КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 350492 томов
Объем библиотеки - 407 гигабайт
Всего представлено авторов - 140473
Пользователей - 78763

Впечатления

ANSI про Вестерфельд: Левиафан (Стимпанк)

Неплохая книга для тех, кому приятно творчество Жюля Верна и Альбера Робиды. Простой язык, стилизованные картинки. А также - шагающие машины )))))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Тертлдав: Оружие юга (Альтернативная история)

скорее - исторические приключения, чем альтернативка... многабукаф, ниасилил... но, глянув, кто аффтор, домучал до конца. Сразу скажу, тут почти нету - попал, пострелял, победил, как в большинстве альтернативок. Да и главная идея - почему пытались изменить прошлое? Чтобы нигеры "на голову не сели"! а скатилось опять же - освободить бедных черномазых...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Тюриков: Полигон (Альтернативная история)

До безобразия инфантильно. Что стиль, что сюжет...

И даже чудеса странные :) - типа идуших на одном аккумуляторе в течение 770 лет часов или чума (!), которую легко вылечили современными антибиотиками, и которой почему-то в средневековом городе болел единственный человек. Всяким нестыковкам - несть числа.

Зря потраченное время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Медведева: Как не везет попаданкам! (Фэнтези)

Как-то от данного автора хотелось большего...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Трифон про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

О чем тут спорить. Название у книги самое что ни на есть неподходящее. То, что автор Христа грязью облил еще не значит, что избавился от иллюзий. Его рассуждения на тему религий так же поверхностны, как и рассуждения на тему древних учений Востока:йоги, даосизма, буддизма. Настоящие знания в этих учениях передаются только через учителя, так что все рассуждения и песнопения в честь возможностей медитации и других методов совершенствования лишь пустой звон.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Алюшина: Счастье любит тишину (Современные любовные романы)

Как то я разочаровалась немного в авторе..
При всем моем уважении к автору, немного в недоумении. Раньше ждала новые романы с нетерпением, но сейчас…Такое впечатление, что последние книги пишет кто-то другой под фамилией автора.
В этой книге про измену столько накручено и смешано . Большая , чистая, всепрощающая любовь после измены???!!! Как оправдание измены присутствует проститутка- суккуба от которой ни один мужик не может удержаться да еще и лесбиянки млеют. Советчица суккуба- бабушка - старая проститутка при членах ЦК и иностранцах...
Религия добавлена по полной программе - и православие и буддизм, причем философские размышления занимают едва не половину книги…. Н-да..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Банши: "Ад" для поступающих (СИ) (Фэнтези)

Б-э-э..Только увидев обложку, а потом начав читать аннотацию, поняла , что книгу читать не буду, от слова совсем..
Если уж автор предупреждает о плохих словечках в данном опусе и предупреждает о процессе редактирования, но пишет аннотацию с ошибками ( это-э надо написать шара Ж кину контору.., вместо шарашкиной...) , то могу себе представить себе, что там можно встретить в тексте...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Закат Солнца Йорка (fb2)

- Закат Солнца Йорка 559K, 128с. (скачать fb2) - Вера Эльберт

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:




Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов


Закат Солнца Йорка пьеса

Вера Эльберт


Историческая пьеса в четырёх действиях.



Действующие лица:



Ричард III, король Англии, Франции (номинально) и Ирландии – 32 года; изящный, темноволосый, невысокого роста с красивым, мужественным лицом; одет дорого и изящно.


Королева Анна Невилл, его жена – 28 лет; стройная, изящная, невысокого роста блондинка, с горделивой осанкой и красивым лицом; одета красиво и элегантно; говорит эмоционально, изящно жестикулирует.


Лорд Джон Плантагенет, незаконнорожденный сын короля Ричарда – 13 лет; изящный, темноволосый, с улыбчивым лицом.


Леди Кэтрин Плантагенет, незаконнорожденная дочь короля Ричарда – 14 лет;  тёмноволосая, статная, с гордой посадкой головы и волевым  подбородком.


Принцесса Анна де Боже, регент Франции  – 24 года; стройная, изящная брюнетка, с горделивой осанкой.


Джон Мортон, епископ Илийский  – 64 года; худощавый, с лицом аскета.


Елизавета Вудвилл, леди Грей, низложенная  королева, незаконная жена покойного короля Эдуарда IV – 47 лет; увядающая рыжеватая блондинка, высокая, изящная, с царственной осанкой и горделивой посадкой головы, с некогда красивыми, но резкими и неприятными чертами лица; говорит с пафосом, резким, визгливым голосом, эмоционально жестикулирует.


Елизавета Йорк, незаконная старшая дочь короля Эдуарда IV и Елизаветы Вудвилл – 18 лет; высокая, рыжеволосая толстушка, курносая, широколицая, вульгарная, с простоватым выражением лица; одевается в платье кричащих расцветок с глубоким декольте.


Уильям Герберт, 2-й граф Пембрук-Хантингдон – 33 года; вялый, инфантильный с капризно-высокомерным выражением лица.


Джеральд Мор Фитцджеральд, 8-й граф Кэлдар – 35 лет; высокий, грузный, с угрюмым выражением лица.


Джон Эстрит, его друг и посредник – 38 лет; невысокий, худощавый, одет с нелепым щегольством, в шляпе и камзоле «на вырост».


Сэр Арчибальд Уайтлоу, посол Шотландии – 42 года; изящный, респектабельный.


Дон Диего де Валера, посол Испании – 41 год; статный, грациозный, одет изысканно, строго.


Барон Николас фон Поппелау, посол Силезии – 48 лет;  рост ниже среднего, одет изысканно, строго.


Посланник Ватикана, кардинал.


Сэр Уильям Какстон,  придворный книгопечатник – 51 год.


Пьетро Кармелиано, придворный поэт, священник  – 43 года.


Леди Эллис Невилл, баронесса Фицхью, родная тётка и старшая фрейлина королевы Анны – 54 года; статная, красивая, с горделивой осанкой.


Элизабет Фицхью, леди Парр, её дочь и фрейлина королевы Анны – 24 года; красивая, изящная.


Леди Элизабет Тилни, Графиня Суррей, фрейлина королевы Анны – 40 лет; невысокая, изящная, миловидная, с располагающим, улыбчивым лицом.


Томас Стэнли, Лорд-Стюард Парламента – 49 лет; невысокого роста, хрупкий, изящный, миловидный.


Виконт Фрэнсис Ловелл, друг детства, тайный советник  и камергер Ричарда III – 29 лет; высокий, изящный, обаятельный.


Сэр Уильям Кэтсби, тайный советник Ричарда III, юрисконсульт и министр Финансов – 34 года; стройный, изящный с красивыми и строгими чертами лица.


Сэр Ричард Рэтклифф, тайный советник и адъютант Ричарда III – 32 года; высокий, атлетического сложения, строгое, красивое лицо.


Сэр Роберт Перси, друг детства Ричарда III, командир его личной охраны – 30 лет; высокий, стройный, с мягкими, женственными чертами лица.


Сэр Роберт Брекенбери, комендант тауэра и хранитель королевских сокровищ, персональный казначей Ричарда III – 32 года; высокого роста, изящный, строгое, миловидное лицо.


Джон Кендалл, личный секретарь Ричарда III.


Придворный врач


Старший портной


Младший портной


Паж Елизаветы Йорк – 13 лет.


1-й Текстильщик.


2-й Текстильщик.


1-й Стражник.


2-й Стражник.


Распорядитель.


Слуга короля Ричарда.


Посыльный Елизаветы Йорк.


Придворный.


Придворная.



Массовка: Гости, придворные, слуги, портные, музыканты, шуты на балу.



Место действия: Вестминстер-Холл в Лондоне, замок Амбуаз (во Франции).



Время действия: с 12 сентября, 1484 года по 16 марта, 1485 года.



Примечание: костюмы и декорация соответствуют времени и месту действия, указанным в пьесе.





                                 ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина первая.



                 12 сентября, 1484 года. Торжественный приём в Вестминстер Холле. В ожидании выхода короля и королевы, придворные и гости беседуют между собой. Николас фон Поппелау подходит к виконту Ловеллу и, кивая в сторону лорда Джона и леди Кэтрин, спрашивает его.



НИКОЛАС фон ПОППЕЛАУ.


Скажите мне, любезный мой виконт,


Кто эти молодые люди? Они похожи


Друг на друга, как брат и сестра...



ЛОВЕЛЛ.


Они и есть брат и сестра, но не родные, а


Сводные. Это внебрачные дети государя.


И родились они до его брака с королевой


Анной. Она в ту пору была замуж выдана


За Эдуарда Ланкастера. И наш король, он


Был тогда герцогом Глостером, надежду


Потеряв  на ней жениться, в случайных


Встречах утешения искал. Но он, как видите,


Детей своих не бросил. Они воспитываются


При его дворе. И королева, пережив недавно


Смерть своего единственного сына, на них


Обрушила всю нерастраченную материнскую


Любовь.



НИКОЛАС фон ПОППЕЛАУ (восторженно).


Их отношения достойны восхищения! Вы


Знаете, я просто очарован вашим государем!


Я этим летом имел честь его сопровождать


В его поездке в замок Понтефракт. В пути


Привал был сделан на обед, что сервирован


Был в шатрах роскошных, покрытых золотой


Парчой. Король распорядился, чтобы  меня


С ним рядом посадили. И за обедом государь


Меня стал о Силезии расспрашивать, а также


О других восточноевропейских странах, что


Расположены неподалёку от неё. И проявил


Такой глубокий интерес в своих вопросах и


Столь разносторонний, дальновидный ум, что,


Право, я был просто поражён! Он спрашивал


Меня и про династии восточноевропейских


Королей, и про политику их стран, про их


Законы и дипломатические отношения, про


Их торговые пути, про войны, что они ведут


С соседями своими. Он постоянно задавал


Вопросы и слушал меня так внимательно,


Что совершенно о еде своей забыл  и даже


Не притронулся к ней за обедом. А вечером


Устроил нам приём. И тут торжественно, при


Подданных своих, он наградил меня вот этой


Золотою цепью. Не правда ли, она великолепна!



ЛОВЕЛЛ.


Да, государь наш не скупится на подарки...




                 Откланявшись, Ловелл отходит в сторону. Лорд Стэнли подходит


 к графу Пембруку, что стоит неподалёку от внебрачных детей короля.




СТЭНЛИ.


Любуетесь на леди Кэтрин, Пембрук?


Не правда ли, она прелестна? Вот вам


Возможность и дела свои поправить. И


Торопитесь, а то как бы вам не упустить


Свой шанс. Наш государь даёт за ней


Приданое, достойное принцессы!



ПЕМБРУК.


Зачем спешить? Пусть подрастёт немного...


Ей лишь четырнадцать исполнилось недавно.



СТЭНЛИ.


Моя супруга, Маргарет Бофорт, вам


Настоятельно советует не медлить...



ПЕМБРУК.


Ваша супруга? А зачем ей это?



СТЭНЛИ.


Затем, что это было бы полезно Генриху


Тюдору, её родному сыну и  пасынку моему...



ПЕМБРУК.


Что именно полезно?



СТЭНЛИ.


Чтобы валлийский граф, а вы  ведь


Истинный валлиец, милый Пембрук,


Стал зятем государя нашего, Ричарда


Третьего,  и  близким человеком при


Его дворе. Вы стали бы доверенным


Его лицом и были б в курсе всех его


Намерений и планов. И нам о них бы


Сообщали тайно, а на него влияли бы


И по подсказке нашей могли бы им


Манипулировать свободно...



ПЕМБРУК.


Вы полагаете, что я гожусь для этих целей?



СТЭНЛИ.


Да, если подчините себе леди Кэтрин...



ПЕМБРУК.


Ну... я  не знаю, право...



СТЭНЛИ.


Ну так решайте и поторопитесь.


А то её просватать могут за другого...


Когда мой пасынок здесь станет


Королём...



ПЕМБРУК.


Мне от неё избавиться придётся...



СТЭНЛИ.


Вам не впервой вдоветь, милейший Пембрук.


Возьмёте на себя ещё и этот грех... (Отходит от него.)



                 К сэру Брекенбери подходит придворный поэт Пьетро Кармелиано и с поклоном подаёт ему книгу.



КАРМЕЛИАНО.


Позвольте мне, сэр Брекенбери, преподнести


Вам книгу, которую хотел бы я вам посвятить.


В ней повествуется  о житие святой Екатерины.


Я также посвятил несколько строк и государю


Нашему, Ричарду Третьему, и собираюсь их ему


Прочесть сегодня.



БРЕКЕНБЕРИ.


Не сомневаюсь, что Его Величество


Даст им высокую оценку. Благодарю


За то, что посвятили мне ваш труд.



            Кланяясь, Брекенбери принимает книгу. Заметив это, Николас фон Поппелау  подходит к сэру Перси.



НИКОЛАС фон ПОППЕЛАУ.


Скажите мне, любезнейший сэр Перси,


Кто этот человек, что преподносит книгу


Сэру Брекенбери? Я полагаю, это Уильям


Какстон, в чьей типографии недавно был


Отпечатан впервые изданный в вашей стране


Учебник грамматики английского языка?


Ваш государь немало приложил сил и труда


К его изданию. Не так ли?



ПЕРСИ.


Да, это так. Но в остальном вы ошибаетесь,


Мой друг. Тот человек, что преподнёс книгу


Сэру Брекенбери, поэт и гуманист, мессир


Пьетро Кармелиано. А сэр Уильям Какстон,


Что был удостоен чести быть посвященным


В рыцари рукой Его Величества за основание


В нашей стране книгопечатания, стоит возле


Колонны и оживлённо беседует с послом


Шотландским, сэром Арчибальдом Уайтлоу.


Сегодня вечером он должен обратиться


С приветственною речью к государю... (Кланяется Какстону и Уайтлоу.)



НИКОЛАС фон ПОППЕЛАУ (сдержанно улыбаясь).


Как мило! Очень рад буду послушать! (Кивает им.)



ПЕРСИ. А после этого всех пригласят к столу...



           Уильям Какстон, ответив на поклоны Перси и Поппелау, обращается к Уайтлоу.



КАКСТОН.


Я в знак признательности государю нашему,


За милости его и честь посвящения в рыцари,


Написал ещё несколько строк в этой книге.


Надеюсь, что король их по достоинству оценит...



УАЙТЛОУ.


Мне не тягаться с вашим красноречием, мой друг. (Оба отходят в сторону.)



                        Диего де Валера подходит к сэру Кэтсби и раскланивается.



ДИЕГО де ВАЛЕРА.


Высокочтимые правители Испании,


Король наш, Арагонский Фердинанд,


И королева, Изабелла Кастильская,


Интересуются судебными реформами,


Что у вас в Англии сейчас проводит


Ваш государь великий, Ричард Третий,


При вашем непосредственном участии,


Сэр Кэтсби. Известно ли вам что-либо


О проведении этих реформ на местах?


Есть уже положительные отзывы и


Результаты?..



КЭТСБИ.


Я полагаю, вы узнаете об этом из речи


Государя, что будет произнесена после


Приветственного обращения посла


Шотландии, сэра Арчибальда Уайтлоу. (Откланивается.)



ДИЕГО де ВАЛЕРА (с поклоном).


Я с нетерпением буду ждать её...



                          Входит распорядитель и объявляет.



РАСПОРЯДИТЕЛЬ. Его Королевское Величество, Ричард Третий, король Англии, Франции и правитель Ирландии, и её королевское величество, королева Анна.



              Все замирают в почтительных поклонах. Под звуки труб, в сопровождении свиты в зал входят король Ричард Третий и королева Анна и садятся на трон.



РАСПОРЯДИТЕЛЬ. Книгу о житие святой Екатерины  преподнесёт Его Величеству поэт Пьетро Кармелиано. Он же и зачитает посвящение.



                   Распорядитель отходит в сторону. Пьетро Кармелиано подходит к королю, раскланивается, открывает книгу и зачитывает посвящение.



КАРМЕЛИАНО.


«Если рассматривать в первую очередь


Религиозность, которую так часто


Демонстрируют нам государи, кто, как


Не он, являет собой истинное благочестие?


Если судить о справедливости законов,


Кто во всём мире может его превзойти?


Если посмотрим на благоразумие его деяний,


Как мирных, так и в способах ведения войны,


Кого мы в этом можем с ним сравнить?


Если мы ищем чистоту души,  возвышенность


Ума, что сочетается с истинной скромностью,


Кто превзойдёт в этом короля Ричарда? И кто


Ещё, какой принц или император может с ним


Сравниться в добрых деяниях и щедрости?» (Закрывает книгу и кланяется.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Благодарю вас за стихи, мессир Кармелиано!..


Я рад, что мои  скромные заслуги воспламенили


Вдохновением вашу душу, и вы их так красноречиво


Описали. Благодарю, мой друг... (Подаёт руку для поцелуя.)



                   Кармелиано преклоняет перед королём колено, подаёт ему книгу, целует руку, потом встаёт и отходит в сторону. Выходит распорядитель и объявляет.



РАСПОРЯДИТЕЛЬ. Первый в истории Англии учебник грамматики английского языка, что создавался при содействии Его Величества, короля Ричарда Третьего, и по его указу, преподнесёт сэр Уильям Какстон, он же зачитает посвящение.



                Распорядитель отходит в сторону. Уильям Какстон подходит к королю, раскланивается перед ним, открывает книгу и зачитывает посвящение.



КАКСТОН.


«Я эту познавательную книгу преподношу


Моему истинно доблестному и наиболее


Воинственному государю, Ричарду Третьему,


Королю Англии, Франции и Ирландии, чтоб он


Распоряжался этой книгой, для просвещения


Всех юных лордов, рыцарей и джентльменов


В его королевстве. Чтоб орден рыцарский был


Ещё более блистателен, исполнен почестей и


Благородства, чем это было прежде. И я буду


Молить Всевышнего, чтобы послал ему долгих


Лет жизни, благоденствия и процветания, чтоб


Победил он в битве всех своих врагов и после


Краткой, переходной, бренной жизни, получил


Жизнь вечную на небесах, где бы заслуженно


Обрёл непреходящее блаженство, мир и счастье.


Амен!»



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И я готов сказать «Амен!» на это пожелание!


Благодарю вас, сэр, за ваш неоценимый  вклад


В развитие книгопечатания в нашей стране и


За поддержку нашей реформы о распространении


Печатных и учебных книг. (Подаёт руку для поцелуя.)



                     Какстон преклоняет колено перед королём, подаёт ему книгу, целует руку, потом встаёт и отходит в сторону. Выходит распорядитель и объявляет.



РАСПОРЯДИТЕЛЬ. Приветственную речь Его Величеству произнесёт посол Шотландии, сэр Арчибальд Уайтлоу.



                        Распорядитель отходит в сторону. Арчибальд Уайтлоу подходит к королю, раскланивается, открывает папку с адресом  и произносит речь.



УАЙТЛОУ.


Ваше Величество, из всех известных королей


И принцев, вы наиболее миролюбивый государь.


И как правителя вас отличает среди прочих


Королей величие и благородство в управлении


Вашими подданными, мощь вашего оружия,


Разнообразие ресурсов в тех их видах, что имеют


Силу, пользу, ценность  в каждой стране мира.


Вас отличают и выдающиеся  ваши качества:


Врожденная доброжелательность и милосердие,


И ваша щедрость, добросовестность и честность,


И справедливость, и невероятное величие вашего


Сердца. А ваша исключительная мудрость почти


Божественна, ибо вы не выступаете спокойным,


Безучастным наблюдателем с важным лицом, вы


Глубоко участливы и к повседневным трудностям


Простых людей. Сегодня я впервые вижу вас, ваше


Открытое лицо, отмеченное высокой силой духа


И благородства, исполненное высоконравственных


И героических достоинств. И более всего для вас


Подходят те слова, что были произнесены  в честь


Благороднейшего принца Фив: «Все ваши качества


Являют собой воплощение воинского мастерства,


Удачи, доблести, авторитета...». Все эти качества,


Которыми в своей хвалебной речи Цицерон описал


Помпея, сказав, что следует искать их в наилучшем


Полководце мира, в вас, даже при том, что вы самый


Миролюбивый из правителей Европы, они собраны


И сочетаются со многими другими достоинствами,


Необходимыми для величайшего из королей, что


Вообще доселе нам известны... И если б Цицерон


Сейчас был жив, его бы красноречия едва хватило


На то, чтоб описать полностью все ваши совершенства


Или воспеть достойные вас дифирамбы...» (Закрывает адрес и кланяется.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я благодарен вам за добрые слова, сэр


Уайтлоу. Когда Господь предоставляет


Нам возможность быть всесторонне


Англии полезным, то что ещё нам


Остаётся сделать, как не возрадоваться


Милостям Его и быть достойным их


И благодарным за ниспосланное счастье!


Мы скромными усилиями своими, ведя


Наши дела в стремлении к справедливости


И новой, мирной жизни...



ЛЕДИ ТИЛНИ (резким голосом, на весь зал).


Как было б хорошо, когда бы все ценили,


Наше стремление к новой, мирной жизни


И дорожили миром с нашим королевством!


Как было б хорошо, когда б все страны от


Оружия отказались! Тогда бы не было войн


И конфликтов в мире. Моё горячее желание


Увидеть мир без войн, людей, живущих


В мире без конфликтов, в согласии добром


И взаимопонимании. Прославлены навеки


Будут те правители и государи, что призовут


К разоружению все народы и в своих странах,


Или королевствах такой невиданной гармонии


Достигнут!..



ДИЕГО де ВАЛЕРА (наклонившись к Кэтсби).


Кто эта дама, что позволяет себе прерывать


Речь государя?..



КЭТСБИ.


Графиня Суррей, невестка близкого


Друга короля, герцога Норфолка.


Весьма оригинальная особа...



ДИЕГО де ВАЛЕРА.


Какой конфуз! Король теперь


Не сможет речь продолжить!..



ЛЕДИ ТИЛНИ (громко и восторженно).


Ах, как бы я желала мира во всём мире


И полного отсутствия конфликтов!



ПРИДВОРНЫЕ (возмущённо, громким шёпотом).


Да что она такое говорит?!.. Кого


Интересуют здесь её желания?


Она желает мир перевернуть?!



            Поднимается гул, ропот. Распорядитель выходит вперёд и ударяет посохом об пол. Наступает тишина. Все сконфужены и смущены.



ЛЕДИ ТИЛНИ (в наступившей тишине).


Ах, как бы я желала мира!.. Но моё желание...



КОРОЛЕВА АННА (перебивает её).


Желание единой капли ещё не поворачивает


Реку вспять и, уж, тем более, все реки мира!


И что есть воля человека и его желание, если


Не капля в море, лишь утверждающая власть


Его стихии? И если нам порой не удаётся друг


Друга к миролюбию склонить, или самим в себе


Искоренить враждебность, то как же можем мы


К разоружению склонять все государства мира


И уговаривать их отказаться от их притязаний


На соседние края, иль от обороны их же земель


И жёстко подавлять их волю, безоговорочно


Склоняя их к уступкам? И что есть сила воли


Человека, как не его жизнеспособность, его


Готовность пробивать себе дорогу в жизни,


Бороться со стихиями природы, с обыденной


Несправедливостью и злом? И что есть жизнь


Человека, как не борьба и приложение усилий,


То к одному занятию, то к другому для будущего


Достижения успеха? И что есть проявление воли,


Как не защита личных интересов и достижений


В жизни? А войны между людьми и странами –


Лишь порождение конфликтов этих и их


Интересов на всех уровнях их проявлений.


Отсюда вывод: единственное, что мы можем


Противопоставить войнам, – это разумную


Политику и дипломатию, и мудрые законы


При мудром, просвещённом и высоконравственном


Правительстве. Вот к этому сейчас мы


И стремимся. А мечтать, лёжа на лужайке,


О мире во всём мире, – это удел невежд


И безответственных бездельников. Иль сельских


Дурачков, которых от работ освободили за их


Убийственную неспособность к делам разумным


И для общества полезным. Вот они ходят


По деревне, улыбаясь, и уговаривают жителей


Быть снисходительнее и терпимее друг к другу,


Во имя интересов мира во всём мире. По счастью,


Их не слушает никто, и  для защиты личных


Интересов идут к судье, а там уже вступают


В силу те справедливые законы и реформы,


Что мы сейчас проводим в королевстве,


Учитывая интересы всех сторон, включая


Интересы и самого судьи, удерживая под


Контролем и нравственность, и опытность


Его. И как бы это ни казалось трудным


И невероятным, но этот новый метод наш


Себя уж показал и мудрым, и успешным.


И он уже принёс народу нашему и всему


Королевству пускай лишь первые, но добрые


Плоды, о чём нам ото всюду сообщают.



ДИЕГО де ВАЛЕРА.


Вот тот ответ, что я желал услышать


О проведении реформ в английском


Королевстве! (Аплодирует.)



ВСЕ.


Да здравствует король наш, Ричард Третий!


Да здравствует наша королева, Анна!



                     ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина вторая.



           Апартаменты принцессы Анны де Божё в замке Амбуаз. Входят Анна де Божё и епископ Мортон.



АННА де БОЖЁ.


Как видите, не удалось графине Суррей


Сорвать торжественный приём у короля


Ричарда Третьего в Вестминстер-Холле


И саботаж устроить, что был продуман


Вами вплоть до мелочей, епископ Мортон!



МОРТОН.


Да, если бы не королева Анна...



АННА де БОЖЁ.


Чья речь всех поразила  блеском


Философской мысли и глубиной


Познаний человеческой природы,


И широтой, и  рассудительностью


Взглядов. Когда бы прежде я получше


Их узнала, то, право же, не повела б


Политики враждебной по отношению


К Англии и нынешним правителям её.



МОРТОН.


А что б вы сделали? Продолжили бы


Мирные условия, подписанные вашим


Отцом покойным, королём Людовиком


Одиннадцатом, с английским королём,


Эдуардом Четвёртым, при заключении


Договора в Пикиньи? И ежегодно бы им


Дань платили за право пользоваться


Наследными владениями Плантагенетов?


Двумя обширными и плодородными


Провинциями, – Гьенью и Нормандией,


Что сейчас так необходимы Франции,


Но юридически считаются английскими


Сегодня! Когда вы так настроены,


Я умываю руки!



АННА де БОЖЁ.


Ну вот и умывайте их почаще! Вам


Это сделать лишний раз не помешает!


Уж больно грязными и непристойными


Делами вы занимаетесь здесь, при моём


Дворе, епископ Мортон. Я не хочу быть


Соучастницею ваших преступлений!



МОРТОН.


Вы меня в чём-то обвиняете, мадам?



АННА де БОЖЁ.


В ваших намерения упорных возобновить


Войну между английским королевством


И французским! В то время как у нас


Сейчас другие цели...



МОРТОН.


Установить единовластие в стране


И победить в войне за регентство


Во Франции  с вашим соперником,


Принцем Людовиком Орлеанским.


Да, разумеется, всё это мне известно.


И я не стану вам чинить препятствий


В этом деле. И даже более того,


Как дипломат готов вам предложить


Свои услуги в заключении мира для


Прекращения соперничества и вражды.


Если вы помните, мои услуги весьма


Ценил и ваш отец, король Людовик.


Ведь он с моею помощью и заключил


Тот договор с английским королём,


Что был подписан в Пикиньи, почти


Что девять лет назад, и приостановил


Вторжение англичан во Францию.



АННА де БОЖЁ.


Зато нападками на Ричарда своими


Вы спровоцируете новое вторжение!..



МОРТОН.


Я уверяю вас, вам нечего бояться! Наш


Общий враг, король английский Ричард


Третий, сейчас не будет с вами воевать.


Он в Англии проводит новые реформы


И занят мирными делами управления.


К тому  же он мучительно переживает


Смерть своего единственного сына,


Рождённого в законном браке,  и ещё


Долго не оправится от потрясения!


Теперь ему больше подходят чётки,


А не оружие боевое и доспехи. А скоро


Он совсем ослабнет духом, когда его


Жена покинет этот мир. Тогда мы новые


Волнения поднимем в его стране и слухи


Будем  распускать о том, что сам же он


Виновен в её смерти. А вслед за тем он


Потеряет и доверие подданных своих, и


Их поддержку. А мы тем временем все


Наши дела уладим  здесь,  во Франции.


Доверьтесь мне, мадам! Я обещаю вам!


Я всё устрою! Я примирю вас с принцем


Орлеанским. И регентство останется за


Вами. И две провинции обширных, что


До сих пор являются предметом спора


Между державой вашею и Англией, у вас


Останутся на вечное владение. Мы всё


Устроим в соответствии с тем планом,


Что был так дальновидно  разработан


Вашим отцом, Людовиком Французским,


А там  всё совершится по его расчёту:


Вы увеличите французские владения,


Генрих Тюдор получит трон английский,


Я – сан Архиепископа Кентерберийского.


Всё сразу встанет на свои места, и все


Останутся довольны переменой...



АННА де БОЖЁ.


Все, кроме Ричарда и Анны, на трон


Которых вы посадите Тюдора...



МОРТОН.


Да, чтобы сохранить за Францией


Владения Плантагенетов...



АННА де БОЖЁ.


Надеюсь, что Тюдор на них претендовать


Не будет. Хоть у меня на этот счёт сомнения


Возникают...



МОРТОН.


Вы только с Англией не заключайте


Соглашений, и результат себя сторицей


Оправдает! А там всё будет так, как вы


Хотите. Я уверяю вас, останетесь довольны...



                                  Уходят.



            ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина третья.



              Покои Вестминстер-Холла. Входят леди Кэтрин и граф Пембрук.



ЛЕДИ КЭТРИН (хохочет).


Ой, не могу! Вот насмешили! Да,


С вами не соскучишься, милорд!



ПЕМБРУК.


Я говорю серьёзно, леди Кэтрин. Я искренне


Вам предлагаю стать моей супругой и графиней


Пембрук.



ЛЕДИ КЭТРИН.


Вот ещё! Мне хорошо и здесь, при дворе


Моего отца. А вы меня в Уэльс увезёте,


В холодный и сырой, полуразрушенный


Ваш замок. Все говорят, что вы разорены.


Вам из-за этого пришлось от графства


Пембрук отказаться. Вот теперь ищете


Себе богатую невесту...



ПЕМБРУК.


Это не так! Вы мне поверите, когда меня


Узнаете получше... Поговорите обо мне


С вашим отцом...



ЛЕДИ КЭТРИН.


Зачем это?.. Вы от него хотите получить


Новые земли? Так ведь у вас и так их много!


Да только все они запущены и не приносят


Вам больших доходов. Отец назначил вас


Главным Судьёю в Южным Уэльсе, но вы


И там ему работу развалили и все дела


В упадок привели. Так что теперь вам


Не на что рассчитывать, милорд. Отец мой


Безответственных людей не переносит!



ПЕМБРУК.


Поговорите с ним о предложении моём


На вас жениться. Ведь мы же с вами так


Друг друга любим...



ЛЕДИ КЭТРИН.


С чего вы взяли? Я вас не люблю...


Вы старше моего отца, бедны да


Ещё бесхозяйственны к тому же.


Известны как плохой администратор



ПЕМБРУК.


Зачем вы так жестоки, леди Кэтрин?


Ведь вы же не такая, вы добрая...



ЛЕДИ КЭТРИН.


И что с того? Я могу партию себе


Найти получше. Отец мне говорил


О принце Мануэле Португальском.


Я в будущем могу стать королевой,


Португалии, а не супругой бедного


Вдовца, к тому ж несостоявшегося


Графа Пембрука.



ПЕМБРУК.


А разве он не даст приданого за вами?..



ЛЕДИ КЭТРИН.


Даст! И не малое! Он меня любит и всё


Для меня сделает, что ни попрошу! А


Вы позарились на мои деньги и на связи


При его дворе. Престижно вам жениться


На дочке короля! А я сама ещё хочу стать


Королевой! Отец отдаст меня за принца


Мануэля по первому же моему желанию!



ПЕМБРУК.


А как же наши чувства и любовь?



ЛЕДИ КЭТРИН.


Какая там любовь? Вот ещё выдумали!


Вы старый и больной! И, кстати, отчего


Ваша жена скончалась? От голода и холода,


Что в вашем замке? От вашей скупости,


Никчёмности и лени? Я знаю, что она вам


Принесла огромное приданое! Я узнавала


Это. И где оно?.. Растрачено впустую?..


У вас и дочь растёт. Ей уже восемь лет


Исполнилось в этом году...



ПЕМБРУК.


Я думал, вы замените ей мать...



ЛЕДИ КЭТРИН.


Напрасно думали...



ПЕМБРУК.


Не будьте так жестоки, леди Кэтрин.


Ведь я для вас сделаю всё, что хотите!


Я так люблю вас... Подождите, Кэтрин!


Не уходите так... Я вас спросить хочу...



ЛЕДИ КЭТРИН.


О моих чувствах?


Я же сказала вам, что не люблю вас...



ПЕМБРУК.


Нет, подождите, Кэтрин,


Выслушайте, я не о том...



ЛЕДИ КЭТРИН (оборачивается к нему).


Ну? Что ещё вам нужно? Вы  некрасивый


Вы больной и бедный. Вы старше моего отца...



ПЕМБРУК.


Но ненамного!..



ЛЕДИ КЭТРИН.


И вы разорены...



ПЕМБРУК.


Я всё исправлю, я буду работать!..



                     Рывком  приблизившись, Пембрук крепко целует леди Кэтрин в губы.



ЛЕДИ КЭТРИН (сомлев).


Зачем вы это...


У меня аж закружилась голова...



ПЕМБРУК.


Прошу вас, Кэтрин,


Милая моя, выйдете ночью в сад...



ЛЕДИ КЭТРИН.


Ещё чего придумали! Я не пойду!..



ПЕМБРУК.


Прошу вас, Кэтрин, милая,


Нам будет хорошо!..



ЛЕДИ КЭТРИН (пытаясь вырваться из его объятий).


Да отпустите вы меня! Чего вцепились!..



ПЕМБРУК (пылко целует её).


Прошу вас, Кэтрин, милая моя!


Я буду ждать... (Приподнимает край её платья.)



ЛЕДИ КЭТРИН.


Э-э-эй!.. Руки уберите!


Да вы с ума сошли!.. Я закричу!..



                  Пембрук продолжительно целует её в губы, Кэтрин безвольно повисает у него на руках.



ПЕМБРУК.


Так вы придёте?.. Кэтрин, милая,


Ну отвечайте же, я буду ждать...



ЛЕДИ КЭТРИН (угрюмо).


Ладно, приду! Но, чтоб без глупостей!



ПЕМБРУК.


Точно придёте? Вы обещаете?..



ЛЕДИ КЭТРИН (раздражённо).


Я же сказала, что приду!..



ПЕМБРУК.


Так я вам нравлюсь?.. Кэтрин, милая моя...



               Пембрук крепко целует её, потом затаскивает в тёмный угол комнаты и дует на свечу.



ЛЕДИ КЭТРИН (отбиваясь).


Зачем это? Не надо!..


Что вы делаете!..  Я не хочу!..



ПЕМБРУК.


Не бойтесь, Кэтрин, милая моя,


Ведь мы же любим друг друга!..



ЛЕДИ КЭТРИН (отбиваясь).


Я не хочу!.. Я позову на помощь!..



ПЕМБРУК.


Не надо!.. Кэтрин... милая... Я вас люблю!.. (Оглядывается.)


Кто-то идёт!.. Давайте в сад пойдём...



ЛЕДИ КЭТРИН.


Зачем это?..



ПЕМБРУК.


Мы там продолжим. Здесь небезопасно.


И завтра же поговорите с королём... (Уводит её.)




                      ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина четвёртая.



    Кабинет короля Ричарда Третьего в Вестминстер-Холле. Король Ричард и  его секретарь, Джон Кендалл,  работают с документами.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


У вас готовы документы по реформам?



КЕНДАЛЛ.


Да, государь.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Позвольте мне взглянуть...



            Секретарь с поклоном подаёт ему документы.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Благодарю...



                       Король Ричард просматривает их, делая заметки на полях. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Ирландский дворянин, Джон Эстрит, к Его Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД (не отвлекаясь от работы).


Джон, посмотрите в книге записей аудиенций,


Ему назначено на этот час? Что там записано?



КЕНДАЛЛ (смотрит запись). Джон Эстрит, Сержант Юстиции, заместитель главного барона ирландского казначейства, мастер монетного двора Ирландии, член Тайного Совета.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А по какому делу?



КЕНДАЛЛ (Смотрит запись). По поводу ходатайства о должности депутата Ирландии для лорда Джеральда Мора Фитцджеральда, Восьмого графа Кэлдара.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, помню, сына Лорда-Канцлера Ирландии!


Он, кстати, там со многими в раздоре. А почему


Граф не явился сам, а посылает вместо себя


Столь знатную персону? А, впрочем, пусть


Войдёт, мы его сами спросим...



                 Входит Джон Эстрит, преклоняет колено перед королём, целует руку. Потом становится перед ним, смущённо втягивает голову в плечи и молчит.



КОРОЛЬ РИЧАРД (откладывая документы в сторону).


Я слушаю вас, говорите!



           Эстрит вздыхает, молчит и мнётся.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Сэр, у меня мало времени... Прошу вас,


Не испытывайте моего терпения!



            Эстрит молчит, вздыхает и разводит руками.



КОРОЛЬ РИЧАРД (к секретарю).


Пожалуйста, напомните нам, Кендалл,


С какою целью записался на приём


Джон Эстрит?



КЕНДАЛЛ (читает). По поводу ходатайства о должности депутата Ирландии для лорда Джеральда Мора Фитцджеральда, Восьмого графа Кэлдара.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну так ходатайствуйте, слушаю вас, сэр!



            Эстрит молчит, вздыхает, разводит руками.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так, всё! Аудиенция закончена, идите! Пусть


Кэлдар сам придёт и сам о должности попросит.


Тем более, что депутатом с годовым окладом


В тысячу фунтов и сроком службы на десять лет,


Будет работать он, а не вы!



ЭСТРИТ (радостно).


Так вы ему даёте эту должность, государь?


И я могу обрадовать его, сказать, что


Поручение его исполнил и с вами всё


Уладил, обсудил... Когда мне можно


Будет получить приказ?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы ничего не сделали и не уладили! Я ему


Лично это сообщу, когда он сам придёт


За назначением! Я должен знать, кого я


Назначаю на этот важный пост с таким


Большим окладом, на столь долгий срок.


И я вслепую не намерен разбрасываться


Назначениями такими! Я должен сам


С ним познакомиться, чтоб объяснить


Подробно задачи важные и требования,


Что я предъявляю к руководителю такого


Уровня высокого и звания. Теперь идите,


Сэр, и передайте графу, пусть приезжает


Сам! А то я должность передам другому,


Кто лучше ознакомлен с этикетом, а также


С правилами получения назначений. Я вам


Не на подарок намекаю. Здесь подношения


Запрещены, я их не принимаю! Но уважения


От подданных своих потребую! Вот так и


Передайте графу: пускай изыщет время


И сам приедет за себя просить! Раз в десять


Лет это нетрудно сделать! Ещё прибавьте,


Что я не терплю лентяев!



ЭСТРИТ (смущённо).


Боюсь, что он рассердится, милорд!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А то, что я прогневаюсь, вас не смущает?



ЭСТРИТ (смущённо)


Я передам ему всё, как вы просите, милорд...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я не прошу, а требую! Таков


Порядок! Иль вы ещё не поняли меня?..



ЭСТРИТ (грустно).


Я понял, государь. Я так и передам.  (Раскланиваясь, уходит.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (секретарю).


Джон, подготовьте мне назавтра список


Чиновников, что занимают важные посты


В Ирландии. Боюсь, что многих мне придётся


Заменить.



КЕНДАЛЛ.


Вам не понравился Джон Эстрит, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Он показался мне неподходящим


Для важной и ответственной работы,


А столько должностей себе набрал,


Что десять человек не справятся с такой


Нагрузкой!



КЕНДАЛЛ.


А если он их номинально занимает?


Ради доходов и положения в обществе?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Поэтому я и прошу вас мне составить


Список, чтобы узнать, кто, чем там


Занимается в Ирландии и для чего... (Возвращает бумаги.)


Возьмите документы, Джон. Я кое-что


Отметил на полях, перепишите...



                       Входит слуга и объявляет.



СЛУГА. Её величество, королева Анна!



               Король Ричард и секретарь встают. Входит королева Анна в сопровождении двух фрейлин. Дамы и королева приветствует короля реверансом. Ричард и секретарь приветствуют королеву поклоном. Ричард целует Анне руку, подводит её к столу и усаживает в кресло. Потом оборачивается к секретарю и знаком отсылает его. Королева отпускает своих дам.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я право же, встревожен, дорогая,


Вы почему-то к завтраку не вышли,


А вместо этого отправились в часовню...



КОРОЛЕВА АННА.


Сегодня утром было мне видение...


Иль сон... Я не уверена... Но знаю,


Что  видела я нашего сына, принца


Эдуарда, в день его похорон...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но ведь в тот день мы были в Ноттингеме,


О смерти принца нам известно стало позже.



КОРОЛЕВА АННА.


Да это так... И вот, что мне привиделось


Сегодня утром. Будто лежит он на столе


В полупрозрачной шёлковой сорочке. И


Тельце маленькое, хрупкое такое. И сам он


Худенький такой и тонкий. И ручки тонкие.


И на лице следы недавнего страдания и слёз.


Да, ангел мой, он плакал перед смертью...



КОРОЛЬ РИЧАРД (отворачиваясь и закрывая лицо ладонью).


О, Анна! Умоляю вас, не надо... (Оборачиваясь к ней.)


Простите, дорогая, продолжайте... (Берёт её за руку.)



КОРОЛЕВА АННА.


Потом я видела, как его обрядили в парадные


Одежды, те самые, в которых он был в день


Инвеституры в Йорке, когда стал рыцарем,


Наследником престола и принцем Уэльским.


Я видела, как на нём  расправляли складки


Его парадного и длинного до пят  парчового


Камзола, как стягивали золотистым пояском


Его такое тонкое и  маленькое тельце, как


Надевали туфельки из золотой парчи на его


Маленькие ножки, молитвенно сложили ручки


На его груди, на его голову корону возложили.


И он лежал там, в церкви святой Марии и святой


Алькельды, сияющий, как ангел в ореоле света. (Плачет.)


О Ричард, это не к добру!.. Ведь он меня зовёт...



КОРОЛЬ РИЧАРД (обнимает её).


Прошу вас, успокойтесь,  дорогая. Это


Всего лишь  приближение осени, с её


Ранними сумерками, ветром и дождями,


Навеяло на вас эту печаль. Вас надобно


Отвлечь от мрачных мыслей. И вот, что


Я вам предложу, мой ангел: мы во дворце


На Рождество устроим великолепный


Бал! Весёлый, радостный и светлый!


Мы соберём гостей и будем веселиться,


Шутить, смеяться, танцевать и петь!


Нам, право же, развлечься не мешает!..


Что скажете на это, моё счастье? (Целует её.)



КОРОЛЕВА АННА (вытирает слёзы).


Отличная идея! Но только надо тщательно


Продумать список приглашённых, чтоб


Снова кто-нибудь нам не испортил праздник,


Как это уже было на нашем с вами прошлом


Торжестве. Мне тогда очень не понравилась


Злобная выходка графини Суррей, что вашу


Речь ответную оборвала так возмутительно


И нагло! Она на праздник Рождества допущена


Не будет. И приглашения не получит от меня.


Пускай дежурит в комнате моей иль в коридоре.


Но вход на пиршество ей будет запрещён!..




               Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Леди Кэтрин Плантагенет к Его Величеству по личному вопросу!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


 Проси.



              Входит леди Кэтрин и приветствует короля и королеву реверансом.



ЛЕДИ КЭТРИН.


Милорд, прошу вас поскорее меня


Выдать замуж за Уильяма Герберта,


Второго графа Пембрука.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Уж лучше бы за Первого – отца  графа


Пембрука. Тот всё же битвах отличился


В правление брата моего, короля Эдуарда.


А сын отцовские поместья разорил. А это


Надо было исхитриться, чтоб довести их


До такого состояния! Но он сумел, привёл


Хозяйство в запустение и графство Пембрук


Потерял из-за доходов низких. Теперь он


Только номинально титул графа носит, взамен


Став графом Хантингдоном. На самом деле,


Он бродяга, а не граф! И вы пойдёте за него?



ЛЕДИ КЭТРИН.


Пойду, конечно!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но почему за Пембрука, дитя моё?


Я собирался уже слать посольство


В Португалию, чтобы сосватать вас.


За принца Мануэля.



ЛЕДИ КЭТРИН.


Я дала слово графу Пембруку, мы


С ним друг друга любим и всё уже


Давно на этот счёт решили. Теперь


Осталось только нам согласие ваше


Получить. Отец, надеюсь, что вы


Не откажете нам в этом.



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Согласие отца для вас такой пустяк?!


Спасибо, что хотя бы напоследок вы


Вспомнили о нём, а не сбежали и не


Сочетались браком тайно! Но почему,


Скажите мне на милость, жених ваш


Сам не пришёл ко мне и сам не попросил


Вашей руки, миледи, как это принято


Во всех нормальных семьях?!..



ЛЕДИ КЭТРИН.


Но он так робок, государь, боится, что


Вы ему откажете, и при дворе над ним


Тогда смеяться будут. Он знает, что вы


Недовольны его службой и разорением


Состояния его, и запустением в графстве.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Зачем вы выбрали себе в мужья такого


Недотёпу? Или кого получше не нашлось?



ЛЕДИ КЭТРИН.


Отец, вы обещали меня выдать замуж, лишь


За того, кого я пожелаю! Я выбрала в мужья


Уильяма Герберта, Второго графа Пембрука.


Моё решение твёрдо! Так вы дадите мне


Согласие, милорд?



КОРОЛЕВА АННА.


Боюсь, что здесь не обошлось


Без происков небезызвестной


Леди Маргарет Бофорт, матери


Генриха Тюдора и нашего врага.



ЛЕДИ КЭТРИН (обиженно).


Не понимаю я, при чём здесь это?!..


Вы не хотите меня за валлийца отдавать?!



КОРОЛЕВА АННА.


Генрих Тюдор, был близким другом


Графа Пембрука, поочерёдно сватался


К обеим его сёстрам...



ЛЕДИ КЭТРИН.


Для недоверия здесь оснований нет,


Миледи! Насколько знаю я, сестра


Его, Мод Герберт, вышла замуж за


Графа Нортумберленда, что верно


Служит королю. Не так ли, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, это так. Но я предупреждаю вас,


Миледи, что после вашей свадьбы


Граф Пембрук не останется здесь,


При дворе. И вам придётся выбирать,


Здесь ли остаться вам и жить вдали


От мужа, или отправиться за ним


После венчания в его замок, в Уэльс.



ЛЕДИ КЭТРИН.


Ну, если так вы ставите вопрос, то


Заявляю вам, что я за ним  поеду.


Не то что в Уэльс, а даже на край


Света!..



КОРОЛЕВА АННА.


Похоже, мы теряем нашу девочку, милорд...



ЛЕДИ КЭТРИН.


А я не ваша девочка, миледи!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (строго).


Прошу вас, Кэтрин, не дерзите королеве!


Сейчас же попросите извинения!..



ЛЕДИ КЭТРИН.


Но я надеюсь, свадьба будет пышной?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Венчание в часовне состоится, а после


Этого устроим скромный завтрак


Для избранного круга приглашённых.



ЛЕДИ КЭТРИН.


И только?!.. Вы позорите меня! А как же


Торжества, балы, турниры? Можно подумать,


У вас десять дочерей и не досуг вам для них


Празднество устроить! А для одной могли б


И постараться!



КОРОЛЬ РИЧАРД (раздражённо).


И постарался бы, когда б вы замуж  шли


За принца, а не за неудачника и бедняка!..


Не для него я вам приданое готовил...



ЛЕДИ КЭТРИН.


Вот, кстати,  о  приданом, государь...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Как я и обещал, я дам за вами приданое,


Достойное принцессы: тысячу марок


Годовых доходов. Это в два раза больше,


Чем годовой доход богатого барона...



КОРОЛЕВА АННА.


И в три раза больше,  чем ваш предок,


Король Эдуард Третий,  назначил  своей


Дочери любимой, принцессе Изабелле.


Не будьте же неблагодарной, Кэтрин!



ЛЕДИ КЭТРИН (вспылив).


Своих детей родите, их и поучайте!


А мне нравоучения ваши ни к чему!


Я уже взрослая! Я замуж выхожу! Сама


Скоро детей рожу и поучать их буду!



КОРОЛЕВА АННА.


Ах, вот к чему такая спешка, леди Кэтрин!


Похоже, здесь альтернатива отпадает.  Так


Вы поэтому выходите за графа Пембрука?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ещё ведь остаётся монастырь...



ЛЕДИ КЭТРИН.


При чём здесь монастырь?! Не понимаю!


Отец, что вы такое говорите?! Вы сами


Обещали, что я выйду замуж по любви,


По своему желанию! Вот я и выбрала себе


Достойного супруга... Графа Пембрука...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну, так идите и поздравьте вашего


Избранника с моим согласием! И


Пусть он поспешит на вас жениться


До наступления дня Святого Михаила!



ЛЕДИ КЭТРИН.


Зачем нам торопиться, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А надо ждать, когда вы в обморок


Начнёте падать, и это уже будет всем


Заметно? Вы сами поспешили сделать


Выбор. Теперь уже пеняйте на себя.



ЛЕДИ КЭТРИН.


Да, положение не из приятных...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И помните, граф Пембрук после вашей


Свадьбы  здесь не останется жить при


Моём дворе!..



ЛЕДИ КЭТРИН.


А если он не согласится с этим?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Решайте сами, вы ведь взрослая теперь!



ЛЕДИ КЭТРИН.


Тогда и вправду остаётся монастырь... (Приседает в реверансе.)


Благодарю вас, государь, за милость вашу. (Уходит.)



                                Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Лорд Джон Плантагенет к Его Величеству по личному вопросу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!



          Входит  Джон Плантагенет и, преклонив колено, целует руку королю.


Потом встаёт, раскланивается и сообщает.



ЛОРД ДЖОН (радостно улыбаясь).


А я к вам с предложением, милорд!


Хочу помочь вам в одном трудном деле.



КОРОЛЬ РИЧАРД (радостно).


Ну, наконец-то помощь подоспела!


А то весь день не задался с утра.


В чём ваше предложение, расскажите...



ЛОРД ДЖОН.


Я вам хочу помочь наследника


Назначить престолу Англии и


Прочим всем владениям вашим.



КОРОЛЬ РИЧАРД (удивлённо).


Так ведь они назначены уже! Моим


Первым наследником  назначен мой


Племянник, граф Эдуард Уорвик, сын


Моего старшего брата Георга, герцога


Кларенса. Вторым моим наследником


Престола назначен Джон де ла Поль,


Граф Линкольн. Он старший сын моей


Старшей сестры Елизаветы, герцогини


Саффолк. Так что вопрос решён и нет


Других, альтернативных, вариантов. Вот


Разве только, если с Божьей Помощью


Её Величество подарит нам наследника


Престола...



ЛОРД ДЖОН (окидывая взглядом королеву).


Ну это вряд ли! Впрочем, всякое бывает...


Но между тем, пока родного сына у вас нет,


Зачем  племянников вам возводить на трон,


Когда у вас ещё наследник есть, поближе?


Родная кровь и плоть от плоти вашей...



КОРОЛЬ РИЧАРД (настороженно).


Не понимаю я, о ком вы говорите!



ЛОРД ДЖОН.


Ну хорошо, я выскажусь яснее...


Отец, а почему б вам не назначить


Наследником английского престола


Меня, вашего сына?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но сына незаконнорожденного...



ЛОРД ДЖОН.


Рождённого от посторонней женщины,


Вне брака. Я это понимаю, государь! Мне


Только непонятно, зачем вы унижаете меня


Отказом? И почему племянники родные


Намного ближе вам, чем я, родной ваш сын?!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не мне! Английскому престолу они ближе,


Чем вы, теперь, увы, единственный мой сын!


И всё решает здесь закон наследия престола...



ЛОРД ДЖОН.


Но вы король, вы можете менять законы!



КОРОЛЬ РИЧАРД (в ярости).


Только не этот!!! Этот закон незыблем!



ЛОРД ДЖОН.


Но ведь бывают же такие исключения,


Когда в отсутствие наследников законных,


Трон отдают внебрачным сыновьям?!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Здесь это исключение не подходит, ведь


У меня достаточно наследников законных


От брата старшего и от моих сестёр...



ЛОРД ДЖОН.


Но ведь они племянники, а я ваш сын


Родной, ваша кровиночка и плоть от


Вашей плоти! А вам жаль предоставить


Для меня престол?! Законы Англии для


Вас дороже сына?!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, мне дороже Англии законы и чистота


Наследия английского престола, и честь


Короны Англии и королевского герба! И я


Не допущу на нём позорной, чёрной полосы,


Обозначающей бастарда, возведённого на


Трон! Не будет на гербе английском чёрной


Полосы, пока я жив!



ЛОРД ДЖОН.


Так ради этого вы отобрали трон у двух


Других ваших племянников, побочных


Сыновей короля Эдуарда?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Когда стало доподлинно известно


О многожёнстве короля Эдуарда,


Решением парламента все его дети


Были объявлены рождёнными вне


Брака и отстранены от всяких прав


Наследия престола! А после этого


Парламент, в лице представителей


От трёх сословий, просил меня как


Брата младшего предшествующего


Короля, единственного близкого


Его наследника прямого принять


Престол английский  в соответствии


С законом, что я и сделал. И это всё


Написано в петиции, что мне они


Прислали с просьбой занять престол.


Вы разве её не читали?!..



ЛОРД ДЖОН.


А эту... как её... Titulus Regius?..


Ну да, читал... Да только я не всё


Там понял...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну, так идите к себе в комнату и


Разберитесь! Я к вам сейчас учителя


Пришлю, чтобы он с вами проработал


Все вопросы. Потом я сам ещё устрою


Вам экзамен. Ступайте же! У вас ещё


Есть дело! А после сядете за изучение


Законов! А то он вздумал управлять


Страной, не зная даже прав наследия


Престола!



ЛОРД ДЖОН.


А когда выучу я все эти законы,


Смогу я унаследовать престол?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет! Но вы поймёте те причины,


По которым нельзя предоставлять


Право наследия бастардам...



ЛОРД ДЖОН.


Надеюсь, что пойму! Простите, государь,


Что я обидел вас нелепым, незаслуженным


Упрёком... (Кланяется и уходит.)



КОРОЛЕВА АННА (задумчиво).


Вы не сказали ему одного, мой друг...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что именно я не сказал ему, миледи?



КОРОЛЕВА АННА.


Что при намеренном уничтожении


Династии противник убивает всех её


Наследников, в том числе и бастардов...


Убийство принца Эдуарда – лишь начало.



КОРОЛЬ РИЧАРД (берёт её за руки).


Я продолжения не допущу! Я обещаю:


Пока я жив, горой буду стоять за каждого


Наследника Плантагенетов, не делая


Различий между ними!..



КОРОЛЕВА АННА (обнимает его).


Уверена, мой ангел, так и будет!




                              ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина пятая.



               Покои в Вестминстер Холле. Входят леди Кэтрин и граф Пембрук.



ПЕМБРУК.


Ну, что? Отец дал разрешение на свадьбу?



ЛЕДИ КЭТРИН (радостно).


До дня Святого Михаила нас поженят! (Обнимает его.)



ПЕМБРУК.


Так он согласен?!..



ЛЕДИ КЭТРИН.


Да, но с одним условием...



ПЕМБРУК.


Что ещё за условие такое?



ЛЕДИ КЭТРИН.


Вы после свадьбы здесь, при его дворе,


Жить не останетесь. Отправитесь в свой


Замок, в Уэльс.



ПЕМБРУК.


А вы?



ЛЕДИ КЭТРИН.


А я могу остаться, если пожелаю!


Я его дочь!



ПЕМБРУК.


А сына, значит, он во мне не признаёт!


Даёт коленкою под зад мне ещё до того,


Как я на вас женился! Я представляю,


Что же будет после свадьбы!



ЛЕДИ КЭТРИН.


И что с того? Ведь мы же с вами будем


Жить отдельно, в вашем замке, в Уэльсе.



ПЕМБРУК.


И вы за мной потащитесь туда? Да вы


Хотя бы видели тот замок?!.. Он же


Разрушен  почти весь, до основания!..



ЛЕДИ КЭТРИН.


Так мы его отстроим, у нас будут деньги!



ПЕМБРУК.


Сколько?



ЛЕДИ КЭТРИН.


Отец даёт за мной тысячу марок годовых...



ПЕМБРУК.


И только-то?



ЛЕДИ КЭТРИН.


Но это в три раза больше, чем...



ПЕМБРУК.


Да перестаньте вы! И слушать вас противно!..



ЛЕДИ КЭТРИН.


Я вам противна?


Что всё это значит, Уильям?!



ПЕМБРУК.


Не говорите глупостей, миледи! Отец


Ваш оскорбление мне нанёс! Он меня


Гонит из дворца! Не хочет во мне сына


Видеть! Меня все засмеют теперь! Мне


Ещё этой неудачи не хватало! Зачем


Я только захотел на вас жениться!..



ЛЕДИ КЭТРИН.


И что теперь?


Вы разрываете со мной помолвку?



ПЕМБРУК.


Как я могу, после того, как вы уже


Поговорили с королём, и он согласие


Дал на нашу свадьбу? Теперь мне


Отказать вам неудобно!



ЛЕДИ КЭТРИН.


Теперь мне неудобно за вас замуж


Выходить, когда не любите меня вы


Больше... Чего вы хнычете?.. Чем я


Опять не угодила вам?



ПЕМБРУК.


Но хотя б графство


Он вернуть мне догадался?



ЛЕДИ КЭТРИН.


А, это то, что у вас прежде  отобрали,


Взамен вас сделав графом Хантингдоном?



ПЕМБРУК.


Посмешищем он меня сделал, а не графом!


А я ещё рассчитывал на что-то! И для чего?..


Нет, право, как всё неудачно вышло! И что


Мне теперь делать? Подскажите!.. Зачем вы


Только потащились к королю и сообщили ему


О помолвке нашей?! Кто вас просил?!



ЛЕДИ КЭТРИН.


Да вы же сами и просили меня, Пембрук!


Вы десять дней за мной ходили тенью


И всё просили рассказать о вас отцу!


И я же перед вами виновата!



ПЕМБРУК.


Но свадьбу-то он пышную устроит?



ЛЕДИ КЭТРИН.


Венчание в часовне состоится, а после


Нам устроят скромный завтрак  для


Избранного круга приглашённых!



ПЕМБРУК.


И это всё?!



ЛЕДИ КЭТРИН.


А что ещё хотите?



ПЕМБРУК.


Балы, турниры, празднества, банкеты!


Ведь вы – единственная дочь короля!


Чего бы не расщедриться ему на вашу


Свадьбу?!



ЛЕДИ КЭТРИН.


Да, он бы всё это устроил для меня,


Когда бы я за принца  замуж вышла!..



ПЕМБРУК.


За принца замуж! Вот так размечтались!


Какой же принц теперь возьмёт вас в жёны?


Отец ваш должен быть мне благодарен,


Что я, после всего, на вас ещё женюсь!


Ну ничего, он у меня ещё поплатится


За оскорбление! Когда придёт Тюдор,


Я за него не буду воевать!



ЛЕДИ КЭТРИН.


Так не воюйте за Тюдора, кто вас просит!



ПЕМБРУК.


Да я не о Тюдоре говорю!


За вашего отца я воевать не стану!


И не просите! Пусть хоть пропадает!



ЛЕДИ КЭТРИН.


Ну что вы понимаете, граф Пембрук?!


Да мой отец один стоит целого войска!..



ПЕМБРУК.


Ну вот и пусть сражается один! А мы


Посмотрит, что от него останется на поле


Битвы, когда он в одиночку схватится


С врагами! Я вас предупредил, я за него


Не буду воевать!



ЛЕДИ КЭТРИН.


Вы мне не нравитесь сегодня, Пембрук!



                                             Поворачивается и уходит.



ПЕМБРУК.


Куда вы, Кэтрин, милая,


Постойте... подождите!.. (Убегает за ней.)




                       ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Картина шестая.



      Коридоры Вестминстер-Холла. Входят Томас Стэнли и  граф Пембрук.



СТЭНЛИ.


Я слышал, вас поздравить можно,


Уильям! Король дал разрешение


На брак ваш с леди Кэтрин! Он ей


Приданое назначил  в тысячу марок


Годовых доходов. Я очень рад за вас!


Примите мои поздравления! Теперь


Вы сможете с долгами рассчитаться!


Надеюсь, жить вы остаётесь при дворе?



ПЕМБРУК (со вздохом).


Увы, милорд, надежды очень мало!


Король нам ясно дал понять, что


После свадьбы мы с женой уедем


В Уэльс...



СТЭНЛИ.


А как же наши планы?



ПЕМБРУК (разводит руками).


Вот в этом всё и дело... Король


И раньше недолюбливал меня.


Теперь и вовсе в мою сторону


Не смотрит...



СТЭНЛИ.


А как же вы руки её просили?



ПЕМБРУК.


Я вёл переговоры через леди Кэтрин...



СТЭНЛИ.


Поэтому он и решил вас отдалить, –


Подумал, что намерения у вас дурные,


Если вы сами к нему лично не явились.



ПЕМБРУК.


Когда б я знал, что так нелепо обернётся


Дело, я вообще бы не просил её руки...



СТЭНЛИ.


И всё же вы нам сослужили службу:


Расстроили помолвку леди Кэтрин


С принцем Мануэлем. Теперь уж


Внуки Ричарда не станут наследниками


Португальского престола. И вы, мой


Друг, в убытке тоже не остались. Вы


Возвращаетесь в свой замок богачом


И с молодой, красивою женой, да ещё


Королевской крови. Вам будут многие


Завидовать теперь.



ПЕМБРУК (вздыхает).


И всё же я не оказался вам полезен...



СТЭНЛИ.


Ещё не всё потеряно, мой друг!


Король же будет переписываться


С дочкой. И при желании вы нам


Сможете помочь, умело направляя


Её руку. Пусть чаще пишет под


Диктовку вашу и каждое его письмо


Читает вам. Тогда мы тоже будем


В курсе дела. Держите в строгости


Свою жену и контролируйте всю


Её переписку с отцом и с мачехой,


Со всем двором и прочими друзьями.


И нам отписывайте обо всём подробно,


А мы из этого сумеем извлечь пользу.



ПЕМБРУК.


Благодарю вас за доверие, милорд!


Супруге вашей, Маргарет Бофорт,


Прошу вас, передайте благодарность


За то, что посоветовала мне жениться


На королевской дочке, леди Кэтрин.


Век буду помнить её доброту!



СТЭНЛИ (тихо).


А её сыну не хотите передать привет?



ПЕМБРУК (тихо).


Настанет время, передам, любезный


Стэнли. Сейчас нельзя мне положением


Рисковать. Уверен, среди слуг жены


Король приставит ко мне и соглядатаев.


Так что мне надо осторожным быть. Но


Если я вторично овдовею, пойду искать


Невесту при дворе Тюдора...



СТЭНЛИ (смеётся).


Я понял вас!.. Отличная идея!.. Я


Непременно к вам приду на свадьбу!



ПЕМБРУК (откланиваясь).


Благодарю за честь! Я буду ждать! (Уходит.)



СТЭНЛИ.


Ну вот и подведён ещё один подкоп


Под монумент несокрушимого величия


Блистательного нашего монарха, Ричарда


Третьего. А было б у него поменьше


Блеску, заслуженных или дарованных


Судьбой успехов, не так было бы много


И врагов, и злопыхателей, завистников


Коварных, жаждущих вырвать из его


Рук державу и разделить между собой


Её богатства в доходных должностях и


Титулах, и землях, даже при том, что


Выигрыша большого здесь не будет. Всё


Дело тут ведь не в привычном разделении


Добычи, а в справедливом распределении


Благ судьбы. Ну согласитесь, сколько ж


Это можно одной рукою грозди звёзд


Срывать, опустошая закрома Фортуны


И без того к нему несправедливо щедрой?


Ведь всё ему досталось в этом мире!


И ум, и красота лица, – фигуру он себе


Подпортил в детстве, когда двуручный


Меч отца носить у пояса стал с ранних лет.


Ему досталось и высокое происхождение


Королевской крови! Успехи в ратном деле,


Заслуженная слава непобедимого воителя


Европы после того, как он с такою


Лёгкостью завидной Шотландию одним


Походом покорил и неприступный Эдинбург


Взял так бескровно и бесшумно, словно ворота


Замка отомкнул своим ключом. Он с детства


Начал воевать и более всего успешен был


В осадных войнах, но и в отрытом поле был


Непобедим. К нему и подступиться страшно


Было! Сверкали искрами и меч его, и боевой


Топор, без промаха срубая головы врагов!


По славе воинской, по храбрости и силе его


Здесь сравнивают с Гектором. И трудно будет


Генриху Тюдору, моему пасынку, сразиться


С ним в бою, чтобы его короной завладеть.


Без хитрости, предательства или подвоха ему


Не обойтись. Но всё это устроить мы сумеем,


Поэтому уверен я в победе. Когда Тюдор


Здесь станет королём, тогда и мне достанется


Обещанная им корона острова Мэн, правда,


Почти необитаемого и очень небольшого, но


Хоть какое-то, а всё же королевство! Пусть


Я там королём только считаться буду, но


Уважение всё же мне перепадёт!.. А ради


Этого я даже с Сатаною согласен  подписать


Кровавый договор и сделку заключить, не то


Что с моим пасынком, Тюдором, или его


Влиятельными покровителями, королями


Франции и других стран Европы. Успехи


Короля Ричарда Третьего здесь многих


Настораживают и смущают. Уж слишком


Либерально правит он страною: он все


Сословия  уравнял перед законом и борется


С  коррупцией непримиримо, проводит


Прогрессивные реформы. Неслыханные


Новшества повсюду вводит. Как это может


Нравиться другим правителям Европы, хоть


И стараются они для виду поддерживать


С ним дружбу? Нет, ещё многое нам сделать


Предстоит, чтоб сокрушить мощь и величие


Короля Ричарда и подготовить его к гибели


В бою, чтоб пасынок мой одержал над ним


Победу. И вот подтачиваю я его престол,


Как мышь, что делает подкоп под каменной


Стеною,  несокрушимую твердыню разрушая.


И хоть сегодня мне не удалось к его престолу


Приблизить недруга, но всё же я сделал его


Зятем нашего монарха, внедрил его в семью. Он


Будет контролировать всю переписку Ричарда


С его внебрачной дочкой, леди Кэтрин. А там


Придумаю, как подослать к нему кого-нибудь


Другого, кто репутацию его бы запятнал и этим


Причинил ему душевные страдания. Ведь всем


Вокруг доподлинно известно, как щепетилен


Наш король в вопросах чести, репутации и долга.


Да... А вот бы хорошо ещё и королеву Анну, его


Надёжную опору и отраду, отправить на тот свет


Пораньше. Ведь смерть жены после потери


Сына обрушится на Ричарда ударом, сразит его


Невыносимой болью, и силы истощит, и дух его


Надломит, и душу угнетёт, подавит волю. И тогда


Он в бою с Тюдором будет жаждать смерти,


Стремиться к гибели своей, а не желать победы.


И с лёгкостью сразит его мой пасынок, Тюдор,


Уловкою коварной, которую придумал для него


Его великий покровитель, король французский,


Людовик Одиннадцатый, что не случайно прозван


Был Благоразумным за прозорливость мудрую свою.


А в благодарность за его благодеяние мой пасынок,


Тюдор, взойдя на трон, откажется от притязаний


Англии на все владения Плантагенетов, и Франция


Оставит за собой  две плодородные провинции,


Гиень и Нормандию. Вот какова цена свержения


С престола короля Ричарда Третьего и пресечения


На нём династии Плантагенетов. Став королём,


Мой пасынок, Тюдор, избавится от остальных


Его наследников-Плантагенетов. И многие ему


В этом помогут. Вот хоть бы тот же недоумок,


Пембрук, что скоро женится на дочке короля.


Когда мой пасынок займёт английский трон,


Он от жены избавиться сумеет и снова станет


Здесь завидным женихом. Хоть вряд ли при


Дворе найдётся дура, что замуж за него пойдёт


После таинственных смертей двух его предыдущих


Жён. И Ричард зря пошёл на поводу у дочки


И дал ей разрешение на этот глупый брак. А нам


От этой свадьбы только прибыль: чем больше


Ричард совершит ошибок, тем раньше мы


Отпразднуем победу!



                                    Уходит.




                   ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина первая.


                         2 ноября, 1484 года. Авансцена представляет собой приёмную перед кабинетом Ричарда Третьего в Вестминстер Холле. Среди придворных и чиновников, пробегающих мимо с документами и свитками,  появляются Джон Эстрит и граф Кэлдар, удивлённо озирающийся по сторонам.



ЭСТРИТ.


Я говорил вам, надо взять побольше денег!



КЭЛДАР.


Зачем, если король не принимает подношений?



ЭСТРИТ.


Чтобы купить нарядную одежду и дорогие


Украшения к ней. Смотрите, как все пышно


Разодеты! Я, право, чувствую себя неловко


Рядом с вами.



КЭЛДАР.


Давно ли ты так возгордился, Эстрит?


Не забывай, кто продвигал тебя по службе!



ЭСТРИТ.


Я помню, добрый лорд, но  разве я не отплатил


Вам тем же, когда ходатайствовал перед королём,


Чтоб выпросить вам должность Депутата?


Вы думаете это было просто, расписывать ему


Заслуги ваши, когда вы сами не явились за себя


Просить, как будто это и не в ваших интересах?



КЭЛДАР.


Ну полно хныкать вам! Ведь всё же обошлось!


Надеюсь, он уже забыл обиду и не прогневается


На меня за ту бестактность. Сам не пойму, что


На меня нашло, но так мне не хотелось ко двору


Являться и за себя просить! Мне не хотелось быть


Обязанным ему за эту милость. Опасно быть в долгу


У короля!



ЭСТРИТ.


Вы судите по прежним королям, но Ричард


Не таков. Вы скоро в этом сами убедитесь.



      Из кабинета короля Ричарда выходит секретарь, Джон Кендалл, и объявляет.



КЕНДАЛЛ. Джон Эстрит и граф Кэлдар из Ирландии!



ЭСТРИТ (поспешно).


Это мы! Мы здесь!



КЕНДАЛЛ.


К Его Величеству пройдите, господа!



КЭЛДАР (отодвигает Эстрита).


Останьтесь здесь! Я встречусь с ним один.




                            ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина вторая.



                        Задник авансцены раздвигается, открывая  кабинет короля Ричарда. Король сидит за столом и работает с документами. Секретарь проходит на своё место. Кэлдар, преклонив колено, целует руку короля, потом встаёт перед Ричардом и смущённо молчит.



КОРОЛЬ РИЧАРД  (откладывает документы в сторону).


Я слушаю вас, говорите, граф.



КЭЛДАР.


Мой государь, позвольте мне узнать, как


Разрешилось дело с назначением меня


На должность Депутата Ирландии?



КОРОЛЬ РИЧАРД .


А разве был запрос об этом назначении?


Я что-то не припомню, милый граф, чтоб вы,


Когда-либо прошение подавали...



КЭЛДАР.


Я посылал просителя по этому вопросу, (Указывает на дверь.)


Он здесь за дверью, может подтвердить.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но ваш проситель обратился не по форме.


Прошения от вас мне не привёз, поэтому


Нельзя было понять, кого он представляет


И чью исполняет волю. Вот из-за этого


И не решилось ваше дело...



КЭЛДАР.


И что же мне теперь... подать прошение?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, если это вас не затруднит.



КЭЛДАР.


А как мне его написать?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вам это объяснят в приёмной.



КЭЛДАР (указывая на дверь).


И что же мне... идти его писать?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Успеется... Давайте прежде побеседуем,


Милорд. Мне многое известно о вашем


Положении в Ирландии и об отношениях


С влиятельными семьями графов Ормондов


И Десмондов...



КЭЛДАР.


Так ведь они какие земли отхватили! А эти


Ормонды совсем меня прижали к владениям


Вашего Величества. Уже и повернуться негде.


Доходов не осталось никаких! Да и откуда


Взяться им, когда земель-то нету!.. А Десмонд


Хвастался подарками, что вы ему прислали!


Показывал  всем золотые пояса, одежды из


Парчи и драгоценные подвески...



КОРОЛЬ РИЧАРД (строго).


Вернёмся к цели вашего визита, граф Кэлдар.


Допустим, вы получите от меня эту должность,


С чего начнёте вы свою работу по возвращении


В Ирландию?



КЭЛДАР.


Отправлю Десмондов на эшафот...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И это всё?..



КЭЛДАР.


И Ормондов туда же...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Согласно предписаниям, что вы получите


У нас, по возвращении в Ирландию вы созовёте


Всех представителей дворянства вместе с их


Семьями, расскажите о ваших  впечатлениях


От поездки в Лондон и о пребывании  вашем


При дворе. Затем вы ознакомите их  с теми


Положениями, что приняты Парламентом


На прошлом заседании, а также с указами


Моими о борьбе с коррупцией и произволом


На местах и с положением о равенстве всех


Сословий перед законом. Потом вы сообщите


Им о перспективах развития  и процветания


Ирландии, которые мы с вами здесь обсудим.


А после этого устроите для них банкет и бал,


Чтобы потомки всех семей знатнейших между


Собой перезнакомились и подружились. А ещё


Лучше, чтоб соединились браком и тем скрепили


Дружеский союз между своими семьями, чтобы


Раздорам навсегда положен был конец. Сегодня


Вечером вы будете приглашены ко мне на ужин.


А завтра утром мы продолжим разговор, обсудим


Все детали вашей будущей работы, обговорим


Условия вашей отчётности и моего контроля.



КЭЛДАР (робко).


А Десмондов и Ормондов... казнить?



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Об этом даже речи быть не может! Владения


Свои они наследовали по закону. И нет вины


В том, что они богаты. Мы с вами ещё будем


Говорить о новых методах вашего будущего


Руководства, что  надлежит осуществлять,


Согласно нашему указу – гуманно, справедливо


И строго в соответствии с законом! На этом


Всё! Я больше не задерживаю вас, милорд.


Мой секретарь вам завтра передаст все


Документы. А вы тем временем прошение


Составьте у моего дежурного секретаря,


В приёмной. Без вашего запроса я не могу


Вам предоставить эту должность. (Подаёт руку для поцелуя.)



КЭЛДАР (подходит к его руке).


Благодарю вас, государь, за милость вашу. (Целует руку, откланивается и уходит.).



                                   Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Её Величество, королева Анна.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси! (Встаёт.)



    Входит королева Анна в сопровождении двух фрейлин; дамы и королева приветствует короля реверансом. Ричард и секретарь приветствуют королеву поклоном. Ричард целует Анне руку, подводит её к столу и усаживает в кресло.



Королева Анна (подаёт свиток).


Милорд, на этом свитке требуется ваша


Подпись. Прошу вас утвердить это прошение...



         Король Ричард прочитывает свиток и подписывает. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Сэр Ричард Рэтклифф с отчётом о новостях из Франции!



КОРОЛЬ РИЧАРД. Проси.



                     Входит Рэтклифф и преклоняет колено перед королём,  целует ему руку, потом встаёт и открывает папку с документами.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я слушаю вас,  Рэтклифф, начинайте.



РЭТКЛИФФ.


Милорд, нам сообщают, что во Франции


Ваш злейший враг, епископ Мортон, начал


Вести переговоры с принцем Людовиком


Орлеанским о примирении его с Регентом


Франции, принцессой Анной де Божё. Он


Сам ей предложил свои услуги дипломата.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что ж... этого следовало ожидать!


А нам следует ждать вторжения


Тюдора  не позже будущего лета...


Так, с этим ясно... Что ещё?



РЭТКЛИФФ.


А в остальном всё то же: епископ


Мортон клевету распространяет,


Всем говоря, что смерть вашего


Сына, Эдуарда, принца Уэльского, –


Это возмездие Всевышнего за, якобы,


Задушенных по вашему приказу


Принцев, ваших племянников, что,


Будто бы, несправедливо вами


Были признаны рождёнными


Вне брака, отстранены от власти


И от наследия престола, и содержались


В Тауэре под охраной, до тех пор,


Пока, якобы, по вашему приказу


Их там подушками не задушили...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну, с этим всё понятно, Рэтклифф,


Можете идти... Вы тоже, Кендалл...



                             Рэтклифф и секретарь откланиваются и уходят. Королева отпускает дам. Ричард и Анна остаются одни.



КОРОЛЕВА АННА.


Какая чушь! Мне нестерпимо больно это


Слышать!.. Подонок Мортон о возмездии


Говорит, когда он сам же подослал убийц


К нашему сыну! Всё через ту же Маргарет


Бофорт, что вовлекла в это злодейство ещё


И мою мать! Ведь без неё они бы не смогли


И близко подобраться к Эдуарду!.. За что


Она всех нас так ненавидит, что внука своего


Убить решилась!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (мрачно).


Вы про неё всё знаете, миледи...



КОРОЛЕВА АННА.


Да, знаю, потому и отреклась. Нет


У меня матери, а теперь нет и сына.


Лишь вы моя отрада и опора, моя


Надежда, моё счастье, мой любимый...



КОРОЛЬ РИЧАРД (обнимает  Анну).


Так стойко выдержать все эти беды,


Испытания, потери! Не каждому такое


Выпадает!.. Но вот, что я хотел вам


Сообщить, мой ангел... Пришла пора


Перевозить моих племянников, что до


Сих пор считаются в народе законными


Наследниками трона, задушенными


В Тауэре по моему приказу...



КОРОЛЕВА АННА (раздражённо отворачиваясь).


Ну, что за бред! Прошу, не повторяйте!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так вот, пришла пора перевозить их


От беды подальше из того имения,


Где они проживают вместе с их матерью


И сестрой...



КОРОЛЕВА АННА.


Я помню, это где-то в Саффолке ...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, именно, в усадьбе, Джиппинг-Холл


Что предоставил нам Джеймс Тиррел,


Которого по той же клевете считают


Их убийцей и исполнителем моей


Жестокой  воли...



КОРОЛЕВА АННА.


Прошу не продолжайте!.. Я же знаю


Всю подоплёку этого навета! Так что


С племянниками вы, милорд, решили?


Вы перевозите их из Джиппинг-Холла?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, я намереваюсь за пару месяцев


Закончить все приготовления к их


Переезду в Бургундию, к моей сестре,


Бургундской герцогине, Маргарите.


А чтоб не привлекать внимания


К месту их нынешнего пребывания,


Ведь это и для них становится опасно...



КОРОЛЕВА АННА.


Ещё бы!.. Ведь и двух лет не прошло с тех


Пор, как их портреты и, главным образом,


Портреты леди Грей, их матери и бывшей


Королевы, повсюду были вывешены при


Их отце, короле Эдуарде, и из-за этого


Запечатлелись в памяти у многих...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


...Я и хочу на время подготовки к переезду


Принцев оттуда вывезти их мать, Елизавету


Вудвилл, и их сестру, Елизавету Йорк.



КОРОЛЕВА АННА.


Вы их перевезёте в Шериф Хаттон, где


Проживают остальные сёстры принцев?


Или у вас на этот счёт другие планы?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я собираюсь пригласить их ко двору...



КОРОЛЕВА АННА.


Как?! Пригласить недавнего врага?!.. Эту


Низложенную королеву, которая с таким


Жестоким боем вам уступила ваш законный


Трон, украв казну и заговор устроив против


Вас, чуть не лишив вас жизни?!.. Зачем это?..


Позвольте, догадаюсь... Вы сделаете это,


Чтобы отвлечь внимание посторонних глаз


От принцев, которые  убитыми считаются


В народе, но, по счастью, живы и до весны


Останутся жить в Джиппинг Холле?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, и для этого. Но, главным образом,


Ещё и для того, чтобы их мать, Елизавета


Вудвилл, за принцами в Бургундию


Не увязалась, с тем чтобы их там сделать


Заложниками своей материнской воли


И новыми марионетками для подлой


Политической интриги, рассчитанной


На её возвращение к власти и ожидаемое


В будущем величие. Для этого я и решил


Ей как приманку подкинуть приглашение


Ко двору, где она будет принята радушно.


К тому же её пребывание при дворе станет


Для всех неоспоримым доказательством


Отсутствия моей вины пред нею. А если


Я ещё ей пенсию назначу, все посчитают


Слухи об убийстве принцев лишь подлой


Злонамеренною клеветой и вымыслом


Моих врагов. Поймут, что принцы живы


И здоровы, но спрятаны от посторонних


Глаз в надёжном месте. И все признают


Мою невиновность в том злодействе,


Которое приписывают мне клеветники!



КОРОЛЕВА АННА.


Сегодня годовщина казни Бекингема,


Что и замыслил эту клевету. Он сам же


И распространил её в народе, и поднял


Прошлой осенью восстание, чтоб вас


Лишить и жизни, и престола. Но перед


Казнью он покаялся в грехах и объявил


Все эти слухи ложью и наветом злобным


С целью захвата власти и передачи трона


Генриху Тюдору – бастарду, худородному


Потомку французских королей, который


В Англии смог бы их род продолжить и


Отказаться от земель Плантагенетов, что


Составляют две плодородные провинции


Во Франции –  Гьень и Нормандию. Вот


Из-за них они и попытались уничтожить,


Вас а вместе с вами и пресечь Династию


Плантагенетов, которой юридически ещё


Принадлежат те земли. Всё это делалось


По замыслу короля Франции, Людовика


Одиннадцатого, ныне покойного. И план


Этот осуществляет его дочь, нынешний


Регент Франции, принцесса Анна де Божё.


А заправляет всем епископ Мортон, агент


Людовика и заговорщик, за что и был он


Вами арестован и отдан на поруки Бекингему,


Которому вы доверяли бесконечно. Джон


Мортон и подбил вашего друга Бекингема


Поднять народные волнения в стране, чтоб


Свергнуть вас и посадить на трон Тюдора.


Тогда же он измыслил клевету о вашем,


Якобы, убийстве принцев. И до сих пор


Живут в народе эти слухи, а мы спасаем


Принцев от убийц реальных, что тот навет


Смогли бы подкрепить фактами подлого,


Реального убийства. Мы тайно перевозим


Принцев в убежище надёжное и ото всех


Скрываем место их пребывания. И это


Будет продолжаться до тех пор, пока


Нашим племянникам грозит опасность.


И нет конца и края нашим хлопотам


В этом тяжёлом деле. Как нет конца той


Грязи и позору, которым незаслуженно


Нас очерняют... Ну что ж, мой государь,


Пусть будет так, как вы решили!.. Пусть


Мать их и сестра живут при вашем доме,


Пользуясь милостями и расположением


Вашим. Я этому препятствовать не стану.


Но я предупреждаю вас, милорд, две эти


Женщины способны на любую подлость!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И даже Елизавета Йорк? Напрасны


Ваши страхи, дорогая! Она же ещё


Девочка, ребёнок...



КОРОЛЕВА АННА.


Через три месяца ей минет девятнадцать.


Возраст отнюдь не детский! И ей давно


Пора бы выйти замуж...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Елизавету Йорк намерен я сосватать


За принца Мануэля Португальского.


Коль скоро мне не удалось женить его


На леди Кэтрин, пускай  Елизавета Йорк


С ним попытает счастья. Уверен, её мать,


Елизавета Вудвилл, этот план одобрит.


Она всегда мечтала видеть свою дочь


На королевском троне. А Мануэль –


Наследник португальского престола...


Как жаль, что сорвалась его помолвка


С леди Кэтрин...



КОРОЛЕВА АННА.


Надеюсь, всё устроится милорд, ваша


Племянница довольна будет вами, а


Ваша дочь порадует вас внуком.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не хочется мне дедом становиться


В тридцать два года. Надеюсь с вашей


Помощью, мой ангел, успеть ещё


Раз десять стать отцом... (Обнимает её.)



КОРОЛЕВА АННА.


Я каждый день молюсь об этом,


Мой любимый, и милости прошу


У Провидения... Надеюсь, что


Всевышний нас услышит


И нового наследника пошлёт.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Дай Бог, чтоб так, мой ангел драгоценный, (Целует её.)


И я вас поддержу в ваших молитвах.


Будем надеяться на милость Божию.


Мы с вами молоды, отчаиваться рано.




                                ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина третья.



           30 ноября, 1484 года. Авансцена представляет собой коридоры Вестминстер-Холла. Сэр Уильям Кэтсби беседует с представителями цеха текстильщиков.



1-Й ТЕКСТИЛЬЩИК.


Высокочтимый сэр, мы просим вас


Нам оказать услугу и помочь советом


В одном очень серьёзном деле, с которым


Нам необходимо обратиться к государю.



КЭТСБИ.


Чем я могу помочь вам, господа?



2-Й ТЕКСТИЛЬЩИК.


Всё дело в тех стандартах на изготовление


Тканей, которые наш государь установил


На заседании Парламента и строго приказал


От них не отступать.



1-Й ТЕКСТИЛЬЩИК.


Но мы при всём нашем желании и усердии


Не можем выполнить его приказ, поскольку


Даже те станки, которые наш государь сам


Лично сконструировал и приказал создать


По его чертежам, а после предоставил нам


Для  выполнения его заказа...



КЭТСБИ.


... И что эти станки?



2-Й ТЕКСТИЛЬЩИК.


Даже на них не удаётся изготовить ткань,


Что соответствовала бы тем стандартам,


Которые установил король.



1-Й ТЕКСТИЛЬЩИК.


И вот теперь мы собираемся просить


Его Величество понизить нам стандарты


И облегчить процесс изготовления тканей.



2-Й ТЕКСТИЛЬЩИК.


Мы опасаемся, что государь рассердится


И будет недоволен...Теперь не знаем даже,


Как и подойти к нему с этим вопросом.



КЭТСБИ.


Вы постарайтесь объяснить ему толково


Суть проблемы. Он вас поймёт и постарается


Найти разумное и компромиссное решение.



1-Й ТЕКСТИЛЬЩИК.


Как думаете, государь нам разрешит


Вернуться к прежним технологиям?



КЭТСБИ.


Уверен, что не разрешит. Об этом даже


Не просите, господа! Он ненавидит всё,


Что устарело и отжило свой век,  и


К прежнему возврата не допустит. Быть


Может он усовершенствует станок, когда


Ему причину объясните. Вы записались


На аудиенцию к Его Величеству?



2-Й ТЕКСТИЛЬЩИК.


Да вот пока что не решаемся, не знаем,


Как нам и быть. Быть может вы поговорите


С королём и подготовите его, сэр Кэтсби?



КЭТСБИ.


Я постараюсь ему всё подробно объяснить.


А если он захочет с вами обсудить этот


Вопрос, я вызову вас, господа. Оставьте адрес


У секретаря в приёмной и ждите от меня вестей.



ТЕКСТИЛЬЩИКИ.


Сердечно вас благодарим, сэр Кэтсби!


Мы будем ждать... Надеемся на вас...



                Текстильщики и Кэтсби обмениваются поклонами и  уходят.



                      ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина четвёртая.



                     Задник авансцены раздвигается, открывая кабинет Ричарда Третьего в Вестминстер-Холле. Присутствуют король Ричард и его секретарь Джон Кендалл. Ричард диктует секретарю приказ.



КОРОЛЬ РИЧАРД. « ... Отстранить от должности и наказать чиновника Ричарда Бейла, хранителя печати, которую он получил, вопреки установленным правилам и порядкам, путем дачи взяток и другими зловещими и нечестивыми способами, препятствуя карьере и деятельности других, более опытных служащих, и не позволяя им проявить себя.»



КЕНДАЛЛ.


Кому адресовать письмо, мой государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Хранителю  печати,  Джону Ганторпу.


И озаглавьте так:  «О необходимости


Борьбы с коррупцией». Всё написали?



КЕНДАЛЛ.


Да, государь. Прошу вас подписать.



Ричард подписывает письмо. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Её Величество, королева Анна!



КОРОЛЬ РИЧАРД (встаёт).


Проси!



          Входит королева Анна в сопровождении двух фрейлин. Ричард и секретарь  приветствуют  королеву поклоном. Королева и дамы приветствуют короля реверансом. Ричард берёт Анну за руку и усаживает в кресло.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Чем я могу быть вам полезен, дорогая?



КОРОЛЕВА АННА (подавая ему свиток).


Мой государь, здесь перечень


Вопросов по реформам, что


Вызывают у меня сомнение.


Прошу вас, ознакомьтесь с ними.



                     Ричард принимает свиток и бегло просматривает его. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Комендант Тауэра, сэр Роберт Брекенбери, с отчётом о вчерашнем заседании Королевского Совета.



КОРОЛЬ РИЧАРД (откладывая свиток).


Проси!



КОРОЛЕВА АННА.


Что было на Совете, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Рассматривалось дело Коллингборна.


Сейчас вам зачитают протокол.



                Входит Брекенбери и преклоняет колено перед королём, потом целует его руку и  встаёт перед ним.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мы слушаем вас, Брекенбери, начинайте.



               Брекенбери открывает папку с документами и читает:



БРЕКЕНБЕРИ.


«Протокол заседания Королевского Совета от 29 ноября, 1484 года. Присутствовали: Его Величество, Ричард Третий, король Англии, Франции и правитель Ирландии, герцоги Норфолк и Саффолк, графы Ноттингем и Суррей, Виконты Ловелл и Лиль, лорд Стэнли...»



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Достаточно, всех остальных перечислять


Не надо. Читайте обвинительное заключение...



БРЕКЕНБЕРИ.


«Уильям Коллингборн, эсквайр из Уилтшира, был арестован по приказанию нашего всемилостивейшего короля, Ричарда Третьего, и обвинён в государственной измене...»



КОРОЛЕВА АННА.


А в чём конкретно заключается его измена?



БРЕКЕНБЕРИ.


«На основании  имеющихся у нас доказательств его переписки  с врагами королевства, Генрихом Тюдором, Джоном Мортоном и Томасом Греем, нам известно о его участии в заговоре Вудвиллов и в организации восстания Бекингема, которым он лично руководил в графстве Уилтшир...»



КОРОЛЕВА АННА.


И тому есть доказательства?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, дорогая. Продолжайте, Брекенбери...



БРЕКЕНБЕРИ.


«В своём письме к Томасу Грею, от десятого июля прошлого года, вышеупомянутый Уильям Коллингборн просил передать Генриху Тюдору, чтобы тот срочно собирал войска и флот и вторгся в Англию не позже восемнадцатого октября, чтоб свергнуть короля Ричарда Третьего...»



КОРОЛЕВА АННА.


Какая подлость!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Продолжайте, Брекенбери...



БРЕКЕНБЕРИ. «В своём  письме к французскому королю, Людовику Одиннадцатому, Уильям Коллингборн писал, что Ричард Третий  намерен отвоевать у Франции владения Плантагенетов, поэтому не следует рассчитывать на мирные с ним отношения. В своём заявлении Уильям Коллингборн  ссылался на собственные письма короля Ричарда Третьего к матери Его Величества, герцогине Йоркской, в доме которой вышеупомянутый Уильям Коллингборн служил камергером и имел возможность слышать, как герцогиня читала вслух письма короля своим придворным дамам. Вследствие этого, король Людовик, поверив доносу Коллингборна,  не пожелал восстановить предложенные королём Ричардом Третьим  дипломатические отношения с Англией. В связи с чем Уильям Коллингборн обвиняется ещё и в том, что он помешал заключению перемирия между Англией и Францией и спровоцировал восстание, поднятое Генри  Стаффордом, герцогом  Бекингемом, которого вышеупомянутый Коллингборн посредством агента короля Людовика, Джона Мортона, и побудил оклеветать короля Ричарда Третьего, обвинив его в  вымышленном самим же Бекингемом убийстве двух племянников короля, чтобы дать повод для вторжения Генриха Тюдора в Англию, чем и причинил многие бедствия стране, когда это свершилось...»



КОРОЛЕВА АННА.


Это немыслимо!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Это не всё.


Прошу вас, продолжайте, Брекенбери...



БРЕКЕНБЕРИ. «...Кроме того, вышеупомянутый Уильям Коллингборн оскорбил короля и трёх его советников ближайших в своих позорных, непристойных виршах, что  вывесил он  всем на обозрение на видном месте в Лондоне, на дверях собора Святого Павла...»



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Достаточно... Прочтите приговор.



БРЕКЕНБЕРИ. «Вследствие всего вышеизложенного, по совокупности его вины и тяжести всех его преступлений, эсквайр из Уилтшира, Уильям Коллингборн,  приговорён к разжалованию в простолюдины и умерщвлению тройной казнью: через повешение, распотрошение и четвертование. Приговор вынесен на заседании Королевского Совета от 29 ноября, 1484 года от Рождества Христова...»



КОРОЛЕВА АННА.


Так он уже казнён?



БРЕКЕНБЕРИ.


Да, государыня,


Вчера на Тауэрском холме и совершилась казнь.



КОРОЛЕВА АННА.


О, ужас! (Отворачивается и прикрывает глаза ладонью.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (строго).


Вам его жаль, миледи?!



КОРОЛЕВА АННА.


Я представляю, как он мучился


В последние минуты своей жизни...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Он что-нибудь сказал там, перед смертью?..



БРЕКЕНБЕРИ.


К народу он не обращался, государь.


Но перед третьей казнью он воскликнул:


«Вот только этого ещё мне не хватало!»



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Благодарю вас, Брекенбери, вы свободны.



             Брекенбери кланяется и собирается уйти.



КОРОЛЕВА АННА.


Нет, подождите! У меня есть вопросы...



БРЕКЕНБЕРИ (с поклоном).


Слушаю вас, миледи!



КОРОЛЕВА АННА.


Известно ли, кто вынудил этого


Уильяма Коллингборна совершить


Предательство? Чем объяснил он


Своё преступление?



БРЕКЕНБЕРИ.


Он заявил, что ему нравилось манипулировать


Влиятельнейшим королём Европы...



КОРОЛЕВА АННА.


Вот дурачок! Теперь ещё поплатится


За грех гордыни! Но перед казнью


Получил он отпущение грехов?



БРЕКЕНБЕРИ.


Нет, государыня. Священник не успел


К нему и подступиться, как палачи уже


Его схватили и приступили к исполнению


Приговора.



КОРОЛЕВА АННА.


Но это не по правилам! Они виновны


В нарушении закона! Вам надлежит


Их строго наказать!



БРЕКЕНБЕРИ (с поклоном).


Они будут наказаны, миледи.



КОРОЛЕВА АННА.


Я вам признательна за ваши разъяснения. (Подаёт ему руку для поцелуя.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Благодарю за службу, Брекенбери,


Вы можете идти. Вы тоже, Кендалл.



               Брекенбери и Кендалл откланиваются и уходят. Анна отпускает фрейлин. Дамы приседают в реверансе и уходят.



КОРОЛЕВА АННА (перелистывая протокол).


Теперь ещё в аду будет гореть, несчастный!..


И это после всех его чудовищных страданий!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О ком вы говорите, дорогая?



КОРОЛЕВА АННА.


О Коллингборне...


Такое страшное мучение пережить!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но он шпион, мерзавец, негодяй!..



КОРОЛЕВА АННА.


Он человек! И чувствовать способен!..


И боль испытывать... Боль адскую!...


Ох! Это ужасно! Нам надо отменить


Тройную казнь, милорд! Ведь это


Варварство, чудовищное зверство,


На части человека разрывать!.. И этот


Коллингборн, должно быть, тоже


Немало настрадался перед смертью...



КОРОЛЬ РИЧАРД (раздражённо).


Да перестаньте вы его жалеть,


Миледи! Нас лучше пожалейте!


Он натравил Людовика на нас!


Он обострил конфликт между


Державой нашей и Францией!


Он спровоцировал восстание


Бекингема! Он сам руководил


Этим восстанием в Уилтшире!


Он Мортона на нас натравливал,


А Мортон  клеветой нас очернял,


Устраивал волнения в стране и


Подослал убийц к нашему сыну!


А вы едва смогли оправиться от


Горя, чуть не погибли в приступе


Отчаяния! И ещё долго после этого


Болели. А вспомните, как ваш


Рассудок помутился, когда вам


Сообщили, что наш мальчик умер!


А я какого страху натерпелся, пока


Вас доктора не привели в сознание!


И ещё долго я опомниться не мог


И отойти от пережитых страхов


За хрупкое здоровье ваше, что


Всё ещё восстановить не удаётся!


А виноват тот самый  Коллингборн,  (Стучит пальцем по протоколу.)


Которого вчера, после суда, казнили!..


Шпион, убийца, интриган, предатель!


Он не достоин вашей жалости, миледи...



КОРОЛЕВА АННА (закрывает папку с протоколом).


Что ж, по делам преступнику и мука.



         Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Елизавета Вудвилл, леди Грей, и её дочь, Елизавета Йорк.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Давно ли прибыли они к нам во дворец?



КОРОЛЕВА АННА.


Их привезли из Джиппинг Холла вчера ночью,


Сегодня утром они к вам записались на приём.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что ж, пусть войдут...



          Входят две скромно одетые дамы и склоняются перед королём и королевой   в реверансе.



КОРОЛЕВА АННА.


Как вам понравились ваши покои,


Леди Вудвилл?



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (льстиво).


О, государыня, они великолепны!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Но при моём отце были получше!...



КОРОЛЕВА АННА.


Всем ли довольны вы здесь, при дворе?



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (льстиво).


Да, государыня, у вас заведены


Такие благонравные порядки!..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Только ужасно скучно!..



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (льстиво).


У вас очень красивый, пышный двор!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Лишь мы одни здесь ходим, словно оборванки!..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я посоветовал бы вам пошить


Новые платья к балу в наших


Мастерских. Я сам распоряжусь,


Чтобы они были готовы точно


К сроку.



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (кланяясь).


Благодарим вас, добрый государь!



КОРОЛЕВА АННА.


Довольны ли вы слугами своими?



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (часто кланяясь).


Вполне довольны, государыня,


Благодарим вас!



КОРОЛЕВА АННА.


Я думаю нам следует приставить


Наставниц к вашей дочери,


Миледи. Таков порядок здесь


Для всех наших племянниц.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Зачем это?! Не-е, обойдусь!


Не надо мне наставниц! Я уже


Взрослая и знаю, как себя вести.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Мы вам оплачиваем все ваши


Расходы за содержание ваше


При дворе, включая жалование


Вашим слугам. Кроме того, вы


Получаете от нас пособие в семь


Сотен марок годовых.



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (кланяясь).


Благодарим за щедрость, государь!


Вы так добры и так великодушны!



КОРОЛЕВА АННА.


Увидимся за ужином, миледи.



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (льстиво).


Ах государыня, у вас такие повара


Искусные, и стол такой изысканный!


Мы так восхищены!..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


При нашем батюшке еда была обильней,


А нынче все диету соблюдают, стараются


Быть сдержаны в еде



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Хотят во всём похожими на  государей быть...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (в сторону).


Чтоб так же кашлять, как и королева...



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (тихо).


Молчи, мерзавка!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Сами замолчите!



КОРОЛЕВА АННА (строго).


Вы чем-то недовольны, дорогая?



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Нет, что вы, государыня, мы абсолютно


Всем довольны! Позвольте же теперь нам


Удалиться, немного отдохнуть с дороги...



КОРОЛЕВА АННА.


Да, разумеется. В покои вас проводят.



      Елизавета Вудвилл и Елизавета Йорк приседают в реверансе и уходят.



КОРОЛЕВА АННА.


Да, изменилась нынче леди Вудвилл!


Как унижается, заискивает, угождает!


А ведь мы с вами только чудом уцелели,


Когда она была здесь королевой... Как


Вспомню, что она мою сестру сгубила


И брата вашего... И мой отец из-за неё


Погиб, и многие его родные и друзья...


Она собой являла зло и разрушение! А


Сколько горя причинила королевству!..



       Король Ричард встаёт,  подходит к окну, потом оборачивается к Анне.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вчера я получил письмо от леди Кэтрин,


Их замок в Уэльсе в жутком состоянии.


Они едва смогли исправить дымоход. А


Ведь уже ноябрь и заморозки, снегопады.


Жаль, что я дал ей разрешение на свадьбу...


И сожалею, что позволил ей уехать с мужем.


Уж, лучше бы он здесь остался, при дворе...



КОРОЛЕВА АННА.


А если б он шпионил для Тюдора?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Тогда б мы отследили его связи...



КОРОЛЕВА АННА.


Они бы привели вас к Маргарет Бофорт


И лорду Стэнли.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


В отличие от Маргарет Бофорт её супруг,


Лорд  Стэнли, не замечен был в причастности


К восстанию Бекингема...



КОРОЛЕВА АННА.


Его причастность спряталась под его брачным


Ложем и от того вдруг незаметной стала... Ну,


Предположим, вы  бы отследили  все связи


Пембрука с предателями и врагами королевства,


А что потом ждёт вашу дочь, милорд? Скандал,


Развод, истерики  и слёзы?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы правы, пусть уж остаётся с мужем в Уэльсе...


Хотя так больно было расставаться с ней!.. (Снова оборачивается к окну.)



КОРОЛЕВА АННА.


Прошу вас, друг мой, будьте осторожны


В переписке с Кэтрин! Вы видите же, этот


Коллингборн  брал сведения из ваших


Писем к герцогине Йоркской!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (оборачиваясь к Анне).


Не брал, а измышлял, ссылаясь на мои


К ней письма! Что много хуже и всего


Подлее! Я в переписке с матушкой всегда


Был осмотрителен, зная её общительный


Характер. И с Кэтрин тоже осторожным


Буду. Кроме того, я к ней надёжных слуг


Приставил. Они там приглядят за её


Мужем и в случае опасности или дурного


С нею обращения, мне сразу же об этом


Сообщат. А там, пускай развод её и слёзы,


Мне это уже безразлично будет! Я  дочь


Свою не дам ему в обиду! Граф Пембрук


И за первое вдовство мне не ответил!..


Никто не знает, как он потерял жену!..



          Ричард отворачивается к окну.  Анна подходит к нему со спины и обнимает его за плечи.



КОРОЛЕВА АННА.


Прошу вас, не волнуйтесь, мой любимый!


Если вы дали ей надёжную охрану, дочь


Ваша в полной безопасности там будет.


Кроме того, всегда можно прислать к ней


Кого-нибудь из её прежних и проверенных


Служанок...



КОРОЛЬ РИЧАРД (резко оборачивается к ней).


А вы уже забыли, дорогая, как одна


Верная, надёжная служанка скормила


Сыну нашему отравленный пирог?!..



             Анна, вскрикнув, оседает на пол.



КОРОЛЬ РИЧАРД (подхватывает её).


О Господи! Да что же я наделал! (Осыпает её поцелуями.)


Любимая! Прошу, меня простите! (Слугам.)


Дайте воды! Врача сюда пришлите!..


Да поскорей!.. И фрейлин королевы!.. (К слуге.)


Дай же стакан воды!..



           Слуга подаёт стакан с водой, Ричард сбрызгивает Анне лицо и растирает ей виски. Анна приходит в сознание.



КОРОЛЬ РИЧАРД (обнимет и целует её).


Любимая моя, прошу, простите!..


Я виноват!.. Я не достоин вас!..


Я сам не понимаю, что случилось!


Что на меня нашло... Такого прежде


Не было со мной!...



КОРОЛЕВА АННА.


А что произошло?.. И почему я


В обморок упала?.. Уже не помню...



КОРОЛЬ РИЧАРД (осыпает её поцелуями).


Ох, как же напугали вы меня, мой ангел!


Я до сих пор опомниться не в силах и сам


Себя кляну за эту непростительную грубость!


Вы были так добры ко мне, так терпеливы!


Вы попытались меня успокоить, а я вспылил,


Забыв об уважении к моей Прекрасной Даме (Целует её руку.)


И верной, любящей и бесконечно доброй,


Дорогой жене. Простите, драгоценная моя!


Скажите, что уже меня простили, а иначе


Я не найду себе весь день покоя и сам себя


Я изведу упрёками, муками совести, горьким


Раскаянием, безжалостным стыдом...



КОРОЛЕВА АННА.


Конечно, я прощаю вас, мой ангел!



КОРОЛЬ РИЧАРД (целует её руки).


Я благодарен вам за вашу доброту...



              Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Придворный врач  и фрейлины к Её Величеству!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси скорей!



                    Входят врач и фрейлины королевы.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Прошу вас, окажите помощь королеве!


И проводите госпожу в опочивальню.



КОРОЛЕВА АННА (встаёт).


Не нужно беспокоиться. Мне уже


Лучше. Я в кабинет сейчас пройду...


Мне ещё нужно будет поработать. (Кивает Ричарду.)


Увидимся за трапезой, милорд...



              Уходит в сопровождении фрейлин.




               ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина пятая.



           Покои Елизаветы Йорк в Вестминстер Холле. Елизавета сидит на стуле, перед ней стоит мальчик-паж с подносом, на котором стоит ваза с хрустящим печеньем, чаша с мёдом, кувшин вина и кубок. Елизавета макает ломтик печенья в мёд и, запрокинув голову, отправляет его в широко разинутый рот, потом, причмокивая, обсасывает пальцы.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ох, вкусно! (Пажу.) А ты, малявка, хочешь попробовать?



         Паж, крепко сжав губы, отрицательно качает головой. Елизавета, обмакнув указательный палец в мёд, пытается засунуть его мальчику в рот.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. На, пососи!



          Паж отворачивается, плотно сжав губы. Елизавета водит измазанным пальцем по его лицу, пытаясь заставить его открыть рот.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ты чё?.. Дурной?.. Ну, хотя бы лизни! Лизни говорю! Тьфу, дурак! Весь вымазался! И я из-за тебя тоже (Вытирает ладонь о его ливрею.) А вина хочешь?



         Елизавета наливает в бокал вино и протягивает бокал пажу. Паж отрицательно качает головой.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. А я говорю, пей!



           Елизавета прижимает бокал с вином к его губам, вино льётся по его лицу на ливрею.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (отводит бокал).  Фу, как изгваздался! Не хочешь? Ну, и зря! Мне больше достанется! (Пьёт.) Я такого вина могу бочку выпить и не опьянею! Спорим? Чего молчишь? Дурак какой! Ну-ка, давай поиграем. Иди, посиди у меня на коленках!



          Елизавета хлопает себя по бедру, паж не двигается.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ну, чё ты, как истукан?  Давай, присядь сюда! (Хлопает себя по бедру.) Сначала я тебя пощекочу, а потом ты меня, где хочешь!



                Паж отрицательно качает головой.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Вот зануда! А давай так: сначала я тебя потрогаю, а потом ты меня, где захочешь!



                                    Паж отрицательно качает головой.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Да ты чё, вообще?! Ты говорить-то можешь?



               Паж стоит, закусив губу, и с ненавистью смотрит на Елизавету.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (обиженно откидываясь на спинку стула).  Фу, какой! (Лукаво прищурившись.) А смотри, чё у меня есть!.. (Начинает расстёгивать лиф платья, собираясь оголить грудь.) На-ка, потрогай! (Оголяясь.) Смотри, какая! Потрогай, тебе понравится!



ПАЖ (закусив губу,  яростно мотает головой).  Мм-м-м-м!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (разочарованно).  Ты чё, немой?



ПАЖ (насупившись).  Позвольте мне уйти, миледи...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (радостно улыбаясь).  Чё, пи-пи захотел? Вон у меня горшок  под кроватью! Давай-ка вместе присядем, я твоему птенчику покажу своё гнёздышко. (Хихикает.)



ПАЖ (возмущённо отступает).  Миледи, я дворянин!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. И чё? (Зачерпнув указательным пальцем мёд, струйкой отправляет его к себе в рот.) А мне плевать, дворянин ты или  кто... Я сама дочь короля... раньше была... А теперь... (Облизывает пальцы.) не знаю кто... Может ещё дворянка, если ты мне служишь. (Внезапно нахмурившись.) А ты мне плохо служишь, выродок вонючий!



ПАЖ (испуганно).  Миледи...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (хлопнув себя по колену).  Ко мне иди!



                              Паж приближается к ней на шаг.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (резко). Ближе!



           Паж подходит к ней вплотную. Елизавета резко снизу бьёт кулаком  по подносу, поднос опрокидывается и все предметы, стоящие на нём, сваливаются на пажа. Елизавета хохочет, заваливаясь на спинку стула. Паж, перепачканный  мёдом, печеньем и вином, растерянно стоит перед ней, разглядывая свою ливрею.



ПАЖ. Позвольте мне уйти, миледи, мне надо переодеться.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (глумливо улыбаясь).  Не-а! Здесь переоденешься, а я посмотрю!..



ПАЖ. Я должен уйти, простите меня. (Поклонившись, поворачивается и идёт к двери.)



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Куда пошёл?! Стоять!



          Паж, не останавливаясь, отрицательно качает головой и уходит.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (кричит вдогонку).  Я на тебя пожалуюсь, паскуда! Щенок паршивый! (С брезгливой гримасой.) Он, видите ли, дворянин!.. (Растерянно.) А я кто?.. Родилась дочерью короля. Теперь объявлена вот незаконной... Это мой дядя, король Ричард, постарался... Выискался там у него один епископ, который при всех объявил, что мой отец, английский король, Эдуард Четвёртый, был многоженцем. И к тому времени, как он женился на моей матери, вдове с двумя детьми, да ещё мелкопоместной дворянке, к слову сказать, тоже рождённой от  брака незаконного и тайного, у моего отца уже было два заключённых брака с другими женщинами и ещё был подписан брачный договор с французской принцессой. Но моя мать вышла за него... А отчего ж не  выйти, если уже переспали... и не один раз? Ну, она и заставила его на ней жениться. А он, не будь дураком,  согласился на третий  незаконный брак. А матушка, не будь дурой, прознав про его предыдущие тайные браки, жалобу на моего отца написала Папе Римскому, что, дескать, отец не желает её ко двору представлять и собирается жениться на французской принцессе, имея  её как законную и тайную жену. Ну, Папа Римский и заставил моего отца признать этот брак официальным, хотя родители после того ещё один раз обвенчались в церкви, уже при всех. А потом матушка одну из  предыдущих тайных жён моего отца разыскала и отравила её вместе с её ублюдком, сыном, братиком, стало быть, моим. А про вторую его тайную жену она не знала. Это потом выяснилось, когда отец мой умер и его престол должен был перейти к моему младшему брату – старшему сыну моей матери и моего отца, Эдуарду. Вот тут и объявился этот гад, епископ, который один из предыдущих папенькиных тайных браков заключал. Он-то и выступил с разоблачением! А потом уже собрался и парламент, и его представители от трёх сословий объявили моего дядю Ричарда, младшего брата моего отца, законным наследником престола и уговорили его стать королём. А нас всех  – и двух моих младших братьев, и моих младших сестёр, – признали незаконными. Дядя Ричард тогда был посмертной волей моего отца  назначен Регентом и Лордом Протектором Англии, а моя матушка, не желая признавать наше низложение, попыталась организовать заговор и  отобрать власть у дяди Ричарда. Она даже королевскую казну похитила, чтоб дяде Ричарду не с чем было управлять страной. А потом она спряталась в убежище Вестминстерского Аббатства, потому что против неё  парламентом выдвигали обвинения в государственной измене и в колдовстве. Меня с младшими сёстрами она с собой взяла. Вот мы там десять месяцев и просидели взаперти, пока новый король, наш дядя Ричард,  нам не позволил оттуда выйти. И не то, чтобы он нашу матушку простил, а просто потому, что к тому времени один из его приближённых, герцог Бекингем, обвинил нашего дядю Ричарда в том, что он убил в Тауэре моих братьев, отстранённых от наследия престола принцев. Всё это было неправдой. Дядя Ричард их не убивал, а содержал под надёжной охраной в королевских апартаментах в Тауэре,  чтоб с ними не случилось никакой беды из-за их отстранения от трона. Но вот народ наш в клевету  поверил и началось восстание в королевстве. Все требовали низложения дяди Ричарда как узурпатора и детоубийцы, хотя на самом деле, он ни то и ни другое. Дядя Ричард восстание подавил, а когда волнения улеглись, он договорился с одним  из своих рыцарей, сэром Джеймсом Тиреллом, которого одновременно с дядей  тоже обвиняли ложно в убийстве принце,  чтобы он их разместил  в одном из его родовых имений, которое было расположено в графстве Саффолк. И вот, когда всё было там готово для приезда моих братьев, мой дядя, король Ричард Третий,  распорядился перевезти их туда из Тауэра  вместе с необходимым количеством слуг и придворных. Тогда же он и нашей матери позволил покинуть убежище в Вестминстерском Аббатстве и жить в этом имении в Саффолке, вместе со мной и  братьями, но тайно от всех, чтобы с нами какой беды не случилось из-за нашего отстранения от престола. Ну, мы вдвоём с матушкой приехали под надёжной охраной  в Джиппинг Холл, – так  называется это имение, а моих сестёр наш  дядя Ричард отправил жить в Йоркшир, в свой родовой замок Шериф Хаттон. Там они сейчас и находятся. А мы с матушкой и моими братьями, бывшими принцами, полгода жили  в Джиппинг Холле, как одна семья. Нам было там  довольно хорошо, но скучно. Нас ото всех там прятали – такое было условие у дяди Ричарда. С хозяевами имения мы тоже не общались. Им даже не сказали, кто гостит  у них, но они потом догадались сами и обещали тайну сохранить, чтобы не навлечь на нас и на себя беду. Потому, что после того, как мои браться перед всем народом были объявлены убитыми, их жизнь находилась в опасности, так же, как и жизнь тех, кто с ними общался и знал, что на самом деле они  живы. Вот  так. А если бы не было этих слухов про убийство моих братьев, то не было бы и  переселения в Джиппинг Холл, и мы с моей матушкой и сёстрами так бы и просидели взаперти в Вестминстерском  Аббатстве, а потом бы нас развезли по разным монастырям, замаливать грехи наших родителей. Нет, всё-таки мой дядя Ричард очень добрый человек. Матушке он пенсию положил в семьсот марок доходов годовых. А теперь ещё и пригласил нас ко двору на Рождество и окружил здесь роскошью и слугами. А за то время, что мы здесь живём, он переправит моих братьев в Бургундию, под опеку герцогини Бургундской, которая приходится ему старшей сестрой, а нам – родною тёткой. Жаль было расставаться с братиками, но они теперь уже не  маленькие и тоже понимают, что им надо перебраться в убежище гораздо более надёжное, чем это имение Джиппинг Холл.  В Бургундии  они будут жить под чужими именами, чтобы никто не знал, кто они на самом деле. Это всё очень грустно, конечно, но так им будет легче выжить на новом месте. Они сейчас начинают новую жизнь, с чистого листа. Дядя Ричард обещал мне и моим сёстрам найти женихов богатых и знатных. Сёстры  ждут не дождутся, а я покуда здесь живу, скучаю. У дяди Ричарда конечно двор богатый и пышный, но уж больно скучный. Куда ни взглянешь, все работой заняты, снуют, как муравьи, туда-сюда, торопятся куда-то, поручения выполняют. Опять же, нравы строгие при дядином дворе, всё из-за этой чахлой королевы! Ей аббатисой следовало быть в монастыре, а не сидеть на троне! Да... вот при батюшке моём здесь было веселее! Пиры да оргии чуть ли не каждый день! Те самые придворные, что нынче по коридорам бегают с пакетами и свитками, тогда ходили пьяные, весёлые и девок зажимали по углам. Да, нынче времена не те, что раньше, когда здесь всем весельем заправляла миссис Шор, папашина любовница. Вот была шлюха знатная и настоящая моя наставница! Я у неё тоже чему-то научилась, когда отец мне разрешал повеселиться с ними. А то, бывало, он как опьянеет, я  захожу к нему на пиршество, к столу пристроюсь и тоже что-нибудь попью, поем, с пажом потискаюсь или с пьяным придворным поваляюсь на полу. Бывало и наставницы мои кутили с нами, а маменьке всё было недосуг за дочерьми присматривать получше. Она политикой всё больше занималась и всё интриговала против всех, повсюду ей мерещились враги,  да ещё деньги из казны тянула постоянно. А в остальном-то было всё  неплохо. Мы даже радовались, что она так снисходительна к забавам и позволяет развлекаться на пирах.  Жаль, дядя Ричард при дворе у папеньки не жил в то время. Всё больше он тогда на севере служил и от шотландцев защищал границы наши, а в Лондоне бывал он крайне редко, когда с отчётом приезжал к отцу. И то старался отдалиться от  веселья и приглашений на пиры не принимал, всё норовил к себе на север возвратиться и побыстрее к своей службе приступить. Он вообще слишком серьёзный человек, вот от того и при дворе своём  он завалил работой подчинённых!  Здесь даже фрейлины работают у королевы! То с книгами сидят в библиотеке и выписки оттуда делают, то бегают со свитками по коридорам и собирают подписи  то здесь, то там. Я слышала, что даже миссис Шор теперь остепенилась  и замуж вышла за адвоката своего, который  её спас от смертной казни тем, что у дяди Ричарда за неё вымолил прощение! Да! А была бы моя воля, я только бы за дядю Ричарда  и вышла  замуж.  И сразу бы здесь королевой стала! И что с того, что он мой близкий родственник,  к тому ж ещё женат? Я в этом для себя препятствия не вижу! Я всегда получаю то, что хочу. А чем дольше я здесь живу, там больше хочу всё, что недоступно! Ох, дядя Ричард упоительный мужчина! Я от него пьянею, у меня прямо голова кружится, когда я его вижу! Вот так бы обхватила я его, вот так бы прижала к себе, крепко-крепко!.. И целовала бы его, и целовала,  целовала... без конца. А потом мы вместе бы легли... (Оглядывается.) вот хотя б сюда...  (Указывает на кровать.) Нет, сначала мы бы разделись друг перед другом... Медленно... Вот так бы я снимала с себя платье, потом бельё... Да... А потом всё остальное... чего там? Ну, не важно. Потом я бы предстала перед ним, как эта... Ну... как же её... эта... Да! Как Ева в раю!  И начался бы здесь наш бесконечный  рай! Я бы уселась перед ним на этом стуле... Он бы склонился близко так к моим коленям... Что бы такое мне ещё придумать?.. (Задумывается.)



              В это время дверь открывается и в комнату тихо проскальзывает леди Тилни. Елизавета, не замечая её, продолжает.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (улыбается, закрыв глаза).  Да, я вот так себе и представляю, как он склоняется к моим коленям, а я их медленно так раздвигаю... Мой дядя Ричард  гладит их своею мягкою ладонью и прикасается к ним губами... А губы у него горячие и чувственные!..



ЛЕДИ ТИЛНИ (появляется перед Елизаветой).  У кого это горячие и чувственные губы? О ком это вы говорите, дорогая? Это вы нашего короля называете дядей Ричардом?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (испуганно открывает глаза).  А кого ж ещё? Разве он мне не дядя?



ЛЕДИ ТИЛНИ. Ох, простите, я помешала вашим фантазиям! Вы ведь только мечтали о нём, не правда ли? Сами вы ни за что не позволили  бы себе соблазнить женатого мужчину, да ещё близкого родственника и нашего короля, который к тому же обожает свою жену и ни на кого больше не смотрит.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (злобно).  Он на меня смотрит! И ещё как! Вот... я перед ним себя вообще голой чувствую. Как посмотрит, так словно  и раздевает меня взглядом! Мне аж  жарко становится! И между ног так сразу  начинает сладко потягивать. И сразу хочется ноги сжать, крепко-крепко!..  И на стуле раскачиваться... Вот так...



         Постанывая, Елизавета начинает раскачиваться на стуле и, увлёкшись, сваливается вместе со стулом на бок.



ЛЕДИ ТИЛНИ. Дорогая, вы такая молодая, красивая! Вам надо поскорее замуж выйти!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. А я и выйду замуж! За нашего короля Ричарда!



ЛЕДИ ТИЛНИ. Так он женат!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. На этой чахоточной? Так она скоро помрёт. А после неё он женится на мне!..



ЛЕДИ ТИЛНИ. Да, вы были бы очаровательной королевой! Вы и моложе, и здоровее! Такая пышная, цветущая, как роза! Но почему вы думаете, что он женится обязательно на вас?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. А на ком же ещё? Мы с ним любовники, он меня соблазнил и теперь должен на мне жениться!



ЛЕДИ ТИЛНИ. Ах!.. Как соблазнил? Вы хотите сказать, что у вас с ним уже... (Понижает голос.) что-то  было?..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. И было, и есть, и будет, пока я этого хочу!



ЛЕДИ ТИЛНИ. Так это вы  хотели с ним сблизиться, а не он?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. И он тоже! Ещё больше, чем я! Вот тут, где вы сейчас стоите, он передо мной стоял на коленях и просил меня стать его женой!



ЛЕДИ ТИЛНИ. Но он пока ещё не овдовел!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Так овдовеет скоро! Что за беда? Женой его я стать всегда успею, а пока буду только любовницей. Когда он нас с матушкой сюда приглашал, он мне столько всего наобещал! На рождественский бал пригласил, разрешил бальное платье сшить у его портных, за его счёт... Да!.. Это будет его подарок...



ЛЕДИ ТИЛНИ. Ну, знаете, дорогая, мужчины так быстро отказываются от своих обещаний!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ой, нет, что вы! Наш король меня так любит! Так любит! Он мне сам сказал: «Так как тебя, я ещё никого не любил!». А про жену сказал, что она ему надоела: всё кашляет и кашляет, скорей бы уж она умерла!



ЛЕДИ ТИЛНИ. Так и сказал?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Да, так и сказал! А ещё прибавил: «Ты такая красивая, как наливное яблочко!..»



ЛЕДИ ТИЛНИ. Да, да, да! Но вы действительно очень хороши, дорогая!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. А ещё он сказал, что в постели я лучше, чем его жена!



ЛЕДИ ТИЛНИ. Ну да, ведь она же часто болеет, а вы такая красивая, молодая!..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ага! А вы знаете, как я его утомляю? Мы начинаем тискаться сразу  же после ужина, а заканчиваем перед завтраком. Он мне говорит: «Я с тобой могу всю ночь не спать...». Это... как же он сказал... И ещё сказал: «Мне с тобой хорошо, а жена мне надоела...». Он меня знаете, как ласкает? Он меня сюда целует и сюда. Вот здесь должен был ещё след остаться... (Расстёгивает лиф.) Где же он?.. Ай нет, уже стёрся... Но вот такое было пятно... (Показывает.) И ещё следы от его зубов!..



ЛЕДИ ТИЛНИ (понизив голос).  Так он вас и кусает?..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (хвастливо).  Да, ему это нравится! И мне тоже! (Понизив голос.) Он сегодня ночью меня в попу укусил! Показать не могу по понятным причинам...



ЛЕДИ ТИЛНИ. Да, да, да! Но вы такая красавица! Ни один мужчина не устоит!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ага! Вот и дядя Ричард тоже мне сказал: «Я как тебя увидел, чувствую, с ног валюсь! И даже за трон ухватился, чтоб не упасть!». Он теперь все ночи со мной проводит! И нам так хорошо!



ЛЕДИ ТИЛНИ (понизив голос). А правду говорят, что у него позвоночник слегка искривлён?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Не-а, никакого искривления я у него не видела! Он спину держит прямо, но ростом не высок, это все знают!



ЛЕДИ ТИЛНИ. А я слышала, что в раннем детстве он постоянно тяжёлый отцовский меч на своём поясе носил, двуручный! Да, с десяти лет! И только на ночь его с  пояса снимал... Вот из-за этого у него и искривился позвоночник у поясницы.  Перетянуло его на одну сторону.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Да? Ну я не знаю...  про позвоночник... Со мною он всё больше на спине лежит. Так что туда я не заглядываю. И вообще, ночью же темно...



ЛЕДИ ТИЛНИ. Да, да, да!  И свечи вы не зажигаете...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ну... ночник  горит до утра...



ЛЕДИ ТИЛНИ. Ну, при ночнике-то  разве  разглядишь? Вот если бы вы какие-то особые приметы на нём заметили... Вот было б интересно!..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ну... у него есть родинка на груди!



ЛЕДИ ТИЛНИ. Да что вы говорите! Правда?..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Да, вот тут! Я так люблю её целовать!..



ЛЕДИ ТИЛНИ. А шрамы вы какие-нибудь видели?.. Я слышала, он в битве при Тьюксбери был ранен... (Вкрадчиво.) Хотелось бы узнать,  куда именно?..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ну я-то его раны не разглядываю... Шрамы видела...



ЛЕДИ ТИЛНИ. Где?!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ну... я так не помню... На ощупь чувствовала... Я в следующий раз специально посмотрю и вам скажу...



ЛЕДИ ТИЛНИ. Да, очень интересно было бы узнать! А вас не смущает тот факт, что ваш возлюбленный, король наш, Ричард Третий, является убийцей ваших братьев?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Я в этот факт не верю!



ЛЕДИ ТИЛНИ. Как так, не верите?! Ведь вся страна была возмущена! Народ восстание поднял по призыву герцога Бекингема, который Ричарда разоблачил и обвинил в убийстве ваших братьев!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. За это он  расстался с головой, а перед казнью объявил народу, что короля оговорил безбожно, в чём и раскаялся, свою спасая душу!...



ЛЕДИ ТИЛНИ. Трудно понять, когда Бекингем правду говорил: когда он короля в убийстве обвинял, или когда покаялся, признавшись в оговоре...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. У меня есть причины верить в невиновность короля Ричарда.



ЛЕДИ ТИЛНИ. Какие?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Тот факт, что мы с моею матушкой его опеку принимаем, как и другие милости его, уже сам по себе говорит, что мы его убийцей  не считаем, иначе я не то, что не влюбилась бы в него, но даже в его сторону не посмотрела и приглашение ко двору не приняла, и не стремилась бы за него замуж выйти. А вся  причина в том, что мы-то с матушкой уж совершенно точно знаем, что обвинения Бекингема ложны, а большего сказать я не могу, мне велено хранить наши секреты.



ЛЕДИ ТИЛНИ. Как интересно! (Вздыхает.) Но, к сожалению, я вас должна покинуть! Мне велено сходить к портным и справиться о платье для королевы...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Мне тоже надо бы туда сходить, заказать платье!



ЛЕДИ ТИЛНИ. С вас уже сняли мерки?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Нет ещё!



ЛЕДИ ТИЛНИ. Тогда идите туда поскорее! Портные сейчас  так загружены работой, что скоро перестанут обшивать придворных и будут принимать заказы только для Их Величеств!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Ой, хорошо, что вы сказали! А где их мастерская?



ЛЕДИ ТИЛНИ. Пойдёмте, я вам покажу...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Я только ненадолго загляну, а платье закажу попозже...



                                                     Уходят.



                              ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина шестая.



            Покои принцессы Анны де Божё в замке Амбуаз.  Входят епископ Мортон и Анна де Божё.



АННА де БОЖЁ.


Как понимать эту интригу леди Вудвилл,


Что распускает слухи о связи её дочери,


Елизаветы Йорк, с Ричардом Третьим?


И каково ваше участие в этом позорном деле?



МОРТОН.


Должен признать, мадам, что вы неверно


Осведомлены об этом. Зачинщицей этой


Греховной связи является сама Елизавета


Йорк.



АННА де БОЖЁ.


Так, значит, связь всё же имеет место?



МОРТОН.


Вот в этом у меня  уверенности нет.


Известно только, что Елизавета Йорк


Повсюду распускает слухи о своей связи


С королём Ричардом, а мать её, Елизавета


Вудвилл, этим пользуется и принимает от


Придворных их лесть, подобострастие,


Услуги и подарки.



АННА де БОЖЁ.


Ну и к чему весь этот балаган, епископ?



МОРТОН.


Для почестей и прочей выгоды, мадам.


Ведь эти дамы слишком долго взаперти


Сидели, но ещё помнят о своём величии


Былом. Вот и навёрстывают теперь


Упущенное с неутолимой алчностью


Жестокой, природным честолюбием,


И ненасытной страстью к наслаждениям.



АННА де БОЖЁ.


Вы полагаете, Елизавета Йорк


Влюбилась в короля Ричарда?



МОРТОН.


Ну, судя по начальным сведениям, всё так


И было. Известно, что она о нём  вздыхала


Ещё с тех пор, когда в святилище  Аббатства,


Она скрывалась вместе с матерью и сёстрами


Своими от следствия, закона и суда. Тогда,


По тяжести вины и преступлений, её мать,


Низложенную королеву, Елизавету Вудвилл,


Должны были судить за колдовство, а дочерей


Ждал отдалённый монастырь с уставом строгим,


Скромным бытом, скудной пищей. О Ричарде


Елизавета Йорк мечтала, как об избавителе


Своём, что обеспечит в будущем её возврат


К прежней счастливой и благополучной жизни.


Она мечтала и о связи с ним, о браке, о любви...



АННА де БОЖЁ.


Откуда знаете вы всё это, епископ?



МОРТОН.


Её наперсницей была графиня Суррей, леди


Тилни, давний враг Йорков и друг надёжный


Всех его врагов.



АННА де БОЖЁ.


Но ведь она невестка Джона Говарда, герцога


Норфолка, ближайшего сподвижника и друга


Короля, Ричарда Третьего...



МОРТОН.


Я сам и посоветовал ей упросить его


Зачислить её в свиту королевы.


Теперь она во всём нам помогает,


При этом не рискуя положением.


Ведь в чём бы её впредь ни уличили,


Джон Говард не позволит Ричарду


Сослать её в имение, будет настаивать


На её пребывании при дворе.



АННА де БОЖЁ.


И она тоже ваш агент, епископ?



МОРТОН.


К тому же самый исполнительный, мадам!


При том, что она много лет живёт в семье


Йоркистов, ей это не мешает и Ланкастерам


Служить, и дружить с Вудвиллами, при этом


Соблюдая осторожность. Она в святилище


Частенько навещала Елизавету Вудвилл и


Дочерей её. И слушала там излияния Елизаветы


Йорк. Она же поспешила и возобновить с ней


Дружбу, когда Елизавета с матерью явилась


Ко двору Ричарда Третьего. С ней заодно


Она распространяла слухи, что послужили


Основанием для интриги против  Ричарда.


И эти слухи  нам теперь помогут обрушить


На него новый поток клеветы и грязи. А после


Смерти Анны и поднять восстание в стране


Под тем предлогом, что будто Ричард сам


И поспешил свести свою жену в могилу,


Чтоб поскорее на племяннице жениться.


Поэтому фантазии Елизаветы Йорк об  их


Супружестве, и слухи, которые она сама же


И распространяет, чтобы скорее воплотить


Свои мечты в реальность, нам на руку. Вы


Помните, мадам, как сам желал я возвести


На Ричарда поклёп на основании его мнимой


Связи с какой-нибудь из фрейлин королевы?


Но Ричард сам же за меня эту работу сделал,


Когда призвал Елизавету Вудвилл с дочкой


Ко двору. А там уж наш агент и друг, графиня


Суррей, взялась за дело и быстро довела его


До нужных результатов. Теперь уже все знают


О греховной связи  Ричарда Третьего с его


Родной племянницей, Елизаветой Йорк. Я


О таком успехе даже не мечтал! Для нас это


Тем выгодней, что на основе этого примера


Мы можем говорить о лицемерии короля


Ричарда и о его двуличности. Ведь он там


В Англии за нравственность боролся, войну


Порокам богомерзким объявил! А сам-то что?


С родной племянницей блудит?! Вот какова


Его забота о морали и чистоте помыслов


Своего народа! О да, мадам! Это такая  будет


Клеветническая травля,  какой ещё не знали


В Англии за всю её историю с языческих


Времён. Ах, как я это распишу, мадам! У меня


Прямо руки чешутся скорее взяться за перо!..



АННА де БОЖЁ.


Я вам уже советовала мыть почаще руки,


Епископ Мортон, из-за тех мерзких и


Богопротивных  дел, что вы у нас творите...



МОРТОН.


Для пользы Франции, мадам,


Прошу заметить!



АННА де БОЖЁ.


Бедняжка Анна! Как мне жаль её!


Вся эта грязь теперь её коснётся!



МОРТОН.


Ну, основной поток нахлынет после её смерти.


Но этого теперь недолго ждать осталось.


Все эти слухи подорвут здоровье королевы,


Что только в Ричарде свою опору видит.



АННА де БОЖЁ.


Бедняжка Анна! Как она его любила!


Мы с ней дружили ещё с детских лет,


Когда родители её насильно привезли


Во Францию и разлучили с Ричардом,


Её возлюбленным и женихом, с которым


Она была помолвлена с раннего детства,


С шести лет. Меня в ту пору тоже разлучили


С моим кумиром, принцем Орлеанским...



МОРТОН.


И вашим нынешним соперником


По регентству...



АННА де БОЖЁ.


Это не важно... Мне тогда было девять лет,


Анне четырнадцать. Мы с ней сидели взаперти


И плакали, друг другу поверяя наши тайны.


Мы были с ней дружны, как сёстры. И она


Столько рассказала мне хорошего о Ричарде...



МОРТОН.


Всё это девичьи иллюзии, не больше!..



АННА де БОЖЁ.


Она пожертвовать собой решилась, чтоб


Ему жизнь спасти, когда её отец ей


Пригрозил, что подошлёт к нему убийц


Наёмных, если она не подчиниться его


Воле и не выйдет замуж за ненавистного


Ей Эдуарда Ланкастера. Как она плакала


Тогда, о Боже, как рыдала!.. (Смахивает слезу.)



МОРТОН.


И поверяла вам свои секреты...



АННА де БОЖЁ.


А то кому же?..



МОРТОН.


Ну, хватит слёз, и хватит сантиментов!


Есть дело поважнее, чем воспоминания


Детства. Мне ещё нужно убедить Тюдора


Невестою своею объявить Елизавету Йорк.


А после слухов, что она там распустила


О своей связи с королём Ричардом Третьем,


Мне будет трудно убедить его на ней жениться...



АННА де БОЖЁ.


Зачем Тюдор должен жениться на Елизавете


Йорк? Ведь если он, сразив Ричарда Третьего


В бою, и станет узурпатором  английского


Престола, женившись на незаконной дочери


Короля Эдуарда, он себя этим не приблизит


К трону. И прав законных через этот брак


Иметь не будет. А если он отменит акт


О незаконности её рождения, он сделает


Её наследницей Плантагенетов и, став её


Супругом, сможет притязания предъявить


На их владения, – на плодородные провинции


Гьень и Нормандию, что мы намерены оставить


За собой,  во Франции. Похоже, вы меня


Морочите, епископ, и добываете престол


Тюдору, а себе – сан архиепископа за счёт


Обмана! Или отец мой так доверял чрезмерно


Вам и ему, что недостаточно продумал этот


Пункт вашего плана о возвращении короны


Англии Ланкастеру, потомку худородному...



МОРТОН.


... Французских королей. А вы о том забыли!


И упрекнуть меня были готовы. А напрасно!


Я и для вас стараюсь! Ведь, если через брак


С Елизаветой Йорк Тюдор получит право


На наследные владения Плантагенетов, что


До сих пор ещё во Франции остались, он там


Их и оставит, по праву своего наследия, но уже


На законных основаниях.



АННА де БОЖЁ.


А если не оставит и всё-таки претендовать


На них решится? Что ж это получается, мы


Сейчас сами же себе во вред и поступаем?!


Своими же руками мы отдадим английский


Трон преступнику? Неблагодарному злодею?


Отщепенцу?! Ведь номинально он, Тюдор,


Будет считаться королём французским!



МОРТОН.


Тем более!


Зачем же ему у себя и забирать своё?



АННА де БОЖЁ.


Так будет он претендовать на эти земли,


Или нет?! Скажите правду! Ещё не поздно


Нам и Ричарду помочь!



МОРТОН.


Мадам, все эти родовые связи королей


Англии и Франции так перепутаны и так


Сложны, что разобраться в справедливости


Чьих-либо притязаний всегда вам будет


Трудно, а вы сейчас устали. Идёмте!..


Вам необходимо отдохнуть...


                                            (Уводит её.)




                  ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина седьмая.



                Мастерская придворных портных. Столы завалены тканями и платьями. Между столов бегают портные, разнося готовую одежду и ткани. Несколько фрейлин, среди которых и кузина королевы, Елизавета Парр, выбирают себе ткани на платья, некоторые разглядывают уже пошитые наряды. В центре мастерской на манекене висит платье из пурпурного бархата, отороченное горностаем и  отделанное золотым шитьём с рубинами и жемчугом, пошитое для королевы. В мастерскую вваливается пьяная Елизавета Йорк.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


А ну-ка быстро снимите с меня эти... (Проводит руками по бёдрам.)


Ну... Эти... Ик!..



СТАРШИЙ ПОРТНОЙ.


Простите, что с вас снять, миледи?..



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Мерки! Снимите с меня мерки, идиот!


А вы уж было что подумали! Ха-ха!


Да вы шутник! (Хлопает его по плечу и отворачивается.)


Но мне не нравитесь! Вы слишком старый...



СТАРШИЙ ПОРТНОЙ.


Не понимаю вас, миледи! Что вам угодно?!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (оглядывая стеллажи с готовыми платьями).


Угодно мне пошить бальное платье,


Старый ты тупица! Приказом короля


Позволено для платья выбрать мне


Любого качества и цвета ткань и


К ней отделку драгоценную, какая


Мне понравится. О! Вот уже я вижу


Своё платье! Оно готово, я его беру! (Указывает на платье из пурпурного бархата.)



СТАРШИЙ ПОРТНОЙ.


Сударыня, но это платье королевы!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


А я, по-твоему, кто? Ты разговариваешь


С королевой Англии, старый козёл!



СТАРШИЙ ПОРТНОЙ.


Но наша королева – Анна Невилл!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Ну, это ненадолго! Когда она умрёт,


На трон усядусь я! Чего уставился?..


Король распорядился для меня сшить


Платье к балу, какое захочу! Тебе


Это понятно, старый дурень? Так что


Не стой, как пень, а выполняй приказ!


Пошейте мне такое точно платье,


Как у королевы! Как это в точности! (Указывает пальцем.)


И чтобы никаких различий! Я бы


Сейчас и это забрала, да только мне


Оно, пожалуй, тесновато будет... (Разглядывает платье, оттягивая рукав.)



СТАРШИЙ ПОРТНОЙ.


Сударыня! Не смейте трогать платье


Королевы! Сам государь его одобрил,


Выбирая для него лучшую отделку


И фасон. Мы не позволим вам его


Копировать, миледи, поскольку это


Будет грубым нарушением этикета!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Ты что, старый пискун, ещё не понял?


Я – будущая королева Англии! И для


Меня король заказывает в точности


Такое платье назло своей чахоточной


Жене, которая и так уж зажилась на свете!


Он ей по моему желанию такой сюрприз


Готовит, чтобы её обидеть на балу, а


Заодно меня потешить. А ты, старый


Дурак, козёл  вонючий, хочешь испортить


Королю рождественскую шутку?



МЛАДШИЙ ПОРТНОЙ (к старшему портному).


Позвольте, сударь, к королю послать


За подтверждением. А то, как бы от


Этаких сюрпризов нам с вами не


Пришлось в петле качаться! Я лично


За работу не возьмусь, пока не будет


Письменного разрешения за подписью


Короля по утверждённому уже фасону!


Не наше дело разбирать, кто в будущем


Здесь станет королевой. Мы платья шьём,


Нам рисковать не надо!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (замахивается кулаком).


Вот так бы залепила тебе в глаз, чтоб не


Совался сам, куда не надо, да только жаль


Мне своё платье пачкать! Ну ничего!


Уж я тебе припомню!..



МЛАДШИЙ ПОРТНОЙ (изумлённо).


Миледи!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Не суй свой нос, щенок, куда тебя не


Просят! А то сейчас возьму вот эти


Ножницы большие и твой сопливый нос


Тебе отрежу, а заодно и уши! А! Испугался!.. (Осклабившись.)


Ну тогда делай, что тебе велят! Да поживее!


Не то я отхвачу тебе и нос, и уши, а заодно


И кое-что другое, совсем не лишнее... (Подступает к портным, щёлкая ножницами.)


Эй вы! А ну-ка быстро принимайтесь


За работу! Не то я каждому из вас раздам


Затрещин вдоволь, а у меня тяжёлая рука!


Мне нынче неохота с вами спорить!


И некогда! Сегодня мне король свидание


Назначил, и  неудобно будет, если из-за вас


Ему придётся слишком долго меня ждать!



           Портные услужливо суетятся вокруг Елизаветы Йорк, снимая с неё мерки.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (самодовольно).


Ну, то-то же!



                                 ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина восьмая.



          Коридоры Вестминстер-Холла. Беседуют Елизавета Парр и леди Эллис.



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР (взволнованно).


Ой, матушка, вы не поверите,


Чему свидетелем была я только что,


Когда заказывала себе платье к балу


У нас, здесь,


В королевской швейной мастерской!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Что там могло произойти, мой ангел?


Портные, что ль, перепились


И платья в лоскутки изрезали ножами,


Или же фрейлины передрались,


Не поделив между собой красивых тканей?



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Вы не поверите, в самый разгар работы,


Когда и так творилась там неразбериха


И суета из-за примерок и подбора тканей,


Ввалилась в мастерскую пьяная,


В помятом, перепачканном вареньем платье,


Елизавета Йорк и ну, скандалить, требовать,


Чтоб с неё сняли мерки.


А потом грязными и липкими руками


Она схватилась вдруг за платье, сшитое


Для королевы к балу из бархата пурпурного,


Отделанное горностаем, и стала на себя его


Тянуть и требовать, чтоб ей такое же пошили!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Какой позор! Или она не знает,


Что только королева может одеваться


В царственный пурпур с горностаем?


А что портные? Ей не возражали?



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Конечно стали возражать и требовать,


Чтобы она вела себя прилично.


И отказались у неё принять заказ.


Но тут она ругаться стала и  хамить,


Скандалить,  сквернословить,


И пригрозила даже их поколотить,


Если они препятствовать ей станут.



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Какая наглость! Вот так поведение!


А ещё дочь короля! Хоть незаконная...


Нет, королева при дворе её терпеть не будет!..



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Так вы же главного не знаете ещё!


Когда Елизавету Йорк пытались приструнить,


Она во всеуслышание и заявила,


Что одеяние это, точно такое же,


Как платье королевы,


Она заказывает с разрешения короля,


Который будто бы ей к Рождеству


Решил преподнести такой подарок!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Это враньё! Нет!.. Не поверю!..



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Правда! Ещё она сказала, что у неё связь


С королём! Свидание назначено сегодня!


И все портные ей поверили и быстро обслужили...



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


С кем связь?!.. С королём?!.. Какая связь?!



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Интимная!.. Она всем объявила,


Что сделалась любовницею короля!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Не может быть! Я в жизни не поверю!


Всё это ложь и клевета на Ричарда!


Он обожает королеву Анну


И даже в мыслях не изменит ей!


Я в том уверена, я уже много лет их знаю!


Ведь государыня – племянница моя,


А Ричард – мой кузен. Я в жизни не видала


Более любящей и дружной пары!



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


А если это правда? Как королеве рассказать


Об этом? Ведь слухи разлетаются так быстро!


Елизавету Йорк здесь скоро почитать начнут,


Ей будут угождать и подносить подарки!..



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


А ей только того и надо, – величия, подарков,


Подношений! Её отец тоже любил подарки.


И даже ввёл налог из подношений.


Их ещё называли беневоленциями.


Но Ричард сам приказом отменил


Все денежные подношения королю,


А равно и другим особам важным,


Что вымогают взятки у народа.


Он с этим  борется непримиримо,


А тут племянница его, Елизавета Йорк,


Кичится непристойной связью с ним


И тем у его подданных услуги вымогает!



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Бедняжка королева!


Как ей сообщить об этом?



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Зачем же сообщать? Всё это ложь и клевета,


Интрига подлая Елизаветы Йорк,


Чтоб власть приобрести и выманить подарки


У тех, кто хочет выслужиться перед ней.


Нет, королеве знать не следует об этом!


Зачем расстраивать её, бедняжку?


Она и так у нас слаба здоровьем,


Смерть сына пережить не может до сих пор,


А тут известие об измене мужа!


Зачем ещё ей горя прибавлять?


Она ведь только Ричардом и дышит!


Опору видит в нём и для него живёт!


А как узнает, что он ею тяготится,


Или хотя б вообразит себе такое,


Так волю к жизни тут же потеряет,


Не сможет побороть свою болезнь


И смерти покорится,


Тем причинив страдания королю.


Ведь он не вынесет ещё одной потери.


Он будет сломлен и дела свои запустит,


Или позволит победить себя врагам...


Право, не знаю, что теперь и делать...



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Решайтесь, матушка, и сообщите ей...


Ведь королева всё равно узнает...


Ведь все вокруг уже об этом говорят!


К тому же посоветовать ей надо,


Чтобы она себе другое платье сшила,


Которое бы многим отличалось


От схожего с ним королевского наряда


Её племянницы, – этой бесстыдной твари,


Что вознамерилась её унизить на балу


Пред королём, придворными,


И иностранными гостями...



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Да ты подумай, что ты предлагаешь?!


Чтобы на бал одетой в горностай и пурпур,


Что только королеве дозволяется носить,


Явилась худородная племянница её, Елизавета Йорк?!


А королева в чём сидеть на  троне будет?


Да разоденься она хоть в парчу,


Усыпанную жемчугом,


Она одета будет не по протоколу,


И королевою будет считаться  не она,


А  эта дрянь нахальная...


И как её здесь только терпят!



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Так что же делать, матушка? Решайтесь!


Ведь не пускать же это всё на самотёк...



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Пока что ничего не будем делать.


И королеву мы расстраивать не станем.


Мы поведём себя так, словно и не замечаем


Скандальных выпадов Елизаветы Йорк.


Ей на руку вся эта кутерьма,


Что здесь завертится вокруг её интриги.


Она сама своею наглостью добьётся,


Что ей откажут в приглашении на бал.


И своё платье бальное,


Испачканное грязью и вареньем,


Она будет показывать в свинарнике


Таким же грязным, похотливым свиньям,


Как и она сама!.. Ей только там и место!..



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Ой, тише, матушка! А вдруг она услышит,


А  вдруг ей донесут! А вдруг она и вправду


Станет избранницею короля


И нашей будущею королевой!


А вы так громко сердитесь, вы так  шумите!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Опомнись, дочка, что ты говоришь?!


Как можно короля поставить рядом с нею?!


Или её представить  рядом с королём!..


Земля и небо, белый снег и дёготь


Не столь между собой различны,


Как эта подлая, нахальная  особа


И безупречный, любящий супруг,


Истинный рыцарь, праведный христианин,


Правитель справедливый и гуманный,


Великий государь наш, Ричард Третий!


Что общего, кроме родства по брату,


У него может быть с этой дрянной девчонкой?


Не знаю я, зачем он разрешил ей ко двору явиться,


Не исключаю, что здесь политические планы,


Но я уверена, король её призвал


Не для того, чтоб с нею спать,


Когда к ней и приблизиться противно!



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Так что же делать?



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Время нам покажет и даст ответ


На все наши вопросы!


А суетится, покровителей менять


Нам не пристало!


Дай Бог здоровья нашей королеве!


Мы стольким ей обязаны с тобою!


Я лучшей госпожи не пожелаю...



                             Уходят.



                     ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. Картина девятая.



                  Покои Вудвиллов в Вестминстер-Холле. Разгневанная  Елизавета Вудвилл затаскивает в комнату упирающуюся Елизавету Йорк, грузно оседающую на пол.



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Совсем свихнулась ты, бесстыжая девчонка?!


Не понимаешь, что ли, какими бедами могут


Закончиться для нас все твои сумасбродные


Проделки? С чего это вдруг вздумалось тебе


Всем хвастать о твоих успехах у короля нашего,


Ричарда Третьего? Рассказывать, как он тобою


Очарован, как на коленях он перед тобой стоит,


И драгоценностями тебя осыпает, вымаливая


Ночь любви! Уже весь двор об этом говорит,


А ты, дурёха беспросветная, довольна! И ходишь,


Задрав нос, и принимаешь снисходительно их лесть


И подношения, внимаешь их любезностям  и


Комплиментам, как будто ты уже невеста короля!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (поднимаясь с пола и приосаниваясь).


Ещё нет, матушка, но скоро ею стану!


Когда его супруга от чахотки сдохнет,


А этого недолго ждать осталось, я тут же


Заступлю на её место и стану новою


Английской королевой! И те придворные,


Что поумней и посметливей, уже сейчас


Об этом догадались и, добиваясь моего


Расположения, со мною обращаются


Любезно и соревнуются  друг с другом


В комплиментах, и свою службу мне


И дружбу предлагают. И подношения


Навязывают, и подарки. А я беру у них


Всё, что мне нравится, сколько  хочу!


Им ничего не  жалко! Наперебой дары


Мне предлагают, а сколько всего обещают!


И не счесть! Вот жизнь-то у меня пошла!


Не то, что раньше, когда мы только что


Приехали сюда. Припомните, как все


На нас косились, презрительно кривили рот


И щурились надменно, чуть только мы


Входили в общий зал. А за столом сидели


Мы среди чинов последних. И на балах


И на гуляниях нас не замечали, а на меня


Так даже не смотрели! И красотой моей  (Гладит себя по бокам.)


Не восхищались! Вы полагаете, приятно


Было жить мне неприметной мышкой?


Ходить, как тень, тихонько, незаметно,


И чувствовать себя здесь приживалкой


И бедной родственницей, которую из


Милости здесь терпят и принимают, чтоб


Только отвязаться от неё, иль  поскорее


Выдать замуж, хоть за кого-нибудь да


Сбыть куда подальше! И где оно, ваше


Замужество, скажите? Я жду, а годы всё


Идут, а мужа нет как нет! Так в девках и


Помру, а вам нет дела до моих страданий!


Король мне обещал найти супруга меня


Достойного, по моему рождению, да только


Не торопится сватов позвать. Вот я и думаю,


Что если сам он на меня имеет виды? Что?


Скажете, я в этом ошибаюсь? Стремлюсь


Свои фантазии в реальность обратить без


Всяких на то верных оснований? Ну что ж,


И пусть! Когда мои мечты осуществятся


И основания найдутся тоже!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


О чём ты говоришь?! Какие основания?


Король женат, супругу обожает! Мне ль


Этого не знать? Поверь мне! Я в годы


Прежние, когда ещё была на троне,


Для своих планов, из соображений личных,


Так часто им препятствия чинила,


Что тут любая пара б развалилась,


Но Ричард с Анной всё преодолеть сумели!


Сперва пыталась воспрепятствовать я


Их помолвке, потом их браку,


Потом другие родственники


Попытались помешать их свадьбе – её отец,


Могущественный Уорвик, и старший брат


Самого Ричарда, Джордж, герцог Кларенс,


Пытались разлучить их, – всё напрасно! –


Так крепко спаяны они любовью!


Самой судьбою предназначены друг другу.


И разделить их может только смерть.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Ну, этого-то ждать уже  недолго!


Зато потом он женится на мне.


Со мною ему будет лучше, чем с этою


Чахоточною королевой, что падает


Без чувств по десять раз на дню.



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Неодолимою тебе преградой будет твоё


Ближайшее родство с Ричардом Третьим,


Поскольку ты ему приходишься родной


Племянницей. И церковь этот брак не освятит!


Так что оставь надежды и живи спокойно,


И свою участь принимай покорно и тихо,


Чтобы короля не прогневить!


Не выставляй себя перед другими на смех!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Ах, матушка, оставьте эту тему! Ведь


Мне самой доподлинно известно, что


Ежели король какой-нибудь, или иной


Правитель захочет взять себе в супруги


Хоть чернавку безродную или сестру


Родную, то церковь для него и этот брак


Устроит, и параллельно ещё несколько


Других. Мне вашего достаточно примера:


С моим отцом вы обвенчались тайным


Браком. И были ему не равны по статусу


И по происхождению, к тому ж отец


На тот  момент был двоеженцем...



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


И брак наш из-за этого был признан


Незаконным, А дети были признаны


Рождёнными вне брака. И из-за этого


Отстранены от власти и от наследия


Английского престола! И в одночасье


Они титулов лишились так же, как  я,


Несчастная их мать! Плоды ошибок


Твоего отца  мы ещё  долго будем


Пожинать. Ты хочешь по его стопам


Пойти, последовать желаешь моему


Примеру? А я-то думала, печальный


Опыт мой тебя хоть как-то вразумит,


Чему-нибудь научит, а ты решила


Перенять его себе во вред, а не на пользу!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Какая польза мне от ваших наставлений?


Я рождена была принцессой, королевской


Дочкой! Семь лет была помолвлена с дофином


Карлом, наследником французского престола,


И дожидалась этой свадьбы терпеливо, пока


Его отец, король Людовик, внезапно не расторг


Нашу помолвку, узнав про незаконное  моё


Происхождение. Нас низложили, титулов


Лишили за этот ваш злосчастный, тайный


Брак и моего отца чудовищное двоежёнство!


Потом вы натворили подлых дел, ограбили


Страну, налог двойной собрали незаконно,


Похитили казну и переправили её в Бретань,


К Тюдору, чтоб сверг он нынешнего короля,


Ричарда Третьего, и вам вернул ваши права,


Присвоенные незаконно. И чтоб восстановил


На троне ваших сыновей, которых вообще


Здесь, в Англии, в народе, умершими считают


С лёгкой руки пособников Тюдора, при вашем


Попустительстве, миледи! На что вы полагаетесь


Теперь? И как вы собираетесь вернуть себе


Права, когда вам некого поставить королём?


Ведь ваши сыновья теперь удалены от всех


И живут скрытно, тайной жизнью в Джиппинг-


Холле, куда направил их король наш, Ричард,


И где мы сами жили с ними до недавних пор,


Пока нас не призвали ко двору. Теперь только


От Ричарда зависит их дальнейшая судьба


И обеспеченное будущее наше. И я хочу,


Чтобы оно решилось в нашу пользу. Поэтому


Я и желаю обольстить собою короля! И мне


Плевать и на его жену, а также и на то, как он


С ней крепко спаян! Когда наш государь меня


Полюбит, со мною он сольётся много крепче!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Ты ненормальная! И ты нас всех погубишь!


Я понимаю, если б ты хотела отомстить ему


За наше низложение и прочие потери...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Да, я хочу и отомстить за это тоже!


Он ещё будет у меня в ногах валяться


И пятки мне лизать,  а я ему на горло


Наступлю и выскажу всё, что о нём


Думаю, припомню всё! И за обиду


Каждую свою, за весь позор нашей


Семьи и все потери я его плёткой


Беспощадно отхлещу!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Да ты безумная! Совсем рехнулась девка


И потеряла стыд! Подумай лучше, что люди


Скажут, когда увидят, как ты таскаешься


За Ричардом, которого здесь ещё многие


Считают убийцей твоих братьев?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Они поймут, что у меня нет  причин


Считать его виновным и догадаются,


Что братья живы. Нам это даже выгодно,


Поскольку не придётся их предъявлять


Народу,  доказывая их существование!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Негоже девушке женатого мужчины


Домогаться! Кто тебя замуж после


Этого возьмёт? И кто полюбит?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Ах, полно, матушка, вам причитать!


Я с вами только время зря теряю!


Я цель поставила и своего добьюсь!


Сегодня я намерена ночь провести


С королём Ричардом и с его помощью


С невинностью своей расстаться.


А там уж я его заставлю


И полюбить меня, и в жёны взять.


А с вами мне тут спорить недосуг!


Меня король ждёт!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


То есть, как это – ждёт?! Ты что,


Уже условилась с ним лично?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Ну, это только первое свидание,


Оно для короля сюрпризом будет.


Зато потом уже я буду приходить


К нему без приглашений, запросто.


Сегодня же, насколько мне известно,


Он будет спасть один в своих покоях.



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Откуда сведения?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Я подкупила  прачку королевы и знаю,


Что этой ночью ложе с ней король делить


Не будет. Вот и наведаюсь к нему сегодня


В спальню, чтоб он один там не замёрз под


Одеялом. Вы только посмотрите на меня! (Расстёгивает лиф.)


Никто не устоит при виде красоты такой


Неотразимой! Как аппетитны груди


Круглые мои! Словно два спелых яблочка!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Скорее уж, две тыквы!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Да ну вас, маменька! Чё вы такое говорите!


Хотите мне испортить настроение перед


Свиданием? Скажите просто, что вы мне


Завидуете нестерпимо! Всё счастье вашей


Жизни – позади! Моё же начинается сегодня


Ночью! Ну, некогда мне с вами тут болтать!


Король меня, наверное, заждался! Пойду я,


Пожелайте мне удачи! (Уходит.)



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Куда?! Постой! Бесстыжая девчонка!


Вот потаскушка сумасбродная! В кого


Только такая уродилась? В отца, конечно!


Он тоже сумасбродом был упрямым!


Ах, если б я его тогда не окрутила,


Не стала бы английской королевой,


Пусть незаконной и бастардов наплодившей,


Но всё-таки  я правила страной!


А что если Елизавете повезёт


И высший приз она из рук судьбы получит, –


Корону, власть, наследные права?..


Она напористая, своего добьётся...


А если Ричард отвернётся от неё,


Отдам её за Генриха Тюдора.


Когда из наших рук он трон получит,


То заберёт Елизавету в жёны


Даже подпорченной. Ему ли


Привередничать сейчас, когда он сам


Во Франции живёт изгоем и в Англию


Его оттуда выпихнут, как гостя надоевшего,


Бездомного бродягу и пса приблудного?


А мы его тут примем как родного!


И он нам ещё благодарен будет за награду,


За то, что дочку за него мы отдаём.


Ну, а пока нет ничего плохого,


Если дочурка перед свадьбой порезвится


И в своих женских чарах утвердится.


Мне за неё бы радоваться надо,


А я вот всё тревожусь и ворчу.


И впрямь, завидую её высокой доле.


Что ж, предоставим всё решать судьбе...


Как знать, быть может ей и вправду суждено


Стать будущей английской королевой?


Тогда б и я смогла себе величие вернуть


И часть немалую от всех моих былых


Богатств несметных... Упорства  дочери


Моей не занимать! Упрямства тоже!


Уж, если оседлает жеребца, так пусть он


Хоть  в сутане, хоть в короне,


А уж под нею будет он послушен


И повезёт её, куда она прикажет...


Дождусь скорее утра и пойду


Со своим будущим  зятьком браниться,


Чтоб он потом не вздумал отпираться


От обязательств будущих перед моею дочкой.


И чтоб запрос отправил в Ватикан


И разрешение получил от Папы на брак


С племянницей родной, Елизаветой,


Когда его супруга околеет...


И не забыть бы сыну написать, Томасу Грею,


О милостях короля Ричарда к нашей семье.


Пускай же Томас в Англию скорей прибудет


С остатками украденной казны


И для себя здесь вымолит прощение.


Уверена, всё сложится удачно!


Пойду, послушаю, что при дворе толкуют


О шашнях короля с моею  дочкой.


Уж больно мне не терпится узнать,


Какое настроение в народе,


И многие ли там её считают


Своей правительницей будущей, великой,


Достойной почестей и преклонения...


Скорей бы время растопило льды сомнения,


И воссияла бы звездой на небосклоне


Моя Елизавета в золотой короне!



                            Уходит.



                  ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина первая.



                       Спальня короля Ричарда в Вестминстер Холле. За дверью, у входа в спальню, стоят двое стражников с алебардами. Елизавета Йорк решительно подходит к ним намереваясь пройти в комнату. Стражники преграждают ей путь алебардами.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


А ну-ка быстро в сторону ушёл!


И забери топорик свой! Ишь,


Размахался! Мне некогда! Меня


Король ждёт! Он  мне интимное


Свидание назначил в своей спальне!



1-Й  СТРАЖНИК.


Мне ничего об этом не известно, госпожа!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Вот так дела! Всему двору известно,


Королю известно, а ему не известно!


Ты чё, дурак, на плаху захотел?


Так я тебе устрою, хоть сегодня!



1-Й  СТРАЖНИК (второму).


Ты что-нибудь слыхал об этом,


Вильям? Ты знаешь эту даму?


Кто она?



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Кузина короля, его любовница,


Его невеста и будущая его жена


И королева Англии! Теперь


Понятно, кто я?



2-Й  СТРАЖНИК.


Брось,  Джон, не связывайся,


Пропусти её. Ты видишь по полёту,


Что за птица? Такая не упустит


Своего! Может и вправду станет


Королевой!



          Оставаясь за дверью, стражники отводят алебарды. Елизавета проходит в спальню короля Ричарда и с интересом оглядывается по сторонам.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


А здесь неплохо так, уютно и красиво! (Поёживаясь.)


Но холодно... бр-р... Распорядиться что ли


Затопить камин?.. Ай, ладно,  потерплю...


Когда мы вместе ляжем, сразу жарко станет...




     Елизавета подходит к рабочему столу Ричарда и перебирает на нём бумаги, рассматривает письменные принадлежности и печати.




А чёй-то он?.. Работает, что ль, по ночам?


Ну ничего, когда со мною ляжет, я так его


Любовью утомлю, так пылко приласкаю,


Что он забудет про свою работу. Негоже это


Королям работать! Тем боле по ночам.


Ужо я заведу свои порядки. Всё будет так,


Как при моём отце! Пиры да оргии, развратные


Забавы... Вот уж тогда мы с Ричардом


Повеселимся!.. Однако время позднее, пора


Ложиться спать!..



                        Елизавета Йорк начинает раздеваться и забирается под полог кровати. В спальню заходят  король Ричард и Уильям Кэтсби с книгами и свитками в руках.



КЭТСБИ (оглядываясь).


А здесь прохладно!.. Распорядиться


Затопить камин, мой  государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не нужно, Кэтсби. Я не люблю


Спать в духоте...  Оставьте свитки


Здесь, я с ними  поработаю сегодня.


Хочу я просмотреть отчёты...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (громко из-под полога).


Пчхи!.. Ой, мама!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что это? Вы слыхали, Кэтсби?


Там кто-то прячется под пологом!..



КЭТСБИ (испуганно).


Милорд, не двигайтесь! Прошу вас!


Не подходите близко! Это может


Быть опасно! Вы при кинжале? Вот


И хорошо! И стойте здесь! Я подойду


И посмотрю, что там такое!



                     Кэтсби вынимает свой кинжал из ножен и осторожно подходит к кровати, приоткрывает полог и почти скрывается под ним. Из-под полога слышится визг и возня. Через какое-то время Кэтсби выволакивает упирающуюся и прикрывающуюся простынёй Елизавету Йорк. Ричард изумлённо смотрит на племянницу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что это значит, сударыня?


Кто вас сюда впустил?! (Подходит к дверям и приказывает стражникам.)


Послать за командиром


Стражи! Быстро!



          Ричард возвращается в спальню и снова обращается к Елизавете.



Сударыня, я  объяснений жду!


Что означает ваше появление здесь,


В моей спальне, и в столь поздний час?



                   Елизавета молчит, тупо уставившись в пол, потом переводит смущённый взгляд на Кэтсби.



КЭТСБИ.


Милорд, на мой взгляд здесь


Всё более, чем ясно. Иначе,


Как попыткой провокации


Со стороны Елизаветы Йорк,


Я не могу всё это объяснить!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Неправда это! Я не виновата! Я мимо шла


И мне вдруг захотелось зайти в покои


К дядюшке родному и пожелать ему


Спокойной ночи. Но его не было здесь,


И я стала ждать. Присела на постель,


Заснула и во сне разделась,  забыв,


Что я сейчас лежу не на своей кровати,


А  нахожусь в покоях короля. Я сожалею,


Что вас напугала, милый дядя...



              В комнату заходит командир личной охраны короля, сэр Роберт Перси.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Прошу вас, Роберт, поскорей примите меры


По наведению порядка. Отсюда выдворите


Эту даму под конвоем и замените стражников


У входа. А завтра утром вы мне подадите


Рапорт с подробным объяснением их действий.


Ну, исполняйте!



ПЕРСИ.


Да, государь! (К Елизавете.)


Сударыня, благоволите быстренько


Одеться и удалиться из покоев государя!



              Елизавета стоит не двигаясь и всё так же тупо смотрит в пол.



Сударыня, вы слышали, что вам сказали?


Не заставляйте меня силу применять!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Как думаете, Кэтсби,


Может быть нам лучше... самим уйти?



КЭТСБИ.


Милорд, пусть её выведет отсюда


Её мать  в сопровождении конвоя.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Распорядитесь, Перси, чтобы за ней послали.



ПЕРСИ.


Будет исполнено, милорд! (Уходит.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (к Елизавете).


А вы, сударыня, скройтесь за пологом


И там оденьтесь. И впредь не смейте


Мне  показываться на глаза!



           Елизавета с громким плачем скрывается за пологом, оттуда доносятся её рыдания.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я не могу этого слышать, Кэтсби!


Мне жаль её! Скажите, что мне делать?



КЭТСБИ.


Вам следует её скорее выдать замуж,


Государь. В ней кровь играет


Из-за перезрелого её девичества.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну, наспех это не осуществить. Ведь всё-таки


Она принцесса, хоть и незаконнорожденная.


Есть у меня планы относительно замужества её.


Но отдалённые. И раньше будущей весны


Я не смогу начать переговоры.



          В спальню заходит Елизавета Вудвилл в сопровождении Роберта Перси.



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (заламывая руки).


Что с моей дочерью?! Что вы с ней сделали,


Милорд?! И почему она сидит раздетой


В вашей спальне?!



КОРОЛЬ РИЧАРД (сурово).


Сударыня, оденьте вашу дочь


И выведите её из моих покоев!


И больше не показывайтесь


Мне на глаза до моего особого


Распоряжения!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Но вы хотя бы нам позволите остаться


При вашем доме, милосердный государь?


Ведь мы несчастные, бездомные скитальцы.


Нам даже негде жить, милорд, поверьте!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну хорошо, останьтесь при дворе. Но


Впредь за дочкою присматривайте лучше.


И чтобы больше не было сюрпризов!


Иначе я отправлю её в монастырь.


Когда вы сами с нею справиться не в силах,


Пускай монахини в ней укрощают


Её бунтующую плоть и дух мятежный.



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ (кланяется).


Да, государь, я присмотрю за дочкой!


Благодарю за милость! (Елизавете.)


А ну, дурёха, быстро целуй ручки государю!


Целуй же, говорят тебе! Несносная тупица!


Ну, то-то же! Вот так бы сразу!



                 Елизавета Йорк целует королю руку и уходит вместе с матерью в сопровождении Роберта Перси и охраны.



КЭТСБИ.


Какой позор для девушки! А что, если


Теперь Елизавета Вудвилл потребует,


Чтоб вы женились на дочери её?


Что вы ответите на это, государь?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что не намерен нарушать закон людской


И Божий и по примеру брата заключать


Безнравственный и незаконный брак с её


Распутной дочкой. Я дорожу спасением


Своей души бессмертной и не намерен


Вступать в греховный и кровосмесительный


Союз с племянницей, да ещё при живой жене!


Я не хочу позорить своё имя, честь, корону


И оскорблять этим союзом королеву!


Не оскверню себя поганым двоежёнством!



КЭТСБИ.


А если слухи поползут о неожиданном


Визите в вашу спальню Елизаветы Йорк,


Как вы всё это объясните королеве?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А что вы посоветуете, Кэтсби? Как ей


Сказать об этом, чтоб её не ранить,


И не доставить ещё новых огорчений?


Ведь она так слаба, болезненна, ранима!


Я так боюсь её обидеть, Кэтсби! Когда


Случается мне допустить неловкость


С нею, я, словно равновесие теряю. Так


Мучаюсь, что места не могу себе найти!


Хожу возле неё кругами и огорчённый


Взгляд её ловлю,  пытаясь в нём прочесть


Себе прощение. В эти минуты я, наверное,


Смешон бываю, но так уж между нами


Повелось. Для меня нет ничего страшнее


В этом мире, чем чувствовать свою вину


Пред Анной. Даже, если вина ничтожна.


А этакого страшного конфуза я бы себе


Вообразить не мог! Племянница в мою


Проникла спальню и нагло домогается


Меня! И что подумает об этом королева?


Я не прощу себе, если доставлю Анне


Новые страдания!



КЭТСБИ.


Боюсь, что это неизбежно, государь, ведь


Радоваться этому она не сможет. Но будет


Лучше, если королева об этом случае от вас


Узнает, чем искажённые услышит сплетни,


Что вскорости распространятся при дворе.


Меня в свидетели возьмите, или Перси. Мы


Оба подтвердим ваши слова и ей расскажем


Об этой непристойной выходке Елизаветы Йорк.


Если понадобится, на Распятье поклянёмся...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет, Кэтсби, это не пойдёт, это ужасно!


Подумайте, в какое положение вы ставите


Меня и королеву этим рассказом жутким?



КЭТСБИ.


А если попросить об этом леди Эллис,


Баронессу Фитцхью, её родную тётушку


И старшую из фрейлин. Пусть поработает


Посредником для вас!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ещё не легче! Втянуть в эту размолвку


Баронессу! Да и зачем нам посторонних


Привлекать? Чем больше привлечём


Людей, тем больше искажённых слухов


Они начнут распространять здесь, при


Дворе... Как видите, альтернативы нет,


Придётся самому мне с королевой


Объясняться...



КЭТСБИ.


Так будет лучше, государь, она поверит!


А если нет, мы с Перси подтвердим ваши


Слова...



КОРОЛЬ РИЧАРД (болезненно морщась).


Давайте, Кэтсби, в кабинет  вернёмся.


Мне неприятно дольше оставаться здесь...


И заберите свитки, мы их там посмотрим...



            Кэтсби забирает свитки, оба уходят.




                                      ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина вторая.



           Задник авансцены представляет собой коридор приёмной Вестминтсер Холла перед кабинетом королевы.  Придворные и дамы в ожидании приёма стоят неподалёку.  Входят леди Тилни и Елизавета Парр.



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Я и сама была удивлена, узнав про эту


Близость непристойную короля Ричарда


С его племянницей, Елизаветой Йорк!


Но сведения надёжные, поверьте. Она сама


Мне рассказала обо всём. И показала,


Куда он её целует и как ласкает. И где


Там родинка у него, где шрам...



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Не может быть! Я не поверю, леди Тилни!



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Я уверяю вас, всё это так и было! Она сама


Во всех подробностях мне рассказала. Вот так,


Говорит, я перед ним раздетая сижу! А он вот


Так вот раздвигает мне колени! Целует меня


Прямо вот сюда!..



         Из кабинета  в приёмную выбегает леди Эллис.



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Да перестаньте вы шуметь, графиня Суррей!


Там, в кабинете, только вас и слышно! Мне


Велено вам поручение передать от королевы.


Вот список дел, что вы должны ей  принести


Из канцелярии. Вы их возьмёте у секретаря! (Передаёт ей свиток.)



ЛЕДИ ТИЛНИ (возмущённо).


Опять меня куда-то посылают! Как это


Всё-таки несправедливо, леди Эллис!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Вы радуйтесь, что королева вас хотя бы


Пока что только в канцелярию послала,


А не куда-нибудь подальше, леди Тилни!



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Да ладно, я иду! Не беспокойтесь! (Тихо.)


Я в канцелярии найду с кем пообщаться! (Уходит.)



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Пойдёмте, дочь моя. Утешим королеву,


А то бедняжка себе места не находит.




                           ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина третья.



                Задник авансцены раздвигается, и леди Эллис с Елизаветой Парр проходят в кабинет королевы. Анна взволнованно ходит по комнате, переживая услышанное.



КОРОЛЕВА АННА.


Какая грязь! Неслыханная мерзость!..



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Миледи, я прошу вас, успокойтесь.


Всё это слухи, не имеющие оснований,


Фантазии Елизаветы Йорк. Возможно,


Всё это ей только показалось! Внимание


Короля...



КОРОЛЕВА АННА (оборачиваясь к ней).


И вы о том же?! Тоже поверили


В этот навет ужасный, в эту клевету?!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Так говорят...



КОРОЛЕВА АННА.


Что говорят, миледи?!.. Что наш король


Елизавету Йорк своей наложницею сделал?!


На подлое кровосмешение решился, забыв


Свой долг христианина, государя, презрев


Супружескую верность, рыцарскую честь


И уважение подданных?! Спасением своей


Души бессмертной поступился? Я не поверю


В это! Нет, тётушка, здесь только оговор.


Интрига подлая, чтобы верней нас с королём


Поссорить! Его оставить без моей поддержки,


Меня лишить его доверия и любви... (Плачет.)


За что нам это наказание, леди Эллис?


Ведь я предупреждала короля, что


От Елизаветы Йорк и леди Вудвилл любой


Напасти можно ожидать! Они на всё


Способны, чтобы вернуть себе величие


И трон! Как жаль, что он меня тогда же


Не послушал, не изменил решения своего,


Не отослал их в замок Шериф Хаттон.


Ему казалось, что он их присутствием


Здесь, при дворе, остатки подозрений


С себя снимет и полностью избавится


От тех наветов, что на него возвёл


Предатель Бекингем, когда в убийстве


Принцев обвинил. И вот вам результат


Присутствия двух этих интриганок: к той


Клевете прибавилась ещё другая. И нет


Конца и края всем нашим попыткам снять


Полностью все подозрения с короля и


Окончательно перед народом оправдаться!


А я ведь ему говорила много раз, что


Каждое его намерение оказать милость


Елизавете Вудвилл, или хоть как-то


Оправдаться перед её детьми, будет


Рассматриваться нашими  врагами как


Дополнительное доказательство его вины


И породит новый злокозненный навет,


Который тут же на него и возведут! Ведь


Это, как в песках зыбучих, леди Эллис, –


Чем больше двигаешься, глубже увязаешь!..


Нам с клеветой сражаться бесполезно, – она


Себе легко прокладывает путь. Известно же:


Дурной молве поверить легче, чем хорошей.


Кто сам небезупречен, судит по себе,


А большинство, увы, небезупречно!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Но если вы всё понимаете, миледи, гоните


Прочь Елизавету Вудвилл и дочь её, Елизавету


Йорк! А лучше выдать её замуж и услать куда


Подальше. И сразу при дворе спокойней станет.


Уж больно много шума от неё!



КОРОЛЕВА АННА.


Да кто её возьмёт развратную такую в жёны?!..



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Так не король же развратил её, миледи!


Не ваш супруг, что сам придерживается


Строгих правил в отношениях со всеми


И от других того же требует всегда! Она


Ведь при отце своём такою стала! При


Предыдущем государе, Эдуарде. Ведь


Это невозможно описать, что здесь творилось,


Когда всем заправляла миссис Шор!..



КОРОЛЕВА АННА.


Нет, всё же я потребую, чтобы король


Немедленно отправил  двух этих дам


В наш отдалённый замок Шериф Хаттон,


Где проживают остальные дочери


Елизаветы Вудвилл и собирается совет


Северных графств... Они там женихов


Себе подыщут. А государь их всех


Приданым обеспечит, как он им это


Раньше  обещал.



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Вот и решение нашлось! Вот и чудесно!


Я рада, что вы успокоились, миледи.


Сейчас поговорите с государем!


Увидите, всё быстро разрешится...



КОРОЛЕВА АННА.


Для этого визита повод нужен. (Оглядывает письменный стол.)


Возьмите свитки, что мы отложили.


Там требуется подпись государя.


И вы пойдёте с нами, леди Парр.



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Да, государыня. (Приседает в реверансе.).



                Уходят.




                        ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина четвёртая.



                  Кабинет короля Ричарда  в Вестминстер-Холле. Король, сидя за письменным столом, просматривает документы. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Сэр Ричард Рэтклифф с докладом о новостях из Франции!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!



            Входит Рэтклифф и преклоняет колено перед королём,  целует ему руку, потом встаёт и открывает папку с документами.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я слушаю вас,  Рэтклифф, начинайте.



РЭТКЛИФФ.


Милорд, нам сообщают, что во Франции


Ваш злейший враг, епископ Мортон


Повсюду  распускает клевету о... (Смущённо умолкает.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что вас смутило, Рэтклифф? Продолжайте!..



РЭТКЛИФФ.


Епископ Мортон   распускает клевету


О... незаконной связи короля Ричарда


Третьего с его племянницей, Елизаветой


Йорк. А ваш другой враг и его приспешник,


Генрих Тюдор, воспользовавшись этим,


Заявил, что будто бы намерен спасти


Елизавету Йорк от ваших притязаний


И, захватив трон Англии, на ней жениться


И сделать её будущей английской королевой.


И уже многие правители стран европейский


Приветствуют это его решение и обещают


Оказать поддержку.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Кто из правителей Европы его поддерживает?



РЭТКЛИФФ.


Французские правители удельных княжеств


Из Лиги Общественного Блага...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну, это мелочи, а кто ещё?



РЭТКЛИФФ.


Принцесса Анна де Божё и её брат,


Король Французский, Карл Восьмой.


Их опекает сам епископ Мортон...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну, с этим ясно... На этом всё?



РЭТКЛИФФ.


Да, государь. Но если Вашему Величеству


Угодно услышать моё мнение об этом...



КОРОЛЬ РИЧАРД (нетерпеливо).


Я слушаю вас, Рэтклифф, говорите!



РЭТКЛИФФ.


Мой государь, я вам советую отправить


Вашу племянницу, Елизавету Йорк,


В Северный Йоркшир, в замок Шериф Хаттон.


А то недолго и беде случиться!


Ведь от неё житья нет при дворе!


Ведь это же какой-то ураган в обличье


Женском! Ведь для неё не существует


Ни препятствий, ни каких-либо запретов!


Всё, что ни пожелает, всё получит!


Да ещё с шумом, с треском, со скандалом,


С разрушением, как если бы она была


Не человеком, не девушкой, а пушечным


Ядром огромной силы пробивной, самой


Природой созданной  для разрушений!


Пока она не разнесла дворец, отправьте её


Вместе с матерью подальше, в суровый


Монастырь, иль в отдалённый замок,


Откуда её пушечные залпы до вас не долетят!


Спасайтесь, государь, пока не поздно!..


Спасайте честь и репутацию свою!


Любовь и честь вашей  жены любимой,


Нашей достойной королевы Анны,


Чтобы страданий новых ей не причинить...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вопрос с Елизаветой Йорк уже решён, мой


Добрый Рэтклифф. Её содержат взаперти  и


Под надёжною охраной. Так что теперь она


Нам не опасна. И пусть вас не смущает её


Неукротимый нрав, сумбурный и упрямый.


Она дочь своего отца. И этим очень на него


Похожа. Он тоже был неистовым и буйным


И следовал во всём своим желаниям. Это


У них врождённое, наверно. Не беспокойтесь


Обо мне, мой друг. Благодарю вас за доклад...


Идите!..



                     Рэтклифф откланивается и уходит. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Комендант Тауэра, хранитель королевских сокровищ и казны, сэр Роберт Брекенбери!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси!..



                     Входит Брекенбери, преклоняет колено перед Ричардом и целует ему руку.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вот для чего я пригласил вас,


Брекенбери. Вам завтра предстоит


Встретиться с Джеймсом Тиреллом,


Ответственным за переезд моих


Племянников в Бургундию к моей


Сестре, бургундской герцогине


Маргарите. Я не хочу, чтобы он


Появлялся при дворе. Для принцев


Это может быть небезопасно. Он


Явится  к вам завтра утром в Тауэр.


Вы передайте от меня ему эту шкатулку.


Здесь документы, подготовленные


Для его поездки. Вот предписание, (Открывает шкатулку и вынимает свитки.)


Выданное на его имя. Оно датировано


Декабрём этого года. Это письмо


Послужит ему пропуском для встречи


С герцогиней. Заметьте, цель поездки


Здесь не указана, поскольку ей она


Заранее известна. А вот платёжный


Ордер на сумму в три тысячи фунтов.


Действительный по январь будущего


Года. Он выдан  Джеймсу Тиреллу


Для переправы этих денег на континент.


Заметьте, здесь адрес не обозначен,


Поскольку он посыльному известен.


Вы эти деньги ему выплатите из казны,


А мне его расписку принесёте... Вот


Выданное лично мною разрешение,


На въезд в нашу страну персоны анонимной


Мужского пола из свиты герцогини


Без выяснения личности его и без


Досмотра его багажа. Джеймс Тирелл


Впишет сюда имя, если понадобится


Одного из принцев в Англию вернуть.


Все эти документы ему завтра лично


Вы отдадите и от него получите расписку.


А послезавтра мне её с отчётом принесёте.


Вам всё понятно, или есть вопросы?



БРЕКЕНБЕРИ.


Мне всё понятно, государь.


Всё выполню, как вы сказали.



               Брекенбери с поклоном принимает шкатулку и уходит. Входит слуга и докладывает.



СЛУГА. Её Величество, королева Анна!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Проси! (Встаёт.)



         Входит  королева Анна в сопровождении двух фрейлин и приветствует его реверансом, король целует ей руку и подводит  к столу. Королева садится в кресло и подаёт ему на подпись несколько документов.



КОРОЛЕВА АННА.


Прошу вас, государь, заверить эти


Документы. Без вашей подписи


Я  не могу их отослать.



                        Король Ричард подписывает бумаги и возвращает Анне.



КОРОЛЕВА АННА.


Благодарю, милорд. (Передаёт документы фрейлинам.)


Эти бумаги передайте моему секретарю...


Пусть он отметит их и отошлёт сегодня.



              Фрейлины приседают в реверансе и уходят. Ричард и Анна остаются одни.



КОРОЛЕВА АННА.


Милорд, хотелось бы взглянуть


На список приглашённых на бал


Рождественский. Мне как супруге


Вашей и хозяйке дома необходимо


Быть уверенной в том, что собрание


Гостей будет самым изысканным.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, разумеется, миледи, вот возьмите. (Протягивает ей свиток.)



КОРОЛЕВА АННА (просматривает список).


Но я не вижу в числе приглашённых


Елизавету Йорк и её мать, Елизавету


Вудвилл. Вы что же, вычеркнули


Их из списка? И по какой причине?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Моя племянница, Елизавета Йорк,


И мать её, Елизавета Вудвилл,


Сейчас находятся в своих покоях под арестом.


Запрещено им  появляться при дворе


До моего особого распоряжения.



КОРОЛЕВА АННА.


С чем связан их арест?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я полагал, миледи, вам известно


О той скандальной выходке,


Которую устроила моя племянница


Елизавета в швейной мастерской,


Себе заказывая платье к балу,


Схожее с вашим,


И о её визите самовольном


В мою опочивальню, где она пыталась


Меня коварно подстеречь, чтобы потом


Скомпрометировать открыто перед всеми.


И я уже не говорю о вопиющей клевете,


Что она нагло распускает обо мне,


Всем заявляя, что она – моя любовница!



КОРОЛЕВА АННА.


Она ваша любовница, милорд?!


Это, конечно, очень интересно!


Но почему же я об этом ничего не знаю?


Я – ваша законная жена и королева!



КОРОЛЬ РИЧАРД (мрачно).


Теперь вот знаете...



КОРОЛЕВА АННА.


Не поздно ли?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы очень вовремя об этом расспросили!


Я сам не знал, как с этим разобраться...



КОРОЛЕВА АННА.


С чем разобраться?



КОРОЛЬ РИЧАРД (мрачно).


С этой клеветой...



КОРОЛЕВА АННА.


По всем статьям, за клевету на короля,


За оскорбление чести королевы, а также


За интриги и происки, что на руку нашим


Врагам, поскольку восстанавливают против


Нас всех наших подданных, её ждёт то же


Наказанье, что и Бекингема, что год назад вас


Ложно обвинил в убийстве принцев, ваших


Племянников.  Тех самых, которым вы


Ещё совсем недавно устроили убежище


В имении Джиппинг-Холл. Сейчас вы их


Переправляете в Бургундию для будущей


Их безопасности, поэтому и разлучили их


С сестрой и с матерью под тем предлогом,


Что их обеих пригласили ко двору, на бал


В честь Рождества Христова.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, это так. Но из-за происков племянницы


Коварной  я  приглашение их на праздник


Отменяю. Я не могу её казнить, как Бекингема,


Что только год назад слух распустил, что


Будто бы я приказал убить двух её младших


Братьев. И если я сейчас пошлю её на эшафот,


Чего она вполне заслуживает по тяжести


Своей вины передо мной и вами, я  новый


Повод могу дать моим врагам возобновить


Против меня всё ту же клеветническую травлю,


Что снова приведёт к подъёму недовольства


У подданных моих и к новому восстанию


В королевстве. Поэтому поступок этот подлый


Со стороны Елизаветы Йорк я понимаю


Как политически опасную, заранее против


Меня подстроенную провокацию, которой


Поддаваться не желаю!



КОРОЛЕВА АННА.


А почему бы не отправить её к сёстрам,


В Шериф Хаттон?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Отправить в Шериф Хаттон?  Чтобы


Опять дать повод недругам моим меня же


Заподозрить в намерении убить её там,


В этом замке, вместе с другими


Её сестрами и матерью-преступницей,


Что лишь недавно получила от меня


Прощение? Нет, в Шериф-Хаттон


Я её отправлю лишь в самом крайнем


Случае, если, не приведи Господь,


Поднимутся волнения в народе


Из-за её коварных происков и планов.


Хотя до этого я доводить не собираюсь.



КОРОЛЕВА АННА.


К тому же права не имеете так рисковать


Собой, своим престижем, добрым именем


И честью! Елизавета это понимает, а потому


И делает, что хочет, и продолжает слухи


Распускать о вашей с нею непристойной


Связи через своих служанок, что их


Разносят по всему дворцу, чтобы вас


Спровоцировать на крайнюю жестокость.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И что же вы мне предлагаете, миледи?


На эту провокацию поддаться? А может


Дать публичное опровержение клевете?



КОРОЛЕВА АННА.


Оправдываться вам перед народом,


Когда на вас нет никакой вины?!


Об этом даже речи быть не может!


Ведь это та же провокация, мой друг!


Причём, одна из наиболее коварных!


Вы будете оправдываться в том, в чём


Не виновны, они вас будут снова обвинять,


Всё новые проступки измышляя, и так


До бесконечности! Вы после каждого


Из этих оправданий окажетесь виновней


Во сто крат, даже при том, что абсолютно


Невиновны! Ведь что собою представляет


Их оценка? Лишь пустоту, наполненную


Мнимым смыслом, что порождён их


Домыслами и предубеждением. Их


Рассуждения, как мозаика из льдинок:


Хоть так их поверни, хоть этак, – всё


Хаотичная,  пустая форма – любимая


Игрушка для безумцев, сжигаемых их


Подлыми страстями и ненавистью


Ко всем добрым людям в стремлении


В душах их выискивать жестокость.


Все их наветы – каверзная гнусность,


Направленная вероломно против вас!


А цель одна: вас в чём угодно обвинить


И уничтожить! Они себе противоречат,


Как безумцы, не замечая, что при этом


Они же сами разрушают свои доводы,


Не связывая их между собой. И сверх того,


С чудовищным упорством нагромождают


Новые наветы, столь же бессмысленные,


Злобные и подстрекательские! Потом,


Суммировав весь этот вымышленный вздор,


Они бесстыдно объявляют вас злодеем,


Виновным в этих мнимых преступлениях!


Но более всего опасно то, что в неуёмной


Жажде обвинений все эти злопыхатели


Додуматься способны и до того, что


Здравомыслящему человеку и в мысли


Не придёт! Но от того-то все их обвинения


Покажутся особенно ужасными и тем


Раздвинут горизонты злодеяний, а для


Простых и ясных доводов логического,


Здравого опровержения они тем более


Неуязвимы будут. Всё это – дьявольски


Коварная игра,  против которой  нет


Надёжного оружия и защиты, и от того


Все люди перед клеветой бессильны!


Милорд, я вас прошу, не позволяйте


Этим интриганам вас заморочить!


И не пытайтесь с ними состязаться


В предвидении возможных осложнений.


Вас это ограничит в действиях и обессилит.


Любой пустяк покажется неразрешимым.


И вы не сможете даже собою управлять,


Не то что вашим королевством и народом!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так что же делать нам с этой  несносною


Девчонкой?



КОРОЛЕВА АННА.


Вот подтверждение моим словам, милорд!


Когда бы не боязнь последующей клеветы,


Вы б не задумывались над таким простым


Вопросом и быстро подобрали бы решение!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы знаете, наш злейший враг, Генрих


Тюдор, назвал Елизавету Йорк своей


Невестой! Он теперь новый повод


Для вторжения придумал: спасать


Свою невесту от меня!



КОРОЛЕВА АННА.


Ну мимо вас Тюдор не проплывёт!


Вы для него приманка из приманок!


А более всего – корона ваша, ради


Которой он всё это затевает. Так что


Вторжения в Англию ему не миновать,


Хоть раньше лета он на это не решится.


Что до племянницы, Елизаветы Йорк...


Хоть мне и трудно говорить об этом...


Но если вы так не хотите её к сёстрам


Отсылать в наш замок Шериф Хаттон,


То... полагаю, самым лучшим будет


К ней относиться вовсе равнодушно,


Как будто мы её не замечаем. А для


Надёжности мы поменяем ей служанок.


Добавим пару гувернанток к ним


В придачу и двух монахинь, чтобы


Душу врачевали, почаще наставления


Читали и заставляли соблюдать порядок,


Что при дворе для всех предписан равно.


Чтобы она вела себя благопристойно,


Как подобает всем придворным дамам.


А в Шериф Хаттон мы её отправим,


Если она ещё раз протокол нарушит,


Или иным каким-то способом докажет,


Что недостойна оставаться при дворе.


Она сейчас обижена на нас и будет


Продолжать нам мстить жестоко за то,


Что её объявили  незаконной, побочной


Дочерью вашего брата, короля Эдуарда,


И отстранили от наследия престола.


Так что и хлопоты нам ещё предстоят


Большие!



                                        Входит слуга.



СЛУГА. Посыльный от Елизаветы Йорк.



КОРОЛЕВА АННА.


Пускай войдёт! (Ричарду.)


Узнаем, с чем его прислали.



                            Слуга уходит. Входит посыльный.



ПОСЫЛЬНЫЙ. Письмо для государя от Елизаветы Йорк!



               Посыльный преклонив колено, подаёт королю письмо от Елизаветы. Ричард читает.



КОРОЛЕВА АННА (посыльному).


Есть что-нибудь, что велено нам устно передать?



ПОСЫЛЬНЫЙ.


Да, государыня! Ваша племянница,


Елизавета Йорк, испытывает муки


Сожаления за то, что навлекла на себя


Гнев Ваших Величеств, и обещает


Впредь быть вам послушной, если


Позволите ей появиться на балу


В честь Рождества Христова!



КОРОЛЬ РИЧАРД (выбрасывает письмо в камин).


Она о том же просит и в письме.



ПОСЫЛЬНЫЙ.


Какой ответ мне передать Елизавете Йорк?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что скажите, любезная супруга?



КОРОЛЕВА АННА.


Мы отменяем приглашение на бал


Нашей племянницы, Елизаветы Йорк,


И её матери, Елизаветы Вудвилл. Даже


При том, что это праздник милосердия


И всепрощения, мы запрещаем им


Показываться на балу! Решение это


Окончательное и изменено не будет.


Вот так и передайте, слово в слово!


Теперь идите!



ПОСЫЛЬНЫЙ.


Да, государыня! (С поклоном уходит.)



КОРОЛЕВА АННА (Ричарду).


Не буду вас задерживать, милорд,


У вас так много неотложных дел!


Увидимся за ужином! (Встаёт, собираясь уходить.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (удерживая её за руку).


Не уходите так, любимая моя!


Я вижу, что вы на меня обижены


И сердитесь! Ужели вы считаете,


Что я действительно дал повод


Этой грязной девке такие слухи


Обо мне распространять и мог


Связаться с этой похотливой тварью?!


Когда мне самый вид её распущенный


И наглый настолько отвратителен


И ненавистен, что ощущение гадкое


Брезгливости и омерзения меня


Охватывает всякий раз, когда я даже


Голос её слышу, – так глубоко порок


В ней угнездился! Да будь она


Прекрасней Афродиты и чище


Белоснежных облаков, даже тогда бы


Я её не возжелал, поскольку


Притязания её – лишь пыль и прах


Ничтожный, грязь, мусор, тлен,


Не стоящий значения, перед


Бесценным Даром Провидения, –


Той нашей с вами бесконечною


Любовью, что для  меня одна отрада


В жизни, единственный  источник


Наслаждения, неиссякаемого моего


Блаженства, который никому я


Не позволю не то, что с грязью смешивать,


Но даже замутить, не говоря уже о том,


Чтоб осквернить позорно преступным,


Подлым, мерзостным кровосмешением!



КОРОЛЕВА АННА (обнимает его).


Ну что вы, ангел мой! Да у меня и


В мыслях нет подозревать вас в этом!


Но вся ваша медлительность и


Осторожность в решении её судьбы


Дальнейшей ей позволяют полагать,


Что вы её боитесь, иль слишком к ней


Привязаны, чтоб её выдать замуж,


Как обещали ей и её сёстрам. Всё это


Побуждает её нападать на вас, чтоб


Прояснить ваше к ней отношение.


Она от неизвестности томится, боится


Безысходности и неопределённости


Своей судьбы. Ведь ничего конкретного


Вы ей не обещали! Уж, я-то знаю вашу


Милую привычку держать все замыслы


И планы в голове, чтобы спонтанно


Их осуществлять для пользы дела.


Елизавета Йорк об этом ничего не знает!


Вот и придумала себе эту влюблённость,


Чтоб самовольно выйти в королевы,


Или, как минимум, скомпрометировать


Вас клеветой, а заодно жестоко отомстить


За низложение её семьи. К тому ж она ещё


Честолюбива, и ей внимание придворных


Льстит. Она их пичкает рассказами о вашей


Мнимой связи, они ей угождают во всю


Прыть и создают ажиотаж опасный,


Превознося её как будущую королеву.


Ей прибыль верная, а нам – бесчестье,


Угроза нового восстания в стране.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так может быть бесчестье на неё направить?


Пусть принародно поклянётся на кресте,


Что правду говорит! Или признается во лжи


Открыто...



КОРОЛЕВА АННА.


И не надейтесь, что её смутит признание!


И поклянётся, и погубит свою душу, но вас


Уж она точно опозорит! Вы даже можете


Не сомневаться в этом! Она настойчива


И до конца дойдёт в своём нахальстве!


И ещё нагло покуражится над нами за то,


Что мы позволили ей совершить всё это.


Как жаль, что мы связались с этой подлой


Тварью и пригласили её к нашему двору!


И мне так больно видеть, мой любимый,


Какое вам страдание причиняют все эти


Её злобные нападки на вашу репутацию


И честь! Сил моих больше нет терпеть


Всю эту гнусность! Моя бы воля, я б


Уже сегодня Елизавете Йорк и матери


Её в гостеприимстве нашем отказала!


Я запрещаю им являться к нашему столу!


А вас жду к ужину, мой дорогой!.. Теперь


Нам следует расстаться... ненадолго. Мне


Нужно сделать ещё несколько распоряжений...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Позвольте проводить вас, дорогая!


Для нас обоих, полагаю, будет лучше,


Когда мы чаще будем выходить вдвоём.


Я не хочу, чтоб из-за всей этой истории ужасной


Вы в своём доме чувствовали себя несчастной!



                           Уходят.



                 ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина пятая.



          В покои Елизаветы Йорк в Вестминстер Холле заходит леди Тилни с блюдом конфет в руках.



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Вы всё грустите, милая принцесса,


А я вам угощение принесла, конфеты


С королевского стола. Сегодня был


Банкет...




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Да, был банкет! Там гости пировали,


И мой кумир, блистательный король


Наш, Ричард Третий, сверкая золотом


Короны и регалий, раздаривал гостям


Свои улыбки! А я здесь взаперти сижу


По приказанию королевы! Не надо мне


Её конфет, пусть лопает сама! Мне не


Нужны подачки от неё! Я не ребёнок!



                        Елизавета бьёт кулаком по подносу, обёрнутые в фольгу шарики конфет рассыпаются по полу. Леди Тилни со вздохом начинает их подбирать.



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Конфеты эти не от королевы. Это


Подарок от меня. Ах, мне так жаль


Вас, дорогая! Вы так обижены жестоко


Королевой!..




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Вот именно! Жестокой королевой! Как


Жаль, что наш король связался с этой


Злыдней! Вот приказала взаперти меня


Держать! Я приглашения на бал не получаю! (Хнычет.)



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Ну, в Рожество всем полагается вину


Прощать! Уверена, что королева вас


Простит и пригласит на праздник!




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


А если нет? А я уже и платье сшила!


И песню сочинила для неё, и шутку


Приготовила такую, что позабавит


Всех её гостей, даже священников,


Посланцев Ватикана! Что если все


Мои труды напрасны? Что делать?


Посоветуйте, графиня Суррей! Вы


Можете мне приглашение достать?



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Я постараюсь вас освободить отсюда


И провести на бал, чтоб вы хотя бы


Там повеселились и потанцевали. И


Спели вашу песенку для королевы,


Блеснули красотою в новом платье


И короля очаровали гордым видом.


Быть может это ваш последний шанс


Его увидеть. Я слышала, что будто бы


Вас к сёстрам отправляют, в Шериф


Хаттон. И ваша матушка поедет с вами.


Вы знаете, наверно, что Тюдор уже вас


Объявил своей невестой и обещал вас


Вызволить отсюда из рук тирана, злого


Короля, Ричарда Третьего?




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


И вы туда же! Я Ричарда люблю, а вы


Мне говорите про Тюдора! Совсем,


Как моя мать!.. А нет бы подсказать,


Как стать женою Ричарда и королевой!



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Пожалуй, я могла бы для вас сделать


Кое-что...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Что именно?..



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Хотите Ричарда к супружеству склонить?


Так обратитесь с этой просьбой


К моему свёкру, герцогу Норфолку.


Вы знаете, как тесно дружбою он связан с королём...


Я обещаю вам в кратчайший срок,


В полной сохранности это письмо доставить...



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (высокомерно глядя на неё).


Благодарю вас за совет и за услугу.


Когда я стану здесь супругой Ричарда


И королевой, я щедро вас вознагражу


За эту помощь.



                   Леди Тилни склоняется в реверансе. В покои входит Елизавета Вудвилл.



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Есть новости из Франции...



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Вот это хорошо! А кто прислал?..



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Мне написал мой сын, сэр Томас Грей.



ЛЕДИ ТИЛНИ (в сторону).


Что прежде был маркизом Дорсетом


И комендантом Тауэра, но проворовался:


Увёз во Францию английскую казну,


Но там, видать, ему пришлось несладко.


И вот теперь он просится обратно, к нам


В Англию, в надежде, что король наш,


Ричард Третий, его простит и при дворе


Оставит...



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


В прошлом письме я написала сыну,


Что Ричард, наш король, весьма любезен


С нами и даже расположен к моей дочери,


Его сестре, Елизавете Йорк...




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Ах, если б только это было правдой! (К матери.)


Вы верно брата заманить сюда хотели,


Чтоб он один расплачивался за все ваши


Преступления! И за казну, что он украл


По вашему приказу, и за союз с Тюдором,


Что вы заключили, скрепив его похищенной


Казной. А также и за бегство брата Томаса


Во Францию, к которому вы сами же его


Склонили  в тот день, когда вы спрятались


В Вестминстерском  Аббатстве от гнева


Нынешнего короля, Ричарда Третьего...


И что теперь намерен делать Томас?


Он собирается сюда вернуться?..



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Он погрузил казну на корабли и в море


Вышел, и уже пересёк пролив, когда его


Настиг в проливе флот Тюдора, почти


У самых наших берегов, и золото


Вернуть во Францию заставил...




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Генрих Тюдор не глуп, он быстро


Раскусил все ваши подлые и хитрые


Уловки! Вы сами захотели откупиться


Сыном, чтобы в доверие к Ричарду


Втереться! Вы и меня были готовы


Отдать ему в наложницы,


А я хочу здесь стать


Законною английской королевой!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Да ты сама, дурёха, виновата! Если б


Ты с Ричардом повела тонкую игру,


Пленила бы своею красотой, очаровала,


И привязала бы его к себе так сильно,


Чтоб сам он на тебе жениться захотел,


Тут возвращение брата было б кстати.


Он Ричарду бы золото вернул


И перед ним смиренно повинился,


И быстро бы к нему в доверие вошёл,


И его дружбой прочно заручился,


А там бы стал просить и хлопотать,


Чтоб Ричард объявил тебя своей


Невестой и на тебе женился после


Смерти Анны. А я бы к тому времени


Списалась с Ватиканом, чтоб без


Помех и долгих проволочек на твою


Свадьбу разрешение получить и брак


Твой с Ричардом признать законным.


Мне не впервой  согласие получать


От Папы. И всё бы гладко вышло


У меня. И ты б уже через полгода


Королевой стала! А при тебе и мы бы


Поднялись. И снова вся наша семья


Приобрела бы при дворе влияние.


Так нет, Тюдор вмешался и разрушил


Наши планы, и золото во Францию


Вернул, чтобы собрать там армию


Большую. Теперь его вторжения ждать


Недолго. Как знать, быть может он


Возьмёт тебя в супруги, если до этого


Ты, домогаясь Ричарда, сама себя


Не обесчестишь той глупою и лживой


Болтовнёй, в которой всем бесстыдно


Сообщаешь о непристойной твоей


Связи с королём!..




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Нет. После Ричарда я не смогу любить


Тюдора. Мне говорили, что он злой, как


Чёрт, коварный и жестокий, мрачный демон.


И подозрительный к тому же. Он всех боится,


Никому не доверяет. Я с ним не уживусь!


По доброй воле я за него не выйду!


Так и знайте!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Ну, значит, выйдешь за него по принуждению!




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Ещё я слышала, будто Тюдор во всякую там


Чертовщину верит. И тёмные обряды исполняет.


И мессу служит чёрную. А ещё... Ой, вот умора!


Я как узнала, так обхохоталась!.. Мне говорили,


Он гадает на дерьме, на своём собственном. И


Потому, как оно ляжет на тарелку, он своё будущее


Узнаёт на нём... Фу, мерзость! Я за чёрта не пойду!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Захочешь королевой стать, так выйдешь


И за чёрта!




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Но он не человек! Это дракон какой-то!


Под стать его валлийскому гербу!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Вполне приличный герб, не хуже многих!


Кроваво-красный, огнедышащий дракон!




ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Вот сами и носите этот герб! Вы с вашею


Змеиною душой вполне составите компанию


Дракону! Вам всё равно, с кем спать!


Была б корона!



ЕЛИЗАВЕТА ВУДВИЛЛ.


Молчи, мерзавка!



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Сами замолчите!



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Ну, я пойду. А вы тут разбирайтесь. Я


Не хочу мешать вашей беседе мирной.


Уж, извините... Меня королева ждёт.



                              Уходит.




                       ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина шестая.



                      Коридор в Вестминстер Холле. Входят леди Эллис и её дочь, Елизавета Парр.



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Ах, матушка, не передать, какого страху


Мы натерпелись вчера вечером, когда


По галерее шли в капеллу! Вы знаете,


С тех пор, как государь наш добрый


Собрал оркестр из лучших музыкантов,


Он часто ходит слушать музыку по вечерам


В капеллу, в сопровождении всего двора


И королевы. Вчера я  в свите королевы


Находилась, когда мы вечером со всем


Двором, сопровождая августейшую чету,


Направились в капеллу. Средь нас были


И гости короля, и иностранные послы,


И духовенства высшие сановники из Рима.


Король и королева рядом шли, впереди


Свиты. Восторженно друг другу улыбались,


И переглядывались выразительно и пылко,


Как в молодые годы, в Миддлхэме. У всех


Было приподнятое настроение, которое,


Казалось, невозможно было бы испортить


Никому в тот вечер. Чуть только вышли


Мы на галерею, возле которой расположены


Покои взбалмошной племянницы  короля,


Елизаветы Йорк, как вдруг услышали визг


Резкий и пронзительный и злобный  окрик,


И ругань грубую, солдатскую, и лязг оружия,


И снова женский крик. Король остановил


Процессию и строго посмотрел на стражников,


Что рядом с нами шли. Вдруг снова вопль


Послышался, и нам навстречу из бокового


Коридора выбегает, от стражи отбиваясь,


Елизавета Йорк. Растрёпанная вся, в  помятом,


Грязном платье, где-то разорванном, вдруг


Встала перед нами  и смотрит на короля


Настойчивым и неотступным взглядом.


Ну, наш король грозно нахмурился и строго


На неё взглянул. И сразу отвернулся к королеве.


А королева, шаг не замедляя, спокойно


Продолжала путь, словно и не было тут


Никакой преграды. Но столько было силы,


Благородства и величия во всей её осанке


Гордой и твёрдой поступи, что глупая


Племянница её попятилась и в страхе


Отступила. Лишь снова бросила на короля


Призывный, ненасытный взгляд  и тут же


Удалилась в свои покои, громко хлопнув


Дверью. Ах, матушка, доколе ещё будем


Терпеть дикие выходки этой безумной девки?



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


А что же королева?


Так и оставила всё это без последствий?



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Даже не знаю, с чем это связать...



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Что именно?



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


В той галерее, что вела в капеллу,


Возле дверей Елизаветы Йорк теперь,


По приказанью королевы, ремонт


Затеяли. Там сейчас лестницы стоят


И вёдра с известью. И маляры работают


С утра до ночи, и что-то красят, и


Лепнину подправляют. Так всё


Загородили там, что и пробраться


Трудно... К тому же  кирпичей туда


Свезли целую гору, чтоб перекрытия


Строить... Рассерженная Елизавета


Йорк иной раз высунется из своих


Покоев, на маляров этих тревожно


Поглядит, зрачками настороженно


Поводит и снова в комнате укроется,


От злости хлопнув дверью. Так что


Теперь в капеллу будем мы ходить


Другой дорогой. Подальше от покоев


Этой опальной дурочки, Елизаветы Йорк,


Чтоб больше на пути не попадалась!



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Она, поди, и  испугалась этих кирпичей,


Подумала, её там заживо замуровать


Хотят. Да, с нашей королевой шутки плохи.


Для Ричарда она себя не пожалеет, в огонь


И в воду за него пойдёт! Господь вознаградил


Её святую верность его привязанностью


Крепкой и любовью. Дай Бог им долгих лет


Счастливой жизни на благо нашему народу


И отчизне!


                         Уходят.



                   ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. Картина седьмая.



            Покои принцессы Анны де Божё в замке Амбуаз. Входят Анна де Божё и епископ Мортон.



АННА де БОЖЁ.


Мне непонятно  поведение Елизаветы


Вудвилл. Зачем понадобилось ей


Заманивать своего сына в Англию


Этим письмом дурацким, когда с него


Ещё не снято положение об опале, что


Было вынесено на заседании  парламента?


Или она всерьёз рассчитывала на обаяние


Дочери своей, Елизаветы Йорк, и полагала,


Будто та сумеет за брата заступиться и


Примирить короля Ричарда с Томасом Греем?



МОРТОН.


По счастью, этот инцидент исчерпан. Отъезд


Томаса Грея из Франции был вовремя замечен.


Нами. И меры по возвращению его тогда же


Были приняты Тюдором. И возвращён он сам,


И корабли его, и даже крохи той казны, что он


Увёз весной прошлого года на континент, чтоб


Поддержать вторжение в Англию Тюдора. Как


Видите, всё обошлось, а ведь могло быть хуже.



АННА де БОЖЁ.


Тогда бы новое вторжение Тюдора нам бы


Пришлось оплачивать самим. А мне бы очень


Не хотелось растрачивать на этих отщепенцев


Наши деньги. Вот если можно было обойтись


Расходом минимальным... Да вот не получается!


И нам теперь оплачивать придётся для них набор


Наёмников, оружие и пушки, доспехи, корабли,


И лошадей, и провиант, и многое другое. И как


На этом сэкономить? Подскажите...



МОРТОН.


Мадам, я уже всё продумал, не волнуйтесь.


Наёмников оплачивать вам не придётся. Вы


Попросту откроете им двери ваших тюрем!..



АННА де БОЖЁ.


Не поняла, кому должна открыть я двери тюрем?!..



МОРТОН.


Тюдору! Для набора рекрутов в его войска.


Он их возьмёт из ваших заключённых, –


Преступников, приговорённых к смертной


Казни, или к пожизненному рабству на галерах.


Этим разбойникам, пиратам и злодеям уж


В этой жизни нечего терять. В то время, как


Вступив в войска Тюдора, сражаясь за него


С Ричардом Третьим и отличившись в битве,


Они могут быть посвящены в рыцари,  или


Возведены в дворянство и образовать цвет


Будущей аристократии английской. Вот как


Удачно их судьба перемениться может! И кто,


Скажите, устоит перед такой альтернативой?



АННА де БОЖЁ.


Среди сподвижников Тюдора есть свои


Пираты! Граф Оксфорд, Джон де Вер, так


Отличился на моих прибрежных водах,


Что если б не заступничество ваше, я бы


Отправила его на эшафот, после того, как


Он сюда в этом году вернулся, сбежав


Из Гамской крепости,  из-под ареста,


Да ещё коменданта прихватил с собой!



МОРТОН.


Граф Оксфорд – лучший полководец у Тюдора.


К тому же он давно мечтает отомстить королю


Ричарду за поражение позорное своё в битве


При Барнете и за пленение после осады замка


На горе Святого Михаила.



АННА де БОЖЁ.


Ну одной жажды мести ещё не достаточно,


Чтобы сражение выиграть. Вы собираетесь


Поставить против Ричарда гнилое войско


Из необученных разбойников и негодяев,


А ведь его солдаты – лучшие в Европе!



МОРТОН.


Пусть это не заботит вас, мадам. Я вам


Лишь объяснил, как мы решим вопрос


С оплатой новобранцев. Под флагами


Тюдора они будут воевать бесплатно,


Желая изменить свою судьбу. Вторжение


В Англию намечено на будущее лето.


За это время мы вполне успеем сделать


Из ваших висельников,  негодяев и пиратов


Обученных и подготовленных солдат.


А там, погрузим их на корабли и в Англию


Отправим. Пусть против  Ричарда воюют


За Тюдора!



АННА де БОЖЁ.


Не думаю, чтобы они для Ричарда угрозу


Представляли, но мне это решение подходит.


Во Франции, по крайней мере, воздух чище


Станет!



МОРТОН.


А сэкономленные на вербовке деньги


С успехом вы потратить можете уже


Сейчас, на празднование Рождества.



АННА де БОЖЁ.


Я слышала, что при дворе английском


На Рождество устраивают пышный бал!


Хотелось бы мне там побывать, обнять


Мою подругу детства, королеву Анну!



МОРТОН.


Уж не намерены ли вы послать ей поздравление?


Какое, право же, ребячество, мадам! Вы – Регент


Франции, а рассуждаете, как маленькая девочка,


Что ждёт подарки от родных на Рождество!


Для вас лучшим подарком, смею вас заверить,


Будут те две провинции,  Гьень и Нормандия,


Что вы оставите за Францией будущим летом,


Когда осуществится полностью наш хитроумный


План убийства короля Ричарда Третьего в сражении.


По счастью, ваша милая подруга, королева Анна,


До этого не доживёт. Слишком слаба, до лета


Не дотянет. Так что позволим им обоим напоследок


Повеселиться мирно и спокойно на их балу в честь


Рождества Христова. Преподнесём им к празднику


Этот подарок щедрый.



АННА де БОЖЁ.


Я от души желаю, чтобы этот праздник


Стал самым радостным событием их


Жизни... Всё-таки  жаль, мой дорогой


Епископ, что мне нельзя послать им


Поздравления!



МОРТОН.


Когда вы так настроены сентиментально,


Прямо сейчас, мадам, пойдите в церковь.


И изливайте чувства, мысли,  пожелания


В вашей горячей, искренней молитве...



АННА де БОЖЁ.


Вы думаете, это им поможет?



МОРТОН.


По крайней мере, душу облегчите...



                                            Уходят.



                         ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина первая.



        Рождественский бал 1484 года. Тронный зал Вестминстерского Дворца ярко освещён и  празднично украшен флагами и гирляндами из зелени, цветов и веток остролиста, перевязанными лентами из золотой парчи. Под звуки хора и оркестра, исполняющего весёлую рождественскую песню, через центр зала торжественно проходят король Ричард и королева Анна в сопровождении приближённых, среди которых Кэтсби, Рэтклифф, Брекенбери, Ловелл и Перси. Когда они доходят до середины сцены, торжественная музыка сменяется танцевальной, и августейшая чета открывает бал. Пройдя несколько кругов в танце, король и королева  направляются к трону, стоящему с левой стороны сцены под балдахином, украшенном гербом Плантагенетов.  Придворные, уже заполнившие зал, почтительно  расступаются перед ними. Король и королева усаживаются на трон, по обеим сторонам которого становятся приближённые и пажи. По периметру зала сидят и стоят придворные и  иностранные гости, среди которых Диего де Валера, Арчибальд Уайтлоу, Николас фон Поппелау и посланник Ватикана. Музыканты и певцы располагаются на боковых ярусах. Слуги разносят сладости, прохладительные напитки и фрукты.



КОРОЛЕВА АННА (Ричарду).


 Я благодарна вам за этот праздник,


Мой любимый! Чудесный бал!


Я совершенно счастлива сегодня!



КОРОЛЬ РИЧАРД (улыбаясь).


Я счастлив вместе с вами, дорогая!



           Танцевальная музыка сменяется рождественской. Внезапно хор умолкает и в тишине раздаётся ангельски чистое пение мальчика, исполняющего рождественскую песню. Анна взволнованно кладёт ладонь на руку Ричарда.



КОРОЛЕВА АННА.


А помните, мой дорогой, как в Миддлхэме


Мы с вами в детстве пели эту песню,


В рождественскую ночь, а Джордж и


Изабелла нам подпевали?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, дорогая, помню!.. Я каждый раз


На Рожество загадывал желание, чтобы


Господь соединил нас с вами неразлучно.


И Волею Всевышнего оно исполнилось


На радость нам обоим.



КОРОЛЕВА АННА.


А помните ещё, как эту песню в прошлом году


На Рождество пел сын наш, Эдуард? И так же


Чисто, как у этого ребёнка, и красиво звучал


Тогда  его прелестный голос. Вы помните?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Он среди  ангелов сейчас, родная,


На небесах справляет Рождество


И голос свой с их пением соединяет.



КОРОЛЕВА АННА.


Мне кажется, что в пении ребёнка


Я сейчас слышу его звонкий голос


С хрустально-нежным и небесно-


Чистым  звуком. Пусть этот мальчик


Нам споёт ещё несколько песен...



КОРОЛЬ РИЧАРД (радостно).


Всё, что прикажете, любимая моя! (Делает знак продолжать пение.)



КОРОЛЕВА АННА (улыбается сквозь слёзы).


О Господи, какая благодать! Так бы и слушала... (Меняется в лице.)


Но что это за грохот?!



                В центр зала, в сопровождении двух шутов, один из которых отбивает ритм на огромном барабане, а другой издаёт писклявые и глумливые звуки на дудке, пытаясь изобразить мелодию, врывается пьяная Елизавета Йорк, растрёпанная, в съехавшей на бок бутафорской короне и расстёгнутом на груди пурпурном бархатном платье, того же фасона и цвета, что и платье королевы. Елизавета Йорк, остановившись перед троном королевы,  кривляясь и притоптывая,  начинает плясать жигу и петь куплеты.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (поёт).


Пум-пум-пум-пум!


Что, подруга, приуныла?


Видно мужа дома нет!


Не целует тебя милый,


Обо мне всё думает!


И-и-их! И-и-их! (Подпрыгивает.)



КОРОЛЕВА АННА (гневно).


Убрать её отсюда и запереть в покоях!



ПЕРСИ (подходит королю).


Прикажете её арестовать, милорд?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Нет. Слуги  справятся. Не беспокойтесь, Перси.



         Слуги подступают к Елизавете, шуты путаются у них под ногами.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (увёртываясь от слуг).


Пум-пум-пум-пум!


Это бархатное платье


Мне супруг твой подарил.


Попросила показать я,


Как он жёнушку любил!


И-и-их! И-и-их! (Подпрыгивает.)



ПОСЛАННИК ВАТИКАНА (возмущённо).


Какие варварские танцы


Отплясывают при дворе


Короля Ричарда Третьего!


Я напишу об этом  в Ватикан!



        Елизавета Йорк подскакивает к нему и задирает юбку, показывая приспущенные сзади панталоны.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК. Бе-е-е-е!



ПОСЛАННИК ВАТИКАНА (испуганно). Она одержима дьяволом!



               Шут с дудкой похабно дудит ему в ухо.



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно слугам).


Вы что, не слышали приказа королевы?!


Убрать её! И этих дураков вывести вон!



         Увернувшись от слуг, Елизавета Йорк и шуты останавливаются перед троном короля.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК (глядя на короля).


Пум-пум-пум-пум!


Я напьюсь сегодня пьяной,


Выйду под вечер гулять.


Я моложе и румяней,


Будешь ты меня... (Кривляясь, стонет.)


Мм-ох-ох-ох!  (Расстёгивает на себе платье.)



КОРОЛЕВА АННА (гневно).


Гоните её прочь отсюда!


А танцы пусть возобновят


Красиво и достойно, как


Подобает нашему двору!..



                Слуги выволакивают упирающуюся Елизавету Йорк. За нею, продолжая играть, торжественно, как на параде, выходят шуты. Брекенбери подходит к королю Ричарду.



БРЕКЕНБЕРИ.


Милорд, позвольте её в Тауэр отправить


За этот мерзкий, возмутительный поступок!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О чём вы говорите, Брекенбери?!


Отправить в Тауэр племянницу родную,


Да ещё в праздник Рождества Христова?!


Кто знает, что там с ней произойдёт?!..


Ни в коем случае! Начнутся пересуды...


Иль вы забыли, чем это грозит?..



               Брекенбери с поклоном отходит.



КЭТСБИ.


В лице посланника она над церковью


Глумится. А это значит, богохульствует,


Милорд! Её арестовать  необходимо.


И передать церковному суду! Пускай


С ней разбираются, как с одержимой бесом.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А отвечать за разбирательство придётся мне?


С меня хватило Гастингса, мой добрый Кэтсби!



ПЕРСИ.


Позвольте, государь,  вмешаться личной страже!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Приставьте к ней охрану понадёжней,


Чтоб она снова не испортила нам


Праздник.



ПЕРСИ.


Будет исполнено, мой государь! (Откланивается и уходит.)



РЭТКЛИФФ (с иронией).


Здесь стража не поможет. Нужно войско...



ЛОВЕЛЛ.


Вы слишком мрачно шутите, друг Рэтклифф.


Хотя девчонку не мешает приструнить...



КЭТСБИ.


Вы даже знаете, как это сделать?



ЛОВЕЛЛ (с иронией).


Тут я согласен с Рэтклиффом: понадобится войско.



КЭТСБИ.


Достаточно и одного монаха, чтобы


Молитвою в ней беса укротить. (К Ричарду.)


Боюсь, мой государь, вам следует


Вмешаться. В этом вопросе


Компромиссы невозможны!



КОРОЛЬ РИЧАРД (раздражённо).


Её прогнали! Она больше не вернётся!


Не придавайте этому значения, Кэтсби!



ДИЕГО де ВАЛЕРА (возмущённо).


Какой скандал! Позор на всю Европу!


Я напишу моим правителям в Испанию


Про осквернение Праздника  Святого


Здесь, при дворе английского монарха!


Какая мерзость! Это просто дико!



АРЧИБАЛЬД УАЙТЛОУ (взволнованно).


Не представляю, как мне написать


Об этом достойнейшему государю


Моему, Якову Третьему...



НИКОЛАС фон ПОППЕЛАУ (невозмутимо).


А вы, сэр, напишите так: «На балу


В честь Рождества Христова при


Дворе короля английского, Ричарда


Третьего, было уделено слишком


Много внимания танцам и веселью...»



АРЧИБАЛЬД УАЙТЛОУ.


И только-то?..



НИКОЛАС фон ПОППЕЛАУ.


И к этому добавьте: «Елизавета


Йорк на бал явилась в платье,


Как у королевы.». Об остальном


Не трудно догадаться... Ваши


Правители вас и без слов поймут.



АРЧИБАЛЬД УАЙТЛОУ (испуганно).


У них воображения не хватит


Представить себе всё, что здесь


Случилось!..



                 Бал продолжается. Придворные в изящном и грациозном танце двигаются по кругу. Гости начинают успокаиваться, постепенно настроение выправляется и веселье возобновляется.  Внезапно, в центр круга танцующих, сидя верхом на тех же двух шутах, напяливших на себя костюм красного дракона, всё в той же бутафорской короне и  расстёгнутом на груди красном бархатном платье, с чашей  в руке врывается Елизавета Йорк. Придворные в ужасе отступают.



ПРИДВОРНЫЕ (испуганно). Вавилонская Блудница! Смотрите, это Вавилонская Блудница!



        Елизавета Йорк останавливает «дракона» перед троном  и, торжествующе глядя на изумлённых короля и королеву,  поднимает чашу.



ЕЛИЗАВЕТА ЙОРК.


Я пью за моего кровавого дракона,


Чтоб он насытил вами своё чрево!


За страх и ужас, что придут с Тюдором!


За будущий апокалипсис Англии! (Выпивает и бросает чашу к подножью трона.)



КОРОЛЕВА АННА (гневно поднимаясь).


Взять её под арест!  И пусть


Не смеет выходить из комнат!


И чтоб не появлялась больше


Перед нами! Я полагаю, вы


Со мной согласны, государь? (Гневно смотрит на Ричарда.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (стараясь овладеть собой).


Да, разумеется, миледи,


Я согласен с вами. (Гневно, к охранникам.)


Где Перси?! Почему


Не выполнен приказ?!



ЛОВЕЛЛ (тихо).


Как выяснилось, стража тут бессильна...



               В зал вбегает всклокоченный и исцарапанный сэр Перси.



ПЕРСИ.


Милорд, мы попытались, но она...



КОРОЛЬ РИЧАРД (раздражённо).


Вы завтра объяснение дадите!.. (К охранникам.)


Немедленно арестовать Елизавету Йорк!



ЛОВЕЛЛ.


Что с вами, Перси?..   И в каком виде


Вы являетесь, на бал?..



РЭТКЛИФФ (с улыбкой).


Что там случилось, Перси, расскажите!..



ПЕРСИ (переводя дух).


Она закрыла меня в комнате своей...



ЛОВЕЛЛ.


На ключ закрыла или своим грузным телом?..



ПЕРСИ.


На ключ...



ЛОВЕЛЛ.


И вам пришлось сквозь стены пробиваться?



РЭТКЛИФФ (улыбаясь.)


Несчастный Перси!..



ПЕРСИ (вытирая лоб).


Это не смешно!.. Я завтра же


Подам в отставку...



ЛОВЕЛЛ.


Не беспокойтесь! Я уверен,


Что король простит вас...



РЭТКЛИФФ.


Во имя старой дружбы, полагаю...



          Охранники выволакивают Елизавету и шутов.



БРЕКЕНБЕРИ.


Ещё не поздно всё исправить, государь!


Позвольте наказать её примерно!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (раздражённо).


Но ведь не накануне Рождества!


Обсудим всё это потом, не торопясь...


Она и так уж нам испортила веселье!


Не будем осквернять святое торжество


Публичной поркой!



ЛОВЕЛЛ (тихо).


Тем более, что порка не поможет...



КЭТСБИ.


За осквернение праздника святого


Ей полагается костёр, не говоря


Уже об оскорблении государя!


Нет в нашем кодексе законов казни,


Которая её вину бы искупила...



КОРОЛЬ РИЧАРД (взволнованно).


Если она и вправду одержима, мы


Предадим её обряду экзорцизма и


Этим исцелим ей душу. И перестаньте


Говорить о наказании! Не омрачайте


Нам благословенный праздник!



КОРОЛЕВА АННА (всем).


Теперь  возобновим наш бал.


Пускай танцуют все и веселятся!



               Оркестр играет весёлую танцевальную музыку, но никто не идёт танцевать.



ЛОВЕЛЛ (наклоняясь к королеве).


Все так подавлены пророчеством, миледи,


Что даже чудо не исправит настроения.



КОРОЛЕВА АННА.


Если понадобится, совершим и чудо! (К Ричарду.)


Мне что-то захотелось в пляс пуститься! (В сторону.)


Когда ещё представится возможность?.. (К Ричарду.)


Что скажете, милорд?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Моё желание совпадает с вашим!


Давайте потанцуем, дорогая! Вы


Помните, как мы когда-то, в детстве,


Отплясывали этот танец  в Миддлхэме?


Мы были счастливы и веселы тогда.


Давайте  нынче тоже веселиться!


Да не смутят нас происки врагов! (Поднимаясь, подаёт королеве руку.)



КОРОЛЕВА АННА (берёт его за руку).


Конечно, будем веселиться, мой


Любимый!



                 Ричард и Анна выходят в центр зала и весело отплясывают зажигательный танец. Кружась за руку с Ричардом, королева Анна внезапно падает без чувств.



                                 ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина вторая.



             Авансцена представляет собой коридор в Вестминстер Холле возле спальни королевы. Входят леди Эллис и её дочь,  Елизавета Парр.



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Ну наконец-то наступило улучшение! А то


Бедняжка наша, королева, совсем уж было


Распрощалась с жизнью. Лежала, словно


Каменное изваяние, не принимала ни питья,


Ни пищи. Насилу удалось нам выходить её.


Зато когда к ней стали возвращаться силы,


Она потребовала, чтобы ей в покои принесли


И грудой на столе её сложили все те,


Направленные к ней, прошения и письма,


Что приходили за последний месяц. И тут же


Стала их просматривать и отмечать...



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


И снова завалила нас работой! Уж,


Лучше бы подольше поболела... Я


Так и не успела отдохнуть за это


Время, хоть не выхаживала королеву


И не сидела у её постели...



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Зато вы подружились с этой распутной


Дурочкой, Елизаветой Йорк. И как вы


Только можете общаться с этой подлой


Тварью! Неужто вы и вправду думаете,


Что она будет следующей королевой?



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Так говорят...



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Болтают разное, да только не поймёшь,


Где ложь, где правда. Вот говорят, что она


Бесом одержима, так в это я безоговорочно


Поверю. И почему король не отошлёт её


Подальше, в Шериф Хаттон, а терпит


При своём дворе? Не понимаю...



ЕЛИЗАВЕТА ПАРР.


Я слышу голоса. Сюда идёт король...



ЛЕДИ ЭЛЛИС.


Пора нам возвращаться, дорогая!


Мы можем быть полезны королеве.



                                              Уходят.



                Входят король Ричард и придворный врач.



ВРАЧ.


Я вам советую поторопиться, государь.


Эта болезнь обманчива. И ухудшение


Может наступить внезапно и привести


К печальному исходу.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И что вы посоветуете, доктор?



ВРАЧ.


Уговорите государыню отправиться


На север ещё до наступления весны.


Как знать, быть может нам удастся


Перехитрить болезнь, или хотя б


Её развитие замедлить.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ей раньше помогал целебный воздух


Миддлхэма, но теперь этот замок,


Некогда любимый, напоминать ей будет


О смерти нашего единственного сына.


Я не рискну туда отправить королеву...



ВРАЧ.


Ну так отправьте её в Скарборо, милорд.


Она так счастлива была там прошлым летом...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Благодарю вас, доктор.


Я подумаю об этом. (Кивает ему.)



                   Врач откланивается и уходит.



                              ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина третья.



            Стены коридора раздвигаются и Ричард входит в покои королевы.  Анна сидит за столом и просматривает бумаги.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я рад, что вы уже встаёте, дорогая!


Как чувствуете вы себя сегодня?


Не рано ль вам к работе возвращаться?


Позвольте мне взять на себя все эти письма. (Собирает бумаги.)


Я просмотрю их и отвечу по порядку.


Вам следует сейчас побольше отдыхать,


Чтобы не вызвать обострения болезни.



КОРОЛЕВА АННА.


Благодарю вас, мне уже намного лучше.


Что слышно при дворе? Как поживают


Гости? Обмениваются впечатлениями


О бале? Мне жаль, что я вам омрачила


Праздник этим ужасным обмороком, мой


Любимый. Но меня слишком потрясло


Чудовищное поведение на балу нашей


Племянницы, Елизаветы Йорк. И этот


Её жуткий маскарад и омерзительный


Дракон зелёный, и это предсказание


Её об апокалипсисе Англии грядущем...


Ведь вы же не допустите его, мой ангел?!


Не стоит нам прислушиваться к безумным


Бредням глупой, взбалмошной девчонки,


Но почему-то мне не по себе с тех пор!


Её пророчество мне не даёт покоя...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я не хотел напоминать вам, дорогая,


Про тот ужасный случай на балу, но


Раз уж вы о нём заговорили, осмелюсь


Попросить у вас совета. Есть опасение


Насчёт Елизаветы Йорк. Не знаю я,


Чем объяснить её такое странное


И возмутительное  поведение. Вот


И подумалось: а что если и вправду


В неё вселился дьявол, и ей необходима


Помощь осведомленного в этих делах


Священника, чтобы очистить душу?


Что скажете? Согласны вы со мной?



КОРОЛЕВА АННА.


Похоже, вы всё усложняете, мой ангел.


К чему привязывать влияние тёмных сил?


Не думаю, чтобы она сносилась с ними.


В её поступке вижу я бесстыдство, а также


Зависть, ревность, глупость и нахальство,


Вполне достаточное, чтобы совершить всё


Это. К тому ж она развращена примерами


Дурными её родителей – отца, прелюбодея,


И матери, жестокой интриганки. Из этого


Сложились и все её ужасные поступки –


Порочные и подлые интриги и вопиюще


Наглое, безнравственное поведение на балу.


Её родители уж так её растлили, что там


И дьяволу работы не осталось! Зачем же


Нам приумножать напасти, что издавна


Преследуют английский трон? Достаточно


Нам было извращенцев, развратников и


Слабоумных королей на английском престоле!


Сверх меры было злобных королев, что наш


Народ тиранили бесстыдно, так не хватало


Нам ещё и одержимой дьяволом, низложенной


Принцессы! Ну, проведём мы с ней этот обряд


Изгнания беса, кто  замуж после этого её


Возьмёт? А вы ведь собирались её замуж


Выдать за принца Мануэля, чтоб в Португалии


Династию Плантагенетов возродить. А после


Ритуала этого её придётся  в монастырь


Отправить с уставом изнурительным и строгим,


Чтоб дьявол снова к ней дорогу не нашёл.


Тут и начнутся разговоры, пересуды: «Опять


Обидели несчастную сиротку жестокие король


И королева!». Поднимутся волнения в стране,


Ускорится вторжение  Тюдора, он приплывёт


Сюда невесту вызволять. Тюдор её возьмёт


С любым пороком. А вам придётся подавлять


Восстание в королевстве и популярность ваша


Снизится в народе. Тюдор этим воспользуется


Непременно, чтоб в Англии возобновить войну


Гражданскую между Ланкастером и Йорком.


И сам же оппозицию возглавит и будет новые


Восстания поднимать. И сколько ещё крови здесь


Прольётся, пока война эта братоубийственная


Не утихнет! И всё из-за сумасбродной выходки


Развратной, подлой, взбалмошной девчонки!


Она озлоблена и жаждет отомстить, – вот в чём


Причина! Когда б мы не должны были быть


Так терпимы и снисходительны к сиротке этой,


Давно бы по всей строгости закона её судили.


Она сейчас напугана своим проступком и для


Себя ждёт самой страшной кары, что полагается


За оскорбление государей. Вот этот страх и это


Ожидание расплаты и будет для неё самым


Тяжёлым наказанием. Так что оставьте всё,


Как есть, без изменений. После того, как она,


Сидя под арестом, спокойно поразмыслит о


Своём поступке, одумается и прощения попросит,


Отправьте её к сёстрам, в Шериф Хаттон. Меня


Лишь откровения её пугают, но всё же я надеюсь,


Мой любимый, что сможете вы победить Тюдора


И не допустите, чтоб наш благословенный край


Стал новым логовом зелёного дракона,


Что на гербе его изображён.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Всё сделаю, что от меня зависит! Но я вам


Новость сообщить хотел другую: о подготовке


К переезду принцев в Бургундию...



КОРОЛЕВА АННА.


Вы их уже отправили туда?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Закончены формальности, мой ангел,


И деньги на содержание принцев и их


Двора за этот год, в размере трёх тысяч


Фунтов стерлингов я уже выплатил.


В Кале доставит их известный вам


Джеймс Тирелл, оттуда он  перевезёт их


В Бургундию и передаст моей родной


Сестре, Бургундской герцогине,


Маргарите. А я и дальше буду с ней


Расчёт вести, оплачивая содержание


Принцев.



КОРОЛЕВА АННА.


А как же сами принцы?..



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Они позднее будут переправлены туда,


Поближе к середине марта, когда условия


Для навигации благоприятней станут.


Они ведь не поедут в Дувр, а двинутся по воде


Из Саффолка, поэтому я должен быть уверен,


Что их корабль в пути со льдами не столкнётся.



КОРОЛЕВА АННА.


Скорей бы уж они туда добрались!


По крайней  мере, я вздохнула бы свободней


И ноша тяжкая свалилась бы с души...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я не хотел бы, чтобы к середине марта


Вы оставались в Лондоне, мой ангел.


Это опасно для здоровья вашего и жизни,


Поскольку в эту пору ваш недуг всего


Скорее обостриться может. Необходимо


Вам отправиться на север, в Йоркшир,


Уже сейчас, когда вас отпустила слабость.


Холодный горный воздух вам поможет


Перехитрить опасную болезнь и переждать


Период обострения в условиях удобных,


Безопасных. Что скажете на это?



КОРОЛЕВА АННА.


А вы со мной поедете  на север?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Не дальше Ноттингема, дорогая, что равно


Удалён от всех периферийный графств!


Иначе затруднения возникнут со временем


Доставки почты, и сроки управления страной


Замедлятся, а этого я не могу себе позволить.


Так что придётся, видно, нам с вами расстаться


До конца весны, а может быть до лета, или осени.


Когда же летом вторгнется Тюдор, я отобью его


Вторжение тем успешней, чем более спокоен


За вас буду и уверен, что вы здоровы и находитесь


В далёком от сражений, безопасном месте.



КОРОЛЕВА АННА.


Я буду там, где вы! Иначе не поеду!


К тому же у меня работы много.


Из-за болезни её столько накопилось,


Что мне вовек её не разобрать! Смотрите,


Вот ещё прошений груда и это только те,


Что неотложны! И всё это – заботы наших


Подданных, их беды, судьбы их разбитые,


И в  каждом свитке – горе! Взгляните: вот (Берёт один свиток.)


Здесь девицу разлучают с женихом и замуж


Выдают насильно за старого вдовца. А здесь (Берёт другой свиток.)


У вдовы сына отбирает родня её покойного


Супруга, желая завладеть его наследством.


У них и судьи уж подкуплены, наверно!


И всё предрешено!  Сплошное беззаконие


Кругом, а я поеду отдыхать на север?! (Бросает свитки на стол.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (гневно).


Как это так, судьи подкуплены?! Где?


Почему! Отдайте это дело мне, я его


Забираю под контроль свой личный! (Забирает свиток.)


А за судьбу вдовы не беспокойтесь:


Пока я жив, я не позволю произволу


Победу одержать над справедливостью,


Порядком и законом! Вы близко к сердцу


Принимаете чужое горе и чаще всего то,


Что так похоже на наши с вами прошлые


Невзгоды. И нас до свадьбы разлучали


Так же, и сына отобрал жестокий рок.


И всё же нас несчастья не сломили...



КОРОЛЕВА АННА.


Но есть предел и нашей силе, мой


Любимый! Я не сумею быть за вас


Спокойной, когда расстанемся мы


С вами так надолго! В разлуке я от


Беспокойства и тоски сил больше


Потеряю, чем от своей болезни, и


Тем её течение ускорю. Так что нет


Смысла отдалять меня отсюда! Где вы,


Мой ангел, будете, там также буду я!


На этом свете, или на том – не важно!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но доктор нам советует не медлить и всё


Решить в ближайшие несколько дней...



КОРОЛЕВА АННА.


Я уже всё решила, мой любимый!


Когда бы мы не ждали этим летом


Вторжения Тюдора, я бы, возможно,


Ещё согласилась расстаться с вами


На два месяца, не больше. Я срока


Большего не выдержу в разлуке. Я


От отчаяния, от страха вас потерять


И от тоски умру! Вы меня знаете!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я знаю это, ангел мой! Не знаю только,


Что теперь нам делать!..



КОРОЛЕВА АННА.


Оставить всё, как есть! Другого нет


Решения. На всё Господня Воля, мой


Любимый! Всевышнему решать, нам


Покоряться. Срок моей жизни


Предопределён. Поэтому мне лучше


Оставаться с вами здесь, в Лондоне.


И если суждено мне в марте умереть,


То я смогу хотя бы попрощаться с вами.


И рядом с вами буду до последних дней.


А мне другого счастья и не надо!..


И попросите за меня врача, чтоб


Перестал лечить меня кровопусканием,


Ведь вместе с кровью я теряю силы,


А мне хотелось бы их поберечь для вас.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я посоветуюсь с врачом, родная,


И сделаю всё так, как вам угодно.


Вы правы, как всегда, мой добрый


Ангел: на всё Господня Воля, мы ей...


Подчинимся... И пусть за нас


Решает Провидение. (Целует её.)


Но мне не нравится, любимая моя,


Что вы себя так загружаете работой!


Вам следует дождаться полного


Выздоровления!..



КОРОЛЕВА АННА.


Ну, этого я никогда уж не дождусь,


А времени нельзя терять впустую.


Ведь неизбежного никак не миновать,


Поэтому мне следует спешить, чтоб


Всё намеченное поскорей закончить.


Остаток дней я посвящу работе. Всё


Лучше, чем лежать без сна в постели


И в потолок от скуки пялиться или


Под пологом тяжёлым задыхаться.


Успею ещё належаться в темноте!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы ещё можете шутить над этим?..



КОРОЛЕВА АННА.


Над смертью? Почему же нет? Решила я


Перехитрить костлявую старуху и слово


Твёрдое себе дала до дней последних


Сохранить весёлость и трудоспособность,


И бодрость  духа, и решительность, и волю.


А вот когда закончу все дела на этом свете,


Прошений больше принимать не буду, тогда


Вот лягу и помру, коль захочу, а так могу и стоя


Умереть, мне некогда разлёживаться, милый! (Перебирает свитки на столе.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (грустно улыбаясь).


О, Анна, вы неподражаемы сегодня!



КОРОЛЕВА АННА (обнимает его).


Сегодня я хочу весёлой быть, мой ангел!


Сейчас сюда сбегутся камеристки


И к ужину меня нарядно приоденут.


Я выйду ко двору. А после ужина


Отправимся в капеллу и будем слушать


Музыку любимую мою... и вашу тоже.


А после этого вернёмся в нашу спальню


И смело предадимся наслаждению. Хоть


Врач и запретил делить нам ложе, его


Мы не послушаем сегодня. Мне с вами


Хочется быть расточительной в любви


И щедрой...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Но доктор запретил вам утомляться,


Вам ваши силы следует беречь!..



КОРОЛЕВА АННА.


Ну тогда вам придётся их за двоих


Растратить! Вы к этому готовы, мой любимый?..



КОРОЛЬ РИЧАРД (целует её).


Всегда! Всегда! Бесценная моя!


Моя отрада! Счастье моей жизни!


Моё неиссякаемое, вечное блаженство


В твоей любви, сокровище моё! Так мы


Увидимся за ужином?! О, я ещё не верю! (Обнимает её.)



КОРОЛЕВА АННА.


Да, дорогой! И каждый вечер после ужина


Будем ходить в капеллу, чтоб чувства наши


Музыкой насытить и тем усилить наше


С вами счастье и жар неиссякаемой любви,


Что в этом мире, всех смертей сильнее! (Целует его.)



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А в мире будущем у нас не будет смерти,


Лишь нескончаемая, вечная любовь! (Сливаются в поцелуе.)



                           ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина четвёртая.



              Покои принцессы Анны де Божё в замке Амбуаз. Входят Анна де Божё и епископ Мортон.



АННА де БОЖЁ.


Я слышала, здоровье королевы Анны


Резко ухудшилось в последнюю неделю.


Вы полагаете, её дни сочтены?



МОРТОН.


Уверен, до весны не доживёт. У неё


Нет даже сил переносить лечение...



АННА де БОЖЁ.


Откуда у неё эта чахотка?.. Ведь Ричард


Окружил её комфортом и роскошью и все


Её желания выполняет со дня их свадьбы...



МОРТОН.


Эта история случилась до их свадьбы... После


Победы Йорка в битве при Тьюксбери, где


Был убит первый супруг вашей подруги, Анны,


Эдуард Ланкастер… Вы его знали, госпожа?



АННА де БОЖЁ.


Ещё бы! Мы с Жанной с разрешения отца


Были подружками невесты у неё на свадьбе!..


Её насильно замуж выдали за Эдуарда для


Заключения политического и военного союза


Между её отцом, великим полководцем, графом


Уорвиком, и  матерью Эдуарда Ланкастера,


Бывшей английской королевой, Маргарет Анжу.



МОРТОН.


Союз этот распался после поражения войск


Ланкастера в битвах при Барнете, где был


Убит граф Уорвик, и при Тьюксбери, где погиб


Эдуард Ланкастер. После того, как Анна


Овдовела, и  Ричард с разрешения короля


Возобновил помолвку с ней и подписал их


Брачный договор, в котором он за  Анной


Взял половину всех земель и замков её отца,


Могущественного графа Уорвика. Другую


Половину унаследовала её старшая сестра,


Изабелла, жена старшего брата Ричарда,


Георга Кларенса. Но из-за близкого родства


Ричарда с Анной, что приходилась ему из-за


Брака его брата сводною сестрой, а кроме


Этого и по родству была ему двоюродной


Племянницей, их свадьба состояться


Не могла без разрешения на брак от Папы.


Ричард отправил в Ватикан запрос, а его


Брат, король Эдуард Четвёртый, на время


Ожидания ответа отправил его к будущему


Месту службы, на север, в пограничные


С Шотландией районы. Анну оставили на


Попечении её сестры, Изабеллы, и её мужа,


Герцога Кларенса…



АННА де БОЖЁ.


Родного брата Ричарда…



МОРТОН.


Но герцог Кларенс тогда заговор замыслил.


Он собирался свергнуть короля Эдуарда и


Самому занять его престол. Мечтал собрать


Для этого большое войско…



АННА де БОЖЁ.


Ему понадобились деньги Анны?..



МОРТОН.


Да, вторая половина состояния его тестя,


Графа Уорвика, две дочери которого были


Тогда богатыми наследницами…



АННА де БОЖЁ.


Но брачный договор Анны и Ричарда уже


Подписан был на тот момент, и по закону


Анна не могла уже распоряжаться своим


Имуществом…



МОРТОН.


Поэтому-то Кларенс и решил избавиться


От Анны, чтоб самому до её свадьбы


С его братом, Ричардом, и унаследовать


Всё её состояние. С согласия Кларенса


Похитили бедняжку Анну и содержали


В отвратительных условиях, морили


Голодом и холодом её…



АННА де БОЖЁ.


И из-за этого она чахоткой заболела?



МОРТОН.


Едва в живых осталась!.. Но Изабелла


Сообщила Ричарду об исчезновении


Анны, и он примчался в Лондон, чтобы


Её сыскать. И после долгих поисков, уже


Отчаявшись её найти, он её обнаружил


В доме слуги своего брата, Георга


Кларенса. Ну, после этого они судились


С братом из-за приданного несчастной


Анны. И Ричард его отсудил, при этом


Уступив Георгу свою почётную и очень


Выгодную должность Великого Констебля


Англии. А после свадьбы Ричард увёз Анну


В Миддлхэм, где удалось замедлить ход её


Болезни. Но когда Анна стала королевой


И ей пришлось покинуть Миддлхэм, недуг


Возобновился с новой силой. А тут ещё


Прибавились тревоги  из-за восстания


Поднятого Бекингемом…



АННА де БОЖЁ.


…При вашем соучастии, епископ Мортон…



МОРТОН.


Прибавились переживания  из-за клеветы,


Которой очернили её мужа из-за мнимой


Смерти двух принцев в Тауэре, которых,


Якобы, по его приказанию задушили...



АННА де БОЖЁ.


...И эту клевету как часть вашего плана


Вы сами же придумали,  епископ…



МОРТОН.


...Потом ещё прибавились страдания из-за


Внезапной смерти их единственного сына...



АННА де БОЖЁ.


...Убитого по вашему приказу её же


Матерью, бывшей графиней  Уорвик.



МОРТОН.


...Потом интрига с клеветой о связи Ричарда


С его племянницей, Елизаветой Йорк, которую,


Чего греха таить, я сам и направлял, чтоб после


Смерти Анны посредством этих слухов поднять


В Англии новое восстание против Ричарда...



 АННА де БОЖЁ.


А это уже было через край! И окончательно


Сломило её волю к жизни… Бедняжка Анна!


Ричард был её последнею опорой, (Плачет.)


Единственной надеждой и отрадой…



МОРТОН.


Зачем так огорчаться, госпожа?.. Вам Анну


Жалко?.. За чистоту её души и кроткий


Нрав пред нею небеса свои врата откроют,


И Ричард там соединится с ней, ибо и он


Сподобится этой великой чести, как всякий


Воин, что в бою погибнет, сражаясь за свою


Отчизну. Вы не расстраивайтесь так, мадам.


Пойдёмте в церковь... Молитвы облегчат


Вашу печаль.



АННА де БОЖЁ (смахивает слезу).


А знаете, чего бы мне сейчас больше


Всего хотелось? Послать письмо моей


Подруге Анне и пожелать скорейшего


Выздоровления! А Ричарду желала б я


Удачи, выносливости, стойкости и сил,


Чтоб пережить ниспосланное испытание...



МОРТОН (гневно).


И чем бы всё это закончилось, мадам?


Возобновлением дипломатических


Переговоров с Англией с последующей


Выдачей Тюдора и окончательной


Потерей земель Плантагенетов здесь,


Во Франции?.. Вы этого хотите?!..


Хотите Францию оставить без


Нормандии и Гьени?!..



АННА де БОЖЁ (вытирает слёзы).


Нет, не хочу!.. Но не могу сдержаться!..


И сил нет, устоять пред состраданием


К Анне!.. И потом, мне действительно


Хотелось бы установить мир с Англией!..


Но, как однажды говорила Анна: «Желание


Единой капли ещё не поворачивает реки


Вспять!»...



МОРТОН.


Вы правы, госпожа, на всё Господня


Воля. Когда вы так настроены печально,


Не лучше ли молитвам вам предаться?



АННА де БОЖЁ.


Я помолюсь за Ричарда и Анну.


Пускай над ними сжалится Господь


И облегчит их скорую разлуку.



МОРТОН (тихо).


Надеюсь, что она недолгой будет...



                                        Уходят.



          ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина пятая.



          Спальня королевы Анны в Вестминстер - Холле. Анна лежит в постели. У её изголовья стоит врач. В стороне от кровати стоит рабочий стол Анны,  заваленный свиткам писем и прошений.  Подходя к двери её спальни,  Ричард сталкивается с выходящим из комнаты врачом.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Что скажете о состоянии королевы,


Доктор? Есть ли хоть малая надежда


На выздоровление?



ВРАЧ.


Крепитесь, государь, всё в руках Божьих!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я это уже слышал! Что ещё?!



ВРАЧ.


В ближайшие несколько дней всё решится...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И это всё?



ВРАЧ.


Старайтесь её приободрить, развлечь.


Ей тяжело сейчас.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, конечно... Священник к ней приходит?



ВРАЧ.


Да. Каждое утро. И исповедует её,


И причащает святых даров. Сегодня


Тоже приходил перед моим визитом.


Я вечером наведаюсь к ней снова. (Кланяется и уходит.)



                Король Ричард заходит в спальню королевы и подходит к её постели.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну, как вы, ангел мой? Как себя


Чувствуете нынче утром? (Целует её.)



КОРОЛЕВА АННА.


Вы встретились с моим врачом?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, только что. Он мне сказал,


Что ваш  недуг уже вас покидает.



КОРОЛЕВА АННА.


Чтобы в ближайшие несколько


Дней уступить место смерти.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Зачем грустить? Врач уверял меня,


Что вся опасность уже позади.



КОРОЛЕВА АННА.


Какой сегодня день, любовь моя,


Число какое?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Шестнадцатое марта, дорогая.



КОРОЛЕВА АННА.


Да, вспоминаю, – день затмения солнца.


Астролог короля Людовика мне говорил


О нём и указал в календаре на эту дату.


Нехорошо, что этот день совпал с моей


Болезнью. Недобрый знак для всего дома


Йорка, чьё солнце яркое уж боле двух


Десятков лет так царственно и горделиво


Озаряет наши владения на прославленном


Гербе. А что придворные? Пошли смотреть


Затмение?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Вы тоже на него взглянуть хотите, моя радость?



КОРОЛЕВА АННА.


О нет, благодарю, милорд, за предложение,


Но у меня и так в глазах темнеет. Но вам,


Наверное, хотелось бы его увидеть? Ведь


Всё же это необычное явление и довольно


Редкое. Когда ещё представится возможность!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


О, нет, мой ангел! Я хочу видеть только вас!


Вы – моё солнце, моя жизнь, мой свет, моя


Любовь навеки! Никто и никогда не разлучит


Нас! Ни в этой бренной, скоротечной  жизни,


Ни в вечной, будущей. Где бы мы ни были...



КОРОЛЕВА АННА.


Вы будете на небесах, любимый мой,


Я это знаю! Где вам и быть ещё при


Вашей честной, благонравной жизни?


Конечно, только там! И я у Господа


Того же попрошу: всегда быть только


С вами, мой любимый, и с нашим


Милым сыном, Эдуардом.


Я  в это верю! И молюсь об этом...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Так и будет! Мой ангел, время ли сейчас


О смерти думать? Вы выздоравливаете! И


Ваш врач мне сам об этом говорил сегодня.


Вам нужно лишь самой поверить в свои силы


И отогнать болезнь, как... злобную старуху.



КОРОЛЕВА АННА.


... Безносую, в чёрном плаще, с косой...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну вот, вы уже шутите и улыбаетесь! Я этому


Рад. И у меня для вас есть радостная новость:


Мне сообщили, что наши племянники, сыновья


Короля Эдуарда, два отстранённых от престола


Принца, что всё еще считаются в народе


Задушенными по моему приказу в Тауэре...



КОРОЛЕВА АННА (болезненно морщась).


О Господи!  Когда придёт конец этим


Наветам?!.. Так что ещё с ними случилось?



КОРОЛЬ РИЧАРД (радостно).


Они благополучно прибыли в Бургундию!


Теперь находятся под покровительством моей


Сестры, бургундской герцогини Маргариты.



КОРОЛЕВА АННА (улыбаясь).


Ну наконец-то долгожданное событие


Свершилось! Я благодарна вам за эту


Новость, мой любимый. Надеюсь, они


В полной безопасности там будут


И не доставят беспокойства герцогине.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну младшенький-то – сорванец! Скучать ей


Не позволит. Во всём похож на своего отца,


Короля  Эдуарда. А старший рассудительнее


Будет и не доставит никаких хлопот.



КОРОЛЕВА АННА.


Они там будут жить под вымышленными


Именами, или под своими?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Ну это как удобней герцогине. Но главное,


Они уже подростки и не забудут детства


Своего и благородного происхождения.



КОРОЛЕВА АННА.


Надеюсь, на английский трон они уже


Претендовать не будут...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Разве что в самом крайнем случае, мой ангел,


Если понадобится сохранить династию


Плантагенетов и восстановить дом Йорка.


Теперь мы, наконец-то, сможем отправить


Их сестру, Елизавету Йорк, вместе с их


Матерью, Елизаветой Вудвилл, на север,


В Йоркшир, в замок Шериф Хаттон. Они


Уже не помешают нашим планам и связи


С принцами, в обход контроля моего,


Не восстановят, не втянут их в опасную интригу,


Или какую-нибудь политическую авантюру...



КОРОЛЕВА АННА.


Так, значит, для того терпели мы так долго


И происки коварные двух этих интриганок,


И провокации, и козни, чтоб принцев от них


Спрятать понадёжней?



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Да, именно для этого, мой ангел, –


Чтоб гарантировать им политическую


Безопасность. А допусти я к ним


Елизавету Вудвилл перед отъездом их


В Бургундию, позволь ей связываться


С ними напрямую, хотя б из Йоркшира,


Из замка Шериф Хаттон, она бы тут


Такого натворила, воспользовавшись


Предоставленной свободой, что мы бы


И вовек не оправдались за все последствия


Её поступков.



КОРОЛЕВА АННА.


И вы поэтому удерживали при дворе


Елизавету Вудвилл с дочерью, сопротивляясь


Морю клеветы и наглому напору этой глупой


Девки, рискуя репутацией своей и честью,


Моим доверием к вам, покоем и любовью,


Чтобы племянников от этих двух злодеек


Оградить? Вы для того и находили отговорки,


Чтоб удержать их под своим надзором?.. А


Я тогда не знала, что и думать, и вам ещё


Нотации читала... А вы пошли на это ради


Принцев, чтобы не сделать их предметом


Шантажа и политической торговли,


Интриги, подкупа, иль подлых провокаций,


Чтобы опасности их жизни не подвергнуть...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я причинил вам многие страдания,


Но я не мог их жизнью рисковать!


Поймёте ль вы меня, мой светлый (Наклоняясь к ней.)


Ангел? Простите ли?



КОРОЛЕВА АННА.


Ну разумеется, мой дорогой, я вас прощаю...  (Гладит его по руке.)


Я понимаю, как вам трудно было


Всё это вытерпеть, и не сержусь на вас!



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Я благодарен вам за вашу доброту,


Что для меня сокровищ всех дороже. (Целует её руку.)


Но вы мне не сказали, дорогая,


Как ваше самочувствие сегодня?..



КОРОЛЕВА АННА.


Получше, чем вчера! И дышится мне


Легче! И даже хочется работою заняться.


Вы видите там груду свитков на столе?


Всё это – письма и прошения ко мне,


Но часть из них уже просрочена из-за


Моей болезни. Я собиралась их сегодня


Просмотреть, чтобы принять решение и


Ответить. Мне тяжело бездельничать,


Поверьте! Работа для меня – самое лучшее


Лекарство, как и для вас, любезный  мой супруг...



КОРОЛЬ РИЧАРД.


И в этом мы похожи, дорогая! Но


О прошениях вы не беспокойтесь.


Я их сегодня передам на рассмотрение


Виконту Ловеллу. Он и решение


Примет, и ответит.



КОРОЛЕВА АННА.


Я Ловеллу не доверяю, друг мой!


Вы знаете, что у меня на это есть


Причины после той выходки его


Скандальной с несвоевременным


Прошением  на земли, что подал


Он на рассмотрение в Парламент,


Подбив и Джеймса Тирелла на эту


Глупость. Нет, если вы хотите мне


Помочь, мой ангел, то передайте


Эти свитки Кэтсби. Он добр и честен,


Служит вам примерно. К тому ж


У нас с ним много общих взглядов.


Я часто с удивлением замечала, как


Наши с ним суждения совпадают.


Не знаю даже с чем это связать...


Когда меня не станет, мой любимый,


Вы чаще следуйте его советам.


Уверена, им можно доверять. Он –


Самый преданный из всех ваших друзей.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


А про врагов моих мне ничего не скажете,


Мой ангел?



КОРОЛЕВА АННА.


Из всех врагов остерегайтесь братьев


Стэнли – коварных, изворотливых и лживых.


Их сыновей и прочую родню, что связана


С Тюдором, прочь гоните! Ведь через них


Тюдор и будет строить козни и вам вредить


Пред будущим вторжением и тем сражением,


В котором и решится дальнейшая судьба


Нашей державы, династии Плантагенетов


И их земель, дарованных нам Богом, – тех,


Что клялись вы защищать ценою жизни.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


Клянусь! За них сражаться буду насмерть!



КОРОЛЕВА АННА.


Так будьте бдительны! Остерегайтесь братьев


Стэнли! Не потакайте им даже для виду, для


Уловки. Ведь вы так часто делали им ложные


Уступки, что сами перестали замечать, как к ним


Привыкли. А ведь когда-нибудь из-за такой


Потачки вы сами, незаметно для себя, рискуете


Попасть в какой-нибудь простой и неприметный,


На вас коварно ими же расставленный  капкан.



КОРОЛЬ РИЧАРД.


В какой капкан, любимая моя?!



КОРОЛЕВА АННА.


Ах, если бы мне знать, какой они капкан


Расставят, уж, верно, я смогла бы вас


Предостеречь точнее! И как мне жаль,


Любимый мой, бесценный, что я так рано


Покидаю вас! Ох, ангел мой, как же мне


Хочется поцеловать вас крепко-крепко!


Как в прежние, счастливейшие времена!


Жаль, доктор запретил! А то без поцелуя


Я ни за что б не отпустила вас сегодня!..


Любовь моя, мне протяните руку... Вот


Так. Теперь я поцелую её здесь и здесь...


О Господи! Нет, нет! Я не могу сейчас


Расстаться с вами! Это превыше моих


Сил – уйти от вас, когда мы с вами


Ещё так молоды, полны надежд, желаний,


Жажды радости и жизни! Я не хочу


И не могу повиноваться року! И у меня


Нет сил оставить вас и нет уж сил остаться


И отогнать болезнь, отпугивая смерть


Усилием воли, что ещё держится одной


Моей любовью к вам, мой дорогой, моим


Единственным желанием быть рядом с вами


И  жить только для вас, мой ненаглядный,


Мой единственный, любимый! (Целует его.)


Не позволяйте мне вас покидать!


Вы прикажите мне остаться, я останусь.


Я буду в ваших снах, мечтах, молитвах!


Когда понадобится вам мой совет, вы


Про меня подумайте, представьте, что


Я бы посоветовала вам на этот счёт


И смело действуйте. И пусть удача вам


Сопутствует во всём! А я за вас, мой друг,


Всегда молиться буду: здесь, на Земле,


Пока жива, и там на небесах, когда...


Ну что вы, ангел мой, прошу вас,


Перестаньте плакать! (Утирает ему слёзы.)


А то и я сейчас расплачусь вместе с вами.


Вот будет весело от этакой картины! (Смеётся сквозь слёзы.)


А я вот захочу и не умру! Назло нашим


Врагам поправлюсь скоро и ещё долго


Буду вашею женой. И даже нарожаю


Вам детей, хотите? (Ричард, плача, целует её руки.)


Ну, полно, ангел мой, прошу, не надо


Плакать! Мы ещё с вами победим Тюдора


И голову его насадим на кол и выставим


На обозрение народу. Я разгадаю их


Коварный план, поверьте! Ведь у меня


Для этого есть время, пока я здесь одна


Лежу, скучаю, я обо всём подумаю


Спокойно и сразу же вам сообщу, как


Только догадаюсь. Смотрите, вот этот


Шнурок возле моей кровати ведёт к тем


Колокольчикам, что в ваших покоях.


Чуть только осенит меня догадка, как я


Вам сразу её сообщу. Ну, а сейчас уже


Я не имею права вас ещё дольше здесь


Задерживать, любимый, и отвлекать


От важных государственных занятий.


Прошу вас, не тревожьтесь обо мне


И приходите вечером, когда освободитесь.


До вечера я  точно доживу. Ну, а теперь,


Идите... Мне почему-то очень неспокойно.


Как будто дело важное есть у меня,


Которого нельзя откладывать ни на минуту.


Простимся ненадолго поцелуем. Ах, нет,


Нельзя, ведь доктор запретил! А, впрочем,


Пусть! Забудем о запрете! Я так хочу, чтоб


Вы меня поцеловали! (Ричард целует её.)


Вот так! И ещё крепче! Да! Вот так! Вот так!


Ну, а теперь идите! Иначе я не смогу вас


Отпустить сегодня! А ведь у вас так много


Срочных дел! Идите же, сокровище моё, (Целует его.)


Мой драгоценный ангел, мой любимый!


Я вас прошу!  Расстанемся до вечера!..


Я обязательно дождусь вас!.. Обещаю!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (целует её)


До вечера, любимая моя! Если понадоблюсь,


Звоните в колокольчик. Я свитки забираю,


Отдыхайте!



             Забирает со стола свитки и уходит.



КОРОЛЕВА АННА.


О Господи, как одиноко в этой мрачной


Спальне! И сон нейдёт! Лишь навалилась


Слабость. И мысли путаются... И всё


Настойчивее возвращают меня к той


Загадке, которую мне разгадать пока


Не удаётся. Надо понять, как собираются


Наши враги победить Ричарда в бою?


И почему они настолько уверены


В своей победе, что на его венец


Дерзнули посягнуть? И почему они


Вдруг перестали  Ричарда бояться


Как короля и воина, когда он до сих пор


Сражения свои всегда выигрывал?


И в чём причина этой их внезапной


И непонятной храбрости? И почему


Мне вспоминается Карл Смелый, как


Только я подумаю об этом будущем


Сражении Ричарда с Тюдором? И всё


Мне кажется, разгадка где-то рядом.


Разгадка страшная! Ведь этот план


Как самый подлый и заведомо успешный


Составить мог только король Людовик,


Превосходивший всех своим коварством.


Он исходил из той конечной цели, что


Ричард непременно должен быть убит


В сражении. Но к Ричарду в бою так


Трудно подступиться. Как же они


Предполагают его там убить? Какой


Изъян они могли найти в его поступках,


Или устроить его где-то рядом, чтобы


В сражении Ричарда  подставить под


Неминуемый и сокрушительный удар?


Как можно это всё заранее устроить,


Предусмотрев успешный результат?


Задача трудная, но, всё же разрешимая.


И, тем не менее, я ей не нахожу решения!..


А иногда мне кажется, ответ сейчас


Найдётся. Мне надо лишь сосредоточиться


Получше... Ах нет, я не могу! В глазах


Темнеет и немощь тягостная сковывает


Мысли и дыхание... Ещё немного и ответ


Найдётся! Я это чувствую, я знаю... Да...


Поняла... Вот, что здесь главное... вот,


В чём для них загвоздка: ведь к Ричарду


В бою не подступиться... Загвоздка...


Гвозди... Но я куда-то падаю, в глухую


Темноту... Я засыпаю... кажется...



                      Луч света внезапно падаёт на лицо засыпающей Анны. Она с воплем просыпается и в лихорадочном возбуждении спрыгивает с постели.



КОРОЛЕВА АННА (с ужасом).


А-а-а-а! Не-е-ет! Нет! Не допусти


Господь! Нет, это слишком подло


Даже для Людовика! О, нет! Скорее! (В отчаянии дёргает шнурок звонка.)


О Господи! Ричард, услышь меня!..


Приди же, Ричард!.. Ты должен это знать!..



                               В комнату вбегает леди Тилни.



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Миледи, что за шум ? Вы встали?


Почему? Вам вредно! Немедленно


Ложитесь! Вам нельзя вставать! (Силой пытается уложить Анну в постель.)



КОРОЛЕВА АННА.


Оставь меня! Убери руки, ведьма!


Подлая тварь! Скорей беги за Ричардом!


Я приказываю! (Заходится кашлем.)



ЛЕДИ ТИЛНИ (удерживает её).


За каким Ричардом, миледи?


Не понимаю вас! И почему вы


Сердитесь? Ложитесь отдыхать!


Вам вредно разговаривать сейчас.


Смотрите, вы уже кровью постель


Запачкали!.. Я схожу за доктором...



           Леди Тилни медленно направляется к двери. Дверь открывается, и в комнату вбегает король Ричард. Анна бежит к нему. Леди Тилни обхватывает её сзади и пытается оттащить к кровати.



КОРОЛЕВА АННА (вырываясь и отталкивая её).


Прочь! (Заходится кашлем.)



КОРОЛЬ РИЧАРД (испуганно).


Что это? Что здесь происходит?



ЛЕДИ ТИЛНИ (обхватив Анну, тянет её к постели).


Ваша супруга... умирает! Ей надо лечь!..



КОРОЛЬ РИЧАРД (Отстраняет леди Тилни от Анны).


Оставьте её! Отпустите!



КОРОЛЕВА АННА (сквозь кашель).


Я... догадалась, ангел мой!.. Какую...


Они... для вас устроили ловушку...


Они... Вы... во время боя...



  Задыхаясь от кашля, Анна предостерегающе жестикулирует, отступая от Ричарда.



КОРОЛЕВА АННА (сквозь кашель).


Не покидайте рядов... вашего...


Войска... и не стремитесь... лично...


Атаковать... Тюдора... они... там...


Там... это гвозди...  Гвозди!..



ЛЕДИ ТИЛНИ (кричит,  заглушая голос Анны).


...Ну видно же, что она бредит, государь!



                 Анна, с отчаянием глядя на Ричарда,  хрипит и задыхается, беззвучно шевеля губами. Потом рывком устремляется к нему и замертво падает к его ногам.



КОРОЛЬ РИЧАРД (удивлённо).


Анна?.. (В отчаянии.) Анна!!! (Склоняется над ней.)




                               ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ. Картина шестая.



                  Открытая площадка перед дворцом. Придворные, – все, кроме ближайших сподвижников короля и королевы, – столпились и смотрят на небо. Вбегает, запыхавшись, леди Тилни.



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Уф, я не поздно? Ничего не пропустила? (Смотрит наверх сквозь  затемнённое стекло.)



ПРИДВОРНЫЙ.


Да не понять, то ли день сумрачный


Такой, то ли затмение уж началось...



ПРИДВОРНАЯ ДАМА.


А оно долго будет продолжаться?



ПРИДВОРНЫЙ.


Я знаю не больше вашего.



ПРИДВОРНАЯ ДАМА.


Для короля это недобрый знак.



ПРИДВОРНЫЙ.


Это недоброе знамение для дома Йорка...



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Вы знаете, что королева умерла?



ПРИДВОРНАЯ ДАМА.


Разве?



ЛЕДИ ТИЛНИ.


Да, только что. Теперь нахальная


Елизавета Йорк и мать её спесивая,


Елизавета Вудвилл, отправятся


На север,  в Шериф Хаттон...



ПРИДВОРНЫЙ.


Смотрите! Вот оно темнеет! Началось!



             Все смотрят вверх. Небеса стремительно темнеют. Средь сгустившегося мрака возникают красные всполохи света, высвечивая испуганные лица людей. Слышатся раскаты грома. Потом наступает тьма.



                                     КОНЕЦ.



© Copyright: Вера Эльберт, 2017


Свидетельство о публикации №217051502011

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Вера Эльберт



Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Вера Эльберт


Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   Вход для авторов   Регистрация   О портале       Стихи.ру   Проза.ру


Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.



Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.



© Все права принадлежат авторам, 2000-2017     Разработка и поддержка: Литературный клуб   Под эгидой Российского союза писателей   18+

<div style="position: absolute;"><img src="http://mc.yandex.ru/watch/548884" alt="" /></div>