КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 380773 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162705
Пользователей - 85736
Загрузка...

Впечатления

Шорр Кан про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Начал читать, «сей опус», хотя никогда не был любителем этого жанра. Мне больше «Боевая фантастика» и «Космоопера» по душе. Что тут сказать, про автора - гнилая кухонная интеллигенция. Жаль, очень жаль, что Вы, автор не оказались в числе клиентов 731 отряда, действительно жаль. Я прочел множество книг, и обычно не пишу отзывы, но этот опус пропустить не смог. Вы же просто мразь. Это не оскорбление констатация факта.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Чукк про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Ну, автор старался.
Заставил себя дочитать, хоть и понятно было, к чему всё шло. Вкратце - хоть с кем, хоть с самим чертом обьедениться, но Западу досадить. И неважно что японцы проводили и биологические эксперименты на наших соотечественниках, или
многие болели за "Состязание в убийстве 100 человек мечом".

ГГ морально мучался, сбросив ядерную бомбу на Сан-Франциско, но превзмог себя - это-ж "пиндосы", заслужили, да и ради мира можно чуток потерпеть.

Впечатления так себе, если честно.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Шорр Кан про Француз: На пороге мира (Боевая фантастика)

Совершенно не читаемый бред. Жалкое подобие трилогии Земляного «Один на миллион». Или того же Злотникова с его циклом «Охота на охотника».
В этом «произведении» ГГ не пойми кто, не пойми где. Круче него никого нет, а все силовики в книге ясельная группа в мокрых подгузниках. Специально не искал, но фраза: «В воздух начали подниматься боевые флаеры с крупнокалиберными лазерными пулеметами»…. Отбила охоту дочитывать оставшуюся треть книги.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Гекк про Суконкин: Переводчик (Боевик)

Спецназ ГРУ? Знаем, знаем! Видели по телевизору. Вдвоем в одной кроватке да еще и со страшной проституткой для маскировки педерастии. Гомики в поисках солсберецкого шпиля....

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Александр Машков про Плотников: Хроники Вернувшегося (сиквел к Паутине Света) (Героическая фантастика)

Прочитав всё о "Паутине света", с сожалением закрыл последнюю страницу. Дело, может быть, даже не в приключениях гг, хотя они тоже довольно захватывающие, привлекли меня рассуждения о жизни, почти полностью совпадающие с моими. Даже удивился, как такой молодой человек столь здраво рассуждает!
Иногда даже настроение портилось. А если произведение цепляет человека, значит, замысел удался, автор донёс свою мысль до читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
sanders про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

"редкий вид пирожных" это просто пиздец...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Гекк про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

Фантомас разбушевался?
Нет, не то...
Педераст раздухарился?
Ну, теплее...
Поселягин - педераст.
Абсолютная истина...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Утерянная сила (СИ) (fb2)

файл не оценён - Утерянная сила (СИ) 874K, 201с. (скачать fb2) - (Fallen Cake)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Глава 1. Битва. ==========


Люди, думающие, что в этом мире нет места существам из средневековых сказов и баллад, существам таким, при упоминании которых у всякого стынет кровь в жилах: оборотням, вампирам, ведьмам и прочим, — глубоко заблуждаются. Конечно, они существуют, но знают об этом лишь немногие и всем знать далеко не обязательно. Те, кто знают (а их, поверьте, великое множество; на перечисление уйдет уйма времени), в своих кругах зовутся просто «знающие». Под это название попадают не только перечисленные выше представители «нечисти», но и обычные люди, тем или иным способом связанные с миром магии. Они обитают повсюду, маскируются под обычных людей — возможно, прямо сейчас, рядом с вами, есть кто-то из них.

Один из таких, высокий молодой человек, одетый в джинсы и простую чёрную майку, лет двадцати, обладающий крепким мускулистым телосложением, сидел на стуле за барной стойкой. Он попивал какую-то чёрную жидкость, состав которой знали только он сам и бармен, из кружки. В раздумьях, парень запустил пальцы жилистых рук, покрытых мелкими и более крупными следами от различных увечий, скопление которых в большинстве приходилось на кисти рук, в тёмно-смоляные короткие волосы.

Любой из «знающих» без труда догадается, что это оборотень. Магам и вампирам такое телосложение ни к чему, а вот оборотням, про которых издавна ходят стереотипы в стиле «Сила есть — ума не надо», как раз. Оборотней не особо любят, скорее, не понимают, какое им место в мире магии, так как их успех и познания о колдовском ремесле просто ничтожны, но несмотря на это, любой вервольф окажется очень опасным противником в битве. Поразительная скорость, нечеловеческая сила, острый нюх, помогающий быстро узнать расу по запаху и способный заменить любое другое из чувств, слух, улавливающий даже самые тихие звуки на дальних расстояниях, и, естественно, звериная форма. Вампиры, к примеру, слухом и нюхом не отличаются, но они быстрее оборотней, искусно владеют магией и бессмертны, если им, конечно, не пробить сердце или отрубить голову.

И вот так, не первое тысячелетие, шло соперничество между двумя расами. Каждая из которых пыталась доказать, что она сильнее другой. Многие считали это глупым, но ожесточённое соперничество продолжается и по сей день, что делает вампиров и оборотней чрезмерно раздражительными по отношению друг к другу и вне поля битвы.

Сидящий за барной стойкой оборотень достал из кармана запечатанное письмо. Несмотря на то, что уже давно существовали телефоны и другие средства связи, многие «важные» существа предпочитали общаться через письма, если тема для общения была секретна. Конверт был запечатан восковой печатью, на которой изображался волк. В адресе значилось: Стайнеру Брауну, вожаку стаи «Клеймённых Огнём», от Балтьера Хансена, вожака главной стаи «Завоевателей».

Тяжело вздохнув, Браун открыл письмо и достал лист, полностью исписанный текстом.

«Доброго времени суток, Стайнер. Думаю, ты уже знаешь, по какой причине я тебе пишу. Мне откровенно надоело, что твоя стая живёт сама по себе и не подчиняется НАШИМ законам. Судя по всему, тебе совершенно всё равно, что моя стая и все подчиняющиеся мне мелкие своры ещё месяц назад оборвали с тобой и твоей жалкой помойкой все связи. Я дам тебе неделю на раздумья и буду ждать ответ, в котором ты обязан написать, подчинишься мне или нет. В случае отказа, я пошлю на твой особняк группу сильнейших бойцов, и от твоей мелкой стаи мокрого пятна не останется, так что „сотрудничество“ в твоих же интересах, в этом можешь не сомневаться. Надеюсь на разумное решение с твоей стороны. Балтьер».

К концу чтения полученного им письма, у Стайнера задёргался глаз.

«И чего этот самоуверенный урод себе позволяет? Что же, напишу ему ответ и буду ждать его бойцов у себя», — предавшись размышлениям, Браун кинул на стойку пару купюр за выпивку и буквально вылетел из бара. Движимый одной лишь яростью, он направился в особняк своей стаи.

В мире оборотней существовала следующая иерархия: одной главной, зачастую, самой крупной, стае подчинялись все мелкие, которые получали помощь и, либо просто старались выжить, либо распускались и присоединялись к «кормилице». Те, кто не подчинялся, или же «независимые» стаи, одной из которых являлась стая Брауна, не получали никакой помощи и могли быть уничтожены другими общинами за неподчинение.

Стайнер чуть ли не бежал по улице, но вдруг резко остановился. Он учуял в подворотне неподалёку дракона и вампира — судя по запаху, они возились с человеческим трупом. В законах «знающих» для вампиров было прописано, что оставлять людские трупы на улице запрещено, так как это является угрозой раскрытия. Во время питания верхние клыки вампиров отрастали на пять сантиметров — в процессе открывались небольшие каналы, засасывающие кровь. А в теле человека, естественно, оставалась слюна вампира. Если полиция найдёт мёртвого с двумя глубокими дырками в шее, то начнётся расследование, в ходе которого учёные могут обнаружить ДНК вампира, что будет означать полный крах и разоблачение. Естественно, Браун знал всё это, так как в законах для оборотней было практически то же самое.

Он направился в тот переулок, двигаясь медленно и бесшумно. Приблизился. Заглянул за угол краем глаза. Над трупом молодой девушки стояли растерянный вампир и дракон в облике человека. В темноте их внешность было трудно рассмотреть, ясно лишь, что дракон — девушка, а вампир — парень.

— И чем вы тут занимаетесь? — спросил оборотень, стремительно выходя из укрытия и приближаясь к парочке, стоящей над трупом. — Вы же понимаете, что это незаконно, вот так вот убивать человека на улице?

— Уйди, глупый вервольф. Она подслушала наш разговор, и мы должны были это сделать, — зло прошипел вампир, обнажая свои клыки, давая понять собеседнику, что будет, если их «непонимание» не удалится прямо сейчас.

— Ты решил меня напугать, кровосос? Лучше не связывайся со мной, по морде надаю, — Стайнер прищурился и ухмыльнулся, блеснув волчьими клыками.

Вампир без лишних слов кинулся на оборотня. Браун знал, что действовать нужно быстро. Реакция у оборотней высоко развита, так что без особого труда он успел поймать нужный момент, чтобы зарядить коленкой в живот вампиру, когда клыки того были в опасной близости к шее вервольфа. Кровосос скривился, а Стайнер спокойно поднял того за грудки. Последовала яркая вспышка огня и вампир отлетел, с силой ударившись о стену, будто его запустили туда из мощной средневековой пушки. Дракониха, что стояла всё это время у стены и наблюдала, нехило удивилась.

— Ты точно оборотень? Такие способности к магии, это что-то новое… — спросила она с озадаченным лицом, посматривая на своего друга, который скорчился на земле и что-то яростно бормотал.

— А ты нападать не будешь? — Браун всё ещё стоял в боевой стойке и был готов принять удар, но уже от дракона.

— Конечно, нет. Мне это совершенно ни к чему. О девушке можешь не беспокоиться, мы заберём её труп. Логово этого неудачника недалеко, нас никто не успеет заметить, — слегка улыбнулась девушка, вполне молодая. Выглядела она лет на семнадцать, но на самом деле ей было чуть больше двух тысяч лет. Драконы не могут умереть от старости, их лишь можно убить. Этот забавный факт так же имеет целую кучу недостатков, которые и сами рептилии практически уже давно не помнят и не смогут перечислить полностью.

Вампир на земле пробормотал что-то вроде «стерва», от чего улыбка на лице девушки стала ещё сильнее.

— Можешь звать меня Флер. Считай, что мы подружились, — девушка протянула Стайнеру руку, тот незамедлительно ответил рукопожатием и назвал своё имя. — А этого неудачника зовут Торн. Торн Эрден. Поднимайся уже, хватит симулировать, — обратилась она к вампиру и подняла его за ворот. Тот лишь шипел на Брауна, который протянул ему руку, и смотрел на него презрительным взглядом.

— Ладно, у нас дела, сам понимаешь. До встречи, Стайнер, — с этими словами Флер подняла труп девушки и перекинула его через плечо, а после скрылась в темноте ночных переулков. Торн незамедлительно, но недовольно поплёлся за ней и вскоре тоже скрылся в темноте, оставив оборотня одного.

Вампиры — важная и неотделимая часть магического мира. У них довольно странная история происхождения. Ее никто не знает, даже сами вампиры. Многие считают это явление каким-то вирусом, который передаётся через укус. Возможно, это так. А может быть, и нет, ведь не одна теория происхождения кровососов не подтверждена. Драконы тоже важная составляемая в этом мире. Все драконы — отличные маги от рождения. Конечно же, они имеют свою драконью форму, но уже со времён средневековья никто не превращался в полноценного дракона, дабы не раскрыть своё существование.

Стайнер шёл в клановый дом недолго. Всё путешествие заняло меньше часа, и вот он уже продвигался по знакомому лесу, а минут через пятнадцать перед ним находился высокий особняк. Он был выполнен в стиле средневековой готики, но имел внутри современные технологии и освещение. Как только Браун ступил на порог особняка, его встретила Герда, что была кем-то вроде секретаря и советника у Стайнера. По возрасту она была лет на десять старше молодого вожака, отличительными чертами ее были высокий рост и длинные рыжие волосы. В руках у неё всё время находился увесистый блокнот, больше похожий на толстую книгу, и обыкновенная ручка.

— Стайнер, к нам пришло письмо из третьей западной базы. Их дом караулят оборотни. Предположительно, из главной стаи. Ты уже подумал над ответом? Что будет с нашей стаей? — девушка напала на молодого парня с кучей вопросов, но тот лишь поднялся в свой кабинет, не ответив ни на один. Он сел за свой стол и начал писать письмо.

«Дорогой Балтьер. Не нужно слов, я уже давно понял, какой ты идиот. С самого начала существования моей стаи я отказывал тебе в „сотрудничестве“, которое больше походит на рабство, и я не собираюсь менять свою позицию. Можешь послать на наш особняк хоть всю свою стаю, мы отобьёмся. Я уверен, ты понимаешь, что моя стая не так проста, как кажется. Мы сами себе хозяева и тебе подчиняться не собираемся, а если посмеешь сунуться к нам в дом, то ты и твоя стая знатно получите по своим тупым рожам. И никакой пощады от нас не ждите, мы убьём всех, кто будет к нам лезть. Мы уже готовы к бою, поэтому я очень советую тебе передумать и оставить нас в покое. Если же ты пошлёшь свою армию, то сильно об этом пожалеешь. С любовью, Стайнер».

Усмехнувшись, он засунул письмо в конверт и запечатал его восковой печатью, на которой был изображён щит, охваченный огнём, и два серебряных меча, — это был герб стаи «Клеймённых Огнём». Он присутствовал у каждого на левой стороне груди в виде татуировки. У «Завоевателей» же отличительный знак был несколько проще: золотое кольцо с изумрудом на указательном пальце правой руки, однако, для печатки они использовали изображение волка — она передается той стае, которая назначается главной.

Молодой вожак спустился вниз, где большая часть оборотней уже сидела за обеденным столом и ужинала. Место главного, естественно, было пусто, но на столе перед ним стояла тарелка с едой. Передав письмо свободному оборотню и сказав, куда его нужно доставить, Стайнер сел на стул и спокойно приступил к ужину, а вервольф с письмом вышел за порог, принял звериную форму и направился к пункту назначения.

Когда Браун доел, все только заканчивали ужинать. Герда, сидевшая рядом, нервно посматривала на вожака.

— Дорогие братья и сёстры, — сказал Браун, поднявшись с места. Опасения секретаря оправдались, она уже догадывалась о том, что произойдёт. — В скором времени Балтьер навестит нас с его тупой армией. Я уверен в нашей победе как никогда, но призываю вас к боевой готовности.

К рассвету, когда Стайнер ещё спал, вернулся вервольф, что относил письмо. Давен, так его звали, постучался в комнату вожака, нарушив его сон. Браун проснулся и недовольно поплёлся к двери, открыл её и непонимающе глянул на виновника его столь раннего пробуждения.

— Что случилось? Балтьер приближается? — зевнув, спросил вожак.

— Нет, я только вернулся и… Э, к вам гостья. Дракон… — Давен отошёл и перед взором Брауна появилась Флер.

— Какого хрена ты тут забыла?! — парень был одновременно зол и удивлён, но прогонять гостью не собирался.

— Ну, я следила за тобой, — девушка виновато опустила голову, Давен к этому времени будто испарился. — Просто ты первый оборотень с такой магической силой, и я заинтересовалась тобой.

— Дура, ты не понимаешь, что скоро сюда припрётся вожак главной стаи со своей армией? Дуй отсюда немедленно, иначе будешь втянута в битву, — Стайнер недовольно бурчал, спускаясь к обеденному залу. На столе стояли две чашки кофе.

— Я попросила твою подругу заварить нам кофе, — улыбнулась Флер, взяв чашку кофе и сделав из неё маленький глоток. — И ты можешь не беспокоиться, я помогу тебе с врагами, если хочешь.

— Нет, не хочу. Ты что, сомневаешься в силе моей стаи?! — уже скрипя зубами, процедил Браун, прожигая дракониху насквозь взглядом.

— Хэй, успокойся, волчара, всё в порядке, — девушка похлопала Стайнера по плечу и залпом, в один глоток, допила свой кофе. — Я уже видела, на что ты способен, и не сомневаюсь в твоих силах. Хорошо, давай я вмешаюсь только в крайнем случае? — с надеждой спросила Флер.

— Так уж и быть. Но этого крайнего случая не будет, уверяю тебя. — Браун усмехнулся и куда-то ушёл.

На улицу вышли десять человек, включая Стайнера и Герду. Это были лучшие бойцы «Клеймённых Огнём». Перед ними было всего около пятидесяти оборотней из стаи «Завоевателей».

— Я чувствую штук сорок на деревьях. Будьте осторожны, — Стайнер внимательно принюхивался и ожидал любых действий со стороны непредсказуемого врага.

— Это последний шанс. Сдавайтесь, или мы подчиним вашу стаю силой, — громко и чётко сказал вышедший вперёд оборотень из «Завоевателей», судя по всему, один из назначенных Балтьером генералов.

— Ещё чего. В бой, друзья! — крикнул вожак. После этого над полем боя пролетел десяток стрел в сторону леса. С высоких деревьев несколько оборотней упали замертво. Естественно, Стайнер расставил по окнам поместья лучников.

— Вы до сих пор используете луки? Как скучно… — протянула Флер, стоявшая у окна в особняке.

Обе стороны побежали друг на друга, причём дрались они голыми руками. Стая «Клеймённых Огнём» обладала поразительной скоростью. Их атаки были очень быстры: пара мощных ударов, крепкий захват, удар о землю, ещё пара ударов, снова захват, бросок, — всё это происходило за считанные секунды. Враги практически ничего не могли сделать, и можно было с уверенностью сказать, что эти десятеро справятся не с одной армией. У них был специальный боевой стиль, разработанный самим Стайнером. Он тоже его использовал, правда, к быстрым ударам прибавлялись яркие вспышки огня. Лучники же не переставали атаковать, и с деревьев то и дело падали несколько вражеских оборотней. Вдруг кто-то набросился на Брауна сзади и повалил его на землю — это был генерал завоевателей.

«Чёрт возьми, действовать нужно быстро!» — подумал Стайнер и обхватил руками шею врага. Меньше чем за несколько секунд на пальцах вожака выросли когти из чистого льда, что проткнули шею генерала. Браун легко сбросил его с себя, и тот уже бездыханно покоился на земле.

Бой длился недолго, но «Клеймённые Огнём» сильно вымотались, некоторые даже получили серьёзные раны, но никаких потерь не было. А вот из завоевателей выжили немногие — они быстро убежали, поджав хвост.

— Отнесите пострадавших в мед. пункт. Пусть врач займётся ими, — Стайнер облокотился о ствол ближайшего дерева и сел на землю, тяжело дыша. Он тоже получил несколько ран. Его плечо кровоточило от глубоких царапин, что были нанесены ему чужими когтями. И, естественно, несколько пропущенных ударов в живот, от которых наверняка останутся огромные синяки. Но сейчас непозволительно думать о себе, когда многие товарищи получили тяжёлые ранения.

— Эй, ты вообще-то ранен, — над Брауном повисла знакомая тень. Это Флер уже успела спуститься и пройти к Стайнеру. — Давай я тебе помогу.

— Пустяки, обойдусь, — неразборчиво пробормотал искалеченный Браун, но девушка уже склонилась над ним и обхватила его плечо обеими руками, прямо в месте, где он был ранен. Её руки окутал мягкий тёплый свет, и в какое-то мгновение вожаку показалось, что глаза Флер блеснули красным цветом. Раны Брауна затянулись за считанные секунды, и ему заметно полегчало.

— Ух ты… А вот теперь ты меня удивила. Иди в лазарет и помоги остальным. Я уверен, ты справишься лучше, чем врач, который такой магией не владеет. — На недовольные восклицания девушки Браун не обращал никакого внимания. Он вошёл в особняк, где Герда уже писала подробный отчёт в своём блокноте.

— Трое раненых, потерь нет, особняк защищён, вожак жив, враги убиты… — начала выдавать на автомате Герда, когда к ней подошёл Стайнер.

— Тише, тише, я всё понял. Мне этот отчёт не нужен. По крайней мере, сейчас. Ты сама-то цела? — спросил Браун.

— Сейчас важнее решить вопрос с убитыми. Как мы избавимся от их тел? Сожжём? — усталая девушка серьёзно смотрела на своего вожака. Всё же эта битва далась ей тяжело — она была вымотана, даже несмотря на боевое преимущество.

— Конечно. А разве у нас есть другие варианты? — мужчина слегка усмехнулся. — Ладно, скажи поварам накрыть на стол, устроим пир после нелёгкого боя, дабы поднять настроение бойцам. Да и я бы не отказался от плотного обеда, — Стайнер бодро потянулся, будто ничего и не было, и куда-то удалился. Всё-таки умения Флер ему пригодились.

Весть о победе быстро разнеслась по всем базам «Клеймённых Огнём», коих было десять, включая главный особняк, в котором обитал вожак. По три базы на каждую сторону света и одна в центре. В этих базах тренировались и жили новички; население в них было больше, чем в главном штабе, так как там жили сильнейшие или же просто доверенные оборотни.

В поместье царило веселье и лёгкое безумство. Все оборотни за обеденным столом выпивали и перекидывались шутками. Стайнер же сидел и тихо попивал горячительный напиток из большой кружки. Он не мог поверить, что ещё три года назад, когда ему было всего восемнадцать лет, он создал свою стаю и стал её вожаком. Обычно, такой пост могут заняться только оборотни старше тридцати лет, но никто из «Клеймённых Огнём» не сомневался в силе и мудрости своего вожака. В этой стае все друг друга знали и были одной огромной дружной семьёй, что не могло не радовать. Возможно, ни одна стая не могла бы похвастаться такими крепкими узами, как эта. Конечно же, он гордился всеми в совокупности и каждым её участником по отдельности, по-особому.

Стайнер разрешил Флер остаться на пир и уже об этом пожалел. Девчушка напилась в стельку и флиртовала сразу с несколькими оборотнями, заметно подмигивая вожаку, когда встречалась с ним взглядом — чертовы драконы совершенно не умеют пить. Но что-то предпринимать Браун не собирался, пока это не переходит за границы разумного. Герда, любительница порядка и спокойствия, сильно нервничала. У неё дёргался глаз, и она старалась ни с кем не говорить, моля богов лишь об одном — чтобы весь этот балаган скорее закончился. Она была готова выйти против ещё одной армии Балтьера, но это уже слишком.

«Ну и дура…» — подумал Стайнер, глядя на Флер. Тяжело вздохнув и улыбнувшись, он подумал о том, что сейчас делает Балтьер с остатками своей «стаи».

***

— Вы не принесли ни одной головы? Да вы с ума посходили! Вы знаете, что я с вами сделаю?! — кричал обезумевший Балтьер на небольшую кучку выживших воинов. Понимание того, что к этой сумасшедшей «шайке» оборотней лезть не стоит, пришло к нему мгновенно. — Хорошо. Похоже, это бесполезно… Передайте на все наши базы, что к стае «Клеймённых Огнём» даже на пушечный выстрел ни ногой, — Балтьер выглядел сбитым с толку и огорчённым. Таким его видели впервые, ибо практически всегда он был самоуверенным дураком, на удивление, одерживающим победу. «Это огромный провал. И какой позор…» — думал Хансен.

Естественно, самой обсуждаемой новостью в кругу оборотней стало недавнее сражение. Кто-то верил в это, а кто-то считал чушью. Но, в любом случае, стая «Завоевателей» потеряла свой былой авторитет в своем обществе, из-за чего больше пятисот оборотней покинули её на следующий же день, назвав Балтьера «глупым и самоуверенным слабаком». Возможно, им он и являлся.


========== Глава 2. Собрание. ==========


К сожалению, веселье после победы длилось недолго. Через пару дней, Стайнеру пришло письмо от архимага-дракона, что был, по совместительству, верховным судьёй магического сообщества. На конверте была печать с изображением пламени и подпись: Стайнеру Брауну, вожаку стаи «Клеймённых Огнём», от судьи Эрссера.

Парень был немного озадачен, но, несмотря на это, не стал медлить с открытием конверта. Достав листок, он принялся его читать.

«Доброго времени суток, Стайнер. До меня дошли вести о твоей победе, и я искренне поздравляю тебя. Но сейчас есть дела поважнее. Я надеюсь, ты слышал о Хенринге Соренсене, вожаке стаи „Подземных Бесов“. Недавно он не сдержался и совершил серию убийств прямо на улице. Он убил трех людей и поспешил скрыться с места преступления, но его поймали. К счастью, всё обошлось, и трупы успели унести, а Хенринга задержали без потерь. Завтра, 17-го Августа, в 21:00 состоится заседание. Ты прекрасно знаешь адрес, я хочу, чтобы ты появился и принял участие в слушании над Соренсеном, как один из самых влиятельных вожаков. Также, Балтьер хотел поговорить с тобой о чём-то „с глазу на глаз“. Надеюсь на твоё появление, Эрссер».

Почесав затылок в раздумьях, Стайнер тяжело вздохнул и осмотрелся: в его особняке ничего не изменилось, — он был по прежнему красив, — но сейчас в нём царил лёгкий беспорядок после гулянки, устроенной во славу победы в прошедшей битве. Впрочем, это было совсем не важно. Парень встал с мягкого кресла и, засунув письмо в карман, пошёл в свой кабинет, дабы найти в интернете расписание автобусов до соседнего города, где и будет проходить суд.

В мире оборотней принято приходить на собрания вожаков со своим заместителем, или же, если такового не имеется, с кем-то из доверенных вервольфов. Конечно, с вожаком «клеймённых» поехала Герда. За всю дорогу девушка не сказала ни слова; она без перерыва что-то писала в своём увесистом блокноте.

К их приезду город накрыла ночь — пелена вороньего крыла скрыла небо, рассыпав между своими перьями частые крапинки звёзд. Вожак и его доверенная остановились в одном из самых дешёвых отелей у вокзала. Номер, конечно, оставлял желать лучшего, но для того, чтобы просто переночевать, вполне сойдет. Естественно, оборотни сразу завалились спать. Утром, после плотного, но не очень вкусного завтрака в придорожном кафе, они коротали время как могли — Стайнер играл во что-то на ноутбуке, который взял с собой, а Герда ушла на прогулку; к ее возвращению до начала собрания оставалось всего три часа.

— Стайнер, только одна просьба. Пожалуйста, будь серьёзен на собрании, — начала девушка, переступив порог номера. В словах ее, в голосе, которым она это произнесла, читалось будто бы недоверие, некоторая неуверенность.

— Эй, полегче. Ты слишком низкого обо мне мнения, я и сам понимаю, что событие важное и… — Оборотень хотел сказать что-то ещё, но собеседница прервала его:

— Да. Прости, наверное, просто устала. Я верю в тебя и очень уважаю, ведь ты мой… наш вожак. Всей нашей крупной стаи. Просто ты ещё слишком молод… — Герда начала оправдываться, но это не возымело эффекта. Что-то всё равно такое неприятное и подозрительное было в ее словах, то, что заставило Брауна недовольно поморщиться на её слова. Он прекрасно понимал, что, являясь самым молодым вожаком, его авторитет может быть поставлен под сомнение, однако, слышать такое от своей «правой руки» было, прямо скажем, нелестно. Между ними возникло неловкое молчание, которое длилось примерно полчаса, пока Стайнер не нарушил его:

— Пойдём, уже пора, — коротко сказал он и направился к выходу.

Выйдя на улицу, он был удивлен — его глаза просто разбежались от увиденного: везде пестрели яркие разноцветные огни, окна в домах горели тёплым мягким светом, — жизнь в городе шла полным ходом даже ночью. И ни одного оборотня, кроме Брауна и Герды, что, впрочем, неудивительно. Молодой человек быстрым шагом направился куда-то, а девушке лишь оставалось не отставать. Примерно минут через пятнадцать они пришли к какому-то бару, в который парень зашёл, как домой.

— Привет, Тэй! Мне как обычно, — сказал он молодому бармену, подойдя к барной стойке. Герда хотела возразить насчёт выпивки, но решила сдержать себя в этот раз, чтобы окончательно не испортить настрой и себе, и вожаку. Она чувствовала, что бармен тоже оборотень.

— Хорошо, Стайнер. На этот раз за счёт заведения, в качестве моих поздравлений с победой, — сказал бармен и налил в кружку какое-то не внушающее доверия пойло чёрного цвета, горький запах которого вызвал еще больше неодобрения со стороны Герды.

— Даже так, — Браун усмехнулся. — Что ж, спасибо, Тэй. — Недолго подумав, вервольф опустошил кружку залпом парой глотков, а после пошёл куда-то за барную стойку, в помещение для персонала. В одной из нескольких кладовок находилась лестница вниз, она-то и вела к месту их назначения. Это вполне нормально, ведь заведение принадлежало оборотням и было создано как раз для того, чтобы обустроить там один из нескольких путей под землю, в здание суда. Герда была здесь в первый раз и поэтому доверилась вожаку.

За большим полукруглым столом сидело десять человек. Четыре вожака с доверенными; а посередине, на более массивных стульях, сидел судья, представляющий собой пожилого дракона в человечьем облике, с длинными седыми волосами, завязанными в конский хвост. Чуть позади него сидела молодая девушка, что записывала протокол на ноутбуке. Между пространством, образованным перед полукруглым столом, находился железный столб. К нему был цепями привязан обвиняемый, в данном случае — Хенринг. Цепи были заколдованы, из-за чего он не мог даже пошевелиться.

— Все на месте. Начнём же суд, — сказал судья. Все сидели, внимательно прислушиваясь и ожидая дальнейших слов Эрссера. — Хенринг Соренсен, вожак «Подземных Бесов», вы обвиняетесь по пятому пункту двадцатой статьи «Свода правил для оборотней» и тридцать четвёртой статье «Законодательства мистических существ». Ваша вина состоит в убийстве трёх людей десятого августа ровно в одиннадцать вечера. У вас есть какие-либо возражения?

— Никаких, судья, — прорычал оборотень средних лет, привязанный к столбу. Он имел крепкое поджарое телосложение, короткие рыжие волосы, блеклые серые глаза и множество синяков на лице и руках. Он явно не собирался отстаивать свое право на освобождение — он точно знал, в чем провинился, и какое наказание за этим последует.

— Отлично. У кого-то из вожаков есть возражения? — Ответа на поставленный вопрос судьи не последовало. — Что ж, если возражений нет, то, следуя правилам, путём голосования будет определена твоя дальнейшая судьба. Голосующие за смертную казнь на месте — встаньте. Голосующие за тюремное заключение — продолжайте сидеть на месте, — шестеро оборотней одновременно, как по команде, встали. Сидеть остались лишь сам судья, Герда, Балтьер и его доверенный оборотень.

— По результатам голосования было определено наказание: смертная казнь. Хенринг, есть ли у вас возражения? — с едва уловимой насмешкой спросил судья. Преступник коротко ответил «нет» и закрыл глаза, готовясь встретить смерть гордо, лицом к лицу. Дракон встал и сосредоточился. Вокруг него начали медленно летать крохотные яркие огоньки, а после он извергнул огромную струю огня из своего рта, что была направлена прямо на преступника. Она обжигала его кожу ужасающе высокой температурой — и буквально спустя полминуты от преступника осталась лишь жалкая кучка пепла.

— Суд окончен, приговор приведён в исполнение, — сказал Эрссер, как ни в чём ни бывало. Оборотни встали с мест и пошли на выход. В зале остались лишь вожаки «Клеймённых» и «Завоевателей» со своими доверенными оборотнями под чутким наблюдением архимага-дракона.

— Не буду мелочиться, Стайнер. Я назначаю тебе дуэль, прямо сейчас, — Балтьер говорил с уловимой ноткой злобы и презрения, что заставило Брауна усмехнуться над тем, как снова вожак «Завоевателей» наступает на старые грабли — самоуверенность, рано или поздно, его погубит. Он незамедлительно согласился — и оба вышли из зала суда, направляясь по длинным коридорам подземной постройки в специально отведенное для битв помещение. Судья и доверенные не отставали.

Комната для дуэлей представляла собой круглое помещение с расставленными по периметру деревянными скамьями. В середине была сама арена, отделяемая от зрителей слоем толстого пуленепробиваемого стекла. Стайнер и Балтьер зашли внутрь, а Эрссер встал у стеклянной двери, ведущей на арену.

— Герда, у тебя есть всё для того, чтобы транслировать бой прямо на нашу базу? — спросил Стайнер. Девушка кивнула и достала из сумки самый обычный телефон и пару каких-то гаджетов. Доверенный Хансена последовал её примеру. Через пару минут начались две трансляции. Первая шла в особняк «Клеймённых Огнём», прямо на огромный телевизор в обеденном зале, а вторая в главную базу «Завоевателей».

— Как и подобает правилам дуэлей, превращения в зверя, убийства и отрывания конечностей запрещены. Это всё. — Судья закрыл дверь и подошёл к Герде, с которой наблюдал за боем.

Балтьер бросился на Стайнера, который принял боевую стойку и блокировал первый удар кулаком. Несколько минут они уклонялись от быстрых ударов друг друга, пока Хансен все-таки ни попал по противнику. Он зарядил ногой в челюсть Брауна, отчего рассудок того помутнился и к горлу подступила тошнота; но он не растерялся окончательно, благодаря чему и уклонился от следующего удара, ловко толкнув Балтьера в грудь ступнёй, выбив его из равновесия, и тот упал. К этому времени трансляцию смотрели все, кто был в главных базах. Вожак «Завоевателей» вскочил на ноги, но сразу же упал от сильного удара кулаком в челюсть.

— Ну же, вставай, я даже готов дать тебе фору, — усмехнулся Браун.

С ненавистью во взгляде Хансен вскочил и набросился на Стайнера, нанося быстрые удары. Парень успешно уклонялся, но пропустил парочку, однако и дальше стойко держался на ногах. Он быстро зашёл за спину Балтьера, схватил своего соперника и перекинул его через себя, а после с силой ударил локтем по его спине. Казалось, что Браун насмехается над врагом, давая ему передышки, это читалось даже по его взгляду. Но на самом деле Стайнер дрался в полную силу, просто Хансен, как и обычно, переоценил себя.

Вожак «Клеймённых» продолжал свои насмешки над врагом, пока тот не рассёк ему губу. Это стало переходным моментом — Браун схватил соперника за грудки одной рукой, едва поднял над полом, а второй рукой с силой ударил его в живот, одновременно проведя огненный разряд по его телу, от чего Балтьер вылетел из рук врага и с силой врезался в стеклянную стену.

Все «Клеймённые» ликовали на своей главной базе, Стайнер же будто почувствовал это и ощутимо взбодрился. Хансен поднялся и с криком бросился на соперника, превратив одну свою руку в большую лапу с когтями. Браун этого не ожидал и не успел уклониться от удара когтями, что оставили глубокие раны на груди и животе. Его голова закружилась, и Балтьер был готов нанести смертельный удар своему сопернику, но Стайнер увернулся и сбил его с ног с мыслями «Умру, но выиграю!».

Пара сильных ударов, сопровождаемых мощными разрядами огня, — и вожак «Завоевателей» уже лежал в нокауте, а Браун прислонился спиной к стене, истекая кровью. К тому времени уже подоспели двое крепких ребят — это были врачи, которых вызвал Эрссер. Магии исцеления он, к сожалению, не знал, поэтому доверился врачам, которые подхватили Брауна и остановили кровотечение магией, правда, у них это получилось плохо — и вервольфу всё равно требовалась перевязка.

— Он потерял уже много крови, понадобится лечение… — Стайнер потерял сознание и не слышал дальнейших слов врачей. Его осторожно положили на носилки и унесли в лазарет. Герда закончила трансляцию и подошла к доверенному Хансена.

— Может, уже заберёшь его? Он не скоро очухается, — сказала она, тяжело вздохнув.

— Больше не хочу иметь с этим самоуверенным болваном ничего общего. — У парня дёргался глаз, он снял с пальца золотое кольцо с изумрудом и бросил его на пол, а после ушёл.

— Нарушил правила и при этом проиграл… Боже, и это вожак главной стаи? — Судья усмехнулся и с грустью во взгляде посмотрел на Балтьера. То ли он ожидал большего от проигравшего, то ли просто был расстроен недостаточной зрелищностью прошедшей битвы.

Стайнер же лежал в лазарете, туго перебинтованный, с подключённой капельницей. Очнулся он лишь через два дня, от раздосадованных криков в коридоре, прямо возле палаты.

— Я должна ему сообщить, это очень важно! — громко восклицал женский голос. И думать не надо было, чтобы догадаться, что кричала Герда.

— Он ещё не пришёл в себя! Возможно, даже в коме! — протестовал врач. Но, судя по всему, девушке было всё равно, и она вошла в палату, сразу встретив насмешливый и слегка удивлённый взгляд Стайнера.

— Давай, рассказывай, чего там у тебя, — сказал оборотень, будто она ворвалась к нему в кабинет и отвлекла от важной работы, а потом сонно зевнул.

— В общем, «Завоевателей» сняли с должности главной стаи и распустили. А Балтьер был посажен в тюрьму за нарушение правил дуэли и покушение на убийство. — Герда говорила быстро и старалась ничего не забыть, не давая Брауну сказать хоть слово, потому что, в противном случае, она бы сбилась с намеченного пути повествования и пришлось бы начинать всё с начала. — Теперь будет проведено голосование за новую главную стаю. И, вполне вероятно, даже… наиболее вероятно, что проголосуют за нас, ведь ты победил на дуэли и всё такое. Думаю, ты всё и сам понимаешь. — Девушка бросила тёмный пакет для Брауна на стул. — Тут чистая одежда, не будешь же ты лежать тут в одной и той же всё время.

— Э-э… Что я должен понимать? — в недоумении спросил Стайнер. Он осознавал, что скорее всего она заговорит о том, что нужно пробиться ещё дальше — и стать вожаком не сильной независимой стаи, а главной стаи.

— Боже, Стайнер… Тебе нужно прийти на голосование и взять первое место, тогда наша стая будет главной. Мы ведь всегда этого хотели! — Волнуясь, Герда даже не думала о том, что говорит. В последнее время, как отметил для себя лежащий на больничной койке молодой человек, девушка часто допускает подобные «оговорки».

— Мы? Ты сказала, «мы» хотели? — вожак усмехнулся и принял более удобную позу в кровати. — Я никогда не хотел, чтобы наша стая была главной. Мы показываем свою силу, которой не могут похвастаться многие другие стаи, но трон нам не нужен. Мне не нужен. — Голос Стайнера был серьёзен и твёрд, он прекрасно понимал, что его доверенный стал другим, нежели был раньше. Он сделал определённый акцент на том, что именно ему решать, становится ли его стае главной, приходить ли ему на голосование.

— А… Да, конечно, я понимаю. Но всё же… Завтра голосование, может, ты придёшь? — с надеждой спросила девушка, но получила грубый отказ и поспешила удалиться из палаты, обдумывая возможные способы как-то переубедить Брауна в дальнейшем.

По итогам голосования — новой главной стаей стали «Бродячие Волки». Их вожаком был Адельштайн Ульфтен. Возможно, его избрали потому, что он и вся его стая отличались дружелюбием и готовностью помочь любому оборотню из любой стаи, или же, проще говоря, из-за их нейтралитета и миролюбивой политики, но, так или иначе, Балтьер и его стая остались в прошлом. К чему это приведёт — было неизвестно, ведь пока «на троне» сидел самоуверенный дурак, всем было вполне комфортно.

Лечение Брауна прошло вполне успешно. Пару раз заходила Флер, но после она совсем пропала. В свой последний визит она сказала что-то про магическую академию «Когнитинис». Где это — она так и не объяснила. В особняке Стайнера встретили бурными аплодисментами и радостью, будто он вернулся из дальней поездки, откуда не было о нём никаких вестей. Кто-то притащил алкоголь, а повара уже давно накрыли на стол.

— Эй, вожак, ну и как это? Приятно было надавать по роже этому идиоту? Расскажи! — вопрос задал один из оборотней, что сидел за столом, во время этого шумного пиршества, где все в основном были заняты разговорами и обсуждением дуэли, нежели самим пиром. Хотя, про знатный аппетит оборотней, кажется, должны были уже слагать легенды, так что даже бесконечная болтовня никак не мешала им параллельно сметать все приготовленные яства.

— Конечно, я вправил ему мозги. — Стайнер улыбнулся во весь клыкастый рот и сделал большой глоток из стакана с каким-то алкоголем. — Но победа была не так приятна, как хотелось бы. Оказалось, на самом деле — он слабак. Ему просто повезло ранить меня таким подлым способом, ведь я был настроен на честный бой.

Это был тёплый вечер: август подходил к концу, и листья на высоких раскидистых деревьях уже начинали понемногу окрашиваться в более пёстрые, яркие цвета, меняя привычную зелёную одёжку на жёлтую, красную. «Клеймённые Огнём» веселились и пировали в своём особняке до рассвета, забыв о всяких делах и возможных угрозах. Даже если кто-то и осмелится прервать их веселье, стая знала — они сумеют постоять за себя, защитить свой дом и друг друга.


========== Глава 3. «Когнитинис». ==========


Флер стояла на берегу Атлантического океана, в Майями. На улице была ночь — небо было чистое, отчего огромное количество маленьких мерцающих капелек-звёзд отражались в слегка колеблющейся водной глади; лёгкий бриз трепал волосы девушки. Она смотрела в сторону небезызвестного, таинственного Бермудского треугольника, посередине которого, скрытый от людских глаз, находился остров с магической академией «Когнитинис».

Когда последний ночной прохожий скрылся из виду, девушка нырнула в воду, а после, опустившись поглубже, наколдовала вокруг своей головы шар воздуха, что снабжал её кислородом. Так она проплыла через магический барьер, ограничивающий доступ простых людей к острову, где спокойно приняла форму дракона, в которой она была длинной змеевидной рептилией без крыльев — водяным драконом с серебристой чешуёй, и на суше была практически бесполезна.

Остров виднелся всё ближе и ближе. Вскоре, девушка резко вынырнула из воды и превратилась в человека прямо перед столкновением с землёй. Остров был огромен, гораздо больше, чем могло казаться издалека. На нём царила вечная тёплая весна, отчего тут круглый год росли всевозможные травы, бегали какие-то странные зверушки, описать которых Флер не могла, судя по всему, идеально подстроившиеся под местный климат. Вдоль берега, в хаотичном порядке, были разбросаны маленькие дома, а в середине, в самом сердце острова, величественно стоял замок. Флер направилась прямо туда, не замечая прохожих, пока у входа в крепость её ни остановил один маг.

— Для прохода дальше вы должны показать свой знак, мисс, — сказал он, слегка прищурившись.

Без каких-либо претензий Флер открыла рот и высунула язык, на котором чётко проявилось что-то вроде тату чёрного драконьего крыла с короной над ним.

— Не может быть… Вы из королевского рода? Вы… Родственница архимага Эрссера? — Шокированный маг слегка попятился и поклонился девушке, которая гордо кивнула и зашла внутрь академии, чуть усмехнувшись такому натянутому благородству и уважению.

Флер оказалась в большом холле, где летало множество ярких синих огоньков. Маги и волшебницы расположились на чёрных кожаных диванах посреди зала, у фонтана с тремя скульптурами: человеком, вампиром и драконом, и, судя по всему, вели крайне увлекательное обсуждение последних новостей академии. К комнатам вели коридоры, которые шли от холла и иногда озарялись разноцветными вспышками таких же, как и в главном зале, огоньков. Всё это очаровывало молодую девушку, но она, несмотря на то, что всё вокруг так притягивало её любопытный взгляд, устремилась по винтовой лестнице вниз и прошла в самую дальнюю дверь длинного каменного коридора с летающими у потолка огоньками. Открыв дверь, Флер в крайней степени удивилась, — конечно, она читала об этом месте, но не думала, что оно настолько большое.

Девушка оказалась в огромной библиотеке. Кажется, тут могла поместиться сотня драконов в своей истиной форме. Здесь находились тысячи книжных шкафов и миллионы книг, некоторые из которых сами по себе летали от одних шкафов к другим. Но, как ни крути, больше всего внимание привлекало больше количество бегающих туда-сюда чёрных кошек, что сортировали книги, хватая их зубами или лапками

Девушка прошла вперёд и спустилась по небольшой лестнице. У стены, которая состояла из заполненных книжных шкафов, стояли пара кресел, несколько столов и рабочее место библиотекаря. Дракон не сразу поняла, какой расе принадлежит сидящий там мужчина. Она подошла поближе и искренне удивилась: заострённые уши, слегка проступающие клыки и крепкое, несмотря на преклонный возраст, телосложение. Естественно, это был оборотень.

— Так и будешь таращиться на меня? Впервые оборотня увидела? Давай, быстрее говори, чего тебе надо, у меня полно работы! — возмутился старик, на определённый момент прекратив своё увлечённое бормотание.

— Оборотень? В самом деле? Но… разве оборотни дружат с магией? Ведь ваши познания в магии просто… — Флер хотела сказать «ничтожны», однако мужчина прервал её.

— Знаешь что, дорогуша? Ты совсем ничего не знаешь об истории! Это сейчас оборотни потеряли силу своей крови, а раньше они были самыми искусными магами! Скажу тебе больше, на самом деле магия появилась только… — Вервольфа и его речь прервал какой-то голос с этажа ниже:

— Алвис, хватит там болтать не по делу! Иди сюда, нужна твоя помощь. — После этих слов оборотень встал и поспешил удалиться, высказывая свои недовольства насчёт этой работы.

Флер бродила по библиотеке, пытаясь найти раздел с историей, но вокруг были… миллионы книг. Шанс найти необходимую литературу сводилась к нулю, пока к девушке ни подбежала красноглазая, чёрная кошка и потрепала зубами за штанину её джинс, пытаясь обратить на себя внимание.

— Что такое? — Флер наклонилась и погладила кошку, та повернулась и пошла куда-то прогулочными шажками, не торопясь, оглядываясь на девушку. — Ты хочешь, чтобы я шла за тобой?

Кошка привела юную дракониху к шкафу с книгами «Всеобщая история магии», «Самые выдающиеся драконы», «Лучшие алхимики древности» и тому подобными, а после куда-то удалилась. Девушка начала перебирать их, листать некоторые, но так и не нашла никакой информации о том, были ли оборотни «искусными магами», как говорил до этого странноватый и немного агрессивный библиотекарь, или нет. О них вообще писалось ничтожно мало, будто кто-то уничтожал информацию специально. Тем не менее, Флер взяла небольшую стопку книг и отправилась в читальный зал, откуда было прекрасно видно место библиотекаря. Но Алвиса по-прежнему не было.

Девушка, спустя некоторое время, вернулась обратно в холл и поднялась на этаж выше, стремительно направляясь будто бы по уже знакомому маршруту, и, в конце концов, зашла в какой-то кабинет.

— Здравствуйте, я бы хотела поступить на обучение в вашу академию, — сказала Флер, закрыв за собой дверь. Бледный, пожилой мужчина, сидящий за столом, отвлёкся от книг и окинул взглядом нежданную гостью.

— Ну, что ж, начнём собеседование, барышня. Присаживайтесь. — Мужчина указал рукой на кресло.

***

После совсем недолгого собеседования, которое было, скорее, обычным диалогом, Флер была принята в академию «Когнитинис» и официально стала её ученицей. Время уже близилось к ночи, когда она, не спеша, направилась в спальный корпус, который представлял собой большое помещение с кучей маленьких комнат, куда вмещались лишь кровать, шкаф с тумбочкой, да какое-никакое, но всё-таки рабочее место. Флер не сильно этому удивилась, вспомнив в какой-то момент заваленные «лёгким беспорядком» покои её знакомого-вожака «Клейменных» и просто заняла свою комнату, после чего сразу легла спать.

Наутро, её разбудили настойчивые и раздражающие лучи яркого света, бьющего в глаза. По утрам активировались «мерцающие огоньки», что составляли основное освещение академии. Эти огни являлись одновременно как живым существом, так и созданным с помощью магического обряда, скажем так, «предметом». Этот обряд представлял собой заселение души, пойманной с помощью посоха, из любого убитого существа в небольшой синий камень, который следовал каким-либо указаниям благодаря энергии души.

Тем временем, все маги из других комнат уже встали и начали одеваться. Флер еле открыла глаза и, громко зевнув, потянулась за одеждой. Медленно, по одному, ученики начали выходить в коридор. Естественно, эта толпа зевак направляется на утренние занятия, как обычные лекционные, так и практические. На данный момент — это была лекция, что проходила в большой аудитории, напоминавшей такие, которые обычно делают в институтах на материке, с отведённой для преподавателя кафедрой и стойкой с микрофоном.

— Добрый день. Меня зовут Арн, я буду вашим преподавателем по магической истории, — сказал дракон, стоящий у большой доски. В человеческом обличье он выглядел лет на двадцать пять, высокий, с короткими чёрными волосами, в очках и классической чёрной мантии. — Тема нашей сегодняшней — и первой для вас — лекции: «Появление оборотней в магической истории и их влияние». Как вы могли заметить, в нашей академии нет оборотней. Может, кто-нибудь ответит на самый очевидный вопрос: почему же их нет здесь? — Преподаватель усмехнулся, ожидая ответа.

— Их способности в магии ничтожны, они не могут тягаться с людьми, вампирами и, тем более, драконами, — коротко ответил один из учеников.

— Совершенно верно. Но почему же у них нет способностей к магии? Сейчас я отвечу на этот вопрос. — Арн повернулся к доске и махнул рукой в сторону мела, который взлетел в воздух и начал что-то быстро писать и зарисовывать на доске. — Видите ли, оборотни появились совсем отличным от появления людей и драконов образом. Они были намеренно созданы с помощью магии. Люди, вместе с драконами, захотели создать новую расу, и в результате экспериментов над людьми и волками получились вервольфы. — Учитель не спеша ходил туда-сюда по аудитории, будто бы измеряя её шагами. Флер, наблюдая за этим, приметила — от его кафедры до окна десять шагов, а от кафедры до входной двери — одиннадцать. — Естественно, должны были получиться более умные и сильные существа, — усмехнулся Арн, — но, что вышло, то вышло.

Флер сразу поняла, как в этой академии относятся к оборотням; она теперь и не знала, во что верить. Конечно, старый библиотекарь мог знать что-то секретное, что могут скрывать от учеников, но Арн опирался на факты и приводил довольно логичные аргументы. Кого слушать — она понятия не имела, но точно знала, что ей необходимо встретиться с Алвисом. Лекция полтора часа, большую часть времени которой Арн подшучивал и насмехался над вервольфами, высказывая, какие они слабые и немощные перед лицом настоящей магии. После лекции был практический урок написания свитков, где учеников ввели в основы этого поистине трудного искусства, в котором Флер сильно отставала. Зато в занятиях магией с учебными дуэлями девушка преуспела и проявила себя с лучшей стороны. После занятий она около получаса искала Арна, и вскоре, что удивительно, нашла его в библиотеке.

— Д-добрый день, учитель, — Флер наигранно нервничала и ковыряла пол носком ботинка, опустив взгляд, — мне очень понравилось, как вы преподаёте, и я хотела спросить, где вы берёте материал для таких интересных лекций? — слегка запинаясь, девушка говорила тихим голосом. Реакция не заставила себя ждать — дракониха явно знала, как подступиться и завоевать доверие.

— Я очень ценю твоё влечение к моему предмету. Похоже, у меня появилась новая любимица. — Арн самодовольно усмехнулся и выпрямился, а после протянул девушке «Магическую историю от древности до современных лет». — Спроси у Алвиса такую, он тебе вряд ли откажет. — После этих слов преподаватель удалился из библиотеки, а Флер направилась к библиотекарю, который, на этот раз, сидел на своём месте.

Кажется, он слышал разговор и уже положил на стол перед собой нужную книгу, делая вид, что совсем не замечает девушку. После трёх, но довольно-таки неудачных попыток заговорить, Флер просто взяла книгу и удалилась, по пути размышляя, как в следующий раз стоит начинать общение с оборотнем, чтобы, в дальнейшем, не вызвать у него такой реакции.

Она заперлась в своей комнате и начала изучать полученную книгу. При первом рассмотрении девушку насторожили две вещи; полное отсутствие каких-либо печатей издателя, даже авторы не были указаны — лишь большая печать академии «Когнитинис» находилась в заглавии; и то, что многие важные исторические моменты были упущены. Книга на четверть состояла из описания оборотней, где про них не было сказано ни одного доброго слова. Остальная же часть книги была буквально забита описанием всяких магических достижений среди драконов и людей. Вампиры почти не упоминались.

Что не так с этой академией? Это какая-то шутка, которую Флер не понимала? В её голове было множество вопросов, но ответов практически не было. Кому она должна верить? Алвису, единственному оборотню в академии, что говорил очень странные вещи, или же преподавателям и чёртовым книгам, где вместо издательства и авторов была лишь эмблема академии? Девушка решила провести собственное расследование, в секрете ото всех.

В комнату Флер постучали, та быстро убрала книгу под подушку и открыла дверь. Это был Майк Эвельдссен, один из учеников, невысокого роста, рыжеволосый. На занятиях магией Флер работала с ним в паре, и результаты у него были, прямо сказать, неважные.

— П-привет… — Парень с охапкой свитков в руках застенчиво улыбнулся.

— Привет. Ты что-то хотел? — спросила девушка и жестом пригласила его в комнату.

Майк зашёл и после недолгих раздумий продолжил разговор:

— Ну… Ты же помнишь, я сегодня был в паре с тобой на занятиях магией. Просто… Я самый худший в нашей группе, а ты самая лучшая. Может, ты поможешь мне? Пожалуйста. — Парень покраснел и отвёл взгляд от слегка насмешливого взора Флер.

— Я бы рада, но мне нужно разобраться со свитками, а то я с ними совсем не дружу. — Девушка попыталась отмазаться, и, кажется, у неё получилось — сейчас ей совершенно ни до магии, ни до свитков, нет никакого дела. В голове стоял более важный вопрос.

— Хорошо, я понимаю. Ладно, тогда я пойду… — Майк споткнулся — и из его рук вывалились все свитки. Он их быстро собрал и удалился, закрыв за собой дверь.

Пожав плечами и оторвавшись от своих теорий, решив оставить их на потом, Флер приняла решение сходить в столовую и перекусить, не думать же на голодный желудок.

Пока девушка спокойно ела за столом в одиночестве какое-то мясное блюдо, она не раз ловила взгляд какого-то подозрительного парня за соседним столиком. Тоже один из её группы, его имя она не помнила, да и не пересекалась с ним. В любом случае, как только Флер закончила трапезу, направилась обратно в свою комнату, где просидела до вечера, а после пошла в библиотеку. Алвис был там, и, к удивлению девушки, он был занят разговором с тем самым парнем, которого Флер видела за обедом. Конечно, подслушивать неприлично, но что, если это даст ей ценную информацию?

— Пожалуйста, только вы можете мне помочь. Вы — один из немногих оставшихся древнейших оборотней, вы наверняка знаете, где эти гробницы! — Пока парень выяснял что-то у Алвиса, Флер стояла и нагло подслушивала разговор, стараясь не попадаться на глаза, затаившись за книжными шкафами.


— Слушай, парень, тебе не стоит в это ввязываться. И вообще, ты прекрасно знаешь, что говорить об оборотнях в этой академии опасно, я тебе уже неоднократно говорил об этом. Веди себя, как приличный студент. И, к тому же, — оборотень указал пальцем на шкаф, за которым стояла девушка, — нас уже несколько минут подслушивают.

Драконихе казалось, что её сердце остановилось. Страх сковал всё тело, но она нашла силы выйти из своего укрытия, практически без стыда.

— П-простите пожалуйста! Просто я… — Флер не могла подобрать слов, а её язык заплетался. Не выпалить же им, что она подозревает академию в заговоре — это приведёт к краху.

— Постой-ка. Ты ведь тоже докапывалась до меня насчёт оборотней? — Мужчина поправил очки и хмуро окинул девушку взглядом.

— Да! — У дракона будто камень с души свалился, но это ещё ничего не меняло. Надо было как-то объясниться. — Просто… Я сотрудничала с одной сильной стаей и была очень удивлена, когда на лекции в этой академии оборотней так унижали. Я просто хотела узнать, в чём дело и… — Флер не могла найти слов и говорила первое, что придёт на ум.

— Подозреваешь академию в заговоре против оборотней? — Усмехнулся Алвис, избавив девушку от дальнейших объяснений. — Он тоже. — Мужчина махнул рукой в сторону парня, который стоял в стороне и молчал, вертя в руках какой-то свиток. — Знаете, приходите ко мне ночью, после отбоя. Но смотрите, чтоб вас не заметили. — Оборотень усмехнулся и сделал вид, что резко перешёл с разговора на очень важные бумаги и начал с ними возиться.

Без лишних вопросов, даже не посмотрев друг на друга, юная дракониха Флер и Агнер Норберг, новичок в мире магии, принадлежавший людской расе, удалились в разные стороны. Девушка даже не рассмотрела парня — ей это было ни к чему, увидит при следующей встрече.

Придя к себе в комнату, она села на кровать и задумалась. Раскроет ли Алвис какие-то тайны или хотя бы даст подсказки? И всё же, что за дела с этими оборотнями? На материке их история уходила далеко в древность, но само появление оборотней не рассматривалось вообще.

Через несколько часов летающие в воздухе огоньки начали угасать — и академия медленно погружалась в темноту. Вот именно тогда пара студентов, желающих познать все тайны этого загадочного места, поднялись с кроватей и медленно, осторожно пошли в библиотеку, стараясь быть никем не замеченными. Любое подозрительное действие с их стороны может повлечь дальнейшее раскрытие их «планов» и привести к полному провалу с изощрёнными последствиями, самым мягким из которых будет исключение или какая-нибудь промывка мозгов.

Когда Флер пришла, Агнер уже сидел в библиотеке, на удивление, молча. Взгляд его и сидящего на своём рабочем месте Алвиса обратились к девушке, которая прошла и села на небольшой диван рядом с Норбергом. Вот теперь она могла его рассмотреть: на вид тому было около двадцати с лишним лет, ни чем не примечательная внешность — короткие уложенные чёрные волосы, тёмно-карие глаза, средненькое телосложение и стандартный, по меркам людей, мужской рост.

— И что же вы хотели узнать у меня, молодые люди? — Мужчина надел свои очки и хмуро посмотрел на Флер и Агнера.

Трое сидели при тусклом свете, которое обеспечивали одни лишь свечи, пламя которых слабо дрожало от какого-либо движения рядом, от самого лёгкого дуновения. Ученики надеялись получить ответы на все свои вопросы, а библиотекарь жаждал, наконец, на них ответить, чтобы пролить каплю света на тёмное прошлое оборотней.


========== Глава 4. Заговор. ==========


— Я прибыла сюда ради того, чтобы узнать больше нового и повысить свои магические навыки. Эрссер посоветовал мне сделать это… — начала Флер, смотря в глаза пожилого библиотекаря. — Но на первой же лекции столкнулась с унижением оборотней. Их не ставили ни во что. Я знакома со многими сильными оборотнями, с целой стаей невероятно сильных оборотней, к тому же, один из них владеет магией на приличном уровне. Мне просто хочется знать, что тут происходит. — Девушка говорила тихо, полушёпотом, но Агнер и Алвис прекрасно её слышали.

— Гмм… Ты права. Это что-то вроде заговора, и, поверь мне, тут наверняка готовится кое-что посерьёзнее. Но, юная леди, вам не стоит в это вмешиваться. Рано или поздно вас обнаружат и поставят награду за вашу голову, — грубо ответил Алвис, в его глазах, блестящих в свете свечей, отражалась скованная пеленой напускной серьёзности грусть. — Уезжай отсюда, да поскорее, вот тебе мой совет. И ты тоже, парень.

— Нет. Я должен узнать как можно больше. Поверьте, мы сможем предотвратить войну! — Агнер пытался убедить оборотня, но тот стоял на своём.

— Для меня это — пустой детский трёп. Если вам нужна информация — так докажите, что вы её достойны, и тогда я вам помогу. — Мужчина слегка усмехнулся и, постукивая пальцами по столу, смотрел на какой-то шкаф, у которого возились три чёрные кошки.

— Ч-что? Каким, по-вашему, образом мы должны это доказать? — возмутилась юная дракониха.

— Вы ведь знаете Арна? Самодовольного придурка, что преподаёт магическую историю? Так вот. Он всегда носит с собой кольцо с таким большим рубином, оно заряжено и подпитывает его маной. — Алвис, усмехаясь, чутка призадумался и продолжил: — Найдите способ украсть его и притащите мне. Тогда я буду вам помогать.

— Зачем мы должны воровать? — поинтересовался Агнер.

— Уверяю вас, если вы будете обнаружены, то Арн первый, кто полезет в бой с вами. Если я буду владеть его кольцом, то смогу удалённо наносить ему вред и помочь вам избежать беды. И, к тому же, это ведь неплохая проверка на ловкость и смекалку, а? — Кажется, Алвис был сообразительнее своих собратьев. Но от него так и веяло сильной магической аурой, какой ни один оборотень не обладал. Но всё-таки… так подвергать опасности учеников, пусть даже и не простых?

— Хорошо, я согласен. Но у меня есть один вопрос. — Парень нахмурился.

— Задавай, юноша. — Оборотень сложил руки на столе и с интересом посмотрел на Агнера.

— Катакомбы. Я читал про них в небольшой книге со всякими бредовыми байками про эту академию. Но, мне кажется, это не вымысел. Под «Конгитинисом» есть катакомбы? — Агнеру показалось, что он сболтнул лишнего. Однако, это именно тот вопрос, который беспокоил его чуть больше, чем таинственный анти-вервольфский заговор в стенах этого заведения. После его вопроса возникло неловкое молчание. Флер же, к собственному удивлению, впервые слышала о катакомбах.

— Да, они есть. Я могу рассказать, как туда попасть и что там можно найти, но сначала — кольцо. — Алвис был доволен вопросом юноши. Он оказался ещё более любопытным и, как оказалось, осведомлённым по этому вопросу, чем старый библиотекарь ожидал. Давно на его пути не попадалось столько пронырливых и крайне догадливых учеников — удивительно, что за многие годы существования «Когнитиниса», эти двое — первые, кто решил разобраться в происходящем. Были, само собой, и другие, но те, узнавая цену знаниям Алвиса, как, например, кольцо преподавателя, сразу отступали.

В любом случае, разговор был закончен, и старый оборотень выпроводил ребят из своего тёмного убежища. Каждый направился по своей дороге, в спальню.

С утра Флер и Агнер встретились за завтраком. Парень тихо подсел к новой подруге и начал разговор, судя по всему, нещадно отвлекая ту от вкуснейшей трапезы.

— Есть идеи, как мы провернём это? — спросил маг, нервно покусывая ложку.

— Сильное снотворное в еду? — Похоже, Флер совсем не беспокоилась об этом и даже не думала, как стащить кольцо у преподавателя. Она спокойно уплетала какую-то булку, запивая её отваром из трав. Сейчас ей меньше всего хотелось вообще о чём-либо задумываться, помимо того, как бы найти себе ещё вкусненького.

— Не прокатит, он ведь не оставляет свою еду без присмотра. Да и отвлечь не выйдет, всё равно кто-то увидит, что мы подложили что-то. — Агнер до сих пор не притронулся к еде — он, нервничая, поглядывал на Арна, что сидел в другом конце зала и пил кофе с другим преподавателем.

— Да, ты прав. Ну, тогда сам предлагай, — как ни в чём ни бывало, сказала Флер, допивая отвар светло-красного цвета, с плавающими в нём листочками какого-то растения. Тем временем, Арн встал и пошёл на выход.

— Где твоя комната? — быстро спросил Агнер у девушки.

— Второе крыло, первый этаж, третья комната. А тебе зачем? — Флер проводила взглядом Арна и вернулась к еде.

— Зайду к тебе вечером, — коротко бросил парень и быстро пошёл на выход. Флер же пожала плечами и пододвинула к себе поднос с едой, к которому её новый приятель так и не притронулся. Это, пожалуй, неплохое начало дня — её напарник сам решил разобраться с поставленной задачей, при том ещё и оставив драконихе свой завтрак.

Её день прошёл спокойно. Пара лекций, в том числе и лекция Арна, на которой Агнера почему-то не было. Он, оказывается, прямиком из столовой направился за «объектом» их слежки, который взял из столовой с собой какой-то свёрток. Стараясь остаться не замеченным, студент держал дистанцию. Арн пришёл к своей комнате, открыл дверь ключом и зашёл. Естественно, парень не мог подглядывать за преподавателем и, сидя за статуей, ждал, когда тот выйдет. Минут через пять «цель» вышла из своей комнаты и куда-то ушла, само собой, заперев дверь — мужчина пошёл вести лекции, и, когда в коридоре никого не было, Агнер открыл его дверь отмычкой и вошёл внутрь.

Закрыв дверь и заперев её, он осмотрелся: роскошная кровать, стол с кучей свитков, небольшой алхимический столик, множество шкафов с книгами и рабочее место, на котором лежала еда и тот свёрток, что нёс с собой Арн.

Подгоняемый любопытством, парень раскрыл его. Ничего интересного — это были самые обычные пирожные с кучей сахарной пудры. Агнер порылся в книгах и свитках, личных вещах профессора, но совершенно ничего интересного не нашёл. Тогда, от безысходности, он подошёл к алхимическому столику и решил всё же попробовать приготовить снотворное. С приготовлением зелий парень не особо дружил, пришлось делать порошок; оставалось надеяться, что у Арна в комнате есть все необходимые ингредиенты, которые студент вспоминал на ходу.

— Э-э… Чёрт, мы же проходили это неделю назад… — Вслух рассуждал сам для себя парень, задумчиво почёсывая затылок, будто это как-то поможет стимулировать работу его мозга. — Измельчить половину сонной луковицы, добавить порошок из корня Дархелла, пару щепоток призрачной соли… — бормотал он себе под нос, параллельно выполняя все нужные этапы для приготовления сильного снотворного.

В итоге, у него вышла небольшая чашка с неотличимым от сахарной пудры на вид порошком, который парень посыпал на те самые пирожные, после чего аккуратно завернул их обратно. Пока он всё это делал, прошло довольно много времени.

По подсчётам парня, Арн должен был вернуться в течение ближайшего часа, и оставшееся время Агнер потратил на повторное копание в его личных вещах. На этот раз он всё же нашёл кое-что интересное — то была папка с досье на многих студентов академии, в том числе и на Агнера с Флер. Там была краткая биография, фото и какой-то «уровень опасности». У Флер он был описан как «средний», а у Агнера «низкий». Но что это могло значить? Измерение силы учеников или… это были досье тех, кто подозревается в подозрительной активности, которая и измеряется как «уровень опасности»?

Парень услышал шаги за дверью и быстро вернул взятые им папки в исходное положение. Он отчётливо разобрал звук того, как поворачивался ключ в замочной скважине, и быстро спрятался в первый попавшийся шкаф. Агнер не мог поверить, что так сильно потерял счёт времени и до самого вечера копался в вещах Арна. «Чёрт, дело дрянь!» — подумал он, однако, всё обошлось — хозяин комнаты его не заметил. Как и ожидалось, он съел пирожные, почитал какую-то книгу, а потом свалился на кровать без сил. Убедившись в том, что он достаточно крепко спит, паренёк тихо вылез из шкафа и пошёл в сторону учителя. Сердце колотилось как бешеное, что, если он проснётся? Студент осторожно взял молодого человека за руку и медленно, без каких-либо резких движений, снял кольцо. Всё худшее позади, победа в кармане у Агнера, который тихим шагом направился к двери, открыл её отмычкой и быстрым шагом пошёл к Флер.

После отбоя, когда девушка уже собиралась ложиться спать, раздался тихий, но, на удивление ритмичный стук. Она подошла и открыла дверь, естественно, за ней оказался никто иной, как Агнер, на лице которого почему-то была одновременно самодовольная ухмылка и немного подрагивающий от напряжения нерв. Ни сказав ни слова, он прошёл в комнату.

— Где тебя весь день носило? Что это было за завтраком? — поинтересовалась девушка недовольным шёпотом, запирая за ним дверь, но парень продолжал молчать. Его взор был устремлён на какого-то небольшого жука, что неподвижно сидел на пороге комнаты. Агнер поднял его и показал Флер, а после резко сжал пальцы, раздавив его. Однако вместо крови его рука запачкалась небольшим количеством пепла, который медленно посыпался на пол.

— Кто-то за тобой следил, — шёпотом ответил Агнер. Его лицо выглядело так, будто он не спал месяц, и, вдобавок, решил пробежать километров десять без остановки. — В следующий раз будь осторожнее. Скажи спасибо, что я не начал рассказывать о своих приключениях, иначе о них знали бы не только мы вдвоём. — Парень тяжело вздохнул и упал на кровать девушки, игнорируя её недовольство.

— Ладно, давай рассказывай, не томи, — прошипела Флер, перестав тянуть его за руку, пытаясь заставить подняться с кровати.

— Ну, в общем, я шпионил за Арном. Думаю, не трудно додуматься до этого. Сразу после завтрака он зашёл в свою комнату, взял что-то и пошёл вести лекции. Он преподнёс мне на блюдечке местонахождение своеё обители, а, значит, мне не составило труда пробраться туда, — усмехнулся маг, явно довольствуясь тем, как успешно он проделал работу. — «Зачем?», спросишь ты? Ответ прост: пусть нам и нужно украсть лишь его кольцо, нам не помешает накопать на него информацию или подстроить какую-то ловушку в его же комнате! Разве я не гений? — Агнер выглядел забавно в глазах девушки из-за напускной самоуверенности, которая рушилась, стоит только обратить внимание на его усталые глаза и на то, что он, в принципе, разлёгся на кровати драконихи и отказывался подниматься.

— И, что дальше? Ты нашёл способ украсть кольцо? — Девушка села на стул и посмотрела на лицо друга, освещаемое лишь двумя свечами, стоящими на столе.

— Скажу больше, я уже украл кольцо! — С видом победителя парень достал золотое кольцо с большим рубином из кармана, положил на стол рядом с Флер и продолжил свой рассказ: — Арн — полнейший кретин. Он взял из столовой какие-то пирожные, просто занёс их к себе и пошёл вести лекции. Я поставил ставку на то, что съест их он только вечером и посыпал их сильным снотворным, которое просто неотличимо от сахарной пудры, а её на пирожных было вполне много. После спрятался в шкафу и ждал. Мой план сработал — и вот результат! — Лицо Агнера так и святилось.

— Тогда чего ты ждёшь? Давай быстрее к Алвису! — радостно прошептала девушка и встала со стула. Молодой человек явно ожидал более благодарной реакции от девчушки — не для того он сегодня рисковал, чтобы его теперь толкали с кровати и подгоняли.

— Я устал, посплю, пожалуй, — ответил парень и повернулся на бок.

— А ну, вставай с моей кровати и пошли, живо! — возмутилась девушка.

В итоге, конечно же, Агнер встал, и они, стараясь быть незамеченными, пошли к Алвису. По пути парень рассказал Флер о досье и других деталях своего приключения, длиной в целый день.

— А вы реально сумасшедшие, но мне это нравится, — усмехнулся библиотекарь, крутя в руках кольцо Арна. — Отлично, вы неплохо постарались, теперь я обеспечу вас нужной информацией.

— Что за заговор в этой академии? Что за чертовщина тут творится? — взволнованно спросила девушка, встав со стула.

— Ну что ж, придётся рассказать, вы это заслужили, — сказал Алвис, постукивая пальцами по столу. На его среднем пальце виднелась золотая печатка с выгравированной на ней волчьей головой, и вместо глаз у волка сверкали два небольших рубина. Мужчина тихо выдохнул, после чего начал своё повествование:

— Эрссер опасается, что оборотни обретут былую силу, и дал всем преподавателям в академии одно указание: всячески науськивать на них учеников. Он хочет войны, истребления всего нашего вида. И, поверьте мне, он этого может добиться. — Библиотекарь хмуро глянул на девушку и перевёл взгляд на Агнера: — А ты что хотел узнать?

— Н-но подождите! Я не верю, что Эрссер мог, он ведь… — Флер была поражена, но, поймав на себе грозный взгляд Алвиса, она замолкла. Что-то в голове явно не складывалось. Не такое она привыкла слышать про своего великого родственника.

— Ну, я хотел узнать, что из себя представляли оборотни раньше и что с ними случилось… — спокойно произнёс Агнер.

— Представь самого сильного оборотня в мире. Так вот, слабые оборотни из древности были сильнее в сотни раз, даже — в тысячи. Вервольфы были самыми искусными магами. Их мастерство доходило до такой степени, что, с помощью магии, они могли убить любого человека за долю секунды. А их мощь в форме зверя была просто невероятна, они горы могли свернуть, — с горькой усмешкой произнёс библиотекарь и поёжился от холода в своём кресле.

— Но что случилось, почему они потеряли свою силу? — хором произнесли Флер и Агнер, мгновенно переглянувшись, но после снова устремив пытливые взгляды на рассказчика.

— Хороший вопрос. Сейчас я вам объясню. — Мужчина пододвинулся поближе к студентам, замершим в ожидании ответа. — В те древние времена, у оборотней были сильнейшие артефакты — тотемы, которые придавали им силу. Их было три, и стояли они в трёх древних курганах. Завидуя этой силе, драконы объединились с вампирами и осквернили тотемы, отчего те пришли в негодность. Оборотни пытались их активировать, но попали в западню. В каждом кургане стояло защитное поле, только вот защищало оно не владельцев тотема. — Алвис хрипло откашлялся и продолжил: — Конечно, у каждого оборотня был один, а то и несколько своих артефактов, которые даровали им большую силу. Такие артефакты — вроде печатки на моей руке. В основном, это украшения. Но каким-то образом вампиры начертили рунические круги, способные уничтожать эти самые артефакты у всех, кто вошёл в защитное поле драконов. С этой мощью почти все древние вервольфы были побеждены, а те, кто остался, решили спрятать последние источники собственной силы и дожить век спокойно. Их было слишком мало и потомство приходилось заводить с людьми, и лишь немногие диаспоры древних оборотней уцелели, но, стоило об этом прознать кому-то и передать информацию куда надо, их моментально и ожесточённо истребляли. — Слабый шёпот Алвиса казался пугающим. Вся атмосфера библиотеки сейчас нагоняла страх, волнение — любой шорох сбоку, будь то даже безобидный кот-сортировщик, вызывал волну мурашек по спинам двух студентов, всё яснее понимающих, в какую большую и серьёзную проблему они влезли по свои любопытные уши. Однако, это ничуть не отбивало их желание разобраться во всём до конца.

— Но зачем их убили? — недоумевая, спросила Флер.

— Ещё не поняла? Драконам было невыгодно пребывание сильных оборотней. Если сохранится древний род — сохранится и его мощь. Конечно, сейчас такие устои, что, мол, самые заклятые враги оборотней — это вампиры, но тут бы я поспорил, ведь драконы нанесли всей расе вервольфов намного больше вреда. — Алвис откинулся на спинку кресла и затих.

— Вы хотите, чтобы мы активировали эти тотемы? Тогда оборотни вернут былую силу? — прозвучал в нависшей ненадолго тишине трепетный голос девушки-дракона, в котором отчётливо прослеживалась уверенная нотка надежды.

— Нет, я совсем не прошу вас об этом, но если вы это сделаете, то уже после первого тотема оборотни почувствуют огромный прилив сил. Даже с тремя тотемами они, конечно, не восстановят былой силы, но она будет в разы больше в сравнении с тем, что имеют они сейчас.

— Неужели, это правда? За всем этим стоит Эрссер?! Я не могу поверить… — Кажется, Флер была немного шокирована — или же расстроена. В её голове всё ещё не укладывалось, как её отец — верховный судья, невероятно талантливый и очень сильный маг, оплод справедливости в глазах своей дочери, оказался таким поистине ужасным и жестоким созданием.

— Стоит принять это, Флер. Конечно, подобное довольно иронично — главного судью поймали на заговоре против оборотней. Если хочешь, я могу тебя поддержать. — Агнер не сводил взгляда с Флер почти всё время, которое они тут проболтали с Алвисом. «Идиот, влюбился. Теперь ничего уже не поделаешь, надо как-то это пережить», — подумал он, усмехнувшись, и слегка приобнял Флер. Она посмотрела на него с подозрением и лёгким непониманием, но руку убирать не стала.

— И как нам найти эти курганы? — спросила девушка.

— Я не знаю, — коротко ответил Алвис. — В катакомбах есть информация о местонахождении одного из курганов и о защитном поле, что его окружает. Если вы туда проникнете и завладеете ею, то все знания об этом будут в ваших руках. А там, возможно, найдёте какие-нибудь подсказки. Думаю, вы уже всё поняли. Катакомбы находятся под фонтаном в фойе, найдите там замочную скважину, вот вам ключ, — сказал Алвис, протянув небольшой позолоченный ключик с вырезанным орнаментом человека, дракона и вампира, как на скульптурах фонтана, девушке. — Не советую вам медлить, лучше идите сейчас. И ещё… Флер, ты говорила, что у тебя есть знакомый оборотень?

— Да, он вожак очень сильной стаи. — Девушка тяжко вздохнула. Естественно, Флер вымоталась, но она была так близка…

— Тогда передай ему это. — Библиотекарь снял печатку со своего кольца и протянул ей. — Это пригодится ему больше, чем мне, а так же возьмите вот что. — Из своего стола Алвис достал какую-то небольшую шкатулку с замочной скважиной. — Она досталась мне от одного знакомого, там сокрыта информация о тотемах, только вот ключ… В общем, он в одном из курганов. Так что открыть её сейчас не получится. А теперь — идите. Я буду помогать вам всеми силами. — Алвис усмехнулся и достал из кармана кольцо Арна, после чего начал вертеть его в руках и бормотать что-то.

Флер и Агнер переглянулись, встали и быстрым шагом пошли к фонтану в главном зале. День закончился, но у них была ещё целая ночь впереди.


========== Глава 5. Катакомбы. ==========


Не успев опомниться, друзья быстрым шагом шли по лабиринту из полукруглых тёмных коридоров. Флер освещала путь наколдованной сферой света. На некоторых путях, поворотах, парочка авантюристов приходили к тупикам с дверьми, за которыми находились комнаты, но в них не было ничего, в чём нуждались ученики на данный момент, поэтому приходилось возвращаться к ближайшей развилке и выбирать другую дорогу, по которой они ещё не шли.

Агнер нервничал и часто спотыкался о собственные ноги. Он хотел защитить Флер и был готов на всё ради этого, уже продумывая самые худшие варианты развития событий. Девушка же волновалась лишь о том, чтобы они остались незамеченными и нашли нужную информацию. Но что делать дальше — она понятия не имела.

Слишком пусто, слишком тихо, ни одной живой души. Это заставляло студентов нервничать, всё было слишком подозрительно. Постепенно становилось холоднее, кажется, они спускались ниже. Буквально режущая слух тишина, будто бы заглушающая даже осторожные шаги ребят, давила всё сильнее. Провести тут час-другой, можно даже сойти с ума. Даже находясь тут меньше часа начинаешь чувствовать, как стены постепенно сужаются, наступают на тебя.

Вскоре температура опустилась до такой степени, что можно было наблюдать пар при каждом выдохе горячего, согретого внутри воздуха; дракон незамедлительно сменила сферу света на такую же огненную. Пусть она и давала меньше света, зато согревала.

Время тянулось настолько долго, что каждая минута была равносильна целому часу. Их бесполезные блуждания стали раздражать, заставляли Агнера ещё больше нервничать, а Флер больше думать о последствиях их похождений, покуда они, наконец, не пришли к чему-то. То был тупик.

— Серьёзно? Какая скукотища… — вздохнула Флер, нарушив гробовую тишину, что висела между ними на протяжении практически всего путешествия по катакомбам.

— Подожди, тут что-то есть! — Агнер окликнул девушку, которая уже развернулась и пошла назад. Сфера огня подлетела к магу и осветила пространство рядом с ним — на каменной стене виднелся кодовый замок. Такая технология в древнем магическом замке казалась крайне несуразной и глупой. Пока студенты стояли перед стеной и откровенно тупили, рядом появился Алвис. Точнее, его образ, что не слабо напугало ребят.

— Алвис, твою за ногу, ты чего творишь?! — Флер закричала от испуга и даже упала. На протяжении всего времени она была начеку и готовилась к какому-либо происшествию, а, стоило ей на мгновение расслабиться, как их заговорщик-оборотень решил объявиться. Агнер усмехнулся и помог ей подняться.

— Вы всё ближе и ближе. Сейчас я помогу вам, но в дальнейшем, возможно, уже не смогу с вами связаться, — сказал он, проигнорировав девушку, и растворился в воздухе так же незаметно, как и появился.

Флер даже не успела выразить своё недовольство по этому поводу, как стена, перед которой они стояли, уехала куда-то вбок, открывая путникам проход, ведущий к длинной-длинной винтовой лестнице вниз. Спустившись, они наткнулись на ещё одну дверь, — на этот раз она была, благо, открыта и вела в коридор, освещаемый негаснущими факелами, что висели на стенах и издавали тёплое синеватое свечение. На стене ярко-красной краской было написано «2-F».

На самом деле, тут не было совершенно ничего. Этаж «2-F» представлял собой лабиринт из кучи коридоров, как и предыдущий, без каких-либо комнат и, естественно, без признаков жизни. Однако, выглядел он более ветхим. Некоторые камни в стенах имели трещины, ближе к полу — вообще отсутствовали. То и дело по полу пробегали крысы или тараканы. У некоторых из них, по непонятным причинам, глаза светились ярко-зелёным светом. Агнер сильно нервничал и дёргался каждый раз, когда его нога натыкалась на какую-то живность.

— Агнер? Ты в порядке? — спросила Флер, не сбавляя шаг и уверенно продолжая путь вперёд.

— Я до жути боюсь крыс и мышей. — Стиснув зубы, парень не отставал, пытаясь игнорировать ухмылку подруги.

Они блуждали по коридорам в полной тишине, будто боялись того, что, если заговорят, их непременно обнаружат. Однако Флер не смогла долго сохранять молчание, потому что от этого нарастало ещё большее напряжение:

— Может, расскажешь о себе? О своём прошлом? — попросила девушка, смотря под ноги довольно скучающим, но от этого не менее сконцентрированным взглядом.

— Нечего рассказывать. Самый обычный маг, родился и вырос на этом острове, учусь в академии больше трёх лет, но так и не научился сложным заклинаниям. — Агнер был явно не настроен на разговор, но Флер было всё равно.

— И как же ты додумался до того, что академия ведёт заговор против оборотней, если жил почти всю жизнь тут? — спросила она.

— Начал подозревать, что что-то тут не так, — просто пояснил парень. — Стал расспрашивать всех людей, что прибыли сюда с материка, и понял, что академия явно всем врёт. И, в принципе, я хотел… Чёрт!

Маг не успел договорить — перед студентами, невесть откуда, возникла стая крыс, у всех глаза светились зелёным светом, и это очень настораживало. Агнер запаниковал и наколдовал какой-то шар, который затянул в себя этих грызунов; они начали медленно крутиться в этой сфере, всё ускоряясь и ускоряясь, пока не превратились в кровавую кашу, которую маг просто запустил в стену. Флер сухо отреагировала на это зрелище, изогнув одну бровь дугой вверх и окинув своего собеседника несколько удивлённым взглядом, и оба молча пошли дальше.

Девушка почувствовала за спиной какие-то движения, обернулась и увидела не самую приятную картину: мясная каша, что успела сползти со стены на пол, начала двигаться и образовывать какую-то форму. Естественно, от подобной картины парня вырвало на каменный пол. Флер же стояла на месте, как вкопанная, и не могла вымолвить ни слова, наблюдая за этим отвратительнейшим зрелищем. Каша приняла форму человека, только вот по всему его телу выступали зелёные глаза, целая куча. Девушке показалось, что на одно мгновение он улыбнулся. А после этого бросился в атаку.

Флер еле успела увернуться, после чего сразу же запустила в него магический шар огня, который взорвался при контакте с мясом. Рука этого существа приняла весь удар и разлетелась на мелкие кусочки. С потолка посыпалась пыль, штукатурка и, кажется, мелкие бетонные камешки, будто показывая девушке всю ненадёжность данного этажа. Куски мяса на полу медленно начали ползти к монстру, и через некоторое время рука была восстановлена. Когда чудовище хотело атаковать Флер, Агнер быстро заковал его руки в лёд, который прикрепил к полу. Студенты даже не успели понять, что произошло. Плоть моментально прошла через лёд, и монстр уже двигался на огромной скорости к Агнеру, который еле успел увернуться от атаки. Однако, второй такой же быстрой атаки он не избежал. Парень был схвачен и с нечеловеческой силой брошен о стену. Без признаков жизни он лежал на полу, и Флер тогда поняла, что ей придётся отдуваться в одиночку. Пока «нечто» двигалось к девушке, она успела прошептать какое-то заклинание. Пространство перед ней, в котором находился враг, заморозилось. После, прошептав ещё одно заклинание, Флер сделала «каменную тюрьму». Пол вокруг монстра поднялся и образовал собой очень крепкую стену, которая могла задержать его на время, если тот снова станет проявлять агрессию.

— И не могла ты этого раньше сделать? — сквозь боль прошептал Агнер, который по-прежнему лежал на полу. Девушка метнулась к нему, проигнорировав его вопрос.

— Боже, Агнер, ты в порядке? Что с тобой? — Флер села рядом с другом и собиралась лечить его, в случае необходимости.

— Конечно, в порядке, меня всего лишь швырнули о стену и, кажется, сломали спину, — зло прошипел недовольный маг, поражаясь такой простоте вопросов в его адрес. Ощущение, что она совершенно не видела, что произошло. — Давай, лечи меня, ты же умеешь.

— Придётся сделать привал. За считанные секунды я могу лишь затянуть всякие ранения и остановить кровь, на лечение перелома может уйти больше часа. — Подняв руки над спиной парня, волшебница произнесла заклинание, и её руки озарились мягким зелёным светом, который медленно переходил из рук в спину парня.

— Час — слишком долго, нас за это время десять раз поймают. Облегчи мне боль и сделай так, чтоб я мог ещё походить пару часиков, потом займёмся моими переломами. — Маг был уверен в своём решении, он не мог подставлять Флер под опасность. Он должен её защитить, хотя пока что вроде выходило не особенно хорошо.

— Ты уверен? — с сомнением в голосе спросила девушка.

— Естественно, давай быстрее, у нас нет времени, — таким же усталым и недовольным тоном повторил парень.

Через пару минут студенты продолжили свой путь. Всё обошлось без особых происшествий, не считая то и дело мелких падающих камней на головы ученикам. Тот монстр из мяса больше не появлялся, что не могло не радовать. Алвис не выходил на связь… Странно, даже слишком.

Спустившись на этаж «3-F», студенты удивились. Они ожидали увидеть ещё большую разруху, чем на «2-F», но этот этаж был… Намного лучше. Он не выглядел заброшенным, никаких трещин и крыс не было, коридоры были хорошо освещены, однако, было очень холодно. И всё так же пусто.

— Сколько ещё этажей нам нужно пройти, прежде чем мы доберёмся до нужного? — Флер находилась на грани срыва, внутри всё бушевало и полыхало адским пламенем. Эти этажи уже успели её выбесить, она была готова сжечь тут всё дотла, хоть и сжигать было особо-то нечего, и куда-нибудь улететь. Желательно — подальше отсюда. Не то чтобы она не хотела искать нужную информацию, а после активировать алтари, просто её очень раздражало долгое пребывание в академии, она хотела уже выбраться обратно на материк и разобраться с Эрссером.

— Будь начеку. Я пойду впереди, — сказал Агнер и смело двинулся вперёд по длинному коридору, однако девушка остановила его.

— Не стоит, ты и так уже получил своё, лучше я. Если тут и правда будут ловушки, мне будет их легче избежать. Я — дракон, и ловкость у меня развита немного лучше, чем у людей, — пояснила Флер. Парень глянул на неё с недоверием, но всё же пропустил её и смирился.

Ловушки не заставили себя ждать: первой был магический капкан, который терял свою невидимость, если на него наступить. Волшебница избежала ловушки и быстро отдёрнула ногу.

— Капканы? Как банально… — сказала она и двинулась дальше. Казалось, дракониху вообще сложно удивить. Особенно после мясной жижи, которая на них напала этажом ранее, пытливо изучая их множеством своих безумных зеленых глаз.

На первой развилке они пошли направо, потом налево, снова направо… Тупик. Пришлось возвращаться и снова идти другим путём. Ловушек было не так много, на всём пройденном пути им пришлось лишь уклониться от пары магических бомб и разобраться с двумя ловушками, что создавали по паре монстров. Флер даже царапины не получила, а Агнер лишь морщился от боли и время от времени жаловался на жизнь.

— Чёрт, чего мне не сиделось в академии? Если бы не влезал во всё это, спина осталась бы целой, — пробурчал маг.

— Можешь вернуться и лечь в кроватку, — съязвила Флер. — Не подумай, что я не хочу тебе помогать, просто… Может, будем аккуратнее, если столкнёмся с чем-то посильнее нас? — Волшебница посмотрела на друга злым взглядом, и тот незамедлительно замолк, оставив свои недовольства при себе.

Снова молчание — и мёртвые с косами стоят. Студенты вышли к довольно длинному коридору, который вёл в какую-то комнату с открытой дверью. Банально, но выбирать не пришлось, так как другого пути просто не было. На этот раз почему-то впереди шёл Агнер.

— Давай там поосторожнее… — сказала Флер и наступила на ловушку, которую маг просто обошёл, благодаря своей удаче. Откуда-то раздался оглушительный визг, Флер испугалась и хотела побежать, но споткнулась о свою ногу и упала на Агнера, который, в свою очередь, упал прямо на сигнальную ловушку. Визг затих и больше не появлялся, студенты тоже молчали.

— Отцепись от меня и слезай. — Агнер лежал на полу и пытался снять с тебя дракониху, которая от страха сильно вцепилась в его кофту.

— А? Прости, переволновалась… — Девушка покраснела и быстро отцепилась от друга, после чего встала и помогла ему подняться.

— Нам нужно спешить, ловушка подала сигнал преподам, что мы здесь, — сказал Агнер и смело пошёл вперёд.

Дверь уже была близка. Парень заглянул внутрь. Какой-то стол с кучей документов, пара кресел. Маг повернул голову влево и увидел сидящего на стуле Арна, который мирно пил чай. А перед ним, на магическом экране, были показаны затылки Флер и Агнера. То есть… Всё это время он следил за ними.

— Это было весело. Неужели вы думали, что сможете сюда добраться и забрать нужные бумаги без боя с кем-то посложнее крыс и глупых ловушек? — усмехнулся преподаватель и встал со стула. Флер стремительно запустила в него молнию — он даже не заметил этого. Однако, большого урона она ему не нанесла, Арн лишь был сбит с толку на пару секунд, с открытым недовольством глядя на девушку, которая была, мягко скажем, в недоумении.

— Это было неприлично, юная леди. А вообще — мне придётся убить вас, ребятки. И, кстати, неужели вы думали, что Алвис поможет вам? Боже мой, да он лишился головы в два счёта! — Арн помахал рукой перед студентами, на среднем пальце было золотое кольцо с рубином. Мужчина засмеялся во весь голос. Девушка снова не упустила возможности и запустила в голову учителю увесистый камень, который он легко заблокировал и раскрошил в пыль магией.

— Ты ответишь за Алвиса! Агнер, давай, нападаем! — крикнула девушка и начала метать в мужчину то молнии, то огонь, то какие-то сгустки жёлтой энергии. Почти все атаки Арн блокировал, притом без особого напряжения, а после запустил во Флер какое-то заклинание, которое сначала парализовало её, а потом швырнуло об стенку, отчего совсем недавно пострадал Агнер. Пока девушка валялась на полу, мужчина переместился к пареньку настолько быстро, что тот и не заметил.

— Если я не ошибаюсь, у тебя сломаны рёбра? — спросил Арн. Он стоял напротив мага, между ними было всего сантиметров десять. — Вот эти? — Преподаватель с усмешкой развёл свои руки в стороны. Глаза Агнера чуть не вылезли из орбит — его сломанные рёбра вылетели из тела, как пули, прорывая плоть и кожу парня. Он не мог сказать что-то, с его губ слетали какие-то несвязные крики, а после он рухнул на пол, истекая кровью. Флер смотрела на всё это, у неё текли слёзы, но она не могла ничего поделать. Девушка и не знала, когда в последний раз чувствовала такое оцепенение, беспомощность, которые настолько сильно сковывали тело, душу, мысли, мешали принять хотя бы одно адекватное решение.

— Давай, сразимся же. Покажи всю силу своего королевского рода, Флер! — Арн снова безумно засмеялся и снял с девушки парализующее заклинание. Она встала, пусть её ноги дрожали, а из глаз градом сыпались слёзы, обжигая нежную кожу лица, девушка взяла себя в руки с большим трудом и атаковала со всей своей оставшейся силой, пусть это и было невероятно тяжело, потому что в голове всё ещё было слишком много ненужных мыслей, огромное волнение за истекающего кровью товарища, которому и до этого, и без атак Арна было худо.

— Это месть. За Алвиса, за Агнера, — прошептала Флер, будто бы для самой себя, чтобы поднять боевой дух на предстоящую битву. Вокруг неё начали медленно летать яркие золотистые огоньки. Её глаза налились красным цветом, она крепко стиснула зубы. Арн лишь с усмешкой смотрел на неё, он не сомневался в своей силе, даже стоя перед отпрыском самого сильного из существующих драконов. Он знал, что она слаба, и уж точно ему не ровня. Огни пропадали и появлялись уже не рядом с Флер, а рядом с Арном. Они быстро приняли форму игл и пронзили преподавателя.

— Умри же, — жестко сказала девушка. Однако, мужчина по-прежнему стоял на месте и усмехался. Излишняя самоуверенность преподавателя дико раздражала Флер, что ещё больше подстегнуло её поскорее нанести мужчине удар.

— Моё кольцо полностью блокировало твои магические атаки, идиотка! — И снова волна безумного смеха накатилась на Арна. Магической силой девушка подняла учителя в воздух и ударила о стену — ни один нерв не дрогнул на ее серьезном лице.

— Алвис проклял твоё кольцо, идиот. Нужно было снять проклятие, но теперь ты, по собственной глупости, лёгкая мишень. Моё заклинание не должно было убивать тебя, оно существенно снижает сопротивление и способности к магии. Сейчас ты не опаснее… скажем, ребёнка.

Несмотря на то, что победа была у Флер в кармане, она была серьёзна как никогда — знавала она многих людей (и не только людей), которые, из-за уверенности в окончании битвы, лишались добытого ими результата. Убивать учителя она и в самом деле не собиралась, лишь заковала его в лёд по шею. Эта битва была слишком быстрой, как подумала девушка. Однако её другу нужна была помощь, и сейчас это было самое главное — он лежал на полу и доживал последние минуты, истекая кровью. Спасти его было возможно, однако сможет ли Флер это сделать? Ответа на этот вопрос она не знала сама. Её руки тряслись как никогда, но она старалась не выдавать того факта, что безумно боится.

— Флер… Знаешь, меня уже не спасти. Хватай координаты, отключай систему защиты и беги. — Парень откашлялся кровью и продолжил. Он выглядел умиротворенно и спокойно, будто бы оставив все попытки бороться с надвигающимся неизбежным. — Сейчас уже поздно, но я должен сказать тебе, может, по мне и не было видно, но с самого момента нашего знакомства… — Агнер хотел сказать о своих чувствах, однако, не удалось.

— Дурак, я сейчас затяну твои раны и мы телепортируемся отсюда. Ты думал, я буду бежать через все этажи наверх, выйду из академии и, как ни в чём не бывало, сбегу?

Сосредоточившись, девушка быстро залечила раны друга, который просто молчал, так как был сбит с толку. Такой лаконичный ответ в самом деле его обескуражил, но логика в её словах, несомненно, была. Конечно, перебивать его на полуслове было некрасиво с её стороны, как посчитал лежащий на полу парень, но, может, то и к лучшему. Флер метнулась к столу с бумагами и схватила единственную папку среди кучи бесполезных бумаг. На маленьком столике рядом мирно парил чёрный кристалл, рядом находилась табличка: «Защита первого кургана» и его координаты, которые Флер постаралась запомнить, и ударила в кристалл молнией. Он треснул и разбился.

Девушка снова вернулась к другу, который просто лежал и смотрел в потолок, тяжело вздыхая. Флер достала из кармана небольшой свиток и какой-то тёмного цвета камень. Она разбила его о пол, кинув со всей силой, а после прочитала свиток, сказав напоследок: «Главная база „Клеймённых Огнём“». Агнер ничего не понял, его рассудок помутился, и он, напоследок, потерял сознание.


========== Глава 6. Предательство. ==========


Прошло много времени с тех пор, как Стайнер полностью вылечился; за эти несколько месяцев он нисколько не изменился — ни в плане внешности, ни в плане характера. Всё такой же самоуверенный балбес, однако, в меру, о чём напоминают шрамы от когтей бывшего вожака «Завоевателей». Правда, ожогов на руках прибавилось, да волосы чутка потемнели, кажется. «Клеймённые Огнём» были рады выздоровлению главного. В общих чертах — всё наладилось и дела шли в гору.

На улице заметно похолодало. Все листья, бедные дети осени, то и дело подлавливаемые ветром и уносимые в неясные дали от родных ветвей-домов, окрашенные в самые причудливые оттенки палитры, уже давно покоились под толстым, пушистым одеялом снега, поверх которого появилась слабая ледовая корочка. Пусть на улице и было холодно, зато красиво как! База «клеймённых» находилась посреди леса, где было всегда уютно и по-особенному эстетично, но окружающие виды больше всего завораживали именно в зимнюю стужу, когда, кажется, даже стволы деревьев надевали белые шубки, подходящие к шляпкам на своих кронах, чтобы слиться с общей красотой и быть частью этой картины художника-пейзажиста.

Низкая температура была не только в лесу, но и в особняке Брауна. Несмотря на горящий камин, в обеденном зале было довольно холодно, поэтому Стайнер сидел в уютном чёрном свитере с вышитым волком на спине и пил горячий шоколад, смотря в окно, наблюдая за снегопадом — снег шёл не переставая уже несколько часов, падая крупными-крупными хлопьями. Внезапно, за спиной послышался хлопок и громкий удар о пол. Вожак быстро поставил кружку и обернулся на шум — на полу лежали люди, их было двое. Какая-то невысокая девушка, может, лет двадцати, со стрижкой, вроде каре, и чёрными волосами. Она поднялась с пола и посмотрела на Брауна, передавая ему всё своё волнение через взгляд выразительных голубых глаз.

— А ты ещё кто такая? — спросил Стайнер. Эту девушку он не видел раньше, вообще. Хотя определённо чувствовал в ней что-то неясно знакомое, что несколько смутило оборотня. Впрочем, лежащего на полу парня он тоже видит впервые. Он спал? Лежал без сознания? А может, умер? Браун понятия не имел, но хотел узнать.

— Это я, Флер, давай скорее, надо помочь ему! — воскликнула девушка, указывая на своего друга.

Тем временем спустились остальные оборотни. Они смотрели на гостью с удивлением и подозрением. Многие из них уже встали в боевую стойку и были готовы по первому зову прикончить врага на месте. Не хватало им каких-то незваных путников в доме.

— Ты не можешь быть Флер, она выглядит совсем по-другому. Она… Она… — Оборотень задумался, почесал затылок. Мысленно покрыв трёхэтажным сквернословием произошедшее, он скрестил руки на груди и тяжело выдохнул.

— Это действие заклинания. Я изменила внешность так, чтобы мой прошлый образ стёрся у всех в памяти.

— Что ты сказала в свой последний визит? — на полном серьёзе спросил Стайнер.

— Я собиралась уехать в «Когнитинис», сказала тебе, что это магическая академия, но не сказала, где она. Я приходила к тебе всего два раза, в первый раз заблудилась и полчаса искала твою палату. Теперь ты мне веришь? — Флер начала выходить из себя — Агнер мог умереть в любую секунду. Браун отчётливее узнал девушку именно по её нетерпеливому тону.

— Всё в порядке, она своя. Не трогайте её. — После слов вожака остальные оборотни расслабились и расползлись, кто куда. Кто-то пошёл обратно наверх, а кто-то остался, чтобы заварить кофе или погреться у камина. — Что случилось? — спросил Стайнер.

— Я потом всё расскажу, мне нужно срочно вылечить Агнера! — Девушка наколдовала некоторое подобие носилок, которые уложили на себя парня и поплыли в сторону мед. пункта базы «клеймённых».

— Какого Агнера? — Браун почесал затылок, немного потупил и пошёл за Флер. Он, конечно, был не против видеть подругу в своей обители, однако, уж как-то очень специфично у нее получилось появиться на этот раз.

Как только парень оказался на кровати в мед. пункте, девушка, будто сумасшедшая, начала водить руками над его телом, испуская из кончиков пальцев какой-то зелёный свет. Стайнер смотрел на это около получаса, молча, потому что какие-либо попытки завязать разговор и выпытать у девушки, что же всё-таки произошло, заканчивались недовольным шиканьем с её стороны, либо та просто не слышала голоса молодого человека, полностью сконцентрировавшись на работе. Вскоре, ему надоело, и он решил пойти в обеденный зал, заварить себе ещё горячего шоколада, да посмотреть на снегопад. Внизу его встретила Герда.

— Стайнер, что это такое? Что тут забыли эти чужаки? — Девушка выглядела нервной и раздражённой. Зная тягу этой женщины к порядку, было совсем не трудно догадаться, от чего нерв под её правым глазом так ритмично подрагивал, а пальцы постукивали по переплёту блокнота.

— Всё в норме, это мои друзья, — коротко ответил парень и заварил себе в кружке вкуснейшего шоколадного лакомства.

— Дракон и Человек?! Ты ещё вампира приведи сюда! Тебя больше волнуют какие-то сомнительные друзья или стая? — Герда отчитывала Стайнера, своего вожака, по полной, не стесняясь переходить на грубости, будто он был каким-то простым стайным мальчишкой, провинившимся перед ней — самым главным и ответственным человеком «клеймённых». Это заставило молодого человека стиснуть зубы так, что скулы его напряглись и стали ещё более явно видны на его чуть исказившимся от негодования лице.

— С каких пор ты решила, что можешь так со мной говорить? — прошипел Браун. — Не забывай, я вожак, а не твой сынок, моё слово — закон, и перед законом ты никаких привилегий не имеешь. Надеюсь, доходчиво объяснил? — Оборотень попробовал успокоиться, сев на стул и отхлебнув из кружки. Он отвёл взгляд, чтобы лишний раз не раздражать себя одним взглядом своей «правой руки».

— Я хочу сделать для нашей стаи как лучше! Если ты будешь водить сюда всяких выродков, то все уйдут и мы останемся одни, ты этого хочешь? — Кажется, Герда так и не собиралась отставать от Стайнера. Её слова всё сильнее и сильнее выводили из равновесия его шаткие нервы.

— Я и так знаю, как будет лучше для моей стаи. А теперь оставь меня одного, — сказал Браун как можно спокойнее, хотя сохранять такое состояние было крайне трудно.

— Но я не договорила! Я настаиваю на… — К сожалению, девушка не смогла договорить. Молодой человек не вытерпел её бесконечной и совершенно бесполезной трёпки:

— Я сказал тебе оставить меня одного. Уйди с глаз моих! — Грозного взгляда вполне хватило, чтобы девушка замолчала и, яростно развернувшись, куда-то ушла, громко постукивая каблуком ботинок по полу.

Наконец-то парень мог побыть наедине. Он потирал виски, пытаясь как-то унять головную боль. Всё же быть вожаком стаи — довольно трудно в свои двадцать лет. Но завоевать доверие других оборотней ещё труднее, ведь к молодым вожакам в мире оборотней обычно относятся как к глупым детям, которые ничего не могут. Чем старше вожак — тем он мудрее, но к Стайнеру это не относилось. Практически в одиночку проделать такую работу и основать сильную стаю — не каждому под силу.

Браун просидел в раздумьях до самой ночи, а после направился проведать Флер. Девушка сидела рядом с больничной койкой, где лежал всё ещё незнакомый ему парень. Он был жив и, кажется, просто спал.

— Флер, кто это? — тихо спросил оборотень, подойдя к девушке.

— Это мой друг, он помогал мне. Стайнер, я должна рассказать тебе очень длинную историю. Присаживайся. — Флер понимала, что её ждёт бессонная ночь, которую она потратит на рассказ и пояснение своих приключений.

***

— Неужели оборотни намного сильнее, чем я думал? — Браун был шокирован рассказом девушки. Тотемы, сильные оборотни, артефакты, академия посреди бермудского треугольника, предательство Эрссера…

— Да, естественно. Нам нужно активировать все три тотема, тогда оборотни смогут вернуть былую силу, — объяснила девушка.

— И, если я надену это кольцо, стану сильнее? — спросил Стайнер, вертя в руках печатку, которую Флер получила от Алвиса.

— Возможно, скорее всего. В любом случае, я уверена, что хуже не будет. — Дракониха одёрнула шторы, и солнечный свет ударил ей в лицо. В самом деле, она объясняла Стайнеру многое, и это заняло всю ночь.

Оборотень надел печатку на средний палец левой руки и напрягся, но ничего не произошло.

— Ты что-нибудь чувствуешь? — Флер села рядом и внимательно смотрела на Брауна.

— Не знаю… Я чувствую прилив сил, и спать почти не хочется, — задумчиво произнёс оборотень.

— Никаких суперспособностей? Никакой неограниченной силы? — огорчённо спросила Флер.

— Не знаю, но проверять это здесь опасно. Проверю при первом удобном случае, а пока что пойду подремлю, что ли. — Стайнер встал и хотел пойти на выход, но его остановил голос за спиной:

— Подожди. — Агнер открыл глаза и остановил Брауна. Сколько времени прошло с момента как он проснулся — было неизвестно.

— А? Ты кто такой? — Вервольф обернулся и окинул взглядом лежащего на койке парня, который до этого вёл себя тихо, будто умер.

— Агнер Норберг, человек, маг, теперь ещё и бездомный. — Посмотрев на Флер, он не удивился тому, что она изменила внешность, ведь это был вполне обычный, хоть и чертовски сложный, магический трюк. — А ты тот самый сильный оборотень, вожак какой-то крутой стаи? Флер рассказывала о тебе. — Поморщившись от боли, парень протянул руку оборотню.

— Стайнер Браун, вожак «Клеймённых Огнём», приятно познакомиться. — Вервольф пожал руку Норберга и усмехнулся. — Как себя чувствуешь? И почему теперь бездомный? — Браун задавал сегодня слишком много вопросов, что удивляло его самого. Однако, в свете последних событий такое поведение со стороны вожака было вполне объяснимо.

— Я родился и жил на острове, где находится «Когнитинис». Правда, теперь меня объявят в розыск, и, если я ещё раз появлюсь в этой чёртовой академии — мне не жить. — Агнер грустно улыбнулся и отвёл взгляд.

— Ничего, друзья Флер — мои друзья! Можешь на первое время пожить тут, а потом придумаем что-нибудь. — Стайнер мило улыбнулся, понимая, что ему придётся решать много проблем, ведь человек в стае оборотней вызовет недовольство. — Ладно, я пойду, а ты выздоравливай. — Оборотень направился в свой кабинет, который одновременно был его комнатой.

Браун упал на свою кровать и понял, что сильно хочет спать, даже несмотря на временную бодрость, которую дала ему загадочная печатка. Расслабившись, он даже не заметил, как погрузился в сон.

Стайнер проснулся от каких-то криков внизу, в которых он разобрал голоса Герды и Флер. Парень что-то прорычал под нос и пошёл разнимать сцепившихся девушек. Спустившись вниз, он наблюдал следующую картину: Флер и Герда кричат друг на друга, Агнер смотрит на это с удивлением и непониманием во взгляде, а за обеденным столом сидит какой-то парень с ноутбуком. Принюхавшись, Браун определил в парне вампира. Кажется, это был тот самый вампир, которого он избил при встрече с Флер. Стайнер не помнил, как его зовут. Вроде бы, Торн? Тем временем кроме вожака спустились и остальные оборотни, которые наблюдали за девушками и перешёптывались.

— Да что ты себе позволяешь, привести вампира в главный штаб стаи оборотней?! Ты с ума сошла?! — Герда кричала, как сумасшедшая, одновременно пытаясь ударить кулаком вампира, который с удивительной скоростью уворачивался, несмотря на то, что сидел на стуле.

— Хватит распускать руки, идиотка! Мы пытаемся помочь всем оборотням, не будь такой глупой! — кричала Флер в ответ.

— Какого чёрта вы тут все творите?! — закричал Стайнер громче девушек. В воздухе воцарилось полное молчание, все перевели взгляд на вожака. — Вы обе, что себе позволяете? Герда, ты будто с цепи сорвалась, читаешь нотации и срываешься по каждому поводу, а ты, Флер, какого лешего ты привела сюда вампира? — Браун был в ярости, но старался более-менее держать себя в руках.

— Он поможет нам в поисках тотемов. Торн уже определил их местоположение, но твоя подруга чуть не прибила нас! — Девушка была возмущена и крайне обижена, что можно было определить по её интонации. С одной стороны, можно было понять и помощницу Стайнера, а с другой — она уж и правда перебарщивает в последнее время. Да, вампир — крайне неприятное существо для вервольфов, но Флер говорила интересные и важные вещи для их дальнейшего пути.

— Это штаб оборотней, и он предназначен для оборотней! Не для драконов, людей и вампиров, а только для оборотней, — прошипела Герда, яростно сжимая кулаки.

— Флер, если бы ты сказала, что мне придётся работать вместе с… этим… — Торн недовольно показал пальцем на Стайнера и нахмурился. — То я бы и не согласился вам помогать. — Вампир был явно недоволен, что вожаком оказался именно тот, кто определённое время назад хотел выпустить из него дух. Кто угодно, хоть эта бешеная женщина, но не он.

— Слушай, хватит обижаться, на самом деле он хороший. И вообще, мы дружим больше сотни лет, а пользы от тебя никакой. — Девушка отвлеклась от Герды и начала выражать своё недовольство вампиру, что был её близким другом.

— Выметайтесь отсюда, живо! — крикнула Герда гостям.

— Замолчи уже, они останутся. Когда разговор идёт о восстановлении былого величия оборотней, мне всё равно на традиции. — После этих слов среди оборотней прошла волна шёпота. Кажется, они были не уверены в своём вожаке. — Хоть поубивайте друг друга, но я пойду дальше спать.

Не успел Стайнер повернуться и сделать шагу, как раздался крик Флер. Оборотень резко повернулся и в самый последний момент успел поймать летящий в него нож. Правда, он его не поймал, весь удар приняла вовремя выставленная рука. Это была слишком хорошая реакция, даже для оборотня. Перед Брауном стояла Герда, которая явно была в ярости. Вампир присвистнул, а Агнер выглядел ещё более удивлённым.

— Ты идиот, который не чтит древние традиции, и вообще, ты не достоин быть вожаком! Какой-то сопляк, не имеющий опыта, возомнил себя главным? Боже, не смешите меня! — закричала женщина.

Стайнер выдернул из своей руки нож и просто отбросил его. Вервольф стоял и ожидал дальнейших действий своего заместителя.

— Я ухожу из твоей тупой шайки, которую ты гордо именуешь стаей, но перед этим изобью тебя до полусмерти.

Герда злобно усмехнулась и побежала на Брауна. Она быстро приняла звериный облик и замахнулась на своего вожака когтистой лапой, от удара которой Стайнер без труда увернулся. Увернувшись ещё от пары ударов, Браун схватил Герду за шею и провёл по её телу мощный заряд огня, а после с силой бросил в стену.

Женщина лежала на полу. На её зверином теле виднелись многочисленные ожоги.

— Уход из стаи карается смертью. Ты знаешь об этом лучше всего. А за предательство и покушение на жизнь вожака — проход на тот свет тебе обеспечен, — сказал вервольф и со всей силой начал бить кулаками по лицу оборотня, пока та не потеряла сознание, но даже это не остановило ярости и накопившейся злости брюнета, и тот продолжал избиение, пока та не испустила дух.

— Если у кого-то ещё есть сомнения, скажу вам одно: это — мои друзья, которые помогут мне найти три древних тотема оборотней и активировать их. Тотемы вернут всем оборотням былую силу, которая в тысячи раз превосходит нашу. На время они поселятся в нашем особняке и будут помогать мне с поисками. Если кого-то это не устраивает, прошу выйти вперёд и сказать мне это в лицо.

Стайнер устал. За этот день случилось слишком многое, он узнал кучу нового и убил своего заместителя, который его предал. Внутри Брауна бушевал ураган огня, он хотел рвать и метать, убивать налево и направо, вервольф был охвачен злостью. Но он прекрасно понимал, что нельзя показывать её на глазах у всей стаи и выставлять себя слабаком. Браун был силён и держался, ведь ему предстояло сделать ещё многое за сегодня.

Никто не вышел вперёд, все оборотни молча разошлись обратно по комнатам, кроме двух. Они унесли тело Герды куда-то вниз.

— Оборотни настолько сильные?! Я даже представить не мог! — в удивлении закричал Агнер.

— Ты что, с луны свалился? Ни разу не видел оборотней? — Вампир усмехнулся, попутно вбивая какие-то числа в свой ноутбук. — Эй, Флер. Я нашёл твои тотемы. Один из них в Германии, второй в Испании, а тот, координаты которого ты мне дала, находится в Финляндии. Точное местоположение на экране. Теперь я могу идти? — недовольно спросил вампир.

— Торн, я тебя обожаю! — Девушка бросилась обнимать своего друга. — И ты пойдёшь с нами, даже не пытайся отмазаться. Чем больше — тем лучше! — Флер улыбнулась и проигнорировала недовольные восклицания вампира.

— Эй, Стайнер. У меня к тебе… Гм… одна просьба. — Агнеру было немного страшно просить о чём-то оборотня, который явно был в ярости.

— А? Чего тебе? — спросил Браун, заваривая себе кофе.

— Эм… Ты можешь обратить меня? Я тоже хочу быть оборотнем, — попросил Агнер. Вервольф поперхнулся и посмотрел на Агнера, как на сумасшедшего. Впрочем, остальные смотрели на него так же.

— Может, лучше в вампира? — усмехнулся Торн.

— Ты ведь понимаешь, что обращённые намного слабее тех, кто родился оборотнями? — Стайнер будто пытался отговорить Агнера от этого дела, хотя на самом деле не был против. Судя по тому, что Флер выбрала именно его своим «компаньоном», ему можно было доверять и он явно стремился к чему-то большему.

— Мне всё равно, я правда очень хочу стать оборотнем, вы такие крутые! — Маг явно либо слетел с катушек, либо шутил. Во всяком случае, говорил он на полном серьёзе.

— Хорошо, давай сделаем так: я обращу тебя в оборотня, когда мы активируем первый тотем. А пока что побегай человеком, может, ещё передумаешь, — скептически сказал вервольф, залпом допив уже почти остывший напиток.

— Я не подведу тебя! — Норберг радостно подпрыгнул на месте и даже кинулся обнимать Стайнера.

— А это уже лишнее. Отцепись от меня. — Браун недовольно поднял за воротник парня, что был ниже него примерно на голову, и поставил его рядом с Флер.

— Когда выдвигаемся? Может быть, завтра? — Агнер не находил себе места от радости.

«Неужели этот кретин настолько загорелся желанием превратиться в оборотня? Боже мой…» — подумала Флер.

— Думаю, Стайнеру нужно немного восстановиться после произошедшего… Он многое пережил за последние пару дней. — Со словами Флер все согласились, и Браун пошёл наверх, оставив гостей внизу.

Снова воссоединившись с кроватью, он задумался: «А ведь и правда, я пережил слишком многое». Ярость внутри утихла, вервольф со спокойной душой потянулся и уснул, несмотря на то, что на улице всё ещё был день. И к чему приведут все эти события? Такая череда самых разных и не очень понятных случаев, особенно предательство со стороны, казалось, важнейшего человека в стае для вожака — его помощника, это несколько выбило молодого человека из колеи. Хотя и такого он мог ожидать, учитывая опрометчивость своих поступков — но Браун ни на секунду не сомневался, что делать благое дело и поступает правильно. В любом случае — всё рассудит время.


========== Глава 7. Серьёзный разговор. ==========


Стайнер проснулся лишь на следующий день. Вставать с кровати ему было сложно, так, будто он совершенно не выспался, пусть и проспал в сумме куда больше десяти часов. Прочем, вервольфу, кажется, всегда будет мало. Потирая свои сонные глаза, молодой человек спустился вниз — он застал сидящих за обеденным столом Торна и Агнера, которые о чём-то оживлённо беседовали, однако Брауна заметили сразу.

— Доброе утро, Стайнер! Кофе заварить? — предложил Норберг. Оборотень кивнул, сев за стол, и маг пошёл заваривать терпкий напиток своему будущему вожаку. Издав зевок, который был больше похож на оглушительный рык, парень заметил, что кое-кого не хватает.

— А где Флер? — спросил Браун и взял кружку с кофе, которую ему любезно подал Агнер.

— Пошла к Эрссеру, хотела с ним поговорить, да прибить заодно, — спокойно объяснил Торн, а вервольф же поперхнулся горячим содержимым чашки и ясно прочувствовал вкус немного пережаренных кофейных зёрен.

— И вы её отпустили? С ума сошли? Он её убить может! — Слова вампира помогли Брауну взбодриться лучше, чем кофе.

Стайнер попытался дозвониться до неё, но безуспешно, поэтому он стремительно направился к выходу, так и не сумев допить, скажем честно, не очень вкусный кофе, накинул на себя куртку и стремительно побежал в город, что находился за пределами леса.

Добежав до вокзала, он сел на первый попавшийся автобус, который шёл в соседний город.

***

— Всё-таки выжила, — усмехнулся Эрссер. В тёмной комнате, которая являлась залом суда, находились Эрссер и Флер. Мужчина стоял спиной к девушке, а Флер же, сжав кулаки, кричала на старого дракона:

— Ты специально меня отправил туда! Хотел, чтобы меня убили?! — Флер не могла смириться с тем, что её предал отец, отправил на верную гибель и затянул в такой водоворот событий. В голове не могло уложиться то, что он мог так поступить — слишком много мыслей всё ещё пытались найти такому поведению оправдание, но здравый смысл максимально старался дать ему отпор, возвращая девушку к мыслям о том, что, как ни крути, такое притеснение иной расы не актуальна ни при каких аргументах.

— На самом деле — нет, Флер. Я всегда желал тебе только добра и не хотел тебе навредить. — Эрссер повернулся к дочери лицом, на котором, мимически, слабо, но проявлялась печальная нота — чуть опущенные уголки губ, поникший взгляд, сдвинутые к переносице брови и пара слабых морщин на лбу. Но была ли это самая печаль искренней?

— Тогда зачем ты отправил меня туда? Ты ведь знал, что я докопаюсь до истины и сделаю что-то! — Стиснув зубы, девушка скрывала в голосе и на лице своё волнение и обиду, потому что это может показать дракону, что она слаба. Но она не слаба — она сделает правильный выбор.

— Я знал, что ты достаточно умна, поэтому и отправил тебя. Я надеялся, что преподаватели укажут тебе верный путь, дадут понять — какое зло, эти оборотни. — Эрссер говорил тихо, почти шёпотом, однако Флер прекрасно слышала все его слова.

— Не неси чепуху, оборотни не плохие. Я прекрасно знаю Стайнера, он хороший, это мы, драконы, всё испортили. Забрали силу у оборотней и обрекли их на существование с ничтожными способностями! Зачем? Зачем ты всё это сделал?! Это ведь твоих рук дело! — Флер еле сдерживала слёзы, пытаясь перенести всю смесь своих чувств так, чтобы вылить их через злость.

— Потому что мне страшно, — помрачнел Эрссер. — Я боюсь того, что может произойти, если оборотни вернут былую силу. Я застал те времена, когда они были могущественны, и могу тебе уверенно сказать — они были сильнее меня, самого сильного дракона, в тысячи раз. Я не был им ровней и сотню лет жил в рабстве, пока не сбежал. — Мужчина отвёл взгляд от девушки, поморщившись и сжав кулаки. — Я не хочу, чтобы с тобой произошло то же самое. Флер, ты — самое ценное, что у меня есть, я хочу уберечь тебя от всего этого. Прошу, встань на мою сторону, ещё не поздно, тотемы не активированы. — Если девушка и была не уверена в его искренности, то теперь её сомнения пропали. На какой-то миг в глазах Флер была жалость и желание помочь, но моментально оно сменилось отвращением. То, что было раньше, было раньше. Сейчас оборотни другие и никогда не будут за возвращение былого. Учитывая то, что они об этом то и не знают…

— Я никогда не предам своих друзей, они положились на меня. — Голос девушки не дрогнул, когда она произнесла эту твёрдую фразу, будто бы ножницами перерезая алую нить их родственных и каких-либо связей с судьёй, сидящим сейчас в некотором недоумении, но, к удивлению, сохранявшему спокойствие.

— Кровь важнее друзей, Флер. Пойми же это. — Мужчина хмыкнул и повернулся к дочери спиной. Ему нужно было обдумать многое — на какой-то момент его позиция пошатнулась, ведь сейчас он теряет доверие единственной дочери, однако, в конечном итоге он непоколебим. Всё-таки он чувствовал, что добьётся своего.

— Я ненавижу тебя, всей душой и всем сердцем. Но не могу тебя убить, ты слишком жалок. Живи, пока что. — Всё это девушка высказала надменным голосом, и развернувшись, с яростным видом пошла на выход, сжав кулаки.

— Спасибо, моя любимая дочь, — улыбнулся Эрссер.

***

Флер уже шла по улице. Она собиралась вернуться в особняк к Стайнеру. Девушка была слишком зла, быстро вышагивая вперёд, смотря всё время вниз, не поднимая головы. И, в итоге, врезалась в Брауна, который так же не смотрел, куда идёт.

— Флер? — удивлённо спросил Браун, когда понял, кого только что чуть не сбил с ног.

— Стайнер! Пошли домой, я уже закончила. — Девушка постаралась улыбнуться, но долго улыбка не продержалась.

— Ты уже убила его? В одиночку? — Браун не мог поверить этому: неужели главная его проблема так легко устранилась?

— Нет, я тебе всё расскажу в особняке, пошли быстрее, тут очень холодно. — Флер отвела взгляд и отвернулась, но всё-таки вервольф заметил, что что-то не так с его подругой.

***

В штабе клеймённых девушка всё рассказала друзьям, каждый принял это по-своему.

— Сочувствую, Флер. Но всё же — не доверяй ему. Он опасен, не проявляй сожаления, — сказал Агнер. — Мы не виним тебя за то, что ты не убила его, но у нас могут быть проблемы. — Парень выглядел серьёзно, и, кажется, он больше беспокоился о безопасности команды, чем о самочувствии подруги.

— Тебе нужно успокоиться, выпей горячего шоколада, — предложил Стайнер. — Если будешь плохо чувствовать себя, приходи ко мне в кабинет, мы можем поговорить об этом. — В отличие от Агнера, Браун, кажется, принял близко к сердцу такое состояние девушки. Конечно же, он не винил её, однако Эрссер ему не нравился даже после того, как Флер пересказала свой с ним разговор. Возможно, он хороший отец, но явно совершенно несправедливый диктатор.

— Я просто доверюсь тебе и пойду за тобой, что бы ты ни выбрала, — просто сказал Торн. Что было у него на уме — не знал никто. Если сейчас он может помочь им, то предательства тоже можно ожидать. Однако если он всерьёз будет идти за Флер, то опасаться им нечего. Единственное, что точно было ясно про общую фигуру этого вампира — он следует за драконихой. А ей доверяли.

— Всё хорошо, ребята. Положитесь на меня, я вас не подведу. А пока что — пойду посплю. — Девушка мягко улыбнулась и оставила компанию в обеденном зале, поднялась к своей комнате и упала на кровать.

Внутри были сомнения: вдруг Эрссер прав? Однако, они развеялись мгновенно. У неё были хорошие друзья, которые никогда не предадут Флер. Они положились на неё — и ей нельзя их подвести. С этого пути уже не сойти, да и сама девушка была только за.

Весь день Стайнер, Агнер и Торн сидели внизу и обсуждали всё, что произошло в последнее время. Эрссера, курганы, так же Норберг пересказал события в «Когнитинисе», но уже по-своему. Вечером к ним спустилась Флер. Выглядела она уже намного лучше, похоже, одиночество помогло ей справиться со всем этим — иногда всем необходимо побыть наедине с собой, чтобы расставить приоритеты по полочкам и разложить мысли в голове так, чтобы они, точно клубок пряжи, больше не спутывались от игры беспокойного внутреннего котёнка, вечно выкатывающего эти клубки и бередя на раздумья старые раны.

— Завтра купим билеты на поезд в Финляндию и там уже пойдём к первому тотему, — сказала она и положила красную папку на стол. — Тут есть карта кургана, который, на самом деле, не маленький. Так же тут есть карта с местоположением ловушек и обряд по деактивации тотема. — Девушка достала из папки всякие бумаги с фотографиями, начерченными картами и различными списками.

— А как же его активировать снова? Снять проклятье? — недоумённо спросил оборотень.

— Кажется, всё ещё проще. Наверное… — Флер задумалась, формируя мысли. — В действие тотем приводится с помощью какого-то сильного драгоценного камня. Если его вытащить, тотем деактивируется, — объяснила волшебница.

— А если засунуть — активируется? — спросил Стайнер в недоумении. Всё было, в принципе, логично, но звучало уж очень подозрительно просто для тотема, от которого зависит мощь целой расы.

— Наверное. В общем, завтра сходим и купим билеты на поезд, а там уже разберёмся, — раздраженно сказала Флер и посмотрела на часы. — А хотя, можно даже сейчас сходить на вокзал.

Выйдя к дороге, компания остановила попутку, и им удалось упросить водителя отвести их к вокзалу, так как ему было по пути. На протяжении всего пути пришлось слушать не самую приятную музыку, которая, кажется, нравилась только водителю. В любом случае, без всяких происшествий они добрались до вокзала, где спокойно купили билеты на поезд, который отправлялся в Финляндию через неделю.

— Может, перекусим где-нибудь? — предложил Стайнер.

Конечно, кафе на вокзале доверия не внушали, но выбирать не приходилось. В одно из таких ребята и завалилась, сев за столик в углу. Вскоре к ним подошла молодая официантка, чтобы принять заказ.

Флер и Торн просто заказали кофе, а Стайнер — чуть ли не половину меню, Агнер последовал его примеру. Пообедав — если это можно было назвать обедом — компания направилась в сторону трассы на поиски такси.

Было холодно, Норберг старался плотнее укутаться в теплую куртку, которая была ему немного велика, остальным же, кажется, было всё равно на холод. Это раздражало и удивляло.

— И неужели вам не холодно? — спросил Агнер, содрогаясь от пронзающего всё тело мороза. Кажется, ещё пара минут при такой погоде, и парень перестанет чувствовать собственные конечности, так как кончики пальцев ног уже неприятно сдавило холодом.

— Нет, мы же не люди, — хором сказали остальные.

Они поймали какое-то такси — и все в него сели. Дабы не выглядеть подозрительными, они остановились на окраине города, рядом с которым был лес, и добрались к особняку пешком.

Агнер поселился около камина и не собирался покидать уютное место на ковре у огня, Флер без остановки пила кофе, вампир куда-то пропал, а Стайнер сидел на диване и с усмешкой смотрел на Агнера, попивая горячий шоколад.

Так они и провели всю неделю, не вылезая из особняка, а после, когда настало время выдвигаться в путь, всё прошло так быстро и без всяких организационных проблем, что, точно в тумане, толпа авантюристов оказалась на вокзале и погрузились в поезд, который должен был в скором порядке доставить их в Финляндию.


========== Глава 8. Первый тотем. ==========


Компания ехала до Финляндии двое суток. Все, а в частности Стайнер, безумно устали находиться в поезде и хотели размяться на свежем воздухе. С собой они взяли всего пару чемоданов со всем необходимым. Ещё перед отъездом Флер сняла номер на четверых в одной недорогой гостинице, куда квартет и должен был заселиться. Нужно было ехать в соседний город, где и находился курган.

Сняв такси, друзья спокойно доехали до места назначения, правда, пока они ехали, очень быстро повечерело. Зайдя в номер, Агнер первым делом завалился на кровать и крепко уснул, Флер и Торн сели за стол и начали разрабатывать план, а Стайнер, который нёс чемоданы, сложил их у дивана и пошёл исследовать город.

***

На улице шёл снег, а прохладный ветер так и бил в лицо. Многие предпочитали сидеть дома в такую погоду, но Брауна всё устраивало, да и, несмотря ни на что, ночная жизнь в городе шла полным ходом. Люди суетились, на улице была толпа народу. Кто-то куда-то шёл, кто-то смеялся с друзьями и отдыхал, а кто-то в одиночестве гулял и наслаждался видами и звуками ночного города, совсем как Стайнер.

На небе снова заблестели звёзды-бусинки, точно далеко летящие снежинки, а пелена сугроба под ногами то скрипела, то похрустывала от небольшой корки поверх этого белого одеяла. Вервольф прошёлся по улицам, а после забрёл в лесную зону, возможно, заповедник, коими славится Финляндия. Гуляя по некогда протоптанным тропинкам, которые снова припорошил снег, Браун наслаждался; он наслаждался насыщенным хвойным ароматом вечнозелёных сосен, елей и пихты, наслаждался лёгким морозом, невероятно звёздным небом, какого не бывает в крупных городах, всей этой обстановкой спокойствия и умиротворённости.

Побродив по лесу, парень наткнулся на небольшую полянку, некую опушку, и сел у широкой сосны, облокотившись на неё спиной. В это время года здесь и правда было красиво: неспешно падали хлопья снега на землю, в тишине леса мог раздаться треск сломавшейся ветки, где-то там, в сугробе, копошилась лисица, а сверху сова-полуночница ухала, недовольно окидывая взглядом больших светящихся во тьме глаз-пуговичек, оценивая того, кто вторгся в их неприкосновенные владения в такое время… Стайнер был готов сидеть здесь всю ночь, но нужно было возвращаться, ведь Флер и остальные могли забеспокоиться.

Посидев ещё несколько минут, Браун тяжело вздохнул и встал, отряхнул ноги от снега и пошёл обратно в гостиницу.

***

— Торн, пойми же, если информация на картах и бумагах актуальна, то к бою готовиться нам не нужно! — Флер горячо спорила со своим другом, пытаясь разработать план. Агнер уже давно закрыл уши подушками и дремал, пока эта бесящая парочка окончательно не вывела его из себя и он не развел их по разным концам комнаты.

— А если там кто-то будет? Флер, послушай, эта информация могла и устареть, ты так не думаешь? Мы должны быть готовы к любому исходу. — Кажется, вампир относился к будущему путешествию компании в курган весьма скептически. Вообще, вся эта идея казалась ему полным бредом и несусветной чушью, на которую даже не стоит тратить время. Однако, он следовал за Флер, чтобы та не наделала глупостей, и проще было просто подчиниться её воле, чем переубедить её в принципе отказаться от этой затеи.

— Да, наверное, ты прав… Но лучше, скажи мне, что делать с кругами, которые уничтожают артефакты? — взволнованно спросила девушка.

— Слушай, они дольше ста лет не держатся, и поставить их два раза на одном месте нельзя. Твоему дружку ничего не грозит. — Вампир смотрел на карту и делал какие-то пометки на листке бумаги.

— Дайте уже поспать, в самом деле! — воскликнул проснувшийся от их постоянных споров Агнер, после чего яростно швырнулся подушкой, попавшей под руку, в сидящий за столом дуэт.

Дверь открылась, и в номер вошёл Стайнер, от которого веяло лесной прохладой и впитавшимся маслянистым запахом хвои.

— Привет, Стайнер! — Норберг встал с кровати и пожал руку другу, который молча направился к Флер.

— План разработан? — коротко спросил Браун, сев на стул.

— Да, разработан. — Флер грозно посмотрела на вампира, и тот решил не высказывать свои недовольства, дабы не навлечь на себя гнев подруги.

— Давай, рассказывай. — Стайнер снял куртку и бросил на свою кровать.

— В общем, мы просто идём в курган. Там есть потайной ход, куда нам и нужно. Мы проходим небольшой лабиринт, обезвреживая по пути ловушки, и активируем тотем, — объяснила Флер с гордым видом, будто разработала самый сложный в мире план, хотя плана… толком не было.

— Но, Флер, чтобы активировать тотем, нужен камень. А если Эрссер не идиот, то он явно его где-то спрятал. — Вампир был сильно раздражён, но старался сохранять максимальное спокойствие, потому что всё станет куда хуже, если он ещё, плюс ко всему, навлечёт на себя гнев подруги.

— Это ведь сильный тотем, я уверена, что на нём есть какое-то зачарование, запрещающее уносить камень далеко от тотема. — Девушка потянулась на стуле. С видом победителя Флер встала и заварила себе и друзьям горячего травяного чая.

— Твоя правда. Тогда, завтра вечером выдвигаемся? — предложил вампир.

Все согласились и на этой ноте решили, что лучшим вариантом будет лечь спать, дабы набраться сил перед сложным заданием.

***

Компания прекрасно выспалась и уже чувствовала себя намного лучше. Весь день они перебирали карты, изучая их, и снова обсуждали ход действий. После заката они выдвинулись в сторону кургана. Как всегда, на улицах было полно народу, но курган находился в одном из крупных парков и являлся достопримечательностью. Интересно, часто ли задумываются местные жители о том, что же за странный такой объект стал их достопримечательностью; ведь курган, если задуматься, издавна был разновидностью погребальных памятников. Ребята направились в этот парк и минут десять просто блуждали по тропам, стараясь найти наилучший подход, где было бы не так много «свидетелей», однако, даже здесь людей меньше не стало.

— Я чую двух драконов, — сказал Стайнер, когда компания начала приближаться к месту назначения.

У кургана стояли двое крепких мужчин в костюмах. Возможно, это была охрана, однако возникал вопрос: «Зачем там охрана?», но ответ был очевиден. Завидев подходящую гурьбу, один охранник что-то нашептал на ухо другому, и Торн моментально это приметил.

— Кажется, они нас раскрыли. Нужно как-то отвлечь их. — Вампир тяжело вздохнул и усмехнулся. — Я вам помогу, а вы пробегайте внутрь. Флер, ты знаешь, что делать. — С этими словами парень пошёл к охранникам, после что-то сказал им — и в итоге началась драка.

Вокруг собралась толпа, но Торн пытался увести охранников куда-то подальше. Троица всё поняла без слов и быстро прошмыгнула в курган, который больше напоминал просторный склеп или гробницу. Девушка быстро ткнула на какой-то камешек в стене, и у колонны открылся небольшой проход с лестницей вниз. Компания быстро спустилась, и дыра за ними закрылась.

Настроение у всех троих приподнялось, они чувствовали предстоящий успех. Спустившись, как и ожидалось, они оказались в лабиринте.

— Здесь должна быть ловушка. — Флер указала на поворот, а после подняла какой-то камень и кинула туда. Однако ничего не произошло. — Почему? — Девушка была удивлена и, решив, что ловушка просто не сработала, запустила туда небольшой шар энергии. Однако снова ничего не произошло.

— Эм… Флер… — Стайнер хотел что-то сказать, однако подруга таковой возможности ему не предоставила.

— Помолчи, Стайнер! Тут ловушка, я в этом уверена! — Флер какое-то время думала, а после осторожно пошла в то место, где должна быть опасная ловушка. — Была — не была! — Наступив ровно на то место, которое должно было быть активатором ловушки, с девушкой произошло… Ничего.

— Слушай, Флер… — Браун пытался сказать подруге важную вещь, однако она снова его проигнорировала.

— Стайнер, пошли быстрее, может, эта ловушка сломалась. Надо проверить остальные! — сказала Флер. Но не работала и вторая ловушка, так же как и третья с четвёртой. Кажется, ловушек здесь не было. Всю дорогу девушка высказывала свои недовольства, ведь она так тщательно готовилась к обезвреживанию ловушек, но их здесь не оказалось.

— Замолчи ты уже! — не сдержался Стайнер. — Мы тут не одни! Тут есть кто-то ещё… — Оборотень принюхался и занервничал сильнее. — Это не человек. И не оборотень… И явно не дракон или вампир. — Кажется, Браун и сам не знал, кто это. — Я не чувствовал подобного запаха раньше. — Вервольф был сбит с толку, но, тем не менее, уверенно шёл вперёд.

— Этого не может быть, я не встречала информации о том, что тотем кто-то охраняет! — Флер была не менее удивлена, она до сих пор не могла поверить в то, что Стайнер кого-то учуял. Казалось, что девушка предусмотрела все варианты развития событий на основе изученных карт и информации.

— Его нюх не мог нас подвести. К тому же, ловушек здесь не оказалось, а на картах они были, — заметил Агнер.

— Если здесь нет ловушек, то какая тут может быть защита? — возмущалась Флер.

Они зашли в тёмную просторную комнату, из угла которой раздался голос.

— Я — единственная защита этого тотема.

В комнате зажглись многочисленные факелы, которые осветили тотем посередине. Он находился в чёрном кругу со множеством рун, а сам тотем, кажется, был выполнен из какой-то кости, с выгравированными символами неизвестных заклинаний, которые компания прочитать не могла. Посередине было пустое отверстие, которое, скорее всего, и было хранилищем камня. Так же факела осветили не только тотем, но и владельца грубого неприятного голоса. Это был…

Сначала троица приняла его за человека, однако из схожего с людьми у него было только тело — и то частично, — и бледный цвет кожи. Это существо имело средней длины чёрные волосы, закрывавшие лоб, из которого росли два длинных тёмно-серых рога. Белки глаз этого существа были чёрными, зрачок, точно змеиный, вертикально вытянут, а радужная оболочка была красного цвета. Одет он был лишь в чёрную майку без рукавов и какие-то тёмные шорты. Усмехнувшись, монстр обнажил свои острые клыки. Так же над головой этого существа летало нечто, похожее на небольшой круглый шарик энергии с маленькими рожками. Оно не имело лица, на его передней части был начертан какой-то иероглиф, но не более.

— А ты ещё что такое? — Стайнер первым обрёл дар речи, хотя до сих пор не мог отойти от происходящего.

— Один из трёх «Багряных Демонов», Они Итасу, демон класса «воин», — представился противник, потянувшись на каменном полу.

— Какое-то странное имя. Ты из Японии? — поинтересовался Стайнер.

— Нет, но я частично связан и её мифологией, однако это совсем не важно, вам нужно лишь знать то — что вы будете со мной сражаться. — Демон встал с каменного пола, и компания увидела его ноги. Они не отличались от человеческих, за исключением вытянутых когтистых ступней. — Если победите, то я отдам вам это. — Парень достал из кармана большой синий камень, который и являлся недостающим компонентом тотема.

— С-Стайнер? Есть планы? — Кажется, Флер была настолько напугана, что начала заикаться. Ноги дрожали, а все её мысли куда-то улетучились. Агнер также нервничал, однако старался не показывать этого.

— Будем драться, — коротко ответил тот и пошёл на демона.

— Не бойтесь, я дам вам фору. — Итасу усмехнулся — и в его руке из ниоткуда возник топор. На лезвии был начертан тот же иероглиф, что на светящемся шарике над головой демона.

— И без этого справимся. — самоуверенно сказал Браун, однако, зря.

— Как пожелаешь, волчара. — сказал демон и вмиг пропал.

Монстр в одно мгновение оказался за спиной вожака и замахнулся, готовясь нанести удар рукоятью орудия по его шее, однако Агнер вовремя метнул молнию, от которой демон увернулся и, пусть не пострадал, но, по крайней мере не смог ранить молодого человека, так как Стайнер успел отпрыгнуть.

— А ты всё-таки что-то умеешь, — усмехнулся оборотень и принял звериную форму, после чего побежал прямо на противника, увернулся от удара топором и, схватив его за шею, нанёс сильный удар огнём. Демон отлетел, но лишь на небольшое расстояние.

— Этого я не ожидал… — несколько задумчиво, с открытой издёвкой в голосе произнёс демон. — Теперь буду знать, какие карты припрятаны у тебя в рукаве. — усмехнулся он и побежал прямо на противника, замахнувшись топором.

— Флер, можешь его усилить? — Маги стояли в стороне и боялись атаковать издалека, так как могли ранить не того, кого нужно.

— Думаю, да. Сейчас мы можем помочь ему только усилением… — Девушка тяжело вздохнула и начертила на полу круг со странными символами, достала из кармана два одинаковых чёрных камня, один бросила на круг, а второй прямо в Брауна. — Лови, Стайнер! — крикнула девушка перед броском.

Уворачиваясь от быстрых атак, вервольф поймал камень свободной рукой. Вмиг он превратился в пыль, которая будто всосалась в тело оборотня. Круг засиял, а атаки Стайнера сразу же ускорились — и уворачиваться от ударов предстояло уже Итасу. Одна за другой атаки попадали по цели, Браун крепко схватил врага за шею и кинул в стену. Флер не стала ждать другого момента и испустила из своего рта струю мощного обжигающего огня. Компания надеялась на лучшее, но зря. Комната заполнилась дымом, и, когда он рассеялся, они увидели стоящего, как ни в чём не бывало, Они.

— И ты не догадалась, что демоны дружат с огнём? Я думал, драконы поумнее. — усмехнулся демон и бросился на девушку, намереваясь уничтожить магический круг. Флер увернулась, однако это было лишь на руку противнику. Он уже хотел совершить задуманное и в два счёта расправиться с надоедливыми детишками, решившими, что вдруг смогут противостоять такому существу, как он, но ему помешал Агнер, который не придумал ничего лучше, чем ударить со всей силы демона в челюсть кулаком. Враг не ожидал подобного и с удивлением посмотрел на Норберга, который был не менее удивлён собственному опрометчивому поступку. Стукнуть демоническое отродье по челюсти? Это что-то новенькое.

— И-извините… — испуганно пролепетал парень, попятившись.

— Да ты, кажись, сумасшедший. — усмехнулся демон, однако, сейчас его ухмылка была не с издёвкой, как раньше, а с искренним непониманием.

Возникло неловкое молчание, они смотрели друг на друга. Молчание нарушил Стайнер, нанеся свой удар в челюсть демону, однако удар оборотня был уже в разы сильнее. Демон упал и, поднявшись, снова бросился на Брауна, забыв о круге. Размахивая топором налево и направо, он пытался попасть в парня, но безуспешно. Наконец оборотень успел нанести удар когтями и рассёк плоть на груди демона. Крови даже не было, раны вмиг затянулись.

— Ты порвал мою майку. Между прочим, сидя здесь, у меня нет большого гардероба. — недовольно заметил демон и просто дорвал до конца отныне ненужную ткань, бросив в угол.

Стайнер снова схватил врага, но уже за рог, и бросил врага в стену. Правый рог монстра сломался. С расстроенным и крайне недовольным, как и на протяжении последних пары минут видом, Итасу встал — и огонь над его головой начал пульсировать. Это был плохой знак, и к гадалке не ходи… Комната озарилась вспышкой света, и, когда тот рассеялся, компания могла наблюдать демона, который парил в метре над землёй. Кажется, происходила какая-то трансформация, так как по его телу начали появляться многочисленные татуировки, представляющие собой чёрные полосы с наконечником в виде стрелы. Эти тату появились и на рогах, правда, полоски были уже другого цвета. Красные глаза демона засветились, а рога у духа над его головой удлинились.

— Не хотел прибегать к подобному, но, похоже, будут трупы, — сказал демон, и топор в его руке превратился в алебарду.

— И что будет теперь? — усмехнулся Стайнер, приняв человеческий облик.

— О, ты хочешь узнать, на что способна моя алебарда? Я покажу тебе.

Итасу начал размахивать оружием, и после каждого взмаха появлялась красная полоса в воздухе, которая стремительно летела по указанному направлению. Браун увернулся от трёх таких произвольных стрел и, посмотрев на стену, увидел трещины в том месте, куда долетели полосы. Флер занервничала сильнее, а Агнер стоял в стороне, пытаясь придумать что-то. Демон же воспользовался моментом и начал атаковать издалека. Стайнер уворачивался и бежал на врага, который стоял в углу. Вервольф прыгнул на стену, оттолкнулся от неё и схватил демона за шею рукой, которую покрыл крепкой ледяной коркой в воздухе. Противник оказался на земле; свободной рукой Стайнер со всей силы начал бить того по лицу огненным кулаком. Вдруг, огонёк над головой демона озарился вспышкой — и вся магия оборотня развеялась. Итасу ударил Брауна коленкой в живот, и тот отлетел на приличное расстояние. Схватившись за алебарду, враг снова побежал на девушку. Она ловко увернулась, и тот вонзил конец алебарды прямо в защитный круг. Зал снова озарился вспышкой света, защитный круг разорвался, но вместе с этим сломалось лезвие алебарды. С недовольным видом демон схватил её за рукоять.

— Оккидери, — тихо сказал Итасу, и бывшая алебарда вмиг превратилась в копьё. Вместе с этим у демона выросли крылья и, воспарив к потолку, он злобно усмехнулся: — Попробуй увернуться теперь, волчара.

Противник кинул копьё в Стайнера, который ловко увернулся. Оружие замерло в воздухе, поменяло направление на Брауна, и снова, с резким рывком, будто бы оттолкнувшись от чего-то невидимого, полетело в его сторону. Флер и Агнер незамедлительно начали метать молнии в демона, который легко блокировал их огненными атаками и чуть ли не убивал друзей ими же. Стайнер тем временем уворачивался от копья как мог.

— У меня есть план, прикрой меня! — крикнул Норберг, и девушка быстро поставила магический щит, который смог дать Агнеру успеть сбежать. Как и следовало ожидать, парень прыгнул прямо на копье, которое проткнуло его живот. Все взоры обратились на Агнера, копьё растворилось в воздухе, оставив Норбергу кровавую рану, и появилось в руке у владельца.

— Точно сумасшедший. Вы сами-то его не боитесь? — усмехнулся Итасу и спустился на землю. Он вновь, несмотря на такое развитие событий, явно был раздосадован — это читалось по лицу; копьё было на один бросок.

— Агнер! — Флер бросилась к другу, собравшись его вылечить как можно скорее. Пока девушка махала руками над парнем, Стайнер пошёл навстречу врагу.

— Ты вроде можешь создавать лёд? Проверим его прочность? — предложил демон. Ему было любопытно, как скоро и чем всё-таки закончится такое занятное противостояние, так что спровоцировать противника лишний раз было для него в удовольствие. Надо же как-то оправдывать порванную майку, нарушенный покой и потраченное зря копьё.

Копье в его руках засверкало и начало переливаться яркими красными оттенками. Руки Брауна покрылись слоем льда до плеч и удлинились в районе пальцев, образуя ледяные когти. Стайнер нацелился на атаку, однако пришлось защищаться, ведь теперь Итасу оставалось только драться в ближнем бою, раз уж единственный бросок был потрачен не на того противника, на которого тот хотел. С неимоверно высокой скоростью он наносил быстрые атаки, которые вервольф еле успевал блокировать. Одна за другой трещины появлялись на льду, и вскоре он сломался — Браун еле успел отпрыгнуть из-под удара.

— Понятно, значит, ты не такой уж и крутой. — улыбнулся демон, обнажив клыки и побежал на Стайнера, который уже отошёл на приличное расстояние.

Вервольф же успел покрыть свои пальцы длинными ледяными когтями. Пара взмахов руками — и ледяные снаряды полетели в демона, но в цель попали только два из них. Один воткнулся в плечо, а другой глубоко в шею. Итасу остановился и засунул два пальца в рану на шее, поковырялся в ней и достал коготь, то же самое он проделал со снарядом в плече. Раны быстро затянулись — и демон снова злобно усмехнулся.

— Тебе не победить меня, парень. Сдавайся и уходи. — на полном серьёзе сказал демон.

Стайнер снова почувствовал прилив сил, его явно усилили — и причём намного мощнее, чем в прошлый раз. Оглянувшись, он увидел Флер и Агнера, которые уже стояли на ногах и о чём-то перешептывались. Девушка снова начертила идеально ровный круг, а парень тем временем бросился прямо на демона, удивив и его, и Стайнера.

— Жить надоело? — с недоумением спросил Итасу и замахнулся копьём на Норберга, однако Браун ловко выбил его ногой, и парень схватил монстра за волосы.

— Стайнер, бей, быстрее! — взволнованно крикнул Агнер. Вервольфа ждать не пришлось, со всей силой он ударил в лицо демону, а Норберг зачем-то убежал обратно к Флер. Итасу даже не успел ничего понять, но снова бросился в атаку.

— Где круг усиления?! — в бешенстве выкрикнул демон и внезапно перевёл взгляд на Агнера, который безобидно стоял в стороне. Итасу, собрав силы на ещё один бросок, запустил в него копьё, от которого Норберг еле успел увернуться.

— Перкут, — сказал демон, и копьё, которое воткнулось в стену, пропало. Вместо него в руке демона появилась катана, по длине чуть превышающая обычную.

— Сколько ещё у тебя фокусов осталось? Я уже устал! — яростно выкрикнул Стайнер и побежал на врага.

— Бой затянулся. — заметила Флер, помогая оборотню, как могла. Дракониха усиливала оборотня и передавала ему магические силы, избегая истощения союзника.

— Почему ты не принимаешь звериную форму, волчара? — В пылу битвы Итасу решил поинтересоваться подобным.

Впрочем, его быстрые атаки катаной от этого не становились медленнее. У каждого оружия демона была какая-то особенность, вскоре и катана её проявила. Татуировка стрелы, находившаяся на руке врага, быстро сползла на оружие, и Итасу резко взмахнул ей у ноги оборотня, который инстинктивно увернулся, однако целью монстра было совсем не ранить Стайнера в ногу. Стрела бросилась с конца катаны на ногу Брауна и намертво приковала её к земле. Агнер побежал на помощь другу, но демон уже собирался нанести горизонтальный удар по шее вервольфа, обеспечив этим расставание с головой. Однако Стайнер резко наклонился назад и в то же время свободной ногой нанёс удар демону по голове, покрыв ступню льдом до удара. В помощи Норберга уже не было необходимости, но его стрела никуда не делась. Браун пытался уничтожить её льдом и огнём, но это не давало результатов.

— А ты очень ловок, — усмехнулся демон. Стрела сползла с ноги оборотня и вернулась обратно к владельцу, который уже бежал на Брауна. — Это будет финальная атака, — сказал он и воткнул катану в сердце оборотня.

Стрелы резко начали сползать со всего тела на катану и пулями вылетать из Стайнера, оставляя в нём дыры. Агнер, движимый каким-то резким позывом, прыгнул на демона и засунул свою руку прямо в его рот, пропихивая всё дальше и дальше, пока не засунул её по локоть. Демон упорно сопротивлялся, Флер бросилась к другу и пыталась спасти ему жизнь, попутно пытаясь докричаться до друга. Норберг резко вынул руку и отошёл, отряхивая руку от слюней. Сначала Итасу, несомненно, посмотрел на Агнера с причудливой примесью удивления и шока, он даже вытащил катану, и Браун спокойно упал на пол, обеспечив Флер возможность спасти его, если это было ещё возможно.

Внезапно лицо демона искривилось, а после в его животе образовалась дыра. Это был тот самый шар, которым Норберг некогда убил стаю крыс, но теперь он затягивал внутрь плоть демона. Вскоре тот просто пропал — и мясная каша с противным хлюпом упала на пол. Враг был побеждён, огонёк над его головой озарился новой вспышкой, и после этого Итасу снова стоял перед компанией, целый и невредимый, даже его сломанный рог вырос заново. И даже порванная майка снова была на нём.

— Какого… — испуганно пролепетал Агнер.

— Что ж, вы победили, ребятки. Давно я так не веселился. — Демон искренне улыбнулся и кинул камень в руки Норбергу.

— И… И это всё? Ты дашь нам активировать тотем? — Парень был немало удивлён и отказывался верить, что уже получил нужный камень.

— Скажу более, я теперь вынужден защищать тотем от деактивации, — сказал Итасу и сел на пол в позу лотоса. — На таких условиях был заключен контракт между мной и смертным. Я буду защищать тотем от активации, но, если его активируют, я буду защищать тотем от деактивации. Довольно просто, не правда ли? — спросил он и потянулся, а после лёг на пол.

— На самом деле, битва была довольно трудной… — недовольно сказал парень и недоверчиво подошёл к тотему.

— И всё же, скажите мне, где находился круг усиления для волчары? — поинтересовался демон. Агнер повернулся к нему спиной и поднял майку — на его спине был вырезан рунический круг усиления.

— Ну ты и псих, — усмехнулся в ответ Итасу и наблюдал за тем, как Норберг медленно вставляет камень в тотем.

— Он будет жить? — парень обратился к Флер, которая старалась изо всех сил спасти Стайнера.

— Возможно… Я надеюсь на это. Раны магические и закрыть их нелегко, — обречённо ответила девушка, не прекращая попыток.

Кровотечение было остановлено, а раны очень медленно затягивались. После того, как Агнер вставил камень в тотем, совершенно ничего не произошло. Через пару минут тотем озарился синим светом и спустя пару секунд погас. Скорее всего, это было знаком активации, но уж как-то простенько для такого могущественного тотема…

— Подойди сюда, я телепортирую нас, — Флер позвала к себе Норберга, который незамедлительно подошёл к ней, и та быстро перенесла их, сказал адрес отеля и номер, а так же бросив что-то на холодный каменный пол. Демон проводил их взглядом, улыбнулся и решил продолжить некогда прерванный сон.

***

Стайнеру снилось поражение. Ему снилось, как он упал навзничь, а Итасу незамедлительно убил Флер и Агнера, а потом смеялся. Долго и безумно.

Браун проснулся в холодном поту, резко сев на кровати. Он ощущал бинты на своём теле. Осмотрев себя, он и впрямь увидел, что закован по полной, однако не понимал почему, ведь навыки его подруги были достаточно высоки, чтобы вылечить его. Стоило Стайнеру подумать о Флер, как она появилась на горизонте с чашкой горячего для друга.

— Что случилось? — Спросил оборотень, как только подруга приблизилась к нему. Он, несомненно, был рад видеть её, но всё ещё находился под определённым влиянием дурного сна, когда реальность и сновидения беспорядочно перемешиваются.

— В общем, это будет долгая история, готовься слушать. У тебя ничего не болит? — поинтересовалась Флер и, получив отрицательный ответ, начала рассказ.

Комментарий к Глава 8. Первый тотем.

https://vk.com/doc166484000_461491864 (Они Итасу, created by Milliudes)


========== Глава 9. Пополнение. ==========


Закончив повествование о том, как всё-таки закончилось их нелёгкое противостояние и о том, что Итасу, эдакая дрянь, существо абсолютно непобедимое, однако, если того не провоцировать, совершенно сонное и безобидное, Флер внимательно посмотрела на Стайнера.

— Ты ничего не чувствуешь после активации тотема? — напряжённо спросила девушка. Тотем должен был что-то сделать, она это прекрасно знала, ведь сила должна возвращаться постепенно, а не резко в одну секунду после активации всех тотемов.

— Не знаю, как объяснить мои ощущения… — Оборотень задумался. — Я не чувствовал раньше ничего подобного. — Браун встал с кровати и посмотрел на подругу. — Почему я в бинтах? — спросил вервольф, проведя пальцами по забинтованной руке.

— Я не смогла полностью закрыть раны, они магические и блокируют другие воздействия подобного «необычного» рода, в том числе и исцеление. — Флер выглядела немного рассеянной и опечаленной. — Лучше приляг, пока твои болячки не затянутся, хорошо бы вообще не вставать с кровати, — объяснила девушка, но оборотень её не слушал. Приложив немного усилий, он разорвал бинты, однако никаких ран уже не было.

— Э-это и есть воздействие тотема? — удивлённо пролепетала дракониха, пока Стайнер натягивал на себя свитер.

— Не знаю, наверное. — Как ни в чём не бывало, Браун пошёл на кухню за чашкой кофе, будто бы такая неестественная скорость регенерации не была чем-то необычным. Да, оборотни, конечно, восстанавливаются быстрее кого-либо, но, учитывая то, какие серьезные были получены им вчера ранения, это было при любом раскладе не нормально. Когда Стайнер переступил порог кухни, его радостно встретил Агнер.

— Теперь ты обратишь меня в оборотня? — с улыбкой поинтересовался Норберг, ожидая положительного ответа.

— Конечно, как только мы прибудем в мой клановый особняк. — Вервольф был удивлён, что парень ещё не передумал, ведь ни для кого не секрет, что нередко оборотни уступают в силе вампирам или драконам. — Кстати, Флер, почему ты не телепортировала нас сразу в особняк? — Браун заварил кофе и сел за стол.

— Боже… Почему я не догадалась сразу? — Сжав кулак, девушка ударила им в стену, отчего раздался треск и из-под обоев посыпалась мелкая бетонная пыль. — Я же так все свои камни потрачу, а добыть-то их нелегко. — Невозможно было понять, какие именно чувства испытывала Флер, но, судя по тому, что обои слегка отклеились от стены, можно предположить, что она… скажем так, раздосадована.

— Ты же могла сразу нас телепортировать сюда, в Финляндию, да хоть в сам курган,

— нахмурившись, сказал вампир. — И только потому, что ты «не догадалась», мы прошли такой путь? — Торн тоже был раздражён и, тяжело вздохнув, посмотрел на подругу с откровенным укором.

— Я не могу телепортироваться туда, где не была раньше. Это ведь и ежу понятно, — как можно спокойнее постаралась объяснить Флер, а после подозвала к себе друзей.

Все собрались около дракона, и она кинула камень на пол. Он разбился, а компания перенеслась в особняк «Клеймённых Огнём».

***

Все упали точно в то же место, куда упала Флер с Агнером при первой телепортации. В это время большая часть оборотней находилась за обеденным столом, и, как только они завидели компанию из четырёх существ, в которой находился их вожак, сразу встали с мест и бросились к ним, окружив и без устали задавая вопросы, совсем забыв про обед. Естественно, их коснулась активация тотема и, по словам многих из оборотней, они обрели магические силы. Многие научились метать огонь и создавать лёд; лишь несколько без обучения научились сложным техникам, вроде магии исцеления и прочего.

— Продолжайте обедать, на все вопросы я отвечу позже, мне нужно отдохнуть. Давен, подойди ко мне.

Стайнер подозвал к себе одного из оборотней, остальные же вернулись на места и продолжили трапезу. Вожак отвел вервольфа в сторону и обратился к нему:

— Сегодня вечером будет церемония обращения. Вон тот человек, — Браун махнул рукой в сторону Агнера, — Агнер Норберг, скоро станет нашим братом. Приготовь всё к обряду для принятия его в нашу стаю, а мне необходимо уладить некоторые проблемы. Я буду у себя в кабинете, если возникнут вопросы.

Браун удалился наверх, его друзья пошли за ним. Кабинет Стайнера находился на третьем этаже, куда он и поднялся. Открыв дверь, можно было наблюдать следующую картину: маленькая комната, как раз на одного человека, с незаправленной

просторной кроватью в углу, рабочим столом с ноутбуком и кучей бумаг рядом с кроватью, пара книжных шкафов, простой диван с лежащей на нём мятой майкой, и полки с различными вещами, от пустых бутылок алкоголя до всевозможных фигурок героев из каких-то игр. По полу были разбросаны вещи Брауна, а на рабочем столе находилось много мусора — в общем и целом, царил беспорядок. Вполне обычная обстановка для парня, Агнеру она даже показалась уютной. Флер спокойно села на диван, а Торн предпочёл стоять в самом чистом месте — рядом с небольшим девственно-чистым мусорным ведром в углу комнаты.

— Сегодня будет важный для тебя день. — Вервольф посмотрел на Норберга, который рассматривал фигурку персонажа из какой-то страшной игры, с решётками на голове, окровавленным торсом и большим мечом в руке, на одной из полок, стоящих у книжного шкафа.

— Поверить не могу, уже сегодня вечером я стану одним из оборотней, — тихо сказал Агнер. В голове парня крутились многочисленные вопросы, он с нетерпением ждал вечера. — Скажи, Стайнер. — Норберг повернулся к Брауну и смотрел на него взглядом, полным искреннего любопытства, и с тысячей вопросов в голове, будто у ребёнка, впервые увидевшего дальние звёзды и луну через телескоп. — Как будет проходить обращение? Это больно? — Парень старался избирательнее решать, что же всё-таки узнать, и выбрал лишь эти два вопроса, надеясь на то, что получит все остальные ответы на собственном опыте, когда станет оборотнем.

— Может быть — немного. Точно не знаю, я ведь был рождён оборотнем, — задумался Браун. — Ладно, ребята, идите прогуляйтесь, мне нужно решить пару проблем, — сказал оборотень и выпроводил компанию за дверь, а после сел за свой рабочий стол. Нужно было оповестить все базы и дать им дальнейшие указания, чем Стайнер и занялся.

***

Время близилось к вечеру, которого Агнер ждал с нетерпением. Флер и Торн общались с оборотнями из стаи «Клеймённые Огнём», а Норберг бродил по окрестностям особняка, наблюдая зимние пейзажи. Почти сразу же после того, как Стайнер закончил свои дела, к нему в кабинет вошёл Давен.

— Всё готово, — сказал вервольф и стоял на пороге, ожидая ответа вожака.

— Отлично, приступим на закате. — Браун потянулся в компьютерном кресле, а Давен ушёл обратно.

Немного посидев, Стайнер тоже решил, что лучше спуститься и проверить всё.

Вервольф пришёл в круглый зал, на стенах которого были начертаны руны и заклинания; на полу был начертан знак стаи клеймённых, на небольшой возвышенности, примерно в центре зала. Из наконечников мечей на знаке торчали металлические пластины с цепями, ещё две пластины находились на углах огненного щита. Эти цепи служили для связывания рук и ног, о чём нетрудно догадаться. Рядомо своеобразным «алтарём» лежала большая волчья шкура. Вскоре сюда привели Агнера.

— Ого, а тут круто. — Норберг оглядывался по сторонам, а после подошёл к Стайнеру, которой стоял на возвышенности. Давен, пришедший с Агнером, протянул вожаку бутыль с каким-то отваром. Ни сказав ни слова, вервольф осушил её до дна, парень же спокойно прошёл к цепям. Похоже, Давен уже сказал ему, что нужно делать, за что Браун был только благодарен.

— Снимай всю одежду и надевай на себя волчью шкуру. — Браун зевнул, вертя в руках пустой флакон от отвара. После секундного удивления парень полностью разделся, отбросил одежду в сторону и накинул на спину и голову волчью шкуру. Именно с этого момента молодому человеку начало казаться, что это, возможно, не самая лучшая его идея, однако, он не готов отступать.

Стайнер заковал руки и ноги Агнера в цепи и встал перед будущим вервольфом. Кроме них в зале остались Давен, Флер и Торн.

— Согласен ли ты обратиться в вервольфа? Не передумал? — с усмешкой спросил Браун, хотя уже заранее знал ответ.

— Конечно, да. — Голос Норберга слегка дрожал от волнения.

— Тогда приступим, — тихо сказал Стайнер и подошёл к Агнеру вплотную.

Слегка наклонившись, он открыл рот и укусил парня в область между плечом и трапециевидной мышцей. Клыки, как по маслу, вошли в плоть, но Норберг даже не крикнул и не вздрогнул, хотя по телу пробежали мурашки. Вервольф сделал несколько глотков крови, а после отошёл назад на пару шагов и вытер рукавом губы. Агнер с ожиданием смотрел на Стайнера, который начал принимать звериную форму. Медленно его челюсть вытянулась и превратилась в звериную пасть, торс вырос в длину и ширину, руки и ноги стали длиннее, превратившись в звериные лапы, пальцы удлинились и на их концах выросли длинные, острые, как лезвие ножа, когти. Всё тело обросло шерстью, и в конце зверь издал оглушительный рёв.

Норберг смотрел на всё это заворожённым взглядом, затаив дыхание. Флер испугалась этой сцены и отвернулась. Стайнер подошёл к Агнеру и полоснул себя когтями по руке, открыв кровотечение. Парень припал губами к ране оборотня и сделал несколько глотков крови, после чего Браун вновь принял человеческий облик.

Давен бросился к вожаку, дабы помочь ему забинтовать раненую руку, а тело Агнера медленно начало меняться. Казалось, что кожа срасталась с волчьей шкурой на его спине. Через несколько секунд он почувствовал, что у него вырос хвост. Медленно тело обрастало шерстью, и он принимал такой же звериный облик, какой принял Стайнер несколько минут назад. Его лицо начало менять очертания на морду оборотня, клыки в пасти выросли и заострились.

Кажется, парень потерял контроль над своим телом, он рычал, пытался махать лапами и убежать, но цепи были крепки и не давали Агнеру сделать и шагу. Оборотень рычал и выл, от чего многие присутствующие морщились. Многие из них были оборотнями от рождения, потому не могли представить, что испытывает сейчас лежащий на алтаре юноша, что ещё больше вгоняло их в смятение.

Давен к тому времени забинтовал вожаку руку, и вместе они наблюдали за Норбергом, который только минут через десять снова принял человеческий облик, но, кажется, был без сознания.

Торн и Флер давно ушли наверх из этого чёртового зала. Стайнер снял цепи с рук и ног Агнера и с помощью Давена одел его, а после они понесли обращённого наверх, и только через полчаса парень очнулся.

— Ох, чёрт… — промолвил Норберг и встал с дивана. Он окинул взглядом свои руки и ноги, а после принюхался. — Я не знал, что у оборотней настолько хороший нюх… С помощью обоняния я могу определить, сколько тут существ и где они находятся… — Кажется, Агнер был шокирован и одновременно рад новым способностям, однако, всё ещё не мог прочувствовать их полностью — он только-только очнулся, и глаза его до сих пор были будто затуманены слабой обморочной дымкой.

— Удивлён? — усмехнулся Стайнер.

— Ещё как… — прошептал парень в ответ.

— Кстати, теперь в тебе течёт моя кровь. Можешь считать меня братом или чем-то вроде того, — объяснил Браун. — Ты рад? — добавил он с усмешкой.

— Конечно! А когда ты меня примешь в свою стаю? Мне же нужно сделать татуировку? — спросил вервольф с огоньком в глазах.

— Да хоть сейчас. Иди к Давену, он тебе сделает татуировку, и ты можешь считаться членом моей стаи. — Браун отправился на кухню, дабы хорошенько перекусить, а Агнер тем временем отправился искать Давена.

***

Он нашёл его на улице у особняка, и, как только оборотень услышал, что Норберг хочет стать членом стаи «Клеймённые Огнём», и что Стайнер одобрил это, сразу же повёл его в свою комнату, которая по совместительству была некоторым подобием собственного тату-салона для членов стаи. Работал мастер быстро и, на удивление, совершенно безболезненно, и через некоторое время Агнер обзавёлся татуировкой с огненным щитом и скрещенными на нём ледяными мечами.

С небывалой радостью парень спустился вниз, все только приступали к ужину и Норберг занял свободное место рядом с вожаком. Когда все собрались, Стайнер встал.

— Братья мои, сегодня наша стая пополнилась. — Браун махнул рукой в сторону Агнера и тот незамедлительно встал, смущённо что-то пролепетал и посмотрел на вожака. Сегодня он прочувствовал всю гамму возможных в принципе эмоций из существующего диапазона. — Агнер Норберг. Уверенно могу заявить, что он заслужил полученную силу и место в нашей стае, проявив храбрость в бою. Агнер спас мне жизнь и был предан мне ещё до того, как оказался в наших рядах. — Все вервольфы аплодировали, только Флер сидела на стуле и молчала, пустым взглядом смотря в тарелку. — Так же, после печального ухода Герды с поста моего заместителя, я должен назначить себе нового помощника. Как вы могли догадаться, им также станет Агнер. И пусть он только сегодня стал вервольфом, я помогу ему научиться всему необходимому. — Обеденный зал снова разразился аплодисментами, все были рады пополнению в стае в виде столь ценного брата. Никто не сомневался в том,

что вожак принял верное решение — несмотря на то, что новенький и был им мало знаком,

они знали, что абы-кому Браун такой пост не доверил бы. — А теперь приступим к ужину. — Стайнер сел на своё место, вместе с ним на стул опустился и Агнер.

— Ч-чёрт… Вот так просто я взял — и стал твоим заместителем? — пролепетал он, находясь в состоянии искреннего удивления и шока.

— Ага, — кивнул Браун, откусив большой кусок от стейка.

Снова это был отличный повод для пира. Все оборотни веселились и те, кто близко сидел к Агнеру, без устали задавали ему вопросы.

— Эй, новичок, что ты чувствовал во время обращения? — спросил кто-то из толпы, пытаясь перекричать веселящихся вервольфов.

— Ну, когда выпил кровь Стайнера, я почувствовал тепло, которое быстро расползалось по всему телу… — Норберг задумался и отхлебнул из кружки спиртное. — А потом покалывание по всему телу и лёгкую эйфорию. После этого мой разум помутился, словно я залпом опустошил бутылку коньяка, и будто куда-то провалился. Я даже не помню, что со мной было в звериной форме.

Агнер рассказывал всё это с гордостью и радостью в голосе. Он ощупал пальцами раны от укуса своего вожака и слегка улыбнулся. За последнее время он получил много шрамов: от копья Они Итасу на животе, вырезанный круг усиления для Стайнера на спине и теперь следы от укусов Брауна — ему казалось, что такие боевые шрамы делают его более брутальным, придают нотку авантюризма. Буквально пару месяцев назад Норберг даже не мог представить, что его жизнь станет настолько интересной, но от этого не менее опасно.

Воспользовавшись тем, что толпа веселилась и шумела, Торн подошёл к Флер и повёл её куда-то, взяв за руку.

— Пошли, нужно поговорить, — коротко сказал вампир и повёл за собой подругу. Они вышли на улицу, и только когда Торн проверил, что их не подслушивают, он продолжил: — Что с тобой? Ты весь день какая-то не такая. — Конечно, Эрден беспокоился о своей подруге, с которой был вместе уже больше сотни лет.

— Я боюсь Стайнера. Ты видел, как он принимал звериный облик? Это было ужасно. — Из глаз девушки потекли слёзы, её руки дрожали, и выглядела она подавленно.

— Ты ведь уже не раз видела, как он принимает звериную форму, так почему ты испугалась только сейчас? — недоумённо спросил кровосос, совсем не понимая, в чём всё-таки дело.

— Я не знаю. У меня было ощущение, что я стояла прямо напротив него, вместо Агнера, и видела всё это… Торн, мне страшно. А что, если Эрссер говорил правду? — Дракониха бросилась рыдать в плечо своего друга, который лишь тяжело вздохнул и обнял её. А что ещё ему оставалось делать? Девушек слишком трудно понять, даже спустя тысячу лет в облике вампира. Без остановки Флер продолжала свои рыдания около десяти минут, а потом успокоилась. В любом случае, парень был готов к любому исходу, потому что уже неоднократно и не первое десятилетие вышагивает следом за этой беспокойной девушкой.

— Мне нужно кое-куда сходить. Не жди меня, возвращайся на ужин, — спокойно сказала она и ушла в покрытый снегом лес, в сторону города. Эрден тяжело вздохнул и пошёл обратно в обеденный зал, сел на своё место и приступил к трапезе.

До двух часов ночи оборотни распивали спиртное и ели всевозможную мясную пищу. Потихоньку они начали расходиться по комнатам, хотя некоторые остались пировать до утра. Стайнер долго не мог уснуть, хоть и прилично выпил. Вервольф думал о том, что ему придётся многое рассказать Агнеру, научить его быть своим заместителем. Кое-как к утру Браун уснул, но долго ему поспать не удалось. Через пару часов он встал и пошёл вниз, дабы опохмелиться и приступить к тренировке своего заместителя. Норберг уже ждал его внизу с бутылкой спиртного, что осталась ещё со вчерашнего пиршества. Опустошив половину за пару глотков, Браун осмотрелся.

— А где Флер? — спросил оборотень, громко зевнув.

— Сказала, что ей надо куда-то сходить и ушла, — раздался голос с дивана. Это был Торн и, кажется, ему было не слишком уютно лежать под отрубившимся пьяным оборотнем, но ничего поделать он не мог.

— Нужно меньше алкоголя брать на такие пиры. Пошли, Агнер. — Стайнер позвал за собой Норберга и тот незамедлительно отправился за вожаком. Они поднялись в тренировочный зал, что находился на третьем этаже.

— Зачем ты укусил меня перед началом ритуала? — поинтересовался Агнер.

— Я должен был выпить твою кровь, чтобы твоё тело не отвергло мою кровь, иначе бы обращение не произошло. И, естественно, нужно было запустить слюну с ДНК вервольфа в твою кровь. Конечно, не слишком гигиенично, но больше ничего не остаётся, — усмехнулся Стайнер. — Ах да, извини за эти шрамы от укуса, — неловко пробормотал оборотень и отвёл взгляд.

— Всё хорошо, я не обижаюсь, — улыбнулся Агнер.

Молодые люди стояли друг напротив друга в просторном тренировочном зале с кучей больших зеркал и даже небольшим обустроенным спортзалом в углу.


— Первым делом мне нужно научить тебя принимать звериную форму и выходить из неё. Есть какие-то соображения по этому поводу? — спросил Стайнер, но быстро получил отрицательный ответ. — Постарайся почувствовать звериную кровь внутри, собери всю эту силу и выплесни её вместе с яростью. Звучит сложно, но на самом деле — проще простого. — Агнер взял табуретку, стоящую у стены и сел на неё, в ожидании превращения Норберга.

— Я попытаюсь. — Парень сосредоточился и вскоре начал трансформацию. Она завершилась вполне успешно — и уже через минуту вервольф стоял перед зеркалом и рассматривал себя. Он проводил длинными когтистыми пальцами по своему покрытому шерстью телу и заворожённо наблюдал за собой в зеркало. «Неужели он настолько помешан на оборотнях?» — усмехнулся Стайнер. Но у каждого свои тараканы в голове, и Браун решил просто закрыть на это глаза.

— Ладно, давай, превращайся в человека, — сказал парень и встретил озадаченный взгляд звериной морды. — Просто представь, как ты превращаешься в человека. Успокойся, дыши глубоко и медленно, тогда у тебя всё получится. — Браун наблюдал за таким же успешным превращением Агнера обратно в человека. Тот и слова не мог вымолвить от удивления.

— Как же шикарно, — прошептал оборотень, несколько секунд смотря на себя в зеркало. — Что дальше? Научишь меня драться в звериной форме? — с нетерпением спросил Норберг.

— Извини, но мы сюда пришли только затем, чтоб научить тебя трансформации. Кстати, можешь посещать этот спортзал когда тебе вздумается. Насчёт драк поговори с другими братьями, а сейчас я буду объяснять тебе твои обязанности и скину на тебя сложную волокиту со всякими бумагами, которой занималась Герда. — Вместе с огорчённым другом Стайнер вышел из тренировочного зала и направился в свою комнату.

— Когда отправимся ко второму тотему? Жду с нетерпением. — Улыбка так и не сползала с лица жизнерадостного Агнера.

— Устроим отдых на недельку и отправимся, — спокойно ответил Браун и принялся рассказывать заместителю всё, что тот должен знать.

***

— Ты ещё не передумала, Флер? — Эрссер снова стоял спиной к своей дочери, в том самом зале суда, куда она пришла впервые на разговор с ним.

— Я не знаю. Мне страшно, но я не могу отступить. — Неужели во Флер зародились сомнения? Девушка не могла предать своих друзей и прекрасно это понимала, ведь она была не из робкого десятка, не из тех, кто отступает из-за страха. Она обещала им, обещала самой себе.

— Кровь важнее друзей. Ещё не поздно, пока вы не активировали все три тотема. Пожалуйста, Флер. — В голосе пожилого дракона проскользнула тонкая, но уловимая для девушки нотка меланхоличной грусти.

Девушка ничего не ответила. Она развернулась и вышла из зала суда. В голове снова закопошились мысли, сотни, тысячи мыслей разного рода — как лучше поступить, как будет правильнее поступить, и что будет, если свернуть с намеченного пути. Ей было тяжело. На хрупких плечах будто бы висел огромный мешок сомнений, тянущий её ко дну.


========== Глава 10. Второй тотем. ==========


Отпуск, который решил взять Стайнер, несколько задержался. На улице уже порядком потеплело и почти весь снег, так радовавший вервольфа всю зимнюю стужу своим мерцанием на земле от оконного света особняка, растаял; на деревьях стали медленно, терпеливо набухать почки, и, своим чередом, зима медленно сменилась на весну. Агнер за это время познакомился со всеми членами «Клеймённых Огнём», которые находились в особняке, и порядком надоел каждому из них, то всяческими расспросами по типу «какого быть рожденным с такой силой». Но, несмотря на это, Норберг с их помощью и с собственным усердием значительно повысил свои навыки и по силе был равен чистокровному вервольфу.

Это было самое обычное утро, уже знакомая нам компания и несколько сонных оборотней сидели за столом, а вожак возился у плиты и что-то готовил.

— Разве вервольфы умеют готовить? — усмехнулся Торн. — Я думал, они могут только жрать, — добавил вампир. Но, судя по тому, что на кухне до сих пор не было отвратительного горелого, въедающегося в одежду, смрадного дыма и признаков надвигающейся катастрофы, у Брауна всё получалось и, по правде, даже неплохо. На самом деле, ему было слишком лень возиться с каким-то основательным завтраком, поэтому он нажарил обычных гренок, аромат от которых заполнил помещение под самый потолок, подразнивая рецепторы каждого присутствующего; сидящие за столом сразу начали уплетать яство с кофе, как только увидели.

— Флер, может, уже отправимся ко второму тотему? — предложил Стайнер. — Как насчёт Германии? — Стайнер покончил с незамысловатым завтраком куда быстрее, чем готовил его, и скучающе смотрел на подругу, будто в ожидании чего-то грандиозного, какого-то движения и актива, после их своеобразного отпуска.

— Тогда съездим сегодня за билетами, — ответила девушка, даже не взглянув на друга, допивая кофе и читая какую-то газету.

***

Без каких-либо проблем друзья купили билеты и уже через неделю сели на поезд. Дорога занимала трое суток, и в пункт назначения поезд должен прибыть утром. Конца поездки они ждали с нетерпением, ещё несколько станций, всего несколько мелькающих пейзажей и перронов, и можно будет выходить, наконец, полностью размять конечности на свежем воздухе, и продолжить путь вне вагонов. Несомненно, Агнер уже успел надоесть Стайнеру за время поездки. Как и должно было быть, машинист остановил свою тяжеленную машину на станции. Однако вместо пяти минут поезд уже стоял более пятнадцати.

— Пойду проверю, что там, — коротко сказал Браун и вышел из купе.

Свет в вагоне горел, поэтому через окна нельзя было увидеть, что творилось снаружи. Вервольф пошёл к выходу, который, на удивление, оказался открытым. Оборотень вышел наружу и его окатил омерзительный запах гнили, который стоял повсюду, пронизывая будто бы до самых костей. Он не мог чувствовать ничего, кроме этого противного запаха, который так и резал нюх. Стайнер чувствовал что-то неладное, ведь не мог возникнуть этот смрад из неоткуда. Парень услышал звук выстрела и буквально за долю секунды до попадания успел увернуться. Все его умения и навыки очень сильно усилились после активации тотема, Браун был уверен на все сто процентов, что если бы не владел силой первого тотема, то лежал бы на земле замертво.


Невесть откуда сверху попрыгали какие-то человекоподобные существа. Было такое ощущение, что они все на одно лицо. Было совершенно ясно только одно — все эти люди одеты совершенно одинаково. Стайнер попятился и посмотрел вверх. На крыше поезда также сидели несколько тварей и усмехались, глядя на него своим пустым взглядом. Если бы не запах гнили, что слышался отовсюду, то Браун мог бы определить их расу. Однако, когда один из тварей обнажил свои длинные клыки, все сомнения отпали.

Это были вампиры, но зачем? И как только они догадались заманить парня в ловушку этим ужасным запахом?

Тем временем остальная компания почувствовала, что стоит пойти и проведать Брауна, и тоже вышла из купе. Незамедлительно они отправились к Стайнеру, как только услышали снаружи звуки битвы. Однако помощь была уже не нужна. Парень стоял среди трупов и рассматривал их. Флер попятилась, а парни вышли наружу.

— Стайнер, ты видишь это? — Агнер указал на куртку одного из вампиров. У всех них на груди были эмблемы. Герб с зелёным щитом и каплей крови по центру. Могли это быть какие-то заказные убийцы, или какой-то клан вампиров, что помогает Эрссеру? Браун не мог знать точно, однако Торн нахмурился и поджал губы, но промолчал.

— Пойдём в кабину машиниста. — Парень вошёл обратно в поезд и через вагоны направился в сторону головы поезда. Остальная компания незамедлительно отправилась за ним.

В поезде не было ни одной живой души, что сильно настораживало. Естественно, водитель поезда оказался мёртв. У него было перерезано горло, и всё вокруг было забрызгано кровью.

— До кургана придётся добираться пешком. Пошли, — сказал Стайнер и пошёл на выход. Ничего не сказав, друзья вышли за ним и, когда они очутились на улице, Браун продолжил: — Флер, далеко топать? — обратился он к подруге, которая шла позади. Девушка достала телефон и сверилась с картами в интернете.

— Около суток на пешком без остановки, — грустно сказала девушка.

— Покажи экран. — Браун посмотрел на экран телефона и, почесав затылок, задумался: — А если мы с Агнером примем звериную форму и прокатим вас на себе до пункта назначения? — спросил парень.

— Не знаю… — Девушке эта идея явно не понравилась, но, кажется, согласия и не спрашивали.

На улице не было ни живой души, поэтому вервольфы спокойно приняли звериный облик. Торн незамедлительно запрыгнул на Стайнера и поудобнее сел, а Флер, после недолгих сомнений, залезла на Агнера и, нервничая, ухватилась за него покрепче.

Через леса, просеки, пустые безлюдные дороги, вервольфы бежали со всей скоростью, стараясь ненароком не сбросить наездников. Вампир спокойно встал на ноги и потянулся, будто стоял не на скачущем со всей мочи оборотне, а на ровной земле. Флер же, полулёжа на Норберге, крепко ухватилась за него и закрыла глаза. Иногда вервольфы меняли свой путь, если чуяли поблизости людей.

До рассвета они бежали без остановки и прибежали, наконец, к какой-то небольшой деревне. По идее, неподалёку должен быть курган. Не выходя из леса, Норберг и Браун приняли человеческий облик и без сил упали на землю. Несмотря на то, что такой вид передвижения сэкономил им кучу времени, но сил оборотни потратили немало.

— Мне надо поспать, — тяжело дыша, прошептал Стайнер и закрыл глаза, лежа на сырой от недавнего дождя земле.

— Мне тоже.

Незамедлительно Агнер заснул неподалёку, и Торну с Флер не оставалось ничего, кроме как ждать их пробуждения. Всё же их можно было понять. Без остановки всю ночь бежать, да ещё с немаленьким грузом на спинах… К тому же, если бы компания прямо сейчас пошла в курган, у молодых просто не было бы сил на битву, а они были основной физической силой этой своеобразной сборной команды.

Эрден спокойно сел на солнечной поляне и зажмурился. Вампиры в реальности совсем отличались от вампиров во всяких книгах и играх, ведь солнце им ни чем не угрожало, как и осиновый кол с крестом. Кровосос достал из кармана телефон с наушниками и погрузился в мир музыки, лёжа под тёплыми лучами весеннего светила, вдыхая сладковатый запах росы и влажной земли, раскинув руки. Флер же решила просто прогуляться по лесу, собирая съедобные ягоды и наслаждаясь природой.

***

Время близилось к вечеру, оборотни медленно пробуждались, уже полные сил.

— Сейчас бы кофе, — зевнул Стайнер, встав первым. Вервольф потянулся и принюхался. Никаких угроз не было. — Когда выдвигаемся? — обратился он к Флер, что недавно пришла, будто бы зная, когда должны были пробудиться спящие.

— Да хоть сейчас, — ответила девушка, и компания отправилась к кургану.

У этого кургана никакой защиты не было. Они спокойно вошли туда и через потайной ход спустились в какой-то коридор.

— Где мы? — спросил Агнер, осматривая тёмный коридор. Освещения не было, поэтому Флер создала небольшой шар света.

— Это система лабиринта, — объяснила Флер. — Где-то в середине комната с тотемом. Только… Тут могут быть ловушки, а карты нет, — грустно сказала девушка, призывая друзей быть осторожными.

— Всё в порядке, я чую все ловушки. — Стайнер усмехнулся и показал пальцем на какой-то камень у ног Торна, который тут же быстро попятился назад.

— Думаешь, это ловушка? — спросил вампир и метнул в неё небольшой огонёк. Внезапно плита с потолка упала на пол.

— У вас настолько хороший нюх? — В голосе Эрдена была слышна нотка то ли недоверия, то ли сарказма.

— Естественно! Он полностью может заменить нам зрение, это же так круто! — влез в диалог Агнер. — Мы со Стайнером все ловушки обезвредим, не беспокойтесь, ребята! — Норберг смело пошёл вперёд, напевая какую-то мелодию.

— А он умеет? — недоверчиво шепнул Торн на ухо Брауну.

— Понятия не имею. В любом случае, если что, я их прекрасно чую, — усмехнулся вервольф и спокойно пошёл за своим советчиком. Хотелось, конечно, несколько смирить его пыл, однако, вспоминая, что он всё-таки уже довольно опытный и сильный оборотень, не первый день живущий с такими силами, возможно, его самоуверенность не была такой напрасной.

Вскоре они дошли до первой развилки.

— Они ведут по совсем разным путям, — принюхался Стайнер. — Думаю, целесообразно будет разделиться. Кто с кем пойдёт? — Браун окинул взглядом свою группу.

— Думаю, нужно разделить боевые силы поровну. Я пойду с Брауном, — предложил вампир, игнорируя недовольный возглас Агнера. — Флер, пойдёшь с Норбергом? — обратился он к подруге.

— Конечно, — ответила девушка. На этом компания распалась; они разошлись.

***

— Мне разжечь свет или ты и без света можешь спокойно передвигаться? — спросил Торн.

Уже несколько минут парни шли в полной темноте, но никто не жаловался.

— Как хочешь, мне и так хорошо, — безразлично сказал Стайнер, но вампир всё-таки зажёг небольшой шар света, хотя бы просто для собственного удобства.

— Ты ведь не просто так со мной пошёл? — Несмотря на хорошее обоняние, позволяющее видеть лабиринт, будто на карте со всеми ловушками, Браун предпочитал передвигаться осторожно.

— Догадливый. Но не надейся на что-то, я пошёл с тобой, потому что Флер хотела переговорить с Агнером наедине. Нам с тобой не о чем разговаривать, вервольф, — усмехнулся Эрден, всеми силами показывая своё нежелание общаться с собеседником. По его надменному тону всегда казалось, что он не видит никого вокруг, кроме собственного отражения.

— Тебе, может, и не о чем. А вот у меня есть к тебе несколько вопросов. — Оборотень помог обойти вампиру ловушку и они пошли дальше. — Например, что это за такая вампирская организация, что напала на нас в поезде? — спросил он, блуждая по широким извилистым коридорам.

— Откуда мне знать… — недовольно прошипел Торн, стараясь показать максимальную раздражённость тем, что его могли заподозрить в причастности к этому случаю.

— А я уверен, что ты прекрасно знаешь. Думаешь, я не заметил твоё выражение лица? Да и к тому же, я прямо-таки чую, что ты лжёшь, прямо-таки… смердит от тебя ложью. — Стайнер усмехнулся, снова заворачивая за очередной поворот.

— Это главный клан вампиров. Похоже, Эрссер их подкупил. — После минутной паузы Эрден всё же нарушил молчание. С одной стороны, думалось ему, раз уж он на стороне Флер, а она на стороне этого оборотня, стоило дать ответ, но другая его сторона, будто бы борющаяся за расовую близость с теми нападавшими вампирами останавливала его.

— Вот как, — усмехнулся вервольф, и в воздухе снова повисла гробовая тишина.

Кажется, Торн был не против; им обоим хотелось избежать лишних диалогов друг с другом и сделать перерыв между излиянием взаимных саркастических неприязней.

— А что случилось с Флер? Вы же друзья, ты должен знать, — заговорил оборотень, окинув взглядом идущего позади со светилом вампира. — Она в последнее время сама не своя, — тяжело вздохнул Стайнер.

— Она боится тебя. И Агнера тоже, — спокойно ответил вампир, которого молодой человек отвлёк от увлекательных глубоких размышлений в собственном разуме, будто бы заставив его выйти из уютной комнаты в открытое холодное пространство диалога, закрыв его монолог с самим собой на интересующие темы.

— Боится? Меня? Почему? — удивлённо пролепетал Стайнер, но ответа не получил, потому что его собеседник в принципе был не очень общителен. — Ладно, поговорю с ней потом сам. Мы уже близко, — добавил парень, принюхавшись.

***

Тем временем Флер и Агнер всё ещё блуждали по тёмным коридорам, ведь их путь был немного длиннее. Изредка Норберг предупреждал подругу о ловушках, но в основном они молчали. Наконец девушка решила заговорить:

— Ты не жалеешь о том, что стал оборотнем? — тихо спросила она. Флер могла говорить даже шёпотом — в помещении была замечательная отражаемость звука, и, кажется, что её могут услышать даже в другом конце коридора; особенно оборотень с острым слухом, который в таком тихом месте мог услышать падение камня за десятки, а может и сотни, метров от него.

— Что? Ты шутишь? — рассмеялся парень в ответ. — Конечно нет, оборотнем быть так круто! Они ведь сильные и классные, — улыбнулся Агнер, однако, окинув взглядом подругу, которая попросту отвернулась от него, сменил улыбку на более серьёзное выражение лица. — Да и вообще, это намного лучше, чем быть человеком. Кстати, мы уже на подходе. Я чую Стайнера и твоего вампира неподалёку, — сказал он и уверенно пошёл вперёд, а Флер поплелась за ним.

***

Компания собралась в центре просторного круглого зала, освещаемого кучей мелких огоньков, медленно летающих над потолком. Они стояли около тотема, над которым в полупрозрачном зелёном шаре энергии парил красный камень — недостающая часть тотема.


— И что нам делать? Флер, сможешь вытащить камень из этой штуки? — спросил Стайнер, и его подруга незамедлительно попыталась разбить шар молниями, но ничего не вышло.


Внезапно над тотемом матереализовалось какое-то существо. Демон с длинными чёрными волосами, такими же красными глазами, как у Они Итасу, одетый в латы, покрашенные в чёрно-белые тона, с большими красными крыльями за спиной.

— А ты кто такой? — спросил Агнер, попятившись.

— Один из трёх «Багряных Демонов», Сатори Мото, демон класса «Маг» и ваш последний враг, — усмехнулся демон. — Камень вы получите только через мой труп, поэтому вам придётся постараться. — Мото засмеялся и наколдовал в своей руке какой-то чёрный шар, однако использовать его не стал, а вместо этого заинтересованно посмотрел на гостей.

— И не таких убивали! — стиснув зубы, прорычал Браун, а после создал на своих пальцах ледяные когти, после чего запустил их в демона. Ледяные снаряды пролетели сквозь Сатори, как будто он был призраком или голограммой, и воткнулись в стену. Каждый из присутствующих чувствовал бесполезность предстоящей битвы, вспоминая то, как быстро «восстал» предыдущий демон, не получив совершенно никаких признаков прошедшего сражения.

— Забыл сказать, я самый сильный из всех «Багряных Демонов». А ещё, ребятки, вас ждёт небольшое испытание. — Демон бросил шар на пол, после чего он разбился и наполнил всю комнату чёрным непрозрачным газом. Газ резал нюх оборотней и помутнил рассудок всей компании.

***

Стайнер не понял, что произошло. Он резко очутился где-то в другом месте, однако дым не пропал, лишь немного расселся, позволяя видеть не дальше вытянутой руки. Вокруг пахло горелым, а под ногами виднелась пропитанная кровью земля. Жар обдавал лицо, заставляя щуриться и пятиться от огня.

Собрав волю в кулак, вервольф смело пошёл вперёд. Каждый шаг сопровождался тошнотворным чмоканьем влажной, будто бы до сих пор горячей от свежей багряной жидкости, земли. Он видел какие-то руины, охваченные огнём. Пламя усиливалось, вокруг виднелись знакомые лица, смотрящие на Брауна пустым взглядом. В этих лицах парень узнал своих соклановцев — он знал каждого по имени, знал отличительные качества. Но сейчас они были мертвы. Все до единого. В голове появились голоса, они шептали ужасные вещи…

«Тебя ждёт только этот исход», «Все умрут, а ты отправишься за ними», «Назад уже не повернуть, смирись», «Это плата за твои грехи».

Голоса усиливались, Браун упал на колени и обхватил голову руками. Он не мог поверить во всё это, потому что это не может быть правдой. Понимание нереальности происходящего пришло резко и очистило затуманенный разум, голоса в голове быстро утихли, а потом и вовсе пропали, дым рассеялся — и столь призрачные очертания руин и леса сменились на знакомый каменный зал.

***

Флер почувствовала, как всё вокруг темнеет. Девушка зажмурилась, а когда открыла глаза, то увидела, что стоит посреди тёмного леса, освещаемого полной луной. Где-то вдалеке послышался волчий вой… Флер побежала. Она не знала куда бежать, поэтому просто бежала, глядя под ноги, но, несмотря на это, девушка врезалась в дерево и упала. Когда Флер встала, то увидела вокруг пляшущие тени, что окружили её. Она боялась сдвинуться с места, страх сковал всё тело.

— Твоё будущее не с ними, — прошептала одна из теней.

— Вервольфы предадут тебя, предай их первой, — предложила другая тень.

Медленно кольцо теней сжималось, дракониха упала на колени и закричала, но голоса были громче. Они шептали ей на ухо те вещи, которые ломали её разум изнутри; шептали таким сладостным тоном, точно знали, как лучше, точно были уверены, что именно так будет правильно. Медленно и больно… Девушка не могла сопротивляться, она просто легла на землю и зажала уши ладонями, но это не помогло.

***

— Неудачник! — рассмеялся голос из темноты.

— Дурак, ты ничего не добьёшься! — сказал другой голос.

— Ты мне не нужен, уходи из моего дома и не возвращайся, слабак, — прорычал ещё один, очень знакомый, голос.

— Замолчите! Уйдите от меня! — кричал Торн, блуждая в полной темноте. Лицо покрылось холодным потом, ноги дрожали и руки не слушались. — Я и без вас справлюсь! — кричал он куда-то в темноту, а она заливисто смеялась над ним, измываясь над ничтожеством, над слабым маленьким мальчишкой.

— И что же ты будешь делать? — спросил грубый голос, обладатель которого появился перед вампиром. Высокий и худой мужчина, очень сильно похожий на Торна. На вид иллюзии было около сорока лет, у него было гладко выбрито лицо, аккуратно уложенные чёрные волосы и злая усмешка, от которой кровь стыла в жилах. На его кожаной куртке виднелся зелёный герб с каплей крови. — Дорога назад тебе закрыта, ты ведь понимаешь это, сын? — Мужчина рассмеялся и взглянул на парня взглядом, полным ненависти.

— Я пойду за Флер и буду с ней до конца, — решительно сказал Эрден и попятился. Голос снова рассмеялся, однако быстро затих и пропал, вместе с дымом…

***

Вокруг Агнера летала куча теней, он сам не понимал, кто и что это, что вообще тут происходит, хотя на самом деле догадывался. Норберг понимал, что всё это иллюзия, но как развеять её — не имел понятия. Он принялся ждать её невесомого удара по его мыслям, состоянию, по тому, что может пошатнуть его стойкость перед боем. Не совсем честный ход, как показалось ему.

— Ну что, ты доволен обретёнными способностями? — спросила одна из теней, которая вскоре материализовалась перед Агнером и приняла облик… самого Агнера.

— Конечно, — усмехнулся Норберг. — И я прекрасно знаю, что ты всего лишь тень, — с видом победителя заявил он и скрестил руки на груди.

— Может, и иллюзия, но я живее всех живых. И ты прекрасно это понимаешь, ведь я вылез из твоего сознания, — усмехнулся клон. В его взгляде, на его лице было такое выражение, будто он знает то, чего не знал Агнер. — Ты ведь не должен был стать вервольфом. Ты хотел не этого. — Тень злобно улыбнулась во всю клыкастую пасть и, вывернув голову под неестественным пугающим углом, уставилась на Агнера.

— Приоритеты меняются, мне больше не нужна сделка с дьяволом. Кому нужны тёмные силы, когда есть сила вервольфов? — самодовольно усмехнулся парень. Эта иллюзия начинала его понемногу бесить.

— Давай же поворошим старые кости, заставим тебя снова задуматься, почему ты захотел силы. — После этих слов тень резко кинулась на Норберга и вселилась в него.

В голове прояснялись старые воспоминания…

— Слабак, да тебя даже девчонка избить может! — кричала небольшая кучка мальчиков, лет пяти, пиная такого же маленького мальчика на земле.

— А вот и нет, я сильный! Я буду сильным! — сквозь слезы кричал Агнер. Медленно воспоминание затуманилось и на смену ему пришло новое.

— Тебе нужно больше практиковаться. Твоя магическая сила намного меньше, чем у твоих сверстников, — твердил какой-то старый преподаватель. Это были воспоминания из того промежутка времени, когда Норберг только поступил в «Когнитинис». — Если не подтянешь свои силы до экзамена, придётся тебя исключить.

После этого в голове появлялись картины, как Агнер трудился до седьмого пота, в изнеможении падал на землю, но никак не мог овладеть нужными заклинаниями. Один из одногруппников подкинул ему интересную книгу о ритуалах некромантии, призыва демонов и сделках с ними. Естественно, такие книги запрещены в академии и одногруппник по счастливой случайности нашёл её без присмотра в библиотеке и, забавы ради, решил показать Норбергу, а тот всерьёз заинтересовался ей. Найдя призыв демона, исполняющего любое желание, Агнер начал собирать компоненты для ритуала призыва, не задумываясь о возможных последствиях. Однако в академию поступила девушка, которая изменила в корне жизнь Норберга. Естественно, это была Флер…

— У тебя остались сомнения? — спросил голос в голове Агнера.

— Нет, — ответил парень и туман рассеялся…

***

Очнувшись, компания первым делом посмотрела друг на друга. Удивлённый взгляд был у всех четверых, что подтверждало тот факт, что галлюцинации были у всех.

— Это было занятно, — улыбнулся Сатори и спустился на каменный пол. — Перейдём к традиционному бою? — В руках демона появились два длинных клинка, больше напоминающих фалькатты, и, с помощью усиления магии, Мото совершил сильный рывок в сторону Торна.

— Давай, Агнер! — крикнул Стайнер и принял облик вервольфа.

Норберг незамедлительно совершил превращение, и оба оборотня создали на своих когтистых лапах крепкие ледяные когти, но только этим не ограничились и дошли до создания целых ледяных перчаток, достающих до локтей. То же самое они сделали с ногами и покрыли хвосты тонким слоем льда. Пока Эрден уклонялся от атак Сатори, вервольфы бросились в атаку.

Даже не посмотрев на них, демон подпрыгнул вверх, а, когда приземлился на землю, уже переключился на вервольфов. Враг успешно уклонялся от всех атак, что пытались нанести ему оборотни. Флер в стороне лечила вампира, успевшего всё-таки получить пару ранений. Вскоре демон перешёл из уклонения в атаку и парирование ударов, что пытались нанести Норберг с Брауном.

Он успешно смог разделить свои боевые силы на двух противников, попросту сражаясь с каждым одним клинком. Его удары были мощны, и вскоре ледяное оружие начало трескаться и, в итоге, разбилось, так и не нанеся ни одного удара. Оборотни отскочили и приняли человеческий облик.

— Что с ним такое? Он читает нас, как открытую книгу, будто видит все наши движения наперёд! — Агнер пребывал в состоянии лёгкого шока и пятился.

— Именно. Я читаю ваши мысли и предугадываю ваши движения. Вам меня не победить, даже если вы приведёте сюда армию, — усмехнулся демон и пошёл в сторону Стайнера.

Браун понял, что уклоняться бесполезно, ведь Сатори будет целиться именно туда, куда соберётся отпрыгнуть парень. Первое, что пришло в голову Стайнеру, — наколдовать в руке меч изо льда, но, как только он предпринял попытку, Мото с силой ударил ещё формирующийся в воздухе меч и разбил его на мелкие кусочки. Отпрыгнув, вервольф создал ледяной щит. За один удар Сатори разрушил его, Брауну не оставалось ничего, кроме как создавать новые щиты, которые демон успешно ломал со злой усмешкой. Долго так продержаться парень не мог, Агнер пытался что-то придумать, но никаких умных мыслей в голове не было вообще…

— Точно! Стайнер, попробуй не думать ни о чём во время боя, вообще! — крикнул Норберг, а после смело побежал в бой.

— Попробуй, — усмехнулся демон, не сбавляя темпу.

Только Браун освободил разум от мыслей и нанёс удар, ни о чём не думая, как осознал, что промахнулся и в ответ получил десяток ударов. Не успев опомниться, Стайнер обнаружил себя на полу, истекающим кровью.

— Флер, исцели его, быстрее! — закричал Агнер, но девушка лишь попятилась в ответ.

— Я не могу… Прости, — прошептала она, медленно отходя. Глаза Норберга округлились. Он понятия не имел, что делать, поэтому приложил все усилия, дабы попробовать исцелить своего вожака в одиночку, хоть и не владел нужным опытом для успешного проведения подобного рода сложных заклинаний.

— Я предугадываю движения всех смертных, вам не одолеть меня. — Сатори улыбнулся во всю клыкастую пасть и окинул взглядом разбитую группу.

— А уже умерших ты можешь предсказать? — раздался шёпот за спиной демона. В следующее мгновение его шея, не защищённая латами, была проткнута длинным клинком. Повернувшись, Мото увидел Торна.

— Догадливый. Но это тебе не даёт преимуществ предо мной. — Демон вытащил из шеи клинок и откинул в сторону.

Вступив в схватку, вампир и Сатори наполнили зал звуком бьющейся друг о друга стали. С молниеносной скоростью оба пытались нанести удар друг другу, но ни у кого не выходило. Так же Эрдена не покидала мысль, что для него любой удар станет последним, а демон фактически бессмертен; всё-таки, пусть вампиры и ловкие, но явно не такие стойкие физически, как оборотни.

Без устали они дрались около получаса, за это время Агнер смог затянуть раны Стайнера, а Флер стояла в стороне и смотрела за этим, не двигаясь. Только её голова, точно у сумасшедшей, дрожала, точно шея больше не в силах держать такой груз, а взгляд её, пустой, бегал по всему помещению, не концентрируясь на конкретной точке, скача, прыгая по стенам, плитке, людям, лицам, камням, лишь бы заставить мысли мгновенно переключаться, не углубляясь в переживания. Она хотела поставить барьер, перекрыть их, но не выходило.

— Держи его! — крикнул Браун, резко вскочив на ноги.

Парень принял форму вервольфа и создал на своих лапах ледяную корку. Демон не успел что-то предпринять, с помощью магии да и просто физической силы, он был остановлен вампиром. Схватив демона за голову, оборотень провёл сильный огненный заряд, который перерос в небольшой взрыв. Голова демона разлетелась на куски, и его тело испарилось вместе с латами, а после появилось возле тотема. Купол вокруг камня исчез, и недостающая часть тотема просто парила в воздухе.

— Как-то быстро всё это вышло… — немного огорчённо сказал Стайнер.

— Конечно, не спорю. Похоже, сегодня не мой день. — Демон недовольно отвернулся и испарился в воздухе.

Стайнер взял камень в свои руки и уже собирался вставить его в тотем, но его чуть не окатила струя пламени, которую вовремя успел отразить Агнер, используя обратный поток энергии — один из магических трюков. Обернувшись, Браун ничего не понял. Его собрат, оборотень, стоял перед ним и угрожающе рычал, где-то сбоку стоял искренне удивленный Торн, а рядом с ним Флер, готовая испустить ещё один магический снаряд огня.

— Какого чёрта, ты издеваешься? — спросил Эрден, посмотрев на подругу, как на настоящую идиотку.

— Торн… Я боюсь их. Я не хочу знать, насколько возрастёт их сила, если они активируют второй тотем. — Глаза девушки были широко раскрыты, её ноги дрожали, но руки решительно были готовы к созданию магической атаки.

— И ты серьёзно решила поменять сторону прямо сейчас? Не проще ли было сделать это ещё до того, как мы пришли сюда? — В голосе вампира слышалось явное раздражение, но на подругу он не злился. Его будто бы совершенно не удивляла и не возмущала смена стороны как факт нарушения чего-то морального, а, скорее, сам факт того, что пришлось провести столько времени в компании этих… существ.

— Ты ведь поможешь мне, Торн? Убить их. — Тяжело вздохнув, девушка запустила ещё один снаряд огня в сторону Стайнера, и Норберг также успешно отразил его.

— А что мне ещё остаётся делать? — грустно спросил вампир и, стиснув зубы, встал рядом с Флер. — А ты, Агнер? Ты с нами? Если я не ошибаюсь, ты по уши влюблён во Флер. — Кислая мина в мгновение сменилась на усмешку.

Эти слова заставили парня впервые задуматься над этим. Испытывает ли он до сих пор какие-то чувства к Флер? Конечно, нет. Как полюбил, так и разлюбил. В любом случае, сейчас он ощущал по отношению к ней обиду и злость. Прорычав злобное «нет», Агнер принял звериный облик.


— Торн, да ты издеваешься? И это после того, как несколько минут назад ты помог мне завалить демона?! Какого чёрта тут вообще творится? — Стайнер был зол, удивлён и огорчен одновременно. Внутри бушевала настоящая буря эмоций, он не знал, что ему делать.

— Извини, но я и сам не ожидал подобного исхода. Теперь мы враги, — будто сомневаясь в своих словах, прошептал Торн в ответ. — Всё в порядке, Флер. Ты можешь идти. — Вампир явно нервничал, но, несмотря на это, девушка оставила его в одиночестве, быстро использовав камень для телепортации. Он знал, что именно так и кончит свою жизнь, но, кажется, просто хотел выкроить немного времени для подруги, вот и всё.

— Один против двоих… Не слишком честно, но что поделать, — усмехнулся вампир и бросился в бой. Кажется, драться решил только Агнер, оставив Стайнера в стороне. Браун был шокирован, он не мог представить такой поворот. Флер, а вместе с ней и Торн, его предали. Конечно, он не был уверен в вампире, который, судя по всему, на удивление и не собирался переходить на сторону врагов, но в своей подруге он был уверен на все сто процентов. Удар, ещё удар, захват, бросок и вампир уже лежал на земле.

— Демон измотал меня, я стал лёгкой добычей. — Эрден закрыл глаза. Ему было не страшно умирать, он прекрасно понимал, что Флер его просто использовала, чтобы уйти. Он и не хотел драться с вервольфами, поэтому просто закрыл глаза, и спустя секунду Агнер прикончил его.

Вот так один, из некогда сильной, компании из двух бесстрашных вервольфов, быстрого вампира и искусного мага дракона погиб от руки своих же бывших товарищей.

Норберг же принял облик человека и, выхватив камень из рук всё ещё стоявшего на месте вожака, вставил его в тотем, который в следующую секунду озарился вспышкой. Оборотни почувствовали какой-то невероятный прилив сил, новые ощущения, бурю положительных эмоций, однако всё это быстро утихло.

— Что мы теперь будем делать? Наш особняк могут просто разнести на кусочки. — Кажется, Стайнера больше беспокоила стая, чем только что умерший товарищ от руки обезумевшего собрата. Но это вполне очевидно, ведь стая — это семья, и стоит она на первом месте, всегда.

— Я не уверен, что смогу, но я могу попробовать перенести нас, если начерчу специальный круг на земле, — объяснил Агнер. Согласия Брауна не пришлось ждать, и, когда парень начертил круг, он встал в центр вместе с вожаком, которого крепко схватил за руки, прошептал координаты, и круг озарился вспышкой.

***

Телепортация удалась, правда, Норберг немного промахнулся… Они со Стайнером очутились на окраине леса, в котором и находился особняк стаи. В звериной форме они быстро добежали до него.

Слава богу, всё было в порядке и все были живы. Браун незамедлительно оповестил всю стаю об опасности и призвал их к боевой готовности. До вечера он чувствовал себя на пороховой бочке, однако ничего не произошло.

Спустя неделю все успокоились, даже сам Браун, хотя он понятия не имел, почему особняк ещё не взлетел на воздух. Это его приятно удивляло и радовало, впрочем, остальных членов стаи тоже. «Что теперь будет с Флер, будет ли она вредить „Клеймённым Огнём“ и что предпримет Эрссер?» — эти мысли вертелись в головах Стайнера и Агнера, однако ответ найти на эти вопросы не представлялось возможным.


========== Глава 11. Обнаружение. ==========


— Всё готово, эксперимент можно начинать, — раздался серьёзный девичий голос. Флер была сосредоточена, взгляд устремлен в открытый блокнот, где она вела записи, быстрым и аккуратным почерком распределяя какую-то информацию.

— Отлично. Какой это по счёту? Девятнадцатый? — усмехнулся мужчина рядом, пожилых лет, с седыми волосами.

— Всё верно, Эрссер, — грустно ответила девушка. С момента побега из Германии у Флер откуда-то на лице появилось много грубых шрамов, точно от рваных ран, совсем как от когтей.

Двое сильных мужчин, рядом с которыми шла невысокая девушка с кейсом из чёрного металла, притащили в лабораторию тело мужчины средних лет, с чёрными волосами и лёгкой щетиной на лице. Он был без сознания и не среагировал на то, как грубо его бросили на пол, где виднелись следы крови от прошлых экспериментов. Девушка достала из чемодана инъекцию и ввела её через шприц с длинной тонкой иглой лежащему, после чего все трое поспешили удалиться через металлическую толстую дверь.

— В прошлый раз мы сильно просчитались. Сейчас же в состав был добавлен прах одного участника из некогда сильного клана бессмертных, — гордо заявил Эрссер. — Я уверен, нас ждёт успех, — добавил он.

Через пару секунд мужчина распахнул глаза и закричал от боли, его тело начало обрастать шерстью; он увеличился в размерах и вскоре принял полный облик оборотня.

— Начнём первое испытание. — Эрссер достал из кармана пульт и нажал какую-то кнопку. Вервольф взвыл, а после поднял свою руку. Его когти в мгновение выросли и вонзились в потолок, а после также быстро вернули прежний размер.

— Превосходно! Покажи всё, второе испытание! — воскликнул дракон, нажав следующую кнопку. Из рук оборотня поочерёдно начали вылетать огонь, молнии, из воздуха появлялся лёд.

— Он станет отличным солдатом! Передай ему все нужные знания о «Клеймённых», Флер. — После этих слов Эрссер покинул комнату, торжественно ликуя над результатом собственной деятельности, оставив Флер с пультом. Та лишь нажала кнопку на пульте, оборотень застыл на месте.

— Браун, значит. — подчинённый вервольф также получил их адреса и базовую информацию о стаях. Он прекрасно знал, что нужно делать.

Когда учёные убедились в самоконтроле оборотня, вернувшего человеческий облик, они повели его в медпункт, где помимо врача были те, кто проводил эксперимент над Девятнадцатым. Они задавали ему различные вопросы и логические задачи, пока специалист проводил медосмотр, а после поставили ему на шею клеймо — его номер. Девятнадцать.

— Пройдём с нами, Девятнадцатый, мы покажем тебе выход, — сказал Эрссер по окончании осмотра, когда стало полностью известно, что его подчинение будет безоговорочным и не подлежит сбою.

Когда они остались одни в коридоре, Девятнадцатый принял облик вервольфа и побежал обратно в лабораторию. Он убил всех довольно быстро, так как здание не очень большим и бежать научным сотрудникам было просто-напросто некуда — их погубило собственное творение.

Девятнадцатый вернулся к выходу и переступил через порог, оказавшись на прохладной ночной улице, кишащей множеством запахов, оттенками и ярким светом. Парень вышел наружу, даже не закрыв за собой дверь. Он принял облик человека и тщательно стал слушать все ароматы вокруг, стараясь различить каждый запах от другого, точно разделяя его по ниточкам, как распускающийся клубок шерсти, но они перемешались слишком сильно, и от общего изобилия даже он не смог различить ничего.

— До особняка далековато. Минимум неделя пути в облике оборотня. На машине это займёт не более трёх дней. Жди меня, Стайнер, — пробурчал себе под нос Девятнадцатый и, накинув на голову капюшон, вышел из переулка и пошёл по улице, даже не оглянувшись.

В подворотне же стоял один из членов «Клеймённых Огнём», что расположился в небольшой базе стаи, находящейся в городе. Он быстро послал смс управляющему: «Встретил в переулке странного. Он меня не заметил. Пробурчал под нос, что собирается убить Стайнера, и ушёл. Он вышел из лаборатории Эрссера».

Управляющий переслал остальным, в первую очередь — Стайнеру.

***

Это была тихая ночь, в которую Браун сидел за столом и возился с бумагами, хотя этим должен был заниматься Агнер, особенно учитывая всю неприязнь вожака к однотипной документационной работе… Телефон, лежащий рядом экраном вниз, настойчиво завибрировал, оповещая о том, что кто-то явно решил посреди ночи побесить молодого человека лишний раз; парень поднял его и прочитал смс. Незамедлительно он направился к своему советнику, Норбергу. Вместо того чтоб спать, тот снова работал за ноутбуком.

— Стайнер? Чего тебе нужно? Я работаю! — сказал парень, быстро закрыв браузер, под которым уже был подготовлен какой-то файл с отчётами о расходах.

— Да, я понимаю, — ответил Браун, слегка усмехнувшись, он подошёл к нему и показал экран телефона. — Что думаешь на этот счёт? Я не думаю, что у него есть причины врать или шутить. Эрссер в последнее время удивительно притих. — Стайнер на самом деле был обеспокоен, ведь первым делом под ударом стояла его стая.

— Скорее всего, он не врёт. Какая ему от этого выгода? А это значит, что нам нужно хорошо подготовиться. Иди спать, Стайнер. — Агнер выглядел усталым, но он беспокоился о своём вожаке, поэтому часто брал его работу на себя, хотя всё равно не успевал делать её в одиночку.

После недолгой борьбы с собой, вожак всё-таки ушёл к себе и лёг спать. На завтра ему нужны будут силы. Однако, поспать ему не дали.

— Стайнер, скорее врубай новости, это просто ужасно! — Агнер чуть ли не выбил дверь и потащил вервольфа за собой вниз, в обеденный зал, пока тот никак не мог придти в себя от громкого топота своего друга и того, как буквально двадцать минут назад его отправили спать, а теперь нагло отвлекали от намеченного дела. Там они включили телевизор, где шло интервью, участником которого был Эрссер…

— Я считаю, что вервольфы опасны. Только посмотрите, что они сотворили с моей дочерью! — Камера взяла в кадр Флер, лицо которой было изуродовано шрамами.

— Пожалуйста, повторите ещё раз, как вы обнаружили эту лабораторию, — сказал оператор.

— Я просто прогуливался со своей дочерью, как её утащили куда-то двое сильных парней. Я побежал за ними и наткнулся на эту лабораторию. Услышав душераздирающий волчий вой, я спрятался. Какой-то мужчина выбежал из лаборатории, прямо как настоящий зверь, и убежал. Я нашёл свою дочь без сознания, истекающую кровью. Это всё, что могу сказать. — Мужчина отвёл взгляд и пустил слезу. Но, естественно, вервольфы понимали, настолько она лжива. В кадре появилась ведущая новостей.

— Похоже, один из них гуляет на свободе и сейчас может убивать людей, а может, даже обращать в себе подобных! Полиция уже подняла все посты, но мы призываем жителей не выходить на улицу и запереть все двери. — Кажется, ведущая хотела сказать что-то ещё, но её перебил седоволосый дракон:

— Я считаю, что нужно создать специальную организацию по уничтожению этих тварей! Если заметили одну, значит, есть ещё миллион. Они несут угрозу всему человечеству, и я готов оказать любую материальную помощь в создании организации по охоте на оборотней! — Дальше Стайнер и Агнер слушать не стали. К тому времени уже собралась небольшая кучка оборотней в обеденном зале, которые тоже смотрели этот репортаж.

— Нас раскрыли, — в шоке сказал Браун, выключив телевизор. — Настали тёмные времена для вервольфов, слишком тёмные. Будьте осторожны, друзья. — Призвав собратьев к тому, чтобы они предостерегались лишний раз светиться на людях и появляться в городе, вожак поднялся к себе в комнату, где упал на кровать и, смотря в потолок, думал о своём.

Страшно. Очень страшно. Настолько, что руки холодеют и дрожат колени. Что будет с оборотнями? Что будет со стаей «Клеймённые Огнём»? Неужели, это конец? Эрссер продумал всё слишком хорошо — продумал до мельчайших деталей. Но не могло быть такого, что нет ни единого способа добраться до его лживой и наглой рожи. Но за эту ночь в голову Стайнера так и не пришло ни одной конструктивной мысли о том, как действовать дальше. Он просто боялся, в самом деле боялся; даже не за себя, а за стаю — за судьбу всех вервольфов, живущих на земле. Им нужно сохранять максимальную анонимность — в такие дни будут подслушивать и стены.

Пролежав в раздумьях до рассвета, Браун поднялся с кровати и пошёл вниз, в обеденный зал. К сожалению, там уже собралось больше половины оборотней, живущих в особняке, они о чём-то горячо скандалили с Агнером.

— Это же просто безумие, ты хоть сам веришь в то, что говоришь?! — кричал кто-то из вервольфов.

— Спокойно, я знаю, что… Стайнер! Наконец-то ты проснулся! — Норберг радостно воскликнул и посмотрел на вожака взглядом, полным мольбы о помощи.

— Ага, как же, проснулся. Что случилось? — Браун осмотрелся, а когда вновь решил посмотреть на Агнера, заметил его отсутствие…

— Мы должны уйти под землю, так будет безопаснее! — раздался чей-то голос из толпы.

— Никуда мы уходить не будем. Мы не слабаки, — отрезал оборотень и через всю толпу направился заваривать себе кофе.

— А если на нас нападут? — на этот раз голос был другой. Они раздавались со всех углов, раздражая чуткий слух.

— Мы самая сильная стая. Отобьёмся, это не проблема. Успокойтесь и идите заниматься своими делами. — С вожаком спорить никто не стал, и оборотни потихоньку разбредались кто куда, всё ещё продолжая полемику друг с другом, но уже чуть снизив тон, дабы не нарваться на невыспавшегося Брауна. Вскоре Стайнер остался наедине с Агнером в обеденном зале.

— И что ты собираешься делать? — поинтересовался Норберг.

— Выпить кофе и пойти в тренировочный зал. Можешь присоединиться. — Браун сделал вид, что не понял, о чём конкретно его спросили, и спокойно пил бодрящее варево, сидя в уютном кресле. С лицом, выражающим крайнюю раздражённость и неудовлетворённость ответом, Агнер заварил кофе и присоединился к своему другу, после чего оба пошли в тренировочный зал.

На самом деле, Стайнер никого не принуждал к тренировкам, но, несмотря на это, почти всегда в тренировочном зале кто-то оттачивал свои навыки боя друг на друге, либо же на деревянных мишенях, или же просто занимался на тренажёрах.

— Старайся бить ниже, — крикнул Браун какой-то девушке, что яростно избивала деревянный манекен. Та лишь кинула в ответ и с ещё большим упорством начала оттачивать свой навык рукопашного боя.

Спустя полчаса усердных тренировок Агнер выдохся и наблюдал за полным сил Стайнером, который продолжал тренироваться. Он удивлённо вскинул брови и, стараясь привести в норму сбившееся от усердия дыхание, спросил:

— И ты всё ещё не устал? — Норберг чуть согнул корпус и опёрся руками в колени, будто пробежал сотню километров.

— Нет, я же вервольф, — усмехнулся тот в ответ.

— Но, вообще-то, я тоже! — недовольно воскликнул парень, после чего закашлялся.

Через несколько минут и Стайнер прекратил тренировки, но только для того, чтобы отправиться на пробежку. Он любил устраивать пробежки по лесу до города и обратно как заключительную кардио-часть тренировки.

— Подожди, я с тобой! — Агнер стремительно направился за ним.

Однако пробежка отменилась. Вожаку «Клеймённых» позвонили по телефону — это был вожак стаи «Бродячие Волки», что на данный момент занимала должность главной стаи вервольфов.

— Привет, Адельштайн. По какой причине решил позвонить? — поинтересовался Браун.

— Ты ведь видел вечерние новости? — спросил Ульфтен. — Думаю, их видели всё. — Вожак «Бродячих Волков», представлявший из себя невинного на вид худого невысокого парня, на самом деле имел множество последователей, так как был очень мудрым и в самом деле достойным лидером.

— Да, конечно. Но это ведь не имеет отношения к причине, по которой ты позвонил мне? — Браун поставил разговор на громкую связь, дабы Норберг тоже мог слышать его.

— Почти. Просто я отсылаю своих собратьев тем, кто нуждается в дополнительной защите. Конечно, сейчас о вервольфах знают слишком мало, но, мне кажется, тут что-то неладно… — Адельштайн затих, но вскоре снова заговорил привычным для него жизнерадостным тоном: — В любом случае, тебе не нужна лишняя защита на случай нападения? — весело спросил он, будто рассылал приглашения на вечеринку.

— Нет, спасибо. И сами справимся. Это всё? — В голосе Брауна была хорошо слышима то ли лёгкая ирония, то ли насмешка. И неужели Ульфтен думает, что «Клеймённые Огнём» — слабаки?

— Подожди, не бросай трубку! — в спешке сказал парень. — Я собираю совет среди вожаков, сегодня к вечеру. Ты придёшь? — с надеждой в голосе спросил Адельштайн.

— Что ты собрался на нём обсуждать? — Стайнер усмехнулся, ведь понимал, что устраивать советы в начале большой бури бесполезно.

— Дальнейшие действия, а также создать альянс со стаями, которые придут на собрание. — Беззаботный и лёгкий тон Ульфтена начинал бесить Стайнера, но он всеми силами пытался это скрыть. С одной стороны, понять обоих можно: один старается даже в начале таких тёмных времён искать ту светлую и оптимистичную нотку, чтобы подогревать огонёк надежды, а второй, оценивая всё более реально и объективно, не мог никак разобраться, почему Адельштайн никак не может хоть раз перестать говорить таким напускным довольным тоном. Стайнеру даже показалось, что он слышит по его голосу, как парень надоедливо улыбается.

— Извини, но я в этом не заинтересован. Сами справимся. — Браун закончил звонок, не дав собеседнику найти способ продолжить.

— Думаешь, это правильное решение? — поинтересовался Агнер, который, кажется, был не против принять помощь.

— Естественно. Мы сможем решить все проблемы без привлечения в них других стай. Мы же не слабаки. — Парень усмехнулся и окинул взглядом уставшего от тренировок Норберга. — Думаю, следует вернуться на базу. — Не ожидая ответа, Стайнер сразу пошёл к особняку.

Как только они вошли внутрь, к ним подбежал один из вервольфов.

— Стайнер, только посмотри на это! — Девушка, лет двадцати пяти, схватила его за руку и повела за собой в обеденный зал, где другой оборотень транслировал на большую плазму видеозапись с телефона. Вожак, поджав губы, морально уже готовился к худшему.

— Вступайте в «Лигу Искупления»! — На небольшой деревянной платформе среди толпы людей кричал черноволосый мужчина средних лет, с изуродованным лицом. — Вместе мы уничтожим оборотней и очистим этот мир ото зла! — Агнер сразу узнал его — это был один из преподавателей в «Когнитинисе». От этого глаза парня будто налились злобой, когда он снова то, как обрабатывали их мозг, науськивали на ненависть к оборотням. Но теперь он один из них и будет бороться с каждым нетерпимым до конца.

— И почему они сразу решили, что оборотни — это зло? — спросил один из вервольфов.

— Тут замешан Эрссер, он вбил им эту информацию. Возможно, заколдовал их. — Стайнер выглядел мрачно.

— Эрссер? А ведь та девушка, которая тоже дракон, она ведь… — Владелец видеозаписи, которая проигрывалась на телевизоре, кажется, понял, насколько опасно оставаться в особняке.

— Да, она его дочь. И теперь она на его стороне, а значит, может телепортироваться в особняк вместе с Эрссером в любой момент и убить нас всех, — с ещё более мрачным видом сказал Браун.

— Всё в порядке, я могу наложить защитный круг на нашу базу, и тогда телепортация сюда будет запрещена! — Только Норберг сохранял спокойствие и даже был навеселе. Однако, его идея и вправду была хорошей.

— А если они телепортируются в лес у особняка? — спросил кто-то из сидящих за столом оборотней.

— Я предусмотрел это. Проход в особняк им будет запрещён, они смогут лишь ошиваться вокруг и ничего сделать нам не смогут, — довольно усмехнулся парень. — Ну, я побежал накладывать защитный круг вокруг особняка! — радостно крикнул он напоследок и моментально исчез из виду.

— Стайнер, ты уверен, что мы в безопасности? — с некоторым сомнением спросил один из вервольфов.

— Естественно. Мы справимся со всеми проблемами. — Браун ушёл из обеденного зала и поднялся в свою комнату.

Он чувствовал прилив сил и нарастающую уверенность. Пусть вервольфы и раскрыты, но пока что обнаруживать их не научились. Да и, в любом случае, что могут сделать обычные люди против магии и чудовищной силы оборотней? Но где-то внутри, на подкорке интуиции и сознания, что-то всё же не давало молодому человеку полностью расслабиться, беспокоило его, порождало нотку сомнения в его мыслях и чувствах. Он не знал, прислушаться ли к этому или пустить на самотёк. Может, это просто его волнение. А может… нет?

Комментарий к Глава 11. Обнаружение.

https://vk.com/doc166484000_461491857 (Флер, created by Sonya Sleepless)


========== Глава 12. Пламенные души. ==========


Пока во всём мире набирала новых сторонников организация, уничтожающая вервольфов, своё существование начала ещё одна… Где-то в просторном и чистом подвале, обставленном под офисное помещение, собрались десять драконов.

— Вижу — все в сборе, — радостно улыбнувшись, провозгласила таким образом начала «собрания» молодая девушка. Выглядела она довольно эксцентрично: волосы необычного фиолетового цвета, прокол на левой брови, а на руках были татуировки в виде каких-то незамысловатых узоров. Одета она была в кожаную куртку, рукава которой были обрезаны до локтей, и простые чёрные джинсы. Девчушка была симпатичной, хорошо сложенной, с невероятно жизнерадостным и воодушевлённым лицом, а имя ей — Джилл.

— И ты собираешься провернуть всё это вдесятером? — спросил один из драконов, оглядев собравшихся. Он был довольно крепкой морфологии парнем, с коротко стриженными чёрными волосами и ростом свыше всех присутствующих где-то на полголовы. В отличие от драконихи, молодой человек выглядел намного серьёзнее и явно сомневался в адекватности того, что он слышал из уст Джилл.

— Спокойно, Брудер, у меня есть план. — Скрестив руки и облокотившись о стену, девушка снова осмотрела присутствующих, но уже с игривым, азартным огоньком в глазах. — Несомненно, я прекрасно знаю, что «Когнитинис» вдесятером мы не завоюем, даже учитывая сложившуюся ситуацию. Именно поэтому я объявила о нашей организации в кругу драконов. Через некоторое время кто-то к нам да присоединится. И вы, ребятки, будете привлекать новых участников. — Джилл довольно улыбнулась, ожидая вопросов. Вместо вопросов у всех пока были лишь удивлённые и несколько недопонимающие лица.

— И как же ты назвала нашу «компанию»? — спросил Брудер.

— «Пламенные души», — таким же довольным, как улыбка, тоном, сказала девушка.

— Но ты ведь понимаешь, что больше сотни вряд ли наберётся? Да и к тому же, насколько бы сильными не были драконы, сотня человек не справится со всем тем, что обитает в этой чёртовой академии, — поджала губы одна девушка из компании.

— Вы ведь знаете, я прирождённый лидер, а значит, предусмотрела все исходы! — Джилл выглядела как человек, который наперёд знает то, какие вопросы могут ей задать и уже заранее знает все возможные ответы. — Мы, конечно же, не захватим академию даже сотней драконов, именно поэтому и заручимся поддержкой у оборотней! Пары тысяч будет достаточно. — Улыбка девушки уже начинала раздражать и пугать присутствующих. Её сородичи явно не очень одобряли эту идею, потому что взгляды их явно были совсем не заинтересованные в таком развитии событий.

— И с чего ты взяла, что оборотни будут нам помогать? Да и вообще, вервольфы — слабаки, — недовольно заявил Брудер, говорящий за всех, кто сейчас пытался собраться с мыслями и сформулировать хоть какой-то логичный аргумент в противовес самоуверенной драконихе.

— Отнюдь! Когда оборотни активировали два тотема, их сила значительно возросла. Если мы поддержим их магией, то они станут машинами для убийств. — Джилл говорила интригующим тоном, будто специально. — А добиться их расположения легко. Как, спросите вы? Помощь за помощь. — Встретив недоуменные взгляды, девушка поспешила ответить на все вопросы ещё до того, как их зададут. — Вы же знаете, что Эрссер основал свою организацию, которая будет истреблять вервольфов, а заодно раскрыл существование расы оборотней перед простыми людьми, что является нарушением закона, для которого смерть — кара слишком лёгкая. Многие базы стай находятся на поверхности, а значит, не исключена охота и бомбардировка, что придёт к быстрому вымиранию вервольфов. Мы поставим свои защитные круги, которые защитят оборотней от всех бед. А заодно будем помогать им в противостоянии с организацией. Лично я хочу начистить морду этому зазнавшемуся дракону, несмотря на его якобы королевский род. А вы? — Моментально Джилл встретила радостные вскрики драконов. Кажется, они пришли к соглашению и пониманию, а заодно разобрались с конечными целями организации. Вопросов больше не было.

***

Следующие несколько дней «Пламенные Души» были по горло заняты делами и ни минуты не сидели без дела. Джилл всё возилась с какими-то бумагами, работала за ноутбуком и отвечала на звонки, Брудер же набирал новобранцев.

За первые дни к организации присоединилось около пятнадцати драконов, значительно увеличив основные силы. По просьбе командира Брудер с несколькими новобранцами провели опрос вервольфов насчёт силы стай. Многие оборотни при первом появлении драконов старались как можно скорее скрыться из их поля зрения, но добыть парочку ответов всё-таки удалось. Первое место заняла основная стая, на втором месте, с отрывом всего в несколько десятков голосов, находились «Клеймённые Огнём», а на третьем же — менее популярные стаи, либо же стаи, из созданного альянса главной.

***

— Эй, Джилл, я тут новобранца привёл, — сказал Брудер, зайдя в кабинет подруги, снова проводящей время за своим рабочим столом, очень активно что-то набирающей на клавиатуре, местами даже будто яростно бьющей по клавишам.

Девушка перевела взгляд на вошедших гостей и увидела рядом с Брудером того самого «новобранца» — высокого, худощавого парня в чёрной рубашке и джинсах. Его тёмно-русые волосы были сильно растрёпаны, а лицо с точёными скулами и острым подбородком, обладающее немного азиатскими чертами, было покрыто кучей шрамов, на носу налеплен пластырь. В глазах дракона был интерес, каким обладала и сама Джилл, так что она это прекрасно видела и даже решила не обращать внимание на сигарету в зубах, которую докуривал незнакомец.

— Добрый день, меня зовут Десятый Джугем, — представился он, слегка поклонившись.

— Какое экзотическое имя. Не из наших краёв? — улыбнулась девушка, встав и ответив рукопожатием на протянутую руку.

— Да, не из ваших. В любом случае, я здесь, чтобы помочь вам. Готов выполнять поручения. — Джугем потушил сигарету о подошву ботинка и сложил окурок в карман, от чего Брудер усмехнулся.

— Вот и отлично, что готов. У меня как раз есть задание для вас двоих! — Задорно смотря на друзей, девушка улыбнулась чуть шире и села обратно в кресло. Мысли в её голову взбредают моментально, но она так умело и ловко их формулирует, что, кажется, будто она обдумывала это весь день.

— Для двоих? То есть и для меня тоже? — недовольно переспросил Брудер, скрестив руки на груди.

— Да, и для тебя тоже, Брудер! Вы будете работать в команде! — довольно ответила Джилл, будто думая, что такая инициатива понравится её другу. Впрочем, ей не очень-то и было важно его согласие, потому что их сложившийся «дуэт» казался девчушке очень даже неплохим.

— Не томи, босс. Что за задание? — Нетерпеливый новобранец так и жаждал получить работу и отправиться на задание. Его рвение ещё больше раззадорило дракониху и ещё больше дёрнуло за струнки пошатнувшееся спокойствие Брудера.

— Я направляю слабых драконов из резерва на установку защитных полей вокруг главных баз стай вервольфов. Самые сильные из слабых пошли к главной стае, вы же пойдёте устанавливать барьеры у одной немногочисленной, но подающей надежды стаи, — пояснила девушка, не обращая внимания на недовольные взгляды со стороны Брудера. — Договоритесь с ними по-хорошему, чтобы они согласились помогать нам. Хорошо? Пожалуйста, не подведите. — Милая улыбка девушки так и говорила парням сделать всё хорошо, за что их, возможно, похвалят ещё одной улыбкой. Многообещающий трофей.

— И как мы туда доберёмся? — спросил молодой человек, покосившись сначала на своего нового напарника, а после снова на уверенную в свою адекватность и здравомыслие Джилл.

— Я дам вам точный адрес, а вы дойдёте пешком, либо же телепортируйтесь, это намного легче, — предложила девушка. Ответа ожидать не пришлось, парни выбрали телепортацию.

— Отлично, тогда завтра утром отправитесь на задание, а пока можете всё распланировать и отдохнуть. — Джилл вернулась к работе, а драконы вышли в коридор, нагруженные полученной в течение разговора информацией. Вроде, девушка не сказала ничего лишнего, но её торопливый и невероятно радостный голос, такой, будто она планировала вечеринку в честь своего дня рождения, очень сильно забивал голову.

— Сейчас только полдень, поэтому я собираюсь сходить в какое-нибудь кафе, а потом развеяться. Ты со мной? — Брудер предложил Джугему составить ему компанию, и тот незамедлительно кивнул, приняв предложение. Всё-таки нужно им найти общий язык, завтра как-никак вместе идти на задание.

Через полчаса поисков напарники нашли неплохое полупустое кафе, где практически не говорили о вервольфах, чего нельзя было встретить в других общественных местах, учитывая то, что во всех кафе, на всех остановках, на главных улицах уже были участники «Лиги Искупления», что заманивали всех прохожих в свои ряды. По всему человечеству быстро разлетелась новость о том, что столько лет по одним с ними улицам ходили не только такие же люди, как они сами, но и оборотни, которые виделись им отвратительными магическими созданиями, призванными унизить и поработить весь род людской (за такое стоит сказать отдельное спасибо ораторскому мастерству Эрссера); многие страны закрыли порты и границы от иностранцев. Естественно, «Лига Искупления» на первых порах выглядела глупо, ведь она даже не знала, как опознать оборотней, однако ни вервольфы, ни драконы не сомневались, что Эрссер что-нибудь предпримет. Даже несмотря на их первичную неуверенность, еще не крепкую стойку, они уже собрали достаточно последователей и единомышленников.

Парни выбрали столик в углу кафе и заказали себе еды. Брудеру принесли первое, второе, пару салатов и капучино, а Десятый Джугем ограничился одним чаем, отдающим нежно-голубым оттенком на стенках белой посуды. Чайные вкусы у него явно неплохие, ибо редко кто в принципе рискнет пробовать «Butterfly pea tea» — европейцы считают странным то, что что-то съедобное и питьевое может иметь такой насыщенный васильковый цвет— Давай, рассказывай о себе, — усмехнулся Брудер, приступив к какому-то дешёвому супу, что принесла приветливая официантка.

— Нечего рассказывать, — нахмурился Джугем. — Я самый обычный дракон из Азии, специализируюсь на магии крови, мой возраст — около тысячи лет. — Такое немногословное описание понравилось Брудеру, но у него возникло несколько вопросов.

— Магия крови? Не слышал о такой. Расскажи, — попросил парень, оглядываясь по сторонам, на всякий случай. Джугем чуть наклонился к нему и понизил тон:

— Это использование своей крови, либо же крови уже мёртвых врагов с прямым доступом к их крови, в качестве оружия, — тихо произнёс он. — Например, я могу запустить в кого-то сгусток крови, заставив принять его любую форму и твёрдость. Могу затянуть раны, защитить себя. Можно сделать всё, что только захочешь. Но для этого, как ни парадоксально, нужна кровь. — Дракон усмехнулся и сильно укусил себя за кончик указательного пальца, откусив немного кожи. На поверхность выступила густая капля яркого бардового цвета, Джугем нахмурился, и кровь совсем немного подлетела в воздух над пальцем, сменила форму со сферичной на ту, что напоминает пчелиное жало, затвердела и упала в ладонь дракону. Джугем протянул сжатый кулак к протянутой ладони Брудера, разжал его и на ладонь того упала капля крови.— Удивительно. А меня сможешь научить? — с азартом в глазах спросил он. Кажется, Брудеру понравилась такая необычная магия, ведь в этих краях он подобного не встречал.

— Не думаю. Этой техникой владеют лишь немногие драконы, рождённые в Азии, так что тебе не светит. — Джугем усмехнулся и отпил из стакана с горячим чаем из цветов анчана.

— Что ты делал до того, как приехал сюда? И вообще, зачем ты приехал сюда? — Брудер, который уже успел смести всё, что ему принесли, сидел и с интересом наблюдал за собеседником, всё ещё постепенно делающим мягкие глотки травяного напитка, растягивая удовольствие.

— Путешествовал в другом мире и пытался найти там одну башню. Ходили слухи, что если достичь её вершины, то можно стать по силе равным богу, — интригующим шёпотом говорил Джугем, ритмично постукивая пальцами по столу. — Но, как видишь, её я так и не нашёл. Долго в том мире я не продержался, и мне пришлось вернуться сюда. Теперь я не могу перемещаться по мирам, к сожалению, — с кислой гримасой сказал дракон, тяжело выдохнул и сделал ещё один глоток.

— Перемещение по мирам? Разве это не доступно только самым сильным драконам, вроде Эрссера? — На лице молодого человека выступили мимические морщины от того, насколько сильно он изогнул брови, удивлённо глядя на сидящего напротив собеседника — он не ожидал подобных слов ни от кого из своего окружения, и в том числе от Джугема.

— Подобные рамки можно и обойти. Правда, это уже нарушение законов, так что не стоит болтать об этом на каждом углу, — усмехнулся парень.

— Конечно, я никому не скажу. — Брудер думал о своём новом знакомом, который оказался вполне интересным драконом, а может, и опасным противником. Благо, что на данный момент они будут бороться по одну сторону. — Ладно, вечно мы тут сидеть не сможем, так что давай пойдём обратно. Можешь идти в штаб, а я схожу на разведку, — нахмурился Брудер, нарушив возникшее молчание. Оглянувшись назад, он увидел официантку, метрах в пяти от парней. Девушка наблюдала за ними и сразу же отвела взгляд, как только увидела, что её заметили. Это подтолкнуло обоих на подозрение, отчего драконы решили, что пора уходить.

Зайдя в ближайшую подворотню, Десятый Джугем телепортировался обратно в штаб «Пламенных Душ», а Брудер отправился на разведку. В городе дела обстояли не очень, это было заметно. Кажется, «Лига Искупления» продвинулась сильнее, чем нужно, чем хотелось. Практически повсюду были расклеены большие объявления, которые приглашали всех желающих в организацию по убийству оборотней. Совершенно не удивительно, что все сразу восприняли вервольфов как нечто опасное и нежелательное, учитывая то, какой мастер стоял во главе всего этого, и как ярко пестрели плакаты на кирпичных стенах агитирующими надписями, призывающими к действию.

Какой-то зазывала вручал рукописные листовки всем прохожим, одну он сунул и Брудеру. На ней было написано: «Стань свидетелем истины, узри истинную суть оборотней. Сегодня, в 18:00, глава „Лиги Искупления“ выступит перед простым народом.»

На обратной стороне был написан адрес места, где будет проводиться собрание. До начала оставалось всего два часа, а ехать нужно было чуть ли не на другую часть города. Однако это могло оказаться полезным для «Пламенных Душ». Узнать о враге побольше — что может быть лучше? Информация — самое ценное благо в их нынешнем положении.

***

Солнце почти село, а Брудер петлял по тёмным подворотням. Довольно странное место для проведения собрания, может, это ловушка? Нет, вряд ли.

Через десять минут блужданий парень вышел к небольшой улице, где дверь одного дома была распахнута настежь, а по обоим сторонам от входа стояло двое крепких мужчин. Без лишних слов дракон понял, что именно туда ему и нужно.

Громилы спокойно пропустили Брудера внутрь, и он оказался в коридоре с длинной лестницей вниз. Темно, немного страшно, но парень спустился вниз. Ещё одна дверь — он оказался в большом зале, набитом людьми. На так называемой «сцене» у дальней стены зала стояла группа людей. Брудер узнал среди них Эрссера и пошёл ближе.

Все люди на сцене были одеты довольно странно: на всех, кроме верховного архимага-дракона, были металлические маски, чёрные кожаные костюмы с плащом и высокими ботинками. За их спинами висели копья, а на поясе располагалось множество каких-то шприцов и дротиков. Также у каждого на груди было что-то наподобие радара и по пистолету на поясе. Сам же мужчина был облачён в какое-то подобие лёгких доспехов, что выглядело контрастно на фоне остальных костюмов и очень пугающе по сравнению с любой повседневной одеждой. Двери сзади закрылись с громким металлическим ударом…

— Уважаемые братья и сёстры, сегодня я собрал вас всех здесь, дабы показать вам, насколько опасны оборотни, — начал речь Эрссер. — Возможно, многие спросят, зачем я основал эту организацию. Ответ прост: вервольфы изуродовали мою дочь как настоящие дикари, и она до сих пор не может прийти в себя. Каждый день оборотни убивают людей и нагоняют на нас страх, мы не должны жить так дальше! — прокричал он, сжав кулаки. Речь дракона была вполне убедительна, и пока он говорил, его «дружки» стояли за спиной в одной шеренге. Брудер насчитал десять человек, не считая Эрссера. Не слишком внушительная армия, но если они умелые бойцы, то с ними будет трудно.

— Многие считают, что оборотни — это чушь и их не существует. Однако прямо сейчас мы выведем троих тварей и сразимся с ними на ваших глазах. — По залу пробежал взволнованный шёпот, многие испугались. — Вам не о чем беспокоиться, — поспешил успокоить людей дракон. — Мои бойцы справятся с ними в два счёта, а теперь… Выведите их! — Все люди на сцене, вместе с Эрссером, приняли боевые стойки и достали копья, которые свободно помещались в одной руке, приготовившись к драке. Трое мужчин вывели из второй комнаты, вход в которую располагался на одном из концов сцены, трёх связанных вервольфов, двух женщин и мужчину, и бросили на пол.

— Может, эти твари подлые, но мы не такие. Мы устроим честный бой, развяжите их! — приказал Эрссер, после чего трое из шеренги бросились к оборотням, а остальные, вместе с руководителем, сделали шаг назад. Верёвки на телах вервольфов были срублены. Оборотни встали и быстро отпрыгнули назад, испуганно глядя на врагов, на людей под сценой. От безысходности, от метаний и кучи мыслей в голове, они приняли звериный облик и бросились на участников «Лиги Искупления».

Мужчина-вервольф погиб первый — стоило ему сделать первый бросок на противника, как его грудь была насквозь пройдена остриём копья в области сердца, от чего он моментально, сделав последний выдох, безжизненно поник и упал навзничь. Пока женские особи дрались с охотниками, Эрссер сделал шаг вперёд.

— Сейчас вы увидите, как действуют наши дротики, что блокируют этим тварям способность превращаться в зверя! — восторженным голосом сказал дракон, и охотники резко достали дротики, без колебаний выпустили их в вервольфов, которые через пару секунд после попадания невольно приняли человеческий облик. Но отступать они не собирались и побежали вперёд от отчаяния, несмотря на то, что знали: в этой битве им не победить. С девушками легко расправились, распоров им шеи теми же копьями. Битва казалась слишком простой. Брудер смотрел на это с нескрываемым ужасом, осознав, насколько тёмные времена настали для вервольфов и под какой угрозой они сейчас находятся.

— Вы видели, насколько кровожадны эти твари? — воззвал к присутствующим Эрссер. — Наверняка вы задаётесь вопросом: «Как же различить этих выродков в толпе нормальных людей?» Ответ прост: включите радары! — Все охотники за спиной дракона включили радары на своей груди и, будто по волшебству, с помощью какого-то чуда, достали дротики и начали метать их в некоторых людей из толпы. Спустя пару секунд они отрубились и упали посреди зала. Остальные люди запаниковали, кто-то побежал к выходу, решив, что это какое-то массовое истребление простых жителей, но двери не открывались… Тем временем бойцы спустились и повалили на плечи шесть оборотней, после чего вернулись назад и связали их. Эрссер медленно, уверенным движением руки, привёл их в чувство каким-то лекарством и те, обнаружив себя связанными, попытались принять звериный облик, однако это им не помогло. Путы всё так же крепко связывали их тела, больно впиваясь в кожу, а люди ещё раз убедились в силе их сегодняшнего оратора. Без лишних слов охотники казнили вервольфов, отрубив им головы. Эта картина заставила часть зала отвернуться — кто-то вновь попытался убежать, но попытки были тщетны.

— Любой желающий может обрести ту же силу, что новобранцы из «Лиги Искупления», и истреблять вервольфов. Для этого — просто останьтесь здесь, остальные могут идти. Мы будем рады новобранцам в любое время. — На мгновение взгляд пожилого дракона встретился с Брудером, который практически с самого начала всё транслировал прямо на базу «Пламенных Душ». Однако Эрссер ничего не предпринял, и Брудер поспешил уйти из этого здания, а после сразу же телепортировался в штаб, как только убедился в том, что за ним никто не следит.

***

— Брудер, что это было?! — Джилл подорвалась к другу, как только он появился в штабе, где собрались все участники «Пламенных Душ», в одном зале.

— Это какой-то ужас… Нужно начинать действовать, — нахмурившись, решительно заявил Брудер в ответ.

— Отправляйтесь к штабу «Клеймённых Огнём», прямо сейчас. Будьте дружелюбны. — Девушка была напряжена и взволнована. Ещё бы после увиденного не взволноваться.

Парни подошли к ней — и та в мгновение ока телепортировала их… Вскоре Стайнера ждёт встреча с новыми союзниками.

Комментарий к Глава 12. Пламенные души.

Иллюстрации героев:

https://vk.com/doc166484000_461491859 (Джилл, created by Sonya Sleepless)

https://vk.com/doc166484000_461491862 (Джугем, created by Tsihim)

https://vk.com/doc166484000_461491863 (Солдат “Лиги Искупления”, created by Sonya Sleepless)


========== Глава 13. Рука помощи. ==========


Ночь темна. Тишина, будто бы оглушающая и давящая на барабанные перепонки, нагнетала мрак на и без того пугающий в пелене сумрачного одеяла лес. Иногда тишина прерывалась беспокойным уханьем ночных стражей-сов, вышедших на охоту на тревожащих спящие кроны сосен мышей. На горизонте не наблюдалось никого, не считая двух, только что приземлившихся на землю драконов. Они нарушили лесной покой, отчего со многих ветвей резко взвились ввысь рассерженные лупоглазые птицы, оставляя после себя шумное эхо шепчущихся листьев. Встав с земли и отряхнувшись, парни переглянулись. Благо в темноте драконы видели отлично, и свет им не требовался.

— И где этот особняк? — вполголоса спросил Джугем, всматриваясь вдаль. Их никто не преследовал, не подслушивал, но молодой человек будто бы чувствовал то, насколько они непоправимо и без того нарушили сон лесного царства, так что старался несколько смягчить нанесённые ими последствия.

Без лишних слов Брудер достал свой телефон и с помощью геолокации определил их местоположение.

— Нам на север, — сказал дракон и пошёл по предполагаемому направлению к особняку, убрав телефон обратно в карман.

Драконы шли медленно, тихо ступая по едва видимым протоптанным тропинкам вперёд, по намеченному маршруту. Лес, казалось, общался с ними, не хотел, чтобы путники заплутали. Деревья по периметру троп шли так ровно, будто расступались в аллею, помогая бессонным юношам двигаться к особняку. Над их головами, точно солнце в зените, раздвинув густые кроны деревьев, светил яркий небесный диск, на фоне которого померкли все звёзды, скрывшись, уступив дорогу старшей сестрице-Луне.

***

— Стайнер, просыпайся! — Паникующий Агнер вбежал в комнату вожака, который уже давно мирно спал в своей кровати, и начал трясти его.

— Чёрт тебя побери, Агнер, в чём дело? — спросил вервольф, потирая сонные глаза.

— Драконы! Наши патрулирующие учуяли двух драконов, они движутся к особняку! — В глазах Норберга читался явный испуг, ведь он осознавал, в какой они находятся опасности.

— Это могут быть Эрссер и Флер… — Бодрость вернулась к вожаку за считанные секунды; парень вскочил с кровати, подорвался и выбежал на улицу к патрульным, которые уже созвали боевую часть стаи и стояли у входа в особняк, ожидая битвы.

— От них пахнет не так, как от Флер и Эрссера, — заметил Браун, это сильно успокоило его. Однако, если не они, то кто? Стайнер, несмотря на то, что более сильных противников этой ночью он может не ждать, всё равно был настроен на худшее, и в его голове не угасала мысль: «Враги или союзники?», которая ещё больше заводила его размышления и доводы в тупик.

Вскоре драконы вышли из гущи леса и увидели перед собой большую часть стаи, что жила в особняке.

— Радушно вы нас встречаете, господа, — усмехнулся Брудер, однако в ответ получил лишь злобное рычание. Он чуть отступил назад, хотя удивляться такой реакции и не стоило — с такой фразочкой на эту территорию могла заявиться и «Лига искупления».

— Спокойнее, ребят, мы не воевать пришли. — Десятый Джугем пошёл вперёд, и, когда до Стайнера оставалось буквально несколько шагов, один из оборотней принял звериный облик и бросился на дракона, повалив его на землю. Брудер приготовился к атаке.

— Стоять, Брудер! Никаких лишних движений. — Голос Джугема звучал уверенно. Если вервольф не убил его до сих пор, то атаковать первыми нет смысла. Всё-таки это защита главаря, присущая любому обществу, тем более, оборотням, славящимся своим родством и клановой привязанностью.

— Зачем вы сюда заявились, особенно посреди ночи? — недоверчиво спросил вожак, подойдя на шаг ближе к поваленному на землю дракону. Брудер же стоял в стороне и бездействовал, хотя, стоит признаться, он сильно нервничал, однако не хотел портить возможно хорошие отношения с оборотнями. Тем более, там, на холодной траве, лежит не он, а крайне уверенный в себе Джугем, так что резкие действия с его стороны могут спровоцировать не лучший исход.

— Предлагаем свою помощь. Эрссер решительно начал наступление и уже разработал некоторые технологии, вроде радара, по которому видно оборотней в округе. Брудер покажет вам видеозапись одного из его собраний, на которые ему удалось проникнуть. — Джугем говорил неторопливо, приятным, будто бы гипнотизирующим голосом, смотря в глаза Стайнеру. Он умеет правильно начать беседу, этого у него не отнять. — Мы пришли сюда с целью наложить защитный круг вокруг вашей базы, который скроет вас на всех радарах и полностью защитит от всех внешних воздействий, если вы не против. И, пожалуйста, отпустите меня. — По команде вожака вервольф слез с Джугема и, приняв человеческий облик, отошёл назад. Дракон спокойно встал, и Брудер подошёл к нему.

— Кому это нужно? И даже не говорите мне, что хотите сделать это бесплатно. Вы ведь хотите чего-то взамен, так ведь? — усмехнулся Браун, смотря в глаза собеседнику, поддерживая максимально стесняющую обстановку, стараясь одним только взглядом показать, что свою стаю он и сам, впрочем, в обиду не даст, и прямо сейчас каждый из стоящих за его спиной готов вгрызться в глотку и одному, и второму дракону.

— Конечно. Мы из «Пламенных душ», небольшой организации из драконов, что защищают оборотней в этом конфликте. Однако это не единственная наша цель. Мы хотим завоевать академию «Когнитинис» под шумок. Здесь нам и понадобится мощь оборотней. Вполне выгодное предложение, не находите? Часть вашей стаи поможет нам в штурме, а мы предоставим вам защиту. — Десятый Джугем дружелюбно улыбнулся и протянул вожаку руку, однако тот не спешил отвечать рукопожатием, а жестом пригласил их за собой в особняк.

— Стайнер, думаешь, они помогут нам? Может, это ловушка? — обеспокоенно спросил Агнер. Неужели защитное поле не сработало, и драконы даже его не заметили? В любом случае, если бы оно работало, очевидно, что этих двух наглецов тут бы не было. А значит, помощь всё-таки принять стоит.

Вся компания села за большим обеденным столом, чтобы обговорить детали договора.

— То есть, мы направим часть наших сил вам в помощь чуть позже, а вы прямо сейчас наложите защитное поле вокруг нашей базы? — переспросил Стайнер, нахмурившись, складывая получаемую информацию в целостную картинку, чтобы адекватно взвесить все доводы «за» и «против».

— Конечно, ребят. Всё будет круто, уж поверьте нам. — Брудер улыбнулся, сверкнув зубами и откинувшись на спинку стула. Кажется, с его лица не сотрёт улыбку даже Апокалипсис. Напоминает Джилл… Точно также начинает раздражать избыток позитива.— Если не верите нам, можем прямо сейчас продемонстрировать наши дружелюбные цели. — Взгляд дракона упал на заколдованную шкатулку, что лежала на другом столе чуть дальше. Именно на ту, что не смогли открыть Флер с Агнером, забрав из «Когнитиниса».

— Её не открыть, на ней сильные чары, — предупредил дракона Агнер.

— Да ну? — Брудер с усмешкой взял небольшую коробочку, повертел её в руках и… Как ни странно, последовал щелчок. Не открывая её, он протянул вещицу вожаку и вернулся на место.

Стайнер уже потянулся за шкатулкой, но его опередил Агнер.

— Лучше я. Мало ли что там может быть, — на полном серьёзе сказал парень, а после резким движением распахнул шкатулку. В ней лежал только медальон. Небольшой золотой медальон с камнем посередине, напоминающим по цвету смесь сапфира и изумруда, на изящной золотой цепочке с аккуратным замочком. Это был один из тех медальонов, которые можно было открыть и вставить внутрь небольшую фотографию или положить что-то очень маленькое. Норберг открыл украшение, но внутри было пусто.

— Я чувствую мощь, исходящую от этого амулета… Это ценный артефакт, — на какое-то мгновение, Джугем занервничал, но постарался сразу же вернуться в привычное уверенное состояние, отбросив навязчивые негативные мысли.

— Хорошо, вы, конечно, молодцы, открыли шкатулочку с артефактом, но я всё ещё не верю вам. — Браун поигрывал костяшками пальцев, с огоньком в глазах глядя на гостей. Они, прямо скажем, заинтриговали его — прошли через поставленное Агнером поле, открыли шкатулку, которая до этого казалась запертой на все возможные замки… Что дальше?

— Слушай, давай я позвоню нашему лидеру, и ты сам с ней поговоришь. — Брудер явно психанул и уже набирал в телефоне номер Джилл. Он тот ещё мастер переговоров, а вот девчушка наверняка сможет конструктивно обсудить с вожаком стаи любопытные детали их сотрудничества. Пока он звонил ей, Агнер протянул амулет Стайнеру, но тот лишь вполголоса сказал: «Тебе нужнее», и жестом руки отказался от артефакта. Норберг как-то странно усмехнулся в ответ, глянул на медальон, и надел его.

Тем временем Брудер протянул вожаку оборотней телефон, где на другой линии уже ожидала Джилл.

— Добрый день, — поздоровался Браун.

— Привет! Как я понимаю, вы — вожак «Клеймённых Огнём»? Стайнер Браун? — спросила Джилл в своей жизнерадостной разговорной манере.

— Собственной персоной, можете не сомневаться. Хотел бы из ваших уст услышать, зачем вам понадобилось помогать нам, — скептически произнёс вервольф, ожидая ответа.

— Брудер уже не рассказал вам? Нам нужна помощь в завоевании «Когнитиниса». Думаю, это равноценный обмен — плюс к боевой силе за полную защиту. Дело в том, что нашей организацией мы не захватим академию, слишком нас мало. А если драконы присоединиться к нам не хотят, то есть резон просить помощи у вервольфов.

— Я понял тебя. Хорошо, я приму вашу помощь. — Для Стайнера принятие помощи извне казалось чем-то позорным, однако ничего другого не оставалось. Он обязан принять помощь сейчас, чтобы не загубить свою стаю завтра. Браун отдал телефон владельцу и тот завершил звонок. Брудер удивился тому, как просто и быстро всё прошло — он уверен, что, объясняй эту информацию он сам, оборотни бы послали его к чертям или стали задавать тысячу надоедливых вопросов, в то время как Джилл… Лидер, что с неё взять.

— Тогда мы не будем терять времени и пойдём накладывать защитный барьер вокруг этого особняка. Всё-таки дело не двух минут. — Десятый Джугем встал с места и направился к входной двери. Брудер, не медля, отправился за ним, и вскоре оба приступили к работе, встречая рассвет.

Стайнер так и не ложился спать, в отличие от остальных. Попивая кофе в обеденном зале, он наблюдал за работающими драконами через окно и изредка выходил к ним проверить, как идёт работа.

— Так сильно не доверяешь нам? Мог бы поспать, — усмехнулся Брудер, размахивая руками в воздухе в такт с Джугемом, который беспрерывно шептал какие-то заклинания.

— Конечно, я не доверяю вам. Однако, думаю, это со временем уладится. — Браун зевнул и незамедлительно сделал большой глоток из кружки с горячим бодрящим напитком. Брудер отвлёкся на пару секунд, достав телефон из кармана и протянул его Стайнеру.

— Посмотри самую последнюю видеозапись на моём телефоне. Тебе не понравится, но ты обязан видеть это, — с некоторой досадой и тоской произнёс дракон и вернулся к созданию барьера.

Сидя за обеденным столом, вервольф включил видео. Это была та самая запись собрания Эрссера, где он представил своих бойцов и их возможности.

После просмотра Браун сидел в оцепенении несколько минут. Какого чёрта? Что это вообще было? Как он смог зайти так далеко? Злость заменила страх довольно быстро и теперь внутри Стайнера бушевал настоящий эмоциональный торнадо. Как он посмел, этот лицемер и лицедей, казнить стольких вервольфов? Девять… Девять ни в чём неповинных душ. Кому-то это число покажется малым, но когда счёт идёт на жизни, то единица — уже слишком большая цена.

Эрссер обязательно ответит за то, что сделал. И если эти чёртовы драконы ему не помогут, то Стайнер в одиночку убьёт этого подонка, чего бы это ни стоило… Он был готов отказаться от своей человечности, как это сделал Эрссер. Чтобы одолеть такого противника, нужно мыслить, жить, чувствовать, как он. Нужно понимать его слабости. Стайнер был готов оставить пост вожака, был готов пойти за этой скотиной на другой конец света, лишь бы прекратить его пребывание в этом мире. Раз и навсегда.

Вервольф попытался успокоиться, восстановить дыхание и заварить себе успокаивающий травяной чай, однако в этот момент в обеденный зал вошли драконы, что закончили работу.

— Ну, как видишь, мы сделали поле. Теперь Эрссер тебя здесь не достанет! — Брудер улыбнулся, сверкнув зубами, и сел на стул рядом с оборотнем. — Впрочем… Никто тебя здесь не достанет. Поэтому мы должны будем задержаться здесь на некоторое время, пока Джилл не позовёт нас назад. А пока что, сделай-ка нам перекусить. — Дракон откинулся на спинку стула, закинул ногу за ногу и, скрестив руки на груди, ушёл в размышления. Джугем же, с позволения вожака, решил прогуляться по особняку, пока завтрак не будет готов. Выражая своими жестами крайнее недовольство, Браун сделал завтрак на троих, а остальные пусть делают себе сами, когда проснутся. Не отходя от плиты, вервольф быстро проглотил свою порцию и ушёл куда-то наверх.

***

Агнер проснулся только через пару часов и, не застав Стайнера на кухне, отправился наверх, в тренировочный зал. На самом деле Браун часто проводил там свободное время, тренируясь часами. Несколько минут Норберг стоял в дверях и наблюдал за тягающим штангу Брауном, думая о том, заметит ли он его или нет.

Утром здесь было очень тихо, это успокаивало и расслабляло. Можно было побыть наедине, занимаясь спортом, уйти в свои мысли и выбросить все печали и обиды в тяжёлый физический труд.

Однако у Агнера это место популярностью не пользовалось. Он не особо любил издеваться над своим телом, мучая его тренировками в спортзалах.

Прошло немного времени перед тем, как Браун заметил вошедшего внутрь Агнера.

— Присоединиться захотел? — спросил он с усмешкой, положив штангу на место.

— Конечно, нет, сам знаешь. Зашёл спросить: с чего это наши гости ещё не ушли? — Норбергу явно не нравилось пребывание двух подозрительных драконов в этом особняке, который просто кишел вервольфами. — Я чую — от них неприятностями пахнет. — Агнер одним своим видом выражал полнейшую неприязнь к гостям, хотя ещё ночью относился к ним лояльно.

Отчего возникла неприязнь — Стайнеру было совершенно непонятно, но он прервался от тренировок и вместе с Норбергом пошёл вниз. Большинство вервольфов уже собралось в обеденном зале за завтраком, однако драконов там не было. Браун чуял их запах откуда-то с улицы у особняка и, тихо открыв входную дверь, увидел следующую картину: Десятый Джугем сидел на ступеньках и курил, рядом расположился Брудер. Кажется, они вели какой-то диалог, и Стайнер смог услышать его лишь с середины. Благо драконы его не заметили.

— В моих краях не водятся вервольфы, совсем. А я считаю их не такой уж плохой расой, поэтому почему бы и нет? Да, я знаю, что одной причины мало, но в последнюю тысячу лет я уж слишком заскучал. — Джугем стряхнул пепел с сигареты на ступеньку, где он и сидел, а после замолк.

— А я… Как я тебе уже сказал, делаю всё это ради Джилл. — Брудер немного грустно улыбнулся и хотел было что-то сказать, но из обеденного зала раздался взволнованный крик заместителя вожака стаи, Агнера.

Драконы резко обернулись и удивлённо посмотрели на вервольфа, к которому быстро подбежал товарищ.

— Агнер, чёрт тебя побери, что случилось? — крайне раздражённо и с еле слышимой ноткой усталости в голосе сказал Стайнер.

— Вожаки! Главной стаи и ещё нескольких, они были убиты! — Норберг паниковал, чего невозможно было не заметить, однако Браун держался более-менее спокойно. Драконы же вскочили со ступенек на ноги.

— Что? Каким образом? — Вожак выглядел так, будто каждый день сталкивался с подобным и практически не удивился. Однако следующие слова друга заставили его напрячься:

— Несколько выживших из разных стай описали врага. В человеческом облике это мужчина, лет тридцати пяти, с прямыми чёрными волосами. Кто-то говорит, что у него ещё на шее цифра «девятнадцать» выжжена. А ещё… Он может превращаться в вервольфа и колдовать, причём очень умело. Из всех убитых никто не мог сравниться даже с малой частью его силы. Скорее всего — это тот, кто движется к нам. — Агнер тяжело вздохнул, пытаясь унять дрожь в ногах, ожидая дальнейших указаний от главаря.

— Это достоверная информация? — поинтересовался Брудер, нахмурившись. Кажется, он не был уверен в этом. Да и к тому же, не верить же любой информации, что присылают по телефону.

— Несомненно. Похоже, ребята, ваша помощь нам ещё пригодится, — улыбнулся Стайнер, а после ушёл в особняк. — Ну, я пойду, составлю приблизительный план, а вы время даром не теряйте, — сказал он напоследок, перед тем как скрыться в шумном доме, обитатели которого даже не представляли, в какой опасности находятся.


========== Глава 14. Опасный враг. ==========


По просьбе Джугема Агнер отвёл драконов к некоторое время назад пропавшему из поля зрения оборотню, что решил отдать время разработке плана действий.

— Эй, Стайнер. Тебе незачем так напрягаться, потому что твой особняк просто не найдут. — Сказал Брудер, открывая дверь. Увидев комнату вожака, драконы с явной усмешкой переглянулись — только зверь может жить в таком бардаке, но на самом деле этот бардак выглядел… Уютно? Возможно и такое.

— Вы же знаете Эрссера. Надейся на лучшее, но готовься к худшему. — Возможно, такая мнительность и паранойя со стороны Брауна была к лучшему, однако по-настоящему хороший барьер не пропустит внутрь ни одного врага.

Прошло не слишком много времени — через час дозорные доложили Стайнеру, что кто-то приближается. Несомненно, это был Девятнадцатый. Но как он мог найти их, если барьер охраняет особняк? Эрссер подсказал? А может, что-то тут не так? Браун со своим помощником и оба дракона вышли на улицу, встав у края барьера. Через несколько минут вдали начал виднеться быстро движущийся силуэт, который вскоре подошёл к защитному полю.

Выглядел он как человек, но взгляд у него был по-настоящему пугающий, точно он смотрел на всех сразу такими глазами, какими выделяет свою добычу хищник в лесной чаще. Он стоял буквально в полуметре от Стайнера и смотрел на него со злой ухмылкой. Проводя ладонью по невидимому защитному барьеру, Девятнадцатый постукивал по нему и не сводил взгляд с вожака. Сейчас его стеклянный, но одновременно такой осмысленный и агрессивный взгляд, был направлен с точностью на вожака и не шёл сквозь него, а нагловато разглядывал подрагивающие мимические морщинки на лице вервольфа.

— Разве он должен нас видеть? — Спросил Браун, явно нервничая. Он и сам не сводил взгляда с противника — он знал, что тот видит их. Его глаза точно сканировали Стайнера.

— Нет. — Брудер был не менее шокирован и даже немного попятился назад. Даже через барьер можно было почувствовать сильную магическую мощь, что излучал из себя Девятнадцатый.

Стайнер сделал решительный шаг вперёд, но его остановил Агнер.

— Не делай этого. — Норберг положил руку на плечо Брауна, чуть сжав его пальцами, как бы предостерегая от опасности, стараясь не выдавать своего напряжения.

— А у нас есть выход? Агнер, мы не сможем прятаться от него вечно. Нужно покончить с ним прямо здесь. У вас есть идеи? — Обратился он к драконам, стоящим позади.

— Пустите ему кровь, остальное за мной. — Десятый Джугем тоже сделал шаг вперёд, сравнявшись с вожаком «Клеймённых». Девятнадцатый попятился, он отошёл назад метров на пять, точно приглашая гостей на предстоящий пир крови и увечий, и компания вышла из барьера, вызвав ухмылку на лице врага. Именно этого он и ждал.

— Нападайте. — Прохрипел Девятнадцатый. Агнер, не теряя времени, запустил в него свою вакуумную сферу, что засасывала внутрь всё и уничтожала. Норберг немного промахнулся и попал в руку, но Девятнадцатый и не думал двигаться с места, уворачиваться; он с такой же злой усмешкой посмотрел на свою руку, находящуюся внутри сферы, и напоминающую уже далеко не руку, а сплошное кровавое месиво, точно пропущенное через мясорубку. Джугем с помощью магии выкачал всю кровь из открытой раны противника, но тот по прежнему был на месте. Сфера к тому времени пропала, а Девятнадцатый стоял, уставившись на компанию. Ни один нерв не дрогнул на каменном лице — лишь стеклянный взгляд и хищная ухмылка, откровенная насмешка над лицами его противников, постепенно искажающимися гримасой ужаса и непонимания.

— Он жив? — Спросил Стайнер. Где-то в закромах разума и души он понимал, он был уверен, что эта битва не могла кончиться так просто, но сам факт того, что стоящее перед ними «нечто» даже не шелохнулась от столь агрессивных и, как бывает с остальными, смертельных атак. Если обычный противник не умер бы от болевого шока, то полная потеря крови уж точно должна была его остановить. Но не в этот раз. Вся кровь, что Джугем держал перед собой, собрав её в плотный шар, медленно начала тянуться к владельцу. Это вызвало на лице дракона крайнее изумление. Вскоре вся кровь окружила Девятнадцатого так, что среди неё невозможно было увидеть даже силуэт незваного гостя. Когда красная жидкость пропала, полностью втянувшись в тело монстра, компания могла наблюдать, что его рука отросла снова.

— Регенерация?! Какого чёрта? — Брудер попятился чуть назад. Барьер был в нескольких шагах от него, но пересекать его границу молодой человек не стал, вновь приняв уверенную стойку и осматривая своих союзников.

— Ну что, начнём бой? — Девятнадцатый размял шею, которая хрустела так, что слышно было даже за пять метров от него, так отчётливо, чётко, будто он делал это точно над ухом каждого из присутствующих, и начал превращение в зверя.

В форме оборотня он выглядел… Немного по-другому, в сравнении с остальными. Во-первых, он был больше по размерам. Если рост обычного оборотня в звериной форме составлял до трёх метров, то у Девятнадцатого он был около трёх с половиной. На его морде было шесть глаз, вместо двух, а его спина и грудь были покрыты чем-то вроде шершавой хитиновой брони. Конечно, в таком виде он был больше похож не на вервольфа, а на какого-то мутанта, что заставило защищающихся разнервничаться ещё сильнее.

— Я не могу управлять его кровью. У него какой-то иммунитет. — Джугем тоже попятился, а после вскрыл свою вену небольшим ножом, который всегда носил в кармане, и выкачал оттуда немного крови, после чего без труда закрыл рану магией. Стайнер немедля принял звериный облик и побежал на Девятнадцатого, покрыв свои руки льдом. Противник подпрыгнул вверх и зацепился лапами за ветку. Ноги мутанта находились всего в паре сантиметров над головой Брауна, который застрял когтями в коре дерева. Девятнадцатый хотел прикончить вервольфа одним ударом, но не смог отцепить руки от ствола. Посмотрев наверх, он заметил, что они буквально вросли в дерево. Это была заслуга Брудера, что владел магией природы, которая позволяла управлять всеми растениями и не только…

Пара взмахов и ноги Девятнадцатого отлетели от его тела, залив спину Стайнера кровью. Десятый Джугем превратил кровь из своей вены в острый клинок, что и отсёк ноги монстра. Следующий удар должен был поразить грудь монстра, именно в том месте, где находилось сердце. Однако, весь удар на себя приняла броня, которая даже не треснула, чего нельзя сказать о лезвии, что рассыпалось и упало на землю. Ноги Девятнадцатого, что барахтался в попытках освободиться от плена дерева, которое крепко держало его и не хотело отпускать, точно давая фору противостоящей столь непонятному врагу компании, истекали кровью, но Джугем не мог взять его кровь под свой контроль.

Компания не успела ничего понять, но Девятнадцатый уже лежал на земле, а его руки по локоть остались в дереве. Оборотень бросился на Брудера, а его отрезанные руки и ноги уже выросли заново.

— Какова сила его регенерации? Он отрастил себе конечности за пару секунд?! — Норберг попятился. Конечно же он был не слабо удивлён, ведь соперник с такими возможностями представлял огромную опасность, несмотря на то, что у них было количественное преимущество над ним. Стая Брауна смотрела на всё по ту сторону барьера, кто-то хотел выйти и помочь, но они прекрасно понимали, что в этой битве окажутся пушечным мясом и только отвлекут вожака от битвы своим присутствием, зная, что он кинется на помощь при любой возможной для них опасности.

Пока Брудер уклонялся от быстрых атак Девятнадцатого, а Десятый Джугем восстанавливал контроль над своей же кровью, что валялась на земле в виде многочисленных крепких осколков, Стайнер думал над планом. Дерево смогло задержать врага, но ненадолго. Взор вожака обратился на два больших, близко к друг другу стоящих дерева и у него появилась идея.

— Брудер, насколько быстро ты можешь изменять форму деревьев? — Браун принял человеческий облик и уже бежал на помощь к дракону.

Тем временем на спину Девятнадцатого пришлось два удара. Он обернулся и увидел в метрах десяти от него Джугема, над которым уже витало два кровяных лезвия и побежал прямо на него, отвлёкшись от Брудера, с которым уже говорил Стайнер.

— Не слишком быстро, но секунд за десять запечатать обе руки в дереве я могу. — Дракон сразу понял, какой план приготовил Браун. Ему лишь оставалось указать на деревья, которые Брудеру нужно взять под свой контроль.

— Джугем, брось его туда! — Вервольф указал пальцем в сторону двух деревьев и Дракон, чуть не лишившись головы, немного повернулся одним только корпусом, — Агнер, готовься к атаке! — Это был единственный план и если они сделают ошибку, придётся думать над другим. Однако времени на раздумья очень мало.

Атаки Девятнадцатого были быстры и приходились на большой щит, который создал Десятый Джугем из двух кровавых клинков. Во время следующего удара рука мутанта «прошла» в щит, который плотно обхватил её по локоть. Вторую руку заковал в лёд Агнер и вместе они подняли противника в воздух. Девятнадцатый барахтался в метре над землёй, пытаясь достать до парящих оков.

Парни запустили его в уже подготовленное подобие магически созданной клетки, которую оставалось лишь запечатать.

Дерево медленно облегало тело монстра, а его руки так и торчали наверху, не в силах пошевелиться. Девятнадцатый испустил ужасающий вопль, а после вцепился зубами в дерево, но вскоре оно впилось в его шею, заставив поднять голову вверх. Древесина медленно сжималась и вскоре послышался характерный треск хитиновой брони.

— И это всё? — С недоверием спросил Стайнер, — Я ожидал большего от собачки Эрссера. — Вервольф усмехнулся и с видом победителя скрестил руки на груди, остальные же наблюдали за прекрасной работой Брудера.

Со следующим хрустом деревья вспыхнули сильным огнём и магия ушла из-под контроля Брудера. Агнер попытался потушить пламя, но безуспешно; вскоре оно само затухло, но внутри уже никого не оказалось. Браун не успел понять, что произошло — прямо за ним из ниоткуда появился Девятнадцатый, уже в человеческом облике и проткнул его грудь чуть ниже сердца голой рукой. На звук рвущейся плоти компания повернулась, но предпринимать что-то уже было поздно и крайне небезопасно. Если Джугем и Брудер попробуют атаковать Девятнадцатого, тот может использовать Стайнера в качестве живого щита.

Норберг обратился в вервольфа и одним прыжком достиг врага, пока драконы лишь удивлённо и с испугом смотрели за ним, ожидая возможности помочь. Тот вынул руку из тела вожака, который упал навзничь на прохладную землю, истекая кровью, которая впитывалась в неё со скоростью воды во время засухи. Монстр попытался заблокировать удар Агнера, но тот схватил его за голову и с силой бросил в сторону. Брудер быстро среагировал и привёл в действие дерево, на которое летел Девятнадцатый. Дерево изменило свою структуру под тело и заковало его внутри себя. Естественно, надолго оно вряд ли задержит такого противника, но сейчас нужно было время, чтобы вылечить Стайнера. Закрыть раны не удавалось, естественно, по заслуге их противника, что сейчас пытался выбраться из дерева, а Агнер и Брудер сдерживали его всеми силами.

— Ну что там со Стайнером? — Пока дракон заковывал Девятнадцатого в дерево, Норберг пытался заморозить его или хотя бы замедлить.

— Его раны невозможно вылечить, ему срочно нужна помощь, иначе он умрёт от кровотечения! — Десятый Джугем создал что-то вроде заплаток из вытекающей крови Брауна, что помогло на время остановить кровотечение. Вервольф же спокойно лежал, стиснув зубы. Он смотрел на друзей, которые изо всех сил старались, чтобы задержать Девятнадцатого. Старались, чтобы защитить Стайнера, стаю, а главное не умереть самим.

— Убери свою хрень, у меня идея получше. — Браун поморщился и откашлялся кровью. Джугем спорить не стал и убрал застывшую алую жидкость из своего контроля, от чего она снова стала стекать по ранам и коже мужчины, впитываясь горячим потоком в ткань одежды. Дракон помог встать оборотню и тот без колебаний покрыл открытую рану ледяной коркой, снаружи и внутри.

— Это опасно! Тебе нужно срочно уйти в особняк и принять медицинскую помощь. — Агнер удивился, увидев Брауна, что прошёл рядом с ним в сторону Девятнадцатого. Тот лишь колыхался, наполовину закованный в дерево и пытался освободить себя. Его руки были свободны и он начал выпускать из них огонь, но Джугем молниеносно пресёк его попытку вырваться — он отрезал их по локоть своими кровяными клинками, а Стайнер, воспользовавшись моментом, заморозил обрубки, дабы заблокировать регенерацию.

— Сначала убьём его, а потом всё остальное. — Кажется, магия Брауна отлично держалась и реально блокировала возможность колдовать для Девятнадцатого. Кажется, слабое место врага было найдено, и нужно пользоваться моментом.

— Что? Ты серьёзно не предусмотрел такого исхода? — Усмехнулся Брудер, обращаясь к противнику. — Какой-то ты слабоватый. Или это всё вина Эрссера? — Дракон наслаждался своими насмешками, уплотняя дерево, вызывая хруст костей смешанный с криками со стороны врага, однако компания знала, что это совсем не сработает, ведь их противник показал своё бессмертие во всей красе.

— У меня есть идея. Стайнер, ты же не против, если я помещу его в магический круг, из которого он уже не уйдет? — Спросил Джугем, обращаясь к скорчившемуся от боли вервольфу.

— При чём тут я? — Конечно же, Браун уже знал ответ. Даже дурак догадается, но Стайнер всё равно переспросил, чтобы выкроить себе ещё немного времени на раздумья.

— Я начерчу его в подвале твоего особняка. У тебя же есть там какая-нибудь свободная комната? — Дракон был осторожен при разговоре, старался говорить спокойно и дружелюбно, надеясь на положительный ответ со стороны вервольфа. Всё-таки на такое решится не каждый, тем более, вожак — несмотря на то, что, как сказал дракон, «он уже не выберется», он не мог подвергать даже подобному риску свою стаю.

— Что? Я против! — Браун разгневался, но при резкой боли в животе скорчился и постарался успокоиться. — Чёрт… Других вариантов нет?

— Давайте скорее, мы его два часа держать не сможем! — Брудер уже был на пределе, Агнер тоже. Браун что-то пробурчал себе под нос и пошёл в сторону особняка, позвав за собой Джугема.

Внизу они зашли в небольшое подвальное помещение, оно было практически пустым, там оставалось лишь пара каких-то коробок и очень много пыли. Оборотень встал в дверном проёме и с усмешкой смотрел за драконом, что трудился, чертя на пыльном полу круг из собственной крови.

— И как долго он продержится? — Спросил Стайнер, когда Джугем закончил работу и встал, брезгливо отряхнувшись от налетевшей на него пыли и чуть поморщил нос.

— Пока я не умру. Не бойся, умирать я не собираюсь. Посиди спокойно тут, а я схожу и объясню Брудеру, куда перемещать нашего узника.

Спорить вервольф не стал, да и смысла в этом не было. Дракон поднялся наверх и, подойдя к Брудеру с Агнером, приятно удивился. Девятнадцатый до сих пор был скован, что позволило Джугему спокойно объяснить Брудеру, куда конкретно нужно «транспортировать» врага. Дракон нервничал, но взял себя в руки и осторожно отделил от дерева большой кусок, в который был закован их противник. Тот уже не сопротивлялся — понял, что все попытки бесполезны и только тратят его силы. Агнер с Джугемом сделали небольшую дыру в том месте, где находился подвал и просто вывалили туда Девятнадцатого, а после закрыли эту «дыру». Стайнер несколько удивился. Усмехаясь, он смотрел на врага, который предпринял две попытки броситься на него, но не добился успеха, врезавшись в стенку барьера и получив немало болезненных ощущений, заставивших его скривиться и покорно сесть на пол, стиснув зубы.

— Тебе надо бы помочь, если не хочешь умереть. — Агнер осторожно положил руку на плечо друга, когда спустился вниз к нему.

— Да, наверное ты прав. Пойдём. — У Брауна уже не было сил контролировать лёд и он постепенно пропадал, вновь оголяя рваные кровоточащие раны. С десяток метров он шёл в медпункт, истекая кровью, оставляя за собой след, напоминающий о прошедшей битве.

На месте врача сидел совершенно другой оборотень, которого Стайнер даже не видел раньше, не знал. Это был высокий парень лет двадцати пяти, крепкого телосложения. На нём был белый медицинский халат и очки в тонкой прямоугольной оправе, на которые едва спадала чёрная чёлка, выделяющаяся из копны растрёпанных волос. Он что-то сосредоточенно писал, но как только дверь открылась, сразу повернул в её сторону голову и подорвался уже с бинтами и какими-то пузырьками в руках.

— Новый врач? — Заинтересованно спросил Норберг, помогая Брауну сесть.

— Да. Меня зовут Рандольф Хольмквист. Можно просто Ран. — Медик пожал Агнеру руку и сразу же занялся больным. Ран помог снять Стайнеру окровавленную майку и начал обрабатывать рану дезинфицирующим средством. За его руками было сложно уследить, особенно человеку, который не очень смыслил в медицине — Ран без заминок выполнял необходимые действия для помощи Брауну.

— Ты можешь идти. — Обратился к Агнеру врач, не отвлекаясь от дезинфекции раны.

— Я не могу просто так уйти, я должен убедиться, что с ним будет всё в порядке. — Парень сел на стул в углу, дабы не мешать процессу.

— Не люблю, когда кто-то находится в медпункте кроме меня и пациента. Пожалуйста, не мешай. — Рандольф вздохнул с облегчением, когда Норберг ушёл, что-то недовольно бурча себе под нос. — У тебя паренхиматозное кровотечение. Я удивлён, что ты до сих пор жив. — Парень задумчиво почесал подбородок и посмотрел на Брауна. — Ну, сегодня я добрый, так что выбирай: гемостатические швы или фибринная плёнка? Кровотечение я немного остановил, но хирургическое вмешательство потребуется. Твоя печень просто в ужасном состоянии и её нужно зашить, а также проверить рану на наличие порванных вен. Даже спрашивать не буду, как это произошло, просто пойдём за мной на операционный стол. — Ран помог встать Стайнеру, который промолчал на вопрос врача, ибо и о том, и о другом впервые слышал. Но то, как ловко парировал между терминами этот медик, внушало вожаку спокойствие от мысли о том, что тот явно разбирается в своём деле.

— Сейчас я вколю тебе сильный анестетик и ты отрубишься на часов восемь, за это время я всё сделаю и ты уже проснёшься в больничной койке. — Рандольф мило улыбнулся, будто говорил о чём-то совершенно обыденном и спокойно вколол Брауну препарат, от чего тот уснул, стоило ему только прикрыть глаза. Немедля, Хольмквист приступил к операции. Кровотечение ослабло, но это совершенно не значит, что можно не торопиться.

***

После трёхчасовой сложной операции Стайнер был полностью зашит и туго перебинтован. Проснулся он только ближе к ночи, когда свет в медпункте был приглушён, а Ран пил чай с печеньем, смотря какой-то сериал по телефону, воткнув в уши наушники. Вервольф тихо простонал от невыносимой боли в животе, которая не прошла до сих пор. Наркоз стал отходить, чем вызвал усиление этих ноющих ощущений. Рандольф повернул голову в сторону Брауна и отложил телефон. Без слов он понял его и пошёл за болеутоляющим, и через полминуты вернулся уже с парой таблеток и стаканом воды.

— Вот, это обезболивающее. От него станет намного легче. — Врач мягко улыбнулся, когда Браун закинул в рот таблетки и парой глотков осушил стакан. Выглядел он неважно, но вряд ли кто-либо выглядел бы получше после такой опасной битвы. Стайнер вопросительно посмотрел на Рана, который молчал и не отводил взгляд от вервольфа. Вскоре, он заговорил.

— Вы ведь… Стайнер Браун, да? Вожак «Клеймённых Огнём»? — Медик говорил почти шёпотом, с огоньком в глазах и удивлённой улыбкой на лице.

— Да, конечно. А ты кто такой? Откуда пришёл? Тебя зовут Рандольф, да? — Оборотень нахмурился, разговаривать с кем-то ему не очень хотелось. Однако, обезболивающее прекрасно действовало и боль стала отступать, тянущим приятным чувством, будто нитка, что легко вытягивается из шва, не нарушая его структуру, что давало возможность спокойно отдохнуть.

— Я из базы на севере, тоже из вашей стаи! Я многое слышал о вас и не думал, что мне выпадет удача встретиться с вами. Это правда, что вы в одиночку победили двух сильнейших демонов? Благодаря вам с помощью какой-то магии возросла сила вервольфов? — Совсем забыв о состоянии пациента, Ран пристал к Стайнеру с расспросами, что явно тому не нравилось.

— Не в одиночку и не сильнейших, но да, это правда. А сила возросла из-за тотемов, которые охраняли эти демоны. — Браун понимал, что придётся рассказать многое, но в медпункт влетел запыхавшийся Агнер. По крайней мере, он отвлечёт этого любопытного медика от расспросов.

— Ты в порядке? — Спросил Норберг, увидев своего вожака живым, лежащим в койке.

— Он в порядке, но ему нужно несколько недель на восстановление. Рана на самом деле опасная. — Ран недовольно нахмурился и ушёл в кладовку для медикаментов за лекарствами.

— Чувствую себя не очень хорошо. В самый важный момент регенерация от кольца почему-то отказала. — Стайнер грустно улыбнулся и устроился в кровати поудобнее.

— Хорошо. Ну… Это всё, да… Тогда я пойду, скажу Джугему и Брудеру, что ты проснулся. — После пары секунд неловкого молчания Норберг поспешил уйти из медпункта и отправился на поиски драконов.

Он нашёл их сидящими на крыльце. Джугем докуривал очередную сигарету, а Брудер мечтательно смотрел в ночное небо, облокотившись о стену. Сегодня на небе было очень много звёзд и светила полная луна. Это было красивым зрелищем, за которым Агнер тоже решил понаблюдать, всего минутку. Драконы его не заметили, поэтому он осторожно закрыл дверь и сел рядом с Брудером, который повернул голову в его сторону, слегка усмехнулся, а после снова устремил взор в ночное небо. Оно завораживало каждого из присутствующих.

— Ну и как он там? — Поинтересовался Джугем, потушив бычок об ступеньку и незамедлительно взяв новую сигарету.

— Нормально. Он живой, правда слегка потрёпанный. Но Стайнер в надёжных руках, врач кажется опытным. — Агнер мягко улыбнулся. Джугем задумчиво кивнул и компания молча наблюдала за звёздами, которые красиво сияли и иногда падали. Вскоре Брудер встал и потянулся.

— Ну, я наверное пойду спать. — Дракон зевнул и под молчаливое согласие собрата и оборотня зашёл обратно в особняк, собираясь хорошенько вздремнуть.

Через несколько минут Норберг тоже встал и, пожелав Джугему спокойной ночи, пошёл спать. Дракон так и остался на крыльце, выкуривая одну сигарету за другой и мечтательно наблюдая за звёздами, о чём-то размышляя. Он всегда выглядел довольно задумчивым, а сейчас особенно.

День выдался не самым лёгким, больше всего всех нервировал тот факт, что самый опасный враг сейчас находится прямо под ними, несмотря на то, что его сдерживает магический круг. Но каждый старался отвлечься от мыслей об этом по-своему, и в особняке воцарилась атмосфера облегчения от победы над бессмертным врагом.

Ближе к рассвету, когда звёзды начали гаснуть, Джугем тоже ушёл спать, потушив бычок последней сигареты о ступеньку. Маленький тлеющий огонёк его сигареты погас с последней померкнувшей звездой.


========== Глава 15. Противостояние. ==========


Рано утром Стайнер проснулся от того, что Ран осторожно тряс его за плечо, пытаясь разбудить молодого человека для утреннего приёма лекарств.

— С добрым утром. — Медик приветливо улыбнулся, протягивая небольшую горстку разноцветных таблеток и стакан воды вожаку.

— Почему их так много? Вчера было меньше. — Браун нахмурился, но от лекарств не отказался.

— Пока ты спал, я взял твою кровь на анализ и обнаружил в ней какой-то… Немного странный яд. — Ран задумался и состроив умное лицо, поправил очки, — Я всю ночь трудился над исследованием и выявил структуру яда. Вообщем, эти таблетки должны будут нейтрализовать его. Со временем… Я полагаю. Кстати, скоро должны принести завтрак. — С этими словами Рандольф удалился в кладовку, оставив сидящего на своей койке больного, лицо которого выражало некоторое недоумение. Через несколько минут дверь в медпункт открылась, внутрь вошла молодая девушка, одна из сильнейших бойцов, что жила в особняке. Осторожно положив поднос с обилием аппетитной еды на небольшой столик у койки Стайнера, она пожелала вожаку скорейшего выздоровления и удалилась.

Через полчаса парень покончил с завтраком и хотел вздремнуть, но вернулся врач с двумя стаканами в руках.

— Я заварил тебе травяной чай. Он поднимет настроение и пополнит запас сил. — Хольмквист протянул Стайнеру один из стаканов и сел на пустую койку рядом, внимательно смотря за каждым движением своего пациента и иногда слегка кивая головой, будто бы где-то в мыслях подтверждая собственные догадки о чём-либо.

— Так ты ещё и в травах разбираешься? — Вервольф сделал глоток горячего чая. Он оказался приятным на вкус и через несколько глотков Браун ощутил эффект.

— Конечно, я же врач! Знал бы ты, что я могу сделать из обычных трав. — Рандольф с усмешкой подмигнул собрату, который немного удивлённо вскинул брови. Он не сдержался и приулыбнулся, осознавая, что за «зельевар» сидит с ним в одном кабинете и какое «варево» он умеет делать.

— Так вот отчего ты такой весёлый? — Оборотень сомневался, стоит ли допивать чай, но решил не обижать врача и осушил стакан в пару глотков. Ран отвёл взгляд и неловко улыбнулся, этой самой улыбкой и дав ответ на риторический вопрос.

— С добрым утром! Как себя чувствуешь? — Агнер распахнул дверь медпункта и решительно направился к другу, не замечая врача. Кажется, он начал говорить ещё до того, как переступил порог палаты.

— И тебе привет. Уже лучше, а что? — Поставив стакан на столик, Стайнер обратил взор на вошедшего приятеля. Уж слишком воодушевлённым и каким-то взбудораженным казался паренёк для обычного беспокойства о самочувствии.

— Я хотел пойти на разведку в город с Брудером, ты ведь не против? — Норберг сел на край койки напротив и пробежался взглядом по Брауну. Через простыню было трудно что-то рассмотреть, но отсутствие крови на ней уже радовало.

— Как хочешь, но будьте осторожны. Ещё не хватало, чтоб вы попали в какую-нибудь передрягу. — Стайнер нахмурился, внутри он очень злился от собственной беспомощности и бесполезности в данный момент. Браун не хотел отпускать этих двоих в город, кишащий участниками «Лиги Искупления». Когда парень уже радостно повернулся и пошёл по направлению к выходу, вожак окликнул его, — Погоди! Это слишком опасно, они ведь могут определить твою расу по какому-то радару и убить. — Стайнер даже немного обрадовался, что додумался до этого перед тем, как Агнер ушёл. Возможно, это несколько приструнит и утихомирит его пыл. Или, по крайней мере, заставит его чуть лучше проработать план действий.

— Я могу сварить какое-нибудь лекарство, которое притупит на время все признаки вервольфа! — Радостно воскликнул Ран и, схватив Норберга за руку, повёл его в своё подобие лаборатории, дверь в которую находилась в кладовке с медикаментами. Стайнер лишь слегка повёл плечами, провожая взглядом медика-чудотворца и своего друга в… кладовку. Он прилёг обратно на белые простыни и, устроившись поудобнее, закрыл глаза, чтобы доспать заслуженные часы.

***

Ближе к полудню Рандольф приготовил специальное зелье с антидотом. Ни то, ни другое протестировать не удалось, но, судя по его радостным возгласам, оно должно подавить в Агнере все способности оборотня, что сделает его неотличимым от человека по запаху и всем остальным признакам. Антидот же за считанные секунды всё это возвращает.

Норберг отправился вниз, где его ждал Брудер, а после оба отправились в путь. Перед выходом из барьера вервольф выпил зелье и оба спокойно пошли к городу.

Прибыли они ближе к вечеру и были ужасно поражены. Если и было место, подходящее для исторической реконструкции средневековья, то они в него попали. Прямо на улицах горели какие-то доски, некоторые дома были наполовину разрушены, а на каждом углу стояли по нескольку участников «Лиги Искупления». Они внимательно смотрели на всех прохожих и Агнер занервничал, когда поймал на себе пристальный взгляд. Однако, всё обошлось — не обманул таки Ран со своим таинственным варевом.

Проходя мимо того самого бара, откуда был вход в подземное здание суда, Брудер присмотрелся, стараясь не подавать удивлённого вида. Среди всех остальных домов и заведений именно это было в более-менее в хорошем состоянии. Несмотря на опасность, парни решили зайти внутрь и выпить, а может и достать какой-нибудь информации заодно.

Бар просто кишел бойцами Эрссера, обычных людей здесь было всего пару человек. Все взоры обратились на вошедших посетителей, но после охранники снова уставились в свои кружки. Бармен так и не сменился, Агнер успел познакомиться с ним за время пребывания в особняке Стайнера, ещё до всех этих событий. Парни подошли к барной стойке, у которой сидели трое пьяных солдат.

— Привет, налей нам чего-нибудь покрепче. — Норберг с улыбкой обратился к бармену, который пошарился под барной стойкой и налил из бутылки без этикетки пойло по двум стаканам и протянул посетителям. Агнер бросил ему в руку пару купюр и парни ушли за свободный столик в углу.

— Как-то опасно тут, тебе не кажется? — Брудер говорил полушёпотом, благо в баре играла музыка и разговор было подслушать нелегко.

— Похоже суд захватил Эрссер. Но оно и понятно, он ведь его владелец… — Вервольф нахмурился и обратил взгляд на бармена — он нашёптывал что-то на ухо одному из членов «Лиги Искупления». Солдат выслушал и, кивнув головой, двинулся к выходу из бара.За железной маской на его лице невозможно было увидеть лица, но Агнеру почему-то показалось, что он усмехнулся. Норберг не знал, как это объяснить — просто чутьё. Мужчина покинул заведение, скрывшись из поля зрения молодых людей. Переглянувшись с Брудером, Агнер дал ему понять: надо уходить. Когда парни встали из-за стола и хотели уйти, но к ним подошёл один из солдат.

— Куда-то собрались, ребятки? — Пальцы солдата постукивали по поясу, на котором уместилось до невозможности много всего — левая рука отбивала ритмы по пистолету, а правая по небольшой сумке с дротиками. Парни снова переглянулись, они были готовы к бою, но Агнер сильно нервничал, ведь ему нужно будет успеть вовремя принять антидот, а после им двоим желательно скрыться куда подальше. Солдат рассмеялся и скрестил руки на груди, — Да не волнуйтесь вы так, давайте спокойно присядем. — Когда он снял маску, Норберг и Брудер увидели его лицо. Улыбающийся мужчина, лет сорока, с густой щетиной, чёрными волосами. Чёлка чуть спадала на брови. В глаза бросилось, что у мужчины не было правого глаза, — Времена сейчас опасные, от оборотней нужно защищаться. Говорят, они по ночам на охоту выходят и забирают к себе всех, кого увидят. Вступайте в «Лигу Искупления», там вас всему научат. — Мужчина улыбнулся, сверкнув золотыми зубами. У вервольфа будто камень с души упал. Он-то думал, что умрёт в этом баре, здесь и сейчас, кишащем кучкой слуг Эрссера. Погибнет нелепо и не так, как мечтает погибнуть бравый воин.

— Нет, спасибо. Уверен, вы делаете благое дело, но я недавно мышцы на руке потянул, болит ужасно. — С наигранной улыбкой Брудер медленно начал выходить из-за стола.

— А с тобой что? — Немного огорчённый солдат обратил взгляд на Агнера.

— У меня? Ну… У меня инвалидность! — Норберг поспешил за драконом и вскоре оба оказались на улице, где людей поубавилось. Они твёрдо решили пойти обратно в особняк, ведь не нашли никакой полезной информации.

Блуждая по практически безлюдным улицам, парни часто оглядывались. Вервольф вскрикнул от резкой боли в шее и вытащил из неё дротик. Оба сразу поняли, что попали в западню и буквально в следующее мгновение из окна полуразрушенного дома, мимо которого они проходили, на Агнера спрыгнул солдат, держа в руках копьё. Парень не успел бы среагировать и Брудер это понимал. Колдовать было нечем, рядом не было ни единой травинки или дерева. Следуя лишь инстинктам, дракон ударил ногой и, к собственному удивлению, попал по цели. Солдат ударился о стену, но быстро вскочил и бросился в атаку. Брудер никак не мог голыми руками заблокировать удар металлического копья и попытался контратаковать до того, как ему нанесут урон, но его левую руку в районе запястья рассекло кончиком лезвия, за которым последовал удар коленом в солнечное сплетение. Агнер чувствовал себя ужасно, голова сильно кружилась, а принять звериный облик он не мог. Антидот, который он быстро выпил, помог не сильно, но оборотень смог создать в своих руках практически такое же копьё как у врага, но изо льда. Брудер попятился и схватился рукой за кровоточащее запястье, а Норберг бросился в атаку. Он ничего не смог сделать против противника такого уровня, солдат прыгал вокруг и уклонялся от всех ударов, используя акробатические трюки. С каждым удобным случаем враг наносил ответные удары, но почему-то он не убивал Агнера, хотя неоднократно была такая возможность, а лишь оставлял на его теле раны от режущих ударов в четыре-шесть сантиметров глубиной. Брудер бросился в бой и, по везению, ему удалось попасть ногой в живот акробату, который прыгал вокруг вервольфа. Солдат отлетел и упал на землю.

— Быстрее, Агнер! У нас нет времени на простой, нас могут убить! — Дракон чувствовал, как раненая рука онемела. Он мог ей шевелить, но для этого нужно было приложить много усилий.

— Я не могу сдвинуться. Я не чувствую своего тела. — Норберг говорил надрывным, паникующим тоном. Брудер решил действовать кардинально — он побежал на Агнера и быстро взял его на руки, а после — подальше от этого чёртового места.

Послышался звук выстрела. Это был уже вставший от неслабого удара Брудера солдат, который выстрелил в дракона из пистолета и попал в спину. По всему телу разразилась, точно ударом молнии, резкая боль, но Брудер продолжал бежать вперёд. Он пообещал Джилл защитить эту стаю и не собирался отступать от своей затеи. С полуживым оборотнем на руках это было сделать нелегко, но он должен помочь ему. Из окон на него смотрели силуэты в масках, они тоже стреляли и спина Брудера вскоре была похожа на кровавое месиво, но скорости он не сбавлял.

Его преследовали до самого леса и вскоре отстали, потеряв Брудера среди деревьев. Радары также перестали работать. Когда сил было уже совсем мало, дракон вошёл в барьер и наконец оказался в безопасности. Подбежав к особняку, он упал без сил, неподалёку от Джугема, что докуривал сигарету, и выронил Агнера. Удивлённый и несколько напуганный дракон побежал за помощью и вскоре четверо вервольфов отнесли пострадавших наверх, в медпункт.

Рандольф был удивлён не меньше, чем Стайнер, когда увидел изрезанного кровоточащего собрата и похожего на решето со спины дракона. Продезинфицировав раны и остановив кровотечение обоим, Ран забинтовал Агнера и приступил вытаскивать пули из Брудера. Их было двадцать восемь и вытаскивание каждой сопровождалось сдавленным криком боли со стороны молодого человека.

— Ну и как разведка? — С ноткой иронии в голосе спросил Браун, присаживаясь на кровати и категорично скрещивая руки на груди. Он был похож на мать, которая всем видом показывала:«Ну я же говорила».

— Не очень. — Выдавил из себя Агнер, не в силах посмотреть на вожака — он чуть не умер по собственной непредусмотрительности, чуть не подвёл своего

— А с тобой-то что? — Стайнер почесал затылок и окинул взглядом Норберга, который кроме царапин других увечий не получил.

— Никогда не ходи в город и не сражайся с «Лигой Искупления». — В голосе молодого вервольфа слышалась тревога и беспокойство, смешанное со страхом. — Они быстрее нас, а их копья пропитаны парализующим ядом. Я и пальцем не могу пошевелить. — Агнеру не оставалось ничего, кроме как лежать и ждать, когда действие яда прекратится.

— Эти пули какие-то странные… — Джугем рассматривал самую целую пулю из всей кучки, вертя её в руках, — Такие пули не могли принести столько боли Брудеру, я уверен в этом. А ещё я чувствую призрачное присутствие магии. — Дракон застыл на месте, когда увидел повреждённый, но очень узнаваемый логотип.

— Присутствие магии… Какое? — Нахмурившись, спросил Браун.

— Они заколдованы. Агнер, ты же был в «Когнитинисе»? Узнаешь этот символ? — Встревоженный Джугем поднёс пулю к глазам лежащего на койке оборотня, надеясь на то, что он не спятил.

— Это её логотип. — Норберг без сомнения рассмотрел в этом символе логотип магической академии «Когнитинис». Появилась ещё одна зацепка, однако была она столь очевидна, что становилась практически бесполезной.

— Получается, они поставляют «Лиге Искупления» снаряжение? — Стайнер додумался до этого чуть позже остальных, но Джугем кивнул в ответ. Брудер выругался во весь голос, пока Ран забинтовывал его.

В медпункт внезапно вбежал запыхавшийся вервольф.

— Стайнер! Пятая и восьмая база потерпели огромные потери, они вышли толпой против слуг Эрссера и погибли… Все. — Тревожная интонация к концу речи превратилась в грустную и парень просто стоял в дверном проёме, ожидая указаний вожака. Он громко и прерывисто дышал — эта новость выбила из колеи и он поспешил как можно скорее доложить об всё вожаку.

— Идиоты! — Прорычал Браун, с силой ударив в стену. На ней осталась небольшая вмятина, а с потолка посыпался известняк. — Срочно передай всем базам не высовываться, пока я не скажу! Этот урод перебьёт нас всех, если мы не будем осторожны. — Стайнер проигнорировал смотрящего на него Рана с таким выражением лица, будто он без слов предлагал вожаку лошадиную дозу успокоительного. Вервольф кивнул и ушёл, осторожно закрыв за собой дверь. Браун обхватил голову руками и тяжело выдохнул.

— Когда будет готово лекарство? Мои раны до сих пор болят, а действовать нужно уже сейчас. — Стайнер хмуро, с ноткой злости в голосе обратился к Рану, который только что закончил перебинтовывать Брудера и мыл запачканные драконьей кровью руки.

— Займусь им вечером, сейчас мне нужно взять кровь этих ребят на анализ, чтобы сделать противоядие для яда, который поразил Агнера и возможно, Брудера. — Вытерев руки махровым полотенцем, Рандольф сходил за шприцами, а после удалился к себе в лабораторию, предварительно забрав в шприцы кровь.

***

Вечером он принёс три шприца с синей жидкостью и вколол пациентам, уповая на то, что не перепутал лекарства. После уколов он уложил их спать, объяснив это тем, что лекарство подействует только к утру. Рандольф находился с пациентами до того момента, пока они не уснули, после чего спокойно ушёл восвояси. Его комнатка была совсем маленькой, там помещались только шкаф и кровать с парой полок над нею. Достав маленький ноутбук с верхней полки, парень включил его и решил проверить новости. Конечно же, семь из десяти новостей на всех сайтах были про «Лигу Искупления», которая разрослась по всему миру. Кажется, Эрссер преуспел в своём деле побольше Стайнера, и боевое преимущество находилось на его стороне. Однако у медика не было ни тени сомнения, что «Клеймённые Огнём» не проиграют в этой битве.

Браун проснулся раньше всех с чувством приятной лёгкости в теле. Тело совсем не болело, он спокойно встал и немного напрягшись, разорвал бинты. Наконец-то он пришёл в себя.

— Как грубо. — Усмехнулся Ран, что сидел неподалёку, незаметно для Стайнера, — А ведь эти бинты довольно крепкие, — Заметил медик, держа в руках кружку с кофе. Хотя, зная Рандольфа, Стайнер не был уверен, что это кофе. Брудер и Агнер спали как убитые, не замечая ничего и никого вокруг.

— И тебе доброго утра. — Браун взял со спинки своей койки майку и надел, а после потянулся, хрустнув костями уставших от долгого отсутствия разминок и тренировок рук.

Вервольф позавтракал внизу, сразу после того, как Рандольф отпустил его, предварительно проведя небольшой медицинский осмотр, и решил выйти на улицу, подышать свежим воздухом. На ступеньках Джугем докуривал очередную сигарету, задумчиво смотря вдаль.

— Привет. — Стайнер сел рядом. В воздухе воцарилось неловкое молчание, которое продлилось всего пару секунд.

— А я тебя ждал. — Дракон потушил окурок о ступеньку, перевёл взгляд на вервольфа и слабо улыбнулся.

— Что-то случилось? — Браун окинул взглядом практически незаметный для глаз барьер, что защищал особняк от всех опасностей.

— Босс звонила мне, скоро будет штурмовать академию. Просила послать от твоей стаи сотню оборотней. От тебя в рядах бойцов она тоже бы не отказалась. — Про Брудера и Агнера Джугем спрашивать не стал, так как уже заходил в медпункт, когда они спали, и узнал об удачном выздоровлении парней.

— Сотню? А это не мало? — Стайнер был озадачен. Даже если она возьмёт от каждой крупной стаи по паре сотен вервольфов, будет слишком мало, чтобы противостоять «Конгитинису».

— Она уверена в ваших силах и сказала, что этого будет предостаточно. В общем, в воскресенье она просила телепортировать вас с бойцами в штаб, где она объяснит вам все детали плана, а после телепортирует в академию всех. — Дракон встал со ступеньки и пошёл в особняк, оставив Стайнера одного на улице.

***

За день Стайнер собрал ровно сотню оборотней. Ни больше, ни меньше. Прибытие вервольфов из баз в других городах как раз заняло несколько дней и в воскресенье все собрались у особняка, где маленькими группами по десять оборотней были телепортированы в штаб «Пламенных Душ».

Оттуда нужно было добраться до одного из уже знакомых берегов рядом с бермудским треугольником, а там уже доплыть до центра и незаметно пробраться на остров. Джилл с несколькими драконами создали лодки, а после того как все уселись — девушка наложила на них невидимость, и первый отряд, состоящий из сотни вервольфов, прибывших из стаи «Клеймённых Огнём», направился к академии.

— А где Брудер и Джугем? — Браун сидел в одной лодке с Джилл и решил задать ей этот вопрос. Рядом с ним сидели Ран и Агнер, а также ещё пара оборотней.

— Они занимаются другими отрядами и прибудут чуть позже. — После секундного замешательства протянула Брауну руку, так как ещё не познакомилась с ним, — Меня зовут Джилл. — Улыбнулась девушка.

— Стайнер. — Нахмурившись, он ответил на рукопожатие и посмотрел куда-то вдаль.

Норберг чувствовал лёгкую тошноту и Рандольф напоил Агнера каким-то зельем от этого недуга, и того рвало всю дорогу до острова. Под конец эти звуки начали сильно раздражать, но вскоре всё прекратилось.

Первый отряд с Джилл во главе прибыл к острову и осторожно прошёл по одному из многочисленных секретных ходов, оказавшись в пустой просторной пещере, которая выходила из скалы прямо на длинное поле перед академией. Уже очень скоро они начнут штурм и “Когнитинис” обязан пасть. Это необходимо для победы.


========== Глава 16. Битва за “Когнитинис”. ==========


«Ожидание» — дрянное слово. Оно одним своим звучанием вводит в транс, раздражает любую нетерпеливую натуру. «Ожидание» — слово тягучее, плавное. Оно заставит нервничать и накручивать себе самые пагубные мысли любую личность, даже, казалось бы, самую стойкую. Ожидание вводило вервольфов в нервозное состояние, несмотря на то, что они без умолку разговаривали друг с другом, а некоторые умудрялись немного выпивать. С голосами смешивалось постукивание пальцев, хруст суставов. Спустя этот невероятно долгий час явился второй отряд с Брудером во главе. Это смогло на определённую долю развеять напряжённую атмосферу; осталось дождаться ещё двух драконов с отрядами и можно переходить в наступление. Рандольф несколько минут довольно активно спорил о чём-то с Джилл, а после с радостной улыбкой пошёл к Стайнеру, что сидел рядом с Агнером в дальнем углу пещеры.

— Эй, вожак, я тоже на передовой! — Радостно сказал он, — Будем драться плечом к плечу! — Ран сел рядом с друзьями и выпил какую-то синюю жидкость из склянки, множество которых висело у него на поясе и в рюкзаке за спиной.

— А разве ты не лекарь? Ты ведь должен заниматься ранеными. — Браун не был против, однако кто-то должен не давать умирать оборотням с серьёзными ранами.

— Я договорился с Джилл. Как она сказала, драконы будут нам помогать, всячески отводя от нас ранения. — Усмехнулся парень, — И конечно же, среди них есть лекари получше меня, ведь они используют магию вместо зелий и прочего варева. — Последнюю фразу он произнёс с сарказмом, который был заметен в его голосе, а по её завершении сплюнул на пол, недовольно скрестив руки на груди. На самом деле, после того, как Агнеру стало ещё хуже после зелья Рандольфа, Джилл сказала ему, что от того пользы больше будет на передовой, а ранеными могут заняться и драконы.

— Ну ничего! Вообще, кто-то должен охранять тебя, Стайнер. Ты ведь один загнёшься, а? — Улыбнулся Ран, встретив взгляд Брауна, который не понимал, обижаться ему или злиться.

— Отлично, все прибыли! Друзья, прошу затихнуть на минутку, мне есть, что вам сказать! — Оборотни медленно собрались в кучу, перед ними встала Джилл и начала свою речь, — Это будет опасная битва. Возможно, кто-то погибнет, но мы постараемся этого не допустить. Нам не нужны потери. Если мы отступим, то дальнейшая судьба вервольфов будет неизвестна. Мы можем только предполагать, имея в запасе только некоторую информацию… По свежим данным «Когнитинис» поставляет Эрссеру оружие и яды, которым не в силах противостоять даже сильнейшие драконы. — Взгляд девушки проскользнул по Брудеру и Агнеру, — Некоторые уже ощутили этот ужас на себе. Я прошу вас об одном — не поддавайтесь панике, ни в коем случае. Не отступайте и проявите всю свою храбрость в бою. Ваша стойкость и смелость станут нашими путеводителями. Академия будет наша! — Джилл закончила свою речь, которая была по её мнению воодушевляющей. И, кажется, она в самом деле неплохо справляется с ролью оратора — вервольфы могли бы закричать, подать боевой клич или зааплодировать, но это не лучшая идея на территории врагов. Даже так, по глазам каждого, кто был здесь, можно видеть их горящую мотивацию и стремление победить.

— Стайнер, мне нужно сказать тебе кое-что. — Норберг смотрел на него с серьёзным выражением лица, которое слегка побледнело после речи Джилл.

— После боя скажешь, Стайнер, иди сюда! — Ран увёл его в сторону, — Вот, возьми этот отвар, он придаст тебе храбрости. — Врач усмехнулся, протягивая вожаку непрозрачный флакон. Браун откупорил его и осушил махом.

— Что это? — Спросил он, поморщившись и откашлявшись. Он почувствовал, как резко сдавило дыхание, от чего молодой человек зажмурился и глубоко вдохнул.

— Водка. — Рандольф улыбнулся и достал ещё один флакон, предположительно с той же жидкостью и осушил его сам. Агнер смотрел на это, скрестив руки на груди и приподняв бровь.

— Ну же, друзья! В бой! — Крикнула Джилл и вервольфы, принимая звериные формы побежали из пещеры на поле. Норберг и Браун стояли у входа, глядя вдаль.

— Страшно? — Спросил Стайнер, не отводя взгляда от академии.

— Ещё как. Ноги дрожат… — Агнер грустно улыбнулся, но вожак этого не увидел, — Знаешь, Стайнер, ты вряд ли мог об этом подумать раньше, ведь…

— Выживи. — Браун не слушал друга и прервал его, — Несмотря ни на что, выживи. После потери Флер я не хочу потерять и тебя. — Парень нахмурился и решительно пошёл вперёд, принял звериную форму и бегом пустился по полю. Не было времени на сантименты — нужно было отстаивать свою свободу и право на спокойную жизнь.

Сил академии не пришлось долго ждать — в самое большое скопление оборотней, бежавших к академии, полетел огромный шар огня. Когда он был метрах в десяти над ними, то внезапно взорвался на кучу горящих камней, которая застыла в воздухе. Драконы успели поставить барьер, несмотря на то, что большинство из них осталось на скале у пещеры, помогая издалека.

Подбежав к академии, вервольфы увидели целую армию, примерно в двадцать рядов, по полсотни бойцов в каждом. Все, как один, были одеты в боевую броню, что разработал Эрссер. Первый ряд поднял пистолеты и по команде полководца выстрелил. За секунду до этого все оборотни почувствовали прилив сил — какое-то странное, чуть заметное мерцание на их шерсти возникло в то же время, и пули просто отлетели от них, не доставив никаких неудобств. Обе стороны бросились в атаку. «Лига Искупления» пускала в ход все средства: копья, дротики, магия, но на оборотней не действовало ничего. Пуская в ход острые, как сталь, когти и крепкие зубы, вервольфы почти сразу пробивали броню врагов, а после убивали их. Выжившие бежали в академию, позабыв о храбрости, и пытались укрыться от неожиданно сильного противника. Из окон замка струились потоки огня и льда, но магический щит прекрасно справлялся. Следующий снаряд был запущен со стороны драконов — это была большая сфера пламени, которая попала прямо в одну из высоких, гордо и величественно стоявших башен, превратив её в гористые и неопрятные руины.

Когда вервольфы ворвались в академию, Агнер был шокирован увиденным. Она уже совсем не была похожа на то, образ чего парень сохранил в своей памяти — везде были какие-то механизмы с шестерёнками и кучей труб; фонтан убрали и спокойно оставили на его месте вход в знакомые катакомбы, а магических огоньков, что парили обычно под потолком, не было. В голове вервольфа резко возникли воспоминания про библиотеку, вервольфа Алвиса. Всё началось с него… Пока вервольфы разбегались по разным коридорам, убивая всех, кто им попадался — Агнер побежал по направлению к библиотеке. Заметив это, Стайнер побежал за ним, а следом за вожаком бежал Ран.

Когда парень отворял двери библиотеки, он был полностью уверен в том, что встретит знакомый огромный зал с целой кучей книжных полок, бегающими чёрными кошками и царящим внутри приятным полумраком. Но Норберг был разочарован, шокирован. Многочисленных шкафов с заставленными книжными полками больше не было — библиотека превратилась в огромный цех с кучей автоматизированных механизмов и станков, которые без устали что-то производили. Все трое приняли человеческий облик и начали спускаться вниз за Агнером.

— Какой огромный цех… — Удивился Ран, разглядывая его.

— Раньше тут была библиотека. — Хмуро ответил Агнер, спускаясь по лестнице. В самом низу стоял большой механизм с кучей непонятных мелких деталей. Время от времени он издавал короткий треск и останавливался на секунду, а после возобновлял работу, раз за разом проходя новый и новый цикл. От библиотеки не осталось совершенно ничего, что пугало бывшего ученика академии. Внезапно, в помещении погас свет — воцарилась непроглядная темнота и было неизвестно, произошло это только в библиотеке или во всей академии. Вскоре перед ними возникла белая сфера, в которой виднелось лицо Джилл.

— Стайнер? Вы там в порядке? — Выражение лица девушки было очень тревожным. Похоже, она настолько сильно волновалась, что решила сразу же установить связь с вервольфами по магической сети.

— Что происходит? — Стайнер нахмурился, осторожно прислушиваясь к запахам, к пространству, стараясь понять, есть ли поблизости кто-нибудь, кроме них, но никого не было.

— Бегите оттуда! Это ловушка, они всё спланировали заранее! — Гримаса тревоги сменилась на пробирающий до костей страх, — Наша магия скоро потеряет силу, академия блокирует её. Скорее выбегайте на улицу, если не хотите погибнуть! — Внезапно сфера просто растворилась в воздухе, а над самым потолком зажёгся большой красный шар, освещавший весь цех. Однако, до троицы доходило лишь очень тусклое освещение, по прежнему оставляя их в полумраке. Перед оборотнями возник человек, но узнал его только Агнер. Это был Арн. Парни почему-то не чувствовали его запах, будто это был призрак. Ран и Стайнер невольно попятились, Норберг же замер на месте.

— Агнер, не тупи! Нужно как можно скорее делать ноги! — Ран схватил собрата за руку, тот моментально опомнился, и они стремительно побежали вверх по лестнице. Арн выпустил сильнейший заряд молнии из своих рук, который разрушил часть ступеней перед вервольфами. При желании можно было перепрыгнуть это расстояние, но это было слишком рискованно. Магия ещё полностью не ушла от оборотней и Стайнер с Агнером просто создали ступени изо льда на месте провала, и, бегом поднимаясь по лестнице, запускали снаряды льда и огня в Арна, который всё ещё стоял внизу и не делал… Совершенно ничего. У вервольфов было ощущение, что снаряды проходят сквозь него, отчего ещё больше складывалось впечатление, что он не человек. Возможно, так и есть. В любом случае, выбежав из помещение, которое когда-то было библиотекой, оборотни снова попали в полумрак, освещаемый мелкими красными огоньками.

Тем временем троица начала ощущать, как постепенно уходит усиление, предоставленное драконами.

— Как думаешь, мы сможем колдовать здесь? — Спросил Браун, — Кажется, наша сила сходит на нет. — Он нервничал, ведь ситуация была слишком опасная.

— Чушь! Академия блокирует поступление посторонней магии снаружи, а внутри мы колдовать сможем. Пошли скорее. — Агнер смело направился вперёд. Выйдя в фойе, вервольфы увидели с десяток собратьев в звериной форме, безжизненно лежавших на полу. Рядом же были пятеро солдат «Лиги Искупления». Завидев оборотней, они резко выхватили пистолеты.

— Чёрт, дело дрянь! — Стайнер создал ледяной барьер для себя и Рана, Агнер последовал его примеру и пули от пистолетов не задели их.

— Уроды! — Ран принял звериную форму и резко бросился на них, однако не успел и опомниться, как ощутил в себе все пять копий.

— Чёрт тебя подери, Рандольф! — Браун снёс голову ледяным снарядом солдату и оттолкнул ещё одного столпом огня. Один из шприцов пролетел в опасной близости с лицом Норберга. Рандольф принял человеческую форму и, попятившись, облокотился о стену, истекая кровью.

Агнер осознавал всю опасность этой битвы — он создал свою «дежурную» сферу, затягивающую внутрь всё, что попадётся на пути, и запустил её вперёд. Двоих удалось убить, остались ещё двое. Они не стояли бездейственно — мужчины бросились на Стайнера, уклоняясь от всех магических снарядов, что он запускал в них. Покрыв торс и руки коркой изо льда, Браун смог защититься от пары ударов, а также выбить копья из рук врагов. Удар в лицо заставил его пошатнуться, но к тому времени как враги попробовали предпринять что-то, Агнер уже проткнул их ледяными шипами.

— Не могу поверить, что вместе с Брудером я пострадал от всего одного такого. — Нахмурился Норберг. Стайнер же бросился к Рану, что сидел на полу.

— Извини, вожак. — Усмехнулся он, — Сглупил я. Зато вы выжили. — Вервольф мило улыбнулся, утерев рукавом стекающую с уголка рта струйку крови. Большая часть ранений приходилась на грудь. Было ясно, что Рандольфу уже не жить, ведь никто из присутствующих не владел магией исцеления, тем более, на таком уровне, который смог бы подлатать эти раны хотя бы так, чтобы отвести горе-воина в безопасное место. Откуда-то сверху прогремел мощный взрыв, — Вам стоит уходить отсюда. — Заметил Ран.

— Мы унесём тебя с собой! — Когда Браун хотел взять собрата и понести на себе, тот уже обмяк и сидел без признаков жизни. На его лице так и застыла добрая ухмылка. Агнер осторожно положил руку на плечо Стайнера.

— Пошли отсюда, тут небезопасно. — Тихо сказал он. Спустя несколько секунд Браун опомнился и они вдвоём вышли наружу.

— Последние выжившие прибыли? Как забавно. — Усмехнулся Эрссер. Он, и ещё пара сотен солдат схватили всех драконов и в любой момент были готовы убить их, — Говори, кто наложил барьеры, мерзкое отродье. — Дракон пнул Джилл в лицо, выбив ей пару зубов.

Стайнер хотел броситься на него, но Агнер резко остановил друга. На них были направлены не меньше двадцати пушек. Девушка попыталась поднять голову, но в итоге просто собрала густую кровь и выплюнула её под ноги дракона. Она молчала, но Эрссер продолжал эти пытки. Норберг не мог нормально наблюдать за всем этим, ему было жалко Джилл. Хотелось помочь ей, но если они шелохнутся — то последуют выстрелы. Парень не понимал, почему их не убьют прямо сейчас, почему они не стреляют. Неужели Эрссер хочет сделать тоже самое и с ними? Агнеру казалось, что прошла целая вечность, пока вместо сдавленных хрипов и стонов со стороны Джилл не донеслось тихое «Джугем». Сразу после этого голова Джугема, что был неподалёку, схваченный тремя солдатами, слетела с его плеч и упала на землю — безжизненная, бесполезная.

Дракон создал небольшую чёрную сферу, куда сказал: «Уничтожьте все базы вервольфов, больше они не защищены.». Он злобно и неприятно усмехнулся.

От такого заявления у Стайнера волосы встали дыбом. Если Джугем умер, то барьеры на его особняке перестали действовать. Его стая в смертельной опасности, а ведь в подвале был ещё запечатан Девятнадцатый… Прямо сейчас «Клеймённые Огнём» могут умирать один за другим, а их вожак ничего не может сделать. Подняв голову, Джилл увидела стоящих у входа в академию оборотней.

— Бегите! — Крикнула она, резко вырвалась и за долю секунды создала перед парнями портал, однако сразу же поплатилась за это жизнью… Откуда-то сверху прогремел ещё один взрыв, Агнер резко пихнул Брауна в портал и сам прыгнул в него. Были слышны звуки выстрелов, но до них они уже не дойдут.


========== Глава 17. Одиночество. ==========


Открыв глаза, вервольфы с трудом поднялись с холодного пола. Пока они осознали, где находятся, прошло не меньше минуты — голова кружилась, тело ломило. Стайнер точно помнил это место. Зал суда, в котором когда-то давно он сидел, присутствуя на сожжении одного вожака за массовое убийство.

Воспоминания быстро прояснялись в мутных рассудках, постепенно приходящих в норму и устаканивающихся, точно раздражённый вестибулярный аппарат, однако Браун был бы рад, если бы они остались столь неясными, какими были минуту назад. Смерти Рана, Джилл и многих остальных… Неужели всё это было ради того, чтобы Стайнер с Агнером смогли отправиться обратно? Или же это лишь огромная неудача, в которой виновен Эрссер? Битва была проиграна слишком быстро и неожиданно. Никто не мог ожидать, что ход событий изменится так резко. Казалось, план был безупречен — вот, их напуганные и растерянные враги бегут в свою крепость, спасаются от наката силы, почти поверженные… В любом случае, этот чёртов дракон заплатит за то, что натворил. Резкое понимание того, что стая Брауна в опасности и может быть уничтожена в любую секунду освежило ему голову и заставило встрепенуться.

— Отлично, мы недалеко от леса! Сейчас просто пойдём наверх и выйдем через бар, а там добежим до особняка! — Стайнер направился вперёд к двери быстрым шагом.

— Нет, стой! — Агнер резко остановил его, — Нельзя! Весь бар кишит солдатами Эрссера, здесь их тоже наверняка полно. Даже с одним нелегко, а их целая куча! — Норберг примерно осознал опасность ситуации, в которой они оказались. Если не поспешить, то может умереть около сотни оборотней, а если поспешить, то вдобавок к ним умрут ещё и вожак с советником от рук «Лиги Искупления». Обстоятельства требовали мгновенного, но обдуманного и правильного решения, которое сведёт всё к минимальному потерю человеческих ресурсов и данного им времени.

— И что теперь делать? — В голове Брауна вертелись практически те же мысли, что у Агнера. Каждый из них, пусть и взвешивал информацию по-своему, рассуждая каждый со своей стороны, но оба знали одно — спасти стаю любой ценой. Мысли путались, связывались в большой шерстяной клубок из множества растрёпанных нитей, пока, в какой-то момент, этот лабиринт не вытянулся в ровную, натянутую струну из четкой мысли. Озарение. — Карта! Нужно найти запасной выход, я знаю, что их тут много! — Вервольф направился к карте помещения, едва освещаемой маленькой настенной лампой, что висела у каждой двери в зале суда, и подробно начал изучать схему.

— Смотри, вот этот путь выходит на окраине города прямо в сторону леса, до особняка минут пять быстрого бега в зверином облике. — Агнер показал на самый дальний коридор, однако это было вполне оптимальным решением, ведь отсюда до него можно было дойти без затруднений.

— Хорошо. Давай всё сделаем тихо и не привлечём лишнего внимания? — Осторожно попросил Стайнер, сильно обеспокоенный происходящим валом событий. Он прекрасно понимал, что именно в такие моменты всё идет не так, как надо.

— Конечно! Всё будет в порядке, положись на меня! — Фраза Норберга не внушала большого доверия, но Брауну и в самом деле оставалось только одно — надеяться на лучшее. Приоткрыв дверь, они увидели совершенно пустой коридор и переступили через порог, войдя в слабоосвещённое пространство. Остановившись на один момент, каждый из них прислушался — к звукам и тонким, едва уловимым запахам. Три человека, и судя по всему, они находятся слишком далеко. Мысленно оба молодых человека поблагодарили матушку Фортуну за то, что суд не набит доверху врагами, а после направились к месту назначения. Но вот незадача — на первом же повороте они встретили тех самых врагов, которых учуяли. Стайнер впал в некое замешательство — запах всё ещё можно было учуять, но у оборотней возникло ощущение, будто их чувства сильно притупились, стали более приближены к людским. Учитывая то, какое расстояние они прикинули по ощущениям, и какое оказалось перед ними «де факто», разница была, прямо скажем, весомая. Неужели на это помещение наложено какое-то заклинание? В любом случае, времени на раздумья совсем не было, ведь в отличие от вервольфов враг не медлил. Браун еле увернулся от удара копьём, после которого Агнер быстро создал щиты изо льда, защитившие их от пуль и пары дротиков. Щиты резко взорвались и осколки кинулись на одного из солдат, приковав его к стене и открыв кровотечение, явно повредив жизненно важные органы. Второго Стайнер схватил за шею и кинул в стену, ударив его перед этим сильным зарядом огня. Упав без сознания на пол, враг перестал быть помехой и Браун оглянулся назад, обратив внимание на своего друга. Агнер дрался с третьим и кажется, он был намного сильнее, чем те двое. Парень еле успевал уворачиваться от быстрых ударов опасного копья с парализующим ядом, и Стайнер немедля прикончил последнего врага. Вожак посмотрел на друга, во взгляде которого читался откровенный и нескрываемый испуг.

— Что случилось? — В недоумении спросил Браун. Норберг без слов показал пальцем на свою правую ногу, на которой было около пяти мелких порезов, а чуть выше торчал дротик, — Давай поторопимся, я тебя в любом случае тут не оставлю! — Стайнер схватил за руку Агнера и побежал вперёд, а тому лишь оставалось не отставать. В голове вожака настойчиво звучала мысль: «Это моя вина, я не смог его спасти от опасности…». В этот же момент прозвучала громогласная сирена-сигнализация, то набирающая обороты своего душещипательного воя, то стихая на несколько секунд, а после снова циклично начиная ход. На потолке зажглись красные мигалки, которые нагнетали ещё больше ужаса и усугубляли ситуацию в разы сильнее. Всё это значило лишь одно — в суд пробрался нарушитель и его нужно незамедлительно прикончить.

Норберг боялся оглядываться, но это не мешало ему чувствовать, что за ними бежит побольше десятка солдат, и всё, чего они хотят — изощрённо и мучительно убить их, дабы получить похвалу от Эрссера. Каждый из этих цепных псов в обезличенной форме стремился сделать всё самое отвратительное и жестокое с любым вервольфом или другим нарушителем на их пути, лишь бы заслужить лишнее одобрение от своего главаря, наглейшего и отвратительнейшего из всех существ на этой земле. В это было невозможно поверить, но кажется, солдаты «Лиги Искупления» были даже быстрее Агнера со Стайнером. Парень чувствовал, как ноги будто наливаются свинцом, как всё сложнее и сложнее становится бежать, как сбивается, точно у простого человека, дыхание и быстро краснеют от прилива крови щёки. Он знал, что не сможет бежать дальше.

— Стайнер, беги один! Яд уже действует, я буду тебе грузом. — Норберг резко вырвал свою руку из руки друга. Он был твёрд в своих намерениях — он должен отплатить вожаку за то, как добр он был к нему, пусть придётся отдать в качестве платы жизнь.

— Ты с ума сошёл? Я не могу допустить того, чтобы умер ещё и ты! — Браун запустил сгусток огня в приближающихся врагов, что немного затормозило их, но не остановило.

— Неужели ты не понимаешь, насколько здесь опасно?! Мы не сможем их победить, скорее уходи! — Кричал Агнер, однако Брауну было всё равно.

— Тогда я унесу тебя отсюда на руках! Мне плевать на то, что ты парализован. — Несмотря на то, что Стайнер прекрасно понимал то, что их минутная ссора не только делает врагов ближе к ним, а ещё и приближает возможное уничтожение особняка, он не хотел успокаиваться и бросать единственного оставшегося лучшего друга здесь, где он не сможет выжить и погибнет, оставив ему лишь воспоминания о проведённых вместе днях. Слишком многих он потерял сегодня, и за последние дни, месяцы, слишком многих, каждый из которых призраком прошлого до сих пор является ему ночью в кошмарных снах.

— Особняк в опасности, если я не задержу их, то ты не успеешь эвакуировать всех. Я не хочу допустить ещё больших жертв, беги уже. — Агнер посмотрел в глаза Стайнеру, в ответ -его негодование сменилось во взгляде смирением.

— Не могу поверить, что я соглашаюсь на это… Удачи тебе. Пожалуйста, выживи. — Браун похлопал друга по спине, а после развернулся и быстро побежал на выход, стиснув зубы и стараясь не оглядываться. Норберг улыбнулся и проводил его взглядом, а после повернулся к врагам. Они уже подняли свои пистолеты и были в опасной близости.

Парень знал, что нельзя умереть так быстро и создал стену льда, постоянно подпитывая её своей маной, дабы та не разрушилась от натиска врагов. Это всё, на что был способен Агнер в данный момент. Он должен был как можно дольше сдерживать их натиск, не ради себя, а ради Брауна, ради стаи, которая за всё это время стала ему родной. Ноги уже не могли его держать. Он сел, облокотившись о стену.

Конечно, он знал, что живым отсюда не уйдёт, однако держался храбро.

«Стайнер… Прошу тебя, спаси их всех. Я верю в тебя, ты сможешь. Надеюсь, я смог стать хорошим заместителем и быть полезным тебе.» — Норберг улыбнулся, но улыбка вышла такой незаметной, что усталое выражение лица ничуть не изменилось. К этому времени парень уже совсем не мог пошевелить ногой, а из-за постоянной поддержки ледяной стены тело настолько измоталось, что любое движение, даже вздох, давалось парню с трудом.

— На самом деле, мне страшно умирать. — Усмехнулся Агнер, — Я бы хотел ещё немного пожить. — Норберг чувствовал, как пальцы на руках медленно холодеют.

Вервольф вспомнил тот день, когда обратился в оборотня. Медленно проведя холодными пальцами по зарубцевавшимся шрамам от укуса, он вяло улыбнулся. В тот момент, тот самый миг перед тем, как его сознание расширилось и открыло для себя совершенно новый спектр ощущений, Агнер почувствовал что-то необычное, чего не чувствовал ранее. Он с удивлением подумал о том, что это было. Внезапное воспоминание приподняло парню настроение.

« — Кстати, теперь в тебе течёт моя кровь. Можешь считать меня братом или чем-то вроде того…» — Норберг был благодарен Стайнеру за то, что он открыл ему этот мир и гордился тем, что их связывают не только дружеские узы, но ещё и кровь.

«Умирать, конечно, страшно, но если подумать, что это ради Стайнера и нашей стаи… Я готов.» — Силы медленно утекали и Агнер знал, что скоро его линия обороны будет пробита. Жалко было умирать, прожив в стае так мало времени… Парень мечтал об этой милой повседневности, об обучении новичков, волокиты с разными заданиями; мечтал каждый раз, когда вожак в очередной раз засиживался допоздна за работой, приносить ему кружку горячего шоколада и забирать его незаконченную работу себе, доделывая её до рассвета.

Несмотря на то, что это было никак не связано с тем, что пришло в голову Агнера, а именно это была гениальная идея, до какой бы додумался лишь самый храбрый вервольф, парень попутно продолжал ещё несколько секунд думать о том, сколько он упустил, а после прогнал эти мысли.

Парень сжал в кулаке амулет, висящий на шее. Наверное, стоило отдать его Брауну, но Агнер совсем не подумал об этом. Сейчас уже ничего не изменить. Посмотрев на фото внутри амулета, Норберг улыбнулся, позволив себе секундный отдых, а после протянул руку вперёд и закрыл глаза. Медленно, он собирал какие-то светящиеся частички в один маленький шарик, а после без капли сомнений отпустил его. От мощной взрывной силы весь коридор завалило обломками. Агнер унёс за собой немало врагов и нисколько не жалел о том, что закончил свою жизнь здесь, подобным образом. Он умер достойно — именно такой смерти желает себе любой бравый солдат в бою. Главное, чтобы эта смерть не была напрасной. Главное, чтобы Стайнер успел; чтобы как можно больше оборотней были под знакомой тёплой крышей и всё было хорошо. Тогда не только Норберг, но и все, кто за последнее время отдал свои жизни и погубил судьбы ради дальнейшего спокойного существования расы вервольфов, тогда все они где-то там тихо улыбнутся. Смерть не была напрасной.


========== Глава 18. Огненное Клеймо ==========


Стайнер бежал по лесу. Бежал не оглядываясь, чтобы лишний раз не думать о том, что произошло менее, чем десятком минут назад. Ветки деревьев и кустов с силой хлестали его по звериной морде, то ли пытаясь притормозить вожака, то ли отрезвить от заполонивших голову переживаний. Всё, что он чувствовал на данный момент — беспомощность, страх и злость. Он не смог предпринять ничего, чтобы защитить Агнера и спасти от смерти их обоих. В итоге Агнер защитил его, дав время на побег, и только это было по-настоящему правильным, пусть и отвратительно жестоким решением. Потому что до этого они просчитались. Сложно сказать, чьей именно виной было полученное Норбергом ранение, но это уже произошло и последствия пошли своим чередом. Эти мысли медленно разъедали разум Брауна изнутри, но он бежал вперёд, не сбавляя скорости. Интуиция громко кричала: «Всё плохо, у нас нет шансов!». Когда Стайнер услышал позади себя взрыв, внутри всё сжалось. Он прекрасно понимал, что это значит, и от этого пришёл в ярость. Хотелось развернуться и побежать, переубивать там всех. Но остался ли там кто-то после взрыва? Навряд ли — в чем парень был уверен на все сто процентов, так это в силах своего друга.

Медленно, но верно, Браун бежал вглубь леса, где и находился его особняк, наполненный ни о чём не подозревающими собратьями. Он должен защитить хотя бы их, должен спасти как можно больше близких людей.

Следующий взрыв заставил Стайнера резко остановиться, приняв человеческую форму, и впасть в оцепенение. Внутри всё замерло и мгновенно похолодело — этот отвратительный, кусающий и рвущий душу холодок пробежался от кончиков пальцев до макушки головы. Он был напуган. Напуган, растерян, одинок. В горле застрял густой ком чего-то похожего на сдавленный крик боли и страха, длинными и острыми когтями прорывающий себе путь наружу, но никак не справляющийся с самообладанием молодого человека. Каждый вдох давался с трудом, а тело невольно дрожало. «Я не успел…» — единственная ясная мысль, крутящаяся в голове Брауна. До особняка оставалось буквально сотня метров. Несмотря на своё состояние, парень быстрым шагом пошёл к особняку. Усиливающийся запах гари заставлял его ускоряться и, когда он прошёл сквозь горящие деревья к особняку, снова замер. Жар обдавал лицо, обжигая, а запах — тлеющая древесина, раскалённый камень и… догорающая плоть. Последний очень явно и сильно перебивал остальные — запах обгорелого тела, запёкшейся крови. Весь его особняк превратился в руины — разобрать в них то, что когда-то было домом стаи «Клеймённых огнём», слишком тяжело. Среди груды камней и остатков чего-то, что когда-то было домашней утварью, можно было увидеть жестоко раздавленные, прижатые плитами куски плоти. Земля вокруг руин пропиталась медно-молочным запахом насквозь. От него подступил ещё один неприятный ком к горлу — ком рвоты, рвоты от накопившегося от частых вдохов привкуса крови во рту. Он сам был пронизан ей с ног до головы.

Пройдя несколько шагов вперёд, Браун упал на колени. Ноги уже не держали его, и из горла вырвался истошный вопль. Он не успел.

В ярости Стайнер бил кулаками по земле и каждый удар сопровождался сильнейшей вспышкой огня, расходящейся по уже выгоревшей земле. Парень даже не заметил, что уже несколько минут из его глаз интенсивно капают слёзы, обжигая лицо не хуже пламени. Они сразу же испарялись от вспышек огня, не оставляя от себя и следа. В голове быстро пронеслись воспоминания с того времени, как Браун дрался с охранником второго тотема. Неужели, на самом деле, это только его вина? Всё это случилось из-за того, что он согласился активировать эти тотемы, что спали более тысячи лет? Вина за обнаружение оборотней, смерть Рана и Агнера, а также всей стаи «Клеймённых Огнём» лежит на Стайнере? И зачем ему эта прежняя сила, если её не с кем разделить? Эти мысли заставляли его кричать раз за разом, дробя землю с огромной силой, заставляя её полыхать. Огонь, пусть и утихал, но всё что могло догорать — догорало и оставалось тлеть пеплом и углями. Запах подгоревшей плоти превратился в тошнотворный запах сгоревшего мяса, в котором парень всё ещё различал запахи своих погибших товарищей. Браун просто лежал на земле и рыдал, совсем как ребёнок — беспомощный, одинокий. Вся его жизнь рушилась прямо на глазах. Ещё недавно дружеская компания из дракона, вампира и двух оборотней активировала второй тотем, бок о бок сражаясь против сильнейших врагов. После ухода Флер все кардинально изменилось. Стайнер не успевал оправиться после смерти очередного товарища, а теперь потерял всю стаю. Всё, что осталось у Брауна от того, что называлось «Клеймённые огнем» — это татуировка герба на груди, которую он накрыл ладонями, не прекращая громких рыданий и всхлипов. Снова окинув взглядом сгорающие куски плоти, размазанные по руинам, у Стайнера появилось ощущение, будто кто-то с силой, старательно размазал его товарищей, надругавшись над ними.

Беспомощность, грусть и ярость. Страх исчез — на его место пришла злость. Злость и жажда мести. Некогда полыхавший радостью и уверенностью вервольф внезапно погас, просто потух навсегда. Всё, что ему осталось — ожидать окончательного разложения изнутри, дойти до самого конца, после которого он, скорее всего, наложит на себя руки, не в силах дальше жить с этим крестом.

Сквозь треск огня Браун услышал отдалённые шаги. Он догадывался, кому они принадлежали. Походка была знакомой, лёгкой, спокойной. Он практически слышал, как превращалась в пепел каждая догорающая травинка под подошвой сапог.

— Извини, но Эрссер приказал убить тебя. Ты умрёшь здесь. — Мягкий женский голос заставил его встать и посмотреть в лицо той, кто сделала всё это. Той, с кого начался разлад — Флер. Её взгляд был опущен, а на лице не выражалось никаких эмоций, точно под натянутой кожей скрывался простой механизм. Без чувств.

— Ты хоть понимаешь, что натворила вместе со своим папашей?! — Внезапная вспышка ярости захватила контроль над телом и разумом Стайнера. Взяв большой язык пламени, которого вокруг было очень много, Браун создал огромный сгусток огненной стихии и направил в некогда умершего для него союзника. Флер не сдвинулась с места и пропала во вспышке огня, но, когда та рассеялась — девушка стояла на месте как ни в чём не бывало. Дракониха резко кинула какие-то красные драгоценные камни вверх — они обратились в копья и полетели на оборотня. Он с легкостью уклонился, будто девушка даже и не целилась. Стайнер бросился прямо на неё, Флер собиралась отпрыгнуть, но не успела — не обратила внимание на то, что её ноги сковал лёд. Девушке пришлось поближе познакомиться с крепкими кулаками вервольфа, с которым раньше она была на одной стороне. Не такого вервольфа хочется видеть на другой стороне ринга. Первый удар в лицо сломал девушке челюсть, второй же, усиленный огнём, заставил отлететь её на пару метров, жёстко и болезненно вырвавшись из ледяных оков на ногах, и врезаться в дерево. Флер медленно, тяжело, но всё-таки встала.

— Вы перебили практически всех вервольфов, заставили нас прятаться, поджав хвосты, как трусы! — Посылая огненные и ледяные снаряды в дракона, Стайнер кричал во весь голос. Он кричал скорее от боли, чем от злости, — Вы заслужили место в аду и я позабочусь о том, чтобы вы попали туда как можно скорее! — От этих слов Флер впала в секундное замешательство, будто хотела подобрать ответные слова, отчего получила в живот около пяти острых, точно заточенные стальные лезвия ножей, ледяных когтей, что кидал Стайнер с расстояния. Девушка поморщилась, но ни один мускул на её теле не дрогнул. Следующий брошенный камень обратился в неизвестное магическое создание, выглядевшее как черная бесформенная жижа с белой маской на лице. Монстр бросился на Брауна, а Флер тем временем штопала свои раны.

Увернувшись, вервольф нанёс сильный удар ногой, но враг обхватил её и начал понемногу затягивать внутрь себя. Парень сосредоточил свою магию в одной точке, на конце свой ноги, и произвёл сильный взрыв огня. Монстр разлетелся на куски, которые впитались в землю, а после вновь срослись, точно разлитая вода, позади Брауна обратно в исходное состояние, в котором он предстал полминуты назад. Парень, контролируемый лишь одной яростью, метал огонь; он пришелся не по нраву вязкой субстанции, из которой состоял враг.

— Как ты вообще посмела заявиться здесь, на руинах моего особняка?! После всего, что ты сделала! — Несмотря на частые атаки монстра, Стайнер продолжал яростно беседовать с бывшей подругой, которая не теряла времени даром и почти вылечила свои раны.

— Тебе не понять, Стайнер. Эрссер мой единственный родственник, а у тебя их нет. Ты не поймёшь мои чувства. — Голос девушки был на удивление спокоен и решителен. Она, кажется, даже не торопилась со своим восстановлением.

— Ты не имеешь права так говорить! Моя стая была моей семьёй, большой и дружной. Родственники бывают не только по крови: иной раз неродные бывают ближе. А вы убили их всех. — Голос Брауна в какой-то момент дрогнул — в нём не было прежней агрессии. Было сожаление, боль.

— Ты не прав. Вся вина лежит на тебе. — Девушка улыбнулась несвойственной для неё улыбкой презрения и злобы. Она совсем не была похожа на ту Флер, что знал и уважал когда-то Стайнер. Тем временем вызванный ей монстр обратился в прах.

— Почему? — Вервольф впал в замешательство. Он не ожидал таких слов от Флер, всё ещё мысленно надеясь, что где-то там, на закромах её души, есть та самая девушка, что была ему подругой. Но зря.

— Ты всегда был слишком самоуверенным. «Мы сами справимся», «Нам не нужна помощь», «Мы самые сильные». И что теперь? Они все сдохли. Ты остался один посреди этой вонючей кровавой каши из тупых псин. Что, справились? — Флер засмеялась. Этот смех был надменным, раздражающим, будто бы эхом отдающимся в черепной коробке. Он бился от одной стены к другой, всё сильнее и сильнее врезаясь в мозг. В Стайнере вспыхнула злоба. Если раньше он не хотел убивать бывшую подругу, теперь он решился на этот шаг и побежал прямо на неё. Девушка спокойно уклонилась от удара и вместо того, чтобы попасть кулаком в лицо Флер, Браун попал в дерево.

— Пора заканчивать с тобой, идиот. — Дракон подняла руки над головой, вокруг Стайнера медленно начали появляться золотые иглы. Один из главных приёмов Флер, что лишает противника магии. Когда-то давно она использовала подобное на Арне. Иглы полетели в вервольфа, но он не успел понять, что произошло. Огромная вспышка красного света озарила его, а иглы быстро поменяли направление, полетев в отправителя. Почувствовав жжение на пальце, Стайнер осмотрел руку. Один из двух рубинов на печатке с волчьей головой треснул и потускнел.

Флер упала на землю — она не могла поверить в то, что это случилось. Ведь вот оно, весомое преимущество, победа… Быстро встав, девушка попыталась использовать магию, отправив в Брауна большой огненный шар. Однако ничего не вышло и после второй, третьей и четвёртой попытки, будто она в один момент разучилась колдовать.

— Нет! Сдохни! Как ты смог парировать мою атаку?! — Не прекращая попытки, Флер кричала во весь голос.

На следующую минуту воцарилось молчание. Стайнер восстанавливал силы, старался отдышаться и понять, что произошло. Флер продолжала свои тщетные попытки прибегнуть к магии.

— А вот и я. Здравствуйте, друзья. — Усмехнулся Эрссер, появившийся позади дочери.

— Эрссер, помоги! Я не могу колдовать, эта скотина что-то сделала! — Со слезами на глазах обратилась к отцу Флер. Она была напугана, сломлена. Но вот, луч надежды — родная кровь. Он точно должен помочь ей. Он не предаст, и сейчас в одно мгновение размажет этого бесполезного вервольфа… Но тот лишь с презрением посмотрел на неё.

— Не трогай меня, бесполезная тварь. — Щелчок пальцев, и Флер вспыхнула ярким синим пламенем, заливаясь воплями боли. «Родственники бывают не только по крови, — отдалось эхом в голове Флер, — иной раз неродные бывают ближе». Остаётся лишь гадать, сколько времени у девушки было, чтобы осознать, какую ошибку она совершила однажды, каким событиям положила начало, пока её мысли не спутались и не утонули в белёсой пелене боли. От неё остался лишь прах. Стайнер смотрел за этим зрелищем, не в силах сказать что-то, а Эрссер стоял на месте и ухмылялся.

— Ну что, теперь мы остались наедине. — Медленно сказал дракон, растягивая слова.


========== Глава 19. Финальная битва. ==========


— Теперь нам никто не помешает. Правда, Стайнер? — Усмехнулся дракон, — Или же у тебя есть ещё люди, которых ты решил отправить на смерть вместо себя? — Эрссер медленно прохаживался по горячей, местами иссохшей, а где-то — излишне пропитанной кровью земле, наслаждаясь видом руин.

— Я никогда не отправлял своих товарищей на смерть, их убил ты! Вся вина лежит на тебе. — Браун хотел броситься на врага, но понимал, что они находятся совсем на разных уровнях по силе, несмотря на то, что тотемы, эти чёртовы тотемы, дали ему новых сил. Стайнеру не победить и он прекрасно осознавал это, однако ради своей стаи нужно приложить все усилия, чего бы это ни стоило.

— О нет, нет и ещё раз нет, мой дорогой друг. — Злая самодовольная усмешка расширилась, оголяя в этом оскале белоснежные зубы, будто готовые вот-вот впиться в тебя мёртвой хваткой. — Именно ты привёл свою стаю к гибели. Правда, не без моей помощи. — Без капли жалости Эрссер окинул взглядом остатки Флер. Он демонстративно поморщился, с некоторым отвращением отводя взгляд от того, что когда-то было его дочерью.

— Что ты имеешь ввиду? — Браун тянул время. Он не понимал зачем — так ему подсказала интуиция, а она ещё не подводила его. В любом случае, выждать момент для удачной атаки было бы неплохо. А пока стоит вывести самодовольного дракона на разговор — его самолюбие не позволит упустить возможность похвастать своими достижениями и лишний раз напомнить вервольфу о его скором поражении. Но это мы ещё посмотрим.

— Понимаешь, друг мой, ты начал своё расследование ни с того. Герда — мой агент. Точнее, была им до определённого момента. Она все эти годы следила за тобой, собирала информацию. Её последняя миссия была убить тебя. К сожалению, бедная девушка не справилась. Ах, как же она тебя презирала… — Наигранный жалобный голос сменился на тихий смех. Эрссер будто получал огромное удовольствие, высказывая всё это Стайнеру, глядя ему прямо в лицо, играя и помыкая его чувствами, мыслями. Кажется, разгоревшийся на пепелище особняка огонь и не собирался тухнуть, постепенно охватывая всё большую часть леса. Однако на данный момент единственным его обитателям было всё равно на эту стихию — она подвластна обоим.

— Зачем тебе всё это? Чем мы тебя обидели? — Заявлением дракона парень был сбит с ног. Пожалуй, это была самая неожиданная для него новость. Кажется, у врага не было слабых мест, и Браун никак не мог уловить подходящий момент для атаки. Каждое мгновение он чувствовал какой-то подвох. Нужно ждать.

— О, знаешь… На самом деле всё просто. На данном этапе дело в тотемах, но, к твоему сведению, это не единственная причина. Хотя, если бы ты не лез к ним изначально, то твоя шайка прожила бы чуть дольше, но за это можно любезно поблагодарить мою дочурку. Хоть когда-то она принесла мне пользу. — Хмыкнул дракон. Скрестив руки на груди, он облокотился о горящее дерево. Конечно же огонь не трогал его, даже раскалённое дерево охладилось по контуру того места, где он прислонился к трескающейся коре, — Вы слишком быстро развивались, набирали популярность и поддержу. Некоторые из твоих тупых псин даже владели магией, пусть и хуже тебя. Но, конечно же, ты — самая главная проблема. Тупой и сильный — опасное сочетание. Ты ведь понимаешь, что всю эту ситуацию можно сравнить с большой величественной башней, на вершине которой сидит король и храбро правит ею. А если какие-то тупоголовые герои вроде тебя дойдут то верха, то обязательно свергнут короля. А значит, нужно ликвидировать их, пока они ещё ошиваются внизу, на самых нижних этажах. Ты так не считаешь, мой недоразвитый друг? — Эрссер снова усмехнулся, будто бы чувствуя неприкосновенность. Вервольф не нападал, и это придало дракону уверенности в том, что исход битвы предрешён заранее, и его противник сам боб этом знает. Стайнер же устал терпеть эти насмешки — всему есть свой предел. Он чувствовал, что магическая сила ослабла, но её хватит на пару хитрых трюков, которые смогут помочь ему в предстоящей битве.

Молодой человек создал на своих пальцах ледяные когти, которые запустил в дракона. Практически рядом с ним они обратились в воду, крупными каплями упав на землю и мгновенно впитавшись в иссохшую почву, а в ответ Браун получил поток огня. Пытаясь перехватить над ним контроль, вервольф прикладывал все усилия. Похоже, Эрссер не собирался останавливать поток, но ослаблял его, как бы насмехаясь над оборотнем, давая ему фору, показывая его магическую слабость и в очередной раз указывая на собственное преимущество в этом бою. Вскоре огонь рассеялся, и дракону чуть не пришлось встретиться лицом с когтистой лапой Стайнера в зверином облике, однако он испарился в воздухе за мгновение перед ударом и появился примерно в пяти метрах позади Брауна.

— Эй, идиот, попробуй поймать это. — С лёгким смешком дракон кинул какой-то маленький предмет замешкавшемуся оборотню. Тот машинально поднял лапу и в неё воткнулся дротик. Это было ожидаемо, но парень не смог вовремя предугадать подобного исхода событий и вынужденно вернулся в человеческий облик, потеряв на время способность обращаться в вервольфа. Что ж, одно из преимуществ Стайнера в ближнем бою было нейтрализовано. С каждой минутой мысли о победе становились всё призрачнее, надежда угасала. Браун ждал какого-то чуда, однако оно не происходило, и ничего не предвещало этого чуда. Он был готов принять свою смерть, без сожалений, без страха. Но перед этим он будет бороться — собрав последние силы, пусть даже и без звериного облика, он будет сражаться до конца, как и его друзья. Они не должны были погибнуть напрасно. Либо он победит здесь и сейчас, ради них, ради их светлой памяти и будущего всей расы вервольфов, либо навсегда останется вместе с ними здесь. «Со щитом или на щите».

— Ты уже можешь начать молить о пощаде. — Мужчина демонстративно посмотрел на свои наручные часы, которые, как и его одежда, будто бы вовсе не были восприимчивы к огню, — Тогда я сделаю твою смерть чуть менее болезненной. — Эрссер медленно подошёл к оборотню.

— Никогда. — Ответил он, глядя прямо в его глаза.

— Неужели ты не понимаешь превосходства моей силы? — Медленно белки глаз дракона налились чёрным цветом, а радужная оболочка красным. Над глазами, прямо на лбу дракона появились бугорки, будто из-под кожи, — Я поглотил души всех трёх стражей и взял их под свой контроль. Я был готов к нашей встрече, вся сила демонов у меня! — Происходила трансформация, совсем как обращение в вервольфа. Однако Эрссер, как бы иронично это ни было, принимал облик демона. Теперь его внешность полностью соответствовала внутреннему миру — у него выросли рога, ноги стали демоническими лапами, как у Они Итасу.

— Оккидери, — тихо сказал Эрссер. В голове Стайнера вмиг всплыли воспоминания. Одно из оружий Итасу, копьё, следующее за целью до попадания. Незаметно, делая вид, что он не планировал этого, Браун боком подошёл к дереву так, чтобы оно находилось у него за спиной. Наблюдая за драконом, вервольф подчеркнул, что облик демона и впрямь гораздо больше подходит этому существу. Бросок копья не заставил себя ждать и, резко отпрыгнув в сторону, Браун уклонился от летящего к нему острия. Сейчас оно должно вонзиться в дерево и больше не гоняться за Стайнером, но… Копьё проткнуло дерево насквозь, точно катана, что разрезала тончайший лист бумаги, остановилось и повернулось в сторону оборотня. Увернувшись снова, Браун понадеялся, что хоть сейчас оно успокоится. Но нет, орудие снова изменило курс на свою цель.

— Это бесполезно, идиот. — Эрссер смотрел на всё это и усмехался, скрестив руки на груди.

Внезапно, неожиданно для самого себя оборотень схватил копьё руками. Оно так и норовило вырваться, убить обозначенную ему цель, но Стайнеру хватало сил, чтобы удержать оружие. Дракон был не менее удивлён и ожидал дальнейших действий со стороны Брауна, но тот просто стоял и ждал чего-то. На самом деле, он думал над планом. Вспоминая битву у первого тотема, вервольф прокручивал события в голове от начала и до конца. Агнер прыгнул на копье и оно перестало преследовать Брауна, хотя было брошено изначально в него. Значит, копью необязательно достигать своей цели, нужно лишь проткнуть кого-то. Улыбнувшись своему прекрасному плану, парень побежал на своего противника и перед столкновением бросил копьё ему за спину, а самого Эрссера схватил. Понимание происходящего пришло к нему за секунду, демон с силой ударил Стайнера коленкой в живот и прыгнул вверх. Прыжок вышел слишком высоким, будто он оттолкнулся от какой-то пружины и подлетел на несколько метров вверх. Далее, он снова оттолкнулся от чего-то невидимого и полетел вперёд, схватился за ветку горящего дерева и сел прямо на неё, скрестив ноги и наблюдая за Брауном. Когда тот опомнился, копьё летело уже на него. Сделав кувырок вбок, вервольф потерял равновесие и упал, но быстро вскочил и побежал к дереву, на котором сидел Эрссер и увернулся от пары бросков копья по пути.

Стайнер прыгнул на дерево и начал забираться вверх, нащупал под ногами опору и оттолкнулся, прыгнув прямо на демона и повалив его землю. Расстояние было около трёх метров, если бы Браун оказался внизу, то мог бы очень сильно ушибиться, а при худшем раскладе — сломать что-нибудь, однако внизу оказался дракон, приняв на себя весь удар. Пока они падали, копьё задело ногу Стайнера и порезало её, но этого было слишком мало. Вервольф даже не ожидал, что подумает об этом когда-нибудь, но сейчас это было даже ему на руку. Резко перевернувшись на землю и оказавшись внизу, парень обхватил демона руками, дабы ограничить его действия. От безысходности Эрссер кусал его за плечо, разрывая ткань и кожу, вгрызаясь в плоть, но Браун должен был терпеть. Ещё пара секунд… И вот, копьё с силой воткнулось в спину дракона, где-то в районе сердца, и пропало. Эрссер рычал от боли, Браун выпустил его и оттолкнул от себя. Когда тот встал, Стайнер сразу же с силой ударил его кулаком в челюсть. Дракон злобно зарычал и выплюнул смесь из крови и пары зубов. Кажется, он не собирался умирать, поэтому просто встал как ни в чём не бывало, кажется его сердце ничуть не болело, в отличие от прилично искусанного плеча оборотня.

— Сколько ты ещё продержишься? — Спросил дракон с нескрываемым интересом в голосе, но в ответ получил лишь молчание, но продолжалось оно недолго. Но что-то в его тоне изменилось — его самоуверенность дрогнула, пусть и не сильно, но вервольф знал это и чувствовал, что движется в правильном направлении.

— В этом мире нет места такой бессердечной мрази, как ты. Умри. — На удивление голос Брауна был спокойным, в отличие от несколько выбитого из колеи Эрссера. Кажется, он понемногу брал себя в руки и был готов продумывать план на холодную голову, однако неизвестно было, что ещё мог выкинуть его противник.

— Перкут — В руках демона появилась катана. Браун не знал, сможет ли он воспользоваться ею так же, как страж первого тотема, что проводил через неё татуировки на своём теле, превращая их в опасное оружие, поэтому твёрдо решил быть осторожнее.

— Не могу поверить, что такая тварь всего год назад доброжелательно общалась со мной, желала развития моей стаи и работала судьёй всего магического общества. — Гримаса презрения невольно появилась на лице Стайнера. Оборотень решил поэкспериментировать и создал небольшую колонну льда перед собой, достающую до его груди. На это ушло немало сил, но он справился с этим. Быстро проводя руками по самой поверхности, он запускал острые диски в Эрссера, постепенно уменьшая высоту ледяной колонны. Дракон отбивался от летящих снарядов катаной, но ему не хватило скорости и он всё-таки пропустил парочку. Это мало ему навредило, лишь ещё больше разозлило. Браун прекрасно знал, что все его старания бесполезны — им управляли гнев и жажда мести; так пусть эти два чувства ведут его и дальше в бой. Одна только злость, которую он видел мельчайшими изменениями в лице своего противника, доставляла ему моральное удовольствие. Он сделает всё, что в его силах, и не важно, какой будет развязка — Стайнер выйдет из боя «либо со щитом, либо на щите».

— Ты можешь сколько угодно вымещать на мне свою злость, но я не умру, Стайнер. Пойми это и сдавайся, дай мне уже прикончить тебя, это начинает мне надоедать. — Демон поднял катану и приготовился к рывку на своего врага, но отвлёкся и не заметил летящего в его голову куска льда, который с громким треском разбился о неё и ввёл Эрссера в состояние лютой ярости.

— Да как ты посмел?! — Дракон создал кусок льда ещё больше и запустил в Брауна. Тот не успел уклониться и принял весь лёд своим телом, отлетел к стволу дерева и вдобавок ударился о него.

Лёжа на земле и чувствуя неизмеримо сильную боль, Стайнер не мог понять, сломал ли он себе спину или нет. Демон медленно подходил к нему и оказавшись лишь в паре шагов от вервольфа, поднял свою катану, собираясь одним ударом лишить Брауна жизни. Всё-таки «на щите»? По крайней мере он попытался.

Однако спустя секунду оборотень услышал свист где-то в воздухе воздуха и последующий крик Эрссера. Открыв глаза, он увидел лежащие на земле руки дракона, а позади — два острых куска льда.

— Ты! — Эрссер смотрел куда-то на верхушку руин бывшего особняка. Браун ничего не увидел, когда посмотрел туда же. Он прекрасно знал, что это — его единственный шанс; Стайнер благодарил это чудо и, несмотря на боль, быстро встал, схватил лежащую на земле катану. Дракон лишь успел повернуться и уже собирался что-то сказать, но его голова слетела с плеч раньше. «Со щитом».

Стайнер стоял на месте — его ноги точно вросли в землю. Катана выпала из его рук — острое лезвие, чистейшее, точно зеркало, окрасилось кровью, быстро стекающей с неё вниз, питая, точно прохладная вода, выжженную почву. Молодой человек смотрел на лежащее перед ним мёртвое тело и не мог поверить в происходящее. Ещё минуту назад, да даже меньше минуты, он был готов к смерти, но сейчас… всё закончилось. Он одержал победу, если то, что было вокруг можно назвать «победой». Находясь посреди медленно утихающего, но ещё горящего пламени, уничтожившего большую часть леса, разрушенного до неузнаваемого состояния особняка, кучи трупов своих друзей, Браун не мог сказать, что победил. Смерть Эрссера — того, кто виноват во всём этом, лишь слабое утешение. Однако предпринять что-то ещё Стайнер не мог. Всё, что сделано, уже сделано. Но он сделал это пусть и такой ценой, но он это сделал. Победа, вырванная с корнем из рук противника, жизнь, выдранная из рук Смерти с криками, потом и кровью. Жизнь, за которую заплатили своими множество других достойных вервольфов.

Сильно раненое плечо давало о себе знать. Потеряв много крови, парень был не в силах сказать или сделать хоть что-то. Голова сильно кружилась и в горле стоял ком, мешающий дышать. Вскоре Стайнер упал на землю.

Он боялся терять сознание, ведь мог умереть прямо здесь. В голове вертелась куча мыслей. «Не проще ли спокойно умереть, прямо здесь?» — Думал Браун. Ужасно хотелось спать, просто уснуть и больше не проснуться. Однако он резко понял, что если умрёт — то тогда вместе с ним умрут воспоминания о «Клеймённых Огнём», а значит, и они тоже окончательно умрут, бесследно пропав, будто никогда не существовали. Он не мог допустить такого — слишком многие склонили головы за будущее расы вервольфов. Их наследие должны знать и помнить. Несмотря на такое позорное поражение, нужно жить и двигаться дальше, найти в себе силы, хоть их уже и не осталось.

— Эй, пошли. Тебе уже пора. — Раздался ужасно знакомый голос. Но сколько Стайнер не пытался вспомнить, кому он принадлежит — так и не мог определить его владельца. В голове была каша, а слух был притуплен. За своей спиной он услышал шаги. Ему было всё равно, что будет дальше. Парень потерял сознание, погрузившись в долгий сон.


========== Глава 20. С чистого листа. ==========


Стайнер проснулся рано утром. Кажется, он мог бы спать ещё очень долго, потому что разлепить сонные глаза ему было сложно. Но лучи солнца, навязчивые и яркие, били прямо в глаза, светят даже через закрытые веки, чем заставили его подняться с кровати. Браун открыл окно, дабы впустить в комнату свежий бриз, приятной прохладой веющий с берега моря. Он глубоко вдохнул полной грудью, вытянув руки вверх, уже более-менее очнувшийся от крепкого сна. Из его окна открывался замечательный вид на живописный, пусть и слегка потерявший свою презентабельность после боя, остров. Хоть «Когнитинис» был ещё не полностью восстановлен от последствий битвы, Брудер вместе с остальными драконами усердно приводили его в прежнее состояние.

После той ночи, когда Стайнер убил Эрссера, его потерявшее сознание тело забрал именно Брудер. Пока вервольф храбро и из последних сил дрался с самым опасным врагом, когда-либо попадавшимся ему на пути, дракон успел отбить академию у оставшейся в ней кучки солдатов Эрссера и захватить власть вместе с двумя выжившими драконами. Все трое решили, что сейчас академию нужно превратить в безопасное пристанище для всех выживших вервольфов, дабы сохранить их расу и не дать ей погибнуть окончательно, позволить развиваться, чтобы они не остались лишь на страницах истории. Пока академия постепенно восстанавливалась и менялась, в неё время от времени приходили оборотни в поисках временного укрытия, где они смогут без страха пережить эти сложные и страшные времена. Тем не менее, пусть раса и пострадала, в академии собралась пара сотен оборотней. Шансы на то, что эта раса снова воскреснет были, остальное же зависело от самих вервольфов.

— Вижу, ты уже проснулся. — В дверном проёме возник Брудер, — Как спалось? — Поинтересовался он.

— Ты и сам знаешь, что хреново. — Оборотень натянуто улыбнулся. Он не мог спокойно спать после всех событий, что он пережил, несмотря на то, что прошло уже несколько лет. Практически каждую ночь он видел перед своими глазами одно — лица погибших товарищей; тех, благодаря кому сейчас все вервольфы могут спокойно ходить по земле, не боясь быть обнаруженными и убитыми.

— Ты вроде хотел сегодня попасть на материк, да? Я всё приготовил для телепортации. Пошли. — Дракон развернулся и ушёл куда-то. Стайнер взял висящую на спинке стула немного мятую кожаную куртку и послушно пошёл за ним.

В холле бегало с десяток маленьких детей — все они были вервольфами. Вот она — маленькая надежда, которая кричала радостными детскими голосами «ещё не всё потеряно». Не обращая на них внимания, Брудер прошёл в свой кабинет и после того, как туда зашёл вервольф, закрыл дверь.

— Вот, возьми это. Разломай, когда захочешь вернуться обратно. — Парень протянул Стайнеру длинный чёрный камень, сияющий изнутри, и махнул рукой на начерченный круг в углу комнаты. Браун спокойно встал в него и вскоре пропал.

Это было начало сентября. Постепенно холодало, листья желтели, хоть ещё и не успели опасть на землю. Летний ветер, тёплый и местами обжигающий, даже как-то резко сменился на осенний, местами пронизывающий даже сквозь верхнюю одежду, оповещая, что за ней последует еще более холодное время года. Стайнер стоял посреди пустой поляны, которая точно плешь была когда-то выедена голодными языками пламени, посреди выгоревших когда-то давно деревьев, прямо перед руинами, местами покрытыми мхом. Раньше это был величественный особняк, наполненный сильнейшими вервольфами. В нём каждый день кипела жизнь, бурлили события, но теперь он превратился в бесполезную груду камней. Груду камней, которая теперь стала надгробной плитой для каждого, что в тот день отдал свою жизнь. Присев на ступеньку почти сохранившегося крыльца, Браун почтил минутой молчания павших товарищей. Усилившийся ветер предупреждал о наступлении непогоды, о наступающем сезоне дождей, однако Стайнер прекрасно понимал, что в этом безжизненном лесу вряд ли что-то изменится. Может, только мох сильнее разрастётся по руинам, накроет их мягким одеялом.

Встав со ступеньки, Браун прошёл к небольшому бугорку земли, выложенному по периметру двумя рядами кирпичей. Это была самодельная могила, в которой Стайнер похоронил Агнера — точнее то, что осталось от него после взрыва, которым он помог вожаку скрыться от преследователей и выжить. Брудер помог восстановить раздавленное грудой камней тело Агнера с помощью магии, чтобы нормально его захоронить. О его потере, наверное, он скорбил больше всех. Но о его смелости и самоотверженности молодой человек ещё долго будет рассказывать новому поколению вервольфов. К сожалению, тело Рана не удалось найти, но если бы оно было обнаружено, то его могила находилась бы рядом. Присев на тоже самодельную скамейку, которую Браун предусмотрел для своих посещений, с тяжелым вздохом он достал откуда-то из внутреннего кармана куртки флягу с крепким пойлом.

— Ну, привет… — Сказал он, обращаясь к могиле. Откупорив флягу, парень сделал пару глотков, — Извини, что так долго не навещал. Я всё ещё виню себя за то, что не смог тебя спасти. — Стайнер совсем не опасался, что солдаты «Лиги Искупления» могут найти его и убить. Эта организация распалась и люди со временем начали думать, что всё это было какой-то массовой игрой, ложью, что вервольфов никогда и не существовало. Так думали те, кто ни разу не смог их увидеть. А те, кто видели — списали на простую спекуляцию, на спектакль. Окинув руины особняка взглядом, Браун вспомнил ту ночь. Он так и не понял, кто ему помог тогда, с убийством Эрссера, но был безмерно благодарен ему.

Всё это казалось ему страшным сном, который невозможно забыть даже после пробуждения, который ещё долгими ночами будет преследовать его, точно тень. Все, кого знал Стайнер — погибли. Может, это проклятие какое-то? Благо, хотя бы Брудеру удалось остаться в живых. Браун достал из кармана джинс слегка помятый амулет. Тот самый артефакт из шкатулки, который носил на шее Агнер. Это было единственное материальное воспоминание о нём, которое Стайнер всегда носил при себе. Он так и не открыл его до этого момента, а когда открыл, обнаружил внутри свою же фотографию. На самом деле, это было для него слишком ожидаемо. Слегка усмехнувшись, парень снова сделал пару глотков из своей фляги. Он никак не мог принять, что теперь это место перестало быть его домом. Стайнер до сих пор помнил каждый уголок и каждый коридор, всё до деталей. Он без проблем мог сделать такой же особняк, потратившись на строительство, но не хотел. Он не хотел ворошить старые кости и пытаться что-то восстановить, считая, что это принесёт лишь больше боли и страданий. Пусть останется как есть, пусть руины унесут с собой все секреты, разговоры и события, что когда-то были в этом особняке. В любом случае, обо всём этом теперь помнит только Стайнер, и это всё он унесёт с собой в могилу, как унесли все обитатели этого места. У него была надежда на то, что ещё кто-то из его стаи выжил, из самых дальних баз, но он так и не увидел в «Когнитинисе» никого с родной татуировкой на груди. Телефон в кармане Брауна зазвонил.

— Алло, это я, Брудер. Мне пришёл отчёт с тотемов, их восстановить уже нельзя. Можешь забыть про них. — Не дождавшись ответа Стайнера, дракон завершил звонок.

— Вот как… — Усмехнулся он. Конечно, при поглощении душ Эрссер ещё и уничтожил тотемы. Несколько лет драконы искали способ снова привести их в действие, починить, однако не нашли и пришли к выводу, что это вовсе невозможно.

Встав со скамьи, вервольф снова бросил взгляд на могилу Агнера, нахмурился и пошёл в сторону города. Лес выгорел практически полностью — лишь по его окраине, точно контуром, местами проглядывались ещё живые деревья. Все обитатели леса пустились в бега, остались без дома — Браун чувствовал себя одним из них — одиноким, потерянным, оставшимся без родного крова.

Совсем скоро всё это вырубят и на месте некогда густого, высокого леса с густейшими кронами, которые старательно не пропускали лучи солнца вглубь леса, и с величественным особняком, построят город, прямо на месте, где произошло столько кровопролития, погасли столько жизней. Прямо на костях. Это напрягало Стайнера. Раскапывать могилу Агнера и уносить его на остров было не слишком прилично с его стороны, но осознавать, что на месте, где он захоронен — построят какой-то дом, было ещё хуже. Может быть, он поговорит об этом с Брудером… Когда-нибудь.

Каждый шаг по этой земле отдавался душевной болью — Браун совсем не хотел сюда приходить, снова вспоминать те события, но он должен был навестить Агнера, хотя бы так. По дороге в город выпивка во фляге закончилась, поэтому первым делом Стайнер направился в бар. Тот самый бар, под которым сейчас находится наполовину разрушенный суд, тот самый бар, где когда-то давно он сидел и выпивал, читая письмо от Балтьера.

— Налей то же, что и всегда. — Обратился Браун к бармену, что так и не поменялся за всё это время. Через минуту перед ним оказался полный до краёв большой стакан с каким-то пойлом, о содержании которого знали лишь бармен и Стайнер.

— Трудный денёк выдался? — С усмешкой спросил бармен.

— Ты ведь и сам всё знаешь. — Оборотень сделал пару больших глотков и поставил стакан, содержимое которого уменьшилось почти на половину.

— Ладно, извини. — Сказал бармен и ушёл к какому-то столику с заказом.

Браун допил содержимое стакана и заказал ещё бутылку, с которой ушёл из бара.

Улицы казались ему слишком чуждыми и враждебными, хоть и прошло так много времени. Гуляя по ним, Стайнер думал, что пошло не так? С какого момента? С решения пойти на тотемы, со встречи с Флер или… С приходом Герды в его стаю? Может быть, если можно было что-то вычеркнуть, всё сложилось бы не так плохо?

Как говорят, капитан тонущего корабля тонет вместе с ним, даже если весь экипаж спасается. Но тут все было по-другому, выжил только Стайнер. Он без сомнений был готов обменять свою жизнь на жизнь всей своей стаи, но было слишком поздно.

Несмотря на то, что за столько лет улицы были отремонтированы наспех и не очень качественно, народу на них было много, поэтому Браун осознавал, что придётся снова вернуться в лес и только оттуда совершить телепортацию. Медленно прогуливаясь в сторону леса, он читал последние новости с телефона. Ничего интересного, о вервольфах вообще почти ничего нет. Что насчёт новостей среди магического мира? Место судьи занял лорд вампиров, отец Торна. В дела оборотней он не вмешивался как минимум потому что единственное их дело на ближайшие пару сотен лет — восстановление численности своей популяции с сохранением чистоты крови.

В ближайшее время будет существовать лишь одна стая, что и будет главной долгое время, пока вервольфов не станет так много, что часть из них сможет спокойно разделиться на слабые стаи и выживать, набирая силу. Должность вожака сразу же предложили Стайнеру, однако он отказался. Как его ни просили, он не соглашался, так же он отказался от вступления в эту новую стаю. Его мотивы не были до конца понятны, но Брудер думал, что тот ещё не пережил распад своей стаи и хочет побыть одиночкой некоторое время. Но возможно, что были и другие причины.

Вскоре Стайнер снова вернулся к руинам. Был ещё полдень, время не поджимало, но парень предпочитал поторапливаться. Потому что мысли его, навязчивые и нагнетающие, набирали больше силы именно рядом с этим местом, рядом с этой могилой и с этими чёртовыми развалинами никого не нужного теперь особняка. Взглянув на ещё не откупоренную бутылку, он задумался. Задумался и положил её к могиле Агнера.

Ему нельзя было напиваться так рано, всё-таки, сейчас было слишком много дел, в которых Стайнер занимал далеко не последнее место. Но самое главное из них — наладить порядок в магическом мире и восстановить величие своей расы. А Агнер уже может отдыхать — он сделал всё, что должен был. И выпивка ему не помешает.

— Только не напивайся слишком сильно, приятель. — Бросив скорбный взгляд на место, где было захоронено тело друга, Браун приулыбнулся. Улыбка вышла спокойной и немного жуткой. Он достал из кармана чёрного цвета камень.

— Свидимся.

И разломал его.