У него хватит мастерства проиграть без причинения серьезного ущерба своему здоровью, чего не скажешь о гордости.

Робарт встал в боевую стойку напротив меня, весь в веснушках и пышущий самоуверенностью. Казалось, время остановилось. Я ощущал, как припекает солнце, гравий чувствовался под подошвой ботинок.

Сэр Макин воздел руку:

— Приготовьтесь.

Я слышал серебряные голоса жаворонков, невидимых на голубом небосводе над нами. Различал трепетание флага казни.

— Начали! — Он резко опустил руку.

Робарт быстро приблизился и нанес боковой удар снизу. Я выронил меч. Его атака была нацелена на мой правый бок там, где кончаются ребра. Не будь меч деревянным, рассек бы меня пополам. Но это всего лишь деревяшка. Я изловчился и ткнул его в горло кончиками пальцев руки — восточный прием, преподанный Лундистом. Робарт рухнул, словно на него свалилась стена.

Я наблюдал, как он корчится от боли, но внутренним взором видел Инча в Доме Исцеления, он ползал на карачках посреди бушующего пламени, из спины хлестала кровь. Я чувствовал яд, струящийся по венам, тернии, врезавшиеся в плоть, животную потребность убивать как самую яркую эмоцию из всех, какие когда-либо ощущал.

— Нет. — Я увидел руку Лундиста на запястье, он удерживал меня, чтобы я не приблизился к мальчишке. — Довольно.

«Нет, не довольно», — произнес внутренний, не принадлежащий мне голос, тот, который я слышал в колючем кустарнике и потом, когда метался в постели от жара.

Еще несколько мгновений смотрел на паренька, задыхающегося на земле, побагровевшего.

Странное чувство покинуло меня. Я поднял меч и вернул сэру Макину.

— Вообще-то, Проксимус скорее твой капитан, а не Лундиста, — произнес я. — Он был ученым из рода Борта и жил в седьмом веке. Выходит, один из твоих предков. Может, все-таки стоит прочитать его труд. Не хотелось бы оказаться на настоящей войне вместе с Робартом и вашей наукой.

— Но… — Сэр Макин закусил губу, казалось исчерпав все аргументы со словом «но».

— Он смухлевал. — Зато юный Стод нашел нужные слова.

Лундист уже вышагивал впереди, я повернулся, чтобы последовать за ним, пришлось обернуться.

— Это не игра, сэр Макин. Обучая этих мальчиков биться по правилам, вы обрекаете их на поражение. Запомните, это не игра.

Если ошибешься, не купишь себе свободу. Ни лошадьми, ни золотом.

Мы подошли к Красным Воротам на дальней стороне двора.

— Тот мальчик мог погибнуть, — заметил Лундист.

— Знаю, — ответил я. — Отведи меня к заключенным, которых отец собирается казнить.

12

Четыре года тому назад


Большая часть Высокого Замка расположилась под землей. Правильнее было бы назвать его Глубокий Замок. Спуск в подземелье занял довольно много времени. Сверху до нас доносились резкие звуки, проникающие сквозь толщину перекрытий.

— Полагаю, зря мы сюда пришли, — заметил Лундист, остановившись у железной двери.

— Я кое-что придумал, наставник, — ответил я ему. — Возможно, ошибаюсь, но, говорят, на ошибках учатся.

Раздался вопль, перешедший в хрип. Нечто душераздирающее.

— Твой отец вряд ли одобрит наш визит, — сказал озабоченный Лундист, крепко сжав губы в узкую полоску.

— Не припомню, чтобы прежде тебя волновало одобрение короля, когда нужно было принять какое-либо решение. Стыдись, наставник Лундист. — Теперь меня уже ничто не могло остановить.

— Есть вещи, которые детям…

— Слишком поздно: лошадь пристрелена, конюшня сожжена.

Я прошмыгнул мимо него и эфесом кинжала забарабанил в дверь:

— Открывай!

Звяканье ключей, дверь на смазанных маслом петлях плавно подалась внутрь проема. Я едва не задохнулся от накатившей волны зловония. Из чрева выступил покрытый бородавками старик в кожаной одежде надзирателя, разинул рот, намереваясь что-то произнести.

— Не стоит, — посоветовал я, нацелив острие кинжала ему в рот.

Вошел внутрь, наставник за мной.

— Лундист, ты всегда напутствовал: смотри, доверяй только собственным суждениям, — припомнил я ему. За это и уважал. — Сейчас не время быть щепетильным.

— Йорг… — По голосу я понял: его раздирает противоречие между чувствами, которые мне не дано понять, и логикой, которую я понимаю. — Принц…

Снова вопль, теперь намного громче. Подобный я слышал раньше. Он давил, заставлял уйти. Похожий крик боли исторгся когда-то из уст моей матери. Уйти не получалось, что-то удерживало. Признаюсь, то были шипы терновника, вцепившиеся в меня. Могу показать шрамы. Тогда ночью, еще до кошмарных снов, какой-то голос нашептывал: мол, это всего лишь страх, охвативший меня, ужас, сковавший в колючках, обезопасивший на то время, пока убивали родных.

Опять вопль, еще ужасней и отчаянней, чем до этого. Колючки впились в тело.

— Йорг!

Я вырвался из рук Лундиста и побежал на звук.

Далеко бежать не пришлось. Резко остановился у входа в просторную комнату, освещаемую факелами. С трех сторон три двери вели в камеры. Посередине стоял стол, к которому цепями был прикован мужчина, по бокам от него стояли двое. Тот из тюремщиков, что поздоровее, держал железную кочергу, опустив ее в чан с раскаленными углями.

Никто из троих не заметил моего появления, то же самое можно было сказать об узниках из других камер, прильнувших к железным прутьям решеток. Я вошел внутрь, Лундист тоже добрался до входа и застыл в растерянности.

Я приблизился, второй тюремщик взглянул наконец в мою сторону, подпрыгнув, словно ужаленный.

— Какого… — тряхнул он головой, будто сбрасывая пелену с глаз. — Кто? Спрашиваю…

Когда-то палачи представлялись мне страшными личностями с жуткими мордами, истонченными губами, крючковатыми носами и глазами бездушных демонов. Действительность ввергла в шок: обычные люди. Тот, что послабее, — эдакий свой в доску парень. Мухи не обидит.

— Кто таков? — Второй был явно жестче, но я с легкостью мог представить его с кружкой эля, смеющимся или обучающим сына игре в мяч.

На мне не было придворной одежды, только простая туника для занятий в классе. Вряд ли тюремщики могли догадаться, кто перед ними. Скорее всего, они спускаются в подземелье через Ворота Преступников и никогда не появляются на верхних этажах замка.

— Меня зовут Йорг, — произнес я, подражая говору слуг. — Мой дядя заплатил старику Бородавочнику у дверей, чтобы я мог посмотреть на заключенных. — Я указал на Лундиста. — Завтра собираемся пойти на казни. Но сначала я хотел увидеть преступников вблизи.

Больше я не смотрел на тюремщиков. Взгляд был прикован к узнику на столе. До этого мне лишь однажды довелось видеть чернокожего — раба одного дворянина с юга, приезжавшего посетить отцовский двор. Но кожа у того была коричневой, а у прикованного — чернющая. Он повернул голову в мою сторону, медленно, словно она была из свинца. Белки глаз, казалось, сияли на фоне сплошной черноты.

— Бородавочника? Ха, мне это нравится. — Здоровяк расслабился и вновь схватился за железяку. — Если там было два дуката для меня и Греббина, думаю, ты можешь остаться и послушать, как визжит этот приятель.

— Беррек, не думаю, что это правильно. — Широкий лоб Греббина покрылся морщинами. — Он слишком молод, да и…

Беррек вытащил конец кочерги из углей и ткнул ей в сторону Греббина.

— Ты же не хочешь лишить меня дуката, друг.

Обнаженная грудь чернокожего блестела вблизи раскаленного кончика орудия пыток. Уродливые ожоги обозначили ребра, красная плоть вздымалась как борозды только что распаханного поля. Чувствовался сладковатый запах поджаренного мяса.

— Он очень черный, — заметил я.

— Нубанец — вот он кто, — пояснил Беррек, нахмурившись. Затем критически осмотрел конец кочерги и отправил обратно в угли.

— Зачем вы его поджариваете? — поинтересовался я. Под пристальным взглядом нубанца мне стало как-то не по себе.

Вопрос их озадачил. Греббин нахмурился еще сильнее.

— Внутри у него дьявол, — наконец ответил Беррек. — Во всех нубанцах он есть. Они все — дикари. Говорят, отец Гомст, духовник самого короля, велит сжигать язычников. — Беррек положил ладонь на живот пленника, волнующе нежное прикосновение. — Вот мы и подрумяниваем одного из них перед тем, как завтра король насладится его убийством.

— Казнью. — Похоже, Греббину не раз приходилось произносить это слово.

— Казнью, убийством — какая разница? Все они отправятся на корм червям. — Беррек сплюнул на угли.

Нубанец смотрел на меня изучающе. Я ощутил что-то, чему не мог придумать названия. Чувствовал себя не в своей тарелке, находясь там. Крепко сжал зубы, встретившись с ним взглядом.

— В чем он виноват? — спросил я.

— Виноват? — фыркнул Греббин. — Он — узник.

— Его преступление? — уточнил я свой вопрос.

Беррек пожал плечами:

— Позволил себя схватить.

В дверном проеме заговорил Лундист:

— Полагаю… Йорг, все заключенные, осужденные на смертную казнь, — бандиты, схваченные войсками Приграничных земель. Король приказал принять меры для предупреждения налетов с Дороги Нежити на Норвуд и другие протектораты.

Я перевел взгляд с лица нубанца на отметины, оставшиеся после пыток. Нетронутая кожа и бугрящиеся шрамы образовывали некий узор, с виду простой, но от которого трудно было оторваться. На бедра накинута грязная повязка. Запястья и лодыжки закованы в железные кандалы, закрытые на обыкновенный штифтовой замок. Кровь медленно стекала по коротким цепям, прикрепленным к столу.

— Он опасен? — спросил я, приблизившись. Здесь запах горелого мяса ощущался особенно сильно.

— Да, — улыбнулся нубанец, обнажив окровавленные зубы.

— Эй, ты, заткни свою языческую глотку. — Беррек резко выдернул железяку из углей. Когда он приподнял раскаленный добела конец повыше, водопад искр взмыл вверх, придав лицу тюремщика какое-то уродское выражение. Оно напомнило мне о той жуткой ночи, когда молния осветила лицо графа Ренара.

Я повернулся к нубанцу. Если б он смотрел на кочергу, то я оставил бы его с ней наедине.

— Ты опасен? — спросил я строго.

— Да.

Я выдернул штифт из наручника на правом запястье.

— Докажи.

13

Четыре года тому назад


Нубанец действовал стремительно, но впечатлила не скорость, а то, что он четко знал, что делать. Он схватил Беррека за запястье. Внезапный рывок — и тюремщик неуклюже растянулся на пленнике. Кочерга в его вытянутой руке, словно вертел, вошла между ребрами Греббина, вошла глубоко, выскользнув из руки Беррека, когда Греббин отпрянул назад.

Не теряя времени, нубанец подался вперед, присев настолько, насколько позволяла цепь на запястье. Беррек соскользнул с покрытой потом и кровью груди чернокожего и оказался на полу на карачках. Попытался подняться. Резким движением локтя нубанец ударил его сзади по шее, послышался хруст шейных позвонков.

Конечно же, Греббин орал, но вопли не были чем-то необычным для подземелья. Он вздумал сбежать, но не смог сориентироваться и со всего размаха врезался в дверь камеры, конец кочерги выскочил ниже лопаток. В одно мгновение его развернуло. Тюремщик попытался что-то произнести, но с губ срывались лишь кровавые пузыри.

Из камер, чьи обитатели были слишком беспечны, чтобы хранить молчание, раздались одобрительные возгласы.

Лундист мог убежать. У него было достаточно времени. Я думал, он кинется за подмогой, но к тому времени, как Греббин упал, он был на полпути ко мне. Нубанец оттолкнул Беррека и освободил второе запястье.

— Беги! — крикнул я Лундисту на тот случай, если до него еще не дошел смысл происходящего.

На самом деле он уже бежал, но не в том направлении. Годы, конечно, берут свое, но такой прыти от старика я не ожидал.

Я отодвинулся так, чтобы стол с нубанцем оказался между мной и Лундистом.

Когда Лундист добежал, чернокожий мужчина уже освободил обе лодыжки.

— Забирай мальчишку, старик, и проваливай, — такого низкого голоса мне еще не доводилось слышать.

Лундист посмотрел на нубанца своими пронзительными голубыми глазами. После стремительного броска от дверного проема его мантия наконец-то перестала колыхаться. Он прижал руки к груди, одну возложив поверх другой:

— Если ты, уроженец Нубана, уйдешь сейчас, я не стану тебя задерживать.

Ответом ему стал оглушительный хохот из камер.

Нубанец следил за Лундистом так же внимательно, как прежде за мной. Он был выше наставника лишь на пару дюймов, но вот разница в весе: ну чем не Давид с Голиафом? Тощий старик напоминал древко копья, в то время как широкий костяк нубанца был покрыт плотными мышцами.

Бывший пленник не рассмеялся над словами Лундиста. Возможно, увидел нечто большее, чем другие заключенные.

— Братья отправятся со мной.

Лундист призадумался, затем отступил назад.

— Йорг, скорее, — произнес он, продолжая следить за нубанцем.

— Братья? — удивился я. За решетками черных физиономий не просматривалось.

Мужчина широко улыбнулся:

— Когда-то у меня были братья по крови, но теперь они далеко, возможно, давно мертвы. — Он развел руки, улыбка сменилась гримасой — ожоги напомнили о себе. — Но боги дали новых братьев, братьев по дороге.

— Братья по дороге. — Я попробовал эти слова на вкус. В памяти возник Уилл, кровь, его кудри. В словах ощущалась сила. Я почувствовал ее.

— Прикончи обоих и выпусти меня. — Дверь слева загрохотала так, словно в нее бился бык. Если говоривший соответствовал своему голосу, то там, скорее всего, великан-людоед.

— Ты обязан мне жизнью, нубанец, — заметил я.

— Да. — Он снял ключи с пояса Беррека и шагнул к камере слева от меня. Я подвинулся одновременно с ним, держа его между Лундистом и собой.

— Взамен отдашь чужую жизнь.

Он остановился, глянул на наставника:

— Ступай с дядей, мальчик.

— Отдашь чужую жизнь, брат, или оплатой станет твоя, — произнес я.

Из камер раздался хохот оглушительнее прежнего, на этот раз нубанец присоединился к остальным.

— И кого же ты хочешь убить, маленький брат? — Он вставил ключ в замок.

— Скажу, когда повстречаем. — Упоминание графа Ренара вызвало бы слишком много лишних вопросов. — Отправлюсь с вами.

Тут Лундист рванул вперед. Сделал вертушку рядом с нубанцем, ударив того сзади под колено. Было слышно, как что-то хрустнуло, чернокожий чуть не свалился.

Нубанец развернулся и ринулся на Лундиста. Каким-то образом старику удалось ускользнуть от него, потеряв равновесие, мужчина неуклюже растянулся, а наставник двинул его по шее, оборвав поток ругательств, и оставил лежать на каменном полу.

Я почти обрел свободу, но Лундист успел ухватить меня сзади за волосы:

— Йорг! Это не выход!

Рывком попытался освободиться:

— Именно это и есть выход. — Я был уверен в своей правоте. Дикость нубанца, связь между узниками, которая в дальнейшем могла пригодиться, не важно когда, стали для меня очевидными.

Уголком глаза заметил, что дверь камеры вот-вот распахнется. При повороте ключа раздался щелчок.

Лундист удерживал меня за плечи, заставив смотреть ему в лицо.

— Среди этих людей, Йорг, для тебя нет места. Ты даже не можешь представить, какую жизнь они ведут. На твои вопросы у них нет ответов. — Он говорил страстно — как тут было не поверить, что я ему не безразличен.

Из камеры, согнувшись, а иначе через дверной проем такому не пройти, вывалился узник. Никогда не встречал подобную громадину, даже сэр Геррант из придворных рыцарей, помощник конюха Шем и борцы из славян не шли с ним ни в какое сравнение.

Он подскочил сзади к Лундисту, возвышаясь наподобие грозовой тучи.

— Йорг, думаю, ты не понима… — Взмах огромной ручищи прервал речь наставника, распластавшегося на каменном полу. Вот так силища, я сморщился от боли, ведь и мне чуть не выдрали клок волос.

Уродливый великан в вонючих лохмотьях со спутанными, свисающими, словно пакля, волосами предстал передо мной. Его размеры потрясали. Он потянулся ко мне, завороженный, и я замешкался. Он обхватил меня лапой за талию. Поднес к морде, приоткрывшейся между прядями немытой копны волос.

— Черт подери, трудно представить более омерзительную рожу. — Я знал, живым не оставит, поэтому не имело смысла миндальничать. — Теперь понимаю, почему король решил тебя казнить.

Из камер послышались смешки, но смеявшиеся явно не стремились выдать себя. Выходит, остерегались последствий. Это был явно не тот человек, над которым можно смеяться. Жестокость сквозила во всем: шрам, выпяченные кости, обтянутые грубой кожей. Он приподнял меня еще выше, будто собирался размазать по каменному полу наподобие яичницы.

— Нет!

Под лапищей великана разглядел старика и рыжеволосого парня, они вышли вслед за ним из камеры и теперь помогали нубанцу подняться.

— Не стоит, — повторил нубанец. — Я задолжал ему жизнь, брат Прайс. И еще: без него ты до сих пор гнил бы в камере в ожидании завтрашней забавы.

Злоба читалась в глазах брата Прайса, когда он посмотрел на меня, но, похоже, она там присутствовала всегда, тиски разомкнулись, словно я перестал для него существовать.

— Выпусти остальных, — прогрохотал он.

Нубанец передал ключи старику:

— Брат Элбан.

Затем подошел туда, где я приземлился. Лундист лежал рядом, лицом в пол, у лба растекалась лужица крови.

— Боги послали тебя, мальчик, чтобы освободить меня от пытки. — Нубанец взглянул на стол, потом на Лундиста. — Теперь пойдешь с братьями. Если найдем того, чьей смерти так желаешь, возможно, я убью его.

Я прищурился. Не понравилось мне его «возможно».

На мгновение взгляд остановился на Лундисте. Было непонятно, дышит он или нет. Почувствовал укол совести, точно возникшую после ампутации конечности боль, когда болеть уже нечему.

Я стоял рядом с нубанцем и распростертым у его ног наставником, наблюдая, как бывшие узники освобождают своих товарищей. Потом, засмотревшись на угли, горящие ярко-красным пламенем, предался воспоминаниям.

В прежние времена я мало задумывался о том, кто я. Жизнь протекала без потрясений, простая и понятная, с нежными прикосновениями и безудержным смехом. Затем была рука, выбросившая из кареты в ночь, отнявшая тепло матери, сидящей рядом. И вот я один под дождем в ночи, наполненной криками. Рука вытолкнула дитя из двери, вернуться обратно уже не получится. Никто не останется — все пройдут через эту дверь, но каждый стремится выйти без чужого вмешательства, постепенно привыкая вдыхать воздух свободы.

Спасение, болезнь, прежние мечты, теперь казавшиеся такими наивными и несущественными. Детство, как пожелтевший осенний лист, падает с дерева с приходом суровой зимы. Сама жизнь, которая стоит так мало, стала настоящим шоком для меня. Убежища и крепости, возводимые нами с Уильямом, показались убогими, игрушки, изображавшие реальных персонажей, дурацкими.

Просыпаясь, я чувствовал боль, усиливающуюся с каждым воспоминанием. Но я возвращался к ней снова и снова, как язык, нащупывающий дырку от выпавшего зуба.

Я осознавал, что долго не выдержу — погибну.

Боль превратилась в главного врага. Более опасного, чем граф Ренар или отец, согласившийся на сделку. Отнятые жизни дороже любой короны, победы, пусть даже распятого на кресте Пророка. Только потому, что где-то внутри меня было заложено упрямство, позволяющее противостоять невзгодам, стало возможным уже в десятилетнем возрасте справляться с болью. Я изучал ее приход, направления атаки. Она мучила, подобно загноившейся ране, вытягивала все силы. У меня хватило знаний найти лекарство. Против нарыва подойдет раскаленное железо: прижечь, выжечь, дать зарубцеваться. Я отбросил все привязанности. Любовь к мертвым отодвинул в сторонку, поместив для сохранности в прочный ларец. Забытые мертвецы не станут кровоточить, не вызовут переживаний. Возможность полюбить вновь пресек на корню. Поливать кислотой, пока почва не станет бесплодной — отныне не расти здесь ни травинке, ни цветку.

— Пошли.

Я встряхнул головой. Нубанец обращался ко мне.

— Пошли. Мы в сборе.

Братья окружали нас — разномастное вонючее воинство. Прайс подобрал меч одного из тюремщиков. Второй блестел в руке еще одного здоровяка: пониже, полегче, моложе Прайса, но очень на него похожего, словно вылезли из одной утробы.

— Пора сваливать отсюда. — Прайс проверил остроту меча, проведя его концом вдоль подбородка по короткой бороденке. — Барлоу, Райк и я — впереди. Джемт и Элбан — сзади. Если мальчишка станет задерживать, убейте.

Прайс осмотрел помещение, сплюнул и выскочил в коридор.

Нубанец положил руку мне на плечо:

— Лучше останься. — Он кивнул в сторону Лундиста. — Но, если отправишься с нами, не отставай.

Я посмотрел на Лундиста. Различил голоса, уговаривающие остаться, знакомые голоса, но такие далекие. Знал, старик прошел бы сквозь огонь, лишь бы спасти меня, — и не потому, что боялся гнева отца, просто… Ощутил нити, связывающие меня с ним. Терновник. Снова накатила слабость. Я почувствовал боль, она просачивалась сквозь шрамы, которые я считал зарубцевавшимися.

Я поднял глаза на нубанца:

— Не отстану.

Чернокожий скривил губы, пожал плечами и помчался за остальными. Перешагнув через Лундиста, я кинулся за ним.

14

К наемному убийце предъявляют повышенные требования. Брат Сим соответствовал им.

Итак, мы покидали Норвуд. Мрачные, оцепеневшие жители наблюдали за нами. Райк послал проклятья на их головы, будто спасение Ренара от праздничного костра было его заслугой и поэтому ему задолжали шумные проводы. Мы оставляли город в руинах, заваленный трупами солдат, виновных в его разрушении. Жалкая плата, особенно если учесть, что Райк с братьями поснимали с покойников все, имеющее хоть какую-то ценность. Я знал: если мы поспешим, то до наступления сумерек сможем добраться до Крата, а с восходом луны постучим в ворота Высокого Замка.

Поворачивать домой, предпочтя новым исхоженные дороги, и в который раз обдумывать месть графу Ренару не стоило. Инстинкт подсказывал, что я поступаю опрометчиво. Но сегодня я не внял его знакомому бесстрастному голосу. Хотел вернуться домой — может, потому, что чувствовал противодействие своему желанию. Хотел вернуться, даже если ад разверзнется на пути, — от этого желание становилось только сильнее. Мы поехали по Замковой Дороге среди садов и полей, принадлежащих Анкратам.

Путь лежал мимо спокойных речушек, небольших рощ и тихих ферм. Я и позабыл, как тут зелено. Привык к хлюпающей грязи, сожженным полям, покрытому серой дымкой небу и разлагающимся трупам. Солнце следовало за нами, пробиваясь сквозь нависшие облака. Припекало, колонна замедлила ход, цокот копыт сменила ленивая поступь. Геррод остановился у ворот в зеленой изгороди, состоявших из трех брусьев. За ней раскинулось золотистое поле пшеницы. Конь принялся общипывать высокую траву вокруг одной из стоек ворот. Создавалось впечатление, будто сам Господь хранил эту землю. Норвуд располагался всего в каких-то пятнадцати милях, но словно на другой планете.

— Хорошо вернуться домой, Йорг? — Ко мне подъехал Макин и, подавшись в стременах вперед, втянул воздух. — Чувствуешь запах отечества?

Слова разворошили былое. Аромат, исходящий от нагретой солнцем земли, уносил туда, в мой маленький и безопасный мирок.

— Ненавижу это место, — сказал я. Макин поразился, не ожидая такой реакции, хотя удивить его было нелегко. — Тут все пропитано ядом, из-за которого слабеешь, но продолжаешь его принимать.

Макин пустил своего жеребца легким галопом, чтобы ехать рядом. На перекрестке миновали Райка и Барлоу, увлеченно швырявших камнями по огородному пугалу.

— Народ сражается за родину, принц, — произнес Макин. — Защищает свою землю. Король и отчизна.

Повернулся, прокричал отставшим:

— Подтянись!

Макин держал заданный темп, ожидая ответа.

— Умирать за отечество должны солдаты, — поправил я его. — Если потребуется пожертвовать полями ради победы, тут же прикажу их сжечь. Все, чем не можешь пожертвовать, связывает руки. Делает слабым и предсказуемым.

Лошади рысцой бежали на запад, спеша за угасающим солнечным светом.

Вскоре в Челни Форд мы наткнулись на гарнизон. Вернее, нас засекли. Дозорные на сторожевой башне, должно быть, давно заприметили наш отряд, и человек пятьдесят выдвинулось на Замковую Дорогу, преградив путь.

Я подъехал ближе и остановился в нескольких метрах от копьеносцев, выстроившихся в два ряда поперек дороги, наподобие живого ощетинившегося забора. За этой оградой из копий находились солдаты с обнаженными мечами, их прикрывала дюжина лучников, рассредоточившихся по кукурузному полю справа. С противоположной стороны паслось стадо коров, десятка два. Наше появление заинтересовало их, и буренки лениво подались к дороге.

— Защитники Челни Форда, — громко произнес я, — хорошо встречаете. Кто здесь главный?

Макин остановился за мной, остальные братья тоже подтянулись, непринужденно держась в седлах.

Копьеносцы раздвинулись, вперед выступил высокий мужчина, но предпочел далеко не отходить. Явно не глупец. Поверх длинной кольчуги накидка — цвета дома Анкратов. Железный шлем, скорее напоминавший горшок, низко надвинут на лоб. Побелевшими от напряжения пальцами дюжина справа натянула тетиву на луках. Буренки слева следили за происходящим с удовлетворением, продолжая невозмутимо пережевывать жвачку.

— Капитан Коддин. — Ему пришлось повысить голос, поскольку одна из коров издала низкое «му». — Король занят набором наемников на ярмарке в Релстоне. Вооруженным отрядам запрещено въезжать на земли Анкратов. Изложите свое дело. — Он смотрел на Макина в ожидании ответа.

Наплевать, что меня сбросили со счетов по причине малолетства, сейчас как раз самое время прикинуться оскорбленным, да и место вполне подходящее. Кроме того, сразу видно, старый вояка Коддин свое дело знает. Избавить брата Джемта от лишних страданий — одно, лишить жизни старого капитана — совсем другое.

Забрало у меня было поднято, и я воспользовался им, чтобы стащить шлем с головы.

— Отец Гомст! — Я позвал священника, братья, слегка поворчав, подвинули лошадей, пропуская старика вперед. Зрелище, прямо скажем, впечатляющее. Отросшую в клетке бороду он подрезал, но вот седые клочья волос по-прежнему липли к лицу, одеяние настолько грязное, что не определишь, из какой материи пошито. — Капитан Коддин, — обратился я, — знаете ли вы этого священника, отца Гомста?

Брови Коддина поползли вверх, бледное лицо побледнело сильнее, губы сжались крепче. Он походил на человека, который осознаёт, что над ним подшутили, но вот где собака зарыта, определить затрудняется.

— Да, — ответил он, — это духовник короля. — Стукнул пятка о пятку и наклонил голову, словно мы были при дворе. Его расшаркивание выглядело весьма забавным на дороге под щебетание птичек над головой и запашок, исходящий от буренок.

— Отец Гомст, — произнес я, — пожалуйста, скажите капитану Коддину, кто я.

Старик слегка приободрился. После Норвуда он сник, ни во что не вмешивался, теперь представился случай продемонстрировать свою значимость.

— Капитан, перед вами принц Онорос Йорг Анкрат, потерянный и вновь обретенный. Он направляется к королевскому двору отца, думаю, вы поступите правильно, предоставив ему соответствующий эскорт… — Священник посмотрел на меня и, собрав остатки былого мужества, добавил: — И ванну.

Со стороны солдат послышались смешки. Однако не следует недооценивать священников. Они знают силу слова и умеют ею пользоваться с выгодой для себя. Меня так и подмывало схватиться за эфес меча. Представил, как отсеченная голова старого Гомста падает, подпрыгивает раз, другой, катится и останавливается у копыт черно-белой буренки. Я отогнал видение.

— Обойдемся без ванны. Пусть при королевском дворе прочувствуют, какова она, дорога, вдохнут ее запах. Подобострастные речи и розовая вода, возможно, доставят удовольствие придворным, но те, кто сражается за родину, не боятся испачкаться. Я вернусь к отцу человеком, разделившим тяготы солдатской жизни. Пусть он узнает всю правду о ней. — Слова разносились в теплом воздухе. Пока говорил, смотрел на Гомста. У него хватило ума отвести взгляд.

Речь не снискала одобрительных возгласов, но Коддин кивнул, к вопросу о ванне мы больше не возвращались. По правде говоря, я мечтал о горячей ванне с тех пор, как решил вернуться.

Итак, командовать гарнизоном Коддин поручил заместителю, а сам отправился с нами. Эскорт, состоящий из двух дюжин солдат, увеличил численность нашего отряда, доведя ее до шестидесяти человек. Теперь Макин ехал с копьем из арсенала Форда, в цветах Анкратов и с королевским плюмажем на шлеме. Всадники гарнизона во всех деревнях, мимо которых мы проезжали, разносили весть, что «принц Йорг восстал из мертвых». Новость распространялась стремительно, опережая нас, так что в следующем городе встречающих становилось больше, а приветствия звучали громче. Капитан Коддин отправил гонца к королю, прежде чем мы покинули Челни Форд, но даже без него в Высоком Замке узнали бы о нашем приближении задолго до того, как мы бы туда добрались.

Вдоль главной улицы в Бейнс-тауне развевались праздничные флаги, выступало шесть менестрелей, проводились соревнования в игре на лютне и клавикордах, звучала песня «Королевский меч», исполняемая скорее с пафосом, чем с мастерством, жонглеры перекидывали друг другу вращающиеся горящие факелы, а у пруда танцевал медведь. И толпы народа кругом!

Теснотища была ужасная, не проехать. Толстуха в полосатом широченном платье наподобие турнирного шатра заприметила меня в окружении солдат авангарда и, указывая пальцем, пронзительно завопила, перекрывая голоса менестрелей: «Принц Йорг! Похищенный принц!» Вся площадь словно сошла с ума, повсюду свист и крики. Все рванули вперед, как обезумевшие. Коддин среагировал мгновенно, выставив вперед солдат. За это можно было простить ему выказанную ранее непочтительность. Ведь доберись местные до Райка — не миновать кровавой бойни.

На Дороге Нежити братья сильно перетрухнули, но здесь, в Бейнс-тауне, я увидел, они напугались еще больше. Никто из них не знал, как себя вести. Левой рукой брат Грумлоу все время сжимал рукоять кинжала.

Красный Кент идиотски лыбился, но глаза выдавали его страх. Ну да ничего, скоро все образуется. Увидят, что нас ждет радушный прием. А там придет время кабаков и шлюх. И через неделю их будет не вытащить из Бейнс-тауна.

Один из менестрелей достал рог, раздался резкий звук, оборвавший шум и крики. Солдаты в красных одеяниях поверх черных кольчуг расчистили дорогу, и перед нами предстал не абы кто, а сам лорд Носсар из Ильма. Я знавал его в бытность свою при дворе. Весь в бархате, с позолоченной нашлепкой вместо нагрудника, слегка располневший. Чуть больше седины в бороде, ниспадающей на грудь, но все такой же веселый старый Носсар, когда-то катавший меня на плечах.

— Принц Йорг! — Голос старика на мгновение дрогнул. Я заметил слезы, блеснувшие в глазах. Зацепил он меня. Где-то внутри защемило. Я попался на крючок. Только этого не хватало.

— Лорд Носсар, — ответил я, холодно улыбнувшись. Улыбка вышла вроде той, которой я одарил брата Джемта перед тем, как всадить ему нож в горло. Во взгляде лорда мелькнула обида. Секундное замешательство.

Наконец он взял себя в руки:

— Принц Йорг, вопреки всему вы вернулись. Я обозвал глашатая лжецом, но вот вы здесь. — У него был громкий глубокий голос с приятным тембром. Старый Носсар говорил, я знал, что он говорил от души, не сомневался, что нравлюсь ему. Голос окутывал теплом, обещая безопасность. — Не окажете ли вы честь моему дому, принц Йорг, переночевав в нем?

Я заметил, как переглянулись братья, до того высматривавшие женщин в толпе. Вода в пруду у мельницы приобрела багровые оттенки в лучах заходящего солнца. На севере над темной полосой Реннатского леса в закатном небе чадил дымом город Крат.

— Очень любезно с вашей стороны, но я предпочту провести сегодняшнюю ночь в Высоком Замке. Слишком долго отсутствовал.

Похоже, я его озадачил. Это читалось в каждой морщинке лица. Он явно хотел что-то еще сказать, но не здесь. Интересно, приказал ли ему отец задержать меня.

— Принц… — Он поднял руку, пытаясь перехватить мой взгляд.

Снова защемило внутри. Когда-то лорд сиживал со мной в своем огромном зале, неспешно ведя беседу о старых временах. Рассуждал об Уильяме и матери. Если на свете и был человек, способный обезоружить меня, то это Носсар.

— Еще раз благодарю за гостеприимство, лорд Носсар, — произнес я, откланиваясь.

Пришлось сильнее натянуть поводья, поворачивая Геррода. Я подумал, может, и лошадям нравится Носсар. Помчался бахчами вдоль реки, братья за мной, на скаку давя осенние тыквы. Местные провожали нас одобрительными возгласами, не вникая в происходящее, но все равно радуясь.

Мы проехали к Высокому Замку по крутой тропе, обогнув хаотично разросшийся Крат. Его огни остались под нами. Кроме фонарей улицы освещались очагами и лампами из распахнутых до наступления ночной прохлады окон. Фонарики караульных мелькали на стене Старого Города, образуя что-то вроде полукруга, спускающегося к реке, где дома выступали наружу прямо к низине, протянувшейся вдоль реки. Мы подъехали к Западным воротам, единственному месту, откуда можно добраться до Высокого Города, не петляя по узким улочкам Старого. Стражники подняли уже опущенные подъемные ворота, представлявшие собой крепкие решетки. Сначала одни, затем другие и, наконец, последние. Скрип лебедок и звяканье цепей продолжались минут десять. Интересно, почему все ворота опущены? Неужели враги подобрались так близко, что необходимо закрывать все ворота Высокой Стены?

Пока стража, потея, поднимала последнюю решетку, подошел их начальник-капитан. За происходящим с высокой зубчатой стены наблюдали лучники. И никаких тебе флагов приветствия. Я с трудом узнал капитана, такого же старого, как и Гомст, волосы с проседью. Запомнилась его кислая физиономия с опущенными уголками крепко сжатых губ, словно он сжевал лимон.

— Принц Йорг? Мне правильно доложили? — Он пристально всматривался в меня, поднеся факел почти к самому лицу. Сходство с королем было достаточно очевидным, чтобы удовлетворить его любопытство. Вскоре он опустил факел и сделал шаг назад. Я слышал от многих: мои глаза похожи на отцовские. Вероятно, так оно и есть, правда, чуть темнее. Мы оба можем так посмотреть, что всякий обдумает лишний раз свои дальнейшие действия. Моя внешность казалась мне немного девичьей. Губы, напоминающие бутон розы, высоковатые красивые скулы. Не самое приятное наблюдение. Но я научился натягивать на лицо маску, меняя выражение по своему усмотрению.

Капитан кивнул Коддину. Мельком глянул на Макина, проигнорировал в толпе отца Гомста, но задержал взгляд на нубанце, затем с сомнением осмотрел Райка.

— Могу подыскать жилье вашим людям в Нижнем Городе, принц Йорг, — произнес он, под Нижним, вероятно, подразумевая беспорядочное нагромождение домов за стенами Старого Города.

— Мои спутники могут расположиться со мной в замке, — возразил я ему.

— Король Олидан приказал впустить только вас, принц Йорг, — сказал стражник, — еще отца Гомста и капитана Борту, если он с вами.

Макин поднял облаченную в кольчужную рукавицу руку. Брови капитана стражи поползли вверх, скрывшись за шлемом.

— Макин Борта? Ты?..

— Он самый, — заявил Макин, широко растянув рот в улыбке и продемонстрировав немалое количество зубов. — Был таковым до сегодняшнего дня, Релкин, старая ты перечница.

Король Олидан приказал… Ни одной зацепки для маневра. Вежливое заявление: «отправь свои отбросы с дороги в трущобы». По крайней мере, Релкин сразу прояснил ситуацию, не дав мне ударить в грязь лицом в споре о том, чьи приказы следует исполнять — мои или короля Олидана.

— Элбан, отправляйся с братьями вниз к реке, отыщите свободные комнаты. Там есть гостиница «Падший ангел», достаточно вместительная, можете поселиться в ней, — велел я.

Элбан удивился, почему выбрали его; удивился, но остался доволен. Он причмокнул губами, закрывавшими беззубые десны, и, обернувшись, посмотрел на остальных.

— Слышали Йорга! Принца Йорга, имею в виду. Пошевеливайтесь!

— За убийство горожан полагается смерть на виселице, — напутствовал я, пока они разворачивали лошадей. — Понял меня, Малыш Райки? Даже за одного. Поэтому никаких убийств, грабежей, изнасилований. Хочешь женщину, пусть граф Ренар раскошелится и заплатит. Черт, потребуется еще — пусть оплачивает всех.

Трое ворот оставались открытыми.

— Капитан Коддин, благодарю. Счастливого возвращения в Форд, — произнес я.

Коддин отвесил поклон, не слезая с седла, и повернул с солдатами обратно. Остались только Гомст, Макин и я.

— Ведите, — приказал я капитану стражи ворот Релкину. Через Западные Ворота направились в Высокий Город.

Пробиваться сквозь толпу народа не пришлось. Полночь давно наступила, высоко на небосклоне ярко светила луна. Широкие улицы Высокого Города пустовали, только немногочисленные слуги сновали от одного помпезного здания к другому. Вероятно, из-за закрытых ставень за нами наблюдала дочь какого-нибудь торговца, но из остальных домов доносился лишь храп их благородных обитателей, нисколько не интересующихся вернувшимся принцем.

Копыта Геррода громко стучали по вымощенной плиткой мостовой, ведущей к Высокому Замку. Четыре года назад я сбежал из него в бархатных ботиночках, бесшумно, словно мышка. Цокот железных подков отдавался в ушах. Вкрадчивый внутренний голос советовал: не разбуди отца. Тише, тише, затаи дыхание, не позволяй сердцу громко стучать.

Высокий Замок был, безусловно, высоким. За четыре года скитаний мне довелось повидать замки выше его, мощнее, но ничего похожего я не встречал. Место казалось одновременно и знакомым, и чужим. Воспоминания хранили образ, далекий от реального. Он был меньше, чем сохранился в моей памяти, но все равно огромный. Наставник Лундист говорил, что, если бы его не углубили в землю, он достал бы до неба. А так часть скрыта под землей. Не Зодчие возвели Высокий Замок, но те, кто не уступал им в мастерстве. Казалось, стены не были вытесаны в каменоломнях, а представляли собой застывшие каменные водопады. Прутья из металла, превосходящего по крепости черное железо с Востока, установленные не без помощи волшебства, пронизывали каменные стены, замысловато переплетаясь. Высокий Замок нависал надо всем, как глыба, огромный, древний, а за его стенами с металлическими жилами восседал король, наблюдая за жизнью в Высоком, Старом и Нижнем Городе. Словно на ладони ему был виден Крат и остальные владения вплоть до границы. Но это моя граница. Мой город. Мой замок.

15

Четыре года тому назад


Мы покинули Высокий Замок через Коричневые Ворота, представлявшие собой неприметную дверь в нижнем склоне горы прямо за Высокой Стеной. Я вышел последним, ноги ныли после бесконечной лестницы.

На верхней ступеньке в подсохшей крови отпечатались следы от башмаков. Возможно, кровь все еще вытекает из тех, кого тут проволокли.

На секунду представил Лундиста: лежит на полу в той же позе.

До этого мы пробирались задворками подземелий, взбираясь все выше в поисках выхода из замка. Золотари сновали здесь, наверное, по дюжине раз за день, вынося драгоценное содержимое ночных горшков. Надо признать, королевское дерьмо воняет ничуть не лучше любого другого.

Брат, шедший передо мной, обернулся у арки в проходе и осклабился во всю пасть:

— Приятный запашок! Вдыхай полной грудью, юнец из замка!

Я слышал, нубанец назвал его Роу, кожа да кости, старые шрамы и недобрый взгляд.

— Скорее лизну прокаженного, чем стану вдыхать эту вонь, брат Роу. — Я прошмыгнул мимо. Перенять говорок братьев по дороге не проблема, но, чтобы заслужить авторитет, этого явно не хватит, дашь слабину сейчас — пиши пропало.

Перед нами простирался Анкрат. Слева за стеной Старого Города взмывали ввысь дым и шпили Крата в предгрозовом свечении. Такое бывает, когда тучи сгущаются весь день. В этом зыбком свете даже знакомый ландшафт преображается. Впрочем, в этом нет ничего необычного, так и должно быть.

— Поспешите, легкой дорога не будет, — объявил Прайс.

Братья Прайс и Райк, кровные братья, стояли плечом к плечу, приняв на себя командование. Райк нахмурился, выслушав Прайса.

— Чем больше миль будет между нами и этой вонючей дырой, тем лучше. Ливень размоет следы. Лошадьми разживемся по пути, грабанем пару деревень.

— Думаешь, егеря короля не заметят следы нескольких дюжин парней из-за какого-то дождичка? — Я всем сердцем желал, чтобы голос не звучал по-детски чисто и звонко.

Все обернулись. Нубанец, глянув на меня, выпучил глаза и взмахнул рукой, словно призывая заткнуться.

Я указал на крыши льнущих к берегу реки домов, сооруженных любвеобильными подданными отца, которые в своем стремлении быть поближе к нему проигнорировали безопасность городских стен.

— Разбившись по одному или по двое, братья найдут теплый очаг, кусок жареной говядины, а может, и эль, — произнес я убежденно. — Слышал, там есть таверна или даже три. Успеете поднять пару кружек в тепле еще до того, как дождь стихнет.

Солдаты короля на своих прекрасных лошадках будут рыскать туда-сюда, промокнут до костей, высматривая следы, оставленные узниками на одной из дорог, пересекающих поле. Пусть себе ищут шайку опасных преступников, а мы уютно разместимся в тени Высокого Замка, ожидая, когда прояснится.

Думаете, здесь найдется хоть один судейский, который вас опознает? Думаете, добропорядочные граждане Крата смогут определить, кого собирались казнить, когда вокруг столько народу?

Я понял, что победил вчистую. Видел, словно пламя очага вспыхнуло в их глазах.

— А чем, черт возьми, заплатим за кусок жареной говядины и крышу над головой? — Прайс протиснулся между братьями, толкнув рыжего Джемта так, что тот шлепнулся на задницу. — Начнем грабить, не отходя от Высокого Замка?

— Да, как деньжатами разживемся, сопляк из замка? — Джемт, поднявшись, гневно призвал меня к ответу. В самом деле, не на Прайса же наседать. — Чем платить?

Я извлек из кошелька парочку дукатов, сдвинув один, чтобы видны были оба, — пусть полюбуются.

— Давай сюда! — Мужичонка с заостренной мордой слева от меня резко потянулся к набитому монетами кошельку.

Я выхватил кинжал из-за пояса и, не раздумывая, всадил в протянутую руку:

— Получи. — Клинок вошел в ладонь по самую рукоять, — когда я выдернул его, все лезвие было в крови.

— Отвали, Лжец! — Прайс ухватил его за шею и отшвырнул в сторону.

Навис надо мной, подобно горе. Конечно, любой взрослый сильнее, чем я, но Прайс подавлял еще и своими габаритами. Он ухватил меня за кожаный камзол и поднял вверх, поднеся к физиономии — весьма беспечно с его стороны, учитывая, что в руке у меня все еще оставался окровавленный клинок.

— Ты и вправду не боишься, пострел? — Изо рта обдало какой-то дрянью. Словно собака сдохла.

Подумал, а не пырнуть ли его, но сдержался: такой раны, чтоб он не успел перед смертью переломить меня надвое, не нанести.

— А ты боишься? — спросил я его.

Каждый из нас понял, чего стоит другой. Прайс и бровью не повел, когда все прояснилось. Просто разжал руки, я свалился.

— Перекантуемся денек в городе, — объявил Прайс. — Выпивка за твой счет, брат Йорг. Если хоть один из вас, сукины дети, во что-нибудь вляпается до того, как отчалим, сделаю больно, очень больно.

Он протянул ко мне руку. Почти дотянулся, прежде чем я сообразил, в чем дело. Швырнул ему кошелек.

— Пойду с нубанцем, — заявил ему.

Прайс кивнул. О чернокожем из подземелья обязательно вспомнят. На постое в Крате он слишком заметен.

Нубанец пожал плечами и направился на восток, в сторону раскинувшихся полей. Я последовал за ним.

Лишь когда мы изрядно попетляли среди проселочных дорог и изгородей из кустарников, мужчина заговорил:

— Тебе следует опасаться Прайса, мальчик.

Порыв ветра, вестник грозы, прошелся по зарослям боярышника, раскинувшимся по обе стороны дороги. Я почувствовал насыщенность воздуха, впитавшего запахи земли.

— С чего бы это? — Интересно, может, он думает, что я действительно никого не боюсь. Одни предпочитают не заглядывать в будущее, другие осторожничают, пугают себя, нагоняя такого страха, который страшнее настоящего врага.

— Зачем богам оберегать ребенка, который сам о себе не беспокоится? — ответил нубанец вопросом на вопрос.

Он подошел к изгороди, тут дорога делала поворот. Еще один порыв ветра, и белые лепестки сорвало с веток. Чернокожий оглянулся, всматриваясь туда, откуда мы только что пришли.

— Может, я и богов не боюсь, — заявил я ему.

Тяжелые капли дождя упали на землю рядом с нами.

Нубанец покачал головой. Жесткие кудрявые волосы, смоченные водой, заблестели.

— Глупо бросать вызов богам, мальчик. — Он улыбнулся и шагнул к повороту. — Кто знает, что тебя ждет?

Забавно, но дождь стал ответом на его вопрос. Потоки воды стремительно обрушивались на землю. Я подошел и встал рядом с нубанцем. Изгородь не спасала. Вода затекла под камзол, да такая холодная, что дыхание перехватило. Тут я вспомнил, от чего отказался. Интересно, поверни время вспять — внял бы совету Лундиста?

— Чего мы ждем? — спросил я. Пришлось повысить голос, иначе из-за шума дождя ничего не расслышать.

Нубанец пожал плечами:

— Дорога какая-то неправильная.

— Уже почти река, а не дорога. Так чего ждем-то?

Он опять пожал плечами:

— Может, мне надо отдохнуть, — и дотронулся до ожога. Сморщился от боли, невольно приоткрыв зубы, белоснежные, не то что у большинства братьев — полный рот гнилушек.

Прошло минут пять, я сохранял спокойствие. Сильнее уже не промокнуть, даже свались в колодец.

— Как вас схватили? — поинтересовался я у него. Представить себе Прайса и Райка добровольно сдавшимися королевской страже было просто смешно.

Нубанец отрицательно качнул головой.

— Как? — крикнул я громче, не желая отступать.

Он опять оглянулся, потом наклонился ко мне:

— Ведьмак — повелитель снов.

— Ведьмак? — Я скривился и сплюнул в сторону.

— Да, ведьмак, — кивнул нубанец. — Он явился к нам во сне и не отпускал, вот люди короля нас и скрутили.

— Почему? — спросил его. Может, я и хотел бы поверить, но точно знал: никакого ведьмака отец не нанимал.

— Наверное, решил задобрить короля, — предположил мужчина.

Не предупредив, он зашагал вперед по грязи. Я последовал за ним без рассуждений. Не раз наблюдал, как дети тащатся за взрослыми, забрасывая их вопросами, но я отставил детство в сторонку. В конце концов, вопросы могут подождать до окончания дождя.

Мы шлепали по размытой дороге местами даже резво, пока нубанец опять не остановился. Ливень перешел в затяжной дождь, обещавший зарядить на всю ночь и следующее утро. На этот раз мы решили передохнуть, присев у изгороди. Она хорошо нам услужила. Десять всадников пронеслось мимо, разбрызгивая грязь во все стороны.

— Твой король очень хочет вернуть нас в подземелья, Йорг.

— Он больше не мой король, — ответил я, захотел подняться, но нубанец схватил рукой за плечо:

— Ты оставил сытную жизнь в замке короля, теперь прячешься, мокнешь под дождем. — Он приблизился вплотную, буравя взглядом. Он мог многое понять, недаром говорят, что глаза — зеркало души, но меня это не устраивало. — Дядька пожертвовал собой, пытаясь удержать тебя. Думаю, он был хорошим человеком. Старым, сильным, мудрым. Но ты все равно пошел с нами. — Он стряхнул комок грязи другой рукой. Умолк в ожидании объяснений.

— Хочу, чтобы кое-кто умер.

Нубанец нахмурился:

— Дети не должны такого желать. — Тонкие струйки дождя стекали по ложбинкам между бровями. — Никто не должен такого желать.

Я дернул плечом, высвобождая его, и двинулся вперед. Чернокожий зашагал рядом, так мы одолели еще миль десять, пока совсем не стемнело.

Наш путь проходил мимо темных деревенских домов, случайно затесавшейся тут мельницы, но наконец с наступлением ночи несколько южнее, у подножия лесистого горного хребта, мы заприметили огни. Припоминая карты Лундиста, я решил, что это деревня Пиния, которая раньше была для меня лишь маленькой зеленой точкой на старом пергаменте.

— Немного просохнуть не помешает. — Я почти ощутил жар от горящих в очаге дров. Только сейчас до меня дошло, почему так легко удалось уговорить братьев последовать моему плану, ведь он предполагал теплую и горячую пищу.

— Лучше заночевать вон там, — указал нубанец на горный хребет.

Моросил дождь, насквозь пронизывал холод, как пиявка, высасывая из меня силы. Я обругал себя за слабость. Один день в дороге, а ноги словно чужие.

— Можем пробраться в один из тех сараев, — предложил я. Два строения стояли обособленно вблизи кромки леса.

Нубанец сперва качнул головой, но, когда на востоке раздался раскат грома, низкий и продолжительный, пожал плечами:

— Можем.

Боги возлюбили меня!

Мы зашагали через поля, наполовину превратившиеся в болота, часто спотыкаясь во тьме от усталости.

Дверь сарая застонала, выражая протест, затем, пронзительно взвизгнув, распахнулась настежь, стоило нубанцу приналечь на нее. Где-то далеко залаяла собака, но я сомневался, что кто-то из фермеров решится выйти ночью в дождь, даже если пес расшумелся. Пошатываясь, мы забрались внутрь и повалились на сено. Все конечности словно налились свинцом, хотелось зарыдать от усталости, но я сдержался.

— Не боишься, что эта самая ведьма опять придет за тобой? — поинтересовался я у нубанца. — Вряд ли она обрадуется, узнав, что ее подарок сбежал от короля. — Я подавил зевок.

— Не ведьма, а ведьмак, — поправил чернокожий, — думаю, что это он, а не она.

Я сжал губы. В моих снах ведьмами были исключительно женщины. Ведьма пряталась в темной комнате, наяву я таких не видел. Дверь в комнату была открыта, — чтобы до нее добраться, нужно было миновать коридор. Стоило войти внутрь, по телу начинали бегать мурашки. Я с трудом различал ведьму в темноте, ее бледные руки, скорее паучьи, чем человеческие, высовывающиеся из черных рукавов. Когда хотел убежать, ноги становились точно ватные, не слушались. Не сдавался, пытался кричать, но голос пропадал, ощущал себя мухой, запутавшейся в паутине, а она приближалась неспешно, неотвратимо, ее лицо постепенно выплывало из тени. Видел ее глаза… и с криком просыпался.

— Значит, не боишься, что он снова придет за тобой? — повторил я свой вопрос.

Неожиданно раздался оглушительный раскат грома, показалось, даже сарай вздрогнул.

— Должно быть, он близко, — ответил нубанец. — Он должен знать, где ты.

Я не сразу осознал, что затаил дыхание, шумно выдохнул.

— Он пошлет за нами охотника, — продолжил чернокожий.

Услышал шуршание — это нубанец набрасывал на себя сено.

— Печально, — заключил я. Свою ведьму из снов я давненько не встречал. Мысль, будто она последовала за нами сюда, к сараю в потоках ливня, занимала меня все больше. Откинулся на колючее сено. — Посмотрим, увижу ли опять ее во сне, даже не важно чью, твою или мою. И если увижу, то уж точно никуда не побегу. Всажу клинок и выпущу сучке кишки.

16

Четыре года тому назад


Коротко прогрохотал гром, отдаваясь у меня в груди. Вспышка молнии преобразила все вокруг, четче обозначив тени. Образы, навеянные сновидением, все еще жили в сознании. Какой-то испуганный малыш, у которого вместо слез из глаз брызнула кровь. Танцующие дети, охваченные пламенем. Новый раскат, размывающий очертания, ввергающий в темноту.

В замешательстве я находился между сном и явью, внимая скрипу дерева, тряске кареты и шуму ветра. Снова ударила молния, разглядел, что происходит внутри: мать, сидевшую напротив, рядом с ней Уильяма, свернувшегося калачиком на длинном сиденье.

— Гроза! — Я попробовал приоткрыть фрамугу, она поддавалась с трудом, но брызги дождя долетели, потом я оставил эту затею, вслушиваясь в завывание ветра снаружи.

— Ш-ш-ш, Йорг, — произнесла мать, — лучше спи.

В темноте ее было не разглядеть, но витавший аромат подтверждал: она рядом. Роза с лимонной травой.

— Гроза. — Я хотел сказать что-то еще, но позабыл, что именно. Мысли вертелись только около одного слова.

— Это просто дождь и ветер. Тебе нечего бояться, Йорг, любовь моя.

Пугали ли они меня? Прислушался, порывы ветра лупили в двери кареты.

— Нужно оставаться в карете, — заметила мать.

Карета ехала, тряслась, нагоняя дремоту, хотелось вернуться в прерванное сновидение.

— Спи, Йорг. — Скорее приказ, чем напутствие.

«Откуда она знает, что я еще не сплю?»

Совсем близко ударила молния, послышалось потрескивание. Свет, вспыхивая прерывистыми полосами, придал лицу матери суровое выражение.

— Надо остановить карету. Надо выйти. Мы должны…

— Спи! — В голосе послышалось беспокойство. Я попытался подняться, но оказалось, что-то удерживает меня, словно я барахтаюсь в густой-прегустой грязнили в размягченном воске.

— Ты не моя мать.

— Оставайся в карете, — велела она тихо.

Резкий запах гвоздики наполнил темноту, я уловил присутствие мирры — да ведь это ароматы смерти. Они проникли повсюду, не давая звукам распространяться. Было слышно только ее хриплое дыхание.

Словно ослепнув, я попробовал нащупать дверную ручку. Вместо холода металла ухватился за разлагающуюся плоть, а ведь она разлагается только после смерти. Я заорал, но не смог пробиться сквозь тишину. Разглядел существо при вспышке очередной молнии: плоть кусками отваливалась от костей, вместо глаз пустые глазницы.

Страх лишил сил. Почувствовал, как вниз по ногам стекает теплая струйка.

— Ну же, иди к мамочке. — Пальцы, словно лианы, обвили руку и потянули в темноту.

Из-за сковавшего страха не мог собраться с мыслями. Слова застыли на губах, о чем это я, о чем.

— Ты… не она, — выдавил наконец.

Еще одна вспышка озарила лицо мертвой в дюйме от меня. И еще одна, в ней я опять увидел, как умирает мать, истекая кровью под дождем в ту ужасную ночь, и себя, запутавшегося в колючем терновнике, беспомощного, скованного страхом.

Холодная ярость поднялась во мне. Проняла до нутра. Я боднул головой остатки чудовищного лица и решительно схватился за дверную ручку:

— Нет!

Выпрыгнул наружу, прямо в грозу.

Раскат грома был таким громким, что мог бы поднять даже мертвого. Я резко сел, недоуменно вдыхая запах сена и чувствуя, как оно колет меня повсюду. Сарай! Вспомнил сарай.

Свет рассекал темноту ночи. Свет от фонаря, свисавшего с балки около двери. Под ним стоял высокий человек, у ног которого я разглядел нубанца, как видно пребывающего в плену повелителя снов.

Чуть было не закричал, но вовремя спохватился и прикусил язык. Вкус крови окончательно развеял кошмар прежнего сновидения.

Мужчина держал арбалет, больше которого я в жизни не видывал. Начал оттягивать назад тетиву. Не больно спешил. Думаю, когда ты охотишься по приказу повелителя снов, времени у тебя хоть отбавляй. Правда, только до той поры, пока жертвы пребывают в сновидениях, которые на них наслали…

Я потянулся за ножом, но его не оказалось. Видимо, потерялся в сене, когда меня мучили кошмары. Света фонаря хватило, чтобы разглядеть невдалеке металлический предмет. Крюк. Если немного подвинуться, я смогу до него дотянуться. Дотянулся.

Завывания ветра сделали мое приближение неслышным. Красться не пришлось. Просто продвигался не торопясь, боясь оступиться, но довольно быстро, чтобы в случае чего не попасть под раздачу.

Вначале думал — обогну и перережу ублюдку глотку, но он был высоким, слишком высоким, десятилетнему мальчишке не дотянуться. Не подходит.

Арбалет все так же нацелен на нубанца.

Выжидай, пока ситуация позволяет. Так говаривал когда-то Лундист. Откинь прочь сомнения.

Вогнал крюк охотнику между ног и изо всех сил рванул вверх.

То, что не удалось раскатам грома и вою ветра, с лихвой исправил вопль мужчины — нубанец проснулся. Надо отдать ему должное, он мгновенно оценил ситуацию, времени на переход от сна к яви ему не потребовалось. Он моментально вскочил и вогнал фут стали в грудь противника.

Мы постояли, поверженный охотник валялся между нами, у каждого по окровавленному оружию.

Нубанец вытер клинок о плащ мертвеца.

— Ну и силища! — ткнул арбалет носком, поразившись его тяжести.

Чернокожий поднял арбалет. Провел пальцами по инкрустированным металлическим вставкам, прикрепленным к деревянной основе.

— Мой народ сделал его. — Он коснулся символов и ликов жестоких богов. — Теперь я задолжал тебе две жизни. — И белоснежная улыбка в свете фонаря.

— Одной вполне достаточно. — Я выдержал паузу. — Графа Ренара.

Улыбка сошла тут же.

17

Здесь ничего не изменилось, а ведь прошло четыре года. Все те же коридоры, знакомые повороты, вазы, выставленные напоказ доспехи, картины, даже солдатские посты. Все осталось прежним, кроме меня.

В нишах светили небольшие серебряные лампады, наполненные жиром, добытым из китов, обитающих в далеких морях. Попадая попеременно из света в тень, я следовал за стражником, чьи доспехи затмевали мои собственные. На предстоящую встречу, какой бы она ни была, я шел без Макина и Гомста — их увели в другом направлении. Вернувшись в замок, я вновь ощутил себя лилипутом. Огромные двери, сработанные словно для гигантов, высоченные потолки, до которых не дотянуться и копьем. Наконец прибыли в западное крыло, к королевским покоям. Встречусь ли я здесь с отцом? Один на один в дендрарии? А может, поговорим по душам под куполом планетария? Представил его сидящим на черном троне, возвышающемся в зале, и себя, приближающегося в кольце нескольких имперских телохранителей.

Пока я шел только с одним-единственным стражником, но и это смущало меня. Неужели меня должны сопровождать вооруженные люди? Я что, настолько опасен? Предстать перед отцом, закованным в цепи? Разве я хотел напугать его? Четырнадцатилетний юнец и дрожащий король, прячущийся за телохранителями?

Глупость какая-то. Рука скользнула к эфесу меча. Клинок отлит из металла, залегающего в толще замковых стен. Истинная семейная реликвия, наряду с остальными, что хранятся в Высоком Замке, существовавшем по крайней мере тысячу лет. Меня просто распирало от желания вступить в битву. Где-то в закоулках сознания все явственнее слышались голоса, что-то шепчущие, перебивающие друг друга. Кожу на спине начало пощипывать, мышцы сводило судорогой: хотелось одного — действовать.

— Примете ванну, принц Йорг?

Стражник остановился. Едва не врезался в него.

— Нет. — Пришлось приложить усилие, чтобы подавить возбуждение. — Желаю прямо сейчас повидаться с королем.

— Король Олидан отдыхает, принц, — ответил тот. Он, похоже, смеется надо мной? По глазам видно, смышленый малый, не чета другим королевским солдатам.

— Неужели спит? — Год жизни согласен списать, лишь бы удивление не прозвучало так явственно. Почувствовал себя капитаном Коддином, над которым вроде подшутили, но ему невдомек, где собака зарыта.

— Сэйджес ожидает вас в библиотеке, принц, — пояснил стражник. Он развернулся, намереваясь уйти, но я схватил его за горло.

Спит? Да они насмехаются надо мной, отец и его подручный маг.

— Это что за игра такая, — произнес я зло. — Надеюсь, хоть кому-то она доставит удовольствие, однако, если ты… выведешь меня из себя… еще раз, убью. Подумай хорошенько. Ты всего лишь пешка в чьей-то игре, твоя награда — меч в брюхо. У тебя двадцать секунд, чтобы загладить свою вину.

Полнейшее фиаско. Вынужденные грубые угрозы вместо хитроумной проводки, — впрочем, иногда стоит пожертвовать сражением, чтобы победить в войне.

— Принц, я… Сэйджес ожидает вас… — Я видел, урок даром не прошел — от его напыщенности не осталось и следа. Что ж, придется еще раз нарушить правила. Сжал горло посильнее:

— Зачем мне говорить с Сэйджесом? Кто он такой?

— Он пользуется благосклонностью короля. П-пожалуйста, принц Йорг.

Я чувствовал его слова своими пальцами. Не нужно обладать большой силой, чтобы придушить, когда знаешь, куда давить.

Отпустил, он свалился, судорожно хватая воздух.

— В библиотеке, говоришь? Как тебя звать, солдат?

— Да, принц, в библиотеке, — пролепетал он, растирая шею. — Робарт. Робарт Хул.

Размашистым шагом я пересек Зал Копий, свернув в сторону обитой кожей двери в библиотеку. Остановился перед ней, повернувшись к Робарту:

— Есть поворотные точки, Робарт. Развилки на нашем пути. Временами оглядываемся назад и говорим: «Ах, если бы…» Настал именно один из таких моментов. Нечасто нам на них указывают. Сейчас тебе предстоит решить, возненавидеть меня или служить мне. Тщательно обдумай свой выбор.

Дернул дверь библиотеки. Она ударилась о стену, я вошел.

В моих воспоминаниях библиотечные стены простирались к самым небесам, заставленные книгами, разбухшими от исписанных страниц. Я умел читать с трех лет. А в семь уже разбирался с Сократом, узнавал о форме и сущности вещей от Аристотеля. Долгое время буквально жил здесь. Конечно, реальность оказалась не столь возвышенной: пространство библиотеки скукожилось, да и пыльновато тут стало.

— Я сжег гораздо больше книг, чем здесь выставлено! — воскликнул я громко.

Сэйджес отступил от раздела, отведенного под древнюю философию. Он оказался моложе, чем я ожидал. Максимум лет сорок, одежда белая, наподобие римской тоги. Кожа смуглая, характерная для жителей срединных земель, возможно, где-то с реки Инд или из Персии, но она проглядывала только в тех немногих местах, которых не коснулась игла татуировщика. Нанесенный текст был одного размера, — похоже, тут разместилась небольшая книжица магов-математиков. Глаза. Под взглядом такого человека все должны съеживаться, но сами они мне показались обыкновенными. Напоминали глаза коров на Замковой Дороге, такие же карие и безмятежные. Впечатлял именно проницательный взгляд. Каким-то образом он вводил тебя в ступор. Возможно, письмена под глазами имели магическую силу. В течение какого-то времени я не видел ничего, кроме глаз язычника, не слышал ничего, кроме его дыхания, не мог пошевелить ни единым мускулом, только сердце билось в груди.

Его взгляд отпустил меня, подобно рыбешке, выброшенной обратно в реку, слишком мелкой для приготовления ухи. Мы стояли лицом к лицу, в паре дюймов друг от друга, и у меня не возникало желания преодолеть это расстояние. Правда, я сделал шаг по направлению к нему, но не более того. Нас окружали книги. Слова мудрецов, записанные десять тысяч лет тому назад. Платон слева, не единожды переписанный. «Современники» справа: Расселл, Поппер, Сян и остальные. Тихий голосок внутри, где-то слишком глубоко, все еще жаждал крови. Но язычник сумел остудить мой пыл.

— Видимо, ты имеешь большое влияние на отца, Сэйджес, — произнес я. Сжал пальцы в надежде заставить себя обнажить меч. — Язычник при дворе должен сильно раздражать священников. Если их папесса решится покинуть Рим в эти неспокойные дни, то, прибыв сюда, предаст твою душу вечному огню преисподней! — Мне ничего не оставалось, как только сражаться с ним, используя учение его противников.

Сэйджес улыбнулся, само дружелюбие, словно я доставил ему истинное удовольствие.

— Принц Йорг, добро пожаловать домой! — Говорил без акцента, но плавно и мелодично, на манер сарацин или мавров.

Он был не выше меня, а возможно, даже чуть ниже, худощавый, так что я мог бы уже тогда повалить его и вышибить дух. Одна кровожадная мысль сменялась другой, исчезая безвозвратно.

— В вас много отцовского, — заявил он.

— А ты уверен, что взял его в оборот? — поинтересовался я у него.

— Никто не может укротить человека, подобного Олидану Анкрату. — Похоже, я его развеселил. Интересно, чем именно. Он может управлять мной, но не отцом? Или способен манипулировать королем, но скрывает это под притворной улыбкой?

Представил: татуированная голова язычника с застывшей улыбкой слетает с плеч, кровь бьет фонтаном из обрубленной шеи. И тогда я потянулся к мечу, напрягая всю свою волю. Прикоснулся, прочувствовал холодный металл эфеса. Пальцы сомкнулись вокруг рукояти, но, прежде чем я успел их крепко сжать, рука безвольно упала, словно чужая.

Это произошло, когда Сэйджес приподнял брови. Надо заметить, он брил их, впрочем, как и голову, затем вернул брови в обычное положение и отступил назад.

— Вы очень интересный молодой человек, принц Йорг. — Взгляд стал тверже. Дружелюбие мгновенно сменилось твердостью. — Мы должны понять, что делает вас таким особенным, правда? Я прикажу Робарту проводить вас в покои, должно быть, вы сильно устали. — Пока он говорил, пальцы правой руки скользили по нисходящим записям левой, остановились на каком-то знаке, затем переместились к черной серповидной луне, словно подчеркивая нужную фразу, и вновь прошлись по ней. Я действительно почувствовал усталость. Ощутил, как каждый мускул наливается свинцом, побуждая прилечь.

— Робарт! — позвал он достаточно громко, чтобы услышали в коридоре.

Снова посмотрел на меня, взгляд стал мягче.

— Надеюсь, после столь долгого пути, принц, вас посетят сновидения. — Пальцы задвигались, выбирая новые пути, левая кисть, правая рука. Провел по письменам чернее ночи, которые прикрывали вены на его запястье. — Сны открывают человеку, кто он.

Пришлось побороться, иначе веки просто сомкнулись бы. На шее Сэйджеса, чуть левее кадыка, среди множества близко расположенных надписей, была одна буква, крупнее, нежели остальные, с множеством завитков, подобная цветку.

«Дотронься до цветка, — мелькнуло в голове, — дотронься до этого прекрасного цветка». И, словно по волшебству, моя вероломная рука обрела подвижность. Это поразило его. Когда до горла оставалось совсем чуть-чуть, я услышал, что дверь за спиной открывается.

«Он тощий, — подумал я, — такой тощий». Интересно, сомкнутся ли мои пальцы у него на шее. Признаюсь, об убийстве я даже не помышлял, просто было любопытно. И вот свершилось: ухватил пальцами его горло. За спиной громко вздохнул Робарт. Сэйджес застыл с приоткрытым ртом, словно отказываясь поверить в случившееся.

Я едва стоял на ногах, едва справлялся с зевотой, глядел на него не отрываясь — пусть осознает, что это угроза, а не просто стремление удержаться и не упасть.

— Мои сны принадлежат только мне, язычник, — произнес я с усилием. — Молись, чтобы тебя в них не оказалось.

Развернулся и, всеми силами стараясь не свалиться, прошагал мимо Робарта. Он догнал меня в Зале Копий:

— Никогда не видел, чтобы кто-то поднял руку на Сэйджеса, мой принц.

«Мой принц». Это уже лучше. В голосе послышалось восхищение — возможно, наигранное, а может, и нет. Я слишком устал, чтобы разбираться.

— Он — опасный человек, его враги умирают во сне. Некоторые сходят с ума. Лорд Джейл покинул двор, после того как два дня кряду спорил с язычником. Ваш отец присутствовал при этом. Говорят, сейчас лорд даже есть самостоятельно не может и изо дня в день распевает детские песенки.

Я подошел к Западной Лестнице, Робарт продолжал что-то лепетать рядом. Внезапно он смолк, затем пояснил:

— Ваши покои находятся не в Красном Коридоре, мой принц, — остановился и потупил взор. — Принцесса расположилась в ваших прежних покоях.

Принцесса? Впрочем, все равно. Завтра, я все узнаю завтра. Я позволил провести себя в нужную комнату. Одну из множества, только не в Красном Коридоре. Здесь повсюду были покои для гостей, да я и сам раньше жил в некоторых из них, но сейчас это показалось мне оскорбительным. Опочивальня для сельского барона или дальнего родственника, приехавшего из протектората, — вот что представляла собой эта комната.

Я остановился у двери, пошатываясь от изнеможения. Магия Сэйджеса проникала все глубже, силы покидали меня, подобно крови, вытекающей из перерезанных вен.

— Я тебе уже говорил, Робарт, время выбирать, — произнес я, выдавливая слово за словом. — Приведи сюда Макина Борту. Пусть сегодня ночью охраняет эту дверь. Время выбирать.

Я не стал дожидаться ответа, иначе ему пришлось бы нести меня до постели. Распахнул дверь и скорее ввалился, чем вошел в опочивальню. Закрыв, прислонился к двери и соскользнул на пол, продолжая скользить вниз, дальше и дальше, в бездонный колодец.

18

Я проснулся, вздрогнув, как это бывает, когда внезапно провалишься в сон на дежурстве. Просто потрясающе, насколько сон оказался глубоким. В дороге так крепко не заснуть, тем более что в дороге можно и вовсе не проснуться. Кругом темно — это меня озадачило. Потянулся за мечом, но рука нашла лишь мягкие простыни. Высокий Замок! Память возвращалась. Я вспомнил язычника и его магию.

Повернулся на правый бок. Всегда оставлял оружие справа. Но там не было ничего, кроме матраса, пружинистого и толстого. Вот так так! Со зрением вроде все в порядке, но в кромешной темноте все равно слепец. Наверное, ставни прикрыты слишком плотно, даже лунному свету не пробиться. Вокруг тишина. Попытался дотянуться рукой до края кровати и не обнаружил его. Откуда, интересно, взялась такая большущая кровать?

Выдохнул, потому что как проснулся, так и лежал, затаив дыхание. Что же произошло?

Что вырвало меня из магии язычника на этой, такой уютной постели? Я придвинул руку и подтянул колени к груди. Кто-то положил меня сюда и забрал всю одежду. Точно не Макин: он бы никогда не оставил меня ночью голышом. И с этим кем-то очень скоро у меня будет разговор. Но не сейчас, можно подождать до утра. Просто мне очень хочется спать, лучше потом, при дневном свете.

Однако меня не разбудили, я проснулся сам, значит, вряд ли теперь смогу заснуть. Поэтому лежал себе голый в странной кровати и размышлял, где же все-таки мой меч.

Вначале звук был таким слабым, что я решил — он мне мерещится. Я стал всматриваться в темноту, ничего не разглядел, прислушался. Но вот он раздался вновь, такой тихий, словно прикосновение руки к камню. Почти неуловимый. А может, просто ночной ветерок тронул ставни.

Мурашки пробежали по телу. Я сел, чтобы придать себе храбрости и не поддаваться невидимым страхам. Хотел успокоиться, повторяя про себя: «Мне ведь не шесть лет, даже мертвяки убегали от меня». Откинул простыню и поднялся. Если в темноте затаились чудовища, посланные язычником, то вряд ли простыня защитит от них. Выставив перед собой руки, я двинулся вперед, дойдя сначала до края постели, а затем упершись в стену. Повернулся и пошел вдоль нее, пальцами исследуя грубую каменную кладку. Что-то упало и с грохотом разбилось. Я ударился голенью о какую-то преграду, едва не напоролся пахом на выступ, затем нащупал панель с задвижкой.

Неловко попытался с ней справиться. Она никак не поддавалась, я занервничал, но пальцы отказывались повиноваться, словно закоченели на морозе. Опять пробежали мурашки. Я различил приближающиеся шаги. Изо всех сил приналег на задвижку. Каждое движение давалось с трудом, как если бы меня сунули в разогретый воск, нечто подобное происходило в сновидениях, когда преследовали ведьмы, а бежать не получалось.

Неожиданно задвижка поддалась. Ставни распахнулись, и я увидел в окне залитую лунным светом площадь, где проходят казни. Поворачиваюсь спиной к окну. Медленно, слишком медленно. И ничего страшного не обнаруживаю. Просто комната, серебристый свет и вытянутые тени.

Сквозь окно лунный свет падал на стену справа. Моя тень доставала до свода окна и тянулась до нижнего края высокого портрета. Изображение женщины в полный рост. Я оцепенел с застывшим лицом. Я знал эту картину. Мать. Мать в большом зале. В белом платье, высокая и неприступная в своем совершенстве. Она говорила, что никогда не любила этот портрет, художник изобразил ее какой-то отрешенной, — наверное, такой должна выглядеть истинная королева. Лишь Уильям сглаживал впечатление, заявляла она. Если бы Уильям не держался за ее юбку, то отослала бы картину автору. Но она не могла отказаться от маленького Уилла.

Я отвел взгляд от ее лица, бледного в серебристом свете. Она возвышалась надо мной, высокая при жизни, еще выше на портрете. Платье ниспадало каскадами пенящегося кружева — это художник передал мастерски. Оно казалось настоящим.

Стало холоднее, начался легкий озноб, всему виной прохладный осенний воздух за окном. Кожа покрылась пупырышками. Мать не могла отказаться от Уильяма. Только вот самого Уильяма уже нет… Я отступил к окну:

— Господи Исусе… — Я старался сдержать слезы.

Глаза матери следили за мной.

— Иисуса там не было, Йорг, — произнесла она. — Никто не пришел нам на помощь. Ты видел нас, Йорг. Видел, но не помог.

— Все было не так! — Я почувствовал холодный подоконник, упершийся сзади под колени. — Терновник… Терновник не пускал…

Мать смотрела на меня залитыми серебристым светом глазами. Улыбнулась, и на мгновение я поверил, что меня простили. Но она закричала. Не так, как кричала, когда ее уродовали люди графа. Я смог бы вынести тот вопль. Надеюсь. Но так, как при убийстве Уильяма. Ужасные, завывающие, нечеловеческие звуки исторгались из ее безукоризненно нарисованного рта.

Я заорал в ответ, весь взорвался словами:

— Терновник! Я пытался, мама. Пытался!

Тогда с постели поднялся он. Уильям, мой дорогой Уилл с вмятиной на одной половине головы и черной свернувшейся кровью на золотых волосах. На поврежденной стороне лица глаза не было, но тот, что остался, пристально смотрел на меня.

— Ты позволил мне умереть, Йорг, — заявил он. Говорил, а в горле что-то булькало.

— Уилл. — Больше я не смог ничего сказать.

Он протянул ко мне руку: белая кожа, по которой тонкой струйкой стекала темно-красная кровь.

За спиной зияло окно, хотелось выброситься, но что-то пошло не так, меня оттолкнуло вперед. Я зашатался, потом выпрямился. Уилл стоял там же, но теперь молчал.

— Йорг! Йорг! — услышал я крики, далекие, но такие знакомые.

Обернувшись, я посмотрел в окно, высота вызывала головокружение.

— Прыгай! — приказал Уильям.

— Прыгай! — повторила мать.

Только вот голос, он уже не был похож на голос матери.

— Йорг! Принц Йорг! — кричали громче, затем опять толчок, отбросивший меня на пол; он оказался посильнее прежнего.

— Черт возьми, не суйся первым, мальчишка! — Я узнал голос Макина. Его фигура показалась в дверном проеме, за спиной мерцал свет от лампы. Каким-то образом я оказался у его ног на полу. Не рядом с окном. Не голым, а облаченным в свои доспехи.

— Ты подпирал дверь, Йорг, — пояснил Макин. — Этот парнишка, Робарт, умолял поспешить сюда, пришлось чуть ли не бежать, а ты орал за дверью. — Он осмотрелся, проверяя, все ли безопасно. — Похоже, мы примчались из Южного крыла только из-за твоего очередного кошмара, не так ли? — Он открыл дверь шире и запоздало добавил: — Принц.

Я поднялся, чувствуя себя так, словно на мне покатался Толстяк Барлоу. На стене портрет матери не висел, и Уилла на постели не наблюдалось.

Я обнажил меч. Нужно убить Сэйджеса. Желание было настолько сильным, что я ощущал во рту его вкус, то был вкус крови, горячей и солоноватой.

— Йорг? — позвал Макин. Он выглядел обеспокоенным, словно спрашивал себя, не тронулся ли я умом.

Только когда я двинулся к открытой двери, Макин преградил путь.

— Ты не сможешь выйти отсюда с обнаженным мечом, Йорг, стражники тебя остановят.

Он не был таким высоким и крепким, как Райк, однако все равно был здоровым мужиком, широкоплечим и уж точно посильнее многих. Не думаю, что мне удалось бы освободить проход, не убив его.

— Всем приходится чем-то жертвовать, Макин, — сказал я, опуская меч.

— Принц? — нахмурился он.

— Ладно, пусть этот татуированный ублюдок еще поживет, — рассудил я. — Может, пригодится. — Снова мимолетным видением перед глазами возникла мать, но сразу исчезла. — Нужно понять, какая именно игра здесь ведется. Кто тут пешки, а кто — игроки?

Макин нахмурился еще сильнее:

— Иди спать, Йорг. Только ложись в постель. — Он обернулся и выглянул в коридор. — Оставить тебе лампу?

Улыбнувшись, я ответил:

— Нет, я не боюсь темноты.

19

Проснулся я рано. Рассеянный свет, пробивающийся сквозь ставни, наконец-то как следует осветил покои: просторные, хорошо меблированные, на стенах гобелены со сценами охоты. Отпустил крепко сжатую рукоять меча, потянулся и зевнул. Что-то показалось мне странным. Кровать. Уж больно она мягкая и удивительно чистая. Откидывая одеяло, я нечаянно сбросил с прикроватной тумбы колокольчик для вызова прислуги. Громко звякая, он ударился о выложенный плиткой пол и, откатившись на ковер, затих. Никто не появился. Меня это устраивало: за четыре года я привык одеваться самостоятельно. Черт, да я, если разобраться, вообще редко когда раздевался! Те обноски, что были на мне, постыдится носить и слуга, их рабочее облачение и то лучше. Может, оно и так, но ведь никто из них не пришел.

Я носил доспехи поверх серой, изорванной в клочья рубахи. На буфете лежало перевернутое зеркало. Пусть и дальше там лежит. Быстро провел по волосам, так легко можно обнаружить вшей, если они достаточно упитанные. Теперь я готов выбраться в свет.

Сначала я распахнул ставни. Долго возиться с задвижкой не пришлось. Выглянув, осмотрел двор с местом для казни, обрамленный высокими чистыми стенами Высокого Замка. Поварята и служанки торопливо сновали по нему, спеша исполнить поручения. Им было не до рассветного неба.

Я отвернулся от окна, меня ожидало небольшое приключение, и я отправился ему навстречу. Что лучше всего в своем замке знает любой принц? Не ошибетесь, если назовете кухню. Где еще найдется столько увлекательного? Где знают все обо всем и обсуждают это открыто? Мы с Уильямом узнали на кухне Высокого Замка в сотню раз больше, чем из книг по латыни и стратегии ведения боя. Мы убегали туда тайком из учебного класса Лундиста с перепачканными чернилами ручонками и неслись по длинным коридорам, перепрыгивая через ступеньки.

Я шел по исхоженным прежде коридорам, чувствуя себя неуютно в их ограниченном пространстве. Слишком много времени провел я под необъятными просторами небес, ведя далеко не праведный образ жизни. Со смертью впервые мы тоже столкнулись на кухне, наблюдая за поваром, который душил цыплят одним движением руки. Смотрели, как Этель Пампушка ощипывает упитанные тушки, делая их гладкими, чтобы потом выпотрошить. На кухне очень быстро понимаешь, что в смерти нет красоты и утонченности. Понимаешь, что она уродлива, но приятна на вкус.

В конце Красного Коридора я свернул за угол, слишком увлекшись воспоминаниями, чтобы обращать внимание на происходящее вокруг. Но на стремительно приближающуюся фигуру отреагировал мгновенно. Сработали выработанные за время странствий навыки. Прежде чем я сообразил, кто передо мной — а длинные волосы и шелка говорили сами за себя, — прижал ее к стене, заткнув рот ладонью и приставив нож к горлу. Мы стояли и смотрели друг на друга, мне трудно было отвести взгляд от пленницы, от ее зеленых глаз, необычный оттенок которых подходил, скорее, для витражного стекла. Готовый вот-вот сорваться с губ рык я подавил, а губы растянул в улыбке, разжав зубы. Отступил назад, давая ей возможность отойти от стены.

— Прошу прощения, госпожа, — произнес я, с почтением отвесив ей неглубокий поклон. Девушка была высокой, почти одного со мной роста и, несомненно, чуток постарше.

Она зло ухмыльнулась и вытерла рот тыльной стороной ладони. Выступившая кровь появилась, скорее всего, от прикушенного языка. Боги, ну как тут было устоять. Волевое лицо, аккуратный носик, точеные скулы, а еще восхитительно пухлые губки — и все это в обрамлении темно-рыжих волос.

— Господи, как же от тебя воняет, мальчишка! — воскликнула она. Обошла меня вокруг, словно осматривала лошадь на рынке. — Тебе повезло, что сэр Гален не со мной, иначе служанке уже пришлось бы поднимать с пола твою отрубленную голову.

— Сэр Гален? — переспросил я. — Теперь я стану опасаться встречи с ним. — У нее на шее висела инкрустированная бриллиантами золотая цепочка сложного плетения. Спанардская работа. Никто на Лошадином Берегу подобных вещей делать не умеет. — Хотя ничего хорошего не выйдет, если гости короля начнут убивать друг друга.

Я подумал, что она — дочь какого-нибудь купца, пытающегося снискать расположение короля. Очень богатого купца, а может, и графа откуда-то с востока. У нее проскальзывал легкий восточный акцент.

— Ты гость? — Ее брови взметнулись вверх. Получилось очень даже мило. — Трудно поверить. Выглядишь и пахнешь так, словно прокрался в замок через потайную выгребную яму. Не думаю, что ты способен взобраться по стенам, только не в этих тяжеленных старомодных доспехах.

Стукнув пятка о пятку, как это делают рыцари, прислуживающие на трапезе, я предложил ей руку для сопровождения.

— Видите ли, я направлялся в кухню, чтобы немного перекусить. Там меня все знают. Надеюсь, вы не откажетесь составить мне компанию, заодно проверите мои верительные грамоты. Что скажете, госпожа?

Она кивнула, проигнорировав предложенную руку:

— Могу послать поваренка за стражей и приказать, чтобы тебя арестовали, если мы, конечно, не встретим кого-нибудь еще по пути.

Итак, мы шли рядышком по коридорам и спускались по многочисленным лестничным пролетам.

— Братья зовут меня Йорг, — произнес я. — Представьтесь и вы, госпожа. — Придворный этикет показался мне сейчас не совсем подходящим, особенно когда я ощутил необъяснимую сухость во рту. От девушки веяло ароматом цветов.

— Можешь и впредь называть меня «госпожа», — отрезала она, сморщив носик.

Мы проследовали мимо нескольких стражников, украшенных плюмажами и облаченных в бронзовые доспехи, казавшиеся огненными. Они изучающе осматривали меня, словно мимо них проходило живое дерьмо из нужника, но спутница хранила молчание, и нас не останавливали.

Миновали кладовки, где в бочках, поставленных друг на друга до самого потолка, хранилось засоленное мясо. Похоже, «госпожа» неплохо знала дорогу. Она глянула на меня своими изумрудно-зелеными глазами.

— Так ты явился сюда, чтобы воровать или, может, убивать этим своим клинком? — спросила она.

— Возможно, немного того и другого. — Я улыбнулся в ответ.

Сказать по правде, это был хороший вопрос. Действительно, зачем я здесь? Разве только потому, что кто-то очень хочет, чтобы меня здесь не было? С того самого момента, как я обнаружил в висельной клетке отца Гомста, с тех самых пор, как призрак заглянул мне в глаза, когда я вновь вспомнил о Высоком Замке, я понял: кому-то не хочется пускать меня домой. Но я не собираюсь идти у него на поводу.

Мы прошли по Короткому Мосту: три доски из красного дерева, перекинутые над огромными металлическими створками дверей, отделяли нижние уровни от основной части замка. Стальные двери, не менее трех футов толщиной, они могли скользить вверх-вниз по глубокому желобу, вмонтированному в пол коридора, — так объяснял наставник Лундист. Передвигались они с помощью магии. Я никогда не видел их закрытыми. Тут все освещали факелы, а не серебряные лампады. Прислуге и этого довольно. Ощутив запах копоти, я наконец-то почувствовал себя дома.

— Пожалуй, я здесь останусь, — произнес я задумчиво.

Перед нами виднелась арка, через которую можно было попасть на кухню. Я увидел Дрейна, помощника повара, тащившего чуть ли не половину кабаньей туши в том же направлении, куда шли и мы.

— А братья не заскучают по тебе? — спросила она несколько театрально. Поднесла пальцы к уголку губ, на щеке странным образом проявились красные отпечатки моих пальцев. Захотелось все ей рассказать.

Пожав плечами, я остановился, чтобы расстегнуть ремни защитной накладки на левом предплечье.

— Много братьев встречаешь по дороге, — сказал я, — позвольте показать вам тех, которых имею в виду…

— Дай сюда, — произнесла она нетерпеливо.

Свет факела пропадал, сливаясь с ее темно-рыжими волосами. Ловким движением она сама расстегнула застежки. Сразу видно, девушка разбиралась в доспехах. Возможно, сэр Гален был для нее кем-то большим, чем просто неотесанным телохранителем.

— И в чем тут дело? — спросила она. — Я и прежде видела доспехи, правда, не такие грязные.

Улыбнувшись, я повернул руку так, чтобы она увидела клеймо Братства на запястье. Три уродливые полоски шрама от ожога. Отвращение читалось на ее лице.

— Ты наемник? И гордишься этим?

— Горжусь больше, чем семьей, которую покинул. — Я почувствовал подступающий гнев. Возникло желание послать эту смущавшую меня купеческую дочку куда подальше, заставить ее спасаться бегством.

— А это что такое? — Она провела пальцами от запястья до изгиба локтя, дальше не пускали доспехи. — Господи Исусе, под всей этой грязью больше шрамов, чем самого мальчика!

Ее прикосновение взволновало, я отпрянул.

— Упал в колючий кустарник, когда… когда был маленьким, — ответил я, но слишком резко.

— Всего-навсего колючий кустарник! — воскликнула она.

— Терновник, — пожал я плечами.

С ее губ сорвалось тихое «ой».

— Не нужно было дергаться, — заявила девушка, все еще рассматривая руку. — Все это знают. Выглядит так, словно тебя изрезали до самой кости.

— Знаю. Теперь знаю, — вырвал я руку и быстро пошел к дверям кухни.

Чтобы нагнать меня, ей пришлось побежать, послышался шелест шелка.

— Зачем ты вырывался? Почему не вел себя смирно?

— Глупым был, — ответил я. — Теперь не стал бы вырываться.

Я захотел, чтобы эта дуреха оставила меня в покое. Даже аппетит пропал.

Прикосновения ее пальцев, казалось, все еще обжигали руку. В том, что шипы глубоко ранили меня, она, безусловно, права. Больше года каждые несколько недель яд проступал из ран и вытекал из меня вместе с кровью. И тогда я совершал деяния, пугавшие даже братьев.

Когда я подошел, Дрейн неуклюже протискивался в двери. Он сразу же прекратил свое занятие, вытер руки о передник на пузе, некогда белый.

— Что… — Он смотрел мимо меня округлившимися глазами. — Принцесса! — Вдруг чего-то испугавшись, он задрожал, словно кусок студня. — Принцесса! Ч-что вы тут делаете? Здесь не место для леди в шелках и всем остальном.

— Принцесса? — Я обернулся, уставившись на нее. У меня буквально челюсть отвисла, пришлось срочно закрывать рот.

Она улыбнулась так, что я пришел в замешательство. Хотелось то ли ударить ее, то ли поцеловать. Прежде чем я решил эту дилемму, тяжелая рука опустилась на плечо, и Дрейн развернул меня к себе.

— Кто же тот негодник, что додумался привести сюда ее высочество… — Вопрос застрял в горле. Толстое лицо сморщилось, он попытался заговорить вновь, но не получалось. Дрейн отпустил меня и наконец обрел голос. — Йорг? Маленький Йорг? — И слезы ручьями покатились по его щекам.

Мы с Уиллом всего лишь наблюдали за тем, как он убивал цыплят и лепил пироги. Не с чего ему так убиваться по мне. Впрочем, я дал ему возможность прийти в себя, а сам тем временем не без удовольствия смотрел на удивленное лицо ее королевского высочества. Ухмыльнувшись, я отвесил ей придворный поклон.

— Принцесса, вот как? Получается, придорожный мусор, который вы вознамерились арестовать, призвав замковых стражников, в действительности приходится вам сводным братом.

Самообладание быстро вернулось к ней, — в этом ей не откажешь.

— Вообще-то, ты, скорее, мой племянник, — заявила она. — Два месяца назад твой отец женился на моей старшей сестре. Значит, теперь я — твоя тетя Катрин.

20

Мы уселись на длинной скамье, где обычно сидели кухонные слуги во время трапезы, тетушка Катрин и я. Служанки проворно протерли низкий свод над столом и позаботились об освещении, наставив разных по высоте и толщине свечей в глиняных подсвечниках. После этого они встали в дверных проемах по обе стороны кухни и принялись наблюдать за нами. Возбужденные, они улыбались и переминались с ноги на ногу, словно попали на какой-то важный праздник, где мы были главными шутами. Показался Дрейн, маневрируя среди прислуги подобно скользящей по воде барже. Он принес свежего хлеба, меда в горшочке, золотистого масла и серебряные ножи.

— Лучшего места для еды не найти, — заявил я, не спуская глаз с Катрин. Казалось, она была с этим полностью согласна. — Горячий хлеб прямо из печи. — Когда я разорвал его пополам, поднялось облачко пара. На небесах точно должно пахнуть свежим хлебом. — Знаешь, а я почему-то скучал по тебе, Дрейн, — бросил я через плечо.

Понятное дело: теперь толстый повар будет нежиться в лучах славы как минимум год. Соврал. Вовсе не скучал. Не испытывал к нему никаких нежных чувств, но сотни раз мечтал о его пирогах. В действительности даже имя его припомнил с трудом. Но в девушке, сидящей рядом, было что-то особенное, что вынуждало меня оставить о себе приятные воспоминания. С первым куском пробудился мой голод, я рвал буханку зубами, словно кусок оленины, которую мы с братьями поедали на дороге, сбившись в кучу. Катрин замерла, наблюдая за мной, ее нож завис над горшочком с медом, на губах заиграла улыбка.

— М-м-м-м-гл. — Я прожевал и проглотил. — Что?

— Возможно, ей просто интересно, полезете ли вы под стол, когда закончится хлеб, чтобы сразиться с собаками за кости. — Макин незаметно для меня оказался сзади.

— Черт! Из вас вышел бы прекрасный разбойник, сэр Макин. — Я повернулся, глянул на него, его доспехи сияли. — Человеку в латах не мешало бы для приличия сначала погреметь железками.

— Греметь-то я гремел, принц, — сказал он. По кривой улыбке стало понятно, что он чем-то обеспокоен. — Но, похоже, ваши мысли были заняты более важными вещами. — Он поклонился Катрин. — Госпожа, к сожалению, не имел чести быть вам представленным.

Она протянула руку:

— Принцесса Катрин Ап Скоррон.

Брови Макина поползли вверх. Он взял руку и, поклонившись еще раз, теперь намного ниже, поднес ее пальцы к губам. К своим полным, чувственным губам. Чисто вымытое лицо, волосы, сверкавшие не хуже доспехов, угольно-черные, вьющиеся. Славно потрудился, приводя себя в порядок. На мгновение я даже возненавидел его.

— Присаживайтесь. — Я пригласил к столу. — Уверен, наш выдающийся Дрейн сумеет найти еще хлеба.

Он отпустил руку Катрин. По мне, мог бы сделать это и пораньше.

— К сожалению, принц, скорее долг, нежели голод привел меня на кухню. Я предположил, что именно здесь сумею вас отыскать. Потому как вас вызывают в Тронный Зал. Должно быть, сотня оруженосцев рыскает по замку с той же целью. Ищут и вас, принцесса. — Он изучающе посмотрел на нее. — Я повстречал некоего господина по имени Гален, он озабочен вашим исчезновением.

Неспроста он упомянул о Галене. Похоже, тот нравился Макину ничуть не больше, чем мне. Но, в отличие от меня, не понаслышке.

Хлеб я забрал с собой, слишком хорош, чтобы оставлять.

Назад мы возвращались другим путем, по верхним уровням. Оказалось, за время вылазки на кухню Высокий Замок полностью пробудился. Оруженосцы и служанки сновали взад-вперед. Мимо проходили группы стражников по два-три человека с плюмажами на головах. Иногда и пятеро, в зависимости от поручений. Мы обогнули какого-то лорда, разодетого в меха, с толстенной золотой цепью на груди, проигнорировав его изумление, поклоны и «доброе утро, принцесса!».

Пройдя коридор и зал, мы вышли к Великому Покою, предваряющему Тронный Зал. Вдоль стен были расставлены турнирные доспехи давно почивших королей, подобно призрачным рыцарям, несущим молчаливый дозор.

— Принц Онорос Йорг Анкрат и принцесса Катрин, — объявил Макин стражникам, охранявшим вход.

Он произнес вначале мое имя, а уж потом принцессы. В дороге подобная расстановка не имеет значения, но в замке она красноречиво указывала на предпочтение. В Великий Покой вступал наследник престола — пропустить незамедлительно.

Стражники, украшенные гербами, расступились и неподвижно застыли, подобно доспехам, стоявшим за их спинами на постаментах. Только глазами они провожали нас, в то время как руки в латных перчатках покоились на эфесах великолепных мечей, направленных остриями вниз. Два придворных рыцаря у дверей Тронного Зала переглянулись. Ненадолго замешкались, отвешивая поклоны Катрин, затем обратились к огромным дверям. Для того чтобы мы вошли, их нужно было распахнуть достаточно широко. Одного из рыцарей я узнал по геральдическому знаку на нагруднике: рог над вязом. Сэр Рейлли. Он весь поседел за годы моего отсутствия. Ему пришлось напрячься, открывая свою створку двери из окованного бронзой дуба. Двери раскрылись. Перед нашим взором во всей красе предстал мир, некогда хорошо мне знакомый. Знать при дворе Анкратов.

— Принцесса? — Я взял ее руку и приподнял так, как предписано придворным этикетом.

Те, кто построил Высокий Замок, обладали непревзойденным мастерством и безграничным воображением. Эти стены могут простоять еще десять тысяч лет, но все равно сохранят свое первозданное великолепие. Тронный Зал без окон походил на ларец. Его стороны в сотню футов длиной и потолок, возвышавшийся на добрых двадцать футов, казалось, предназначались для того, чтобы придворные ощутили себя здесь карликами, и все же это был ларец. Замысловато украшенные деревянные балконы для музыкантов сглаживали углы, а королевский постамент поражал великолепием. Я старался не смотреть на трон.

— Принцесса Катрин Ап Скоррон, — объявил герольд.

Вот как, а бедный Йорг не достоин даже упоминания. Ни один герольд не посмеет проявить такое неуважение без особых указаний.

Уверенной поступью мы пересекли огромный зал, расставленные вдоль стен стражники внимательно наблюдали за нами: вооруженные арбалетами — располагались слева и справа, мечами — у трона и дверей.

Может, я и был безымянным, но мое появление вызвало определенный интерес. Кроме стражников, несмотря на столь ранний час, здесь толпилась по меньшей мере сотня придворных. Ожидая аудиенции у короля, они, стараясь не привлекать к себе внимания, прохаживались по залу, разодетые в бархат. Я скользнул взглядом по сверкающей знати, отмечая самые изысканные драгоценности. Привычки, выработанные за годы скитаний, не исчезли с возвращением, и в уме я прикидывал стоимость каждой безделушки. Чудное ожерелье на огромной груди вон той графини. За цепь, указывающую на то, что лорд, ее владелец, состоит чиновником при дворе, можно купить доспехи для десятерых. Если брать по отдельности, то за каждое из звеньев — по прекрасному скакуну и большому луку. Впрочем, я отвлекся, сейчас на кону совсем другая награда. Игра все та же, но призы новые. И дело даже не в цене.

По мере нашего приближения придворный гомон то нарастал, то спадал. Едва слышимые колкие реплики, оскорбительные шутки, удивленные восклицания. Скорбные глубокие вздохи по поводу дорожной одежды принца, посмевшего в ней явиться ко двору, издевательские смешки за шелковыми носовыми платочками.

Вот тогда я посмотрел на него.

Прошедшие четыре года никак не отразились на отце. Он восседал на троне с высокой спинкой, ссутулившись под отороченной серебром мантией из волчьих шкур. Все той же, что была на нем в день моего исчезновения из замка. Корона Анкратов прикрывала лоб. То была корона воина, представлявшая собой железный обруч, украшенный рубинами, она прижимала его черные волосы и придавала им сияние, будто они были отлиты из металла. Слева от него стоял трон супруги, на нем расположилась новая королева. Сходство с Катрин угадывалось, хотя черты лица были мягче, на голове серебряный обруч, отделанный лунными камнями. Малейшие признаки беременности, если таковые уже имелись, скрывались пышным платьем цвета слоновой кости.

Между тронами стояло великолепное стеклянное дерево с широкими и тонкими листьями изумрудно-зеленого цвета, гармонирующего с глазами Катрин. Оно было футов девяти высотой, со стволом и ветвями, хоть и стеклянными, но изогнутыми, как настоящие, коричневыми, как камедь. Ничего подобного я в жизни не видел. Интересно, может, оно из приданого королевы? Я не сомневался, что оно было очень ценным.

За деревом стоял Сэйджес, весь в зеленых пятнах — отблесках листвы. Он сменил простую белую одежду, в которой был при нашей первой встрече, на черную мантию с высоким воротником и цепочку из пластин обсидиана на шее. Когда мы подошли ближе, наши глаза встретились, я заставил себя улыбнуться.

Придворные расступились перед нами. Макин шел впереди, за ним рука об руку я и Катрин. Благоухание, исходящее от лордов и леди, ударяло в нос: лаванда и апельсиновое масло. В дороге тоже иногда попахивало, но исключительно дерьмом.

В паре шагов до тронов стоял высокий рыцарь, на железном нагруднике выгравированы два свернувшихся клубком огненно-бронзовых дракона в обрамлении темно-красного пламени.

— Сэр Гален, — прошипел Макин, не оборачиваясь.

Я посмотрел на Катрин, ее улыбка ничего не выражала. Гален впился в нас своими ярко-синими глазами. Из-за столь явной враждебности он мне даже понравился. У него были светлые волосы, характерные для тевтонов, несколько широковатое, но все же привлекательное лицо. Вполне себе взрослый мужчинка, вроде Макина. Лет эдак тридцати.

По всему было видно, что сэр Гален не собирается сторониться, чтобы пропустить нас. Пришлось остановиться шагах в пяти от трона.

— Отец, — обратился я. Эту речь прокручивал в голове сотню раз, а когда пришло время ее произнести, слова куда-то испарились, видно, без чертовщины тут не обошлось. Воцарилась тишина. — Надеюсь… — снова было начал я, но он оборвал.

— Сэр Макин, — сказал отец, даже не взглянув на меня, — когда я посылаю капитана королевской гвардии вернуть обратно десятилетнего ребенка, то ожидаю его возвращения к наступлению ночи. Возможно, меня устроили бы день или три, если предположить, что данное дитя оказалось чрезвычайно проворным. — Он приподнял левую руку с подлокотника трона, всего на дюйм, самое большее — на два, впрочем, этого вполне хватило, чтобы утихомирить всех, кто находился в зале. Раздавшееся было в разных концах женское хихиканье мгновенно смолкло, потом он вернул руку на железно-деревянный подлокотник.

Макин молча склонил голову:

— Неделя или две для такого поручения говорят о чудовищной некомпетентности, но более чем три года — это уже измена.

Макин вскинул голову:

— Никогда, мой король! Измена — никогда.

— В свое время у нас была причина полагать, что вы подходите для столь высокой должности, сэр Макин, — произнес отец холодно, холодом веяло и от его взгляда. — Итак, объяснитесь.

На лбу Макина бисером выступил пот. Может, он репетировал речь столько же, сколько я. А потом так же подзабыл.

— Принц обладает всеми необходимыми качествами для истинного наследника престола, — начал Макин. Увидел, как нахмурилась королева. Отец, поджав губы, глянул на меня, но мельком, не дав возможности что-либо прочитать во взгляде. — Я обнаружил его во враждебных землях… Ясет… более чем в трехстах милях на юге.

— Я прекрасно знаю, где находится Ясет, сэр Макин, — заявил отец. — Довольно географии.

Рыцарь чуть склонил голову:

— У вашего величества много врагов, как у всех великих мужей в это смутное время. Ни один клинок, даже такой преданный, как мой, не смог бы защитить вашего наследника в землях, подобных Ясету. Лучшей защитой для принца Йорга стал отказ от упоминания о своем происхождении.

Я окинул взглядом придворных. Похоже, речь Макина не оправдывала его, однако то, что он говорил, заинтересовало слушателей.

Отец провел рукой по бороде:

— Значит, вам следовало поскорее вернуться в замок, прихватив с собой засекреченного подопечного, сэр Макин. Никак не пойму, из-за чего возвращение растянулось на добрых четыре года.

— Принц столкнулся с шайкой наемников, ваше величество. Благодаря своим способностям он стал их предводителем. Принц дал мне понять, что если я попытаюсь забрать его, то они убьют меня, а задумаю выкрасть, то не станет таиться и каждому встречному будет говорить, что он принц. Пришлось согласиться на его условия, ведь у него воля Анкратов.

«Самое время вставить словечко», — подумал я.

— За четыре года странствий ваш капитан стал только лучше, — произнес я громко. — Многое из того, что впоследствии может пригодиться при ведении победоносной войны, узнаешь за пределами замка. Мы…

— Меня интересует только результат, сэр Макин, — заявил отец. Его взгляд оставался прикованным к рыцарю. Похоже, мне и рта не стоило открывать. Теперь в голосе отца звучал гнев. — Если бы я сам выехал за мальчишкой, то нашел бы способ вернуться с ним из Ясета в течение месяца.

Сэр Макин низко поклонился:

— Именно поэтому вы заслуживаете трона, ваше величество, в то время как я — простой капитан замковой стражи.

— Вы больше не капитан моей стражи, — объявил отец. — Сейчас сэр Гален занимает эту должность, как когда-то в Доме Скорронов.

Гален слегка поклонился Макину, насмешливая улыбка коснулась губ.

— Может быть, вы захотите бросить вызов сэру Галену и проверить, достоин ли он столь высокой должности? — вопросил отец, вновь трогая бороду с проседью.

Тут явно была ловушка. Отец не желал возвращения Макина.

— Ваше величество уже назначило капитана, — произнес Макин, — я не осмелюсь оспаривать данное решение мечом.

Он тоже понял, что дело нечисто.

— Вы радуете меня. — Король улыбнулся, впервые с момента нашего появления, но то была холодная улыбка. — Во время вашего отсутствия при дворе никаких происшествий не случилось. Вам следует как-то развлечь нас. Не откажите в представлении. — Он сделал паузу. — Позвольте увидеть, чему вы обучились в дороге.

Значит, он все-таки слышал меня.

— Отец… — начал я. И снова он перебил. Мне никак не удавалось переключить на себя его внимание.

— Сэйджес, заберите мальчишку, — приказал король.

На этом все, казалось, закончилось. Язычник взглядом заставил меня безропотно, как ягненка, подойти и встать рядом с ним за тронами. Катрин, побледнев, мельком взглянула на меня и заторопилась к сестре.

Макин и Гален поклонились королю и направились к толпе придворных, которые расступились, образовав проход, ведущий к выложенной из мрамора на полу звезде размахом футов в десять. Встали друг напротив друга, поклонились один другому и обнажили клинки.

В руках у Макина был длинный меч — подарок моего отца, полученный вместе со званием капитана замковой стражи. Отличное оружие, индийская сталь, вобравшая в себя все лучшее от света и тьмы, с вытравленными древними рунами силы. За время, проведенное в дороге, на его лезвии появилось много зазубрин, каждая из которых имела свою историю. Никогда не видел, чтобы кто-то управлялся с мечом лучше, чем Макин. Я надеялся, что и здесь не увижу такого человека.

Сэр Гален стоял неподвижно, держа свой длинный меч наготове, но весьма небрежно. На оружии не было никаких знаков, простой клинок, выкованный из черной туркменской стали.

— Никогда не доверяй туркменскому мечу… — прошептал я.

— Поскольку туркменская сталь впитывает магию, словно губка, и ее края самые острые, — закончил за меня старинное изречение Сэйджес.

У меня был припасен резкий ответ язычнику, но звон столкнувшихся мечей все равно заглушил бы его. Макин атаковал тевтона, сделав низкий ложный выпад, а затем ударил сверху. Он умело обращался с мечом. Клинок был частью его самого, живым существом от острия до эфеса. В яростной схватке Макин прекрасно ориентировался, уходя от поджидающей опасности и вовремя прикрываясь.

Сэр Гален блокировал удары и резко наносил ответные. Их мечи сверкали, кругом разносилась звонкая и резкая песнь металла. Я едва успевал следить за ударами. Гален сражался, точно следуя технике ведения ближнего боя. Все указывало на то, что он, поднимаясь с рассветом, ежедневно оттачивал мастерство на тренировках и поединках. Только победа устроила бы его.

Уже в первые минуты противостояния соперникам не менее сотни раз удалось избежать смерти. Внезапно я осознал, что правой рукой схватился за ствол стеклянного дерева, под пальцами ощутил его гладкую прохладную поверхность. К концу первой минуты я с уверенностью мог констатировать, что Гален победит. Это была его партия. Макин — великолепный боец, но, как и я, привык биться вне замковых стен. Сражался в грязи. Воевал в охваченных огнем деревнях. И везде у него была возможность свободно перемещаться во время боя. Но тут все было по-другому, приходилось сражаться в ограниченном пространстве, и, следовательно, в выигрыше оказывался натасканный в таких условиях Гален.

Макин хотел рубануть Галена по ногам. Но клинок описал слишком малую дугу, и Гален не преминул воспользоваться ошибкой, оставив кончиком туркменского клинка кровавую полосу на лбу Макина. Еще с четверть дюйма — и раскроил бы ему череп.

— Итак, вы начинаете игру, жертвуя конем, принц Йорг, — сказал мне на ухо Сэйджес.

Я вздрогнул. Совсем позабыл о нем. Скользнул взглядом по зеленым листьям вверху.

— У меня нет проблем с жертвами, язычник. — Левой рукой я повел вдоль ствола дерева, легко скользя по гладкой стеклянной поверхности. Звон мечей вклинивался в разговор. — Но я жертвую лишь в том случае, когда получаю что-то взамен.

Дерево оказалось тяжелее, чем я предполагал, и на мгновение мне почудилось, что я не смогу его опрокинуть. Уперся ногами и навалился плечом. Падало оно бесшумно, а затем разлетелось на миллион осколков, посыпавшихся с возвышения. Я славно «поперчил» спины зрителей осколками. Разодетая знать у королевского трона превратилась в вопящую толпу. Благородные леди ощупывали свои головы под бриллиантовыми диадемами и с ужасом смотрели на свои окровавленные и порезанные пальцы. Лорды, одетые по последней моде, завывая, подпрыгивали на ковре из битого стекла в расшитых золотом туфлях.

Сэры Макин и Гален опустили мечи и с недоумением уставились на происходящее.

Когда отец поднялся, все смолкли, несмотря на раны.

Он подчинил себе всех, кроме меня, и, когда король приоткрыл рот, собираясь что-то сказать, я опередил его:

— Умение, которое Макин приобрел в дороге, не касается турнирных игрищ. Войну не выиграть на рыцарских поединках, и благородные манеры на войне не спасут. Уроки Макина освоил и я. К несчастью, сэр Макин скорее умрет, чем оскорбит короля, демонстрируя их. — Я говорил, не повышая голоса. Поэтому все продолжали хранить молчание. — Отец, — я встал так, чтобы видеть его лицо, — я покажу, чему обучился, надрав задницу обласканному тобой тевтону. Если мне с моим вшивым опытом по силам одолеть его, то ты, к общей радости, восстановишь в правах сэра Макина, не так ли? — Я намеренно говорил на дорожный манер, надеясь его разозлить.

— Ты — не мужчина, мальчишка, и твой вызов — оскорбление для сэра Галена и не заслуживает внимания, — прорычал он сквозь стиснутые зубы.

Никогда я не видел его таким разгневанным. Вообще никогда не видел, чтобы он так злился.

— Оскорбление? Возможно. — Я почувствовал, губы вот-вот растянутся в улыбке, и не стал ее скрывать. — Однако я уже мужчина. Три дня назад стал совершеннолетним, отец. Теперь могу жениться. Что очень ценно. Поэтому объявляю поединок подарком к своему совершеннолетию. Не станешь ведь ты нарушать трехсотлетнюю традицию Анкратов, отказывая мне в праве доказать свое возмужание?

Вены на его шее вздулись, руки свело, словно в поисках меча. Не думаю, что в тот момент было безопасно полагаться на добрую волю правителя.

— Если я погибну, место наследника освободится, — продолжил я. — Твоя неразборчивая жена из Дома Скорронов родит следующего сына, а ты наконец-то избавишься от меня. Был отпрыск да сплыл, как мать и Уильям. Не придется посылать нашего дорогого старого отца Гомста бродить по топям в поисках доказательств. — Я воспользовался моментом и отвесил поклон королеве. — Не в обиду вам будет сказано, ваше величество.

— Гален, — взревел отец, — убейте этого дьяволенка, он мне больше не сын!

Вот тут я побежал, под крепкой кожей подошв послышался хруст изумрудно-зеленых листьев. Гален покинул звезду в центре зала, забросил черный меч за спину и от жажды крови испустил воинственный вопль. Он передвигался быстро, но сражение с Макином сказалось на его возможностях не в лучшую сторону. Я столкнул с дороги пожилую леди, упавшую со всего маха навзничь. Пришлось ей выплевывать выбитые зубы, а жемчуг из порванного ожерелья разлетелся в разные стороны.

Придворные больше не путались под ногами, и я продолжил бег, уклоняясь от Галена. Орать он перестал, но сзади раздавался его глухой топот и тяжелое дыхание. У него были очень длинные руки, но мои легкие доспехи и свежие силы давали мне фору. Пока мы бежали, я вытащил меч. В нем было достаточно магии, чтобы оставить зазубрину на туркменском клинке. Я отбросил его в сторону. Лишний вес теперь ни к чему.

Бежать оставалось не много. До левой стены оставалось всего несколько ярдов, Гален догонял.

Я нацелился на одного из стражников, молодого паренька со светлыми баками и приоткрытым ртом. Когда он понял, что я не сверну, было слишком поздно. С размаху я ударил его защитной накладкой правого предплечья. В результате он треснулся затылком о стену и безучастно сполз на пол, больше не интересуясь происходящим. Левой рукой я выхватил у него арбалет, развернулся и выстрелил Галену прямо в переносицу.

Стрела проткнула череп насквозь, но ее наконечник лишь слегка выступил с обратной стороны. Вот что случается, если долго держать арбалет заряженным. В любом случае существенная часть мозгов тевтона вытекла из затылка, он рухнул — мертвее не бывает.

Тишина стояла почти гробовая, если не считать скулеж пожилой леди, распластавшейся у королевского постамента. Прежде чем покинуть Тронный Зал, я посмотрел поверх голов на изрезанных и окровавленных придворных, на распростертого Галена и сверкающие осколки стеклянного дерева.

— Ну как тебе представление, отец? — спросил я. — Помнится, пока Макин отсутствовал, происшествий при дворе не наблюдалось.

И тут впервые в жизни я услышал смех отца. Сначала тихий, потом громче, затем раскатистый хохот, настолько мощный, что королю пришлось ухватиться за трон, чтобы не свалиться.

21

— Все вон. — Хохот отца оборвался внезапно, будто свечу задули. Слова разнеслись в тишине. — Сказано — вон. Сейчас я буду говорить с мальчишкой.

«С мальчишкой», но не «сыном», отметил я про себя.

Все заторопились. Высокопоставленные и наделенные властью лорды и леди, оказывающие помощь раненым стражникам, двое из которых поволокли труп Галена. Макин последовал за ними, хрусь-хрусь-хрусь по разбитому стеклу, — похоже, он решил убедиться, что жизнь окончательно покинула тевтона. Катрин позволила увести себя какому-то придворному рыцарю. Но перед тем, как удалиться, остановилась у королевского трона и посмотрела на меня, будто только теперь осознала, кто я на самом деле. Я отвесил ей небрежный поклон — скорее, машинально, как рука тянется к мечу. Меня задела промелькнувшая на ее лице ненависть, явная и неожиданная, впрочем, иногда немного боли и необходимо: прижечь рану, выжечь инфекцию. На короткий миг каждый увидел другого без маски притворства, словно обнаженные новобрачные на супружеском ложе. Та же слабость, что одолевала меня, когда мы ехали по цветущим зеленью владениям Анкратов, заставила меня обратить на нее внимание. Желание оказаться в плену милого создания проникает внутрь осторожно, мягко и обезоруживает как раз в тот момент, когда тебе нужны силы. Конечно, ее ненависть ранила меня, но я все равно не прервал поклон и смотрел, как она выходит из зала.

Королева, неуклюже спустившись со ступенек возвышения и переваливаясь, словно утка, тоже удалилась в обществе нескольких рыцарей. Когда она встала, я увидел ее выпирающий живот. Сводный брат, по предсказанию Сэйджеса. Наследник трона, если мне суждено умереть. Пока только выпуклость, скорее, намек, но и этого вполне достаточно. Я вспомнил брата Кейна, которому рассекли мышцу на плече, тогда мы бились за деревню Холт.

— Это ерунда, малыш Йорги, — заявил он, когда я предложил прижечь рану раскаленным ножом. — Всего-то деревенский пострел с ржавой тяпкой. Задел чуток.

— Она опухает, — возразил я. — Нужно раскаленное железо. Если, конечно, уже не поздно.

— К чертям собачьим, только не из-за какого-то деревенского недоноска с тяпкой, — не согласился Кейн.

Он умирал в мучениях, этот Кейн. Спустя три дня руку раздуло с мою талию, сочившийся гной был зеленее соплей, а зловоние настолько ужасным, что мы бросили его, вопящего, помирать в одиночестве. «Рана неглубокая» — но, бывает, и легкая царапина проберет до кости, если вовремя не принять мер.

Просто выпуклость. Я наблюдал, как удаляется королева.

Остался только Сэйджес, он то и дело посматривал на остатки разбитого вдребезги дерева. Можно подумать, возлюбленной лишился.

— Язычник, присмотри за королевой, — приказал отец, — возможно, ей потребуется утешение.

Его выпроваживали куда как просто и доходчиво, но Сэйджес, казалось, был слишком растерян, чтобы подчиниться. Он отвел взгляд от сверкающих осколков ствола:

— Сир, я…

«Ты что, язычник? Чего-то хочешь? Да кто ты такой, чтобы желать».

— Я… — То был новый Сэйджес. Контролировал ли он прежде кого-либо, теперь значения не имело. — Вам не следует оставаться один на один, сир. Ма…

«Мальчишка? Ну, скажи, давай, поднатужься».

— Это может быть опасным.

Вот чего не стоило произносить. Думаю, язычник слишком долго полагался на свою магию. Знал бы он моего отца по-настоящему, никогда не сказал бы, что меня надо бояться.

— Вон!

Во взгляде Сэйджеса было нечто большее, чем ненависть. Там, где Катрин продемонстрировала одно чувство, татуированный маг предложил замысловатое многообразие. Там была ненависть, восхищение, возможно, уважение и много чего другого: эдакий коктейль эмоций отобразился в некогда миролюбивых карих глазах.

— Сир. — Он поклонился и направился к двери.

Мы молча смотрели, как он шагает по искрящемуся ковру из осколков. По дороге попадались оброненные веера и напудренные парики. Двери закрылись, приглушенно звякнув бронзой. Мое внимание привлекла отметина на стене за троном. Однажды, хорошо размахнувшись, я метнул топор, но в цель не попал. Он врезался в то место. Кажется, сегодня день воспоминаний о старых отметинах, подзабытых чувствах.

— Мне нужен Геллет, — заявил отец.

Удивительная у него способность озадачивать, просто нельзя ею не восхищаться. Я стоял перед ним как обвинитель, меня тяготило прошлое, а он даже не подумал объясниться, устремив свой взгляд в будущее.

— Геллет не взять, не захватив Красный Замок, — ответил я.

Похоже, один испытывал другого. Это напоминало игру в покер, где что ни реплика — ставка или повышение, блеф или объявление.

— Ловкие приемы у барьера — замечательно. Убил тевтона. Я не думал, что ты справишься. Шокировал мой двор, с ними все понятно, но мы-то знаем, кто есть кто и чего стоит. Но вот справишься ли ты с тем, что действительно представляет ценность? Сможешь ли добыть для меня Геллет?

Мы встретились взглядами. Не унаследовал я его голубые глаза, тут пошел в мать. В этих глазах, всегда холодных, ничего не высмотришь. Даже во взгляде Сэйджеса, когда он был спокоен, я мог копнуть глубже и понять тайный смысл, но в глазах отца не замечал ничего, кроме холодного расчета. Думаю, именно это и вселяло страх — его равнодушие. Я видел злобу и ненависть во всех ее проявлениях. Замечал блеск в глазах палачей, пусть болезненный, но даже в нем проглядывало любопытство, легкий намек на принадлежность к человеческой породе. Такой мог изувечить раскаленным железом, но, по крайней мере, его это захватывало.

— Я добуду тебе Геллет, — ответил я.

Смогу ли? Кто его знает. Из всех соседей Анкратов Геллет был самым неприступным. Вероятнее всего, у лорда Геллетара было намного больше прав на Имперский трон, чем у отца. Из великой Сотни равных Мерлу Геллетару почти не имелось.

Я заметил, что сжимаю кинжал. Просто сгорал от желания обнажить закаленную сталь, вогнать в шею отца, заорать, лишь бы хоть как-то оживить его холодные глаза. «Ты продал смерть матери, ублюдок! Кровь собственного сына. Милый Уильям не успел остыть, а ты уже продал их! Заключил мир в обмен на право вести речную торговлю!»

— Мне потребуется армия, — сказал я, поразмыслив. — Красный Замок просто так не сдастся.

— С тобой пойдет Лесной Дозор. — Отец положил руки на подлокотники трона и откинулся назад, наблюдая.

— Двести человек? — Я крепче сжал эфес ножа. Двести человек против защитников Красного Замка. Да тут и десяти тысяч может не хватить. — Тогда я возьму с собой братьев. — Я следил за его глазами. Они так и остались холодными, бесчувственными, несмотря на слово «братья». Это слабость — желание напомнить ему об Уилле. — Будет тебе Геллет. Добуду Красный Замок. Преподнесу голову лорда Геллетара. За это отдашь мне язычника.

«И назовешь меня сыном».

22

Мы с Макином сидели за столом в таверне «Падший ангел», между нами — кувшин с элем, охрипший бард не прекращал попыток переорать нестихающий гомон посетителей. Вокруг расположились братья вперемежку с простолюдинами из Нижнего Города, любителями азартных игр и распутниками, набивающими здесь животы. Справа восседал Райк, зарывшись мордой в жареную курицу. Похоже, он решил сожрать ее целиком.

— Ты когда-нибудь видел Красный Замок, Йорг? — спросил Макин.

— Нет.

Он рассматривал свой эль. Еще не прикасался к кружке. Было слышно, как Райк зубами дробит куриные кости.

— А ты? — поинтересовался я.

Он задумчиво кивнул, откинулся на спинку стула, перевел взгляд на фонарики у входной двери.

— Когда я служил оруженосцем у сэра Рейлли, то отвозил лорду Геллетару послание. Неделю мы протолкались в гостиных залах Красного Замка, пока Мерл Геллетар не соблаговолил нас принять. Его Тронный Зал заставил бы твоего отца устыдиться.

Толстяк Барлоу, пошатываясь, проковылял мимо, пузо перевалило через крепкий ремень, кусок мяса зажат в одной руке и две кружки эля в другой, по пальцам стекает пена.

— А как насчет самого замка? — Меньше всего меня интересовало дурацкое убранство Тронного Зала.

Макин покрутил кружку, но пить все равно не стал.

— Это самоубийство, Йорг.

— Насколько все плохо?

— Хуже не бывает, — ответил он.

Размалеванная шлюха с выкрашенными хной волосами и кроваво-красными губами взгромоздилась Макину на колени.

— Куда запропастилась твоя улыбка, симпатяшка? — У нее были аппетитные титьки, полные и высокие, стиснутые в лакомый сэндвич кружевным корсажем из китового уса. — Сейчас мы ее отыщем. — Она запустила руки в пышные юбки и подобрала их до талии Макина. — Салли сделает все в лучшем виде. Моему бравому рыцарю не понадобятся мальчишки для разогрева.

Макин сбросил ее на пол.

— Он — сама гора. Только стены выступают наружу, высоченные, смотришь вверх на укрепления — шею ломит. — Макин потянулся за кружкой с элем и обхватил ее руками.

— Эй! — Шлюха поднялась с мокрого пола, вытерев руки о платье. — Со мной так не поступают!

Макин даже не глянул на нее. Черные глаза были обращены ко мне.

— Двери выкованы из железа, толщиной с меч. То, что на виду, составляет меньше десятой части всего замка. Провизии там припасено на долгие годы, подвалы больно глубоки.

Салли оказалась истинной профессионалкой, она переключилась на меня так ловко, как будто именно я был предметом ее страсти.

— Кто же ты? — Она приблизилась, запустив пальцы в мои волосы. — Слишком большая роскошь для того грубияна-наемника, — заявила она. — Уже достаточно большой, пора узнать, что нужно делать с девочками, Салли покажет.

Ее рот оказался рядом с моим ухом, и она стала легкими прикосновениями щекотать шею. Обдало ароматом дешевых духов из лимонного дерева вперемешку с терпким запахом эля и дурманящим сон-травы.

— Какими силами можно его захватить? Сколько человек потребуется, чтобы сровнять с землей, а заодно избавиться от лорда Геллетара?

Макин снова перевел взгляд на фонарики, сжал кружку сильнее — костяшки пальцев побелели. Взревел Райк, глазом не успели моргнуть, как с грохотом на стол свалилось чье-то тело.

— Будь у тебя тысяч десять, — громко продолжил Макин, стараясь перекрыть нарастающий шум. — Десять тысяч, осадные машины и еще куча тому подобного, тогда, может, и захватил бы, потратив год. И то при условии, что тебе удастся сдержать его союзников. С тремя тысячами, если очень повезет, можно взять измором.

Когда Салли, скользнув по моему животу, добралась до пряжки ремня, я схватил ее за руку. Несильно заломив запястье, потянул, чтобы она встала передо мной. Она дышала учащенно и шумно. Глаза зеленые, как у Катрин, но не такие большие и ясные. Наштукатуренная физиономия принадлежала девице ненамного старше меня, лет двадцати, но точно не больше, хотя прежде показалось иначе.

— А если я найду способ попасть внутрь? Что тогда, брат Макин? Сколько человек потребуется для захвата Красного Замка, когда двери будут открыты? — Салли стояла всего в паре дюймов, выходит, я говорил прямо ей в лицо.

— Гарнизон насчитывает около девятисот человек. В основном это опытные воины. Свежее пополнение отправляется стеречь границы и отзывается только после того, как закалится в боях. — Вдруг Макин вскочил, оттолкнув брошенный кем-то стул. Он заскрипел от такого обращения. — Какой сукин сын его бросил? — заорал он.

Я немного поднажал на запястье шлюхи. Другой рукой сдавил горло и притянул еще ближе:

— Сегодня станем звать тебя Катрин, ты покажешь, что нужно делать с девочками.

Глаза, одурманенные сон-травой, прояснились, но в них появился страх. Меня это вполне устраивало. В наличии имелось двести солдат. Оставалось найти кого-то, кто укажет мне потайную дверь, ведущую в Красный Замок.

23

Мою книгу снова сдвинули. Говорю «мою», хотя на самом деле я украл ее из библиотеки отца, когда мы улепетывали из Высокого Замка. Книга сползала, угрожая захлопнуться прямо перед носом.

— Не двигайся, черт возьми, — прикрикнул я.

— М-му-гу-у… — раздалось сонное бормотание Салли, зарывшейся носом в подушку.

Я опять разложил книгу на ее ягодицах и локтями слегка раздвинул ноги. Над краем страницы просматривались едва выступающие бугорки позвоночника, проложившие дорожку вдоль гладкой спины только затем, чтобы затеряться в рыжих завитках волос у шеи. Не могу сказать, была ли книга, лежащая передо мной, интереснее того, что раскинулось под ней.

— Здесь говорится о лощине, ведущей в Геллет, ее называют Ущельем Левкротов, — произнес я, размышляя. — Находится в бесплодных землях у основания Красного Замка.

Утренний свет струился через распахнутое окно. Воздух, наполненный прохладой, вызывал приятные ощущения, подобно глотку эля.

— М-м-м-м, — промычала Салли в подушку.

Бедняжка совсем обессилела. Даже шлюху, оказывается, можно утомить, вот что значит ненасытная молодежь. Никогда раньше у меня не было одновременно и женщины, и кучи свободного времени. Чудное сочетание. Я мог бы много рассказать о том, как здорово не ждать своей очереди или не спешить закончить, прежде чем огонь желания спалит дотла. А еще готовность! Тоже в новинку, хотя и за деньги. Впрочем, в потемках можно вообразить, что все исключительно по взаимной симпатии.

— Если знаешь древнегреческий, а я его знаю, левкрот — чудовище, которое говорит по-человечески, чем и заманивает простаков в ловушку. — Я наклонился, захотелось куснуть Салли за бедрышко. — Опираясь на личный опыт, делаем вывод: любое чудовище, разговаривающее по-человечески, человеком и является. Или являлось.

Ноги, свешивавшиеся с кровати, затекли. Пошевелил пальцами. Иногда это помогало.

Я потянулся за самой старой из трех книг, украденных из библиотеки. Записи Зодчих на пластиковых листах, выплавленных с применением древнего огня. На Востоке ученые заплатили бы сотню золотых за труды Зодчих, но я надеялся получить куда больше.

Лундист обучил меня языку Зодчих. Одолел его за месяц, и наставник даже похвалялся всем без разбора, пока отец не заткнул его одним из тех мрачных взглядов, которыми славился. Старый Лундист утверждал, будто я в совершенстве овладел языком Зодчих и знаю его не хуже любого жителя Разрушенной Империи, но тут он ошибался: в маленькой украденной книжице половина слов была мне непонятна.

Гриф «Только для посвященных» сверху и снизу каждой страницы я, безусловно, разобрал. А как быть с «нейротоксикологией», «канцерогеном» и «мутагеном»? Может, так назывались фасоны шляп в прежние времена? Узнать бы, что это означает. Но все равно интересно. «Боеприпасы», «стратегический запас», «массовое поражение». На предпоследней странице имелась ярко раскрашенная контурная карта с обозначением всех возвышенностей. Наставник Лундист преподал мне основы географии. Знаний хватало, чтобы сопоставить «виды из Красного Замка» на мелкой карте с их подробными описаниями в здоровенной, но скучной «Истории Геллета», чей обтянутый кожей корешок покоился во впадине прелестной и столь аппетитной попки Салли.

Даже когда мне удавалось понять значения слов, предложения оказывались совершенно бессмысленными: «На данный момент утечка бинарного оружия носит эндемический характер. Унарные соединения, более легкие, чем воздух, оказывают едва заметное токсическое действие, несмотря на то что росиосис является распространенным симптомом топологического облучения».

Или на той же странице: «Мутагенные эффекты — распространенные последствия бинарных утечек с ухудшенными потоками». Конечно, можно было бы попробовать как-то присобачить сюда знания греческого, но едва ли это продвинуло бы меня к разгадке, а посему и браться не стоило. Может статься, выкрал всего-навсего старинную книжку сказок.

— Йорг! — позвал Макин из-за двери. — Прибыл эскорт, они хотят проводить тебя к Лесному Дозору.

Салли приподнялась, но я поднажал на нее и уложил обратно.

— Скажи, пусть подождут, — прокричал я Макину.

Лесной Дозор мало чем мог помочь, если только у них не было тысяч десять приятелей, горящих желанием отправиться с нами.

— Боже милостивый, всюду болит. — Салли сделала очередную попытку подняться. — Ой, уже утро. Саммит меня прибьет.

— Тише, кому сказано, черт подери. — Я вытащил монету из лежавшего на столе кошелька и швырнул ей. — Это твоему чертову Саммиту.

Сопротивление было сломлено — она затихла.

— «Утечка бинарного оружия…» — Говори не говори, а смысл от этого не прояснится.

— Значит, ты едешь в Красный Замок? — спросила Салли, подавив зевок.

Я приподнял руку, чтобы шлепнуть ее и заставить заткнуться. Она, естественно, этого не могла видеть, а «История Геллета» прикрывала лучшее место для шлепка.

— Передавай от меня привет всем маленьким красным человечкам, — заявила она.

«Росиосис».

Положил ладонь ей на бедро.

— Маленьким красным человечкам?

— Угу.

Заерзала. Надавил сильнее.

— Маленьким красным человечкам?

— Ну да. — В ее голосе послышались нотки раздражения. — А откуда, ты думаешь, пошло название Красный Замок?

Я рывком присел:

— Макин, давай сюда! — Громковато, должно быть, вся таверна переполошилась. Он не заставил себя ждать, рука на мече. Губы растянулись, когда он увидел обнаженную и развалившуюся на кровати Салли, но руку с клинка так и не убрал.

— Мой принц?

Вот когда Салли действительно собралась подняться. Она уже привстала на четвереньки, тогда как «История» улетела в сторону.

— Принц? О принце разговора не было! Придумал тоже — принц!

Снова пришлось ее уложить.

— Помнишь наш вчерашний разговор, Макин? — спросил я взволнованно.

— Да.

— Не хочешь ли добавить что-нибудь к своему описанию? О тех девятистах опытных вояках? — уточнил я.

Недоумение придало ему сходство с дурачком Мейкэлом.

— Например, какого цвета у них кожа? — добавил я для верности.

— Ах это, — ухмыльнулся он, — румяна во всю рожу? Точно. Они все красные, как вареные раки, все без исключения. Говорят, вода виновата. Думал, все об этом знают.

«Росиосис».

— А вот я никогда об этом не слышал, — заявил я.

— В таком случае твоему отцу надо посоветовать повесить наставника Лундиста, — сказал Макин. — Об этом все знают.

«Чудовища из преисподней».

— Никакой он не принц! — возмущенно воскликнула Салли.

— Тебя оттрахала королевская особа. — Макин отвесил ей легкий поклон.

«Весь красный гарнизон Красного Замка находится в верхней его части». Я вскочил с кровати. «Запасы оружия. Утечка».

— Итак, — вопрошал Макин, — идти уже можем?

Я потянулся за штанами. Салли успела перевернуться, пока я их зашнуровывал, что совсем не пошло мне на пользу. Посмотрел на ее обнаженное тело, нежное в проблесках утреннего солнца. Интересно, стоит ли рисковать Лесным Дозором и братьями, основываясь на каких-то диких предположениях и сомнительных догадках.

— Скажи, буду через час. — Я поспешил перейти от шнурования к расшнурованию. — Передай, я буду готов через час.

Салли откинулась на подушки и улыбнулась:

— Принц, верно?

Покувыркаться еще чуток в кровати показалось мне отличной идеей.

24

— Доброе утро, капитан Коддин! — Я спустился с лестницы, настроение приподнятое, правда, до полудня рукой подать.

Капитан церемонно поклонился, губы плотно сжаты. В дальнем углу заприметил младших из братьев: Роддарта, Джоба и Сима. Похоже, похмелье они переносили плохо. Под столом храпел Барлоу.

— Думал, вы вернулись в Челни Форд, капитан, защищать наши границы от нападений жуликов и воров, — добродушно усмехнулся я.

— Мне высказали неудовлетворение несением службы, усердия, мол, мало проявлял. Кое-кто при дворе посчитал, что гарнизон не воспрепятствовал проникновению многочисленных жуликов и воров. Поэтому мне поручили сопроводить вас в город Крат. — Он указал на входную дверь. — Вы готовы, принц Йорг?

Определенно он мне нравился. Даже странно. Обычно я мало к кому испытываю теплые чувства. Вот что значит хорошее настроение. Ничто не смягчает лучше ночи, проведенной в обществе шлюхи.

Итак, Коддин с четырьмя солдатами вывели нас через Западные Ворота. Со мной отправились Макин и Элбан, который был поумнее многих братьев, несмотря на почтенный возраст. Еще захватил нубанца. Зачем — сам не знаю, может, просто потому, что тот сидел у барной стойки и грыз яблоко, а на коленях примостился арбалет. Этого оказалось достаточным — и мы пошли вместе.

Ехали по Старой Дороге через Реннатский лес, миль двенадцать строго по прямой линии. Еще бы, ведь Старую Дорогу проложили римляне много столетий тому назад.

Коддин — впереди, за ним спешили его подчиненные, мы же примостились в хвосте, наслаждаясь прекрасным деньком. Макин заставил своего Огненного Прыжка идти рядом с Герродом, хотя жеребцам это не очень нравилось.

— Тебе следовало оставить сэра Галена мне, Йорг, — сказал Макин.

— Думаешь, ты смог бы его одолеть? — спросил я.

— Нет, тевтон превосходно владел мечом. — Он вытер рукой рот. — Лучший из тех, с кем мне приходилось скрещивать клинки.

— Да не лучший он, — не согласился я.

С минуту помолчали. Элбан решил вмешаться:

— Макин не смог кого-то одолеть? Сэр Макин? Не верю. — Из-за его шепелявости вышло не «сэр», а «шэр».

Повернувшись в седле, Макин глянул на Элбана.

— А ты поверь. Ставленник короля порядком поднапряг меня. Зато Йорг выбил из него мозги. — Он кивнул в сторону нубанца. — Арбалетом. Гордись.

Нубанец провел по металлической вставке, касаясь ликов языческих богов, рука черная, словно сажей вымазанная.

— Нечем здесь гордиться, Макин.

Никогда я не понимал чернокожего. То он казался таким же простаком, как Мейкэл, то поражал глубиной мысли. Странный тип.

— Мейкэл, — я решил разузнать о нем, — так что же произошло с нашим любимым идиотом? Он действительно помер? Забыл спросить раньше.

— Мы оставили его в Норвуде, Йорс. По всему выходило — не жилец со своим распоротым брюхом, но за жизнь цеплялся упорно, стонал не переставая, — ответил Элбан. Он вытер слюну, попавшую на подбородок.

— Слишком тупой, чтобы быстро откинуться, — заметил я, он осклабился.

— Пришлось волочить его в дом на самом краю города. Малыш Райки так и рвался его прирезать, только чтобы заткнуть ему пасть.

Посмеялись.

— И все же, Йорг, если серьезно, надо было оставить Галена мне, — сказал Макин. — Поступи так, и сидел бы ты сейчас преспокойненько при дворе. Ведь ты все еще наследник трона. Потом, глядишь, сосватали бы ту разбитную принцессу. Красный Замок, скорее, смертный приговор за долбаное дерево. Ну и за то, что упомянул о неразборчивости скорронской женушки. Твой отец не из тех, кто прощает.

— Все верно, Макин, — ответил я. — Если бы «преспокойненько сидеть при дворе» устраивало меня, я бы позволил тевтону взять верх. К счастью для тебя, я хочу победить в Войне Ста, объединить Разрушенную Империю и заделаться императором. Захват Красного Замка двумя сотнями воинов станет для меня первым куском этого большого пирога.

Мы перекусили у столба-указателя, расположившись вблизи кромки леса. Баранину для завтрака мы под шумок прихватили на кухне «Падшего ангела». Все еще отирая руки от жира, мы въехали под тень деревьев. Тут росли огромные дубы и буки с потускневшими, прихваченными осенними заморозками, темно-красными листьями. Под копытами шуршала палая листва, передние лошади напряженно сопели. Неожиданно я почувствовал боль, будто острый шип впился под кожу. Говорят, сколько ни странствуй, не избавишься от магии долин Анкрата.

Я зевнул, да так, что челюсть хрустнула. Ночью поспать не больно получилось. Под плащом стало жарковато, и я позволил Герроду перейти на легкую рысь, нужно было встряхнуться.

Одолевали воспоминания о гладкой и нежной коже ее рук. Беззвучно шевеля губами, я повторял ее имя, словно пробуя на вкус.

— Катрин? — спросил Макин. Я вскинул голову — оказывается, он за мной наблюдал, как обычно, недовольно приподняв брови.

Я отвернулся от него. Слева раскинулись заросли терновника, беспорядочно обступившего стволы трех вязов. Однажды ночью в грозу терновник преподал мне трудный урок.

«Убей ее».

Я резко повернулся в седле, но Макин отстал, они с нубанцем подшучивали друг над другом.

«Убей ее — и станешь свободным».

Казалось, голос доносится из густых ветвей терновника. Я расслышал его, несмотря на шорох листвы под лошадиными копытами.

«Убей ее». Древний голос, сухой, поражающий своей беспощадностью. На мгновение я представил Катрин: по белоснежным зубам стекает кровь, расширенные недоумевающие глаза. Нож, вогнанный по самую рукоять ей в живот, горячую кровь, заструившуюся по моим пальцам.

«Яд действует бесшумно».

Последняя фраза могла принадлежать и мне, и терновнику.

«Сила не дается без жертвоприношения. За каждое проявление слабости приходится платить». Теперь точно я. Заросли кустарника остались позади. Похолодало.

Лесной Дозор обнаружил нас довольно быстро, зря я волновался, что они не сумеют. Патруль из шести человек, одежда черного и зеленого цветов, выехал из-за деревьев и потребовал назвать причину, по которой мы едем по королевской дороге.

Я не стал дожидаться, пока Коддин представит меня.

— Я хочу встретиться с командиром Лесного Дозора.

Они переглянулись. Думаю, не будь с нами Макина, нацепившего кое-что из вещичек, принятых при дворе, — типа отполированных до зеркального блеска доспехов, в которых он собирался показаться моему любимому папаше, — нас приняли бы за шайку оборванцев. Взять хотя бы мои старые дорожные доспехи. Элбан и нубанец выглядели не лучше: с таким прикидом прямая дорога на виселицу без суда и следствия.

Заговорил Коддин:

— Это Йорг, принц Анкрата, наследник трона.

Не будь на нем соответствующей формы, вряд ли бы нам поверили, но ничего не попишешь, пришлось. Они были явно ошарашены.

— Ему необходимо встретиться с командиром Дозора, — подтвердил Коддин.

Оцепенение спало, нас препроводили в глубь леса оленьими тропами. Пришлось ехать шаг в шаг, ветки хлестали по лицу, и мне это надоело — я спешился. Дозорные продолжили движение, не сбавляя темпа. Никакого почтения к королевской особе и ее тяжелой амуниции.

— Кто сейчас командир Дозора? — спросил я, задыхаясь и громко лязгая доспехами; медведям вряд ли удастся впасть в зимнюю спячку.

Один из дозорных обернулся — пожилой, кряжистый, как деревья вокруг:

— Лорд Винсент де Грен. — Он сплюнул в кусты, демонстрируя презрение к начальству.

— Ваш отец назначил его этой весной, — раздался голос капитана Коддина у меня за спиной. — Полагаю, в наказание за какую-то провинность.

Лесной Дозор обосновался недалеко от водопада Ралоу, на равнине, где извилистая река Темус ускорялась, чтобы обрушиться с двухсотъярдового уступа у подножия горы. С дюжину просторных хижин из бревен, крытых гонтом, виднелось среди деревьев. Заброшенная мельница, обложенная гранитной брусчаткой, возвышалась над водопадом — это была своего рода крепость командира Дозора.

Несколько десятков вояк вышли посмотреть, как мы цепочкой подъезжаем к командному пункту. Похоже, с развлечениями тут негусто.

Пока мы привязывали лошадей, пожилой дозорный отправился доложить о нас. Не слишком торопился, пришлось подождать. Холодный ветер гнал опавшие листья. Остальные дозорные оставались рядом, их черно-зеленые плащи хлопали на ветру. Вооружены они были в основном короткими луками. С длинным луком, цепляющимся за ветви деревьев, не получится хорошо прицелиться. Никаким Робин Гудом тут и не пахло, у всех суровые лица, прикончат любого нарушителя границы, не задумываясь.

— Принц Йорг. — Дверь крепости распахнулась, на пороге показался разодетый в горностаевые меха мужчина, его пальцы вцепились в ремень из золотых пластин.

— Лорд Винсент де Грен, я полагаю. — Я одарил его лицемернейшей из своих улыбок.

— Итак, вы прибыли сюда, чтобы передать приказ, из-за которого нам всем предстоит умереть. И все потому, что какой-то вздорный мальчишка дал отцу обещание! — Он сказал это громко, чтобы все слышали.

Следует отдать должное лорду Винсенту — он сразу перешел к главному. Это мне понравилось, точно понравилось, зато не понравилось, как он говорил. По недовольной физиономии лорда Винсента выходило, что все вокруг на вкус — сплошная кислятина. Хотя, судя по его виду, интерес к еде и мехам он не утратил. Я бы дал ему около тридцати, впрочем, по толстякам возраст определить трудно: морщины сглажены.

— Вижу, новости разносятся быстро.

Я не удивился бы, если б узнал, что возню с Красным Замком отец устроил только для того, чтобы я проиграл. Он и сам не верил, что я на это способен — просто хотел польстить моему самолюбию. Или, скорее, тут ощущалось влияние женщины, возможно, той самой женщины, которая все еще обижается за «скорронскую неразборчивость». Женщины, которая привыкла после любовных ласк выведывать чужие секреты. Женщины, которая способна отправить гонцов в Реннатский лес и даже в Геллет.

Размашистым шагом я приблизился к командиру:

— Любопытно, лорд де Грен, последуют ли ваши люди за вами на верную смерть? Весьма впечатлен тем, как быстро вы завоевали их доверие. Слышал, в Лесной Дозор попадают специально отобранные люди, закаленные и выносливые. — Я приобнял его за плечи. Ему не понравилось, но принцам позволено многое. — Пройдемся.

Ответить мне отказом было невозможно. Я повел его вдоль реки вниз по течению туда, где за легкой дымкой тумана исчезала река Темус.

— Следуйте за нами! — крикнул я остальным. — Это не секретная беседа.

Мы остановились на уступе из мокрых камней, в пятидесяти ярдах от бывшей мельницы, где вода, пенясь на скалах, стремительно падала в водопад.

— Принц Йорг, я не… — начал было лорд Винсент.

— Эй ты, иди сюда! — Я убрал руку с плеча де Грена и указал на пожилого дозорного, сплюнувшего при упоминании имени командира. Пришлось кричать громко, чтобы перекрыть рокот реки.

Он приблизился, встав рядом с нами у самого края.

— Кем считаешь ты сего горделивого дозорного, командир?

На лицах толстяков легко угадываются чувства. Ну, по крайней мере на лице лорда Винсента. Его мысли можно было понять по движению бровей, дрожанию двойного подбородка, перетеканию складок шеи.

— Я…

— Тут две сотни паршивцев. Конечно, всех в лицо вы вряд ли знаете, — заявил я сочувственно. — Как твое имя, дозорный?

— Кеппен, ваше высочество, — ответил он. Видно, меньше всего на свете ему хотелось быть сейчас здесь: он напрягся, отчаянно ища выход.

— Прикажите ему прыгнуть, командир Дозора, — потребовал я.

— Что… Что? — Лорд Винсент мгновенно побледнел.

— Прыгнуть, — повторил я, — прикажите ему прыгнуть в водопад.

— Что? — Казалось, из-за рокота воды у лорда Винсента возникли проблемы со слухом.

Кеппен взялся за рукоятку кинжала. Весьма предусмотрительно.

— Если вашим людям предстоит умереть за какое-то глупое обещание, которое мальчишка дал отцу, то будет разумно, если мальчишка убедится в том, что ваши приказы выполняются, даже если ведут к неминуемой гибели, — пояснил я. — Скажете еще раз «что», выпотрошу вас прямо здесь и сейчас.

— Ч… Но, мой принц… Принц Йорг… — Он попытался засмеяться.

— Прикажите ему прыгнуть, сейчас же! — гаркнул я в лицо де Грену.

— П-прыгай!

— Не так! Постарайтесь быть убедительней. Он не будет прыгать, если вы просто предложите ему это сделать.

— Прыгай! — Лорд Винсент приказал, как подобает истинному лорду.

— Уже лучше, — отметил я, — а теперь еще раз, с чувством.

— Прыгай! — завопил лорд Винсент Кеппену. Цвет его лица вновь изменился, стал пунцовым. — ПРЫГАЙ! Прыгай, черт тебя дери!

— Будь я проклят, черта с два! — проорал Кеппен, выхватив из ножен смертоносную сталь и осторожно отступив назад.

Я пожал плечами:

— Недостаточно хорошо, лорд Винсент. Совсем нехорошо! — Благодаря моему дружескому толчку лорд полетел вниз. Ни единого звука. Даже всплеска не было никакого.

Теперь я действовал стремительно. Два шага — и уже держал одной рукой Кеппена за горло, второй — за запястье, блокируя возможный удар ножом. Застал его врасплох, еще шаг — и он оказался над краем обрыва, ноги болтаются над бездной, и мой захват вокруг шеи — единственное, благодаря чему он все еще жив.

— Итак, Кеппен, — спросил я, — умрешь ли ты за нового командира Дозора? — Улыбка тронула мои губы, но не думаю, что он ее заметил. — Самое время сказать «да», и лучше всего не только сказать, но и подумать, поскольку на свете есть много вещей похуже быстрой смерти.

Он прохрипел «да».

— Коддин, — я указал всем на него, — теперь ты — новый командир Дозора.

Я помог выбраться Кеппену и направился к крепости. Все последовали за мной.

— Когда я потребую, чтобы вы умерли за меня, я очень надеюсь, что вы уточните, где это сделать и когда. Но я не буду с этим торопиться, это было бы слишком расточительно. Лесной Дозор — двести самых опасных солдат Анкрата, отец должен об этом знать.

То была не просто лесть. В лесах лучше их не сыщешь. С хорошим командиром они были самыми умелыми рубаками во всей армии, к тому же смышлеными — они не станут прыгать только потому, что так приказано.

— Командир Дозора Коддин поведет вас в Геллет. — Я видел, сколько губ скривилось. Долгим был прыжок лорда Винсента или нет, для них я все еще оставался мальчишкой, а Красный Замок — самоубийством. — Вы подберетесь к Красному Замку миль на двадцать, не больше. Придется провести недели две в Оттонских лесах, вырубая лес для осадных машин, любой патруль, приблизившийся к вам, должен быть уничтожен. Когда время придет, командир Коддин даст вам новые распоряжения.

Я отвернулся, открыл дверь в крепость:

— Коддин, Макин!

Они последовали внутрь за мной. Прихожая больше походила на домашнюю столовую, на столе лежали остывший гусь, хлеб и осенние яблоки. Я взял яблоко.

— Премного благодарен, принц Йорг. — Коддин отвесил еще один из своих церемониальных поклонов. — Вы спасли меня от поездки в качестве эскорта в Крат, теперь у меня будет время насладиться зимними блужданиями по лесам Геллета. — Уголки его губ тронула едва различимая улыбка.

— Я поеду с вами. Нет худа без добра. Но это строжайшая тайна, поэтому позаботьтесь, чтобы о ней хоть кто-нибудь прознал.

— И куда же мы направляемся на самом деле? — спросил Макин.

— В Ущелье Левкротов, — ответил я, — переговорить с чудовищами.

25

Мы вошли в Высокий Замок через Старые Ворота вместе с полуденным солнцем, бьющим нам в затылки. Фамильный меч я положил поперек седла, и никто не рискнул преградить нам дорогу.

Лошадей мы оставили на Западном Дворе.

— Проследи, чтобы их хорошо подковали. Впереди у нас долгая дорога. — Я похлопал Геррода по бокам и отдал его парнишке-конюху.

— У нас гости, — сказал Макин, положив руку мне на плечо. — Осторожнее.

Он кивнул в сторону двора. Сэйджес спускался по ступенькам главной башни, крошечная фигурка в белой мантии.

— Уверен, наш крошка-язычник научится любить принца Йорги, как и все остальные, — ответил я. — Если его приручить, он может пригодиться.

Макин нахмурился:

— Лучше уж приручить скорпиона. Я тут расспросил народ о том стеклянном дереве, которое ты недавно разбил. Оно не просто безделушка. Он его вырастил.

— Он меня простит.

— Он его вырастил из камешка, Йорг. Из зеленой бусинки. Два года корпел над ним. Поливал кровью.

Сзади раздалось хихиканье Райка, было в нем что-то детское, чего никак не ожидаешь услышать от такого громилы.

— Своей кровью, — уточнил Макин.

Еще несколько братьев прыснули от смеха. Историю о сэре Галене и стеклянном дереве слышали все.

Сэйджес остановился в метре от меня и пристально оглядел братьев, кое-кто из них еще не успел передать лошадей, остальные придвинулись ближе. Язычнику пришлось задрать голову, чтобы полностью обозреть Райка.

— Почему ты убежал, Йорг? — спросил он.

— Принц, для тебя он принц, языческий пес. — Макин шагнул вперед, наполовину обнажив клинок. Сэйджес окинул его мягким завораживающим взором, Макин безвольно опустил руку, исчерпав все угрозы.

— Почему убежал?

— Я не убегал.

— Четыре года назад ты сбежал из родительского дома. — Голос звучал напевно, братья зачарованно внимали ему.

— На то была причина, — сказал я. Непонятно, куда он клонит.

— Какая причина?

— Кое-кого надо было прикончить.

— И ты его убил? — спросил Сэйджес.

— Убил многих.

— Но убил ли ты того, кого хотел?

— Нет.

К сожалению, граф Ренар все еще дышал.

— Почему?

Почему ничего не сделал?

— Ты навредил ему? Затронул его интересы?

Ничего такого не было. Вообще-то, если посмотреть со стороны на то, что мы делали эти четыре года, то легко прийти к выводу, что я, напротив, защищал интересы Ренара. Вместе с братьями я преследовал барона Кенника, мешая ему осуществить свои планы. В Маббертоне подавили недовольство, со временем грозившее перерасти в восстание…

— Я убил его сына. Вонзил нож в Марклоса, плоть от плоти Ренара, его наследника.

Сэйджес слегка улыбнулся:

— Вернувшись, ты попал под мою защиту, Йорг. То, что управляло тобой, отступило.

Могло ли это быть правдой? Вроде не лжет. Я вглядывался в его лицо, но видел лишь причудливые знаки на чужом языке. Книга открыта, вот только прочесть ее я не мог.

— Я в силах помочь тебе, Йорг. Могу вернуть тебе самого себя. Верну тебе твою волю.

Он протянул руку ладонью вверх.

— Своей волей я распоряжаюсь сам, — возразил я. Если тебя гложут сомнения, воспользуйся чужой мудростью. Взять хотя бы Ницше. Одних лучше убеждать ножом — особенно если уметь им пользоваться, других проще треснуть по башке философским камнем.

Я подсунул руку снизу и сжал его пальцы.

— Выбор всегда остается за мной, язычник, — сказал ему. — Вздумай кто-то управлять мной, я бы догадался.

— Догадался?

— Если б узнал… Если бы я узнал о таком человеке, то сделал бы ему так больно, что красные людишки с Востока прибежали бы у меня поучиться жестокости. — Я говорил, понимая, что получается неубедительно. По-детски.

— Не я управлял тобой, Йорг, — произнес Сэйджес.

— Тогда кто? — Я сжимал его пальцы, пока не услышал хруст костей.

Он пожал плечами.

— Если меня околдовали, то я найду того, кто это сделал, и убью. — Я почувствовал отголоски старой боли, изводившей меня в пути, она царапала от виска к виску, за глазами, словно осколок стекла. — Но все это выдумки, моя воля принадлежит мне, — заявил я уверенно.

Он снова пожал плечами и зашагал прочь. Я глянул на свою руку. Оказывается, правой я сжимал кисть собственной левой, между пальцев выступила кровь.

26

Как только Сэйджес покинул Западный Двор, я сразу отправился на мессу. После разговора с язычником мне захотелось прикоснуться к римской церкви, ощутить запах ладана и утвердиться в нерушимости ее постулатов. Если Всевышний всесилен, то естественно было бы предположить, что и у церкви кое-что припасено для достойных и, будем надеяться, не совсем достойных, но успевших припасть к лону. Даже если все это не так, мне все равно нужен был священник.

Мы вошли в часовню, — оказалось, здесь распоряжается отец Гомст. Хоровое пение прервалось, когда по намытым мраморным полам застучали сапоги. Монашки поспешно скрылись, отступив в тень, подальше от плотоядных взглядов братьев и зловония, исходящего от нашей компании. Гейнс и Сим, сняв шлемы, склонили головы. Остальные высматривали ценности подороже.

— Извините за вторжение, отец. — Я сунул руку в купель у входа, омыв святой водой кровь. Жжет, однако.

— Принц! — Он положил книгу на аналой и, посмотрев на нас, побледнел. — Этим людям… здесь не место.

— Тише. — Я шел по проходу между рядами, глаз не оторвать от изумительно расписанного потолка, приближаясь, я повернулся вполоборота и поднял руку с раскрытой ладонью. С нее скатились капли воды. — Разве все они не сыны Божьи? Раскаявшиеся дети, вернувшиеся за прощением?

Остановившись перед алтарем, я бросил взгляд на братьев у двери:

— Положи назад, Роддат, или в ящике для пожертвований окажутся твои пальцы.

Роддат извлек серебряный подсвечник из-под дорожного плаща, больше похожего на серые лохмотья.

— По крайней мере, вон тот, — трясущимся пальцем отец Гомст указал на нубанца, — точно не из стада Господня.

— Даже не черная овца? — Я встал рядом с Гомстом. Тот вздрогнул. — Что ж, у вас будет возможность обратить его в свою веру за время пути.

— Мой принц?

— Вы будете сопровождать меня в Геллет, отец Гомст. Дипломатическая миссия. Удивлен, почему король не поставил вас в известность. — Если честно, я совсем не удивился, потому что солгал. — Выезжаем прямо сейчас.

— Но…

— Пойдемте! — Я направился к двери. Преодолев замешательство, священник пошел следом. По походке было заметно, что он не горел желанием присоединиться к нам.

Братья тоже начали покидать церковь, Райк, словно прощаясь, провел рукой по стенам, усыпальнице, иконе.

Обзаведясь священником, я решил поскорее убраться из замка. Приказал Макину как можно быстрее запастись провиантом и вернулся с Гомстом на Западный Двор.

— Не стоило брать нубанца в дипломатическую миссию, принц. Или кого бы то ни было из этих, — прошептал Гомст, спеша рядом. — Знаете ли, он пьет кровь христианских священников для своей магии.

— Неужели? — Первая интересная новость, услышанная когда-либо от Гомста. — Да я и сам могу немного колдовать.

Священник опять побледнел:

— Идолопоклонничество, мой принц.

Мы прошли еще немного, и он сказал:

— Если так оно и есть, то лучше бы вам сжечь чернокожего, тогда Господь благословит наш путь.

Через час с набитыми под завязку и притороченными к седлам сумками мы прискакали в Старый Город. Тут нас поджидал Сэйджес. Он стоял в одиночестве на обочине булыжной мостовой. Я подъехал к нему, но мое беспокойство еще не улеглось. Он заронил зерно сомнения. Я уверял себя, будто проявил силу воли, оставив на время в покое графа Ренара, ведь главное — победа в битве за трон. Но иногда, как, например, сейчас, я сам в это не больно верил.

— Вам следует принять мою защиту, принц, — заявил Сэйджес.

— Раньше как-то обходился и без нее.

— Да, но теперь вы направляетесь в Геллет, желая упрочить положение своего отца.

— Совершенно верно. — Вокруг храпели лошади братьев.

— Если некие силы посчитают, что вы способны одержать победу, то они остановят вас, — пояснил Сэйджес. — То, что вело вас все эти годы, постарается укрепить ослабленную связь. Возможно, священник чем-то сможет помочь. Раньше, по крайней мере, его присутствие помогало. Был, так сказать, талисманом, но теперь это в прошлом, его облачение просто скрывает пустоту.

Всадник, подъехав вплотную, лошадью потеснил Геррода:

— Что, думаешь, напугало мертвеца на болотах, Йорг? — Сэйджес говорил убежденно, ни тени сомнения.

— Я. — Хватил через край, заведомо не веря тому, что сказал.

— Злой мальчишка? — Сэйджес покачал головой. — Мертвец узрел более темную силу в твоем сердце.

— Нет, он испугался меня.

— Не отвергай мою защиту. Ты можешь достичь таких высот, о которых даже не мечтаешь.

Меня стала одолевать легкая сонливость, я почувствовал себя неуверенно в седле.

— Ведьмак — повелитель сновидений, — произнес мрачный голос у моего плеча. — Ведьмак — повелитель сновидений.

Нубанец вскинул арбалет, мускулы на черной руке напряглись.

— Я узнал тебя, ведьмак из снов, и твоя магия не подействует на мальчика.

Сэйджес отпрянул, знаки, вытатуированные на лице, съежились.

Одолевавшую сонливость как рукой сняло.

— Ты — это он. — Вспышка озарила мое сознание, расставив все по местам. — Ты отправил братьев в тюрьму отца. Послал охотника убить меня.

Я ухватился за арбалет нубанца, вспомнив, как тот забрал его у охотника в сарае грозовой ночью. Охотника-ведьмака.

— Ты послал охотника убить меня. — Остатки магии окончательно развеялись. — Теперь твое оружие в руках моего охотника.

Сэйджес повернулся и поспешил к воротам замка.

— Молись, чтобы не застал тебя здесь по возвращении, язычник, — тихо произнес ему вслед. Если он меня услышал, то, может, последует моему совету.

Мы ни разу не обернулись на город.

Дождь застал нас на равнинах Анкрата и преследовал всю дорогу на север к гористым границам с Геллетом. Не единожды в пути случалось промокнуть, причем дожди, как только мы покинули земли отца, стали такими холодными, что пробирали до костей. Но это никак не отразилось на аппетите Барлоу и нраве Райка. Барлоу наяривал так, словно бросал вызов каждой порции жратвы, а Райк брюзжал, казалось, из-за каждой упавшей дождевой капли.

По моему приказу отец Гомст исповедал всех братьев. После того как Красный Кент рассказал, чем занимался и почему его так прозвали, Гомст попросил освободить его от этих исповедей. А после нашептывания Лжеца он стал умолять об этом.

Дни сменяли друг друга. Длинные однообразные дни с холодными ночами. Я проводил их в мечтах о Катрин, вспоминая ее лицо, даже мелькнувшую жестокость в глазах. По вечерам мы подкреплялись варевом Гейнса — он умудрялся делать его разнообразным. Толстяк Барлоу взвалил на себя уход за лошадьми, проверял их копыта и щетки.[7] Причем делал это всегда тщательнейшим образом. Возможно, так он отрабатывал свое излишнее обжорство, но, сдается мне, дело заключалось в его нездоровой боязни остаться без средства передвижения. Мы продвигались все дальше, в лишенные растительности горы. И вот дождались — дождь прекратился. Лагерь мы разбили на высокогорном перевале, я присел рядом с нубанцем полюбоваться закатом. Нубанец, склонившись над арбалетом, нашептывал ему на родном языке древние тайны.

Дня два пришлось вести лошадей под уздцы по отвесным склонам, оказавшимся слишком крутыми и каменистыми. Здесь могли скакать разве что горные козлы.

Перед входом в Ущелье Левкротов возвышалась огромная колонна, обхватом ярда в два. И раза в два она была выше самого ущелья. Верхушка обломана, не иначе постарался какой-то гигант. Осколки разбросаны повсюду. Колонна испещрена письменами — похоже, латинскими, но еле различимыми, прочитать почти ничего не удалось.

У колонны мы остановились передохнуть. Я забрался повыше, чтобы обратиться к братьям, заодно хотел осмотреть окрестности.

Я приказал разбить лагерь. Гейнс развел костер и загремел горшками. В ущелье дул ветерок, промасленная ткань палаток слабо колыхалась. Снова начал накрапывать дождь, редкий, мелкий, но холодный. Такой не побеспокоит Райка, который развалился на камнях недалеко от колонны и оглашал округу таким храпом, будто в лесу деревья пилили.

Я стоял, глядя на отвесные скалы. Выше были пещеры. Много пещер.

Пока я изучал скалу, ветерок теребил мои волосы, заплетенные в длинные косички с бронзовыми амулетами на концах. Нубанец постарался, уверяя, что это удержит злых духов на расстоянии. Оставалось побеспокоиться о духах добрых.

Я стоял, выставив перед собой меч Анкратов, и сам не знал, чего ждать.

Внизу люди и лошади стали проявлять беспокойство. Ни возгласов, ни ржания, но все принялись смотреть на склоны. Беззубый Элбан, потрепанный непогодой не меньше скал, молодой Роддат, бледный и рябой, Красный Кент со всеми своими тайнами, коварный и скрытный Лжец, Толстяк Барлоу и остальные — словом, моя шайка оборванцев. Нубанец у колонны и рядом с ним Макин. Ладно, не шайка, а отряд моих братьев. Все взволнованны, но почему — не понять. Гомст приготовился бежать, но не знал куда. У братьев нюх на опасность. Уже проверено. Если все обеспокоены, жди неприятностей. Больших неприятностей.

27

ПРОТОКОЛ СУДА НАД СЭРОМ МАКИНОМ ИЗ ТРЕНТА

Кардинал Хелот, папский обвинитель: Станете ли вы отрицать разрушение Векстенского Собора?

Сэр Макин: Нет, не отрицаю.

Кардинал Хелот: А разграбление Нижнего Мерка?

Сэр Макин: Нет, само собой, не отрицаю, еще не отрицаю ограбление Верхнего Мерка.

Кардинал Хелот: Отметьте в протоколе, обвиняемый насмехается над судом.

Секретарь суда: Отмечено.

Когда последние лучи солнца погасли, появились чудовища. Вначале темнота поглотила ущелье, затем все смолкло, только слышен был легкий ветерок. Макин опустил руку мне на плечо. Я вздрогнул и тут же разозлился на себя за проявленную слабость и на Макина, напугавшего меня.

— Там наверху. — Он кивнул влево.

Внутри одной из пещер я увидел пятно света, оно, словно глаз, наблюдало за нами в ночи.

— Это не огонь, — сказал я. Вряд ли такое ровное свечение способно обогреть.

Пока мы смотрели, свет переместился, резкие тени скользнули вдоль уступов.

— Фонарь? — Толстяк Барлоу шагнул вперед, встав рядом и раздувая щеки от внезапного страха. Братья обступили нас.

Странный свет показался на склоне, в то время как пещера, из которой он появился, скрылась в темноте. Подобно холодной звезде, свет отбрасывал яркие лучи во все стороны.

Сразу за светом спускалась какая-то темная фигура, может быть, того, кто нес фонарь.

Мы наблюдали за его неспешным приближением. Порыв ледяного ветра с силой рванул плащ, будто пытаясь привлечь к себе мое внимание.

— Ave Maria, gratia plena, dominus tecum, benedicta tu in mulieribus! — забормотал в ночи «Аве Марию» старый Гомсти.

Страх неизвестности немного отступил.

— Матерь Божия! — воскликнул Макин, словно пытаясь избавиться от ужаса. Мы все были во власти страха, совершенно не представляя, что медленно спускается к нам по невидимой скале.

Возможно, братья бросились бы наутек, но куда?

— Факелы, черт подери! Быстрее! — Я преодолел оцепенение, не понимая, почему до сих пор ничего не предпринимал. — Быстрее! — Я обнажил меч. Тут все зашевелились. Стремглав понеслись к тлеющему костру, спотыкаясь на неровностях почвы. — Нубанец, Роу, Барлоу, проверьте, не идет ли кто с флангов. — По правде сказать, я даже не сомневался, что нас будут атаковать с флангов.

— Вон там! Вон за той вершиной! — Нубанец показал арбалетом.

Что-то там есть, нубанец не из тех, кто напрасно поднимает тревогу. Пока мы следили за странным светом, нас окружали. Незатейливо, как в популярной на базаре игре «Поцелуй и спрячься». Высунься, отвлеки лопуха приятной мордашкой, подберись сзади, незаметно обворуй.

Ярко вспыхнули факелы, все похватали оружие.

Свет приблизился, и мы наконец разглядели, что это было. Ребенок, чья кожа излучала сияние. Девочка шла размеренным шагом, каждый дюйм светлого тельца расплавленным серебром сиял из-под лохмотьев.

— Ave Maria, gratia plena! — Отец Гомст забормотал громче, молитвенно обращаясь к небесам в надежде на защиту.

— Аве Мария, — эхом вторил я, — действительно благодатная.

Глаза девочки излучали серебристый свет, кожа переливалась. От ее хрупкой красоты перехватило дыхание.

За ней вышагивало чудовище. При других обстоятельствах именно на него и стоило в первую очередь обратить внимание. То была некая пародия на человека, только намек на сынов Адама. Он походил на нас не больше, чем корова на лошадь. Огонь факелов высветил все его безобразие, не пропустив ни единой мелочи. Человекоподобное существо было не менее семи футов роста. Всего на несколько дюймов выше Малыша Райки.

Лжец вскинул лук, его узкая физиономия скривилась от отвращения. Я перехватил его руку прежде, чем он успел прицелиться в чудовище.

— Нет. — Я хотел прежде поговорить с ними. К тому же вряд ли выпущенная стрела могла всерьез поранить нашего нового друга.

Грудная клетка чудовища напоминала покрытый складками красной кожи бочонок галлонов на сто. Сильно выпирающие ребра соединялись в области сердца.

Свет от девочки добрался до нас, коснулся, словно холодный поцелуй. Я почувствовал, что он проникает в мое сознание. Когда девочка заговорила, было такое впечатление, что я слышу голос самих скал. Ее шаги гулко отдавались в коридорах моей памяти. В некоторых местах детям лучше не появляться.

Я заглянул в ее отливавшие серебром глаза, и тень на мгновение скользнула по ее лицу.

— Добро пожаловать в наш лагерь, — сказал я.

Я выступил вперед, чтобы поприветствовать гостей, и, оставив братьев, вошел в яркое сияние ребенка. Чудовище растянуло пасть в подобие улыбки — широкий оскал волчьих клыков. Глаза кошачьи, на свету зрачки сужаются, потом расширяются вновь.

Я обогнул красавицу и встал напротив чудовища. Мы оценивающе смотрели друг на друга. Я пробежал взглядом по выпирающим мускулам, испещренным пульсирующими венами и грубыми шрамами. Его ручищей можно было славно отобедать. На каждой ладони по четыре пальца, считая большой, толщиной с ручонку девочки. Он мог ухватить меня рукой за голову и раздавить.

Неожиданно для себя я сгруппировался и с криком прыгнул на чудовище, ударив его головой в лицо. Он отпрянул назад, споткнулся об обрушенную породу скалы и упал. Я засмеялся. Никак не мог остановиться.

— Зачем? — Девочка выглядела удивленной. Наклонила голову, тени заколебались.

— Затем что… — Нужно было поскорее прийти в себя, ведь чудовище уже поднялось.

«Зачем?» Я не сразу нашелся, что ответить.

— Затем… потому что черт с ним. Просто он такой огромный ублюдок… — Я перестал смеяться. Он привел меня в замешательство. По сравнению с ним я опять почувствовал себя маленьким.

Я посмотрел на нее сверху вниз:

— Я выше тебя. Но разве ты боишься?

— Я боюсь, — заявила она. — Не потому, что ты выше, Йорг. А потому, что тебя подстерегают опасности. Я не могу прочесть твою судьбу. Твои весы могут качнуться в любую сторону.

Ее слова — словно бальзам на раны.

— Замечательное пророчество, девочка, — сказал я. — Охватывает все, но ничего не значит. — Я вложил меч в ножны. — Итак, ты знаешь мое имя. А сама не представишься? Или у левкротов нет имен?

— Джейн, — ответила она, — а это Горгот, предводитель подгорного царства.

— Замечательно. — Я слегка поклонился им. — Может, вашим друзьям стоит выйти из укрытий, тогда у моих братьев не будет повода стрелять по теням.

Горгот посмотрел на меня узкими и беспощадными кошачьими глазами:

— Сюда! — Голос прозвучал даже ниже, чем я мог себе представить.

Когда чудовища вышли, стало ясно, что они окружили весь лагерь, а некоторые из них подобрались пугающе близко. Армия левкротов выглядела как войско оживших горгулий и прочих гротескных созданий, слетевших со стен готических соборов. Тут и двух одинаковых чудовищ не сыщешь. Казалось, их делали по человеческому подобию, но неумелой рукой. Таких огромных и крепких, как Горгот, я среди них не заметил. Кожа левкротов была покрыта гнойными язвами, а изуродованные сморщенные конечности — разросшимися наростами и омерзительными опухолями.

— Господи Исусе, Горгот, да Малыш Райки в сравнении с твоими друзьями почти красавчик, — сказал я.

Макин подошел ближе, свет Джейн на мгновение ослепил его. Прикрыв лицо рукой, он осмотрел Гор гота сверху донизу.

— А вот и сэр Макин, — представил я, — рыцарь при дворе короля Олидана, ужас…

— Человек, которому можно доверять, — высокий голос Джейн перебил меня, — данное им слово нерушимо.

Она перевела свои серебряные глаза на меня, и я снова ощутил на плечах груз ответственности.

— Ты хочешь пройти в сердце горы, — заявила девочка.

— Да. — Я не мог этого отрицать.

— Ты несешь смерть, принц Анкрата, — сказала она.

Горгот зарычал, словно скалы столкнулись друг с другом. Ребенок положил светящуюся руку на его запястье.

— Ты посеешь смерть независимо от того, поможем мы тебе или откажем. — Она не спускала с меня глаз. — Что предложишь взамен?

Должен отметить, она превосходно играла свою роль. Я не знал, сработает мой план или нет, но ничего хорошего предложить им не мог.

— Я припас для вас один подарочек, — ответил я, — но, если он вам не подходит, попробую придумать что-нибудь еще. А сэра Макина заставлю подтвердить. Он ведь человек слова. — Я улыбнулся. — Когда я увидел это место на карте… — Я замолчал, с нежностью припоминая обстоятельства, при которых это произошло.

— Салли… — прошептала девочка, вспомнив вместе со мной таверну.

Меня это поразило. Не очень-то приятно иметь дело с девочкой, которая копается в твоей голове, открывает запретные двери, по-детски осуждает тебя и освещает те места, которые должны оставаться темными. Хотелось избавиться от нее, очень сильно хотелось.

Я заговорил:

— Когда я увидел ущелье на карте, то подумал: «Вот место, забытое Богом». И тогда я понял, чем могу с вами обменяться. Я привез вам Бога. — Я повернулся и указал на отца Гомста. — Привез спасителя, благодать причастия. Привез благословение, катехизис, исповедь — все, что нужно для спасения ваших уродливых душонок.

Гомст по-девчоночьи взвизгнул и пустился наутек. Нубанец ухватил его за пояс своей черной рукой и перекинул через плечо.

Я ждал ответа Джейн, но сделку заключил Горгот.

— Мы заберем священника. — Его голос заставил мое сердце сжаться. — И проведем вас к Великой Лестнице. Но некроманты все равно найдут вас. Обратно вы не вернетесь.

28

Говорят, у Красного Кента черное сердце, — может, так оно и есть, но те кто видел, как он топором и ножом расправился с дорожным патрулем, шестью нехилыми мужиками, скажут что это мастер своего дела.

— Некроманты? — Я устало тащился за Джейн, за мной шел Горгот. В моих книгах о некромантах ничего не сказано.

— Они командуют мертвецами. Маги…

— Я знаю, кто это, — перебил я Горгота. — Но что они тут делают?

— Их привлекает гора Хонас, — ответила Джейн. — В ее сердце таится смерть. Древняя магия. Она помогает им.

Пещеры левкротов выглядели убого. Когда мне исполнилось семь лет, а Уильяму — пять, наставник Лундист тайно возил нас в пещеры Падерака. Тайком от всего двора юные наследники Анкрата пробрались в глубины подземелья и попали в изумительный зал с колоннами. Он напоминал кафедральный собор, здесь чувствовалась благодать Божья. Я до сих пор помню великолепие этого места. Просторным залам левкротов недоставало утонченности, мастерства исполнения, присущего подобным сооружениям в других местах. Мы шли по коридорам, выложенным камнями Зодчих, — давно утраченное искусство литья в формах. Свет Джейн позволил рассмотреть древние своды, местами покрытые трещинами, с проступающим кое-где известняком. Чтобы миновать обвалившиеся блоки размером с ломовую лошадь, нам пришлось идти в обход, спускаясь все глубже и глубже к основанию горы. Мы как черви стремились в недра земли.

— Хватит стонать, священник. — Роу подошел к нубанцу со спины и пригрозил старому Гомсти ножом. Заточенное железное лезвие напугает кого угодно.

Отец Гомст издал продолжительный скорбный вопль, и его повторило многократное эхо. Пришлось повернуть назад, это было необходимо. Я должен был убедиться, что мой подарок в целости и сохранности — если Роу прирежет его, нам нечего будет дать чудовищам.

— Тише, отец, — обратился я к нему.

И оттолкнул руку Роу с ножом. Он сердито зыркнул на меня, этот рябой Роу с косыми глазами.

— Ты всего лишь сменишь стадо, отец, — сказал я. — Может, новая паства выглядит чуток тупее, но кто знает, какие они внутри? Уверен, достойнее Роу.

Нубанец, что-то проворчав, дернул плечом и поменял положение свисавшего с него отца Гомста.

— Да опусти ты его, — приказал я. — Пусть сам идет. Сейчас мы послушные и растерянные, нам не до побегов.

Нубанец поставил старого Гомста на ноги. Тот посмотрел на меня, физиономия мрачная, не поймешь, о чем думает.

— Это неправильно, Йорг. Торгуют золотом, а не людьми. Он — святой человек. Рассказывал о белом Христе.

Гомст с ненавистью взглянул на нубанца, я и не подозревал, что он на такое способен, ведь не назвался же тот Люцифером, не отрастил рога.

— Ничего, теперь о Христе он сможет поговорить с Горготом, — заявил я.

Нубанец ничего не ответил, лицо отрешенное.

В его молчании было что-то, что заставило меня объясниться. Хотелось заручиться поддержкой чернокожего. Так бывало и с Макином, правда, реже.

— Но ведь это не навсегда, — успокоил я нубанца. — Он сможет вернуться домой, если пожелает. Достаточно заработать на пропитание и карту, а там вперед, в путь.

Нубанец одарил меня улыбкой, показав полумесяц белоснежных зубов.

Я поспешил вперед, внутренний голос тихо нашептывал обо всем сразу: о слабости, которая острее клинка, о заточенном лезвии ножа, убивающем в мгновение ока, о раскаленном железе, прижигающем рану, чтобы подавить заражение. Вот только о любви к ближнему голос молчал.

Когда я приблизился к Джейн, ее сияние ненадолго потускнело, и она отшатнулась, глубоко вздохнув. Я усмехнулся, представив, как она падает со скалы. Сработало даже лучше, чем предполагал. Девочка вскрикнула и закрыла глаза.

Горгот встал между нами:

— Держись подальше от нее, принц Тьмы.

Я шел за тенями, и они вели нас все глубже. Мы шагали за ними по широким туннелям, растянувшимся на целые мили, и сводчатые потолки сменяли друг друга. Какие-то параллельные пятна ржавчины проступали по всей длине проходов. Я затруднялся объяснить их происхождение, можно было только предположить, что по скрытым железным трубам люди когда-то прокачивали тайное топливо Зодчих.

Мы распрощались с Джейн и остальными ее сородичами (с нами остались только двое) на берегу такого широкого озера, что серебряный свет девочки не достиг противоположного берега. Без Зодчих здесь явно не обошлось. Камень уступил место воде, над поверхностью виднелась лишь острая ступенька, своды стали ровными, словно потолок без украшений. Народец Джейн двинулся к своим жилищам из дерева и шкур, примостившимся у самой воды. Впереди шагал Горгот, его рука лежала на плече отца Гомста.

Джейн остановилась, скользнув взглядом по двум уродцам, которые остались с нами во избежание недоразумений. Ничего не произнесла, но я понял — она отдавала им последние распоряжения.

— Мне на прощание ничего не скажешь, малышка? — спросил я, преклонив колено и едва сдерживая приступ безудержного смеха. — Никаких пророчеств? Ничего для этого свинтуса? Подойди, загляни в глаза. Ослепи будущим.

Она встретилась со мной взглядом, ее свечение действительно ослепляло, но я не стал отворачиваться.

— Каждый твой выбор — ключ к очередной двери, но я не могу заглянуть туда.

Я почувствовал, как во мне вскипает злость, и рыкнул на нее, чтобы быстрее подавить:

— Там должно быть еще что-то.

— На твоем плече лежит рука Тьмы. Сознание искажено. Искажение в твоих воспоминаниях. Искажение, искажение, затягивающее меня внутрь, затягивающее…

Я схватил ее за руку. Это было большой ошибкой, потому что прикосновение одновременно и обожгло, и прошибло холодом до кости. Стерпел бы, но силы меня покинули. В последнюю секунду я видел только глаза ребенка.

— Когда повстречаешься с ней, беги. Просто беги. Больше ничего. — Казалось, я сам это сказал, хотя слышал, что это Джейн. Упал.

Очнулся я от света факелов.

— Наконец-то он пришел в себя.

Физиономия Райка маячила перед глазами.

— Господи Исусе, Райк, ты что, снова полоскал глотку крысиной мочой? — Я оттолкнул в сторону отвратительную рожу, но воспользовался его плечом, чтобы встать. Братья, сидевшие рядом, начали подниматься, прихватив свои пожитки. Со стороны озера подошел Макин, за ним возвышался Горгот.

— Не стоит прикасаться к Пророчице левкротов! — сказал великан с ухмылкой, но по глазам видел — он был рад, что все обошлось.

— Я запомню.

Горгот задержался, сердито глянул на меня и пошел впереди с просмоленным факелом размером с небольшое дерево.

Теперь путь лежал строго наверх. Толстый слой осевшей в туннеле пыли имел привкус горького миндаля. Мы одолели меньше мили, потом проход расширился, превратившись в просторный коридор, испещренный каменными рвами непонятного назначения, несколько ярдов в ширину и глубиной в человеческий рост. Перед выходом из коридора стояла прикрепленная к стене деревянная клеть, створки ее были связаны веревкой. В центре, прижавшись друг к другу, сидели малыши. Два левкротика. Горгот распахнул дверцу:

— Выходите.

Обоим не больше семи, если считать года по числу летних сезонов, как это принято в подземельях левкротов. Ничем не прикрытые тощие мальчики вышли наружу, судя по всему — братья, младшему лет пять. Из всех левкротов, которых я видел, эти меньше всего напоминали чудовищ. На коже черно-красные полосы, как у индийских тигров. Темные ороговевшие наросты торчали из локтей, точно ногти на пальцах. Старший посмотрел на меня, глаза — сплошная чернота, белка нет, ни малейшего намека на радужную оболочку или зрачок.

— Детей нам не надо, — заявил Макин. Сунул руку в карман, достал кусок сушеного мяса и бросил братьям. — Пусть лезут обратно.

Мясо упало к ногам старшего мальчика, внимательно наблюдавшего за Горготом. Младший, замерев, пристально смотрел на еду. Кожа да кости, сказал бы я о нем, все ребра пересчитаешь.

— Они для некромантов, не тратьте понапрасну свою еду. — Низкий голос Горгота отдавался болью в ушах.

— Жертвоприношение? — поинтересовался нубанец.

— Они все равно не жильцы, — заявил Горгот. — В них нет силы левкротов.

— А по мне так вполне здоровы, — произнес я, — особенно если их подкормить разок-другой. Надеюсь, это не обычная зависть, ведь они не так уродливы, как остальные.

Меня не особо волновало, что Горгот сделает с детишками, но я воспользовался случаем, чтобы уколоть его.

Горгот согнул руки, раздалось шесть громких щелчков костяшек пальцев — так трещат бревна в костре.

— Ешьте.

Оба мальчика набросились на еду, рыча, словно псы.

— Левкроты рождаются беззащитными, наши дары мы получаем по мере роста. Это происходит очень медленно. — Он махнул в сторону мальчиков, слизывавших следы сушеного мяса с камня. — У этих двоих изменения левкротов произошли в два раза быстрее, чем полагается в их возрасте. И теперь дары у них будут проявляться все быстрее и быстрее, слишком быстро. Никто не выдержит таких изменений. Мне доводилось такое видеть. У людей это называется «вывернуться наизнанку». — Что-то в его кошачьих глазах убеждало, что он и впрямь видел такое. — Будет лучше, если они послужат подношением и удержат некромантов подальше от наших пещер. Пусть лучше заберут этих, чем схватят тех, кто мог бы еще пожить. Их ждет быстрая смерть и долгий покой.

— Если ты так говоришь, значит, так оно и есть. — Я пожал плечами. — Пошли дальше. Не терпится увидеть этих ваших некромантов.

Мы последовали за Горготом. Мальчишки носились рядом, и я заметил, как нубанец извлек из глубины своей шерстяной туники сушеные абрикосы и угостил детей.

— Слушай, а план-то у тебя есть? — зашептал на ухо Макин. Я и не заметил, когда он подошел.

— Что? — Я как раз наблюдал за младшим — он уворачивался от ботинка Лжеца, вздумавшего дать ему пинка.

— Я о некромантах, какой у тебя план? — зашептал Макин.

Не было никакого плана, просто еще одно препятствие, которое нужно преодолеть.

— В былые времена мертвые оставались мертвыми, — сказал я. — Читал об этом в библиотеке отца. Все разговоры о расхаживающих мертвецах были только легендами. Даже Платон упоминал без содрогания о мертвых в дальних землях за рекой Стикс.

— Негусто ты почерпнул из книг, — заявил Макин. — Я отлично помню дорогу в топях. Похоже, призраки не читали твоих книжек.

— Нубанец! — позвал я. — Нубанец, поди поясни сэру Макину, почему мертвые теперь никак не успокоятся.

Он присоединился к нам, арбалет перекинут через плечо, тело благоухает гвоздичным маслом.

— Нубанские мудрецы говорят, что все из-за приоткрытой двери. — Он помолчал, облизывая розовым языком белоснежные зубы. — Есть дверь, ведущая к забвению, разделяющая миры, словно занавес, мы проходим через нее, когда умираем. Но в День тысячи солнц слишком многим людям нужно было пройти через дверь, и, толкая друг друга, они сломали ее. Теперь занавес истончился. Пошепчешь, наобещаешь, что нужно, и можешь вернуть мертвого обратно.

— Теперь ты все знаешь, Макин, — заметил я.

Он нахмурился, скривил губы:

— А план?

— Ох! — было ответом.

— Каков план? — Иногда Макин мог быть раздражающе настойчив.

— Как обычно. Будем их просто бить, пока не перестанут подниматься.

29

Брату Роу можно доверять. Он не струсит и пошлет стрелу из короткого лука куда надо, ввяжется в драку на ножах, окропив рубаху чужой кровью. Соврет, обманет, украдет, прикроет вашу спину. Вот только глаза. Его добрым глазам никогда не надо доверять.

Похоже, Зодчие питали отвращение к лестницам. Горгот вел нас наверх через горы опасными тропами, вгрызавшимися в стены бесконечных вертикальных шахт. Зодчие, должно быть, отращивали крылья или, подобно индийским пророкам, умели парить в воздухе усилием воли. Кирками они прорубили в камне стволы шахт, узкие, грубо отесанные, с едва обозначенными на них ступеньками. Осторожно взбирались все выше, руками касаясь стен, держась поближе один к другому, страшась резких движений, чтобы не свалиться. Будь подземелья освещены, стоило бы кое-кого из братьев пощекотать мечом, чтобы пошевеливались, но тьма скрывала грешных, оставалось одно — обманываться тем, что невидимый пол всего в каких-то двадцати футах.

Странно, чем глубже пропасть, тем сильнее она притягивает. Это притяжение на грани здравого смысла, когда дух захватывает от мысли о стремительном полете в бездну. Каждое мгновение я чувствовал непреодолимое желание соскользнуть вниз.

Горгот вроде бы меньше всего подходил для подобного восхождения, но оно ему давалось легко, или он старался произвести такое впечатление. Маленькие левкроты резвились передо мной, словно соревнуясь, кто перепрыгнет больше ступенек; хотелось спихнуть их вниз.

— Почему они не убегают? — поинтересовался я у идущего впереди Горгота. Он не ответил. Скорее всего, падение мальчишек в пропасть не вписывалось в его план жертвоприношения. — Ты ведешь их на смерть. Почему они следуют за тобой? — сказал я, адресуя вопрос его широченной спине.

— Спроси их сам. — Рокот Горгота в шахте был подобен дальнему раскату грома.

Я ухватил старшего за шею и приподнял над бездной. Он почти ничего не весил. Мне хотелось отдохнуть. От бесконечного подъема мышцы ног полыхали огнем.

— Как тебя зовут, маленькое чудовище? — спросил я.

Он посмотрел своими глазищами, казавшимися чернее и шире зияющего справа проема.

— Зовут? Никак не зовут. — Голосок высокий, нежный.

— Так не пойдет. Нужно дать тебе имя, — сказал я. — Я принц, поэтому могу это сделать. Тебя будут звать Гог,[8] а братишку — Магог.

Я обернулся, глянул на сопевшего сзади Красного Кента, пребывающего в недоумении, которое явственно просматривалось на его деревенской физиономии.

— Гог, Магог… Господи Исусе, священника бы сюда, он-то способен оценить шутку на библейскую тему! — воскликнул я. — Никогда бы не подумал, что стану скучать по отцу Гомсту!

Я обратился к юному Гогу:

— Почему ты веселишься? Ведь старый добрый Горготик ведет тебя на съедение мертвецам.

— Я могу с ними сразиться, — тихо пояснил Гог. — Так гласит закон.

Если он и чувствовал себя неуютно оттого, что его держат за шею, то виду не подавал.

— А что с маленьким Магогом? — Я кивнул в сторону брата, сидевшего на корточках выше нас. — Он тоже собирается сражаться? — Я усмехнулся, даже представить не мог, как эти двое станут биться с некромантами.

— Буду его защищать, — заявил Гог и крутанул мою руку так сильно, что я поскорее опустил его на ступеньку, иначе мы оба могли упасть.

Он тут же подбежал к брату и опустил полосатую руку на его полосатое плечо. Притаились, словно мышки, наблюдая за мной своими черными глазами.

— Может, это какое-то состязание, — раздался сзади голос Кента.

— Спорю, младшенький продержится дольше, — проорал Райк и разразился хохотом, посчитав, наверное, что удачно пошутил. Едва не поскользнулся, только поэтому заткнулся.

— Если хочешь победить в игре, Гог, тебе придется позволить маленькому Магогу самому позаботиться о себе. — Внезапный порыв холода разметал мои волосы и прошелся по шее. — Пусть докажет, что сумеет, тогда, возможно, я предложу некромантам нечто большее, чем твоя никчемная душонка.

Горгот продолжил взбираться наверх, братья молча последовали за ним.

Я тоже двинулся вперед, почесывая внезапно начавшие зудеть шрамы от колючек на предплечьях.

Я насчитал тысячу ступенек и все из-за того, что скука одолела, хотя начал считать минут через десять после начала подъема. Ноги стали ватными и слишком неуклюжими, чтобы нащупывать ступеньки, доспехи потяжелели, словно свинцовые. Брат Гейнс принялся уговаривать Горгота сделать привал, но, оступившись, полетел в зияющую пустоту, пронзительно вопя секунд десять, пока невидимое дно не заткнуло его.

— Скоро и остальные по всем этим ступенькам так же дойдут до Великой Лестницы! — Я сплюнул накопившуюся слюну вслед почившему брату Гейнсу.

Макин ухмыльнулся мне и откинул с глаз взмокшие от пота волосы:

— Может, дальше нас понесут некроманты.

— Нам понадобится новый повар. — Красный Кент тоже сплюнул в шахту, где исчез Гейнс.

— Хуже Гейнси никто кухарить не сможет. — Толстяк Барлоу едва шевелил губами. Обессилев, он сполз по стене на ступени. Такой краткой хвалебной речи в честь Гейнса от толстяка, который поглощал его кулинарные творения в больших количествах, я не ожидал.

— Райк был бы хуже, — возразил я. — Я прямо вижу, как он готовит ужин с таким же усердием, как сжигает деревню.

Гейнс был отличным малым. Однажды, когда я только присоединился к братьям, он вырезал мне из кости флейту. В дороге всегда принято поминать своих мертвецов проклятьем и насмешкой. Если бы нам не нравился Гейнс, мы бы просто промолчали. Я чувствовал себя глупцом, потому что позволил Горготу идти слишком быстро. Горько от этого стало, но пришлось смириться, ведь впереди поджидают некроманты, уж они не преминут испытать нас на прочность.

До вершины лестницы мы добрались без потерь. Горгот провел нас сквозь череду пустых залов с многочисленными колоннами. Там свободно гуляло эхо, а потолки нависали так низко, что Райк мог дотянуться до них, если бы захотел. Широкие извилистые уступы вели вверх из одного зала в другой, и все они были похожи друг на друга — такие же пыльные и пустые.

Запах усиливался постепенно, помалу, поэтому я не припомню, когда ощутил его впервые. Зловоние смерти имеет множество оттенков, но я был убежден, что узнаю старуху с косой во всех ее образах.

Мы уходили все глубже, и толщина пылевого покрова увеличивалась, кое-где достигая не менее двух дюймов. Попадавшиеся кости чуть ли не наполовину скрывались в пыли. Причем костей становилось все больше, сначала мы наткнулись на один череп, потом сразу на три. Из треснувшего камня Зодчих сочилась вода, и пыль превращалась в серую грязь, которая стекала в маленькие лужицы. Я поднял череп из грязи. Он освободился с довольным чваканьем, грязь, как сироп, вытекла из пустых глазниц.

— Так где же твои некроманты, Горгот? — спросил я.

— Мы как раз подходим к Великой Лестнице. Они найдут нас, — ответил он.

— Они вас уже нашли.

Она скользнула из-за ближайшей ко мне колонны, женщина из сновидений. Она плавно двигалась над неровным каменным полом, словно ступая по натянутому шелку. Густой и мягкий голос бархатом коснулся уха.

Похоже, ни один меч не остался в ножнах. Нубанец вскинул арбалет и взвел тетиву, натренированные мышцы руки вздулись черным шаром. Некромантка не обратила на него внимания. Она нехотя отпустила колонну, как будто не желала расставаться с возлюбленным, и повернулась ко мне. Сбоку учащенно дышал Макин. В женщине ощущалась сила и хрупкость, молоденькие принцессы часто рисуют подобные силуэты в своих альбомах. На ней были навешаны ленточки; нанесенные краской рисунки опоясывали тело, образуя серые кельтские узоры на черном фоне.

«Когда встретишь ее, беги».

— Приятная встреча, моя госпожа. — Я отвесил ей придворный поклон. «Просто беги».

— Горгот, ты привел нам гостей и привез подарки! — Ее смех отозвался у меня покалыванием в паху. «Ничего больше. Просто беги».

Она предложила свою руку. Я секунду колебался.

— А ты кто такой? — Глаза, полыхнув огнем, стали зелеными, как напоминание о далеком Тронном Зале.

— Принц Онорос Йорг Анкрат, — я взял ее руку, холодную и тяжелую, и поцеловал, — к вашим услугам.

— Челла.

Темное пламя пронеслось по моим венам. Она улыбнулась, и я понял, что такая же улыбка появилась на моем лице. Подошла ближе. От такой близости меня захлестнула волна восхищения. Вдохнул ее аромат: горький привкус древних гробниц, смешанный с горячим и терпким запахом крови.

— Сначала младшенький, Горгот, — произнесла женщина, не отрывая от меня взгляда.

Краешком глаза я увидел, как великан огромной ручищей обхватил Гога.

Внезапно воздух стал ледяным. Раздался скрежет камня о камень, отчего у меня тоже заскрипели зубы. Показалось, что зал вздохнул с облегчением и вместе с этим вздохом вверх взметнулись струйки тумана, духи, кружась бледными спиралями вокруг нас, мгновенно стали обретать форму. Я почувствовал, что палец завяз в какой-то дряни внутри черепа, который оставался у меня в руке.

Скрежет прекращался, как только все кости оказывались на своих местах. Первый скелет восстал в сложном танце взаимного сочленения, за ним следующий. Струйки тумана скрепляли кости, соединяя их в призрачную пародию на плоть.

Я видел, как Гог внезапно начал биться и извиваться, пытаясь вырваться из безжалостной хватки Горгота. Когда первый скелет направился к маленькому Магогу, тот не шелохнулся. Пытаясь высвободиться, Гог совсем разошелся. Рев, который он издал, прозвучал, скорее, комично — слишком высоковато взял, — но он был полон гнева.

Некромантка, скользнув по мне рукой, обняла. Не могу сказать, что я испытал в тот момент. Мы повернулись, чтобы посмотреть на битву Магога.

Детеныш левкротов был скелету по колено, не больше. Он увидел, как можно спастись, или подумал, что увидел, и бросился вперед. Нельзя ожидать от пятилетнего ребенка слишком многого. Мертвец схватил его костлявыми пальцами и небрежно бросил в колонну. Магог, сильно ударившись, обагрил ее кровью. Но не заплакал. Попытался подняться, когда второй скелет шагнул к нему. Кусок детской кожи содрался мгновенно, обнажив красную плоть на плече.

Я отвел взгляд. Даже несмотря на прижавшуюся ко мне податливым телом Челлу, это зрелище вызвало во мне горечь, сам не пойму отчего. Я отыскал глазами бьющегося Гога. Теперь Горгот удерживал его обеими ручищами, очень сомневаюсь, что даже я смог бы высвободиться, держи он меня только одной. Но оказывается, я не представлял, какой силой обладает такое маленькое существо.

Скелет держал Магога одной рукой и двумя костлявыми пальцами собирался выдавить ребенку глаза.

Впечатление было такое, словно разразилась гроза, только не пойму где, может, внутри меня. По безлунному ночному небу метались молнии, выхватывая из темноты фрагменты земли. Голова наполнилась рыданиями ребенка, который все не успокаивался, даже когда я прикрикнул на него. Я напряг все мышцы, пытаясь сдвинуться с места, но тело словно парализовало. Тернии удерживали меня. Оставаясь в объятиях некромантки, я следил, как пальцы скелета приближаются к черным омутам глаз маленького левкрота.

Когда костлявая рука разлетелась на части, я был удивлен не меньше остальных. Только большому арбалетному наконечнику под силу сделать такое. Нубанец повернул голову в мою сторону и отвел взгляд от своего оружия. Я увидел белый полумесяц его улыбки, и тело обрело подвижность. Я ударил снизу вверх, резко и сильно. Черепом заехал прямо по лицу некромантки, раздался восхитительный хруст.

30

Что ни говори, а нубанец — кремень. Не встречал человека надежнее. Хозяин своему слову. Многие братья обращались к нему за советом. Обычно у людей с большой дороги совести ни на грош, но он никого не осуждал и никому не рассказывал, что о них думает.

Я освободил ножны и, повторяя дугу фамильного меча, оказался перед некроманткой. Мой клинок особенный, о нем говорят, что он заставит кровоточить даже ветер. Но острие рассекло пустоту, издав шипящий, словно при порезе, звук.

Некромантка стремительно откинулась назад, ничего не поделаешь — достать ее я не сумел. Трюк с черепом, бесспорно, застал ее врасплох, но я не надеялся, что смогу с такой же легкостью закрепить успех.

Я съездил черепом ей прямо по переносице: именно там было сплошное месиво. Ни кровинки, но из темного пятна плоти выползло несколько сотен копошащихся червей.

Большинство братьев все еще находились в оцепенении, которое недавно сковывало и меня. Нубанец заряжал арбалет новой стрелой. Макин наполовину обнажил меч. Горгот отпустил Гога.

Некромантка глубоко вздохнула, словно рашпиль проскрежетал по железу, в глотке заклокотало.

— Это, — произнесла она, — было ошибкой.

— Очень жаль. — Я постарался придать голосу беспечность и сделал выпад.

Она скользнула за колонну, и я пронзил каменную кладку.

Гог стремительно бросился к Магогу и вырвал своего маленького братца из руки скелета. Я успел заметить бледные отметины от пальцев мертвеца на шее детеныша.

Наплевав на осторожность, я двинулся вокруг колонны, но оказалось, что некромантка непонятным образом перебралась к следующей, расположенной в пятистах ярдах.

— Я не каждому встречному разрешаю применять ко мне магию, — объявил я, слегка ударив Райка. По нему трудно было не попасть. — Эй, Райк! А ну, навалились!

Райк, зашевелившись, не стал тратить время на разговоры, а недовольно взвыл — нечто среднее между криком потревоженного моржа или медведя, разбуженного во время зимней спячки. Прямо напротив него два скелета склонились, чтобы дотянуться до братьев-левкротов, которые в обнимку сидели на пыльном полу. Возвышаясь над обоими скелетами, Райк ухватил по черепу в каждую руку. Столкнул их, раздался хлопок, и они развалились на части.

Что-то неразборчиво прорычав, Райк затряс руками:

— Холодно! — Слова выскакивали из него, словно плевки. — Чертов лед!

Поворачиваясь к некромантке, я думал съязвить, но осекся. Ее лицо шевелилось. Тело сморщилось, судорожно вздрагивая. То, что прежде пленяло взор, теперь выглядело как восхитительно истощенный труп. Она устремила на меня взгляд, в котором сверкала жажда убийства. Рассмеялась, словно мокрые тряпки захлопали на ветру.

Но со мной уже стояли братья. Горгот с места не сдвинулся. Маленькие левкроты скорчились в полутьме.

— Нас много, а ты одна, моя госпожа. К тому же чертовски уродлива, поэтому лучше отступи в сторонку, позволь пройти, — заявил я. Не надеялся, что она так сделает, но говорят ведь: попытка не пытка.

Кишащая червями плоть растянулась в улыбку так широко, что обнажились кости черепа. Вдруг ее лицо пошло рябью, и мы увидели, как оно преобразилось в лицо вопящего во время падения Гейнса.

— Мертвых много, дитя, — сказала она, — и я позволю вам пройти в их царство.

Температура воздуха упала, и, похоже, не было предела этому падению. Сначала стало неуютно, затем больно, дальнейшее показалось полнейшим бредом, причем на все ушло несколько секунд. Звук нарастал. Дурацкий скрежет, сопровождавший воссоздание из разрозненных костей скелетов, действо, окутанное призрачным туманом, поднимавшимся повсюду. От скрежета хотелось повыбивать себе зубы. Факел в руке Макина сдался в борьбе с холодом и погас.

Туман окутал всех, мы различали только тех, кто был совсем рядом. Скелеты надвигались медленно, как в ночном кошмаре. Если бы не горящий факел Горгота, мы бы остались в кромешной темноте.

Я ударил мечом первого атакующего. Ледяной холод проник в меня через рукоять, но я не собирался сдаваться. Надо больше двигаться, тогда не замерзну. Скелет рассыпался на мелкие кусочки. Времени порадоваться этому у меня не было, из-за пелены тумана появился новый противник.

Итак, сражение началось, часы остановилось. Мы застряли в холодной темнице, где значение имели лишь раздробленные кости и взмахи наших мечей. Каждый раз, когда я разрубал призрачную плоть, холод проникал в меня все глубже и глубже. Клинок в руке наливался тяжестью, пока не стал свинцовым.

Я видел, как погиб Роддат. Скелет настиг его, заметив ошибку в обороне. Костлявые пальцы сомкнулись вокруг головы, от них расползлась белизна. Живая плоть отмирала, соприкоснувшись с призрачной. Он был верткий, этот Роддат. Я с удовольствием разрубил убившего его мертвеца пополам. Сзади кто-то закричал. Похоже, брат Джоб. После такого крика вряд ли поднимешься.

Макин пробился и встал рядом, нагрудник у него покрылся инеем, губы посинели.

— Их становится больше.

Сзади раздался дикий рев. Туман вроде поглощал звуки, но этот рык пробился и сквозь него.

— Райк? — Пришлось орать, чтобы меня услышали.

— Горгот! Ты бы его видел! Он просто чудовище! — прокричал в ответ Макин.

Я не мог не улыбнуться.

Их становилось больше. Еще и еще, ряд за рядом, они наваливались из темноты. Возле меня кто-то упал. Кто именно, сказать не могу.

Мы расколошматили с двести ублюдков, но их стало еще больше.

После очередного удара мой меч застрял в ребрах скелета. Сил не хватало его вытащить. Плавным движением Макин перерубил мертвецу шею.

— Благодарю. — Из-за онемевших губ я говорил неразборчиво.

«Здесь я не умру», — постоянно проговаривал я про себя. И всякий раз со все меньшей убежденностью. «Здесь я не умру». Слишком замерз, не до раздумий. «Только не здесь. Ударить пониже, обрубить тянущиеся руки. Эти ублюдки ничего не чувствуют. Зато сука почувствовала, когда я разбил ей лицо».

«Эта сука».

Когда в чем-то сомневаешься, позволь ненависти вести тебя. Обычно я не следовал этому совету. Он делает тебя предсказуемым. Но в мерзком зале костей мне было наплевать на это. Ненависть — единственное, что согревало. Я разрубил очередной скелет и понесся вперед.

— Йорг! — закричал Макин позади, темнота сделала меня незрячим, а туман накинул толстое покрывало на развернувшееся сражение.

Ох, как же здесь было темно. Эта темень проникала внутрь, стирая воспоминания о цветах. Иногда после взмахов мечом слышался хруст ломающихся костей, бывало, я рассекал пустоту и, ударив по колонне, выронил проклятую рукоять из промерзших пальцев. Пока закоченевшими руками лихорадочно искал меч, почувствовал: лицо понемногу отходит от холода. Постепенно до меня дошло, что скелетов здесь нет. Костлявые пальцы уже не тянутся во тьме. Не имея ни малейшего представления, куда двигаться дальше, я поковылял вперед без меча.

«Эта сука». Она должна быть где-то рядом. Точно. Выжидает, готовясь поймать наши души в ловушку, как только мы протянем ноги. Тогда она насытится.

Я остановился и замер, стараясь унять дрожь. Некромантка, должно быть, отодвигает занавес. Именно так, как рассказывал нубанец: отодвигает занавес между мирами, и через него проходят мертвые. Если остановлю ее, они перестанут прибывать. Прислушался, усердно внимая бархатной тишине. Я продолжал стоять неподвижно, собранный и сосредоточенный: во что бы то ни стало нужно ее отыскать.

— Гвоздика, — шепот слетел с моих губ. Я сморщил нос. Может, духи из гвоздики? Ориентируясь по запаху, двинулся вперед. Еле уловимый, в пылу сражения неощутимый, теперь я чувствовал его. Позволил аромату вести себя, забирая то вправо, то влево. Я вертел головой, чтобы вернее определить, откуда он исходит.

Руками я нащупал узкий проход и через него попал в комнату, которую освещал выпавший из чьей-то руки факел.

Сомнений не было: запах распространялся отсюда. Недалеко от факела валялся арбалет нубанца, тетива натянута, рядом на каменном полу лежала выпавшая стрела. Он покинул братьев, чтобы найти ее, и опередил меня.

— Некромантка, — позвал я.

Она стояла у спуска в одну из шахт Зодчих. Квадрат зияющего провала располагался позади нее, слабый свет не позволял определить его разверзшуюся глубину. Она удерживала нубанца перед собой, впившись зубами в его шею. Я видел, как напряжены его мускулистые руки со скрюченными пальцами, у ног лежал палаш, рукоять зависла над краем шахты.

Некромантка приподняла голову от шеи нубанца. С зубов капала кровь. Сколько бы она уже ни высосала, но этого хватило, чтобы вернуть ей прежний облик. Полные губы перепачканы кровью, стекающей на ее восхитительное горлышко.

— Послал свежатинку, чтобы убить меня, принц Йорг, — сказала она. — М-м-м-м, приправлен языческими специями. Благодарю.

Я присел и поднял арбалет нубанца. Его вес, как всегда, поразил. Вернул стрелу на место. Челла передвинулась, прикрываясь жертвой, словно щитом, к самому краю пропасти.

— Ты замерз, мой принц, — заметила она. Неожиданная напевность ее голоса застала врасплох, сложные вибрации проникали внутрь. — Хочешь, согрею?

Мое измотанное тело затрепетало от растлевающей мелодичности. Пришлось представить лицо Гейнса, наползающее на ее кишащую червями плоть, чтобы не поддаться призыву. Я поднял арбалет. Знал, что долго удерживать его не смогу.

— Внутри тебя могильный холод. — Голос превратился в злобное шипение. — Он тебя убьет.

Она улыбнулась мне из-за плеча нубанца, наслаждаясь его беспомощностью.

— Ты весь дрожишь, Йорг. Опусти арбалет. Вряд ли ты сможешь убить своего друга, не говоря уже обо мне.

Прозвучало заманчиво. Я опустил арбалет.

— Он мне не друг, — сказал я.

Она покачала головой:

— Он готов умереть за тебя. Чувствую по его крови.

— Ты играешь со мной не в ту игру, мертвечина. — Я вскинул арбалет и прицелился. Из-за дрожи в руках прицел все время сбивался. Чуть переборщишь, стрела снова выпадет из желоба.

Она рассмеялась:

— Я вижу нити, связывающие живых. У тебя лишь два друга, принц Йорг. Ты привязан к этому человеку со сладкой кровью, как сын к отцу.

«Принеси жертву».

Пальцами она заткнула красные отверстия на шее нубанца.

— Отдай мне остальных. Отдай их жизненные соки, и вы с ним сможете остаться со мной. Будете помогать собирать дань с левкротов. Здесь есть еще несколько своевольных племен. Есть и другие некроманты, против которых объединяются живые. Решительный человек вроде тебя очень бы пригодился.

«Играй в игру».

Она улыбнулась, и снова пламя похоти разгорелось во мне.

— Ты нравишься мне, принц. Станем вместе править в подземельях. — Чувственность сквозила в ее словах, обещая не ту скучную возню на простынях, затеянную Салли, но нечто большее, ранее неизведанное и всепоглощающее. Она закинула наживку: жизнь, могущество, власть. Но на службе у нее.

«Играй, чтобы выиграть».

Нубанец смотрел мне прямо в глаза. Впервые за время нашего знакомства я смог прочесть, о чем он думает. Казалось, я смогу вынести все что угодно. Вынести ненависть, страх или мольбу. Но он прощал меня.

Чо-о-о-омг!

Стрела врезалась нубанцу в широкую грудь. Я проделал дыру в обоих и столкнул вниз. Никто не закричал, прошла целая вечность, прежде чем они врезались в твердь.

31

Для большинства, чтобы оправдать свое существование, достаточно иметь хотя бы одно достоинство. Отыскать что-нибудь хорошее в брате Райке можно, лишь приложив титанические усилия. А огромный рост сойдет за достоинство?

Когда я вернулся, братья зализывали раны среди костяного крошева. Мертвые Роддат, Джоб, Элс и Френк лежали отдельно, раскинувшись на полу. Смерть делает значительными даже прокаженных. Я не стал убиваться из-за них: все ценное давно покинуло их бренные тела.

— Думал, ты бросил нас, брат Йорг. — Красный Кент взглянул на меня из-под насупленных бровей и вернулся к точильному камню и мечу.

В его обращении «брат» я уловил нотку упрека. Хорошо хоть нотку, а не целую симфонию. Никакого «принца» для сбежавшего с поля боя.

Мрачный Макин, одолеваемый недобрыми мыслями, наблюдал за мной, сидя на полу в неудобной позе, слишком обессиленный, чтобы подвинуться и опереться на колонну.

Райк с трудом поднялся на ноги. Медленно подошел ко мне, вытирая кольцо о кожаную подкладку нагрудника. Я узнал кольцо Роддата, искусно выполненное из желтого золота. Считалось, что оно приносит удачу.

— Я думал, ты бросил нас, брат Йорги, — заявил он, возвышаясь надо мной огромной тушей.

Такие типы, как Лжец, привыкли к подобному обращению, но не я — к конченым ублюдкам меня еще не причисляли. Райк удивил меня. От него исходила угроза, веяло звериной жестокостью, желанием причинить боль — и все это явно читалось в его облике.

— Нубанец мертв. — Я проигнорировал Райка и посмотрел на Макина. Достал из-за спины арбалет и показал остальным. Сомнений ни у кого не возникло. Действительно мертв.

— Офигенно, — заявил Райк. — Поделом ему, раз сбежал. Не хотел бы я превратиться в такую трусливую крысу.

Я ударил Райка изо всех сил. В горло, не отдавая себе отчета в том, что делаю. Если бы поразмыслил хоть секунду, то сдержался. Подловил бы момент и сразился с ним на мечах, но только не голыми руками.

Вообще-то, «голыми руками» громко сказано. На мне были латные рукавицы из клепаного железа. В четырнадцать я имел рост около шести футов, был худым, но с хорошо развитой мускулатурой от постоянного махания мечом и таскания доспехов. К тому же я точно знал, куда бить. Вложил в удар всего себя, бил в полную силу.

Закованными в железо пальцами я ткнул в бычью шею Райка. Особо не задумывался, но, на мое счастье, инстинкт самосохранения сработал. Ударив в морду, я, скорее всего, переломал бы пальцы, а так слегка пощекотал.

Он что-то прохрипел и продолжил стоять как ни в чем не бывало, правда, сбитый с толку. В голове пронеслось, что я веду себя как самоубийца, но я мог умереть красиво, и оставалось ждать, что будет дальше. В глубине души я понимал, что совершаю величайшую ошибку. Но мне было на все наплевать. Охватившая меня слепая ярость не мешала наслаждаться мыслью, что я использовал Райка в качестве боксерской груши.

Мне представилась возможность сделать еще один безответный удар, и я нанес два. Закованное в броню и нацеленное прямо в пах колено позволяет выиграть минутку на размышления, даже если перед тобой огромный маньяк в два раза тяжелее тебя. Райк любезно согнулся пополам, и я обрушил кулаки на его шею.

С наставником Лундистом мы изучал ниппонское искусство ведения боя. Эту книгу он привез с Внешнего Востока. На рисовой бумаге, страница за страницей, воссоздавались боевые стойки, ката,[9] движения и анатомические рисунки с указанием болевых точек. Я убежден, что попал сразу по двум вырубающим точкам, в силе удара тоже не сомневался.

Райк сам виноват, что подставил мне шею, — он был слишком тупым, чтобы знать о таких вещах.

Он врезался в меня. Вот повезло так повезло, если б он схватил меня, то отвертел бы голову. Защитная накладка его плеча ударила меня в грудь. Полагаю, не будь на мне в тот момент нагрудника, все ребра бы переломал, а так всего два. Удар был так силен, что сбил с ног, и я проехался по усыпанному костями полу. Притормозил у одной из проклятых колонн, почувствовал боль, но терпимую.

Нужно было сразу вытащить меч. Это было бы правильно, но такой ход противоречил неписаным законам. Я начал бой с удара пальцами, выходит, завершать его мечом нельзя. Но, когда выбираешь между потерей авторитета среди братьев и смертью от руки Райка, принять решение довольно трудно.

Я заставил себя подняться:

— Иди сюда, жирный ублюдок.

Слова прозвучали вызывающе. Гнев говорил за меня. Я злился на себя, потому что потерял над собой контроль, и еще больше за то, что нубанца посчитали трусом. Нубанцу не пришлось бы избивать Райка в кровь, чтобы доказать свою храбрость. Я бессильно злился на свою злость — совсем как собака, которая пытается поймать свой хвост.

Райк не стал тратить время на разговоры, с ревом бросившись на меня. Рванул прямо с места. Немногие замковые ворота сдержали бы натиск Малыша Райки. Страшновато, особенно если не знаешь, сможет ли он вписаться в поворот.

Используя эффект неожиданности, я резко отскочил в сторону, проклиная свои саднящие ребра. Райк врезался в колонну и опрокинулся навзничь. Из колонны выпало несколько камней. Я схватил крепкую бедренную кость и ударил ей по голове Райка, пока тот не поднялся на ноги. Кость с треском разломилась на две части, и я получил сразу две остроконечные палки.

Единственное, что угнетало меня в драке с Райком, — это то, что подолгу он никогда не залеживался. Слегка пошатываясь из стороны в сторону, он двинулся на меня, изрыгая чудовищные проклятья и угрозы, которые жаждал немедленно воплотить в жизнь.

— Я заставлю тебя сожрать собственные глаза, мальчишка. — Он выплюнул зуб.

Пританцовывая в боксерской стойке, я попятился и ударил его прямо в рыло самой длинной из палок. Он выплюнул еще один зуб. Как тут не рассмеяться. Поостыв, я чувствовал себя уверенней.

Райк неуклюже следовал за мной, а я старался удерживать дистанцию, нанося удары всякий раз, когда подворачивался удобный случай. Это напоминало травлю медведя. Ударил! Рычание. Ткнул! Ворчание. Меня разбирал безудержный смех, что было, вообще-то, недопустимо: всего одна ошибка, и я окажусь у него в лапах. Дотянись он до меня хоть одной из своих ручищ и ухвати… ну, тогда я буду вкушать собственные глаза, как он обещал. Нечто подобное Райк уже делал с другими.

Братья начали ставить на победителя и, подбадривая нас, захлопали.

— Я вырву твои кишки. — Казалось, у Райка неиссякаемый запас угроз.

К сожалению, выходило, что у него еще имеется неиссякаемый запас энергии, в то время как мои танцевальные деньки клонились к закату, ноги стало передвигать все сложнее.

— Переломаю все до единой косточки на твоей прелестной мордашке, Йорги.

Покружив, мы вернулись к тому месту, где я нанес первый удар.

— Выверну тощие ручонки из суставов. — Стекающая с подбородка кровь превратила его в подобие служителя преисподней.

И вдруг я увидел спасение. Рванул прямиком на Райка, вновь применив эффект неожиданности. Если увеличить длину пробежки, то соревнование могло стать похожим на столкновение здоровяка с колонной. Он сделал шаг навстречу. Шаг, только он и давал мне надежду. Райк зацепился за вытянутые ноги Макина, споткнулся и упал на спину. Я подхватил с пола арбалет нубанца и до того, как Райк сумел подняться, уселся на него верхом. Наконечник арбалета я направил прямо ему в морду.

— Что сейчас произойдет, Малыш Райки? — спросил я. — Думаю, я сумею расколоть твою черепушку, как куриное яйцо, прежде чем ты дотянешься до меня. Может, стоит попробовать, посмотрим? Или хочешь забрать свои слова обратно?

Он недоуменно посмотрел на меня.

— О нубанце, — напомнил я. Райк действительно позабыл о том, что сказал.

— А… — Он засомневался, пытаясь сосредоточиться на арбалете. — Беру их назад.

— Черт подери! — Я расслабился, выжатый как лимон, одежда мокрая от пота. Подтянулись воспрявшие братья, ставки выплачены, они оживленно вспоминали момент, когда Райк бросил вызов колонне. Я отметил тех, кто ставил на меня: Барлоу, Лжец, Грумлоу, Кент, те, кто постарше, способные вникнуть в суть, не осуждая молодости. Даже Макин решил подняться с пола. Он хлопнул меня по плечу:

— Нубанец и ты, вы поймали ее?

Я кивнул.

— Надеюсь, она взвыла, когда отправлялась в ад, — сказал Макин.

— Ее смерть была мучительной, — произнес я в ответ. Ложь во спасение.

— Нубанец… — Макину пришлось подбирать слова. — Он был лучшим из нас.

Тут мне ничего добавлять не пришлось.

— Да.

Пока мы дрались с Райком, Горгот не шелохнулся. Скрестив ноги, он сидел на холодном каменном полу. Призрачная плоть от пальцев скелетов оставила белые метки на его коже. Не двигаясь, он наблюдал за мной своими кошачьими глазами.

Невдалеке я рассмотрел небольшой темный бугорок — это были прижавшиеся друг к другу Гог и Магог.

— Отличная потасовка, малыш, — обратился я к Гогу. — Твои слова не разошлись с делом.

Гог поднял рожицу и посмотрел на меня. Голова Магога откинулась назад, открыв испещренную белым шею, смертоносные белые линии на тигриных полосках.

Неожиданно для себя я встал на колени рядом. Гог зарычал, когда я коснулся его брата, но не стал мне мешать. Я взял Магога на руки, он был невесомый, точно пушинка, странное соединение выпирающих от голода косточек и податливости детского тела.

— Твой брат, — начал я. Молчание затянулось дольше, чем требовалось, потому что горло перехватило. — Такой маленький. — Я вспомнил, как он прыгал вверх по ступенькам бесконечной лестницы. Мне пришлось надавить на свои сломанные ребра, чтобы боль вернула мне стойкость, и я покончил со всей этой глупостью.

Я опустил мертвого детеныша и поднялся:

— Ты сражался за него, Гог. Тебе тяжело, но постарайся этим утешиться:

Вряд ли у него есть причина для недовольства собой на всю жизнь.

— У нас новый талисман! — объявил я братьям. — Гог теперь часть нашей веселенькой компании.

Горгот начал подниматься:

— Некроманты…

Я оказался перед ним, прежде чем он успел встать, железный наконечник арбалета нубанца был всего в трех дюймах от его высокого лба.

— Что сейчас произойдет, Горгот? — спросил я.

Он вновь уселся.

Я отвернулся:

— Сожжем мертвых. Не хочу, чтобы они вернулись обратно, передавая привет из преисподней.

— И как же мы их сожжем? — поинтересовался Красный Кент.

— Для растопки кости не годятся, Йорс. — Элбан отхаркнул комок мокроты на валяющиеся рядом останки скелетов.

— Даже если это так, у нас все равно будет костер из костей, — заявил я. — Где-то здесь я видел смолу на стенах.

Мы собрали мертвых в том месте, где из трещины в камне Зодчих медленно просачивалась черная смола, и обмакнули в нее кость за костью. Сверху навалили Роддата и прочих, а для левкрота возвели небольшое надгробие. Элбан соорудил его, как принято при захоронении королей в землях тевтонов.

Я поджег кости факелом Макина.

— Спокойной ночи, парни, — сказал я на прощание. — Ворье и мусор с большой дороги, вот кто вы все. Передайте дьяволу, что приказываю ему хорошенько о вас позаботиться. — Передал факел Гогу. — Подожги, ты ведь не хочешь, чтобы некроманты игрались с его костями.

Детеныш обдал волной жара, словно упрятанное внутри его пламя вырвалось наружу. Будь он чуток горячее, ему не понадобился бы факел, чтобы зажечь погребальный костер для брата.

Он поднес факел, и мы отступили назад от повалившего едкого дыма. Дым от горящей смолы не бывает прозрачным, но это был приятный чад. Гог вернул факел. Черные омуты глаз скрывали тайны почище, чем глаза нубанца, но мне удалось кое-что в них разглядеть. Он гордился собой.

Мы продолжили путь. Я разрешил Барлоу нести арбалет нубанца. В конце концов, должен же принц иметь хоть какие-то привилегии. Мы шагали с чадящими факелами из обмазанных в смоле костей, Горгот шел впереди, показывая дорогу.

Он вел нас милю за милей через пустоту квадратных залов, широких коридоров и низких галерей. Думаю, когда Зодчие покупали адский огонь у Люцифера, то расплачиваться им пришлось собственным изощренным воображением.

Великая Лестница удивила меня.

— Здесь. — Горгот остановился в месте, где естественный туннель перекрывала галерея.

Великая Лестница оказалась не такой величественной, какой я представлял. Не шире десяти ярдов, с осевшим над входом навесом. Но она хотя бы была природного происхождения. Глаза, уставшие от изогнутых линий, могли отдохнуть. Какой-то древний поток пробил себе дорогу вдоль линии скального разлома, вода струилась по уступам в глубине, не выходя за пределы. По прошествии длительного времени поток превратился в тоненькую струйку, стекающую в отвесную и извилистую скалистую глотку.

— Кажется, впереди нас ждет подъем, — произнес я.

— Это лестница не для живых. — Некромант, затаившийся в узком проходе, с трудом выдвинулся из теней, будто те держали его, как паутина. Он мог бы быть братом-близнецом суки, забравшей себе нубанца.

— Ради всего святого! — Я обнажил меч и без промедления воспользовался им, очертив восходящую дугу. Голова некроманта отделилась от тела. Не прекращая движения, я развернулся и, вложив все силы, направил клинок вниз, прямо на пульсирующий обрубок его шеи. Ударил, прежде чем он успел упасть, глубокая рана рассекла его грудь пополам. — Меня это не касается! — проорал я трупу, увлекшему меня за собой на землю. При столь насыщенной жизни заставить кого-то протянуть ноги — всего лишь вопрос времени. Ошибкой было позволить Челле использовать подвернувшийся случай. Джейн следовало посоветовать мне сразу бросаться в атаку, напасть на некромантку и дело с концом. Позабыть о бегстве. В голове засело, что если бы я ответил на первые слова Челлы мечом, то, возможно, нубанец сейчас стоял бы рядом.

Яростно нажав на рукоять меча, я вскрыл грудную клетку некроманта. За голенищем я прятал небольшой, остро заточенный кинжал. Достал его и, пока братья молча наблюдали за моими действиями, вырезал сердце некроманта. Еще теплое, оно пульсировало в руке. Ему недоставало тепла живых и холода мертвых. В крови уже не было жизненной силы. Когда я вырезал сердце, то, исходя из своего богатого опыта, ждал, что с ног до головы буду обрызган кровью. В свете факелов кровь некроманта имела пурпурный оттенок и запачкала руки чуть выше локтей.

— Если кто-то из вас, ублюдков, захочет потратить мое время на глупые мелодрамы, пожалуйста, запишитесь в очередь.

Эхо повторило эти слова в нижних коридорах.

Однажды нубанец рассказывал мне об одном племени в Нубии, которое поедало сердце и мозг своих врагов. Они верили, что это придает им силу и хитрость. Я никогда не видел, чтобы нубанец так поступал, но он верил в этот обычай.

Я поднес сердце ко рту.

— Принц! — Макин шагнул ко мне. — Это дьявольское мясо.

— В нем нет ничего дьявольского, Макин, — возразил я. — В нем любовь к драгоценностям, власти, уюту, плотским удовольствиям. В нем то, что с готовностью совершат люди для удовлетворения своих прихотей. — Я отпихнул остатки трупа некроманта. — Ты считаешь, будто эти бедные создания злые? Ты думаешь, их нужно бояться?

Я откусил кусок побольше. Сырое мясо надо долго жевать, однако с сердцем некроманта усердия не потребовалось. Горький привкус крови прочистил горло. Я проглотил все, что было во рту, и мясо медленно скользнуло вниз; вкус у него был кисловатый.

Думаю, впервые Барлоу смотрел на еду без зависти. Остатки я выбросил. Братья безмолвно стояли вокруг, глаза слезились от дыма факелов. Тем-то и плохи смоляные факелы, только движение спасает от чада. Я чувствовал себя несколько странно. Возникло такое ощущение, будто ты должен находиться в другом месте, типа обещал быть на дуэли этим утром или нечто подобное, но никак не припомнишь, где именно. Холодок пробежал вдоль спины и рук, будто призраки оставили на мне отпечатки своих пальцев.

Сначала я открыл рот, затем закрыл, различив шепот. Оглянулся кругом. Шепот доносился из всех углов, впечатление такое, что сходишь с ума, слышишь отдельные слова, но смысла не понимаешь. Братья тоже начали нервно осматриваться.

— Ты это слышишь? — спросил я.

— Слышишь — что? — вопросом на вопрос ответил Макин.

Злобные голоса становились громче, хотя пока неясные; громче и громче. Да их тут полно! Едва заметный ветерок всколыхнул воздух.

— Время приступать к подъему, господа. — Я вытер пурпурные остатки крови латной рукавицей. — Давайте посмотрим, как быстро мы сможем подняться.

Я подобрал с пола голову некроманта, вовсе не ожидая, что его глаза начнут вращаться и уставятся на меня.

— Думаю, друзья нашего бессердечного друга совсем близко, — сказал я. — Много друзей.

32

Все любят поесть. Кто-то набивает брюхо ложка за ложкой, словно яму забрасывает. Но Толстяк Барлоу торопиться не любил, предпочитая основательно пережевывать. Некоторым братьям его чавканье было не по нутру. И все-таки я проводил в обществе старого Барлоу намного больше времени, чем с остальными. Ведь, не считая Макина, он был единственным, кто умел читать. Остальные держались с ним настороже. Может, из-за поговорки, гласящей, что не следует доверять образованному человеку.

Мы взбирались по Великой Лестнице под вопли догоняющих призраков. Говорят, у человека от страха открывается второе дыхание. Но про братьев этого не скажешь — они взбирались по гладкой поверхности скалы не резвее черепах.

Я позволил им ползти впереди, чтобы проверить лестницу. Грумлоу карабкался первым, затем Лжец и юный Сим. Гог шел следом за ними, а уж потом Горгот. Полагаю, договор левкротов с некромантами можно было считать расторгнутым.

Замыкал шествие Макин, нутром чуя приближение мертвых. Я понял это по его бледному лицу. Впрочем, он и сам выглядел не лучше мертвеца.

— Эй, Йорг, очнись! Лезь живее наверх! — Он схватил меня за руку.

Я высвободился. Призраки кишели в туннеле, выступая из стен.

— Йорг! — Макин обхватил меня за плечи и потянул за собой.

Судя по его дикому бегающему взгляду, он их не видел. Призраки казались нарисованными мелом, наполовину стертые, зависшие в воздухе. Эдакие наброски трупов, кое-кто из них голый, кто-то прикрыт лохмотьями или остатками разбитых доспехов. От них веяло холодом, невидимые для остальных пальцы, крадущие тепло, тянулись ко мне.

Я рассмеялся. Не потому, что не верил в их силу и возможность причинить вред, а именно оттого, что был убежден: они способны на многое. Рассмеялся, чтобы они поняли — я ни в грош не ставлю их угрозы. Рассмеялся, стараясь задеть. И они страдали от этого. Привкус проглоченного сердца мертвеца все еще чувствовался во рту, его темная сила поддерживала меня.

— Сдохните! — прокричал я, оборвав смех. Должны ведь они знать, как стать мертвыми навеки!

И они так и сделали. Словно исполнили мой приказ. Макин тянул прочь. Мы уже почти преодолели поворот, но я успел заметить, что призраки остановились. Я увидел их, охваченных пламенем, призрачным огнем. Опять вопль. Даже Макин услышал его — будто гвоздем скребут по грифельной доске, и от этого болит голова. Тут мы оба бросились бежать так быстро, что еще чуть-чуть — и взлетели бы.

Чтобы добраться до верха лестницы, потребовалось немало времени, ведь мы преодолели больше трехсот ярдов. Нисходящий ручей, оставшийся от давно исчезнувшей реки, здесь прекращал свое существование. Он вливался в каменную чашу с множеством мелких карстовых воронок. Воронки украшал заиндевевший каменный узор — типичная картина для горных пещер.

— Черт подери! — Толстяк Барлоу мешком рухнул на пол, решив больше не шевелиться.

Красный Кент уселся, прислонившись к сталагмиту. Он раскраснелся, стал действительно красным Кентом.

Недалеко от них Элбан сплюнул в одну из карстовых воронок, заполненных водой, и отер слюну с обветренных губ:

— Эй, Кент, ты прям как тот Краснолицый.

Кент бросил на него злобный взгляд.

— Итак. — Макин глубоко вздохнул и начал снова: — Итак, принц, мы все же забрались наверх. Ну что ж, отлично. Если продолжим двигаться дальше, то в результате доберемся до самого Красного Замка. — Опять вздох. От долгого подъема в тяжелой амуниции такое с каждым может произойти. — Вероятно, нам удастся до чертиков напугать гарнизон, выскочив из подвалов, но все равно нас только несколько десятков против девяти сотен.

Я улыбнулся:

— Вот так дилемма, не так ли, брат Макин? Сможет ли Йорг наколдовать что-то и в этот раз?

Братья смотрели только на меня. Все, кроме Барлоу, который после такого подъема даже головы не мог повернуть.

Я заставил себя встать, слегка поклонился:

— Ах уж этот Йорг, принц Йорг, да он с приветом. Здравого смысла никакого, а еще — в это сложно поверить, но он даже симпатизирует смерти.

Макин обеспокоенно нахмурился, явно желая, чтобы я заткнулся.

Я медленно обошел их всех:

— Юный Йорг из сиюминутной прихоти в дурацкой игре готов пожертвовать братством… однако непонятно, каким образом ему удается выворачиваться!

Я похлопал по грязной голове избитого Райка, тот одарил сердитым взглядом.

— А может, просто везет? — вопрошал я. — Или мне помогает некая королевская магия?

— Там, наверху, в Красном Замке, Йорс, девятьсот Краснолицых. — Элбан ткнул большим пальцем вверх. — Нам никак не выбить их оттуда. Разве что будь нас в десять раз больше.

— Старческая мудрость! — Я подошел к Элбану и приобнял за плечи. — О, братья мои, отдать-то нашего священника я отдал, но меня огорчает, что вера ваша исчезает так же быстро, как следы от его ступней.

Я развернул Элбана в сторону лестницы. Когда мы подошли к обрыву, я почувствовал, как он напрягся, — видно, вспомнился командир Дозора.

Я указал на уступы русла реки, которые ступеньками поднимались вверх:

— Вот куда лежит наш путь, престарелый отче.

Он облегченно вздохнул, когда я отпустил его. Повернувшись, я снова взглянул на братьев. Горгот следил за мной своими кошачьими глазами, а Гог, высунувшись из-за скальной породы, был просто очарован.

— Сейчас я очень надеюсь найти то, что ищу, причем прежде, чем выберемся из подземелий Красного Замка, — я придал голосу жесткие нотки, — придется пойти на безумный шаг — пробраться по тихим коридорам в опочивальню герцога Мерла, наколоть его на меч, словно куклу на палку, вынудить отписать мне свою собственность. — Я обвел всех взглядом, даже Барлоу сумел чуть приподнять свою башку. — Тогда… — я возвысил голос, и его чудесным образом повторило эхо, — тогда, черт возьми, не пожалейте сил, а тот из вас, кто первым усомнится в моей гребаной удаче, первым же покинет наше маленькое семейство.

И я дал понять, что прощание с таким братом не будет нежным.

Мы продолжили подъем, и через какое-то время Великая Лестница осталась далеко позади, опять потянулись квадратные Залы Зодчих. Горгот знал дорогу только до лестницы, поэтому я принял командование на себя. Все в голове перепуталось — прямые, прямоугольники, квадраты и коридоры расплавились, как пластик. Повороты, залы… И неожиданно я будто выпил одно из зелий Лундиста, и головоломка сложилась в кристалл, последний мельчайший осколок встал на свое место. Теперь я с уверенностью мог сказать, где мы находимся.

Я начертил в уме карту и мог сверяться с ней. Книга Зодчих лежала в мешке, я много раз возвращался к ее страницам во время нашего путешествия из «Падшего ангела». Сейчас не было нужды доставать ее. Пусть братья насладятся магическим представлением.

Мы подошли к развилке из пяти проходов. Я приложил руку ко лбу, другой помахал в воздухе, словно выбирая нужный коридор:

— Сюда! Мы близко!

Проход налево, там, где от давно исчезнувшей двери осталось лишь пятно ржавчины.

Я остановился, зажигая новый факел из просмоленной кости:

— Вот мы и на месте!

Изобразив радушие, я пригласил всех войти и первым переступил порог.

Мы вошли в переднюю, которая, насколько я мог понять по карте, вела в погреб. Дверь, преградившая нам путь, была около трех ярдов высотой, огромный круглый клапан из сверкающей стали с заклепками толщиной с мою руку. Проклятье, если б только знать, как волшебство Зодчих не дало ей проржаветь. Она стояла прямо передо мной, сверкающая и неумолимая.

— И как ты собираешься ее открыть? — невнятно пробухтел Райк. Хорошо так я ему наподдал, превратив губы в месиво.

Но как открыть дверь, я не имел ни малейшего понятия.

— Подумал, а не попробовать ли выбить ее твоей башкой.

33

Я обозвал его Лжецом в тот день, когда всадил ему нож в руку. Нож вытащил, а прозвище оставил. Он был жалким убожеством — кожа да кости. Слова правды могли обжечь его язык, но вот глаза Лжеца не лгали никогда.

— Как по мне — прочнее не бывает, — заявил Макин.

С этим не поспоришь. Никогда не доводилось видеть ничего прочнее этой двери. Едва ли меч оставит на ней хотя бы царапину.

— Итак, какой у нас план? — Красный Кент стоял, держа обе руки на своих коротких мечах.

Я взялся за сверкающее колесо в центре и потянул на себя. Никакого результата. Видать, много серебра ухлопали, только за королевские сокровища такую дверку можно поставить.

— Попытаемся пробиться сбоку, — предложил я.

— Ковырять камень Зодчих? — Брови Макина взлетели вверх.

— В любом случае стоит попробовать. — Я оставил колесо, указал на Барлоу, потом на Райка. — Вы, двое. Начинайте вон там.

Пожав плечами, они потопали к указанному месту. Райк сразу врезал по стене. Барлоу, скривив физиономию, предпочел вначале прощупать стену.

Оба обладали недюжинной силой, поэтому я и выбрал их, а что до их инициативы, то обойдусь как-нибудь без нее.

— Макин, отдай им свой цеп. Роу, давай попробуем твой боевой молот.

Райк схватил молот, причем одной рукой, и принялся колошматить им по стене. Барлоу разок ударил цепом, но когда утыканные шипами железные шары отскочили, то едва не угодили ему в физиономию.

— Ставлю на стену, — заявил Макин.

Минут через пять я и сам увидел: пустая трата времени. От стены отлетали не куски, а только каменная крошка. А после яростных атак Райка оставались лишь мелкие царапины.

Братья начали устраиваться на привал, подложив под спины походные мешки. Лжец принялся чистить ногти небольшим ножичком. Роу снял шлем, напоминавший фонарь, Грумлоу достал карты, и братья, усевшись на корточки, приступили к игре. Ставили на добычу, и она переходила из рук в руки, но, несмотря на постоянную практику, Роу и Грумлоу сегодня не везло. Макин достал кусок сушеного мяса и принялся жевать.

— Запаса еды хватит самое большее на неделю, Йорг, — произнес он, прервавшись.

Я принялся расхаживать по комнате. Вгрызться в стену не получалось. Работа бессмысленная, хорошо хоть, все помалкивают. По крайней мере ведут себя тихо, если можно так сказать, кроме тех, кто молотит по стене.

«Возможно, никакого обходного пути не существует в природе». Эта мысль терзала меня вроде зуда в таком месте, которое толком и не почешешь.

От ударов по комнате разносился оглушающий гул. Погруженный в свои мысли, я проходил вдоль стен и водил по ним острием меча. «Пути в обход нет». Гог, скорчившись в углу, наблюдал за мной своими черными глазами. Я же переступал через разлегшихся братьев, словно через бревна. Когда проходил мимо Лжеца, почувствовал: со стеной здесь что-то не то. Выглядела она точно так же, но звук был другой, клинок прошелся не по камню и не по металлу.

— Горгот, мне нужна твоя сила, если не возражаешь. — Я не стал оглядываться, чтобы посмотреть, поднялся он или нет.

Я вложил меч в ножны и достал из-за пояса нож. Подойдя вплотную, провел им по странному участку, на поверхности осталась глубокая полоса. Точно не дерево.

— Что надо? — В свете факелов Горгот отбрасывал тень, возвышавшуюся надо мной.

— Надеюсь, ты сможешь определить, из чего это, — сказал я, — надо попробовать тут пробиться. — Я ударил кулаком по стене. Она издала едва слышный глухой звук, похоже, там пустота.

Горгот пробрался ко мне и принялся ощупывать стену, определяя границы участка. Тот оказался панелью размером с ярд на полуярд. Горгот врезал по ней так, что, будь тут дубовая дверь, снес бы напрочь. Панель едва подалась, однако ее левая сторона все же чуть приподнялась. Тогда Горгот стал давить на край панели пальцами обеих рук. Пальцев было по три штуки на каждой, темно-красные ногти погрузились внутрь. Казалось, бугры мышц, перекатываясь под грубой кожей, соперничают между собой в яростной игре. Долгое время ничего не происходило. Я видел, скольких трудов ему это стоило, и следил, затаив дыхание. Наконец наступил момент, когда я смог облегченно вздохнуть. Раздался щелчок, потом мучительный стон, и панель отошла. Пустой шкафчик — вот что это было. Напряжение спало.

— Йорг! — Удары молотков прекратились.

Я обернулся и увидел Райка, вытирающего с лица пот и пыль, и Барлоу, знаком подзывающего подойти.

Я медленно пересек комнату, раздираемый противоречивыми чувствами: бежать бегом или вовсе не подходить.

— Непохоже, что вы уже пробились сквозь стену, Барлоу, — покачал я головой, изобразив разочарование.

— Да и не пробьемся. — Райк сплюнул на пол.

Барлоу отер пыль с неглубокой выемки, которую им удалось проделать после стольких трудов. Внутри камня Зодчих показалось два переплетенных металлических жгута.

— Думаю, они проходят через всю стену, — предположил он.

Я крепче сжал нож в кулаке и посмотрел на лезвие. Иногда я наказывал тех, кто приносил дурные вести. Приятно, знаете ли, сорвать гнев на другом.

— Возможно, так оно и есть, — процедил я сквозь зубы.

И прежде чем Толстяк Барлоу вновь успел открыть рот, рискуя получить прозвище Мертвый Толстяк, я развернулся и поспешил обратно к таинственному шкафчику. При желании туда можно было бы законопатить полусогнутый труп. В шкафчике не было ничего, кроме пыли. Я вытащил меч и только потянулся, чтобы обследовать заднюю стенку, как послышался странный звук, будто колокольчик зазвонил.

— Внешние датчики неисправны. Биометрические отключены. — Голос, раздавшийся из ниоткуда, был размеренным, а слова, похоже, не лишены смысла.

Я оглянулся по сторонам, затем снова уставился в проем. Братья встрепенулись и начали подниматься.

— Что за язык? — спросил Макин. Все остальные озирались в поисках призраков, но Макин всегда задавал правильные вопросы.

— Будь я проклят, если знаю. — Я владел несколькими языками, шестью достаточно свободно, чтобы поддержать разговор, и еще столькими же, чтобы понять, о чем идет речь.

— Пароль? — произнес голос.

Теперь я понял.

— Выходит, ты можешь говорить на языке Империи, дух. — Я продолжал высоко держать меч, надеясь увидеть того, кто говорит. — Покажись.

— Укажите ваше имя и пароль.

Под слоем пыли на задней стенке я увидел мигающие огоньки, похожие на ярких зеленых червячков.

— Ты можешь открыть дверь? — спросил я.

— Секретная информация. У вас есть допуск?

— Да. — С моей точки зрения, четырех футов острой стали вполне достаточно, чтобы получить любой допуск.

— Укажите ваше имя и пароль.

— Сколько времени ты находишься в этой ловушке, дух? — спросил я.

Вокруг меня собрались братья. Все они смотрели внутрь проема. Макин перекрестился, Красный Кент сжал свои амулеты, Лжец достал из-под кольчуги собственноручно изготовленный оберег.

Довольно много времени зеленые черви копошились на задней стенке, излучая свет из-под пыли.

— Тысячу сто одиннадцать лет.

— Что тебе нужно, чтобы открыть дверь? Деньги? Кровь?

— Ваше имя и пароль.

— Меня зовут Онорос Йорг Анкрат, моим паролем является право, дарованное Богом. Теперь открывай чертову дверь.

— Ответ неверный. — Невозмутимость духа начала нервировать. Стань он видимым, немедленно проткнул бы его насквозь.

— Да что ты вообще можешь знать через одиннадцать столетий, кроме того, что находится за панелью. — Я пнул ее ногой, надеясь таким образом придать словам большую значимость: она отвалилась, заскользив по полу через всю комнату.

— Нет доступа в покои номер двенадцать.

В поисках вдохновения я глянул на братьев. Более тупых физиономий в жизни не видел.

— Одиннадцать сотен лет — слишком долго, — заметил я. — Разве тебе не одиноко было сидеть в темноте все эти долгие годы?

— Был один.

— Ты был один. И снова останешься один. Мы можем так замуровать вход, что больше тебя никто и никогда не найдет.

— Нет. — Голос оставался бесстрастным, но что-то безумное происходило с огоньками.

— Хочешь, мы тебя освободим. — Я опустил меч.

— Свободы не существует.

— Тогда чего тебе надо?

Ответа не последовало. Протиснулся внутрь проема, чтобы дотронуться до дальней стенки. Под слоем пыли поверхность оказалась стеклянной и прохладной.

— Ты был один, — произнес я, — пойманный в темноте, длившейся тысячу лет, с тобой оставались лишь воспоминания о друзьях.

Чему он был свидетелем, этот древний дух, пойманный в ловушку Зодчих? Он пережил День тысячи солнц, наблюдал за концом самой великой Империи, слышал стенания миллионов.

— Создатель заложил в меня возможные варианты и точный ответ на случай непредвиденных обстоятельств, — сказал дух. — Из-за продолжительной изоляции возникли нестыковки. Важно ограничение памяти.

— Воспоминания — опасная вещь. Ты снова и снова прокручиваешь их, пока не разъяснишь себе каждый штрих, не рассмотришь под разными углами, но все равно найдется шип, о который поранишься. — Я заглянул в закоулки собственного сознания. Быть пойманным в ловушку — значит постоянно возвращаться к гибели родных. — С каждым днем воспоминания становятся только тяжелее, пусть ненамного, но они пригибают тебя к земле. Они наполняют воздух вокруг, чтобы ничто другое к тебе не проникало, и ты вынужден плести собственный саван, создавать кокон, все больше впадая в безумие. — Огоньки сновали под пальцами, то гасли, то загорались вновь в такт моему голосу. — Ты сидишь здесь, а те, кто остался в прошлом, встают рядом плечом к плечу. Ты слышишь их приближение и проклинаешь давших тебе жизнь.

Свет заструился под стеклом и моей ладонью, словно тек по венам, затем вспыхнули маленькие молнии. Я ощутил в ладони покалывание. На мгновение мне показалось, что я нашел родственную душу.

— Знаю, чего ты хочешь, — сказал я. — Ты хочешь забвения.

— Да.

— Открой дверь.

— Электромагнитные болты истощились шестьсот лет назад. Дверь не заперта.

Я вогнал меч внутрь проема. Стекло разбилось, яркая вспышка света озарила помещение. Я налег на клинок — он прошел сквозь что-то мягкое и податливое, похожее на плоть, потом захрустело, словно птице перебили крылья. В грудь ударило, я отлетел назад, но Макин меня поймал. Когда блики в глазах пропали, я увидел меч в дальней стене, дымящийся и почерневший.

— Немедленно откройте эту чертову дверь! — Я оттолкнул Макина.

— Но… — начал было Барлоу, мне было не до возражений.

— Она не заперта. Горгот, Райк, рваните ее. Барлоу, тоже подсоби, хоть раз сделай так, чтобы от тебя, жирный боров, был толк.

Они сделали, как я приказал, напряглись до предела, исполняя то, что от них требовалось, они весили почти полтонны на троих. Сначала ничего не сдвинулось с места. Потом тоже, а затем без единого скрипа петель огромная дверь приоткрылась.

34

Дорога может длиться бесконечно, но не мы. Ветшаем, ломаемся. С возрастом с людьми происходят разные вещи. Кто-то со временем закалится, другие обретут прозорливость. Брат Элбан был несгибаем, как старая кожа. Но в конце пути все же начал сдавать. Может, это всего лишь страх, мелькнувший в глазах. Словно рыба на нерест, он всю жизнь плывет против течения, зная, что нет для него мелководья или тихой заводи. Иногда я думаю: а не даровать ли Элбану быструю смерть до того, как страх убьет в нем человека? Тем самым я проявил бы к нему милосердие.

— Где мы? — Макин стоял рядом со мной перед входом.

Подвал был огромным, взглядом не охватить. На потолке замигали магические огоньки, кое-какие сразу, как только мы распахнули дверь, другие с запозданием. Под несметными сокровищами почти не было видно пола. Ни у одного голландского торговца зерном нет подобного склада, набитого под завязку. Чтобы воспроизвести его содержимое, понадобился бы полный словарь, описывающий форму и содержание, столь любезно предоставленный нам Евклидом и Платоном. Цилиндры, длиной и шириной превосходящие человека, кубы со стороной в ярд теснились друг на друге, упираясь в потолок, а напротив расположились конусы и сферы в люльках из толстенной проволоки — и все покрыто толстым слоем пыли. Ряд за рядом, штабель за штабелем они простирались далеко за пределы видимости.

— Это оружейный склад, — пояснил я.

— А где оружие? — Райк присоединился к нам после продолжительной борьбы с дверью. Вытер пот со лба и сплюнул на пыльный пол.

— Внутри упаковок. — Макин закатил глаза.

— Тогда давайте вскроем их! — воскликнул Барлоу и извлек из-за пояса небольшой ломик. Братьев никогда не приходилось долго упрашивать, чтобы заняться грабежом.

— Конечно, — поддержал я его, — только открой одну из них за дверью, пожалуйста. Они заполнены ядом.

Барлоу сделал несколько шагов внутрь подвала, пока до него не дошел смысл сказанного.

— Ядом? — Он медленно повернулся кругом.

— Лучшим, который только могли создать Зодчие. Его здесь достаточно, чтобы отравить весь мир, — сказал я.

— А как это поможет нам? — спросил Макин. — Проберемся на кухню Красного Замка и добавим щепотку в суп? Этот план хорош только для детских игр, Йорг.

Я решил проигнорировать подколку. Но вопрос был задан стоящий, да и ссориться с Макином мне вовсе не хотелось.

— Чтобы умереть от этого яда, достаточно прикосновения. Если его распылить в воздухе, смерть неизбежна, — пояснил им.

Макин медленно провел рукой по лицу, начал со лба, затем прошелся по щекам и губам.

— Откуда ты это знаешь, Йорг? Я просматривал твои старые книги, но там ничего подобного не упоминалось.

Я показал пальцем на штабеля с оружием:

— Здесь яды Зодчих. — Я достал из-за пояса их книгу. — Вот карта. А это, — я указал на Горгота, — то, во что они превращают людей. Он и краснолицее воинство Красного Замка.

Я подошел к Горготу, прислонившемуся к сверкающей серебром двери:

— Обыскав все закоулки подвала, чего делать я не советую, ты обнаружил бы трещины, через которые сюда проникает вода. И куда текут эти воды, по-твоему?

Некоторое время я дожидался ответа, но затем припомнил, с кем имею дело.

— Куда стекает любая вода? — Опять недоуменные взгляды и тишина. — Вниз!

Я положил руку на изуродованные ребра Горгота. Он издал рык такой силы, что медведю гризли стало бы завидно.

— Вниз, в долину, где мельчайшая доза превращает людей в чудовищ. А откуда вода течет? — спросил я.

— Сверху? — По крайней мере с Макином можно было поиграть в вопрос-ответ.

— Сверху, — подтвердил я. — В то же время испарения, насыщенные ядами, поднимаются вверх, частично проникая в Красный Замок и превращая жителей в краснолицых. Именно это вещество, братья мои, описано в книге, которую оставили в наследство вашему дорогому Йорги тысячу лет назад.

Я отошел от Горгота, оставив его в роли безмолвного персонажа в разыгранном спектакле. Так у него не было соблазна пустить в ход кулаки.

— Все это делают яды из замечательных упаковок, правда, мы имеем дело всего лишь с их утечкой, малая толика попадает в воду на протяжении тысячи лет. В общем, брат Барлоу, лучше здесь ничего не открывать твоим ломиком, по крайней мере прямо сейчас.

— Тогда что нам с ними делать, Йорс? — Элбан подошел, чтобы прошепелявить свой вопрос в непосредственной близости. — Похоже, дельце темное, разве не так?

— Супертемное, старик, — похлопал я его по плечу. — Разведем костер, но так, чтобы он разгорался медленно, хорошенько его прикроем и рванем отсюда, спасая свои жизни. Из-за сильного жара эти замечательные игрушки треснут, и дым превратит Красный Замок в склеп.

— Ограничится ли дело замком? — Макин пристально глядел на меня.

— Возможно. — Я осмотрел братьев. — Лжец, Роу и Барлоу, найдите что-нибудь, нужно разжечь наш костер. Кости и смолу хотя бы.

— Йорг, ты сказал «достаточно, чтобы отравить весь мир»? — произнес Макин.

— Мир и так давно отравлен, сэр Макин, — возразил я ему.

Макин скривил губы:

— Но ведь это может распространиться дальше. Оно может разойтись по всему Геллету.

Барлоу и остальные притормозили у двери, желая узнать, чем дело кончится.

— Мой отец захотел Геллет, — напомнил я. — Он не уточнял, в каком состоянии должны быть земли. Если я отдам ему дымящиеся руины, видит Бог, он будет благодарен и за них. Думаешь, я совершу вселенское преступление, избавив границы от охраны? Станет ли это главным проступком? Единственным прегрешением?

Макин нахмурился:

— А если ядовитый дым дотянется до Анкрата?

— Это, — ответил я, — тот риск, на который я готов пойти.

Макин отвернулся, взявшись за рукоять меча.

— Что? — Я обратился к его спине, голос эхом пронесся по пыльному подвалу Зодчих. Развел руками. — Что такое? Разве ты не желаешь поговорить со мной о невинных жертвах? Слишком поздно для сэра Макина из Трента вставать на защиту женщин и младенцев. — Мой гнев распалялся не только из-за сомнений Макина. — Невинных не существует. Есть успех, и есть неудача. Кто ты такой, чтобы указывать мне, чем можно рискнуть, а чем нельзя? Разве мы не всё поставили на кон, чтобы победить в этой игре? И я выиграю ее, несмотря ни на что, даже если придется разнести сами небеса.

К концу монолога я полностью выдохся.

— Но жертв будет так много, Йорс, — произнес Элбан.

Братьям следовало бы помнить, как несколькими неделями раньше я убил ножом брата Джемта, хотя его придирки были пустячными, но урок не пошел им впрок.

— Одна жизнь или десять тысяч, не вижу никакой разницы. Разменная монета — вот как я это понимаю. — Я приставил меч к шее Элбана, добравшись до него так быстро, что он не успел среагировать. — Если я снесу тебе башку одним ударом, будет ли это меньшим злом, чем если буду рубить по ней снова и снова?

Но у меня совершенно не было настроения приводить угрозу в исполнение. Не знаю почему, но после потери нубанца я стал больше ценить тех, кто находился рядом, хотя все они были редкостным дерьмом.

Я отставил клинок.

— Братья, — обратился к ним, — вы все знаете, что меня не так-то просто вывести из себя. Но сейчас я не в духе. Возможно, слишком долго не видел солнечного света или из-за того, что съел… — Когда я упомянул о сердце некроманта, Райк ухмыльнулся. — Ты прав, Макин, уничтожить больше, чем Красный Замок, было бы… расточительством.

Макин повернулся ко мне, на этот раз руки были скрещены.

— Как прикажете, принц Йорг.

— Малыш Райки, возьми одну из этих замечательных игрушек. Будь любезен, вон ту, похожую на яйцо великана. — Я указал на ближайшую сферу. — Только не урони! Если она окажется такой же тяжелой, как выглядит, то позови на помощь Горгота. Приподнимем и разведем под ней огонек, чтобы приготовить для жителей замка вкусненький завтрак. Одной должно хватить.

Так и поступили.

Оглядываясь назад, скажу: того, что предотвратил Макин в подвале Зодчих, было бы достаточно, чтобы смыть с его рук кровь, простить все преступления, забыть произошедшее в Векстенском Соборе и сделать из него героя, достойного стоять рядом с теми, о ком слагали легенды. Смертоносное облако, направленное по воздуховодам Красного Замка, сделало очевидным то, что Макин спас мир от весьма неприятной кончины. Или, по крайней мере, отсрочил ее на неопределенный срок.

35

— Времени прошло достаточно, но последствий не видно, — заметил Макин.

Я глянул через плечо. Уродливая глыба горы Хонас была похожа на направленный в небо темный кулак, между сжатых пальцев которого примостился Красный Замок. Позади нас тащились братья, с трудом преодолевая спуск с горного склона, эдакая растянувшаяся вереница бродяжек.

— Смерть подкрадывается не спеша, Макин, — возразил я. — Невидимая рука с костлявыми пальцами, — улыбнулся я.

— Не пропустит и младенца в люльке? — Макин плотно сжал мясистые губы, выражая свое отвращение.

— Ты бы предпочел, чтобы до них добрался Райк или Роу? — спросил я. Одну руку в латной рукавице положил ему на плечо, другую — на нагрудник, после бегства по туннелю мы были перепачканы серой грязью. Она высыхала на черных завитках его волос. — Не стоит слишком беспокоиться о покойниках, мой старый друг, — посоветовал я. — Неужели грехи прошлого — такая тяжелая ноша, что ты боишься добавить новые?

Сейчас я заметил, что мы с Макином были одного роста, а он считался высоким мужчиной. Но через годик ему придется задирать голову, чтобы заглянуть мне в глаза.

— Иногда тебе почти удается обвести меня вокруг пальца. В этом ты мастак, Йорг. — В его голосе чувствовалась усталость. В уголках глаз появились паутинки морщин. — И вовсе мы с тобой не старые друзья. Всего каких-то три года назад, немного больше, тебе было десять. Десять! Может, мы и друзья, не буду спорить, но разве «старые»? Тут ты сплоховал.

— Тогда в чем же я преуспел? — спросил я.

Он пожал плечами:

— Превосходно справляешься со своей ролью. Сумел благодаря интуиции не впустую потратить годы скитаний. Смекалка заменила тебе опыт.

— Ты полагаешь, обладать здравым умом может только взрослый? — продолжил я.

— Думаю, тебе стоит подольше пожить, чтобы по-настоящему понять человеческое сердце. Переделать много разных дел, иначе не узнаешь истинную цену денег, а уяснив, не станешь транжирить с такой легкостью. — Макин повернулся и посмотрел на отставших братьев, приближающихся к нам.

Цепочку замыкал только что взобравшийся на вершину Райк, темный силуэт на фоне бледного рассветного неба. За ним ползли тучи, извивающиеся полотнища, смесь темно-синего и пурпурного. Тучи ползли на запад. Концы повязок на плече и на лбу Райка трепетали на легком ветру.

Я почувствовал прикосновение, словно шепот призраков, — оно было холоднее ветерка.

Макин повернулся, чтобы продолжить путь.

— Постой… — Теперь я различил крики. Ужас тех, кто уже мертв.

Звука не было, но гора Хонас приподнялась, подобно вздохнувшему гиганту. Под ней полыхнуло вырывающееся из разломов кровавое зарево. В одно мгновение гора исчезла, исторгнув вращающийся по спирали ад. И где-то внутри этого вихря проносились все без исключения камни Красного Замка, начиная от самого глубокого подвала и кончая самой высокой башней.

Яркое сияние затмило утренний свет, залив белизной землю. Райк тенью мелькнул на фоне ослепляющего неба. Я почувствовал горячий поцелуй далекого неистовства, словно солнечный ожог на щеках.

То, что вспыхнуло так ярко, долго светить не может. Вспышка погасла, оставив нас в полумраке, таких потемках, которые обычно предшествуют шквалистому ветру при грозе. Я увидел ее вестников, зарождающиеся вихри, движимые вперед в яростном порыве. Наблюдал, как они стелются по земле, подобно бурунам от брошенного в озеро камня, разлетающиеся с немыслимой скоростью серые кольца там, где горная порода превратилась в пыль. Небо пошло рябью, теперь тучи-полотнища с треском колыхались на ветру.

— Господи Исусе. — Макин так и остался стоять с открытым ртом, хотя сказать ему было уже нечего.

— Бежим! — Казалось, голос Барлоу доносится издалека.

— Зачем? — Я широко распахнул руки, приветствуя разрушения. Нам некуда бежать.

Я видел, как попадали братья. Время замедлило свой ход, застывающая кровь медленнее пульсировала в венах. Сильный порыв ветра сбил всех с ног в промежутке между двумя ударами моего сердца. Райк свалился первым, скрылся под серой пеленой, дитя в сравнении с волной океанского прибоя. Обжигающий ветер ударил по ногам. Я почувствовал, как сквозь меня чередой проходят мертвецы, и снова ощутил горький привкус крови некроманта.

Я впервые парил в небесах, словно дым над местом бойни. Возлежал в прострации с отключенным сознанием. Этот покой был более глубоким, чем сон, пока…

— Ух ты! Браво! — Голос буквально врубился в меня, такой близкий, кого-то напоминающий. — «Сей блудный сын зиму войны, что сотня породила, в зной лета обратить сумел тотчас».[10] — Слова звучали как стихотворные строки, но произнесены были со странным акцентом.

— Обращаешься с Шекспиром хуже, чем с его родным языком, сарацин. — На этот раз женщина, бархатный и томный голос.

«Просто беги».

— Он пробудил Солнце Зодчих, а ты насмехаешься? — заговорил малыш, точнее, девочка.

— Дитя, ты еще живо? И это при том, что гора сровнялась с землей? — В голосе женщины сквозило разочарование.

— Забудь о девчонке, Челла. Лучше скажи, кто стоит за этим мальчишкой. Неужто Корион, устав от графа Ренара, вывел на доску новую фигуру? Или Молчаливая Сестра наконец-то объявилась?

Сэйджес! Я узнал его.

— Она надеется победить, выставив незрелого подростка? — Женщина рассмеялась.

Ее я тоже узнал. Некромантка.

— Я ведь отправил тебя в ад, пробив стрелой сердце нубанца, сука, — вмешался я в разговор.

— Что, во имя Кали, проис…

— Он что, нас слышит? — перебила она. Точно Челла, голос ее, единственный труп, который когда-либо вызывал во мне вожделение. Я попытался отыскать их в зыбкой дымке.

— Нет, это невозможно, — произнес Сэйджес. — Кто стоит за тобой, мальчишка?

Я не мог ничего разглядеть, рядом никого не было.

— Йорг? — шепот на ухо. Снова девочка. Светящееся дитя чудовищ.

— Джейн? — зашептал я в ответ или подумал, будто это сделал, потому что не чувствовал губ, впрочем, как и всего остального.

— Эфир не скрывает нас, — сказала она. — Мы сами из эфира.

Мгновение я раздумывал над ее словами.

— Позвольте мне вас увидеть. — Я страстно желал этого, стремился к ним. — Позвольте вас увидеть. — На этот раз громче. Воспроизвел их облик в сознании и перенес на дымку.

Челла проявилась первой, стройная и чувственная, какой была в начале нашей встречи, узоры татуировок спиралями вились по ее хрупкому эфирному телу. Следующим показался Сэйджес. Он смотрел на меня своими добрыми глазами, чуть расширенными и как бы неподвижными, словно пруд у мельницы, облик, воссозданный мной из небытия. Джейн шла рядом с ним, теперь ее свет потускнел, став едва заметным под кожей свечением. Были также другие, чьи-то зыбкие очертания, одно темнее остальных, силуэт напоминал кого-то хорошо знакомого. Я попытался его разглядеть. В памяти возник нубанец, мимолетное видение моей руки, лежащей на дверной ручке, и ощущение падения в бездну. «Дежавю».

— Кто дает тебе силу, Йорг? — маняще улыбнулась мне Челла. Обошла меня сбоку, словно пантера, играющая с жертвой.

— Я взял ее сам.

— Нет, — покачал головой Сэйджес. — Мы слишком давно в игре, чтобы жульничать. Все игроки известны, наблюдатели тоже. — Он кивнул в сторону Джейн.

Я проигнорировал его и продолжал смотреть на Челлу:

— Я обрушил на тебя гору.

— И я погребена под ней. Но что с того? — В голосе проявились отзвуки ее истинного возраста.

— Молись, чтобы я никогда тебя не откопал, — сказал я, переведя взгляд на Джейн. — Значит, ты тоже там?

На секунду свечение замерцало, вместо него я увидел другую Джейн, и она была сломанной игрушкой. Тряпичной куклой, зажатой между осколками горы в некоем темном месте, где лишь от нее самой исходил свет. Из бедра и плеча торчали кости, очень белые, окропленные кровью, казавшейся черной в слабом свете. Она слегка повернула голову, взгляд серебряных глаз встретился с моим взглядом. Свечение вспыхнуло на миг, а потом совсем погасло, девочка оказалась передо мной, высвобожденная из плена горы и совершенно невредимая.

— Не понимаю. — Но в действительности я все понимал.

— Бедняжка Джейн. — Челла кругами ходила вокруг нее, но не приближалась.

— Она умрет безгрешной, — заявил я. — Не побоится уйти и выберет тот путь, которого ты пугаешься больше всего. Продолжай цепляться за гниющую плоть в недрах земли там, где удерживает тебя трусость.

Челла зашипела, лицо исказилось злобой, в гнилых легких влажно захлюпало. Дымка снова начала окутывать ее, словно кольца змеи обвивались вокруг.

— Уничтожь его, но медленно, сарацин. — Она пристально посмотрела на Сэйджеса. И исчезла.

Я почувствовал близость Джейн. Из-за того что свет покинул ее, кожа ее стала пепельной, таким становится все, что уничтожил огонь. Она зашептала:

— Присматривай за Гогом и Горготом. Они — последние левкроты.

Я представил Горгота, за которым надо «присматривать», и от этого видения с языка готова была сорваться пара колкостей, но я их проглотил.

— Буду.

Возможно, именно так и поступлю.

Она сжала мою руку:

— Ты сможешь одержать все победы, о которых мечтаешь, Йорг. Но только если по-настоящему поймешь, ради чего они тебе нужны. — От ее прикосновения я почувствовал покалывание в пальцах. — Окинь взглядом прожитые годы, Йорг. Присмотрись к руке, лежащей на твоем плече. Нити, ведущие тебя…

Она отпустила меня, и на ее месте осталась дымка.

— Не вздумай возвращаться домой, принц Йорг. — Сэйджес постарался, чтобы угроза прозвучала как отцовский наказ.

— Если бросишься бежать прямо сейчас, — ответил я, — то, возможно, не стану догонять.

— Корион? — Он вглядывался в извивающийся спиралями эфир за моей спиной. — Не натравливай мальчишку на меня. Это плохо кончится.

Я потянулся за мечом, но Сэйджес исчез до того, как я успел выхватить клинок из ножен. Дымка стала горькой на вкус, я закашлялся.

— Он приходит в себя. — Голос Макина звучал издалека.

— Дайсе ему воды, — разобрал я шамканье Элбана.

Я с трудом приподнялся, опираясь на руки, и пролил воду.

— Разрази вас гром!

Огромное облако, похожее на грозовую наковальню, висело там, где раньше возвышалась гора Хонас.

Я сморгнул и позволил Макину поднять меня на ноги.

— Ты не единственный, по кому хорошенько врезали. — Он кивнул в сторону, где в нескольких метрах от нас сидел скорчившийся Горгот.

Спотыкаясь, я направился к нему, но остановился, когда меня обдало жаром. Жар и свет, видимые при дневном свете, исходили от Горгота, точно он съежился у огромного походного костра. Я обогнул его и отошел в сторону. Гог лежал, свернувшись калачиком, словно младенец в материнской утробе, каждый дюйм его тела был раскален добела, словно свет Солнца Зодчих кровью вытекал из него. Даже Горгот не смел к нему приблизиться.

Пока я наблюдал за ними, кожа мальчика начала темнеть. Это было похоже на то, как меняет цвет раскаленное железо в кузне, от ярко-оранжевого до тусклых оттенков красного. Я приблизился к мальчику на шаг, он открыл глаза, белые омуты в центре солнца. Дышал он тяжело, рот, что горнило, раскален до предела. Время от времени всполохи плясали по его спине, пробегали по рукам, затем гасли. Гогу потребовалось минут десять, чтобы вернуться в нормальное состояние, тогда я смог встать рядом с ним.

Он приподнял голову и улыбнулся:

— Можем повторить!

— С тебя довольно, парень, — сказал я. Не знал, что пробудило Солнце Зодчих, проявившее себя таким образом, но после увиденного я пришел к выводу: будет лучше, если оно опять уснет.

Обернувшись, я взглянул на тучу, все еще нависающую над горой Хонас и окрестностями, полыхавшими на многие мили вокруг.

— Думаю, пора возвращаться домой, парни.

36

Четыре года назад


— Это невозможно сделать, — заявил нубанец.

— Есть вещи, которые легко преодолеть при желании, — возразил я.

— Невозможно, — повторил нубанец. — Это не для тех, кто хочет прожить хотя бы пять минут после того, что сделает.

— Если бы мне нужен был просто убийца, готовый пожертвовать собственной жизнью, то Сотня давно превратилась бы в Дюжину. — Мой отец пережил несколько покушений, при которых предполагаемые убийцы даже не делали попыток сбежать. — Ни от одного из претендентов на Имперский трон так легко не избавишься.

Нубанец повернулся в седле и хмуро посмотрел на меня. Он давно отказался от попыток выяснить, откуда ребенок так многое знает. Интересно, сколько еще потребуется времени, чтобы он перестал отговаривать меня от задуманного.

Я слегка пришпорил коня. Казалось, за последние полчаса башни графского замка не приблизились ни на дюйм.

— Надо узнать, чем сильна оборона графа, — произнес я. — Выяснить, что он считает самым верным. На что возлагает свои надежды.

Нубанец снова нахмурился.

— Выяви слабое место врага, — сказал он, — а потом стреляй.

Он ласково провел по тяжелому арбалету, пристегнутому к седлу ремнем.

— Но ты же сам утверждал, что это невозможно, — возразил я. — Причем много раз. — Спасаясь от холодного вечернего ветра, я посильнее закутался в плащ. Я отнял его у высокого человека, поэтому он свободно болтался на мне. — Выходит, ты ищешь самый верный способ проиграть.

Нубанец пожал плечами. Он никогда не спорил лишь ради того, чтобы доказать свою правоту. Это мне нравилось.

— Самое слабое место в хорошей обороне предполагает возможность нападения. Если эта линия обороны падет, то будет задействована другая и так далее. Все дело в том, сколько их. На финише обнаружишь, что лицом к лицу столкнулся с тем, чего так долго старался избежать, только теперь ты значительно слабее, а ведь так и было предусмотрено заранее.

Нубанец молчал, черное лицо непроницаемо в закатном свете.

— Неожиданность — единственное наше настоящее оружие против них. Мы не нагнетаем напряженность. Мы бьем прямо в сердце.

В сердце, которое надо вырезать.

Мы продолжили свой путь, и наконец башни стали ближе и выше, угрожающе увеличиваясь в размерах, пока мы не подъехали к воротам замка. Беспорядочно натыканные постройки расползались перед нами, подобно блевотине: гостиницы и сыромятни, хижины и бордели.

— Защитник Ренара — некто по имени Корион. — Нубанец сморщил нос от витавшего зловония, лошади в сутолоке пробивались к воротам. — Говорят, это маг с Лошадиного Берега. Не сомневаюсь, советник он хороший. Для охраны графа приволок с собой наемников. У них здесь нет семей, выходит, нечем припугнуть, зато есть кодекс чести, который держит их в повиновении.

— Интересно, удастся ли нам встретиться с этим Корионом?

Очередь у ворот продвигалась рывками, но с черепашьей скоростью. В ярде от нас какой-то крестьянин с быком на привязи спорил со стражником в графской ливрее.

— Он и правда маг, как думаешь? — Я наблюдал за нубанцем, ожидая ответа.

— Лошадиный Берег — их вотчина.

Похоже, крестьянин одержал победу, потому что направился со своим быком к дальнему двору, где все еще расставляли рыночные палатки.

Когда мы добрались до ворот, заморосил дождь. Плюмаж стражника от этого поник, но сам он уставшим не выглядел.

— Что привело вас в замок?

— Прибыли пополнить запасы. — Нубанец похлопал по притороченным к седлу сумкам.

— Вон там, — стражник кивнул в сторону построек перед воротами, — вы найдете все, что желаете.

Нубанец поджал губы. На рынке товары лучше, но с таким заявлением далеко бы мы не продвинулись. Нам нужна была более веская причина, из-за которой стражник позволил бы потрепанному в пути наемнику-нубанцу переступить порог замка его господина.

— Дай мне свой арбалет, — обратился я к нубанцу.

Он нахмурился:

— Ты что, собираешься его пристрелить?

Стражник расхохотался, но в вопросе нубанца не было ни капли юмора. Он лучше знал меня.

Я протянул руку. Нубанец, пожав плечами, отстегнул арбалет. Я едва не свалился от его тяжести. Пришлось схватить оружие двумя руками, покрепче зажав ногами круп коня, короче, удалось совершить подвиг, не слишком уронив собственное достоинство.

Я протянул арбалет стражнику.

— Отнеси его Кориону, — сказал я, — и передай, что мы заинтересованы в торговой сделке.

Раздражение, презрение, удивление. Видел, как все эти чувства борются в нем, а соответствующие слова вот-вот сорвутся с языка, и все же он протянул руку за оружием.

Я отдернул арбалет назад:

— Осторожней, будь его вес даже вполовину меньше, все равно — это магия.

Он слегка приподнял брови. Бережно принял оружие, рассматривая железные лики нубанских богов. Казалось, увиденное подвигло его отказаться от дальнейших возражений.

— Следи за этими двумя, — позвал он еще одного стражника из тени сторожки у ворот. И ушел, держа арбалет нубанца перед собой, словно боясь, что тот укусит.

Мелкий дождик превратился в затяжной ливень. Мы сидели на лошадях, продолжая мокнуть.

Я думал о мести. О том, что она не вернет мне тех, кого у меня отняли. Ну и пусть. Если постоянно о чем-то думать — скажем, о тайне, желании, может, об обмане, — то становишься упорнее. Мне нужно было осмыслить произошедшее, просто откинуть эти мысли в сторону не получалось. Только кровь графа могла все смыть.

Наступила ночь, стражники зажгли фонари в сторожке и нишах вдоль стен и ворот. Мы видели зубцы двух решеток, готовых мгновенно опуститься, если враг попытается штурмовать замок при широко распахнутых воротах. Интересно, сколько солдат отца погибло бы здесь, вздумай он послать их, чтобы отомстить за мать. Может, так оно даже лучше. Лучше, что долг призвал меня сюда. Ведь дело сугубо личное. Все-таки она была именно моей матерью. А у отцовских солдат были собственные матери, о которых им тоже нужно заботиться.

С носа начало капать, холодные струи стекали по шее, но мне было не холодно, внутри все горело.

— Он примет вас.

Стражник вернулся. Высоко поднял фонарь. Теперь плюмаж, распластавшись, лежал сзади на шлеме, сам же он казался утомленным.

— Джейк, займись лошадьми. Надар, давай проводим их.

Спешившись, мы вошли в замок графа Ренара, промокшие, словно, прежде чем добраться сюда, переплыли ров с водой.

Покои Кориона располагались в Западной Башне по соседству с Главной Башней, где граф разместил своих придворных. Мы поднялись по грязной винтовой лестнице. Надо всем здесь витал дух запустения.

— Нам сдать оружие? — спросил я.

Нубанец бросил на меня такой взгляд, что белки его глаз стали отчетливо видны. Наши сопровождающие лишь рассмеялись. Тот, что был сзади, похлопал по ножу на моем бедре.

— Что, малец, собираешься проткнуть Кориона своим перочинным ножичком?

Отвечать не пришлось. Стражники остановились перед огромной дубовой дверью с множеством железных задвижек. Некто выжег на ней сложный символ, может, пиктограмму. В глазах у меня помутилось.

Стражник громко постучал в дверь, два поспешных удара.

— Ждите здесь. — Он вручил мне фонарь, мельком глянул, скривил губы, прошел мимо нубанца и поспешил обратно вниз по лестнице. — Надар, за мной.

Оба скрылись за поворотом еще до того, как заскрипели задвижки. Потом ничего не происходило. Нубанец положил руку на меч. Я убрал ее. Покачав головой, еще раз стукнул в дверь:

— Иди.

Я думал, что давно поборол все свои страхи, но то был голос, способный поколебать твою решимость одним лишь словом. На нубанца он подействовал так же. Тело напряглось, он едва сдерживался, чтобы не задать стрекача.

— Иди, Принц Терний, выйди из своего укрытия, выйди в разгар грозы.

Дверь исчезла, поглощенная темнотой. Я услышал крик, ужасный вопль, который испускает добыча с перебитым позвоночником, спасаясь от когтей охотника. Может, то был я, а может, нубанец.

И тут я увидел его.

37

От Красного Замка не осталось камня на камне, не на что и посмотреть. Виднелись лишь остатки горы, на которой он стоял. Нужно было скорее уносить ноги, хорошо хоть ветер был встречный, мы возблагодарили за это провидение, а то пришлось бы вдыхать дым и смрад Геллета. Нас донимал холод, зато аппетит отрубило начисто, даже у Барлоу.

Дорога от Красного до Высокого Замка долгая, а обратный путь тем более. Выезжали мы на лошадях, а возвращались пешими. К тому же большую часть пути предстояло идти под уклон. Если бы можно было выбирать, то я предпочел бы взбираться на гору, а не спускаться. При спуске ноги болят по-другому, повсюду натыкаешься на откосы, которые словно подталкивают тебя и управляют движением. При восхождении ты преодолеваешь только гору.

— Черт побери, я скучаю по своей лошадке, — заявил я.

— Прекрасный кусок конины, — кивнул Макин и сплюнул, губы были в пыли. — Прикажи главному конюшему короля обуздать тебе другого скакуна. Думаю, в Анкрате нет ни одного двора, где бы ни нашлось хоть одного бастарда Геррода.

— Он был похотливым, в этом ты прав. — Я отхаркнул и сплюнул. Металлические доспехи натирали и все еще удерживали тепло позднего вечернего солнца, под ними я истекал потом.

— Как-то нелогично получается, — произнес Макин. — Самая внушительная победа на моей памяти, а вместо награды — лишились лошадей.

— У меня от крестьянских лачуг и то добычи было больше! — прокричал вновь замыкавший шествие Райк.

— Господи Исусе! Только не начинай опять свое нытье, Малыш Райки! — воскликнул я. — У нас есть деньжата, а они ценятся, братья мои, больше всего на свете. Вернемся, увенчанные победой. — Действительно, у меня были кое-какие виды на денежное вознаграждение, которым можно было бы прихвастнуть при дворе. По сходной цене все продается: благосклонность короля, престолонаследование и даже уважение отца.

И это было еще одной причиной, по которой возвращение домой становилось более долгим, чем путь сюда. Приходилось тащить не только самого себя, доспехи, провиант, но и еще одно бремя. Тяжелый груз вестей, которыми не с кем поделиться. Сколько дней пройдет, прежде чем скинешь с себя эту ношу. Хорошие и плохие новости одинаково тяжелые. Я мог представить, как возвращаюсь ко двору, хвастаюсь победой, утирая им носы, особенно мачехе. Единственное, чего никак не удавалось, так это представить себе реакцию отца. Вот он изумленно качает головой. Или улыбается, встает и кладет руку на плечо. А может, благодарит, хвалит и называет сыном. Но нет, ничего стоящего я вообразить не мог, да и слов не расслышать: тихие, глухие, не разобрать.

По пути назад братья были немногословны, они переживали потери, подкосившие нас. Вот когда мучительно сознаешь, что тут должен идти нубанец. Гога, наоборот, переполняла энергия. Он бежал впереди, преследуя кроликов, и забрасывал меня вопросами.

— Почему крыша синяя, брат Йорг? — спросил он. Казалось, для него окружающий мир был всего лишь одной просторной пещерой. Некоторые философы согласились бы с ним.

Впрочем, кое-что тоже изменилось. Красные отметины на коже Гога заметно потускнели и окрасились в темно-красный, а ночные походные костры приводили его в полный восторг. Он подолгу пристально всматривался в пламя, зачарованный, время от времени придвигаясь к костру все ближе и ближе. Горгот не одобрял этот интерес, резким движением отталкивая детеныша в тень, словно подобное поведение беспокоило его.

Дороги становились более знакомыми, спуски пологими, поля обильными. Я шагал по местам своего детства, эх, золотое было времечко, беззаботные деньки, наполненные музыкой матери и ее песнями, без единой печальной нотки до тех пор, пока мне не стукнуло шесть. Тогда отец преподал мне первый из жестоких уроков, урок о боли, потере и жертвах. Обучение закончилось Геллетом. Победа любой ценой, без жалости или сомнения. Надо бы поблагодарить короля Олидана за науку и рассказать, чем заплатили его враги. Он одобрит.

Когда мы стали подходить ближе, я вспомнил о Катрин. Каждая свободная минутка была теперь отдана ей, хотелось находиться рядом, прикасаться к ней. Вспоминал, как солнечный луч выхватил ее из темноты, пробежал по скулам, тронул податливые губы.

Мы пришли в «сердце» Анкрата изможденными, со стертыми ногами и слишком отрешенными, чтобы выкрасть лошадок и облегчить тем самым последний отрезок пути. Стоило мне закрыть глаза, как я видел новое солнце, поднимающееся над Геллетом, пронизывающее Геллет, и слышал крики его призраков.

С горного хребта Остен Ридж мы увидали укрепления Высокого Замка, хотя до ворот все еще оставалось порядка восьми миль. Кроваво-красное солнце заходило на западе, оно гнало нас к городу.

— Мы станем героями, Йорс? — спросил Элбан. В голосе прозвучала неуверенность, словно, несмотря на прожитые годы, он все еще не знал, что цель оправдывает средства.

— Героями? — Я пожал плечами. — Мы будем победителями. Только так и никак иначе.

Последние мили мы тащились в сумерках. У стражников, стоявших в воротах Нижнего Города, вопросов ко мне не имелось. Возможно, они узнали своего принца или, что более вероятно, все поняли по моему виду, и в них сработал некий инстинкт, скажем, самосохранения. Миновали ворота без всяких возражений с их стороны.

— Брат Кент, почему бы тебе не сопроводить парней в Нижний Город? Отыскать там выпивку проблем не составит. Может, забуритесь в «Падший ангел». — Нам с сэром Макином надо было явиться ко двору. Рассчитывать на теплый прием в Высоком Замке уцелевшим братьям не приходилось.

Я направился в Высокий Город, рядом вышагивал Макин, и наконец мы подошли к замку. Я приободрился, когда мы миновали Тройные Ворота. Пересекли внутренний двор с помостом, заходящее солнце наполнило его тенями замковых стен. Когда мы прошли церемониальных рыцарей у дверей, за которыми восседал отец, я зашагал совсем бодро. Прежде всего поискал взглядом Сэйджеса, сначала рядом с королем, а затем среди пышно разодетой толпы. Предоставил герольду возможность выкрикнуть наши имена, все еще пытаясь разыскать язычника. Около королевы увидел Катрин, рука на плече сестры, суровый взгляд впился в бедного Йорга. Позволил повисшей тишине задержаться на мгновение.

— Где ты прячешь своего разукрашенного дикаря, дорогой отец? Я так страстно желал снова встретиться со старым отравителем снов.

Я еще раз окинул взглядом всех присутствующих.

— Сэйджес, служа короне, вынужден был покинуть наши границы. — Лицо отца оставалось невозмутимым, но я заметил, как королева с сестрой переглянулись.

— Что ж, буду с нетерпением ждать его возвращения.

Значит, язычник сбежал, перед тем…

— Нам доложили, ты прибыл обратно без Лесного Дозора, — произнесла королева Сарет, сидя вблизи отца и руками обхватив огромный живот. — Следует ли из этого, что полегли все? — Крепко сжатые губы тронула едва заметная усмешка. Надо отметить, губы у нее очень даже привлекательные.

Я отвесил ей легкий поклон. Он же для моего сводного братца, стремящегося вырваться наружу из ее утробы.

— Миледи, среди Лесного Дозора есть потери, не стану этого отрицать.

Отец склонил голову, словно корона тяжким бременем давила на него. Светлые глаза наблюдали за мной из-под насупленных бровей.

— Мы сочтем потери от этого поражения.

— Лорд Винсент де Грен… — Я отогнул указательный палец, приступив к подсчету.

Среди аристократов послышались сочувственные вздохи.

— Даже командир Дозора! — Королева попыталась подняться. — Он лишился командира Дозора! И этот мальчишка претендует на наш трон?

— Лорд Винсент де Грен. — Я начал счет сначала. — Пришлось столкнуть его в водопад Темус. Раздражал, знаете ли. Теперь командиром Дозора назначен Коддин, происхождение низкое, но зато смышленый малый.

Джед Уиллокс, — отогнул второй палец, — убит, поножовщина во время карточной игры, до границы с Геллетом оставался двухдневный марш.

Маттус из Ли, — отогнул третий палец, — должно быть, нечаянно помочился на медведя. Кажется, легендарное умение Дозора ориентироваться в лесу чуток преувеличено. Вот, собственно, и… все.

Выставил руку с тремя отогнутыми пальцами над головой и повернулся вначале налево, затем направо, чтобы присутствующие лучше их видели.

— Потери среди моих людей тоже невосполнимы, но в свое оправдание могу только попросить вас учесть тот факт, что сровнять с землей замок, охраняемый девятью сотнями бывалых вояк Геллета, — весьма рисковое предприятие. Имея в наличии всего каких-то двести пятьдесят легковооруженных следопытов, трудно рассчитывать на то, чтобы можно было обойтись без потерь, ведь существует же некий предел возможностей.

— Трус, да ты даже не добрался до Красного Замка! — Сорвавшись на крик, королева указала на меня пальцем, словно можно было усомниться, к кому обращены эти слова.

Я улыбнулся, не проявив и тени беспокойства. Женщинам присуща некая вольность в трактовке происходящего, когда они брюхаты. Видел, Катрин пытается удержать сестру на троне.

— Я приказал тебе атаковать Красный Замок. — В словах отца не было ни намека на гнев, но явственно читалась угроза.

— Действительно. — Я приблизился к трону, оставив сэра Макина прикрывать мою спину. — «Добудь мне Геллет», — сказал ты.

Нас разделял всего-то ярд, не более, когда один из телохранителей короля вздумал вскинуть арбалет. Отец поднял палец, мы остановились, я и стражник, взмокший под своей кольчугой.

— «Добудь мне Геллет» — вот что ты сказал. И великодушно предложил воспользоваться для этого Лесным Дозором.

Я полез в дорожную сумку, висевшую сбоку, не обращая внимание на арбалеты и охранников, плотно сжимающих спусковые крючки.

— Это Мерл Геллетар, лорд Геллета, хозяин Красного Замка. — Я раскрыл руку, и пыль тонкой струйкой посыпалась между пальцами. — А это, — достал я осколок скалы размером с грецкий орех, — самый большой камень, оставшийся от Красного Замка.

Отпустил камень, тот упал в гробовой тишине. Естественно, ни пыль, ни камень не были на самом деле тем, чем я их представил, но на полу Тронного Зала лежала истина. Ветер развеял прах Мерла Геллетара, а от его замка не осталось и груды булыжников.

— Мы убили их всех. Всех до единого, кто был в той крепости. — Я глянул на королеву. — Это касается любой из женщин: знатной дамы, посудомойки, служанки, шлюхи. — Перевел взгляд на ее живот. — Любого ребенка или младенца в люльке. — Я повысил голос. — Каждой лошади и собаки, каждого ястреба и голубя. Каждой крысы и даже последней блохи. Там больше никто не живет. Победа не может быть половинчатой.

Отец, поднявшись, пошатнулся.

Я стоял в шаге от него, почти нос к носу. Не смог прочесть, что там в его глазах, но прежний страх отступил, будто свалившись с плеч.

— Требую то, что принадлежит мне по праву рождения, — сказал я спокойно, без излишней напористости, челюсть и так болела от перенапряжения. — Позволь мне вести наши войска, и я завоюю всю Империю, объединю ее вновь. Откажись от язычника и его планов.

Я посмотрел на королеву.

Не следовало упускать отца из виду, надо было помнить, откуда во мне столько подлости.

Я почувствовал острую боль под сердцем. Она лишила смысла мое предложение и едва не сделала бессловесным. Ощутил привкус крови, горячий и какой-то медный. Шаг назад, два, теперь я пошатывался. Пока отступал, увидел клинок в руках отца.

«Неужели я вижу кинжал?» Кроваво-красный вопрос пузырился на губах вместе со смехом, вырываясь из меня со слюной. Я хотел заговорить, но вместо слов из меня вытекала жизнь.

Тронный Зал зашатался, его убранство начало расплываться перед лицом такого предательства. Все глаза были обращены ко мне, следили за моим отступлением к огромным дверям. Их пристальные взоры пронзали: лорды и леди, принцессы, королева и король. Ноги, которые несли меня от самого Геллета, теперь предали, словно каждый фут, пройденный от руин Красного Замка, лег на плечи, сделав пьяным от усталости. «Он всадил в меня кинжал!»

Когда-то я любил своего отца. Во сне или изредка наяву, воспоминания о том времени, словно тень от высоко парящего облака, проплывали в моем сознании. Его смеющееся лицо — он тогда был слишком молод, чтобы заметить пропасть между нами. Лицо с бородой, словно окаменевшее, но от него не исходила угроза.

«Неужели это кинжал?» Шутке не дано было слететь с губ, но смех вырвался, и я упал, будто острый нож перерезал удерживающие меня нити.

Казалось, я лежал перед ними целую вечность, щекой касаясь холодного мрамора. Слышал, как взревел Макин. Слышал грохот, с которым он падал под натиском многочисленных стражников. Медленный стук сердца переполнял меня.

Когда я падал, успел заметить черные волосы отца, чернее самой ночи, с явными проблесками зеленого, словно крыло сороки.

— Уберите это отсюда. — Голос звучал устало. Наконец-то хоть малейший намек на человеческую слабость.

— Его положить в гробницу к матери? — новый голос. Говоривший был почтенного возраста, и где-то на уровне подсознания он показался мне знакомым, вскоре я увидел его обладателя — старого лорда Носсара, который катал когда-то нас на плечах, Уилла и меня, с тех пор прошла целая жизнь. Старый Носсар явился, чтобы в последний раз взять меня на руки. Ответа я не расслышал, слишком он был тихим и далеким. Я перестал что-либо видеть. Чувствовал, что щека все еще соприкасается с полом, и на этом все.

38

Внутри темнота, снаружи тоже.

Света нет, сердце не бьется, время неизвестно, и вдруг осознаёшь: в вечности бояться нечего. В самом деле, оставь они тебя там, вечность в одиночестве и темноте могла быть желанной заменой волнениям жизни.

Но затем спустился ангел.

Вначале неясный свет мелькал перед глазами, будто проникая сквозь прорези в бумаге. Он исходил из далекой точки, потом его островки стали вспыхивать в глубине сознания. Наконец наступил рассвет, и в то же самое мгновение, а может, и через тысячу лет, темнота отступила, не оставив даже намека на тень, по которой можно было бы отследить ее путь.

— Йорг.

Голос звучал так, словно аккорды брались через октавы, эхо вторило каждому ласковому звуку, обещавшему всепрощение.

— Привет. — Мой голос напоминал треск ломающегося тростника. «Привет»? А что при встрече сказать той, которая спустилась с небес? Два слога, за которыми кроется слабость и сомнение.

Она раскинула руки:

— Иди ко мне.

Я сидел голый, скорчившись на совершенно белом полу, где ни одна тень не посмела бы появиться. Видел свое грязное тело, проступающие вены, кровь из убившей меня раны, она была запекшаяся и черная, как грех.

— Иди.

Я пробовал на нее смотреть. Но она, словно сотканная из множества точек, колебалась. Похоже, четкий силуэт изобретен для смертных, ангелам он не нужен. Одеяние светлое, с тенями в складках. И глаза такие, ну, как у тех, кто заботится о других. И еще крылья. Они тоже имелись, но вовсе не белые и не из перьев, просто очертания, они скорее намекали на возможность полета. Небесная аура окутывала ее. Иногда ее кожа напоминала бегущие облака. Я отвел взгляд в сторону.

Под пристальным взором ее великолепия я, наверное, был всего лишь куском мяса, покрытым спекшейся кровью и грязью.

— Иди ко мне. — Руки раскинуты, руки матери, любовницы, отца, друзей.

Я смотрел в сторону, но она притягивала мой взгляд. Казалось, мне обещано искупление грехов. И всего-то нужно — просто смотреть на нее.

— Нет.

Ее удивление повисло между нами пульсацией света. Свело челюсть, я почувствовал во рту горький привкус злости, жар в гортани. Хоть все это было мне хорошо знакомо.

— Отстранись от боли, Йорг. Пусть кровь Агнца Божьего смоет твои грехи. — В ней не было ни капли фальши. Она стояла передо мной, искренне озабоченная, она хотела помочь. Ангел держал дары в распахнутых руках: сострадание, любовь… жалость.

Но мне и одного подарка было бы слишком много. Знакомая улыбка искривила мои губы. Поднялся, робкий, заторможенный, со склоненной головой.

— У Агнца Божьего не найдется столько крови, чтобы смыть мои грехи. Если уж суждено быть повешенным за ягненка, почему бы не украсть овцу.[11]

— Нет греха столь тяжкого, чтобы не раскаяться, — ответила она. — Нет зла, которому нельзя положить конец.

Она действительно верила в то, что говорила. Ни одно лживое слово не могло сорваться с этих губ. Это было понятно.

Когда я встретился с ней взглядом, меня подхватила волна любви, она была настолько сильной, что едва не унесла меня за собой. Я постарался отрешиться и сразиться с ней. Обозвал себя придурком и криво усмехнулся:

— Некоторые грехи я так и не осознал до конца. — Я шагнул к ней. — Богохульствовал… в церкви. Возжелал соседского быка. Украл, целиком зажарил и прикончил в приступе обжорства, смертельный грех, первый из семи, содеянный, когда едва оторвался от материнской груди.

Страдание, появившееся в ее глазах, причинило боль и мне, но я к этому привык, всю жизнь провел там, где тебя бьют со всех сторон.

Я ходил вокруг ангела, и от моих ступней на полу оставались следы, исчезавшие при следующем шаге.

— Возжелал жену соседа. И поимел ее. Тоже убил. О да, убивал, причем чем дальше, тем больше. Так что некоторое грехи я так и не осознал… Если б я не умер таким молодым, уверен, список был бы намного больше. — Разозлившись, я сжал челюсти. Чуть сильнее — и зубы раскрошатся. — Проживи я хоть на пять минут дольше, ты смогла бы поставить отцеубийство во главу списка.

— Все это можно простить.

— Мне не нужно твое прощение. — Щупальца тьмы расползались по полу.

— Отринь все это от себя, дитя.

В ее словах теплота и усмешка чувствовались настолько сильно, что едва не унесли меня за собой. Ее глаза превратились в окна, через которые я увидел все содеянное как одно целое. Башня, возведенная из прошлых поступков. И все это может быть прощено. Я понимал, что это возможно, ощущал вкус и запах прощения. Если б она не была так уверена в успехе, то могла бы сцапать меня в то же мгновение.

Я сдерживал злость, почерпнутую из моего отравленного колодца. Мои злодеяния не красили меня, но они были моими.

— Я мог бы пойти с тобой, миледи. Мог бы принять твое предложение. Но кем же я тогда стану? Кем буду, если раскаюсь во зле, которое закалило меня?

— Ты будешь счастливым, — ответила она.

— Это буду не я. Так может быть счастлив обновленный Йорг, Йорг без гордости. Не желаю быть ничьей собачонкой. Ни твоей, ни Его.

Ночь возвращалась как туман, расползающийся по топям.

— Гордость — тоже грех, Йорг. Самый смертный из семи. Тебе нужно отказаться от нее. — Наконец-то в ее словах появились отзвуки требовательности. Именно этого мне и не хватало для противостояния.

— Нужно? — Тьма кружилась водоворотом.

Она протянула руки. Тьма разрасталась, а ее свет тускнел.

— Гордость? — вопрошал я, и на губах вновь играла улыбка. — Я и есть гордость! Пусть покорные получат свое наследство, а я лучше проведу вечность в темноте, нежели испытаю божественное блаженство такой ценой.

Я солгал, чтобы сохранить себя.

Теперь от нее исходил лишь тусклый свет, скорее, даже мерцание на фоне бархата черноты.

— Так говорил Люцифер. Гордость свергла его с небес, хотя он сидел по правую руку от Господа. — Ее голос стал едва слышным шепотом. — Поэтому гордость — абсолютное зло, корень всех грехов.

— Гордость — все, что у меня осталось.

Внутри опять темнота, снаружи — тоже.

39

— Он что, еще не помер? — Женский голос, акцент явно тевтонский, скрипит как старая телега.

— Нет. — Молодая, голос знакомый, тоже тевтонка.

— Негоже так долго помирать, — произнесла та, что старше. — И такой белый. По мне так он мертв.

— Крови потерял слишком много. Не знала, что в мужчинах столько бывает.

Катрин! Ее лицо явилось мне среди темноты. Зеленые глаза, точеные скулы.

— Белый и холодный. — Ее руки лежат на моей кисти. — Но когда подносишь к губам зеркальце, оно запотевает.

— Говорю вам, набросьте подушку ему на лицо, и покончим с этим.

Я представил свои руки на шее старой карги. И стало чуть теплее.

— Очень хочу увидеть, как он умрет, — заявила Катрин. — Особенно после того, что произошло с Галеном. Вот бы увидеть, как он умирает возле трона, когда кровь стекает вниз, ступенька за ступенькой… То-то было бы счастье.

— Королю следовало перерезать ему глотку. Окончить начатое прямо там.

Снова старуха. По манере разговора, скорее, служанка. Ее горькие слова повисли в гробовой тишине.

— Только жестокий человек может поднять нож на единственного сына, Ханна.

— Не единственного. Сарет носит вашего племянника. Теперь ребенок родится с надлежащим правом наследования.

— Как думаешь, они оставят его здесь? — спросила Катрин. — Положат в гроб к матери рядом с братом?

— Положат щенков к суке и запечатают склеп, говорю вам.

— Ханна! — Я слышал, как Катрин отошла от меня.

Они отнесут меня в гробницу матери, крошечный покой в склепе. В последний раз, когда я был там, пыль лежала толстым слоем, не тронутая отпечатками сапог.

— Все же она была королевой, Ханна, — заявила Катрин, что-то чистя, судя по звуку, щеткой. — В ней видна сила.

Изображение матери было высечено на мраморной крышке гроба, словно она прилегла отдохнуть, соединив в молитвенном порыве руки.

— Сарет красивее, — возразила Ханна.

Катрин вернулась ко мне.

— В королеве важна сила. — Я почувствовал ее пальцы на лбу.

Четыре года прошло. Четыре года назад, дотрагиваясь до мраморной щеки, я поклялся больше никогда сюда не возвращаться. Тогда я плакал в последний раз.

Интересно, дотрагивалась ли до ее лица Катрин. Гладила ли и она камень…

— Давайте покончим с этим, моя принцесса. Проявим милосердие по отношению к мальчишке. Они положат его к матери и маленькому принцу. — Мед так и лился с языка Ханны. Ее ладонь у меня на горле — кожа на пальцах шершавая, точно акулья.

— Нет.

— Вы ведь сами говорили, что хотели бы посмотреть, как он умирает, — заявила Ханна.

Рука хоть старая, но достаточно сильная. Должно быть, не одной курице в свое время шеи свернула. Может, однажды, а то и дважды довелось и младенцам подсобить. Начала давить сильнее, медленно, но верно.

— На ступенях хотела, пока кровь оставалась горячей, — сказала Катрин. — Но я понаблюдаю за его умиранием, хоть он и долго цепляется за жизнь, все равно она его покинет. Пусть умрет, когда время настанет. У него не та рана, после которой выживают. Путь дождется своего часа.

Старуха принялась давить еще сильнее:

— Ханна!

Она убрала руку.

40

Нас окружает жестокий и загадочный мир, который мы или пытаемся понять, или притворяемся, что понимаем. Мы заполняем темные места наукой или религией в меру своего разумения, предпочитая объяснять все руководством свыше. Хотя для большинства это всего лишь предположение. Скользим по поверхности, не погружаясь в глубины мироздания. Стрекозы, бестолково порхающие над водной гладью глубокого озера. И все это закончится, когда неведомый холод протянет к нам щупальца, чтобы утянуть за собой на дно.

Самую большую ложь мы приберегаем для себя. Играем в игру, где мним себя богами, способными самостоятельно сделать выбор, и течение несет нас по избранному пути. Притворяемся, что не принадлежим к дикой природе. Воображаем, будто все нам подвластно, а цивилизация есть нечто большее, чем просто маскировка. Там же, где таится неизвестное, уповаем на разум.

Эти уроки я постиг в десять, но лишь некоторые из них навсегда остались в памяти. Кориону потребовалось всего несколько мгновений, чтобы научить меня, моя воля, словно пламя свечи на ветру, угасала в промежутках между ударами сердца, а потом и вовсе затихла.

Неподвижный, я лежал рядом с нубанцем на ступенях. Я мог только следить глазами за стариком. При другом освещении он вполне сошел бы за добряка. Что-то в нем напоминало наставника Лундиста, но в нем было и нечто отталкивающее, какая-то ненасытность. Ни лицо, ни глаза не внушали страха, но ужасно было ощущать себя только телесной оболочкой, парящей над бездной мира.

Обычный с виду старик в грязной мантии нагнал на меня такой страх, что стыд стер его из воспоминаний. Такой страх испытывает заяц, когда орел целится нанести удар. Этот страх способен уничтожить. Он вынудит пожертвовать матерью, братом, теми, кого когда-то любил, да всем чем угодно, лишь бы спастись.

Шаркающей походкой Корион подошел ближе и, наклонившись, взял меня за запястье. Прикосновение тотчас же избавило от ужаса. Чувство парения оборвалось мгновенно, словно он повернул кран винного бочонка. Не произнося ни слова, он втащил меня в комнату. Я почувствовал, что щекой коснулся плитки пола.

Тут ничего не было, разве только прислоненный к дальней стене арбалет нубанца. Я представил, как Корион скрывается здесь, в этой пустой комнате, прячет свою древнюю плоть, а сам пристально вглядывается в вечность.

— Наконец-то охотник Сэйджеса выследил того, кого требовалось, но оказалось, жертва способна огрызаться, не так ли?

Я попытался заговорить, но слова где-то застряли, и губы просто дрогнули. Он знал об охотнике и ведьме из снов. Назвал меня Принцем Терний. Что еще ему было известно?

— Я знаю все, дитя. Все, что ведомо тебе, тайны, которые хранишь. Даже то, о чем ты позабыл.

Похоже, он читает мои мысли!

— Как открытую книгу, — кивнул Корион. Повернул мою голову башмаком, чтобы я мог еще раз взглянуть на оружие нубанца. — Ты заинтриговал меня, Онорос Йорг Анкрат, — поведал старик, подвинувшись ближе к арбалету. — Интересуешься, почему человек, обладающий такими возможностями, до сих пор не стал императором всех земель?

Меня это действительно очень интересовало.

— Просто им должен быть один из Ста. Народы не пойдут за чудовищем вроде меня. Они последуют за династией, помазанником божьим, отпрыском королей. Поэтому мы — те, кто черпает силу из источников, к которым остальные боятся притронуться, играем во власть фигурами. Такими, как граф Ренар, твой отец, возможно, ты.

Он протянул руку, чтобы прикоснуться к арбалету. Воздух вокруг него замерцал, словно разверзлась пасть горна.

— Да, неплохая идея. Пускай у Сэйджеса будет король Олидан, пусть он пытается подчинить твоего отца, а у меня будет его перворожденный отпрыск.

Страх захлебнулся, на поверхность вырвался гнев. Я представил себе картину: умирающий старик, пронзенный моим клинком.

— Пусть дикари закалят тебя, и если выдержишь испытание, то со временем блудный сын вернется: змея на груди отца. Пешка победит короля. — Жестом он изобразил смену фигур на воображаемой шахматной доске. — Возможно, ты чего-нибудь и добьешься, Принц Терний. Станешь фигурой, которой можно будет победить в игре.

Корион поднял арбалет, словно тот был невесомым. Поднес его к губам и прошептал слово, слишком тихо, чтобы его расслышать. Пройдя шагов пять, он оказался у двери и оставил оружие на ступеньке рядом с головой нубанца:

— Вот и черный рыцарь для охраны моей пешки. А ты, мальчик, забудь графа Ренара.

«Черта с два забуду».

— Направь свою месть на что угодно, поделись ею со всем миром, проливай кровь, но никогда не возвращайся в эти земли. Не ступай по знакомым дорогам. Твои воспоминания не должны касаться того, что происходило здесь.

Я мог лишь наблюдать за ним. Он приблизился. Встал рядом на колени, взял меня за шиворот и придвинул мое лицо к своему. Я встретился с его непроницаемым взглядом. Чувствовал: опять накатывает волна ужаса, поток, готовый унести меня прочь. И что хуже всего — я ощущал, как его холодные пальцы внутри моей головы стирали мои воспоминания.

— Забудь Ренара. Яви миру свою месть.

«Ренар умрет».

— От… моей… руки… — каким-то образом я успел выдавить, еле шевеля губами.

Но он уже отнял у меня память. Теперь я не мог объяснить, как попал в башню, и не знал его имени.

Старик улыбнулся. Нагнулся, зашептал мне на ухо. Помню его дыхание на шее и запах немощи.

От услышанного помутился разум.

Черви закопошились внутри моей головы. Никаких воспоминаний о нем не осталось, только пропасть, в которую не заглянуть.

Имя Ренара теперь ни о чем не говорило, ненависть стала моим даром — всем и каждому.

Сквозь темноту я осознал: слышу только собственные хрипы. Чьи-то руки пережимают горло, в темноте я отыскал чью-то шею, чтобы придушить. Давили все сильнее и сильнее. Хрипы перешли в шипение, грохот, затем тишина. Обессилел. Руки, словно железные крючья. Но если надавить еще сильнее, то пальцы переломятся, как сухие ветки.

Я падал сквозь темноту, тишину, руки на моем горле, чужая шея в моих руках, воздуха не хватает, сердце бьется, словно кувалдой ударяют.

Падал сквозь годы. Сквозь жизнь.

Ударился оземь. Сильно. Открыл глаза. Лежу на каменном полу. Посиневшее лицо с выпученными глазами уставилось на меня, язык высунут. Дневной свет струится из высокого окна. Сердце бьется о грудную клетку, стремясь выскочить наружу. Все болит. Увидел руки на горле. Мои руки. С большим усилием разжал их. Белые пальцы еле слушались.

Во мне все еще нарастала боль. Мне что-то нужно было, но я не мог вспомнить, что именно. Перед глазами — красные вспышки, мысли перескакивают с одной на другую. Я дотянулся немеющими пальцами до горла и обнаружил там руки.

Я не знал, чье это лицо. Женщина?

Мир стал отдаляться, боль притупилась.

«Ренар». Откуда-то всплыло имя, а вместе с ним прибавилось сил. Руки, которые разомкнули пальцы душителя на шее, казалось, не принадлежат мне. «Ренар!» Первый вздох получился со свистом, словно я затягивал воздух через трубочку.

Воздух! Мне нужен воздух.

Я задыхался, втягивал воздух, но ничего не помогало, я был сосредоточен на дыхании, ставшее слишком узким горло не справлялось со своей задачей. «Ренар».

Посиневшее лицо принадлежало женщине с седыми волосами. Непонятно. «Ренар. И Корион».

«Господи!» Наконец-то вспомнил. Вспомнил ужас, но он тлел слишком слабо по сравнению с тем холодным гневом, который пожирал меня сейчас.

«Корион». Впервые за четыре года с той ночи в башне я произнес его имя. Вспомнил. Воскресил в памяти все, что было стерто, и в первый раз за вечность ощутил себя единым целым.

Я нашел в себе силы приподняться.

Это была одна из комнат замка, и я лежал рядом с кроватью. Свалился с нее, когда старуха пыталась меня придушить.

Дверь дрогнула. Кто-то загремел замком.

— Ханна! Ханна! — Женский голос.

Каким-то образом мне удалось подняться до того, как дверь распахнулась.

— Катрин. — Я смог лишь прошептать ее имя, на самом деле я хотел прокричать его, выкрикивать много раз.

— Убийца! — воскликнула она и достала из-за пояса нож, острый кинжал приличной длины, который мог проткнуть насквозь. — Твой отец был прав.

Я попытался заговорить с ней, но уже не мог произнести ни слова. Хотел поднять руки, но сил не хватило.

— Я закончу то, что он начал, — заявила она.

Мне оставалось только восхищаться ее красотой.

41

В поединке на мечах тебя могут убить из-за недостатка мастерства. Однако чаще все зависит от удачи или, если борьба длится слишком долго, от усталости.

В конце концов, все определяется тем, надолго ли хватит у тебя сил. На могильных плитах надо ставить эпитафию «Устал», возможно, не от самой жизни, просто слишком устал, чтобы за нее цепляться.

В настоящем поединке — а большинство из них настоящие — самым искусным убийцей становится усталость. Меч — это тяжелый кусок металла. Размахиваешь им, после чего руки начинают действовать независимо от тебя, они сами знают, что могут, а чего нет. Даже когда на кону твоя жизнь.

Да, я помнил времена, когда поднять меч для меня уже было сродни подвигу Геракла, но никогда прежде я не чувствовал себя таким опустошенным, как сейчас, когда Катрин занесла нож.

— Ублюдок!

Огонь, полыхающий в глазах, был столь жарок, что способен был испепелить меня раньше.

Я напрягал волю в надежде остановить ее, но ничего не получалось.

Нож — довольно пугающая штуковина, особенно приставленный к горлу, острый и холодный. Это напомнило мне ночь, когда мертвецы вышли из топей на Дорогу Нежити.

Острие лезвия сверкнуло, когда она шагнула ко мне, и я представил, как оно режет мою плоть, выкалывает глаз. Такие фантазии способны ввести в ступор. Но лишь до тех пор, пока не осознаешь, что такое может произойти на самом деле. Из-за этого можешь проиграть. Завалишь партию, вылетишь из игры. А поведал мне об игре Корион. Какими своими мыслями я обязан ему? Какая часть моих рассуждений была никчемным мусором, оставленным пальцами дряхлого старика?

Я пробыл в темноте слишком долго. Большая игра отступила на задний план.

И хотя моя сила представляла собой не более чем тлеющие угли, я приподнял руки. Широко развел их, приготовившись принять удар. Улыбнулся.

И нечто неуловимое между нами сдержало готовую разить руку. Я понял это по лицу Катрин, ее идеальным бровям, изогнутым в гневе.

— Кажется, отец не сумел добраться до сердца, — хрипло прошептал я. — Может, тетушка, у тебя рука искуснее.

Нож задрожал. Интересно, она когда-нибудь резала по живому?

— Ты… ты убил ее.

Правой рукой я ухватил с полки у кровати что-то тяжелое и гладкое.

Она опустила глаза, разглядывая лицо старухи.

Я ударил. Не сильно, потому что был слишком слаб, но достаточно, чтобы разбить о ее голову вазу, которую нащупал. Не издав ни звука, она повалилась на пол.

Катрин лежала в омуте темно-синего платья, распластавшись на каменных плитах. Я вновь ощутил, как жизнь струится по венам. Казалось, силы начали возвращаться, когда она потеряла сознание. Словно магия исчезла.

«Убей ее — и освободишься навсегда». Знакомый голос, шуршит, словно сухая бумага. Мой или его?

Волосы прикрыли лицо, рыжее пятно на темно-синем фоне.

«Она твоя слабость. Вырежи ее сердце».

Я знал — это правда.

«Задуши ее».

Представил свои бледные руки на ее покрасневшей от крови шее.

«Возьми ее». Голос терновника. Тернии вонзились глубоко под кожу и заставили опуститься рядом с ней на колени. «Возьми ее. Забери то, что, возможно, никогда тебе не будет принадлежать». Я узнал его слова.

«Убей — и будешь свободен».

Я услышал отголоски далекой грозы.

Волосы Катрин струились между пальцами, как шелк. «Она моя слабость». На этот раз мой голос, мои губы. Один маленький шажок, всего одна смерть, и ничто в мире больше не сможет тронуть меня. Один маленький шажок, и дверь в ту дикую ночь захлопнется навсегда. Игра по-настоящему станет игрой. И я буду тем игроком, который победит.

«Задуши. Возьми ее». Голос терновника. Треск в голове. Дыхание могилы. Пустота.

Ничего.

Шея на ощупь теплая. Пульс бился под кончиками моих пальцев.

«Убей ее, Принц Терний».

Я увидел, как тонкие губы произносят эти слова в пустой комнате.

«Убей ее».

Снова шевелящиеся губы. Непроницаемые глаза, уставившиеся в вечность.

«Убей ее».

«Корион!»

На мгновение я обхватил шею Катрин.

«Я иду за тобой, старый ублюдок». Разжал руки.

Улыбка искривила тонкие губы, ухмылка жестокости. Я рассмотрел их, когда видение исчезало, непроницаемые глаза и злобная ухмылка. Моя ухмылка.

Он играл мной. Я скитался многие годы, ни разу не вспомнив о нем, полагая, что сам принял решение оставить в покое Ренара, убежденный в своем выборе — отставить в сторону слепую жажду мщения, предпочтя путь, ведущий к власти. И теперь, на пороге забвения, я уяснил, чего лишился. Выздоровевший или спасенный. Я взглянул на Катрин. Вспомнил ангела в темноте. Зыбкое видение исчезло.

Я поднял с пола ее кинжал и встал. Катрин я оставил лежать около старой задушенной карги. Дверь вела в знакомый коридор, я сразу понял, где нахожусь. Это были Западные Покои. Я поднес нож к губам и поцеловал лезвие. Граф Ренар и кукловод, дергающий за нити. Одного острого клинка для обоих вполне достаточно.

42

Брат Роддат, столкнувшись с троими, сразил их ударами ножа в спину, по очереди. С ним я постигал науку бегства и учился скрываться. Трусов стоит уважать. Они лучше других знают, как причинить сильную боль. Загнать такого в угол — значит преодолеть свой страх и пойти на риск.

— Уйди с дороги.

— Кто, черт…

— Бог ты мой! Ты ведь тот самый старый мешок с бородавками, который пытался меня остановить в прошлый раз! — Это был он. Зловоние ударило в нос, как только он широко распахнул дверь. — Я удивлен, что отец оставил тебя в живых.

— Кто…

— Кто, черт возьми, я такой? Ты что, меня не узнаешь? Не узнал и в прошлый раз. Тогда я был немного ниже, вот такого роста. — Я вытянул руку, показывая. — Кажется, с тех пор прошла целая вечность, но ты старик, а что такое три или четыре года для старика? — Я отвесил поклон. — Принц Йорг к вашим услугам или, скорее, ты к моим. В прошлый раз я вышел отсюда с шайкой разбойников. На этот раз мне нужен всего лишь рыцарь, будь так любезен. Сэр Макин из Трента.

— Я должен позвать стражников, — неуверенно заявил он.

— Зачем? Король не делал никаких распоряжений на мой счет. — Всего лишь догадка, но отец ведь полагал, что нанес мне смертельный удар, поэтому, вероятнее всего, я был прав. — Кроме того, это лишь приблизит твою смерть. А если ты надеешься на того здоровяка с копьем, то я размозжил его башку о стену минуты три назад.

Тюремщик отступил и дал возможность пройти, как это было в детстве, когда Лундист шел со мной в подземелье. Я воспользовался случаем и, проходя мимо, врезал тюремщику. Раз — в живот, второй, когда он согнулся пополам, — сзади, по шее. На мгновение я задумался, не убить ли его ножом Катрин, но решил не рисковать и оставил тюремщика-неумеху в живых.

Я забрал ключи и пошел вниз по проходу, держа нож наготове. Я предпочел бы, чтобы у меня с собой был меч. Без него я чувствовал себя словно полуголым. Мысленно я постоянно возвращался к тому, что он не со мной, нет ощущения тяжести у бедра, — так язык возвращается к дырке от зуба, оценивая потерю.

Макин дал мне в руки меч в тот день, когда нашел меня. Отправившись на поиски наследника, капитан королевской гвардии имел право на фамильную ценность. С тех пор я все время держал меч при себе, клинок Анкратов из стали Зодчих.

Я прошел в камеру пыток, где впервые повстречал нубанца. Стол в центре пустовал. Никаких физиономий в окнах тюремных камер. Я медленно стал обходить камеры, направляя луч фонаря в каждую по очереди. В первой обнаружил труп или кого-то настолько близкого к смерти, что валялся мешком костей. Следующие три были пусты. В пятой оказался сэр Макин. Он сидел, прислонившись спиной к стене, заросший и покрытый грязью, и прикрыл глаза рукой от яркого света. Он не сдвинулся с места, не попытался подняться. Я почувствовал, как саднит в горле. Не знаю почему. Изнутри поднимался гнев, едкий, как кислота.

— О брат мой, Макин, — мягко проговорил я.

— Что?.. — Из его горла вырвался хрип, видно, ему что-то перебили.

— Я вновь отправляюсь в путь, брат Макин. У меня есть дело на юге.

Я вставил ключ в замок. Заскрипело, потом тихонько щелкнуло.

— Йорг? — Безвольный всхлип, больше бульканье. — Он убил тебя, принц. Твой родной отец.

— Я умру, когда буду готов.

Ключ повернулся, дверь открылась без всякого сопротивления. Вонь усилилась.

— Йорг? — Рука Макина безвольно упала. Они превратили его лицо в месиво. — О нет. Ты погиб. Я сам видел, как ты упал.

— Хорошо, я мертвец, а ты видишь сон. Теперь поднимайся, черт тебя подери, пока я не выбил из тебя все дерьмо, которое еще осталось. Его не слишком много, судя по запаху.

Это возымело на него действие. Он попытался подняться, ногтями царапая стену.

Прежде я не задумывался, что он может оказаться в таком состоянии. Мне казалось, что лишь вчера отец вонзил в меня нож. Отросшая борода Макина говорила по меньшей мере о неделях.

Он почти встал, ноги его подкосились.

Я приблизился к нему шага на два.

Замок графа находился отсюда более чем в сотне труднопроходимых миль. Нужно было миновать сады и огороды Анкрата и добраться до высокогорий Ренара. Он никогда туда не дойдет.

Со стоном Макин опустился на пол:

— Все равно ты мертвец. — Единственный сохранившийся глаз блестел от слез.

«Играя в игру, пожертвуй конем и захвати замок». Снова этот старческий сухой голос. Я прислушивался к нему так долго, что не мог сказать, принадлежал он мне или Кориону. В любом случае я должен бросить коня.

— У тебя остался всего один шанс, Макин. Это в два раза больше, чем достается большинству подонков в этой жизни. — Луч света скакал от стены к стене. — Мертвый или нет, но я брошу тебя здесь, если ты не встанешь и не пойдешь за мной. Когда-то я уже оставил здесь умирать человека, которого, кажется, любил. И тебя брошу, не сомневайся.

Он попытался встать, но от волнения рука подогнулась, а нога поскользнулась на куче дерьма.

Я развернулся и пошел прочь. Остановился в полутора метрах от двери:

— Здесь умер Лундист. — Я говорил слишком громко, меня могли услышать. И вообще, попусту сотрясал воздух. — Вот на этом месте. — Топнул по нему ногой. — Я оставил его истекать кровью.

Из темной камеры не доносилось ни единого звука.

Я был мягок с Катрин, потому что мне это ничего не стоило. Сейчас все было по-другому. Они сломили Макина. Он ничем уже не поможет, только станет обузой, а мне следует торопиться.

Я направился к выходу.

— Нет…

«Не позволяй ему умолять».

— Нет… он там не умер. — Теперь голос Макина звучал чуть сильнее.

— Что?

— Ему крепко досталось. — Из темноты послышалось какое-то движение. — Но он отделался всего лишь ушибом. Ничего, кроме синяка, который появился на следующий день.

— Лундист жив?

— Твой отец казнил его, Йорг. — Макин вышел на свет, цепляясь за дверной косяк. — За то, что тот не смог защитить тебя, так он выразился. — Он отхаркнул черный сгусток на пол. — Вероятнее всего, ему просто больше не нужен был наставник, поскольку сын сбежал. Король всегда так поступал. Когда кто-то становился ненужным — выбрасывал вон.

Макину даже удалось ухмыльнуться:

— Черт подери, как здорово вновь увидеть тебя, приятель.

Мгновение я наблюдал за ним. Ухмылка испарилась, ее место заняла неуверенность, как отражение моей собственной.

Я должен оставить его. Вернее, должен прикончить. Чтобы не болтался под ногами.

Я не смотрел на нож. Не спускай глаз с того, кем намерен пожертвовать, даже если этот кто-то — Макин в его теперешнем состоянии. Впрочем, я все равно знал, где нож. Не смотрел на него, но представлял. Он там, где свет фонаря прорезает полумрак. Макин тоже не смотрел на него. Он понимал все гораздо лучше и старался не быть слабым перед подлецом. Ничто так не подталкивает к решению, как забрезжившая возможность.

Отец оставил бы его. Мертвого.

Существо, в которое задумал превратить меня Корион, то орудие, та фигура в игре престолов, — ему даже в голову не пришло бы спасать кого бы то ни было из подземелья.

Но кто же тогда Йорг?

— Я сын своего отца, Макин.

— Знаю. — Он не умолял. И меня это восхищало. Я отлично подобрал фигуры для своей партии.

На мгновение я увидел нубанца, белую полоску зубов и черные глаза, наблюдавшие за мной, как это было в тот день, когда мы встретились.

Макин воспользовался моментом и стремительным ударом сделал подсечку. Он грохнулся вместе со мной, всем своим оставшимся весом и втиснул мою голову между каменным полом и кулаком. Мы оба не могли похвастаться отличной формой. Одного удара хватило, чтобы отправить меня туда, где я был раньше.

43

Шекспир написал, что о человеке судят по одежке. Брата Сима можно было переодеть в кого угодно. От юнца, никогда не пользовавшегося бритвой, до старца, которому бриться уже не пристало. Его можно было сделать привлекательной девицей, хотя в дороге это чревато неприятностями, но обстоятельства иногда вынуждали нас воспользоваться этим образом, когда другое было недоступно. Внешность юного Сима не была запоминающейся. Когда его не было рядом, мы забывали, как он выглядит. Из всех братьев Сим, пожалуй, был самым опасным.

— Объясни-ка мне еще разок. — Макин наклонился в седле, чтобы лучше слышать сквозь шум дождя. — Отец вонзает в тебя нож, но ты направляешься к графу Ренару, чтобы отомстить ему?

— Да.

— Но мы едем даже не ради самого графа. Значит, это не он снарядил твою добродетельную мать в последний путь, а какой-то старый торговец магией?

— Верно.

— Который подчинил вас с нубанцем своей воле, когда ты сбежал из дома? И затем отпустил вас, не тронув пальцем?

— Думаю, он заколдовал арбалет нубанца, — пояснил я.

— Если он так поступил, то, скорее всего, только для того, чтобы не дать ему пропасть. Нубанец с помощью этой штуки мог остановить целую армию. Стоило только удачно выбрать место обстрела.

— Нубанец действительно редко промахивался. Что верно, то верно, — согласился я.

— Значит?

— Значит — что?

— Никак не пойму, зачем мы скачем под этим долбаным дождем на краденых клячах, подвергая себя чрезмерной опасности.

Я почесал подбородок там, куда он мне врезал. Больно! И даже от холодного дождя не становилось легче.

— Что такое мир, Макин?

Он посмотрел на меня прищуренными от влажного ветра глазами:

— У меня никогда не было времени вникать в твои рассуждения, Йорг. Я солдат, и этим все сказано.

— Значит, солдат. Что же такое мир?

— Война. — Он машинально опустил руку на меч. — Война Ста.

— А это что такое, солдат? — спросил я.

— Ну, когда сто особ благородного происхождения сражаются на раздробленных землях за трон Империи.

— Я думал точно так же.

Дождь усилился, царапая руки и отскакивая, холодный, словно из ледышек. Впереди у развилки дороги я увидел огонек, вернее, целых три, три пятна света, обещавшие тепло.

— Впереди таверна, — сплюнул я.

— Выходит, мы сражаемся за Империю? — Макин не отставал, несмотря на то что его кляча поскользнулась в грязи у обочины.

— Здесь я убил Прайса, — сменил я тему разговора. — У этой таверны. Тогда она называлась «Три лягушки».

— Прайса?

— Здоровенного брата Малыша Райки, — уточнил я. — Ты никогда его не видел. По сравнению с ним Райк — истинный джентльмен.

— Ах да, припоминаю ту историю. Братья пересказывали ее, сидя у костра, раз или два, когда Райк отправлялся к шлюхам.

Мы подъехали к таверне. Она все еще называлась «Три лягушки», если судить по вывеске.

— Могу поклясться, они не рассказали тебе всю историю.

— Размозжил ему голову камнем, разве не так? Теперь расскажи сам. Никто из них не горел желанием вспоминать об этом случае.

— Мы спустились с высокогорий, я и нубанец. Весь путь и словом не обмолвились. У меня в голове засел Корион, вернее, я ощущал связь с ним, что-то за глазами, там словно черная дыра разверзлась.

Мы не ожидали увидеть братьев, потому что договаривались встретиться с ними неделей раньше на другой стороне Анкрата. Но я призвал нубанца отдать должок, поэтому мы с ними разъехались в разные стороны.

В общем, каким-то образом братья оказались тут. Два десятка лошадей на дороге, пламя только начало лизать крышу из тростника. Барлоу стоял вон у того дерева с целым бочонком эля. Юный Сим, размахивая топором, гонялся за свиньей. И тут вываливается Прайс, согнувшись в три погибели, чтобы протиснуться в двери, вокруг него дым клубами, будто сам дьявол выполз из преисподней. За собой тащит владельца таверны, одной рукой ухватив за шею и, заметь, не придушив: одной ручищи Прайса вполне хватило бы, даже сдавливать не понадобилось.

Прайс видит меня, и, похоже, что-то в нем взрывается. Лупит владельца таверны о дверной косяк, да так, что у того мозги разлетаются во все стороны. При этом он продолжает буравить меня взглядом:

«Ты, маленький ублюдок. Сейчас я выпущу тебе кишки».

Он не кричал, но вокруг не было никого, кто бы не услышал его. Мы с нубанцем находились в тридцати ярдах от Прайса, но мне показалось, что он шепчет эти слова прямо в ухо.

«Могу поспорить, с таким огромным арбалетом ты сможешь попасть ему промеж глаз даже отсюда», — сказал я нубанцу.

«Нет, — ответил он. Голос звучал довольно странно. Бесстрастный, такой я где-то уже слышал. — Пусть увидят, на что способен ты».

Прайс приближался медленно. У меня не было никаких иллюзий насчет того, что я смогу остановить его, но бежать я тоже не собирался. Надо было придумать что-то другое.

Я поднял гладкий камень. Он ловко уместился в ладони, словно был создан специально для меня.

«У Давида была праща», — заявил Прайс. Рожа растянулась в уродливой ухмылке.

«Голиафу хватит и этого», — возразил я.

Он шел не торопясь, но мне казалось, тридцать ярдов еще никогда не преодолевали так быстро.

«А что это ты так раскипятился? Так сильно соскучился по нубанцу?» — Я думал, может, хоть узнаю, из-за чего придется помирать.

«Я…» — Казалось, он сбит с толку. Взгляд отрешенный, будто пытался разглядеть что-то, чего я увидеть не мог.

Я воспользовался моментом и запустил в него камнем. Таким камнем легко промахнуться, но удар пришелся точно в правый глаз. Врезал сильно. Даже такой гаденыш, как Райк, хорошо запоминает такие уроки. Раненый издал дикий вопль. Ты бы навалил в штаны от одного этого звука, Макин.

Я бросился на землю и нащупал еще парочку таких же прекрасных камней.

«Эй, Голиаф!» — Я привлек его внимание. Размахнулся и швырнул второй камень. Попал в здоровый глаз. Он взревел, словно обезумевшее чудовище, и бросился прямиком на меня. Я вогнал последний камень вместе с передними зубами ему в глотку.

Говорю тебе, Макин, все это просто не поддается объяснению. Мои броски не назовешь просто удачными, это было нереально. С тех пор я никогда больше так метко не бросал, не удавалось.

Как бы то ни было, я отвалил в сторонку, а он, спотыкаясь, протащился еще ярдов с десять, пока не свалился, задыхаясь. Ведь я вогнал третий камень ему в трахею.

Затем я вытянул самый большой камень, который только смог унести из стены с сухой кладкой, вон там, и пошел за ним. Наверное, он задохнулся бы и без моей помощи. Его морда уже посинела, как у висельника. Но я не люблю полагаться на случай.

Он еле полз, ослепший. И от него ужасно несло, запакостил все там, где прополз. Я почти жалел этого ублюдка.

Не думал, что размозжу голову с одного удара. Но череп сразу раскололся.

Макин спрыгнул с лошади, оказавшись чуть ли не по колено в грязи:

— Можем войти.

Меня больше не донимала непогода. Тепло разлилось по телу от воспоминаний об убийстве Прайса. Вспомнил ощущения: гладкость маленьких камешков, шероховатый булыжник, которым воспользовался в конце.

— Корион направлял мою руку. Думаю, Сэйджес натравил тогда Прайса на меня. Отец воображает, будто повелитель снов служит ему, но это не так. Сэйджес увидел, что Корион вонзил в меня свои когти. Понял, что потерял наследника своей пешки, поэтому и забрался в сновидения Прайса и подкинул немного ненависти ко мне. Ему много и не требовалось. Они играют нами, Макин. Мы для них всего лишь фигуры на шахматной доске.

Тут он улыбнулся, несмотря на рассеченные губы.

— Все мы фигуры на чьих-то досках, Йорг. — Он направился к двери в таверну. — Ты и сам довольно часто играл мной.

Я пошел за ним сквозь теплый чад главного зала. В камине тлело одинокое бревно, от которого было больше дыма, чем тепла. У небольшой барной стойки столпилось около дюжины посетителей. Судя по одежде, местные.

— Ага, вонь от вымокших крестьян. — Я бросил насквозь промокший плащ на ближайший стол. — Ничем ее не перебить.

— Эля! — Макин выдвинул стул. Место вокруг нас начало расчищаться.

— И мяса, — добавил я. — Говядину. Последний раз, когда я тут был, мы ели жареную псину, и владельцу таверны пришлось умереть.

Я сказал правду, но не в той последовательности.

— Значит, — продолжил Макин, — этому Кориону достаточно было щелкнуть пальцами во время вашей первой встречи, чтобы ты и нубанец сразу распластались перед ним. Что же останавливает его в этот раз, почему ему не сделать то же самое вновь?

— Возможно, ничего.

— Даже самому заядлому игроку хочется иметь хотя бы один шанс, принц. — Макин взял два глазурованных кувшина у девицы, обслуживающей столики, с краев стекала пузырящаяся пена.

— Я немного подрос с тех пор, как мы встречались с ним в последний раз, — возразил я. — Я и для Сэйджеса уже не был легкой мишенью.

Макин сделал большой глоток.

— Но есть кое-что еще. Я позаимствовал это у некроманта. — Я ощущал его сердце горечью на языке. Отпил из своего кувшина. — Что-то попало внутрь. Теперь во мне есть немного магии, Макин. Что бы ни текло по венам той мертвой суки, погубившей нубанца, и вызывало свечение у маленькой девочки, которая была с чудовищами, теперь небольшая частичка этого со мной.

Макин стер пену с усов, отросших за время пребывания в подземельях. Слегка приподнял брови, выражая недоверие. Пришлось задрать мою рубаху. Ладно, не «мою» рубашку, ее, должно быть, подыскала для меня Катрин. На месте удара отцовского ножа виднелся тонкий черный рубец. Черные вены расползались от раны, опоясывая ребра и поднимаясь вверх до самого горла.

— Как бы то ни было, отец не справился, — заключил я. — Ему надо было убить меня.

44

Они называли замок «Логово». Когда скачешь по долине вечером и видишь, как заходящее солнце скрывается за башнями, становится понятно, откуда взялось это название. От всего тут веет злом. Высокие окна темны, город за воротами прячется в тенях, флаги обвисли. Логово напоминает пустой череп. Не до веселья.

— Итак, какой у нас план? — спросил Макин.

Я улыбнулся. Направили лошаденок вверх по дороге, мимо скрипящей телеги с бочонками.

— Кажется, подгадали к турниру, — произнес Макин. — Это хорошо или плохо?

— Ну, мы ведь приехали испытать свою силу, не так ли? — Я пытался распознать знамена на шатрах, раскинутых на восточной стороне турнирного поля. — Но нам лучше не выдавать себя.

— Как насчет плана… — Отдаленный стук копыт оборвал его.

Мы обернулись. К нам быстро приближалась плотная группа всадников, главный облачен в пластинчатые доспехи, полный комплект, за ним спешили длинные тени.

— Прекрасные турнирные доспехи. — Я развернул свою кобылку.

— Йорг…

Сегодня Макина перебивали постоянно.

— Прочь с дороги! — громко проорал скачущий впереди всадник, но я сделал вид, что не услышал. — Прочь с дороги, деревенщина! — Он осадил коня, не став объезжать нас. Еще пятеро всадников остановились рядом — замковая стража, в кольчугах, на взмыленных лошадях.

— Деревенщина? — Согласен, что выглядели мы как нищие, но едва ли смахивали на крестьян. Там, где обычно висел меч, я нащупал пустоту. — И для кого же нам нужно свалить с дороги? — Я узнал знамена, но специально спросил, чтобы разозлить их.

Заговорил тот, что был слева от рыцаря:

— Сэр Алэн Кенник, наследник графства Кенник, рыцарь Длинной…

— Ах да, точно. — Я поднял руку. Говоривший заткнулся, глядя на меня из-под поднятого забрала шлема светлыми глазами. — Наследник барона Кенника. Сын печально известного нытика барона Кенника. — Я почесал подбородок в надежде, что в потемках грязь на нем сойдет за щетину. — Но это ведь земли Ренара. Не думаю, что людей Кенника тут ожидает теплый прием.

Алэн выхватил меч, четыре фута стали Зодчих, кроваво-красной в лучах заходящего солнца.

— Я не собираюсь объясняться посреди дороги с каким-то деревенским недоноском!

В его голосе послышалось что-то, очень смахивающее на хныканье. Он поднял забрало и взял поводья.

— Слышал, барон и граф Ренар уладили недоразумения, возникшие между ними после того, как Марклос позволил себя так бездарно убить, — встрял Макин. Я знал, что его рука лежит на цепе, который мы умыкнули вместе с клячами. — Барон Кенник снял с Ренара обвинения в поджоге Маббертона.

— Вообще-то, Маббертон спалил я, — заявил я присутствующим. Хотя сейчас уже сомневался. Я просто первым швырнул горящий факел на соломенную крышу дома. И мне показалось, что это отличная идея. Вот только кому она принадлежала на самом деле? Возможно, Кориону.

— Ты? — фыркнул Алэн.

— Смерть Марклоса тоже моих рук дело, — продолжил я. Внимательно следил за ним и подъезжал все ближе. Без оружия и доспехов я не представлял для них особой угрозы.

— Я слыхал, что принц Анкрат обратил вояк Марклоса в бегство всего лишь с дюжиной, — высказался Макин.

— Неужели у нас была целая дюжина, сэр Макин? — спросил я, придав голосу придворную манерность. Краем глаза я следил за Алэном, не обращая внимания на его спутников. — Возможно, была. Впрочем, не имеет значения.

— Что за… — Алэн стал оглядываться, по краям дороги тянулись изгороди из кустарников, за которыми могли скрываться готовые к нападению сообщники.

— Боишься засады, Алэн? — спросил я. — Неужели думаешь, что принц Онорос Йорг Анкрат и капитан королевской гвардии не смогут смести с дороги шестерых псов Кенника?

Не уверен насчет Алэна, но его люди явно наслушались норвудских историй. Они знали о безумном принце и его подельниках. Слышали, как одетые в лохмотья вояки, спрятавшись в руинах города, удержали свои позиции и разбили противников, которых было в десятки раз больше.

Кто-то хрюкнул в темноте справа от нас. Если люди Алэна и сомневались, что из кустов в них целятся бандиты, то маленького зверька хватило, чтобы убедить их в этом.

— Вперед! В атаку! — завопил я своим несуществующим бойцам в засаде, а сам соскочил с седла и резко рванул Алэна с лошади.

Сражение закончилось, как только мы ударились оземь. Падение выбило из меня весь дух, а столкновение головами зажгло перед глазами звезды.

Затем последовал удар цепа Макина и глухой стук удаляющихся копыт. С глубоким вздохом и громким лязгом я высвободился из рук Алэна.

— Лучше нам отсюда поскорее убраться, Йорг. — Макин возвратился после недолгой погони. — Довольно скоро они поймут, что мы их одурачили.

Я отыскал меч Алэна:

— Они не вернутся.

Макин сердито посмотрел на меня:

— Похоже, ударившись головой о шлем рыцаря, ты повредил мозги?

Я дотронулся до головы там, где болело, на пальцах осталась кровь.

— У нас Алэн. Заложник или труп. Они не знают, что именно.

— По-моему, он мертв, — заявил Макин.

— Скорее всего, сломал шею. Хотя это уже не важно. Главное, они понимают, что не получат его целым и невредимым, поэтому теперь им важнее смыться подальше. Эти парни уже не смогут вернуться к Кеннику, да и в Логове их вряд ли ждет теплый прием. Ренар не захочет иметь к этому делу никакого отношения.

— Что будем делать дальше?

— Надо убрать тело. Та телега с пивными бочками скоро сюда подъедет. — Я посмотрел на дорогу. — Привяжи его к лошади. Мы затащим его в пшеничное поле.

В темноте, среди мокрой от затяжного дождя пшеницы, мы сняли с него доспехи. Они немного попахивали: перед смертью Алэн навалил в штаны, но латы отлично сидели на мне, правда, чуть жали в поясе.

— Что скажешь? — Я отступил на шаг, давая Макину возможность полюбоваться мной.

— Ни черта не вижу.

— Я выгляжу великолепно, поверь. — Я наполовину обнажил меч, затем сунул обратно в ножны. — Думаю, мне нужно принять участие в рыцарском поединке.

— Очень мудро.

— Большой Кубок в общей схватке будет мне в самый раз. А победитель получает приз из рук самого графа Ренара!

— Ну какой же это план. Скорее, верный способ помереть так глупо, чтобы люди еще лет сто смеялись над этим во всех тавернах, — заявил Макин.

Лязгая доспехами, я направился обратно к дороге, ведя под уздцы лошадь Алэна.

— Ты прав, Макин, но ничего другого не придумывается.

— Мы можем снова отправиться в путь. Вместе нароем немного золотишка, потом еще немного, чтобы хватило на жизнь в каком-нибудь местечке, где никто никогда не слышал об Анкрате. — Я видел по глазам, что он страстно этого желает — пусть даже только в эту секунду.

Я ухмыльнулся:

— Может, придумать что-то лучше я не смогу, но и бегство не выход. По крайней мере для меня.

Мы неторопливо ехали к Логову. Я не горел желанием побыстрее выбраться на турнирное поле. У нас не было шатра, выходит, ставить нечего, а цвета Кенника неминуемо заставят разыграть такой спектакль, который я вряд ли выдержу с моими актерскими способностями.

Миновав деревеньки, мы въехали на улицу с беспорядочно разбросанными до самых замковых ворот строениями. Здесь нас нагнал странствующий рыцарь и натянул поводья.

— Приветствую, сэр… — произнес он, запыхавшись.

— Алэн Кенник, — представился я.

— Кенник? А я думал…

— Теперь у нас союз, Ренар и Кенник на сегодняшний день лучшие друзья.

— Рад это слышать. Без друзей в такие времена не обойтись, — заявил рыцарь. — Сэр Келдон, кстати. Прибыл ради поединков. Граф Ренар обещал приличные награды тем, кто добудет их искусным копьем.

— И я о чем-то подобном слышал, — ответил я.

Сэр Келдон поехал вместе с нами.

— Я так рад, что наконец-то покинул равнины, — заговорил он. — Там полно разведчиков Анкрата.

— Анкрата? — Макину не удалось скрыть тревогу.

— А вы разве не знаете? — Сэр Келдон обернулся, чтобы оглядеть темноту. — Говорят, король Олидан собирает свои армии. Никто не знает, на кого он хочет напасть, но он задействовал Лесной Дозор. Большинство из них вернулось, если не ошибаюсь! — И пальцем в латной рукавице он ткнул в плечо. — Вы ведь знаете, что это значило для Геллета! — Он красноречиво провел рукой у горла.

Мы подъехали к перекрестку в центре города. Сэр Келдон повернул лошадь налево:

— Вам на поле?

— Нет, нам нужно нанести несколько визитов. — Я кивнул в сторону Логова. — Удачи вам завтра.

— Премного благодарен.

Мы подождали, чтобы он отъехал.

Тогда я повернул лошадь Алэна обратно, к равнинам.

— Я думал, мы собираемся нанести парочку визитов, — удивился Макин.

— Так и есть. — Я пустил лошадь рысью. — Мы едем к командиру Дозора Коддину.

45

Люблю горы, всегда любил. Могучие труднопроходимые нагромождения скал, взмывающие вверх, преграждающие дорогу путникам. Великолепно. Хотя самому взбираться по ним — совсем иное дело. Вот это терпеть не могу.

— Какой, черт возьми, толк в лошади, если мне приходится самому тянуть проклятое животное, как только дорога идет на подъем, пусть даже совсем небольшой.

— По правде говоря, принц, тут он, скорее, крутой, — поправил меня Макин.

— А всему виной сэр Алэн, выбравший себе придурковатую лошадку. Надо было оставить себе клячу, на которой я сюда приехал.

В ответ — молчание и только натужное дыхание Макина.

— Я собираюсь при случае нанести визит барону Кеннику по поводу его мальчишки, — сказал я.

Я оступился на случайном камне и, громыхая доспехами, рухнул.

— Не двигаться. Вы под прицелом. По три лучника на каждого, — послышался голос сверху, оттуда, где лунный свет едва касался груды камней.

Макин медленно выпрямился, предоставив мне возможность самому подняться на ноги.

— Доброго человека из Анкрата сразу распознаешь, — сказал я погромче, чтобы было слышно как можно дальше. — Если вы собираетесь кого-то пристрелить, то предлагаю вот этого конягу. Цель самая крупная, к тому же ублюдок ленив.

— Положите мечи.

— У нас всего один на двоих, — ответил я. — Поэтому не горю желанием его лишиться. Давай забудем про это, и ты отведешь нас к командиру Дозора.

— Положите…

— Да-да, ты уже говорил. Посмотри внимательней. — Я выпрямился и постарался повернуться так, чтобы на меня падал лунный свет. — Принц Йорг. Собственной персоной. Столкнул прошлого командира Дозора в водопад. А теперь отведи меня к Коддину, пока я не рассердился.

Взаимопонимание было достигнуто, и вскоре двое взяли под уздцы лошадь Алэна, а остальные освещали нам путь прикрытым тряпицей фонарем.

Нас привели в лагерь, расположенный в нескольких милях по ходу движения. В ложбине у основания горы разместился отряд человек из пятидесяти. Местность называлась Брот Хилл, как пояснил командовавший группой сопровождения. Приятно сознавать, что хоть кто-то знает, где мы находимся.

Дозорные подвели нас к охране лагеря, условным свистом обозначив свое присутствие. Кругом сплошная темень, что было весьма благоразумно, если вспомнить, что Логово находилось всего в шестнадцати милях.

Мы проходили мимо спящих дозорных, переступая через крепления разномастных палаток командования.

— Поддайте света! — потребовал я достаточно громко, чтобы разбудить тех, кто еще не проснулся. Принц заслуживает фанфар. — Света! Ради бога! Ренар даже не догадывается, что вы пересекли его границы. Он собирается проводить рыцарский турнир в тени замковых стен.

— Его-то я и жду.

Я узнал голос:

— Коддин, вот и ты!

Все засуетились, зажигая фонари. Светлячки, пробуждающиеся в ночи.

— Ваш отец настоял, принц Йорг. — Командир Дозора, пригнувшись, вышел из палатки. Лицо серьезное. — Должен доставить ему вашу голову, остальное не требуется.

— В охотку сварганю это за вас. — Райк, вошедший в свет фонаря, показался даже крупнее, чем я его помнил.

Присутствующие расступились, и из сумрака вышел Горгот, тоже показавшийся огромнее, даже больше Райка. Ребра выступали из грудной клетки подобно когтям на лапе.

— Принц Тьмы, время платить по счетам.

— Головой? — Я положил ладонь на горло. — Думаю, пусть она лучше побудет со мной. — Повернулся, заметив подошедшего Толстяка Барлоу, в каждой руке у которого было по буханке хлеба. — Полагаю, дни милости его величества короля Олидана ко мне безвозвратно прошли, — сказал я. — По правде говоря, сам утомился ждать, когда он помрет. Следующая победа будет за мной. Очередное сокровище, которым завладею, останется в этих руках и в руках тех, кто мне служит.

Горгот смотрел невозмутимо, маленький Гог наблюдал из полумрака. Элбан и Лжец локтями прокладывали дорогу в плотном кольце дозорных.

— И что же это за сокровище, Йорс? — спросил Элбан.

— Увидишь, как только солнце встанет, старикан, — обнадежил я. — Думаю захватить высокогорье Ренара.

— Во-во, говорил же, лучше нам его поймать, — произнес Райк, стоя позади меня. — За его голову объявлена награда. Король не постоял за ценой! — Он развеселился, выдав свое коронное «кхе-кхе-кхе», словно подавился рыбной костью.

— Забавно, ты решил пойти по стопам Прайса, брат. — Я продолжал стоять к нему спиной. — Как раз недавно мы с Макином вспоминали о том, что когда-то произошло у «Трех лягушек».

Он тут же оборвал смех.

— Не буду лукавить, задача непростая. — Я изящно обернулся, чтобы заглянуть в лица тех, кто окружал нас. — Я собираюсь отобрать графство у Ренара и сделать его своим. Те, кто поможет мне в этом, станут придворными рыцарями.

Я отыскал взглядом Коддина. Он привел с собой братьев, желая поддержать меня, но как далеко он готов пойти — вот в чем вопрос. Предсказать его действия я бы не взялся.

— Что на это скажешь, командир? Последует Лесной Дозор за своим принцем еще раз? Станете ли проливать кровь во имя мщения? Ради праведного возмездия за мою королеву-мать? За брата, который должен был бы наследовать трон Анкрата в случае моей гибели?

В мерцающем свете фонаря я заметил, как дернулись мышцы на скулах — единственное, что он себе позволил. После затянувшейся паузы он заговорил:

— Я смотрел на Геллет. Видел Красный Замок и солнце, упавшее среди гор, испепелившее даже скалу. Впечатляющее зрелище.

Присутствующие закивали в знак согласия. Коддин поднял руку.

— Но те, кто ближе к королю, должны нести большую ответственность. Король обязан быть пророком на своей земле, — говорил он убежденно.

Мне не больно понравилось, куда он клонит.

— Дозор послужит, если… братья с дороги останутся верны вам, после того как узнают, что им предстоит сделать, — заключил он. Его глаза неотрывно следили за мной, сам он оставался спокойным и непреклонным.

Я повернулся так, чтобы видеть Райка — глаза на уровне его груди. От него несло чем-то отвратительным.

— Господи Исусе, Райк, ты воняешь, словно огромная куча дерьма.

— Чт… — Он набычился и ткнул грязным пальцем в сторону Коддина. — Он балакает: надо сперва договориться с братьями. А я это уже сделал! Теперь братья станут делать только то, что я им скажу. — Он осклабился, обнажая дыру от зубов, выбитых мной под горой Хонас.

— Как и обещал вам, я не стану лукавить. — Я развел руками. — С этим покончено. Вас на мякине не проведешь, братья мои. То, что я намеревался просить у вас, свело бы вас в могилу. — Я сжал губы, будто что-то обдумываю. — Нет, я не стану этого просить.

Райк набычился еще сильнее.

— Чего не станешь просить, крысеныш?

Я коснулся двумя пальцами своей груди:

— Собственный отец вонзил в меня нож, Малыш Райки. Вот сюда. Отчего любой протянул бы ноги. Ты выведешь братьев на дорогу. Отправишься с ними в путь. Разобьешь пару голов, вылакаешь несколько бочонков, и может статься, что приставленный к тебе ангел-хранитель поспособствует мерзавцу и твои лапы загребут серебро.

— Ты не против, чтобы мы отчалили? — медленно произнес он.

— Сам я поеду к Лошадиному Берегу, — продолжил я. — Вот туда, — и указал пальцем.

— И что станешь там делать? — спросил Райк.

— Прихвачу с собой командира Дозора Коддина. Может, смогу помириться с отцом.

— Черта с два тебе! — Райк врезал Барлоу по руке. Ударил не по злому умыслу, просто его переполняла природная жестокость. — Ишь как гладко у тебя выходит, маленький ублюдок. Все бы тебе выпендриваться, шельмуешь, припрятав тузы. Мы потащимся в пыли и грязи к Лошадиному Берегу, а ты потом станешь важничать, строя из себя птицу высокого полета с золотым кубком в руке и шелковой тряпицей, чтобы подтирать задницу. Ну нет! Я буду всегда рядом, чтобы следить за тобой, пока не получу то, что мне причитается.

— Обращаюсь к тебе как к брату. Ты, уродливая куча дерьма, вали сейчас, пока есть возможность, — посоветовал я.

— Пошел на хер! — Райк изобразил победный оскал.

Я махнул на него рукой:

— Людям Коддина к турниру близко не подобраться. А такому перекати-полю, как мы, кого судьба бросает от одной армии к другой в самую гущу событий, где пахнет деньжатами, льется кровь и есть доступные бабенки, все нипочем. Братья могут раствориться на турнире среди подобного им сброда, оставшись незамеченными. Когда я выполню задуманное, до приезда Дозора мне потребуется ваша помощь. Нужно, чтобы вы придержали ворота Логова несколько минут. Это будут самые кровавые минуты в вашей жизни.

— Ну, мы-то продержимся, — заявил Райк.

— Продержимся, в чем вопрос. — Макин поднял свой цеп.

— Продержимся! — взревели Элбан, Барлоу, Лжец, Роу, Красный Кент и еще дюжина братьев слева от меня.

Я снова повернулся к Коддину:

— Думаю, они продержатся.

49

— Сэр Алэн Кенник, баронет.

И вот я там, куда стремился: подъезжаю к турнирному полю, чтобы занять свое место, со всех сторон меня сопровождают вялые аплодисменты.

— Сэр Аркл, третий сын лорда Мерка, — объявил глашатай следующего участника.

Сэр Аркл, проследовавший за мной на поле, был вооружен булавой. Участники Общей Схватки выбрали разнообразное оружие, чтобы справиться с доспехами противника. Топор, булава, цеп использовались для того, чтобы переломать доспехи и кости. Когда сражаешься против облаченного в полную амуницию бойца, обычно дубасишь его до той поры, пока не искалечишь, а уж потом, при желании, можно нанести смертельный удар кинжалом, вонзив его между латным воротником и нагрудником или в прорезь для глаз.

У меня был только мой меч. Ну ладно, не мой, но меч Алэна. Если у него имелось какое-то подходящее для Общей Схватки оружие, то оно, без сомнения, осталось у сбежавшей свиты.

— Сэр Джеймс из Хея.

Огромный детина в измятом нагруднике, он держал наготове свой тяжеленный топор с шипом-клевцом на обухе позади.

— Уильям из Бронда, — высокий, с кроваво-красным вепрем на щите и шиповатым цепом.

Участники продолжали прибывать. Чертова дюжина. Наконец все мы разместились на поле. Счастливая дюжина. Рыцари из разных земель, облаченные в боевые доспехи. Молчание прерывалось лишь негромким ржанием лошадей.

В дальнем конце поля под тенью замковых стен располагались пять рядов сидений. В центре стоял стул с высокой спинкой, задрапированный имперским пурпуром. С него поднялся граф Ренар. Рядом на обычной скамейке расположился Корион — незаметная фигура, притягивающая взгляд, как магнит железо.

С расстояния в двести шагов я не мог рассмотреть на лице Ренара ничего, кроме блеска глаз под золотым венцом и водопада черных волос.

— Приступайте! — Ренар взмахнул рукой.

Один из рыцарей, пришпорив коня, направился прямиком ко мне. Имени его я не запомнил, обратив внимание лишь на тех, кого объявляли вначале.

Остальные тоже времени даром не теряли и приступили к поединкам. Я успел увидеть, как Уильям из Бронда ударом цепа выбил кого-то из седла.

У моего противника был шестопер, крепко зажатый в руке, сталь латной рукавицы отполирована до ослепительного серебряного блеска. Приближаясь ко мне, он издал воинственный клич, размахивая над головой булавой.

Я поднялся в стременах и, подавшись вперед, сделал выпад выпрямленной рукой. Меч Алэна попал точно в щель шлемной решетки.

— Сдаешься?

Естественно, он уже ничего не мог ответить, поэтому я позволил ему грохнуться с лошади.

На пути возник еще один рыцарь, умело увернувшийся на своем скакуне от неистовства сэра Уильяма. На меня он даже не взглянул.

Со спины латная кираса оставляет зазор, чуть ниже почек. Если все хорошо подогнано, то жизненно важные органы между наспинником и седлом прикрывает кольчуга. Такая кольчуга у этого рыцаря имелась, однако сталь Зодчих с легкостью рассекла ее. Рыцарь свалился с выражением изумления на лице, оставив меня один на один с Уильямом.

— Алэн! — Его голос звучал так воодушевленно, будто праздник наступил.

— Знаю, я тоже его ненавижу.

Я поднял забрало.

Цеп — это оружие, которое всегда должно находиться в движении. Об этой важной детали сэр Уильям напрочь забыл, удивленно уставившись в лицо незнакомца. Я не мог не воспользоваться такой возможностью и резко пришпорил лошадь Алэна. Надо отдать ей должное — на этот раз животина повела себя достаточно шустро, и я обрушил меч Алэна на сэра Уильяма.

На турнирах не принято устраивать кровавую бойню. Очень редко в Общей Схватке кто-то погибает, чаще это происходит на следующий день по вине лекарей. В основном противников выбивают из седла или оглушают. Несколько переломов и множество ушибов — обычные утешительные призы для тех, кто проиграл. Слишком кровожадного рыцаря потом ожидает встреча с друзьями или родней противника при крайне неприятных обстоятельствах.

Естественно, у меня на этом турнире были совсем другие планы. Чем меньше противников после схватки сможет держать оружие, тем лучше. Кроме того, палаш создан не для простого устрашения. Он создан для убийства.

Сэр Аркл бросил мне вызов, несясь галопом почти через все поле, эдакий рыцарь, разящий всех на своем пути. Когда он, заметно сократив расстояние, стал ловко размахивать булавой не в такт движению лошади, все это выглядело пугающе мастерски.

Если на тебя с грохотом несется тяжелый боевой конь и у тебя не возникает мимолетной мысли развернуться и бежать, считай, что ты — труп. Почти полтонны истекающих потом мышц и костей, которые скачут на тебя с громким пыхтением, готовые к лобовому столкновению, — такую мощь ничем не остановить.

Я свалился с седла, когда сэр Аркл оказался в непосредственной близости. Он был к этому готов. Я не просто пригнулся, а упал. Согласен, это было больно. Но не настолько, чтобы помешать мне рубануть древним мечом Алэна в размытое пятно молотящих копыт.

Поступать так на турнире тоже не принято. Ты сражаешься с противником, но не с лошадью. Хорошо обученные боевые кони пугающе дороги, поэтому будь уверен, что, если повредишь одного из них, владелец потребует возмещения убытков.

Выругавшись, я выпрямился. С ног до головы я был забрызган кровью коня.

Сэр Аркл лежал под своей лошадью в гробовой тишине, совершенно неподвижный, в отличие от ржущего и дергающегося скакуна.

Многие животные, несмотря на ужасные страдания, переносят их молча, но уж если вздумают жаловаться, то хоть святых выноси. Если вы когда-нибудь слышали вопли кроликов, перед тем как их прирежут, то знаете, какой шум могут наделать даже такие маленькие существа. Мне хватило двух ударов, чтобы навсегда успокоить коня Аркла. Еще два потребовалось, чтобы отрубить ему голову.

Когда я закончил, то превратился в настоящего Красного Рыцаря — доспехи покрывала алая кровь. В нос ударило зловоние битвы, ее кровь и дерьмо, на губах чувствовался привкус соленого пота.

Немногие из нас оставались в пределах турнирного поля. Сэр Джеймс, возвышаясь над поверженными рыцарями на дальнем конце поля, сражался с обладателем огненно-бронзовых доспехов. Неподалеку выбитый из седла рыцарь с боевым молотом только что свалил с ног своего противника. Вот, собственно, и все.

Рыцарь с молотом, хромая, направился ко мне, железные латы вокруг его колена были изогнуты и скрипели.

— Сдавайся.

Я не шелохнулся. Даже не вскинул меч.

Мгновения тишины. Ни единого звука, если не считать отдаленного лязга — это сэр Джеймс свалил с ног своего противника.

Ни единого звука, кроме едва слышного стука капающей с моего нагрудника крови.

Тот, что шел с молотом, опустил его.

— Да ты не Алэн Кенник. — Он развернулся и пошел к белой палатке лекарей.

Опять я запутался в своих желаниях. Мне хотелось продолжить драку, но следовало решить, что лучше: молот между глаз или новая встреча с Корионом. Казалось совершенно невероятным, что он до сих пор не замечает меня, неужели эти бесстрастные глаза в первый же миг не разглядели под доспехами Алэна правду? Я посмотрел на трибуны вблизи. Корион наблюдал за мной, все они глазели на меня, но ведь это был именно тот человек, который дал мне силу, чтобы победить брата Прайса; он нашептывал из терновника, контролировал каждое мое действие, дергал за невидимые веревочки. Может, это он притащил меня сюда, словно куклу?

Сэр Джеймс из Хея прервал мои размышления. Он спешился, видимо опасаясь за своего коня, и стал неотвратимо приближаться. Солнечный свет высветил несколько царапин на доспехах. Его тяжелый топор сегодня поработал отменно. На латах виднелась кровь.

— Ну и страшилище же ты, — сказал я ему.

Он приближался, обходя труп лошади Аркла.

— Да ты еще и немой? — вопрошал я.

— Сдавайся, мальчишка, — потребовал он. — Это твой единственный шанс.

— Не совсем уверен, есть ли у нас выбор, Джеймс, не говоря уже о шансах. Тебе следует почитать…

Он рванулся вперед, в воздухе мелькнул топор. Мне удалось блокировать удар, но меч я не удержал: правая рука онемела до запястья. Следующим взмахом топора он едва не снес мне голову, его сила была поразительной. Я отпрянул в сторону, ровно на полдюйма, и отступил на шаг.

Сэр Джеймс приготовился к очередному удару. Вот тогда я понял, что чувствует корова, когда перед ней возникает забойщик скота. Может, я заслуживаю порицания за все красивые слова о страхе и острых клинках, но теперь, стоя с пустыми руками перед мясником Джеймсом, я испытал внезапный приступ здорового ужаса. Не хотелось закончить свой жизненный путь разрубленным надвое перед ликующей толпой, умереть перед незнакомцами, которые даже не знают моего имени.

— Погоди!

Но он не остановился. Быстро приближался. Если б я не споткнулся, когда пятился, то меня бы разрубили на две части или больше, впрочем, мне это было бы уже без разницы. Я упал на спину — чуть дух не вышибло, а сэр Джеймс проскочил еще на два шага вперед. Нащупывая правой рукой точку опоры, я наткнулся на рукоять валявшегося на земле боевого молота. Удача, оказывается, не покинула меня.

Я нанес ответный удар, попав сзади по колену сэра Джеймса. Раздался сладостный хруст, и он с криком рухнул. К сожалению, в жестокости нет никакого изящества — это понимаешь, как только тебе самому выпадает быть поверженным. Он привстал на здоровое колено и занес топор над моей головой. Я видел его темный силуэт на фоне синевы неба. По крайней мере, солнце не бьет в глаза. Почти сплошное забрало скрывало нижнюю часть его лица, но я слышал тяжелое дыхание, а вокруг нескольких отверстий пузырилась слюна.

— Пора прощаться с жизнью.

Он был прав. На таком близком расстоянии сделать что-либо боевым молотом невозможно. Особенно если ты лежишь на спине, раскинув руки и ноги.

Чо-омк!

Голова сэра Джеймса исчезла из моего поля зрения, оставив перед глазами лишь голубое небо.

— О боги, ну как не полюбить сей арбалет! — произнес я.

И сел. Сэр Джеймс лежал рядом, в шлеме виднелась аккуратная дыра, вокруг головы растекалась лужа крови.

Я не мог понять, кто стрелял. Скорее всего, Макин, он забрал арбалет нубанца у кого-то из братьев. Похоже, именно он и выпустил стрелу с трибуны простолюдинов. Ренар не позволил бы своим людям целиться в приближенных особ, да и невозможно предположить, что кто-то вздумает стрелять в сражающихся на поле.

Я успел схватить свой меч до того, как толпа осознала, что произошло. На трибуне для простолюдинов, похоже, началась драка, причем над всеми возвышалась огромная фигура. Должно быть, это Райк развлекался.

Подхватив топор сэра Джеймса, я выловил лошадь Алэна. Как только оказался в седле, взял меч в одну руку, в другую — топор. Горожане хлынули на поле, мечтая о потасовке. Я не совсем понял, чего они так раздухарились, но чувствовал, что сэру Алэну из Кенника несдобровать.

Перед трибунами для знати выстроились закованные в броню солдаты. Группка из шести воинов в форме замковой стражи, прежде располагавшихся у палатки с ранеными, свернула за угол и направилась ко мне.

Я держал топор и меч на уровне плеч. Топор весил не меньше наковальни; пожалуй, лишь Райку под силу орудовать им так же легко, как это делал сэр Джеймс.

Краешком глаза я заметил, что стражники покидают свои посты у ворот, чтобы помочь утихомирить толпу и обезопасить своего господина.

Корион поднялся — прямо огородное пугало — и встал позади графа Ренара. Сам граф, казалось, оставался безучастным к происходящему, руки лежали на коленях, и только впившиеся в них пальцы выдавали волнение.

Знал ли Корион, что это я? Должен был бы знать… Но я разрушил его чары, когда пробудился от снов-кошмаров после вероломного удара отца, вспомнил, как он отвернул меня от мщения, сделал своей пешкой в тайной игре за Империю. Так знал ли?

Самое время выяснить.

Я пустил коня Алэна легким галопом в сторону Ренара, топор и меч — в вытянутых руках. Я надеялся, что выгляжу как восставший из ада, как сама смерть, скачущая за графом. Во рту чувствовал привкус крови и желал пролить ее еще больше.

Когда тяжелый боевой конь мчится прямо на тебя — в этом действительно что-то есть. Трибуна для знати быстро пустела, благородные господа перелазили друг через друга, чтобы скорее убраться восвояси. Возле графа Ренара образовалось много свободных мест, но все так же за высоким стулом стоял Корион и двое избранных. Солдаты, выстроившиеся в линию перед трибунами, забеспокоились, но никуда не сбежали. По крайней мере до тех пор, пока я не разогнался во весь опор.

47

Лошадь Алэна пронесла меня между солдатами у трибун, скачками, словно по гигантской лестнице, домчала до трона графа Ренара и перескочила через него.

Если бы граф не покинул свое место несколькими мгновениями раньше, то все могло бы закончиться уже тогда.

— Убери его! — приказал Корион доверенному телохранителю.

Другой избранный тоже направился ко мне, но тут лошадь подо мной начала паниковать, не находя привычной опоры для копыт. Управлять ею стало невозможно, кроме того, я вовсе не горел желанием оказаться под ее копытами и поэтому выпрыгнул из седла. Хотя это был не совсем прыжок — человек в тяжелых доспехах может только выбрать место падения. Я доверял своей броне и рухнул прямо на телохранителя Ренара.

Он смягчил мое приземление и поплатился за это сломанными ребрами. Я слышал, как они хрустнули, словно ветки. Я стал карабкаться вверх, за спиной слышалось беспокойное ржание, копыта били куда попало, лошадь кидалась из стороны в сторону и вставала на дыбы, в любой момент она могла свалиться.

Я бросил топор сэра Джеймса Ренару в спину, но для точного броска эта штуковина оказалась слишком тяжелой и плохо сбалансированной. Я попал второму телохранителю между лопаток и сбил его с ног. Ренару удалось добраться до солдат у трибун. Они окружили его, чтобы проводить в замок.

Сжав меч в руках, я собрался за ними.

— Нет. — Путь преградил Корион: воздел руку, грозя пальцем.

Ощущение было такое, словно меня пригвоздили к месту. Казалось, теперь мир вращается вокруг, совершая неспешные обороты в такт моего сердца. Руки сами собой опустились, безвольные, онемевшие, не способные удерживать рукоять меча.

— Йорг. — Я не мог взглянуть ему в глаза. — Как ты мог подумать, что сможешь победить меня?

— А как ты мог подумать, что не смогу? — Мой голос звучал издалека, будто говорил кто-то другой. Мне удалось нащупать кинжал у бедра.

— Перестань.

Мои руки лишились последних сил.

Корион приблизился. Я пытался следить за ним взглядом, хотя мир по-прежнему вращался вокруг. Сзади слышал приглушенные, далекие звуки молотящей копытами лошади.

— Ты всего лишь ребенок, — заявил он. — Ставишь на кон все сразу, и так в каждой партии, ничего не приберегаешь на непредвиденный случай, отсекая возможность отступления. Такая стратегия всегда ведет к поражению.

Он достал из складок мантии небольшой кинжал — три сверкающих дюйма разящей без жалости стали.

— Однако Геллет! Это стало неожиданностью для нас. Там ты превзошел все наши ожидания. Сэйджес даже предпочел оставить твоего отца, чтобы избежать встречи с тобой лицом к лицу. Теперь он, естественно, вернулся.

Корион приставил лезвие к моей шее, засунув его в зазор между шлемом и латным воротником. Его лицо оставалось бесстрастным, а глаза, словно бездонные колодцы, казалось, вот-вот затянут внутрь.

— Сэйджес поступил правильно, что сбежал, — произнес я. Голос донесся из глубин мироздания.

Никакого плана у меня, как всегда, не было, но я уже пережил страх перед схваткой с сэром Джеймсом и не собирался демонстрировать его Кориону.

Я собрал остатки силы, которой наделило меня сердце некроманта. Внутренним взором окинул обитель духов, и холодная дрожь пробежала по телу.

— Некромантия не спасет тебя, Йорг. — Я почувствовал, как острие кольнуло шею. — Даже Челла не настолько доверяла своей смертельной магии, чтобы бросить мне вызов. Там, под горой, тебе досталась всего лишь тень ее могущества.

Все упирается в силу воли. В конце концов, все всегда сводится к ней. Корион удерживал меня внутри вероломного тела, потому что хотел этого, и его желание было сильнее моего.

Горячая кровь тонкой струйкой стекала по шее, капала под доспехи.

Я собрал все свои чувства и бросил их против него. Всю свою гордость, весь свой гнев, океан гнева, ярость, боль. Вернулся в прошлое. Пересчитал свои потери. Раздвинул терновник и прикоснулся к обескровленному ребенку. Сотворил из всего этого молот.

Ничего не добился! Просто склонил голову, чтобы больше не видеть его лица. Он рассмеялся. Я почувствовал это, потому что нож задрожал. Он хотел, чтобы я умирал медленно.

Я видел свои руки, закованные в металл, кинжал в слабеющих пальцах. Жизнь еще пульсировала в руках, подгоняемая ударами сердца, смешанная с темной магией, которая не дала мне умереть от руки короля. Вновь увидел лицо отца в момент удара: борода, плотно сжатые губы. Увидел лицо Катрин: ее сияющие глаза, когда она ухаживала за мной. И потянулся ко всему этому: горечи и сладости, просто чтобы пошевелить руками, которые не подчинялись мне. Вложил всего себя в этот призыв.

Ничего не добился, кроме того, что кое-как сумел направить острие кинжала в сторону Кориона.

— Они умирают, Йорг, — заявил он. — Можешь взглянуть моими глазами.

И вот я ощутил себя ястребом — я оставался истекать кровью на трибуне, как забитая свинья, и в то же время взмыл в небеса, где, дикий и свободный, парил над турнирным полем.

Я увидел Элбана, защищавшего спину Райка в центре толпы простолюдинов, солдат Ренара, приближающихся к ним со всех сторон, как охотничьи псы, они продирались сквозь высокую траву. Копье пронзило ему живот. На лице мелькнуло выражение удивления. Он внезапно стал похож на немощного старика. Я видел, как он закричал, сплевывая кровь через беззубые десны. Но услышать его мне было не дано. Краткий миг, в котором промелькнул Элбан и тот, кто проткнул его копьем, затем мы двинулись дальше.

Лжец, возвышающийся на краю турнирного поля, тощий, словно жердь, вооруженный луком, земля у ног утыкана стрелами. Он убивал тех, кто бежал к трибунам для знати. Ловкий, но неторопливый: каждая стрела достигает цели, улыбка тронула плотно сжатые губы. Они подобрались к нему сзади. Солдат, который подскочил первым, вогнал Лжецу копье в спину.

Теперь мы у ворот. Телега лудильщика. Мешковина сверху отодвигается, спрыгивает Горгот, приземляясь на руки и одно колено, несется по направлению к Логову. Местный люд разбегается в разные стороны с воплями. Даже солдаты стараются избежать столкновения, словно внезапно припоминая о каких-то обязанностях на турнирном поле. Но вот два смельчака отважились преградить ему путь, вскинув копья. Горгот не замедлил бега. Ухватил оба копья и, переломив их о колено, вогнал сломанными концами в шеи их же владельцев. Пронесся мимо, не дожидаясь, пока тела рухнут. Три стрелы полетели вдогонку, когда он пропал из виду.

Корион посмотрел назад. На телеге снова зашевелилась мешковина. Из-под нее стремительно выскочило покрытое полосами тело. Гог. Детеныш левкротов бросился туда, где недавно скрылся Горгот.

Наш сдвоенный взгляд метнулся обратно к турнирному полю, где два десятка солдат сомкнули ряды у трибуны для знати. Там сражался Барлоу. Одинокий воин между копейщиками Ренара и молодым принцем Анкрата, вашим покорным слугой. Как он туда попал — не представляю. Или зачем. Но ему некуда было отступать. При любом раскладе он был слишком грузен, чтобы вырваться на свободу.

Ударом топора Барлоу снес одному голову с плеч. На обратном взмахе топор вонзился другому нападающему между глаз. Теперь они все навалились на него. Одинокая стрела появилась неведомо откуда и впилась в шею одного из солдат Ренара.

Наш взгляд вернулся в исходную точку. Я увидел самого себя, стоящего на трибуне, лицом к лицу с Корионом, истекающего кровью. Лошадь Алэна все еще металась, будто прошла пара мгновений, а не целая жизнь с тех пор, как я сюда прискакал.

Наконец мы разъединились. Я снова видел собственными глазами. Нож в руке, поднятый, но бесполезный, переломанные доски настила под ногами. Хрип умирающего Барлоу. Ржание лошади. Я подумал о Гоге, побежавшем за Горготом к воротам, беззубом крике Элбана, Макине, который сражался и умирал где-то там.

Уже ничто не имело значения. Все равно я не мог пошевелиться.

— Игра окончена, Йорг. Прощай.

Маг приготовился нанести последний смертельный удар.

Думаю, вряд ли кто-то назовет удар копытом своей удачей.

Обезумевшее животное лягнуло меня в спину. Возможно, я пролетел бы ярдов десять, если б не врезался в Кориона. А так мы пролетели около пяти. Приземлились на траву, сбоку от трибуны для знати, словно парочка любовников, сжимающих друг друга в объятиях. Глаза, которые лишали меня сил, теперь крепко сомкнулись от боли. Я снова попытался вскинуть кинжал.

Не вышло. Но разницу я ощутил: почувствовал, как напряглись мышцы на руке. Захрипел и оттолкнул мага от себя. Рукоять моего кинжала дрожала между его ребер. Все, что не могли сделать моя воля, гнев и боль, сумела совершить одна напуганная лошадь.

Я крепче сжал рукоять кинжала, погружая его все глубже. Маг испустил последний вздох. Глаза распахнулись, остекленевшие, без признаков жизни.

Рядом валялся телохранитель графа с торчащим из спины топором. Я высвободил топор. Острая сталь покинула плоть с неприятным звуком. Двумя ударами я отсек голову Кориона от туловища, чтобы не было сомнений в его смерти.

Солдаты, расправившись с Барлоу, стали собираться перед трибуной. Я выставил голову Кориона им напоказ.

Отделенная от тела, она тревожила своей неестественной тяжестью. Я держал ее за седые волосы. В горле я ощутил горечь.

— Вы знаете, кто это? — прокричал я.

Трое приблизившихся солдат остановились — может, испугались или решили подождать, пока подтянутся остальные, чтобы затем уже атаковать.

— Я Онорос Йорг Анкрат! В моих венах течет кровь Империи. У меня дело к графу Ренару.

Из-за угла трибуны подоспели и другие солдаты. Пять, семь, двенадцать. Но не больше. Барлоу дорого отдал свою жизнь.

— Это тот, кому вы служили. — Я приблизился к ним на шаг, голова Кориона болталась передо мной. — Много лет тому назад он превратил графа Ренара в свою марионетку. Вы все знаете, что это правда.

Двинулся вперед. Без колебаний. Уверенный в том, что они расступятся. И не ошибся.

Они не смотрели на меня. Взгляды всех были прикованы к голове. Ужас, который маг внушил им при жизни, был так велик, что они ожидали, когда мертвые глаза оживут и утянут их с собой в бездну.

Солдаты расступились, и я направился через турнирное поле к Логову.

Но тут появились другие, с левой стороны поля, где прежде сражались Райк и Элбан. Они задумали перехватить меня. Две группы по пять человек. Но, не сумев приблизиться ко мне и на пятьдесят ярдов, они попадали. Лесной Дозор спешил по Дороге Вязов. Я видел, как лучники выстроились в линию вдоль горной цепи, с которой я впервые увидел Логово.

Я выпустил голову Кориона. Просто разжал ладонь, и волосы скользнули между пальцев. Голова падала целую вечность, будто прорывалась сквозь паутину или сновидения. Она должна была звонко удариться оземь, будто молотом по гонгу, но никакого звука не последовало. Безмолвная или орущая, не важно, но все равно я услышал ее, ощутил. Тяжесть покинула меня. Большая, чем я представлял, большая, чем я мог вынести.

Я видел впереди проем ворот. Величественная арка над входом в Логово. Металлические решетки приподняты. А под ними одинокая фигура, удерживающая их невероятную тяжесть, гору из дерева и железа. Горгот!

Я рванул вперед.

48

Я несся к замковым воротам. Доспехи, часть из которых потерялась на турнире, стали легче. Вокруг свистели стрелы. Вблизи падали те, кого они настигали. Так самые лучшие лучники Лесного Дозора расчищали мне путь.

Я спрашивал себя, куда бегу и зачем. Бросил тело Кориона в грязи. Его смерть стала чем-то вроде стрелы, извлеченной из раны, с меня будто оковы свалились или петля палача соскользнула с посиневшей шеи.

Несколько стрел, выпущенных стражниками на бастионах Логова, попали в меня. Одна сломалась о нагрудник. Стражники, скорее всего, пребывали в смятении, больше обстреливая турнирное поле, нежели обращая внимание на одинокого рыцаря, мчащегося к замку.

Ноги сами несли меня вперед. Казалось, чего-то не хватает. Внутренний голос, который прежде управлял мной, умолк, и теперь я слышал лишь свое натужное дыхание.

Улица, ведущая к воротам, была не видна лучникам Дозора, там я встретил серьезное препятствие.

Солдаты расположились между тавернами и сыромятнями. Здесь я когда-то проходил с нубанцем, маленький ребенок, который мечтал о мести.

Не менее двадцати копьеносцев во главе с разодетым капитаном гвардии Ренара преградили мне путь. Кольчуга капитана неярко поблескивала. За их спинами я видел Горгота, удерживающего защитные решетки. Дальше во дворе замка сновали солдаты, многовато их было. Я не мог понять, почему они до сих пор не убили левкрота и не закрыли ворота.

Я резко притормозил перед копьеносцами, запыхавшийся, не способный вымолвить ни слова. Холодный порыв ветра с дождем пронесся между нами.

Что делать? Неожиданно непреодолимое препятствие показалось… действительно непреодолимым.

Обернулся. Двое медленно тащились по дороге. Один слишком огромный, чтобы быть кем-то, кроме Райка. Я видел оперенный наконечник стрелы, торчащий у его левого плеча. Второй весь в грязи и крови — по доспехам не поймешь кто. Но это был Макин. Я понял это по тому, как он держал меч.

Над острыми копьями я рассмотрел лица солдат, выстроившихся в линию.

Что теперь будет?

Очередной порыв ветра с дождем.

— Из Дома Ренаров? — прокричал капитан. Сомнение чувствовалось в его голосе.

Они не знали! Только выбежали из замка, не имея представления о том, что же происходит. Стоит возблагодарить их за неосведомленность.

Я провел латной рукавицей по нагруднику, очищая грязь, чтобы лучше был виден герб:

— Логово! Я Алэн Кенник, союзник Дома Ренаров, прошу не отказать в защите. — Показал на Райка и Макина. — Они хотят меня убить!

Должно быть, несмотря на смерть Кориона, не все мои пороки остались в прошлом. Точно не все.

Я бросился к солдатам, и те, расступившись, пропустили.

— Они не пройдут, мой господин. — Капитан отвесил быстрый поклон.

— Уж постарайтесь, — попросил я. Весьма маловероятно, чтобы они прорвались.

Я поспешил к воротам, доспехи опять потяжелели. В воздухе витал какой-то неприятный запах, сильный, словно свиное мясо палят. Он напомнил мне сожженный Маббертон. Казалось, это было целую вечность тому назад.

Увидел, как солдаты группками собираются на огромном дворе за воротами. Одетые впопыхах, некоторые без части доспехов, кое-кто со щитами, другие без, многие, и в этом сомневаться не приходилось — хорошо оттянулись, залив брюхо элем на турнире.

Приблизившись, я обнаружил трупы. Обуглившиеся останки, тлеющие в собственном вытопленном жире. Совсем как бедняки, у которых всегда не хватает дров на погребальные костры.

Горгот стоял спиной ко мне. Из рук и ног торчат стрелы. Он мог бы сойти за статую, но, подойдя ближе, я увидел, как дрожат на спине от напряжения огромные мышцы.

Я обогнул его и прошел мимо, поднырнув под решетки. Не менее сотни вояк на внутреннем дворе наблюдали за мной. Глаза Горгота были зажмурены, — видно, тяжело ему приходилось. Он глянул на меня сквозь узкие щелочки. Спереди торчало еще больше стрел, они застряли между ребер помятой грудной клетки. При выдохе кровь пузырилась у древков стрел, втягиваясь обратно при последующем вдохе.

Я пнул ногой тлеющую голову, сразу откатившуюся от обугленных останков.

— Тебя защищает целый ад ангелов-хранителей, Горгот, — сказал я. Каждый солдат, который осмелился приблизиться к нему, превращался в труп.

Слабый кивок:

— Малыш. Там, наверху.

Над Горготом, скорчившись в одном из промежутков между крепежными лесами решеток, прятался Гог. Черные омуты его глаз теперь горели, как раскаленные угли в кузнице. Его тощее тельце сжалось сильнее, чем я мог предположить. Несколько стрел застряло в деревянных брусьях рядом с ним.

— Неужели все это сделал детеныш? — удивился я. — Черт подери.

Горгот как-то говорил, что Гог и его маленький брат будут быстро меняться. Слишком быстро и слишком опасно для того, кто рожден чудовищем.

— Убейте же этого бешеного пса, — прозвучал сзади голос, показавшийся мне знакомым, похожий на голос отца. — Пристрелите его.

Голос, которому нельзя не подчиниться. Но поскольку в меня никто не выстрелил, то я, отвернувшись от Горгота, устремил взгляд к Логову.

Перед огромной твердыней стоял граф Ренар в окружении двух дюжин хорошо вооруженных солдат. Отряды копьеносцев слева и справа, по два десятка в каждом. Остальные спускались с военных укреплений над воротами.

Я отвесил глубокий поклон:

— Приветствую тебя, дядюшка.

Прежде чем увидеть Ренара на турнирном поле, я рассматривал его портрет. В жизни он был красивее. Лицо похудее, волосы длиннее, и седины меньше, но в общем он был очень похож на своего старшего брата и, по правде говоря, не слишком отличался от вашего покорного слуги. Хотя, конечно, был не таким красивым.

— Я Онорос Йорг Анкрат. — Снял шлем и обратился к стоявшим передо мной: — Наследник трона Ренара.

Не совсем правда, я еще не убил оставшегося сына графа. Кем бы ни был мой двоюродный братец Джарко, его точно не было дома, иначе я увидел бы его цвета на турнирном поле. Но я сделал вид, что он мертв. Пусть представят себе такой же погребальный костер, в какой я отправил его братца Марклоса.

— Эй, ты, — граф ткнул пальцем в одного из солдат сбоку, — продырявь этому ублюдку башку, или я снесу с плеч твою собственную!

— О, прошу вас! Тут дело касается лишь дяди и меня. — Я пристально глянул на лучника. — Когда все решится, вы станете моими солдатами, а моя победа станет вашей. Хватит крови.

Солдат вскинул арбалет. Я почувствовал волну жара, тронувшую мою шею, будто за спиной распахнули заслонку печи. Лицо солдата покрылось волдырями, будто суп закипел. Он свалился с криком, его волосы вспыхнули еще до того, как он ударился оземь. Стоящие рядом с ним в страхе отпрянули.

Я видел, как душа покидает его тело, хотя сам он все еще корчился от боли, катаясь, охваченный пламенем по земле, куски плоти липли к дорожным плитам. Я увидел его дух и потянулся к нему. Потянулся руками с безжалостной силой некромантов. Почувствовал, как в груди пульсирует темная сила, вырывающаяся из раны от удара отцовским ножом.

Я наделил голосами дух умирающего и тех духов, которые, как дым, зависли над трупами у моих ног.

Солдаты, стоящие передо мной, побледнели и задрожали. Опустили мечи, и страх стал передаваться по цепочке, как дикое пламя.

Сопровождаемый криками сгоревших, эхом разносившимися над местом их гибели, я схватил обеими руками меч и побежал к графу Ренару — моему дяде, человеку, который подослал убийц к жене и сыновьям своего родного брата. К всеобщему гулу прибавился мой собственный крик. С Корионом или без него, но потребность в убийстве Ренара разъедала меня изнутри, как кислота.

49

И вот я сижу в высокой башне Логова, в пустой комнате, которую Корион когда-то сделал своей. В камине потрескивает огонь, плитки пола выстланы шкурами, на столе бокалы, вино в кувшине. И конечно книги. Произведения Плутарха, которые я брал с собой в дорогу, теперь расставлены на дубовых полках, с шестьюдесятью другими томами, обтянутыми кожей. Это только начало, но ведь и сами полки когда-то выросли из крошечных желудей.

Я сижу у окна. Порывы ветра не доносятся до меня, окна забраны стеклами, каждое в пядь шириной, и они соединены в ромбы. Стекло проделало путь от Дикого Побережья в повозке, запряженной волами, через горы. Только тертаны способны добиться от стекла такой прозрачности, гладкости, когда искажения едва уловимы.

Я рассматриваю раскрытую передо мной страницу. В руке птичье перо, на конце пера блестят черные чернила. Замечал ли я несоответствия? Возвращаясь в прошлое, понимаю: многое видится по-другому.

Нубанец говорил, что его народ делает чернила, перетирая тайные знания. И я здесь открываю свои тайны, правда, дело продвигается довольно медленно.

Во внутреннем дворе я замечаю Райка — огромная фигура, по сравнению с которой остальные солдаты выглядят карликами. Он проводит строевую подготовку. Мне сообщили, что он женился. Подробности не узнавал.

Я разложил перед собой странички. Писцу придется все их переписать. Почерк у меня неразборчивый, пишу плотно, правда, ровно по линии, линии, которая вела от прошлого к настоящему.

Моя жизнь разложена на столе. Все как на ладони. Когда-то я впадал в панику без видимой причины — что возьмешь с ребенка. Возможно, Корион, руководя мною, выбирал направления пути, но сами путешествия, убийства, принимаемые решения, вылазки — все это было исключительно моим.

Гог свернулся у камина. Он возмужал, а не просто стал выше. Создает фигурки из огня и заставляет их плясать. Забавляется до тех пор, пока игра не наскучит. Потом возвращается к своему деревянному солдату, заставляя того маршировать, перебегать туда-сюда, бросая вызов неведомо кому, кто прячется в тени.

Я размышлял о дороге. Уже не так часто, но временами думал о ней. О жизни, которая начиналась поутру с похода, где кровавые охоты, деньги или тени. Я тогда был другим, мечтал о мишуре, хотел крушить все, наслаждаясь уничтожением, ждал восторженного трепета. Интересовался, о чем беспокоятся другие.

Я был словно маленький деревянный солдатик Гога, бегущий по огромным бессмысленным кругам. Не могу сказать, что сожалею о том, что сделал. Но я со всем этим покончил. Повторяться не стану. Довольно и воспоминаний. И так руки в крови, кровь на моих перепачканных чернилами руках, но я не думаю, что грешен. Возможно, мы умираем каждый день. Может, рождаемся с каждым новым рассветом, уже чуть другие, немного продвинувшиеся вперед на жизненном пути. Когда между тобой и тем, кем ты был, пройдет достаточно дней, то поймешь, что вы друг другу чужие. Скорее всего, это и есть взросление. Наверное, я уже вырос.

Когда-то я говорил, что в пятнадцать стану королем. И стал. Чтобы заполучить корону, даже отца не пришлось убивать. Теперь у меня есть Логово и земли Ренара. Города и деревни, люди, которые считают меня своим королем. А если тебя называют королем, значит так оно и есть. Но до величия еще далеко.

На дороге я совершал то, что среди людей зовется злом: преступления. Чаще всего вспоминают о епископе, но были дела посерьезнее, более темные и кровавые. Однажды я задался вопросом: а не заразил ли меня этой болезнью Корион, ведь если я был инструментом, то он — вдохновителем всей той жестокости и кровожадности? Интересно, если бы я сразу лишил его головы, в какого мужчину вырос бы мальчик, стал ли лучше, чем сейчас. Смог ли быть таким, как хотел меня видеть нубанец или наставник Лундист.

Такой человек проявил бы милосердие к графу Ренару, подарив ему быструю смерть. Такой человек знал бы, что его матери и брату довольно и этого. Справедливости, но не мести.

Из окна открывался вид на горы. За ними лежал Анкрат и Высокий Замок. Там отец с новым сыном. Катрин в своих покоях, возможно ненавидящая меня. А за ними Геллет и Сторн, разрозненные лоскутки земель, которые когда-то были единой Империей.

Навсегда я здесь не останусь. Дойду до последней страницы и отложу перо. Потом покину свое королевство, чтобы все остальные стали моими. Я сказал Бовиду Тору, что к пятнадцати стану королем. Сказал прямо над его вспоротым брюхом. А вам говорю, что к двадцати я стану императором. И скажите спасибо, что сказал всего лишь над этой страницей.

Теперь я собираюсь спуститься и повидаться с Ренаром. Я держу его в самой маленькой из камер подземелья. Каждый день он молит меня о смерти, а затем я оставляю его наедине с болью. Думаю, когда я закончу свои труды, то позволю ему умереть. Не хочу этого, но знаю, что должен. Я стал взрослым, но какое бы чудовище ни жило во мне, оно только мое, мой выбор, моя ответственность, мое зло.

Перед вами тот, кем я стал, но если вы ждете от меня извинений, то попробуйте прийти и потребовать их.

Примечания

1

Миля — мера измерения расстояния в США, Великобритании, других странах, равная 1609 метрам. (Здесь и далее прим. пер.).

(обратно)

2

Ярд — мера длины, равная 3 футам или 91,44 сантиметра.

(обратно)

3

Пиджин — гибридный язык, возникший в условиях межъязыковых контактов; использует лексику одного языка и грамматику другого. Например, креольский язык и язык койне.

(обратно)

4

В переводе с латинского: «Я отпускаю тебя» или «Я прощаю тебя», что является формулой отпущения грехов на исповеди у католиков.

(обратно)

5

Фунт — равная 453,6 грамма.

(обратно)

6

Сунь Цзы (Sun Tzu) — китайский стратег и мыслитель, предположительно, живший в VI или, по другим источникам, в IV веке до н. э. Автор знаменитого трактата о военной стратегии «Искусство войны».

(обратно)

7

Щетка — длинные волосы на ногах у лошади, над копытом.

(обратно)

8

Гог и Магог в иудейской, христианской и мусульманской мифологии два диких народа, нашествие которых должно предшествовать Страшному суду; в Откровении Иоанна Богослова 20: 7 Гог и Магог символизируют языческие народы, которые по истечении времени объединяются под предводительством Сатаны в борьбе против Церкви.

(обратно)

9

Ката — система индивидуальных тренировочных упражнений для практикующих карате и другие боевые искусства.

(обратно)

10

Аллюзия на строки из пьесы В. Шекспира «Король Ричард III», сцена 1, акт 1, 1–2: «Здесь нынче солнце Йорка злую зиму в ликующее лето превратило» (пер. А. Радловой).

(обратно)

11

По старому английскому закону кража овцы каралась смертной казнью через повешение.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 49
  • 47
  • 48
  • 49
  • *** Примечания ***