КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 380773 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162705
Пользователей - 85737
Загрузка...

Впечатления

Отто про Даль: Поймать молнию (Космическая фантастика)

Три мушкетёра на космический лад. До Дюма далёко

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шорр Кан про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Начал читать, «сей опус», хотя никогда не был любителем этого жанра. Мне больше «Боевая фантастика» и «Космоопера» по душе. Что тут сказать, про автора - гнилая кухонная интеллигенция. Жаль, очень жаль, что Вы, автор не оказались в числе клиентов 731 отряда, действительно жаль. Я прочел множество книг, и обычно не пишу отзывы, но этот опус пропустить не смог. Вы же просто мразь. Это не оскорбление констатация факта.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Чукк про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Ну, автор старался.
Заставил себя дочитать, хоть и понятно было, к чему всё шло. Вкратце - хоть с кем, хоть с самим чертом обьедениться, но Западу досадить. И неважно что японцы проводили и биологические эксперименты на наших соотечественниках, или
многие болели за "Состязание в убийстве 100 человек мечом".

ГГ морально мучался, сбросив ядерную бомбу на Сан-Франциско, но превзмог себя - это-ж "пиндосы", заслужили, да и ради мира можно чуток потерпеть.

Впечатления так себе, если честно.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Шорр Кан про Француз: На пороге мира (Боевая фантастика)

Совершенно не читаемый бред. Жалкое подобие трилогии Земляного «Один на миллион». Или того же Злотникова с его циклом «Охота на охотника».
В этом «произведении» ГГ не пойми кто, не пойми где. Круче него никого нет, а все силовики в книге ясельная группа в мокрых подгузниках. Специально не искал, но фраза: «В воздух начали подниматься боевые флаеры с крупнокалиберными лазерными пулеметами»…. Отбила охоту дочитывать оставшуюся треть книги.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Гекк про Суконкин: Переводчик (Боевик)

Спецназ ГРУ? Знаем, знаем! Видели по телевизору. Вдвоем в одной кроватке да еще и со страшной проституткой для маскировки педерастии. Гомики в поисках солсберецкого шпиля....

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Александр Машков про Плотников: Хроники Вернувшегося (сиквел к Паутине Света) (Героическая фантастика)

Прочитав всё о "Паутине света", с сожалением закрыл последнюю страницу. Дело, может быть, даже не в приключениях гг, хотя они тоже довольно захватывающие, привлекли меня рассуждения о жизни, почти полностью совпадающие с моими. Даже удивился, как такой молодой человек столь здраво рассуждает!
Иногда даже настроение портилось. А если произведение цепляет человека, значит, замысел удался, автор донёс свою мысль до читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
sanders про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

"редкий вид пирожных" это просто пиздец...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Пятнадцатый участник похода (СИ) (fb2)

файл не оценён - Пятнадцатый участник похода (СИ) 643K, 129с. (скачать fb2) - (ChaosGarten)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



====== Пролог. ======

###Стратегиум “Гордости Императора”, флагмана 28-й экспедиции###

– Господин, осмелюсь заметить, покорение этой системы может занять непозволительно много времени и ресурсов , — озвучил мнение Совета Терры старший адепт Администратума, – Полагаю, есть резон попробовать привести ее под имперский протекторат путем дипломатии. Обитатели Лаэра весьма опасны и воинственны. А почтенные Механикус настоятельно рекомендуют взять планету под контроль, не повредив техночудеса Лаэра. С их слов, а сомневаться в них нет никаких оснований, полученные технологии принесут огромную пользу Великому Крестовому Походу нашего возлюбленного Императора.

Стоявший рядом глава Апотекариона командор-лейтенант Фабиус Байл согласно закивал.

– Истинно так. Алхимические, хирургические и даже генетические манипуляции и вмешательство с самого рождения! Подобно высокоорганизованному, отлаженному механизму, каждого из-них своя роль в их обществе, и будь я проклят, они достигают в ней совершенства…

- Совершенства?! — одновременно возмущенно и удивленно воскликнул Фениксиец , вставая со своего трона. Неслишком привычный к вспышкам гнева со стороны столь могучих сущностей, как Примархи, посланец Терры непроизвольно напрягся. В то время как остальные присутствующие остались полностью бесстрастными, за исключением Фабиуса, с

лица которого не сходило мечтательное выражение.

– Истинно совершенно Человечество и только оно! И любые технологии ксеносов не могут идти ни в какое сравнение с творениями рук людских! А путь переговоров... Все мы прекрасно знаем, чем закончилась первая попытка. Она же будет и последней. До меня дошли мнения некоторых сомневающихся, будто бы покорение этих чужаков займет годы... Не бывать этому. В течении месяца аквилла будет править Лаэром. Завтра я объявлю свое решение старшим офицерам экспедиции.

###Месяц спустя, Атолл-26, мир 28-3, самоназвание Лаэран ###

Фигура в пурпурной броне, укрытая поваленной колонной одной из многочисленных построек на парящем острове, слегка приподнялась, дабы окинуть взором следующий участок домов. Увиденное заставило астартес грустно улыбнулся под шлемом. Некогда прекрасный квартал города, был почти полностью разрушен. И пусть его архитектура разила своей чуждостью, частенько вводя в ступор от нарушения привычных законов форм и гармонии... Но проклятым ксеносам нельзя было отказать в стиле. Немногочисленные уцелевшие дома зияли почерневшими провалами и несли бесчисленные шрамы от болтов, осколков, следы языков пламени прометия, оплавленные дыры от плазмы, разбавленные подпалинами от зеленых молний оружия инопланетян. Про остальные и говорить нечего — хорошо, если один-два этажа уцелели. Музеи и храмы, где оказывали наиболее ожесточенное сопротивление были разрушены до основания. И это была лишь одна из многих платформ-городов, что висели над безбрежным океаном этого мира.

Тут и там лежали тела убитых змееподобных тварей. Хоть легионер и ненавидел их всей душой, но степень изменения их организмов неизменно его поражала. Как и многообразие боевых форм — летающие, плавающие... Словом, приспособленные к любым условиям боя. Вот к примеру, этот шестирукий ксенос, вооруженный мечами. Их умение боя на мечах сделало бы честь самим Палатинским клинкам – лучшим фехтовальщикам его легиона. А их искривленные мечи, что резали керамит и пласталь словно это дрянное железо, достойны отдельной оды. Часто попадались и их четырехрукие собратья, помимо лезвий, вооруженные еще и излучателями смертоносных зеленых сгустков. Были и снайперы, чье, видимо для пущего разнообразия, кинетическое оружие было буквально сращено с телом. По докладам боевых братьев его легиона они способны невероятно точно бить за многие километры, даже по другим платформам-городам. Реже виднелись и трупы в пурпурных доспехах, и хоть их было намного меньше чем ксеносов, но все же слишком много, по мнению десантника.

Вспыхнувшее ощущение чужого, даже чуждого внимания, направленного на него, зная, что последует за этим заставило астартес упасть обратно в укрытие. И вовремя, потому-что мгновение спустя в место, где была его голова ударила пуля. И следом туда же впилось несколько зарядов чужацких излучателей. – Скайон! Тебя настолько обуяло чувство собственного несовершенства, что ты решил пораскинуть мозгами? Или запамятовал, что том храме еще полно этих проклятых стрелков? – Виноват, сержант, — мигом ответил Ривальд. Он выругался про себя, за то что задумавшись, непозволительно долго сверкал шлемом на простреливаемом участке, привлекая враждебные взгляды. И ведь уже не первый год , как он покинул родной Хемос и влился в Легион Детей Императора, а тут повел себя как новобранец.

Подавив порыв сказать ответную колкость, он проверил наличие и целостность взятых в бою ятаганов чужаков. Ничего, по возвращению он вызовет Азеля на обыденную для Детей Императора дуэль, они вдоволь позвенят оружием, выхваляясь пополнениями личных коллекций трофеев и инцидент будет исчерпан. Ну, а пока...

– Братья,- не повышая голоса, произнес Рагос, – Доложите, у кого сколько осталось боеприпасов. Пришло сообщение , что остальные подразделения уже заняли позиции вокруг опорного пункта лаэран. Время атаковать и нам. Повинуясь приказу, оставшиеся легионеры 23-го взвода Восьмой роты методично проверили подсумки и контейнеры. ... Одна обойма к болт-пистолету, пять к болтеру, топливо в пиломече осталось еще минут на 30-40 беспрерывной работы… Но есть силовой меч Варуса, и клянусь честью, он будет окроплен кровью его убийц!

Его соратники одобряюще закивали.

Мечи же лаэран, закрепленные за спиной в расчет не брались. Хоть и космодесантники способны были осваивать новое оружие в кратчайшие сроки, но... Как бы не трудно было признать гордому сыну Фулгрима, но змеелюды априори владели ими лучше, а значит в гипотетической схватке они получали преимущество и были возможны всяческие... Неприятные случайности. А отдавать что-либо на волю случая было непозволительно для астартес Третьего Легиона.

– Воины, на позиции! Наша задача — уничтожение тварей в их последнем оплоте на этой платформе. Тем самым мы приблизим к завершению нашу священную миссию по очистке этого мира от проклятых тварей! В бой, братья! Мы Дети Императора! Смерть врагам Его!

В БОООЙ!!!! ,

Скайон подхватил громогласный клич вместе с остальными. Его тактическое отделение выбралось из укрытий и перебежками пошло атаку на позиции ксеносов, на ходу ведя болтерный огонь на подавление. Тоже сделали остальные. Сам он стрелял скупо, помня о малом числе болтов и стремился побыстрее сблизится. За спинами раздался гулкий лай тяжелых болтеров, шипение плазмаганов и лаз-пушек, оперативно поражая вскрытые огневые точки лаэран. Но даже не смотря на это, несколько ксеносов уцелело в буре обрушенного на них пламени. И незамедлительно их точные выстрелы нашли своих жертв. Скайон видел как Исорус, один из братьев его отделения пал, когда сразу два сгустка, с минимальной задержкой, поразили его в шею и верхнюю часть грудной клетки. Тот рухнул, как подкошенный, судорожно пытаясь закрыть смертельные даже для его физиологии раны. Но призрачная надежда на его спасение была оборвана третьим попаданием. Прямиком в шлем. Схожая судьба постигла и других его товарищей из других отделений. Не менее шести легионеров отдало жизни только в этой атаке и только на данном участке! Столь высокие потери были совершенно непривычны для Скайона. Раз за разом видимая картина смерти его братьев будила в нем прямо пещерную ненависть к нелюдям. Обволакивала его, прося отдаться ей без остатка. Но это не его путь. Усилием воли, сдобреное инъекциями автодока и выделениями имплантантов звериная ярость трансформировалась в холодную решимость довершить начатое.

В последнем рывке Ривальд достиг остова сбитой “Штормовой Птицы”, неудачно попавшей под ракету ксеносов еще при начале высадки.

Пользуясь короткой передышкой, он подобрал парочку фраг-гранат возле машины. Вышли на огневой рубеж бойцы поддержки и в сторону руин с засевшими там стрелками устремились

ракеты. Серия красочных взрывов и желтоватые облачка разлетевшейся требухи, дополненные огнем болтеров, довершили дело. Ответный огонь стих окончательно. До баррикад лаэран оставалось лишь пара десятков метров, как вдруг платформу сотряс мощнейший толчок. Его силы хватило, чтобы штурмующие десантники повалились с ног и лишь немногие устояли, успев зацепиться хоть за что-нибудь. Скайон смог остаться на ногах во время облокотившись на полуразрушенную стену.

– Это еще что такое? — в недоумении раздался в воксе голос воина из соседнего отделения.

Ксеносское отродье! Эти твари подорвали гравитационные двигатели! Хотят похоронить себя, свой город, а заодно и нас утопить в этом проклятом океане! ,

сержант перешел на общий канал вокса. – Братья, все кто слышит, немедленная эвакуация! Отступаем на край платформы, к тандерхо…

Меткий выстрел чужака оборвал сержанта на полуслове. Зияя пробитым визором, закованное в броню тело сверхчеловека совершенно неизящно рухнуло на причудливый коралл ‘пола’.

-Все назад! -раздался приказ капитана в воксе. Скайон побежал, как побежали и все его братья, прикрывать отход не было времени, так как платформа с каждой секундой накренялась все быстрее. Лаэране , уже смирившись со смертью пытались добить как можно больше убегающих космодесантников. И в спину летели не только пули. С характерным лязганием покрытых металлической чешуей тел, издавая нестерпимый визг, меченосцы бросились в погоню. И пусть ‘слегка’ запоздавшая авиаподдержка проредила ряды преследователей, кардинально ситуацию это не изменило. Отбиваясь и отстреливаясь, астартес со всей возможной прытью неслись к точкам эвакуации. Ривальд про себя неустанно восхвалял мудрость командиров, авторов легионных боевых доктрин и растопорность апотекариев. Ведь львиная доля прогеноидов павших братьев была к тому времени извлечена и вывезена на орбиту. Как и часть тел. Им должно отдать почести. А их броня и оружие послужит новой смене. На огромной ровной площадке около края платформы максимально интенсивно садились и взлетали тандерхоки и тандерберды, подбирая очередную партию легионеров. Скайону выпало грузится одному из последних, так как остатки их взвода прикрывали отступление. Сильно выручила относительно медленная потеря платформой высоты и неспешное увеличение крена.

Как десантнику довелось услышать из переговоров, в процесс вывода из строя генераторов антигравитации почти вовремя вмешались терминаторы легиона совместно с Механикус.

Но казалось, враги будто взбесились. Бесконечно долгие минуты , на место высадки накатывали волны недобитков со всей округи. Изрядно помогало бортовое вооружение транспортов и штурмботов. – Вывозите арьергард! – Взвод!!! Отходим к тандерхоуку!!! Прозвучавший долгожданный приказ едва не стоил Ривальду жизни, когда схватившийся с ним в рукопашную ксенос воспользовался миллисекундным замешательством. Изогнутый клинок оставил немалую зарубку на наплечнике, которым астартес прикрыл шею. Впрочем, чужак не долго радовался этому маленькому успеху. Очередь из трех болтов буквально разорвала его пополам.

Мгновенный взгляд на встроенный дисплей показал, что он дальше всех находился от последнего оставшегося ‘Ястреба’. А блок авточувств регистрировал все новые и новые отметки противников.

В этот момент новый толчок потряс Атолл-26. Исправных генераторов становилось все меньше. Не дожидаясь продолжения, Скайон побежал к спасительному челноку. Ошметки прикрытия уже забрались на борт и пилот ждал только его. Корабль уже давно парил, так как наклон платформы не позволял штатно сесть.

Скользя и почти падая вниз, астартес резво уворачивался от обломков строений, что катились следом, тел, как ксеносов так и его боевых братьев и даже от живых чужаков, так и не оставивших намерение его убить.

Скоординировав свои действия с пилотом, Скайон,взбежал по стене здания и сильно оттолкнувшись прыгнул к открытой рампе улетающего тандерхока. Короткий полет над океанскими просторами и ему все-таки удалось захватиться кончиками пальцев за трап. Братья успели протянуть руки, дабы помочь ему, но судьба рассудила иначе.

Проклятые ксеносы не захотели так просто отпускать его. В шлем вскользь попал выстрел лаэранина. Из-за очень неустойчивого положения десантника ощутимо мотнуло. И следом последовал относительно близкий взрыв ракеты. И так державшегося на честном слове астартес буквально оторвало от рампы.

– Бесславный конец... Он успел увидеть, что хоть ‘Громовой Ястреб’ изрядно мотнуло, падать тот не спешил. Летя к быстро приближающейся водной глади, Скайон слегка подправил полет и ногами вниз пронзил взбаламученную огромным осколком платформы воду. Столкновение благодаря этому было вполне терпимым. Океан чужой планеты сомкнулся над ним. Скайон погружался все глубже, вес доспехов тянул его на дно, лишая шанса всплыть и будто этого мало, сверху рухнул Атолл.

Падение столь колоссального объекта вызвало невиданной силы гидроудар. А после потоки воды обезумели и закрутили совсем нелегкого астартес как бурный поток щепку.

Мотыляясь и погружаясь все глубже, чувства космодесантника стремительно тускнели. Он будто задыхался, падая во мрак глубин. Не успев этому удивится, он потерял сознание.

Ривальд резко сел , судорожно вздыхая. “Я не утонул, не сгинул в бездонном океане, будучи раздавленным толщей воды. Это братья спасли меня!”, уже было подумал он. Десантник неверяще огляделся. Он ожидал увидеть белоснежные стены Апотекариона, утилитарную и надежную палубу тандерхока или космического корабля... Или на худой конец одну из проклятых платформ ксеносов!

А это... это... Вокруг был типичный пейзаж райской планеты землеподобного типа, незатронутой индустрией или войнами прошлого.

Куда ни глянь, повсюду были изумрудные холмы с редкими деревьями. Начинался рассвет и звезда этого мира только-только поднималась из-за горизонта.

Рассудив, что от сидения на месте происходящее яснее не станет, он легко и привычно подхватился и начал внимательно осматривать место , как он предположил, своего появления. Его взору предстали не слишком глубокая вмятина на земле, заметные подпалины травы на десять метров от углубления. Так как атмосфера, если верить сенсорам была более чем пригодна для дыхания, Скайон рискнул снять шлем. В чистейшем воздухе, пропитанном ароматом трав и цветов, витали нотки гари, и почему-то, озона.

“Странно все это. На действие телепорта не похоже. Нужно больше данных”

Запомнив это место и закрепив шлем обратно. он двинулся к небольшому холмику к северо-востоку.

Забравшись на более удобную для наблюдения точку, легионер почти сразу увидел вдалеке нечто, очень похожее на сельскую проселочную дорогу. Он помнил такие по многим мирам, на чью поверхность ему довелось ступить с тех пор, как на Хемос прибыл сам Император и его сын Фулгрим, их лидер и повелитель, стал командовать III Легионом. Ривальду, в числе многих, была оказана великая честь стать одним из Легионес Астартес, выдержав все положенные испытания. То было более трех десятилетий назад.

Улыбнувшись давним воспоминаниям, Скайон отправился к этой своеобразной ниточке, ведущей в цивилизацию.

«Хмм... Следы подков и колес. И даже отпечатки сапог. Почему-то много маленьких отпечатков голых стоп, будто дети или карлики прошли. Но мир все-таки человеческий...»

Увлекшись чтением следов, астартес не забывал следить за окружающей обстановкой. И его чуткий слух уловил звук едущей повозки. Перехватив болтер, он пошел на встречу будущему источнику информации о окружающем мире.

Обойдя поворот, взгляду десантника предстала следующая картина.

На дороге стояла самая обычная двуколка, с запряженной в нею лошадью. На козлах, держа вожжи сидел весьма почтенного(для немодифицированного человека) возраста длинноволосый старик, с бородой до пояса, такой же серой, как его одеяние с чудной остроконечной шляпой. Человек, а это без сомнения, внешне был именно человек, курил трубку и пристально смотрел на должно быть, диковинно и угрожающе выглядящего сверхчеловека. Скайон же смотрел на него. И виденное его удивляло и настораживало, распаляя паранойю. Этот неизвестный смотрел на него подозрительно и с любопытством. Не со страхом, не с благоговением или бесконечным почтением, а именно с интересом.

“Кто же ты такой, уважаемый? Остается только пожелать, что бы он знал низкий готик”

– Приветствую тебя, человек ,- Скайон первый разорвал тишину, – Поведай мне, как зовутся окрестные земли и каково имя этого мира? – Человек? Имя мира? Что вы хотите этим сказать? — несколько удивленно ответил старик. И задумчиво огладив бороду ,продолжил,- Дивно мне лицезреть того, кто не может сам ответить на эти вопросы. Но раз уж вы спросили, то грех не ответить. Наш мир известен как Арда. Часть света , на которой мы находимся зовется Средиземьем. Земля же названа Широм и мы неподалеку от ее границы, что проходит по реке Берендуин... Сколь же издалека вы прибыли, что не знаете этого? И не ведаете мест, что должны были пройти на пути сюда? Неужто по воздуху прилетели? – Можно сказать,что прилетел. Из столь дальних мест, что вы навряд ли сможете себе представить... Комментарий к Пролог. Переработано и отредактированно

====== Глава 1. Позвольте представить... ======

Комментарий к Глава 1. Позвольте представить... Это глава почти полностью повторяет первую главу “Хоббита”, так что если смотрели/читали его, то можете сразу перейти к концу,надо же вписать космодесантника в сюжет более менее хорошо. Дальше уже будет больше своего.Так же переписан пролог. Огромная благодарность бэте, за литературную доработку и обработку моей ужасной писанины.

Бильбо сидел в коридоре своего дома и без аппетита отщипывал от булочки с изюмом маленькие кусочки и затем отправлял в рот. Нынешнее утро не предвещало беды, все что он хотел этим вечером, так это плотно отужинать да покурить трубку на крыльце своей норы, пуская колечки дыма в звездное небо. А сейчас… а сейчас, в его гостиной было слишком много, на его взгляд, гномов. И волшебников.

Тут из гостиной хоббита раздалось пение. Бильбо вздрогнул, больше от мотива песни чем от неожиданности. Гномы затянули свою мрачную и гулкую песню, Бэггинс слушал в пол-уха, но все же разобрал о чем они пели. Торин и компания пели о золоте, о потерянном доме, о былом величии и о том что вернут свой дом. Слушая их пение Бильбо смотрел в окно и представлял что он не тот маленький хоббит что живет в норе под холмом, а храбрый воин что идет через леса и горы, храбрым воином что сражается с великанами и драконами. Но тут песня гномов закончилась, и Бильбо снова стал тем самым хоббитом коим являлся с утра. Хоббит встал со своего места, так и недоев булочку и побрел в глубь своего дома, проходя мимо гостиной его окликнул Торин. -Мистер Бэггинс, куда это вы? -Хотел принести лампу. Для света. -Не надо никакого света мистер Бэггинс. Темные дела делаются в темноте. -Ах, ну да.-ответил Бильбо и сел на лавку в углу гостиной. -И так, -начал Торин. -Все знают зачем мы здесь собрались. Гэндальф? -Что? Ах, да.-с этими словами Гэндальф достал из складок своей мантии карту.-Эту карту я получил от вашего отца.-ответил Гэндальф на немой вопрос в глазах Торина.-Это план горы. -Не вижу чем нам это поможет.В детстве я облазил гору вдоль и поперек. -Да, но посмотрите на эту руну. И рисунок руки с вытянутым пальцем над другими рунами. Она указывает на потайной ход в западной части горы. -Возможно он и был потайным, но за все эти годы дракон облазил все, что только мог. -Но только не этот, -возразил Гэндальф.-Проход слишком узок для дракона, к тому же проход скрыт. -Скрыт? И как? -А вот это нам и предстоит выяснить и для начала найти его. И кстати, ваш отец вместе с картой передал мне еще и это.-Гэндальф достал из мантии большой латунный ключ. -А как они попали к вам? А не ко мне, законному наследнику? -Как я и сказал ранее, ваш отец передал мне их на хранение, а если хотите узнать почему не передал их тебе ранее, то хочу напомнить, каких трудов мне стоило вас разыскать! Но нам все еще требуется кто-то, кто пройдет по проходу незамеченным и проверит, дракон еще в горе или нет. -Вот поэтому нам и нужен вор.-подвел итог Торин. -О да, -ответил Бильбо, который все это время стоял позади и разглядывал карту.-Причем искусный вор, мастер я бы сказал. -А вы мастер? -спросил кто-то из гномов -Я? Мастер? -переспросил Бильбо. -Хэхэй, он сказал, что он мастер! -Н-нет, погодите…- начал было Бильбо. -Балин, дай ему контракт.-прервал его Торин. Один из гномов передал Бильбо некую бумагу. Развернув контракт, который упал к самым ногам хоббита, тот начал читать. -Торин и компания приветствуют Вас, так-так-так, Вы имеете право на 1/14 часть добычи если та будет. Хм, справедливо. Мы не несем ответственности за Вашу смерть путем разрывания, расплющивания, съедение, испепеления?! -Бильбо перестал читать и тяжело вздохнул. -Расстроился? -спросил все тот же гном. -Немного.-выдавил из себя Бильбо. Для хоббита это было последней каплей.-Простите.-с этими словами Бильбо рухнул в обморок. -Я в порядке, просто дайте мне еще немного посидеть здесь. -Вы уже и так засиделись здесь, мистер Бэггинс.-отчитывал его Гэндальф.-Подумать только, Сын Белладонны Тук, падает в обморок от чтения! Где тот юный хоббит, что убегал в лес за реку, ища эльфов и тащил в дом глину, прутья и светлячков. -Но я всего лишь хоббит, я Бильбо Бэггинс! -Да! Но ты еще и Тук! -с этими словами Гэндальф вернулся к гномам, оставив Бильбо одного, в темноте, размышлять. Когда Гэндальф вернулся в гостиную, его ждал для разговора Торин. -Гэндальф! При всем уважении, я не считаю хоббита подходящей кандидатурой! Он слишком домашний, он не переживет похода, а при встрече с драконом снова свалится в обморок, а то и еще хуже заорет так, что выдаст нас! -Да, хоббит не подходит! -выкрикнул кто-то. И тут зал взорвался, кто-то кричал что хоббит не подходит, кто-то наоборот. -ХВАТИТ! -взревел Гэндальф, применяя немного магии, он как будто увеличился в размере, а свет в комнате так и вовсе погас.-Если я сказал что хоббит подходит, значит подходит! В этом маленьком хоббите скрыты такие силы о которых вы не знаете!

А затем, уже более спокойно добавил.

Да он и сам не знает. Никто из них не знал, что Бильбо их прекрасно слышал -И если вы не возьмете с собой хоббита, -не унимался Гэндальф, — то можете забыть о нашей помощи! И отравляться к горе в «тринадцатером». -Нашей? — переспросил Торин. -О как-же я мог забыть! -Гэндальф слегка стукнул себя по лбу.-Вы просили меня найти вам четырнадцатого участника похода, но видимо сама судьба благоволит вам, Торин Дубощит, случилось так, что я нашел вам и пятнадцатого. -Пятнадцатого? -хором переспросили гномы.-И кого это? -Человека, только очень необычного. -И что? Нам теперь переписывать контракт? -Нет-нет, хоть я и объяснил ему всю ситуацию, он отказался от любой награды, когда узнал что Смауг, сжег и убил много людей и гномов. -Что-бы человек отказывался от золота и драгоценностей? -Как я и сказал он очень странный, он одет в странную броню, несет такое-же странное оружие и чудно говорит. -И когда-же он прибудет? Этот ваш «странный человек». -О так он уже давно здесь, -ответил Гэндальф. -Тогда почему он не заходит? -Выйдите на улицу и сами поймете почему. Гномы переглянулись и все как один направились на улицу. Бильбо увязался за ними. Вся компания вывалилась во двор. И от увиденного пали в небольшой шок. За оградкой, который он мог с легкостью переступить, стоял огромный человек. Ощутимо выше шести футов, полностью закованный в ярко покрашенные пурпурные доспехи, на груди, расправив крылья, на них взирал двуглавый орел. На правом наплечнике были нарисованы три линии, на левом же была золотая крылатая лапа. Человек был буквально обвешан оружием, какими-то ремнями, кошелями, за спиной к некому походному мешку, были прикреплены пара изогнутых серебряных клинков, чья поверхность, словно озеро, переливалось от света ламп и свечей. На поясе висело еще пара клинков, один выглядел нормально, а другой больше был похож на пилу, но лезвие каждого меча был больше хоббита. Так же новый гость нес еще пару странных вещей, в которых ни Торин, ни кто-либо еще не мог определить. Скрестив на груди руки, их ждал (судя по всему уже несколько часов) Скайон Ривальд. -Позвольте представить вам пятнадцатого участника нашего похода.-с довольном видом сказал Гэндальф. -Приветствую вас, маленькие нелюди! — Словно раскат грома затрещала решетка вокса, от чего маленький хоббит вздрогнул. — Я слышал, вам нужна помощь воина Императора?

====== Глава 2. Жаркое из тролляттины ======

Скайон Ривальд, возвышаясь подобно статуям героев старины, шествовал в середине каравана гномов. В авангарде двигался Гэндальф, верхом на лошади. Сами же бородатые карлики и их поклажа ехали на пони. Даже верхом на них, гномы не превышали роста Астартес, только Гэндальф, едущий верхом, мог уравняться с ним высотой. При солнечном свете гномы сумели хорошо рассмотреть столь необычного чужака. Его доспех, который гномы не разглядели как следует впотьмах, был густо покрыт царапинами и выбоинами. Где-то доспех был обожжен, где-то от ударов сошла краска, открывая вид на серый керамит или причудливую пласталь. Хоть по словам Гэндальфа им ничто не грозило, до тех пор пока они не покинут земли Шира, Астартес все равно был готов встретить любую атаку огнем и мечом. Он постоянно сканировал окружающее пространство своими авточувствами и ауспексом, выискивая угрозу. Однако подобное им не было обнаружено. Хотя терять бдительность, уповая на то что это планета-сад явно не стоило. Раз уж гномы носят оружие... Да и около сотни лет службы в легионе не могло пройти без последствий – если все кажется спокойным и благостным, значит скоро точно будет нападение. – А где-же тот за кем вы сюда являлись? – не обращаясь к кому-то конкретному, начал воин.- Разве он вам не был нужен? – Мистер Бэггинс проявил малодушие! ,- отозвался Торин, едущий в голове каравана. – Я с самого начала был уверен что изнеженный полуростик нам не подойдет. И... – Он нас догонит,- прервал его Гэндальф.- я уверен. Кто-то из гномов одобрительно заворчал на слова Гэндальфа, кто-то наоборот, неодобрительно покачал головой. Десантнику же было все равно, хотя, по словам Гэндальфа, Бильбо все таки будет с ними, так предназначено судьбой, так же как теперь и ему. Скайон погрузился во вспоминания их первой встрече с чудаковатым псайкером, когда тот убеждал его, что сама судьба свела их. И именно в тот час когда волшебник задумал свой дерзкий план. Ведь по его словам, исход этой авантюры повлияет на будущее всего Средиземья.

Астартес, однако, скептически относился к словам о судьбе и предназначении. Еще с отрочества, с тех пор как он только вступил рекрутом в третий легион космодесанта, наставники учили. что нет ни того ни другого, а есть только человек, что сам строит свой путь силой своей воли и своего разума. Дальнейший жизненный путь в основном подтверждал этот тезис. Хоть и не без исключений и всевозможных аномалий...

Из размышлений и воспоминаний его вырвал приближающийся звук бегущего человека. С очень большой долей вероятности предполагая, кто это, легионер все же не стал наступать на горло профессиональной паранойе и сверхчеловеческая реакция сделала свое дело. Мигом повернувшись, в сторону предполагаемой опасности, уставился болтер. Увидев это, весь остальной караван повернулся туда-же хватаясь за оружие. Но навстречу к ним, размахивая контрактом, всего лишь бежал тот забавный полурослик, Бильбо. – Стойте! Стойте!- кричал хоббит. Бильбо весьма споро добежал до каравана и немного отдышавшись, протараторил. – Я подписал! – провозгласил Бильбо, словно стяг подняв контракт над головой, как непосредственное доказательство. Пожилой гном с густой белой бородой, Балин, как тот представился Ривальду, взяв документ и поднеся к глазу составной окуляр, тщательно и без спешки приступил к проверке . -Ну что же, похоже все в порядке. Добро пожаловать в отряд Торина Дубощита, мистер Бэггинс. От гномов полетели одобрительные выкрики, а сам Бильбо искренне улыбался. -Дайте ему пони.-послышался властный голос Торина. – Что пони?- в недоумении спросил Бильбо. Осознав, что именно приказал гномий предводитель, энергично затараторил, – Нет-нет, спасибо но я уверен что и пешком от вас не отстану, я часто ходил в походы ,знаете-ли один раз дошел до самого...Ааааа!

Речь хоббита прервал его же возмущенно-испуганный вопль, когда десантник одной рукой поднял его за ворот и взгромоздил на ближайшего свободного пони, под хохот гномов. Бильбо со страхом уставился на него. При свете дня он выглядел еще больше и еще страшнее. Увешанная оружием и непонятными предметами, нависающая как скала громадина, чьи лопатообразные ладони казались больше самого Беггинса...

Немного проехав гномы начали перекидываться какими-то мешочками. – Что они делают? ,- поинтересовался Бильбо у ехавшего рядом волшебника. – Они делали ставки – придешь ты или нет, большинство решило что не придешь. – А вы что думали? – Ну...- Гэндальф ловко поймал брошенный ему мешочек с монетами.- Я и на секунду не сомневался в тебе. – А,- тут хоббит посмотрел на идущего в конце каравана громадного человека и уже тише, почти шепотом добавил,- а он? – Воина Императора мало волнуют подобные пустяки.- раздалось от Скайона. Бильбо уже который раз за последние два дня вздрогнул. Но на сей раз не от того как грохочет та решетка на шлеме загадочного чужака, а от того что он их услышал. Бильбо шептал, вокруг переговаривались гномы о чем-то своем, стук копыт, расстояние в пол-каравана... В конце концов, на нем же мало ли не глухой шлем! Теперь Бильбо беспокоил не только огромный рост дивного человека и его явно смертоносное оружие, но и его неизвестные доселе возможности.

- К тому же,- добавил гигант чуть более дружелюбным голосом,- у меня нет ваших денег.

Эта небольшая шутка принесла десантнику несколько одобрительных смешков со стороны гномов.

Скайон снова погрузился в свои мысли. Его все еще терзали сомнения – правильно ли он поступает, раз согласился на эту авантюру, не вернее ли будет хоть как то попытаться связаться со своими... Но как? По словам серого псайкера это было сделать невозможно. Он мысленно тяжело вздохнул. Видимо он здесь все же надолго. – ... На вот, держи, это вместо носового платка.- один из гномов кинул Бильбо какую-то тряпку. Тот брезгливо поймал ее и начал осматривать. Со стороны гномов послышались смешки. “До чего же люди бывают слабы и изнеженны” неодобрительно покачал головой пришелец. -Придется вас мистер Бэггинс обходится без носового платка, сервиза и выходного платья...по крайней мере до конца путешествия. Несколько дней путешествия прошли крайне тихо. Караван двигался через леса и гористую местност, а также через зеленные,словно изумруд холмы. Скайон за свои годы службы видел не одну планету, но не мог не признать – эта планета была одной из красивейших что он видел. Спустя еще несколько дней их небольшой отряд остановился среди холмов на ночёвку. Большинство гномов уже спали, Гэндальф курил трубку, а Скайон стоял на страже вместе с Фили и Кили. Десантник вызывался дежурить каждую ночь, объясняя это тем что он почти не устает. Бильбо проснулся от очередного громкого храпка одного из гномов. Злобно посмотрев на него и поняв что больше не заснет, он с кряхтением поднялся. Слегка размявшись, хоббит подошел к своему пони и скормил ему яблоко погладив при этом по гриве. Но тут из глубины ночи донесся дикий вопль. Ривальд, устроившийся на большом камне, слегка повел оружием в сторону предполагаемой атаки. Бильбо же в страхе оглядываясь, быстро дернул к центру лагеря. -Ч-что это?? -Это?,-переспросил один из молодых гномов, многообещающе переглянувшись с братом. – Это орки, – Обернувшийся Торин хмуро взглянул на племянника. Ривальд же уставился на карлика с легким недоумением. -Орки?, – неверяще переспросил хоббит.

Да ,орки, злобные кровожадные твари. Размером с человека. Приходящие под утро пока еще все спят и перерезают глотки... И все в крови!

от последних слов хоббит стал белый словно мел. И со страхом посмотрел во тьму, а оттуда словно дожидаясь пока на них обратить взгляд, снова завыли. Братья негромко засмеялись. Гномий повелитель, который слушал все это не смог стерпеть несерьезность младших гномов и уже был готов пристыдить их, как его обошел громоподобный смех. Все взгляды, в том числе и проснувшихся от его смеха гномы, обратились на астартес. – Хех, и это такие у вас орки? Размером с человека и крадущиеся в тени словно лазутчики? ,- Скайон перестал смеяться и даже легкая веселость в его голосе пропала. – Там откуда я прибыл, орки совсем иные существа. Самый хлипкий оркоид сильнее и крупнее среднестатистического взрослого человека, а их вожди-боссы бывали вдвое выше меня и на столько сильны что с легкостью могут поднять двоих как я одной лапой. Они чудовищно живучи. Даже разрубленный пополам орк будет пытаться вас убить. И если ему будет оказана лишь та грубейшая медпомощь, что доступна их лекарям, он выживет. Если ему приставят к культе его же отрубленную руку, с высокой долей вероятности она прирастет и будет работоспособна. В ином случае он обойдется протезом и вновь встанет в строй. И если вдруг вы мало удивились, то слушайте далее. Известные мне орки строят огромные машины войны, попирающие небеса и заслоняющие светило. К вашему сведению, это вовсе не фигура речи. К тому же среди них немало псайкеров, магов по вашему. На их подлом наречии, подобные особи зовутся вирд-боями или чудилами. Как и весь их вид, они непостоянны, хаотичны и в добавок безумны из-за своего псайкерского дара. С большой долей вероятности, подобный ксенос в бою утратит контроль и буквально взорвет себе и окружающим сородичам головы. Но если вам не повезет, и против вас выйдет тот чудила, что выжил и обуздал свои способности, будет непросто. Пуская убийственные молнии из глаз и рта, испепеляя плоть, дробя кости, искажая пространство и законы мироустройства он будет пожинать жизни десятками и сотнями, пока его не убьют. Или он не сдохнет от перенапряжения сам. Большая часть оркоидов не привечает скрытность, они несутся на тебя огромной ордой, крича, взрывая и стреляя как можно громче. И если вам этого мало, то учтите что орочью орду меньше нескольких десятков тысяч я не встречал. Чаще их больше. Так что те орки,- он кивнул шлемом в темноту,- лишь бледное кривое подобие тех, с кем я сражался среди звезд.

И хмыкнув, продолжил высматривать врагов во тьме.

С каждым словом, сказанным иномировым воителем, гномы, хоббит и даже старый волшебник погружались кто в смятение, кто в откровенный ступор или же в тяжкие размышления. Все сказанное отдавало фарсом и дурной шуткой, но... Сказал бы им кто иной о таком, пожалели бы умалишенного.

Торин с трудом верил уже в рост рядового оркоида, а уж эти их “боссы”! Для Бильбо скопление народа уже в 100 человек было большим, а тут десятки тысяч... Гэндальф же думал о орочьих магах. Подумать только! Волшебники! Много! И где? Среди звездных тезок этих проклятых существ. А ведь во всем Средиземье всего то было только пять волшебников. Оставшуюся часть ночи многие спали скверно, переваривая откровения десантника и гадая о краях и даже мирах, где он был, о тех ужасах, что ему встретились.

На следующий день почти все время лил проливной дождь. Гномы кутались в быстро промокшие плащи, и постоянно чихая проклинали ненастье. Скайон же не чувствовал никакого дискомфорта, благодаря доспехам. И даже если бы их не было... Простой же дождь! Не кислота едкая ведь, право слово. -Мистер Гэндальф!-Подал голос один из гномов. -А нельзя ли сделать что нибудь с этим дождем? Гэндальф скептически посмотрел на гнома задавшего вопрос. -Это дождь, мистер гном. И идти он будет столько сколько будет нужно. Если хотите управлять погодой , то вам потребуется другой волшебник. -Другой волшебник? -переспросил Бильбо. – А есть и другие? Тут уже и Скайон начал прислушиваться к их разговору более внимательно. Неплохо было бы знать сколько в этом мире еще псайкеров. -Да, всего нас пятеро. Старший в нашем ордене Саруман Белый. Потом идут два синих мага, я правда позабыл их имена. И есть еще Радагаст Бурый. “Всего пятеро. Для планеты это очень малый процент мутации псайкера. Слишком малый. Либо мир слабозаселенный. Либо носителей много больше. Отец всегда считал псайкерство недопустимым для совершенства. И если в этом мире на самом деле так мало псайкеров, то он отлично впишется в лоно Империума. Но меня смущает то, что здешние псайкеры (пока один единственный) так отличаются от мне известных. Огромный срок жизни даже без омолаживающих процедур, человечность и вменяемость,и я еще не видел ни одной его способности ,кроме того слабого пирокинеза. А на варпе ли базируются его возможности?” К вечеру компания добралась до развалин крестьянского дома на небольшом холме.

Переночуем здесь.

объявил Торин. Повинуясь своему предводителю, гномы начали обустройство привала. Скайон же решил обследовать бывшее жилище. Дом как дом, стены частично обрушились, крыша обвалилась. То, что устояло -давно заросла мохом. Выйдя на свободное пространство, он всмотрелся в даль. До сих пор местность была на диво красива. Столько отличий от его родины, каменистого Хемоса. Он родился уже после того как планета вошла в состав Империума. Но и тогда это был жестокий и серый индустриальный мир, где люди трудились в шахтах и на заводах в огромных городах, а в пустоши что разделяли города друг от друг, нельзя было выйти без респиратора или противогаза. А раньше, по словам старейшин, до того как даже на планету прибыл примарх, дела обстояли на много хуже. Из размышлений о прошлом Скайона вырвал Гэндальф, за пару секунд до того энергично препиравшийся с Торином о дальнейшем пути. В спешке проходя мимо него недовольно бубнил себе под нос что-то вроде “Хватит с меня гномов на сегодня”, после чего скрылся за ближайшим валуном. Астартес не предав этому большое значение, мысленно пожал плечами. Тем временем костер был уже разожжен и гномы споро начали готовить еду. – Я схожу на разведку.- провозгласил гигант Торину. -Ты тоже хочешь нас покинуть? Как это сделал волшебник?

Не беспокойтесь, я просто схожу проверить, что ждет нас впереди и вернусь.

не дожидаясь ответа от гнома, десантник развернулся и зашагал в ту сторону где не давно скрылся Гэндальф. Ривальд возвращался в лагерь гномов в скверном расположении духа. Он прошел довольно далеко и видел тревожные признаки: разрушенные дома и разграбленные телеги. Повсюду следы каких-то крупных существ. Застав лагерь безлюдным, он обеспокоился еще больше. По словам Гэндальфа, гномы были воинами, поэтому они не могли оставить лагерь просто так. Что-то определенно случилось. Тех крупных следов нет, следов борьбы тоже нет, но быть может эти твари как-то выманили карликов? Может орки? Быстро найдя следы гномов, он отправился за ними. Десантник пробирался через лес максимально тихо, насколько позволяли два с половиной метра роста и несколько сот килограмм веса. Довольно быстро он услышал из-за деревьев обрывки грубой речи, увидел отблески костра за листвой. И вот противники предстали во всей красе. Огромные, высотой с дредноут серокожие гуманоиды относительно бурно обсуждали гастрономические качества гномов. Оные либо валялись кучей, расфасованные по мешкам либо были на вертеле. К счастью, непоправимого еще не случилось и карлики бранили и проклинали тварей, безуспешно пытаясь освободится. “Как бы не хотелось приберечь дефицитные боеприпасы, но лучший путь – закончить этот фарс быстро и эффективно” неодобрительно покачал головой пришелец. -Почему нам не съесть их сырыми? -, недоумевал один из монстров.

Потому что сырыми гномы жесткие! Вот поджарим их, они истекут собственным жирком, щепотка тимьяна и будет самое то!

тролль сглотнул, видимо уже представляя их вкус. – Лучше помоги мне, берись за другой конец вертела и тащи на огонь. Едва тот схватил деревяшку, как вдруг послышался резкий громоподобный звук и в последующее мгновение его голова лопнула подобно перезревшему плоду, щедро обдав плененных гномов мозгами и кровью. Опешившие тролли на несколько мгновений замерли, как и пленники, кроме тех , кого забрызгало дурнопахнущей сероватой кашицей. Туша первого тролля стояла еще несколько секунд, будто еще не сообразив что мертва, после чего медленно начала заваливаться вперед и рухнула прямо в костер, практически затушив его и подняв в небо целую тучу искр. С похвальной быстротой придя в себя и воинственно зарычав, тролли похватались за неказистое оружие. Бывалые гномы тоже до рези в глазах вглядывались в темноту, ища источник яркой вспышки, предшествовавшей столь эффектной точки в жизненном пути порождения Моргота.

Единственный, кому было абсолютно наплевать на возможную причину гибели монстра был хоббит, продолжавший остервенело оттиравший мешковиной тролльи мозги с головы. Поляна погрузилась во тьму, едва остатки пламени костра полностью потухли.

Кто здесь?!

взревел один из троллей. – Выходи!!! Тролли вертелись на месте пытаясь высмотреть во тьме неизвестного убийцу. С одной из сторон леса послышался треск и тяжелая поступь. Все кто был на поляне, как один повернули головы в сторону звука. С громогласным кличем “Мы дети Императора! Смерть врагам Его!” выбежал уже знакомый гномам воитель, со своими диковинными мечами в руках. С ходу метнув изогнутый клинок в голову одного из двух оставшихся противников, оставшимся завывающим орудием он с вязким звуком врубился в брюхо последнего монстра. Цепное лезвие из сплава адамантия с возмутительной легкостью разрезало плоть и кость, превращая в мелкорубленый фарш внутренности. Но даже после столь жестокой экзекуции верхняя половина ксеноса все еще цеплялась за жизнь. Хмыкнув такому зрелищу, воин подошел к обрубку, в пол-голоса проговаривая длинную фразу на малопонятном языке. – ... ибо сказано “Не дозволяй чужому жить!” Ave Emperor! С силой опустив латный ботинок на голову ксеноотродью, раздавив его в лепешку, легионер зашагал к последнему живому троллю, дабы упокоить его. По “счастливой” случайности ятаган змеелюдов попал ему не в пасть, а всего лишь в горло. Что только немного продлит ему агонию. Однако, едва Скайон чуть наклонился , что бы вынуть меч и добить раненого, тот внезапно ожил и с нехарактерной для своего вида прытью и яростью смертника вцепился обеими лапами в врага, пытаясь сдавить в смертельных объятиях и забрать убийцу с собой. -Агхррррр.... Неизвестно, хотел ли он что-то сказать напоследок. Но не растерявшийся десантник просто и без затей врезал ему кулаком в смердящее рыло. Растеряв остатки зубов, тролль ослабил хватку, чем немедленно воспользовался Ривальд. Выхватив нож, тот вогнал его в подбородок не желающему умирать ксеносу. Едва тот начал заваливаться, сверкнувшее серебром лезвие отделило голову от тела. По воле судьбы она приземлилась почти на несчастного Бильбо. И так многовато переживший и узревший за последние несколько часов полурослик усердно пытался отползти от страшного подарка , и лишь только гигантские руки ухватились за мешковину, что бы освободить его , он и вовсе чуть не помер от ужаса. – Успокойся, ратлинг, это всего лишь я. – Скайон легко разорвал мешок, словно тот был сделан из мокрой бумаги. – Лучше помоги освободить остальных, после чего возвращаемся в лагерь. – В ответ Бильбо выдавил слабый кивок. Развязанные гномы развязывали других гномов или брали под уздцы похищенных пони. После, все еще нервно оглядываясь по сторонам, пошли в след за Скайоном в родной бивуак. В лагере Скайон присел на ствол большого дерева рядом с костром и посмотрел на слегка опустевшую обойму. Он здесь на еще Император знает сколько времени , а уже минус один болт! Пусть и размен был справедлив – один на одного, но ценность этих расходников, в былые времена тратящихся в гигантских количествах сейчас стала много, много дороже золота и иных драгоценностей. Предоставь ему сейчас выбор между всеми богатствами целой планеты и контейнером с амуницией он без колебаний выбрал бы второе. Но так как это в высшей мере идеалистичный вариант недоступен , то болты из оставшихся четырех обойм надо расходовать экономнее. Благо у него есть целый арсенал холодного оружия. Мысли Скайона прервали гномы. Оные, вместе с полуросликом некоторое время крутились около него, занимаясь бытовыми вопросами, но излучаемое ими внимание можно было резать ножом. И вот, как то незаметно они расселись вокруг него, очевидно приготовившись слушать. Чуть вперед вышел Торин и заговорил. – Благодарю вас, господин Ривальд, если бы не вы, на этом бы наше путешествие и закончилось. – Не стоит благодарности. Ведь я здесь как раз за этим. Гэндальф послал меня с вами как раз для того что бы разбираться с тем, с чем не может разобраться ваша сила и скрытность. Гномы переглянулись. Их практически назвали слабаками. Торин продолжил. – Да, мы как раз хотели побольше разузнать об этом. Где Гэндальф вас нашел, как убедил присоединится к нам, ведь от части золота вы отказались, мы идем что бы вернуть наш дом, хоббит ради денег, но ради чего идете вы? И самое главное откуда вы? Никто из нас не встречал и даже не слышал о таких громадных воинах, и к тем более о таком оружии, а ведь во время скитаний мы побывали во многих местах.- от гномов пошли утвердительные бормотание. Скайон думал около минуты, и наконец произнес. – Чтож, на пару вопросов я ответить смогу, на те почему я отправился с вами и как Гэндальфу удалось убедить меня это сделать. Ответ на вопрос же откуда я, породит еще больше вопросов, поэтому я его пока оставлю.- Скайон посмотрел на горизонт, где только-только начинался рассвет. – Хм, похоже время до рассвета и прибытия Гэндальфа у нас еще есть, садитесь Торин. – Скайон жестом показал гному на свободное место, Торин сел. Прежде чем начать историю, десантник потянулся к шлему и снял его. Гномам предстало довольно симпатичное и молодое лицо. На вид Скайону было не больше тридцати, по человеческим меркам. На лице Скайона были несколько небольших шрамов, которые не портили его, а даже немного украшали. Белые волосы Скайона, генетическое наследство отца, были стянуты в тугой пучок на затылке. Бильбо предположил что они были бы ему немного длиннее плеч распусти он их, например как Торин или Фили с Кили. Наследие Фениксийца проявилась не только в волосах, глаза десантника приобрели легкий фиолетовый оттенок. Скайон глубоко вдохнул свежего ночного воздуха, не очищенного фильтрами шлема, положил тот на ствол дерева рядом с собой, и, обведя всех взглядом, начал рассказ. – Началось все с того, что я очнулся лежа на траве недалеко от границ Шира...

====== Глава 3. Новый участник похода. ======

— Можно сказать, что прилетел. Из столь дальних мест, что вы навряд ли сможете себе представить…

 — А вы попробуйте. — Незатейливо предложил старик. — Я уже давно странствую и повидал немало диковинных вещей. Но должен признаться такого как вы, даже я, вижу в первые.

 — Что же, для начала позвольте представиться. Ска…

 — Подождите-подождите, — старик прервал десантника выставив перед собой руку. — Не будем же мы беседовать посреди дороги, я чувствую что наш с вами разговор может затянутся. Да и местных жителей ваш грозный вид может напугать до седин. Они привыкли жить в мире и тишине, беседуя о том у кого в этом году тыква выросла крупнее и о том кто что будет есть на обед. Такого рода события как чужак выбьет их мирную жизнь из привычной колеи, а я не хочу этого. Уж больно нравится мне здешний народец.

Старик слегка стегнул поводьями лошадь и та неспешно направилась в перед. Но перед следующим поворотом он направил лошадь в противоположном от колеи направлении. Скайон же, идя простым шагом ни на метр не отставал от повозки. Через пару десятков метров человек остановил повозку и распряг лошадь, после чего слегка хлопнув ей по крупу рукой отправил пастись.

 — Думаю вон тот холмик подойдет, — старик кивнул головой в сторону небольшого холма, что был в метрах семидесяти от них.

Пока тот рылся в своей повозке, Скайон не спеша пошел к холму. В три шага забравшись на холм, Скайон окинул взглядом открывшийся ему вид. Небольшая речка неспешно текла из негустого леса и уходила в даль, наполняя округу веселым журчанием. За изгибом леса, который был отсюда прекрасно видно, начинались точно такие же холмы. Через минуту подошел и старик, он опираясь на посох сел на зеленую траву, что покрывала все здесь, и жестом предложил Скайону сделать тоже самое. Напоследок окинув округу еще раз, Скайон сел, все еще продолжая держать одну руку на болтере. Просто на всякий случай. Хоть здешний мир и казался тихим и мирным. Опытный десантник повидавший немало за свою долгую жизнь знал, что все может перемениться в один момент. Скайон еще раз снял шлем, если старика и удивило что у молодого на вид человека такие же белые волосы как у него то не подал виду, хотя на секунду и задержал свой взгляд на его слегка фиолетовых глазах.

 — Вы, насколько мне помниться, хотели представиться? — Старик достал из своей мантии длинную трубку и начал чем-то ее забивать.

 — Да. Мое имя — Скайон Ривальд. Рядовой 23-го взвода, Восьмой роты, III легиона -«Детей Императора».

 — Рядовой? — Спросил старик с легким удивлением, отчего даже перестал забивать табак в трубку. — Значит вы служили в армии, мистер Скайон?

 — Я и сейчас состою в ней, человек! — Скайон ответил грубее чем хотел, уж больно его уязвило что старик просил об этом в прошедшем времени.

 — Ох, конечно, простите старика. У меня не было намерение вас обидеть. — Человек спешно извинился, после чего наконец то добил свою трубку. После чего быстро похлопав одной рукой по ней. Из трубку повалил дым, не долго думая старик быстро сделал затяжку и через пару секунд выдохнул дым, который принял вид небольшой птички. Та, немного, покружила над ними после чего растворилась.

 — Как ты сделал это?! — Скайон покрепче сжал свой болтер.

 — Сделал что? — Не понял старик.

 — Зажег без огня, вот что. И это птица из дыма. Ты — псайкер. — Десантник утверждал, а не спрашивал. Скайон встал, отступив на шаг назад он полностью отстегнул болтер от магнитного крепления на бедре и перехватил его двумя руками. Но пока не нацеливал его на серого псайкера.

 — Псайкер? Кто это?

 — Что? Как это можно не… — Скайон запнулся на полуслове, если он попал на мир что остался изолированным до сего дня после Долгой Ночи, этот человек мог и не знать кем является. — Ну, в некоторых местах, таких еще называют магами, колдунами, волшебниками.

 — Вот оно что. Ну местный народец называют меня волшебником, хотя наверно это из-за моих фейерверков, да возможно еще и за запонок которые подарил старику Туку. Но хочу вас заверить, — быстро добавил Гэндальф увидев что десантник не шелохнулся ни на миллиметр, — все что я сейчас могу это — зажечь трубку без кремня и огнива, да и выпустить дым в виде птицы или корабля.

Скайон хотел что-то возразить, но что-то в этом старике неумолимо влияло на него положительно, в итоге Скайон все же сел обратно, правда немного дальше, буркнув «Все равно я буду следить за тобой, я видел на что способны псайкеры, даже те кто проявлял меньшие силы чем ты.»

 — А почему такое недоверие к волшебникам? — Поинтересовался старик выпуская дым уже в обычных колечках, что бы лишний раз не провоцировать гигантского воина.

 — Псайкеры опасны. Как для врагов так и для себя и своих союзников. Заклинание может выйти из-под контроля или что-нибудь и похуже. К тому же отец считает что мутация псайкера не позволительна для нашего Легиона. Поэтому у нас их и нет, хотя в других Легионах они присутствуют.

 — Значит они не так уж и плохи?

 — Время от времени. Но за ними все равно тщательно наблюдают.

 — Раз вы, господин Скайон, говорите что служите в армии, то с кем и где вы воюете?

 — Воюем мы с врагами человечества, ксеносами, это инопланетяне, — быстро добавил Скайон предотвращая дальнейшие вопросы колдуна, хотя и слово инопланетяне ему вряд ли что-то сказало, — или против других людей, которые отвергли наше предложение влиться в лоно Империума. А воюем мы там, — Скайон ткнул пальцем в небо, туда немедленно устремился и взгляд старика, — среди звезд. Возможно вам и местным обитателям будет это трудно даже представить, но вокруг каждой из тех точек что вы видите на небе каждую ночь, крутятся планеты, миры, вот там мы сражаемся.

 — Удивительно, — выдохнул старик, все еще смотря на небо, будто пытаясь разглядеть те самые миры о которых упомянул десантник. — Расскажи мне это кто-нибудь другой, я бы решил что он напился в местной таверне, но вам я склонен поверить. У меня уже множества вопросов, господин Скайон. Но наверно самый главный — как вы сюда попали? Один ли вы?

 — Я… я и сам точно не знаю как попал сюда. Вот я сражаюсь плечом к плечу с братьями, потом мы отступаем с рушащийся платформы, потом падение в воды огромного океана… и вот я здесь. Я не вижу логического объяснение этому, может я и сейчас тону, а все это — Скайон развел руками, — галлюцинации что породило кислородное голодание.

 — А если все это взаправду?

 — А если взаправду — я понятие не имею зачем и почему я здесь.

 — Хм, а есть ли у вас мысли что делать дальше?

 — Ни малейшей, — честно признался десантник, — как я понял в этом мире нет возможностей даже отправить сообщение, уж что там говорить о полетах, что бы покинуть его. И возможно пройдет еще много лет, прежде чем Великий Крестовый Поход доберется до этих мест.

 — Возможно я имею, — Гэндальф выпустил последние колечки дыма, — случилось так что я уже давно планирую одно рискованное дело. И верьте или нет, но в совпадение я не верю.

 — Что за дело?

 — Если кратко — вернуть дом нескольким гномам и попу…

 — Что за гномы? — Скайон прервал волшебниками.

 — Как люди, только ниже ростом, — Гэндальф даже не сбавил темпа, — и попутно уничтожить одно чудище. Конечно если нам не повезет на него наткнутся, я искренне надеюсь что слухи о его пропаже правдивы. Сначала я думал взять в это путешествие только одного местного хоббита, ибо они маленькие и тихие, а в мой план входило сделать это дело тихо и без лишнего шума, но встреча с вами переубедило меня пересмотреть этот план, ведь мало ли что может случится по пути и возможно то, что им не помешает помощь профессионального воина, как вы.

 — А что за хоббиты?

 — Как гномы, только еще меньше ростом, как человеческие дети, но с большими ступнями покрытыми густой шерстью.

 — Там откуда вы есть гномы и хоббиты?

 — Я слышал о некоторых нелюдях, что служат в Соляр Ауксилии, по описанию очень похоже на тех гномов и хоббитов. Но сам я их ни разу не видел. А про какого монстра вы говорили.

 — Ужасный огнедышащий дракон — Смауг. Вы знаете о драконах?

 — Тоже только слышал. От старых солдат, которые были родом с Терры. Они говорили что очень-очень давно, по Терре ходили легенды, о летащих огромных ящерах, дышащих огнем и пожирающем людей, а еще что они жили в пещерах и были слабы к золоту и драгоценностям.

 — Вы точно описали старого Смауга, он в точности как вы слышали. Захватил целую гору полную сокровищ, попутно сжег и съел сотни людей и гномов.

 — Сотни? Такая тварь должна быть уничтожена. Человечество не должно жить в страхе не перед кем.

 — Верно, — Гэндальф согласно кивнул, — но все же главная цель — вернуть гномам дом. Ну так как, вы согласны на мое предложение? Кстати забыл упомянуть, если вы согласитесь, то вас ждет огромная награда, конечно если все пройдет успешно, в Эреборе — так зовется тот самый дом гномов, должно быть огромная куча сокровищ.

 — Мне не нужна никакая награда! Мне будет достаточно того, что когда мы убьем эту тварь, она больше не причинит вреда людям и ее бывшие жертвы будут отомщены.

«Человек что отказывается от золота? Возможно он еще интереснее чем я думал.» — подумал Гэндальф убирая обратно в мантию уже давно потухшею трубку.

 — Ну тогда, добро пожаловать в наш скромный поход, господин Ривальд. Я чувствую что он вам тоже будет полезным. Кстати, я так и не представился, — старик протянул вперед руку, которую Скайон после некоторого замешательсва все же осторожно пожал, — Гэндальф, Гэндальф Серый.

Комментарий к Глава 3. Новый участник похода. И так вот еще одна глава. Старался как мог, но т.к. бэты теперь нет, оставляйте пожалуйста комментарии о том понравилась ли или нет, похоже ли на предыдущие части по манере письма, что добавить, что убрать. Нравится или нет.

====== Глава 4. Ривенделл. ======

Гномы сидели и молча обдумывали услышанное, Бильбо же задрал голову высоко в небо и устремил взгляд на звезды, будто он мог разглядеть все то, о чем рассказал десантник. Но, восходящая звезда Арды быстро затмила собой свет своих далеких сестер.

 — Если бы, я услышал эту историю где ни будь в тавернах — то никогда-бы ни поверил. — Кампания обернулась в сторону говорящего, им оказался Гэндальф, который, облокотившись на посох, стоял и слушал и судя по всему уже довольно давно. — Хотя в своих странствиях повидал не мало удивительного.

 — Мистер Гэндальф! — Торин воскликнул и встал. — Где вы были? Нас чуть не зажарили и сожрали тролли!

 — Я не беспокоился не о вас не о любом другом, — Гэндальф подошел к костру, — ведь у вас есть отличный защитник. — Маг посмотрел на Скайона. — А уходил я для того что-бы посмотреть что впереди.

Торин уже было открыл рот, что-бы задать очередной вопрос, но его опередил Гэндальф.

 — Я хотел-бы осмотреть место происшествия.

 — Зачем? Там не осталось ничего кроме трупов.

 — А затем мистер Торин, что каменным троллям нужно место где спрятаться от солнца и хранить награбленное, а это может помочь нам в путешествии. — И не дожидаясь ответа, Гэндальф зашагал в лес. Будто уже знал куда нужно идти.

Гномы, переглянувшись между собой, быстро устремились в след. Гэндальф и Торин шли впереди, за ними шли остальные гномы, ну, а процессию завершали Бильбо и Скайон. Хоббиту не очень хотелось возвращаться на то место где его, всего пару часов назад, чуть не съели. Да и на труппы троллей смотреть не хотелось. Десантник же, просто защищал тылы. Вскоре они вышли на место ночной встречи. Бильбо неуверенно выглянул из-за десантника и открыл рот от удивления. Он ждал увидеть еще не остывшие труппы, кровь и внутренности повсюду, но увидел лишь каменные изваяния. Все, тела, внутренности и даже кровь — превратилось в камни. Будто все это, вырезал из огромного валуна, какой-то безумный скульптор.

 — Каменные тролли — создания тьмы. — Послышался голос Гэндальфа. — Под светом солнца, они обращаются в камень. — Он объяснил это сразу, будто чувствуя предстоящие вопросы. — Их логово должно быть недалеко, вперед.

После непродолжительных поисков, была найдена пещера троллей. Вокруг входа в пещеру были разбросаны почерневшие кости, видимо тролли очень любили жаренное, а внутри пещеры как и снаружи роились мухи.

 — Ну и вонища! — Послышалось от какого-то гнома, когда вся кампания спускалась в их логова.

В пещере было полно вещей, как и ценных — золотые монеты и утварь были разбросаны прямо на полу или сложенных в небольшие сундуки, а в бочках, стояли мечи, покрытые толстым слоем паутины. Так и совершенно бесполезных — пустые ящики и корзины. Торин пристально начал разглядывать их, пока кто-то из гномов побежал за лопатой.

 — Эти мечи ковали не тролли. — Торин передал один из них Гэндальфу, который извлек тот из ножен и так-же пристально осмотрел.

 — И не люди. Они выкованны в Гондолине, высшеми эльфами. — При упоминании эльфов Торин замер. — Лучших клинков нам не найти.

 — Клинки и правда чудесны, — Скайон опытным глазом взглянул на них, — жаль только что они пылились здесь, а не служили верой и правдой опытным воинам.

 — Ну теперь мы это исправим, верно? — Гэндальф подмигнул Торину. — О простите господин Ривальд, вы хотите один из них?

 — Я бы никогда не отказался от хорошего клинка, как и любой из моих братьев, но они слишком малы для меня, оставьте их себе. — Человек и гном лишь коротко кивнули.

 — Пора уходить из этого проклятого места. — Сказал король гномов. Все решили последовать этому совету.

Скайон, последний раз окинув пещеру взглядом уже уходил, как вдруг услышал слабый звук. Звук трущегося металла о керамит. Приподняв ступню, Скайон обнаружил под ней небольшой клинок, который был закопан в пол пещеры и укрыт сверху полусгнившими листьями.

 — Не сломался. — Десантник больше констатировал этот факт чем удивлялся ему.

Скайон присел и поднял этот клинок. Он оказался даже короче обычного ножа космодесантника, но кажется Скайон знал кому этот клинок будет в пору.

 — Мистер Бэггинс, — Скайон откликнул хоббита сразу как вылез из пещеры. Бильбо развернулся в сторону звука и тут же неуклюже поймал клинок. — Это вам.

Бильбо непонимающе смотрел на меч и видимо пытался сообразить что сказать.

 — Это отличный меч, — невесть откуда появился Гэндальф и протянул к мечу руку. Бильбо с охотой отдал его. — Хм, тоже эльфийская работа. — После недолгого осмотра Гэндальф вернул меч обратно хоббиту.

 — Но я никогда не пользовался мечом.

 — И пока я с вами, надеюсь и не придется. — Скайон пристально посмотрел на хоббита. — Но просто так, на всякий случай.

Бильбо снова посмотрел на меч и лишь неуверенно кивнул в ответ.

 — Что-то приближается! — Послышался крик одного из гномов.

 — Держитесь вместе! — Гэндальф вынул из ножен новый меч. К оружию!

Гэндальф и несколько гномов, повынимая клинки из ножен, направились в сторону шума. Скайон, перехватил болтер по удобнее и отравился следом. Ломая ветки и кусты, бормоча что-то о «смерти» и «убийстве», на небольшую поляну, где собрались все готовые к бою, вылетел одичавшего вида человек. Скайон уже было вскинул болтер, что-бы устранить возможную угрозу, но его остановил Гэндальф, верхушкой посоха надавив на болтер, тот конечно ни сдвинулся ни на дюйм, но десантник понял что от него требуется.

 — Стойте господин Ривальд, я знаю его — Это Радагаст.

 — Ваш друг? — Скайон опустил болтер, но не убрал его.

 — Ну… — волшебник замялся. — Мы состоим в одном ордене.

 — Так он тоже псайкер?

 — Гэндальф! Гэндальф! — Радагаст не дал Гэндальфу ответить, тот соскочил с своих саней, запряженных крупными кроликами и подбежал к Гэндальфу.

 — Радагаст, что ты тут делаешь?

 — Я искал тебя Гэндальф. Твориться что-то ужасное!

 — Да? — По тону Гэндальфа Скайон понял что тот не принимает слова Радагаста всерьез. — И что-же?

 — Интересно о чем они разговаривают. — Бильбо сидел на поваленном дереве и смотрел на двух магов, которые отошли от всей кампании и что-то обсуждали. Больше просто для себя, не надеясь получить ответ.

 — Новый псайкер говорит о гигантских пауках и о какой-то заброшенной крепости, а Гэндальф не слишком склонен верить ему. — Скайон стоял поодаль хоббита, но тоже смотрел на разговор магов и, судя по всему, прекрасно слышал.

 — Гигантские пауки? Это как с ладонь или что? — Бильбо определенно занервничал услышав о гигантских пауках. Он и обычных недолюбливал.

 — Думаю, все же побольше. — Ответ Скайона не понравился хоббиту и он лишь нервно сглотнул.

Неожиданно где-то совсем близко раздался громкий вой.

 — Это что волки? — Хоббит подскочил и устремил взгляд в сторону шума. — Здесь что, водятся волки?

 — Волки? Нет, это не волк. — Один из гномов покрепче перехватил боевой молот.

В противоположной стороне, от стороны воя, громко хрустнула ветка. С десяток глаз резко обернулись уже тогда, когда огромный варг уже кинулся с возвышения на них. Пока все внимание было привлечено к шуму от первого варга, другой зашел к кампании в спину и бросился на них, нацелившись на самую легкую добычу. На хоббита. С диким ревом варг уже был готов с легкостью откусить Бильбо голову, когда некий звук, похожий на жужжание целого роя разъяренных пчел, заглушил рев варга и секунду спустя головы лишился варг, а не хоббит. С гулким звуком безголовое тело варга упало на землю и по инерции покатилось на Бильбо, тот едва успел отпрыгнуть с его пути, голова варга и вовсе отлетела куда-то в сторону. Бильбо все еще лежа на земле посмотрел на своего спасителя, им был Скайон который мгновение назад стоял в нескольких метрах отсюда, а сейчас был здесь и на активированным силовом клике уже почти испарилась темного вида кровь.

 — С-спа… — Хоббит хотел поблагодарить десантника, когда тот заглушил его криком.

 — Сзади! — гномы обернулись на предупреждение Скайона что-бы увидеть как еще одному варгу в прыжке разорвало голову. Реакция генетически улучшенного человека оказалась намного лучше и пока гномы оборачивались на новую угрозу, Скайон уже успел выстрелить в нее из болт-пистолета.

 — Что здесь происходит? — Гэндальф и Радагаст прибежали на шум.

 — Варги. — Коротко бросил Торин. — А значит и орки где-то поблизости. Во имя Дурина, Гэндальф! Что происходит?

 — За вами охотятся. — Гэндальф был краток.

 — Надо убираться отсюда! — Кивнул другой гном.

 — Не получиться, мы остались без пони. Видимо убежали когда услышали варгов.

 — Я уведу их от вас. — В разговор вмешался Радагаст.

 — Не будь глупцом! Это гундабадские варги, они в миг тебя догонят!

 — А это росгобельские кролики! Посмотрим кто кого.

Гэндальф хотел что-то возразить, но его опередил Скайон. Меч и пистолет уже были снова убраны, а в руках десантник держал болтер.

 — А это — болтер, модели Умбра Феррокс, семьдесят пятого калибра, с ядром из обедненного дейтерия, адиамантиновым наконечником и уплотненным металлическим ядром. — Скайон заметил что все смотрят не него будто он начал говорить на другом языке. — Я имел в виду, что отвлеку их я. А вы сможете безопасно скрыться, встретимся позже. Я найду вас. — И не дождавшись ответа, Скайон кинулся в предполагаемую сторону врага, стараясь производить как можно больше шума.

Скайон прорывался сквозь лес на опушку, где маячили еще несколько силуэтов варгов. Враги, около десятка варгов и пару наездников орков, обернулись в сторону леса когда услышали дикий шум. Через секунду, ломая на своем пути ветки и с двумя активированными клинками, в ближайшего варга врезался Скайон. В шею варга с хищным рыком вгрызся пиломеч, а в тело, сквозь ребра прошел силовой меч. Ударом ноги Скайон отправил варга в полет от себя. Тело варга проковуркалось несколько метров и остановилась у ног одного из наездников. Скайон быстро обвел взглядом врагов, оценивая их.

 — Кто ты? — С диким акцентом прорычал один из орков.

Он неуверенно переглянулся с другим орком. Они ожидали легкой охоты на примерно с десяток коротышек, а тут перед ними стоял кто-то огромный, с оружием в руках издающие странные звуки, да и еще в мгновение ока убивший одного из варгов.

 — Твоя смерть, ксенос! — Скайон вскричал и кинулся вперед, буквально через несколько шагов. Орк даже не успел вытащить из ножен свое примитивное оружие, как лишился головы, его варг тоже. Другой орк, прорычал что-то на своем языке и все остальные варги, все это время только скалившиеся на неизвестную добычу, кинулись в атаку. Еще одному варгу силовой меч прошел в мозг сквозь открытую пасть. Другому, пиломеч впился в шею, разрывая ее под дикий визг боли того самого варга. Еще одного варга Скайон убил уже в прыжке, вонзив ему в грудь оба клинка, но инерция от прыжка варга толкнула тушу дальше и тот навалился на космодесантника повалив того на землю. Без особого усилия, Скайон скинул мертвого варга в сторону. Воспользовавшись возможностью, новый варг вцепился в голову своей жертве. Орк весело «хрюкнул» и уже было представлял как его наградит его предводитель — Азог. Тут он услышал как варг взвыл от боли и кинулся прочь от десантника. В его шее торчал космодесантский нож, который был сравним с размером с мечом самого орка. Тот глупо глазел на то, как десантник приподнялся и что-то вытащив с бедра, наставил на орка. Орк еще думал о том как он смог выжить, ведь челюсти огромного варга вцепились ему в лицо и с легкостью должен был прокусить броню, раздробив сам череп, а на шлеме этого неизвестного врага остались лишь небольшие царапины. Громыхнул выстрел из болт-пистолета, пробив в грудной клетке орка огромную дыру. Болт на такой короткой дистанции не успел взорваться, просто пробив орка насквозь, пролетел дальше болт все же взорвался. Оставшиеся в живых варги после такого дикого шума и смерти больше половины своей стаи решили ретироваться и бросились в рассыпную. Скайон поднялся и извлеча клинки из мертвого варга, деактивировал их.

Скайон выбежал на более открытую местность и начал высматривать новых врагов или своих спутников. Где-то вдалеке, среди больших камней, благодаря улучшенным чувствам шлема, он заметил гномов и остальных. Но вокруг них уже шныряло еще больше варгов и их наездников и только вопрос времени когда их обнаружат. Немедля ни секунды Скайон бросился в их сторону, преодолевая за каждый своих шагов по паре метров. Скайон был уже недалеко, когда гномов окружили полностью, те же, отстреливаясь от варгов с помощью луков и менее эффективных рогаток, рубя подошедших слишком близко мечами и топорами, гномы исчезали куда-то в камень. Со стороны десантника было не видно что под камнем была небольшая пещера куда гномы и спрыгивали, спасаясь от орков. Стремительно приближаясь к месту события Скайон, разбежавшись по тому самому камню, с громким боевым кличем — «Мы Дети Императора! Смерть врагам Его!», Скайон спрыгнул прямо на врагов, которые пытались преследовать гномов. На одного из варгов приземлилась тело космодесантника буквально впечатав его в твердую почву, переломив хребет и еще с десяток костей. Ближайший орк наездник и его варг даже не успели испугаться, как раздалось потрескивание активирующего силового меча, разрезав варга и его наездника пополам. Другой варг лишился головы, тело упала рядом, а голова укатилась в пещеру, где скрылись гномы. Из пещеры послышался испуганный вскрик Бильбо. Скайон вытащил пиломеч и уже был готов активировать и тот, прикончив любого орка и его уродливого варга, когда откуда-то с боку послышался звук рога и в нескольких варгов и орков прилетело несколько стрел.

 — Господин Скайон! — из пещеры раздался голос Гэндальфа.

 — Кто-то приближается. Похоже на людей.

 — Не люди, — Гэндальф продолжил, — эльфы!

 — Эльфы? — Следом послышался недовольный голос Торина.

 — Молю вас, господин Скайон, не вступайте с ними в бой. Сделайте то что они хотят. Сейчас нам предстоит ненадолго расстаться, склон слишком крутой что-бы нам подняться снова, а вы не пролезете сюда, но мы встретимся вновь. Скажите тем кто предстанет пред вами что вам надо в Ривенделл поговорить с лордом Элрондом. Удачи и до встречи!

Скайон услышал как кампания начала удаляться и как Торин начал ожесточенно спорить с волшебником. Снова переключив свое внимание на почти уже добитых орков, Скайон ринулся в бой. Вскоре, объединенными усилиями с орками было покончено. Десантник деактивировав мечи, но не убрав их, начал терпеливо ждать что-же предпримут эльфы. Эльфы окружили десантника нацелив на него копья и стрелы, но было видно что они в смятении, они переглядывались друг с другом и старались не подходить близко к огромному и неизвестному войну.

 — Кто-ты и что здесь делаешь? — От одного из эльфов послышался вполне уместный вопрос.

 — Меня зовут Скайон Ривальд. Рядовой 23-го взвода, Восьмой роты, III легиона -«Детей Императора». И мне нужно в Ривенделл — встретится с лордом Элрондом.

Эльфы вновь переглянулись и в перед выступил один из эльфов одетый в более лучшую броню.

 — Зачем тебе туда и о чем ты хочешь говорить с ним?

 — Сам не знаю, но это велел передать вам один псайкер, волшебник по вашему, одетый во все серое, зовут Гэндальф Серый.

 — Как ты можешь доказать это?

 — Никак. Но мне нет смысла врать. Я как и вы враг этих мерзких ксеносов. — Скайон кивнул на трупы орков и варгов.

 — Сдай оружие и мы сопроводим тебя в Ривенделл, а там уж выясним говоришь ли ты правду.

 — Я не отдам вам свое оружие. НИ-ЗА-ЧТО. — Последнее слово Скайон произнес очень медленно и угрожающе, посильнее сжав мечи.

Эльфы встрепенулись и натянули тетиву у луков, приготовившись стрелять.

 — Можете всю дорогу целиться в меня, но оружие вы не получите.

*** Скайон шел впереди, с десяток эльфов ехали позади и были готовы применить оружие в любой момент, но десантник вел себя тихо. Всю дорогу эльфы что-то горячо обсуждали что-то на своем языке, Скайон не понимал его, но мог догадаться что обсуждали его. Изредка один из эльфов выкрикивал, куда свернуть. Вскоре пред взором Скайона предстал прекрасный вид. Белые здания стояли у подножия небольшой горы, укрытые золотой листвой деревьев, рядом бежали небольшие речушки иногда ниспадающие водопадами.

 — Должно быть это и есть тот самый Ривенделл. — Заговорил Скайон и чуть погодя добавил. — А, те с кем я путешествую уже ждут нас.

Лорд Элронд пригляделся к своему дому и верно. Сразу за мостом, его острое эльфийское зрение разглядело пятнадцать фигур. Тринадцать гномов стояли сбившись в кучу, рядом держался, судя по всему, хоббит, а над всеми ними возвышался Гэндальф, который беседовал с другим эльфом. Элронд вздохнул, может с облегчением потому-что огромный, неизвестный и точно опасный воин не обманул, а может тяжело, потому-что внезапное появление волшебника и кучи гномов не предвещало ничего хорошего. Легонько пришпорив своего коня, Элронд отправился навстречу к названным гостям. Комментарий к Глава 4. Ривенделл. И так, вот закончил очередную главу. Так-же жду ваших коментарий, поправок, впечатлений и т.д и т.п.. Сохранился ли стиль и дух предыдущих глав(ибо долго не писал) или все скатилось(

====== Глава 5. Гостеприимство эльфов. ======

Бильбо стоял посреди не большой каменной площади, что была сразу за воротами Ривенделла и с благоговением осматривал все вокруг. Он был прекрасен. Сверху его укрывали скалистые холмы, заросшие высокими елями, горные водопады ниспадали в низ, протекали между плавными и изящными террасами и падали в низ, в реку Бруинен. Конечно Шир тоже был красив, но Ривенделл был чем-то другим. Шир был красив своей простотой, в то время как Ривенделл был величественен своей архитектурой. Бильбо обратил взгляд на своих спутников. Гэндальф беседовал с каким-то эльфом и держался непринужденно, а вот гномы совсем другое дело. Сбившись в кучу они бросали тяжелые взгляды по сторонам и о чем-то шептались.

Раздумья хоббита прервал звук рога и открывающееся врата. Но по ту сторону моста появился не враг, вернулся эльфийский патруль, но перед ними размеренным шагом шел космодесантник. С десяток эльфов на лошадях следовало за ним приготовив оружие. Гэндальф вышел немного вперед вставая перед гномам.

 — Господин Ривальд. — Обратился Гэндальф к легионеру. Доспех космодесантника был покрыт кровью, определенно орочей. — Вы в порядке?

 — Да, — сын Фулгрима коротко кивнул, — потребуется куда больше ксеновыродков чтобы навредить мне. Уж тем более таких хлиплых и уродливых. Да, ваши орки не идут ни в какое сравнение с моими, уж скорей гретчины. Ха!

В паре метров от Скайона и Гэндальфа спешился один из эльфов. Широко разведя руки в знак приветствия он подошел к волшебнику и сказал что-то на своем языке, Гэндальф ответил на нем же.

 — Странно что орки подошли так близко к нашим границам. — Элронд показал Гэндальфу один из орочьих клинков. Решится на это они могли только по одной причине — они что-то искали, или кого-то. — Эльф посмотрел на гномов. — Но по нашему прибытию нам осталось лишь парочка орков. — Элронд посмотрел на Скайона и что-то спросил у волшебника на эльфийском.

 — Конечно знаю! Это господин Скайон Ривальд, могучий воин и наш соратник. Я пригласил его в качестве сопровождение в наше маленькое, — Гэндальф заметил что Торин крайне не добро смотрел на него, -…дельце.

 — Хм, не думаю что такое уж и маленькое. — Элронд передал орочей клинок другому эльфу и повернулся к десантнику. — Откуда ты, воин, я прожил долго, но твои доспехи и оружие незнакомы мне.

 — Я из столь далеких мест что вы и представить не можете. Если хотите позже я расскажу вам, поверите мне или нет решите сами.

 — Да будет так. — Элронд кивнул и обратил внимание на гномов. — Приветствую тебя Торин сын Траина. — Торин вышел вперед.

 — Мы незнакомы.

 — У тебя манеры твоего деда, я знал Трора когда он царствовал Подгорой.

 — Да? Он никогда не говорил о тебе.

Не обращая внимание на грубые слова Торина, эльф снова перешел на свой язык.

 — Что это он там бормочет? Он оскорбляет нас? — Из толпы гномов послышался крик одного из них.

 — Нет мистер Глоин, — вмешался Гэндальф, — он предлагает вам отужинать. Гномы наклонились друг к другу и о чем-то зашептали, будто они обсуждали не приглашение на ужин, а план ограбления.

 — Ну раз так, мы согласны.

*** Хоббит и почти все гномы за исключением Торина сидели за столом. Вокруг находилось несколько эльфов которые играли на арфах и флейтах, стараясь сделать ужин более интересным. Один из гномов протягивал другому лист салата и уговаривал его попробовать.

 — Я не ем траву. — Гном обреченно вздохнул.

 — Я не понял, а где мясо? — Перебирая руками тарелки поинтересовался другой.

 — А жаренная картошка есть?

Из-за арки вышли Элронд, Гэндальф, Торин и Скайон. Повелитель Ривенделла и волшебник о чем-то переговаривались, гном и десантник просто шли следом. Обойдя стол за котором сидели гномы, четверка отправилась к другому столу, что был выше и стоял чуть подаль. Усевшись за него они продолжили о чем-то тихо говорить. Ривальд же, просто встал рядом, изящно вырезанные деревянные стулья просто не выдержали бы его веса.

 — А мне не нравятся эльфийские девушки, — до десантника донесся разговор гномов, — тощие. И у всех такие высокие скулы и гладкая кожа и слишком мало растительности на лице. — Гном кивнул в подтверждение своих слов, а потом слегка обернулся на фигуру позади себя и, развернувшись обратно к соплеменникам, шепотом добавил, — хотя вот эта ничего.

 — Это не девушка. — Так-же шепотом добавил другой гном. И верно, фигура развернулась и гномам предстал эльфийский юноша. Молодой гном сразу изменился в лице и весь стол добродушно засмеялся над ошибкой собрата, тот лишь стыдливо опустил глаза в стол.

 — А можно взглянуть на ваши мечи? — Голос Элронда заставил десантника обернутся на него.

 — Не беспокойтесь господин Скайон, лорд Элронд уже взглянул на наши мечи. И как оказалось они довольно известны! Вот так удача, кто-бы мог подумать что знаменитые Гламдринг и Оркрист, которые в свое время срубили множество орчьих и гоблинских голов. Интересно как они попали в лапы этим грязным троллям?

Скайон взглянул на мага, но все же достал сначала, свой верный пиломеч и протянул его Элронду рукоятью в перед. Эльф взял его двумя руками, одной он бы его просто не удержал.

 — Не понимаю как такое можно сковать? А эти зубья как у пилы, этот меч рвет, а не режет. — Элронд слегка поморщился, ведь на мече еще осталось кровь и плоть орков и варгов, у десантника просто не было времени отчистить его. От силового меча он отказался, видимо на взгляд эльфа он больше других оружий десантника походил на их собственное, а вот клинки Лаэран он принял с охотой. — Удивительно, — Элронд поднял клинок над собой, что-бы на нем поиграла местная звезда, — метал клинка переливается словно вода и тонок, однако, — Элронд взмахнул клинком и тот со свистом разрезал воздух, — он крепок как гномья сталь. — Эльф кивнул, будто подтверждая что мечи пришельца из другого мира не уступают лучшим мечам Средиземья. Так же Элронд с любопытством осмотрел и болт оружие десантника, но даже не предположил для чего оно. Лишь коротко сказал: «Удивительно».

 — И так, значит троллей вы встретили на Восточном Тракте, а что вы там делали? — Видимо вопрос владыки эльфов чем-то расстроил Торина и он, кинув короткое «Извините», покинул их стол и присоединился к собратьям. — Тринадцать гномов, полурослик и… — Элронд посмотрел на Скайона, — человека, довольно странная кампания.

Гэндальф хотел что-то ответить, но их прервала пролетевшая мимо булка. Видимо гномы решили что игра на арфах и флейтах слишком скучна и поэтому один из них залез на стол и затянул какую-то песню про трактир. Он весело пел обильно жестикулируя и пританцовывал. Другие гномы с радостью кинулись подпевать к нему, попутно кидаясь друг в дружку булочками, салатом и овощами. При этом они звучно топали, а так-же стучали по столу руками и столовыми приборами Эльфы что были здесь, перестали играть и лишь переглядывались между собой. ***

 — Наши дела не касаются эльфов!

— Ради всего святого Торин! Покажи ему карту. — Торин спорил с Гэндальфом насчет того нужно ли доверится Элронду.

 — Это наследие моего народа! Мой долг охранять его и его тайны.

 — Избавь меня от гномьего упрямства, твоя гордыня погубит тебя. Перед тобой один из немногих кто способен прочитать карту. Покажи ее лорду Элронду.

С явной неохотой Торин достал карту из внутреннего кармана своей куртки и протянул ее эльфу. Балин попытался остановить своего короля, но Торин отстранил его.

 — Эребор? — Эльф быстро просмотрел карту. — Что за интерес у вас к этой горе?

 — Научный интерес, — слишком быстро ответил волшебник, — ты ведь знаешь такие артефакты часто содержат скрытые послания. Ты ведь еще не забыл древний язык гномов?

 — Лунные руны… — Элронд поднял карту к свету луны.

-Лунные руны? Ну конечно, их легко не заметить.

 — Верно, такие руны можно прочесть только при той-же фазе луны и в то-же время года когда они были начертаны.

 — И что? — Торин шагнул в перед. — Ты прочтешь их?

 — Видимо вам суждено было оказаться здесь. Сама судьба благоволит тебе Торин Дубощит. Я прочту их, ведь сегодня над нами та же луна.

*** -Так значит вот ваш план. Проникнуть внутрь горы? — На закате третьего дня Элронд и Гэндальф прогуливались по Ривенделлу и беседовали, за ними следом шагал Скайон. — Дракон спит уже шестьдесят лет! Что вы будете делать если он проснется?

 — На этот случай есть я. — Взгляды обоих устремились на Ривальда.

 — При всем уважении господин Скайон, но с ним не смогла справится целая армия гномов. И хоть я чувствую в вас силу сомневаюсь что…

 — Просто у них не было ни одного космодесантника, — Скайон прервал Элронда, — И ни одного болтера, — десантник хлопнул себя по бедру, где на магнитном зажиме и висел оный. — А теперь извините, я вас покину. — Скайон зашагал в сторону, где виднелись две маленькие фигуры.

 — Этот ваш… десантник, слишком самоуверен. — Начал Элронд когда Скайон отошел на некоторое расстояние.

 — Да, но он самоуверен не просто так. Скажи кто другой что сразить дракона в одиночку, я лишь бы покачал головой и посоветовал меньше сидеть в трактире. Но если кто-то и может справиться с драконом в одиночку, то это только он.

Гэндальф и Элронд двинулись дальше, продолжая спорить о целесообразности затее гномов. В это время Скайон подошел к двум фигурам что наблюдали за ними. Торин и хоббит стояли в молчании.

 — Вы все слышали? — Поинтересовался десантник.

 — Да, — кивком ответил Торин. — Собирайтесь господа, на рассвете мы уходим из Ривенделла. Я не собираюсь ждать пока они примут решение за меня.

*** Солнце только успело взойти, а кампания уже была на приличном расстоянии в горах. Ривенделл раскинулся далеко внизу и хоббит с печалью смотрел на него. Ему было неприятно покидать такой гостеприимный дом, он наконец-то мог спать в постели и есть хорошую еду, раз пять в день, но больше он переживал о том что они ушли и не предупредили волшебника.

 — Мистер Бэггинс, — послышался голос Торина в начале «каравана», — советую вам не отставать. Балин ты знаешь эти тропы — веди. — На что старый гном лишь кивнул. — Господин Скайон, вы замыкающий. В путь!

Бильбо в последний раз кинул разочарованный взгляд на обитель Эльфов и зашагал в след за гномами. Скайон тоже кинул последний взор на чудесную архитектуру Ривенделла и замкнул караван. Путешествие продолжилось.

====== Глава 6. Горы, горы, горы. ======

Часы складывались в дни, а дни в недели путешествия. Без пони, гномы и хоббит двигались куда медленнее и Скайону приходилось подстраиваться под них.

Лесистые холмы плавно перешли в скалы, покрытые мелкой травой. Скалы в свою очередь в горы, где практически не было и травинки. Пересекая очередной скалисты кряж, Скайон, шедший во главе отряда, остановился и устремил свой взгляд на заснеженные вершины недалеких гор.

 — Враги? — Коротко спросил подошедший сзади Торин, его рука лежала на эфесе меча.

 — Нет. Просто любуюсь видом. Я был на многих планетах, но ваша одна из красивейших. Думаю, после нашего похода, если меня еще не найдут любые экспедиционные силы Империи, я нарисую несколько пейзажей.

 — Вы рисуете? — С неподдельным интересом воскликнул Бильбо, успевший подойти к ним.

 — Скажу вам, господин Скайон, я тоже удивился, да и не я один наверное. — Сказал Торин, остальные гномы, уже собравшиеся вокруг них, согласно закивали. — Мы видели вас в деле и скажу прямо, не думал что такому воину как вы будет интересно искусство.

 — О, оно интересно не мне одному. Почти все в моем легионе интересуется им. Кто пишет стихи и поэмы, кто высекает из камня скульптуры, кто, как я, рисует. Это пошло от нашего отца — Фулгрима. Он считает что человек должен быть идеален во всем. Поэтому он изучает не только искусство военного дела, но и другие его виды. Он пишет картины, создает скульптуры, сочиняет стихи и симфонии. Это он передал Лордам-Командорам, так мы называем лучших в легионе, они наши боевые командиры и советники Примарха. Те передали эти увлечения капитанам, те сержантам, а сержанты уже всем рядовым воинам. Поэтому мы в свободное время, не только тренируемся в стрельбе и ближнем бою, но и в более мирных вещах. — Скайон тяжело вздохнул. — К сожалению братские Легионы не только не разделяют наше стремление, но и вовсе не понимают его.

 — А картины родного мира у вас есть? — Поинтересовался хоббит.

 — Хемоса? Конечно нет, мой родной мир сер и уныл. Оба солнца слишком малы и далеки, а из-за постоянно работающих фабрик и космической пыли, день нельзя отличить от ночи. Нам, как самому совершенному Легиону, ценящими не только войну, но и культуру вместе с искусством и творчеством, совершенно не подходит такой серый и меланхоличный мир. — Не дождавшись ответа, Скайон зашагал в перед, гномам и хоббиту ничего не оставалось делать как последовать за ним.

*** Пробираться по узкой, скалистой тропинке сильно мешал проливной дождь и наступившая ночь. Одежда гномов и хоббита насквозь промокла, мокрые волосы липли к лицу, затрудняя и без того плохую видимость и почти при каждом шаге в низ осыпались камни, грозя утянуть и неосторожных путников. И хотя не дождь, не ночь не доставляли Скайону никаких проблем, тяжелее всех приходилось именно ему. Из-за своих огромных размеров он вынужден был идти последним, что-бы при падении он не утянул с собой в низ всех или не оставил после себя разрушенную тропу, отрезая путь вперед всем остальным. Так-же, десантник был вынужден перемещаться короткими шажками и плотно прижавшись к горе.

 — Нам нужно найти укрытие! — Скайон услышал голос короля гномов, что был сейчас во главе их каравана.

Внимание десантника привлек некий гул, что нарастал с каждой секундой, перекрывая собой шум проливного дождя. Еще до того как это заметили гномы, Скайон заметил что в них, из-за стены мрака и дождя, летит огромный камень.

 — Берегитесь! — Вокс десантника затрещал на максимуме что-бы все услышали его за таким гулом.

Врезавшись невысоко над их головами, обломки камней, как мелких так и больших, посыпались на них сверху. Гномы и хоббит плотно вжались в склон горы, что-бы из ненароком не прибило. Ривальду же, который и так был максимально вжатым, не удалось избежать нескольких камней, но силовая броня модели Мк.IV, даже не заметила их.

 — Это не просто гроза, это битва! Смотрите! — Гном, которого звали Балин, указал куда-то в сторону. Присмотревшись все заметили огромный, человекоподобный силуэт.

 — Будь я проклят! — Подхватил другой гном. — Легенды не врали. Великаны! Каменные великаны!

Будто услышав как их зовут, позади гномов возник еще один из великанов, в которого тут же прилетел еще один огромный камень.

 — Бегите быстрее, болваны! — Торин подгонял свой отряд.

Словно было мало, дождя, темноты и битвы великанов, которые были схожи по размерах к машинам Адептус Титаникус, так еще скала на который они находились в данный момент — задрожала. Они оказались в одном из самых неудачных мест — на ногах очередного каменного великана. Вставая, великан широко расступился, скала что была его ногами, начала трещать и ломаться, тем самым разделив отряд надвое, на одной ноге остался Торин, Бильбо и большая часть гномов. На другой — Ривальд и оставшиеся гномы. Еще не успев полностью встать, в голову этого великана прилетел огромный кулак его собрата. Он повалился на гору, из которой только что встал и группа Торина успешно смогла перебраться на ту часть горы, что не была великаном. Группе Скайона повезло меньше. Изо всех сил держась за камни и друг за друга их метало то туда то сюда. Великан на котором они оказались определенно проигрывал, а после того как в его голову прилетел еще один из огромных камней, она и вовсе отпала и огромное тело великана начало падать. Медленно отступая назад из-за инерции удара, группа Скайона, почти лицом к лицу пронеслась рядом с группой Торина. После чего тело великана начало медленно падать на гору. Гномы с ужасом смотрели на приближающееся острые камни, как поняли что их кто-то подхватил.

 — Нет! Фили! — Торин испугался за своего племяника и кинулся в перед опасаясь худшего, туда куда пришелся удар ноги великана, после которого он свалился в низ. Но вздохнул с облегчением, там стоял десантник который держал гномов под мышками, те покорно висели, но определенно были живы.

 — Туда, — кивком головы десантник показал направление, я заметил там пещеру. Сможем переждать бурю. — После чего поставил гномов на землю и зашагал в сторону обнаруженной пещеры.

***

 — Вроде бы безопасно. — Проговорил один из гномов.

 — Осмотри тут все. — Приказал Торин. — Пещеры в горах редко бывают пусты.

Пещера оказалось довольно просторна, вот только по меркам Скайона маловата, ему приходилось пригибаться, что бы шлем не скрежетал о потолок пещеры.

Один из гномов бросил на пол пещеры дрова и хворост.

 — Никаких костров! — Предупредил того Торин. — Только не здесь. Ложитесь спать, выступаем на рассвете.

 — Мы должны были ждать Гэндальфа в горах. — Проговорил Балин. — Таков был план.

 — План изменился, — ответил Торин, после чего развернулся к одному из гномов, — Бофур, ты первый в дозоре.

 — Тогда я разведую местность вокруг пещеры. — Торин кивнул на предложение Скайона и десантник, перехватив болтер, вышел из пещеры.

*** Дождь, как и битва каменных великанов, давно закончился. Победитель в той битве наверняка снова уснул, а проигравшие лежали в глубоких расселинах, разбитые на тысячу кусков разнообразных размеров. Скайон прошел уже довольно далеко, замечая что тропа начала расширятся и спускаться. А значит идти будет не только легче, но и они скоро спустятся с гор. Где-то вдалеке, авточувства шлема различили лесной массив. Не встретив ничего, кроме ветра и камней. Скайон возвращался назад в лагерь. Но когда вернулся оказалось что гномов и хоббита и след простыл, на полу в пещере была дыра, определенно кем-то созданная и лишь несколько рюкзаков гномов указывали на то, что они здесь были.

 — Опять?! — Возмущенно воскликнул Ривальд. — Стоит мне оставить их одних, как они пропадают, причем полным составом. — Десантник заглянул в дыру, оттуда исходило легкое свечение и едва различимый, даже авточувствами шлема, шум. — Надеюсь это не войдет у них в привычку. — Десантник сгруппировался и прыгнул в дыру.

Его путь в низ, к пещерам гоблинов был куда быстрее чем гномов, благодаря его весу, а скрежет керамита о камни, разлеталось, наверное, на весь подземный город. Скайон приземлился на небольшой каменный уступ, огороженный чем-то вроде забора. Десантник приземлился на ноги, от ступней которых на камнях в месте приземления пошли трещины во все стороны. Десантник огляделся, он оказался в огромной пещере, со множеством факелов на стенах, подмостками и подвесными мостами и переходами, пещера точно была населенна, вот только кем десантник понятия не имел, пока. Быстро оглядевшись и не заметив врагов, Скайон выдвинулся в перед на поиски гномов и хоббита. Он шел быстрым шагом, заглядывая за каждый угол с болтером наготове, непрочные подвесные мосты и доски он с легкостью перепрыгивал, но ему приходилось идти крайне осторожно или искать путь в обход, когда он натыкался на конструкции что не мог преодолеть одним прыжком. Он шел на шум сотен существ, который доносился откуда-то спереди. Пару раз на его пути встречались какие-то мелкие твари, которые пытались сначала напасть на него, а потом после потерь убежать.

 — Вот уж действительно — гретчины. — Скайон даже не активировал свои мечи, просто убивая гоблинов клинками Лаэран, или же, по большей части, просто наступая на них, ломая в их слабых тельцах все кости, под дикие крики страха их сородичей.

Наконец Скайон вышел в самую большую пещеру. В центре нее стояло что-то вроде островка с ведущем к ней полуразрушенном деревянном мостом, там находилось что-то вроде трона, тоже почти разрушенного. На стенах пещеры, куда ни глянь находились построенные из дерева и шкур или вырытые в самой горе, жилища гоблинов. Сейчас в пещере царил беспорядок, несколько гоблинов под самым потолком били в горн, а все остальные, коих в пещере было на первый взгляд Скайона, как минимум сотни, с воплями и криками направлялись все в одну сторону. «Мне в ту сторону» — подумал десантник и уже было ринулся в погоню за ордой, как на него наскочил отряд гоблинов. Выхватив свои верные клинки, Скайон вдавил руны активации. Пиломеч хищно зарычал предвкушая обильную жатву, ему вторило поле силового меча. С одного взмаха руки, убивая десятки гоблинов, Скайон начал свое продвижение вперед. Пиломеч разрывал гоблинов на части, разбрасывая отрезанные части тел и головы во все стороны. Тела, конечности и головы гоблинов что были отрезаны силовым мечом, практически полностью испепелялись. Тех ксеносов, которым не посчастливилось выжить после удара мечей, Скайон просто раздавливал даже не замечая. Скоро пурпурный доспех легионера покрылся темной кровью чужих. Увидев перед собой нечто непонятное и смертоносное, что буквально в несколько секунд убило большую часть их сородичей, остальные гоблины в панике пустились на утек. Ривальд уже было хотел кинуться за ними, дабы умертвить как можно больше ксеносов. Но вовремя вспомнил о Торине и остальных гномах и развернувшись на пятках он побежал туда же куда и все остальные мелкие ксеносы. Благо их было здесь еще очень много и пока десантник успеет добраться до своих подопечных, он успеет убить их вдоволь. Рубя и давя гоблинов десятками, Скайон продвигался в перед. Не зная точного пути, десантник просто двигался в перед, вместе с потоком ксеносов. Его передвижение в основном затрудняли все те же хлипкие деревянные конструкции, путь через которые приходилось искать в обход, а не толпы мелких и уродливых гоблинов. Наконец Ривальд заметил других мертвых гоблинов, точно убитых не его рукой, поняв что он на правильном пути, десантник ускорил шаг. С небольшим удивлением заметив что по пути не заметил ни одного трупа гнома, видимо они и вправду были воинами. Наконец, после долгих минут бега и резни, битвой это было назвать нельзя, десантник вышел в очередную пещеру. Она заканчивалась обрывом за которым была видна еще одна пещера из которой падал солнечный свет.

 — Надеюсь они выбрались, — проговорил Скайон разбегаясь. Он с легкостью перепрыгнул пропасть, и прокатившись по инерции остановился. Встав и бросив напоследок взгляд на пещеры мелких ксеносов, мимолетом пожалев о невозможности инсталлировать в открывшийся ему пейзаж отделение терминаторов с тяжелыми огнеметами или баллонами фосфекса по вкусу, пригнулся и зашагал навстречу дневному свету.

*** Скайон оказался на лесистом склоне горы, того самого леса что он приметил ранее. Скайон с удивлением заметил что солнце уже почти зашло, видимо в пещерах под горами они провели куда больше времени чем показалось. Но отдыхать не было времени, ибо совсем недалеко послышался знакомый вой и рев варгов. А где были варги — были и орки, а значит у гномов были проблемы. Снова. Скайон кинулся в перед. Десантник приближался к месту битвы. У гномов все было плохо, они, хоббит и волшебник, невесть откуда прибывший, висели на сосне над обрывом, вокруг горел подлесок и другие сосны. В добавок ко всему вокруг шныряло множество варгов и их хозяев. Выхватив мечи Лаэран, Скайон ускорил бег. *** Раненный булавой Азога и его варгом, Торин лежал на земле не в силах пошевелится. Осквернитель навис на ним, все еще сидя на своем белоснежном варге. Откуда-то сзади послышались недолгие, сдавленные крики и визги варгов и их наездников. Азог был готов увидеть на лице кровного врага что угодно, но никак не улыбку, это обескуражило его на мгновение и Торин успел им воспользоваться, прежде чем потерять сознание, он проговорил.

 — Не знаю как тебе удалось выжить в битве у Мории, но сейчас это исправят.

 — Ха-ха-ха. — Захохотал Азог, в то время как его варг скалился, предвкушая обед. — И кто это исправит? Ты? Или те кто сейчас висят над пропастью цепляясь за свои жалкие жизни, если они не сорвутся то станут следующими, а может быть сам Траин? — Азог снова засмеялся.

 — Нет. — Голос громыхнувший как гром за его спиной оборвал его смех. — Это сделаю я.

Азог резко развернулся, занося свое оружие для того что-бы прикончить нового врага, но лишь заметил как сверкнуло нечто серебряное и яркое, его рука, сжимавшая булаву, улетела куда-то в сторону отрезанная по самое плечо. Варг прожил секундой больше, его голова с раскрытой пастью улетела в туже сторону. Азог вскрикнул от дикой боли и повалился на землю, пытаясь зажать хлещущею кровь странным крюком что был у него вместо другой руки, вышло не очень хорошо. Скайон сделал пару шагов в сторону бледного орка.

 — Кто… кто ты? — Успел выдавить из себя орк, прежде чем левая нога десантника наступила ему на грудь. — Ко мне! — Из последних сил заорал орк. — Убить его! — Лишь сейчас он заметил, что кроме него от его отряда не осталось никого в живых. Пока он предвкушал смерть предводителя гномов, это враг успел убить всех его варгов и орков.

 — Я? Я Скайон Ривальд, рядовой III Легиона Адептус Астартес — Детей Императора. Хотя это тебе ничего не скажет. А ты должно быть тот самый знаменитый орк — Азог Осквернитель. Бич гномов и все такое. — Десантник слегка пожал плечами. — Как по мне, ничего особенного. — Скайон перенес весь свой вес на ногу, что была на груди орка. Послышался хруст, крик орка быстро сошел на нет — выдавленный воздух из легких не позволил ему кричать долго. Вслед за его криком из легких вырвался поток крови, что попала туда когда осколки ребер прокололи их. Меньше чем за секунду, предводитель орков Мории умер.

 — Господин Скайон! — Послышался крик волшебника, все еще сидящего на дереве. — Вы как нельзя вовремя!

К падшему предводителю уже успело подбежать несколько сородичей.

 — Он жив, — облегченно вздохнул один из гномов, остальные последовали его примеру.

 — Приготовьтесь! — Снова послышалось от волшебника. — Господин Скайон, расправьте руки.

 — Приготовиться? К чему? — Бильбо нервно оглядывался, видимо ожидая еще врагов. Ответом на его вопрос был птичий крик. Огромны орлы спикировав, похватали гномов, сначала в когти, после чего некоторых позавидовали себе на спины. Десантника же в обе лапы, за его расправленные руки тоже схватил орел.

*** Несколько часов полета спустя гигантские орлы высадили их на высоком каменном уступе, орлам что несли десантника несколько раз пришлось меняться — десантник был тяжелым даже для этих величественных созданий.

 — Да, это вам не в тандерхоке лететь, — проговорил Скайон когда его спустили к остальным. Все гномы, Бильбо и волшебник, собрались вокруг Торина, который начал уже приходить в себя.

Торину помогли подняться его сородичи, но тот сбросив их руки направился к десантнику.

 — Господин Скайон, вы спасли нас в очередной раз. Знайте, теперь вы всегда почетный гость в нашем доме. — Остальные гномы согласно вторили в ответ.

 — Не стоит…

 — Это то о чем я думаю? — Ответ Скайон прервал хоббит, глядящей куда-то в даль. Вся кампания подошла к краю уступа и всмотрелась в даль. Далеко на горизонте возвышалась одинокая гора.

 — Эребор. — Объяснил Гэндальф, хоббиту и десантнику. — Одинокая Гора. Последний из великих королевств гномов Средиземья.

 — Наш дом. — Почтительно сказал Торин.

 — Смотрите, птицы возвращаются к горе. Это ворон!

 — Это не ворон, это дрозд, мой дорогой Оин. — Поправил гнома Гэндальф.

 — Будем считать это хорошим знаком. — Кивнул Торин.

 — Да, я уверен, худшее уже позади. — С облегчение вздохнул Бильбо.

Скайон глядел в даль, на гору, вместе с остальными. «А вот я в этом совсем не уверен.» — Подумалось десантнику. Комментарий к Глава 6. Горы, горы, горы. Как и обещал новая глава к Новому Году. Критика, коменты, ну и так далее)

====== Глава 7. Лихолесье. ======

Скайон стоял в дозоре, пока остальной отряд мирно спал. Хотя десантник и говорил, что гномы могут положиться на него, но гордые гномы не могли позволить ему охранять их в одиночку, словно малых детей и кто-то из гномов дежурил в противоположенном конце лагеря, сменяясь каждые пару часов, а в середине ночи обещали сменить и самого кемосийца. Скайон держал пиломеч и смотрел на него, после чего слегка вздохнул и прикрепил его обратно к магнитному креплению на бедре. Поход по пещерам гоблинов не прошел бесследно. Хоть счетчик поверженных врагов на дисплее шлема и замер на цифре «1066», когда он выходил из их пещер, но и пиломеч израсходовал оставшийся запас топлива. Теперь он был практически бесполезен. Но десантник даже и не думал избавляться от него, он получил и его и болтер вместе с «мантией» силового доспеха и званием Боевого Брата, поэтому добровольно избавится от этих вещей он не мог. Хотя подобное решение было продиктовано не только лишь сантиментами. С чисто прагматической точки зрения, другого такого тут не сыскать, так же есть теоретическая вероятность найти хоть какую-то замену прометия и попробовать заправить оружие. Через час его слегка похлопал по руке один из гномов, который пришел сменить его. Скайон слегка кивнул и лег по даль от костра. Хотя благодаря каталептическому узлу Скайон мог не спать многие недели, поочередно отключая отдельные области мозга давая им отдохнуть — полноценный здоровый сон это не заменяло. Десантник не просто так позволил себе такую привилегию, опасности рядом не было. В начале гномы утверждали что другие орки бросятся за ними в погоню, стремясь отомстить за своего вожака, но этого не произошло. Видимо при потере вождя они забились обратно в свои «норы» и сейчас увлекательно выясняли друг с другом кто же будет следующим вождем, проводя агитационную кампанию среди избирателей на языке насилия. Видимо между этими недоорками и орками каких знал Скайон, все-таки было что-то общее. На этих мыслях десантник заснул. *** Лес начинался внезапной стеной, будто очерчивая его границы. В него вводила небольшая мощенная дорога, в центре которой стоял маленький фонтан, заросший мхом и лианами. Пока гномы возились с поклажей, Скайон, Гэндальф и Бильбо приблизились ко входу в Лихолесье.

 — Эльфийские Врата, — проговорил Гэндальф, разводя руками. — Здесь начинается наш путь через Лихолесье.

 — Этому лесу плохо. — Проговорил хоббит. — Будто он… заболел? А можем мы его обойти?

 — Только если двести миль на север, или вдвое больше на юг. — Гэндальф осторожно прошел немного в глубь леса, озираясь по сторонам.

Для Скайона этот лес показался вполне обычным. Он осматривал кроны и стволы, вглядывался меж деревьев, ища возможную угрозу. Его взгляд привлек Гэндальф, который как-то слишком осторожно подходил к какой-то древней статуе, внимательно смотря на нее. Она, как и фонтан, была покрыта растениями.

 — Гэндальф! — Позвал десантник. — Гэндальф! — Но не дождавшись ответа от серого псайкера, пошел за ним.

Ривальд подошел в тот момент, когда волшебник сорвал со статуи засохшие ветви и листья, после чего отпрянул. Скайон бросил взгляд на статую и увидел рисунок глаза, начертанный красной краской.

 — Это… — Скайон помедлил с вопросом.

 — Вы знаете что это, господин Скайон? — Удивился Гэндальф.

 — Нет, сначала показалось что это знак одного из братских Легионов. Они похожи, но все же отличаются. Судя по вашей реакции, вы знаете, чей это символ?

 — Это, — Гэндальф так же помедлил с ответом, — предзнаменование неприятностей. Больших неприятностей. — Волшебник резво зашагал к выходу из леса. — Господин Торин, господин Скайон, мой дорогой Бэггинс! Мне очень жаль, но я вынужден вас покинуть.

Среди гномов послышался шум, все глаза устремились на волшебника.

 — Ты бросаешь нас? — Спросил Бильбо.

 — Я бы остался если бы мог. Я буду ждать вас на отроге у склонов Эребора. Не потеряйте ключ с картой. — Гэндальф обвел глазами гномов. — Не заходите внутрь горы без меня. Этот лес уже не назовешь прежним, сам воздух пропитан дурманом… Помните, в лесу есть ручей, но ни за что не касайтесь его воды, пройдите его по каменному мосту. Не сходите с тропы, ни на шаг, иначе уже не сможете вернуться на нее! Что бы не случилось не сходите с тропы! — Гэндальф начал уходить, но остановился и развернулся к десантнику, — Я надеюсь на вас господин Скайон. — Дождавшись легкого кивка от Ривальда, волшебник зашагал прочь.

 — Помните, — послышался голос Торина, — мы должны достичь Эребора на закате в день Дурина. Это наш единственный шанс найти тайную дверь в горе. И пусть осень только приближается, но до Горы нам идти и идти. Промедление недопустимо. Выступаем!

Скайон занял место в центре шеренги, после чего они вошли под своды деревьев Лихолесья. *** По всей видимости раньше, тропа была полностью вымощена и хорошо видна. Теперь же от нее мало что осталось, многие участки были занесены опавшими ветками и листьями, через каменную кладку проросли мох и трава, а где-то и вообще часть кладки отсутствовала. Из-за этого их отряд передвигался куда медленнее. Хоббит был прав — лес будто был болен и Скайон тоже заметил это. Деревья будто поразила чума. На них почти отсутствовал лиственный покров, на стволах проросли какие-то нездорового вида грибы и наросты, а ветви были скрючены, как будто бы им было очень больно. Так-же почти отсутствовали и звуки, что для леса который должен кишеть живностью, был определенно плохой знак. Лишь скрипы деревьев прерывали тяжелые шаги и поступь гномов, будто они были не рады незваным гостям.

Потянулись однообразные дни. И чем дальше, тем больше десантник начал замечать, что гномы и хоббит ведут себя странно. Они постоянно жаловались на головную боль и иные недомогания, постоянно встряхивались, будто отгоняя сон и медленнее передвигались. Сначала Скайон подумал что это просто влияние спертой и душной атмосферы, подобной болоту. В мрачные предупреждения мага о дурмане в воздухе он не очень то и верил, но сомнения в этом слабели с каждым днем.

Также оставался вариант, что нечто в атмосфере так подействовало на гномов, но быстрый анализ окружающего воздуха авточувствами шлема не выявил никаких патогенов, бактерий, вирусов, токсинов или еще чего не будь опасного или подозрительного. Хотя это еще не значило, что там ничего нет.

Небольшое оживление наступало ночью. И без того непроглядные сумерки превращались в совсем уж суровую темень, что ни полурослик, ни гномы не могли и своей руки разглядеть. Явно зная про подобную беспомощность, вылезали всяческие насекомые немалых размеров и иные твари. Но благодаря незримой угрозе, исходящей от огромного сверхчеловека и яркого света встроенного прожектора, обитатели этого негостеприимного леса держались на почтительном расстоянии. За исключением нескольких особей, попытавшихся атаковать из засады и разрубленные в полете хирургически точными ударами.

На исходе второй недели сквозь тишину мертвого леса послышался едва заметный шум воды, на самой грани авточувств. Приободрившиеся после новости походники, успевшие проклясть это место, заметно ускорили шаг, отогнав эту странную апатию. И вскоре они достигли пресловутого Черного ручья. Речушка оказалась не сильно широкой, но весьма быстрой.

 — Мы нашли мост! — Послышалось в начале походной колонны. Скайон, теперь замыкающий отряд, поспешил вперед.

 — Проклятье, он сломан! И что нам делать? Попробуем переплыть?

 — Ты разве не слышал что сказал Гэндальф? — Образумил своего собрата Торин. — Темная магия сковала это лес, воды ручья тоже зачарованны.

Скайон подошел на том моменте когда разговор стих, и гномы с хоббитом начали осматриваться по сторонам ища другой путь. Десантник взглянул на мостик, от которого остались лишь жалкие остатки на противоположенных берегах. Расстояние между берегами не позволило бы ни гномам ни хоббитам перепрыгнуть, но для генетически улучшенного человека, тем более облаченного в силовую броню увеличивающею без того немалую силу, это не составляло проблем.

 — Сгруппируйтесь когда будете приземляться, — сказал Скайон, подходя к двум ближайшим гномам.

 — Что сдел… — Фили не сумел закончить фразу, когда его и его брата сгреб в свои руки десантник и пройдя еще пару шагов к ручью, перекинул их на другой берег.

Крик двух гномов прорезал гнетущею тишину Лихолесья, с глухим стуком приземлившись на другом берегу и прокатившись еще несколько метров по инерции, гномы встали и отряхнулись.

 — Фили, Кили?! — Торин подбежал к краю моста беспокоясь за племянников. — Вы целы?

 — Целы! — Хором ответили гномы. — Мистер Скайон, в следующей раз предупреждаете когда задумали такую вещь. — Поднимая выпавший кинжал проворчал Фили.

 — Верно, — вторил ему его брат, — гномы не рождены летать!

Торин уже было развернулся к Скайону что бы что-то сказать ему, но затих увидев в его руках очередных «жертв», которые пытались вырваться.

 — Готовьтесь, сейчас вы окажетесь на другой стороне. — Копошащиеся гномы в его руках обреченно затихли.

Вскоре гномы были перекинуты на другую сторону, разбежавшись, десантник преодолел сломанный мост и сам. Хоббита он бросать не решился, не будучи уверен в его способности пережить падение. И тому досталось сомнительное удовольствие совершить кратковременный перелет, судорожно вцепившись в легионера. Гномы отряхивали одежду и потирали ушибленные места, бросая на Скайона взгляды исподлобья, но никто не решался что-либо возразить. Ибо хоть способ которым они оказались на другой стороне ручья и был не очень приятен, зато он был быстр и гарантированно исключал попадание в колдовскую реку. Отойдя от переправы, гномы остановились на краткий привал, дабы слегка перекусить и перевести дух после такого нестандартного преодоления водного препятствия.

Ретинальный дисплей в шлеме безмолвно отсчитывал пройденные мили. Черный ручей остался далеко позади, и дорога вновь стала столь же однообразной и постылой, что и до того. Ну, по крайней мере, так считали гномы. Ривальда же больше беспокоило нарастающее недомогание у его подопечных. Шаг давался им все хуже и хуже, словно они чудовищно медленно пьянели. Нарушалась дикция, связность речи, мутнел взгляд… По всякому измываясь со встроенными в броню датчиками и анализаторами, легионер так и не смог подтвердить физическую природу этого явления. А значит тут и вправду замешано, как предупреждал Гэндальф, некое колдовство, против которого он бессилен. Предел его возможностей в данной ситуации — не дать им разбрестись, начать ходить кругами или же отбить внезапное нападение, как единственному, кто не утратил боеспособности.

Вместе с состоянием гномов, ухудшалось и окружение. Лес стал более зловещим, теперь грибы, что росли повсюду в этом лесу, стали крупнее, а их шляпки покрывала отвратительная на вид слизь, к тому же добавилось много больше гигантской и плотной паутины. Она свисала с веток, обволакивала стволы, а кроны, так и вовсе были почти полностью покрыты ею.

Спустя еще несколько дней отряд остановился на внеочередной привал. Гномам и хоббиту стало совсем плохо. Они бредили, кричали что-то в пустоту и засыпали практически на ходу. Ситуацию усугубляло то, что их припасы подходили к концу. Для космодесантника это было не критично, благодаря своей физиологии и генетическим улучшениям, он мог есть практически что угодно. Так же выручал встроенный в доспех резервуар питательных веществ, что мог питать его много дольше, перерабатывая отходы жизнедеятельности в питательную пасту. Хотя вкусовые качества стремились к отрицательной величине и есть такое без опасности умереть мог только астартес. Скайон как мог пытался привести гномов в чувство, то встряхивая их, то разговаривая с ними. В начале это помогало, но со временем становилось все менее эффективным.

 — Когда же кончиться этот проклятый лес?! — Торин крикнул в чащу леса и облокотился на ствол одного из деревьев. Остальные гномы поддержали своего короля кивками и согласиями, те кто еще мог. — Вон там! Смотрите! — Торин вскочил и устремил взгляд куда-то в глубину леса, после чего зашагал туда бодрым шагом. Но его путь преградила лапища в латной перчатке.

 — Торин! — громыхнуло сверху, — Соберитесь! Вы бросаете своих людей на произвол судьбы, что-то там увидев во тьме проклятого леса! Мало того, недопустимо покидать дорогу! Вы меня слышите? — пару ударов сердца и взгляд короля как будто прояснился.

 — Ч-что?! Да-ка. Кхм, прошу прощения за резкость, но мне действительно показалось, что там костры. Разум помутился…

Скайон встал и окинул взглядом гномов, кто-то облокотившись на деревья отдыхал, кто-то сидел прямо на земле, кто-то просто глядел в одну точку, а хоббит и вовсе, присев, дергал за паутину.

«Отходить от них на разведку — все равно что бросать их на съедение дикому зверью. На себе их всех не потащишь, а если перекатами, то скорость и вовсе будет черепашьей. Хотя можно соорудить волок. Хмм… Будет резервный вариант. Ждать, пока они придут в себя еще бессмысленней, а пробовать их излечить… Значит, темный и затхлый колдовской лес… Темный и затхлый… Добавим света! Вдруг поможет… »

Внимание привлекло шебуршание на грани слуха. Кто-то достаточно шустро приближался. Множественные отметки целей постепенно окружили отряд, хотя и не показывались на виду. Так же чуткий слух трансчеловека выделил из общего потока клацанье жвал или челюстей.

«Становится интереснее…»

 — Стоять тут, — послышалось от космодесантника, — и никуда не отдалятся. Отдохните. Я попробую несколько улучшить освещение.

С этими словами он снял с себя тюки, взятые у совсем обессиливших гномов.

И вот огромная фигура полезла на ближайшее и самое основательное на вид дерево.

***

Максимально осторожно забравшись вверх, насколько позволяла прочность ветвей, кемосиец начал неторопливо расчищать пространство, срезая и спиливая ветки с паутиной. Работа шла споро, благо нож был с мономолекулярной заточкой.

Параллельно он отслеживал перемещение, как уже было установлено, гигантских пауков, гораздо больше даже тех тварей, что были встречены в лесу ранее.

Монстры же кружили вокруг, пытаясь подгадать момент для рывка.

«Ближе, дрянь, еще ближе… Ну же, решайтесь, соберитесь уже в одну кучу, что бы я все вас смог передавить! Где гранатомет, когда он так нужен…»

Гномы же, как по волшебству постепенно оживали под солнечными лучами, проникшими в созданную среди порченных деревьях брешь. Хотя даже после таких солнечных ванн их состояние было сродни очень тяжкому похмелью. Вероятно было бы эффективнее поднять их наверх, но сами они бы не смогли, а астартес бы выше не забрался.

И тут события понеслись вскачь. Насекомые, обуреваемые голодом, понявшие что добыча вот-вот будет в состоянии дать отпор, решись на атаку.

Со всех сторон донеслось оглушительное шипение и яростное скрежетание паучьих хелицер.

Еле-еле начавшие приходить в себя гномы недоумевающе оглядывались по сторонам, даже не вынимая оружия. И только громоподобный рев сверху заставил их вздрогнуть:

 — К оружию! Враг атакует! К оружию, варп вас подери!!!

Словно подстегнутые, часть походников наконец сподобилась обнажить клинки. Выскочивших из зарослей тварей встретил хоть и разрозненный, но строй.

И тут сверху рухнула скала. Ну, как показалось вначале.

Скайон, расправившись с теми пауками, кто пытался напасть сверху, рухнул прямо в на несколько монстров, с влажным хрустом хитина вбив их в землю. Мгновения ока его фигура буквально взорвалась градом ударов, буквально разрывая мерзких порождений тьмы. Каждый удар отсекал конечности, потрошил, сминал в кашу тела.

Видя стремительное уменьшение числа собратьев, они не бросились в бегство, нет. Большая часть стаи бросилась в самоубийственную атаку на залитого ихором десантника, стремясь буквально похоронить его под телами. Все для того, что бы дать шанс тем, кто напал на гномов. Последние достойно защищались, но истощенные колдовской аурой леса и долгим походом они были быстро смяты диким напором. Десятка паучьих туш разной степени расчлененности оказалось недостаточно, что бы заставить их отступить.


Чертову дюжину гномов споро пеленали в липкие тенета многоногие победители. Вдоволь напоенные паучьим ядом коротышки лишь слабо сопротивлялись. И нигде не было видно бедного хоббита, хотя один или два гнома, на остатках воли пытались найти его взглядом или докричатся, пока еще могли. Но очевидно, ему посчастливилось еще в самом начале боя каким-то чудом затеряться в сумраке леса, среди затхлой листвы и корней.


Скайон пробирался среди деревьев, едва не соскальзывая мокрыми от грязи сабатонами по корням. Кровь, разгоняемая двумя сердцами и разгоряченная недавней схваткой ритмично стучала в голове. Гномы казалось только что были рядом, а теперь их и не видать нигде. Надо вернуть их, но пауки были всюду. Он слышал их, чувствовал их запах, перебиваемый теперь смрадом останков. Но наученные предыдущим уроком, в поле зрения они более не совались.

Воитель упорно шел в направлении, куда мутанты утащили его подопечных. Изредка попадавшиеся обрывки одежды, мелочи вроде пуговиц и следы самих пауков не давали сбиться с верного пути. Отсутствие следов крови и знание о привычках знакомых ему видов подобных созданий вселяли надежду, что он успеет их спасти.

Откуда-то справа донеслись крики и звуки драки… Удары метала о металл? Кто-то третий вмешался или компания Торина окончательно сбрендила под влиянием дурмана и начала маленькую междоусобицу?

В какой-то момент ощущение присутствия враждебных сил пропало, сменившись резкой тишиной. Затаились, отступили?

Спустя минуту внезапно сзади раздались тихие, на грани чувствительности шаги. Двуногого. Резко обернувшись он узрел стоящего на ветви гуманоида в плаще с луком в руках. Мелькнувшие под капюшоном миндалевидные глаза и ненормально для человека длинные уши не оставляли сомнений. Эльф.

Снова звуки шагов, один в один как предыдущие. Но уже по ходу движения. И хлесткий удар нити по дереву.

В шлем развернувшего обратно легионера ударила стрела, попав точь-в-точь в левый визор.

И бессильно отскочила, даже царапины не оставив на армированном материале.

Повисла тишина, в какой-то миг прерванная искренним, с нотками безумия смехом обильного покрытого ихором астартес, но со все еще узнаваемой для знающего человека геральдикой на броне.

— Вы надеялись, что жалкая стрела из примитивного лука сможет поразить меня? Это хуже, чем преступление… Это ошибка.

Незаметным для человеческого глаза движением метнув выхваченный боевой нож в стоявшего перед ним ксеносом, Ривальд подскочил к замешкавшемуся второму остроухому. Удивление в его глазах смешалось со страхом, когда неожиданно быстрый для своих размеров рыцарь прыгнул к нему. И схватил его за вытянутую руку лопатообразной ладонью, до хруста сжав ее. До хруста костей невезучего эльфа.

Тот взвыл от боли, пытаясь вырваться или разжать кулак, но его палачу были глубоко безразличны его страдания и попытки раскрыть державшую его железную длань. Экзекуция продолжилась. Через некоторое время избитый до полусмерти, с измочаленной до состояния безвольного куска мяса рукой остроухий был милостиво отправлен в спасительное забытье точно рассчитанным анестезирующим ударом по голове.

Все-таки Ривальд дал слово, что не будет убивать их, без непосредственной угрозы жизни.

Возвращаясь к его напарнику, он застал его за увлекательным занятием, по вытаскиванию клинка, пригвоздившего его предплечье к стволу дерева. Зазубренное на обухе лезвие глубоко ушло в древесину. Услышав приближение жуткого человека, эльф вперил напряженный взгляд в лицевую сторону его шлема, не прекращая попыток освободится.

И неведомый рыцарь вновь заговорил на всеобщем.

— Сомневаюсь, что тебе понравились недавние несколько минут жизни твоего дружка. Уверен, они тебе совсем не понравились. Вероятно, это были худшие мгновения его жизни, хотя мне, право, это доподлинно не известно. Впрочем, сейчас я раздумываю о том, что приготовить для тебя, ксенос. В сущности, у тебя есть богатейший ассортимент из двух вариантов — я освобождаю тебя, а ты спасаешь себя и сородича от печально участи истечь кровью в этом поганом лесу или же творишь глупости и умираешь. Выбор за тобой. И поторопись, утекающая жизнь твоего напарника ждать не будет.

— Первое, — будто выплюнув, сказал эльф весьма благозвучным голосом, пытаясь прожечь взглядом фигуру астартес.

 — Мудро.

Одним движением клинок покинул рану. Хотя это было явно очень болезненно, чужак не издал ни звука. Едва оказавшись на твердой земле, он кинулся спасать куда как более тяжело раненого сородича. И лишь убедившись, что немедленно он умирать не собирается, занялся перевязкой своей раны.

Всего этого Скайон уже не застал, уйдя едва забрав оружие, не став ожидать продолжения. Да и зачем?

«Какой негостеприимный этот лесок. Унылая флора, агрессивная и мутировавшая фауна, вдобавок еще и недружелюбные ксеносы. Хотя, где дружба и где ксеносы… А судьба гномов-то проясняется. Из огня да в полымя.»

====== Глава 8. К Озерному городу. ======

Скайон пробирался дальше, в глубь леса, на звуки битвы. Оставшихся позади ксеносов он не то что бы опасался, но оставлять противников в живом виде

в собственном тылу ему претило, противоречило всем привычкам, накопленным за долгую службу. Впрочем, он утешал себя данным словом и тем, что вывел их из строя и деморализовал в достаточной степени, что бы не опасаться удара в спину.

Приближаясь к источнику шума, Скайон перешел на более тихий шаг. Ровно настолько насколько позволяло красться больше почти два с половиной метра роста и далеко за полтонны веса. Впрочем, он был невысокого мнения о своих способностях маскировки, особенно против таких чутких ушей. Как никак, он по большей части линейный пехотинец. Наконец десантник заметил впереди себя небольшую прогалину, через которую вытянулась цепочка несчастных гномов, под конвоем очередных эльфов. Все коротышки, с ног до головы, были покрыты паутиной и ихором, а вокруг них, с изготовленными к бою луками, отирались с пару десятков ксеносов. Вертя в руках один из клинков, что они нашли в пещере троллей, один из эльфов, их командир, судя по всему, ненадолго замедлил движение и что-то угрожающе-презрительно проговорил Торину. Перекинувшись парой фраз на своем, стоит отметить, весьма благозвучном языке, он оставил предводителя гномов в покое и чужаки заметно прибавили ходу, уводя пленных куда-то в глубь чащи. Этого Скайон допустить не мог. Уже не скрываясь, он рванул прямо к ним, не заботясь о том что бы переступать корни и кусты, просто напросто сминая их.


Взмахом руки отдав приказ о выдвижении, Леголас обернулся в сторону, куда ушли разведчики. Оным следовало поторопиться, звуки битвы, а скорее уж бойни, были слишком зловещими. Невнятные угрозы полувменяемых гномов несли мало информации, но услышанный ранее шум истребления выкидышей Унголиант заставлял отнестись к ним серьезно. Огромный человек из неведомых далей, с колдовским оружием и в немыслимо прочных доспехах, под которым проминается земля и трескается камень, значит? Отцу будет не лишним об этом услышать.

Отосланные эльфы все не возвращались и некоторые воины начали высказывать беспокойство. Чего уж там, самого принца начали одолевать сомнения — а не послал ли он их на верную гибель? Эльфийский принц отдал приказ выдвигаться.

Слева-сзади на грани слышимости раздался лязг. Спустя пару ударов сердца раздались встревоженные возгласы стражей. Он было обернулся, успев услышать едва различимую на фоне треска лопающейся древесины поступь и похожее на хрипы дыхание, а затем мир вокруг треснул и завертелся, а сам он врезался в дерево, и, согнувшись от боли, завалился на спину.

Сложно сказать, сколько продолжалось забытье. А пробуждение было несладким. Подхватившая его закованная в неведомый металл лапища здоровяка не слишком аккуратно удерживала его на весу, казалось вот-вот готовясь сокрушить его кости…


Монструозных размеров латник спокойно и неподвижно стоял посреди формации лесных эльфов, одной рукой удерживая на весу сына их повелителя и казалось, ни капли не беспокоящийся направленных в его сторону стрелам, копьям и иным орудиям смертоубийства.

— Мне нужны они. Все. — голос был низким, рокочущим. — Взамен я сохраню жизнь ему, — повисшего Леголаса встряхнуло, — и всем вам.

Никто не зашумел, ни раздалось злобных выкриков. Но и так понятно, что мнение остроухих на такое предложение сугубо отрицательное. Все грозило вот-вот скатиться в резню без разбора, как вдруг...

— Делайте, как он сказал. — голос предводителя эльфов оставался властным, пусть и дезориентация от могучего столкновения с деревом подпортила впечатление.

Напряжение, разлившееся в этом клочке леса никуда не исчезло, но возможное кровопролитие покамест отступило. Освобожденные гномы обступили легионера, продолжавшего удерживать принца лесного королевства.

— Твоя воля выполнена. Быть может, ты все-таки отпустишь меня?

— Слишком много захотел. Я обещал лишь сохранить твою жалкую жизнь. А теперь мы тихо-мирно пойдем отсюда. И дабы у твоих подданных не возникало глупых мыслей о закидывании нас стрелами, ты прогуляешься с нами. До границы ваших владений. Там-то я тебя и освобожу.

Процессия гномов без излишнего промедления втянулась в чащу, в темпе распределив уцелевшие тюки. Не ждали и эльдар. Одни растворились в листве в след за странной компанией, другие пошли искать пропавших разведчиков, третьи же поспешили в столицу с неприятными известиями.


— Было весьма опрометчиво угрожать принцу крови…

Сына Трандуила до глубины души возмущало подобное обращение. Мог он ответить и грубее, но в столь невыгодном лично для него положении чересчур яро проявлять недовольство было бы... неосмотрительно.

— Умолкни, ксенос. Тебе была оказана велика честь уже в том, что я не перестрелял тебя и твою банду сразу, после подлого нападения на людей под моей защитой…

— Это гномы, незнакомец…

— Не имеет значения.

— Ты ведь понимаешь, что вот-вот можешь развязать войну? Пусть погибну я, пусть погибнут все мои спутники, но отец об этом узнает. Вы в меньшинстве. Всего тринадцать гномов коротышек и один… а кто ты? Человек? Пусть и такой могущественный. Против целого королевства. Вы проиграете это противостояние…

— Ты в этом уверен? Война… Она подобна огню. Огонь жаждет. Он жаждет сжигать, и стоит его выпустить — он уже не подчиняется никому, он пожирает без разбору и жалости, пока не поглотит всё, чего коснулся. Ты так желаешь, что бы он опалил твоих сородичей? Кровь Императора, так и произойдет, если ты не умолкнешь и не будешь молча шагать, куда велено. А уж кто я… Я человек, который более полутора сотен лет к ряду только то и делал, что сражался за своего повелителя, за примарха, за Легион, за само человечество, в конце концов! Бился с ордами самых непредставимых ужасов, самых отвратных ксеносов! Наблюдал, как сгинули целые цивилизации, как самые изуверские тираны канули в небытие, как погибали миллионы, как целые миры, пораженные порчей обращались пеплом… Будь я проклят, мне довелось видеть, чувствовать всей своей сутью, как колдовство искажает саму ткань пространства, как громадные корабли сходятся в смертельной схватке в темной бездне космоса… Где никто не внемлет стонам умирающего, не услышит их в мертвенной тишине вакуума… Это меня-то ты решил запугать? Тот, кто за всю жизнь не видел ничего дальше своего крохотного мирка? Даже меня одного хватит, что бы заставить вас взвыть от боли и бессилия!

Леголас хотел было резко прервать этот монолог, но благоразумно решил промолчать. А великан все говорил и говорил. Подумать только, бахвалиться тем что воюет полторы сотни лет! Для него, того кто прожил почти три тысячи лет, это словно несколько дней. Но все же его слова заставляли задуматься. Кемос? Где это? Никогда он не слыхал ни о такой земле, ни городе. Быль может, это иное название уже известной ему местности? Или же... Судя по росту, доспехам и оружию, точно издалека, очень сильно издалека. Слова его о войне тоже оставляли странное впечатление. Крупных конфликтов не было уже со времен Последнего Союза. Он работал где-то наемником? Но тогда известия о подобном ему должны были разнестись по всему Средиземью. Хоть даже невнятными слухами. Задумавшись над всем этим, Леголас продолжил молча идти в перед, как ему и было велено. ***

 — Итак, вот мы снова в сборе. — Проговорил Скайон, собрав вокруг себя гномов, когда они отошли уже достаточно далеко. — И даже утраченные припасы ваши частично вернули. Расход боеприпасов нулевой, больше сотни убитых мутантов. Я бы мог назвать это успешной оборонительной операцией… Но что же мне кажется неправильным, что? Ах да, где же мистер наш Бэггинс?

 — Ну… Мы его потеряли. Вернее он потерялся, да!

Все тут же загалдели, усиленно ища крайнего, пока предводитель коротышек не пресек безобразие.

 — Повторите-ка еще раз? Где, говорите, вы его потеряли? И самое главное — как? Это пусть и не полноценный человек, но не какой-то варпов подсумок или ключ от каюты, а?

 — Когда нас схватили пауки, — начал один из гномов, — они завернули нас в свои липкие коконы из паутины. — На этих словах несколько гномов поморщились. — Мы думали что тут нам и конец, как вдруг услышали визги пауков. Кто-то убивал их. И какого было мое удивление, да и наверно не только мое, — парочка гномов согласно закивали, — когда я увидел мистера Бэггинса! После, когда мы все были свободны, мы побежали дальше, отбиваясь по пути от пауков, лохматые твари видимо не захотели просто так расставаться с добычей. Клянусь, мы были уверены, что мистер Бэггинс бежит за нами по пятам, как тут нас окружили эльфы. — Почти все гномы зло посмотрели на Леголаса. — Ну, а дальше вы знаете.

Скайон обернулся назад, будто надеялся увидеть хоббита. Но там была только стена леса. Но улучшенное зрение десантника разглядело между деревьев других эльфов, меньше чем он видел на “переговорах”, ведь кого-то он зашиб по дороге, а кто-то видимо поспешил доложить о случившимся сородичам, но несколько все еще преследовали их. Но они держались на расстоянии ,видимо опасаясь, что при нападении первым пострадает их принц, а королю Трандуилу это точно не понравиться. Да и понимали, что в таком малом количестве они не смогут противостоять этому огромному воину, но бросить принца тоже не могли. Удивляясь тому ,что маленький и изнеженный хоббит смог убить нескольких пауков, Скайон все же направился дальше. Идти сейчас на поиски пропажи было глупо, гномы точно не покажут место где они видели Бильбо в последний раз, уж слишком они были заняты одновременным бегством и сражением с пауками. К тому же в той стороне были явно враждебные эльфы. Оставалось только надеяться что хоббит снова проявит сноровку и сумеет их настичь. ***

 — Что будет со мной? — вопросил пленник после нескольких часов пути.

Гномы кинули на него взгляд исподлобья, а Скайон ответил даже не смотря на принца.

 — Как дойдем до края леса — отпустим на все четыре стороны, как и было обещано. Кстати, скоро ли кончится этот лес? Вот уже несколько недель мы не видим ничего кроме деревьев.

 — В таком темпе еще пара часов, может три. — От гномов послышалось довольное ворчание. — Неужто вы вот так просто меня отпустите?

 — Именно, ты нужен нам лишь как гарантия ненападения на нас твоих сородичей.

 — А может «подправим» ему мордашку? — Предложил кто-то из гномов.

 — Точно, — подхватил другой, — или просто привяжем к дереву, вниз головой. — Все гномы залились смехом.

Леголас подавил колкий ответ и обратился к десантнику.

 — Прошу, назови мне свое имя, воин.

 — Скайон Ривальд мое имя. Легионер “Детей Императора”, третьего легиона из числа Легионес Астартес.

 — Это название твоего войска, или отряда? Ты состоишь в армии?

 — Это Легион,— веско обозначил космодесантник. — Считай, что это одна из составляющих армии Империума. Элита. А «Дети Императора» это название моего легиона. Лучшего легиона.

 — И что весь легион состоит из таких как ты? — Скайон кивнул. — И много вас в вашем легионе?

 — Наш легион ни мал, ни велик по численности. Средний. — Десантник не стал вдаваться в скучные подробности, ну а кто в здравом уме будет сообщать свою численность возможному врагу.

 — Я никогда не слышал о таком воинстве, откуда вы? — Леголас не мог остановить свои вопросы. Уж слишком его заинтересовал неведомый воин. Да и если он говорит правду, то это предполагаемая угроза. В легионе могло быть как тысяча, так и несколько тысяч воинов, а то и десятков тысяч. Такая армия в Средиземье не собиралась уже давно, со времен того же Последнего Союза. И раз третий легион, значит есть еще как минимум две таких же армии.

 — Я уже говорил, я с Хемоса. Это очень далеко отсюда.

 — А что… — Начал было принц, но его прервал Астартес.

 — Хватит вопросов, ксенос, иначе я вырублю тебя еще раз. Идем, — Скайон резко остановился и пошел куда-то в сторону, — пополним запасы воды. — Гномы переглянулись, но пошли за ним.

Леголас сразу понял, о чем речь. Река Лесная, что вела из дворца его отца, по которой тот отправлял в Озерный Город пустые винные бочки. Но она должена был быть еще довольно далеко, даже острый эльфийский слух различал еле слышное журчание. А этот человек, зашагал к нему так уверенно, будто ручей протекал в сотне шагов от них. Дойдя до ручья все гномы мигом кинулись к живительной воде. Умывались, пили, наполняли фляги. Не остался в стороне и эльф. Десантник же так и остался стоять в шлеме, будто несколько часов пути и вес доспехов ничуть не отражался на нем. Выполнит он свою часть сделки или нет, но необходимо узнать о нем как можно больше, любую незначительную деталь.

 — Смотрите, — Скайон показал рукой куда-то в даль, гномы и эльф устремили туда свой взгляд. Вдалеке, почти на границе видимости искрилась, под светом местной звезды, поверхность большого озера, — мы дошли.

От гномов послышались радостные крики, они обнимались и весело кричали, указывая на озеро. Скайон резко повернулся в сторону леса и вскинул болтер. Гномы, сначала не понявшие что случилось, следом тоже схватились за оружие.

 — Проклятые эльфы!

 — Все таки решили прикончить нас!

 — Да им даже своего принца не жалко!

 — С нами поляжете!

Гномы продолжали разорятся воинственными выкриками и поносить столь нелюбимых ими лесных жителей, как вдруг...

 — Нет! — Из леса послышался испуганный голос. — Не надо, это всего лишь я. Я!

Из-за дерева показался хоббит, он держал руки поднятыми вверх, будто подчеркивая свою беззащитность. Весь в грязи и паутине, ссадинах и синяках, хоббит вышел к ручью. В нем было трудно узнать того самого Бильбо, что отправился вместе с ними из Шира.

 — Мистер Бэггинс! — Несколько гномов подбежали к хоббиту хлопая его по плечу и благодаря о спасении из рук, вернее лап, пауков. Торин удостоил его лишь кивком.

 — Как вы убежали от пауков?

 — А как обошли эльфов?

 — Ну… я же вор, в конце концов. Мастер. — Бильбо смущенно улыбнулся и дотронулся до кармана своего пиджака.

 — Да пустите же его к ручью! — Крикнул кто-то из гномов и под веселый смех остальных гномы расступились пропуская хоббита к воде, чем тот тут же воспользовался.

 — Хоббит? — Искренне удивился Леголас. — Что среди вас делает хоббит?

 — Это нанятый сторонний специалист. — загадочно ответил гигант.

Минут через пятнадцать, когда фляги были наполнены, а все утолили жажду и отдохнули, отряд выдвинулся дальше. Идя по берегу быстрой речки все были воодушевлены и решительно настроены покинуть проклятый лес. Оставался последний рывок.


Через пару часов, как и говорил эльфийский принц, отряд вышел к берегу большого озера. Скайон развернулся и без лишних слов вытащив свой боевой, нож подошел к Леголасу. Эльф гордо ждал подходящего космодесантника, видимо готовый ко всему, но тот лишь разрезал веревки ,что сковывали запястья принца. Путы упали и эльф тут же машинально начал потирать запястья, там где веревка оставила особенно заметные следы.

 — Можешь уходить ксенос. — Десантник спрятал нож и, отвернувшись от эльфа, направился к гномам.

Леголас, явно намеревался что-то сказать, но все же молча развернулся и ушел. Уже на подходе к лесу, из него выскочило несколько эльфов и окружили принца, после чего Леголас вошел под своды королевства своего отца, но перед этим кинул последний взгляд на космодесантника.


 — Зря мы его отпустили, — смотря в глубь леса сказал Торин, — нам выйдет это боком.

 — Успокойся Торин, — вмешался Балин, — самое последнее что нам нужно так это кровь принца Лесного Королевства.

 — Есть идеи ,как нам перебраться? — Бильбо удачно перевел разговор в нужное русло. — Переплыть никак, может обойдем?

 — Нет времени, — грустно покачал головой Балин, — если мы пойдем в обход, до дня Дурина точно не успеем.

 — А как насчет лодки? — Спросил десантник, смотря куда-то в даль. Гномы проследили куда он смотрит и увидели небольшой причал, около которого была пришвартован баркас, а одинокая фигура вылавливала из еще одного притока ручья большие бочки.

 — Видимо это единственный вариант. — Ответил Торин. — Вперед!

Вскоре гномы и компания подошли к причалу. Фигура, которая оказалась черноволосым человеком средних лет, задолго услышала их приближение и вскинула лук, видимо он был готов к неприятностям. Но увидев среди коротышек фигуру космодесантника, как-то сразу притих.

 — Кто вы такие? — Человек совладал с собой и начал разговор первым.

Скайон внешне не выдал недовольства, но внутренне поморщился. Он не привык, что обычные люди так непочтительно относятся к нему. Еще до похода, Балин предупредил всех что говорить будет он.

 — Мир вам и вашему дому. — Проговорил старый гном подходя ближе. Его руки были широко раздвинуты в сторону, показывая что он безоружен и не представляет опасности. — Мы хотели бы узнать как нам попасть в город.

 — В город путь закрыт, никто не войдет без разрешения бургомистра.

 — Но ведь должен быть другой путь в город?

 — Возможно, но тогда вам потребуется помощь контрабандиста.

 — А ты случайно не знаешь таких? Мы бы заплатили в двойне.

Человек заинтересованно оглядел их всех.

 — А кто вы собственно такие?

 — Всего лишь торговцы из Синих Гор, идем навестить родню в Железных Холмах, а это, — Балин показал на Скайона, — наш телохранитель. Человек из далеких земель.

 — На вид его доспех весит очень тяжко, даже если лодка выдержит его, то все равно будет не возможно незаметно доставить его в город.

 — Минутку. — Балин отошел к десантнику, подзывая к себе Торина. Когда они отошли на небольшое расстояние, гном продолжил. — Кажется, он согласен провести нас в город, но... Господин Скайон, не в обиду будет вам сказать, но вы слишком большой и заметный.

 — Резонно. Тогда я пойду в обход. Встретимся в городе.

 — Нет! — Резко ответил Торин. — В городе вы привлечете очень много ненужного внимания, а мы и так уже привлекли его достаточно.

 — Хорошо. — Согласился десантник. — Тогда я буду ждать вас там же где собирался ждать Гэндальф. На склоне Эребора. Будьте осторожней. — Напоследок изрек десантник.

 — Не волнуйтесь за нас. Самое страшное позади.

Гномы и хоббит ушли к человеку, грузиться в лодку. Вскоре она отчалила и проводив своих подопечных взглядом, Скайон отправился к назначенному месту встречи, в обход озера.


 — Так ты говоришь что это был огромный человек. В непробиваемом доспехе и с колдовским оружием? — Трандуил осматривал своего сына в тронном зале. На руках принца все еще виднелись следы от грубой веревки, а на лице были видны несколько ссадин и синяков. —И ты утверждаешь, что он с легкостью одолел два десятка твоих воинов, а тебя самого пленил. А еще с ним было тринадцать гномов и один хоббит?

 — Все так отец. — Леголас стыдливо опустил глаза.

 — Что же, во имя Валар, эта странная кампания делала в моем королевстве? Гномы и хоббит! Хоббит! Что они делали здесь? И откуда этот человек вообще взялся. Я живу уже очень долго, но никогда не слышал об этом Хемосе и «Детях Императора»!

 — Прежде чем мы успели допросить гномов, всех нас раскидал этот... человек.

Трандуил устало вернулся на свой трон.

 — Удвойте стражу на границе. Никто не войдет и не выйдет из моего королевства. И пошлите отряд на поиски этих гномов и того человека, они заплатят за оскорбление нашего рода.

 — Позволь мне возглавить отряд, отец! Ведь в первую очередь он нанес оскорбление мне. — Трандуил кивнул и Леголас, развернувшись, начал уходить, попутно отдавая приказы.

====== Глава 9. Эребор. ======

Скайон продвигался недалеко от берега озера. Хоть обозримая округа и была спокойной, десантник держал оружие наготове, все-таки он был в непосредственной близости вражеской территории. Хоть гора и виднелась, будто до нее можно было дотянутся рукой, но по соображением десантника ему понадобиться несколько дней для того, чтобы достигнуть места встречи с гномами и Гэндальфом, в основном из-за того что придется идти в обход довольно большого озера. Гномам и хоббиту в этом плане было легче, их переправят прямо в город, откуда они смогут достигнуть места назначения куда быстрее. Какое-то время гномы потратят на пополнение запасов. Главное чтобы они снова не влипли в неприятности, кои притягивали как магнит.

«Сколько я уже тут?» — Размышлял десантник. «Более половины стандартного терранского года. И скоро я достигну цели моей миссии — горы и монстра, что в наглости своей, посмел причинить вред людям. Но ничего, скоро он заплатит за это. Но когда я принесу правосудие Императора, что дальше? Понятие не имею, когда же до этой планеты дойдет Великий Крестовый Поход. Возможно корабли одного из экспедиционных флотов выйдут на орбиту уже завтра, а возможно пройдут годы и годы. Возможно стоит связаться с местными лидерами и начать рассказывать им о Императоре, Великом Крестовом Походе, Имперских Истинах и Согласии. Не хотелось, что бы этот девственный и красивый мир, познал Согласие через пламя. Непростительной ошибкой будет уродовать и коверкать эту красоту войной. Только местных недоэльдар надо будет приструнить. Как их там называли гномы? Эльфы? Сначала я подумал что это одни из экзодитов, что мы встречали. Но сейчас я в этом не уверен. Даже у тех отшельников были технологии и вооружение присущие всем эльдар, у этих же только примитивное оружие, впрочем как и у всех в этом мире. Может они тоже регрессировали?» Еще множество мыслей посещало голову десантника — как же он все-таки попал сюда, о том как ведут себя его подопечные и о том, что он уже много недель не проводил ритуалы для поддержания оружия и доспехов в порядке. Нет, конечно Ривальд чистил болтер и те части доспехов, до которых мог дотянуться, но узнай их ротный технодесантник, что на этом процедуры и заканчиваются, Скайона бы ждала часовая лекция о том, что это не приемлемо и что духи машины могут обидеться на него и взбунтоваться в самый неожиданный момент. А может его бы и вовсе схватил сердечный приступ, за такое халатное отношение к снаряжению, обоих сердец, между прочим. Улыбнувшись под шлемом последней мысли, Скайон начал присматривать место для привала. Хотя Астартес мог обходиться без сна дни и недели, но солдатская практика подсказывала ему, что надо использовать каждую возможность на сон и отдых, ибо неизвестно, когда еще выдастся такой случай.


В таком ключе — размышлениях, любованием пейзажами и привалами — прошло еще два дня. На третий день десантник уже обогнул берег озера и сейчас его путь лежал прямо. Громада Эребора возвышалась перед ним и теперь каждый шаг приближал десантника к его цели. Звезда в небе приближалась к своему зениту, когда внимание десантника привлек легкий шум за его спиной. Вдалеке он увидел несколько десятков фигур гуманоидов. Одетые в зеленоватые плащи, с луками в руках, они довольно быстро приближались. Авточувства шлема приблизили фигуры и Скайон с раздражением узнал лесных эльфов. Конечно десантник мог попытаться спрятаться, но яркий пурпур его брони Скайона мало этому способствовал, а уж о бегстве и речи быть не могло. Десантник бы не простил себе то, что показал спину врагу. Особенно так сильно напоминающих треклятых эльдар, и с таким примитивным вооружением. Так что десантник просто встал лицом к эльфам, проверил крепления оружия, устроился поудобнее и стал ждать. Быстрое приближение эльфов замедлилось. Видимо они не ожидали что их заметят и еще более были удивленны когда Скайон просто остановился и стал ждать их. Вскоре, эльфы, окружили десантника. Опасаясь такого загадочного человека, эльфы остановились на почтительном расстоянии, нацелив на него десятки натянутых луков. Десятков пять ксеносов насчитал десантник. Видимо он всерьез разозлил их, если они отправили по его следу столько лучников, учитывая известные ему от Гендальфа сведения о их малой численности. Вперед вышла фигура, обернутая в плащ и с капюшоном скрывающим лицо, Скайону не потребовалось много времени ,чтобы догадаться кто это.  — Ну снова здравствуй, принц. И что же тебя привело так далеко от ваших обожаемых деревьев и королевства?

 — Ты знаешь что! — Резко ответил Леголас и скинул капюшон, синяки и ссадины за эти три дня полностью проявились и эльф выглядел так, будто неделю провел на арене для боев. — Я пришел чтобы заставить тебя ответить за преступления! Ты посмел нанести мне оскорбление в моем доме, взял наследного принца в заложники, напал на моих подданых, ты и твои гномы замышляли недоброе против нас! Я не знаю, куда делись остальные заговорщики, но будь уверен, и их мы скоро найдем. К тому же, отец заинтересовался тобой, ты предстанешь перед ним и ответишь на все вопросы, а потом тебя ждет суд. Советую тебе сдаться. Сложи оружие и следуй с нами. Не усугубляй ситуацию.

 — Слишком вы высокого мнения о себе, уж больно гордые. — Десантник на секунду задумался, это было похоже на его Легион. — И преступление? Разве просто идти по лесу – преступление?

 — Это наш лес! Наш дом! Мы не давали право прохода.

 — Что-то я не помню предупреждающего знака на входе, только нарисованный глаз на древней статуе. Или это у вас международный знак «Стой. Прохода нет. Злые эльфы!» ?

 — Что за глаз? — Невольно переспросил Леголас.

 — Самый обычный, нарисованный то ли красной краской, то ли кровью. Хотя серому псай… волшебнику, он пришелся не по нутру.

 — Серому волшебнику? — Тихо прошептал Леголас и стал сосредоточенно вспоминать о ком мог говорить Астартес. — Что значит это слово — ксенос? Ты уже не первый раз употребляешь его в отношении меня? Оскорбление на твоем языке?

 — Если уж совсем просто, это значит — не человек.

 — Ты тоже не похож на человека. Во всяком случае, тех что видел я.

 — Я рожден чистокровным человеком, ксенос. Только очень серьезно усовершенствован. Если хочешь уйти отсюда на своих ногах, тебе лучше перестать сомневаться в моей человечности! Сказать такое в лицо одному из Астартес – признак слабоумия или суицидальных наклонностей. — Резко ответил десантник, отчего Леголас сделал шаг назад.

 — Я так понимаю вы идете к Эребору... Зачем? — Видя что десантник сегодня довольно разговорчив, Леголас решил вытянуть из него столько информации сколько можно. Ведь в том, что они приведут его во дворец и допросят там, эльф немного сомневался, хотя здесь и было пять десятков его лучших воинов.

 — Правильно понимаешь. Гномы идут ,чтобы вернуть себе дом. Хоббит... Не знаю, потянуло на приключения? Ну,а я иду туда чтобы изничтожить одну ящерицу-переростка, что в наглости своей посмела причинить вред человечеству, причинить вред подданным Императора.

Леголас не знал что сказать. Этот, с позволения сказать, человек, только что выдал им тайну, которую так ревностно должны были охранять гномы. Принц слышал слухи что старого Смауга не видели уже многие годы. Возможно он издох или отправился куда-то в другое место, а значит в горе лежат огромные горы сокровищ, которые ждут, пока кто-нибудь придет и заберет их. Многие этого бы хотели и один из них  — Трандуил. Но слова десантника… Что-то в этом все непросто, символ глаза, серый волшебник, откровение десантника. Почему он сказал что хочет убить дракона? Дракона! Да всем гномам Эребора это не удалось.

 — Ты хочешь убить Смауга? Человек, ты явно обезумел. Тысячам гномов это было не под силу, а ты думаешь, что сможешь один? — Искренне удивился Леголас.

 — Всего лишь очередной враг на моем пути. — Десантник пожал плечами, из-за наплечных пластин, этот жест, выглядел немного комично.

 — Тогда еще один вопрос. Почему ты рассказываешь нам это? Я так подозреваю, твои маленькие друзья хранили это в строжайшей тайне.

 — Я уже в шаге от своей цели. — Ответил десантник. — Уже никто не в силах мне помешать. А если ты думаешь ,что сможете вы, — десантник в мгновение ока вернул болтер на бедро, в магнитное крепление и вытащил клинки Лаэран, чьи лезвия «заиграли» на полуденном свете, — то сильно ошибаешся. На вас даже жаль тратить боезапас. И не стоит думать, что если я пощадил вас в лесу, то поступлю так и сейчас. Нападете на меня и не уйдете отсюда. Все, до последнего!

Гордый принц Лесного Королевства больше не мог терпеть оскорбления от, как он думал, простолюдина.

 — Ты сам сделал выбор. Убейте его.

С дюжина воинов, стоящих рядом с принцем, моментально натянули свои луки. Миг и эльфийские стрелы полетели в десантника, все они были нацелены в голову или грудь. К удивлению Леголаса и других эльфов, противник развернулся с невиданной для человека скоростью, особенно для такого огромного и в доспехах. Почти все снаряды угодили в подставленный наплечник, даже не оцарапав его. Те немногие что попали в шлем и нагрудную пластину, не нанесли абсолютно никаких повреждений.

 — Профессиональная привычка. — Тихо проговорил десантник, будто сам себе и уже громче добавил. — Разве вы еще там, в лесу, не поняли, что ваше примитивное оружие бесполезно против меня?

 — У каждого есть слабое место! — Гневно выкрикнул Леголас. — Если стрелы для тебя нипочем, то наши клинки найдут брешь в твоей броне!

Двое эльфов, видимо самых храбрых, плавно убрали луки и, выхватив по два клинка каждый, бросились на десантника. Они быстро приближались, заходя к десантнику с противоположных сторон. Но его рост плюс длина клинков лаэран, давали астартес большое преимущество в зоне атаки. Когда эльфы были еще далеко, десантник взмахнул клинками описывая ими широкую дугу. Но эльфы не зря славились своей ловкостью, первый остроухий успел отпрыгнуть назад, сохраняя свою голову на плечах, второй же, предпочел другой вариант. Нырнув под клинок, эльф проскользнул вперед, надеясь рубануть Ривальда по ногам в месте сочленения доспехов. Его встретило колено десантника, пришедшее прямо в лицо. Раздался хруст костей, которые эльфы благодаря чуткому слуху прекрасно слышали и тело эльфийского воина отлетело назад, на добрый десяток метров. С гулким звуком эльф приземлился и больше не встал, даже не шевелился. Леголас и его сородичи с удивлением и страхом смотрели на это. Странный человек снова проявил чудеса ловкости, не уступающие эльфам и невероятную силу.

 — Минус один. — Послышалось от десантника. И прежде чем ксеносы опомнились, бросился ко второму эльфу, что осмелился напасть на него. Крестовым ударом обоих мечей, Скайон отсек голову эльфийскому воину, тот успел лишь удивленно моргнуть. — Минус два.

 — Ничтожный смертный! — Зло прошипел Леголас.- Ты точно встретишь здесь свой конец.

 — Каждый Астартес знает что умрет в бою. Но для меня это будет не здесь и не сейчас и уж тем более не от таких как ты. — Скайон пару раз взмахнул клинками, словно приглашая эльфов продолжить.

Остальные эльфы тоже не смогли это стерпеть. Половина снова послала в десантника стрелы, которые он просто проигнорировал, а другая кинулась в ближний бой, надеясь что численность позволит им взять верх над человеком. Скайон не стал ждать когда ксеносы приблизятся и сам бросился вперед. Численность эльфов сыграла против них, они отпрыгнули в разные стороны от несущегося на них десантника, но двое замешкались просто не видя места куда можно отпрыгнуть и не врезаться в своих собратьев. В одного десантник врезался всей массой, отправляя очередного эльфа в полет, ломая ему кости и повреждая внутренние органы. Эльф после полета и приземления еще шевелился, но оставалось жить ему не долго. Второго Скайон достал клинком во время его прыжка, отрубив обе ноги эльфа в коленях. Закричав от боли он безрезультатно пытался зажать полученные раны. Со всех сторон на десантника посыпались десятки ударов, а один из нападающих оттащил раненого сородича и перевязывал ему ноги, чтобы последний не скончался от банальной потери крови. Со стороны, бой десантника и эльфов, был похож на хорошо отрепетированный танец. Зеленные тени мелькали вокруг десантника подходя на дистанцию клинка и нанося два-три удара, которые либо были отбиты клинками лаэран, либо безвредно для десантника приходились на силовую броню, в попытке найти слабое место. Потом эти эльфы отпрыгивали назад, уступая место для своих сородичей, которые проводили все те же действия. Плюс Скайону мешали и другие эльфы, что с точностью снайперов, посылали стрелы в Астартес, целясь в глаза или руки. Но десантник не уступал эльфам, двигаясь так же ловко и быстро, что он отбивал почти все их выпады и почти не обращал внимание на стрелы. А трофейные клинки змееподобных ксеносов и вовсе, казалось, живут своей жизнью. Эльфам, что дрались с десантником, было уже по паре тысяч лет и они все имели боевой опыт, но вот уже долгое время они практически не сражались всерьез, скрещивая клинки только с орками и гоблинами, что забредали в глубь Лесного Королевства. Скайон же, на протяжении ста пятидесяти лет, только и делал что сражался. Если не с врагами Человечества, то против братьев и кузенов, на аренах и боевых площадках, тренируя свои и так смертоносные умения. Поэтому Скайон не чувствовал практически никакого дискомфорта в бою. Десантник выждал момент для контратаки и широко взмахнул клинком. Ловкие эльфы ушли от удара, отпрыгнув или нырнув под клинок, но один решил заблокировать его. Клинок Лаэран прорезал эльфийскую сталь будто это дрянное железо крестьянских инструментов. Следом клинок разрезал пополам и эльфа. Десантник не остановил атаку на этом, превратив в удар колющий, Скайон хотел пронзить грудь следующего эльфа, но тот ловко ушел в сторону и удар пришелся на его плечо. Тем не менее, тот отбросил эльфа на пару метров назад и почти лишил его руки. Его так же почти сразу оттащили подальше родичи.

 — Да кто ты такой?! — Вскрикнул один из эльфов. — Человек не может двигаться столь быстро и в Средиземье нет такого оружия и брони! — И ушел от очередного укола.

 — А кто сказал что я из Средиземья? — Искренне удивился Астартес.

Эльф слегка опешил от такого заявления как и его сородичи, за что и поплатились. В голову говорливого эльфа пришелся удар эфесом меча и тот рухнул с пробитым черепом. Еще один не успел отпрыгнуть на достаточное расстояние и удар что должен был лишить эльфа головы, вскрыл ему горло. Ксенос рухнул на колени, зажимая руками рану, безуспешно пытаясь остановить кровь и заливая ею землю и свою кольчугу.  — Итого минус восемь. — Произнес десантник, еще больше распаляя принца и других эльфов из себя. С новой порцией злобы и ярости, эльфы набросились на десантника. К ближней схватке присоединились и несколько эльфов что до этого стреляли из лука, заменив собой погибших собратьев. Снова начался смертельный «танец» между Скайоном Ривальдом и лесными эльфами. Астартес успел отправить к Валар еще троих эльфов, когда одна из эльфийских стрел все же нашла свою цель. В стык между кирасой и шлемом Ривальда впилась одна стрела и заставила его слегка пошатнуться. Бой остановился. Астартес перевел взгляд на удачного стрелка, им оказался сам принц, что в данный момент победно и надменно улыбался, видимо свято веря что ему все же удалось достать человека. С невозмутимом видом, десантник вытащил стрелу двумя пальцами и ими же переломил древко стрелы и бросил ее под ноги. Эльфы что вели с ним ближний бой отступили на пару шагов назад.

 — Удачный выстрел, ксенос. Я бы даже поаплодировал твоему везению и мастерству. Но его недостаточно даже для того чтобы принести мне неудобство.

 — Как это? — Неверующие прошептал Леголас. — Ты должен был умереть мгновенно! Или захлебнуться собственной кровью. Монстр!

 — Это всего лишь клетки Ларрамана, ксенос. — Просто ответил Скайон, будто эти слова должны были все объяснить. -Кровотечение от этой царапинки уже остановилось, а к закату от нее не останется и следа. — Скайон снова взмахнул клинками. — Ну что, продолжим?

В этот раз эльфы не спешили снова нападать на Астартес. Шутка ли, человек сражался на равных с более чем десятком эльфов и при этом сумел убить или серьезно ранить одиннадцать из них, а ведь его еще при этом и обстреливали из луков. Ну а, когда он вытащил стрелу из шеи, что всадил в него Леголас, один из лучших стрелков Лесного Королевства, словно занозу из пальца, желание биться с ним у эльфов пропало совсем.

 — Что же вы? — Десантник стал медленно надвигаться на эльфов, те отходили назад, стараясь сохранять дистанцию. — Мне казалось вы хотели заковать меня в кандалы и притащить на суд, а потом и вовсе, решили прикончить меня здесь.

Леголас лихорадочно обдумывал следующее свое действие. Все должно было пройти не так! Он рассчитывал что численность его отряда сделает свое дело и человек не станет с ними сражаться боясь за гномов и полурослика, но их тут не оказалось! И человек не раздумывая и не смотря на перевес в численности, вступил в бой. И смог убить пятую часть, а смертельную для всех остальных рану он просто проигнорировал. Сейчас Леголас понимал, что этот... человек и вправду может прикончить их всех. И если эльф сейчас что-нибудь не предпримет — так и будет. «Спасение» пришло в виде продолжительного воя, что раздался из леса. Эльфы и гигант обратили свой взор в чащу, когда к первому вою присоединились еще несколько.

 — Варги! — Выплюнул Леголас. И словно дожидаясь этих слов из леса начали выскакивать варги, несущие на спинах орков. С рычанием твари и их наездники кинулись в сторону эльфов. — Проклятье! — Снова вскричал Леголас, после чего крикнул несколько слов по эльфийски. — Как они прошли через лес, их должны были заметить заранее, стражу же должны были удвоить. — Несколько эльфов окружили принца и вскинули луки.

Все больше варгов выпрыгивало из леса. Более трех десятков хищников и их наездников быстро сокращали дистанцию, орки при этом кричали что-то на своем языке, варги вторили им рыком.

 — Человек! — Леголас крикнул Скайону. — Предлагаю перемирие, разобраться с порождениями Моргота — первостепенно.

 — Перемирие? — Переспросил десантник. — После того как вы обвинили меня в каких-то придуманных преступлениях и напали на меня? О нет, принц. Я просто убью вас всех.

 — Безумец! Я считал тебя более благоразумным. Это же — орки!

 — И что?

 — И что? Это же порождение Моргота, зло!

 — Что вы ксеносы, что эти — для меня вы все на одно лицо.

И Леголас, и все кто был рядом просто застыли. Этот... Этот... непонятно кто, вот так просто взял и приравнял Перворожденных к грязным оркам! Невероятное оскорбление! Да за такое мало убить! Однако... Воевать и с ним, и с орками, без всякой надежды на успех у Леголаса не было планов. Снова раздались короткие приказы на эльфийском.

В варгов и орков полетели стрелы эльфов. Почти все нашли свою цель, падали под лапы своих скакунов орки, спотыкались и подгребали под собой седоков волки. Но немало быстроногих варгов уходило от стрел, с каждой секундой сокращая дистанцию. Позади снова возобновился бой между десантником и почти десятком эльфов. Эльфийские стрелы продолжали уносить жизни нападавших, но остальные смогли подобраться ближе. Почти не сбавляя скорости варги набросились на эльфов, немногие успели отпрыгнуть. Началась свалка. Варги рвали неудачливых эльфов зубами и когтями, орки, с их спин, рубили и резали эльфов своим дикарским оружием. Эльфы в свою очередь ловко отпрыгивали от зубов и мечей, не всегда удачно ,конечно ,и отвечали атаками своих клинков. Двое выродков заметили Скайона, что сражался с эльфами, сократившихся до семи. Видя удобную возможность напасть, они направили своих варгов туда. Скайон парировал очередную атаку, когда услышал что рык варга раздался совсем близко от него. Эльфы, тоже услышав это, отпрыгнули в разные стороны. Первый варг все же успел поймать одного эльфа за руку. Челюсти сомкнулись, перекусывая плоть и кость и вызывая у эльфа вопль боли. И в следующею секунду, челюсти варга сомкнулись на шее эльфа. Орк-всадник весело хрюкнул. Второй варг решил выбрать добычу покрупнее, за что и поплатился. Скайон ушел в сторону от прыгнувшего на него варга и немедля контратаковал. Тварь приземлилась без верхней части головы, наездник лишился своей головы полностью. Десантник рванул к следующему варгу. Тот был занят пищей и не успел вовремя заметить опасность. Сильный удар ногой вызвал у варга визг боли и, ломая ребра, отбросил его в сторону. На поверженного зверя налетели эльфы и прикончили его, пока варг не успел оправиться. На шею орка, что благополучно свалился с варга, наступил керамитовый сабатон, легко сминая ее. Оставшиеся эльфы переглянулись между собой и кинулись спасать своего принца. Скайон посмотрел на битву разыгравшеюся между орками, варгами и эльфами. Слуг зла осталось мало, но и эльфов едва осталось с десяток, надменный принц был жив. Подумав немного, десантник развернулся и пошел к горе убирая клинки, желание убить наглых эльфов ушло. Надо двигаться на встречу к гномам. Пусть ксеносы сами разберутся друг с другом. Скорее всего эльфы победят в этой битве, но уже точно не станут преследовать его. Да и появление орков его не сильно волновало. Принц уползет обратно в свой лес, снова поскуливая от унижения своей гордости. *** Гномы, хоббит и десантник стояли на уступе в горе, где по карте и должен был быть проход. Последние лучи звезды падали на нужную скалу, но никакого прохода там не появлялось.

 — Почему ничего не происходит? — Торин ходил туда-сюда, явно сильно нервничая. Гномы и хоббит стояли в стороне и наблюдали за ним. — Мы не могли опоздать! День Дурина сегодня! Господин Скайон, вы сможете пробить проход? — Торин и остальные с надеждой посмотрели на Астартес.

Десантник подошел к камню и провел по нему рукой.

 — Если бы у меня было мельтаган или мельта-бомба, плазма, ну или хотя бы силовой кулак, то больших проблем не возникло бы. Но не зная где дверь, я буду выдалбливать эту горную породу много дней, даже с силовым мечом.

 — Значит все было зря… — Сокрушенно прошептал Торин. — И на что я надеялся? Дурак…

 — Зря? — Пискнул хоббит. — Быть того не может!

 — И все же, господин Бэггинс. Зря вы покинули свой уютный дом. Собираемся, — Торин отдал приказ остальным гномам, — уходим. — Торин и остальные гномы поплелись к тропе.

 — Нет! — Бильбо пытался образумить гномов. — Вы не можете так просто уйти, только не сейчас! Господин Ривальд, остановите их!

 — Стойте! — Раздалось от космодесантника. — Разве на карте были не лунные руны? Значит может и проход появляется в свете луны, а не звезды?

Гномы переглянулись между собой и уставились на десантника.

 — Это… имеет смысл. — Ответил Балин и задумчиво потер свою бороду. — Подождем света луны, все равно хуже не будет. — Остальные гномы согласно кивнули.

 — И даже если проход не появиться, остается еще один вход. — Проговорил десантник и уставился на вид с горы.

 — Какой же? — Воскликнуло сразу несколько голосов.

 — Главный вход.

*** Гномы с благоговением проходили в глубь туннеля, что открыла тайная дверь. Торин с любовью проводил по каменной кладке рукою.

 — Наконец-то мы дома. — Остальные гномы дружно закивали, у кого-то даже проявились слезы. Десантнику было видно, что они искренне рады вернуться домой и сейчас придаются воспоминанием о тех деньках.

 — Рано радоваться, — голос астартес заставил гномов взглянуть на него, — еще надо прикончить ту тварь, что поселилась здесь. Я здесь именно для этого, вот только перед нами проблема.

 — Какая же? — Торин вышел из прохода и встал перед Астартес.

 — Тоннель. Я здесь не пролезу. Даже если сниму доспехи, а делать я этого не собираюсь.

Гномы и хоббит, все как один, посмотрели на проход и затем на Скайона. Проход был всего лишь чуть выше и шире гномов. Десантник здесь точно не пролезет.

 — И что-же нам делать? — Балин почесал бороду.

 — Уже забыли? В гору есть еще один путь. Я войду с главного входа. — Десантник незамедлительно отправился к тропе ведущий в низ. — Только не будите спящего дракона. — Напоследок высказался Астартес.


Прежде чем Скайон достиг главного входа, прошло несколько часов. Главный вход в Эребор впечатлял — вырезанный прямо из массы горы, он не утратил своего величия. Статуи гномьих воинов стояли по бокам, словно до сих пор неся свой дозор. Но вот там где были ворота, лежала куча камней.

 — Завален. — Сам себе сказал десантник. — Разгребать завал нет времени, а что если? — Скайон посмотрел на верх, где были бойницы и балконы.

Помогая себе боевым ножом, который десантник по рукоять вгонял в трещины, Скайон лез в верх цепляясь за уступы и углы. Уже на пол пути к балкону, с которого можно было попасть внутрь горы, десантник остановился и прислушался.

 — И как обычно, что-то пошло не так. — Покачал головой десантник. Из горы доносился подозрительный шум. Скайон ускорил восхождение.

Через минуту он смог подняться на балкон, десантник тут же бросился внутрь горы. То, что он увидел заставило его остановиться. В огромном зале был дракон. Огромный, настоящий, живой — дракон. Скайон широко улыбнулся под шлемом. Вот это враг! Достойный воина его Легиона. В голове десантника всплыли мысли о давних историях, что он когда-то слышал от братских Легионов. В одно из них, он, соревнуясь с примархом Вулканом, охотился на гигантских огнедышащих ящеров, именуемых саламандрами, на Ноктюрне, родном мире 18-го легиона. В другой же, уходящей корнями в седую древность, как бы не докосмическую эпоху, он сразил подобного змия на Древней Терре. «Интересно, они были столь же большими?» — Подумал десантник. Но тут дракон будто начал убегать, а вслед на него выплеснулось расплавленное золото, похоронив дракона под собой.

 — Так просто… — Скайон покачал головой. — А я надеялся на битву с ним. И все же надо отдать должное этим гномам, они смогли умертвить эту ящерицу…

 — Рагх! — Но дракон вынырнул из озера расплавленного металла и от него послышался рык боли. — Мести?! Мести?! Я покажу вам, что такое месть!

 — Более чем достойный противник! — Скайон улыбнулся под шлемом еще раз и побежал к краю балкона, после чего спрыгнул с него вниз.

В это время Смауг увлеченно разносил завал. Раскидывая камни и будучи все еще покрытым горячим золотом,старый дракон не почувствовал, как что-то упало на него сверху. Десантник приземлился на спине между крыльев дракона и вогнал в его чешую боевой нож, чтобы не упасть. Металл, которого не было в Арде и мономолекулярная заточка ножа позволили сделать то, что не могли клинки и топоры лучших гномьих кузнецов — пронзить шкуру дракона. Смауг развернулся вокруг себя в воздухе, что заставило десантника еще крепче держаться за нож и чешую дракона, сбрызгивая с себя остатки полузастывшего золота и, сильно взмахнув крыльями, направился к Озерному Городу.

 — Я это — Пламя! — Взревел Смауг, а авточувства шлема уменьшили голос дракона до безопасной громкости. — Я это — Смерть! — На спине дракона приподнялась одинокая фигура Астартес.

 — А я — Ангел Смерти Императора! — Вокс решетка шлема гремевшая на полной громкости, ничуть не уступала рыку дракона. — А ты всего лишь — жалкий червь!

Комментарий к Глава 9. Эребор. Ну вот Скайон и кампания достигли цели своего путешествия – Эребора. И в следующей главе будет эпичная( я надеюсь на это), битва со Смаугом. И еще это значит что скоро фанфик подойдет к своему концу. Еще в планах всего лишь три главы, плюс эпилог. Так же, жду Ваших коментариев и отзывов!

====== Глава 10. Болтер против огня, чешуя против керамита. ======

От неожиданности старый дракон чуть было не перестал махать крыльями.

 — Что? Кто ты? — Смауг пытался развернуть голову, чтобы посмотреть на неожиданного пассажира.

 — Твоя погибель!

 — Ничтожный смертный! Как смеешь ты, сидеть на мне верхом, словно на тупой лошади! — Смауг, с рыком, взлетел еще выше, намереваясь скинуть наглеца со спины.

Быстро сообразив что теперь ему не удержаться лишь за рукоять ножа и чешую, Скайон вытащил пару клинков Лаэран и со всей силой сверхчеловека вогнал их в спину дракона, ровно в позвоночник Смауга. Неимоверный рев боли дракона — раздался на многие лиги вокруг, стаи птиц взлетели с верхушек деревьев в небо, а люди Озерного Города, проснувшись, выходили на улицу или распахивали ставни на окнах и смотрели в ночное небо, пытаясь понять — что случилось. Клинки змееподобных пришельцев, что когда-то резали керамит брони его братьев, теперь с такой-же легкостью прорезали чешую дракона и по рукоять вошли в плоть и кость Смауга.

 — Аааргх! Как?! Что это?! — Уже много сотен лет, старый дракон, не чувствовал боль. От неожиданности его полет сбился и он замахал в воздухе крыльями, словно раненная птица. — Что ты сделал?!

 — Всего лишь проделал пару дырок в твоей шкуре. Это только начало червь, клянусь Фениксийцем, ты ощутишь боль всех кого убил! — Скайон с усилием вынул меч, тот прочно застрял в кости, и вонзил его чуть повыше. От дракона снова послышался рык боли, но уже много слабее.

 — Я сброшу тебя! Размажу по скале, как букашку!!! — Смауг резко махнул крыльями, изменяя направление полета, заставляя Скайон намертво вцепиться в рукояти клинков.

С рыком ярости, злости и боли, Смауг, начал кружить высоко в небе. Дракон – то резко бросался вниз, то вверх, уходил вправо или влево, переворачивался вокруг своей оси, но все этого было мало, для того чтобы сбросить десантника. Астартес из-за всех сил держался за рукояти мечей Лаэран, так сильно, что завывали сервомоторы брони в руках. При этом тело десантника бросало из стороны в сторону. Смауг остановился и завис на одном месте.

 — Ха, — послышалось со спины дракона, — да в «Тандерхоке» сильнее трясет, ящерица!

 — Ящерица? — От удивления рыкнул Смауг. — А ты словно клещ, вцепился в меня, а ну слезай… Аргх! — Скайон снова нанес несколько ударов.

Дракон снова ринулся к земле, но в этот раз не остановился. Смауг грузно приземлился, ломая при этом деревья,

словно щепки, треск древесины эхом раздался по округе.

 — Значит я тебя раздавлю, ничтожество! — Смауг перевернулся на спину, при этом ломая еще больше деревьев. Астарес спрыгнул и кувырком, попытался уйти из-под туши дракона. Это было лучше чем если на тебя навалиться сверху дракон. Ломая кусты и корни деревьев, Скайон прокатился несколько десятков метров и остановился врезавшись в толстый дуб. В руках у десантника остался только один клинок, второй остался в спине дракона, как и нож.

 — Фырм, — фыркнул Смауг, — конец тебе, жалкий смертный. И все же, интере-е-е-сно, кто это был и что за оружие смогло пробить мою шкуру. —  Смауг, посмотрел на место куда приземлился, ища глазами противника. Сломанные деревья, взрытая земля, но не следа Астартес. Решив что он раздавил наглеца в лепешку, старый дракон повернул голову в сторону Озерного Города. — Но пора заняться делом. — Смауг уже было собирался взлететь, как его внимание привлек голос.

 — Я разрешал тебе уйти, червь? — Десантник выходил из-за деревьев, сжимая в руке клинок Лаэран. Силовая броня вновь доказала что она достойна лучших воинов человечества.

 — Что? — Смауг медленно прорычал это слово и развернул длинную шею чтобы посмотреть на Ривальда. — Как ты умудрился выжить? — Дракон глубоко втянул запах десантника. — Твой запах, я раньше не чувствовал его... Но ты пахнешь совсем не так, как тот вор из горы, да и выглядишь совершенно иначе. — Смауг полностью развернулся к десантнику. — Прежде чем я сожру тебя, скажи мне, откуда ты? Что за магические клинки смогли пробить мою шкуру! — Дракон впился желтыми глазами на фигуру десантника.

 — Как бы тебе сказать... Я иноземец. Клинки – всего лишь пара трофеев, что я забрал с трупа убитого мной ксеноса.

 — Не хочешь говорить? — Дракон оскалился, видимо это было для него улыбкой. — Умно, но это не поможет, я запомнил твой запах. После того как я тебя прикончу, то за твои оскорбление и наглость, я намерен прилететь в твой дом сжечь и пожрать там всех. Твою семью, друзей и… — Улыбка дракона сошла так-же резко как и появилась, смех десантника стер ее и прервал слова Смауга.

 — Насмешил. Ты попробуй туда доберись. — Смех Скайона прекратился. —А пока сперва справься со мной, ящерка.

 — Самоуверенная козявка! Ты хоть знаешь кто я? — Дракон взревел и начал кружить вокруг десантника. — Я Смауг! Смауг Великий. Смауг Ужасный. Смауг Великолепный. Погибель людей и гномов. Мои зубы — мечи! Мои когти — копья. Мои крылья — ураган! Моя чешуя — щиты! Мое дыхание — смерть! Вот кто я! А кто ты? Ничтожество! Что решило что сможет победить меня! Меня! Только лишь из-за того что ему повезло поцарапать меня. Ха, это было бы смешно, но нет. Это — пыль!

 — Правда? — Скайон посмотрел на клинок. — А верещал-то как грокс на бойне.

Издевка десантника вызвала должный эффект. Горделивый ящер не смог стерпеть такое. С ревом, что затмил его предыдущие, Смауг бросился на десантника, намереваясь сожрать его. Очень быстро, для своего размера, дракон приближался к Скайону. Комья земли летели во все стороны из-под его лап, земля содрогалась, будто где-то рядом проходил титан, минимум класса «Полководец», а рык дракона, наверно услышали и в Шире. Голова дракона, с широко раскрытой пастью, кинулась к фигуре десантника. Но Скайон был создан для битвы, его реакция во много превосходила реакцию обычных людей. Пасть дракона сомкнулась там, где мгновение назад был десантник. Скайон отпрыгнул влево и рубанул клинком по шее дракона. Клинок лаэран снова с легкостью прорезали чешую и плоть дракона. Из глубокой раны на шее, хлынула горячая кровь дракона. Часть попала на землю, а часть окатила астартес. От крови тут же повалили клубы пара. Смауг взревел и резко развернулся, одновременно пытаясь схватить десантника передней лапой-крылом. Оппонент бросился на землю, крыло прошло над ним. Не останавливая атаку, дракон пронесся вперед, десантнику пришлось перекатиться, чтобы не быть раздавленным задней лапой дракона.

 — Насекомое! — Вновь взревел Смауг. — Мне надоело играться с тобой! — Грудь дракона раздулась, а сквозь чешую начал виднеться огонь. С ревом, Смауг, выпустил огонь из своего тела, заливая им все вокруг. Скайон не успел никуда скрыться, хотя даже если и успел, то огонь все равно бы добрался до него. Дыхание Смауга поглотило десантника, оно расползалось по земле словно голодный рой насекомых, пожирая кусты и деревья. Вскоре, огонь распространился на остальной лес, огонь крайне быстро распространялся. Дыхание дракона было поистине ужасным — Смауг мог уничтожать целые армии. Вокруг стало светло словно днем. Гномы с горы и люди с озера, смотрели на зарево и ужасались, гадая, что-же происходит.

 — Так то, глупец. — Смауг удовлетворенно кивнул. — Никто не может оскорблять меня и при этом остаться в живых. И я уничтожу гораздо больше, чем этот лес и тех людишек из плавучего городка, если пона… — Смауга прервал громкий звук, будто совсем рядом ударил гром, а в следующее мгновение правый глаз дракона, разлетелся на куски. Дракон взревел от боли и повалился на спину. Смауг бился словно рыба на суше, уничтожая ближайшие деревья. Хвост бил словно хлыст, оставляя в земле длинные борозды. Голова металась из стороны в сторону. Крылья хлопали по земле и деревьям в бессилии.

 — Боль! Невозможно! Мой глаз! Что ты со мной сделал?! — Смауг наконец-то прекратил биться и, тяжело дыша, всматривался в полыхающее пламя, что пожирала лес. — Где ты! — Дракон поднялся на задние лапы и с силой опустился, ударяя передними по земле. — Выходи!

В грудь Смауга влетело еще множество болтов. Пробивая, знаменитую драконью чешую, чешую, что не могли пробить даже «черные стрелы» гномов. Масс-реактивные снаряды вырывали целые куски из плоти дракона, заставляя того отшатнуться назад. Из пламени, подобно призраку, вышел Астартес. Огонь дракона, хоть и был жарок, сильно навредить одному из лучших изобретений человечества не смог. Однако внешний вид его сильно переменился. Краска облезла, а верхний слой керамита много стал абсолютно черным, лишь две зеленные линзы блестели в свете пламени на практически черном шлеме. Скайон зарядил новый магазин в болтган – ибо не тот это враг, на которого жаль тратить патроны.

 — Немыслимо… — Проговорил дракон. — Почему?! Почему ты не сгорел?! Что это за диковинное оружие? Если тебя не берет огонь, я разорву тебя на куски! — Смауг вырвал ближайшее дерево из каменистой почвы и кинул им в Астартес.

Десантник метнулся в сторону и в следующую секунду, в то место где он стоял, рухнуло огромное бревно. Треск дерева и комья земли, что взлетели в воздух от столкновения ствола и земли, не дали вовремя отреагировать Скайону, на приближение дракона. Огромная лапа Смауга едва схватила ненавистного человечка. Силовая броня заскрипела, когда драконьи когти располосовали нагрудник и правый наплечник. На ретинальном дисплее в шлеме тревожно высветились аварийные руны, сообщая о опасности.

 — Ну как? — Зло прорычал Смауг. — Я тебя просто разорву!

Новые и новые порции предупредительных сигналов вспыхивали, сообщая о повреждении брони. Доспехи постепенно теряли былой лоск. Наконец, дракон сумел ухватить юркого двуногого.

 — Невероятно крепкая броня! Откуда же… Аргх! — Скайон не дал дракону договорить. Астартес, не дожидаясь начала дружеских объятий, которые он мог и не пережить, сумел освободить руку, что держала болтер, и пальнул в морду дракона, целясь в оставшийся глаз. Но Смауг не прожил бы столько лет ,если бы не был умен. Сообразив, что это именно то оружие, что смогло пробить его чешую, Смауг вовремя убрал голову и одновременно отшвырнул десантника в сторону. Лишь пара болтов попало в морду дракона, принося ему новую порцию боли. А Скайон с грохотом упал с десятиметровой высоты.

 — Жалкий смертный! Да откуда ты такой вылез? — Смауг прижал передней лапой десантника к земле, Скайон безуспешно пытался освободиться. — В этот раз я тебя точно проглочу.

Сжав Астартес в передней лапе, дракон, несколько раз сильно ударил его о землю, после чего, подкинул десантника в воздух и через мгновение сомкнул на нем челюсти. Но вместо ожидаемого драконом, хруста костей и вкуса теплой крови, последовал треск керамита с пласталью и сдавленный крик десантника. Острейшие зубы монстра пусть и не без труда, но смогли прокусить прочнейший композит брони. Реактор в ранце был не задет лишь чудом. Но легче от этого не становилось. Многие системы были необратимо испорчены и без легионных мастерских их уже не исправить. Куча мелких ранений на этом фоне смотрелась в целом несущественно. Смауг что-то пробурчал, видимо старый дракон, был несказанно рад наконец-то почувствовать кровь человека.

 — Жалкая ящерица, — выдавил из себя Скайон, — может я и погибну, но ты сдохнешь вместе со мной!

Смауг раскрыл пасть, для того чтобы, теперь уже точно, пережевать десантника, из ран от зубов, тут же хлынула кровь. Но Астартес не собирался расставаться с жизнью так просто. Вытащив и активировав силовой меч, Скайон с силой вогнал его в приближающеюся пасть Смауга, прямиком в верхнее небо. Силовой меч с легкостью глубоко вошел в небо дракона и на десантника потоком хлынула горячая кровь. От чудовищного рева астартес, угодившего в пасть к зверю затрясло, словно от удара акустическим оружием. Смауг снова раскрыл пасть, вырывая из рук десантника меч, одновременно сильно тряся головой, пытаясь выплюнуть кусачую мелочь. Легионер же изо всех сил держался то за зубы, то еще за что, лишь бы не быть зажеванным или проглоченным. Передняя лапа дракона полезла в пасть, но не для того чтобы вытащить застрявшего в зубах десантника, словно клещ какой, а затем, чтобы вытащить застрявший в небе меч. Огромными когтями, Смауг, пытался выдернуть меч, но это не очень хорошо получалось. В итоге, не дожидаясь, пока дракон его вытащит, или не дай Примарх, переломит, Ривальд быстрым движением выдернул клинок из плоти Смауга. Дракон же пыхтел от боли, злости и ран и не решался снова закрыть пасть. В итоге, дракон взмыл в воздух, снова направившись в сторону Озерного Города. Уже в воздухе, дракон яростно затряс шеей, намереваясь точно освободиться от человечешки, но тот, намертво закрепился в зубах дракона. После нескольких не удачных попыток сбросить или проглотить Скайона, Смауг решился на отчаянную меру — вновь попытаться перекусить Астартес. Видимо подумав о том, что если человек больше не атакует его, значит ему нечем атаковать. Он вновь сомкнул челюсти. Но десантник только этого и ждал. В рану на небе дракона уставилось дуло болт пистолета.

 — Вот и конец тебе! — Искренне надеясь на то, что полного магазина хватит, Скайон зажал спусковой крючок.

Масс-реактивные снаряды с легкостью пробили нёбо дракона и врубились в мозг, где и детонировали. Смауг слегка вздрогнул всем телом и начал падать. Скайон сквозь щели в частоколе зубов посмотрел вниз. Водная гладь стремительно приближалась. История имеет свойство повторятся, как говаривала одна из итераторов... Падение в воду, с большой высоты, всегда не приятно. Особенно, если быть в это время в пасти огнедыщащего дракона. Немалая часть воды в озере мгновенно превратилась в пар, едва ледяная жидкость коснулась раскаленного драконьего тела. С Эребора и Озерного Города , откуда было видать место падения, узрели исполинских размеров фонтан и облако пара, словно хищный туман , растекавшегося по озеру.

====== Глава 11. Пять армий, один Астартес. ======

Болг стоял на уступе скалы и смотрел на битву, что происходила перед ним. Там внизу, его орки и варги, бились против объединенных сил людей, лесных эльфов и гномов. Сам полководец руководил ходом битвы отсюда, отдавая приказы своим командиром через гонцов. Болг был счастлив, он был далеко от хода сражения, в окружении двадцати своих телохранителей, самых сильных, свирепых и верных его орков. Вскоре его войска уничтожат жалких людишек, заносчивых эльфов и ненавистных гномов. Он развернулся и зашагал к своим телохранителям и троим гномам, чье пленение досталось ему практически без усилий. Самоуверенные гномы буквально сами пришли к нему в руки, надеясь убить орочьего вождя и тем самым обратить в бегство его орду.

Фили и Кили стояли на коленях, за каждую руку их грубо держал орк, оба гнома были сильно избиты, но их раны были несравнимы с ранами Торина. Их дядя лежал на земле, полукругом вокруг него стояли все телохранители Болга, мерзко вереща на своем языке и брызгая слюной, видимо представляя что они сделают с Королем под Горой. Торин был серьезно ранен и избит, гном был не в силах пошевелиться, но был еще в сознании. К нему-то и подходил Болг.

 — Прекрасный день, вы не находите, «ваше величество»? — От последней, насмешливой фразы, присутствующие орки хрипло засмеялись. — Скоро, ваши жалкие армии падут, за раз мы расправимся со всеми вами. Сокровища дракона станут нашими, ненавистный род Трора прервется на вас троих и я отомщу за отца. Сожалею лишь об одном, что не смогу прикончить того человека-гиганта что был с вами, я бы заставил его заплатить за это, он бы верещал у меня словно свинья на бойне! — Болг облизал свои острые зубы, предвкушая все то, чтобы он мог сделать с тем человеком.

 — Ха! — Выкрикнул Кили, чем удивил Болга. — Ты не понимаешь что говоришь, если-бы здесь был господин Скайон, то это-бы вы верещали и молили о пощаде. Вы не знаете его силы! Он бы вас мигом… — Один из орков сильно ударил Кили по лицу, тем самым прервав его слова. Гном с кряхтением выплюнул из-за рта кровь вперемешку со слюной.

 — Неужели? — Болг подошел к гному и рывком за волосы поднял его голову, после чего наклонился прямо к лицу гнома и продолжил. — Если он так силен, то где же он? — В лицо Кили ударило зловонное дыхание орка. — Прячется словно трус? Или сбежал, бросив вас, когда услышал о моем приближении? Ха, надо признать, может он трус, но не глупец. — Болг захохотал, его смех подхватили остальные.

 — Нет… Мистер Скайон не бросил-бы нас… — С обидой в голосе выдавил из себя Кили. — Он бы так не поступил.

 — Тупой гном. Он же человек, а люди в первую очередь думают о себе. — Видя, что Кили больше нечего сказать, Болг отпустил его и подошел к Торину.

Взяв того за волосы он потащил его к краю уступа, у Торина не было сил сопротивляться.

 — Смотри! Смотри! — Болг, почти свесив Торина с уступа, заставил посмотреть его на поле боя. — Здесь погибнет твой род, здесь встретят свой конец людишки с озера, коих ты обманул, здесь погибнут и ненавистные тобой лесные эльфы. Здесь сдохнешь и ты и твои ненаглядные племянники. Но не волнуйся, ты сможешь увидеть все это своими глазами, я убью тебя последним. Ты еще успеешь увидеть как эти гномы, — Болг кивнул на Фили и Кили, — умирают, моля о пощаде и смерти. Я убью их медленно, чтобы ты в полной мере насладился их криками. — Болг отшвырнул Торина обратно. — С чего бы мне начать? — Болг приближался к молодым гномам, доставая кинжал, кривой и грубый. — Вырезать глаза? Откусывать пальцы, один за другим? Содрать живьем кожу и сшить из нее себе накидку? — Кто-то из телохранителей Болга захохотал, предвкушая зрелища, кто-то облизался, предвкушая скорый обед из плоти гномов.

 — А вы что скажете? -Болг провел кинжалом по щеке Фили, оставляя там неглубокий порез. — Есть пожелание как умереть?

 — Пошел ты, орк! — Фили плюнул в лицо Болгу. Тот, с рыком, сильно ударил кулаком в нос гнома. Голова Фили дернулась назад, из сломанного носа тут-же полилась кровь.

 — Ты сдохнешь первым, гном! — Вскричал предводитель орков. — Из твоей кожи я сошью себе плащ, а твой череп использую в качестве горшка! — Все орки залились смехом. — Попрощайся с братом! — Болг высоко поднял кинжал, дабы вонзить его в гнома.

 — НЕТ! — Вскричал Кили.

Торин смог лишь с усилием протянуть руку в сторону племянника, в тщетной попытке остановить Болга. Кривому кинжалу орка было не суждено достигнуть горла гнома. Нечто на дикой скорости, рассекая со свистом воздух, пронеслось у предводителя орков над головой. Рука Болга, сжимающая кинжал, отлетела далеко в сторону, отрубленная ровно в локте. Грубый двуручный орочий топор, а это был он, пролетел дальше, врезавшись в грудь одного из телохранителей Болга. Послышался хруст ребер и орк, от силы удара, отлетел на добрые десять метров назад, орк был уже мертв когда коснулся земли. Болг, в свою очередь, схватился целой рукой за отрубленную, пытаясь остановить кровотечение и боль. Черная кровь орка заливала каменную почву под собственными ногами. Гномы и остальные орки с недоумением смотрели на эту сцену, под рев боли от Болга. Через секунду, взгляды всех присутствующих устремились на источник голоса, громкого и раскатывавшегося над округой, словно гром.

 — Все как обычно. Стоит мне оставить вас и вы, все как один, влипаете в неприятности. Но здесь, — Астартес кивнул на бой, что шел вдалеке от них, — здесь вы превзошли самих себя.

 — Господин Скайон! — Хором воскликнули Фили и Кили. — Клянусь бородой деда, — Кили начал фразу, а Фили закончил, — вы как нельзя вовремя!

Гномы быстро осмотрели Астартес. Выглядел он ужасно. Его доспех, что раньше «сиял» Имперским Пурпуром, гордостью Детей Императора, был черен словно ночь. Огонь дракона полностью покрыл копотью его броню, лишь линзы шлема поблескивали на этой гари. В броне десантника были большие дыры от зубов дракона, по краям дыр было много крови Астартес, правда давно свернувшийся, но придававшего воину вид, если не трупа, то серьезно раненного бойца. Оружие десантника почти все пропало, сейчас в руках он сжимал один из клинков Лаэран и силовой меч, но на поясе висело несколько подобранных коротких мечей и топоров, которые десантник, видимо, использовал для того чтобы метать.

 — Так это ты! — Почти прорычал Болг. — Тот жалкий человечишка из-за которого столько проблем! Взять его! Принести мне его голову! — Заревел Болг, показывая не десантника своей целой рукой. Телохранители Болга, с рыком и визгом, кинулись исполнять приказ вождя.

Астартес активировал силовой меч, тот тихонько загудел, предвещая скорую смерть орков. Скайон широко развел руки в стороны, сжимая в них мечи и готовясь к бою с ксеносами. На космодесантника одновременно налетело четыре орка, с высоко поднятым оружием и рыком, они были готовы проткнуть человека своими грубыми клинками, по приказу своего повелителя. Ривальд, развернулся вокруг себя, сделав лишь шаг по направлению к оркам. Рост десантника и длина клинков, позволило достать орков гораздо раньше, чем орки достигнут его. В начале оборота, силовой клинок отрубил всем нападающим оркам головы и руки, при завершении, клинок Лаэран разрубил уже мертвых орков надвое в поясе. Пируэт Астартес продлился не дольше секунды, а четверо из сильнейших орков в орде Болга, лежали по частям у ног Скайона. Оставшиеся орки застыли в нерешительности.

 — Хм, определенно вы физически сильнее остроухих, но куда менее проворны. — Проговорил Астартес, вспоминая как недавно сражался с лесными эльфами, так ловко прыгающими вокруг него. — С вами я закончу быстрее. — Десантник не стал дожидаться когда ксеносы начнут действовать дальше и кинулся на них.

Десантник приблизился к ближайшему орку с невиданной, даже для эльфа, скоростью. Словно таран в крепостные ворота, Астартес врезался в орка, удар был такой силы, что орк пролетел над головой Болга и улетел за край уступа, истошно вереща. Трое орков проводили полет собрата взглядом, за что и поплатились, лишившись голов. От телохранителей Болга, огромных и свирепых орков, что за свою жизнь убили не один десяток гномов, людей, эльфов и не меньше сотни собратьев, осталось чуть больше половины. Болг, все еще сжимающий обрубок руки, неверующие смотрел на эту сцену. И этого человека он хотел медленно убивать и пытать?! Да он хотя-бы человек? Слишком крупный для человека. Больше походит на полутролля, только с ловкостью и владением клинком эльфа. Видя что его оставшиеся в живых телохранители не рвутся в бой, Болг решил попытаться спасти свою жизнь, ведь человек явился к ним явно не с проста.

 — Назад, человечишка! — Взвизгнул Болг, брызжа слюной. — Иначе твой дружок сдохнет! — Предводитель орков уже хотел кинуться к телу Торина, чтобы использовать его в качестве заложника, но обнаружил лишь голый камень, где недавно лежал Король под Горой. Его племянники не теряли зря времени. Пока орки глупо смотрели на Ривальда, Фили и Кили успели оттащить своего дядю в безопасность. — Нет! — Взревел Болг. — Куда он делся? — Над орком зависла тень Астартес.

 — Заткнись, ксенос, ты слишком шумный. — Быстрый взмах клинка и голова Болга летит в сторону, описывая в воздухе аккуратный пируэт, разбрызгивая черную кровь орка. Прежде чем умереть Болг успел увидеть свое тело, стоявшее без головы. Немного прокатившись, голова остановилась, а затем, тело, сообразив что мертво, повалилось на землю словно куча тряпья.

Оставшиеся орки, со страхом смотрели на это зрелище и как только, десантник развернулся к ним, с криком и визгом бросились бежать — без своего вожака страх овладел ими и они поспешили спасать свои жалкие жизни. Десантник не стал преследовать их.

 — Господин Скайон, — выкрикнул Кили, высовываясь откуда-то из камней, — вы неподражаемы, впрочем как всегда. Мы ваши вечные должники!

 — Как Торин? — Скайон подошел к гномам.

 — Ранен, сильно, но жив. — Ответил Фили.

Осмотрев Торина и кивнул, десантник направился к краю уступа. Скайон рассматривал битву.

 — Как это произошло? — Астартес кивнул на бой.

 — Весть о том что старый дракон мертв, разнеслась словно лесной пожар. — Фили кинулся объяснять. — Люди из Озерного Города пришли за обещанной им Торином доли. Но он отказал им, а через несколько дней явились и эльфы.

 — Словно падальщики на труп! — Вставил Кили.

 — Да. — Фили продолжил. — Против армии эльфов мы бы не продержались и часа, но благо в этот момент подоспели наши братья из Железных Холмов, под предводительством Даина. И только-только наши братья вступили битву с эльфами и людьми, — на этих словах десантник нахмурился, — на горизонте появились орки и гоблины. Мы объединились против общего врага. Но орков в разы больше. Единственная надежда на победу было найти и убить их предводителя. Этим мы и занялись. Мы уже почти пробились к проклятому Болгу, когда на нас со всех сторон напали орки. Мы все-таки дошли до Болга, правда в виде пленников. — Гном печально улыбнулся. — Ну и нас сначала избили, для потехи, особенно досталось Торину, — Фили посмотрел на дядю, что сейчас был без сознания, — в итоге им надоело и они уже было хотели прикончить меня, как тут появляетесь вы. Еще раз, благодарю вас за спасение. — Гном увидел как Астартес легонько кивнул, в подтверждение тому что слушал его.

 — Но где были вы? — Кили немного приблизился к десантнику. — Что с вами произошло.

 — Если в кратце то, дракон оказался серьезным противником. Победа досталось большой ценой, я был серьезно ранен, растерял почти все мое оружие и последние дни добирался сюда.

 — Так, вы убили Смауга?! — Хором вскричали братья, их глаза округлились от удивления.

 — Это деяния барды восславят в веках!

 — Господин Скайон, весь наш род будет вечно благодарен вам!

 — Расскажите нам, как это было! — Одновременно взмолились молодые гномы.

 — Потом. Сейчас надо выиграть битву, где предводитель орков о котором вы говорили?

 — Так вот же он, — Фили показал пальцем на обезглавленный труп Болга, — тот орк, которого вы убили последним.

 — Думаю, не стоило надеяться, что он будет достойным противником. — Скайон посмотрел на труп Болга. — Закончим сию битву. — Астартес прикрепил мечи к магнитным зажимам на бедрах и взял тело Болга в одну свою руку, а его голову в другую и снова подошел к краю уступа. Вокс решетка затрещала на максимум и голос Скайона Ривальда разнесся над всем полем боя. — Слушайте меня, вы все! — Слова показались громом среди ясного неба и бой стал потихоньку замедляться, все искали источник шума. — Слушайте люди, гномы, лесные эльфы и даже вы, жалкая пародия на орков! Меня зовут Скайон Ривальд. Я тот из-за кого вы здесь. — Наконец многие внизу заметили одиноко стоящею фигуру на краю высокого, каменного уступа или, по крайней мере, нашли источник голоса. — Я тот, кто сразил Смауга Ужасного, ту жалкую ящерицу, что посмела встать на моем пути! И тот, что обезглавил вашего жалкого предводителя! — Астартес тряхнул телом Болга в своей руке, после чего кинул его с обрыва. — Забирайте своего вождя обратно! — Скайон с силой швырнул голову Болга прямо в толпу орков и гоблинов. — Я сын Феникса! Ангел Смерти Императора! Я меч и щит Человечества! Я Астартес!

Скайон закончил свой монолог. Битва встала, все смотрели на десантника. Поняв, что больше слов не будет, в стане орков и гоблинов послышалось неуверенное волнение. К чести людей, гномов и эльфов, они не стали ждать когда порождения Моргота соберутся от потрясения и с боевыми кличами вновь кинулись в бой. Орки, варги и гоблины продолжили биться, но первые ряды сражались уже куда менее усердно, а задние не горели желанием присоединиться к битве. Скайон, последний раз окинул взглядом поле боя, после чего развернулся и зашагал к спуску с уступа, что вел в тыл прислужников Моргота.

 — Господин Скайон, куда вы? — Спросил Кили.

 — На поле боя, конечно же. — Не останавливаясь ответил десантник. — Хочу убить как можно больше ксеносов.

Астартес знал, что исход битвы уже предрешен. Это осталось узнать лишь всем остальным. *** Пар покрывал большую часть озера. Дракон упал сравнительно не далеко от берега и белый пар расстилался уже на берег. Волны, которые были вызваны падением Смауга в воду, уже давно стихли и поверхность озера снова была гладкой, словно зеркало. Гладкая поверхность воды слегка начала рябеть и, спустя пару секунд, над поверхностью воды появился шлем Скайона. Десантник выходил из воды медленно. Из-за своего веса он глубоко тонул в мягком дне озера, а раны, полученные в бою с драконом, сильно болели и кровоточили, дополнительно замедляя его продвижения. Выбравшись на берег и отойдя на большое расстояние от воды, десантник рухнул на колени. Сорвав с себя шлем, Скайон жадно начал глотать воздух. Из ран Астартес вытекала его кровь, в перемешку с водой озера, что залилась внутрь его брони. Скайон поднялся с большим трудом, кряхтя от боли и бегло осмотрел себя, после чего горько вздохнул. Силовая броня была серьезно повреждена, в здешних условиях, десантник, не смел даже надеяться на то, чтобы починить ее. Из всего его оружия, что было при нем когда он только попал сюда, остался лишь один из клинков ксеносов и силовой меч. Все остальное было на дне озера вместе с драконом. Нетвердой походкой, Ривальд поплелся в сторону леса, что рос по берегам озера. Пройдя чуть вглубь и найдя древний и большой дуб, Астартес практически упал между его корнями. Надев шлем, десантник погрузился в долгий сон, давая геномодифицированному организму делать свое дело. О безопасности Скайон практически не волновался. Лесной пожар и звуки битвы с драконом, должны были отогнать хищных зверей на многие километры. О лесном огне десантник тоже не задумывался, если уж его не сжег огонь дракона, то простому пожару это тоже будет не под силу. *** Десантник проснулся когда местная звезда уже почти зашла за горизонт. Быстро прикинув что он проспал по крайней мере почти сутки, Скайон поднялся. Тело болело и ныло, но явной боли и дискомфорта десантник не чувствовал. Выйдя из леса, Скайон побрел по направлению к Эребору, слегка прихрамывая при этом. Надолго оставлять без присмотра своих подопечных, грозило проблемами. *** Каждый удар клинка Скайона уносил жизни как минимум троих орков и гоблинов. Десантник буквально прорубал себе путь через орду порождений Моргота. Дойдя до горы и увидев битву, Ривальд понял что прошло гораздо больше времени чем он думал. Как минимум несколько дней Скайон лежал в глубоком, восстанавливающем сне. Потом еще практически целые сутки Астартес добирался до горы, Смауг успел отнести его довольно далеко и ему пришлось возвращаться в обход озера, хромота при этом не способствовало быстрому продвижению. Орочья орда, что с самого начала бросалась на Скайона с криками и визгами, теперь мялась в нерешительности. Шутка ли, этот человек, проложил себе путь уже в несколько сотен метров через их ряды, оставляя на каждом своем шаге трупы их собратьев. Астартес обвел глазами поле боя, благодаря своему росту он мог прекрасно видеть что происходит вдалеке, поверх голов сражающихся. Увидев вдалеке, сражающихся гномов, Астартес начал прорубать путь к ним. ***

 — Господин Скайон, вы не представляете, как мы рады вас видеть! — Балин тяжело дышал после боя, но в окружении Бомбура, Дори, Скайона и собратьев с Железных Холмов, старый гном мог перевести дух. — Но где же вы были?

 — Битва с драконом измотала меня, — ответил Астартес, — я долго восстанавливался и добирался сюда. Вы превзошли самих себя, стоило мне вас покинуть, как вы устроили настоящею битву.

 — Ну, не совсем мы… — Неуверенно протянул Балин и улыбнулся. — От части.

 — Где остальные ваши братья? — Послышалось от десантника.

 — Мы разделились во время битвы, — со вздохом ответил гном, — со мной остались только Бомбур и Дори. Я не знаю где остальные, знаю только что хотел Торин — пробиться к вождю орков, его смерть может перевернуть ход битвы.

 — Значит я тоже пойду к этому вождю. Чем быстрее мы закончим битву, тем лучше. Где этот орк? На передовой? — Скайон развернулся, уже готовясь идти в самый центр боя и искать самого крупного орка.

 — Нет, — слова Балина остановили его, — скорее всего он руководит полем боя откуда-то издали. Место, достаточно безопасное и с хорошим обзором. Бороду даю на отсечение он там, на Вороньей Скале. — Гном показал на высокий уступ за ордой орков.

Скайон сразу же пошел по направлению что указал гном, пробормотав напоследок: «Жалкие недоорки». Комментарий к Глава 11. Пять армий, один Астартес. И так, предпоследняя глава. Все же, я, решил закончить эту работу как можно быстрее. Давно пора. Надеюсь глава Вам, дорогие читатели, понравилась. Изначально не планировал рассписывать большую битву и ограничиться лишь самой основной ее частью – поражением Болга. Так и вышло. Ибо заявленный Миди уже перевалил за семдесять страниц. Так же мне всегда не нравилась смерть Торина и Фили с Кили. Жду Ваших отзывов и коментариев, понравилось/не понравилось.

P.S. Последняя глава подведет итоги путешествия Астартес, думаю она будет совсем коротенькой. :(

====== Глава 12. Конец приключения. ======

Комментарий к Глава 12. Конец приключения. Ну вот и последняя глава. Она вышла намного длинней чем я планировал ее изначально.( Семь страниц вместо двух-трех запланированных, но наверно так лучше, не хотелось заканчивать работу как-то скомкано и кратко)

Еще скажу что это моя любимая глава! Надеюсь она понравиться и Вам! Читайте, комментируйте и не забывайте, еще будет эпилог.

После битвы прошло несколько недель. После смерти Болга, орки и гоблины дрогнули, люди, гномы и эльфы усилили свой натиск в разы, а когда в тыл порождениям Моргота пришел Астартес, тот воин что заявлял будто убил дракона и, уже абсолютно точно, их вождя, армия приспешников зла, начала бегство, бросая своих раненных и даже, оружие и доспехи, чтобы удирать быстрее.

Скайон стоял на одном из каменных балконов, что находились высоко над главными воротами в Эребор и смотрел на недавнее поле битвы, где сейчас кипела работа. Гномы собирали своих убитых, дабы похоронить их как подобает, собирая при этом трупы орков и гоблинов в огромные кучи и поджигая их. Люди, как самая малочисленная сторона конфликта, уже давно собрали своих мертвых. Эльфы поспешили уйти сразу после того как собрали своих погибших. Как потом сказали Скайону, эльфы, пришли призвать гномов, хоббита и его к ответу за преступления, что они совершили против лесного народа. Особенно его. Но их ждала гора, с забаррикадированными в нею гномами, а вскоре подошла целая армия коротышек. Гордые Трандуил и Леголас отказались отступать. Принц, надеясь все же принести «правосудие» Скайону, а самого короля обуяла жадность, еще-бы, перед ним целая гора заполненная золотом и драгоценностями, к тому-же все это добро только что лишилось своего свирепого стража, так-что Трандуилу оставалось только «протянуть руку». Конечно, гномам это не понравилось. И вот, когда три воинства только-только столкнулось и пролилась первая кровь, на горизонте послышались трубы, горны и барабаны орды Болга. Недавним врагам пришлось объединиться против порождений Моргота. Неизвестно чем-бы закончилась битва если-бы не Астартес. Тот явился словно гром среди ясного неба и во всеуслышание заявил что это он убил Смауга, а потом еще прикончил Болга, чем перевернул ход битвы и спас законного Короля под Горой. Естественно на требование эльфов выдать Астартес, дабы остроухие провели над ним свой суд — люди и гномы ответили категорическим отказом и даже похватались за оружие и были готовы пустить его в ход. Эльфам, что теперь оказались в меньшинстве, не оставалось ничего кроме как проглотить свои обиды, собрать раненных и убитых и удалиться под кроны своих деревьев. Скайон еще раз обвел взглядом работы гномов, поморщился от мерзкого запаха горелых тел орков и гоблинов и, развернувшись, вернулся внутрь горы. Сейчас на десантнике был лишь просторный белый балахон, что гномы выдали ему как временную одежду. Саму броню Скайон, с большой неохотой и после долгих убеждений Торина и многих других гномов, все же сдал им на починку, хотя как народ, живущий на уровне средневековья, мог починить лучшую броню человечества. Однако, хоть гномы и не могли вернуть силовой броне былое величие и функциональность, но они пообещали сделать все что в их силах. И вот, уже практически десять дней, над его броней работали лучшие гномьи кузнецы, практически не прерываясь. Хоть Астартес ходил сейчас без брони, мечи были с ним, хоть гномы утверждали что внутри Эребора ему ничто не грозит и клялись своими бородами и предками. Люди Озерного Города все же получили обещанную им часть сокровищ из недр Эребора, в основном Торин согласился с этим после просьбы Скайона и Бильбо, что решил отдать людям практически всю свою законную часть сокровищ, оставив себе лишь несколько сундуков с золотом и драгоценными камнями. Обрадованные люди, практически на следующий день начали восстанавливать свой старый город, что был практически у главного входа в Эребор и когда-то уничтоженного Смаугом — Дейл. Сейчас Торин решал многие дипломатические вопросы и всем гномам что были с ним в этом походе, нашлась и своя доля государственных дел. Из-за этого Бильбо хотел вернуться обратно в Шир еще пару дней назад, но Скайон убедил его остаться еще на некоторое время. «Останьтесь на праздник, мистер Бэггинс, — сказал тогда десантник, — вскоре гномы устраивают знатный пир, по случаю гибели ящера и возврата своего дома. А после того, как мне наконец-то вернут мои доспехи, я провожу вас до дома.» Маленький хоббит отнекивался от предложения Астартес и заверял что ничего с ним по пути в Шир не случиться, но Скайон припомнил все те приключения и бои что сопутствовали им по пути сюда и Бильбо согласился. И пока Астартес и хоббит ждали их путешествия обратно, Бильбо бесцельно шатался по Эребору, а Скайон, пользуясь спокойными днями, узнавал о политическом состоянии Средиземья. Десантник не собирался сидеть сложа руки и ждать, пока Великий Крестовый Поход дойдет до него, он намеревался уже начать приводить мир к Согласию. *** Праздник по случаю возвращения Эребора, состоялся не многим позже, месяца спустя. В одном из самых больших залов Эребора, были установлены десятки длинных столов, за котором уместились тысячи гномов. В противоположной от входа стороне зала, на постаменте, восседал Торин и Даин. Чуть ниже был стол Бильбо и гномов что были в походе с Торином. Там же был стол и Скайона. Каменный стол и стул вырезали специально для него, ибо даже сидя, десантник был выше самого крупного гнома. Мастеровые гномов не поленились и украсили стол и стул Астартес резьбой, рунами и письменами еще и отполировали до гладкости. За таким столом не побрезговали сидеть и самые знатные особы. Торин встал и несколько раз громко стукнул по каменному столу своей кружкой, привлекая внимания к себе и требуя тишины, меньше чем за минуту, гул тысяч гномов стих и все взгляды устремились на новообращенного короля.

 — Друзья! Братья! — Начал Торин. — Сегодня, мы все собрались здесь, чтобы отметить две важные вещи для нашего народа. Смерть презренного червя Смауга, что некогда захватил гору и убил сотни наших соплеменников и возвращение той самой горы, одного из великих оплотов гномов — Эребора! — Тысячи гномов, все как один, затопали ногами и начали стучать по столам кулаками или кружками, поднимая не бывалый шум. Дождавшись пока толпа вдоволь нагудится, Торин поднял руку, требуя тишины, почти сразу снова наступила тишина. — Но этого всего-бы не случилось, если-бы не помощь одного единственного человека. Человека, что неоднократно спасал меня и тех кто путешествовал со мной от верной гибели. Человека, что убил и Смауга и ненавистных Азога и Болга. Прошу вас встать, Скайон Ривальд, — Торин посмотрел на Астартес, Скайону не оставалось ничего кроме как встать, — а вас, — Торин посмотрел на гномов, — выпить за него! За Скайона Ривальда! — Кружка Торина взмыла высоко вверх, как и кружки тысяч гномов.

 — За Скайона Ривальда! — Послышался хор гномьих голосов.

 — За Короля под Горой! — Астартес решил не отставать от гнома.

 — За Короля под Горой! — Вторили гномы. После чего снова наступила тишина, но не уважительная как перед словами Торина, просто все гномы присосались к своим кружкам с пивом, медом и элем.

Прежде чем отпить из своей кружки, которая так-же была сделана специально для десантника, Скайон обвел взглядом всех собравшихся гномов и улыбнулся. Это напомнило ему знаменитые пиры Детей Императора, что они устраивали по поводу приведения мира к Согласию, еще до того как в атмосферу планеты входил первый снаряд или десантная капсула, настолько Третий Легион был уверен в своих силах. Скайон отпил эля из своей кружки. Гномы не просто сделали десантнику кружку по размеру. Кружка была обита тонкой чеканкой из серебра, а на дереве были вырезаны замысловатые узоры, пока Астартес пил, некоторые гномы с завистью смотрели на него. Еще-бы! В этой кружке вмещалось не меньше пяти литров самого лучшего гномьего эля! Со специально установленной сцены заиграла музыка. Десятки гномов играли на своих инструментах старинные песни своего народа. Сначала музыка и слова были медленными и грустными, видимо гномы пели о погибших. Тысячи гномов монотонно пели, изредка попивая из кружек. Но вскоре музыка стала быстрой, а слова веселыми и задорными. Настроение в зале мигом поменялось, с гнетущего на веселого. Гномы весело пели, обнявшись с соседями или пускались в пляс прямиком на столах, под веселый смех сородичей. Через некоторое время, Скайон с удивлением заметил что в песне что играла в данный момент, прозвучало его имя.

 — Эту песню сочинили наши лучшие музыканты! — Тут же пояснил Торин. — В ней поется о ваших подвигах, битвы со Смаугом и многом другом! То не многое чем мы можем почтить вас! Эту песню будут петь все гномы Средиземья, даже внуки наших внуков, не забудут то что вы сделали для нас! — Торин поднял кружку в благодарности, после чего отпил. Астартес повторил действия гнома.

 — Господин Скайон! — Десантника отвлек голос гнома, что оказался перед его столом, вместе с парой десятков своих собратьев. Гномам пришлось встать на цыпочки, чтобы хотя-бы заглянуть на стол десантника. — Мы все знаем что вы великий воин! Но так ли вы хороши на другом поле боя?

 — Что вы имеете ввиду? — Поинтересовался десантник, удивленно вскинув бровь.

 — Сколько вы сможете выпить? — Воскликнул один из подошедших гномов.

 — Выпить? Ну, думаю, достаточно.

 — Тогда я! Нет, все мы! — Собравшиеся вокруг стола гномы согласно загалдели. — Вызываем вас на соревнование! Кто последний останется на ногах, кто сможет выпить больше всех?

 — Ха, ну что-же, — ответил десантник, — почему-бы и нет? Это должно быть весело! Ведь сейчас время праздника.

 — О том, что на организм Астартес алкоголь практически не действует, Скайон предпочел умолчать. Гномы начали весело переговариваться, предчувствуя веселье.

 — Вот это будет потеха! — Вскричал Даин, что слышал их разговор. — Эй, вы, несите бочонки с лучшим медом! Я сам присоединюсь к состязанию!

 — Ты слышал брат? — Фили обернулся к Кили. — «Кто больше выпьет!» Идем, мы должны принять в этом участие! — Фили вскочил и направился в сторону Астартес. Кили, быстро набив рот едой, отправился следом.

 — Сейчас мы покажем человеку знаменитую гномью стойкость! — Двалин вытер жирные пальцы о свою одежду и направился следом.

 — Что? Пить? И без меня? Стойте! Я с вами! — Бофур надел свою шапку и устремился к остальным.

 — И я! И я! — Ори встал так резко что чуть не упал.

***

 — Ик! — Выдал последний гном и упал лицом в салат, все еще сжимаю свою кружку.

За столом, на «ногах», остался только Скайон Ривальд. Все гномы что посмели бросить ему вызов, давно храпели в пьяном состоянии.

 — Да чтобы я эльфом стал! — Удивленно выдал Торин. — Человек всех перепил! Об этом гномьи барды сложат столько-же песен как и о вашей победе над драконом, а то и еще больше!

Скайон лишь улыбнулся. ***

 — Господин Скайон! — Торин обратился к Астартес пару недель спустя. — Ваши доспехи готовы! Лучшие кузнецы трудились над ними день и ночь. Эта работа, поистине вершина гномьего мастерства! — Гордо закончил Торин.

 — Наконец-то! — Почти выкрикнул Скайон. — Без доспехов я чувствовал себя словно голый. Торин понимающе кивнул.

 — Пройдемте!

*** Скайон стоял облаченный в обновленные доспехи и рассматривал себя в большом зеркале, где он отражался в полный рост. Вернулся пурпурный цвет доспехов, причем не он был не просто похож, он был точь-в-точь как Имперский Пурпур. Гномы долго не признавались откуда они взяли краску, но в конце концов десантник их разговорил. Оказывается они добыли пурпурный цвет из лепестков одного редкого цветка, что рос далеко на севере и потом еще пару недель экспериментировали с цветом пока он не стал похож на тот что был у доспеха раньше, Торин лично наблюдал за ходом работ. На наплечники вернулись символы его Легиона. На правом наплечнике красовалась римская цифра три, но уже не нарисованная, а объемная, сделанная из чистого золота. На левое плечо так-же вернулся символ Детей Императора — крылатая лапа. И она была не просто нарисована, а выкованная из золота, причем работа была настолько тонкая, что каждое перо можно было разглядеть отдельно, вплоть до каждой бородки и оно было достаточно большим, так, что кончики перьев намного выходили за наплечник. На шлеме так-же добавились украшение. Симметричные золотые крылья начинались от решетки вокса, проходили под линзами и заканчивались выпирая немного выше шлема, эти крылья тоже были искусно и тонко отчеканены. Дыры в броне закрыла красная драконья чешуя, что не очень то гармонировала с остальным доспехом, но безукорительно исполняла свою задачу — защищать. Руки, ноги и нагрудную пластину брони покрыли замысловатые гномьи руны, которые старальцы так-же решили не рисовать, а сделать из чистого золота и прикрепить к доспеху. По словам гномов это были руны обереги. У Скайона появилась на броне набедренная повязка, она была сплетенная из тонких мифриловых колец. Десантнику вернули и один из клинков Лаэран, вместе с его верным боевым ножом. Гномы потратили немало сил и средств, чтобы достать тело Смауга и вещи Астартес, со дна озера. Можно было догадаться, с каким задором, гномы пустили чешую и кость дракона в работу.

 — Это еще не все, господин Скайон. У нас есть для вас еще несколько подарков! — Торин сделал знак рукой и в помещение внесли три ящика. Один маленький и квадратный, два других больших и прямоугольных.

 — Люди с Озерного Города, — Торин подманил к себе носильщиков с маленьким ящиком, — сшили это для вас.

Торин открыл ящик и извлек из него красный плащ.

 — Лучшая ткань, что люди смогли достать через купцов, легкая, словно перышко, но крепкая как шкура тролля! И как они смогли вышить на ней рисунок. — Король задумчиво почесал бороду.

Несколько гномов развернули плащ, демонстрируя рисунок Астартес. На плаще был вышит он. Позади был виден Эребор, справа — Озерный Город, слева — поверженный дракон.

 — Меховой верх плаща, — продолжил Торин, — из редких куниц, что обитают далеко на севере. Их мех никогда не утрачивает своего блеска. Застежка из серебра лучшей пробы. Каждое звено ковалось отдельно, цепочка крепиться к плащу при помощи двух звездных сапфиров, самые чистые камни что были у нас!

Пара гномов забрались на деревянные лестницы-стойки, что были по обоим сторонам от десантника и надели на него плащ. Тем временем Торин подозвал к себе следующих носильщиков. В этом деревянном ящике оказался огромный, двуручный, обоюдоострый топор, высотой в несколько гномов. Как раз под руку десантника. Деревянная ручка была искусно вырезана и изображала разных диковинных зверей и птиц. С одной стороны топор кончался набалдашником в виде черепа, с другой, лезвием. Металл из которого было выковано лезвие, поблескивал на свете. Лезвие топора были выполнены в виде крыльев дракона.

 — Металл — мифрил. Легкий и прочный. Лезвие острое, словно бритва. Разрубает шелковый платок в полете! — Гордо произнес Торин. — Ручка из особого дерева, что растет лишь в Лихолесье. Каких трудов нам стоило его достать! Прочное, словно сталь и почти не горит в огне!

Скайон взял протянутый ему несколькими гномами топор и пару раз взмахнул. В руки он лег идеально. Баланс оружия был на высоте. Конечно это не сравниться с его силовым мечом или клинками Лаэран, но для Средиземья это было поистине потрясающие оружие.

 — И последнее. — К Торину поднесли последний ящик. — Воину негоже ходить лишь с мечами и топорами и так как с вами больше нет вашего волшебного громового оружия, возьмите это.

Из ящика показался лук, немыслимых размеров и колчан, туго набитый стрелами. Лук был почти в рост десантника, как и топор. На древке лука были вырезаны змеи, на концах лук, туда, куда должна вставляться тетива, был исполнен в виде раскрытой пасти дракона.

 — Древко лука и стрел, из той-же древесины что и рукоять топора. Тетива лука из жил Смауга, только они способны выдержать вашу силу. Колчан из кожи все того-же ящера. Наконечники стрел из его зубов. Пробивают латный гномий доспех со ста шагов, на вылет. Оперение стрел из воронов, что обитают вокруг горы. — Подытожил Торин и вопросительно уставился на Скайона, видимо ожидая его восхищенной благодарности.

Астартес вручили лук и тот попробовал его натянуть, получилось это очень легко. Да, такие примитивные орудия. Но гномы создавали его от чистого сердца. Да и по стандартам этого мирка, оружие было вершиной кузнецов и мастеровых.

 — Это великолепное оружие, спасибо вам. — Ответил Скайон. Торин и присутствующие гномы заулыбались до ушей. — Доспех тоже великолепен.

 — Кузнецы и мастеровые будут очень рады, когда узнают что их работа пришлась вам по вкусу. — Гордо ответил Торин.

 — Плащ так-же, высших всяких похвал. Достоин королей. — Скайон похвалил и плащ.

 — Мы передадим людям из Озерного Города. Уверен что и они будут рады. А теперь пройдемте, я хочу показать вам еще кое-что.

Торин зашагал к выходу. Прежде чем пойти за ним, Скайон еще раз взглянул на себя в зеркало. Такому богато украшенному доспеху позавидовали-бы, если не Лорды-Командоры, то капитаны рот точно. Правда, его бы убил их ротный технодесантник, за такое осквернение священных доспехов. Но ничего не поделаешь, когда ты один в целом мире, надо довольствоваться всем что есть. *** Торин провел Скайона в одно из многочисленных помещений Эребора. Судя по трофеям и статуям, что были расположенные по всей длине стен, это был зал боевой славы. Прямо напротив входа, Скайон заметил золотую статую… самого себя! В полный рост! Золотой Астартес стоял без шлема, шлем он держал на сгибе руки, силовой клинок был зажат в другой руке и опущен вниз. Золотой Скайон стоял словно на страже всего помещения. Рядом с ним была золотая табличка и несколько постаментов, на котором Ривальд с удивлением обнаружил свое потерянное оружие. Правда в полностью неработоспособном состоянии. На одном постаменте лежал пиломеч. От него осталась только рукоять, зубья-лезвия в небольшом количестве и защитное покрытие лезвий-зубьев, в виде осколков, лежали на ткани. Меч был уничтожен тогда, когда Скайон попал в пасть дракона. Болтер лежал напротив, он был в более целом состоянии. Много царапин и сколов и огромная дыра в самом центре болтера, от тех же зубов ящера. Это все, гномы достали со дна озера. Болт пистолет, подгорный народец, найти не смог. Скайон с грустью в глазах посмотрел на свое первое и любимое оружие, ведь он получил их вместе с «мантией» силового доспеха и званием боевого брата. Пиломеч и болтер служили Скайону верой и правдой на протяжении десятков лет. Скайон давно потерял счет ксеносам и людям, что по глупости отвергли Согласие. Ривальд горестно вздохнул и провел по сломанному оружию рукой.

 — Даже лучшие наши мастера не смогли восстановить их. — Словно извиняясь ответил Торин. — Их устройство слишком сложны для нас.

 — Спасибо вам. — Тихо ответил Скайон. — Уж лучше пусть они находятся здесь, чем на дне озера. — Торин понимающе кивнул. — А что написано на табличке?

На табличке, что была рядом со статуей Астартес, были надписи на языке гномов, Ривальд не мог их прочитать.

 — Здесь стоит Скайон Ривальд и его оружие. Меч, рычащий словно дикий зверь и болтер… Вы ведь так его называли? — Вставил Торин. — Болтер, что звучит словно гром. Человек великой силы и воинского умения. Убийца дракона, бич орков. Друг всех гномов.

После последних слов, Скайон провел по табличке кончиками пальцев. Друг. Так его никто не называл. Другие десантники были его братьями, боевыми товарищами. Но никто из них, никогда, не называл его — другом. *** Скайон вышагивал рядом с Бильбо, что ехал в маленькой повозке запряженной парой пони. Тележка была нагружена сундуками с драгоценностями, золотом и провизией. Они вышли из Эребора почти месяц назад и возвращались в Шир по широкому тракту, поэтому это путешествие проходило крайне гладко. Ну конечно и фигура десантника так-же способствовал безопасному путешествию. Когда они покидали свод Эребора, гномы устроили очередной пир чтобы проводить своих друзей. Торин и остальные гномы из его отряда, приглашали Скайона гостить в Эреборе, когда и сколько угодно.

 — Через полдня мы достигнем Шира. — Начал хоббит. — Что вы будете делать дальше?

 — Отправлюсь в людские королевства. Рохан и Гондор. Негоже людям жить порознь.

 — Я ничего не знаю о этих государствах. Но если кто-то и может объединить их, то это только вы. Думаю, они сделают это сразу как только герой всех этих слухов, появиться на их пороге!

 — Слухов? — Переспросил Скайон и посмотрел на Бильбо.

 — Как?! — Вскликнул хоббит. — Вы ничего не слышали о себе?! Я слышу их постоянно! Как вы могли не слышать, мы же путешествуем вместе!

 — И что же это за слухи?

 — В народе идет молва о гигантском человеке, в непробиваемой броне и магическим оружием. Великий воин и лидер. Убийца драконов. Бич орков и гоблинов. — Бильбо озвучил эту часть пафосно и гордо. А потом продолжил, едва сдерживая смех. — Еще говорят, что вы ворвались в лесное королевство, дали наследному принцу пощечину, сорвали с лесного короля его одежды и заставили его бегать голым и похитили его дочь, после чего женились на ней и теперь за вами охотиться все лесные эльфы!

 — Что? — Искренне удивился десантник. — Но этого всего не было! И разве у того лесного королька есть дочь? Вроде только один не в меру горделивый сын.

 — Это слухи. Один рассказал другому, с парой своих слов. Другой третьему, добавив что-то от себя. Третий, следующему, уже с парой новой слов и так далее, но это еще не все! — Бильбо широко улыбнулся. — Еще говорят что вы можете летать, не горите в огне и однажды перепили целое племя троллей!

Десантник задумался. И чего только не болтают люди, но это может пойти Астартес только на пользу. Особенно если он останется здесь еще на какое-то время, до тех пор пока его не найдут хоть какие-то Имперские войска. *** Прошло еще пару часов и уже начинало темнеть, прежде чем Астартес и хоббит завернули за один из зеленых холмов, что высился не далеко от быстрой и весело журчащей речушки.

 — Что-то не так, господин Скайон? — Спросил хоббит когда увидел что десантник немного отстал и беспокойно оглядывался по сторонам.

 — Знакомое место. — Медленно проговорил Скайон. — Похожий пейзаж. Его я видел как только попал сюда. А значит… — Десантник кинулся на вершину одного из холмов.

 — Господин Скайон! — Выкрикнул хоббит вслед Астартес. — Куда вы? Подождите меня!

Бильбо слез с козел повозки и побежал на холм, за котором уже скрылся Астартес. Забежав наверх холма, хоббит увидел десантника, что стоял рядом с большой и круглой, то-ли лужей, то-ли настолько маленьким прудом.

 — Господин Скайон! Что вы нашли? Что это за вода?

 — Это то самое место, в котором я очнулся в этом мире. В этой самой воронке, правда тогда она не была заполнена водой.

 — Вы очутились прямо посреди наших холмов? — Бильбо подошел к десантнику. Астартес кивнул.

Несколько минут человек и хоббит простояли в тишине. Бильбо не решался заговорить, видя что Скайон, уж крайне пристально всматривается в глубь воды и, казалось, к чему-то прислушивается.

 — Вы слышите это, мистер Бэггинс? — Послышалось от десантника.

 — Слышу что? — Переспросил хоббит. — Речка журчит, слышу сверчков, вроде где-то голоса в далеке…

 — Нет. — Прервал Скайон Бильбо. — Звуки битвы, выстрелы, команды, шум техники. Все идет от туда, из глубины воды… — Очень медленно и словно завороженно проговорил десантник.

 — Эм, простите… Ничего такого я не слышу. — Хоббит не уверенно помялся с ноги на ногу. — Вы точно… Ай! — Хоббит было начал говорить, но вскрикнул и отпрыгнул в сторону, когда десантник начал падать прямиком в воронку с водой.

Скайон упал, но ожидаемого фонтана брызг не последовало, вода поглотила десантника медленно и осторожно. Бильбо смотрел на это с круглыми от страха и удивления глазами.

 — Мистер Скайон? Мистер Скайон! — Начал кричать хоббит спустя пару минут после того как десантник скрылся под водой.

Не дождавшись ответа, хоббит кинулся в воду, поднимая кучу брызг. Обшарив весь водоем, хоббит остановился в самом его центре. Самое глубокое место в водоеме, еле доходило Бэггинсу до пояса. Человеку, что был ростом свыше двух метров, попросту негде было спрятаться здесь, утонуть или пропасть. Потратив еще пару минут на безуспешные поиски, обескураженный хоббит покричал имя Ривальда в пустоту и, в итоге вернулся к своей повозке. Легонько стегнув пони, дабы они соизволили продолжить путь, Бильбо задумался над тем что сейчас произошло. Не найдя этому абсолютно никакого объяснения и вспомнив удивительные рассказы странного человека, хоббит решил для себя — значит так было надо. Не известно кому и для чего, но надо. Бильбо посмотрел в ночное небо. За это время местное светило полностью скрылась за горизонтом, давая своим далеким сестрам сиять на небосклоне.

 — Удачи вам, господин Скайон. — Проговорил хоббит глядя на далекие звезды. — Где-бы вы не были. И спасибо.

====== Эпилог. ======

Скайон с трудом открыл глаза. Веки были словно свинцовые и нехотя поднимались, будто не хотели выпускать десантника из царство сна. Ривальду потребовалось несколько минут на то, чтобы понять где он. Скайон был в воде. Десантник сильно взмахнул руками и ногами и сделал рывок наверх, к поверхности пруда в который, как помнил десантник, он упал. Но Ривальд, вместо того чтобы всплыть, больно ударился головой о металл. Астартес потирал рукой ушибленную макушку и не понимал что произошло. Скайон осмотрел себя, он был гол, из торса, рук и ног, выходили какие-то трубки, а на лице была кислородная маска. Десантник протянул вперед руку и та уперлась в прозрачную стену, вернее в толстое стекло. Скайон, непонимающе трогал стекло и вертел головой, пытаясь сообразить где же он.

Через толщу медицинской жидкости и стекло, Ривальд различал аскетичное убранство Апотекариона. Вот и медицинский сервиторы снуют туда-сюда. Один из них подъехал к колбе где был заключен Скайон, посмотрел на него, сверился с панелью, что была рядом с колбой и, пискнув что-то на машинном коде, поспешно удалился. Через минуту, раздался сигнал и в колбе начался медленный слив жидкости. Жидкость ушла, стекло колбы медленно поползло наверх, выпуская десантника из своей утробы. Скайон снял с себя кислородную маску и стал выдергивать остальные трубки. Астартес убрал с лица налипшие волосы и осмотрелся более внимательно. Типичный Апотекарион, такой, каким его помнил Скайон. Белые стены и пол, яркие люмосферы, что свисали с потолка. Операционные столы, с висящими над ними сервиторами-хирургами, у одной стены. Большие колбы, точно такие-же в какой себя обнаружил Скайон, у противоположенной. Остальные колбы, впрочем как и весь остальной Апотекарион были пусты, здесь находился только Скайон и несколько сервиторов, но они были не в счет. Заметив большое обзорное окно, с чернотой космоса за ней, Скайон встал и пошел к нему.

 — Поразительно. — Некий голос раздался позади Скайона, прежде чем он прошел и половину пути до обзорного окна. — По всем правилам ты не должен в состоянии и пальцем пошевелить, но вот твердо ступаешь по полу, хоть завтра снова в бой.

Скайон развернулся в сторону говорившего и удивился.

 — Главный Апотекарий?! — Удивленно воскликнул Скайон.

 — Память не пострадала. — Фабий кивнул сам себе и зашагал с Скайону. — Как самочувствие?

 — Хорошо. — Отрапортовал Ривальд и выпрямился, все же перед ним был один из командующих его Легиона. — Но, если будет позволено спросить, где я?

 — Ты на «Андронии», в одном из его многочисленных Апотекарионов, как ты мог заметить.

 — «Андроний»? — Скайон снова удивленно вскликнул. — Но что я делаю на корабле Лорда Эйдолона? Я ведь даже не в его Роте.

 — Твой ротный Апотекарий предоставил мне отчеты о твоем состоянии, — Байл прошел мимо Скайона и остановился около обзорного окна. Фабий продолжил говорить не смотря на десантника, — они показались ему любопытными. Меня они тоже заинтересовали, поэтому я приказал доставить тебя сюда, где и следил за твоим состоянием все это время.

 — Все это время? Сколько же я пробыл в этой капсуле?

 — А что ты помнишь последним? — Ответил вопросом на вопрос Апотекарий.

 — Как падаю в воду. — Честно ответил десантник. То что он падал в воду за последнее время три раза, Скайон умолчал. Ведь не мог он сказать Фабию что был на одном мире, на который попал не известно как и что провел там больше года. Апотекарий подумал-бы что он повредился мозгами и в лучшем случае его бы отправили на родной Хемос, следить и обучать молодое поколение Легиона. Этого десантник допустить не мог. Сейчас, вспомнив свои приключения, Астартес задумался — а не сон ли это был?

 — А-а-а. Атолл — 26, Лаэр. — Проговорил Фабий. — Как мне рассказывали ты сорвался с Тандерхока и упал в океан, а сверху на тебя упал и злополучный Атолл.

 — Все так. — Кивнул десантник. — Я так понимаю меня спасли, но не понимаю чем вызвал ваш интерес, Главный Апотекарий.

 — Твои биометрические параметры. — Ответил Фабий. — Когда тебя достали со дна океана ты был в коме. А в коме жизненные процессы замедляются. Сердце бьется медленней, мозговая активность практически на нуле. Это знают даже эти безмозглые сервиторы! — На повышенных тонах ответил Байл, чувствуя легкое раздражение что ему приходиться объяснять столь тривиальные вещи. — Но твои данные, — Фабий развернулся и пристально посмотрел на Скайона, — были уникальны. Я бы даже сказал — паранормальны. Сердца бились с обычной скоростью, даже иногда слегка чаще — реагируя на выбросы адреналина в кровь. Мозговая активность была на высоте, даже выше чем во то время когда ты был не в коме. И что самое удивительное, мышцы все время сокращались. Будто ходил, бегал или даже сражался, а не находился в медицинской капсуле без малейшего движения. Словно твое тело было здесь и одновременно где-то еще. — Фабий хитро прищурился и посмотрел на Скайона. — Ты видел что-нибудь во время комы?

 — Нет. — Мигом ответил Ривальд. — Ничего не видел. Помню лишь что падаю в океан, а затем обнаруживаю себя в этой колбе.

 — Хорошо. — После долгого молчания и пристального взгляда на Скайона ответил Байл. Ривальду показалось что Апотекарий ему не поверил, но промолчал. — Отдыхай. — Бросил на прощание Фабий и зашагал к выходу. — Позже я проведую тебя еще раз, а сейчас меня ждут важные дела.

 — Главный Апотекарий, — Фабий остановился, слушая Скайона, — с вашего позволения, я хотел-бы узнать где мы сейчас и сколько времени я провел в коме.

 — Мы в системе Истваан. В коме ты пробыл пять лет. — Фабий зашагал дальше, но у самого выхода остановился. — Советую взглянуть в обзорное окно. Тебе повезло, Скайон Ривальд, ты увидишь самое начало событий, что изменят галактику. — С этими словами Фабий Байл вышел из Апотекариона, оставив Скайона в одиночестве.

 — Пять лет. — Шепотом проговорил десантник. — Невозможно. Ведь в Средиземье я пробыл немногим более года. А был ли я там вообще?  Фабий сказал что я пробыл под его наблюдением все это время. Но мои биометрические показатели и мои воспоминания. Это не может быть просто моей фантазией. — Скайон потер виски, от этих мыслей у него дико заболела голова. — Ладно, позже разберемся. Надо узнать чем сейчас занят Легион. Мы проводим кампанию?

Десантник воспользовался советом и подошел к обзорному окну. Его поразило то, что он увидел. В пустоте космоса висели сотни боевых кораблей. Скайон охнул от удивления. Здесь были корабли со знаками целых четырех Легионов Астартес! Его Дети Императора, Гвардия Смерти, Пожиратели Миров и Сынов Хоруса.

 — Что-же за враг потребовал объединенные силы четырех Легионов Адепта Астартес?! — Вслух спросил Скайон.

Десантник перевел взгляд на серо-синею планетку, что раскинулась под ним. Скайон заметил что сначала с одного корабля, самого крупного во флотилии, на планету устремились снаряды. Скайон сразу-же узнал это судно, хотя раньше никогда не видел его, только слышал. «Дух Мщения» — флагман Воителя. Следом, будто взяв с него пример, еще десятки кораблей послали в атмосферу планеты свой смертоносный груз. Вирусные бомбы. Убийца Планет. Скайон видел как сотни бомб входят в атмосферу планеты, обрекая на гибель его братьев, что остались верны Императору. Но Ривалдь не знал этого. Как и не знал того, что сейчас он лицезреет первое открытое действие, что полностью и навсегда, изменит галактику. Началась Ересь Хоруса.