КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 383300 томов
Объем библиотеки - 477 Гб.
Всего авторов - 163726
Пользователей - 86606
Загрузка...

Впечатления

Шорр Кан про Новодворская: Бери с коммунистов пример (Публицистика)

Читая подобную литературу, все время вспоминаю незабвенного, Г.П. Климова с его «Князем мира сего». Автор это про тебя, только ты не М. Руднев.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
LeChatGris про серию Жнец

Прочитал Жнеца...
Если уж графомания свербит в одном месте, то хоть ветеранов ВОВ не трогай - выродком назовут...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Новодворская: Бери с коммунистов пример (Публицистика)

Сам не люблю коммунистов, но ценя точность, отмечу - первые концлагеря применили британцы в англо-бурской войне...
за вранье или незнание предмета текстик оценивается привычной 1.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Михаил Самороков про Злотников: Ком. В глубину (Боевая фантастика)

Не, ну как... Сначала было Слово интересно. Потом стало немного скучно. Всё то же самое - землянин, россиянин (само-собой), самый крутой, то, сё... Бухать всех научил, падла... до него, знач, крепкие напитка были, но алконавтов серьёзных не было. Короче, очередной везучий сукин сын.
А с другой стороны - о неудачниках хули толку писАть? Неудачники гибнут первыми, и быстро. Закон жанра неумолим :)
Короче, дочитал вторую книгу и пригорюнился, что нету третьей. Я бы прочитал. СереднячОк-проходнячОк, но не лишён интересности...как по мне.

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
Гекк про Сафонов: Долгая дорога домой (Самиздат, сетевая литература)

Редкий по тупости набор букв. Папаню героя на родине в России из страны выперли, работать не давали, хотели посадить. Папаня сбежал, его предателем объявили, длинная рука до него в Америке дотянулась и убила, а его сыночек рвется на родину...
Дебил, однозначно. Как и автор...
Вот что-то все потомки вождей на западе живут, от Сталиных с Хрущевыми до Ельцыных с нынешними. Даже внучок главной держиморды найден в Англии.
восхитила голодная жизнь на западе. Автор, дятел, зайди в любую кафешку в счастливый час - поешь от пуза, это бесплатно...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Гекк про Тамоников: Лжедмитрий. Царская плаха (Альтернативная история)

"Западные правители жаждут прибрать к рукам богатые русские земли."
Хотелось бы знать, где этот кретин автор увидел "богатые русские земли" и в чем именно заключалось их богатство...
Даже собственных денег не было у тех богатеев. Да и счас нет, шелестит народ фантиками и следит за курсом евро.
Наверное, это место проклято...

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Александр Машков про Сафонов: Долгая дорога домой (Самиздат, сетевая литература)

Замечательная книга! Конечно, всё выдумано, но это и написано, чтобы было увлекательно. И язык хороший!
Конечно, совсем не для тех ребят. которые мнят себя взрослыми.
Если автор читает отзывы, жду продолжения, как обещано!

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).

В Шторме (fb2)

файл не оценён - В Шторме (пер. Алита Омбра) (а.с. Звездные войны: фанфики) 1584K, 464с. (скачать fb2) - Pax Blank

Настройки текста:




Pax Blank В ШТОРМЕ

«Новые начала куплены за счет конца»

Фрагмент из Пророчества о Сыне Солнц (перевод Мастера Джедая Эгорина Доваса; 3 / 14, 159 — минус), выгравированный на Троне Солнечных лучей (Место Пророчества приблизительно 23, 711 — минус)

Глава 1

Будущее.

Судьбы.

Каждый сделал свой выбор. Каждый встал на свой путь.

Действительно ли будущее — неизменное событие, предопределенное и неизбежное?

Или оно может быть изменено одним единственным действием — одним мгновением, переламывающим его ход, разрушающим все, что идет после, разбивая вдребезги, словно стекло о камень.

Может ли судьба быть изменена?

* * *

Ветер неистово хлестал и толкал его, завывая словно привидение банши, предвещающее смерть, пока он пятился над пропастью по узкой балке из гладкого пластила — борясь за удержание равновесия против опасности бесконечного падения.

Он устал, был изранен и избит, и испытывал адскую боль.

И он понятия не имел, куда он будет двигаться дальше… потому что дальше двигаться было просто некуда.

— Люк, ты еще не понимаешь своей значимости. Ты только начал познавать свою мощь. Присоединись ко мне, и я завершу твое обучение… объединив наши силы, мы сможем закончить этот разрушительный конфликт и принести порядок в галактику.

Избитый, раненый, но не побежденный.

— Я никогда не присоединюсь к тебе!

Он повернулся, стараясь изо всех сил схватиться за поддерживающую трубу, прижав к себе искалеченную руку, часто и коротко дыша от боли.

— Если бы ты узнал могущество Темной Стороны…

Люк не смотрел, не слушал — что такого мог сказать Дарт Вейдер, что он захотел бы услышать?

— Оби-Ван никогда не говорил тебе, что случилось с твоим отцом…

Это заставило его поднять сверкающие от негодования глаза:

— Он сказал мне достаточно!

Держась за трубу, он скользнул на тонкие механические лопасти, висящие над бездной — и замер, ощутив, как подскочило к горлу сердце, когда лопасти сомнительно закачались, приспосабливаясь к весу, к которому они никогда не предназначались. Вокруг по-прежнему завывали ветры, пытаясь заполучить его.

Поднимая голову, Люк бросил в Вейдера обвинение, ненавидя его в тот момент каждым фибром своего существа:

— Он сказал мне, что ты убил его!

Это было его правдой, его мантрой. Это знание давало ему силу для борьбы и дух для сопротивления; оно было самой сущностью причины того, что он делал. Самое значащее событие в его жизни — основа, вокруг которой были построены все остальные убеждения.

Он был одинок в этой галактике — и он был одинок всю свою жизнь. Из-за этого… человека. Можно ли его было даже называть так? Он был воплощением всего, что Люк ненавидел — воплощением того, против чего боролся. Самой Тьмой и персонификацией смерти.

И с пронизывающей его сейчас окончательностью Люк абсолютно верил в то, что никогда не сдастся этому…

— Нет… Я — твой отец!

Слова походили на мощнейший физический удар, сокрушая и потрясая так, что в легких не осталось воздуха. Все остальное — все — просто отпало…

Вся сила, все убеждения… вся ложь.

Он мотал в отрицании головой, в то время как уже знал — знал — что это была правда.

Но, тем не менее, слова упали с его губ, отчаянные, задыхающиеся:

— Нет… ты лжешь. Это невозможно…

— Прислушайся к своим чувствам — ты знаешь, что это так!

Все… все было потеряно для него; тяжесть сдавила ребра так, что он едва мог дышать, ноги подогнулись, и он уперся коленями в лопасть. Если бы ее там не было, он просто упал бы, свалился, из-за мучения, что он испытывал.

Горе вырвалось из него в крике — нескончаемом, безудержном:

— Не-е-ет… Нет!!

Он потерял своего отца. Потерял его снова, самым безжалостно-возможным способом — человек, которому он поклонялся, был разорван в клочки… человеком, которым он действительно был.

Что оставалось? Что оставалось от его верований? Что оставалось от него самого?

— Люк, ты можешь уничтожить Императора. Он предвидел это. Это — твоя судьба.

Люк повернул лицо к Вейдеру, хотя в действительности не слышал, что тот говорил. Все, что он слышал, было штормом, бушующим вокруг, и кровью, мчащейся внутри. Он смотрел, как Вейдер сжал свой кулак, высказывая бесформенные слова, как протянул руку над пропастью, предлагая Люку добровольно взять ее.

— Присоединись ко мне, и вместе мы сможем управлять галактикой, как отец и сын.

Люк колебался, потерянный… и, когда он взглянул вниз, то увидел избавление. Свободу. Затишье от шторма, который