КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 381197 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162835
Пользователей - 85828
Загрузка...

Впечатления

Foggycat про Конторович: Черная смерть (Альтернативная история)

... нужно бы добавить ещё одну метку: книга заблокирована по требованию читателей...)))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Давыдов: Московит (Альтернативная история)

самое забавное,что книга гораздо лучше,чем откровенно глупая аннотация.конечно,уровня "огнем и мечом"ждать не следует,но полтора корчевского можно поставить.жаль только сюжет очень рваный.очевидно автору посоветовали,что писать нелинейно и от третьего лица,это признак хорошего уровня,но когда действие прыгает от абзаца к абзацу,это бесит.но в целом вполне читаемо,особенно если не сильно заморачиваться исторической достоверностью.
альтернативная история все-таки...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Первушин: Собиратели осколков (Научная Фантастика)

Когда-то давно я читал данную книгу и она мне отчего-то запомнилась. Увидев ее на сайте... (вырезано цензурой) в разделе распродажа — купил и приступил к чтению вскоре после прибытия «бумажного носителя» по почте. Сама книга (как и вся серия «Перекресток миров», не путать с одноименной серией другого издательства) уже фактически перешли в разряд «букинистика» и специально (в магазине) фиг где найдешь... только по сайтам... В целом книга разделена на три части которые хоть и не связаны никакими общими персонажами, имеют явный «хронологический подтекст» последствий «недавнего прошлого».

Первая часть описывает события «недалеко» ушедшие от «нашей суровой действительности». В ней повествуется о поимке некого «злобного хакера» (прям в традициях Госдепа США) и «разборе полетов» происходящем в одном некоем закрытом спецподразделении... В остальном все тоже — несправедливость и безумство элит соседствует с нищетой и извечными проблемами... Один из центровых персонажей (хакер) решает (прям в стиле фильма) «с меня хватит» и решает ускорить «центробежные силы» направленные на слом системы и в конечном счете на наступление 3-й мировой...

Вторая часть не так масштабна и описывает «недалекие после войны» события... ГГ «путевой обходчик» наблюдает картину упадка после «большой получасовой» и старается жить «тихо и благочинно» покуда «некие обстоятельства вынуждают его нарушить свое вынужденное и уединение... Обретя цель ГГ «сворачивает горы» и начинает дорогу «к последнему приюту» на пути становясь свидетелем еще худших признаков «скатывания общества» в каменный век...

Третья часть лишь подтверждает слова ученого сказавшего «... не знаю чем будет вестись 3-я мировая, но четвертая — точно с дубиной и камнем» (цитата неточная). И хотя «те немногие оставшиеся ништяки» все же отнюдь не «палки и камни», но споры в которых они применяются носят откровенно отстало-феодальный характер, а вместо «баев и баринов» заправляют «свихнувшиеся искусственные интеллекты» выживших после войны электронных кибернетических подсистем... Если первая и даже вторая части носят разный характер, то третья написана в жанре «постапокалипсис» и описывает отнюдь не «самый его худший вариант»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брайт: Фантомная боль (Постапокалипсис)

Вполне неожиданно, но отчего-то вторая часть читалась уже не так «молниенеосно» как первая (с небольшими перерывами). Не знаю в чем тут дело... может из-за атмосферы полной безысходности и предательства всего что возможно... Но и здесь автор все же сумел реализовать интересный ход охоты главных героев на... самих же себя.... Плюс некое прояснение целей «чудо-девочки» из первой части... Оказывается этот новый персонаж не только не является единственной альтернативной гибели мира, но и является еще «большим злом», чем это возможно представить в «сложившейся ситуации». Так же автор продолжает «раскрывать» судьбы героев и так же продолжает описывать их очередные судорожные попытки вырваться за «периметр боевых действий»... но... поскольку в одной отдельно взятой локации «бечь уже некуда и незачем» (Москва пала, укрытий больше нет) все это напоминает попытки человека, которому ампутировали четыре конечности... дергайся, не дергайся... уже нет никакого смысла... К финалу книги долгожданная «развязка» оборачивается еще большими вопросами ввиду... ее отсутствия... Вторая часть так же резко обрывается как и первая... расставленные «фигурки персонажей» ждут своего часа... а читатель (по видимому уже в другой серии или издательстве) выхода третьей части данной СИ.
P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Конторович: Башни над городом (Альтернативная история)

Ну так ведь эпиграф - куда девалась голова? - ясно указывает качество книги.

Судя по всему - очередная поделка на "горячую" тему. Забавно, что такая литература пользуется спросом - вероятно, так же, как и альтист об СССР - в жизни про$рали, так хоть в книге прочтем, какие мы сильные и мудрые...

Париж стоил мессы, мост стоил Украины? :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Зеленин: Реинкарнация (Самиздат, сетевая литература)

Жуть. Сплошное "Бугагага" - жаргон сявки, похвальба секс-подвигами etc etc - словом, стандартный набор не то прыщавого подростка, не то закомплексованного взрослого, в любом случае интеллектом и знанием, куда ставить запятые, не обезображенного.

Ощущение, что автор вышел на уровень Чарли Гордона от 5 апреля - "Сегодня, я, узнал что, такое, запятая, это, точка, с, хвостиком (,) и мисс, Кинниан, говорит, очень, важная потому, что, улучшает, правописание, и можно, потерять, много денег, если, запятая, стоит, не, там, я сберег, чуть, чуть, денег от, работы, и, что, платит, фонд, и не, знаю, как, запятая, помогла, мне, сохранить, их,"

В помойку.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Крол: Корректировщик. Блицкрига не будет! (Альтернативная история)

Тупой высер в чистом виде. Вот одна бригада десанта под руководством крутого перца изменила ход войны и на вторую неделю войны освободила Варшаву. Автор, в рот тебя неловко, у товарища Сталина этих парашютистов было ДЕСЯТЬ КОРПУСОВ!!!
И не хера они не изменили.
Отдельной вишенкой на этой куче говна служит гуманизм советских воинов-освободителей.
Ну, советую автору на гонорар съездить в Освенцим. Там поляки в музее сделали раздельчик - работа концлагеря при советской оккупации. Можно узнать много нового про гуманизм...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Безволосый Мексиканец (fb2)

файл не оценён - Безволосый Мексиканец (пер. Инна Максимовна Бернштейн) (а.с. Эшенден, или Британский агент-4) 135K, 41с. (скачать fb2) - Уильям Сомерсет Моэм

Настройки текста:




Сомерсет Моэм БЕЗВОЛОСЫЙ МЕКСИКАНЕЦ Новелла

— Вы любите макароны? — спросил Р.

— Что именно вы имеете в виду? — отозвался Эшенден. — Все равно как если бы спросили, люблю ли я стихи. Я люблю Китса, и Вордсворта, и Верлена, и Гете. Что вы подразумеваете, говоря про макароны: spaghetti, tagliatelli, vermicelli, fettuccini, tufali, farfalli или просто макароны?

— Макаровы, — ответил Р., который был скуп на слова.

— Я люблю все простые блюда: вареные яйца, устрицы и черную икру, truite au bleu[1], лососину на вертеле, жареного барашка (предпочтительно седло), холодную куропатку, пирожок с патокой и рисовый пудинг. Но изо всех простых блюд единственное, что я способен есть каждый божий день не только без отвращения, но с неослабевающим аппетитом, это — макароны.

— Рад слышать, так как хочу, чтобы вы съездили в Италию.

Эшенден прибыл в Лион для встречи с Р. из Женевы и, приехав первым, пробродил до вечера по серым, шумным и прозаичным улицам этого процветающего города. Теперь они сидели в ресторане на площади — Эшенден встретил Р. и привел его сюда, потому что, как считалось, во всей этой части Франции не было другого заведения, где бы так же хорошо кормили. Но поскольку в таком многолюдном месте (лионцы любят вкусно поесть) никогда не знаешь, не ловят ли чьи-нибудь любопытные уши каждое полезное сведение, которое сорвется с твоих уст, они беседовали лишь на безразличные темы. Роскошная трапеза подходила к концу.

— Еще коньяку? — предложил Р.

— Нет, спасибо, — ответил Эшенден, более склонный к воздержанию.

— Надо, по возможности, скрашивать тяготы военного времени, — сказал Р., взял бутылку и налил себе и Эшендену.

Эшенден, сознавая, что ломаться дурно, смолчал, зато счел себя обязанным возразить против того, как шеф держит бутылку.

— Когда мы были молоды, нас учили, что женщину надо брать за талию, а бутылку за горлышко, — негромко заметил он.

— Хорошо, что вы мне сказали. Я буду и впредь брать бутылку за талию, а женщин обходить стороной.

Эшенден не нашелся, что ответить. Пока он маленькими глотками пил коньяк, Р. распорядился, чтобы подали счет. Он, бесспорно, был влиятельным человеком, от него зависели душой и телом многие его сотрудники, к его мнению прислушивались те, кто вершили судьбы империй; однако, когда надо было дать официанту на чай, такая простая задача приводила его в замешательство, заметное невооруженным глазом. Он опасался и переплатить и тем свалять дурака, и недоплатить, а значит, возбудить ледяное презрение официанта. Когда принесли счет, он протянул Эшендену несколько стофранковых бумажек и попросил:

— Рассчитайтесь с ним, ладно? Я не разбираюсь во французских ценах.

Слуга подал им пальто и шляпы.

— Хотите вернуться в гостиницу? — спросил Эшенден.

— Пожалуй.

Была еще совсем ранняя весна, но к вечеру вдруг сильно потеплело, и они шли, перекинув пальто через руку. Эшенден, зная, что шеф любит номера с гостиными, снял ему двухкомнатный номер, куда они теперь и направились. Гостиница была старомодная, помещения просторные, с высокими потолками. В гостиной стояла громоздкая, красного дерева мебель с обивкой из зеленого бархата, кресла чинно расставлены вокруг большого стола. По стенам на бледных обоях — крупные гравюры, изображающие битвы Наполеона, под потолком грандиозная люстра, первоначально газовая, но теперь переделанная под электрические лампочки. Они заливали неприветливую комнату сильным, холодным светом.

— Прекрасно, — входя, сказал Р.

— Не очень-то уютно, — заметил Эшенден.

— Согласен, но, судя по всему, это здесь самая лучшая комната, так что все превосходно.

Он отодвинул от стола одно из зеленых бархатных кресел, уселся и закурил сигару. И при этом распустил пояс и расстегнул китель.

— Раньше мне казалось, что нет ничего лучше манильской сигары, — сказал он, — но с начала войны я полюбил гаваны. Ну, да вечно она продолжаться не будет. — Углы его рта тронуло подобие улыбки. — Во всяком деле есть своя положительная сторона. Плох тот ветер, который никому не приносит удачи.

Эшенден сдвинул два кресла, одно — чтобы сидеть, другое — чтобы положить ноги. Р. посмотрел и сказал:

— Неплохая мысль, — и, подтянув к себе еще одно кресло, со вздохом облегчения уложил на бархат свои сапоги.

— Что за стеной? — спросил он.

— Ваша спальня.

— А с той стороны?

— Банкетный зал.

Р. встал и медленно прошелся по комнате, отворачивая край тяжелых репсовых портьер, выглянул, будто бы невзначай, в каждое окно, потом возвратился к своему креслу и снова уселся, удобно задрав ноги.

— Осторожность не мешает, — произнес он.

И задумчиво посмотрел на Эшендена. Его тонкие губы слегка улыбались, но белесые, близко посаженные глаза оставались холодными, стальными. Под таким взглядом с непривычки легко было растеряться. Но Эшенден знал, что шеф просто обдумывает, как лучше приступить к разговору. Молчание длилось минуты три. Потом Р. наконец сказал:

— Я жду к себе сегодня одного человека. Его поезд прибывает около десяти. — Он мельком взглянул на часы. — Этот человек носит прозвище Безволосый Мексиканец.

— Почему?

— Потому что он без волос и потому что