КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411961 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150645
Пользователей - 93889

Впечатления

Stribog73 про Фирсов: Антология рассказов (Фантастика)

Лично мне, как создававшему этот файл, некоторые рассказы понравились, но некоторые вызвали крайне отрицательную реакцию.
Собственно говоря, с некоторыми рассказами автора я ознакомился, когда работал над очередным выпуском антологии СамИздат.Фантастика. Я хотел включить несколько рассказов автора в антологию. Но когда я прочел "Чего хочет солдат" и "Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин…" - я решил, что его в свою антологию должны включать пиндосы.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Нилин: Пандемия (Детективная фантастика)

2 Интересненько.
Авторский текст книги взят с авторской страницы на Самиздате.
Информация о том, что данный текст именно в редакции 2012 года указана самим автором.
Первоначальный вариант был опубликован автором на несколько лет раньше.
А ни как не в 2013 году!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
martin-games про Брайдер: Цикл романов "Тропа и Тропа: Миры под лезвием секиры". Компиляция. Книги 1-9 (Боевая фантастика)

А на каком языке название книги на обложке? мЫры под лЕЗием секиры.....

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Koveshnikov про James: Dead With The Wind (Детективы)

...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Евгений777 про Минин: Нулёвка (Фэнтези)

Автор озабоченный?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Бессмертник на зеленом сюртуке (СИ) (fb2)

- Бессмертник на зеленом сюртуке (СИ) (а.с. Сапфирные грани-3) 1.9 Мб, 574с. (скачать fb2) - Ольга Романовская

Настройки текста:



Ольга Романовская Бессмертник на зеленом сюртуке Книга 3

Глава 1

Утро Зары Рандрин, дочь всесильного Советника и некоронованного короля Антории Рэнальда Хеброна Рандрина, герцога С'Этэ не заладилось. Нет, ночь вышла чудесная, хотя бы потому, что девушка провела ее не одна. Меллон Аидара, первый помощник главы Департамента магической обороны, постарался стереть тревоги прошедших недель. Вопреки опасениям Зары, скромник оказался не девственником и прекрасно знал, как обращаться с женщиной. А уж если его направить… Несмотря на скудный любовный опыт — всего один мужчина, — сеньорита Рандрин прекрасно знала, чего хочет. Меллон даже побаивался ее страсти. Видимо, это фамильное: Рэнальд Рандрин славился непостоянством и огненным темпераментом. Сказывалась демоническая кровь: и отец, и дочь были э-эрри — потомками демонов и людей. Оба синеглазые и не просто, а с меняющей цвет в зависимости от настроения радужкой, оба упрямые, порывистые и опасные. В свое время маленькая Зара, еще понятия не имевшая о полученном в наследство даре, сумела подчинить своей воле мага из Терра. Тот не только не прогнал дерзкую девчонку, но и выучил, подготовил и сопроводил в столичную Высшую школу магического искусства. Тогда Зара преследовала две великие цели: выбраться из низов общества и покарать вероломного отца, бросившего ее мать задолго до рождения дочки. Мечты сбылись, только вот родитель стал самым близким человеком на свете.

Но все это — дела минувших дней, в то утро же Зара едва не опоздала на работу. Пусть служила она на низшей должности Департамента иностранных дел, казалось бы, не приди, никто и не заметит, но выговор бы заработала. Унижений Зара Рандрин не терпела, предпочла бы бой с демонами смешкам коллег. Поэтому никаких опозданий!

— Просыпайся, соня! — Меллон, уже в брюках, но еще без рубашки, с влажными после мытья волосами подсунул под нос любимой чашку кофе.

Зара заворочалась и неохотно открыла глаза.

— Сколько времени? — зевая, пробормотала она и поправила сползшее одеяло. Не потому, что стеснялась, — холодно, сквозняк.

— Без десяти девять, — с готовностью сообщил маг и поставил чашку на стул.

— Что?! — подскочила Зара. Сон тут же пропал, глаза потемнели от недовольства. — Ты почему меня раньше не разбудил? — набросилась она с упреками. — Сеньор Эрш меня убьет! И ладно бы он — отец узнает. Демоны!

— Не хотел будить, — признался пристыженный Меллон. — Ты так улыбалась… Впервые не жесткая, слабая…

— Так тебе рохли нравятся? — Девушка фурией заметалась по спальне, силясь привести себя в порядок.

— Ты, — маг решил не вдаваться в подробности и благоразумно присел на кровать, чтобы не мешать.

С ответом он угадал: Зара улыбнулась. Сгребла одежду и, не прощаясь, юркнула в портал. Завтраки в доме Рандринов готовили быстрее, там и есть. Сваренный Меллоном кофе сиротливо остался стоять на стуле.

Вопреки опасениям, Зара не опоздала, влетела в приемную вместе с боем часов на одной из городских башен. Но, как выяснилось, могла бы и не торопиться: начальство задерживалось, на месте оказался только второй помощник. Девушка с облегчением перевела дух, причесалась в уборной, эффектно разметав светлые волосы по зеленому жакету служащей Департамента иностранных дел, подкрасила губы и вплыла в родной Третий отдел королевой.

Ничего особенного день не принес, даже удалось уйти пораньше и поболтать немного с Несс, девушкой из Второго отдела. Они обсудили грядущий музыкальный вечер в среду, сойдясь на мысли, что подобные мероприятия во Дворце заседаний лишь на пользу старым стенам, вносят оживление. Если уж в Антории возродили монархию, нужно позаботиться и об увеселениях под ее патронатом.

Несс нравилась Заре. Милая девушка, совершенно незлобивая и, главное, не претендовавшая ни на чье место.

По возвращению домой сеньориту Рандрин ждал сюрприз. Скинув жакет, она поднималась по лестнице, размышляя, к кому бы поехать, благо теперь все желали видеть у себя первую даму королевства, когда услышала голоса.

— Рэнальд, я настоятельно прошу подумать, — доносилось из гостиной. — Дело, разумеется, ваше, но сначала нужно разобраться с внешними и внутренними врагами, а потом уже затевать подобные мероприятия. Полагаете, Фрегойр пришлет горячие поздравления? Даже если прибудет их делегация, я первым буду настаивать на том, чтобы Департаменты магической обороны, внутренних дел, а также Военный департамент подняли по тревоге. Повторяю, пока мы не решили эту проблему, о… Словом, лучше пока оставить все, как есть.

Зара удивленно прислушалась: нет, не показалось. Уж что-что, а голос начальника она узнает! Семь часов вечера, пятница. Нормальные люди оставили дела на работе, а отец с Нубаром Эршем превратили гостиную во Дворец заседаний. Неужели им дня мало?

— Я давно говорил, нам нужен посол во Фрегойре, — Рэнальд пропустил возражения графа мимо ушей. Он и так это знал, но не собирался идти на поводу у обстоятельств.

— Не спорю, нужен, — согласился Нубар, бросив рассеянный взгляд на дверь. Показалось, или он слышал шаги? Безусловно, дворец Рандринов — место безопасное, но, может, стоит поставить чары против подслушивания? Шпионов везде хватает. Впрочем, это дело Рэнальда, Нубар в его доме ничего сделать не мог. — Увы, в департаменте самоубийц нет, — усмехнулся граф. — На постоянной основе во Фрегойр никто не поедет.

Помолчав, Нубар добавил:

— Положим, я согласен встретится с Ша-эль-Ди на нейтральной территории, обсудить взаимные претензии, хотя, полагаю, они лежат в рамках кровной мести. Род Рандринов для фрегойев — как красная тряпка для быка.

Он выразительно посмотрел на хозяина дома. Рандрин нахмурился и с силой сжал пустой бокал так, что тот едва не треснул.

— Когда-то этому должен прийти конец. Будь моя воля, я бы уничтожил всех фрегойев.

— Именно этого они и добиваются — войны, — покачал головой Нубар. Он осуждал вспыльчивость Советника, но спорить не стал. Не у него убили сестру, может, окажись Эрш на его месте, тоже бы жаждал крови. — Хорошо, я подумаю. В королевском семействе найдется кто-то вменяемый, только, боюсь, разговор не принесет желаемых результатов.

— Нужно также поговорить с Темной госпожой.

— И как вы себе это представляете, Советник? — усмехнулся Нубар. Вот уж задание для сумасшедшего! — Приехать в один из храмов и предложить душу взамен на дружескую беседу? Нет, я, конечно, на многое пойду ради блага Антории, но позвольте душу оставить при себе. Поговорить с Темной госпожой… — Он фыркнул и покачал головой. — После покушения на вас богиня скорее натравит на нас слуг, чем снизойдет хотя бы до пары слов. Разумеется, если к ней не придете вы.

— Нубар, я всегда полагал, что вы…

— Я в своем уме, Советник, и не хочу вмешиваться в чужое личное дело, — резко, наплевав на титулы, оборвал Нубар и жестом отказался от предложенного Рэнальдом бокала. — Там были вы и ваша дочь, именно ваши действия рассердили ее, вам же ее и успокаивать. Или через посредника, но из фрегойев.

— Уж лучше самому! — усмехнулся Рандрин.

Он не обиделся на Эрша, хотя не терпел неповиновения. Их с Нубаром связывали приятельские отношения, которые, впрочем, не дошли до стадии абсолютной откровенности. И не дойдут: оба оберегали свои секреты. Рандрин дорожил главой Департамента иностранных дел. Не только как умным политиком, но и как магом. Эрш, пусть и не родился э-эрри, тоже обладал опасным даром — ментальной магией. Не такой, которой учили в аспирантуре, а высшего порядка, способной обойти любую защиту, даже провести демона. Если бы Нубар жаждал власти, стал бы опасным противником, но, к счастью, он изначально негласно принял сторону Рэнальда в борьбе с Консулатом и предпочитал дипломатические войны реальным.

Толкнув дверь, Зара поставила в жаркой беседе многоточие. Мужчины мгновенно замолчали, а потом нарочито сменили тему, заинтересовавшись текущими столичными новостями. Они не желали обсуждать "фрегойскую проблему" при Заре. Пришлось сделать вид, будто девушка ничего не слышала.

Бутылка с бокалами тоже исчезла. Ничего не напоминало о том, что разговор начался не пять минут назад, как оба силились изобразить.

Нубар остался на ужин и, надо отдать ему должное, внес оживление в привычный ритуал принятия пищи. Его усадили рядом с Апполиной, которая ради такого случая очнулась от вечной задумчивости. Да еще как! Зара чувствовала себя четвертой лишней за столом. Она вынужденно молчала и силилась разобраться в потоке эльфийских слов, сыпавшихся, будто из рога изобилия. Эльфийский девушки был не настолько хорош, чтобы оценить игру фраз и не потерять нить беседы, пришлось, наплевав на гордость, прибегнуть к помощи отца. "Они говорят о Заповедном лесе, — пояснил герцог. — Апполина расспрашивает о родных, интересуется новостями. А теперь обсуждают конфуз, произошедший с эльфийским посольством в Герте. Всякая чепуха, большей частью шутки". Зара поджала губы. Сама могла бы перевести, ведь учила эльфийский. Оказалось, недостаточно хорошо, чтобы понимать разговорную речь. Девушка искоса взглянула на кузину. Та улыбалась, в глазах играли смешинки. Непривычно: обычно Апполина Рэнальд Рандрин замыкалась в себе, сидела с отрешенным, серьезным видом и молчала. Если и высказывалась, то только по важным вопросам или на совещаниях родного Департамента внутренних дел. Полуэльфийка — Апполина родилась от союза сестры Рэнальда и племянника князя Заповедного леса — числилась там советницей, приходящим помощником лорда Жемира Андеша. А тут вдруг такие перемены. Видимо, жизнь эльфийского народа вызывала в Апполине неподдельный интерес. Разумеется, по складу ума и характера обитатели Заповедного леса были ей гораздо ближе жителей Айши, но переезжать в герцогство С'Этэ, поближе к предкам, полуэльфийка не желала: воспоминания — слишком тяжелая вещь. Неподалеку, уже во Фрегойре, погибли родители Апполины. Их подло убили, заманив в ловушку. Фрегойев не волновала мораль, они хладнокровно расправились с беззащитными гостями. Заботу о маленькой Апполине взял на себя дядя. Пусть Рандрин не любил детей, бросить девочку он не смог — как-никак, единственная память о погибшей сестре.

Глядя на то, с какой живостью участвует в беседе кузина, Зара подумала, что та ошиблась с выбором департамента: из нее вышел бы великолепный посол. Уехала бы в Заповедный лес, осуществила бы свою мечту и помогла государству. Но сделать карьеру на поприще дипломатии Апполине помешал бы существенный недостаток: она не терпела лжи.

Полуэльфийка перешла на эльфийский случайно, не задумываясь, прокомментировав на нем известие о рождении у князя наследника: традиционное эльфийское пожелание долголетия и благоденствия. Собеседник ответил на том же языке. Для Нубара Эрша эльфийский давно стал привычным средством общения. Глава Департамента иностранных дел, казалось, мог на нем думать и, найдя благодарную слушательницу, легко перешел на чужой язык. Они обсудили, какой подарок надлежит послать князю. Нубар поинтересовался, не желает ли Апполина лично передать поздравления. Эрш уже составил текст и, если угодно, может показать ее светлости: полуэльфийка носила герцогский титул. Расстегнув ворот форменной рубашки с зеленой вышивкой — цветом родного департамента, — граф, казалось, скинул напряжение дня и позволил себе расслабиться. И не скажешь, что полтора часа назад он и хозяин дома ожесточенно спорили о Фрегойре.

Дав пару советов и одобрив выбор Нубара, Апполина перешла к обсуждению сплетен. Странно, но Эрш не имел ничего против.

Вдоволь посмеявшись над леди Мильгиэль и ее головным убором, в котором несчастная дама явилась на бал, полуэльфийка спохватилась, что Зара скучает, а дядя, хоть и слушает, не принимает участия в разговоре. Но если Рандрин просто думал о своем, то кузина банально не улавливала суть беседы. Апполина видела, как та хмурилась и шевелила губами, силясь выхватить из быстрой речи сотрапезников знакомые слова.

— Прости, Зара, мы увлеклись, — извинилась полуэльфийка. — Может, и ты что-нибудь расскажешь?

— Боюсь, мой эльфийский не столь хорош, — улыбнулась девушка.

За мнимым спокойствием скрывалась злость на себя: Зара привыкла все уметь.

Эрш заинтересованно глянул на подчиненную и покачал головой. Ну вот, сейчас девушка схлопочет еще одно замечание насчет своей подготовки! Зара нахмурилась и прикусила нижнюю губу. Глаза стали цвета грозового неба.

Нубар цокнул языком, будто намекая: держите эмоции под контролем, не тот случай.

— Знания — дело поправимое, — заверила Апполина, проигнорировав недовольство кузины. — Да и ты быстро учишься. Уверена, даже сейчас без труда сможешь поддержать светскую беседу.

— Это легко можно проверить, — вступил в беседу Эрш и поправил запонку на манжете. Сапфирные, они невольно привлекли внимание Зары: ее камень. Только вряд ли начальник выбрал запонки из-за нее. — На каком уровне вы владеете эльфийским? Помнится, — очередной укоризненный взгляд, — вы указывали средний уровень.

— На школьном, — окрысилась девушка и, не выдержав, встала, с шумом отодвинув стул. Салфетка полетела на стол. В глазах Зары плескалась тьма.

— Спокойно, все хорошо, — голосом гипнотизера произнес Нубар, подав знак порывавшемуся остановить дочь Рандрину: не надо, справлюсь. — Никто не собирался вас оскорбить. Вдох-выдох и задержите дыхание.

Странно, но Зара подчинилась. Ровный голос заставлял повиноваться Рвавшаяся наружу демоническая сущность не расправила крылья, превращение в э-эрри не состоялось.

— Умница! — похвалил Рэнальд, когда дочь опустилась на место. — Пора учиться контролировать гнев.

— Не в тот департамент вы ее определили! — рассмеялся Нубар. Он снова расслабился, по-кошачьи прикрыв глаза. Пальцы сжали ножку бокала. — Зара молода, ей трудно следить за эмоциями. Для э-эрри это нормально, к тридцати годам пройдет. Но в одном сеньорита Рандрин права: невежливо говорить на том языке, который она плохо понимает. Мы в Антории, значит, должны говорить на анторийском. Если угодно, я слово в слово перескажу весь разговор.

— Угодно, — блеснула посветлевшими глазами девушка. Ей тоже хотелось посмеяться.

Эрш кивнул и, сделав глоток, выполнил обещание.

Происшествие с леди Мильгиэль заставило девушку улыбнуться, а вот намек на участие в отправке подарка вызвал изжогу.

— Ничего, Зара, иногда приходится заниматься неприятными вещами, — постарался успокоить Нубар. — Утешайтесь тем, что князь — ваш родственник. Если быть точным — троюродный дядя.

— Избавьте ее от эльфов, Нубар! — подал голос Рандрин. — Сами знаете, как им сложно угодить и легко обидеть.

Эрш пожал плечами. Вопрос непринципиален, он не собирался настаивать. Заре действительно не стоило поручать столь ответственное задание.

— Завтра в?.. — Нубар поднял бровь, намекая: Рэнальд должен назначить время встречи. Появление Зары прервало важный разговор, его следовало закончить.

— В десять, — кивнул Рандрин.

Эрш удовлетворенно кивнул и допил вино. Сразу после ужина он откланялся, мысленно сказав хозяину дома: "Подумайте над моими словами, Рэнальд. Не время для упрямства".

* * *

Субботним вечером семейство Рандрин пригласили на бал в доме лорда Андеша. Предпочитавшая обычно отсиживаться дома Апполина на этот раз не могла отказаться: прием давал начальник. Но привычной тактике она не изменила: отсиживалась в уголке, предпочитая политические беседы танцам. Зара не понимала, зачем приезжать на бал, если не встаешь со кресла. Сама она меняла партнеров, как перчатки, попутно высматривая в толпе Меллона. Но взгляд неожиданно наткнулся не на любовника, а на принца Арилана. Тот стоял рядом с симпатичной шатенкой и не просто стоял, а держал два бокала шампанского. Заинтересовавшись, Зара во время очередного пируэта рассмотрела лицо принца: подчеркнутое внимание и улыбка, искренняя, открытая. Червячок сомнения закрался в душу. Он усугубился, когда, почувствовав чужой взгляд, Арилан поспешил отойти от незнакомки. Через пару минут он уже стоял возле Апполины. Короткий разговор, и полуэльфийка протянула принцу руку, согласившись вклиниться в круг танцующих.

Какую игру затеял Арилан? Оказывал знаки внимания одной, потом отошел к другой. И к кому! Апполина не танцует, а тут безропотно согласилась, будто ждала приглашения. Или это банальная вежливость, нежелание отказать принцу? Пусть и номинально, но он правитель Антории. И кто та шатенка, которая поспешила затеряться в толпе? Теперь Зара одновременно следила и за Ариланом, и за незнакомкой. Последней не понравилось, что он предпочел ей общество другой женщины. Девушка заметила гримасу недовольства, на миг исказившую лицо.

Танец закончился, музыка смолкла, и Зара избавилась от ставшего помехой кавалера. Он обиделся, но какое девушке до этого дело, у нее есть дела важнее, нежели светская болтовня.

По воле случая Зара оказалась рядом с кузиной и отвергнутым женихом: некогда, желая упрочить шаткое положение марионетки на троне, Арилан пытался породниться с Рандринами. Принц появился в Антории благодаря герцогу, который отыскал последнего отпрыска низложенного королевского рода. Но вовсе не из благородных порывов: Рандрин сам жаждал абсолютной власти, и юный Арилан Сеговей стал орудием в руках умелого интригана. Только вот игрушка оказалась умной и быстро смекнула: в любой момент она может стать ненужной. Принц сдружился с Зарой и, воспользовавшись разрывом с Меллоном, сделал предложение. Рэнальд Рандрин дал согласие — еще бы, законный способ основать династию, — только вот девушка не пожелала покориться голосу долга. Тем не менее, эти двое сохранили теплые отношения. Заре не хотелось терять интересного собеседника, общество Арилана сулило больше плюсов, чем минусов. И вот теперь у него общие секреты с Апполиной. Подозрительно!

Девушка уловила обрывок разговора, только подлившего масла в огонь сомнений.

— Прошу, повлияйте на нее! — Арилан крепко сжимал пальцы полуэльфийки. — Вы кузина Зары, она вас послушает.

— Вашему высочеству так необходим этот брак?

Вопреки ожиданиям, Апполина не отняла руки, сделав вид, будто не замечает вольности, проявленной молодым человеком.

— Вы умная женщина, я не стану лгать. — Принц низко опустил голову и пробормотал с неизбывной тоской: — Да, необходим. Может статься, от него зависит моя жизнь.

— Никогда не одобряла браков по расчету, — покачала головой полуэльфийка и мягко высвободила руку. — И давления на других людей тоже.

— Обещаю, она будет счастлива! — Арилан с мольбой заглядывал в глаза спутницы. Он перешел на шепот, и Заре пришлось прибегнуть к магии, чтобы не остаться в неведении. Подслушивать нехорошо, но зачем даются знания, если нельзя их использовать? Да и в родном департаменте регулярно твердили: уши — наше все. А тут речь не о каком-то чужаке, а о ней, Заре. — Я питаю определенные чувства к Заре. Они… весьма нежного свойства. Зара ко мне тоже неравнодушна, пусть только как к другу. Любовь, — воодушевленно продолжил принц, снова сжав ладонь Апполины в своей, — часто приходит во время брака, но даже если нет, ничего страшного. Умоляю, поговорите с ней, образумьте!

— Арилан, скажите мне, только честно: вы любите кузину?

Полуэльфийка осталась глуха к патетичной речи собеседника, а Зара в очередной раз уверилась в правильности принятого некогда решения. Только, что тут лукавить, девушке хотелось узнать о чувствах Арилана. Чужая влюбленность тешит тщеславие, добавляет очков в копилку женской привлекательности. Зара привыкла к обожанию и хотела услышать еще одно признание. Пусть Арилан совсем ей не нужен, пусть уж окажется влюблен, а не грезит только о троне.

Чтобы не привлекать внимания, девушка взяла с подноса проходившего мимо слуги бокал и, притаившись за спинами увлеченной самими собой парочки, приготовилась жадно внимать ответу принца. Оставалось надеяться, они с Апполиной не уйдут к рядам кресел у стены, тогда безопасно подслушать не получится. Безусловно, для мага не проблема узнать, о чем говорят на расстоянии, только вот могут застукать за неблаговидным занятием, а то и чары хозяина дома зазвенят, предупреждая об опасности. Зара не сомневалась, глава Департамента внутренних дел не забыл о собственной безопасности и озаботился запретом на следящие чары. Увы, девушка не достигла высот мастерства, при которых охранные заклинания не становились помехой для собственных.

— Она мне нравится, — признался Арилан. Он стоял спиной к Заре и не видел самодовольной улыбки несостоявшейся невесты. Апполина же не заметила бы и пролетевшего мимо дракона: как всегда, витала в облаках. — Какую бы пользу ни сулил политический брак, я ни за что не свяжу жизнь с абсолютно безразличной мне женщиной. Не знаю, насколько глубоко это чувство… Может, оно и перерастет в любовь, — чуть слышно добавил он. — Если Зара позволит.

Не позволит. Девушка не собиралась давать принцу ни единого шанса. А вот кузина, кажется придерживалась противоположного мнения.

— Хорошо, я попробую, — кивнула Апполина.

Обрадованный Арилан поцеловал руку благодетельницы и поспешил к шатенке. "Интересно, кто она ему? — подумалось Заре. — Просто знакомая, возлюбленная, любовница?" Покусывая губы, девушка быстрым шагом направилась в противоположный угол бального зала. Не выдержав, обернулась: принц взял шатенку под руку и повел на балкон. Влюбленная парочка! Такие довольные, счастливые… Быстро же он нашел замену! Лжец! Ему нужен династический брак? Пусть сам на себе и женится, Зара в этом участвовать не намерена. А отец еще утверждал, будто дочь резка с принцем, убеждал еще раз подумать, расписывал достоинства молодого человека. Интересно, брачный контракт они уже подготовили? Наверняка.

Гениальный план: породнить Сеговеев и Рандринов! Брак приносил выгоду всем: одним — трон, другим — власть и частичное восстановление прежнего статуса. Только, на беду, невеста попалась строптивая.

Та шатенка… Зара должна выяснить, серьезно у них или нет. Если нет, Арилан станет настойчиво домогаться руки бывшей подруги, а если да, существует шанс, что он выберет другую жену. Эйфейя, в первый раз Зара молила богиню, чтобы поклонник полюбил другую. Но как узнать… При Заре Арилан будет разыгрывать отвергнутого возлюбленного, клясться в вечной любви до гроба.

Будущей герцогине С'Этэ, безусловно, стыдно подслушивать чужие разговоры, но не в том случае, когда они касаются ее будущего. Загнав обиду и гнев на Арилана в дальний угол сознания, девушка поспешила обратно к балкону. Принца и незнакомку она не застала, зато заметила две подозрительно знакомые фигурки в саду. Не мудрствуя лукаво, Зара воспользовалась заклинанием перемещения в пространстве. Увы, не слишком удачно: девушка угодила в сердце раскидистого розового куста. Шипы царапали кожу, но Зара не могла даже пошевелиться: парочка приближалась. И если бы принц не почувствовал магии, шатенка точно бы ее уловила. Бель! Как же Зара сразу ее не узнала! Не так уж много времени миновало с тех пор, как вместе выпускные экзамены сдавали. И вот встретились уже не за партой. Занятно, очень занятно! Арилан не прогадал и выбрал знатную девушку. Бель Мейлир, конечно, не герцогиня, а виконтесса, зато у родителей богатые связи. Сами они не последние люди в Антории. А еще Бель троюродная племянница бывшего консула Арекса Метисьена. Он не проявлял такого рвения, как его коллеги, Джеральдин и Теодор, предпочитая держаться в тени, но, по словам отца, был опаснее открытого Джеральдина. Зара видела Арекса пару раз в школе и во Дворце заседаний, разумеется, еще до падения Консулата. Пронзительный взгляд, вечно занятые руки, небольшая бородка. Девушка еще тогда поняла: этот человек опасен.

Парочка остановилась у беседки, увитой плющом.

Зара затаила дыхание. Шпалера розами и ее куст совсем рядом, руку протянуть. Если Бель повернет голову, заметит. И что тогда? Арилан решит, будто девушка за ним бегает и снова пойдет к Рандрину просить ее руки. Оставалось надеяться, Эйфейя не оставит в беде свою верную почитательницу.

В воздухе стрекотали цикады. Воздух пропах ночными фиалками. Простенькие цветочки, но способны заменить парфюмерную лавку.

Принц усадил спутницу в беседку, а сам встал рядом, облокотившись спиной о перила. Бель смущенно поправила волосы — совсем на нее не похоже. Виконтесса за словом в карман не лезла, верховодила парнями, а тут превратилась в Бланш. Зато выглядит потрясающе, такой только с принцем танцевать. Вроде, обычная серебристая ткань, пусть и эльфийская, простой приталенный фасон, а вид наряда королевский Но Зара не завидовала: место первой красавицы занято, уж сеньорита Рандрин об этом позаботилась.

— Зачем вы позвали меня сюда, ваше высочество? — Бель огляделась и поправила юбку. — Не на звезды же смотреть?

Нет, язык виконтессы по-прежнему бойкий. В этом они с Зарой похожи.

— Бель, мне нужно поговорить с вами. Очень серьезно поговорить.

Принц хрустнул пальцами и, не решаясь продолжить, бросил взгляд на луну, будто ночное светило могло придать смелости.

Удивление прошло. Зара догадалась, для чего Арилан позвал Бель в сад. Теперь он казался еще более гадким и двуличным. Неужели так боится за свою жизнь, так хочет власти, если любит одну, а сделал предложение другой? И эту другую, то есть Зару, он уверял в преданности до гроба! Ложь, сплошная политика и ложь! Но ведь Арилан любил, она не могла ошибаться! Или могла? Вдруг принц — великолепный актер? Но все так естественно: признания, объятия, взгляды… А теперь он так же, только с ещее большей тоской смотрит на Бель. Предатель, бессовестный лгун! Ничего, Зара еще прилюдно даст ему пощечину.

— Серьезно поговорить? — подняла брови Бель. — О чем же? Меня уже просветили насчет вашей помолвки. Что ж, желаю счастья! Только с Зарой не так-то просто сладить. Я проучилась с ней шесть лет и знаю, о чем говорю.

— Бель, поймите меня, Бель, — в волнении Арилан мерил шагами посыпанную песком дорожку перед беседкой, — у меня нет выбора. Бель, я не хочу лгать. Хочешь, скажу всю правду? Только тебе!

Он в волнении остановился перед хранившей ледяное спокойствие виконтессой и сжал ее ладони, чтобы тут же, будто обессилив, отпустить.

— Стоит ли, Арилан Сеговей? — усмехнулась Бель, старательно пряча боль. Не стоило соглашаться. Зачем она пошла с ним? — Людям нельзя доверять, а уж мне при моей работе…

Зара задумалась. Куда же определили Бель? Кажется, она тоже служила во благо Антории и вовсе не вольным магом, только вот где? Ладно, потом узнает через Элену. Секретарь Рандрина знала все обо всех.

— Но кому же мне доверять, кроме тебя? — в отчаянье, чувствуя пробежавшую между ними трещину, пробормотал Арилан и, вмиг обессилив, присел на соседнюю скамью. — Захочешь предать — предай! Пойми, Бель, я никто, принц низложенного рода, целиком и полностью завишу от милости Рэнальда Рандрина. Он в любой момент может избавиться от меня. Зара — мой шанс укрепить свое шаткое положение. Советник не посмеет тронуть зятя, да и этот брак ему выгоден. Рандрин — человек с амбициями, он хочет власти, абсолютной безграничной власти, которую может даровать только королевский титул. Породнись он с Сеговеями — путь к трону стал бы гораздо короче. А мои дети получили бы привилегии, которых лишили меня. Да, я подписал отказ от трона за себя и своих потомков, но если мы с сеньоритой Рандрин поженимся, эта бумага потеряет силу, я рано или поздно получу трон. Зара править не сможет. При всем моем уважении к ней, она ничего не смыслит в политике и государственном устройстве. Я же целенаправленно готовлю себя к управлению королевством, бываю на каждом заседании Совета, слежу за внешней и внутренней политикой Антории. Если я стану мужем Зары, то, когда герцог умрет, именно я стану королем, не принцем-консортом, а королем.

— А как же я? В вашей комбинации нет места для меня, — вздохнула Бель. — Фаворитка, любовница… Как мерзко! А ведь мне казалось, будто я вам не безразлична.

Виконтесса отвернулась, пряча навернувшиеся на глаза слезы. Заре стало ее жаль. Бель не виновата, Арилан обманул ее, использовал. "А что, если я все расскажу отцу? — злорадно подумала девушка. — И голова с плеч". Но сначала она узнает, чем закончится мелодраматичная сцена.

— Не казалось! — пылко возразил молодой человек и, встав на колени, поцеловал руки Бель. — Вы самое дорогое для меня существо, но что я могу предложить сейчас? Шаткую судьбу принца без королевства, жизнь в страхе в любую минуту отправиться в изгнание, а то и на плаху? Вы помните, что случилось с консулами и Отолором Кастером? Советник — страшный человек! Он подобен спящему льву, и я не хочу, чтобы, проснувшись, он растерзал мою семью. Я жив, пока представляю интерес, а главная моя ценность — фамилия. Я продам ее, получив взамен уверенность в завтрашнем дне. Сеговеи вновь взойдут на престол, разве это не прекрасно, Бель?

— Возможно, — грустно улыбнулась виконтесса, отнимая руки. — Но, повторяю, где в вашем плане место для меня?

— Я разведусь с ней, Бель, сразу же после коронации! К этому моменту бумага, которую я некогда подписал под давлением Рандрина, бесследно исчезнет. Ты станешь моей королевой, Бель? — Принц притянул виконтессу к себе, приблизил ее лицо к своему лицу и нежно прошептал: — Я люблю тебя, Бель, только тебя и никого другого! А Зара… Она красивая, нравится мне, и только!

— Не верю! — Бель отстранилась и пересела подальше от Арилана. — Ей ты говорил то же самое.

Принц сжал пальцы так, что они побелели, порывисто сел подле виконтессы, снял с пальца кольцо и протянул ей.

— Это фамильный перстень. В нашей семье есть традиция: мужчина вручает его невесте. Возьми!

Бель помедлила и сжала кольцо в кулаке. Бросила короткий взгляд на раскрасневшегося Арилана и с тоской покачала головой.

— Но нам так долго ждать… Маги живут очень долго. Советнику только век, он проживет еще, как минимум, половину этого срока. Со мной-то ничего не случится, а ты… Ты ведь человек без капли магической крови. Вы очень быстро стареете.

— Он умрет раньше, Бель, если ты пожелаешь, — непривычно жестко заверил Арилан. — Всего лет пять-шесть, максимум десять, и мы прольем скупую слезу на похоронах Рэнальда Рандрина.

— Ты хочешь…? — в ужасе посмотрела на него виконтесса. — Прошу тебя, не надо, Арилан! — Она в ужасе сжала руки любимого и замотала головой. — Он же умный и хитрый, ты не сможешь его убить, а я не переживу, если тебя казнят. Я не стою этого, Арилан, не рискуй!

— Если не будет другого выхода, я это сделаю, — без тени сомнения заявил принц, сжав Бель в объятиях. — Мне ведь тоже безумно тяжело жить с нелюбимой женой, когда на свете есть ты. Каждый день как пытка! Бель, ты будешь меня ждать? — с надеждой спросил он.

Виконтесса кивнула и, подавшись вперед, поцеловала его.

— Да, Арилан Сеговей, я буду вас ждать. Уже привыкла. Скоро год, как мучаюсь, страдаю, видя, как вы любезничаете с этой Зарой Рандрин. Какая разница, сколько еще ждать. Она вам отказала, да? Поэтому вы пришли к Бель, которая, — девушка грустно улыбнулась, — всегда примет, приголубит.

— Она согласится, Бель, я сделаю все, чтобы она согласилась, — без тени сомнения произнес принц. — И быстро станет мне не нужна. Коронуют тебя, не ее!

— А, может, не нужно? — испугалась Бель. Позабыв об условностях, она прижалась к Арилану и запустила пальцы в его волосы. — Вдруг это воля богов, и они хотят уберечь тебя от смерти?

"Вы" в этой ситуации звучало неуместно, и виконтесса без тени сомнения его отринула.

Арилан промолчал, заключил лицо Бель в ладони и вернул поцелуй, долгий и нежный. Виконтесса обвила руками шею любимого и прикрыла глаза, мимоходом активировала охранное заклинание. Подумала и, с трудом оторвавшись от губ принца, оплела беседку разученным специально для этих целей заклинанием невидимости. Контуры парочки расплылись в молочном тумане, а потом и вовсе исчезли. На месте беседки возникла мастерски выстроенная иллюзия осеннего сада.

Они так редко оставались наедине, не могли на людях демонстрировать даже симпатию. Улыбнуться, принести бокал шампанского, станцевать тур вальса, поговорить о всяких мелочах — и все. Постоянно бояться, что до Зары Рандрин дойдут слухи о неверности предполагаемого жениха, флиртовать с другими мужчинами, а думать только о нем.

Арилан прав, его положение шатко, а выгодный политический брак принес бы стабильность, заставил замолчать недоброжелателей. А их стало гораздо больше, когда Департаменту внутренних дел стало известно, что Амасфея Сеговей, пусть и косвенно, причастна к покушению на дочь Советника и связана с последователями Темной госпожи. Пусть принц ничего не знал об общении матери с духами, но ведь люди разбираться не станут, припишут измену.

Да, Бель все понимала, но не желала делить любимого с другой. Слабым утешением служило то, что Зара его не любит. Арилан рассказал о развитии их отношений, признался, что когда-то увлекся Зарой Рандрин ("Первая любовь юноши, впервые повстречавшего необычную девушку"), но потом все прошло, остался только голый расчет. Чувствуя дружескую симпатию со стороны дочери Советника, принц решил воспользоваться случаем и вернуть незаконно отобранный трон. Продолжал разыгрывать влюбленного, а сам в это время думал о Бель.

Они познакомились на ежегодном новогоднем балу, том самом, на котором из-за покушения не смогла присутствовать сеньорита Рандрин. Танец. Бокал глинтвейна. Случайные встречи в коридорах Дворца заседаний (Бель работала у отца, в Департаменте безопасности, отсюда и ее знание маскировочных заклинаний), на музыкальных вечерах и приемах. О чувствах не говорили до лета, хотя каждый видел странности в поведении другого, понимал, как они друг другу дороги. После отъезда Зары принц наконец-то признался Бель в любви. Та ответила взаимностью. Они сидели на берегу Шина, вдалеке от людских глаз и просто смотрели на воду. Как позже говорила виконтесса, любить — это "вместе смотреть в одну сторону".

В воде отражались деревья и лица сосредоточенные влюбленных.

Бель проводила отпуск в имении отца, Арилан написал ей, что приедет, попросил прийти в соседнюю деревушку. Тогда она еще не понимала, почему он не желает заехать к ним, но после слов: "Я люблю тебя, но не свободен: я обещал матери вернуть трон Сеговеев" все встало на свои места.

Теперь, целуя его, наслаждаясь прикосновениями, Бель мечтала о том, чтобы поскорее все кончилось. Нет, не этот миг, а их двойственное положение. Чтобы не прятаться и не лгать. Как это и ни странно звучит, как только Арилан женится, станет легче. Первый шаг будет сделан. Вопреки собственным словам, Бель согласится на роль любовницы. Если иначе нельзя, лучше так, лишь бы рядом. Но Бель старалась об этом не думать. Все потом, не стоит портить вечер.

Сняв заклинание, виконтесса шепнула, что они могли бы провести вместе несколько дней у подруги. Принц обещал подумать и, как обычно, ответить тайнописью. Шифр изобрела Бель, а книгу для него подобрал Арилан.

В бальную залу молодые люди вернулись по отдельности и в разное время. Виконтесса первой, принц — вторым, сделав вид, будто за чем-то посылал слугу.

Зара сбежала из сада при виде первого же поцелуя. Воспользовалась заклинанием перемещения в пространстве и оказалась в одной из проходных комнат дома главы Департамента внутренних дел. Все внутри девушки клокотало от гнева и обиды на подлого Арилана Сеговея. Ее использовали, подло обманывали все эти месяцы! Хотелось немедленно рассказать обо всем отцу, отомстить предателю. С другой стороны, Зара отказала принцу, не выйдет за него замуж, значит, план сорвался. Пусть кусает локти.

— Зара, кто это вас? — послышался смутно знакомый изумленный голос.

Девушка вздрогнула и очнулась от состояния болезненной задумчивости. Вместе с этим пришло раздражение. Она не желала, чтобы кто-то донимал глупыми расспросами. Только вот собеседник попался настойчивый и, увы, высокопоставленный, не пошлешь к вампирам шишки собирать.

Нубар Эрш, хмурясь, подошел ближе. В руках он держал пустой бокал, который тут же испарился. Ну да, не время искать слугу. Хотя, признаться, Зара не понимала, каким ветром сюда занесло начальника. Встречался с кем-то, пытался выведать секреты чужого департамента?

— Зара, что случилось? — требовательно повторил вопрос Нубар и тут же смягчил грубость приказа: — Не спорю, это не мое дело, но у вас такое лицо… С ним только казнить, простите за откровенность. И платье в крови. Кого-то убили? Вы скажите, все равно всплывет.

Девушка изумленно распахнула глаза. Он решил, будто?.. Ну да, э-эрри — потенциальная убийца, раз не подконтрольна магам. Зара кисло улыбнулась. Вот ведь ирония судьбы! Кровь демонов проявляется крайне редко, рождаются себе из поколения в поколение чистокровные люди, а тут бастард от горничной — и э-эрри! Они ведь не демоны, а странные существа, наделенные небывалой силой ментального воздействия, потомки древних союзов между расами. Э-эрри умеют летать, переняли от предков некоторые черты характера, а от волшебников получили магию. Все это переплелось в небывалом клубке, подарив странные, меняющие цвет в зависимости от настроения сапфировые глаза и способность убивать без чар. Достаточно только установить визуальную связь с жертвой, и все, сопротивление бесполезно. Захочет э-эрри, ты выполнишь, будь хоть человеком, хоть демоном. Радовало, что подобные существа рождались крайне редко, а даром нужно было учиться управлять. Зара, например, достигла скромных высот, а вот Рандрин преуспел. С помощью дара он и казнил своих несостоявшихся убийц в герцогстве.

—И ведь не узнаешь в толпе э-эрри даже после оборота. Обычные люди, если крылья магические не выпустят, только глаза странные. Попадешь под их власть, догадаешь, только поздно.

— А вы не боитесь? — с кривой усмешкой поинтересовалась девушка и перевела взгляд на лиф — действительно, кровь. Ах да, Зара же оцарапала руки о шипы, потом, видимо, вытерла их о платье.

— Чего? Устранения ненужного свидетеля? Нет.

— Почему? — в девушке взыграло любопытство.

— Потому что кровь, похоже, ваша. Все руки исцарапали. С кем боролись? — Эрш подошел ближе и внимательно рассмотрел сеть кровоподтеков на теле подчиненной.

— Я сама. О розы. — Зара не собиралась посвящать его в подробности.

— И шея тоже, — неодобрительно цокнул языком Нубар. — Ну нельзя же так! Хороша дочь Советника!

— Уйдите, а? — не сдержавшись, огрызнулась девушка.

— Не уйду, — Начальник попался упрямый. — Можете и дальше грубить, только зачем? Я не собираюсь никому говорить, успокойтесь. Вы ведь огласки боитесь, Зара.

— Нет, просто… У меня разболелась голова, — соврала Зара.

Почему она выбрала для переноса именно эту комнату! Какие боги привели сюда Эрша? Он ведь чувствует ложь, криво улыбается, всем своим видом показывая: докопается до правды.

— Зара, давайте дружить, — неожиданно предложил Нубар. — Спрячьте колючки и перестаньте выдумывать небылицы. Врать вы не умеете, а грубость очков не добавляет. Я не злопамятен, но портить отношения из-за розового куста!.. К слову, что вам там понадобилось? Подслушивали? И этот небезразличный вам человек прогуливался по парку не один?

Девушка покраснела и опустила глаза. Минимум фактов — а какой быстрый и точный вывод!

— Я перенервничала, — призналась Зара, — набросилась на вас… Думала, тут никого нет, смогу все обдумать. Простите.

— Прощаю, — широко улыбнулся начальник. — Вытягивайте руку. Будем лечить ваши душевные и телесные раны. Пятна-то выводить умеете? — Зара кивнула. — Вот и прекрасно, а то весь Айши шептался бы о покушении на дочь Советника. Это я, который вас хорошо знает, решил, будто убийца вы.

— Хрупкая девушка, обычная конторская служащая? — сеньорита Рандрин подала руку, гадая, что с ней сотворит Эрш.

— Ой, не надо! — давясь смешинками, покачал головой Нубар. — Нет, в схватке с нечистью я бы поставил на вас. Но шутки в сторону, от царапин нужно избавиться.

Граф приблизился вплотную, нарушив личное пространство. Зара даже уловила тонкий аромат парфюма. У начальника хороший вкус. Запах явно индивидуальный, подобранный под конкретного человека. Даже мелькнула мысль: не спросить ли имя парфюмера и не заказать ли для Меллона подарок? Но потом девушка представила, как воспримет ее вопрос Эрш, и отказалась от идеи.

Одно скользящее прикосновение пальцев — и от царапин не осталось и следа. Зара практически ничего не почувствовала, только приятное покалывание и тепло, будто от камина.

— Вторую, — скомандовал Нубар и проделал то же самое. — И шею. Нет, Зара, — рассмеялся он, когда девушка попыталась помочь, не надо, я сам! Потерпите немного, без физического контакта никак.

Сеньорита Рандрин фыркнула. Можно подумать, ей неприятно! Начальник не пристает, а лечит. Близко? Ну и что, он не фрегой, чтобы стошнило. Очень милый мужчина, свой, пусть трогает.

Эрш будто смахнул царапины с кожи и, спросив разрешения, осторожно, медленно, видимо, чтобы не напугать, положил ладонь ниже ямочки на шее: девушка умудрилась оцарапать даже грудь.

— Кто увидит, подумает невесть что! — пошутил Нубар, очертив контуры алой полосы, чтобы та тут же пропала. — А если серьезно, делайте-ка сами. Лечебная магия — ваш профиль, а мои действия уже двусмысленны.

— Вы обещали! — капризно напомнила девушка.

Хотелось еще раз ощутить приятное покалывание и живое тепло. Лечить себя самой? Ну да, можно, те же ощущения, но ведь лучше, когда лечат тебя, верно?

Эрш убрал руку и выразительно покосился на лиф.

— Сами, Зара. Мы не в таких близких отношениях. Заодно пятна выведите.

Девушка пожала плечами и поспешила привести тело и платье в порядок. На все ушло не больше пары минут. Лечебной магией Зара владела не хуже начальника, бытовой тоже, краснеть не пришлось. Закончив, сеньорита Рандрин задумалась, покусывая кончики губ.

— Что-то хотите сказать? — мигом сообразил Нубар. — Я вас внимательно слушаю.

Взвесив все за и против, девушка решила выдать тайну Арилана Сеговея. Эрш тоже достоин доверия, пусть вместе с отцом решают, какого наказания достоин принц. Разумеется, о Бель девушка умолчала, просто обмолвилась о незнакомке. Пусть они с виконтессой Мейлир никогда не дружили, но и не враждовали, зачем подставлять под топор палача? Может, Арилан и ее обманывал.

— Умный мальчик! — выслушав, задумчиво протянул Эрш. — Пытается выжить, как может. Жалеете?

— О чем? — не поняла Зара.

— О том, что он вас не любит. И не надо возражать, мимика выдает. Вас ведь именно это больше всего возмущает. Оно и понятно: уязвленное женское самолюбие. А Арилан Сеговей… Нужно его чем-то занять и женить, чтобы перестал мечтать о троне предков. Напрасно, конечно, Советник привез его в Айши, оставил бы в каком-нибудь провинциальном городке. А так, если займется политическими играми всерьез, взойдет на эшафот.

— То есть вы ничего не сделаете, даже не скажете герцогу? — изумилась девушка.

— А что я должен сделать? — граф пристально смотрел ей в глаза. — Хотите, чтобы принца посадили в тюрьму? Как в далекие времена, за малейшее оскорбление платили кровью? Зара, это излишне, за ним и так наблюдают. Юношеский максимализм проходит, а исковерканную судьбу не исправишь. Ну какую опасность он представляет сейчас для Советника? Как он, по-вашему, собирался избавиться от Рэнальда Рандрина? Связался с фрегойями? Лучше сразу им на блюдечке душу и корону отдать: безболезненнее.

— Предатели, — напомнила Зара. Она не разделяла легкомысленных настроений начальника.

— Сеньорита Рандрин, я их наперечет знаю, — тут девушка изумленно охнула, — и заверяю, мальчик и года бы не прожил, потому как король из него… Ладно, допустим, сумел бы наладить связи, нанял наемных убийц, но вы-то! Да женись Арилан, стал бы типичным подкаблучником и о троне спустя год семейной жизни даже не заикался. Уж простите, Зара, но назвать вас безобидной овечкой и тенью мужа язык не поворачивается. С вашим характером такого, как его высочество, сломите. Может быть, не сразу, с годом я погорячился, но через пять лет будет, как шелковый. Остается только убить, только вот э-эрри — гадкая вещь, если девица с мозгами, надеюсь, они у вас имеются, — Эрш выразительно глянул на подчиненную, вогнав в краску, — станешь трупом. Нет, Зара, власть осталась бы у Рандринов, благо нашлись бы союзники. Заверяю, все главы департаментов за Советника. Прошла чистка, неблагонадежных из Дворца заседаний удалили. А это сила, Зара, лучшие маги Антории. Ну, и каковы шансы мальчишки и сторонников свергнутых Консулов, которые тоже спят и видят, как избавиться от принца? Так, максимум заварушка на пару лет.

— По-вашему, я так ужасна? — усмехнулась Зара. Остальные вопросы она задаст позже. Вряд ли начальник круглый дурак, явно не договаривает.

— Вы Рандрин, — пожал плечами глава Департамента иностранных дел. — Да еще э-эрри. Вы же не умеете подчиняться, никогда не сделаете того, что противоречит вашим принципам. Это я по себе знаю.

— А, по-моему, вы великолепно умеете настаивать, любой послушается, — возразила девушка, окончательно убедившись: правды ей не скажут, отделаются сказками про безобидного мальчика Арилана.

— Настаивать? Умею, только вы это на себе не испытывали. Надеюсь, мы и впредь обойдемся без ментальной магии. А теперь выбросите из головы Сеговея, это не ваше дело. Кому следует, узнает. Лучше подумайте о себе. Девушку красит улыбка. Вот так, хотя бы глаза заблестели. Надеюсь, — он склонил голову в учтивом поклоне, вновь став галантным кавалером, — сеньорита не откажет мне в следующем танце?

— Не откажет, особенно если среди зрителей будут мои коллеги, — подхватила игру Зара, на время выкинув из головы Арилана и политиканов из Дворца заседаний. Она все равно узнает, не сейчас, так потом, зачем же портить вечер? Да и когда еще представится шанс потанцевать с Нубаром Эршем? Зару подобной чести он еще не удостаивал, а о главе Департамента иностранных дел ходили слухи, будто он великолепный танцор. Самое время проверить. — Пусть умрут от зависти.

Зара не покривила душой: хотелось утереть нос сослуживицам. Той же Аделине. Всего лишь секретарь, а нос задирает! Вот и полюбуется, как начальник отличает другую. И какой начальник! Зара знала, их пара привлечет всеобщее внимание. То, что надо в сложившейся ситуации.

— А еще спрашивали, ужасны ли вы! — рассмеялся Эрш, подавая девушке руку. — Пожелать смерти стольким людям! Кстати, какого пола?

— Женского, разумеется, — невинно взмахнула ресницами Зара. — Я же увела у них такого кавалера.

— Да если бы у них! Мне тут покоя не дают члены Совета, голова кругом идет. Считайте себя моим спасением. Лучше заработать головокружение от хорошенькой девушки, чем от невообразимых прожектов.

Слегка смутившись, Зара одарила Нубара лазурью глаз. Странно слышать комплименты от начальника, да еще такие естественные, будто шли от сердца. Только девушка понимала: Эрш любезен со всеми дамами. Натура у него такая. И никогда не повторяется. Вроде бы ничего особенного, никаких витиеватых эпитетов и сравнений, а приятно. Стоишь и как дурочка улыбаешься. Может, дело в интонации? Неудивительно, что женщины любили Нубара Эрша, тот умел их притягивать. По департаменту ходило множество слухов, количество мнимых и реальных любовниц множилось в математической прогрессии, а девушки старательно прихорашивались перед тем, как зайти в кабинет начальника. Интересно, заводил ли Эрш роман с кем-то из подчиненных? И скольких женщин на самом деле он перепробовал? Одно дело — флирт, комплименты, другое — постель. Но Зара не сомневалась, Эрш никогда не скучал в холодной спальне. Как ее отец — вот уж похожий тип мужчин!

С Нубаром Зара действительно танцевала впервые — игнорировал на балах ее начальник, предпочитал других дам — и надеялась, что не в последний раз. И дело даже не в том, как он двигался: плавно, будто родился на паркете, а в том, что с ним оказалось интересно и легко. Девушка и не предполагала, будто когда-то запросто станет болтать с Эршем, не замечая других пар, не отвлекаясь на музыку. Открытая доброжелательность, подчеркнутое внимание к ее особе размыли грань между начальником и подчиненной. Зара напросилась на второй танец, чтобы дослушать окончание рассказа о Герте, со знакомства с нудной генеалогией которого, началась ее служба в департаменте.

— А вы говорите, политика — скучная вещь! — закончил повествование Эрш и, отпустив талию партнерши, почтительно, как требовали правила, склонился над ее рукой.

— Спасибо, было так интересно. И танцуете вы хорошо, — поспешила добавить девушка, чтобы он не подумал, будто она не оценила мастерство партнера.

— Плохо танцующий дипломат — это абсурд. Ваше честолюбие польщено? — лукаво улыбнувшись, поинтересовался Эрш.

— А? — О чем это он?

— Вы же хотели заставить женскую половину нашего департамента корчиться в предсмертных муках. По-моему, преуспели. Те, кого вижу, шеи свернули. Ох, Зара, готовьтесь, вам жестоко отомстят!

Зара рассмеялась.

— Нет, право слово, сеньор Эрш, мне понравилось. Поверьте, — интимно понизив голос, добавила она, — я очень требовательна.

— Знаю, — кивнул Нубар. — Но будьте добрее к мужчинам. Куда нам, болезным, до ваших высот. Может, стоит умерить требования?

Девушка нахмурилась. Это намек? Но на что? Вроде, она не обделена вниманием, любимый человек имеется. Вздор! На характер намекает. Зару собственный нрав устраивал, а остальные пусть приспосабливаются.

Эрш извинился и оставил девушку одну, правда, ненадолго. Зара никогда не испытывала недостатка в кавалерах: имя привлекало их, как мотыльков на огонь.

Минула полночь, когда к любимой наконец-то подошел Меллон. Не дожидаясь официального приглашения, девушка протянула руку и в очередной раз скользнула на паркет. Который это танец по счету, она не помнила, но знала, он будет особенным. Меллон надежно обнимал талию, прижимал так тесно, как дозволяли приличия. Зара молчала и улыбалась, незаметно скользя пальцами все выше и выше по шее партнера, зарываясь в теплые волосы. Пусть смотрят, пусть видят, ей все равно. Общественное мнение Зару Рандрин никогда не волновало.

— Ты сегодня такая красивая! — чуть слышно прошептал Меллон.

Она знала, но все равно поблагодарила улыбкой.

— Где ты пропадал? — обиженно спросила Зара, убрав руку на плечо.

— Терпеливо ждал, пока схлынет поток твоих поклонников.

— А если бы он не иссяк, так бы и стоял в сторонке? — усмехнулась девушка.

— Я не стоял, а тоже танцевал. У тебя новые духи?

Заметил. Зара купила их специально для бала: тончайший шлейф из мускуса и сандала. Он обволакивал, придавал таинственность.

Танец закончился, и сеньорита Рандрин привычно увлекла любовника подальше от любопытных глаз. Едва за ними захлопнулись стеклянные двери в сад, Зара впилась в губы Меллона поцелуем. Маг ответил, стиснул в объятиях, лаская обнаженную шею. На несколько минут воцарилась тишина, прерываемая лишь звуком частого дыхания. Потом Меллон отстранился и посмотрел девушке в глаза.

— Зара, ты самое необыкновенное, что есть в моей жизни. Хотелось бы, чтобы этот миг не кончался, чтобы ты всегда вот так смотрела на меня.

Что на такое ответишь, можно только промолчать, а после предложить послать ко всем демонам бал, чтобы немного побыть вдвоем. Вопреки ожиданиям, предложение не встретило возражений, Меллон только поинтересовался, что она скажет отцу и кузине. "Ничего", — пожала плечами Зара и щелкнула телепортом. За последний год отношения с заклинанием наладились, во всяком случае, в спокойном состоянии оно получалось с первого раза. Девушка замерла на зыбкой границе пространства и протянула любовнику руку. Легкая вспышка — и они уже стоят возле двери дома Меллона.

— Решила не будить слугу? — усмехнулся маг, снимая защитные заклинания.

Девушка промолчала, внимательно наблюдая за его действиями. Промелькнула мысль, что ей тоже неплохо бы научиться ставить "охранки".

— Зара, я тебя сегодня не узнаю. — Меллон обернулся к ней, почтительно пропуская вперед, в темноту прихожей. — Раньше ты начинала все на пороге, а сейчас сама сдержанность.

— Стала терпеливее, — пожала плечами Зара, запуская светлячок. — И потом, кто из нас мужчина? Это ты должен меня соблазнять, а не я тебя. А пока от тебя никакой инициативы. Сюда позвала я, поцеловала в саду тоже я, даже в постель в первый раз затащила сама. Меллон Аидара, у меня складывается впечатление, будто ваша любовь какая-то неправильная, ненормальная. Другой бы уже меня до смерти зацеловал, прижал к стене, начал раздевать, а ты… Может, и не хочешь вовсе? Так скажи, и я уйду, не стану донимать ласками.

— Я не хочу, чтобы ты уходила, как ты могла такое подумать?! — возмутился Меллон, порывисто шагнув к любимой, и медленно, подбирая слова, продолжил: — Зара, все совсем не так, как тебе видится. Просто у меня другой темперамент, я не могу, как ты выразилась, прижать к стене и овладеть прямо на пороге. Это гнусно по отношению к женщине, для тебя же — нормальное проявление страсти. Я так не могу, прости, но, — поспешил оговориться маг, — это вовсе не означает, будто я не желаю тебя. Совсем наоборот! Ты знаешь, я не люблю говорить на эту тему, но неужели ничего не чувствуешь, неужели даже в постели сомневаешься в моей любви? Все так плохо, Зара? Скажи честно, я не обижусь.

Он замолчал, ожидая ответа. Червячок сомнения нашептывал: "Плохо стараешься, хоть бы в публичный дом сходил для тренировки! Разве ты удовлетворишь ее, домашний мальчик!" И ведь не поспоришь. Пусть Зара не первая женщина в его жизни, Меллон занимался любовью традиционно, как подсказывала природа. Не умел растягивать удовольствие, не знал разных секретов и не мог всю ночь.

Девушка поспешила заверить нахмурившегося любовника: все прекрасно. Ну да, она не всегда получала то, чего хотела, но ведь иногда так хорошо! И когда руки Меллона касаются ее, когда она ощущает запах его кожи, так предательски учащается дыхание, и все мысли только об одном. И в постели Меллона никто не принуждал, все происходило по желанию обеих сторон. — Вот видишь! — Меллон уткнулся в ее шею и замер на мгновение. — Зара, я ни за что не согласился бы проводить ночи с женщиной, которая мне безразлична, обнимать ее, целовать, разговаривать о самом сокровенном. — Он поднял голову и заглянул в глаза любимой, чтобы с чувством прошептать: — Ты единственная, прекрасная и неповторимая, та, от которой мое сердце начинает биться чаще. Я хочу на тебе жениться, каждый день просыпаться рядом с тобой, хочу возвращаться к тебе после рабочих поездок, хочу от тебя детей, в конце концов!

— Чего ты хочешь? — хриплым шепотом переспросила Зара.

О детях она не задумывалась, в ближайшие десять лет точно не собиралась рожать. Иначе станет такой, как Бланш: прощай, работа, здравствуй, унылый быт! Нянчиться с ребенком, ждать возвращения мужа со службы, командовать слугами, вести домашнее хозяйство, пока благоверный с успехом развивает свои магические способности. А самой так и остаться магиней третьей категории. Нет, она этого не желает!

— А ты, нет? — Меллон подошел, развернул девушку к себе и посмотрел в глаза. — Если двое любят друг друга, то женятся. Зара, я же не говорю, что прямо сейчас, потом, когда сама решишь. Я не буду настаивать, понимаю, насколько это серьезно, для тебя пока это неприемлемо… Ну, что ты молчишь? Я опять что-то не то сказал?

Наклонившись, он поцеловал ее, нежно привлек к груди и обнял.

— Зара Рэнальд Рандрин, — прозвучал в ушах вкрадчивый шепот, — вы станете моей женой?

Крепко сжав ее ладони, не сводя с нее глаз, Меллон опустился перед девушкой на колени. Из ниоткуда в воздухе возникла красная роза.

— Зара, ты согласна выйти за меня замуж? — вторично, на этот раз громче спросил он.

Девушка молчала, покусывая губы. Брак влечет так много перемен, а Зару пока устраивал полностью уклад жизни. Но как тактично объяснить Меллону, чтобы не обидеть, что она пока не видит себя ничьей женой, что она еще слишком молода для брака? Столько всего еще нужно успеть, вторую магическую категорию получить, в департаменте освоится, заработать собственный вес в обществе… Потом можно и замуж, если уж без этого никак нельзя обойтись.

так неожиданно, да еще в тот самый вечер, когда она узнала о том, что Арилан лгал ей. Меллон искренен, но это предложение… Оно как снег на голову, девушка не ждала его. Для мужчины это такой трудный шаг, он, наверное, много думал, взвешивал, переживал… А она медлит, потеряв возможность здраво рассуждать от неожиданности. Да еще проклятое шампанское!

— Меллон, я пока не готова, — честно призналась Зара. — Это ни "нет" и не "да", мне просто надо подумать.

— Понимаю, я выбрал не самое удачное время, — сник маг и отвернулся. — Ты устала, на дворе ночь… Разумеется, нужно все обдумать, спросить разрешение у отца.

— Он не будет против, ты для него — подходящая кандидатура.

— Надеюсь, что и для тебя тоже, — тихо добавил Меллон.

— Милый, я просто не представляю себя чьей-то женой. Честно говоря, не ожидала, что ты так, сразу…

Признаться, брак — последнее, о чем Зара думала. Меллон — одно, муж — другое. Зачем помолвка, кольца, сопливые ребятишки? Они и так вместе. Однако, похоже, Меллону мало поцелуев и страстных ночей. Плохо. Хотя, может, со временем Зара свыкнется с мыслью о замужестве, но пока оно казалось ей обузой. Пример Бланш — тому доказательство. Угробить себя во имя супруга и детской? Благодарю покорно!

— Но мы ведь любим друг друга, зачем тянуть? Да и я обязан на тебе жениться, как любой порядочный человек, — настаивал Меллон.

Его мучила неопределенность и связь, бросавшая тень на Зару. Маг не хотел любимой участи любовницы, рука об руку шедшей с общественным осуждением, и жаждал вознести ее выше сплетен.

— Только потому, что лишил девушку невинности? — девушка, ласково провела пальцами по щеке мага и забрала розу.

— Для меня это немало, — покачал головой Меллон. Легкомыслие Зары поражало. Неужели ее не волнует честь, неужели нравится встречаться тайком? — Но, разумеется, главное — мои чувства к тебе. Зара, зачем оставаться любовниками, когда можно стать мужем и женой? — увещевал маг. — Видимо, правильно сомневался, будто предчувствовал, что ты мне откажешь, — качая головой, помрачнев, пробормотал Меллон. — Ты слишком хороша для меня.

— Я обещаю подумать, дай мне время, — не желая разрушить магию вечера, заверила девушка. — Когда решусь, я скажу тебе, хорошо? Сейчас не могу, и ты тут вовсе не причем. Дело во мне.

Маг вздохнул и поднялся с колен. Он ожидал совсем другого ответа, но настаивать не стал: бесполезно. Вместо этого кивнул и поцеловал Зару, скользнув пальцами по спине. Зара ответила на поцелуй, попытавшись вложить в него всю нежность, на которую была способна. Она испортила эту ночь и должна ее исправить.

Глава 2

Эведер мялся перед дверью кабинета Рэнальда Рандрина, не зная, как сообщить ошеломительную новость. Известие принес один из сотрудников Четвертого отдела Департамента иностранных дел. Помощник герцога ушам не поверил, но потом забежал взволнованный Сонар с коротким: "Они пересекли границу!" и скрылся из виду. Второй помощник главы Департамента магической обороны явно не лгал. Да, у него в департаменте настали горячие деньки, Эрш наверняка всех на уши поставил. В такие дни он полностью оправдывал негласную должность Первого министра и командовал всеми департаментами. Неудивительно: именно на плечи Нубара ложился весь груз ответственности. Ему же придется стать на линии огня между фрегойями и анторийцами. Рандрин спросит по полной. Эведер не сомневался, Эрш тоже обязательно зайдет к Рэнадьду, но уже после того, как все подготовит. Зато лорд Андеш полчаса уже меряет шагами общий холл, пугая этажного секретаря. В приемную заходить не желает: думает. Или боится: телепорты — это по его части. Треклятые фрегойи попали на территорию Антории именно таким путем. Или все же в ответе сеньор Тардес? Сороконожка конечности обломает, пока разберешься, с кого спрашивать за несанкционированно открытый вражеский телепорт в двадцати милях от границы! Одно понятно, Департаменту безопасности влетит по первое число, хорошо, хоть вовремя засекли, всего через пару минут. Виконт Мейлир уже распекает подчиненных, раскаты голоса слышны во всех коридорах дворца.

А, может, Рандрин в курсе? Он всегда все первым узнает. Эведеру вовсе не хотелось стать дурным вестником, и помощник искал повод не открывать дверь кабинета.

Помоги Шеар-хэ и Эвноя, чтобы у фрегойев оказались мирные намерения!

Собравшись с духом, Эведер постучался и, дождавшись положительного ответа, нажал на дверную ручку. Будто рухнув в омут, помощник сообщил ошеломительную новость.

— Мило, очень мило! — По лицу Рандрина не поймешь, волнуется он или нет, ожидал ли подобного развития событий. — Значит, стоило вывести на откровенный разговор, как пожелали приехать сами. И не побоялись! Верхушка семьи Ша-эль-Ди в полном составе! Телепорт, полагаю, дело рук второго наследного принца. Что ж, Эведер, вели приготовить покои. Пусть люди Андеша не спускают с них глаз. Любые передвижения фрегойев по территории Антории должны контролироваться и происходить под неусыпным наблюдением сопровождающих. Надеюсь, они уже прибыли на место?

— Так точно, ваша светлость! — отрапортовал помощник и мысленно перевел дух. Рандрин отреагировал на редкость спокойно, даже не накричал. — Два десятка магов через портал. Половина — боевые, остальные — не ниже второй категории, менталы, иллюзионисты, аналитики.

— Вот и славно! — потер ладони Рэнальд и, заметив волнение помощника, заметил: — Да не трясись ты так, Эведер, приезд фрегойев — это еще не конец света. Они на нашей территории, значит, станут играть по нашим правилам. Разошли оповещения членам Совета — экстренное заседание через полчаса.

Все пошло не так, совсем не так, как планировал Рэнальд Рандрин, пусть внешне и сохранял спокойствие. Никогда не показывай, будто не контролируешь ситуацию. Эрш только начал прощупывать почву, выясняя, нельзя ли как-то выйти на более-менее лояльно настроенных жрецов Темной госпожи (если таковые вообще существовали), переговорил с парой младших представителей рода нер'Арр, запросил разрешение на поездку в Фрегойр, приготовившись к тому, что может не вернуться, — а тут фрегойи сами пожаловали! Да, визит неофициальный, не государственный, но все же. Леди Атамальда, принцы Кифрер Верарх и Кифрер Аластид — не хватало только королевской четы. Соседи рисковали наследниками, это не могло не насторожить. Рандрин слишком хорошо знал Фрегойев и понимал, те задумали крупную интригу.

Еще жрец Темной госпожи и трое слуг. Итого: шесть человек. Весь вопрос: хватит ли на них двух десятков магов? Больше всего Рэнальда волновали жрец и принц Аластид, особенно последний. Очень сложно обезвредить жреца-мага. Зара сталкивалась с ним в Мангеше и успела убедиться в богатой палитре возможностей. Рандрин не сомневался, Аластид не оставил мыслей о мести. Фрегойи выносят смертный приговор без права помилования. Интересно, что им нужно. Слабо верилось, будто Фрегойр, ни с того ни с сего, решил закончить вражду и подписать с Анторией мирный договор. Но строить предположения теперь — гадать на кофейной гуще.

Рандрин терпеливо просчитывал все варианты развития событий, чтобы на заседании Совета поделиться рабочими гипотезами. И для каждой нужно разработать план действий. Предупрежден — значит вооружен. Главное — не оказаться застигнутым врасплох. И эффект неожиданности сработал бы на все сто, если бы не система слежения Рандрина. Он потратил на нее много сил и лет, зато та удалась на славу, на телепорт среагировала. На этот раз, в прошлый, жреца она пропустила. Какой из этого следует вывод? Сейчас фрегойи не таились, не использовали секретные ходы и возможности своей богини.

Итак, что в сухом остатке?

Рэнальд откинулся на спинку кресла и сложил руки на столе. Кокон тишины окутал его, не отвлекая на долетавшие из окна и из-за двери звуки. Там ничего нового, давно известная информация, не стоит прислушиваться.

Вариант первый — ловушка. Самый гадкий и не просчитываемый. Фрегойи — подлый народ, удар ножом в спину — их любимое занятие. Решили усыпить бдительность, прислав наследников, а сами собрались обескровить Анторию. Беспрепятственно проникнут в Айши, во Дворец заседаний, изобразят видимость переговоров, а потом… Потом его, Рэнальда Хеброна Рандрина, и ключевых сподвижников найдут мертвыми. Вариантов множество: от банального кинжала до яда и магии. Возможно, фрегойи призовут Темную госпожу или захватят в заложники Зару или Апполину. У обеих примерно равные шансы стать приманкой, заманить герцога туда, откуда не возвращаются. Зару недолюбливает принц Аластид, отец Апполины — эльф, плюс ее надели даром видеть сущность души.

Девочек устранят. Как бы жестоко это ни звучало, если уж мстить, то вырезать нужно всю семью. Не так уж много работы: трое. Рандрина, как самого сильного, оставят напоследок, попытаются манипулировать, давя на родственные чувства. Других родственников не тронут: кузены не интересны, особенно со стороны матери, по отцовской же линии нет никого, ближе троюродных братьев и сестер.

Итак, это самый худший вариант. Каковы следующие?

Вариант второй — провокация. Фрегойский король рассчитывает, что анторийцы окажут соседям недружественный прием, и использует это в качестве повода для разжигания войны.

Возможно, присутствует свой интерес и у второго наследного принца. Верарх все еще жив, все еще первый в очереди к трону. Кто знает, может, до того, как нынешний монарх уйдет в мир иной, у его первенца появится сын, который сможет завоевать симпатии дворянства? Или это сделает супруга Верарха. Правильная женитьба — и трон его. Как известно, корону примеряет сильнейший, а во Фрегойре силу во многом определяют чужие симпатии. Аластид, разумеется, не допустит усиления позиций сводного брата и попытается убрать его с дороги. А тут такая возможность! Убить самому и свалить на анторийцев.

Но с ними леди Атамальда, старшая сестра Аластида, любимица отца. Родись она мужчиной, вопрос о престолонаследии решился сам собой. Хитрая расчетливая стерва, узору паутины которой позавидовал бы любой паук. Она потворствовать убийству не станет: с Верархом у нее прекрасные отношения. Если тому каким-то образом удастся отстоять право на корону, сестра встанет за его спиной и будет нашептывать на ушко свое мнение. Она всего на полтора года младше Верарха, не юная девочка, а настоящая фрегойская волчица.

Перебирая в памяти законы Фрегойра, Рандрин убедился: теоретически леди Атамальда могла стать королевой. Если Темная госпожа даст свое согласие, принцесса выйдет за Верарха. Да, это инцест, но они сводные брат и сестра, а закон запрещает браки исключительно между родными. Прецеденты случались, правда, не с братом и сестрой, а с дядей и племянницей. В свое время один из Ша-эль-Ди пошел на этот шаг, чтобы корона не перешла к другому роду. Девочка была единственным ребенком королевской четы, дядя — старшим сводным братом ее матери. Богиня не стала противиться и послала тем двоим здоровых детей. Трех или четырех, Рэнальд точно не помнил. Но рожать от Верарха Атамальду никто не заставлял. Брак вполне мог оказаться бездетным, королева бы вдовела, вышла замуж вторично и возвела на престол нового супруга. Разумеется, это привело бы к войне с младшим братом, но у вдовствующей королевы гораздо больше шансов победить, чем у низложенного принца. А если она все-таки забеременеет и станет регентшей, права на престол станут незыблемыми. Ребенок умрет года через два-три: фрегойки нещепетильны, ненужных детей убивают. К тому времени леди Атамальда прочно вцепится в корону.

Однако все это опять-таки предположения. Пока Атамальда Ша-эль-Ди не проявляла интереса к сводному брату как к будущему супругу, ее занимали совсем другие мужчины, а роль теневого правителя устраивала больше сомнительной перспективы кровосмешения. Ничто не мешало бы Атамальде поженить своих детей и детей Верарха, тем самым добившись того, чтобы и ее кровь текла в жилах правителей Фрегойра.

Вариант третий — шпионаж. Низко, недостойно особ королевского происхождения, но опять-таки действенно. Допустим, они не собираются наносить точечный удар, а хотят лишь разведать обстановку для полномасштабных военных действий. Никому ведь не придет в голову, будто наследный принц Фрегойра тайком составляет подробный план Дворца заседаний, а его сестра выясняет детальный распорядок дня служащих департаментов.

И, наконец, вариант четвертый, последний и самый утопичный. Это действительно дипломатическая миссия. Тогда фрегойям дали секретные указания, заготовили двоякие тексты предложений для сложной политической игры.

Сняв заклинание тишины, Рандрин позвал Элену и велел найти Нубара Эрша и оповестить об экстренном заседании Совета. До него оставалось десять минут.

Привычным движением опечатав кабинет, Рандрин неспешно направился к залу Совета, по дороге общаясь с лордом Андешем.

Дворец заседаний напоминал развороченный улей: все шептались по углам, бегали туда-сюда, но никто толком не знал, что происходит. Не знала и Зара, в обед попытавшаяся забежать к отцу, но не заставшего ни его, ни обоих помощников. Все руководство Департамента иностранных дел тоже, будто сквозь землю провалилось. Кое-что удалось узнать от Апполины, но полуэльфийка не отличалась многословностью, сообщила лишь о приезде фрегойского посольства. Зара нахмурилась и сразу поняла: ничего хорошего ждать не приходится. В этом девушка убедилась, когда посредине разговора Апполину вызвали на Совет. Ничего не оставалось, как плестись в департамент и питаться слухами. Строили самые разнообразные предположения, одно другого страшнее, а Зара вспоминала Театр теней.

Потом вернулся Нубар Эрш и заперся в кабинете. Заместитель и оба помощника так и не объявились. Младшие сотрудники департамента по очереди дежурили у дверей начальника, пытаясь подслушать, о чем он так эмоционально с кем-то спорит, но Эрш быстро пресек их робкие начинания, воспользовавшись антиподслушивающим заклинанием.

Средоточие местной жизни переместилось к столу Аделины. Безумно гордая собой, упиваясь собственной важностью, секретарь дозировано делилась прошедшей через нее информацией. В отличие от остальных, Аделина владела фактами: Эрш отдал через блондинку ряд распоряжений, она же приносила ему донесения, сообщала сводки других департаментов.

— Как ты думаешь, что из этого выйдет? — поинтересовалась у напряженной, будто готовившейся к бою, Зары бывшая соседка по комнате в пансионе Ри.

Фрегойское посольство установило хрупкий мир даже между дочерью Советника и рыжеволосой кокеткой. Они сидели рядом неподалеку от двери, дожидаясь, пока Каран вернется из Департамента внутренних дел. У него там знакомые, да и секретарь Алексис могла поведать много интересных вещей. Каран — парень обаятельный, сумеет разговорить.

— Право, не знаю, — вынырнула из тяжких мечтаний Зара. — Не думаю, будто что-то хорошее. Я знакома с принцем Аластидом. Мерзкий тип!

— А фрегойи они какие, хорошенькие? — затронула любимую тему Ри.

Веснушчатую девушку больше всего на свете волновала собственная внешность и мальчики. То и другое для Ри было взаимосвязано. По мнению Зары, бывшая соседка тратила жизнь исключительно на пудру и поцелуйчики по углам. Пустота в голове раздражала, как и грубое кокетство. Хоть бы цель какую преследовала!

— На эльфов похожи, тебе понравятся. Только, Ри, запомни, все они двуличные сволочи, — вопреки собственным правилам дала совет Зара.

Может, Ри и бестолочь, но не убивать же ее за это! А фрегойи уничтожат, не польстятся на милое личико.

Наконец дверь кабинета главы департамента распахнулась, произведя эффект разорвавшегося магического шара, и на пороге возник хмурый Эрш. Подчиненные мигом притихли и изобразили бурную рабочую деятельность. Отыскав среди множества напряженных лиц Зару, Нубар поманил ее.

— Сеньорита Рандрин, идемте со мной.

— Куда? — зачем-то брякнула девушка, удивленная столь пристальным вниманием к своей персоне.

— На заседание узкого состава Совета. Все вопросы оставьте на потом.

Зара от удивления открыла рот. Она птица низкого полета, политического веса не имеет, и вдруг — Совет. Даже интересно, хотя и тревожно.

Под «узким составом» Эрш понимал Рандрина, верхушку департаментов и несколько членов Совета, наиболее компетентных в международных делах. Зару усадили в уголке и на час оставили в покое, углубившись в дебри политики и стратегии. Девушка честно пыталась не упустить нить разговора, но потом сдалась, гадая, зачем ее вообще позвали, если для собравшихся она не более чем предмет мебели. Оказалось, всех интересовал скромный опыт общения с принцем Аластидом. Отец и начальник на пару дотошно расспрашивали о мельчайших подробностях, вроде тона и выражения лица, заставив досконально восстановить в памяти все произнесенные слова, а потом отпустили, велев быть осторожной.

— Лучше бы вам, Зара, немедленно уйти домой и не выходить ни сегодня, ни завтра на улицу, — нахмурившись, добавил Эрш.

— Почему? — Девушка удивленно взглянула на него.

— Потому. Скажем так, ваши отношения с фрегойями оставляют желать лучшего, — туманно ответил Нубар.

— А я не боюсь. Я взрослая магиня и… Или это приказ? — догадалась она.

Глава департамента неопределенно повел плечами и покосился на Рандрина.

— Если хочешь остаться, оставайся все время на глазах либо у меня, либо у сеньора Эрша, — подумав, ответил Рандрин. — Молчи, ничего не предпринимай. Вечером поговорим еще на одну тему. Сеньор Эрш тоже послушает. Это связано с Шегером.

— Личное, — расставил точки Нубар.

— Нет, — помрачнев, заартачилась девушка.

Рассказывать о неудачной попытке изнасилования она не желала, хватит того, что сообщила прежде, во время поездки.

— Да, — припечатал начальник. — Или хотите прямо сейчас?

Зара покачала головой. Глаза опасно потемнели, но тут же вернули былую синеву.

— А сейчас мне уйти или в уголочке?..

Маги не удостоили ее ответом, только начальник щелкнул пальцами, вызывая телепорт. Он выбросил девушку в приемной Департамента иностранных дел. Видимо, самостоятельно передвигаться по Дворцу заседаний ей временно тоже запрещалось.

Коротая время в компании Ри, Эвелины, Карана и вечной Аделины, Зара гадала, когда фрегойи доберутся в Айши. Не удержавшись, воспользовалась одним из пространственных зеркал на столе секретаря и немного поболтала с Меллоном. Девушка выловила его в одном из коридоров. Маг спешил, но уделил любимой пару минут. Меллон авторитетно заявил, посольство надлежит ждать через пару часов. Для безопасности анторийцев посланные на встречу гостей маги откроют в безлюдном месте защищенный одноразовый портал.

Они появились вечером, в ослепительной вспышке открывающегося пространственного коридора, спиралью тьмы закручивавшегося за спинами. Трое гордых высоких аристократов, жрец в доспехах воина и слуги в кожаных кирасах. Впереди и позади — анторийские маги.

Легкий хлопок, и запах озона возвестил о самоликвидации портала.

Оглядевшись, фрегойи сделали слугам знак остаться во внешнем, первом дворе Дворца заседаний, а сами, под дополнительным конвоем анторийских гвардейцев, проследовали дальше. Верарх и Атамальда переговаривались, обсуждая местную архитектуру, Аластид предпочитал хранить мрачное молчание. Особенно фрегойям понравился сад, принцесса даже изъявила желание посидеть немного у фонтана. Разумеется, после нее все дорожки и скамейки проверили специалисты Департамента магической обороны.

Рандрин высоких гостей встречать не вышел, показывая, кто есть кто. Они равные, значит, никаких раскланиваний у ворот, для этого существуют мелкие сошки. Встреча состоится во дворце, как и положено по протоколу, на главной лестнице. Когда-то на том же самом месте Рэнальд Рандрин возвестил о низложении Консулата и представил Антории новоявленного принца.

Зара стояла тут же, на шаг позади отца, за спиной Нубара Эрша, который на правах главы Департамента иностранных дел занимал место по правую руку от Советника, на одной линии с ним. В ожидании фрегойев мужчины ментально переговаривались, надев маску равнодушия. Герцог в черном, при всех регалиях, с цепью председателя Совета на шее, Эрш — в парадной форме своего департамента. Зеленая вышивка сюртука перекликалась с брошью в виде цветка бессмертника — отличительном знаке мага. Опять же зеленые запонки — цвета анторийских дипломатов — перекликались с шейным платком на полтона светлее. Оба сейчас представители верховной власти королевства, поэтому и такая одежда.

Арилана на лестницу не пригласили. Принц выполнял лишь декоративную функцию, не влияя на анторийскую политику, ему здесь не место.

Ожидание затягивалось. Зара попыталась выглянуть из-за спин мужчин, силясь что-либо рассмотреть, но оба посмотрели так, что сеньорита Рандрин не стала протестовать.

— Зара, — роль ментора взял на себя Рандрин, — мы договаривались. Постарайся стать невидимкой.

— Тогда зачем я тут? — начала закипать девушка и нервно, едва не выдрав, поправила свой бессмертник на зеленом сюртуке. — Давай, запри меня, засунь в камеру для магов — уж там-то фрегойи не достанут!

— А действительно, заприте ее, Рэнальд, — неожиданно согласился Нубар. — Капризным девочкам здесь не место.

— Сеньор Эрш, — набросилась на него Зара, сверкая потемневшими глазами, — но уж вам-то стыдно!

— Мне? — широко распахнул глаза начальник. — Помилуйте, Зара, я вашу безопасность себе на плечи взвалил, и мне же стыдно? Отвечая на ваш вопрос: протокол обязывает. Вы дочь Советника, извольте стоять и помалкивать, — голос Нубара больно хлестнул по щекам. — Или вы не знакомы с азами дипломатической деятельности?

— Знакома, — девушка засопела, не собираясь сдаваться, — и с регламентом подобных мероприятий тоже. Дочь первого лица государства в случае отсутствия супруги…

— Ладно! — взмахнул рукой Эрш, обрывая поток цитирования казенных текстов. — По-человечески вас прошу, не мешайте.

Зара хотела ответить, но не успела: загремели фанфары, распахнулись двери, и появились фрегойи. Представители монаршей семьи двигались вровень, степенно и в то же время стремительно, уверено. Справа — мужчина с такими же, как у Аластида, чертами лица, только с короткой щетиной, зелеными глазами и шире в плечах. Первый наследный принц Кифрер Верарх Ша-эль-Ди, отойдэ нер'Арр. Рядом — стройная, тонкая, с гордо вздернутым подбородком голубоглазая блондинка. Принцесса Атамальда Не" а — Кифрер Ша-эль-Ди, отойдэ нер'Арр. В ее взгляде было столько презрения и холода, что хватило бы заморозить небольшой городок. В прочем, братья принцессы смотрели не менее высокомерно. И, наконец, крайний слева — второй наследный принц Кифрер Аластид Ша-эль-Ди, отойдэ нер'Арр. Этого блондина Зара запомнила на всю жизнь и с удовольствием бы предала смерти. Девушка отвернулась, чтобы не поддаться искушению. Вряд ли убийство Аластида оценят во Фрегойре. Пожалуй, отец прав, запретив стоять рядом. Зара бы не сдержала эмоций и попыталась сломать сознание ненавистного фрегойя.

— Долгих лет жизни, соаманир! — поздоровался Верарх на правах старшего и чуть поклонился. Аластид отвесил более глубокий поклон, а сестра присела в реверансе. — Доброго вечера, отойдэ Эрш, приветствую вас, сеньоры.

— И вам милостей Темной богини, отойдэ, — ответил на приветствие Рандрин и предложил отложить государственные дела на завтра.

Фрегойи согласились, как прежде двор, разглядывая убранство Дворца заседаний, будто силились запомнить мельчайшие детали.

— В таком случае, — в разговор вступил Нубар, — позволю себе от лица его светлости Рэнальда Хеброна Рандрина и его высочества принца Арилана Сеговея пригласить вас на праздничный ужин. О вас позаботятся. Если возникнут вопросы, обращайтесь, всегда рад помочь.

— Стоит ли утруждать себя, отойдэ Эрш? — По губам Верарха скользнула двусмысленная улыбка. — Первому министру не пристало заниматься подобными мелочами. Но в свою очередь разрешите вручить вам верительные грамоты от нашего соаманира Брандира Сьена Ша-эль-Ди.

Нубар почтительно склонил голову и шагнул, чтобы принять из рук принца два свитка. На этом торжественная церемония завершилась, и фрегойев увели в приготовленные покои.

Заре показалось, Аластид ее заметил. Что ж, девушка не собиралась прятаться. Рандрины не трусы, захочет подойти, отмалчиваться не станет.

На праздничном ужине фрегойи по-прежнему держались вместе: мужчины по бокам, женщина посредине. Все горделивые, холодно прекрасные в блеске льдистых тонов одежды. Троица напоминала снежных истуканов, однако многим нравились. Фрегойи красивы, как эльфы, только душа у них демоническая, если не темнее. Зара знала, за каждой улыбкой прячется нож. Она не стала предупреждать коллег: не маленькие, служащие Департамента иностранных дел, сами должны знать. Пусть набивают собственные шишки. Те, очевидно, и набивали: девушки засматривались на Аластида. Вот уж кого Зара задушила бы голыми руками! Отец запрещал, велел сидеть и улыбаться, изображая дурочку. В ответ девушка скривилась и пообещала вообще молчать. И это ей вполне удавалось: притворяться Зара умела не хуже фрегойев. Сначала поздоровалась, позволила поцеловать руку и рассыпалась в извинениях: жаль, не могла познакомиться раньше: дела, но она так рада и надеется, Антория гостям понравится.

Сеньориту Рандрин усадили напротив Атамальды, и девушка смогла хорошо ее рассмотреть. Принцесса казалась старше Апполины, на вид — лет тридцать, красивая, но опасная. Пусть фрегойка не взяла на ужин кинжала, казалось, она способна убить без него. Впрочем, зная фрегойев, за корсажем, в пышной высокой прическе, в пряжке туфельки или на худой конец за подвязкой наверняка припасена парочка стилетов, а в фамильном перстне на пальце — щепотка яду.

Зара обменялась с принцессой парой фраз, невзначай "показав зубки". Пусть видит, перед ней не девица-в-беде, сеньорита Рандрин за себя постоять сумеет. Атамальда оценила и временно убрала «кинжал» в ножны. Погода и мода — нейтральные темы.

Девушка старалась не смотреть на Аластида: догадывалась, что вызывает у него не самые положительные эмоции, не желала провоцировать, зато украдкой поглядывала на старшего Ша-эль-Ди. И чем он не нравится фрегойской знати, по ней — хороший выйдет король. Может, конечно, у него характер не тот или способностей не хватает, но на первый взгляд наследный принц уродился без изъянов. Он и улыбался теплее, и охотнее шел на контакт, иногда Зара даже забывала о его сути опасного хищника. Верарх сумел завладеть ее вниманием, вовлечь в беседу. Девушка позволила себе даже толику кокетства. В конце концов, фрегой — тот же мужчина, а уж с мужчинами Зара умела обращаться.

На ужине также присутствовал Арилан Сеговей. Разумеется, будь воля Рандрина, принца заперли бы в его покоях, но по протоколу принцу полагалось присутствовать. Опасения герцога оказались не напрасны: «ледяная принцесса» проявляла к молодому человеку повышенный интерес, то и дело бросала заинтересованные взгляды, о чем-то шепчась со старшим братом. Рандрин предполагал худшее. В голове тут же возникла пятая гипотеза причины визита высоких гостей: захват анторийского трона.

Эрш частично рассказал герцогу о подслушанном Зарой разговоре, утаив некоторые детали. К примеру, имя возлюбленной принца и мысли об устранении Рандрина. Нубар посчитал это излишним, а для себя запомнил. Он тоже вел свою игру, которая иногда не совпадала с политикой Рандрина. Арилан Сеговей сам по себе безобиден, пусть пока витает в облаках. Рыпнется — сразу прижмут.

Но Рэнальд и так догадывался, Арилан не просто так проявлял интерес к государственным делам, просил руки Зары. У него слишком шаткое положение, чтобы не стремиться его укрепить. Принц желал править, как и его предки. Кровь дает о себе знать. Но пусть пока существует под боком, благо место знает и пункты договора не нарушает. Рыпнется, всегда можно подстроить несчастный случай. Рэнальд пристально наблюдал за принцем, контролировал каждый шаг. Встречу в саду упустил, но не сомневался, пока все — лишь романтические бредни. Однако если принца возьмет в оборот принцесса Атамальда, ситуация кардинальным образом поменяется. Пусть Арилан подписал официальный отказ от трона, но ведь править-то он не будет, а королевский титул потомки унаследуют от супруги. В документе говорилось о лишении Сеговеев королевского достоинства, но ничто не запрещало становиться принцами-консортами, отцами монархов, рожденными женами-королевами. Знать бы, откуда фрегойям известно об этой лазейке?

— Это та самая девушка, Аластид? — неожиданно спросила Атамальда, на мгновение сняв маску обычной холодной красавицы и превратившись в хищника.

Зара непроизвольно съежилась, ощутив на себе взгляд фрегойки. Прежде она не замечала за собой желания сжаться в комок, спрятаться за чужими спинами. Говорят, раз в энное количество лет в королевском роде рождается реинкарнация Темной госпожи… Да нет, вряд ли. Атамальда — обыкновенная женщина, просто фрегойка.

— Та самая, — сквозь зубы ответил младший наследный принц и, сделав глоток из бокала, отвесил сомнительный комплимент: — Вы чрезвычайно живучи, сеньорита Рандрин.

— Благодарю! — Девушка одарила его улыбкой, которой позавидовал бы Эйдан.

Зара затылком чувствовала нервное напряжение, исходившее от отца. Да не осмелятся фрегойи, не станут убивать на глазах у такого количества магов и гвардейцев.

— Она мила. Не правда ли, Верарх? — Улыбка тронула уголки губ Атамальды. — На твоем месте, я бы поухаживала за ней, предложила прогуляться по ночному саду.

Первый наследный принц прищурился и детально рассмотрел ту, на которую обратили его внимание. Уже не как говорящий предмет обстановки, с которым недавно он вел светскую беседу, а как женщину. Предмет столь пристального изучения нервничал, разгадав подоплеку слов фрегойки. Она намекала вовсе не безобидную прогулку при луне. Только какой из двух вариантов: похитить или изнасиловать? Фрегойи крайне раскованы в смысле нравов, от них можно всего ожидать. К примеру, открытого предложения собственных сексуальных услуг.

— Сестра права, вы очаровательны, сеньорита, и осчастливили любого мужчину, родив ему ребенка.

Ясно, изнасиловать до конечного результата. А хватит ли силенок у фрегойя? Зара уже не девочка, сумеет сделать процесс крайне неприятным для одной из сторон. В таких случаях запреты не действуют.

— Простите, ваше высочество, но мне кажется непозволительным… — помрачнев, начала Зара, но замолкла, ощутив легкое покалывание в затылке.

«Успокойся, это тоже комплимент, — услышала она ментальный голос отца. — Поблагодари его"

Девушка поджала губы и демонстративно отвернулась. Благодарить за предложение сделать ребенка она не собиралась.

Атамальда с интересом наблюдала за разыгравшейся на ее глазах пантомимой, а затем спросила:

— Сколько лет вашей дочери, соаманир? Она ведь э-эрри?

— Она еще молода, ваше высочество, — уклончиво ответил герцог, проигнорировав второй вопрос.

— Но уже достигла брачного возраста, а у меня двое прекрасных братьев, — фрегойка по очереди указала на принцев, — она могла бы выбрать любого и со временем стать королевой. Несомненно, подобный брак способствовал бы установлению мирных отношений между странами и решил все наши маленькие разногласия. Так приветив вашу дочь, мы, несомненно, искупили бы вину за гибель родителей вашей дражайшей племянницы, — Атамальда фальшиво вздохнула и без тени сожаления продолжила: — Позвольте принести запоздалые соболезнования, сеньорита Апполина Рандрин. Поверьте, в случившемся нет вины нашего отца.

Полуэльфийка так не считала, но вежливо приняла лицемерные извинения.

— Мы рассмотрим ваше предложение и отнесемся к нему со всем почтением, — мысленно шикая на дочь, заверил принцессу Рэнальд.

Сидела бы тихо, не привлекала внимание к глазам, может, и обошлось. Сейчас же отказ может стать поводом для войны: оскорбление рода Ша-эль-Ди.

Фрегойка кивнула и потеряла к Заре всякий интерес. Зато его проявили Верарх и Аластид, только вот девушке казалось, что они рассматривают ее не как будущую супругу, а как предполагаемую жертву для заклания. Жениться принцам явно не хотелось, но ведь и она не горела желанием пойти на такой подвиг во имя Антории. Почему Зара, почему не Апполина? Только ли потому, что она дочь Рэнальда Рандрина или все дело в ее сущности? Но ведь у кузины тоже дар… Или им нужна именно э-эрри? Неужели посольство затеяно ради династического брака?

Поворот событий Заре не нравился, и еще больше не нравилось то, что она не контролирует ситуацию.

Из-за стола Атамальда вышла под руку с Ариланом. Фрегойка вела себя с ним крайне расковано и тепло, на грани дозволенного. То локоток погладит, то наклонится, перейдя на интимный шепот. Однако Арилан не попал под ее обаяние, во всяком случае, влюбленными глазами не пожирал и держался отстраненно, настороженно. А вот Зару перехватил Верарх. С поклоном взял под руку и повел вовсе не в гостиную. Девушка тут же воспротивилась, вырвалась и смерила наглеца гневным взглядом. Если он вздумал взять нахрапом, то серьезно просчитался. Магиня третьей категории тоже неплохо колдует и с радостью это продемонстрирует, благо далеко не вся магия глушится в этих стенах, под запретом только пространственные коридоры и порталы "не для своих".

— Успокойтесь, сеньорита Рандрин, я не причиню вам вреда, — улыбнулся Верарх и показал ладони. — Видите, ни оружия, ни магии. Вы нужны нам живой, зачем же убивать? Я всего лишь хочу дополнить предложение сестры, сделанное от имени соаманира, моего венценосного отца.

— Полагаю, вам надлежит обсудить это с Рэнальдом Рандрином, — еле скрывая раздражение, обронила девушка.

— Нет, именно с вами. Вы совершеннолетняя, и сами примете решение. Давайте пройдем подальше от чужих ушей. Это не для чужих ушей, — поморщился Верарх и быстро огляделся, словно опасался слежки.

— То есть в обход сеньора Эрша? — заранее зная ответ, поинтересовалась Зара.

— Разумеется. Пока, — подчеркнул фрегой и повторил свое предложение.

Девушка рискнула и согласилась. В конце концов, она э-эрри, а, отказавшись, рискует остаться в неведении.

Верарх привел ее в полутемное нежилое помещение, использовавшееся как склад ненужной мебели, и, еще раз проверив, что их не подслушивают, озвучил предложение:

— Я хотел бы предложить брак. По законам Фрегойра он возможен в трех вариантах: постоянном, временном и наследническом. Думаю, вы, как умная девушка, предпочтете старшего брата, благо в отличие от Аластида я не питаю к вам личной неприязни. Хотя, разумеется, выбирать вам.

— А если я никого не выберу? — с вызовом спросила девушка.

— Выберете, — холодно улыбнулся Верарх, давая понять, что брак — дело решенное. — Такой шанс заключить мирный договор между Анторией и Фрегойром, взаимовыгодное сотрудничество без потери сфер влияния! Вряд ли соаманир Рандрин откажется, да и вы тоже. Мне говорили, вы служите под началом Первого министра, значит, понимаете важность подобного союза.

Зара впилась в ладонь ногтями, но промолчала. Она решила проявить выдержку, послушать, что скажет фрегой.

Убедившись в готовности собеседницы слушать, принц продолжил:

— Полагаю, теперь необходимо разъяснить виды брака. Они отличаются от общепринятых и, вероятно, вам неизвестны. — Зара кивнула. С такими тонкостями она не сталкивалась. — Первый, который я назвал постоянным союзом, — привычный брак. Вы становитесь моей официальной супругой, подданной Фрегойра, принцессой, а затем королевой и всю жизнь проводите рядом со мной, став частью семьи Ша-эль-Ди. Второй, временный союз, так же предполагает брак и рождение детей, но заключается на определенное количество лет, без присвоения королевского титула. После расторжения брака вы сможете вернуться на родину, носить двойную фамилию Рандрин — нер'Арр и претендовать на обращение "ваше высочество". Подобный союз обычно заключается на пять, десять или пятнадцать лет, рожденные во время него дети остаются с отцом. И, наконец, самый необременительный третий вариант — наследнический. Мы подписываем кровный договор и проводим ночи вместе, пока вы не забеременеете. После подтверждения столь замечательного события вы переезжаете во Фрегойр, под присмотром членов нашей семьи вынашиваете и рождаете ребенка, и, исполнив свой долг, с чистой совестью возвращаетесь домой, так и оставшись сеньоритой Рандрин. Разумеется, вы должны родить мальчика. Если не получается зачать его сразу, мы пробуем еще раз, столько раз, сколько потребуется. При этом вы можете проживать на территории Антории и не обязаны общаться со мной или Аластидом за дверьми спальни. К тому же вы вправе прописать в договоре график совместных ночей, к примеру, две недели в месяц, три раза в неделю и тому подобное.

— А вы наглец, ваше высочество! — прошипела девушка и отступила на пару шагов. — Может, спать с вами — высокая честь, но я ее не достойна. У меня есть жених, а ваш братец успел показать всю галантность фрегойских кавалеров. Так что, увы!

Зара картинно развела руками и крутанулась на каблуках к выходу. Юбка взметнулась, хлестнув Верарха по ногам. Фрегой усмехнулся и покачал головой.

— Какой, однако, у вас характер! Но это хорошо, родится прекрасный наследник. Сеньорита Рандрин, как понимаю, вам по душе третий вариант. Что ж, меня он тоже устраивает. Думаю, Аластида тоже. Так кого же вы предпочтете?

У девушки перехватило дыхание от подобной наглости. С ней обращались, как с племенной кобылой! Самоуверенные мужчины, убежденные, что близость с ними — самая желанная награда на свете.

По такому случаю даже уходить расхотелось. Зара обернулась к Верарху и, досчитав до десяти, выдавила из себя:

— Спокойной ночи, ваше высочество. Слуги проводят вас в отведенные вам покои.

Девушка гордилась собой. Не оторвала паршивцу голову, даже улыбалась, хотя хотелось убить. Эрш бы гордился. Он вечно пенял Заре на несдержанность.

Присев в реверансе, девушка направилась к Курительной комнате, где надеялась застать отца. Нет, он не курил, просто выбрал ту небольшую гостиную штабом военных действий, то есть местом сбора начальников департаментов после званого ужина. Зара хотела выяснить, знал ли Рандрин о планах фрегойев и как к ним относится. Сама девушка не собиралась становиться разменной монетой в политических играх. Не для того она карабкалась наверх, чтобы снова стать безвольной овцой, пусть и с бриллиантами в ушах.

— Как, вы уже нас покидаете? — путь Заре преградил Аластид. Улыбнулся и томным голосом поинтересовался: — Может, если уж Верарх отвергнут, очаровательная леди согласится сопроводить до спальни меня? Коридоры анторийского дворца так запутаны, я боюсь заблудиться.

Зажатая между двумя братьями, Зара не на шутку испугалась. Она знала Аластида, успела на себе испытать его способности, да и Верарх выглядел крепким мужчиной. Жрец Темной госпожи и сильный воин, возможно, маг, вдвоем они справятся, даже обличие э-эрри не поможет. Применять боевые заклинания в помещении небезопасно. Можно, конечно, но арсенал доступных средств невелик, в основном короткие болевые воздействия. Однако становиться постельной игрушкой девушка тоже не желала. Будь фрегойи хоть трижды красавчики, а они действительно отличались красотой, и искусны в любви, Зара не горела желанием развлекать их в постели, но, судя по всему, придется. Хорошо бы не двое сразу! Девушка слышала и о подобных извращениях, после которых девушки частенько умирали.

В удовольствие от близости с любым из фрегойев не верилось. Изнасилование не перестает быть изнасилованием, даже если его называют иначе. Как бы Зара ни любила плотские утехи, тут ничего хорошего не ждала, да и в ласковость кавалеров не верилось.

— Молодые люди, вы переходите допустимые границы приличия. — Девушка умело спрятала страх за маской ледяного спокойствия. — Вы приехали жениться или ищете развлечения на ночь? В таком случае, в Айши много мест, где вы сможете удовлетворить любые желания.

— Чего только ни сделаешь, если девушка слишком нерешительна! — вздохнул младший из братьев. — Мои желания же предпочту не озвучивать, чтобы не вгонять в краску. Но если уж ухаживания вам не по нутру, вспомните, за вами должок, сеньорита Рандрин.

— Ошибаетесь, я отдала его в Ганолле.

Фрегойи переглянулись и, видимо, придя к какому-то соглашению, вплотную приблизились к Заре. Та судорожно заготовила заклинание, догадываясь, о чем они договорились.

Верарх вытащил из-за пазухи пергаментный свиток и протянул девушке:

— Условия наследнического договора. Как видите, ваше имя уже вписано, имя же отца будущего ребенка мы проставим после, когда вы определитесь.

— А мы вам в этом поможем, — прошептал на ухо Аластид, неожиданно обняв за талию. — Мы ведь для вас равнозначны, не так ли?

— Вы мне омерзительны! — Девушка влепила ему пощечину, заодно пустив по пальцам болевой разряд.

Фрегой дернулся и вполголоса выругался.

— Видишь, брат, — довольно улыбнулся Верарх, — я оказался прав. Пусть тебя любит народ, она предпочтет меня. Хотя бы потому, что уважаю право женщины принимать мужчину в удобное ей время. Сеньорита Рандрин, — он обернулся к Заре, — я оставляю текст кровного договора, ознакомьтесь. Если заинтересует брачный, он у Атамальды. В отличие от Аластида, мне не нужна пробная ночь, да и выбор вы уже сделали. Не беспокойтесь, ваш сын станет королем Фрегойра, Аластиду трон не достанется. Я буду крайне вам благодарен и признателен за оказанную честь. Само собой разумеется, во время интимных встреч отнесусь со всем почтением и постараюсь сделать их приятными. Выбор антуража и конкретных позиций оставляю за вами. спокойно ночи!

Фрегой галантно склонился над рукой потенциальной жертвы и удалился. Взбешенный второй наследный принц не спешил последовать его примеру. Глаза Аластида метали молнии, тонкие губы кривились в ухмылке.

— Значит, гордая? — Он размял пальцы. — Советую хорошо подумать, а то можешь пожалеть. Выкидыши — привычное дело, да и женщины часто умирают родами. Думаешь, я позволю Верарху произвести на свет наследника? Магический потенциал у беременных слабый, колдуют они плохо, да это и небезопасно для ребенка. Жить на последних месяцах придется в королевском дворце. Знаешь, на какой высоте он находится? Уж поверь, сестричка не всегда будет рядом.

Вот и открытые угрозы! Зара усмехнулась. Иного она от Аластида не ждала. Такие не прощают оскорблений, не становятся милыми и покладистыми, этикет душит их, будто тугой воротник, потому что мешает прямо здесь и сейчас убить врага.

— Успокойтесь, ваше высочество, я не собираюсь рожать ребенка ни одному из вас. Не желаю иметь ничего общего с вашим народом. А теперь позвольте откланяться. Уже поздно.

— Смотря, для чего. — Губы Аластида тронула злая усмешка. — Не бойтесь, — с приторной нежностью мурлыкнул он, вновь нарушив границы личного пространства собеседницы, — чувство личной неприязни в постель перетаскивать не стану. Свой долг тоже исполню от и до. У вас красивое тело, проблем не возникнет. Ну, и чтобы убедить вас в правдивости моих слов…

Он сгреб ее в объятия и запечатлел поцелуй на упрямо сомкнутых губах. От неожиданности Зара опешила и не успела вовремя отреагировать, однако быстро исправилась, ударив фрегойя каблуком. Тот взвыл и отпрянул. Девушка брезгливо вытерла губы. Пусть не больно, не грубо, но противно.

— Значит, наши чувства взаимны, — оправившись, процедил Аластид. — Мы ненавидим друг друга. Общие интересы — полдела, сеньорита Рандрин. Вас не стошнило, меня тоже, сработаемся. Может, — фрегой усмехнулся, — еще и удовольствие получим.

— Извращенное, — хмуро добавила Зара.

Как она и предполагала, фрегойям чужды моральные принципы.

— Отчего же? Вполне реальное. Ради трона я пойду на все. Идемте, — Аластид махнул рукой на дверь, — поставим подпись под договором и преступим к исполнению взаимных обязательств. Ради ребенка сделаю так, чтобы вам не хотелось вылезать из постели. Потом, если здравый смысл в вашей голове возобладает над эмоциями, сможем подписать брачный договор. Я предпочитаю постоянный. Династический брак, сеньорита Рандрин, тем и прекрасен, что не обязывает супругов любить друг друга. Из нас получится отличная пара: жрец Темной госпожи и э-эрри. После смерти отца я сделаю вас королевой и не убью, заметьте. Наоборот, окружу роскошью и раболепием подданных. Плата же мизерна — рождение детей. Мне хватит двоих, но если войдете во вкус и выйдет больше, приму всех.

— С чего вдруг такая щедрость? — Между пальцами Зары потрескивали искры волшебства. — Жениться, а не просто обрюхатить. Верарх, например, хочет именно последнего. Это честнее, на мой взгляд.

— Политика, ваше высочество, — снисходительно улыбнулся фрегой. — Верарх, хоть и старший в семье, удержится на троне только в случае рождения наследника, который приглянется фрегойским отойдэ. Именно поэтому ему выгоден кровный договор: быстро и с гарантией. Я же предпочитаю брачный, так как могу позволить себе не торопиться с наследником. Если мы придем к согласию, я позволю не рожать первые пару лет, пока ко мне не привыкнете. Потом можете зачинать девочек, оставив сына на десерт, так сказать. С какого-то раза да выйдет, а годом раньше, годом позже мне неважно. Ну, — поторопил с выбором Аластид, — подпишем кровное соглашение, или мне попросить Атамальду прислать брачный контракт? Заключать его в кратчайшие сроки не заставляю, мне достаточно вашего устного обещания. При свидетелях, разумеется. В таком случае близость отложим до первой брачной ночи.

Вместо ответа Зара приняла облик э-эрри и попыталась перехватить взгляд самозваного жениха. Аластид, словно предугадав ее действия, отвернулся и начертил в воздухе спираль. Девушку закрутило, дезориентируя в пространстве. Перед глазами заплясали красные мушки, голова закружилась, слегка подташнивало. Потом тело вдруг резко окаменело, утратив способность к движению.

— Добыча всегда достается самому сильному, не так ли? — усмехнулся фрегой.

Зара ощутила на щеке дыхание Аластида. Руки прошлись по телу, по-хозяйски ощупывая, и остановились там, где билось птицей в силке сердце.

— Я тогда в купальне, как в воду глядел. Ну, раз вы такая живучая и везучая, значит это судьба, будущая Зара Хеброн Ша-эль-Ди. Династический брак — не так плохо, как вам кажется, в нем много приятного. Например, он перечеркивает прежние разногласия. А теперь не обессудьте, я вас изнасилую для гарантии. Заодно продемонстрирую свои умения. Сначала быстро, потом медленно и, наконец, чтобы полностью подчинились. Да, — пальцы погладили по щеке, — вы мне отдадитесь. Целиком и полностью. С утра же все узнают об этом приятном событии, и вам ничего не останется, как, либо молить богов о скорейшей беременности, либо шить свадебное платье.

Нарочито медленно Аластид расстегнул крючки платья безмолвно бесившейся Зары. Она ничем не могла помешать насильнику. Вот и вырвалась наверх, в королевы. Только напрасно фрегой надеется, едва он ослабит контроль, лишится самого дорогого. Зара пошлет это вместо подписанного договора Атамальде с прискорбной припиской: не выдержал братец напора э-эрри. Самого фрегойя, если не умрет от потери крови, ожидала незавидная доля. Пусть магические убийства запрещены, пусть соседи объявят войну — можно подумать, они сейчас с Анторией дружат, — младший наследный принц сдохнет. Именно так, в муках.

Пальцы Аластида коснулись груди и ловко высвободили ее из корсета.

— Ну вот, — он взвесил добычу в руках, — полдела сделано. Теперь трусики и преступим. Не сжимайте бедра, так больнее.

Одной рукой обняв девушку за талию, Аластид потянул губами за сосок, а второй рукой залез под юбки. Зара и не подозревала, что он справится так быстро и примется лениво ласкать, будто девушка могла бы возбудиться.

— Ну вот, давайте знакомиться. А вы — учитесь подчиняться.

Самодовольный принц на пару минут отпустил добычу, но даже не успел расстегнуть брюки. С Зары внезапно спало заклинание оцепенения, а Аластид оказался ярдах в трех от нее, дуя на руки. Блеснув потемневшими глазами, девушка наградила приставучего фрегойя порцией магии, заставившей согнуться пополам. Тот же эффект, как если бы ударить ногой в пах, зато не увернешься. Не смущаясь частичной наготы, Зара сплела еще одно заклинание и, кроя Аластида ругательствами на орочьем наречии (в трактирах много чего услышишь), хотела активировать чары, но кто-то в воздухе перехватил поток магических частиц и расщепил на простейшие составляющие. Разозленная на неизвестного защитника насильника, девушка резко обернулась, вычертив в воздухе знак змеи, но тут же стерла его, не дав сорваться в бросок: в дверях стоял начальник, лениво пощелкивая пальцами. Судя по выражению его лица, он был крайне недоволен подчиненной. Вспыхнув, Зара сообразила, что именно видит Эрш, и поспешила отвернуться, чтобы привести себя в порядок. Элегантно трусики не подтянешь, но все лучше, чем потерять их. Платье пришлось застегивать магией: боги не предусмотрели рук на спине.

Аластид выпрямился и занял боевую стойку, с вызовом посматривая на главу Департамента иностранных дел. Обернувшаяся Зара успела уловить лишь смазанное движение и резкий выплеск энергии, окончившейся фейерверком разноцветных искр.

— Выпустили пар, ваше высочество? — нарочито спокойно поинтересовался Эрш, стряхнув с пальцев остатки магии, и с напором, сузив глаза, добавил: — Крайне не советую колдовать на территории дворца, в некоторых случаях неприкосновенность не спасает. Теперь об увиденном. — Нубар бросил быстрый взгляд на Зару, в угрюмом молчании дожидавшуюся персональной выволочки. — Ваш поступок не делает чести принцу. Полагаю, это достаточное основание для вынесения ноты протеста и отклонения брачного предложения от вашего лица. Более того, ваши действия попадают под определение "оскорбление высокопоставленного лица". Сами знаете, чем это может грозить, особенно, если присовокупить нападение, применение запрещенной в мирных условиях магии и попытку изнасилования. В связи с этим я намерен потребовать от Советника позаботиться о подготовке вашего отъезда. Вы покинете Анторию в ближайшие два часа.

Лицо Аластида скривилось. Он хотел что-то сказать, но передумал. По очереди одарив анторийцев тяжелым взглядом, фрегой вышел. Зара с облегчением вздохнула, вытерев о платье вспотевшие ладони.

Выйти замуж за Аластида нер'Арра? Да лучше сразу в петлю, все равно там окажешься. По сравнению с ним старший брат белый и пушистый, насколько им может быть фрегой. Тоже наглый, высокомерный, но по виду меньшая сволочь. И относится к Заре не в пример почтительнее. А этот хотел обесчестить, чтобы не оставить выбора. От мысли о близости с принцем Кифрером Аластидом мутило. Все равно, что лечь с вампиром, не в обиду Эйдану сказано. Кстати, давненько он не появлялся. Не то, чтобы Зара тосковала, просто опасалась, как бы вампир не натворил дел.

— Оделись? Уже хорошо. А то смотришь и думаешь, не перепутал ли дворец с иным заведением.

Девушка вспыхнула. Она прекрасно поняла, с кем ее сейчас сравнили, и не стала молчать.

— Сеньор Эрш, если вы полагаете, будто я…

— После! Ваша нравственность меня не волнует вовсе, — прозвенел голос Нубара Эрша, а после обрел приторную сладость, свидетельствуя: сейчас начнется буря. — Зара, вам что было сказано? Все время находиться либо рядом с отцом, либо со мной. И что в итоге?

Девушка низко опустила голову и попыталась оправдаться:

— Принц Верарх увел меня, я не могла отказаться.

— Могли и должны были, — повысил голос Эрш и шагнул к подчиненной, попутно проверив, не осталось ли в комнате чар. — Магиня третьей категории! В каком виде я вас застал? Как последнюю деревенскую дуру, простите за грубость. И не рыпнулись даже!

— Но… — попыталась вставить слово девушка — безрезультатно.

— Я не слепой, Зара, прекрасно все видел, — отмахнулся Нубар. — Да без меня Аластид бы давно штаны подтягивал! Не увольняю только из-за уважения к вашему отцу. Но моих авансов вы не оправдали. Какого демона, — с раздражением добавил он, — вы провоцировали фрегойев! Зара, вы Аластида не знаете? Не помните, что фрегойям все равно, как зачаты и рождены дети? При желании всегда можно обратиться к Темной госпоже и по капельке крови определить отцовство. На имя матери ребенка фрегойям обычно плевать, лишь бы дворянка. В вашем случае, правда, вас бы заставили-таки подписать кровный договор и имели б в свое удовольствие. И не надо так меня смотреть, спасибо, что грубее не выразился. Или вы постель из роз и любовь до гроба ожидали? Фрегойям нужны ваши способности, ваша кровь, а уж как они это получат — дело десятое. Ради рождения э-эрри члены семейства Ша-эль-Ди пошли бы и на публичное изнасилование, и совместные ночи с обоими братьями. Напичкали бы вас наркотиками и пустили по кругу. Вам не пятнадцать лет, должны соображать, Зара! Я вам не страшные сказки рассказываю. Радуйтесь, что все обошлось, а вы избавились от необходимости рожать фрегойев.

— Но ведь принц Верарх, он же остался…

— Зара, вы хотите за него замуж? — нахмурился Эрш. — Нет? Тогда не задавайте глупых вопросов! Как думаете, ваш отец выдаст дочь за близкого родственника оскорбившего ее человека? Только по вашей просьбе, а так отделается вежливым закономерным отказом.

Глава департамента помолчал, разглядывая потолок, а потом сумрачно добавил:

— Чтобы завтра я вас не видел во Дворце заседаний! До дома провожу, а то опять вляпаетесь.

— Зачем мне сидеть взаперти, Аластид ведь уедет, — пожала плечами девушки.

Она понимала, начальник зол, но не собиралась позволять собой командовать. Зара усвоила урок, не поддастся больше на провокации и уговоры.

— Потому, что я приказываю! — рявкнул взбешенный Эрш. — Хватит с меня вашей самодеятельности, надоело следить, где вы ходите и что делаете. Уедут фрегойи — пожалуйста, хоть дракону в пасть, но пока я за вас отвечаю.

Глава 3

Принц Кифрер Аластид Ша-эль-Ди не стал дожидаться публичного категоричного требования покинуть пределы Антории и сразу после разговора с главой Департамента иностранных дел сам направился к Рандрину. Вовсе не с повинной — с дерзким предложением, даже с угрозой. Он собирался получить э-эрри, и он ее получит. Неизвестно, существует ли еще одна такая, искать же Аластиду не хотелось. Принц не собирался упускать шанс родить э-эрри. Он рассчитывал на помощь Темной госпожи. Если переночевать с женой (или любовницей — тут как решит Зара) в храме, богиня позаботится о зачатии. Аластид принес немало жертв и заслужил награду.

Фрегойя перехватили до того, как тот переступил порог Курительной комнаты. Двое магов бесшумно вышли из соседнего коридора и попросили Аластида следовать за ними. Разумеется, принц воспротивился, но предупреждение Эрша: "Без глупостей!" заставило подчиниться. Бросив взгляд на замершего в конце анфилады Нубара, Аластид прошипел проклятие и угрюмо зашагал в указанном направлении.

Маги услужливо открыли портал, который вывел в темную приемную.

Дверь в кабинет Рандрина оказалась открыта. Из него по полу тянулась полоска света.

— Входите! — не слишком любезно пригласил герцог.

Аластид злобно зыркнул на конвоиров и, расправив плечи, переступил порог.

Рандрин стоял у стола, сложив руки на груди. Эрш успел все рассказать, и герцог встретил фрегойя подчеркнуто холодно. Аластиду, человеку не робкого десятка, стало не по себе под тяжелым взглядом Рэнальда. Ощущение подсознательного страха только усилилось, когда глаза Рандрина подозрительно изменили форму, будто готовясь к трансформации. Одно дело — неопытная девчонка-э-эрри, слабая магиня, и совсем другое опытный боевой маг, который способен убить взглядом или мощным ударом крыла. Разумеется, причинять телесный вред герцог не станет, но не стоит тянуть дракона за хвост. Старые э-эрри хитры и способны одарить "подарком", который сначала никак не проявится. Конечно, можно закрыть глаза, но не достойно мужчины — прятаться от гипотетической опасности.

Взвесив все "за" и "против" в сложившейся ситуации, Аластид решил переиграть партию. Потомство не стоит риска для жизни.

— Я вас внимательно слушаю. — Сесть фрегойю не предложили. — Мне казалось, вам тоже есть, что сказать.

Принц криво усмехнулся. Какое благородство: шанс сохранить хорошую мину при плохой игре. Но отказываться от столь щедрого подарка Аластид не стал. Он не горел желанием выставлять свои неудачи на всеобщее обозрение. Фрегой коротко изложил суть своей просьбы: он должен срочно вернуться на родину по неотложным делам, возможно ли предоставить одноразовый портал? "Конечно, прямо на тот свет, гаденыш!" — подумал Рандрин, жалея, что ничего не может сделать обидчику дочери: мешал дипломатический иммунитет. Хотя, почему ничего? Можно неправильно настроить портал и выбросить мерзавца где-нибудь в горах. Или на границе с орочьими землями. Вдруг эти пустоголовые твари сумеют захватить его в плен? А еще лучше продать в рабство. Самое место для таких, как Аластид, — Аркидские горы. Там уж он точно найдет рабовладельца! Смазливая рожа, подходящий возраст — с руками оторвут. Или попросить кого-то из магов позаботиться о нападении неизвестных. И концов не сыщешь, войну не развяжешь. Вслух, разумеется, герцог своих соображений не высказал.

— С чего такая спешка? — деланно удивился Рандрин, даже не попытавшись сделать цвет радужки светлее. — Полагаю, ваше высочество может обождать до утра. Простите, но я не могу лишать подданных законного отдыха. Утром же для вас откроют портал из пригорода Айши. Но только после заседания Совета, где вы станете почетным гостем и, так сказать, виновником торжества.

Аластид оценил скрытый подтекст слов собеседника. Без скандала не обойдется. Матримониальные планы фрегойского королевского рода потерпели фиаско. И надо же было принцу не сдержаться, ускорить дело! Не стоило затевать дело во дворце, следовало подстеречь в городе или прибегнуть к помощи Темной госпожи. Вдвоем со жрецом они бы принудили Зару к подписанию кровного, а то и брачного договора. А уж если бы девушка ненадолго пропала из Айши, выбора у дочери Советника не осталось бы. Проклятые эмоции все испортили!

Скрипнув зубами и мысленно пожелав Нубару Эршу пойти на корм нежити, второй наследный принц Фрегойра согласился подождать до утра.

— Прекрасно! — Губы Рандрина тронула жесткая улыбка. — Собственно, я и пригласил вас ради того, чтобы передать приглашение. Доброй ночи, отойдэ, мне нужно еще поработать.

Аластид почтительно склонил голову и отчего-то не удивился, когда за спиной возникли знакомые маги. Наверняка служащие Департамента безопасности. Они позаботились о том, чтобы фрегой не заплутал в дворцовых коридорах.

Утро, как и полагалось, выдалось недобрым.

Внеплановое заседание Совета началось с выступления Зары Рандрин. Та, соблюдая предписание начальника, осталась дома и воспользовалась пространственным зеркалом. Сеньорита Рандрин обвинила Аластида нер'Арра в незаконном применении парализующей магии и ненадлежащем поведении с благородными лицами женского пола. Она то и дело опускала глаза и краснела. Заре не нравилось разглашение событий вчерашнего вечера, но приказы не обсуждают. Затем слово взял глава Департамента иностранных дел и дополнил показания дочери Советника. Зал забурлил, фрегойи, сидевшие на местах для почетных гостей, приготовились держать круговую оборону. Аластид хранил безмолвие, хотя пополнил список "кровников" Нубаром Эршем.

От второго наследного принца Фрегойра требовали подтвердить или опровергнуть выдвинутые обвинения. Тот предпочел промолчать. За брата ответил Верарх. Он церемонно раскланялся и намекнул: у обвинительницы слишком богатое воображение. Возможно, Аластид переступил границы, позволил себе пылкие ухаживания, но чтобы изнасиловать? Это удел простонародья, не имеющих понятия о морали и чести.

— Ваше высочество полагает, будто моя дочь лжет? — Рандрин подался вперед, упершись руками в подлокотники кресла.

Потемневшие глаза прищурились, застыв на лице принца. Герцог с трудом сдерживался, но вынужденно играл роль мудрого флегматичного властелина. Однако фрегойи все поняли.

— Вовсе нет, соаманир, — пошел на попятную Верарх. Он чувствовал, ситуация выходит из-под контроля. Отец ратовал за маленькую провокацию, но кукловодами полагалось выступать им, а не Рандрину. Сейчас же не Фрегойр, а Антория стояла на грани объявления войны. — Убежден, прекрасная сеньорита Рандрин — образчик непорочности и честности, но женщины иногда склонны преувеличивать. Впрочем, я готов принести ей публичные устные и письменные извинения от лица сводного брата и по возможности искупить нанесенную ей обиду. Сеньорита Зара Хеброн Рандрин может выбрать любой подарок, какой только пожелает. И, безусловно, отныне я смогу смиренно просить ее подписать только брачный договор. Соаманир, согласитесь ли вы отдать мне руку Вашей дочери? Обещаю, во Фрегойре ей окажут королевские почести.

— Если она даст свое согласие, не стану возражать, — прекрасно зная ответ Зары, пожал плечами герцог и откинулся на спинку кресла. — Если же дочь откажется, не стану настаивать.

— Мудрое решение, — согласился Верарх.

Призрачный шанс на успех посольства сохранялся. Старший наследный принц не распускал рук и не переходил грань дозволенного.

Герцог между тем озвучил решение. Отныне Совет не мог спорить с Рандрином и довольствовался ролью наблюдателя.

— Принц Аластид должен в течение часа покинуть Айши, — прогремел под сводами зала голос Рандрина. — Портал для возвращения на родину откроют за пределами столицы. Вместе с принцем уедет жрец. Вам же, ваше высочество, — быстрый взгляд на Верарха, — я вынужден передать официальную ноту протеста. Мы всегда рады гостям, но если гости совершают недопустимые поступки, нарушающие нормы права, нам ничего не останется, как настойчиво рекомендовать сократить время визита. Господа, — герцог обратился к членам Совета, — надеюсь, вы не против принятого мной решения?

Никто не посмел возражать. Многие многозначительно переводили взгляд с кресла председателя Совета на пустующий трон. Никто не сомневался, скоро у него появится владелец.

Принц Верарх склонил голову, принимая тубу с документом из рук Рандрина, и отвернулся, чтобы скрыть досаду. Черты лица искривились от злобы. Пальцы свободной руки сжались, а потом легли на обшлаг сюртука, ближе к припрятанному кинжалу. Нащупав рукоять, фрегой успокоился и обернулся, надев прежнюю вежливую маску. Верарх холодно поинтересовался, когда Рандрин намерен обсудить условия мирного договора. Боковым зрением принц уловил движение в почетной ложе — это ушел Аластид. Что ж, теперь у Верарха добавился новый повод его ненавидеть: сводный брат помешал укрепиться в статусе наследника. Ничего, игра еще не закончена, Аластид не примерил корону. Зара может согласиться, нужно просто проявить гибкость и мягкость, поухаживать, сказать, что категорически осуждаешь младшего брата, не приемлешь распутства и ратуешь исключительно за заключение брака. Потом приплести парочку комплиментов: какая она красивая, удивительная, какое счастье принесет в его дом, — подарить цветы, притвориться, будто влюбился. Женский азарт не позволит дочери Советника ответить категорическим отказом, девушка начнет кокетничать, принимать знаки внимания, а Рандрин, видя расположение дочери, даст согласие на помолвку. Дальше — проще. Зара не настолько глупа, чтобы, загнанная в угол обстоятельствами, поставить свои желания выше блага страны. Верарх поговорит с ней, все разъяснит и предложит достойную плату за рождение детей. Если не угрожать и заинтересовать, девушка согласится.

Хорошо бы Атамальда сумела заполучить Арилана, тогда, по мнению Верарха, идеальный вышел бы вариант: обезопаситься от анторийцев сейчас и включить в состав королевства территорию соседа через пару лет.

Фрегойи предлагали поделить сферы влияния, а именно — Мангеш. Анторийцам милостиво позволяли оставить за собой княжество Шегер, себе же забирали все остальные. Нубар Эрш возразил, напомнив: мирный договор должен нести выгоду обеим сторонам. В результате после четырехчасовых прений пришли к компромиссному решению. Под протекторат Антории отходили все сопредельные с ней государства конфедерации: четыре княжества, включая Олосер, и один аллод. Шегер оставался нейтральным, с возможностью заключать не противоречащие мирным устоям соглашения с обоими королевствами. Остальные образования в количестве трех княжеств и двух аллодов отходили к Фрегойру. Численный перевес Антории на поверку оказывался сомнительным: более-менее крупными были Олосер и Стьеда, остальные княжества напоминали феодальные уделы худородного дворянства. Фрегойру же доставалась большая часть побережья. Зато в их руки не попали шегерские кристаллы и порт Расса с его знаменитым маяком.

Отдельно оговорили торговую деятельность на территории Мангеша, в частности, таможенные и дорожные пошлины, сборы за продажу и покупку товаров. Тщательно прописали равные условия для купцов обоих стран, запрещалось чинить им какие-либо препятствия со стороны властей. Анторийцам на подконтрольных Фрегойру княжествах Мангеша требовалось платить лишь за ввоз товара. Размер сбора рассчитывался в зависимости от рода груза, делившегося на пять категорий: предметы роскоши, ткани и пошитые из них вещи, оружие, прочая готовая продукция, лекарственные средства. Существовала и шестая категория, под общим названием: "Прочее", размер подати за которую отдавался на откуп местных властей. Разумеется, дешевле всего обходился ввоз товаров второй и четвертой категорий, дороже — третьей. Дорожные сборы устанавливались для крупных караванов — по золотому с подводы, мелкие торговцы от него освобождались.

Схожие условия действовали и на подконтрольных Антории территориях, с одной единственной поправкой: носили теоретический характер. На практике ни одного фрегойского торговца, к примеру, в Олосере замечено не было. В прочем, никто не мешал им там появиться.

Мирный договор заключался на десять лет. Его скрепили всеми необходимыми подписями и печатями. За фрегойского короля расписался наделенный соответствующими полномочиями первый наследный принц, оставив под росчерком оттиск личной печати дома Ша-эль-Ди.

Участники договора обязались воздержаться на срок его действия от прямых военных угроз и провокаций в адрес друг друга, не вступать в коалиции против друг друга и не вести враждебную пропаганду в подконтрольных странах. Фрегойр также обещал насильно не насаждать культ Темной госпожи в Мангеше. Все это, конечно, оставляло богатую почву для подковерной дипломатии и действий мелких, якобы находящихся вне закона групп лиц, но обеспечивало хоть какую-то стабильность на границе, давало возможность требовать от фрегойского монарха наказания подданных, строивших козни против Антории. Весь вопрос: наказал бы он их всерьез или только для вида?

* * *

Фрегойи уехали, отбыли поспешно, отказавшись от торжественных проводов.

Принцу Верарху так и не удалось увидеться с Зарой Рандрин: позаботился отец девушки. План по завоеванию расположения высокородной невесты потерпел крах. Нет, принц хотел нанести визит вежливости, но все не хватало времени. График высоких гостей был расписан по минутам с целью свести все нежелательные контакты к минимуму.

Когда провожавшие посольство маги и гвардейцы благополучно вернулись, Дворец заседаний вздохнул с облегчением. В том числе, Рэнальд Рандрин. Династический брак дочери с представителем рода Ша-эль-Ди на данном этапе создал бы больше проблем, чем принес выгоды. Да и заключать его следовало не с гипотетическим наследником, а с реально правящим монархом, и брачный контракт прописывать самому. То, что фрегойский им не выгоден, — понятно и младенцу. За кажущейся простотой кроется расплывчатость и двоякость формулировок, цель которых — сделка, выигрышная лишь одной из сторон.

Вопреки опасениям, Арилан Сеговей устоял перед чарами принцессы Атамальды, пусть даже она носила второе имя Не" а — Кифрер, то есть старшая наследница по женской линии. Теоретически, если бы по какой-то загадочной причине внезапно погибли сразу оба наследных принца и племянник короля, отойдэ Атамальда нер'Арр могла бы взойти на престол. Она обладала большими правами, нежели дальние родственники мужского пола. Родители соаманира, или, в анторийской традиции короля Фрегойра, родили одного сына, посему список претендентов на трон сужался до трех имен.

Жизнь постепенно входила в прежнюю колею. Заре Рандрин разрешили вернуться на работу и наравне с другими сотрудниками департамента ознакомиться с текстом мирного договора, помещенного в архив ведомства. Разумеется, с такого важного документа сняли копию, она и предназначалась для открытого доступа. Оригинал хранился в секретном отделе архива под специальной магической защитой. Допуск туда строго регламентировался, простые сотрудники, даже помощники главы департамента могли пройти туда, лишь получив из рук начальника пропуск — зачарованный чистый плотный лист. Чтобы не возникал соблазн воспользоваться им повторно или передать третьему лицу, пропуск делался одноразовым и персональным, заточенным на энергетику определенного человека. После использования — его следовало положить в нишу между двумя книжными шкафами — заклинание испарялось, распадаясь на простейшие составляющие элементы и поглощаясь воздухом.

После у Зары состоялся неприятный разговор с отцом. Рандрин выбрал для него рабочий кабинет, по одному этому девушка сразу поняла: ничего хорошего ее не ждет. Интуиция не подвела: Рэнальд отчитал девушку за случай с Аластидом. Зара стояла и хмуро кивала. Она сама понимала: совершеннолетняя магиня должна уметь трезво оценивать ситуацию и уметь постоять за себя, а не уподобляться беспомощной малолетке или обычному человеку.

— Ко мне заходил Эрш, намекал перевести тебя в другой департамент. Надеюсь, — Рандрин голосом выделил это слово, — ты исправишься. Департамент иностранных дел — престижное место, многие дорого бы дали, чтобы туда попасть.

— Знаю, — буркнула девушка. Может, хватит ее распекать? — Да, ты меня туда устроил, большое спасибо, но если это так тебя тяготит, найду другое место. Сама. Баллы хорошие, умом не обделена — возьмут. Если помнишь, в Школу я тоже сама поступила.

Зара злилась. Но ничего, она еще всем докажет, что не просто дочка Советника. Всего добьется сама, и в возрасте Рэнальда будет занимать какой-нибудь руководящий пост. Займется медитацией, почитает о фрегойях, подтянет пробелы в образовании — библиотеку девушка всегда любила и активно пользовалась ее богатыми возможностями. Пока сокурсницы развлекались, Зара зубрила. У кого есть цель, тот к ней идет. Вот и девушка двигалась. Напролом.

— Хватит! — устало отмахнулся Рандрин. — Не надо ничего доказывать.

— Отчего же? — изогнула бровь девушка. — Очень даже надо. А то записали в твои дочери, и на этом достоинства кончились. Нет уж, карьеру я сделаю. Костьми лягу, но заставлю о себе говорить.

Рэнальд улыбнулся. Порода давала о себе знать. Он не ошибся, некогда признав Зару дочерью: те же амбиции, то же упрямство.

— Хорошо, — спокойно, даже отстраненно согласился Рандрин, — делай, но сохрани что-нибудь, помимо костей. И не сердись на Эрша, — потеплевшим тоном добавил герцог, — у него нервная работа.

— Понимаю, — кивнула Зара, немного остыв. — Кому понравится одновременно следить за фрегойями и нерадивой сотрудницей. Я могу идти, или продолжишь распекать?

— Можешь, — усмехнулся герцог. — И на чай приходи. Мятный тебе на пользу.

* * *

Арилан предпринял еще одну безуспешную попытку добиться благосклонности Зары. Та приняла его столь холодно, что слова застревали в горле.

Встреча состоялась во внутреннем садике Дворца заседаний, уже тронутом осенним увяданием. Пожелтевшие листья шуршали под ногами, намекая, скоро уже пожар пробежится по кронам.

Зара сидела на скамье и с показным равнодушием разглядывала кольца на пальцах. Сказки о безумной любви не трогали. Девушка и прежде им не верила, тут же и вовсе представляла лицо виконтессы Мейлир. Впору ее пожалеть. Поверила соловью! Зара всегда знала, любовь и слепое доверие до добра не доводят, а если уж встретился с нежными чувствами, пусть тебя любят больше, чем ты.

Потерпев фиаско на поприще сказочника, Арилан попытался бить на жалость, поведав о скорбной участи принца без королевства. Многое утаил, но намекнул: от девушки зависит его жизнь.

— Зара, неужели тебе меня совсем не жаль? — вздыхал принц, кусая губы от досады и безысходности. — Неужели ты желаешь моей смерти?

— Разве ваше высочество кто-то хочет убить? — картинно подняла брови Зара.

Она ждала, когда Арилан сорвет маску и сможет ли стать кристально честным. Пока же девушка разыгрывала неведение. Пусть думает, будто она ничего не знает.

— Зара, ты же прекрасно понимаешь, я последний из Сеговеев, последний из королевского рода, — раздраженно ответил принц.

Он чувствовал: идея не выгорит, и начал паниковать.

— Низложенного королевского рода, — поправила Зара.

По лицу собеседника пробежала тень, но Арилан быстро взял себя в руки и продолжил:

— Даже если без трона я потенциальный король. Во мне течет кровь венценосных предков, за это многие меня ненавидят.

— А я-то тут причем? — Заре начинал надоедать бессмысленный разговор. — Я их не науськиваю.

— Ты могла бы одновременно стать избранной, как я, и спасти чужую жизнь. Мое положение укрепилось бы, я бы не боялся засыпать по ночам…

— Раз у тебя бессонница, сходи к врачу, брак проблему не решит, — фыркнула девушка.

Ее так и подмывало сказать о разговоре в беседке, поглядеть на реакцию разоблаченного принца. Странно, что он до сих пор на свободе, даже служит. Видимо, дальше разговоров у Арилана не пошло. Кишка тонка.

— Зара, я исполню любое желание, если ты выйдешь за меня! — взмолился, цепляясь за соломинку принц. Трон ускользал от него со скоростью ураганного ветра. Подумать только, еще три года назад Арилан о нем и не помышлял, а теперь цеплялся чуть ли не зубами. — Обещаю любить и беречь, как величайшую драгоценность. Ты, наверное, думаешь, я ничего к тебе не испытываю… Поверь, это не так! Когда я вижу тебя, сердце начинает биться чаще, на душе становится так радостно.

Он обошел вокруг садовой скамьи, обнял и прижал к себе, уткнувшись лицом в шею. Зара попыталась встать, но вышло еще хуже — Арилан поцеловал ее с отчаяньем утопленника. Видимо, решил, раз губы так близко, нельзя не воспользоваться.

— Как ты можешь?! — Девушка влепила ему звучную пощечину. — У тебя невеста! На месте Бель я бы тебя удавила!

Оторопелый принц отпустил жертву, и Зара поспешила отойти на безопасное расстояние.

Арилан посерел лицом. Осведомленность Зары насчет его отношений с виконтессой Мейлир стала неприятным сюрпризом. Принц лихорадочно гадал, кто рассказал ей о Бель. Они проявляли максимальную осторожность, никогда не беседовали на людях дольше положенного. Значит, шпионы Рандрина. Теперь холодность Зары получила логичное объяснение. Однако принц не сдавался.

— Зара, я не помолвлен, кто сказал тебе такую глупость? — Арилан разыгрывал невинность, однако Зара решила поставить во вранье точку.

— Я вас видела. Не отпирайся, ты затеял историю с женитьбой только для того, чтобы заполучить корону. Я все слышала и прекрасно знаю, что я — всего лишь средство. Горько сознавать, что человек, которого считала другом, мерзавец, но ничего, убиваться не стану. Даже не надейся. Вопрос о свадьбе закрыт раз и навсегда. — Девушка быстрым шагом направилась прочь от злосчастной скамьи, ставшей свидетельницей начала отношений и их бесславного конца. Ярдов через семь обернулась и, обжигая взглядом, добавила: — Я вас презираю, Арилан Сеговей.

— Зара!

Принц бросился вслед за ней, но девушка предпочла щелкнуть телепортом, чтобы избежать продолжения бесполезного разговора. Он выбросил Зару на одной из улочек Айши. То ли случайно, то ли сама, не задумываясь, по старой памяти задала координаты, девушка оказалась возле ворот Высшей школы магического искусства. Оглядевшись, Зара отошла к ограде, выравнивая сбитое эмоциями дыхание. Оглянулась, посмотрев на тренировавшихся учеников, и, подумав, толкнула калитку. Нужно и о другом аспекте жизни подумать: о карьере. С теми знаниями, которыми она обладает сейчас, вечно проторчишь на задворках и магом второй категории не станешь. А она ведь совсем о другом мечтала. Да, лучший департамент, да, работа во Дворце заседаний, но ведь даже Элена из приемной отца — магиня второй категории! Тот же Меллон — уже уважаемый маг. А ведь ему тридцать только исполнится. Сильный, не застрявший на уровне выпускника школы. Ненамного он ее старше, а с демонами расправляется только так! Положим, у Зары таланта к боевой магии нет, она и следующий уровень с трудом получит, не то что перейдет к экзаменам на высшие, зато с остальным проблем не возникнет. Девушка подумала и решила совместить работу с учебой. Аспирантура — это прыжок на новый уровень, уже не сопливая "зеленая" девчушка.

Сеньора Граппа Зара отловила в коридоре: директор с чистой совестью собирался уйти домой. Но не успел.

— Сеньорита Рандрин, какими судьбами? — Он удивленно поднял брови.

— Добрый вечер, сеньор Грапп. Я хотела бы узнать условия поступления в Аспирантуру.

Зара осмотрелась. Ничего не изменилось со времен учебы. Хотя, если разобраться, она не так давно закончила школу.

— Боюсь, в этом году вы опоздали, — развел руками директор. — Но все равно поговорите с Сесилией, — так звали бессменного школьного секретаря. — Она расскажет о направлениях, даст список литературы к экзаменам. Они в начале весны, когда детишки мучаются с практикумами.

"Детишки"… Три года назад Зара сама была таким "ребенком".

Весной, значит… Странно, девушка с одногруппниками в свое время никого постороннего в стенах школы не замечали, или экзамены в Аспирантуру в другом месте принимают? Не невидимки же соискатели, обязательно бы на глаза попались.

Зара поблагодарила сеньора Граппа и отправилась на поиски Сесилии. Оставалось надеяться, секретарь не ушла раньше начальства. Девушке повезло: Сесилия оказалась на месте и снабдила кипой бумаг. Некоторые предстояло заполнить, некоторые — просто прочитать.

Специализаций оказалось всего четыре: Боевая магия, Ментальная магия, Лечебная магия и таинственная Общая магия. Документы разрешалось подавать только на одно направление, а чтобы не ошибиться с выбором, каждому соискателю давался опросник, по результатам которого он мог определить свои склонности.

Списков литературы тоже оказалось четыре, но от одного Зара сразу же отказалась: боевая магия не ее профиль. Поколебавшись, все же взяла листы для менталов. Особой любви девушка к этому виду магии не питала, благо способностями не блистала, но вдруг там отыщется нечто полезное для э-эрри? Тут Зара слаба, может контролировать только людей и низших демонов. Конечно, лучше, если тебя учит другой э-эрри, но кроме отца девушка никого не знала, а уроки Рэнальда Рандрина помнила хорошо, повторять не хотелось. Голова и тело болели долго, а самооценку приходилось восстанавливать.

Темнело. Пока идешь по улицам, вроде бы незаметно, но стоит заглянуть в лавку или, как Зара, зайти куда-нибудь по делам, как перемены становятся разительными. Минуту назад рдеющий солнечный свет пронизывал паутинкой все вокруг, как уже сгустились тени, а мир поблек и окрасился в оттенки серого. Зажглись фонари. Открыли двери увеселительные заведения, выстроились в ряд экипажи у особняков, принимавших гостей.

Зара любила сумерки и ценила ночь. Частенько она уходила гулять именно в темное время суток. Иногда летала, иногда сидела на берегу Шина. Подвыпивших компаний не боялась: умела с ними справляться. Вот и сегодня девушка телепортом закинула бумаги на прикроватный столик, чтобы просмотреть перед сном и решила прогуляться и подумать, благо тем хватало. Да и Эйдана не мешало бы увидеть, скучает, наверное. Время для вампира подходящее: косые осенние сумерки, плавно переходящие в ночь. Чем ярче свет фонарей, тем больше вероятности встретить на улицах клыкастого блюстителя правосудия. Интересно, как он запоминает, кого можно убивать, неужели умеет читать? Если нет, то списки, которые периодически подсовывают в его берлогу, бессмысленны. Интуиция подсказывала, среди жертв вампира не только преступники. Радовало лишь то, что обычно он не убивал, только пил кровь. Исключение делал для разного рода тварей, вроде насильников или наемных убийц.

Эйдана следовало искать в Новом городе, где концентрация магов максимально мала. Забраться в самый темный угол, поближе к трактиру и пытаться разглядеть в тусклом свете смазанную тень. И снова вздрогнуть, получив "фирменный" поцелуй в шею.

На одном из перекрестков улиц Старого города, у подножья очередного спуска, Зару окликнула женщина. Голос показался знакомым, но под капюшоном накидки лица не разглядеть. Женщина махнула в сторону ярко освещенных окон особняка, выходившего на небольшую площадь с фонтаном, и все встало на свои места. Бель Мейлир.

— Извините, что беспокою в столь поздний час, но дело не для чужих ушей. — Виконтесса глубже надвинула капюшон и огляделась. — Зара, могу я называть вас по старой памяти на "ты"? — Девушка кивнула. — Прекрасно! Зара, нам нужно поговорить. Полагаю, удобнее у меня.

— Зная, кем работает твой отец, говорить в доме еще опаснее, чем на улице, — рассмеялась Зара.

Виконт Мейлир заведовал безопасностью Антории и преуспел в разного рода следящих чарах.

— Я тоже кое-что умею, — усмехнулась Бель, без помощи ключа отворив парадную дверь. — Извини, использую одно заклинание: не хочу, чтобы нас видели. В другой раз с радостью познакомлю с родными.

Зара понимающе кивнула. Вряд ли Бель удалось бы внятно объяснить родителям незапланированный визит дочери Советника. Только где слуги, привратник, дворецкий?

— Они не слышат, — пояснила Бель. — Для всех дверь заперта, а я — дома.

Прямо из холла, который Зара не успела толком рассмотреть, виконтесса перенесла обеих в свою спальню. Воздух в комнате звенел от магии, которая, казалось, исходила даже от надкусанного яблока на тарелке. Раскрытая на середине книга "Основы искусства маскировки" лишь усиливала чувство уважения к хозяйке спальни. Зара сразу отметила нестандартные охранки на окнах и позавидовала былой одногруппнице: девушка так и не научилась ставить даже простейшие. А тут и пульсирующий магический луч фиксации движения, и паутина "Смерть ворам", и обводка по периметру, включая потолок. Интересно, как Бель ее устанавливала, не левитировала же?

Сделав пару движений, на поверку оказавшихся быстро выписанными в воздухе буквами "БМ", Бель пригласила гостью сесть, сама же осталась стоять.

— Ты, наверное, догадываешься, зачем я тебя позвала?

Зара пожала плечами. Догадывалась, речь о принце, но что конкретно?

— Нам нужно поговорить об Арилане. Точнее, я хочу заключить с тобой сделку.

— Сделку? — Девушка ничего не понимала. Скажи собеседница что-то, вроде: "Отпусти его и не мешай нам" или "Ответь решительным отказом", она бы поняла, но сделка…

— Именно. — Виконтесса прошлась по комнате и остановилась против гостьи. — Оставим сантименты. Я люблю принца Арилана и знаю, что мое чувство взаимно. Не бойся он Советника, об этом бы все знали. Впрочем, я могу доказать наличие ответных чувств. Не словами — вещами. Арилан подарил мне кольцо матери. Его издавна дарили любимым женщинам мужчины из рода Сеговеев. На ободке надпись на эльфийском: "Единственной". Ты маг, знаешь, подобные вещи можно только дарить, украденное кольцо потемнеет: оно ведь эльфийское.

Бель протянула руку с подарком возлюбленного. Кольцо оказалось витым, будто сплетенным из десятка золотых нитей, на каждую из которых нанизана бусинка бриллианта. О том, сколько оно стоило, лучше не думать. Разумеется, будучи эльфийской, вещица оказалась не без сюрприза: скромной магической составляющей, умело заключенной в металл. Она защищала от сглаза и нападения нежити. Красивый и полезный подарок.

Как и говорила Бель, плетение дополняли две пластинки: одна с надписью, другая — гербом. Зара, применив увеличительное заклинание, рассмотрела пластины. Несомненно, вещь принадлежала Сеговеям.

— Оно великолепно! — прошептала Зара, любуясь тонкой работой. — Но ты могла бы его не показывать. Я слышала разговор в саду Андеша.

Девушка ожидала смущения — ничего подобного, виконтесса даже бровью не повела.

— Что ж, так даже лучше. — Хозяйка, наконец, села. — Значит, в курсе, для чего Арилану нужен брак с тобой. Ты, полагаю, не жаждешь стать Зарой Сеговей? — Гостья кивнула. — Как я и думала! В таком случае, помоги мне выйти замуж за Арилана.

— Как? — Зара ничего не понимала.

Она отказала принцу, вывела на чистую воду — больше-то? Стать Соединительницей сердец, сделать внушение?

— Очень просто. Ты пойдешь к отцу, потребуешь выделить в собственность Арилану и его потомкам участок земли, достойный принца, и даровать герцогское достоинство. Да, думаю, герцогский титул подойдет, — задумчиво повторила Бель, проведя пальцем по переносице. — Граф — слишком мелко для Сеговея. Пусть обязуется никогда не преследовать Арилана и обеспечит должностью. Мой жених не глуп, со временем мог бы возглавить департамент.

— А не слишком ли, Бель? — усмехнулась девушка. — Может, сразу приемником отца станет?

— Не слишком, — отрезала виконтесса. — Ты тоже не последнее место занимаешь, хотя не принцесса. Арилан же Сеговей и, поверь, его достоинства фамилией не ограничиваются.

— Мои, значит, да? — сузила глаза Зара.

— Речь не о тебе, — отмахнулась от нее Бель. — Хочешь, мнить себя дурой — твое право, но я беседовала с магиней, а пустоголовой девицей. Итак, Арилан, пока мог бы поработать в Военном департаменте. Разумеется, за деньги, и, разумеется, получив некую сумму за понесенные от власти страдания. Советник официальный приемник Консулата, пусть платит. На эти деньги мы смогли бы купить или построить особняк в Старом городе.

— Бель, ты, кажется, говорила, это сделка, в чем же моя выгода? — перебила сеньорита Рандрин. Пальцы барабанили по ножке стула.

Кто бы мог подумать, у Бель Мейлир хватка казначея! Совсем не похожа на Арилана. Вот и верь после этого обреченному хрупкому образу из бальной залы!

— Во-первых, Арилан оставит тебя в покое. Во-вторых, присягнет на верность Советнику. Сама понимаешь, что это значит: обезопаситесь от государственного переворота. Если Арилан перестанет бояться, мысли о троне исчезнут сами собой.

— Прости, Бель, как он может присягнуть моему отцу? — нашла нестыковку девушка. — Дать клятву верности можно либо государству, либо королю.

— Зара, ты меня умиляешь! — рассмеялась виконтесса. — Будто я не знаю, что у нас появится новая королевская династия! Ну, так как?

Вот, значит, как! Корона для Рандрина — дело решенное. Ее-то он и обсуждал с Эршем, когда Зара так не вовремя вернулась.

— Я должна подумать, — обтекаемо ответила девушка. — И посоветоваться.

Дело перестает быть личным, когда в нем замешан трон. Решать отцу, не Заре.

— Разумеется, я не настаиваю на сиюминутном ответе, — склонила голову Бель. — Доброй ночи!

Виконтесса открыла телепорт, давая понять, разговор окончен. Зара тоже попрощалась и шагнула в черный провал пространства. Снова оказавшись на улице, девушка мысленно посочувствовала Арилану: на поверку Бель Мейлир оказалась вовсе не мягкой покладистой барышней. Собственно, Зара помнила виконтессу такой еще со школы, когда Бель, одна из немногих, могла поставить на место Себастьяна д" Азана. С работой она не промахнулась, такой девушке нечего делать ни среди трав, ни в приемной. Интересно, а она уже помогала вести дела о шпионаже? Или ездила куда-нибудь с секретной миссией? Департамент безопасности — это такая ответственность!

Предложение Бель, вопреки первоначальной реакции, казалось разумным, и Зара склонялась к тому, чтобы его принять. Взвешивая все "за" и "против", девушка покинула Старый город и по мосту перешла на ту сторону Шина. Ворота как раз закрывались, но для нее это не стало бы помехой. Миновав несколько храмов и оставив позади набережную с лавочками и ресторанчиками, Зара смело скользнула на первую попавшуюся улочку и, прислонившись к стене, позвала: "Эйдан!". Теперь-то он не сможет обнять сзади за шею!

Вампиру, впрочем, удалось напугать знакомую.

Ожидание затягивалось. Когда Зара уже собралась поискать Эйдана ближе к окраинам, он спланировал с крыши на карниз второго этажа и, наклонившись, легко подхватил приятельницу, увлекая наверх. Девушка даже охнуть не успела. В этом и опасность вампиров: они бесшумны, притаятся за спиной, не узнаешь без магии.

Первой реакцией было пустить болевой импульс по руке обидчика, но Зара быстро сообразила, кому обязана незапланированным катанием и втянула чары.

В городе, значит. Сидит тихо, раз слухов о кровавой жатве не бродит. Только вот сытый ли? Вдруг не стал героем молвы только по причине диеты?

— Давно не виделись! — Эйдан удобно устроился на коньке крыши и усадил Зару себе на колени. Та выразила бурный протест, но вампир шикнул и пояснил: для ее же безопасности, чтобы не упала. — Что-то случилось, или просто соскучилась?

— Ты голодный? — Девушке никак не удавалось рассмотреть его глаза.

— Тобой закусывать не стану. Сытый я, вчера под завязку кровью напился. Ну, так как? Помнится, в последний раз мы с тобой нехорошо расстались…

— А нечего было лезть целоваться! — буркнула Зара и глянула вниз. Красиво! Яркие пятна огней на фоне бархатного сумрака.

— Да я ради эксперимента, — оправдывался вампир. — Кроме того, ты симпатичная, а я, хоть и вампир, все-таки мужчина, мне периодически кое-что нужно, — последние слова он с придыханием шепнул на ушко, за что тут же получил локтем в лицо. — Фи, как некрасиво! Тоже мне, герцогиня! — пожаловался на несправедливость пострадавший.

— Эйдан, сколько раз тебе повторять: держи свои желания в узде! Неужели вампирши перевелись?

Колени Эйдана вмиг стали неудобными и острыми. С другой стороны, так Зара хотя бы чувствовала, пробудились ли в вампире те самые мужские желания. Пока там все спокойно.

— Сладкая моя, — вновь склонился к самому уху в страстном шепоте Эйдан, — если бы я действовал на инстинктах, ты давно бы извивалась подо мной окровавленным полутрупиком.

— Окровавленным полутрупиком? — Девушка на всякий случай осторожно отодвинулась от приятеля, заодно и с колен переползла на крышу.

— Именно. Извини, но без укусов и порезов не обошлось бы. Убить бы не убил, сдержался, но кровь бы пустил. А полутрупиком потому, что у нас…хмм…процесс занимает больше времени. Пока случилась бы разрядка, изрядно утомилась бы. Поэтому радуйся, что я такой умный и рассудительный.

Эйдан выразительно глянул на Зару и уже без кривляния добавил:

— Инстинкт самосохранения присутствует. Перебралась подальше от хищника. Только я кусать не собираюсь. Пахнешь вкусно, но как наживка.

— Спасибо! — скривилась девушка.

Дружба с вампиром — вещь специфическая, ты все равно остаешься потенциальной пищей.

— Всегда пожалуйста. — Эйдан скользнул к Заре. Та огляделась, гадая, стоит ли перебраться на конек: опасная близость вампира пугала. — От тебя пахнет страхом, — облизнулся кровосос. Знал, какое впечатление произведет простое действие. — Немного, но пахнет. Это будоражит вкусовые рецепторы. Но, увы, играть в охотника и жертву не будем. Не ел и не собираюсь.

Девушка фыркнула. Попробовал бы он! Страх страхом, а пищеварение Зара ему изрядно испортит. С летальным исходом. Знает, паршивец, поэтому и не трогает. Зара поделилась укороченной версией мыслей и заработала обиженное:

— А дружба как? И на вопрос ты так и не ответила, — напомнил вампир.

— Почему хотела видеть? — Девушка задумчиво почесала переносицу, нагнетая обстановку. Пусть помучается в отместку за шуточки. — Хотелось убедиться, что тебя еще не пристрелили.

— Живой, как видишь. — Эйдан помолчал и с энтузиазмом предложил: — Слушай, давай-ка я тебе ночной Айши покажу? Не с высоты птичьего полета, а с крыш. Если, конечно, тебя не пугают мой запашок, — тут вампир не удержался и оскалил зубы, — и пониженная температура тела.

— Да привыкла уж, не тошнит, хотя восторгов не вызывает. — Пахло от Эйдана кровью. — Только как показывать собираешься? На руках понесешь?

— На загривке. Залезай!

Вампир, игнорируя покатую поверхность кровли, ловко перебрался к самому краю крыши и присел на корточки, подставляя спину. Поколебавшись, Зара устроилась у него на закорках, крепко обхватив руками и ногами. Ощущения оказались… новыми, но девушка любила риск. Эйдан все же не чужой, ручной зверь.

Вампир пружинисто оттолкнулся от крыши и смазанной тенью перелетел на соседнюю.

Поначалу у Зары замирало сердце. Она не могла контролировать клыкастого приятеля, полностью полагалась на его доброе отношение к себе, но потом накрыла волна эйфории. Стремительное движение, скольжение по наклонным и плоским поверхностям, вверх и вниз, с такой быстротой и легкостью, что глаз не успевает среагировать, а мозг — испугаться. Зара убедилась: Эйдан не собирается скинуть с крыши, и отдалась любимому ощущению полета. Она бы с удовольствием провела так всю ночь, но вампир решил иначе. У него были свои планы на остаток ночи. Эйдан соскочил с очередной крыши и приземлился на парапете набережной, сделав вид, будто хочет искупать "наездницу". Девушка купилась, намертво вцепилась в шею.

— Понравилось? — Вампир разжал ее пальцы и, усмехаясь, заставил соскользнуть по своему телу на деревянный настил.

Подходящее местечко он уже наметил. Пусть Зара не Ульрика, погибшую возлюбленную никто не заменит, но девушка красивая, привлекательная для определенной части организма, особенно после длительного воздержания. Маги позаботились о безопасности столичных жителей, истребили вампиров в округе, и при всем желании Эйдан не мог найти подружку. В итоге решил попробовать с человеком. Если выйдет, можно смело промышлять среди продажных женщин, все равно никто не пожалеет, даже если "жрица любви" не выживет. С Зарой вампир проявит осторожность. Он уже придумал, в какой позе лучше, чтобы все свести к физиологии. Первым Эйдан не станет, по запаху чувствовал, значит, можно. Оставалось уговорить Зару.

— Пошляк! — Девушка влепила ему пощечину. — Вы, вампиры, на этом помешаны, да, или это мне такой достался?

— Как насчет коротенькой близости без крови? — спросил в лоб Эйдан. — Мне очень нужно. Боишься, можешь руки связать и кляп в рот сунуть, все равно другой орган рабочий.

— Потерять не боишься? — прошипела Зара и огляделась.

Ну да, никого. Ночь же. Обстановка романтичная.

— Я мягкое постелю, — продолжал настаивать вампир. — Тебе сложно, что ли? Окажи услугу другу.

— Вампирша, Эйдан, — сурово повторила девушка, прищелкивая пальцами.

— Да где я тебе ее возьму? — взвыл Эйдан. — Или хочешь, чтобы у меня воспаление какое от воздержания началось?

— После воздержания я под тебя точно не лягу! И вообще сношаться с вампирами не собираюсь.

Ситуация категорически не нравилась. Похоже, вампир всерьез собирался изнасиловать, потому как снял рубашку и с намеком бросил на настил. Ложись мол, готовься.

— Жаль! — искренне огорчился Эйдан. — Ты теплая, вдвойне приятно. Не понимаю, чего тебе стоит немного полежать на спине с раздвинутыми ногами. Или не на спине, раз боишься. Можно даже не раздеваться, просто спустить… В общем, мы с тобой сейчас этим займемся.

Вампир больше не мог терпеть. Какая разница, человек или вампир, главное, женщина. Он помнил очертания тела Зары под ночной рубашкой. Воображение только больше распаляло. С утробным тихим рыком Эйдан ухватил девушку за талию и полез под юбку, чтобы тут же по-собачьи завизжать. Заклинание рассерженной спутницы откинуло его на пару футов, заставив позабыть о всех желаниях на свете. Поскуливающий вампир распростерся на мостовой, гадая, сохранил ли мужественность. Заре этого показалось мало, и она от души пнула несостоявшегося насильника в пах.

— Ну, как, понравился секс?

Вампир в ответ нечленораздельно пробурчал ругательство Девушке показалось, там фигурировало словосочетание "бешеная стерва".

Сплюнув, Эйдан поднялся. Глаза покраснели, клыки отчетливо вырисовывались в свете полумесяца. Зара попятилась, быстро сооружая защитный купол, но закончить не успела: вампир повалил на настил лицом вниз. Когти впились в лопатки, к счастью, неглубоко. Зубы прикусили горло. Девушке стало по-настоящему страшно. Она боялась пошевелиться. Попробовала сплести болевой импульс, но Эйдан, уловив едва заметное движение пальцев, сильнее прикусил кожу, до крови. Потом зубы разжались, но лишь для того, чтобы ухватить жертв за загривок и приподнять над землей.

— Эйдан, я прощения попрошу! — пробормотала Зара, заметив в опасной близости от себя пальцы с длинными острыми когтями.

Вампир способен разодрать человека на части голыми руками, а уж шею свернуть — раз плюнуть.

Раз — и Зара упала, больно ударившись пятой точкой о край тротуара.

— Проси! — Темная тень нависла над ней.

— Эйдан, ведь ты меня не убьешь? — Она никак не могла перейти в ипостась э-эрри.

Вампир пожал плечами.

— Я обещал не прокусить горло ради еды, но о сломанной шее в качестве платы за оскорбление речи не шло.

— Хорошо, хорошо, я виновата! — пошла на попятную девушка. — Мне не следовало тебя бить, но… Хорошо, безо всяких "но"! — поспешно добавила она, когда взгляд Эйдана замер на горле. — Чего тебе еще? — злобно шипела Зара. — Раздеться и тело для утех предоставить?

Вампир усмехнулся и протянул руку. Когти втянул, хотя ногти по-прежнему казались велики для человека.

— Вставай! — Эйдан принюхался и облизнулся: — Какая же у тебя кровь ароматная! Всего пара капель, а… Дай-ка я их слижу. Такая крошечная доза яда не убьет, зато лакомство не пропадет.

Зара покачала головой, отлично понимая, что способны сотворить с "сыном ночи" всего пара капелек крови особенно после приступа ярости.

— Прости еще раз и до свидания. Я лучше пойду.

Только сказала она это уже пустоте: вампира на прежнем месте не оказалось. Девушка испуганно обернулась и ощутила легкое дуновение воздуха. В следующее мгновение пальцы Эйдана ловко скользнули по пуговицам платья.

— Успокойся, только кровь, — шепнул Эйдан. — Желание ты знатно отбила, хотя, не исключаю, может, захочу снова. — Вампир закончил с лифом и занялся нижней рубашкой. Не удержался и пару раз лизнул ткань. — Слушай, — нетерпеливо пробормотал он, — развяжи сама, а то порву.

— Эйдан, тебе никто не говорил, что ты извращенец?! — возмутилась Зара, однако побоялась прибегнуть к заклинанию. — Ничего я развязывать не буду!

— Будешь, а то укушу. Да хватит ломаться, минутное дело! Не в первый раз раздеваешься-то!

— Откуда ты?.. — Она опешила и пропустила момент, когда рубашка бесстыдно обнажила половину груди, затянутой в корсаж.

Кожа тут же стала "гусиной": осенью холодные ночи.

— По запаху, — мурлыкнул вампир и притянул к себе, жадно слизывая капельки крови. Этого ему показалось мало, и Эйдан слегка вспорол кожу клыками.

Зара не двигалась, опасаясь спровоцировать приятеля на более тяжкое преступление. Боль терпима, переживет, лишь бы не изнасиловал и когтями не разодрал. Нужно найти Эйдану подружку, иначе девушка рискует стать жертвой сексуального голода. Судя по всему, длительного, раз вампир начал приставать. Очевидно, и прежде, когда Эйдан отпускал сальные шуточки, им руководил древний инстинкт.

Вампир успокоился только тогда, когда язык исследовал каждый дюйм открытого тела, а самого Эйдана начало подташнивать от яда. Зато выглядел он довольным, как объевшийся сметаны кот. Плотоядно облизав губы, Эйдан предложил Заре проводить ее до дома.

— Чтобы ты снова покусал? — Девушка торопливо привела себя в порядок, ежась от холода и неприятных ощущений. Царапины на спине и груди саднили.

— На сегодня уже все. Извини, детка, но я вампир, а ты — сладкое лакомство. Интересно, с твоим ядом можно как-то бороться? — задумчиво пробормотал Эйдан. — А то так хочется, а нельзя!

— Больше, чем надругаться?

— Я бы совместил, — признался вампир.

Вместо ответа девушка показала ему кукиш и мрачно пошутила:

— В следующий раз принесу склянку с кровью и приведу проститутку.

— Девицу оставь, а кровь свою налей. Она вку-у-усная, сладкая. Ладно, не дуйся, пойдем! — Эйдан накинул рубашку. — Приставать не стану, другую найду, раз такая черствая.

— Прости, но у меня уже есть любовник. Жених, — для весомости добавила Зара.

А что, Меллон предложение делал, значит, жених. Пусть даже девушка согласия не давала.

— Ясно, — поджал губы вампир и тяжко вздохнул. — Тогда тебе нельзя, верность нужно хранить. Пошли уже! Не хочешь домой, могу погулять. Хочешь, цветов найду? Тут неподалеку оранжерея.

Зара отрицательно покачала головой, всем своим видом показывая, что хочет побыть одна. Но Эйдан не думал уходить. Удобно устроившись на парапете, он рассказывал о ночной жизни города. Затем исчез на время прохода караула. Девушке бы воспользоваться его отсутствием и уйти, но она почему-то этого не сделала. Перекинулась парой слов со стражниками и дождалась возвращения вампира.

Распрощались они часа через два, успев позабыть о нанесенных друг другу обидах. Благо Эйдан клятвенно заверил: содержимое юбок Зары его отныне не интересует. И пожалел, что вообще полез.

— С голодухи, — оправдывался вампир.

Глава 4

За окном кружились разноцветные листья. Природа медленно увядала. Небо все чаще хмурилось, а по ночам стало прохладно для прогулок. Осень прочно воцарилась в Айши, готовясь через пару недель встретить предвестников зимы.

Зара тяжело вздыхала, в который раз пытаясь отговорить Меллона идти к отцу, а баронет все порывался пополнить ряды просителей ее руки. Не выдержав, девушка рявкнула: "Никуда ты не пойдешь!" Для убедительности даже дверь загородила. Меллон удивленно уставился на любимую, ожидая объяснений, но их не последовало. Зара понятия не имела, как втолковать старомодному любовнику возможность отношений без брака, сказать, что она не хочет замуж. Вообще, за самого прекрасного принца на свете. Не желает рожать детей и стать близняшкой Бланш, с которой и поговорить не о чем: одно домашнее хозяйство, муж да дети. Какая карьера, какие знания, какие балы? А муж в это время наслаждается всеми прелестями жизни. Несправедливо? Несправедливо, особенно, когда тебе чуть за двадцать. Зара только-только заполнила необходимые для Аспирантуры документы — она решила поступать на "Общую магию", хотя опросник советовал "Лечебную", — начала готовиться, — а тут снова Меллон со своей навязчивой мыслью о браке! Что ему мешает встречаться с ней без кольца, в Антории не запрещено иметь любовниц. Но нет, видите ли, ему совесть не позволяет, а называть любовницей — унизительно! Можно подумать, загубить свое будущее во имя торта и пеленок — это не унизительно? Рожать каждая дура может, не работать — тоже, а вот попробуй уважение в магических кругах снискать, получить повышение, новую категорию. Интересно, как брак поможет Заре исполнить мечту? Может, он ее старшей в отделе сделает, в дипломатии натаскает и энергетический резерв увеличит? Нет уж, не нужно девушке сомнительное удовольствие, не для того она родилась, чтобы стать частью серой массы. С таким же успехом могла бы остаться в деревне, зря только силы на учебу и признание отцом тратила.

— Зара, ты меня не любишь? — насупился Меллон.

Он ожидал совсем другой реакции и никак не мог понять, отчего Зара вдруг заартачилась. Меллон бы понял, если бы пытался бежать, но нет, он собирался ее осчастливить, поставить логичную точку в отношениях. И тут любимую будто подменили. При мысли о помолвке вся нежность испарилась, будто Зара притворялась все это время.

— Да люблю я тебя!

Девушка в раздражении отмахнулась от любимого и вернулась за стол. Вытащила из стола потрепанный том и погрузилась в чтение захваченной на работу книги. Школьные знания по некоторым дисциплинам успели выветриться, нужно освежить. Зара Рандрин не может сдать вступительные экзамены ниже восьми баллов. Лучше бы на десять, раз уж двенадцать — недостижимая мечта. Хотя если постараться…

— Тогда я не понимаю, — озадаченно развел руками Меллон и присел рядом.

Девушка даже головы не подняла. Палец сосредоточенно водил по формулам, лоб хмурился. Перерыв короткий, скоро вернутся коллеги, надо успеть запомнить теорию, чтобы вечером потренироваться.

— Это я и так вижу! — Зара таки одарила мага ответом и, заложив ладонью книгу, устало уставилась в глаза любимого, силясь достучаться до разума. — Меллон, меня все устраивает, мне не нужно кольцо.

— Зато меня не устраивает, — насупился Меллон. — Зара, мы должны узаконить наши отношения!

— Кому должны? — Девушка вновь теряла терпение. Упрямый, как осел! Далась ему свадьба! — Меллон, сколько раз повторять, пока я не закончу Аспирантуру, о свадьбе не может быть и речи! Хочешь прилюдно обнимать и целовать? Пожалуйста, сегодня же скажу, что ты мой любовник и занят на ближайшие двести лет. И все, никаких проблем. Отец тоже голову не оторвет. Ему без разницы, сколько у меня мужчин, в каких мы отношениях, лишь бы довольна. Кто еще? Общество? Лишили халявной еды? Ничего, переживут. Никто ничего не скажет, Меллон, нравы давно изменились.

— И в худшую сторону, — пробормотал маг, посерев лицом. — Считать нормальным сожительство, выставлять его напоказ и гордиться!

— Да, гордиться, — уперла руки в бока Зара. — Или мне тебя стесняться?

Меллон вздохнул и предложил компромисс:

— Хорошо, я подожду, но давай объявим о помолвке?

Зара закатила глаза, представив себя в роли невесты. Картинка вызвала не радость, а раздражение. Признаться, в последние месяцы и возлюбленный все чаще вызывал в ней это чувство. Что-то изменилось, сердце билось ровнее, девушка могла не вспоминать о Меллоне целый день, спокойно заниматься насущными делами, да и в постели… Все до боли однообразно и предсказуемо. И исключительно в кровати или на диване. Попытки Зары предложить Меллону иные места, вроде прихожей, наталкивались на непонимание. Мол, как так, зачем ее унижать. Стоя, полураздетую? Тебе же больно, это для проституток. На полу? Есть кровать. И так далее. Словом, одни сомнения и вопросы, если прислушаться к разговорам коллег женского пола и собственным ощущениям. Зару то тянуло к Меллону, то она возвращалась после совместной прогулки домой, даже не предприняв попытки напроситься на ночь. Да и надоело просить, надоело, что он никогда не предлагал сам. Зара вечно была инициатором в чувственной жизни. Максимум, на что сподобился бы Меллон — ласки и поцелуи. За порогом спальни девушке приходилось прилагать усилия, подталкивать его, чтобы маг наконец-то сделал то, чего от него хотели. Причем, самое странное, желание Зара в нем вызывала, с этим проблем никаких, как и с разрядкой, они крылись в голове любовника, действовавшего по принципу: "Ты говоришь, я делаю". Девушке хотелось видеть больше смелости, настойчивости, фантазии. Арилан, и тот вел себя более по-мужски, просто ставил перед фактом. А Меллон… Даже не верится, что он боевой маг, опытный и бесстрашный. Такой деликатный, покладистый.

— Ты еще скажи: подыщем новый дом.

— Не понимаю твоей иронии, — обиделся Меллон. — Разумеется, мы не станем жить в моей холостяцкой берлоге. Стану давать частные уроки, найду приработок. Нежити много, боевые маги нарасхват. С учетом накоплений денег должно хватить на уютный домик. В конце концов, первое время поживем в имении. Там тихо, спокойно.

— А работать мне как? — Идиллическая картина будущего наводила тоску. — Меллон, я порталы открывать не умею, — напомнила девушка. — Намучаешься.

— Зачем тебе работать, Зара, я смогу нас прокормить, — огорошил маг.

Несколько минут Зара молчала, беззвучно хлопая ртом, словно рыба, потом нахмурилась и елейным голоском поинтересовалась:

— А с чего ты решил, будто я собралась торчать целыми днями дома? Мне в департаменте нравится, я никуда уходить не собираюсь, если только не уволят. Но сеньор Эрш уже остыл, даже похвалил за повышение квалификации. Я низшую дипломатическую степень получила, на той неделе экзамен сдала. После планирую стать магом второй категории и подняться до ведущего сотрудника.

— Хорошо, успокойся, я ни к чему тебя не принуждаю, — сдался Меллон, похоронив видение улыбающейся жены, ждущей мужа со службы. — Но к твоему отцу все же схожу. Зара, нам уже пора, зачем тянуть? Поверь, помолвка — это совсем не страшно и никак не помешает карьере. Заодно познакомишься с моими родителями, кузенами, кузинами. Мама бы помогла с организацией свадебной церемонии. Я понимаю, ты боишься, но…

— Я не боюсь, а сомневаюсь, — не подумав, выпалила девушка.

— Не сомневайся, ты станешь самой красивой невестой, — улыбнулся Меллон, по-своему поняв ее фразу, и погладил любимую по щеке.

Зара дернулась и прошипела:

— Меллон Аидара, ты хоть слышишь, о чем тебе говорят? Со. Мной. Все. В порядке, — выделяя голосом каждое слово, раздраженно добавила она. — Я не паникую по поводу внешности и плевать хотела, правильно ли расставлены цветочки в вазах. Я сомневаюсь, стоит ли нам объявлять о помолвке. Скажу честно: я не хочу замуж. Именно не хочу, а не боюсь выйти замуж.

Меллон опешил. Несколько минут он хранил молчание, внимательно изучая родное лицо и ища на нем признаки безумия, а потом холодно поинтересовался:

— Чего же ты хочешь? Продолжать вести себя, как фрегойка? Ты так долго меня добивалась, так настойчиво и порой, не побоюсь этого слова, бесстыдно, а теперь выходит, я и не нужен. Ты говорила о любви, но разве конечная цель двух любящих людей — не прожить вместе остаток жизни, скрепив себя клятвой Онору? Зара, я не понимаю тебя, совсем перестал понимать в последнее время, — сокрушенно покачал головой маг.

— Меллон, — смягчившись, Зара положила руку ему на плечо, — я просто не хочу спешить, хочу сама захотеть. Не торопи меня!

— И сколько мне ждать? — глухо поинтересовался несостоявшийся жених. — Оговори сроки, иначе начинает казаться, будто ты банально водишь меня за нос.

Зара низко опустила голову и отвернулась. Верно говорят: правда никому не нужна, только рушит построенное. Меллон обиделся, а, зная мага, мириться они могут долго. Лучше бы выдумала волнение! Любимый бы принялся утешать, выиграла бы время.

— Я не знаю, Меллон, как получится. Вот зачем нам этот брак, что он меняет?

— Очень многое.

— Не знала, что ты такой ханжа, — поджала губы Зара и покосилась на дверь: не подслушивают ли?

Только сплетен не хватало! Аделина и так наверняка всем рассказала о первом помощнике Департамента магической обороны, который зачастил в Третий отдел. Какой он красивый, умный, перспективный, и как эта гордячка Зара Рандрин должна богов за кавалера благодарить. Узнает о ссоре, начнет зубоскалить.

— С твоей позиции — возможно. — Меллон. Увы, настроился на ссору, даже встал. — Я нормальный, Зара, а вот ты порой ведешь себя непозволительно для девушки из хорошей семьи. Упряма, не сдержана, эгоистична, самонадеянна. Я уж молчу о нравственной стороне некоторых поступков. Как будущей герцогине, тебе следовало сдерживать порывы.

— А тебе бы не помешало их проявлять! — вспыхнула девушка, ударив ладонью по столу. Больно, пришлось дуть на пальцы. — Порой кажется, будто мужчина я, а не ты.

— Да если бы не моя сдержанность, ты ославилась бы на всю Анторию!

Похоже, у Меллона тоже накопилось много претензий. Воспользовавшись случаем, он высказал нелицеприятное мнение о поведении любовницы, ее поступках и образе жизни. Зара не осталась в долгу и прошлась по недостаткам кавалера. Слово за слово, и они, не задумываясь о том, что стены Дворца заседаний — не лучшее место для приватных бесед, откровенно высказывались о наболевшем.

— Видишь, мы уже сейчас ругаемся, а ты предлагаешь пожениться, — с горечью заключила Зара. — Меллон, по-моему, мы устали друг от друга, давай ненадолго расстанемся.

Вопреки ожиданиям маг не стал возражать и согласился, что неделька-другая без совместных вечеров и ночей пойдет на пользу отношениям.

— Только не делай на людях вид, будто мы не знакомы, — добавил он, намекая на первую крупную размолвку, поссорившую любовников на год.

— Короткие дружеские разговоры не возбраняются, — натянуто улыбнулась Зара.

Она вдруг четко поняла, что не хочет за Меллона замуж. Именно сейчас, после бурного, практически публичного выяснения отношений, все разложилось по полочкам. Зара не желает вечно "тянуть" любовника, она не испытывала к нему былой любви и нежности. А ведь еще летом Меллон казался центром мироздания. Что-то пропало, ушло, а на его месте образовалась пустота.

Девушка с усмешкой вспомнила войну с Сабиной. Да, азартно, она не желала ни с кем делить Меллона. А тут еще ущемленное самолюбие: как он мог предпочесть "серую мышку" Заре, такой яркой, такой умной? Только вот приз не оправдал ожиданий. Нет, конечно, чувства были. Первая любовь девочки, которая наконец встретила мужчину, с которым интересно, который не походил на других, улыбку которого хотелось заслужить. Наставник, боевой маг, симпатичный, молодой, вежливый и уже открывший счет убитым демонам.

А, может, все началось еще раньше, на самом первом школьном балу? Меллона Зара заметила именно тогда. Да какая разница, к чему рефлексии, если девушка точно знала: от любви не осталось и следа. Друг — да, она не хотела бы потерять Меллона, но не муж. Любовник? Пожалуй, только приходящий. Двух раз в неделю бы хватило. Только Меллон все моральной отповедью испортит. Почему он не может просто заняться любовью, какой бы хороший вечер вышел. Поговорили, быстренько все сделали и никаких обязательств! Однако Зара точно знала: этому не бывать. Меллону нужна жена, возлюбленная, а не дружеский секс.

В то же время девушка не собиралась сжигать мосты. Нежелание выходить замуж и отсутствие страстной любви еще не повод вычеркнуть человека из жизни. Меллон по-прежнему вызывал теплые чувства, а по его груди так приятно проводить ладонью. И по тренированному животу тоже. Может, стоит снова уехать в далекие страны, чтобы Меллон раскрепостился? Определенно, секс в Мангеше Заре нравился больше — жадный, страстный. А потом началась такая тягомотина, как супружеский долг.

Может, все удастся наладить? Девушка надеялась на это. Но вопрос брака решен: Зара ответит отказом. Либо у них с Меллоном что-то изменится, либо любви действительно больше нет.

В то время, как Зара Рандрин сомневалась, не расстаться ли с важной частью прошлого, Меллон Аидара пребывал в уверенности, что любимая скоро успокоится. У женщин случаются перепады настроения, а Зара крайне эмоциональна. Тут еще эта помолвка! Зара никогда не признается, но он чувствовал ее волнение и страх, они-то и порождали агрессию — защитную реакцию на неизвестность. Матери рядом нет, девушке и поговорить не с кем.

Помолвка, брак — серьезное решение. Зару пугали перемены, но, поразмыслив, она поймет, свадьба — не конец света. Снова начнет улыбаться, замучает Меллона подготовкой торжества, списком гостей, свадебным платьем и первой потащит к жрецу Онора. Насчет карьеры — она права, несправедливо лишать любимую возможности реализовать себя. Меллон постарается купить особняк в Айши, если надо, займет у друзей, но сделает так, как хочет Зара. Претит ей жизнь в провинции — что ж, он не станет настаивать, они просто проведут медовый месяц в имении и вернутся. Зара окончит Аспирантуру, годам к тридцати получит магиню второй категории, тогда подумают о детях. Улыбнувшись, Меллон попытался представить Зару Рандрин в роли матери — получилась почему-то разъяренная дракониха. Но ведь с годами она станет спокойнее, выдержаннее, да и за плечами будет определенный срок супружеской жизни.

Они оба чего-то добьются на службе, может, Меллон станет заместителем главы Департамента магической обороны, а Зара — ведущим сотрудником отдела, как и мечтала.

Начинать совместную жизнь всегда трудно, не стоит давить на Зару, торопить. Через неделю они снова поговорят, и, Меллон не сомневался, девушка разрешит поговорить с Рандрином.

Чтобы развеяться, Зара прогулялась до приемной, сделав вид, будто только что вернулась с обеда. У секретарского стола она столкнулась с Ариланом. Переминаясь с ноги на ногу, он теребил в руках голубой конверт. Зара хотела проигнорировать принца, но тот окликнул. Аделина с ехидной улыбкой не преминула добавить, что его высочество три четверти часа справляется, не пришла ли сеньорита Рандрин. Надежды на тайну ссоры с Меллоном рухнули. Значит, Аделина никуда не уходила, просто отлучилась на пару минут, когда Зара провела любовника в отдел. Печально, но не смертельно.

Девушка не стала разговаривать с Ариланом при "ехидне-Аделине" и увела его вглубь департамента. В комнату Третьего отдела приглашать не стала, справедливо полагая, любопытство и любовь к сплетням Ри не знают границ. Рыжая бестия уже вернулась и порадовалась бы возможности потрерать языком.

— Слушаю, — подчеркнуто вежливо обратилась к несостоявшемуся мужу Зара.

— Зара, давайте забудем ту неприятную историю! Собственно, я не за тем пришел, — улыбнулся принц, заметив тень недовольства, промелькнувшую по лицу собеседницы. — Мы с Бель приглашаем вас на нашу помолвку. — Арилан протянул голубой конверт. — Большое спасибо за то, что не попросили арестовать. Хотя, понимаю, спасибо — слишком малая плата за свободу. Поверьте, я не злоумышляю против Советника, могу поклясться. Когда все вокруг говорят о новой королевской династии, поневоле начинаешь задумываться о цене собственной жизни. Вот и я не удержался, — повинился Арилан. — Примите мои искренние сожаления за сватовство. Давайте останемся друзьями.

— Всего три месяца прошло, а уже женитесь на другой! — в притворном ужасе покачала головой Зара, но приглашение взяла. — Как же ветрены мужчины!

Она ждала: признается или нет. Принц успел изрядно упасть в ее глазах, если и теперь солжет, девушка демонстративно порвет конверт.

Арилан потупился и пробормотал:

— Три месяца назад я уже любил другую. Я лгал тогда, и вы это знали, Зара. По вашим глазам понял, задолго до отказа.

Зара одобрительно кивнула.

— Правда — хороший признак. Я дружила с таким Ариланом, но, сами понимаете, прошлого не вернешь. Хоть когда-то вы не ухаживали только ради короны?

— Конечно! — не задумываясь, выпалил принц. — Вы покорили меня, очаровали, и если бы не Бель… У вас тогда не ладилось с молодым человеком, и я… Словом, чувства были. Первая любовь. Сами знаете, она недолговечна.

Зара скривилась и отвернулась. Теперь знала.

Арилан попытался еще раз объяснить причину настойчивого желания заключить династический брак, но девушка не дослушала и заверила, что обязательно приедет на помолвку. Еще бы не приехала! В некоторых случаях присутствие на подобных мероприятиях добровольно-принудительно. Порви Зара приглашение, все равно бы пришлось, отец бы настоял. Совсем другой видится жизнь света снизу, но девушка ни за что бы не поменялась местами с собой, прежней.

Принц ушел, и Зара, сжимая конверт, вернулась в отдел. Рассеянно взглянула на разбросанные по столу бумаги и разложила по ящикам, скрепив по тематике. Монотонная работа — лучшее лекарство от грустных дум. Заодно при деле, коллеги расспрашивать ни о чем не станут. Закончив с бумагами, девушка спрятала письмо и уставилась на кипу книг, напоминавших о скорых вступительных экзаменах. Всего полторы недели осталось, а она по-прежнему "плавает" в некоторых темах. Проклятая левитация как была камнем преткновения, так и осталась, а на экзаменах придется висеть под потолком без крыльев. Зная преподавателей, они не позволят сосредоточиться на заклинании, начнут мучить вопросами по теории магии, чтобы не терять времени зря. Разумеется, всегда есть шанс, что из трех десятков вопросов выпадет что-то другое, но полагаться на судьбу не стоит. С Зары, как с Рандрин, наверняка спросят по полной. Как не хочется, но, видимо, придется попросить отца о помощи.

Ри углядела-таки, спросила, отчего Зара такая грустная. Девушка указала на книги и тут же заработала поток бурного сочувствия. За ним так удачно удалось спрятать и письмо ("Так, из герцогства"), и Меллона. О последнем Зара решила пока не думать. Все решится до зимы, а пока у нее более насущные задачи.

Остаток дня девушка неравномерно поделила между теорией гипноза, демонологией и статистическими справками по объемам и структуре торговли между Анторией и Стьедой за последние сто лет. Последние навевали жуткую тоску и рождали сомнения в компетентности того, кто поручил подобное задание. Можно подумать, второй помощник не в состоянии пользоваться архивом дружественного департамента! Не дипломатам же считать, сколько пшеницы продали при Консулате, а сколько при последних Сеговеях. Но раз второму помощнику нужно, Зара сделает и проанализирует, исходя из внешней политики стран.

Остановившись на годе своего рождения, девушка взглянула на часы, на подкрашивавшую губы Ри и поспешно запиравших столы коллег и решила: на сегодня хватит. Рабочий день подошел к концу, а мир цифр не настолько интересен, чтобы закопаться в него до утра. Девушка замешкалась, забирая книгу по демонологии. Магический фолиант никак не желал закрываться, даже напугал Эвелину объемной уменьшенной копией атагаста, одного из низших демонов. В итоге Зара ушла последней. Пришлось ставить на отдел охранки, вслушиваясь в дробный перестук каблучков в коридоре. Делать это девушка жутко не любила. Чужие чары есть чужие чары, с первого раза не даются.

Сопровождаемая плывущей вслед по воздуху строптивой книгой, Зара направилась в библиотечное крыло. Она надеялась застать архивариуса: тот обещал найти толковую систематизацию стихийных заклинаний.

Дворец заседаний стремительно пустел. В окна закралось закатное солнце. Ну да, скоро стемнеет, осень.

Шаги гулко отдавались под свободами старых переходов: девушка шла по старой части дворца. Заре подумалось, здесь хорошая акустика. Никого нет, можно проверить, но девушка не стала. Если звук хорошо разносится, помешает тем, чей рабочий день не заканчивается по часам. Или привлечет внимание стражи. Еще решат, призрак какой распоясался!

— Что еще может интересовать девушку, кроме демонов? — Уже поднимаясь по лестнице к читальному залу, услышала Зара смеющийся голос начальника. — Сеньорита Рандрин, не трудитесь, мэтр Линье променял пыльные полки на плед и бокал грога. У него ревматизм, зимой он дольше шести часов не засиживается, а сегодня и вовсе исчез в неизвестном направлении в четыре по полудню. Но если вам просто нужно что-то вернуть, пожалуйста, без проблем.

Зара нахмурилась. Странно, если архивариус уже ушел, что здесь делает Нубар Эрш? Он ведь не просто проходил мимо, а целенаправленно шел в Главную башню. Вот и свиток под мышкой. Кому он его отдавать собирается?

Потом девушка поняла: право доступа! Конечно, зачем фактически второму лицу государства архивариус, еще бы он Рандрину понадобился!

— Сеньор Эрш, на вас ведь охранные заклинания хранилищ не действуют? — озвучила догадку Зара.

Ничего страшного, если она под присмотром начальника заберет отложенную для нее книгу.

— Я бы сказал, игнорируют, — поравнявшись с ней, поправил Эрш и лукаво прищурился. Как же много масок он умел носить: от балагура до тирана! — Хотите что-то украсть? Поверьте, в сокровищнице интереснее, а тут… Ну, пара старинных манускриптов, с десяток тайников, дюжина книг по черной магии — стоит ли? Какую специализацию-то выбрали? — тут же сменил тему разговора Нубар.

— Общую магию.

— Вам бы, как э-эрри, на Ментальную, — серьезно посоветовал Эрш. — В Школе неплохо преподают. Не знаю, кто там сейчас, но в мое время натаскивали. Общая магия, Зара, это баловство. Для вас — баловство, — подчеркнул он. — Способности нужно развивать.

— Увы, я слишком глупа для подобных заклинаний, — неохотно, пряча глаза, призналась девушка.

Она не терпела признаваться в недостатках или невежестве. Рандрин — значит лучшая во всем.

— На комплимент напрашиваетесь? — Начальник сделал едва заметное движение, и книга по демонологии с легким хлопком исчезла. — Не бойтесь, — успокоил Эрш подчиненную, — никуда она не пропала, лежит себе спокойно в холле вашего дома. Зачем таскать такую тяжесть, тратить силы на поддержание заклинания, когда можно телепортировать предмет в нужное место.

Зара согласно кивнула.

— Так что с ментальной магией? — напомнил Нубар.

— Ничего. — Далась ему эта тема! — Я не ментал.

— Лень? — приподнял бровь Эрш.

— Отсутствие способностей. Можете не верить, но это так. Раз уж вы здесь, можно попросить написать письмо в Школу?

— Рекомендацию в Аспирантуру? Хорошо, — пожал плечами Нубар и перехватил тубу со свитком в левую руку, — составьте, я подпишу.

Вместе они поднялись наверх. Эрш снял чары с Основного фонда и поинтересовался, что именно ищет девушка. Он не возражал, чтобы Зара взяла книги без ведома архивариуса, даже посоветовал нужный ряд шкафов, и, оставив одну, ушел. Выбрав пару книг, девушка оставила записку на столе архивариуса — в отличие от начальника, Зара не собиралась нарушать правила — и в нерешительности замерла на пороге. Дверь нужно закрыть, снова активировать охранки. Девушка этого не умела, помощников архивариуса не видно, искать Нубара Эрша по всему книжному фонду бесполезно. Может, он уже в другом здании, портал открыть — минутное дело. Обернувшись, Зара окинула взглядом ряды темных шкафов и вспомнила, что забыла поискать еще одну книгу. Пришлось возвращаться к каталогам и при голубоватом мерцании светляка искать нужную карточку. Как назло, манускрипт оказался в соседнем хранилище.

Оставив книги лежать стопочкой на полу, Зара осторожно, стараясь не делать резких движений, направилась к зияющему проему в стене, в дневное время — обычной арке. Позади остались каталожные шкафы и пустой стол архивариуса. Внутренний голос твердил: дальше лучше не ходить. Недаром вход в хранилище прятался среди рядов стеллажей: он явно для служебного пользования. Однако девушка решила попробовать.

Зара сразу уловила движение раскаленного воздуха, окутавшего паутиной арку. Девушка попятилась, прислушалась к органам чувств — ничего. Странно. Воздух остыл, паутина будто исчезла. На всякий случай Зара выставила защитный купол: враг иногда коварен, даже если это защитные чары. Ставили их опытные маги, мало ли, как они настроили охранки? Убедившись в относительной безопасности, девушка прошмыгнула в соседнее помещение и зажгла второй светлячок. Глаза скользили по рядам полок, стараясь отыскать нужную книгу. По закону подлости она не желала находиться.

В помещении повисла звенящая тишина. Зара кожей ощущала насторожившиеся охранные чары. Значит, колдовать не стоит, лучше скорее уйти. Сличив запись в каталожной карточке с номером полки, девушка протянула руку, взявшись за корешок…и отшатнулась. Ее будто ужалила змея. Библиотечная магия активизировалась, отреагировав на несанкционированное вторжение так же, как сторожевые псы на вора. Воздух заклубился, стал намного плотнее, мешая дышать, сдавливая виски. Сведенные судорогой пальцы потеряли чувствительность, нарушив сообщение энергии в теле. Как Зара ни пыталась, у нее никак не получалось ни одно заклинание. Магию блокировали, а защитный купол уничтожили, проткнули, будто мыльный пузырь.

Нарастающий гул в ушах стал нестерпимым. Не выдержав, девушка бросилась прочь. Ей позволили сделать ровно два шага, а потом неведомая сила повалила на пол, парализуя. Под потолком замелькали белесые тени, которые разом заголосили: "Воры!" Воспользовавшись единственной доступной возможностью, Зара сменила ипостась и заставила их замолчать. Но вот с мощнейшим заклинанием, сковывавшим передвижения, она сделать ничего не смогла.

Голова раскалывалась, разрываемая приступом сильнейшей мигрени. Неведомому мучителю этого показалось мало, и новый приступ боли пронзил спину. Она нарастала, обжигая, стремительно высасывая магическую энергию. Кровь все сильнее пульсировала в висках. Если бы Зара не знала, что это чары, подумала бы, будто ее одновременно отравили и пырнули ножом.

Магия все сильнее вдавливала в пол, желая сломать кости. По сравнению с нынешним состоянием нападение эгенов казалось цветочками. Там ей хотя бы позволили двигаться. Окончательно убедившись, что самой с чарами не справиться, а охранные заклинания настроены на уничтожение, Зара позвала на помощь, но вместо крика вышел мышиный писк: в легких не хватало воздуха. Она задыхалась, теряя способность мыслить, а потом погрузилась в вязкую темноту небытия.

— Все в порядке, Советник, жива. Видимо, пробовала колдовать, когда сработало заклинание. Вы знаете, чем это чревато, — раздался приглушенный женский голос. Он доносился словно через подушку: глухо, невнятно. — Вот ее и приняли за врага. Не беспокойтесь, я позабочусь о девушке и перемещу домой.

Зара разомкнула тяжелые веки и с трудом сфокусировала взгляд на блондинке в форме Департамента внутренних дел. Лицо показалось знакомым. Так и есть, это Мелисса Шуарш. Она беседовала по портативному пространственному зеркалу с Рандрином. Девушка застала уже конец разговора. Зара попробовала встать, но жуткая слабость во всем теле заставила лечь обратно на пол. Кстати, где она? Оказалось, все в том же хранилище, куда демоны понесли за злосчастной книгой. Все так буднично, тихо, даже не верится, что недавно Заре пришлось пережить пару не самых приятных минут в своей жизни.

— Уже очнулись? — Заместитель лорда Андеша улыбнулась и положила ладонь на лоб пострадавшей. Нахмурившись, она начертила кончиком ногтя пару узоров на коже. Результат не заставил себя ждать: в голове у девушки прояснилось, слабость постепенно начала отступать. — Много же энергии оно из вас высосало! Я ведь случайно вас нашла: увидела открытую дверь, зашла, почувствовала сработавшую охранную магию… В следующий раз будьте осторожны: она способна убить. Кто вам с первого-то помещения заклинания снял? Сами бы не вошли.

— Сеньор Эрш. Ну да, — виновато пробормотала Зара, — на соседнем хранилище чары остались.

— Вот дурак! — Мелисса помогла девушке встать и "приласкала" словом начальника Департамента иностранных дел. — А еще маг высшей категории, умный мужик! Ушел и не предупредил. Ничего, я мозги на место поставлю, мигом амнезией страдать перестанет, — разбушевалась Мелисса то ли из женской солидарности, то ли из-за грубейшего нарушения правил безопасности. — Он где-то в Главной башне? — Зара пожала плечами. Кто знает, сколько времени прошло, начальник мог спокойно уйти домой. — Ничего, сейчас я ему расскажу, чем обернулась его беспечность. Только сначала доставлю вас домой. Советник уже в курсе. Потом ждите этого олуха с извинениями. И за моральный ущерб попросите.

Девушка представила, как магиня отчитывает Эрша, и невольно улыбнулась. Страшная женщина! Она в Департаменте внутренних дел не для галочки. Симпатичная, конечно, но лорд Андеш бы намучился, если бы Мелисса ответила согласием на предложение руки и сердца. Ну, или хотя бы смилостивилась и пустила начальника в постель. Нелегкое детство и отрочество закалили Мелиссу, а вынужденный короткий брак, очевидно, навсегда отвратил от мужчин. Во всяком случае, иной причины, почему магиня не желала принимать ухаживания влюбленного лорда Андеша, Зара не видела. Тот же смирился и уже давно не пытался завоевать симпатию "железной" леди.

Щелкнул и замер, вибрируя прохладной темнотой, телепорт. Мелисса обхватила Зару за плечи и вместе с ней перешагнула зыбкую границу, выйдя у подножья лестницы особняка Рандринов. Напрямую телепортироваться в комнаты никто, кроме членов семьи, не мог. В холле поджидал Рэнальд. Коротко поблагодарив Мелиссу, он забрал неосторожную дочь. Зара и не помнила, брал ли он ее когда-нибудь на руки, но против ничего не имела: не могла идти.

— Зара, ты как маленькая! — когда Мелисса ушла, отчитал Рандрин. — Я давно предупреждал: библиотека Дворца заседаний не любит тайных посещений. Нельзя было подождать до утра? — Он с укором посмотрел на Зару и опустил на диван в любимой гостиной. После наклонился и провел пальцами по абрису лица, будто что-то смахивая. — И так легко отдала энергию! Да какая из тебя магиня второй категории, если самое ценное защитить не сумела?

Девушка потупилась, ощущая себя бестолковым подростком. Глупо и несолидно для сотрудницы Департамента иностранных дел!

— Ты прав, я проявила неосмотрительность, беспечность и невнимательность, — замкнулась в себе Зара, набычившись. Она не терпела критики. — Надо ходить в библиотеку только в рабочие часы.

— Зачем ты туда вообще полезла? — Рандрин обнял ее и, воспользовавшись заклинанием перемещения в пространстве, усадил на кровать в спальне девушки. — Сейчас позову Апполину, она все исправит. Ужинать будешь?

Подумав, Зара решила: будет, но позже, когда немного полежит. Рандрин не уходил, ждал, и девушка терпеливо поведала о библиотечных приключениях и проблемах с левитацией, попытка решить которые чуть не закончилась самым плачевным образом.

— А отец тебе на что? — обиженно фыркнул герцог. — Или, по-твоему, книги компетентнее меня? Позанимаюсь я с тобой, сдашь этот экзамен, не такой уж он и сложный.

Девушка кивнула. Она невольно оскорбила отца. Полезла за какой-то книгой, чуть не погибла, когда могла просто подойти к Рандрину и попросить помощи. Только вот в качестве учителя он ее не прельщал: сказывался школьный опыт.

— Видишь ли, — Зара мялась, стараясь не обидеть еще больше, — ты отличный маг, но слишком требователен. Рассчитываешь исключительно на собственные силы, умения, не смотришь на уровень ученика.

— Перестань! — отмахнулся Рэнальд. — Когда это я учил делать то, что тебе не под силу? Тренировки легкими не бывают, поэтому не жалуйтесь, Зара Рандрин. Проблемы только с левитацией или что-то еще? Говори сразу, часа два в день на тебя найду. И не утром, я помню, утром ты заниматься не любишь, хотя, поверь, это намного продуктивнее.

Рандрин обернулся и кивнул тихо проскользнувшей в спальню племяннице с высоким бокалом в руках. Последовал беззвучный мысленный разговор, о его содержании Зара могла судить только по скупым жестам и выражению глаз собеседников. "Хорошо", — наконец произнесла Апполина и присела на краешек постели рядом с кузиной. Девушка приняла из ее рук бокал с сомнительного вида жидкостью и, наученная горьким опытом общения с эльфийскими снадобьями, залпом проглотила содержимое. Цвет оправдывал вкусовые ощущения. Гадость несусветная!

— Когда отдохнешь, приходи в столовую. Я попрошу повара приготовить тебе салат.

Рандрин поманил племянницу, и они вышли, оставив Зару одну. Но ненадолго. Мелисса добралась до косвенного виновника происшествия и изрядно потрепала, раз тот пожелал поинтересоваться судьбой подчиненной. Девушка отмахнулась от серебристых переливов пространственного зеркала, как от надоедливой мухи. На сегодня с нее достаточно расспросов и сочувствия. Уткнулась лицом в подушку, Зара в сердцах пробормотала: "Да оставьте вы все меня в покое!" Не помогло. Пришлось ползти до сумки, валявшейся у кровати, и деактивировать зеркало, превратив его в обычный предмет женского обихода. Мнение начальника насчет грубого пренебрежения своей персоной Зару не волновало. Надо, расспросит Рандрина.

Снадобье Апполины погрузило в неглубокий сон. После него Зара чувствовала себя бодрой, отдохнувшей и готовой поесть. Десять часов вечера — не лучшее время для приема пищи, но заснуть на голодный желудок все равно не удастся.

В столовой, как и обещал отец, девушку ждали три салата на выбор. Она предпочла рыбный, а после отправилась на поиски родных. В такой час они не ложились. Рандрин нашелся в Цветочной гостиной в теплой компании гостя и племянницы. Все трое пили вино. Апполина сидела в сторонке и, погрузившись в себя, делала пометки в записной книжке, мужчины вполголоса беседовали.

Камин играл отблесками пламени на полу.

— Ну, как ты? — Рандрин поднялся навстречу дочери. — Поешь и приходи к нам: нужно кое-что обсудить.

— Надеюсь, не то, как я опозорила имя Рандринов? — кисло поинтересовалась девушка, косясь на хранившего молчание, но явно пытавшего определить ее состояние начальника. Извиняться тот не спешил.

— О шлейфе в двенадцать локтей, — вступил в беседу Нубар Эрш и встал с кресла. Зара сразу поняла: решил узнать цену своей беспечности, то есть проверить энергетический резерв. На расстоянии такое сделать сложно. — О новом придворном протоколе и изменении государственного строя. Простите, что не предупредил об охранной магии: не думал, что вы захотите осмотреть закрытые фонды. В такие места самостоятельно лучше не заходить.

Девушка пропустила последнюю часть его слов мимо ушей, отчаянно анализируя первую. Значит, все уже решено, и Рэнальд Хеброн Рандрин станет королем Рэнальдом I? Весь вопрос: когда? В недоумении Зара перевела вопросительный взгляд на отца, тот кивнул и, шутя, отправил ее пополнять резервы организма. На робкие заверения: она уже ела, тот авторитетно возразил: "Мало!"

Когда Зара вернулась, компания все еще была в сборе. Мужчины допивали вино и обсуждали новый закон о престолонаследии, Апполина читала. Из обрывков разговора девушка поняла, голосование по учреждению в Антории новой династии состоится на следующей неделе.

Зара пристроилась у камина и обратилась в слух. Поймала на себе вопросительно-настороженный взгляд Эрша и кивнула. Извинения приняты, расшаркиваться не надо. То же повторила мысленно, полагая, начальник услышит.

— Рэнальд, какую родовую фамилию надумали брать? — Нубар дал понять, сообщение Зары слышал, и вернулся к разговору с хозяином дома. — Я бы посоветовал личную, чтобы не смешивать с герцогством.

— Я тоже предпочитаю Рандрин. Зара, — герцог обернулся к дочери, — садись рядом. Нубар Эрш прочтет тебе длинную нудную лекцию о протоколе коронации и обязанностях герцогини королевской крови.

— Так уж и нудную! — рассмеялся глава Департамента иностранных дел. — Я не полоумный садист, чтобы мучить девушку, не оправившуюся после нападения охранных чар, тонкостями церемонии. Правила длинные, все распишу и отдам ей, скажем, завтра. А сейчас меня больше интересует, не причинили ли охранки скрытого вреда. Рэнальд, вы смотрели, как там с энергетическими потоками? Насколько я вижу, магический резерв пуст, восстанавливается очень медленно.

— С сознанием — ничего, повреждений тоже не заметил, разве на тончайшем ментальном уровне. Если хотите, взгляните.

— О коронации, значит, мне никто ничего не расскажет, — вздохнула девушка. — А я ведь будущая принцесса!

— Герцогиня королевской крови, — поправил Эрш. — Если бы ваш отец женился на вашей матери или хотя бы на ком-то женился… Словом, для принцессы вы должны либо родиться в законном браке, либо стать приемной дочерью супруги его светлости. А так, увы, только герцогиня С'Этэ. После смерти отца, разумеется, продли, Шеар-Хэ, его годы! Да не лукавлю я, Рэнальд! — взъелся Нубар на усмешку Рандрина. — Какая мне выгода от вашей кончины? Подковерная возня за корону меня не привлекает, хотя, не спорю, мог бы. Но не хочу и десятки раз это доказал, спите спокойно.

Рэнальд мысленно ответил. Эрш рассмеялся, покачал головой и постучал сложенными вместе указательным и средним пальцами. В высшей степени интересно.

— Так что там после смерти отца? — Зара попробовала вернуть беседу в прежнее русло.

Она не понимала знаков, которыми обменивались мужчины, но решила выяснить об Эрше больше. Похоже, девушка многого не знала о начальнике. Какими талантами и какой реальной силой он обладал, раз представлял теоретическую угрозу Рандрину и считался Первым министром, выделялся даже фрегойями из толпы чиновников. В Антории достаточно магов высшей категории, не в этом дело.

— Станешь герцогиней, — пояснил Рандрин. — А корону примерит либо муж, либо сын.

— Как все запутанно! — протянула девушка и устроилась на диване рядом с Апполиной.

— Обычные законы престолонаследия, — пожала плечами полуэльфийка, оторвавшись от чтения. — Мы не можем их переписывать, слишком большой риск. Зато ты станешь наследницей. Разумеется, если выйдешь замуж.

— В таком случае можешь сразу примерять корону, Апполина, — улыбнулась Зара. Замужество не входило в планы на жизнь.

— Она мне не нужна, мне хватит титула принцессы, если, разумеется, дядя его пожалует.

Зара невольно прикусила губу. То есть кузина станет принцессой, а она так и останется герцогиней? И виной всему — отсутствие бумажки с гербовой печатью! Обидно — это не то слово! Можно подумать, рожденные в браке дети чем-то отличаются от внебрачных. Составом крови, не иначе.

— Успокойтесь, у вас есть шанс стать королевой, — раздался над ухом вкрадчивый голос Нубара Эрша, заставив вздрогнуть. Когда только начальник успел встать? Но ведь встал же и теперь стоял у подлокотника, небрежно положив руку на спинку. Двусмысленно, однако. — Нашли, из-за чего переживать! Вам же лучше, сможете вести прежний образ жизни. Поверьте, власть — это большая ответственность.

— Сеньор Эрш? — Зара выразительно покосилась на нарушившую границы личного пространства конечность. — Полагаю, в гостиной достаточно места.

Нубар покачал головой.

Однако! На глазах Рэнальда Рандрина и Апполины!.. Отчего они безмолвствуют? Герцог и вовсе делает вид, будто так и нужно.

— Сеньорита Рандрин, — закатив глаза, терпеливо объяснил Эрш, — это совсем не то, на что вы так отчаянно намекаете. Не попытка навязать девушке свое общество, а всего лишь забота о здоровье подчиненной. Мелисса Шуарш заверяла, я минимум вас убил.

— О, я слышал, как она ругалась! — рассмеялся Рандрин. — Грозилась оторвать Нубару голову и пришить нужным местом.

— Упаси Шеар-Хэ! — скривился Нубар. — Вы слышали повторное выступление, в первом госпожа Шуарш высказывалась куда более эмоционально. Но давайте не будем при сеньорите Рандрин. Зара, — обратился он к еле сдерживавшей улыбку — она представила сценку во Дворце заседаний — девушке, — пожалуйста, чуть опустите голову и не дергайтесь.

Зара подчинилась. Пальцы Эрша легли на затылок и сочленение головы с шеей. Легкий холодок пробежал по телу, внезапно отозвавшись в правой руке резкой вспышкой боли. Казалось, девушку поджаривают на медленном огне. Она мужественно терпела, понимая, все это — отголоски устранения повреждений.

— Все, — Эрш выпрямился и отступил на шаг. — В следующий раз осторожнее с книгами. Попросили бы, принес. Что вы искали-то? Явно не безобидную книгу для занятий.

Второй человек за вечер задавал Заре один и тот же вопрос. Пора записать ответ и выдавать желающим.

— Книгу по левитации, — вздохнула девушка.

Сейчас Эрш тоже скажет что-нибудь назидательное. Но начальник промолчал и, усмехнувшись, наглядно продемонстрировал то, чему так хотела научиться девушка. Зара не ожидала от него подобной шалости в духе мальчишки. Она сама не поняла, как оказалась в нескольких футах над диваном. Осознав, что под ней пустота, девушка испугалась. Захотелось обратно на мягкую обивку или выпустить крылья. Эрш тут же осторожно опустил, медленно и плавно.

— Странные ощущения, да? — Апполина с интересом наблюдала за сценкой. — У меня тоже с левитацией плохо, с людьми никогда не получалось.

— Видишь, Зара, ты не одинока, — поддакнул Рандрин.

Девушка скривила уголок рта, а Эрш улыбнулся и вернулся на прежнее место. Отказался от еще одного бокала вина и поинтересовался:

— Надеюсь, не обиделись?

— На что? — подернула плечами девушка. Конечно, не обиделась! Поставил в неудобное положение, похвастался силой — все в порядке вещей. После выволочки от Мелиссы отыграться хотелось. — Подумаешь, выставили круглой дурой на фоне своего могущества.

Нубар нахмурился и покачал головой.

— Зара, вы наверняка отлично летаете, и это сводит на нет все мои умения. Сколько можно левитировать? Полчаса от силы, пока хватает энергии, а летать вы можете гораздо дольше, меняя направление, стремительно перемещаясь в пространстве.

Девушка кисло кивнула. Никогда не признается, что потешил самолюбие — иного объяснения случившемуся нет.

— Но, — Эрш бросил взгляд на часы, — мы отвлеклись от главной темы вечера. Тридцатого марта состоится церемония коронации Рэнальда Хеброна Рандрина. От вас, Зара, требуется: присутствие, парадное платье, соответствующее канону, и список приглашенных. Раз уж вам посчастливилось работать в моем департаменте, сия тяжкая ноша ляжет на ваши плечи совместно со служащими Второго отдела. Зато в марте можете вовсе не появляться в департаменте, не до того будет. В протокольных мероприятиях придется участвовать. Текст напишу, вызубрите и улыбайтесь. Что и как делать, тоже расскажу. Стьеду отдайте Хроносу. Возникнут вопросы, обращайтесь. Дело серьезное, должно пройти на высшем уровне.

Зара тяжко вздохнула, представив, каково ей придется. Дополнительные уроки этикета, изучение протокола, рассылка приглашений, пошив платья, в котором заново придется учиться ходить. Если Нубар не шутил, и шлей действительно в двенадцать локтей, сделать хотя бы шаг ой, как не просто!

Всю ночь девушка не могла заснуть, пытаясь представить, как изменится ее жизнь после коронации отца. Почему тот так спешит? Скорее всего, из-за Арилана. Боится, у принца найдутся сторонники, которые попытаются возвести на престол представителя прежней династии. Арилан, конечно, сейчас занят Бель, но, кто знает, что творится у него в голове? Если бы не поползновения принца, Рандрин стал бы сначала эрцгерцогом, Протектором или Хранителем королевства — на пару с Эршем они бы придумали какой-нибудь промежуточный титул. А так выбора нет.

Но раз герцог решился занять престол, выгорела его затея с генеалогией? Завтрашнее заседание Совета расставит точки над "i" в этом вопросе. И оно расставило. Удалось доказать не только первенство правителей рода Рандрин-С'Этэ, но и их родство с Сеговеями. Следовательно, после смерти прямых потомков прежнего королевского рода Рэнальд Хеброн Рандрин получал корону на законных основаниях. Благодаря умелой риторике герцог с Ариланом оказались в равном положении. Авторитет Рандрина, равно как и древность рода, разумеется, перевесили. Кто бы посмел пойти против всемогущего Советника?

Таким образом, путем манипуляций с фамильным древом и архивом, с помощью опрометчивой записки одного из Сеговеев и подтасовке фактов королевство Антория обрело нового монарха. Совет проголосовал единогласно, к каждому Рандрин сумел найти подход.

Зара с нетерпением ожидала результатов. Работа валилась из рук, в итоге девушка не выдержала и сбежала в приемную. Эрш присутствовал на Совете, поэтому будущая герцогиня пристала с расспросами к Эсфохеру. Заместитель начальника Департамента иностранных дел не возражал. Он и сам приник к пространственному зеркалу, ожидая результатов. Да что там — весь департамент замер в стойке легавой.

И вот, наконец, по Дворцу пронеслось: новый король!

У Зары перехватило дыхание. Затем девушку окатила волна эйфории, пришла жажда бурной деятельности, захотелось с кем-то поделиться. Выбор пал на Меллона. Прихватив портативное пространственное зеркало, девушка уединилась в туалете и связалась с магом.

— Ты уже знаешь? — вместо приветствия взволнованно выпалила девушка.

— Что знаю? — недоуменно переспросил Меллон.

— Я теперь герцогиня! — Зара практически визжала от радости.

Подумать только, не безродный бастард, не дочь деревенской хозяйки гостиницы, а обладательница второго по значимости дворянского титула.

— Поздравляю. — С точки зрения девушки это прозвучало слишком сухо. — Это все, что ты хотела сказать?

Зара задумалась. Видимо, Меллон до сих пор сердился за нежелание выйти за него замуж.

— Нет. Хочешь вместе пообедать?

— И поговорить о будущем? — уцепился за ее слова маг.

Девушка шумно вздохнула. Опять!

— Не надо все усложнять, Меллон, — раздраженно отмахнулась она, — только обед. Если собираешься испортить мне пищеварение, лучше вообще не приходи.

И она оборвала разговор. Радость как корова языком слизала.

Дался Меллону этот брак! Какой же он занудный, скучный! Такой не годится на роль любовника: испортит весь процесс. А раз так, стоит ли связываться? Ведь не согласится Меллон, опять заладит про свою добродетель. Как его не тошнит от этой правильной приторности?

Сделав пару вдохов и выдохов, Зара снова связалась с Меллоном и согласилась на разговор. Пожалуй, он нужен ей не меньше, чем несостоявшемуся жениху.

Меллон поджидал Зару в холле.

— Ты с ума сошел? — зашипела на него девушка и быстро увлекла прочь от любопытных глаз. — Хочешь, чтобы обо мне во всех департаментах злословили?

— Зара, ты меня стесняешься? — нахмурился маг. — С чего вдруг?

— Мне неприятны сплетни, — пожала плечами девушка.

Как он сам не понимает, шушуканье унижает. Или Меллон хвастается перед дружками пассией — дочерью будущего короля? Мол, вот какой я ушлый.

— Так прекратим их, — предложил Меллон. — Выходи за меня замуж. Сегодня подходящий момент…

— Для чего? Чтобы испортить мне настроение? — прошипела Зара и в сердцах ударила рукой по стене. Разумеется, она ушибла пальцы, пришлось подуть.

— Дай мне. — Меллон бережно взял ее руку и поцеловал. — Вот, — улыбнулся он, погладив нежную кожу, — теперь все хорошо.

Девушка кисло улыбнулась и предложила устроиться в одном из заведений Старого города. Маг не стал возражать.

Зара не знала, как начать. Смотрела на Меллона, кусала губы и не стала. Потом все же спросила:

— Тебе так важен этот брак?

— А тебе? — ответил встречным вопросом маг.

Он сделал заказ за обоих и вызвался его оплатить.

— Нет. Мне вообще не нужен брак. Атавизм, — брезгливо скривилась Зара и кивком разрешила официанту налить себе вина.

— Атавизм? — Меллон помрачнел и скомкал салфетку. — Моя любовь — атавизм?

— Вовсе нет! — спохватившись, Зара ухватила его за руку и поцеловала в щеку. Просто потому, что надо. Поймала себя на этой мысли и нахмурилась. Дурно. Прежде поцелуи вызывали прилив нежности, теперь ничего. — Давай просто встречаться? А остальное… Формальности и только.

Маг промолчал и тяжко вздохнул.

— С тобой так сложно, — признался он.

Зара подумала, что с ним еще сложнее.

— За тобой вечером зайти? — Тон Меллона потеплел.

— Зайти, — равнодушно отозвалась девушка, сделав глоток.

Похоже, окончательное решение принято, с частью прошлого придется расстаться. А пока Зара попытается получить максимум удовольствия. Заодно Меллон заниматься поможет. Лучшего репетитора по боевой магии не найти.

Глава 5

Противный снег падал за шиворот, забивался за поднятый воротник полушубка. Стемнело, небо низкое и тяжелое, каким обычно славится март. Прошлогодняя листва шуршит под ногами. Перемешанная со снежной крошкой, она прилипает к ботинкам.

Подув на замерзшие руки, Зара засунула их обратно в муфту и еще раз прошлась по аллее общественного сада у Дворца заседаний. Семь часов вечера. Городские огни, пробивающиеся сюда сквозь ограду из стволов деревьев. Влюбленные парочки, под руку прогуливающиеся по дорожкам, раскрасневшиеся, смеющиеся… Девушка специально выбрала самый дальний уголок сада, чтобы им ненароком не помешали. Скамья у стены, поникшие плети хмеля — подходящий антураж.

А ведь когда-то она с нетерпением ждала Меллона в этом саду, бросалась навстречу, едва завидев в конце аллеи, заключала в объятия. Как быстро все меняется! Каких-то полтора месяца, чтобы понять: ничего не выйдет. Зара честно пыталась, готовилась вместе с Меллоном к поступлению в аспирантуру. Она полагала, общее занятие их сблизит, вернет чувства многолетней давности, когда, тогда еще наставник, маг учил девушку боевой магии. Увы! С каждым днем Зара отдалялась от Меллона. Первый звоночек прозвенел в постели, когда привычные ласки стали вызывать раздражение. Приходилось притворяться, чтобы не обидеть мужчину, а самой стараться свести близость к минимуму. Затем девушке расхотелось его целовать, а ответные поцелуи ничем не отзывались в сердце. И, наконец, пропали общие темы для разговора. Зара приходила исключительно на тренировки, обсуждала исключительно магию, оставаясь равнодушной к прежним милым мелочам. В итоге она почти всегда ночевала у себя и все чаще отказывалась от встреч, ссылаясь на занятость. Меллон знал о грядущей коронации, поэтому сочувствовал и терпеливо ждал.

Эта встреча станет первой за месяц. И последней. Вообще последней.

Зара нервно сжимала пальцы, напряженно посматривая на припорошенную снегом аллею.

Нужно продумать, что сказать Меллону. Вернее, как ему сказать. Девушка не подготовила прощальную речь, да и времени не было. С этими коронационными хлопотами лишней свободной минутки днем нет, хорошо, хоть вступительные экзамены в Аспирантуру остались позади. Сдала Зара их или нет, пока неизвестно, результаты только через неделю.

— Бедняжка, ты совсем продрогла! Давно ждешь?

Улыбающийся Меллон обнял и поцеловал, попутно согревая замерзшие пальчики. Девушка не смогла его оттолкнуть, стояла и смотрела, как он сначала магией, а потом собственным дыханием разгоняет кровь по венам. Ей стало его жалко, хотелось промолчать, солгать, но Зара понимала, долго притворяться не сможет.

— Ну, куда пойдем? Я так по тебе соскучился, целых восемнадцать дней тебя не видел.

— Ты считал? — удивилась девушка.

Меллон кивнул и потянулся к ее губам. Зара остановила его, упершись рукой в грудь.

— Подожди, нам нужно поговорить. Меллон, я ведь не просто так тебя позвала.

— Я тебя внимательно слушаю.

Сколько радости и надежды в голосе! Меллон уверен, дело в помолвке, думает, Зара согласится стать его женой.

Девушка в который раз прокляла существование любви. Мерзкое чувство, от него только беды! Сначала терзалась Зара, теперь станет мучиться Меллон. Заслужили они пытки? Нет, конечно. Выпить бы что-нибудь и навсегда перестать чувствовать. Одно дело казнить безликого кавалера, решившего приударить за хорошенькой девушкой, другое — вынимать сердце из близкого человека. Меллон ведь станет долго переживать, Зара слишком хорошо его знала.

Нет, хватит, больше никакой любви! Не стоят те мгновения счастья гадливости и омерзения последних минут.

— Сядь, пожалуйста. И успокойся.

Девушка махнула рукой на скамью и чуть подвинулась, давая пройти.

— Зара? — Меллон встревожено взглянул на серьезную возлюбленную, но просьбу выполнил.

Сама девушка осталась стоять, скрестив руки на груди. Еще раз взвесила все "за" и "против", убедилась, что приняла верное решение, и, вздохнув, начала:

— Меллон, помнишь, мы поругались, когда ты собирался идти просить моей руки у отца?

— Конечно, помню. Мне не следовало говорить все эти гадости, прости. — Он покаянно опустил голову. — Если бы мог, вернул каждое слово. Ты волновалась, брак — такая большая ответственность… Знаешь, я подумал, что помолвку можно отложить до осени, пока не улягутся коронационные торжества. Кстати, примите мои поздравления, ваше высочество. — Очередная улыбка ножом вошла в сердце. — И, вообще, если хочешь, мы можем пожениться года через четыре. Спокойно учись в Аспирантуре, я стану тебе помогать. Получишь второй диплом, сдашь на вторую категорию, тогда и займемся личной жизнью. Мы еще молоды, действительно, куда торопиться?

Он воодушевленно строил планы на будущее. Зара не слушала, разглядывала его лицо, будто видела впервые. Такой счастливый, такой спокойный, симпатичный… Ничего, обязательно найдется хорошая девушка, которая его утешит. Не выдержав, Зара поправила падавшую магу на глаза челку, с ласковой грустной улыбкой провела пальцами по щеке. Меллон замолчал. Он почувствовал неладное: Зара никогда не проявляла склонностей к меланхолии. А сейчас она стояла и смотрела в пространство, будто сдерживая слезы. И гладила так, словно прощалась.

— Зара, что случилось? Тебя кто-то расстроил?

Меллон потянулся к девушке, но та отшатнулась, отняла руку. Потом и вовсе повернулась к нему спиной, чтобы парой глубоких вздохов вернуть себе решимость. Она ведь едва не сдалась, едва не пожалела.

— Зара, дорогая, что с тобой? Ты практически плачешь! Зара, не молчи, скажи, что произошло?

Взволнованный маг встал, шагнул к возлюбленной, но натолкнулся на холодный взгляд кристальной синевы. Она никогда на него так не смотрела — как на чужого. Беспокойство переросло в тревогу. Сердце болезненно сжалось, предчувствуя беду. Он пытался догадаться, понять, прокручивая в сознании все поступки и слова.

— Прости меня, я не думал, когда говорил. Хочешь, на колени стану?

— Не хочу, — глухо ответила Зара, избегая смотреть Меллону в глаза. — Не унижайся.

— Ты для меня самая лучшая, единственная и неповторимая. Да, кое-что в твоем характере мне не нравится, но я люблю тебя такой, какая ты есть. И готов весь день простоять на коленях, чтобы вымолить прощение.

Зара покачала головой, подошла и, привстав на носочки, поцеловала Меллона в лоб.

— Это ты меня прости. Я не сержусь, это совсем другое. Даже не знаю, как сказать. Наверное, лучше сразу. Меллон, помолвки не будет. Свадьбы тоже. Ни сейчас, ни через год, ни через десять. Никогда. Все кончено. Если хочешь, я верну подарки, а за цветы и рестораны отдам деньгами.

Эффект ее слов оказался сродни сильнейшему боевому заклинанию. Будто кто-то взял и нанес смертельный удар в живот, оставив жертву истекать кровью. Все внутри Меллона похолодело, сердце сжалось в болезненный комок.

— Ты?.. — с трудом выдавил он.

— Извини, но между нами ничего нет с осени. Ты сам поймешь, когда вспомнишь наше общение. Затем держаться за мертвое?

Меллон молчал, Заре даже показалось, он не дышит. Через пару минут маг отмер и в том же молчании тяжело опустился на скамью, глядя куда-то вбок. Бессознательно провел рукой по броши-бессмертнику, вздохнул и, расстегнув куртку, вынул алую розу. Повертел в руках, бережно провел пальцами по лепесткам и протянул девушке.

— Меллон, ты не понял…

— Почему же, ваша светлость, я все понял. — Меллон низко опустил голову и провел ребром ладони по векам. Голос звучал тихо и глухо, в нем сквозила неприкрытая боль. — Поиграли и надоело, можно найти кого-нибудь получше, знатнее и богаче. Разумеется, принцессе не пристало нисходить до баронета! Вас ведь иностранные принцы сватают, бьются за право сделать своей королевой. Зачем вам я?

— Да плевать мне на них, Меллон, и на деньги, и на трон плевать! — взорвалась Зара и присела рядом, до боли сжав обмякшую руку. — Я вовсе не поэтому… Хочешь, чтобы притворялась? Хорошо, но сколько это продлится? Твоей любви слишком мало для двоих. Но если тебя устраивает, давай, как у любовников у нас есть будущее. Надеюсь, что есть, — поправилась девушка и, подумав, забрала розу. Она все еще хранила тепло Меллона. Зачарованная, с алыми, как кровь лепестками.

Маг даже не повернул головы. Сгорбившись, будто постарев на десять лет, он смотрел на землю.

— Не надо притворяться. Я… я не хочу, чтобы ты мучилась рядом с человеком, который тебе не нужен. Ничего путного не выйдет. И любовниками, извини, нет. Не смогу. Потому, что люблю, не смогу.

Девушка понимающе кивнула. Подобное она предполагала. Меллон Аидара иначе воспитан, да и, прав он, Зара тоже долго не выдержит. В отличие от отца, ее не тянуло к мужчинам просто так, кровь не требовала мимолетных удовольствий. Только любовь пробуждала вожделение, а от чувств к Меллону остался лишь пепел.

Маг нашел в себе силы обернуться и посмотреть бывшей невесте — мысленно он называл ее только так — в глаза. На лице — ни кровинки, мышцы напряжены, скулы заострились.

— Я тебе надоел, да? — устало спросил Меллон. Зачем, сам не знал, но не мог встать и уйти. Хотелось понять почему, чем он виноват, что неправильно сделал. — Случается. Ты ведь яркая, э-эрри, Рандрин, у таких всегда много любовников. Нужно было сразу догадаться, когда ты осенью не ответила "да". А я, дурак, надеялся! — Маг сокрушенно покачал головой. — Ждал, к домам приценивался, думал, как повышение получить, чтобы ты мужа не стеснялась. Верил, холодность, раздражение — всего лишь усталость. Идиот, верно? Надеюсь, ты хотя бы не смеялась за моей спиной, не обсуждала с подругами наивного мужчины, полагавшего, будто его любят. Получила то, что хотела, и интерес пропал. Только нельзя так с живыми людьми, Зара! — с горечью добавил он. — В отличие от тебя, у меня все искренне. И я тебя действительно люблю. До сих пор люблю. Иди, — Меллон снова отвернулся и на мгновение закрыл лицо руками. — Держать не стану. Какой смысл? Я слишком хорошо тебя знаю, вижу, ты все хорошо обдумала. Целых восемнадцать дней. Никакие подарки и деньги возвращать не надо, для меня это оскорбление. Только перед тем, как уйдешь, — он вздохнул и нашел в себе силы обернуться и взять притихшую Зару за руку, — скажи, почему именно сейчас? Зачем так хотела начинать все сначала, если ничего не было?

— Было, — покачала головой девушка и потупилась, чтобы не видеть боли и обвинений во взгляде. Она думала, Меллон станет упрашивать остаться, попробовать еще раз, обещать исполнить любое желание — не стал. Ну да, Меллон тоже гордый. — Я тебя любила. Можешь не верить, но любила! — Роза шипами впивалась в кожу — так сильно Зара ее сжала, но девушка не замечала. — Когда ты остался там, в олосерском трактире, думала, не переживу, если тебя убьют. Ты же помнишь! Но чувства ушли, куда, я не знаю. Я, конечно, могу выйти за тебя замуж, ты мне по-прежнему не чужой, но ничего хорошего из этого не получится.

— Я и не прошу. — Меллон осторожно разжал ее пальцы и бережно вытер кровь платком. — На несчастье счастья не построишь. Легкой радостной жизни вам, сеньорита Зара Рэнальд Рандрин! Да продлят боги ваши годы.

Маг встал и, не оборачиваясь, быстро зашагал прочь. Девушка же сидела, переводя заиндевевший взгляд с розы на удаляющуюся гордую спину.

На середине аллеи Меллон неожиданно остановился, обернулся и предложил:

— Проводить вас до дома? Обещаю молчать.

Зара кивнула, подошла к нему и еще раз поцеловала, на этот раз в губы, стараясь смягчить горечь расставания. Маг не ответил, стоял, как каменный.

— Меллон, я хочу, чтобы мы остались друзьями. Не называй меня сеньоритой Рандрин, пожалуйста, я для тебя всегда просто Зара. Никакого "вы", только "ты", — попросила она, проведя пальцем по твердым губам.

— Вы для меня ваша светлость, — возразил маг. — Затем станете ваше высочество. Моей Зары больше нет. Остаться друзьями? Когда-то возможно, но не сейчас. Обещать не могу, сами понимаете. Пока только "вы".

Зара осторожно погладила его по руке и подхватила под локоть. Меллон воспринял все гораздо спокойнее, нежели она предполагала, но болезненнее. Все осталось внутри, снаружи — вежливый холод.

Разжав ее пальцы, Меллон поднес руку к губам и поцеловал. Едва коснулся губами перчатки.

— Роза, — напомнил он. — Пожалейте цветок.

— Конечно, я заберу, — пробормотала девушка и вернулась за цветком.

В полном молчании они дошли до особняка Рандринов. Меллон коротко распрощался, вежливо отказавшись от предложения спутницы зайти на чашечку чая. Стоя на ступеньках и провожая глазами удаляющуюся фигуру, девушка пришла к выводу: ночевать дома он сегодня не будет, напьется в каком-нибудь кабачке. Жалко Меллона, но как иначе она могла поступить? Жить с нелюбимым мужем, давить в себе раздражение, постоянно срываться на благоверного, ссориться по пустякам, лгать и притворяться? Меллон не дурак, рано или поздно почувствовал бы фальшь, и они бы развелись. Стоило ли портить ему и себе жизнь?

Лишь бы с Меллоном ничего не случилось, лишь бы его не убили, не ограбили! Пьяные — легкая добыча, пусть даже и боевые маги.

Всерьез беспокоясь за безопасность Меллона, Зара сбежала вниз, быстро оглядевшись, обернулась э-эрри и поспешила на поиски Эйдана: пусть присмотрит за брошенным возлюбленным. К счастью, нашла, дала задание и только после этого вернулась домой. Заснуть не уснула, так и пролежала до утра.

Перед рассветом объявился вампир. Он бесцеремонно залез в спальню через окно — Зара настроила охранные чары так, чтобы они не реагировали на Эйдана — и заверил: с Меллоном все в порядке.

— И вовсе не напился он до поросячьего визга. Так, бутылка вина, потом граппа в ход пошла. По городу полночи шатался. Двух грабителей от него отвадил. Потом, на набережной, он меня засек. Хорошо, пьяный, а то бы мокрое место осталось. Глазомер мага подвел, а силищи в заклинание много вбухал. Или злости, а, Зара? — Вампир прищурился. — Жалко мне его, дурака, крепко к себе привязала! Стал бы нормальный мужик, напившись, смотреть на замерзшую реку, вертеть в руках кольцо и думать: "Выбросить, не выбросить?" Да не бойся, в карман убрал. Где перед рассветом шлялся, не знаю: извини, но своя шкура дороже.

Зара поблагодарила Эйдана и отпустила. Оделась и побрела в библиотеку. Все равно скоро вставать, не стоит и пытаться заснуть.

Меллон принес на встречу кольцо. Вряд ли просто подарок. Неужели он успел заказать обручальные кольца? За них же не вернут деньги: второй раз ведь не продашь, на всех индивидуальные инициалы. Ох, лишь бы кольцо оказалось обычным подарком! Маловероятно, но так спокойнее, ощущаешь себя меньшей сволочью.

Разгадка нашлась за завтраком, когда Симуус вместе с запиской передал Заре обитую черным бархатом коробочку. В ней оказалось изящное золотое колечко с топазами. Записка гласила: "Возьми. Пожалуйста! Я все равно не смогу подарить его кому-то другому. Не понравится, выброси". Дворецкий сказал, подарок оставили на крыльце, перед парадной входной дверью, прикрыв от воров маскировочным заклинанием.

Рандрин весь завтрак не сводил глаз с грустной дочери. Он застал ее в библиотеке в половине седьмого утра, хотя Зара всегда вставала в восемь. Сидела и читала о ядах. От разговора дочь отказалась, списав все на бессонницу, но Рэнальд чувствовал: лжет. Но настаивать на откровениях не стал: не желает обсуждать, имеет право. Вот и о кольце не спросил, хотя видел, как сильно побледнела девушка, открыв коробочку, как быстро поспешила ее спрятать. Зара практически ничего не ела, лишь подтверждая догадки.

Встав из-за стола, Рандрин подошел к дочери и поцеловал, попутно слегка скорректировав эмоциональный фон.

— Хочешь, поговорим, — шепнул он и открыл портал во Дворец заседаний.

Девушка покачала головой и предупреждающе шикнула на Апполину:

— Не лезь!

На службу Зара пришла раньше обычного. Не удержалась и через Аглаю, секретаря Департамента магической обороны, попыталась узнать, на месте ли первый помощник. Вдруг Меллона потянуло на работу, тогда бы она вернула кольцо. Оказалось, маг взял выходной. Секретарь сама только что пришла и готовилась к совещанию. Иначе бы Зара и ее не застала.

В родном департаменте оказалось пустынно, даже Аделина отсутствовала. Зато в холле девушка столкнулась с начальником, которому потребовалась что-то в столе секретаря.

— Зара? — удивленно воззрел на девушку Эрш и глянул на часы. — Вы перепутали время, это я прихожу пораньше. Или какое-то дело?

Девушка покачала головой. Говорить не хотелось. Ни с кем. Вообще.

Нубар нашел что искал, и, сняв охранные заклинания с кабинета, отворил тяжелую дверь.

— Как дела со списком приглашенных, никого не забыли?

— Уже готов, сеньор Эрш, — через силу, хрипло от пересохшего горла, ответила Зара, изображая бодрость. — Несс сегодня принесет. А протокол, можно тоже получить его сегодня?

Чтобы не терзаться муками совести, нужно чем-то себя занять, с головой погрузиться в рутину. И все быстро забудется. Виной всему реакция Меллона, это он сделал Зару виноватой.

— Что случилось? — нахмурился Эрш.

— Все в порядке. Не хочу попасть впросак и…

— Сеньорита Рандрин, что произошло? — с напором повторил Нубар. — Я не слепой и вижу ваш эмоциональный фон. Еще немного, и в Департамент лекарских дел отправлю.

— Эмоциональный фон видеть нельзя, — упрямо, замыкаясь в себе, возразила девушка. — Разрешите пройти на рабочее место?

— Нет, — жестко отрезал Эрш. Зара невольно вздрогнула и удивленно подняла на него глаза. Стоит на пороге и пристально смотрит на нее. Коробочку в руках, несомненно, заметил. Обругав себя за невнимательность, Зара поспешила убрать ее в сумочку. — Проходите!

Начальник посторонился, пропуская Зару в кабинет. Девушка зашла и замерла перед столом. Она надеялась, Эрш даст копию протокола мероприятия, и Зара с чистой совестью спрячется ото всех за бумажками.

Увы, ожиданиям не суждено было сбыться.

— Садитесь и рассказывайте, — потребовал начальник, заперев дверь. — Можете на диван, куда угодно.

— Все в порядке, сеньор Эрш, со мной все хорошо, — солгала девушка, не сдвинувшись ни на шаг.

Внутри росло недовольство. Какое ему дело? Дал указание и свободна, нет же, в душу лезет! И эмоциональный фон, ментал проклятый, кто ему право давал проверять?

— Настолько хорошо, что вы пожертвовали сном ради работы? — съязвил Эрш, практически насильно усадив подчиненную на стул. — Руки холодные, под глазами синяки, внутри — полным-полно беспокойства. Его видно невооруженным взглядом. Ну? — Он требовательно замер перед ней.

— Это личное, — резко ответила девушка, сверкнув глазами.

Она не позволяла вмешиваться отцу, неужели начальник вздумал, будто имеет право на статус небожителя, которому изливают душу? Так Зара не смолчит, на место поставит, не посмотрит на субординацию.

— Понятно, — покачал головой Нубар и тоже сел. — Да, меня это не касается, тут вы абсолютно правы. Впрочем, догадаться не сложно. Не выспались, пришли с кольцом…

— Откуда?.. — удивленно выдохнула Зара и тут же прикусила язык. Сама себя выдала!

— Я бываю у ювелиров и знаю, в каких футлярах что хранится. Этот именно для кольца. И вы его прячете. На помолвку не похоже, не так ли? — Он сделал паузу и на мгновение остановил взор на ее глазах. — Радужка темная, но не синяя — серая. Досада и грусть. Э-эрри плохо скрывают эмоции, Зара, оттенок глаз выдает. Итак, подарок тоже отпадает. Желанный подарок, — уточнил Эрш. — Кто же тот несчастный, который довел вас до эмоционального разлада? У Аделины есть чай, возьмите.

— Сеньор Эрш…

— Возьмите, — с напором повторил Нубар. — Вы не сможете работать. Две чашки. На случившемся не зацикливаться, смыть вместе с остатками чая. Эту технику преподают в Школе, вспомните.

Зара кивнула и, набравшись храбрости, попросила:

— Не могли бы вы завтра узнать, все ли в порядке в Департаменте магической обороны?

— С кем конкретно?

Девушка промолчала. Она и так говорила слишком откровенно.

Эрш с минуту помолчал и, усмехнувшись, покачал головой.

— Любовь, значит. Он надеялся на взаимность, сделал предложение, она ему отказала. Все ожидали другого, честно говоря.

— Вы?.. — вспыхнув, Зара встала.

— Знал, — не стал скрывать Нубар. — Аделина рассказала. И о ссоре тоже. Весь департамент в курсе. Я, правда, из других источников. Меллон Аидара не таился, расспрашивал, не дам ли вам отпуск на случай разных семейных дел. Хорошо, я пригляжу за ним.

— Сеньор Эрш, это лишнее! — зарделась Зара.

Вот, значит, как обстоят дела! Меллон всем растрезвонил. О, теперь ей житья не дадут, если даже начальник негласно на стороне отвергнутого жениха.

— Мне решать. Вряд ли парню кто-то объяснит некоторые особенности э-эрри. И бутылку отберу, если увижу. По молодости может дел натворить, а не последнюю должность занимает, враги могут воспользоваться. Да и по-человечески жаль, если такой талантливый молодой человек сопьется. И, Зара, не надо хмуриться. Своей недосказанной просьбой вы меня подталкивали к вмешательству в вашу жизнь.

— Осуждаете? — Зара смотрела не хуже иного дикого зверя.

— Чужая жизнь меня не касается, — нахмурившись, отчеканил Эрш и напомнил: — Чай. После провести ритуал очистки. За сеньора Аидару не переживайте, скажу Огюсту, чтобы чем-то занял парня, не давал сидеть вечерами одному. Да и вам, судя по всему, не стоит предаваться одиночеству. Вот, держите протокол. — В руках Нубара возникла стопка прошитой бумаги. — Ознакомьтесь. Как у вас обстоят дела с танеитом?

— Спасибо, уже лучше, — Зара мельком глянула на записи и с облегчением вздохнула: начальник оставил неприятную тему. — Разучила основные шаги. Только вот партнера нет, — пожаловалась девушка, пытаясь вернуть былой оптимизм. — С кем мне предстоит изображать принцессу? Все наверняка расписано.

— Безусловно, — кивнул Эрш. — И не волнуйтесь, ничего изображать не придется, вы справитесь. До вас справлялись, и вы сумеете.

— Особенно в этом платье! — усмехнулась Зара, вспомнив об особенностях кроя. — Я в нем вздохнуть не смогу, а в шлейфе запутаюсь.

— Шлейф, Зара, наматывают на руку и закрепляют в специальной петле заколкой. А у платья идеальный для вас фасон, поверьте на слово. Он далеко не всем идет, но вас сделает первой красавицей торжества.

Девушка рассеянно улыбнулась. Она просматривала страницу за страницей, пока не наткнулась на нужную, с танцем. Если только это можно назвать танцем! Так, король с королевой, принцы и принцессы…

— Сеньор Эрш, а с кем будет открывать…ммм… мероприятие Советник? Отец ведь не женат.

— С сеньоритой Апполиной Рандрин. Раздел седьмой, пункт второй, — изучая список текущих дел, ответил начальник. — К сожалению, не с вами. Родись у сестры герцога сын, он достался бы вам в пару.

Зара еще раз ознакомилась с разделом семь и усмехнулась. Так вот кто ее партнер! И ни словом не обмолвился!

— Сеньор Первый министр, — елейным голоском проворковала она, — похоже, вы отлыниваете от прямых обязанностей. Я мучаюсь, разучиваю танеит, а вы…

—…а я его с детства знаю. И ненавижу. Хорошо, — вздохнул Эрш, подняв голову, — вы правы, без партнера репетировать сложно. Скажите, когда домучаете фигуры, выкрою для вас время. Да и в парадном платье нужно попробовать, а то, чувствую, проблем не оберемся. Иногда мне кажется, — посетовал Нубар, — будто никто, кроме меня, ничего не желает делать. Идите, сеньорита Рандрин, работайте.

* * *

Репетиции танеита превратились в потешное зрелище, доводившее до истеричного смеха обоих партнеров. Кончалось все обычно тем, что Нубар Эрш предлагал послать танец и его создателей в лучшие миры (какие, он, разумеется, вежливо умалчивал) и по просьбе Зары коротко рассказывал о приглашенных на церемонию. Потом девушка терпеливо проходила "тест на вшивость для принцесС': отвечала на каверзные вопросы начальника, заданные якобы от лица гостей, училась с вежливой улыбкой учтиво благодарить, когда хотелось познакомить собеседника со всеми родственниками гномьей матери. В заключение Зара с выражением декламировала две коротких речи, пока не вызубрила их назубок.

В качестве компенсации за кошмарную предкоронационную жизнь Эрш иногда помогал с учебой: девушка поступила-таки в Аспирантуру. Зара не ожидала такой заботы. Она ни о чем не просила, Нубар сам вызвался после того, как пару раз увидел ее с "мешками" под глазами.

— Нечего вам сидеть по ночам с книгой, еще успеете, — повторял Эрш и пытался скорректировать ее ментальные заклинания.

Зара привыкла в такие минуты общаться мысленно. Она произносила заклинание, начальник тут же говорил, где девушка ошиблась. Спокойно, терпеливо, не забывая похвалить за малейшие достижения. Только частенько у Эрша не оставалось сил на разговоры. Он терпеливо показывал шаги, ждал, пока Зара сделает все правильно, а то и вовсе оставлял ее тренироваться одну, устало устроившись у стены. Стоило девушке остановиться, решив, будто партнер заснул и занятия закончены, как Нубар укоризненно замечал: "Зара, я все вижу". Приходилось продолжать.

Со всем остальным девушка справлялась сама, а ментальная магия, пусть на выбранной специализации ее преподавание сводилось к минимуму, давалась плохо. Для Эрша же она — родная стихия. Полчаса два раза в неделю — немного, зато можно задать любой вопрос и получить на него ответ. Девушка поражалась, как начальник может столько работать. По ее мнению, с таким распорядком дня долго не живут. Сама она валилась с ног.

— Кто только придумал танеит? — жаловалась Зара после очередной неудачи.

— Люди, — флегматично ответил Эрш.

— Садисты, — не согласилась девушка.

— Не знаю, красивый танец. — Нубар встал в исходную позицию и напомнил: — С правой ноги.

— Поэтому вы его так ненавидите? — поддела Зара.

— Станцуете с мое, поговорим, сеньорита Рандрин. Не отлынивайте, или оставлю одну.

— Не оставите: я ведь опозорю Анторию, вы не переживете, — усталость заставляла девушку язвить. А тут еще никак не удавались шаги. Зара отлично танцевала, и вдруг такая неудача. В пору что-нибудь разбить. — Вы ведь за протокол отвечаете, отец уволит.

— Если кого-то и уволят, то вас. Репутацию королевства я спасу, не в первый раз, а вот вы свою… Работать, Зара! — хлопнул в ладоши Эрш. — Другие с зеркалом танцуют, а я с вами вожусь, ошибки исправляю. Не только танцевальные. Как, удалось заклинание?

Девушка кивнула и понуро отвела руку в сторону. Она танцевала в обычном платье. Коронационное шили. Примерка на той неделе, а еще через одну предстояло оценить все сомнительные прелести танеита со шлейфом.

Тридцатое марта приближалось со скоростью урагана. Страх все испортить все возрастал. Зара замкнулась к себе, все чаще огрызалась во время репетиций, а потом и вовсе перестала разговаривать, мысленно считая шаги. Апполина регулярно поила кузину успокоительным, а начальник, наоборот, подкалывал, видимо, мстил за прежние подначки. Сам он выглядел не в пример свежим, перестал отдыхать в сторонке. Видимо, второе дыхание открылось. Эрш шутил:

— Создается впечатление, будто короновать собираются вас, а не Рэнальда Рандрина!

— Вам-то хорошо, — вздыхала девушка, мысленно выстраиваю траекторию танца. — А мне? Вторая пара, все смотрят, оценивают. Потом скажут: дочь короля — неумеха.

— Берите пример с Советника. спокоен и собран.

— Возьму, — кивнула Зара и попросила еще раз пройти с ней четвертую фигуру.

Разумеется, занятия в Аспирантуре накануне коронационных торжеств пришлось забросить: девушка и так ничего не успевала. Постоянные примерки, репетиции, проверка оформления Дворца заседаний, разговоры со жрецами — и еще куча других мелочей. К вечеру ноги и голова болели так, что абсолютно ничего не хотелось, а тут еще проклятый танеит! В четвертой фигуре девушка неизменно сбивалась на правую ногу. Разумеется, издали незаметно, особенно в парадном платье, но Заре хотелось совершенства. Она уже научилась обращаться со шлейфом и шествовала столь же непринужденно, как в обычном бальном наряде.

Нубар Эрш тягу подчиненной к совершенству не приветствовал. Он все чаще оставлял Зару на попечение учителя со словами:

— Свою задачу я выполнил, к моим шагам вы примерились, остальное сами. Простите, но сейчас каждая минута на счету.

Девушка его понимала. Будни главы Департамента иностранных дел вполне можно приравнять к наказанию за особо тяжкое преступление, и Эршу банально хотелось выкроить лишний час для сна. Аделина мрачно шутила, что начальник скоро будет ночевать во Дворце заседаний. Откуда только брал силы на улыбки и дружелюбие?

Отдельное беспокойство вызывал приезд Эгюль. Заре удалось перебороть страх перед давними угрозами отца и пригласить мать на коронацию. Девушка приготовила сюрприз: купила постоялый двор в одной из деревень. Зара надеялась, Эгюль не откажется от подарка, переедет из глуши поближе к столице. Что ж, тогда дочерний долг будет исполнен. Девушка сможет изредка навещать мать. Видеться каждый день с Эгюль не хотелось. Зара и в детстве не питала к ней особой любви, теперь же и вовсе успела отвыкнуть, но почему бы не сделать приятное женщине, которая подарила ей жизнь? По мнению девушки, этим исчерпывалась роль Эгюль в ее жизни. Остальным сызмальства стал отец, сначала неведомый и ненавидимый, затем бесконечно любимый. Именно поэтому Зара не допускала мысли, чтобы взять мать в дом или поселить в городе. Рандрин вряд ли оценит, а ссориться с ним снова девушка не желала. До сих помнилась та боль одиночества. Да и Эгюль в Айши бы не прижилась, не приспособлена она к городской жизни. Что поделаешь, деревенский человек!

Большего Зара для матери сделать не могла. Да, не убила, вырастила, любила, заботилась, но они будто из разных миров. Нет у них ничего общего, кроме крови, и той в Заре от Эгюль мало: внешностью, характером и способностями девушка пошла в отца. А так обустроит ее старость, станет заезжать раз в два-три месяца — и довольно.

* * *

До церемонии оставалось целых пять дней, а Айши уже блистал огнями. Деревья увивали ленты гербовых цветов, дома оплетали магические фонарики: настоящие грозили бы обернуться грандиозным пожаром.

В храме Эвнои на территории Дворца заседаний, где по соображениям безопасности решили провести первую, главную, часть коронации, проверили каждый камушек, каждую плиту пола. От количества охранных и блокирующих заклинаний болела голова. То же самое творилось в святилищах Шеар-Хэ и Менакела. Сотрудники Департамента безопасности сделали все, чтобы любые магические плетения под сводами храмов разрушались, не позволяя наколдовать даже простой светлячок. Маги высшей категории, однако, могли устроить хоть целое представление. Нет, по официальной версии, переступив порог, они тоже лишались всей силы, но Рэнальд Рандрин был не настолько глуп, чтобы оставить себя без подстраховки. Убить можно не только магией, обыкновенный нож вполне подойдет. А если нельзя колдовать, отразить его не успеешь.

В столицу стянули дополнительные воинские подразделения. Приезжих проверяли особенно тщательно, ночью улицы патрулировали усиленные наряды. Старый город превратился в неприступную крепость. Мосты поднимали, ворота запирали. Эйдана тоже настойчиво попросили покинуть столицу, намекнув: иначе уничтожат.

Зару подобные меры безопасности нервировали. Они привносили в жизнь кучу неудобств. К примеру, девушка не могла открыть телепорт в храм Эвнои, поэтому вечно опаздывала на репетиции и выслушивала раздраженные замечания распорядителя. Можно, конечно, попросить отца или Эрша открыть портал, они-то знали, как обхитрить чары, пусть и пожертвовав значимой частью резерва, но девушка не собиралась унижаться. Стискивала зубы и пыталась успеть сама. Все лучше, чем торчать в приемной, карауля отца. У него и без нее дел по горло. Начальник и вовсе исключается. Они не в тех отношениях, чтобы досаждать личными просьбами. Да и Эрш недвусмысленно дал понять: свое время ценит и тратить его на персональную частную помощь на регулярной основе не станет.

В тот день кузины Рандрин пешком возвращались от модистки. Экипаж они не брали, решили прогуляться. Девушки поравнялись с любимой кондитерской, когда Апполину неожиданно окликнули. Видимо, человек показался ей знакомым, потому что полуэльфийка попросила обождать и направилась к нему. Зара пригляделась и расплылась в понимающей улыбке. Эльф — девушка отчетливо разглядела острые уши под теплой фетровой шляпой. Странно, какими ветрами обитателя Заповедного леса занесло в Айши? Разумеется, делегация эльфов прибудет на торжества, но не стоит их ждать раньше полудня послезавтра, Зара знала это из самых достоверных источников — соседнего отдела. В Айши эльфы отродясь не жили, не считая Апполины, но она полукровка, переехала вместе с дядей, так бы тоже предпочла жить вдали от шума столицы, ближе к Заповедному лесу. Эльфам нравились западные земли, в герцогстве, к примеру, остроухих великое множество.

Сдавленный крик кузины вывел Зару из задумчивости. Сработал рефлекс, когда тело делает раньше разума. Вот и сейчас, еще не зная, что произошло, девушка сформировала две "молнии" — так маги назвали кратковременные болевые импульсы, идеально подходившие для нанесения быстрого удара с разворота.

Взгляд выхватил две фигуры: Апполина и эльф. Кузина необыкновенно бледная, с синеватым оттенком кожи. И без того большие глаза стали огромными. А эльф что-то прятал под курткой…

Обе "молнии" с интервалом во взмах ресниц вонзились в тело попытавшегося сбежать злоумышленника. Не стесняясь, Зара выругалась, когда он отразил их магическим щитом. Орка лысого это эльф! Те благородные, не пырнут ножом или заклинанием доверчивого собеседника. И действительно, убийца оказался не эльфом, а… Метаморфом??? Здесь, среди бела дня, на улицах Айши?! Стоп, не умеют эти твари создавать щиты, значит, перед Зарой маг-оборотник. Час от часу не легче!

Оставшись без опоры в виде руки псевдоэльфа, Апполина безвольно сползла на мостовую, зажимая рану на боку. Ей удалось остановить кровь, но слабость и головокружение никуда не делись.

Наплевав на правила, Зара сменила ипостась. Похоже, мнимый эльф не ожидал, что ему придется иметь дело с крылатой э-эрри, иначе чем еще объяснить его заминку? Но маг быстро оправился и попытался избавиться от ненужной агрессивной свидетельницы. Ураганный поток воздуха буквально впечатал ее в стену ближайшего дома. Как девушка не потеряла сознания, она сама не понимала, зато твердо уяснила: самой с необычным убийцей не справиться.

Зара стиснула зубы. Не дождется от нее незнакомец стонов. Рандрины — птицы гордые, даже умирают молча. А ощущение было именно такое, будто девушка сейчас умрет. Голова трещала, на затылке набухала шишка.

Убийца не спешил нанести второй удар, видимо, опасался попасть во власть глаз э-эрри. Медлительность его и сгубила. Не выпуская из виду незнакомца, контролируя каждое движение, Зара нащупала портативное пространственное зеркало, в преддверии торжеств девушка с ним не расставалась. Повезло, не разбилось при падении. И вдвойне повезло, что Заре позволили им воспользоваться. Как только начала собираться толпа, убийца благоразумно ретировался. Впрочем, свое дело он уже сделал: бросил тень на расу, облик представителя которой принял. Среди зевак то и дело слышались гневные высказывания в адрес эльфов, вплоть до призывов разорвать с ними дипломатические отношения.

Узнав о покушении, Рандрин тут же прервал совещание. Через минуту он уже стоял у кондитерской. Разогнав толпу, он присел возле племянницы и бегло осмотрел. Убедившись, что жизни Апполины ничего не угрожает, Рэнальд выловил из хаотичных мыслей дочери нужную информацию и снова исчез. Даже не спросил, как Зара себя чувствует. Девушка обиженно потерла виски. Они ныли после вмешательства в воспоминания. Кое-как сев, Зара позвала Апполину:

— Ты как?

— Жива, — чуть слышно отозвалась она. Цвет лица говорил иное.

Следующий телепорт выбросил на улицу Элену. Секретарь Рандрина обняла за плечи Апполину, помогла встать и провела через незакрытый портал. Затем пришел черед Зары. Элена проявила к ней не меньшую заботу, немного сгладив неприятные чувства от поведения Рэнальда.

Телепорт вел в Департамент лекарских дел, где девушек поджидал помощник леди Совейны. Элена кивнула ей и увела Апполину вглубь коридора, а сотрудник Департамента лекарских дел занялся Зарой. Ничего серьезного, кроме сотрясения мозга и нескольких ушибов он не обнаружил, но на всякий случай посоветовал остаток дня провести в покое и внимательнее отнестись к здоровью в ближайшие дни. Девушка кисло улыбнулась. Как лекарь это себе представляет посреди коронационной кутерьмы? Хотя, конечно, если она упадет в обморок в одном из трех храмов, церемонию это не украсит. Обошлось. Отдохнув, наутро Зара чувствовала себя сносно. Апполине, разумеется, пришлось хуже, но поразительными стараниями Элены (воистину, у нее уникальный дар к целительству!) через три дня полуэльфийка, по заверениям лекарей, могла танцевать танеит. Разумеется, если во время других танцев сидела в сторонке.

Единственное, чего не могла понять Зара: почему покушались на кузину? Не на отца, не на нее, наследницу, а именно на Апполину. К сожалению, мага, принявшего облик эльфа, уже не спросишь. Рэнальд Рандрин нашел его и провел допрос по всем правилам, с особой жестокостью. За членов семьи герцог мстил, не стесняясь в средствах. Казнить злоумышленника не стали, просто убили, хотя для несчастного это стало благом: с раскроенным э-эрри сознанием долго не живут, да и не живут вообще. Рандрин сделал все собственноручно, тихо, без крови, находясь все в том же демоническом обличии. Короткий приказ — и человека больше нет. Смерть списали на пьяную драку, и сбросили тело в общую могилу.

Зара страдала от недостатка информации. Она добывала ее через третьи руки и довольствовалась слухами: официально об убийце не говорили. Рандрин отделался сухим сообщением о казни, не вдаваясь в подробности. В итоге на генеральной репетиции танеита Зара не удержалась и попыталась выяснить все у начальника. Отец отмалчивался, да и виделись они урывками, иногда только за завтраком.

Нубар Эрш отделался парой общих фраз. Говорил с видимой неохотой, с частыми паузами, даже не пытаясь скрыть, что многое утаивает. Почему именно Апполина? Возможно, из-за ее дара. На церемонии окажется кто-то, кого она не должна почувствовать. Это всего лишь предположение, не принимайте всерьез. Почему ножом и в облике эльфа? Чтобы рассорить Анторию с эльфийским князем.

— Кому это выгодно, сеньор Эрш? — сбившись с ритма, гневно сверкнула глазами Зара.

Начальник молчал, терпеливо ожидая, пока девушка успокоится. Даже руку с талии убрал.

— Вы мне не доверяете? — К гневу прибавилась досада.

— Сдается мне, это фрегойи, ваша светлость, — согласился высказать свою точку зрения Эрш. — Не верю я, будто они так быстро успокоились. После вашего отказа, который опозорил принца Аластида. Да и подстроить подобную пакость — в духе леди Атамальды, — качая головой, заключил он.

— Но они же подписали мирный договор! — возмутилась девушка, топнув ногой.

— Одно другому не мешает, — философски заметил начальник. — Убитый маг, слабенький, к счастью, просто накачанный зельем, не фрегой. Не беспокойтесь, — заверил Эрш и предложил продолжить репетицию, — на коронации ничего не случится. Им не выгодно стать инициаторами агрессии: в случае конфликта Фрегойр останется в одиночестве против коалиции соседей. Надеюсь, здравый смысл возобладает над желанием мести, — чуть слышно, разрушая магию уверенности собственных слов, добавил Нубар.

— Мести? Апполине? — оторопело выпалила Зара.

Какой танеит, когда над семьей нависла угроза? И отец хорош, играет в молчанку. Посторонний человек и то больше доверяет. "Хочу защитить неведением" — сказки, герцог банально не желал посвящать дочь в тонкости политической игры, в которую и втянул.

— Семейству Рандрин. Ваша светлость отказались выйти за одного из наследных принцев, а это при желании можно расценить, как оскорбление. Ничего, мы найдем, что бросить в пасть голодных псов, — усмехнулся Эрш и занял предыдущую танцевальную позицию. — А теперь еще раз восьмую фигуру. Мне кажется, или вы опять семените и подпрыгиваете?

— Если бы кто-то меня нормально держал! — вполголоса пробурчала девушка и взвизгнула, лишившись опоры под ногами. — Я совсем не это имела в виду! — затараторила она, повиснув на руках Эрша.

Тот держал без видимых усилий, безо всякой магии. Приличествующее расстояние соблюдено, в интимности не обвинишь.

— Да не бойтесь вы, Зара, не уроню! — рассмеялся начальник и поставил подчиненную обратно на паркет. — Надеюсь, на церемонии вы отреагируете на адаже гораздо спокойнее. Визги, безусловно, добавят церемонии пикантности, но вряд ли укрепят авторитет вашего отца.

— На церемонии меня по рисунку танца не возносят к потолку, а лишь слегка приподнимают над полом.

Эрш промолчал и, отпустив партнершу, в который раз встал в первую позицию, с тоской покосившись на огни за окном. Танеит он ненавидел всей душой, а Зара Рандрин никак не могла правильно выполнить все фигуры. Впрочем, их редко кто четко выполняет, Нубар сам позволял себе некоторые вольности. Атавизм — этот танеит, давно пора отменить. Слава богам, торжественные церемонии государственного масштаба проходят редко, а на приемах танцевали нормальные танцы, а не церемониал на паркете. Танеит, разумеется, выдумали эльфы, но им-то легко, а вот людям шаги, поклоны, медленные волны и поддержки не запомнить.

— Сеньор Эрш, почему вы называете меня светлостью? — Зара с кислым лицом присела в реверансе.

— Привыкаю, — пожал плечами Нубар и попросил: — Давайте быстрее закончим? Не то, чтобы я жаловался, но за окном уже поздний вечер.

— Устали меня поднимать? — предположила девушка.

— Нет. — Мысли Эрша витали где-то далеко. — Поторопимся, ваша светлость. Ваша будущая светлость, если придираться к словам. Я планировал заняться личными письмами, но если танеит затянется до полуночи…

— Так уйдите, я одна порепетирую. Или с учителем.

— Хватит одного мученика. И одной не получится. Зара, — он немного воодушевился, — у меня предложение. Вы банально доверяете мне все движения, позволяете вести. Вычеркнем пару мелочей, которые не выходят, и получим приемлемый вариант.

Девушка воспротивилась. Ей хотелось станцевать по всем правилам, недаром же столько мучилась. И, как частенько случалось, упрямство помогло добиться нужного результата.

* * *

Наконец наступил день коронации. Начался он ранним утром с облачения в специальные парадные одежды и укладки сложных причесок. Зара мужественно терпела работавших в восемь рук горничных и парикмахера. Она знала: красота требует жертв, особенно та, которую хочешь запечатлеть на века. В тугом корсете лишний раз не вздохнешь, платье тянет к земле, зато выглядишь представительно. Сомнительное утешение, но Зара не жаловалась. Удобно только босоногим крестьянкам.

Постоянно хлопали двери, слышались крики слуг. Почетный эскорт маялся в холле, ожидая появления будущего монарха. Наконец он спустился в сопровождении дочери и племянницы. В черной рубашке со стоячим воротником, такого же цвета брюках, с герцогской цепью на груди. Камзол на этот раз длинный, серебристый, с узорным гербовым шитьем, на шее — завязанный особым узлом темно-серый платок из тончайшего эльфийского шелка, прихваченный булавкой с гербом Антории. Жилет — на тон темнее камзола. Неизменная брошь с бессмертником приколота напротив сердца. Все подогнано точно по фигуре, линии четкие, строгие. Такой наряд сковывает движения, исключает порывистость и настраивает на торжественный лад.

Апполина как законнорожденная племянница шла на полшага впереди Зары. Вопреки обыкновению она изменила эльфийской моде, предпочтя ей узорчатую парчу. Золотисто-зеленое платье с узкими прорезными рукавами плотно облегало фигуру до пояса, затем расширяясь. Шлейф небрежно просунут в кольцо и завязан художественным узлом. Но даже так подол волочился по полу.

Зара маялась в фамильном черном и серебряном. По ее мнению, платью не хватало ярких красок, и девушка разбавила строгость украшениями. Любимые сапфиры и бриллианты удачно дополнили наряд.

По случаю коронации каретники в кратчайшие сроки восстановили открытый экипаж Сеговеев, заменив гербы прежних королей на гербы Рандринов. В нем в сопровождении гвардейцев Рэнальд и его спутницы проделали недолгий путь до храма Эвнои. У входа поджидали жрецы, члены Совета и городского муниципалитета, служащие департаментов и представители дворянства. Толпа собралась огромная; на улицах будущего монарха тоже приветствовали горожане. У Зары кружилась голова, но девушка хранила внешнее спокойствие, холодно приветственно улыбалась. Она от и до вызубрила церемониал и собиралась стать идеальной герцогиней. Пусть это момент триумфа отца, но Зара тоже к нему косвенно причастна.

Нарядно одетая толпа возле храма расступилась, образовав живой коридор вокруг красной ковровой дорожки. Зара пыталась разглядеть знакомые лица. Ага, вон начальники департаментов, в первых рядах. Члены Совета, заместители, первые и вторые помощники… При виде Меллона девушка поспешила перескочить через ряд.

Странно, а где Нубар Эрш? Опаздывает? На него не похоже, негласный Первый министр Антории почти всегда приходил на работу первым, а если и задерживался, то по уважительной причине.

— Кого-то ищешь? — шепнул Рандрин.

— Мучителя по танеиту.

— Нубар внутри. И не клевещи на хорошего человека.

Девушка хмыкнула. Она придерживалась иного мнения.

Рэнальд Хеброн Рандрин вышел из экипажа и поклонился собравшимся, как того предписывал церемониал. Волна ответных поклонов пробежала по толпе. Рэнальд помог спуститься дочери и племяннице. Зара ожидала, и тут ее постигнет участь второй, но нет, будущий монарх четко дал понять, кто станет наследницей престола.

В сопровождении жреца Эвнои и председателя Верховного суда Рандрин направился в храм. Следом, рядом друг с другом, зашагали кузины. Они вытащили шлейфы из держателей, и шустро подоспевшие пажи, выбранные из учеников Высшей школы магического искусства, несли их за девушками. Выждав немного, высшие чины Антории последовали вслед за ним, соблюдая очередность, предписанную придворным герольдмейстером, строго следившим, чтобы соблюдались все тонкости протокола.

На данном этапе приглашенные иноземные гости в коронации участия не принимали, они ожидали новоиспеченного монарха в храме Шеар-Хэ.

Как и говорил Рандрин, Нубар Эрш ждал в храме, у внутренних дверей. Отвесив глубокий поклон сюзерену, он что-то шепнул ему и исчез. Зара даже толком не успела рассмотреть начальника. Как всегда, в бегах, пока другие перешептываются, готовит вторую часть церемонии, развлекает иностранных гостей.

Храм Эвнои, казалось, совсем не подходил для торжества. Оно и понятно: святилище не отличалось масштабностью, как-никак, предназначалось для королевской семьи. Ряды жестких дубовых кресел с высокими спинками, между ними — проход, устланный ковровой дорожкой. Столбы, подпирающие своды, увиты гирляндами. Наверху — массивные светильники, приглушенные по случаю утреннего времени. Ничего лишнего, только камень и дерево.

Кузины заняли места перед украшенным розами алтарем. Рандрин остался стоять под покровительством статуи богини чуть дальше, у границы земного и небесного. Убедившись, что все собрались, он обвел взглядом собравшихся и подал знак председателю Верховного суда начинать. Тот прокашлялся и обратился к присутствующим с вопросом: согласны ли они принять нового короля? Возражений не последовало, представители всех заинтересованных слоев единогласно ответили "да". Вперед выступил герольдмейстер и ознакомил гостей с законами, генеалогическими изысканиями и прочими документами, на основании которых бывший Советник занимал пустовавший доныне престол.

Как представителю предыдущей правящей династии дали слово Арилану Сеговею. Он помедлил с минуту, но все же назвал Рэнальда Рандрина правопреемником предков.

Герцог молчаливо и недвижно наблюдал за происходящим. Услышав заветные слова от Арилана, он довольно улыбнулся и обернулся к алтарю. Будто перед прыжком в воду, замер, затем сделал шаг, отделявший его от изображения богини, и преклонил колени. Герольдмейстер почтительно подал ему лампадку. Рандрин зажал ее в ладонях, приблизил к лицу, позволив пламени на мгновение коснуться кожи, и протянул изваянию Эвнои с просьбой ниспослать благословение. Пламя в лампадке дрогнуло и погасло, чтобы вспыхнуть в сосуде, который держала статуя.

Одобрительный гул пронесся по толпе: богиня приняла нового короля.

Гости встали, выражая почтение монарху. Стулья тут же исчезли, чтобы не мешать дальнейшей церемонии.

Жрец открыл позолоченную баночку с миррой и положил несколько мазков на лоб коленопреклоненного короля. Тот еще ниже опустил голову, склоняясь перед Эвноей, и на пару мгновений закрыл глаза. Утверждали, в такие моменты монархи разговаривали с богами.

Но вот Рэнальд уже поднялся, свысока, уже не как Советник, обвел взглядом толпу. Она волнообразно, по мере того, как скользили по рядам синие глаза, замирала в поклоне или реверансе.

Рандрин занял место по правую руку от статуи Эвнои на складном мягком кресле. Он прошел первую, самую важную часть коронации и лениво внимал праздничному богослужению, славившему богов, Анторию и род Рандринов. Сначала следовало обращение к хозяйке храма, покровительнице анторийских монархов, затем помяновение почивших королей, с подробным перечислением имен, просьбы к богам о благополучии и процветании королевства и лишь потом добавлялось: "Рэнальду Хеброну Рандрину, герцогу С'Этэ, Верховному магу и милостью небес новому нашему монарху, наисветлейшему, великому и несущему мир королю, Его королевскому величеству Рэнальду Первому, — здоровья, жизни и побед".

Храм заволокло запахом благовоний. Он оказался настолько тяжелым и концентрированным, что мешал дышать, и Зара обрадовалась, когда, наконец, снова оказалась на свежем воздухе.

Процессия во главе с экипажем монарха двинулась к следующему святилищу, Шеар-Хэ, где в присутствии иноземных гостей состоялась похожая церемония, только с большим размахом. Сам храм тоже превосходил предыдущий. Тут свободно разместились все приглашенные гости. Зара помнила часть из них поименно: успела выучить, когда готовила списки.

Более светлый и нарядный, храм затянули символикой рода Рандрин. Над входом реял флаг Антории. Внутри стояли корзины с цветами. Все — исключительно государственных цветов.

В храм входили по отдельности. Рэнальд задержался в служебном помещении, то ли давая наставления, то ли выслушивая указания. Девушки же в сопровождении пажей проследовали к своим местам. Путь занял немало времени: приходилось поминутно останавливаться и здороваться с иностранными гостями. У Зары даже устали мышцы от улыбок. Мельком она видела Эрша. Он стоял к ней спиной, ведя оживленную беседу с эльфийским владыкой.

— Ваше высочество, ваша светлость! — К ним с поклоном подошел Эведер.

Зара скривила недовольную гримасу. Ну хоть кто-то! А то складывалось впечатление, будто девушки — лишние на празднике жизни.

Помощник Рандрина снова поклонился и предложил руку Апполине, чтобы проводить до кресла в первом ряду. Заре в провожатые достался Эсфохер. Пока Эрш налаживал дипломатические контакты, используя минуты ожидания в благих целях, его заместитель занимал новоиспеченную герцогиню. Девушка знала, документы уже подписаны, осталось огласить.

Эсфохер не только помог сориентироваться и отвадил от Зары излишне ретивых гостей, но и вкратце напомнил дальнейшую программу.

— Сеньор Эрш велел передать, он подойдет уже после присяги, когда закончатся переговоры, — проинформировал заместитель. — И настоятельно просил ограничиваться светской беседой.

— Сеньор, я сама знаю, как себя вести, — обиделась девушка. Значит, после присяги у нее появится нянька. Или Эрш снизойдет лишь до обязательного танца? Признаться, ей хотелось бы заполучить интересного собеседника и чудесного партнера, а не ментора. — От пояснений насчет неудобных тем не откажусь.

Эсфохер пожал плечами.

— Ничего нового. Под запретом политика и личная жизнь, за исключением свадеб и рождения детей.

Зара кивнула и заняла свое место.

Вскоре началась церемония. Рэнальда Рандрина короновали и облачили в королевскую мантию. Он принес традиционную клятву, начинавшуюся словами: "Я, Рэнальд Хеброн Рандрин, герцог С'Этэ, ставший по праву наследства и крови королем Антории…" После, уже восседая на троне, Рандрин провозгласил племянницу принцессой, а дочь — наследницей и герцогиней королевской крови. Робкие возражения насчет происхождения Зары Рэнальд отмел весомой фразой: "Я тут закон, и мне решать, кто рожден от моей крови".

В храме Менакела — бога правосудия и возмездия — приносили присягу. Первым в верности новому правителю поклялся Арилан Сеговей — виконтесса Мейлир сдержала обещание. Принц с сумрачным лицом преклонил колено и бесцветно отбарабанил клятву. Рандрин иного не ждал. Глупо ожидать от Сеговея любви. Зато жизнь он себе сохранил. Пока.

Дальше пришел черед домочадцев. Странно и непривычно оказалось приседать перед собственным отцом в реверансе и осторожно преклонять колени на специальной подушечке. А в парадном платье, сковывавшем движения, еще и тяжело. Повторяя слова клятвы, Зара гадала, как грациозно встать без посторонней помощи. Проблему решил новоиспеченный монарх, протянув руку, чтобы девушка могла опереться. Более того, даже за талию придержал. Протокол это не нарушало: они близкие родственники.

Вслед за родственниками присягала высшая аристократия, легко, непринужденно, будто делала это каждый день.

Торжественная храмовая часть закончилась, и пестрая компания переместилась во Дворец заседаний, где давался грандиозный прием. Начинался он, разумеется, не с банкета, а с зачитывания поздравлений иноземных держав. Доверенные лица монархов по очереди подходили к трону, зачитывали свитки, дарили подарки.

Зара сидела в кресле по правую руку от Рандрина и старательно изображала, будто ей безумно интересно. Слева устроилась Апполина. Обе девушки в диадемах, только у полуэльфийки ее сделали в виде короны.

— Ваша светлость, позвольте принести свои поздравления по поводу вступления на престол вашего отца. Надеюсь, боги будут благосклонны к нему и нам, его скромным подданным.

Откровенно скучавшая во время очередной речи, славившей анторийского монарха, Зара живо обернулась к Нубару Эршу. Сегодня он тоже преобразился. Портные затянули в жилет и камзол не хуже модницы, казалось, лишив возможности дышать. Девушка никогда еще не видела начальника в гербовом лиловом и, позабыв о приличиях, с интересом рассматривала узоры на камзоле. Значит, фамильные цвета Эршей — белый и лиловый. С ними хорошо сочетается темно-зеленая вышивка Департамента иностранных дел на рубашке. На шейной булавке — топаз. Судя по огранке и чистоте — безумно дорогой. В его свете глаза начальника кажутся голубыми.

Во время принесения присяги Зара и не видела Эрша толком, углядела только цвет камзола. Тогда все смешалось: голоса, фигуры, одежда, — зато теперь девушка утолила любопытство.

— Ваша светлость недовольна видом узла? — В глазах Нубара блеснула усмешка.

Зара покраснела и тут же отвела глаза. Не стоило так пристально разглядывать камень. И начальника тоже. Но хорош, хорош, ничего не скажешь! И пахнет приятно. Словом, Зара твердо решила заполучить на танцы столь знатного кавалера. Если выбирать, то лучшее. Еще неизвестно, каковы иностранные принцы, тут же точно обеспечена женская зависть.

— Я хотел напомнить, вашей светлости следует встать по второму взмаху герольдмейстера, — почтительно, уже официально добавил Эрш и поклонившись, отошел.

Зара невольно проводила его глазами. Да, в первый раз начальник так учтиво ей кланялся, будто действительно уважал и признавал госпожой. Вновь непривычно. Сколько же новых ощущений за один день!

Рандрин многозначительно хмыкнул и покачал головой. Похоже, под обаяние Эрша попали не только приглашенные высокие особы. Нубар умел нравиться — незаменимое качество для дипломата. Как ментал, он мог завести разговор на интересующую человека тему, втереться в доверие.

Официальные поздравления сменили танцы. Начинались они с танеита — неизбежного спутника всех торжественных мероприятий. Его иногда называли танцем королей. Первую пару составили Рандрин и Апполина. Рэнальд грациозно, будто там и родился, поднялся с трона и, обойдя возвышение, подал руку племяннице, чтобы увести в соседнюю бальную залу.

Гости не спешили следом, повинуясь отмашкам герольдмейстера.

— Ваша светлость? — Зара и не заметила, как рядом оказался Эрш. Склонившийся в неглубоком поклоне, серьезный.

Девушка кивнула и неторопливо поднялась, чтобы вложить руку в руку кавалера.

Идти под жадными перекрестными взглядами оказалось нелегко, но Зара ни разу не сбилась. Случалось и хуже! На первом курсе ее появление вызвало больший фурор. Как же, девчонка без фамилии — и вдруг затмила всех и вся, не явилась забитой замарашкой. Только рука затекла: приходилось держать ее вытянутой.

— Сеньор Эрш, а разговаривать можно? — на всякий случай ментально поинтересовалась она, внешне сохраняя ледяное спокойствие, будто десятки раз танцевала танеит на коронациях.

— Вслух? Можно. Это обычный танец.

— Тогда я пока мысленно: вдруг это тайна?

Они вступили в зал и замерли вслед за первой парой, дожидаясь своей очереди.

Эрш заинтригованно молчал. Слова о тайне поставили его в тупик.

— Почему вы не присутствовали на оглашении в храме Эвнои? Разве это не обязанность начальника департамента?

— Зара, я при вас приносил клятву. По-моему, это лучшее выражение моего согласия с именем нового монарха. Или вы персонально меня хотели спросить, достоин ли Рэнальд Рандрин трона? — Девушка сконфуженно засопела, стараясь не выдать себя мимикой. — Помилуйте, я же и готовил коронацию. А в храме… Вы же видели, сколько гостей. Моя прямая обязанность — замещать короля, пока он занят. А почему вас так это волнует? — Нубар с хитринкой глянул на Зару, заставив ту нарочито сосредоточиться на втором герольдмейстере, отмерявшем время вступления пар в танец. — Наводит на мысли.

— Вашему самомнению можно позавидовать, сеньор Эрш. Я догадалась, на что вы намекаете. Увы, не вздыхаю в сторонке, не высматриваю милый образ, всего лишь пыталась понять, почему ценящий протокол индивид так грубо его нарушил. Об инструкциях не знала, вопросы снимаю.

— Индивид! — мысленно хмыкнул Эрш. — У меня есть имя, ваша светлость, и я ваш начальник. А отсутствие вздохов не может не радовать. Без шуток.

— Мужчины самонадеянны, — пожала плечами Зара и вслед за партнером вступила в танец.

Дальше стало не до разговоров, тем более, на подобные темы. Но Нубар счел своим долгом извиниться и заверить, он ничего такого не предполагал, не желал, всего лишь заинтересовался внезапным вниманием к своей персоне.

— Вы же мной интересуетесь, — парировала девушка. — Вечно: что случилось, откуда кровь? Вот я и вернула долг.

Эрш склонил голову, признавая поражение.

Тщательно отсчитывая ритм, выверяя движения, Зара старалась не сбиться, напряженно воскрешая в памяти многочисленные репетиции. Стало не до перебранки с кавалером, да и прискучило. Девушка пристально следила за спиной Апполины. Расстояние между ними не должно быть слишком велико, но достаточно, чтобы не стеснять движений пар. За Зарой и Эршем следовали приглашенные венценосные особы. Это тоже нервировало. Взгляды буравили спину — изучающие, внимательные, настороженные и презрительные, бурлящая смесь под внешним спокойствием.

Шаг, второй. Разворот, движение рукой.

И в голове: "Ненавижу танеит, ненавижу!"

Нубар выглядел отрешенно отстраненным. Казалось, его мысли витают где-то далеко, на самом деле, Эрш проверял, нетронуты ли заклинания, прислушивался к шепоткам, соблюдая рисунок танца, старался разглядеть выражения лиц потенциальных врагов и осторожно прощупывал их сознание. Иногда получалось узнать занятные вещи. Если же Нубар встречал сопротивление, предпочитал отступать, чтобы остаться незамеченным.

Не ускользнуло от начальника Департамента иностранных дел и волнение спутницы, которое лишь возрастало по мере танца. К чести Зары, та держала лицо, ничем не выдавая страха. Создавалось впечатление, будто она родилась с эльфийскими движениями в крови.

— Зара, все в порядке, расслабьтесь, — попытался успокоить Эрш, вновь сосредоточившись на партнерше. Нужно поддержать девушку, танец сложный, легко ошибиться. — Если собьетесь, я все исправлю, — заверил он.

— Повернете время вспять? — Зара присела в очередном реверансе.

— Чуть-чуть изменю рисунок.

— Нельзя же, — напомнила девушка, отклонившись назад.

— Можно. Танеит мало кто танцует по всем правилам. Кроме эльфов, разумеется.

— Значит, буду подражать эльфам, — упрямо стояла на своем Зара.

Либо лучшей, либо вообще никак.

Эрш попытался зайти с другой стороны. Он знал, излишняя скрупулезность и амбиции зачастую играют против человека. Вот и партнерша, если не перестанет думать, как стать эталоном, рискует упасть или пропустить фигуру.

— Вы сегодня очаровательны! И держитесь так естественно. Несомненно, цвета рода вам к лицу.

Зара кисло улыбнулась. Вышло не очень: скованные мышцы выдали гримасу.

— Какой именно цвет, сеньор Эрш? Траурный или лунный?

— Зара! — укоризненно цокнул языком Нубар. — Для вас же стараюсь. Ну, улыбнитесь, скоро все закончится. Так, поворот, реверанс, — напомнил он, ловко перехватив пальчики партнерши. — Левую руку мне. Только не бойтесь и следите за шлейфом. Главное, не бойтесь. Я понимаю, в первый раз, поэтому ничего не требую.

Зара промолчала и сделала плавную волну свободной рукой. Не требует? А в тренировочном зале мучил, добивался отточенности движений. И вот теперь снисходительно разрешить ошибиться? Не дождется! Девушка повернулась на носках и слегка подалась корпусом назад, надеясь не упасть. Не упала — и в следующее мгновение на три такта оторвалась ногами от пола.

— Все, теперь шаги. Это у вас всегда хорошо получалось. Успокойтесь! — в который раз мысленно повторил Эрш.

Он остался доволен, из Зары вышла прилежная ученица.

— Как же! — хмыкнула девушка. — Злосчастная восьмая фигура впереди, да еще "эльфийская спираль".

— Ну и трусиха вы, ваша светлость! — беззвучно рассмеялся Нубар. — Взгляните лучше на принцессу Герта: вот для кого танеит мучение. — Девушка живо обернулась и едва сдержала улыбку. Ее высочество не отличалась грацией, а в сочетании с небольшим лишним весом танеит становился проблемой. Несчастная даже не пыталась держать лицо, а ее кавалер украдкой вытирал со лба пот и наверняка мысленно "благодарил" богов. — Вы великолепно танцуете, легко и непринужденно. И восьмую фигуру выполнили безупречно, не пропали даром мои мучения!

Действительно, выполнила и не заметила с разговорами.

— У меня слишком пристрастный и терпеливый партнер, — польстила начальнику Зара, обласкав голубизной глаз. Топаз в шейной булавке перекликался с цветом ее радужки. — Сеньор Эрш, вы сегодня вообще как-то по-особенному выглядите. Глаз не отвести.

— Так, Зара, заканчивайте с комплиментами! — неожиданно помрачнел Нубар.

Галантный кавалер исчез, его место занял строгий глава департамента.

— А что плохого в том, что мой начальник сегодня прекрасно выглядит? — удивилась Зара.

— Значит, обычно он выглядит отвратительно? — В потеплевших глазах Эрша играла усмешка.

— Нет, просто… Да ну вас! — вспыхнула девушка и досадливо прикусила губу.

— Так что с моей внешностью? — не отступал Нубар.

— Увы, данный вопрос мне не интересен, — пожала плечами Зара. — Всего лишь удачно подобраны цвета одежды. И обычно вы тоже выглядите нормально.

Танеит закончился, и Нубар Эрш отвел девушку на место. Та, воспользовавшись случаем, взяла с кавалера слово оставить для нее два танца на предстоящем балу. Девушка опасалась, что при таком избытке дам ей достанутся посредственные кавалеры.

Глава 6

Бал в честь коронации обсуждали еще год после его проведения. Над оформлением зала трудились лучшие сотрудники Второго отдела Департамента иностранных дел: яркие объемные иллюзии, меняющий цвет потолок, неплавящиеся свечи, дающие ровный мягкий свет. Для почетных гостей — присутствовали почти все соседи, даже фрегойи — отвели специальный помост. Центральное место на нем занимал трон хозяина, от него плавными волнами разбегались ряды кресел, перемежавшиеся столиками. Щелкая пальцами, тот или иной гость подзывал слугу, и на подносе возникал то бокал вина или шампанского, то тарелочка с закусками или фруктами.

С помоста открывался вид на танцующие пары. Они кружили по начищенному до блеска паркету, рождая иллюзию беззаботного счастья.

Размеры зала позволяли не только предаваться увеселениям, но и неспешно обсуждать различные вопросы, причем так, чтобы не мешать друг другу.

После танеита, закончившегося церемониальными поклонами, больше напоминавшими растяжки, Зара уговорила Эрша остаться на второй танец. Вернее, поставила перед фактом, напомнив о собственном новом статусе. Нубар неодобрительно покачал головой.

— Осторожнее с подобными вещами, — предостерег он. — Люди не любят унижений по социальному положению. Они подчинятся, но затаят обиду.

— Меня ждет наказание на работе? — сверкнула глазами девушка.

Она прогуливалась под руку с кавалером, отдыхая после утомительного танца. Взгляд скользил по лицам собравшихся, припоминая, кто есть кто.

— Нет. — Нубар занимался тем же: следил за гостями. — Вы меня не оскорбили, но самомнение и характеры у всех разные.

— А вас титул устраивает? — продолжала расспросы девушка. — Наверняка многие на переговорах ставили его в укор.

— Много раз! — рассмеялся Эрш. — Когда нечего сказать, вспоминают титул собеседника и проходятся по его биографии. Готовьтесь, Зара, скоро начнут травить. Вы ведь незаконнорожденная.

Зара скривилась. Даже шампанское показалось горьким.

— Сеньор Эрш, — раздраженно поинтересовалась девушка, — а законные дети с улучшенными внешними данными рождаются? Какого лысого демона я должна…

— Тихо! — шикнул Нубар, развернув собеседницу спиной к возвышению. — Вы что удумали? — отчитал он. — На балу в честь коронации — скандал! Зара, если они, — быстрый кивок в сторону высоких гостей, — заметят хоть намек на раздражение, легко раскрутят до войны. Объяснять не стану, но ложь — главное оружие дипломатии. Вот, например, сейчас вы о перевороте думаете.

Девушка открыла рот от изумления. Припомнила все сказанное и, не найдя ничего подходящего, потребовала объяснений у Эрша.

— Вам не нравятся анторийские законы и система ценностей, — тихо объяснил он. — Да, именно так при желании можно расценивать ваш эмоциональный выпад, а уж желание, поверьте, найдется. Там недалеко додумать, будто вас хотят отстранить от власти ради будущего законного наследника, а вы, наоборот, отдавать бразды правления не собираетесь. В итоге ждите сомнительных предложений от недругов Рандрина.

— Страшные люди — дипломаты! — с уважением констатировала Зара и улыбнулась, широко, лучезарно. — Я тоже многое построила на лжи, не на таком уровне, конечно, но без нее бы в Айши не попала.

— Знаю, — обескуражил Нубар и, отвечая на безмолвный вопрос, пояснил: — Наводил справки. Досье, ваша светлость. Я не принимаю на работу сотрудников без скрупулезной проверки. Вы молодец, — похвалил Эрш, забирая у спутницы пустой бокал, — сориентировались. На самом деле, будущее в профессии у вас есть, мешает импульсивность. Избавитесь от нее, далеко пойдете. Но хватит о политике. Бал, как-никак. Какой сейчас танец?

— Как, вы не помните или делаете вид? — подняла брови девушка.

— Не помню, — пожал плечами Нубар. — Забот много.

Зара с готовностью посвятила начальника в увеселительную часть праздника, перечислила все танцы и вокальные номера, отбиравшиеся соседним Вторым отделом. Эрш кивнул и предложил второй танец после перерыва. Зара многозначительно хмыкнула: медленный вальс. Занятно! Можно и за талию без стеснения подержать, и на ушко пошептать, и много чего еще, если мужчине хочется оказаться ближе.

— Зара, я за вами не ухаживаю, — нахмурился Эрш. — Вы хотели два танца — вот вам второй. Почему именно этот? Чисто прагматичный подход.

— Дела, переговоры? — Улыбка девушки стала приторно сладостной.

— Хорошо, Зара, — сдался Нубар. — Да, мне тоже хочется получить хоть какое-то удовольствие. Эстетическое, — подчеркнул он, грозным взглядом задушив на корню игривые мысли. — От танца. И, раз уж мы коснулись этой темы, не уподобляйтесь девицам из вашего отдела. Выгоды никакой, а отношения можно испортить.

Зара подняла на него спокойные синие глаза и, дернув плечиком, холодно повторила уже сказанное сегодня:

— Мужское самомнение порой велико. В свою очередь тоже не огорчайте меня, сеньор Эрш. Кокетство — милое развлечение, не более. Иногда средство получить искомое и вовсе не мужчину, заверяю вас. Не обижайтесь, сеньор Эрш, но вы мне не нужны.

— Рад это слышать, — удовлетворенно кивнул Нубар. Лицо его просветлело. — Все время забываю, что вы Рандрин.

— А что с нами не так? — недоумевала девушка.

Она уже заняла исходную позицию и ждала первых тактов музыки.

— Вы рассудочны и подчиняете мир себе. Но довольно! Расскажите-ка мне о поведении Арилана Сеговея в храме Эвнои. Не поверю, будто не наблюдали.

Разговор со скользкой личной перешел на рабочую тему. Взаимное напряжение улеглось, вернулась прежняя непринужденность, сдобренная соблюдением необходимых приличий. К концу танца обоим казалось нелепым то, что они углядели за простыми комплиментами. В итоге вместе посмеялись. Несомненно, напряжение и усталость вредно сказываются на умственных способностях.

Эрш отвел Зару на помост и, придержав шлейф, помог устроиться в кресле. Сам же, мысленно перебросившись парой слов с Рандрином, направился обходить гостей.

Кресло Апполины пустовало. Пока Рэнальд вполголоса обсуждал с королями Торра и Герта вопросы внешней политики, не до конца окрепшая после нападения племянница перебралась к эльфам. Светловолосый зеленоглазый князь, двоюродный дядя со стороны отца, гладил девушку по волосам, убаюкивал напевным языком. Движениями рук он изгонял остатки повреждений и боли из тела Апполины. Полуэльфийка едва заметно устало улыбалась. Будь ее воля, Апполина Хеброн Рандрин присела бы у ног князя, как и полагалось по законам родины вторых предков, но этикет требовал неукоснительного соблюдения. Эх, как удобно было бы устроиться на низкой скамеечке или и вовсе на подушках, положив голову на колени князя, и слушать его тихий голос. Эльфийский успокаивал Апполину, возвращал во времена безоблачного детства, так жестоко оборванного смертью родителей.

Зара вертела в пальцах бокал шампанского и мечтала скорее избавиться от туго затянутого корсета или хотя бы от веера воротника, щекотавшего шею и уши. Почесать их не представлялось возможным, приходилось терпеть. Равно, как и духоту. Девушка открыто скучала, то и дело обмахиваясь веером. Танцы давно начались, но никто из высокопоставленных гостей не спешил влиться в ритмы музыки. Сама пригласить кавалера Зара не могла: не положено по рангу. Приходилось сидеть и терпеливо ждать. Решение стребовать с Нубара Эрша два танца теперь казалось спасением, и девушка с нетерпением ждала перерыва. Начальник Департамента иностранных дел по рангу имел право вальсировать с наследницей престола.

В поле зрения Зары попали Арилан Сеговей, теперь уже не принц, а герцог (титул изменили, чтобы избежать опасной путаницы), и Бель. Они чинно прогуливались вдоль столов с напитками у стены, очевидно, обсуждая свадьбу. Торжество назначали на июнь. Виконтесса держалась с достоинством, присущим особам королевской крови, Зара даже поймала себя на мысли, что из былой согруппницы получилась бы отличная королева. Но Бель практична и не гонялась за журавлем в небе. Размеренная обеспеченная жизнь с герцогом привлекала ее намного больше сомнительной перспективы верной спутницы монарха. Слишком призрачна надежда на удачный исход государственного переворота, а провал грозил оборвать жизнь обоих в самом расцвете лет.

Не выдержав, Зара спустилась к обычным гостям. Девушка не могла больше изображать молчаливую статую и слушать о налогах, коалициях и экономических связях. В конце концов, она не принцесса, а всего лишь герцогиня королевских крови, значит, спокойно может веселиться.

— Ваша светлость? — Бель Мейлир склонилась перед Зарой в глубоком реверансе, ее спутник ограничился вежливым поклоном, приветствуя равный равную. — Я так благодарна вам за все, что вы для нас сделали. Его величество не пожалеет о принятом решении.

— Не сомневаюсь, виконтесса, — тем же тоном ответила девушка и улыбнулась: — Бель, давайте избавимся от условностей? За сегодняшний день я возненавидела высокопарные речи и обращение "Ваша светлость". Я по-прежнему Зара. Помнится, я холодно обошлась с вами обоими во время помолвки… — Она выдержала небольшую паузу и продолжила: — Примите мои извинения, мне нездоровилось. Вы прекрасная пара, и, надеюсь, будете счастливы.

Бель поблагодарила за пожелание и незаметно толкнула жениха в бок, выразительно покосившись на Зару. Арилан кивнул и еще раз извинился за нелепую затею со сватовством. Речь, похоже, написала виконтесса: былой принц не пользовался подобными оборотами, зато прочитал с выражением. В этот раз Зара отнеслась к нему благосклоннее, заверив, что не держит обиды. И в самом деле, неприязнь к Арилану успела немного остыть, вытесненная другими заботами и переживаниями. Тем более, теперь он помолвлен, да и чувств к Бель не скрывал: то и дело целовал ее руки. И смотрел так ласково, нежно.

— Зара, можно пригласить вас? — Арилан приветливо улыбался. — Мне показалось, наши разногласия забыты.

— Все зависит только от вас, — усмехнулась Зара, повесив веер на запястье. Она не собиралась отказываться от танца. Хватит, уже засиделась! — Отношения наши, несомненно, не станут прежними, но я простила вероломство. Бель, — девушка обернулась к внимательно наблюдавшей за ними виконтессе, — не понимаю, как ты терпела? На твоем месте я давно послала бы его к… — Девушка вовремя спохватилась и заменила ругательство на нейтральное: — Словом, далеко.

Виконтесса пожала плечами. Она не собиралась изливать перед Зарой душу. Та это поняла и с разрешения Бель влилась под руку с несостоявшимся мужем в ряды танцующих. С каждым движением, с каждым аккордом настроение улучшалось, утреннее волнение и скованность исчезли без следа. Только сейчас, спустя восемь часов, Зара наконец-то расслабилась.

Арилан осторожно прощупал почву и, убедившись в доброжелательности спутницы, завел непринужденную светскую беседу. Зара ее поддержала и на всякий случай следила за выражением лица новоиспеченного герцога Сеговея: вдруг пригодится? Эрш велел присматривать, не понравилась ему заминка с согласием. Но Арилана, казалось, трон не волновал вовсе. Он то и дело посматривал на Бель, лишь укрепляя подозрения: политика проиграла любви. Однако, кто знает, надолго ли. Соблазн велик, за Ариланом лучше присматривать. Девушка надеялась, наблюдение не снято. Признаться, она до сих пор не понимала, почему отец и начальник не отнеслись с должной серьезностью к планам бывшего принца. То ли они остались лишь юношескими мечтами, то ли король на пару с негласным Первым министром вели свою игру.

Танец закончился. Арилан со спутницей вернулись к Бель. Сеговей принес обеим по бокалу шампанского. Завязался непринужденный разговор на светские темы, который, разумеется, в конце концов, перешел на обсуждение предстоящего свадебного торжества. Бель из вежливости предложила Заре стать Соединительницей сердец. Как и ожидалось, девушка отказалась. Во-первых, они не настолько близки с невестой, чтобы доверять все секреты. Во-вторых, девушке жутко этого не хотелось. Бель не стала настаивать. Она сама бы ответила отказом.

Оставив влюбленных, Зара лавируя в людской толпе, отправилась на поиски Бланш. Мавери хоть и незнатного рода, но приглашения получали. Зара справлялась, ей подтвердили. Оно и понятно: графы Одели — не последние люди в высшем свете, Бланш — их единственная дочь, Авест — теперь начальник городской стражи. Единственное, что могло помешать прийти — крошка Изабель. Бланш помешалась на маленькой дочке, по мнению школьной подруги, потеряла саму себя.

Зара скорчила гримасу. Так и есть, Авест пришел в одиночестве. Неужели нельзя оставить дочь на попечение няни? Несахарная, пережила бы. Да и не дурость ли — торчать целыми днями возле ребенка? Коронация — не то событие, которое происходит по три раза в году! Скоро дойдет до того, что Бланш забудет, какое время года на дворе. Нужно зайти к Бланш и серьезно поговорить на тему светской жизни. А еще предупредить, что муж быстро заскучает и найдет другую. Ту, с которой интересно и можно поговорить не о пеленках. Вот поэтому Зара и ненавидела брак. Из человека делают наседку, узницу детской.

И ребенок, что в нем хорошего? Видела она Изабель — глупое орущее создание. Сначала тебя из-за него тошнит, потом ты дня два рожаешь, мечтая умереть — и ради чего? Вот та же Эгюль, какой прок ей от дочери, одна обуза. И весь этот груз — на женские плечи взамен развлечений, личной жизни, карьеры, пока муж наслаждается всеми прелестями бытия. Именно это ожидало Зару с Меллоном, как же хорошо, что она, даже когда любила, не поглупела настолько, чтобы согласиться! Велико достижение — жена первого помощника! Или, как у Бланш, — супруга начальника городской стражи! Сама-то она кто, чего в этой жизни добилась, чем оправдала потраченное на ее обучение время? Пусть Бланш не блистала талантами, но могла бы работать вольным магом. Зара не понимала, зачем учиться в Высшей школе магического искусства, если мечтаешь варить варенье и рожать детей. Не занимай чужое место, забери документы, конкурс большой, люди только поблагодарят.

С этими мыслями Зара подошла к Авесту. Он явился на бал в парадной форме, только без оружия. Вопреки предположениям девушки, Авест чувствовал себя комфортно. Он происходил из дворянского рода, получил неплохое образование, да и на балах присутствовал часто, даже еще будучи капитаном гвардии. Круг общения имелся, друзья тоже. Даже здесь, среди приглашенных. Посреди компании судейских, Авест выглядел довольным жизнью. На балу его явно привлекали не танцы, а разговоры.

Зара ненадолго прервала увлекательное обсуждение преступного мира столицы и нововведений в системе правопорядка, поздоровалась и поинтересовалась здоровьем Бланш. Авест, церемониально поклонившись, поблагодарил за оказанное внимание и заверил, с супругой все в порядке.

— Тогда почему она не с вами?

Зара прекрасно знала ответ, требовалось лишь подтверждение. И оно последовало:

— Сеньора Мавери осталась дома с дочерью, ваша светлость. У Изабель режутся зубки.

Авест улыбнулся, вспомнив дочку. В последнее время она капризничала, плакала, и Бланш побоялась оставить Изабель одну, хотя так хотела пойти на бал, даже платье новое сшила. Но дочь важнее светских развлечений. Вдруг у Изабель поднимется температура? Вдруг она проснется, а матери не окажется рядом? Бланш — идеальная жена и мать, Авесту так повезло с супругой.

Зара выслушала все это с холодной улыбкой. Желание "промыть мозги" подруге лишь усилилось.

Они еще и второго хотят родить! Может, сразу десяток — если уж радость, то большая, незачем мелочиться. Тогда весь дом превратится в детскую, а Бланш смело продаст все наряды и драгоценности за ненадобностью.

Девушка обещала зайти на днях и, шутя, пригрозила страшной карой, если супруги Мавери вздумают называть ее "ваша светлость". После Зара оставила Авеста в покое. Она искала пару, но, как и предполагала девушка, обилие красавиц свело на нет популяцию кавалеров. Оставшиеся казались скучными, старыми или неприятными. Да и кто решится ее пригласить? Наследница, герцогиня королевской крови… Конечно, Отмос с интересом посматривал в сторону Зары, между делом обхаживая очередную девицу, но за время работы в департаменте девушка вдоволь начиталась о любовных похождениях первого принца Герта. При мысли о том, что его руки, не пропустившие ни одной особи женского пола от четырнадцати до тридцати пяти, коснутся талии, хотелось выпустить демонические крылья и ударить по самодовольному ухмыляющемуся лицу.

Хм, вот и принц Верарх, чинно восседающий рядом с отцом, королем, или как величали монарха фрегойи соаманиром, Брандером. Наследник тоже свободен, но танцевать с ним? Может, сразу и брачный договор подписать, чтобы зря время не тратил? Хорошо, Верарха занимала сестра, иначе бы попытался упрочить свое положение. Оставалось надеяться, хищный взгляд леди Атамальды не отыщет в толпе отныне вдвойне желанную потенциальную невестку. Но Верарх не расположен к танцам, а его сестрица смотрит в другую сторону. Хоть за это спасибо Эйфейе!

Зара выслушала новую порцию поздравлений, выпила бокал шампанского. Взгляд скользил по лицам, выискивая знакомые. Все-таки гораздо лучше быть Зарой Рандрин, чем герцогиней С'Этэ. Раньше к ней не боялись подойти, завести непринужденный разговор, а теперь лишь почтительно кланялись. Иностранные гости танцевать пока не спешили, а если и танцевали, предпочитали своих дам. Видимо, по правилам этикета принцессы и герцогини высокой крови должны неподвижно сидеть до конца бала. Танеит и хватит.

— Леди скучает?

Девушка живо обернулась и увидела одного из эльфов. Сын князя. Надо же, не побрезговал! Люди для обитателей Дивного леса — существа низшего порядка, тут никакой титул не поможет. Ладно, эльф — так эльф, с ними тоже танцевать можно. И, как оказалось, совсем неплохо, если не обращать внимания на врожденное высокомерие. Зара и не обращала, понимая, наследник престола иным не вырастет. Заодно сердце грела мысль — укрепляла дипломатические связи.

Поблагодарив наследника князя за танец, Зара отправилась на поиски "должника". Заодно поможет ей сориентироваться в этом многообразии лиц. Перерыв миновал, звуки вальса тоже смолкли, а Нубар Эрш так и не соизволил подойти. И вскоре девушка поняла почему. Она заметила начальника в компании юной шатенки. Приглядевшись, девушка вспомнила, что видела ее в одном из департаментов. Симпатичная, даже очень. Она что-то увлеченно рассказывала Эршу, тот приветливо улыбался. Потом наклонился, что-то шепнул на ухо собеседнице, положив пальцы на плечо. Девушка кивнула и обернулась, выискивала кого-то глазами.

Нубар ненадолго приобнял спутницу. Та не возражала, только кокетливо захихикала. Подойдя ближе, Зара расслышала часть фразы, обращенной к кавалеру: "Как интересно! Я никогда еще не видела…" Шатенка не договорила. Заметив девушку, она отпрянула от Эрша, начав усиленно обсуждать прошедшую коронацию. Все в рамках приличий, ничего интимного, но взгляд красноречиво говорили о том, что интересовало шатенку в данный момент. Вернее, кто.

Нубар Эрш, сама обходительность и любезность, взял спутницу под руку и повел к выходу. Зару он то ли действительно не видел, то ли не считал нужным вдеть. Пальцы едва заметно поглаживали локоть. Веер спутницы постукивал по пуговицам сюртука. Голова шатенки клонилась к плечу собеседника.

— Такой же, как отец! — с горькой усмешкой подумала Зара, наблюдая за чужой охотой. Цель ее кристально ясна — постельное развлечение. Именно поэтому Эрш девушку и проигнорировал: не хотел спугнуть другую. Неприятно и руки вымыть хочется. — Да-а, Нубар Эрш умеет быть демонически обаятельным! Сама иногда попадаюсь. Не хочу делать и делаю. Но всему свое место и время. Слово надо держать, а любовниц пользовать в укромных уголках.

В самом деле, разве можно так открыто манкировать репутацией? На глазах у всех, посреди бала! И это тот человек, который отчитывал Зару за выдуманные ухаживания и неустанно напоминал о протоколе.

Репутация дамы опять же. Эрш ее растоптал.

Выждав немного, Зара с самым невинным видом решительно направилась к парочке и елейным голоском поинтересовалась:

— Сеньор Эрш, вы не забыли о данном обещании?

При словосочетании "данное обещание" шатенка вздрогнула, вырвала руку и нарочито сделала вид, будто они с Нубаром незнакомы. Девушке показалось, что она недовольно покусывала губы. А уж каким взглядом одарила нарушившую хрупкую идиллию Зару! Та не осталась в долгу, окатила безразличием с ног до головы. Красивая женщина, ровесница. Ну да, такие верят в любовь и верность начальников департаментов. Эгюль тоже верила заезжему магу, таяла от внимания тогда еще Советника. Шатенке повезло, ее сказка не закончилась рождением ребенка, еще спасибо скажет за прерванное свидание.

Зара сама не понимала, зачем это сделала, просто поддалась минутному порыву. Вспомнила об отце, его отношении к женщинам, и решила порвать сети, расставленные другим охотником. И только сейчас задумалась, как воспримет ее выходку начальник. Ведь он такое может предположить, что стыда не оберешься.

— Я все помню, ваша светлость. — Голос звучал ровно и холодно: Эрш сердился. — Однако неужели вы испытываете недостаток в кавалерах?

— Память вас подводит, сеньор Эрш, — в тон ему ответила девушка. — Хороший дипломат держит обещания, вы же свои просрочили.

Нубар промолчал и проводил взглядом удалившуюся шатенку. Это не укрылось от Зары, и та едко поинтересовалась:

— Боитесь, что уведут во время танца?

— Зара! — одернул ее Эрш.

Девушка обмахнулась веером и пожала плечами.

— Заслужили, ваша милость. Я не привыкла сидеть у стенки. Если кавалер передумал, пусть ставит в известность. Теперь же танеит настолько всех утомил, что кавалеры предпочитают вести светские беседы. Я же по вашей милости осталась без вальса.

— Да, нехорошо получилось, — согласился Нубар. — Видел вас с герцогом Сеговеем, решил, что хоть эту обязанность с меня снимут. — Он немного помолчал, будто обдумывая ситуацию, и с непривычной для дипломата прямотой продолжил: — Не стану скрывать, день выдался сложным, развлекать еще и вас нет никакого желания. Досыта наелся соаманиром и эльфийским князем. Они друг друга ненавидят, удержать их в одном помещении — сложная задача. Поэтому да, — Эрш с вызовом посмотрел ей в глаза и сделал шаг вперед, невольно заставив Зару отступить, — нашел более приятное занятие. Можете разнести слухи по департаменту, меня это не волнует.

Девушка покачала головой. Она никому не скажет. Хотя бы потому, что не интересуется сплетнями. Да и намек начальника поняла: спросит по полной за испорченный досуг.

— Мне достаточно извинений и танца, — попыталась уйти от опасной черты — Никто не любит вторжения в личную жизнь — девушка. — И, — она улыбнулась, но одними губами, как улыбалась всем, кроме близких людей, — не сомневаюсь, вы не женаты на работе, сеньор Эрш. Дальнейшее меня не волнует. Не будь недостатка в кавалерах, я бы не нарушила ваш покой, но, увы, повторюсь, после танеита все резко разучились танцевать. Или это я прокаженная, — рассмеялась Зара.

Нубар помолчал, гадая, искренна ли собеседница. Наконец, пришел к выводу: да, и вернулся в прежнее ленивое состояние. Девушка сразу ощутила перемену: ушла затаенная агрессия. Значит, обошлось.

— Кстати о танеите. — Эрш предложил Заре руку, чтобы сделать круг по залу. — Отчего вы так боялись в десятой фигуре? Опасались, не поймаю, не удержу? Не доверяете? Если да, каковы причины. Начальнику нужно безоговорочно доверять. иногда спасает жизнь.

Зара призналась:

— Страшно падать на спину.

А про себя недоумевала, зачем на работе доверие. И начальник, разве он становится непогрешимым, занимая этот пост?

— У вас имелись основания полагать, что я вас покалечу? — насупил брови Эрш, став предельно серьезным. Даже остановился, чтобы лучше видеть глаза спутницы: они не лгут. — Извините, я не в курсе подробных причин, — сухо добавил он. — Вы меня очень огорчили, Зара.

Пальцы Нубара разжались, и девушка поняла: танцев не будет, с вопросами отныне можно тоже не подходить. Начальник запомнит обиду и выпишет счет.

— Вы меня не так поняли, — попыталась исправить ситуацию Зара. Шутки шутками, а карьера рухнула, не начавшись. — Я не обвиняла вас в злом умысле, просто до этого никогда так не зависела от других.

— Во время репетиций вы хоть раз упали, хоть раз были близки к этому? — с напором и звенящим от нарастающих негативных эмоций чеканил слова Эрш. Он будто стал выше ростом и чем-то напоминал Рандрина в минуты тихого гнева. В ответ на его вопросы Зара отрицательно помотала головой. — Нужно доверять людям, ваша светлость. Ну, за некоторым исключением. Или я как раз вхожу в этот список исключений? Ноздри Нубара раздулись, как у хищника, однако начальник ничем больше, кроме прищуренных немигающих глаз, не выдавал эмоций, как и положено человеку его положения. Даже вырвавшуюся было на волю мимику, держал под контролем.

— Я сожалею, что подошла именно в ту минуту, — перешла в наступление Зара. Глаза ее мигом потемнели. — Надо было пригласить на тот демонов вальс, сами виноваты.

— Сеньорита Зара Рандрин, — слова весомо, будто свинцовые, падали в воздух, — ответьте на вопрос.

Он с удовольствием добавил бы: "Тогда я, наконец, пойму, отчего вы целый вечер портите мне настроение", но не стал. Вместо этого на пару мгновений погрузился в себя, вернув былое спокойствие. Может, Зара и не специально. Нубар действительно задолжал ей танец, девушка всего лишь подошла стребовать законное. А он сорвался, устал за эти дни.

— Нубар Эрш, закончим нелепый разговор! — резко ответила девушка, до хруста сжав веер. Она не любила, когда ее загоняли в угол, а именно это начальник только что проделал. — Я нервничала, я с кем угодно бы нервничала. И Ничего личного! В следующий раз буду чувствовать себя увереннее.

— Успокойтесь, ваша светлость, не надо так волноваться по пустякам. — Былой Нубар Эрш вернулся, даже широко, приветливо улыбнулся. Медитация сделала свое дело. — Если бы знал, промолчал. Вам долг вернуть сейчас или потом?

— Сейчас и с процентами, — злобно буркнула Зара, обмахиваясь веером. — Не вы ли недавно объясняли, чем грозят эмоции дипломату?

Эрш засопел и бросил взгляд через плечо. Наверняка искал шатенку.

— Вы быстро учитесь. Хорошо, с процентами, — смирился Нубар. — Вся эта ситуация… — Он болезненно поморщился. — Вы взрослая девочка, поймете, — ограничился общими словами начальник департамента. — Дипломатам тоже требуется отдых.

— Собирались уехать? — догадалась Зара.

Эрш неопределенно пожал плечами. Он не желал вдаваться в подробности личной жизни.

— Все действительно так плохо с кавалерами? — примирительно улыбнулся Нубар и протянул Заре руку. Та кивнула и позволила увести себя в центр зала, где уже собирались пары. — Или вы их распугали, ваша светлость?

К Нубару вернулось прежнее самообладание. Он снова изображал саму приветливость и галантность, сосредоточив внимание на спутнице. Несмотря на ее выходку, Зара оставалась желанной собеседницей… и объектом охраны. А шатенка… Есть много мест, где можно найти женскую ласку. Пока же Эрш наслаждался обществом новоиспеченной герцогини.

Зара порхала по залу, слушая короткие пояснения по поводу того или иного гостя. Обретя спокойствие, глаза медленно светлели, приобретая лазоревый оттенок. Девушка улыбалась, с удовольствием позволяла кружить себя по паркету. Пожалуй, сейчас она действительно принцесса, во всяком случае, ощущала себя именно так. Эрш, вопреки подозрениям, не прижимал, но полностью оправдал звание знатного кавалера.

Общение давалось обоим легко, даже призрак шатенки забылся. Непосредственность Зары в некоторых вещах забавляла, а внимание, с которым та внимала каждому слову, льстило. Кто еще согласится слушать, не перебивая, не из вежливости, а с интересом? Редкое качество для девушки. У большинства на уме кавалеры и ногти.

Музыка смолкла неожиданно, вызвав досаду.

— Все-таки интересные у э-эрри глаза, — заметил Эрш, отпуская руку партнерши и, как и положено, отвесил легкий почтительный поклон. — Десятки оттенков! Но есть один недостаток — они выдают эмоции. Приятно, что хоть сейчас вы довольны, — многозначительно заметил Нубар, намекая на былое раздражение. Сам он уже забыл о шатенке. — Любите танцы?

Зара кивнула и попросила принести бокал шампанского: хотелось пить. Эрш хмыкнул, но направился к столику. Он понимал, забывчивость дорого обойдется. По пути Нубар перебросился парой слов со знакомыми и скользнул взглядом по возвышению. Кресло Рандрина пустовало. Значит, либо король ушел в курительную, либо тоже танцует. Так и есть. Стоит чуть в стороне и обхаживает очередную даму, но уже в новом статусе. Эрш не завидовал. Зара — не самое плохое общество, скучать точно не придется.

Девушка тоже, скучая, скользнула взглядом по толпе. Заметив принца Верарха, Зара напряглась и, прикрывшись веером, поискала глазами знакомых. Фрегой, безусловно, мог и не подойти, но не хотелось рисковать, оставаться наедине с ним. Вдруг Эрш задержится?

Вопреки опасениям, глава Департамента иностранных дел вернулся быстро. Перехватив нервозный взгляд Зары, Нубар загородил ее от Верарха. Резко потемневшие глаза, скованная поза девушки лучше любых слов говорили: она боялась встречи с отвергнутым женихом. Эрш сомневался, будто фрегой оскорбил бы или открыто причинил какой-то вред подопечной. Верарх — не Аластид, личного оскорбления Зара ему не наносила, она, скорее всего, и вовсе ему безразлична. А вот показывать страх не стоит: может сработать охотничий инстинкт. Хорошо бы объяснить это Заре, а то сама ввяжется в неприятности. Подошла бы к принцу, завела беспредметный светский разговор. Если считаешь кого-то врагом, не стоит от него бегать, наоборот, нужно подобраться как можно ближе и сделать вид, будто не догадываешься о его намерениях. Нельзя позволять противнику диктовать правила игры.

Нубар подал Заре прохладный бокал и задумался о событиях минувших дней. Кто же натравил на Апполину того мага? По рассказам короля в него влили столько дурмана, что парень собственного имени не помнил. Потом накинули внешнюю оболочку эльфа и отдали приказ. Тут либо гипноз, либо непосредственное ментальное воздействие. И то, и другое наводит на тревожные мысли: не завелся ли среди фрегойев э-эрри?

Верарх все же подошел и холодно поздоровался: сначала с Эршем, затем с Зарой. Вряд ли последовательность случайна. И верно, в дальнейшем принц разговаривал исключительно с Нубаром, полностью игнорируя несостоявшуюся супругу. Лишь обсудив торжество и размещение фрегойев в Айши, будто вспомнив о существовании Зары, осведомился, нет ли у нее свободного танца. Девушка собиралась высокомерно отказаться под благовидным предлогом, но не успела: начальник ответил за нее, заверив, что после небольшого отдыха ее светлость с удовольствием примет приглашение Верарха. Фрегой поклонился и удалился, не выказав абсолютно никаких эмоций.

— Сеньор Эрш, за что?! Зачем вы это сделали? — Зара с трудом сдерживалась, чтобы не перейти на крик. Все в ней бурлило от возмущения. — Это месть за испорченный вечер или танеит?

— Во-первых, возьмите себя в руки. — Эрш проследил взглядом за Верархом, прогуливавшимся среди гостей. — Ваше поведение не достойно дочери короля. Во-вторых, подобным образом мстят исключительно женщины. В-третьих, у меня нет повода для обиды. И, наконец, вы же дипломат, должны поддерживать видимость доброжелательных отношений даже в том случае, если мечтаете убить собеседника. Принц Верарх не опасен, вы больше не интересуете его как невеста. Что до всего остального, то ваше обаяние не произвело должного впечатления. Увы, во Фрегойре много красивых женщин. В других королевствах тоже. Их легко можно получить безо всяких проблем и долгих бесплотных ухаживаний.

— Ну да, мужчины одинаковые! — презрительно скривилась Зара, залпом осушив половину бокала. — Вам нужно сразу, безопасно и без обязательств.

Эрш пожал плечами, предоставив спутнице самой решать, правдива ли ее характеристика сильного пола. Вместо этого он вполголоса дал Заре инструкции:

— Во время танца постарайтесь разговорить Верарха, узнайте, чем занималась в последнее время леди Атамальда. Свой интерес можете объяснить… — Начальник задумался, но не стал утруждать себя решением, переложив его на девичьи плечи. — Придумайте какую-нибудь женскую причину. Скажем, восхищаетесь вы "ледяной королевой", слух хотите какой-то проверить — да что угодно! Не станет говорить о сестре, переведите разговор на недавний мирный договор. Может, всплывет нечто занятное.

— Вам надо — вы и расспрашивайте! — не выдержав, сорвалась девушка. Пальцы так крепко сжали фужер. Того и гляди, треснет.

Ее использовали, заставляли шпионить на празднике! Эрш прекрасно знал об отношении Зары к фрегойям, но все равно толкал в стан врага. Пять минут инструктажа — и на передовую. И это вместо танцев!

— Как грубо, ваша светлость! — нахмурился Эрш и напомнил: — Зара, хоть вы и выше меня по социальной лестнице, но по-прежнему служите под моим началом. Считайте танец с принцем Верархом рабочим заданием. Женщине гораздо легче выпытать нужные сведения. Он не принимает вас всерьез — так докажите, что вы чего-то стоите сами по себе, без отца.

Девушке хотелось влепить ему пощечину, но Зара сдержалась, довольствовалась взглядом. Если от него можно было умереть, Эрш бы лежал на паркете. Начальник перенес все стоически, будто не заметил. Он ждал, и девушка прекрасно знала чего. Значит, Нубар Эрш считает ее ничтожеством, дурочкой, получившей место по протекции Рандрина, абсолютно бесполезной и безнадежной. Ну да, не искушена она в дипломатии, но ведь знания приходят с опытом, а опыт — с годами!

Включился привычный инстинкт: первая во всем. Зара решила во что бы то ни стало вытянуть информацию из Верарха, пусть даже ради этого придется приторно улыбаться и кокетничать. Она хороший сотрудник, и Зара это докажет.

— Как же легко вы поддаетесь на провокации! — качая головой, вздохнул Нубар, заметив очередную перемену цвета глаз спутницы. — Но злость иногда помогает добиться результата. Удачи, Зара! Это во благо Антории.

Зара промолчала, повернулась к нему спиной и улыбнулась приближавшемуся Верарху. Прежний танец закончился, начинался новый, и фрегой спешил пригласить дочь анторийского монарха. Холодная красота принца привлекала внимание. Дамы перешептывались, поправляли прически, кокетничали, но Верарх не обращал на них внимания. Взгляд фрегойя сосредоточился на Заре. Та в свою очередь всеми силами изображала беспечную светскую львицу. Роль знакомая и привычная, девушка с блеском освоила ее в юности, когда в качестве спутницы Бланш попала в высший свет Айши.

Зара осталась довольна собой. Верарх удостоил ее пары односложных ответов. Атамальда не покидала королевского дворца, занимаясь новым любовником. Мирный договор устроил короля Брандира, если угодно, она сама может обсудить с ним данный момент. Пара вежливых безличных комплиментов, ироничная усмешка на губах — вот и все, чего девушка добилась приветливой лазурью взгляда. И в конце, вскользь, намек на то, что Зара упустила шанс стать королевой.

— Это было чрезвычайно глупо с вашей стороны. Ни я, ни Аластид не повторяем предложения дважды, — прощаясь, свысока бросил Верарх. — Вы упустили возможность стать матерью правителя самого могущественного королевства. Что ж, довольствуйтесь теперь разными мелкими князьками. Наверное, вам как незаконнорожденной они в самый раз.

Впившись ногтями в ладони, Зара заставила себя улыбнуться и поблагодарить за танец, мысленно пожелав всей королевской семье Фрегойра сожительства с самыми жуткими тварями, которых знала. С последующим расчленением и умерщвлением. Вслух высказывать все это не стала. Наверняка Верарх рассчитывал на ее несдержанность, не нужно давать повода для конфликта с Анторией.

— Каждый выбирает свою судьбу, — философски заметила Зара. — Желаю хорошо провести вечер!

Фрегой величественно отошел к своим. Девушка не удержалась от усмешки. Как ни пытался Верарх, она не ощущала себя униженной. Более того, Зара наследница престола, а вот фрегойя потеснит Аластид. Тому надо очень постараться, чтобы встать во главе королевства.

Убедившись, что Верарх не следит за ней, Зара поспешила на поиски начальника и столкнулась с отцом. Выглядел он совсем не так, как добившийся жизненной цели человек.

— Зара, твой вампир кое-кого приволок. — Рандрин взял дочь под руку и отвел в проходное помещение. — Думаю, тебя заинтересует. Ты ведь этому кровососу доверяешь?

Девушка кивнула, гадая, кого поймал Эйдан, и как он оказался в Старом городе. Значит, провел кто-то из магов. Если так, добыча серьезная.

— Тогда пошли. Но сначала оденься.

Рандрин хлопнул в ладоши, и возникший будто из ниоткуда слуга принес полушубок и теплую куртку. Девушка накинула на плечи мех и вслед за отцом через черный ход вышла во двор.

Косо падавший из окон свет освещал кольцо гвардейцев. В центре сидел вампир, прижимая к земле человека. Клыки выпущены, когти впились в жертву. Зара, хмурясь, попыталась рассмотреть незнакомца. Лица не видно, а вот одежда… Сюртук Департамента внутренних дел! Девушка вопросительно глянула на отца, но тот не спешил с объяснениями.

— Вот, что мы обнаружили у него, ваше величество.

Из темноты материализовался лорд Андеш и протянул Рандрину что-то блестящее. Перстень. Рэнальд повертел его в пальцах, щелкнул потайной пружинкой и высыпал на перчатку бурый порошок. Яд. Рандрин принюхался, чуть ли не попробовал на вкус к вящему ужасу Зары.

— Не бойся, я не беспечен, — успокоил он. — Перчатки кожаные, с пропиткой. Для страховки — заклинание. Яд же не разъедает кожу. Этот подсыпают в питье. И с кем же преступник намеревался разделаться под личиной сотрудника вашего департамента? — Вопрос адресовался лорду Андешу.

Рэнальд Рандрин вплотную приблизился к кольцу гвардейцев. Те почтительно расступились. Эйдан тоже убрал клыки от горла жертвы. Вампир напрягся, гадая, не отправят ли его вслед за пойманным человеком в путешествие в один конец.

Из-за спины отца Зара сделала вампиру знак отойти. Она догадывалась, Рэнальд сменит ипостась. Эйдан кивнул и в мгновение ока оказался подле нее, благо никто не мешал. Он настороженно вглядывался в лица собравшихся. Людей становилось все больше и больше, теперь во дворе стояли все главы департаментов и их заместители.

Воздух заполнился магией. Несколько сгустков энергии застыли в дюйме от головы и сердца вампира. Стража держала наготове серебряные кинжалы.

Зара смело положила руку на плечо Эйдана, давая понять, что он не опасен. Но маги так не считали. Один из них накинул на вампира петлю подчинения и пригнул к земле.

— Все в порядке, Руфус, отпустите его, — не оборачиваясь, приказал Рэнальд. Его будто не беспокоило присутствие вампира за спиной, на расстоянии меньше одного прыжка. — Зара, присмотри за своим кровососом.

Вампир клацнул зубами и потер шею.

— Какие же вы высокомерные, маги! Смотрите, можете не успеть сплести свое заклинание, — пригрозил Эйдан.

Ему не нравилась роль пса, хотелось показать магам: он не мелкая нечисть, а хищник, которого надлежит бояться.

— Хочешь попробовать?

Рандрин обернулся. Звериные зрачки впились в отливавшие кровью глаза Эйдана. Тот съежился, притих и молча устроился у ног Зары.

— Вот так, не мешай мне, — довольно кивнул Рэнальд. — За то, что поймал этого, — кивок на человека, лежавшего на брусчатке, — спасибо.

Несколько минут прошли в полном молчании. Спина Рандрина скрывала от зрителей происходящее. Рэнальд склонился над пришедшим в себя человеком, оплетя его чарами э-эрри. Маги нетерпеливо переминались с ноги на ногу, буравя взглядом Эйдана. Он в свою очередь следил за ними, просчитывая пути отступления, кто слабее и погибнет первым, а кто убьет сам.

Зара разрывалась между отцом, вампиром и начальником, стараясь не упустить никого из виду. Подойти бы, рассказать о Верархе, но нельзя. Сама не понимая почему, девушка боялась сдвинуться с места.

Тишину разорвал истошный крик злоумышленника.

Зара вздрогнула и часто-часто заморгала.

Рандрин отошел от преступника, брезгливо кривя губы. Взгляду собравшихся открылось скорчившееся на земле тело. Изо рта вытекала тоненькая струйка крови. Глаза навыкате, пальцы сжаты, одна рука замерла в защитном жесте. Мертв, окончательно мертв.

— Нубар, — бесцветным голосом подозвал Рэнальд начальника Департамента иностранных дел, — немедленно предупредите короля Брандира и членов его семьи об опасности. Среди гостей оборотень. Его цель — один из фрегойев. Пусть Апполина воспользуется даром и попытается вычислить его.

Эрш кивнул и щелкнул телепортом.

— Зара, — продолжал Рандрин, обернувшись к дочери, — бери кровососа на поводок и тащи в зал. На вампира лучше навести иллюзию, чтобы не пугал гостей. Следите за дверьми и окнами: оборотень может попытаться улизнуть. Да, и, разумеется, — он перевел взгляд на Эйдана, припечатав того к земле, — малейшая попытка немотивированного нападения — и ты покойник. Подыхать будешь долго, это я обещаю. Лично обеспечу все прелести внутренних кровотечений. Делаешь только то, что прикажет Зара. Понятно? — Голос Рэнальда повысился до громовых раскатов.

Вампир втянул голову в плечи и кивнул. Он боялся этого мага с кровью демонов. Тот уже однажды доказал свою силу, доказал, Эйдан для него ничто.

— Отец, можно вопрос? — Зара открыла телепорт и балансировала на грани колеблющегося черного пространства. — Кого хотели убить? Ну, тот человек, укравший форму. Тебя?

— Соаманира Брандира Сьена Ша-эль-Ди.

Ответ вызвал всеобщее замешательство. По толпе прокатился дружный вздох. Все, абсолютно все, до этого момента полагали, именно фрегойи собирались испортить торжество, теперь же логическая цепочка рушилась, как карточный домик.

Заталкивая вампира в телепорт, Зара анализировала события недавних дней. Девушка подумала и решила: покушение на Апполину устроено не членами семейства Ша-эль-Ди, как полагал Эрш. Кузину пытались убрать, чтобы та не заметила оборотня. Кто-то настойчиво желал ввязать Анторию в войну на два фронта, обескровить и уничтожить. Апполину должен был убить мнимый эльф — конец дружбе с жителями Заповедного леса. Короля Фрегойра травит сотрудник анторийского Департамента внутренних дел — немедленное начало военной компании между и так не питающими друг к другу симпатии странами. Кому все это выгодно? Пока Зара не находила ответа. Соседи ровным счетом ничего не выигрывали, все они слабее. Допустим, хотели перекроить сферы влияния. Но существуют иные способы, монархи не могли не понимать, масштабная война прокатится и по их землям.

Выйдя из телепорта, Зара выслушала пару крепких выражений от вампира, которого кололи защитные заклинания. Девушка в долгу не осталась, пусть и не так смачно, зато колоритно попросила спутника замолчать. Сосредоточившись, она нащупала нити чар и вплела в них пропуск для Эйдана. Хорошо, заклинания стандартные, вышло быстро и гладко. Но внутренний голос подсказывал, часть охранных чар против нежити сняли. Слишком слабая защита, отец бы не стал так рисковать.

Зара накинула на вампира иллюзию. Особо стараться не стала, просто сделала похожим на нормального человека. Вышел небритый брутальный мужчина неаристократической внешности. Бледный, с растрепанными волосами. Эйдан фыркнул, пытаясь рассмотреть себя, но Зара не дала, потащила в бальный зал, велев заняться окнами. Их много, а Эйдан заведомо передвигается быстрее людей. Оборотень может попытаться улизнуть, нужно его поймать.

Взгляд скользнул по местам для почетных гостей, вычленив силуэт короля Брандира. Живой, что не может не радовать. Рядом замер в боевой стойке Нубар Эрш. Глаза напряженно рыскают по залу, а сам начальник департамента заливается соловьев, улыбается, что-то рассказывает королю. Перехватив взгляд подчиненной, Нубар кивнул и мотнул головой вправо. Зара посмотрела в указанном направлении: Апполина. Полуэльфийка медленно, поддерживаемая сеньором Тардесом, обходила зал. Со стороны казалось, они ведут светскую беседу, но Зара понимала: это голосовая иллюзия. Апполина слишком погружена в себя, чтобы говорить. Чары же прекрасно имитируют светскую болтовню.

Вот сеньор Тардес остановился, почтительно поклонился. Апполина вложила ладонь в его руку. Значит, оборотня среди тех, кто пьет шампанское и обсуждает последние новости, нет. Он среди танцующих.

Зара нервничала. Ей хотелось к кузине. Та слишком слаба, чтобы выдержать нападение. Разумеется, Огюст Тардес — сильный маг, тоже из высших, но тревога грызла девушку, а та привыкла доверять интуиции. Пусть они с Апполиной не были близки, она часть семьи, а раз так, Зара обязана ее защищать.

Эйдан привлек внимание девушки, выразительно кося глазами на кружащиеся пары. Зара мгновенно подошла.

— Там не все чисто, я чую запах. — Вампир втянул воздух. — Вот бы подобраться поближе! Паршивец чем-то побрызгался, я чувствую только шлейф следа, — посетовал Эйдан.

— Ты танцевать умеешь? — В голову Зары пришла идея.

Вампир хмыкнул.

— А ты как думаешь? Нет, разумеется. Ну и теплой крови же здесь! — Он облизнулся. — Аж слюнки текут! Как работать в таких условиях?

— Молча! — огрызнулась девушка и предупредила: — За манерами следи, а то мигом вылетишь отсюда. Со всеми вытекающими.

Зара понимала, как сложно уследить за вампиром. Он хищник, питающийся кровью хищник. Несмотря на все шуточки, Эйдан опасен, необходимо держать его на коротком поводке. Один неверный шаг — и скандал, война. В зале собрались все главы государств, многие только и ждут повода для разлада. Как дипломат, Зара понимала, чем обернется любая царапина.

Эйдан притих, даже попробовал вино. Однако девушка не обольщалась, хищник никуда не делся. Один из гостей пригласил на танец, пришлось отвлечься. Зара рассеянно согласилась, гадая, как вычислить оборотня. Эйдан его чувствует, но вампира сбивает маскировка и запах крови. Еще бы, такой соблазн! Он еще хорошо держится, не облизывается, но глаза нездорово блестят. Как бы не устроил резню! Если бы на приеме присутствовали только маги, сработал бы инстинкт самосохранения, но здесь люди, пища. Не стоило все же оставлять вампира без присмотра. Пустили лису в курятник! С другой стороны, оборотень затаился среди танцующих, Зара сможет близко подобраться. Лишь бы Апполина с Тардесом его вычислили! Пока девушка понятия не имела, кто из с виду приличных гостей лицемерный убийца. Кавалер расточал комплименты, Зара не слушала, готовая в любую минуту отразить нападение. Как оказалось, не настолько готовая, потому что его пропустила.

Истошный женский крик раздался со стороны помоста для высоких гостей. Музыка мгновенно смолкла, пары бросились врассыпную, поддавшись панике.

Зара проигнорировала мольбы отойти в безопасное место и вырвала руку. Девушка рванула к помосту, путаясь в шлейфе: зажим расстегнулся. Взгляд лихорадочно метался по сторонам, стараясь оценить ситуацию и, возможно, перехватить убийцу. Зара подала Эйдану знак, и тот метнулся вдоль стены в том же направлении.

Кто же лежит там, на полу с разорванным горлом? Кто-то из фрегойев. Эйфейя, только не член семьи Ша-эль-Ди! Зара никогда не думала, что когда-то станет так желать им здоровья и долгих лет жизни. Ругнувшись — уже вошло в привычку, как у боевых магов, — девушка магией подняла ненавистный шлейф над полом. Раз нельзя от него избавиться, пусть хотя бы не мешает. Заклинание первого уровня левитации в действии.

Остальные маги тоже больше не пытались сохранить видимость спокойствия и сосредоточились по залу. Каждый выбрал по участку и старался если не избежать новых жертв, хотя бы сдержать панику.

Разобраться, кого убил оборотень, Зара не успела, внимание привлек сам убийца. Огромный, с налитыми кровью глазами, изготовившийся к прыжку в двух шагах от сеньора Тардеса. Закричать девушка не успевала, сотворить заклинание — тоже. Оставалось надеяться, начальник Департамента магической обороны почувствует враждебный взгляд и сумеет увернуться.

Оборотень прыгнул, веером выпустив гигантские когти. Сеньор Тардес катастрофически не успевал уклониться от нападения, все, что мог, — сгруппироваться и выставить базовую защиту.

Смазанная тень метнулась наперерез оборотню, оттолкнула и отшвырнула к стене. Эйдан! Иллюзия слетела, вампир предстал перед перепуганными гостями в истинном обличии. Начался танец двух запредельно быстрых существ, который затем перетек в клубок тел. Оборотень оказался сильнее. Он подмял под себя Эйдана и раз за разом вонзал в него когти. Ошметки плоти разлетелись по паркету, запахло мертвечиной и кровью. Понимая, еще минута-другая, и с вампиром будет покончено, Зара обернулась э-эрри. Какая разница, заметит ли кто, праздник и так безнадежно испорчен. Эрш и отец не запрещали, значит, можно. На всякий случай девушка все же глянула на начальника, успокаивавшего высоких гостей. Не смотрит. Ну и ладно. Конечно, ему не до э-эрри: упустил убийцу. Или не упустил, а спугнул? Хоть бы!

Отринув лишние мысли, Зара рванула на помощь вампиру. Зависнув за спиной оборотня, она изо всех сил ударила его крыльями. Тот зарычал, обернулся, мазанув по воздуху окровавленной лапой. Ответом стало боевое заклинание, на пару мгновений дезориентировавшее противника в пространстве. Для начала "Иглы боли", потом можно и серьезным попотчевать, чтобы не встал.

— Ваша светлость, назад! Он очень опасен!

Спасенный вампиром сеньор Тардес отчаянно жестикулировал, призывая не связываться с озверевшей нечистью. Зара мешала нанести смертельный удар: он боялся ранить девушку. Однако Зара горела желанием сама покончить с убийцей, даже не подозревая, что перед ней не простой, а двуличный оборотень. Такие сочетали в себе животные и человеческие умения, в человеческом обличии ничем не отличались от среднестатистических обывателей. Они успешно осваивали общий курс наук и пользовались успехом у женщин. Хитрые и сообразительные, двуличные оборотни интересовались магией и, не обладая даром, могли благодаря упорству и отличной памяти освоить базовые заклинания. Недаром их ценили, как наемных убийц. Не по карману эгены, но хочется чистого выполнения работы — найми двуличного оборотня. Все это всплыло в памяти Зары потом, когда оборотень подпрыгнул и, обернувшись человеком, наградил дождем ножей. Заклинание размножения и всего один колющий предмет — и жизнь забывшей о безопасности девушки могла оборваться. Увлеченная охотой, Зара не выставила защиту. Она рассчитывала на зверя, а не мага, даже взгляд перехватывать не стала, заклинания соответствующие заготовила. Оборотень их отбил и наградил ножами. Из-под металлического огня Зару выдернуло чье-то заклинание и, спеленав невидимыми веревками, перенесло на противоположный конец бального зала. Оттуда Зара, кусая губы от досады, наблюдала, как глава Департамента магической обороны отправляет оборотня к праотцам. Реверс заклинаний, силовая волна, пара ударов мечом, материализовавшимся в руке владельца, и все, нечисть затихла на полу посреди багряной лужи крови.

Девушка повела плечом. Не вырваться, заклинание держит. Попробовала расплести и потерпела неудачу, только пальцы обожгла. Значит, ставил маг сильнее нее. Кто именно, гадать пришлось недолго.

Нубар Эрш размашистым шагом направлялся к ней. Никогда еще девушка не видела начальника таким рассерженным. Гости и маги поспешно расступались перед негласным Первым министром, который, казалось, собирался сжечь Зару взглядом. Начальник едва заметно щурился — очень плохо, значит, в бешенстве. Видимо, не стоило раскрывать дар. Правда, что, прикажете делать, когда Эйдана убивали? Он хоть и вампир, но не чужое существо.

"Зара, чем вы думали, когда к нему полезли?!" — раздалось в голове. Возмущение по поводу испорченной личной жизни на одну конкретную ночь показались цветочками перед этим рыком. — Без заклинания, без защиты — просто так! — продолжал распинать начальник, подбираясь все ближе. — Да если бы не Огюст, мы бы вас по частям собирали! Единственную наследницу Антории, демоны вас раздери за безголовость! — Кажется, ему хотелось высказаться точнее, но Нубар сдержался, уберег уши Зары от темного наречия. — Стоять, где стоите, с вампиром и без вас разберутся".

Девушка радовалась тому, что недовольство начальник высказал мысленно. Разумеется, Зара не согласилась ни с тоном, ни с содержанием послания, но поняла, что не может вымолвить ни слова. И сдвинуться с места тоже, хотя веревки уже опали.

— Вас когда-то интересовало, что бывает, когда я приказываю. — Эрш подошел вплотную, заслонив девушке обзор. Теперь не видно ни фрегойев, ни Эйдана, ни оборотня. Беспечно, однако, стоять спиной к врагу, но опытному магу видней, оторвут голову, не Зарина забота. — Пожалуйста, наслаждайтесь!

Зара шумно втянула воздух и сменила цвет глаз на черный.

— Только попробуйте вторично обернуться! — пригрозил Нубар, бросив беспокойный взгляд через плечо. — В одну зрительную галлюцинацию поверят, в две — вряд ли.

Девушка засопела и, проигнорировав приказ, попыталась сдвинуться с места. По-прежнему не могла, будто что-то блокировало. Вернее, кто-то, и он стоял перед Зарой. Эрш уже не метал молний, перестал щуриться, хотя по-прежнему выглядел суровым.

— А не кажется ли вам, сеньор Эрш, что использование элементов боевой и ментальной магии против собственных сотрудников противозаконно? — подумала Зара, стараясь вложить в слова всю накипевшую злобу. Она не сомневалась, начальник ее слышит. — Я тоже могу воспользоваться даром. Ничего, переживут гости второе явление э-эрри, после убийства их вряд ли что-то напугает.

— Ну-ну, защиту третьей степени не пробьете, — скептически усмехнулся Нубар и нарочито посмотрел ей в глаза.

Действительно, Заре никак не удавалось пробиться сквозь холодное твердое марево, болью отдававшееся в сознании. Наверное, лазейка нашлась бы, но молодая э-эрри ее не видела и, смирившись, покорно приняла человеческое обличие.

— Глядя на вас, так и подмывает устроить проверку подчиненных, чтобы не путали двуличных оборотней с обыкновенными, — вздохнул Эрш, успокоившись и устало поинтересовался: — Ну, не задел он вас?

Нубар бегло осмотрел девушку и удовлетворенно кивнул.

— Вроде, нет.

— Что с оборотнем? — Зара скосила глаза, силясь разглядеть зал за спиной начальника. — Не боитесь?..

Эрш посмотрел на нее как на идиотку и покачал головой. Девушка расценила это как отрицательный ответ и задала следующий вопрос:

— А кого убили? Фрегойя?

— Дворянина из свиты соаманира, — досадливо поморщился Нубар. Признание далось нелегко, но он сказал, глядя поверх головы подчиненной: — Я спугнул оборотня, вот он и цапнул первого попавшегося. Хорошей работой не назовешь, — мрачно пробурчал Эрш, крайне недовольный собой, и хрустнул пальцами.

Утешало одно: убийца обезврежен. Однако Нубар не терял бдительности, защиту не убирал, а заклинания методично прочесывали зал.

— А вампир?.. — Среди всеобщей неразберихи Эйдана могли уничтожить.

— Жив, если так можно сказать о нежити. На нем метка.

Сотрудники Департамента безопасности подсуетились и выводили гостей. Быстро, четко разделяли по делегациям и доставляли в заранее подготовленные покои. Зал постепенно пустел, свечи гасли. Прием обещали продолжить завтра, о чем громогласно объявил Рэнальд Рандрин. Сам он показался гостям, церемонно извинился и занялся расследованием.

— Пожалуйста, снимите заклинание! — трогательно хлопая ресницами, взмолилась Зара. Девушка чувствовала, начальник успокоился и уже не сердится. Пропускать самое интересное — разоблачение заказчика — не хотелось. Сидеть в темноте в ожидании отца — тоже. Не нашкодивший же она ребенок! — Обещаю не отходить ни на шаг, буду молчать и абсолютно ничего не делать.

— Вы — ничего? — Эрш скептически хмыкнул, но заклинание снял.

Девушка поблагодарила и размяла пальцы. После, наконец, осмотрелась и разочарованно вздохнула. Все уже закончилось, тело убитого убрали, только кровь на полу напоминала о трагических событиях.

Нубар, взяв Зару под руку, крепко, чтобы не вырвалась, подвел к мертвому оборотню, над которым склонились Рандрин, лорд Андеш, сеньор Тардес и пара сотрудников Департамента безопасности. Не дойдя буквально пары шагов, Эрш резко остановился и с чувством, сквозь зубы пробормотал, в сердцах хлопнув свободной рукой по бедру: "Ну, я и идиот! Значит, мы его спасли, с того света вытащили, а он!.. Ничего, ты просчитался, недооценил магов!" Зара в недоумении посмотрела на него, и Эрш пояснил:

— Князь Юсфен. Мне только что сообщили, он пытался сбежать. Еще до убийства фрегойя. Князя остановила стража на выезде из Дворца заседаний: его величество благоразумно приказал никого не выпускать.

— Но зачем ему?.. — Девушка по-прежнему ничего не понимала.

— Кристаллы, Зара, кристаллы и власть, — устало растолковал Нубар. — Решил стравить два королевства, претендовавшие на контроль над Шегером, ослабить их и под шумок объединить Мангеш под своей эгидой. Он ведь всегда об этом мечтал, только Антория и Фрегойр мешали. Если бы между ними разгорелась война, конфедерация на время бы осталась бесхозной, и Шегер быстро бы ее аннексировал. Юсфену невыгодно мирное соглашение, которое мы заключили с фрегойями, да и договор с нами — тоже не предел мечтаний. Очевидно, ему кто-то рассказал об истинной ценности кристаллов, и князь решил, что они нужны ему самому.

— Но Юсфен не маг, — качая головой, возразила Зара, — а тут иллюзии, оборотни… Скорее сами фрегойи разыграли нападение на монарха. Подумаешь, убить одного ради высокой цели! Заодно пустят слухи о злом предзнаменовании. Мол, отца боги не приняли.

— Куда ж без этого, — вздохнул Эрш, судя по мимике, мысленно с кем-то беседуя. — Опять Антория взбаламутится. Одно радует: не мне это разгребать. А заказчик Юсфен. Просто так с бала не бегут, да еще через черный ход. Нашел какого-нибудь чародея в Суйлиме. Там ведь много бродячих магов и прочих людей и существ, которые за деньги сделают все, что угодно. Юсфен наверняка посулил очень большие деньги. Все трое: маг, человек, которого поймал вампир, и оборотень, — вряд ли связаны между собой. Зная князя, рискну предположить, что он нанимал их в разных местах. Ах да, совсем забыл! У нас еще один слабенький чародей в качестве исполнителя-самоубийцы.

— Вы полагаете?.. — с трудом вымолвила Зара, пораженная вероломством Юсфена. А казался глупым бесполезным толстяком.

— Вилами по воде рисую, исходя из своего опыта. Он у меня обширный, ваша светлость, я редко ошибаюсь, научился выстраивать цепочки из отдельных звеньев, — с гордостью добавил Эрш, впрочем, не рассчитывая на похвалу. — Тому, кто покушался на ее высочество, вероятно, ничего не платили, банально использовали более опытные товарищи. Что ж, — глаза Нубара блеснули, как у волка, почуявшего добычу, — посмотрим, как объяснит свой поспешный отъезд наш шегерский друг. Знал бы, Зара, оставил его умирать, как-нибудь выкрутились бы! — совсем недипломатично добавил Эрш и, отпустив руку спутницы, подошел к Рандрину, чтобы поделиться последними новостями.

Зара же в который раз убедилась, ушей в Айши больше, чем жителей, а начальник Департамента иностранных дел еще тот кукловод.

Глава 7

— Доброй ночи!

Рэнальд Рандрин улыбался, но при виде этой улыбки хотелось покончить с собой.

Князь Юсфен робко жался к стене небольшого помещения в служебной части дворца. Рядом недвижными стражами замерли два мага, пресекая любые попытки прорваться к окну или двери.

— Что же вы так рано покинули нас? — Рандрин шагнул к побледневшему князю. Тот охнул, затрясся и закрыл лицо руками. — Не понравилось угощение?

Юсфен безмолвствовал. Зеленый цвет лица свидетельствовал: преступник знал о грозящем наказании.

— Позвольте мне, ваше величество, — отодвинув сотрудников Департамента безопасности, вперед вышел Нубар Эрш. Огляделся и велел магам-свидетелям фиксировать происходящее. — Присядьте, это не займет много времени, — бросил он Рандрину.

Князь запищал о произволе и недопустимости физической расправы над главой чужого государства. В ответ Эрш заверил, что и пальцем его не тронет, всего лишь посмотрит воспоминания. Юсфен пошел пятнами и взмолился:

— Достопочтимый сеньор Эрш, всегда можно договориться. Сами знаете, неприятно, когда чужой человек смотрит столь интимные вещи.

— Не знаю, — отрезал Нубар. — Меня в покушении на жизнь коронованных особ, хвала Шеар-Хэ, не обвиняли. И за интимные воспоминания можете не беспокоиться, я их не увижу. Вот его величество, — кивок на Рандрина, — деликатности не проявит.

Юсфен заартачился, заверещал, грозя войной, но неожиданно замолк, а потом и вовсе сполз на пол, зажимая уши руками.

Нубар укоризненно глянул на Рэнальда и присел на корточки рядом с князем. Положил ему руку на плечо и, вспомнив о нежелательных свидетелях, попросил:

— Ваша светлость, выйдите.

Зара покачала головой. Вот уж нет, она никуда не уйдет. Не слабонервная, выдержит.

— Зара! — подал голос Рандрин. Тон не оставлял сомнений: король солидарен с негласным Первым министром. — Выйди, пожалуйста. Займись гостями, проследи за уборкой. Наследница — это не только права, но и обязанности.

— Я хочу присутствовать на допросе. — Девушка крестила руки на груди, давая понять, никуда она не уйдет.

— Зара Рэнальд Рандрин! — Новоиспеченный король начинал сердиться. Глаза мгновенно стали чернее сажи, губы поджались. — Мои приказы не обсуждаются.

— Так значит я сейчас не с отцом разговариваю, — играла с огнем девушка, тоже сменив цвет глаз. — Тогда доношу до сведения его величества, что Зара Рэнальд Рандрин — тоже э-эрри, наследница престола и имеет право допрашивать врага родины.

Наблюдавший за семейной сценой Эрш издал короткий смешок, будто бы поперхнулся воздухом, и встал между разгневанными родственниками. Кивнул Рандрину: она уйдет, и обратил укоризненный взор на Зару.

— Ваша светлость хочет отправиться к себе под конвоем? — Голос Эрша обманчиво обволакивал. — Или она хочет повторить события недавнего прошлого? Помнится, вы просили вас отпустить.

Зара вспыхнула. Она ненавидела публичные унижения и прошипела, так, чтобы слышал только Нубар:

— Пожалеете, граф!

— Упоминание титула — намек, что лишите? — прищурил один глаз Эрш. — Как понимаю, в далеком будущем, когда выставите счет с процентами. Только я могу успеть раньше, Зара. Даю ровно пять минут, чтобы ушли сами, иначе отдам ментальный приказ. Как вы уже знаете, ипостась э-эрри не помеха.

— Да по какому праву?.. — лютовала взбешенная девушка.

— Зара, — оборвал Нубар и подтолкнул к выходу, — вы очень провинились сегодня, не усугубляйте. Завтра придете на разговор. Серьезный разговор. Пока без выговора, но с оскорблениями заканчивайте. Я в этом отношении незлопамятен, наслышался разного, но всему есть предел. Сейчас вы моя подчиненная и подданная его величества, нужно подчиняться. О результатах допроса вас известят.

Девушка заскрежетала зубами и опустила подбородок, признавая чужую волю.

— Вот и умница! — раздался в голове усталый голос Эрша. — Стоило всем нервы мотать. Считайте, вы сейчас королева, поправьте немного, пока князь не расскажет всю подноготную. И обязательно посидите с кузиной: ей необходима поддержка.

Зара кивнула, хотя больше волновалась за Эйдана, чем за Апполину. Она не видела вампира после нападения оборотня и волновалась, не погиб ли он. Безусловно, Зара проживет без Эйдана, но жалко его, своя зверушка, полезная.

— Идите, идите! — поторопил Эрш. Один взгляд — и за Зарой увязался охранник. — Нечего женщинам на допросах делать.

— Я э-эрри, — напомнила девушка, бросив недовольный взгляд на отца. Уж он-то должен остановить произвол! — Кисейные барышни остались визжать в зале.

— Процедура…эм…ммм… неприятная, не стоит. — Нубар оставался непреклонен. — И вы нас крайне стесните.

— Я орочий знаю, — напомнила Зара, предпринимая последнюю попытку остаться, — можете смело ругаться.

— Вот еще! — фыркнул Эрш. — Я при даме не стану. Идите-ка на задний двор, там ваш вампир. А после — улыбку на лицо и работать. Уверен, отец утром вам все расскажет.

Пришлось смириться и напоследок, чтобы выпустить пар, хлопнуть дверью. Легкое покалывание возвестило: помещение опутали чары.

Зара гордо повернулась к двери спиной и зашагала во двор. Не хотят посвящать в политику, не надо, пусть не жалуются, что девушка ничего в ней не смыслят.

Эйдан действительно обнаружился на заднем дворе. Он забился в самый дальний угол и зализывал раны. Выглядел вампир паршиво, больше напоминал жертву экспериментов лекарей.

— Живой? — Зара остановилась чуть в стороне: мало ли, что взбредет в голову раненному кровососу?

— Нет. — Эйдан поморщился и сменил положение тела: сел. — Вампиры мертвые.

— Не остри, я не в настроении. А то смотри, могу добить, — пригрозила девушка.

Вампир не ответил. Гораздо больше угроз его волновали нанесенные оборотнем отметины.

Помедлив, Зара подошла и присела на корточки возле Эйдана. Тот не пошевелился.

— Полечить? — предложила девушка, стараясь не морщиться от исходившего от вампира запаха.

— Лечи! — нагло потребовал вампир и развалился на брусчатке. — По твоей же милости. И крови принеси свежей: есть хочу.

— Перебьешься! — огрызнулась Зара.

Она была не в настроении и не собиралась притворяться радушной хозяйкой и верной подругой.

Высший балл по лечебной магии оправдался, девушка быстро привела приятеля в порядок. Повреждения оказались серьезными, но Зара справилась. Мешал запах, исходивший от ран: вампир цветами не пахнет, однако маг на то и маг, что умеет переступать через некоторые неприятные моменты.

— Все, топай отсюда! — выбросив перчатки, Зара поднялась. — Отлежишься и снова в строю.

— Кровь принеси, — напомнил вампир, не спеша подниматься. — Я не доберусь до логова, сама видишь. Да и, — напомнил Эйдан, — я помог вам, очень помог. Спас корону, так сказать.

Девушка закатила глаза, но вынуждена была согласиться. Помощь вампира пришлась кстати, без нее, пожалуй, оборотень бы не заволновался, и жертв могло стать гораздо больше. Пообещав прислать через слугу крови: "Тут пока посиди, никто не станет по всему городу разыскивать", Зара вспомнила о новом положении наследницы и новых же обязанностях. Она еще никогда не изображала хозяйку дома, но все случается впервые. Гости, значит? Устроит по первому разряду. Зал вымоют чуть ли не языками, а пострадавшей стороне сделают подарки. Ради такого случая Зара даже фрегойев навестит, расшаркается. Проявит, так сказать, талант дипломата.

Как и ожидала девушка, фрегойи не спали. О ее приходе — оставалось надеяться, отец не осудит — возвестили громогласно. Судя по выражениям лиц правящей семьи, собравшихся в гостиной, Зару никто не ждал. Первыми вскочили принцы. Девушка со смешком подумала: вряд ли из вежливости. Соаманир остался сидеть, буравя Зару тяжелым взглядом.

— Доброй ночи! — поздоровалась девушка и смело подошла к столу, к безмолвствующей Атамальде. — Надеюсь, вы хорошо устроились?

— Благодарю, — сухо ответил король враждебного государства.

Зара кивнула и заняла стул Аластида. Тот скрипнул зубами, но промолчал. Девушка же невинно улыбнулась, наслаждаясь маленькой местью.

— Преступник схвачен, вам и другим гостям ничего не грозит. От лица его величества приношу извинения за испорченный прием.

— Похоже, боги не слишком благоволят к вашему отцу, — усмехнулся Аластид. Вернул удар.

— Скорее недоброжелатели. — Зара продолжала улыбаться. — Вам что-нибудь нужно?

Соаманир покачал головой и встал. За ним поднялась и Атамальда. За время разговора она даже головы не повернула, красноречиво демонстрируя отношение к Заре. Та стерпела и записала на счет фрегойской принцессы.

Девушка осталась наедине с мужчинами. Она испытывала неудобство, но ничем его не выказывала. Изнасиловать не выйдет, убить тоже — Зара ученая.

— Час поздний, — Верарх погасил свечи в канделябре, — всем необходимо отдохнуть.

— Может, леди пришла скрасить наше одиночество? — усмехнулся Аластид и остановился напротив Зары. — Признайтесь, не ожидали меня увидеть? Увы, не пригласить второго наследного принца нельзя. Так как, ваша светлость, — он и не думал скрывать издевку, — породнимся? Подобные извинения устроят обе стороны.

— А труп обе стороны не устроит? — Зара демонстративно прищелкнула пальцами, выпустив на волю магию. — Э-эрри очень нервные.

— Ваш выбор, — пожал плечами фрегой и гордо удалился.

Верарх остался и со скучающим видом дожидался, пока девушка уйдет. Она не стала его задерживать и, еще раз принеся свои извинения, удалилась. Спать не хотелось, поэтому Зара решила прогуляться, заодно подкараулить отца и выпытать все про Юсфена. Девушка до сих пор не могла простить, что ее выставили из пыточной — так она мысленно окрестила ту комнату. Зару подмывало ее отыскать и послушать, какие показания дает князь. В конце концов, это дело государственное, а с некоторых пор девушка имела непосредственное отношение к Антории. Но сначала Зара направилась к Апполине.

Полуэльфийка уже легла, но, как и кузина, не спала, поэтому, когда девушка постучалась, разрешила войти. Зара бочком скользнула в спальню и пристроилась на крае постели. В нос тут же ударил сильный цветочный запах. Немудрено, если растений в комнате больше бриллиантов в шкатулке.

— Как ты? — Вопрос прозвучал сухо, и Зара поспешила исправиться: — Мы так за тебя волновались!

— Скорее волновались за тебя, — мягко улыбнулась Апполина и затеплила свечу. Магией воспользоваться не пожелала.

— О да! — усмехнулась девушка, вспомнив события этой ночи. — Начальник в таких выражениях отчитал, что в приличном обществе не повторишь.

— Я бы на твоем месте поблагодарила сеньора Эрша за спасенную жизнь. — Апполина укоризненно глянула на родственницу. — Тебе не следовало вмешиваться.

— Ага, пусть бы сеньора Тардеса разорвали? — скривилась Зара. — И никого сеньор Эрш не спас.

— Зара! — Полуэльфийка поджала губы. — Ты его даже не поблагодарила?

Девушка пожала плечами. Она как-то об этом не задумывалась, а ведь кузина права, именно заклинание начальника вытащило из гущи схватки. Другое дело, что умирать Зара не собиралась, о помощи не просила. Ну ранили бы ее, пережила.

— И как это со стороны смотрелось?

— Страшно, — не стала скрывать Апполина.

Зара ожидала подробностей, но их не последовало, поэтому девушка с чистой совестью пожелала кузине спокойной ночи.

Еще один пунктик выполнен.

Телепорт вынес Зару в знакомый задний двор.

Праздник закончился, слуги, тихонько перешептываясь, убирали его последствия. Девушка подозвала одного и спросила, увезли ли пленника. Да. — Одного? — Да. Зара улыбнулась. Значит, Юсфен еще здесь, если, конечно, его не отправили в места не столь отдаленные порталом. И хорошо, если порталом, а не прямиком в гости к предкам.

Дорогу Зара искала по памяти и долго плутала до того, как отыскала нужную лестницу и нужный коридор. Зато успела похвалить строителей, которые возвели здание на все случаи жизни. Хочешь бальный зал — получи. Нужна тюрьма — нет проблем.

При виде девушки охранники подскочили с табуретов и решительно загородили дорогу.

— Нельзя, ваше высочество.

— Можно, — расплылась в змеиной улыбке Зара. — По-хорошему прошу.

Однако долго допрашивают князя! Неужели тот оказал серьезное сопротивление? Или воспоминания Юсфена вышли чрезвычайно занятными?

Пропускать ее по-прежнему не собирались, и Зара позвала дар. Охрана застыла, парализованная чужой волей, а девушка спокойно шагнула к заветной двери.

— Ваша светлость!

Зара обернулась и увидела сеньора Тардеса. Тот тоже попал под чары, отчаянно пытаясь порвать связь собственного сознания с волей Зары. Девушка поспешила вернуть глазам привычный облик. Начальник Департамента магической обороны препятствовать знакомству с тайнами Юсфена пока не собирался, значит, не стоило применять сильнодействующие средства.

Сеньор Тардес моргнул, прогоняя наваждение, и направился к Заре, чтобы поцеловать руку. Та недоуменно подняла на мужчину глаза. Какая муха его укусила?

— Спасибо, ваша светлость. Ваша помощь оказалась незаменимой и спасла мне жизнь.

— Нечего ее хвалить, Огюст, — раздался за спиной усталый голос Эрша. — Сеньорита Рандрин, — начальник бросил на подчиненную гневный взгляд, — обязана отдавать отчет поступкам и сознавать, что у нее есть долг перед королевством.

— Значит, вы обойдетесь без спасибо, — огрызнулась девушка.

— Я на него и не рассчитывал, — пожал плечами Нубар и захлопнул дверь до того, как Зара успела что-либо разглядеть. — Гости? — Он приподнял бровь.

— Устроены. Извинения принесены. Юсфен? — Зара скопировала его мимику.

— Завтра. — Эрш не собирался удовлетворять чужое любопытство. — Если вас допустят на Совет. Нет — ничем не могу помочь.

Девушка недовольно прикусила губу и против правил сменила облик. Увы, тут она потерпела фиаско: начальник не снял защиту третьей степени.

— Не беспокойтесь, я все расскажу, — обнадеживающе шепнул второй участник сцены.

Зара тут же навострила уши. Эрш же либо не слышал, либо сделал вид, будто не слышал. Он со вздохом стянул сюртук и прислонился к стене. Провел ладонью по векам и равнодушно глянул на парализованных охранников.

— Расколдуйте их и ступайте спать, ваша светлость, — не глядя на Зару, посоветовал Нубар. — Скоро рассвет.

Сделал паузу и добавил:

— Огюст, вы тоже. Завтра Совет в девять утра, нужно хотя бы делать вид, будто соображаешь.

Только теперь девушка заметила, как плохо оба выглядят. Избавились от шейных платков, расстегнули вороты рубашек, практически спят на ходу.

Но удержаться хотя бы от одного вопроса Зара не смогла.

— Он признался?

Эрш моргнул. Девушка решила считать это положительным ответом.

— Доброй ночи! — Нубар отмер и отлепился от стены. — День выдался трудным, вынужден вас покинуть.

Щелкнул телепорт, и начальник Департамента иностранных дел скрылся из виду.

Глава 8

Двойная игра с наемными убийцами дорого обошлась князю Юсфену. Антория потребовала выплаты неподъемного для княжества денежного возмещения, а фрегойи тремя месяцами позже расправились с князем. Его не спасли ни охранники, ни слезливое покаянное письмо.

Рэнальд Рандрин смотрел на события в Шегере сквозь пальцы, делая вид, будто понятия не имеет, кто стоит за смертью Юсфена. Со стороны все выглядело, как несчастный случай, но опытный глаз заметил бы возле растерзанного на охоте диким зверем тела остаточный шлейф магии.

Новый правитель безропотно безвозмездно передал месторождения кристаллов анторийцам в обмен на уменьшение внешнего долга страны. Фрегойр в свою очередь позволил прокатиться по Шегеру нескольким опустошительным набегам, поставившим княжество на грань выживания.

В течение года умерли еще несколько высокопоставленных сановников из окружения Юсфена, затем фрегойи принудили шегерцев подписать унизительный кабальный договор. Он обязывал вести торговлю исключительно с разрешения Фрегойра и с отчислением оговоренного процента по сделкам. Исключение сделали только для Антории. В этом случае проценты не удерживались, а разрешение не требовалось — своеобразная благодарность за спасенную жизнь соаманира. Как ни странно, покушение во время коронации способствовало потеплению отношений между заклятыми врагами, и заключенный ранее мирный договор грозил превратиться в действующий, а не фиктивный документ. Король Брандир даже прислал благодарственное письмо в адрес участников событий и наградил их Орденом змеи.

Из состояния вооруженного нейтралитета Антория и Фрегойр перешли к нейтралитету мирному, когда государства внимательно следят друг за другом, но не устраивают провокаций. Даже жрецы Темной госпожи куда-то делись из приграничных территорий.

Не обошлось без арестов и закрытых процессов в Антории. У Юсфена наверняка остался сообщник или осведомитель среди местных, кто бы знал о способностях принцессы Апполины и добыл пропуск во Дворец заседаний. Злоумышленника нашли. Им оказался один из выпускников Высшей школы магического искусства, получивший распределение на пограничные с восточными княжествами территории. За два годовых жалования он согласился поделиться ценными сведениями и "одолжить" облик оборотню: на коронационный прием пускали по спискам, а сребролюбец входил в круг избранных как дипломированный маг. Самое печальное, предатель был дворянином, причем не из самого бедного и захудалого рода.

Как ни молил маг сохранить ему жизнь, как ни уверял в полном раскаянье, клялся, будто поддался минутному искусу, его казнили. Топор палача опустился на шею облаченного в простую рубаху дворянина на площади перед храмом Менакела после двухнедельного разбирательства. После пыток и допросов, которым подвергли несчастного под наблюдением фрегойского посланника, для мужчины это стало благом. Рэнальд Хеброн Рандрин слишком трепетно относился к своей жизни и жизни своих родных. Не прощал он и покушений на подрыв власти и авторитета.

Представителей опозоренного предателем рода сослали, лишив должностей. Провели повторную "чистку" департаментов, муниципалитетов и гвардии, в ходе которой за разные правонарушения уволили четыре дюжины человек. Проверки бушевали около полугода, пока лорд Андеш с уверенностью не доложил: среди магов и государственных служащих не осталось не лояльных короне людей.

Заслуги Эйдана перед королевством официально признали. После Зары им занималась сама леди Совейна, предварительно наложив на него усыпляющее заклинание. Когда же вампир пришел в себя, его наградили. Своеобразно, конечно: приписали к Департаменту внутренних дел в качестве осведомителя, а также, что понравилось Эйдану гораздо больше, сделали подручным палача. Судейские потом шутили: обвиняемые признавались гораздо быстрее, когда видели перед собой клыкастую улыбку. Отныне вампир частенько спал не в лачуге, а в одном из тюремных подвалов, по ночам лакомясь кровью осужденных с молчаливого согласия тюремщиков. Те нередко специально оставляли двери камер особо опасных преступников открытыми. Несчастные, обрадованные неслыханной халатностью, бросались на волю — и попадали в руки Эйдану. Не оставил он и ночных вылазок в город. Их вампир, по собственному признанию, любил больше редких тюремных гастрономических изысков. Зато работы у стражи стало меньше, хотя трупов прибавилось.

Но было в вольготной жизни Эйдана одно "но" — пришлось носить магический ошейник. Надевала его Зара, потратив целый час на уговоры и заверения, что это для блага вампира, чтобы не убили ненароком. Снятие ошейник означало причисление к существам, подлежавшим уничтожению. Тонкая кожаная полоска, опутанная чарами, помогала отслеживать передвижения вампира и в случае агрессивного поведения парализовала мышцы.

— Я теперь, как собака, — жаловался приятельнице Эйдан, с ненавистью теребя атрибут рабства. — Вы бы еще клеймо с гербом поставили!

— Зато тебя теперь никто не убьет, ты под защитой короны. Сам знаешь, маги вампиров не любят, а тебя терпят, в Старый город заходить разрешают.

Вампир почему-то не проникся оказанным доверием, в очередной раз зарекшись помогать чародеям и людям вообще. Через пару месяцев он научился снимать ошейник и, упиваясь свободой, сбежал из столицы. Зара надеялась, Эйдан не попадется под горячую руку охотникам или жрецам, хоть и радовалась тому, что больше не придется терпеть запах крови и вздрагивать от традиционного почесывания клыками за ухом — девушке так и не удалось отучить вампира от вредной привычки.

Ее светлость Зара Рандрин благополучно училась в Аспирантуре, движимая целью во что бы то ни стало получить вторую магическую категорию. Разумеется, не все получалось, как хотелось, и она частенько просиживала за книгами целую ночь и наутро приходила в департамент в таком виде, что покойники с кладбища пожалели бы. После совещания или раздачи поручений девушка устраивалась спать в уголке отдела до обеда, а потом старалась наверстать упущенное. Зато учеба спорилась. В первый год обучения Зара не получала ниже семи баллов. Затем, отсеяв отстающих, преподаватели оценки ставить перестали, да и лекций стало значительно меньше: две-три в месяц по узким специализациям. Остальное время посвящалось самостоятельным изысканиям и беседам с научным руководителем. Зара не упускала случая засыпать последнего вопросами, стремилась докопаться до сути. Наставник, один из старших преподавателей Школы, терпеливо объяснял, что и как. Ему подобное рвение нравилось. Юные особы редко всерьез интересовались магией.

Пару раз Зара заходила к Бланш. Отношения между подругами охладели, у них почти не осталось общих интересов. Зара уныло взирала на очередную вышивку, поджимала губы во время рассказов об успехах Изабель и вяло приглашала на музыкальные вечера и приемы. Бланш, разумеется, отказывалась, девушка же не настаивала. Хочет прозябать среди пеленок и считать великим достижением бессвязный лепет ребенка, пусть считает. Словом, разговор обычно не клеился, и Зара старалась скорее уйти. К счастью, в департаменте нашлись сотрудницы, с которыми было, о чем поговорить.

Несмотря на учебу, Зара не отказывала себе в развлечениях. Им она посвящала выходные, а в будни усердно работала, в том числе, на дипломатическом поприще. Амбиции требовали выхода, и девушка напросилась в комиссию по конфедерации Мангеш. Былая поездка в те края зачлась: Зара знала о нравах и обычаях местных жителей. Работа оказалась бумажной, но девушка находила удовольствие в переписке. Она дергала за ниточки, как заправский кукловод, не просто составляла справки и отчеты, а принимала живейшее участие во внешней политике страны. Пусть на низшем уровне, но все же. Даже шифровки писала. Словом, чувствовала себя нужной.

В тот вечер Зара скучала. Кавалеров больше волновала политика, нежели танцы. Настроение стремительно портилось, и даже шампанское не могло исправить ситуацию. Девушка пила уже третий бокал и с раздражением думала о комнате для игры в карты, в которой уже добрых два часа под видом досуга совещалась верхушка Антории. Стоило шить новое платье, если его никто по достоинству не оценит? Синее, между прочим, под цвет глаз.

Притопнув ногой под длинными юбками, Зара пожевала губы и скользнула хищным взором по толпе. Никого стоящего. Раз так, торчать на балу не имело смысла.

Слова у Зары редко расходились с делом. Она отдала слуге опустевший бокал и, отмахнувшись от недостойного внимания кавалера, направилась к выходу. Маневр девушки не остался незамеченным. К ней тут же подбежала хозяйка и с ужасом вопросили:

— Как, вы уже уезжаете, ваша светлость? До концерта?

Испуг был вполне оправдан: если наследница вот так, без причины, покидает бал, пересудов не избежать.

— Да, — буркнула Зара, досадуя на задержку. Сейчас начнут уговаривать остаться, будто девушка от сладких речей изменит решение? — Велите подать экипаж.

— Но, может?.. — Хозяйка отчаянно искала и не находила причину остановить высокую гостью.

Репутация дома оказалась под угрозой. И тут провидение послало призрачный шанс ее спасти. Хозяйка чуть ли не молнией метнулась к появившемуся на пороге зала мужчине, который в пол-оборота беседовал с кем-то вне пределов видимости, и, ломая руки, возопила:

— Граф, умоляю, остановите ее светлость!

Зара хотела воспользоваться ситуацией и уйти, но любопытство пересилило, и она осталась, чтобы взглянуть, кого взяла в союзницы леди Лонс.

На лице Эрша — соломинкой оказался именно он — застыло недоумение.

— А что ее светлость собирается сделать? — настороженно спросил Нубар и отыскал взглядом Зару. Та никаких видимых признаков для беспокойства не давала.

— Уйти! — Хозяйка чуть не плакала.

— Хм, и как же я могу повлиять на решение ее светлости? — Эршу не хотелось вмешиваться. Личное дело каждого, оставаться или уйти.

Леди Лонс молчала, вместо нее ответила Зара:

— Отыскать посреди этой скуки лучик света, сеньор Эрш. Но, боюсь, мы напрасно потеряем время.

Былое равнодушие на миг сменилось заинтересованностью, только начальник танцевать не намерен, девушка и просить не станет. Да и как со стороны смотрится просящая женщина? Правильно, как жалкое существо.

— Доброй ночи, сеньор Эрш, доброй ночи, леди Лонс! — Зара предпочла попрощаться.

Улицы Нового города полны развлечений, и если Старый не оправдал ожиданий, она повеселится за рекой. Оденется проще и… А что, чудесная идея — найти любовника на ночь. Отец таким образом неплохо проводил время, может, и Заре повезет. До Меллона девушку мало интересовала чувственная сторона жизни, теперь же тело скучало. Определенно, мужчина не помешал бы — для удовольствия. А потом можно смело заниматься своими делами и не тратить время и нервы на любовника. Заводить постоянного Зара не собиралась: много мороки. Так, раз в пару месяцев, может, реже.

Никто препятствовать не стал, и девушка благополучно вышла на улицу. Карету не успели подать, но она и не требовалась: королевский герб только распугал бы потенциальных кандидатов.

Зара добралась до спальни порталом. Будить горничную не стала, стерла макияж и избавилась от бального наряда. Не ценят здесь, найдет понимание там. Начнет со Старого города. Переоденется женщиной легкого поведения и соблазнит какого-то аристократа. Главное, чтобы не оказался с моральными принципами, как у Меллона, а с остальными проблемами девушка справится, в крайнем случае, заставит делать то, что нужно. Э-эрри сложно отказать.

Наряд вышел неброский, но в меру откровенный. Зара намеренно отказалась от зазывного декольте: такое привлекает кучеров, а не их хозяев. Девушка надеялась не на уличную пятиминутку, а на ночь в чьей-то спальне, откуда она благополучно ускользнет на рассвете без прощаний и поцелуев.

Пришлось немного поколдовать, чтобы скрыть истинный облик. Маг, конечно, иллюзию раскусит, но для обычного человека сойдет. Другое дело, как понять, что перед тобой не коллега? Этот изумится: "Ваша светлость?" и откажется развлекаться. Или не откажется? Принцессы тоже люди, а Зара и вовсе всего лишь герцогиня.

Рандрин еще не вернулся, и девушка благополучно отправилась претворять авантюру в жизнь. Она намерено избегала фонарей, старалась держаться в тени. Зара выбирает, а не наоборот.

Хи, похоже, вот и первые мужчины. Кажется, вечер леди Лонс окончательно загублен, если с него бегут гости.

Зара затаилась, присматриваясь. Заодно вспоминала списки приглашенных. Есть парочка имен, которые бы ее заинтересовали.

Экипажи один за другим подавали к крыльцу. Гости прощались с хозяйкой и уезжали.

Углядев нужный герб на карете, девушка решила преподнести владельцу сюрприз в виде себя. Она щелкнула телепортом и вольготно устроилась на сиденье, поджидая мужчину. Молодой, холостой, ему ничего не помешает. Только вот судьба подкинула свинью: барон тот вечер возвращался пешком, а экипаж отдал другу.

— Ну, как знаешь, — донесся вместе с открываемой дверцей голос начальника. — Или решил спутать карты Элизе? Смотри, она не глупа, догадается.

— И пусть! Главное, от тебя она быстро отстанет, а я смогу проскользнуть незамеченным.

Кажется, барон с помощью друга собирался отделаться от назойливой поклонницы, только вот Зару волновало другое: как успеть сбежать за доли секунды? Увы, время играло против нее, Эрш заметил и телепорт, и девичий силуэт. Реакция последовала незамедлительная. Девушка пискнула от боли и до скрежета сжала зубы. Заклинание — полбеды, ее сейчас отсюда вытащат, а вот это позор. Поэтому лучше стать неведомой шпионкой и уползти через телепорт. Сил хватило — спасибо аспирантуре, развившей магические навыки.

Зара вывалилась на одной из улиц и скорчилась от боли. Заклинание огнем расползалось по жилам. Сколько же магии Эрш туда вбухал?

Яркая вспышка возвестила: телепорт отследили.

— Послушайте, сеньора… — спокойно начал начальник Департамента иностранных дел, но не договорил, сквозь морок разглядев Зару. — Сеньорита Рандрин? — с шумом выдохнул он. — Но какого?..

Нубар опустился рядом на корточки и потянулся к очагам пульсирующей боли. Девушка недовольно отпихнула руку, но Нубар проявил настойчивость. И не праздную: боль прошла, только вот Искать приключения расхотелось, а вот высказать начальнику за испорченную ночь — очень даже.

— Вы мне свидание испортили! — прошипела Зара, поднявшись на ноги. — И синяков наставили.

— Свидание? — Эрш подозрительно глянул на подчиненную и хмыкнул. — Барона вы хотя бы предупредили?

— Нет, конечно! — выдала себя с головой неудачливая девушка.

— А нормальным способом вы не пробовали? — Нубар чуть подсветил ночь, чтобы разглядеть обещанные синяки.

— Нормальным все предложение сделать норовят. Что вы ищите, сеньор Эрш? — Заре стало неуютно под его взглядом.

— Синяки.

— Нет, никаких синяков, я пошутила! — Она поспешила отойти и пожаловалась мирозданию: — Вот ведь, даже любовника не найти, один начальник! Конечно, красивый мужчина, но толку с него?

Нубар пожевал губы, не зная, как реагировать. Э-эрри и Рандрин во всей красе! Откровенно и прямо. И хочется возразить — про толк, но и права ведь, не станет он с ней.

— Работу подкинете в качестве наказания? — кисло улыбнулась Зара, погасив чужую иллюминацию.

Эрш покачал головой и предложил проводить.

— Я в Новый город, — отмахнулась девушка.

— Нет. — Тон не оставлял сомнений, это приказ. — До набережной, чтобы проветрить голову, и спать. В кабаках любовников не ищут, а вот то, что долго лечат, цепляют быстро, — давая совет, начальник тоже вышел за рамки приличий.

Девушка ехидно осведомилась:

— А вы, оказывается, хорошо знакомы со спецификой кабаков. Никогда бы не подумала!

Нубар снисходительно улыбнулся, не ответив на колкость. Вместо этого он предложил пройтись до Шина. Зара сразу напряглась, силясь понять, зачем. А еще сердце грызла глухая обида. Девушка рассчитывала на танец с начальником, а получила только нравоучения и скучный вечер.

— Вам больше к лицу синие сапфиры, — между делом заметила девушка.

Эрш хмыкнул и склонил голову набок.

— Учту, — в голосе появилась игривость. — Извините за танцы. Вы ведь надеялись?

Зара пожала плечами. Может, и надеялась, но не признается. Что поделать, если Нубар — великолепный танцор? Девушка всегда оставляла ему один танец.

— Так что там с кабаками, часто бываете? — вернулась к прежней теме Зара, желая поддеть.

— Увы! — развел руками Эрш и посоветовал: — Не чешите об меня зубы, сеньорита Рандрин, а то останетесь без спутника. Пожалуй, у меня есть настроение пройтись. И, — сделав паузу, укоризненно покачал головой начальник, — напрасно вы бросили сеньора Аидару, не мучились бы.

— Мужчин на свете хватает, — беззаботно парировала девушка.

— Только таким образом их не ищите, — попросил Нубар и огляделся: не видел ли кто? а то поползут слухи. Пресекать их бесполезно, только подольешь масла в огонь. — Уверен, найдется еще кто-то, кто совладает с вашим характером.

Зара засмеялась. Будто она кого-то к себе допустит! Говорить начальнику всего этого не стала. Понимала, Эрш разглагольствовал о болезнях и спутниках во благо страны. Наследница и всякое такое, а Нубар — фактически Первый министр. Любопытно взглянуть на его любовницу. Задержалась ли та девица с бала у лорда Андеша? Наверняка нет. Одного взгляда на начальника хватало, чтобы понять — этот меняет женщин, как перчатки. Единственная дама, которой он верен, — Антория. Так же… При должности, обаятельный, умный — и свободный. Даже не разу не надевал помолвочное кольцо. А ведь в возрасте Нубара уже заводили семью. и то, если ему тридцать пять. Девушка смутно догадывалась: больше.

— Зачем вам со мной гулять? — Пришло время прояснить и этот вопрос.

— Просто так, — лениво ответил Эрш. — Подумать нужно, вода способствует.

Зара разочарованно поджала губы. Она-то надеялась!

— Спасибо, я, пожалуй, пойду домой. — Компания Нубара утратила всякую прелесть. — Возьму книгу и займусь магией.

— Зара! — укоризненно посмотрел на нее Эрш. — Какие книги, какая магия? Сбежали с бала ради знаний? Идемте! — Он шагнул к Заре и потянул к реке. — Романтики не обещаю, но поговорить сможем и не о политике.

— А как же моя репутация? — подняла бровь Зара.

Мысленно она уже согласилась пойти. Лучше так, чем в библиотеку.

— Вы же сами хотели ее погубить, — напомнил Эрш, взяв девушку под руку.

— Так, может, погубите ее окончательно и без последствий? — рискнула Зара.

Она никогда не рассматривала начальника как мужчину, а теперь представила в постели и пришла к выводу: ей понравилось бы. Этот точно знает, что делать, и пахнет приятно.

— Без меня, — отрезал Эрш, резко остановившись. Глаза блеснули и потемнели, не хуже, чем у э-эрри. — Если вы рассчитываете…

— Что вы! — пропела Зара, довольно улыбалась: она ожидала подобного ответа. — Вы начальник, а я любовника искала. Пойдемте лучше на Шин смотреть. Я вам о Шегере расскажу.

— Перескажите лучше светские сплетни, — скривился Нубар, посторонившись, пропуская патруль.

На набережной просидели недолго. Вернее, Зара сидела, а Эрш стоял. По большей части молчали. Нубар оперся ладонями о не успевший остыть камень и думал о своем. Затем, встрепенувшись, побаловал спутницу парой историй и продолжил проводить до дома. Он искоса посматривал на Зару и жалел. Тяжело ей, наверное, иначе бы не решилась на авантюру. Но выбранный способ чести не делает. Даже если ищешь однократное развлечение, честь не нужно ронять.

— Зара. — Девушка остановилась и обернулась к Эршу. Тот пристально смотрел на нее, чуть покусывая губы. — Я понимаю, мы люди взрослые, но отчего вы вдруг разоткровенничались? Могли бы соврать.

— Вы бы мигом раскусили, — честность казалась Заре естественной. В этой конкретной ситуации. — Придумали невесть что. Да и, — она смутилась и отвернулась, — вы застали меня врасплох, вывели из себя. Вот и… Со мной такое редко.

— Доверяете. — Это прозвучало как утверждение.

Девушка пожала плечами и обратила взор на ворота. Специально для Эрша их открыли. Без лишних слов: знали в лицо.

— Зара, Зара! — пожурил Нубар и на миг положил руку ей на плечо. — Осторожнее со словами и желаниями. Излишняя откровенность с начальством может навредить. Да и самой неприятно. Чужому человеку!

— Вы знаете моего отца, я пошла в него, — с вызовом ответила Зара, блеснув на миг потемневшими глазами.

Эрш качнул головой. Он придерживался другого мнения. Безусловно, Зара — Рандрин до мозга костей, но верна любовникам. Разумеется, пока те не успеют надоесть.

Наутро Рандрин, посмеиваясь, косился на дочь. Проснувшаяся с легким похмельем — шампанским на голодный желудок не ограничилось — никак не могла понять, чем именно вызвано столь бурное веселье. Рэнальд не торопился во Дворец заседаний, неспешно поедал свой омлет и фыркал от смеха. Не выдержав, дочь потребовала объяснить причину.

— Да мне кое-что рассказали, — таинственно ответил Рандрин. — С нескрываемым удивлением и открытым вопросом, не мое ли это поручение. Последнее сопровождалось угрожающим прищуром. Пришлось заверить, тебя никто в шпионки не готовил.

Зара по-прежнему ничего не понимала. Хлебнув сока, она лениво отправила в рот кусочек сладкого блина и хмуро, благо голова побаливала и не способствовала хорошему настроению, попросила:

— Выражайся яснее.

Рандрин покосился на Апполину, как всегда, не проявлявшую интереса к разговору за столом.

— Эм, боюсь шокировать племянницу. Нет, право слово, что ты делала, раз Нубар меня с пристрастием допрашивал.

Нубар? Девушка нахмурилась. Нубар Эрш.

— Вот зачем ты к нему приставала? Хотя зачем, понимаю, — Рандрин в который раз хмыкнул и подмигнул дочери. — Только могла бы поумнее. Глядишь, добилась бы успеха.

— Приставала к Нубару Эршу? — медленно, по слогам, переспросила Зара и, застонав, обхватила голову руками. — Я не приставала, я просто разоткровенничалась и ляпнула… А, не важно. Значит, вот как он все понял.

— Ну, ты предельно ясно выразилась. — Улыбка не сходила с лица Рэнальда. — Повторяю, ничего такого в этом нет, но нельзя же так. А как же ухаживания, романтика? Не надо показывать, что тебя волнует только постель, да и то на один раз. Видимо, придется учить.

— Обойдусь! — вспылила раскрасневшаяся от стыда девушка и со звоном отложила вилку. Хуже некуда! — Я прекрасно знаю все твои уловки, сама умею, просто… Лучше скажи, почему Эрш говорил о шпионаже, — поспешила сменить тему Зара.

Она поймала осуждающий взгляд кузины. Предсказуемо. Апполина беспорядочных связей не одобряет. У самой нет никаких, мужчины полуэльфийку не интересовали. Заре казалось, если вдруг кто и поцеловал бы кузину, она и не заметила бы. Зато у Апполины дар.

— Потому что… — Рэнальд хмурился и медлил с ответом. — Словом, ты моя дочь, — туманно пояснил он. — И ты до сей поры казалась Эршу здравомыслящей расчетливой особой. Словом, — Рандрин комкал в пальцах салфетку под испытующим взглядом дочери, — могла попытаться соблазнить только с умыслом. Политическим.

— К демонам вас с вашими играми! — Зара встала, с шумом отодвинув стул. — Заранее предупреждаю: соблазнять твоих союзников-соперников не собираюсь. И, к твоему сведению, сеньор Эрш говорил, что корона его не волнует, так что успокойся.

— Кому говорил? — навострил уши Рандрин.

Интересная вырисовывалась ситуация!

— Мне. Доброго утра!

Рассерженным ураганом девушка покинула столовую. Рэнальд же задумался, с чего вдруг Нубар распространялся о таких вещах. Одно дело — в беседе с ним, совсем другое — с подчиненной. Или их отношения несколько иного порядка? Эрш осторожен, о троне говорил бы только с тем, кому доверяет. Простые сотрудники явно к этому кругу не относились.

Тогда в голову Рандрина впервые закралась мысль об укреплении рода. Если бы звезды сошлись, следующий монарх тоже стал бы э-эрри. Пусть они чрезвычайно редки, но наследственность многое значит.

Зара понимала, нужно найти Эрша и извиниться. Тогда, ночью, откровенность казалась сама собой разумеющейся, но при свете дня все выглядело иначе. Необходимо объяснить, что никого девушка не домогалась, просто ей, как иногда мужчине, требовалось удовлетворить нехитрые потребности. Неважно с кем, лишь бы симпатичный и негрубый. Начальник не дал осуществить планы с выбранным кандидатом, вызвался проводить, вот Зара и решила… Он ведь с ней флиртовал, репутация тоже подходящая, кто же знал, что так болезненно отреагирует?

Потом девушка решила: говорить всего этого Эршу не стоит. иначе прощай, департамент! Она просто извинится.

Зара понятия не имела, где живет Нубар, но Симуус, дворецкий Рандринов, легко решил проблему, назвав адрес. Девушка решила прогуляться пешком. Последствия ночной выпивки уже выветрились — знания по лечебной магии в помощь, — зато угрызения совести остались. Зара быстро шагала по улицам, мысленно надеясь не застать Эрша. Тогда она напишет записку и уйдет.

Нубара действительно не оказалось дома. Дворецкий любезно сообщил, тот уехал полчаса назад на верховую прогулку. Оставалось только диву даваться, когда Эрш умудряется спать. Девушка поблагодарила и с чистой совестью оставила короткие письменные извинения: "Очень жаль, что вы поняли меня превратно. Вас конкретно мое предложение не касалось. Приношу извинения и прошу впредь не обсуждать мою жизнь с королем. З.Р.Р". Вышло не совсем убедительно, но Зара переписывать не стала. Извинения не ее конек.

Камень упал с души, девушка вздохнула свободно. Теперь предстояло чем-то занять погожий субботний день. Девушка тоже остановила выбор на прогулке. Заниматься не хотелось, а она очень давно не выбиралась за город. Сказано — сделано. Переодевшись в костюм для верховой езды, Зара забралась в седло и направилась к воротам Старого города. По дороге решила заскочить в любимую кондитерскую, побаловаться пирожными.

— Последи! — Зара кинула вертевшемуся у входа мальчишке монетку и спешилась. От услужливой помощи отказалась — не кисейная барышня.

Возле кондитерской помахивали хвостами еще несколько лошадей. Не одна Зара решила поддаться соблазну в теплый летний денек.

Девушка задумчиво остановилась на пороге. Что же взять: пирожное или мороженое?

— Разрешите! — послышался рядом женский голос.

Зара посторонилась, пропуская блондинку в зеленой амазонке и белых митенках. Следом, расплатившись и забрав пакет со вкусностями, шагнул… Зара нахмурилась и тут же сделала вид, будто интересуется столиками на террасе. Вот угораздило-то! Придется извиняться.

— Доброе утро, сеньорита Рандрин. — Голос Эрша звучал приветливо, как обычно.

Зара искоса глянула на начальника. Вроде, не сердится. Выговорился королю и успокоился.

Хм, девушка никогда не видела Эрша с корзиной для пикника на локте и пакетом на запястье. Как заправский супруг, а не всесильный глава Департамента иностранных дел. Без сюртука, жилета и шейного платка, в зеленой рубашке и брюках для верховой езды.

— Зара? — привлек внимание девушки начальник. — Не делайте вид, будто ослепли. Это невежливо.

Зара шумно вздохнула и неохотно поздоровалась. День разом утратил все краски.

— Стыдно? — Эрш мгновенно угадал причину поджатых губ подчиненной. — Элиза, подожди меня, — крикнул он блондинке. — Через пять минут приду.

Молодая женщина окинула Зару оценивающим взглядом и, фыркнув, отвернулась. Девушка пожала плечами. Какое ей дело до чужого любовника, может прямо сейчас отдать.

Нубар поставил корзину на ближайший стул и убрал в нее пакет. После поднял взгляд на Зару. Ясно, ждал извинений.

— Нет, не стыдно. — Девушка не оправдала чужих ожиданий. — А вот вам — да. Ябедничают малые дети, сеньор Эрш, а уж ваши предположения… — Зара взглядом дала понять, насколько они смешны. — Я заметила, женщины вас разбаловали, завысили самооценку. И где хваленая проницательность? По-вашему, я позволю собой манипулировать? Спросите отца, как тот пытался подсунуть мне Арилана. Собственно, единственное, за что хотела бы попросить прощения, — излишняя откровенность. Обещаю в следующий раз соврать, хотя воспитанный мужчина в подобной ситуации притворился бы слепым, а не интересовался чужой жизнью.

На душе стало легче. Высказалась. Право слово, Эрш сам виноват. Зачем, по его мнению, Зара забралась в карету барона? Явно не для светских разговоров. Вот и шел бы своей дорогой. Или уж если самому хотелось, не разыгрывал бы высокоморальному недотрогу. А то фактически на свидание пригласил и обвинил Зару в неподобающем поведении. Можно подумать, это она смотреть на звезды звала!

Нубар открыл и закрыл рот. Смерил девушку очень нехорошим взглядом, будто решал, уволить или просто отчитать, и неожиданно разразился смехом.

— Право слово, ну и история! — Он вытер ребром ладони выступившие слезы. — Такие сплетни по Айши пойдут! Сам виноват, конечно, — качнул головой Нубар и с плутовским видом добавил: — Воспитания не хватило.

Зара невольно расплылась в улыбке. Не могла она хмуриться, когда начальник паясничал. Умом понимала: издевается, а не сердилась. Беззлобно он.

— Простите, про воспитание — это лишнее. Я…

— Разнервничались? — подсказал замявшейся девушке Эрш и, обернувшись к девушке за прилавком: — Клубничное с шоколадной крошкой.

Продавщица кивнула, а Зара гадала, откуда начальник знал ее вкусы.

Монета звякнула о прилавок, и перед девушкой возникла тарелка с любимым пирожным.

— Угощайте и не сердитесь, ваша светлость. Ваши извинения приняты. В свою очередь простите за нелепое предположение. Я действительно забыл, что вы выше всего этого.

— Зачем вы со мной гуляли? — Зара сверлила взглядом лицо начальника. — Все это выглядело…

— Как выглядело, так и выглядело, — не смутился Эрш. — Я испортил вам ночь, решил компенсировать.

— Из чувства долга, значит. — Настроение окончательно испортилось.

— Ну почему только, — обиделся Нубар. — Вы симпатичная девушка, а не только герцогиня и моя подчиненная. Другое дело, что ничего такого я не собирался предлагать, вышел, так сказать, из возраста поклонников.

Зара так не считала, но спорить не стала. Не хотел и не хотел. Она тоже не собиралась.

— Нубар, ты скоро? — послышался с улицы недовольный голос блондинки.

— Сейчас! — крикнул Эрш и подхватил корзину. — Доброго дня, Зара.

— И вам тоже, — уже в спину ответила девушка.

У кого-то пикник, у кого-то сбор трав. Зара тоже бы с удовольствием сидела и пила с кем-то вино, ела пирожные, болтала, но кавалеры вымерли, боялись подойти. А те, кто осмеливались, не стоили и выеденного яйца. Зара скучала уже через минуту общения.

Девушка отломила ложечкой кусочек пирожного и отправила в рот. Вкусно. Зара облизала ложечку и задумалась, куда податься, когда услышала приятный мужской голос:

— Можно составить вам компанию?

Девушка обернулась и увидела улыбающегося незнакомца. Зара смерила его высокомерным взглядом и коротко ответила:

— Нет.

— А просто постоять рядом? — не унимался мужчина.

— А развернуться и уйти не пробовали?

Незнакомец рассмеялся и представился:

— Лион Таннер к вашим услугам, сеньорита.

Девушка промолчала. Представляться она не собиралась. Наглец, безусловно, не из низов — видно по одежде и поведению. Симпатичный, этого не отнимешь, хоть и блондин, но Зару раздражала любая самоуверенность, шансов у Лиона не было.

— Виконт Лион Таннер, — решил усилить впечатление блондин и, игнорируя недовольный девичий взгляд, присел за столик.

— У меня титул гораздо выше, — фыркнула Зара. — Ищите другую, милейший.

Она вскинула подбородок и целиком сосредоточилась на пирожном. М-м-м, с орешками! А еще немного сливочной карамели. Интересно, какие пирожные любит… Элиза, кажется? Зара надеялась, не то же самое. Если уж мужчина делает подарки, то персонально, а не за компанию подружке. Симпатичной, надо отдать должное. Она не из Дворца заседаний, одета со вкусом — словом, намного лучше той, которую Зара видела на коронации. И явно характернее: заставила Эрша таскать свои вещи, покупать еду. Молодец, так и нужно: верховодить самой, а не позволять помыкать мужчине.

— Я уже нашел. Вас.

Зара уже и забыла о Лионе. Как, он еще здесь?

Глаза девушки стали цвета грозового неба. Она неторопливо отложила ложечку, заказала чашку кофе со сливками и второе клубничное пирожное, после чего соизволила заговорить с нарушителем спокойствия.

— Уходите сами, сеньор, не хочется делать вам больно или пользоваться положением. Я не шучу, захочу — вас вышвырнут.

Лион рассмеялся, откинувшись в высокую плетеную спинку стула. Он чуть ли не захлебывался. Карие глаза светились, преломляя свет. Совсем не такой реакции ждала Зара на свои слова.

— Вы обворожительны! — отсмеявшись, Лион поцеловал даме руку и обернулся к продавщице: — Я заплачу.

Та кивнула, давно привыкнув к подобной галантности.

— Как вас зовут, сердитая леди?

Зара заносчиво молчала, хотя склонна была назваться. Раздражавшая сначала дерзость Лиона теперь привлекала. Пожалуй, она нашла спутника для сегодняшней прогулки, если, конечно, мужчина окажется неглуп.

— Ну, и каковы ваши планы? — Зара оперлась рукой о спинку стула и взяла быка за рога. — В смысле меня?

Лион впал в ступор. До этого девушки отвечали, что угодно, но только не задавали подобных вопросов.

— Для начала узнать ваше имя, — после минутного смятения пробормотал он.

— Допустим, вы его узнали, заплатили за меня. Что дальше? Если брак или хвастовство перед друзьями, то до свидания. Другие варианты готова обсудить.

Лион вновь широко улыбнулся и, заказав кофе и себе, заметил:

— Теперь вы нравитесь мне еще больше…

—…Зара, — услужливо подсказала девушка и впервые с интересом взглянула на Лиона.

Синие глаза сменили оттенок на озорную болотную зелень.

Может, что-то и выйдет? По крайней мере, виконт не похож на других, это огромный плюс: банальностей Зара не терпела.

— Так мне сесть или дождаться, пока меня вышвырнут? — Карие глаза смеялись.

Зара прищурилась и бесстыдно вторично осмотрела мужчину, будто барышник, даже потребовала встать и крутануться, чтобы составить полный портрет. Лион подчинился и на показ поднял руки: мол, так лучше видно.

— Леди удовлетворена?

Девушка пожала плечами. Недурен. Не смазлив, но обаятелен. Определенно, улыбка ему идет.

— Разрешаю за себя заплатить, — смилостивилась Зара таким высокомерным тоном, будто ее уже короновали.

— Ммм, уже немало, — впечатлился Лион, глаза же продолжали насмешливо щуриться. — Надеюсь со временем занять место вашего кавалера.

— Какого кавалера? — нахмурилась девушка.

— Очевидно, того, кому вы поручили бы меня вышвырнуть, — пожал плечами блондин и кивнул подавальщице, поставившей на стол две чашки кофе. — Тому самому, "ты-еще-не-знаешь-с-кем-связался". Только я знаю.

— Ошибаетесь, — разминая пальцы, будто кошка тело перед прыжком, мурлыкнула Зара. — Я все делаю сама и кавалерами не обременена.

— А как же ваш знакомый? Я видел, вы разговаривали.

— Знакомый и кавалер — разные вещи. Этот, заверяю, никого бы вышвыривать не стал, а уселся давать советы. — Девушке вспомнилась прошлая ночь, и она помрачнела. — Поэтому, — по губам вновь скользнула улыбка, — путь свободен.

— Граф — дурак, — неожиданно заявил Лион и жеманно положил себе сахару. — Не обратить внимания на такую девушку!

— Граф-то умный, а вот вы не очень, — парировала Зара. Ее неприятно резанули резкие слова в адрес начальника. Нубар Эрш кто угодно, но только не дурак и уж точно не играл бы так грязно и примитивно. — Возьмите пару уроков комплиментов, ваши никуда не годятся.

Виконт не обиделся, наоборот, рассмеялся. Девушка даже испугалась, кофе разольет.

— Положили на обе лопатки, ваша светлость! — вздохнул он, покаянно опустив голову, признавая поражение.

Как, он знал, кто она, и ломал комедию?

Зара скомкала салфетку, будто собиралась выплеснуть на дерзкого дворянина всю мощь гнева, а потом, как ни в чем ни бывало, потянулась за кофе, напомнив:

— Платите вы.

Лион вздохнул:

— Само собой. — И лукаво добавил: — Штраф тоже?

Зара недоуменно замотала головой, а потом залилась смехом.

Определенно, виконт Таннер ей нравился. Кстати, как его полное имя? Как всякий аристократ, Лион обязан добавлять после собственного имя отца. Отчего же забыл упомянуть? Оказалось, потому что отец — крупная "шишка", и Зара бы непременно поняла, кто перед ней: сын начальника Судебного департамента. Напрашивался логичный вопрос: отчего они с Лионом до сей поры не встречались? И логичный ответ: тот шесть лет прожил за границей. Может, Зара и танцевала с ним когда-то, но во времена Консулата.

— Теперь все с вами ясно! — фыркнула Зара. — Понятно, откуда такая наглость и отчего меня знаете. Золотой мальчик! — она произнесла это с толикой презрения.

Конечно, девушка сама высоко взлетела, но кто тому способствовал? Отец? А кто его своим отцом сделал? Зара. Сама и только сама, прочь из деревни в ближайший городок, с нуля выучить магию, с боем сдать экзамены, заставить дать фамилию, влюбить… Легко? Лысого демона вам в товарищи, можно сломаться. Еще в детстве сломаться. А Лион? Родился в законном браке на всем готовеньком.

— Вовсе нет! — обиделся виконт, даже кофе чуть не подавился. — Между прочим, те пять лет я провел в армии.

— На королевской службе? — усмехнулась Зара.

Она не верила, будто Лион не развлекался, а выполнял ответственные задания. Военные выглядят не так: походка, выправка, речь. Взять хотя бы мужа Бланш. Лион же — светский хлыщ, пусть и очень милый.

— Можете проверить, — резким тоном, не вязавшимся с прежней манерой разговора, поставил точку в разговоре виконт и промокнул губы салфеткой. Обернулся к прилавку и сухо поинтересовался: — Сколько с меня?

Зара заволновалась. Вдруг уйдет? Положим, пару минут назад такой исход дела казался наилучшим, однако девушка успела заинтересоваться кавалером. Поэтому она поспешила дернуть плечиком и равнодушно, будто делала одолжение, пошла на попятную:

— Положим. Я не знакома с анторийской армией и, признаться, не горю желанием знакомиться. За пирожные вы заплатили, что дальше?

— Дальше? — Лион почесал подбородок. Сумрачное выражение лица уступило место задумчивости. Морщинки на лбу разгладились, вернув виконту отобранные пять-шесть лет. — Наверное, нескромное предложение стать вашим спутником.

— Вы авантюрист! — рассмеялась Зара. — Не знаете, куда я направляюсь, а уже согласны сопровождать.

— Вас — хоть на край света! — пафосно заверил Лион, надев прежнюю маску. Да и маску ли?

Девушка не стала проверять, одинаково ли они понимают этот край, и нагло потребовала:

— Ну, раз навязались, развлекайте!

Подумала еще и сама выбрала форму досуга:

— Хочу на пикник.

Именно так. Заодно Зара полюбуется, как виконт смотрится с корзиной. Должно выйти забавно.

Глава 9

Девушка тактично сделала вид, будто ничего не заметила. Потом все же повернулась и протянула смущенной женщине стакан воды:

— Вы ведь хотели пить?

Закутанная в простыню незнакомка кивнула и залилась краской. Зара не видела этого в полутьме, чувствовала. Она сама бы испытывала стеснение, если бы ее застали на кухне практически в чем мать родила. Рандрин даже на халат для любовницы поскупился. Где только он ее достал? Зара чуть прибавила свет и постаралась разглядеть мачеху на час. Всклокоченные рыжие волосы до лопаток, тоненькая, в чем только жизнь теплится? Зато руки, ноги как у статуэтки, компенсируют отсутствие груди и попы. Зара поджала губы. Вот и пойми после этого мужчин! Видимо, их прельщают все особи женского пола, независимо от возраста и комплекции. Конкретной женщине… Девушка покачала головой. Ровесница, если не младше. Мнется, комкает простыню и мечтает сбежать. Только вот Зара пока отпускать не собиралась.

— Ну, и как вы к его величеству попали? Наплел сказок о любви, глазах и девственности лишил? — Девушка опустилась на высокий табурет и предложила рыжей сесть на соседний. — Вы не бойтесь, — успокоила она, — я его дочь. Никакой ревности, никакой неприязни. Ведь Рэнальд Рандрин у вас первый?

Первый, конечно, по лицу видно. И тому, как губы дрожат. Взгляд бегает и все чаще останавливается на двери.

Ну и кобель, отец! Интересно, сколько братиков и сестричек успел наплодить за год? Нужно поинтересоваться при случае, изволит ли его величество предохраняться. Делить трон с кем-то еще не хотелось. Только Зара прекрасно знала: ничего она не спросит, сама язык проглотит. С отца станется все подробно рассказать.

— Перестань мучить девочку, — послышался голос Рандрина. — С каких пор тебя интересует, с кем я сплю?

— Женить хочу, — нашлась Зара и живо обернулась к отцу.

Рэнальд стоял на пороге кухни в одном халате, но и его не удосужился как следует завязать. Определенно, на встречу с дочерью не рассчитывал.

— Эм… — девушка отвернулась. — Тут как бы еще Апполина живет, племянница твоя. Ты для нее теоретически мужчина.

— Я для нее не теоретически дядя. — Рандрин намек понял и плотно запахнул полы. — А ты, кажется, совершеннолетняя.

— И на этом основании… Вот, ей показывай! — Зара ткнула пальцем в пунцовую рыжую. Бедняжка спрятала лицо в ладонях.

Красив Рандрин, не отнимешь! Скоро столетие отметит, а хорош! Какая старость, юноши позавидуют. Любоваться и любоваться. Зара и любовалась, только в пределах дозволенного. В голову, впрочем, лезли всякие мысли. Например, не подарить ли отцу халат посолиднее.

— Откуда ж мне было знать, что тебе не спится? — вздохнул Рэнальд и тоже налил себе воды, мимоходом потрепав любовницу по волосам. — Переживешь как-нибудь душевную травму. Лона, марш в спальню! — неожиданно рыкнул Рандрин, заставив обеих девушек вздрогнуть. — И чтобы носу без моего разрешения не высунула!

Рыжая икнула и, путаясь в простыне, вылетела из кухни.

— Весь дом перебудит! — покачал вслед головой король и, коснувшись руки дочери, заверил: — Ты ее в последний раз видишь.

— Это твоя любовница, — напомнила девушка, — развлекайся на здоровье!

— Скучно! — зевнул Рандрин. — Сама видишь — на один раз, когда заняться нечем.

Он, придерживая полы, закинул ногу на ногу, и пообещал послезавтра познакомить Зару с "женщиной иного сорта".

— Мачеха? — навострила уши Зара.

Рэнальд тут же помрачнел лицом и излишне резко заявил: через его труп. Наследница есть, долг перед королевством выполнен, а портить себе жизнь и терпеть одну женщину в постели он не собирается. Зара кивнула. Она и не предлагала, просто интересно стало, какой такой иной сорт. Оказалось, речь о давней любовнице, с которой Рандрин периодически сходился в течение полугода. Аристократка, не замужем, в деньгах не нуждается, магиня.

— Полагаю, вам найдется, о чем поговорить. У тебя ведь подруг нет… — Рэнальд знал о ситуации с Бланш. И не вместе, и не порознь, просто безмерно далеки друг от друга, пусть и мило беседуют.

— Предлагаешь дружить с твоими любовницами? — подняла брови Зара. — Или, вернее, шпионить за ними, чтобы не болтали лишнего?

— Нет, всего лишь ищу тебе компанию для пикника. Послезавтра двор, — это слово Рандрин вымолвил со смешком, — едет на природу. Мужчинам — охота, женщинам — разговоры. Потом совместные развлечения.

Девушка задумалась и спросила:

— Можно взять друга?

Взгляд короля стал хитрым-хитрым.

— Хорошо, любовника, — поправилась Зара, хотя высказывание не совсем соответствовало правде.

Они с Лионом только целовались, но ничего, девушка бы попробовала на природе. Зара ведь интереснее охоты, да и хотелось, наконец, не заканчивать на поглаживаниях спины. Тело требовало своего, но происхождение и еще раз происхождение. Не скажешь же виконту: "Вы мне нравитесь, но замуж за вас я не собираюсь, любви нет, а вот в постель охотно лягу"? Однако и пускать дело на самотек девушка не собиралась. Есть одно замечательное средство — соблазнение. А еще чудесная прелюдия — игра в бутылочку. Аристократы, конечно, придут в ужас, но молодежь не столь консервативно настроена, согласятся, а уж Зара постарается, чтобы горлышко указало на Лиона.

— Приглашай, — кивнул Рандрин. — Он хоть не из кабака?

Девушка побагровела и прошипела:

— Я одному магу голову оторву!

Вот какого лохматого тролля рассказал королю? Не мог промолчать, выдуманных (ну, почти) домогательств не хватило?

Зара не на шутку разозлилась. Чтобы успокоиться, пришлось особым образом сжать пальцы и помедитировать.

— Кому? — полюбопытствовал Рандрин. Поведение дочери пробудило охотничий азарт. — Я всего лишь волновался, не из народа ли твой знакомый, а ты уже кого-то убивать собралась. Или один маг — это я?

Девушка заверила, собственного отца, если уж придется, убьет иным способом, но карты раскрывать не стала. Пока неясно, ошиблась ли она, или Рандрин знал обо всех деталях ночного разговора двухнедельной давности. Раз так, лучше соврать, что Зара благополучно и сделала. Как дипломат — уверенно и без запинки. Рэнальд поверил или сделал вид, будто поверил, разрешил взять хоть двоих любовников и вернулся в спальню. Задержавшаяся на кухне девушка слышала, как хлопнула дверь черного хода. Понятно, отец выгнал рыженькую. Дура, с самого начала было ясно. Но как же — любовь, как же — он такой самый-самый! Вранье с первой до последней буквы.

* * *

В свободное от работы и учебы время Зара занималась гипнозом, совершенствуя умения э-эрри. Тренировалась на случайных прохожих, искренне надеясь, что о незаконных опытах не станет известно ни отцу, ни на работе. Впрочем, ничего опасного девушка не приказывала, просто совершить какое-то незамысловатое действие: повернуться вокруг своей оси, подойти к дому, замереть и тому подобное. Потом, осмелев, Зара упражнялась на сослуживцах и надеялась со временем научиться ломать защиту второй степени. Сноровка приходит с опытом, поэтому даже во время вылазки на природу девушка практиковалась. В качестве жертвы выбрала не ехавшего рядом Лиона — он не маг, с ним неинтересно, — а сеньора Тардеса. Опасно, конечно, но Зара легких задач перед собой не ставила. Ничего такого приказывать девушка не собиралась. К примеру, повернуть коня влево или вправо. Совершенно безобидно. Благо ситуация располагала, сеньор Тардес как раз завязал с Зарой разговор. Вот девушка и поддерживала видимость обычной беседы: приказывала рассказывать о том-то и о том-то, подбирать и отпускать поводья. Вроде, пока получалось, во всяком случае жертва не дергалась. Рандрин ехал впереди вместе с Апполиной и парой членов Совета, превратившегося в консультационный орган, и видеть ничего не мог. Сеньора Эрша занимал приятель, с которым они всю дорогу мысленно о чем-то болтали и заливисто смеялись. Время от времени глава Департамента иностранных дел уделял внимание спутницам. Одну, уже знакомую блондинку, привез Эрш, другую — его приятель. Дамы, казалось, тоже не скучали, обсуждая последние сплетни. Любовницы Рандрина пока не было видно, но Зара не сомневалась, она среди дам. Которая, гадать бесполезно, Рэнальд захочет, сам представит.

Зара старалась не оборачиваться. Позади, чуть ли не мордой в хвост, ехал Меллон. Он занимал высокое положение во Дворце заседаний, как-никак, первый помощник сеньора Тардеса, имел право. Со времени разрыва они ни разу не разговаривали. Признаться, девушку мучило чувство вины, но сейчас она знала: поступила верно. Ничего бы не вышло, а развод в королевской семье хуже оргий.

Зара отвлеклась, прислушиваясь, с кем разговаривает бывший любовник, и вздрогнула, услышав в собственной голове голос начальника:

— Сеньорита Рандрин, Огюст слишком вежлив, а у меня, как известно, воспитание хромает, поэтому прошу прекратить ментальные опыты. Государственных секретов все равно не узнаете, а половина присутствующих давно в курсе, чем вы там занимаетесь.

— Не преувеличивайте, сеньор Эрш, — недовольно ответила Зара и вернула глазам прежний облик. Звериные зрачки вновь стали человеческими.

— Давайте спросим. Мне, во всяком случае, со своего места хорошо видно.

— Не следили бы, не увидели бы, — огрызнулась девушка.

Вот уж неймется, вечно лезет воспитывать! Хоть бы раз сделал вид, будто глухой и слепой. После коронации не дает спокойно жить. Зара догадывалась, поведение начальника связано с ее новым статусом, но не желала мириться с покушением на собственную свободу.

— И Меллону Аидаре говорить, чтобы молчал, тоже не следовало? — предельно вежливо осведомился Эрш. Со стороны казалось, будто он слушает спутницу. — Он давно рвется прервать эксперимент.

Зара закусила губу и потупилась. Лион попытался узнать причину столь резкой смены настроения: сначала рассеянно улыбалась, теперь сердится, но девушка отделалась ничего не значащим: "Пустяки!".

— Я не сразу заметил, — постарался подсластить разочарование сеньор Тардес. — И не мешал. Понимаю, вначале всегда тяжело, нужно тренироваться.

Девушка шумно вздохнула. Ну да, конечно! Следовало самой догадаться. Чтобы глава Департамента магической обороны и ничего не заподозрил? Но факт оставался фактом: в сознание сеньора Тардеса Зара проникла, держала контакт в течение пары минут.

Натянув поводья, девушка пропустила вперед верхушку Антории. Меллон тоже проехал мимо. Даже не взглянул. И хорошо — разговаривать с ним Зара не желала. Зато Лион рядом и никуда уезжать не собирается. Поклонник напряженно наблюдал за дамой сердца, силясь понять, что же произошло. Девушка не спешила посвящать его в свои способности, просто смотрела на раскинувшееся по обе стороны от дороги поле.

— Что с тобой? — Лион накрыл ладонь Зары своей.

— Правда, ничего, — улыбнулась она и, встряхнувшись, влилась в ряды придворных. — Надеюсь, — девушка усмехнулась, — ты посрамишь этих охотников? Военным положено.

— Хочешь волка? — блеснул глазами Лион и, воспользовавшись тем, что никто не смотрит, быстро поцеловал. — Прекрасная шкура для прекрасной дамы.

— А на этой шкуре… — мурлыкнула Зара, щуря синие глаза.

Интересно, как с ним? Девушка уже вся извелась, по ночам одни и те же видения. Нет, не Лиона — просто абстрактного мужчины, который, наконец-то, займется с ней любовью. Надоело сжимать коленями одеяло! А пока вокруг только одни разговоры, одни жалобы. Хоть бы кто домогался! Решено, хочет или не хочет Лион, а в кусты она его сегодня затащит и не отпустит, пока не отработает свое.

Зара сама не знала, откуда в ней возникло столь сильное желание. Зато точно помнила момент, когда отсутствие мужчины в постели начало причинять неудобство — коронация. С тех пор потребность росла, как снежный ком, только, вот незадача, объект не находился. Насчет Лиона Зара тоже сомневалась. Она его не любила — вот еще, хватит! Внешне — не в ее вкусе, зато как мужчина сложен хорошо. Поцелуи? Не детские, вроде, смелый. Ладно, сегодня девушка узнает, как поступить с сыном главы Судебного департамента.

— Вы такая проказница, ваша светлость, — интимно шепнул Лион.

Он и не чаял этого дождаться, а тут Зара сама предложила. Признаться, виконт был готов с самой первой минуты знакомства. Титул подруги несколько охладил пыл, однако Лион быстро понял, Зара — девушка не из скромных, и без стеснения целовался с ней при первой же возможности.

— Поэтому не слишком увлекайтесь волками.

— Даже так? — поднял брови Лион; глаза его улыбались.

— Сто раз успеем, — бесстыдно ответила Зара.

Виконт подивился ее поведению. На его памяти ни одна девушка так открыто не предлагала себя мужчине. Но, демоны раздери, этим Зара и нравилась Лиону. Он еще не знал, во что выльются их отношения, хотя мысленно приготовился к браку. В конце концов, близость с наследницей престола обязывает. Опять же отец всячески поощрял, радовался сердечной привязанности молодых людей.

Развить тему разговора не удалось: они оказались в середине кавалькады. Пришлось перейти на "вы" и уделять внимание не только друг другу. Сплетники и так шептались, будто герцогиня С'Этэ скоро выйдет замуж. Виконт теоретически мог стать консортом. Он занимал высокое положение в обществе, не беден, не глуп и с хорошей родословной. Единственным, кто, кроме Зары, знал, что свадьба не состоится, был Рэнальд Рандрин. Однако он не спешил разочаровывать свет.

Добравшись до излучины реки, разбили лагерь. Слуги проворно поставили палатки, расстелили пледы, расставили корзины с провиантом. Чтобы дамы не скучали во время охоты, из столицы вызвали музыкантов. Они устроились под открытым небом, услаждая слух.

Зара остаться в лагере отказалась и с таинственным видом отправилась переодеваться.

— Вам понравится, — шепнула она Лиону и одарила мужчину лукавым взглядом.

Эффект превзошел ожидания. Всеобщее внимание оказалось приковано к Заре. Поправ все правила, она вышла из палатки в мужском костюме для верховой езды. Он сидел идеально, но этим и вызвал возмущение среди женской части общества.

— Смело, ваша светлость! — похвалила Мелисса Шуарш.

Сама она соблюла правила приличия, хоть и надела сапоги вместо ботинок: заместитель лорда Андеша планировала принять участия в охоте.

— Нас теперь двое, — Зара покосилась на компактный арбалет в руках Мелиссы. — Только вы при оружии.

— Вы тоже, — улыбнулась сеньора Шуарш и обвела взглядом луг. — Вон, сколько мужчин уже полегло. Эй, Нубар, где вы со своими комплиментами?

Эрш обернулся, мельком глянул на Зару и пожал плечами:

— У меня выходной, Мелисса. Уступаю место вам.

Мелисса вздохнула и развела руками.

— Измельчали мужчины! Ладно, пойдемте.

— Ничего страшного, сеньора Шуарш, — улыбнулась Зара, искоса следя за Лионом. Тот оценил смелость наряда и точно не взглянет сегодня на другую женщину. — На месте спутницы сеньора Эрша я бы обиделась, если бы кавалер начал любезничать с другой.

— Вот видите, Мелисса, меня оправдали! — рассмеялся Эрш, погладив пальцы спутницы. Блондинка тоже улыбалась, довольно, как кошка. — Хотя, заверяю, Элиза бы не стала ревновать. Умной женщине за каждым словом не мерещится измена. — Зара подумала, что блондинка впечатление умной не производила, но на то любовник, чтобы врать, будто ты самая лучшая на свете. — А вот вас, сеньорита Рандрин, очень хотел видеть отец, — уже другим, серьезным тоном, продолжил Нубар. — Сразу оговорюсь, причина мне неизвестна.

— Прямо сейчас? — насупилась девушка.

Весь эффект от костюма насмарку!

Эрш пожал плечами.

— Он не уточнял.

Взглядом попросив Лиона подождать, Зара направилась к отцу. Рандрин уже сидел в седле и готовился протрубить в рог. Идти пришлось долго, через весь лагерь.

— Ну? — Девушка остановилась подле гнедого жеребца.

Казалось, Зару ничуть не смущало, что приходилось смотреть на отца снизу-вверх.

— Веди себя тише, — посоветовал Рандрин. — Что за выходка с Тардесом?

— Опять наябедничал! — выплюнула девушка, метнув гневный взгляд на Эрша.

— Я сам видел. И, — Рэнальд выдержал паузу и понизил голос: — что у тебя с Нубаром? Какая-то нездоровая реакция. Наябедничал! Он за тобой не шпионит, перестань выдумывать.

— Ничего у меня с ним, — сердито буркнула Зара.

— А как ты смотришь на то, чтобы было? — По губам Рандрина блуждала улыбка. — Понимаю, он старше, но как мужчина он бы?..

— Опять династический брак? — нахмурилась девушка. — И не надоело? Или потенциальный жених согласен? Во благо Антории, так сказать. Позвал уладить формальности.

В Заре закипала злоба. Хотелось здесь и сейчас отказаться от статуса наследницы, лишь бы ее перестали продавать, как товар. Честолюбивые мечты против свободы. Ха, Зара еще добьется высот и безо всяких непонятных мужей. Тем более тех, которых ей навязывают.

— Он ничего не знает. — Рандрин попытался успокоить дочь, похлопать по плечу. — Просто мне показалось… Ладно, — вздохнул он и, наклонившись, поцеловал в лоб, — иди! Ты ведь с нами?

— Естественно! — оскорбилась девушка и елейно спросила: — А, может, тебе жениться? Я бы и невесту подыскала. Хорошую. На кого ты там смотришь?

Рэнальд закашлялся и поспешил перевести взгляд на перчатки. Зара рассмеялась и, довольная собой, в приподнятом настроении вернулась к Лиону. Тот заверил, наряд делает девушку королевой красоты.

— Сама знаю, — фыркнула Зара и с помощью кавалера — надо же поощрить? — взобралась в седло.

Потом не удержалась и подъехала к Эршу. Тот оказался теперь в компании лорда Андеша, Мелиссы Шуарш и сеньора Тардеса. Элиза осталась на поляне, по ее словам, она не терпела крови и ничего не понимала в охоте.

— А вас уже женили, — огорошила девушка, внимательно наблюдая за реакцией начальника.

Сейчас узнаем, кому пришла в голову светлая мысль и кому эту самую голову оторвать.

— Когда? — сглотнул Эрш и испуганно глянул на руку, будто кто-то мог незаметно надеть на нее кольцо.

— Да только что. — Реакция начальника убедила: это придумка отца. Ничего, Рандрин доиграется, Зара сосватает ему одну из любовниц.

— И на ком? — подозрительно прищурился Нубар и жестко добавил: — Неудачная шутка, сеньорита Рандрин.

— Не моя, — девушка выразительно покосилась на отца и пожелала: — Счастливой охоты!

Теперь она могла с чистой совестью наслаждаться поездкой. Эрш непременно переговорит с Рандрином и отобьет у него охоту играть в сваху. Зара видела, как перекосило лицо начальника при слове "брак". А уж при ее имени в качестве невесты и вовсе бы началась икота. Теперь бы добиться такой же реакции от Лиона, а то ведь пойдет просить руки.

Нубар попросил спутников немного обождать и подъехал к Рандрину. Пока охотники двигались рысью, следуя за загонщиками.

— Ваше величество, что за шутка с женитьбой? — безо всякого вступления Эрш потребовал объяснений и взмахом руки отгородил обоих от любопытных ушей.

— Зара? — покачал головой Рэнальд.

— Именно. Так что же? — Нубар хмурился и нервно сжимал поводья.

— Из вас бы получилась отличная пара.

Король успел пожалеть о разговоре с дочерью. Эрш едва сдерживал бешенство, которое, вырвись наружу, не шло бы ни в какое сравнение с гневом Зары. Похоже, брак — больное место главы Департамента иностранных дел. Рандрин это понимал, но соблазн получить внуковэ-эрри слишком велик. У главы Департамента иностранных дел прекрасная наследственность: сам — ментал с особым даром, прабабка — э-эрри, державшая под ногтем всю Анторию. Заодно бы укрепилась династия, да и Эрша лучше держать в зятьях, а не в подчиненных. Клятва клятвой, но родственные узы прочнее. Пусть Нубара не волновал трон, все могло измениться, а так бы негласный первый министр точно бы не стал затевать интриг. Зачем, если все равно встанешь во главе государства? Да, не теперь, зато на законных оснований и безо всякого риска. Для умного и расчетливого человека, как Эрш, это важно.

— С кем? — выплюнул Нубар и преградил путь коню Рандрина. — Послушайте, Рэнальд, — он говорил обманчиво тихо, однако король понимал, достаточно искры для грандиозного пожара, — я служу вам верой и правдой, готов отдать жизнь за Анторию, но не смейте лезть в мою личную жизнь!

— Остыньте, Нубар! — Рэнальд примирительно протянул руку. — Я всего лишь рассматривал гипотетическую возможность. Между вами есть симпатия, не отрицайте, вы откровенны с Зарой, брак бы ничуть вас не обременил. Во благо Антории, Нубар. Сами понимаете, что бы это дало. Заодно дочь под присмотром. И ваши дети…

— Э-эрри? — усмехнулся Эрш. Он уже успокоился, только на дне зрачков все еще таилась мрачная решимость. — Да, есть вероятность, но нет, благодарю за оказанную честь, я не женюсь на герцогине. Я достаточно сделал для Антории.

— Зара ответила таким же категоричным отказом, — хмыкнул Рандрин. — В этом вы с ней солидарны. Она рассказала?

Эрш кивнул и отыскал глазами подчиненную.

— Не ожидал от вас такой бурной реакции. — Рэнальд тоже посмотрел на дочь.

— И это говорит тот человек, который не выносит даже имени матери собственной дочери? — ударил по больному Нубар.

Король поморщился и отвернулся. Эрш едва заметно самодовольно улыбнулся. Тайного в жизни монарха быть не может.

— Однако я все равно не понимаю вашего раздражения, — вернулся к прежней теме Рэнальд. — Зара — не худшая кандидатура. Вы ладите, девочка увлечена. — Эрш вновь нахмурился. — Нубар, вы ведь все видите, не изображайте неведение!

— Дурно! — покачал головой начальник Департамента иностранных дел. — Я поговорю с ней. Зара умная девушка, поймет. Хотя бы отказалась.

— А если бы согласилась? — Рандрин буравил подданного взглядом. — Откуда такая неприязнь?

— Мы одинаково относимся к браку, — пояснил свое поведение Эрш. — Ваша дочь и ее приданое ничего не изменят.

— Симпатия, Нубар, — напомнил Рэнальд.

— Хорошо, я перестану общаться с сеньоритой Рандрин, раз вы склонны трактовать все превратно. Однако, если уж мы заговорили о женитьбе, не пристало монарху жить без королевы. Это я вам как глава Департамента иностранных дел говорю. Внебрачная дочь — не лучшая наследница, многие не примут. Подумайте, Рэнальд.

Король покачал головой, но возражать не стал. Он вторично пожалел о затеянном разговоре. Еще одно доказательство того, что спонтанный план обречен на провал. А все Зара, своим поведением подтолкнувшая к мысли об укреплении династии. Не судьба.

Из-за размолвки между двумя первыми лицами королевства, кавалькада встала, но Зара не скучала. Лион позаботился о том, чтобы его спутница улыбалась.

— Глянь, на тебя смотрит Нубар Эрш.

— А, — отмахнулась девушка, — видимо, отец в красках поведал, как я отказалась стать сеньорой Эрш.

— Он сделал тебе предложение? — изумился Лион.

Похоже, он многое пропустил, заодно и светские кумушки, потому что начальник Департамента иностранных дел за Зарой даже не ухаживал. В мозгу заскреблось: надо бы поторопиться, а то уведут!

— Нет, конечно! — рассмеялась девушка и посмотрела на спутника, как на дурачка. — Отцу пришла бредовая мысль нас поженить. Сеньор Эрш сейчас ему выговаривает. Он так же не жаждет жениться на мне, как я выйти за него.

Лион ничего не понял, но кивнул. Самое главное, Зара никому не давала согласия.

Рандрину же пришлось выслушать несколько неприятных соображений в свой адрес и заверить, в дальнейшем его матримониальные планы ограничатся собственной семьей.

Придворные же делали ставки, что не поделили эти двое. Кое-кто пробовал спрашивать Эрша, но тот упорно молчал. Еще больше масла в огонь подлило странное "спасибо", брошенное Нубаром наследнице престола. Та кивнула и, довольно улыбаясь, пропела: "Обращайтесь!"

— Что произошло? — Мелисса пытливо глянула на Эрша, когда он присоединился к их компании. — Казалось, вы разорвете короля на куски.

— Что-то вроде того, — задумчиво ответил Нубар и покосился на лорда Андеша, однако реплику адресовал его заместительнице: — А вот вам давно пора. Заодно оставите меня в покое, Мелисса. Каждый раз при встрече гадаю, что со мной не так на этот раз. То головой не думаю, то руки кривые, то подчиненных мордую.

Он рассмеялся и лукаво подмигнул начальнику Департамента внутренних дел.

— Берите быка за рога и мученический венец вам на голову, Жемир. Кого хотя бы травят?

— Ну да, вы вечно не в курсе, — улыбнулся лорд Андеш, силясь разгадать ребус.

— Работа, — пожал плечами Эрш. — Готовим новый договор, сами понимаете, такое никому не доверишь. Так к чему готовиться? Зверь или нечисть?

— Олень — королевская дичь. Магией пользоваться запрещено, — напомнил Жемир. За круговертью дел Нубар мог забыть правила.

Эрш пожал плечами и похлопал себя по поясу с длинным кинжалом. С другой стороны красовался точно такой же.

— Потренирую руку.

— И попадете? — Глава Департамента внутренних дел явно не верил в меткость коллеги.

— Узнаем, — не стал давать пустых обещаний Нубар и тут же польстил собеседнику: — У вас шансов, несомненно, больше. Куда нам, канцелярским крысам!

Мелисса и Андеш согласно хмыкнули. Уж они-то знали, Эрш не просто дипломат, но и маг в отличной физической форме.

Зара тоже не поехала на охоту безоружной. Помимо серебряного кинжала, с которым она никогда не расставалась, девушка прихватила парочку метательных ножей. Лион вооружился арбалетом и коротким мечом. Он разрывался между спутницей и желанием оказаться в самой гуще событий.

— Ступай! — заметив терзания поклонника, отпустила виконта Зара. — Возвращайся с победой, мой герой.

Мысленно Зара не удержалась от смеха. До чего же потешно и пафосно звучит! А Лион просиял, обрадовался, поцеловал руку. Как же мало надо мужчине для счастья! Наплела красивых слов, похлопала ресницами, поцеловала, и он твой. И после этого сильный пол смеет утверждать, будто женщины наивны? Зара задумалась. Да, пожалуй, никто еще не раскусил ее притворства. Во всяком случае, когда девушка старалась добиться цели. Скучно!

Лион пришпорил коня и понесся прочь. Зара проводила его взглядом и мысленно посочувствовала: не суждено поклоннику добыть волчью шкуру. Ну, разве серый хищник случайно окажется на пути охотников, а Лион сдюжит с ним в одиночку. Маловероятно. Сама же Зара намеревалась вернуться с добычей, только поскакала не по просеке, а углубилась в лес. Она надеялась повидаться со старым знакомым и с его помощью утереть нос мужчинам. Пока же пусть поохают, полагая, будто девушка непременно упадет с лошади. Ха, Зара и не такие барьеры брала!

Действительно, пара охотников пытались удержать девушку, но та их благополучно проигнорировала и вскоре догнала егерей. Прижавшись к лошадиной шее, Зара жадно рыскала глазами по сторонам.

Отец. Скачет слева.

— Стая? — подмигнула девушка, приноровившись к его коню.

Рэнальд покачал головой, но не с укором, с одобрением. Его дочь. Смелая, решительная, чихавшая на условности.

— Скорее семейный подряд, — поправил Рандрин и заботливо добавил: — Осторожно, шею не сломай!

Зара только рассмеялась. Кровь бурлила, разгоняя по телу азарт и воодушевление.

Лион отстал, а она впереди. На нее все смотрят? И пусть! Девушка намеренно подрезала коня графа Мейлира, главы Департамента безопасности. Тот едва успел натянуть поводья.

Заливистый смех, и лошадь скрывается в галоп.

— Осторожнее, Зара! Шея у тебя одна, — предупредил Рандрин.

Король непроизвольно поискал глазами Эрша. Тот держался в голове группы, но не рвался вперед. Негласный второй человек в Антории не был заядлым охотником и предпочел бы провести это время за светской беседой.

Зара назначила в лесу встречу с Эйданом. Тот все еще носил ошейник, значит, по-прежнему по эту сторону закона. Магией на охоте пользоваться запрещено, чтобы уравнять шансы волшебников и людей без дара, поэтому вампир в безопасности.

Оставив охотников позади, вдоволь покрасовавшись в седле, девушка поспешила на место условленной встречи. Зара прекрасно понимала, без магии ей не добыть оленя, поэтому решила воспользоваться помощью лучшего загонщика из всех, кого она знала.

Лошадь перешла на шаг и стала забирать вправо, подальше от звука рога. Не прошло и пары минут, как наследница анторийского престола повстречалась с небрежно, но чисто одетым мещанином. Прикрывшись от солнечных лучей широкополой шляпой, он сидел на поваленном стволе ясеня и жевал травинку. Зара подъехала к нему вплотную. Мужчина даже не пошевелился.

— Привет, кровосос! — Девушка спрыгнула с седла и устроилась подле вампира. — Как дела?

— Как с этим, — Эйдан дернул за ошейник, — могут обстоять дела? Отвратительно!

— Зато живой, — Зара во всем находила плюсы. — Ну, где тут олени?

— Хочешь добыть?

— Разумеется! — фыркнула девушка. — Или ты решил, будто я просто так костюм выгуливаю?

Вампир понимающе улыбнулся и поднялся. Лошадь захрапела, почуяв нечисть, и попятилась. Девушке пришлось ухватить ее за повод, чтобы не сбежала.

— Ты серьезно или пошутила?

— Серьезно. Я тебе кровь, ты мне оленя.

— Твою кровь? — деловито уточнил Эйдан.

— Отравишься. Человеческую, разумеется. Учти, — сверкнула глазами Зара, — покусаешь кого из свиты, убьют. Магов тут больше птиц на ветках.

Вампир театрально вздохнул и окинул подругу пристальным взглядом.

— Кровь покажи, — потребовал он.

Девушка дернула плечиком и неспешно развязала сумку. Эйдан напрягся, вытянулся в струну. Едва показалось горлышко бутылки, вампир не выдержал и попытался отнять вожделенную добычу. Однако Зара отбила трофей и вскинула руку.

— Я э-эрри, не вынуждай.

Эйдан тяжко вздохнул и предложил:

— Давай, я один поохочусь? Стой здесь, приволоку тушу.

Зара задумалась и покачала головой. Потом, сначала она еще немного покрасуется.

— Лучше выгони оленя под удар и помоги убить.

— Позерка! — фыркнул вампир, поведя носом.

— От позера слышу! — рассмеялась девушка и вновь забралась в седло.

Звуки рога снова приближались. Странная парочка двигалась параллельно охотникам, пока с ними не пересекаясь. Но вот мелькнули за деревьями знакомые силуэты; наперерез лошади кинулись собаки. Зара знаками показала: пора, — и Эйдан исчез.

Девушку окликнули егеря, предложили вернуться: опасно. Зара их слова проигнорировала и издали махнула отцу. Тот нахмурился, но промолчать. Не кричать же!

Теперь кавалькаду возглавляла Зара. Она спиной ощущала множество взглядов и, как ни странно, чувствовала себя в своей стихии. Именно этого девушке не хватало. Как же она соскучилась по первенству! В Департаменте иностранных дел Зара Рандрин не могла выделиться, тут же вела за собой всех этих людей.

Рука потянулась к одному из ножей. Глаза напряженно высматривали добычу.

Вот оно, светлое пятно, мелькнувшее между деревьев! Реакция мага помогла вовремя заметить оленя. Эйдан выгнал его прямо к девушке, и та не промахнулась, пусть не с первого удара, но убила, благо вампир помог.

Кто-то из мужчин, Зара не разглядела, присвистнул, нарушив правила приличия.

— Да, хороша ее светлость! — послышалось с другой стороны.

По губам девушка скользнула довольная улыбка. Зара склонилась над оленем и вытащила из него ножи. Горло пришлось перерезать кинжалом.

Эйдан куда-то делся, но они сегодня же рассчитаются.

— Молодец! — Тяжелая рука хлопнула по плечу. — Не ожидал.

— Я же Рандрин, — равнодушно ответила Зара, будто не совершила ничего выдающегося, и выпрямилась. — Остальные твои, я устала.

Рэнальд окинул ее задумчивым взором, затем поискал глазами Лиона. Тот замер возле отца, покусывая губы от досады: девушка его опередила. Уж не с ним ли Зара собирается уставать? Дело явно браком не кончится, хотя граф Таннер уже намекал на эту возможность, исподволь выяснял, как отнесется Рандрин к подобному союзу. Только король видел, глаза дочери пусты.

Затем Рэнальд мельком глянул на другого человека. Лучше бы Зара осталась в лесу с ним! Только вот один не желает, а одна слишком упряма.

Одарив охотников высокомерной улыбкой, девушка махнула на оленя: "Пожалуйста, заберите его" и тронула поводья.

Местом встречи девушка выбрала небольшую поляну. Зара привязала лошадь и удобно устроилась на дереве. Зачем носиться по лесу, царапать лицо о ветки в поисках вампира, когда он сам тебя найдет? Сидела, наслаждалась тишиной и осмысливала разговор с отцом. Тревожный звоночек! Зара понимала, новый статус диктует новые обязанности. Радовало, что отец пока не настаивал на браке, но постоянно станет подсовывать новых кандидатов: и анторийских, и иноземных. Нужно придумать, как раз и навсегда избавиться от слова "брак".

Эйдан объявился скоро. И не просто — притащил еще одного оленя. Легко, будто тот ничего не весил, закинул на плечо. Сила вампиров во всей красе! Руки и лицо выпачкано в крови. Зара наморщила носик, но промолчала. Уже успела привыкнуть за годы знакомства.

— Вот! — Вампир швырнул под ноги девушке добычу. — Подарочек.

Олень оказался крупный, с развесистыми рогами. Взрослый самец, самый желанный охотничий трофей.

— Спасибо. — Зара лениво потянулась и кинула вампиру бутылочку. — Вот и награда.

Вампир поймал драгоценный сосуд, рывком сорвал крышку и припал губами к горлышку. Бурая жидкость растеклась по подбородку.

Облизнувшись, Эйдан вздохнул:

— Мало. И ведь человеческая! Откуда взяла?

— Там уже нет. — Зара не разглашала своих тайн.

— Ну, как у тебя дела, наследница? — Вампир зашвырнул пустую бутылку подальше. — Вот уж не думал, — ударился в воспоминания Эйдан, — что встречу у ручья рядом с коровами герцогиню!

— Зато я точно знала, что ты вампир, — фыркнула девушка и похлопала по морщинистому стволу. — Садись!

Где-то вдалеке охотники соревновались в ловкости и отваге, а Зара слушала Эйдана. Потом, наговорившись, попросила отнести оленя в лагерь. Разумеется, под ее присмотром: все-таки вампир — нечисть, могут убить. Потом разглядят ошейник, только уже не воскресишь.

Зара ехала шагом, хотя Эйдан прекрасно поспел за лошадью, если бы та перешла на рысцу.

Появление колоритной парочки не осталось незамеченным. Все взгляды обратились на них. Зара не обращала на испуганные шепотки внимания. Эйдан тем более. Вампир бросил тушу у полевой кухни, распугав прислугу, эффектно облизал острые клыки и галантно, будто заправский кавалер, помог девушке спешиться. Затем со смешком поцеловал руку и скрылся из виду.

Охотники появились часа через два. Грязные, измученные, но довольные. И не с пустыми руками: егеря везли двух оленей и трех косуль. Их вместе с оленем Эйдана освежевали и поджарили. Мужчины косились на Зару, меланхолично, все в том же бросающем вызов традициям костюме чистившую ножи. Безусловно, она могла бы сто раз привести оружие в порядок до возвращения охотников, но не вышло бы спектакля. Так же девушка старательно делала вид, будто увлечена занятием и ничего не видит.

Рандрин то неодобрительно качал головой, то хмыкал в кулак, но ничего дочери не сказал. Пару раз мазнул взглядом по Эршу, но тот тем более не собирался поучать подчиненную. Он воодушевленно рассказывал спутнице об охоте и другими дамами не интересовался.

Рэнальд потер переносицу. Да, скверно вышло! Ему казалось, Нубар согласится на заманчивое предложение, сулившее процветание Антории и в будущем титул консорта самому Эршу, однако вышло, как вышло. Самое плохое, вовсе не скандал, а нежелание Нубара вернутся к прежнему тону общения. Рэнальд пробовал ментально связаться с ним, но начальник Департамента иностранных дел отвечал сухо, официально. Не придерешься: говорить не отказывался, проявлял уважение, однако обращение "ваше величество" свидетельствовало, отношения придется налаживать. И все из-за Зары, которая, как бы ни отрицала, выделяла начальника из толпы. Хоть бы определилась, хочет его в постель или в друзья! — Да, наделали вы шуму! — К Заре подошла Мелисса и опустилась на траву. Арбалет лежал на коленях.

— Все впереди, — туманно ответила девушка и убрала оружие в ножны. — Вы не видели виконта Таннера?

Сеньора Шуарш повертела головой и улыбнулась. Лион показался на краю лагеря с букетом полевых цветов в руках. Казалось, он оборвал все окрестные луга.

— А на вас лорд Андеш смотрит, — не оборачиваясь, лукаво чуть слышно сказала Зара. Сейчас они не на работе, да и Мелисса из другого департамента.

— Пусть смотрит, — пожала плечами собеседница.

— А если ему тоже цветов нарвать хочется? — хмыкнула девушка.

— Зачем? — опешила сеньора Шуарш.

— Весь Дворец заседаний знает, — пожала плечами Зара и встала навстречу Лиону.

Мелисса рассмеялась и тоже поднялась.

— Дичь какая-то, ваша светлость! Знать абсолютно нечего.

Девушка проводила ее взглядом и улыбнулась уголками губ: подошла-таки к начальнику, о чем-то разговаривают. Жалко лорда Андеша, судя по рассказам, он даже обнять заместителя не может. И отчего Мелиссе не хочется получить титул? У них ведь совсем не то, что было у Зары с Меллоном, полное взаимопонимание. Почему бы не попробовать в спальне? Если понравится, могли бы жить вместе.

— О чем ты задумалась? — Зара совсем забыла о Лионе.

Он неслышно подошел и протянул цветы. На глазах у всех, красноречиво сообщая о своих отношениях с наследницей престола. Девушка приняла цветы, понюхала и потеряла к ним всякий интерес. Увы, Зара не приходила в восторг от букетов.

— Сводничаю, — честно ответила девушка. — Сегодня это модно среди Рандринов.

Лион рассмеялся и предложил прогуляться. Зара согласилась и под руку с кавалером направилась к реке. Там, за густыми зарослями, можно поговорить. При желании и не только. Скандально? Вовсе нет, многие молодые люди предпочли не слушать скучные беседы о политике и делах прошлого.

— Теперь нас с тобой поженят, — фыркнула Зара, когда лагерь скрылся за деревьями.

— А ты этого хочешь? — Лион смело обвил рукой талию девушки и, притянув к себе, поцеловал.

Зара ответила на поцелуй, превратив его из невинного в страстный. Затем отстранилась и лукаво улыбнулась.

— О, ты знаешь, чего я хочу, — лукаво ответила она и покосилась на ивовые заросли. — Где волчья шкура, милорд, пора ее расстилать.

Сначала Лион опешил от такого напора, но затем улыбнулся и заверил, они прекрасно обойдутся без шкуры.

— Так, — осторожно спускаясь к выбранному местечку, размышляла вслух Зара, — у нас минимум час. Тишину я обеспечу, остальное за тобой.

Лион кашлянул и покосился на лагерь. Практически на глазах у всех, вот так, сразу… Не то, чтобы он не хотел, но не второпях же!

— Ну давай, а то какого-то принесет ветром, — теряла терпение Зара. — И не говори, будто не хочешь.

— Хочу, но ты девушка…

— Лион! — топнула ногой девушка, теряя терпение. — Потом с полом разберемся. Или ты тоже стеснительный и высокоморальный?

Как Меллон, право слово! А казался смелым, самостоятельным.

— Хорошо, ваша светлость, — принял решение Лион.

В конце концов, опасность бередит кровь.

Они спустились к нужному месту. Девушка огляделась и кивнула: можно. Поставила чары и обернулась к спутнику. Тот рывком привлек ее к себе и впился в губы. Пальцы пробежали по пуговкам, расстегивая рубашку. Зара не отставала, включившись в разоблачение любовника. Небольшая заминка вышла с брюками.

— Лучше бы ты надела юбку! — сетовал Лион, мучаясь с поясом брюк.

— Да приспусти ты их и хватит!

Зара сгорала от нетерпения. Чего он возится! Можно подумать, мужчины носят иные брюки!

Неужели у нее наконец-то будет мужчина? Так, сначала сейчас, по-быстрому, потом можно дома, уже обстоятельно. Зара никогда не водила в спальню кавалеров, но нужно когда-то начинать.

Наконец Лион стащил с девушки брюки и потянулся к корсету. Зара же бесстыдно залезла пальцами под чужое белье. Виконт сглотнул и замер, когда девичьи пальцы по-хозяйски сжали самое дорогое, а потом и вовсе высвободили из ширинки.

— Так-то лучше! — удовлетворенно кивнула Зара, рассматривая объект. Хм, у Меллона другой, но тоже ничего. — Надеюсь, обойдемся короткой прелюдией, а то сама тебя изнасилую.

Расстегнув последний крючок корсета, девушка легла и тут же ощутила на себе вес чужого тела. Лион прошелся ласками по всему телу, уделив особое внимание груди. По мнению Зары, он терзал ее слишком долго. Будто не видит, что его давно ждут?

Наконец тела их соединились. Тяжело дыша, Лион старался на славу. Зара же испытала смешанные ощущения. С одной стороны, тело радовалось мужчине, с другой, чего-то не хватало. И с каждой минутой последнее чувство только нарастало. Голод утолен, а дальше? Вот он, Лион, шепчет ее имя, пытается доставить удовольствие, а Зара лежит и смотрит на небо. Будто и не с ней занимаются любовью. Девушка все ждала: пройдет, но с каждой минутой становилось только хуже. Однако она научилась держать лицо и после на традиционный вопрос ответила положительно, хотя твердо решила, спать с ней Лион больше не станет. Придется искать другого любовника.

Зара быстро привела себя в порядок и спустилась к реке. Лион что-то говорил об отношениях, она не слушала. Потом и вовсе злобно отмахнулась:

— Да отстань ты со своей помолвкой!

Виконт открыл и закрыл рот. Он понял, его использовали. И кто — женщина! Казавшаяся такой близкой свадьба стала миражом.

— То есть ты не выйдешь за меня? — Лион решил расставить точки.

— Естественно, нет! — Зара опустилась на корточки и ополоснула лицо. — Ты ведь не невесту в кондитерской искал?

— Нет, но…

— Не усложняй, Лион! Я не хочу замуж. Вообще. Если тебя не устраивает, извини, ищи другую.

Виконт промолчал и сжал губы. Мужское поведение со стороны женщины резануло.

— Пошли! — Девушка отряхнула руки и встала. — Хочу на лодке покататься. Или тут нет лодки? — Лион кивнул. — Ладно, погуляем. Расскажешь о своих военных подвигах.

И все, никакой нежности, будто пару минут назад они не лежали в объятиях друг друга.

Лион хмурился, Зара делала вид, словно этого не замечает. Пусть привыкает. Граф Таннер наверняка строил планы, примерял статус королевского свекра. Ничего, придется менять мечты.

Внимание девушки привлек шелест листвы. Сначала она решила, будто это птицы, по потом поняла: еще одни любовники сбежали от чужих глаз. Только в отличии от Зары, те просто целовались. Кажется, женщина вяло сопротивлялась, а мужчина настаивал. Прислушавшись, девушка улыбнулась и пожелала лорду Андешу удачи. Видимо, Мелисса прислушалась к ее словам и решила получить немного удовольствия. Зара приложила палец к губам и попыталась обойти заросли, но их уже заметили. Мелисса оттолкнула начальника и демонстративно уселась на низкую ветку дерева. — Когда ж вам надоест, Жемир? — сердито буркнула она.

— Ей уже надоело, сеньор Андеш, — не удержавшись, мысленно вмешалась в разговор Зара и пожелала: — Удачи!

Лорд вздрогнул и обернулся, но Зара уже успела свернуть на ведущую к лагерю тропку. Сразу видно, пикники тут устраивали часто.

Зара прикусила губу и отвернулась. Меллон! Он стоял и смотрел на реку. Несомненно, видел ее и Лиона. Может, догадался, чем они занимались. Девушка мельком оглядела свой наряд. Нет, вроде, все пристойно, она проверяла.

При виде Зары Меллон поклонился и посторонился. По лицу не скажешь, забыл ли. Сделав Лиону знак обождать, девушка остановилась подле бывшего возлюбленного.

— Не составите ли компанию на пару минут, сеньор Аидара?

Меллон окинул взглядом Лиона и покачал головой.

— По-моему, вы и так не одиноки, ваша светлость. Как вам охота?

Виконт напрягся. Он сразу понял: между этими двумя что-то было. Уж не тот ли это мужчина, с которым Зара неизменно появлялась на балах, а потом бросила? При дворе шептались, он сделал ей предложение.

Взгляд Лиона вновь прошелся по Меллону. Соперник. Если сохранились чувства, нужно держать его подальше от Зары.

Девушка насупилась и дернула Меллона за руку. Оттащив в сторону, она внезапно оробела. Не спросишь же напрямую: ты забыл? Наверное, стоило пройти мимо, а не затевать разговор, который она не осилит.

— Все хорошо, ваша светлость, — Меллон проявил догадливость. — Вы вольны в своих поступках. Рад, что у вас все хорошо. Большего мне не нужно.

— Меллон, тогда вышло гадко…

— Все вышло, как нужно, ваша светлость. Или вы хотите начать по третьему кругу? — Зара покачала головой. — Тогда не стоит себя мучить. Простите, но говорить с вами я пока не готов. Только об охоте, но вряд ли вам это интересно. И, — он помедлил, грустная улыбка тронула губы, — вы прекрасны и обворожительны. Как всегда.

Девушка не стала удерживать Меллона, когда тот, поцеловав руку, удалился к реке. Постояла пару минут и, улыбнувшись, вернулась к Лиону.

Неприятный разговор состоялся, хотя они толком ничего и не сказали друг другу. Пытаться снова Зара не собиралась: слишком тяжело.

По возвращению отец познакомил дочь с любовницей. Нет, он отрекомендовал ее иначе, но Зара сразу поняла, что связывало этих двоих. Леди Эстель оказалась женщиной неопределенного возраста, красивой шатенкой, обаятельной и начитанной. Она понравилась девушке. Никакого желания произвести впечатление, естественность и спокойствие во всем. На Рандрина Эстель тоже не смотрела с обожанием, соблюдала необходимые правила приличия. Зара не знала, зачем их познакомил отец, но с удовольствием болтала с этой женщиной, благо Лион сбежал. Девушка подозревала, делиться странным поведением наследницы с графом Таннером.

Вскоре вокруг Зары и Эстель образовался кружок из дам. Обсуждали моду, последние светские новости и, как ни странно, магию. Присоединилась к ним и Элиза. Вынуждено — Нубар ее временно покинул, поцеловал руку и извинился:

— Дела!

Действительно, пока все наслаждались запахом жарящейся оленины, Эрш беседовал с кем-то по пространственному зеркалу, расхаживая у самой кромки деревьев. Потом к нему присоединился Рандрин, и парочка сановников скрылась из виду.

Когда выдалась пауза, Зара решила предложить сыграть после обеда в скандальную "бутылочку".

— Как можно! — тут же возмутился кто-то. — Это вульгарно и для простонародья!

— Вам и не предлагают, леди Ирис, — неожиданно приняла сторону Зары Эстель. — Это забава для незамужних. Когда еще выпадет шанс безнаказанно поцеловать мужчину?

Дамы зашушукались. Легкая порочность притягательна, но репутация дороже. Да и как можно уподобляться крестьянкам? Однако кое-кто согласился. Среди них оказалась и Элиза. Она обещала обеспечить дам кавалерами, чтобы не пришлось целовать друг друга в щечку. Тем, кто откажется целоваться, решили назначить штраф: исполнение любого мелкого желания.

Оленина приготовилась, и компания на время распалась. За накрытыми на траве столами велись привычные разговоры, ничего не предвещало необычного "десерта". Вернувшийся Лион был хмур, но продолжал ухаживать за Зарой. Та же не замечала перемены его настроения. Сам виноват, нечего строить иллюзии.

Наконец, промокнув губы салфеткой, Зара встала и ударила вилкой по бокалу, привлекая внимание. В воцарившейся тишине она возвестила о забаве и предложила всем желающим устроиться возле старого кострища на краю лагеря. Там и место красивое, и никто не помешает. Мужчины закашляли, женщины резко заинтересовались облаками.

— Ты долго думала? — раздалось в голове Зары. Конечно, отец не остался в стороне.

— Долго. Присоединяйся, всех хорошеньких дам перецелуешь, — легкомысленно, тоже ментально, ответила девушка.

— Несолидно.

— А хочется? Ну, стань приглашенным гостем. И подчиненных тащи. Там много холостых, пусть девушки порадуются.

Рандрин со смешком отказался, а насчет всего остального обещал подумать. Хотя компанию своим вниманием все же почтил, принес пустую бутылку и пообещал занять пустующее место, если вдруг кавалеры оробеют. Не оробели, желающие нашлись. Бутылка закрутилась. Игра оказалась занятной. Если сначала участники смущались, затем начали смеяться и мухлевать, чтобы поцеловать нужного человека. Досталось и Лиону. Зара пока не решила, как с ним поступить, поэтому не отталкивала. Все шло гладко до тех пор, пока закрученная девушкой бутылка не указала на пустое пространство. Зара хотела крутануть снова, но дамы в один голос заявили: это нечестно, нужно поискать, не притаился ли в нужном направлении кавалер. Пришлось встать и отправиться на поиски.

Мужчина обнаружился. Целых два: устроившись на коряге, Эрш с приятелем горячечно спорили о драконах, высчитывали слабые места чешуи и частоту извержения пламени.

Зара остановилась. Может, пока ее не заметили, лучше уйти? Если она предложит Эршу себя поцеловать, он ее убьет. Приятель начальника, может, и согласится, но не хотелось испытывать судьбу. Девушка попятилась, но поздно, ее заметили.

— Садитесь! — Нубар указал на свободное место. — Кажется, вы в соотской пустоши встречали дракона. Вид не вспомните? Очень обяжете.

И ни слова о сегодняшнем инциденте.

Зара прикусила губу и покосилась на друга Эрша. Как же его звали? Она силилась вспомнить и не могла. В голову отчего-то лезло, что он любитель драконов.

— Садитесь, садитесь, ваша светлость! — засуетился мужчина и пнул Нубара в бок. — Да встань ты, чурбан!

Эрш вопросительно глянул на Зару: мол вставать ему или нет. Девушка тут же заверила, она на минуточку, мимо проходила, но о драконе с удовольствием расскажет, но после игры.

— Игры? — Друг Эрша, которого Заре представили как барона Самюэля Ренье, удивленно поднял бровь.

Он производил впечатление серьезного человека, каким, наверное, и должен быть специалист по драконам. Широкоплечий, крепкий, несомненно, боевой маг. По виду чуть старше Эрша, но не факт, у них разное строение тела, из-за этого Самюэль мог казаться более зрелым.

Девушка смутилась и отвела глаза.

Сейчас начнется!

— Ну да, в бутылочку.

Вопреки ожиданиям, буря не разразилась. Наоборот, Нубар рассмеялся и поинтересовался, не выросла ли Зара из возраста, когда увлекаются подобным.

— Напоминать даме о возрасте неприлично, — заметила Зара и пригрозила: — Смотрите, поцелую кого-то из вас двоих! Бутылка сюда указала.

Мужчины переглянулись, затем покосились на еще одну низкорастущую ветку: не пересесть ли? Тут Эрш нахмурился и, внезапно оказавшись, подле Зары, положил ей руку на шею. Девушка опешила, но тут же по разливавшемуся от пальцев начальника теплу поняла: он что-то залечивал.

"Осторожнее надо быть, ваша светлость! — раздалось укоризненное в голове. — И воротник поправьте. Все-таки титул обязывает. Травинку я вытащил".

Зара нахмурилась, а потом мысленно выругалась.

Ну Лион, ну удружил! Весь двор видел!

Нубар же как ни в чем ни бывало вернулся на место.

Девушка покосилась на начальника, затем на барона и, наконец, обернулась к оставшимся за кустарником участникам игры. Они проявляли нетерпение, требовали сказать, нашелся ли счастливец. Зара же не знала, как поступить. Отец сильно удружил, если бы прежде девушка быстро чмокнула одного из мужчин и ушла, то теперь не могла: либо окольцуют, либо лишится работы.

— Ну давайте уж, страдалица! — вздохнул Эрш. — Самюэль совсем не против.

— А вы? — Вот зачем она это спросила?

— Я не собираюсь подливать масла сплетням.

— А если я попрошу? — Что, Эйфейя, Зара делает?!

Нубар с минуту смотрел на нее, очень внимательно, вдумчиво, и качнул головой.

— Я уже вырос из таких забав.

— Полно, Нубар! — вмешался Самюэль. — Когда ты отказывался от поцелуев? Это всего лишь невинная игра, я рядом. Она ведь тебя поцеловать хочет.

— Ничего я не хочу! — вспыхнула девушка. — Начинается! Будто я виновата, что эта демонова бутылка указала на это демоново дерево! И все, теперь один ухмыляется, другой полагает, будто я жажду…

Договорить Зара не успела: Эрш наклонился и коротко чмокнул ее в щеку.

— Так быстрее, — пояснил он ошарашенной девушке. — Сто лет бы еще объяснялись. В правилах же не написано, что инициатива должна исходить от вас? Вот и прекрасно. Развлекайтесь. О драконе потом Самюэлю расскажете.

Зара широко раскрыла глаза и склонила голову набок. Затем встряхнулась и хмыкнула. Прежде, чем Нубар успел помешать, девичьи пальцы оплели шею, а губы коснулись губ.

— Я во всем люблю честность, — отстранившись, довольно улыбнулась девушка.

Ей вдруг стало трудно дышать, и Зара потянулась к вороту, рванула верхнюю пуговицу и едва не захлебнулась воздухом. Оба мужчины тут же очутились рядом, усадили, предложили принести воды.

— Спасибо, не надо, — хрипло ответила девушка и отстранила руку начальника. — Голова закружилась. Простите за беспокойство. — Помолчала и добавила: — И за поцелуй тоже. Глупо.

— Глупо, — согласился Нубар. — Особенно теперь глупо, Зара.

— Когда вас пытались на мне женить, а меня — выдать за вас замуж? — Девушка справедливо полагала, Самюэль уже в курсе событий.

— Именно, — кивнул Эрш. — Одно радует — присутствие свидетеля. А то ваш отец бы с радостью сообщил всему свету, будто бы я вас соблазнил. Осторожнее, Зара!

Девушка кивнула и потерла щеку. Кто бы сказал пару часов назад, будто они поцелуются, пусть и непривычным способом, не поверила!

— Приходите, нам не хватает мужчин, — на прощание улыбнулась Зара. — Ваша дама тоже участвует, сеньор Эрш.

— Может быть, — туманно ответил Нубар и вернулся к прерванной беседе.

Самюэль проводил Зару взглядом и пристально уставился на приятеля.

— Что? — не выдержав, спросил тот.

— Красивая девушка, — многозначительно улыбнулся барон.

— Э-эрри, — поправил Эрш. — И не уподобляйся кумушкам. Поверь, если бы твои сомнения имели под собой почву, я бы поцеловал ее в губы. Ты прекрасно знаешь, Самюэль, в игры я не играю, твое же присутствие, прости, меня мало бы волновало.

Друг кивнул, признавая чужую правоту. Нубар Эрш действительно бы не ограничился почти светским касанием щеки.

Зара же, не дойдя до шумной компании, развернулась и вновь нарушила мужской покой.

— Простите, — она говорила твердо, высоко подняв голову. — Я действительно сожалею о случившемся. Играть надлежит с теми, кто согласен на подобные забавы, а не рыскать по кустам и отрывать людей от дел. Хотите, — Зара пожала плечами, — расскажите его величеству. Не секрет.

И, не сказав ни слова больше, вернулась к заскучавшим игрокам. Снова завертелась бутылочка, но Зара отныне сидела в стороне, а потом и вовсе пригласила Лиона прогуляться по окрестностям.

— Просто погулять, — уточнила она.

Три года Аспирантуры пролетели незаметно. Не успела Зара оглянуться, пришло время защиты. Тему диссертации девушка выбрала в соответствии с даром: "Развитие и практическое применение способностей э-эрри, а также их совместное использование с различными видами магии". Выходя за кафедру перед Ученым советом из опытных, не ниже первой категории, магов Зара, разумеется, волновалась, особенно, когда заметила знакомые лица. Вот отец Бель Сеговей, недавно получившей повышение и активно занимавшейся общественной жизнью в ущерб пополнения семейства, чуть поодаль — Мелисса Шуарш, о чем-то вполголоса переговаривающаяся с начальником. Зара никак не могла понять, почему та не выйдет замуж за лорда Андеша. Эти двое почти все время проводили вместе, даже мыслили одинаково, за долгие годы совместной работы научившись понимать друг друга с полуслова. Лорд любил своего заместителя, остался бы доволен, Мелисса же получила бы титул. Взаимовыгодный партнерский брак. Странно, что после поцелуев у реки Мелисса не надела кольцо.

Стараясь не думать об оценивающих ее людях, Зара приступила к защитной речи. Маги не позволили произнести и половины, засыпали каверзными вопросами и потребовали перейти к практической части. Оппонентов назначили сразу двоих: заместителя начальника Департамента магической обороны и вредного седовласого свободного мага, попортившего немало крови придирками и проверками потенциала способностей э-эрри и симбиоза магии.

Промучив девушку часа два и почти доведя до белого каления, Ученый совет засчитал защиту и выдал свидетельство об успешном окончании Аспирантуры. Зара Рандрин получила возможность подать заявку на сбор аттестационной комиссии для повышения магической категории. Но девушка не спешила ей воспользоваться, прекрасно понимая, знаний пока недостаточно. Необходимо подтянуть ментальную и боевую магию, чтобы соответствовать требованиям, предъявляемым магам второй категории.

Коронация Рэнальда Рандрина мало что изменила в жизни семьи. Монарх отказался переезжать во Дворец заседаний, работал по тому же графику и в том же кабинете, как и прежде. Структура управления государством не поменялось, лишь в официальных документах глав департаментов отныне именовали министрами. С одним из них, Первым министром королевства Антория, в одно солнечное сентябрьское утро Рандрин беседовал в рабочем кабинете за чашкой чая. Разговор неспешно вился вокруг дипломатических отношений с различными странами.

— А что у нас с Суйлимом?

Аромат мятного чая приятно бодрил. Рандрин выпрямился, прислушиваясь к шелесту листвы за окном. Несмотря на начало осени, дни стояли теплые, будто августовские. Все указывало на позднюю, но холодную зиму: природа всегда стремится к балансу.

— Ничего, ваше величество. — Эрш грел свою чашку в руках. — У Антории никогда не было посла в этом государстве. Вы же сами знаете, что это… хм… не очень спокойное и адекватное место.

Нубар бы охарактеризовал Суйлим иначе, но не стал. Гадюшник — это мягко сказано! На месте богов, Эрш бы давно уничтожил рассадник зла.

— Пора исправить это упущение. — Рандрин сделал еще глоток и оставил чашку. Пора бороться с негой и ленью, впереди ждут дела. — Помнится, те наемные убийцы родом из Суйлима?

— Да, ваше величество.

— Нубар, интересно, сколько еще раз вы назовете меня "Вашим величеством"? — усмехнулся Рэнальд. — Что-то раньше вы не злоупотребляли обращением "Советник".

— Согласитесь, "Рэнальд" в моих устах теперь звучало бы чересчур фамильярно, — вернул улыбку глава Департамента иностранных дел, машинально рисуя спирали потоками воздуха на поверхности чая. — Итак, что там с Суйлимом? — вернулся он к теме разговора.

— Мне хотелось бы знать, что там происходит, выяснить, какой клан стал наиболее могущественным, собираются ли они образовывать подобие централизованного государства.

— Главенствующих кланов — три, — с готовностью поделился сведениями Эрш. — Один тесно связан с демонами. Боюсь, эти существа опять начнут размножаться, — нахмурился Нубар. — Там столько высших, что никакому Фрегойру не снилось! Два других клана — целиком человеческие. При дворе одного из правителей есть маги. Судя по всему, не очень сильные. Третий наиболее цивилизованный и близкий нам по духу. С ним заключено мирное соглашение.

— Нубар, необходимо обезопасить себя. — Рандрин тоже скинул покрывало осенней хандры и выпрямился. — Нужно точно знать, какие там маги, насколько сильно влияние демонов. В идеале необходимо их уничтожить.

— Это не ко мне, а в Департамент магической обороны! — рассмеялся Эрш, допив чай. Чашка перекочевала на столик у дивана, где сиротливо и простояла до конца беседы. — Только, боюсь, демоны не согласятся, и одним департаментом станет меньше.

— Зато остальное по вашей части. — Рэнальд пропустил шутку мимо ушей. — Втереться в доверие к главам кланов, склонить их на нашу сторону, добиться опалы недоброжелателей. Насколько я понимаю, агентов в Суйлиме у нас тоже нет?

Эрш отрицательно покачал головой. Он терпеливо ожидал указания, не сомневаясь, они непременно последуют. Нубар не ошибся.

— В таком случае я поручаю это вам. Задание сложное, рискованное, я хотел бы полностью доверять человеку, который туда поедет. Знаю, вы умеете убеждать и, самое главное, не попадетесь на лживые уловки. Детали операции разработайте сами, единственное, на чем я настаиваю: визит не должен вызвать подозрений.

— Не вызовет, ваше величество, — заверил Нубар и на ходу начал сочинять "легенду". — Частный визит — обычное дело. В Суйлиме прекрасная природа, там часто проводят медовый месяц, по пути заезжают в столичные клановые города.

— Да, Нубар, иногда слушаю, смотрю на вас, и становится страшно. — Рэнальд одарил его пристальным взглядом. Эрш даже бровью не повел. — Не прошло и минуты, а в голове у вас родился план. Не хотел бы я иметь вас во врагах!

Нубар промолчал, подумав, что Рэнальду Рандрину это не грозит, во всяком случае, пока.

— Что-нибудь еще? — равнодушно осведомился Нубар.

— Нет, только перед отъездом зайдите.

— Всенепременно.

Эрш слегка поклонился и вышел.

План родился спонтанно и строился исключительно на ассоциациях, которые вызывал Суйлим. Туда, к слову, ездила в свое время сестра Нубара и осталась довольна. Правда, они с мужем побывали только на землях ближнего, лояльного к анторийцам клана, но что мешает немного расширить географию путешествия? Разумеется, ради одной поездки Нубар не собирался жениться, он вообще не спешил связывать себя узами браками, не испытывая на то ни желания, ни острой необходимости. Жениться и развестись через полгода — увольте! Да и на ком, и зачем? Родители, разумеется, хотели внуков, но Эрш каждый раз отмахивался: Антория важнее. За внуков же отдувается сестра. Она женщина, ей и карты в руки.

Близился конец рабочего дня, Зара собиралась домой, когда в отдел зашел Эсфохер и попросил зайти к начальнику. "Наверное, опять напортачила с докладом", — со вздохом подумала девушка и с ненавистью вспомнила кипу листов, которую три дня назад отнесла Эршу. Переделывала задание во второй раз и, видимо, не в последний. Оставалось надеяться, Нубар не заставит прямо сейчас идти в архив и по новой сличать списки из-за одной единственной ошибки. В последние дни начальник хмурый, серьезный и особенно придирчивый. Не улыбнется, не пошутит, только ругает за малейшую оплошность.

Постучавшись и не дождавшись ответа, Зара все же вошла.

Нубар Эрш, прикрыв глаза, сидел в кресле. На звук отрывшейся двери и тихий перестук каблучков он не обратил ни малейшего внимания, продолжая то ли что-то обдумывать, то ли банально дремать.

Зара остановилась, задумалась и, вернувшись к двери постучалась еще раз, громко спросив:

— Вызывали?

Не услышать невозможно, но Эрш никак не отреагировал, только мельком скользнул взглядом. Сочтя это разрешением войти, Зара присела на краешек дивана, терпеливо дожидаясь, когда на нее соизволят обратить внимание. Невежливо со стороны Нубара считать девушку пустым местом, но о начальстве либо ничего, либо хорошо.

— Зара, простите, сначала не услышал, как вы вошли. — Через пару минут неподвижности Эрш встрепенулся и выпрямился. — Не улыбайтесь, при ментальных беседах иногда такое бывает. Заслушаешься, начнешь спорить — и не заметишь, как на землю рухнуло небо. Проходите, не жмитесь в уголке, как бедная просительница.

— Важный разговор, сеньор Эрш? — Наверняка, если и после повторного напоминания рта не открыл.

— С вашим отцом. Но к делу. У вас с языками как?

Вопрос обескуражил. Вот тебе и задание! Очевидно, Нубар Эрш решил, будто кое-кто мало работает, нужно подкинуть переводы.

— Помимо анторийского сносно знаю эльфийский, начала учить сфохес, — отрапортовала девушка, гадая, уйдет ли домой вовремя.

Она устала, надеялась на отдых, а тут Эрш. И не поспоришь, не откажешься — начальник.

— А также троллий, — усмехнулся Нубар, вогнав подчиненную в краску. — Слышал, какими прекрасными словами вы характеризовали одного неприятного человека. Что ж, в жизни все пригодится, только над произношением нужно поработать и словарный запас разнообразить. Поверьте, тролли гораздо изобретательнее в сфере определения душевных качеств.

Девушка фыркнула. Интересно, как бы отреагировал Эрш, если бы узнал, что Зара владеет еще и народным матерным. В совершенстве. Не похвалил бы, однозначно. Хотя сам пользовался темным наречием, которое, на минуточку, строжайше запрещено. Помнится, в свое время шестикурсник получил по губам от Меллона за одно словечко. Зара предусмотрительно молчала о скромных познаниях в данной области.

На некоторое время в кабинете воцарилось молчание. Эрш внимательно, дотошно рассматривал подчиненную. Та невольно занервничала, даже проверила, все ли в порядке с платьем. Нет, все пуговицы застегнуты, ткань отглажена, вышивка есть, брошь с бессмертником приколота. Девушка нахмурилась. Грудь-то причем? Мягко говоря, странно. Будто Эрш барышник, а Зара — лошадь, которую он оценивает на предмет продажи. Именно так, не обладания, а продажи. Девушка начала сердиться. Сколько можно пялиться? Что нашло на Эрша? Наконец он отвел глаза, кивнул собственным мыслям и отпер один из ящиков письменного стола, чтобы извлечь стопку досье на сотрудников. Краем глаза глянув на обложки, Зара удивилась еще больше: все на служащих женского пола. Нашлось среди них и досье на наследницу престола. Эрш вытащил его из общей стопки, положил отдельно и раскрыл.

— Итак, что мы тут имеем? — Он забарабанил пальцами по столу. Комментировать предыдущие действия Эрш не собирался. Зашуршали страницы. — Служба, небезупречная, но выговоров нет, хотя два вы заслужили. Да-да, Зара, за Аластида и своеволие на балу. Впрочем, я рад, что не стал портить личное дело: в конченом итоге вы оказали помощь Антории. Аккуратная, пунктуальная, насколько может быть пунктуальной девушка — это о достоинствах, недостатки вы и без меня знаете. Магиня третьей категории, успешно закончившая Аспирантуру, э-эрри с опытом применения гипнотического воздействия. Что ж, вы вполне подходите.

— Для чего? — нахмурилась Зара.

С каждой минутой она понимала все меньше, а вопросов возникало все больше. Вызов в кабинет в конце рабочего дня, затем странный осмотр, теперь эта фраза. Не зная Эрша, девушка решила бы, что он сошел с ума. Ну, или собирается сделать непристойное предложение. Но Зара успела изучить начальника слишком хорошо, чтобы понять: уж ей-то Нубар точно ничего не предложит. Иногда становилось обидно. Самую малость. А как иначе, если на балах и приемах ее постоянно одергивают, стоит увлечься кокетством, хотя с другими Эрш флиртует напропалую. Разумеется, если не занят важной беседой. Прежде, когда Зара только-только окончила школу, начальник вел себя иначе.

— Для совместной поездки в Суйлим. Деловой поездки, — счел нужным подчеркнуть глава департамента, смерив подчиненно пристальным взглядом. Ничего хорошего он не сулил. — Предупреждаю сразу: миссия опасная, но если не станете идти наперекор моим указаниям, все будет хорошо.

Вот тебе и доклад! Такого Зара точно не ожидала. После стольких лет серой, неприметной работы — и в помощницы начальнику? Эрш сам подтвердил, ничем особым девушка похвастаться не могла, пусть за последние три года она сумела записать на свой счет пару достижений. К примеру, курировала дипломатическую переписку с Шегером. Зара успела возненавидеть княжество, но преуспела в координации местной сети. Работала, разумеется, по указке и строгим надзором первого помощника Эрша, но тексты сочиняла сама.

— В качестве кого я туда еду? — осведомилась девушка.

Ситуацию она оценит потом, сначала все выяснит.

— Моей жены.

Зара сглотнула и осела на стул, не сводя расширившихся, круглых, как блюдца, глаз с начальника. Он в своем уме?! Шутит? Наверное, шутит, потому что иначе… Да и что иначе? Нубар не Меллон, он похож на Рандринов: любит женщин, может красиво ухаживать, делать комплименты, но на пушечный выстрел к алтарю не приблизится.

Политический брак? Вот это ближе к истине. Только Зара согласия не давала, а начальник ни словом о подобной перспективе не обмолвился.

Сразу вспомнилась давняя попытка отца поженить дочь и Нубара. Тот тогда в резких выражениях отказался, Рандрин потом рассказал, да и Зара отреагировала бурно, но ведь прошло два с половиной года, Эрш мог передумать. Изменилась политическая обстановка, и глава Департамента иностранных дел решил положить себя на алтарь.

— Если вас отец уломал, я все равно в храм не пойду, — мрачно процедила Зара. — Женитесь на себе сами!

— Успокойтесь, Зара, воды выпейте! — Нубар практически насильно влил в нее несколько глотков. Он ожидал подобной реакции, странно только, что девушка вела себя тихо. Зара ненавидела принуждение, а уж замужество и вовсе вызывало приступ ярости. Примеры Лиона, Меллона и Арилана давали исчерпывающее представление об отношении герцогини к брачным узам. В этом состояло выгодное отличие Зары от прочих девиц: Эрш мог не беспокоится насчет нездоровых фантазий. — Разумеется, брак фиктивный. Право слово, неужели вы решили, будто я таким образом хочу получить трон?

— Почему сразу трон? — буркнула девушка, немного придя в себя. — Я, как женщина, ценности не представляю?

— Представляете, — тяжело вздохнул Нубар, наливая девушке еще один стакан. — Здоровья и удачи тому, кто возьмет вас в жены!

— Сеньор Эрш! — возмутилась Зара, сверкнув глазами.

Даже шок прошел.

Вот тебе и галантный кавалер!

— Сеньорита Рандрин, — в тон ей ответил начальник, — оставим обсуждения ваших достоинств и недостатков для поклонников. — Надеюсь, — он выразительно глянул на Зару, давая понять, это не просьба, — во время поездки вы воздержитесь от капризов. Повторяюсь, брак фиктивный и по документам не со мной. Поездка организовывается под видом традиционного для южных земель свадебного путешествия в Суйлим. Я не женат, поэтому потребовалось найти спутницу. Полезную спутницу, — подчеркнул Нубар и сам залпом выпил стакан воды.

Зара кого угодно выведет из себя, как он сможет существовать с ней под одной крышей? Но придется.

Убедившись, что девушка успокоилась, Эрш вернулся за стол и продолжил:

— Под видом молодоженов мы сумеем беспрепятственно побывать на землях всех трех кланов. Заодно наберетесь опыта, попрактикуетесь, ну и отдохнете, развлечетесь — я не собираюсь целыми днями заставлять вас шпионить. Там красиво, вам понравится, — постарался подсластить пилюлю улыбкой.

— А почему именно я? В департаменте много других более ценных сотрудников.

Зара более-менее пришла в себя, стараясь осмыслить слова начальника. Пока получалось плохо.

С другой стороны, Суйлим — экзотический край, где Зара никогда бы не побывала. А ей хотелось бы. Какая обширная практика новых умений, новые знания, щекочущее чувство опасности. Главное, не переборщить. Заодно можно доказать, что чего-то стоишь и выйти на уровень мага второй категории.

— Потому что вы подходите больше других. Я два дня потратил, отбирая и сравнивая кандидатуры, и остановился на вашей. Гордитесь! — усмехнулся Эрш и убрал в стол ненужные папки. — Главная причина: вы э-эрри. В свое время я говорил, работы для подобных вам существ хватает.

Зара кивнула и похвалила себя за усердную работу с даром.

— Я не подведу, — отчеканила она.

Нубар кивнул и улыбнулся. Такая реакция ему нравилась, девушка готова работать.

Э-эрри — мощный козырь, особенно особа женского пола. Никто не подумает, будто за красивым личиком скрывается опасная магия.

— А еще вы симпатичная умная девушка. Нам придется изображать брак по любви, поэтому объект чувств, так сказать, должен соответствовать.

— Я не в вашем вкусе, — фыркнула Зара, — тяжело придется.

— Справлюсь! — отмахнулся начальник и мстительно добавил: — Вам, собственно, тоже придется. — Эрш расслабился и перешел на шутливый тон. Гроза миновала, девушка согласилась. И задавала правильные вопросы, укрепляя в правильности сделанного выбора. — Любовь взаимная.

— Сеньор Эрш, — девушка закатила глаза, — вы читали мое личное дело, значит, в курсе моих моральных принципов. Нежные взгляды, томно опущенные ресницы, легкий румянец — владею в совершенстве. Мужчины, простите, речь не о вас, такие глупцы! Они наивно полагают, будто целоваться и подобострастно заглядывать в глаза без любви невозможно.

Нубар кивнул. Он сам в совершенстве владел любовной игрой, мог изобразить любые эмоции, лишь бы добиться нужных сведений. Должность обязывала переступать через брезгливость. Эрш не распространялся об этой стороне работы. Не до моральных принципов, когда речь о благополучии страны. Требовать подобной самоотверженности от Зары он не собирался, но не исключал, что самому придется кого-то соблазнить.

— Надеюсь, ваши способности не пригодятся. Одно дело — бал, другое — вражеское государство. И вот что, Зара, — Эрш цокнул языком, постукивая пальцами по папке; взгляд стал предельно серьезным, — я хочу быть уверенным, что вы не воспользуетесь ситуацией в корыстных целях. Если сомневаетесь, скажите сразу. В последние годы все спокойно, но звучали настораживающие звоночки.

— То есть? Какие звоночки, какие корыстные цели? Повышение?

— Повышение получите, — заверил начальник, — если хорошо себя зарекомендуете. Речь о другом. В свое время вы проявляли ко мне интерес. Я не глуп, Зара, умею отличать кокетство от… Но далеко, хвала богам, не зашло. Повторюсь, за два с половиной года ничего.

— Сеньор Эрш, — нахмурилась девушка, — повторю еще раз: мужское самомнение безгранично. И ничего вы отличать не умеете, простите за откровенность.

Нубар кивнул, ничуть не обидевшись. наоборот, одобрительно кивнул.

— Значит, заработался. Коронация — выматывающая вещь. В таком случае, вы точно не попытаетесь превратить деловые отношения в личные.

— А есть такие идиотки? — изумилась Зара и тут же поправилась: — То есть разве можно мешать работу и интрижки?

— Вы мешали, — поймал Эрш подчиненную на слове. Об идиотках он решил промолчать, хотя не считал себя настолько неподходящим предметом для любви. Даже обидно! — Меллон Аидара.

— То другое! — раздраженно отмахнулась девушка.

Нубар пожал плечами, не видя разницы.

— Главное, рабочий настрой, Зара. В этом отношении с девушками тяжело, вам везде мерещатся романтические отношения. Возьмите, к примеру, вашу коллегу Ри. Она за первым же поворотом начнет вешаться мне на шею. — Зара брезгливо скривилась. Ри может, у нее мозгов нет, а любовь к мужчинам безгранична. — Еще не знаешь, чего больше опасаться: ее приставаний или демонов, — рассмеялся Эрш и материализовал на столе пару исписанных ровным округлым почерком листов. — Вот, ознакомьтесь, вся подноготная супругов Алоиса и Лерель Канре, то есть нас с вами. Краткая биография, история знакомства, родственники… Если хотите, что-то исправьте или допишите. Документы и брачное свидетельство подготовят к началу следующей недели, тогда же принесут кольца. Вопросы есть?

Все было так неожиданно, что она просто не знала, что спросить. Зара молча забрала листы, пробежала глазами первые строчки: "Баронет Алоис Канре — третий ребенок в семье небогатого дворянина. Тридцать один год…". Подняла глаза на начальника и скептически хмыкнула: как же, тридцать один! Нубар себе льстит. Зара в который раз задумалась над возрастом начальника. Как она успела узнать на примере отца, маги стареют медленно.

— А внешность нужно менять? — Девушка попыталась найти описание супругов Канре.

Эрш кивнул и, подавшись вперед, указал на начало второго листа. Лерель Канре (хоть ее возраст приблизительно совпадал с действительностью) оказалась пепельной блондинкой. То есть придется осветлять волосы. Бедные пряди, станут жесткими, как пакля!

Так, а как выглядит Алоис Канре? Вот хитрец, издеваться над собой Эрш не собирался!

— Вам что-то не нравится? — улыбнулся Нубар, заметив, что подчиненная недовольно хмурит лоб.

Он прекрасно знал причину, но изображал неведение.

— Я не хочу менять цвет волос.

— Совсем не менять не получится. Вы слишком известная особа.

— В таком случае вас надлежит обрить налысо, — взорвалась девушка и невинно захлопала ресницами, дополнив грубость издевкой: — Вдруг Лерель Канре лысые нравятся? Да и портрет Первого министра Антории у каждого демона на столе, никой капюшон не спасет. А тут радикальное преображение. Сделаем татуировку, перевяжем глаз, и родная мать не узнает.

Эрш нервно коснулся волос, вызвав у Зары усмешку. Испугался! Пусть у начальника не шикарная шевелюра, но расставаться с волосами он явно не собирался.

— Чудная беседа выходит. Только кого с кем? — напомнил о субординации Нубар. — Я вам сейчас кто: начальник, будущий подданный, фиктивный муж?

— Старый знакомый, — выкрутилась Зара и одарила начальника лазурью глаз. — Мы давно знакомы, сеньор Эрш, могли бы простить… некоторую экспрессию. Взамен с вами не поедет Ри. Согласитесь, выгодно.

— Ладно, оставлю на вашей совести, но сдерживайте эмоции даже со старыми знакомыми, — последние слова Эрш выделил голосом, намекая, подобное обращение для начальника неуместно. — Но вернемся к волосам. Цвет менять придется, вас могли запомнить по коронации. Предлагаю стать рыжей. Синие глаза и медь идеально сочетаются.

— И краска не выводится, — скривилась девушка. — Я потом полгода пятнистой прохожу. Лучше в шатенку, или вам шатенки не нравятся?

Зара прикусила язык, испугавшись, что снова сболтнула лишнего. Начальник отреагировал спокойно, заверив, его вкусовые предпочтения не зависят от цвета волос, а в данном случае вообще не важны.

— Хотите в шатенку, я не против, главное — содержимое головы.

— То есть вам все равно, — подытожила Зара. — Хорошо, не жалуйтесь после.

— Значит, согласны? — Эрш по-своему понял ее слова.

Девушка кивнула и попросила разъяснить подробности задания и, в частности, условия совместного проживания.

— Придется потерпеть. Постараюсь уважать ваше личное пространство, но, увы, не всегда. Домогательств не опасайтесь, в остальном, надеюсь, уживемся. Или вас нечто конкретное интересует? Вы задавайте вопросы, не стесняйтесь.

Нубар чувствовал себя не в своей тарелке. Предстояло высказать крайне неприличное пожелание, без которого, увы, не обойтись. Зара — э-эрри, Рандрин, а у них особые отношения с личной жизнью. Не хотелось бы, чтобы они вышли боком. Слишком тихо девушка жила в Айши, кровь могла взыграть. Так или иначе, хотелось поскорее закончить деликатный разговор и перейти к Суйлиму: ввести в курс дела, посоветовать литературу. Вдвойне тяжело от статуса Зары. Приходится одновременно делать поблажки и самому проявлять предельную бдительность.

Вопросов не последовало, и Нубар поспешил избавиться от тяжкой ноши.

— Сеньорита Рандрин, не поймите меня превратно, это ни коим образом с обсуждаемым предметом не связано… Словом, постарайтесь не заводить в Суйлиме любовников. А если заводите, то выбирайте из низов общества. Не предупредить не могу, это важно. Вы уже не девочка, поэтому глупо думать, будто собираетесь месяцами сидеть в номере с записной книжкой или любоваться природой.

— Сеньор Эрш! — прошипела возмущенная девушка и вскочила, опрокинув стул. — Как вы можете?!

— Сядьте! — прогремел голос начальника. Он тоже встал, опершись рукой о стол. Кандидатура Зары и прежде вызывала сомнения, а теперь и вовсе заставила усомниться в выборе, но другой э-эрри не имелось, а без нее шансы на успех значительно уменьшались. — Выслушайте сначала, а потом устраивайте скандал. Дипломатический работник обязан уметь слушать и думать. Вот и вы подумайте, Зара, зачем я вам это говорю. Уж, наверное, не из-за заботы о нравственности или желания влезть в личную жизнь.

— Э-эрри, Рандрин и всякое такое? — после минутного размышления кисло протянула Зара, еле сдерживая обиду.

Ну да, отец преуспел на сексуальном поприще, в связях неразборчив, девушка сама Меллона соблазнила — словом, типичная э-эрри. Только вот уснула демоническая кровь, или все мужчины не те попадались. Зара попробовала еще разок с Лионом, в итоге выгнала его, едва позволив натянуть штаны. А ведь вроде красивый мужчина, негрубый. Искать кого-то другого не хотелось, и девушка ударилась в науку. Заодно и на работе дела наладились, начальник перестал пристально следить за каждым шагом и вернулся к прежней форме отношений. Девушку это устраивало. Становиться графиней Эрш она не желала, соблазнять Нубара тоже. Так, поговорить, потанцевать, послушать, спросить и только.

— Именно. Особенности поведения вида. Мне не нужны сюрпризы в виде разоблачения инкогнито. Или… — Тут замолчал и выразительно посмотрел на живот девушки. — Помнится, в отношениях с виконтом вы проявляли, скажем так, спонтанность, которая могла закончиться принудительным браком. Вы герцогиня, наследница, бастардов у вас быть не может.

— У отца есть и ничего! — От нахлынувших эмоций перехватило дыхание. Радужка слилась со зрачком, заставив Эрша напрячься в ожидании неприятностей. Однако Зара сдержалась, сжала кулаки и отвернулась, чтобы посчитать до десяти. — Не беспокойтесь, — сухо ответила она, вернув контроль над собой, — прятать позор королевской дочки не придется. Видите, как я забочусь о вашем сне, сеньор Эрш, — она не удержалась от злого смешка. — Потрудились бы сначала узнать, насколько я спонтанна в подобных вопросах и как отношусь к деторождению.

— И как же? — не удержался от вопроса Нубар.

— Отрицательно. Ищите отцу невесту и прочитайте лекцию о вреде неразборчивых половых связей. Хотя, право слово, в исполнении мужчины она смешна.

Начальник глотнул воздуха. Однако!

— Эм, Зара, а вы не боитесь вот так хамить? — наклонив голову, поинтересовался он.

— Вы же не боитесь лезть мне под одеяло, — парировала девушка. — Мне хотя бы ваше неинтересное.

Эрш встал и успокаивающе похлопал ее по плечу. Он не осуждал подчиненную за резкость: сам спровоцировал. Хотя, признаться, Оброненная о мужчинах фраза задела. Вот, значит, какого Зара мнения о сильном поле.

— Мне самому неприятно обсуждать подобное, но обязан, — признался он и предложил заняться просвещением.

Предстояла сложная задача: за неделю натаскать девушку по политической обстановке в кланах. Азы Зара знала, а вот доступ к деталям имела исключительно верхушка департамента.

Девушка кивнула и приготовилась запоминать, но услышала совсем не то, что ожидала. Эрш оперся ладонью о стол и пристально, поглаживая ногтем подбородок, разглядывал подчиненную. Легкий прищур свидетельствовал о напряженной работе мысли, будто Нубар что-то задумал, но еще не решил, какую именно месть предпочесть. Зара заерзала. Не нравился ей этот взгляд! И поза начальника тоже не нравилась: слишком неформальная и агрессивная, как бы это странно ни звучало. Такую мог бы принять Эйдан, но Эрш? Потом Зара и вовсе опешила, когда начальник одарил ее оценивающим взглядом. Мол, чего ты стоишь, Зара Рандрин?

— Значит, подобный стиль поведения для вас нормален, а мужчины…хм… не отличаются высокими душевными качества. В отличие от женщин, разумеется. — Он даже не думал скрыть усмешку.

— Нет, но вы же не станете отрицать, что вопросы о детях и любовниках провоцируют подобную реакцию.

— Буду, — покачал головой Эрш. Он продолжал стоять, нервируя девушку. Пальцы правой руки перестали терзать подбородок и легли на бедро. Не поза — вызов. — И вновь поинтересуюсь, что смешного в попытках сохранить хотя бы видимость чужой добродетели. Я прекрасно знаю, чем вы занимались с виконтом Таннером у реки, — припечатал Нубар. — Заметьте, не желая этого знать. но вы абсолютно всех поставили в известность.

Зара шумно засопела. Возразить было нечего.

— Я ставила заклинание, — отвернувшись, процедила она.

— Зара! — вздохнул начальник и наконец-то сел. Видимо, добился, чего хотел. — Только слепой бы не догадался, слышать ничего не нужно. И хватит! — повысил голос Эрш. Девушка сглотнула. Умел Нубар командовать, когда хотел! Пробирало. — На будущее: я имею полное право обсуждать ваше поведение. Увольтесь и откажитесь от фамилии, тогда приобретете право на личную жизнь, пока же и впредь вы под наблюдением десятка глаз. Теперь Суйлим. Говорю коротко, остальное прочитаете сами, необходимые материалы дам.

Голос начальника звучал резко и сухо. Слова Зары задели. Однако выучка взяла свое, и через пару минут Нубар говорил спокойно и ровно, как всегда. Девушка же смотрела на него и вспоминала Лиона. Показалось, или начальник высказался о нем с неодобрением, даже пренебрежением? Странно, но Зара думала о виконте так же. Даже в качестве любовника не годился, хотя всем хорош. И страсть, и нежность при свечах в спальне закончились одинаково: возбуждение уступило место ледяному холоду. Но ведь Заре хотелось мужчину! Очевидно, совсем другого. Девушка встряхнулась и обратилась в слух. Нужно постараться все запомнить, чтобы начальник остался доволен.

* * *

Как и обещал Эрш, документы подготовили ко вторнику. Начальник сам зашел в Третий отдел и отдал папку Заре. Та, закатив глаза, презрительно покосилась на заметно активизировавшуюся при появлении Нубара женскую часть коллектива. Ри и Эвелина уже знали от Аделины, что тот ищет фиктивную жену, и, пребывая в неведении относительно закрытия вакансии — Эрш свой выбор не афишировал, — старались привлечь его внимание.

— Сеньоры, вам не кажется, что до весны еще далеко? — От Нубара тоже не ускользнул повышенный интерес к своей персоне. — Или тренируетесь перед предстоящим балом? Похвально, но не в рабочее время. Эвелина, я ценю ваше усердие, но давайте направим его в другое русло? Ри, мне приятно, что вы так рады меня видеть, только отчего в кабинет не заглядываете. За вами должок висит, пора бы отчитаться.

— С радостью! — широко улыбнулась Ри, очевидно, рассчитывая остаться с начальником наедине.

Зара гадала, ограничилась бы школьная знакомая декольте и томными взглядами или же пошла дальше? Вряд ли. Это Зара без зазрения совести образно говоря, взяла мужчину за воротник и принудила обратить на себя внимание. Или не образно, как доказал случай с Лионом. Только вряд ли бы начальник отказался от бесплатного приятного развлечения. Все слова — всего лишь флирт. За пределами департамента Ри спокойно бы оказалась в его постели. На один раз — ну, так для большего ужимок мало.

— Надо же, в первый раз вижу, чтобы вас так интересовали бумажки! — рассмеялся Эрш и серьезно, снова став начальником, добавил: — Я прекрасно знаю, к чему весь этот спектакль. Спешу вас огорчить: вы обе остаетесь в Айши. В Суйлиме нужно работать, а не стрелять глазками, тем более, так неумело. Научитесь соблазнять мужчину, а потом уже действуйте.

Сотрудницы вспыхнули, и Нубар, смягчившись, подсластил пилюлю:

— Поверьте, вам же лучше: больше кавалеров, которые по достоинству оценят и вашу грацию, Ри, и вашу улыбку, Эвелина. В Суйлиме вас бы не ждало ничего, кроме работы и зануды-начальника, которого пришлось бы терпеть почти круглые сутки.

Девушки окончательно стушевались и сделали вид, будто заняты срочной работой. Они боялись поднять глаза на начальника. Тот усмехнулся и покачал головой:

— Не надо впадать в крайности, сеньориты. Эвелина, оставьте бедную книгу в покое! Старый пергамент не выдержит такого упорства со стороны ваших ноготков. Кстати, вы сегодня замечательно выглядите, — он перешел к излюбленному игривому тону галантного кавалера, чтобы немного сгладить ситуацию. — И это вовсе не означает, что обычно вы не красивее души демонов. Поэтому улыбнитесь и не пытайтесь чувством стыда испепелить казенное имущество. А вас, Ри, — нашлись теплые слова и для веснушчатой коллеги Зары, — в течение получаса жду у себя. И не одну, а с проделанной работой. На всякий случай напоминаю, томный взгляд вам ее не заменит. И не надо покусывать губки, а то придется идти за мазью к аптекарю. У вас был целый месяц, наверное, за него можно было хоть что-нибудь сделать, — жестко закончил Нубар.

Начальник всегда остается начальником.

Девушки вздохнули и занялись своими делами. Они поняли, ни одной из них не светит поехать с Нубаром в Суйлим. Повезло же Заре! Такой мужчина!

Эрш обернулся к Заре. Та еле сдерживала смех: настолько комичной казалась ей сложившаяся ситуация. Нубар поинтересовался, может ли она завтра зайти к придворному ювелиру: нужно подогнать кольцо по руке. Девушка кивнула. Конечно, сможет.

— Тогда я зайду за вами в пять.

Вернувшись к себе, Эрш задумался. Стоит ли брать с собой именно Зару Рандрин? С одной стороны, кандидатура идеальная: симпатичная, наделенная природным обаянием и умом э-эрри, не робкого десятка, не истеричка, несмотря на свою третью категорию, достаточно опытная. Начальный уровень боевой магии, даже немного повыше, судя по ее поездке в Мангеш. Ну да, учитель был хороший: Меллон Аидара — один из лучших молодых боевых магов, недаром Тардес взял его себе первым помощником. Он хотел, чтобы его девушка умела постоять за себя, а Зара — упертая, пока не добьется, не отступит. Аспирантура за плечами, через год-два на вторую категорию спокойно аттестацию сдаст. Да и сейчас она умеет намного больше, чем выпускники школы магии. И некоторые его подчиненные тоже.

Но, с другой стороны, имеет ли Нубар право так рисковать будущей королевой? Суйлим — опасное место, опасное своей непредсказуемостью. Конечно, он будет рядом, даст ей все необходимые инструкции, при необходимости подыграет, выпутается из любой ситуации (хотелось бы верить!), но она все же Рандрин, дочь короля. Единственная официально признанная — зная Рэнальда, население Антории пополнилось дюжиной, если не больше, его детишек разного пола. Но его фамилию носит только одна, и она же его наследница.

Выбирая между делом и заботой о королевской семье, глава Департамента иностранных дел предпочел дело. Зара способна принести пользу Антории, ощутимо помочь ему — значит, она поедет. Именно для таких заданий он и взял на работу э-эрри.

Об еще одном аспекте Эрш старался не думать, однако Самюэль не преминул о нем напомнить, когда они встретились после службы. На коленях Нубара лежало досье на выдуманного Канре. Начальник Департамента иностранных дел листал его, не отрываясь от еды. Присутствие друга не стесняло, а разговор происходил в месте, где никто бы не стал шпионить — доме Эрша. Да и тайнопись никто не отменял, Нубар никогда не пользовался нешифрованными документами за пределами Дворца заседаний.

Узнав, с кем уезжает друг — Эрш соврал, будто берет Зару на переговоры в один из анторийских городков, куда действительно должна была прибыть делегация одной потенциально дружественной страны, Самюэль покачал головой. Пусть его интересовали драконы, но в людях он разбирался отменно.

— Не боишься? — Самюэль вертел в пальцах ножку бокала.

— Чего? Она в составе делегации.

— За себя, — едва заметно улыбнулся друг и предрек: — Смотри, Нубар, проснешься в ее постели!

— С чего вдруг? — усмехнулся Эрш и убрал бумаги. Мановение руки, и они уже лежали в спальне.

— С того. — Самюэль сделал глоток и сочувственно глянул на приятеля. — Будто не видел вас у реки. Кого ты пытаешься обмануть? Девчонка и вовсе едва в обморок от чувств не упала, целовала, как безумная.

— Ты говоришь о герцогине С'Этэ, — напомнил хозяин дома. — Смотри, — пригрозил он, — король узнает!

— Буду знать, кому обязан, — пожал плечами Самюэль. — И все же как? Нравится ведь?

— Нравится, — не стал отпираться Эрш и тоже сделал глоток. — Не пойму чем, но нравится. Только ты напрасно опасаешься, чести герцогини ничего не грозит. Сам понимаешь, Зара Рандрин не для развлечений.

— Так женись. Король сам предлагал.

— Самюэль! — повысил голос Нубар. — Мне Не хотелось бы с тобой ссориться.

— Ну, сам виноват, — легкомысленно отмахнулся друг. — Целовать ее не хочешь, спать тоже…

— Хочу, — неожиданно оборвал его Эрш и отвел взгляд. — Только, — он принялся изучать содержимое бокала, — наше положение таково, что любовная связь невозможна. Только брак. Это невозможно, поэтому никак. Искушать судьбу не собираюсь, близко не подпущу.

— Жестоко! Себя не жаль?

— Нет. В двадцать лет тяжело, в… Словом, вырос я из возраста, когда чувства правят разумом. И все не так серьезно, как ты полагаешь, — улыбнулся Эрш и отправил в рот кусочек мяса. — Мне многие женщины нравятся. Зара…

— Не такая, как все? — предположил Самюэль и вздохнул. — Смотри, не кусай потом локти!

— Не буду! — рассмеялся Эрш. — А вот если последую вашим вредным советам, точно прокляну себя, — мрачно добавил он и отставил бокал. — Знаю, в предыдущие годы я подпустил девушку слишком близко, делал авансы, но тут одна работа, Самюэль. Не желаю расхлебывать последствия. В Антории неспокойно, тут только дай повод…

Нубар покачал головой и сменил тему. Говорить о Заре не хотелось. Даже с лучшим другом. Благо и говорить, в сущности, не о чем. Девочка когда-то увлеклась, внушала Нубару симпатию и только. Не любовь же или бешенное желание!

* * *

Отъезд назначали на конец сентября. Путешествовать предстояло верхом в сопровождении "слуги" — служащего Департамента иностранных дел. Эрш отбирал его столь же тщательно, как спутницу. В отличие от "супружеской пары" Ирвин не был магом, хотя пространственным зеркалом пользоваться научился. Нубар выдал ему специальный медальон и долго возился, пока настроил под подчиненного. Зато теперь посторонний не смог бы воспользоваться артефактом. Выбор пал на Ирвина неслучайно: тот в совершенстве владел холодным оружием. С таким нестрашно пройтись вечером по темным улицам любого города. Прибавьте к этому интуицию и наблюдательность, присущую всем работникам Четвертого отдела, и Ирвин делался незаменимым спутником. По негласной договоренности мужчине предстояло стать телохранителем Зары. Эрш мог за себя постоять, а вот безопасность спутницы внушала сомнения. Рандрин идею одобрил, но посоветовал не говорить дочери.

— Да, мне знакомо болезненное самомнение сеньориты, — кивнул глава Департамента иностранных дел. — Еще решит, будто в ее компетентности сомневаются. Какие-то специальные указания?

Нубар замолчал и глянул на короля.

— Насчет Зары? Нет. Она ваша сотрудница и только потом моя дочь. Вам же и вовсе не следует указывать, — усмехнулся Рэнальд, повертев в руках пустую чашку. — А то все испорчу.

— Тогда уточните, что хотите получить. Получите, — самонадеянно заявил Эрш.

Рандрин тем не менее не посчитал это бахвальством. Он знал, Нубар всегда добивается цели.

После разговора с королем Эрш зашел к Заре, чтобы занести кольцо. Девушка искала что-то в ящике стола и не сразу заметила начальника. Потом быстро выудила из стопки чистый лист бумаги и пригладила растрепанные волосы. Все это под пристальными взглядами коллег, подмечавшими каждую мелочь.

— Слушаю, сеньор Эрш. — Зара полагала, начальник поручит новое задание.

Она и так не бездельничала, но чем ниже должность, тем больше делаешь: слишком много руководителей над головой.

— Пройдемте в мой кабинет. — Нубар бросил неодобрительный взгляд на женскую часть коллектива, а та дружно уткнулась в бумаги.

Зара кивнула и подхватила со стола блокнот. Эрш посторонился и отворил дверь. Девушка подумала, что в сложившейся ситуации это лишнее. Только ленивый не перемыл Заре Рандрин кости, каждую мелочь рассматривал в качестве блата. В итоге коллектив отдела решил: девушку взяли из-за положения в обществе. Зара версию всячески поддерживала. Мол, надо налаживать связи, а она будущая королева. Признаваться в наличии особых способностей и симпатии начальника не хотелось. Как бы Эрш ни сердился на "старого друга", с Зарой он общался не так, как, к примеру, с Ри.

Забрав у Аделины бумаги на подпись, Нубар вошел в кабинет. Девушка чуть задержалась: с дипломатической почтой пришло письмо от агента. Маленький повод для гордости. На стол перед Зарой легла коробочка. Девушка не спеша открыла ее и удовлетворенно кивнула.

— Устраивает? — Эрш удивился, подчиненная даже рассматривать не стала, просто кивнула.

Женщина, равнодушная к драгоценностям, — нонсенс, однако Зара привыкла нарушать стереотипы.

— Вполне. — Девушка бросила еще один взгляд на кольцо. — Красивое.

— Негусто! — рассмеялся Нубар. — А повертеть?

— Зачем? — пожала плечами девушка. — Какая разница, какое кольцо, лишь бы по размеру.

Эрш скрыл легкую досаду. Стоило выбирать, если Зара не придала оформлению никакого значения. Мог бы взять первое попавшееся.

Зара уловила тончайшую перемену настроения и заверила, кольцо красивое и полностью соответствует легенде. В голове же вертелось: "Почему обиделся? Значит, хотел угодить".

Губы тронула улыбка. Еще неизвестно, чего вы опасаетесь, сеньор Эрш. Слишком уж не подпускаете к себе. Ничего, Зара узнает, благо времени много. Забавно будет, если она нравится Нубару как женщина. Хотя, о чем это Зара! Нравится, конечно. другой вопрос: насколько?

— Сами наденете? — Эрш, к счастью, о ее мыслях не догадывался.

— Пожалуйста, можете вы, сели не боитесь примет.

— А вы? — Губы начальника тронула улыбка.

— Нет, конечно! — рассмеялась девушка. Глупость какая! В маминой деревне верили в дурацкие приметы, но Зара всегда над ними посмеивалась.

Лукаво улыбнувшись, она поддела Эрша:

— Хотите почувствовать себя мужем?

Вопреки ожиданиям Нубар не смутился и напомнил, по документам они женаты, значит, придется учиться играть.

— Я помню, — кивнула девушка и уточнила: — Мне тоже положено вам кольцо надеть? И как вести себя на территории Антории?

— Как обычно. И ничего надевать не надо: ни вам, ни мне, — до самой границы. Сейчас просто примерьте. Вроде, все подогнали, но вдруг?

Девушка надела двойное витое кольцо. На нем выгравировали фамилию и инициалы мужа — А. Канре. Так как по легенде супруг не мог похвастаться большим достатком, на кольце не было узоров, только четыре мелких блестящих камушка. Не бриллианты, а изумруды. Кольцо плотно обхватило палец, соединенные змейкой перемычки две составные части сжали его в тиски. Словно Зара действительно вышла замуж.

— Вроде, в пору. — Девушка критически осмотрела драгоценность. — Не потеряю. Теперь я хотела бы посоветоваться насчет гардероба. Легенду читала, но мои платье слишком… эмм… дорогие.

— Берите повседневные. Парадные тоже нужны, но да, то, что в чем вы обычно появляетесь, не годится. Хорошо бы сохранились наряды школьных времен. Понимаю, девушки подобное не хранят…

— Хранят, — возразила Зара, порадовавшись бережливости. — Они мне в пору.

Начальник кивнул.

— Остальное на ваше усмотрение, но помните, едем верхом. Не переусердствуйте, пожалейте вьючную лошадь.

В итоге девушка взяла с собой минимум одежды, личные вещи, предметы гигиены, аптечку, шкатулку с самыми скромными драгоценностями и пару книг немагического содержания — нужно расширять кругозор, а то свихнешься на заклинаниях! Романы дала Бланш, к которой Зара зашла накануне отъезда. Для всех они отправлялись на переговоры в один из анторийских городков, где по такому случаю создали видимость кипучей, пусть и тайной дипломатической деятельности.

Мужчины приехали раньше назначенного времени и терпеливо ждали, пока Зара спустится. Слуги между тем навьючивали запасных лошадей. Спутники Зары оказались скромнее: ограничились седельными сумками, понимая, женщина одним мешком не ограничится.

Рандрин попрощался с дочерью накануне, поэтому за завтраком ограничился пожеланием удачи. Пока девушка одевалась, он перебросился с Нубаром парой слов и дал последние указания. Ухмыльнувшись, разрешил быть построже с Зарой. Эрш пожал плечами.

— Это рабочая поездка, вы же говорите так, будто я добрый дядюшка, которому оставили на время племянницу.

В гостиную вошла Зара, и разговор оборвался. Девушка оделась неброско и скромно, думая о комфорте, а не о красоте. Не забыла и о головном уборе: пригодится под ярким солнцем. От ветра защитит плотный плащ с капюшоном. Начальник окинул подчиненную придирчивым взглядом и удовлетворенно кивнул.

— Доброй дороги! — Рандрин протянул Эршу руку.

Тот пожал ее и ответил традиционным:

— Милостью небес.

Айши медленно оживал. Постепенно просыпались дома; солнце золотило вывески, пробиваясь сквозь уличные просветы. Свежо, но день обещал выдаться теплым.

Украдкой зевнув, Зара поздоровалась с Ирвином. Прежде они лишь мельком пересекались. Слуга подвел девушке лошадь, и Нубар помог спутнице сесть в седло. Зара заметила, кольцо начальник не надел, и поинтересовалась почему. У самой на пальце блестело свидетельство брака. Неприятно, но ради дела нужно.

— Потом надену, на границе, — отмахнулся Эрш.

— Ну да, мужчины не любят носить обручальные кольца, даже настоящие, — хмыкнула девушка.

— Не будьте столь категоричны. Перекрасились в шатенку?

Нубар с интересом осмотрел ее, будто впервые видел, и, кажется, остался доволен.

—Даже не знаю, какой цвет вам больше идет. Сейчас у вас глаза такие бездонные… А когда вы усмехаетесь, превращаются в бездну. — Зара как раз скорчила гримасу. — Кстати, о глазах, — посерьезнел начальник. Он не спешил отходить от стремени. — Прикройте их на минуточку. Не бойтесь, — заверил Эрш, — ничего дурного не сделаю, тем более, при свидетелях. Всего лишь наложу иллюзию. Глаза у вас слишком приметные, нужно сделать их обыкновенными, скажем, карими. Только предупреждаю сразу: маги видят сквозь иллюзии. Для этого, правда, нужны кое-какие знания, суйлимские не должны раскусить, если только не почувствуют шлейф волшебства. Ну, да вы к ним вплотную не подойдете, риск минимален.

— А вдруг там есть сильные маги? — нахмурилась девушка. — Мы ведь ничего не знаем о Суйлиме.

— Нет, — коротко, с легким раздражением ответил Нубар.

Зара поняла: тему развивать не стоит, и покорно закрыла глаза. Через мгновение она почувствовала легкое прикосновение. Будто перышко скользнуло сначала к внешнему, а затем внутреннему уголку века. Глаза защипало, но неприятные ощущения быстро исчезли.

— Все, — довольно сообщил Эрш. — Теперь вы очаровательная кареглазая красавица, сеньора Лерель Канре.

Зара осторожно открыла глаза и достала из седельной сумки зеркальце. Потрясающе, она теперь действительно кареглазая! Да еще такой красивый ореховый оттенок! Начальник постарался, проявил фантазию.

— Нравится?

Девушка кивнула и окинула собеседника придирчивым взглядом. Нубар Эрш тоже изменился. Теперь радужка у него голубая, а волосы забраны в низкий хвост. Косая челка щекочет ухо. Интересно, какими травами или колдовством начальник за два дня, которые Зара его не видела, успел отрастить волосы. В обычной жизни они намного короче, пусть и не "ежик".

— Это тоже иллюзия? — девушка указала на хвост.

— Нет, настоящие. Можете потрогать и убедиться. — Зара отказалась. — В таком случае, пора прощаться с Айши. Да, пока не забыл! — спохватился Эрш, взобравшись в седло. — За пределами Антории мы не маги, поэтому на людях никаких заклинаний, даже детских. В гостинице тоже не советую активно пользоваться магией: остаются следы. Только бытовые чары.

Зара кивнула. Ничего, обойдется без магии. Жила же как-то в детстве.

Нубар подобрал поводья, и маленький отряд тронулся, оставив позади Старый город, Шин и Дворец заседаний. Впереди ждала неизвестность.

До приграничных земель добрались без особых проблем, не считая частых остановок. Мужчины проявили снисхождение к даме и позволяли каждые три часа размять ноги. Зара об этом не просила, даже если бы все мышцы затекли, а тело покрылось синяками, терпела. Спутники и не спрашивали, просто объявляли привал.

Разговаривали мало и не о грядущей поездке. Лишь однажды Зара осмелилась спросить, кто отправился в захолустный городок под видом наследницы престола и негласного первого министра.

— Сотрудники Департамента безопасности, — Эрш оказался немногословен.

— Инсценировка? — догадалась девушка.

— Именно.

На этом разговор и закончился. Зара видела, делиться секретами фиктивный муж не намерен, и не настаивала. Она ехала рядом с Нубаром. За ними следовал Ирвин со связкой заводных лошадей.

Ближе к границе положение вещей изменилось. Ирвин переместился во главу отряда, к начальнику, Заре же поручили следить за животными. Девушке было немного обидно. Мужчины постоянно шушукались, Ирвин и вовсе уезжал на разведку, а она заведовала тюками. На попытку напомнить, что Зара тоже маг, Эрш ответил:

— Я отвечаю за вашу безопасность, а безопаснее всего за чьей-то спиной. Лучше двумя.

— Вы полагаете, нас и в Антории могут убить? — нахмурилась девушка. Неужели не извели еще семя недовольства?

— Убить везде могут, — философски заметил Нубар, — было бы желание.

Зара спорить не стала: начальнику виднее, но все чаще поглядывала через плечо и проверяла, не притаился ли кто в лесу или траве по души путников. Однако тревога оказалась напрасной. Никто на них нападать не спешил и не признал под иллюзией людей, за головы которых Фрегойр заплатил бы целое состояние.

Последнее утро в Антории, правда, преподнесло небольшой сюрприз. Спустившись к завтраку, Зара не узнала начальника. Изменился оттенок кожи и цвет волос. Последние стали еще немного длиннее. Да и глаза теперь лучились кристальной голубизной. Появилась щетина. До этого девушка никогда не видела Нубара небритым, да и вчера вечером борода у начальника не росла. Он и в полевых условиях умудрялся выглядеть безупречно. Зара даже шутила, что никакая простая одежда из него баронета не сделает. В ответ Эрш разводил руками:

— Дипломат своих привычек не меняет.

Значит, все превращения Нубар проделал ночью. К счастью, не вызвав подозрений. Они въехали в городок под покровом темноты, поэтому хозяин постоялого двора — на гостиницу сие заведение не тянуло, но другого не нашлось — не сумел толком рассмотреть внешность постояльцев. Комнаты снимал Ирвин. Две: одну для Зары, как и в прошлые ночевки, одну для себя и Эрша. Последнего записали как кузена Ирвина. Стать фиктивным мужем наследницы престола Нубар не спешил и до сих пор не надел кольца.

Зара неплохо выспалась, насколько вообще это возможно на жесткой узкой койке, умылась и спустилась вниз. Ирвина заметила сразу, шагнула было к нему, но в недоумении замерла, осознав: рядом с мужчиной сидел вовсе не начальник, а незнакомый усмехающийся тип. Похоже, его забавляло выражение лица девушки. Наглый голубоглазый брюнет с копной блестящих волос, небрежно перевязанных лентой, вызывал глухую злость. Зара собиралась разобраться с ним и заодно отчитать Ирвина за безответственность: беседует неизвестно с кем, когда спутник окликнул ее:

— Доброе утро, госпожа Лерель! Присоединяйтесь к нам с кузеном.

Кузеном? Зара широко распахнула глаза. Так то самодовольное недоразумение, которое еле сдерживает смех, — Нубар Эрш?! Невероятно!

Девушка быстро пересекла зал и присела рядом с начальником.

— Как вы это сделали? — шепотом поинтересовалась она. От волнения чуть срывался голос. Еда казалась несущественной перед таким магическим чудом. Вот бы самой так научиться! Но для этого нужно узнать секрет. — И, главное, когда?

— Очень просто, за одну ночь, — Нубар протянул ей корзинку с хлебом и крикнул, чтобы несли яичницу с поджаренными колбасками. — Вы ведь ничего не имеете против яичницы, Лерель?

— Да я полбу съем, только расскажите! — отмахнулась Зара.

Она действительно была непривередлива в еде и не страдала отсутствием аппетита. Вот и теперь не клевала, как птичка.

— Магия, подручные средства, эссенция, которую сделали знающие люди, и собственное желание. В подробности вдаваться не стану, — обманул ожидания Эрш, — да и незачем: не повторите. Так что привыкайте, Лерель, отныне Алоис Канре выглядит именно так. И, радуйтесь, он теперь женат, — Нубар извлек из кармана кольцо и, повертев, надел на безымянный палец.

Свадебные кольца носили зеркально обручальным: женщины — на правой руке, мужчины — на левой.

Зара многозначительно улыбнулась. Сразу видно, охотницам на мужчин ловить нечего, Эрш не женится. Вообще. Интересно, он тоже станет снимать кольцо на ночь? И чешется ли под ним палец? У Зары поначалу и вовсе горел. Но спрашивать девушка не стала, вместо этого шепотом поинтересовалась:

— Вам с новым обликом помочь?

— В смысле? — не понял Нубар.

— Чтобы волосы не секлись, за ними нужно следить, правильно расчесывать…

—…заплетать косички, — в тон ей продолжил начальник. — Спасибо, обойдусь без женских премудростей. Подобные разговоры не для меня.

— Как хотите, — пожала плечами Зара. — Только потом не ругайтесь, когда расчесать не сможете.

— Не буду, — рассмеялся Эрш, — просто тайком возьму у вас расческу.

Ирвин прислушивался к разговору этой парочки и хмыкал в кулак. Поездка обещала быть нескучной.

Позавтракав, путники поехали дальше. До границы оставалось пару часов, обедать собирались уже в Суйлиме. Вокруг тянулись луга. Изредка мелькали полоски пашен. Деревень не видно, но отбегающие от тракта проселки подсказывали, они есть. Да и как не быть? У границы место пусть опасное, но хлебное.

Зара нервничала, не раскроют ли их, но начальник заверил, с документами все в порядке, не подделка.

— А потом что случится с супругами Канре? Умрут? В один день, держась за руки? — Нужен же повод, чтобы аннулировать документы.

— Вам бы романы писать! — улыбнулся Эрш. Странно, но у границы настроение его улучшилось. Видимо, миновала опасность, о которой Зара ничего не знала. — Уйдут в архив соответствующего департамента. Может, кому еще понадобятся. А теперь, раз у вас столь богатая фантазия, займитесь делом.

Оставшееся время до границы время Зара провела за крайне увлекательным занятием: сочинением сказок. Начальник поручил ей сочинить историю знакомства мнимых супругов. Когда девушка лукаво поинтересовалась, не боится ли он романтики, Эрш лишь рассеянно ответил:

— Главное, чтобы реалистично и обошлось без магии. А так согласен найти заплутавшую сиротку в лесу, спасти от разбойников или брака с уродливым соседом. На ваше усмотрение, дорогая, — елейно добавил он.

Зара удивленно вскинула брови. Это что еще за фокусы?

— Лерель Канре, мы, кажется, женаты, — пряча улыбку в уголках рта, напомнил Нубар. — Не нравится "дорогая", придумайте другое обращение. У всех супругов имеются прозвища и уменьшительные имена.

— Мне как-то неловко…

Странное чувство. Когда он сказал: "Дорогая", мурашки по телу пробежали. Не покидало ощущение неправильности. И еще страха. На миг показалось, будто Зара вышла замуж и не заметила. В душе поднялась паника, девушка не знала, что делать, но, к счастью, все оказалось частью легенды. Однако прозвучало так естественно. Какой актер сокрыт в Нубаре Эрше!

— Все нормально, Зара, — успокоил начальник и придержал коня, чтобы они ехали вровень. — Даже забавно. Как будете реагировать на Эль?

Девушка задумалась, повертела имя на языке и кивнула.

— По-моему, хорошее сокращение.

— Хоть что-то вас устраивает! — рассмеялся Эрш.

— Не такая уж я привередливая, — обиделась Зара. — Согласна и на "милую". А мне тоже говорить вам "дорогой"? — настороженно уточнила девушка.

В свете всех событий, разговоров и слухов подобное обращение казалось… Словом, девушка бы с трудом его выдавила. Она не любила сюсюканье, а тут начальнику… Зара закусила губу и покосилась на Нубара. Определенно, придется тяжело.

— Да как угодно называйте, только улыбайтесь и изображайте счастливую новобрачную. — Эрша же подобные мелочи не волновали. — Представьте, будто вышли замуж и поступайте так, как поступили бы в том случае.

— Убила бы мужа? — мрачно пошутила девушка.

Нубар непроизвольно коснулся виска и, опомнившись, покачал головой.

— Жестоко! Бедняга ни в чем не виноват, а его уже в расход. Выходит, повезло Меллону Аидаре. Лучше уж разбитое сердце, чем могила! Хотя в гроб вы его едва не положили. — Тяжелый взгляд заставил опустить глаза. — Порядочная вы дрянь, скажу я вам.

Зара вспыхнула до кончиков ушей. Нубар никогда не позволял себе подобных вещей. Опомнившись, девушка возмутилась и получила в ответ:

— Я его видел. Парень напивался так, что чудом не убили. Рассказ о розе знаю из первых уст. Не удивлен. Рандрины все одинаковы.

— И это говорит человек, который дружит с отцом и принес ему присягу!

На глаза навернулись злые слезы. Зара отвернулась, чтобы спутники их не заметили.

Дрянь… Оказывается, в устах Нубара Эрша это больно. Его мнением девушка дорожила.

Слезы все же потекли. Девушка поспешила утереть их кулаком.

— Простите. — Эрш протянул ей платок и попытался коснуться запястья, чтобы успокоить. Зара не дала, вырвалась. — Не ожидал, что вы так отреагируете.

— Прошло, — поджав губы, сделав над собой усилие, выдавила девушка.

В голове же звучало эхо: "Порядочная вы дрянь".

— Зара, — Нубар натянул поводья и ухватил лошадь спутницы под уздцы, — вы действительно поступили дурно, но в одном правы: я не смею вмешиваться. И я действительно сожалею о сорвавшихся словах. Если они оставили настолько сильный след, могу их стереть.

— Как это? — Девушка подняла на него глаза.

— Очень просто: магией. Больно, конечно, зато…

— Спасибо за заботу, но давайте лучше вернемся к заданию. — Зара глубоко вздохнула и вернула платок. — Я действительно дрянь.

— Не дрянь. — Нубар таки добрался до ее запястья, и живительное тепло прогнало остатки негативных эмоций. — Забудем! А теперь, — вернувшись к прежнему беззаботному тону, продолжил начальник и бросил беспокойный взгляд на Ирвина, — подумайте над романтической историей. Где и как мы встретились, где я сделал предложение, что говорил и как вообще дошел до такой жизни. Словом, все, что касается чувств, — по вашей части. Советую взять за основу реальную историю.

— То, как я вас в саду увидела? — усмехнулась девушка.

Чувства улеглись, а отомстить хотелось. Хотя бы чуть-чуть.

Нубар напрягся и подозрительно прищурился.

— Спасибо, не надо, — в голосе ощущалось напряжение. — Вряд ли оценят. Запомните, Канре в столице не бывали.

— Помню и то, что вы очень не любите, тоже помню, — раскрыла карты девушка.

Эрш на мгновенье задумался и кивнул. Понял.

— Итак, — настороженность ушла, — занимайтесь романтикой. С меня — вся остальная фактология. Родственники, финансы, родословная, увлечения. Потом вызубрим.

Когда их остановил пограничный дозор, Зара успела дойти до помолвки. Она взяла за основу историю брака Бланш и Авеста. Разумеется, с поправкой на провинцию и происхождение героев. Она надеялась, выдумка устроит начальника. Хотя вряд ли он с серьезным лицом сумеет выслушать, как якобы спасал несчастное тонущее создание из реки. Сначала девушка хотела задействовать разбойников, но потом решила обойтись просто несчастным случаем с лодкой. Сюжет был подсказан одним из взятых у подруги романов.

С патрульными разговаривал Эрш. Подчеркнуто вежливо, с легким акцентом. Со стороны и не скажешь, будто глава Департамента иностранных дел. Надо подождать? Подождет. Патрульные задают много вопросов? Никакого раздражения. А ведь привыкшему командовать графу тяжело изображать обычного дворянина без связей.

Наконец проверка закончилась, и всадники двинулись дальше. Выждав, пока патруль скроется из виду, Зара подъехала к начальнику и тихо доложила:

— Все готово.

— Вечером расскажете. — Эрш напряженно посматривал на приближавшиеся столбы с характерными пиками. Так маркировали границу. Между пиками по ночам пропускали магические разряды, чтобы не допустить в Анторию незваных гостей. В дневное время проезжим не миновать встречи с разъездом. Спрятаться негде, узкая полоска земли просматривается со всех сторон. — За ужином. Ментально, разумеется.

Девушка и так понимала, о подобных вещах открыто не говорят.

Глава 11

Суйлим больше походил на Анторию, нежели на восточные княжества, только Анторию столетней давности. Среди действительно прекрасных пейзажей: глубоких озер, окаймленных зарослями кустарников, волн холмов, поросших вересков, змеек рек с плакучими ивами по берегам, небольших равнинных водопадов и природных фигур из камней, — притаились грязные бедные деревеньки, дурно пахнущие свиньями и наводненные гусями. Изредка попадались городки: улиточный панцирь из кривых улочек. Там по-прежнему приходилось смотреть под ноги, чтобы ненароком не угодить в помои или не провалиться в сточную канаву.

Никаких муниципалитетов в Суйлиме не существовало, городами управляли ставленники кланов, обычно родственники правящего рода. Родов расплодилось великое множеств, но сейчас, после междоусобной войны, закончившейся практически бескровно: вырезали пару мелких кланов для устрашения других, страной заправляли всего три семьи. Таким образом, Суйлим де-факто превратился в три независимых государства. У каждого была своя столица, герб, флаг, свод законов и граница. Таможенные сборы приносили неплохой доход: торговля активно велась по всей территории Суйлима, вне зависимости от клановой принадлежности земель.

Говорили в стране на сфохесе, но многие, особенно в пограничных северных областях, знали анторийский. При дворах владык общались на смеси анторийского и эльфийского. Знание последнего считалось атрибутом аристократизма. Простые люди в глубинке предпочитали сфохес, в городах — анторийский.

Нубар Эрш и его спутники путешествовали по северной части Суйлима, направляясь в столицу клана Тхора — Доргу. Антория заключила с правящим родом мирное соглашение, и глава Департамента иностранных дел решил начать знакомство со страной с земель Тхора. Заре и Ирвину необходимо осмотреться, привыкнуть к чужим порядкам и, заодно, к своим ролям. Сам Нубар собирался переговорить с парой людей о планах правителя. Он не опасался за свое инкогнито: никто из суйлимцев никогда не встречал главного дипломата Антории, а вести переговоры от истинного лица Эрш не собирался. Зачем рисковать, когда его и так пригласят на ужин. Суйлимцы из высшего света не упустят шанса переговорить с анторийским дворянином, по природе своей они жутко любопытны. Дальше уже дело техники. Нубар сумеет незаметно направить беседу в нужное русло.

Зара мечтала попасть в Доргу и наконец-то нормально выспаться. Отдохнуть под пьяный гвалт с одной стороны и громкий храп с другой (хлипкие стены — не преграда) невозможно. Она завидовала мужчинам, которые, судя по всему, высыпались. Во всяком случае, оба пребывали с утра в хорошем настроении. Зара подозревала, хитрецы, так великодушно снявшие комнату для нее на постоялом дворе у границы, сделали это специально. Заранее знали, что любой сеновал лучше конуры наверху, пусть даже там есть кровать. Жесткая, между прочим. Однако жаловаться девушка не стала. Вместо этого, как и условились, бегло поведала выдуманную историю помолвки. В свою очередь Эрш рассказал о выдуманной родне и имуществе.

Во время переездов девушка выучила назубок историю замужней жизни. Она ненавидела местные дороги. Сплошная пыль и ямы! Скорей бы город! Зара надеялась на минимальный комфорт и тишину — все то, чего так не хватало на постоялых дворах.

Единственное, что радовало всех, — природа. Эрш заверял, летом Суйлим похож на оранжерею, но и сейчас, осенью, то здесь, то там попадались цветочные поля. Они напоминали радугу и казались нереальными, магическими. Но никакого обмана — цветы никто не сажал, те появились здесь по прихоти природы. Она же щедро одарила их ароматом, приказав цвести до холодов.

— Интересно, медовый месяц проводят исключительно среди клопов и пьяниц? — после очередной кошмарной ночи на постоялом дворе поинтересовалась Зара.

— Обычно снимают дом на озере. Ничего, потерпите немного, завтра приедем в Доргу. — Эрш невозмутимо жевал лепешки, сдобренные маслом.

— Хоть какая-то радость! — скривилась девушка. — Сомневаюсь, будто вы сюда свою жену потащили.

Разговор велся ментально, со стороны казалось, будто троица молчаливо завтракает.

— Нет, конечно. В Антории безопаснее, красоты тоже имеются.

— Вы опять комнату не сняли? Вот чем, скажите, вы с Ирвином занимаетесь на сеновале? — продолжала бурчать Зара.

Еда казалась мерзкой, хотя девушка редко привередничала. Тут же — бумага и помои.

— Спали. — Нубар потянулся к горшочку с чечевицей и, зачерпнув немного, отправил ложку в рот. — Про сеновал прозвучало двусмысленно.

— У вас тоже.

— Зара! — прошипел начальник, едва не подавившись.

Взбредет же в голову!

— Как есть.

Девушка не испытывала стыда. Она хорошо помнила «дрянь» и теперь расплатилась колкостью. Настроение вдобавок к бессоннице портил внешний вид. Зара гадала, на кого теперь похожа. Зеркала в комнате, разумеется, не было, а перед дорожным нормально не причешешься, особенно если начальник запрещает колдовать.

— Ну, чем вы опять недовольны? — вздохнул Эрш. — Волосами? Спереди, вроде, все хорошо, сзади не знаю. Хотите, могу посмотреть.

— Нет уж, спасибо! Не хочу услышать комплимент про огородное пугало. И перестаньте читать мои мысли!

— Привыкайте, Зара, — последовал спокойный ответ фиктивного мужа. — В Суйлиме не только придется общаться без слов, но и смириться с тем, что иногда я буду вторгаться в личное мысленное пространство. Это необходимо из соображений безопасности. Мало ли, что придет вам с Ирвином в голову?

Девушка состроила кислую мину, но смирилась. Начальник прав, контроль необходим, но перспектива лишиться права на альтернативное мнение и мелкие личные секреты не вдохновляла.

Дорга оказалась намного меньше Айши и напомнила Бри. Посмотреть, решительно, не на что, все скучно и пресно. Двухэтажные дома, большей частью деревянные или мазанковые. Каменные попадались только в старой, центральной части. Двускатные крыши, бельевые веревки между слуховыми оконцами. Тротуаров нет, вместо них брошены доски. Клановый дворец, который любезно показали местные жители, тоже не произвел впечатления: то ли большой дом, то ли крепость с частоколом мелких узких окон. Вот рынок был большой и занимал целый квартал. Протиснуться среди лотков и повозок сложно как пешему, так и конному. К счастью, путники объехали его стороной.

Выбранная Эршем гостиница находилась в пятнадцати минутах ходьбы от дворца Тхоры, наискось от храма Эвнои: суйлимцы поклонялись богам соседей. Нубар предупредил, в Дорге наверняка есть храм Темной госпожи, нужно держаться настороже. Сам глава Департамента иностранных дел почитал Шеар-Хэ и Эвною, под благословением которой и предпочел остановиться. На себя надейся, а от божественной помощи не отказывайся. Заведение оказалось средней руки, такое, где не найдешь ковров и роскошных ванных комнат, зато не грозит встреча с клопами, крысами и прочей живностью.

Пока Ирвин на правах слуги занимался лошадьми, мнимый баронет снял комнаты и мимоходом расспросил у хозяина о местных новостях. От Зары не укрылось, с каким вниманием начальник прислушивался к деталям, как пару раз задал наводящие вопросы, чтобы прояснить заинтересовавшие моменты. Со стороны это казалось простым любопытством, но всего за десять минут Нубар Эрш составил краткое представление о положении дел на землях Тхоры, выяснил, в столице ли глава клана, чем занят и кто у него в гостях.

— Какая у вас красивая супруга! — приветливо улыбнулся Заре хозяин и отдал постояльцу ключи от двух комнат: подороже и подешевле, напротив лестничной площадки. — Давно женаты?

— И месяца нет. — Нубар взял девушку за руку, так, чтобы показать кольцо. — Сам не верю такому счастью.

Он улыбнулся и погладил пальцы Зары. Со стороны казалось, будто Эрш и впрямь любящий молодожен. Он смотрел на «супругу» с таким теплом, так нежно перебирал пальчики, потом и вовсе обнял. Зара потупилась и смущенно улыбнулась. Играть пришлось самую малость: прикосновения Нубара, столь далекие от холодных, привычных, заставляли нервничать. Девушка поймала себя на мысли, что они ей нравились. Преодолев первоначальную оторопь, Зара тоже обвила свободной рукой стан «супруга» и доверчиво прислонилась щекой к плечу. Девушка постаралась, чтобы по губам блуждала мечтательная улыбка.

Хозяин умилился и захотел выпить за здоровье молодых. Чувствуя волнение спутницы, Эрш попытался вежливо отказаться, но суйлимец оказался неумолим и с пожеланиями долгих лет жизни до дна осушил стопку граппы. Дальше по традиции молодоженам следовало поцеловаться. Этого-то Зара и боялась. Одно дело — объятия и взгляды, другое — поцелуй. Отчего он так взволновал, девушка сама не понимала, но целоваться с Эршем боялась.

«Спокойно, Зара, поцелую только для виду. Придется потерпеть, мы изображаем брак по любви», — раздался в голове голос начальника, а в следующий момент Зара ощутила прикосновение губ, легкое, невесомое и не в щеку. Оно подчинило себе, заставило замереть, а потом вернуть с процентами. Нет, никакой страсти, но Зара узнала вкус чужих губ. Чужое дыхание щекотало кожу, чужой аромат проник в ноздри, будоража и волнуя.

Руки обвили шею Эрша. Так положено, верно? Хм, какие у него волосы! Девушка с трудом удержалась, чтобы не зарыться в них пальцами. Только поцелуй, только формальный поцелуй!

Губы приоткрылись, ресницы скрыли голубизну глаз. Дыхание сбилось, ноги подрагивали. То ли от волнения, то ли… Зара вдруг остро ощутила, что желала бы продолжения, смелого, неистового, но пришлось отстраниться. С сожалением, неохотно, так и не узнав, что еще умеют твердые губы.

Девушка не понимала, что с ней происходит. Наверняка перенервничала в сложной ситуации. Иначе как объяснить удовольствие? Ей понравилось целоваться с Эршем. Видно, он умеет не только едва касаться губ. Узнать бы, как далеко простираются его познания. Но нельзя: Эрш опять обвинит в покушении на руку и сердце. Можно подумать, мужчину нельзя целовать просто так, безо всяких отношений и постели!

— Не ожидал! — мысленно похвалил подчиненную Нубар. — Вы хорошая актриса.

— Стараюсь, но, надеюсь, нас не заставят повторить это десятки раз, — тем же способом ответила Зара, приводя расстроенные чувства в порядок. — Хотя, не спорю, есть и приятный моменты. Еще бы щетины не было — щекотно.

За последние дни Эрш успел обрасти: скудный быт постоялых дворов не располагал к бритью, но Нубар в ближайшее время собирался вернуть ухоженный вид.

— Я злоупотреблять не собираюсь. Может, еще раз или два.

Замечание о «приятных моментах» он оставил без внимания. В конце концов, сам тоже остался при барышах. Поцелуй вышел… Словом, он оставил приятное послевкусие. Единственный светлый момент во всем путешествии. Повторить? Пожалуй, если потребуют обстоятельства. Может, чуть смелее, раз Зара не высказала возражений.

Они благополучно поднялись на второй этаж. Эрш отворил дверь, пропуская Зару вперед. Вскоре показался Ирвин. Он пыхтел под гнетом дорожных мешков, красноречиво выражая неудовольствие «девицами, которые берут с собой на загородный пикник весь гардероб». Девушка громко фыркнула и огляделась. Комната оказалась с отдельной уборной и, что особенно обрадовало, не с бадьей для мытья, а полноценной ванной. Воду туда уже налили, осталось подогреть. Мебели мало, но достаточно. И на чем полежать, и на чем посидеть, и куда чашку поставить. Кровать меньше, чем во дворце Рандринов, но больше, чем в школьном пансионе. Чисто, светло — что еще нужно?

— На сегодня ты свободен. — Нубар отдал «слуге» ключ от второй комнаты и мысленно добавил, уже как начальник: — Встречаемся за завтраком. Не спите слишком долго.

Ирвин кивнул, сгрузил мешки и дорожные сумки у кровати и ушел, лукаво пожелав «господам» спокойной ночи.

— А разве вы не собираетесь?.. — Зара в недоумении наблюдала за тем, как начальник осматривает комнату, оплетая ее сетью заклинаний.

Более того, небрежно кинул куртку на стул. Значит, точно не уйдет.

— Что — не собираюсь? — Нубар распахнул окно и, высунувшись, пристально осмотрел стену. После снова закрыл и пустил по стеклам изумрудную вязь.

Девушка возмущенно закашлялась. Она стояла у дверей, скрестив руки на груди, всем своим видом выражая крайнюю степень недовольства. Каков начальник, изображает дурачка!

— Извините, сеньорита Рандрин, но нам придется сосуществовать под одной крышей, — закончив с окном, Эрш достал из седельной сумки фляжку и отхлебнул немного. На презрительную складку в уголке рта подчиненной ответил: — Не спиртное, обычная вода. Тоже советую запастись. А с комнатой смиритесь. Нельзя вызывать подозрений, а супруги, порознь, породят кривотолки. Не бойтесь, — он по-своему понял ее недовольство, — вашей чести ничего не угрожает, даю слово дворянина. Хотите, спите с кинжалом под подушкой. Если уж совсем страшно, разрешаю поставить охранку.

— Я, по-вашему, идиотка? — хмыкнула Зара и присела на кровать. Подумала и сбросила плащ на пол. Хотелось скинуть ботинки и помыться, но это позже. — Я не боюсь мужчин, чужое соседство в постели не смутит.

— Вот на это не рассчитывайте. Устроюсь на полу.

— Странно для мужчины. Но как хотите, — пожала плечами Зара.

— У нас фиктивный брак, так что какие-либо отношения возможны только по обоюдному согласию, — нахмурившись, напомнил Нубар. Только постели ему не хватало! Так недолго перейти грань, хватит деловых поцелуев. — Надеюсь, вы также проявите благоразумие.

"Дожил! — пронеслось в голове Эрша. — Думаю, как бы сохранить рабочие отношения. Только лежать с ней в одной постели не хватало! Точно не сдержусь. Секс наверняка выйдет отменным, только вот последствия его разгребать года два, если не до конца жизни. Весьма короткой".

Нубар отогнал мрачные мысли. Справится. Пусть Зара вызывает некоторые чувства, пусть поцелуй разбередил фантазию, ему не в первый раз держать себя под контролем. Чем меньше думаешь, тем быстрее проходит. Заодно плюс: легче изображать мужа. Достоверность в их деле дорого стоит. Впрочем, Нубар мог поцеловать любую женщину. Как нужно: хоть по-братски, хоть с пылкой страстью. Найти прелести в фигуре и характере тоже, чтобы потом добиться сведений самым древним способом — через постель. Здесь нужно поступить абсолютно так же, как с нужными короне особами: улыбка, игра и трезвый расчет.

Зара кивнула и направилась смывать дорожную грязь. Спрашивать, не хочет ли Нубар умыться первым, не стала: дамы всегда вперед. Дверь в уборную не запиралась изнутри, но девушка знала, начальник не войдет, поэтому спокойно разделась. Хорошо бы сменить одежду и белье, но не просить же Эрша принести сумку! Придется потерпеть до вечера.

Теплая вода заставила блаженно зажмуриться. Сколько же Зара не мылась! Казалось, целую вечность.

Отмокая, девушка еще раз обдумала сложившееся положение вещей. Конечно, общество начальника ее стеснит, придется спать одетой и держать сумку с личными вещами подальше от посторонних глаз — не хватало, чтобы мужчина видел разные женские штучки! Зато с Эршем спокойнее: в случае чего, не приведи боги, защитит. Ничего, Зара привыкнет. Нубар — человек порядочный, слово сдержит, ночью к ней не полезет. Хотя, может, девушка и не возражала бы, чтобы полез, только вот опыт Лиона доказывал, любовников нужно отбирать тщательно. Да и работе навредит. Пусть Эрш холост, мужчина видный, обаятельный, не стоит рисковать ради потенциального удовольствия.

Зара попыталась представить, каково это с Нубаром. Увы, пищи для воображения выдалось мало, девушка могла только догадываться, что там под одеждой и каков темперамент начальника. Опытный, факт, женщины его обожали. Еще бы, такой умеет обольщать!

Внезапно возникшее раздражение разрушило грезы.

Зара резко села, расплескав воду, и потянулась за полотенцем. После поспешно выбралась из ванной и оделась. Девушка сама не понимала, отчего так рассердилась. Не иначе предвестие женских дней. Зара вздохнула. Через пять дней у нее прибавится проблем.

— Свободно, сеньор Эрш! — Девушка вернулась в комнату. — После мы ужинать?

Нубар кивнул.

— Обустраивайтесь, я быстро. — И скрылся за дверью ванной, прихватив бритвенные принадлежности.

Он действительно управился споро, Зара не успела вещи разложить. Она решила, мужчина в комнате — не повод лишать себя комфорта, и на столе выросли баночки, ленты и прочие мелочи. Эрш с интересом глянул на все это, но комментировать не стал. Похоже, его скромным пожиткам в уборной места не найдется. Нубар хмыкнул. Настоящие супруги! Пусть прислуга смотрит и докладывает, кому хочет, даже хорошо, что Зара прихватила половину туалетного столика.

— Ужин закажем сюда или спустимся?

— Спустимся. — Девушка предпочитала осмотреться. — Ирвина не зовем? — она вопросительно покосилась на начальника.

Эрш покачал головой.

— Слуги с господами не едят. Да и пусть сегодня отдохнет от нас, — рассмеялся он. — Надоели за время поездки.

Придержав дверь в номер, Нубар пропустил Зару, потом немного повозился с замком и догнал спутницу на лестнице. Взял под руку, сделал вид, будто шепчет нежные слова на ушко. Девушка улыбнулась. Дыхание начальника щекотало кожу. Ну как тут сохранишь серьезное выражение лица!

Обеденный зал оказался полупустым. Мнимые супруги удобно устроились у окна. Зара полагала, они заберутся в угол, но Эрш не стал таиться. Казалось, он совсем не нервничал. С лица не сходило мечтательное выражение. Сначала девушка приняла его за естественное, но затем поняла: играет. Глаза Нубара незаметно скользили по лицам присутствующих, хотя со стороны казалось, будто он поглощен фиктивной супругой.

Ирвин устроился ближе к кухне, отдельно от мнимых господ. Он весело болтал с подавальщицей, даже предлагал угостить чем-то.

На стол легли тарелки с ужином. После постоялых дворов — настоящий пир. У Зары потекли слюнки при виде грибной подливы и аппетитного хрустящего хлеба с семечками.

— Ешьте, чисто, — мысленно ободрил Нубар. — Расслабьтесь, Зара, пока нас никто не ждет. Пить что будете?

Девушка предпочла запить ужин морсом, а после насладиться вином с местными фруктами. Она расслабилась, прикрыла глаза и думать забыла о необходимости делить комнату с посторонним мужчиной.

Беседовали о местных достопримечательностях. Разговор одновременно приятный и полезный. Не молчать же, привлекая ненужное внимание! Пару раз Эрш погладил пальцы мнимой жены, однажды поднес ладонь к губам. Зара подыгрывала, изображая смущение и не скупясь на ласковые взоры. Иллюзия прятала истинный цвет радужки, которая оставалась неизменной: сапфирная синева.

После ужина Нубар задержался в общем зале, позволив Заре спокойно подготовиться ко сну. Она заверила, получаса ей хватит. Большую часть времени девушка провела в ванной. Еще раз вымылась, переоделась ко сну. Грязную одежду запихнула на дно дорожного мешка, решив потом отдать в стирку.

Обернув мокрые волосы полотенцем, Зара внимательно оглядела себя в зеркало, благо оно тут имелось: вроде, все прилично. Рубашка плотная, мужская, грудь не подчеркивает. Нижняя юбка скрывает ноги. Корсета девушка не надела, ограничилась трусиками. Выбрала самые скромные, на случай, если юбка вдруг задерется.

Вернувшись в комнату, Зара положила на стул халат: нужно же в чем-то дойти с утра до ванной. Каждый раз выгонять Эрша в коридор неудобно, да и ему тоже нужно переодеться. Необходимо выработать такой распорядок, который не стеснял бы их обоих.

Забравшись под одеяло, девушка задумалась об одном аспекте, который до сих пор не приходил ей в голову. Если они молодожены, то по логике окружающих должны заниматься любовью. Свечку, к счастью, держать никто не станет, но перегородки не настолько толстые, чтобы соседи не слышали никаких звуков. Раз так, придется решать проблему, создавать нужный шумовой фон. Зара может и постонать, только начальник наверняка предпочтет молчаливую спутницу. В конце концов, не все женщины шумные. А вот кроватью придется поскрипеть. Девушка прыснула. Она ведь со смеху умрет, если Эрш станет заниматься подобными шалостями.

— Лерель, ты спишь? — послышалось из-за двери.

Вот и начальник. Как добропорядочный дворянин, предупредил о приходе. Постучаться не мог (по документам муж, а не посторонний), поэтому задал дурацкий вопрос.

— Нет, дорогой, читаю, — мурлыкнула Зара и действительно потянулась за книгой. Ну, почти потянулась: бытовые заклинания начальник не запрещал.

Эрш вошел. Повернул ключ в замке и похвалил: — Молодец, не растерялись.

Оплетя дверь охранным заклинанием, Нубар обернулся и окинул девушку пристальным взглядом. Та не стушевалась, не прижала одеял к груди. Все пристойно, застегнуто чуть ли не на все пуговицы.

— А вы смелая, Зара! — присвистнул Эрш. — Думал, вы даже волосы распустить не решитесь.

— Неправильно думали, — хмыкнула Зара и вернулась к прерванному чтению. — Вы дали слово, я ему верю. Так чего мне бояться? Хочется выспаться с комфортом.

— Мне бы тоже хотелось. — Нубар покосился на пол и вздохнул. — Ладно, надеюсь, шея не затечет.

— Ложитесь. — Девушка подвинулась. — Кровать достаточно большая.

— Зара! — Лицо начальника потемнело.

— Что — Зара? Или на полу лучше?

Эрш покачал головой. Он бы не отказался от постели, только вот Зара в ней мешала. Нубар знал, под рубашкой ничего нет, и это смущало. Стоит ли искушать себя? Всякое может случиться. Например, девушка прижмется к нему во сне. Или у самого пальцы случайно окажутся не там. Да и с утра лучше избежать конфузов. С некоторыми вещами ничего не сделаешь, а Зара может почувствовать, придумать невесть что или вовсе заинтересоваться. Поэтому пол и еще раз пол.

— Ну и что вас смущает, сеньор Эрш? Не стану же я на вас набрасываться! — рассмеялась девушка. Поведение начальника забавляло. Взрослый мужчина — стесняется. — Вам еще любовника изображать, — хрюкнула она.

Нубар изумленно округлил глаза. Какого любовника?

— Вы мой муж, — терпеливо объяснила Зара. — Супруги занимаются любовью. В медовый месяц и вовсе из постели не вылезают.

Рука с сюртуком замерла. У Эрша дернулся кадык.

Ничего себе девушка!

— Эмм, Зара, мы, кажется, с вами условились. — Брови Нубара сошлись на переносице. — Никакого желания заниматься подобными вещами я не испытываю…

— Да и я на шею вам не вешаюсь, — фыркнула Зара.

Подумала же: "Предложили бы, согласилась. Может, хоть раз в жизни не обманулась в ожиданиях".

Нубар тяжко вздохнул и склонил голову набок.

— А ведь действительно проблема. Ладно, решим.

— Хотите, поизображаю бурную страсть, пока умываетесь? — предложила Зара и отложила книгу в сторону. — Сколько минут надо?

Эрш не мог ответить ничего членораздельного. Он отлично понял, продолжительность чего интересовала девушку, но ответить не мог. Нечасто кому-то удавалось смутить главу Департамента иностранных дел!

— Да вы любое назовите. — Девушка с интересом посматривала на Нубара. Тот пошел пятнами и мучил несчастный сюртук, который не решался снять. — Хотя, — в глазах Зары блеснул огонек, — могли бы и похвастаться.

Начальник шумно вздохнул и взял себя в руки. Она его провоцирует, развлекается.

— Может, еще и показать? — Бровь Эрша чуть приподнялась.

— На ваше усмотрение, — не стушевалась девушка. — Только, — она вновь взяла в руки книгу, — я буду смотреть в потолок и повторять: "Это во благо Антории".

Нубар не удержался и от души рассмеялся. Обстановка в комнате разрядилась, мужчина и женщина перестали подозревать друг друга в домогательствах.

— Минут двадцать томно повздыхайте. — Эрш сбросил на второй свободный стул сюртук. — Пару раз по имени назовите — ну, не мне вас учить.

— Кровать тоже мне пошатать? — Девушка по-прежнему улыбалась.

— Фи, мы не животные! — прыснул Нубар. — Приличные люди мебель не портят.

— Хорошо, попрыгаю. Пусть все слышат, как супруги Канре друг друга обожают.

Возражений не последовало. Значит, придется прыгать и стонать. Двадцать минут. Зара всю пятую точку отобьет. Пусть Эрш тоже отдувается.

— Что читаете? — Девушка показала обложку. — Любовный роман? — изумился Нубар.

— У подруги взяла, — оправдывалась Зара.

— Что ж, вам полезно, вживетесь в роль, — хмыкнул Эрш. — Там наверняка первая брачная ночь описана.

Девушка предпочла промолчать, что знакома с супружеским долгом лучше героини. Да и писательницы тоже.

Нубар расстегнул ворот рубашки. Заметив любопытный взгляд подчиненной, усмехнулся и направился в ванную. Зара же закатила глаза и издала хриплый стон. Видимо, он мало походил на любовную страсть, потому что Эрш выглянул из ванной, проверить, не случилось ли чего. Девушка указала на книгу и, подпрыгнув на кровати, с придыханием произнесла вымышленное имя мнимого супруга. Нубар хрюкнул и снова закрыл дверь.

— Это утомительно, сеньор Эрш! — пожаловалась Зара, когда через пару минут начальник вышел из ванной. — Как мужчины только умудряются.

— Они об этом не думают. Ну и спектакль вы закатили!

— Волнующий? — усмехнулась девушка.

Начальник промолчал. Весьма волнующий, до ответной реакции. Воображение разыгралось, к счастью, ненадолго. Захотелось отомстить. Пусть и Зара немного понервничает.

Будто не замечая зрительницы, пристально наблюдавшей за каждым движением, Нубар стянул грязную рубашку и сменил на чистую. Все делал не спеша, попутно даже успел отнести в ванную бритвенные принадлежности. После расстелил на полу плащ и кинул седельную сумку в изголовье своеобразного ложа.

Месть удалась. Девушка смотрела вовсе не в книгу. Без желания, но ведь Эрш и не собирался соблазнять.

— У вас такой шрам на спине…

Судя по всему, рубец старый, поблекший. Он свидетельствовал о полученной некогда серьезной ране.

— Дракон, — равнодушно ответил Нубар и растянулся на полу. Поворочался в поисках удобной позы и прикрыл глаза. — Давно, еще в юности. Можно остальные вопросы завтра? Читайте, сколько хотите, свет мне не мешает. Спокойной ночи.

Ночь действительно выдалась тихой. Оба выспались и сумели ужиться в одной комнате. Зара заснула позднее начальника. Даже погасив свет, еще долго прислушивалась к чужому дыханию. Ей овладело странное волнение, заставлявшее вертеться и смотреть на спящего Нубара. Надо же, она впервые видела его без рубашки! Есть, на что посмотреть…и потрогать. Зара нахмурилась. Так недалеко до тянущей боли в животе.

Хватит думать о шраме, пора спать!

Девушка отвернулась, завернулась в одеяло и заснула. Нет раздражителя, нет проблемы.

Ночь для Эрша прошла еще спокойнее, но утро встретило нерадостно. Нубар разминал затекшие мышцы. Воспользовавшись тем, что Зара еще спит, он сделал разминку и занялся делами. Когда девушка проснулась, начальник в полголоса беседовал с кем-то по пространственному зеркалу.

— Вашим волосам позавидуют многие женщины. — Воспользовавшись тем, что Нубар сидит к ней спиной, девушка потянулась. — Доброе утро, сеньор Эрш.

— Доброе утро, Зара. — Начальник закончил разговор и обернулся к подчиненной. — Чего только не сделаешь во благо государства! Старался произвести на суйлимок нужное впечатление.

Боль в шее прошла, к Эршу вернулось бодрое настроение.

— Решили завести интрижку с кем-то из местных? — Девушка потянулась за плащом.

— Интрижку? Нет уж, увольте! — скривился Нубар и убрал пространственное зеркало. — Так, небольшой флирт ради выяснения истинного положения дел в Тхоре. Вы уж простите, Зара, но в некоторых случаях женщины глупеют на глазах и легко выбалтывают тайны мужей, отцов и братьев. Вам тоже представится шанс попрактиковаться в кокетстве. В Доргу вернулся младший сын главы клана, попробуйте его разговорить. В конце недели дают прием, нас туда пригласят… Пригласят, пригласят, Зара, — возразил он на скептическую гримасу спутницы. — Сегодня я нанесу один важный визит, и вы попадете в высшее общество Дорги. Так вот, очень прошу уделить пристальное внимание молодому человеку.

— Вы, кажется, забыли, что я замужняя дама, и у меня медовый месяц, — напомнила Зара и соскользнула с кровати. Быстро одернула обвившую ноги юбку и набросила халат.

Все не так плохо, Нубар разглядел только колени.

— Не вижу препятствий. Поссоритесь с мужем на почве его пристального внимания к другим дамам. Обидитесь, захотите отомстить, как бы случайно выберите в утешители молодого Тхору…

— А скандал закатить можно? — Воодушевившись, девушка замерла на полпути к уборной.

— Можно, но без рукоприкладства. Хотя, пощечину можете дать, только за ногтями следите и не переусердствуйте. А то с вас станется губу разбить! — рассмеялся начальник.

Наскоро перехватив волосы лентой, он застегнул воротник рубашки и, подхватив сюртук, направился к двери.

— Я к Ирвину. Спокойно приводите себя в порядок. Завтракайте без меня, потом, если хотите, пройдитесь по городу, только обязательно возьмите с собой Ирвина.

* * *

Эрш сдержал слово: чету Канре позвали на прием во дворец правителей. Приглашение принес напыщенный слуга в шляпе с красными перьями — клановом цвете Тхора. Нубар принял его с почтением, будто это великая честь, даже рассыпался в комплиментах главе клана. Зара едва не прыснула в кулак, когда он восторженно крикнул "жене": "Лерель, готовь лучшее платье!" И так естественно все вышло, будто Эрш действительно не ожидал "великого счастья".

Внутри дворец Тхора оказался привлекательнее, чем снаружи, но сразу бросалось в глаза, что он строился прежде всего, как крепость: массивные столбы и балки перекрытий, тяжелые двери, преимущественно верхнее освещение. Исключение составлял только праздничный двусветный зал, по которому скользили пары. Тут мрачная серость сменялась яркими красками. Появлялась резьба, расцветали росписи стен.

Глубоко вздохнув, Зара улыбнулась и вспомнила далекие годы. Некогда почти так же она явилась на первый школьный бал, где ее никто не ждал, а буквально через минуту зал пал под ноги дебютантке. Сейчас девушка сделает то же самое: произведет неизгладимое впечатление.

"Готовы?" — мысленно спросил Эрш.

Зара кивнула и под руку с мнимым мужем вступила в полосу света.

Настало время играть, вызывать всеобщее восхищение, стать самой привлекательной и желанной.

Первым делом полагалось приветствовать хозяев.

— Хм, мы как уродцы на ярмарке, — мысленно хихикнула Зара, старательно делая вид, будто смущена великолепием дворца, а на самом деле внимательно его изучая.

— Все косятся, локтями толкают. Вы на меня очередную иллюзию навели, сеньор Эрш?

— Привыкайте, — Нубар тоже незаметно посматривал по сторонам. — Анторийцы всегда вызывают интерес. И с уродцем я категорически не согласен.

— Ну да, начальники уродцами не бывают, — не удержалась девушка и тут же серьезно добавила: — Там охранники по периметру зала.

— Вижу. Не по нашу душу. Тему уродцев обсудим позже, хорошо, Зара? Мне сейчас не до комплиментов.

Зара не стала уточнять, что вовсе не напрашивалась.

С каждым шагом волнение становилось сильнее, но девушка не сбилась с шага. Она не малявка, не провалит первое секретное задание. И все же рядом с Эршем спокойнее. По крайней мере, даст инструкции.

Остановившись напротив главы клана, Нубар поклонился, а Зара сделала реверанс. Старший из рода Тхора — убеленный сединами человек с жестким выражением лица и массивным бычьим подбородком — расспросил об Антории, сделал девушке дежурный комплимент и попросил первый танец. Зара вопросительно посмотрела на Нубара и получила мысленный ответ: "Соглашайтесь, это большая честь. Улыбайтесь, будьте приветливы. Если позволит себе маленькие шалости, сделайте вид, будто не замечаете". Девушка кивнула, стараясь не думать на тему "шалостей". Одно хорошо: Койхаэл Тхора уже не в том возрасте, чтобы приглашать женщин осмотреть спальню. Хотя, кто его знает? Эрш ничего об этом не рассказывал, сообщил краткое досье лишь на молодых членов клана. Прежде всего, сына правителя. Он сразу не понравился Заре, но работа есть работа.

Нубар дал формальное разрешение на танец. Правда, изобразил минутное колебание. Как-никак, любящий муж и года не женат, а тут другой мужчина претендует на первый танец с ненаглядной Лерель. Но из уважения к правителю он уступит.

Тхора-старший равнодушно выслушал порцию лести и протянул Заре руку. Та с улыбкой приняла ее и последовала за главой клана в центр зала. Разумеется, их провожали удивленными перешептываниями. Девушка же думала, зачем начальнику понадобился этот танец. Зара не сомневалась, Нубар Эрш ничего не делает просто так. Глаза стрельнули по мнимому мужу. Ага, отправился обольщать дам. Значит, просто хотел избавиться от обузы.

Глава клана оказался неплохим танцором, только вот его л