КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 380773 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162705
Пользователей - 85738
Загрузка...

Впечатления

Отто про Даль: Поймать молнию (Космическая фантастика)

Три мушкетёра на космический лад. До Дюма далёко

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шорр Кан про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Начал читать, «сей опус», хотя никогда не был любителем этого жанра. Мне больше «Боевая фантастика» и «Космоопера» по душе. Что тут сказать, про автора - гнилая кухонная интеллигенция. Жаль, очень жаль, что Вы, автор не оказались в числе клиентов 731 отряда, действительно жаль. Я прочел множество книг, и обычно не пишу отзывы, но этот опус пропустить не смог. Вы же просто мразь. Это не оскорбление констатация факта.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Чукк про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Ну, автор старался.
Заставил себя дочитать, хоть и понятно было, к чему всё шло. Вкратце - хоть с кем, хоть с самим чертом обьедениться, но Западу досадить. И неважно что японцы проводили и биологические эксперименты на наших соотечественниках, или
многие болели за "Состязание в убийстве 100 человек мечом".

ГГ морально мучался, сбросив ядерную бомбу на Сан-Франциско, но превзмог себя - это-ж "пиндосы", заслужили, да и ради мира можно чуток потерпеть.

Впечатления так себе, если честно.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Шорр Кан про Француз: На пороге мира (Боевая фантастика)

Совершенно не читаемый бред. Жалкое подобие трилогии Земляного «Один на миллион». Или того же Злотникова с его циклом «Охота на охотника».
В этом «произведении» ГГ не пойми кто, не пойми где. Круче него никого нет, а все силовики в книге ясельная группа в мокрых подгузниках. Специально не искал, но фраза: «В воздух начали подниматься боевые флаеры с крупнокалиберными лазерными пулеметами»…. Отбила охоту дочитывать оставшуюся треть книги.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Гекк про Суконкин: Переводчик (Боевик)

Спецназ ГРУ? Знаем, знаем! Видели по телевизору. Вдвоем в одной кроватке да еще и со страшной проституткой для маскировки педерастии. Гомики в поисках солсберецкого шпиля....

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Александр Машков про Плотников: Хроники Вернувшегося (сиквел к Паутине Света) (Героическая фантастика)

Прочитав всё о "Паутине света", с сожалением закрыл последнюю страницу. Дело, может быть, даже не в приключениях гг, хотя они тоже довольно захватывающие, привлекли меня рассуждения о жизни, почти полностью совпадающие с моими. Даже удивился, как такой молодой человек столь здраво рассуждает!
Иногда даже настроение портилось. А если произведение цепляет человека, значит, замысел удался, автор донёс свою мысль до читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
sanders про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

"редкий вид пирожных" это просто пиздец...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Капитан Хмельная Птицекрыска и другие (СИ) (fb2)

файл не оценён - Капитан Хмельная Птицекрыска и другие (СИ) 604K, 118с. (скачать fb2) - (ТиэльАйви)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Капитан Хмельная Птицекрыска. ==========


Был теплый, слегка ветреный день, толпы разномастного народа брели или спешили в разных направлениях по подвесным конструкциям Работоргового Рынка Шраек. Как известно, торговали там далеко не только рабами, и посетители из разных уголков Края все равно стремились в этот передвижной гигантский торговый центр, сколь бы опасным он не был. В тени, у одного из ларьков висела большая колышущаяся клетка, наполненная былыми птицами с лиловыми отметинами вокруг глаз, почти все они галдели, били крыльями и безрезультатно старались освободиться. Спокойно сидела только крупная не молодая птица-снежарик, отметины которой были синими, а не лиловыми.

«Зря вы пытаетесь что-то сделать, теперь уже поздно. — Чирикала печально птица, поджимая давно покалеченную лапку. — Я пыталась вас предупредить, когда впереди оказалась сеть, но, вы не послушали, и меня заодно втащили… Что ж, я тут сама виновата, — возраст сказывается, видимо. Раньше я думала, что снежарики живут не больше десяти лет, но, сама живу уже почти двадцать, и, если бы не эта ловушка, прожила бы еще не мало, судя по самочувствию… Может, это оттого, что я не обычная птица, у меня даже имя есть — Шинелька. Странное имя, согласна, но, зато я была настоящим капитанским питомцем. В былые времена, говорят, у капитанов была традиция — иметь на плече какую-нибудь птицу или зверька, по габаритам подходящего для плеча. Сейчас эта традиция утрачена, а жаль… Вот мне повезло, — меня в лесу, после того как я первый раз попалась в ловушку, купил один капитан, которому птица на плече была нужна. У него, правда, всякой живности хватало, — он скупал у звероловов кого ни попади, лечил, а потом перепродавал в городе, но, меня он не продавал, так что, я все же была нормальной корабельной птицей. Это длилось не так долго, — капитаны иногда живут меньше, чем их питомцы, так же и с моим случилось. Жалко, конечно, но, я жила дальше, уже обычной птичьей жизнью, несколько раз вступала в брак, имела несколько замечательных выводков птенцов, которые теперь уже сами давно семьями обзавелись, а сейчас решила просто попутешествовать по лесам. Как показала практика — идея была не удачная. Теперь висим тут, на рынке, где наши дальние родственники, считающиеся цивилизованными существами, продают другим всё и всех, что и кого только можно продать. И, судя по тому, сколько нас, снежариков, в этой клетке, нас собираются предложить не как питомцев… Если это и правда так, то перед смертью я пожелаю кому-нибудь подавиться моим старым жилистым мясом. А пока просто сижу и наблюдаю за происходящим. И все же надеюсь — вдруг что-нибудь еще случится, и мы выберемся…»

«Да уж, насыщенная жизнь. — ответил ей хилый ворон топей, сидевший в клетке с себе подобными. Их клетка висела около магазина, параллельно клетке со снежниками. — Если вы еще может быть и выберетесь, то мы точно нет. Сидим тут уже несколько суток, никто не покупает, и никто е выпускает. Наверное, ждут, пока тут подохнем, и нас можно как корм хотя бы использовать…»

Изящный пиратский корабль санктафраксовского происхождения опустился ниже крон высоких деревьев и крепко зацепился над поляной, которая была не так далеко от Рынка Шраек, но, все же не была видна оттуда. «Громобой» был достаточно легким и маневренным для того, чтобы взлететь отсюда после того, как все члены экипажа вернутся с рынка. Конечно, чтобы судно было сразу готово к отлету, все должно быть идеально с летающим камнем, и Каменный пилот оставалась за старшего, следя за камнем. Моджин никогда не любила шумных мест, и для нее не было проблемой — оставаться на «Громобое». А вот эльф дубовичок Колючка обиделся, что его оставили, он не видел особого смысла в том, чтобы наблюдать за всем вокруг, когда корабль хорошо спрятан. Еще на судне оставался плоскоголовый гоблин Окурок, его никто и не спрашивал, просто не самого управляемого дикаря решили не брать, когда есть толстолап Буль, являющийся куда более мощным охранником.

Обычно пиратская команда «Громобоя» не жаловала своим присутствием мрачный и опасный рынок птицеподобных торговок, но, на этот раз они прилетели сюда ради особого заказа от своего спонсора — городской шрайки Мамаши Твердопух. Держательница таверны с малиновым оперением узнала от одной своей лесной родственницы, что в эти дни на Рынке Шраек будет продаваться уникальный товар — плавучая мебель особой отделки. Мебель из отстойного дерева уже входила в моду, но, в основном она появлялась в богатых домах Санктафракса и Нижнего города, и ни в одной таверне подобной красоты еще не было. Конечно, если Твердопух удастся заполучить партию таких сидений, таверна «Дуб Кровосос» привлечет куда больше посетителей. Шрайка обещала щедро заплатить «Громобою» за доставку, да и, вообще было проблематично отказывать той, кто является совладелицей корабля и спонсором большинства полетов. Вот поэтому сегодня большая часть экипажа держала путь на Рынок Шраек сквозь опустевший прореженный лес, окружающий зловещее торговое место.

Капитан Облачный Волк сам собирался за всем проследить, чтобы быть уверенным, что ни одна сторона не обманет другую. Квартермейстер Хитрован нужен для правильного составления сделки, договора по всем возможным скидкам, плюсам и минусам. В плане документации он все же эксперт, хоть в остальном капитан ему не доверял. Механик Стоуп Железная Челюсть нужен для того, чтобы проверить работоспособность летающей мебели. Огромный толстолап Буль нужен для того, чтобы отпугнуть тех, кто решит обокрасть или обмануть команду. Кок Тем Кородер, в принципе, для закупки мебели не нужен, но, он шел на рынок вместе со всеми, чтобы закупить приправ для своих блюд, и, как только компания дошла до рынка, он ушел в другом направлении.

Найдя тот павильон, где синеперые шрайки предлагали летающую мебель, пираты принялись осматривать образцы, пробовать полетать на них и проверить на устойчивость. Вроде бы, предложенные образцы стульев и кресел были действительно не плохи, но, здесь их было очень мало. Шрайки указали пиратам «Громобоя» как пройти к тому грузовому судну, что привезло мебель из удаленного участка леса, написав распоряжение для своих компаньонов — выдать нужное количество мебели. По дороге Хитрован предлагал Волку купить все же больше стульев, чем они собирались, что позволит получить скидку побольше, а потом можно будет продать немного мебели другой таверне, и себе тоже оставить несколько образцов, просто для удовольствия. Капитан был категорически против, — особенно потому, что ему не нравилась идея летать по кораблю на кресле, было в этом что-то слишком противоестественное. Пока они спорили, Стоуп пытался жестами намекнуть спорящим сотоварищам, что в толпе за ними как-то подозрительно и настойчиво следит, но, на него не обращали внимания. А говорить о подозрениях вслух тоже было несколько глупо. Он надеялся, что это просто подозрительность из-за негатива этого места, но, к сожалению, ошибся. Когда четверо пиратов были уже не далеко от назначенного места, путь им преградил какой-то крупный глыбтрог с железным крюком вместо левой руки.

-О, кого я вижу! Прославленные пираты с «Громобоя», в районе нашего скромного заведения. Может быть, зайдете в наш «Кривой забор»? В нашем заведении вас давно хотели встретить. — Произнес он, широко расставляя руки и преграждая проход.

-Благодарим, но мы заняты. — Спокойно ответил Облачный Волк.

-Как же, такие известные личности, и не уважат наш особый ресторан, просто пройдут мимо? — подошел сбоку рослый розовоглазый гоблин с железной ногой. — Зайдите, у нас тоже, кстати, есть мебель из отстойного дерева.

-Вы следили за нами? — спросил Хитрован после слов о мебели.

-Конечно, мы ведь ваши поклонники. Зайдите, не отказывайте себе в удовольствии. — подошел к трогу и гоблину одноглазый тролль несун с металлическим глазом. Не похоже, чтобы этот протез был хоть чем-то полезен своему владельцу, он просто делал его вид весьма жутким. — Зайдите, уважьте товарищей инвалидов. — постучал он по своему железному глазу.

Эта фраза покоробила троих из четверых пиратов, которые так себя предпочитали не называть, не смотря на некоторые увечья.

-Что ж, мы зайдем выпить чашечку чая. — Наконец кивнул Облачный Волк, до этого обменявшийся жестами с Булем, чтобы тот был готов вмешаться, если назойливые поклонники все же собираются рискнуть их ограбить.

-Это прекрасное решение, капитан! — шумно похлопал здоровой рукой по протезу глыбтрог, и пошел в сторону, указывая путь.

Проход между павильонами был узким, и пиратам пришлось идти по одному. Владельцы ресторана расхваливали свое заведение и создавали ощущение мирной компании. Но, внезапно розовоглазый гоблин непринужденно отошел к стене, что-то там сдвинул, и между пиратами опустились огромные решетки. В одном отсеке, особенно мощно огороженном, остался Буль, сразу же бросившийся на решетку, но, не смогший ее приподнять. Облачного Волка и Хитрована закрыло в западне вместе с глыбтрогом, Стоуп остался посредине, вместе с троллем и гоблином.

-Добро пожаловать в «Кривой забор»! — резко развернулся глыбтрог, и тут же на Облачного Волка и Хитрована сверху скатился большой мешок, оглушивший обоих пиратов.

-Что вы делаете?! — выкрикнул неожиданно уверенно Стоуп, пытаясь достать саблю, но, обнаружил, что ее уже нет на месте.

-Вершим мировую справедливость. — радостно сообщил тролль несун, держащий и его саблю, и свою.

-Понимаешь, у нас давние счеты с капитаном, хоть он нас и не знает. — спокойно сказал розовоглазый, открывая банку с каким-то розовым грибом, который он забросил в отсек, где был Буль, и гневный толстолап стал вести себя более заторможено, вдохнув пары наркотического средства. — Когда-то давно из-за того, что он выкрал девчонку-злыднетрожку, произошла битва, в которой один корабль упал, и там были наши друзья и родственники.

-И еще мы просто общество смиренных неполноценных, которые ненавидят тех неполноценных, которые выпендривается, словно они полноценные. — сказал глыбтрог, связывающий капитана и квартермейстера вместе.

-И еще мы немного работорговцы, как и наша родня. — подытожил несун. — Поэтому толстолапа мы просто продадим, двоих четверлингов продадим за то, что выпендриваются.

-А меня куда? — поинтересовался Стоуп.

-А к тебе у нас претензий нет, иди себе с миром. — спокойно сказал глыбтрог. — Ты очень увечный, как и мы. Тебя все равно никто не купит.

-У вас с головой что-то не в порядке. — не веря своим ушам, сказал Стоп. — Я никуда не уйду без своих друзей! То, что вы делаете — никакая не справедливость. Отпустите их немедленно и убирайтесь, пока вам же не досталось.

-Не достанется, мы все хорошо спланировали. Мы ждали вас довольно долго. — Сказал глыбтрог, открывая двери близлежащего здания у унося туда связанных четверлингов.

Перегородка, отделявшая от него двоих соратников и Стоупа, поднялась, и все трое тоже последовали внутрь. Железная Челюсть смотрел по сторонам, надеясь найти какое-то оружие или что-то еще, что поможет освободить друзей от команды ненормальных инвалидов, но, ничего не находил. Во всяком случае, он не собирался куда-либо уходить, что, как ни странно, не смущало похитителей.

Глыбтрог посадил связанных Волка и Хитрована на пол в маленькой комнатке с решетчатой дверью, опускающейся сверху, и розовоглазый гоблин забросил наркотический гриб и к ним.

-Отойди подальше, если спать не хочешь. — отвел Стоупа в сторону тролль несун. — Может, ты захочешь вступить в нашу команду, щелкунчик?

-Плохая шутка. — Хмуро посмотрел на него Стоуп. — Как же мне втолковать вам, что ваша идея — это полный бред. И особо бредовой частью его является то, что вы все рассказываете мне.

-А мы просто любим рассказывать. — улыбнулся глыбтрог. — Иногда даже поем. Вот придут все — тогда споем. А потом продадим толстолапа на сцену борьбы, а двух четверлингов-инвалидов на сцену вжик-вжиков. Видишь, мы даже не злые — толстолап на сцене борьбы явно будет победителем. И долго будет жить в почете, хоть и в клетке.

-А в ситуации с вжик-вжиками вы добрые, потому что зверьков покормить хотите? — со вздохом предположил Стоуп, садясь на пол около решетки.

-И потому что за плененных воздушных пиратов платят добрую сумму. Особенно если это шишки вроде капитанов или квартермейстеров. — Сказал розовоглазый.- Не то что за серую рухлядь. — кивнул он на серого гоблина механика.

Стоуп было хотел сказать, что он тоже немаловажная личность, заработавшая репутацию еще в Санктафраксе, но, удержался. Лучше не злить сумасшедших, а подумать — что можно сделать в сложившейся ситуации. Поднять решетку он не мог — там не было мудреного замка или сложных рычагов, с которыми он бы справился, решетка просто была очень тяжелой, а у него не было даже рычага под рукой. Буль оставался на улице, он не заснул, просто стал расслабленным, но, оставалась надежда, что на него наткнется Тем, узнает о случившемся и что-нибудь предпримет. Хотя бы попробует найти знакомых пиратов на рынке, и те придут к ним на помощь. Вот только, когда это случится, и случится ли вообще? Участники «Кривого забора» ушли в другую комнату, видимо, уверенные в том, что Стоуп не сможет ничего сделать, и, в принципе, не ошибались. Он даже не мог убрать усыпляющий гриб от товарищей, — тот лежал слишком далеко от решетки. Оставалось только ждать и надеяться. Серый гоблин оперся железной челюстью на руки и грустно смотрел на усыпленных Квинта и Хитрована. Было очень непривычно видеть капитана таким беспомощным и неестественно расслабленным, сейчас в нем было что-то от юного Квинта, которого он знал много — много лет назад, и которого теперь было почти невозможно различить под устоявшимся образом капитана Облачного Волка. И Хитрована тоже было жалко видеть таким растерянно испуганным во сне, все же и с ним они довольно много лет знакомы, и, хорошего в общении было больше, чем плохого. Очень не хотелось, чтобы их совместная история настолько нелепо и печально закончилась…

Тем временем, Тем Кородер был далеко от места, где его товарищи попали в беду. Он был в павильоне пряностей, где столкнулся с представительницами «Дрейфующего секача», набиравшими приправы из водорослей. Брогтроллиха –гарпунер Рила и сиропщица кок Греси, что-то активно обсуждали и совсем не замечали Кородера, хотя, казалось бы, здоровенного четверлинга с ярко-рыжей бородой, собранной в хвостики и одетого я шинель цвета морской волны, весьма проблематично не заметить. Тем не вынес такого не внимания, и сам первым подошел к пираткам, начав спрашивать, зачем они покупают водоросли, предающие любому блюду привкус тинной рыбы. Дамы тут же стали объяснять, что далеко не все водоросли имеют такой выраженный вкус, и многие из них усиливают вкусовые качества и являются весьма полезными. В обсуждение вступил и продавец — сероватый шрайк мужского пола, и разговор профессионалов затянулся, радуя всех его участников.

Моджин машинально поддерживала летучий камень в одном положении, даже не глядя на него. На душе было очень неспокойно. Прошло уже много времени, а команда не возвращалась, — что-то было не так. Она терпеть не могла рынок, ведь когда-то и ее продавали, и это были самые страшные и позорные воспоминания за всю ее жизнь. Она не хотела быть в районе этого жуткого места, не хотела думать о нем, но, сейчас рынок поглотил ее товарищей, и Моджин начинала понимать, что она, как оставшаяся за старшую, должна что-то делать. Глубоко вздохнув и собравшись с силами, девушка сняла тяжелый кожаный костюм каменного пилота, оставшись в длинной подпоясанной рубашке и широкий брючках. Извлекла из своего тайника сапожки с высокой шнуровкой и обулась. Она решила преобразоваться не ради красоты, а потому, что собиралась лезть на мачту, а в костюме каменного пилота это было бы невозможно сделать. Собрав красно-рыжие волосы платком, злыднетрожка покинула свою каюту и отправилась на мачту — в гости к эльфу Колючке. Ветер развивал собранные волосы и холодил лицо, что всегда вызывало у Моджин неприятные ассоциации, но, сейчас она об этом просто не думала.

Как девушка и предполагала, Эльф спал в своем коконе птицы помогарь, держа в руках какой-то свиток, который он решил почитать, но заснул.

-Тук-тук. — Сказала Моджин, забираясь в кокон.

Колючка вскочил, выронив свиток, и уставился на девушку, словно бы не узнал ее сначала.

-А, Моджин! — Наконец отошел ото сна он. — Сто лет не видел тебя без одежды.

-Я не без одежды. Я без рабочего костюма. — Поправила его злыднетрожка, немного смущаясь. — Колючка, почему ты не следишь за всем вокруг, хоть и должен?

-Да потому что незачем следить, все в порядке. — отмахнулся он. — А вот сны посмотреть — это всегда интересно. Чего только эти помогари не видели! Вот например, есть такой островок колыбельных деревьев, где живут только эльфийки. — задвигал он бровями.

-Я рада за эльфиек, но, сейчас мы не об этом. Прошло много времени, а наши товарищи не возвращаются. Что-то случилось. Поищи их на рынке.

-Ладно, поищу, — достал подзорную трубу дубовичек. — Хотя, по-моему, ты зря волнуешься. Они взрослые, не потеряются, просто решили еще куда-то зайти на рынке.

-А я все равно волнуюсь. Ищи скорее. Или дай мне трубу. — потянулась злыднетрожка.

-Но уж нет, у меня зрение в разы лучше, и вообще это моя работа. — Начал наконец всматриваться в дебри рынка сквозь деревья Колючка. — Кстати, ты только ради этого лезла сюда? Могла бы покричать снизу…

-Мы тут скрываемся, а не хотим, чтобы нас заметили патрули шраек и пришли конфисковать не пришвартованный по правилам корабль. — Сказала Моджин. — И, я не была бы уверенна, что ты ищешь, а не продолжаешь мечтать об острове эльфиек…

Колючка хихикнул, но, вдруг его лицо посерьезнело.

-Ой-ой… Я вижу Буля, и он почему-то в большом загоне около какого-то дома. — сказал он.

-Какой же загон может удержать Буля? И, где остальные? — ахнула Моджин.

-Мощный загон может, видимо. — Ответил эльф. — Полагаю, что остальные тоже там, и тоже не в качестве гостей. Какой-то глыбтрог таскает с собой шляпу капитана и показывает ее рыжей шрайке, и показывает жестом еще двоих.

-Какой кошмар… Капитан и еще двое, и Буль. Они каким-то образом попали в ловушку. — Похолодела Моджин, чувствуя, что ее руки трясутся. — Кто-то, значит, не попался, но, это дело не меняет. Нам надо их выручать. Надо что-то делать!

-Н-да, не приятная ситуация. Особенно, если их собираются элитным шрайкам продавать. Давай угадаем, кого они не захватили! Вот я думаю, что это Хитрован их сдал, потому что я ему не доверяю.

-А я на эту тему и не собираюсь думать, — нам действовать надо, а не гадать. Я и так долго ждала. — Встала Моджин и стала переминаться с ноги на ногу.

-И как же мы можем подействовать? Позвать кого-то? Только, где этих кого-то найдешь… Или пойти на рынок? Но, там нас сразу схватят.

-Это бесспорно. Потому мы не пойдем, а полетим. У нас же корабль. — Уверенно кивнула девушка. Оставаться вне привычного места страшно. Но, если прибыть в страшное место вместе с привычным — то все не так плохо.

-Ага, хорошая идея. — скептически сказал эльф. — Вот только корабль с каменным пилотом и впередсмотрящим далеко не улетит…

-У нас еще есть палубные боец.

-Что не упрощает ситуацию, а усложняет.

-Колючка, дай мне сказать! Во-первых, во время полета отсюда до рынка впередсмотрящий нам явно не пригодится, ты можешь встать к штурвалу. Я знаю как работают отвесы, и буду управлять рычагами. А Окурка я попрошу временно подменить меня у камня.

-Ты с ума сошла? Да он же нас всех ненавидит, он не станет помогать, или вообще захочет угнать корабль.

-Вот поэтому, чтобы не давать ему лишних соблазнов, корабль и поведем мы с тобой. Не скажу, что его ненависть беспочвенна, но, у нас-то с ним никаких конфликтов не бывало. Сейчас мы должны работать вместе, потому что иначе все станем товаром на рынке. Нас скоро в любом случае обнаружат.

-В твоих словах что-то есть, но, мне все равно не нравится эта идея. — покачал головой дубовичек.

-Если у тебя есть идея получше, — с радостью ее выслушаю. — Серьезно посмотрела на него Моджин.

-Нет идеи. Только недоверие к происходящему.

-Ну, значит все в порядке. Я пошла к Окурку, а ты пока иди к штурвалу, поупражняйся. — Она стала выбираться из кокона и спускаться вниз по мачте.

-Эй, кстати. А почему ты распоряжаешься? — задним числом задумался Колючка. — Как старшая что ли?

-Капитан сказал мне пока быть за старшую. — Моджин притворилась, что не поняла намека на возраст. — Я сама не в восторге, но, не тебе же поручать.


Через несколько минут Моджин спустилась в темную каюту Окурка, освещенную только прорехами между досками. Плоскоголовый гоблин в ошейнике сидел на койке и скручивал из старой соломы что-то наподобие фигурок. Увидев ее, он демонстративно свинтил одной фигурке голову.

-Привет, Окурок. Можно к тебе? — спросила она, уже заходя.

-Можно, можно. — ответил он, мельком глянув на нее. — Что-то надо?

-Да, мне очень нужна твоя помощь. — Подошла поближе злыднетрожка.

-Помочь выбросить кого-нибудь за борт, в случае чего? — Предположил гоблин, криво улыбнувшись.

-Нет, мне на такая помощь нужна. — приподняв задумчиво бровь, сказала она. — Кстати, ты понял что я каменный пилот, верно?

-Верно. Больше некому. — Спокойно ответил Окурок. — И что тебе нужно?

-Случилось так, что все, кроме нас троих, попали в плен к шрайкам на рынке. Третий Колючка, если что. Втроем кораблем управлять трудно, но, небольшое расстояние он сможет пролететь. Я хочу, чтобы мы втроем долетели до рынка, воспользовались моментом неожиданности и спасли товарищей. Для этого надо всем работать вместе.

-Попали в плен? Ого. — несколько безразлично сказал он.

-И мы все попадем в плен, если не вмешаемся. Корабль обязательно обнаружат, захватят и «Громобой», и всех нас, и мы станем рабами.

-Я почувствую разницу? — потрогал свой ошейник Окурок.

-Вполне возможно, что почувствуешь. Некоторые огромные корабли набирают подпалубных рабов, которые денно и нощно, без остановки, крутят колеса, согревая летучие камни. Некоторые покупают рабов, чтобы бросить их на арену, где те должны сражаться один против другого до смерти. Некоторые бросают живых существ в яму с вжик-вжиками и делают ставки — как долго жертва продержится. Некоторые делают эксперименты. — Моджин перечисляла, чувствуя, что ей становится не хорошо от жутких давних воспоминаний, и ее бледное лицо стало еще бледнее, чем обычно.

-Ладно, ладно, помогу. — Встал Окурок, — Не плач только, не допустим, чтобы тебя послали на арену для сражений.

Она удивленно посмотрела на плоскоголового гоблина, сменившего гнев на милость. Похоже, он не притворялся.

-Спасибо. — Слегка всхлипнула она. — Пошли.

-И без цепи? — спросил Окурок.

-Конечно. Идем, я покажу тебе как управлять летучим камнем. — быстро пошла она наверх. — Система очень простая, я буду говорить когда его остудить, а когда подогреть. Я буду за рычагами, Колючка у штурвала, ты — у камня.

-Знаю как. На корабле лиг мы разные работы выполняли. — Окурок покачал головой. — Странно это. Но, мне нравится.

-Только, когда будем спасать остальных, спасаем всех. Не помня никакой личной неприязни. Договорились? — оглянулась она. — Потому что для управления корабля нужны абсолютно все. Хотя бы ради этого.

-Ладно, договорились. — буркнул он. — Пусть и Колючка пообещает такое же.

-Непременно попрошу его. — Кивнула Моджин. — Вылетаем в ближайшую четверть часа, все надо быстро привести в порядок.

Объяснив систему управления летающим камнем на «Громобое» Окурку и проверив работоспособность штурвала и отвесов, Моджин пошла еще на раз осмотреть корабль перед отлетом. Еще она попросила пиратов замаскировать название судна какой-нибудь тканью, чтобы те, кто не знали «Громобой», продолжали его не знать. На самом деле, в порядок привести ей больше всего хотелось свои мысли и нервы. Придуманный план казался вполне не плохим, она была уверенна в «Громобое», и, в принципе, даже уверенна в том, что двое членов экипажа справятся со своими задачами и взаимным недоверием. Но, Моджин сомневалась, что надолго хватит ее саму. Сейчас у нее получалось быть уверенной и давать указания, но, это было почти шоковое состояние. Вполне возможно, что оно пройдет, и она снова станет девочкой-злыднетрожкой, которая боится открытых пространств и не выносит ветра в лицо, которая уютно чувствует себя только в плотном костюме, под которым можно выражать любые эмоции, которые не увидят окружающие. Может, для уверенности надеть костюм? На Окурка он все равно не налезет, гоблин вообще еле согласился взять безразмерные перчатки и передник повязать, не то, чтобы еще что-то применять. Но, все же капитанша в костюме каменного пилота без перчаток будет выглядеть слишком нелепо, и такая ситуация не предаст уверенности, а уничтожит последнюю. Нет, надо лететь в том виде, в котором она сейчас есть… Но, как же удержать в себе уверенность? Проходя мимо открытых кают соратников, она вдруг остановила взгляд на бирюзовой бутылочке, подвешенной в комнате Стоупа. Раньше она никогда не обращала внимания на такую мелочь, как декор личного пространства других пиратов, но, сейчас эта бирюзовая бутылочка просто зачаровала ее, как будто манила к себе, и Моджин повиновалась.

-Бирюзовый, цвет колыбельных деревьев… Из их сока дикие племена серых гоблинов изготавливают напиток, предающий им безрассудную храбрость. О Небеса, неужели это то, о чем я думаю? — спросила у бутылочки она. — Стоуп, конечно, серый гоблин, но, он никогда не показывал пристрастия к этой народной традиции… Может, он принес бутылочку с собой из дома, то есть, это было лет так около двадцати тому назад… Интересно, а сколько хранится такой сок? — Она потянулась к пробке, но, тут же испугалась своих мыслей и отвернулась. — Нет-нет… Я не вор… И не пью тонизирующих напитков… — Потом снова посмотрела на чарующую бирюзу сока. — Но, это для общего блага! Один маленький глоток…


-Судно готово к взлету! Всем занять позиции, птицекрысы вы эдакие! — громко прокричала Моджин, лучезарно улыбаясь и уверенно идя к рычагам. — И я тоже птицекрыска.

Колючка и Окурок одновременно остолбенели и приоткрыли рты.

-Она хмельная? — Спросил эльф.

-Птицекрыска… — Повторил гоблин.

Моджин притворно нахмурилась, но, потом улыбнулась.

-Мы на позициях, капитан! — Ответил Колючка.

-Отлично, моя дорогая команда! — Взмахнула злыднетрожка блестящим шарфиком, неизвестно откуда появившимся у нее. — Трогаемся в путь, чтобы спасти наших друзей! — она крутанула лебедку, убирающую якорь, и «Громобой» дернулся, словно бы тоже удивился. — Полный вперед!

И «Громобой» двинулся вперед. Он летел между деревьями, огибая их и уворачиваясь от возможных преград. Мождин отдавала команды обоим парням — когда и куда повернуть штурвал, на сколько подогреть или остудить камень, и, они были настолько под впечатлением, что выполняли все команды быстро и удивительно верно.

Корабль «Облакоед» спустился в редкий лес около Рынка Работорговли Шраек. Белфиниус и Рафикс решили, что будет более безопасно спрятать судно в лесу, и самим пешком дойти до рынка, где им надо купить новые паруса. До этого им казалось, что такая идея могла прийти в головы только им. Но, два четверлинга были очень удивлены, поняв, что ошиблись. Чуть не задев их, мимо пронесся элегантный кораблик, маневрировавший между деревьями, как будто он был зубоскалом, а не судном.

-Вот так чудеса! — Разинул рот Фин. — Ты видел?

-Сложно не увидеть, когда нас чуть не проткнули. — Встряхнул головой Рафикс, глядя вслед пронесшемуся кораблю, который, судя по всему, не обратил на них и на чуть не произошедшую аварию никакого внимания.

-Я не про корабль, а про капитаншу! –Сказал Фин, — В жизни не видел такой красавицы, — волосы цвета заката, изящная как веточка щетинника, а такая целеустремленная, что дух захватывает! Раф, я влюбился…

-Что-то я не знаю такой капитанши… А вот корабль подозрительно знакомый, хоть я и не уверен. — Сказал Рафикс. — Название не рассмотрел.

-Корабли-они все похожие. А вот девушки… Подобной я еще никогда не видел! Нет, конечно, я видел такой цвет волос и изящную фигуру у одной знакомой нам пиратки. Но, эта капитанша, она такая!.. Эх…


Тем временем, резвый «Громобой» уже долетел до открытого пространства, разделяющего редкий лес и зловещий рынок, построенный на умерщвленных стволах. Патрульные шрайки, конечно, заметили его, но, ничего не успели сделать, — не большой корабль словно бы перепрыгнул через причал, и быстро полетел вглубь рынка. Каким-то чудом, судно никого не сбивало, хоть и пролетало очень низко. Все вокруг разбегались, или наоборот подбегали, чтобы увидеть странное зрелище. Кораблик с замаскированным названием лавировал между редкими стволами, но, все же, пролетая мимо арену вжик-вжиков, а точнее, сквозь нее, ударил главное дерево, откуда обычно наблюдала за кровавым представлением главная шрайка-наседка. Сейчас было рано для жуткого шоу, и, шрайке-королеве повезло не быть на своем привычном месте, потому что широкий мертвый ствол треснул, и верхняя его половина обрушилась вниз, руша арену.


Капитанши «Искателя Тумана» и «Дрейфующего секача» сидели в уличном кафе и мирно делились впечатлениями о том, что они в жизни повидали. Обе были уверены, что видели уже все впечатляющее, что только возможно увидеть, и перечисляли особо впечатляющие моменты.

-Я прошу прощения, леди капитаны, но, то, что происходит лучше увидеть. — Вдруг подбежала к столику запыхавшаяся молодая рыжеволосая гоблинша медик с «Искателя Тумана».

-Это вам, молодым, кажется, что что-то может еще впечатлить. — снисходительно улыбнулась Штормовая Пустельга. Но, увидев, что Вьюжная Зубоскалиха приоткрыла рот, тоже поглядела туда, куда смотрела другая капитанша.

Не большой летающий корабль зигзагами летел по территории рынка, перемахивая одни преграды и подныривая под другие.

-Вот бы тоже так летать. — мечтательно произнесла медик.

-Да не дай Небо и Земля нам когда-нибудь так летать, на самом деле. — Удивленно сказала ее капитанша.

-Что там такое? — отвлекся от пива с полезными водорослями Тем Кородер, продолжавший заседание в той же компании, но теперь в кафе.- Э… Это же наш корабль! — не поверил он глазам. — Простите, дамы и господин, мне, кажется, пора! Хрум-хрымс знает что творится…– вскочил он, накинул рюкзак с приправами и побежал в ту сторону, куда летел «Громобой».


«Громобой» подлетал к нужному месту.

-Так, сейчас мы освободим Буля, а потом спустимся и пойдем за остальными! — Скомандовала Моджин.

-Спустимся, а корабль не улетит? — Спросил Колючка.

-Мы его хорошо закрепим за перила. — Уверенно сказала Моджин. — Эй, Буль! Слышишь меня?!

Толстолап уже отошел от чар наркотического гриба, хоть некоторая слабость еще и была в его лапах. Он удивленно заревел, узнав Моджин.

-Здорово! –Сказала она. — Отойди от решетки, мы ее сейчас сломаем.

Буль отошел как можно дальше, и «Громобой» носом поддел и повалил решетку.

С корабля вылетел гарпун, обмотавшийся вокруг перил, и трое пиратов спустились вниз. Но, тут раздался неприятный треск, и Буль первым увидел, что перила переломились, и «Громобой» начал отлетать в сторону.

-Ву-ух! — Схватился за голову толстолап и ухватил якорную цепь, держащую судно.

-Спасибо, Буль! — Сказала Моджин, — Тогда, останься с «Громобоем», чтобы мы его не потеряли. Без корабля у нас шансов нет!

-Вух? — спросил толстолап.

-Почему ты? Потому что ты его уже держишь, и тебе хватает сил. — Ответила она. — Удачи!

Буль был вынужден двигаться в том направлении, куда сносило корабль, пока не набрел на вполне еще крепкий ствол дерева, за которое можно было зацепить якорь. Тяжело дыша, толстолап думал что делать, и как забраться на судно. Тут к нему подбежал Тем.

-Буль, все в порядке? — спросил Тем.

-Ву-у-у-р? — спросил Буль, удивившийся, что в такой ситуации слово «порядок» вообще приходило на ум.

-Я не знал, что толстолапы такие выражения знают… –Развел руками кок.- А кто не борту?

«А никого…» — развел лапами Буль.

-Надо бы мне туда забраться, в таком случае… — сказал рыжебородый пират, доставая абордажный крюк.

В это время внутри здания, где находились трое пиратов, попавших в беду, тоже начинали закипать страсти. Двое шраек-охранниц пришла за двумя четверлингами, которых пообещал им глыбтрог из «Кривого забора». Но, попасть внутрь было сложно. Если Стоуп не мог освободить капитана и квартермейстера, продолжающих находиться в глубокой отключке, то забаррикадировать двери ему ничто не мешало. Все, что он только нашел в комнате, было выстроено так, чтобы заборные революционеры проникали внутрь как можно более долго. Окон в помещении не было, оружия у них не было, но, механик надеялся, что кто-нибудь еще о них вспомнит. Но, сейчас ситуация была все еще не из приятных, — шрайки разбили дверь и теперь, методично круша ее, пробирались внутрь.

-Нам продали двоих, уйди с глаз, пока и тебя не взяли. — Посоветовала одна птица серому гоблину, стоявшему на их пути. — Иди к вашим остальным инвалидам подзаборным.

-Я не из них! — Обиженно сказал Стоуп.


-Эй, что тут делают чужаки? — выкрикнул один из сообщества «Кривого забора», видя, что к их резиденции подбегают рыжая бледная девица, эльф дубовичек и плоскоголовый гоблин.

-Я — капитан Хмельная Птицекрыска, и мы пришли за нашими товарищами! — выкрикнула Моджин, доставая две сабли из-за спины.

Эльф и гоблин тоже достали свое оружие.

-Как не стыдно угрожать увечным! — попятился, встретивший их, одноухий кучкогном и побежал прочь.

-Что там творится? — вышел из здания не особо трезвый глыбтрог в шляпе Облачного Волка.

За ним вышли все те же тролль и гоблин, криво повесившие на пояса украденное оружие.

-Как же нам повезло, что вы отпраздновали сделку до того, как ее совершили. — Ухмыльнулась Моджин, видя, что все трое в подпитии.

Она запрыгнула на глыбтрога, сняла с него шляпу и переодела ее на себя. Потом спрыгнула на розовоглазого, упавшего от неожиданности, и забрала у него оружие Стоупа и Хитрована. Тролль несун, похоже, пил меньше своих товарищей, потому что взял в руки меч Облачного Волка сравнительно уверенно. Моджин увернулась от удара и отпрыгнула к двоим пиратам, зачарованно наблюдающим за ней. Сейчас они, кажется, догадались, что было бы не плохо помочь временной капитанше. Колючка махнул саблей, и заборщик повернулся к нему, в это время ему на голову опустилось древко копья Окурка, и тролль закачался и упал без сознания. Моджин забрала меч Квинта и отошла. С той стороны, откуда вышли эти трое, послышались еще пьяные звуки. С другой стороны — звук ломающейся двери.

-Колючка, мы с тобой остаемся отгонять алкоголиков, Окурок — иди за нашими! — скомандовала она.

-Почему? — в недоумении спросили эльф и гоблин.

-Что, так сложно просто выполнить приказ?! — крикнула Моджин. — Потому, что наши товарищи могут быть не в силах идти сами, если их разоружили. Лично я не утащу на себе нескольких взрослых мужиков. А ты, Колючка?

-Я тоже взрослый мужик. — Сказал Колючка. — Но, согласен, — не утащу.

Окурок кивнул и поспешил в направлении комнаты, где должны быть их товарищи.


-Не из них? А из кого тогда? — спросила одна из шраек у Стоупа, угрожающе поднимая дубинку.

-Из них, из пиратов. — Неожиданно воодушевленно ответил серый гоблин, видя, как в комнату заходит средне угрюмый Окурок и стукает обеих шраек тяжелым мешком, которым до этого оглушили двоих пиратов четверлингов. Птицеподобные существа никак не ожидали подвоха, потому потеряли сознание. — Рад видеть тебя, Окурок! — сказал Стоуп. — А где другие?

-Колючка и Моджин дерутся. Буль держит «Громобой». А они? — показал плоскоголовый на связанных Квинта и Хитрована.

-Живы, только их газом из грибов усыпили. Помоги поднять решетку, у тебя как раз рычаг есть. — Указал Стоуп на копье. — Это даже хорошо, что все сейчас там, где мы есть… Ну, не в смысле, хорошо, что мы в беду попали, а что вы вот так вот за нами пришли.

Решетку подняли, Стоуп нашел защелку, помогающую удерживать ее в поднятом состоянии. Но, он все же сомневался в этом механизме и стоял, придерживая тяжелую поднимающуюся дверь.

Окурок зашел в камеру и закинул связанных четверлингов на спину. Он допускал мысль, что если бы эти двое не были связаны, он мог бы взять только Хитрована, но, сейчас времени развязывать не было, и приходилось спасать обоих. Как только плоскоголовый отошел от камеры и Стоуп перестал контролировать затвор решетки, та снова рухнула. Двое гоблинов выбежали наружу, где увидели Моджин в треуголке Облачного Волка, отражающую капитанским мечем атаки дубинки какого-то не трезвого волосатого гоблина с протезом кисти руки. Колючка размахивал сразу несколькими саблями, отпугивая остальных.

-Рада вас всех видеть! — Крикнула Моджин, оппонент которой наконец сдался и куда-то сам по себе ушел. — А Тем не с вами?

-Он пошел за специями. — Ответил Стоуп.

-Я уже вернулся! — раздался голос Кородера откуда-то сбоку и сверху. — Я на корабле!

-Великолепно! — воскликнула Моджин, — Бежим все на «Громобой»!

Патрули шраек уже спешили к судну, наделавшему столько шума на рынке, но, на их пути стоял вооруженный каким-то сломанным стволом Буль и отгонял нападавших. Тем Кородер в авральном режиме пытался в одиночку управлять кораблем, что у него не особо получалось.

-Буль, залезай на корабль, сейчас мы тронемся. — Сказала толстолапу подбежавшая Моджин. — Наконец-то все в сборе!

Толстолап вухнул и покатил ствол, которым сражался, в сторону приближавшихся полуптиц. Шрайки были вынуждены быстро отступить. Буль стал забираться на низко опущенный корабль.

Сейчас «Громобой» был закреплен около какой-то лавки, у которой висели две большие клетки, в одной из которых галдели мелкие вороны топей, в другой — стая птиц снежников.

-Быстро, все на борт. У нас времени мало! — напомнила Моджин, останавливаясь около корабля и жестами подгоняя остальных.

-Хватит шуметь около моего магазина! — вышел из лавки старый, но мощный четверлинг со шрамами, пытающийся достать кнут из-за пояса.

-Это не мы, а птицы. — сказала Моджин, открывая ближнюю к ней клетку со снежниками, которые сплошным потоком полетели на торговца, свалившегося на доски.

Бессознательных четверлингов втянули на палубу, все пираты тоже забрались наверх, Моджин забралась последней и поспешила к рычагам и штурвалу, которые сейчас были без присмотра.

Окурок посмотрел вниз и заметил, что на досках подвесного участка, где они были, остались очки, видимо, упавшие с Хитрована. Зная, что без них квартермейстер ничего не увидит, плоскоголовый гоблин решил позаботиться о четверлинге, который вроде бы иногда показывает, что они товарищи, хоть это и происходит в те моменты, когда ему нужна какая-то услуга. Он спрыгнул, быстро поднял очки и собирался подняться по уже затягивающейся якорной цепи, но, вдруг что-то больно схватило его за руку. Это был кнут крупного четверлигна — владельца магазина, обхвативший его запястье. Окурок обернулся, взял очки в рот, чтобы не потерять, и свободной рукой раскрыл клетку с воронами, тоже полетевшими на владельца магазина, который снова вынужден был отступить, и гоблин поспешно распутал руку. Но, ту он обратил внимание, что якорная цепь уже выше досягаемости. На мгновение он растерялся, оставшись без оружия, без корабля и без кого-либо знакомого. А владелец магазина снова встал и размахнулся кнутом. Но, в следующий момент «Громобой» резко развернулся, и закинул носом корабля нападавшего четверлинга обратно в его магазин.

-Хватайся за цепь! — услышал Окурок голос Стоупа, развернулся и схватил цепь поменьше, спущенную к нему.

Стоуп уперся в борт корабля изо всех сил, — все же мощный плоскоголовый гоблин весил больше его в силу тяжелых костей. Держать цепь было даже больно, и в голове застучало, но, отпускать ее из рук он тоже не собирался, понимая, что это единственная возможность для палубного бойца попасть на улетающий корабль. К счастью, Окурок забрался на борт довольно быстро, и оба гоблина, тяжело дыша, приземлились на палубу. Окурок посмотрел на цепь без особой любви, узнав свою цепь.

-Я ни на что не намекал, это просто единственное, что мне под руку попалось. — Сказал ему Стоуп.

-Спасибо. — Не стал обижаться Окурок, предварительно достав очки изо рта.

-Мы все просто молодцы! — Сказала Моджин, уже более спокойным и привычным голосом, отходя от штурвала. Сейчас около него стояла она, и, радовалась тому, как удачно побила владельца птичьего магазина кораблем.

Тем разрезал веревки, спутывавшие Облачного Волки и Хитрована, и только сейчас двое четверлинга начали приходить в себя.

-Мы справились. — моргая, сказал Облачный Волк. Картина, представавшая вокруг, его удивляла. — А почему на Каменном Пилоте моя треуголка? — сконцентрировал он взгляд на Моджин.

-А, что происходит? Ничего не видно! — очнулся Хитрован.

Окурок протер очки квартермейстера о свою набедренную повязку и поднес их Хитровану.

-О, очки. — Обрадовался он. — А почему все такое замусленное?..

Тут капитан и квартермейстер обнаружили себя почему-то прислоненными спинами друг к другу, и оба поспешно отодвинулись в разные стороны.

-А почему Окурок не на цепи? — указал на гоблина Волк.

Настроение у плоскоголового все равно продолжало оставаться странно хорошим, и он просто сам подошел с цепью к Булю, чтобы тот его приковал.

-Я, конечно, извиняюсь, но почему на палубе лежит мое имущество? — Обратил Стоуп внимание на подкатившуюся к нему бутылочку.

-А Твердопх, по ходу дела, без летающей мебели останется? — Сказал Колючка.

-Кстати, а почему Моджин сегодня без своей одежды? — спросил Тем.

Моджин чувствовала себя странно. Она не могла видеть и слышать всего, происходящего вокруг, потому что происходило оно почти одновременно. Злыднетрожка лишь слышала постоянные вопросы, вопросы и вопросы.

-Теперь я стала понимать, что, должно быть, чувствуют матери больших семейств, — уже совсем привычным голосом сказала она. Спокойно проходя мимо Квинта, она переодела треуголку с себя на него и положила меч рядом. — Вы занимайтесь своей работой, а я пойду заниматься своей.

Стаи радостных снежных птиц и воронов топей облетели вокруг «Громобоя», улетающего от Рынка Шраек, и разлетелись в разных направлениях.


========== В гостях у Леса. ==========


Разноцветье листьев средней осени радовало глаз, солнце светило так, что воздух прогрелся словно летом.

-А еще говорят, что Дремучие Леса опасны и переполнены ловушками. — Пожал плечами широко улыбающийся лопоухий гоблин в одеянии воздухоплавателя, сине-оранжевой расцветки, с кожаной пластиной на груди, украшенной знаком, напоминающим голову рассерженного губошлепа. Это был знак лиги, занимающейся перевозкой животного товара из Дремучих Лесов. Они прошел в сантиметре от замаскированной ямы-ловушки, но не заметил этого, глядя на блестящие листья медного дерева над ним. — Небольшая прогулка по лесам не повредит!

Метеликс, как звали гоблина, не планировал прогулку этим утром, прибыв в лес за компанию с лиговским судном, перевозящим древесину, он хотел просто тут побывать спустя годы, осмотреться. Он родился в Дремучих Лесах, но, уже давно покинул их и жил в Нижнем Городе, в доме дяди и тети, представителей лиг. Да и, когда он жил в деревне в лесу, он не видел ничего за её пределами. Теперь же, когда он стал заниматься перевозкой животных, он должен был узнать леса получше. Но, пока судно закупщиков дерева было занято общением с традиционными лесорубами лесными троллями, Метеликс услышал звериные крики в стороне от деревни. Они были похожи на говор свиномордов, только грубее и громче, видимо, это был гигантский лесной свиноморд, который во много раз больше и, говорят, умнее, маленьких комнатных свиномордов-фромпов. Он очень хотел увидеть редкого зверя, пошел в сторону, и, ушел так далеко, что потерял из виду не только деревню и корабль, но и все тропы лесных троллей, по которым можно было бы сориентироваться. В первый момент он подумывал над тем, чтобы запаниковать, но, вперед блеснул солнечный просвет, ведущий на прекрасную поляну, и он быстро успокоился и решил, что обязательно найдет выход.

-Все что происходит — все к лучшему, — говорил сам себе он. — Какой бы это обзор лесов, если бы я всего лишь побродил вокруг деревни? Я пройду сколько-то миль, найду следующее поселение, и уже из него смогу отправиться в город, где меня ждут родственники, корабль и будущая команда, и будущая работа. А в лесу есть и питье, и еда, благо, это осень и все созрело.

Журчание ручейка было совсем рядом, и он подошел к нему, наполнил фляжку водой, и хотел было собрать ягод с какого-то прежде не виденного куста, в стороне от ручья, но, отдернул руку, увидев под кустом мертвую пегую крысу, в пасти которой как раз была одна из ягод. Печально вздохнув по поводу судьбы бедной крысы, Метеликс накрыл мертвого зверька большими листьями и пошел дальше вдоль ручья. Было бы благоразумно двигаться вдоль русла — ведь поселения будут строить там, где есть вода. Но, он снова был вынужден свернуть, когда услышал громкий птичий крик. Какая-то птица громко и несчастно кричала, похоже, что с ней произошло что-то нехорошее, и зверовоз не мог заставить себя пройти мимо и не вмешаться в природные дела, если волью судеб оказался рядом.

Нашел он птицу не сразу, — все же деревьев вокруг было много, и птица кричала весьма громко, трудно было понять откуда именно идет звук. Мелтеликс руками приподнимал свои большие свисающие уши, чтобы лучше сориентироваться. Сдаваться он не собирался. Наконец старания были вознаграждены, и он увидел птицу-снежника, которой не повезло. Видимо, птица села на особо трухлявую ветку, та проломилась и согнулась, зажав лапу птицы. Снежник неистово хлопала крыльями и уже потеряла много перьев, но, не могла вырваться из древесной ловушки. К счастью, сидела она не выше голову путешественника, и он мог ее достать руками. Увидев двуногого, пернатая испугалась еще больше и забилась так, что Метеликс испугался, что она совсем покалечится, потому набросил на голову птицы пустой мешок из своей сумки, и только тогда смог раздвинуть сломанные половины ветки и освободить лапку снежника.

-Ну, не дерись только, я помочь хочу. — Уговаривал он. — Если ты тут останешься в таком положении, тебя скоро найдет какой-нибудь хищник и пообедает. Я не имею ничего против хищников, но, если я могу тебе помочь, то помогу. Почему ты так сопротивляешься?

Наконец, птица была свободна. Он осмотрел ее и обнаружил, что одна перепонка на лапе снежника все же порвана, он обработал ее мазью, но, сомневался, что она сможет срастись, да и крылья изрядно помяты о ветки дерева, хоть, к счастью, и не сломаны. Осторожно сняв с головы птицы мешок, Метеликс вопросительно смотрел на спасенную. Пернатая тяжело дышала, неловко переминалась на месте и удивленно смотрела на двуногого, который не собирался ее есть. Он наоборот достал из сумки кусочки хлеба и положил перед ней. Измотанная птица была голодна, и, решила поддаться просьбе желудка и склевала предложенное угощение. Она попробовала взмахнуть крыльями, но, это было болезненно, — мышцы очень устали, синяков она себе набила. Определенно был нужен хороший отдых перед полетом.

-Я не буду тебя обижать. — Сказал Метеликс с улыбкой.- Пошли со мной. Я посажу тебя на плече, как капитаны прошлого, если ты не выклюешь мне глаза. Тебе ведь это незачем, правда?

Он протянул руку, и птица, видимо, поняв, что от нее хотят, забралась на нее. Зверовоз пересадил снежника на плече, та уцепилась когтями в куртку и осталась на месте. Дальше они пошли вдвоем, птица щелкала клювом и что-то выискивала в его торчащих хохолком рыжих волосах, хотя гоблин и уверял ее, что у него нет волосяных паразитов. Вокруг были звуки леса, звери, птицы, насекомые, и никаких признаков какой бы то ни было цивилизации.

Спустя пару часов он присел отдохнуть, и тут признаки цивилизации увидел, правда, совсем не те, которые хотелось бы. Под деревом с желтыми фруктами стоял большой раскрытый капкан.

-Я понимаю, что жителям леса надо охотиться, чтобы есть, но, капкан — это все же бесчестно… — подумав несколько минут, решил он. — Если нужна еда — стреляйте в зверя сразу, а не мучьте часами.

Метеликс нашел большую ветку и забросил ее внутрь металлического устройства, которое захлопнулось, заставив его и снежника вздрогнуть. В траве дернулась какая-то веревка.

-А что, если этот капкан не единственный? — спросил у птицы гоблин, и медленно пошел под деревья, внимательно всматриваясь в траву. Вскоре он действительно увидел еще один большой капкан, стоявший на весьма обозримом месте. Только Метеликс собрался приблизиться и к этой конструкции и обезвредить и её, как услышал чьи-то шаги, тихие и осторожные, но все же слышимые.

Он зашел в тень дерева и посмотрел в направлении приближающихся звуков, — по лесу шел молодой смуглый плоскоголовый гоблин дикого вида. Правда, у него с собой явно не было никакого крупного оружия, свойственного воинам и охотникам, только драная кожаная сумка через плече. Еще у гоблина был синяк под глазом, порванные уши и грязный бинт на руке. Метеликс не знал как поступить — предупредить дикаря о возможной опасности? А вдруг, тот наоборот идет проверить -не поймался ли кто-то в капкан, и тогда Метеликсу достанется за вмешательство. Пусть и не побьют, но отчитают и пристыдят точно… Конечно, скорее всего, этот плоскоголовый просто собиратель, он должен сам увидеть капкан, пройти мимо и удалиться… Еще, конечно, можно было обратиться к незнакомцу вообще по другому поводу, с просьбой показать дорогу, но, эта идея Метеликсу пришла уже после того, как плоскоголовый прошел мимо. А в следующий момент раздался железный щелчок и крик.

-О нет… — побледнел Метеликс, и поспешил в сторону капкана, снежарик захлопала крыльями на его плече, но, она хорошо держалась.

Зубастая ловушка захлопнулась чуть выше щиколотки левой ноги плоскоголового гоблина, до крови поранив. Тот стоял на месте и ныл, пытаясь вырваться.

-Стой, не надо дергаться, ты так только хуже сделаешь! — подбежал к нему Метеликс.

-Ты кто? — Спросил дикарь испугано.

-Я горожанин, и меня зовут Метеликс. — Представился лопоухий. — Сейчас найду чем тебя освободить… Как можно было не заметить капкан посреди дороги?

-Я задумался. — Буркнул плоскоголовый. — Со мной так часто, только с капканом впервые. Меня зовут Бирчек. Это твой капкан?

-Нет, ни в коем случае! — Ответил Метеликс, подходя с большим камнем, которым он, после нескольких попыток, сломал механизм капкана, и тот выпустил жертву. — Я хотел его обезвредить, но, услышал, что кто-то приближается. Я думал, может быть это твой капкан… Извини, что не предупредил.

-Нет, капкан не мой. Мы тоже такие не ставим. Вообще, на кого они, интересно? — сказал Бирчек, доставая окровавленную ногу из капкана и садясь на землю.

-Вполне возможно, что как раз на любого путника… — Задумался Метеликс. — Некоторые ловят не только животных… И, нам было бы неплохо уйти отсюда поскорее. Ты, кстати, можешь идти?

-Да, со мной все в полном порядке, благодарю. — Закивал Бирчек, пошевелив ногой, морщась от боли.

-Какой же это полный порядок, если у тебя кровь идет? Надо хотя бы рану перевязать. — Стал он рыться в своей сумке. — Я все равно виноват, что не предупредил тебя вовремя.

-Для меня это порядок, — мне обычно не везет с колюще-режущими предметами. — Ответил Бирчек. — Не могу пользоваться никакими ножами, косами, серпами, — они меня не любят…

-Как же ты вообще выживаешь тогда? — Спросил Метеликс, забинтовывая рану нового знакомого.

-С трудом. — хмыкнул Бирчек, пытаясь погладить снежарика на плече лопоухого. Птица клюнула его за палец, чему тот совсем не удивился и улыбнулся.

-Давай, я провожу тебя до твоей деревни, а там узнаю, как выбраться к городам. — Предложил Метеликс, помогая Бирчеку встать с земли. — А то я немного заблудился…

-Я бы рад тебе помочь, но, проблема в том, что я тоже…

-А как тебе то, лесному жителю, удалось заблудиться?

-Мы переместили наш лагерь прошлой ночью, всю ночь монтировали новое поселение. Я толком не осмотрелся. Утром пошел, чтобы насобирать грибов и сильно увлекся…

-Н-да… В любом случае, пойдем куда-нибудь, пока к капканам не пришел тот, кто их оставлял.

Городской и лесной гоблины двинулись дальше по лесу, не особо быстро, но, это было и не плохо для них — они смогли увидеть болото, укрытое травой, до тог, как зашли в него, не споткнулись об огромное бревно, подозрительно шевельнувшееся и оказавшееся спящим чурбаком… Вода во фляжке подходила к концу, а новые источники все не попадались.

Но вот, спустя еще некоторое время, они подошли к какой-то фруктовой роще, аромат которой просто манил. Подойдя ближе к деревьям, сильно напоминающим яблоневые, Метеликс и Бирчек увидели около одного дерева маленькую девочку — серую гоблиночку, собирающую опавшие яблоки с земли. Большеголовое и большеглазое создание в простой длинной кофточке и юбке выглядело особо мило благодаря тому, что на голове у девочке была кожаная веревочка, под которую был подсунут яркий цветок, на вид ей было лет пять — шесть.

Два гоблина подошли к ней, делая максимально приветливые улыбки и двигаясь медленно и в то же время не прячась, чтобы не напугать малышку.

-Здравствуй, девочка. — Махнул ей Метеликс. — Можно мы возьмем пару яблок? Мы очень голодны…

-Как же такую милую малышку отпускают одну? Или, ты живешь близко? — спросил Бирчек.

-Она не одна. — Раздался резкий женский голос, и из-за дерева вышла серая гоблинша, видимо, мама девочки. Она сердито смотрела на чужаков и держала в руках лук с натянутой тетивой.

-Мэм, мы не желаем вам никакого зла. — Сглотнул Метеликс. — Пожалуйста, просто подскажите нам дорогу…

-Дорог полно, весь остальной лес вам дорога, только подальше отсюда. — Ответила гоблинша, переводя острие стрелы с одного на другого. — Быстро уходите отсюда, или я вас прикончу.

-Мы не можем быстро… — показал на забинтованную ногу Бирчек.

-Настолько быстро, насколько можете. — Еще больше нахмурилась серая гоблинша. — Давайте, прочь отсюда.

Естественно, Метеликс и Бирчек не спорили, повернулись и быстро пошли прочь, чувствуя на себе сердитый взгляд женщины и растерянный взгляд девочки.

-Теперь я вижу, что в лесу и правда не особо принято другим доверять… — вздохнул горожанин, когда они были уже достаточно далеко от рощи.

-Она боялась за ребенка, ее трудно осуждать. — Пожал плечами Бирчек. — Нам еще повезло, что она не была под действием особо смелого сока…

-Ох, не надо о питье… Жажда невыносимая…

-И вечереет уже… Что делать будем?

-Надеяться, что не станем чьим-нибудь ужином… — посмотрел на сгущающиеся тени Метеликс. — В таких местах, говорят, вжик-вжики могут водиться, да?

-И еще много чего. Реющие черви, чурбаки, халитозные жабы, змеи всех видов. — Послышался грубый голос. — Какого хрум-хрымса ты здесь делаешь, Бирчек?

-Кузен Окурок! — радостно отозвался на голос плоскоголовый.

Метеликс думал, что уже начнет седеть с перепугу, но, когда некто оказался родственником Бирчека, ему стало чуть спокойнее.

К ним подошел хмурый мускулистый желтокожий плоскоголовый гоблин с копьем в руке.

-Я немного заблудился и попал в капкан. — Сказал Бирчек, — Но, меня спас Метеликс из города.

-Горожанин. — С неприязнью сказал Окурок. — Им всем нельзя доверять.

-Возможно, но, всем, кроме Метеликса. Он помогает птицам и ломает капканы…

-Ясно. Самоубийца, в общем. –Констатировал кузен Бирчека. — Идем в поселение, я еле нашел тебя. Твоя мать уже извелась вся.

Бирчек подошел к родственнику.

-Сер, простите! Не могли бы вы мне подсказать путь к местам, где я мог бы встретить корабли из города? — обратился к старшему плоскоголовому Метеликс. — В вашем поселении это не может произойти?

-Ни в коем случае. Я не сэр. — Покачал головой Окурок. — Мы избегаем таких встреч. Вон, справа река — иди по ней, и через полчаса выйдешь к деревне душегубцев, вот они всегда торгуют с горожанами. И редко убивают чужаков.

-Хорошо, спасибо, так и сделаю. — Закивал Метеликс.

-Иди по реке, не сворачивай. Если свернешь, — я ни за что не отвечаю. Спасибо, что выручил нашего проблемного родственника. — уже мягче сказал желтокожий плоскоголовый.

-Было приятно познакомится! — сказал Бирчек.

-Взаимно. — Пожал ему руку Метеликс, и птица на его плече захлопала крыльями. — Держись подальше от колюще-режущих.

На этом они расстались, пойдя в разные стороны. Метеликс действительно смог выйти к деревне душегубцев, и, побыв у них, даже приобрел пару мелких лесных лемкинов, уже ручных, и стал дожидаться ближайшего торгового судна, уверенный в том, что хорошо познакомился с Дремучими Лесами и готов к своей новой работе как никогда. И продумывал, как перескажет случившееся обоим членам своей команды, когда снова будет в городе.

Комментарий к В гостях у Леса.

Двое эпизодических персонажей из других моих фанфиком о “Громобое” внезапно решили оказаться знакомыми друг с другом)


========== Особо крутые воздухоплаватели. ==========


Воздухоплавание — это, должно быть, самое престижная, опасная, но все же желанная работа для множества жителей центральных городов Края, а то и не только этих городов. В мире, где летают камни, щебень этих камней, и даже деревья (хотя, летать на дереве несколько проблематично, — это, чаще всего, полет в один конец, и конец этот печальный), было бы странно, чтобы разумные существа не мечтали летать. Горделивые яркие пираты, придирчивые пафосные лиговцы, городские перевозчики, бороздят небо над городами, топями и лесами, привлекая к себе взгляды всех, кто не летает. В общем, быть воздухоплавателем, — это определенно круто. А тому же может быть и прибыльно, и интересно, и познавательно.

Не так давно на верфях Нижнего Города появился совершенно неожиданный корабль — не большое красивое санктафраксовское судно, обычно использующееся только для полетов в Сумеречные Леса за грозофраксом, опустилось там с явным намерением стать пиратским кораблем. На «Громобое» уже было восемь воздухоплавателей, но, к счастью для других желающих, этого им было мало, и в тавернах появились объявления о паре дополнительных мест в команде нового корабля. Конечно, желающие объявились практически сразу же, и были радушно приняты в команду. Судя по всему, набор проходил по типу «кто первый придёт», потому что пиратов устраивало абсолютно все, даже если у впередсмотрящего не было никакого опыта в принципе, а квартермейстер был с дефектом дикции на половину согласных и порой брызгал слюной при разговоре.

Из-за этого дефекта обычно Хитровану не везло найти работу на корабле, — пусть он прекрасно считал, был грамотным, разбирался в документации и текущем бизнесе города, обладал хорошей памятью, но, других капитанов смущало то, что некто, обязанный договариваться о прибыльных доставках, будет оплевывать собеседника, буравя его диковатым взглядом. Взгляд был таким неумышленно, а просто из-за очень толстых стекол очков, но, не будешь же каждому подробно объяснять что да как… Теперь же, получив место на самом шикарном из возможных кораблей, он был настолько счастлив, что временами говорил без дефекта. Ему нравилось всё и все. Капитан с женой казались двумя капитанами, но при этом единым целым, добрые, общительные, совсем не заносчивые, хоть оба крайне благородного происхождения. Двое четверлингов родом из Санктафракса, рыцарь-академик и воин-академик, одним своим видом повергали в восторженный трепет, хотя, вели себя просто. Молчаливая и точная во всем, Каменный Пилот, гордо держащаяся особняком. Мощный молодой толстолап-альбинос Буль, опровергающий своим видом мнение о том, что альбиносы могут быть слабее собратьев, уже успевший и полетать на двух пиратских судах, и поработать с парящем городе. Долговязый рыжий кок –гарпунер средней заросшести Тем Кородер, активный и уверенный четверлинг, любитель пошутить над другими и все прокомментировать, — последнее иногда раздражало, хотя, остальное все равно восхищало. Единственный, кто вызывал у Хитрована не восторг, а скорее сочувствие — серый гоблин Стоуп, тихий, ушедший в механическую работу и с каким-то хронически печальным взглядом. Когда новый квартермейстер узнал от воина-академика, что Стоуп, оказывается, тоже работал в Санктафраксе и заработал там себе очень хорошую репутацию кузнеца-оружейника, и уже принимал участие в весьма серьезных полетах, то он совсем удивился. Как можно так скромно тушеваться, когда у тебя столько поводов гордиться? А этот серый кузнечик даже на шутки придурковатые не отвечает. Вот поэтому, и потому что все к нему добры и приветливы, Хитрован тоже решил сделать доброе дело и научить Стоупа быть крутым. О чем он в открытую серому гоблину и сообщил.

-Поверь, я совсем не страдаю от того, как себя веду. — Удивленно ответил ему Стоуп.

-А, может, ты этого просто не замечаешь? — Не отставал Хитрован. — Попробуй быть таким пиратом, как большинство, такие горделивые и выправленные, привлекающие все взгляды своей модой! — Он поправил бакенбарды, заплетенные в косички, и даже сам на минуту выпрямился, хотя, потом вернулся в обычное сутулое состояние, обусловленное длинной и тощей фигурой и тем, что общаться чаще ему приходилось с низкорослыми.

-Ну, таким модным мне не стать с силу моей природы. — Улыбнулся Стоуп, трогая безволосое лицо. — Не парик же надевать.

-Хотя, это тоже идея… — Задумался Хитрован, представляя серого гоблина в парике, но, правда, не смог найти в мыслях тот, который сделал бы вид того крутым. — Но, я не о волосах! Я об ощущении собственной крутости. Да ты чуть ли не самый известный тут после капитанов, а держишь себя так, словно ты подросток из Дремучих Лесов. Вон, это Колючка подросток из Дремучих Лесов, а ведет себя, как будто он уже пол жизни летает.

-У нас с ним просто разные темпераменты, это тоже нормально. — Сказал Стоуп. — Мне хорошо, не волнуйся.

-А я все равно волнуюсь! — забрызгал возбужденно слюной Хитрован. — Ты такой добрый, никого не высмеиваешь, столько умеешь, а сидишь себе тихо в тени.

-Ну, не я один такой, Каменный Пилот еще гораздо тише.

-Она дама, у нее своя логика. Но, ты то парень, пират со стажем, покоритель металла и огня, ты должен быть круче, и я буду тебе помогать в этом.

Стоуп чувствовал себя очень неловко. Новый знакомый никак не мог понять, что он не притворяется, а на самом деле всем доволен. И, наверное, он пытался побороть собственные комплексы, так навязчиво предлагая помощь другому. Обижать близорукого самонадеянного четверлинга ему не хотелось, и Стоуп согласился «учиться». И теперь, когда их пути в свободное время пересекались, Хитрован постоянно рассказывал ему, как держать голову, как говорить с незнакомцами, какие картины проигрывать в голове, чтобы чувствовать себя гордым и уверенным. Серому гоблину было порой даже интересно слушать эти тренинги, и он гадал — где же парень из Нижнего Города набрался такой странной мудрости, и почему сам ей редко пользуется.

В один прекрасный день, когда до первого делового полета «Громобоя» оставалось совсем недолго, их вдвоем послали в доки другой пристани Нижнего Города, чтобы закупить запасной такелаж и крепления. Сделка прошла весьма успешно, они приобрели очень хороший товар по небольшой цене, который торговец дуркотрог еще и доставит сам на судно за скромную плату. Стоуп собирался сразу вернуться на корабль с приятными новостями, но, Хитрован уговорил его попрактиковаться в крутости, зайдя в какую-нибудь таверну.

-Таверны и пираты, они просто созданы друг для друга! — Говорил он. — Вот там, где на нас будут бросать восхищенные взгляды, ты сможешь ощутить себя истинным пиратом.

-Я и так себя им ощущаю. — Пожал плечами Стоуп. — Мы истинные пираты — совершили сделку с большой выгодой для себя, скоро в серьезный полет отправимся…

-И при этом ты идешь со взглядом уставшего школьника.

-Это потому, что я устал.

-Вот потому тебе и необходимо зайти в таверну и взбодриться! Пошли в первую попавшуюся…

-Ты в этом уверен? — Удивился серый гоблин, глядя на приземистую мрачную таверну глыбтрогов, работавших в доках. — Ты бывал тут?

-Нет, ни разу. Но, я думаю, что теория верна для всех таверн. Идем! — Он взял Стоупа за руку и завел внутрь.

Уже сразу стало понятно, что эта таверна не совсем такая, как те, что расположены в более престижных частях Нижнего Города. Тут было весьма темно, все лица были угрюмыми и недовольными, пахло исключительно пивом разного вида и дешевой рыбой. Но, развернуться и выйти было бы совсем не круто, потому квартеместер, изо всех сил удерживая улыбку на лице, прошел к стойке, держа плечи расправленными. Механик шел за ним, наблюдая недовольные взгляды вокруг. Кажется, кроме глыбтрогов тут вообще никого не было, даже таверновый вейф, судя по всему, отсутствовал. Окон почти не было, только на низкой крыше была пара иллюминаторов со ржавыми креплениями, из которых струился на стойку мутный лунный свет.

-Чё надо? — Посмотрел на четверлинга и гоблина бармен в засаленном переднике.

-Доброго вечера! — нервно сказал Хитрован, кладя монеты на стойку. — Налейте лучшего эля двоим воздухоплавателям, милейший.

-У нас только пиво своего производства. Куда лучше пафосных мало хмельных штуковин. — Сгребая деньги, сказал глыбтрог и пошел за пивом.

-Скажите, а часто ли к вам заглядывают настоящие пираты? — все еще надеясь на чей-нибудь восторженный взгляд, облокотился на стойку Хитрован, глядя на двоих соседей трогов.

-Никогда. К счастью для них. — Мрачно ответил один. — Пестрые черепоклюи, которые уже надоели своими заявками и придирками. Попробовали бы сами силовые работы…

-Может, вам тогда больше нравятся представители лиг? Я начинал свою карьеру там, хоть это было и не долго. Хотя, пираты — это еще круче! — Не мог остановиться Хитрован.

-Да нам без разницы, эти летучие идиоты все одинаковые, под каким бы флагом не ходили. Им всем от нас надо одного и того же, и они нас бесят! — Стукнул кулаком по столу глыбтрог.

-Уверен, они все ценят ваш труд. Просто забывают иногда об этом сказать. — Мягко произнес Стоуп, беря одну из принесенных кружек. — Давай выпьем за труды гостеприимных работников силового труда. — Кивнул он Хитровану.

Тот тоже взял кружку, которая явно была не мытой, и грустно посмотрел на пиво, в котором плавали щепки от той же размокшей деревянной кружки.

-Да, за труды тех, благодаря кому воздухоплаватели становятся действительно крутыми! — стукнул он свою кружкой о кружку Стоупа.

Окружающие глыбтроги что-то пробурчали и отвернулись.

Пиво было далеко от совершенства, хотя, менее ужасное, чем пиратам сначала подумалось. Щепки можно просто аккуратно сдуть…

-И правда отлично. — Сказал Хитрован, ставя со стуком полу-опустошенную кружку на стойку.

-Эй ты, плевун, хватит уже шуметь! — вдруг рявкнул раздраженный сосед-глыбтрог.

-Давайте говорить цивилизованно и без оскорблений. — Без улыбки сказал четверлинг.

-Чё ты сказал? Цивилизованно! — внезапно совсем разозлился сосед, посчитавший слово ругательством, грубо схватил Хитрована за локоть и вывернул тому руку. — Еще пикнешь, и полетишь без корабля, понял?

Стоуп мгновенно отреагировал, и, как-то по-особому дернув мощную ручищу глыбтрога, заставил его освободить руку Хитрована, у которого слезы выступили на глаза от неожиданной боли, и все признаку крутости были сразу же забыты.

-Что вы делаете, неужели нельзя без драк? — Серьезно сказал серый гоблин.

-Он сам меня вывел из себя! — встал глыбтрог.

-Отвечайте словами на слова, а не кулаками.

-Мы сейчас и тебя, умник, кулаками за слова. — Встал другой глыбтрог, разминая кулаки.

Окружающие тоже стали заинтересованно поворачиваться, видимо, предвкушая драку, в которой отметелят двоих воздухоплавателей.

Понимая, что уговоры уже излишни, Стоуп взял полу-пустую кружку и облил пивом драчуна, уже готовящегося нанести удар.

-Залезай на стойку! — Сказал он Хитровану, уже забираясь туда и подтягиваясь к ржавому затвору иллюминатора. Квартермейстер безропотно выполнил то, что сказали, потирая руку.

-Оно не работает, болван. — Ухмыльнулся бармен, глядя, как гоблин трогает щеколду окна, ему было тоже интересно наблюдать.

-У меня заработает. — Не оборачиваясь, ответил Стоуп, доставая из кармана какие-то проволочки.

Сосед облитого и рассерженного глыбтрога тоже размахнулся кулаком, и тоже был облит пивом. Поскольку больше обливаться было нечем, Хитрован сначала испугался, а потом заметил за стойкой мокрую швабру, которую поспешно взял в руки и стал размахивать туда-сюда, отгоняя желающих подраться.

-Можно побыстрее? — спросил он у Стоупа. — Они скоро сообразят как отобрать швабру и порвут нас…

-Не торопи меня. Если поспешу, все только хуже будет, поверь. — Очень спокойно ответил Стоуп, продолжая работу.

В пиратов полетели какие-то обмякшие овощи, и, кто-то уже начинал поднимать лавки с пола.

Но, благо, как раз в этот момент иллюминатор открылся.

-Подсади немного, а потом я тебя вытащу. — Быстро сказал серый гоблин.

Хитрован хотел бы вылезти первым, но, рациональное мышление подсказывало ему, что он все же выше и чуть крепче, потому в словах Стоупа есть резон. Отбросив швабру, он помог механику забраться через иллюминатор на низкую крышу. Там Стоуп тут же лег, уцепившись сапогами за выступ, и протянул руки квартермейстеру, который подтянулся, и тоже смог выбраться.

-Все в порядке? — Спросил у него Стоуп, вставая.

-Да, только шинель вся в помидорных пятнах… Хорошо хоть, что она у меня бордовая. — Огляделся Хитрован. — Что дальше делать?

-Пошли на соседнюю крышу, там спустимся и поспешим отсюда. Там есть спуск, видишь?

-Не вижу, но, пошли, пока они на не достали.

-Не достанут. Для них окно маловато, а лесенок у этой крыши нет.

-И правда… Как тебе удается так быстро соображать?

-Не знаю, оно само по себе так происходит. — Ответил серый гоблин, уже направляясь к соседней крыше.

Снизу они слышали нелицеприятные отзывы и не добрые пожелания, но, достать их не трезвые сердитые глыбтроги на самом деле уже не могли. Видимо, они решили, что пираты и дальше пойдут по крышам, потому отказались от преследования раздражающих воздухоплавателей. А воздухоплаватели спустились вниз, более-менее очистили себя от кусков овощей и двинулись к пристани, где ждал их корабль.

-Знаешь, я беру свои слова обратно. — Сказал Хитрован. — Ты и так крутой. Как ты его там стукнул аккуратно, чтобы он меня опустил… А потом все остальное! Это правда великолепно, хоть ты и опять идешь какой-то недостаточно гордый.

-Спасибо. — Улыбнулся Стоуп. — Я гордый, просто у меня это так выражается. И, тебе тоже спасибо, если бы не эти разборки, я бы подзабыл, как можно выходить из сложной механической ситуации.

-Ты еще и ремонт им бесплатно сделал. — Закивал Хитрован.

-Ну, значит, они не будут держать на нас зло, когда протрезвеют.

-Может, мне поучиться быть таким крутым, как ты, а?

-Нет, не надо. Мы все крутые воздухоплаватели сами по себе, каждый по-своему самый лучший.

-Хм, наверное, ты прав… А я что, правда сильно плююсь при разговоре?

-Не заморачивайся из-за таких мелочей. Может, это такая твоя крутость тоже.

-Ну уж…

-Расскажи, где ты начинал карьеру. Не молча же идти, в конце концов. — Быстро сменил тему разговора Стоуп.

Двое пиратов продолжали путь по ночному Нижнему Городу, освещенному почти полной луной и морально готовили себя к первому настоящему пиратскому полету «Громобоя».


========== «Падучая скала». ==========


Уже была в прошлом жуткая, небывало холодная зима, захватившая под свою власть даже приличную часть весны, и весь мир теперь словно бы успокоился и расслабился. Природа расцветала и залечивала свои раны. Города восстанавливали то, что необычная погода, и связанные с ней трудности, разрушили. Даже жители городов словно бы временно потеплели в отношении друг к другу, представители лиг и пиратов спокойно сосуществовали в местах, где их пути неизбежно пересекались, академики Санктафракса не задирали нос, общаясь с выходцами из нижнего Города. Все было преисполнено радости, хотя, с налетом печали, потому что, наверное, не было ни одного существа, которое не потеряло бы хотя бы какого-то отдаленного знакомого, жизнь которого унесли болезни, снежные обвалы, а то и кратковременный, но кровавый конфликт, случившийся в Рыцарской Академии Санктафракса.

У Метеликса не было знакомых ни в Санктафраксе, ни среди тех выходцев из Нижнего Города, которых вовлекли в этот конфликт, но, он тоже тяжело переживал время тяжелой зимы, еще и из-за того, что в парящем городе гибли десятки, а то и сотни лучших домашних зубоскалов, которых заставляли крутить форсунки. А в Каменных садах гибли кладки могучих белых воронов, уникальных умных птиц, что тоже было печально. Молодой лопоухий гоблин даже начинал не любить свое имя, связанное с зимой, — если зима погубила столько невинных животных. Да и не животных она тоже, по большей части, губила далеко не виноватых.

К примеру, он сам видел, как с гигантской парящей скалы упала наблюдательная башня с катапультой, и двое студентов-воинов академиков разбились насмерть. Башня рухнула на склады внизу, в которых, по счастливой случайности, были только неодушевленные предметы, и никто из Нижнего Города не погиб. Склады были около рынка, на котором Метеликс в тот момент был, и вместе со множеством других существ, он тоже забежал в разрушенный склад, но, не чтобы воспользоваться моментом и что-нибудь утащить, как некоторые, а чтобы проверить — не могли ли выжить представители Санктафракса. Конечно, упав с такой высоты, выжить они не могли, и, это было опустошающее грустно — видеть оборвавшиеся молодые жизни. Он ни в первый раз видел смерть, пережив уход отца, пострадавшего во время лесного пожара, и матери — из-за неизлечимой болезни; видя ни раз гибель загнанных зубоскалов или, израненных в запретных, но ведущихся, боях свиномордов, которых брали напрокат, а он за этими зверями до этого присматривал в стойлах своего дядюшки. Это каждый раз было чудовищно печально. Но, все же он передумал менять имя, ведь ему дали его родители из-за того, что он родился зимой, нормальной зимой.

Теперь дядя — представитель лиг, решил, что Метеликс достаточно взрослый для того, чтобы заниматься своим бизнесом. Он дал ему денег на новое маленькое судно, на котором Метеликс, теперь тоже член лиги, как и его дядя, сможет заниматься развозом востребованных домашних животных. Скромную баржу, с щебнем вместо летучего камня, он сам назвал «Падучая Скала», и не собирался менять название, хоть некоторые и недоумевали, и подозревали негативный намек.

Сначала в команде Метеликса был только один работник — лесной эльф Рейон, представитель редкого лесного народа, хорошо разбирающегося в ловушках и в выживании. Начинающий лиговский капитан не раз закупал у него лемкинов и губошлепов, отмечая, что этот зверолов аккуратный и не травмирует зверьков, хоть и лишает их свободы. Ему хотелось бы, чтобы этот парень совсем не занимался ловлей животных, потому он предложил ему работу на корабле, и тот согласился. Рейон знал многих других охотников, более грубых за живым зверьем, и о тех, к кому животные попадаются случайно, и, если их никто не купит, могут стать просто шкурками и кормом для других зверей. Возможно, работа с такими поставщиками не была самой правильной, ведь, платя им, лиговец подвигал звероловов снова использовать свои грубые ловушки, но, он просто не мог себя заставить не купить тех зверей, которые уже пострадали, потому порочный круг не размыкался. Метеликс лечил тех, кто сильно пострадал, и, звери и птицы его просто любили, словно чувствуя родственную душу. Еще в детстве, живя в деревне лопоухих, он многое узнал о животных леса, которых почитал его клан, и в честь которых лопоухие гоблины ставили тотемные столбы, они дарили тотемным зверям кушанья, чтобы умилостивить и привлечь. В городе животных ни на столь сильно уважали, но, чаще всего, заводчики их просто любили, даже если выражали это, цепляя на зверьков нелепые бантики. Рейон слегка посмеивался над своим работодателем, который так переживает о животных, но, хорошо к нему относился, и тоже научился относиться к птицам и зверькам не только как к живому товару.

Как-то раз дядя Метеликса поинтересовался, окупается ли бизнес племянника, и тот не смог ему уверенно ответить, потому что ни он, ни Рейон нигде не учитывали свою прибыль или не прибыль. У них было слишком много другой работы и мало математических способностей. Тогда Метеликс принял решение — взять в команду квартермейстера, — и повесил соответствующее объявление в паре новых таверн.


-Вам нужен кто-то, кто умеешь считать и писать, верно? — услышал Метеликс девичий голос, когда отошел от прикрепленного объявления.

Обернувшись, он увидел юную девушку-четверлинга с рыжими волосами, растущими не только на голове, но и на щеках. Видимо, у нее были корни то ли кого-то из троллей, то ли длинноволосых гоблинов. С учетом того, что у нее были костяные украшения в волосах, возможно, все же из длинноволосых, — хотя, это тоже не гарантия. Он кивнул незнакомке.

-Возьмите меня, я это умею, и как раз ищу работу. — Предложила девушка.

-Ух… Мне очень жаль вас разочаровывать, но, у нас тяжелая мужская работа, грубая и неотесанная… — Начал он думать, как бы отпугнуть соискательницу и не обидеть. На самом деле, он просто не рассматривал такого вариант, — он стеснялся быть в присутствии девушек даже просто в городе, именно поэтому ему было проще думать о происхождении окликнувшей, а не просто о ней, не то, чтобы быть на одном кораблике.

-И вам не нужно готовить и убирать? — Вздохнула девушка.

-Нет, извините, но, мы сами готовим. А убирать там — дело безнадежное, совершенно. Поверьте. Мы очень неотесанные, мужские… Может, вам лучше в таверне поискать место, а не на корабле?

-Подумаю. Удачи в вашей неотесанной работе. — Улыбнулась девушка и ушла.

До вечера Метеликс опасался худшего, — что по объявлению придет еще какая-нибудь особа женского пола, и, вдруг она еще окажется любительницей лемкинов и маленьких свиномордов, которых на судне сейчас как раз несколько штук прыгает — лемкинов, в смысле. И тогда она не уйдет и останется умиляться… Но, к счастью, когда уже начало смеркаться, к причалу пришел какой-то долговязый сутулый молодой четверлинг в очках. Его внешний вид весьма соответствовал устойчивому стереотипу о квартермейстерах, и Метеликс, можно сказать, подпрыгнул от радости и вышел встречать соискателя прямо с детенышем свиноморда в руках. Соискатель, судя по взгляду, удивился, но, не ушел, что уже радовало.

-Капитан «Падучей Скалы» Метеликс приветствует вас! — Протянул он руку, широко улыбаясь. — Вы ведь по поводу трудоустройства?

-Д-да! — с придыханием ответил четверлинг, тоже протягивая руку. –Вам же нужен квартермейстер? Я отлично считаю, грамотно пишу. Меня зовут Хитрован.

-Чудесно! — потряс его руку Метеликс. — Хитрован, у вас нет аллергии на какую-нибудь шерсть или перья?

-Нет. А что?

-Идемте за мной. — Метеликс позвал его к маленькому судну. — Просто мы с Рейоном, — он кивнул в сторону эльфа, — живем в очень пушистой и пернатой компании. Они все мирные и без блох. — На всякий случай уточнил он. Да, Рейон — это Хитрован, Хитрован — это Рейон.

Эльф и четверлинг кивнули друг другу.

-Нет, аллергии нет. Голос у меня сам по себе такой. — Ошалело посмотрел на зверье на палубе четверлинг. — Но, я никогда тесно не общался с животными…

-Это легко исправить. Идем, я тебя познакомлю с очень особенными. — С энтузиазмом и счастливой улыбкой приглашал капитан, и, отказать ему было невозможно.

Сначала он представил того детеныша гигантского свиноморда, которого и так держал на руках, — этот юный зверь был привезен из леса охотниками, которые сначала оставили звереныша сиротой, а потом сжалились над ним. Но, скоро свиноморд обретет хозяина аж в самом Санктафраксе. А внутри каюты по вольере перемещался маленький чурбак. При виде столь опасного многоглазого камуфлажного хищника, Хитрован побледнеем, на, Метеликс спокойно достал животное из загончика и посадил к себе на колени.

-Купил его в лесу. Чурбачок случайно провалился в яму –ловушку, — специально на него не охотились. Но, ловцы хотели сначала пристрелить его! Хорошо, что я там был и не дал им обидеть такого малыша. Как можно желать убить такое милое маленькое существо? — умиляясь, сказал он, глядя на ворчащее создание, похожее на бревнышко с зубастой пастью, вокруг которой были блестящие зеленые глаза. Чурбачок перебирал ветко-подобными конечностями, но, не пытался оцарапать или укусить Метеликса.

Хитрован промолчал. Будучи здесь и сейчас он тоже не желал никакого зла маленькому хищнику, но, он мог понять тех, кто, встретив в темноте такое существо, сначала захотят выстрелить, а потом познакомиться поближе … Все же страх свойственен большинству живых существ, хоть он и не всегда хороший советчик. Хотя, и без него нельзя. А вот у Метеликса страх перед животным миром, судя по всему, отсутствовал в принципе.

-А ты не боишься, что он случайно проглотит кого-нибудь другого из зверей на борту? — спросил четверлинг, аккуратно трогая коро-подобную шкуру чурбачка.

-Нет, «случайно» он точно никого не проглотит. А специально глотать — у него повода нет, мы ведь кормим его. Скоро и он в новый дом отправиться — один представитель лиг его покупает.

-Ну, он явно обеспечит себе хорошую охрану. Если тоже будет вовремя зверушку кормить…

-Конечно будут, мы напишем для заводчика подробную инструкцию. Я продиктую, ты запишешь… Завтра с утра как раз доставим его в новый дом. — Капитан погладил чурбачка и посадил его обратно в вольер. — Остаешься с нами? — поднял он на нового знакомого большие светлые серо-зеленые глаза.

-Да, остаюсь. — Чуть помедлив, все же сказал Хитрован. — Мне интересно. Только, покажете мне тогда всех ваших пассажиров, чтобы я их мог учесть? — Он достал из кармана блокнот и ручку.

-Ура! — Заулыбался шире прежнего Метеликс. — Конечно, пойдем с ними знакомиться. Теперь наш дружеский мужской клуб стал больше!

-Дружеский мужской клуб? — Переспросил четверлинг растеряно.

-Не пугайся, это просто он так наше сотрудничество называет. — Без эмоций сказал Рейон, заглядывая внутрь. — Для капитана очень важно считать нас друзьями…

Весь оставшийся вечер квартермейстер «Падучей скалы» учитывал всю живность, присваивая им клички и описания, которые могли бы отличить одного от другого. И, он тоже спросил почему корабль Метеликса называется так, а не как-то иначе.

-Я уже ждал этого вопроса, — засмеялся капитан. — Все спрашивают, — развел он руками. — А ведь все очевидно. Когда-то какая-то летучая скала далеко не улетела и превратилась в щебень. Но, этот щебень собрали, упаковали, и он все равно делает не большое судно, как наше, летающим. Падучая скала не погибла, но наоборот нашла новую жизнь, помогает нам всем делать то, что мы делаем и собираемся делать. Так же и наши мысли и мечты иногда разрушаются и рассыпаются, но не теряются насовсем, а остаются частицами, которые можно собрать воедино снова, хоть и не в том порядке, и они все равно будут нашими мечтами, ведущими вперед.

Хитрован остолбенел от такой неожиданной концепции, и даже снял очки, чтобы протереть их. На время мир вокруг него превратился в набор расплывчатых пятен, похожих на части разбитой мечты из мысли Метеликса.

Ночь на маленьком судне, полном живности, была весьма необычной. У каждого члена команды был свой толстый матрас и постель, и пространства хватало. Большинство зверей и птиц ночью мирно спали, даже не смотря на то, что в дикой природе, к примеру, лемкины предпочитают ночной образ жизни. Видимо, пожив с двуногими, они привыкли к другому ритму жизни, и, это будет плюсом при нахождении для них домов в городе. Метеликс спал шумно, сопя и что-то иногда бормоча, в окружении нескольких зверьков сразу. Рейона звери не тревожили, видимо, чувствуя, что эльфу комфортнее без них, и сам он спал тихо. Хитровану сначала не спалось на новом месте, — он думал про свой дом, который уже сравнительно давно покинул, ища достойную работу, думал о том, что хотел бы передать старому отцу, что вроде бы наконец трудоустроился, хоть тот в него совершенно не верил, и говорил скрыться с глаз окончательно. Ночью стало прохладнее, и новый член команды подумал, что завтра поищет — чем бы еще укрыться, хоть сейчас и не будет тревожить спящих Метеликса и Рейона. Но, вскоре ему стало тепло — потому что маленький свиноморд решил лечь у него за спиной. Конечно, это грозило тем, что вся одежда будет в белой шерсти, но, согревающий эффект заставлял не думать о таких мелочах.

Поспав на «Падучей скале», пришвартованной в доках, ранним утром трое лиговцев отправились в Нижний Город, где передали чурбачка его новому мрачному владельцу, пообещавшему следовать всем инструкциям по воспитанию и кормлению зверька. Доставка производилась непосредственно самим маленьким судном, пролетавшим не высоко, на уровне крыш зданий, и при этом не сталкиваясь с проблемой пробок из повозок ежеобразов, зубоскалов, троллей-несунов и просто горожан. Так же у них было несколько заказов на лемкинов и карликовых свиномордов-фромпов. Когда Метеликс назвал нужные им адреса, Хитрован, хорошо знающий город, построил траекторию полета так, что они весьма быстро разобрались с делами. Подсчеты показали, что сделки были прибыльные, и капитан предложил отметить успешный день. Отмечали не в таверне, а прямо на борту, с безалкогольным пивом, которое Метеликс невесть где покупал и очень напитком гордился. Они просто беззаботно болтали на разные темы, что-то рассказывали и расспрашивали.

-Вот это и есть «Дружеский мужской клуб», — снисходительно сказал Рейон Хитровану, когда они отправлялись спать.

-А мне понравилось. Это как-то расслабляет, — быть в стороне от городских страстей… — сказал четверлинг лесному эльфу.

Эльф пожал плечами и ничего больше не сказал.

На следующий день «Падучая скала» совершила вояж в Дремучие Леса. Погода была ветреная, и легкое судно, получившее попутный бриз, легко преодолело мрачное пространство Топей и Сумеречных Лесов. Подниматься достаточно высоко, чтобы не поддаться гипнотическому свету загадочных лесов, эта баржа могла. Конечно, большие галеоны обычно летели еще выше, но, и «Падучая скала» была в безопасности. Зато, когда они прибыли на окраину Дремучих Лесов, Метеликс сразу же опустил корабль пониже, и они поплыли, практически, между деревьями. В этом участке леса стволы были не так часты, и, видимо, капитан ни раз тут бывал.

-Мы летим к каким–то поставщикам? — Поинтересовался Хитрован, смотрящий с носа корабля вниз. В управлении воздушными судами он не разбирался, да ему и не предлагали — Метеликс и Рейон прекрасно справлялись с управлением вдвоем. Квартермейсер просто наблюдал, чтобы никто из питомцев не решил перепрыгнуть через борта, и любовался видами. Рядом с ним сидел маленький гигантский свиноморд, то и дело поворачивавший к нему голову и тыкающий хоботом, словно спрашивая — за чем именно они наблюдают сейчас. Хитрован не знал, потому и переадресовал вопрос капитану.

-Потом полетим. — Ответил от штурвала Метеликс. — А сейчас мы летим к озеру.

-За водой?.. –с сомнением спросил квартермейстер, который слышал, что стоячая вода может быть опасной для здоровья.

-Нет, просто к озеру. — Закивал Метеликс, уши которого трепетали на ветру.

Вскоре они действительно увидели озеро — большое, светлое, очень мирное на вид. «Падучая скала» опустилась низко и полетела прямо над водой. Ветер от пролетающей баржи поднимал небольшие волны, брызги серебрились и переливались. А, когда судно поднималось повыше, члены команды смотрели на отражение кораблика в воде. С берега взлетали потревоженные утки, в воде виднелись рыбы. Это было просто красиво…

-Это какой-то древний обряд для привлечения удачи? — Предположил Хитрован, видя, как Метеликс трогает свои цветные каменные кулоны — обереги.

-Нет, это просто для удовольствия. — Ответил сияющий от радости Метеликс, резко поворачивая штурвал, и делая новые волны.

Четверлинг подумал, что, должно быть, не много еще есть капитанов хоть лиг, хоть пиратов, кто занимается полетами ради удовольствия, но, вскоре понял, что рад, что попал в команду именно такого капитана. Почему бы не расслабиться и не спешить куда-то по делам?

Через некоторое время, «Падучая скала» все же снова набрала высоту и полетела в направлении поселения крохгоблинов, у которых они закупили корм для животных, продали им детеныша рыжего зубоскала и купили яйцо черного зубоскала, которое должно скоро вылупиться. К ночи они вернулись в доки, на ночлег.

На следующее утро молодые лиговцы отправились на «Падучей скале» в парящий город. Это было волнительно и впечатляюще — медленно подниматься вверх не в корзине, как большинство, а на барже, поднимающейся почти параллельно корзинам. В Санктафраксе у них было два дела — продать уже начавшее трескаться яйцо зубоскала в рыцарскую академию, где эти ездовые звери черной масти ценились среди элитной молодежи; а потом отвезти маленького свиноморда к тому, что прочил его доставить. С первым заданием они справились быстро, сторговавшись на цене, выгодной для обеих сторон. Со вторым было сложнее — надо было углубиться в город, а лететь по улицам города ученых им запретили, и, было решено оставить «Падучую скалу» у пристани, под присмотром эльфа, а гоблин-капитан и четверлинг-квартермейстер со свиномордиком отправились к назначенному месту пешком. На юного зверя надели шлейку, сделанную из мягкой веревки, благо, тот не протестовал. Метеликс и Хитрован любовались зданиями и о чем-то болтали, не замечая презрительные взгляды некоторых граждан Санктафракса, заочно не любивших их — как выходцев из Нижнего Города, как представителей Лиг, как кого-то с маленьким гигантским свиномордом на привязи…

Спустя час ходьбы, они достигли здания около Института Снега и Льда, где их ждал заказчик. Постучав, они услышал старческий голос, приглашающий войти. Проследовав внутрь, лиговцы и зверь сразу же почувствовали себя не комфортно. В здании было весьма прохладно, темно и пахло пылью. Приглядевшись, Метеликс понял от чего пахнет пылью, и вздрогнул — в помещении вдоль стен стояли чучела различных животных Дремучих Лесов.

-Здравствуйте, здравствуйте. — Кряхтя, подошел к прибывшим бородатый старик, сразу наклонившийся к юному свиноморду.

Зверь задрожал и прижался к капитану мордочкой, а хвостом ухватился за ногу квартермейстера.

-Чудесный экземпляр, такой молодой, здоровый, чудесный. — Улыбался старик.

-Здравствуйте и вы. — Нервно улыбнулся Метеликс. — Извините, а можно вопрос? Отчего в этом здании столько чучел?..

-Все просто. Это ведь логично — хранить то, что может испортиться в холоде. Мы исследуем холод и его порождения — лед и снег, а так же то, что холод делает с любыми представителями Края. Не подумайте, что чучела существ из Дремучих Лесом говорит о том, что моя кафедра опустилась до предметов интересов Землеведов — ни в коем случае. Как рыцари ездят на лесных зверях зубоскалах, так ученые нашего факультета используют лесную фауну только как материал, а не предмет исследования.

То, что свиноморда этот профессор покупает не как домашнее животное, сейчас было просто очевидно. Хитрован смотрел на Метеликса и ждал, — что тот будет делать. Явно, что до прибытия сюда, капитан не представлял, что везет зверька в такое мрачное место, и к мрачной судьбе, на его лице были полное разочарование и задумчивость. Но, это их работа, перевозить животных, за это им платят не малую сумму… Сам принимать решение он не хотел, — во всяком случае, уверял себя в том, что поддерживает нейтралитет. Но, когда он вспомнил, как свиномордик смотрел на него во время полета над озером, и как согревал ночью, то почувствовал ком в горле и стал быстро моргать, а толстые очки его стекол запотели.

-Знаете, а мы, наверное, ошиблись номером! — Вдруг выдал самую неожиданную фразу Метеликс, повернулся и быстро зашагал к дверям, ведя за собой свиноморда.

Хитрован расплылся в улыбке, развел руками, глядя в сторону профессора, и поспешил за капитаном.

-Стойте! Я заплачу вдвое больше! — Ковылял за ними старик.

— Нет-нет, у нас нечего продавать. — Ответил ему другую нелепицу квартермейстер.

-Если вы так уйдете, то я всем рассказу, что вы идиоты! Полные идиоты! — уже сердито крикнул профессор, видя, что Метеликс уже выходит за дверь.

-Боюсь, они и так знают. — С улыбкой сказал Хитрован, закрывая дверь за ними.

Оба понимали, что они не смогут оставит свиноморда на корабле, но, и тут они его тоже ни за что не оставят.

-Я плохой бизнесмен? — со вздохом спросил Метеликс, садясь на землю, около свиномордика.

-Да. — Сел с другой стороны Хитрован. — Но, ты просто хороший. И я рад, что ты — мой капитан.

Свиноморд урчал от удовольствия, просто радостный быть снова на свежем воздухе, а не в том жутком месте, куда они заходили.

-Господа поставщики животных, это ваш зверь? — услышали они сзади серьезный резкий голос.

-Наш. — Закивал Метеликс. — Он не блохастый, не бойтесь.

-Я не боюсь. Я работаю в Рыцарской Академии. — Сказал незнакомец. — Во время недавней страшной зимы, гигантский свиноморды, можно сказать, спасли наш летающий город, вращая гигантскую форсунку.

-Разве, это делали не зубоскалы? — спросил Метеликс.

-Зубоскалы тоже, но, они не предназначены для такой монотонной работы, она быстро губила их. А выносливые гигантские свиноморды куда более стойкие. Умные и гордые звери, упорные. Я бы хотел завести такого зверя. Не для форсунки, конечно, просто как не обычное для нашего города, но умное и благородное животное.

-Вы уверенны, что только как животное? — Прищурившись, спросил Хитрован, памятуя о чучелах.

-Еще как друга. — Более мягко сказал незнакомец и погладил юного зверя, тот не был против, и протянул к новому знакомому хобот.

-Тогда, наверное, мы привезли его для вас. — Встал и поклонился ему Метеликс.

Они договорились о цене, Метеликс силился дать инструкции по уходу, но, покупатель заверил его, что у него достаточно знаний и свитков, которые помогут значительно лучше. Попрощавшись со свиномордиком, капитан и квартермейстер чувствовали грусть от расставания, но, были рады, что зверек пристроен к хорошему владельцу и, кажется, уже переключился со своим вниманием на него.

-Мы все равно в плюсе, хоть и не большом. — Решил нарушить тишину Хитрован.

-А, по-моему, в большом. Вон как все хорошо обернулось. Наверное, мы все же везучие.

-Да, прямо вспоминается поговорка о тех, кому везет…


Вернувшись из Санктафракса в Нижний Город, они обнаружили, что судну нужен не большой ремонт. Что-то в Санктафраксе подпортило противовесы. «Падучую Скалу» отвезли на верфи, Маетеликс дал обоим членам экипажа отпуск, а сам решил слетать в одиночку в более дальний уголок Дремучих Лесов на судне знакомых своего дяди. Так же от дяди Метеликс узнал, что в скором времени будет очередная масштабная битва между лиговскими и пиратскими кораблями. Такие битвы случаются время от времени, и, обычно, ничем трагичным не заканчиваются, это было нечто вроде теста на выносливость и вооружение кораблей. Дядя звал Метеликса полететь на битву вместе с ним на совсем новом судне «Бич Власти», в качестве матроса, и молодой лопоухий гоблин соглашался, веря, что это действительно вполне безопасное действо, где он поможет родственнику и полюбуется разными кораблями, которые редко удается увидеть в одном месте и сразу. Команда пыталась отговорить Метеликса лететь и в Дремучие Леса, и потом с дядей, опасаясь за беспечного капитана, но тот был уверен, что все будет хорошо, и что они еще продолжат их полезную и прибыльную работу. Все же оттепель после страшной зимы еще должна была греть все сердца, — как верилось капитану с зимним именем.


========== Берёзовый пролесок. ==========


Дремучие леса занимают огромное пространство, они необъятны и разнообразны. В них живет невообразимое множество живых существ — и неразумных, и разумных, произрастает бесчисленное количество прекрасных и опасных растений, и происходит немало трудно объяснимых явлений. Но, несмотря на то, что территория лесов огромна, их жители нередко сталкиваются и конфликтуют, претендуя на лучшую территорию, ресурсы, возможности для лучшей жизни. Особенно часто случаются конфликты между теми кланами, которые живут, постоянно кочуя с места на место. Вероятность прийти к одному и тому же привлекательному участку не слишком, но вероятна, и, когда эта вероятность случается, племена борются за право временного владения, иногда весьма жестоко, с жертвами с обеих сторон. Так делалось испокон веков, и, лидеры кланов не меняли древних правил. Их кровь будоражили боевые крики воинов, идущих в битву под их командованием, они гордились своими достижениями и шрамами, даже не смотря на то, что кто-то гиб или калечился, и сами лидеры рисковали потерять жизнь, не смотря на все силы и опыт. Но, традиции оставались традициями.

Чтобы выжить в тяжелых условиях борьбы за жизнь и территорию, надо быть сильным и упрямым, либо быть под защитой сильных и упрямых, во всем им помогая и соглашаясь. Бирчек принадлежал ко второму типу членов клана плоскоголовых гоблинов клана серебряных лиственниц. Он никогда не был ни сильным и мускулистым, ни ловким и быстрым, часто болел и не умел обращаться ни с каким оружием. Его мать жалела его, потому что чувствовала себя виноватой, — она сама болела в период, когда вынашивала его, и потому позаботилась о том, чтобы слабый младший сын не был ненужным. Благо, в остальном у Бирчека физических проблем не было, он обладал хорошей памятью и был не глуп, потому научился у шамана медицинским премудростям, а у женской половины родни научился кулинарии и собирательству. Так что, дармоедом он не был, хоть воином и не стал. В клане важны все, важна взаимопомощь и поддержка, но, все же многие избегали слабого гоблина, словно бы стыдились такого соплеменника. Даже родной старший брат почти не общался с ним. Чуть терпимее к нему относились троюродные сестра и брат, но, и у тех, чаще всего, находилось слишком много дел для общения с ним.

Недавно клан перебрался на новое место, очень удачно расположенное около широкого участка реки, богатого рыбой, и рощи, полной плодовых деревьев. Лагерь был уже почти достроен, когда дозорные сообщили, что с севера к этому же участку движется клан молотоголовых гоблинов. Уходить они не собирались, значит, впереди, вполне возможно, ждало сражение, и обстановка стала напряженной.

Бирчек тоже ходил на разведку, — ему сегодня повезло, и он обнаружил на другой стороне реки еще одну плодовую рощу, еще более пышную, даже с редкими деревьями, фрукты которых были по вкусу как жаренное птичье мясо. А еще там росли редкие живительные березы — их кора отливала не только белизной, но и серебром, и порошок из сердцевины этих деревьев был одним из самых чудодейственных лечебных средств в Дремучих лесах. Правда, был один огорчающий момент, — кто-то вырубил целую полосу этих ценных берез, грубо разворотив даже корни. Бирчек не представлял, что за существа могли так бездумно поступить, — лесорубы лесные тролли не вырубали целые просеки, выбирая деревья из разных мест, да и другие жители леса рубили его разумно, а не просто подряд… Осматривая пролесок, Бирчек поранил колено о единственный оставшийся пень срубленной березы, но, наоборот обрадовался этому — в этом пне была цела сердцевина, и он сразу же смог добыть несколько флаконов целительного порошка. Можно было добыть и больше, если бы у него с собой был хотя бы нож, но, ножей с собой гоблин не носил. Ему и без ножа хватало возможностей получить новые царапины.

Сейчас он спешил обрадовать родню своими находками, но, придя домой увидел, что все чем-то очень взволнованы, торопливо достраивают стены переносных хижин, точат копья и кинжалы…

-Что случилось, Вудбин? — спросил он у кузины, куда-то быстро идущей мимо него, ведя за собой фыркающего пегого зубоскала.

Вудбин, судя по взгляду, на самом деле не заметила его, пока Бирчек ее не окликнул. Не высокая изящная гоблинша с лысой головой, на которой было платье из жесткой ткани и сандалии, тоже казалась внешне более слабой, чем остальные, но, она это с лихвой компенсировала умением лазить по любым деревьям, гибкостью, а еще взаимопониманием с большинством животных. А лысой она была просто потому, что волосы мешали ей беспрепятственно лазить по деревьям. По той же причине она была, наверное, единственной девушкой в племени, носившей мягкие сандалии — в них не было удобнее перемещаться по жестким, порой острым древесным пологам.

-Сюда идет клан молотоголовых. — Ответила серьезно она. — Все вооружаются и готовятся защищать территорию, хорошо, что ты пришел, проверь медицинские средства.

-А, может быть они пройдут мимо и боя не будет? — с надеждой спросил он.

-Я была бы только за, но, мы тут ничего не решаем. Веду скакуна вождю, он планирует отправиться на нем. — Грустно кивнула она в сторону зверя. Потом что-то вспомнила, достала из маленькой кожаной сумки фляжку и протянула ему. — Отнеси жене своего брата, это тильдячье молоко. Ей нужна сейчас поддержка.

Бирчек улыбнулся и поспешил к хижине брата, это была уже достроенная и новая хижина из самых прочных ветвей. Брат Бирчека Морн не так давно женился, его жена Мейна ждала ребенка, и, видеться с ней Бирчек любил. Мейна была красивой смуглой плоскоголовой, с длинными косами и женственной натурой. Сейчас она была дома одна, перебирала амулеты на шее и смотрела на улицу.

-Здравствуй, сестра. — Вошел к ней в дом Бирчек. — Это молоко тильдера от Вудбин, оно на много жирнее и полезнее ежеобразьего. Тебе сейчас это очень полезно.

-Спасибо. — Кротко кивнула она, принимая фляжку и глядя в никуда.

-Мейна, ты так расстроена?

-Конечно, ведь Морн собирается на бой. Вождь собирается отправить воинов в атаку первыми, потому что мы уже заняли эту территорию и должны защитить право на нее. Он сильный, но, я боюсь…

-Но, может, быть все обойдется? Может молотоголовые просто пройдут мимо. Мало ли еще в лесу рощ и хороших участков реки? Не грусти…

-Не обойдется. Молотоголовые в любом случае нападут и попытаются ограбить, они будут убивать всех на своем пути. Вождь говорит так.

-Но, откуда нам об этом знать? Может, они вовсе не такие кровожадные. Мы же с ними почти родственники, мы похожи, и они, и мы бровастые…

-Бровастые. Наш клан в прошлый раз бился и с другими плоскоголовыми, из клана красных сосен, родство ничего не решает. В мире вообще, в принципе, все похожи — у всех голова на плечах, сердце в груди, и кровь бежит по венам. Но, это не мешает почти всем убивать или порабощать других. Потому нам приходится ожидать худшего…

-Но, а что, если именно эти молотоголовые не головорезы, и мы сможем с ними договориться?

-Хватит говорить бессмыслицу. — Вошел в хижину сердитый Морн. — Мы воины, и должны показать, что мы сильны и смелы, а не беседовать будем, как слабаки.

-А если попробовать? Морн, не оставляй Мейну, не ходи в этот бой.

-Я пойду в бой. И, если надо, сложу голову, чтобы не подпустить к дому врагов. А ты, Бирчек, иди по своим делам, пока я тебя не вытолкал! — серьезно посмотрел на него старший брат, и, тот не стал спорить. Мейна всхлипывала, и, тот явно винил младшего брата в том, что его жена расстроена…

Все вокруг были молчаливы и взволнованны. Большинство мужчин готовятся к бою, женщины и дети постарше готовятся лечить их раны. И, кажется, никто не готовится избежать боя…

-Да почему же никто? — сам у себя спросил Бирчек.- Вот я болван… Если никто кроме меня не собирается, это не значит, что я не собираюсь. Попробовать стоит, — он глубоко вздохнул, сжал кулаки для храбрости, и пошел за пределы лагеря, сейчас на него никто не обратил внимания.

Он не был бесстрашным, ему наоборот было очень даже страшно делать то, на что он отважился. Бирчек очень боялся боя, боялся, что погибнут или будут ранены его брат и кузен, боялся, что еще не родившийся племянник станет сиротой, боялся за всех, кого он знал, боялся, что после битвы ничего в клане уже не будет как прежде. Стычки с другими лесными племенами случались ни раз на его веку, но, серьезная битва между двумя кланами — это совершенно другое, куда более страшное и опасное. И, обилие этих страшных возможностей гнало Бирчека в сторону, с которой должны будут прийти молотоголовые гоблины. Когда он выходил из лагеря, слышал, что дозорный говорил, что приближающийся клан остановился на отдых, значит, у него еще был шанс.

Он шел через тенистую мрачную территорию, озираясь. В таких местах часто спят чурбаки, ожидающие, когда их бревноподобное тело достаточно обрастет мхом и травами, сделает их неприметными и подходящими для стремительной охоты. Бирчек слышал, что некоторые лесные племена используют чурбаков как оружие — натравливают их на своих врагов. Это и жестоко, и смертельно опасно для самих натравливающих, ведь хищнику не принципиально кого есть, он просто голоден и чудовищно силен.

Бирчек шел предельно тихо и внимательно, но, вдруг услышал шорох где-то в стороне. Приглядевшись, он открыл рот от удивления, — в полусотне шагов от него спал настоящий чурбак, не слишком взрослый, но, достаточно большой, чтобы убить какого-нибудь одного индивидуума, который ненароком его потревожит. А индивидуум был как раз около него — молотоголовый гоблин подросток, лет двенадцати, стоял на обычном бревне рядом со спящим чурбаком и смотрел на него огромными от страха глазами. Бревно было неустойчивым, если он неловко спрыгнет, то оно ударит чурбака, разбудит его, и хищник сразу же получит завтрак.

-Не шевелись. — громко прошептал Бирчек. — Я сейчас подойду и помогу спуститься. — Он медленно пошел к гоблиненку.

Тот тихо кивнул, глядя со страхом и на плоскоголового, но, все же понимая, что он — его шанс на спасение. Бирчек подошел к бревну, обхватил подростка за пояс и отошел на пару шагов назад, перед тем, как поставить того на землю. Это было нелегко, — подросток был жилистый, но тяжелый в силу крепких костей, свойственных бровастым гоблинам, у Бирчека закружилась голова от напряжения.

Несмотря на то, что они были тихими, чурбак, кажется, все же уловил присутствие чужаков и один из его глаз начал открываться.

-Бежим на свет! — сказал молотоголовый подросток, — Они его не любят.

Оба бросились бежать, чурбак сдвинулся с места, но, поняв, что потенциальные жертвы попались какие-то слишком прыткие, решил, что лучше досмотрит свой сон, и снова закрыл глаза. Гоблины об этом не знали, потому очень быстро бежали к пролеску, по дороге Бирчек ни раз спотыкался, порвал ухо о ветку дерева, но, все же оба успешно выбежали на свет и остановились отдышаться.

-Он не гонится. — Тяжело дыша, сказал гоблиненок.

-Спасибо Земле и Небу, — уперев руки в колени, сказал Бирчек. Теперь он мог перевести дыхание и рассмотреть подростка, — так близко он видел молотоголового впервые. Они и правда походили на плоскоголовых, но, были более долговязыми, длиннорукими, и, конечно, с другой формой головы. Плоскоголовому стало интересно — какого это, смотреть настолько широко расставленными глазами. Одежды молотоголовые тоже носили побольше, — бриджи и жилет, а не только кожаную юбку, как плоскоголовые. Подросток выглядел мирно, хоть на его поясе и были ножны с небольшим кинжалом, он не пытался его достать. — Что ты там делал? — Спросил он.

-Исследовал территорию. — Ответил мальчик. — Я не увидел его, пока не подошел слишком близко. Спасибо, что спас меня… А ты что там делал?

-Тоже исследовал территорию. И еще хотел поговорить с кем-нибудь из твоего клана, кажется, мне повезло. Меня зовут Бирчек.

-А меня Чинк. Я знаю, что вы неподалеку строите лагерь. И, не хочу, чтобы случился бой…

-И я тут по той же самой причине…

-И я думал, может быть, стоит воспользоваться страшным приемом, и натравить на вас хищников, пока вы не напали первыми и не поубивали всех без разбора на своем пути. Но, вблизи чурбак оказался страшнее, чем я думал. — Честно глядя в глаза Бирчеку, сказал мальчик. — Теперь я не думаю, что натравил бы его…

Плоскоголовый несколько ошарашено выслушал идею мальчика, но, не стал хуже о нем думать.

-Ну, зато ты очень честный, хоть и хотел нас до этого погубить. — Улыбнулся он. — А почему ты думаешь, что плоскоголовые всех без разбора станут убивать?

-Вождь так сказал нам. Потому лучше готовиться атаковать первыми, пока вы не напали на нас во сне.

-Нам вождь примерно тоже о молотоголовых говорил. — Кивнул Бирчек. — И поэтому моя родня тоже собирается драться, чтобы защититься, как и вы… Но, я не за чурбаком туда шел, у меня другая идея. Знаешь, если пройти эту просеку и углубиться влево, то найдете плодовую рощу еще лучше чем та, около которой обосновались мы. Я ее нашел сегодня. Было бы здорово, если бы мы просто каждый остались у своей рощи, а? Река там тоже протекает. И там нет чурбаков, честно.

-Я тебе верю. — Улыбнулся Чинк. — Я очень не хочу, чтобы был бой, потому что отец из него живым не вернется. У него и так давно не проходит рана, которую он получил, когда мы пытались ограбить деревню длинноволосых гоблинов… У тебя хорошая идея, но, как мне увести туда наших? Я ведь там не был и не пройду туда, если не пойду обратно мимо отдыхающего клана…

-Скажи, что захватил разведчика — плоскоголового, и тот был вынужден сказать о таком хорошем месте. Это будет почти не ложь.

-Они поверят?

-Ну, мне кажется, что да. Посмотри на меня и на себя, ты значительно моложе, но крепче и ловчее меня, ты бы мог со мной справиться. Кстати, говоришь, у твоего отца давно не заживает рана? А он не пробовал обрабатывать ее порошком живительной березы?

-Нет, у нас его нет.

-Вот, возьми. — Бирчек достал из сумки один из флаконов и протянул его Чинку. — Свежая, я только сегодня собрал.

Мальчик смотрел на флакон с подозрением. — Знаешь, я тебе верю, но меня всегда учили не доверять не проверенным лекарствам.

-Тебя очень правильно учили, Чинк! Это я сглупил, конечно… Я сейчас покажу. — Плоскоголовый стал смотреть на руки и ноги, но, как назло, прямо сейчас каких-то не схватившихся порезов на нем не было. Бирчек уже было взял в руки острый сучок дерева, и собирался сам поранить себе руку, убеждая себя, что это для общего блага, и что он тут же себя вылечит.

—Стой, не надо! — понял, что он собирается делать Чинк, и схватил Бирчека за руку. — У тебя ухо разорвано, можешь его полечить.

-Ой, а я и не заметил. — Скривился плоскоголовый, трогая рану. Как это обычно случается с порезом, который до этого не замечал, сейчас он стал болезненным. — Не надо мне было серьгу продевать, только потерял зря… Мне не видно, давай, ты сам мне на рану щепотку порошка бросишь. Очень-очень маленькую щепотку, экономь, порошок и так поможет.

Бирчек опустился на колени, чтобы Чинку было удобнее, тот сделал то, о чем просил новый друг, и, действительно, прямо на его глазах кровотечение остановилось, и кожа начала подсыхать.

-Отличное средство! — Заулыбался подросток. — Спасибо, я отнесу его папе.

Тут послышались шаги и голоса.

-Это наш патруль идёт! — Испуганно сказал Чинк, пряча флакончик в кармане.

-Ну и хорошо, действуем как решили. Ты меня захватил. Я тебе все рассказал, и сейчас сбегу. Нож достань для видимости.

-Ладно, я сейчас.- Молотоголовый подросток сделал серьезное лицо, достал кинжал и держал его, нацеленным на плоскоголового оппонента. — Если еще раз посмеешь бродить около нашей территории, я не буду жалостливым и проткну твое трусливое сердце! — Громко прокричал он, подмигивая Бирчеку.

-Не надо, молотоголовый! — театрально поднял руки Бирчек, — Забирай эту рощу, она достойна такого сильного и милостивого воина!

-Что тут творится? — удивленно подошел к Чинку один из троих взрослых мускулистых молотоголовых.

— Этот хилый плоскоголовый разведчик выдал мне их план, — они собирались переходить в рощу слева от пролеска, но, теперь мы окажемся там первыми, и они не посмеют ничего сделать!

-Слева, по ходу течения реки? — прищурился воин. — Гит-Тег, беги, проверь. Пусть проверят.

Один из молотоголовых стремительно удалился.

-Вождь будет так разгневан на то, что я разгласил тайну. О, как мне возвращаться домой… — Отступая назад, говорил Бирчек.

-Беги туда и сознавайся в своей глупости и трусости. — Кивнул ему Чинк.

-Эти плоскоголовые совсем дикари. — Презрительно хмыкнул один из двух оставшихся воинов. — Давай, проваливай побыстрее! — крикнул он Бирчеку, доставая лук из-за спины.

Плоскоголовый развернулся и быстро побежал прочь. На пути была довольно широкая траншея, видимо, оставленная рекой во время паводка, по пути сюда он медленно перешел ее по дну, но, сейчас надо было спешить — и чтобы подыграть Чинку, и чтобы воины не решили выстрелить. Бирчек все же притормозил перед спуском, и тут лучник все же выпустил стрелу, — он не хотел убивать плоскоголового, но, решил прострелить тому второе, пока целое ухо, для острастки.

Чинк ахнул и вздрогнул, когда стрела пролетела сквозь ухо его приятеля, и тот, поскользнувшись, упал вниз — в траншею. Ему хотелось подбежать и посмотреть — не пострадал ли Бирчек, не считая порванного второго уха. Но, он понимал, что это разрушит их план, благодаря которому оба клана могут остаться живыми и здоровыми.

«У него с собой живительная береза, он сейчас же сам себя вылечит, все будет хорошо…» — думал он, волнуясь.

-Там есть роща! Просто огромная, пышная! И там пасутся тильдеры, а в реке полно рыбы! — Крикнул издали товарищам Гит-Тег.

-Отличная работа, Чинк, — похлопал подростка по плечу один из воинов, — из тебя уже совсем скоро будет отличный воин, а не только следопыт. Идем на нашу территорию.

Молотоголовые удалились.

Бирчек закашлял и открыл глаза, ему казалось, что он отсутствовал в этом мире целую вечность. Над ним склонилось обеспокоенное лицо Вудбин, державшей в руке посудину с водой.

-Слава Небесам, ты живой. — Вздохнула она. — Я уже боялась худшего.

-Нет, со мной все хорошо. — Сел он, постанывая. Все тело болело, но, если болело — значит все было на месте. В горле першило. — А что ты мне дала?

-Растворила в воде немного твоей чудесной березы. — сказал гоблинша, показывая флакончик. — Ты никак в себя не приходил.

-Я не знал, что может и так помогать. — Ухмыльнулся он.

-Бирчек, чем ты думал, когда шел с таким планом сюда? — Скрестила она руки на груди. — А что, если бы ты сейчас свернул себе шею? Это был бы явный повод начать бой между кланами, ты это понимаешь?

-Я не подумал… — Ответил Бирчек.

-Я так и поняла. Ты, конечно, молодец, но, в следующий раз, когда решишь стать миротворцем, поделись планом хотя бы с близкими. Хотя бы со мной.

-Хорошо. А ты следила за мной?

-Нет, я на самом деле пошла с разведкой, и, по счастливой случайности, видела, как ты заключаешь свой договор с этим малолеткой. Просто чудо, что его соплеменники попались на такой балаган… Я думала, что они умнее. — Вудбин встала и протянула ему руку. — Сможешь сам идти?

Бирчек встал, пошатываясь.

-Да, только голова кружится. И нога болит, растянул немного…

-Опирайся на меня, пойдем домой. Расскажем, что молотоголовые ушли в другую сторону, найдя другой пригодный участок. И что они нас не видели даже краем глаза!

-С такими широко расставленными глазами трудно чего-то не заметить, наверное, на самом деле.

-Кузен, оставь изучение таких проблем народу из больших городов. У нас тут другие заботы, выживание — в первую очередь.

-Жители больших городов… Ты подсказала мне идею — может, это они вырубили полосу берез зачем-то? Они, говорят, не самые разумные по части использования того, что дают леса…

-Скорее всего. Не хотела бы я с ними встречаться. Будем надеяться, что они просто срубили деревья и удалились, а не расчистили пролесок с какой-то целью.

-Чтобы посадить корабль, например… Хотя, зачем им тут садиться, они же только ради закупок в леса прилетают, а мы ничем не торгуем. Да, они даже и не знали, что мы тут будем. Или кто-нибудь еще.

-Еще иногда жители больших городов захватывают в лесах рабов. Но, не думаю, что кто-нибудь отважится нападать на таких твердолобых воинов как мы.

-Да, конечно. Надо будет еще осмотреться. Когда головокружение пройдет.

Они возвращались в достроившийся лагерь, в котором уже узнали приятную новость о том, что молотоголовые гоблины свернули и уже приступили к постройке лагеря на другой стороне реки, и их пути, скорее всего, не пересекутся.

Комментарий к Берёзовый пролесок.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1414874 - Бирчек и Чинк

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1414875 - Бирчек и Вудбин


========== Сказки Вудгиссовской Ночи. ==========


Всего час назад, перед закатом, небо казалось спокойным и лишь слегка облачным, а сейчас, в темноте, разыгрался сильнейший буран, и из зимних туч сыпал крупный непрерывный снег. Погода была не слишком морозной, но, это делало путь по лесу только сложнее — липкий глубокий снег мешал идти, и под ним скрывались ямы, обломившиеся ветки и пни. Два плоскоголовых гоблина с трудом брели сквозь снежную бурю, один спотыкался через каждый два шага, и другой был вынужден его поднимать или вытягивать из сугроба.

-Мне правда жаль, что я это затеял — собрать шишек в Вудгиссовской ночи… — Пытаясь перевести дыхание, проговорил Бирчек. На нем были высокие изношенные кожаные ботинки, бриджи, не доходившие до колен, толстая холщевая рубашка с протертыми рукавами и жилет из шкуры тильдера, на голове была шапка из такой же шкуры.

-Твои сожаления погоды не меняют. Мы все равно уже не доберемся к лагерю до ночи в такой буран, надо где-то переночевать, а то окончательно заблудимся. — буркнул Окурок. На нем тоже были кожаные ботинки пониже, бриджи и мохнатое нечто, вроде пончо. Шапки не было, но, за спиной были сумка и закрепленное копье.

-Эх, но, было бы так хорошо, если бы праздничный стол с мясными и рыбными кушаньями, украсили яркие зеленые шишки, как это обычно бывает. А теперь мы заблудились, и всем придется праздновать без шишек. Или, может кто-нибудь их все же успел собрать?

-Не знаю. Вот только праздновать будут не только без наших шишек, но и без нас. Нехорошо вышло…

— Никогда не встречал Ночь Вудгисса вдали от своих… Спасибо, что пошел со мной, кузен. Вместе мы выберемся, и, я уже не совсем без своих!

-Впереди какой-то холм с пещерой, идем туда. Если никто не выгонит, переждем буран. — Сказал Окурок, на всякий случай снимая с креплений за спиной копье.

-Ну, в такой праздник, разве кто-то будет выгонять…

-Мы в лесу! Праздник или не праздник — инстинкт самосохранения у всех на первом месте. У большинства, в смысле…

Двое гоблинов наклонились, проходя под деревьями, согнувшимися около входа в пещерку, и зашли внутрь. Как только они оказались в пещере, то поняли, что там не одни — у дальней стенке горел маленький костерок, и раздались испуганные оханья. Приглядевшись, Бирчек и Окурок увидели сидящий в углу троих малышей, лет от семи до десяти, лесную троллиху, душегубца и какого-то чешуйчатого мальчика с гребнем на голове, каких они прежде никогда не встречали. Окурок тут же убрал копье.

-Не бойтесь, мы вам ничего не сделаем, просто непогоду переждем. — Сказал он, садясь около входа.

-Если вы не против, конечно. — Широко улыбнулся малышам Бирчек. — Мы заблудились. И вы тоже, наверное?

-Не против, — сказал маленький душегубец, видимо, старший в компании.

-И мы тоже заблудились. Да… — Захныкала троллиха.

-Ну, главное ведь, что мы в укрытии, и все равно все вместе, — попытался подбодрить девочку гребенчатый.

-Спасибо, что впускаете нас. — Подошел поближе к костру смуглый гоблин. — Я Бирчек, мой кузен — Окурок, мы плоскоголовые, у нас лагерь тут не далеко, примерно…

-Я Корнер, душегубец, это — Альма лесной тролль и Сюрф — он гребенчатый пауконог. Они у нас в гостях, пришли издалека. А Альма из соседней деревни, тоже была в гостях, когда мы решили сходить в лес за желудями для украшений. — Сказал старший мальчик, стараясь казаться очень серьезным.

-Для украшений к празднику, которого у нас теперь не будет. — Опять захныкала Альма.

-Как же не будет? Он в любом случае будет. Мы все вместе здесь его отпразднуем. — Предложил Бирчек. — Ты с нами, Окурок?

-Я уже давно взрослый, зачем мне праздники? Вот им - проводи, пока они еще малы. — Пожал плечами его кузен.

-А разве взрослые праздники не отмечают? — Удивился Сюрф.

-А я еще хотела вырасти… — снова нашла повод всплакнуть троллиха.

-Отмечают конечно! Праздники от возраста не зависят. Они от настроения зависят. Ну, не плач, Альма, мы сейчас будем все вместе праздничное настроение создавать. — Сказал Бирчек.

-Лучше костер сначала создай нормальный. –Со вздохом подошел поближе Окурок и достал из сумки сухие и не летучие ветки, которые добавил в костер, и тот стал ярче и теплее. — Если простыть — то точно никакого настроения не будет.

Альма перестала плакать, а стала обкладывать огонь камнями, разбросанными в пещере. Сюрф тоже раскрыл сумку, висевшую у него на поясе, и достал какие-то грибы, завернутые в большой лист, и положил около костра как угощение. Бирчек открыл сумку кузена и достал несколько собранных шишек, чьи зрелые семена тоже будут очень приятным угощением.

-Мы не будем спать всю ночь? Как дома? — воодушевленно спросил Корнер.

-Ты сегодня как и мы, днем не спал. — Напомнил Сюрф.

-Но, в эту ночь все равно празднуют, а не спят, вообще все. — Сказала Альма, зевая.

-Может, и не всю ночь, — посмотрел на них Бирчек, — но, хотя бы сколько-то времени будем праздновать. Рассказывать сказки, петь песни…

-Ждать прихода Духа Вудгисса с подарками! — Добавил Корнер.

-Вот прихода кого-нибудь еще нем не надо бы. — С подозрением поглядел на вход в пещеру Окурок. К счастью для них, ветер дул с другой стороны и не задувал внутрь.

-Ну, кузен, что ты. Дух, он и не будет вторгаться, он просто оставит детям подарки и поедет дальше по лесу на чудесном зубоскале, вместе с помощниками эльфами. — Сказал Бирчек.

-Бирчек, не говори глупостей, напрасными надеждами ты только хуже им сделаешь. Какой чудесный зубоскал? Какие подарки невесть от кого? Подарки дарят друг другу живые существа, а не духи.

-И живые существа, и духи — все дарят. — Уверенно Сказал Бирчек.

-И, возможно, что Дух Вудгисса тоже реальное существо.— Сказал Сюрф, подняв перепончатую руку. - Папа читал, что это не просто дух, а сам Кобольд Мудрый, который обрел бессмертие, и раз в год дарит подарки всем детям Края, путешествуя на бессмертном зубоскале.

-Дети, подарки дарят ваши старшие родственники. Надо быть благодарными им, а не воображаемому духу или мудрецу из легенды. — Продолжал пытаться внести логику Окурок.

-Но, если бы дух был только воображаемым, у него не было бы описания. — Улыбнулся Бирчек. — А мы ведь все знаем как он выглядит.

-Да! — закивала Альма. — У него белая борода, красное пальто, гулкий голос, и он очень добрый.

-Мы его сами ни разу не видели, но, это потому, что он скрытный, и оставляет подарки тогда, когда его никто не видит. — Добавил Корнер, предчувствуя вопрос серьезного гоблина.

-Да! Вот поэтому нам надо будет обязательно лечь спать, чтобы он смог привести подарки и вам. — Закивал Бирчек.

Окурок покачал головой. Он бы еще понял, если бы у кузена с собой было что-то, что можно выдать за подарки. Но, у них с собой ничего такого не было, и, значит, когда несчастный молодняк проснется, то получит глубокое разочарование. Но, кажется, Бирчек разыгрался в организатора праздника, и об этом не думал.

-С чего начнем, с песен или со сказок? — как раз спрашивал он.

-Со сказок! — Первой сказала Альма. — Я очень люблю сказки слушать. Дома мама и бабушка всегда с них начинали… — Она погрустнела.

-Мы обязательно вернемся утром домой, и, наши родные знают, что мы вместе, значит, не пропадем. — Положил ей руку на плече Корнер. — Тем более теперь еще с двумя взрослыми дядями.

-Какую сказку расскажете? — посмотрел на дядь Сюрф.

-Ага, значит нам… — Задумался Бирчек. — Вам нравится сказка про трех толстолапов?

-Да, нравится. — Кивнула Альма. — Про одну девочку четверлинга, которая заблудилась в лесу и пришла в дом трех толстолапов.

-Ага, отличная поучительная сказка. — Осудительно посмотрел на кузена Окурок. — Про то, как одна девчонка обокрала семью толстолапов, довела до слез детеныша и осталась довольна собой. Хотя, есть вариант…

-Знаю я твой вариант! — сказал Бирчек. — Ты в детстве мне говорил, что потом папа толстолап нашел в доме девочку и расплющил ее в лепешку.

Трое детей сделали удивленно-грустные лица.

-Вот только, не могло так быть. Не стал бы папа толстолап убивать девочку всего лишь за грабеж мелкий. Кто же отнимает жизни из-за предметов?

-Вообще-то многие. Жизни ты не знаешь…

-Но, в любом случае, не в той ситуации! Он просто пожурил ее, и все уладилось.

-И еще угостил, потому что пожалел. — добавила Альма.

-Да, я рассказывал более мрачный вариант, но, это из-за того, что в лесу всегда надо быть настороже, и ожидать больше нападения, чем поощрения, особенно если сам не прав. - Сложил руки на груди Окурок.

-Такая сказка — плохой подарок на праздник. - Вздохнул Бирчек.

-Такая сказка — передача ценного опыта выживания, и это как раз дельный подарок.

-Ладно… Давайте тогда просто другую сказку рассказывать. — Смирился сказитель. — Ту, где нет таких мрачных вариантов.

-Про чудесную туфельку! — Подняла руку троллиха. — Там никто никого не грабил, там девушка забыла туфельку на балу…

-Стой, не надо с конца рассказывать! — Остановил ее позитивный гоблин. — Давайте сначала всё будем вспоминать, и все вместе. Начну я. Жила была одна маленькая девочка…

-Не маленькая. В нее должен принц на балу влюбиться. — Покачала головой Альма.

-Ладно, она была юная, но, уже достаточно взрослая для вступления в брак. Это юная…

-Лесная троллиха… — с улыбкой добавил Сюрф, после чего девочка засияла улыбкой.

-Эта юная лесная троллиха жила бедно, хотя и была из богатой семьи. Но, ее отец умер, а мрачная мачеха…

-Плоскоголовая гоблинша. — посмотрел на Окурка Корнер.

-Да… Отдавала всё своим капризным дочкам…

-Четверлингам. По логике. — Добавил Окурок.

-В то время, как юная троллиха по имени Золушка делала дома всю работу, готовила и убиралась, и выглядела как простая служанка. Но вот однажды в городе решили провести большой бал для всех девушке, потому что на нем молодой принц должен был выбрать себе принцессу.

-Принц был гребенчатый пауконог, — добавила Альма, возвращая комплимент другу.

-Без проблем, — продолжал сказитель.– И, конечно, Золушка хотела на бал, как и все, но, мрачная мачеха поручила ей в тот день столько работы, что девушка никак не могла бы выполнить ее до большого бала. Уже не говоря о том, чтобы где-то раздобыть красивое платье и туфельки. Мачеха знала, что Золушка очень симпатичная и милая, и что принц вполне может влюбиться в нее, а она хотела, чтобы его парой стала одна из двух ее дочерей, плохо воспитанных и глупых. Мачеха и сводные сестры уехали на бал. Грустная Золушка вышла в сад и расплакалась…

-Но тут появилась ее крестная! — Не утерпела Альма.

-Толстолапиха. — Добавил Корнер.

-Ее крестная толстолпиха была волшебницей… - Сжал ладони вместе Бирчек.

-Но уж нет! Давайте не будем портить сказку волшебством. — Встрял Окурок. — Как будто нельзя помочь без волшебства, тем более, если крестная — толстолапиха? Крестная утешила девушку и сказала, что останется и сделает всю работу за нее. Ей не сложно, - и на бал идти совсем не хочется, потому что она не любила шумные компании. У нее с собой был подарок для крестницы — красиво сшитое новое платье и новые туфельки лучшей отделки из тильдеровой кожи. Но, крестная работала в Санктафраксе, и ей нужно было вернуться в город до утра, потому она могла подменять Золушку только до полуночи, чтобы не подвести других неявкой на работу.

-Так тоже хорошо. — Согласился Бирчек. — И, юная троллиха быстро переоделась, села на зубоскала и поскакала в город — на бал. Она прибыла туда как раз в тот момент, когда юный принц всех приветствовал. Он сразу же был очарован милой новой гостьей.

Альма мечтательно улыбалась, зажмурившись.

-Золушка и принц болтали и танцевали весь вечер, время шло так быстро, что девушка чуть не пропустила время возврата назад. Но, к счастью, она посмотрела на часы, как раз тогда, когда принц отошел, чтобы принести чая, и вспомнила, что должна вернуться к крестной. Золушка не дождалась принца и убежала, она так спешила, садясь на зубоскала, что потеряла свою новенькую туфельку. Она не стала возвращаться за ней, потому что для нее было важнее не подвести крестную, подарившую ей такой прекрасный праздник. Девушка успела вовремя, поблагодарила добрую толстолапиху, и успела переодеться до возвращения мачехи и сводных сестер. Они прибыли недовольными, потому что принц не обратил на них внимание, а провел весь вечер с какой-то другой девчонкой. И принц тоже остался после бала грустным, - ведь девушка его мечты так быстро сбежала, и он не узнал ни ее имени, ни где они живет. Лишь красивая туфелька осталась ему на память.

-И принц понял, что сможет найти свою возлюбленную, если примерит эту туфельку всем девушкам в городе! — Решил высказаться «принц» Сюрф.

-Всем девушкам в городе? Вообще всем? — Переспросил Окурок. — У него что, с памятью так плохо было? Какой же из него правитель будет…

-Нет, Золушка была в маске, потому принц не знал ее лица. Поэтому надо было вычислять по туфельке, примеряя ее всем-всем девушкам в городе. — Сказал Бирчек. — Просто я момент с маской не упомянул.

-Все равно как-то странно, — не отставал его кузен. — Пусть он не видел лица, но, он же видел, что она лесная троллиха. Ну, или хотя бы кто-то еще из невысоких и маленьких созданий. Неужели принц подумал, что с ним танцевала скрючившаяся толстолапиха, злыднетрожка или молотоголовая гоблинша?

-Так по сказке. Чтобы была интрига. — Сказал Бирчек.

-Ненормальный был принц. — Махнул рукой Окурок.

-И вот, когда принц примерил туфельку всем в городе, и она никому другому не подошла, принц наконец пришел к дому, где жила Золушка. Конечно, мачеха и сводные сестры не хотели выпускать ее к пришедшему принцу, но, Золушка все равно выбралась, потому что была хоть и воспитанной и милой, но настойчивой. Туфелька подошла ей, и принц узнал свою возлюбленную, особенно когда увидел, что у нее есть вторая такая туфелька!

-Ага, у него память только на предметы, понятно. Не легко будет Золушке… — Покачал головой мрачный кузен.

-Нет, ей будет легко и хорошо, потому что они с принцем полюбили друг друга, поженились и жили долго и счастливо!

-И четверлингов в мире стало еще больше… Нет, я против них ничего не имею, просто это по логике вещей должно произойти.

-Мне очень нравится эта версия сказки. Очень-очень! — Хлопнула в ладоши маленькая троллиха.

-И нам. — закивал Корнер.

После все решили поесть праздничных грибов и семян и запить простой водой из фляжек, которая была теплой и приятной. На улице шумел буран, а в пещерке мирно мерцал костер, вокруг которого сидела необычная празднующая компания. После мини-пиршества, дети исполнили несколько песен, которые обычно пелись в их деревнях, и со временем их стало клонить в сон. Да и взрослых тоже.

-Ну все, пора ложиться спать. — Широко зевнул Бирчек. — Уже очень поздняя ночь.

-Да, надо лечь, чтобы Дух Вудгисса мог без проблем приготовить для нас подарки. — Тоже зевая, сказал Сюрф.

-Ложитесь, я пока костер постерегу, а потом тебя пробужу. — Сказал Окурок Бирчеку.

-Хорошо. Счастливого Вудгисса! — Согласился радостный Бирчек.

Трое детей и один взрослый легли на безопасном расстоянии от костра, но, при этом не настолько далеко, чтобы тепло не доходило до них, заснули все четверо весьма быстро. Окурок подошел к выходу из пещеры — кажется, буран уже шел на убыль, облака постепенно редели. Мрачный желтокожий плоскоголовый посмотрел на спящего кузена и покачал головой. Конечно, тот сегодня счастлив, веселился как детеныш. Вот только совсем не подумал о том, что малолетки ждут подарки, а они тут ниоткуда с утра не появятся. С одной стороны, можно было ничего не делать и наблюдать как они получают суровый жизненный опыт. Но, с другой стороны, ему стало жаль их, все же очень славные малыши чужаков, им поверили, кузена-болвана так порадовали… Вот только, где взять подарки? У них с собой ничего, годящегося на роль подарков , нет, а в пещере только камни раскиданы. Гоблин взял в руку один камень — тот был пористый и шершавый, из таких можно что-нибудь выточить… Сделать подарки из камней? Если других вариантов нет в принципе, надо попробовать хотя бы этот. Достав небольшой ножик, плоскоголовый сосредоточился и стал напряженно ковырять камень. Он старался, но, дело в том, что Окурок не был никогда художником, он был рыбаком, охотником, следопытом, но никак не резчиком. То, что он вытачивал, совсем не было похоже на те образы зверей и птиц, которые он представлял в голове. Все получалось неровным, непропорциональным, слишком простым. Спустя часы, четыре фигурки были готовы, и это радовало как факт, хотя, качество несколько удручало и самого Окурка. Но, все же это лучше, чем совсем ничего… Посмотрев уставшими глазами на улицу, он увидел, что буран полностью прекратился, и уже светает. Можно было пробудить Бирчека и велеть ему посторожить костер, но, все же до рассвета оставалось совсем немного, и он решил не будить кузена.

***

Буран полностью прекратился только тогда, когда начало светать. На заснеженной дубоиве стояла, сильно запутавшаяся в верхних длинных ветках, маленькая летающая баржа. Дверям ее кабинки пришлось отодвинуть целый сугроб снега, чтобы раскрыться. Наружу вышли три существа, пережидавшие непогоду внутри судна, потерпевшего аварию. Первый был высокий длинноволосый гоблин к красной пиратской шинели, черных брюках и бордовых сапогах, и в треуголке на голове, его волосы, покрывавшее все тело, были очень светлыми, почти белыми. Второй был эльфом дубовичком с маленькой бородкой, одетым в кожаный утепленный костюм и красную бандану. Третьим был серо-белый зубоскал.

-Ну и буран… Налетел как из ниоткуда, испортил все планы. — Пробурчал эльф, потирая руки, намокшие от снега, который он пытался скинуть с бортиков судна. –Мы ведь сами ее не снимем?

-Никак не снимем, — вздохнул длинноволосый гоблин, осматривая масштабы ущерба. — Но, хорошо, что упали на дерево, это спасло нам жизнь, хоть и испортило нам бизнес планы. А какие были планы! Набрали всех этих праздничных сладостей и вудгиссовских сувениров, хотели прямо перед праздником их выгодно продать в деревне душегубцев или троллей лесных, которые тут неподалеку — смотря какая из деревенек быстрее покажется. И вдруг этот буран! Больше таких рискованных предприятий делать не буду.

-Правильное решение, кэп. В Дремучих Лесах все непредсказуемое, в том числе и погода. Мы сильно в минуса ушли?

-И уйдем в них еще больше — надо будет заплатить кому-нибудь за то, чтобы освободили нашу баржу, да и ремонт ей понадобится. Но, все же главное — что мы все живы. И, так здорово, что мы взяли Лярикс с собой! На зубоскале мы до деревни доберемся куда быстрее, чем пешком. Правда, Лярикс? — взъерошил он мех на голове зубоскалихи, которая радостно заворчала.

-Да, она очень кстати. И ночью от нее тепла больше было! А что с товаром делать будем? Не повезем в деревню?

-Нет, не повезем. Лярикс и так нас двоих тащить, не будем ее еще и мешком большим загружать. Да и, кому сейчас нужны все эти праздничные сладости, когда праздник уже встретили? Придется просто бросить товар, пусть лесное зверье съедает. — Гоблин вытащил из кабины огромный мешок малинового цвета и потащил его к краю палубы. — Тут его оставлять не будем-чтобы зверье на корабль за едой не полезло.

Эльф помог сбросить мешок вниз, потом два пирата спустились по дереву, а зубоскал спустился парой больших прыжков. Развязав мешок, они перекусили парой карамелизированных яблок, а для зубоскала у них было сушеное мясо с собой. Потом, оставив мешок, они сели на Лярикс, сверились с картой и компасом, и поспешили к деревне.

***

В лесу все было освещено утренним солнцем, делавшем белизну выпавшего ночью обильного снега ослепительной, когда Окурок открыл глаза. Открыв их, гоблин быстро заморгал, осознавая, что переоценил свои силы, и все-таки заснул. Благо, с костром ничего не случилось — он так же ровно горел в углу, согревая спящих. Все же удачную древесину он вчера по дороге подобрал, - это радовало, хоть и было все равно стыдно за то, что он уснул на посту. Плоскоголовый потянулся и посмотрел на лес сквозь заснеженные ветви. Вдруг что-то привлекло его внимание, - какое-то движение вдалеке. Высокая фигура в красном, низкая фигура и зубоскал, а с ними большой мешок… Окурок протер глаза, засомневавшись, не сон ли это, но, видение не исчезло.

-Не может этого быть… — Прошептал он, вспоминая ночной спор о духе Вудгисса. — Что же, надо быть смелым воином и признать свою ошибку. Бирчек! Корнер! Сюрф! Альма! — Окликнул он спавших спокойным голосом, чтобы не напугать.

Трое детей и его кузен проснулись и сонно моргали глазами.

-Быстро, идите сюда, вы должны это видеть. — Поманил их жесток Окурок.

Через несколько мгновений вся компания, приоткрыв рты от удивления, смотрела как вдалеке некто в красном, и определенно со светлой бородой, ставит посреди полянки большой красный мешок, развязывает его и лакомится чем-то, его не высокий помощник тоже лакомится.

-А почему Дух Вудгисса сам пробует свой подарок для нас? — шепотом спросила Альма.

-Он же в Лесу. — шепотом ответил Корнер. — Он понимает, что мы можем засомневаться, что подарок съедобный, если они не продемонстрируют, что его есть можно.

Окурок одобрительно закивал, порадованный логическим мышлением мальчика.

-А если они знают, что мы смотрим, может нам подойти можно? — Прошептал Сюрф.

-Нет, не надо, он же любит быть незаметным, уважим его интересы. — Сказал Бирчек. — Он и так многое нам показал.

Потом, когда две фигуры сели на зубоскала и удалились, трое детей и Бирчек вышли из пещеры и пошли к красному мешку. Окурок сказал, что сначала потушит костер — все равно пора выдвигаться в дорогу. На самом деле, помимо костра, его волновали те мелкие каменные фигурки, которые он делал ночью, и о которых и сам забыл, увидев фигуру в красном и остальных. Теперь дарить свои кривые каменные фигурки было бы просто глупо, и он подобрал их и сложил в сумку. Плоскоголовый потушил костер снегом и проверил — не забыл ли кто-нибудь чего-нибудь, а потом пошел к остальным. Судя по радостным крикам, они точно были рады настоящим вудгиссовским подаркам.

В мешке было полно пакетиков с карамелизированными яблоками и ягодами, подсушенные сладкие медовые пирожки, зрелые шишки, украшенные блестками, точеные шарики из лафового дерева, которые можно поджигать и отпускать в небо.

-Здесь так много! Как же нам повезло! — Хлопала в ладоши лесная троллиха.

-Это, наверное, и для всей деревни тоже. — Сказал Корнер.

Тут из-за деревьев появилось четверо взрослых душегубцев, они заулыбались, увидев троих детей и сначала насторожились, заметив рядом с ними двоих взрослых плоскоголовых, желтого и смуглого, и проверили свои кинжалы на всякий случай. Но, потом поняли, что дети спокойны и радостны, значит эти двое гоблинов им не угрожают.

Пленники бурана тоже увидели душегубцев, Корнер первым побежал к ним.

-Вот вы где. — Присел к нему один из поискового отряда. — Мы с раннего утра вас ищем. Какое счастье, что вы невредимы.

-Дядя Дек, прости, пожалуйста, что мы ушли не предупредив и потерялись в буране. — опустил голову маленький душегубец.

-Простим, конечно. Но, вы ведь представляете как волновались ваши близкие из-за того, что вы не вернулись? Мы, конечно, верили, что вы где-то укрылись в лесу, но, все равно все места себе не находили.

-Нам очень жаль, мы не хотели. — тоже склонил голову Сюрф.

-Но, мы все-таки хорошо провели праздничную ночь и еще подарок от Духа Вудгисса нашли. — Улыбнулась маленькая Альма.

Взрослые душегубцы озадаченно смотрели на большой мешок праздничных сладостей, слушая рассказ детей.

-Спасибо вам, что присмотрели за нашими малышами. — Кивнул один из поискового отряда плоскоголовым гоблинам, стоявшим неподалеку.

-Не за что. Мы сами заблудились, просто провели ночь в той же пещере. — Хмыкнул Окурок.

-Им спасибо за праздничное общение. — Усмехнулся Бирчек.

-Ну, нам тоже пора. Идем. — Сказал Окурок.

-Вы не возьмете сладких подарков с собой? — Спросил Сюрф.

-Мы уже слишком большие для таких подарков. — Махнул рукой Окурок. — Они все ваши.

-Мы большие, но, в лагере то есть и небольшие, их порадуем. — Напомнил Бирчек и взял пять пакетиков со сладостями, которые сложил в сумку кузена. –Удачи вам, ребята! — помахал он троим временным соседям.

Прошло около часа, и двое гоблинов уже стали узнавать тот район, где расположился их лагерь сейчас, и ускорили шаг.

-Хорошо прошел этот праздник, правда? — Спросил Бирчек. — Я давно таких не помню…

-Конечно хорошо. Все живы остались.

-А по-моему, еще лучше. Эх, жалко, что мы уже давно подарки не дарим, это ведь приятно…

-Давай, я тебе подарю. — Хмыкнул Окурок, вынимая из сумки криво выточенных кособоких каменных маленьких лесного кота, ежеобраза, утку и снежника. Несмотря на кривизну, их все же можно было опознать.

Бирчек широко улыбнулся всплеснул руками.

-Целая коллекция! Всегда о таких мечтал. Спасибо тебе большое. — Схватил он фигурки. — Я не знал, что ты так можешь.

-Я тоже не знал.

-Я тебе потом что-нибудь тоже сделаю!

-Не, не надо! Тебя к колюще-режущим предметам нельзя подпускать. Я очень взрослый, мне точно никаких подарков не надо.

-Ну, хотя бы найду что-нибудь в подарок. Перо какое-нибудь. Я все равно поищу…

Они продолжали путь, лагерь был уже виден.Солнце поднималось все выше, и подтаивающие шапки снега падали вниз, рассыпаясь на крупные снежинки, делая все еще более красивым и светлым, как чистый лист нового начавшегося года.

Комментарий к Сказки Вудгиссовской Ночи.

Так и не могу от персонажей отстать :) Праздничная глава сама по себе созрела, значит, пусть будет. Все про духу Вудгисса - отсебятина, конечно, как и про сказки, просто теоретически, если между нашим миром и Краем все же много общего, возможны теоретически и такие похожести)

Иллюстрации к ней:

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1435571 - Золушка и Принц

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1435569 и https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1435568 - пираты с незапланированным подарком

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1435570 - Бирчек и Окурок


========== На рынок за приключениями. ==========


Жизнь Края шла своим чередом, воздушные корабли пиратов и лиг снова бороздили небо, восстановившись после масштабной битвы, организованной главой лиг, но очень неудачно продуманной. В проигрыше остались обе стороны, и пираты, и лиги потеряли много кораблей и команд, и уцелевшие суда нуждались в ремонте, а команды — в новых матросах.

Лесной эльф Рейон шагал мимо верфи, глядя на восстановленный ряд судов, а также на маленькую баржу в их тени, которая больше никому не была нужна. Он с трудом верил, что взгляд на покинутую «Падучую скалу» будет вызывать у него тоску, но, это было так. Пусть он считал капитана Метеликса расточительным, глупым и слишком простодушным, но, ему было очень жаль, что молодой капитан погиб. Квартермейстер с их скромного судна переживал из-за потери слезливо и депрессивно, а Рейон ярко чувств не показывал, но тоже переживал. Они вдвоем заочно попрощались с Метеликсом, запустив в ночное небо летучее бревнышко с его именем, вырезанным на нем, и решили дальше каждый идти своей дорогой. Квартермейстер решил, что небо и подсчёты останутся его призванием, и пошел искать корабль, на котором он мог бы пригодиться. Рейон же решил, что полеты — не совсем его призвание, и собирался отыскать свою родню, торгующую где-то в Дремучих Лесах, и продолжить семейный бизнес — ловить и продавать зверей там, в лесах.

Он знал, что самым бойким местом торговли всегда был передвижной рынок Шраек, и, велика вероятность встретить кого-нибудь из своих именно в этом месте. Собрав заработанные деньги и все пожитки, он отправился к причалу, чтобы купить место на каком-нибудь судне, следующим к передвижному рынку. Почти сразу он увидел объявление о свободном месте, причем ни на каком-нибудь рядовом судне, а на одном из самых живучих и известных — на пиратском «Бродячем Тумане». Высокий грациозный корабль получил незначительные повреждения во время битвы, и теперь был полностью готов к новым полетам. Эльф купил место проезда, и у него осталось еще много денег на другие возможные нужды. Пожилой капитан-четверлинг и его классическая разномастная команда не навязывались в знакомые, что очень радовало Рейона. Они просто поздоровались, один матрос показал ему каюту для пассажиров, где должен будет лететь еще один эльф, правда не такой как он, а обычный дубовичек.

Рейон расположил рюкзак на гамаке как подушку и собирался просто предаться дневному сну, но, ему помешали. Сначала постучался корабельный кок — довольно худой для своей профессии остроносый усатый четверлинг Талис Куип, который стал расспрашивать — нет ли у пассажира особых пристрастий в еде, аллергии на что-то. Эльф был удивлен, что такая забота входит в стоимость весьма дешевого билета.

-Нет, это не входит в оплату. — Улыбнулся кок. — Просто всем лучше, когда на корабле все, — и команда, и пассажиры довольны. Твой сосед с нами не первый раз полетит, потому про его вкусы мы все знаем, а про твои еще нет.

-У меня нет особых пристрастий, я всеядный. — слегка улыбнулся Рейон. — Значит, у вас часто пассажиры бывают?

-Да, иногда очень даже много, может, и в этот раз по пути прибавится.

-Жаль. Я не очень люблю толпу. Но, потерплю. — ответил Рейон. — Значит, так много народа захочет лететь на Рынок шраек?

-Обычно народ обильно летит как раз с Рынка. — Послышался другой голос, и в двери вошел невысокий, даже для эльфа-дубовичка, индивидуум, определенно, будущий сосед. — Привет! Здравствуй, Талис, давно не виделись. — пожал он руку коку. — Я слышал про твоего кузена, сочувствую…

-Спасибо, Шпулер, — ответил погрустневший четверлинг. — Жизнь воздухоплавателя всегда связана с риском, если не битвы галеонов, то опасности Дремучих Лесов могут подстерегать…

-Да уж. И все равно это воздухоплавание так затягивает! Уверен, у «Бродячего тумана» все будет удачно.

-Конечно. До встречи за ужином! Приятного вам общения, — снова добродушно улыбнулся Талис и ушел.

Рейон глубоко вздохнул, мысленно не благодаря Талиса за такое пожелание.

Пришлось и представиться, и рассказать о своих поводах для полёта на Рынок полуптиц, и послушать о поводах Шпулера. Оказывается, весьма юный эльф дубовичок уже зарекомендовал себя как специалиста по этому птичьему рынку, не раз бывал там, изучал его писанные и неписанные законы и порядки, и, когда получалось, способствовал освобождению лесных животных и разумных рабов. Команда «Бродячего тумана» охотно ему в этом помогала, транспортируя тех, кто смог сбежать, в безопасное место.

-То есть, вы пытаетесь бороться с этой системой? — - Удивился Рейон. — Но, работорговли и работорговцев все равно ведь не становится меньше, зачем такой риск?

-Да, знаю, работорговцев становится даже больше. Они становятся изощреннее и хладнокровнее. Например, одна компания изобрела способ абсолютно безопасно для себя ловить лесных жителей — травят их сонным газом, усыпляющим на несколько часов, и грузят в трюм. И, конечно мы их не остановим, не одни, так другие будут торговать живым товаром. Но, все равно стоит рискнуть, чтобы хоть кто-то из тех, кому не повезло, стал свободным как мы.

-Свободным тоже тяжело жить. Сам знаешь, в больших городах полно бедняков, которые опускаются на самое дно, спиваются или становятся ворами.

-А кто-то не становится. Это личный свободный выбор каждого существа. Мы с тобой по виду тоже не богачи, но, ведь ни на кого не нападаем.

-Потому что мы мелковаты для этого.

-Мелким быть ворами еще удобнее. Я на рынке Шраек это ни раз проверял. — Хитро улыбнулся дубовичок. — Но, только там.

Путешествие заняло несколько дней, хоть они и знали, где именно сейчас расположился передвижной рынок. Чтобы избегать разговоров с шустрым дубовичком, лесной эльф часто просто прогуливался по палубе, наблюдая за работой команды. Он сам был воздухоплавателем, хоть и не на большом корабле, а на маленькой барже, и понимал, что и тут смог бы работать, масштабы разные, но принцип работы один для всех летающих судов. Команда «Бродячего Тумана» была слаженная и дружелюбная. Шпулер, как их давний друг, порой подменял того или иного матроса, давая им отдохнуть. Вскоре и Рейон не удержался и стал помогать, получая от этого неожиданное удовольствие.

-С такими пассажирами нам придется не плату за проезд с них брать, а им самим за помощь доплачивать. — Шутил капитан. — Если вдруг решите стать матросами, буду рад принять вас в команду.

-Спасибо за щедрое предложение, но экспертом по рынку мне больше нравится быть. — Ответил Шпулер.

-И я тоже больше не хочу быть воздухоплавателем. — - Кивнул Рейон. — Просто найду своих и вернусь к семейному делу.

-Ваше право. Но, предложение останется в силе.


Наконец, пришел тот день, когда «Бродячий туман» добрел до Рынка Шраек. В трюме галеона были ценные ткани, закупленные ими до этого далеко на севере Края, где живут племена лучших ткачей, ведущих ограниченную торговлю, но, производящих очень хорошие ткани. Шрайки, ценители красоты, были только рады впустить на свой рынок тех, кто привез шелка и бархат.

Рейон попрощался с пиратами и специалистом по рынку, и отправился искать своих, конечно, приобретя необходимую кокарду по совету Шпулера. Прежде он не бывал на этом рынке, и сейчас понимал, почему его чаще называют «рынком работорговли» — здесь существа торговали друг другом в открытую, ничего не стесняясь. Подавали и своих соплеменников, и тех, кто был значительно больше и сильнее продавцов, и здоровых, и раненых. И, выглядело это весьма мрачно после того, как привык видеть в городе чуть больше уважения к жизни как таковой. Конечно, убийства здесь были запрещены, за этим следили, наверное, даже более внимательно, чем в городах, потому что шракки-охранницы имели полное право увести в рабство любого, кто отнимет чью-то жизнь, на сколько бы богатым и значимым он ни был. Но, зато избивать и унижать рабов никому, имеющему кокарду, не запрещалось.

Наконец, Рейон дошел до участка рынка, где торговали зверями. В клетках выли плененные молодые гривастые волки и скулили испуганные крол-лисицы. В большом загоне сидел связанный молодой толстолап и гигантский губошлеп, который даже пытался развязать медведеподобного сокамерника, но не мог. Вид толстолапа в клетке несколько удивил Рейона, он привык к тому, что эти мохнатые жители лесов считаются индивидуумами, наравне с троллями, гоблинами, трогами, эльфами и четверлингами, и подумал бы, что толстолапу было бы логичнее быть среди рабов, а не среди зверей. Хотя, вообще нет ничего хорошего в том, чтобы индивидууму продаваться, не важно, как питомцу или как рабу.

-О, кого я вижу! — Отвлек его от рассматривания зверей чей-то резкий голос. Обернувшись, Рейон увидел немолодого лесного эльфа со шрамом.

-О, я же вас знаю! — Обрадовался он. — Вы ведь Враль, верно?

-Да, это я, Рейон. Друг твоего отца, — ответил эльф. — Он сейчас в лесу, новый товар ищет, должно быть. Слышал, что ты уезжал в Нижний город.

-Было дело. Но, сейчас хочу вернуться к традиционным делам, жизнь большого города не по мне. А вы тут работаете? Могу вам пока помогать?

-Конечно. Помощь от своих лишней не бывает. Это как раз мой товар! — радостно показал Враль на волков, лис, толстолапа и прочих. — Есть и еще кое-что поинтереснее.

Они отошли за загон, где были еще клетки. В одной сидело несколько вейфов, слишком напуганных для того, чтобы мысленно общаться с ними. В другой, сгорбившись, сидела птица помогарь. Рейон удивился еще больше.

-Н-но, разве можно продавать древнейших? — Показал он на огромную птицу. — Как она вообще попалась?

-Она спала, когда я ее накрыл. Просто очень глубоко спаса. Может, благодаря каким-то особых парам. — засмеялся он. — И за ней скоро придут покупатели.

-Нет, меня нельзя продавать. У меня другая миссия в жизни, вы ведь сами знаете. — Решила заговорить старая птица, понимая, что ее узнали.

-Сейчас твоя миссия меняется, будешь питомцем в самом дворце лиг. Тебе еще повезло! Будешь в золотой клетке, под потолком самого пафосного здания Нижнего города. Сможешь беспрепятственно гадить на головы городских шишек. — Враль сам рассмеялся своей шутке.

-Как низко. — Презрительно сказала птица. — Это не мой стиль. Лучше не жить вообще, чем жить в замкнутом пространстве, слушая бессмысленную болтовню богачей в высоких шапках.

-Не будь такой гордой, и тебе все понравится, — отмахнулся Враль.

Он собирался вести Рейона дальше, показывая свой товар. Но, тут раздался щелчок замка. Оказывается, это губошлеп, отчаявшийся развязать толстолапа, просунул цепкие лапы в другую сторону от загона и нажал на ту кнопку, что открывала клетку птицы помогарь.

-Ах ты дрянь косматая! — рявкнул пожилой эльф, ударяя плеткой и прутьям загона и спеша к открывающейся клетке.

Птица не медлила, она открыла дверь головой и уже выбралась и расправляла крылья. Рейон был в тайне рад за почитаемую пернатую, хоть и молчал об этом. Но, вдруг Враль достал из-за спины арбалет и выпустил стрелу в шею птицы. Та даже не вскрикнула, просто запрокинула голову и рухнула. Молодой эльф остолбенел, — он совсем не ожидал такого поворота событий. Все зверье вокруг замолчало, глядя на мертвую черно-фиолетовую птицу с длинным полосатым хвостом.

-Ты убил птицу помогарь? — словно не веря своим глазам спросил Рейон у Врала.

-Да, пришлось. — Буркнул тот. — Я сильно потратился на ее доставку сюда, нельзя было допустить, чтобы она улетела. Пусть за живую заплатили бы больше, но, и из тушки выгода выйдет. Санктафраксовские академики с удовольствием сделают из нее чучело, а хвостовые перья возьмут писари. — Он совершенно спокойно стал вырывать хвостовые перья у павшей легендарной птицы.

-Но, она же из древнейших… Она говорящая, легендарная. Была… — качал головой Рейон. Он удивлялся охватившим его чувствам, но, ему было на самом деле очень жаль гордую помогарь, и он думал о том, как бы посмотрел на такое событие его прежний капитан. Однако, знакомство с ним здорово его испортило…

-Излишние сантименты, — хмыкнул Враль. — Все знают, — как только умрет одна помогарь, где-то окуклится и приготовится к превращению в птицу очередная поющая гусеница. Эта птица и так уже старая была, я просто ускорил процесс. Давай, помогай перья выдергивать.

-Я не буду. — - Сделал шаг назад Рейон. — Я поищу другую работу.

-Ты что, отвернешься от своего из-за какой-то мертвой фазанихи? Не будь дураком.

-Да, я не буду дураком. Именно поэтому не хочу с тобой работать. До свидания.– Он собирался уже развернуться и уходить, как вдруг увидел, что около клетки, в которой сидели вейфы, появился его недавний знакомый Шпулер и стал пытаться открыть замок. Если потянуть время, отвлекая на разговор Враля, то у дубовичка будет больше шансов. — Слушай, Враль, а может мы можем заниматься не только ловлей зверей и прочих?

-Да ладно. Лесные эльфы маленький народ, если мы не нападем первыми, нападут на нас. Если мы не поработим первыми, поработят нас, такова жизнь.

-Жизнь не только такова, в мире есть доверие и взаимопомощь…

-Ты еще молодой и наслушался всякой ерунды в больших городах. Поживешь нормальной лесной жизнью и поймешь, что я прав. Предлагаю тебе извиниться, взять свои слова обратно и все же работать на меня.

Раздался щелчок замка, и теперь и клетка с вейфами была открыта.

-Ах ты! — гневно развернулся Враль, бросаясь на дубовичка, открывшего дверь.

-Бегите к пристани, там корабль «Бродячий Туман», от заберет вас. –крикнул вейфам Шпулер перед тем, как более тяжелый лесной эльф повалил его.

-А что это за корабль? Какой он? — - Испуганно спросила серая ночная вейфийка с детенышем на руках, отставшая от остальных. Малыш был черного цвета, в отличие от нее, таких ночных вейфов Рейон прежде не видел.

-Я знаю этот корабль, бежим со мной, я покажу. — Сказал эльф вейфийке, и он побежал к пристани, показывая ей дорогу.

-Спасибо. — Тяжело дыша от быстрого бега, сказала она. — Не подумайте, что я притворяюсь и не хочу искать корабль сама. Я знаю, другие вейфы смогли увидеть образ корабля в мыслях того храброго эльфа, но, у меня ограниченные способности, и у моего сына тоже. Мы читаем мысли только очень вблизи, и не умеем передавать их на расстоянии, потому я и решила, что лучше нам жить в городе…

-Вот значит почему остальные так быстро убежали. — Понял Рейон. — Не волнуйся, я летел сюда на этом корабле, там вам помогут.

Когда они были уже на пристани, то увидели, что несколько охранниц прищурились и смотрят в их сторону. Видимо, их смущало отсутствие кокарды у вейфов, и они собирались преградить им путь. Но, в этот момент «Бродячий Туман» позади них поднялся в воздух и сбросил веревочную лестницу беглецам. Вейфийка с детенышем уцепилась за лестницу, но, забраться не могла. Рейон тоже забрался к ним, чтобы поддержать ее. Корабль поднимался выше, и их втянули на борт.

-Рады снова тебя видеть. — - Сказал гарпунер корабля Рейону. — Ты решил сменить род занятий?

-Похоже, что да. — Пожал плечами эльф. — Я нашел своих, но, разочаровался… Кстати, мой сородич как раз схватил Шпулера. Мы полетим его освобождать?

-Бедняга Шпулер… — Покачал головой Талис, тоже стоявший рядом, предлагая спасшимся вейфам еду и питье.

-Мы не сможем вторгнуться в середину рынка, не рискуя пассажирами и самим кораблем. — грустно сказал гарпунер. — Шпулер знал, что идет на риск. Все же он — специалист по рынку, будем надеяться, что он сам спасется как-нибудь.

-Но, почему нельзя спасти всех? — сердито спросил Рейон. Сердился он на ситуацию, ни на кого-то конкретного. — Мой бывший капитан пытался спасти всех… Правда, животных, а не рабов, но все же.

— Животные достойны жизни и свободы не меньше нас с тобой. Ты так произнес «бывший», словно этого капитана уже больше нет в этом мире. Это так? — спросил Талис.

-Так… — Грустно вздохнул Рейон.

-Вот в этом и проблема. Если пытаться объять необъятное, можно потерять все. Все мы узнаем это на горьком опыте. — Сказал капитан, слышавший их беседу. — Так что, теперь ты будешь матросом на «Бродячем Тумане»?

-Да. Спасибо вам большое. — Закивал эльф. — Буду прилагать все усилия.

Корабль взлетал выше, над лесом поднимался вечерний туман, освещенный закатным солнцем. Туман скрывал мрачный шумный рынок, оставшийся позади, и был словно волны под «Бродячим Туманом», плывущим над ним. Когда корпус корабля касался тумана, похожего на опустившиеся в лес облака, в тумане оставались бороздки, словно волны, которые оставляла над озером маленькая «Падучая скала»… Рейон смотрел на эту красоту с палубы, проверяя канаты, и думал о том, до чего же переменчивой бывает жизнь, и, хотелось бы, чтобы побольше перемен были к лучшему.


========== Над лесами и топями. ==========


Комментарий к Над лесами и топями.

Задним числом добавляю главу, которая идет до последних позитивных. Потому что очень хотелось и оставшихся ОМП между собой хоть мельком познакомить и еще подробностей добавить. Опять местами сентиментальных, извиняюсь >>’

Это был безветренный и пасмурный день, — в такие всегда появляется какая-то напряженность в воздухе, словно предчувствие непогоды или каких-то неожиданных событий.

Чинк вернулся с охоты вместе с отцом и еще несколькими молотоголовыми воинами. Охота была удачной, они принесли тушу крупного тильдера. Здоровье отца подростка улучшилось, рана давно заросла, порошок из живительной березы действительно помог побороть возникшие осложнения. Когда отцу стало лучше, честный Чинк не сдержался, и рассказал ему откуда у него этот порошок, и что на самом деле случилось, когда он встретил в лесу того плоскоголового, который выдал им рощу, в которой они жили этот период. Сначала отец отругал его за инициативу и за то, что шел на такое опасное мероприятие один, но, спустя какое-то время все же простил и похвалил за смелость, — и тогда, и сейчас, когда он рассказал все отцу. О произошедшем узнал близкий круг родни и друзей, но, вождю, конечно, ничего не говорили, — он бы не одобрил такой сговор, произошедший в обход его.

Подходя к своему лагерю, молотоголовые вдруг увидели, что общее жилище в процессе разбора, все происходило тихо и быстро. Кочевники знают, — просто так подобное не происходит, потому тоже сохраняли предельную тишину, спеша к родным. К счастью для них, с лагерем никакой беды не случилось, но, беда случилась неподалеку, — на поселение плоскоголовых гоблинов, живущих не так далеко, напали работорговцы. Казалось бы, трудно представить, что одно лишь судно с командой способно хотя бы устрашить почти сотню сильных и упрямых дикарей. Но, с судна сбросили что-то, окутавшее поселение сонным розовым газом, от которого все плоскоголовые провалились в сон, даже самые сильные и сопротивлявшиеся. Работорговцам осталось лишь спуститься с судна, отобрать тех, кого они посчитали более сильными и пригодными для продажи, связать и утащить их на корабль. Работорговцы каким-то чудом не заметили поселение молотоголовых неподалеку, и, быстро разбирая общий дом, гоблины ограждали себя от опасности быть увиденными. Сражаться с газом бесполезно, от такого врага лучше затаиться.

Когда дозорные молотоголовые доложили о том, что работорговцы на корабле улетели за пределы видимости, Чинк первым делом стал призывать отца пойти к плоскоголовым, помочь им, ведь теперь он считал Бирчека своим другом. Отец тоже поддерживал идею, но, отправляться помогать патологическим противникам без позволения вождя они не могли, потому отец и его братья отправились к лидеру с предложением оказать помощь.

-Каждое племя само по себе. — Ответил, подумав, старый серьезный вождь, покрытый татуировками. — Они сами справятся со своей бедой, мы не ответственны за то, что с ними случилось. Мы могли и не знать об этом.

-Вы правы, вождь, но, мы об этом знаем, — говорил отец Чинка. — Если мы проявим сострадание и поможем, пусть и другому племени, мы покажем себя с лучшей стороны, укрепим свои силы мирным сотрудничеством.

-Но, откуда мы знаем, не обернется ли это против нас? Они более дикое племя, чем мы, они бы не пришли к нам на помощь.

-Но, один пришел, — все же высказался взволнованный Чинк.

Вождь посмотрел на подростка, и тот замолчал и склонил голову.

-Мой сын говорит правду, не так давно один плоскоголовый спас его в лесу от чурбака, несмотря на то, что наши племена представляют опасность друг для друга. Если один из них проявил благородство, мы должны проявить еще большее благородство. — Сказал отец мальчика.

-Что ж, если это произошло, и плоскоголовый бескорыстно помог, возможно, они не столь дики, как кажутся. Я отправлю отряд, чтобы помочь им. Это покажет нашу силу и благородство. — Гордо поднял голову вождь.

Чинк молчал, стыдливо глядя под ноги, он понимал, что, как бы его не волновали долгие пространные разговоры в то время, когда соседям нужна помощь, — без этого помощи может не быть вообще.

Он тоже вошел в отряд, отправившийся к лагерю плоскоголовых. Спешить было запрещено, и, по понятным причинам, — если сонный газ в поселении еще не развеялся, они могут тоже уснуть и ничем не помогут. Чинк шел среди первых разведчиков, остальные знали, что если увидят, как разведчики начинают засыпать, то заберут их и отступят на какое-то время. К счастью, газ уже рассеялся, и они беспрепятственно вошли в лагерь.

Хоть самого газа уже и не было, его действие было еще сильным, большая часть плоскоголовых спала, некоторые лежали на земле с открытыми глазами, но, не могли даже приподняться, не то, чтобы сесть.

-Мы пришли с миром, чтобы помочь вам, — сказал громко отец Чинка. — Мы ничего не возьмем, мы не воюем с бессильными.

Шедшая неподалеку от него, молотоголовая гоблинша ахнула и пошла быстро в сторону, — там, около одного дома на боку лежала плоскоголовая с маленьким ребенком на руках. Она посадила женщину, помогая опереться о стену, и взяла спящего ребенка в руки, нежно прижав к себе. Плоскоголовая испуганно смотрела, издавая невнятные звуки.

-Не бойся, я не собираюсь похищать твоего малыша. У меня своих двое, чуть постарше. — Положила ей руку на плече молотоголовая, по-доброму улыбаясь. — Просто, не надо вам на земле лежать, можно простудиться. Я посижу рядом и подержу его, пока ты приходишь в себя.

Плоскоголовая тоже улыбнулась, благодарно и грустно. Молотоголовые проверяли поселение, тушили костры, которые расползались и могли поджечь строения, помогали раненным, которые, видимо, пытались сражаться, пока не уснули, но, получили отпор и были забракованы, как травмированные.

Первой начала говорить одна пожилая гоблинша, которая была в помещении на момент нападения. Она рассказала, что группа плоскоголовых воинов сейчас на охоте в лесу, с ними у племени больше шансов на выживание. Несколько молотоголовых отправились, чтобы вернуть их. Спустя какое-то время охотники действительно вернулись, к счастью, они поверили молотоголовым, описавшим им ситуацию, хоть и те, и другие, шли, держа оружие наготове.

Один молодой высокий плоскоголовый охотник сначала подошел к молодой жене и ребенку, рядом с которыми была заботливая молотоголовая, а потом подошел к говорившей старушке.

-Где все? Они живы? — спросил он.

-Были живы, но, их увели. Больше двадцати мужчин и женщин, и молодых, и зрелых. — Со слезами на глазах, говорила старушка, — Хорошо, что ты был в лесу, Морн. Моим детям и твоему брату не повезло, их всех забрали.

-Мне очень жаль, тетушка… — Вздохнул Морн. — Окурок и Вудбин сильные, я верю, они со всем справятся, они выживут. А вот мой братец Бирчек такой нелепый, он мало протянет…

-Вы говорите о Бирчеке? — Услышал их Чинк, вернувшийся из одной хижины, где он не дал случиться пожару.

-Да, это мой брат. Слабый и глупый парень…– Сказал Морн. — Откуда ты знаешь Бирчека?

-Бирчек какой угодно, только не глупый! — заступился за друга юный молотоголовый. — Это благодаря ему наши кланы не стали врагами, когда мы пришли сюда. Он спас меня в лесу, и он сказал мне про другую богатую рощу.

-Он ничего мне не говорил… — Удивился Морн.

-Мой сын говорит правду. — Серьезно сказал взрослый молотоголовый. — Это благодаря Бирчеку мы здесь сейчас помогаем вам, отдавая долг.

-Тогда, я беру свои слова обратно. — Покачал головой плоскоголовый. — Буду гордиться своим братом. Спасибо вам за все.

-Дальше наши кланы снова пойдут разными путями, но, между нами останется мир.

***

Крупный и приземистый корабль без обозначений, сделанный из чередующихся черных и красных досок, низко плыл над Дремучими Лесами, раздув серые паруса. На передней палубе стоял капитан — Транк Ворот, не молодой четверлинг с черной бородой и усами. Семья Ворот не принадлежала ни к пиратам, ни к лигам, они были сами по себе, — могли себе это позволить. У них были некоторые передовые технологии, связи в научных кругах, доступ к различной информации, и хладнокровная целеустремленность. Они торговали рабами из Дремучих Лесов, поставляя их и на передвижной Рынок Шраек, и в Нижний Город, и еще куда бы то ни было, где хорошо заплатят и деньгами, и информацией. Сейчас они летели на Рынок Шраек, везя, в основном, сильных рабов из плоскоголового племени, а еще попавшихся по пути нескольких кучкогномов и двоих молодых серых трогов — парня и девушку. Всех их Транк не считал за людей, была у него такая особенность, обычно не присущая жителям Края, — он считал, что только четверлинги являются достойными личностями, а все остальные — пережитки прошлого, и его семья разделяла его взгляды. А согласны с ними другие или нет, Воротов не интересовало, они все равно были уверены в том, что за ними будущее. Мрачные и надменно держащиеся, умеющие держать в страхе окружающих, и получающие от этого удовольствие, таким были и капитан, и его команда, которую он очень тщательно отбирал.

Двухцветный корабль без названия пришвартовался у мертвой зоны леса, получив хорошую плату, шрайки-охранницы позволили Вороту торговать рабами самому, без аукциона. Несколько человек из команды ушли вглубь рынка, закупать провизию, а главное, особенные поганки, выделявшие снотворный газ, которые могли добывать только их особо обученные сторонники из этого места. Первую выгодную сделку работорговцы заключили с Ульбусом Пентефраксисом, который купил шестерых плоскоголовых, которые станут командой его патрульной лодки, предназначенной для какого-то особого плана. То, что они почти не понимали общего языка, Ульбуса не волновало, он собирался нанять плоскоголового переводчика, и сейчас ушел за ним, оставив оплаченный товар приходить в себя после снотворного газа. Потом подошел какой-то толстый надменный лиговец в низкой шляпе, которому нужны были очень сильный работник и яростная охранница-дикарка. Почему именно охранница, а не охранник, — тот объяснил тем, что он хочет выделяться. Особо яростной на вид ему показалась жилистая бритая плоскоголовая, хмуро смотревшая вокруг. А как силача он взял серого трога. Их лиговец отсюда вести не мог, так как летел ни на своем корабле, а те, с кем он путешествовал, не очень приветствовали использование рабов. Ворот взял плату за купленных рабов и цену доставки до Нижнего города, куда его корабль все равно полетит для некоторого текущего ремонта.

***

Бирчек пришел в себя раньше своих соседей. Голова болела, в глазах плыли цветные пятна, но, свежий воздух уже радовал. Даже если это свежий воздух был пропитанным горящими маслами фонарей всех видов, всегда освещавших Рынок Шраек. Он сидел на дощатой платформе, на том же корабле, рядом с Окурком и еще четырьмя парнями из их клана, руки их всех были связаны за спиной, ноги тоже, хотя, не слишком туго, можно было ими пошевелить. Все равно пока они были слабы, Ворот знал, что они не смогут сбежать, да и, тут бежать было некуда. Место было многолюдным и весьма жутким. С одной стороны, Бирчека радовала возможность увидеть столько представителей самых разных народов одновременно, о некоторых он даже не слышал прежде. С другой стороны, он понимал, что все они тут либо продаются, либо являются покупателями или продавцами. Он увидел, что кузину Вудбин уводят куда-то внутрь корабля, а еще и молодого серого трога, тоже очень растерянного. Потом видел какого-то богато одетого длинноволосого гоблина, рассмотревшего рабов и выбравшего девушку-трога, двух плоскоголовых девушек, и одну кучкогномиху, постоянно рыдавшую и называющую какое-то женское имя. Бирчек вспомнил, что, когда их грузили на корабль, кучкогномих на судне было две, а сейчас осталась одна, наверное, со второй что-то случилось во время перелета, и эта горевала о потерянной подруге или сестре. Четверых девушек тоже увели в другую сторону судна. Все это было так неправильно и печально… Прошло еще около четверти часа, он видел, что чернобородый капитан о чем-то говорит с плоскоголовым гоблином, одетым как горожане, в красном камзоле, брюках и сапогах, гоблин показывал какие-то записи и что-то вычислял, четверлинг кивал, а потом оба куда-то ушли. Сзади послышался какой-то шорох, Бирчек оглянулся и увидел какого-то невысокого индивидуума, вылезавшего из одного из люков, ведущих на палубу. Его на корабле он не встречал, он явно был откуда-то еще.

-Привет, — шепнул индивидуум, видя, что на него обратили внимания. — Только не выдавай меня. Я из оппозиции к этим работорговцам, стараюсь разрушить их бизнес.

-Это не плохо, — предположил Бирчек.

-Скажи, есть кто-нибудь внутри корабля? Из рабов, в смысле. А то я собирался кое-какую диверсию организовать, но, не хочу, чтобы они пострадали.

-Внутри есть народ, не организовывай ничего! — Поспешно прошептал Бирчек, не глядя назад.

-Ладно, ладно, сейчас все исправлю. — Вздохнул незнакомец и удалился в тот же люк.

Судя по всему, он некую диверсию уже заготовил, и Бирчек испуганно представил, что скоро раздастся какой-нибудь взрыв. А там ведь внизу Вудбин, да и еще некоторые. Но, к счастью, взрыва не последовало, а из люка снова показался тот же парень.

-Этот корабль такой успешный. Всё хочется его подорвать… — Сказал он. — Вечно привозят рабов и улетают обогатившимися. И как они всех ловят?

-Это не из-за корабля. Это из-за снотворного газа из грибов поганок малинового цвета. — Тихо сказал ему гоблин.

-Ах вот оно что… Не зря капитан считает, что у них какая-то хитрость есть! Ты, кстати, не обижайся, что я с тобой болтаю, но не предлагаю развязать. Ты, к сожалению, слишком заметный, если станешь сбегать, тебя сразу заметят, и будет еще хуже. А так, я освобождаю кого могу. Меня, кстати, Рейон зовут, Рейон Лесной эльф.

-Я Бирчек. И, я бы все равно не побежал, не переживай. Тут мои брат и сестра, я бы их не бросил.

В следующий момент Рейон снова спрятался в люк, потому что на палубу зашли несколько троллей-несунов, несущих восемь запечатанных ящиков.

-Несите их предельно осторожно! — прикрикивал один из матросов. — Одно неверное движение, и заснете надолго!

-Эй, не разглашай никому. — Буркнул другой.

-Да ладно, они все равно ни о том подумали, — ухмыльнулся первый, видя, как тролли очень аккуратно опускают ящики. Семь штук поставили друг на друга двумя башенками, восьмой поставили на возвышение неподалеку от рабов.

Когда тролли и матросы отошли, Рейон снова выглянул.

-Это, должно быть, как раз те грибы?

-Видимо, они. Если они так говорили. — Хмыкнул Бирчек. — А они хорошо их поставили — прямо над люком, ведущим насквозь…

-Что ты имеешь ввиду?

-Те семь ящиков стоят прямо над еще одним люком. Я наблюдал за кораблем, когда был в сознании, и, этот люк сквозной, он может насквозь через себя что-то пропустить. Жалко, что ящики больше люка…

-А это идея! — Обрадовался эльф. — Пусть ящики и больше, это даже лучше. Зато грибы меньше. Если их высыпать сквозь ящики, то мы подпортим этим работорговцам следующий рейс.

-А ты сам не уснешь, если грибы эти снаружи будут?

-Если сам буду в стороне, не засну. Этим насладятся уже те, кто глубоко в лесу под нами, пусть вжик-вжики всхрапнут. Забавный звук будет, наверное… Сейчас только подготовить все надо, чтобы крышки открылись насквозь. — Он зашел на палубу и достал из кармана отвертки. — Бирчек, следи, чтобы никто не появился. Предупреди, если что.

-Конечно, — стал тут же глядеть по сторонам гоблин. — А сквозной люк можно открыть тоже не самому, а с помощью рычага. Рычаг где-то по центру под этим местом.

-Думаю, что я знаю где. — Ответил Рейон, раскручивая крепления ящиков. — Когда был внизу, видел какие-то рычаги. Сейчас чуть сдвину крышку этого люка, и нужный рычаг внизу тоже сдвинется, и тогда я не ошибусь.

-Очень умно.

-Ну, когда долго летаешь на корабле, это все становится очевидным. Я пират все-таки, воздухоплаватель.

-Наверное, это здорово. Мы тоже воздухоплавателями будем, — нас купил для патрульной лодки один четверлинг. — поделился информацией гоблин, считая, что это неплохая информация.

-Не завидую, — вздохнул эльф. — Обычно лигерам и патрульных лодок сильно достается. Сложная работа. Хоть и станете воздухоплавателями. На какое-то время…

-Рейон, заканчивай. Сюда идут. — Бирчек пошевелил ушами.

-Как раз уже готово, — поспешил к люку эльф и снова там скрылся.

На палубу вошел плоскоголовый в красном камзоле, он осматривал корабль и что-то записывал.

-Камень цельный, одна штука. — Тихо говорил он, проходя мимо них. — Кучкогномы — четыре штуки, ящики с поганками — восемь штук, плоскоголовые гоблины — девятнадцать штук, бочки пустые — пять штук.

-Ничего себе, — хмуро усмехнулся один из очнувшихся соседей Бирчека. — Плоскоголовый сам, как и мы, а нас штуками посчитал, как бочки.

-Я не такой как и вы. — Как бы между прочим, сказал им плоскоголовый горожанин.- Я цивилизованный, живу в престижном районе города и делаю работу, за которую мне достойно платят. А вы косные дикари из леса.

Пока горожанин все пересчитывал, Бирчек слышал приятное шуршание — шуршание высыпающихся грибов, высыпавшихся насквозь из всех семи ящиков. А сейчас он видел, что открылся еще один люк, из которого выбрался Рейон, а с ним еще и та грустная кучкогномиха. Хорошо, что хоть созданию небольшого размера повезет спастись… Рейон заметил его взгляд и показал жестом, что все получилось. В это время кучкогномиха задела какой-то трос, и тот качнулся, что могло привлечь внимание плоскоголового в камзоле. Чтобы опередить события, Бирчек откинулся назад, и спиной толкнул восьмой ящик, который сейчас упал, частично открылся, и облако розового газа вылетело из него, заставив Бирчека тут же снова потерять все силы.

-Ах ты придурок неуклюжий! — Зло вскрикнул плоскоголовый горожанин. — Да этот товар стоит больше, чем твоя шкура, а ты его повреждаешь! — Он вынул из-за пояса плетку и ударил уже упавшего Бирчека. Он собирался ударить снова, но, тут Окурок резко двинулся вперед и поймал конец плетки, прижав его подбородком к груди.

-Может я и дикарь из леса, но на лежащего безоружного никогда не напал бы. — зло сказал он, сверля глазами горожанина.

Тот несколько оторопел и даже побледнел. Видимо, он так никогда не смог бы поймать плетку…

-Эй, Видлрок, не замахивайся на уже проданный товар! — Послышался голос капитана.

-Твой товар испортил ящик того товара, договор насчет которого мы заключили. — Смотал свою плетку Видлрок.

-Я разберусь с порченым ящиком, — сказал Транк. — Он оплачен, и не должен тебя больше волновать. Все посчитал? Так иди к своим начальникам, пока я не выдвинул пожелание о штрафе за то, что ты чуть не попортил товар, уже проданный Пентефраксису. За ними как раз уже идут.

-Приношу извинения. — Сказал сухо Видлрок и удалился.

Бирчек снова был почти в бессознательном состоянии и чувствовал саднящую боль от удара под коленом, но, все же был доволен, — он видел, что Рейон с уже не рабыней успели сбежать, он знал, что работорговцы потеряли большую партию снотворных грибов, и видел, что кузен заботится о нем. Наверное, пропажу снотворного обнаружат до отлёта, но, уже после того, как их шестерых заберут. Так что, положительного в ситуации было значительно больше. Гоблин провалился в сон.


Во сне он видел свой дом, видел, как клан собирает лагерь и выдвигается в дорогу, и при этом желает доброго пути и клану молотоголовых. Там был и Чинк, шедший рядом со своим здоровым отцом, он помахал брату Бирчека Морну и его молодой семье. А, в другом сне видел воспоминания о встрече, случившейся уже больше десяти лет назад. Он брел по лесу вместе с добрым горожанином Метеликсом, который был совсем не похож на тех горожан, которых они встретили на рынке сегодня, и на плече которого сидела птица снежник. Еще там был какой-то свиноморд, были пролетающие над головой корабли разного вида, странное свечение, словно эти корабли горели изнутри… Потом Метеликс словно бы сросся с той птицей, повернулся к Бирчеку и кивнул, по-дружески глядя на него, замахал крыльями снежника и улетел. Бирчек проводил его взглядом и услышал хлопанье других крыльев, — крыльев грязного цвета, среднего между белым и серым, как у ворона топей. Он пошевелил затекшими плечами, и крылья ворона зашуршали.


Спустя какое-то время, он снова пришел в себя. Сейчас он был на палубе другого корабля, теперь лиговского, и уже не связанный. Рядом сидел Окурок, поддерживающий его, и остальные четверо были поодаль.

-Наконец то. — Буркнул Окурок. — Я думал, ты всю дорогу спать будешь. Вот, поешь, я для тебя оставил. Они не хотели оставлять. — Он протянул кузену грязную тарелку с какой-то кашей и рыбой.

-Спасибо, брат. — Улыбнулся Бирчек. Тут он услышал хлопанье крыльев — рядом опустился худой ворон топей и голодно посмотрел на его тарелку. Бирчек оторвал половину рыбины и кинул ворону. — Смотри, я ему нравлюсь. — Повернулся он к кузену.

-Это потому, что ты напоминаешь ему падаль. Он уже второй раз прилетает. Отощал ты весь, хуже, чем был, и опять еду отдаешь. — Вздохнул Окурок. — Ешь уже, Бирчек.

-Да, конечно, спасибо. — Закивал тот, начиная есть кашу с помощью руки, — ложки все равно не было, и кидая радостному ворону вторую половину рыбины.

Птица довольно проворчала что-то и улетела за борт. Корабль летел над серостью топей, над которыми поднимался вечерний туман. Впереди все было туманно, но, зато позади было то, что можно с удовольствием вспоминать.


========== Дрейфующая романтика - часть 1. ==========


«Громобой» плыл над облаками, освещенный лучами утреннего солнца. Новые паруса были плотно надуты, в очередной раз отремонтированный корпус блестел, все снова было идеально. Моджин закрепила горелки у летучего камня в стабильном режиме, и сейчас прогуливалась по палубе, — иногда даже ей это было нужно. «Громобой» шел плавно, хоть и уверенно, как породистый преданный зубоскал из рыцарской академии. Наверное, если бы корабли могли стать животными, Громобой как раз был бы таким зубоскалом, весьма потрепанным, худым, но благородных кровей и уверенным в себе. Моджин любила зубоскалов, ведь ее первым другом из навершья как раз был зубоскальчик, очень жаль, что он мало пожил и был подстрелен охотником-работорговцем и съеден волками. Вот так же и этот корабль-зубоскал попал к Волку, но, на этот раз все обошлось менее трагично, хоть он и ни раз испытывал судьбу. В последний раз, когда капитан чуть было не собрался остаться внутри Великой Бури, у «Громобоя» были все шансы исчезнуть насовсем, если бы не совершенно неожиданное вмешательство Облакоеда.

Теперь Облакоед Яали, естественно, в своем двуногом виде, летит вместе с ними, пытаясь изучить все премудрости воздухоплавания, и Моджин больше не единственная девушка на корабле. В команде корабля больше не было квартермейстера, — прежний, по понятным причинам, не показывался в районе «Громобоя», а никого другого на эту роль они не пригласили, решив, что и без него справятся. Злыднетрожка думала, что сейчас, когда «Громобой» отправится на поиски Вольной Пустоши, где капитан Облачный Волк будет искать свою жену Марис — основательницу этого идеального городка в сердце Дремучих Лесов, то и Прутик — сын Марис и Квинта Верджиниксов, полетит с ними. Но, Прутика, Арбориниуса Верджиникса, оставили в Санктафраксе. В благодарность за то, что юноша доставил в парящий город грозофракс, он был произведен в рыцари, профессора Света и Тьмы снова были высочайшими академиками, а алчного неудачника Вилникса сместили и отправили куда-то в леса для восстановления психических и умственных способностей. Прутик стал главным в процессе доставки сундука с грозофраксом по причине того, что Вилникс ожидал, что ценные кристаллы прибудут с «Громобоем», а корабль умышленно причалил совсем в другом месте, куда и отправился бритый высший Академик. А, в это время, высадившиеся заранее Прутик и Моджин с ним, как самая замаскированная в команде, отправились к профессору Тьмы, а потом в Сокровищницу, где и уравновесили летучую скалу, и спасли Санктафракс от опасности улететь в открытое небо. Путь им пытался преградить только один страж сокровищницы, но, благо, они быстро нашли с ним общий язык, и страж даже согласился сменить род деятельности, переквалифицировавшись в воздушного пирата на том корабле, который скоро будет у Прутика. А корабль у Арбориниуса действительно будет, ведь каждому рыцарю положен собственный корабль. Правда, обычно рыцарь получает судно до того, как отправляется в Сумеречные Леса и привозит грозофракс, а у Прутика все вышло наоборот. Но, это не отменяет нужности корабля, и, конечно, юноша был рад получить свое судно, набрать свою команду и отправиться уже самостоятельно в Вольную Пустошь, хоть и позже. Моджин думала, — найдет ли сын ее капитана достойного Каменного пилота? Все же совершенно новому кораблю нужен как раз опытный пилот, а не кто-то начинающий, или есть опасность изначально все плохо настроить и подвести даже самое идеальное судно. Но, «Громобою» тоже был нужен каменный пилот, и никого другого на примете не было, потому Моджин полетела в прежней компании. Она подумывала обучить Яали премудростям управления камнем, но, пока та была слишком занята всем остальным, чтобы сконцентрироваться на спокойном летучем камне. Воздушное существо, что с нее взять, у нее ветер в голове от природы, хоть и доброе сердце. Это Моджин создание земное, даже подземное, уравновешенное и усидчивое, другого против воли таким же быть не заставишь.

О местонахождении Вольной Пустоши знали весьма примерно, потому приходилось прочесывать большие пространства леса. Злыднетрожка посмотрела по сторонам и вдруг увидела нечто необычное, — что-то большое парило в воздухе слева по курсу корабля. Это не было похоже на другое судно или что-то живое, оно напоминало летучую скалу с грузами — отвесами, хоть и без якорной цепи.

-Эй, Колючка! — крикнула Моджин, глядя вверх. — - Ты видишь то, что я вижу?

Эльф Дубовичок заспанного вида выглянул из своего кокона на мачте. Моджин уже догадалась, что он явно видел что-то совсем другое, возможно, опять сны про остров, где живут только девушки-эльфийки… Она показала жестом в сторону странного объекта, и Колючка взял подзорную трубу.

-Ого, никогда такого не видел! — сказал он. — Летающий остров на летучей скале, причем скала в форме сердечка. На нем закреплено несколько летающих кораблей, возможно, это какой-то перевалочный пункт.

-Ни в Санктафраксе, ни позже, никогда о таком не слышал. — Услышал их разговор капитан и подошел на переднюю палубу. –Но, это явно не мираж.

-Если это перевалочная база, нам было бы не дурно к ней привалиться. — Подошел к ним Тем Кородер. — А то наши запасы провизии заканчиваются, а путь, видимо, еще не близкий.

-А это разумно — причаливать в совершенно незнакомом месте, о котором мы даже ни разу не слышали? — - Спросил подошедший Стоуп.

-Кажется, я видела его раньше… — задумалась Яали.- Только этот островок плавал где-то не над Краем, а сейчас прилетел сюда. Я точно уже видела скалу в форме сердечка…

-Если на нем уже причалило несколько кораблей, он должен быть жилым и безопасным. — Решил Облачный Волк. — Буль, веди «Громобой» к острову! — крикнул он толстолапу, стоявшему за штурвалом.

Вблизи остров был очень красивым — покрытым зеленью всех типов, с несколькими сияющими озерами, с холмами и пещерами в них. Вид пещер сразу заинтересовал Моджин — на ум сразу пришла мысль о трогах. На двух концах парящего острова были швартовочные причалы, где действительно было несколько кораблей, один из них даже хорошо знакомый — «Дрейфующий Секач», а за ним, кажется, «Бродячий туман». Когда «Громобой» стал снижаться, на набережной появился народ, довольно разнообразный и, судя по лицам, позитивно настроенный, впереди шла высокая женщина трог белого цвета, в короне, судя по всему, лидер.

-Добро пожаловать на остров Амаферо! — Громко произнесла она. — Будьте нашими гостями. Королева Крэна приветствует вас.

«Громобой» бросил якорь, и тут же несколько крупных белых трогов очень прочно закрепили и якорь, и все судно, с улыбкой поясняя, что это для большей безопасности.

-Спасибо, королева Крэна. Я — капитан Облачный Волк, и нам действительно нужен временный привал. — Сказал Квинт, спускаясь на остров.

-Можно ли у вас закупить провизию и запастись водой? — спросил Кородер.

-Конечно, сколько вам будет угодно. Проходите, пройдитесь, осмотритесь. — Сказал пожилой седой четверлинг.

-Сходите все, не отказывайте себе в удовольствии. — Сказала королева, глядя на Моджин, которая собиралась оставаться на судне с камнем, как она это чаще всего делала.

Яали подала ей руку и повела за собой. Злыднетрожка согласилась, хотя, что-то в этом позитивном острове ее настораживало.

Когда все были уже на земле острова, королева пригласила пиратов в обеденный зал, расположенный в холме неподалеку. Обед был вкусным и разнообразным, в зале было много народа, но, никого из знакомых пиратов. Если обеденный зал общий, то где же сейчас обедают пиратки с «Дрейфующего секача»? — Думала Моджин, все так же не комфортно себя чувствуя. Чтобы принимать пищу, она была вынуждена снять свой капюшон, и теперь ловила на себе пронзительные взгляды новых знакомых, которые до этого, видимо, тоже гадали — кто же окажется внутри костюма.

После трапезы, злыднетрожка поскорее надела капюшон и вышла на улицу, решив прогуляться по острову, пока остальные делают закупки и беседуют. Она шла по тропинке, проложенной в искусственно насаженной цветущей рощице и удивлялась тому, что даже многие деревья выстрежены в форме сердца и украшены лентами.

-Что же это за остров свадебного типа? — Хмыкнула она, трогая одну из ярко розовых лент.

-Ха, тоже догадалась! — Услышала она грубоватый женский голос. Из-за кустов вышла невысокая троллиха.

-О, Рина, здравствуй! — узнала Моджин гарпунершу «Дрейфующего Секача». — Я видела ваш корабль и удивилась, что вас самих не видно.

-Мы тоже видели ваш корабль, жалко, что заметили слишком поздно, когда вы уже швартовались. — Пожала плечами Рина. — Сочувствую.

-Почему? Здесь что-то не так? — Обеспокоилась Моджин.

-С головой у правителей острова что-то не так. — Ответила Рила.- Не то, чтобы они были злодеями, — нет, грабить и убивать они не собираются. Но, они уверены, что их чудесный романтичный остров такое чудесное место, на котором они будут удерживать всех до тех пор, пока они все не передружатся и не переженятся.

-А женитьбы то тут причем? — Удивилась злыднетрожка.

-Вот и мы так сказали. Мы — свободный феминистический коллектив, и не собираемся себе изменять. А они приковали наш корабль и даже не пускают нас к нему! Мы пытались прорваться, но, их больше и они сильнее. Отобрали оружие и оттеснили…

—Потому отсиживаемся в лесу. — Подошла к ним балабола Чага — каменный пилот «Дрейфующего Секача». — Привет, коллега. — Они с Моджин пожали друг другу руки.

-Так они что, хотят чтобы вы все вышли замуж, и только тогда выпустят? — Спросила Злыднетрожка, с трудом веря услышанному.

-Не обязательно всем, говорят, что было бы достаточно и одной свадьбы на корабле. — Улыбнулась Чага. — Но, ни одна из нас не собирается вступать в брак ни с кем здесь.

-И не только здесь, — добавила Рина. — А они нам предлагают остолопов с «Бродячего Тумана» и прочих. Там. Конечно, некоторые ничего, но, все же… Теперь еще и ваших предлагать будут.

-Ну, не такие уж наши и остолопы, — хотела заступиться за «Громобой» Моджин, — Хотя, если подумать…

-Да и мы не шедевр, если уж на то пошло. — закивала глазами Чага. — Тебе, дорогая, тоже скоро будут предлагать выбирать супруга, будь готова.

-О нет, почему я? Я даже не полноценный злыднетрог, кто же меня предлагать то подумает?

-Ты зладнетрог? — в один голос спросили Рина и Чага.

-А-а вы не знали? Я просто привыкла, что, хоть я это и скрываю, это довольно-таки общеизвестный факт.

-Где вы там запропастились? — вышла из зарослей еще одна пиратка, эльфийка дубовичок Ларка. — Капитан уже зовет вас.

-Она злыднетрог! — В один голос сообщили подруге троллиха и балабола, кивая в сторону Моджин.

-Я в курсе. — Пожала плечами Ларка, глядя не на Моджин, а на коллег.- Пойдемте, новый план составлять надо, пока она не решила вам головы отвинтить. Рокфол и Руун уже нашли летучие деревья и хотят попробовать сделать плот, на котором мы все улетим отсюда.

-Но, ведь чтобы летающие деревья летели, их надо поджигать, верно? — Сузила глаза Чага.

-Да, других вариантов я не знаю. — Кивнула Ларка. — Так что, пойдемте, пока наши умные подруги не устроили суицид ради проверки.

— А если поджечь только один конец и направить под идеально рассчитанным углом, то, может быть выйдет долететь и не сгореть? — Задумалась Моджин.

-В любом случае мне этот вариант не нравится! Пойдемте их отговаривать. — сказала Рина. — А тебе, Моджин, удачи, мужайся. В смысле, либо ищи мужа, либо притворяйся мужиком, хотя, уже поздно, наверное…

-Передавай привет Колючке! — На прощание крикнула Ларка, смеясь над Риненой шуткой.


Моджин шла к пристани, уже готовая к странным новостям, осложняющим ситуацию. Когда она увидела мрачные лица друзей, то точно была уверенна в том, что и им уже выставили романтичный ультиматум.

-…Так что, если мы хотим завершить начатое, то ты опять наш единственный шанс, Моджин. — Закончил рассказ Облачный Волк.

-Капитан, при всем моем уважении, но, я не могу… Так вдруг. И, почему единственный? У нас ведь есть Яали!

-Королева сказала, что на оборотней правила не распространяются, мы спрашивали. — Вздохнул Квинт. Облакоедка сидела с очень грустным лицом. — Это все ужасная нелепица, но, в конечном счете, это ведь может быть лишь фиктивный брак ради того, чтобы выбраться из ловушки, в которую мы угодили.

-Я понимаю, но, все же это так неожиданно. — Села на землю Моджин. — Я не могу так вдруг выйти замуж, никого не полюбив… Вы все мне как семья, как братья. На братьях не женятся!

-Ой, да ладно. Это же очень временно. — Улыбнулся ей Тем. — Вот, Возьми Колючку, он короткий, как и ты.

-Или Тема, он рыжий, как и ты. — Сказал Колючка. — Или Буля, он из леса, как и ты. Или …

Яали встала и показала эльфу кулак. Стоуп с улыбкой пожал ей руку.

-Мне надо подумать… — Встала Моджин. — Не обижайтесь, но, я не могу так вдруг… Даже ради притворства.

-Мы подождем. — Понимающе кивнул Облачный Волк.

-Я все же не понимаю, при чем тут тот факт, что я оборотень. — Сказала Яали.

-Все народы Края боятся Хрум-Хрымса, Хрум-Хрымс оборотень, потому они боятся всех оборотней. — Сказал ей Стоуп. — Хотя это и очень глупо…

-Но ведь я совсем не похожа на Хрум-Хрымса, неужели им не видно? Эх…

-Да, жалко, что Яали нельзя замуж за Стоупа, было бы весело. — Захихикал Колючка. — Я прямо представил, как королева говорит: « А теперь молодоженам надо скрепить союз поцелуем». А писарь старичок с документом, такой, спрашивает: «Правильно писать „скрЕпить поцелуем“ или „скрИпить поцелуем“?»

Тем и Колючка громко заржали. Стоуп закрыл лицо рукой и заскрипел челюстью.


========== Дрейфующая романтика - часть 2. ==========


Прошел день, и ничего существенно не изменилось. Пиратам ни в чем не отказывали, кроме вылета с острова. Моджин удалилась в пустую удаленную пещерку и не показывалась оттуда, размышляя над судьбой и перспективой. Команда «Дрейфующего Секача» не полетела на плоту из летучего дерева, потому что капитанша вдруг обнаружила, что у нее на этом острове есть важные дела. Острову Амаферо везло, и на следующий день к нему подлетел еще один пиратский корабль — изящный «Облакоед». Его также не успели предупредить, и на острове стало на двух капитанов больше. Раффикс и Бельфиниус были очень рады встрече со старыми друзьями, хоть место для встречи было и неожиданное. Квинт подумывал — не пригласить ли друзей из Санктафракса на свой корабль, если «Громобою» все же удастся выбраться, — Раффикс мог бы стать новым квартермейстером, внешне по типажу он весьма подошел бы, а Фин тоже очень много всего может. Конечно, им будет жаль оставлять корабль, но, это лучше, чем самим остаться на блуждающем острове.

Моджин обо всем этом не знала, потому что отсиживалась в пещерке. Она не голодала — там рядом были фруктовые деревья, а с самой пещере — прохладный ручей. Девушка даже подумывала — не остаться ли ей на острове навечно, все же тут она себя весьма комфортно чувствует. Но, она была слишком ответственной и обеспокоенной судьбами друзей, чтобы остаться в приятном месте, заставляя их сидеть на острове вместо того, чтобы лететь над Краем. Тем более, у капитана меняется жизнь, и ему надо поскорее добраться до Марис. Значит, все же придётся вступить в фиктивный брак. Но, только ни в коем случае ни с кем из их команды! Это все же будет чересчур … Лететь дальше с кем-то, кто якобы ее супруг, хотя она к нему романтичных чувств вообще не испытывает, это ложь, очень неприятная ложь, а Моджин всегда была честной. Уж проще временно притвориться с кем-то, кого мало знаешь и больше, может быть, не увидишься, хоть это тоже обман. Но, он хотя бы не будет все время перед глазами. Решатся ли на такой же поступок ради освобождения с Амаферо женщины с «Дрейфующего Секача»? Знают ли они, что можно и фиктивный брак заключить, или они на такое даже ради спасения не согласны? Еще Моджин задумалась о том, что она мельком виделась со всеми членами команды «Секача», только никогда не встречала его капитаншу, Вьюжную Зубоскалицу. Она такая закрытая, все время где-то на корабле, не любит быть на людях. Но, при этом отличная капитанша, команда ее очень любит. Говорят, во время Битвы Галеонов, шестнадцать лет тому назад, «Дрейфующий Секач» подбили катапультой с «Несущего Смерть», когда корабль пытался протаранить парус гигантского лиговского судна. Сама Моджин этого не видела, — в тот момент они были заняты эвакуацией с «Укротителя Вихрей», ей даже казалось, что страшная катапульта «Несущего Смерть» поворачивалась, чтобы швырнуть следующий валун в их направлении, потому стоило торопиться, а не рассматривать происходящее вокруг. А потом «Дрейфующий секач» решил переключить внимание на себя и получил мощный удар, перевернувший корабль. Судно сильно пострадало, но, благо, все пиратки выжили, хоть и получили ранения. Рассказывали, что их разбросало по всему прилегающему лесу, вся команда смогла собраться, и вместе они упорно искали свою капитаншу, пока не нашли. Их приглашали подняться на борт другие корабли, но, представительницы команды, даже с серьезными переломами и ранениями, не отступали, пока не нашли своего капитана и не убедились, что она тоже жива и выздоровеет. А потом родня капитанши, у которой та и оказалась, временно приняла их всех и вылечила, хотя подробностей пиратки никогда никому не рассказывали. Интересно, где это в глубине леса жила родня капитанши, которая была такой секретной?..

Как же давно теперь это все было, сколько всего успело измениться… Только она внешне не менялась. Некоторые даже завидовали ей по этому поводу, но, Моджин не считала, что это так уж здорово, быть зависшей во времени и всегда выглядеть как подросток. Все остальные вокруг меняются, а она нет. Интересно, узнает ли она Марис спустя столько лет? И, узнала ли бы она Фина и Раффикса, если бы встретила их? Как жалко, что они не остались в команде, когда «Громобой» починили, их очень не хватало. Если бы они были на борту, «Громобой» не докатился бы до того плачевного состояния, в котором пребывал последние несколько лет. Чудо, что все они остались живы… Парни родом из Санктафракса не стали бы молчать, а давно бы уже принудили всех поговорить в открытую, а не жить домыслами и обидами! Особенно Фин, он такой открытый, отважный, старающийся ради друзей, всегда шутящий. И шутки у него хорошие, не то, что у некоторых знакомых пиратов… Где же ты, Фин…

Моджин услышала, что в пещеру входит кто-то еще, и напряглась.

-Я не помешаю, если тоже здесь посижу, подумаю? — Спросил приветливый мужской голос.

-Хорошо, садитесь, только по ту стону от сталагмита, — сказала Моджин, оценив воспитанность вторженца.

-Вы местная? — спросил голос, начинавший казаться знакомым. Звуки в пещере звучали иначе, и она не была уверенна. Освещения практически не было.

-Нет, я с корабля, который застрял тут из-за странных правил острова Амаферо. Вы, полагаю, тоже?

-Да. Сегодня днем мы с другом причалили, и тоже оказались в западне. И как можно навязывать кому-то романтические отношения? У Королевы странное представление о смысле любви.

-Даже очень странное. Хоть намерения и благие. Свадьба — это то, что должно случаться раз в жизни у любого живого существа, то, к чему оба стремятся… А тут — фиктивное представление… Это так несправедливо.

-Весьма. Мы на острове встретили старых друзей — хоть какой-то плюс во всем этом. У них в команде есть одна девушка, которую собираются так фиктивно выдать за кого-нибудь замуж, тогда все мы сможем улететь. Нас с другом тоже возьмут с собой. Но, все же по отношению к Каменному Пилоту это будет нечестно.

Теперь Моджин точно узнала голос и, по всем совпадениям, это должен был быть тот, о ком она только что думала. К лицу прилила кровь, и девушка была рада, что здесь темно.

-Вообще-то я — этот Каменный Пилот. — Вышла Моджин из-за сталагмита, улыбаясь. — Здравствуй, Бельфиниус.

-О, Моджин, здравствуй! — Встал он и пожал ей руку. — Тебе опять предстоит быть нашей спасительницей.

-Да… Не знала, что и вас с Раффиксом сюда занесло. Ну, ради всех друзей сразу я пойду на риск.

-Кстати обо всех друзьях… А почему на «Громобое» не совсем все? Капитан как-то не углублялся в подробности.

-Они немного поссорились. Но, слава Небесам и Земле, все живы и здоровы, хоть до этого чуть не произошел бунт. Не знаю, что бы я чувствовала, если бы хоть кто-нибудь погиб… Мы же все столько лет вместе были, пусть мы все и разные, но мы семья, не хочу даже представлять, как было бы, если бы мои так называемые братья поубивали друг-друга, я же их всех люблю…

-Да уж… Тоже не хочу этого представлять. Благо, что все обошлось! Значит, не все гладко было на «Громобое»?

-Да, все очень запуталось. В последнее время, перед добычей грозофракса, было похоже на то, что мы все плывем в одной лодке, но в разных направлениях. Вообще все. Но, к счастью, в события непрошено вмешались, и все остались живы. А если бы не Облакоед, то у нас бы, как минимум, не было «Громобоя».

-Значит, это светлая девушка на самом деле облакоед, они не пошутили? Ну и дела… Жалко, что ей нельзя в брак тут вступать.

-Ты бы хотел ее пригласить?

-Нет, что ты… Вообще она по сути большая рыба, просто в виде девушки. Она, конечно, милая, но, у меня другой идеал.

-Какой же?

-О, мой идеал загадочен как ни знаю что… Видел ее только раз, года три назад. На Рынке Шраек. Прекрасная рыжая капитанша устроила там такого шороху, что бизнес некоторым временно пришлось свернуть. Она пролетела прямо около нас на красивом корабле, который напомнил Раффиксу «Громобой», и устремилась в бой. Яркая, жизнерадостная, потрясающая… Победила каких-то местных сумасшедших, выпустила птиц из клетки, побила кораблём какого-то злодея. Вот такой бы женщине я предложил бы руку и сердце! Если бы, конечно, ей это было нужно…

-Ей это было бы нужно. — Тихо сказала Моджин, улыбаясь.

-Кто знает… Я больше ни разу не встречал Капитана Хмельную Птицекрыску. Так ее звали — как мы узнали позже.

Моджин убрала волосы с лица, достала из кармана шарфик и завязала его как платок. Потом попыталась задорно улыбнуться, хотя, получилась традиционная растерянная улыбка. Фин смотрел на нее все с большим подозрением.

-Это был «Громобой», а Хмельная Птицекрыска — это я. — Скромно призналась она.

-Быть того не может… То есть, может конечно, я заметил, что она чем-то на тебя была отдаленно похожа но, что это правда ты! — Вскочил Фин на ноги. — Как это вышло?

-Я тебе подробно все потом расскажу. Но, если вкратце, то часть команды попала в беду, а я оставалась на корабле за старшую, потому приняла такое решение. И еще приняла один напиток для бодрости, потому все так и получилось.

-Это великолепно, что все так получилось, Моджин! А имя такое пиратское у тебя почему? Ты сама его выбрала?

-В каком-то смысле, да. В смысле, я была хмельная и сказала двоим матросам, что мы все птицекрысы. Вообще, мне самой то приключение очень понравилось. В тот период у нас мало хорошего происходило, так что, получается, драка на рынке была хорошим событием.

-Ну уж, не скромничай. Это не просто драка на рынке, когда ты целую банду разогнала и дралась кораблем как подручным средством. Я не знаю других таких пиратских капитанов, кто бы также смог!

-Наверняка они есть, просто мы не знаем… Но, как ты понял, Птицекрыской я была только в хмельном состоянии. Обычная я, получается, все же не твой идеал?

-Что ты, Моджин, ты и есть идеал, ты даже лучше Птицекрыски, как раз потому что ты — настоящая, а не хмельная. — Фин вдруг перестал улыбаться, поправил челку и встал на одно колено. — Моджин, согласишься ли ты стать моей невестой?

-Соглашусь, дорогой Бельфиниус. — Кивнула она, делая реверанс, не важно, что в костюме каменного пилота это выглядело немного забавно. — И невестой, и даже женой…

-Женой — это фиктивное и на время, а вот невестой я предлагаю тебе стать на самом деле. и потом, когда мы в следующий раз встретимся, по-настоящему поженимся. Ты согласна?

-Согласна. — Взяла она его за руки, сияя от счастья.

Четверлинг и злыднетрожка вышли из пещеры и пошли в сторону, где были расположены пещеры-гостиницы, чтобы обрадовать остальных тем, что выход найден. Но, по пути им преградили дорогу семь фигур. Пугаться повода не было — это были фигуры пираток с «Дрейфующего Секача». Спутать их с кем-то другим было проблематично, даже не смотря на то, что они стояли против закатного солнца и рассмотреть их было сложно, все же шесть дам разных рас служат только на одном судне, плюс их капитанша по центру, которую, видимо, они наконец то встретят. Капитанша была высокой и мощной, такой же здоровенной, как толстолапиха Руун.

-Это друзья. То есть, подруги, не волнуйся. — Сказала Моджин Фину, заметив, что тот нащупывает рукоятку оружия.

-Я прошу вас задержаться, друзья мои. — - Зычным голосом сказала капитанша, и Моджин вздрогнула. Она предположила, что у нее слуховые галлюцинации, все же удивлений на сегодня и так было уже достаточно. — Юная леди, каменный пилот корабля «Громобой», правда ли то, что вы злыднетрог, не ставший полноценной взрослой?

-Да. — Пошла навстречу к капитанше девушка. — И меня зовут Моджин… — Она сняла капюшон. — Здравствуй, мама…

Фин взвизгнул как заспавшийся зубоскал, услышав это. Он смотрел на огромную мускулистую женщину-трога, покрытую татуировками и на хрупкую Моджин рядом с ней, понимая наконец разницу между превратившимся и не превратившимся злыднетогами.

-Здравствуйте. — Кивнул он, чувствуя неловкость положения. — Бельфиниус Менделикс, тоже пират.

-Лоэс, Капитан Вьюжная Зубоскалица. — Поздоровалась с ним мать Моджин.

Злыднетрожки обнялись.

-Ах, мама, как же я долго тебя не видела… Я боялась, что мы уже никогда не встретимся… — Всхлипывала Моджин. — Но, оказывается, мы столько времени были рядом! Как же это вышло?

-Да, дочка, жизнь полна сюрпризов. — Сказала Лоэс, тоже вытирая кулаком слезы. — Когда ты не появилась на кровавой церемонии, я поняла, что это неспроста и поспешила наверх. Я увидела следу волков и людей навершья и поняла, что тебя похитили. Я была в ярости и хотела догнать и запихнуть их в пасть дуба кровососа, но понимала, что прошли часы, и так быстро я злодеев не догоню. Я не собиралась сдаваться, и тогда вернулась в пещеру и собрала столько драгоценных камней, сколько могла, чтобы отправиться по следам похитителей в опасный и гадкий верхний мир, в котором богатство и деньги — настоящая сила. Я должна была применить их силу, чтобы вернуть тебя. Я шла много дней, и дошла до рынка работорговли. Там были толпы народа и трудно было найти кого-то, кто видел бы тебя. Но, мне повезло встретить одну добрую пожилую балаболу, которую купил один медик из Санктафракса и собирался сделать ее не рабыней, а сотрудницей. Балабола сказала, что видела тебя, и поведала о том, что тебя сначала купил злодей — ученый, но, благородные пираты тебя освободили и забрали с собой. Конечно я была рада, что моя дочь свободна, но, я не знала как найти тебя. Единственный шанс отыскать тебя среди пиратов — самой стать пираткой, как решила я. На том рынке продавалось все, даже один галеон, потрепанный и нуждающийся в ремонте. У меня было достаточно камней, чтобы его купить, что я и сделала. Но, конечно, без команды корабль не полетит, хоть я об этом прежде и не задумывалась, я вообще не представляла как заставить судно летать. Благо, в этот момент мне встретились мои новые сестры — моя команда. Они, в большинстве своем, имели опыт воздухоплавания, но, их чаще не долго держали на кораблях, потому что не все капитаны считают, что женщины-воздухоплаватели так же хорошо справятся с работой, как и мужчины. Девочки услышали мою беседу со старой балаболой и предложили мне взять их как команду. Я не сразу им поверила, потому что с трудом верю любым представителям навершья, но, вскоре выяснилось, что они смелые, талантливые, упорные и благородные, не хуже сестер-злыднетрогов. Мы отремонтировали корабль и стали пиратами, бороздили небо Края, надеясь встретиться с тобой, но, не могли встретить. Потом пришел черед той чудовищной битвы галеонов, и там. На сборе пиратов, я узнала, что каменный пилот «Укротителя Вихрей» — девушка злыднетрог. Я не смогла найти тебя до битвы, но, когда во время сражения я увидела, что «Несущий Смерть» прицелился в «Укротителя Вихрей», то решила сделать свой ход, и все подруги меня поддержали.

-Я так и знала, что это все было не просто так. — Покачала головой Моджин. — Спасибо вам всем большое. Вы ведь пострадали и чуть не лишились корабля.

-Главное, что все было не зря, и что все мы живы и стоим сейчас здесь. — сказала Лоэс, и ее команда закивала. — Но, когда мы снова были здоровы и починили «Дрейфующий секач», я снова не знала где тебя искать. Мы знали, что «Укротитель Вихрей» потерян, значит, ты была на каком-то другом корабле, и мы не знали на каком. И мы продолжали летать дальше, надеясь на то, что однажды найдем тебя. И вот, этот день настал.

-Как же я рада этому… Кто бы мог подумать, что я буду рада, что мы попали на этот остров-ловушку! Знаешь, мама, а ведь наши истории немного похожи. Капитан Облачный Волк, на корабле которого я служила, тоже долгие годы искал своего сына, которого был вынужден оставить в деревне лесных троллей, и мы его тоже нашли. А сейчас капитан летит к своей жене, с которой они тогда расстались, чтобы сообщить радостную весть. И, чтобы мы поскорее продолжили путешествие, мы выполним указ королевы острова и поженимся. Фин и я.

Лоэс придирчиво посмотрела на четверлинга, но, потом кивнула.

-Если он тебе нравится, то, значит он — достойная партия. Я в тебе уверенна. Одобряю.

-Леди Лоэс, спасибо Вам большое. — Сказал Фин. — Ваша дочь — самая необыкновенная девушка во всем Крае, и я счастлив знать ее и стать в будущем ее спутником жизни. Она не только лучший Каменный Пилот и прекрасный друг, она еще и легендарная Капитан Хмельная Птицекрыска.

Моджин потупила взоры. Пиратки восторженно заохали.

-До-очь моя. — Широко улыбнулась Лоэс. — Я видела как ваш корабль летел, это было незабываемое зрелище. Ни одна превратившаяся сестра злыднетрог не превзойдет тебя! В одиночку разнесла рынок работорговли, это многого стоит! Я так тобой горжусь.

-Но, все же я была не совсем одна, мне помогали двое матросов.

-Вот именно, помогали. Мужчины выполняли твои указания, и именно поэтому все хорошо получилось. Вот это и есть — быть настоящим злыднетрогом! И не важно, какого ты роста и что с твоими волосами. Я очень горжусь тобой, дочка.

-Но, мама, я подумала, а как же нам сделать, чтобы и вы покинули этот блуждающий остров? Я знаю, никто из вас не хочет вступать в фиктивный брак…

-Не переживай, мы уже решились. — Сказала Рина. — Я, к примеру, подумала и решила, что Рейон с «Бродячего тумана» на самом деле не так уж и плох, мы с ним уже договорились. И с вашими ребятами тоже еще потолкуем. Чтобы были варианты…

-Вы же сейчас к своим идете, верно? — Спросила Ларка. — Мы с вами. Пойдемте, обрадуем всех.


На следующее утро большая толпа собралась в роще деревьев с лентами, завязанными на деревья в форме сердечек. Королева Крэна довольно улыбалась, ее свита была вокруг.

-Я очень рада, что вы вняли моим мудрым словам. — Сказала она. — Как только пройдет церемония, вы можете забрать свои корабли и улететь.

-Кстати говоря. — добавил старый писарь, — мы пересмотрели правило насчет оборотней. Если мисс Яали будет угодно, то пусть тоже выходит замуж.

-Мне будет угодно. — Сказала сияющая Яали, хлопая ушами-плавниками.

-Согласишься ли ты? — Тихо начал говорить Стоуп.

-Ты знаешь, что да, зачем спрашивать. — Улыбнулась девушка-оборотень и ведя пирата к одному из украшенных деревьев.

У других уже стояли Фин и Моджин, Рейон и Рина.

-Может быть, кто-нибудь еще желает? — Предположила королева острова.

-Вух! — Подняла лапу Руун и пошла в сторону Буля. — Вух? — с сомнением спросила она.

-В-вух… — Расплылся в улыбке толстолап-альбинос.

-Вух-вуу! — Прикрикнула толстолапиха, давая ему подзатыльник, не тонко намекая на то, что мог бы и сам даме предложить.

-Если уж пошла такая пьянка… — захихикал Колючка, -Ларка, пошли что-ли тоже?

-Пошли, чем хрум-хрымс не шутит. — Согласилась эльфийка. — Ты же не против девушки, которая выросла не в типовой колыбельной роще. А на особом острове, где живут только эльфийки-дубовички?

-Я только за! Если своих мужчин эти эльфийки потом не топят в окрестных водах…

-Не топят, не волнуйся. Мужчины просто живут на соседнем острове. Но, сейчас то мы не там, и на нас эти законы не распространяются.

-У меня такое нехорошее ощущение, что я тут самый рыжий. — Усмехнулся Тем. — Почему я не женюсь?

-Я тоже не женюсь, хоть и не рыжий. Не волнуйся, еще кого-нибудь найдем. — Подбодрил его Раффикс.

Оставшиеся без пар три пиратки благоразумно отошли в сторону, они на сегодня свадьбу точно не планировали.


Празднование было красивое, с летящими лепестками, льющимися песнями, танцами и угощениями на любой вкус. Потом пираты получили право забрать свои корабли и готовились к отбытию. Но, неожиданно на «Громобой» прилетела птицекрыса от Прутика. Мальчик сообщал, что у него все хорошо, корабль достроен, новая команда набрана, лишь не хватает толкового каменного пилота. А лететь нужно, хоть и не на Вольную Пустошь пока. К Прутику прилетела его Птица-Помогарь и рассказала, что кто-то должен отправиться в центр легендарной Матери Штормов, чтобы узнать очень важную для всего Края информацию. Новый корабль и его замечательные капитан и команда идеально подходили для этой миссии, И Прутик был готов к отлету. Лишь нуждался в совете — где взять опытного каменного пилота. Тогда Моджин предложила себя — корабль «Дрейфующий Секач» как раз сейчас собирается сейчас в «Санктафракс», и они смогут подвести ее по пути. А во время полета «Громобоя» до Великой Равнины каменным пилотом может побыть и Стоуп, у него есть опыт с «Палача Бурь». Да и Яали ему поможет. До Великой Равнины, как сообщили им на Амаферо, отсюда рукой подать. Моджин было немного жаль, что у нее не получится сейчас встретиться с Марис, и что с Фином они вынуждены так быстро расстаться, но, она верила, что встречи снова случатся, и, возможно, на этот раз более скоро. Хотя, в Крае все может быть. Но, что бы ни было с погодой и лесами, их чувства и их сущности останутся при них, значит, все еще обязательно встретятся.