КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397648 томов
Объем библиотеки - 518 Гб.
Всего авторов - 168455
Пользователей - 90416

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Гарднер: Обман и чудачества под видом науки (История)

Это точно перевод?... И это точно русский?

Не так уже много книг о современной лженауке. Только две попытки полезных обобщений нашёл.

Многое было найдено кривыми путями, выяснением мутноуказанного, интуицией.

Нынче того нет. Арена науки церкви не подчиняется.

Видать, упрямее всего наука себя проявила в опровержении метеоритики.


"Это вот не рыба... не заливная рыба... это стрихнин какой-то!" (с)

Читать такой текст - невозможно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Ковальчук: Наследие (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Кононюк: Ольга. Часть 3. (Альтернативная история)

одна из лучших серий. жаль неокончена...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Точка равновесия (fb2)

- Точка равновесия (а.с. Альтернатива (Красников)-3) 937 Кб, 251с. (скачать fb2) - Андрей Андреевич Красников

Настройки текста:



Андрей Красников Альтернатива Точка равновесия

Глава 1

Спорить с проклятым ботаном оказалось чертовски трудно. Только что успешно похоронивший свой проект доктор Трухан обнаружил новую возможность, вцепился в нее тощими ручонками и теперь изо всех сил старался доказать нам обоим, что девяносто первая лаборатория ни с того ни с сего вырастила самого настоящего псионика.

Как в игре.

— Хватит юлить, Крабов. Все равно ведь не отвертишься. Как работает твоя телепатия? Признавайся!

Само собой, признаваться я не собирался. От слова «вообще». Более того, подобные заявления куратора откровенно меня нервировали и всячески стимулировали разыгравшуюся паранойю.

— Ты вообще сам понимаешь, о чем говоришь? Какая к чертям, телепатия? Сериалов новомодных пересмотрел на ночь глядя? Или от расстройства нервного крыша поехала? Лучше бы рассказал про комплексы, заставляющие тебя мечтать о задницах!

В ответ на эту искреннюю тираду очкарик согласно кивнул, но тут же спохватился и энергично мотнул головой:

— Комплексы здесь вообще не при чем!

— Ага, как же. Привык считать себя самым умным, а тут вдруг такие перемены. Мозги поплыли? Ощутил себя в метафизической заднице и решил попасть в самую настоящую? А теперь выкрутиться пытаешься за мой счет, тритон пупырчатый?

— Почему сразу тритон, — собеседник явно обиделся сравнению с земноводным. — Сам краб.

— А как тебя еще называть? Коброй, что ли? Это та змея, которая, типа, очковая. Подходит, согласен.

— Козел ты, Крабов.

— Пойми, док, ты неправ, — я сменил тон, постаравшись говорить тихо и вкрадчиво — будто медсестра, задумавшая вогнать в чье-то беззащитное полупопие десять кубиков сульфозина. — Существуй телепатия на самом деле, кое-кто давно бы от меня отстал, да еще и квартиру на прощание подарил. Ты сам из Москвы, кстати? Родственников много?

Ботан смерил меня напряженным взглядом и на всякий случай отодвинулся к стене. После чего всерьез задумался.

— Знаешь, Крабов, определенная логика в твоих словах, как ни странно, имеется, — спустя какое-то время неохотно признал он. — Вот только возникает забавный парадокс. Получается, если я продолжу настаивать на том, что у тебя прорезалась телепатия, то буду неправ — иначе ты с легкостью убедил бы меня в обратном. Но, если я соглашусь с твоими доводами, то сразу же появится вероятность того, что ты воздействовал на мой мозг и та самая телепатия все-таки есть.

— Тяжело быть слишком умным, да?

— Не очень. Но тебе этого все равно не понять, так что не забивай голову.

— Так что делать-то будем? Может, отпустишь меня играть, да и все?

— Придется, — с болью в голосе произнес куратор. — К начальству с таким все равно не пойдешь.

— Ну да. Скажут, мол, графомани всякой начитался, магию в реальной жизни ищет. Наркоман, типа, которому в психушку пора. Однозначно не поймут, короче.

— Вот именно. А жаль, жаль…

«Альтернатива» встретила меня нежными красками рассвета, звуками выстрелов и негодующим шипением питомца.

Возродился я там же, откуда очкастый Эдик меня выдернул — около самой границы бесконтрольной зоны, рядом с тайником, в котором лежали вытащенные из бункера ИММК.

Совсем неподалеку о чем-то громко разговаривали дежурившие на посту мутанты, метрах в тридцати к северу поблескивала глазами упитанная двухголовая корова, а дальше… дальше находились «Дети Атома». Судя по всему, моим недоброжелателям удалось-таки запеленговать местоположение браслетов, вот только добраться до цели они так и не смогли — защищавшие рубежи города великаны недаром ели свой хлеб.

— Замечательно…

Сориентировавшись в пространстве и осознав, что прямо сейчас убивать меня никто не собирается, я достал бинокль, внимательно рассмотрел скучковавшихся возле машин игроков, а затем отошел в сторону своих зеленокожих друзей.

Впрочем, зеленокожими здесь оказались далеко не все.

— Гнусный мягкотелый человек, — с искренней ненавистью произнес обросший коротким розовым пушком гигант. — Начальник, позволь мне убить его?

Его более крупный и покрытый чешуей сосед с не менее искренним сожалением покачал головой:

— Нельзя. Грымз сказал, что он еще может принести пользу.

— Пока что он принес нам только боль и страдания!

До меня внезапно дошло, что почти все окружавшие меня мутанты в какой-то мере пострадали от распыленного над городом хитрого вещества. Разноцветные волосы, разнокалиберная чешуя, рога…

— Нет бы спасибо сказать, — поняв, что нужно срочно менять общественное мнение, я осуждающе ткнул пальцем в пушистого великана. — Вот ты, цыпленок недоделанный. Знаешь, сколько людей в большом мире удавились бы от зависти, глядя на твой образ? Знаешь, сколько юношей бледных со взором горящим тратят все свое время на то, чтобы превратиться в кого-то наподобие тебя и тем самым выделиться из толпы? Тоже, кстати, волосню красят время от времени. А то и петушиные хохолки выстригают для большего соответствия. Осознал, как тебе повезло?

Мутант в ответ на мои слова откровенно возмутился:

— Образ? Повезло? Индивидуальность?!

— Само собой. Индивидуальность — это же главный современный тренд. Не так давно миллионы людей вообще бороды ради нее отращивали.

— Миллионы? Чтобы отличаться от других? — Теперь в интонациях гиганта почувствовалось искреннее сомнение. — Врешь, человек.

Отчасти я был с ним согласен — когда несколько лет назад мой родной город ни с того ни с сего оказался наводнен абсолютно одинаковыми бородатыми метрогомосексуалами, это явление имело очень мало общего с какой-то там индивидуальностью.

С другой стороны, даже у такого нашествия обнаружились свои плюсы. Например, гопники с окрестных районов до сих пор считают его чем-то вроде милости добрых богов и говорят, что в те благословенные времена добывать крутые телефоны было гораздо проще, чем теперь. А уж про доходы парикмахеров и говорить нечего…

— Именно так. Посмотри на себя, фламинго ощипанный. Ты вообще хоть что-нибудь в современных трендах понимаешь? Нет? Вот и не выпендривайся. Тебе, можно сказать, авангардную одежку с недели высокой моды подбросили, а ты еще нос воротишь. Гордись!

— Э… хорошо…

— Слушай человека, Цыпленок, — согласно кивнул чешуйчатый мутант. — Ты теперь предмет зависти всех окружающих!

— Э…

— Давайте лучше съедим таракана, — неожиданно предложил еще один громила. — Он выглядит сочным.

После его слов все остальные совершенно волшебным образом забыли о моде, замолчали и перевели внимательные взгляды на непринужденно порхавшего возле меня Эдика.

Тот нервно пискнул, а потом начал осторожно смещаться в сторону выхода.

— Нет, его есть нельзя, — мне пришлось протестующе помахать руками. — Лучше бы вон туда посмотрели. Там враги!

— Это трусливые враги, — местный командир с сожалением отвернулся от моего питомца. — Они ходят слишком далеко.

— Но вы же убьете их, если они направятся сюда?

— Конечно убьем, человек.

— Они могут подобраться к городу в темноте.

— Нам не страшна темнота, человек. Не лезь не в свое дело.

— Ладно, ладно, как скажешь…

Более-менее успокоившись по поводу возможных действий своих противников, я скромно отошел в дальний угол, расположился там на куске бетонной плиты и взялся обдумывать произошедшие за последние часы события.

На душе скреблись табуны облезлых кошаков.

Могло адское изобретение «Роботека» каким-то образом перестроить мне мозги? Да черт его знает. В этой области до сих пор хватало темных пятен и подобные выверты в теории были вполне возможны.

— Или нет?

Предположение куратора насчет телепатии до сих пор казалось мне слегка идиотским. С другой стороны, забыть образ того же самого куратора, поднимающегося со своего кресла и направляющегося на поиски теплого, темного и уютного местечка, оказалось чрезвычайно трудно.

— Скажем, очкарик прав… что тогда?

На первый взгляд, обрисованные доктором возможности смотрелись достаточно заманчиво. Но при дальнейшем рассмотрении начинало появляться слишком уж много неприятных минусов. Например, мне совершенно не хотелось провести остаток жизни, сидя внутри какой-нибудь секретной лаборатории в качестве подопытной крысы.

Логика буквально кричала о том, что в подобной ситуации нужно вести себя тише воды ниже травы. С другой стороны, если предположить, что у меня действительно появилась возможность стать телепатом или кем-то подобным…

Упускать такой шанс было нельзя. Второго ведь точно никто не даст.

— Значит, продолжим развивать «псионику», — грустно пробормотал я себе под нос. — Но развивать очень-очень осторожно…

К счастью, на сей раз ботан забыл озвучить новые требования по распределению очков и я мог делать с персонажем все, что душе угодно. А поскольку в моих собственных планах следующей на очереди стояла как раз прокачка «безразличия», то по факту ничего особо не изменилось.

Кроме сроков.

— Два месяца. Два месяца ударного фарма. Что же, попробуем…

Более-менее определившись со своим будущим, я вышел за пределы облюбованных мутантами развалин и снова принялся рассматривать тусовавшихся на безопасном отдалении от города игроков.

Среди них до сих пор не наметилось никакой внятной активности — подойти к спрятанным ИММК враги боялись, но просто так бросить своих товарищей им явно не позволяла совесть. И в результате все оставалось по-прежнему.

Мне пришло в голову, что закопанные браслеты имело смысл расстрелять из пушек или гранатометов — тогда возник бы хоть какой-нибудь шанс на то, что взрывной волной гаджеты окажутся отброшены в третью зону. Но, судя по всему, до такого варианта больше никто не додумался. Либо же «детям» просто не удалось определить точное место захоронки.

— Ну и сидите там дальше, крабы позорные…

Так как браслеты должны были обнулиться еще не скоро, а иных сиюминутных целей у меня попросту не имелось, я нашел укромное местечко среди ближайших камней, расположился там и, не мудрствуя лукаво, отправил своего персонажа в сон.

Будильник поднял меня уже в темноте.

За прошедшее время вокруг практически ничего не изменилось. Рядом вяло переругивались мутанты, на севере наблюдались пятна света от техники «детишек», издалека доносились звуки выстрелов.

Все было как всегда.

Подождав, пока окончательно истекут двадцать четыре часа с момента смерти угодивших под взрыв батарейки игроков, я неспешно дошел до границы бесконтрольной зоны, увидел предупреждающую надпись… а затем, ругаясь на собственную тупость, отскочил обратно.

Спустя ничтожную долю секунды впритирку с моей головой что-то свистнуло. Пришлось как можно скорее упасть на пузо, перекатиться в сторону и спрятаться за ближайшем камнем.

— Козлы!

По телу бродили волны адреналина.

К счастью, до меня очень вовремя дошло, что в темноте могли прятаться снедаемые жаждой мести враги и я успел-таки вернуться в безопасную зону. Попутно мимоходом увернувшись от пули.

А если бы не успел?

— Слышь, волосатый, твой звездный час снова настал. Нужно принести сюда браслеты. Они вон под тем камнем. Понял?

Притаившийся возле моей ноги таракан с сомнением пискнул, осторожно выглянул из укрытия и тут же шмыгнул обратно.

— Тсемно. Опассно.

— Слышь? Пошел, говорю. Бегом!

— Я не фитеть пхасслет. Мощет, я потощтать?

— Ты сейчас на шашлык к вон тем зеленым упырям отправишься, лодырь. Бегом!

Эдик смерил меня недобрым взором, что-то тихо пропыхтел и с огромной неохотой выбрался на оперативный простор. Затем очень резво метнулся к тайнику, отодвинул в сторону камень, ухватил сразу два ИММК…

В темноте начали вспыхивать огоньки выстрелов, земля вокруг героического таракана вскипела фонтанчиками от попаданий, но он все же сумел вернуться назад целым и невредимым.

— Молодец, шестиногий бро, — я спрятал принесенное в инвентарь и сделал приглашающий жест рукой: — Иди за остальными.

— Ххосяин — сфолощь.

Сообщив это, питомец снова помчался к тайнику и буквально через десять секунд передо мной оказались еще четыре браслета.

— Ну вот… а паники-то сколько было…

Отправив добычу в инвентарь, я поднялся во весь рост, гордо выставил вперед руку с оттопыренным средним пальцем и тут же словил пулю, отправившую меня на перерождение. То есть, на базу.

— Ну что, давай посмотрим на трофеи… да не дуйся ты. В тебя даже не попали.

— Кхап.

Пришлось мысленно плюнуть на обиженного пета и взяться за изучение доставшихся мне гаджетов самостоятельно.

Как и предполагалось, все найденные ИММК оказались весьма продвинутого уровня. Красивые, с дополнительным объемом, разнообразными индексами… дорогие, в общем. А при взгляде на один из них я отчетливо понял, что наконец-то нашел для себя нормальный серьезный апгрейд.

[ИММК PMHV — 10-R[3]-E3]

За скромными и не слишком-то впечатляющими буквами крылось очень и очень многое. Например, целых три очка выносливости, благодаря которой мой персонаж должен был стать вдвое толще, чем был до этого. А еще — два дополнительных места в инвентаре. И три универсальных слота, позволявших интегрировать в экипировку совершенно любые типы артефактов.

Теперь я имел возможность надеть на себя не только аптечку, но и полученный от мутантов антирадиационный щит. Наконец-то.

— Зашибись.

Стараясь не думать о том каково сейчас живется предыдущему владельцу браслета, я согласился на обмен и начал возиться с настройкой снаряжения.

Казалось бы, увлекательный и волнующий процесс. Но только не в этой игре, мать ее.

Количество предоставляемых базой привязок заметно превышало количество нужных и полезных вещей, скопившихся у меня на складе. Пять предметов одежды, аптечка, щит, мачете… а что еще? Тестер? Монитор датчиков слежения? Автомат?

В конце концов, я решил пойти по нестандартному пути и потратил девятый слот на ядерный пистолет.

— Мелочь мы и так привалим, кто-то серьезный нас один фиг прикончит, а вот если встретим что-то эпичное, то появятся шансы…

Ультимативная хлопушка устроились на поясе рядом с мачете, а генеральский пропуск, бинокль и оба оставшихся непривязанными артефакта притаились в инвентаре. Собственно говоря, после этого Следопыт оказался полностью готов к дальнейшим приключениям — оставалось лишь выставить на продажу собранные трофеи.

По самым скромным прикидкам, браслеты должны были уйти примерно за сотню тысяч кредитов. В конце концов, такие вещи являлись жизненно необходимыми для каждого здравомыслящего игрока, да и стоили по отдельности не так уж много.

Вот только в моей памяти до сих пор хранились воспоминания о том, что именно очкастый ботан рассказывал про местную экономику.

— Не купят ведь, нищеброды чертовы…

Промаявшись какое-то время в тяжких раздумьях, я все-таки победил собственную жадность и сделал на всю свою добычу аж двадцатипроцентную скидку. После чего принялся с упоением таращиться в список лотов, ожидая первых продаж.

Которых, само собой, не было.

Спустя тридцать минут мне окончательно надоело бесцельное созерцание. Я тихонько ругнулся, закрыл аукцион и переключился на форум, где взялся неторопливо изучать популярные темы, стараясь найти среди них хоть что-нибудь интересное.

Лучше бы не искал. Как оказалось, одним из хитов сегодняшней ночи было наше с «детьми» противостояние. И воплощением Мирового Зла опять был выставлен не кто иной, как я.

Старая-добрая традиция, мать ее за ногу.

[Будьте осторожны!]

[Предупреждение для всех добропорядочных игроков! Сообщаем, что известный вор и террорист, известный всем под ником Следопыт, начал заниматься самым отвратительным видом игрового вредительства. Теперь он охотится за другими игроками в бесконтрольной зоне, убивает их, а затем наживается на продаже ИММК.

Будьте осторожны. Наш клан потерял шестерых специалистов во время изучения одного из бункеров — вы можете стать следующими. Единственная возможность обезопасить свой игровой процесс — убить врага первым.]

[Ну да. А еще можно попросту гулять в номерных зонах и свысока поплевывать на разборки идиотов, выпиливающих друг друга на просторах «бесконтролки».]

[После поста ТСа Следопыт представился мне этаким страшным монстром, держащим под контролем всю игру. Пойду-ка я отсюда.]

[Учтем. Спасибо.]

[Следопыт — лицо нетрадиционной ориентации, однозначно! Его стоит прибить хотя бы за то, что он нас всех подставил в войне с мутантами!]

[Суть поста сводится к тому, что Следопыт с «детишками» встретились в бесконтролке, повздорили, а затем этот перец помножил на ноль шестерых лошков. Спасибо, улыбнулся.]

[Я как-то раз одного ПК завалил в бесконтрольной зоне. Восхитительное ощущение, всем рекомендую.]

[Настало время упоительных историй, как я погляжу.]

[Отвратительный персонаж.]

[Да моральный урод он, что сказать. Увижу — пристрелю.]

[Или он пристрелит тебя.]

[О, боже, шесть неудачников обнулились. Сенсация просто. Тема — ни о чем.]

[У ТСа нехилый пожар случился.]

[Следопыту — респект. Видел начало этого противостояния. Пока что счет явно в его пользу.]

[Будем валить.]

[А земляным червяком этот нехороший человек вас не называл в процессе поджигания пятых точек? Если называл, то это уже перебор, я щитаю.]

Пробормотав пару нелестных слов в адрес всех своих недоброжелателей, я собрался было наваять разоблачающий все и вся комментарий, но довольно быстро передумал.

— Пора взрослеть. Да, волосатый?

— Ххосяин — ссфолощь.

— И ты туда же. Знал бы, что у тебя такой характер окажется — назвал бы Брутом, а не Эдиком. Козлина.

Мои мысли чуть-чуть покрутились возле невинно убиенного римского императора, но затем вернулись в настоящее время. Нужно было начинать новый кач — куда-то идти, кого-то убивать, получать ценную экспу и трофеи, зарабатывать деньги…

Вот только делать все это мне уже совершенно не хотелось. Эпичные противостояния как-то незаметно закончились, новых вменяемых квестов пока что не появилось, а бесконечно валить новых и новых клещей ради призрачной возможности стать всемогущим магом… спорное удовольствие.

— Надо постараться, — без особой уверенности произнес я, медленно бродя по комнате. — Ради твоего собственного будущего, идиот.

Из загончика сразу же появилась наглая усатая морда:

— Ххосяин — итиот. Та.

— Прибить бы тебя, сволочь неблагодарную…

Взять себя в руки и сделать что-нибудь бесконечно мудрое мне так и не удалось — единственным, до чего додумался пострадавший от накатившей депрессии разум, оказался поход в гости к мутантам. Уровень у зеленых переростков был стабильно высоким, знать окружающую местность им полагалось по статусу…

— Чем черт не шутит, вдруг действительно подбросят еще что-нибудь интересное?

Не откладывая дело в долгий ящик, я вылез из своего убежища, поднялся по лестнице и оказался в центре ночного города. Легкий ветерок, звезды, симпатичное зарево где-то на востоке, чья-то громогласная ругань…

— Человек? Что тебе здесь нужно? — В голосе найденного мной Жорро явственно прозвучали нотки тревоги. — Вождь сказал, чтобы ты отправлялся искать бомбу.

— Меня терзают сомнения, друг мой, — я тяжко вздохнул. — Боюсь, что не оправдаю возложенные на меня надежды.

— Ага, — тут же оживился Двурукий. — Все понятно!

— Тихо ты, предатель Родины. Я же не отказываюсь. Но подобные вещи не делаются просто так. Нужно подготовиться, набрать силу, понимаешь?

Мутант с сомнением окинул меня взглядом и презрительно хмыкнул:

— Человек слабый и жалкий.

— Та! Ххосяин — кхап!

Чувствуя, что игровой процесс начинает серьезно действовать мне на нервы, я прикрыл глаза и постарался успокоиться. Затем глубоко вздохнул и озвучил причину своего появления на поверхности:

— Нужно, чтобы ты подсказал какие-нибудь хорошие места здесь, поблизости. Места, в которых есть что-то полезное.

— За гранью жизни очень много всего хорошего, — тут же с превеликой радостью поведал мне мутант. — Выходишь на северную окраину, а потом сразу на запад. Идешь, идешь…

— Это туда, где радиация зашкаливает?

— Человек сильный и могучий, — теперь в словах Жорро сквозила непоколебимая уверенность. — Человек должен туда пойти!

— Уроды вы все, — печально сообщил я ему в ответ. — Только и думаете, как бы меня со свету сжить. Гады.

На фоне одного из темных переулков появилась огромная фигура Грымза. Предводитель мутантов вышел на освещенную кострами площадь, заметил меня и решительно двинулся вперед.

— Дерьмо…

— Человек, мое терпение закончилось.

— Вождь, я уже собираюсь…

— Вождь, он не хочет прямо сейчас выполнять твое распоряжение, — перебил меня чертов прихлебатель. — Говорит, что сначала ему нужно стать сильнее.

— Сильнее? — Грымз уставился на меня откровенно злым взглядом. — Ты не желаешь выполнять мой приказ только потому, что жаждешь обрести силу?

— Я…

Как оказалось, вопрос был вполне себе риторическим. Даже не собираясь продолжать дискуссию, великан одним плавным движением выхватил из-за спины огромную дубинку, а потом обрушил ее мне на голову.

Темнота, обратный отсчет, до боли знакомые стены родного убежища.

— Что-то реально черная полоса началась, — грустно произнес я, рассматривая возродившегося в своем загончике таракана. — Или даже коричневая, чтоб ее.

Откровенно говоря, сложившаяся вокруг меня ситуация выглядела довольно-таки гнусно. Потерявшие терпение мутанты, разозленные игроки, скорое закрытие проекта, домыслы куратора, полная неопределенность с будущим…

Замечательные условия для прокачки, что тут еще сказать.

— Два месяца. Черт.

Основная проблема заключалась именно в этом — чтобы до упора апнуть «псионику», мне требовалось гораздо больше времени.

Конечно, я мог без конца убивать всевозможных тварей, мог прыгать по локациям в надежде встретить там что-то необычное, мог чередовать эти способы, но заработать таким образом двадцать-тридцать уровней за отпущенный мне срок было крайне проблематично.

— А что еще?

По-прежнему оставался самоубийственный вариант с исследованием бесконтрольной зоны и поисками очередной ракеты для Грымза. Кроме того, где-то на просторах «Альтернативы» располагался загадочный городок с романтичным названием Рэд Лайк Сити. Там однозначно находилось что-то весьма эпичное — вряд ли квест на глобальную перезагрузку игры представлял из себя что-нибудь тривиальное и скучное.

— Перезагрузка, — медленно произнес я. — Обнулить тут всех, затем получить хренову тучу опыта и гордо уйти в туман. Звучит.

Прозвучало это действительно неплохо, вот только у меня были определенного рода сомнения в возможности реализации подобных наполеоновских планов. Следопыта только что обычный мутант с одного удара на перерождение отправил, а затерянный город был заселен гораздо более серьезными тварями — вспомнить хотя бы то белесое чудище, которое появивилось в конце видения.

С другой стороны, никто ведь не запрещал мне объединить уже имеющиеся квесты в одну кучу. Найти ракету, отправить ее в Рэд Лайк Сити, а затем просто прийти на пепелище и собрать ништяки.

— Раз плюнуть, ага…

Прекратив мучить себя подобными размышлениями, я вернулся к более низменным вещам.

Для того чтобы продолжить развитие, мне требовалась экипировка и вменяемое оружие. Например, те же самые плазменные батарейки, стоившие, как и прежде, совершенно невменяемых денег.

— И где их взять?

На ум пришли сваленные этажом ниже титановые плиты, но воспоминание о них вызвало у меня лишь острый приступ досады.

Разрезать огромные листы на части я не мог, починить соответствующее оборудование — тоже. Конечно, можно было попытаться вытащить ценный металл наружу — использовать лебедки, задействовать лифт…

Вспомнив ширину местных коридоров и дверных проемов, я тихонько ругнулся, а затем окончательно выбросил идею из головы. Чисто теоретически, все проблемы действительно можно было решить — соорудить подъемники, грузовые платформы, прочие вспомогательные устройства. Но у меня попросту не имелось времени на подобные инженерные выкрутасы.

К счастью, после очередного визита на аукцион выяснилось, что совсем уж нищим я все-таки не был. Уже не был.

— Обожаю перекупщиков…

Судя по всему, за время моего отсутствия кто-то из местных торговцев обратил внимание на выставленные со скидкой браслеты, после чего, прельстившись возможностью легкого заработка, оптом их выкупил. И тем самым на некоторое время обеспечил мне относительно безбедное существование.

Вволю насладившись видом оказавшейся на счете суммы, я снова открыл торги, нашел там подходивший под мой комплект камуфляжный шлем и, скрепя сердце, отдал за него тридцать две тысячи кредитов.

— Хоть что-то приятное, да бро?

Питомец никак не отреагировал на вопрос, но на этот раз мне было все равно — я радовался. Обновка сразу же придала облику Следопыта некую завершенность, а заодно подняла сопротивление радиации еще на десять пунктов. И, с учетом всех остальных бонусов, этот параметр теперь составлял аж девяносто один процент.

Невероятные, на самом-то деле, цифры. Такие, о которых совсем недавно даже мечтать было страшно.

— Еще бы один такой артефактик надыбать… а если купить?

Пораженный этой мыслью в самое сердце, я потратил больше часа на изучение рынка, но так и не смог найти ничего похожего на полученный от мутантов предмет. То ли они слишком редко встречались в игре, то ли пользовались слишком большим спросом, чтобы залеживаться без присмотра. Неудивительно, в общем-то.

Распрощавшись с надеждой добить сопротивление до капа, я еще немного покрутился на торгах, создал предложение о покупке двух плазменных ячеек по двадцать пять тысяч кредитов за каждую, после чего выставил на продажу свой старый шлем и закрыл окошко.

Вслед за этим все неотложные дела как-то незаметно закончились.

— Вставай, волосатое чудище. Нас ждут великие подвиги.

Эдик издал душераздирающий писк, а потом нехотя поднялся в воздух.

— Цвет бы тебе еще поменять…

— Сеппе поменяй. Охиентасию.

— Цыц. Лети сюда.

Я все-таки решил рискнуть. И теперь, в полном соответствии с набросанным на коленке планом, нам требовалось попасть в Изумрудный — именно там находился уже знакомый мне картограф, у которого можно было попробовать получить информацию о загадочном городе и его обитателях.

Точно такие же специалисты наверняка жили и в других поселениях, но мне все-таки хотелось пообщаться именно с мексиканцем. Проснулась ностальгия по старым беззаботным временам, не иначе.

— Как говорится, старый жадный латинос лучше двух новых жадных латиносов… ближе, я сказал!

На этот раз нам с Эдиком неприлично повезло. Когда солнце окончательно взошло над горизонтом, беспорядочные прыжки внезапно принесли результат — желанная цель оказались всего в семи с половиной километрах от места нашего очередного возрождения.

— Отличный знак, бро. Судьба нам явно благоволит. Идем.

Глава 2

Мне всегда казалось, что утро — это самое отвратительное время суток. Гнусное пиликанье будильника, отчаянные попытки взбодриться, искренний ужас, настигающий тебя в тот момент когда ты понимаешь, что прямо сейчас нужно умываться и чесать в школу… а потом новый виток отчаяния, вызванного уже тем, что на дворе лето, никакой школы нет и в помине, но зато тебя меньше чем через полчаса потащат на дачу окучивать гребаную картошку.

Полный отстой, короче говоря.

К счастью, в «Альтернативе» все было совсем не так. Я неспешно топал вперед, любовался живописными развалинами, прислушивался к мелодичному визгу каких-то лысых птиц и всячески наслаждался жизнью. Тепло, светло, никаких врагов поблизости — что еще нужно для счастья, спрашивается?

— Лепота…

Из расположившейся чуть поодаль рощицы неожиданно выскочил человек. Оглянулся, испуганно подпрыгнул, а затем длинными скачками понесся куда-то в сторону. Спустя десяток секунд на открытом пространстве объявились несколько упитанных белок. Грызуны, не став тратить время на прыжки, разразились истошными воплями, после чего сплоченной группой бросились вслед за убегающим.

Я застыл на одном месте, с интересом следя за погоней.

— Не догонят. Лапы коротки.

— Токонят, — тут же отреагировал Эдик. — Кхап усстать!

— Ну-ну, знаток.

К моей вящей досаде, чертов таракан оказался прав. Игрок споткнулся о какую-то корягу, упал, а уже через секунду рядом с ним оказались пушистые твари. К небесам улетел полный безнадежного отчаяния вопль и все закончилось.

Дождавшись, пока белки свалят обратно в свой лес, я подошел к телу, обыскал его в надежде что бегство было обусловлено необходимостью спасти какую-нибудь ценную находку, но так ничего и не обнаружил. Судя по всему, бедолага попросту испугался встреченных в роще ужасных мутантов.

— Нуб еще может исправиться, а вот краб — это уже судьба.

Сообщив миру эту древнюю истину, я направился дальше, между делом продолжая рассматривать окрестности.

Первая зона неожиданно сменилась на вторую, но уже через пару сотен метров все вернулось обратно. Стали попадаться охотившиеся на кротов игроки, куда-то к югу один за другим пролетели два вертолета. Затем впереди наконец-то появился город — остатки отдельных домов, проржавевшие машины, какие-то заборы, за которыми виднелись уже заметно более ухоженные сооружения…

Сегодня мы подходили к Изумрудному с южной стороны и, так как раньше попадать в эти края мне не доводилось, я пялился по сторонам с изрядной долей любопытства.

Впрочем, говоря откровенно, чего-то особенно интересного здесь не наблюдалось. Взгляд зацепился за несколько расположившихся по берегам небольшой речушки клановых комплексов, после этого я отметил толпы гонявшихся за всевозможной мелкой живностью низкоуровневых игроков и с оттенком превосходства хмыкнул.

Обычная среднестатистическая песочница.

— Слышь, волосатый, ты это, не отсвечивай. И нефиг изображать добрую фею, давай-ка спускайся на землю.

Под ногами незаметно появилось жалкое подобие дороги, ведущей к окраинам поселения. Мы немного ускорились, стараясь как можно быстрее миновать скопления местных браконьеров, но избежать лишнего внимания все-таки не смогли.

Один из охотившихся впереди нубов случайно повернулся, удивленно вскинул брови и тут же принялся лапать жадным взором мою экипировку.

— Прикольный шмот… Хрипень, глянь! Настоящий комплект.

Его товарищ, простукивавший почву в надежде выманить на поверхность очередного крота, поднял голову. Затем уставился куда-то в сторону и с легким недоумением спросил:

— Какой еще комплект? Где?

Сообразив, что меня попросту не видят, я остановился. Дело неожиданно приобрело забавный оборот.

— Там… дерьмо… на нас смотрит. Слышь, чувак, мы без претензий! Шмот клевый!

— Какой еще чувак? — В голосе второго игрока прорезалось раздражение. — Ты опять обкурился, что ли? Уже в игре глюки ловишь?

— Ты куда смотришь вообще? Ох ты ж твою налево… это еще что за хрень…

Понять шок обнаружившего меня нуба было несложно — Эдик, заинтересовавшись разговором, снова поднялся в воздух и завис рядом со мной огромной голубой бабочкой.

Впрочем, Хрипень, тоже увидевший таракана, ни капли не удивился. Даже наоборот, успокоился:

— Че ты рефлексируешь, дятел. Мануалы курить надо, а не тот конский навоз, который тебе, лоху позорному, бомжи впаривают. Это же питомец. А его хозяин, получается, «безразличие» разогнал.

— Альен? — Первый игрок слегка осмелел и уставился на Эдика жадными глазами. — Слышь, друг, почем брал?

Мне все-таки пришлось вступить в разговор:

— Бесплатно. Это обычный таракан. Ну, почти обычный.

— О, вот теперь и я его вижу. С дрессировщиками всегда так. Постой… Следопыт? Его же валить надо…

Прозвучавшее в голосе Хрипня удовлетворение буквально за секунду сменилось воодушевлением, а затем откровенной тоской. Судя по всему, он успел прикинуть свои шансы на победу в схватке и теперь разрывался между необходимостью выполнить приказ и нежеланием отправляться на перерождение.

— Предположим, что вы меня не видели, — подал я идею, опуская при этом ладонь на рукоять мачете. — Вы же меня не видели?

— Я видел…

— Заткнись. Здесь никого нет.

— Но мне…

— Хлебальник закрой. Лень опять из города сюда переться, знаешь ли.

— Но…

Не дожидаясь окончания спора, я снова двинулся вперед, стараясь следить за всеми встречавшимися по пути игроками.

Короткий разговор добавил маленькую ложку дегтя в огромную бочку того же самого дегтя. Если ориентировку на Следопыта получили даже нубы из каких-то совершенно левых кланов, то ситуация начала откровенно вонять жареным. Этак дело могло дойти до того, что за мной каждый встречный начнет гоняться.

— С другой стороны — а не все ли равно? Уж два-то месяца я как-нибудь переживу…

Южные ворота Изумрудного напоминали собой проходную какой-то овощной базы или заброшенной воинской части. Грязь, мусор, облупившаяся краска на стенах, покосившиеся столбы ограды, проржавевшие ворота — для полноты картины не хватало только какого-нибудь прапорщика, украдкой перекидывющего через забор ветхий мешок с парой ядерных боеголовок внутри.

Отогнав витавший перед глазами образ и приказав Эдику ждать за пределами города, я миновал часовых, прошел пару сотен метров по узкой улочке, после чего неожиданно оказался на окраине рыночной площади. Рядом с памятником американской толерантности, чтоб ее…

— Вступайте в общество защиты животных!

— Грибы-бегунки, недорого! Еще шевелятся!

— Куплю нептуний!

— Карта секретного бункера, почти даром!

— Пати на синего альена! Бесконтрольная зона! Не упусти свой шанс!

— Пирожки горячие! Беляши!

Пришлось обходить все это буйство по кругу — гулять по базару и рассматривать творившееся там непотребство мне сегодня не хотелось в принципе.

К сожалению, довольно скоро выяснилось, что у местного картографа совершенно идентичные чувства вызывала уже моя собственная персона. Увидев нежданного гостя, старый латинос тут же достал из-под стола тесак, с грохотом вонзил его в многострадальное дерево и только после этого сподобился открыть рот:

— Чего приперся, расист недоделанный?

— Я не расист. У меня вообще питомец голубой.

Собеседник гневно нахмурился, открыл и закрыл рот, но так и не нашелся, что ответить на такое заявление. Я же, решив не дожидаться того момента, когда его навестит очередная недобрая мысль, миролюбиво произнес:

— Мне про одно местечко информацию получить нужно. Называется Рэд Лайк Сити. Знаете о нем?

— Я знаю здесь обо всем, бледнолицый молокосос, — отрубил мексиканец. Затем подумал и добавил: — Просто не помню.

— Так знаете или нет?

— Знаю. Но не помню.

Мне пришлось напрячь извилины, чтобы сообразить, к чему клонится разговор.

— А что же требуется для того, чтобы вы все вспомнили?

— Нужно подумать, — лицо картографа озарилось хищной улыбкой. — Наверное, если ты принесешь мне левую среднюю ложноножку фиолетового альена и пятьдесят тысяч кредитов, то мы что-нибудь обнаружим в архивах.

— Ложноножку? — Я невольно почесал затылок. — Где ее взять-то…

— Ладно, так уж и быть, сделаю тебе скидку, — гадостная ухмылка собеседника нравилась мне все меньше. — Обойдемся без ложноножки. По рукам?

— По рукам… стой, сколько, ты сказал, надо кредитов?!

— Пятьдесят тысяч, — не моргнув глазом повторил чертов латинос. — И помни, ты уже согласился. Уговор дороже любых денег.

— А жирно тебе не будет, старый хрен?!

— Нет, в самый раз, — выглядевший чрезвычайно довольным гад пропустил оскорбление мимо ушей. — Ты же, бледнолицый, просишь у меня совершенно уникальные сведения. Думаешь, они ничего не стоят?

Сложный вопрос. И слишком большие деньги для того, чтобы тратить их подобным образом. С другой стороны, глобальный квест мог принести гораздо больше. Если, конечно же, добраться до самого конца…

Я выругался, а потом, сопровождаемый ехидным взглядом владельца кабинета, прошелся до окна и обратно. Но ничего толкового не придумал и развернулся в сторону двери:

— Будут тебе пятьдесят штук, барыга…

Для того чтобы получить необходимую сумму, мне пришлось поколесить по городу в поисках местного аукционного дома. А затем, отменив предложения о покупке батареек, тащиться обратно.

К счастью, мой деловой партнер за это время никуда не делся из своей каморки. Более того, когда я снова появился в кабинете, глаза латиноса отразили совершенно искреннюю и светлую жадность.

Думаю, он бы и до вечера спокойно подождал.

— Достал деньги, бледнолицый?

— Ага, — я демонстративно потряс браслетом. — Все есть.

— Отлично, — картограф вытащил из ящика стола тонкую папочку. — Плати.

— Что, вот так просто?

Понять мое удивление было нетрудно — сам факт обмена секретных сведений о секретном квесте на обычные деньги выглядел как-то неправильно. С другой стороны, сумма-то запрошена такая, что не каждому по карману. Это мне сейчас море по колено, а среднестатистический игрок еще сто раз подумает…

— Да. Гони деньги.

— Не нервничай ты так, бро, — я согласился на перевод и ощутил, как от счета в мгновение ока оторвали огромный кусок. — Давай сюда инфу.

Мексикашка охотно протянул мне папку, но затем вздрогнул, осклабился в идиотской улыбке и, отдернув державшую документы руку, спрятал ее за спину.

— Чем это вы здесь занимаетесь? — Со стороны двери послышался крайне недовольный голос. — Анхель?

— Даю консультацию гражданскому лицу, господин мэр, — усердно отчеканил картограф.

Я повернулся и с интересом уставился на зашедшего к нам на огонек человека. Лысенький, толстенький, блещущий полным отсутствием печати интеллекта на челе… в общем-то, вполне себе обычный чиновник, ничего экстраординарного.

— Этому, что ли? — Мэр презрительно мотнул головой в мою сторону. — У тебя же обед. Стоило из-за десяти кредитов нарушать рабочий график?

— Даже десять кредитов — деньги, господин мэр! Нашему городу нужны средства!

— Что-то не замечал я за тобой раньше такого рвения. Поди накрутку опять сделал? Ты, как там тебя… Следопыт! Сколько он пытается содрать с тебя за справку?

— Э… пятьдесят тысяч. И я уже заплатил…

Глаза мэра выпучились, физиономия приобрела насыщенный пунцовый оттенок, а рот раскрылся, словно у вытащенного из моря хека.

Толстенькие пальцы нервно дернули за ворот рубашки.

— Пятьдесят тысяч? В обход кассы… дайте мне воды. Охрана! Охрана!

В кабинете появились два увешанных оружием жлоба. Оценили ситуацию, подхватили под руки своего начальника и замерли, ожидая дальнейших указаний.

— Арестовать их всех, — слабым голосом сообщил мэр. — Коррупция!

— Стойте, какая коррупция? Я просто пришел в ваш гребаный город для того, чтобы получить информацию. Мне сказали заплатить — я заплатил. В чем тут вина?

— Да, да, ты прав, Следопыт, — голос мэра дрогнул от сострадания. — Поместите его в камеру повышенной комфортности. Я приду в себя и мы во всем разберемся.

Громогласные ругательства не помогли. Нас с латиносом вытащили из кабинета, увели куда-то в подвал и распихали по двум совершенно одинаковым клетушкам. Впрочем, в моей хотя бы оказалась табуретка.

Зона комфорта, типа. Из такой не грех и выйти, правильно гуру духовного саморазвития рекомендуют.

— Ты тупой идиот, бледнолицее ничтожество, — сообщил мне картограф, как только тюремщики скрылись из виду. — Какого дьявола ты сказал про пятьдесят тысяч?

— А ты вообще жадная сволочь, — я не остался в долгу. — Значит, справка стоит десять кредитов, а ты решил содрать с меня пятьдесят штук? Так тебе и надо, козлу.

— Эту справку тебе все равно никто бы не дал, пища для скунса! Ты благодарить меня должен.

— Прямо рассыпаюсь в благодарностях. Деньги вернул, быстро!

— Хрен пустынного таракана тебе, а не деньги, — латинос сложил пальцы в неприличный жест. — Держи свою информацию. Старый Анхель Героино держит слово.

— Ох ты ж твою мать, — я проворно цапнул уже знакомую папочку и засунул ее в инвентарь. — Что там внутри?

— Там история того несчастного города, гринго, — горестно вздохнул картограф. — И еще там имя парня, который знает, как к нему пробраться. Я черкнул пару рекомендательных слов.

— То есть, это что, не карта?

— Карт Красного Озера больше нигде нет, — сразу же окрысился собеседник. — Я сделал все, что мог.

— Вот дерьмо…

Неподалеку раздался грохот открываемой двери, а затем в помещении объявился мэр. И четверо охранников.

— Требуется выяснить все обстоятельства произошедшего, — сообщил глава города, нервно прохаживаясь перед нашими камерами. — Следопыт, что за справку ты хотел получить?

— Мне нужны были координаты города Рэд Лайк Сити, уважаемый мэр.

— К чему эти формальности… можешь называть меня просто «достопочтенный господин Альваро дель Граца Пернамбукано Третий». Зачем тебе координаты?

— Я случайно узнал об этом городе, но не смог найти его на картах. Заинтересовался.

— И заплатил за информацию пятьдесят тысяч? Просто за информацию?

Почувствовав, что настала пора для импровизаций, я слегка приосанился:

— Возможно, это не очень заметно по моему внешнему виду, но мне, знаете ли, не привыкать купаться в деньгах. Пятьдесят штук — не такая большая цена за интересные данные.

В соседней камере явственно скрипнул от жадности зубами старый Героино. А глаза мэра мгновенно приобрели уважительное и одновременно с этим масляное выражение.

— Понимаю, — кивнул он. — Очень хорошо вас понимаю, Следопыт. Это… откройте его камеру. Очень невежливо держать такого достойного молодого человека взаперти. Мы должны следить за репутацией своего города… Кстати, не желаете ли оформить почетное гражданство Изумрудного? Всего десять тысяч в месяц.

— Обязательно подумаю над вашим предложением, — я дождался пока дверь откроется и с достоинством вышел наружу. — Но сначала нужно решить вопрос с информацией. Достопочтенный господин Альваро дель…

— О, к чему эти формальности, — смешно взмахнул ручками мэр. — Просто Альваро. Что же касается вашего вопроса, то сейчас мы все решим. Вы заплатили этому человеку деньги?

— Да.

— Он передал вам нужную информацию?

— Увы, в ваших архивах не нашлось карты этого города, господин Альваро.

— Ожидаемо, — вздохнул мэр. — У него слишком тяжелая судьба и упоминания о нем уничтожены. Что же, в таком случае ваши деньги должны быть возвращены. Героино?

— Я отдал ему всю доступную информацию! — Латинос взвыл раненым мамонтом и бросился на прутья решетки. — Он врет!

— Господин Альваро, я утверждаю, что не получал требуемой мне карты. Только странную историю, которой, если откровенно, у меня нет никакой веры.

— Сложный случай, сложный, — мэр всерьез задумался. — То есть, услугу вы все-таки получили, но не в полном объеме и по откровенно завышенной цене, да еще и в обход официального общака… то есть, кассы. Очевидно, что вы стали жертвой чудовищного обмана, но при этом нельзя не отметить, что вы все же вступили с этим нехорошим человеком в сговор. И что же мне делать?

Я невольно вспомнил своего питомца и как можно искреннее улыбнулся:

— Понять и простить?

— Возможно, возможно, — взгляд мэра заметно потеплел. — Мне кажется, я нашел оптимальное решение. Охрана, отберите деньги у этого преступника!

Спустя тридцать секунд изрыгавший ужасные проклятия Героино оказался вытащен из камеры и засунут в какое-то непонятное устройство, заполненное непонятными проводками и лампочками.

— Нет!

— Снимать с его счета все деньги или только пятьдесят тысяч? — Охранник, деловито зафиксировав картографа в несколько унизительной позе, повернулся к шефу.

— Дайка-ка подумать, — Альваро всерьез задумался. — Наверное… а, будь что будет. Снимай все!

Рев раненого мамонта превратился в рев раненого мамонта, защемившего свои волосатые шары в ловушке древнего пещерного человека, но дело уже было сделано — мэр взглянул на собственный браслет и расплылся в улыбке:

— Этот штраф должен стать для тебя уроком, Анхель. Киньте его в камеру. Пусть проведет там месяц, а потом снова возвращается к работе.

Наблюдая за тем, как латиноса волокут обратно к месту заточения, я осторожно поинтересовался:

— Скажите, а теперь мне можно получить свои деньги обратно?

Глава города как-то сразу поскучнел и спрятал взгляд.

— К сожалению, администрация не может позволить себе простить ваше участие в этой преступной сделке. Конечно, мы могли бы закрыть глаза, если бы вы имели статус почетного гражданина… Кстати, вы можете оформить его прямо сейчас и тем самым избежать всех штрафных санкций. Как насчет того, чтобы заключить контракт сразу на… скажем, на пять месяцев? Такая хорошая круглая сумма… то есть, цифра.

Чувствуя, что своих денег мне уже в любом случае не видать, я чуть-чуть поколебался, а затем небрежно махнул рукой:

— Вы правы, уважаемый Альваро. Стать почетным гражданином Изумрудного — это счастье для меня.

— Как приятно видеть такого достойного молодого человека, — мне показалось, что мэр готов расплакаться от умиления. — Счастлив еще раз официально поприветствовать вас в нашем городе. Двери моего кабинета всегда открыты, помните об этом. Отныне вы полностью свободны. А с тобой, презренный коррупционер, мы сейчас еще поговорим…

Выбравшись на улицу, я с облегчением вздохнул, удивляясь, что сумел отделаться малой кровью.

И тут же увидел системное сообщение.

[Внимание! Вы сделали первый шаг на пути к обретению настоящего влияния в этом жестоком мире. Поздравляем. Вы получаете достижение «Почетный гражданин». Эффект достижения: +1 к интеллекту.]

Спустя ничтожную долю мгновения выскочила следующая надпись, оповестившая меня о присвоении нового уровня.

— Маловато будет, за пятьдесят-то штук, — проворчал я, забираясь в параметры персонажа. — Чертовы жадины.

Интеллект мне был совершенно не нужен — как минимум в игровом плане. Зато появившаяся возможность немного поднять «безразличие» откровенно радовала.

— Отлично… А теперь глянем на то, что выдал этот старый пройдоха…

Полученная от картографа папка содержала в себе только пожелтевший листок и маленькую карточку, испещренную синими каракулями. Прочитать их у меня получилось с огромным трудом.

[Карлос Пеликано. Рыжая улица, 15. Спросить Марию, заплатить пять кредитов.

Карлос, расскажи этому тупому гринго то, о чем он спросит. Сочтемся. Героино.]

— Сам ты тупой. Мамонт.

Желтая бумажка оказалась заметно более информативной. Впрочем, практической ценности в полученных мной знаниях оказалось не так уж много.

[Для служебного пользования.

Объект: Рэд Лайк Сити.

Официальная позиция: незначительное поселение, совершенно уничтоженное ядерным взрывом и не представляющее никакого практического либо теоретического интереса.

Местоположение: данные утеряны. Предположительно, находится в пределах территории четвертой зоны в северо-восточной области обитаемой зоны.

Внешняя среда: данные утеряны. Предположительно, наблюдается крайне высокий уровень радиационной и биологической опасности. Встреча с роботизированными системами и опасность отравления предположительно минимальны.

История: достоверные данные утеряны. Предположительно, в Рэд Лайк Сити находилась секретная лаборатория, где проводились опыты над пришельцами, находящимися на высших ступенях иерархии своего общества. Результаты исследований неизвестны.]

— Ничего не известно… гадство.

Пребывая в не самом приятном расположении духа, я отправился на поиски Рыжей улицы. Благо, местные блюстители порядка, каким-то чудом оповещенные об изменении моего статуса, чуть ли ковровую дорожку расстилали перед почетным гражданином, рассказывая, как именно он может добраться до цели.

Не стоило бы это таких невменяемых денег, я бы даже порадовался.

— И че тебе надо? — В ответ на мой стук из-за двери обветшалого дома выглянула какая-то старуха. — Че приперся, гринго? Наркоты здесь нет, понял, расист чертов?

— Мне бы Марию увидеть, — промямлил я, чувствуя себя то ли идиотом, то ли героем шпионского боевика. — Да, ее.

— Марию, значит, — на лице старой карги отобразилось нешуточное подозрение. — Тогда с тебя шесть кредитов.

— Шесть? — В душе вскипел праведный гнев лоха, у которого только что отжали квартиру, а затем попытались забрать еще и предпоследние труселя. — Мне сказали пять.

— Ну, раз сказали, то давай пять.

Я лишился очередного кусочка своего состояния и дверь распахнулась до упора.

— Пойдем, гринго.

Мы пробрались по захламленному коридору, спустились на этаж ниже и оказались в небольшой, но довольно уютной комнатушке. Шкуры зверей, потухший камин, бар с частоколом полупустых бутылок…

— Карлито! Поднимайся, пьянь! К тебе пришли!

Куча одеял на стоявшем в углу диване зашевелилась и из-под нее выглянула сморщенная физиономия очередного мексиканца.

— Что это за бледнолицее дерьмо?

— Он заплатил пять кредитов, — сообщила старуха. — Так что разбирайся с ним сам, а я пошла.

Дождавшись пока женщина скроется из виду, Карлос занял сидячее положение и приложился к обнаружившейся у него в руке бутылке текилы.

Потом резко выдохнул, вперив в меня недобрый взгляд.

— Кто прислал?

— Героино.

— Чертов клоун… записка есть?

Я молча протянул ему маленький кусочек картона.

— Вот, значит, как, — протянул мой новый знакомый. — Рассказать тебе все… ну-ну. А скажи-ка мне, мой бледнолицый друг, сколько зелени ты отвалил этому старому хрычу?

— А зачем вам это знать?

— Понимаешь ли, мальчик, здесь написано, что тебе нужно помочь. А взамен я смогу взять часть тех денег, которые ты отстегнул моему другу. Поэтому, раз уж мы с тобой общаемся сейчас наедине, советую быть искренним, называя ту сумму. Лучше будет нам обоим.

Я вспомнил выманившего у меня чуть ли не всю имевшуюся наличку картографа, злобно усмехнулся и кивнул:

— Без проблем, бро. Твой кореш развел меня на девяносто штук кредитов. Пришлось в долги залезать. Так что, если ты отберешь у него…

Бутылка с огненной водой выскользнула из морщинистых пальцев, упала на пол и покатилась к стене, а сам Карлос до предела округлил глаза:

— Девяносто штук? За что?

— За информацию о Рэд Лайк Сити.

Удивление мгновенно сменилось апатией. Старик вяло махнул рукой, поднялся и достал из бара новую емкость.

— Это плохие знания, парень.

— Да пофиг, плохие они или хорошие, — хмыкнул я. — Мне нужно туда попасть.

— Без проблем, — собеседник устало вздохнул. — Я сейчас не помню точных координат, но, как найду свой прежний браслет, отправлю их тебе. Может, через неделю. Или две. Что еще?

— А вы откуда вообще знаете про этот город?

Последовал еще один вздох:

— Работал когда-то давно проводником в одной научной экспедиции. Молодой был, глупый. И ученые тоже молодые были… за грань жизни полезли. Так и остались там…

— Ученые? — В моей душе проснулся азарт. — Знаете, где именно они погибли? Скажете?

— Почему бы и нет, — Карлос устало пожал плечами. — Но ты там тоже умрешь. Там нельзя выжить.

— Я учту. Но в самом-то городе выжить реально?

— Не знаю. Мы дошли только до пригородов.

— Хорошо, и на том спасибо. А вам известны какие-нибудь интересные бункеры или другие подземелья? Такие, чтобы там можно было как следует повоевать? В третьей или четвертой зоне?

Старик окинул меня скептическим взглядом, покачал головой и криво улыбнулся:

— Ты, конечно, вещички хорошие у кого-то украл. Но тебе пока в четвертую зону идти глупо. Хотя… есть у меня на примете один заводик. Может быть, там тебя хоть не прикончат сразу.

ИММК, подтверждая прием данных, слабо щелкнул и Карлос тут же потерял ко мне всяческий интерес:

— Иди, бледнолицый. Когда найду координаты, отправлю тебе. Иди, иди…

Покинув не очень-то гостеприимный дом, я медленно двинулся к центру города, размышляя о своих дальнейших действиях. С одной стороны, первый этап плана оказался выполнен. С другой — я по итогам этого этапа получил совсем не то, на что рассчитывал. И потерял при этом чуть ли не все деньги.

— Интересно, сколько в реальности займут поиски?

Даже упившемуся яблочным вином ежу было понятно, что система попросту включила определенный тормоз, не позволявший промчаться по сложному квесту резвым галопом. Вполне себе обычное дело.

Я не исключал даже тот вариант, при котором нужная локация начала подгружаться в игру только сейчас — иначе на нее давно наткнулись бы другие искатели приключений. Хотя кто их знает, может и натыкались уже, но попросту умерли в процессе исследований…

Как бы то ни было, но сроки оказались установлены достаточно четко. Неделя или две — это вполне достаточное время для того, чтобы набрать где-нибудь несколько лишних уровней. Значит, этим мы с Эдиком и займемся. Например, изучая то местечко, о котором поведал Карлос.

Я добрался до центральной площади и, как назло, снова оказался перед статуей.

— We'll make America black again!

От неожиданно прозвучавшего поблизости истошного женского вопля я вздрогнул и чуть не бросился наутек.

Со стороны парочки расположившихся возле ближайшего фонаря игроков тут же донесся искренний беззлобный смех:

— Что, друг, давно не был в городе?

— Типа того, — косясь на продолжавшую что-то вопить ораторшу, я шагнул в их сторону. — Здесь же раньше старикан выступал? Со смешной прической?

— Свергли его давно, — фыркнул один из моих собеседников. — Говорят, то ли продался коммунистам, то ли на семейных ценностях спалился. В общем, теперь здесь эта вот черная курица разоряется.

— И как, успешно?

— Да так, — второй парень неопределенно пожал плечами. — Янки, кажется, довольны. Нам тоже нравится. Цирк же.

— Тут еще круче бывает, — сообщил его товарищ. — Когда орать начинает еще и Фиона, то вообще веселье.

— Ставки делаем, подерутся они из-за места под солнцем, или нет.

— Фиона — это местный Гринпис?

— Ага, сечешь тему.

Некоторое время мы спокойно наблюдали за экспрессивно размахивавшей конечностями негритянкой. Затем один из игроков обратил-таки внимание на мой ник — и все сразу поменялось. Окончательно и бесповоротно.

— Это же тот козел, про которого на форуме писали.

— Ты про что? Какой ко… а…

Видя их сосредоточенные взгляды, я несколько стушевался и отступил в сторону.

— Валить?

— Неписи воскресят. Просто скинь сообщение кому-нибудь из «детей», пусть они с ним возятся. Что, урод, думал, мы тебя не опознаем?

Само собой, общаться на подобные темы у меня не было совершенно никакого желания. Но и уйти по-английски не получилось — игроки неторопливо двинулись вслед за мной.

— Ну давай, беги, сосунок. Порадуй нас.

К моему несказанному облегчению, буквально через несколько секунд рядом появился городской охранник.

Служитель закона остановился между нами, смерил недобрым взглядом моих оппонентов, а затем поинтересовался:

— Господин Следопыт, эти люди вам досаждают?

Я мигом сориентировался в ситуации:

— Еще как! Следят, угрожают. То ли бандиты, толь воры. Их бы в камеру на денек. Или на два.

— Кого ты слушаешь, — возмутился один из игроков. — Он же пэкашер! Сволочь!

— Так-так-так, — возле нас появились еще двое местных полицейских. — Оскорбление почетного гражданина города, попытка грабежа, вымогательство, бандитизм… в тюрьму их!

Охранники синхронно шагнули вперед, я с облегчением улыбнулся, а над площадью разнеслась опробованная некогда еще Шурой Балагановым нота протеста:

— Вы че творите, волки позорные?!

Обзывавший меня уродом игрок попытался было смыться, но с другой стороны возник новый патруль, на раз пресекший подобную выходку.

— Падла!

— Сопротивление аресту, нарушение общественного порядка…

— Пошел на хрен!

— Оскорбление должностного лица при исполнении служебных обязанностей…

— Гнида!

— Рецидив, отягчающие обстоятельства…

Не дожидаясь окончания ареста, я тихо покинул место происшествия и двинулся в сторону ворот, за которыми томился в ожидании питомец.

На душе был сумбур.

То, что за меня вступилась местная охрана, радовало. Но вот причина возникновения конфликта вызывала откровенные опасения. Судя по всему, я умудрился прощелкать что-то глобальное, из-за чего сейчас постепенно превращался в объект всеобщей травли.

— И жизнь хреновая, и жить не очень-то. Нужно поторапливаться…

Глава 3

Междугородный автобус — это зло в чистом виде. Зло, никак не замутненное добротой, состраданием, а также прочими светлыми вещами. Идеальный черный цвет…

— Ноги убрал от моего хрома.

— Да сдался мне твой хром, — я поджал конечности и смерил недовольным взглядом сидевшего напротив толстяка. — А вообще, на оперу давно переходить пора, ламер.

Сосед шутку не оценил, но все-таки не нашел к чему придраться и замолчал, набычившись еще сильнее.

Путешествие продолжилось.

В огромной и скрежещущей всеми частями своего металлического тела колымаге я оказался почти случайно. Вышел за пределы Изумрудного, приготовился к новой череде смертей, разыскал на карте отмеченное Карлосом место… после чего обнаружил, что не так уж далеко от выбранной цели находится еще один человеческий город — Город Енотов. Слышать об этом поселении мне уже доводилось, но само по себе оно оказалось в сфере моих интересов только сегодня.

Через пять минут, как следует изучив расположение нужных локаций, я направился обратно к проходной.

Таракан, недоуменно попискивая, двинулся следом.

— Ш-ш-ш! Стой. Бро, я сейчас поеду в другой поселок на автобусе. Но тебе внутрь нельзя. Ты должен двигаться за нами следом и не отставать. Понимаешь?

— Аффтопусс?

— Он самый. Не дрейфь, у тебя все получится.

Как оказалось, я был чересчур оптимистично настроен. Нет, записаться на очередной рейс мне удалось без особых проблем. Цена за удовольствие тоже оказалась вполне вменяемой — всего сто кредитов. Да и ехать поначалу было довольно-таки комфортно. А вот затем…

— Нападение! Мутанты!

— Альен! Голубой альен!

— Спасайтесь!

Не успел я разобраться в происходящем, как на крыше что-то лязгнуло, а затем по ушам ударил грохот от бесконечной пулеметной очереди.

— Мать твою…

— Улетает! Добивайте его!

Очумело встряхнув головой, я догадался повернуться назад и заметил своего питомца, зигзагами уносившегося вдаль. Похоже, бедолага чересчур сблизился с автобусом, привлек внимание охраны и угодил под обстрел, а теперь был вынужден спасать свою шкуру.

— Лети, дурень, лети…

Когда Эдик сумел-таки успешно скрыться в какой-то канаве, стрельба прекратилась. Наступила тишина, разбавляемая лишь навязчивым звоном в ушах.

— Прикольная тема, — наконец произнес сидевший за два кресла от меня игрок. — Сегодня раньше обычного все началось, прогресс.

— Мы чуть не погибли, — с укором покосилась на него какая-то женщина-непись. — Он же нас чуть не съел!

— Жестокая тварь, — авторитетно кивнул расположившийся рядом с ней мужик. — Видел, как точно такие же на мутантов охотятся. Один укус — и зеленого парализует. А эта сволочь его потом живьем ест.

— Ужас, — женщина прижала к лицу ладони. — И много их здесь? Я просто впервые из города выбираюсь, не знаю…

— Мало, — веско произнес все тот же мужик. — Если бы их было много, то в пустошах больше никто бы не жил.

— А еще они невидимыми становиться умеют, — внезапно сообщил игрок. — Идешь такой по дороге, никого не трогаешь, а потом… а потом — все.

— И под кошек маскируются, — мужик бросил недовольный взгляд в сторону нежданно объявившегося конкурента.

— Боже…

Я затаился в своем уголке и предпочел сделать вид, что ничего не знаю ни о каких голубых альенах. И о голубых тараканах тоже.

Минут сорок спустя автобус остановился возле огромного грязного болота, подобрав там двоих новых пассажиров. Один из них, собственно говоря, и притащил с собой вместительную сумку, заполненную металлическими слитками. Причем не нашел для нее лучшего места, чем крохотная площадка в непосредственной близости от моих ног.

— Это — хром.

— Э… хорошо.

— Нечего на него глазеть, понял?

Попытки игнорировать параноидально настроенного соседа успеха не принесли. Чувствовалось, что этот персонаж души не чаял в своем бауле и был готов жестоко покарать любого, кто посмеет к нему приблизится — просто в качестве необходимых превентивных мер.

В итоге мне пришлось вести себя предельно осторожно, дабы случайно не коснуться гребаного брезента.

Еще через какое-то время между рядами кресел появилась нагруженная подносом девушка в симпатичной оранжевой униформе.

— Вас приветствует компания «Сухопутный флот — альтернативные автолинии», — тут же раздался в динамиках прокуренный и слегка нетрезвый голос водителя. — Короче, халявные сухарики. Налетай, разбирай, шеф угощает!

Сообщение вызвало некое подобие ажиотажа — следующие десять минут пассажиры растаскивали лежавшие на подносе пакетики, благодарили девушку, получали ответные улыбки и упоенно хрустели угощением.

Я тоже взял себе порцию, но есть не стал, решив полакомиться как-нибудь потом.

— Эй, девочка, — внезапно пробасил владелец сумки с хромом. — А попить у тебя найдется? Сухарики островаты чутка…

— Конечно, уважаемый пассажир, — ослепительно улыбнулась местная бортпроводница. — Я обслужу остальных и сразу же вернусь.

— Поторопись!

— И мне принеси чего-нибудь, — послышался издалека чей-то голос.

— И нам!

— Одну минутку, — девушка раздала последние крошки, а затем упорхнула в сторону кабины.

Спустя ту самую минутку из динамиков снова послышался хриплый баритон:

— Короче, компания очень счастлива, что вы пользуетесь ее услугами, — сообщил водитель. — И предлагает всем желающим купить чистейшую питьевую воду или же восхитительное прохладное пиво! Всего за пятьдесят кредитов вы сможете насладиться вкусом тайных родников…

Толстяк, сидевший по другую сторону гнусного баула и только что засунувший в рот целую горсть сухарей, замер, испуганно уставившись куда-то в пустоту. Потом осторожно двинул челюстями и округлил глаза.

— Компания напоминает, что употреблять принесенную с собой еду и напитки запрещено, — тем временем продолжал безжалостный водитель. — Нарушитель будет оштрафован на пятьсот кредитов или снят с рейса.

Послышались вялые проклятия, но до полноценного восстания дело все-таки не дошло. Отдельные пассажиры, будучи не в силах терпеть жажду, раскошелилась и принялись смаковать крохотные порции напитков, всем остальным пришлось следить за этим увлекательным действом со стороны. На лицах людей явственно читались либо зависть, либо ехидство — в зависимости от того, насколько они сами успели поучаствовать в процессе дегустации халявных ништячков.

Мой сосед, дождавшись появления все такой же нарядной и улыбавшейся девушки, вытащил из сумки увесистый слиток.

— Мне пива. Много пива.

Разносчица довольно брезгливо взяла болванку, поскребла ее ногтем и вынесла вердикт:

— Одна бутылка.

— Как одна? — На толстяка было жалко смотреть. — Это же хром!

— Мы не биржа металлов, — гордо произнесла девушка. — Если хотите больше пива, давайте золото или платину.

— Друг, купи хром, — умоляющий взгляд обратился в мою сторону. — Отличный хром, чистый! Девяностопроцентный! Всего триста кредитов!

Я вспомнил, как меня совсем недавно терроризировали из-за места рядом с этим самым металлом и злорадно покачал головой:

— Хрен тебе, а не хром.

— Ну и пошли вы все, — толстяк забрал свой слиток обратно и принял гордую позу непонятого обществом мизантропа.

Из развлечений осталась только возможность беспрепятственно пялиться в окно.

Выбранный мной способ передвижения оказался достаточно безопасным, но не таким уж быстрым — несмотря на то, что иногда автобус выезжал на остатки скоростных магистралей и набирал вполне приличную скорость, для преодоления двухсоткилометрового пути в расписании было заложено около пяти часов.

Неписи откровенно скучали, игроки один за другим отправляли своих персонажей в сон и я, задолбавшись смотреть на однообразные пейзажи, в конце концов сделал то же самое.

Мгновение темноты, возвратившиеся чувства…

Вокруг все было по-прежнему. Но, если верить карте, то до цели моего путешествия оставалось всего-навсего шесть километров по бездорожью.

— Эй, водила, стой, — заорал я, понимая, что самая лучшая точка для высадки уже осталась позади. — Стой, твою мать!

— Не положено, — донесся до меня злорадный ответ. — Ближайшая остановка запланирована в Городе Енотов.

— Твою мать, — я вскочил и принялся пробираться к выходу. — Останови, срочно!

— Пошел в задницу, — водитель недвусмысленно развернул в мою сторону ствол огромного дробовика. — Быстро!

— В автобусе бомба, — мне не удалось придумать ничего более умного. — Я не хочу умирать!

Взвизгнули и заскрежетали тормоза. По салону пронесся матерный ветерок. А я, влекомый могучей силой инерции, полетел в лобовое стекло, выбил его своим худосочным телом и совершенно неожиданно оказался на асфальте.

Сверху донеслись нервные возгласы:

— Где эта сволочь с бомбой?

— У него сумка!

— Точно, он! Он еще пиво покупать не захотел!

Решив не дожидаться конца расследования, я шустро скатился с дороги, а затем бросился наутек, к развалинам крохотного поселка. Добежал до первого здания, свернул за угол, после чего матюкнулся и едва не ломанулся обратно — безопасная первая зона в мгновение ока сменилась четвертой.

ИММК задумчиво щелкнул, немного подумал, щелкнул еще раз…

— Так, не рефлексируем.

Притаившись за куском стены, я постарался трезво оценить обстановку и быстро пришел к выводу, что испугался зря.

Поскольку никаких страшных тварей рядом не наблюдалось, то мне, скорее всего, посчастливилось оказаться в ничем не примечательной полосе экстремальной радиации. А с сопротивлением в девяносто процентов здесь можно было находиться без особой опаски. Наверное.

Чуть-чуть осмелев, я поднялся во весь рост.

Вокруг действительно царила тишь да благодать. Остановленный мной автобус снова сдвинулся с места и теперь резво удалялся в сторону далекого города, где-то неподалеку чирикала птичка, на горизонте к небесам поднимался огромный столб дыма…

Наконец-то ощутив себя в полном одиночестве, я включил на костюме адаптивную маскировку и двинулся вперед — туда, где располагалась отмеченная господином Пеликано локация.

До ушей тут же донеслось слабое шипение полузадушенной кобры:

— Хх… ххоссяин… патла…

Уставший и покрытый пылью таракан кое-как вылетел из-за соседних развалин, опустился на торчавшую из груды обломков арматурину, но не удержался на ней и безвольной тушкой шлепнулся на землю.

— Устал, что ли? Подъем, солдат, солнце еще высоко.

На самом-то деле солнце уже вовсю спускалось к горизонту, но чисто технически я против истины не погрешил. Хотя питомцу на это явно было наплевать.

— Ххосяин упить сепя ап стену. Мноко хас.

— Мечтай, ага. И вообще, для тебя физические упражнение полезны, — я нагнулся и ткнул пальцем в толстенькое волосатое брюшко. — Смотри, какое пузо наел.

Таракан вяло отмахнулся щетинистой лапкой, затем издал душераздирающий хрип, но все-таки перевернулся в нормальное положение.

— Пошли, бро. Давно мы уже ни с кем не воевали.

Откровенно говоря, я не очень-то представлял, с кем и как буду сражаться имевшимися у меня средствами — надежда оставалась только на очередную импровизацию или ядерный пистолет. Пару раз можно было очень даже неплохо поджарить кому-то пятую точку, а вот дальше… дальше как раз и пришлось бы импровизировать.

Спустя несколько минут радиация резко сошла на нет, а четвертая зона опять сменилась первой. Заметив это, по-прежнему обозленный на весь мир Эдик тут же принялся рыскать по окрестностям и убивать всех встреченных существ — наверное, представлял на их месте любимого хозяина, не иначе.

Следовать его примеру и устраивать низкоуровневой живности геноцид мне не хотелось. Парочка клещей вместе с откровенно глупым кротом все-таки попрощались с жизнью, но в целом я старался поддерживать имидж доброго и мирного туриста — слишком уж невеликим вырисовывался профит от охоты. Много возни, мало опыта…

Подумав об этом, я неожиданно вспомнил про увиденную когда-то давно станцию зарядки роботов и с сожалением вздохнул. Прямо сейчас можно было бы к чертовой матери вывести весь тот комплекс из строя, но вот где же теперь его искать?

— А что, если…

Найдя повод для краткого отдыха, я притормозил, уселся на камень и развернул окошко форума.

[Базовые станции роботов — один из типов местных объектов. Обычно расположены в третьей зоне, но могут быть и исключения. Встречаются редко, защищаются со страшной силой. Лут — металлы и детали роботов. Много полезного.]

[Там смешно получается. Вокруг организуется такое кольцо охраны, что система часто присваивает этой местности четвертую зону. А внутри по-прежнему остается третья. Так что найти базы при желании не сложно.]

[Сложно их раздолбать, когда тебя пытаются прикончить несколько ходоков и куча всякой мелочи.]

[Для разведчиков профит. Если взорвать центральное ядро, то опыта можно огрести немерено.]

[Диванный аналитик детектед, я смотрю. «Безразличие» на роботах не работает, а маскировку они вычисляют. Единственный шанс на диверсию — каким-то чудом возродиться внутри кольца.]

[Если у тебя кривые клешни, то это не значит, что у всех остальных они такие же.]

[Открою вам тайну, ребята. Здесь у многих клешней вообще нет. Понимаю, что ваш мир сейчас здорово пошатнулся, но пришла пора взглянуть правде в глаза.]

[Жаль, что ты не способен собственным примером подтвердить эту теорию.]

[Знаю парочку дятлов, которые уже около месяца только и делают, что дохнут, пытаясь возродиться в этом самом кольце. Рассчитывают на неземной профит.]

[Лучше бы тараканов мочили.]

— Вот так всегда, — пожаловался я Эдику, снова поднимаясь на ноги. — Окажешься в каком-нибудь классном месте, но узнаешь об этом уже потом. И весь теоретический профит идет коту под хвост…

Нам оставалось только одно — продолжать путь.

Первая зона как-то незаметно сменилась второй, вторая — третьей… и беззаботная жизнь закончилась. Навстречу из-за разлапистого тернового куста выбралась огромная толстая пума.

— Твою мать, — я замер на месте. — Волосатый, а ну-ка, отлети в сторону…

Пуме было плевать. Положив болт на все отвлекающие маневры, кошка обманчиво медленно кралась прямо ко мне.

— Дерьмо…

Мне пришлось отбросить в сторону гордость и перепуганным тушканчиком броситься в сторону — туда, где из земли торчал покосившийся металлический огрызок, оставшийся от поваленной опоры линии электропередачи.

Сзади послышался грозный рев, мгновенно придавший моим ногам дополнительное ускорение.

— Отвлекай!

Не знаю, что именно сделал питомец и сделал ли он вообще хоть что-нибудь, но до решетчатой конструкции я все-таки добежал. Добежал, затем с ловкостью наскипидаренной макаки поднялся метра на три от земли и остановился — только потому, что дальше лезть было уже некуда.

Обернулся.

Расположившаяся внизу пума элегантно вытянулась во весь рост и, не обращая никакого внимания на крутившегося рядом таракана, постаралась достать до меня огромными когтями. Затем, осознав бесполезность таких действий, прыгнула, с легкостью зацепившись передними лапами за соседнюю балку.

Я тут же вытащил мачете и отважно ткнул им в морду пытавшегося взобраться наверх врага. В ответ послышалось многозначительное ворчание, а усилия, прилагаемые пумой для того, чтобы приблизиться к вкусному телу Следопыта, утроились.

— Мочи ее, волосатый, — чувствуя, что до бесславной смерти осталось всего ничего, я еще раз взмахнул клинком, целясь в огромную пушистую конечность. — Плюй, твою мать!

Надо отдать должное — таракан старался вовсю. Но здоровенной кошке было абсолютно все равно — что на радиацию, что на яд.

— Кусай ее, бро, кусай… — Мне на глаза попались отличительные половые признаки хищника и я тут же скорректировал установку: — За шары его, сволочь! Клешнями!

Эдик разразился негодующе-матерной тирадой, но ослушаться не посмел, метнувшись куда-то к задней части продолжавшей свою возню пумы.

Горный лев, только что успешно отмахивавшийся от мачете, неожиданно замер, как-то очень по-человечески округлив глаза. Потом тоненько мяукнул, отцепился от балки и шмякнулся оземь, чуть не придавив своей тушей питомца. А затем поджал хвост и огромными прыжками унесся куда-то вдаль.

Таракан что-то презрительно свистнул ему вслед, бросился было вдогонку, но тут же передумал.

— Этих — ссильный!

— Сильный, сильный, — кивнул я, осторожно спускаясь на землю. — Тебе вообще в медицине работать надо. Есть такой врач, кастролог называется. У тебя получится.

Таракан надулся от гордости и довольно элегантно кувыркнулся в воздухе:

— Ххосяину нущен фхащ?

— Не-не, спасибо, — я на всякий случай отступил от воодушевившегося шестинога. — У меня все хорошо, ничего нигде не болит.

— Этих мощет помощь, — закинул удочку питомец. — Этих ссильный.

— Молодец, молодец. Но ты лучше летай пока по округе, мелочь всякую вали…

Когда над «Альтернативой» начали сгущаться сумерки, мы снова перешли в четвертую зону. И тут же наткнулись на стаю огромных, покрытых длинными иглами волков.

— Прячься, дурень…

К счастью, бежавшие по своим делам твари то ли нас не заметили, то ли попросту не обратили никакого внимания. Несколько десятков увитых мускулами силуэтов стремительно пересекли пространство между двумя ощипанными рощицами и растворились среди деревьев.

В общем-то, прямой намек на то, что эта категория местности могла быть страшна не только излучением. Хотя без него здесь тоже не обошлось — новый браслет оценивал радиационное заражение окружавшей меня среды аж в восемьдесят восемь процентов.

Дофига и чуть-чуть больше, прямо скажем.

Через некоторое время после встречи с волками впереди показались очертания заброшенной промышленной зоны, окруженной небольшими домиками. Судя по всему, конечная цель моего похода находилась именно там.

— Ххосяин, кашетса, тошть сопихаетса, — ни с того ни с сего заметил таракан. — Ссильный.

— Что, мех намочить боишься?

— Ххосяин — кхап, — невозмутимо парировал питомец. — Ххосяин умихать от хатиасия.

— Вот дерьмо, — я совершенно по-новому взглянул в сторону постепенно собиравшихся над головой облаков. — Радиоактивный дождь будет, что ли?

Эдик посчитал ниже своего достоинства отвечать на глупые вопросы. Вместо этого шестиног приземлился на ветку поваленного дерева и, напрочь игнорируя все окружающее, с наслаждением почесался сразу тремя когтистыми лапами.

— Тощть… Этих купатса…

Мне, в отличие от предвкушавшего водные процедуры насекомого, надвигавшаяся непогода внушала все большее беспокойство. Кто его знает, как сильно здесь повышается радиационный фон во время такого дождичка. Хорошо, если прирост составляет пару-тройку процентов. А если сразу десять?

— Тогда никакой аптечки не хватит… давай-ка, бро, перебирай крыльями. Поищем нормальное укромное место.

На округу стремительно опускалась вечерняя темнота. Солнце незаметно скрылось за дальними холмами, небо затянули неприятные иссиня-черные тучи, а ИММК недовольно щелкнул, сигнализируя о том, что обстановка серьезно изменилась.

— Девяносто два процента… пошли-ка в дом, волосатый.

Глухой бетонный забор, служивший оградой для комплекса неприветливых серых зданий, оказался совсем неподалеку, но мне пока что было не до него. Мы с петом пробрались внутрь более-менее сохранившегося строения, поднялись на второй этаж и устроились там на древнем, но еще вполне жизнеспособном диване. Буквально сразу же за окном громыхнуло, а спустя еще несколько секунд послышался стремительно набиравший силу шелест дождя.

Браслет несколько раз подал голос, но затем все-таки успокоился.

— Че сидишь, — я небрежно толкнул локтем пригревшегося рядом питомца. — Лети, купайся.

— Потом, — Эдик подтащил к себе обрывок какой-то тряпки и прикрыл ей нежное пузико. — Холотно.

— Ишь, мягкотелый ка…

Мне пришлось заткнуться на полуслове — где-то неподалеку мягко ухнул взрыв.

Пол ощутимо вздрогнул, остатки стекол в оконных рамах противно задребезжали, сверху посыпалась пыль. Еще через секунду сквозь шум ливня пробились звуки выстрелов. Затем пространство за окном осветила яркая вспышка, браслет разродился истеричным пощелкиванием, а по комнате прокатилась волна горячего воздуха.

Питомец тут же отбросил в сторону свое одеялко, потянулся всеми лапками и томно щелкнул клешнями — судя по всему, отправляться на улицу всего лишь ради гигиены ему окончательно расхотелось.

— Кто там кого, интересно, порабощает…

Словно в ответ на мои слова, внизу хлопнула дверь и послышался топот нескольких пар ног. Мы с Эдиком испуганно переглянулись, а потом, синхронно вскочив с мест, спрятались за диваном.

Несколько минут прошло в тревожном ожидании, усугубляемом доносившимися с первого этажа шорохами. Затем раздался нервный голос одного из визитеров:

— Кажется оторвались. Кто это вообще был?

— Хрен его знает, — тихо ответил другой. — Какие-то новые спецназовцы, мать их. Или штурмовики. Раньше здесь таких не было.

— Бродягу мочканули.

— Зато Флектор все еще жив, днище тупое. Удрал куда-то, рачина членистоголовая.

— Это он, что ли, растяжку задел?

— А кто еще это мог сделать? Не я же.

Наступило молчание, перемежавшееся очередными порциями шорохов.

— Блин, командира жалко, конечно, — послышался третий голос. — Но он сам виноват, что опять этого кретина в рейд взял.

— Третий раз дойти не можем. И третий раз именно из-за него сливаемся. Если бы я не знал Бродягу в реале, то решил бы, что Флектор его девочка. Других причин брать с собой это дно просто нет.

Кто-то тихо фыркнул от едва сдерживаемого смеха:

— Не… этот дятел, конечно, пассив, но только в моральном плане. Впрочем, ручаться не могу…

— Тихо!

— Ты вот мне скажи, кто себя по доброй воле тампоном назовет?

— Не тампоном, а пластырем.

— Один хрен…

— Тихо, дебилы, — в голосе шикнувшего на болтунов человека прозвучало крайнее напряжение. — Я уже задолбался сюда ходить…

Спустя мгновение до меня донесся треск, переросший в странный гул. Буквально сразу же раздались истошные, но очень быстро стихшие вопли, а вокруг запахло жареным — в прямом и переносном смысле одновременно.

— Твою мать, — я выглянул из-за дивана и убедился, что по стенам уже вовсю разбегаются веселые язычки пламени. — Ходу отсюда!

К счастью, когда мы с тараканом вывалились из окна и приземлились в липкую грязь, никаких врагов рядом не оказалось. Возможно, тот, кто так успешно залил напалмом моих временных соседей, посчитал задачу выполненной… или…

Секунду спустя до меня дошло, что подставивший группу краб вполне мог до сих пор оставаться в живых. А значит, разыскивавший его враг был просто обязан продолжить поиски.

— Дерьмо… бро, свали от меня подальше и притаись…

Около пяти минут я мужественно мок под дождем, смотрел на то, как заполняется зеленая полоска на экранчике браслета и пытался греться в пламени полыхавшего рядом дома.

Затем неподалеку раздались спокойные тяжелые шаги, а из-за угла соседнего здания появилась массивная фигура.

Мне уже доводилось видеть различные типы местных экзоскелетов, но это действительно было что-то новенькое. Цельный костюм, напоминавший собой обычную десантную броню, но заметно более массивный. Странные наросты на плечах, шлем с непрозрачным забралом… и огромная хреновина в руках.

На секунду забыв о том что металлическое чудище смотрит именно в мою сторону, я жадным взглядом уставился на диковинное оружие. Этакий футуристический крупнокалиберный автомат, оснащенный подствольным гранатометом и огнеметом. Похоже, идеальное средство для боя в городских условиях. Тяжелое только…

Штурмовик повел своим могучим стволом по сторонам, а затем двинулся вперед, тяжело впечатывая в землю металлические ноги.

На душе стало очень-очень неуютно. И это чувство еще больше усилилось, когда за моей спиной послышались точно такие же шаги.

— Нашел?

— Уничтожил пять единиц. Еще одна продолжает скрываться.

— Сектор под контролем. Остается только выкурить крысу.

Я, притаившись среди обломков, решил, что полностью разделяю желания патрулировавших местность штурмовиков. Но спешить им на помощь все-таки не рискнул, вместо этого осторожно забравшись под солидный кусок шифера и наконец-то укрывшись таким образом от радиоактивного дождя.

В течение следующего получаса враги появлялись рядом со мной еще трижды. А затем со стороны забора раздался наполненный искренним ужасом трепещущий вопль и ситуация наконец-то изменилась.

Судя по тому что мне довелось услышать в ближайшие тридцать секунд, единственное умение, которым мог по праву гордиться обнаруженный охраной Флектор — это умение громко и бессмысленно сотрясать воздух. Тем не менее, спасать свою трусливую задницу от неприятностей у него тоже получалось неплохо — хотя звуки выстрелов очень быстро сместились далеко в сторону, истошные вопли так и не прекратились.

— Спрашивается, чего орать на всю округу, когда можно просто сдохнуть, избавив мир от своего унылого присутствия…

Как бы то ни было, а определенную пользу горлопан все-таки принес — в качестве отвлекающего маневра его перформанс оказался воистину бесценен.

Поняв, что другого такого шанса может и не представиться, я опрометью метнулся к видневшейся за ближайшими развалинами стене, добежал до нее, подпрыгнул, подтянулся…

Замер, напряженно таращась в темноту.

На первый взгляд, с другой стороны забора все было на удивление тихо и спокойно. Но, когда до меня дошло, что в такой ситуации имеет смысл воспользоваться прибором ночного видения, картина стала совсем не такой радужной.

Около расположенных неподалеку от меня ворот затаились практически полностью слившиеся с местностью штурмовики. На крышах расположились неприметные, но ощетинившиеся многочисленными стволами башенки. А в качестве вишенки на торте между зданиями высветился до боли знакомый силуэт ходока.

Полный комплект.

Восхищаясь собственной дерзостью, я медленно вполз на стену, после чего точно так же медленно спустился внутрь периметра.

Никто не поднял тревогу. Ходок остался неподвижным. А дождь, словно одобряя мой подвиг, хлынул с новой силой.

Начала тихонько жужжать аптечка.

— Отстой…

Понятия не имея о том, куда здесь лучше идти и что вообще находится рядом, я ползком добрался до стены ближайшего дома и двинулся в обход. Заглянул за угол, осознал, что лежу прямо под ногами у еще одной механической твари, дернулся назад. Вернулся к оставленной позади неприметной дверце, дотянулся до ручки…

Следопыта в этих краях явно не ждали в гости — запоры оказались весьма качественными. Пришлось снова тащиться к неподвижному железному монстру, а потом очень осторожно пробираться мимо него в сторону следующего входа.

То ли мой костюм работал на божественном уровне, то ли местные роботы просто-напросто находились в неактивном состоянии — не знаю. В любом случае, меня никто не заметил, не растоптал и не изжарил плазмой. Я прокрался к вожделенной двери, попытался ее открыть, но снова, мягко скажем, обломался.

— Дерьмо.

Взгляд зацепился за ведущую на крышу пожарную лестницу. Секунд тридцать ушло на обдумывание нового плана, а затем я, то и дело косясь на оставшегося за спиной гиганта, полез вверх.

Сердце липкими пальцами стискивала… нет, не паника, а самая обычная жадность.

Будь ходок один, я бы давно всадил в него заряд из ядерного пистолета и прямо сейчас уже наслаждался бы царским лутом. Но тратить уникальный заряд только ради того, чтобы получить опыт, а сразу после этого героически умереть под выстрелами других обитателей локации… Нафиг надо.

— А жаль…

На высоте второго этажа совсем рядом с лестницей располагалось маленькое окошко, которое, в отличие от остальных выходов, оказалось незапертым. Я аккуратно переступил на подоконник, сдвинул в сторону раму и как можно тише спрыгнул на пол.

Впереди был длинный темный коридор, совсем рядом со мной виднелась одинокая деревянная дверь. Повешенная на нее сакраментальная табличка говорила о том, что по другую сторону находилась комната для вдумчивых размышлений, где каждый желающий имел шанс поделиться гнетущей душу тяжестью с молчаливым и всепрощающим белым братом.

— Ххосяин, я пхилететь, — донесся до меня хриплый свистящий шепот. — Котов упивать.

— Котов убивать не надо, коты хорошие, — машинально поправил я насквозь промокшего питомца. — Веди себя тихо…

Выждав пару минут, мы с Эдиком осторожно двинулись вперед. ИММК больше не щелкал, аптечка тоже прекратила свое жужжание, так что единственным звуком, который нас сопровождал, был…

— Проклятый неуч! — Где-то впереди внезапно раздался злой и одновременно скорбный вопль. — Ничтожество! Срочно отправьте его в биореактор!

Я вздрогнул от неожиданности, но останавливаться не стал. В душе проснулось и сонным удавом заворочалось любопытство — чтобы там ни подсунул мне Карлос, оно явно заслуживало пристального внимания.

— И его тоже в биореактор! Всех — в биореактор!

Пришлось чуть-чуть сбавить ход — на просторах «Альтернативы» встречалось слишком много сумасшедших ученых и бездумно мчаться к одному из них в лапы было глупо.

Вытащив мачете, я опустился на пол и снова двинулся вперед — туда, где заканчивался коридор и начинался какой-то огромный зал, слабо освещенный тусклыми желтыми лампочками.

— Умри, умри, тварь!

До меня донесся звон разбитого стекла и визгливая ругань, а потом частые гулкие удары по чему-то металлическому.

Затем наступила тишина.

Глава 4

Перед нами явно находилась какая-то лаборатория.

Прямоугольное помещение размером тридцать на сорок метров было плотно загромождено всевозможным оборудованием — рядом виднелись перегонные аппараты и что-то наподобие центрифуги, справа просматривалась сложная конструкция из разнокалиберных пластиковых емкостей, слева стояли громоздкие приборы совершенно неизвестного мне назначения, а возле дальней стены я смог разглядеть несколько стеклянных медицинских боксов и огромный стол, заваленный всевозможным хламом.

В высоту это все занимало этажа два, а мы с Эдиком притаились где-то посередине, на узком решетчатом настиле, проходившем по периметру зала. Совсем неподалеку располагалась хлипкая лестница, но воспользоваться ею было нельзя — внизу расхаживал хозяин этого таинственного места.

— Ничтожные черви… топливо для биореактора…

Несмотря на грозное содержание своих речей, произносивший их человек вызывал достаточно забавное впечатление. Тощий, большеголовый и совершенно лысый, он чем-то напоминал круглый леденец на палочке. Или одуванчик — чрезвычайно активный и злобный.

— Жалкий мусор…

Поблизости хлопнула дверь и до меня донесся новый голос:

— Профессор Павлов, начальник внешней охраны сообщил, что последний из нападавших тоже был убит.

Раздался грозный писк возмущенного хомячка и ученый обрушил на железный бок ближайшего аппарата страстный удар. Металл охотно прогнулся, заставив меня задуматься о перспективах открытого противостояния.

Черт его знает, сколько силы сконцентрировано в этом худосочном тельце…

— А что сказал этот позор человеческого рода?!

— Предложил вам потренироваться на собачках, — осторожно ответил собеседник профессора.

К моему удивлению, на этот раз одуванчик буянить не стал. Лишь печально вздохнул, махнул рукой и ушел куда-то к центру помещения.

Дверь снова хлопнула. Потом наступила относительная тишина.

— Идем, бро, — шепнул я таракану. — Щипанем этого фраерка.

Мы осторожно спустились по узким металлическим ступенькам и сразу же оказались посреди густых теней. На освещении здесь явно неплохо сэкономили.

— Ищи, волосатый… что-нибудь полезное ищи…

Таракан, едва слышно цокая по полу коготками, убежал в темноту, а я начал рассматривать оказавшиеся рядом цилиндры.

[Колонна ректификационная КР-103.]

— Весьма информативно…

Обойдя колонну по кругу, я убедился, что совершенно ничего не понимаю в промышленной химии. Стоявшая неподалеку центрифуга укрепила меня в этом мнении. Да и вообще, весь этот уголок, заполненный безликими неработающими агрегатами, вызывал в душе какое-то неприятное впечатление.

Ничего, что можно было бы по-тихому украсть, здесь точно не имелось. По крайней мере, на первый взгляд.

— Ххосяин, там бохатстфо, — из-за таинственного приземистого шкафа внезапно появился таракан. — Итем!

Влекомый любопытством, я осторожно последовал за питомцем и уже спустя полминуты оказался возле нескольких вместительных пластиковых бочек, составленных в пирамиду.

— Вот!

— Цэ два аш пять о аш, — прочитал я надпись на ближайшей емкости. — Ты уверен, что нам нужен спирт? И как, по-твоему, я его отсюда унесу?

— Ссам тумай, — сразу же обиделся Эдик. — Кхап.

— Да ну тебя…

То, что находилось вокруг нас, наверняка имело достаточно большую ценность. Но расхитить эти богатства не представлялось возможным — мне, как и прежде, оставалось надеяться только на то, что в лаборатории все же найдутся более мобильные ништяки.

Оставив таракана дальше изучать зал, я двинулся к центру. Туда, где по-прежнему время от времени ругался лысый профессор.

— И этого тоже в биореактор!

Выглянув из темноты, я стал свидетелем того, как остановившийся рядом с медицинским боксом ученый задумчиво пинает его ногой.

Один из ударов оказался неожиданно сильным. Павлов болезненно ругнулся, попрыгал на одной конечности, а затем вернулся к своему столу и с силой ударил кулаком по большой красной кнопке.

Ничего страшного не произошло, но спустя тридцать секунд раздался стук открытой двери, а до моих ушей донеслись звуки шагов.

— Доктор Павлов?

— Я уже семьдесят лет, как доктор Павлов, — сообщил профессор недовольным тоном. — Уберите этот мусор в биореактор!

В пятно света зашли двое мужчин, одетых в пятнистую форму.

— Биореактор полон, — заявил один из них. — В последнее время для него даже слишком много топлива. Может, на свалку?

— Нельзя, чтобы закачанные в подопытного вещества попали на свалку, — неожиданно рассудительно возразил ученый. — Выполняйте.

Легонько ворча, охранники проследовали к стеклянной коробке, открыли ее и вытащили наружу слабо шевелившееся тело.

— Давайте, давайте быстрее! И доставьте мне новых подопытных!

— Где мы их найдем, интересно, — проворчал один из охранников, таща за собой мешок с жертвой научного эксперимента. — Чертов Пеликан совсем обленился…

Дверь в очередной раз хлопнула, Павлов вернулся на свое рабочее место, а я задумался о том, что Карлос Пеликано и Пеликан — это чертовски созвучные имена. Слишком уж созвучные для простого совпадения.

Оставалось надеяться только на то, что маленькая подработка моего нового знакомого никак не скажется на выполнении им основного обещания.

— Пожрать бы, — ни с того ни с сего протянул одуванчик. — Так вот работаешь с утра до ночи, себя не щадишь, а всякие козлы… эх…

Его слова тут же напомнили мне про валявшийся в инвентаре пакетик с сухариками. В принципе, ими вполне можно было отвлечь старикашку. Или даже убрать его из лаборатории. А то и прикончить…

Не откладывая дело в долгий ящик, я проверил наличие лакомства и медленно попятился назад, на поиски таракана. Благо, тот буквально сразу же вынырнул мне навстречу.

— Тихо… тихо, мать твою, чудище когтистое, — прошептал я. — Видишь вон того хрыча?

— Лыссый кхап.

— Он самый. Пакетик видишь? Твоя задача — положить этот пакетик лысому на стол. Так, чтобы никто ничего не заметил, ясно? Дождешься, пока он куда-нибудь отойдет, а затем аккуратненько так на краешек кинешь. Усек?

— Сслощно, — с сомнением протянул таракан. — Полощить, если ххосяин отхонит лысофо. Лысый уйти, я полощить.

— Я не буду гонять лысого, — мне пришлось с негодованием отвергнуть предложение питомца. — Дождешься, когда он уйдет, затем положишь. Выполняй!

Несмотря на все тревоги Эдика, операция прошла как по маслу. Печально бубнивший себе под нос всевозможные нехорошие вещи профессор уже минут через пять выбрался из кресла и целеустремленно направился куда-то в угол. Сразу вслед за этим над краешком стола появилась обросшая голубым мехом клешня и сухарики оказались в запланированном месте.

Спустя еще минуту Павлов вернулся к своему креслу, откинулся на спинку и печально вздохнул:

— И там ничего нет. Хоть тараканов начинай ловить.

Притаившийся у моих ног шестиног вздрогнул, но мужественно промолчал.

— Гнусная работа… а это еще что?

Заметивший пакетик старикашка довольно долго его рассматривал, а затем, совершенно неожиданно для меня, опять треснул по красной кнопке.

Пришлось шустро отползать назад и прятаться среди шкафов и бочек.

— Что случилось, профессор? — В зале снова появились два закамуфлированных по самое не могу человека. — Еще кого-то в биореактор хотите засунуть?

Вместо ответа ученый ткнул пальцем в пакетик:

— Смотрите. Видите?

Охранники послушно вылупились на сухарики.

— Ну да, — осторожно кивнул старший из них. — Сухари. Вкусные, наверное.

— Я не про это, — раздраженно скривился Павлов. — Откуда они здесь?

— Ну… принес кто-то, наверное.

— Кто?!

— Мы не знаем. Может, кто-то из наших забыл. Наверное.

Долгую минуту все трое рассматривали несчастный пакетик, затем профессор раздраженно махнул рукой:

— Никакой пользы от вас. Когда будет завтрак?

— Утром.

— Повара нужно отдать мне на опыты… все, идите, идите…

Недоумевающие охранники удалились, а Павлов продолжил изучение сухарей в одиночестве.

— Чертовы солдафоны.

Чуть-чуть поколебавшись, он осторожно ткнул еду пальцем, но та вела себя смирно и не пыталась строить никаких козней. Расхрабрившись, одуванчик аккуратно разорвал полиэтилен и замер, наслаждаясь дивным запахом.

— Божественно…

Уже в следующий момент по залу разнесся смачный хруст — хозяин лаборатории не смог сдержаться и принялся со скоростью лесного пожара уничтожать пищу.

Та закончилась чрезвычайно быстро.

— Не так уж плохо, — на этот раз в голосе ученого послышалось некое подобие удовлетворения жизнью. — Теперь попить бы…

Я терпеливо ждал и наблюдал.

Пораженный остро-солеными сухариками организм некоторое время пытался сопротивляться их влиянию, но очень быстро сдался. Павлов встал из-за стола, дошел до ближайшего шкафа и вытащил оттуда огромную бутыль с минеральной водой. Присосался к ней, испуская частые стоны наслаждения, затем убрал емкость обратно и вернулся на рабочее место.

Через минуту сценка повторилась.

После четвертого вояжа человек-одуванчик стал нервно осматриваться по сторонам, поправлять брюки, а в конце концов целеустремленно двинулся к лестнице. Судя по всему, спеша на свидание с белым братом.

— Давай, давай…

Дождавшись, когда он скроется в коридоре, я выскочил на открытое пространство и бросился к столу.

— Волосатый, ищи. Все ценное и маленькое.

Мозг начал отсчитывать секунды. Сколько понадобится ученому для того, чтобы пройти к туалету и в полной мере удовлетворить свои низменные потребности? Минута, может быть. Или две.

Мало…

На столе Павлова был только хлам. Откровенный, хотя и выглядевший весьма солидно. Различного рода посуда для химических опытов, какие-то блокнотики, старенький принтер, грязная кофейная кружка…

Мысленно помянув профессора несколькими крепкими словами, я окинул взглядом опустевшие стеклянные боксы, метнулся к стоявшим чуть в стороне шкафам, распахнул сразу оба и уставился на содержимое.

Полки левого оказались плотно заставлены всевозможной химией. Странные надписи, большие и маленькие бутылочки, порошки, слитки — полный набор юного экспериментатора, короче говоря.

В правом ученый хранил свои личные вещи. Уже знакомая мне бутылка минеральной воды соседствовала с помятым лабораторным халатом, на грязной тарелке лежала засохшая шкурка от колбасы, в уголке сиротливо притаилось средство для роста волос…

А еще здесь был сейф. Огромный блестящий сейф с тускло светившимся дисплеем, металлической клавиатурой и внушительным колесиком.

— Проклятые упыри, — донесся до меня едва слышный голос. — Наверняка ведь подсунули эту дрянь специально…

Моля всех богов о том, чтобы профессор меня не заметил, я стремительно прикрыл дверцы, шикнул на таракана и снова скрылся в темноте.

Теоретически, старикашку вполне можно было прикончить. Но у меня в памяти очень хорошо отпечатался его удар, после которого толстый металл смялся, будто невесомый пергамент.

Лишний раз получать люлей не хотелось.

— Проклятые заготовки для биореактора, — громко проворчал спустившийся по лестнице доктор. — Ничего, когда я добьюсь успеха, мы еще посмотрим, кто здесь будет смеяться…

Некоторое время он расхаживал вокруг своего стола, затем отошел к какому-то прибору и начал тыкать пальцем по кнопочкам.

Раздалось басовитое гудение.

Следующие минут двадцать одуванчик что-то увлеченно печатал на компьютере, то и дело всуе поминая биореактор, а также предоставляемые им восхитительные возможности. Меня вся эта тягомотина откровенно бесила, но сделать что-либо необдуманное я по-прежнему не решался.

Наконец, вдалеке еще раз стукнула дверь.

— Профессор Павлов, мы нашли нового желающего!

— Да? — Ученый буквально подскочил на месте и тут же выхватил из кармана огромный шприц. — Скорее, скорее, ведите его сюда!

Послышалась какая-то странная возня, сменившаяся жалобным хрипом.

— Дергается, падла… на!

— Это точно доброволец?

— Не сомневайтесь… а, мать твою! Он меня за палец укусил!

— По печени бей!

— Ну, раз доброволец, то хорошо, — успокоился профессор. — Ведите его уже ко мне.

Пока охрана тащила нового подопытного к ученому, тот успел выкатить из-за шкафов массивное кресло, украшенное многочисленными ремнями и фиксаторами.

— Сюда, сюда его… аккуратнее!

Охранники усадили отчаянно сопротивлявшегося непися в кресло, зафиксировали его там и только после этого смогли вздохнуть с облегчением.

— Выпустите меня, сволочи! Убери от меня эту штуку, лысый урод!

— Какой невежливый молодой человек, — Павлов сокрушенно качнул головой и очень ловко воткнул в руку бедолаги иглу.

— Дерьмо!

Не обращая внимания на негодующие вопли, доктор отошел в сторону, достал из ящика стола небольшую камеру и, повернув ее в свою сторону, принялся говорить:

— Экспериментальный состав номер триста четырнадцать. Объект эксперимента — мужчина… тебе сколько лет?

— Пошел в задницу, сволочь! А-а-а!

— Объектом эксперимента является мужчина средних лет с ярко выраженными признаками немотивированной агрессии, — невозмутимо продолжил одуванчик. — Цель эксперимента заключается в создании суперсолдата, обладающего повышенными физическими и ментальными характеристиками. К сожалению, предыдущие попытки оказались не совсем удачными. Итак…

— А-а-а! Сучара!

— В данный момент мы наблюдаем спонтанное деление клеток и глобальную перестройку мышечной ткани, — Павлов направил объектив на подопытного. — Следующим этапом должна стать эволюция сознания…

Несчастный, до этого усиленно крывший всех вокруг неприятными словами, внезапно успокоился и задумчиво уставился на пол у себя под ногами.

— Мне кажется, я хочу есть, — произнес он с откровенным сомнением в голосе. — Возможно, подвергшийся генетическим изменениям организм должен восполнить энергетические затраты.

— О, боже, да! Получилось!

— Однако, учитывая сложившуюся ситуацию, наиболее правильным поступком станет перепрофилирование организма на дальнейшее распространение генома.

— Ты о чем? — Судя по всему, такие размышления подопытного не принесли экспериментатору никакой радости. — Отвечай!

— Внешняя среда чрезвычайно недружелюбна, — кивнул собственным догадкам модифицированный. — Распространение генетической информации является превалирующей задачей.

Его глаза закрылись. На лице появилась гримаса боли.

— Профессор, что он делает? — Чувствовалось, что задавшему вопрос охраннику немного не по себе. — Какие задачи?

— Пытается настроить свой организм… почему-то мне это не нравится…

Веки подопытного снова поднялись.

— Жрать хочу, — уверенным тоном заявил он. — А еще мне срочно нужен секс.

— Но…

— Ты че, лысый, не осознал перспективы? Думаешь, меня эти ремешки сдержат? Жрать неси, резко. И приведи мне девку какую-нибудь. Бегом, задница ушастая! Иначе сам на ее месте окажешься.

Несколько мгновений профессор безмолвно открывал и закрывал рот, вызывая тем самым невольные ассоциации с сурдопереводчицей, вынужденной комментировать забористый порнофильм. Затем стремительно покраснел и взвизгнул уже знакомым мне голоском:

— В биореактор! Немедленно!

История с вывозом из лаборатории топлива для биореактора повторилась. Единственное отличие от предыдущего раза заключалось лишь в том, что на сей раз Павлов отправился вслед за жертвой эксперимента, оживленно с ней переругиваясь на радость охранникам.

А мне наконец-то выпал еще один шанс на грабеж.

Внимательно прислушиваясь к звукам постепенно удалявшейся брани, я скользнул к ближайшему шкафу, приоткрыл его и, не мешкая, ткнул вытащенным из инвентаря тестером прямо в экран сейфа.

Послышалось слабое жужжание. Затем приборчик резко нагрелся и очень жалобно пискнул, а еще спустя мгновения во все стороны полетели искры и металлический ящик с весьма громким лязгом открылся.

— Дерьмо…

Созданный шум совершенно мне не понравился, но прерываться я не стал. Даже если убьют, то и хрен бы с ним…

[Внимание! Чувствуется, что у вас есть определенная склонность к не совсем законным делам. Поздравляем. Вы получаете достижение «Авантюрист». Эффект достижения: +1 уровень к навыку «Авантюризм».]

— Потом, блин, — я сбросил сообщение и запустил руки внутрь сейфа. — Так…

На верхней полке лежали четыре шприца — точно такие же, как и тот, который использовал на своей жертве Павлов. Чуть дальше обнаружился толстый журнал в непрозрачной обложке. Нижняя полка порадовала огрызком яблока и красивой кожаной папкой, где…

За спиной послышался шорох, а затем гневный окрик:

— Это еще что такое?!

Вздрогнув и стукнувшись головой о дверцу шкафа, я начал как можно быстрее запихивать находки в инвентарь.

— Воры!

— Эдик, мочи козла, — моя рука ощупала самый дальний уголок ящика, но ничего там не обнаружила. — Мочи!

Увы, как и предполагалось, маленькому таракану ничего не светило в поединке с безжалостным профессором. Когда я отвернулся от разграбленного хранилища, ученый уже успел поймать шестинога и с упоением лупил его головой о столешницу.

— Получай, лоша…

К сожалению, стоило только мне дернуться на выручку питомцу, как Павлов отвлекся от своего занятия, схватил тяжеленный микроскоп и взмахнул рукой, отправляя его на встречу с моей головой.

Наступила тьма.

Затем перед глазами выскочил вопрос о желаемой точке возрождения.

— А, пофиг, — я мысленно пожал плечами и выбрал рандом. — Продолжим. Авось, еще что-нибудь найдем…

Мне было немного обидно — несмотря на все трепетно взлелеиваемые надежды, очередной уровень Следопыту игра не выдала. Впрочем, определенная логика в этом присутствовала — какими-то особыми подвигами персонаж не отметился. Да, оказался на запретной территории, добрался до сейфа, ограбил его, но дальше-то что? Позорная смерть?

— Ну и хрен с ним.

Выбросив последние события из головы, я осмотрелся.

Мы с Эдиком находились в центре крайне неприятного болота. Под ногами мягко проминалась грязная почва, рядом поблескивали в лунном свете обширные пятна воды, кое-где тянулись вверх почерневшие стволы деревьев. Тем не менее, никакой реальной опасности пока что заметно не было. Даже радиация — и та держалась на вполне вменяемом уровне в восемьдесят три процента.

— Идеальное место для отдыха от назойливых крабов… бро, а давай-ка ты у нас фонариком поработаешь. Посмотрим хоть, что у одуванчика стащили.

Таракан, успевший отвыкнуть от своей солнцеподобной сущности, негромко пискнул, надулся, что-то прошипел, но затем все же включился, озарив пространство голубым сиянием.

Первым делом я вытащил из инвентаря папку. Увы, ожидания в очередной раз не оправдались — внутри не нашлось никаких секретов и никакой ценной информации. Только бережно закатанный в пластик диплом.

[Диплом МГУ.]

[Монгольский Государственный Университет вышел на пик своей популярности сразу после того, как ведущие учебные заведения мира перешли на унификацию выдаваемых свидетельств о высшем образовании.

Множество студентов из России и стран СНГ решили воспользоваться возможностью получить престижный и ценящийся во всем мире диплом МГУ, пройдя при этом обучение не в МГУ, а в МГУ. Деньги же, заплаченные ими за ускоренное заочное обучение в МГУ, послужили основой того, что впоследствии стало известно нам как «монгольское экономическое чудо».]

— Хитрозадые подсвинки, — я покачал головой и отправил диплом обратно в ячейку. — То-то у профессора ни черта не вышло с его исследованиями…

Следующим на свет появился аккуратно упакованный в плотную бумагу журнал. Мне пришлось изрядно повозиться, но в конце концов обертка полетела на землю, а с обложки на меня уставилась какая-то отвратительная жирная бабища.

— Едрена вошь!

[Artemis. Журнал для настоящих толерантных мужчин.]

Ошеломленно шепча ругательства, я принялся листать страницы. Практически на каждой оказались изображены все те же рубенсовские тетки. Молодые, старые, черные, белые, коричневые…

В самом конце обнаружился такой же жирный негр, игриво уставившийся на зрителя.

— Нахрен, нахрен…

Творение местных извращенцев полетело в ближайшую лужу, а я, все еще пребывая в культурном шоке, повернулся к питомцу.

— Ххосяин — кхап, — осуждающе прошипел тот. — Бохатстфо.

— Нет, волосатый. Это, едрена вошь, бодипозитив. Это дерьмо, а не богатство.

— Посисиф?

— Он самый, — я усиленно моргнул, стараясь как можно скорее забыть увиденное. — Так называется ситуация, когда отвратительно ленивое жирное тело, вместо того чтобы заняться собой, начинает вопить на весь мир о том, что быть отвратительно жирным и ленивым — это здорово.

Эдик с сомнением пискнул и задумчиво почесал толстое пузико.

— Мода такая, бро. Если жирный — говори, что на толстяках держится мир. Если не сумел закончить школу — кричи о том, что образование не нужно. Если руки из нижней головы растут и делать ничего не умеешь — рассказывай всем о своей тонкой душевной организации. Понимаешь? Не нужно ничего делать, просто ори как можно громче. По примеру чуваков из правительства.

— Тоще так хощу.

— Тьфу.

С раздражением отвернувшись от мохнатого диссидента, я вытащил из инвентаря шприцы с препаратами.

[Экспериментальная сыворотка для создания суперсолдат. Разработчик: доктор Павлов.]

— Интересно, сколько за нее на аукционе отвалят?

— Тай, — к одному из шприцов внезапно протянулась волосатая клешня. — Хощу!

— Уверен? Не помнишь, что ли, как того чувака скрючило?

Клешня испуганно отдернулась, но потом снова двинулась вперед.

— Ну, как знаешь. Тебя уколоть?

— Ссам!

Заполучив шприц, питомец неуклюже повертел его в лапах, а затем с видом отважного самурая вонзил иглу себе в пузо. Кое-как надавил на поршень, издал душераздирающий писк и шлепнулся в грязь, раскинув по сторонам конечности.

— Эй, ты чего там, сдох, что ли? Бро?

[Ваш питомец употребил не поддающееся классификации вещество.

Эффекты:

— интеллект: +10

— сила: +10

— острая наркотическая зависимость.]

— Ничего себе буст, — я вылупился на сообщение, чувствуя острый приступ жадности. — За это мне что угодно отдать должны…

— Тай еще, хосяин, — очнувшийся таракан слабо пошевелил усами. — Мне нущно.

— Фиг там, — оставшиеся шприцы тут же вернулись в подпространственное хранилище. — Хватит с тебя и одного.

— Хосяин, если я стану сильнее, то смоку помокать тепе еще лущше, — неожиданно рассудительно произнес питомец. — Тах путет фыхотно.

— Это еще что за речи? — Я с подозрением уставился на взявшегося ораторствовать шестинога. — Ты что, интеллектуалом себя возомнил?

— Этик умный, — согласился тот. — А хосяин — кхап.

— Хрен тебе, а не препарат.

— А еще хосяин — сфолощь.

— Да пошел ты…

Прекратив спор, я снова осмотрелся по сторонам и перебрался на небольшую возвышенность в надежде увидеть оттуда что-нибудь интересное.

— Ощень плохо, — донесся из-за спины наполненный страданием шепелявый голос. — Хосяин, есть еще?

— Ничего больше нет. Отстань…

Мое внимание привлекла странная лужа, переливавшаяся призрачным зеленоватым светом. До водоема было метров сто, но в темноте он прямо-таки бросался в глаза, намекая на что-то неизвестное и очень ценное.

— На сундук с сокровищами, ага… или на колонию гребаных светлячков…

Оставив таракана валяться в грязи, я медленно двинулся вперед. Пробрался между совершенно пустыми и неинтересными кочками, пересек особенно длинную лужу, а затем, так и не встретив каких-либо опасностей, остановился на краю светящегося озерца.

— Хосяин, если я упью еко, ты ташь мне лекахстфо?

— Твою мать! — Подкравшийся шестиног предусмотрительно выключил собственное свечение, так что сумел застать меня врасплох. — Кого ты убьешь?

Эдик отважно ткнул клешней прямо в воду:

— Еко!

Мне стало немного неуютно. Конечно, я предполагал, что в болоте может скрываться какая-то тварь, но предполагать — это одно, а узнать наверняка…

— Ну, давай, попробуй.

Таракан радостно пискнул, а затем плюхнулся в лужу. Вот только уйти на глубину у него не получилось. Несмотря на отчаянные взмахи лапами и негодующий писк.

— Как корова на льду. И как ты кого-то там убивать собрался?

Таинственное свечение неожиданно и резко усилилось. Питомец заподозрил что-то неладное, тут же растерял всю свою храбрость, бросился к берегу… но не успел.

Над поверхностью воды показалась огромная светящаяся голова какого-то гигантского насекомого. Хищные челюсти дернулись вперед, схватили истошно заверещавшего Эдика поперек туловища, а затем подводный обитатель снова скрылся, утащив свою жертву на глубину.

Я, не успев толком осознать произошедшее, так и остался стоять столбом.

— Вот козлина…

Смерть наглого пета не слишком-то меня взволновала — по этому поводу я даже ощутил некий прилив злорадства. Но вот спрятавшаяся под водой скотина явно представляла из себя что-то весьма интересное. Читать про такую живность мне до этого момента не приходилось, а это означало, что в луже вполне мог жить очень редкий или даже легендарный хищник.

— Почему нет… местечко-то вполне подходящее…

Оставался только один вопрос — стоило ли тратить на непонятного противника один из двух имевшихся в наличии зарядов?

Отойдя от берега и продолжая на всякий случай следить за ним краем глаза, я вызвал форум.

[Можно ли употреблять мутагены из легендарных тварей? Убил огромного крота, нашел шарик, а есть его как-то страшновато.]

[Можно, но только один раз.]

[Почему?]

[Потому что второй раз тебе никто такой мутаген не даст!]

[Очень смешно.]

[Ешь, не парься. В любом случае будет интересно.]

[Есть же серия статей про это. Открываешь статью про крота, видишь, что ничего страшного там нет.]

[Спасибо! А есть легендарные монстры, с которых вредные мутагены падают?]

[Нет. Они тебя в любом случае бустят. Причем, очень корректно. Какое-нибудь свечение, например, не прилепят.]

[Отлично! Спасибо, друг!]

[Когда находишь такой мутаген, то нужно смотреть на форуме — что именно он может дать. Если дает нужные тебе вещи, то берешь. Если ненужные — продаешь.]

[Почему всяким крабам везет на такие вещи, а мне нет?!]

[Сложный вопрос. Возможно, ты просто еще хуже, чем они?]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Всем спасибо! Мутаген оказался очень крутым! У меня теперь ночное зрение есть!]

Спустя еще десять минут я вернулся к озеру. Про обитавшего там гада узнать ничего не получилось, но это лишь послужило доказательством того, что рядом со мной находился кто-то эксклюзивный. И ценный.

Не факт, правда, что легендарный.

— Ну, рискнем…

Следовать примеру чересчур умного таракана мне не захотелось. Вместо этого я постоял немного на берегу, прикидывая шансы, а затем отошел метров на десять и, набрав пригоршню земли, начал кидать в воду маленькие комочки. Один, второй, третий… десятый…

В тот момент когда первая порция приманки закончилась, свечение стало быстро усиливаться. Гораздо быстрее, чем во время тараканьего заплыва.

Я поспешно вытер руки о штаны, выставил вперед свой несуразный пистолетик и замер, превратившись в безмолвное изваяние.

Мгновения неторопливо ползли мимо, но башка противника показываться не спешила. А спустя минуту сияние опять начало слабеть.

— Вот презерватив…

Пришлось подобрать и кинуть вперед еще один комочек грязи.

Озеро озарилось вспышкой. Я едва успел вскинуть оружие, как поверхность воды у самого берега буквально взорвалась. В вихре разлетающихся брызг к небесам взметнулось что-то огромное, светящееся, страшное…

Мне удалось лишь выдавить из себя невнятный испуганный вопль. А затем нажать на спусковую кнопку.

Глава 5

Бывают моменты, когда человека от опасности спасает накопленный за время жизни опыт. Включается подсознание, срабатывают отточенные годами тренировок рефлексы…

В общем, это был совсем не тот случай. Хотя преподаватель ОБЖ всеми силами старался научить нас обращаться с оружием и правильно вести себя в экстремальных ситуациях, я до сих пор не имел совершенно никакого понятия о том, как правильно охотиться на гигантских жуков с помощью атомного пистолета. Существенный недочет современной системы образования, как мне кажется.

Когда светящаяся туша размером с половинку железнодорожного вагона выпрыгивает из воды, намереваясь тебя сожрать, в голове проносится очень скудный набор мыслей. Если же убрать оттуда все матерные конструкции, то список сокращается до совершенно ничтожных пределов. И на этом фоне мой неуклюжий выстрел являлся самым настоящим проявлением несгибаемого самообладания. По крайней мере, мне очень хотелось в это верить.

Я был слишком занят созерцанием взмывшей над водой твари, так что не ощутил никакой отдачи. Зато пропустить момент попадания оказалось невозможно.

Случись все это в реальности, мне бы тут же сожгло сетчатку. В общем-то, сожгло бы не только ее, а вообще все подряд, но, к счастью, здесь действовали другие законы.

Я сумел выжить, успел рассмотреть вспухший впереди ослепительный шар, а лишился зрения уже потом.

ИММК с аптечкой взвыли на разные голоса, земля содрогнулась от падения чего-то огромного и мне хватило ума сделать то единственное, что оставалось возможным — броситься наутек. Вряд ли подобное решение смогло бы хоть кого-то спасти в обычной жизни, но здесь мой персонаж сумел пробежать метров тридцать и лишь после этого со всей дури врезался в коварно притаившееся на пути дерево.

Столкновение послужило мощным отрезвляющим фактором. Пока я сидел на пятой точке, ошеломленно крутя по сторонам головой, до меня дошло, что браслет уже прекратил свои вопли. Еще через какое-то время успокоилась аптечка. Начала возвращаться способность что-то видеть.

В общем-то, первым, что попалось мне на глаза, было то самое дерево, которое так внезапно и успешно остановило мой побег.

Дерево как дерево, ничего особенного.

— Если реальный постапокалипсис будет таким же, нас всех тупо сожрут…

Поднявшись на ноги и обернувшись, я увидел массивную тушу, валявшуюся возле озера. Туша загадочно светилась, дергала похожей на телеграфный столб ножкой, но в целом казалась вполне безобидной.

— Ладно, глянем.

По мере сокращения расстояния до уничтоженного противника ИММК беспокоился все сильнее, а под конец так и вовсе зашелся в лихорадочном потрескивании, намекая на то, что Следопыту суждено загнуться уже в самом недалеком будущем.

К счастью, вокруг по-прежнему находилась четвертая зона, так что глобальной угрозы для существования персонажа все-таки не наблюдалось.

Я отбросил в сторону колебания, подбежал вплотную к поверженному насекомому и взмахнул мачете, целясь в одно из сочленений хитинового панциря. Затем, преодолев брезгливость, запустил внутрь руку.

[Гормон роста. Источник: легендарный гигантский жук-плавунец. Качество: легендарное.]

[Мутаген. Источник: легендарный гигантский жук-плавунец. Качество: легендарное.]

[Икринка легендарного гигантского жука-плавунца.]

— А вот теперь пора по тапкам…

Удрав на безопасное расстояние, я открыл инвентарь, начал выбирать место для своей добычи — и только в этот момент понял, что оставил в лаборатории профессора тестер электронных систем.

— Гребаный одуванчик! Дерьмо!

Не зря, получается, все мои знакомые постоянно талдычили о том, что спешка нужна только при ловле блох или при посещении чужой жены. Судя по всему, занимаясь грабежом сейфа, я банально забыл спрятать артефакт, а потом объявился ученый, все завертелось…

Тот факт, что теперь в инвентаре нашлось место сразу для всех моих находок, радовал очень мало — потерянный артефакт успел делом доказать свою эффективность, а новый взять было попросту негде.

Минут пять я всерьез размышлял о том, чтобы вернуться в лабораторию, покарать лысого доктора и вернуть прибор, но затем вспомнил о нехватке времени и всерьез расстроился. Прокачка шла совершенно отвратительными темпами, так что отвлекаться на такие поиски было слишком неразумно.

— Блин, даже левел не дали, козлы…

Здесь я возмущался уже скорее по инерции — опыта-то Следопыту отсыпали вполне прилично. И, хотя количества полученной экспы оказалось слишком мало для перехода на тридцать восьмой уровень, жаловаться на это смысла не имело.

А вот тестер…

Продолжая негодовать по поводу всего случившегося, я отключил аптечку, вернулся к жуку, принял смерть от радиации и возродился на базе.

— Хосяин, тай еще лекахстфо!

— Твою мать, — мне пришлось отскочить от вцепившегося в штанину питомца. — Пошел нафиг, обдолбыш! На место!

Эдик испустил жалобный стон умирающего тапира, но послушался. Забрался в свой вольер, выставил наружу усы и принялся грустно попискивать, явно желая вызвать у меня приступ сострадания.

Стараясь не обращать на этот перформанс внимания, я отправил чиниться и заряжаться всю свою экипировку, а потом открыл аукцион.

Диплом доктора был мне совершенно не нужен, тратить на питомца драгоценные препараты не хотелось, поэтому эти вещи тут же отправились на продажу. Установив срок в двадцать четыре часа и задав стартовую цену в один кредит на каждый лот, я обратил внимание на более важные находки.

Гормон, мутаген, икринка.

Мутагены уже давно воспринимались мной как нечто обыденное. Икринку, скорее всего, нужно было просто съесть. А вот о гормонах я практически ничего не знал, поэтому отправился за информацией. Туда же, куда и обычно.

Впрочем, сегодня форум оказался не очень информативным — судя по всему, такие вещества не имели в «Альтернативе» широкого распространения.

[Выбил гормон. Что с ним делать?]

[Ешь.]

[Применяй, однозначно.]

[Если гормон неизвестный, то лучше продай какому-нибудь крабу.]

[А что это вообще такое? Мутагены видел, препараты всякие видел, а тут какая-то непонятная фигня.]

[Да тоже препарат. Просто добывается, как и мутагены, из всякой живности, а не делается в лаборатории.]

[То есть, препарат животного происхождения?]

[Не умничай.]

[Типа того.]

[Гормоны — это тупо буст характеристик. Неизвестно, что именно подскочит, но это будет именно характеристика. Никаких навыков, никаких мутаций, никаких новых способностей, только базовые параметры.]

[Ага. А если гормон не приживется, то ты сдохнешь и потеряешь эту самую характеристику. У меня так два пункта ловкости сняло.]

[Первый раз о таком слышу.]

[А ты вообще о гормонах много слышал? Они редко попадаются.]

[Короче, съел гормон, получил два очка к силе. Нормальная тема.]

[Поздравляю. Но в следующий раз лучше продай, не рискуй.]

— Ну, а нам выбирать не приходится, мы рискнем…

Таракан, заметив, что я достал из инвентаря скользкий светящийся леденец, мгновенно возбудился и наполовину вылез из своего убежища:

— Тай!

— Хрен тебе, — я как можно быстрее проглотил лакомство и начал прислушиваться к собственным ощущениям.

[Вы употребили гормон роста, извлеченный из легендарного гигантского жука-плавунца.

Гормон оказался совместим с вашим организмом. Эффекты:

— восприятие: +1

— выносливость: +2

— сила: +1.]

— Ого… отлично, едрена вошь!

Больше всего меня порадовали целых два пункта выносливости, благодаря которой персонаж не только стал чуть-чуть толще, но и поднял сопротивление радиации до девяносто трех пунктов. Самое то для неспешных прогулок по четвертой зоне.

Чувствуя, как постепенно начинает улучшаться испорченное настроение, я вытащил шарик мутагена, проигнорировал умоляющий вопль Эдика и согласился на применение.

[Вы употребили мутаген, извлеченный из легендарного гигантского жука-плавунца.

Эффекты:

— способность дышать под водой.]

Радость слегка поутихла. Эта плюшка тоже оказалась неплохой, но вот как именно мне ее использовать? Разве что очередное болото с аллигаторами по дну перейти…

Оставшаяся неприкаянной икринка вызывала схожие чувства. Я уже усвоил, что лут с легендарных монстров априори не причинял игрокам каких-либо неприятностей… но что именно случится, если употребить абсолютно незнакомый ингредиент?

В конце концов, мне пришлось просто махнуть рукой и отважно проглотить вонявший тухлятиной желто-зеленый шарик.

[Вы употребили икринку легендарного гигантского жука-плавунца.

Правильный рецепт не был соблюден. Воздействие минимально. Эффекты:

— восприятие: +1.]

— Интересно, а если тупо нажраться всякой дряни и апнуть с ее помощью ловкость, то эти изменения подействуют на мое реальное тело? Что думаешь, волосатый? Если да, то получится какая-то откровенная хрень…

В различные психологические штуки я верил довольно слабо, но озвученная куратором теория, на первый взгляд вполне стройная и правдоподобная, все равно вызывала у меня массу подозрений. Таких вот, как сейчас.

— Министр, похоже, в детстве слишком много в игрушки игрался. И его научные консультанты — тоже…

Снаряжение продолжало ремонтироваться, до конца торгов оставались еще почти целые сутки, так что вменяемых развлечений у меня попросту не осталось. Я немного погулял по форуму, читая перебранки раков и крабов, но очень быстро заскучал и сделал то единственное, что оставалось в данной ситуации — отправил персонажа на боковую.

Сутки спустя, после нескольких сеансов бодрящего сна, пришло время подбивать итоги.

Диплом, к моему великому сожалению, оказался никому не нужен — цена добралась лишь до тридцати кредитов. Зато желавших приобрести таинственные препараты хватало и, поскольку десантный шлем тоже кое-как продался, мой капитал снова приобрел достаточно внушительные объемы — с шестьюдесятью тысячами кредитов можно было продолжать охоту за энергоячейками.

Решив не жадничать, я выставил заявку на покупку всего одной плазменной батарейки, предложив за нее аж сорок пять тысяч кредитов. После чего оделся и вышел из убежища.

К сожалению, прямой путь наверх был закрыт из-за конфликта с мутантами, но в моей душе теплилась надежда на то, что охранявшие периметр города часовые не станут стрелять по Следопыту просто так — иначе я никогда не смог бы отчитаться перед Грымзом о выполнении поставленной задачи, а такой поворот сюжета в планы громилы наверняка не входил.

— С другой стороны, у них ведь айкью отрицательный, ума на что угодно хватит…

Помимо злобных зеленокожих великанов, нельзя было забывать также и о «детях», которые недавно вовсю шастали по окрестностям. Могли они найти проход в мое подземелье? Да легко. А в таком случае им сам бог велел подстроить для своего заклятого врага какую-нибудь пакость.

— Иди вперед, — предложил я таракану, когда мы оказались на четвертом уровне. — Мины ищи и все такое.

— Хосяин таст мне лекахстфо, токта я пойту, — сразу же выдвинул контрпредложение питомец. — Нушно лекахстфо.

— Бегом. Это приказ.

Шестиног прошипел что-то недоброе и медленно двинулся вперед. Оказался возле разошедшихся в стороны створок, покрутил усами, а затем вернулся обратно:

— Мощно итти. Опасности нет.

— Да ты что, — сарказма в моем голосе хватило бы на все комедийные телешоу мира. — А ну, пошел вперед! Чтобы до выхода как минимум сходил!

Шипение приобрело откровенно злые нотки, но питомец снова послушался и скрылся в темноте.

На этот раз ждать его пришлось довольно долго. Тем не менее, вернулся Эдик все таким же толстым, пушистым и невредимым.

— Нищеко нет.

— Ну, нет — так нет…

На всякий случай я повторил свой недавний трюк с лебедкой, но предосторожности оказались напрасными — никто из противников так и не озаботился установкой мин и ловушек. Скорее всего, «дети», потеряв нескольких человек, все-таки отказались от дальнейших приключений в бесконтрольной зоне и свалили подобру-поздорову к себе домой.

Более-менее успокоившись по этому поводу, я выбрался за пределы рощи, а затем начал по широкой дуге обходить город, стремясь оказаться возле болота.

Бесконтрольная зона сменилась третьей, затем четвертой, второй… и нужная мне локация оказалась совсем рядом.

— Гляди, волосатый. Видишь вон того пассива? Ща будем его валить.

Эдик с подозрением рассмотрел гревшегося в лучах восходящего солнца аллигатора, повернулся ко мне и, приставив к голове клешню, неуклюже ею покрутил.

— Это он только с виду страшный, — я достал мачете и шагнул вперед. — Мы его сделаем!

Как ни странно, но нам действительно удалось прикончить зубастую рептилию. И следующую тоже. Потом еще одну, еще…

Секрет заключался в том, чтобы выманивать небольших противников на берег, а затем атаковать их с двух сторон, уворачиваясь от челюстей и хвоста. Медлительные зубастики крутились, щелкали хавальниками, размахивали хвостами, но в конце концов один фиг погибали.

Минуты складывались в часы, солнце взошло к зениту, повисело там и медленно направилось на запад, но аллигаторы все не кончались. Судя по всему, передо мной была отличная «песочница», рассчитанная на более-менее продвинутых игроков. И раскачаться в ней уровня до пятидесятого-шестидесятого было вполне реально.

Где-то ближе к обеду я получил-таки свой тридцать восьмой левел, полностью закрыв вторую ступень «безразличия». После чего загрустил, глядя на дикое количество опыта, требовавшегося для нового апа.

— Гребаные сумочки…

К сожалению, охота на рептилий выглядела самым логичным в текущей ситуации действием. Несмотря на то, что коварный Карлос должен был прислать информацию еще черт знает когда, бессистемные прыжки по карте отныне являлись для меня непозволительной роскошью. Нужно было качаться, качаться и еще раз качаться.

В общем-то, этим мы с Эдиком и занялись — всерьез и без перерывов.

Спустя несколько дней ужасающе нудного фарма мне покорился сороковой уровень. «Безразличие» получило еще две единички, питомцу достался повышающий силу мутаген, а внезапным побочным бонусом стало то, что мой персонаж заработал новую ступень «аскетизма». Эта плюшка в текущих условиях была практически бесполезной, но, как говорится, на халяву даже алебастр — творог.

Еще одной нежданностью оказалась случайно обнаруженная на форуме тема, посвященная купленным у меня препаратам. Новые владельцы каким-то чудом сумели найти друг друга — похоже, специально для того, чтобы пожаловаться всему миру на свои приобретения.

Но главным являлось все-таки не это.

[Купил вещество. Как избавиться от зависимости?]

[Взял на ауке классный препарат. Одна порция апнула ловкость и интеллект на десятку. Единственный недостаток — развилась зависимость. Постоянно дико хочется пить, но вода не помогает. И характеристики то и дело скачут — то одна падает, то другая.]

[Лучше бы ты интеллект прокачал до того, как неизвестные вещества начал в три горла жрать.]

[Два параметра на плюс десять?! Завидую!]

[Чему тут завидовать, краб? Этот нуб посадил на себя зависимость, которую теперь хрен сведешь.]

[В смысле? Ее нельзя свести?]

[А ты подумай мозгом. Здесь параметры персонажа развивать очень сложно. Одно очко — один уровень. А тебе отсыпали сразу двадцать. Понимаешь? Думаешь, в этой игре возможна такая халява?]

[Точняк. Здесь безопасно можно качнуться только на мутагенах из легендарных тварей. Все остальное — или рандом, или негативные эффекты.]

[А самое эпичное заключается в том, что, чем круче ты себе параметры поднимаешь, тем жоще подсаживаешься на иглу. В твоем случае — игла просто мегасуровых размеров.]

[Иными словами, ТС только что уселся на пожарный шланг. Кто-нибудь, дайте напор!]

[Блин, я тоже это дерьмо купил. Буст крутой, вот только мне то и дело почти в ноль сбрасывает силу. Оружие начинает выворачиваться из рук, одежка слетает. Но я слышал, что в городах есть доктора, которые снимают зависимость. Кто-нибудь к ним ходил?]

[Еще один краб.]

[Я ходил. Если ты подсел на спирт, то вылечиться стоит около сотни кредитов, а шанс успеха — почти стопроцентный. Если подсел на радужную пыль, то выложить придется пару тысяч кредитов, а шанс на успех — процентов тридцать. В твоем случае счет пойдет на десятки тысяч, а вероятность удачного исхода — процентов пять-десять.]

[Отстой. Но хотя бы шанс есть.]

[Шанс есть, но такие игры — для мажоров. Чтобы выйти сухим из воды, придется очень нехило потратиться.]

[Разбавлю вашу компанию. Я тоже эту химию купил. К врачу сходил, отдал ему двадцать штук — и фиг. Этот козел только развел руками, сказал, что ничего не получилось, а затем предложил попробовать еще раз. Еще за двадцатку.]

[Хе-хе. Крабы должны страдать!]

[Отличный способ честного отъема денег у зажравшихся богатеев. Разработчикам — респект!]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Ого. Полегче, ребята. Мы понимаем, что вам очень мешают жить эти холодные и неуютные шланги, но вы там держитесь. Авось, привыкните и даже начнете получать удовольствие.]

[Полный отстой. Убил бы того козла, который мне это продал.]

[Он-то здесь при чем? И как его зовут, кстати?]

[Следопытом зовут. Чертов рак.]

[Тот самый Следопыт, которого всем миром ловить пытаются?]

[Зачем его ловить?]

[А он какого-то польского бизнесмена обнулил бесконтролкой. Тот настолько возбудился, что целую кампанию начал. Деньги сулит, прочие блага.]

[Это Аннигилятор, что ли?]

[Не, тот не пострадал. К тому же, этот краб в США тусуется.]

[По мне, так все пиндосы, которые играют в эту игру — просто латентные мазохисты.]

[Это уж точно. А вот китайцам нравится, кстати. Но у них локализация не работает, так что их тут мало.]

[Нафиг китайцев. Сколько за Следопыта обещано?]

[Миллион кредитов, кажется. Если докажешь, что убил его в бесконтролке, а потом обнулил браслет.]

[Охренеть… полыхнуло на лям кредитов. Это реально сильно.]

[Не то слово.]

[Проблема в том, что непонятно, где его искать. Народ дежурил возле мутантов, но этот ушлепок объявился в Изумрудном. Потом уехал в Город Енотов, но не доехал и исчез. В этой игре хрен кого-то отыщешь.]

[Чувствую, когда инфа о награде как следует разойдется, найдут.]

— Вот черт…

С неизвестным комментатором было сложно не согласиться. Миллион кредитов — это слишком много для того, чтобы пройти мимо. Это или офигенная раскачка в игре, или очень большие деньги в реале…

— Вот дерьмо!

Ради таких бабок я бы и сам себя прикончил, по правде сказать. Но, боюсь, за такой подвиг мне никто бы не заплатил. Нет в мире справедливости…

— Чего расселся? Вперед!

— Тай лекахство…

— Потом. Закончим всю эту возню и я свожу тебя к доктору. Он тебя вылечит. Может быть.

Еще через два дня Следопыту удалось доколупать сорок первый уровень. А буквально сразу после этого меня выдернули в реальный мир.

— Привет, Крабов, — сегодня открывший крышку капсулы ботан выглядел печальным и задумчивым. — Живой?

— Пока что живой… где твоя микстура?

— Ах да, прости. Держи.

Я выпил отвратительный коктейль и, не дожидаясь напоминания, отправился в сторону душевой кабинки. Постоял несколько минут под струями прохладной воды, затем выбрался обратно.

— Задница нам, Крабов, — неожиданно произнес возившийся с аппаратом очкарик. — Разгоняют нас.

— То есть? — Я замер, с испугом глядя на собеседника. — Прямо сейчас, что ли?

Сразу же вспомнился квест на перезагрузку игры, недобитые аллигаторы, оставшаяся без присмотра ракета…

— Не очкуй, не сейчас, — доктор Трухан махнул рукой и отправился к выходу. — Через два месяца. Одевайся.

— Так ты уже говорил, что через два месяца лавочку прикроют, — я, ничего не понимая, двинулся вслед за ним — В чем разница?

— Разница в том, что раньше нас пугали. Но сейчас в проект спустили официальное распоряжение.

— Понятно.

Так как лично для меня все осталось по-прежнему, то возникшая было тревога сразу же испарилась. А вид страдавшего из-за полученного приказа ботана начал вызывать уже не жалость, а усмешку.

— Выглядишь, словно в воду опущенный. Или просто опущенный.

— На хрен иди, — вяло огрызнулся куратор. — Это еще не все. Подожди минутку, сейчас разберусь…

Не обращая внимания на устроившегося за компьютером доктора, я занял уже знакомое кресло и начал прислушиваться к собственному организму.

Вроде бы, на сей раз меня отпустило быстрее, чем раньше. То ли привык, то ли микстура какая-то новая попалась. Или это все — лишь самовнушение…

— Так что там за новости?

— Будешь экскурсоводом работать.

— В смысле?

— В самом прямом смысле, — очкарик выглянул из-за монитора и устало моргнул внутренней парой глаз. — Некий светлый ум решил, что, раз «Альтернатива» исчерпала себя в качестве экспериментальной площадки для нашего проекта, то ее нужно задействовать каким-нибудь еще образом. Так что теперь игра будет использоваться в качестве полигона для отработки различных спецподразделений. Вряд ли туда засунут людей из ФСБ или ГРУ, но тот же ОМОН — вполне.

— А я тут при чем?

— А ты будешь служить проводником и консультантом. Типа, объяснять суровым бойцам все прелести альтернативной реальности.

— Попахивает идиотизмом, — осторожно заметил я. — В игре ведь нереальные условия.

— Министерство считает, что полностью реальные, — фыркнул Эдвард. — Вот скажи, там радиация есть?

— Само собой.

— Из автомата стрелять можно?

— Ну да…

— Взрывчатка работает? Машины ездить могут?

— Да.

— Вот видишь. Совершенно обычный мир, абсолютная реальность.

— Ну-ну. А говорящие еноты и тараканы как в него вписываются?

— Это, типа, мелочь, — фыркнул куратор. — Несущественная.

— Ясно, — мне стало по-настоящему смешно. — И куда же мы пойдем?

— А куда может пойти спецназ? В бесконтрольную зону, само собой.

— Вот дерьмо!

Видя мое праведное возмущение, доктор изрядно повеселел. Чувствовалось, что именно чужого горя ему и не хватало для тихого сиюминутного счастья.

— Не ссы, Крабов, ты ведь уже не нуб. Справишься.

— Хорошо тебе говорить. Это не твоего персонажа сотрут из-за каких-то идиотов. И когда все начнется?

— Завтра в полдень тебе нужно быть в Изумрудном. Сбор возле памятника на главной площади.

— Зашибись.

— Не рефлексируй. Ты чем вообще занимался в последнее время?

Стараясь не вдаваться в опасные подробности, я рассказал о своих планах по выполнению глобального квеста. Сначала куратор внимал мне с откровенным скепсисом, но, после того как услышал о ракете с ядерной боеголовкой, заметно оживился:

— Молоток, Крабов. Получится шикарная лебединая песня. Эта фишка сделана как раз для перетряхивания игры и обнуления сложившегося баланса сил. Отличная тема.

— А поподробнее?

— Я же не разработчик, — четырехглазый пожал плечами. — А все что знал, уже рассказал. По миру разбросаны подсказки, которые должны привести к определенным местам. Тебе повезло.

— Странно, что повезло… точнее, странно, что не повезло другим.

— Уверен, что кто-то это уже находил. Но выполнять подобный квест большинству игроков не очень выгодно, так что про него все молчат.

— Ну да… говоришь, перезагрузка?

— Понятия не имею, как это будет реализовано. Слышал только про глобальную встряску.

— Ясно… слушай, а как ты сам-то дальше? Тебя ведь тоже выкидывают?

К моему удивлению, ботан довольно безразлично махнул рукой:

— За меня не переживай, Крабов. С проектом прощаться больно и обидно, это факт. Но, пока ты там развлекался, я написал две монографии по проблемам обратной совместимости, а затем получил приглашение в «Роботек». Есть у них похожие исследования, оказывается. Может, как раз после заказа от нашего министерства отдел и создали.

— Вот оно что, — я почувствовал искреннюю черную зависть к тощему умнику. — Везет тебе. Но как же секретность?

— А с чего ты взял, что в этих монографиях рассказывается о чем-то секретном? Там освещается проблематика, да и все. Но знающему человеку они все равно многое расскажут.

— Хитрый…

— Не хитрый, а умный. Кстати, раз уж мы завели об этом речь, у меня к тебе вопрос.

— Слушаю.

— Как ты смотришь на то, чтобы продолжить работу над проектом? Где-нибудь в Берлине, скажем?

Мне стало немного тревожно. Сама мысль о возможности покинуть уютные окраины нашего пропитанного грязью, воровством и коррупцией городка ради какой-то Европы показалось кощунственной, отвратительной, непатриотичной…

— Согласен, конечно. А когда?

Эдвард понимающе усмехнулся:

— Ты подожди вещи-то собирать. Я еще сам работу не получил. Возможно, мой профиль будет другим. Или это направление совсем закроют. Или у них там добровольцев подходящих окажется больше, чем нужно. Так что расслабься. Я просто на всякий случай спросил.

— Жаль…

— А как там у тебя с телепатией? — Ботан ни с того ни с сего поменял тему разговора. — Есть мысли?

— Нет у меня никаких мыслей, — я неосознанно принял позу спрятавшейся в своей раковине улитки. — Хотя, нет, есть. Я же в игре твоему двойнику постоянно что-то приказываю. Вот командный голос и вырабатывается. А ты, как лицо сугубо гражданское, оказался без иммунитета.

— Ну-ну.

Некоторое время куратор рассматривал меня откровенно скептическим взглядом, давая понять, что ни капли не верит в озвученную теорию. Затем его лицо смягчилось:

— С другой стороны, какая уже разница. Все равно времени осталось слишком мало. Нужно, конечно, вести исследования, но что тут сделаешь…

Я неожиданно понял, что продолжать работу в проекте мне совсем не хочется. Хоть в Берлине, хоть в Нью-Йорке, хоть еще где. Дальнейшие эксперименты могли привести только к роли подопытной крысы, а становиться ею мне все так же не хотелось.

— Ладно, иди, отдыхай… или тебя снова в игру отправить?

— Давай в игру. Еще до города каким-то образом нужно добраться…

Возвращение в «Альтернативу» прошло без неожиданностей. Оставалось лишь решить, что именно предпринять дальше.

Времени для того чтобы попасть в Изумрудный, мне вполне хватало — достаточно было возродиться в окрестностях любого из дружественных поселений, сесть там на автобус, а затем доехать до нужной станции. При мало-мальском везении все это заняло бы максимум часов десять.

— Еще немного пофармить?

Я с сомнением глянул в сторону настороженно следивших за мной аллигаторов, чуть-чуть подумал, но затем все-таки махнул на прокачку рукой. До следующего уровня было слишком далеко, а гоняться за рептилиями мне надоело уже очень давно.

Авось, во время общения со спецназовцами подвернется возможность словить немного экспы.

— Главное, ласты вместе с ними не склеить… Эдик!

Первым обитаемым местом, к которому меня отправил рандом, стало маленькое задрипанное село, возведенное разработчиками в статус города.

— Либерти, оплот свободы и демократии на этих землях, — прочитал я пафосную надпись, криво намалеванную на ржавой табличке. — А больше напоминает какой-нибудь Нижнезажопинск.

Изучать локацию и знакомиться с местными обитателями мне не хотелось. Я выяснил у охранника, откуда именно отправляются автобусы, купил билет, а уже спустя полчаса ветхая и буквально разваливавшаяся на ходу колымага повезла меня к месту встречи.

Началось уже знакомое представление.

— Наша компания хочет предложить вам бесплатный завтрак…

— Да, спасибо большое, — я проворно цапнул с подноса пакетик с сухарями. — А можно два?

— Конечно!

Глядя на то, как я хватаю вторую упаковку, разносчица буквально расплылась в счастливой улыбке. Впрочем, ее радость оказалась недолговременной — угощение оправилось в инвентарь.

— Потом съем.

— Да, конечно…

Чувствуя себя человеком, победившим систему, я устроился поудобнее, настроил будильник и отключился.

Это путешествие оказалось совершенно безопасным — когда мои глаза снова открылись, соседи непринужденно болтали о каких-то пустяках и совершенно не тревожились за целостность своей шкуры. В принципе, логичная ситуация — если уж трясешь с игроков деньги за перемещения, то взамен нужно предоставлять не только вкусные сухарики, но и защиту от неприятностей.

До полудня оставалось еще порядочно времени, так что, покинув автобус, я отправился бродить по городу. Вышел на площадь, насладился криками пропагандисток…

А затем браслет принял долгожданное сообщение от Карлоса.

[Передаю координаты интересующей тебя местности. Будь осторожнее. Пеликано.]

На поспешно открытой мной карте действительно появилась маленькая пульсирующая точка, располагавшаяся у восточного края игрового мира, посреди хитросплетений бесконтрольной и четвертой зон.

— Гиблое местечко…

ИММК тихонько пискнул, сообщая о том, что запланированная встреча состоится уже через десять минут. Я вздохнул, убрал висевший перед носом план местности, после чего развернулся лицом к статуе.

Пришла пора знакомиться со своими будущими спутниками.

Глава 6

— Командир приказал, чтобы ты сделал якорь в этом городе, а затем шел к точке сбора. У тебя десять минут!

Я глядел на стоявшего передо мной нуба с откровенно смешанными чувствами.

Наверняка в реальной жизни этот самый Кречет был суровым воином, способным убивать людей одним лишь усилием старательно натренированной мысли. Но вот здесь, в игре… здесь обвешанный оружием и упакованный в камуфляж первоуровневый игрок выглядел обычным амбициозным крабом, решившим скомпенсировать собственную криворукость спешно закинутыми в игру деньгами. Из этого образа выбивались разве что сержантские погоны — невзрачные, но…

— Чего вылупился? Бегом, твою мать!

Пришлось вспомнить о том, что я нахожусь на службе, кивнуть и отправиться в администрацию города. Благо, мой привилегированный статус позволил обзавестись временной привязкой совершенно бесплатно.

— Все готово? — Солдат, ожидавший меня возле памятника, по-прежнему выглядел крайне раздраженным. — Тогда идем. Ходу, салага!

Мы быстрым шагом пересекли площадь, свернули на какую-то улочку и буквально нос к носу столкнулись с выскочившим навстречу игроком. Тот проявил недюжинную реакцию и полное отсутствие нездорового уважения к нубам — рефлекторно увернулся от контакта со мной, небрежно оттолкнул в сторону Кречета, после чего стремительно исчез в туманной дали.

На мое лицо сама собой вползла улыбка легкого злорадства. Заметивший ее спецназовец надулся словно беременная жаба, но все-таки нашел в себе силы промолчать, забыть о неприятном инциденте и продолжить путь.

Впереди показались ворота. Татошка, следивший за обстановкой из своей будки, что-то недовольно проворчал, но выбираться наружу не стал. Охрана вообще не обратила на нас никакого внимания. А вот промышлявшие за стенами города кроты восприняли появление на своей территории новых людей чуть ли не в качестве личной обиды.

Первая выскочившая из-под земли тварь бросилась на меня и, как следует получив по башке, отправилась в мир иной. Ее напарница, избравшая своей целью сержанта, была расстреляна из пистолета.

— Крот мутировавший, — протянул Кречет, рассматривая безобразную тушку. — На картинках они не такие отвратные.

— Это еще пустяки, здесь бывают…

Сержант, не дослушав, неожиданно выругался, снова вскинул пистолет и принялся с упоением стрелять во что-то позади меня.

Сквозь грохот выстрелов донеслось обиженное шипение, а спустя секунду по физиономии моего спутника расплескался смачный зеленый плевок. Пальба сменилась искренними ругательствами.

— Тихо, это свои…

Слушать меня никто не стал. Кречет, кое-как разлепив глаза, снова вскинул пистолет — и тут же получил новый подарок.

— Да мать вашу! Хватит…

Третий плевок начисто оборвал игровое существование воинственного стрелка, оставив меня в одиночестве. В относительном одиночестве, конечно.

— Я упил кхапа, хосяин!

— Молодец, едрена вошь… — Я бросил в сторону питомца недовольный взгляд и начал осматриваться, пытаясь увидеть остальной отряд. — Но больше так не делай. Нам теперь вместе с этими крабами играть придется.

— Тхусья?

— Да, друзья.

— У них есть лекахстфо?

— Вот познакомишься и сам спросишь… где, блин, эти раки?

Появившийся спустя десять минут спецназовец был очень зол. Настолько зол, что, кое-как разобравшись в ситуации, сразу же обвинил в произошедшем меня:

— Какого черта твой гребаный урод на меня напал? Ты, дебила кусок, понимаешь, что у нас есть задание?

Пару секунд я беспомощно открывал и закрывал рот, не зная, как ответить на подобные инсинуации. Потом, так ничего и не придумав, обернулся к Эдику:

— Убей нахрен этого пятнистого пассива!

Кречет опять схватился за пистолет, но таракан спокойно выдержал несколько попаданий и успешно довел начатое до конца.

Больше нарываться на неприятности мой сопровождающий не стал. Вместо него через несколько минут к нам подъехал бронетранспортер, из которого выбрался еще один злой на весь мир солдат. Судя по криво нашитым на форму погонам — командир отряда.

Ник у него тоже оказался соответствующий — Беркут.

— Следопыт? Какого черта здесь происходит?

— Во время следования к точке сбора сержант Кречет осуществил вероломное нападение на моего питомца, после чего был уничтожен, товарищ капитан!

Эта торжественная речь заставила спецназовца умерить пыл и немного задуматься. Он внимательно осмотрел мою фигуру, смерил недовольным взглядом таракана, а потом, явно составив обо мне какое-то мнение, негромко ругнулся:

— К черту. Не до этого. Лезь внутрь, мы выбиваемся из графика. Своего зверя тоже бери.

— Он радиоактивный…

— У нас есть защита. Внутрь.

Не дожидаясь моего согласия, командир забрался обратно в машину. Я вздохнул и последовал за ним, тут же оказавшись в компании десятка сосредоточенных нубов.

Воспринимать пришедших в игру солдат в качестве суровых воителей у меня по-прежнему не получалось.

— У фас есть лекахстфо?

Появление Эдика вызвало среди членов отряда легкий ажиотаж, но голос Беркута мгновенно восстановил порядок:

— Внимание. Ждем Кречета и отправляемся. Следопыт, слушай внимательно. Держишь рот на замке, не выходишь вперед, не мешаешь выполнению задачи. Если будет нужна твоя помощь — тебя спросят. Вопросы?

— Все понятно.

Похоже, меня здесь никто даже не собирался воспринимать всерьез. С другой стороны, подобное отношение являлось на сто процентов взаимным, так что обижаться на спутников было глупо.

— Раз понятно, то вступай в группу и занимай свое место.

Я кивнул, устроился между двумя солдатами и принял как можно более независимый вид.

Через минуту внутрь машины забрался недовольный Кречет. Разместился на скамье, кинул многообещающий взгляд в мою сторону, после чего брезгливо отодвинулся от пролетевшего рядом Эдика. Впрочем, этим все и ограничилось — наверное, сержант решил лишний раз не заморачиваться и попросту выбросил случившееся из головы.

Мы наконец-то двинулись в путь.

Судя по всему, остальные участники рейда были в курсе поставленной высшим командованием задачи, а мне никто ничего рассказывать и не планировал. Так что начало путешествия прошло в мрачном сосредоточенном молчании, нарушавшемся лишь редкими писками маявшегося от безделья таракана.

В конце концов питомец не выдержал и завис напротив одного из бойцов:

— Нущно лекахстфо. Тай!

Солдат отодвинулся чуть назад и вопросительно глянул в мою сторону:

— Чего хочет эта тварь?

— Эдик недавно подсел на вещества, так что у него теперь ломка, — охотно пояснил я. — Волосатый, не приставай к людям!

— Дурдом…

— Отставить разговоры!

Минут двадцать спустя бронетранспортер въехал во вторую зону и остановился. Весь отряд тут же выбрался наружу, а Беркут, окинув наш строй суровым взглядом, толкнул проникновенную речь:

— Идем по маршруту, захватываем бункер, возвращаемся. Вперед!

Мои спутники явно очень хорошо знали свои роли — услышав приказ, они тут же поделились на двойки, разбежались далеко в стороны, а затем, пригнувшись, двинулись куда-то вдаль, оставив нас с Эдиком в одиночестве.

Как по мне, такая тактика должна была привести лишь к увеличению количества сагренных монстров, но командиру, конечно же, было виднее.

Пожав плечами, я двинулся вслед за остальными.

Минут пять все было спокойно, затем слева от меня раздались выстрелы, а в шлеме послышалась злобная ругань. Впрочем, довольно быстро стихшая.

— Доклад!

— Контакт с противником. Противник уничтожен, двигаемся дальше.

Где-то вдалеке грохнул неслабый взрыв. Рядом со мной вылез из-под земли очередной крот, тут же получивший по башке лезвием мачете и сразу откинувший копыта. Послышался чей-то вой.

На мой взгляд, все было достаточно мирно и спокойно. Но впервые оказавшиеся в игре солдаты постепенно начинали нервничать. Выстрелы звучали все чаще.

— Сейчас эти крабы весь боезапас расстреляют и сдохнут в третьей зоне, — сообщил я питомцу, напрочь забыв о включенном голосовом чате. — А потом скажут, что это мы виноваты. Нубы позорные…

— Отставить разговоры, — тут же отреагировал Беркут. — Патроны беречь, встречающихся противников обходить или уничтожать в рукопашной!

Пять минут спустя по эфиру разлетелся хрип и шум от какой-то возни, а впереди снова зазвучала стрельба.

— Товарищ капитан, меня все-таки не зря в проводники назначили, — робко произнес я. — Может, расскажу, как лучше идти?

Спустя полминуты недоброго сопения Беркут все же соизволил ответить:

— Говори.

— Вы зря растянули отряд так широко. За счет этого нам встречается слишком много тварей и на них приходится расходовать боеприпасы. Лучше всего идти компактной группой и убивать мелких противников холодным оружием…

— Достаточно. Продолжаем движение в прежнем порядке.

Начиная с этой секунды, я стал искренне и самозабвенно болеть за монстров в их противостоянии с моими подопечными. Но до поры до времени спецназ вполне справлялся с трудностями — по крайней мере, потерь в отряде не было.

Затем мы перешли в третью зону.

Достаточно приятные на вид травяные просторы постепенно сменились каменистой землей — выгоревшей и украшенной остатками мертвых деревьев. Радиация заметно повысилась, перевалив за шестьдесят процентов.

Отважным воинам пришлось остановиться.

— Командир, уровень заражения слишком велик.

— Отходим…

— Внимание!

Из расположенного чуть в стороне от нас небольшого овражка выбрался молох. Крутанул рогатой башкой, с надеждой понюхал воздух, а затем радостно побежал вперед.

— Эдик, в сторону.

Сражаться с ящерицей я не собирался — эта затея изначально выглядела достаточно глупой. Гораздо большие надежды у меня были связаны с «безразличием» и камуфляжем. Авось, не заметит…

— Бой!

Рассредоточившиеся по местности солдаты разом открыли огонь. В ответ на этот акт немотивированной агрессии молох радостно взревел и бросился к ближайшей двойке врагов. Интерфейс практически сразу же отобразил строчки о понесенных группой потерях.

Целую минуту я наблюдал за тем, как бесчинствует гигантская ящерица. Затем непрекращающаяся стрельба все-таки сделала свое дело — ноги монстра подломились, он издал душераздирающий стон и свалился замертво.

Из одиннадцати бойцов к этому моменту на ногах остались всего пятеро.

Через какое-то время уцелевшие люди выбрались из укрытий и собрались возле гигантской туши. Мы с Эдиком последовали их примеру.

— Мать твою, — экспрессивно произнес кто-то из рядовых спецназовцев. — Они всерьез рассматривают эту миссию в качестве тренировки? И что мы должны отрабатывать? Сражения с динозаврами?

— Действия в нестандартных условиях, Филин, — строго ответил стоявший рядом со мной Беркут. — Причем, судя по нашим результатам, такая тренировка действительно не повредит.

— Хрень это все, товарищ капитан, — довольно легкомысленно произнес я. — Если встретить здесь высокоуровневого противника, не имея при себе серьезного вооружения, то исход один. И никакие навыки не помогут.

— Это мы еще посмотрим, — выживший Кречет смерил меня презрительным взглядом.

— Само собой, — спорить с ним я не собирался. — Кому нибудь нужен лут из этой твари?

Мрачные солдаты понаблюдали за тем, как я безрезультатно ковыряюсь в молохе, а затем устроили экстренное совещание, в ходе которого приняли волевое решение двигаться вперед.

Ну, вперед — так вперед…

То ли до предводителя отважных пернатых дошли мои рекомендации, то ли из-за сокращения личного состава передвигаться априори требовалось в другом ордере, но дальше мы шли уже плотной и недовольной группой.

Беркут постоянно сверялся с картой, время от времени отправлял кого-нибудь из своих подчиненных на разведку и мрачнел все больше — радиация упорно не пускала нас вперед, заставляя уходить куда-то в сторону.

Ярких красок походу добавлял только страдавший от ломки Эдик.

— Пощалуста, тай лекахстфо… а ты? Ты тай… нато! Нато!

— НАТО может идти в задницу, — сообщил вконец задолбавшийся от его нытья капитан. — Дайте этой скотине стимулятор!

— Может, пристрелить?

— Нельзя. Отрабатываем передвижение по враждебной территории в сопровождении местного проводника.

— Вряд ли в реальной жизни мы встретим проводника с огромным ручным тараканом, — резонно заметил Кречет. — Да еще говорящим и подсевшим на иглу.

— Плевать. Дайте ему что-нибудь!

— Лекахстфо!

— Возьми, чтоб ты сдох, — Филин, покопавшись в кармашках разгрузки, добыл оттуда дозу неизвестного мне стимулятора. — Вводить нужно постепенно…

— Лекахстфо! — Питомец, не обращая внимания на его слова, схватил предложенный шприц и принялся тыкать им себе в пузо. — Лекахстфо…

— Колпачок сними, придурок мохнатый, — посоветовал солдат. — Или так грызи.

Эдик, уяснив возможные пути решения проблемы, тут же впился в пластик, прокусил его и с жадностью высосал содержимое.

Задумался.

Я отметил, что все спецназовцы, включая командира, совершенно бросили следить за окрестностями, предпочитая рассматривать наркозависимого таракана. В принципе, понять их было можно — операция стремительно превращалась в фарс, а ситуация с выполнением полученного задания отдавала откровенным идиотизмом. Почему бы и не поглазеть на аттракцион…

— Этик сильный, — неожиданно объявил шестиног, топорща шерсть и медленно кружась на одном месте. — Этих сильный фхащ. Этик лещить!

— Че это с ним? — Солдат, оказавшийся ближе всех к питомцу, слегка попятился. — Что на него нашло?

— Он себя доктором считает, — пояснил я, тоже делая аккуратный шажок назад. — Постоянно хочет кого-нибудь вылечить.

— Каким еще доктором?

— Хастхолог, — Эдик многозначительно щелкнул клешнями, остановил взгляд на Кречете и двинулся вперед. — Тепе нущен фхащ.

— Слышь, нахрен пошел… твою мать!

Мне пришлось вмешаться, спасая спецназовца от членовредительства.

— Хватит! Вали куда-нибудь в сторону, на шмелей охоться.

Беркут проводил улетевшего таракана долгим взглядом, витиевато выругался, плюнул и уселся на ближайший камень. Помолчал немного, затем перевел на меня тяжелый взгляд:

— Все обстоит именно так, как выглядит?

— Наверное, — осторожно согласился я. — Он действительно пристрастился ко всяким…

— Я не про это, — капитан с досадой поморщился. — Мы действительно выглядим идиотами?

— Не идиотами. Новичками.

— Ясно. Что бы ты сделал в нашей ситуации?

— Э… а какое, собственно, у вас задание?

— Выйти в указанную точку, пересечь третью зону, зачистить находящийся в бесконтрольной зоне бункер. Вернуться.

— Понятно…

На всякий случай я слегка помедлил, стараясь придумать наиболее рациональный план действий, затем пожал плечами:

— Чтобы преодолеть излучение третьей зоны, нужно запастись антирадиационными препаратами. Это «радикс» и вытяжка из какого-то гриба. Кажется, из зеленого мухомора. Двигаться лучше всего на бронетранспортере. Если нам попадется робот или враждебный вертолет, то мы все равно погибнем, но в остальном это будет гораздо безопаснее. Зачистить бункер лучше всего с помощью плазменной энергоячейки. Они есть на аукционе. Там получится объемный взрыв…

— А прямо сейчас?

— Прямо сейчас нужно перестрелять друг друга, возродиться в Изумрудном, взять нужное снаряжение и снова двинуться сюда. Я могу подождать у машины, если ее все еще никто не спер.

— Суки, — с искренней ненавистью в голосе произнес Кречет. — Штабные крысы. Тренировка, мать ее. Перестрелять друг друга, потом обожраться мухоморами и в компании говорящего таракана поехать взрывать бункер плазменной батарейкой. Убил бы.

— Да…

— Разговорчики, — снова поморщился капитан. — Задание получено, его нужно выполнять.

— Если не хочется друг друга убивать, то можно просто зайти в зону радиации, — предложил я, заметив, какими глазами солдаты рассматривают свое оружие. — А брать в следующий раз лучше не автоматы, а мачете и пулеметы. Для слабых и сильных врагов.

— Дерьмо…

Следующие два часа мы с Эдиком провели достаточно приятно. Вернулись к оставленному бронетранспортеру, немного повалялись на солнышке, затем питомец взялся истреблять бродившую неподалеку мелкоту. Потом к нам подъехала еще одна бронированная машина — судя по всему, в средствах мои спутники стеснены не были.

Придумать бы еще, как отщипнуть часть этих средств…

— Забирайся, — из люка высунулся Филин. — Быстрее.

Когда я оказался внутри, мне тут же протянули антирадиационную настойку и пилюлю. Помня о бесконтрольной зоне, отказываться я не стал, но с употреблением препаратов решил повременить, засунув их в инвентарь.

— Твоего зверя отпустило уже?

— Черт его знает, — я постарался перекричать набиравший обороты двигатель. — Пусть пока в сторонке бегает!

Бронетранспортер резво дернулся с места, спустя несколько минут пересек границу третьей зоны и, не останавливаясь, понесся дальше — туда, где располагалась «бесконтролка». Судя по довольным рожам то и дело посматривавших на свои браслеты солдат, съеденные мухоморы подействовали как нельзя лучше — на радиацию никто пока что не жаловался.

Неожиданно прогрохотала и стихла короткая пулеметная очередь. Спустя пару минут — еще одна.

Послышался голос капитана:

— Сыч, в кого стреляешь? Впереди пусто.

— Мутировавшие коровы, — лихо отрапортовал занимавший место стрелка боец. — Те еще твари!

— Это единственные безопасные мутанты в игре, — не удержался я от комментария. — Главное, первым на них не нападать.

Раздался чей-то смешок и легкое раздосадованное ругательство. Потом новая очередь — на этот раз длинная, несмолкающая, практически бесконечная…

Бронетранспортер вильнул в сторону и остановился. Стрельба прекратилась.

— Справились, — засевший где-то впереди Беркут являл собой образец спокойствия. — Продолжаем движение.

— Что это было, капитан?

— Такая же гадина, которая напала на нас в прошлый раз. Вперед.

Мы достаточно быстро приближались к границе бесконтрольной зоны и я начал чувствовать все большую тревогу. Соваться в совершенно непредсказуемую область, находясь при этом внутри грохочущей стальной коробки, не хотелось от слова «совсем».

— Товарищ капитан, нужно остановиться и перегруппироваться!

— Стоп, — судя по всему, Беркут все-таки начал воспринимать мои слова всерьез. — В чем дело?

— Дальше будет рулетка. И, если мы влетим на машине в поле повышенной радиации, то умрем практически мгновенно. Нужно идти пешком.

Командир внимательно выслушал совет, кивнул, но сделал все по-своему — отряд выбрался из бронетранспортера и двинулся вперед под его прикрытием. В принципе, такой вариант действительно давал больше возможностей, нежели предложенный мной.

— Радиация падает, — негромко сообщил Филин, как только мы пересекли границу «бесконтролки». — Это нормально?

— Вполне. Здесь может быть совершенно безопасно…

— Внимание!

Машина остановилась. Бойцы, не мешкая, разбежались по сторонам и попадали на землю. На ногах остался только я. Если, конечно, не считать порхавшего чуть в стороне Эдика.

Наступила тишина.

— Десять часов. Движение.

Я повернул в указанном направлении голову, а затем вытащил бинокль.

На вершине ближайшего холмика стоял человек. Точнее, робот, сделанный в виде человека. Сходство было неполным — глаза на железном черепе больше напоминали фары, руки заканчивались внушительными хваталками, одежда отсутствовала в принципе. Этакая гротескная пародия.

— Что с ним делать?

— Не знаю, — я осознал, что не имею совершенно никакого понятия об этой категории механизмов. — Нет данных.

Командир выругался, затем отдал приказ:

— Держать на прицеле. Если начнет сближение — открывать огонь по готовности.

Робот еще какое-то время провел в неподвижности, а потом внезапно и очень шустро бросился вперед.

Хорошо понимая, чем грозит Следопыту смерть в этом месте, я схватился за висевший на поясе пистолет. Всплеск радиации от его выстрела персонаж выдержать как-нибудь сможет, но вот…

Спустя мгновение мне пришлось выпустить оружие из рук и зажать уши, спасаясь от раздавшегося грохота.

Стреляли рассредоточившиеся по местности бойцы. Стрелял установленный на бронетранспортере пулемет. Навстречу приближавшейся железке несся настоящий поток свинца и стали, а в стороне от всеобщего веселья остались только мы с Эдиком.

Робот окутался искрами, скрылся в огне взрыва, успешно вынырнул оттуда, сделал очередной прыжок… и, пораженный несколькими крупнокалиберными пулями, рухнул на землю.

Канонада стихла.

— Все чисто.

— Стойте! Не подходите к нему, он может взорваться!

Услышав мои слова, двинувшийся было к неподвижному противнику спецназовец притормозил и снова лег на землю.

Потянулись наполненные тревожным ожиданием минуты.

— Ну, и где взрыв? Следопыт?

— Не знаю. Эдик, проверь там все.

— Снащала лекахстфо!

— На разведку, я сказал!

В эфире раздались тихие смешки. Сопровождаемый ими недовольный таракан отправился вперед и принялся ковыряться в металлических останках.

— Полезная тварь, — заметил все тот же Филин. — Как собака, прямо-таки.

— Ага…

— Нащел, — радостный шестиног неожиданно взмыл над землей, а затем полетел к нам, таща в лапах слегка покореженную и сочащуюся легким белым дымком энергоячейку. — Несу! Лекахстфо!

Я почувствовал, как у меня на спине от внезапного ужаса проступает холодный пот.

— Брось! Брось немедленно! Всем в укрытие! Нас всех положит!

По-хорошему, нужно было заставить пета отнести ячейку куда-нибудь в сторону, но додумался я до этого только тогда, когда оказался внутри машины и захлопнул за собой люк.

Впрочем, его тут же открыл кто-то из солдат, не меньше моего желавших скрыться от внезапной опасности.

— Ходу, ходу!

Бронетранспортер сорвался с места, один из успевших забраться в кабину бойцов свалился прямо на меня, послышались матерные вопли…

Затем все вокруг окутала невыносимая жара. С чего-то вдруг истошно затрещал и тут же смолк браслет. Включилась аптечка. А еще через несколько секунд машина подпрыгнула, неуклюже приземлилась на колеса, снова подпрыгнула и, окончательно потеряв управление, перевернулась. Мир затянула красная пелена.

Появились сообщения о гибели питомца и трех членов отряда.

— На выход, — послышался хриплый голос капитана. — Немедленно!

Кое-как выбравшись наружу, я понял, что бронетранспортер, спасаясь от взрыва, оказался на краю спрятавшегося среди камней крохотного овражка, а затем свалился вниз. Может, именно это отряд и спасло — основной поток огня прошел в нескольких метрах над нами.

— Разбираем оружие, выдвигаемся, — Беркут не собирался предаваться напрасным рефлексиям и горевать по поводу виртуальных потерь. — Осталось всего два километра.

Когда мы ушли от места аварии на пару сотен шагов, небо к востоку от нас осветилось вспышкой ядерного взрыва. В облака потянулся маленький и на первый взгляд какой-то игрушечный огненный гриб.

Сыч, уцелевший во время крушения и теперь передвигавшийся рядом со мной, невнятно выругался.

— Отставить…

Впереди показались развалины небольшого поселка. Капитан зачем-то свернул к ним, но практически сразу же замер, вскинув сжатую в кулак руку. Отряд мгновенно остановился, растопырив в стороны стволы автоматов и пулеметов.

Мне снова пришлось выудить бинокль.

Среди остатков невзрачных домиков самозабвенно копошились мутанты. Чем именно они занимались, я так и не понял, но возни, на первый взгляд, было слишком много для простого сбора ресурсов. Скорее, зеленые великаны пытались организовать какой-то опорный пункт. Или засаду.

— Следопыт?

— Лучше обойти. У них у всех тяжелое оружие, на открытом месте нас размажут.

Командир кивнул, после чего сделал новую отмашку. Группа послушно двинулась в обход, тихо ругаясь на мутантов и продолжая отслеживать все происходившее вокруг.

Я предусмотрительно крался чуть позади остальных, готовясь в случае чего либо убегать, либо прятаться, либо использовать атомный пистолет.

Все было достаточно спокойно. «Бесконтролка», недавно подбросившая нам молоха и робота, на какое-то время успокоилась, превратившись в откровенно симпатичное местечко. Вменяемая радиация, практически полное отсутствие живности, слабый теплый ветерок… курорт, одним словом.

За весь остаток пути случилось лишь одно достойное упоминания событие — возродился и прилетел Эдик. Впрочем, особых восторгов его появление не вызвало. Суровые спецназовцы смотрели на порхавшего вокруг шестинога с откровенным неодобрением, а все его робкие просьбы о новой порции «лекарства» разбивались о стену презрения и непонимания.

— Хосяин, тай…

— Цыц. Ты меня чуть не угробил, сволочь шерстяная. Так что теперь страдай!

— Хосяин — кхап! Все — кхапы! И сфолощи!

Капитан обернулся к впавшему в буйство питомцу, смерил его полным отвращения взглядом, но ничего не сказал и двинулся дальше.

— Скажи мне, кто твой друг — и я скажу, кто ты, — негромко заметил оказавшийся возле меня Кречет. — Весьма точное выражение, я бы сказал.

Я раздраженно зыркнул в его сторону, но вступать в пререкания не стал. Сегодня мне и без того хватало веселых развлечений.

— Пришли, — сообщил шедший впереди Филин еще через десять минут. — Вижу цель.

Найденный нами бункер располагался посреди небольшого заброшенного карьера и представлял из себя ведущую куда-то вглубь древнюю шахту. Снаружи, несмотря на обилие различной техники, никаких опасностей по-прежнему не наблюдалось, а вот внутри…

— Ну что, идем? — Судя по тону Сыча, лезть в мрачные глубины ему хотелось меньше всего на свете. — Или как?

Беркут, возившийся со своим рюкзаком, отрицательно покачал головой:

— Отправим нашего летающего товарища. Пусть именно он доставит отраву.

— Какую еще отраву?

— Летите сами, кхапы!

Капитан вытащил наружу довольно красивый угловатый флакон, внимательно рассмотрел переливавшуюся внутри янтарную жидкость, а затем уставился на капризничающего таракана.

— Ты лекарство хочешь?

— Хощу, — мгновенно согласился тот. — Ты хохоший. Некхап.

— Вот, если отнесешь в шахту эту штуку, то мы дадим тебе два стимулятора. Согласен?

— Сокласен, — поник усами Эдик. — Но нато спхосить у хосяина. Хосяин — кхап.

Спецназовец хмыкнул и протянул мне увенчанную крохотным зарядом взрывчатки емкость:

— Держи. Пусть твоя зверушка отнесет это как можно глубже, а потом возвращается за своим лекарством.

— Это что, духи, что ли?

— Почти.

Я взял в руки тяжелую стекляшку и с любопытством на нее уставился.

[Novichok. Made in UK.]

[Токсичный газ, созданный в секретных лабораториях Соединенного Королевства.

Гарантированно убивает все живое в зоне применения, но при этом не оказывает практически никакого влияния на человеческие организмы. Использовать с осторожностью, при контакте с кожей желательно обработать пораженный участок эпителия водой или йодом.]

— Газ? А почему он жидкий? Думаете, сработает?

— Если не сработает, то воспользуемся твоим советом и взорвем там батарейку.

— Ну, смотрите сами… Эдик, оттащи эту штуку как можно дальше вглубь шахты.

— Стелаю, хосяин!

Шестиног унесся в темноту, а мы расположились рядом с гусеницей огромного экскаватора и принялись ждать.

Не знаю, о чем думали остальные, но я старался понять, достанется ли на мою долю опыт за расчищенное подземелье. Когда солдаты мочили всякую живность и уничтожали робота, ИММК очень вяло реагировал на происходящее, считая, что Следопыт никаким боком к нему не относится. Но сейчас я своими руками выдал питомцу отраву, а затем отправил его на задание — почему бы и не зачесть такое действие в качестве активного?

Со всей этой армейской возней мои личные цели как-то незаметно отошли на второй план, но забывать о них все равно было нельзя. Опыт, развитие…

[Ваш питомец погиб! Возрождение произойдет через 1 час.]

— Приехали…

— Ты о чем? А, понятно. Командир, таракан сдох. Можно взрывать.

Беркут, до этого момента стоявший в полной неподвижности, кивнул, вытащил из кармана маленький плоский передатчик и нажал на единственную имевшуюся там кнопку,

Хлопок взрыва мне услышать не удалось, но спецназовцы после свершенного действия заметно расслабились, явно посчитав задачу выполненной. Если не полностью, то хотя бы отчасти.

Чувствовалось, что относить внутрь шахты плазменную батарейку никто из них уже не собирается.

— Осталось только вернуться обратно, — командир отряда практически сразу же подтвердил мои подозрения. — Следопыт, твоя работа закончена. Если хочешь, можешь вернуться с нами. Если хочешь — оставайся. Насколько я понимаю, тебе нужны трофеи?

Идти в темную и мрачную шахту, расположенную посреди бесконтрольной зоны, я совершенно не собирался… до этого самого момента.

— Не знаю еще.

— Ты как следует подумай, — хмыкнул Кречет. — С нами у тебя хоть какие-то шансы на выживание будут. А здесь ты просто сдохнешь. Как таракан.

— Без вас меня просто никто не заметит.

— В общем, мы выдвигаемся, — капитан положил конец зародившейся дискуссии. — Дальше смотри сам. Отряд, за мной.

Следующие полчаса я провел в сомнениях и колебаниях. Путешествовать вместе с вооруженными до зубов спецназовцами мне понравилось, оставаться в одиночестве посреди «бесконтролки» было страшно…

Вот только предводитель пернатых оказался чертовски прав, говоря о валявшихся под землей трофеях. Время продолжало неумолимо утекать, Следопыту требовались новые уровни, а лучшим подспорьем в процессе их получения являлся ценный лут, способный принести средства для покупки тех же самых энергоячеек.

— Короче говоря, рискнем…

Практически в унисон моему тихому бормотанию над окрестностями разнеслись отголоски заполошной стрельбы, следом послышались два мощных взрыва, а вслед за этим система услужливо сообщила мне о скоропостижной гибели направлявшегося домой отряда.

Я с тревогой осмотрелся по сторонам и на всякий случай полез под экскаватор.

Глава 7

Лежать между гусеницами огромной машины было на удивление комфортно. Местечко оказалось уютным, враги по-прежнему не спешили лезть в карьер и вытряхивать из меня душу…

По телу начало расползаться прекрасное ощущение безопасности и защищенности. Наверное, похожие эмоции мог бы испытывать рак-отшельник, долго ползавший с открытой всем невзгодам задницей, но потом наконец-то обнаруживший большую красивую ракушку.

Жаль только, что вечно оставаться в этом замечательном месте было невозможно.

Ожидая возрождения питомца, я лениво прислушивался к звукам природы, время от времени зевал и неторопливо размышлял о смерти спецназовцев.

То, что сегодня жадность сыграла мне на руку, было очевидно — не возжелай темная сторона моей сущности спрятанных в шахте призрачных богатств, я бы, скорее всего, склеил ласты вместе с уничтоженным отрядом. Оставалось только понять, как лучше всего поступить в сложившейся ситуации — забыть про бывших спутников и отправиться восвояси, либо же разыскать их тела и заняться восхитительным мародерством.

Сердце склонялось ко второму варианту, мозг намекал на необходимость скорейшего выхода из «бесконтролки», а робко прятавшаяся где-то за ними совесть шептала о важности спасения ИММК товарищей. Непонятно, правда, в чем именно заключалась эта важность — возможно, вся откомандированная в «Альтернативу» группа даже не планировала оказаться здесь еще раз. Ни в ближайшем будущем, ни вообще.

— Небось, уже давно по казармам сидят, нафиг им эти персонажи…

К сожалению, несмотря на множество приводимых разумом доводов, гнусный голосок с каждой новой минутой звучал все навязчивее и в итоге мне пришлось сдаться под его напором, дав обещание спасти игровые аватары пернатых.

Но только после обследования зачищенной шахты. И при наличии возможности, конечно же.

— Хосяин, Этик фехнулся. Кте лекахстфо?

— Блин, волосатый, нет лекарства, — я отвлекся от своих мыслей и посмотрел на возродившегося питомца виноватыми глазами. — Они забрали его с собой.

— Нет лекахстфа? Нет?

— Увы.

Таракан издал стон отчаяния, а потом безнадежно ткнулся головой в оказавшийся рядом сегмент гусеницы.

— Бро, не переживай, найдем мы тебе какой-нибудь ништячок. Лучше иди и проверь шахту. Может быть, внутри вещички толковые найдутся. И лекарство тоже. Давай-давай, не рефлексируй…

Эдик пробурчал что-то очень печальное и без какого-либо воодушевления потащился в сторону зловещей дыры.

Мне снова пришлось ждать.

Игровая вселенная продолжала существовать по своим законам. Усилился ветер, принесший с собой отчетливый запах сероводорода, издалека долетело чье-то щелкающее рычание, затем браслет сообщил о повышении уровня радиации. На некоторое время все мое внимание оказалось приковано к маленькому дисплею, но в районе восьмидесяти трех процентов рост закончился и я снова успокоился.

Система не спешила информировать меня о новой смерти шестинога, а это означало, что внутри подземелья на данный момент не оставалось ни противников, ни убийственной отравы.

Неизвестно, кстати, жил ли там вообще хоть кто-нибудь. После того как Беркут взорвал емкость, до моего ИММК долетело слишком уж незначительное количество опыта. Не совсем мизер, конечно же, но…

[Ваш питомец употребил неопознанный мутаген.

Эффекты:

— выносливость: –1.]

— Ах ты… ах ты, мелкая волосатая козлина… сволочь!

От вспыхнувшего возмущения я напрочь забыл про специфические особенности своего укрытия, попытался вскочить на ноги, но стукнулся головой о металлическое днище машины и позорно шлепнулся обратно на землю.

— Черт…

Похоже, таракан совершенно слетел с катушек, начал жрать все подряд и перестал учитывать тот факт, что его хозяин был бы не против собственноручно распорядиться найденными ништяками. А это…

[Ваш питомец употребил неопознанный мутаген.

Эффекты:

— ночное зрение.]

— Поганый вредитель… сучара шерстяная!

Несмотря на все свое негодование по поводу творившегося произвола, сделать я ничего не мог — покидать убежище и отправляться вслед за потерявшим совесть питомцем было страшновато. Оставалось лишь ждать того момента, когда сработают программные ограничения и он сам вернется обратно.

К моей радости, больше никаких оповещений не последовало, да и сам Эдик объявился довольно быстро — уже минут через пять. Пробрался под экскаватор, гордо пошевелил усами, а затем уставился на меня с выражением сытости на наглой морде.

— Ну? И что ты там высмотрел, наркалыга чертов?

— Пиплиотеха, — важно сообщил шестиног.

— Библиотека?

— Это место, кте люти щитают кники, — решил пояснить таракан.

— Да ты что? Не может быть, едрена вошь!

— Мощет. Хосяин — неущ.

— У, блин, — я погрозил ему кулаком. — Каким образом библиотека оказалась в этой заднице мире?

— Не снаю.

— А еще опасности есть?

— Тхупы, — Эдик воинственно щелкнул клешнями. — Я опять фсех упил!

Пришлось снова выслать пета вперед, а самому медленно и осторожно последовать за ним, вслушиваясь и всматриваясь во все окружающее.

Судя по остаткам нескольких табличек, нашедшихся перед самым входом, когда-то карьер принадлежал одному-единственному частному лицу. И являлся по своей сути даже не карьером в привычном понимании этого слова, а обширной заготовкой под довольно странную, но весьма глобальную конструкцию.

— Какой-то олигарх себе убежище запилить решил, что ли…

На время отложив визит в подземелье, я чуть-чуть покрутился около шахты, а затем поднялся на вершину ближайшего холма.

Возникшие подозрения обрели под собой кое-какой фундамент — у меня сложилось впечатление, что близлежащие окрестности кто-то не раз и не два перекапывал. Конечно, за прошедшие годы все неровности рельефа сгладились и заросли травой, но не до конца, не до конца…

Шанс на то, что передо мной находилось тайное убежище местного олигарха, многократно вырос.

— Начал строить, перевез внутрь все свои богатства, а затем скопытился вместе с остальными… вполне себе реальный исход. Эдик, вперед.

Внутри шахты оказалось темно, грязно и довольно-таки неуютно. Собственно, в «бесконтролке» неуютно было повсюду, но здесь…

— Ах ты ж мать твою, — я споткнулся обо что-то мягкое, отложил штабель кирпичей, после чего несколько запоздало включил прибор ночного видения. — М-мать!

У меня под ногами валялась охрененно жуткая, щетинистая, шипастая и усатая тварь.

— Писец…

[Детеныш королевской медведки. Мутировавшее животное. Уровень 80.]

Детеныш оказался чуть ли не с меня размером и вдвое более толстым. А его вид… его вид по-прежнему вызывал только отвращение и ужас.

— Кхап, — гордо сообщил Эдик, забираясь на тушу. — Тохлый.

— В оба смотри, герой…

Я осторожно расковырял убитое насекомое, но ничего не нашел. Пришлось идти дальше, искренне надеясь на то, что все остальные местные медведки тоже окажутся мертвыми. Сражаться с ними в темных подземельях мне сейчас хотелось меньше чего бы то ни было на свете.

Спустя несколько десятков шагов мрачный земляной тоннель закончился, сменившись мрачным тоннелем, выложенным ржавыми металлическими панелями.

Здесь нам попались еще две дохлые шипастые твари. На каждой виднелись небольшие, но глубокие ранки.

— Твоя работа?

Судя по всему, на этот раз таракан все-таки осознал ошибки своей неправедной волосатой жизни. По крайней мере, ему хватило ума стыдливо промолчать и сделать вид, что никакого вопроса вообще не было.

Я тяжело вздохнул и снова отправился вперед.

Стены постепенно приобретали все более цивилизованный вид, на полу начали появляться трупики мелких тараканов и мокриц, а затем коридор уперся в толстые стальные двери, нещадно прогрызенные кем-то очень зубастым. Гораздо более зубастым, нежели мой питомец.

— Пиплиотеха, — подал голос Эдик. — Пуссто.

— Ну, раз пусто…

Внутри меня ожидал сюрприз. После того как я осторожно протиснулся сквозь разлохмаченную дыру, в довольно обширном помещении зажглись аж три тусклые лампочки, а глубокий мужской голос произнес:

— Госпожа советник, добро пожаловать в библи… хр… хр… хротек…

Сразу вслед за этим стоявший неподалеку пыльный терминал щедро сыпанул искрами, испустил струйку едва заметного в полумраке вонючего дыма, а потом навеки умолк.

— Госпожа советник, значит, — я шагнул к компьютеру и всмотрелся в стоявшую рядом с ним фотографию упитанной, но довольно симпатичной чернокожей женщины. — И какой же ты советник? По безопасности, надеюсь…

Увы, разжиться суперсекретными данными мне было не суждено. Красивая золотая табличка, обнаружившаяся за снимком, очень четко расставила все точки над «i».

[Саманта Кокс. Советник Президента Соединенных Штатов Америки по культурному наследию государства.]

— Советник президента, культура, понимаешь, — осуждающе произнес я, крутя головой в попытках обнаружить нечто эпическое. — А имечко как у порнозвезды какой-нибудь…

— Хосяин умный, хосяин снает, о щем кофохит, — ни с того ни с сего решил подольститься ко мне таракан. — Эхспехт!

Как по мне, то попытка вышла откровенно неудачная. Если, конечно же, цели коварного шестинога действительно соответствовали моим догадкам.

— На хрен пошел. Точнее, иди искать здесь что-нибудь нужное.

Пока Эдик шуршал где-то вдали, я подошел к ближайшему стеллажу и начал изучать стоявшие там книги.

Отлично сохранившиеся за прошедшее время увесистые томики радовали глаз качественным переплетом и яркими обложками, но вот названия произведений вызывали легкое недоумение.

[Властный инквизитор для неосторожной путешественницы во времени.]

[Властная наложница для последнего шейха Ойкумены.]

[Элитная невеста для властного принца.]

[Властный оборотень-дракон для очень капризной принцессы.]

[Скромный вампир для властных попаданок.]

[Таинственная красавица для Черного Властелина.]

— Это, блин, че… — Мне пришлось как следует поморгать, а затем перейти к другому стеллажу. — Если тут…

[Хитрая невеста для властного дракона.]

[В ластный волшебник для последней королевы эльфов.]

[Опальная графиня для властного разбойника.]

— Здесь, типа, царство Всемогущего Рандома, что ли? — Я никак не мог понять, издевалась надо мной игра или же пыталась подсунуть какой-то хитрый квест. — Типа, составь из десяти предложенных слов сто уникальных названий?

Мой растерянный взгляд остановился на таракане, который очень вовремя появился из-за какого-то ящика.

— А что, я тоже так могу. Типа, «сочный шестиног для голодного мутанта» или «мохнатый питомец для раскованной баронессы». Что думаешь?

— Кнусная ххень!

— Да ладно. Мне вот кажется, что вполне себе хорошие названия. Читателям, судя по всему, понравилось бы. Ты там как, нашел что-нибудь?

Вместо ответа Эдик мотнул усами, а потом убежал вдаль, тут же затерявшись среди всевозможных шкафов. Я легонько ругнулся и отправился вслед за ним.

К счастью, помещение оказалось не таким уж безразмерным и волосатый вредитель обнаружился очень скоро — возле небольшого офисного стола, на котором валялся бесхозный планшет.

— Бохатстфо!

Игнорируя восторги питомца, я взял пыльный прибор в руки, немного поколебался, а затем все-таки решился включить.

Экран послушно вспыхнул и на нем сразу же открылся какой-то документ. Судя по всему — подготовленное к отправке электронное письмо.

[Уважаемый Председатель Киноакадемии, уведомляю вас, что Министерство не может выполнить ваш запрос на расширение данной квоты.

Белые гетеросексуальные мужчины, используемые в качестве персонажей книг и фильмов, являются иконой шовинизма и расизма, а также слишком сильным раздражителем для современного общества. Мы не хотим оскорблять чьих-либо чувств, поэтому рекомендация остается прежней: доля таких ролей должна составлять максимум три процента от общего количества.]

— Ожидаемо, к этому все и двигается… хорошо еще, что у нас негров почти нет. Прикинь, волосатый, если бы дело происходило в будущем, то ты обязательно стал бы нетрадиционно настроенным негром. Смекаешь?

— Не стал пы. Щифотные мокут пыть люпыми. А фот хосяин стал пы.

В словах чрезмерно эрудированного питомца имелась логика, спорить с которой оказалось достаточно сложно. Собственно, я и не захотел этим заниматься — просто раздраженно отбросил в сторону планшет, думая о том, удастся ли мне сегодня получить хоть чем-нибудь полезное.

Устройство шлепнулось на полку, скользнуло по гладкому пластику и с ужасающе звонким грохотом свалилось на что-то металлическое.

В самом дальнем и темном углу помещения раздался грузный шорох. Затем скрежет. А что было потом, я уже не узнал, так как опрометью метнулся к двери, пробрался сквозь дырку и, вихрем пролетев по тоннелю, снова спрятался между надежными гусеницами экскаватора.

Даже если в библиотеке таилось что-то совершенно безобидное, рисковать понапрасну было нельзя. Бесконтрольная зона диктовала всем и каждому свои собственные правила поведения.

— Похоже, бро, надо нам отсюда сваливать, — неохотно произнес я, убедившись, что таинственная живность не собирается выходить наружу. — Лети-ка вон на тот холм и смотри, есть ли здесь опасность…

В принципе, пока у меня в распоряжении имелся самоотверженный разведчик, побег из опасных мест не являлся чем-то непомерно сложным. Требовалось всего лишь постоянно отправлять Эдика вперед, а самому очень тихо и медленно следовать по проторенному им пути.

Долго — это факт. Но зато вполне безопасно.

Мы беспрепятственно отошли от карьера, после чего взяли направление в ту же сторону, откуда не так давно пришли — нужно было найти тела погибших спутников, еще раз подумать о том, как распорядиться их браслетами, затем осмотреть брошенные ими же бронетранспортеры…

Хотя в отсутствие воинственных спецназовцев мое передвижение серьезно замедлилось, спокойствия стало на порядок больше. Я без каких-либо проблем спрятался от топавшего вдаль отряда мутантов, обошел затянутую странным зеленым туманом рощицу, а потом, совершенно неожиданно для себя, наткнулся на место случившегося боя.

Думаю, моим недавним товарищам тоже довелось встретиться с зелеными переростками — вокруг живописно разбросанных взрывами тел имелось несколько отпечатков огромных ботинок. Размера этак шестидесятого, если не больше.

— Ну, посмотрим… Бро, обыщи их, вдруг что-то найдется…

Пока таракан деловито бегал между трупами, я лежал в траве, пристально следя за местностью и уделяя особое внимание неадекватно большой шмелиной семье, водившей хоровод возле одинокого дерева.

Если бы дело происходило не в бесконтрольной зоне, то на них вполне можно было бы поохотиться, а так…

— Нищеко нет, хосяин.

— Да ладно? — Я отвлекся от шмелей и уставился на подлетевшего ко мне таракана. — В смысле?

— Ф пхямом. Таще лекахстфа нет.

На отсутствие «лекарств» мне было как-то все равно, а вот то, что солдаты догадались попрятать снаряжение с помощью инвентарей и привязок, вызвало в моей душе лютое негодование.

— Тоже мне, товарищи… хоть не вытаскивай вас, жлобов, из зоны…

Соблазн завладеть браслетами был огромен. И соблазн стал еще больше, когда я рассмотрел их характеристики.

[PMHV -15]

Совершенно простой вариант с дико задранной грузоподъемностью. Достаточно спорное и, одновременно с этим, весьма разумное решение. Не знаю уж, кто и зачем решил снабдить отряд именно такими ИММК, но подобные гаджеты однозначно понравились бы простым игрокам. За такой объем можно было просить тысяч по двадцать кредитов, с учетом же количества…

На этом моменте своих размышления я горько вздохнул, рассовал найденные браслеты по карманам и двинулся дальше.

Само собой, всевозможные благородные жесты уже давно начали восприниматься цивилизованным обществом в качестве некого странного и даже вредного атавизма, но шакалить мне все равно не хотелось.

— Не по-пацански это, бро…

— Щто?

— У друзей воровать. Вот ты, скотина, почему меня не подождал и сам мутагены сожрал?

— Мне опещали лекахстфо, — гордо ответил таракан. — Тфа лекахстфа. Я их фсял.

— Э… хм, — я даже не нашелся, что ответить на такое заявление. — Тоже верно…

Граница зоны появилась как-то неожиданно и незаметно. Погасла тревожная красная лампочка на экране ИММК, собранные браслеты исчезли, а в душе возникло привычное ощущение безопасности и безнаказанности.

Вволю насладившись всем этим, я ушел от «бесконтролки» еще на пару сотен метров, после чего растянулся на травке и уставился в далекое синее небо.

Спонтанная вылазка обернулась пшиком — ни опыта, ни каких-либо трофеев я так и не получил. Но благодаря ей у меня появилась очередная информация к размышлению. Появился новый опыт выживания. А самое главное — появилось еще одно подтверждение правильности выбранного для персонажа пути развития.

Следопыт действительно мог отправляться на поиски спрятанной в глубинах бесконтрольной зоны ракеты. Хоть завтра.

— К тому же, не такая уж она и страшная, эта «бесконтролка»…

Впрочем, убедить себя в полной безопасности неизведанных территорий мне все-таки не удалось. По-хорошему, нужно было взять еще минимум два уровня, полностью закрыть третью ступень «безразличия», а уже затем приступать к выполнению дальнейших этапов плана.

Хардкор есть хардкор.

— Но сначала мы с тобой покатаемся, да, волосатый?

— Та!

— Идем…

К счастью, бронетранспортер за время нашего отсутствия никто не спер. Я спокойно пробрался внутрь, уселся на место водителя, после чего всерьез задумался.

Управлять такой машиной мне уже доводилось — в собственном бункере. Без соответствующего навыка это получалось с трудом, но все-таки получалось. Вопрос заключался в другом — куда, собственно, ехать на этом чуде инженерной мысли. И зачем.

— Эдик? Как думаешь, что нам лучше сделать?

Шестиног, пробравшийся внутрь вслед за мной, многозначительно пискнул, немного помолчал, а затем выдал:

— Нато итти на тохоку и упифать там лютей!

Я не сразу понял, что именно он имел в виду, но затем все же догадался — и восхитился.

Имея в распоряжении крупнокалиберный пулемет, можно было с легкостью наводить ужас на какой-нибудь отдельно взятый перекресток, грабить проходящие мимо караваны, поджигать седалища их владельцам, а также заниматься прочими интересными вещами. Оставалось лишь найти подходящую дорогу и доехать до нее.

— Молоток, волосатый!

Спустя минуту бронетранспортер взревел мотором, дернулся вперед, снес какое-то худосочное деревце и уверенно заглох. Пришлось как следует обложить его по матушке, завести снова…

На этот раз машина прыгнула вперед, свернула в небольшую яму, выскочила из нее, а затем начала вилять из стороны в сторону, почти не слушаясь руля.

— Да твою же… м-мать! — Я прикусил язык и на время заткнулся, изо всех сил цепляясь за неудобный руль. — Ф-ф-ф-фак…

Обзор был откровенно никакущим, ориентироваться приходилось лишь по приборам и карте, так что наш путь оказался наполнен болью и страданиями — проклятая колымага скакала будто взбесившийся тушканчик, нас с Эдиком мотало по кабине, лупило обо все подряд…

— Х-хосяин… кх-хааап!

Глядя на расплющенного по приборной панели таракана, я еще раз выругался и все-таки нажал на тормоз.

Лучше от этого не стало. Бронетранспортер пошел юзом, душераздирающе взревел и окончательно умер, Эдик, совершенно потеряв ориентацию в пространстве, шлепнулся на пол, издав при этом душераздирающий полуписк-полустон, а я крепко треснулся головой о какую-то стойку. Но хуже всего оказалось то, что дальнейшие попытки привести в чувство стальное чудище успеха не принесли — машина, не выдержав произвола неопытного водятла, действительно сдохла.

— Ну и фиг с ним…

Поняв, что до искомой дороги осталось еще черт знает сколько, я перебрался на кресло стрелка и, уткнувшись в некое подобие перископа, начал рассматривать окрестности.

Говоря откровенно, мы снова попали в какую-то задницу мира. Привычное редколесье, развалины довольно большого особняка, ржавый пикап, заросшая пожухлой травой проселочная дорога…

Заметив в одном из разбитых окон упитанного шмеля, я хмыкнул, перевел на него перекрестье прицела и осторожно придавил клавишу спуска. Раздался грохот, сверху полетели остро вонявшие порохом гильзы, стена дома окуталась эффектными облаками кирпичной пыли, а крайне впечатленный всем этим перформансом шмель неторопливо улетел в лес.

— Вот дерьмо…

Покрутив прицелом, я больше никого не обнаружил и, нацелив пулемет на расположившуюся под окнами дома машину, выпустил длинную очередь, стараясь попасть в бензобак.

Через тридцать секунд ржавое корыто превратилась в решето, но так и не взорвалась. А вот патроны закончились.

Складывалось впечатление, что таким образом игра настойчиво предлагала Следопыту забыть о всяких глупостях и вернуться к нормальным повседневным делам.

Прокачка, опыт… долбаные аллигаторы, засевшие в своей вонючей луже…

— Блин. Ну, убей меня, что ли…

Оказавшись на базе, я не стал пороть горячку, а взялся изучать форум — за последние сутки у меня в голове успело возникнуть несколько гениальных идей, одну из которых однозначно стоило воплотить в жизнь.

Или хотя бы постараться воплотить.

[Хочу научиться ставить ловушки. Хелп!]

[С чего начать? Спасибо!]

[Мышеловку купи, потренируйся. Логично же.]

[Ямы начинай копать на лесных тропах.]

[Яма — полная фигня. Я попробовал как-то раз одну выкопать, но еноты приспособили ее под сортир.]

[Хорошо еще, что тебя самого там не утопили.]

[Ловушки — спорная фигня. Навык соответствующий есть, в теории можно неплохие вещи делать. Но вот эффективность этого всего довольно спорна. Плотность монстров в игре не такая уж высокая, так что убить толпу одной ямой очень сложно. Вдобавок, каждая ловушка имеет свой предел прочности, сильные мобы ее просто сломают.]

[Навык ловушек нужно развивать только в том случае, если собираешься ставить мины. Все остальное — хрень.]

[Знакомый целую неделю копал тоннель под дорогой — хотел завалить какую-нибудь машину мутантов. В итоге приехал танк — в тот самый момент, когда этот герой ковырялся внутри. Нелепая смерть.]

[Ловушка ловушке рознь. Просто нужно мозги иметь. Например, на топовых пришельцев имеет смысл охотиться с помощью всевозможных мин. Тогда можно чуть ли не в одиночку их мочить.]

[Самый смак — это расставлять капканы в бесконтрольной зоне. Нубы ложатся только так!]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Воу, воу, палехче! Поберегите свои пятые точки, они не рассчитаны на такие температуры!]

[Ты, конечно, тот еще ушлепок, но у крабов реально сурово бомбануло. Респект!]

[Бомбически бомбануло!]

[О, точно! Я все никак не мог понять, что конкретно люди имеют в виду, когда вставляют это словечко. Теперь дошло, что у них просто бомбит. Типа, пуканчики подгорают.]

[Поржал. У меня девушка так выражается, куплю ей остужающую мазь на восьмое марта.]

[Откуда у игрового задрота девушка?!]

[Ловушки — для трусливых раков!]

[Слушайте мужественного краба, он дело говорит.]

Так и не придя к какому-то определенному мнению по интересовавшему меня вопросу, я перебрался на аукцион, убедился, что никто из счастливых обладателей плазменных батареек так и не заинтересовался моим предложением, а затем принялся тратить оставшиеся деньги.

— Да здравствует автоматизация процесса… нанотехнологии, типа, в массы… ага, вот оно…

Примерно через час мы с Эдиком оказались на четвертом ярусе бункера — возле самой границы бесконтрольной зоны. У меня в руках находился портативный сварочный аппарат, а таракан, временно давший отдых крыльям, лениво ползал по солидной куче заостренной металлической арматуры.

— Хорош расслабляться, бро. Топай-ка в тоннель на разведку.

Артачиться питомец не стал и уже спустя несколько минут сообщил мне о том, что снаружи по-прежнему нет ничего страшного.

— Отлично. Ты же у нас сильный?

— Сильный, — шестиног с радостью согласился, но тут же, чувствуя возможный подвох, осторожно добавил: — Хотя хосяин сильнее.

— Не прокатит, волосатый. Хозяин все это сюда принес, а теперь настала уже твоя очередь. Так что давай-ка начинай осторожненько таскать вот это железо к выходу.

Эдик покосился на арматуру и на всякий случай уточнил:

— Фсе щелесо?

— Да, все. Но ты не напрягайся, бери по одному штырю.

— Кхап.

Выплюнув оскорбление, таракан брезгливо зацепил когтями одну из арматурин, поднялся с ней в воздух и вальяжно направился к воротам.

— Реще, твою мать!

Спустя полчаса Эдик перетаскал всю кучу к выходу и, вернувшись ко мне, гордо сообщил:

— Котофо.

— Отлично, бро, — я покровительственно кивнул. — Теперь надо отнести это к болоту. Но не сразу, не рефлексируй. Вперед!

Разозленно пыхтевший и демонстрировавший каждым своим волоском лютое негодование питомец возился с металлом до поздней ночи. Сначала он доставил арматуру на край рощи, затем унес ее к третьей зоне, потом начал таким же образом обходить город по кругу, то и дело бросая яростные взгляды как на меня, так и на внимательно следивших за всей этой возней мутантов…

— Эй, человек, — окликнул меня один из стоявших на страже города великанов. — Зачем ты заставляешь своего таракана бегать?

— Это для того, чтобы он набрал сочность, — охотно пояснил я. — Если их как следует гонять, они становятся мягкими и вкусными.

— Я не хощу пыть сощным и фкусным!

— Работай давай…

В принципе, ничто не мешало мне помочь питомцу, но жизнь рабовладельца оказалась слишком приятной. Я лениво покрикивал на шестинога, гулял вдоль его маршрута, обдумывал различные варианты будущего, изредка общался с мутантами… короче говоря, изо всех сил наслаждался ситуацией, пока несчастное насекомое старательно таскало железки.

Увы, но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Остатки груза были успешно доставлены к болоту, питомец обессиленно распластался рядом, а дальше трудиться пришлось уже его хозяину. Благо еще, что света от луны и горевших неподалеку костров кое-как хватало для работы.

До самого утра я, матерясь и проклиная все подряд, орудовал сварочным аппаратом под злорадными взглядами таракана. Сначала изготовил неуклюжую гротескную клетку, затем как следует укрепил ее стенки дополнительными прутьями, а во время финального этапа приварил к конструкции оставшиеся арматурины — таким образом, чтобы острые концы торчали во все стороны.

Получился ужасающий на вид колючий шар. Или куб. Или еще какая-то хрень.

— Пожалуй, действительно, хрень, — я окинул творение своих рук критическим взглядом и обернулся в сторону питомца. — Эдик! Лезь внутрь.

Мое предложение было встречено крайне отрицательно. Шестиног неохотно подкрался ближе, дотронулся клешней до одного из шипов и негодующе встопорщил шерсть:

— Колющее!

— Еще бы, — согласился я. — Это для того, чтобы тебя не сожрали аллигаторы.

— Сощхали? Этик польшой. Этик не салесет.

— Еще как залезет. У тебя метаморфизм есть. Вперед!

Утром нежившиеся в уютном болотце рептилии обнаружили на своей территории непонятную клетку, в которой притаился упитанный, сочный, но весьма недовольный жизнью голубой таракан.

Первый аллигатор выбрался на сушу, ткнулся носом в шип, обиженно отпрянул назад, но затем испустил злобное ворчание и снова двинулся в сторону нарушителя.

— Плюй в него! Плюй, ссыкун мохнатый!

— Он расослитса…

— Плюй, блин! Он уже разозлен!

Как ни странно, но моя задумка полностью оправдала себя. Монстры исправно агрились на непонятный предмет и питомца, настырно шли в атаку, но, столкнувшись с острыми железками, впадали в замешательство. Как итог — клетка не получала практически никаких повреждений, Эдик беспрепятственно оплевывал все новых и новых врагов, опыт тек вполне ощутимым потоком, а сам я при этом имел возможность ничего не делать и всецело наслаждаться жизнью.

— Чего расслабился? Если никого нет, то беги на болото, подманивай их, а потом снова иди в клетку. Выполнять!

Спустя пару часов такого своеобразного фарма у Следопыта выскочил долгожданный сорок второй уровень. Я привычно повысил «безразличие», а затем, ведомый глупым альтруизмом, создал на форуме тему, где подробно описал схему использованной ловушки.

Читать появлявшиеся время от времени комментарии оказалось даже интереснее, чем наблюдать за героическими подвигами питомца.

[Думал, это что-то нормальное, а тут опять про дрессировщиков. Когда уже вы, зоофилы, поймете, что питомцы есть не у всех?]

[Когда тупые крабы поймут, что вовсе не обязательно лезть в темы дрессировщиков? ТСу респект.]

[А остальным такой вариант использовать не получится?]

[Почему не получится. Берешь мягкотелого нуба, засовываешь его в клетку и он выполняет функции пета.]

[Можно простого таракана засунуть. Или кусок мяса.]

[На них агро не сработает.]

[ТСу респект. На самом деле, механика довольно интересна. Судя по всему, монстры не воспринимают такую ловушку в качестве ловушки. Проходит агро из-за появления питомца, но желание любой ценой сломать конструкцию не возникает. Скорее всего, баг.]

[Почему баг?]

[Потому что, не будь это багом, любой дурак смог бы наварить на машину шипы, а потом убивать из нее все живое совершенно безнаказанно. Наверняка в механике не прописан питомец.]

[Глупость. Машина однозначно идентифицируется с тем, кто сидит внутри. Как броня. А здесь получается именно что препятствие.]

[Фича?]

[Одно из двух, ящитаю.]

[Попробую сделать себе что-то в этом духе.]

[Успехов. Мое мнение — лавочку скоро прикроют.]

— Не хотелось бы, — прочитав эти строчки, я почувствовал определенную тревогу. — Волосатый, давай-ка активнее!

Эдик прошипел невнятное ругательство, выбрался из клетки и отправился тревожить следующую жертву.

Процесс возобновился с новой силой.

Глава 8

Спустя несколько часов после начала прокачки мне окончательно надоело бездельничать и следить за успехами питомца. В итоге Следопыту пришлось несколько раз подряд отправиться на боковую, проматывая тем самым игровое время.

До поры до времени все шло абсолютно спокойно и буднично, но во время очередного пробуждений привычная картина мира слегка пошатнулась.

— Беги, отрыжка скунса! Беги немедленно, презренная пища!

Вслед за этим грозным заявлением раздался гневный писк и странное булькание. Потом отлично знакомый мне голосок шепеляво произнес:

— Неси лекахстфо. Токта путешь щить! Неси!

Окончательно разлепив веки, я зевнул и принялся с интересом осматриваться по сторонам.

— Беги, ничтожная тварь!

Между мной и городом обнаружились два мутанта, со злостью тыкавшие здоровенными дубинками в какого-то маленького, несчастного и вполне обычного зеленого таракана. Насекомое воинственно размахивало усами, пыталось плеваться, но совершенно не собиралось никуда убегать, чрезвычайно огорчая тем самым своих мучителей.

— Ле-ках-стфо! Понял, щалкий кхап?

Я повернул голову в другую сторону.

На краю болота, совсем рядом с громоздкой шипастой клеткой, обнаружился еще один таракан — паривший в воздухе и малость позабывший о собственном месте на эволюционном древе.

В мохнатой голубой клешне болтался крошечный детеныш аллигатора. Высунувшая язык и закатившая глаза рептилия казалась совершенно дохлой, но Эдика это ни капли не смущало.

— Не фосфхащайся пес лекахстфа, — припечатал он.

После чего, с натугой размахнувшись, швырнул свою жертву в грязь.

— Бегай, а не пищи, гнусная дрянь, — прозвучал с другой стороны раздраженный рев. — Бегай!

— Вы чего там творите? — Я встал с облюбованного камня, снова повернувшись к мутантам. — Сожрали бы его лучше.

Ближайший великан смерил меня крайне неодобрительным взглядом, плюнул на землю и неохотно произнес:

— Мы заставляем его стать сочным, человек. Так, как ты посоветовал вчера. Не мешай.

— Тогда вы все неправильно делаете, — во мне ни с того ни с сего проснулся дух великого повара. — У него же нет никакого стимула бегать. Вы ему задницу скипидаром намажьте, тогда дело пойдет. Только надо хорошо смазывать, обильно.

Мутанты переглянулись, а затем уставились на изможденный деликатес. Тот, ощутив неладное, отступил на пару шагов и протестующе зашипел.

Мне очень хотелось продолжить лекцию по кулинарии, но со стороны берега раздался подозрительный плеск и, бросив взгляд на болото, я стал свидетелем того, как Эдик спешно протискивается в клетку, пряча свое волосатое тело от внимания выбравшегося из воды огромного черного аллигатора.

— Хосяин, он хощет меня упить!

— Само собой… мне тебя тоже иногда прикончить охота… Эй, вы куда?!

Гиганты, заметив появление местного царька, как-то очень шустро дали по тапкам, захватив свою жертву и оставив меня в одиночестве. Проследив за их стремительно удалявшимися спинами, я ругнулся, а потом обратил внимание на питомца:

— Плюй, трусливый дятел!

Эдик плюнул. В ответ аллигатор мощно дернулся вперед, клацнул пастью — и любовно созданная мной конструкция попросту развалилась на части. Рептилия тут же обрадованно раззявила хавальник, готовясь сожрать дерзкого шестинога, но тот успел взмыть в воздух, разразившись целой серией плевков.

Пришлось доставать мачете и тоже вступать в бой.

Увы, этот противник оказался гораздо опаснее обычных болотных монстров. Стоило мне только первый раз треснуть его по хвосту, как в ответ прилетел удар, практически обнуливший персонажу жизнь. А пока я копошился на земле, старался прийти в себя и восстанавливал здоровье с помощью аптечки, аллигатор весьма шустро развернулся, оказавшись вплотную к моим ногам. Огромная пасть снова раскрылась…

Вступать в противостояние с этим чудовищем было слегка неосмотрительно. Поэтому вместо прямой конфронтации я откатился в сторону, поднялся на четвереньки и бодрым крабом метнулся куда-то в сторону.

Сзади послышался лязг челюстей и недовольное ворчание.

— Плюй в него, волосатый хрен…

Обкатанная на обычных зубастиках схема не помогала — мы с Эдиком попросту не имели шансов подобраться к резвому монстру с удобных направлений. Рептилия извивалась, крутилась волчком, бодро щелкала зубами и все время оказывалась слишком близко для того, чтобы мы могли чувствовать себя хоть в какой-то безопасности.

Оставался только кайт.

До конца осознав все перспективы прямой схватки, я сменил линию поведения, начав бегать вокруг небольшой кучи строительного мусора. Аллигатор послушно бросился вдогонку, питомец забрался наверх, организовывая обстрел… жаль только, что все его усилия оказали минимум воздействия на бронированного и иммунного к радиации монстра.

— Чаще плюй!

— Пеки, на отфлекайся!

После того как мы с преследователем сделали около десятка кругов, стала видна вся беспомощность выбранной мной тактики. Можно было бесконечно удирать от разгневанной твари, вот только имелся ли в этом смысл? Врага требовалось расстреливать, избивать мачете или же травить ядреными веществами, но уж точно не заплевывать.

Я свернул в сторону и полез к Эдику.

— Ити отсюта, — сразу же всполошился тот. — Пекай, пекай!

— Ага, щас…

Аллигатор ожидаемо решил забраться на кирпичи вслед за мной, но эта задача оказалась гораздо сложнее беготни по ровной поверхности.

— У, падла зубастая!

Получив по физиономии, монстр снова взревел, дернулся вперед, но оступился на обломках, запутался в арматуре… собственно, после этого его судьба оказалась решена.

Минут через двадцать мы с питомцем праздновали победу. А мне наконец-то достался сорок третий уровень.

— Очередная ступенька к достижению бесконечного могущества, — устало пробормотал я, закидывая очко в «безразличие». — Остается только… ты что это делаешь?!

На моих глазах забравшийся на тушу поверженного гиганта таракан обманчиво неторопливо расковырял одну из ран, а затем совершенно спокойно вытащил оттуда шарик мутагена и тотчас же его оприходовал.

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из гигантского черного аллигатора.

Эффекты:

— интенсивная контролируемая радиоактивность.]

— Ты что творишь, я спрашиваю?!

— Фсе хохошо, хосяин. Мне опещали лекахстфо.

— Кто тебе его обещал, морда охреневшая?!

— Алликатох, — сообщил Эдик, тыкая клешней в сторону болота. — Маленький.

— Да он ведь даже ничего не понял!

Моему возмущению не было предела. С одной стороны, сожравший мутаген пет наконец-то получил возможность контролировать свое излучение, что являлось несомненным плюсом. С другой — сделал он это самовольно, причем уже во второй раз. И, судя по всему, ни капли не раскаивался в своем поступке.

— Вредитель…

Всемогущий форум, куда я обратился за разъяснениями, порадовал лишь парочкой давно заброшенных и пыльных тем.

[Питомец начал воровать все подряд!]

[Что делать?! Пума без спросу сожрала уже три мутагена. Реакция у нее зверская, тупо не успеваю опередить!]

[Тупо — это ключевое слово, мне кажется.]

[Дрессировщик? Так вам и надо, недочитерам драным.]

[О боже, какие там читеры. Эти унылые раки сидят здесь на самом дне пищевой цепочки. Опыта нет, персы дохлые, теперь еще и питомцы лут отжимать начали. Смех, одним словом.]

[У меня такое тоже началось, но я сразу пета выгнал. Все равно на альена нужно было менять.]

[А почему все произошло?]

[Черт его знает. Наверное, интеллект слишком сильно поднял. Пету соображалка ни к чему.]

[Похоже, такая тема возникает, когда питомец становится гораздо умнее своего хозяина. Ржу.]

[Фигня. Я интеллект вообще не качаю, у молоха он уже раза в три больше, но ничего такого не происходит. Нужно что-то еще.]

[А что?]

[ТС, признавайся, что ты со своим котиком такого сделал, что он взбунтовался? Извращенец, штоле?!]

[ТС — краб.]

[Краб-извращенец.]

[Ничего я не делал, только мутагены давал иногда.]

[Теперь это так называется?]

[Может, он на них, как на наркоту, подсел?]

[Полная фигня. Я своего прошлого буквально закормил мутагенами. Он вообще сдох в итоге. Но воровать ничего даже и не собирался.]

[Суровый рандом?]

[Похоже на то.]

[Меняй питомца, иначе он тебе всю жизнь испортит.]

[Лучше просто выгони его и прокачай что-нибудь нормальное. Снайпера, например.]

— Что тут скажешь… блин!

Устроившийся рядом с аллигатором и невозмутимо шевеливший длинными усами таракан за последнее время действительно сожрал столько всего, что вполне мог съехать с катушек. Вот только мне от этого было не легче.

Продолжая негодовать, я свернул форум, потыкал кончиком ножа в убитую рептилию, но больше ничего в ней не обнаружил и снова уставился на шестинога.

— Хосяин, нато упифать их тальше. Хосяину нущен опыт!

— Презерватив ты волосатый, а не бро.

Хотя мне было неизвестно, исправила ли игра читерскую ситуацию с прячущимися в клетках питомцами, разрушивший убежище Эдика монстр очень толсто намекнул на то, что продолжения банкета может и не случиться. И проще было устроить обычную охоту, нежели организовывать строительство новой шипастой конструкции.

Жаль только, что заниматься унылым гриндом мне уже надоело. Очень давно.

— Черт с ним, попробуем еще куда-нибудь сходить. Для разнообразия. Но сначала — домой.

На базе все было как и прежде — продавать плазменную батарейку по-прежнему никто не хотел.

Чуть-чуть погоревав по этому поводу, я увеличил предложение до пятидесяти пяти тысяч, отправил снаряжение на зарядку, а сам завалился спать. Впрочем, по субъективному времени Следопыта, игровой сон закончился уже спустя несколько мгновений.

Пришла пора снова выдвигаться в дорогу.

На этот раз мне хотелось как следует погулять по четвертой зоне, изучить имеющиеся там опасности, а также морально подготовиться к походу за ракетой.

Заодно можно было прикинуть шансы Следопыта на выживание в окрестностях Рэд Лайк Сити.

— Давай, сволочь, убивай…

Первый блин вышел комом. Когда после нескольких неудачных попыток нас все-таки выплюнуло возле четвертой зоны и я перешел границу, смерть наступила практически мгновенно — к сожалению, мой персонаж по-прежнему ничего не мог противопоставить всевозможной отраве.

При обычных условиях неплохо справлялся встроенный в шлем фильтр, но на этот раз вырвавшемуся из-под земли газу хватило обычного контакта с моей кожей.

— Вот как раз в такие моменты ты и понимаешь, что нужно было качать выносливость, а не сопротивления… едрена вошь!

Следующее возрождение произошло на глазах у двух молохов. Один из них высокомерно меня проигнорировал, а вот на второго «безразличие» не подействовало.

Я даже не стал сопротивляться.

Третий заход оказался слегка необычным — мы появились в странном плотном тумане, напрочь скрывавшем все объекты, находившиеся дальше десяти метров от персонажа. Вокруг царила неприятная вязкая тишина, радиация держалась на отметке в восемьдесят шесть процентов, никаких ядов не было…

— Палево какое-то, — очень тихо произнес я, страшась звуков собственного голоса. — Что думаешь?

— Хосяин — слой кхап.

— Сам ты злой краб… и ворюга…

Мне показалось, что находившийся у нас под ногами раздолбанный асфальт слегка вздрогнул — как будто кто-то очень большой и тяжелый сделал осторожный шаг. Чувствуя, что по спине начинают ползать неприятные мурашки, я опустился на колени, приложил ладонь к прохладной шероховатой поверхности, а затем еще раз внимательно осмотрелся.

Туман. Вязкий, клубящийся, прячущий в себе смутные очертания каких-то зданий, деревьев…

Пальцы ощутили новую дрожь — немного более сильную, чем раньше.

Эдик, тоже заподозривший неладное, молча ткнул клешней куда-то в сторону и бесшумной тенью двинулся в указанном направлении. Я осторожно последовал за ним, чувствуя одновременно страх и азарт. Все-таки очередная смерть в данную секунду ничем мне не грозила, а вот прикоснуться к чему-то новому и интересному было бы здорово…

Впереди возникла обшарпанная стена, щеголявшая мрачными провалами на месте давно выбитых окон. Неподалеку обнаружился высокий и красиво оформленный дверной проем, напрочь лишенный даже обломков тех самых дверей.

Мы проскользнули внутрь и замерли рядом с косяком, не стараясь уходить внутрь здания. Моя рука сама собой легла на рукоятку атомного пистолета — если в этом городе находилось что-то эпичное, то имело смысл как следует приголубить его дозой радиации.

— Попытаться, как минимум. Да, волосатый?

Из тумана огромной и практически бесшумной тенью вынырнул ходок. На мгновение замер, потом сделал следующий длинный шаг, еще один…

В отличие от того механизма, который нарезал круги около бункера, шедший по улице гигант производил впечатление совершенно исправного. Значит, стрелять требовалось в голову, туда, где находилось основное скопление датчиков…

Вслед за первым ходоком появился второй и я опустил уже поднятое оружие. Справиться с двумя железными хреновинами было совершенно нереально.

После исчезновения этого робота история не закончилась. Сначала объявился третий исполин, мрачным силуэтом проскользнувший мимо нашего укрытия. Затем на дорогу выбрались два танка и тягач, за которым следовала огромная платформа с не менее огромным ракетным комплексом. А когда все это великолепие медленно проехало мимо нас, из расступившейся дымки вышли мутанты… точнее, какие-то странные твари, отдаленно напоминавшие мутантов.

В отличие от моих вечно голодных зеленых приятелей, эти существа выглядели крайне сосредоточенными, серьезными и напрочь лишенными даже зачатков человеколюбия. Вдобавок, все они были заметно крупнее обычных великанов — если те легко вырастали до двух с половиной метров, но не дотягивали до трех, то здесь самый мелкий и жалкий из монстров без проблем уходил выше трехметровой отметки.

— Культуристы, типа…

Мой приглушенный шепот остался незамеченным. Группа прошла мимо, растворившись во мгле точно так же, как и все остальное.

Появился и исчез замыкавший колонну ходок. Мы с питомцем остались в одиночестве.

— Сурово, — сообщил я таракану, убедившись, что опасность миновала. — Таких ядреными бомбами надо фигачить…

— Ятехными, — мгновенно поправил меня шестиног. — Хосяин — неущ.

— Сам ты неуч. Это — фольклор, понимаешь?

— Хосяин — неущ и техефенщина. И кхап.

С трудом удержавшись от того, чтобы выдать наглому насекомому смачного пинка, я вышел на улицу, оглянулся… а потом умер, даже не поняв, из-за чего именно.

Мне просто выключили свет и спустя десять секунд зажгли его снова, но уже в совершенно другом месте.

— Чертовщина какая-то…

Вокруг не наблюдалось ничего особенно страшного или интересного. Под ногами была потрескавшаяся от засухи почва, вдалеке начинались поросшие сухостоем холмы, за ними виднелись далекие горы. Немного в стороне растянулся сошедший с рельс грузовой состав — очень длинный, уходивший от нас чуть ли не к самому горизонту.

Радиация уверенно держалась на девяностопроцентном уровне.

— Пойдем проверим, ворюга.

Около опрокинувшихся контейнеров уровень проникающего излучения подрос еще на пару процентов, но затем все-таки остановился. Впрочем, переживания насчет радиации быстро отошли на второй план — гораздо большей проблемой стало то, что я не имел понятия, каким образом можно добраться до содержимого громадных металлических ящиков.

Термитных зарядов у меня не имелось, устройств для резки металла — тоже. Недавно купленный сварочный аппарат так и остался на берегу болота, а чем-то еще вскрыть толстенное железо было крайне сложно.

Мы прогулялись возле нескольких контейнеров, окинули жадными взорами солидную цистерну, после чего вышли к краю здоровенной кучи рассыпавшегося угля и остановились.

— Нато потщещь.

— Ага, конечно. Герострат, блин. Лучше смотри в оба — вдруг что интересное попадется…

Спустя еще десять минут я мысленно плюнул на все железные дороги мира, пробрался между двумя контейнерами и направился в сторону видневшегося вдалеке скопления зданий. Над одной из построек курился слабый дымок, сами дома выглядели достаточно презентабельными, так что у меня возникли определенные надежды на получение очередного приятного лута.

Судя по карте, мы находились в самом центре неисследованного пятна, расположенного в глубинах четвертой зоны. Где-то здесь однозначно должны были быть спрятаны всевозможные сокровища, уникальные артефакты, редкие питомцы, всевозможные технологии…

— Территория чудес, типа.

Вместо всех придуманных моей буйной фантазией ништяков на подходе к комплексу обнаружились только остатки древней ограды и табличка с пояснением:

[SETI. Experimental complex.]

— Доэкспериментировались, значит, ушлепки полосатые, — я пнул столбик с ржавым указателем и тот, сорвавшись, упал на землю. — Так вам и надо…

После того как мы забрались внутрь некогда охраняемого периметра и не умерли страшной смертью, мной была совершена вполне типичная для таких вылазок ошибка — я чрезмерно расслабился.

В самом деле, о чем можно беспокоиться, когда вокруг все настолько тихо и спокойно? Пустой холл огромного административного здания, абстрактные картины, футуристические лестницы, заброшенные стойки, уютно устроившийся на стене фиолетовый альен, информационные экраны, стремянка…

— Альен?!

Первым моим побуждением было немедленное бегство. Затем я чуть-чуть расслабился, сообразив, что вокруг находится вполне обычная номерная зона, а притаившийся монстр больше похож на чучело, нежели на что-то агрессивное и страшное.

— Вот ведь гадость…

Судя по всему, когда-то очень давно, в самом-самом первом бункере, мне встретился скелет именно такой твари. Там тоже имелись небольшие когтистые лапы, внушительная зубастая башка и сразу три позвоночника, выходивших прямо из черепа. Сейчас это творение чьей-то больной фантазии просто обрело плоть, став вполне реальным живым инопланетянином… или все же не очень живым?

— Слышь, волосатый, потрогай его. Вдруг он сдох.

— Не стох, — очень тихо, но с откровенным негодованием прошипел таракан. — Сатаился и штет, кокта мы потойтем поплище.

— Вот, значит, как…

Я взглянул на прицепившегося к стене гада новым, заметно более приземленным взглядом.

Встреченная мной информация гласила, что фиолетовый альен является самым серьезным в ряду обычных, «цветных» пришельцев. Значит, с него вполне реально было получить опыт, эксклюзивные вещички, очередной мутаген…

Оставалось лишь понять, каким именно образом лучше всего мочить эту скотину. И есть ли у меня вообще шансы.

Настороженно посматривая в сторону практически неподвижного чужого, я вызвал форум.

[Фиолетового альена в одиночку убить невозможно, не старайтесь.]

[С чего вдруг? Все зависит от тяжести оружия.]

[Эта тварь телепортируется. Ты ее просто в прицеле не удержишь. Пара секунд — и от тебя останутся рога и копыта.]

[Клешни и панцирь.]

[Нужно просто влить в него много единовременного урона. А вот если стрелять из пулеметов и автоматов, то он или сбежит, или возле тебя окажется, а это сразу кирдык.]

[Вокруг фиолетового поле стопроцентной радиации, будьте внимательнее.]

[Так что делать-то? Ядерной бомбой мочить?]

[Бомба решает, это факт. Главное — помнить, что у этой скотины иммунитет к радиации. Подействует только температура и ударная волна.]

[А я одного такого довольно спокойно привалил. Метров с четырехсот расстрелял неспешно.]

[И какой лут?]

[Мутаген и браслет довольно неплохой. Слышал, что все чужаки выше голубого дают разные технологии. Могут на ИММК расщедриться, могут осколком базы поделиться. Или артефактом каким-нибудь.]

[Хочу личный генератор силового поля.]

[Опять начались влажные розовые мечты, я смотрю.]

[Генератор за все время игры лишь два раза выпадал. Мечтайте дальше.]

[Но штука однозначно крутая.]

[Всего две штуки за всю игру, Карл!]

— Тоже хочу генератор…

Атомная бомба у меня была. Маленькая, не очень надежная, последняя, но все-таки была. Вот только стоило ли тратить ее на какую-то неведомую фиолетовую живность? Силовое поле — это, конечно, здорово, но выпадет-то мне, скорее всего, унылый мутаген и еще какая-нибудь хрень…

Пару минут мы с альеном исподволь рассматривали друг друга, делая вид, что совершенно не интересуемся потенциальным противником. Затем я грустно вздохнул и начал готовиться к предстоящему бою. В первую очередь — морально.

Здоровенный холл, размерами мало уступавший какому-нибудь авиационному ангару, предоставлял достаточно большую свободу для маневров… предоставлял бы, окажись там хоть какие-нибудь перегородки или укрытия.

Единственное, что действительно могло мне помочь — это скромный отнорок, в котором, судя по табличкам, располагались местные уборные. Имело смысл выстрелить в чужого, после чего, если он окажется слишком живучим и обидчивым, удрать к белым братьям.

— Восхитительный план…

Я еще раз осмотрел все вокруг, затем поразмыслил над вариантом с беготней по лестницам, но отбросил его, посчитав бесперспективным. В конце концов, Следопыт прокачивал скрытность, а не паркур.

— Ладно…

Увидев, что гость начал красться в сторону туалета, альен заметно оживился и чуть-чуть развернулся, немного растопырив когтистые лапы.

Создавалось полное впечатление, что хищная сволочь намеревалась прыгнуть в мою сторону при первом же удобном случае. Вопрос заключался только в том, когда же этот случай наступит — общавшиеся на форуме игроки так и не рассказали ничего толкового о дистанции атаки, а выяснять радиус опасной зоны самостоятельно, методом проб и ошибок, мне было как-то не с руки.

Впрочем, все опасения оказались напрасными. Добравшись до заветного тупичка, я снова осмотрел притаившегося метрах в пятнадцати от меня чужого, а затем поднял пистолет и выстрелил.

Время резко замедлило свой ход.

Перед моими глазами появилась массивная черная пуля, обманчиво медленно вырвавшаяся из ствола уродливого пистолетика и двинувшаяся к противнику. Я успел рассмотреть свежие бороздки на черном металле, оценил клуб следовавшего за снарядом огня, затем перевел взгляд в сторону альена и мысленно чертыхнулся.

Пуля летела как минимум на метр ниже пришельца.

Скорее всего, здесь и сейчас опять сказалась нехватка нужных умений. Вот только понимание возникшей проблемы никак не способствовало ее решению — что-то решать и исправлять было уже поздно. Оставалось положиться на радиус взрыва.

Главное, чтобы…

Как будто услышав мои мысли, чужой сжался, на мгновение вспыхнул тревожным оранжевым светом, а затем метнулся куда-то в сторону. Практически остановившееся время позволило мне в деталях рассмотреть, как он начал растворяться в пространстве, исчезать…

Выпущенный заряд долетел до стены, разбился о нее — и вспыхнул ослепительным шаром чистой плазмы.

Все тут же вернулось на свои места. Ударил по коже обжигающий ветер, разразился перепуганным треском браслет, испустил нечеловеческий писк расплачивающийся за чрезмерное любопытство питомец…

Мне пришлось зажмуриться, с проклятьем дернуться под защиту стены, а затем отступить еще дальше — в первое попавшееся отделение. Кажется, мужское.

Слегка поджаренный таракан кое-как протиснулся в уже закрывавшуюся дверь, после чего распластался на прохладной плитке и тоскливо зашипел, жалуясь на жизнь. Сквозь плясавшие у меня перед глазами радужные пятна было заметно, что противное волосатое тельце буквально сочилось легким сизым дымком.

Надо сказать, что это зрелище вызвало у меня не сострадание, а вполне ощутимое злорадство.

— Что, поджарили пукан, да? Так тебе, ворюге, и надо.

— Пошел ф сатнитсу, хосяин, — вяло отреагировал на мои нравоучения Эдик. — Кхап.

Наши препирательства оборвал донесшийся снаружи скрип. Я заткнулся, таракан попытался спрятаться в ближайшей кабинке, но сделать что-нибудь действительно осмысленное никто из нас не успел — спустя пару мгновений скрип перерос в громкий треск, дверь вздрогнула и совсем рядом со мной из пластика выглянули три острых черных когтя.

— Фак…

Мне удалось очень вовремя отдернуться в сторону — уже в следующую секунду обломки двери с грохотом рухнули внутрь помещения, мимо нас пронеслось что-то неосязаемое, но очень быстрое, послышался еще один удар — и возле дальней стены материализовался альен, с размаху впечатавшийся башкой в один из писсуаров.

— Мощный перформанс, — пробормотал я, медленно пятясь к выходу. — Мочи его, волосатый бро!

Пришелец выглядел наполовину прожаренным, крайне потрепанным, но при этом достаточно активным. Чуть-чуть помедлив, он поднялся на кончики своих туловищ, тряхнул головой…

Раздался звук плевка и я, отбросив осторожность, выскочил в коридор. Практически сразу же стена рядом со мной содрогнулась и обвалилась, явив засыпанного обломками кирпичей и слабо шевелившего конечностями инопланетянина.

— Получи, пассив!

Больше от испуга треснув врага самым кончиком мачете, я тут же растерял всю свою отвагу и метнулся в холл, постаравшись как можно скорее свернуть за угол.

Позади что-то сломалось. Что-то большое и каменное.

— Твою мать…

Когда страшный альен в очередной раз промахнулся и телепортировался сквозь стойку администратора прямо в пафосный мраморный куб, до меня наконец-то дошло, что после взрыва миниатюрной ядерной бомбы у него явно поехала крыша. Или сбились настройки. Или еще что-либо в этом роде.

Не став дожидаться, пока чужой выберется из очередной груды обломков, я бросился к центральной лестнице, забежал за нее и постучал мачете по перилам:

— Сюда иди, хренов баклажан!

По залу пронесся легкий шорох, затем прямо у меня перед носом вдребезги разлетелись несколько толстых стеклянных ступенек и альен снова материализовался — практически вплотную ко мне.

ИММК предупреждающе затрещал, но я не обратил на его вопли внимания и со всей дури ткнул острием ножа прямо в расположившуюся поперек гладкого черепа неопрятную склизкую трещину.

Монстр вздрогнул, растопырил во все стороны конечности, раскрыл рот, а потом застыл.

— Получи, сука, получи…

Спустя полминуты ко мне пришло осознание того, что противник, в общем-то, уже давно издох.

[Внимание! Вы в одиночку сразились с одним из высших представителей инопланетной расы и победили. Вы получаете достижение «Ксенофоб». Эффект достижения: +1 к навыку «Общение».]

— Шикарный троллинг… куда полез, тварь!

Не успел я закрыть сообщение, как из раны на голове чужого вывалился какой-то цилиндр, а еще через секунду — мутаген. И как раз к этому самому мутагену прямо сейчас целеустремленно двигался опаленный, но по-прежнему весьма резвый таракан.

— Стой, сволочь!

Упругий фиолетовый шарик соскользнул с груды осколков, а затем покатился куда-то в сторону выхода. Эдик, не обращая никакого внимания на мои угрожающие вопли, бросился следом.

— Стоять! — Я распластался в отчаянном прыжке, каким-то чудом схватил убегавшую от меня добычу и засунул ее в спешно открытый инвентарь. — Фух…

— Тай, — осознавший крушение своих надежд таракан остановился, с мольбой протягивая вперед клешни. — Тай лекахстфо! Тай! Тай!

— Пошел ты.

— Та-ай!

Не обращая внимания на впавшего в истерику пета, я вернулся к месту своей славной победы, подобрал там выпавшую хреновину и принялся ее рассматривать.

[Истощенный телепортационный модуль. Качество: инопланетное.]

[Не поддающееся логическому осмыслению инопланетное устройство, способное время от времени взаимодействовать с отдельными моделями ИММК, имеющими в названии индекс «К».

Раз в сутки может спасти своего носителя, переместив его с опасной для жизни территории в произвольную точку пространства. Максимальная дистанция перемещения: 10 метров.

Последняя соломинка для утопающего.

Требования:

— навык «ксенотехнологии»: 5 уровень.]

— Нет у меня пятого уровня, — злобно пробурчал я себе под нос, пряча артефакт в хранилище. — А десять метров — это полная фигня.

— Хосяин…

— Заткнись, нарик.

— Хосяин, там еще отин!

Второй пришелец появился откуда-то сверху. Шлепнулся на пол в нескольких метрах от меня, тут же приподнялся, вспыхнул оранжевым огнем…

Я несколько самонадеянно шагнул в сторону, готовясь повторить свой предыдущий успех, но полностью живой альен оказался противником совершенно иного уровня, нежели полудохлый.

Страшная зубастая харя выпрыгнула из пространства, огромные когти играючи пробили камуфляж и Следопыт, не успев издать ни звука, отправился в края вечной охоты.

Глава 9

Возвращение в родное убежище оказалось слегка подпорчено визитом на аукцион — никого, кто захотел бы обменять плазменную энергоячейку на презренные деньги, так и не нашлось.

Собственно говоря, удивительного в этом было довольно мало — когда я догадался включить мозги и начал изучать соответствующий раздел торгов, то практически сразу же выяснил, что желавших купить волшебную батарейку игроков там хватало и без меня. Причем все эти нехорошие люди предлагали за нее как минимум на пять-десять тысяч кредитов больше.

То есть, со своим нищебродским запросом я мог ждать продавца хоть до бесконечности.

— Последнее нормальное оружие проимел, уровень не получил, ни хрена не получил… Чего вылупился, жри свою дрянь!

— Лекахстфо!

Хотя в последние дни питомец злил меня все больше и больше, отдать выбитый из альена шарик пришлось именно ему. Не самому же есть эту гадость, рискуя приобрести нежно-баклажанные оттенки…

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из фиолетового пришельца.

Эффекты:

— контролируемая пигментация.]

Наблюдать за упоенно менявшим свой цвет и откровенно счастливым шестиногом было обидно. Как-то так получилось, что все последнее время этот гад ударными темпами греб под себя самые разные ништяки, а я…

А я едва-едва смог раскачать Следопыту парочку защитных навыков. Никакой справедливости.

— Ну, и что это такое?

Таракан, порхавший по комнате в образе упитанного розового мотылька, завис напротив меня и счастливо пискнул:

— Я фыпхал сфет, хосяин!

— Отлично, — мне не удалось сдержать саркастический смешок. — Не представляю, чтобы я делал, если бы ты выбрал тьму. Дарт Эдик — это слишком жестоко для нашего хрупкого мира.

— Не сфет, а сфет!

— Да понял я, понял. А почему розовый?

— Тефушкам нхвитса.

— Ловелас, блин, нашелся. Чтобы в боевой обстановке принимал соответствующую местности окраску, понял? А вот в городах можешь хоть пятнистым быть.

С раздражением отвернувшись от таракана, я снова открыл торги, мысленно облился горючими слезами, после чего создал новое предложение, выставив на обмен уже атомный пистолет.

Чисто теоретически, к нему можно было скрафтить новые боеприпасы — как подсказывал форум, для этого требовалось всего-навсего развить базу до десятого уровня, найти калифорний, а затем подождать две недели, пока синтезатор сделает первый заряд.

Будь у меня неограниченное количество времени, именно этот вариант я бы и выбрал, но в условиях приближавшегося дедлайна все приоритеты существенно изменились.

— Главное, чтобы план выгорел… а с этой хренью что делать?

Вытащенный из инвентаря телепортационный модуль подвергся тщательному изучению, но без особого толка — неведомая инопланетная фигня все равно осталась для меня неведомой инопланетной фигней.

— Блин.

Основная проблема заключалась в том, что я был не вполне уверен, стоило ли тратить драгоценное очко навыка ради включения полученного артефакта. Возможность раз в сутки выскользнуть из-под носа у смерти представляла собой весьма спорный бонус — слишком уж мала была дистанция, на которую осуществлялась спонтанная телепортация,

— Убежать от какой-нибудь ящерицы только ради того, чтобы она прикончила тебя спустя пять секунд… уныленько.

С другой стороны, после убийства фиолетовой твари мне отвалили достаточно много экспы, поэтому набрать следующий уровень особой проблемы не составляло. Несколько часов болотного фарма, да и все.

— Дерьмо. А ты что скажешь? Оставить эту штуку?

— Лущше иметь, щем не иметь, — гордо сообщил таракан.

— Точно, в ловеласы подался… тебе теперь только стрижку модную сделать осталось.

— Стхищку?

В очередной раз отмахнувшись от пета, я снова уставился на модуль, оценивая все его плюсы и минусы. Потом злобно ругнулся и засунул таинственную хреновину обратно в инвентарь.

Раз уж мне в ближайшем будущем предстояло идти в «бесконтролку», то отказываться от дополнительной защиты, пусть даже самой иллюзорной, было нельзя. И новый уровень требовалось потратить именно на «ксенотехнологии».

Пребывая в не самом радужном настроении, я вышел из своего убежища, спустился на четвертый ярус, намереваясь отправиться к болоту… а потом замер.

В глубинах бункера завелась чуждая этому месту жизнь. Наглая, шумная и довольно многочисленная.

— …как такую штуку вытащить? Может, на бронике?

— Если он сквозь дырку пролезет. И если погрузить удастся. Здесь где-то ключ доступа должен быть.

— Наверняка ключ тот урод забрал…

Притаившись рядом с лестницей, я целую минуту с некоторым офигением наблюдал за тем, как вокруг экзоскелета копошатся совершенно неизвестные мне люди. Светят фонариками, пытаются забраться внутрь, переговариваются…

— Нужно Алекса вызвать. И сказать, чтобы он нормальную ключ-карту взял. Тогда уведем этого красавца без проблем. А возня с бронетранспортером — это какое-то крабство.

— Главное, чтобы его до нас никто не увел.

— Не уведет… судя по всему, здесь только Следопыт ходит, а у него явно кишка тонка.

— Наверх идем?

— Да, но сначала проверим здесь каждый уголок. И бронетранспортер тоже.

Спохватившись, я вытащил из инвентаря монитор датчиков слежения. Чуда, само собой, не случилось — забравшиеся ко мне домой гады скрупулезно уничтожили следящие устройства, а также обезвредили все мины.

Ведущий наружу коридор снова стал абсолютно безопасным. Для всех и каждого.

— Полный отстой…

Было совершенно непонятно, что лучше всего предпринять в такой ситуации.

Вступить в бой и всех перестрелять? А какой в этом смысл, если проход уже обнаружен?

Рассказать мутантам? А что они сделают, если сами не могут пробраться внутрь?

Попробовать выбить врагов из бункера и заблокировать дверь? А как?

Притаиться и ждать, пока эти сволочи найдут мою базу?

— Да хрен там…

Я начал медленно отступать к лестнице.

Непрошеных гостей в любом случае требовалось как-то уничтожить — хотя бы для того, чтобы затем спокойно и без помех принять решение о своих собственных дальнейших действиях.

Значит, бой.

Вернувшись в убежище, я убрал из снаряжения ненужный балласт, достал шит и автомат, запасся гранатами, после чего, ощущая себя могучим древнеримским легионером, снова отправился вниз.

Мое появление прошло незамеченным. Судя по редким отблескам фонарей, большинство игроков находились в том самом кабинете, где стоял разграбленный мной сейф, а все остальные по-прежнему тусовались рядом с экзоскелетом. На лестницу никто из них даже не смотрел.

Воспользовавшись этим подарком судьбы, я прошел на несколько метров вглубь зала, выставил перед собой щит, после чего достал из кармана первую гранату. Вздохнул, прикинул расположение противников, а затем с силой швырнул ребристый кругляш в сторону комнаты с сейфом.

Разумеется, с первой попытки попасть точно в дверной проем мне было не суждено — сказался слишком низкий уровень соответствующего навыка. Но я и не собирался делать ставку на один снаряд.

Спустя несколько секунд в помещении воцарился ад. Гранаты одна за другой летели вперед, падали, катились по полу, куда-то отскакивали, взрывались, пространство между стенами заполнил грохот и свист от осколков, мой щит несколько раз содрогнулся от попаданий, начали раздаваться чьи-то крайне матерные вопли…

Болтавшиеся возле костюма игроки сдохли очень быстро и в полном составе — выжить при таких условиях было довольно проблематично. Засевшим в кабинете агрессорам тоже досталось — каким-то чудом одна из гранат к ним все-таки попала.

Но дело все равно требовалось довести до конца.

Сжимая в свободной руке предпоследний заряд, я бросился вперед, промчался мимо нескольких дверей и оказался возле той, за которой прятались враги. Снова прикрылся щитом, одну за другой отправил внутрь обе гранаты…

Новый звуковой удар. Звон в ушах. Рвущаяся из рук титановая пластина.

— Вперед, — я очумело потряс головой, а затем кое-как сумел ткнуть пальцем в нужном направлении. — Убей там всех!

Эдик, все это время храбро прятавшийся за моей спиной, тут же поднялся на крыло, бросился в атаку, но потерял траекторию и, треснувшись о косяк, шлепнулся вниз. Судя по всему, череда взрывов подействовала на его вестибулярку не самым лучшим образом.

— Быстрее, твою мать…

Через несколько секунд до меня донеслась невнятная возня, чье-то ругательство, а потом звуки плевков. Вслед за этим из темного проема вернулся таракан — все еще нетвердо державшийся в воздухе, но очень довольный собой.

— Кхапы унищтощены!

Я позволил себе расслабиться и отпустить нервно сжатый автомат.

Взрывчатка снова доказала свое могущество. Несколько тысяч кредитов, пара десятков гранат — и у отряда врагов попросту не осталось шансов.

Дорогой, но чрезвычайно эффективный способ решения проблем.

Убедившись, что в окрестностях не осталось никаких недобитков, мы с Эдиком проверили трупы на предмет ценного лута, ожидаемо обломались и подошли к немного поцарапанному экзоскелету.

Забрать его себе я не мог. Отдавать пришедшим по мою душу козлам — не хотел.

— Не съем, так понадкусываю…

Панели высокотехнологичного устройства доверчиво раскрылись, пропуская меня внутрь. Информационные экраны отобразили уже знакомую сводку. Но заниматься ремонтом или заменой масла здесь сегодня никто не собирался.

Термитные шашки расположились в тех местах, где, по моему мнению, располагались самые важные узлы механизма. Вслед за этим я просто поджег шнуры, спрыгнул вниз и отошел на несколько шагов в сторону, чувствуя, что совершаю акт кощунственного вандализма.

Адская смесь послушно вспыхнула, провалилась куда-то вглубь корпуса, а затем погасла. Экзоскелет вздрогнул, наклонился, испустил отчетливо заметный в наступившем полумраке белый дымок…

Я искренне надеялся на возгорание или взрыв, но этого так и не случилось. Впрочем, судя по напрочь уничтоженным внутренностям устройства, цель все равно оказалась достигнута.

— Ладно, волосатый, пошли отсюда… не туда, дятел!

Вряд ли уничтоженные враги успели расставить в зачищенном коридоре свои собственные мины, но лишний раз рисковать персонажем мне не хотелось, так что привычная дорога отныне находилась для нас под категорическим запретом. Конечно, неплохо было бы запечатать тоннель по-настоящему, вот только возможностей для подобных свершений у меня имелось не слишком-то много.

— Хана выходу, костюму, титану… дерьмо.

Немного радовал лишь тот факт, что убежище девятого уровня обладало действительно серьезной маскировкой и неслабым боевым потенциалом. Конечно, такую базу тоже можно было разграбить, но вот добиться того, что сделали «дети» с моим прошлым местом обитания — это вряд ли.

Слабое утешение, но хоть какое-то.

Так как сложившаяся ситуация все равно выглядела крайне неприятной, по возвращении домой я первым делом забрался на форум и принялся изучать связанные с персоной Следопыта обсуждения, стараясь понять, насколько именно плохи мои дела.

Все обстояло примерно так, как и ожидалось. Не очень, прямо скажем.

[Ищем Следопыта!]

[Предыдущую тему снесли, так что давайте-ка без срача! Общаемся вежливо!]

[Хлебальце прикрой, членистоногое.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Вежливость прогрессирует семимильными шагами, я смотрю.]

[Он в Изумрудном топовую привязку получил зачем-то. Я бы этот город шерстил.]

[А смысл? Вокруг этого драного Изумрудного почти нет бесконтрольных зон. Ты просто посмотреть на Следопыта хочешь? Типа, дань уважения его талантам отдать?]

[Мозг купи. Оттуда за ним проследить можно. А когда он в «бесконтролку» зайдет — мочкануть.]

[Он, кстати, недавно в бесконтролку уже ходил. То ли с кланом каким-то, то ли с такими же раками. Но упакованы они были знатно, на бронетранспортерах ехали. Я, правда, туда за ними не пошел.]

[Лужу напустил?]

[А ты сам отправился бы воевать в БЗ?]

[Если обобщить всю имеющуюся инфу, то получается, что он живет или у мутантов, или в Изумрудном. Следовательно, нужно мониторить эти два города, а когда он там объявится — подключать вертолеты и беспилотники. Рано или поздно кредиты будут нашими.]

[Если Пан Горящий Пукан не обманет.]

[Если ты так его называть будешь, то конкретно тебя он однозначно прокинет. Судя по всему, чел весьма принципиальный и обидчивый.]

[Если принципиальный, то заплатит.]

[Если его яблоки кто-то купит, то заплатит. А потом уже за тебя самого награду объявит.]

[Да и пофиг. В другую игру уйду. Постап надоел.]

[Подожди, пока «Перекресток» релизнут, потом уходи.]

[Он состарится и умрет, прежде чем этот долгострой выпустят.]

[Мы нашли его логово! С северной стороны восьмого города мутантов есть небольшая рощица, там секретный ход. Попадаешь в городские подземелья. Скорее всего, именно оттуда он и выходит.]

[А почему это вы такие щедрые на информацию?]

[У него там полыхнуло жестко из-за того, что мы внутрь пробрались. Дофигища гранат на нашу группу израсходовал, пришлось отступить.]

[Отступить? В «бесконтролку»? Смешно. Признался бы уж честно, что этот хрен вас жестоко накуканил.]

[Это временно.]

[Значит, все же накуканил. Крабье.]

[Теперь ловушек понаставит.]

[На ловушки всем давно все равно — электромагнитка очень хорошо решает такие проблемы. Главное, что теперь можно будет прямо к мутантам выйти. И этого чувака покарать.]

[Вам не приходило в голову, что он может читать эту тему?]

[Ты думаешь, он не в курсе, что эти раки залезли к нему в гости? Типа, внезапная и мощно-выборочная амнезия?]

[В курсе, но зачем делиться планами?]

[Смеешься? Какие планы? Здесь сидят диванные аналитики и несколько криворуких крабов, делающих вид, что занимаются поисками. Ищут его не здесь и не так.]

[Следопыт, ты читаешь это? Привет!]

[Готовь пуканоостужающий крем, чувак, готовь!]

— Я вам, блин, устрою крем… всем вам, раки болотные…

Желание показать игровому миру кузькину мать крепло с каждой секундой. Но, увы, от того что я сидел в своем убежище и люто негодовал по поводу гнусных действий коварных противников, ничего не менялось. Разве что ситуация начинала приобретать все более неприятные оттенки.

Некоторое время я успокаивал себя тем, что представлял массовый баттхерт, который должен был случиться сразу после обнуления игры. Затем мне стало еще грустнее — с такой гиперопекой шанс на безопасное десятикилометровое путешествие по «бесконтролке» не просто стремился к нулю, а становился отрицательным.

— Дерьмо!

Выразив в этом слове все свое отношение к происходящему, я мрачно уставился на карту «Альтернативы».

Отмеченный Грымзом бункер находился почти в самом центре солидного пятна бесконтрольной зоны и, в теории, подобраться к нему можно было с любой стороны. Например, с прямо противоположной, где тоже имелся открытый для игроков небольшой городок.

— Силикон-сити… типа Кремниевой долины, что ли?

От этого поселения до бункера было уже не десять километров, а все двадцать пять, но на фоне случившейся неприятности такой вариант смотрелся очень даже интересно. Вряд ли кто-то стал бы ловить меня в совершенно новом месте, а добраться до него не составляло особой проблемы — требовалось лишь возродиться в Изумрудном, сесть на автобус и подождать несколько часов.

— Значит, так и сделаем…

Впрочем, для начала мне все равно требовалось получить хотя бы еще один уровень — просто для того, чтобы иметь возможность пользоваться найденным артефактом. Именно поэтому я не стал пороть горячку, а очень тихо и осторожно отправился наверх, рассчитывая незамеченным прокрасться к болоту с аллигаторами.

Не получилось. Стоило только нам с Эдиком высунуться из бункера, как рядом нарисовался весьма недовольный жизнью длинноухий мутант.

— Пойдем, человек, тебя ждет вождь.

— Мне нужно…

— Тебя ждет вождь! Немедленно!

Пришлось отправиться вслед за ним, мысленно проклиная упрямство недалеких великанов.

Благо, сам Грымз обнаружился буквально на соседней улице.

— Мое терпение кончилось, человек…

Слушая повторение уже давно набившей мне оскомину песни, я механически кивал, смотрел на гиганта виноватым взором и думал о том, что в данном случае игровой мир однозначно дал осечку. Слишком уж однотипные претензии выдвигал местный предводитель, слишком однотипными карами грозил…

— Вождь, а давай вколем ему какой-нибудь препарат?

На тихо подкравшегося к месту беседы Жорро уставились сразу все.

— Ты о чем, Двурукий?

— Какой еще препарат?

— Лекахстфо?

Прихлебатель гордо отставил в сторону конечность и с пафосом заявил:

— Совершенно очевидно, что этот человек злоупотребляет нашим терпением. Нужно ускорить его. Например, вытяжкой из подземного слизня!

Грымз перевел на меня задумчивый взгляд. Затем уголки его губ двинулись вверх, формируя не самую приятную улыбку.

— А что, это мысль…

— Прости, вождь, мне нужно выполнять твое задание… совсем скоро все будет!

Последние слова я произносил уже на бегу, длинными прыжками несясь в сторону своего бункера. Позади раздавались какие-то ругательства, слышался голосок питомца, умолявшего отдать ему чудодейственное лекарство…

Наконец-то оказавшись за несокрушимыми дверями, я притормозил и устало выругался. Судя по всему, моя жизнь в этом гребаном городе окончательно пошла под откос.

— Они сапехли фхот, хосяин, — сообщил появившийся рядом таракан. — И не тали фытящку.

— Ничего, переживешь как-нибудь. Идем, вредитель…

Экипировку пришлось перетасовывать заново.

Ставший абсолютно бесполезным монитор датчиков слежения отправился в хранилище базы, телепортационный модуль устроился на поясе в ожидании нового уровня, инвентарь пополнился термитной шашкой, парочкой гранат, а также взятым на всякий случай автоматом.

Затем пришла пора умереть и возродиться в администрации Изумрудного.

На сей раз коротенькая прогулка по городу доставила мне исключительно неприятные ощущения. Вряд ли кто-то из жителей действительно отслеживал мои передвижения, но прогрессировавшая паранойя заставляла опасаться буквально каждой тени — даже цокот коготков чинно топавшего вслед за мной розового таракана воспринимался как нечто тревожное и откровенно недоброе.

Что уж говорить о случайных взглядах шатавшихся по улицам игроков.

— Эдик, сюда.

— С животными нельзя, — стоило только нам свернуть к автобусной станции, как навстречу выскочила какая-то бойкая старушенция. — Немедленно уберите эту гадость с территории автопарка, иначе я вызову полицию!

— Я же ему билет куплю…

— Не положено! С едой и животными внутрь нельзя!

— А ничего, что у меня почетное гражданство этого города?

— Правила едины для всех!

— Я понял. Сколько?

— Пять кредитов.

Миновав бдительную стражницу, мы оказались среди вонявшего бензином ржавого железа и, с некоторым трудом раздобыв билеты, забрались в один из автобусов. Прошли к свободным местам, расположились на продавленных драных креслах…

Сидевший в соседнем ряду игрок смерил меня задумчивым взглядом, приподнял бровь, а потом отвернулся, начав водить пальцами по воздуху.

Типичный образ человека, с головой погрузившегося в общение на сайте игры.

Чувствуя, как вся моя конспирация идет коту под хвост, я тоже открыл форум и начал изучать уже осточертевшую мне за последнее время тему.

[Все, из этого отнорка он больше не выйдет. Заперли гада.]

[И зачем вы это сделали? Где логика? Так бы вышел, вы бы его положили в «бесконтролке» и получили профит. А сейчас?]

[Зачем ты задаешь такие вопросы школоте? Для них это сложно.]

[Здесь нет школоты. В игру только после восемнадцати пускают.]

[Наивный. Школота — это состояние души, а не возраст.]

[Я его нашел. Едет одним рейсом со мной, в Силикон. Окажемся там часов через пять.]

[Молоток. Будешь валить?]

[У меня уровень в два раза ниже, а с ним еще и какая-то волосатая тварь. Так что сами уж разбирайтесь.]

[А что ему нужно в Силиконе? Там же ничего нет.]

[Если у него водятся деньги, то он туда за гражданством едет, однозначно. Купит несколько привязок, а потом будет всем поискунам факи показывать из разных уголков карты.]

[Все равно найдем.]

Покосившись на своего попутчика, я обнаружил, что тот уже оставил в покое свой браслет и даже успел закрыть глаза, явно отправившись в царство сновидений. Сбежал, так сказать, от теоретически возможного неприятного диалога.

Чуть помедлив, я вздохнул и решил последовать его примеру. Часами напролет рассматривать пейзажи «Альтернативы» из окна дребезжащей колымаги мне не хотелось.

— А ты веди себя хорошо, понял? И сухари не вздумай брать…

Пробуждение оказалось слегка необычным. То ли я не смог правильно рассчитать время прибытия, то ли автобус ехал быстрее обычного, но, когда сработал будильник, машина уже стояла на стоянке, а салон был совершенно пуст. Отсутствовал даже водитель.

Слегка недоумевая по этому поводу, я вылез наружу, осмотрелся по сторонам и, не увидев вокруг ничего опасного, двинулся к воротам.

— Волосатый, тут все сдохли, что ли?

— Не стохли, — таракан, чинно топавший рядом, отрицательно мотнул усами. — Сиеста.

Слова питомца довольно быстро подтвердились — улицы маленького пыльного городка как будто вымерли. Время от времени мне на глаза попадались другие игроки, но неписи отсутствовали как класс. Двери домов были закрыты, небольшой рынок, обнаружившийся на главной площади, пустовал. В пределах видимости не появлялись даже обычные охранники.

Мы совершенно спокойно дошли до местной администрации, а потом, так никем и не остановленные, забрались внутрь.

— Закрыто, — развалившийся на небольшом диванчике человек приоткрыл один глаз, окинул меня неодобрительным взглядом и снова смежил веки. — Вечером приходи.

— Мне мэр нужен, — сообщил я в ответ. — Хочу стать почетным гражданином.

— Похвальное желание, — человек перевернулся на другой бок и от души зевнул. — У тебя что, есть десять тысяч кредитов?

— Есть.

Собеседник снова пошевелился, приподнял голову и уставился на меня удивленно-мутным взором.

— Что, правда?

— Говорю же, веди нас к мэру.

Градоначальник обнаружился на втором этаже. Выглядел он точно таким же сонным, как и его подчиненный, а удивился моему желанию даже больше.

— Почетное гражданство? Зачем оно вам? Хотите сместить меня с должности?

— А разве так можно? Э… то есть, нет. Конечно же, нет!

Взгляд мэра наполнился откровенной подозрительностью:

— Я не дам вам гражданство до тех пор, пока вы не расскажете о своих целях.

— Да какие там цели, — я постарался как можно небрежнее махнуть рукой. — Мне просто нужно иметь возможность возрождаться в разных уголках мира.

— И все? Помните, если вы задумаете свергнуть законную власть, то к вам могут быть применены радикальные меры!

— Ни в коем случае, — я отрицательно помотал головой. — Более того, если вам потребуется моя помощь…

— Не потребуется. Давайте сюда деньги.

Все еще искренне недоумевая по поводу странного поведения местных обитателей, я согласился на перевод и тут же стал обладателем новой плюшки.

[Внимание! Вы сделали еще один шаг на пути к обретению настоящего влияния в этом жестоком мире. Поздравляем. Вы получаете достижение «Почетный гражданин [2]». Эффект достижения: +1 к интеллекту.]

Буквально через секунду выскочило оповещение о получении персонажем сорок четвертого уровня.

— Все, все, уважаемый, прошу вас, идите заниматься своими делами!

Убрав из поля зрения информационные таблички, я повернулся к продолжавшему нервничать чиновнику и, не обращая внимания на его слова, задал давно интересовавший меня вопрос:

— Скажите, а ваш город как-то связан с производством электроники? Может, где-то здесь есть заброшенные заводы, предприятия…

— Нет, — мэр экспрессивно взмахнул руками, демонстрируя крайнюю степень возмущения. — Это уже не смешно, ясно?

— Э… я просто спросил…

— Здесь делали сиськи, понимаете? Много сисек. Очень много огромных сисек! Прошу вас, уйдите из моего кабинета!

Снова оказавшись на улице, я почесал затылок и взглянул на задумчиво висевшего в воздухе таракана.

— Они тут все на голову двинутые, что ли?

Подтверждая мои слова, со стороны площади донесся странный многоголосый вопль. Потом еще один — уже чуть ближе.

— Едрена вошь, куда мы вообще попали…

Спустя минуту крики стали гораздо более отчетливыми, а затем из-за угла соседнего здания появилась небольшая группа размахивавших зелеными флагами людей.

— Долой расхитителя народной собственности!

— На вилы продажных чиновников!

— Вся власть — Фионе!

За моей спиной послышался грохот спешно запираемой двери, а со второго этажа донесся негодующий возглас:

— Эта кухарка не сможет управлять нашим городом! Пошли вон отсюда!

Не желая находиться на линии огня, я осторожно сдвинулся в сторону, но далеко уйти все равно не сумел.

— Стойте, молодой человек, — мне наперерез бросилась какая-то женщина. — Не найдется ли у вас минутки для того, чтобы поговорить о предводительнице нашей Фионе?

— Да нет, не очень…

— Вы ведь гражданин этого города, — в голосе собеседницы прорезались осуждающие нотки. — К тому же, любите животных. Как вы можете оставаться в стороне от всего происходящего? Где ваша активная гражданская позиция?

— Ну…

— Фиона собирается принести свободу и процветание на эти земли. Благодаря ее руководству мы сможем жить в мире и спокойствии. Жить в полном единении с природой! Понимаете?

— Да я не против, но мне надо…

— Друг, посылай из в задницу, иначе не отцепятся, — очень вовремя посоветовал мне проходивший мимо игрок. — Чертовы сектантки.

Воспользовавшись тем что внимание женщины мгновенно переключилось на нового участника дискуссии, я шустро нырнул в ближайший переулок, быстрым шагом прошел метров сто… а потом как-то весьма неожиданно оказался на окраине города.

Здесь имелась дырявая ограда и стояли ржавые турели, возле которых прохаживались немногочисленные стражи, но общее впечатление от защитного барьера все равно оказалось не слишком позитивным.

— Словно из столицы прямиком в сибирский райцентр…

Впрочем, если рассуждать логически, то ничего особо страшного в подобной картине не имелось — в конце концов, должны же были быть на карте скромные маленькие городки. Да и местность вокруг Силикон-сити являлась вполне себе стандартной первой зоной — безопасной и не требовавшей каких-то особых мер для защиты поселения.

Я проводил взглядом целеустремленно двигавшийся по раздолбанной дороге бронетранспортер, понаблюдал за парочкой сражавшихся с зеленым червяком нубов, затем начал внимательно рассматривать окрестности, желая обнаружить наиболее подходящее место для фарма.

После чего вспомнил о недавно полученном уровне и от души хлопнул себя по лбу.

— Все как в телеке, блин… сиськи, политика, дебаты… а ты следишь за этим и тупеешь на глазах.

— Тощно, — сразу же подтвердил Эдик. — Тупеешь.

— Цыц…

Продолжая ворчать, я открыл параметры персонажа, повысил «ксенотехнологии» до упора и насладился бодрым писком болтавшейся на поясе хреновины. Судя по всему, таким образом артефакт выражал свою полную готовность к сотрудничеству.

— Ну и отлично. Идем, вредитель, не отставай.

Мы с тараканом миновали жалкий заборчик и двинулись в сторону начинавшейся где-то далеко за пологими местными холмами «бесконтролки». Прошли мимо нескольких скоплений низкоуровневых крабов, обогнули давным-давно раскуроченный бункер, насладились видом спрятавшегося посреди небольшой рощицы симпатичного озерца…

Вокруг в кои-то годы все было совершенно спокойно. Мирная первая зона, отсутствие какой бы то ни было агрессии, занимавшиеся своими собственными делами люди — этакая постапокалиптическая пастораль, наполненная тишиной и безопасностью.

Вот только в моей памяти все еще не успели изгладиться впечатления от прочитанных в автобусе комментариев.

— Стой, волосатый. Давай-ка сделаем небольшой привал.

— Защем?

Игнорируя любопытство питомца, я уселся на небольшой валун, достал из инвентаря бинокль и принялся изучать окружающую местность.

Рощица с озером, бункер, небольшой овраг, уходящая куда-то в сторону дорога, несколько джипов на ней, маленький отряд целеустремленно топающих на юго-восток от Силикона игроков, клановый комплекс, еще один… двухголовая корова.

Вполне себе обычное захолустье.

Проведя за наблюдениями почти десять минут, я тихо ругнулся и снова отправился в путь. Но, если раньше мы с Эдиком топали прямо на юг, то сейчас — уже на юго-юго-запад. Туда, где интересовавшая иеня бесконтрольная зона примыкала ко второй.

— Гляди в оба, понял?

Спустя час, когда от города нас отделяло не меньше пяти километров, я еще раз скомандовал привал. И, забравшись на ближайший пригорок, снова достал бинокль.

Неподалеку виднелся остов древнего автобуса, в котором устроила свое гнездо целая колония шмелей. Чуть дальше вальяжно бродили неизменные коровы. Рядом с ними забравшийся на поваленное дерево отважный краб героически сражался с несколькими шпицами. Почти в километре от меня на опушке приземистого лесочка стоял пошарпанный бронетранспортер, рядом с которым нагло дрых облаченный в зеленый камуфляж игрок.

Среди облаков просматривалась черная точка спешащего по своим делам вертолета.

— Да чтоб тебя…

Так и не найдя в окрестностях ничего подозрительного, я вызвал форум, открыл посвященную Следопыту тему и прочитал последние комментарии. Ясности это не добавило — тролли воевали друг с другом, сыпали шуточками в мой адрес, унижали раков, но не вносили в дискуссию ни капли конструктива. Как обычно, впрочем.

Настроение уверенно обосновалось под плинтусом. У меня складывалось ощущение, что вокруг творилось что-то крайне нехорошее, но вот что именно и где?

— Может, нас действительно не заметили, — с надеждой пробормотал я, пряча бинокль. — Не успели подтянуть силы, не оповестили тех, кто здесь живет…

Этот вариант был вполне себе реален — вряд ли за мной гонялся сразу весь игровой мир. Но почему мои перемещения не попытался отследить игрок из автобуса? Почему не проявил интереса ни один из встреченных нубов?

Некий глобальный сговор местных обитателей, решивших усыпить мою бдительность?

— Или у кого-то просто разыгрались личные фобии…

Разобраться в ситуации можно было только одним образом. И я, напоследок еще раз окинув взглядом спокойное синее небо, двинулся прямиком к «бесконтролке».

Первые полчаса идти было достаточно легко, но в какой-то момент категория местности перескочила с первой на третью. Поднялась радиация, вместо шмелей навстречу начали попадаться неопрятные облезлые волки, а в дальнем лесочке промелькнул тощий медведь, вовсю удиравший от упитанного и полного сил молоха.

Затем впереди показался тощий зловонный ручеек, на другой стороне которого располагался край бесконтрольной зоны.

Я притормозил, осмотрелся по сторонам и, выбрав находившийся рядом травянистый холмик, отправился к нему. Поднялся на вершину, достал бинокль…

С востока в мою сторону неспешно двигалась группа игроков. Расстояние до них составляло не меньше восьмисот метров, так что рассмотреть какие-либо детали мне не удалось, но, судя по всему, ребята шли четко по краю «бесконтролки». Ради чего — непонятно.

На севере обнаружился уже виденный мной во время прошлой остановки бронетранспортер. Облезлая машина медленно ехала куда-то вперед и должна была выйти к ручью примерно в паре сотен метров от нас с Эдиком.

Запад тоже порадовал разумной жизнью — несколько человек, неизвестно зачем выбравшиеся в эту глушь, устроили привал возле снабженного пулеметом военного джипа.

Высоко в небе неспешно ползали сразу четыре черные точки.

— Да вы, мать вашу, издеваетесь, — пробормотал я, опуская бинокль. — И что теперь делать?

Глава 10

На облюбованном холме я провел около часа.

Все это время мы с Эдиком валялись на травке, рассматривали небо, любовались окрестностями и внимательно отслеживали перемещения соседей.

Не знаю, что чувствовал таракан, но лично мне было грустно.

Целеустремленно двигавшийся прямо к бесконтрольной зоне бронетранспортер так туда и не доехал. Машина притормозила возле ручья, некоторое время постояла на берегу, а затем развернулась, снова набрала ход и скрылась в дальнем лесочке. Судя по всему, управлявшие ею люди просто не придумали ничего более естественного, чем такой вот интересный финт ушами.

Направлявшиеся в мою сторону игроки остановились на привал, а потом, сообразив, что такое поведение выглядит слишком глупо, занялись фармом.

Тусовавшиеся возле джипа ребята о таких нюансах совершенно не тревожились и спокойно продолжали отдыхать.

Два вертолета свалили по своим делами, но остальные все так же болтались среди облаков. Словно упитанные навозные мухи, блин.

— Чувствуешь себя деликатесным трюфелем, к которому подкрадывается стадо немытых кабанов. Гадство.

— Щалкие кхапы, — охотно согласился питомец. — Хосяин, тай лекахстфо.

— Отвянь…

Идти в бесконтрольную зону было нельзя. Но весь смысл придуманного мной плана как раз и заключался в том, чтобы туда попасть. Соответственно, возникало противоречие, которое требовалось как-то решать. Вот только как именно?

Я устроился поудобнее и вдумчиво обложил по матушке ботана вместе с его непосредственными начальниками. Следом проехался по Министерству обороны. Затем немного подумал и решил, что доктор Трухан ни в чем не виноват — его и самого обломали достаточно сильно.

На душе стало немного легче, но в остальном все оставалось по-прежнему.

Судя по всему, прямо сейчас у меня был лишь один путь — обратно в город. Туда, где имелись хоть какие-то возможности для различных импровизаций и маневров.

— А вернуться сюда мы еще успеем… ночью, например.

Окончательно решив переместиться в Силикон-сити, я бросил очередной недобрый взор на небо, ругнулся, после чего развернулся к Эдику:

— Давай, вредитель…

— Хосяина нущно упить? Фсекта котоф!

— Ну-ну, — мне пришлось кивнуть и подставить питомцу руку. — Таракан, блин, с лицензией на убийство… как разведчик британский, едрена вошь… ай, твою мать!

На этот раз точкой воскрешения стала неуютная темная подсобка, располагавшаяся внутри главного административного здания города. Мы кое-как выбрались в пыльный коридор, миновали пару закрытых кабинетов и неожиданно попали в центральный холл, практически нос к носу столкнувшись с идущим по своим делам мэром.

— А-а-а!

— Э…

— О, боже, зачем вы меня так пугаете! — Сообразив, кто именно находится перед ним, чиновник немного расслабился. — Подкрадываетесь, словно наемный убийца.

— Да нет, я просто возродился здесь минуту назад. А что, за вами убийцы охотятся?

— И они тоже. Вы идите, идите. Не отвлекайте меня от дел.

После этих слов мое любопытство разыгралось с новой силой. В конце концов, ситуация здорово смахивала на начало какого-то квеста, по результатам которого я мог получить либо очередную кучу экспириенса, либо поддержку местных властей. А поддержка мне сейчас совсем не повредила бы.

— Те люди, которые тогда кричали на улице…

— Врут, — отрезал мэр. — Однозначно врут!

— Они говорили что-то о хищениях…

Собеседник посерьезнел и нахмурился:

— И вы туда же. Нет никаких доказательств, понятно?

— Так доказательств нет или хищений?

— Ничего нет. Только представительские расходы.

Я окинул скептическим взглядом ветхие стены и вопросительно поднял бровь.

— Бюджета хватило только на летнюю резиденцию, — чувствовалось, что с каждой секундой мэр нервничает все больше. — Наш город достоин того, чтобы иметь солидное представительство в Изумрудном.

— То есть, весь бюджет ушел на это? А где именно в Изумрудном находится ваше посольство?

— В центре.

— А если точнее?

— Казино «У Гильерме».

Поскольку мэра звали именно Гильерме, то картина окончательно прояснилась.

— Значит, вы спустили бюджет города на то, чтобы построить себе казино? Отличный ход.

— Вы так думаете?

— Конечно. Сейчас все так делают. Вам остается только переехать в Изумрудный, а потом забыть про этот ваш Силикон.

— Спасибо, я подумаю над этим, — собеседник важно кивнул, развернулся и быстро исчез где-то в глубинах здания.

Оставшись наедине с тараканом, я немного поколебался, но затем все-таки открыл дверь и вышел на улицу.

Медленно уходившее к горизонту солнце уже окрасило стены домов в приятные желтовато-оранжевые оттенки. Везде разлеглись длинные вечерние тени, а воздух стал чуть прохладнее, чем раньше. Появилось даже некоторое оживление — местные обитатели наконец-то покинули свои норы, занявшись повседневными делами.

Игроков было мало — мне на глаза попались только двое лениво разговаривавших между собой нубов, которые расположились возле соседнего здания. Один из них тоже смерил меня сонным взглядом, затем что-то сказал и отвернулся. Второй расслабленно кивнул, после чего дотронулся до браслета и начал водить пальцами по воздуху.

Не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, чем именно он занимался.

— Ничтожные пассивы…

— Тафай упьем их, хосяин.

— Нельзя.

Вместо того чтобы вступать в конфронтацию, я ушел в ближайший переулок, выбрался из города, а потом, найдя более-менее свободное местечко, принялся ловить тех самых червяков, на которых с таким упоением охотились местные новички.

— Будем вспоминать молодость… и думать…

Червяки оказались даже не червяками, а личинками каких-то стрекоз. Убивать их было легко, но опыт прибавлялся в час по чайной ложке и процесс выглядел откровенно бессмысленным. Наверняка, точно так же считали наблюдавшие за мной люди — все те, кто сейчас торчал поблизости, делая вид, что кромсавший мелюзгу Следопыт их ни капли не интересует.

— У, козлы, — пробормотал я, разрубая очередную ползучую тварь. — Перестрелять бы вас всех…

Вокруг продолжалась обычная игровая жизнь. Орал укушенный гусеницей нуб, вдалеке ездили машины, на крышу ближайшего кланового комплекса приземлился вертолет, из соседнего лесочка показался очередной бронетранспортер…

Затем еще один комплекс решил отстреляться по каким-то загоризонтным целям — на свет божий выползла громоздкая артиллерийская система и следующие пять минут по окрестностям разносился грохот от выстрелов.

Солнце постепенно спускалось за дальние холмы.

— Кхапы слетят.

— Вижу, блин.

Надежда на то, что ночью мне удастся скрыться из-под наблюдения, таяла с каждой минутой. Нас с Эдиком по-прежнему никто не тревожил, не пытался пристрелить или вызвать на разговор, но атмосфера становилась все неприятнее и неприятнее. Слишком уж много бездельничающих игроков наблюдалось в округе.

— Топаем отсюда, волосатый…

На форуме, который я открыл сразу по возвращении в город, царила неопределенность.

[Ну? Когда вы его там уже пристрелите?]

[Следопыт, если читаешь эту тему, то запомни, что ходить в бесконтрольную зону тебе больше нельзя! Вычислят и прикончат!]

[Вот ты ушлепок.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Сами ушлепки. Организовали облаву по указке какого-то польского лошка и еще права тут качают. Тьфу на вас.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Тьфу на вас еще раз.]

[Да чего вы рефлексируете. Ничего он не читает. Если бы читал, то давно бы свалил куда подальше. А так — бродит возле этого унылого Силикона, даже к «бесконтролке» разок подошел.]

[Может, у него там гнездо?]

[Ага. С яйцом, из которого должен вылупиться василиск. Все сходится.]

[Василиск? Годный, эпичный троллинг, зачет.]

[При чем тут василиск? Я не понял.]

[Кто не понял — тот краб!]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Серьезно, а что делать-то будете?]

[Ты у меня спрашиваешь? Да я вообще не при делах. Просто слежу за событиями.]

[И что за события?]

[Пока что унылые. Чувак зачем-то мочит гусениц в нуболокации. Типа, прокачивается, хотя всем понятно, что таким образом ему и за год новый уровень не получить.]

[Обдумывает коварные планы, наверное. Собирается покарать сразу всех врагов.]

[Мы уже трепещем.]

Коварные планы я действительно обдумывал. Правда, толку от этого один фиг не было — какие-то вменяемые варианты приходить на ум не спешили.

Мы с Эдиком прогулялись по неопрятным улицам, заглянули на слегка оживший рынок, а потом как-то неожиданно оказались напротив покосившегося сарая, украшенного внушительной табличкой:

[Аукционный домъ Медведь. Продадимъ всё! Скоро и надежно!]

— Кто бы сомневался, что вы скоро все продадите… За мной, волосатый…

К сожалению, по ту сторону ветхой двери не нашлось никакой россыпи сокровищ — здание являлось лишь ширмой для обычного игрового аукциона.

Любопытства ради я подключился к системе и уже спустя несколько секунд узнал, что мои хотелки, в общем-то, сбылись — у Следопыта больше не было атомного пистолета, зато имелась очередная плазменная энергоячейка, совершенно целая и полная деструктивных сил.

Единственное же неудобство заключалось в необходимости лишний раз вернуться на базу — работать в режиме курьерской доставки сарай категорически отказывался.

— А какая нам разница, да, бро?

Я вернулся на свежий воздух, проводил неодобрительным взглядом очередной пролетевший по своим делам вертолет, затем уставился на слонявшегося неподалеку игрока…

И тут ко мне наконец-то пришло озарение.

— Эдик, убивай меня, срочно!

Первые тридцать минут после возвращения домой прошли в какой-то беспорядочной суете. Пришлось снова перетасовать инвентарь, прошерстить торги в поисках антирадиационных препаратов, потом отдать хренову тучу денег за «кремлевскую таблетку»…

Финальным штрихом стала покупка нового бинокля.

[Бинокль «Зоркий». 10×50. Качество: специальное.]

[Многофункциональный бинокль, совмещенный с прибором ночного видения, а также прибором индикации энергетических контуров. Позволяет отслеживать электрические цепи, входящие в состав активных охранных систем и различного рода механизмов.

Совместим с любыми ИММК.]

Получив в руки новый артефакт и отправив на торги предыдущий, я наконец-то ощутил себя полностью готовым к глобальным свершениям. При мне было оружие, при мне был пропуск, при мне была защита.

Оставалось лишь сбросить навязчивое наблюдение.

— Бро, твой выход…

Возродиться в Изумрудном удалось без каких-либо проблем. Гораздо больше времени и нервов я потратил, стараясь незаметно привлечь к себе потенциальных наблюдателей — внимание недругов явно сконцентрировалось на Силиконе, а высматривать меня в совершенно другом городе никто даже не собирался. Впрочем, где-то спустя полчаса затея все-таки принесла свои плоды — Эдик обнаружил увязавшихся за нами игроков и мы с чистой совестью повернули к автобусной станции.

Преследователи тоже зашли на территорию автопарка, тщательно проследили за процессом покупки билетов, а затем отошли в сторонку и терпеливо дождались отправления автобуса. Когда машина все-таки тронулась, я поймал любопытный взгляд самого наглого из них, но лишь равнодушно отвернулся и отправил персонажа в сон.

Будильник вернул меня к жизни уже через час.

К этому времени в игре уже окончательно стемнело — без прибора ночного видения через окно можно было рассмотреть лишь окраины дороги. Тем не менее, наше раздолбанное корыто продолжало весьма резво двигаться вперед, время от времени подпрыгивая на ухабах и оглашая окрестности противным бибиканьем.

Устроившиеся в салоне автобуса игроки спали. Лишенные такой возможности неписи со злостью наблюдали за разносившей напитки бортпроводницей.

Все было как всегда.

Покосившись по сторонам и не заметив ничего тревожного, я дотронулся до браслета и отправился на форум — изучать уже откровенно надоевшую мне за последнее время тему.

[Сбежал ваш ценный приз. Его прямо на улице какая-то страшная розовая тварь загрызла.]

[Это его питомец.]

[Что, теперь петы на хозяев нападают, что ли?!]

[Никто ни на кого не нападает. Так проще всего скопытиться и вернуться на базу. Иди еще куда-нибудь.]

[То есть, он от вас удрал? Крабы.]

[Вернется, думаю. Чем-то ему Силикон понравился.]

[Ага, вернется. Он только что на самый юг карты отправился. Автобусом. Небось, специально вас отвлекал, чтобы спокойно туда свалить.]

[Я же говорю — крабы.]

[Что за город? Гаторленд, небось?]

[Ага. Как догадался?]

[Просто в голову пришло, что на его месте я тоже сделал бы финт ушами, свалил далеко-далеко и там начал новую жизнь. Гаторленд подходит.]

[Тупой план. Это в реальной жизни может сработать, но не здесь.]

[Тупому раку — тупой план, все логично.]

— Сами вы раки… волосатый, проснись. Просыпайся, увалень!

Таракан, нагло развалившийся поперек соседнего кресла, дернул щетинистой ножкой и сделал вид, что ничего не услышал.

Пришлось тыкать пальцем в мохнатое пузо и дергать за длинные усы.

— Все здесь в курсе, что ты не спишь. Убивай меня.

Побег из движущегося по своему маршруту автобуса прошел легко и просто. Я назначил местом возрождения Силикон-сити, мы оказались в уже знакомой подсобке, выбрались наружу…

Издалека тут же донеслись отголоски гневных воплей:

— Нужно назначить временное правительство!

— Догнать и посадить в тюрьму!

— Назначить Фиону мэром!

— Вернуть деньги!

— Отобрать все и раздать бедным!

Слегка удивившись нездоровому ажиотажу, я двинулся вперед и очень скоро оказался возле центрального холла.

Сегодня ночью здесь царил откровенный бардак — заполнившие помещение неписи ожесточенно о чем-то спорили, переругивались, старались отломать намертво прикрученные к стенам декоративные канделябры…

— Простите, уважаемый, — я дотронулся до рукава человека, выглядевшего относительно безобидным. — А что здесь происходит?

— Мэр, падла, сбежал с городским бюджетом, — тут же повернулся ко мне потревоженный мужчина. — Я считаю, что его нужно немедленно казнить!

— Э…

Заметив мою растерянность, собеседник убедительно кивнул и добавил:

— Поверьте, юноша, именно так и нужно бороться с коррупционерами. Поймать, отобрать все наворованное, а потом расстрелять.

— И еще оскопить, — поспешила присоединиться к дискуссии какая-то воинственно настроенная негритянка. — Обязательно оскопить проклятых белых тварей. Публично!

В общем-то, я был полностью с ней согласен — думаю, практически каждый житель нашей страны охотно поддержал бы идею публичного наказания таких вот дорвавшихся до власти ворюг. Но кое-что меня все-таки смущало.

— Так воруют-то не только белые…

— Только. Все остальные просто восстанавливают классовую справедливость.

— Но…

— Только белые мужчины!

Тот непись, с которым я изначально заводил разговор, смерил ораторшу неприязненным взглядом и постарался аккуратно оттеснить ее в сторону. Затем снова обратился ко мне:

— В общем, юноша, сбежал этот гад. Теперь надо искать, ловить, судить… можно и усекновение излишков сделать, конечно. На всякий случай.

— Понятно…

— А еще нужно найти того, кто подсказал этому тюфяку такую идею, — негритянка не собиралась оставаться в стороне. — Поймать и тоже оскопить!

Мне почему-то стало неуютно. На ум тут же пришли незаконченные дела, поход в бесконтрольную зону…

— Пойду я, наверное. Кстати, если будете искать, то знайте, что у него в Изумрудном казино построено. Называется «У Гильерме».

— Вот сволочь… на народные деньги… казино? Слушайте меня все!

Воспользовавшись тем, что собеседники бросились рассказывать о поступившей информации остальным реформаторам, я отступил к стене, юркнул в неприметный коридор и принялся искать какой-нибудь альтернативный путь в город.

Выходить через центральные двери и рушить тем самым всю тайну сейчас было непозволительной роскошью.

— Стесь, хосяин!

Обнаруженное питомцем окно оказалось весьма неудобным, но мы все равно смогли кое-как его открыть и пробраться наружу сквозь узкую щель. После чего совершили молниеносное отступление за пределы поселения.

Благо, до окраин здесь было рукой подать.

— Тормози…

Окружавшая нас ночь была темна и полна неведомых ужасов, но сейчас меня заботили совсем иные вещи. Вариантов дальнейших действий имелось всего два и сейчас требовалось выбрать нужный.

Расположившись возле самой ограды, я достал бинокль и начал внимательно пялиться по сторонам.

Новый прибор оказался действительно хорош, а вот мои дела по-прежнему оставляли желать лучшего — несмотря на все предпринятые усилия, снимать наблюдение с окрестностей города никто не собирался. На отдаленных холмах по-прежнему виднелись угловатые тени боевых машин, рядом с которыми время от времени появлялись практически неразличимые из-за темноты и расстояния фигурки людей.

Чувствовалось, что мой финт пропал впустую — враги упорно мониторили периметр, желая отследить меня на марше, а затем спокойно прикончить в бесконтрольной зоне.

— Ушлепки…

Разобравшись с переключением режимов артефакта, я запросил поиск энергетических контуров и картинка сразу же изменилась — теперь перед моими глазами была лишь чернота, в которой кое-где просматривались серебристые искры и нитки.

На месте расположившихся вдалеке бронетранспортеров и джипов остались едва различимые клубочки неяркого света, возвышавшиеся неподалеку клановые комплексы светились подобно новогодним елкам, совсем рядом, внутри соседней турели, находилось хитросплетение толстых ярких полосок…

А мой собственный костюм, предусмотрительно переведенный в режим адаптивной маскировки, выглядел светло-серым и очень даже выделяющимся на местности.

— Дерьмо, а не маскировка. Полное дерьмо!

Для того чтобы стать полностью незаметным, мне пришлось выключить все системы комплекта — в том числе и шлем с его прибором ночного видения. Цель оказалась достигнута, вот только ориентироваться после всех этих телодвижений стало совершенно нереально.

— Отстой, блин.

Мы с Эдиком медленно двинулись в сторону ближайшего комплекса. Незамеченными прошли мимо группы нубов, вплотную приблизились к высоким стенам… Жаль только, что забраться наверх Следопыту оказалось уже не по силам — для такого свершения ему однозначно требовался какой-нибудь крюк или другое вспомогательное снаряжение.

Предприняв несколько безуспешных попыток, я обругал себя за тупость и отдал таракану приказ на очередное убийство.

Спустя полчаса мы опять вернулись к неприступному сооружению. Питомец, проявляя чудеса героизма, затащил наверх «кошку» с привязанной к ней веревкой, а я, получив таким образом точку опоры, начал восхождение.

Пять метров, десять…

— Да чтоб тебя!

Эдик сделал все совершенно правильно. Он даже умудрился пристроить крюк, никак не потревожив расположенную по периметру крыши сигнализацию. Но его хозяин, висевший на стене подобно упитанной сардельке, этот барьер преодолеть не мог. По крайней мере, не мог преодолеть, оставшись при этом незамеченным.

— Ладно… волосатый, что там вообще есть?

Поднявшийся в воздух таракан нагло шлепнулся на ближайшую зенитку, крутанул усами, а затем повернулся ко мне:

— Пушки. Хакеты. И нищеко польше.

— Вертолет есть?

— Нет.

Вдали, словно по заказу, раздалось знакомое стрекотание и спустя пару минут на крышу располагавшегося чуть в стороне комплекса приземлилась нужная мне винтокрылая машинка.

— Пошли вниз…

Оказавшись на земле, я сделал небольшую передышку и открыл форум, желая разобраться в принципах защитных систем местных общежитий — слишком уж подозрительным выглядело практически полное отсутствие на нашем пути каких-либо препятствий.

Впрочем, на деле все оказалось довольно-таки просто.

[Че ты тупишь? Идешь в меню управления, ставишь нужный режим и не паришься.]

[Я не могу выбрать!]

[Там же все написано. Специально для идиотов.]

[Я идиот, но не понял.]

[Ставь «пассивную безопасность». Ее почти все ставят. Комплекс не будет охотится за пролетающими поблизости вертолетами, не начнет геноцидить нубов и не станет расходовать патроны вхолостую. Просто контроль периметра и отслеживание внешней агрессии.]

[Спасибо!]

— Точно, спасибо, — я закрыл окошко и уставился вдаль. — Значит, безопасность у вас тут пассивная, пассивы чертовы… Посмотрим, как она вам поможет… Да чтоб тебя!

Стоило мне только двинуться в сторону соседнего здания, как за спиной послышалось быстро приближающееся тарахтение и на крышу только что покинутого мной комплекса тоже прилетел вертолет.

Пришлось снова отправлять наверх Эдика, а затем медленно и осторожно повторять свое недавнее путешествие.

Когда я оказался возле самой крыши, рядом послышался чей-то спокойный голос:

— Колонну мутантов поджарили. Опыта чуток капнуло.

Спустя мгновение донесся недовольный ответ:

— Баловство это. Нужно какой-нибудь серьезный рейд организовать, но Щипарь совсем за делами следить перестал. Как втюрился в эту свою курицу, так игра наперекосяк и пошла.

— А меня все устраивает, — не согласился первый собеседник. — Доступ к вертолету есть, собранных ресурсов для самоокупаемости хватает. Вполне себе нормальная ситуация.

— Тебе хорошо, ты пилот, — с легкой завистью произнес второй. — Но остальные со скуки пухнут. Хорошо хоть, сейчас эта история с ловлей Следопыта всплыла. Самые рьяные туда переключились.

— Да я в курсе, меня недавно тоже просили по окрестностям прошвырнуться…

Голоса беседовавших игроков начали отдаляться и в конце концов стихли. Я осмелился приподнять голову над краем едва освещенной крыши.

Совсем неподалеку стоял вертолет — красивый, элегантный и совершенно бесхозный. Чуть в стороне виднелась парочка игроков, возившихся с реактивной установкой залпового огня. Еще дальше гулял оставшийся в одиночестве пилот.

Что же, попытка — не пытка…

— Волосатый, лети вон к той хреновине с ракетами. Устрой перформанс, типа.

— Упить?

— Да что хочешь делай. Только чтобы они заняты были.

Таракан задумчиво что-то прошипел, взглянул на игроков, осторожно дотронулся до ограды…

По всему периметру тотчас же загорелись тревожные красные огни, я от неожиданности чуть было не свалился вниз, а испугавшийся Эдик мгновенно развернулся и удрал в темноту.

К моему удивлению, произошедшее не вызвало у игроков никакого интереса. Один вообще не обратил внимания на тревогу, другой лишь с досадой махнул рукой, а пилот, снова объявившийся неподалеку, откровенно зевнул и спросил, обращаясь к пустому пространству:

— Что там было?

— Я что-то летающее заметил, — сообщил ближайший ракетчик. — Наверное, опять какая-то птица залетела. Или долбаный бражник.

— Или коварный враг, — с отвращением фыркнул его товарищ, злобно пнув массивную станину. — Легионы жестоких врагов, мать их.

Летчик понимающе хмыкнул, отвернулся и направился куда-то вдаль. Я же, поняв что при текущем уровне раздолбайства здесь можно безнаказанно разграбить хоть весь комплекс, отодвинулся немного в сторону, ухватился за опоры сигнального ограждения, подтянулся и неуклюже перевалился через край крыши. Затем, продолжая недоумевать по поводу местных порядков, добрался до вертолета, медленно откинул незапертую кабину, пролез внутрь…

— Этик стесь, — послышался у меня за спиной ужасающий шепот. — Этик тоще стесь, хосяин!

— Твою мать…

Подождав, пока успокоится нервно бьющееся о ребра сердце, я прикрыл колпак, отпихнул таракана в сторону, после чего включил режим ночного видения и начал рассматривать приборную панель.

Как стрелять и управлять вертолетом в полете, мне было известно. А вот каким образом поднять его в воздух…

— Тафай нащмем сюта, — предложил питомец, вытянув клешню по направлению к какой-то большой красной кнопке.

— Лапы прочь!

Примерно через пять минут я грустно вздохнул и откинулся на спинку кресла. Отсутствие необходимых навыков давало о себе знать — названия не читались, никаких всплывающих подсказок не было и в помине, так что мне оставалось полагаться только на везение.

— Хрен с ним, попробуем…

Я неуверенно перещелкнул несколько тумблеров и нажал на какие-то рычажки, решивший поучаствовать в веселье таракан ткнул клешней в приглянувшуюся ему кнопку, за спиной послышался гул…

А потом все вокруг осветилось яркими огнями от выброшенных машиной тепловых ловушек. Сквозь толстое бронестекло донеслись отголоски матерных воплей, где-то в стороне что-то звонко жахнуло…

— Твою мать… включайся, включайся, чертово дерьмо!

Вертолет неуверенно вздрогнул, стронулся с места, покатился вперед…

— Нащел! Нащел!

Прежде чем до меня полностью дошел смысл тараканьих воплей, волосатая клешня ткнула в приборную панель еще раз. И черная стрекоза, получив долгожданное ускорение, стремительно взмыла в ночное небо.

Едва удержавшись от радостного ругательства, я схватился за управляющий джойстик, попытавшись направить машину в нужную сторону. Затем вспомнил о притаившихся на холмах врагах и злобно ухмыльнулся.

Воевать с клановыми комплексами у меня не хватило бы ни сил, ни умения, но вот поджарить парочку пуканов — это вполне, вполне…

Кое-как выровняв и притормозив вертолет, я на глазок прикинул направление, а потом зажал отлично знакомую клавишу.

Кабину тут же тряхнуло и вперед унестись огоньки неуправляемых ракетных снарядов. Еще, еще, еще…

— Хосяин — масила! Пхафее!

— Есть, едрена вошь!

Далеко внизу среди проблесков огня на мгновение показался темный приземистый силуэт, тут же окутавшийся пламенем от прямого попадания. Радуясь успеху, я перевел прицел на следующий холм, выпустил новую партию огненных подарков, но затем все-таки вспомнил, что времени на развлечения у меня осталось не так уж и много.

Пришлось выводить вертолет на курс и мчаться к светлому будущему.

— Стхеляй, стхеляй, — тут же вознегодовал питомец. — Мощить кослоф! Смехть!

— Не рефлексируй, потом всех замочим, — я неласково оттолкнул рвавшегося к джойстику таракана в сторону. — Уймись!

— Пушка, — Эдик снова вытянул вперед конечность и умудрился нажать на одну из кнопок. — Пах!

Куда-то вперед одна за другой ушли две тяжелые ракеты.

— Уймись, блин… Хватит, я сказал!

— Щатный кхап!

Как и в прошлый раз, скорость передвижения оказалась не очень значительной. Но в этом, как ни странно, тоже был свой плюс — у меня появилась возможность еще раз обдумать свои дальнейшие действия.

Лететь в бесконтрольную зону я не собирался — однажды мне уже весьма доходчиво объяснили, насколько мало живет управляемый криворуким пилотом вертолет в настоящем бою. Повторять сделанную ошибку не хотелось.

Согласно плану, враги должны были всего лишь потерять Следопыта из виду. Снова.

Учитывая имевшуюся у меня мутацию, было бы идеально утопить машину в каком-нибудь озере, отсидеться под водой пару дней, а затем тихо и незаметно рвануть к вожделенной ракете. Но, судя по карте, в нужном мне районе никаких серьезных озер, прудов или рек попросту не было.

— Будем садиться на деревья, — сообщил я выглядывавшему из-за плеча таракану. — Высший пилотаж, типа.

Авантюрность моей затеи стала понятна в тот момент, когда мы добрались до нужного места и начали снижение. Пугающе-темный лесной массив приблизился, верхушки деревьев оказались совсем рядом, затем во все стороны полетели срубленные ветки, меня швырнуло на стекло, позади что-то громко и противно хрустнуло…

Удар.

В глазах потемнело, мир подсветился красным, начала жужжать аптечка, раздался слабое шипение Эдика…

Еще один удар. Запах дыма. Тишина.

— Вот дерьмо, — пробормотал я, пытаясь открыть кабину. — Убираемся отсюда, живо!

Мне удалось выползти из потерпевшей крушение машины, вытащить питомца и опять захлопнуть колпак. Потом мы кое-как перебрались на соседнюю ветку, доползли до ствола, каким-то чудом перебрались на соседнее дерево, еще на одно…

Затем лафа закончилась. Пришлось спускаться вниз и продолжать путь уже по земле.

— Давай, шевелись, волосатый! Ищи укрытие!

Подходящее место в конце концов обнаружилось. Наткнувшись на маленький затхлый пруд, я тут же вспомнил свои недавние мысли и забрался в воду. После чего нырнул, желая понять, как именно персонаж собирается дышать окружавшей его мутной гадостью.

К счастью, на практике в этом не оказалось ничего особо сложного — ощущения от процесса остались примерно такими же, что и на открытом воздухе. Разве что вонь добавилась.

Снова оказавшись на поверхности, я уставился на бегавшего по краю водоема таракана.

— Так, слушай меня внимательно… хорош уже мельтешить, твою мать! Уйди отсюда метров на пятьдесят, спрячься так, чтобы тебя никто не нашел и жди. Понял?

— Сколько щтать?

— Пока я не позову. Выполняй!

Спровадив питомца, я вернулся на дно, устроился там как можно удобнее, а потом вызвал форум.

Требовалось внести последний, самый важный штрих.

[Он свалил! Я спецом подсел в этот автобус, но его внутри нет!]

[Интрига возрождается.]

[Выскочил где-то по дороге и теперь его фиг найдешь.]

[Молодец, Следопыт.]

[Около Силикона какая-то движуха началась. Взрывы, вертолет по окрестностям гасит.]

[И?]

[Не знаю, там полыхнуло, бронетранспортер загорелся, а потом все закончилось.]

[У кого полыхнуло?]

[Клановые разборки, наверное.]

[Да нет, не воюют, кажется. Наоборот, суетиться все вокруг начали. Еще два вертолета улетели — туда же, куда и первый.]

[Может, там просто вертушку кто-то спер?]

[Черт. Ну конечно же. Следопыт ведь летать на вертолетах умеет!]

[Этот краб?]

[Однозначно умеет. Слышал, что он в реале какой-то военный летчик.]

[Брешешь.]

[Что мне сказали, то и передаю. Сам краб.]

[Однажды он здесь на вертолете уже летал, я помню.]

[То есть, все же он?]

Дочитав до этого момента, я вызвал виртуальную клавиатуру и внес в дискуссию свою лепту:

[Привет всем в этом чатике. Вы правы, мне нравится летать на вертолетах. Жаль только, что игра накладывает ограничения и приходится умирать при посадке. Но дело того стоит — не люблю, знаете ли, когда всякие лошки начинают за мной гоняться. Раки должны страдать!]

[Респект.]

[Умри!]

[Ты сам — жалкий донный краб! И дом твой — болотная тина!]

— Чего не отнять, того не отнять, — самодовольно булькнул я, закапываясь в теплый уютный ил. — Самый настоящий донный краб, однозначно…

Глава 11

Сидеть на дне было чрезвычайно скучно.

Водоем оказался необитаемым, развлекать притаившегося среди тины гостя никто не собирался, так что спустя какое-то время я просто отправил персонажа в сон до самого утра. А затем, убедившись, что вокруг не случилось ничего страшного, повторил процедуру, выставив будильник на следующий вечер.

Проснулся.

Возможно, все это время кто-то действительно меня искал, ходил рядом с прудом и рассматривал каждый встречный куст. Но на самочувствии Следопыта это никак не сказалось, а Эдик, встретивший хозяина у среза воды, выглядел точно таким же бодрым, как и прежде.

— Фсе спокойно!

— Ну, раз спокойно…

Развесив мокрую и грязную одежду на ветках, я уселся под одним из деревьев и открыл форум.

За прошедшие сутки игроки отлично разобрались во всем, что случилось возле Силикон-сити. Но это знание не доставило никому из них особого счастья.

Если, конечно же, не брать в расчет троллей.

[Не врет. Это реально Следопыта проделки. Он у «Можжевельника» вертолет спер, а потом раздолбал его к чертям.]

[Козел.]

[Нормально пацан отрывается. Две вертушки изнахратил, несколько топов обнулил, массовый баттхерт устроил — полный набор ачивок. Так и надо играть, ящитаю.]

[Если все будут так играть, то здесь вакханалия начнется.]

[Да здесь и так вакханалия.]

[А с вертолетом что именно случилось?]

[Этот придурок не справился с управлением. Хана машинке.]

[Криворукий краб.]

[Кто бы говорил. Чел даже без игровых навыков вертолеты в воздух поднимает, вражескую технику расстреливает, а потом красиво улетает в закат. А ты?]

[А у него зато богатый внутренний мир.]

[По-русски это называется «никчемный рукожоп».]

[Ты про Следопыта или этого, с богатым миром?]

[Да они оба такие. Но у Следопыта хоть послужной список бодрый.]

[Вангую, что с сегодняшнего дня все клановые комплексы в «Альтернативе» будут переведены в самый жесткий режим.]

[А вертолеты начнут запирать на амбарные замки.]

В полной мере насладившись чтением, я снова нацепил камуфляж, помянув при этом неласковыми словами разработчиков игры. Реализм — это, конечно, хорошая штука. Но таскать на себе мокрую одежду — тот еще изврат.

— Пошли.

Направляя вертолет в местные леса, я лелеял робкую надежду на то, что именно здесь выслеживать нас с питомцем попросту никто не захочет. Территория большая, ничем не интересная, угонщик, скорее всего, погиб… к чему тогда терять время и тащиться в эту глушь?

Наверное, мои противники рассуждали точно так же. По крайней мере, Эдик на все расспросы о каких-либо поисковых группах отвечал отрицательно — мол, крабы прилетели, покрутились над трупом винтокрылого аппарата и убрались восвояси.

Такое поведение недругов говорило о том, что первый этап моего плана был успешно выполнен. Оставалось лишь выжить, захватить ракету, а потом устроить всем козлам кузькину мать.

— Хорош по сторонам пялиться, вперед…

До границы с «бесконтролкой» требовалось пройти лишь пару километров, но отмеченная Грымзом точка располагалась гораздо дальше. И не сказать, что меня слишком радовало это обстоятельство.

Впрочем, сначала все шло как по маслу. Заросли начали редеть, мягкая лесная почва постепенно сменилась жесткий и каменистой. Появились деловито перепархивавшие с места на место, но не обращавшие на нас особого внимания шмели. Два раза неподалеку раздавалось зловещее цоканье, однажды мне навстречу выскочил чрезвычайно упитанный и очень агрессивный лысый еж…

Обычная вторая зона. Ничем, собственно говоря, не примечательная.

Мы жестоко покарали наглое насекомоядное, уклонились от общения с белками, затем прошли еще метров пятьсот и оказались на самом краю свободных от инопланетного контроля земель.

— Волосатый, на тебе охрана. Гляди, чтобы никто сюда не прошел.

Пока шестиног носился по окрестностям в поисках врагов, я достал из инвентаря бинокль и принялся вдумчиво изучать раскинувшиеся впереди просторы.

В ночном режиме передо мной была та же самая картинка, что и до этого. Деревья, пологие холмики, заброшенная линия электропередачи, двухголовая корова, остатки легкомоторного самолета, деловито летавший вокруг большого камня упитанный комар…

— Фсе щисто, хосяин. Тай лекахстфо, а?

— Нет у меня лекарства… блин.

Наверное, гуляй где-то рядом стадо злобных инопланетян, решиться на продолжение пути было бы проще. А сейчас, когда впереди все выглядело настолько мирно и спокойно…

Я переключил бинокль в режим обнаружения энергетических контуров и насладился видом беспросветной черноты. Никакой техники вокруг однозначно не имелось.

— Блин.

После того как моя нога пересекла невидимую линию, ИММК в очередной раз выдал устрашающе-предупреждающие надписи, включил на экране тревожную красную индикацию, но на этом все и закончилось.

Убивать меня никто не спешил.

— Ладно, — я собрался с духом и сделал еще один шаг. — Идем дальше. Эдик, держись впереди. Если на тебя нападут, беги куда угодно, но только не в мою сторону. Обязательно предупреждай о повышении уровня радиации. Понял?

— Слышу плохо, — пожаловался таракан. — Нущно лекахстфо.

— Все ты отлично слышишь. Вернемся отсюда — обязательно куплю тебе какую-нибудь дрянь, уговорил.

Изрядно повеселевший питомец довольно пискнул и тут же выдвинулся в авангард. Я, немного подождав, но не найдя никаких оснований для дальнейшего промедления, отправился вслед за ним.

Несмотря на то что мне уже не раз довелось побывать в бесконтрольной зоне, ощущения оставались прежними. Кровь бурлила от адреналина, волосы то и дело вставали дыбом от страха за шкуру персонажа, взгляд цеплялся за каждый подозрительный куст…

А вокруг продолжалась тихая и размеренная жизнь. Гудели одинокие шмели, мычала где-то за соседним холмом очередная корова, горизонт время от времени освещался слабыми вспышками от далеких взрывов…

— Хосяин, там ят, — рядом неожиданно появился едва различимый в темноте таракан. — Нато фехнутса.

Как ни странно, но после его сообщения у меня чуть-чуть отлегло от сердца — все-таки не зря умные люди говорят, что гораздо лучше решить одну реальную проблему, чем сражаться с тысячей выдуманных.

— Веди.

Особых сложностей с преодолением ядовитой территории у нас не возникло. Мы просто обошли достаточно солидный клочок потрескавшейся и совершенно мертвой земли, а затем снова вышли на прежний курс.

Отступившие было страхи возникли снова. Темнота, непонятные шорохи…

— Твою мать. Привал.

— Щто такое? — Эдик, услышав мой голос, подлетел ближе. — Защем?

— Ничего. Подождем утра и опять пойдем.

— Хосяин тхус, — осуждающе произнес таракан. — Там песопасно.

— Хотелось бы верить. Но давай-ка все равно дождемся рассвета.

Сидеть на одном месте, прислушиваясь к звукам ночи, оказалось еще неприятнее, чем идти. Воображаемые опасности множились с каждой минутой, нервы натягивались все сильнее, а отправить персонажа в сон мне не хватало смелости. Получался замкнутый круг из страданий и переживаний.

В конце концов я сдался и снова поднялся на ноги, проклиная тот момент, когда решил отправиться в путь именно ночью.

— Идем. Двигаемся так же, как и прежде.

В течение следующих двух часов мы одолели около четырех километров, убив по пути нескольких шмелей и одного тощего койота. Затем впереди показалось древнее заброшенное шоссе, украшенное проржавевшими остовами нескольких машин.

Стоило мне только шагнуть на щербатый асфальт, как уровень радиации стремительно повысился с тридцати двух до восьмидесяти процентов.

— Та-ак… — Я осторожно отступил назад и снова начал изучать местность через бинокль. — Ну-ка…

С другой стороны дороги лес очень быстро сходил на нет. Поодаль виднелись разрозненные группы деревьев, но в целом передо мной была та же самая картина, что и возле занятого мутантами города — холмы, камни, развалины каких-то строений да вездесущие коровы.

Определенный интерес вызывал небольшой поселок, расположенный к югу от нас, но до него было не меньше километра, а делать подобный крюк по бесконтрольной зоне только лишь ради удовлетворения своего любопытства я не собирался.

— Хосяин, с той стохоны ислущение меньше, — заявил питомец. — Там мощно щить!

— Мощно, говоришь… ладно, рискнем…

Наступающий рассвет мы встретили, остановившись на привал рядом с небольшой рощей, расположенной возле крошечного озерца. От воды безбожно несло радиацией и подходить к ней я не рисковал, зато с интересом рассматривал росший между деревьями кустарник — тот оказался буквально усыпан черными ягодами, которые, несмотря на подозрительно большие размеры, выглядели очень похожими на самую обычную ежевику.

Так как еду я благополучно забыл дома и самый первый дебаф должен был выскочить уже довольно скоро, подобное изобилие закономерно привлекало мое внимание.

— Попробуй-ка вон ту фигню, бро.

Таракан осторожно подлетел к ближайшему кусту, пошевелил усами, а затем вернулся.

— Не хощу.

— Чего это вдруг? Ешь давай, а то мы так и не узнаем, ядовитое это растение или нет.

— Я сокласен, — Эдик на всякий случай отодвинулся еще на метр в сторону. — Ф нефетении — сщастье.

— Вперед, Шопенгауэр хренов!

Злобно ощетинившийся шестиног снова приблизился к зарослям, осторожно потыкал клешней одну из ягод, но затем все же собрался с духом, вцепившись в блестящую кожицу. Чуть-чуть помедлил, прислушиваясь к ощущениям, после чего ухватился за лакомство сразу всеми лапами, не удержался в воздухе и шлепнулся на землю.

— Эй? — Я вытянул шею, стараясь рассмотреть, что именно с ним происходит. — Ты там как?

— Лекахстфо, хосяин, — неразборчиво пропыхтел пет. — Не мешай!

Вслед за этим заявлением до меня донеслось чавканье и тихие счастливые стоны. Потом таракан опять встал на крыло.

— Слышь, ты, это…

— Не сейщас, хосяин! Лекахстфо!

Я с некоторым обалдением следил за тем, как Эдик цепляется сразу за все оказавшиеся в доступности ягоды, радостно пищит, брызгает на себя соком…

[Ваш питомец употребил мутировавшую ежемалину.

Эффекты:

— острая неконтролируемая наркотическая зависимость.]

— Зашибись. То есть, раньше она, типа, контролируемой была…

— Лекахстфо! — Шестиног подбросил в воздух очередную ягоду, а затем ловко рассек ее на четыре части двумя взмахами клешней. — Мноко лекахстфа!

— Дурдом. А ну, брось эту гадость, нам идти пора!

— Уще иту, хосяин! Смотхи, смотхи, хософый пони!

Глянув в том направлении куда указывал питомец, я увидел обычную двухголовую корову, освещенную нежными лучами едва показавшегося из-за горизонта солнца.

— Чертов наркоман…

Не обращая на меня никакого внимания, Эдик сделал изящное сальто, метнулся куда-то в сторону, после чего завис на одном месте, рассматривая соседние кусты.

— А ты щто хаслекся? — В его голосе послышалось нескрываемое возмущение. — Фстафай! Пошел отсюта! Фон!

Я сокрушенно покачал головой и уселся на землю.

— Фстафай, ленифый кхап!

— Да хватит уже…

После очередного вопля питомца из зарослей донеслось недовольное ворчание. Затем послышался треск, а в следующее мгновение вверх поднялась чья-то огромная тень.

Мне осталось только разинуть рот и потрясенно выдохнуть:

— Ах ты, падла шерстяная…

— Спасите! — Увидев появившегося монстра, чертов таракан тут же сменил линию поведения и бросился прямиком к любимому хозяину. — Хомящок!

Не знаю, что именно творилось у него в мозгах, но спутать огромного толстого медведя с хомяком…

— Пошел нахрен, — прошептал я, стараясь сохранять неподвижность и уповая на «безразличие». — Нахрен пошел, тварь…

Обдолбанный шестиног плевать хотел на эти приказы. Вместо того чтобы увести опасность как можно дальше, он шлепнулся мне на плечо, вцепился когтями в камуфляж и принялся пищать от ужаса, на корню гробя всю маскировку.

Разбуженный гигант, постояв пару секунд на задних лапах, снова заворчал, опустился в более привычное положение и обманчиво неторопливо двинулся в мою сторону.

— Нахрен, — повторил я, с трудом отдирая от одежды упитанное мохнатое тельце и швыряя его в сторону. — Нахрен…

К сожалению, медведю, увидевшему перед собой серьезную цель, оказалось глубоко фиолетово на таракана. И мне пришлось удирать.

Вот только куда тут убежишь?

Один прыжок, второй, третий… за спиной раздалось предвкушающее рычание, я, понимая, что Следопыту приходит полная и окончательная задница, проорал что-то матерное…

А затем вселенная мигнула, выплюнув меня сбоку от преследователя.

— М-мать…

Слегка обескураженный исчезновением добычи, мишка снова поднялся во весь рост и недоуменно уставился себе под ноги. Я же, каким-то чудом вспомнив о валявшихся в инвентаре гранатах, ткнул пальцем в браслет, запустил руки в появившиеся ячейки, вытащил наружу увесистые цилиндры и швырнул их в сторону врага. Чуть не забыв при этом нажать на спусковые кнопки.

Упал на землю.

Взрывы прозвучали практически одновременно. По ушам ударила звуковая волна, рядом взметнулись обрывки срезанной осколками травы, а вслед за этим раздался негодующий рев раненого зверя.

Подняв голову, я снова увидел приближавшегося ко мне медведя. Тот сильно припадал на правую переднюю лапу, но все равно двигался вперед. Причем двигался очень целеустремленно.

— Дерьмо, дерьмо!

Остро сожалея о том, что не стал брать с собой запасные магазины, я вытащил автомат, нацелил ствол на раненую конечность противника и потянул за спусковой крючок.

— Получи, сучара, получи!

Патроны закончились секунды через три. Затем мне пришлось бросить оружие и опять дать деру.

Назад, в сторону, вокруг кустов, на дерево…

Добравшийся до моего убежища медведь оперся о ствол, попытался его толкнуть, но взревел от боли и отшатнулся назад. Затем вытянулся во весь рост, попытавшись зацепить меня здоровой лапой.

Безуспешно.

— Выкуси, лох, — дрожащим голосом произнес я, на всякий случай поднимаясь еще выше. — Обломись, жалкий рак!

Только сейчас, оказавшись в более-менее безопасном месте, мне удалось как следует рассмотреть косолапого. Зрелище оказалось не совсем приятным — израненный и разозленный на весь мир зверь был раза в три больше обычного бурого топтыгина. Оскаленная пасть здорово смахивала на акулью, могучие когти напоминали собой лезвия длинных кинжалов…

Пока я завороженно рассматривал монстра, рядом появился Эдик.

Перемазанный в красно-черном соке таракан неуклюже шлепнулся на соседнюю ветку, чуть не свалился вниз, но все-таки умудрился сохранить равновесие.

— Хомящок.

— Хомячок, хомячок, — подтвердил я. — Плюй давай в него, сволочь.

— Это некультухно, — питомец гордо взмахнул усами, после чего свесился со своего насеста и все же плюнул во врага, угодив ему точно в глаз. — Попал! Упил!

— Хрен ты его убил, дурень. Давай дальше.

К счастью для нас, этот противник не имел каких-то особенных иммунитетов, а удрать из-под обстрела ему явно мешала накопившаяся злость. Медведь терпел плевки, гневно рычал, пытался трясти дерево, но в конце концов все же бесславно сдох.

Я расслабленно привалился к стволу, с облегчением выдохнул… и от души ругнулся, сообразив, что рискую остаться без трофеев.

— Стой, сволочь!

Таракан, в очередной раз проигнорировав мои крики, шлепнулся прямо на тушу. Повозился там, добрался до одной из ран…

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из гигантского гризли.

Эффекты:

— исключительная когтистость.]

Осознав, что поезд ушел, я прекратил спуск и уставился на запутавшегося в медвежьей шерсти Эдика.

Если раньше лапы шестинога заканчивались небольшими острыми когтями, то сейчас все изменилось. Когтей стало в три раза больше, а длиной каждый из них оказался с мою ладонь. Или чуть-чуть меньше.

Мне оставалось лишь покачать головой и все-таки вернуться на землю.

— Жесть. Не питомец, а чудище Франкенштейна какое-то. Гибрид бабочки и велоцераптора, едрена вошь.

— Фелосахаптох?

— Ага, велоцараптор. Ты теперь своими хваталками хоть что-то сделать можешь?

Вместо ответа Эдик взмыл в воздух, а потом растопырил конечности, заставив меня дернуться от неожиданности.

— Твою мать. Ладно, верю, можешь…

Горячка боя постепенно сходила на нет и я начинал в полной мере осознавать все произошедшее.

Украденный мутаген и новые способности Эдика меркли на фоне того факта, что Следопыт чуть было не сдох окончательной смертью. К тому же, спастись мне удалось лишь благодаря череде случайностей. Вовремя включившийся телепортационный модуль, раненная осколками лапа медведя, росшие поблизости деревья…

Правда, вляпался в неприятности я тоже по чистой случайности, но это мало что меняло. Еще один подобный конфликт — и можно будет спокойно сушить весла.

— Стоит ли овчинка выделки, вот в чем вопрос?

Карта недвусмысленно намекала на то, что большая часть пути нами уже пройдена — до цели оставалось всего-то километра три, не больше. Вот только впереди по-прежнему таилось слишком много неизведанных опасностей, по сравнению с которыми обратная дорога выглядела весьма спокойной и мирной.

Некоторое время я провел в неподвижности, глядя то на план местности, то на медленно двигавшееся по небосклону солнце, то на обожравшегося ягодами и валявшегося под соседним кустом питомца.

Сделать правильный выбор оказалось чертовски трудно.

— Да и хрен с ним. Убьют — так убьют…

— Щто?

— Ничего. Вставай.

Как оказалось, наступившее утро принесло с собой новые проблемы.

Теперь я отлично видел гулявших по округе монстров, но нас с Эдиком тоже мог засечь любой желающий, а эта мысль вызывала у меня самый что ни на есть лютый баттхерт. К тому же, обдолбанный таракан совершенно отбился от рук и выполнял функции разведчика из рук вон плохо, предпочитая рыскать по встречным кустам в поисках еще каких-нибудь ягод.

Некоторое время я со злостью наблюдал за его похождениями, а затем вляпался в зону повышенной радиации и чуть не сдох.

Все произошло чрезвычайно быстро. Молчавший всю дорогу браслет неожиданно разразился истошным треском, спустя секунду к нему присоединилась аптечка, мир затянуло знакомой розовой дымкой…

Я испуганно покосился на экранчик ИММК, увидел что уровень входящего излучения составляет аж сто двадцать два процента от максимально возможного в номерных зонах и бросился назад.

Все почти мгновенно вернулось на круги своя. Тишь, благодать…

— Чертов шерстяной пассив, — мой взгляд остановился на летавшем поблизости насекомом. — Ты какого хрена не предупредил?

— Не мешай, хосяин, — вальяжно пропищал в ответ шестиног. — Щиснь — тлен.

Зараженную территорию пришлось обходить по широкой дуге. В итоге я достаточно сильно отклонился от первоначального направления, а затем потерял еще минут двадцать, ожидая, пока мимо пройдет стадо огромных бизонов.

К счастью, могучие твари по своему темпераменту напоминали коров и нападать на меня первыми не захотели.

— Смотхи, там том. Польшой.

— Где? А, вижу.

Дом, на который обратил мое внимание Эдик, располагался чуть в стороне от лужайки с бизонами. Аккуратное трехэтажное здание пряталось среди деревьев, было окружено высоким каменным забором и напоминало собой загородную резиденцию какого-нибудь местечкового олигарха. А внутри…

— Пойтем кхапить!

— Тихо.

Мне почудилось какое-то движение и я в очередной раз достал бинокль. Рассмотрел выцветшие стены и разбитые окна, перевел взгляд на аккуратные чугунные ворота…

Уже через несколько секунд мой взгляд наткнулся на притаившуюся возле искореженных прутьев непонятную тварь. Размерами и повадками обнаруженный монстр походил на обычного человека, но зеленоватая окраска и покрытое отвратительными струпьями тело позволяли с уверенностью отнести его к какому-то новому виду местных мутантов. Или даже зомбаков, будь они трижды неладны.

— Пойдем-ка отсюда, бро…

Когда мы отошли от усадьбы еще на пару сотен метров, я все-таки не сумел совладать с любопытством и, спрятавшись среди камней, принялся искать информацию о встреченных существах.

[Зомби?]

[Пацаны, тут реально, что ли, живые трупаки есть? Встретил что-то такое, но меня тут же замогилили. Вроде же в игре постап, откуда они взялись?]

[Нет здесь никаких зомби.]

[Есть.]

[Нет.]

[Так есть или нет?]

[Здесь есть гули, братан. Это не зомби.]

[Плагиат с какого-то недофэнтези?]

[Да те же самые мутанты, только тупые и унылые. Отдельный вид.]

[А где их найти можно? Я спец по ходячим, в «Забытых землях» долго на некросах качался.]

[Здесь все не так. Эти твари тупые, но очень быстрые и когтистые, с ними лучше не связываться.]

[Да пусть связывается. Они чаще всего в бесконтрольной зоне сидят, иди туда.]

[В Город Енотов лучше. Там все катакомбы этими сволочами заняты. Некоторые дурни даже фармить их пытаются. Вдруг и тебе повезет.]

[А еще где?]

[Рандом. Мало их очень.]

— Ну, мало — так мало…

Потеряв интерес к представителям местной Красной книги, я свистнул питомцу и отправился в дальнейший путь.

«Бесконтролка» на какое-то время успокоилась, превратившись в эквивалент первой зоны. Вместо бизонов снова появились шмели, радиация упала до совершенно смешных значений, а никаких новых опасностей так и не появилось.

Мы неспешно двигались по каменистой равнине, наслаждались тенью от немногочисленных деревьев, изредка мочили подворачивавшихся под руку мобов… и в конце концов вышли к нужному месту.

С небольшого пригорка отлично просматривалась цель нашего путешествия — небольшое приземистое строение, украшенное грязным звездно-полосатым флагом.

Увы, но спрятанная в его глубинах ракета была слишком ценным объектом для того, чтобы оставаться без охраны. Когда-то защитой стратегического объекта занимались доблестные американские солдаты, затем эстафету подхватили сожравшие солдат монстры. И теперь вокруг скромного бункера раскинулась довольно серьезная военная база, наводненная здоровенными когтистыми ящерицами.

— Приплыли, — невесело хмыкнул я, следя за огромным молохом, старавшимся разломать на части бронированный джип. — Вообще зашибись.

Обиднее всего было то, что до вожделенной ракеты оставалось совсем чуть-чуть. А в инвентаре лежала карточка, способная открыть передо мной любые двери. Короче говоря, налицо имелись все предпосылки для успешного завершения миссии.

— Блин…

С помощью бинокля локацию удалось рассмотреть более подробно.

Раньше здесь явно находилось что-то наподобие танковой части. Совсем неподалеку от меня стояли несколько административных зданий, чуть дальше располагались длинные приземистые казармы и небольшой плац, а на противоположной стороне базы кое-как просматривались полуразрушенные ангары. Кроме того, повсюду виднелись давным-давно оставленные на произвол судьбы танки, бронетранспортеры, джипы, какие-то пушки… и молохи. Много молохов.

Нужное мне строение притаилось в самом центре всего этого великолепия.

— Пойтем ф атаку, — очень вовремя предложил шлепнувшийся на соседний камень таракан. — И упьем их!

Я смерил его неодобрительным взглядом, а затем снова глянул вперед. Хмыкнул, увидев, что агрессивно настроенная ящерица сумела-таки отломать у внедорожника переднюю дверь. Почесал шлем.

— Наверное, ты прав. Будем атаковать. Только очень-очень осторожно…

На мой взгляд, основную опасность представляла из себя первая половина пути. Между мной и ближайшими постройками раскинулось совершенно пустое пространство и спастись там от случайного молоха было совершенно нереально. Зато на территории базы я всегда мог спрятаться под каким-нибудь танком, залезть в бронетранспортер или вообще скрыться в доме. Не сказать, что это давало стопроцентную гарантию безопасности, но факт оставался фактом — занятая мутантами территория предоставляла больше возможностей для выживания, нежели полностью от них свободная.

— Волосатый, принимай цвет местности и спускайся на землю. Пойдешь пешком.

— Неутопно…

Я повернул голову и стал свидетелем того, как увешанный огромными когтями таракан пытается ходить по земле.

Восхитительное зрелище.

— Нефиг воровать было. Вперед.

Лишний раз подвергать Следопыта риску я не собирался. Именно поэтому дорога до ближайшего дома заняла почти час. Мы неторопливо ползли вперед, прятались между камнями, тихо переругивались и надолго замирали, когда в пределах видимости появлялся очередной молох. Все это по-прежнему напоминало дико самоубийственную авантюру, но результат был налицо — бункер становился все ближе и ближе.

Затем случился небольшой облом. Когда я оказался рядом с первым танком и решил схорониться в его тени, браслет начал сердито пощелкивать — уровень радиации возле машины откровенно зашкаливал.

После этого неприятного инцидента нам пришлось двигаться, одновременно прячась за техникой и стараясь держаться от нее на безопасном расстоянии.

Получилось, хоть и с трудом.

Время от времени неподалеку возникали молохи. Каждый раз я готовился к поспешному бегству, но монстры уходили, не обращая на нас с тараканом никакого внимания — либо наконец-то начало работать «безразличие», либо маскировка, либо включилось самое обычное везение.

Впрочем, везение тоже оказалось не слишком-то бесконечной штукой. Мы незаметными тенями прокрались сквозь административный квартал, но дальше началось открытое пространство, заполненное только техникой и ящерицами.

Ящериц было откровенно дохрена.

— Ну что, бро, твоя очередь, — произнес я, выглядывая из-за груды кирпичей и сразу же прячась обратно. — Сейчас полетишь вперед, нападешь на них, а затем…

— Не хощу, — таракан тоже взглянул на молохов, отступил назад и отрицательно мотнул усами. — Я пехетумал.

— Это приказ, вредитель.

— Щиснь — это пестсенный тах. Нелься хискофать.

— Вот козлина… ты же в курсе, что у каждого из них есть для тебя лекарство?

— Лекахстфо? — Эдик сразу же подобрался и встопорщил шерсть, став похожим на перекормленного когтистого енота. — У кофо ис них лекахстфо?

— Видишь вон того, здорового? У него.

Землисто-серая окраска питомца приобрела тревожные багровые оттенки. Затем таракан испустил воинственное шипение, поднялся в воздух и, больше не обращая на меня внимания, метнулся в сторону самого большого монстра.

— Лекахстфо!

Хищным коршуном пролетев около пятидесяти метров, шестиног впечатался в шею удивленно вылупившейся на него рептилии, а потом, не теряя ни секунды, вонзил в нее свои когти.

Над окрестностями раскатился вопль гнева и боли.

— Оттай лекахстфо, щалкий кхап!

Молох попытался достать обнаглевшее насекомое передними лапами, но не смог до него дотянуться. Раздался еще один вопль, после чего ящерица зачем-то бросилась к казармам, продолжая при этом вопить и размахивать конечностями.

Ее товарищи, заинтересовавшись происходящим, двинулись следом.

— Давайте же, давайте…

С трудом дождавшись, пока все собравшиеся перед бункером мутанты уберутся прочь, я выскочил из своего укрытия, добежал до массивных стальных дверей и приложил генеральский пропуск к считывателю.

Горевшая на небольшой стеклянной панели красная точка мигнула, сразу же поменяв цвет на зеленый. По ту сторону стены что-то загудело, послышался скрип… и все закончилось.

Дверь осталась закрытой.

— Не понял…

После того как я повторил попытку, зеленый огонек снова появился, но никакого шума уже не случилось.

— Не понял!

— Хосяин, Этик соскущился, — неожиданно раздался у меня за спиной счастливый голос питомца. — Путем схащаться фместе!

Я развернулся, чувствуя, как на спине проступает холодный пот, а под ногами растет кирпичный завал.

Ожидания оказались полностью оправданными — гнавшиеся за тараканом ящерицы находились уже совсем близко.

— Сволочь…

Времени на раздумья не было. Мне оставалось только метнуться в противоположную от врагов сторону и сделать то, что изначально рассматривалось в качестве крайнего варианта — нырнуть под первый встретившийся на пути танк.

Сзади донесся разочарованный рев и скрежет когтей по металлу. Со стороны ИММК прилетел испуганный треск.

— Сейчас, сейчас…

Кое-как добравшись до инвентаря, я вытащил и торопливо сожрал сразу все лежавшие там препараты. Сопротивление радиации подскочило на тридцать процентов, браслет умолк…

— Черт!

Мне едва удалось вовремя поджать ноги, увернувшись тем самым от огромной когтистой лапы. Затем пришлось сдвинуться обратно — с другой стороны протянулась еще одна конечность.

— Хосяин, стесь люк.

Я не сразу понял, о чем говорит Эдик, но затем выругался и как можно быстрее перевернулся, оказавшись прямо напротив того самого люка,

— Кахтощку пхилощи. Там тоще панель есть.

— Спасибо, мать твою…

Спустя тридцать секунд мы оказались внутри несокрушимой стальной коробки, снова оказавшись в относительной безопасности.

Жаль только, что уровень радиации здесь составлял аж сто четырнадцать процентов и сразу после окончания действия препаратов Следопыт все равно должен был позорно сдохнуть.

Осознав проблему, я покрутил головой, перебрался из крайне тесного водительского отсека в более просторный командирский, а затем начал изучать обстановку.

Примерно через минуту внутри зажглось освещение. Потом мне удалось включить обзорные экраны и насладиться видом окруживших машину злобных ящериц.

— Сволочи…

Вариантов было не так уж много — либо попытаться удрать на танке из опасных мест, либо ввязаться в бой. Если, конечно, здесь вообще имелся боекомплект.

Я перебрался на самое удобное место, затем осторожно потрогал управляющий джойстик…

Раздалось тихое гудение и у меня над головой что-то сдвинулось с места. Картинка на экранах тоже сместилась, а большой красный крест, отображавшийся у меня перед глазами, устроился поверх гулявшего вдалеке молоха.

Мне оставалось лишь пожать плечами и надавить на большую красную клавишу.

В следующее мгновение мы чуть не оглохли от грохота. Пушка исправно отправила снаряд во врага, но нам с Эдиком было не до этого. Я пытался собрать в кучу разъезжающиеся глаза и тряс головой, стараясь изгнать из нее противный звон, таракан просто валялся неопрятной лохматой тушкой чуть в стороне.

То, что взрывом ящерицу буквально разметало на мелкие части, нас сейчас интересовало меньше всего.

— Нафиг, нафиг, — я увидел лежавший рядом шлем танкиста и, сняв свой собственный, водрузил мягкую толстую хреновину на голову.

ИММК тут же неуверенно щелкнул, намекнув на то, что уровень сопротивления проникающему излучению заметно снизился, но это уже не могло меня остановить. Повинуясь легким движениям джойстика, прицел сдвинулся на следующего противника… выстрел.

На этот раз я каким-то чудом умудрился промазать, но ящерицу все равно неплохо посекло осколками.

Выстрел. Еще один молох отправляется на небеса.

Выстрел. Стоявший метрах в ста от нас бронетранспортер окутывается пламенем и переворачивается на бок, расплескивая вокруг себя горящее топливо.

Выстрел. Выбранный мишенью мутант остается целым и невредимым, зато напоминавшая деревенский сортир будочка у него за спиной эффектно разлетается облаком обломков.

— Хосяин, хосяин…

Выстрел.

— Хосяин, нато откхыть тфехь…

Сообразив, что питомец говорит дело, я развернул орудие, навел прицел на ворота бункера и еще раз прижал волшебную клавишу.

Выстрел. В несокрушимых плитах появляется солидное рваное отверстие.

Новый поворот, новая цель… выстрел. Сразу три молоха валятся на землю, расплескивая вокруг себя кровь и внутренности.

А потом снаряды как-то неожиданно закончились.

На обзорных панелях можно было рассмотреть несколько горящих машин, клубившийся над базой дым, разорванные тела ящериц… и обведенную красным кружком точку, нагло висевшую в небе.

С моих губ непроизвольно слетело крайне нехорошее слово — вертолеты мне не нравились. Учитывая же тот факт, что они являлись практически идеальными убийцами танков…

— Вот дерьмо!

— Щто? — Таракан, с трудом передвигавшийся по стене отсека, сорвался и шлепнулся на пол рядом со мной. — Техьмо!

— Вертолет, — машинально пояснил я, думая о том, куда лучше всего отступать в такой ситуации. — Надо бежать.

— Сащем… тафай упьем…

— Ну давай, убей, воитель хренов.

— Сейщас…

Питомец неуклюже взлетел, стукнулся о потолок, но затем оказался возле какой-то панели, цепанув когтистыми лапами сразу несколько тумблеров.

— Ты чего…

— Активная защита включена, — неожиданно раздался в кабине приятный женский голос. — Сканирование завершено. Цели локализованы. Требуется подтверждение.

— Фсех упить!

— Команда не найдена.

— Упить! Фсех! Щестокой смехтью!

— Команда не найдена.

— Упить! Упить!

— Команда не найдена.

— Тихо, — я прервал разозленного таракана. — Уничтожить локализованные цели!

— Принято.

Снова раздался грохот, экраны помутнели от дыма, но все-таки показали стремительно уносившиеся вдаль огненные точки.

Вертолет, до этого не подававший особых признаков жизни, мгновенно окутался фейерверком сброшенных тепловых ловушек, резко завалился на бок и с огромным ускорением дал деру, практически сразу же пропав из виду.

Мы наконец-то смогли вздохнуть с облегчением.

Дальнейшее оказалось лишь делом техники. Я спустился в отсек водителя, подергал за рычаги и кое-как добился того, что танк стронулся с места. Потом развернул его, с третьей попытки довел до раскуроченной двери бункера и опять заглушил.

Так как разбежавшиеся во все стороны молохи до сих пор опасались приближаться к страшной машине, выбраться наружу получилось без каких-либо проблем. Мы снова открыли люк, проползли между гусеницами, а затем воспользовались пробитым отверстием и забрались внутрь строения.

Впереди показалась новая дверь — такая же солидная и неприступная.

— Да чтоб тебя…

Шепча себе под нос очередные ругательства, я достал карточку, ткнул ей в считыватель…

На панели загорелась веселая зеленая точка. Послышался тихий свист, уже знакомый мне скрежет, неприятный треск, а затем массивные створки вздрогнули и сдвинулись с места.

Путь к ракете наконец-то открылся.

Глава 12

Когда за моей спиной сомкнулись тяжелые стальные плиты, игра выдала сразу четыре сообщения — наверное, посчитала, что игровое событие закончилось только сейчас.

Впрочем, первые секунд тридцать я не обращал на мигающие строчки никакого внимания, предпочитая напряженно рассматривать глубины темного коридора и ожидать нападения неведомых врагов. Но затем, убедившись в собственной безопасности, все-таки открыл лог.

[Внимание! Вы проявили искреннюю любовь к тяжелой технике. Поздравляем. Вы получаете достижение «Танкист-любитель». Эффект достижения: +1 уровень к навыку «У правление транспортными средствами».]

[Внимание! Вы испытываете чересчур сильную тягу к большим и мощным стволам. Неизвестно, хорошо это или плохо, но вы получаете достижение «Фанат оружия» [2]. Эффект достижения: +1 уровень к навыку «Тяжелое оружие».]

[Внимание! Бесконтрольная зона уже давно стала для вас вторым домом. Азарт непредсказуемых сражений, существование на грани гибели, риск… Поздравляем. Вы получаете достижение «Адреналинщик». Эффект достижения: +1 к выносливости.]

[Поздравляем! Вы получили уровень!]

— Отлично. А то стараешься, пашешь как проклятый…

Увы, спустя минуту радоваться я перестал — по факту, ничего особенно серьезного мой персонаж так и не отхватил. Да, у него увеличилось здоровье, прибавился лишний процент к сопротивлениям, появился очередной доступный для распределения пункт навыков…

— Унылая хрень.

Вынеся этот вердикт, я снова принялся рассматривать характеристики.

«Безразличие» дошло до упора и теперь мне нужно было развивать что-то еще. Вот только что именно? В качестве продолжения выбранного пути развития вполне подходило «временное приручение». Но мои глобальные цели лежали совсем в другой области, а для максимального развития теоретически-ментальных способностей явно требовалось прокачивать какую-нибудь другую ветвь. «Агрессию», например.

— Черт с ним, попробуем…

Соответствующий навык послушно увеличился, вот только ощущать себя после этого могучим магом разума я все равно не стал.

— Итем тута, — внес предложение успевший заскучать таракан. — Исслетофать.

— Идем, — кивнул я, рассматривая пространство сквозь прибор ночного видения. — Ты первый.

Эдик храбро двинулся на разведку, пролетел метров десять, но затем остановился и призывно помахал клешней:

— Тут щисто!

Впереди действительно оказалось чисто — коридор закончился небольшим тупиком, в стенах которого имелись две солидные двери. Надписи на них гласили, что с правой стороны от меня располагалась охрана комплекса, а с левой — нечто вроде командного центра.

— Стесь есть тухель, — пет взлетел к потолку и принялся стучать по обнаружившейся там массивной черной полусфере. — Пух!

— А ну, слез обратно, — я осторожно попятился, стараясь понять где начинается непростреливаемая зона. — Совсем уже мозги растерял со своими лекарствами…

— Она тохлая, хосяин! Смотхи!

Неугомонный таракан засунул когти в неприметную щель и дернул лапой. Послышался хруст, турель окуталась облаком искр, а вниз полетел какой-то мусор.

Прямо на меня уставилась короткая толстая шестистволка, до этого момента прятавшаяся за разломанными Эдиком панелями.

— Дерьмо!

Я нервно дернулся в сторону, но практически сразу же успокоился — орудие оставалось совершенно неподвижным и не проявляло никаких признаков агрессии.

Но, раз здесь имелась выключенная турель, то вполне могли найтись и вполне себе рабочие.

— Так, волосатый, ломай ее. Ломай ее полностью!

— Сейщас, хосяин!

Раздалось пыхтение, скрежет, гневный писк, потом что-то ярко полыхнуло и мне под ноги шмякнулся немного поджаренный Эдик.

— Лошара.

— От кхапа слышу, — сразу же обиделся пет. — Сам ломай.

— Слышь, таракан-гриль. Иди работай!

Минуты через три механизм окончательно приказал долго жить, я с облегчением вздохнул и, найдя возле двери с табличкой «Security» считыватель карт, засунул в него генеральский пропуск.

— Иди вперед.

— Не хощу.

— Это приказ, твою мать!

Подобного рода перебранки нравились мне все меньше и меньше. Если сначала это вносило в геймплей некую свежую струю, то с течением времени все удовольствие от ругани с наглым толстым щестиногом сошло на нет, оставив после себя лишь раздражение. Учитывая же появившуюся у Эдика привычку тырить все подряд…

— Пошел на разведку, ворюга мохнатый! И не смей тут бухтеть!

Таракан издал зловещее шипение, многозначительно царапнул когтями стену, но затем все-таки нырнул в открывшуюся дверь.

— Песопасно.

Отведенный под нужды охраны отсек чем-то напоминал казарму или даже общежитие. Я надеялся увидеть арсенал либо центр наблюдения, но по факту, кроме просторной общей комнаты и однотипных невзрачных каморок, здесь не оказалось вообще ничего.

— Тоже мне, секьюрити…

Включить свет мне не удалось, так что обыскивать помещения пришлось в темноте, ориентируясь с помощью шлема. Впрочем, это сыграло весьма незначительную роль — внутри было совершенно пусто. Нам попадалась только голая мебель да развешанные по стенам агитационные лозунги.

— «Будь толерантным в общении с товарищами, а не врагами», — озвучил я один из таких призывов. — Звучит не толерантно, однако. Как вообще пропустили такое в печать…

Снова выбравшись в коридор, мы остановились возле противоположной стены. Считыватель опять без каких-либо нареканий отсканировал пропуск, дверь тихо убралась в сторону и Эдик тут же шмыгнул внутрь.

— Тут еще тухель, хосяин.

— Ломай ее. И остальные тоже!

Минут десять спустя я осторожно зашел в местный командный центр.

Здесь все выглядело заметно более живым. Под потолком тускло горели дежурные лампы, на стоявших возле стен приборах мигали какие-то кнопки, светился показывавший бесконечную череду однообразных строчек экран.

До ушей доносился слабый шелест вентиляторов. Искрила раздолбанная питомцем турель.

— Так…

Начинать поиски ракеты нужно было именно здесь. Но для начала требовалось каким-то образом включить главное освещение.

Я осторожно прошел в середину зала и оказался между массивными столами, занятыми громоздкими допотопными компьютерами. Нашел подходящий для карточки слот, вставил ее туда…

— Бригадный генерал Дженкинс, добро пожаловать на объект семьдесят один. Полномочия подтверждены. Ожидаю приказов.

Когда над головой раздался громкий и суровый механический голос, меня чуть было не хватил инфаркт. Благо, что понимание ситуации пришло очень быстро.

— Запрашиваю статус объекта.

— Объект полностью законсервирован и находится в неактивном состоянии. Начать расконсервацию?

— Да.

— Выполняю запуск основных источников питания… выполняю тест энергетических систем… выполняю запуск главного информационного сервера…

Где-то у меня под ногами послышалось басовитое гудение. Затем по залу пронесся многоголосый писк включающихся устройств. Вспыхнули осветительные панели.

— Тест периметра… имеются повреждения главного входа… защита включена. Тест внутренней охранной системы… имеются повреждения… защита включена. Тест основного объекта… требуется диагностика. Тест систем связи… все системы работают в штатном режиме. Тест системы наблюдения… система работает в штатном режиме. Тест главного информационного сервера… тест главного информационного сервера… тест глав… хрр… сер… хрр… хрррррр…

— Ну, блин, приехали, — я со злостью пнул ближайший стол. — Конечно же, сразу все сломалось, едрена вошь. Выключись уже!

— Хрррррр…

— Твою мать.

Хрипение в конце концов стихло, но голос так больше и не вернулся. В моем распоряжении остался включенный объект, но никаких подсказок по его использованию.

— Типа, да здравствует великий брутфорс, чтоб он сдох…

К сожалению, назвать меня хакером было нельзя, так что весь процесс свелся к тому, что я просто устроился за самым солидным дисплеем и принялся осторожно тыкать по ярлычкам высветившихся там программ.

Сначала мне удалось добраться до какого-то пасьянса. Затем — до папки с порнографией. После этого настал черед серьезных утилит и на обзорных панелях появились картинки с камер наблюдения.

В окрестностях все оставалось без изменений. Стояла на своих местах техника, дымился покореженный бронетранспортер, валялись трупы ящериц. Оставшиеся в живых молохи осторожно шастали по площади, иногда подходя ко входу в бункер и рассматривая стоявший рядом с ним танк.

— Как потом отсюда выходить, вот в чем вопрос…

Отвернувшись от когтистых мутантов, я продолжил работу, в конце концов добравшись до плана сооружения.

На поверку весь комплекс оказался чрезвычайно маленьким и жалким. Командный центр, отсек охраны, расположенный этажом ниже технический блок, а рядом со всем этим — массивная шахта, в которой притаился вожделенный заряд.

Наверное, бункер изначально создавался для одной-единственной цели и был способен выпустить одну-единственную ракету.

— Как же тебя включить-то…

Прерывая мои мысли, под сводами зала разнесся ликующий вопль питомца:

— Хосяин, я нашел лекахстфо!

Мне пришлось на время отвлечься от экрана и смерить неодобрительным взором зависшего рядом с каким-то белым шкафчиком таракана.

— Ты опешал! Опещал!

Осознав, что Эдик добрался до местного эквивалента аптечки, я лишь ругнулся и снова вернулся к работе. За спиной тотчас же послышался треск вперемешку с гневным пыхтением — шестиног, добившись моего молчаливого согласия, взялся ломать крепкий пластик.

Следующим значительным успехом стал выход на местные охранные системы. Добравшись до управляющей программы, я тщательно выключил каждую из оставшихся турелей, а потом разблокировал все внутренние двери.

Вслед за этим доступные команды закончились. На соседних терминалах тоже не нашлось ничего интересного.

— Ну что, придется идти вниз… волосатый, ты там где?

Питомец обнаружился неподалеку от разграбленного ящика. Таракан неопрятной тушкой валялся рядом с несколькими опустошенными ампулами, вяло шевелил лапками и выглядел как волосатая медуза, волею судеб выброшенная на берег.

— Спирт, морфий, инсулин, кофеин, димедрол… ты что, придурок, все подряд жрал?

В ответ на мое возмущение Эдик испустил слабый стон, а затем нехотя дернул усом:

— Остафь меня, хосяин, я ф пещали…

— Ты в зюзю, а не в печали. Вставай, нужно дальше турели ломать.

— Стесь слишком мноко тхаконоф… ити, мы пхикхоем тыл…

Проклиная ступившего на кривую дорожку пета, я забрал пропуск, дошел до лифта, успешно вызвал его и спустился этажом ниже. После чего оказался в темном помещении — прямо напротив большой черной турели.

— Еще раз дерьмо.

К счастью, отданные только что распоряжения продолжали действовать — механизм всем своим видом внушал ужас, но оставался полностью неподвижным.

Слегка успокоившись по этому поводу, я достал мачете и приготовился к чертовой матери раскурочить опасный агрегат, но затем увидел выскочившее в логе сообщение и остановился.

[Внимание! Кремлевская таблетка прекратила свое действие.

Вам повезло! Гениальное изобретение русских ученых навсегда оставило свой след в вашем организме.

Эффекты:

— выносливость: +1.]

Прочитанные строчки заметно улучшили мое настроение. Несмотря на имевшиеся игровые проблемы, Следопыт постепенно рос, развивался и становился все более солидным. Лишние десять делений в полоске жизни, лишний процент в резистах — к месту была каждая из этих мелочей.

Особенно порадовал тот факт, что уровень радиационного резиста наконец-то достиг девяноста пяти процентов — теперь для получения абсолютного иммунитета мне достаточно было выпить самую обычную грибную настойку. Жаль, конечно, что «бесконтролка» плевать хотела на такие вещи, но квестовая локация располагалась в четвертой зоне, а там подобный бонус являлся чуть ли не обязательным для комфортного существования.

— Живем…

Находясь в приподнятом расположении духа, я сломал турель, а затем принялся возиться с местными терминалами.

— Система запуска работает в штатном режиме, — спустя какое-то время порадовал меня приятный женский голос. — Цель утверждена. Координаты цели…

— Нет-нет-нет!

Опасаясь что ракета улетит к черту на кулички прямо сейчас, я бросился искать нужные строчки среди отображавшихся на экране характеристик, а потом закопался в ИММК, вспоминая, где именно находится Рэд Лайк Сити.

— Дерьмо!

Благо, что старт так никто и не объявил.

Минут через пять мне удалось вписать в полетное задание новые координаты и вздохнуть более-менее спокойно — теперь ядерный заряд должен был поразить нужный мне объект при любых обстоятельствах. Даже в случае самопроизвольного запуска.

Разобравшись с этим моментом, я плотно засел за компьютер, повторяя уже совершенные недавно действия.

Щелкнуть по ярлыку, убедиться в бесполезности запущенной программы, открыть следующую, закрыть выскочившее порно с какой-то Серой Сашей, закрыть пасьянс, отказаться от заманчивого предложения недорого увеличить пенис, ткнуть по следующему значку…

Таблица предполетной подготовки открылась как-то неожиданно — сразу после сообщения о том, что я стал счастливым обладателем выигрышного билета и отныне являюсь долларовым миллионером.

Надо сказать, что по сравнению с предыдущими окошками вид этой программы оказался довольно унылым.

— Так…

Никаких излишних сложностей в интерфейсе не нашлось. Достаточно было всего лишь ткнуть в большую красную кнопку с надписью «Test» — и система запустилась.

[Проверка подключения к глобальной сети координат… статус зеленый.]

[Проверка вспомогательных элементов шахты… статус зеленый.]

[Проверка полетного задания… статус зеленый.]

[Проверка комплектации ракеты… статус зеленый.]

[Проверка уровня доступа пользователя… статус зеленый.]

[Проверка узлов ракеты… статус зеленый.]

[Проверка программного обеспечения ракеты… неисправность основного контролирующего сервера… подключение резервного контролирующего сервера… проверка программного обеспечения ракеты… прогресс проверки: 0 %… ожидаемое время проверки: 14 дней 01 час 28 минут… прогресс проверки: 0 %… ожидаемое время…]

— Да вы издеваетесь, — пробормотал я, отворачиваясь от бесконечно повторявшихся на экране строчек. — Сколько тянуть-то можно? Там неделя, здесь две недели. Когда этот гребаный квест станет реально доступным?!

Чисто теоретически, дождаться окончания проверки не составляло особых проблем — в «Альтернативе» сон по-прежнему являлся мощным средством для уничтожения времени. Но попусту терять четырнадцать дней…

В углу помещения раздался скрежет, сверху с грохотом упала закрывавшая вентиляционный тоннель решетка, а затем на нее приземлился Эдик — пыльный, вялый, но преисполненный решимости во что бы то ни стало найти своего хозяина.

Жаль только, что вид окончательно опустившегося питомца не доставил мне ни малейшего удовольствия.

— Что, всех драконов победил?

— Та, — шестиног запутался в конечностях и снова шлепнулся на пол. — Пхишел помощь.

Я язвительно усмехнулся:

— Спасибо. Может, ты знаешь как ускорить процесс проверки чертовой ракеты? Или расскажешь, как с пользой провести в этой дыре две недели?

Таракан осторожно поднялся в воздух, с трудом долетел до моего места, после чего неуклюже приземлился рядом с монитором и уставился на него остекленевшим взором.

— А сащем щтать стесь?

— Что, предлагаешь еще один вояж совершить? Хрен там.

— Мощно фсять похтатифный пульт. Фот тут…

— Куда полез… стой! Стой, твою мать!

Не слушая моих воплей, питомец дотянулся до каких-то кнопок на боковой поверхности дисплея, ткнул в них огромным когтем — и передняя панель устройства выдвинулась вперед, приобретя вид странного громоздкого ноутбука. Или планшета.

— Э…

— Нато всять это с сопой, — пояснил Эдик. — Потом саконщится пховехка и мощно путет стелать пух.

— Охренеть… это у тебя интеллект, что ли, так работает?

— Нет, — таракан протестующе выставил в мою сторону клешню. — Мне помокает Тщо.

— Кто помогает?

— Тщо! — Шестиног энергично ткнул лапой куда-то по направлению к лифту. — Он снает фсе!

Я, чувствуя себя полным идиотом, тоже покосился на лифт. Само собой, там никого не обнаружилось.

— Замнем для ясности…

Отстыкованный «планшет» оказался громоздким и тяжелым, но, судя по всему, действительно позволял осуществлять дистанционное управление ракетой.

[Автономный модуль объекта 71. Качество: специальное.]

[Многофункциональный модуль, созданный компанией «Bitten Pear».

Передовая разработка, выполненная по специальному заказу армии Соединенных Штатов Америки. Уникальная, неповторимая и прекрасная.

Подключается исключительно к родительскому аппарату, не имеет внешних интерфейсов, запрограммирована выполнять одну функцию.

Владелец обязан испытывать перманентную гордость.]

— Что-то мне это напоминает…

Несмотря на солидные габариты, устройство спокойно поместилось в хранилище — после встречи с косолапым там оставалось даже слишком много места. Я аккуратно засунул прибор в самую крайнюю ячейку, свернул инвентарь… после чего крепко задумался.

Если верить всему увиденному и услышанному, то из бункера можно было сваливать хоть сейчас. Но как? Эвакуационных тоннелей конструкция не предусматривала, выбираться через главный вход было опасно из-за тусовавшихся поблизости молохов, а иначе…

— А иначе тупо никак, — резюмировал я, медленно бродя по комнате. — Хрень.

В поисках решения мы вместе с Эдиком поднялись на верхний этаж, где смогли насладиться видом разгуливавших по базе ящериц.

Ситуация становилась все печальнее. Новых путей отхода не обнаруживалось, антирадиационных препаратов в разграбленной тараканом аптечке тоже не нашлось, повторение фокуса с танком можно было приравнять к обычному самоубийству…

— Блин. Идем поищем ништяки, что ли. Вперед!

К моему искреннему разочарованию, судьба окончательно отвернулась от Следопыта, решив показать ему вместо ангельского личика огромную морщинистую задницу. Если не считать всего связанного с ракетой, то бункер оказался чуть ли не стерилен. И сожранные Эдиком вещества были здесь единственным вменяемым лутом.

Поняв это, я плюхнулся в кресло, уставился на сообщавший о смене координат текст и крепко задумался.

Решения не существовало.

— Вот дерьмо.

Отчаявшись поймать хоть одну толковую мысль, я еще раз перечитал все написанное на экране, а затем пожал плечами и открыл форум — раз уж вменяемых занятий в бункере не имелось, грех было не поинтересоваться тем местом, в которое ракета оказалась направлена изначально.

К моему удивлению, в ответ на поисковый запрос высветилась не какая-то определенная точка, а целая тема. Причем довольно популярная.

[Ребята, знает кто-нибудь локацию «Илистое озеро»?]

[Дом, что ли, ищешь, ракообразное?]

[Таких локаций по всей игре навалом, ныряй в любую.]

[Да вы не поняли. Это какой-то город. Или поселок. Что-то, что находится в четвертой зоне.]

[Жесткие нынче крабы пошли. Седьмой уровень, а уже в «четверку» лезет. Респект таким крабам.]

[Лучше бы в бесконтрольную сразу шел.]

[Люди, я серьезно. Зачем троллите? У меня видение было с этим названием. Наверное, квест какой-то.]

[Нежный и ранимый краб.]

[Еще один с глюками пообщался. Признавайся, мутаген сожрал?]

[Да.]

[Надо же. В кои-то годы ключ от глобального события достался нубу. И не просто нубу, а фееричному лошаре, слившему в сеть название локации. Айда на рефреш, пацаны!]

[Раньше тоже подобные темы были — и ничего. Нефиг рефлексировать.]

[Раньше никто локу не светил.]

[Думаю, скоро туда все топы кинутся.]

[С чего вдруг, мой членистоногий друг? Топы — последние, кому нужна перезагрузка.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Топы туда на защиту отправятся, я думаю. Закроют к чертям весь периметр, да и все.]

[Это если координаты найдутся.]

[Само собой, найдутся. Всегда есть какой-нибудь сольник, которому охота подпалить всем пятые точки.]

[Тут живые есть? Координаты отловил. Кому нужны?]

Я нецензурно выругался — в появившемся вслед за этим постом комментарии были те же самые цифры, что и на дисплее. Дикое совпадение, благодаря которому мне совершенно чудесным образом удалось узнать о существовании конкурирующей линии квеста на перезагрузку игры.

Сообщение было датировано позавчерашним днем, значит действовать требовалось как можно быстрее. Но, учитывая идущую проверку состояния ракеты, прямо сейчас сделать я ничего не мог. Вообще ничего.

— Как же меня все это задолбало…

[Спасибо, друг. Пошел на разведку.]

[Ну как, сходил? Меня еще на подходах вынесли.]

[Там вообще жесть какая-то творится. Я столько вертолетов за раз еще не видел. Штук двадцать, наверное. А еще танки, зенитки… все есть.]

[Нифига себе кланы подсуетились.]

[Я вообще в шоке. Это гребаное село сейчас защищено лучше Изумрудного.]

[Ржу. Игра хочет перезагрузку, но топы явно против.]

[Чувствую, там народ скоро на реактивной тяге передвигаться начнет!]

На душе стало чуть-чуть легче. Да, «Альтернатива» всеми силами старалась перезагрузиться, но ее обитатели оказались резко против и, судя по всему, готовились изо всех сил защищать обнаруженную локацию. Значит, у нас с питомцем по-прежнему имелся шанс до конца выполнить задуманное.

— Вот тогда у народа действительно полыхнет… Ах ты ж… Твою мать!

Еще раз прочитав строчки, посвященные летавшим на реактивной тяге незадачливым крабам, я от души хлопнул себя по лбу.

Судя по не самым маленьким размерам шахты, в ее конструкции вполне могло найтись место для газоотводных систем. Причем, если сама шахта располагалась буквально за стеной и уходить через нее не имело никакого смысла, то такие вот дырки…

Осознав возникшие перспективы, я вскочил с кресла и бросился к дверям, но тут же вспомнил о пропуске. Пришлось вернуться. Пальцы схватили утопленный в считывателе прямоугольник, потащили его…

— Внимание. Идет проверка основных программных модулей. Вы уверены, что хотите прервать проверку?

— Да чтоб тебя!

К тому, что местная система управления захочет отобрать карточку покойного генерала, я оказался не готов. Конечно, в теории можно было дождаться окончания теста, можно было вернуться сюда спустя какое-то время… вот только разум упорно подсказывал, что проститься с ключом мне придется навсегда.

— Вот ведь…

Спустя несколько минут мы с Эдиком прошли через систему шлюзов и оказались в святая святых бункера.

Мои радужные мечты оказались слегка подпорчены — лишнего пространства возле ракеты практически не имелось, так что попытка как следует рассмотреть шахту с треском провалилась. Но забраться под сопло мне все-таки удалось. Более того, я даже нашел довольно внушительную дыру в центральной части пола.

Возможно — тот самый газоотвод.

— Вперед, бро, на разведку.

На сей раз таракан не стал качать права и послушно выполнил приказ, мгновенно скрывшись в темной кишке. Правда, минут через пять он уже вернулся обратно, всем своим видом выражая горькое сожаление:

— Там песопасно. Но закхыт фыхот. Не пхойти.

К счастью, бункер все еще оставался под полным моим контролем и, раз уж мне удалось выключить здесь даже защитную систему, то задача по разблокированию крышки газоотводного канала не должна была стать камнем преткновения.

Так и вышло. Час спустя, заново прошерстив расположенные на верхнем этаже компьютеры, я наткнулся на схему, где был отображен чертов проход. И, щелкнув курсором по наружному люку, добился его открытия.

— Идем.

Побег удалось осуществить на удивление просто.

Канал вывел нас с Эдиком в небольшой бетонный котлован, расположенный сразу за периметром плаца. Молохи бродили чуть в стороне, других угроз не было, так что мы беспрепятственно выползли за пределы базы и, перебравшись через гребень ближайшего пригорка, оказались в относительной безопасности.

Оставалось лишь вернуться в пределы нормальных, «номерных», зон.

— Так, бро. Идешь вперед. На ягоды не отвлекаешься. За радиацией следишь. Никого не агришь и ни на кого не нападаешь…

— Этик напатет. И упьет фсех!

— Нет, не нападешь. Будешь вести себя тише воды…

— Напату! Путу сащищать хосяина!

— Твою мать. Нельзя ни на кого нападать, это приказ, ясно?

Шестиног на мгновение задумался, а потом отрицательно махнул усами:

— Нет. Нато фсех унищтощить. Фопхос песопасности.

— Приказ. Нельзя.

— Мощно. Но, если хосяин таст лекахстфо…

Я, не веря своим ушам, уставился на охамевшее насекомое.

— Ты что, краб волосатый, меня шантажировать вздумал? Вообще берега попутал?

— Какой шантащ, хосяин, — Эдик протестующе зашипел и махнул клешней. — Лекахстфо помощет мне сапыть о сащите хосяина и пхикас путет фыполнен. Инаще сов толка окащется слишком силен.

— Зов долга, говоришь, мелочь пузатая? Да тебе сейчас такой зов будет, что…

Неожиданно пришедшая в голову мысль заставила меня прерваться на полуслове. Я чуть подумал, хмыкнул, а затем продолжил уже совсем другим тоном:

— Друг, ситуация сложная. Прямо сейчас мы тебе лекарство не найдем. Но вот когда выберемся из «бесконтролки», то первое, что сделаем — это достанем что-нибудь ядреное. Договорились? А пока что веди себя хорошо и топай на разведку.

— Токофохились, — таракан радостно встопорщил шерсть и тут же отправился вперед.

Я, покачав головой, двинулся вслед за ним.

Идти по уже знакомому маршруту оказалось гораздо проще, чем размечать его с нуля. Да, нам по-прежнему приходилось высматривать болтавшихся по округе монстров, но все остальные проблемы оставались где-то далеко в стороне. Мы просто огибали радиоактивные и ядовитые зоны, старались не подходить к кустам ежемалины, а в итоге двигались вперед чуть ли не с обычной скоростью гуляющего по городу пешехода.

Появилось и осталось за спиной пропитанное радиацией шоссе, началось облюбованное шмелями редколесье…

Затем до моих ушей донесся характерный стрекот.

— Прячься. Прячься, мать твою!

Не дожидаясь пока Эдик сообразит куда-нибудь заползти, я дернулся в сторону ближайшего дуба, прижался к траве, после чего замер, желая стать совершенно незаметным.

Вертолет летел очень медленно и низко, буквально скользя над самыми верхушками деревьев. Время от времени он ненадолго замирал и поворачивался из стороны в сторону, потом опять ускорялся, снова начинал выписывать петли…

Его пилот явно кого-то искал. И паранойя немедленно подсказала мне, кого именно.

— Вот козлы…

К счастью, на этот раз нам удалось остаться незамеченными. Но шутки закончились — я не мог позволить себе оставаться посреди бесконтрольной зоны рядом с долбаными черными стрекозами.

— Ходу, волосатый, ходу!

Минут через десять ситуация повторилась. А я задумался о том, что именно ждет нас у границы.

Если охотники за головами действительно меня искали, то самым правильным действием с их стороны было взятие под контроль того участок леса, где я раздолбал украденную «вертушку». Это как минимум. Если же им хватило мозгов сопоставить место крушения и недавний обстрел еще одной машины, а также провести между ним прямую линию…

Подождав, пока враги снова улетят вдаль, я резко сменил направление движения, отправившись на север.

Там были совершенно неизвестные мне территории, но там Следопыта вряд ли кто-нибудь искал.

— Следи за всем, бро, следи за всем…

Время шло.

Вертолет продолжал летать над головой, заставляя меня откладывать все новые и новые кучки кирпичей. Незаметно, но очень быстро повысился уровень радиационного заражения. Напрочь исчезли шмели, зато далеко впереди показались силуэты двух медведей.

Происходившие вокруг изменения нравились мне все меньше и меньше.

— Нафиг, сворачиваем…

Спустя еще сорок минут мы выбрались на край маленькой лужайки, сделали несколько шагов по изумрудной траве — и упорно горевший на браслете красный огонек сменился успокаивающим зеленым.

У меня со спины как будто свалился железнодорожный вагон, груженый отборным ураном. Знать, что любая смерть — это всего лишь крохотная неприятность, ничем не грозящая персонажу… божественно.

— Хосяин, поха итти са лекахстфом!

— А вот хрен тебе, — я с наслаждением растянулся на земле и, закинув руки за голову, принялся рассматривать облака. — Хрен тебе по всему твоему наглому щетинистому рылу.

— Как это ххен?!

— А вот так. С шантажистами переговоров не ведем.

— А лекахстфо? Не путет лекахстфа?

Скосив глаза на ошеломленного питомца, я решил сменить гнев на милость:

— Будет. Если ты начнешь вести себя хорошо. А если продолжишь выпендриваться, то хрен.

Таракан умолк и растерянно уселся на задницу, печально поникнув усами.

— Ххен…

— Расслабься. Лучше изучи местность, вдруг ягоды найдешь.

Эдик неохотно поднялся в воздух, крутанулся на одном месте, а затем спустился обратно.

— Там помщи.

— Кто?

— Помщи.

Мне пришлось как следует напрячь мозги, чтобы догадаться, о чем именно говорит пет.

— Бомжи? Какие еще бомжи?!

— Лесные.

Ощутив прилив острого любопытства, я встал на ноги.

По ту сторону прогалины действительно обнаружилась разумная жизнь — среди деревьев просматривалась группа из пяти человек, неспешно топавших по направлению к нам.

Выглядели они немного не так, как мои обычные противники.

— Привет, друг! — Заметив меня, один из игроков махнул рукой. — Мы с миром!

Я неуверенно улыбнулся и помахал в ответ. После чего двинулся вперед, на всякий случай отходя как можно дальше от края «бесконтролки».

— Хай, — выбравшаяся на поляну девушка дружелюбно мне кивнула, а затем повернулась к спутникам: — Отличное местечко, можно тут перекусить.

— Ништяк. Друг, ты с нами?

— Наверное, — я с легкой настороженностью проследил за тем, как чрезвычайно похожие на классических хиппи ребята сбрасывают на землю рюкзаки и осматриваются в поисках веток для костра. — А вы что здесь вообще делаете?

— Отдыхаем от мира, бро.

— Это помщи, хосяин!

— Ой, — вторая девушка, увидев выглянувшего из травы шестинога, отшатнулась, потеряла равновесие и приземлилась на пятую точку. — Кто это?!

— Мой питомец. Он безобидный. Эдик, иди сюда.

— Хрена себе безобидный, — один из парней покачал головой, рассматривая огромные тараканьи когти. — Жесть.

— Пушистый. И прикольный.

— Как, ты сказал, его зовут? Эдик?

— Ага, Эдик, — первым заметивший меня игрок весело фыркнул. — Но ему больше подходит «Эдди». «Эдди Крюгер», типа.

— Точняк!

Наблюдая за столпившимися возле пета игроками, я немного расслабился. А сам он так и вовсе оттаял душой.

— Мне нущно лекахстфо…

— Не слушайте этого волосатого, он ягод наелся и у него теперь ломка.

— Ломка? — Девушка с ником «Марья Ивановна» загадочно улыбнулась. — Брызгун, доставай…

Через пару минут из ближайшего рюкзака показался какой-то хитрый агрегат, затем сплетение тонких шлангов, приятно пахнущий мешочек с травами…

Над поляной потянулся густой сладковатый дымок.

— Держи, когтистый, — Брызгун вручил нервно порхавшему возле него Эдику длинную трубку. — Наслаждайся.

— Лекахстфо?

— Оно самое, брат, оно самое…

Питомец вцепился в пластик, присосался к нему, надулся, словно огромный воздушный шар…

— Да, ты знаешь толк, — хмыкнула Марья. — Хоть передышку сделай.

— Потом, — невнятно просипел таракан, стараясь втянуть в себя как можно больше дыма. — Кха… кха…

— Зацепило, похоже.

Минуту спустя Эдик все-таки бросил трубку, затем очень медленно опустился на землю, погладил себя лапкой по упитанному животику и задумчиво произнес:

— Есть хощу…

Раздались смешки, кто-то протянул шестиногу кусочек сыра. А потом самый молчаливый из группы неожиданно оторвал взгляд от своего браслета, уставился на меня и произнес:

— Я проверил. Это тот самый Следопыт. Он убивает людей в бесконтрольной зоне, а потом грабит их.

— В смысле? — Девушка, чесавшая Эдику спинку, выпрямилась и удивленно посмотрела на товарища. — Ты о чем?

Кто открыл огонь, я даже не понял. Неподалеку просто раздались выстрелы, мир затопила красноватая дымка, тело почувствовало боль…

Наступила тьма, разгоняемая лишь цифрами обратного отсчета.

Глава 13

Мне очень хотелось кого-нибудь убить. Убить цинично и жестоко, невзирая на мольбы о пощаде и прочие наивные глупости. Но в пределах досягаемости находился только притаившийся в своем загончике Эдик, а вымещать злость на нем было как-то…

— Хосяин, ты опещал лекахстфо!

Некоторое время я пристально рассматривал шестинога, думая о том, какой конкретно смерти его предать. Затем все же пересилил себя и отвернулся.

По большому счету, ничего страшного со мной не произошло — персонажу в любом случае требовалось на время покинуть этот мир, чтобы затем спокойно воскреснуть на базе и как следует отдохнуть там от совершенного путешествия. К тому же, промежуточная цель оказалась выполнена, управляющий модуль валялся в инвентаре, я получил несколько плюшек, уровень…

Вот только настроение один фиг было ни к черту.

— Гнусный пассив… утопил бы в сортире козла…

Как ни крути, а обнуленный поляк своей вендеттой умудрился здорово подпортить мне жизнь. Если раньше за Следопытом гонялись только «детишки», то теперь… судя по последним событиям, я стал для «Альтернативы» чуть ли не квинтэссенцией Мирового Зла.

Впрочем, сегодня мое негодование оказалось нацелено не только на обидчивого пана — его-то как раз вполне можно было понять. А вот гонявшиеся за мной продажные сволочи, радостные доносчики, жирные тролли и готовые верить чему угодно наивные дятлы вызывали в душе исключительно негативные эмоции.

— Только перезагрузка, только хардкор!

Произнеся эти слова, я испустил тихий зловещий смешок и на пару минут почувствовал себя заметно лучше.

Судя по тем обрывкам информации, которые имелись в моем распоряжении, больше всего от рестарта должны были пострадать топовые кланы. А поскольку большинство из них принимали самое активное участие в травле, то эта мысль наполняла мое сердце искренней радостью.

Оставалось всего ничего — устроить ту самую перезагрузку.

Почувствовав приближение новой волны депрессии, я вытащил добытый модуль и бездумно уставился на цифры, обозначавшие время до окончания проверки.

— Тринадцать дней и тринадцать… не понял?

С того момента, когда мы с Эдиком покинули бункер, прошел довольно большой срок — часов шесть как минимум. Но время ожидания сократилось не меньше чем на двенадцать.

— Не понял…

Следующие полчаса я пристально изучал пляшущие на экране символы и в конце концов дождался-таки объяснения.

[…подключение основного контролирующего сервера… основной контролирующий сервер неисправен… подключение резервного контролирующего сервера…]

Сразу после того как передо мной проскользнули эти строчки, цифры таймера резко изменилось. Все выглядело так, словно главный сервер подключился к процессу, отработал несколько секунд в полную силу, успел что-то протестировать, а затем опять сдох.

Возможно, дело было в косячной системе охлаждения или каком-нибудь глюке местной оперативки.

— Так, — я вскочил на ноги, переполняемый энергией. — Бро, готовься!

— Лекахстфо?

Вопрос остался без ответа — мне снова было не до тараканьих проблем. Требовалось в срочном порядке провернуть еще уйму дел — набрать несколько лишних уровней, оторваться от слежки, разведать обстановку вокруг Рэд Лайк Сити, продумать план дальнейших действий, найти грибную настойку…

— С этого и начнем.

Выбравшись на аукцион, я без проблем купил три склянки с мерзкой эссенцией, затем увидел страдающие глаза питомца и взял еще одну.

— Держи.

— Спасипо! Спасипо, люпимый хосяин!

Похоже, Эдику было уже совершенно все равно, что пить. Во всяком случае, вонявшую плесенью жидкость он высосал с откровенным наслаждением.

— Нато еще.

— Потом, — я отмахнулся от питомца и стал прикидывать, куда именно выгоднее всего отправиться за опытом.

Совсем неподалеку находилось заселенное аллигаторами болото, но дойти до него было достаточно проблематично. Рядом с Изумрудным не имелось ничего подобного, Силикон-сити тоже мог предоставить в мое распоряжение исключительно нуболокации.

— Снова прыгать наудачу… а не хотелось бы.

Проведя минут пять в тяжких раздумьях, я включил голову, обратился за помощью к форуму и тут же узнал о нескольких весьма популярных местах, используемых игроками сороковых-пятидесятых уровней для усиленной прокачки.

К сожалению, выбор оказался не слишком велик — в «Альтернативе» плотность мобов изначально была чрезвычайно низкой по сравнению с другими играми, так что список ограничивался лишь семью локациями.

И все эти лакомые кусочки оказались поделены между кланами.

[Беспредел, я считаю. Кто дал им право захватывать локу? Игра должна быть свободна для всех!]

[В игре культивируется анархия, бро. А в океане анархии обязательно найдутся островки спокойствия и порядка, куда просто нельзя пускать всяких раков.]

[Чего ты переживаешь. На карте хватает нормальных мест. Просто там или монстры неудобные, или с логистикой полный швах, или рядом какие-нибудь сволочи окопались. А здесь — рай. А в рай, как известно, не пускают всех подряд.]

[Короче, преклони колени свои, вознеси жаркую мольбу, одари хранителей этих благословенных оазисов ценными дарами… и тогда тебе позволят совершить все это еще раз.]

[Как в церкви, точняк.]

[Церковь не трожь, немытое быдло!]

[О, как показательно. Помню, однажды в храм зашел. Стою, любуюсь росписью, на душе заметно приятнее стало. А потом какая-то бабка со шваброй начала меня стыдить — мол, встал не там, одет не так, еще что-то. Плюнул и ушел.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Все верно. Каждая религия априори несет в себе только свет и добро. Но люди даже это способны превратить в дерьмо своим фанатизмом и своей жадностью.]

[Не надо так. У нас в городе, например, батюшка буквально себя не щадит ради паствы, аж с голоду пухнет. Уже так распух, что в двери храма с трудом проходит.]

[Че за унылую хрень вы тут несете?! Где качаться-то?!]

[К Мертвому озеру иди.]

[Почему всех к этому озеру отправляют?]

[Так это же самая опасная локация третьей зоны. Там все параметры буквально на грани — еще чуть-чуть и будет четвертая.]

[Там красиво. Пейзаж отличный.]

[Качаться-то где?]

[Да отстань ты, креветка ощипанная. Вон, в Город Енотов топай, на зомби поохоться.]

[Это еще эпичнее Мертвого озера!]

[Попробуй по третьей зоне попрыгать. Вдруг найдешь чего.]

— Город Енотов…

Наткнувшись на упоминание об уже знакомом поселении, я вызвал карту и надолго завис, прикидывая все «за» и «против».

С одной стороны, обнаруженные мной в бесконтрольной зоне гули наверняка являлись весьма серьезными противниками — не зря же смельчаков, желавших отправиться к ним в гости, можно было сосчитать по пальцам трех-четырех рук. Но у меня в инвентаре до сих пор лежала плазменная энергоячейка, с помощью которой чистка всевозможных замкнутых локаций становилась весьма простым и ненапряжным делом.

— Блин…

Положение несколько осложнялось тем, что имевшийся в моем распоряжении план местности показывал только самый верхний уровень облюбованных зомбаками подземелий — то ли остальную информацию нужно было приобретать за отдельные деньги, то ли глубже никто из исследователей попросту не забирался.

Тем не менее, шансы на успех у меня однозначно имелись.

Потратив еще минут десять, я выяснил что входы в нужную локацию располагались сразу в нескольких местах Города Енотов и держались под неусыпной охраной. А для того чтобы спуститься под землю, требовалось получить разрешение местных чиновников.

Не самое простое дело, но и не самое сложное — особенно, если учитывать уже накопленный опыт.

— Значит, решено.

Сборы оказались недолгими. Я выспался и как следует перекусил, сняв тем самым накопившиеся дебафы, убрал из инвентаря оставшийся без патронов автомат, а затем велел питомцу в очередной раз воспользоваться своими убийственными талантами.

Следующее воскрешение произошло в Изумрудном.

Каких-то важных дел у нас здесь не было, становиться объектом всеобщего интереса мне не хотелось, поэтому мы с Эдиком сразу же направились в сторону автобусной станции.

Впрочем, попасть туда нам удалось далеко не сразу.

— Хосяин, пахикмахех! Ты кофохил, щто мне нущна стхищка!

— Какой еще, нафиг, парикмахер? Идем на вокзал.

— Хощу стхищку, — таракан, не слушая меня, устремился к дверям небольшого, но явно пафосного заведения. — Фитишь? Тут телают кхасифо!

Я неприязненно покосился на вывеску и находившийся рядом с ней прайс-лист.

[Барбер-шоп «Лазурный краб».]

[Стрижка для незрелых мальчиков: 1 кредит.

Стрижка для настоящих мужчин: 150 кредитов.]

— Хощу, — видя мое сомнение, таракан плотно обвил когтями дверную ручку, а затем еще и приник к ней всем своим мохнатым телом. — Хощу!

— Здесь только для крабов, — я ухватил пета за задние лапы и попробовал оттащить от вожделенного входа. — Хорош, блин.

— Я — кхап!

— Знаю. Еще какой. Но нам нужно идти дальше…

Дверь неожиданно открылась и перед нами оказался напомаженно-жеманный представитель мужской половины человечества. Кажется, именно мужской.

Правильно оценив сложившуюся ситуацию, непись одарил Эдика широкой улыбкой, а потом с легким укором взглянул в мою сторону.

— Приветствую вас, господин Следопыт. Неужели вы не хотите порадовать вашего чудесного питомца? Добавить в его облик подобающую утонченность?

— Не очень… — Я попробовал перехватиться за толстое тельце, но добился лишь того, что коварный шестиног воспользовался удобным моментом для освобождения своих конечностей. — Ах, ты…

— Вы же почетный гражданин города, — собеседник воспринял мои действия с явным осуждением. — Вам не пристало ходить по улицам в компании нестриженого питомца. Что скажет мэр? Или Фиона? Учтите также, что наше заведение готово сделать ради вашего несчастного спутника серьезную скидку.

— Он не несчастный, он охамевший…

— Хосяин, скитка!

— Подумайте о репутационной выгоде.

— Пощалуйста!

— Да чтоб вас, — я отпустил тараканью задницу и сплюнул на мостовую. — Хрен с ним. И почем же стрижка для этого гада?

— Всего сто кредитов, господин Следопыт!

Поскольку деньги у меня еще не закончились, уже спустя несколько минут Эдик устроился в удобном, но великоватом для него кресле. Кого-то еще в заведении не обнаружилось — местным парикмахером оказался тот самый хлыщ, который и развел меня на деньги.

— Возьмите визитку, уважаемый, — в мою ладонь ткнулся изящный прямоугольник. — На все следующие посещения будет скидка. Мы ценим постоянных клиентов.

Я осторожно взглянул на карточку.

[Педро Гомес. Мастер-брадобрей. Изысканные стрижки, тонкое бритье, спонтанная пластика лиц.]

— Спасибо…

— Всегда рад помочь, господин Следопыт. Не желаете ли смузи с привкусом черной малины?

— Нет, спасибо… Педро. Займитесь этой волосатой сволочью.

Брадобрей кивнул, выхватил откуда-то из-за пояса огромную сверкающую бритву и занес ее над питомцем:

— Поведайте же мне, как вас подстричь?

— Кхасифо?

— О, понятия красоты столь расплывчаты! Кем вы себя видите, уважаемый Эдик? В кого вас превратить? В страстного молодого жиголо или сурового маскулинного лесоруба? Томного представителя богемы или развратного хипстера?

Таракан нервно дернул усом и постарался отодвинуться от приблизившегося к нежному брюшку лезвия.

— А мощно я пойту? Хосяин? Тафай пойтем тальше…

— Сидеть! Подстригите его так, чтобы он стал выглядеть более опасным. Хищным.

— Отличный выбор, господин Следопыт!

Наблюдение за процессом неожиданно меня увлекло. Педро оказался мастером своего дела — он искусно уворачивался от когтей изрядно нервничавшего питомца, виртуозно размахивал своей бритвой, то и дело менял какие-то кисточки, расчески, ножницы…

Десять минут спустя передо мной оказался совершенно другой Эдик. На спине шестинога появился солидный панковский гребень, точно такие же гребешки украсили вооруженные клешнями конечности, а толстое пузо покрылось зловещим узором — сложным, асимметричным и оттого весьма пугающим.

— Блин, Педро, а ты реально крут.

— Спасибо, господин Следопыт. Может быть, вам тоже стоит сменить образ? Например, можно сделать из вас томного пи…

— Нет-нет, спасибо, нам уже пора!

Снова оказавшись на улице, Эдик несколько раз сменил цвет с серого на розовый и обратно, а потом недовольно что-то прошипел и перекрасился в темно-бордовый.

— Я путу фнушать ущас!

— Пошли уже, чудище…

Окончательно завершив смену тараканьего имиджа, мы вернулись к своей первоначальной цели и направились в сторону местной автостанции. Через какое-то время вслед за нами увязался очередной любопытствующий игрок, но я отнесся к этому философски — уходить в «бесконтролку» мы с питомцем не собирались, а сотворить что-нибудь серьезное на территории номерных зон враги попросту не могли.

Так что от их слежки нам было ни горячо ни холодно.

— Хощу упить кхапа.

— Успеешь еще. Не буянь!

Само путешествие оказалось рутинным и лишенным даже намека на увлекательность — мы без проблем купили билеты, заняли места в неказистой тарахтелке, а затем я, не желая грызть халявные сухари или ругаться с очередным хромовладельцем, попросту отправил персонажа спать. Вполне нормальное поведение для такого рода поездок.

На сей раз будильник включился слишком рано — когда истекло время и мои глаза снова открылись, до места назначения оставалось еще километров десять.

Пришлось коротать время за чтением темы, посвященной ловле Следопыта.

[Похоже, он все-таки смотался в «бесконтролку». Южнее Силикона слишком уж много вертолетов шастает.]

[У нас там пилот недавно какую-то движуху засек. Говорит, летел себе, никого не трогал, а потом в него с военной базы стрелять начали. Еле смылся.]

[Ваш пилот — полный дятел, если над «бесконтролкой» летает.]

[Да ты что? Пешком надо, наверное?]

[Не слушай тролля. В БЗ только на вертолете и нужно рассекать.]

[Нет его в бесконтрольной зоне. Мы его только что на границе прикончили.]

[Раки тупые. Нельзя было подождать, пока он за грань уйдет?]

[Сам рак. Мы, в отличие от вас, не за наградой гонялись, а просто защищались.]

[Норм сделали. И не обращай внимания на местных дурачков. За этими нищебродами, пускающими слюни на польское бабло, нужно просто наблюдать. Как в цирке.]

[Сам нищеброд!]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Докладываю — он в Изумрудном.]

Я свернул окошко, покосился на дрыхнувшего питомца и задумчиво пробормотал:

— Надеюсь, никто не догадается проверить эту гребаную базу… иначе…

Город Енотов, возникший перед нами буквально через несколько минут, смотрелся довольно-таки солидно.

Небольшое и практически нетронутое войной поселение было окружено высоким бетонным забором, поверх которого сверкали толстые спирали колючей проволоки. Чуть выше виднелись черные стволы турелей, около ворот притаился самый настоящий ходок, за ним расположился пост вооруженной до зубов охраны — автоматчики, танк, два бронетранспортера…

Когда автобус проехал внутрь периметра, картинка изменились до неузнаваемости. Вокруг появились симпатичные каменные домики, буквально утопавшие в зелени — и я как будто перенесся в совершенно иной мир. Мир без взрывов, без радиации, без тревог и забот…

Затем возле нашей колымаги прошел весьма недовольный жизнью игрок, за которым резво семенил маленький синий аллигатор. Иллюзия оказалась слегка подпорчена.

— Бро, мы приехали.

Местный вокзал был расположен совсем рядом с главной площадью — такой же зеленой, цветущей и лишенной даже намека на базарные ряды или непристойные памятники.

— Блин, мне нравится это место…

Приятное ощущение сохранилось даже после того, как мы с тараканом зашли в здание администрации, где нас встретил весьма неуступчивый вахтер, долгое время наотрез отказывавшийся пропускать непрошеных посетителей к местному мэру.

В конце концов, как ни странно, сработало гражданство, полученное мной в Изумрудном и Силикон-сити. Охранник весьма скептически отнесся к нашему желанию избавить город от заполнивших канализацию монстров, но статус почетного жителя сразу двух поселений все-таки сломил его сопротивление.

— Ждите. Я узнаю у господина Джонса, готов ли он вас принять.

Как выяснилось уже совсем скоро, чиновник был вовсе не против нашего визита — когда мы заглянули к нему в гости, упитанная черная физиономия выражала только искреннее радушие.

Мэр даже не побрезговал встать мне навстречу и крепко пожать протянутую руку.

— Рад приветствовать вас в нашем городе, уважаемый Следопыт. Я так понимаю, вы хотите обрести почетное гражданство?

— Э… не совсем.

Взгляд собеседника несколько похолодел.

— Тогда зачем?

— По двум причинам, уважаемый господин Джонс. Мне нужно получить возможность возрождения в Городе Енотов, а еще я хочу заняться освобождением местных жителей от ужасов, прячущихся в подземельях. Мы сможем договориться по этому поводу?

Мэр поскучнел еще больше.

— Месячная прописка будет стоить две тысячи кредитов. А лить бензин в канализацию я вам не позволю. Использовать отравляющие вещества — тоже.

Я вспомнил, сколько денег отдал за почетное гражданство Силикон-сити, резко опечалился из-за собственной дурости, но согласно кивнул:

— Подходит. А при чем здесь бензин и яды?

— Ко мне постоянно заходят такие вот искатели приключений, — охотно разъяснил Джонс, незаметно облегчая мой кошелек на озвученную сумму. — Предлагают отравить все вокруг или вылить в стоки цистерну топлива, а затем поджечь. Но мне, знаете ли, дорог мой город.

— Ясно… а какие-то еще запреты? Мы не собирались лить туда бензин. Или яды.

— Тогда больше никаких запретов нет, — мэр равнодушно махнул рукой. — Можете идти и сражаться с гулями хоть сейчас.

Собственно, мы и пошли. Выбрались на пахнувшую цветами улицу, насладились пронзительными воплями ярко-красного попугая, заметили очередного игрока, внимательно пялившегося нам вслед… а потом свернули в небольшой тупичок и наткнулись на взвод местной стражи, охранявшей один из входов в подземелье.

— Господин Джонс разрешил…

— Нам сообщили. Ждите.

Буквально спустя минуту рядом объявился командир. Здоровенный лоб с нашивками лейтенанта осмотрел нас с тараканом равнодушным взглядом, пожал плечами и махнул рукой.

Толстая стальная решетка, до этого момента наглухо перекрывавшая дорогу вниз, начала подниматься.

— Если убьют — не жалуйтесь.

Я серьезно кивнул, после чего спрыгнул в темное отверстие, тут же включив прибор ночного видения.

Под землей было темно, тесно, пыльно и вонюче. А еще — совершенно пусто. А еще — здесь сразу возле входа началась третья зона.

— Волосатый, гляди в оба. Нам нужно спуститься как можно глубже, понял?

— Фоняет.

— Ничего страшного, переживешь. Так, посмотрим…

Судя по карте, до спуска на второй ярус требовалось пройти около пятидесяти метров. И все бы ничего, но мы понятия не имели о том, где именно прячутся местные обитатели. Попадаться же им на глаза, давая знать о своем интересе, я не хотел.

С другой стороны, лишиться персонажа здесь было нельзя, а очередная смерть… подумаешь.

— Топаем.

Ведущая вниз лестница оказалась хлипкой, ненадежной и довольно-таки стремной. Проржавевшие ступеньки зловеще скрипели под моими ногами, перила шатались, сверху сыпался какой-то мусор…

— Направо, — тихо прошептал я, сверившись с планом. — Не шуми.

После того как нам удалось добраться до третьего этажа, исследованная область закончилась. По неизвестным причинам мои предшественники дальше так и не прошли — то ли здесь была уже совершенно другая плотность мобов, то ли еще что…

— Там сомпи, — внезапно прошептал мне в самое ухо Эдик. — Пхитаились, кхапы.

Я настороженно уставился вдаль, но ничего не заметил. Узкий коридор по-прежнему выглядел пустым и безжизненным.

— Не врешь?

— Сам слушай.

Совет питомца ничего мне не дал — для моих чувств все оставалось точно таким же, как и раньше.

— Тафай просим помпу сюта и пойтем томой?

Отвлекшись от попыток хоть что-нибудь расслышать, я уставился на кусок ржавой трубы, уходившей в пол неподалеку от нас. Диаметр огрызка смотрелся вполне подходящим для предложенного Эдиком плана, батарейка должна была провалиться как минимум еще на этаж ниже…

— Они итут, — таракан нервно вцепился мне в рукав. — Они щащтут!

Подтверждая его слова, впереди обозначилось неясное движение. Странные завихрения подкрашенной зеленым цветом тьмы, неясные тени, двигающиеся в нашу сторону…

Мгновенно растеряв всю свою храбрость, я вытащил батарейку, как следует приложил ее о выступавший из стены кирпич, а затем отправил в трубу.

— Бежим!

Темнота взревела на разные голоса, но до лестницы оказалось не так уж далеко, мы гордыми ястребами взлетели по ступенькам, затем сметающим все на своем пути ураганом пронеслись до следующего перехода…

На поверхности нас встретили ехидные морды охранников.

— Что, навоевался, герой?

— Город уже спасен или нужно подождать еще чуть-чуть?

— Почти спасен, — я нервно покосился на люк и добавил: — Может, закроете?

Решетка хлопнулась на свое привычное место, а мы как можно скорее убрались из негостеприимного переулка — слушать подначки злорадствующих неписей не было никаких сил.

— Не фсхыфается, — глубокомысленно заметил пет, когда впереди показалась главная площадь. — Не фышло.

— Хорош каркать!

В моем голосе проскользнуло нешуточное раздражение — сама мысль о том, что импровизированная бомба могла так никогда и не сработать, навевала лютую тоску. Вернуть энергоячейку было уже нереально, так что на горизонте маячил очередной суровый фейл. Сравнимый по своему размаху с потерей эпичной снайперки.

— Не фсхыфаетса, — повторил таракан печальным голосом. — Нато еще отну. Или щетыхе.

— Гений, едрена вошь. А где же мы столько батареек возьмем, интересно? Ты бы…

Асфальт под моими ногами вздрогнул и я тут же заткнулся, внимательно прислушиваясь к звукам города.

В случае максимального везения огненная волна должна была прокатиться по канализации, убивая там все живое. Если же внизу накопилось достаточно много нечисти…

Завершить эти рассуждения мне не удалось. Ближайший к нам дом буквально полыхнул огнем, выплеснувшимся из всех щелей. Разлетелись мелкими брызгами стекла, вывалилась наружу дверь, моего лица коснулась волна горячего воздуха… и все опять стихло.

Пламя исчезло, остался только неприятный черный дымок, сочившийся из разбитых оконных проемов.

— Кажется, пора…

Землю тряхнуло еще раз. Тряхнуло так, что я с трудом удержался на ногах. А затем над крышами стоявших по другую сторону площади зданий к небесам поднялся огромный клуб огня. До ушей долетел низкий зловещий грохот.

Наконец-то трезво оценив ситуацию, я развернулся и стремглав бросился к единственному известному мне выходу из поселения.

Черт его знает, что именно смогла взорвать батарейка, но попадаться на глаза мэру или местной охране теперь было нельзя. Несчастный Героино, лишенный всех денег и на целый месяц отправленный в тюрьму, слишком ярко стоял у меня перед глазами.

— Нафиг, нафиг…

Пулей выскочив за ограду, я отбежал от удивленных часовых еще метров на двести, после чего воспользовался услугами таракана и отправился на перерождение.

Вокруг появились уютные стены базы.

[Внимание! Взрывы — это ваша стихия! Вы получаете достижение «Экспериментатор» [3]. Эффект достижения: +1 уровень к навыку «Ловушки и метательное оружие».]

[Внимание! Ваша склонность к диверсионной деятельности вызывает удивление, а готовность предавать союзников ради достижения своих низменных целей — отвращение. Тем не менее, вы получаете достижение «Диверсант». Эффект достижения: +1 к интеллекту.]

[Вам запрещено посещать город: Город Енотов.]

Вслед за этими оповещениями система порадовала меня сразу двумя новыми уровнями.

Я по-прежнему понятия не имел о том, что конкретно сделал, но это однозначно причинило кому-то неслабый ущерб. Если не гулям, то жителям.

— Хорошо еще, что почетное гражданство не купил…

Продолжая думать о случившемся казусе, я открыл характеристики персонажа, дважды повысил «агрессию», после чего задумчиво хмыкнул.

Навык достиг уже четырех единиц, но его принцип все еще был не совсем мне понятен. Что, спрашивается, нужно делать для применения? Ругаться?

Недолго думая, я повернулся к сидевшему в своем вольере питомцу, ткнул в него пальцем и грозно произнес:

— Трепещи, тварь!

Чуда не случилось — возмущенный Эдик поднялся в воздух, растопырил когти и весьма злобно обозвал меня жалким крабом.

Пришлось усилить нажим:

— Ты сдохнешь!

— Ты тоще, — таракан снова не захотел оставаться в долгу. — Щерфи сощрут тфои фнутхенности, фохоны фыклюют тфои класа, память о тепе хастфохится ф хеке фхемени…

— Эй, эй! Хорош!

— Имя тфое путет пхетано сапфению…

— Хорош, мать твою! Пошел обратно в загон!

Результаты эксперимента вызывали уныние. Как бы ни работал чертов навык, но полагаться на него пока что было нельзя — если ругань с петом могла продолжаться хоть до бесконечности, то с другими монстрами диалог закончился бы еще в зародыше.

Как следует высказавшись по этому поводу, я проверил отображавшееся на модуле время, убедился что до момента окончания теста еще очень далеко, а затем вызвал форум, желая узнать, что именно случилось после взрыва энергоячейки.

[Грамотное поджигание пуканов — вот как я это называю.]

[Обстреляли енотов, что ли? Дымится там знатно.]

[Давно пора. Зажрались они конкретно. И цены конские на все подряд ломят.]

[Нищеброд?]

[Если бы обстреляли, то сразу ответ пошел бы. А сейчас артиллерия молчит.]

[Кто-то подложил им свинью.]

[Подземный топливный склад взорвался. И еще что-то. В городе один крупный пожар и несколько мелких.]

[Короче, полыхнуло.]

[Полыхает сейчас у тех, кто пытался игру перезапустить. Пацаны явно не ожидали такого поворота.]

[Это точно. Поперли против кланов, раскрыли свою сущность, а в итоге… несчастные крабы.]

— Не понял?

Строчки про неведомый облом неведомых активистов внушали определенную тревогу, так что я, выбросив из головы пострадавший от альтернативного источника энергии город, переключился на более актуальное в данный момент обсуждение.

[Идиотов в игре гораздо больше, чем можно было представить. Зачем, спрашивается, делать рефреш?]

[Хотя бы ради того, чтобы получить возможность забраться на вершину. Сейчас клановый топ уже сложился, но после перезагрузки откроются новые перспективы. Недовольные смогут без проблем поменять гильдию или уйти на сольные хлеба. Небольшие кланы получат шанс включиться в гонку. Пострадают только реальные топы.]

[Нельзя забывать о плюшках. Тот, кто выполнит квест, наверняка огребет кучу ништяков.]

[И опыта. А еще, тут ведь прекрасная возможность подгадить своим ближним. Не представляете, сколько людей готовы это сделать просто так, совершенно бескорыстно.]

[Резюмируя все вышесказанное, идиот — это ты, наш юный друг.]

[Они там только что перехватили ядерную бомбу. Это жесть.]

[В смысле?]

[У знакомого в клане был припрятан заряд. Сейчас они решили его использовать, отправили ракету… и хрен. Не долетела.]

[Хана теперь и твоему знакомому, и его клану.]

[Если рестарт будет, то не хана.]

[Блин, туда реально не пробьешься. Жесть просто.]

[Не то слово.]

[Че за фигня? Они отходят!]

[В смысле? Что за манера делать тупой вброс, ничего не объясняя?!]

[Кланы снимают защиту. Просто разлетаются и разъезжаются по своим норам. Я сам ничего не понимаю.]

[На карте поменялась категория! Была четвертая зона, а теперь вторая!]

[Пацаны, что происходит?]

[Судя по всему, квест провалился. Не знаю, что именно требовалось сделать для его прохождения, но возможность была упущена самым восхитительным образом.]

[Кланы постарались, однозначно.]

[Да ладно.]

[А чему вы удивляетесь? Это же многопользовательская игра. Если есть возможность ее перезагрузить, то должна быть и возможность заблокировать перезагрузку. Необратимый процесс — это уныло, неинтересно и обидно для игроков, которые уже потратили здесь хренову тучу времени и денег. А так — отличный челлендж. Проверка боеготовности, сплоченности и способности защищать свои накопления. Вдобавок, куча адреналина, тот же самый опыт и прочие плюшки.]

[Что же ты раньше молчал, если такой умный?]

[Ну вот, теперь нового задания ждать. Это же не на совсем?]

[Само собой, не насовсем. Админы люто жаждут обнулить игру — значит, такие квесты будут появляться постоянно. Может быть, прямо сейчас на карте уже есть с десяток аналогичных местечек. Вот только ты их попробуй найди еще.]

[Без подсказок фиг найдешь.]

[Челлендж реально шикарный. Сейчас топы возьмут списки, определят самых активных реформаторов, а потом ка-ак натянут им глаз на пятку!]

[Тот чувак, который ракету с ядреной бомбой запустил, уже наверняка сто раз пожалел о своем поступке.]

[Кстати, возможно, именно эта ракета и стала причиной закрытия квеста. То есть, парни не только засветились перед врагами, но и друзьям кучу фекалий подбросили.]

[К успеху идут.]

[Респект таким крабам. Даже без мозгов они находят в себе силы на бессмысленное и беспощадное существование.]

— Крабам действительно респект, — я откинулся на спинку кресла и с облегчением выдохнул. — Новости-то вообще шикарные. Лишь бы теперь самому теперь таким же образом не лохануться…

После исчезновения нездоровой конкуренции моя задача многократно упростилась, а составленный план начал выглядеть не только выполнимым, но и чрезвычайно простым. Имевшегося же времени теперь должно было хватить абсолютно на все.

Появилась возможность не торопясь сходить на разведку, затем поджарить кому-нибудь еще пятую точку, выбрать удобное место для наблюдений…

Или немного подкачаться — хотя бы до пятидесятого уровня.

— Волосатый, собирайся. Пора.

Глава 14

Как оказалось, совершать великие подвиги было намного труднее, чем планировать.

С того момента когда мы успешно подпалили пятую точку целому городу, прошло уже три дня. Отображавшееся на модуле время неумолимо сокращалось, я то и дело прыгал по карте в поисках какой-нибудь симпатичной локации, даже очистил от стаи огромных сколопендр встретившийся на пути бункер… но толку во всем этом было крайне мало.

Полоска опыта практически не сдвинулась с места.

— Дерьмо. Да, волосатый?

Эдик, любовавшийся своим отражением в какой-то мутной луже, ничего не ответил. Впрочем, мне и так было известно, что ситуация развивается совсем не по намеченному сценарию.

— С другой стороны, кое-кто, возможно, просто зажрался…

Хотя остановившийся на одном месте прогресс откровенно меня злил, я отлично помнил, что в изначальном плане значилась лишь одна глобальная цель — мне нужно было выполнить задание до того момента, когда проект доктора Трухана окончательно пустят под нож. А единственным, что всегда имело реальное значение, был опыт, причитавшийся персонажу за выполненный квест.

Все остальное представляло из себя лишь разноцветную мишуру. Яркие фантики, важные лишь для моего тщеславия.

— Так какого же черта я здесь рефлексирую?

— Потому щто кхап.

— Да фиг там…

Докопаться до истинных причин дурного настроения было не так уж сложно — мне банально не хотелось уходить из полюбившегося мира, но этот момент неумолимо приближался и таймер, отсчитывавший минуты на экране громоздкого планшета, постоянно о нем напоминал.

Сначала наступит перезагрузка, затем ботан нажмет худосочным пальцем на большую красную кнопку, прерывая тем самым мою игру, а в конце Следопыт банально исчезнет, навсегда растворяясь среди местных информационных потоков. Совершенно безрадостная перспектива, если вдуматься.

Желая отвлечься от подобных мыслей, я изо всех сил старался чем-то себя занять, искал какие-то новые приключения, вызовы… но их, как назло, не было.

Депрессия прогрессировала семимильными шагами.

— Интересно, сколько там до отключения капсулы? Одна неделя, две, три?

Заниматься подсчетами было лень. Продолжать нелепую беготню — тоже. По факту, от меня требовалось всего-навсего добраться до Рэд Лайк Сити, провести там разведку, а затем отдать ракете приказ на взлет. Если, конечно, она вообще окажется готова к такому подвигу.

Я пробормотал несколько вялых ругательств, после чего начал думать об уготованных всем моим недоброжелателям страданиях.

К сожалению, здесь царила полная неопределенность — как именно будет реализована перезагрузка вселенной, никто пока что доподлинно не знал. Игроки высказывали самые разные предположения, но истина по-прежнему оставалась где-то за кадром.

Тотальное обнуление всего и вся? Слишком жестоко даже для такой суровой игры, как «Альтернатива».

Обновление разграбленных локаций? Слишком просто и безобидно.

Сброс экономического прогресса и уничтожение накопленных ценностей? Достаточно интересный вариант, способный доставить всем подряд океаны попаболи, но при этом не переходящий границы адекватности.

На месте разработчиков я бы действовал именно по третьей схеме. Оставил бы игрокам набранные уровни, но как следует раскулачил зажравшихся топов. Отобрал комплексы, заставил начать с нуля…

— А потом еще и на коврик под дверью нагадил, ага. Смешно.

В конце концов заниматься бессмысленным гаданием мне надоело. Пришлось встряхнуться, окликнуть Эдика, а потом возобновить череду перерождений.

На этот раз нашей целью являлось совершенно определенное место — прячущийся на просторах радиоактивных пустошей квестовый город.

Жаль только, что добраться до него оказалось той еще задачкой.

Сначала я постарался оказаться как можно ближе к четвертой зоне. Это удалось сделать без особых проблем — буквально через полчаса нас выкинуло в паре сотен метров от нужной границы. Перебраться внутрь «четверки» тоже не составило никакого труда. Но вот дальше начался обычный в подобных случаях геморрой — территория была слишком недружелюбна к людям, а Следопыт, при всех его достоинствах, отнюдь не являлся эталоном бессмертия.

Первые три раза нам с Эдиком противостояла только радиация и все прошло совершенно нормально. Потом мы угодили в какую-то пышущую жаром яму, мгновенно отправившись на тот свет. Началось веселье.

Мы умирали от ядов и температуры. Нас валили мутанты, роботы, альены и даже обычные игроки, черт знает что забывшие в этих краях. Во время редких периодов безопасности нам приходилось торчать на одном месте, ожидая, пока сбросится счетчик перерождений.

Затем все начиналось сначала.

Минуты складывались в часы. Сначала я не обращал на это особого внимания, но потом, когда день внезапно сменился поздним вечером, начал всерьез раздражаться.

— Хватит. Привал.

Вокруг нас простирались совершенно пустые и неинтересные остатки древнего города. Среди гор кирпичных обломков виднелись редкие куски чудом уцелевших стен, неподалеку прогуливался огромный коричневый кузнечик, за соседними холмами кто-то напряженно и страстно выл…

— Путем охотитса? — Таракан, тоже заметивший кузнечика, явно приготовился к сражению. — Упьем?

— Без меня. Если хочешь — иди и сам воюй. Только сюда его не приводи.

Преисполнившийся энтузиазма питомец отважно двинулся к противнику, повис над ним, а затем плюнул. В ответ кузнечик издал душераздирающий свист, подпрыгнул вверх и, обхватив совершенно не ожидавшего такого поворота событий Эдика тонкими щупальцами, приземлился обратно.

— Хосяин, спаси меня!

Я взглянул на то, как таракан тщетно пытается вырваться из цепких вражеских объятий и сокрушенно мотнул головой.

— Вот дятел…

— Хосяин, помоки! Он хощет меня съесть! Кусается!

— Иду, иду…

Спасательная операция закончилась довольно неожиданно — кузнечик не захотел вступать в еще один бой и, выпустив свою жертву, попросту улетел вдаль.

— Нато токнать ефо и упить!

— Ага. Уже бегу.

Я прошел между несколькими особо крупными обломками, немного поглазел по сторонам и направился к ближайшей кирпичной насыпи.

Кроваво-красный солнечный диск медленно опускался за горизонт, раскрашивая все вокруг в тревожные багровые оттенки. С противоположной стороны постепенно собиралась гроза — там клубились темные облака и время от времени загорались первые робкие молнии. На севере виднелась небольшая горная цепь, увенчанная сверкавшим в закатных лучах ледником.

— А ведь мы с тобой в горах так и не были толком…

— Пыли. Отхафили осехо.

— Да какие это горы, — я махнул рукой и развернулся к югу. — Вот там… о!

Примерно в полукилометре от нас на более-менее ровном участке земли лежал самолет. Здоровенный и практически целый, если не считать сломанных стоек шасси, а также полностью оторванного хвоста.

Во мне снова шевельнулось напрочь усыпленное последними событиями любопытство.

— Давай-ка глянем… вдруг что толковое найдется…

По мере приближения к летательному аппарату радиация неуклонно повышалась и в конце концов перекрыла мое сопротивление. Раздалось недовольное пощелкивание ИММК, но я, не желая останавливаться на полпути, вытащил из инвентаря грибную настойку, употребил ее и двинулся дальше.

Вблизи самолет оказался действительно огромным — перед нами валялся настоящий дальнемагистральный лайнер, способный пересекать океаны и континенты. Впрочем, конкретно у этого экземпляра судьба явно сложилась не самым лучшим образом. Жесткая посадка, несовместимые с дальнейшей эксплуатацией повреждения… печаль, одним словом.

На потертом и грязном фюзеляже обнаружился самый минимум информации:

[Broiler-747.]

— Странная какая-то фирма, — я еще раз прочитал синюю надпись, пожал плечами и развернулся к тому, что осталось от ближайшего аварийного трапа. — Но хоть приземлились более-менее удачно, судя по всему. Волосатый, проверь, что там внутри.

Карабкаться по свисавшим из люка грязным лохмотьям было непросто. За шиворот сыпалась какая-то грязь, ветхий материал расползался под пальцами, неожиданно усилившийся ветер раскачивал меня словно перезрелую грушу…

— Фсе хаскхапили, — появившийся у меня над головой таракан выглядел оскорбленным в своих лучших чувствах. — Щалкие сфолощи.

— Зашибись, блин…

Я посмотрел на питомца, бросил взгляд вниз, оценил прохладные капли, начавшие падать с неба — и возобновил подъем.

— Мы тхатим фхемя, — сразу же сообщил Эдик. — Нущно тфикатса тальше!

— Нафиг. Не хочу мокнуть…

Совсем рядом полыхнула яркая молния. По ушам ударил грохот.

— Хосяин, ити насат, — отчего-то разнервничавшийся шестиног попытался вытолкнуть меня из люка. — Насат!

— Что, родимый, белены объелся? — Я успешно забрался внутрь салона и шлепнулся в ближайшее кресло. — Или просто охренел вконец?

Ответа не последовало. Вместо этого таракан зачем-то сдвинулся к проходу между сидениями, встопорщил шерсть и растопырил крылья.

У меня начали зарождаться определенные подозрения.

— Ты чего это там прячешь? Ну-ка, подвинься…

— Нишеко, хосяин, — обнаглевшее насекомое даже не подумало выполнить мое распоряжение. — Это иллюсия!

— Ага, как же…

Отодвинув Эдика, я сбросил с располагавшегося прямо за ним кресла полусгнивший плед и увидел солидный ящик с нарисованным на боку крестом.

— Нато ще, — удивленно пискнул волосатый. — Какое софпатение!

— Не то слово. Ворюга ты, а не бро. Что смотришь, ищи свою отраву. Пока я добрый.

— Спасипо!

Бросив питомца наедине с аптечкой, я вышел в центральный проход и, перешагивая через остатки разбросанных по полу вещей, двинулся к кабине.

К сожалению, там тоже не нашлось ничего особенно интересного. Скорее всего, люди покидали самолет вполне организованно, стараясь утащить с собой как можно больше ценностей.

— Хорошо еще, что лекарства оставили…

Я забрался на место одного из пилотов, хмыкнул, вспоминая свои летные подвиги, а затем осторожно толкнул вперед какой-то массивный рычаг. Тот послушно сдвинулся с места, но чуда все-таки не произошло — самолет так и остался безжизненной грудой металла.

В течение следующего получаса мной были нажаты все кнопки, перещелкнуты все тумблеры и потревожены все рычаги, но единственным результатом стало включившееся в кабине освещение.

— Хосяин, я пхищел…

Объявившийся таракан пьяной молью пролетел через кабину, ударился о стекло и свалился на приборную панель.

— Солныщко…

— Это лампочка, укурыш. Что ты на этот раз сожрал?

— Пхометол, хосяин! И метисинский спихт. А еще пехоксит фотохота.

За стеклами кабины продолжала бушевать гроза. В небе то и дело сверкали разряды молний, гремел гром, потоки ливня омывали стекла…

Внутри же было на удивление спокойно и уютно. Даже радиация — и та держалась в разумных пределах, лишь чуть-чуть переваливая за девяносто процентов.

Идеальное убежище. Райский уголок в центре пропитанной излучением пустыни.

— Хосяин, нато итти са нофым лекахстфом, — питомец, вольготно расположившийся среди переключателей, лениво махнул клешней. — Фсех упить и сапхать!

Мне опять стало грустно. В самом ближайшем будущем я должен был покинуть этот виртуальный, но такой реальный мир, оставить за спиной местные проблемы, проститься с персонажем, забыть про Эдика…

— Блин, ворюга мохнатый, а ведь мне реально будет тебя не хватать.

— Мы фсех упьем, хосяин!

— Само собой, не переживай…

Когда очистившееся от туч небо начало окрашиваться в желто-оранжевые краски приближающегося рассвета, я продолжил череду перерождений.

Юг карты, восток, центр… ядовитые развалины, непролазный лес, болото… мутанты, желтые альены, ходок…

— Стоп!

Питомец, нацелившийся было на мою беззащитную руку, отдернул конечности и вопросительно пискнул.

— Подожди-ка, надо кое-что прикинуть…

В кои-то веки нас выбросило не так уж далеко от нужного места — до отметки, соответствовавшей таинственному городу, оставалось максимум десять километров. Правда, все это расстояние приходилось на четвертую зону, но попытка-то — не пытка, как говорил товарищ Торквемада.

— Волосатый, идем к цели. Держимся скрытно, никого не атакуем, ничего…

— Таще кхапоф?

— Крабов тоже не трогаем. У нас есть цель — дойти до этого гребаного Рэд Лайка, понятно? Если кто нападет, будешь отвлекать.

С учетом того, что мы находились на совершенно пустынной и голой земле, поставленная задача выглядела достаточно сложной. Впрочем, рядом не имелось ничего особо страшного, видневшееся неподалеку стадо бизонов казалось вполне мирным, так что шансы все-таки были. Раз уж мы успешно прогулялись по «бесконтролке», то здесь…

— Хосяин, стесь опасность!

Я резко обернулся, ожидая увидеть как минимум молоха или голубого альена, но все оказалось гораздо прозаичнее. На маленькой кочке восседал и нервно помахивал пушистым хвостом небольшой черно-белый зверек.

Хотя в моих родных краях скунсы никогда не водились, ошибиться тут было крайне сложно.

— Хосяин, ити, упей ехо, — предложил таракан, отлетая чуть в сторону. — Тсенный опыт!

— Ага, щас, — я тоже попятился, стараясь никак не потревожить животное. — Отступаем, медленно…

Скунс издал неопределенное ворчание, слез со своей кочки и целеустремленно двинулся в нашу сторону.

— Бро, отвлеки его. Сейчас же!

— Я плохо слышу, — пожаловался пет, стараясь держаться у меня за спиной. — Уши саклатыфает.

— У тебя нет ушей. Твою же… бей его!

Противник, явно раздраженный нашими разговорами, оскалился, поднял хвост и бросился вперед. Я так же резко метнулся в сторону, а вот упустивший момент шестиног задержался.

— Хосяин… кха… кха… щалкий кхап, ты умхещь… кха!

Место начавшегося сражения неожиданно окутала пелена густого зеленоватого тумана. До меня докатился отзвук жуткой вони и браслет протестующе запищал, требуя немедленно покинуть опасную зону. Пришлось отбежать еще дальше.

Из гнусного облака тем временем доносилась целая симфония разнообразных звуков. Злобное рычание, писк, кашель, хриплая ругань Эдика, какие-то повизгивания, плевки…

Через минуту все неожиданно закончилось. Наступила тишина.

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из мутировавшего скунса.

Эффекты:

— интенсивное спонтанное зловоние.]

— Восхитительно, — пробормотал я, следя за ползущим ко мне тараканом. — Волосатый, подожди-ка там, не приближайся.

— Пощему?

— Воняет от тебя, блин. Стой на месте, моль когтистая!

— Я сащищал хосяина!

— Молодец, молодец. На месте стой!

— Хосяин — неплакотахный кхап!

Оскорбленный в лучших чувствах питомец неуклюже подпрыгнул в воздух, шмякнулся обратно, а затем окутался маленьким туманным облачком.

— Зашибись. То есть, ты теперь шептунов будешь пускать, что ли?

— Хосяин — щалкий кхап.

— Да нет, это ты у нас краб. Вонючий, причем. Пока не проветришь свой мех, летай в стороне, ясно? Ты вообще летать можешь?

— Нет. Я ханен.

— Блин. Тогда ползай в стороне, хрен с тобой.

Минут через десять нам навстречу попался еще один скунс. Затем еще, еще…

Судя по всему, мы шли в самый центр подвластных милым черно-белым созданиям территорий. Впрочем, несмотря на то что каждая новая встреча доставляла мне определенную толику переживаний, в целом все складывалось на удивление благоприятно. Избегать контакта с медлительными зверьками удавалось без особых сложностей, преследовать нас они не желали, так что прямая угроза для жизни Следопыта отсутствовала напрочь. Тем более, что другие хищники явно старались обходить эти места за тридевять земель.

Впрочем, бесконечно эта лафа продолжаться тоже не могла — после того как мы преодолели несколько километров, однообразный пейзаж стал меняться. Появились редкие деревца и огромные свирепые комары, впереди нарисовались какие-то развалины…

Когда мы подошли к их краю, питомца снова обуяла жажда действий:

— Нато исслетофать! Пойтем!

Я окинул стоявшее поблизости здание довольно равнодушным взглядом и пожал плечами:

— На обсерваторию похоже. Зачем ее исследовать?

Эдик недоуменно почесал когтями пузо и осторожно уточнил:

— Опсехватохия? Туалет?

— Почти угадал, да. Там люди на звезды смотрят.

— Я тоще хощу смотхеть на сфесты.

— Ну, давай заглянем, если хочешь. Время есть.

Увы, несмотря на то что с нашей стороны постройка выглядела совершенно целой, противоположная ее часть оказалась напрочь разрушена, а купол держался буквально на честном слове. Огромный телескоп валялся посреди горы обломков и представлял из себя откровенно жалкое зрелище.

— Облом, бро.

— Фон там еще есть, — таракан попробовал было взлететь, но травмированные в бою крылья отказались поднимать его увесистую тушку в воздух. — Фитишь?

Высоко над нами возле одной из стен действительно находился второй телескоп — маленький, скромный и явно предназначенный для развлечения забегающих на огонек туристов.

— Я сейщас!

Следить за карабкавшимся по стене питомцем было неинтересно, так что я взялся рассматривать остатки раздолбанного прибора. Здоровенные стекла вызывали ностальгию вперемешку с жадностью — помнится, в младших классах такие вещи ценились довольно высоко. И посмотреть на разную мелкую фигню можно, и веточку сухую поджечь…

Правда, те стекла были раз в десять меньше валявшихся сейчас у меня под ногами, но какая, в сущности, разница…

Наверху послышался громкий лязг, а затем до меня донесся радостный возглас питомца:

— Хосяин, там соопахк! Там есть лекахстфо!

— Блин…

Я не очень-то жаждал болтаться по местным достопримечательностям, но у Следопыта в кои-то годы имелось действительно много свободного времени. Рэд Лайк Сити находился уже совсем неподалеку, до окончания проверки оставалось еще минимум два-три дня, идея усиленного фарма была мной отвергнута…

Почему бы и нет?

— Хрен с тобой, пойдем.

Когда мы вплотную подобрались к окружавшему локацию забору, вокруг резко возросла концентрация всевозможных экзотических тварей.

Сначала нам встретился толстый бурундук, упоенно обгладывавший один из прутьев изгороди, затем прямо у меня из-под ног разлетелась стайка огромных цветастых бабочек, потом вдалеке раздалось чье-то возмущенное блеяние, между двумя невысокими строениями прошмыгнула жирная лысая крыса…

— Метфети! Хощу к метфетям!

Глядя, с какой скоростью Эдик уносится куда-то вдаль, я лишь покачал головой. Но затем усмехнулся и двинулся следом, стараясь по возможности отслеживать обстановку.

Экскурсия — так экскурсия.

Как выяснилось очень быстро, далеко не все местные обитатели смогли пережить давний катаклизм в целости и сохранности. Я увидел останки огромного тигра, клетку, пол которой оказался усыпан крошечными птичьими скелетиками, пересохший пруд, еще одну клетку…

Затем впереди послышались какие-то зловещие звуки и передо мной открылся местный медвежатник.

— Вот даже как. Ну-ну.

В просторном вольере, снабженном солидной табличкой с надписью «Big russian brown bear», сидел Эдик, судорожно сжимавший в волосатых клешнях початую бутылку водки. Чуть дальше валялась непонятно откуда взявшаяся здесь поломанная электрогитара.

Заметив меня, пет встрепенулся и тут же присосался к емкости. Наверное, из опасения, что я могу забрать новое «лекарство».

Снова раздались леденящие душу звуки.

— Биг рашен бир, твою мать… оставь хоть что-нибудь настоящему биру, задница волосатая!

Услышав мои слова, таракан нервно вздрогнул, а затем с шумом втянул в себя последние капли живительного напитка.

— Молодец. Что, теперь на балалайке играть будешь?

— Не путу. Нато искать еще.

Раздраженно плюнув на щербатый асфальт, я двинулся дальше. Осмотрел вольер, в котором должны были жить панды, насладился видом еще одного массивного скелета, после чего вышел к жилищу белых медведей.

Ограда здесь, в отличие от предыдущих вольеров, была разломана, а внутри валялась наполовину съеденная туша кого-то большого и рогатого.

— Та-ак…

Неподалеку, практически в унисон моим тревожным мыслям, раздался могучий трубный рев, а вслед за ним — громкий треск.

Я вздрогнул, еще раз окинул взглядом рогатую тушу и начал смещаться в сторону, не желая оказаться между молотом и наковальней.

Увы, далеко уйти у меня не получилось. Рядом снова послышался треск, а затем из густого кустарника мне навстречу вывалился огромный белый медведь.

Пару секунд мы настороженно рассматривали друг друга, но зверь очень быстро сообразил, что перед ним находится вкусная и питательная еда, а до меня дошло, что совсем скоро Следопыта попросту завалят на мясо.

Мысленно обложив самыми последними словами бухавшего где-то по соседству таракана, я отпрыгнул от хищника, развернулся и бросился бежать куда глаза глядят. Чуть не влетел в странный черный куст, споткнулся о торчавший из земли корень, пробежал по инерции несколько шагов, а затем буквально впечатался в дверь неказистого кирпичного строения.

Перед носом оказалась бледно-золотая табличка с нарисованным на ней мужиком.

[MEN]

— Да ну нахрен…

Сзади послышался наполненный неземной яростью рык, моментально очистивший мою голову от всех посторонних мыслей. Я тут же бросил рассматривать грязный пластик и помчался вокруг местного сортира, ощущая стремительное приближение могучих челюстей к своим ягодицам.

— Дерьмо!

Сзади дохнуло вонью, послышался звук удара, но я успел еще раз свернуть за угол, оставшись целым и невредимым. В голове болталась идиотская мысль о том, что в такой ситуации мне на пути просто обязаны были попасться грабли. Потому что сражаться с белым медведем нужно исключительно граблями…

— Долбаный Иванов…

Новый поворот. Огромная серая туша, преграждающая путь. Страшный нечеловеческий рев. Прыжок в сторону, ветки, листья… удар.

Я ощутил себя сидящим под огромным деревом. Впереди была грубая растрескавшаяся кора, где-то поблизости ревели и рычали неведомые враги, но убивать меня, судя по всему, никто не собирался.

— Писец!

За спиной раздался отчаянный предсмертный вой, а затем аппетитный хруст. Я осторожно повернул голову…

Возле туалета огромный лоснящийся слон жрал белого медведя. Ушастое травоядное придерживало окровавленную тушу длинными когтями, отрывало куски мяса могучим хоботом, чавкало зубастой пастью… и очень недобро косилось в мою сторону налитым кровью глазом.

— Кажется, пора валить…

На крыше сооружения внезапно появился Эдик. Питомец окинул взглядом все происходящее, а затем с радостным воплем бросился вперед, приземлившись слону прямо на задницу.

— Топыща! Лекахстфо! Упить!

— Ой, дебил…

Гигант негодующе взревел и потянулся к таракану хоботом, но тот окутался ядовитым облаком и толстый щетинистый шланг сразу же отдернулся. Послышался возмущенный трубный кашель.

— Умхи, ништошный кхап!

Я осторожно отполз за дерево, но потом остановился, будучи не в силах пропустить творившееся около сортира действо.

— Смехть!

Слон, поняв, что не в состоянии добраться до мелкого противника, развернулся и прижался к стене задом, но Эдик успел перебраться ему на спину и никак не пострадал.

— Щалкий кхап… кхап… умхи!

Острые когти впились в толстую шкуру, на затылке великана расплескался плевок…

В ответ ушастый монстр обхватил хоботом ближайший фонарный столб, выдернул его из земли, после чего со всей дури огрел себя по хребту и возмущенно затрубил.

Снова увернувшийся от удара Эдик испустил радостный писк:

— Масила!

Последовал новый, еще более яростный удар. До моих ушей донесся треск, полусгнившее бревно развалилось пополам, а у слона подкосились задние конечности.

— Жесть… рассказать — не поверят…

Прикончить наполовину парализованного гиганта оказалось не такой уж сложной задачей. Сначала Эдик царапал поверженного врага в одиночку, затем я нашел в себе остатки смелости и присоединился к процессу. Противник грозно орал, пытался швыряться ветками и камнями, но метательных снарядов вокруг оказалось слишком мало и минут через тридцать мы все-таки закончили дело.

Полоска опыта скакнула чуть ли не до половины шкалы.

— Чего смотришь, вперед. Уж с этого-то гада мутаген точно твой. Если он тут есть, конечно.

Второй раз повторять мне не пришлось. Эдик залез на тушу, расковырял первую попавшуюся рану и сразу же что-то съел.

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из мутировавшего африканского слона.

Эффекты:

— сила: +5.]

— Сколько-сколько?! Охренеть… твою же мать!

[Ваш питомец употребил гормон, извлеченный из мутировавшего африканского слона.

Эффекты:

— исключительная сопротивляемость физическому урону.]

— Ну вообще, блин…

Сокрушаться и корить себя за недальновидность было поздно. Драгоценные вещества оказались уничтожены безвозвратно.

— Спасипо, люпимый хосяин!

— Жесть… не показывайся мне на глаза, вредитель…

Чувствуя, что моя собственная пятая точка начинает неиллюзорно подрумяниваться от осознания упущенных возможностей, я забрался в параметры персонажа и открыл характеристики своего спутника.

Там было на что посмотреть.

-

Питомец [Эдик] [20][Светящийся таракан]

Характеристики

Восприятие [12]

Выносливость [39]

Интеллект [17]

Ловкость [44]

Сила [31]

Навыки

Иммунитет к радиации.

Яркое контролируемое свечение

Радиоактивно-ядовитый плевок. Урон: 40.

Интенсивная контролируемая радиоактивность.

Контролируемая пигментация.

Исключительная сопротивляемость физическому урону: 30 %.

Ядовитые клешни. Урон: 31.

Перемещение грузов: 3,1 кг.

Исключительная когтистость.

Крылья.

Зачаточные навыки интеллекта и разговорной речи.

Начальный метаморфизм.

Острая неконтролируемая наркотическая зависимость.

Ночное зрение.

Интенсивное спонтанное зловоние.

-

— Чертов волосатый терминатор. Что, интересно, будет, когда у тебя «зачаточные навыки разговорной речи» станут «продвинутыми»? Начнешь глаголом врагов жечь, что ли?

— Та!

— Тьфу.

Раздраженно пнув огромную слоновью задницу, я закрыл окошко, развернулся… и наткнулся взглядом на слегка ощипанного попугая, вразвалочку топавшего в нашу сторону.

Поняв что ее обнаружили, птица остановилась, раскинула в стороны крылья, а потом грозно произнесла:

— Я пришел сюда надрать тебе задницу! Васкес — придурок! Гони мое пиво!

— Э…

Пока я соображал, что можно ответить в такой ситуации, вперед выдвинулся Эдик.

— Фон отсюда, лысый кхап!

Попугай слегка задумался, отступил на шажок и нерешительно предложил:

— Хочешь погулять со мной, детка? У меня дома есть отличное порно.

— Пошел фон, исфхащенетс!

Решив, что на сегодня с меня хватит всевозможных приключений, я на всякий случай погрозил пернатому болтуну мачете и развернулся в сторону выхода из зоопарка. Продолжать исследование этой локации было выше моих сил.

Таракан догнал меня уже за периметром. Немного помолчал, семеня рядом, а затем испустил очень человечный вздох:

— Там пыло интехесно. Нато фехнутса.

— Потом вернемся…

Реальность схлопнулась, сменившись полной чернотой. Затем сквозь мрак пробился робкий лучик света, послышалось гудение…

— Ботан, блин! Я в четвертой зоне! Дай мне еще минуту хотя бы!

Невидимый мне очкарик недовольно хмыкнул:

— Опять начинается. Минута!

До следующего отключения игры я успел закопаться в какой-то мусор и строго-настрого приказать пету вести себя тихо. Потом чернота наступила снова.

— Ну что, все получилось? Никто за задницу не схватил?

— Нормально, — я взял неизменный стакан и отхлебнул гнусное пойло. — Тьфу. Смотрю, ты все о задницах думаешь? Фрейд бы порадовался.

— Да ну тебя, — доктор Трухан равнодушно махнул рукой. — Лишь бы позубоскалить.

— А что в такой ситуации еще остается?

— Мда… ладно, вали в душ. Разговор есть.

— О чем?

— В душ.

Бурча про себя ругательства, я забрался в кабинку и включил воду. А через пару минут, кое-как отмывшись, вернулся в лабораторию.

К моему удивлению, на этот раз очкарик даже не подумал взяться за чистку капсулы. Вместо этого он устроился на своем месте и теперь задумчиво пялился в мою сторону.

— Чего?

— Закрывают нас к чертям, Крабов, — последовал неожиданный ответ. — Еще пара дней — и все.

— То есть? — Я с удивлением уставился на куратора. — Ты же говорил, что через два месяца. А два месяца еще не прошли.

— Решили свернуть все раньше. Хочу тебя обрадовать — несмотря на преждевременное окончание проекта, срок службы засчитается по полной программе. Типа, долг Родине ты уже отдал. Гордись, в общем.

— Какое там… блин. Когда все закончится-то?!

— Не знаю еще, — ботан широко зевнул и посмотрел на меня с вялым подобием интереса в глазах. — А что?

— Едрена вошь. Я как раз сейчас игру собираюсь рефрешить, мне время позарез нужно!

Собеседник насмешливо фыркнул:

— Задрот — он и в Африке задрот. Не переживай, сейчас вернешься и будешь геройствовать, сколько влезет. Говорю же, еще несколько дней у тебя точно есть. Пока я все отчеты подготовлю, пока рапорты отправлю… Короче, успеешь. Наверное.

— Блин…

— Что, все прям настолько серьезно? Решил куш сорвать? Надеюсь, ты помнишь, что я говорил про вещи и деньги. Продавай шмот и выводи бабло на свой счет. Иначе заберут.

— Там видно будет. Мне бы для начала ракету запустить. Тест проклятый все никак не закончится.

— Ясно, — в голосе четырехглазого снова прозвучала откровенная скука. — Что, обратно тебя отправить?

— Если можно. И побыстрее!

— Ну, как скажешь…

«Альтернатива» встретила меня тишиной, спокойствием и радостным взглядом сидевшего на соседнем камне таракана.

— Хосяин, я снофа моку летать!

— Зашибись тебе. Вперед, времени почти не осталось. Пошел, пошел!

Глава 15

Вокруг нас медленно сгущался мрак.

Где-то высоко светило ласковое солнышко и неслись по голубому небу веселые белые облачка, но здесь, на земле, почему-то становилось все темнее. Как будто мы с тараканом уходили в совершенно другую реальность, некий загробный мир…

— Холотно, хосяин.

Я остановился и зябко передернул плечами. Эдик был прав — температура воздуха заметно понизилась, тем самым еще больше усилив мою тревогу.

Аналогия с путешествием в параллельную вселенную приобрела новые грани.

— Идем, чуть-чуть осталось…

Добраться до пригорка, с которого наконец-то открылся вид на Рэд Лайк Сити, оказалось не так уж трудно — иногда мне досаждала чрезмерно повышавшаяся радиация, однажды пришлось задержаться на целый час из-за гулявшего неподалеку молоха, но в целом переход сложился вполне нормально и даже интересно.

В какой-то момент времени мы оказались неподалеку от того самого места, где, по словам Карлоса Пеликано, лежали тела погибших глупой смертью ученых. Я пару минут рассматривал комплекс мрачных приземистых зданий, борясь с искушением, но затем все же внял голосу разума и продолжил путь. Ситуация была слишком неподходящей для того, чтобы снова лезть в «бесконтролку», рискуя навсегда лишиться персонажа.

К счастью, наша цель располагалась в номерной зоне. Вот только окружавшая ее местность выглядела при этом настолько зловеще, что вызывала невольные ассоциации с чем-то абсолютно кошмарным. Преисподней, например. Или Южным Бутово.

Развалины, темнота, холод…

— Бутово, Бутово, тут… да уж. Эдик, хватит летать. Не мельтеши.

Передо мной раскинулась небольшая долина, в середине которой виднелось мутное озерцо. На берегах грязного водоема кое-как просматривались неказистые постройки — судя по карте, остатки того самого Рэд Лайк Сити.

И всю эту картину окутывал странный полумрак.

Устроившись на жесткой сухой траве, я достал бинокль, после чего уставился на город, желая разобраться в причинах странного явления.

На первый взгляд, ничего действительно опасного впереди не пряталось. Подозрительная дымка, замеченная мной еще полчаса назад, быстро сгущалась по мере приближения к поселению и закрывала его центр практически непроглядной пеленой, но выглядело это лишь обычным визуальным эффектом, а не реальной проблемой.

— Там исщесает сфет, хосяин, — внезапно спохватился таракан. — Там опасно!

— Тихо.

Несмотря на слова питомца, я так и не смог засечь хоть какую-нибудь серьезную угрозу. Перед нами было только совершенно безжизненное пространство, наполненное темнотой.

— Ну, теперь…

Прерывая мои слова, над землей разнесся низкий протяжный вой. Родившись где-то в центре городка, он без проблем добрался до нашего холма, окутал все вокруг звуками безнадежной тоски, а потом резко изменился, на какое-то мгновение преисполнившись нотками злобного предвкушения. И затих.

Я почувствовал, как на голове шевелятся волосы, а по спине бегают противные холодные мурашки. Сразу же вспомнилась картина, увиденная несчастным Джанкарло Рицци — окутанные тьмой улицы, безжизненные дома, крадущаяся где-то поблизости смерть…

— Хосяин, тафай фехнемся?

Мне пришлось сделать усилие для того чтобы промолчать и не согласиться. На какое-то мгновение предложение Эдика показалось настолько заманчивым, что…

— Отставить трусость. Это четвертая зона, тут не случится ничего страшного. Идем на разведку.

— Сфолощ, — тоскливо произнес пет. — Мы ще умхем.

Говоря откровенно, в исследовании Рэд Лайк Сити не имелось никакой жизненной необходимости. Вот только тест ракеты все еще продолжался, делать мне было откровенно нечего, а кинуть вызов неожиданно пробудившемуся страху очень хотелось.

— Кнуссный кхап…

Сопровождаемый трясущимся от ужаса тараканом, я спустился по склону, прошел несколько сотен метров, но затем постепенно замедлил шаг. Остановился, внимательно разглядывая все вокруг.

Мрак сгустился. Находившиеся рядом здания все еще кое-как просматривались, но дальше в свои права вступала непроглядная ночь, в которой таились лишь смутные силуэты. Мне удалось распознать несколько стен, что-то наподобие водонапорной башни, полуразрушенный купол церкви…

Вой прозвучал снова. Громкий, тоскливый и одновременно ехидный, он буквально забирался под кожу, гулял там, морозил душу липкими холодными пальцами…

— Хосяин, я не хощу умихать. Пощалуйста.

— Да блин! Хорошо, сиди здесь, трус.

Идти по заброшенному городу без питомца оказалось еще страшнее, чем с ним. Сумрачная пелена незаметно уплотнялась, разбитые окна появлявшихся рядом со мной домов пугали непроглядной чернотой, где-то неподалеку слышались таинственные шорохи, а все происходящее до боли напоминало увиденную мной иллюзию.

ИММК неуверенно щелкнул и я остановился. Цифры на экранчике браслета пока что отражали вполне приемлемое значение, но, если воспоминание Рицци не обманывало, то уровень радиационного заражения уже совсем скоро должен был дойти до максимума. А это уже приравнивалось к смерти Следопыта. Пусть и достаточно медленной.

Валявшаяся в инвентаре грибная настойка удостоилась пристального взгляда, но все-таки осталась нетронутой. На мой взгляд, ее время еще не пришло.

Продолжая внимательно следить за показаниями гаджета, я включил прибор ночного видения, дошел до ближайшего перекрестка и снова замер.

Напротив стояло длинное здание с широким сквозным проемом, в котором исчезала выбранная мной дорога. Вправо и влево уходила длинная улица. С одной стороны она постепенно растворялась во мраке, с другой упиралась в набережную — мне удалось рассмотреть даже блики солнечного света на водах озера.

— А куда теперь…

Я осекся на полуслове, внимательно глядя на темневший впереди тоннель.

Несколько секунд там ничего не происходило, затем снова появилось встревожившее меня движение, тени расступились и на открытое пространство выскользнул светлый силуэт.

Что-то подобное я уже видел — в том самом воспоминании, которое дало начало квесту. Похожая на человека фигура, отвратительные паучьи лапы, длинные когти…

Монстр дошел до центра перекрестка и остановился, крутя по сторонам лишенной глаз головой. Затем развернулся, шагнул в сторону озера… улица опустела.

На всякий случай подождав еще минуту, я осторожно выдохнул, а потом двинулся в обратный путь — несмотря на сработавшее «безразличие», желание продолжать разведку исчезло совершенно.

За спиной, как будто издеваясь над струсившим исследователем, в очередной раз прозвучал ехидный вой.

— Ничего, скоро увидим, кто здесь последним смеяться будет…

Таракан, присоединившийся ко мне на окраине города, вел себя непривычно тихо и покладисто. Во всяком случае, некоторое время.

— Хосяин, сащем мы останофились? Итем, итем!

— Не, волосатый, никуда мы дальше не пойдем…

Выбравшись на уже знакомый пригорок, я открыл карту и начал тщательно сопоставлять полученные у Пеликано координаты с реальным положением дел. Все оказалось в порядке — судя по тому что я видел перед собой, отметка действительно соответствовала центру города. Конечно, здесь вполне могла присутствовать некая погрешность, но я очень сильно сомневался в том, что смогу внести правильные коррективы.

Оставалось лишь положиться на разрушительную мощь ядерного взрыва…

— Хосяин, там кто-то есть!

— Не вижу.

— Ты не фитишь, а он есть!

— Трус.

Спустя десять минут нытье таракана все же принесло свои плоды — я решил что торчать на холме нам больше не обязательно и отошел метров на двести в сторону, спрятавшись внутри совершенно непрезентабельных развалин какого-то крохотного домика.

Эдик немного успокоился, а вот ко мне опять подступила скука. Прогулки по окрестностям были чреваты смертью и последующим геморроем при возвращении к цели, до окончания теста оставалось еще двое суток…

В итоге я нашел укромный уголок, строго-настрого приказал шестиногу вести себя незаметно и скрытно, а затем отправился изучать форумные новости.

Тема, посвященная охоте на Следопыта, откровенно радовала печалью, сквозившей в постах бравых загонщиков.

[Где эта сволочь? Хоть кто-то его видел в последнее время?]

[Сдриснул куда-то.]

[Его недавно в четвертой зоне вальнули. Слышал такой разговор.]

[А где именно?]

[Какая разница. Все равно его там уже нет.]

[А вдруг он опять что-то ищет?]

[Да ни фига он не ищет, он над всеми вами стебется. То там появится, то там. То в «бесконтролку», типа, собирается, то вертолеты тырит, то по разным городам прыгает. А стадо баранов бегает за ним в надежде заработать кучу денег. Смех.]

[Стадо боевых крабов.]

[Я тут уже говорил, что ни один вменяемый человек не станет лезть в бесконтрольную зону с погоней за спиной. И Следопыт не стал. Но зато как следует поглумился над жадными лохами.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Рано или поздно, но мы его поймаем.]

[Наивные дятлы.]

В топике с обсуждением неудачной попытки рефреша сообщений было на два порядка больше, но особым разнообразием они не блистали. Кто-то радовался отсутствию перемен, кто-то ждал новых возможностей для обнуления недругов, а все остальные попросту троллили друг друга.

Топик как-то незаметно стал обыденным и очень скучным.

Не обнаружив на форуме ничего действительно интересного, я осмотрел ближайшие окрестности, после чего спрятался в мешанине трухлявых досок и отправил персонажа в сон.

Проснулся, изучил отображавшиеся на модуле цифры и снова отправился на боковую. Затем еще раз, еще…

Таким образом пролетели двое суток. За это время уровень моей тревоги многократно возрос — предупреждение ботана о скором конце игры поневоле заставляло нервничать и дергаться. Но я по-прежнему оставался в живых, вокруг простирались радиоактивные просторы «Альтернативы», а бесконечный тест наконец-то приблизился к своему логическому завершению.

— Лишь бы что-то новое не выскочило… или ошибка какая-нибудь…

[…проверка программного обеспечения ракеты… статус зеленый.

Объект полностью готов к запуску. Произвести запуск?

Да/Нет.]

— Да… нет. Так, блин.

Я засунул прибор обратно в инвентарь и рассеянно уставился на торчавший из стены кирпич, обдумывая все нюансы предстоящего события.

Грибная настойка у меня имелась. От взрыва нас с Эдиком должен был защитить холм. Места под различного рода трофеи хватало. Что еще?

— Разве что заранее подпалить кое-кому пятую точку…

К делу я подошел как можно более ответственно. Учел возможность того что мое сообщение могут заметить не сразу, прикинул временные рамки, обдумал текст, а уже потом создал новую тему.

[Грядет расплата!]

[Всем привет от Следопыта — того самого, за которым тут гоняются уже которую неделю.

Надо сказать, что у меня было достаточно времени, чтобы внимательно изучить всех своих недоброжелателей — как в игре, так и на форуме.

Так вот. Поскольку я привык отвечать ударом на удар, ровно через десять минут некоторым из этих презренных ракообразных настанет полная и всеобъемлющая задница. Огромная такая, щетинистая. А вот кому именно… пусть это станет приятным сюрпризом.

Вы же не думаете, что у меня была только одна ядерная ракета?]

— Вот так вот, бро, — с удовлетворением произнес я, отправляя текст на форум. — Наверняка кто-нибудь снова обгадится и захлопнет свой комплекс. Мелочь, а приятно.

— Пхафильно, — согласился Эдик. — К ноктю пхищать кхапов! Тай лекахстфо, а?

— Потом.

Наблюдать за появляющимися комментариями оказалось чертовски интересно. Настолько, что я буквально позабыл обо всем на свете.

[Опа, вылез.]

[Че за хрен? Опять нуб какой-нибудь?]

[Нет, этот рак уже стал известным. Да и прокачался, смотрю, неплохо. Кривовато, правда.]

[Нормально он прокачался. Судя по тому как его всем миром искали, но так и не нашли — ушел в разведчика-петовода.]

[Унылый билд.]

[Он с этим билдом нормально шороху наводит.]

[Так что, скоро опять кому-то полярный лис настанет? Он решил какой-то комплекс завалить?]

[Однозначно!]

[Я бы на его месте снова по городу жахнул. Опыта больше будет.]

[Да нет у него ракеты, на понт берет.]

[В прошлый раз все точно так же думали. А потом Скрантон поделился на ноль.]

[Интересно, кому достанется это счастье? Ставлю на «детишек».]

[Это было бы слишком предсказуемо. Нужно прикинуть, кто ему больше всего неприятностей доставил.]

[Да никто. Он на всех болт клал. Разве что те перцы, которые потайной ход к мутантам открыли, могут в зачет пойти.]

[Возле Силикона еще кто-то за ним гонялся.]

[«Дети», однозначно.]

[Однозначно понты. Десять минут уже прошли, где ракета?]

Сообразив что объявленный срок действительно закончился, я выругался и свернул окошко. Потом вытащил модуль и, мысленно перекрестившись, нажал на оказавшийся в центре экрана зеленый прямоугольник.

[Запуск осуществляется. Дальнейшая коррекция невозможна. Рекомендуем пройти в укрытие.]

— Укрытие — это хорошо… где бы его найти только…

В конце концов, так и не обнаружив надежного убежища, я растянулся в крошечной ложбинке неподалеку от развалин, на всякий случай выпил грибную настойку и принялся ждать.

Сколько времени нужно для того, чтобы ракета вылетела из шахты, а затем преодолела пару сотен километров? Минута, две, три?

— Хосяин, ты…

Мои глаза успели заметить лишь стремительную огненную искру, пронзившую вечернее небо и скрывшуюся за ближайшим холмом.

В следующее мгновение начинающиеся сумерки сменились ярким полднем. Окрестности пронзило нестерпимое сияние, разлетелись в стороны испуганные облака, взметнулась сорванная с возвышенностей пыль… а затем вздыбившаяся земля подбросила меня в воздух.

По ушам словно ударили кувалдой. Кожу обожгло огненным ветром. Зажужжала аптечка.

— Ах… мать твою…

Приземление получилось чрезвычайно жестким. Жар усилился. А впереди начал все быстрее разрастаться исполинский огненный гриб.

До меня только сейчас дошло, что перед запуском ракеты следовало бы внимательно прочитать сопутствующую документацию и узнать массу боевой части.

Хорошо еще, что я не остался следить за взрывом с того самого пригорка…

— Валим отсюда, валим!

Мне неоднократно доводилось слышать, что убежать от ядерного взрыва попросту невозможно. Но, как говорится, везде есть свои нюансы. Например, не каждый диванный эксперт учитывает в своих рассуждениях вовремя выпитую настойку из зеленого мухомора.

— Типа, верим в то, что невозможное возможно, — пропыхтел я, огромными прыжками уносясь вдаль. — А, едрена вошь!

Огненный поток выплеснулся из-за холма, раскатился по сторонам, догнал нас с питомцем, нежно прикоснулся к моей спине и месту пониже спины…

— Мать твою! Сука!

Я ощутил, как у меня стремительно поджаривается пятая точка, рядом истошно заорал Эдик, но спустя несколько секунд температура резко понизилась. Огонь исчез, а нас окутало облако горячей пыли.

— Дерьмо…

К счастью, это оказалось самым последним испытанием. Мы буквально долетели до какого-то каменного обломка, спрятались за ним — и вокруг неожиданно наступило спокойствие.

Мирно жужжала аптечка, злобно шипел подрумяненный таракан, клубилась пыль… но ничего страшного больше не происходило. Даже одежда, которую я успел отнести к безнадежно испорченной, в итоге осталась вполне себе целой и способной давать защиту от излучения.

— Мы фсех упили?

— Не знаю. Но если там кто-то выжил… да нет, вряд ли. Скоро узнаем.

Шестиног осторожно выглянул из-за камня, чихнул и вернулся назад:

— Тута нелься идти. Мощет, томой?

— Нужно, волосатый, нужно. Вдобавок, ты учитывай, что там наверняка какие-нибудь мутагены найдутся.

— Лекахстфо?

— Оно самое.

Эдик еще раз высунулся на разведку, затем повернулся ко мне и безапелляционно заявил:

— Там песопасно. Нато итти пхямо сейщас!

— Кто бы сомневался…

[Внимание! Вы достигли небывалого прогресса в использовании ядерного оружия. Поздравляем. Вы получаете достижение «Немирный ядерщик». Эффект достижения: +1 уровень к навыку «Ядерное оружие».]

[Поздравляем! Вы получили уровень!]

[Поздравляем! Вы получили уровень!]

[Поздравляем! Вы получили уровень!]

— Ну наконец-то. Выходит, не зря весь этот геморрой был, не зря.

К сожалению, в появившихся передо мной сообщениях не нашлось места для информации о рестарте игры. А это означало, что в самое ближайшее время нам придется навестить подвергшийся бомбардировке город. С другой стороны, подобный шаг и так подразумевался…

— Хосяин, нам нато итти! Пыстхо!

— Отвянь, — я выдернул рукав из цепкой хватки шестинога и открыл параметры персонажа. — Там все равно слишком горячо. Подождем чуток.

— Нелься щтать! Лекахстфо мощет пхопасть!

Проигнорировав опасения питомца, я вдумчиво рассмотрел свои характеристики, затем пожал плечами и влил все три свободных очка в «агрессию». С учетом предстоящего ухода из игры особого выбора у меня не было — требовалось бездумно развивать «псионику» и все, что с ней связано.

— Итем, хосяин!

— Да чтоб тебя. Идем, идем.

Увы, но далеко продвинуться нам не удалось. Когда мы поднялись на полюбившийся мне пригорок, навстречу дохнуло таким жаром, что я невольно выдал пару экспрессивных словечек и сразу же отступил обратно.

— Хосяин, впехет!

— Блин. Задолбал ты меня, как дровосек секвойю. Иди куда хочешь и жри что найдешь, понял? Только не жалуйся потом, если тебе там задницу поджарит.

— Спасипо!

Эдик умчался за холм, а я осторожно уселся на горячий камень и снова открыл тему с угрозами в адрес своих недоброжелателей.

[О, что-то такое полетело со стороны Силикона!]

[Откуда именно?]

[Там на юге — бесконтрольная зона, ракета оттуда пошла. Не рассмотрел толком, расстояние большое слишком было.]

[Помню, кто-то хвастался, что Следопыта в тех краях привалил. Значит, привалил не до конца.]

[Делаем ставки, кому сегодня достанется. Куда ракета полетела?]

[Вверх она полетела. А куда потом — я не знаю.]

[Чувствую, как сейчас напряглись враги ТСа.]

[Да он опять какой-нибудь город накроет. Изумрудный тот же.]

[У крупных городов защита есть, ракету собьют. Разве что нищий хутор, как в прошлый раз, выберет.]

[Стою, смотрю в небо. Рядом спешно закрывается комплекс «детишек». Весело.]

[О, они уже во второй раз обгадились при упоминании ядерной ракеты. Ржака.]

[У нас соседи тоже решили закрыться — слишком уж активно за Следопытом гонялись. Проблема в том, что нам тоже капсуляцию пришлось включить. Если на них ракета свалится, нам тоже кирдык.]

[Бог ты мой, как много, оказывается, в игре очкунов. Жалкие ничтожные крабы, теперь-то всем видно ваше трусливое лицо!]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Есть попадание!]

[Где?]

[В четвертой зоне, неподалеку от Мертвого озера,]

[И кто там жил? Какой клан?]

[Да никто. Обычная территория. Наверное, ТС просто нашел рассадник альенов и устроил им сладкую жизнь, а заодно мощно уделал всяких ссыкунов. Им теперь неделю-две без доступа к комплексам жить.]

[Я что-то не понял, кто кого нагибает в этой суровой войне? Могучие кланы — Следопыта или Следопыт — могучие кланы?]

[Ответ очевиден.]

[Ожидаю вопли негодования и обещания покарать ТСа в реале. Раки, ваш выход!]

[Эпичненько. ТСу респект и благодарность за доставленное удовольствие.]

[Теперь от него точно не отстанут.]

[Интуиция подсказывает мне, что ему на это как-то совершенно по барабану.]

— Это уж точно…

В полной мере насладившись комментариями, я снова поднялся на холм, убедился что жар несколько ослаб, а затем осторожно двинулся вперед.

Через сотню метров температура снова стала нестерпимой.

— Хосяин, там плохо, — откуда-то сбоку вынырнул крайне опечаленный шестиног. — Я не моку пхойти!

— А я тебе что говорил? Не переживай, здесь все должно быстро остыть. Наверное.

Полчаса спустя нам удалось подобраться к самому краю Рэд Лайк Сити.

От сумеречной завесы не осталось ни следа — теперь над окрестностями раскинулась самая обычная пелена, состоявшая из дыма и пыли. Облик города тоже изменились до неузнаваемости — на месте зданий остались только жалкие каменные огрызки, повсюду валялись груды кирпичных обломков, кое-где проступали лужицы расплавленного и снова застывшего металла, что-то горело, разваливалось, дымило…

Никакой жизни здесь больше не наблюдалось. Если, конечно же, не брать в расчет мохнатого таракана, летавшего от одного уничтоженного дома к другому.

— Хосяин, мощно итти тальше!

В кои-то годы нытье Эдика не вызывало у меня особого раздражения — мне и самому очень хотелось добраться до припрятанных в локации плюшек. Вдобавок, на место взрыва в самое ближайшее время могли прилететь какие-нибудь левые туристы, так что медлить было действительно нельзя.

— Прийти, разграбить, убежать…

О том, что загадочная тварь, которую мне предлагалось убить, могла попросту сдриснуть из локации, думать не хотелось.

На улицах Рэд Лайк Сити оказалось малость неуютно. Уровень радиационного излучения уверенно держался на стопроцентной отметке, видимость становилась только хуже, а жара превышала все разумные пределы. Но благодаря экипировке я чувствовал себя не так уж плохо и достаточно быстро продвигался вперед.

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из белого альена.

Эффекты:

— телепортация начального уровня.]

— Слышь? — Я остановился, покрутил головой, но обнаружить Эдика не смог. — Та вообще офигел, такие мутагены жрать?!

— Хосяин хасхешил, — донесся до меня едва слышный ответ. — Хосяин топхый!

— Вот сволочь волосатая…

Когда мне удалось добраться до того места где произошла встреча с непонятным монстром, система порадовала еще одним сообщением:

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из белого альена.

Эффекты:

— продвинутая телепортация.]

— Сучара… хорош мутагены воровать! Сюда иди!

— Спасипо, хосяин! Не слышу тепя!

Найти зашкерившегося где-то поблизости Эдика было нереально и я снова двинулся вперед, зорко посматривая по сторонам в надежде первым обнаружить следующего инопланетянина.

Хрен там.

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из голубого альена.

Эффекты:

— продвинутый метаморфизм.]

Я чертыхнулся и ускорился, желая как можно скорее дойти до конечной цели, а уже потом заняться сбором трофеев. Сообщения прекратились — судя по всему, теперь вынужденный держаться неподалеку от хозяина таракан попросту не успевал исследовать встречавшиеся по пути завалы.

— Ибо нефиг…

На ратушу мне удалось наткнуться лишь по чистой случайности. Собственно, если бы не попавшаяся под ноги табличка с соответствующей надписью, то я бы прошел мимо, так и не узнав что расположившиеся на краю небольшой площади жалкие обгоревшие развалины являются конечной целью моего путешествия. Вмешалась случайность — взрыв произошел немного в стороне, поэтому здесь остались хотя бы таблички. А вот дальше…

— Хосяин, мы толщны итти тута, — вылетевший у меня из-за спины Эдик уверенно ткнул клешней в остатки некогда величественного здания. — Там есть лекахстфо!

— Пойдем, не беспокойся.

Двигаться по раскаленным камням сквозь дым и огонь было крайне неприятно. Но меня упорно толкало вперед искреннее любопытство и такая же искренняя жадность — финал квеста притаился где-то совсем рядом, буквально в нескольких шагах. И добраться до него хотелось как никогда прежде.

— Ищи все необычное, понял? Но не вздумай жрать лекарства.

Таракан самонадеянно пискнул, сунулся было в горящий оконный проем, но тут же отскочил обратно, усердно хлопая лапками по тлеющему на пузе меху.

— Дятел, дорогу выбирай нормальную!

— Сам тухак, — обиделся Эдик, снова устремляясь к ратуше. — И тхус!

На этот раз шестиногу удалось проскользнуть внутрь. До меня донеслось неразборчивое шипение, в воздухе снова разнесся аромат жженой шерсти… а затем я сам оказался посреди огня и проблемы таракана резко обесценились.

— Твою мать!

Встроенный в шлем фильтр откровенно не спасал — до меня доносилась вся гамма запахов, присущих любому пожару. Температура снова чрезмерно поднялась, превратив все вокруг в одну большую баню. Видимость сократилась до пары метров…

— Да ну его нафиг…

— Хосяин, я нашел! Стесь польшой кхап!

— Вот блин…

Проклиная излишне ретивого пета, я практически на ощупь двинулся в его сторону. Треснулся о кирпичный выступ, обжегся о какую-то металлическую хреновину, но затем все же выбрался на более-менее открытое место.

В центре напрочь разрушенного зала валялось нечто.

Странный полупрозрачный силуэт — едва заметный в потоках дыма и постоянно меняющий свою форму. Длинные тонкие щупальца — струящиеся по камням и, в отличие от основного тела, вполне различимые. Какие-то оплавленные приборы, разбросанные около стен…

Я совершенно точно нашел то, что искал. Оставался вопрос — что с этим делать дальше?

— Тафай упьем кхапа, хосяин?

— Убьем, конечно. Плюнь в него.

Таракан охотно выполнил приказ, но плевок безобидной каплей скатился на пол, а сам монстр на агрессию никак не отреагировал. То ли попросту ее не заметил, то ли оказался не способен что-либо сделать.

— Клешнями его. Давай.

Эдик радостно дернулся к твари, но почти сразу же остановился.

— Не моку, хосяин. Ощень стхашный.

— Блин.

Игра вовсю намекала на то, что завершать квест мне придется собственноручно. Неизвестной была лишь реакция таинственного мутанта на возможную агрессию. Сдохнет он после удара ножом или начнет бить всех вокруг смертным боем?

Умирать и лишаться разбросанного по городу лута не хотелось. Но и выбора особого у меня не имелось — оставленный недобитым монстр вполне мог оклематься и удрать, похоронив тем самым практически выполненное задание.

— Ладно, попробуем.

Я вытащил мачете, осторожно ткнул острием в бок полудохлого противника… и тот растекся лужей бледно-зеленой слизи.

— Э…

[Внимание!

Контролер уничтожен. Система информационной репликации готовится к перезагрузке. Перезагрузка системы информационной репликации произойдет через 23 часа 59 минут 59 секунд. Перезагрузка системы займет 0,00042 секунды.

Внимание!

Во избежание необратимого уничтожения сформированной личностной матрицы рекомендуется покинуть зону, подконтрольную системе информационной репликации.]

[Поздравляем! Вы получили уровень!]

[Поздравляем! Вы получили уровень!]

[Поздравляем! Вы получили уровень!]

[Поздравляем! Вы получили уровень!]

— Так, — я, не обращая внимания на сыпавшиеся как из рога изобилия плюшки, еще раз перечитал самое первое сообщение. — Так. Получилось, кажется. Сутки до перезагрузки, значит… отлично. А куда нужно идти? В «бесконтролку»?

Полной уверенности на этот счет у меня не имелось. То, что задание оказалось выполненным, было ясно — не зря же игра порадовала Следопыта сразу четырьмя уровнями. Но вот все остальное оставалось весьма смутным и расплывчатым…

[Ваш питомец употребил мутаген, извлеченный из призрачного альена.

Эффекты:

— свобода воли.]

Я тут же прервал свои думы и с возмущением развернулся к таракану:

— Да чтоб тебя енот отлюбил, ворюга драный. Какого хрена ты меня не слушаешься, а?!

Шестиног, только что нагло воспользовавшийся моим секундным замешательством для того чтобы сожрать очередное «лекарство», чуть-чуть помолчал, а затем произнес:

— Этик поснал щиснь. Этик поснал сфое пхетнаснащение.

— Какое еще предназначение?

— Этик путет упифать щалких кхапоф, — сообщил волосатый гад, по-прежнему таращась куда-то в стену. — Таких как хосяин.

В моей душе зародилось нехорошее подозрение. Продолжая коситься на болтливое насекомое, я вызвал характеристики Следопыта, перешел в раздел питомца — и ничего там не обнаружил.

— Так…

— Фсе люти — кхапы. Кхапы толщны стхатать.

— Ты…

— Этих путет упифать!

Мне пришлось как следует встряхнуться.

Ситуация приобретала весьма неприятные формы, но рефлексировать по поводу внезапной утраты пета было откровенно некогда. На горизонте возникла совершенно иная проблема — в случае неожиданной атаки сбрендившего шестинога мне пришлось бы попрощаться еще и с выбитым из альена лутом.

Поняв это, я прошептал матерное словцо, шагнул вперед, нащупал валявшиеся в луже слизи предметы…

— Хосяин сапхещал есть лекахстфо, — послышался рядом задумчивый голос. — Хосяин — эксплуататох.

— Фиг там, — после того как лут оказался спрятан в инвентаре, ко мне сразу же вернулась уверенность в собственных силах. — Нечего тут угнетенное меньшинство из себя строить.

Зависшему в воздухе таракану мои слова откровенно не понравились. Эдик надулся словно большая мохнатая жаба, потом растопырил когти и очень злобно прошипел:

— Хосяин — нищтощный щалкий кхап. Кхапы толщны умехеть.

— Слышь, — я отступил на шажок, положив ладонь на рукоятку ножа. — Палку-то не перегибай. Лети отсюда, пока цел.

— Смехть кхапам!

Мне удалось выхватить мачете и пару раз как следует треснуть бросившегося в атаку агрессора по хребтине, но затем острые когти и клешни все-таки сделали свое черное дело — слишком уж мало здоровья имел Следопыт для того, чтобы участвовать в подобных сражениях.

Вокруг оказались стены родной базы.

— Жесть… сволочь волосатая, ты здесь?!

Ответа не последовало. А небольшой загончик, до этого использовавшийся в качестве тараканьего жилища, попросту исчез.

— Жесть…

[Внимание! Вы совершили невозможное и своими собственными руками создали уникальную форму жизни. Поздравляем. Вы получаете достижение «Создатель». Эффект достижения: +1 уровень к навыку «Биология».]

— Уникальная форма жизни, мать ее за ногу… писец, едрена вошь…

Находясь в некотором офигении, я еще раз взглянул туда, где совсем недавно был вольер. Потом снял шлем и с наслаждением почесал затылок. Снова выругался.

Предательство наглого мохнатого гада не укладывалось в голове. Столько времени он был моим верным спутником, а сейчас…

— Сволочь!

В конце концов, желая хоть как-то отвлечься от случившегося, я вызвал форум.

Там тоже было горячо.

[Задница все-таки настала?!]

[Народ, что за фигня? Кому еще пришло сообщение о смерти контролера? Что вообще за контролер? Что происходит, мазафака?!]

[Кто-то все же ломанул систему. Топы в печали, крабы в восторге.]

[Судя по твоему восторгу, ты однозначно краб.]

[ТС, не переживай, это всем пришло. Ты не одинок.]

[Так че делать-то?]

[Тебе же прямым текстом сказали — если матрицу проиметь не хочешь, то нужно давать по тапкам.]

[А по-русски?!]

[Скорее всего, игра обнулит всех тех, кто окажется в пределах досягаемости на момент отсечки. Для спасения нужно будет свалить в бесконтрольную зону. Наверное.]

[И там сдохнуть. Эпичный план.]

[А что с моей базой будет?]

[Скорее всего, обнулится к чертовой матери. Так что хватай самое ценное и крадись в «бесконтролку». Если повезет — выживешь.]

[Офигеть… а если там какой-нибудь ПК меня убьет?!]

[Тогда ты сольешься, бро. В ноль, в хлам.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[И не говори. На какое-то время игра превратится в лютейший хардкор. Выживут только сильнейшие.]

[Чего вы так очкуете. Там же реально все очень ясно было написано. У вас есть целые сутки для того, чтобы спокойно уйти в какую-нибудь глухомань. Потом вы на несколько секунд зайдете за пределы БЗ и вернетесь обратно. Чего трепетать-то?]

[Зайдете, вернетесь… а все нажитые непосильным трудом ништяки уже исчезли.]

[Я же говорил — надо брать все с собой.]

[Хех. Вспомнил тех лохов, которые закрыли свои комплексы из-за Следопыта и у которых нет возможности забрать вещички. Фейл эпических масштабов.]

[А я вспомнил, что совсем недавно Следопыт приголубил кого-то в четвертой зоне. Совпадение?]

[Да ладно? Думаешь, его рук дело?]

[Ясен хрен.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Красиво. Чувак сейчас сидит где-нибудь на берегу Мертвого озера, пьет коньяк и смотрит на то, как горизонт охватывает зарево от пылающих пуканов. Эпик вин.]

[После такой подставы его в реале найти надо. А в игре — мочить, мочить и еще раз мочить!]

[Да уймитесь уже. Если не он, то кто-то другой бы это сделал.]

Чтение топика внесло в мою душу некое умиротворение — я даже вспомнил о найденных вещах и до сих пор не распределенных очках навыков.

С умениями задача решилась просто — «агрессия» тут же получила все четыре балла, перейдя уже на третью ступень. А вот инопланетный лут пришлось изучить подробнее.

[Четвертый узловой элемент гиперпространственного тоннеля. Качество: инопланетное.]

[Странный предмет, от которого буквально тянет инопланетными технологиями. Выступающие на поверхности символы подсказывают, что в ваших руках находится часть установки, способной открыть переход в другое измерение. Судя по всему, для создания такого прибора понадобится найти все остальные элементы.]

— Символы, значит, подсказывают… — Я с сомнением покрутил в руках непонятную хреновину и остановил взгляд на той ее грани, где было изображено нечто вроде двух сношающихся павианов. — Намекают прямо-таки, ага…

Вторая железка оказалась гораздо более приземленной и понятной:

[Ирцунгх. Качество: инопланетное.]

[Загадочный артефакт, отслеживающий уровень токсичности окружающей среды и снижающий негативное влияние любых ядов на 30 %

Требования:

— навык «ксенотехнологии»: 5 уровень.]

— Ирцунгх? Ну, пусть будет ирцунгх…

Поскольку «ксенотехнологии» у меня уже давно были на пятом уровне, то артефакт совершенно спокойно включился, устроился на поясе и прошел привязку. А характеристики персонажа приобрели следующий вид:

-

Игрок Следопыт [54][-]

Характеристики

Восприятие [4]

Выносливость [10]

Интеллект [6]

Ловкость [8]

Сила [6]

Оружие

Модель [Самодельное мачете]

Прочность [447]

Урон [40–50]

Броня

Голова [Камуфляжный шлем спецназа КНР] [50] Прочность [213]

Ноги [Камуфляжные брюки спецназа КНР] [50] Прочность [162]

Руки [Камуфляжные перчатки спецназа КНР] [50] Прочность [290]

Ступни [Камуфляжные ботинки спецназа КНР] [50] Прочность [171]

Тело [Камуфляжная куртка спецназа КНР] [50] Прочность [0]

Эффекты постоянные

ИММК. Выносливость: +3 единицы.

ОДЕЖДА. СР: +50 %.

АРТЕФАКТЫ. СР: +10 %, СТ: +30 %.

Почетный гражданин города Изумрудный.

Запрет на посещение города Ганнисон.

Свободный доступ в город SM-08.

Почетный гражданин города Силикон-сити.

Запрет на посещение Города Енотов.

Эффекты временные

Мутации

Способность дышать под водой.

Артефакты

1 [Аптечка]

2 [Антирадиационный щит]

3 [Истощенный телепортационный модуль]

4 [Ирцунгх]

Достижения

Это — судьба!

Инженер-самоучка [2]

Молодой ученый.

Дух.

Экспериментатор [3]

Юный турист.

Камикадзе.

Фанат оружия [2]

Зов предков.

Дитя Атома [4]

Лишенец [2]

Переговорщик.

Торгаш.

Спортсмен.

Алхимик.

Титан.

Почетный гражданин [2]

Авантюрист.

Ксенофоб.

Танкист-любитель.

Диверсант.

Немирный ядерщик.

Создатель.

Навыки боевые

Высокотехнологичное оружие [1]

— Высокотехнологичные системы защиты [1]

Ловушки и метательное оружие [2]

Псионика [5]

— Приручение животных [3]

— Агрессия [1] [5]

— Агрессия [2] [5]

— Агрессия [3] [1]

— Усиление восприятия [слух] [1]

— Безразличие [1] [5]

— Безразличие [2] [5]

— Безразличие [3] [5]

Стрелковое оружие [1]

Тяжелое оружие [2]

— Ядерное оружие [1]

Холодное оружие [1]

Навыки небоевые

Авантюризм [1]

Выживание [5]

— Сопротивление радиации [5]

— Аскетизм [2]

— Маскировка [5]

Инженерное дело [2]

Наука [1]

— Химия [1]

— Биология [1]

Общение [2]

— Торговля [1]

Управление транспортными средствами [2]

— Гражданский транспорт [1]

Навыки чужих

Ксенотехнологии [5]

ИММК

Версия [PMHV — 10-R[3]-E3]

Объем [10]

База

Объем [90]

Привязка [9/9]

Уровень [9]

Питомец [-]

-

Закрыв справку, я некоторое время провел в размышлениях, потом криво усмехнулся, освободил инвентарь от скопившегося хлама и начал перекладывать туда все свои наиболее ценные вещи. Артефакты, шлем, перчатки, мачете, куртку…

Логика подсказывала, что в случае исчезновения базы всем имеющимся привязкам тоже настанет кирдык. Значит, о сохранности предметов требовалось позаботиться уже сейчас — чтобы в дальнейшем, словив шальную пулю на выходе из «бесконтролки», не потерять сразу все.

После осуществленной перетасовки дела как-то внезапно закончились. Сначала я довольно долго вспоминал вероломного таракана, затем четверть часа таращился в форум, радуясь тому, что прищемил хвост Аннигилятору…

А потом в голову постучалась совершенно новая и свежая мысль, заставившая меня броситься к выходу из бункера.

Благо, спустя пять минут непрерывного стука в запечатанную дверь какой-то великан ее все-таки открыл.

— Веди меня к Грымзу, немедленно!

— Э… человек…

— Бегом, твою мать! К вождю!

— Э… хорошо…

Главный мутант совершенно не обрадовался моему появлению. Крепкие пальцы стиснули рукоятку дубинки, в глазах проснулась жажда убийства…

— Стой, Грымз! Вопрос первостепенной важности! Ты хочешь отомстить своим самым заклятым врагам? По-настоящему отомстить?

— Э… гм. Ты…

— Не время вспоминать прошлое. Ты хочешь жестоко покарать своих врагов?

Великан почесал ухо и неуверенно кивнул:

— Хочу.

— Отлично. Вы тут в курсе, что совсем скоро всему миру уготовано жестокое испытание? Все те, кто не успеют спрятаться в бесконтрольной зоне — умрут.

— Нас это не волнует, человек. Мы просто снимем свои безделушки, а потом наденем их снова.

— Это хорошо, — я посмотрел на собеседника с легкой завистью. — Но люди вроде меня будут вынуждены пойти за грань жизни…

— Жалкие низшие создания, — сообщил незаметно подобравшийся к нам Жорро. — Они недостойны жить.

— Не встревай, Двурукий. Так вот, Грымз. Если ты скажешь, кто именно из людей досаждал тебе больше всего, то я смогу выследить их, а потом дать тебе координаты. Враги уйдут за грань, ты расстреляешь их из пушек — и они умрут навсегда.

— Ты хитер и коварен, человек.

— Не то слово. Так ты согласен? Учти, что вам придется обстреливать эту точку ровно сутки. Иначе убитых врагов спасут.

— Мы можем вести огонь хоть целую неделю, — гордо заявил Жорро. — Враги умрут!

— Враги умрут, — медленно кивнул Грымз. — Хороший план, человек. Если ты дашь нам эти координаты, мы простим тебя и дадим награду.

— По рукам. Говори, кого требуется выследить?

— Они называют себя «Ксеноцид»…

— Жалкая кучка отбросов, — снова встрял прихлебатель. — Их нужно уничтожить!

— Отлично. Жди моего появления, вождь. И будь готов действовать!

— Мы будем готовы, человек. Но не вздумай подвести нас, иначе…

Само собой, разыскивать какой-то там «Ксеноцид» мне даже в голову не пришло. Вместо этого я вернулся на базу и целых четыре часа изучал форум, пытаясь узнать, откуда именно «Дети Атома» собираются уходить в бесконтрольную зону. А затем, набрав косвенных упоминаний от второстепенных членов клана, отправился в Изумрудный.

Ночной город был охвачен суматохой — повсюду переругивались игроки, горланили неписи, пару раз до меня даже донеслись звуки стрельбы. Люди спешно готовились к массовой эвакуации и на этом фоне всем стало откровенно плевать на всех. Даже на ненавистного Следопыта.

Воспользовавшись этим, я беспрепятственно ушел за периметр, после чего затаился неподалеку от главного выхода и начал высматривать среди толпы игроков кого-нибудь из «детишек».

Минут через десять мне повезло — из ворот появилась целая группа представителей враждебного клана. Появилась — и целеустремленно ломанулась куда-то на запад.

Я отправился вслед за ними, стараясь держаться на самой границе зоны видимости.

В общем-то, предосторожности оказались лишними — враги перли сквозь пространство, безжалостно расстреливая встречных монстров и совершенно не обращая внимания на то, что творилось у них за спиной. Тем не менее, пару раз их маршрут круто менялся, заставляя меня делать большие петли и прятаться в кустах из-за боязни оказаться на прицеле у какого-нибудь снайпера. Так что назвать путешествие совсем уж легкой прогулкой было все-таки нельзя.

Незаметно прошел час. Потом еще один, еще…

В какой-то момент выстрелы начали раздаваться не только спереди, но и сзади — нас явно догоняла следующая группа. Пришлось затаиться и пропустить ее вперед, потеряв тем самым кучу времени.

А затем впереди как-то неожиданно и резко появился окутанный лучами рассветного солнца импровизированный лагерь.

— Нашлись-таки, пассивы…

Почти в километре от меня копошились едва различимые человеческие фигурки. Игроки лежали, сидели, прохаживались взад-вперед, размахивали крохотными ручонками, о чем-то переговариваясь друг с другом…

— Очень надеюсь, что ты, друг, тоже там…

Судя по карте, противники устроились вплотную к крошечному пятнышку бесконтрольной зоны. Место было выбрано идеально — вокруг не имелось никаких обитаемых поселений или интересных локаций, вероятность встретить врага приближалась к нулю…

— Так и знал, что у тебя хватит глупости на что-то подобное, — раздался у меня за спиной до отвращения знакомый голос. — Ты весьма предсказуем и туп, Следопыт. Неужели ты думал, что твоя жалкая маскировка способна кого-то обмануть? Или что у нас не хватит мозгов взять эту местность под контроль?

Я осторожно повернул голову.

Возле соседнего дерева стоял Аннигилятор. Стоял, держал в руках украденную у меня винтовку и очень зло улыбался. Словно шерстистый мамонт, у которого только что украли две тонны чищеного арахиса.

— Жаль, что сегодня ты все-таки воскреснешь, — мой недруг с наигранной печалью покачал головой. — Но когда-нибудь мы и это решим. Прощай.

Винтовка тихо свистнула, появились цифры обратного отсчета, я успешно возродился на базе, произнес несколько суровых слов…

А затем все вокруг снова исчезло. Послышалось то самое легкое жужжание, которым обычно сопровождался процесс открытия капсулы.

— Какого хрена?! Какого хрена, черт возьми?!

— Ты чего орешь? — Голос невидимого мне ботана оказался наполнен удивлением. — Веществ пережрал?

— Верни меня немедленно, мать твою!

Раздался странный шорох и в щели под крышкой аппарата возникли недоумевающие очкастые глаза.

— Ты чего, Крабов?

— Мне нужно еще двенадцать с половиной часов, — отчеканил я. — Мне плевать, как ты это сделаешь, но ты это сделаешь, понял? Двенадцать с половиной часов, а потом можешь все выключать, ясно?!

— Э… ну хорошо, как скажешь…

Когда вокруг снова оказалась виртуальность, первое, что я сделал — это отправился на прием к Грымзу.

— Вождь, координаты твоих врагов найдены. Смотри. Видишь эту зону?

— А они точно будут там? — Мутант воспринял информацию с легким недоверием. — Очень маленькое пространство.

— Мы сможем залить огнем всю эту территорию, — очень вовремя отметил Жорро. — Враги не смогут уйти и будут уничтожены!

— Слушай, что говорит Двурукий, вождь. Они придут туда. И, если ты все сделаешь правильно, там и останутся.

— Правильно?

— Помни, тебе нельзя опоздать. Ты должен точно рассчитать время, а затем…

— Хватит, — гигант нетерпеливо махнул рукой. — Мы лучше знаем, как убивать ничтожных людишек. Иди к себе. Если эти слова окажутся правдой, тебя ждет награда.

— Да, иди, человек! Не путайся под ногами!

Убежище встретило меня тишиной и пустотой. Без постоянно недовольного жизнью питомца здесь стало чересчур просторно, чересчур грустно, чересчур скучно…

— Козлина ты все-таки, волосатый, — пробормотал я, отправляясь за водой и питательным батончиком. — Козлина и предатель…

В ожидании перезагрузки мне оставалось только одно — снова взяться за изучение форума.

Там продолжалось веселье. Кто-то ругался на вероломного Следопыта, кто-то строил планы мести своим обидчикам, кто-то злорадствовал, кто-то откровенно психовал, понимая, что в самом ближайшем будущем лишится нажитого непосильным трудом имущества…

А среди всего этого водоворота эмоций крутилась небольшая тема, искренне повеселившая меня своей оригинальностью и самобытностью.

[Новый монстр! Осторожно!]

[Встретили какую-то странную хрень. То ли мотылек, то ли альен, то ли какой-то краб. Весь красный, страшный, когтистый — полная жесть, короче говоря. Всю нашу пати положил, сволочь! Будьте осторожны!]

[Краб? Вашу пати положил краб? Позор.]

[Он еще телепортируется! Телепортируется — и когтями, когтями!]

[Похоже, здесь налицо мощные глюки. Причем не только у ТСа.]

[Это не глюки. Я тоже там был. Эта сволочь прыгает к тебе, травит каким-то парализующим ядом, а потом когтями рвет. Спастись нереально.]

[А клешни у него есть?]

[Есть!]

[Понятно. Меньше бухать надо, ребята. Даже в виртуальности.]

[Они не врут. Я эту тварь тоже встретил сегодня. Появилась хрен знает откуда и начала требовать какое-то лекарство. А у меня не было никаких лекарств. И она меня убила.]

[То есть, это еще и говорит. Запасся попкорном, внимаю.]

[Я понял. Это массовое сумасшествие, вызванное скорой перезагрузкой игры.]

[Просто унылый троллинг.]

[Какой, к чертям, троллинг! Эта падла у меня из-под носа мутаген украла, а затем просто испарилась! Скотина!]

[Мощные нынче крабы пошли, я смотрю.]

[Ты про ТСа? Или его корешей?]

[Я про монстра.]

[Блин, реально лекарство требует. Я этому мотыльку дозу «пыли» отдал — и он просто улетел. Сказал, что я не краб — и улетел.]

[О, точно! Когда он на меня напал, то обозвал жалким крабом!]

[С этим сложно спорить, бро.]

[Комментарий удален искусственным интеллектом сети ИММК.]

[Итого, от страшного летающего говорящего краба-вонючки можно откупиться наркотой. Восхитительно.]

[Что-то мне подсказывает, что видят его только те, у кого есть наркота.]

[Я тоже его встретил! Спасибо за советы, отделался бутылкой спирта!]

[Ну надо же. И что этот краб тебе сказал?]

[Сказал, что я хороший и что он не будет меня убивать.]

[Краб прогнулся перед крабом. Отлично.]

[А я его замочить попытался. Реально сложная задача. Там телепорт постоянный, иммунитеты какие-то плюс вонь, от которой тебя парализует. Адская смесь.]

[Пасхалка от разработчиков. До этого здесь все унижали крабов, а теперь краб унижает всех.]

— Молодец, волосатый… так их, раков донных…

Спустя несколько проведенных в томительном ничегонеделании часов я сходил на четвертый ярус подземелья и закидал гранатами пространство возле перекрывавших тоннель створок, стараясь уничтожить все возможные ловушки. Потом вернулся домой, снова погрузившись в чтение.

Время шло. Количество пострадавших от тараканьего произвола игроков множилось.

А затем все наконец-то произошло.

Я еще раз спустился в глубины бункера, отметил легкую дрожь от начавшейся на поверхности канонады, хмыкнул и шагнул за границу «бесконтролки». Провел там десять секунд, вышел обратно…

Окружающий мир ни капли не изменился, вот только базы на прежнем месте уже не оказалось. Мои глаза тщетно высматривали знакомые контуры, пальцы безрезультатно ощупывали прохладный металл, но ничего не происходило.

«Альтернатива» действительно перезагрузилась. Напрочь.

— Ну и хрен с ней, — прекратив лапать стену, я прислушался к отзвукам выстрелов и довольно улыбнулся: — Не такой уж плохой финал.

Эпилог

Рассматривавший очередное досье майор Иванов с досадой поморщился.

Очень жаль, что в свое время ему не удалось правильно оценить все перспективы странного проекта. Но очень хорошо, что среди сослуживцев нашлись-таки добрые люди, подсказавшие верный порядок действий при отъеме неправедно нажитого призывниками имущества.

— Что же, Крабов… придется тебе чуть-чуть подвинуться. Исключительно ради повышения обороноспособности страны. Все-таки зря ты раньше срока оттуда ушел, зря…

Хорошее настроение постепенно возвращалось. В конце концов, не так уж важно то, что ты сделал ошибку. Гораздо важнее то, как ты ее исправил.

Майор предвкушающе улыбнулся, после чего с силой нажал на большую красную кнопку.

— Запускай.

Раздался негромкий стук, а затем на пороге кабинета возник смутно знакомый ему юноша. Худощавый и очень бледный.

— Входи, — строго произнес Иванов. — Садись. Есть что сказать по поводу своей так называемой службы?

— Да, — кивнул устроившийся на стуле парень. — Мне нужна ваша одежда, оружие и мотоцикл.

Слегка опешивший от такого заявления майор неожиданно почувствовал искреннее смущение и снова улыбнулся, не зная, как правильно сгладить возникшую неловкость. Потом собрался с духом и виновато произнес:

— Но у меня же нет мотоцикла… у меня только «лексус»…

Конец



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Эпилог

  • загрузка...