КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 380773 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162705
Пользователей - 85738
Загрузка...

Впечатления

Отто про Даль: Поймать молнию (Космическая фантастика)

Три мушкетёра на космический лад. До Дюма далёко

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шорр Кан про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Начал читать, «сей опус», хотя никогда не был любителем этого жанра. Мне больше «Боевая фантастика» и «Космоопера» по душе. Что тут сказать, про автора - гнилая кухонная интеллигенция. Жаль, очень жаль, что Вы, автор не оказались в числе клиентов 731 отряда, действительно жаль. Я прочел множество книг, и обычно не пишу отзывы, но этот опус пропустить не смог. Вы же просто мразь. Это не оскорбление констатация факта.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Чукк про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Ну, автор старался.
Заставил себя дочитать, хоть и понятно было, к чему всё шло. Вкратце - хоть с кем, хоть с самим чертом обьедениться, но Западу досадить. И неважно что японцы проводили и биологические эксперименты на наших соотечественниках, или многие болели за "Состязание в убийстве 100 человек мечом".

ГГ морально мучался, сбросив ядерную бомбу на Сан-Франциско, но превзмог себя - это-ж "пиндосы", заслужили, да и ради мира можно чуток потерпеть.

Впечатления так себе, если честно.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Шорр Кан про Француз: На пороге мира (Боевая фантастика)

Совершенно не читаемый бред. Жалкое подобие трилогии Земляного «Один на миллион». Или того же Злотникова с его циклом «Охота на охотника».
В этом «произведении» ГГ не пойми кто, не пойми где. Круче него никого нет, а все силовики в книге ясельная группа в мокрых подгузниках. Специально не искал, но фраза: «В воздух начали подниматься боевые флаеры с крупнокалиберными лазерными пулеметами»…. Отбила охоту дочитывать оставшуюся треть книги.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Гекк про Суконкин: Переводчик (Боевик)

Спецназ ГРУ? Знаем, знаем! Видели по телевизору. Вдвоем в одной кроватке да еще и со страшной проституткой для маскировки педерастии. Гомики в поисках солсберецкого шпиля....

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Александр Машков про Плотников: Хроники Вернувшегося (сиквел к Паутине Света) (Героическая фантастика)

Прочитав всё о "Паутине света", с сожалением закрыл последнюю страницу. Дело, может быть, даже не в приключениях гг, хотя они тоже довольно захватывающие, привлекли меня рассуждения о жизни, почти полностью совпадающие с моими. Даже удивился, как такой молодой человек столь здраво рассуждает!
Иногда даже настроение портилось. А если произведение цепляет человека, значит, замысел удался, автор донёс свою мысль до читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
sanders про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

"редкий вид пирожных" это просто пиздец...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Последние Летающие Камни (СИ) (fb2)

файл не оценён - Последние Летающие Камни (СИ) 929K, 217с. (скачать fb2) - (ТиэльАйви)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== I Часть.По эту сторону неба. 1. Настоящий полёт. ==========


(Спустя три года после «Полночи», вопреки таймлайну авторов.)).


Когда три года назад мощный корабль «Бегущий-по-небу» отчаливал из Нижнего Города, все они были полны энтузиазма и верили, что очень быстро найдут легендарный Риверрайз, заберут троих членов команды, и отправятся к новым настоящим совместным приключениям. Как было в это не верить, когда Капитану Прутику с Каулквейпом удалось это сделать за несколько недель, когда они скитались сначала верхом, а потом вообще пешком? А сейчас они были на корабле, проверенном и устойчивом. Тем более Мать Штормов уже пролетела над Краем и невообразимые, слишком разрушительные шторма останутся в прошлом.

Спустя насколько недель, они уже стали сожалеть, что не продумали маршрута заранее, хотя, это в любом случае было плохим подспорьем, — ведь Прутик с другом прошли только часть дороги на корабле, а карта, которую они могли бы составить в пути, который прокладывали по лесу, вряд ли помогла бы при взгляде с высоты. Так что, придираться было не к чему.

Спустя несколько месяцев пути, они увидели чернеющие заросли колючих деревьев жуткого вида и, было обрадовались тому, что наконец увидели те леса, за которыми окажется страна вейфов, после которой будет и сам легендарный пик, где берет начало река Края. Но, радость была быстро прервана налетевшим страшным штормом. Корабль не смог совладать с ним, и был отброшен далеко назад, еле удержавшись на лету. Кое-как подлатав судно подручными средствами, пираты решили найти какой-нибудь маленький населенный пункт, где можно будет нормально отремонтировать корабль. Поселение искали медленно и долго, но, в конечном итоге встретили довольно большую деревню крохгоблинов, которые были совсем не против оказать помощь воздухоплавателям. Во время остановки старый крохгоблин Джервис, проработавший много лет в Санктафраксе и в старости пошедший в пираты, решил, что с него хватит, и «ушел на пенсию», оставшись в деревне. А, к моменту починки корабля, и кок Стаилз заболел и решил, что тоже останется лучше на твердой земле, чем больной полетит с командой. Капитан и команда приняли его выбор, все равно, готовить умели и другие. Рован Хит и до этого был не против помогать на камбузе, все-же как квартермейстер он вообще был не востребован, — «Бегущий-по-небу» никакой торговлей не занимался, он просто летел к цели, так что, теперь четверлинг с радостью взял эту работу на себя. А так же он подсчитывал — когда им стоит пополнять запасы продовольствия, топлива и так далее, не смотря на то, что остальные это тоже с легкостью делали.

Корабль снова долго и упорно летел, снова было уже нашел колючую преграду, и снова на него обрушился страшный шторм. На этот раз они чуть не потеряли мачту и паруса, чудом уцелели, и снова были отброшены очень далеко назад. Настолько далеко, что вскоре увидели топи, на которых неожиданно встретили необычное оживление. В части этих коварных просторов обосновались несколько пиратских судов, их капитаны еще с земли послали Прутику сообщение о том, что камни их небесных галеонов заразились «каменной болезнью» — жутким недугом, который сейчас распространялся в Крае, и, они советовали кораблю со здоровым камнем ни в коем случае не швартоваться в этом месте. Ужаснувшись тому, что такая болезнь вообще возможна, пираты конечно не стали рисковать «Бегущим по небу», и снова устремились в лес. Правда, еще до этого кучкогном Ворс решил, что слишком устал, и сойдет с корабля и останется в Топях со старыми друзьями, и его отпустили. До этого Ворс частично выполнял работу каменного пилота, хотя, на таком большом судне, в принципе, можно было ограничиться отрегулированными и настроенными горелками, поддерживающими камень в одной поре. Теперь судно осталось даже без временного каменного пилота, и его работу поочередно стали выполнять другие члены команды.

Сейчас подходил к концу уже третий год их бесконечного путешествия, а они так и не смогли приблизиться к Риверрайзу. Судно много раз трепало бурей, оно перенесло ни один ремонт, но, все еще было устойчиво, и, благодаря тому, что с другими кораблями «Бегущий-по-небу» не контактировал, с его летучим камнем все было хорошо. Все на корабле устали, хоть и старались сохранять надежду. Порой, в особо солнечные дни, или в дни с приятным дождиком, особенно сильно верилось, что все у них получится.

Но, последние две недели от надежды не оставалось почти не следа, — на одном из промежутков Дремучих Лесов из затянуло в мрачный вихревой шторм, не выпускавший их. К несчастью, еще и Прутик заболел, и настолько ослаб, что последние дни проводил в каюте и не мог даже взойти на капитанский мостик, хоть и порывался это сделать. Четверым пиратам надо было распределить между собой всю работу — держать штурвал и контролировать противовесы — сейчас это нельзя было пустить на самотек, иначе судно перевернется, и они потеряют и корабль, и жизни, потому что воспользоваться паракрыльями в такой шторм будет очень не просто. Так же и за летучим камнем сейчас нужно было безотрывно следить. В то время, как трое были за постоянной работой, четвёртый мог ненадолго прерваться, поесть, немного поспать и навестить больного капитана, которому всё ещё не становилось лучше, а потом он снова возвращался к работе, давая отдохнуть следующему. Иногда буря словно бы сбавляла обороты, но, это продлевалось не больше часа. Казалось, что стихия живая, и что она специально удерживает в себе судно, вьется вокруг него, высасывая энергию, силы, волю к борьбе… Все ходили серьезные, истощенные, с серыми лицами, но продолжали движение вперед, почти не общаясь друг с другом.


Прошедшую ночь Рован Хит провел у летучего камня. Гроза той ночью особо неистовствовала, и он не мог отвлечься ни на минуту, даже когда Тугодум пришел и предложил сменить его пораньше, видя, что друг еле стоит на ногах, Хит отказался. Он уверенно и упорно работал с камнем, и серьезно смотрел в темное пространство бури единственным глазом, протирая перчаткой линзу очков. Наутро, которое, в принципе, мало отличалось от ночи, он ушел в свою каюту, даже не поев, и заперся там надолго. Когда он должен был сменить у штурвала Тарпа, то все равно не появился, и Тугодум предложил отработать смену за него, предположив, что Хиту не здоровится. Тарп высказал свое недовольство, но, все же ушел на недолгий отдых, благо, погода была сравнительно спокойной, хоть буря и продолжалась. Когда, спустя несколько часов, душегубец стал вызывать четверлинга продолжить работу, тот ответил, что слишком занят подсчетами и выйдет на работу позже.

-Он что-то замышляет. Никогда я ему не верил. — Сердито сказал Тарп, сменяя у противовесов Страшезлоба.

-Но, вы же с ним нормально общались. — удивился брогтролль, уступая место и потирая руки перед тем, как отправиться к летучему камню.

-Но, все равно не доверял! И сейчас мое недоверие подтверждается… — Хмурился душегубец.

-Не неси горячку Тарп, пожалуйста. — Сказал от штурвала усталый плоскоголовый гоблин. — Хиту тоже не здоровится, он прошлой ночью весь вымотался, дай ему отдохнуть побольше, и все.

-Ты тоже сейчас проработал целые сутки вообще, а в каюте не запираешься. — Ответил ему Тарп.

-Это потому, что я сильный, я и дальше могу. — Спокойно сказал Тугодум.

-Только у тебя уже руки трясутся, сильный. — Посмотрел на него рыжеволосый. — Закрепи штурвал и иди хоть съешь что-нибудь. Мы со Страшезлобом хотя бы ели.

-Хит еще дольше не ел… Надо отнести ему чего-нибудь. — Задумался гоблин. — А как капитан?

-Слабый, еще в сознании. — Мрачно ответил Тарп. — Боюсь худшего… Если мы в ближайшие дни не выберемся из бури и не найдем медикаментов, я не знаю что и думать.

-Мы выберемся. Давай думать об этом, — вздохнул Тугодум, закрепляя штурвал. — Я вернусь через двадцать минут.

-Ага, и пойдет к Хиту сейчас. — Сказал Тарп, когда Тугодум скрылся на камбузе.

-Ну, он же и собирался к нему… — Ответил от летучего камня Страшезлоб.

-Да, и, я знаю — зачем. Они планируют бунт. Знаешь, это классика жанра — обычно, когда капитан судна слабеет, допускает промахи, болеет, — его квартермейстер начинает планировать — как его свергнуть и захватить власть. И обычно утягивает на свою сторону дуболомного бойца — плоскоголового гоблина.

-Но, у нас я — дуболомный боец! — Обиделся брогтролль. — А плоскоголовый у нас кто-то еще…

-Да мы тут все «кто-то еще». И теперь они в коалиции против нас и против капитана, скоро будут применять какие-то меры.

Страшезлоб удивлённо смотрел на Тарпа и не знал, что сказать. Он догадывался, что Тарп очень устал и волнуется, и поэтому придумывает жуткие истории, но, зерно недоверия зародилось и в нем.

Тем временем, взяв слабый травяной чай и пару холодных овощных лепешек, Тугодум постучал в каюту Хита. Услышав его голос, Хит сразу пригласил друга войти. Четверлинг выглядел возбужденным и взволнованным, казалось, что он истощился еще сильнее за этот день, лицо его было белым, но, щеки розовели, и пот тек по лбу. На столе лежали какие-то старые свитки и новые листы, исчирканные какими-то записями и вычислениями.

-Хит, как ты себя чувствуешь? Ты совсем не ел, перекуси… — Поставил Тугодум тарелку и кружку на столик.

-Чувствую я себя отлично, есть сейчас не могу, но, спасибо, что беспокоишься. Как там капитан? — Быстро сказал четверлинг.

-Болеет. А Тарп на тебя злится.

-Он любит на меня злиться, пусть это делает на здоровье. — Отмахнулся Хит. — Вообще, я даже сам на себя злюсь. Злюсь на то, что все никак не решусь… — Он суетливо раздвинул на столе новые бумаги, оставив одну, и старый свиток.

-Ты о чем, Хит? — положил ему руку на плечо Тугодум.

-Тугодум, мы скоро выйдем из бури, нам повезло! — сияя карим глазом, смотрел на него Хит. — Как я не подумал об этом раньше, почему?.. Столько времени потеряно… А теперь, когда понял, я боюсь что-то неправильно просчитать, предпринять… — Он достал из-под стола какой-то флакон с бело-зеленоватой жидкостью и немного выпил.

-Хит, ты меня пугаешь. О чем ты? Объясни пожалуйста… — встал напротив друга плоскоголовый гоблин. — С тобой ведь точно что-то не так… Что это такое, — то, что ты выпил?

-Это особое бодрящее средство. Я купил его в лесу, еще два года назад, но, боялся применять. Надо очень осторожно его принимать, но, оно помогает, — столько бодрости дает! Там капли яда реющего червя и скисшее тильдячье молоко. Молоко ужасно на вкус, но, оно нейтрализует яд, и он дает только бодрость, а не наполняет тело газом, как это обычно происходит. Можно и просто капли пить, без молока. Но, там нужен точный расчет, а меня сейчас на эти расчеты не хватает, потому, — пусть уж будет бодрящая гадость… Но, это не важно, прости! Я сейчас все расскажу. Тугодум, ты мой самый лучший друг, единственный, кому я всегда и во всем доверяю, потому то, что я тебе расскажу, должно остаться только между нами. Пообещай мне, пожалуйста.

-Я все что угодно тебе пообещаю. Только не трави себя таким ужасом… — Смотрел на пузырек Тугодум. — Я обещаю, это будет только между нами.

-Это не ужас, это лекарство. Лекарства иногда бывают неприятными, но, они помогают. Вот и я нашел еще одно лекарство, которое поможет нам выйти из бури! Тоже неприятное, но, другого нет. Взгляни сюда. — Он подал Тугодуму свиток, скопированный с явно очень старого, с рукописями и иллюстрациями. Шрифт гоблин разобрать не мог, но, рисунок был понятен, хоть и стилизован. На свитке был изображен старинный корабль, такой формы, которые строили столетия назад. Вокруг корабля были тучи и завихрения, украшенные звездами и глазами. Следом была иллюстрация, где с корабля слетал какой-то стилизованный индивидуум и сыпал какой-то порошок в бурю. Буря рассеивалась, и корабль летел дальше, а матрос падал вниз…

-Мне не очень нравится это изображение… — Посмотрел на улыбающегося Хита Тугодум.

-Но, оно про нашу бурю. Когда я стоял у камня в сильный шторм, я смотрел в небо, и мне показалось, что оно смотрит на нас. Не только небо, вся буря смотрела на нас. Конечно, там не плавали глаза как на картинке, но, было ощущение… Такое незримое ощущение, если верить описаниям свидетелей, дают глистеры. Это глистерная буря! Они редкие, дико редкие, но, нам, видимо, «повезло». Так, как нам обычно везет… И, значит, эта буря не кажется нам живой, она на самом деле относительно живая. Глистеры питаются нашими эмоциями, и будут делать это до тех пор, пока не высосут из нас всю жизнь. Но, к счастью — есть вариант их победить, — глистеры боятся чайна. Вот тут изображено, что матрос прыгает в водоворот, рассеивает чайн так, что тот ровно распределяется по кольцам бури, и она отступает, выпуская судно! Это написано, это нарисовано, значит, это правда. И, к большому счастью, у нас есть чайн! — Хит достал из кармана мешочек из паучьего шелка, в котором блестела субстанция, похожая на песок. — Настоящий чайн с берегов реки Края, я добыл его в Санктафраксе, когда мы там были.

-Мы же почти все время были в кабинете Профессора Света…

-Вот именно — почти все время, за исключением нескольких часов в мой день рождения. Помнишь? Вот тогда я и сделал себе очень удачный подарок. Как же хорошо, что я его тогда взял, лучше подарка просто быть не может… Хоть он и не совсем подарок, конечно, если я сам себе его подарил… Теперь мы выйдем из бури! Какое счастье, что я взял этот свиток и чайн… — Он, улыбаясь, прижал свиток к груди. — Вы выйдите…

-Хит, что ты такое говоришь? Очень мрачно звучит… Ты же не думаешь про эту картину? — Заволновался гоблин. — Может, тебе порошок высыпать в бурю, и всё, и мы выйдем?

-Нет, друг мой, это невозможно. Равномерно порошок распределиться, только если, спрыгнув внутрь бури и в нужный момент, его развеять. Ни с корабля, ни с каната, ни с помощью паракрыльяв. Я все прочитал. Вот поэтому я все рассчитывал… И злился на себя, что все еще пересчитываю, а не иду делать то, что нужно…

-Нет, не вздумай, я тебя не пущу! — Тугодум взял Хита за плечи, глядя на его возбужденное лицо. На глаза гоблина выступали слезы, когда он представлял, что его друг собирается делать. — Давай я сделаю это? Я сильнее.

-Прости, Тугодум, но, это могу сделать только я. Тот, кто спрыгнет с порошком, должен быть очень легким. Я из вас самый легкий. Может, только больной капитан еще легче меня, но, с ним вариант не рассматривается в принципе. Вот поэтому я не ем и не пью ничего, кроме этих капель. Когда сниму шинель, буду идеально весить.

-Я тебя все равно не пущу. — Серьезно глядел в его глаз Тугодум. — Может, буря и сама закончится? Не надо будет себя губить…

-Она не закончится, Тугодум… Пока мы живы — не закончится. Она всех нас постепенно убьет, если кто-то один ее не остановит. Сначала умрет капитан, потом мы по очереди, потом даже птицекрысы…. И только тогда она выпустит бедный корабль с мертвецами на борту. Тугодум, подумай, разве ты хочешь видеть как это произойдет? Как умрет Прутик, как умру я, Тарп, Страшезлоб… Или, еще хуже, если мне придется увидеть как умрешь ты. Я этого точно не хочу видеть, потому я сделаю то, что делает матрос на рисунке. Прости, что я слишком боюсь, чтобы сделать это незаметно, и что рассказываю все это тебе… Но, я не хотел предавать тебя и просто сбегать, не объяснившись. — Он уткнулся головой в плечо Тугодума. — Прости, пожалуйста, братик.

-Ты тоже для меня как брат, столько лет. — Обнял его крепко Тугодум. — Помнишь, как мы вспоминали в цистерне под Нижним городом нашу первую встречу?

-Конечно помню. Как странно сводит нас всех иногда судьба. Тогда вы из Санктафракса в Нижний Город на празднование Водгисса приехали, ты был маленький, а я подросток, и в своей крутой пиратской шляпе, которую мне сшил отец шляпник.

-И ты мне дал примерить шляпу. То есть, треуголку, конечно. Это было смешно, — всхлипнул он.

-А потом мы так удачно оказались в одной команде, потом попали в шторм, потом в Санктафракс, где у тебя оказалась такая хорошая знакомая, у которой оказался чайн…

-То есть, ты погибнешь из-за меня? Если бы не было чайна, то ты бы не решил прыгать…

-Если бы не было чайна, то я все равно погиб бы. И я, и ты, и капитан, и все… Я же уже сказал. — Улыбнулся Хит грустно.

-Ты все время спасаешь меня. Тогда, в Нижнем городе, и в цистерне потом, — я один ни за что бы не выжил, это ты все продумал, организовал.

-Ты тоже со мной продумывал.

-Но, идеи всегда были твои. Ты много знаешь, умеешь. И просто ты умный и добрый. Кто-нибудь мог подумать, что я твой защитник, а все было наоборот. Не правильные мы плоскоголовый гоблин и квартермейстер, наверное.

-Плоскоголовый гоблин родом из Санктафракса, и напористый квартермейстер из Нижнего города, чуть ли не из Лесов, потому что много там бродил в юности. Мы были отличной командой.

-Я не хочу отпускать тебя… Можно, я все равно спрыгну с тобой? Вдруг вдвоем мы еще спасемся, как тогда вместе спаслись?

-Вот это уже полная ерунда! Здесь совсем другая ситуация. Нет, ты останешься здесь, вы выберетесь из бури, найдете место, где подлечить капитана, потом найдете Риверрайз, заберете наших, и тогда всё будет хорошо. И ты должен вернуться к своей подруге из Санктафракса, ты же обещал ей себя беречь, я помню. Как почетный старший брат и друг, запрещаю тебе даже думать об этом. У меня для тебя другие поручения, кстати! Помнишь, в цистерне я делал записи о выживании в коммуникациях? По-моему, это очень дельные записи, которые могли бы кому-нибудь пригодиться. Я должен был их оставить в Санктафраксе, но, мы тогда так торопились, что я не подумал об этом. Хотя, хорошо ведь, что не подумал — Санктафракс ведь насовсем улетел… А теперь я отдам записи тебе, и ты их предашь какой-нибудь библиотеке, когда возможность будет. Ты же не позволишь моим трудам зря пропасть?

-Не позволю. Я все сделаю как ты говоришь. Но, это так грустно…

-Прости меня за это. — Он отшагнул от Тугодума, быстро моргая. — Кстати, потом, когда всё закончится, возьми мою шинель себе, — пусть она тебя греет. У тебя такого теплого ничего нет. Я знаю, она тебе маловата, но, ты рука там разрежь, еще что-нибудь сделай…

-А когда все закончится? — вытирая слезы кулаком, спросил Тугодум.

-Не знаю… Когда я решусь. Это, наверное, еще не совсем скоро случится.

-А вдруг буря еще успеет кончиться?

-Вряд ли… Кстати, Тугодум, отнеси моё лекарство капитану. Оно его хоть немного приободрит. — Протянул он бело-зеленую муть другу. — И еду ему отнеси, ему она нужнее. Я все равно не буду.

-Хорошо, так и сделаю. Только ты не спеши, еще подумай…

-Помни, никому ни слова про мой план, ладно?

-Конечно. Слушаю тебя, брат. — Тугодум грустно улыбнулся, забрал тарелку, чай и флакон с лекарством.


Тарп увидел, как Тугодум выходит от Хита с теми же продуктами и с флаконом, и направляется в сторону каюты капитана. Гоблин заметил его взгляд и тут же этот момент честно пояснил.

-Хит есть не хочет, отнесу лепешки и чай капитану. А это — лекарство, Хит сам его принимает. Для бодрости. — Сказал он.

-Но уж нет, я не дам тебе никакого лекарства капитану давать! — Бросил рычаги управления душегубец и поспешил за плоскоголовым.

Тугодум быстро сориентировался и, зажав пузырек в руке, высоко поднял его над головой, хоть тарелка и загрохотала на палубу, когда Тарп попытался флакон выхватить.

-Это лекарство. Ценное и помогающее. Я не дам его потерять. — Уверенно сказал гоблин, продолжая путь к капитану.

-Вы хотите его отравить, я все знаю! — схватил его за локоть душегубец, что не остановило плоскоголового гоблина.

-Да зачем нам это? Это лекарство, Тарп, правда. — Таща его, говорил Тугодум.

Хватка Тарпа была сильная, ногти впивались в кожу, но, Тугодум не собирался его стряхивать с себя, — просто продолжал подниматься в капитанскую каюту, еще и держа кружку с холодным чаем в руке, в которую впился душегубец. Его мысли сейчас были слишком заняты предшествующим разговором, чтобы заметить ругань взволнованного сотоварища и то, как его ногти процарапали кожу уже до крови.

-Я не хочу использовать оружие против тебя, Тугодум, но, я это сделаю, если ты не выбросишь отраву! Капитан Прутик наш друг, наш брат, я уже терял брата, и больше этого не допущу! — Душегубец достал нож и сжал его в руке.

-Тарп, я тоже этого никогда не допущу. И Хит тоже. Это лекарство! Братья… Да знал бы ты! — Грустно и с напряжением сказал он.

-Что там происходит? — Услышали оба слабый, но уверенный голос Прутика.

Оба пирата вошли в его каюту. Тугодум поставил кружку с чаем на столик, вторую руку так и держал высоко поднятой. Тарп убрал нож, но, не убирал руку с его рукоятки.

-Простите, что побеспокоили вас, капитан. — Кивнул Тугодум. — Я принес одно снадобье для бодрости. Оно прибавляет сил, Хит его купил в лесу, сам его принимает, и вам передает.

-А я считаю, что это отрава! — Сказал Тарп.

-Хит сам его пьем. — Повторил чётко Тугодум. — Ну, я понимаю, что ты не видел… Мне жалко тратить капли, снадобья и так мало. Но, наверное, придется. — Понял он, что надо устроить демонстрацию. Откупорил крышку и немного капнул на язык. Вкус действительно был неприятный и кислый, но, с ноткой чего-то жгучего. Через секунду он почувствовал прилив бодрости и сил, стал словно бы более материальным, чем был до этого. Почувствовал острую боль с внутренней стороны локтя, где его кожу расцарапали ногти.

-А я все равно не доверяю. — Уже более растерянно сказал Тарп.

-Не надо спорить. — Тяжело дыша, сказал бледный и исхудавший Прутик. — Давай лекарство, я тоже знаю, что Хит меня не отравит.

-Но, капитан, обычно ведь квартермейстеры… — Тихо сказал Тарп, видя, как Прутик делает глоток из флакончика.

-Но, Хит то спорный квартермейстер. — Улыбнулся Прутик, говорящий уже более бодрым голосом. -Не знаю как, но, это пойло и правда придает сил. Попробуй тоже, — протянул он флакончик душегубцу.

Тарп тяжело вздохнул и тоже капнул каплю на язык. Судя по выражению лица, ему даже вкус противен не был, и он улыбнулся.

Тут корабль качнуло, и с палубы раздался крик. Прутик встал на ноги и уверенно пошел к двери. Тарп поставил флакон на столик, закупорив его, хотя, там почти ничего не осталось. Тугодум побледнел и опустил руки. Он знал, что произошло на палубе, и ему стало ужасно тяжко от того, что он тут болтал и боролся, взбадривался, и совсем не думал о Хите… И теперь он его уже больше никогда не увидит, только разве что во сне. Он пошел за друзьями, чувствуя, что руки и ноги трясутся, хоть сил и было больше.

-Страшезлоб, что случилось? — Спросил Прутик, глядя на брогтролля, с ужасом смотрящего за борт. — Это же был глосс Хита?

-Его сдуло порывом ветра. За борт сдуло… — отчаянно ответил Страшезлоб.

Корабль снова качнуло, и, вокруг него на какие-то секунды заблестел странный песок, а потом буря словно бы начала рассеиваться, сквозь нее прорывались лунные лучи.

Поняв, что сейчас кораблем никто не управляет, Тарп первым побежал к противовесам, а взбодрившийся, хоть и все равно больной, Прутик, взял штурвал. Тугодум поспешил к летучему камню. Страшезлоб просто смотрел вниз.

-Мы не должны улетать, надо сделать круг, может, Хит жив. — Сказал Прутик. — Он подаст сигнал.

-Да, конечно. Только, берегите силы. — Сказал Тарп.

-Да, капитан, вам нужно настоящее лечение, где-то внизу, в деревнях. — Сказал Тугодум.

-Но, сначала мы должны найти Хита! Я не могу терять еще членов своей команды, я за вас всех ответственен. — Серьезно говорил Прутик, разворачивая судно.

Прошло два часа, «Бегущий-по-небу» все еще кружил над местностью. Но, никакого намека на огни внизу не было. Действие ободряющего снадобья начало проходить. У Штурвала уже стоял Страшезлоб, а Прутик смотрел вниз, ища знаки.

-Капитан, нам пора продолжать путь. — Видя его бледность, сказал Тарп.

-Еще круг. Мы не должны сдаваться. — Слабеющим голосом сказал Прутик.

-Капитан, он бы уже подал знак за это время. Нам пора искать какой-то населенный пункт. — Сказал Тугодум. — Пора улетать…

-Но, Хит… — Грустно вздохнул Прутик. — Мы должны найти его.

-Капитан Прутик, пожалуйста, давайте продолжим путь. Если мы его не продолжим, то вам хуже станет. Мы не сможем потерять еще и вас. — Сказал Тугодум. — Пожалуйста…

-Хорошо. Продолжим путь. — Опустившимся голосом сказал Прутик.

-Я провожу вас в каюту… — Подал ему руку Тарп.

Полная луна сияла над кораблем, делая всё светлым, почти как днём. Через час движения вглубь лесов они увидели свет костров и признаки бурной ночной жизни, — впереди была деревня душегубцев. Когда рядом с ней на поляну опустился большой пиратский галеон, жители деревни поспешили навстречу. Тарп вышел к ним первым, чтобы точно расположить к себе новых знакомых, и рассказал, что корабль долго пробыл внутри бури, и что капитан по имени Прутик тяжело болен. Когда он назвал имя капитана, одна молодая душегубка ахнула и поспешила на корабль, чтобы посмотреть на больного капитана. Душегубцы сразу же согласились принять капитана на лечение, а, когда узнали от Крепышки, что это тот самый Прутик, что несколько лет назад спас ее брата от верной смерти после укуса реющего червя, то были очень рады снова встретить героичного юношу, теперь уже капитана. Душегубцы приглашали и команду остаться с ними на время выздоровления капитана, но, те согласились только поесть, переночевать и пополнить запасы. Пока Прутик восстанавливается, они будут обследовать лес и искать пути к Риверрайзу, а потом полетят туда вместе с выздоровевшим Прутиком.

Но, пока они оставались в деревне душегубцев, разрываемые противоречивыми чувствами.

Тарп, конечно, традиционно выпил, и какое-то время радостно общался с сородичами, пусть они о его родной деревне и не слышали никогда. Но, потом он посмотрел в сторону корабля и увидел на нем одинокую сгорбленную ушастую фигуру, и ему стало несколько грустнее. Он поднялся на борт и подошел к Тугодуму, сидящему на палубе и глядящему на Луну.

-Слушай, ты извини, что я плохо думал про Хита… То есть, я так не думал, я просто в тот момент слишком волновался. — Сел он рядом с гоблином.

-Я это понял. — Спокойно ответил Тугодум, не отводя взгляда от луны.

-Мне тоже жаль, что он погиб.

-И мне. Он был самым лучшим моим другом, почти братом. У меня есть двое родных братьев, но, они сами по себе уже давно, а он был ближе…

-Идем вниз, выпей чего-нибудь, расслабься.

-Я не могу, извини. Мне так лучше. Я просто подумаю… Ты же знаешь, я Тугодум, медленно думаю.

-Ладно, как хочешь. Но, если что, — приходи, там много всего за столом.

-Хорошо. Но, наши лепешки овощные тоже ничего. Они все равно тут лежали. — Спокойно ответил плоскоголовый гоблин. — Отдыхай, и я тоже отдыхаю.

Он на самом деле не чувствовал обиды на Тарпа. Наверное, душегубцу могло показаться, что он не идет с ним вниз из-за того, что его все же задело недоверие, и он сейчас таким образом вымещает обиду. Но, Тугодум действительно просто не смог бы быть внизу, — толпа была не близка ему, пусть даже такая добрая, жизнерадостная и позитивная толпа. Он думал про бескрылый полет Рована Хита, про улетевший Санктафракс, в который до этого Хит так стремился. Оба были ему очень дороги, и оба улетели. Да, от Санктафракса где-то в Нижнем городе осталась его лучшая подруга, и он будет продолжать двигаться дальше от Нижнего Города, чтобы они все наконец нашли Риверрайз, нашли часть команды, выполнили обещание капитана Прутика, и тогда он тоже сможет вернуться к ней и выполнить свое обещание. Не раньше. Огромная луна светила так же прекрасно, как и в тот день, когда их первый корабль, «Танцующий на Краю», пускался в путь; так же, как и в ночь страшной бури, когда они все рухнули с корабля, потерявшие частично память и побитые стихией. Но, тогда они все были живы, а сейчас все было уже не так… Но, эти воспоминания всегда живые и яркие, как свет огромной полной луны. Очень хотелось верить, что есть шанс, что друг каким-то чудом спасся, хотя бы на уровне самой тайной мечты.

Комментарий к I Часть.По эту сторону неба. 1. Настоящий полёт.

Иллюстрации:

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1448328

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1448327


========== 2.Жизнь среди деревьев. ==========


Прохладный слабый ветерок залетел в деревянную хижину из светлых досок сквозь незастекленное и не завешанное окно, заставив лицо четверлинга вздрогнуть, вдохнув глубоко свежий воздух. Он открыл глаза и прищурился — во-первых, потому что была середина солнечного дня, и солнце слепило, а, во-вторых, потому что видел он не идеально своим единственным видящим правым глазом. Левый был блеклый и давно ничего не различающий. Хит повернул голову и увидел свои круглые очки на столике рядом с кроватью, на которой он лежал. Протянув руку, он надел их и приподнялся на локтях. Он чувствовал себя слабым, но, в то же время дышащим, ощущающим твердость жесткой кровати, запах древесины и леса, — чувствовал себя живым. Он не мог понять, как оказался в этой маленькой комнате со сквозными окнами и открытой дверью, за которой виднелись деревья. Помимо простой жесткой кровати, застеленной простой тканью, в комнате были столик, на котором он нашел свои очки, и на котором была поставлена еще и глиняная кружка с водой, высокий ящик из тех же светлых досок, видимо, предназначенный для хранения чего-то, стул, на котором сейчас висела его привычная одежда, и под которым стояли его сапоги. Сам он сейчас был в какой-то длинной домотканой рубахе серого цвета, но, судя по всему, новой и чистой. Он взял кружку и отпил чистой теплой воды, глубоко вздохнул. Он точно был жив. Но, как это получилось? Зажмурившись, он вспомнил темную бесцветную бурю, потом темную синюю ночь с яркой луной, потом сеть среди ветвей, рыже-желтые всполохи на дереве… Сейчас он стал вспоминать ту ночь.

***

Он услышал, как Тугодум и Тарп ушли к каюте капитана, — значит, это был шанс, который нельзя было упускать. Его сейчас никто не остановит, -не бросит ведь Страшезлоб летучий камень, который один сейчас удерживает судно от переворота. Страх улетучился, потому что он поспешил впереди этого чувства, подошел к борту, встал на него и, вскрикнув от сильного удара ветра, упал вниз. Мешочек с чайном был плотно зажат в руке, теперь он его раскрыл, и серебристый песок сам по себе разлетелся по круговороту странной бури, всё получалось как на иллюстрации, всё получалось… Неестественные тучи уже тогда начинали давать прогалызины, но, он летел дальше вниз. Под вихрем, удерживающим в себе корабль, тоже была буря, но, не такая сильная, сквозь тучи была видна полная луна. Он быстро приближался к деревьям и думал, что сейчас все закончится, он разобьется о вершину и мир померкнет навсегда. Это будет лучше, чем вариант, при котором он переломает все кости, но все же упадет вниз еще живым, и будет ждать, пока какой-нибудь хищник не найдет его и не добьет…

Но, вместо жесткого столкновения, он вдруг упал на что-то мягкое и пружинящее. Это была сеть, причем явно рукотворная. Кому пришло в голову натянуть сеть среди безлюдной части Дремучих лесов? Он ухватился за веревки сети, и, сделал это своевременно, — один из концов веревки, держащих сеть, развязался и стал распутываться. В тот же момент что-то шумно проскакало сквозь ветви, скорее всего, зубоскал, и кто-то схватил разматывающуюся веревку рукой. Продолжая сидеть на зубоскале, некто в темноте обмотал соскальзывающую веревку вокруг своей руки, и с силой натянул ее. Зубоскал рыжей масти уверенно вцепился в толстую ветку дерева, на которую приземлился, а седок наклонился вперед, удерживая сеть. Ветер продолжал шуметь, качая ветви и не давая увидеть владельца сети. Хотя, это было не так уж и важно…

-Быть может, сеть медленно отпустить, и я тогда смогу спуститься по веревке вниз? — Предложил Хит, понимая, что держать таким образом сеть с ним должно быть не просто кому-то, удерживающему его.

-Нет. И крепко держись за сеть, пожалуйста! — быстро ответил резкий женский голос.

-Буря скоро закончится, я знаю. — Сказал он незнакомке, хотя, конечно, не ожидал, что его спасителем оказалась какая-то женщина. — Потихоньку, думаю, можно спуститься.

-Это не из-за бури. Посмотри вниз. — Отрывисто сказала она.

Хит, крепко держась за сеть трясущимися руками, повернул голову вправо и поглядел под деревья. Освещенный луной подлесок шевелился оранжевой мохнатой массой. Он сглотнул, поняв, что под ними стая вжик-вжиков, алчно разевающая пасти и ждущая, что потенциальная жертва упадет к ним. Пират постарался расслабиться, чтобы стать еще менее тяжелым, но, в таком состоянии это было очень сложно сделать.

-А есть шанс, что они уйдут? — Тихо спросил он.

-Всё возможно. Но, сейчас они никуда не торопятся, потому, пожалуйста, шевелись как можно меньше. Эту веревку мы удержим, но, если развяжется вторая сторона, мы ничего не сможем сделать. А она может развязаться, потому что сеть для ловли птиц, а не воздухоплавателей.

-Не думал, что я такой везучий. Попал в сеть среди леса… Не думал, что здесь кто-то живет. В смысле, из разумных существ.

-Здесь действительно только мы с Аурикс. И, я буду рада, если ты и правда окажешься везучим и не упадешь к ним.

-Хотя, в принципе, говорят, что они съедают жертву за секунды… Может, я зря так цепляюсь, и все равно все закончится сравнительно безболезненно?

-Не надо так говорить! Зачем жизни заканчиваться, если можно дальше жить?

-У меня просто уже ни в первый раз такое — думаю, что вот сейчас уже умру, а все остаюсь живым.

-Тогда я очень надеюсь, что так будет и на этот раз. Не надо умирать раньше времени. Как тебя зовут?

-Хит. Рован Хит. А тебя?

-Вудбин. А зубоскала — Аурикс. Мы тебя не бросим.

Порывы ветра слабели, но, все еще завывали. Вдруг послышался треск — недалеко от того места, где были они, упало сухое дерево. Тут же раздался звериный крик — похоже, кто-то неудачно спрятался на том дереве. Зверь рухнул совсем рядом от стаи маленьких рыжих хищников, и, конечно, шансов на спасение у него было очень мало. Взвыв, гигантский губошлеп все же понесся прочь, и вся стая вжик-вжиков понеслась за ним, очищая пространство внизу под сетью.

-Спасибо тебе, губошлеп, что спас нас. — Вздохнул Хит.

-Да, спасибо ему. Пусть небеса примут дух большого зверя… Сейчас ты, Хит, должен держаться за сеть особенно сильно, как губошлеп или свиноморд. Я отпущу этот конец веревки, Аурикс спрыгнет под тебя, и тогда мы тебя сможем поймать. Но, до этого ты должен изо всех сил держаться.

-Сделаю все, что смогу… — Ответил Хит, чувствуя, что силы у него уже совсем не осталось. Все же, если не есть два дня, принимая только микстуру, временно придающую сил, то энергия уходит полностью…

Вудбин отпустила веревку. Он почувствовал, что сеть стремительно опускается и свешивается, он закричал, чувствуя, что не может удержать себя, как бы сильно не старался. Вот он уже летел вниз, но, тут зубоскал совершил мощный прыжок под него. Пират упал на спину зверя, покрытую попоной, и почувствовал, что кто-то обхватывает его руками, а потом он потерял сознание.

***

Значит, Вудбин и Аурикс все же справились и спасли его… Но, ведь была ночь, а сейчас уже день.

-Долго же я был без сознания. — Пробормотал он, трогая сухое лицо рукой.

-Наконец-то ты очнулся. –Раздался голос за дверью. — Ты три дня спал, я стала бояться, что это продлится еще дольше.

В дверном проеме появилась Вудбин — невысокая худощавая молоденькая плоскоголовая гоблинша в длинной коричневой тканевой тунике и сандалиях из кожаных шнурков. Татуировок на ней не было, только шрамы на предплечьях, и волос на голове тоже не было, но, это нисколько не отталкивало. У нее были широко открытые оранжевые глаза, взволнованно и немного испуганно смотрящие на него. Большие уши украшены лиловыми и красными сережками из каких-то камней, на шее, традиционные для большинства плоскоголовых, шейные кольца. Хит удивился, встретив именно плоскоголовую гоблиншу, думая, что ему везет с этим народом. Хотя, он был бы больше рад видеть другого плоскоголового, и вообще быть на корабле, а не где-то еще… Проанализировав сказанное девушкой, он помрачнел.

-Три дня? Ужас какой… А корабль, на котором я прилетел?

-Улетел.

-Слава Небесам и Земле, что улетел… Но, почему они не стали искать меня?

-Корабль улетел только вчера вечером. — Призналась гоблинша. — Сначала он кружил два часа после твоего падения и улетел куда-то. Я уже успокоилась, но, утром он снова прибыл, и кружил здесь два дня, а вчера вечером улетел.

-И, почему ты не подала никого сигнала?! — Вскрикнул Хит.

-Я не знала, что должна была. — Ответила она. — Я думала, что если ты спрыгнул с корабля, то хотел с него уйти. Потому затаилась.

-Какая глупость! Я не хотел уходить! Я спрыгнул, потому что это был единственный шанс остановить бурю старинным способом. Там, на корабле, были мои друзья, они так долго искали меня, а теперь думают, что я умер, и улетели! У меня был шанс! — Чуть не плакал он, повышая голос.

-Извини, но, я не знала. Я хотела защитить… — Тихо ответила девушка, ее уши опустились и нижняя губа вздрагивала.

Хит встряхнул головой, поняв, что сорвался. Потом перевел взгляд на забинтованную руку девушки. Это ведь она его удерживала, когда повредилась…

-Это ты меня извини. — Закрыл он лицо руками. — Я злюсь не на тебя, а на ситуацию. Конечно ты не знала, и действительно можно было подумать что всё так, как ты говоришь… Прости. Тебя мне надо не ругать, а благодарить за спасение. Спасибо тебе большое.

Вудбин смотрела на него широко раскрытыми глазами, стараясь сдержать слезы, подступившие к глазам. Ей это удалось.

-Мне жаль, что твои друзья улетели и не смогли взять тебя с собой, и что они огорчены. Правда…

-И мне жаль. Но, сейчас уже ничего не изменишь. Придется как-то выживать без корабля… В мире под небом, где мне нет места из за… — он показал рукой на левую часть своего лица. — Кстати, а почему ты так на меня смотришь, как будто со мной все нормально? Как будто не чувствуешь не отвращения, ни жалости, как это обычно вырисовывается ни лицах всех, кто меня встречает не на корабле?

-Но, ты же тоже не показываешь отвращения, когда на меня смотришь. Я заметила твой шрам, но, просто уже привыкла.- Честно призналась она.

-Действительно, три дня ведь прошло… И, почему я то мог бы испытывать отвращение? Это я изуродован шрамом от ожога, а с тобой-то все в порядке.

-Шрамы у всех, наверное, есть, это не страшно. — Поглядела вниз она.

Хит проследил за ее взглядом, и увидел, что на ее левой щиколотке и ступне шрамы и не хватает мизинца.

-А отвращение… Просто последний четверлинг, которого я видела, говорил, что я лесная уродина с мордой дикого зверя…

Хит поморщился, представляя, каким же гадом должен быть некто, так оскорбивший девушку, причем абсолютно незаслуженно. Может и есть в лице и острых больших ушах плоскоголовых гоблинов что-то звериное, но, он бы скорее подумал о дикой кошке при взгляде на Вудбин, а это красивая ассоциация, а не уродливая.

-Это был какой-то ненормальный четверлинг, не предавай значения его словам. — Сказал он. — Ты красивая.

-Правда? — Искренне удивилась она его словам.

Хит тоже удивился такой реакции, но, потом понял, — что если жить вдали от цивилизации только с зубоскалам, то и примитивный комплимент начнет кажется изысканным…

-Без сомнений. — Улыбнулся он. — Прическа, конечно, немного необычная, но, я ценю нестандартную моду, и, тебе так идёт.

Щеки Вудбин порозовели, и улыбка появилась в уголках ее рта. Хит тоже улыбнулся, на какой-то момент забыв, что он совсем не красивый из-за обожженной части лица, и просто чувствовал себя обычным симпатичным квартермейстером, сказавшим что-то приятное симпатичной девушке.

-У тебя тоже симпатичная прическа. — Сказала она, — Особенно эта косичка на бороде.

-Спасибо, старался, — потрогал он бородку, а потом коснулся и лица, и снова помрачнел и перевел взгляд в сторону. Наверняка она просто пытается поддержать его, а на самом деле, ничего симпатичного в нем нет…

-Твои вещи все целы и почищены. — Сказала Вудбин. — Я не пыталась ничего украсть, просто вся одежда была мокрой насквозь, а у тебя и так был жар и сильная простуда, могло стать еще хуже.

-Вот почему голова гудит и такая слабость. Простуда! — Сам понял простоту ситуации он. — Я и не заметил…

-Сейчас она уже на спад идёт. Но, нельзя переставать лечиться, надо еще несколько дней поберечься. Я сейчас принесу травяной настой, он помогает. И еще бульон.

-О, спасибо. — Ответил Хит, чувствуя, как желудок заурчал при одном упоминании бульона.

Вудбин ушла в другую комнату, то есть, видимо, в кухню, и стала что-то передвигать и наливать. В комнату заглянула большая рыжая зубоскалиха.

-Здравствуй, Аурикс. — Сказал Хит, рассматривая зверя. У зубоскалихи была довольно пышная рыжая шерсть, умные глаза. Пятен не было совсем, а хвост был в контрастную полоску — таких рыжих зубоскалов он прежде не встречал. — Спасибо, что спасла меня вместе с Вудбин. Я никогда прежде не общался с зубоскалами вблизи. И с девушками вблизи не общался, в принципе, тоже… Не считая одной прогулки. — Он сел на кровати, пошевелил плечами. Они не так сильно затекли, как он думал, ощущения были даже лучше, чем прежде.

Вудбин принесла глубокую миску бульона, чай, какие-то гренки, и поставила все на столике перед Хитом.

-Сначала выпей немного травы, а потом поешь. — Сказала она. — Бульон из снежника.

-Я так и понял. — Принюхавшись, сказал четверлинг. — А ты со мной не поешь? За компанию…

-Я… Я очень давно ни с кем за компанию не ела. Но, я могу. — Сказала растеряно она, и снова ушла на кухню.

Потом вернулась с тарелкой с какими-то листьями, кусочками мяса снежника и гренками.

-Можешь тоже взять, просто я думала, что после болезни тебе будет тяжеловато. — Поставила она тарелку в центр стола.

-Спасибо за заботу. — Улыбнулся он, беря деревянную ложку и приступая к трапезе. Бульон был весьма наваристый и вкусный, и травы, добавленные в него, делали вкус немного непривычным, но приятным. Мясо он тоже немного попробовал. Хозяйка ела понемногу, наверное, все же смущалась в присутствии гостя, и он даже сомневался — правильно ли сделал, уговорив ее поесть вместе. Но, просто ему самому было бы очень не комфортно есть одному, когда рядом есть кто-то еще, тем более кто-то, с кем хочется получше познакомиться. Ведь пока ему все равно предстоит побыть в доме у Вудбин еще несколько дней, пока он окончательно не выздоровеет, — заботливая гоблинша сама его раньше не отпустит, несмотря на неудобства, — он это уже понял. А вот потом надо будет куда-то уходить, и очень жалко, что не на корабль… Но, сейчас с кораблями дефицит, никуда его не примут, даже если он встретит какое-то судно. Разве что переправиться в Нижний город — это самое доступное. Не искать же по топям осевшую частично пиратскую армаду в одиночку, а про Вольную Пустошь он и не помышлял. — Нижний город. — Тихо произнес он скептически.

-Что? — Спросила Вудбин.

-Думаю про Нижний город. Когда выздоровею, отправляюсь туда, потому что больше некуда. Корабль улетел.

-Мне очень жаль…

-Ты ни в чем не виновата. А я постараюсь смириться с тем, что теперь снова придется жить на земле, в пыльном и шумном Нижнем городе, где все будут таращиться. Смирюсь, все же это мой город. Ты же была в Нижнем городе?

-Да, была, но очень мало. Я оттуда сбежала. — Глядя в тарелку, ответила она.

-Да, этому городу далеко до совершенства. — Усмехнулся Хит. –Вечно толпа, шум, крики, торговля, сплетни. И надо все время быть начеку, чтобы свое не потерять и что-то приобрести. Если бы я был не оттуда родом, тоже захотел бы уехать, наверное. В принципе, я и хотел — либо в Санктафракс, либо в пираты квартермейстером. Много учился самостоятельно, по лесам путешествовал даже, карты составлял, — а все зря. Пиратом стал, но, мои знания там мало были нужны, я скорее был матросом, чем квартермейстером. В Санктафракс ненадолго попал, уже благодаря пиратам, но, здорово разочаровался — он такой же, как Нижний город, только более замедленный и нарядный. Конечно, хорошие персоны есть везде, я не хочу говорить плохо о городе учёных, у меня двое друзей родом оттуда, один, кстати, тоже плоскоголовый. Но, летающий город, — не такой, как я мечтал.

-Твой друг плоскоголовый, и из Сантафракса? Такое возможно? — удивленно спросила девушка.

-Конечно. Он работал элитным стражем. Плоскоголовая стража Сокровищницы –это же очень известные ребята, почти единственные нормальные в Санктафраксе, наверное… Разве ты не знала?

-Нет, не знала. Я из Дремучих Лесов, жила очень далеко отсюда, там о больших городах мало чего известно было.

-Ну, если захочешь, я много тебе рассказать смогу. А как вышло, что ты одна решила отправиться в город, если так далеко жила? Или ты не одна была, наверное?

-Да, я была не одна. И я не отправлялась, меня отправили. Усыпили, связали, отправили и продали в Нижнем городе.- Тихо ответила она.

Хит опешил от такой информации и заморгал.

-Оу… Мне очень жаль. Я, конечно, знаю, что в Нижнем Городе есть рабство, хоть это и запрещено давно, но, я в первый раз с примером таким встречаюсь. Значит, ты сбежала не в переносном смысле. Но, ты молодец, я очень рад, что ты сбежала! И, как выходец из Нижнего Города, я извиняюсь перед тобой за то, что мой город с такой плохой стороны перед тобой предстал.

-Спасибо. Это давно в прошлом, и, не надо извиняться, ты-то совсем не такой. А то и мне придется извиняться за все плохое, что делали кочевые племена плоскоголовых.

-Лично мне плоскоголовые никогда ничего плохого не делали, а с кочевниками из леса я вообще, кажется, встречаюсь впервые, так что, тебе извиняться точно не надо. А как ты сбежала?

-Мне помогла Аурикс. Мы вместе были прикованы в подвале дома, — пока не станем менее дикими. Вообще, Аурикс не дикая, на ней определенно уже ездили в лесу, просто потом ее тоже поймали и продали, как и меня. Ее прицепили за ошейник, а у меня была цепь с защелкой на ноге. Когда все ушли и уснули, я уговорила Аурикс перекусить мои кандалы, и у нее все получилось, хоть и с трудом. — Она посмотрела на ногу в шрамах. — Но, это не ее вина, наоборот, я была бы рада освободиться даже с большими травмами. А потом я освободила ее, мы нашли выход и сбежали как можно дальше от того дома. Несколько дней скрывались в стойле одной таверны. Ты правильно говоришь, — хорошие персоны есть везде, и мне такие встретились. Подлечили меня, дали еды и вещей, и объяснили как попасть в лес. И, у нас всё получилось.

-Давно вы здесь так одни живете?

-Лет шесть уже… На самом деле, мы не совсем одни. В полудне езды на зубоскале, тут есть деревня древесных гоблинов, они не против сотрудничества с теми, кто приходит с миром. Мы сможем отправить тебя в Нижний город из их деревни, когда ты поправишься.

-Я вас не стесняю?

-Нет, у меня есть и кухня, и комната –стойло Аурикс, а эта комната в твоем распоряжении. Чтобы спуститься в дерева, можно использовать веревочную лестницу, она закреплена снаружи. Можно и по самому дереву, оно ветвистое. Но, пока ты не окреп, лучше по лестнице.

-А зачем мне спускаться?

-Ну. ради удобств. Умыться и прочее. Совсем недалеко от нашего дерева есть ручей, ты его увидишь с дерева. Если будет сложно спускаться, я помогу.

-Эх, интересно, почему женщины периодически пытаются заботиться обо мне, наверное, я так жалко выгляжу?

-Нет, — ответила Вудбин и задумалась. — Просто хочу быть гостеприимной, после того, как давно ни с кем тесно не общалась. А кто были другие женщины?

-Ну, когда-то давно — мама, естественно. Мама шила одежду, отец делал головные уборы, благодаря им у меня есть такая пиратская одежда. Шинель, правда, на корабле оставил, но, она уже новая была, не от них. — Хит улыбнулся. — Потом знакомая из Санктафракса тоже временно опекать пыталась. Я в курсе, что я не выгляжу силачом, и что порой жалуюсь, но, я не такой слабый… Если что, я могу тоже помогать.

-Хорошо, я обязательно обращусь. — Улыбнулась Вудбин. — Будем взаимно полезными.

Комментарий к 2.Жизнь среди деревьев.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1448329 - Вудбин и Аурикс


========== 3. Полёт на зубоскале. ==========


Прошло уже несколько дней. Хит чувствовал себя все лучше, чистый воздух леса, бульон и травы помогали прийти в норму быстрее, чем он это себе представлял. Вудбин и Аурикс довольно часто отсутствовали, и он был один в доме на дереве, наблюдая за миром вокруг.

Хозяйка дома и ее зубоскалиха в это время собирали масло темного вяза, которое потом будут обменивать на другие блага в деревне древесных гоблинов, собирали грибы и дикие овощи и фрукты, охотились на птиц. Последних они, правда, редко ловили, — одной разумно разделанной тушки хватало надолго, а, чтобы она не испортилась, хранили ее в земляном углублении в тени деревьев. Конечно, в большинстве случаев собирала плоды и грибы только Вудбин, Аурикс лишь составляла компанию и перевозила собранное. Но, вот в охоте зубоскалиха была первой — стремительно прыгнув на стаю уток или снежников, она могла обеспечить пропитание себе, и с двуногой подругой поделиться. В этом плане зубоскал — прекрасный домашний зверь, — сам себя прокормит и всем обеспечит, и при этом остается верным хозяину — ездоку. Единственное что зубоскалу необходимо от двуногих друзей — заботу об их лапах. Конечно, дикие зубоскалы сами себя обеспечивают и этим уходом, но, как давно выяснили заводчики этих особенных прыгучих животных, зубоскалам просто необходимо, чтобы их конечности были без мозолей и повреждений, обработанные маслом темного вяза, травяными смесями или животным жиром, потому что чувствительность лап обеспечивает гарантию правильного захвата за ветки, возможность ощутить их прочность и пружинистость. Вудбин об этом узнала как раз от древесных гоблинов, и с тех пор, как она это узнала, отношения между зубоскалихой и гоблиншей стали еще более теплыми.

С Хитом девушка встречалась во время принятия пищи. Она запомнила, что ему комфортнее питаться в компании с кем-то, и составляла эту компанию. Пират рассказывал о жизни на обоих кораблях, на которых летал, о различных приключениях. О том, как они попали в шторм, стерший воспоминания большинства из команды, и в котором он получил ожог от шаровой молнии; о том, как потом они все светились от воздействия необычного шторма. Вудбин с интересом слушала, а сама говорила мало. Она довольно хорошо знала общий язык, но, все же говорить на нем долго ей иногда было сложно, особенно, из-за того, что до этого говорила весьма мало на протяжении нескольких лет.

Когда Хит чувствовал себя уже вполне здоровым, Вудбин предложила ему научиться езде на зубоскале. Все же в деревню древесных гоблинов будет гораздо быстрее попасть, если они поедут верхом на Аурикс. А до этого, как выяснилось, верхом Хит не ездил никогда.

-Я знаю теорию, читал много раз. — Сказал он, когда Вудбин стала ему объяснять, что, в принципе, делать ничего не надо — только держаться. — Но, от этого мне не становится понятнее… У Аурикс такая легкая упряжь, я даже не уверен, что она выдержит меня.

-Она выдержит, я не сама делала упряжь, а купила у профессионалов. Она выдержит нас обоих.

-Обоих! Действительно, нам ведь вдвоем ехать придется… А самой Аурикс не тяжело будет?

-Нет, ты легкий. И я не очень тяжелая. А зубоскалы могут нести на себе и весьма тяжелых индивидуумов. Так будет даже легче, — ты будешь держаться за меня, я буду держать поводья.

-Вообще то, меня это смущает. Может, я мог бы держаться за что-то еще? Как-то неловко держаться за девушку…

-Представь, что я поручень, а не девушка, если так будет проще. Держаться необходимо.

-У меня не настолько богатая фантазия, чтобы спутать сухое дерево с кем-то живым и мягким!

-Я не такая уж и мягкая, скорее костлявая. Как и ты.

-Но, по сравнению с деревом, все равно мягкая.

-Хорошо, представь, что я парень, а не девушка. За парня ты ведь держался бы? В принципе, какая разница…

— Вообще-то между парнем и девушкой большая разница! Я буду представлять, что ты просто девочка-подросток, помогающий старичку.

-Глупости… Ты молодой, а мне почти двадцать четыре.

-А мне почти сорок. Так что, по сравнению со мной, ты все равно подросток. Хотя, мне казалось, что ты еще моложе…

-А я думала, что ты не на много старше меня. Хотя, какая разница? Представляй всё, что угодно, главное крепко держись за меня, когда мы поскачем. Садись.

Аурикс присела около плоского камня, с которого новичку будет удобно забраться ей на спину. Вудбин села впереди и протянула руку Хиту. Он сначала пытался забраться без помощи, но, потом все же взял гоблиншу за руку. Когда он оказался вблизи, на плечах девушки стали видны шрамы, он решил, что это следы каких-то событий жизни в племени. Все же, она из боевого клана, хоть сама и такая миролюбивая… Еще он рассмотрел вблизи шейные кольца плоскоголовой гоблинши. Большинство бровастых гоблинов, которых он когда-либо видел, носят шейные кольца, откуда бы родом они ни были, видимо, это дань традиции, как и татуировки у плоскоголовых и молотоголовых мужчин. Но, если у Тугодума кольца были из непрерывных согнутых толстых круглых металлических прутов (Хиту было даже представить страшно — как такое накручивать на шею и не бояться задушить того, на кого это накручиваешь…), то у Вудбин кольца шли сплошной пластиной и соединялись сзади на шее защелкой, видимо, ее шейное украшение было съемным.

-Сейчас поедем. — Повернулась к нему Вудбин. — Крепко держись — за зубоскала ногами, за меня-руками. Это важно.

Он положил руки ей на талию, сжал ноги вокруг круглого тела Аурикс. Девушка подала знак зубоскалихе, и та сначала просто пошла по земле. Покатый зверь — не самый простой транспорт, как очень скоро понял Хит. Он то и дело начинал съезжать по круглой спине, и был вынужден подтягиваться и сильнее хвататься за Вудбин. Через некоторое время он понял, что на зубоскале как на корабле — надо просто наклониться заранее в правильную сторону, и тогда будет проще удерживать равновесие. Нахождение равновесия на летающих судах называют «воздушными ногами», а как назвать равновесие на ездовом животном он не знал, но, старался поскорее это ощущение обрести.

Для начала они ограничились просто ездой, Вудбин передумала рисковать и отправляться на деревья в первый же день. Только через пару дней тренировок, они перешли к прыжкам. Благо, инстинкт самосохранения у Хита работал хорошо, и он обхватил Вудбин достаточно сильно, чтобы удержаться. Гоблинша просто молча улыбалась, хотя Хит думал, что она как-то прокомментирует его решение действительно хорошо держаться. Он бы прокомментировал на ее месте… Прыжки по деревьям были очень непривычным занятием. С одной стороны — опять трясло, надо было еще настойчивее удерживать равновесие и внимательно смотреть вперед, чтобы не удариться. Сейчас он наблюдал за действиями Вудбин и повторял все за ней, но, в одиночку это было бы очень сложно. Но, с другой стороны — он снова мог ощутить полет, и это было прекрасно.

Аурикс поднялась на толстые широкие ветки какого-то дерева и остановилась. Были деревья и выше, но, и с места их остановки открывался вполне широкий обзор. Небо было чистым, но слева на горизонте виднелись тучи, — видимо, ночью пойдет дождь. Ветер шевелил мех Аурикс, тунику Вудбин и волосы на правой стороне головы Хита.

Девушка посмотрела на пирата и увидела в его лице настоящее блаженство и спокойствие. Под стеклом круглых очков у глаза блестела слеза. Девушка опустила глаза и уши, ей стало очень жаль Хита, — сейчас она чувствовала, что пират без неба чувствует себя как птицекрыса или снежник, не способные летать, и она виновата в том, что он теперь не на корабле, — не в своей летящей стае… Если бы она только знала тогда, что вредит ему, скрывая от корабля… Если бы она не ожидала от всего внешнего цивилизованного мира плохого.

Хит посмотрел на нее и увидел, что Вудбин печальна. В его голове были другие мысли. Он подумал, что, наверное, девушка устала от тренировок и бессмысленных прыжков, от компании и излишнего общения. Она нравилась ему, но, он считал, что если кто-то привык жить один, то он не должен вмешиваться в жизнь этого индивидуума. Потому, надо будет поскорее уехать и оставить её мир ей. Представив эту перспективу, пират понял, что обязательно будет скучать теперь еще и по своей лесной спасительнице, по ее дому, и по зубоскалу. Было в них с Вудбин что-то общее, близкое, и ему было жаль, что они не смогут остаться друзьями. То есть, мысленно они, конечно, останутся друзьями, но, вряд ли когда-нибудь снова смогут увидеть друг друга. Он затеряется в Нижнем городе, она останется в своем домике на дереве, которое, конечно, останется на месте, но, найти его снова в огромных Дремучих лесах точно не удастся.

-Спасибо большое за тренировку и за эти виды. — Сказал Хит наконец.

-Пожалуйста. — Улыбнулась он. — Ты быстро научился держаться, в смысле, держать равновесие.

-Это благодаря полётам, там была весьма обильная практика. Тут тоже был полет. Спасибо, Аурикс. — Погладил он зубоскалиху по боку.

-Ну, тогда, наверное, ты уже готов к поездке на несколько часов. Мы все подготовим, и сможем вернуть тебя в город через деревню. Возвращаемся на сегодня? — Посмотрела Вудбин на него.

-Да, возвращаемся. И дальше возвращаемся… — Растеряно сказал он, думая уже о предстоящей встрече с цивилизацией.

Гоблинша подождала, когда он снова уверенно станет держаться за нее, и потом пустила Аурикс в обратный путь.


========== 4. Лесной переезд. ==========


На следующий день после успешной тренировки на деревьях, Вудбин и Хит собрались отправиться к соседям – древесным гоблинам. Ночью шёл дождь, но, утром все уже почти высохло, лес сиял каплями, сохранившимися в тени на листьях , все было удивительно мирно и спокойно. Хит смотрел с дерева на это место, ставшее его временным домом, и не мог налюбоваться. Скорее всего, он уже никогда не увидит этого района леса, этого маленького аккуратного домика на дереве и саму Вудбин. Он сожалел, что не умеет рисовать, и не сможет запечатлеть ее лица на бумаге, чтобы иногда смотреть на изображение, когда затоскует. Он сам удивлялся своим мыслям-прежде его ни разу не задумывался о таких вещах и не скучал по временным знакомым еще не расставшись с ними. Наверное, дело было в том, что раньше он никогда не бывал в такой странной и в чем-то романтичной ситуации. А Вудбин останется в лесу совсем одна с Аурикс, такая хрупкая и ранимая. Хоть и ловкая, и смелая и много умеющая…


Вудбин смотрела на него с земли и не смела торопить. Она думала о том, что, хоть пирату и нужно поскорее добраться до цивилизованного мира, где, может быть, он все еще сможет попасть на корабль, пусть и не на свой, но, он все равно грустит из за расставания с лесом. Лес прекрасен, если знать, как в нем жить. Она бы ни за что не покинула свой теперешний дом. И, вот, уже скоро они с Аурикс снова будут одни, совсем не стесненные, совсем неразговорчивые, предоставленные сами себе… Хотя, разговоры Хита ее не раздражали, как она теперь понимала, хоть изначально и были опасения, что она не выдержит общения с выходцем из города. Видимо, все дело было в нем самом… Пусть ему встретятся хорошие индивидуумы, которые будут видеть его, а не его шрамы, из за которых он так переживает.


На спине Аурикс были специальные крепления для мешков, в которых поместили сосуды с вязовым маслом, какие-то коренья, растущие только в этом участке леса, а так же сумку с вещами и продуктами, которые возьмет с собой Хит, когда останется в деревне, и будет ждать прилета какого-нибудь корабля. Сосуды с маслом тоже были для него – как валюта, которой он будет расплачиваться, проживая в деревне, до тех пор, пока какой-нибудь корабль не остановится там. Когда-то эту сумку подарили Вудбин друзья из таверны,а теперь она дарила ее тому, кого повезло спасти ей.

Ехать надо было почти полдня, и во время путешествия они несколько раз останавливались. Хит не мог запомнить дорогу, хоть и пытался, – деревья выглядели слишком одинаковыми. Он сказал об их похожести вслух. Вудбин пояснила, что она по пути ориентируется по некоторым сигнальным меткам, заметным только ей. Теперь она стала указывать на них и ему – засечки на деревьях, связанные согнутые ветви, особые изгибы реки. К тому же, у Аурикс прекрасное чутье и хорошая память , зубоскалиха хорошо знает дорогу в деревню, где она может пообщаться с другими зубоскалами.

В основном, оба молчали, просто смотрели по сторонам и ехали. Хит уверенно держался за Вудбин, и она думала о том, что, наверное, больше никто и никогда не будет обнимать ее, даже представляя, что она - толи перила, толи какой-то парень или подросток. Как девушку ее вряд ли кто-то решился бы обнимать, - для гоблина она слишком мелкая и лысая, для других, скорее всего, вообще неприятная. Хоть Рован Хит и не показывает неприязни, но, это просто потому, что он особенный…

Когда солнце перешло полуденный рубеж и продвинулось к западу, они доехали до деревни. Древесные гоблины, не высокие длинноносые тощие создания с зеленой кожей, узнали Аурикс и Вудбин, - все же, она хотя бы раз в месяц – два месяца приезжала к ним. Увидев с ней еще и четверлинга, они удивились, и Вудбин вкратце рассказала им о пирате, попавшем в ее сети во время шторма. Древесные гоблины хорошо относились к пиратам, - все же те периодически торговали и с ними, потому и к Ровану Хиту очень положительно и гостеприимно отнеслись. Хотя, он не мог не заметить, что взгляд абсолютно каждого нового гоблина по пути останавливается на его ожоге. Кто-то вздрагивает и расширяет глаза, кто-то отводит взгляд, кто-то шепчет что-то вроде «бедняга», «должно быть, больно было», «храни вас Небо от такого…». Аурикс осталась в стойле, радостно перегавкиваясь с другими зубоскалами, а плоскоголовая гоблинша и четверлинг пошли на деревенский базар.

Погода была солнечной и даже жаркой. Вудбин смотрела вперед, показывая путь Ровану, и старалась думать только о деревне, о дороге, о тех вещах, которые ей надо будет купить после того, как она оставит своего неожиданного друга здесь… В хорошем и добром месте, но, после этого она снова останется одна. Хит шел за ней, не зная куда спрятаться от взглядов. Кажется, они мерещились ему даже там, где их не было в принципе…

Бывший квартермейстер пытался сконцентировать внимание только на своей проводнице-спасительнице, идущей перед ним. Сквозь ее большие желтые уши был виден солнечный свет этого яркого дня, серьги-самоцветы были еще ярче. Она такая светлая и яркая, что за нее удобно удерживаться взглядом, но, скоро он лишится возможности видеть ее, вероятно, навсегда.

-Здесь можно купить всё необходимое. Масло вяза – прекрасная валюта, древесные гоблины любят зубоскалов, и еще просто используют масло для фонарей. Будешь обеспечивать себя всем нужным, пока какие-нибудь пираты не прилетят. – С улыбкой говорила Вудбин, показывая другу лотки с различной провизией и одеждой. – Спать можно в том большом доме, там всегда предлагают комнаты… Хит, ты слышишь меня?

Она посмотрела на пирата и увидела, что тот побледнел и выглядит очень расстроенным. Он смотрит на всех вокруг так запугано, хоть никто из прохожих не смотрит на него враждебно. Но, они всё равно все смотрят… Взрослые, дети, старики, - все рассматривают незнакомца. Незнакомца с обожженной половиной лица.

-Хит. – Вудбин развернулась к нему и взяла за руки.

-Я… - заморгав, посмотрел он на нее. – Я слишком отвык от толпы. От тех, кто видит меня впервые…

Он сгорбился , поднял воротник камзола и смотрел в землю.

-О, Хит, прости меня, пожалуйста… - Сказала Вудбин, понимая, какую ошибку совершает. – Я так давно ни с кем не общалась, что перестала думать о чувствах других. Мы сейчас уйдем отсюда. Всё будет хорошо.

Не выпуская его руку, чтобы он не отстал, она подошла к прилавку с соломенными головными уборами и купила шляпу с широкими полями.

-Вот, надень, надеюсь, что так тебе будет комфортнее. – Сказала она, забирая у растерянного Хита сумку с вещами и «валютой», и вручая ему головной убор.

-Д-да, наверное. – Сказал он, поглубже натягивая шляпу. Когда лицо оказалось в тени, ему даже дышать словно бы стало легче. Не важно, что со стороны соломенная шляпа в сочетании с камзолом смотрелась немного нелепо. Он просто не мог с собой ничего поделать, взгляды как стрелы ранили его. Взгляд Вудбин наоборот успокаивал, она сейчас смотрела мягко и виновато, и нежно улыбалась.

-Тебе даже идёт эта шляпа. – Сказала она. – Все, пойдем к стойлу Аурикс, и поедем домой.

Хит безропотно шел за ней, все так же глядя в землю, но, уверенно идущий, потому что девушка держала его под руку, прижималась плечом.

-Погоди, куда - домой? – Наконец дошёл до него смысл услышанного.

-Ко мне, конечно. – Спокойно ответила она. – Тебе нельзя в город, если тебе даже в деревне плохо становится. Как же я сама об этом не подумала… Ты тоже будешь жить в лесу, мы построим тебе домик на дереве, будем соседями.

-Но, вы же привыкли жить одни…

-Будем жить одни с тобой. У нас ведь все хорошо эти полторы недели было, правда?

-Все было даже отлично… Но, значит, я правда не мешаю?

-Совсем не мешаешь. Я думала, что тебе будет лучше там, где ты сможешь встретить корабли…

-Не нужны мне корабли. Мой улетел, а летать можно и на зубоскале.

Они вошли в стойло и быстро нашли Аурикс. Здесь, где вокруг были только животные, которых не интересовал его внешний вид, Хит стал чувствовать себя еще комфортнее, он сел на солому и глубоко вздохнул.

-Я чувствую себя идиотом и неудачником, – сказал он, усмехнувшись. – Пират , называется… Еще и квартермейстер , который должен деловые сделки заключать с кем угодно. Еще и лучший по эту сторону неба.

-А ты и есть самый лучший по эту сторону неба, – села напротив девушка. Она погладила его по руке. – Извини, что была такой эгоисткой и решала за тебя.

-Я еще больший эгоист. Тебе же надо было что-то купить в деревне , а я вдруг в ступор впал…

-Я и куплю. Ты подождешь меня здесь, с Аурикс, а я быстро схожу за всем необходимым. Хорошо?

-Конечно, хорошо. Лучше просто не бывает. С Аурикс мы найдем о чем поговорить. Спасибо тебе большое…

Вудбин пожала ему руку, сняла с плеча сумку, предназначенную для него, потом взяла только то, что собиралась обменивать, еще раз погладила его по руке, и ушла за покупками.

-Аурикс, у тебя очень необычная хозяйка. – Сказал улыбающийся Хит зубоскалихе. –Даже если она оставляет меня у себя из жалости, я не против ее жалости и заботы. И, конечно, у каждого из нас будет свой домик на дереве, а пока я еще буду стеснять вас с ней. У нее такая милая улыбка…

Аурикс просто урчала , глядя на одного из двуногих друзей. Она к нему тоже привыкла.


На небе уже зажглись звезды, когда Аурикс привезла Вудбин и Хита обратно к ее домику. Все звуки леса казались такими родными и домашними , было ощущение возвращения домой после долгого странствия. Такого Хит не испытывал с самого детства, и сейчас он словно снова был совсем юным и счастливым. Дома они зажгли фонарь , и девушка поставила на стол купленные пирожки с сыром и рыбой, а так же бутылочку дубояблочного сидра, которую она не собиралась покупать, но, все же купила.

-Надо отметить наше соседство. Верно? – Обратилась она к Хиту.

-Абсолютно верно, дорогая соседка. – Сказал он, ставя на стол красивые глиняные кружки. – За нашу дружбу и взаимопомощь.

-И взаимопонимание. – Кивнула она, наливая ароматный терпкий сладкий напиток.

После застолья и путешествия, они снова разошлись по своим спальным местам, хотя, сон все никак не приходил. Потому оба вышли на широкую ветку и еще долго наблюдали за звездами и лесом, пока на самом деле не захотели спать. Просто молча сидели, прижавшись плечами друг к другу, чувствуя тепло и спокойствие. Вудбин села слева от Хита , и, он сначала опять стал переживать из за вида своего лица, закрыл щеку рукой.

- Не надо, ты красивый. – Тихо сказала Вудбин чуть более раскованным после сидра голосом.- Ты такой милый, что молния решила тебя поцеловать.

-Так вот что это было… У стихии проблемы с выражением чувств, прямо как у нас с тобой. – Без тени обиды сказал Хит, убирая руку от лица и беря за руку девушку. Дальше они просто молчали и смотрели на звезды.

Молчать вместе – это тоже замечательно, как поняли оба. Когда Хит первым начал склонять голову, засыпая, Вудбин тихо потрясла его за локоть, оба встали и отправились домой – он в комнату, она – на кухню.


========== 5. Летающая тьма и лесная тишина. ==========


Следующие несколько дней Хит и Вудбин собирали в лесу ровные большие ветви, из которых можно будет соорудить древесный домик на дереве подходящей ширины и величины. Дерево, где стоял домик Вудбин, было мощным и широким, его изгиб сам по себе стал полом для ее комнатки — спальни, кухни и укрытия для зубоскала. Ей оставалось только сделать и хорошо закрепить стены и крышу. Конечно, в холодное время такую постройку надо было хорошо утеплять — обтягивать тканью и шкурами, которые она постепенно покупала в первый год жизни в лесу на дереве. В летнее же время в таком простом жилище было вполне хорошо и комфортно, оно высоко, и опасные хищники его не достанут — ни вжик-вжики, ни волки по деревьям не умеют лазить, а летающий хищник гнилосос не заинтересуется конструкцией, которую не сможет унести в своих когтях. От насекомых можно защититься, заливая в фонарь ароматное масло.

Пока будущие соседи еще не были уверены — какое из двух тоже широких извилистых деревьев рядом с домом Вудбин больше подойдет для лесного жилища Хита, просто проверяли их и собирали стройматериал. Жить он так же продолжал в одном доме с ней, предлагал девушке вернуться в спальню, а сам перебраться на кухню, но, Вудбин уверила, что на кухне, в окружении всего необходимого, ей очень комфортно. Спала девушка на полу, постелив матрас, набитый листвой, и укрываясь отрезом простой ткани. Хит обратил внимание на то, что туник у нее несколько, хоть они и похожи, а ночью она надевает длинную рубашку, как та, что была на нем, когда он очнулся после «полёта». Еще она почти постоянно носит мягкие сандалии, снимая их только на время сна, или когда входила в воду ручья. Хит сейчас редко надевал камзол, обходясь майкой и иногда рубашкой.

Как-то утром Вудбин зашла к нему на завтрак, одетая в короткую тунику и бриджи.

-Предлагаю сегодня нам отправиться к тёмному вязу. — Предложила она. — Сейчас он наполнен соком, и, ты как раз поучишься добывать валюту. И еще просто Аурикс и мы немного займемся оздоровлением.

-Буду не против обучиться. — Согласился четверлинг. –А что за оздоровление?

-Я просто имею ввиду то же самое масло из самого дерева, которым зубоскалы пропитывают свои лапы. Оно и для любых других существ полезно. В принципе, чем уж мы так сильно отличаемся от зубоскалов? …

-Много чем. У нас глаза не так широко расставлены. — Усмехнулся Хит.

-У меня все равно шире, чем у тебя. — Подумав, слегка засмеялась она.

Добравшись до широкого темного вяза, они остановились на широкой ветви — платформе, где спокойно мог прилеч зубоскал, не говоря уже о них двоих. Вудбин оставила сандалии в устойчивом сплетении ветвей и посоветовала другу тоже оставить там сапоги. Широкая ветка, на которую они пошли, была с надсечками, из которых выделялось вязкое масло с немного мятным запахом. Если встать на него, в ступнях появлялось приятное расслабляющее покалывание, и по телу расходилось спокойствие. Гоблинша с улыбкой наблюдала за пиратом, впервые испытывающим такое чувство. Сначала она занялась уходом за Аурикс, радостная зубоскалиха громко урчала, когда ее лапы обрабатывали и счищали потертости. Потом Вудбин стала демонстрировать Хиту, как надо присоединить к дереву кран для добычи масла в емкость, и как потом замазать рану дерева, чтобы оно не потеряло много сока. Четверлинг был хорошим учеником, и довольно быстро все понял.

-А, пока ты не узнала как собирать это масло, то как ты совершала покупки в деревне древесных гоблинов? — спросил Хит, медленно собирая масло.

-В первый раз, когда мы с ними встретились, они, можно сказать, просто подарили мне всё нужное и еще научили всему. Наверное, они меня просто пожалели. Но, мне было тогда не до гордости, и я стала учиться. Все же выживать одной с зубоскалом было сложно, когда раньше я жила с семьей, мне самой не приходилось охотиться или рыбачить, а это весьма не просто.

-Охотно верю… Я, когда был моложе, пытался сам по себе пожить в лесу, и, это было очень трудно, я быстро сдавался. Хоть и снова пробовал.

-Наверное, я никогда не узнаю что стало с моими близкими. — Трогая руками сережки, грустно сказала гоблинша. — Жив ли хоть кто-то еще из них…

-Те, кто купил тебя, одну тогда тебя взяли, да? — Спросил четверлинг, если уж она сама коснулась этого неприятного момента из прошлого.

-Да. Братьев, — родного и двоюродного, до этого взял какой-то лиговский капитан, которому была нужна команда из дикарей для патрульной лодки. Окурка, Бирчека, и еще пятерых он тогда увел, и я больше их не видела.

-Мне кажется, я слышал имя Окурок… — Нахмурился Хит. — Никогда не встречался с ним, но, точно слышал имя. И этот Окурок тоже был плоскоголовым гоблином дикарем.

-Может, это и правда мой брат. — С надеждой подняла она глаза. — А что ты слышал? Он жив?

-Да. Сейчас я вспомнил! — Закивал пират. — Я слышал о нём от той знакомой из Санктафракса. Это точно должен быть твое брат. Тиэль, та пучковолосая гоблинша, сначала встретила его в лесу, около одного пиратского корабля, и он рассказал ей, что его, вместе с еще несколькими, сначала купили как боевой экипаж для лиговского патрульного корабля. Тот лиговский капитан был редким гадом, и использовал свой корабль как приманку, и был готов ими всеми пожертвовать, и, на самом деле так и вышло, в живых из той команды остался только Окурок. И он злился и на лиговского капитана, бросившего их, и на пиратского капитана, убившего всех, даже его безобидного родственника… И Окурок потом стал боевым гоблином на том пиратском судне, практически, в качестве раба или дикого зверя — в ошейнике и на цепи. Как она пересказывала…

-Бедный Бирчек… Он и правда был совершенно безобидным парнем. — Грустно вздохнула Вудбин, вспоминая неудачливого доброго кузена. — И, бедный Окурок, такое наблюдавший и так живший… Не трудно всех возненавидеть.

-Да уж… Вот из-за этой обиды и ненависти, он потом согласился помогать одному парню из той пиратской команды, который собирался перехватить власть на судне. Не знаю, кто там был прав или не прав, скорее всего, вообще все. Бунт не удался, и они могли погибнуть, но, к счастью, тогда у команды были проблемы поважнее, да еще и та знакомая из Санктафракса, ТиЭль вмешалась.

-А как она-то оказалась на корабле пиратов?

-Она не слишком вдавалась в подробности, но, как я понял, ее подруга была девушкой того бунтаря, и они случайно узнали о готовящемся бунте. ТиЭль вдруг захотелось вмешаться. И это, как ни странно, получилось. Потом им втроем — тому бунтарю, твоему брату и ей, удалось сбежать с корабля.

-Слава Небу и Земле. — Вздохнула Вудбин. — А где он сейчас?

-Они сначала блудили по лесу. Потом летали с пересадкой. Потом ТиЭль с бунтарем полетели в Нижний город, а Окурок узнал места, в которых они опустились на каком-то из кораблей, и ушёл искать свой клан.

-Как я рада это знать! Я абсолютно уверена, что это точно был мой брат… И, зная его, верю, что он нашел нашу маму и остальных. Жаль, что мне их не увидеть. И, очень жалко, что Бирчек погиб… Но, все равно, спасибо тебе большое, что о таком вспомнил.

-Я тоже рад, что все так. Наша с тобой встреча точно не случайна. Я должен был тебе об этом рассказать, потому ветер меня к тебе закинул.

-Получается, что да. — Посмотрела на него девушка, грустно улыбаясь. — Теперь ты и Аурикс — мой клан.

-А ты и Аурикс — мои друзья по команде. А для Аурикс, может, мы ее стая.- усмехнулся Хит. — Хотя, я очень хотел бы, чтобы и мои друзья, и твоя семья смогли узнать, что мы с тобой живы и, скорее здоровы, чем нет. Жалко, что это неосуществимо…

-Мне тоже. –Вздохнула Вудбин, касаясь своей рукой его руки.


После сбора масла, они решили немного прогуляться на Аурикс по ближайшей роще, — может быть, им попадутся еще подходящие ветви. На одной из остановок Хит поднял глаза в небо и сквозь колышущиеся ветви увидел нечто, что увидеть совершенно не ожидал.

-Небесный корабль! — Ахнул он.

Вудбин тоже подняла глаза, пригляделась, но, вдруг ее лицо побледнело, и в глазах появился испуг.

-Быстро вниз! — сказала она. — Аурикс, беги в подальше лес. Мы спрячемся здесь, под деревом.

Хит не стал спрашивать о причине сейчас, — слишком уж явно был виден страх его подруги, он просто делал то, что она говорила.

Зубоскалиха спустила их вниз, потом сначала было побежала вправо, но, насторожилась, и быстро удалилась в другую сторону. Вудбин и Хит спрятались под большим деревом, в котором снизу было углубление, дающее возможность им обоим уйти в тень.

-Что случилось? — Тихо спросил Хит, когда они укрылись под деревом. Он вжался спиной в изогнутый ствол дерева, Вудбин прижалась к нему, при этом словно защищая от внешнего мира. Видимо, она так делала, потому что сама была в коричневой одежде, а он — в светлой майке, которая была более заметной. Он обнял ее, чувствуя, что девушка дрожит. — Они нас не видели и не увидят, кто бы это ни были. — - Насколько мог, спокойно произнес он.

-Я знаю этот корабль, — тихо ответила она. — Это именно тот корабль, что прилетел в наше поселение тогда, и увез многих из нас в рабство.

-Работорговцы. — С неприязнью проговорил он, хмурясь. — Как же их никто не замечает? Ни пираты, ни лиги…

Корабль был крупный, из чередующихся черных и красных досок, похоже, с несколькими летучими камнями. Летел он невысоко, — видимо, инспектировал местность.

-Не знаю. Зато они сами замечают всё. Но, я тоже знаю, что ни нас, ни Аурикс они не видели, они пролетят мимо…

-Конечно. И, если они продолжат лететь этим же курсом, то пролетят далеко от деревни древесных гоблинов тоже. Очень на это надеюсь, — а то мы никак не предупредим наших соседей сейчас…

-Да, пусть не меняют курс. Пусть мимо летят…

-Один вышел на палубу. — Тихо сказал Хит, видя высокого пожилого четверлинга с длинной темной бородой, глядящего вокруг. Он просто смотрел на местность, никого не выискивая.

-Это он, капитан. Четверлинг. Они все там четверлинги. — Тихо и сердито сказала она.

-Никогда не встречал такой команды. Жаль, что по такому гадкому поводу они в особую команду собрались…

Тем временем, чернобородый капитан сделал жест своим людям, и еще двое появились, таща кого-то неподвижного.

-Похоже, они собираются выбросить труп, не смотри. — Тихо сказал Хит, сильнее прижимая к себе девушку.

— Кто-то из рабов не пережил перелета. — Тихо сказала она.

Двое четверлингов скинули с корабля безжизненное тело, и корабль поплыл по небу дальше, благо, так и не меняя направления.


Вудбин и Хит стояли под деревом еще долго, чтобы жуткое судно улетело достаточно далеко. Было мерзко ощущать себя прячущимся, но, у них не было выбора, — что-то сделать против корабля работорговцев они не могли. Пират не хотел выпускать из объятий гоблиншу, когда та стала отстраняться от него, глядя в ту сторону, куда работорговцы сбросили труп.

-Вудбин, стой, давай уйдем отсюда поскорее, — нам нечего здесь делать. — Сказал он.

-Нет, я должна посмотреть. — Покачала она головой, глядя в сторону.

-Кто бы это ни был, они сбросили его уже мертвым, мы ничем не может помочь. Природа позаботится о теле несчастного и без нас. — Старался удержать ее четверлинг.

-Не ходи, я сама посмотрю. — Выскользнула от него плоскоголовая гоблинша и уверенно пошла влево.

-Но уж нет, одна ты туда не пойдешь. — Четверлинг быстро пошел за ней.

Вскоре они вышли на маленькую поляну, где на земле лежала мертвая крохгоблинша. На ее шее была кровь, судя по форме тела, несчастная была в положении… От увиденного Хиту самому стало ужасно не по себе, и кровь отлила от лица. Вудбин дрожала и всхлипывала.

-Так и знала. — Сказал она. — Она ни сама умерла, ее убили за то, что она их не устраивала. Когда нас везли, так же поступили с одной кучкогномихой, ее тоже случайно поймали, а потом увидели, что она … Такая… Они совсем не ценят жизнь, эти четверлинги, это для них такой пустяк… В лесу никто бы так не поступил! А там, на корабле, никто не может этому помешать, потому что все рабы под действием наркотического газа, валяются как брёвна и еще связанные, и ничего не могут сделать, просто смотрят и ненавидят. И я тоже ненавидела этих четверлингов, и сейчас ненавижу. — Выкрикнула она, всхлипывая.

-Вудбин, милая, не надо. — Хит тронул ее за локоть. — Одного четверлинга ты наоборот спасла…

-И я ненавижу себя за то, что я их ненавижу! — Продолжала плакать она. — Так нельзя, нельзя ненавидеть всех из-за некоторых, а я это делаю. И потому я себя тоже ненавижу. Всё неправильно…

Она сделала шаг от него и побежала прочь.

-Вудбин, не надо. Я вместе с тобой их ненавижу! Этих подонков…. — Он не знал что делать — бежать за ней, или дать девушке поплакать и прийти в себя. Он никогда не видел подругу в таком состоянии, — всегда спокойная и выдержанная, мягкая и заботливая, сейчас она была как испуганный зверёк, загнанный в угол и сбегающий прочь. Ему очень хотелось ее утешить, но, он не знал, — будет ли это правильным решением.

Но, вдруг раздался крик. Хит тут же бросился в направлении, куда убежала Вудбин, нащупывая на поясе рукоятку сабли, которая, благо, была с собой. Что бы или кто бы там ни был, он сделает что угодно, чтобы защитить Вудбин, — это пират знал точно.

Воздух стал тяжелым и неприятным, и, вскоре Хит увидел Вудбин, — её схватила ярко зеленая плеть, тянущая в заросли. Девушка слабо сопротивлялась — смоляная лоза схватила ее за шею, и, руками снять растение с себя было невозможно.

-Надо было догадаться, почему Аурикс побежала прочь отсюда! — ахнул Хит, подбегая к лозе и доставая саблю. — Знаю, что ты сейчас разветвишься, но, все равно придется… — сказал он, перерубая лозу.

Шипящее растение отпрянуло, брызгая едкой зеленью, Хит поднял на руки Вудбин, потерявшую сознание, и пошел прочь. Бежать между деревьев было проблематично — тут было темно, и, единственный глаз сейчас плохо видел из-за запотевших очков. Вудбин была не тяжелой, но, все равно имела вес, и будучи без сознания, была не очень удобной для переноса.

-Все будет хорошо, милая, — быстро шагая, говорил он, слыша шипение сзади. Лоза продолжала ползти, и, конечно, сейчас она вытягивала уже три новых липучих жгута. Стоит хоть раз споткнуться, — и она догонит и схватит их обоих, - потому лучше идти внимательно и найти то, что сможет их спасти, как бы отвратительно это не было…

Он дошел до места, где свернул в темноту, — там все так же лежало тело убитой крохгоблинши. Мысленно принося извинения и прося Небеса принять душу несчастной, он пошел в ее направлении и прошел совсем близко. Лоза, струившаяся за ним, нашла мертвое тело, которое не так давно было живым, обмотала ее, и уволокла в сторону темноты, куда-то, где ее ждет хищное дерево Дуб Кровосос.


Хит опустился на колени, с содроганием думая о произошедшем. Он посмотрел на Вудбин — она была бледна, еле дышала. Лоза прогнула шейное украшение, и теперь оно душило гоблиншу. Пират быстро положил девушку на бок и стал бороться с защелкой шейных колец. Защелка погнулась, и он поранил пальцы, но, это его совершенно не волновало. Наконец, он снял металлическое украшение с её шеи и отбросил его в сторону. Она почти не дышала и не приходила в себя.

-Ну же, Вудбин, очнись, пожалуйста. — Наклонился Хит к ее груди, — Не оставляй меня в лесу одного … — он вспомнил об искусственном дыхании и, набрав воздух, прикоснулся губами к ее губам. Он переживал, что не получится сделать все как надо — все же после ожога его губы слева неплотно сжимаются, и, может, он не удержит в себе кислород, который сейчас нужен Вудбин.

Но, к счастью, после пары его попыток, Вудбин глубоко вздохнула, выгнулась, и, ее сердце забилось ровно. Она открыла покрасневшие глаза и уставилась на Хита потерянным взглядом.

-Все хорошо, лоза ушла. — Сказал он, улыбаясь сквозь слезы. — Милая, ненавидь кого хочешь, даже меня можешь возненавидеть, только не умирай.

-Я не ненавижу тебя, я тебя люблю. — С улыбкой сказала Вудбин и снова закрыла глаза. Но, на этот раз дыхание было равномерным, и сердце стабильно билось. Просто она перенапряглась и нуждалась в отдыхе.

Хит погладил ее по голове, сам с трудом веря, что им удалось спастись, и что он сейчас вернул девушку к жизни. Ничего подобного с ним никогда не происходило. Он подобрал отброшенное шейное украшение — все же, не стоит его выбрасывать, — наверняка, для Вудбин оно дорого как память. Оставаться в лесу было не безопасно, стоило возвращаться домой. Аурикс сюда не прибежит из за близости хищного дерева, значит, надо идти ей навстречу. Хит снова взял Вудбин на руки и медленно пошёл в сторону, откуда они пришли. Благо, отличающиеся по виду тёмные вязы были хорошо заметным ориентиром. Он перекинул руку девушки через плечо, и она теперь удобнее опиралась на него. Пират улыбался, несмотря на все пережитые ужасы, — потому что они их все-таки пережили. И еще то, что сказала ему Вудбин, очень грело сердце…

Спустя минут десять, Вудбин снова очнулась и была удивлена своему положению в пространстве. Хит с улыбкой наблюдал за ней, приходящей в себя и такой растерянной. Вскоре, она поняла в чём дело.

-Хит, поставь меня, я хорошо себя чувствую. Не надрывайся. — Сказала она.

-Мне не сложно — ты не тяжелая. И я не слабак. И мне приятно тебя нести.

-Все равно поставь меня. Я не хочу, чтобы у тебя спина разболелась.

Он остановился и аккуратно опустил ее ноги на землю.

-Ты руки поранил. — Обратила она внимание на кровь на его пальцах.

-Ничего, все пройдет. Еще я твое украшение сломал, потому что лоза его погнула. — Показал он шейные кольца, которые сейчас надел на свою руку как браслет.

-Спасибо тебе большое. Прости за все то, что я наговорила. — Сказала тихо она, глядя ему в глаза.

-Я даже не обижался. Если бы я был на твоем месте, я бы куда сильнее ненавидел обидчиков и тех, кто на них похож. А ты меня спасла.

-А теперь ты меня спас.

-Пусть это войдет в добрую традицию.

-Нет, лучше пусть нам не приходится друг друга спасать. Во всяком случае, от чего-то настолько опасного…

-Хорошо, договорились.

-И, кстати, может быть, мы лучше построим еще одну комнату на моем дереве, а не на другом?

-Я тоже об этом подумал.

Вскоре к ним прибежала взволнованная и обрадованная Аурикс, и, верхом на зубоскалихе они отправились домой. Аурикс тоже успокоилась, видя, что ее двуногие друзья спаслись, и очень радостно урчала.

Домой они вернулись на закате, первым делом Вудбин велела Хиту хорошо помыть руки в ручье и обработала и забинтовала раненные пальцы. Так же с себя смыла неприятную смолу опасной лозы.

Когда она ушла на кухню –в свою комнату, чтобы переодеться, Хит еще немного остался у ручья и собрал маленький букет сиренево-блых цветов с дурманящим ароматом.

Чуть позже, он постучался к ней и вошел с цветами. Девушка смотрела на него удивленно, сидя на табурете и поджав под себя ноги.

-Вудбин, то, что ты сказала сегодня, это правда? — Глядя на неё счастливо блестящим глазом, спросил он.

-Конечно правда. — Смущенно ответила она. — Конечно я люблю тебя, как же иначе…

-Тогда, дорогая Вудбин, прекраснейшая девушка из всех, встречавшихся в моей жизни, прими мое предложение и стань моей женой, а не только соседкой. — Сказал он, вставая на колени перед табуретом, на котором она сидела.

-Хит… — Улыбнулась она. — Но, это просто потому, что тут больше никого нет?

-Нет, это потому, что если бы даже тут было еще множество других девушек, — ты единственная в мире, к кому я испытываю такие чувства. Пожалуйста, стань моей женой, если, конечно, ты не против не очень красивого мужа.

-Если только и ты не против тоже не очень красивой жены, — сказала она, опустив голову. Потом развернулась на табуретке, так же поджимая под себя ноги, и сняла с плеч лямки туники. На спине виднелись глубокие синеватые шрамы, и справа под ребрами виднелось клеймо со знаком какой-то лиги.

Хит с болью смотрел на ее спину.

-За что они тебя? — Тихо спросил он.

-Просто так, чтобы знала кто в доме главный. — Не поднимая голову, сказала она. — Я даже не сопротивлялась. Они хотели, чтобы я сопротивлялась, им нужна была злобная дикарка, — вот и побили, — а я не пыталась напасть в ответ… Просто потом сбежала ночью. До этого я сама голову брила, потому что так было удобнее, а после всего случившегося по дороге и в городе, волосы у меня просто перестали расти в принципе…

Хит рассеянно смотрел на не, думая, что сказать. Она вся была сейчас такой напряженной и сжавшейся, словно ждала, что ее снова ударят или обидят. Голова опущена, и уши опущены, плечи сжаты, руками она обхватила себя и вдавила пальцы в предплечья, и даже пальцы ног так сжаты, что побелели. Может, она думает, что женщина со шрамами и клеймом оттолкнет его, и он ее разлюбит? Или, воспоминания прошлого сегодня слишком оживились? …

Вот как бывает, — живешь себе в нормальном многолюдном городе, что-то делаешь, стараешься. Не всё получается, но, все же многое, а ты все равно думаешь, что тебе не везёт. А в это время, в том же городе, какие-то моральные уроды избивают связанную девушку и считают, что это нормально… И это ведь явно не единичный случай, если работорговые суда летают в небе Края, и кто-то где-то продолжает издеваться над другими живыми существами, иногда другого, иногда своего же вида, кто-то продолжает убивать неугодных, отнимать жизни ради того, чтобы украсть предметы… А еще говорят, что цивилизация прогрессирует, а в Дремучих Лесах косность и мрак…

А им двоим повезло быть сейчас достаточно далеко от цивилизации, стоит это оценить.

Хит на коленях приблизился к Вудбин и своей заплетенной колкой бородкой пощекотал пальцы ее ног. Девушка хихикнула от неожиданности, втянула ноги под себя и развернулась к нему, глядя с растерянной улыбкой.

-Что ты делаешь? — теряясь между грустью и радостью, спросила она, вставая на ноги.

-Я люблю тебя, — с улыбкой сказал он, тоже поднимаясь. — Люблю тебя и никогда не причиню боли и не дам никому в обиду. — Хит нежно обнял ее.

-И я тебя никому в обиду не дам. — Обняла его в ответ она.

-Знаешь, а может быть всё то, что с нами с тобой происходило, было специально ради того, чтобы мы с тобой встретились? — Сказал Хит. — Мы идеально подходим друг другу, и, если бы все беды не случились, мы бы с тобой не оказались вместе, здесь и сейчас.

-Не знаю… Самое важное, что мы встретились. Я очень хочу, чтобы ты был моим мужем, Хит.

-Значит, точно делаем пристройку к твоему дому.

-К нашему дому. Нашему.

Они еще долго стояли, слушая сердцебиение друг друга и думая о том, что им обоим наконец повезло. Начинался новый эпизод в их жизни, и оба верили, что все будет хорошо, и они друг друга защитят. Цветы, поставленные в кружку с водой, источали аромат и светились в наступающей темноте.

Комментарий к 5. Летающая тьма и лесная тишина.

На этом заканчивается часть истории, именующаяся “По эту сторону неба”. Далее повествование будет о других персонажах. Но, мне было очень важно , в первую очередь, написать об этих :)

Иллюстрации:

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1452270 - Аурикс, Вудбин, Хит и темный вяз

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1452271 - дорога в лесу


========== II Часть. Замедленный полет. 6. Внезапные исследователи. ==========


После того, как корабль «Бегущий-по-Небу» отправился в путь, оставив капитана Прутика выздоравливать в деревне душегубцев, погода была ровной и спокойной, словно отдыхала после затяжной бури, длившейся над этой частью Дремучих лесов долгое время.

Команда была спокойна насчет молодого капитана, — ему уже стало лучше, хоть он и был очень слаб. Но, ему должно стать лучше, ведь рядом с ним осталась девушка, просто сияющая от чувств, переполняющих ее по отношению к Прутику. Конечно, он рассказывал друзьям о своих приключениях, в которые он попал, впервые сойдя с тропы лесных троллей в ранней юности, и они слышали о Крепышке — милой доброй душегубке, проводившей для него-чужака экскурсию по их деревне. Но, в их мыслях она так и была девочкой-подростком, а никак не молодой красавицей, которая просто рыжим ураганом влетела на корабль, только узнав, что там Прутик, и что он болен. Видимо, Крепышка не забывала его и ждала, и, к счастью, дождалась. Под ее присмотром Прутик наверняка скоро поправится и окрепнет. Так же они оставили Крепышке различные медикаменты, которые еще давно были благоразумно закуплены ответственным Хитом в Нижнем городе и прежнем Санктафраксе.

Все было бы хорошо, если бы ситуацию не омрачали мысли о потере квартермейстера. Корабль еще несколько дней кружился над той частью леса, где они потеряли Хита, они выискивали сигнальные огни, но, так и не смогли увидеть их. Смирившись с тем, что лучший друг пожертвовал собой ради них, Тугодум пришел в его каюту, аккуратно собрал и сложил все чертежи и свитки, убрал их в ящичек, вместе с записями о тех днях, которые они провели в коммуникациях под Нижним городом, и решил постоянно следить за чистотой в этом месте, до тех пор, пока он не сможет передать записи куда-нибудь. Как и обещал, он взял шинель Хита, убрал рукава и надел ее. Стало действительно теплее, — то ли он уже начинал терять молодость и мерзнуть, то ли просто похолодало.

Когда он вернулся на палубу, Тарп улыбнулся его обнове.

-Ты что, теперь будешь у нас квартермейстером? — Спросил душегубец.

-Да нет, я не думаю, что нам вообще нужна такая должность. — Пожал плечами плоскоголовый гоблин. –Просто так теплее… Продолжим путь?

-Продолжим, видимо. Будем обследовать лес, может и найдем этот путь в Риверрайз, пока капитан лечится. — Сказал Тарп.

-Будем теперь лететь медленно и помечать всё на карте. Это должно помочь.

-Да уж, торопились три года, чуть до беды не довели себя…

-Чуть не довели? — Грустно посмотрел на него гоблин.

-Ну, я имею ввиду, что хотя бы корабли не разбился и большинство из нас живы… Мне правда жалко, что Хит погиб, мне его не хватает. Мы всегда спорили, но, это было здорово, - я чувствовал себя как дома. Дома, в деревне, мы постоянно задирали друг друга, так было веселее и дела быстрее делались. С тобой или со Страшезлобом у меня так общаться не получится.

-Ребята, а кто из нас сейчас главный? — Подошел к ним двоим брогтролль, поправляющий свой потрепанный, но все еще яркий камзол. Он почистил его в деревне душегубцев.

Тугодум и Тарп переглянулись, — им такая мысль не приходила на ум.

-Капитан Прутик главный, как и было. — Спокойно ответил Тугодум.

-Но Прутик остался лечиться в деревне, а пока он лечится, он ведь не будет отдавать нам команды — куда лететь и что делать. Кто будет его заместителем? — Не унимался Страшезлоб.

-Если бы среди нас был квартермейстер, то это был бы он. — Сказал Тарп. –Может, если его шинель на Тугодуме…

-Не буду я главным! — Поднял руки гоблин. — Я матрос, и вообще у меня меньше опыт полетов, чем у тебя, Тарп. Может, ты?

-Я тоже матрос и не хочу судном руководить. Может, по-очереди тогда будем?

-Мне нравится идея быть капитанами по очереди! — Потряс кулаками радостный Страшезлоб. — Когда я буду капитаном, то буду придумывать что-нибудь интересное, а не просто полет. Мы можем как-то красиво наряжаться, это ведь здорово.

-Забавная идея, только, у нас ведь вроде бы нет больше вещей. — Хмыкнул душегубец.

-Будем меняться одеждой друг с другом. — Улыбаясь, сказал брогтролль, глядя на шинель, надетую на Тугодуме.

Гоблин криво улыбнулся и подумал, что оставит шинель в комнате в тот день, когда капитаном будет Страшезлоб.

-А еще не поздно принять командование, чтобы этого избежать. — Засмеялся Тарп.

-Нет, лучше будем меняться одеждой. — Покачал головой Тугодум. — Мы все равны, все мы просто матросы, которые выполняют задание капитана и ищут правильную дорогу к Риверрайзу, где нас ждут еще трое. Потом отвезем к ним капитана, и наше путешествие продолжится…

-Да уж, затянулось наше отправление в совместное путешествие. — Вздохнул Тарп. — Может, выпьем за отправку? У меня есть запасы сидра.

- Нет, этого мы точно делать не будем! Подождем повода кого-нибудь уж… — Сказал гоблин. — Как, интересно, сейчас дела в городах?..

-Да, жаль, что в этом поселении с городами давно не связывались. Даже мне интересно, как там, в Санктафраксе и не только… Но, может они и правы, что только между тремя деревушками тут общение поддерживают. — Посмотрел неопределенно назад душегубец. — У них хотя бы точно нельзя подхватить каменную болезнь.

-А Санктафракс тоже на огромном камне…

-Н-да, даже не представляю, что там сейчас делается.

-Узнаем, когда выполним то, чем занимаемся сейчас… Значит, в путь.

С этого дня начался медленный и спокойный полет «Бегущего –по -Небу», пираты даже в шутку думали перезвать судно в «Ползущего-по-небу», так мелено корабль двигался. Они избегали встреч с другими кораблями, памятуя о каменной болезни, и, это было не сложно сделать, — корабли им по пути просто не попадались. Как-то раз они видели вдали изящный корабль с двумя мачтами, летевший слишком быстро для больного, но, они не узнали его очертаний и не представляли — что это за другой летающий пиратский корабль. Тарп, Тугодум и Страшезлоб научились управлять кораблем малым составом еще во время страшной глистерной бури (хоть о ее названии знал и только один из них), так что, при нормальной погоде лететь втроем для них не составляло особого труда. Когда случались обычные грозы, они привязывали судно к мощным деревьям и пережидали непогоду, не пытаясь сражаться с ней. Поселений на пути не попадалось, потому они поочередно спускались за водой, собирали грибы и дикие овощи, рыбачили, иногда охотились. Чтобы двигаться к Риверрайзу, логично было двигаться по реке, но, река Края была такой извилистой и порой скрытой из виду и не нанесенной на прежние карты, что пиратам приходилось тратить по нескольку дней, чтобы выследить русло реки и законспектировать отрезок реки на карту, или на отдельный листок.

Тугодум прежде не думал, что зарисовывать что-то — это даже увлекательное занятие, особенно если вполне хорошо получается. И, он бы не узнал об этом, если бы не просьба Хита, когда они жили в канализации… Хотелось показать наброски ТиЭль, и он надеялся, что когда-нибудь ему удастся это осуществить. И, каждый раз в душе было щемящее чувство от того, что с Рованом он ими уже не поделится. За время медленного полета трое пиратов больше узнали друг о друге, и, теперь плоскоголовому гоблину значительно больше нравились и Тарп, и Страшезлоб.

Тарп Хаммелхерд всегда был искателем приключений, стремился к ним, даже в детстве, когда был простым пастухом. Уже будучи подростком, он самовольно ушел из деревни, сказав об этом только младшему брату — более спокойному Тендону, который всегда был более усидчивым и творческим, учился делать украшения из кожи и костей. Тарпу повезло, он встретил пиратский корабль и юнца взяли туда матросом. Спустя годы, он многому научился, поработал на разных кораблях, и, навещая родную деревню, уговорил брата, в то время уже профессионально делавшего красивейшие подвески из кожи, отправиться в Нижний город и попробовать заработать там. Вот только, к сожалению, Тендон оказался менее удачливым, и случайно угодил круговорот неприятных событий, связанных с поисками способов создания пылефракса из грозофракса, что стоило ему жизни. Тарп всегда винил себя за случившееся, хоть друзья и убеждали его, что его вины здесь нет никакой.

Страшезлоб был из лесной деревни брогтроллей, и там его всегда считали дуболомом и недотепой, потому что больше всего на свете сильного тролля интересовала эстетическая сторона, а не практическая. И дерево он срубит под особым углом, не думая, что этим попортит структуру, и загон он украсит такими сорняками, от которых ежеобразы чуть не сбегают проч. Поняв, что в деревне он себя не найдет, брогтролль покинул своих и ушел искать другую работу. Ему повстречался хитрый пиратский капитан Грифозуб, обещавший достаток и почтение, а ставший использовать тролля лишь как грубую силу, платя лишь едой и крышей над головой. Благо, потом Страшезлоб встретил капитана получше.


Когда пираты исследовали уже довольно большой отрезок пути, и им начали попадаться на глаза места, которые они видели раньше, пираты решили прерваться и вернуться за капитаном. Пусть до темных колючих лесов они еще и не добрались, но, видя эти горы и кряжи, они понимали, что до них уже не слишком далеко, и что теперь они точно знают как добраться до этого места. Прошло уже больше двух месяцев, — за этот период Прутик должен был восстановить свои физические и духовные силы, и они смогут порадовать его обновлениями на карте.

В день, когда «Бегущий-по-Небу» вернулся в деревню душегубцев (а обратный путь он проделывал уже не «ползком»), судно радостно встречали и капитан Прутик, и Крепышка с братом Хрящиком, и вся деревня, и даже пришедшие ради торгового дня лесные тролли и гоблины сиропщики. Прутик действительно полностью выздоровел, окреп и был полон жизни. Но, к удивлению друзей, он попросил их дать ему отпуск побольше — молодой капитан обручился с Крепышкой, и они собирались пожениться в скором времени.

Тарп, Тугодум и Страшезлоб были искренне рады за капитана, и они на некоторое время сошли с корабля, чтобы получше познакомиться с замечательной девушкой, похитившей их капитана. Никто из них не возражал, — ведь дела сердечные сильнее всего, даже если они временно лишают их друга-капитана. Прутик обещал вернуться к поискам Риверрайза, к поискам остальных троих членов команды, ждущих его там, — но, уже после свадьбы и хотя бы «медового месяца». Он предлагал и троим друзьям остаться, но, они опасались за корабль, да и, просто все трое чувствовали, что спокойная жизнь в деревне — это не то, что им нужно во время недовыполненного важного задания. Они не могли винить Прутика за его чувства, но, их самих ничто не могло останавливать от продолжения поисков скрытного Риверрайза. Если у них есть уже часть хорошо исследованной карты, значит они просто должны продолжать путь, и так же тщательно дальше исследовать Дремучие леса над основным руслом Краевой реки, приближаясь к терновому заслону, после которого будут ожидать самые мрачные леса и легендарный Риверрайз, где их давно ждут.

Пожелав Прутику и Крепышке всего самого лучшего, трое пиратов снова отправились в путь, через пару дней после визита. Прутик оставил себе пару птицекрыс с корабля, чтобы послать сообщение — когда друзьям прилететь за ним. А трое пиратов теперь надеялись, что смогут найти Риверрайз и, может быть, даже пролетят до него самого, заберут Моджин, Лесорыба и Гуума и вернутся к Прутику все вместе. Тогда капитан не будет обязан волноваться о полете, и сможет жить нормальной семейной жизнью, и они все продолжат свои пути, как получится. Пока настроение у всех было очень хорошее, и все были полны новых надежд.


========== 7. Тайны далёких лесов. ==========


«Бегущий-по-небу» достиг того кряжа, на котором пираты остановили свое исследование в прошлый раз, за месяц с небольшим. Но, дальнейшее их движение стало затруднительным. Погода была уже не такой хорошей, — близилась зима, и за летучим камнем был нужен лучший присмотр. Друзья собирали смолу нужных деревьев про запас, пока не стало слишком сложно ее собирать, набирали грибы, фрукты и овощи, которые можно долго хранить. Благо, леса в районе кряжа были богатыми, и собирательство не было слишком сложным. Места были не совсем необитаемыми, — пираты видели места стоянок гоблинских племен, и, они не искали контактов с ними, видимо, взаимно — все же не заметить корабль, особенно такой крупный, сложно. Нейтрально игнорирующие отношения, — это самое лучшее, если ты на чьей-то территории, где могут принять и за врага.

Покинув небо над пышными лесами, «Бегущий-по-небу» двинулся дальше над руслом реки, медленно влетая в зиму и наблюдая изменения природы с высоты. Они не первый год встречали зиму на корабле, но, до этого пираты прилагали все усилия, чтобы продвигаться вперед, борясь с природными препятствиями. А на этот раз трое друзей не спешили, и наблюдали, как часть деревьев сбрасывает листву, а часть просто прячет ее под заморозками и снегом; видели как некоторые птицы и звери кочуют в другие части лесов, а некоторые даже впадают в спячку. Они знали об этом теоретически, но, не видели своими глазами столько всего, что можно увидеть с медленно передвигающегося корабля. Тарп уточнял картографические данные, Тугодум делал зарисовки животных и растений, Страшезлоб выбирал ветки, которыми можно было бы украсить шляпу или корабль.

Внизу простирались и возвышения, и ущелья, глубокие и непроглядные. В них пираты не собирались опускаться даже в целях исследования -, там вполне могли жить какие-то замкнутые народы, которые будут совсем не рады визитерам, а может, там просто будут ждать голодные и осторожные хищники. В любом случае, лучше их не беспокоить и пролететь высоко над этими загадочными местами.

Каждую ночь зимой пираты останавливались, швартуя судно к деревьям или участкам возвышений, и кто-то непременно оставался дежурить около летучего камня. Особо холодный период зимы в этой части Края длился не слишком долго, где-то месяц с небольшим, а потом началось постепенное потепление. Другие летающие корабли не встречались команде в принципе, и трое пиратов иногда начинали думать, что «Бегущий-по-небу» — вообще последний летающий корабль. И, от этого становилось скорее грустно, чем радостно. Конечно, хорошо, что они летят, но, от их полета пока мало проку кому бы то ни было…

Как-то раз, в один из дней оттепели, корабль опускался пониже, чтобы набрать пресной воды из источника. Наблюдая за природой вокруг, Тугодум спокойно зарисовывал хвойные деревья синеватого оттенка с заостренными шишками, и вдруг обратил внимание на довольно активное движение за деревьями. Сначала он подумал, что это просто какие-то звери, но, вскоре засомневался и взял подзорную трубу. Сначала гоблин не поверил своим глазам — слишком уж давно они не встречали никаких разумных существ, и это мог быть просто обман зрения. Но, все же он на самом деле видел каких-то индивидуумов, бегущих между деревьями. Бежали они озираясь, значит, явно не они за кем-то гнались, и, за ними двигался кто-то опасный. Тугодум позвал друзей, и теперь трое пиратов стали всматриваться в лес, продолжая опускать судно. Как бы то ни было, они должны были помочь тем, кого увидели.

-Я не знаю кто они, но, знаю хищника, от которого они бегут! — Ахнул Тарп. — Это же чурбак.

-Чурбак?! — Удивился Тугодум. — Никогда не видел их живьём… Но, разве они не спят в зимнее время?

-Этот проснулся, потому тем парням не позавидуешь…

-Чурбак похож на большое бревно, — разглядывая спешащего хищника, удивился Страшезлоб.

-В этом и расчет этого зверя. — Сказал Тарп. — Лежит, притворившись бревном, пока жертва не окажется слишком близко, а потом атакует. Он втягивает в себя животных или любого, кому не повезет, а потом долго переваривает…

-Но, мы же не дадим ему втянуть этих путников, верно? — Сказал Тугодум, сбрасывая веревочную лестницу, которая уже почти достигала нужного уровня.

-Эй, лезьте к нам! Мы вас вытянем! — Крикнул вниз Тарп.

Четверо незнакомцев, спасающихся бегством, кажется, только сейчас увидели корабль, закрепленный за сосну, и лестницу, свесившуюся с него. Они поспешили к нему и стали поспешно хвататься на перекладины, подсаживая друг друга. Чурбак был уже совсем близко от последнего, но, Страшезлоб сбросил вниз бочку маринованных водорослей, которая упала очень близко от хищника, заставив его отпрянуть. По счастливой случайности, бочка не зашибла и никого из путников, и теперь все они держались за лестницу, которую пираты быстро поднимали на борт. Разочарованный чурбак был вынужден удалиться.

Когда нижние перекладины лестницы были уже близко к борту корабля, брогтролль и гоблин продолжали удерживать ее, а душегубец подошел к борту и помог спасенным путникам перебраться на борт корабля.

Четверо неожиданных гостей принадлежали к одному виду. Они были высокими и стройными, но мускулистыми. Их кожа была бело-голубого цвета, и частично была покрыта чешуей, на безволосых головах были небольшие гребни, менявшие цвет, на руках и босых ногах незнакомцев были перепонки. За спиной каждого из четверых были закреплены какие-то панцири, похожие на маленькие лодки. Пока пираты рассматривали незнакомцев, те рассматривали их, с интересом, и с добрым выражением лиц.

-Спасибо, что спасли наши жизни, благородные незнакомцы. — Поклонился более высокий из путников. Отдышавшись.

-Добро пожаловать на пиратский корабль «Бегущий-по-небу»! — Сказал им Тарп.

-Пираты… — С придыханием и улыбкой сказал самый невысокий из спасенных.

-Кто капитан вашего прекрасного судна? — Спросил первый, переводя взгляд с одного пирата на другого.

-Наш капитан сейчас в деревне душегубцев, но мы вернемся за ним. — Сказал Тугодум. — Пока мы все матросы — Тарп, Страшезлоб, и я — Тугодум. — Поочередно показал гоблин на друзей и себя.

-Спасибо вам, благородные матросы. — Сказал все тот же незнакомец, и его друзья поклонились. — Мы — белые паукогногие гоблины с Облачного Озера. Это Стерм, Силин, Преф и я — Торкуос. Мы исследовали прилегающие земли, но потревожили чурбака. Обычно в это время года хищники еще спят, но, оттепель пробудила одного из них, наш следопыт пал его жертвой, а, мы спаслись благодаря вам.

-Очень сочувствуем вашей утрате. — Грустно сказал Тугодум. — Жаль, что мы не прибыли чуть раньше.

-А отчего вы зоветесь пауконогими гоблинами, если ваши ноги не похожи на паучьи? — Поинтересовался Страшезлоб.

-Так назвали нас чужаки. — Улыбнулся Силин, уши которого были более обильно украшены серьгами, чем уши его друзей. — И теперь наши племена тоже так представляются. Перепонки у нас на пальцах напомнили кому-то паутину, потому нас назвали пауконогами.

-Племена? Значит, вас много здесь? — Спросил Тарп.

-Не особо много. Наши четыре племени живут обособленно от остального мира в районе Четырех Озер, в нескольких днях пути отсюда. Но, мы исследуем земли вокруг озер. Некоторые уходят далеко, мы были сравнительно близко от дома, но, попали в беду, из которой вы нас спасли. — Сказал юный Преф.

-У каждого озера живет свое племя, но, мы в мире друг с другом. — Сказал более приземистый Стерм. — Но, при этом представители разных племен выглядят по-разному. Такой цвет кожи только у нашего племени, у остальных кожа зеленоватая. У Кольчатых на теле природные кольца, у Бивневых выступают бивни, у Гребенчатых очень высокие гребни на головах. А вы все представители совсем разных народов, верно?

-Да, я — душегубец, Страшезлоб — брогтролль, Тугодум — плоскоголовый гоблин. — Сказал Тарп белым пауконогам. — Как же интересно бывает — мы, душегубцы, живем в самых разных частях Дремучих лесов, но, выглядим похоже. А вы, пауконоги, живете маленькой компанией и вместе, но при этом все разные.

-Говорят, что мы, белые пауконоги, похожи на бровастых гоблинов, как вы, плоскоголовые и молотоголовые. — Посмотрел Преф на Тугодума. — Мы тоже мускулистые, как и вы, остальные только рыбачат, а мы еще и охотимся в лесу.

-Мы тоже и рыбачим, и охотимся. — Сказал Тугодум, не зная что еще сказать. — Вы не голодны? Мы могли бы разделить с вами трапезу.

-Действительно, хорошая идея, пора бы поесть. — Подтвердил Страшезлоб. — Ведь пока за водой спускаться не будем, пока там чурбак где-то выжидает?

-Да, подождем до ночи, когда похолодает, и он снова заснет. — Сказал Тарп. — Пойдемте в помещение, здесь есть будет холодновато.

-Спасибо за вашу доброту. — Сказал Стерм. — Мы тоже разделим с вами свои припасы. — Показал он на заплечную сумку. — И переждем до ночи, если вы не будете против, из-за того же хищника.

-Вообще то, вам надо бы не только до ночи тут остаться, ведь поутру снова может быть оттепель и в местах, где спят чурбаки, вам встретится ни этот, так другой. — Кивнул Тугодум в сторону леса.

-Да, лучше уж мы доведем хорошее дело до конца и отвезем вас к вашему поселению. — Сказал Тарп.

-Это было бы прекрасно! И, вы бы познакомились с нашими сородичами. –Закивал Преф.

-Но, для этого вам придется сойти с намеченного курса. — Посмотрел на пиратов Торкуос.

-Не беспокойтесь об этом, у нас есть время. — Уверенно сказал Тугодум.

Во время трапезы, пираты вкратце рассказали новым знакомым о цели своего путешествия к этим местам. Пауконоги были удивлены тому, что корабль столько раз столкнулся с трудностями в районе терновых зарослей, но продолжает снова и снова стремиться к ним.

-Сами мы не летаем, но, у нас прежде останавливались воздухоплаватели. — Сказал Торкуос. — И все они говорили о том, что над Ночными лесами, занимающими большое пространство от Дремучих лесов до Риверрайза, всегда особенная погода, всегда бури и ветра. Видимо, это связано с тем, что высокий пик всегда окружен плотными облаками и тучами, они скапливаются вместе, чтобы извергаться дождями и грозами, наводняя тот источник, который дает жизнь всему Краю, и из-за этих туч корабли не могут летать над Ночными Лесами.

-То есть, это невозможно вообще? — Переспросил Тарп.

-Я не могу говорить с полной уверенностью, все же мы встречались лишь с единичными кораблями. Но, из тех, кто нам встречался, это препятствие не преодолевал никто. Не хочу вас огорчать, лишь хочу предостеречь. — Спокойно сказал лидер группки.

-Наш корабль большой и мощный, может у него получится! — Сказал Страшезлоб.

-Или, попробовать пройти леса без корабля? Как это делали Прутик, Каулквейп, Лесорыб и Гуум. — Сказал Тугодум.

-Но, мы не можем бросить «Бегущий –по-небу», это ведь уникальный, до сих пор летающий корабль! Даже если мы найдем пеший путь в Риверрайз, как мы потом вернемся к капитану без корабля? Если за время нашего отсутствия с судном что-нибудь случится. — Развел руками Тарп.

-Верно. — Согласился плоскоголовый. — Тогда, если идти, то уже всем вместе…

-А мы еще попытаемся с кораблем. Найдем место без туч. — Уверенно сказал брогтролль.

-Ну, только остается пожелать вам удачи, — кивнул Силин. — Может, кому-то это и правда может быть под силу.

Когда спустилась ночь, и на самом деле похолодало, пираты смогли набрать пресной воды, не опасаясь нападения чурбака. Ночевали на том же месте, оставляя корабль привязанным, и тронулись в путь только утром.

По дороге пауконоги рассказывали о том, что видели по пути через лес. Рассказывали о том, что их группа впервые отправилась в экспедицию, которая чуть не кончилась плохо для них всех, хотя, экспедиции других племен не раз уходили и на несколько месяцев и возвращались в полном составе. Хотя, и трагические случаи тоже случались, конечно. К самим озерам «Бегущий-по -Небу» подлетать не стал, у пиратов было опасение, что если у пауконогих гоблинов хоть и редко, но бывали визитеры из внешнего мира, то где-то могут быть и те загадочные вирусы, что вызывают каменную болезнь. Корабль привязали к железной сосне, не так далеко от поселений. Один из пиратов должен будет спуститься с новыми знакомыми — проводить их и закупить провизии, а двое других в это время проверят все снасти перед приближением к штормовым ночным лесам.

Тугодум до последнего был уверен, что с четырьмя новыми знакомыми спустится общительный Тарп, и потому очень удивился, когда душегубец стал подталкивать его к веревочной лестнице после того, как белые пауконоги стали спускаться.

-Иди, принеси побольше провизии, особенно этих грибов приятных. — Сказал ему Тарп, протягивая рюкзак.

-Почему я? — Опешил плоскоголовый гоблин. — Ты же у нас по связям с общественностью мастер…

-Ничего подобного. Ты же слышал — они любят и рыбу и мясо. Значит, будут рыбой угощать, а я вообще рыбу не люблю. Будет очень неловко отказываться. Страшезлоба тоже не пошлём, потому что он, вместо провизии, накупит красивых ракушек и плавников для декора судна. И вообще, эти белые гоблины считают, что вы, бровастые, им чуть ли не родня, — спустить, порадуй народ.

-Ну, ладно… Я постараюсь побыстрее вернуться. — Был вынужден согласиться Тугодум, и отправился вслед за пауконогами.


Когда они вышли к Облачному Озеру, довольно большая группа белых гоблинов уже ждала их, а так же несколько зеленокожих представителей других трех кланов. Они видели пиратский корабль и находящихся на нем сородичей, потому ждали их.

Торкуос рассказал о том, что с ними случилось, передал печальную весть о погибшем сородиче, рассказал о троих пиратах, ищущих дорогу к Ночным лесам и через них, представил Тугодума.

Плоскоголовый гоблин дружелюбно смотрел на белых и других пауконогов, гребни которых сейчас светились благожелательными теплыми тонами, всем кивал и старался улыбаться не пугающе. Среди обступивших его гоблинов были и девушки, они, как и девушки бровастых племен, имели волосы, красиво уложенные на чешуйчатых головах. Юные гоблинши обольстительно моргали большими глазами, глядя на экзотичного чужака, а подошедшие маленькие пауконоги поинтересовались — нельзя ли потрогать его голову, чтобы убедиться, что она плоская. Тугодум посмеялся, и на самом деле опустился на колени, подставляя свою голову под перепончатые ладошки малышей, хотя, посоветовал им не просить о подобной услуге других плоскоголовых гоблинов, если они встретятся им, — вдруг другие воспримут невинную просьбы не так положительно. Еще маленькие пауконоги спрашивали — правда ли, что такие существа как он и его друзья рождаются, подобно тильдерам и ежеобразам, а не вылупляются, как они, или зубоскалы, если тоже брать представителей животного мира. Глядя несколько растерянно вокруг, Тугодум думал о том, как бы получше все запомнить, чтобы пересказать при встрече ТиЭль. Вообще, когда в жизни плоскоголового пирата происходило что-то особенное за эти годы, он постоянно мысленно делился рассказом о происходящем с санктафраксовской подругой. Представлял ее реакцию. Об этом приключении он точно хотел бы ей рассказать. Вот о печальном событии с Рованом он мысленно даже не знал как сообщить ей, — ведь ТиЭль, как и он, очень подружилась с обидчивым и добрым четверлингом, весть о его гибели огорчит ее. Особенно, если она узнает, что он спрыгнул с корабля, останавливая бурю с помощью чайна, который он позаимствовал у нее. Потому Тугодум сомневался — говорить ли ей всю правду при встрече, или часть её утаить…

Из раздумий его вернул голос одной пожилой гоблинши, приветливо смотрящей на него и предлагающей попробовать рыбное блюдо. Тугодум улыбнулся, подумав, что Тарп угадал насчет угощения, и с удовольствием попробовал рыбу.

-Простите, что задумался. Все очень вкусно. — Кивнул он женщине.

-А о чем ты задумался, друг? — Спросила она, жестом предлагая взять еще кусочек.

-Если честно, то думал о том, как расскажу о вашем поселении своей девушке, когда мы встретимся. Хотя, не знаю когда это случится… — Ответил он.

Юные гоблинши перестали особо активно моргать, поняв, что сердце этого пирата уже занято. Но, все равно с симпатией смотрели на него.

-Тогда, я хочу сделать вам и вашей девушке подарок. — Сказала пожилая хозяйка. — Вы вернули домой одного из моих сыновей, я очень благодарна вам.

-Но, я ведь не один это сделал, нас трое на корабле. — Засмущался Тугодум.

-А у ваших двоих друзей есть подруги?

-Кажется, нет…

-А мой подарок именно для пары, потому я хочу отдать его именно тебе. — Пожилая гоблинша отставила блюдо с рыбой и достала из поясной сумки два серебристых шнурка, на которых висели раковины-кулоны. — Это особенные подвески. Две створки ракушки составляют одну целую, по отдельности они просто красивые кулоны, а вместе они символизируют единство влюбленных сердец. Знаю, многие народы, делая предложение своим любимым, дарят кольца. Но, когда на пальцах перепонки, кольца носить неудобно, потому мы надеваем такие подвески. Я сама сделала этот набор подвесок и думала подарить его тому из сыновей, который первым встретит свою любовь. Но, я сделаю и еще много таких кулонов, потому что и детей у меня много. А эти первые подвески пусть будут моим подарком тебе.

-Спасибо вам огромное за такой значимый подарок. Буду ценить его больше всего, и обязательно разделю его со своей подругой. — Поклонился Тугодум, прикладывая руку к груди.

Спустя некоторое время, плоскоголовый гоблин все же закупил все необходимое, принял подарки и, тепло попрощавшись с пауконогами, отправился обратно на корабль. Тарп и Страшезлоб еще продолжали замазку некоторых образовавшихся проголызин между досками, и он присоединился к мелкому ремонту, рассказывая об увиденном внизу.

Во второй половине дня корабль грациозно проплыл над озерами, порадовав своим видом паукогнгов, и продолжил свой путь к Темным лесам, над которыми всегда клубятся тучи.

***

«Бегущий-по-небу» достиг границы, за которой начинались мрачный терновые Ночные Леса, и уже сейчас ветер был сильным, и тучи были похожи на грозовые. Чтобы добраться до этого места, пираты потратили несколько недель, они надеялись найти какой-нибудь участок реки, который не был бы столь мрачным как все, но, найти его не удавалось. Пока пираты решили не штурмовать опасные леса, грозившие очередной бурей, а планировали плыть на таком безопасном расстоянии вдоль Ночных Лесов, проверяя, — не найдется ли участок, где они прервутся. Они пополнили запас провизии день назад, и не планировали останавливаться, но, ситуация повернулась иначе.

На этот раз движение за деревьями обнаружил Тарп и позвал остальных. Пираты увидели незнакомое им создание, большое и мускулистое, покрытое шерстью и имевшее большие бивни, хоть и напоминало что-то среднее между трогом и гоблином. Несмотря на то, что существо было очень крупным — размером со взрослого толстолапа, оно выглядело скорее испуганным и несчастным, спешило между деревьями, озираясь. Вскоре послышались угрожающие резкие голоса, и парни с корабля увидели, что за существом гонится несколько очень невысоких индивидуумов, вооруженных сетями и тонкими копьями. Они не пытались убить гиганта, когда догнали его, но окружали, тыкали острием и загоняли в сеть, а большое существо, вместо того, чтобы дать отпор, лишь стонало и давало загнать себя в угол.

-Эй, что там происходит? — Крикнул Тарп сверху. — Со стороны выглядит как-то очень гнусно.

-Это не ваше дело, летите своей дорогой. — Ответил неприветливо один из охотников. Это было низкорослое существо с клювом на лице, хоть в остальном оно ничем не напоминало птицу.

-Это черные карлики, я слышал, что они живут в той же стране, где и вейфы. — Сказал Тугодум, присмотревшись. — Наверное, тогда большое существо — это безымянный? Они их порабощают… И никто не против. Но, мы то против!

-Очень даже против. — Сжал кулаки Страшезлоб, и кинул вниз бочку, на этот раз пустую.

-Отвяжитесь от безымянного, это не ваша территория, он в Дремучих Лесах, а не в Ночных! — Сказал Тарп, беря в руки арбалет. Он не был заряжен, но, карликам снизу было этого не увидеть, и они насторожились.

-Эй, нам с вами нечего делить, пираты, летите мимо! — Убедительно сказал главный из клювастых карликов.

-Пираты никогда не летят мимо, когда избивают беззащитного и лишают его свободы. — Грозно сказал Тугодум, поднимая свой клинок, словно собирается бросить.

-Да, хрум-хрымс с ними, шальные какие-то… еще найдем. — Сказал карлик, и группка клювастых преследователей устремилась обратно в Ночные леса, оставив перепуганного безымянного на земле.

-Надо бы спуститься, проверить, не сильно ли его ранили. — Сказал Тарп. — Только дождемся, чтобы эти мелкие вредители убрались подальше и не решили отомстить.

-Они убежали. Они совсем не смелые. — Глядя в подзорную трубу, сказал Страшезлоб.

Тугодум закрепил судно — благо, погода была ровной, и пираты решили спуститься втроем, на случай, если большому существу будет нужна транспортировка, а карлики все же попытаются снова напасть. Гоблин озирался и держал оружие наготове, а брогтролль и душегубец помогли безымянному освободиться от обрывков сетей и подняться. При ближайшем рассмотрении, это оказалась безымянная, к счастью, серьезных ран у нее не было, все же карлики планировали ее использовать, а не калечить. Она благодарно кивала и что-то бубнила, хоть они и не понимали ее речи.

-Молодец, что ушла из их леса, ты такая большая и сильная, сможешь прокормиться в Дремучих Лесах. — Одобрительно сказал Тарп безымянной.

-Но, почему такое большое и сильное существо как ты боится этих мелких вредных карликов? — Спросил Страшезлоб. — Ты бы одной рукой могла их переловить и закинуть куда подальше.

Безымянная просто покачала головой.

-Они мелкие, но их много. В этом дело, наверное. — Сказал Тугодум. — Как стая мелких вжик-вжиков нападает на больших зверей, вроде ежеобраза или толстолапа.

-Да уж, от жутких вжик-вжиков не спастись на земле даже мощным вух-вухам. — Согласился душегубец.

-Вух-вух? — вдруг отчетливо произнесла безымянная.

-Ты встречала толстолапов? — Спросил Тарп. — Такие большие клыкастые медведи, очень умные и смелые, в нашей команде был толстолап.

-Вух! Вух! — Согласно закивала спасенная.

-Удивительно, не думал, что толстолапы бывают в Ночных лесах… А что, если в Ночных лесах находится тот толстолап, который попал в Риверрайз? — Задумался Тугодум.

-Ваш Гуум? — Спросил Страшезлоб.

-Вух-вух Гуум. — Спокойно подтвердила безымянная.

-Похоже, наш друг далеко от Риверрайза прогуливался. — Усмехнулся Тарп. — Да уж, удивительно…

Безымянная пришла в себя после потрясения, и явно собиралась продолжить свой путь куда-нибудь подальше от Ночных Лесов. Пираты пожелали ей удачи и вернулись на корабль.


Не так далеко, из-за темных широких деревьев, за ними наблюдал Гуум. Молодой пират-толстолап покинул Риверрайз уже несколько лет назад, подружился с безымянными, и уже давно жил среди них, помогая дружелюбному народу спасаться от гнета черных и красных карликов, которые ловят и порабощают их на протяжении многих лет, а то и веков. Гуум сам два раза страдал от работорговцев, потому для него было принципиально важно оказывать помощь другим существам, спасая их от рабства, — это делало его сильнее, смелее и важнее в собственных глазах. Толстолап сейчас видел старых друзей, он был счастлив, что Тугодум и Тарп здесь, и что они помнят его. Часть его души рвалась к ним, Гуум хотел снова стать пиратом, подняться под облака и летать над Краем. Из разговоров он понял, что и Прутик, как и обещал, ждёт встречи с ним, Лесорыбом и Моджин, хоть сейчас молодой капитан и не здесь. Но, Гуум все же не вышел к друзьям, чтобы избежать соблазна улететь. Он сейчас занят другим, не менее важным делом, он помогает и вдохновляет безымянных уходить в Дремучие леса — подальше от рабовладельцев –карликов. Конечно, работорговцы есть и в его родных лесах, но, на этом участке не так много народа в принципе, потому велика вероятность, что одиночные безымянные смогут здесь вполне хорошо выжить. Гуум очень старался сделать их жизнь лучше. Толстолап проводил взглядом знакомых плоскоголового и душегубца, и незнакомого ему брогтролля, пожелал им удачи и вздохнул, видя, как корабль летит дальше. Если бы не пираты, он, наверное, не был бы свободным сейчас, и они всегда будут занимать важную част в его сердце, но, теперь он уже не пират, хоть и горд тем, что был одним из них.


«Бегущий –по-небу» летал в районе Ночных лесов еще несколько недель, и так и не нашел ни одного участка, над которым не клубились бы грозовые тучи. Пираты так же продолжали вносить все увиденное на карту, которая теперь значительно расширилась и стала подробнее. Они бы продолжали свою работу и дальше, но, в один из дней на борт корабля приземлилась уставшая птицекрыса с письмом. Зверьку тут же принесли воды и еды, и принялись читать сообщение от Прутика. Во время чтения, они с удивлением обнаружили, что совсем потеряли счет времени, потому что прошло уже почти три года. За это время капитан не только стал мужем, но уже был отцом девочки по имени Керис. В письме Прутик рассказывал о том, что их счастливую семейную жизнь чуть не омрачило горе, — в селение пришла лесная лихорадка, и Крепышка серьезно заболела, была на грани жизни и смерти несколько дней, и молодой капитан очень переживал за нее и дочку. К счастью, они вспомнили о медикаментах из Санктафракса, и, когда начали их применение, Крепышка все же смогла перебороть серьезную болезнь и сейчас шла на поправку. Малышке удалось избежать болезни, хоть ей пришлось жить какое-то время не с родителями, а с дядей и тетей. Прутик считал, что болезнь жены была испытанием для него и напоминанием о невыполненном долге. Он считал, что должен продолжить путь в Риверрайз, забрать оттуда Моджин, Лесорыба и Гуума, и только после этого может позволить себе делать выбор — быть ли капитаном пиратов или семьянином. Трое друзей понимали его переживания и страхи, и, так же понимали, что болезнь Крепышки не была связана с его невыполненным обещанием, но, не могли спорить. Хотя бы из-за того, что трудно спорить, когда связь такая не простая — не гонять же бедную птицекрысу туда-сюда. Возможно, окажись они на его месте, чувствовали бы то же самое. Да и, в любом случае, Прутик — их капитан, и они всегда рады ему. Потому «Бегущий-по-небу» развернулся и двинулся в обратный путь. Как бы то ни было, теперь у них было больше опыта и информации, и стоило попытаться проникнуть к самому сердцу Края, его высочайшей точке, еще раз.


========== 8. Племянник Хрум-Хрымса. ==========


Когда «Бегущий-по-небу» снова прибыл в деревню душегубцев, Крепышка уже полностью выздоровела и убеждала мужа не рисковать, отправляясь в дальнее странствие, но, Прутик был очень упрямым парнем, а так же ответственным. Он пообещал жене, что будет осторожен, и что они вернутся целыми и невредимыми, вместе с тремя пиратами из Риверрайза, и тогда он останется с семьей, по крайней мере, до того, как Керис станет постарше. Сейчас маленькая девочка, поразительно похожая на отца, просто сидела на руках Крепышки и смотрела на корабль и незнакомых дядь, и понимала, что ее мама расстроена, и что папа куда-то улетает, хоть и обещает скоро вернуться. Она была еще мала, чтобы иметь опыт расставаний и тоски, но, тоже волновалась, потому что волновалась ее мама. Тарпу, Тугодуму и Страшезлобу было даже неловко, что они забирают Прутика, но, все же не перечили капитану. И тоже пообещали Крепышке, что будут очень осторожны во время путешествия и присмотрят за её мужем.

Пополнив запасы и обсудив план, теперь уже четверо пиратов, наконец-то под началом законного капитана, тронулись в путь. Над взлетающим кораблем снова сияла полная луна, как и во все значимые для команды отлёты.

Поначалу, Прутику нелегко давалось возвращение к воздухоплаванию. Все же проведенные на твердой почве годы заставили даже опытного молодого капитана кое-что забыть, и первые дни капитан больше слушался своих матросов, чем сам давал распоряжения. Но, это его вовсе не смущало — Прутик словно снова вернулся в раннюю юность, когда только начинал летать на корабле своего отца и всему обучался, перенимая опыт от каждого. Воспоминания привели к тому, что молодому капитану теперь стало стыдно перед родителями — он все никак не прибывал к ним на Вольную Пустошь, хоть и обещал это сделать. Конечно, на это были весомые причины, но, тем не менее, теперь стало немного стыдно не только перед тремя членами команды, застрявшими в Риверрайзе и перед женой и дочкой, но и перед родителями.

«Бегущий –по-небу» летел довольно быстро, потому что маршрут был хорошо знаком. Но, не безрассудно быстро — опускали судно, когда впереди был грозовой фронт, отдыхали и делали передышки для хорошего сна и сбора провизии. Трое друзей рассказали Прутику о своих встречах в районе Ночных лесов и о том, что небо над ними, скорее всего, является недружелюбным по отношению к кораблям всегда. Теперь молодой четверлинг тоже стал осознавать, что они были излишне напористы первые годы этого затяжного путешествия, и что ему тоже следовало бы догадаться, что если в первый раз они добирались до таинственного места пешком, то и во второй раз следовало попробовать поступить так же. Теперь он решил, что, как только они доберутся до границы Ночных Лесов, надо будет на самом деле оставить корабль хорошо закрепленным и отправиться сквозь колючие леса своим ходом.

Но, проверить эту теорию на практике команде «Бегущего-по-небу» не удалось. Началось все с грозы, которая застала корабль врасплох. Судно было крепко привязано к высоким деревьям и команда отдыхала после очередного броска, когда все вечером ложились спать, ничто не предвещало грозы, которая обрушилась на них на рассвете. Порывы ветра были такими сильными, что сломали несколько деревьев, стоявших рядом с тем, за которое был закреплен их корабль, и их якорная цепь была прижата и тянула судно к низу. Чтобы избежать столкновения с лесом, пираты были вынуждены перерубить цепь и полететь внутри стихии, удерживая равновесие. Будь «Бегущий –по-небу» не таким большим кораблем, он мог бы перевернуться, несмотря на все старания матросов, но, мощный и тяжелый корабль справился. Правда, когда пираты вышли из бури то поняли, что безнадежно сбились с курса, и, чтобы снова найти его им понадобится немало времени. Они даже не представляли, в какой части Дремучих лесов находятся. Это можно будет определить ночью, по звездам, но, пока был день, причем довольно пасмурный, и было решено просто подождать и пополнить припасы. Прутик с Тарпом отправились на охоту, Страшезлоб пошел искать питьевую воду, а Тугодум оставался дежурным на судне и проверял — все ли снасти целы.

Вернулись все довольные — и воды много набрали, и пару диких уток подстрелили, и на корабле все мелкие неполадки были уже устранены. Пираты решили перекусить и выспаться перед следующими действиями, настроение было хорошим, не смотря на потерянный временно курс. Уток зажарили с лесными приправами, заварили травяной чай, порезали салат и устроили хороший ужин. Под утро облака временно развеялись и, вовремя проснувшиеся Прутик и Тугодум успели свериться с картами и вычислить — в каком направлении двигаться дальше. Еще тогда обоим пиратам показалось, что голова кружится и ощущается некоторая тяжесть в желудке, но, они сочли это всего лишь результатом сытного ужина и волнения.

Когда рассвело, небо снова затянуло облаками, но, теперь можно было ориентироваться и по компасу. Все проснулись и, отвязав корабль, тронулись в путь, выпив остатки травяного чая. Но, уже спустя пару часов все явно ощущали нарастающее недомогание, их морозило, тошнило и голова шла кругом. Проверив остатки пищи, которые теперь не вызывали ни у кого аппетита, пираты все же удостоверились, что с продуктами все было хорошо, значит, проблема могла быть в воде.

-У этой воды какой-то сладковато -резкий запах, хоть она и кажется чистой. — Сморщился Тарп, посмотрев в бочку. — Страшезлоб, скажи, ты где вчера воду набирал?

-Это чистая и прозрачная вода. — Развел руками брогтролль. — Взял ее из маленького озера, вокруг которого росли очень красивые кусты с ярко-синими ягодами.

-Ярко синие? — Нахмурился душегубец. — А под этими кустами случайно не валялось синих шкурок погибших лемкинов?

-Валялись… Я даже собрал несколько для красивого воротника… Мертвым зверькам шкурки все равно уже не нужны. — Признался Страшезлоб.

-Это были ядовитые кусты! И их ягоды или корни определенно поделились своим ядом и с озером. Нельзя брать воду из озер, особенно если рядом что-то такое яркое растет! Теперь мы все тоже отравились… — Держа рукой больную голову, сказал Тарп.

-Но, я не подумал, что такое красивое будет вредным. Я не виноват… — Печально сказал Страшезлоб, садясь.

-Сейчас поздно определять кто виноват, все равно уже отравились. — Хмуро сказал Тугодум. — И у нас, значит, совсем нет питьевой воды?

-Получается, что нет, а она была бы так нужна сейчас. — Держась за штурвал из последних сил, сказал Прутик. — Я должен был воду проверить. Я же капитан… А из-за чайного отвара мы не почувствовали плохого привкуса… Надо избавиться от отравленной воды. Пока мы случайно не выпили еще! — Сказал он, закрепляя штурвал в ровном положении.

Превозмогая слабость, пираты перевернули бочки я отравленной водой, при этом чувствуя, что жажда на самом деле разрастается. В их состоянии спуститься вниз за водой не представлялось возможным, голова кружилась все сильнее, желудок и живот болели все больше.

-Тут еще бочка дождевой воды осталась. — Заметил задвинутую старую боку душегубец. — Но, она хоть и не отравленная, такая грязная, что мы точно помрем.

-Грязная… — Задумался Прутик. — Подожди, не выливай ее! Я вспомнил кое-что о грязной воду, у меня ведь есть немного пылефракса, он сможет очистить ее, и у нас еще будет шанс. — Четверлинг порылся в кармане шинели и вынул металлический шарик, в котором были крупинки драгоценного минерала. Их было не много, но, как известно, его много для очистки воды и не нужно. Вытряхнув почти все в бочку, он первым попробовал воду, и теперь с уверенностью сказал, что она чистая.

Ослабевшие пираты чувствовали себя уже настолько плохо, что и жажда уже не так волновала, но, они знали, что питье сможет промыть организм. Тугодум притащил их деревянные кружки, и каждый выпил воды, сколько смог, сидя вокруг бочки. Но, самочувствие явно не становилось лучше, отрава из озера хорошо распростиралась в организме, и каждый был близок к потере сознания.

-У нас же есть какие-то медикаменты… Только, я не соображу, какие могут сейчас помочь. — Попытался встать гоблин, но, не смог этого сделать.

— Уже поздно их пить, похоже. — Скривившись от боли, сказал душегубец. –Мы все сейчас потеряем сознание, и, хрум-хрымс знает что с нами дальше будет…

-Мы все можем умереть, да? — Грустно спросил брогтролль.

-Можем, но постараемся этого не делать. — Покачал головой Прутик. — Я сейчас подумал, если пылефракс очищает воду, то, может быть, если мы выпьем по паре крупиц, то это сработает как противоядие? Или наша кровь превратится в воду…

-Если мы уже еле живые, то лучше уж в воду сразу превратиться, чем медленно умирать. Это хороший план, капитан. — слабо кивнул Тугодум.

-Других идей просто нет. — Сказал Прутик, доставая из шарика оставшиеся крупицы и аккуратно давая по парочке бурых блестящих песчинок каждому. — Примем все сразу, договорились?

Все согласно кивнули и слизнули с рук песчинки пылефракса.

-Предлагаю нам всем связаться! — Сказал Тарп. –Мы все вот-вот отключимся, и, если будем привязаны, то хотя бы за борт никого не сдует. У меня с собой большая веревка. — С трудом снял он моток с плеча.

-Это очень хорошее предложение. — Согласился Капитан. — Передвинемся к мачте и свяжемся вокруг нее. И будем надеяться, что выживем.

Ползком, ослабевшие больные пираты добрались до мачты мощного корабля, летящего по прямой, и привязались, сев кружком. На этом их силы окончательно иссякли, и они просто сели, откинувшись. Из облаков начал сыпать мелкий прямой дождь, забарабанивший по палубе.

-Если все так закончится, то, мне очень жаль. — Сказал Прутик через боль. — Жаль, что я улетел от родных и не помог друзьям из Риверрайза. Но, мне не жаль, что я знаю вас, парни, потому что, уверен, мы — самая лучшая команда во всем Крае. Даже если какие-то еще капитаны думают так же… Спасибо вам за всё. — Произнёс он и закрыл глаза. В мыслях молодого капитана были Курис и Крепышка, и сейчас он точно знал, что надо было выбрать их, а не недовыполненное обещание.

«Это случайность, я совсем не хотел, чтобы мы все отравились… Я хотел сделать красивый воротник…» — Думал Страшезлоб.

«Эх, Хрум-Хрымс, как же не хочется, чтобы все так нелепо кончилось!» — Думал Тарп.

«А если мы будем умирать, то перед нами появятся призраки тех, кого мы потеряли? — думал Тугодум. — Нет, я не хочу это проверять… Я хочу знать, что сейчас делает ТиЭль, и чтобы мы выжили и со всеми еще встретились…» — Ему привиделось болотистое место и сильный ливень, гораздо более мощный, чем тот дождик, который стучал сейчас по палубе судна вокруг них, а потом сознание просто отключилось.

***

Прутик пришел в себя первым. Во всяком случае, молодой капитан надеялся, что первым, а не единственным. Судно продолжало лететь, все они продолжали быть привязанными вокруг мачты, только команда была неподвижна, и он не знал — дышат ли они. Внезапно, Прутику показалось, что кто-то перемещается по палубе. Проморгавшись и присмотревшись, молодой четверлинг увидел, что вдоль борта перемещается существо в драном тряпье, с большими мохнатыми когтистыми руками, с вытянутой, наподобие звериной, мордой и с рогами разного размера на голове. Он определенно знал это существо, и, это был последний представитель Края, которого он хотел бы увидеть, очнувшись.


-Хрум-Хрымс меня подери! — Вздрогнул Прутик, быстро моргая и развязывая узел, удерживавший его.

-Больно-то мне надо. — Буркнул Хрум-Хрымс. — Я питаюсь не драными пиратами, а депрессивными эмоциями, страхами и разочарованиями. Я тебя прощупал, — ты только начинаешь грустить, но, снова к надеждам возвращаешься, с тобой я с голоду помру, так что, на свой счет не волнуйся.

-Так и лети отсюда… — Поднимаясь на локтях, сказал молодой капитан, чувствуя одновременно и слабость, и легкость.

-Как грубо! Я присматривал за твоим кораблем, пока вы в отключке лежали, ожидая, что вы очнетесь и покормите меня своими эмоциями. И, никакой дяде за это благодарности? Отдай мне хоть кого-нибудь из своих для пропитания.

Прутик улыбнулся, — если оборотень говорит о его команде как о возможном пропитании, значит, они тоже выжили. Настроение его стало лучше, и, выражение лица Хрум-Хрымса от этого стало еще более недовольным.

-Отдай мне, к примеру, душегубца, -его грусть о потерянном брате довольно постоянная, мне было бы не так голодно. Или гоблина, — его тоска о друге и переживания из-за подруги тоже вполне вкусные. Брогтролль сейчас весьма вкусно сожалеет об ошибке с водой, но, это чувство непродолжительное, потому его можешь себе оставить. — Размышлял оборотень, облетая вокруг пиратов.

-Нет, извини, но я всех оставлю себе. — Вставая на ноги, сказал улыбающийся Прутик. — Мне все нужны, тебе придется искать пропитание где-нибудь еще. Выживал же все прошедшие годы после нашей с тобой встречи…

-А-а, так мы же знакомы, вот почему ты не шокировался, меня встретив. –Пристально посмотрел на него космато-рогатый пожиратель эмоций. — Теперь и я тебя узнал. Ну надо же, а в первый раз я и не думал, что с родственником общался! У тебя тогда мыслей про Верджиниксов не было еще.

-С какой-то стати я тебе родственник?

-Тебе что, папа ничего не рассказывал обо мне?

-Я знаю, что вы знакомы, но, не более того.

-Знакомы! Ха! Всего лишь знакомы… Ладно, садись, — я тебе расскажу. Ты же знаешь, что твой дедушка — отец твоей мамы, был Высочайшим Академиком Санктафракса? И, когда он им был, то потянуло его на эксперименты с глистерами в Древней Лаборатории. Химичил он, химичил и создал меня! Бах — и стал глистер материальным оборотнем, и породил твой дедушка, так сказать, меня. Потом, правда, он во мне разочаровался, пытался и уничтожить, и замуровать, — я не был в восторг от его идей, и тоже хотел бы его прибить. Но, он все же успел закрыть меня в той лаборатории, я чуть было не приуныл, но, меня внезапно освободил твой папа. Он тогда был учеником Академика, и приспичило ему узнать, — чем это его учитель тайно занимается. В общем, мне с ним повезло! Но, я был бы не я, если бы просто улетел куда подальше, не отомстив своему создателю, который хотел от меня избавиться! И я отправился к Академику. С моей легкой подачи, в старом доме твоего дедушки начался пожар, и, хоть твой папа и поспешил учителя своего спасать, я стоял на пути. Мне чуть было не удалось заморочить ум Квинта, но, чуть-чуть не считается. Этот пиратеныш откуда-то взял чайн и швырнул им в меня, а глистерам чайн вообще противопоказан. Я еще сильнее разозлился, и улетел, а перед этим проклял его. Конечно, можно сказать — Квинт тебя освободил, а ты на него так. Но, когда в вас кидают чем-то обжигающим, то больше всего хочется как раз проклясть, а не поблагодарить! В общем, вкратце было так.

-Н-да… — Покачал головой Прутик. — Моя семья преуспела в наламывании дров. И ты, мой дядюшка, получается, в том числе? Вот скажи, дядя, тебе совсем не совестно, что ты до нервного срыва доводишь тех, от кого питаешься эмоциями? Я на своем опыте знаю, как ты это делаешь, и, представляю, скольких ты довел до спрыгивания куда-нибудь… Я просто спрашиваю, чайном кидаться не буду — у меня его нет.

-Знаю, что нет, — чайн у вас кончился, я проверил.

-Честно говоря, я даже не знал, что он у нас был… Ну, так что насчет твоих жертв?

-Я об этом не задумывался, я — личность увлекающаяся просто.

-А ты не пробовал другими эмоциями питаться? И потом не увлекаться…

-Негативные эмоции мои любимые, ничего не могу с собой поделать. А не увлекаться я научился — пришлось. Сейчас живу тут в роще вместе с черепушками, они сродни мне — тоже почти оборотни, хоть это у них и гипноз, а не превращение на самом деле. Черепушки всё время депрессируют из-за того, что редко нам тут индивидуумы попадаются, все больше просто птицы и звери.

-Черепушки! То-то я думаю, ты мне всегда кого-то напоминал, а теперь вот понял, кто послужил вдохновением для создания образа Хрум-Хрымса из страшных сказок. Уверен, вы с ними нашли общий язык.

-У меня язык лучше чем у них. — Хищно улыбнулся оборотень, высовывая свой язык в традиционной жуткой манере.

-Да ладно тебе, дядя. Похоже, не так уж плохо все у тебя. Если что, я извиняюсь перед тобой за то, что тебя из глистера в оборотня неудачливого превратил и пытались избавиться. — Прутик протянул ему руку.

Хрум-Хрымс завис в пространстве и вытаращил глаза, — видимо, это было совсем не той реакцией, о которой он думал. Потомок проклятого им рыцаря-пирата, который сам, с его подачи, чуть не рухнул за Край, не ненавидел его, а извинялся, — такого Хрум-Хрымс никогда не предполагал. Когда он, в свое время, протянул юному Прутику руку, то как раз отлетел в сторону, скинув того в пропасть. А, судя по мыслям четверлинга, он сейчас не планирует его с корабля скидывать. Оборотень удивленно протянул ему когтистую руку, и они обменялись рукопожатием.

-Кажется, я даже насытился… Своим собственным удивлением. — Сделал для себя открытие Хрум-Хрымс. — Вот так я еще не удивлялся!

-Ну, тогда я рад, что смог угостить тебя. — Усмехнулся Прутик. — Извини, мне пора будить команду и отправляться в путь. У нас есть много важных дел, мы и так долго провалялись.

-В Риверрайз полетите?

-Нет, когда мне было плохо, я понял, что для меня важнее всего. Пусть я перестану быть идеальным капитаном, — я смирюсь с этим скорее, чем с тем, что брошу свою семью.

-Эх, опять одним позитивом от тебя веет. Пойду к своим, пока ты все впечатления не испортил. — Взлетел Хрум-Хрымс и двинулся к борту судна.

-Ладно, удачи тебе в нахождении того, чему можно удивляться! И, спасибо, что пробудил и за кораблем присмотрел. — Помахал Прутик.

-Давай, племянник! — Махнул когтистой лапой оборотень и улетел вниз.

Прутик посмотрел в сторону мачты, откуда на них с удивлением смотрели трое уже очнувшихся и очень удивившихся пиратов.

-С возвращением, друзья! — Сказал радостный капитан.

-Ты правда племянник Хрум-Хрымса? — Спросил Тарп.

-Выходит, что да. Я вам все расскажу. — Пообещал он.

Комментарий к 8. Племянник Хрум-Хрымса.

Идея насчёт очищающих медицинских влияний пылефракса на организм принадлежит лучшему краевому медику - Mishirano Djuniti :)


========== 9. Разными дорогами. ==========


Судя по всему, их корабль мирно дрейфовал над лесами, как минимум, день, и то — очень спорно, что день, потому что они сильно продвинулись, хоть и в неопределенном направлении. Погода была равномерной, и летучий камень просто нёс судно над Краем. А вес «Бегущего-по-небу» не давал камню подниматься выше безопасного уровня. Ветра поворачивали паруса так, как им хотелось, благо, что бури не случались. Поднявшись повыше, пираты поняли, что находятся сейчас не очень далеко от границы с Сумеречными лесами, около туманной краевой пустоши, в районе гор.

-Значит, больше не летим в Риверрайз? — Неожиданно для себя, с радостью спросил Тарп.

-Не летим. — Кивнул Прутик. — Надо нам вообще завязывать с полётами, пока мы не погубили и наш прекрасный корабль, и себя. Я предлагаю найти возвышенность, подальше от цивилизации, и оставить там «Бегущего–по-небу». Там его не поразит каменная болезнь, и, когда-нибудь он сможет принести кому-нибудь настоящую пользу, а не просто биться о непроходимую стену вместе с нами. Мне стыдно перед Моджин, Лесорыбом и Гуумом, но, может быть, жить в Риверрайзе не так уж и плохо? Мы не можем пробиться туда, потому вынуждены перестать биться. Пусть каждый из нас выберет тот дальнейший путь, который ему хочется.

Трое пиратов вопросительно посмотрели на капитана.

-Да, вы правильно поняли, — вздохнул Прутик, — Вы всегда будете для меня самыми особенными друзьями и моей командой. Но, я считаю, что каждый из нас должен сейчас сам решить - куда ему дальше двигаться, и я никому ничего не собираюсь указывать.

-Но, большинство пиратских капитанов и их команд ушли на топи, в Пиратское Логово, — сказал Страшезлоб.

-Верно. Но, я-то сам собираюсь пойти в свою деревню, где меня ждут дочь и жена. Благодаря вашим подробным картам, друзья, я знаю как туда дойти, благо, компас со мной, и лесных знаний у меня хватает. Это, наверное, займет неделю, если не больше, но, я пойду пешком, потому что не хочу, чтобы корабль висел около моего дома и привлекал излишнее внимание. Вы же, если хотите, можете отправится и в Пиратское Логово, и в города, и даже со мной. Я буду только рад. — Честно признался Прутик.

-А что, может я и пойду с тобой, капитан. — Подумав, сказал Тарп. — Пусть это и не моя деревня, но, с душегубцами мне будет привычнее жить. И путь вдвоем будет проще.

-Я в Пиратское Логово, там много своих, пиратов. — Активно закивал Страшезлоб.

Тугодум задумчиво смотрел в пол, приложив руку к шейным кольцам.

-А ты куда? — Спросил у него Прутик.

-Наверное, тоже в Пиратское Логово. — Наконец поднял взгляд Тугодум. — Потому что мне тоже очень важно кое с кем встретиться, и, я не думаю, что есть смысл возвращаться сейчас в Нижний город, где, говорят, сейчас все так не просто для бывших пиратов. Те… то есть та, с кем мне нужно встретиться, тоже, наверняка, знает про Пиратское Логово, и если нам суждено встретиться, то там это более вероятно. А еще, те пираты ведь, вроде бы, иногда и добрые дела делают, путникам помогают?

-А некоторых грабят. — Улыбнулся Страшезлоб.

-Я предпочел бы быть их тех, кто помогает, ну, или грабит слегка… Как у нас было в Нижнем Городе с Хитом… В общем, я тоже пойду искать пиратов в Топях. И, капитан, вы самое правильное решение приняли, и нас вдохновили.

-И еще стоит поблагодарить Хрум-Хрымса, как-то ни странно. — Усмехнулся капитан. — Ну, значит, так и поступим. Эта гора на краевых пустошах вполне подойдет для сохранности «Бегущего-по-небу», швартуем его и прощаемся с нашим большим верным судном.— Последнее он произнес всё же печально, хоть и пытался бодриться.

Все четверо чувствовали то же самое, — они осознали, что этот корабль был их домом дольше всего, многое повидал и вывез их из самых смертельных опасностей. Он не был таким прекрасным и элегантным как «Танцующий-на-краю», и , наверное, не вошел бы в первые ряды лучших пиратских кораблей, но, он все же был для них особенным.

Закрепив корабль несколькими якорями и установив сходни, пираты пошли по отдельности проститься с судном, перед тем как спуститься на гору. Это было грустно — в последний раз обойти все каюты, взглянуть на паруса и снасти, посмотреть из иллюминаторов. И, наверное, каждый из них прослезился, думая о своем и желая кораблю не потеряться и когда-нибудь еще пригодиться. Пусть и не им.

Тугодум обошел весь корабль, и приближался к месту, с которым прощаться было тяжелее всего — к каюте Хита. Он редко бывал там, но заходил, проверяя, все ли в целости в комнате лучшего друга, на месте ли все свитки, даже немного протирал пыль. Сейчас он заберёт его работы, которые обещал передать в какую-нибудь библиотеку… Открыв двери, он вздрогнул, потому что обнаружил внутри Прутика. Молодой капитан сидел у столика и читал те старые свитки, что рассказывали о глистерной буре и чайне…

-Прошу прощения, я потом… — Сделал шаг назад плоскоголовый гоблин.

-Нет, что ты, заходи, Тугодум. — Встал четверлинг. — Ты как раз очень кстати. Эти бумаги… Неужели, они связаны с тем, что произошло?

-Да, капитан. — Опустил глаза Тугодум, заходя внутрь. — Хита не сдуло с корабля тогда…

-И ему удалось нас всех спасти. — Покачал головой Прутик. — Значит, ты все время знал? А почему не говорил?

-Просто, Рован не хотел, чтобы все это знали, он ведь такой, всегда как будто бы хотел казаться хуже, чем он есть… Чем он был.

-Да, он был поразительной личностью. А Тарп думал, что он против меня что-то замышлял… Поверь, я-то не сомневался в нём. Я расскажу Тарпу тоже, что Хит на самом деле для нас сделал.

-Тарп просто сильно волновался из-за вас, капитан.

-Тем не менее, я хотел бы, чтобы все теперь знали правду. Наверное, тебе очень тяжело было хранить эту тайну?

-В какой-то мере… Мне жалко, что я не мог сделать это вместо него, только он по весу подходил, и, я как будто бросил друга, когда знал, что он собирается сделать.

-Не бросил, а наоборот помог, и сохранил его тайну так надолго. И сейчас не ты проболтался, а я сам все увидел. Эх, надо было раньше быть более внимательным…

-Нет, по-моему, все очень своевременно происходит, капитан. Спасибо вам, что как будто часть груза с души сняли.

-Мы же друзья. Я больше не капитан, просто Прутик. И я рад, что у меня были такие замечательные друзья, и есть такие замечательные друзья. Ты ведь один из моих самых давних и постоянных друзей, так здорово, что мы тогда у входа в Сокровищницу встретились, и ты стал первым, кого я сам нанял в команду.

-И спасибо вам за это большое. Это было одним из лучших событий в моей жизни. Мне всегда хотелось приносить пользу, а, охраняя всяких шишек, даже не Сокровищницу, я был слишком далек от того, что хотелось бы делать.

-А польза от тебя очень ощутимая. Приди я без серьезной охраны в магазин редких животных, тот торговец не отдал бы мне Шпулера, Лесорыба и Гуума. А когда я болел, ты принес мне тот ободряющий эликсир от Хита. Да и, если бы вы с ребятами не провели время в Санктафраксе, то не привезли бы оттуда лекарств, которые недавно помогли спасти мою жену!

-За это спасибо не столько нам, сколько тем, кто нас в Санктафраксе лечил. Вот с одной из них мне и нужно встретиться, с ТиЭль…

-ТиЭль? Я ее тоже знаю, хоть и очень мельком. Передавай ей наилучшие пожелания, когда вы встретитесь.

-Обязательно передам. И вы передавайте наилучшие пожелания Крепышке и Керис. Может, мы с вами еще когда-нибудь встретимся.

-Я тоже очень на это надеюсь.

Тугодум собрал свитки и записи, прошептал прощальные слова, и покинул каюту, из которой капитан вышел чуть раньше.

Пираты спустились на устойчивую часть горы, где прочно закрепили «Бегущего-по-небу», вооружились всем, необходимым для безопасного спуска, и тронулись в путь.

Оказавшись под горой, они были вынуждены разлучиться, хоть это было и очень не просто сделать давним друзьям. Наверное, они бы еще долго желали друг другу всего наилучшего, хлюпали носом и похлопывали по плечам друг друга, если бы не услышали чьи-то голоса. Посмотрев в сторону, они увидели компанию из троих толстолапов, удивленно глазеющих на них. Пираты тоже удивились, — ведь толстолапы известные одиночки, общающиеся лишь громкими криками - йоддлями, слышимыми за многие мили. Единственным поводом для встречи нескольких этих разумных больших медведей сразу, могла быть только Большая Сходка Толстолапов.

Понимавший очень хорошо их речь, Прутик понял, что эти трое как раз возвращаются со Сходки, и притормозили, услышав их голоса. Более пожилая толстолапиха оказалась бывшей пираткой, сейчас проживающей в Пустынном Логове, и направляющейся туда. Молодые толстолап и толстолапиха были лесными, и как раз шли в ту же часть леса, куда собирались Прутик и Тарп. Когда с мохнатыми гигантами заговорили на их языке, они уже обрадовались, но, когда поняли, что общаются с общетолстолапской звездой — Прутиком, бесстрашным толстолапским лекарем и спасителем, - радости зверей не было предела. Юная толстолапиха вела себя как поклонница известного музыканта, вдруг получившая доступ к своему кумиру — носилась вокруг, взвывала, хлопала в ладоши и всячески демонстрировала свою радость. Когда Прутик рассказал зверям о своей команде и о тех путях, которыми они сейчас направляются, старая пиратка сказала, что будет только рада проводить в Пиратское Логово двоих друзей самого Прутика, один из которых тоже временно летал с толстолапом Гуумом и тоже причастен к его выкупу в Нижнем Городе. Все складывалось наилучшим образом, и, приняв такой подарок судьбы, пираты все же расстались, будучи в самом лучшем настроении, и полные надежд.


У Тугодума и Страшезлоба были сомнения — хватит ли их выдержки, чтобы преодолеть Сумеречные леса, ждущие на пути. Но, старая толстолапиха уверила их, что волноваться не стоит вообще — ведь ее, а, значит, и их, проводит сквозь Сумеречные просторы капитанша - Шрайка Кровопух. Оказывается, толстолапиха Урана служила в ее команде, и птицеподобная капитанша так же была в этой местности по своим делам. Плоскоголовый гоблин и брогтролль никогда прежде не встречали эту известную, уже не молодую, капитаншу, и несколько побаивались ее, но, все же верили, что братство пиратов сыграет свою роль, и она мирно их примет.

Кровопух с подозрением смотрела на них сначала, но, узнав, что они из команды Прутика, сразу изменила мнение в лучшую сторону. О капитане Прутике знали все, хоть и не каждый встречал его, — все же не каждый капитан, будучи весьма молодым, успевает и спасти Санктафракс, и отпустить его потом в Открытое Небо, этим спасая реку Края от опустошения. Шрайка не была многословной, лишь крепко связала между собой пиратов и велела ни на что не отвлекаться и следовать за ней.

-Если вдруг вздумаете погрузиться в фантазии или кошмары, - что бы вам там не привиделось, — я буду клеваться и царапаться. И вы за это потом мне еще, кстати, спасибо скажете. — Предупредила она. — Но, если вам не нужны лишние смачные царапины, лучше держите себя в руках, сконцентрируйтесь на настоящем и важном, и идите за мной.

Путешествие сквозь Сумеречный Лес мало запомнилось, но, оно прошло успешно, и вся компания преодолела опасную местность без потерь. Они видели в отдалении полуиссохшие движущиеся существа, навеки застрявшие в Сумеречных Лесах, но, Кровопух велела даже не думать о контакте с ними. Вывести их из Леса — значит просто убить, а, кто знает, - может кого-то из этих несчастных пока и устраивает такое вечное неопределенное состояние. Выводить стоит только полноценно живых, не так давно потерявшихся в лесу,- у таких будет лишь слегка поврежден рассудок. Давних же пленников Леса лучше не трогать.


Войдя в Топи, пираты развязали крепкие узлы, но, продолжали держаться вместе, зная, что и болота могли быть опасными. Они действительно видели в отдалении опасных панцирных хищников головоногов и вовремя свернули подальше от них. Даже если они могли бы победить, лучше избегать конфликта, когда есть возможность , чем побеждать. Капитан Кровопух сообщила, что до Пустынного Логова всего несколько часов хода, и компания уверенно двинулась в путь, но, все же оглядываясь и прислушиваясь.

***

Тем временем, Прутик, Тарп и двое толстолапов шли по лесу. Двое пиратов узнали от клыкастых зверей, что их пожилую подругу поджидает прекрасный проводник через Смеречные леса, и это их, конечно, очень порадовало. Молодая фанатка постоянно вухала, не переставая восхищаться Прутиком, и обо всем расспрашивая его, и путешествие проходило довольно весело.

Когда они остановились ради ужина и предстоящей ночёвки около ручья, произошла еще одна неожиданная и важная встреча. Пираты разожгли костер, предусмотрительно обложив его камнями и разогревали котелки с едой и водой. На свет слетались ночные насекомые, в небо поднимались светлячки и лунные бабочки с их светящимися крыльями. Вдруг, между светящимися насекомыми появился силуэт небольшого летающего корабля. Прутик и Тарп обменялись взглядами, и, оба поняли, что это не мираж, если видят его, по меньшей мере, двое. Незнакомое судно явно летело в их направлении и не выглядело враждебно.

-Эгей! Не пустите ли к огоньку уставших капитанов пиратского корабля «Облакоед»? — Услышали они доброжелательный крик с корабля.

-Пустим! — Встал Прутик, приветственно маша двум фигурам на корабле. — Капитан Прутик и его друзья приветствуют вас!

-Серьезно, это Прутик?.. Вот уж чего не ожидал… — Покачал головой удивленный Раффикс. — Хотя, в контексте всего случившегося, стоило бы ожидать и такого…

-Сын нашего друга такой же зрелый как и мы! — Сказал Белфиниус удивленно.

-Нет, Фин, он-то действительно зрелый, а вот мы с тобой, соответственно, уже перезрелые. — Улыбнулся Раф.

Прутик тоже был удивлен, и тому, что видит летающих корабль в принципе, и тому, что это именно «Облакоед», с которым они обычно разминались. Хотя бы в тот момент, когда они с Каулквейпом выбрали «Бегущий –по-небу», вариант с «Облакоедом» тоже рассматривался. И вот теперь, когда спустя годы он оставил «Бегущего», «Облакоед» приближался.

Судно было закреплено, и двое четверлингов спустились вниз. Толстолапы сначала смотрели на них с недоверием, но, увидев их взаимную симпатию с Прутиком, приняли новых компаньонов.

-Спасибо за прием. — Поклонился высокий темноволосый четверлинг в очках. — Я Раффикс, он –Белфиниус, и, для нас честь познакомиться с тобой, Прутик. Давно хотели встретиться.

-Так же рад знакомству! –протянул им руку Прутик. — А это Тарп из моей команды и двое новых друзей, с которыми мы держим путь в одном и том же направлении. Значит, вы хотели встретиться со мной? Отчего же?

-Ну, понимаешь, он — наследный рыцарь из Санктафракса, я — воин-академик из Санктафракса. А ты тот парень, что отвязал и послал Санктафракс ко всем Хрум-Хрымсам. — Улыбнулся кудрявый шатен.

-Он шутит. — Сразу поспешил пояснить Раф. — Мы на самом деле из Санктафракса, но, у нас к тебе никаких претензий. Одни симпатии — ведь ты сын Квинта, а мы учились вместе с ним. Даже летали вместе, хоть и очень недолго. Да и сам по себе ты хорошую славу имеешь. Например, беспредельную верность слову, из-за которого много лет ищешь Риверрайз.

-Вот тут вы уже немного опоздали. Сегодня на рассвете я отказался от поисков Риверрайза и оставил свой корабль. Мне стыдно перед тремя своими пиратами, которые остались у истоков вод Края, но, я смог сознать, что это не та миссия, на которую я должен потратить всю жизнь, и жизни своих друзей.

-И ты совершенно правильно осознал! — Сказал неожиданно радостно Фин. — Вот только, жаль, что ты годами до этого додумывался, мог бы сразу рассказать нам, и, мы бы уже давно со всем справились. Каким бы то ни было образом. Мы сейчас как раз отправляемся в Риверрайз. К Моджин.

-К Моджин? Вы знакомы? — Удивился Прутик.

-Она не говорила обо мне? — Спросил Фин удивленно.

-Она не из разговорчивых девушек. Но, профессионал своего дела и прекрасный друг.

-Да уж, разговорчивой ее не назвать. Но, вообще то мы с ней очень даже знакомы. Мы даже слегка женаты. — Сообщил шатен.

От удивления Тарп пролил сидр мимо стакана, а Прутик просто широко открыл глаза.

-Была одна странная история перед тем, как Моджин отправилась к вам, на «Танцующего-на-Краю». — Улыбнулся Рафикс. — И, чтобы выпутаться из этой истории некоторым пришлось вступить в брак, Моджин и Фину в том числе. Они и не были против .

-Да, звучит и правда странно. — Покачал головой Прутик. — Но, как вышло, что вот именно сейчас вы решили отправиться за ней в Риверрайз?

-Мы только недавно узнали, что она там. — Сказал Белфиниус. — Подвозили кое-каких пассажиров, и они рассказали нам, что ваш «Бегущий –по-небу» уже столько времени невесть где бегает по небу, и все не может добежать до Риверрайза.

-И что это были за пассажиры такие осведомленные? — Поинтересовался Тарп.

-Вейф ночной, эльфийка-дубовичок и пучковолосая гоблинша. Они искали путь к Пиратскому Логову на Топях, надеясь встретить там пиратов с вашего корабля. — Сказал Раффикс. — Кстати, а где остальные из вашей команды?

-Кажется, мы знаем, во всяком случае эльфийку и гоблиншу. — Сказал душегубец. — Вторая половина команды «Бегущего-по-небу» как раз пошла в сторону Пиратского Логова, когда мы двинулись в этом направлении. Так что, все хорошо складывается.

-А мы двигаемся к одной деревне душегубцев, где живут моя жена и дочь. — Сказал Прутик.

-Фин, мне кажется, мы могли бы сначала отвезти Прутика с друзьями до нужной деревни, а потом уже полететь к Риверрайзу. — Сказал Раффикс.

-Не стоит, друзья, мы и пешком дойдем. — Пытался отказаться от помощи Верджиникс.

-Но уж нет, вы должны полетать на нашем корабле и оценить его! И, во время полета что-нибудь рассказать нам о пути к Риверрайзу. — Сказал Фин.

-Если вы расскажете нам о той истории со свадьбами. А пока, давайте уже ужинать. — Предложил друзьям Прутик.


Утром следующего дня четверо пиратов поднялись на борт «Облакоеда», они звали с собой и толстолапов, но, тем на самом деле было проще искать свои участки леса, идя по твердой земле. Во время полёта, воздухоплаватели о многом поговорили и пообещали друг другу, что позже еще обязательно увидятся в Вольной Пустоши, уже все вместе.

И, уже вечером этого дня красивый не большой Небесный корабль высадил Прутика и Тарпа неподалеку от деревни душегубцев. Прутик перед прощанием напомнил, чтобы, забирая Моджин, друзья не забыли и Гуума с Лесорыбом.

Корабль, конечно, увидели в деревне, и, хоть судно и было незнакомым, Крепышка очень надеялась, что корабль прилетел к селению не просто так. Она отправилась к месту, где опускалось судно, оставив дочку с кузенами.

-Извини, что мне пришлось улететь, чтобы понять, что я должен был остаться. — Вышел к ней навстречу Прутик.

-Главное, что ты это понял. — Сказала счастливая душегубка и обняла его. — С возвращением домой.

***

Пиратское Логово, окутанное болотными туманами и тайнами, было местом всегда пасмурным, но не унылым. Пусть там стояло множество уже не летающих судов, потерявших свои летающие камни, пусть время от времени пираты разного возраста страдали и вздыхали о своем утраченном воздушном прошлом, но, все же пиратское братство оставалось активным, болтливым и очень разношерстным. Пираты и пиратки делились своими бесчисленными историями, пытались чем-то себя занять, и, чаще всего это им удавалось.

Капитанша Кровопух и толстолапиха Урана из ее команды уверенно ускорили ход на пути к Логову, подуставшие Тугодум и Страшезлоб переглянулись и поспешили за ними. Когда двое с «Бегущего-по-небу» медленно вошли в пределы пиратского поселения, то сразу увидели лес мачт в тумане, услышали крики осевших матросов, и стали озираться. От пираток они безнадежно отстали, но, решили, что теперь разберутся и без них.


-Эй, чего вы тут пялитесь? — внезапно окликнул их чей-то резковатый недовольный голос.

-О, здравствуйте. — Повернул голову в сторону говорившего Тугодум и увидел двоих молодых пиратов, — остроносого четверлинга в овальных очках, пиратской шинели и большеватой треуголке, и плоскоголового гоблина классического диковато-пиратского вида — в бриджах и безрукавке, с татуировками и серьгами. — Мы тоже пираты, потому пришли присоединиться к вольному сообществу.

-И откуда вы? — Прищурившись, глухим голосом спросил молодой гоблин.

-С «Бегущего-по-небу». — Ответил Страшезлоб.

-А до этого еще с «Танцующего-на-краю». — добавил Тугодум, смотревший дружелюбно на классических, видимо, квартермейстера и телохранителя, не смотря на то, что более молодые пираты смотрели на них с вызовом.

-Что-то я не слышал о таких.- Хмыкнул четверлинг. — Поди просто бродяги какие-то хотят с крутыми ребятами сидеть, а не в своем пыльном Нижнем городе крутиться.

-И я не слышал, Плим. — Кивнул ему гоблин.

Внезапно за их спинами возникла клювастая голова капитанши Кровопух и явно напугала молодых наглецов одним щелчком клюва, от чего получила удовольствие.

-Вы потому о них не слышали, болваны, что не видите ничего дальше своего носа и строите из себя знатоков, полетав пару недель на своем пафосном, но неудачном кораблике. - Сказала капитанша. - А эти двое успели послужить таким капитанам, которых знают все. Так что лучше проводите их к начальству, а не выпендривайтесь.

-Хорошо. Извините. — Буркнул молодой плоскоголовый.

-Полетали пару недель, да? — Насмешливо спросил Страшезлоб, и двое ппиратов еще сильнее сконфузились.

-Парни, сочувствую. — Подошел к ним поближе Тугодум. — Я могу вас понять, — в первом полёте у нас тоже был совершенно шикарный новый корабль, но, мы полетали на нем меньше месяца, и он был разрушен бурей. Когда мы все остались разбросанными по Краю и побитыми, не веря, что снова поднимемся в небо, чувствовали себя тоже скверно. Но, потом ещё летали!

-Да, хорошо вам, жившим в эпоху летающих камней. — Вздохнул Плим, уже не враждебно. — Нам еще полетать не светит. Мы тоже хотели летать, с самого детства. Когда молодой капитан Хенкель сообщил, что строит вторую «Пронзающую Мглу», точно такую же, как была у его отца, мы нанялись в команду, хоть корабль еще только строился. Первая «Пронзающая Мгла» была самым шикарным судном своего времени. Отец Хенкеля был ее капитаном, а дядя Мизивела там служил палубным бойцом. — Кивнул он на гоблина.

-Только первую «Мглу» разрушили в грандиозной битве много лет назад, и, тогда погибли и отец капитана, и мой дядя, и еще много хороших воздухоплавателей. Хенкель долго копил на то, чтобы воссоздать корабль, и меня в команду взял без проблем, и Плима, как моего друга тоже. У нас вообще была хорошая команда.

-И осталась, хвала Небесам и Земле. — Заметил Плим. — Камень разрушался медленно, и мы смогли посадить корабль в топях. Теперь новенькая вторая «Пронзающая Мгла» украшает топи…

-Ну, то, что все живы, это всё-таки самое лучшее, парни. — Сказал Тугодум.- Поверьте, лучше остаться без полёта, чем потерять близкого друга…

-Наверное. — Кивнул Плим, догадываясь, что вновь прибывший плоскоголовый пират имеет ввиду нечто из личного печального опыта. — Идемте к главным капитанам, пусть определят вас куда-нибудь.

-Если что, к нам на «Мглу» идите. — Сказал Мизивел. — Нас там хоть и полный набор, девять с капитаном, но места свободного много, корабль здоровенный.

-Парни, а те пираты, что в Логове уже несколько лет, они где живут? Не знаете, кучкогном Ворс тут еще? — Спросил Страшезлоб. — Мы с ним вместе летали.

-Живут все где угодно. Если Ворс без своей команды, то труднее будет найти. — Сказал Плим. — А имя вроде бы слышал, поспрашивай в питейной.

-А кроме пиратов тут еще есть другие? — Спросил Тугодум. — Кто-нибудь, кто лечит, к примеру…

-Многие пираты тоже умеют лечить. — Сказал Мизивел, — Ведь во всех командах есть кто-то за первую помощь отвечающий. Но, вроде бы и правда бывает, что приходят какие-то другие жители, и капитаны оставляют их, хоть они и не пираты. Плим, помнишь, Брейзрик говорил, про каких-то аптекарей из Нижнего города?

-Точно, было такое. — Кивнул четверлинг. — У Брейзрика всю жизнь что-то не в порядке, не знаю, как его в пираты вообще приняли. Он говорил, что сегодня утром какие-то аптекарши и таверновый вейф пришли, и ему хорошие таблетки от головной боли хорошие дали. Капитаны вроде бы согласились их в Логове оставить. Где-то недалеко от центра как раз поселили.

-А капитаны в центре проживают? — С надеждой спросил Тугодум.

-Естественно. — Развел руками Плим.

— Тогда, надо бы побыстрее добраться туда, правда… — сказал плоскоголовый пират, стараясь не возлагать слишком большие надежды на то, что среди пришедших будет та, о ком он думает, но, все же надежды сами рвались в мысли, и сердце билось чаще.


========== III. Краевые путники. 10. Из больших городов. ==========


(Небольшой временной отступ назад).

Прошло уже несколько лет с тех пор, как прошла над Краем Мать Штормов, и легендарный Санктафракс был отпущен в Открытое Небо, чтобы и не стоять на ее пути, и не быть разрушенным. В ближайшее время появилась другая огромная скала, почти такая же большая, как и первая, и все надеялись, что спустя годы на ней будет выстроен новые город, — Новый Санктафракс. Летающую скалу успешно прикрепили новой мощной якорной цепью, и, на самом деле началось строительство новых зданий, пока лишь центральных и единичных. Новому юному Высшему Академику Каулквейпу Пентефраксису помогали старшие академики и многие молодые, надеющиеся в скором времени занять привилегированные места в Новом Санктафраксе. И, как бы не обучал отец младшего Пентефраксиса быть осторожным с теми, кто особенно сильно пытается казаться нужным и внезапно доброжелательным, Каулквейп все равно остался собой, — добрым идеалистом. И, используя его доверие, в скором времени лидирующие позиции захватили умный, но эгоистичный и алчный молодой ветровед Вокс Верлинкс, и замкнуто-подозрительный рыцарь-академик Орбикс Ксаксис. И, пока Каулквейп пытался налаживать мир и взаимопомощь между Санктафраксом и Нижним Городом, между всеми науками и школами, новый парящий город уже раздирали новые внутренние проблемы, на которые у Высшего Академика просто не оставалось времени. Некоторые пытались примкнуть к той или иной санктафраксовсеким силам — к алчным ученым, либо недоверчивым военным, некоторые наоборот старались держаться от них как можно дальше. А некоторые даже пришли к выводу, что стоит покинуть центральные города и пуститься в дальний путь — к растущему городу среди лесов, имя которого Вольная Пустошь, и о котором все чаще говорили теперь как о поселении, которое гораздо больше напоминает прежний Санктафракс, чем-то, что возникло на новой парящей скале.

Ходили слухи, что «приближенные» Каулквейпа ни раз планировали сместить его тем или иным способом, хоть добрый молодой Пентефраксис этого и не замечал. Но, к счастью для него, его папаша, — старый Пентефраксис, был достаточно хорошо знаком с подпольными играми лидеров, не важно, лидерами чего они были, и, для него было очень важно, чтобы его сын оставался главой Санктафракса, ну, и чтобы жив оставался тоже. Поэтому Ульбус нанял для сына хорошую охрану, несмотря на то, что молодой четверлинг уверял, что в Новом Санктафраксе все мирно и спокойно. Теперь за молодым Академиком неотступно следовали уверенные и упертые телохранители — рыжая шрайка охранница, желтоухий вейф и здоровенный глыбтрог. Прежде они работали на кораблях лиг, но, после того как камни стали терять способность к полетам, они, было, остались без работы, но, Ульбус ею их обеспечил. Это было весьма неожиданным поворотом для Вокса и Орбикса, и они несколько притормозили свои планы. У Верлинкса так же был помощник вейф, и, теперь ему приходилось тратить немало сил на то, чтобы спрятать от вейфа, охраняющего Каулквейпа, их с Воксом мысли. Конечно, идеальной обстановка не стала, но, все же в Новом Санктафраксе стало чуть спокойнее.

Тем не менее, словно бы в подтверждение несостоятельности Нового Санктафракса, началась так называемая «каменная болезнь» — необъяснимое пока явление, из-за которого летающие камни теряли свою способность к полётам. Сначала болезни подвергались небольшие летучие камни, но, потом она начала проявляться и у крупных. Произошло несколько аварий с большими кораблями лиг и пиратов, и вскоре воздухоплавателям пришлось отказаться от полётов, чтобы избежать больших жертв и разрушений. Большинство кораблей лиг были оставлены на пристани Нижнего города, а пираты отправили свои гордые суда в Топи, где издавна было место общего сбора этих вольных воздухоплавателей. Пираты и сами, в большинстве своем, решили поселиться там, организовав своеобразное мрачное поселение в туманном краю болот. После многих лет, проведенных под парусами, вместе с друзьями-воздухоплавателями, для них была невыносима мысли о том, что они станут просто жителями Нижнего города или Дремучих лесов, потому они предпочли жить снова сами по себе, отдельно от остального мира, пусть уже и не среди облаков, а среди туманов. Хотя, были еще единичные суда, которые продолжали летать, — те, чьи камни не заразились «каменной болезнью», и которые держались вдали от всех, не опускали свои корабли и избегали контактов со всеми, кто мог переносить болезнь. Иногда корабли таких смельчаков падали и разбивались до того, как капитаны и команды успевали что-нибудь сделать, но, это не останавливало остальных особо преданных небу упрямцев.

Жители Нижнего Города и Нового Санктафракса не знали — как дела у пиратов на Топях, и какие из судов всё еще бороздят небеса, потому что этот район Края летающие корабли не посещали в принципе, — ведь здесь были Каменные Сады, откуда болезни и начала распространяться.

Поскольку перестали летать почти все летающие скалы, печальная судьба не миновала и ту скалу, на которой строился проблематичный новый город ученых. Когда огромный валун стал терять летучесть, было решено строить для него деревянные подпорки, чтобы он не обрушился на Нижний Город. Говорят, кто-то предлагал отказаться от этой огромной скалы в принципе, и, зная, что она может принести огромные разрушения, предлагали увести ее в сторону и опустить под Край. Но, такую идею отвергли Вокс и Орбикс, которым было необходимо сохранить свои лидирующие позиции, и, которые уже окружили себя сторонниками, которые не дали бы даже начать осуществление подобной идеи. Каулквейпу пришлось поддержать большинство академиков, которые тоже были против потери Санктафракса во второй раз. И вот, теперь огромные силы и ресурсы тратились на то, чтобы выстраивать мощные подпорки под уже почти нелетучей огромной скалой, на которой расположилось всего несколько зданий лидеров Нового Санктафракса.

Снова пришло время загрязнений, не меньших, чем в тот период, когда многочисленные цепи удерживали прежний Санктафракс от отрыва. Настоящие ученые не сидели спустя рукава, и Небоведы, и Землеведы экспериментировали и искали способ победить «каменную болезнь» и вернуть особенным камням способность к полётам, но, к сожалению, пока у них ничего не получалось.

Тем, кто прежде работал в Санктафраксе, пришлось искать свое место в Нижнем городе, и не всем это давалось просто. ТиЭль повезло — у нее были хорошие друзья, которые помогли устроиться в другом городе. Конечно, на фоне всех творящихся проблем, было бы слишком наивно надеяться, что в Новом Санктафраксе кто-то заинтересуется теплицами и озеленением города. Благо, в аптекарском магазинчике Галалины и Айвири освободилось складское помещение, которое прежде занимал один торговец, теперь уехавший на Вольную Пустошь, и свободную комнату переоборудовали под новую теплицу. У Тритуриум Лайтафт было с собой не так много растений, зато, весьма много семян, в том числе и от редких лекарственных растений, которые были нужны аптекаршам. Так что, сейчас декоративные растения остались в таверне «Гнилосос» и в квартирке Кайры. А лекарственные росли и множились в теплице при аптеке, и, там же жила и сама гоблинша-ботаник, что ее вполне устраивало. Долго оставаться у Кайры она не собиралась, несмотря на благодушное расположение подруги. Все же Кайра и Хитрован были семьей, и, некто со стороны был там совсем не к месту, потому она почти сразу переехала к аптекаршам. Там она оказалась и к месту, и снова стала полезной. Во всяком случае, пока было так.

Кайра все так же работала в таверне, хоть и уходила на год с небольшим в вынужденный приятный отпуск. Теперь у четы четверлингов уже подрастала четырехлетняя дочка Анкри, и в их семье всё было хорошо. Правда, не так давно перевозки-доставки на лодочке Хитрована ушли в прошлое, потому что и каменная щебенка так же подвергалась «каменной болезни», как и целые камни. Авария случилась, когда лодка уже шла на снижение, и, к счастью, Хитрован справился с управлением, и, хоть маленькое судно и рухнуло, но, не разрушило ничей дом и никого не покалечило. Сам бывший пират, спрыгивая, ударился головой, и супруга велела ему несколько дней отдыхать, чтобы избежать опасности сотрясения мозга. Маленькая Анкри, очень похожая на Кайру, охотно составляла компанию болеющему папе, пересказывая ему сказки, рисуя картинки на бумаге, в книгах и на самом Хитроване.

Таверна «Гнилосос» работала в прежнем режиме, и ее основной состав оставался тем же, хоть и всегда были еще работники, сменявшие друг друга. А вот знаменитая таверна «Дуб Кровосос» уже собралась переезжать на Вольную Пустошь, — все же, ее владелица привыкла сотрудничать с пиратами в первую очередь, и, когда пиратов в городе почти не осталось, Мамаша Твердопух решила, что им пора переезжать. Кстати сказать, у Твердопух обнаружилась уже весьма взрослая дочка –Кинжалоклюв, которая очень помогала родительнице с переездом и продажей здешнего имущества.


В один из дней, когда ТиЭль занималась очередной подрезкой тепличных лекарственных растений, погруженная в мысли и ожидания, граничащие с грустью и надеждой; к ней подошли Айвири и ее друг — вейф Форфикюль, оба с весьма заговорческими улыбками.

-Здравствуй, Тритуриум. — Кивнула эльфийка.- Мы с Форфи решили с тобой посоветоваться.

-Здравствуйте. — Отложила ножницы и аккуратно срезанные ветви ТиЭль, — Всегда рада видеть вас.

-Знаем, — Хмыкнул вейф, намекая на то, что он-то точно знает о мыслях окружающих. — Вот поэтому и пришли к тебе с предложением. Мы собираемся покинуть Нижний Город.

-И вы тоже? — Присела ТиЭль, понимая, что скоро придется проститься с хорошей подругой. — Ну, я, конечно, слышала, что Мамаша Твердопух и большинство работников ее таверны уже собираются на Вольную Пустошь, но, всё равно…

-Но, вообще-то мы решили уйти не на Вольную Пустошь, а на Топи, в Пиратское Логово. — Сказал Форфикюль. — Твердопух разрешила мне уволиться, если уж так захотелось перемен. Думаю, в Вольной Пустоши она встретит тавернового вейфа получше, может, даже умеющего не только слушать, но и передавать мысли. А мы с Айвири решили, что было бы весьма интересно переселиться к пиратам, — им ведь, наверняка, тоже нужна и аптекарская помощь, и даже телепатическая. Не может быть, чтобы у пиратов не было питейных заведений.

-И мы решили, что ты будешь не против пойти с нами! — Быстро и весело сказала Айвири. — Тебе же туда ещё важнее попасть, чем нам.

-Ну, возможно… — Опустила глаза ТиЭль. — Прошло уже столько лет, а я ничего не слышала о Тугодуме, никаких весточек о «Бегущем-по-небу» вообще…

-Это потому, что все пираты в Пиратском Логове. Как им передать весточку в Нижний Город, если они все там? — Сказала эльфийка.

-При этом, пираты очень даже разумно поступили, переселившись туда. — Кивнул вейф. — Сейчас, когда и лиги, и пираты больше не могут летать, в большинстве своем, и, если бы они сталкивались в городе, то постоянно бы возникали ссоры и драки, а в этом ничего хорошего. А так, — у каждого своя территория, и все сравнительно не плохо. Но. не плохо. не значит хорошо. И, если нам скучно без пиратов, мы можем переместиться к ним.

-Я с радостью составлю вам компанию, если только, вы зовете меня с собой не из сочувствия. — Улыбнулась пучковолосая гоблинша.

-Можешь считать, что мы зовем тебя с собой наоборот как охрану. — Сказала Айвири. — Мы существа мелкие, а ты — родственница воиноначальника из Санктафракса, знающая и образованная персона, близкий друг некоторых пиратов, боевая гоблинша, которая без оружия может пойти против разъяренного пиратского капитана и остаться живой.

-Я об этом не рассказывала вам. — Округлила глаза ТиЭль, но, потом поняла свою оплошность и улыбнулась Форфикюлю. — Спасибо вам, — столько хорошего обо мне наговорили… Я была бы рада быть такой. Но, не будет ли нехорошим поступком то, что мы обе уедем и оставим Галалину с аптекой? Я знаю, она заботится о растениях еще лучше, чем я, но, все же оставлять ее одну…

-Мы говорили с Галалиной, она тоже подумывает переезжать через несколько месяцев на Вольную Пустошь. Аптека будет продана бывшим санктафраксовцам, обосновавшимся в Нижнем Городе, думаю, твоим бывшим сотрудникам. Пока Галалина будет обучать их изготовлению лекарств, они смогут жить здесь, а мы можем в ближайшее время выдвинуться в путь. Ведь, нас почти ничто не держит. Почти, конечно…

-Да, я тоже подумала про Кайру. — Кивнула ТиЭль. — Может, и их с собой позвать?

-Позвать можно, но, они не поедут, скорее всего. Хотя, мне тоже будет их очень не хватать. — Мягко улыбнулась Айвири.

Конечно, ТиЭль было жаль расставаться и со всеми растениями, — с каждым было что-то связано, какие-то прибыли с ней из Санктафракса, какие-то были выращены уже здесь, растения знали ее мысли и переживания, хоть и были всегда безмолвны. Она была рада, что они не пропадут, и что о них будут заботиться знающие индивидуумы, но, все равно, ей было нужно время, чтобы проститься и с растениями, что она и делала в этот день, собирая свои немногочисленные вещи и семена.

А к вечеру она отправилась к Кайре, взяв побольше трав для самых вкусных чаев. Рыжеволосая подруга как раз пришла из таверны домой, и была очень рада встретить давнюю подругу, выглядела она уставшей, но жизнерадостной. Выслушав рассказ ТиЭль, она одобрительно кивнула.

-Ну, значит, все замечательно поворачивается. Айвири молодец, что придумала отправиться к пиратам и тебя с собой зовет. Конечно иди, ведь ты совсем тенью опять ходишь, вместо того, чтобы что-то предпринимать. Отправляйся и найди своего Тугодума, потому что вы обязаны быть вместе после всего того, что уже происходило.

-Столько времени прошло… А что, если он не окажется и в Пиратском Логове?

-А что, если окажется? Иди и выясни.

-Но, если мы с Айвири уйдем, то бросим тебя… Вы не собираетесь пока из Нижнего Города перебираться?

-Не переживайте, конечно вы мне дороги, но, мы когда-нибудь ещё обязательно встретимся. Сейчас мы никуда не поедем, конечно. С детьми долгий путь — это не просто.

-С детьми? — переспросила ТиЭль.

-Ну да. — Загадочно улыбнулась Кайра. — Анкри еще мала, а младшенький еще даже не появился. Но, мы вместе, вся наша семья — и Хитрован, и Чернопёр, Грулт и Глюк.

-Я рада за вас, — гоблинша пожала руки подруги. — Слышала, что Хитрован сейчас на больничном. У него все хорошо?

-Да, благо, все обошлось, он все же стал очень хорошим водителем за это время. Хотя, сначала мы тоже испугались, конечно. — Она потрогала живот рукой. — Мы с Анкри не выпустим его с постельного режима еще несколько дней, хотя бы для профилактики, и чтобы отдохнул. Да и очки его в ремонте, он пока в старых, но, в них он уже слабо видит. А пока Хитрован плохо видит, дочка раскрашивает его так, что позавидовали бы татуированные гоблины. — Она засмеялась. — А потом в таверне найдется и другая работа для него.

-Вы такая милая семья. Будьте всегда такими.

-Мы будем. И, когда-нибудь тоже уйдем из Нижнего города, если ничего не изменится, но еще не сейчас.

-Если бы не вы, я бы давно расклеилась. Спасибо вам за все, я правда буду скучать.

-И я тоже. Но, только давай будем скучать не слишком сильно, чтобы скуку развеивали наши самые любимые и дорогие. Находи своих, поскорее.

-Буду очень ждать нашей следующей встречи. — Обняла подругу Тритуриум. Она всегда поражалась силам и позитивному мышлению Кайры, несмотря на обилие работы, домашние заботы и усталость, в ней всегда были силы ещё и на то, чтобы подбодрить близких и друзей. А потом вернуться к домашним делам. ТиЭль, общаясь почти с одними растениями и делая одинаковую работу, порой чувствовала себя изнеможенной и усталой, и не представляла, где бы взяла силы на заботу о семье. Иногда она подозревала, что силы Кайра черпает как раз из общения с дочкой и мужем, но, самой ей трудно было об этом судить, ведь для неё собственная семья была лишь чем-то теоретическим. И, она была бы рада проверить эту теорию на практике, а для этого надо отправиться в путь. Жаль только, что приходилось расставаться с Кайрой, которая долгое время была для нее практически настоящей старшей сестрой. А теперь ей, наверное, предстоит быть старшей сестрой для Айвири и Форфикюля, хотя бы во время путешествия, которое, возможно, будет не быстрым. Хоть Топи и не так далеко от Нижнего города, они протяжённые, и Логово Пиратов Края явно не на самом видном месте будет находиться, его нужно будет искать, при этом находя убежища на ночь, собирая пропитание и не привлекая хищников. Они не первые и не последние, кто это делает, но, это всегда сопряжено с риском. Как, в принципе, и жизнь как таковая.


Важные перемены не следует откладывать на долго, особенно, если и так долго ждал, потому трое друзей решили отправиться в путь уже на следующий день. Взаимно пожелав удачи Галалине и другим близким соседям, ТиЭль, Айриви и Форфикюль тронулись в путь.


========== 11. Самые неожиданные попутчики. ==========


Поиск Пиратского Логова на Топях оказался еще более сложной задачей, чем трое горожан это себе представляли в теории. Конечно, они не пошли тем новым я путем, который прокладывали лесные шрайки, нанятые Воксом Верлинксом, зная как дорого те берут за путь по еще недоделанной дороге, и понимая, что та дорога, в любом случае, не будет проходить около того места, где сейчас остановилась большая часть пиратов Края. По слухам и сплетням, вейф, эльфийка-дубовичок и пучковолосая гоблинша знали в каком примерно направлении им следует двигаться, потому отправились в том направлении, ориентируясь по картам. Но, прошло уже почти две недели, а они не замечали никаких признаков разумной жизни вокруг. Подробных карт топей, конечно, не было, лишь весьма примерные, что усложняло задачу. Шли путники осторожно, выбирая на сколько возможно безопасные места, удаленные от особо зыбких промежутков пути; не ложились спать, не оставив патрульного; прислушивались и всматривались постоянно.

Довольно скоро ТиЭль поняла, что она, по сути, наименее полезный член команды, — у нее были только теоретические знания, на которых далеко не продвинешься. А вот способности ее друзей, хоть и не были совершенными, все равно были гораздо большим подспорьем для выживания на болотах. Пусть ночной вейф Форфикюль и не умел внушать свои мысли кому-то, или хотя бы просто мысленно передавать информацию, зато он слышал простые и опасные мысли хищников, которые иногда появлялись на пути, — и друзья тут же меняли направление движения, избегая неприятных встреч. Так же помогала особенность эльфийки Айвири, — способной видеть ауру живых существ, пусть ее обычное зрение и не было идеальным. Польза от ТиЭль, как от ботанички, тоже была, — она взяла с собой сушеные листья сильно пахнущих растений, которыми трое путников натирали свою одежду, и этим скрывали свой собственный запах от хищных животных, ориентирующихся по запаху. Но, запас этих листьев определенно закончится, и тогда обстановка станет сложнее. Они не встретили какую-либо опасность лицом к лицу, но, состояние путешественников все равно было весьма напряженным, и волнение росло с каждым следующим днём, а порой и с каждым часом. Когда они видели очередной холм и направлялись к нему, надеясь, что он окажется частью скалы, напоминающей сутулого Хрум-Хрымса, а потом понимали, что это снова совсем не то возвышение, — сомнение в правильности их движения возрастало. Взятые с собой сушеные и не портящиеся продукты постепенно заканчивались. Форфикюль, как выяснилось, умел ловить рыбу, и ТиЭль нашла дикий лук и съедобные ягоды, и, с трудом, но им все же удавалось находить ручейки с питьевой водой и в этой болотистой местности. Все это было непривычно для тех, кто долго прожил в городах, даже для гоблинши, когда-то путешествовавший по Дремучим лесам, — все же в лесах возможностей гораздо больше, чем на Топях.

-Нам надо где-то отдохнуть. — После очередной неудачи, сказала Айвири, сидя на большом плоском камне, где разместились все трое. — Вот только, мне совсем не хотелось бы возвращаться в Нижний Город…

-Мне тоже. — Согласилась ТиЭль. — Это будет словно бы признанием нашей несостоятельности… Нас будут уговаривать отступить.

-Может быть, нам лучше отдохнуть с другой стороны? В Дремучих лесах. — Предложил Форфикюль. — Там мы точно так же защитимся от опасностей, и, там все же не так туманно и сыро.

-Я люблю Дремучие леса, но, ведь все мы знаем, что перед ними лежит узкая, но опасная полоса Сумеречных лесов. — Сказала ТиЭль. — Я бывала неподалеку от них, и уже там чувствовала их гипнотическое влияние. Если подойдем ближе, то не уверенна, смогу ли ему противостоять. А вы там бывали?

-Я была, очень-очень давно. — Сказала Айвири. — Тогда я была ребенком, просто шла за компанию, держась за руку, и не помню ничего. Не уверена, что сама справлюсь сейчас.

-А я в Сумеречных лесах вообще не был, — сказал вейф. — Я тоже переехал в Нижний город в детстве, но, мы с мамой переправились на попутном пиратском корабле. Слышал, что на вейфов эти леса особенно сильно действуют…

-И я такое слышала. Наверное, не стоит тогда рисковать в них заходить, если мы в себе не уверены. — Вздохнула гоблинша. — Попутные корабли сейчас о-очень маловероятны. Будем продолжать искать, может, уже в ближайшие часы мы все-таки найдем теперешнее пристанище пиратов. Мы не сдадимся.

-Конечно не сдадимся! –Жизнерадостно сказала Айвири, вставая на камень.


И, тут же кратковременно сверкнула молния, и раздался удар грома, — над ними начиналась гроза.

-Гроза на Топях? В таком мутном туманном месте, еще и гроза? — Сморщился Форфикюль, зажимая уши руками, — неожиданный громовой удар застал беднягу врасплох.

Теперь туча разразилась и дождем, нарастающим с каждой минутой. Молний больше не было, но, зато на дождь темные облака не скупились.

-Ну, если, преследуя грозофраксовые разряды, корабли санктафраксовских рыцарей летели в Сумеречные Леса, то логично подумать, что к лесам грозы продвигались через Топи. — Поднялась на ноги ТиЭль. — Надо бы нам переждать ливень здесь, на камнях, — тут мы хотя бы точно не увязнем в болотах.

-Видимо, ты права. — Согласился Форфикюль. — Никакого укрытия не видно, а блуждать в такую погоду по болотам опасно.

-Давно я не попадала под такой сильный дождь… — Сделала шаг от края широкого камня эльфийка, подбирая намокшую юбку.

Проливной дождь наполнил болота вокруг, и сейчас вода уже заливала камень, на котором стояли трое путешественников.

-Айвири, Форфи, забирайтесь на меня. — Сказала ТиЭль, наблюдая за прибывающей водой. — Как бы долго дождь не шел, на высоту моего роста вода точно не прибавится. А вот вы рискуете поскользнуться и упасть, вы легкие. Поэтому, лучше вам быть повыше.

-Но, тебе не будет тяжело? — Спросил Форфикюль.

-Конечно не будет, вы совсем невесомые по сравнению с рюкзаками, которые я в свое время с собой таскала. Если я сильнее от природы, то должна хоть в чем-то применить свои силы. Я слышала такое от плоскоголовых друзей в детстве, и считаю это правильным. — Улыбнулась гоблинша. — Залезайте мне на плечи и хорошо держитесь, а я буду просто стоять.

-И правда, неловко тебя так использовать, но, это выход… — Согласилась Айвири, подвязывая длинную юбку и забираясь на Тиэль, которая старалась стоять более крепко и уверенно.

Эльфийка, и, тем более, вейф, на самом деле были легкими, хоть тоже имели свой вес. Пучковолосая гоблинша нашла то положение на камне, в котором чувствовала себя наиболее устойчивой под их весом, и просто стояла под проливным дождем, который уже промочил всю одежду насквозь. Волосы тоже намокли и потемнели, уши свесились, и с них уныло капала вода. Наверное, они втроем сейчас были похожи на какой-то нелепый тотемный столб, бессмысленно поставленный посреди болот. Форфикюль и Айвири пытались о чём-то говорить, чтобы взбодриться, что-то спрашивали и у ТиЭль, но, она сейчас была слишком мокрой, замерзшей и напряженной, чтобы беседовать.

Камень под ногами был твердый и плоский, и, конечно она не поскользнется и не упадет, — в этом Тритуриум Лайтафт была уверенна, с выдержкой у нее дела всегда обстояли не плохо. Ещё в детстве она экспериментировала с устойчивостью, просто ради интереса — справится ли она. Ну, и еще загадывала что-нибудь, — если она простоит на узком камне достаточно долго, то что-то случится, или не случится. Сейчас от устойчивости завесило не нечто умозрительное, а жизнь и здоровье ее друзей, и ее самой. Уверенности в успехе было достаточно, — она выстоит, если только вдруг не потеряет сознание, но, для такого нет никакого повода, — в этом она себя активно убеждала. Когда-то давно в детстве, когда они с Тугодумом потерялись в холодной метели, они упорно шли, шли и вышли к теплой кузнице. А потом, в юности, они выдержали натиск смоляной лозы в теплице Санктафракса. А еще, в компании двух пиратов с «Громобоя», она долго и упорно шла вдоль колючей изгороди между Сумеречными и Дремучими лесами, и справилась. С простым мощным ливнем она тем более справится. Она должна…

«Интересно, что сейчас делает Тугодум? — Думала ТиЭль, смотря неопределенно сквозь пелену дождя, когда вода уже добралась до щиколоток и поднималась выше по икрам. — На Топях ли он с ребятами, или все же еще на корабле? Дождь у них или ясно? И, когда же мы наконец встретимся?..»

Ей представилась палуба большого корабля, серая и мокрая, с пляшущими по ней каплями дождя. Все было как-то прохладно, нечётко, но, постепенно стало становиться ярче — словно она уходила из этой реальности в другую. ТиЭль одумалась и из последних сил стала моргать, — сейчас она отвечает не только за свою жизнь, чтобы позволить себе терять сознание или что-то в этом духе.


Внезапно небо снова расчертила молния, благо, удаленная. Форфикюль успел закрыть уши до громового раската, а Айвири протерла очки и радостно вскрикнула.

-Ребята, вы видите то же, что и я?! — С надеждой в голосе крикнула эльфийка.

Вейф и гоблинша подняли взгляды и тоже удивились.

-К нам летит какой-то корабль… — Сказала ТиЭль. — Не большой, похожий на санктафраксовский. — Последнее она произнесла даже разочаровано, — ведь это точно не «Бегущий –по-небу», но, что-то знакомое в маленьком корабле все же было.

-Я тоже вижу корабль, значит, это не галлюцинация! — Радостно крикнул Форфикюль. — И, они нас тоже видят, с корабля опускается веревочная лестница.

С борта корабля на них смотрели двое четверлингов, жестами показывающих застрявшим путникам, чтобы те хватались за лестницу. Когда перекладины оказались рядом с ними, Айвири и Форфикюль стали забираться наверх.

-ТиЭль, хватайся. — Сказал подруге Айвири.

-Я бы рада, но, у меня так замерзли руки, что не получается. — Растеряно сказала гоблинша дрожащим голосом, медленно сгибавшая и разгибавшая кулаки.

-Хватайся хоть как-то, обхвати лестницу, а я тебя удержу. — Уверенно сказала эльфийка дубовичок, пряча волнение.

ТиЭль сконцентрировалась, и ей действительно удалось перекинуть одну руку через перекладину лестницы, а другой ухватиться за веревку. Эльфийка спустилась к ней и помогла удерживаться. Их уже втягивали на борт. Вскоре, все трое путников были уже на корабле, и, только тогда ТиЭль все же позволила себе потерять сознание.

***

Пришла в себя гоблинша на кушетке в довольно теплом помещении, ее одежда уже высохла, значит, прошло уже несколько часов. Рядом сидела Айвири, расчесывающая волосы. Она стала вспоминать то, что было перед обмороком, — гроза, дождь, болота, приближающийся корабль… Значит, это все было на самом деле, ведь они определенно живы. Голова еще кружилась, но, так приятно было дышать, ощущать снова мир вокруг. И быть не среди дождя на камне…

-Привет. — Поднимаясь, сказала ТиЭль, чувствуя усиливающееся головокружение, и плотно уперлась обеими руками.

-Ой, наконец ты очнулась! — Обрадовалась Айвири, оборачиваясь. — Мы сейчас на корабле «Облакоед» и летим к Дремучим лесам.

-Ого… Я подумала, что очертания корабля мне знакомы, но, что это «Облакоед» не подумала… А как у вас с Форфикюлем дела?

-Так вы знакомы с кораблем? Здорово! Капитаны как раз тоже заподозрили, что уже видели тебя когда-то. Мы с Форфи в полном порядке, высохли и согрелись. Капитаны для нас специально включили обогреватели. Они такие добрые.

-Спасибо им большое за заботу. Чувствую, что я тоже нормально себя чувствую после тех водных процедур, хотя можно было, как минимум, сильно простыть.

-Или, как максимум, утонуть. Но, благодаря тебе и им, всё улаживается.

-А почему мы летим в Дремучие леса?

-Потому что на Топях был сильный ливень и гроза, и потому что им надо было с закупками в Дремучие леса.

-Н-да, логично… Спасибо им большое, конечно, я не придираюсь. Но, как нам теперь попасть обратно на Топи?..

-Мы с Форфи им рассказали, что ищем Пиратское Логово. Капитаны там бывали, и, они знают, как нам туда попасть, так что, нам очень даже повезло. В лесу у них будет остановка в деревне лопоухих гоблинов, где мы и сойдем, чтобы отдохнуть. А потом, когда толком наберемся сил и закупим провизии, пойдем к поселению шраек –рядом с гоблинской деревней есть скромное поселение этих пернатых существ, хороших, совсем не таких как те алчные бандитки, которых нанял Верлинкс. Эти проводят желающих через Сумеречные леса за скромную плату, они в хороших отношениях с деревней, и пираты этих шраек тоже знают.

-Что же, тогда, всё и правда очень хорошо складывается. Не зря мы в ту грозу попали.

-Очень даже! Хоть и жутко было, честно признаюсь… Но, мы были в нужном месте в нужное время, и это самое главное. Идем, поговорим с капитанами, они будут рады, что и ты в себя пришла. А сейчас они в загадки играют между собой, и в компании с Форфикюлем, наверняка, это весьма интересное занятие. — Хихикнула Айвири.

-Очень даже жутко было. — Согласилась ТиЭль. — Всегда любила ливни, но, впервые в жизни оказалась внутри такого, который мог бы стать смертельно опасным. Спасибо Белфиниусу и Раффиксу за то, что пролетали там, в нужном месте и в нужное время.

Она встала, поправила, насколько это было возможно, слипшиеся одежду и короткие волосы, отряхнула от засохшей грязи походную сумку и, когда головокружение совсем прошло, отправилась на палубу вместе с Айвири.

Погода была солнечной и теплой, все тучи достались Топям.

-Здравствуйте, капитаны, — поклонилась двоим четверлингам ТиЭль, подойдя вместе с Айвири к оживленно болтающим пиратам, которых с улыбкой слушал ночной вейф. — Большое вам спасибо за наше спасение.

-О, рады видеть вас на ногах, ТиЭль. — Обернувшись, приподнял причудливую шапку Белфиниус.

-Мы тоже рады, что летели над Топями и смогли увидеть вас, — всегда приятно сделать хорошее дело, тем более, для давних знакомых. — Сказал с улыбкой Раффикс.

-Столько времени прошло, не ожидала, что капитаны «Облакоеда» узнают рядовую пассажирку корабля. — Пожала она плечами.

-Ну, наверное, это из-за того, что вы как раз не рядовая. — Сказал Фин, улыбаясь. — Мы, конечно, позже узнали, что вы вмешивались в дела «Громобоя», но, когда узнали, порадовались тому, как тесен наш бескрайний Край. И вот, снова убедились! Присаживайтесь, дамы. — Он указал на пустую лавку рядом с ними.

-Это точно, иногда не случайные случайности случаются подозрительно последовательно. — Решила поддержать шутливую беседу гоблинша, садясь рядом с эльфийкой.- Жаль, в этот раз у нас никаких встреч с «Громобоем» уже давно не было, как и с «Бегущим –по-небу», к сожалению.

-Зато мы с «Громобоем» встречались, хоть тоже уже давненько. — Сказал Раф. — Он сейчас на «Вольной пустоши», стоит для украшения города. Большая часть команды там и проживает, в городе, в смысле, не на корабле.

-Было бы очень интересно узнать, где меньшая часть команды. Особенно меня лично, конечно, Моджин интересует, но, надеюсь, что и господа временные бунтари живы и здоровы. — Сказал Фин, вопросительно глядя на ТиЭль.

-Точно знаю только насчет одного бунтаря, — Кивнула она. — У Хитрована все хорошо, живет в Нижнем городе с женой и дочерью. Окурка я больше не встречала, тоже очень надеюсь, что всё хорошо у него. А вот насчет Моджин тоже очень хотелось бы знать, — забрал ли ее уже Прутик из Риверрайза, куда он за ней и ещё двумя пиратами, полетел с командой, или как-то иначе события развернулись.

-Моджин в Риверрайзе? — Округлил глаза Фин. — Ничего себе, куда ее занесло… Это как вышло?

-Ну, вы ведь знаете, что первый корабль Прутика — «Танцующий-на-краю» полетел за важной информацией о Матери Штормов, корабль разбился в шторме, но, все выжили, хоть и были разбросаны странной бурей по всему Краю? Так вот, Моджин тогда и забросило в Риверрайз. И она одна из всех точно помнила информацию, потому что её защитный костюм Каменного Пилота спас ее от тех волн, что повредили память всем остальным. Капитан Прутик искал всех членов своего экипажа, и, нашел и ее тоже, но, был вынужден быстро улететь только с одним другом в Санктафракс, на горящем дереве, — чтобы успеть спасти и Санктафракс, и весь Край. А Моджин, а еще вейф Лесорыб и толстолап Гуум так и остались в Риверрайзе. Прутик собирался потом быстренько найти их вместе с командой, но, как мы видим, быстро не получилось.

-Что-то из этого мы слышали, но, про Моджин точно не знали такую подробность. — Покачал головой Раффикс. — Мало того, что легендарное место оказалось реальным и даже иногда досягаемым, так еще и наш общий друг там. То есть, подруга.

-Можно сказать, даже жена. Не нам обоим, конечно, только мне. — Добавил Фин. — И вообще никто об этом не рассказывал!

-Наверное, это потому, что «Бегущий –по-небу» не очень контактирует с другими, чтобы продолжать летать и не подхватить каменную болезнь. Я слышал, что это одно из тех четырех судов, что все еще летают, но, не знал, что следовало бы поискать с ними контакта. — Предположил Раффикс. — И, значит, они все еще летят, но никак не долетят до Риверрайза, а вы ищите команду корабля?

-Видимо, так и есть. — Погрустнев, сказала ТиЭль. — Я надеялась, что они уже выполнили свою миссию и присоединились к пиратам на Топях. Но, что же, это правда хорошо, что их корабль цел и их камень в порядке!

-А какие еще корабли сейчас продолжают летать? Если два судна — это «Бегущий –по-небу» и ваш «Облакоед», то что за два остальных? — Поинтересовалась Айвири.

-Один из них — «Демон Края» — тоже шикарное двухмачтовое судно среднего размера, носится по небу над Дремучими лесами. Мы слегка знакомы с его капитаном Равнинным Лунем, виделись как-то в Вольной Пустоши и порой птицекрысами с ним обмениваемся. Он нам тоже не совсем чужой, — приходится нашему другу Стоупу каким-то там племянником. Вроде бы умный парень и ответственный — это у них, видимо, семейная черта, но лихач, как бы его не пытались переубедить другие. Любит он скорость. И команда его, определенно, не возражает. — Сказал Раф.

-Это все из-за того, что он старается выполнить как можно больше полезных перевозок в Дремучих лесах, если больше этим некому заняться. Не в плане заработка — он совсем не алчный, — просто пользу приносить хочет, он же сам выходец из лесов. — Сказал Фин. — Некоторые уже, правда, даже опасаются с ним дело иметь, думая, что в один не прекрасный день камень и этого корабля пострадает, и «Демон Края» на полном ходу куда-нибудь врежется, и они потеряют свой груз. Не говоря уже о том, что случится тогда с капитаном и командой… Но, Лунь намерен летать до последнего, и ничего тут не поделаешь. Надеюсь, что все же не разобьется.

-А четвертый летающий корабль мы толком не видели, — он таинственный и мрачный, черно-красный, без опознавательных знаков, хотя, все равно очевидно, что доброжелательным капитан не является, и как раз наживается на том, что его судно одно из последних летающих. — Более мрачно сказал Раффикс. — Уверен, что мы и не хотим с ним сталкиваться, и, надеюсь, что и Прутик, и Равнинный Лунь с ними не пересекутся.

-А «Облакоед» тоже пока еще перевозками в Дремучих лесах занимается? — Спросила ТиЭль.

-Занимался. Но, думаю, мы сейчас резко сменим нашу деятельность. — Уверенно сказал Фин. — Довезем вас до деревни лопоухих, возьмем у них груз, если уж пообещали, а после доставки — полетим искать Риверрайз. Хватит уже Прутику пытаться сделать то, что должен делать я!

-Мы. — С улыбкой поправил его Раф. — Наш корабль уникальный, он-то до Ночных лесов и Риверрайза должен добраться. До лесов — однозначно, а там разберемся. Мы найдем способ. Очень надеюсь, что получится каким-нибудь образом оповестить об этом «Бегущего-по-небу», чтобы они уже наконец приземлялись.

-Как бы я была этому рада. — Кивнула ТиЭль. — И, наверняка, далеко не только я.

Корабль продолжал двигаться над сияющими гипнотическими лесами, за которыми уже виднелась полоса обычного леса.


========== 12. Недостающие подробности. ==========


Прошло не более двух часов, и Сумречные Леса остались позади, а корабль «Облакоед» начал снижаться — под ними, около Краевой Реки, можно было разглядеть приземистые деревенские домики, выстроенные вокруг центрального тотемного резного столба, так называемого Древа Предков. Лопоухие гоблины, ждавшие прилета пиратов, вышли и наблюдали за летающим кораблем с восхищением. А Айвири, Фолрфикюль и ТиЭль с восхищением и интересом глядели на их поселок с борта корабля. Неподалеку от деревни была рощица с весьма солидными деревьями, похожими на какую-то разновидность дуба, где пассажиры заметили следы прежних швартовок кораблей, которые, кажется, мощным деревьям особо не вредили. Раффикс выбрал подходящее дерево и закрепил в нем якорь «Облакоеда», а Белфиниус активизировал лебедку, опустившую судно к широким ветвям. Корабль укрепили еще парой толстых веревок, и спустили веревочные лестницы. Внизу к пиратам и их пассажирам подошел немолодой, но крепкий рыжевато-седой улыбчивый гоблин, видимо, давний знакомый капитанов.

-С прибытием, Раффикс и Белфиниус, всегда рады вам. — Поприветствовал их он. — Хорошо ли добрались?

-Добрались прекрасно, спасибо, Бруммель. — Улыбнулся Раффикс, пожимая лопоухому руку. — С нами друзья из Нижнего города и Санктафракса, они отдохнут в деревне некоторое время и закупят провиант.

-И отправимся к тем шрайкам, что провожают путников через Сумеречные леса. — Кивнула ТиЭль.

-Но, после того как отдохнем. — Настойчиво сказала ей Айвири. — На месте того, кто теряет сознание от усталости, я бы сначала думала о хорошем сне.

-Хорошо, извините. — Тише сказала гоблинша.

-Конечно, мы всегда рады гостям, тем более, друзьям наших друзей. — Кивнул троим горожанам лопоухий гоблин. — Вы можете постучать в любой дом и попроситься на ночлег, вам не откажут. Я бы и к себе пригласил, но, сейчас мой внучек немного приболел, не хотелось бы, чтобы вы заразились перед путешествием.

-С ним ничего серьезного? — Обеспокоенно спросила эльфийка. — Если что, мы с ТиЭль медики, и могли бы помочь.

-Спасибо за беспокойство, добрая девушка, но, это всего лишь обычная простуда, и он уже идет на поправку. Но, спасибо вам за заботу. — Он перевел взгляд на четверлингов. — Идемте, обсудим все дела в деревне, но, сначала всех вас накормим.

-С удовольствием поедим наземных блюд. — Улыбнулся Белфиниус, когда все они пошли к деревне через рощицу. — Правда, сразу скажу — эта наша поставка будет, видимо, последней. Во всяком случае, на несколько грядущих месяцев, потому что мы собираемся в долгий путь, к очень удаленным местностям.

-Но, все обещанное закупим и отвезем в указанные места, как обычно. — Уверил гоблина Раффикс.

-Мы в вас не сомневаемся. — Кивнул Бруммель. — И так, спасибо вам огромное, что столько времени занимались перевозками. Будем сотрудничать с лихим «Демоном Края», а вам — доброго пути, куда бы вы его не держали.

Пиратов вышли поприветствовать и другие лопоухие, они уже готовили стол в самом широком доме деревне, и звали всех прибывших туда.

После вкусного обеда, Раффикс и Белфиниус остались обсуждать рабочие моменты с Брумелем и еще парой гоблинов, а Айвири, Форфикюль и ТиЭль пошли искать дом для ночлега, как им и посоветовали.


-Все же это как-то странно — стучаться в любой дом на выбор и проситься на постой. — Сказала пучковолосая гоблинша. — Наверное, тут так принято, но, это непривычно. А вдруг еще у кого-то тоже ребенок болеет, или не ребенок, или и так много народа дома?

-Не стоит об этом волноваться, ведь с вами я. — Подмигнул ей Форфикюль.

-Ой, и действительно. — Улыбнулась девушка. — Ты настолько ненавязчивый вейф, что я порой забываю о твоих талантах, извини.

-Не забывай.- Развел руками он, дружески усмехаясь. — Сейчас прогуляемся вдоль домов и выберем самый подходящий дом.

Трое горожан медленно шли по деревне. Лопоухие гоблины с интересом, но без намека на враждебность, смотрели на них, проходя мимо, или выглядывая из окон с занавесками приятных природных расцветок. Кто-то занимался повседневной работой, кто-то сидел и отдыхал, болтая о чем-то, дети играли в какие-то игры с палочками и деревянными шариками. Форфикюль притормаживал около некоторых домов и шевелил ушами, но, все продолжал свой путь от одного домика к другому. Девушки следовали за ним молча, чтобы не отвлекать. Наконец, они дошли до края деревни, где около берега реки стоял немного отличающийся дом, — он был из более крупных серых бревен, был не самым ровным, но определенно устойчивым и крепким. Окна были завешаны бежевой плотной тканью, и шума изнутри не слышалось. Ночной вейф остановился и прищурился, словно услышал что-то настораживающее. Он жестом показал подругам, что стоит остановиться и подождать, а сам продолжил внимательно слушать мысли хозяина дома. Выражение его лица менялось, выражая удивление и какую-то скрытую радость.

-Нам сюда. — Наконец уверенно сказал он, и первым постучал в дверь.

Из дома донеслось недовольное старческое кряхтение, и кто-то шаркая пошел к двери.

-Кто там? — Сухо спросила старая хозяйка, открывая двери.

-Мы путники из городов, и ищем ночлега. Разрешите нам заночевать у вас. Мы будем тихими гостями. — Поклонился ей вейф.

Подойдя к нему, девушки удивились, потому что пожилая морщинистая гоблинша была не лопоухой, а плоскоголовой, хоть и одевалась как лопоухие соседи.

-У меня бедный дом, но, если выбрали — проходите. –Без эмоций ответила старушка, открывая дверь пошире. — Я не буду нарушать традиций и отказывать, хотя, ни общения, ни разносолов предложить вам не могу.

Айвири и ТиЭль удивленно посмотрели на Форфикюля. Было похоже, что они потревожили одинокую женщину, которая совсем не искала компании,- просто не могла отказать. И, им самим от этого становилось неловко. Но, вейф уверенно улыбался им.

Обстановка в этом домике была весьма скромной — две деревянные кровати, стол у окна, грубый сундук, выполнявший роль хранилища и сидения, две темные табуретки. Хотя, без объяснений все понимали, что эта пожилая женщина живет одна.


-Спасибо вам огромное, — сказала пожилой гоблинше ТиЭль. — Не переживайте, мы уже сыты, лишь ищем место для отдыха. Спасибо за гостеприимство, госпожа…

-Кларда. И вовсе не госпожа. — Тихо ответила хозяйка дома. — Располагайтесь. Я дам вам матрас. — Сказала старушка, а потом вопросительно посмотрела на Форфикюля. — Вы ведь не будете внушать мне какие-нибудь мысли? Мне в моих мыслях лучше, чем в каких-либо других, потому, пожалуйста, не делайте этого.

-Не переживайте, мэм, я и не собирался. Я вообще не умею мысли внушать, такой я неполноценный вейф. Но, если бы и мог, не стал бы ничего навязывать. — Спокойно ответил он. Для вейфов подобные подозрения и вопросы не редкость, и таверновый вейф, тем более, всегда готов к подобным вопросам.

-Спасибо вам за это. — Кивнула сухо Кларда, доставшая из сундука толстый матрас, набитый мягкими травами, и протянула его гостям. — Кто-то может лечь на кровати, кто-то на полу.

-Благодарим. — Улыбнулась ей Айвири, принимая матрас. — От трав замечательный запах, наверное, это совсем новый матрас? Спасибо вам за такую щедрость. Подобного в Нижнем городе не встретишь, одна синтетика.

-Да и в Санктафраксе тоже ни разу такого не видела. — Потрогала матрас ТиЭль.

-ТиЭль, ты ляжешь на кровати или на полу? — Спросила Айвири.

-Я не знаю, лучше ты выбирай. Мне все подходит.- Сказала Тритуриум, садясь на кровать и спуская сумку около нее. Тут она обратила внимание на то, что старенькая плоскоголовая с удивлением смотрит на нее и словно бы хочет что-то спросить. Девушка посмотрела ей в глаза, ожидая вопроса.

-Вас зовут ТиЭль, я верно услышала? — Спросила пожилая гоблинша.

-Да, верно. Тритуриум Лайтафт, а сокращенно ТиЭль. — Ответила она.

— И вы из Санктафракса? — Спросила хозяйка дома.

-Да… Была из Санктафракса, пока он не улетел несколько лет назад…

-Подумать только… — Покачала головой Кларда. — Скажите, а не случалось ли вам бывать на корабле «Громобой»?

Теперь у ТиЭль и Айвири расширились глаза от удивления, а Форфикюль расплылся в улыбке, словно бы намекая девушкам на то, что он точно знал, что им надо было зайти именно в этот дом, и теперь был доволен собой.

-Да, я была там однажды. — Встала Тиэль, начиная выстраивать логическую цепочку, которая могла бы объединить «Громобой» и эту пожилую плоскоголовую гоблиншу.

-Тогда, вы очень желанные гости в моем доме. — Заулыбалась старушка, морщины у ее глаз сложились в метелки. — Я мама Окурка, и я знаю, что мой сын спасся благодаря вам.

-О Небеса! — Воскликнула ТиЭль, беря старую женщину за руки. — Вы-мама Окурка? Значит, он нашёл вас? Как же это прекрасно.

-Да, дорогая, он нашел меня. — Пожала ей руки старушка, в уголках глаз которой выступили слезы. Они обе присели на сундук. Старушка продолжала говорить уже на языке плоскоголовых, зная, что ТиЭль понимает ее. Двое других гостей не обижались, понимая ситуацию, и решили тактично сидеть на кровати, что-то ненавязчиво перекладывая в своих сумках. — Шел, шел вдоль реки, и нашел меня. — Продолжила рассказывать она. — Тогда я уже поселилась здесь, в деревне лопоухих, они добрый и мирный народ, и приютили старую кочевницу, которая решила прекратить кочевать. После того, как те ужасные работорговцы напали на нас и увезли почти всех молодых и сильных, остатки клана остановились неподалеку от этой деревни, просто чтобы переночевать. Тогда разразилась буря, и мы не знали что и делать. Добрые лопоухие пожалели нас и пригласили переждать ураган у них, видя, что у нас, в основном, старики да женщины с детьми. После грозы остальные продолжили путь, а я попросилась остаться, потому что у меня не было сил для путешествия, и еще потому, что я очень надеялась, что мои дети смогут освободиться и вернуться, а у реки больше вероятность встретиться с ними. Прошло два с половиной года, я хорошо жила здесь, снова окрепла, и изо дня в день продолжала ходить у реки и ждать. И вот однажды мой сынок вернулся. Он мне все рассказал о том, что происходило, о том, что был и рабом, и пиратом, и что встретил доброго друга из Санктафракса, который вдруг стал на его сторону с спас, - тебя, конечно, и о том, как Зи-Тек окончательно освободила его, и как он увидел верное место у реки. Но, всего этого не случилось бы, если бы не ты.

ТиЭль тоже сморгнула слезы счастья, слушая рассказ старушки.

-Ну, что вы, мы все друг другу помогали, когда брели по лесу, я бы тоже не спаслась, если бы не Окурок. И он вдохновил меня вернуться к тому, о ком я больше всего думала тем, как он думал о возвращении к вам, — сказала она. — А где сейчас Окурок?

— Как-то ни удивительно, он сейчас снова пират. — Ответила старушка, снова заставив всех гостей удивиться. — После того, как сынок вернулся ко мне, он выстроил для меня этот прочный дом вместо той скромной хижины, которую добрые хозяева деревни отдали мне. Во всем мне помогал, и не только мне. Я была в нейтральных отношениях с лопоухими, ни с кем не сближалась, и, даже не знала, что стоило бы это делать. И вот, в один прекрасный день, к деревне прилетел очень красивый воздушный корабль. Прежде я к ним никогда не выходила, потому что с кораблями у меня ассоциировались только печальные события, но, Окурок к тому кораблю даже поспешил. Оказывается, это был «Искатель Тумана» — корабль молотоголовых женщин.

-Там ведь как раз Зи-Тек летала! — Радостно сказала ТиЭль.

-Да, верно. И прибыли молотоголовые красавицы сюда не просто так, и не только из-за закупок, но и потому, что папа Зи-Тек живет в этой деревне.

-Действительно, она ведь рассказывала нам, что ее отец — лопоухий гоблин, который прежде служил лиговцам. А теперь живет в своей деревне. Значит, это была как раз эта деревня?

-Да, так оно и оказалось. Бруммель - папа Зи-Тек. И, когда эта рыженькая увидела Окурка, то сразу бросилась к нему, я так удивилась. Удивительная девушка эта лопоухая молотоголовая, яркая и открытая, и такая красавица… И влюбилась в моего угрюмого неразговорчивого сына. И он в нее тоже, конечно, - он был очень рад встрече. Спустя совсем немного времени, Зи-Тек решила покинуть свой женский корабль ради того, чтобы выйти замуж, а потом уйти на какой-нибудь другой корабль, где служат и женщины, и мужчины. Конечно, ее мама тоже не хотела выпускать ее из-под крыла, но, потом все же разрешила ей действовать по своей воли. И я, и Бруммель тайно надеялись, что они не смогут найти такой пиратский корабль, который берет на службу супругов,и останутся в деревне. Но, они все же нашли его, — оказалось, что «Демон Края» не имеет ничего против замужних пар, главное, чтобы они были хорошими матросами.

-Это просто удивительно. — Покачала головой улыбающаяся ТиЭль. — Не думала, что после всего, что в его жизни произошло, Окурок захочет снова быть пиратом. Хотя, в том, что он о воздухоплавании многое знает я не сомневалась.

-Это всё Зи-Тек. — Улыбнулась плоскоголовая старушка. — У этой девочки одно небо в голове, она не может жить без полётов, и без него тоже. А Окурок за ней — куда угодно.

-Я так рада за них обоих. — Еле верила услышанному пучковолосая. — А они часто вас навещают?

-Деревню стараются навещать почаще, но, не ради меня. Я ведь теперь уже бабушка, а сынок их маленький, Рычик, живет с другими бабушкой и дедушкой. Со мной только иногда. После того, как «Искатель Тумана» приземлился на Топях, жена Бруммеля наконец переехала к нему, хотя все равно часто навещает своих подруг на Топях. Когда у Зи-Тек появился малыш, рыженькая прожила полтора года в деревне, но, потом оставила его на воспитание бабушек и дедушки, и продолжила полеты. На одном из последних летающих кораблей. — Последнее она сказала с долей волнения.

-Очень понимаю ваши переживания. — Серьезно сказала ТиЭль. — Мой самый любимый друг тоже до сих пор летает, на корабле «Бегущий –по-небу», и я тоже волнуюсь и надеюсь, что все они приземлятся без неприятных событий. Я уверенна, Окурок и Зи-Тек серьезные воздухоплаватели, они не будут настолько рисковать собой, ведь их ждут, и их ребенок, и семья.

Пожилая плоскоголовая гоблинша улыбалась, но при этом глядела в пол.

-У них все хорошо, они прекрасная пара, и берегут друг друга. Только бы Небо и Земля всегда берегли их от бед, которые кораблям и их летучим скалам угрожают, чтобы они всегда возвращались к сыну, к той части своей семьи. Ко мне-то пусть только мельком заглядывают, когда прилетают. Даже иногда думаю, может моему Окурку уже не так важно, жива ли я вообще.

-Ну, что вы говорите. — С сочувствием посмотрела на нее ТиЭль. — Для него, вне всяких сомнений, очень важно, чтобы вы жили, и ему, и Зи-Тек, и Рычику. Вы очень важны для Окурка, я точно знаю. Когда я первый раз с ним встретилась в лесу, он ведь сказал, что о матери волнуется, вы для него были главной причиной жить, — он мог бы и сам сорваться и восстать против тех, кто держал его на цепи, но, он сдерживался, потому что хотел вернуться к вам, позаботиться. Конечно, он это не всем говорил, просто тогда, когда мы встретились, так обстоятельства сложились. И, наверное, как раз из-за этого он мне так и понравился, — мы с ним в чем-то очень похожи. Заботимся о ком-то, но не можем им об этом в открытую сказать, и не можем не беспокоиться о родителях. По правде сказать, пока моя мама была жива, всё воспринималось как само собой разумеющееся, бесконечное и хорошее. Но, это все весьма быстротечно прервалось из-за её болезни… И я все время думаю, что многое ей не сказала, хоть и должна была говорить… И, поэтому я просто уверенна, что Окурок тоже вас очень любит и заботится, хоть и не говорит этого. — пучковолосая гоблинша сама не заметила, как глаза наполнились слезами и в горле защипало.

Мать Окурка смотрела на нее с мягкой улыбкой, и, поняв это, ТиЭль всхлипнула.

-Ах, девочка, не грусти об этом, твоя мама наверняка знала, что ты любишь ее, как же можно по-другому подумать. — Она снова взяла ее за руки. — И я тоже знаю, что сын любит меня, спасибо тебе, что всё это сказала.

-Вам спасибо, что выслушали. — ТиЭль обняла старушку, чувствуя, что слезы текут по щекам, по ее собственным, и по щекам хозяйки хижины. — Спасибо вам за всё.

-И вам, что вернули мне сына. Ты для меня теперь тоже как родня, если когда-нибудь еще окажешься здесь, знай, что тут тебе очень рады. Тебе и твоим друзьям. Вот бы еще хоть что-то узнать о дочке моей, Вудбин. Я всем сердцем чувствую, что она жива, но, хоть бы знать где она…

Услышав имя Вудбин, Айвири подняла глаза.

-Вы сказали Вудбин? — Спросила эльфийка на общем языке.

-Да, это имя моей младшей дочери. — Тоже на общем языке ответила удивленно старушка. — Ее увезли тогда вместе с Окурком, но, их потом купили разные горожане.

-Я знала плоскоголовую гоблиншу по имени Вудбин. Она невысокая и изящная, с бритой головой. - Сказала Айвири.

-Да, это должно быть моя Вудбин. — С надеждой закивала хозяйка дома.

-Удивительно, я даже не представляла, что у нас столько общих знакомых. — удивленно посмотрела на ТиЭль Айвири. — Мы подружились с Вудбин в Нижнем городе. — Стала она рассказывать, глядя на старушку. — Она сбежала от тех, кто купил ее как рабыню, ей помогла освободиться одна зубоскалиха, и она тоже освободила эту зубоскалиху, конечно.

-Дочка всегда очень хорошо ладила с животными. — С улыбкой кивала плоскоголовая.

-Мы оба ее знаем. — Продолжил Форфикюль. — Они с зубоскалихой спрятались в стойле таверны, где я работал. В силу своих способностей, я их там сразу заметил, но, мне не хотелось это афишировать, — и они мне ничего плохого не сделали, и, вообще не хотелось к таверне нехорошее внимание привлекать. Один я не мог разобраться с ситуацией, и потому позвал свою знакомую медико-аптекаршу. Тем более, Вудбин была ранена. — Кивнул вейф в сторону Айвири.

-Она быстро выздоровела. — Тут же продолжила говорить Айвири, видя волнение в глазах матери Вудбин и Окурка. — И, она мне стала по правде очень близкой подругой, первой, с кем я действительно подружилась в городе. Потом, когда она окрепла, Вудбин уехала на зубоскалихе в Дремучие леса, - она не могла остаться в городе после случившегося, хотя мы и уговаривали ее остаться. Я уверенна, что они добрались до лесов, ведь зубоскалы гораздо лучше справляются с опасностями Сумеречных лесов, чем их наездники, и, наверняка, она где-то тоже счастливо живет, может, тоже совсем не одна, ведь в Дремучих лесах много добрых душ.

-И не добрых тоже хватает. Но, я тоже очень верю, что дочка жива, здорова и счастлива. — Качала головой старая гоблинша. — Спасибо вам большое за всё, дорогие мои гости. Я стольким вам обязана.

-Это мы вам обязаны. За такой разговор, и за вести о наших друзьях. — сказала ТиЭль.

-И за гостеприимство и приятные воспоминания. — Сказала Айвири.

-Спасибо вам. Мы теперь друзья с вами. Так хорошо, что наша встреча случилась.- Сказала счастливая пожилая гоблинша.


Остаток вечера она провели за беседами и чаепитием, и положительные эмоции помогали силам восстановиться гораздо быстрее, чем просто спокойный отдых в незнакомом месте. Выспались все тоже очень хорошо и проснулись отдохнувшими и полными сил.

«Облакоед» готовился к отправке, капитаны пожелали всего наилучшего своим временным гостям, взаимно пожелали друг другу удачи в достижении целей, и тронулись в путь. Когда красивый не большой корабль отправлялся в небо, многие вышли из домов этим полюбоваться. Трое друзей из городов видели, как вместе с Бруммелем вышел уже почти здоровый внук — маленький улыбчивый гоблиненок, похожий на всех своих предков — с плоской головой и широкими бровями, но не с так широко расставленными глазами, как у молотоголовых, с большими висящими вниз ушами. Он выглядел очень симпатично, хоть и непривычно.

«Ох уж эти пираты… — Думала ТиЭль, глядя на малыша, держащего лопоухого дедушку за руку. — Все их тянет в небо, рискуют так, а ведь их дома ждут. Дорогие Зи-Тек и Окурок, берегите себя и не рискуйте, возвращайтесь скорее к своим родным… Что бы вы там важное не делали, Рычик ведь важнее, и ваши родители тоже. И ты, дорогой мой Тугодум, тоже береги себя и скорее возвращайся из путешествия, где бы ты ни был…»

Пожилая хозяйка дома уговорила друзей провести этот день в деревне и набраться сил перед путешествием, чтобы двинуться в путь уже следующим утром. Горожане закупили все необходимое и прогулялись у реки, вдохновляясь обилием цветов и солнечного цвета после туманных Топей, и перед следующим заходом в них.


-Когда поселимся в Пиратском Логове, солнце будем видеть весьма редко. — Задумчиво сказала Айвири, ловя в ладони солнечный луч, падающий сквозь листья ивы у реки.

-Я люблю пасмурную погоду и туман, но, должна признать, вид яркой зелени и воды, отражающей голубое небо, очень приятно действуют. — Сказала ТиЭль, смотрящая на траву, шевелящуюся под водой около речного берега. — Но, ради того, чтобы встретиться с Тугодумом, я готова этим пожертвовать. А вы двое, как? Может, все же лучше в Вольную Пустошь, там с солнцем все прекрасно, насколько я понимаю.

-Мы, вейфы, существа из Ночных лесов, где солнца нет вообще, хотя, я там и мало пожил, и сейчас к солнцу тоже хорошо отношусь. Но, и к пасмурному миру — спокойно. — Сказал Форфикюль, довольный тем, что находится и не в совсем дикой местности, и пространство вокруг не перегружено мыслями.Он посмотрел на задумчивую эльфийку, чувствуя ее мысли. — Но, ты права, Айвири, если уж решили, то надо попробовать пожить с пиратами, тем более, и Галалина будет нас там искать.

-Да. — Кивнула Айвири. — Если решим потом двинуться дальше, то не думаю, что что-то нам помешает. А пока — будем двигаться в начатом направлении.

-Скорее бы уже. — Улыбнулась ТиЭль. — Хоть и необходим был отдых, но, так сложно заставить себя отдыхать, когда еще не дошел до важной цели. Мне это точно никогда не удавалось.

-Если все так ровно складывается последнее время, я очень надеюсь, что скоро и тебе удастся отдохнуть, дойдя до цели. — Кивнул ей вейф.

-Спасибо. — Улыбнулась она. — Спасибо вам большое за все, одна бы я ни с чем не справилась.

Возвращаясь к дому Кларды, они видели её на улице, сидящей на нагретом камне и наблюдающей за игрой детей. Ее внук уже, видимо, совсем хорошо себя чувствовал, и играл с ними. Приятно было, что никого из лопоухих малышей не смущал друг несколько другого вида. Наверное, потому что они с самого детства общались и не придавали значения внешним различиям. Рычик тоже с интересом посмотрел на незнакомцев, когда они проходили мимо, хоть и не решился заговорить. ТиЭль снова ощутила прилив волнения за всех еще летающих воздушных пиратов, и особенно за тех, которых знала лично. И снова мысленно попросила у Неба и Земли, чтобы все они вернулись к тем, кто их ждет, в целости и сохранности, надеясь на лучшее.


========== 13.Отвлекающие моменты . ==========


Утром следующего дня, ТиЭль, Айвири и Форфикюль упаковали все вещи, тепло попрощались с Клардой и отправились через дубовую рощу к маленькому поселению, где жили не враждебные шрайки. Они, конечно, не остались без подарков, от которых пытались отказываться, но, не стали обижать гостеприимную хозяйки особой настойчивостью в этом плане.

Поселение шраек оказалось более чем скромным — хижина под широким деревом, и пара построек на самом дереве. Некая комбинация насестов и деревеньки. Как только трое путников подошли к небольшой поляне пернатых проводниц, перед ними, словно из воздуха, возникла черная шрайка с несколькими седыми перьями, и внимательно измерила их оранжевым взглядом.

-Здравствуйте. — Кивнула ей ТиЭль, останавливаясь и стараясь не выдать волнения.

-Кто такие, чего нужно вам? — Быстро спросила шрайка, прищуриваясь.

-Мы пришли от деревни лопоухих гоблинов, они сказали, что мы можем обратиться к вам с просьбой — провести нас через Сумеречные леса. — Сказала пучковолосая гоблинша, глядя на шрайку.

-Делать нам больше нечего, чем экскурсии в Сумеречный лес водить. — Фыркнула пернатая. –Сначала просятся, потом жалуются, что им страшно.

-Но, нам не на экскурсию, а пройти насквозь до Топей. — Сказала Айвири. — Капитаны Раффикс и Белфиниус нам говорили, что вы нам поможете…

-Поможем, конечно. — Раздался другой голос, и к ним подошла шрайка с бордовым оперением, более крупная и косматая, видимо, здешний лидер. — Не слушайте сестру Остроклык, она не с той лапы сегодня встала. Тем, кто знаком с капитанами, мы всегда поможем. Я — Мамаша Кровогрив.

-Приятно познакомиться. — Кивнула гоблинша. –Мы — Айвири, Форфикюль, и я ТиЭль. — Сказала она, показывая на друзей и на себя.

-Чем заплатите? — Сразу спросила недовольная Остроклык. — Если продуктами, то мы берем только что-нибудь оригинальное, просто мясо, рыбу и коренья мы и так вокруг добываем.

-У нас есть деньги из Нижнего Города и еще украшения. — Сказала ТиЭль. — Я взяла всё, что у нас в семье было.

-Отлично, последнее нам интересно. — Улыбнулась Кровогрив, — Покажите нам украшения.

ТиЭль извлекла из внутреннего кармана сумки мешочек, где были несколько колец, изящных сережек санктафраксовской работы и браслеты. С одной стороны, ей было жаль расставаться с украшениями, которые принадлежали когда-то ее бабушке и матери, но, она понимала, что хорошие мысли гораздо лучше хранят память о родных, чем созерцание украшений, которым она и так весьма редко занималась. Пусть лучше украшения принесут им явную пользу.

-Отлично, этого вполне хватит для прохода через Леса для вас троих. — Сказала главная шрайка, забирая все браслеты и всего одни крупные серьги с эмалированным рисунком. Последние она тут же прикрепила себе на уши, спрятанные под перьями.

-Вам очень идет. — Не растерялся Форфикюль и похвалил шрайку.

Он не соврал — на фоне темно-бордовых перьев золотистые серьги с сиренево-белым рисунком выглядели весьма стильно, и девушки тоже согласно закивали.

-Хей, Черноух, иди сюда, хочу поручить тебе работу. — Крикнула бордовая шрайка в сторону домика. Оттуда вышла еще одна черная шрайка со шрамом на лбу. Начальница протянула ей пару крупных браслетов.

-А почему не я? — Недовольно спросила Остроклык, растопыривая перья на шее.

-Я сама слышала, ты говорила, что не хочешь. — Хрипло сказала ей Черноух.

-Говорила. — Согласилась та. — Потому что правда не люблю, когда те, кого я веду сквозь лес, начинают шарахаться и вопить при виде каких-нибудь несчастных давно потерянных рыцарей. А мне за ними интересно наблюдать, за рыцарями, — можно эпохи по ним изучать, наблюдая! Они же безвредные.

-Ну, так и изучай их одна, а не когда ведешь кого-нибудь. — Сказала Черноух.- Самой же необходимо, чтобы зрители рядом еще были.

-Так интереснее. — Пожала плечами Остроклык.

-К походу уже готовы? — Спросила у путешественников Кровогрив.

-Да. — Одновременно ответили все трое.

-Значит, отлично. Идемте. — Кивнула им Черноух.


Пока они шли по направлению к Сумеречным лесам, шрайка рассказала, что их поселение образовалось тут давно, после знаменитой Битвы Галеонов. Тогда на новый гигантский корабль лиг «Несущий Смерть» наняли весьма много боевых шраек, как самых сильных и яростных воительниц. Когда корабль потерпел крушение, многие шрайки выжили, и решили так и остаться жить в лесу, — сил для выживания здесь им хватало, а желания работать на кого-то из городов больше не было. Конечно, не все наёмницы были согласны на мирное проживание, и те, что были особо воинственными, куда-то ушли, а вот эта компания осталась, и не жалеет об этом. Перед входом в Сумеречный лес, Черноух сама крепко связала веревкой путников, чтобы никто из них не потерялся, дала совет — не отвлекаться, и повела их за собой.

Запоминающимся путешествие сквозь лес не было, наверное, даже к счастью, — у путников и так уже хватало впечатлений. Рыцари, или кто бы то ни было еще, на глаза не попались. На вейфа гипнотическая атмосфера действовала на самом деле очень сильно, и Форфикюль то и дело забывался и пытался куда-нибудь свернуть. Айвири, судя по всему, оказалась наименее подверженной гипнозу, — она держала его за руку и аккуратно направляла в нужном направлении, напоминая кто они и куда идут. Возможно, она не могла поддаться чарам леса как раз из-за активного внимания к Форфикюлю, и помощь ему спасала её. ТиЭль тоже чувствовала, что теряется в мыслях и слишком явно начинает видеть какие-то моменты из прошлого, погружается в мысли о том, как могло бы быть все, поступи она или еще кто-нибудь по-другому. Но, окончательно заблудиться в мыслях ей мешал голос все той же подруги эльфийки-дубовичка, приободряющей вейфа, и их взаимопомощь помогала гоблинше тоже.

Когда они отошли от Сумеречных Лесов на то расстояние, где чарующее сияние уже не влекло к себе прохожих, шрайка, довольная проделанной работой, развязала веревки. Она помнила, что эта компания собирается дойти до Пиратского Логова, потому подождала, когда они толком придут в себя, и повела путников дальше. Оказалось, что от этого места до пиратского поселения было совсем недалеко, и, они меньше, чем за час, добрались до скопления кораблей в тумане.

-Ну вот вам и Пиратское Логово, та-дам! –Хрипло и сдержанно поздравила путников Черноух.

-О, спасибо вам огромное, дорогая сестра Черноух! — Хлопнула в ладоши Айвири, удивив компаньонов. — Спасибо большое.

-Пожалуйста. Это моя работа, и я профессионал. — Гордо сказала шрайка.

-Огромное спасибо вам, мы сами не справились бы. Мы на Топях то блуждали, не говоря уже о Сумеречных лесах. — Сказала ТиЭль. — Можем мы вас еще как-то отблагодарить?

-Не стоит, мне уже достаточно, — улыбнулась та. — И браслеты, и ваши слова — это как раз достаточная плата. Удачи вам с пиратами! А я пошла к своим.

-Доброго пути, и, тоже большое спасибо! — Сказал Форфикюль разворачивающейся проводнице.

-Так странно знать, что те шрайки, что сотрудничают с Верлинксом, сущие злодейки. — Вздохнула Айвири. — Мне упорно попадаются только хорошие — Твердопух, Чернопер, вот эта компания, и, трудно представить их врагами.

-И трудно, и страшно представить врагов, у которых оружие врожденное — когти, клювы, скорость и реакция настоящей птицы. — Сказал Форфикюль. — Намного лучше иметь их среди друзей.


Трое горожан медленно вошли на территорию Пиратского Логова. Оно было в низине, потому тумана там было гораздо больше, и сырость в воздухе была очень ощутимой. Болота тут, судя по всему, застелили досками, чтобы никто ненароком не утонул, но, они и из-под настилов распространяли влажный травянистый запах.

-Что-то я вас тут раньше не видел. — Услышали они чей-то спокойный и несколько унылый голос.

Обернувшись, друзья увидели молодого кучкогнома с красными глазами., заметившего их приход.

-Здравствуйте. Мы на самом деле только что прибыли, и хотели бы обосноваться здесь. — Улыбнулась ТиЭль. — Мы из городов, мы двое — аптекари и травники, наш друг — эксперт по тавернам.

-И вам здравствуйте. — Кивнул кучкогном. — Хотел бы я здравствовать…

-А вы недомогаете, как я вижу? — Сочувственно спросила Айвири. — Может, мы вам поможем?

-Голова болит с утра, мигрень жуткая. На погоду, наверное, реакция. — Вздохнул он, прищуриваясь и глядя вверх.

-Наверное, вам надо тонус поднять, чтобы сосуды головы в норму пришли. — Сказала ТиЭль, доставая из сумки пакетик с травой и отсыпая в другой мешочек приличную порцию.

-Я уже пил чай из коры. — буркнул пират.

-Это не просто чай, тут смесь трав, заварите и выпейте. И еще, потрите виски этой вот мазью — скоро станет лучше. — Протянула маленький тюбик Айвири.

-Сколько я вам должен? — Спросил парень, уже начиная втирать мазь в висок и, видимо, чувствующий улучшение самочувствия.

-Вы нам ничего не должны, пусть будет подарок первому пирату на нашем пути. — Улыбнулся Форфикюль. — Только проводите нас к начальству, пожалуйста, скажем капитанам о своем прибытии, чтобы все по-честному было.

-Ладно, идемте. — Кивнул молодой пират, показывая путь. — А вы просто так сюда прибыли, или потому что в городах все настолько плохо, как некоторые говорят?

-Ну, там вполне терпимо. — Ответила ТиЭль. — Мы не просто так, мы, в основном, честно признаться, я, прибыли ради того, чтобы найти пиратов с «Бегущего –по-небу». — Последнее она произнесла медленно, очень надеясь, что название узнают и что-нибудь дельное скажут.

-Нет их. — Сказал сухо кучкогном.

-Вы имеете ввиду, что они еще так и не прилетели? — Спросила гоблинша, которой такой короткий резкий ответ не очень понравился, потому что подсознательно напугал.

-Думаю, и не прилетят уже. Никто не видел «Бегущий –по-небу» уже пару дней, значит, и он уже разрушился. Жалко, конечно, приятно было, что несколько кораблей еще летает. А теперь всё. Нет их. — Мрачно говорил он.

-Извините, но, как в Топях могут знать — летает какой-то корабль или нет? — Спросила Айвири, видя, что ТиЭль слишком помрачнела и ушла в мысли после услышанного.

-Очень просто — с помощью птицекрыс. — Ответил проводник. — Вы же знаете, что эти зверьки жутко умные? Они не только почту доставлять умеют, но и обладают талантом находить корабли всего лишь по запаху какой-нибудь вещи, и показывают своим хозяевам где эти корабли находятся с помощью особых знаков. Очень умные звери. Так вот, есть народ тут, который каждый день выпускает птцекрыс, понюхавших вещи с «Облакоеда», «Демона Края» и «Бегущего-по-небу», и звери всё им потом докладывают. И, о движении «Бегущего» больше никакой информации не поступает, — значит, конец кораблю.

-А что, если они просто опустили корабль и чем-то другим занимаются пока? Почему у вас исключительно трагичные предположения, хотя ничего еще не известно? — Удивленно спросил Форфикюль, теряясь в мрачных голословных мыслях парня.

-Очень маловероятно. — Покачал головой тот. — Нет их… А вот мы и пришли — вам в этот корабль. — Указал он на вход, поклонился и удалился.

-Спасибо. — Тихо сказала ТиЭль, глядя в землю.

-Ну, ты что, правда расстроилась из-за его слов? — Вздохнул вейф. — Расстроилась, конечно. Он просто так думает, — и всё. Это ничем не подтверждено. Есть в мире создания, просто всегда склонные к мрачным мыслям…

-Но, после того, как он это сказал, мне просто стало не по себе. Да, я понимаю, что это лишь предположение… Но, ведь и опровержения его мнению нет. — Посмотрела потерянно вперед гоблинша.

-ТиЭль, куда делся твой позитивный настрой? Ох, сказала бы я этому мрачному парню пару ласковых… — Покачала головой эльфийка.

-Что ты, он совсем не причём. Он ничего плохого не сделал, был любезен. — Покачала головой ТиЭль. — Я не расстраиваюсь, всё хорошо. — Сказала она притворно спокойным голосом, но, рядом с ней были те существа, которые точнее определяют мысли и состояния, и которые прекрасно понимали ее настоящие помрачневшие чувства, и не знали как ее переубедить. ТиЭль и сама совсем не желала быть в таком состоянии, и не хотела верить мрачным домыслам, но, так уж случается иногда, что одно грустное предположение гасит запал очень хороших мыслей, особенно в такие напряженные моменты. Так с ней сейчас и случилось.

Компания вошла внутрь большого корабля, центрального из трёх, и встретила в главном зале молодого капитана трога Хенкеля, который почёл за честь быть в данный момент за главного, и поприветствовал новых знакомых из Нижнего города и Санктафракса, сказав, что очень рад, что медиков на Топях станет больше. Медики для всех — это всё же большое подспорье, — ведь медики из команд могут быть заняты, и, не во всех командах они остались вообще. Специалисты по травам вполне могут быть полезны. А также личность, читающая мысли, на самом деле будет полезна в местной питейной. Большинство вейфов, до этого служивших на кораблях, не решились уйти на Топи из-за опасной близости Сумеречных лесов, так что, Форфикюль был очень даже кстати. Хенкель довольно долго рассматривал записи насчёт занятых и свободных кораблей и просто построек, ища — куда бы их расселить, сетуя на то, что с трудом в этих графиках разбирается. Наверное, он копался бы в бумагах еще дольше, но, тут пришёл еще один молодой пират, оказавшийся квартермейстером с корабля Хенкеля, который зашёл позвать капитана на обед. Приход того, кто в бумагах разбирается, был очень кстати, и его силами они очень быстро нашли совершенно свободный домик в центре поселения, в две комнаты которого вновь прибывших и направили. Может быть, капитаны постарше и не планировали отдавать свободный домик незнакомым аптекарям и специалисту по тавернам, но, спешивший на обед молодой и жизнерадостный капитан Хенкель не стал долго возиться, выискивая другие варианты, и, имея на то полномочия, распорядился таким образом, — очень приятным для Айвири, Форфикюля и ТиЭль. Горожане получили ключи и удалились, одновременно с капитаном и квартермейстером, которые, уходя, оставили у входа в корабль только какого-то весьма старого и сонного брогторлля-охранника.

-Ну, нам несказанно везет, леди! — Радостно сказал Форфикюль, глядя на ключи. — Получили очень хорошую жилплощадь, и всё так мирно прошло. Эти парни с Второй «Пронзающей Мглы» весьма забавные, как будто еще играют в пиратов. — Усмехнулся он. — В общем, нам повезло.

-Спасибо им за это. И нашему везению. — Кивнула Айвири. — Идем осматривать комнаты?

-Да, конечно. — Сухо ответила ТиЭль, улыбаясь, но, думая снова о мрачных словах «Нет их… Нет их… Нет их… А что, если их всех на самом деле больше нет? Только недавно были, и больше нет… Вдруг? …»

Друзья быстро нашли сравнительно новый домик и вошли внутрь. Форфикюлю и Айвири выдали одну комнату на двоих, ведь те сразу сказали, что прибыли вместе. ТиЭль была их соседкой. Каждый поздравил друг друга с новосельем, и они вошли в свои комнаты.

Гоблинша посмотрела на слегка пыльный подоконник, кровать, стол с парой табуреток. Всё простое и кривенькое, но, не без очарования. Она улыбнулась и села около окна, даже не вытирая пыли. Туманно-пыльная атмосфера ее устраивала. Она соответствовала ее теперешнему настроению.

-«Не надо так думать. Ведь на самом деле, — это всего лишь чье-то предположение, не больше. — Мысленно пыталась она переубедить себя. — Зачем мне чужое предположение? Почему я не прослушала его?..»

Сидеть и спорить с собой, было делом чересчур неблагодарным, ТиЭль поставила на пыльную кровать дорожные сумки, оставив с собой только ту небольшую, что обычно носила через плечо, и вышла на улицу. Она решила просто бродить по поселению, надеясь, что мрачные давящие мысли как-то сами по себе развеются, если она будет тратить силы на что-нибудь еще. Сколько бы времени на это не ушло…

Друзья не стали останавливать ее, думая, что так будет на самом деле лучше для восстановления настроения.

***

До центра Пиратского Логова, а точнее, до скопления самых крупных кораблей, где собирались капитаны, Тугодума и Страшезлоба проводили двое новых знакомых. Никакого повода для собраний у лидеров сегодня не было, но, в зале пираты встретили молодого капитана Грифозуба, об отце которого они слышали от Прутика. Но, благо, так же они узнали позже, что между собой Грифозубы почти не общались, и что сын знает другую версию событий на арене вжик-вжиков. Не ту, что поведал им их капитан. Увидев этого капитана, Страшезлоб сначала сделал настораживающее выражение лица, и Тугодум начал опасаться, что брогтролль решит напомнить ему, что служил у отца Грифозуба, и что был далеко не в восторге от жадного самовлюбленного капитана. Иногда он забывался, а это было бы сейчас совсем некстати. Плоскоголовый поспешил поздороваться первым и представить их как матросов капитана Прутика, избегая упоминания названия корабля. Грифозуб младший слышал о Прутике исключительно хорошее, и потому радушно принял его усталых соратников, сожалея, что знаменитый капитан решил отказаться от пиратской жизни, но, одобрял верность семье. Грифозуб говорил так много, что пиратам оставалось только слушать, что, в принципе, очень даже устраивало Тугодума, всё ещё опасавшегося, что его друг случайно может заговорить на другую тему. Капитан решил отправить вновь прибывших жить на корабль «Ветропряд», — там тоже было достаточно свободного места, и послал какого-то проходившего мимо пирата-крохгоблина отвести их к нужному судну.

-Ты же собирался спросить еще про аптекарей. — Уже на полпути от главного корабля, вспомнил Страшезлоб.

-Ничего, потом спрошу. — Сказал Тугодум, радующийся тому, что все так спокойно прошло и он зря нервничал. — К нам хорошо отнеслись, давай все по порядку сделаем, а потом уже своими делами займемся.

-А зачем вам аптекари? — Поинтересовался проводник, услышавший их слова. — Хотя, на вид вы правда какие-то не шибко здоровые.

-Да, мы недавно на корабле отравились, но, все выздоровели. — Ответил ему плоскоголовый. — Я просто ищу одну знакомую аптекаршу, которая может быть, может оказаться здесь.

-А мне надо найти питейную! — Вспомнил другую цель брогтролль, — Потому что там может быть мой друг Ворс.

-Я знаю кучкогнома Ворса! — Улыбнулся провожавший пират, резко затормозив. — Я тебя к нему легко провожу, хоть сейчас.

-Пошли. — Закивал Страшезлоб.

-Но, мы ведь собирались дойти до «Ветропряда».- Растерялся Тугодум.

-Иди вперед, потом сверни налево у того серого корабля, потом дальше и дальше, потом спросишь. — - Проинструктировал его крохгоблин, которому, видимо, тоже очень хотелось то ли увидеться с Ворсом, то ли зайти в питейную.

Это вообще-то мало интересовало Тугодума, — ему было больше интересно как не заблудиться в совсем незнакомом месте. Но, он не стал тормозить Страшезлоба и их нового знакомого поиски можно продолжить и самостоятельно. Резкие смены настроения для брогтролля были не редкостью, так что, особо он не удивился. Всё равно он хорошо относился к этому силачу-моднику.

Сначала плоскоголовый гоблин на самом деле пошел по указанному направлению, но, потом остановился, подумав, что, если уж всё равно всё пошло не совсем правильно, то лучше и он первым делом поищет аптекарей. Которые где-то в центре, как сказали парни со Второй «Пронзающей Мглы». Он развернулся и пошел обратно, хотя, разобраться в туманной и довольно многолюдной местности было не слишком просто. Тугодуму казалось, что он идет правильной дорогой, но, через некоторое время он понял, что ошибся. Надо было спросить дорогу, — ничего не поделать. Остановившись и переводя дыхание, он услышал лязг сабель и сильно удивился услышанному звуку. Но, вскоре к лязгу добавились одобрительные и возбужденные возгласы, и пират догадался, что это должно быть просто дружеский турнир или тренировка. Но, все же любопытство взяло верх, и Тугодум пошел на шум.

Вскоре он увидел нескольких молодых пиратов, стоящих кружком, а в центре были плоскоголовый и длинноволосый гоблины, не особо умело, но возбужденно сражающиеся на пиратских саблях. Судя по выражениям лиц, с саблями они дело очень редко имели, если имели вообще, — движения их были скованными и нечеткими. Вспоминая свои тренировки в Санктафраксе, Тугодум улыбнулся — там все было очень серьезно с самого начала, и, когда молодым стражникам давали настоящее оружие, они обращались с ним уверено и серьезно, а не так, как эти, — почти играющие молодые пираты. Тут он обратил внимание на то, что длинноволосый пытается сделать отвлекающий маневр и блокировать саблю противника, вот только, судя по жестам, блокировать её он собирается свободной рукой, а это может весьма плохо кончиться. Несмотря на количество прошедших лет, реакция на опасность, особенно грозящую кому-то, у Тугодума работала идеально, — он выхватил свой кинжал, быстро двинулся вперед и отбил удар плоскоголового до того, как длинноволосый успел коснуться лезвия рукой. От удара оружия об оружие блеснули искры, и все замерли.

-Зачем вмешиваешься? — Сердито посмотрел на него длинноволосый, явно не соображающий, что тут сейчас чуть не произошло.

-Затем, что ты собирался голой рукой схватиться за лезвие его сабли. — Серьезно посмотрел на него Тугодум.

-Ой, правда… — Отпрянул гоблин. Если бы на его лице не росла шерсть, то можно было бы увидеть, что он побледнел, представив, что чуть сам себя не сделал калекой. — Мы до этого с палками тренировались, и я забылся…

-Вот и тренируйтесь дальше с палками. — Отступил Тугодум, убирая кинжал. — И, даже когда с палками тренируетесь, помните, что с одной стороны у настоящего оружия острое наточенное лезвие и его нельзя касаться!

-А ты кто? — Обратился к Тугодуму плоскоголовый, тоже напугавшийся задним числом, подумав о том, что предотвратил незнакомец. — Здорово умеешь оружием пользоваться.

-Я Тугодум, только недавно сюда прибыл. — Пожал плечами он. — Спасибо, оружием обучался владеть, когда учился на стража сокровищницы Санктафракса.

-Ого! — Восторженно сказал длинноволосый. — Я пока ни разу живого стража сокровищницы не встречал. А может, ты нас научишь правильно сражаться?

Тугодум опешил от такого предложения. Потому что он никогда не представлял себя в роли учителя. А молодые пираты вокруг закивали, поддерживая высказанную идею.

-Парни, я, конечно, учился и сражался, но никогда никого не учил. Конечно, я хорошо помню, как обучали нас. Но, это очень не быстрый процесс, должны пройти месяцы, нужно много тренировок.

-До-олго. — Сказал кто-то.

-Так мы никуда и не спешим тут. — Хмыкнул кто-то другой.

-Тугодум, давай ты будешь давать нам уроки. — Воодушевленно закивал длинноволосый.

-Да, прямо сейчас, давай. — Присоединился его недавний соперник.

-Нет, ребята, давайте не сегодня, — поднял руки Тугодум. — Вы извините, но я уже не юный, и после долгой дороги сразу в учительство не могу, дайте мне время… Только сами пока только на палках деритесь.

-Говорил вам, что рано еще саблями. — Сказал рослый глыбтрог, доставая связку палок. — А ты, Стигрул, все говорил «справимся, справимся», а сам…

-Ладно, понял я, понял. — Буркнул длинноволосый пристыженно.

-Парни, подскажите, как дойти до центра. — Сказал Тугодум. — Я уже заблудился, а мне туда снова надо.

-Отсюда вперед, потом за угол, потом… — Начал было Стигрул, но, по выражению лица вновь прибывшего понял, что тот не понимает. — Хотя, давай, я лучше провожу.

Двое гоблинов шли по другой улице, на которой Тугодум еще не был. Он старался идти побыстрее, потому что молодой пират шагал весьма быстро. Стигрул ему понравился, — он молчаливый, не пристает ни с вопросами, ни с рассказами, не отвлекает от мыслей и надежд. Тугодум совсем не жалел, что сбился с дороги и вовремя вмешался, — было бы куда хуже, если бы в первый день их приезда тут бессмысленные серьезные травмы происходили. Конечно, к травмированным пришли бы медики, но, ускорять встречи такой ценой он ни в коем случае не хотел бы. Вот только, поспешая за молодым пиратом, Тугодум ощущал себя уже совсем-совсем не молодым, — быстрая ходьба давалась не так хорошо, заныла нога, словно вспомнив о давней травме, появилась одышка и немного сдавило сердце.

-Вот, те три корабля — как раз центр. — Остановился длинноволосый. — Вокруг них домики, там тоже живут и пираты, и еще какие-то переселенцы. — Добавил он, словно догадываясь о мыслях нового знакомого. — С тобой все в порядке?

-Да, все нормально. — Остановился Тугодум и оперся на кривой фонарный столб, переводя дыхание. — Просто устал с дороги. Спасибо, что проводил, Стигрул.

-Ну, хорошо, а то ты какой-то бледный. — Сказал тот. — До встречи. И тебе спасибо, что нам помешал! Будем ждать тебя!

Стигрул поспешил обратно к друзьям, а Тугодум решил еще постоять, думая, куда бы в первую очередь пойти, и, пытался дышать спокойнее, чтобы неприятные ощущения в сердце прошли. Даже самому было стыдно за своё самочувствие — сильный здоровый пират-стражник, а чуть понервничал и поторопился, и стал задыхаться как какой-нибудь напрягшийся ученый…

***

ТиЭль шла по улице Пиратского Логова, погруженная в свои странные негативные мысли. Ей не хотелось верить в то странное предположение, которое высказал молодой пират, но, оно так упорно крутилось в голове. Представлялось, что все безнадежно и бесцветно, куда более бесцветно, чем туман Топей, делающий все более серым и расплывчатым. Неужели это и будет ее дальнейшей жизнью — такое вот существование без надежды в тумане? И, к этому она шла все это время? Или, наоборот, шла слишком долго и опоздала, потому теперь все так… Ничего хорошего не приходило на ум, хоть, вроде бы, и столько ярких событий было в жизни.

Вдруг она подняла взгляд и увидела, что кто-то впереди оперся на кривой фонарь и прижал руку к груди, видимо, от нехватки воздуха. В этот же самый момент проснулся ее лечебный инстинкт, отодвинувший всё прочее в неизвестном направлении. Кому-то плохо, и, если она пришла сюда, чтобы быть аптекарем и лекарем, то она как раз в нужном месте.

Гоблинша быстро пошла вперед, попутно заглядывая в маленькую сумку с травами и кое-какими лекарствами, которая всегда висела через плечо.

-Извините, вам плохо? — Спросила она, подходя сзади к пирату.

Плоскоголовый гоблин, кажется, не услышал ее, тяжело дыша, и она тронула его за локоть и переспросила. — Я могу вам чем-то помочь?

Тугодум почувствовал, что кто-то коснулся его локтя и спросил о самочувствии, он заморгал и уже почувствовал себя лучше, возвращаясь из очень неприятного состояния.

-Все в порядке, не волнуйтесь. — Глубоко вздохнул он, чувствуя, что боль в сердце наконец прошла. — Я просто сильно устал, но, всё хорошо.

-Если так резко становится плохо, нельзя пускать самочувствие на самотек. — Сказала она. — Если усталость такая сильная, надо обязательно отдохнуть, а то и до обморока не далеко, и до чего-нибудь похуже. Со мной тоже так было не так давно… — Она обошла гоблина и теперь посмотрела ему в лицо, и замерла на месте. Среди пиратов было много плоскоголовых гоблинов, подходя к этому, она никак не предполагала, что он окажется самым важным для нее существом во всем Крае. Она узнала его глаза в первую очередь, — такие же серые с сиреневым отливом, такого цвета глаз она больше ни у кого не встречала. И, с таким выражением глаз на нее смотрел только он — Тугодум. Он сильно похудел и лицо стало старее, словно между их прощанием в Нижнем городе и встречей здесь, в Топях прошло в два раза больше лет, чем на самом деле. Что же должно было происходить за эти годы, если он стал таким уставшим? Только потом ТиЭль обратила внимание, что и татуировки на лице очень знакомые — вертикальные точки на правой щеке, вертикальные темно-рыжие полосы на бровях и на лбу, и серьга на левой брови.

Тугодум тоже поднял глаза на ту, кто заговорил с ним, и с трудом верил увиденному. Он сомневался, не сон ли это, или не видение из-за плохого самочувствия? Хотя, самочувствие ведь уже улучшилось… Перед ним стояла ТиЭль, почти не изменившаяся с их последней встречи, только волосы подлиннее, уши более опущенные и растрепанные, под глазами более явные морщины и синяки от усталости, но, она все же мало изменилась.

-Тугодум? — Произнесла она, касаясь рукой его левой щеки.

-Это я, ТиЭль. — Расплылся в улыбке он и осторожно обнял ее, как будто все еще опасаясь, что она — видение, которое развеется. Она тоже обняла его, прижимаясь лицом к лицу. — Извини, что я так долго…

-Ничего, ты как раз вовремя. Очень вовремя. — Прошептала она, чтобы не всхлипнуть. — Я сюда с Айвири и Форфикюлем только этим утром пришла, и, нам сказал, что вас нет.

-Это потому, что мы со Страшезлобом только в середине дня сюда пришли. — Ответил он, прижимаясь к ней сильнее, но, потом ослабляя объятия, но беря ее ладони в свои. — Вот ведь как бывает…

-И не говори. — Она выпустила его из объятий, но, держала за руки, словно тоже сомневалась, не исчезнет ли он куда-то. — А остальные где?

-Все по-разному… Я потом тебе подробно расскажу. — Отвел глаза Тугодум.

-А тебе ведь на самом деле плохо было, я видела. И я не допущу, чтобы ты здоровье запускал. Пойдем ко мне, я заварю что-нибудь нужное, послушаю пульс. — Сказала она, понимая, что тему других пиратов лучше сейчас не трогать, — видимо, есть в ней что-то грустное и болезненное, если он отводит взгляд.

-К тебе? — Спросил он.

-Да, у меня своя собственная комната в том доме. — Указала она с улыбкой. — У Айвири и Форфикюля одна, у меня другая, в полном распоряжении. Послушаю и осмотрю тебя там.

-Да, не надо волноваться, я здоров. Просто недавно мы на корабле отравились водой, лихорадились, но, все уже выздоровели. — Улыбался Тугодум.

— Перенесли болезнь, практически, на ногах, потом ещё шли сюда, потом с сердцем плохо становится, — а ты говоришь, что здоров. Нет, тебе надо очень хорошо отдохнуть и подлечиться, и я тебе с этим с удовольствием помогу. — Уверенно сказала гоблинша.

-Ты сказала, что и у самой от усталости недавно проблемы были. — Напомнил он.

-Да, были… Но, теперь, я точно знаю, от них и следа не станется. — Она уже вела его к домику, держа под руку. — Советую тебе в моей лечебнице, кстати, и оставаться.

-Но, нам со Страшезлобом сказали заселиться в «Ветропряд».

-Я не думаю, что это так уж важно, где именно в Пиратском Логове ты будешь жить, и не думаю, что за этим будут следить капитаны. Что тебе делать на «Ветропряде»?

-Если подумать, то и правда нечего… Их я никого не знаю. А тебя я знаю, и люблю. — Прижался он своим плечом к ее плечу. -Но, это ничего, что я буду жить в одной комнате с тобой?

-Мне кажется, мы сможем с тобой ужиться. — Улыбнулась ТиЭль. — Ну, если кого-то это будет смущать, то я думаю, мы все сделаем официально. Здесь так много капитанов, попросим, чтобы кто-то из них поженил нас. После того, как оба толком выздоровеем, конечно. А пока — ты мой пациент, которого я не могу отпустить не долеченным.

Они стояли уже напротив домика, где аптекарш и их друга поселили.

-Кстати, у меня есть для тебя подарок! — Остановился Тугодум и порылся в поясной сумке. Гоблин вынул аккуратно завернутые в ткань две серебристых веревочки с идеально совпадающими створками ракушки.

-Как красиво… — Восхитилась гоблинша, аккуратно беря одну из ракушек.

-Мне их подарила одна добрая женщина. — Тоже любуясь ракушкой, сказал Тугодум.

-Красивая? — шутливо спросила ТиЭль.

-Да, очень красивая мать полутора дюжин взрослых парней. — Улыбнулся он. — Подарила это специально для нас с тобой, это такие специальные кулоны… — Он выпрямился, насколько мог, и серьезно спросил, глядя ей в глаза. — Станешь ли ты моей супругой, дорогая ТиЭль?

-Да, дорогой Тугодум, это то, чего я только могу пожелать. — Нежно улыбнулась она.

Тугодум надел ей на шею ракушку на веревочке, которую держал в руках, и ТиЭль так же надела серебряную веревочку с ракушкой на его шею. Потом закрыла глаза и поцеловала его.

-Пойдем домой. — Сказала она, открывая двери в аккуратную светлую (по меркам Топей) комнату.

Они вдвоем перешагнули порог и закрыли за собой двери. Не важно, что всё слышащие соседи ,наверняка, услышали даже больше, чем они осмелились бы сказать, не важно, что они Топях, где шумно, людно и всегда туманы. Главное, что они наконец-то вместе, и расставаться больше не собираются.


========== 14. Дальнейшее движение. ==========


С момента переезда половины команды «Бегущего-по-небу» и троих из городов в Пиратское Логово на Топях прошло где-то около года. И, в это время, как и обещала, к горожанам прибыла их подруга и начальница — профессиональная аптекарша — балабола Галалина.

До места она добралась без проблем и довольно быстро, встретив двоих попутчиков — серых трогов. Она традиционно их уболтала и вдохновила их для быстрого и правильного продвижения. Пара трогов тоже перебиралась из Нижнего города в направлении Вольной пустоши, только шла очень окольными путями, и им на самом деле было по пути.

Пираты топей приходу балаболы были рады, — такой уж народ эти славные травники с глазами на стебельках, облизывающие глазные яблоки длинным языком, что им обычно рады, потому что знают об их особых лечебных и вдохновляющих талантах. Они сожалели, что она тут мимоходом.

Галалина сразу же встретила свою ученицу и помощницу Айвири, работавшую в медпункте. Эльфийка дубовичок была всем довольна, и совсем уже привыкла к редким солнечным дням, частым дождям и туманам. И, конечно она была очень рада встречи с начальницей-подругой, вдруг вошедшей в ее лавку-медпункт, где сейчас, благо, никого больного не было.


-О, Небеса, как же я рада вас видеть, Галалиа! Время так быстро идет, когда все хорошо. Но, все же я очень по вам скучала. — Обняла ее Айвири. — Тем более, когда все говорят, что обстановка в больших городах всё хуже. Это правда? — Озабоченно спросила она.

-Так однозначно и не скажешь. — Вздохнула балабола. — Не так, чтобы совсем уж плохо, но, что-то негативное словно бы набирает силу и копится, и никто не знает, как этому противостоять, и как скоро что-то плохое действительно случится. Потому многие предпочитают просто уезжать на Вольную Пустошь. И поэтому добраться до этого места в Дремучих лесах становится все более и более дорогим удовольствием. Хорошо, что мы отправимся туда обходными путями.

-Хм… — Замялась Айвири. — А вы точно уверены, что нам надо переезжать на Пустошь? Я хочу сказать, что мне здесь очень даже нравится. Я так привыкла к Пиратскому Логову за этот год. И Форфикюлю тоже нравится, — он очень доволен, работая в местной импровизированной таверне. Среди пиратов много очень хороших индивидуумов, они помогают путникам, которые идут куда-нибудь, собирают информацию с помощью своих птицекрыс. Народ тут в основном очень славный.

-Я не буду заставлять тебя переезжать, дорогая Айвири, если тебе здесь хорошо. — Взяла ее за руки балабола. — Конечно, я буду скучать, но, мы ведь можем переписываться с помощью птицекрыс. А на Вольную Пустошь пусть со мной пойдет ТиЭль с ее другом. Они ведь вместе?

-Конечно вместе. У них тоже все хорошо. — Довольно закивала эльфийка. — Бедный Тугодум сначала выглядел таким больным и уставшим, но, сейчас опять бодр и словно помолодел, обучает пиратскую молодежь приемам борьбы из Санктафракса. А ТиЭль так же, как и я — травник и медик, и тоже выглядит значительно здоровее, чем прежде.

-Надо будет поговорить с ними, надеюсь, что они будут не против отправиться на Пустошь со мной. Та пара трогов, с которыми я дошла до Логова, тоже дальше в новый город собираются, но, все же, чем больше компания — тем лучше.

-Вы правда не обидитесь, что я останусь тут?

-На что же мне обижаться? Моя ученица довольна своей работой и общением, она нужна окружающим. Я очень счастлива за тебя, дорогая. Здесь в любом случае значительно лучше, чем в сложных городах.

-А наша аптека-оранжерея теперь осталась ботаникам из Санктафракса, верно?

-Да, милая, все как планировали. Обучила приемников всему необходимому, растения цветут и пахнут, снадобья смешиваются. Правда, порой не совсем те снадобья, особенно если за дело берется одна милая, но увлеченная девушка по имени Гестера.

-Она что, невнимательная?

-Нет, Гестера наоборот очень внимательная и усидчивая, только читает не только о лекарствах, но и о ядах, и о взрывчатых веществах… И не боится проверять все на практике. Она работает и в Нижнем городе, и в Новом Санктафраксе, а там она все время крутится около Вокса Верлинкса, в которого она влюблена, и он этим пользуется.

-Влюблена в Верлинкса? Я, конечно, лично с ним не встречалась, но, судя по слухам, это злобный гений, который способен любить только себя.

-Так оно и есть, слухи на этот раз правдивые. Но, сердцу не прикажешь, и молодая серая гоблинша Гестера будет делать все что угодно, чтобы порадовать его, — и смешивать яды, и строить бомбы…

-Н-да, сердцу не прикажешь… Но, становится страшновато за Нижний Город и Новый Санктафракс… Почему же Высший Академик не контролирует Верлинкса?

-Каулквейп делает все, что может, чтобы пока сдерживать своих помощников, но, боюсь, скоро и у него сдадут нервы, и, надеюсь, он успеет куда-нибудь удалиться до того, как Верлинкс и Ксаксис решат сцепиться в борьбе за власть. Бедняга и так живет словно между халитозной жабой и чурбаком. Вокс копит свои обиды, опасные идеи и изобретения, словно халитозная жаба, копящая ядовитые газы, чтобы поразить ими как можно больше жертв вокруг. Орбикс тоже копит обиды и ненависть ко всем вокруг, что-то планирует, притворяясь тихим и спокойным бревном, наподобие чурбака, чтобы потом активизироваться и поглотить как можно больше тех, кто не успеет спрятаться от него. Не зря у его отца эмблемой был чурбак. Они бы, наверное, уже сцепились и уничтожили перед этим Каулквейпа, но, благодаря его охранникам, он пока в относительной безопасности.

-Бедный Высший Академик. А как поживает таверна «Гнилосос»?

-Пока вполне еще хорошо. У Кайры теперь и сынок есть, и муженек с ней в таверне работает. Чернопер бодра как и прежде хоть и постарела, Грулт болеет последнее время, хоть вроде и не так стар еще, Глюк крутится по всему городу, следя за обстановкой, и таверна все еще работает. Хотелось бы, чтобы и они все вместе на Вольную Пустошь переместились, но, боюсь, этому уже не суждено случиться. Надеюсь, хоть Кайра с семьей вовремя переедут.

-Тоже на это надеяться буду. — Закивала Айвири.


Тут дверь лечебницы открылась и внутрь вошла ТиЭль, которая действительно выглядела лучше, чем раньше, и сейчас радостно улыбалась, увидев давнюю знакомую. Галалина тоже радостно прищурилась, глядя на нее.

-С прибытием вас, дорогая Галалина! — подошла пучковолосая гоблинша и пожала руку балаболе. — Я так рада снова вас видеть!

-И я счастлива видеть тебя, ТиЭль, — сказала Галалина, — присоединяйся к нашей беседе. А потом присоединяйся к моему путешествию на Вольную Пустошь.

— Ой, так скоро? — Удивилась ТиЭль, присаживаясь рядом. — Надо подумать, поговорить с Тугодумом…

-Да, чем скорее, тем лучше. Пока погода хорошая. — Закивала балабола, размахивая глазами и языком.

-Но, Тугодум ведь сейчас обучает молодых пиратов, не знаю, согласится ли он.

-Год их обучает, а они так еще и не научились? Что же за пираты такие. — Усмехнулась Галалина. — Тоже с ним потолкую. А пока, давайте просто чая выпьем — я с собой лучшие сорта из нашей теплицы привезла.


Вечером этого же дня Галалина встретилась с Тугодумом, идущим домой после тренировки. Плоскоголовый пират был рад увидеть давнюю добрую знакомую, и приветственно поклонился. В памяти всплыли теперь такие уже давние времена, опасные, хоть и хорошие приключения. Балабола, без долгих вступительных речей, сразу сказала ему, что просит их с ТиЭль отправиться в Вольную Пустошь вместе с ней.

-Ох, это так внезапно… — Растерялся Тугодум. — Может, стоит какое-то время подождать, все обдумать?

-И ты туда же… Да что уж тут особо обдумывать? Живёте в пасмурном месте, вам предлагают переселиться в солнечное. Где все как в былом Нижнем Городе ,но еще и с хорошей экологией и мирной экономикой. Что вас здесь держит?

-Ну, солнце и чистое небо, и зелень, и остальное ,это, конечно очень хорошо. Но, я тут преподаю использование оружия, знаете, наверное…

-Знаю. И думаю, что ты достаточно их уже обучил. Не дети малые, не пропадут и без учителя. А вот настоящим ‘детям малым’ в таком месте делать нечего. Пасмурно, шумно, дождливо.

-Но, здесь ведь нет настоящих детей малых…

-Это пока их нет. Разве трудно догадаться об этом? Вы ведь живете с ТиЭль как муж и жена?

-Конечно, но, не как муж и жена. Мы на самом деле муж и жена. Нас поженила сама капитанша Штормовая Пустельга. Когда я обратился к капитанам с просьбой, Грифозуб начал смеяться, что нам, санктафраксовцам, делать нечего. Хенкель слишком смутился. А вот Штормовая Пустельга решила, что это очень правильное решение и с уважением ко всему отнеслась. У них на «Искателе тумана» оказался не плохой запас красивых тканей и декоративных цветов. И они, навязав пару узлов, соорудили для ТиЭль очень красивое платье, и потом даже подарили ей его, и от меня потребовали, чтобы я все нарисовал на память. Я так и сделал. И вообще все и было хорошо, и стало еще лучше. — Он мечтательно заулыбался.

-Ну, это прекрасно, я восхищаюсь этими пиратками, и рада, что они помогли вам организовать настоящий праздник. Но, Тугодум, я не об этом говорила…

Плоскоголовый гоблин задумался о том, с чего началась беседа, и его глаза удивленно заблестели.

-То есть, вы считаете, что у нас с ТиЭль будет … семья побольше?..

-Да, это я и имею ввиду. Поверь специалисту медику, я это сразу вижу. И, именно поэтому вам двоим нужно перебираться в другую местность сейчас, пока ей не тяжело проделывать долгий путь..

-А она сама об этом знает?

-Думаю, что догадывается, но, она женщина серьезная, не хочет заранее предположений высказывать. И правильно делает.

-Я тоже ничего ей не буду говорить, если ей так лучше. — Закивал радостный и серьезный Тугодум. — И завтра же объясню ученикам, что нам нужно уезжать, потому что просто нужно. И начальству скажу.

-Вот и молодец, спасибо, что теперь сразу решился. Пакуйте вещи, чем быстрее мы двинемся в путь, тем лучше. С нами так же пойдет пара серых трогов, тоже очень хорошие индивидуумы, уверенна, вы найдете общий язык.

-Конечно. Спасибо вам огромное, Галалина. — Низко поклонился Тугодум. Он задумался и еще добавил.- И мне самому на самом деле нужно в Вольную Пустошь. Ведь там есть библиотека, а я обещал другу, что передам его исследования в какую нибудь библиотеку. Это будет хорошо, если его исследования о выживании в коммуникациях под Нижним городом будут кому нибудь интересны…

- Помню, вы с другом четверлингом временно в коммуникациях жили, - вы рассказывали. Это он написал исследования, значит?

- Да, это Хит . Мы его потеряли… Он, точнее, сделал так, что сам потерялся, а мы, остальные с корабля, спаслись.

- Ох, жалко, очень жалко этого милого пирата. - Печально покачала головой Галалина. - Такой преданный друг, добрый человек и еще и ученый, выходит. И, у меня есть такое ощущение, что его работа о выживании под городом может стать не только интересной, но и действительно полезной для жителей Нижнего города

- Там настолько всё плохо? …

- Пока не настолько, но, опасаюсь, что дело движется к тому. Но, это мы лишь в будущем узнаем. Пока нам всем важно перебраться на Вольную Пустошь ,самим устроиться и действительно пристроить рукописи твоего друга в библиотеку.


Когда и супруг сообщил, что хорошо было бы им отравиться на Вольную Пустошь вместе с балаболой и еще двумя путешественниками, ТиЭль уже радостно согласилась, что переезд был бы очень кстати. Тем более, что была перспектива когда-нибудь встретиться там и с Кайрой и ее семьей. Конечно, ей снова приходилось расставаться с друзьями, на этот раз с Айвири и Форфикюлем, и со многими пиратами, живущими в Логове. Ей понравилось жить с ними, пусть даже некоторые были грубоваты и иногда выпивали. Все равно, в большинстве случаев, они были индивидуумами с добрыми сердцами. Но, она тоже чувствовала, что сейчас — самое время для переселения, и радостно начала сборы немногочисленных самых необходимых вещей.


Через день компания двинулась в путь, пожелав оставшимся всего наилучшего. Пираты продали Галалине нескольких птицекрс — почтальонов, которые должны будут помогать в переписке. Зверьки сразу же подружились с бабалолой, да и к остальным путникам относились с взаимной симпатией.

Сквозь Сумеречные леса их компанию провели все те же профессиональные проводницы шрайки. Как раз за день до этого из деревни Лопоухих с визитом пришла бывшая пиратка «Искателя Туманов», мама Зи-Тек, которая собиралась погостить у подруг с неделю, потому шрайке Черноух было очень даже выгодно идти обратно в компании, а не порожняком. От молотоголовой гоблинши друзья узнали, что «Демон Края» продолжает успешно летать над Краем, как и мрачное судно, которое определенно занимается браконьерством и работорговлей. А вот «Облакоед» уже утратил летучесть, но, с обоими капитанами и подругой одного из них все в полном порядке. И, если верить сведениям, они тоже уже на Вольной Пустоши.

В деревню лопоухих путешественники тоже заглянули, чтобы повидаться с Клардой, Рычиком и Бруммелем. Конечно все, особенно пожилая плоскоголовая, были им очень рады. Кларда и ТиЭль на какое-то время уединились для какой-то беседы. Которая должна происходить без лишних свидетелей. Тугодум догадывался, что жене проще открыться женщине старшего возраста, которая воспринимает ее почти как члена семьи, и не сомневался, что она даст ТиЭль много дельных советов. Он тоже был бы не против с кем-нибудь посоветоваться, но, не решался. Потому просто сидел и думал о своих братьях, оставшихся в Новом Санктафраксе. Он узнал от Галалины, что они оба на самом деле продолжают работать в новом городе на уже не летающей скале, старший — охранником, а младший — поваром. Зная, что главный город раздирают зреющие внутренние проблемы, он очень надеялся, что братья не попадут в беду, когда противостояние помощников Высшего Академика перейдет в открытую форму.

Дальнейшее путешествие сквозь Дремучие леса было долгим, но хорошим. Друзья помогали друг другу, останавливались ради отдыха во встречавшихся поселениях и избегали встреч с хищными животными или особо воинственно настроенными недоверчивыми дикими племенами различных индивидуумов. К счастью, никто серьезно не заболевал и не ранился, а небольшое недомогание или ссадины и мелкие порезы всегда можно было вылечить подручными средствами. Во время путешествия Тугдум стал особо заботлив по отношению к ТиЭль, и она не возражала, оба понимали, что знают взаимную тайну и оставляли ее негласной. С замужней парой трогов они действительно очень подружились, у них когда-то был свой магазин фруктов, но, когда воздух и обстановка в Нижнем Городе стали слишком неприятными, они решили оставить свой садик и посадить новый, уже на Вольной Пустоши.

Прошло несколько недель, и компания наконец добралась до красивых серебристых пастбищ, за которыми ждала всех добрых путников широкая Вольная Пустошь. Пастухи-душегубцы отвели в сторону пасущихся ежеобразов, пропуская вновь прибывших, и подсказали как лучше подойти к городу. Когда они еще только подходили к концу пастбищ, то увидели скачущего по направлению у ним белого зубоскала, на котором сидела женщина, одетая как вольный улан, и выглядящая так, что они не могли понять, к какому виду жителей Края она относится.

-Добро пожаловать на Вольную Пустошь! — Поприветствовала их уланка, поправляя радужную челку.- Я Яали, облакоед-оборотень. Следуйте за мной.

-Встреча с облакоедом — это всегда добрый знак. — Радостно сказала ТиЭль.

-Спасибо, я тоже так думаю. — Сказала Яали. — Потому и стараюсь встречать тех, кто приближается к городу. Надеюсь, вам всем у нас понравится, и Вольная Пустошь станет вашим домом, как она стала домом уже для многих.

-До чего же тут красиво, и все дышит миром и спокойстыием. — вздохнула Галалина.

-Да, прилагаем все усилия, чтобы так и было. — Кивнула уланка. — Правда, опасности есть всегда. В лесах по-прежнему бродят работорговцы, которые готовы захватить неосторожных путников и продать на жуткую Опушку Литейщиков. А еще в лесу есть два крупных поселения — Новый Посад шраек, и Гоблиново Гнездо, объединившее вместе много кланов гоблинов. Вроде бы мы с ними в полном нейтралитете, но, некоторые считают, что некоторые лидеры тех поселений могут попытаться захватить нашу территорию. Самой не хочется о таком думать, особенно о возможности противостояния с гоблинами. Ведь гоблины и тут в обилии проживают, и почти все четверлинги имеют гоблинские корни, подозреваю, что и в Гоблиновом Гнезде могут быть не только гоблины. Очень не хотелось бы видеть в них противников. Да и в шрайках тоже. И в литейщиках. Но, приходится быть настороже.

-Мы были бы раду помочь вам быть настороже. — Сказал серый трог.

И Тугодум тоже закивал, поддерживая его.


Подходя к центру поселения, компания увидела “Громобой”, стоящий как украшение города, блестящий и чистый. При виде прекрасного многострадального корабля , у ТиЭль защипало в горле, было очень радостно видеть старое знакомое судно целым и прекрасным, не смотря на то, что оно давно уже не летало.

-Да, жалко, что и его летающий камень разрушился. — Спускаясь с зубоскала, сказала Яали. — Но, без полетов Край не останется, я точно знаю. И, я имею ввиду не тех, кто летает от природы. В мастерских Вольной Пустоши ведутся разработки новых летающих судов. Конечно, масштабы будут уже совсем другими, но, корабли обязательно будут летать. А пока, идемте к главе поселения, леди Марис, и остальные будут рады двум семейным парам и профессиональному травнику.

-И мы будем очень рады их увидеть. — Уверенно сказала ТиЭль.

-А потом вы подскажите нам, где находится библиотека? - Вспомнтл о свитках Хита Тугодум, когда каснулся сумки, и из нее послышался шелест плотной бумаги.

- Да, непременно. Мы вам все в городе покажем. Если ни я, так кто нибудь еще. Вы же кого то здесь уже знаете, я верно поняла? - Улыбнулась облакоедка.

- Да, уважаемая Яали, мне кажется, что вскоре мы встретим тех, кого знаем, и с кем весьма давно не виделись. - С надеждой произнесла ТиЭль.

Её предположения оправдались, и в зале компания прибывштх увидела и Стоупа, и Моджин с Фином и Рафом, и многих других.

Для них снова начиналась новая жизнь в новом месте, и, конечно, снова не без проблем. Но, на этот раз ей казалось, что куда-то еще переселяться они точно не будут, и их семья станет семьей побольше как раз на Вольной Пустоши.


========== 15. Прораб Хмельная Птицекрыска. ==========


(Временной отступ назад).


Корабль «Облакоед» опустился на самом краю Ночных Лесов, уже похлестываемый бурей и попадающий в завихрения. Раффикс и Белфиниус опустили судно, насколько было возможно, низки и закрепили его между деревьями. До лесов они добрались достаточно быстро, потому что им передали карты с «Бегущего-по-небу», и потому что «Облакоед» всегда был легче и быстрее многих других кораблей. Но, с грозовым фронтом над колючими и мрачными лесами не мог справиться даже он. Двое капитанов взяли с собой все самое необходимое и ценное, потому что не были на сто процентов уверены в том, что найдут корабль на прежнем месте по возвращении, и тронулись в путь. Дорога была сложной — в темноте было не просто маневрировать между колючими деревьями, и часто приходилось прорубать себе путь, отсутствие света действовала на дневных жителей угнетающе. Но, благо, чувство юмора, уверенность в победе и общий позитивный настрой не покидали двоих четверлингов из Санктафракса, и они шли довольно бодро. Когда Фин и Раф вошли на территорию, где обитали вейфы, их тоже поначалу окружили голоса, звучащие в голове и манящие куда-то. Прутик рассказал друзьям об опасности уговоров диких вейфов, и санктафраксовцы были морально подготовлены. Они думали о своей давно прошедшей учебе, об управлении кораблем, о свойствах грозофракса и пылефракса, и бедные дикие вейфы просто не могли придумать, чем можно заманить таких странных визитеров. Под конец пути, какие-то особо нервные вейфы уже начали кидаться в четверлингов огрызками дубояблок, но, такая атака капитанов совсем не пугала, а даже забавляла. Тем не менее, они все равно изрядно устали за несколько дней и ночей пути.

И вот, наконец леса заканчивались, и Раффикс с Фином готовились увидеть легендарное место. Место, где собирались мудрейшие древности, где струится особая вода, лечащая почти все недуги, где всегда спокойствие и чистота. Каково же было изумление санктафраксовцев, когда, выйдя к подножью пика с Риверрайзовским источником, они услышали звуки пил и молотков, и увидели вейфов и черных и красных карликов, активно занимающихся строительством. И среди невысоких строителей ходила фигурка повыше, в строительной каске, из-под которой струились длинные рыжие волосы.

-Моджин?.. — Удивленно и громко спросил Фин.

Все, кажется, в едином порыве, посмотрели на него, с разными выражениями лиц.

-Фин? — Несколько помедлив, спросила девушка, снимая каску. — И Раф тоже. Здравствуйте!

-Ты их знаешь? — С недоверием спросил темно-оранжевый усатый вейф, стоявший около вечно юной злыднетрожки.

-Да, уважаемый Голдерейс. — Ответила она. — Это мои давние очень хорошие друзья.

-Но, ты ведь ждала прихода некого капитана Прутика. — Сказал Голдерейс.

-То, что пришли они — это даже лучше. — Радостно улыбаясь сказала Моджин. — Прошу меня простить, продолжайте без меня — я пойду к друзьям.

Она отдала бумаги, которые держала в руках, стоящему рядом серому вейфу, поклонилась и отошла от толпы строителей.

-Если я скажу, что я удивился, то это будет недостаточно для того, чтобы описать мои ощущения. Но, что еще сказать, я не знаю. — Смотрел на нее Фин абсолютно круглыми серыми глазами.

-Пойдемте, присядем у озера и хорошо поговорим. — Предложила девушка, беря его за руку. — Я вообще-то тоже удивилась, увидев вас, но, исключительно приятно удивилась. С Прутиком и остальными тоже все нормально?

-Да, нормально, это Прутик дал нам добро на поиск тебя в Риверрайзе. Тебя и еще двоих. — Сказал Раффикс.

-С двумя другими помочь не могу. — Сказала Моджин. — Гуум и Лесорыб ушли из Риверрайза своим ходом еще несколько лет назад. Сначала Гуум не выдержал ожидания и убежал отсюда тратить свою жизнь на что-нибудь более важное, напоследок провухав что-то вроде: «Ждать всю жизнь?.. Ага, ЩАЗ!». Потом Лесорыб набрал с собой целительной воды и отправился путешествовать. Ну, а я осталась, думаю, вдруг все же прилетят, а на месте никого не окажется — очень неудобно будет. Да и, просто я не представляла, что где-то еще могу пригодиться, вот и осталась. И, как видите, пригодилась. А Прутик с командой, значит, все это время пытались долететь и не могли? Мне ужасно стыдно, что я так им жизнь подпортила, хоть и не хотела этого.

-Моджин, тебе себя не в чем упрекать. — Сказал Фин. — Если твой капитан втемяшил что-то себе в голову, то это не твоя вина. Если бы он уже давно передал миссию нам, все бы уже давно хорошо закончилось. Оно, конечно, и сейчас хорошо закончится, но могло бы куда раньше! И он мог бы уже давно спокойно жить с женой и дочерью.

-Ну, я рада, что передышке в поиске у капитана все же были. — Засмеялась по-доброму девушка, услышав про семью Прутика. — А то уж боялась, что совсем людям жизнь сломала, хотя хотела только хорошего. А остальные как?

-Честно говоря, мы лично из остальных видели только душегубца Тарпа, он был в порядке, насчет остальных не знаем. Но, надеемся, что тоже в порядке. — Сказал Раффикс. — А теперь ты нам все же расскажи про строительство… Ты что, прораб?

-Ну, в некотором роде да. — Кивнула она, присаживаясь на камень около красивого озера и приглашая и мужчин присесть. — Прораб Хмельная Птицекрыска к вашим услугам. Мы строим новый город — город Риверрайз. Вышло все так: когда мои друзья пираты ушли и я осталась около озера одна, я сначала было заскучала, но, вскоре одумалась — мне не о чем грустить, у меня ведь все хорошо. Хоть я и не стала сильным взрослым злыднетрогом, но, я все равно нашла свое место в жизни, мама все равно гордится мной и знает, что я жива и здорова, у меня есть верные друзья и даже любовь… И мне удалось переправить капитана и его друга в город за очень короткий срок и при этом не убить их, благодаря чему воды Реки Края обновились! Пусть в жизни всегда возникают трудности, но, я их преодолею и пережду, все равно я не несчастная. Я стала думать о своих разных приключениях, словно рассказывала о них кому-то еще. И не только о своих приключениях, но и о приключениях всей команды «Танцующего-на-Краю», о которых рассказал мне Лесорыб. Ведь временно у него очень усилились телепатические способности, и он видел мысли и сны каждого из команды, и много всего интересного поведал. Жаль, что потом он эту способность особо мощную утратил, и мы не могли знать как у всех дела. Но, я рассказывала о том, что знала, снова и снова. И, вскоре выяснилось, что на самом деле рассказывала — меня слушали вейфы, решившие объявить Риверрайз своей собственностью и построить тут нормальный город. Сначала их лидер — Голдерейс, предлагал сделать основную часть Риверрайза чем-то вроде заповедника, недоступного ни для кого, кроме его клана и меня — как особо приятного иноземца, истории которого им приятно слушать. Но, я порассказывала еще много всего и убедила Голдерейса, что я совсем не гожусь на роль зачарованной принцессы, живущей в тайном саду, и что ограничение такой ценности от других может ему же потом принести проблемы. В общем, мы подружились и решили совместно с вейфами строить город. У меня технических знаний тоже не мало, так что, моя помощь им на самом деле пригодилась. И я не скучала и была нужной.

-Я очень хочу увидеть выражение лица Прутика и других, когда они узнают эту историю. — Покачал головой безумно улыбающийся Фин.

-А мне и на ваши выражения лиц уже интересно посмотреть было. — Усмехнулась злыднетрожка. — Вы то сами что все это время делали?

-Летали. Делали обычную пиратскую работу. — Пожал плечами Раффикс. — Ничего настолько интересного.

-Ты ведь уйдешь сейчас вместе с нами, правда, дорогая Хмельная Птицекрыска? — Спросил Белфиниус.

-Да, конечно. Мы давно договорились, что как только за мной прилетят друзья из внешнего мира, я смогу покинуть город. Снова вернусь к своей профессии Каменного пилота.

-Эм… Тут есть кое-какие проблемы. — Сказал Раф. — Я понимаю, что вейфы и карлики летучими кораблями не пользуются, потому тут не в курсе, что в Крае почти не осталось летающих скал. Появилась некая каменная болезнь, которая лишает камни способности летать и вообще разрушает их.

-Летающие галеоны можно пересчитать по пальцам одной руки. — Добавил Фин. — Даже уже по пальцам какой-нибудь калечной руки… Но, ты не переживай, ведь ты еще много чего умеешь.

-Что ж, это правда. — Снова улыбнулась огорчившаяся Моджин. — Мне жаль, что галеоны больше не летают над Краем, но, главное, чтобы мы все были живы и здоровы.


Двое четверлингов понаблюдали со стороны за стройкой, пока Моджин ходила сдавать свои должностные обязательства и желала всего наилучшего Голдерейсу и его приближенным. Друзья запаслись продуктами, водой и уникальными лекарствами, и были готовы отправиться в обратный путь. Они морально подготовились снова преодолевать все трудности, исходящие от совсем диких вейфов и колючек, но, тут на их пути возникли еще две фигуры, которым Моджин сразу улыбнулась, а Раф и Фин просто догадались кто это. За пределами строящегося города их встречали Лесорыб и Гуум.

-Какая встреча… Какие люди, и без охраны. — Усмехнулся водный вейф, шевеля зелеными усиками.

-Я их охрана. — В ответ усмехнулась Моджин, и представила всех всем. — Как вы здесь очутились?

-Гуум заметил твоих знакомых, идущих сквозь ночные Леса, и последовал за ними, отгоняя опасности. По счастливой случайности, и я как раз пришел сюда снова, чтобы пополнить запасы целебной воды. И уже пополнил. А сейчас мы дожидаемся вас, чтобы проводить обратно.

-Спасибо вам за заботу, друзья. — Сказал Фин. — А дальше вы с нами полетите?

Гуум отрицательно вухнул, и Лесорыб тоже покачал головой.

-Нет, я теперь путешественник и исследователь. — Сказал водный вейф. — А Гуум — друг безымянных и борец против рабства. Мы нашли свои места в жизни, и вам того же желаем.

-Спасибо большое за такое пожелание. — Искренне поблагодарил Раф. — Думаю, мы поищем наши места на Вольной Пустоши. Вы согласны? — Повернулся он к Фину и Моджин.

-Очень даже согласны. — Согласился Фин, и Моджин улыбнулась и закивала.

Во время путешествия сквозь Ночные Леса, которое на этот раз было быстрее и проще, друзья рассказывали друг другу о различных приключениях и слухах.

Выйдя из леса, они увидели «Облакоед» стоящим на земле, — камня на корабле больше не было. Зато на корабле сидел крупный белый ворон и как-то удивленно озирался.

-Н-да… Нам повезло — мы встретили ворона из Каменных Садов очень далеко от Каменных садов. — Довольно спокойно развел руками Фин. — Жаль, что он принес с собой вирус каменной болезни, но, когда-то это все равно должно было случиться.

-Что же, если так случилось, то это место — весьма красивое и оригинальное для последнего пристанища нашего особенного корабля. — С сожалением, но, без трагизма произнес Раф.

-Прощай, летающий камень. — Помахала грустно кучке лежащего щебня Моджин. — Значит, пойдем пешком?

-Других вариантов просто пока нет. Но, ничего, мы справимся. — Сказал Раффикс.

-И остались теперь только мрачный неизвестный корабль, лихой «Демон Края» и «Висящий-по-небу». Потому что нельзя назвать бегущим то, что висит и никуда не бежит и даже не ползет. — Сказал Белфиниус. — Интересно, какой же камень останется последним?

-Увидим… А я пока мог бы пойти с вами и показать кратчайший путь к Вольной Пустоши. — Сказал Лесорыб.

Попрощавшись с Гуумом, который обещал присматривать за «Облакоедом», и обосновать на нём базу для себя и безымянных, друзья двинулись в путь сквозь Дремучие Леса. Белый ворон тоже решил остаться на корабле, видимо, ощущая подсознательно вину за разрушение камня. Дорога обещала быть долгой, но интересной и без сомнения успешной.


========== IV . Предпоследний летающий камень. 16. Неопределенный маршрут. ==========


Дремучие леса мерно шелестели от спокойного прохладного ветра, создавая одновременно успокаивающую и напряженную атмосферу. Над темным пологом позднелетних деревьев летел двухмачтовый корабль среднего размера, с заплатанными парусами, чиненным корпусом, но, весьма крепкий и плавно двигающийся. На мачте развевался оранжевый флаг с синим изображением длинного крылатого хищника, селящегося, обычно, под утесом Края, и давшего имя кораблю — Демон Края.

Называть корабли в честь животных — не такая распространенная традиция, как именование их в честь чего-то поэтически-атмосфорного, но, все же встречавшаяся. И, по каким-то странным стечениям, именно корабли со звериными именами продержались дольше всего после начала Каменной болезни. Не так давно, по сравнению с другими судами, летал гордый особенный «Облакоед», но, теперь и он стоит на границе Дремучих и Ночных лесов. А теперь летают только два корабля — «Демон Края» и «Тьма». Вообще-то имя второго корабля не было известно, но, заочно мрачное одинокое судно многие называли «Тьмой». Наверное, звучало бы значительно более красиво, если бы, в противовес пугающей опасной безликой «Тьме», остался какой-нибудь из кораблей светлых и ярких, с названиями, вызывающими только положительные ассоциации, но, судьба летающих скал распорядилась иначе, и противовесом тьмы был Демон Края-скрытный и опасный хищник, с которым мало кто мечтает встретиться, разве что, кто-то, увлеченный его изучением.

Капитан Равнинный Лунь изучением этих существ не интересовался, — просто, когда ему сказали выбирать название судну, он посмотрел на тучи, и одна из них как раз изогнулась как Демон Края на изображениях очевидцев, и он, с радостной улыбкой и сияющими глазами, дал кораблю такое вот мрачноватое название. Тогда, кстати, он был еще совсем не капитаном, а юнгой, просто капитан доверил ему сделать выбор. Сейчас старый капитан «на пенсии», в Пиратском Логове.

«Демон Края» был не старым кораблем, из эпохи последних моделей, таких как «Танцующий-на-краю», вторая «Пронзающая Мгла» и тому подобные. Битв на его счете, практически, не было, капитан их всеми силами избегал, пока еще было что избегать, а теперь и избегать-то было нечего. Кроме «Тьмы», конечно. Но, страшный корабль и сам не искал контакта и «Демоном». А заплатанным паруса «Демона» были просто из-за того, что фабрики перестали выпускать паруса после распространения каменной болезни, а покупать или подбирать подержанные паруса уже не летающих кораблей было бы безумием, — ведь никто не знает, как и что эту самую каменную болезнь передает от судна к судну. Заплаты на корпусе были потому, что шторма никто не отменял, а останавливаться на капитальный ремонт в верфях было так же невозможно по большому количеству причин.

Но, потрепанный вид и волнение — это не беда, главное, что у воздухоплавателей есть возможность летать между небом и землей, касаться холодных облаков, чувствовать ветер так, как не почувствуешь его ни с земли, ни с дерева, ни с холма. Во всяком случае, для Равнинного Луня причиной желания летать были эти моменты в первую очередь. А потом, конечно, возможность совершать перевозки, необходимые для разных поселений в Дремучих Лесах. Пассажиры на корабль уже не садились, — слишком боялись, что скоро и предпоследний летающий камень разрушится, но, зато товары «Демону» доверяли и радушно ждали его прибытия. И Лунь был счастлив полететь в любом направлении и с любым заданием, причем на максимально возможной скорости.

Конечно, на одном энтузиазме капитана корабль никуда не полетит, успех полетов зависит от команды, а команда «Демона Края» была так же рада летать и рисковать, как и их капитан. Они были разных возрастов, выходцы из разных народов, но, весьма сдружившиеся за последние годы. Состав команды менялся, но, сейчас уже несколько лет он оставался стабильным.

Равнинный Лунь всю свою капитанскую карьеру был на «Демоне Края». В юности он покинул родные леса, изначально мечтая стать воздухоплавателем. Тогда юного серого гоблина звали просто Стир, и он не предполагал, что когда нибудь станет носить красивую капитанскую кличку. Родители отпустили его, потому что надеялись, что мальчику удастся пересечься с дядей, который ушел из деревни до его рождения и, преодолев множество проблем, выжил, и добрался аж да Санктафракса, где стал известным кузнецом, работы которого ценили и пираты, и лиговцы, и потом дядя стал пиратом-механиком. Правда, с дядей своим Стир еще долго не встретился, — все же пираты на месте не сидят, их корабли постоянно в движении и деятельности. Но, юноша не отчаялся, а стал искать тот корабль, который бы согласился принять неопытного, но усидчивого и внимательного парня в команду, и, нашел. Он старался и не спешил, всматривался в детали, как и его дядя, с которым лично он еще не был знаком, и это помогло ему освоить все необходимое и стать весьма ценным матросом. Спустя годы, однажды старый корабль попал в бурю, где сильно пострадал и мог рухнуть, но, Стир сориентировался и предложил использовать паруса почти как паракрылья корабля, его идею использовали, и, благодаря этому никто не разбился, хоть судно и не подлежало ремонту. После этого старый капитан заказал постройку нового корабля, а когда тот был готов, сообщил, что уже устал от пиратских дел и останется на твердой земле, а управление судном перепоручает Стиру — Равнинному Луню. Не все в команде хорошо к этому отнеслись, более взрослые и серьезные матросы не выдвигали себя как потенциальных капитанов, но, и не считали, что разговорчивый, но совсем не наглый, почти подросток годится на роль капитана, потому многие на судне не остались. В принципе, остались всего двое — впередсмотрящий желтоухий вейф Радий, давний друг Луня, и молодой четверлинг Сеймур, который не так давно нанялся на роль каменного пилота, и хорошо со своей ролью справлялся. Лунь не расстроился, и с пониманием отнесся к уходу старших членов команды, сначала даже думал, что они и втроем справятся с управлением кораблем, но, ошибся — это было возможно, но, чересчур трудно и бессмысленно. Тогда трое пиратов стали искать еще хотя бы четверых воздухоплавателей, лучше бы опытных. Почти сразу они встретили пару трогов –серого трога Лотоса и белую трожку Сарму, которые уже были воздухоплавателями, но, которых оставили без работы после того, как они поженились. Лунь не имел ничего против пар на корабле и сразу же позвал их в команду, о чем ни разу не пожалел. Еще какое-то время на корабле служили трое старых матросов с других судов, но, им было трудно привыкнуть к управлению судном новой конфигурации, и они проработали недолго. Сразу же после их ухода, Лотос и Сарма привели двоих других воздухоплавателей гоблинов, тоже семейную пару — плоскоголового Окурка и молотоголовую Зи-Тек. Зи-Тек была со знаменитого женского корабля «Искатель Туманов», но, она решила выйти замуж, и потому покинула свой корабль. Окурок тоже некоторое время летал, и на лиговском судне, и на пиратском, так что, оба были ценными воздухоплавателями. Когда Лотос и Сарма разговорились с ними в одной из таверн, и рассказали, что их молодой капитан берет супружеские пары, гоблины решили тоже попроситься на работу, и их так же сразу же приняли.

А потом началась печально известная каменная болезнь, и Лунь решил, что команда уже и так достаточно укомплектована. И не ошибся. Уже два раза команда «Демона Края» временно становилась меньше, по уважительным причинам, логичным для семейных пар. Сначала Сарма на полтора года отлучалась в родные пещеры, где оставила дочку на воспитание сестер и матери, и которую временами навещала, потом Зи-Тек на столько же времени оставалась в своей деревне, и тоже оставила сына на воспитание бабушек и дедушки. Достаточно ли это хорошо по отношению к детям — Лунь не был уверен, но, насколько он знал, такое у пиратов практиковалось довольно часто, и дети росли, видя собственных родителей не так часто, как могли бы. Он не собирался спорить на этот счет или давать советы, ведь сам он подобного опыта не имел, и к своим матросам относился очень хорошо.


Сейчас капитан вышел на палубу и потянулся после короткого дневного сна. Потом поглубже натянул оранжевую треуголку, хотя ветра и не было. Треуголка ему нравилась, необычно яркая, да еще и украшенная птичьим черепком и парой перьев. Эту птицу он не убивал, даже ее бренные останки нашел не он, а его знакомый длинноволосый гоблин. Длинноволосые очень любят тематику костей, и считают, что духи тех, чьими костями украшаешь свое жилище и одежду, будут тебя защищать в благодарность за то, что ты их останками украсился. И, когда приятель Равнинного Луня определил по черепку давно погибшей птицы, что при жизни она была лунем, то подарил черепок Стиру и посоветовал украсить им головной убор, против чего серый гоблин ничего не имел.

-Привет трудящимся от отдыхающих. — С улыбкой повернулся он к Сеймуру, сидящему с книжкой около летающего камня. Погода была ровной и спокойной, камень нуждался лишь в легком присмотре, потому каменный пилот расслабился.

-Привет, капитан. — Встал рыжий четверлинг, поправляя крупные очки. — На горизонте облака, возможно, ночью будет дождь, если ветер не усилится и облака не угонит.

-Ага, вижу. — Сказал Лунь, поправляя свои маленькие круглые очки. — Пусть бы дождь прошел, палубу бы нам помыл.

-Когда у нас следующий заказ, капитан? — послышался в мыслях обоих голос вейфа Радия. — Конечно, мы неплохо заработали на доставке масла темного вяза от древесных гоблинов душегубцам, но, почти все заплатили за новые веревки и крюки, надо бы, чтобы в запасе тоже что-то было.

-Не знаю когда… — Честно признался Лунь, глядя вверх. — Мы в этой части леса не были давно. Сейчас многие маленькие поселения исчезли, кто-то ушел в Гоблиново Гнездо, кто-то к Вольной Пустоши, ну, а кто-то мог передвинуться на их места. Как только встретим поселение, потолкуем с ними о возможных перевозках.

-Еще нам надо бы найти прочную и не крупную древесину. — Сказал Сеймур. — Задняя мачта дала трещину. Пока нет сильных ветров, бояться нечего, но, кто знает, что ждет нас осенью.

-Осенью нас ждет листопад и миграции снежников. — Уверенно сказал Лунь. — А с остальным определимся.

Капитан проследовал на заднюю палубу, поприветствовав Лотоса у противовесов и Окурка у штурвала.

-Спасибо, что дали мне передышку, друзья! После бессонной ночи мне был необходим этот дневной сон. На меня плохо действует новолуние…– Сказал молодой капитан. — Вернусь теперь к штурвалу, если не возражаешь, Оки.

-Не возражаю, капитан. — Слегка улыбнулся плоскоголовый гоблин, уступая место. — Может, тебя подменить? Я еще не устал. — Обратился он к серому трогу, проходя мимо.

-И я не устал тем более, я же позже место занял, — сказал Лотос. — Иди, спроси у дам, как там с подготовкой ужина.

-О да, ужин — это очень нужное дело. — Поддержал его Лунь. — Ничего необычного тут не происходило, пока я спал?

-Ничего. — Уверенно сказал Лотос.

-Кроме птиц. — Кивнул Окурок. — Из леса впереди улетела большая стая птиц. Наверное, не без причины…

-Ну да, может быть, туда крупный хищник забрел. Или стая чурбаков охотится перед осенью. Постараемся там быть поаккуратнее, если за водой там пойдем. — Сказал капитан.


Плоскоголовый гоблин спустился на камбуз, откуда приятно пахло жареной рыбой и овощами. Две пиратки о чем-то негромко разговаривали, нарезая хлеб. Обе в простых, но вполне элегантных платьях и жилетках с золотистыми нашивками, как на шинелях пиратов. Шинели у Сармы и Зи-Тек тоже были, но, камбуз не то место, где они их надевали.

-Тук-тук. — Сказал Окурок, приближаясь. — Как у вас дела? Не нужна ли помощь?

-Очень даже нужна, дорогой. — Улыбнулась Зи-Тек, указывая на крупную зажаренную рыбину. — Разрежь на куски эту рыбку, у тебя это быстрее получится. Вода для мытья рук в тазу.

-И не жалко вам питьевую воду на мытье рук тратить. — Развел руками он, усмехаясь. — Не так уж у нас грязно на корабле, облизать руки — и достаточно.

-Нет уж, мой котик, облизываться, когда на всех готовишь, — это не очень правильно. Вот для себя — как пожелаешь. — Шутливо подтолкнула его к тазику супруга.

-А в остальном все уже готово. — Сказала Сарма, довольно глядя на блюда. — Отнесу овощи и хлеб на стол, как разберетесь с рыбой, позовем остальных.

-Мы сейчас не слишком далеко от Ночных Лесов, да? — Спросила Зи-Тек, доставая приправы из сундучка и раскладывая их в тарелки. — Давно мы сюда не прилетали.

-Прямо сюда вообще еще никогда. — Сказал Окурок, большим тесаком нарезая ломти жареной рыбы. — Леса густые и очень темные, кромешная тьма, — кто его знает, что в них может скрываться.

-Ты про «Тьму», да? — Вздохнула Зи-Тек. — Наверняка, они как обычно где-то еще. Хоть мы их и не видели довольно давно.

-Это и настораживает. Гадкий работоргвцы… Лучше бы они были где-то поблизости, а не неизвестно где в Дремучих Лесах. Лучше бы они были настолько близко, чтобы мы могли их сбить… — Он так сильно сжал нож, что Зи-Тек заволновалась и подошла поближе, положил свою ладонь на его. Гоблин ослабил хватку и опустил тесак рядом, — рыба была уже достаточно нарезана.

-Я знаю как ты к ним относишься, и я их тоже ненавижу, хоть и не видела корабля своими глазами. — Сказала молотоголовая. — Но, сбивать их мы бы все равно не стали. Вдруг на борту оказались бы какие-то пойманные существа, а не только злодеи?

-Ты права, если на борту окажутся рабы, они не обязаны платить своими жизнями за спокойствие остальных… Но, как же хочется, чтобы этот корабль исчез из-под неба Края. Тогда и мы могли бы перестать метаться по небу. — Вздохнув, посмотрел вверх Окурок.

-Но, почему мы должны будем перестать летать? — удивилась рыжеволосая гоблинша.

-Чтобы вернуться домой. — Как само собой разумеющееся, сказал плоскоголовый, глядя в ее широко раскрытые глаза. — Пока мы в воздухе, то можем знать, что страшный корабль не летит в направлении нашей деревни, где наши близкие. Если бы не это, мы бы оставались с сыном, а не поступали как некоторые не самые приятные личности…

-Значит, мы летаем не ради радости полёта? — - Растерянно улыбнулась Зи-Тек. — Нет, я, конечно, тоже очень хочу быть с Рычиком, и хочу, чтобы у мамы и папы все тоже было хорошо, но, полет, это так прекрасно… Я большую часть жизни в воздухе, это для меня более естественно, чем передвижение по земле… Прости, что я такая полётная.

-Ты такая, какая ты есть, и я тебя такую очень люблю. — Обнял супругу Окурок, улыбаясь. — Пока камень этого корабля летает, и пока опасный корабль тоже еще в воздухе, мы будем летать и радоваться полету и тому, что наши родные не подвергаются опасности.

-Конечно. А потом будем жить на земле, там тоже хорошо, хоть я и провела большую часть жизни в воздухе, ты меня всему научишь. — Тихо сказала Зи-Тек.

В комнату снова вошла Сарма, с улыбкой глядящая на общающуюся пару своих друзей.

-Рыба готова, зовем других. — Сказала гоблинша, незаметно смахнула слезу с глаза и поспешила к большому столу, неся часть рыбины на длинной.


Корабль временно закрепили у высокой сосны, и вся компания спустилась к ужину. Капитан что-то бурно и весело обсуждал с Сеймуром, пары сели рядом друг с другом, Радий внимательно слушал звуки снаружи. Казалось, что место спокойное, и можно будет здесь и остаться до следующего утра.

Становилось все темнее, солнце опускалось за высокие деревья, хотя до заката еще было несколько часов. Впереди, по дальнейшему курсу следования «Демона Края», была стена высоких плотных стволов. Когда солнце оказалось позади них, оно высветило очертания гладкого темного корабля, пришвартованного ниже вершин деревьев. Его летающий камень, плотно обшитый металлическими прутьями, был хорошо разогрет и не рвался ввысь, но, охлаждающие приспособления были тоже наготове, значит, его летучести ничто еще не мешало. Второй из последний летающих камней ждал своего часа, и встречи с другим все еще летающим кораблем.


========== 17. Полет предпоследнего камня. ==========


После ужина пираты намеревались просто отдохнуть и спланировать дальнейшее движение. Равнинный Лунь слышал, что где-то в этом районе находится поселение пауконогих гоблинов, с которыми тоже было бы интересно, и, скорее всего, выгодно сотрудничать, надо будет с утра поднять судно повыше, чтобы разглядеть — с какой стороны находятся озера. Пока он обсуждал этот вопрос с Сеймуром (который, помимо Каменного Пилота, выполнял и роль квартермейстекра) и Радием.

Серый трог Лотос вышел на переднюю палубу, взял подзорную трубу и стал смотреть вокруг, ему было просто интересно рассмотреть лес вокруг. Внезапно он помрачнел, навел резкость и покачал головой.

-Капитан! — Позвал он, слыша веселый голос приближающегося Луня, — вам надо на это взглянуть.

Молодой серый гоблин сразу стал серьезнее, слыша тон друга-матроса, поправил свои очечки, и навел трубу туда, куда указывал Лотос. Он не сразу нашел нечто, достойное внимания, но, трог помог, аккуратно передвинув трубу, и теперь Лунь тоже увидел очертания темного корабля среди деревьев впереди.

-Невероятно… — Почти шепотом произнес он, убирая трубу от глаза.

-Это «Тьма», капитан, я ее знаю. — Сказал Лотос. — Я видел ее давно, в детстве, она увезла моих старших братьев.

-«Тьма»? — Послышался глухой голос Окурка, тоже подошедшего к ним.

Лунь протянул подзорную трубу плоскоголовому, и тот тоже удостоверился в том, что второй летающий корабль был удивительно близко, хоть они об этом и не знали. Может, только чувствовали…

-Может, они нас так же не видят, и улетят, не заметив нас? — Предположил побледневший Сеймур.

-Не знаю, почему они бездействуют, но, это очень маловероятно, чтобы они не увидели наш прилет. — Покачал головой Лунь. — Возможно, они думают, что мы их преследовали и сейчас обдумывают план. Узнать бы… Радий, ты не можешь?

-Нет, капитан, с такого расстояния я не могу, — покачал головой желтоухий вейф. — Если мы хотим узнать, то должны приблизиться.

-Сэр, мы должны не только приблизиться, но и предпринять что-нибудь! Это ведь работорговое судно, страх всех лесов. — Сказал Лотос.

-Спасти рабов и избавить леса от «Тьмы». — Кивнул Окурок, сжимая кулак.

-Мы так и сделаем. — Серьезно сказал Лунь, вздыхая. — Другого выхода все равно нет, — или они начнут действовать, или мы. Если ветры Края принесли оба наших корабля в одно место, то, значит мы должны действовать так, как просят Небо и Земля. Я не хочу битвы и очень надеюсь, что ее не будет, но, начнем действовать мы.

-До чего же это внезапно и жутко. — Поежился Сеймур, держа себя за локти. Он чувствовал себя очень неуютно, чувствуя сильный страх перед происходящим, в то время как на лицах Лотоса и Окурка была полная уверенность в готовности действовать.

-И ничего ты не трус. — Сказал ему Радий, положив руку на локоть, и чувствуя мысли четверлинга. — Мы все боимся битвы, боимся потерять жизнь, друзей, корабль. Страх помогает сохранить жизнь и сконцентрироваться.

Подошедшие Сарма и Зи-Тек, которых мысленно позвал вейф, тоже выглядели серьезно и взволнованно.

-Да, Радий правильно говорит. — Кивнул Лунь, вставая перед командой. — Мы сейчас будем действовать, но при этом каждый должен помнить, что очень важно беречь и жизнь близких, и свою жизнь. От каждого из нас зависит, будет ли лететь и садиться наше судно, — мы все нужны, потому, когда мы бережем себя, мы бережем других. — Говоря это, он смотрел на Окурка и Лотоса в первую очередь, понимая, что у них больше всего поводов думать о серьезной битве. — Сейчас мы займем свои позиции и приблизим «Демона Края» максимально близко к «Тьме», при этом стараясь быть среди деревьев, как и они. Это сложно, потому двигаться будем очень медленно, только тогда все получится. Спасибо безветренной погоде, дающей нам такой шанс. Если команда того корабля о нас не знает и не атакует, то, значит, есть на то причина. Когда приблизимся, кто-то переберется на «Тьму» и попытается освободить рабов.

-Позвольте мне, капитан, я был там, я знаю корабль изнутри. Это было давно, но, забыть такое невозможно. — Тихо и гневно сказал Окурок.

Зи-Тек тоже шагнула вперед.

-Хорошо, вы двое ловкие, я верю, что у вас это получится. — Кивнул бровастым гоблинам Лунь. — Тем временем Лотос и Сарма подготовят бревна, которыми мы обстреляем «Тьму» после того, как рабы будут освобождены и переправлены к нам. Радий, тебе придется поддерживать телепатическую связь между мной и нашими временными агентами на вражеском судне, извини, знаю, что это будет тяжко.

-Вы правильно понимаете, капитан. -Хмыкнул Радий. — Сделаю все, что в моих силах. Все же я не из слабых вейфов.

-А мы с Сеймуром будем удерживать «Демона Края» в таком состоянии, в котором он сможет сразу же отлететь на необходимое расстояние, куда бы не пришлось. Знаю, план слишком быстро слеплен, но, других вариантов у меня просто не возникает. Если что-то пойдет иначе — решим по ходу дела, потому что времени на разные планы у нас сейчас просто нет.

Команда одобрительно кивала.


Спустя несколько минут, все было подготовлено к действиям, и судно медленно двинулось вперед между высокими стволами деревьев. Обычно быстрому «Демону Края» было не просто сдержать себя и плыть в небесном штиле, но, он был вынужден это делать, лишь слегка касаясь корпусом и парусами хвойных деревьев.

-Помнишь, я говорил тебе, как однажды капитаном «Громобоя» была Моджин, и мы летели между деревьев к рынку шраек? — Тихо спросил у Зи-Тек Окурок. — Как будто снова в той ситуации…

-«Все, уже достаточно». — Послышался в головах команды голос Радия. — «Я начинаю их слышать.»

Корабль остановился прямо над маленьким озером, которое они до этого просто не видели из-за деревьев. Судно закрепили и стали ждать, что узнает их телепат.

-«Они знают что мы здесь, в чем мы, в принципе, и не сомневались. — Спустя некоторое время снова зазвучал голос Радия. — Команда состоит из пяти человек, вроде все из одной семьи даже, судя по общению. Капитана зовут Транк Ворот, и он о нас очень невысокого мнения. Думает, что „Демон Края“ не предполагает, что они тоже в лесу, он думает, что мы просто прилетели воды набрать, если зависли над озером.»

-Спасибо озеру, что оно нам так помогло. — Посмотрел вниз Равнинный Лунь. — А про рабов они что-нибудь говорят?

-«Да, говорят. У них сейчас не особо много рабов, но есть. А завтра с утра они собираются полететь на запад, туда где расположены Четыре Озера, и поохотиться, а потом двинуться в обратный путь — к Опушке Литейщиков, куда обещали что-то особое завезти.»

-Не получат они Четырех Озер! — Уверенно прошептал Лунь. — И вообще никого не получат. Жаль, что они с рабами, хоть и немногими, если бы они были без груза, все было бы проще.

-«Главное, чтобы никто из нас не стал их грузом теперь. Они то думают, что, если подвернется шанс, и кого-нибудь из „глупых пиратов“ изловят, если мы по одиночке спустимся. Но, это только капитан такую мысль бросил в шутку. Вообще они больше надеются улететь рано утром и незаметно.»

-Они нас боятся? Отчего же? — Удивился капитан.

-«Кажется, у них сейчас нет оружия дальнего боя, — потратили снаряды где-то. А ближний бой их не прельщает».

-А мы могли бы им продемонстрировать и ближний, и дальний. — Хмуро пробормотал Окурок.

-Про’Демон’стрировать, от слова «Демон». — Согласился Лотос. — - Невысокого мнения они! …

-А рабов ты не слышишь? — Спросила тихо Сарма. — Они смогут перебраться?

-«С ними сложнее, — их мысли тихие и грустные, и они молчат. Но, кажется не усыплены, просто грустные и отчаявшиеся. Значит, смогут переправиться, когда их освободят.»

-Тогда, наверное, пора бы уже к действиям переходить, верно? — Спросила Зи-Тек. — Пока солнце еще не село, нам будет проще.

-Верно, Зи. Приступаем к плану, друзья! — Скомандовал Равнинный Лунь.

Когда никто с «Тьмы» не смотрел в сторону «глупого» пиратского корабля, с его палубы вылетел небольшой гарпун, перекинувший на балюстраду темного судна веревочную лестницу. Убедившись, что она крепко зацепилась, двое гоблинов двинулись по ней к страшному кораблю. Они были довольно высоко над землей, и падение с такой высоты могло бы закончиться только гибелью. На обоих были паракрылья, но, и без них Окурок, и особенно легкая Зи-Тек были уверены в своей цепкости и крепости рук. Из оружия с собой они взяли небольшие клинки, крупное оружие мешало бы перебираться по лестнице. Больше всего гоблинша надеялась, что воспользоваться оружием ради боя им не придется, — разве что, только чтобы перерезать веревки или использовать как отмычку для замка. Окурок же думал, что, в случае необходимости, будет драться, — он этого даже хотел. Разумом он понимал, что драка сейчас никому не нужна, но, подсознание все ярче подталкивало картинки из страшного путешествия в прошлом, — бессилие и безмолвие сильных, страдания слабых, презрительные выражения лиц команды, глядящей на живые существа как на доски. Полет, внезапная битва, кровь, меркнущий растерянный взгляд Бирчека…

-Оки, ты в порядке? — Шепотом спросила Зи-Тек, когда они перебрались и встали на черно-красную палубу.

-Не совсем… — Шепнул он. — Не бойся, все получится. — Более спокойно посмотрел он в ее испуганные глаза.

Они быстро и неслышно нырнули в тень, и пошли вперед, ища люк. Паракрылья пришлось снять, — они касались дерева и шуршали. Впереди послышались голоса, и пара гоблинов замерла на месте, вжимаясь в тень.

-Эти шорохи и тряска снова были. Капитан, пора нам уже завязывать с полетами, боюсь, это признаки начинающейся каменной болезни. — Произнес чей-то сравнительно молодой голос.

-Пока эта скала еще летает, будем двигаться. Мы высоко не летаем — не разобьемся. Последний рейд мы обязательно совершим, мне очень интересно на перепончатых поохотиться и продать все, что имеем литейщикам. — Ответил грубый старческий голос.

Окурок заскрипел зубами от гнева, а Зи-Тек ахнула.

-Каменная болезнь? — почти неслышно сказала она. — Если у них каменная болезнь, то мы не можем вернуться на наш корабль, понимаешь? Что же делать…

Плоскоголовый растеряно посмотрел на нее, но, тут же заметил еще какое-то движение рядом и достал клинок.

-Не стоит, господа пираты, я тоже против них. — Услышали они спокойный голос и увидели невысокого эльфа дубовичка, появившегося словно бы из стены. — И каменной болезни тут нет, это я создаю для них иллюзию, что она есть. Рад вас видеть.

Эльф говорил мягко и уверенно, и обоим пиратам сразу захотелось ему поверить, что они и сделали, даже Окурок. Видимо, сказалась нервная обстановка и знание того, что команда корабля — только четверлинги, значит, эльф точно не из них.

-А кто ты? — облегченно вздохнула Зи-Тек.

-Меня зовут Шпулер, я эксперт по рынку шраек. — Поклонился дубовичок. — Тоже временно работал пиратом, но, все же моя основная работа — борьба с такими как эти работорговцы. И, мне много лет пришлось потратить, пока я не пробрался на этот корабль.

-Мы Зи-Тек и Окурок с «Демона Края». — Представила их гоблинша. — Если мы освободим рабов, наши с корабля обстреляют «Тьму» и ей придет конец.

-«Тьму»? — улыбнулся эльф. — Это имя лучше характеризует суть корабля, согласен. Но, капитан Ворот называет свое судно «Лучезаром». Я бы тоже ни за что не догадался…

-Шпулер, так ты знаешь, где рабы? — Спросил Окурок.

-Да, конечно. Я надеялся выпустить их, когда мы приблизимся к озерам, хотя, не знал что делать дальше… Теперь, с «Демоном Края», перспектив больше.

«-Эй, друзья, я рад, что у вас еще один союзник, но, не стойте на месте! — Зазвучал в головах всех троих голос вейфа. — Я Радий, приятно познакомиться. Но, у нас не так много времени до заката, надо использовать шанс. Шпулер, если ты всё знаешь, иди и освободи рабов. Объясни им всё и веди к веревочной лестнице. Вам, Зи и Оки, останется только охранять это место от возможного приближения врагов.»

-Или отвлечь их. — Предложил Окурок.

-«Рискованно, но, тоже хорошо, — согласился Радий. — Только помните про установку — беречь себя и других!»

-Конечно, помним. — Ответила Зи-Тек, а потом посмотрела на Шпулера. — У тебя оружие есть?

-Вы удивитесь, — но нет. — Пожал плечами эльф дубовичок. — У них магниты на входе снизу, мне пришлось оставить все на рынке, чтобы пройти незамеченным. Хорошо, что вы двое зашли сверху.

-Возьми мой клинок. Тебе надо чем-то замок ломать, и защищать рабов, если придется. — Сказала Зи-Тек. — У меня с собой защита понадежнее. — Улыбнулась она, глянув на супруга.

Пожелав друг другу удачи, пираты двинулись в разных направлениях, Шпулер нырнул в люк, а двое гоблинов пошли в тот отсек, куда удалились капитан, и, видимо, каменный пилот «Лучезара». Вскоре они увидели летучую скалу мрачного корабля. Камень был меньше, чем летающее сердце их судна, несколько утопленный в борта корабля и закованный очень мощной клеткой, состоящей из двух створок, соединенных сверху огромными штырями. Видимо, каменный пилот временно отошел, продолжая обсуждения с капитаном.

-Интересно, как они его монтировали? — Задумалась Зи-Тек.

-С чего-то высокого. — Пожал плечами Окурок. — Надо сделать так, чтобы команда собралась здесь, и точно не пошла в трюм. — Не долго думая, плоскоголовый гоблин поднял одно из бревнышек для растопки и ударил им по клетке камня.

Судно вздрогнуло, по нему пошел неприятный гул.

-« Не переусердствуйте.» — Послышался в головах насмешливый голос Радия. — «А то еще правда камень сломаете. Хотя это и маловероятно. Чую, они уже всполошились, опять про каменную болезнь думают. У них спасательные лодки наготове. Довел Шпулер их нервы до предела, похоже, основательно…»

-Ох, как бы хорошо было, чтобы они отсюда улетели! — С надеждой сказала Зи-Тек, тоже ударяя бревнышком по клетке летучего камня.

-Тихо! — Приложил палец у губам Окурок, заметив какое-то движение с другой стороны камня, и они притаились.

«-Это капитан.» — Сказал им вейф.- «Сидите очень тихо. Они на самом деле верят, что их судно сейчас грохнется, и хотят, чтобы оно и их груз никому не достались… Он выливает все топливо, оставленное для подогрева летучего камня, и подозреваю, что думает судно поджечь…»

-Подлая жестокая душонка! — Зарычал Окурок. — Только убивать и умеет…. Мы должны с ним расправиться. — Он взялся за рукоятку своего клинка.

-Нет! — Взяла его быстро за руку Зи-Тек. — Если нападешь, привлечем к себе внимание, — ты можешь пострадать.

-Я сильный воин, не надо бояться за меня. — Мягко стал вырываться из ее хватки плоскоголовый. — Зи, этот капитан собирается заживо сжечь тех, кого поймал, — такой заслуживает расправы. Он сломал жизни тысячам существ, довел до смерти сотни…

-Но, если даже мы убьем его, это не вернет ни одного погибшего. — Не отпускала его гоблинша.

-Да, не вернет. — Грустно сказал гоблин. — Но, зато он не убьет кого-то еще. Он ведь и без своего корабля будет чьи-то жизни отнимать, он бессердечный!

-Но, я не хочу, чтобы он тебя у меня сейчас отнял. Не выходи. — Чуть не плача, говорила тихо Зи-Тек.

-Я знаю, что тут кто-то есть. — Вдруг оба услышали неприятный надменный старческий голос. — Не слышу вас, но чувствую, что вы тут. Я охочусь всю жизнь, неужели вы думаете, что я не почую чьего-то присутствия? Тупые пираты… Ну, выходите, сразимся.

Видимо, Ворот говорил через какой-то прибор, и трудно было понять, где он.

-Сиди тут тихо, я разберусь. — Всё же встал Окурок, двигаясь, как ему показалось, на звук голоса.

Он сделал несколько шагов, держа клинок наготове и ожидая рукопашного боя с мощным, но более старым капитаном, что давало ему теоретическое преимущество. Мысли Окурка были заняты самыми мрачными мыслями и воспоминаниями, он ждал битвы, и был уверен в том, что сразит врага, даже если и тот одновременно сразит его. Но, вдруг его внимание привлек блеск металла совсем с другой стороны. Окурок резко развернулся и, холодея от страха, увидел, что Транк Ворот стоит с другой стороны от летучего камня и метится своим клинком в Зи-Тек. Молотоголовая гоблинша тоже увидела его, и застыла на месте от неожиданности, — если он бросит оружие, то оно попадет в цель, а бросит его Ворот обязательно, — ему приятен страх в глазах жертвы, которая сильна, но не может дать отпор.

«Нет, только не так.» — Мысленно произнес Окурок. Все злые мысли в одно мгновение исчезли, ушли в далекое невозвратное прошлое, и остались только добрые и нежные чувства к Зи-Тек, рыжей небесной пиратке, которая моложе его почти на десять лет, хотя кажется еще более юной, наполнившей светом и новым смыслом его жизнь, о матери их ребенка, самой чуткой и милой гоблинше, которую он когда-либо видел. — «Нет, Небо и Земля, только не дайте ему навредить моей Зи-Тек. Это у меня мысли темные, пусть со мной что-нибудь случается, только не с ней…»

Он понимал, что сам добежать до Зи-Тек не успеет, но, зато метал успеет долететь. Размахнувшись, он кинул свой клинок одновременно с Воротом. Не долетев одного шага до Зи-Тек, клинок капитана был отброшен в сторону клинком Окурка. От блеска оружия и тихого звона удара, Зи-Тек пришла в себя, метнулась в сторону и подняв с пола оба клинка, отпрыгнула к Окурку.

-Спасибо. — Опустил голову дрожащий плоскоголовый гоблин. Потом он взял из рук жены один из клинков, оба держали их, выставленными вперед. -Уходи прочь. — Прорычал гоблин, поднимая глаза на растерявшегося старого четверлинга.

-Живучие твари… — Делая шаг назад, пробормотал тот. — Все равно вы в проигрыше! Сжаритесь вместе с мелким и крупным товаром! — Выкрикнул он, вынул из кармана два кремня и ударил ими друг о друга. Искры упали на пол, облитый маслом, и тут же начался пожар. Ворот поспешно бросился к выходу и дальше — к спасательной лодке, где уже сидела и отчаливала его команда. Он все же успел запрыгнул на борт перед ее отлетом, и мрачная компания Воротов скрылась в неизвестном направлении.

-«У них еще и в лодке летающая щебенка работает? Как несправедлив мир.» — Услышали гоблины в голове голос Радия.

-Нет, мир справедлив, все хорошо. Во всяком случае сейчас.– Обняв жену, сказал Окурок.

-Спасибо тебе. — Удивленно и восхищенно смотрела на него Зи-Тек. — Давай выбираться отсюда.

-Радий, Шпулер увел рабов? — Спросила Зи-Тек.

-«Он их освободил, но еще не всех переправил. Уходите поскорее и вы с горящего корабля».

Двое гоблинов выбежали на палубу и увидели, что по веревочной лестнице перебираются полдюжины небольших созданий — лесные тролли, балабол, древесные гоблины, у баллюстрады стоит эльфийка дубовичек, не решающаяся взяться за лестницу.

-Вы вовремя, все хорошо. — Сказал Шпулер. — Только надо помочь девушке, она высоты боится.

-Погоди. — Нахмурилась Зи-Тек, — Сбегая, капитан говорил про мелкий и крупный товар. А были среди рабов какие-то крупные?

-Нет, только они. –Озабоченно кивнул в сторону веревочной лестницы эльф. — Кто-то еще может быть на корабле? — Спросил он у эльфийки.

-Мы только в трюме все время были. — Покачала головой испуганная исхудавшая девушка. — Но… Кажется я слышала какие-то вздохи снизу на самом деле. После того, как корабль был около Ночных Лесов. Я думала, что это корабль сам гудит… А что, если это кто-то живой, и они теперь сгорят?

-Большие и из Ночных Лесов…. Полагаю, там окажутся Безымянные. — Догадался Шпулер. — И через верх им не выбраться…

-Значит, они погибнут? — Ахнула эльфийка.

-Не погибнут, — пылает только верхняя палуба. Если мы быстро посадим корабль, он не успеет загореться весь, и мы выпустим больших пленников снизу. — Сказал Шпулер. — Только перед этим надо, чтобы ты быстро перелезла на «Демона Края», — тут тебе делать нечего.

Эльфийка задрожала и ее ноги совсем подкосились.

-Зи, перенеси ее, она не может. — Посмотрел на жену Окурок, видя, как побледнела бедная эльфийка при одном взгляде на лестницу. — Мы со Шпулером всё сделаем.

-Нет, я тебя не оставлю! Опять рисковать будете… -Замотала головой Зи-Тек.

-Зи, она без тебя не справится, а мы без тебя справимся. — Серьезно посмотрел на жену Окурок, а потом сам вздрогнул от того, что понял, что прозвучало это весьма обидно.

-Хорошо… — Опустила взгляд молотоголовая гоблинша. — Простите, я эгоистка… — Она быстро подошла к эльфийке и присела на корточки. — Залезай на спину и очень крепко держись. Я переберусь быстро, но ты должна очень крепко держаться, потому что мне подстраховать тебя нечем.

-Да, конечно. Простите, что так вышло. — Грустно говорила девушка, которой явно было очень неловко от того, что своим страхом она создала проблему пиратам.

-Ты ни в чем не виновата, все будет хорошо. — Дружелюбно сказала ей Зи-Тек, а потом посмотрела на Окурка. — Будьте осторожны. Я без тебя тоже не справлюсь. — Сказала она и полезла быстро по лестнице.

Плоскоголовый несколько растеряно гоблин посмотрел на эльфа дубовичка.

-Да, это звучало обидно. — Посмотрел на него Шпулер. — Но, извинишься перед ней потом. Идем, выясним, как открывается нижняя палуба.

Палуба разгоралась, и пиратам было не просто выбрать места, где пройти и не обжечься, но, они все же справились. Помочь дистанционно Радий им тут никак не мог — он не мог увидеть палубу сверху. Зато через него пираты знали, что Зи-Тек и спасенная эльфийка уже на «Демоне Края», в безопасности, и что лестница убрана, значит можно опускать «Лучезара».

— Радий, а ты не знал, что тут есть еще и безымянные? — Спросил Шпулер. — Ведь вейфы и эти существа все из Ночных Лесов, я думал, ты их еще быстрее почувствовал бы.

-«К сожалению, всё не так просто. — Отвечал вейф. — Безымянные общаются на несколько другом уровне, а я искал мысли обычных индивидуумов. Я далеко не всесильный, делаю что могу.»

-А сейчас ты можешь с ними связаться и передать, что мы не враги? — Спросил эльф.

«-Стараюсь. Давайте, поторопитесь с посадкой, у вас там не безопасно.»

-Шпулер, с рычагами проблема. — Окликнул нового знакомого Окурок, указывая на панель внутреннего управления, которая была объята огнем, видимо, ее облили маслом в первую очередь, чтобы сделать судно неуправляемым.

-Н-да… — Задумался эльф. — Придётся уронить судно, чтобы его дно раскололось. Высота тут не большая, насмерть безымянные не разобьются, а, если их предупредить, может, вообще не пострадают. Вот только, как нам резко опустить корабль?

-Камень все еще летучий. — Кивнул разочарованно Окурок.

Хоть вокруг и расползался огонь, он недостаточно сильно разогревал камень, находившийся в углублении под решеткой, и наоборот сохранял ровную летучесть, лишь слегка опускаясь от умиляющегося жара.

— А если нам избавиться от камня? — Прищурился гоблин.

-Выпустить его и охладить? — Шпулер осмотрелся и нашел холодную почву для охлаждения скалы. Она, в отличие от масла, осталась на месте. — Это могло бы сработать! Но, без рычага нам клетку не открыть… Может, есть какие-то приборы на борту?

-Не уверен, что у нас есть на них время. — Покачал головой гоблин. — Можно открыть вручную — выдернуть шесты. — Указал он наверх.

-Теоретически можно. — Нахмурился эльф. — Но, их каменный пилот сбежал со всей своей экипировкой. А прутья клетки сейчас определенно раскаленные… Другого выхода я тоже не вижу, и это жутко. — Он хотел бы отговаривать плоскоголового знакомого от идеи, ведь тот и без перчаток, и босиком, но, он также понимал, что если не опустить корабль максимально быстро, они все здесь погибнут.

-Тогда придется вручную… — Глубоко вздохнул плоскоголовый, опуская голову и прищуриваясь.

Он отошел назад, внимательно рассматривая как крепятся шесты на креплении клетки, думая как побыстрее достать их и спрыгнуть. И стараясь не думать о том, что клетка очень горячая, металлическая, тяжелая…

Шпулер приготовился высыпать на камень весь охлаждающий грунт, это чуть остудит и саму клетку, и сделает камень холодным, летучим и свободным, он ждал сигнала от гоблина, приготовившегося к прыжку. Глубоко вздохнув и сжав кулаки, Окурок крикнул «Давай!», и Шпулер тут же открыл емкость, находившуюся над камнем, в которой был остужающий грунт. В следующий момент плоскоголовый гоблин метнулся вперед, за несколько прыжков по прутьям клети подрался до верха и схватился за штыри, и потянул их изо всех сил. Металлические палки двигались не так быстро, как ему хотелось бы, но, главное, что двигались в принципе, а не приржавели. Зарычав от усилия и боли из-за горячих решеток и прутьев, он наконец выдернул штыри, отбросил их в сторону и быстро спрыгнул вниз. Приземляться было больно, и он сморщился и сжал кулаки, но, тут же поспешно откатился в сторону, потому что клеть, удерживавшая камень, распалась на две половины и угрожала придавить его. Окурок с трудом верил, что ему все удалось, все же, он был уже не так молод, как когда-то.

Когда клетка открылась, летающий камень, покрытый холодной почвой, полетел верх, а корабль, соответственно, стал стремительно опускаться. В силу того, что он был над плотной массой деревьев, спуск притормаживался о мощные стволы.

-Молодец, все получилось! — Подбежал к Окурку Шпулер, помогая плоскоголовому встать.

-Да, у нас получалось. — Тяжело дыша, улыбнулся тот, оглядываясь на предпоследний летающий камень, медленно, но все быстрее улетающий вверх, в Открытое небо. Этому камню теперь точно не грозит каменная болезнь…

-Пошли вниз, мы вот-вот опустимся. — Сказал эльф, с опаской глядя на усилившийся пожар, приближающийся к ним.

Корабль шатало и трясло от спуска между деревьями, и двое пиратов еще удерживались на ногах. Они нашли люк и стали быстро спускаться, ударяясь о каждый угол. Внутри было темно, но, благо, они ушли от огня, захватившего верхнюю палубу. Благодаря спешке и шоковому состоянию, боль от ожогов не так чувствовалась, и Окурок шел настолько уверенно, насколько получалось в их ситуации. Вскоре они оказались около одной из дверей, за которой определено было что-то живое, шумевшее и каркавшее.

-Похоже, они и птиц еще наловили. — Догадался удивившийся Шпулер и стал ковырять клинком в замке.

-Отойди, так быстрее будет. — Сказал ему Окурок, поднимая какой-то обломок и ударяя им по замку. Тот слетел. Двери открылись, и на пиратов вылетели белые вороны, чуть не сбившие с ног и устремившиеся куда-то в сторону.

-Наверное, есть пробоина сбоку, — они летят на воздух. — Вставая с пола, сказал Шпулер. — Молодцы, что не полетели наверх, в огонь. Не думал, что их тут встречу…

-Воронов топей? — Спросил Окурок, глядя на одного не большого ворона, который не улетел, а опустился около них, видимо, прибывая в шоке.

-Большинство из них слишком большие для воронов топей. Думаю, это были вороны из Каменных садов! Хорошо, что мы этой дорогой пошли, не надо редким птицам погибать.

-И не редким тоже. — Сказал Окурок, с интересом глядя на ворона топей, который запрыгал вперед, к темному проему, ведущему вниз, откуда тоже шли звуки. Птица глухо каркнула и полетела вниз. Из глубины послышались удивленные вздохи.

-Должно быть, и безымянные там. — Кивнул Шпулер. — Идем к ним.

Эльф и Гоблин спрыгнули в нижний трюм, в котором с трудом, но все же увидели троих огромный существ, испуганно глядящих на них.

-Привет! Мы — ваши друзья, не бойтесь. — Поднял руки эльф дубовичок. — Корабль вот-вот рухнет, и тогда мы все выберемся. Отойдите к краю подальше, чтобы вас не ударило. — Говорил он медленно и показывал жестами.

Безымянные внимательно слушали, и, кажется, поняли, — во всяком случае, один из них, и он объяснил все остальным. Огромные существа отошли в сторону, туда, где были двое пиратов и ворон. Все приготовились к столкновению с землей. Неожиданно для эльфа и гоблина, безымянные взяли их на руки, чтобы смягчить удар.


С корабля «Демон Края» все с волнением наблюдали за спуском «Лучезара». Радий читал все мысли, какие мог, и знал, что друзья живы, но, всё равно все очень переживали. Наконец, темный корабль резко опустился на землю. Пламя с верхней палубы перекинулось на окружающие деревья и поползло по ним наверх. Между тем, дно корабля раскололась, и наружу вышли три огромных безымянных и вылетел белый ворон. Двое безымянных поставили на землю двоих пиратов.

-Слава Небесам, все выжили! — Воскликнул Равнинный Лунь. — Лотос, скинь веревочную лестницу, мы с тобой сейчас спустимся к ним. Сеймур, как только я скажу, отведи корабль в сторону, чтобы огонь не подобрался к нему. Мы постараемся не допустить лесного пожара.

-Как вам это удастся? Может, лучше всем подняться и улететь? — Спросила взволнованная Сарма.

-Ветра, хвала погоде, нет, пожар не распространится быстро. Я знаю, что если прочистить место от деревьев вокруг, огонь сожжет только те, что уже горят, и не пойдет дальше. Своими силами, мы, конечно, не справились бы и были бы вынуждены просто улететь. Но, сейчас у нас есть силачи из Ночных лесов, значит, шанс еще есть. — Сказал Лунь. — Будьте наготове и ждите указаний.

Они с Лотосом стали быстро спускаться вниз.


Шпулер и Окурок их не видели, потому что в это время с грустью смотрели на разгорающееся деревья.

-Меньше всего на свете мне хотелось бы устраивать лесной пожар. — Покачал головой эльф дубовичок. — Как назло, тут ни одного летучего дерева, которые могли бы улететь и остановить пожар. И дождя нет.

-Однажды я был на корабле, который оставил после себя лесной пожар. — С ужасом в глазах сказал Окурок, опустившийся на колени — стоять было больно. — Это было гадко, я ненавижу то время. Я ничего не мог сделать, даже если бы захотел, а остальным было все равно, что непогашенный костер убьет кучу деревьев и животных… Они горожане, у них своя логика, а дикарь должен заткнуться, а если высказывается, то получает новые увесистые удары когтистой лапой подвыпившего друга капитана. Ненавижу быть слабее, ненавижу то время…

-Не думай о том времени, оно уже в прошлом. — Положил ему руку на плечо Шпулер. –Его не изменить. Ну, и не надо на него нервы тратить. У меня в жизни тоже много таких моментов было. И рабство, и унижения… Главное, что мы сейчас свободные и сильные, и мы победили «Тьму». Это имя кораблю больше подходит, Хрум-Хрымс с ним, с мнением Ворота.

-Вот только сейчас из-за этого пожар. — Все равно печально произнес Окурок.

-Мы остановим пожар. — Подбежал к ним сзади Равнинный Лунь, а за ним и Лотос.

Безымянные тоже не уходили, и наблюдали за происходящим в растерянности.

-Приветствую вас. — Кивнул им серый трог, и безымянные тоже кивнули.

-Шпулер, как я понял, ты более-менее общаешься с нашими друзьями из Ночных лесов? — Обратился к эльфу капитан. — Мне надо будет, чтобы ты передал им кое-какие просьбы. Но, сначала ты, Окурок, поднимись на корабль.

-Я могу пригодиться, капитан, я в порядке. — Кривясь, встал на ноги плоскоголовый.

-Ничего подобного. Я знаю, что ты обжегся, так что, отправляйся на «Демона Края» и подлечись, от тебя здорового значительно больше пользы. Ты и так многое сделал, дай теперь нам погеройствовать. — Улыбнулся Лунь. — Вы сверху должны будете передавать нам вниз, какие деревья выворачивать, чтобы расчистить землю вокруг пожара, пока мы лес по правде не подожгли.

Окурок подошел к лестнице и взялся за нее. Ощущения теперь стали более болезненными, но, благо, самому карабкаться ему и не пришлось, — на корабле активизировали лебедку, затаскивающую лестницу наверх. Как только плоскоголовый перебрался на палубу, к нему подбежала Зи-Тек, на плече которой висела медицинская сумка. Как и на «Искателе Туманов» когда-то, и здесь молотоголовая гоблинша была главным штатным медиком. Так же подбежала и та эльфийка, которую она перенесла на борт «Демона», — уже стемнело, и в руках девушки был фонарь, чтобы подсветить работу Зи-Тек.

-Слава Небу и Земле, — Всхлипнула гоблинша, обняв супруга, опускаясь на колени около него. — Посиди тут, я сейчас всё сделаю.

-Значит, ты не обижаешься? — улыбнулся он.

-Конечно нет. Слова — это не самое главное. Главное — наши чувства и поступки. Я ужасно волновалась.

-Я знаю. Прости, что заставил тебя волноваться…

-Теперь всё будет в порядке. Всё получится. — Кивнула за борт она, а потом откупорила бутылочку с чистой водой и стала промывать ожоги на ступнях и ладонях Окурка. — Бедный ты мой. — Сочувственно смотрела она на красные полосы, а иногда и кровоподтеки. — Я смешала обезболивающую мазь и живичную мазь, забинтую, и через несколько минут боль стихнет.

-Спасибо, Зи. Я же Окурок, для меня логично быть немного подгорелым. Еще мама говорила, что отец дал мне такое имя, потому что в деревне чуть не случился пожар в то время, как я у нее появлялся… Но, не случился, а папа все равно назвал. — Сказал он, улыбаясь через боль. — С освобожденными все хорошо?

-Да, они не ранены. Истощены и напуганы, конечно, но не ранены и не больны. — Сказала Зи-Тек.

Эльфийка улыбнулась и благодарно закивала.


«Демон Края» поднялся повыше и наблюдал, как друзья внизу расчищают место вокруг горящей поляны. Огромная сила безымянных позволяла существам вырывать деревья с корнем. Какие-то в это время срубали Лотос и Лунь. Шпулер сидел на плече одного из безымянных, говоря в каком направлении двигаться. Эльфу было жаль видеть сбегающих с падающих деревьев лемкинов и губошлепов, он понимал, что звери внезапно лишились жилья. Но, все же лучше искать новый дом, чем вдруг расстаться с жизнью во время внезапного пожара. Природа была благосклонна к ним, и ветер так и не поднялся до того, как горящие деревья окончательно разрушились, осыпавшись золой. Поляна выглядела плачевно, — обгоревшие стволы вокруг остова разбившегося небесного корабля, а вокруг просека без деревьев.

Равнинный Лунь, Лотос, Шпулер и безымянные не получили серьезных травм, хотя, без ушибов, ссадин и мелких ожогов, конечно, не обошлось. Жители Ночных лесов собирались уйти в Дремучие леса, что и сделали после того, как их небольшие ранения обработали мазью. Ночью собрался туман, а под утро опал каплями мелкого дождя, окончательно уверяя воздухоплавателей и спасенных созданий в том, что огонь больше не угрожает лесу. Капитан собирался развести пленников «Лучезара» по домам, как это делали со спасенными хорошие пираты Края. Но, временные пассажиры явно боялись того, что последний летающий камень тоже скоро перестанет летать, и просили высадить их. Поделившись компасами и картами со спасенными индивидуумами, «Демон Края» опустил их около Краевой Реки. Шпулер спустился вместе с ними, — он был опытным и в лесных путешествиях.

-Жаль, что ты не останешься с нами. — Пожал руку эльфу дубовичку капитан — серый гоблин. — Очень рад был познакомиться. Все мы рады.

-Взаимно. — Сказал Шпулер. — Мы все очень своевременно встретились, и очень важное дело сделали. Берегите себя, вы такие же редкие и замечательные, как и ваш летающий камень.

-И ты себя береги, эксперт. — Сказал ему Окурок, ожоги которого уже совсем не болели. — Спасибо за твои слова, друг. Пусть прошлое остается в прошлом.

-И будущее пусть всегда ждет нас в будущем! — Улыбнулся эльф, аккуратно пожимая руку гоблину.

Попрощавшись, Шпулер ушел вместе с освобожденными по берегу русла реки. Пираты пополнили запасы и собирались продолжать путь в сторону Четырех озер. Хоть что-то полезное для них во встрече с «Тьмой»-«Лучезаром» было — узнали правильное направление.

Небольшой белый, чуть сероватый, ворон топей помахал крыльями с дерева неподалеку и тоже полетел вглубь леса. Окурок проводил его взглядом, вспоминая о том вороне, который когда-то опускался к его двоюродному брату, когда они были на борту страшной «Тьмы», и о тех воронах топей, которых он потом попутно выпустил на рынке шрайков, когда часть команды «Громобоя» спасала остальную ее часть. Он не знал, долго ли живут вороны, и помнят ли они ‘не птиц’, с которыми пересекаются. Но, ему очень хотелось верить, что это был старый знакомый, который решил тоже помочь им сейчас. Потом он перевел взгляд на счастливую улыбающуюся Зи-Тек, смотрящую в облачное небо и подумал, что не будет заставлять ее переставать быть небесной пираткой, пока их камень еще летает, если уж небо для нее настолько важно. Кто знает, насколько это полетное счастье еще продлится.

Команда вернулась на корабль, и «Демон Края» двинулся в путь.


========== 18. Тайны крылатого корабля. ==========


Прошло несколько недель после того, как «Демон Края» остался единственным летающим кораблем Края, во всяком случае, единственным летающим, который действительно летал, а не был где-то припрятан на «черный день».

Пираты успешно нашли Четыре Озера и уже совершили доставку некоторых особенных озерных товаров в другие поселения. Сейчас корабль снова был в районе, неподалеку от Ночных Лесов, он просто медленно плыл по небу невысоко над деревьями. Две пиратки снова уединились где-то на камбузе и о чем-то негромко разговаривали, мужчины занимались управлением кораблем, починкой снастей, заточкой гарпунов и так далее.


Лотос проверял веревки и крюки, Окурок счищал с крюков ржавчину.

-Лотос, — окликнул трога гоблин, доделав работу с очередным крюком и берясь за следующий, -а тот твой брат, которого похитила «Тьма», ты больше не нашел его?

-Нет, не нашел. — Со вздохом ответил тот, затягивая узел на креплении. — Спрашивал везде где мог, но, так ничего и не узнал. Край слишком большой, трудно найти друг друга… Очень надеюсь, что он все же жив.

-Понимаю тебя. Я свою сестру тоже больше не видел, нас вместе с ней забрали тогда. Мне то повезло, а где она, даже не знаю. Но, тоже надеюсь на хорошее.

-Да уж, надежда, это все, что нам остается. Когда и наш корабль перестанет летать, свою потерянную родню нам станет вообще невозможно найти.

-Это да. Но, зато мы будем со своей не потерянной родней. Вы ведь с Сармой отправитесь к её родителям и сестрам?

-Да, конечно. Родные спокойные пещеры в окружении леса. Если их не покидать, то все прекрасно и без проблем. Но, так тянет их покинуть, когда над тобой небо с несущимися облаками! Вот и выходим, и кто-то находит свою судьбу вне дома, в городах или на кораблях, а кто-то лишается свободы… Так мой брат попался, меня не взяли, потому что я мал был, а его схватили и увезли.

-Представляю, как ужасно это было… Как потом родным об этом сообщать.

-Да, именно… Потому я ушел подальше со временем… У тебя тоже такой опыт есть, знаю, ты же с матерью общаешься.

-Ага… Когда летать перестанем, чаще с ней общаться буду, и с сыном.

-И мы тоже, с дочкой. — Улыбнулся Лотос. — Эх, жалко, что им уже не предстоит летать.

-Не предстоит, думаешь? — Пожал плечами Окурок.

-А ты думаешь, что предстоит? Хотя, и правда, кто его знает. Когда-то ведь и на летающих камнях не летали. Если сейчас камни летать перестанут, наверняка полетят на чем-нибудь еще.

-Полетят. Обязательно полетят.

***

Стоявший у штурвала капитан поправил очки и прищурился, когда порыв ветра ударил его в лицо.

-Впереди гроза, капитан! — Тут же услышал он Радия. — Довольно большая.

-Да, внезапно ее ветер принес. — Поморщился Равнинный Лунь. — Обогнуть будет сложно. Надо перелететь сверху.

-Придется взлетать весьма высоко. Может, лучше опуститься? — Послышался голос Сеймура от летучего камня.

-Если опустимся, гроза обрушится на нас сверху. С непочиненной задней мачтой и такими парусами мы можем угробить судно. Проще будет перелететь. — Ответил ему Лунь. — Нам же хватит и грунта, и масла для поднятия и опускания?

-Да, капитан, все в достатке. — Уверенно ответил каменный пилот.

-Прекрасно. Сейчас все вместе начнем подготовку.

-Уже оповещаю народ. — Кивнул со своей смотровой точки вейф.

Уже через считанные минуты все были на своих местах, проверяли то, что надо проверить, что-то закрепляли, открывали нижние шлюзы на тот случай, если корабль все же попадет под дождь. Гроза приближалась стремительно, и взлетать «Демону Края» пришлось тоже весьма быстро. Воздух быстро похолодел, и некоторые стали поеживаться, — те, кто не догадался взять с собой теплую жилетку заранее. Взлетели они, тем не менее, вовремя — лилово-черные тучи остались внизу и обстреливали молниями леса под ними. Ветер трепал паруса и сдвигал судно с курса, и стоило немалых усилий удерживать корабль сравнительно равномерно летящим. Капитан и команда справились, и, наконец грозовой фронт остался позади. Тем не менее, они продолжали лететь на большой высоте, теперь гонимые ветром, сменившим направление и усилившимся. Равнинный Лунь решил, что будет проще лететь в этом ветре, пока он не стихнет, чем бороться со стихией, спускаясь. С Летучим камнем все было хорошо.

Во всяком случае, так казалось Равнинному Луню до того момента, как к нему вдруг подбежал Сеймур с круглыми испуганными глазами.

-Капитан, у нас проблема! — быстро дыша, сообщил он.

-Какая? — удивился Стир.

-Большая и пернатая. Идемте со мной, посмотрите. — Кивнул он, маня друга за собой.

Лунь попросил Окурка, до этого помогавшего Лотосу с противовесами, сменить его у штурвала, и пошел за взволнованным каменным пилотом.

-Вот. — Тяжело вздохнув, сказал Сеймур, указывая на камень. С камнем, на вид, все было спокойно, его окружали горелки, стабилизирующие полет. Но, сверху, над клеткой, на маленькой площадке под навесом сидел большой белый ворон и спокойно чистил перья. — Большой ворон, следовательно, это ворон из Каменных Садов. Я не сразу заметил у нас лишнего пассажира. Когда мы поднимались, я слышал хлопанье крыльев, но не придал этому большого значения. Во всяком случае, негативного значения — ведь это хорошая примета, если птица садится на корабль. Нет, я не суеверный, но, просто приятно, когда птицы прилетают. К нам ни раз садились птицы, вот я и не подумал, что стоило бы побеспокоиться.

-Н-да. — Потрогал подбородок Лунь. — У меня не возникает вопроса — откуда в этой части леса ворон из Каменных Садов — это наши друзья их с «Тьмы» выпустили тут. А что, если этот ворон никак с Каменной болезнью не связан? Может, он не в каменных Садах жил, а где-то еще.

-Нет, капитан, к моему сожалению, этот ворон жил в Каменных Лесах. С нашим камнем уже начались проблемы. — Четверлинг указал на небольшую полость в скале, которая почти не бросалась в глаза. Но, при ближайшем рассмотрении, от нее шли трещины, от которых сыпались мелкие осколки.

-О нет… — Глубоко вздохнул Лунь, потирая лоб.- Значит и «Демон Края» заканчивает свой полет. Как жаль…

-У меня такое опасение, что он может закончить его раньше, чем мы сядем. — Мрачно сказал Сеймур. — Он быстро разрушается, а мы высоко…

-Мы сейчас же начнем спуск! Но, только аккуратно, конечно, чтобы судно не перевернуть и не разбиться. Сеймур, проверь, сколько у нас паракрыльев. Я пока подежурю около камня.

-Не много, капитан. Мы давно их не покупали и не ремонтировали. И не так давно в грозу отсек был поврежден и несколько были испорчены… Я сейчас. — Кивнул он и убежал.

-«Все правда так плохо, капитан?» — послышался в сознании Луня голос вэйфа Радия.

-Ну, не хорошо, во всяком случае. — Сказал Лунь. — Оповести всех, пусть готовятся к экстренной посадке. Сделаем все, что в наших силах.


Равнинный Лунь спокойно выполнял работу каменного пилота, стараясь не смотреть на расползающуюся трещину. Ворона он не прогонял — какой смысл это делать, когда болезнь уже в камне. Он услышал, что кто-то подошел и думал, что это Сеймур, но ошибся — к нему подошла Сарма.

-Простите что беспокою, капитан. — Спокойным глубоким голосом сказала женщина белый трог, и выглядела она смиренно виноватой.

-Рад видеть тебя, Сарма. Есть какие-то проблемы помимо тех, которые я вижу? — Кивнул он в сторону камня.

-Да, капитан. Я хотела сказать, что я, должно быть, виновата в том, что с кораблем происходит такая неприятность. Я знаю, что вы не суеверный и благородный, но, тем не менее, в былые времена считалось, что женщины на корабле приносят неудачу, особенно если женщины при этом в особом положении. — Серьезно сказала Сарма.

Лунь округлил глаза и улыбнулся. Но, до того, как он что-то успел сказать, к ним подошла еще и Зи-Тек.

-Нет, Сарма. Тебе не надо винить себя. — Сказала гоблинша, трогая подругу за руку. — Вини уж тогда нас обеих, потому что мы обе в таком положении.

-П-прекрасно. — Еще более удивленно сказал Лунь. — Леди, я ни в коем случае не склонен к предрассудкам, и я рад за вас и ваших мужей. Только, теперь на мне еще большая ответственность! Если с вами что-нибудь случится, я себе этого ни за что не прощу, если выживу.

-Капитан, у нас только пара целых паракрыльев! — Наконец подбежал квартермейстер-каменный пилот, только сейчас заметивший женщин и поклонившийся им приветственно и растеряно. Паракрылья были у него в руках.

-Пара паракрыльев, пара паракрыльев… — Пропел Лунь. — Если выживем, надо будет придумать такую песню… Ну, что ж, пара, это замечательно! Сарма и Зи-Тек, наденьте их и, когда будем пониже, воспользуйтесь ими…

-Что? — Нахмурилась Сарма.

-Капитан, вы же сказали, что далеки от предрассудков. А теперь нас отправляете? — Развела руками Зи-Тек.

-Я просто хочу, чтобы вы обязательно спаслись. — Сказал капитан. — Вы спасетесь в лесу, а на судне всякое может случится, когда камень рушится.

-Мы обязательно спасемся, но со всеми вместе! Нужны мы все, чтобы корабль посадить. — Сказала молотоголовая гоблинша. — Мы ни за что вас не оставим на произвол судьбы.

Женщина трог кивала.

-Хорошо. — покачал головой Лунь. — Но, все равно, наденьте паракрылья. Воспользуйтесь ими, только если ситуация станет совсем безвыходной. Но, мы, конечно, приложим все усилия, чтобы вам ими воспользоваться не пришлось.

Женщины приняли паракрылья и помогли их друг другу закрепить. Корабль сильно тряхнуло, и от камня отделился крупный кусок. Ворон закаркал и улетел.

-Капитан. Позвольте мне вернуться на свой пост. — Поспешил к летучей скале Сеймур. — У меня возникли кое-какие идеи.

-Используй все идеи, а я спешу на свое место. — Кивнул Лунь, уступая ему место у больной скалы.

Теперь, не смотря на ветер, корабль стал опускаться, паруса по приподнимались, то опускались и меняли угол, иногда после команд капитана, а иногда и до того, как он отдавал приказания. «Демон Края» был уже ниже, но, скорость была опасной для спуска. Скала рушилась, и волнение возрастало.

-Друзья, я был горд и счастлив быть вашим капитаном. — Произнес с усилием Равнинный Лунь. — Леди, если в ближайшие минуты мы не придумаем как опуститься плавно, вы должны будете воспользоваться паракрыльями. Возможно, мы и на упавшем корабле выживем, но, насчет вас двоих я хочу быть уверен.

-Паракрылья… Капитан, я помню, что вы рассказывали, что в юности использовали паруса для посадки корабля. — Проигнорировав слова о полете без остальных, сказала женщина трог.- Вы ведь такое делали!

-И правда… — Немного остолбенел Лунь. — Я и сам как-то забыл об этом из-за всего.

-Главное, что сейчас вспомнили, капитан. Скажите, что нам делать? — Быстро спросила Зи-Тек.

-Надо сделать так, чтобы наши мачты опустились по обе стороны от корабля, но не улетели с него. То есть, нам необходимо их очень хорошо закрепить и только потом их подрубить и стянуть тросами в нужные нам стороны.

-Звучит не просто, — озвучил не только свои мысли Радий. — Но, лучше начать что-то делать.

-Да-да, начинать — самое время. С камнем дела все хуже. — Крикнул Сеймур.

-Хорошо, что мы так и не починили трещину на задней мачте — будет проще ее свалить. — Сказал Окурок, приближаясь к мачте.- У нее трещина слева, значит, проще будет уронить ее направо.

-Логично. Значит, рубим основную мачту справа, чтобы свалить налево. — Сказал Лотос.

-Только погоди рубить! Я сейчас ее закреплю канатами посильнее. — Окликнул его Радий.

-Заднюю тоже надо закрепить, но, как на нее лезть, если она с трещиной? — Спросила Зи-Тек, собиравшаяся заняться привязыванием.

-Тогда, лучше крепи центральную мачту, а я на заднюю, я легкий, меня она выдержит. — Сказал Радий, быстро перемещаясь назад и пропуская к центральной мачте гоблиншу.

-Будь осторожна, ветер сильный и парус болтается. — Серьезно сказал ей Окурок.

-Не переживай, я это тоже вижу, у меня с координацией все хорошо. — Уже начиная забираться, сказала она.


На самый верх подниматься не было нужды, надо было хорошо закрепить мачты даже несколько ниже ее середины. Молотоголовая гоблинша нашла удобное для этого место, где можно было опереться на перекладину, и, держась ногами, стала быстро и сильно приматывать конец толстого троса.

-Неужели, это и есть самый последний мой полет? — Тихо говорила она сама с собой, делая работу. –Неужели это правда последний камень последнего летающего корабля сегодня разрушается, и мы уже совсем скоро будем самыми обычными жителями Края, передвигающимися пешком? — Она подняла глаза на небо, в котором они сейчас находились, на несущиеся облака разных форм и оттенков. На секунду у нее закружилась голова, но, гоблинша тут же сконцентрировалась и ухватилась за мачту руками. — Ну и ладно. — Вздохнула она, улыбнувшись мыслям о муже, сыне и будущем пополнении семьи. — Мы найдем чем заняться и со всем справимся.

Она спустилась вниз и передала трос Лотосу, в то время как Радий, также закрепивший мачту, уже передал свой трос Окурку. Представители команды «Демона Края» принялись подрубать мачты и сваливать их. Они были все ниже, и, к счастью, ветер становился более попутным, он принял мачты, превращенные в крылья, и стал плавно спускать судно. Всем на борту оставалось только молить Небо и Землю, чтобы все завершилось благополучно. Супруги стояли с супругами, о чем-то тихо говоря и прижавшись друг к другу, друзья с друзьями, поддерживая молча и мысленно.

Наконец, «Демон Края» оказался над лугом около какого-то озера, и опустился, потеряв все остатки некогда летучего камня.

-Невероятно. — Опустившись на колени, Глубоко вздохнул Равнинный Лунь.

-Вероятно. Все получилось, все получилось, Лунь! — Неожиданно радостно вскрикнул Сеймур, скидывая защитный шлем и перчатки и садясь рядом с капитаном, обнимая его за плечи. — У тебя все получилось.

-У нас всех все получилось. Без каждого из вас этого бы не удалось. –Всхлипывая, сказал серый гоблин, сняв треуголку.

-Ты молодец, капитан. — Тоже обнял его сзади вэйф.

Пары трогов и гоблинов тоже подошли и присели кружком, счастливые и сентиментальные в силу произошедшего. Они были одной большой дружной семьей, не смотря на то, что все были такими разными. И, теперь уже все, наверное, знали, что спустя несколько месяцев семья станет еще больше, даже если в то время они и будут находиться в разных местах Дремучих Лесов.

Попрощавшись с верным кораблем, они забрали свои пожитки и спустились на твердую землю. Каждый взял на память обломки уже не летучего камня, чтобы сделать памятным амулетом. Расставание было грустным, но, в нем не было печального отчаяния, потому что корабль спас тех, кого нес на себе, да и сам был не так уж сильно поврежден. Наверное, он станет домом для каких-нибудь лесных существ теперь, и защитит и их от непогоды или опасности.

-Пара паракрыльв, пара паракрыльв … Вот только интересно, в какую бы нам сторону податься, чтобы хоть с какой-то цивилизацией встретиться? — Посмотрел по сторонам Равнинный Лунь, когда все спустились с судна.

-Простите, это ваш корабль летел над лесом на крыльях? — Вдруг услышали пираты чей-то голос. Обернувшись, они увидели группу путешественников-гребенчатых пауконогов.

-Да, это наш корабль так опустился. На паре парусных крыльев. — Обрадованный встрече, ответил капитан. –Правда, при этом он лишился своего летучего камня, но, мы все чудом живы.

-Вы всем нам показали настоящее чудо. — Сказал лидер путешественников, улыбаясь и сияя гребнем, показывающим самые положительные эмоции. Возможно, он даже видел мельком этих пиратов прежде, хоть и не был в этом уверен. — И мы тоже рады, что вы не разбились. В путешествии всегда приятнее видеть, что кто-то спасся, выжил, освободился… А корабля с крыльями мы тем более прежде никогда не видели. Вы можете пойти с нами, — мы направляемся к деревне душегубцев, в паре дней отсюда. Я Фелфт, лидер группы исследователей удаленных территорий Дремучих лесов. Мы уважительно относимся к воздухоплавателям.

-Спасибо вам за это. — Кивнул капитан. — И мы очень уважительно относимся к исследователям новых территорий. Я — Равнинный Лунь, а это моя команда. Мы больше не пираты-воздухоплаватели, но, рады тому, что живы, и что встретили вас.

-Наверняка, путешествие вместе будет только лучше. — Кивнул новым знакомым Радий.


========== 19. Лесные полёты. ==========


Через несколько дней пути по Дремучим лесам, компания пиратов и гребенчатых пауконогов — путешественников действительно добралась сначала до поселения лесных троллей, а потом до деревни душегубцев.

У троллей они погостили недолго — у тех как раз был сезон сбора одного из особо ценных сортов древесины, и мужчины лесорубы готовились к отправке в удаленную часть леса. Пусть сейчас древесину здесь и не закупают корабли, но, для построек и укрепления жилищ в своей деревне, и в ближайших поселениях, она нужна всегда. Тролли знают как рубить деревья таким образом, чтобы не пострадала их популяция, и при этом выбрать качественные, долго хранящиеся стволы, и соседи скорее будут обращаться к ним за качественным деревом, чем пойдут пытаться нарубить деревья сами.

Спустя еще пол дня путешествия, компания пришла к ночным мастерам кожевенного дела — душегубцам. Красно-рыжие лесные скотоводы никуда не торопились, и наоборот были очень рады приходу гостей, о которых их заранее оповестили лесные тролли, подготовили ночной пир и приветствовали гостей из отдаленных мест и пиратов, как только те приблизились к деревне. Гостей сразу же пригласили за стол, уставленный всевозможными блюдами с яствами и напитками. Пиратки от спиртного отказались, остальные же не отказывались ни от чего, в разумных пределах, конечно же. После пиршества лидер пауконогов Фелфт начал рассказ об их путешествии, а Равнинный Лунь собирался его продолжить, обоим было что рассказать.

Зи-Тек обратила внимание на то, что среди душегубцев живет и девочка четверлинг, светлокожая и черноволосая, хоть и причесанная по моде душегубцев. Девочка сидела с матерью-душегубкой и с интересом наблюдала за пиратами. Кто-то шепнул им, что отец этой девочки, Керис — капитан воздушных пиратов, потому она ими так интересуется. Сейчас отец в отъезде — отправился с другом в далекую Вольную Пустошь, чтобы навестить там давно не виденных родственников. Гоблинша решила, что после пиршества обязательно пообщается с этой заинтересованной девочкой, при этом ощущая угрызения совести по поводу собственного нахождения вдали от родного сына, и хотелось поскорее это исправить. Наверняка, и Сарма чувствовала сейчас тоже самое, хоть и не выказывала грусть. Правда, сегодня ей пересечься с девочкой так и не удалось — после пиршества душегубцы отправились заниматься своими делами, а гостей отправили спать, понимая, что дневные существа, шедшие весь день, нуждаются в сне.

Проснувшись в полдень, Зи-Тек встала с тяжелым настроением, потому что только сейчас осознала некоторые моменты, над которыми до этого почему-то не задумывалась. Молотоголовая осторожно спустилась с гамака, который ей предоставили, и отправилась к скромному ручью, который она заметила еще ночью недалеко от этого места. Она умылась, пригладила волосы, надеясь успокоиться, но, наоборот тихо расплакалась и присела на старое бревно, лежащее у ручья, видимо, как раз для желающих провести время там. К ней подошел Окурок и присел рядом.

-Зи, что с тобой? — Положил он ей руку на плечо. — Ты хорошо себя чувствуешь?

-Не переживай, со мной все хорошо. — Всхлипнув, ответила она. — Во всяком случае, в физическом плане все отлично. Вот только, мне тяжко от того, что я поняла, что мы можем не так скоро встретиться с Рычиком, как я думала. До этого мне казалось — вот перестанем летать, и будем с нашим сыном все время, и скоро у него появится братик или сестричка. Но, ведь мы ужасно далеко от моей деревни! И теперь не осталось ни одного летающего корабля, нет ни малейшей надежды, что кто-то нас подвезет за считанные дни… А путь пешком, он может быть не простым, кто его знает, что будет в дороге, он может затянуться на месяца, даже если мы будем идти точно по карте.

-Ох, Зи… — Вздохнул Окурок, поняв сложность ситуации, — Ведь и правда, в твоем теперешнем состоянии несколько месяцев путешествия — это сложно. Но, может, мы все же справимся быстрее? Выберем самый прямой маршрут, я тебя от всего смогу защитить, если устанешь — понесу.

-И мы тогда станем очень удобной мишенью для охоты… Не важно, насколько мы сами по себе сильные и ловкие, все равно, стая волков, или чурбаков, или вжик-вжиков будет сильнее нас… Я просто не знаю что делать.

-Я тоже… Наверняка, какие-то добрые лесные народы, даже эти же самые гостеприимные душегубцы, позволят нам поселиться около их деревни на время. Но, пройдет много месяцев, прежде чем мы вернемся к Рычику. Если не рискнем пойти пешком. Может, все же рискнем?

-Я подумаю… Но, если с нами что-то случится, сын останется без нас навсегда, это такое предательство… Я совсем не хотела, чтобы получилось так. Мы ведь навещали его каждый месяц, а то и чаще, хоть постоянно дома и не жили, а тут пропадем надолго, что он о нас подумает…

-Мне тоже ужасно жаль, что так сложилось. — Грустно сказал Окурок, обнимая ее. — Это я виноват. Сам же хотел перестать летать после того, как с «Тьмой» будет покончено, если бы мы вернулись домой тогда, то сейчас не застряли бы вдали от своих…

-Если бы мы ушли из команды, «Демон Края» не смог бы сесть без разрушения, были нужны мы все… Тогда мы бы предали друзей. Но, сейчас мы предали Рычика… — Она снова заплакала.

-Извините, что я вас случайно подслушала… — Вдруг услышали гоблины добрый девичий голос и обернулись.

Позади них стояла девочка четверлинг лет семи, как и их сын сейчас, видимо, она ходила за ягодами, — с ней была кожаная сумка, наполненная ими.

-Ой, это ты извини, что разревелась тут, разбудила хозяев, наверное… — стала вытирать слезы Зи-Тек.

-Они крепко спят, не волнуйтесь. — Подошла к ним девочка. — Я слегка дневное существо, потому иногда днем тоже не сплю. Я случайно услышала, что вы сейчас остались вдали от своего старшего сына и думаете, что он в вас разочаруется. И потому хотела сказать, что вряд ли будет так. Мой папа — капитан воздушных пиратов, когда я была совсем маленькой, он улетал от нас с мамой на корабле, сейчас, когда его корабль уже давно не летает, он все равно надолго уходит — то к толстолапам, то в Вольную Пустошь с своим родителям, а мы с мамой всегда скучаем, ждем и волнуемся. Но, я в нем совсем не разочаровываюсь из-за этого, я все равно люблю отца и всегда жду его. И я думаю, что и другой ребенок воздушных пиратов должен так же относиться к своим родителям.

-Спасибо тебе большое, добрая девочка. — Восхищенно и умиленно покачала головой Зи-Тек. — Ты просто вдохнула в меня новую надежду. Спасибо. Тебя зовут Керис, верно?

-Да, верно, Керис Верджиникс. –Улыбнулась девочка. — И я очень надеюсь, что вы все же успеете вернуться к своему сыну побыстрее, может, мой папа что-нибудь придумает, когда вернется.

-Спасибо тебе за заботу. — С улыбкой кивнул ей Окурок, хотя, в его взгляде явно чувствовалось удивление. — ты очень нас поддержала.

-Я тоже очень рада пообщаться с пиратами, и особенно поддержать их. — Кивнула Керис и пошла к своему жилищу.

-Замечательная девочка. — С улыбкой сказала Зи-Тек.

-Это бесспорно. — Ответил Окурок. — Вот только, я не уверен, стоит ли нам дожидаться встречи с ее отцом. Ее фамилия Верджиникс, — не самая популярная фамилия среди пиратов, значит, она дочь Прутика, он ведь долго еще был капитаном воздушным пиратов, судя по слухам. Я с ним очень много лет не виделся, с той поры, как мы с Хитрованом чуть не учинили бунт… Я не уверен, что он будет рад встрече.

-Окурок, я не думаю, что он такой злопамятный… Он же, как ты сам рассказывал, хороший мальчик был, полная противоположность своего отца. А то, что против Облачного Волка ты был — это более чем логично. Если бы на меня надели ошейник и держали на цепи, я бы еще раньше… — Она сжала кулаки, только подумав об их встрече.

— Но, тем не менее, он — отец Прутика, и для сына так же совершенно логично быть на стороне отца в любой ситуации… Да и, не думай ты о Волке вообще, он уже уйму лет в Вольной Пустоши и, говорят, тоже уже совсем другой. Я все равно не в восторге от него, просто не хочу думать о нем в принципе, и тем более, не хочу, чтобы ты о нем думала и нервничала. То время в прошлом. Ты освободила меня от ошейника и сделала меня самым счастливым гоблином в Крае. — Взял он ее за руки.

-Ладно, не буду, — вздохнула она. — Я тоже стала самой счастливой гоблиншей после того, как мы встретились. Конечно, я никогда не была несчастной — всегда с любящими родителями, или с папой в деревне, или с мамой на борту прекрасного «Искателя Туманов». Я бы и дальше летала с нашей немногословной женской командой, и была бы просто молотоголовой пираткой, не несчастной, но и не счастливой тоже. Если бы мы не встретились, я бы никогда не познала любви, потому что ты единственный, кого я должна была полюбить во всем крае, и никогда не стала бы матерью… Действительно, лучше думать о хорошем, его в нашей жизни больше, потому что мы вместе.

-Ну, вот и умница. — Обнял ее Окурок.

-И ты тогда не терзайся сомнениями по поводу предстоящей встречи со старым знакомым. Ничего плохого не случится. Я не дам тебя в обиду, если что. — Усмехнулась она. — Давай, правда, поизучаем карту и найдем кратчайший путь отсюда к нашей деревне. И до пещер Сармы тоже.


Спустя пару часов все пираты проснулись и прогуливались по деревне, как и пауконоги. Некоторые душегубцы, тоже, конечно, не спали, но, кажется, они совершенно спокойно воспринимали гостей — они не были для них такой уж редкостью. Внезапно, все не спящие душегубцы стали активно общаться и куда-то спешить.

-Летят, летят…- донесся до пиратов обрывок фразы.

-Кто летит? — Остановил одного парня удивленный Равнинный Лунь.

-Двое наших, уходивших на время в Вольную Пустошь. — Ответил юноша, глаза которого сияли от восторга. — Летят на каких-то лодках без летучих камней!

-Такое бывает? — удивился Сеймур.

-Скоро узнаем. — Развел руками Радий. — судя по мыслям народа вокруг, они на самом деле издали увидели эти летающие лодки, и тоже удивились…

Гости устремились к тому же краю деревни, куда направлялись и хозяева. Не все они стремились пройти вперед, во всяком случае, Окурок и Зи-Тек предпочли наблюдать с удаленного расстояния. Благо, со зрением у обоих все было в полном порядке.

Перед толпой быстро пробудившихся душегубцев остановились две, на самом деле, летающий лодки, не оснащенные летучими камнями. У них были паруса и противовесы, и летели лодки весьма стройно, хоть и не очень быстро. На носах лодок были красиво вырезаны из дерева головы животных — на одной сова, на другой — лесной кот мяумел. Прутик и Тарп, прибывшие на этих лодках, спустились на землю и закрепили свой красивый транспорт за прочное дерево.

-С возвращением, с возвращением! -слышались отовсюду голоса, и к Прутику устремилась Керис, а за ней и Крепышка, мать девочки и жена Прутика.

-Вы даже раньше, чем мы ждали, это замечательно. — Сказала обрадованная женщина.

-Это благодаря изобретению с Вольной Пустоши. — Указал на лодки Прутик. — Это неболеты, они на самом деле летают без камней и могут высоко подниматься и развивать большую скорость. Как только корабли Края стали страдать от Каменной болезни, в Пустоши начали искать выход из этой ситуации. И, как видите, нашли.

-Все мы знаем, что некоторые сорта дерева летают, — продолжил Тарп. — только для этого им надо поддерживать постоянную температуру. Вот в Пустоши и сделали на это ставку — искали те виды лака, которые могут удерживать летучую древесину в одном состоянии, и наконец нашли. Используют Отстойное дерево, оно лучше всего подвергается обработке и удерживает летучесть.

-Конечно, большой корабль не построить. Но, зато можно создать много маленьких, и это тоже хорошо. Вот мы с Тарпом приобрели пару лодок-неболетов, благодаря чему прибыли и быстро, и без проблем.

-В непогоду такое судно легко опустить и защитить. А если ветер попутный, то это только хорошо — легкому судну можно лететь внутри ветра. Только, конечно, для этого надо уверенно держать управление.- Сказал Тарп.

-Но, всему этому можно научиться. — Улыбнулся Прутик.

-И я тоже смогу летать? — Спросила Керис.

-Конечно, — когда научишься. — Кивнул ей отец. — И, я уверен, до этого не так далеко. И тогда мы всей семьей сможем отправиться в Вольную Пустошь, к твоим бабушке и дедушке.

-Здорово! — Хлопнула в ладоши Керис.

— Только, наверное, начнем обучение чуть позже, пока вам надо с дороги отдохнуть, и гостями деревни пообщаться. — Сказала Крепышка.

-У нас гости? Это всегда хорошо. — Закивал Прутик.

-Да, странники от Четырех озер и команда корабля «Демон Края». — Ответила его супруга.

-Ого какие гости. — Заинтересованно посмотрел на толпу Прутик, и сразу увидел Равнинного Луня, приветственно помахавшего ему.

-Капитан, дайте ему хоть малость отдышаться после приезда. — Тихо остановил Луня Лотос, когда молодой серый гоблин было уже направился вперед.

-Но, мне надо бы с ним поговорить. — Повернулся к нему Лунь. — Хочу как раз обратиться к нему, чтобы отвез вашу семью, и другую нашу парочку по домам, если уж у него снова летательные средства есть.

-Спасибо вам за заботу, капитан, но, правда, давайте дадим ему время немного отдохнуть и со своей семьей уединенно побыть. — Кивнула Сарма.

-Ладно, попозже подойду. — Согласился Лунь.

Наблюдавшие за этой сценой из еще более удаленного уголка толпы, плоскоголовый гоблин и молотоголовая гоблинша тоже облегченно кивнули, когда их капитан не понесся сразу с беседой к прилетевшему Прутику.

Прутик действительно сейчас удалился к своему дому вместе с Крепышкой и Керис, поприветствовав и Луня издалека, и Фелфта с компанией. Все же, он лишь знаменитость деревне, а нее ее глава, чтобы обязательно оставаться с гостями. И просто он на самом деле устал после долгого перелета.


Правда, не прошло и часа, как Лунь все же поспешил к дому другого капитана воздушных пиратов и постучал в дверь. Выражение лица, открывшей ему, Крепышки, не выражало особого восторга, но, она просто смирялась с тем, что ее мужа всегда беспокоят, забывая, что знаменитостям тоже хочется отдохнуть.

-Здравствуйте, уважаемый Прутик! — Войдя в комнату, сняв треуголку, расплылся в улыбке Лунь.- Вы не представляете, какая честь для меня вблизи познакомиться с такой личностью, как вы!

-Здравствуйте. — Удивленно улыбнулся Прутик. — А почему ты со мной на «Вы», Лунь? Мы же вроде одного возраста, оба капитаны, и через птицекрысью почту немного уже знакомы.

-Ну, это да, но, все же лично встретить того, кто дважды спасал центральные города от неминуемой гибели — это не ежедневный случай.

-Встреча с капитаном корабля, летавшего дольше всех, и победившего саму страшную «Тьму» — это тоже не рядовое происшествие. Для меня тоже большая честь. — Протянул ему руку Прутик.

-Я бы не сказал, что мак уж и победили «Тьму». — Смущенно посмотрел в пол Равнинный Лунь, почесывая за ухом. — Капитан Ворот сам поджег свой корабль из-за нервного перенапряжения, мои матросы только освободили рабов и вынужденно резко посадили судно, а я в это время вообще был на своем корабле, принимая спасшихся рабов и удерживая судно. Если в чем-то моя заслуга и есть, так это в тушении лесного пожара, начавшегося после падения «Тьмы», и то, конечно, я не один это делал.

-Тут есть чем гордиться! — Восхищенно сказал четверлинг. — Я сам однажды был среди лесного пожара, и знаю насколько это страшная стихия, это очень хорошо, что вы смогли пожар остановить. Так что, не скромничайте. Хотя, видимо, это черта вашей семьи, судя по общению с твоим дядей.

-Точно, вы ведь знакомы с дядей Стоупом! — Закивал Лунь. — Как у него дела, кстати, там, на Вольной Пустоши?

-Хорошо поживает, преподавательской деятельностью сейчас занимается. А ты сам не собираешься в Вольную Пустошь? Или наоборот, в те места, где большинство бывших пиратов обитает, в Логове?

-Пока еще не задумывался об этом, честно признаваться. Я сейчас больше волнуюсь о своих соратниках из команды, которым нужно бы побыстрее домой попасть, а они не могут в силу отсутствия корабля…

-Есть какая-то серьезная причина? — Поинтересовалась Крепышка, которая явно не собиралась оставлять супруга беседовать с других экс-капитаном один на один.

-Да, на самом деле есть. — Поправил очки Равнинный Лунь. — Обе пиратки с моего корабля, так сказать, в положении… Нет, я тут не причем! — Тут же вставил он, увидев, как округлились глаза душегубки. — У обеих есть законные мужья, которые летают вместе с ними. Но, так же у обеих пар есть уже первые дети, ожидающие их возвращения с другими родственниками в поселениях, несколько отдаленных отсюда. Мне и остальным транспорт не нужен, мы и пешком можем отправиться в том направлении, в котором решим. Но, у двух пар время имеет значение.

Выслушав такое, Крепышка очень осудительно посмотрела сначала на Луня, а потом на Прутика.

-Ох, какая знакомая ситуация. — Покачала головой она, складывая руки на груди. — Значит, это такая пиратская традиция — оставлять детей на кого-нибудь еще?

-Но, я ведь быстро вернулся! — Поднял ладони Прутик.

-А я тут вообще не причем. — Заморгал Лунь.

-Просто потому, что так сложились обстоятельства. А могли сложиться и совсем иначе. — Сказала Крепышка мужу, а потом перевела взгляд на гостя. — А ты — капитан, и мог бы намекнуть своим матросам, что так с детьми не поступают!

— Но, мы ведь летали не просто так, мы следили за этим страшным кораблем, «Тьмой», следили, чтобы она не полетела к знакомым нам поселениям… И, в конце концов, дождались ее падения. Это долг воздухоплавателей…- Уверенно закивал Лунь.

-Конечно, оправдание вы всегда найдете! Этот ваш долг, горы клятв и обещаний данных идеям фикс… Знаете, а я даже рада, что Каменная Болезнь всю вашу братию наконец опустила на твердую землю, может больше в Крае нормальных семей станет.

Оба пирата не решались ей перечить, хоть и вздрогнули при словах о каменной болезни. Услышав громкие разговоры, Керис тоже зашла в комнату и заинтересовано посмотрела на гостя и родителей.

-Ну, дорогая, не сердись. — Сказал ей Прутик. — Теперь все исправится. А я вообще уже очень давно исправился, я думал, ты меня уже давно простила.

-Простила, но, мне все равно больно вспоминать, как ты оставил меня, только что выздоровевшую и ослабшую, с дочкой на руках, и помчался выполнять свой капитанский долг в компании таких же, повернутых на обещаниях, еле живых от усталости товарищей. — Вздохнула душегубка. — Так что, пожалуйста, обязательно поскорее отвези две эти безответственные пары к их бедным детям, и передай им мое отношение к тем, кто так поступает, делая выбор в пользу умозрительного долга, надеюсь, им будет стыдно.

-Ну, они и сейчас уже сожалеют из-за того, что так поступили. — Сказала Керис. — Утром я видела тётю Зи-Тек, она очень плакала из-за того, что они могут долго не попасть к своему старшему сыну. И я сказала ей, что он, наверное, все равно не обижается, ведь я не сержусь на папу, хоть он и подолгу отсутствует.

На ее последних словах, Крепышка снова выразительно посмотрела на Прутика.

-Я больше не буду так подолгу отсутствовать, — улыбнулся ей Прутик. Потом он посмотрел на Равнинного Луня. — Я слышал о Зи-Тек, она ведь родом с «Искателя Туманов» и сейчас — жена Окурка?

-Да, твоего давнего знакомого, насколько я знаю. — Посмотрел в пол Лунь, не зная, хорошие ли эмоции вызовет факт присутствия такого знакомого. Историю с «Громобоя» он знал.

-Да, давний знакомый, давно не видел его. — Без тени негатива улыбнулся четверлинг.

-Кто бы сомневался, что это твои знакомые. — Буркнула Крепышка. — Клуб по интересам, ушибленные небом пираты…

Керис хихикнула, и Крепышка тоже улыбнулась ей.

-Кстати сказать, — поднял руку Лунь, — если уж кто отличился во время разрушения жуткого рабовладельческого корабля, так это Окурок. Это он смог открыть клеть летучего камня, чтобы резко посадить корабль, если бы это не произошло, плененные безымянные погибли бы. С ним на корабле, кстати, был еще один твой знакомый — специалист по рынку Шраек Шпулер.

-Ого, это и правда впечатляет. И, рад знать, что Шпулер продолжает быть в деле! Во время путешествия я разные версии о падении «Тьмы» слышал, и, среди них была та, где камень в Открытое небо запустил пират, который без, экипировки голыми руками раскрыл горящую клеть. Не знал, что это на самом деле было, и что это сделал Окурок. Понимаю, с работорговлей у него давние счеты.

-Да уж. Благо, счеты с «Тьмой» уже сведены. — Кивнул Лунь.

-Кстати о твоих знакомых, — сказала Крепышка, глянувшая за окно, — этот твой знакомый все около дома бродит, только, видимо, зайти стесняется.

-Хм, может мне лучше тогда потолковать с ним на улице? — Спросил Прутик у Луня. — Ты пока посиди здесь.

-Наверное. — Кивнул пират, — мне будет очень приятно общаться с твоими дамами, может, рассказать что-нибудь из приключений.

Крепышка закатила глаза, но, Керис идея явно понравилась, и она села на диванчик около Равнинного Луня.


Окурок на самом деле подошел к дому Прутика, как только увидел, что его капитан зашел к нему. Он сомневался, стоит ли заходить в принципе, но, понимал, что поговорить надо, или это будет мучить и его, и Зи-Тек еще долго. Потому он просто бродил туда-сюда и ждал, когда Равнинный Лунь выйдет, а потом уже попросить возможности поговорить с Прутиком. На улице уже смеркалось, и все больше душегубцев просыпалось, но, благо, дом молодого Верджиникса был расположен на краю деревни, и тут ходило не так много народа.

Неожиданно, дверь дома открылась, и к нему подошел Прутик собственной персоной. Конечно он был возмужавшим и изменившимся, но, очень узнаваемым, по движениям, взгляду, голосу.

-Здравствуйте, Прутик. — Выйдя из недолгого оцепенения, сказал Окурок.

-Здравствуй, Окурок, рад видеть тебя. — Сказал четверлинг, протягивая руку для приветствия.

Окурок кивнул, слегка улыбнулся и пожал ему руку.

-Мне кажется, я должен попросить прощения… — начал плоскоголовый гоблин.

-Вот именно, тебе это кажется. — С улыбкой перебил его Прутик. — Тебе, в принципе, не за что просить прощения, лично мне ты ничего плохого не сделал. Нас обоих тогда просто использовал для своего плана еще один общий знакомый.

-Но, вообще он тоже совсем не плохой, просто тогда так сложилось. — Решил заступиться за Хитрована Окурок.

-Не сомневаюсь. — Кивнул Прутик. — У каждого в жизни бывают негативные периоды и не очень хорошие поступки, но, они не делают кого бы то ни было совсем уж плохими. — Так и мой отец совсем не плохой, просто тогда у него тоже был мрачный период. А сейчас, на Вольной Пустоши, он совсем другой.

-Что ж, я рад, что так. — Грустно улыбнулся Окурок, отводя взгляд. — А остальные с «Громобоя», они тоже там?

-Ну да, Колючка, Буль, Стоуп, Тем, Моджин, и сам «Громобой» там стоит, хоть уже давно и не летает. Про Хитрована ничего не знаю. Вообще, Вольная Пустошь — замечательный город. Вы не думали туда тоже переселиться?

-Нет, вообще-то нет. Мы лучше в деревне, в лесу. Охотно верю, что Вольная Пустошь очень хорошая, но, у меня с «Громобоем» слишком уж неприятные ассоциации, от которых я становлюсь мрачным и плохим.

-Ничего себе, плохой. Отличный защитник, пират с корабля, который дольше всех летал, основной участник победы над «Тьмой»!

-Спасибо за добрые слова, но, я все равно не настолько хороший, чтобы забыть все плохое… А плохое делает и из меня плохого, а я этого совсем не хочу. То, что касается меня самого, меня давно не волнует, оно ушло в прошлое, но, я не могу забыть как погасал взгляд моих бывших соседей и кузена, и это в прошлое уйти не может, потому что это изменить нельзя… Нет, я не желаю зла твоему отцу, просто вообще не хочу об этом думать и вспоминать, а в присутствии «Громобоя» воспоминания всегда будут рядом…

-Что ж, я понял тебя, спасибо за искренность. — Вздохнул Прутик. — Но, если когда –нибудь изменишь свое решение, приходите с семьей туда, уверен, многие будут рады. Мы с семьей, кстати, в ближайшее время собираемся в Пустошь переехать. Но, сначала тут еще многое доделать необходимо будет, конечно. И, в первую очередь, отвести на наших неболетах вас и другую пару к вашим семьям.

-Ты что, серьезно? — Округлили глаза Окурок. — Достоин ли я, чтобы ты откладывал важные дела и развозил по домам таких как мы?

-Во-первых, это тоже важные дела, а во-вторых, может это для нас честь, отвезти пиратов с «Демона Края» по домам.

-Спасибо тебе огромное, Прутик. — Пожал ему руку Окурок, кланяясь, — Зи-Тек будет так рада, она очень страдает из-за того, что мы далеко от дома, и Лотос с Сармой тоже будут рады, конечно. Спасибо, я тебе навеки обязан буду, если что-то смогу, только скажи.

-Да ладно тебе, как будто мы, пираты, не единая большая дружеская компания. Ушибленных небом. — Усмехнулся четверлинг. — Это жена сегодня так сказала мне и вашему капитану.

-У тебя замечательные жена и дочь, Керис с утра говорила с нами, очень поддержала Зи-Тек.

-Спасибо, они и правда замечательные. И твоя жена замечательная. — Посмотрел Прутик в сторону, видя, что с расстояния за их беседой наблюдает рыжеволосая гоблинша, больше похожая на молотоголовую, но с ушами как у лопоухой. — Вижу, нам обоим нравятся рыженькие.

Поняв, что ее увидели, Зи-Тек кивнула и приблизилась.

-Зи, дорогая, капитан Прутик отвезет и нас с тобой, и Лотоса с Сармой по домам. — Сразу же поспешил обрадовать жену Окурок.

-Спасибо Вам огромное! — Сложила руки на груди Зи-Тек.

-Пожалуйста. Только, прошу, не надо тоже очень активно меня благодарить, мне полетная практика как раз нужна, и я рад помочь друзьям пиратам. — Сказал Прутик.

-А управлять неболетами очень сложно? — Поинтересовался Окурок.

-Не чересчур, главное понять принцип работы, и все выполняется на автомате. Мы с Тарпом научились довольно легко благодаря полетной практике. Думаю, у вас тоже легко получится. Все же, лучше веем знать, как управлять судном, хоть вы и будете пассажирами.

Глаза Зи-Тек сразу загорелись, как только она услышала о возможности управлять чем-то летающим.

-А это не опасно? — Посмотрев на супругу, спросил Окурок.

-Я совсем не больна, это другое. Тем более, у меня уже есть опыт. — Улыбнулась женщина. — Уверенна, полет на неболете — это менее опасно, чем перебираться с корабля на корабль по мостику, выше крон деревьев, или чем лазить по мачте рушащегося корабля.

-А можно мне тоже обучаться? — Выглянула из-за угла Керис.

-Милая, подслушивать не очень прилично. — Улыбнулся Прутик, — И, ты еще маленькая, чтобы летать, это может быть опасно.

-Но, дядя Тарп говорил, что там, в Вольной Пустоши, и дети учатся управлять неболетами. — Сказала девочка.

-Там учатся ими управлять дети постарше, и не такими, а более маленькими.

Керис заметно погрустнела, слушая аргументы отца.

-Простите, что даю советы, когда сама делаю ошибки, — подняла руку Зи-Тек, — но, я все же посоветую. Не отказывайте дочке в обучении, Керис ведь очень умная. Она не в одиночку будет управлять неболетом, а кем-то, это будет хорошая практика. Вы будете летать вместе.

-Что ж… — Посмотрел на дочку Прутик, — Наверное, стоит над этим подумать. Но, если ты будешь во всем слушаться меня, не станешь управлять небелетом в одиночку, пока я не разрешу.

-Да-да, я буду все делать только как ты говоришь! — Запрыгала на месте Керис. — и буду летать только с тобой, папа.

Слушавшая их из-за окна Крепышка тоже улыбнулась, наблюдая такое укрепление отношений и так же надеясь, что пиратка Зи-Тек встала на путь исправления в плане семейных отношений, если дает такие советы, не забывая о своих ошибках.

После, Прутик пытался пригласить Окурка и Зи-Тек в гости, но, она благоразумно отказалась, чтобы дать наконец четверлингу пообщаться с семьей без компании гостей, и Лунь так же ушел вместе с ними.


Следующие несколько дней пираты и Керис активно упражнялись в воздухоплавании. Неболет имеет не столько парусов и рычагов, как большой корабль, он создан так, что на нем может летать кто-то один, делая все почти интуитивно. Изящно выточенные, обтекаемые небесные лодочки, похожие на животных, не противоборствовали стихии, как это делали галеоны, они наоборот подстраивались под ветер, движение воздушных потоков тепла и холода. Если найти нужный поток, можно лететь даже быстрее, чем на большом корабле, тем более, что неболеты более маневренны. Конечно, сейчас большая скорость не была нужна, просто ровное движение, в меру быстрое и безопасное.


Хорошо изучив карты Дремучих лесов, друзья выяснили, что пещеры, где живет семья Сармы, значительно ближе, чем деревня Лопоухих, где живет родня Зи-Тек и Окурка, потому первым решили сделать более дальний полет.

Керис обучилась управлению неболетом лучше всех, конечно, она еще была мала, и какие-то серьезные повороты не могла сделать просто потому, что не могла быстро до всего дотянуться, но, она и не пыталась излишне рисковать, слушая во всем отца. Для девочки было очень важно доказать, что она серьезная т ответственная, и что тогда, может быть, сможет тоже полететь в отдаленный район вместе со старшими.

Конечно, Крепышка очень волновалась, но, она решилась отпустить дочку в путешествие на несколько дней, потому что очень верила в сноровку и серьезность Прутика, и его давних и новых друзей тоже. Неболеты позволяли взять еще одного маленького пассажира, помимо двоих взрослых на борту. Большая часть команды «Демона Края» пока еще гостила в деревне,да и пауконоги тоже, а Зи-Тек и Окурок тронулись в путь вместе с Прутиком, Тарпом и Керис. Прощание команды корабля друг с другом было долгим, и, печальным, но и светлыми тоже, каждый нажелал друг другу всего наилучшего и надеялся, что они еще обязательно встретятся, или хотя бы услышат друг о друге.


Путешествие прошло спокойно и хорошо, без лишних разговоров и непредвиденных приключений. Конечно, в дорогу они не нагружались, ведь воду и пищу они могли добыть по пути. Ночью останавливались и наблюдали за лесом вокруг, за разными птицами и зверями, которые позволяли путникам себя увидеть. Кораблики поддерживали в идеальном состоянии, проверяя их на каждой стоянке, и они тоже воспринимались как живые существа. Управляли ими все по очереди, давая другому отдохнуть. На Сове летели Тарп и Зи-Тек, на Мяумеле Прутик и Окурок, а Керис летела и на том, и на другом по желанию. Под дождь они попали только раз, и, когда он усилился, просто переждали его под деревьями, чтобы не рисковать. Ливень был сильный, но без грозы и ветра, и, когда он закончился на закате, над Дремучим лесом раскинулась яркая радуга, на которую друзья могли посмотреть не только из-под лесного полога, и зрелище было просто великолепным.

Когда Керис смотрела на верх радуги, ей показалось, что она видит какой-то летящий объект, похожий на большую летучую скалу. Но, он быстро скрылся за облаками, и она не была уверена — был ли это летающий камень на самом деле, или просто часть тучи была очень похожа на него.


Когда два неболета долетели до деревни Лопоухих гоблинов, им были очень рады. Сначала, конечно, удивились, ведь этого небесного транспорта в Дремучих Лесах еще не встречали, но, увидев знакомых, сразу поняли, что ничего плохого с собой лодочки нести не могут.

Больше всех был рад Рычик, к которому вернулись родители, за которых он очень волновался, — ведь корабль должен был уже вернуться, но, не возвращался, и вокруг поползли слухи о том, что летучий камень «Демона Края» теперь тоже поражен Каменной Болезнью. Бабушки и дедушка надеялись на лучшее, но, и в их глазах мальчик видел страх и неопределенность. Но, к счастью, все обернулось очень даже хорошо.

Для гостей организовали пир в центральном зале, а Керис показывала простые маневры невысоко над землей на глазах изумленных маленьких, и не только, зрителей.

-Значит, это в вольной Пустошь теперь на таких зверолетах — птицелетах летают? — Восхищенно спросил Рычик, поглаживая резные перья Совы, которой управляла девочка четверлинг и с прической душегубки.

-Я думаю, на них можно летать и не только там. — Сказала Керис. — Когда всем будет известно как правильный лак делать и дерево обрабатывать, то и другие смогут себе неболеты — зверолеты себе выточить. А управлять ими не очень сложно, я быстро выучилась.

-А можно тоже попробовать немного? — чуть помедлив, спросил ровасто-лопоухий гоблиненок.

-Можно, но, только с инструктором, то есть, мной, и выполняя все как я скажу. — Серьезно произнесла девочка, повторяя слова отца.

Погода была хорошей, да и неболет был привязан на длинной веревке, так что, в обучении не было ничего опасного. Окурок и Зи-Тек наблюдали за ними со стороны, сидя на бревне вместе с Клардой и Бруммелем.

-Значит, полеты все же никогда не закончатся. –Радостно сказала Зи-Тек. — Хотя, я не собираюсь никуда улетать.

-Этот неболет -птица, он привязанный. Мне вообще больше нравится неболет -кот, у меня с дикими котамивырезанными свои ассоциации. — Задумчиво сказал Окурок. — Но, и сова эта сейчас будто тоже на цепи, но, ей от этого не плохо, вон как резво движется. Наверное, иногда быть привязанным к чему-то очень хорошему и в доброй компании, это совсем не плохо.

-Очень даже не плохо. — Взяла его за руку Зи-Тек. — Завтра Прутик, Керис и Тарп улетят, потом отвезут Сарму и Лотоса, потом семья Прутика улетит в Вольную Пустошь. Но, наверняка, когда-нибудь мы все еще увидимся. Не зря нас объединило столько всего, даже радуга.

-Наверняка. — Повторил гоблин, взяв ее ладонь в свои.

***

Высоко в небе плыл большой летающий камень, точнее, даже остров под названием Амаферо. Пожилая Крэна смотрела вниз на землю, их от Дремучего леса скрывали вечерние облака и красивая радуга. Остров теперь больше не пополнялся, ведь корабли перестали летать, но, прежние жители продолжали жить на нем, и растения продолжали расти. К счастью, каменная болезнь его не коснулась. А еще, не так давно, совершенно случайно они смогли поймать летающий камень, тоже здоровый, вылетевший с разрушенного мрачного корабля, пересекаться с которым жители Амферо совсем не собирались. Но вот их камень, наверняка, еще сможет сослужить какую-то службу, если смог избежать болезни и улетел. Во всем этом белая трожка видела очередное особое предназначение их особенного острова, и потому была рада.