КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415447 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153590
Пользователей - 94626

Последние комментарии

Впечатления

кирилл789 про Орлова: Перепиши меня начисто (Любовные детективы)

есть одна скучная вещь, которую стоило бы усвоить женскому полу.
читать душераздирающие истории про то "как он меня взял, а потом полюбил" может и можно, конечно, хоть для меня и не понятно - зачем.
но, девушки-читательницы, если мужчина относится к вам, как "захотел - взял, захотел - изнасиловал", никакого - влюбится-женится в вашей жизни не будет.
ты - тряпка, вещь, понадобилось - использовал, не нужна - задвинул в угол. держите это в голове, девушки, когда вот подобное вам будет попадаться в чтиво. крупными буквами держите. чтобы никогда в жизни вот такое понаписанное "знание" не повторять.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ABell про Марахович: Отпетые отшельники (Альтернативная история)

Автору конечно обязательно нужно было высказаться об его отрицательном отношении к нынешней власти...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
argon про Ангелов: Налево от дома. Книжная серия «Азбука 18+». (Фэнтези)

Вот как, как Ангелов с этими "энцклопедическими" творениями, изложенными в стиле Луркморья, попал в раздел "Фентези"? Юмор, может циничный и чёрный, стёб и троллинг, но никак не фентези!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Осинская: Хорошо забытое старое. Книга 3 (Космическая фантастика)

хорошая трилогия

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Калинин: Начало (СИ) (Боевая фантастика)

как-то много роялей даже для альтернативки

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Наложница для рига (Любовные детективы)

Предупреждение 18+ стоит , но ради интереса просто пролистнула после пяти страниц чтива, все остальное. Жесткое насилие над гг и остальными девами…... Это наверное , для мазохисток……Тебя насилуют во все места, да не один мужик, а много, а ты потом его и полюбишь. Ну по крайней мере обложка со страстным поцелуем наверное к этому предполагает.
Похоже аффторши таких «шедевров» заблокированных мечтают , что ли , чтобы их поимели во все места, куда имеют гг, а потом будет большая и чистая любофф. Гадость какая то .Удалила всю папку и довольна.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Подарки для блондинки. Свекровь для блондинки (Фэнтези)

Начав читать не эротику этого к слову сказаь аффтора, поняла . что читать про тупую блондинку с чуть менее тупым магом просто не в состоянии из-за непроходимой тупизны гг. Скушно , тоскливо и совершенно неинтересно.
Удалила всю папку с этими «шедеврами». И хорошо, что ЭТО заблокировано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Путь (fb2)

- Путь 553 Кб, 162с. (скачать fb2) - Анастасия Пименова

Настройки текста:



Анастасия Пименова Путь

Глава 1

Сто тридцать семь дней. Девятнадцать с половиной недель. Чуть больше четырех месяцев.

— Тебе осталось вытерпеть совсем немного, Кармен, — проговорила я вслух и вытерла слезу со своей щеки. Для некоторых школа, вернее академия — это лучшее время в жизни. Первый поцелуй, первая любовь, самая крепкая дружба, приключения — всё это происходит, пока ты учишься. Но для меня это совсем иное: никаких отношений, никакой любви, никаких приключений, только одна сплошная учеба и насмешки со стороны своих сверстников, из-за того, что я не королевских кровей. Да, да, всего лишь из-за этого, но для других это очень важно. Важен твой социальный статус, годовой доход твоих родителей или хотя бы просто родственников, важна твоя родословная и конечно же то, как ты одеваешься. Человек не выбирает под какой звездой ему родиться, если бы у меня был такой шанс, то я бы изменила абсолютно всё в своей жизни. Начиная с внешности, которая никогда мне не нравилась и заканчивая своими родителями, которых я вижу только на Рождество, и то папу, потому что мама ушла. Как там говорят? Ушла за сигаретами и не вернулась, так вот это про неё. Поэтому живу я с бабулей, точнее пять месяцев назад жила с ней, а сейчас — в Королевской академии, как вы уже поняли. Приняли меня в неё только из-за того, что у меня есть одна некоторая, редкая особенность. Наша академия не совсем обычная, она… как бы это сказать… волшебная, магическая, но не такая, как показывают в фильмах, сериалах. Если думаете, что в этой академии учат, как управлять волшебной метлой или палочкой, стихией вода или огня, то ошибаетесь, здесь такого нет и никогда не будет. Здесь нет вампиров, оборотней, магов и так далее. Некоторые люди рождаются со способностями, например, одни могут видеть будущее через сны, другие — читать мысли, третьи — воздействовать на человека, на его эмоции, менять их в нужное им русло, а есть такие, как я, у которых, как бы банально это не звучит, волшебная кровь, то есть исцеляющая. Как раз из-за такой вот способности меня и приняли туда, куда я и не надеялась попасть. Почему приняли? Потому что таких, как я осталось, наверно, только с десяток во всем мире и всё это из-за того, что кровь наша может исцелить любого, но с одним нюансом. Если кто-то попробует такую кровь, как у меня, то остановиться уже не сможет, он… не выпьет её всю, но… выпьет достаточно, чтобы я умерла. Получается одна жизнь взамен другой. Так что для меня это не дар, а скорее проклятье. Меня берегут, так сказать, на крайний случай, например, если нашему главному ректору или ещё какой-нибудь такой же высокой шишки будет угрожать смерть, то воспользуются мной. Естественно, не против моей воли, а по добровольному согласию, которое я так успешно подписала, когда меня зачислили в эту академию. Но риск есть всегда, так что не жалею, мне осталось совсем немного здесь продержаться и я свободна, передо мной откроются почти все двери, я смогу работать, где захочу. Уже пять месяцев продержалась, так что я не позволю насмешкам со стороны своих якобы друзей испортить мне мои планы. Я это вытерплю. Всё вытерплю. — Ты молодчина, Кармен, — слегка улыбнувшись своему отражению в зеркале, сказала я и сделала глубокий вдох.

— Уже говоришь сама с собой? — в женский туалет вошла та, которую я не могу видеть и терпеть. — Попахивает болезнью… Шизофреничка, хренова, — как и всегда, сделала мне комплимент Селеста. Она подошла со своей свитой, двумя подружками, как раз таких, которых и показывают в фильмах, которые всячески стараются походить на своего кумира, то есть на неё.

— Кто бы это говорил, — отозвалась я. Селеста чуть выше меня ростом и чуть полнее. Я, как ходячая смерть, слишком бледная, с черными волосами, от чего моя кожа выглядит ещё более бледнее, темно-серыми глазами, заостренными, не крупными чертами лица. Селеста моя совершенная противоположность: блондинка, зеленые глаза, крупные черты лица. Правда, у неё каре, а у меня волосы достают до лопаток. И одевается она не так, как я. Академия почти ничем не отличается от обычной школы, колледжа или университета, здесь не носят мантии или что-то там обычно ещё пишут в книгах и показывают в фильмах. Здесь также нет единой формы для всех. Всё одеваются, как посчитают нужным, то есть, то как одеваются все восемнадцатилетние подростки, только не через чур вызывающе, конечно. Например, Селеста и две её лучшие подружки: Скарлетт и Роуз, всегда надевают коротенькие юбки, обтягивающие кофточки и каблуки… как у них только ноги не устают целый день ходить в них? Я же почти всегда выбираю джинсы, кеды и свободную кофту, ну или, когда жарко, футболку.

— Ой, она что-то сказала, девочки, — ухмыльнувшись, сказала Селеста, — оказывается, эта шизофреничка умеет говорить…

— Ну, хоть что-то она умеет, — поддержала её своим писклявым голосом Роуз. Я не стала больше их слушать, а просто прошла мимо и вышла из туалета.

— Ну, и вали, — это уже донеслось мне в след от Скарлетт. И что я им такого сделала? Всё из-за того, что у меня нет денег на дорогие шмотки и машины.

— Сто тридцать семь дней, — повторила я вслух, — сто тридцать семь, — и в кого-то случайно врезалась, когда стала обходить открывшуюся дверь, удачно так обошла…

— Осторожнее, — сказал парень, а я подняла глаза, чтобы рассмотреть свою случайную жертву. Вот в академии парни отличаются от тех, которые учатся в школе или в колледже. Может, конечно, королевские гены играют свою роль, но, чёрт, почти все такие же красивые, как и этот. Естественно, он высокий, с хорошим телосложением, не дрыщ, но и не качок, темно-русые волосы, слегка вьющиеся, не крупные темно-карие глаза, тоже заостренные черты лица и темные брови. В общем, красавчик, как и обычно… Он всё ещё смотрит на меня… Хм… Наверно, тоже про себя сейчас описывают мою внешность, только вот вердикт он вынесет другой, нежели я. Интересно, какой? Бледная поганка или смерть без косы? Мои мысли меня развеселили, поэтому я хихикнула. — Что смешного? — чуть нахмурившись, не понял он. А вот ещё одна моя проблемка… Я не умею находить с парнями общий язык. Да, мне восемнадцать и я почти не с каким парнем не гуляла и не общалась. Был как-то раз… и то это было, когда мне исполнилось семь, и бабуля решила пригласить соседа в гости, которому тоже исполнилось семь. В итоге, этот бедный мальчик пытался со мной поиграть, а я очень сильно стеснялась и боялась, поэтому и кинула ему в лицо свой праздничный торт. С тех пор ни разу не гуляла с парнями, даже не говорила, не считая того, если им нужна помощь с домашним заданием.

— М-м-м… — и как ему объяснить, что смешного? — у тебя… забавная футболка! — что я только что сказала? Он и я коллективно посмотрели на его футболку, на которой ничего нет! Ни единого рисуночка или какой-нибудь надписи! Она просто зеленоватого оттенка и всё. — Ну, мне пора… — я быстро обошла его и пошла дальше, размышляя о своем. Отличный разговор вышел, но это уже для меня прогресс, потому что я хоть что-то сказала.

— Снова сама с собой болтаешь? — подбежав ко мне сзади, сказала моя единственная подруга и заодно соседка по комнате.

— Привет, Бэка, — поздоровалась я с ней и вяло улыбнулась. У меня ещё хватает сил на улыбку.

— Всё так плохо?

— Нет, ещё хуже, — если бы не она, то, наверно, я окончательно замкнулась в себе и свихнулась. Думаю, человек без друзей, как без рук или головы. Она почти единственная, с кем я могу быть собой и кого не стесняюсь и не боюсь. У Бэк и у меня одинаковый рост, цвет глаз и всё, на этом наши сходства заканчиваются. У неё золотые, даже, вернее сказать, немного рыжеватые кудрявые волосы, и они постоянно собраны в хвостик, только перед сном она бывает, распускает их. У Бэки плохое зрение и из-за этого она вынуждена носить очки, но иногда моя подруга пользуется линзами. Она считает себя толстой, хотя по мне это не так, подумаешь, её размер одежды всего лишь на два больше, чем мой. Бэка умеет воздействовать на эмоции людей, чем иногда меня раздражает, потому что она использует свой дар на мне. Вот сейчас, например, — опять ты это делаешь?

— Ну, тебе надо чуть развеселиться, — невинно похлопав глазами, ответила она и перестала внушать мне счастье.

— Спасибо, конечно, но не надо. Не хочу испытывать ложные эмоции. Вот сейчас мне далеко не до счастья…

— Хорошо, хорошо, — поправив очки, перебила подруга меня, — на сегодня больше не буду так делать. Нам осталось только фехтование, — да, последнее занятие на сегодня. Я даже не знаю, как правильно назвать нашу академию, помимо Королевской. Боевая? Хоть мы и изучаем фехтование, уроки рукопашного боя или просто самого обычного боя, но это не значит, что она боевая, потому что здесь так же учат нас пользоваться своим даром, развивать его, ну, для тех кому это нужно. Вот мне не нужно, там учить нечему. Порезал руку или ещё какую-нибудь часть своего тела и дал выпить кровь другому человеку, а потом ты умер. Но я всё же обязана посещать, как и другие, лекции и занятия по применению «магических» навыков.

— Да… хоть что-то хорошее, — боевое фехтование — один из немногих предметов в академии, который получается у меня на отлично. Я не хвастаюсь, но лучше меня пока что в группе никого нет, но, к моему сожалению, оно мне никоим образом не пригодиться в жизни. Вот уроки по самообороне, с которыми у меня дела обстоят не так хорошо, ладно, вообще никак не обстоят, я в этом полный ноль, нам пригодятся в жизни. Мало ли кто-нибудь решит напасть, а тут я мастер по рукопашному бою! И никакого оружия при себе не нужно иметь. Я же не буду ходить по городу, когда отучусь, со шпагой в руке? Это и опасно, и меня арестовать могут, да и как-то неприлично, словно у меня паранойя. Как бы я не старалась, сколько бы ни училась, сколько бы ни сидела за учебниками, учиться у меня не получается. Я далеко не отличница, но и не двоечница, так… середнячок.

— Я не хочу снова быть с тобой в паре, Кармен, — когда мы зашли в женскую раздевалку, заныла Бэк.

— И что ты предлагаешь? Если ты не будешь моей парой, то кто?

— Предложи Селесте. Заодно и отмстишь ей…

— Ага, думаю, она будет против. Селеста прекрасно знает, что в фехтование ей меня не одолеть, — поэтому она почти никогда не бывает со мной в паре, за исключением, когда тренер Грасс расставляет нас по парам. Я и Бэка переоделись в защитные костюмы, на ноги надели длинные белые гетры и специальную обувь с плоской подошвой, на руки — перчатки, а маску с металлической сеткой и воротом я взяла в руки, а Бэка решила сразу же надеть её. Многие уже тренируются. Наша группа состоит из пятнадцати человек. Сегодня мы не разминались, потому что это уже сделали утром, на занятие по самообороне, после него я чувствую себя немного побитой, может быть, это всё из-за того, что меня опрокинули на мат семнадцать раз и теперь у меня всё болит. Я собрала свои волосы в хвост и надела защитную маску. Через неё так неудобно дышать. — Готова? — поинтересовалась я у Бэки и взяла в руки шпагу.

— Нет, — тоже взяв её, ответила она, но всё же встала в позу. Зал, где мы тренируемся очень большой и светлый. — Только помедленнее прошу тебя, Кармен…

— Хорошо. — Я встала на линию исходной позиции, повернувшись к подруге боком — так, чтобы одна нога была впереди другой (при этом передняя нога находится за линией исходной позиции), — направила оружие в сторону противника и отвела свободную руку назад. Бэка решила атаковать меня первой. Она сделала шаг вперед и попыталась меня уколоть, но у неё не вышло, я сделала шаг назад и увернулась. Зашел наш тренер.

— Добрый день, тренер Грасс, — поприветствовали мы его хором, и все перестали тренироваться.

— Добрый, — отозвался он. Наш тренер Грасс, словно человек, который прошел не одну войну. У него такой взгляд… уставший от жизни, повидавший много плохого, со смесью горечи и утраты, а если приглядеться, то можно рассмотреть и полное безразличие ко всему происходящему. Ему чуть больше сорока шести, говорят, что пятнадцать лет назад, когда в нашей стране развязалась война, то он потерял в ней свою жену и единственную дочь. Также говорят, что от этой войны никто ничего не выиграл, а только потерял, потерял семью, работу. За что боролись протестующие до сих пор неясно. Может, за равноправие или за смену власти. — Сегодня я разобью вас по парам. — Ну, вот… похоже, что я сегодня буду не с Бэкой…

Дверь в наш тренировочный зал открылась и вошли двое парней. У меня невольно вырвался тяжелый выдох.

— Сколько ты по нему уже сохнешь? — спросила у меня Бэка, сняв с себя маску.

— Никто и не по кому не сохнет, — если я не общаюсь с парнями, это не значит, что они мне не нравятся. Напротив, очень даже… симпатичны, особенно Аарон. У него такое же телосложение, как и у большинства парней в академии, смуглая кожа, шатен с синими глазами, аккуратными чертами лица. Как-то на занятие по самообороне ему случайно сломали нос, и теперь у него имеется небольшая горбинка, но это скорее изюминка, нежели недостаток. Бывают такие парни, по которым именно сохнет большая часть женской половины, так вот он из таких. И похоже Аарон об этом знает и ему это даже нравится, получает от этого удовольствие. Я с ним как-то говорила… Правда, он был пьян… и я довела его до мужского корпуса. Аарон не помнит этого. Это было в начале учебного года. Наверно, после этого он мне и понравился, не из-за того, что он был пьян, а из-за того, как он рассуждал, философствовал. Аарон прикидывается тупым качком, но на самом деле он далеко не глупый.

— Уже четыре месяца, Кармен, четыре…

— Ты так говоришь, будто он мне четыре года нравится.

— Так всё-таки нравится?! Поговори с ним.

— Ага… и что я ему скажу? Что меня зовут Кармен Джойс и это я тебя тащила до твоего корпуса, когда ты напился после бала? И с тех пор ты мне нравишься, потому что я знаю, что ты не такой, каким хочешь казаться?

— Ну, не так резко и сразу… постепенно…

— Хорошо, — я пожала плечами и почесала свою шею, не снимая при этом шлем с лица, — буду с паузами говорить. Думаешь, пяти секунд после каждого слова хватит?

— Вновь опаздываешь Ремай? — это фамилия Аарона. — На этот раз с другом. Представьтесь нам, молодой человек. — Я и Бэка, да, наверно, и все коллективно посмотрели на этого друга. Им оказался тот парень, которому я сделала комплимент по поводу забавной рубашки. Только теперь на нем её уже нет, он, как и все, одет в специальную форму.

— Ксандр Озэйнн, — представился он и обольстительно улыбнулся.

— Кажется, догадываюсь, по кому буду сохнуть я, — тихо сказала мне Бэка.

— Не одна ты, судя по перешептываниям девочек, — заметила я и оглядела зал. Да, почти все из них стали перешёптываться и хихикать, а кто-то удивляться. Думаю, что сейчас только что появился завидный жених номер два: красивый, судя по всему ещё и со связями, раз он в свой первый день уже стал друзьями с Аароном, и, скорее всего, с прекрасной, до чертиков, родословной. Почему номер два? Потому что я всё-таки ставлю на первое место Аарона, а не этого.

— Ага…

— Итак, Ксандр Озэйнн, — начал вводить его в курс дела тренер Грасс, — запомни. У меня два правила. Первое — не опаздывать, второе — уважение. Как ты будешь относиться ко мне, так и я к тебе.

— Я вас понял, — кивнул он.

— Раз ты опоздал и это твоё первое опоздание, то я прощу тебя на первый раз и пущу на свой урок, но с одним исключением. Сегодня ты будешь работать, точнее сражаться с моим лучшим учеником, — о, нет, — с Кармен.

— С девушкой? — он задал этот вопрос не надменно, а с… удивлением, скорее.

— Да, в нашей академии девушки наравне с парнями, так что ни каких поблажек. Не им, не вам, — покажу ему, что не стоит недооценивать соперницу. — А вы, Аарон, к ректору.

— Может, простите на этот раз? — спросил он. — Я показывал дорогу Ксандру.

— Последний раз прощаю. В следующий можете направляться в кабинет ректора. У вас есть талант, — действительно, Аарон очень хорошо владеет шпагой, — так не растрачивайте его зря.

— Так, Кармен, — повернув меня к себе лицом, обратилась ко мне Бэка, — прошу тебя, только не попорть внешность этому симпотяшке.

— Всё ради тебя, — я улыбнулась, но через маску это не видно.

— К концу этого года я буду с ним встречаться.

— Ух ты! Как ты всё быстро решила, а он об этом знает?

— Узнает, — одна из черт её характера, которой я восхищаюсь — это целеустремленность. Она почти всегда достигает того, чего захочет. Тренер Грасс стал разбивать других по парам. Бэке достался Рин. Этот парень один из лучших друзей Аарона и по совместительству парень Скарлетт. Он брюнет с пронзительным взглядом черных глаз, чуть ниже ростом, чем Аарон.

— Рин, — громко обратилась к нему Скарлетт, — не жалей её. Надери ей задницу, малыш.

— Как скажешь, зайчонок, — отозвался он и хохотнул почему-то. Каблук, одним словом.

— Покажи ему, Бэк, — похлопав по плечу подругу, поддержала я её.

— Постараюсь, — она ушла. А мой противник на сегодня стал оглядывать зал в поисках меня. Я не буду снимать маску, а то мне сразу же станет неловко.

— Готов? — спросила я, когда подошла к нему.

— Ты Кармен? — я кивнула. — Я думал, что ты будешь крупнее.

— Крупнее? Я, по-твоему, должна была быть два метра ростом и в ширину такая же, как ты? — когда на мне маска, как бы это сказать… мне с ней легче… легче общаться.

— Угу. Я постараюсь не так сильно и быстро наносить удары, — ха. Я усмехнулась, — пожалею тебя, — он надел свою защитную маску и взял шпагу. В фехтовании шпагой в выигрыше тот, кто выше ростом, но это в большинстве случаев. Я исключение, мой маленький рост, конечно, не играет против меня, но всё же было бы лучше, если я была на пол головы повыше. Ксандр выше меня почти на две головы и это его преимущество.

— Не будь таким самоуверенным и не надо недооценивать соперника только по его габаритам, — мы отошли подальше от других, чтобы было достаточно свободного места и встали в позу. — Приготовься к поражению, — заявила я и завела свободную руку назад. Да, с маской определенно легче, он не видит моего лица, эмоций и, если вдруг мне станет неловко, то не увидит, как цвет моей кожи изменится от бледной поганки до розового помидора.

— Прошу, атакуйте, — сказал он, а я решила, что, почему бы и нет? Главное — это не атаковать на расстоянии, недосягаемом от противника, поэтому я быстро приблизилась к нему. Я нанесла ему удар, соединив наши шпаги левыми сторонами, когда он держал руку поднятой, открыв нижнюю часть своего корпуса, и кольнула прямо в грудь, вдоль его правой руки. Один ноль в мою пользу.

— Неплохо, для девчонки, — он усмехнулся и отошел назад. Так, этот Ксандр начинает раздражать меня.

— Девчонка обыграет тебя, — отозвалась я и вернулась на прежнее место.

— Раунд два, — сказал он и взвел шпагу, — теперь атакую я, не против?

— Нет, — спокойно ответила я. Холодный расчет и спокойствие, вот чем руководствуюсь я, а он… мне пока не ясно. Он воспользовался тем же, чем я три минуты назад. Ксандр быстро приблизился и попробовал атаковать меня, но я увернулась, похоже, что он этого и ждал, потому что следом последовал ещё один удар вправо, но… мой противник использовал финт! Это обманное двойное движение, при котором имитируется удар, направленный в одну сторону, а наносится в другую, он задел меня.

— Неплохо, Ксандр, — к нам подошел тренер, — работай над быстротой, а ты, Кармен, следи за его шпагой, не зацикливайся на движениях. — Я кивнула, и мы вернулись на наши исходные позиции. Один — один.

— Третий раунд, — объявил он, — давай, ты, — я сделала вдох, выдох и резко приблизилась к нему. Уже так жарко, я вся вспотела.

— Используй аппель, — крикнул мне тренер Грасс. Я воспользовалась его советом и попыталась вызвать Ксандра на удар, то есть спровоцировать к нападению или рефлекторному движению. — Озэйнн, выходи из меры! — то есть из своей позиции, отступив назад. Он поступил совершенно наоборот, Ксандр только продвинулся вперед, чтобы достать своим концом шпаги мою, отступить пришлось мне. Что он творит? — Что ты творишь? — озвучил мои мысли тренер, это же очень опасно. Я атаковала его и могла ранить, а он только подался вперед. Ксандр последовал совету тренера на этот раз и ускорился, уже через секунду он быстрым движением шпаги заставил меня закрыться, — рано… пока ещё рано! — мой противник не послушал его, — ещё рано для кроазе, — успел крикнуть тренер Грасс, прежде чем Ксандр выбил мою шпагу вскользь, мгновенным ударом по ее слабой части. Что это только что было? — Ксандр! — к нам подошел тренер, буквально кипя от злости. Ксандр снял свою маску и посмотрел на него с безразличием и холодком в глазах. — Что это было?

— По-моему, победа, — с таким же холодом, но только в голосе, ответил он.

— Да, но… не так. Слишком рано. Это же тренировка, а не реальный бой! Твой наконечник мог сломаться, тебе нужно было отходить, Кармен могла пострадать.

— Но не пострадала же, — он посмотрел на меня с полным безразличием, — почти, — что? Я посмотрела на свою левую руку и увидела кровь. Он порезал меня, рана не глубокая, но сам факт того, что ранил, вызывает у меня отрицательные эмоции. — Главное — это конечный результат, — он вернулся к разговору с тренером, — средства не важны. — Чувство, будто сейчас перед нами совершенно другой Ксандр, нежели был десять минут назад.

— Значит, ты из тех, кто готов идти по головам ради цели, — тренер горько усмехнулся, словно это ему о чем-то напомнило. — Не надо быть таким самоуверенным, — вот, вот, я ему то же самое сказала, — повторяю, помягче. Здесь нереальный бой. Ты меня понял? — я заметила, что другие перестали тренироваться и стали наблюдать за тренером, Ксандром и… мной. Мне не очень нравится быть в центре внимания. Повторюсь, хорошо, что на мне сейчас маска.

— Да, — спустя некоторое время, ответил он и убрал с лица это выражение, сменив его легкой улыбкой.

— Кармен, — ко мне обратился тренер, — иди к врачу, на сегодня достаточно.

— Нет, это всего лишь царапина. Я хочу продолжить.

— Это твое дело, — тренер пожал плечами, — так, все продолжаем! — и похлопал в ладоши. Оставшиеся продолжили тренироваться, а я и мой противник вернулись на свои позиции. Ксандр снова надел маску и взвел шпагу.

— До последнего мига? — спросил и, похоже, что он усмехнулся.

— До последнего вздоха, — исправила я его и взвела свою шпагу, но прозвенел звонок с урока.

— Или до последнего звонка, — теперь уже точно усмехнулся и опустил шпагу, сняв, свободной рукой, маску. А я пока что не буду этого делать. — Дай я посмотрю на тебя.

— Зачем? — ко мне подошла Бэка.

— Хочу увидеть в глаза того, кого обыграл, — ответил он и подошел к нам.

— Ты не обыграл, — подруга, в отличии от меня, сняла свою маску, — я поддалась. — Не буду её снимать. — А это… — я взяла за руку свою подругу, — Бэка, — и представила её ему.

— Очень приятно, — кивком головы, отозвался он.

— Да, и мне, — Бэк улыбнулась, и её улыбка осветила всю комнату.

— Эй, Ксан, — обратился к нему, подошедший Аарон. Повторюсь, как прекрасно, что на мне маска, потому что я уже ощущаю, как моё лицо стало красным, улыбка достигла неимоверных размеров, а пульс значительно ускорился, — сегодня в спортзал, помнишь? — он хлопнул его по спине рукой.

— Помню, — ответил он и вновь перевел свой взгляд со своего друга на нас с Бэкой. — Аарон, ты знаком с Бэкой и с Кармен? — что он делает? О, Божички, мне надо уйти срочно!

— Знаком уже, как пять месяцев, — посмотрев на нас, ответил Аарон. — Это ты здесь новенький, а не я. Кармен отлично владеет шпагой, не правда ли? — Он знает нас! Знает меня! Я взяла Бэку под руку и очень крепко сжала её.

— Ай! — прикрикнула она, и мне пришлось ослабить свою хватку.

— Неплохо, — произнес Ксандр, — только она не хочет показывать мне своё лицо. Наверно, не хочет, потому что будет стесняться, — как он? — стесняться своего поражения. — Фух.

— Она вообще-то не проиграла тебе, — за меня вступилась моя подруга.

— Хорошо, будь по-вашему.

— Сними маску, Кармен, — обратился ко мне Аарон? Серьезно? Все эти четыре месяца я запрещала себе даже думать о нем, представлять свой первый поцелуй именно с ним, потому что знала, что это всё нереально. Мы из разных кругов, у нас разные друзья, всё разное. Поэтому я запрещала себе беспочвенные мечтанья, потому что знала, что этого никогда не будет. О, Вселенная, Кармен, он попросил только снять маску, а не замуж позвал, а я уже так реагирую. Я послушала его и сняла с себя защитную маску.

— Забавная футболка? — спросил у меня Ксандр и чуть приподнял брови от удивления. Ну, вот… сняла маску и не могу сказать ни слова, тем более при Аароне, поэтому я только кивнула. Все замолчали. Одну меня только напрягает это молчание? Я ещё крепче сжала руку Бэки.

— Мы… — начала говорить она, но её перебила, подошедшая Селеста со своими подружками и с Рином. Они уже успели переодеться.

— Аарон, — обратилась она к нему, — представь нас своему другу, — она повернулась к Ксандру и улыбнулась, обнажая белоснежные зубы, — я — Селеста, а это мои подруги: Роуз и Скарлетт.

— Ксандр, — представился он, а почему мы ещё до сих пор здесь стоим?

— Да, я уже знаю, — она ещё раз улыбнулась, — ты из рода Озэйннов, — Селеста так произнесла это, будто восхищается и поклоняется на этот род, — это здорово, а я из рода Граццини, — ну, началось. Я потянула руку Бэки и показала глазами на дверь, она меня поняла без слов. Мы их обошли. Фух, они ничего не сказали, пронесло.

— Психичка, к врачу не хочешь показаться? — донеслось мне в след от Роуз.

— Так приятно, что ты заботишься о Кармен, — я бы промолчала, но этим мы с Бэкой отличаемся, она не станет терпеть, — действительно, у тебя рана, — подруга уже обратилась ко мне, — сходи сейчас к врачу.

— Это царапина, — отмахнулась я и зашла с ней в женскую раздевалку.

— Но все равно лучше сходи, пусть её обработают, — Бэка сняла с себя костюм, и я поступила так же.

— Хорошо, думаю, ты права.

Глава 2

— Дай мне книгу, пожалуйста, — попросила я свою подругу, сидя за столом в библиотеке.

— Держи, — отдав мне её, сказала она и уткнулась обратно в учебник, а я в свой. Квантовая физика… люди, вы серьезно? В восемнадцать лет и… такое. Какой умный человек только составлял нашу учебную программу? Сегодня у нас, вероятно, будет контрольная по этой теме, а я в ней совершенный ноль.

«Основные идеи и принципы квантовой физики.

В 1900 г. немецкий физик М. Планк своими исследованиями продемонстрировал, что излучение энергии происходит дискретно, определенными порциями — квантами, энергия которых зависит от частоты свет…»

— Учите? — подсев к нам, поинтересовался Зак. Это ещё один мой друг. Всё, на этом список моих друзей заканчивается. Он чуть выше меня ростом, блондин, тоже из-за плохого зрения вынужден носить очки, зато у него очень красивый цвет глаз — лазурно-бирюзовый. Закари среднего телосложения, он обожает клетчатые рубашки. Кстати, мы родились с ним в один день. Хоть, Зак и парень, но общаться мне с ним легко, не знаю, почему так.

— Ага, я не могу больше это читать…

— Ты только открыла учебник, — заметила Бэк.

— Только открыла этот учебник, а до этого я прочитала два похожих, — ну, как прочитала? Пробежалась глазами и посмотрела картинки.

— Да, там всё легко. Что тебе не понятно, Кармен?

— Всё. — Заку легче, потому что его дар это… абсолютная память. Он запоминает абсолютно все, что когда-либо видел или читал. Как-то Закари рассказал нам, что он помнит, как находился в утробе матери. — Можешь даже не стараться мне в этом помочь, Зак, всё равно не выйдет. Я лучше пойду и прогуляюсь, — вставая из-за стола, сообщила я.

— Только не опоздай на физику, — сказала Бэка и уткнулась обратно в учебник.

— Когда я в последний раз опаздывала? — задала я ей риторический вопрос. Ребята стали учить, а я уже через несколько минут вышла из учебного корпуса. Хоть то здание, где я обучаюсь и старое, но обучает таких, как я относительно недавно, примерно столько, сколько мне лет. Наша академия — раньше была замком, так что обучаемся мы в замке; женский и мужской корпус находятся не так далеко друг от друга, в одном здании, только на разных этажах. Наш — на втором, а их — на третьем. Естественно, действуют строгие правила. Нам запрещено ходить к ним без специального разрешения, а им к нам. Наверно, стране не нужны маленькие детишки со способностями, а то бы их уже было много… и пришлось открывать ещё одну подобную академию. Наша академия отдалена от цивилизации, она находится в четырех часах езды от ближайшего городка. Вокруг академии поля и леса, красота, одним словом. Особенно мне нравится смотреть на закат, если уйти подальше, пройти через лес и выйти на пустынное поле, то чувство, будто ты одна во всем мире, нет ни каких проблем и забот, ничего кроме тебя и природы. Сейчас я туда уже не успею, потому что времени осталось не так много. Некоторые из учащихся сидят на траве и о чем-то разговаривают, другие, как и я просто гуляют. Вскоре я зашла в лесок, хорошо, здесь тень и солнце не так сильно печет, и прохладно. Здесь никого. Мне безумно нравится запах хвои и древесины, ещё сырости, но только такой, какой пахнет в лесу, а не где-нибудь ещё. Я встала на носочки, чтобы сорвать пару иголок от сосны, и у меня получилось. Я понюхала её, а потом посмотрела в лес, и увидела перед собой девушку, буквально в паре метров от себя, от неожиданности я отшатнулась, споткнулась об ветку и упала на попу. — Ау!

— Ты не ушиблась? — подбежав ко мне и присев на корточки, спросила она и решила помочь мне встать, — прости, наверно, я испугала тебя… Ты не видела, как я подошла, да? — я встала, благодаря её помощи и посмотрела на неё. Темно-русые, такой же длины, как и у меня, волосы, серо-голубые глаза, такое же телосложение и рост примерно одинаковый, — меня зовут Брианна, но можно просто Бри. Обычно полным именем меня называют только родители, точнее называли…

— О, — они умерли, я так понимаю, — соболезную.

— Да не, — она легко отмахнулась, — ты не поняла меня. Они живы, только я сейчас с ними не живу, уже как два дня не живу, — сколько информации, — я новенькая. — После каникул я уже встретила двух новеньких. А как тебя зовут?

— М-м-м… — давай, Кармен, поговори с ней, это же не так сложно.

— Слишком сложный вопрос? — улыбнувшись, спросила она, и на её щеках появились ямочки, а потом нахмурилась, — ты, наверно, память потеряла, — почему? — упала и сильно ударилась, — она приблизилась своим лицом к моему, отчего её глаза теперь находится в пяти сантиметрах от моих, — что я натворила!

— Я всё помню, — отстранившись, сообщила я, — Кармен… моя имя Кармен… Джойс.

— Ты уверена?

— М-м-м… — уверена ли я, что меня зовут Кармен Джойс? — да, — почему-то неуверенно ответила я.

— Отлично, — она посмотрела по сторонам, — а ты случайно не знаешь, где находится аудитория по физике?

— Знаю, у меня как раз там сейчас урок.

— Значит, мы в одной группе! — радостно заявила она и взяла меня под руку, — показывай дорогу, Кар.

— Кар?

— Ты же не против? Мне так удобнее.

— Ладно, — похоже, что у меня только что появилась ещё одна подруга. Оказывается, что Брианна раньше вообще жила за границей. Её удочерили, когда она была совсем маленькой, что случилось с её биологическими родителями не известно, но это её ничуть не волнует и не беспокоит.

— Что у тебя за дар? — спросила она, когда мы уже почти подошли к учебному корпусу.

— Исцеляющая кровь, — ответила я. Хоть мне и нежелательно распространяться об этом, но… пусть будет так.

— Исцеляющая, то есть… если ты кого-то исцелишь, то умрешь?

— Да, — как бы печально это не звучит, но за восемнадцать лет я уже привыкла, что рано или поздно мне придется воспользоваться своим даром, — а у тебя?

— Видения, я могу видеть будущие человека, — она посмотрела на меня и закивала головой, — это происходит всё спонтанно. Я это не контролирую, — вот это я понимаю дар! А не то, что у меня… Один раз воспользовался и умер, — но только пока. Если сосредоточиться, то может получиться их вызвать. Дай я попробую, — она остановила меня посреди коридора. Люди стали обходить нас.

— Только отойдем, — сказала я, и мы отошли к стенке, — что ты будешь делать?

— Сейчас… — Брианна прикрыла глаза, — мне нужно пол минутки, чтобы настроиться… связь с Вселенной и все дела, — она стала глубоко дышать, а потом открыла глаза и тепло мне улыбнулась, — дай мне свою руку.

— Ты хочешь посмотреть моё будущее?

— Да, но не факт, что получится, давай руку, — я нерешительно протянула её ей, Бри вновь прикрыла глаза и дотронулась своей рукой до моей, всё ещё улыбаясь.

— Ну, как? — прошла почти минута. — Связь с Вселенной не установлена?

— Ш-ш-ш, ещё чуть-чуть, — ладно, я стала ждать в ожидании чуда. Оказывается, общаться не так уж и сложно, хотя, может быть, дело все в том, что это Брианна поддерживала за нас двоих беседу, но я хоть что-то говорила, а не молчала, как обычно, — дай мне вторую руку, — я уже спокойно протянула ей свою вторую руку, и тут с лица Бри резко исчезла улыбка, она открыла глаза и отошла на пару шагов назад со… страхом в глазах.

— Ты что-то видела? — прозвенел звонок.

— Нет, не получилось, — Бри взяла меня под руку, — пойдем на урок.

Почти всю физику я думала о том, как среагировала Брианна. Уверена, что она что-то видела, и что-то нехорошее, раз так среагировала, но почему не стала рассказывать?

— Эй, — меня по локтю стукнула Бэка и показала кивком головы на профессора Абеля, — тебя спрашивают.

— Кармен, скажите, пожалуйста, отчего зависит энергия квантов? — блин, я же, как раз это и читала, но не дочитала! Это называется закон подлости, Кармен.

— От… частоты, — неуверенно ответила я.

— Правильное начало, от частоты… — подсказал мне профессор Абель. Он один из самых уважаемых профессоров в городе, ему почти семьдесят, и он участвовал в войне, выступал со стороны правительства, скажем так.

— От частоты… свет… — не знаю я дальше. Не люблю отвечать на уроках, потому что большинство сразу же начинают коситься, а я не люблю быть в центре внимания.

— Плохо, Кармен, так как сегодня второй день после каникул, то я прощаю вам. Понимаю, нужно снова собраться с мыслями, привыкнуть к этой обстановке, — он даже не представляет насколько прав сейчас.

— Шизофренички нужно адаптироваться, — кашлянув, негромко сказала Селеста. Я прикрыла глаза и подумала: «Сто тридцать шесть дней, Кармен».

— Вы что-то сказали, Селеста? — поинтересовался у неё профессор Абель.

— Нет, нет, ничего, — она заплакала, зарыдала, — простите…

— Бэка, прекратите, — обратился к моей подруге профессор. Она перестала воздействовать на эмоции Селесты. У последней уже успела сильно размазаться тушь для ресниц.

— Спасибо, — поблагодарила я её, а она улыбнулась мне и подмигнула. Физика закончилась, и я решила воспользоваться моментом и познакомить Брианну с Бэкой.

— Зови меня Бри, — сказала она и улыбнулась Бэк.

— Хорошо…

— Ах, ты, паршивка, — к нам подлетела Селеста со своими приспешницами и она буквально накинулась на Бэку, вцепившись рукой ей в волосы, мы ещё не успели выйти из кабинета, а вот профессор уже успел.

— Ау! — закричала моя подруга и попыталась освободиться от её руки. Я не буду просто так стоять и смотреть, поэтому стала помогать Бэки. Тут я ощутила, что кто-то вцепился в мои волосы и оттащил назад, ей оказалась Скарлетт, но мне на помощь подоспела Бри. Она ударила её. Серьезно, взяла и ударила прямо по лицу, кулаком! Скарлетт стала падать, но мои волосы так и не отпустила, поэтому упала я вместе с ней на бетонный пол. Роуз не стала в это лезть, оказалась самой разумной, она кому-то крикнула, а в этот момент Брианна подошла к Селесте и схватила её за волосы и оттащила от Бэки. Я и Скарлетт так и застыли, лежащие на полу, с полуоткрытыми ртами.

— Ау! Дура! Отпусти меня! — стала визжать Селеста, но вместо того, чтобы выпустить её Бри только крепче сжала её волосы и наклонила голову к себе.

— Знаешь, это не уважительно с твоей стороны относиться так к людям, — спокойно произнесла ей Брианна на ухо.

— Ты ответишь за это! Я…

— И что же ты мне сделаешь? Нажалуешься папочке? — она показала свой средний палец перед её лицом, а потом поднесла к своему глазу, — смотри, — Бри повернула её к себе лицом, — это я, — она провела своим средним пальцем от глаза до щеки, — вытирая пролитую слезу из-за твоих будущих жалоб. Уясни одно, как там тебя зовут?

— Селеста!

— Так вот, уясни одно Селена…

— Селеста, — исправила она её.

— Да, Селена, — Бри это специально, — мне не страшен ни твой папочка, ни твоя мамочка, ни ты сама. Ректор этой академии мне ничего не сделает, — даже не хочу знать, кто у неё родители, — и не сделает ничего моим подругам. — Это мне и Бэк? — А теперь извиняйся.

— Что? — опешила она. К нам кто-то подошел и помог встать мне и Скарлетт. Это оказался Аарон и Ксандр.

— Извиняйся. — Приказала ей Бри и сжала покрепче волосы, от чего та взвизгнула. К Скарлетт подбежал Рин.

— Ты как? — спросил он у неё и погладил её по волосам.

— Нормально, — отозвалась она и потом посмотрела на меня, и столько ненависти у неё появилось, — помоги Селесте. — Она командует им, как захочет, а он этого, бедный, даже не замечает. Рин направился к Брианне, но я остановила его своей рукой. Похоже, что в этом аудитории моему жесту удивились все, включая меня саму, за исключением новеньких.

— Ты что делаешь? — задал мне вопрос Рин.

— Останавливаю, — неуверенно ответила я, удивляясь своей смелости, — тебя. Не подходи к ним, — это уже сказано с более уверенной интонацией.

— Или что? — хохотнув, спросил он.

— Или… я ударю тебя, — что я сделаю? О, Кармен, когда ты успела так осмелеть?

— Да? — он поднял брови вверх и улыбнулся, — ну, попробуй. Только потом моя очередь настанет.

— Рин, — перебил его Аарон, — девушек не бить и не трогать против их воли, помнишь? — спросил он его так, словно уже что-то похожее было.

— Помню… но она сама напрашивается.

— Да, брось, Рин, — это уже произнес Ксандр, — она этого не стоит, — он посмотрел на меня с прежним безразличием и холодом в глазах, — тебе оно надо? Тратить на какую-то девчонку своё время? Она не достойна этого, — мой рот слегка приоткрылся от удивления, — не достойна, чтобы ты тратил на неё своё время, — я считала, что Селеста унижала меня по всячески всё это время, но ошиблась, потому что появился этот Ксандр. Что я ему сделала? Ничего. Наверно, так влияет общение с Селестой, быстро они спелись. — Так что пошли отсюда. Селеста, — обратился он к ней, — думаю, тебе стоит извиниться, потому в этом случае я уже помочь не смогу, — он посмотрел на Брианну, — и идем. Хватит тратить на них своё время.

— Извиняюсь, — сквозь зубы, произнесла она и после этого Бри отпустила её. — Ты ещё…

— Не стоит заканчивать это предложение, Селена, — перебила её Брианна и улыбнулась, — мы уже всё выяснили с угрозами, а теперь беги к своим спасителям. Пошла, — он кивком головы указала на Ксандра. У Селесты так раздулись ноздри от злости, но всё же она пошла к ним, и они все вышли из аудитории.

— Спасибо, — поблагодарила Бэка, подойдя к нам.

— Не за что, — отозвалась Бри и вернула ту прежнюю Брианну: улыбчивую, с милыми ямочками на щеках, — а ты молодец, Кармен…

— Да, Кармен, — поддержала её Бэка, — что это там было?

— Сама не знаю, — пожав плечами, ответила я, — Бри, ты даешь… словно другой человек в тебя вселился, — моя ещё одна подруга никак это не прокомментировала, а только поджала губы.

— Похоже, что мы нажали на наши задницы врагов, — предположила Бэка и надела, упавшие очки.

Глава 3

Сегодня первым занятием будет урок по самообороне или то, как надо вести себя в бою. Чувство, словно из нас готовят солдат, а не просто людей со способностями, которые должны знать, как защитить себя и своих близких. Кстати, Брианну поселили жить вместе с Роуз, но она говорит, что все в порядке.

— Думаю, что Зак посмеется над нами, когда увидит, какими мы вернемся с этой тренировки, — выйдя на улицу, уже переодевшись, сказала Бэка и стала разминаться.

— Не посмеется, пусть сам попробует. Может, мы вообще нормальными вернемся? — делая круговые движения шеей, заметила я.

— Ага, конечно. Раз у нас уже такой вид, то боюсь представить, что будет после тренировки. — Раздался свисток.

— Двенадцать кругов вокруг леса! — крикнул тренер Грасс. Урок по самообороне ведет у нас он же, это даже хорошо, потому что тренер понимает, что драться руками или ногами это совершенно не моё и не так сильно давит на меня, зато я компенсирую это фехтованием. — Побежали! — ещё раз засвистел он и крикнул. Здесь тоже девушки тренируются наравне с парнями. Я подождала пока самая толпа, состоящая из двадцати человек, побежит вперед, а сама пристроилась сзади. Не люблю бегать в самой толпе, потому что все толкаются, мешаются друг другу, тут как бы два выбора: первый — ты бежишь впереди всех, второй — в самой попе, то есть там, где обычно бегу я. Обычно, уже после третьего круга моё дыхание становится прерывистом, и я вынуждена останавливаться, чтобы передохнуть. Сейчас не стало исключением. Хоть я одна. Другие уже далеко впереди, так что могу полюбоваться красотой природы и послушать её звуки. Когда смотрю вдаль, то представляю, что уже скоро уеду отсюда, хочется повидать мир, узнать другую культуру и народ. Я засмотрелась и оступилась, отчего куда-то упала.

— Ай-ай! — когда я приземлилась на свои колени, то открыла глаза. Это какой-то овраг. Как меня только угораздило? Я ещё и перепачкалась вся. Недавно шел дождь, и из-за этого грязь ещё кое-где не высохла, например, там, куда я свалилась. Я встала с колен, отряхнулась, хоть это и не дало никакого эффекта, и стала пытаться вылезти отсюда. Уже через несколько минут я вылезла. Благо, что никого нет, пока что, но скоро уже будут, так что мне надо бежать. Я добежала четвертый круг и собралась уже заходить на пятый, но меня остановил тренер и подозвал к себе.

— Где ты была, Кармен? И что это с тобой? — он осмотрел меня с ног до головы.

— В овраге. Я упала…

— С тебя сегодня хватит пробежек, проходи на площадку и разминайся, — сказал он, а я последовала его наказу. На площадке уже кто-то есть… Ксандр. Это невозможно вот так вот пробежать двенадцать кругов, просто чисто физически невозможно. Если только у него не супер скорость, хотя такого дара не бывает, так что этот вариант не сработает. Значит, он смухлевал или так же, как и я свалился в овраг, и тренер его пожалел. Мои мысли вызвали улыбку на моем лице.

— Что на этот раз смешного? — спросил он и вытер пот с лица своей футболкой, приподняв её, оголяя свой весьма неплохой пресс. Зачем так делать? Очень сложно себя сдерживать, когда ты не с кем не встречалась и не целовалась, гормоны играют во мне.

— Ничего, — ответила я и направилась к канату. Он-то не знает, что тренер дал мне поблажку, пусть думает, что это я так быстро прибежала. Нужно теперь только подтвердить свой статус чемпионки, сделаю вид, будто все эти тренажеры мне по силам. Нужно ли мне ему что-то доказывать? Да, если он посмеет ещё меня унизить, то терпеть больше не стану. Селесту терпела, а его не буду. Хотя, это я сейчас так решительно настроена, а что будет завтра, не знаю. По канату у меня всегда получалось хорошо лазить, поэтому решила начать с него, и уже через несколько минут я долезла до его конца или начала, смотря с какой стороны посмотреть, и стала спускаться вниз. На свежем воздухе гораздо лучше заниматься, чем в закрытом помещение. Ксандр в этот момент разминается с боксерской грушей. Я в этом не ас, но, похоже, что он хорош не только в фехтовании или в беге, но и в бою.

— Насмотрелась? — повернувшись ко мне лицом, спросил он и слегка улыбнулся губами, но глаза остались не подвижными, мертвыми. Я нахмурилась и сморозила:

— Я наблюдаю за твоей тактикой. Интересно, как ты будешь защищаться от моих ударов, — что я такого говорю? Главное — показать себя не слабой.

— От твоих ударов? Ты решила, что будешь драться со мной?

— Почему бы и нет? — лучше бы я молчала, игнорировала, как и Селесту, — или я не достойна этого?

— Будь, по-твоему, — он усмехнулся и продолжил бить бедную грушу. Похоже, что я только что подписала себе смертный приговор. Постепенно стали подбегать другие.

— Почему ты такая грязная? — поинтересовалась у меня Брианна. У неё очень хорошее время. Думаю, что Бри сама по себе спортивная. — И бледная.

— Я упала в овраг. И я буду драться с ним, — кивком головы, я указала на Ксандра.

— Почему?

— Потому что сама напросилась. Бри, а ты хорошо дерешься?

— Неплохо…

— Научи меня, — я встала со скамьи и взяла её за руку.

— Ты думаешь, что за несколько минут я смогу тебя научить драться?

— Да. Пожалуйста.

— Ладно, — она стала смотреть на Ксандра.

— Ну?

— Я наблюдаю. Перед тем как ударить он делает едва заметный шаг вперед, и почти всегда левой ногой. — Угу, запомнила. — Всё…

— Этого мало, так он меня одолеет.

— Он победит тебя в любом случае, — заметила Бри. Кстати, теперь Скарлетт ходит с сильным покраснением на лице.

— А кого ты возьмешь в пару?

— Пока не знаю, — она пожала плечами, — может, Селесте предложить? — усмехнувшись, поинтересовалась она.

— Попробуй. — К нам подошла вся запыхавшаяся Бэка.

— Ты чего такая грязная?

— В овраг упала случайно.

— Разбивайтесь по парам и проходите на площадку! — объявил тренер Грасс. Люди стали расходиться и проходить на длинную площадку, на которой достаточно место для всех. Может, Ксандр уже нашел другого партнера? Я встала на жестковатый мат, а в этот момент подошел мой соперник. Не нашел. Так, не нервничаем, Кармен, спокойствие, вон, учись у него. Спокоен как удав. До этого считала, что это я использую холодный расчет, так и есть, но только в фехтовании, а вот он… использует его всегда, словно он заранее продумывает свою эмоцию, где улыбнуться, как посмотреть, словно он заледенел и ничего не чувствует. Мне такие люди не нравятся. Во-первых, им не доверяешь, а во-вторых, они лишены всяких чувств и эмоций. — Сегодня будет урок по тому, как нужно защищаться, не имея при себе ни каких подручных средств, кроме своей смекалки и рук с ногами, — громко произнес тренер. Подождите, мы не будем драться? Да! Спокойнее, нужно не выдать своей радости и изобразить искренние сожаление. — Парни будут нападавшими, а девушки должны защитить себя. Те, кто в паре девушка с девушкой или парень с парнем, выбирайте сами. Условие такое. Нападавшие будут подкрадываться и хватать со спины, а защищающие… думаю, вам понятно, что нужно делать. Только не кусаться! Начали! — он свистнул, и те, кто должны защищать себя, повернулись к сопернику спиной, я поступила также. Ксандр не торопится, я уже подумала, что он куда-то делся, но всё же он схватил меня. Мой соперник своей рукой обхватил мою шею, и получилось так, что мой подбородок стал упираться в его руку, находиться на одном уровне с его локтем. Что там надо делать в таких случаях?

— Защищаться, — ответил он, хотя вслух я этого не спросила. Может, он умеет читать мысли?

— Что у тебя за дар? — спросила я и наступила на носок его ноги, а локтем ударила в живот, не сильно, это же только тренировка, от этого он ослабил хватку, и я вырвалась, повернувшись к нему лицом.

— А у тебя? — ответил он вопросом на вопрос.

— Я первой задала вопрос, — сжав руки в кулак, ответила я и приготовилась наносить удары.

— И что? Давай, — он завел одну из рук назад, — у тебя даже будет преимущество. Нападавший — однорукий, — я выдохнула и попыталась ударить его, без понятия, что произошло, но уже в следующий миг я очутилась, лежащей, на мате. Ау, немного больно. — Вставай. — Я поднялась и поднесла руку к своей шеи, которая уже болит. — Давай, если сможешь ударить меня, то я признаю, твою победу, — заманчивое предложение. Мне нужно всего лишь раз его ударить. Что здесь такого сложного?

Спустя двадцать два падения на мат.

— Ау! — думается, что у меня сейчас болит каждая клеточка тела. Я уже выдохлась, — всё, на сегодня хватит, — сообщила я ему, всё ещё лежа на спине, на мате. Он подошел и присел на корточки, дав мне полотенце.

— В бою ты полный ноль, — да ты что? Я-то не знала, — если увидишь нападавшего, то советую бежать.

— Ты её замучил, — это знакомый голос, Аарон. Он подошел к нам и посмотрел на меня. Солнце светит мне в глаза, и я вынуждена щуриться, когда на него падают солнечные лучи, то он выглядит ещё более красивым. Я перестала дышать, — мог бы и полегче…

— Зачем? — посмотрев на друга, задал вопрос Ксандр, — тренер сказал, что здесь все наравне.

— Но она же девушка, — Аарон протянул мне руку.

— И что? Для противника это будет неважно, — Ксандр встал, а я приняла руку Аарона, какая она теплая. Так, Кармен, ровное дыхание, никаких тупых улыбок и следи за эмоциями, реагируй спокойно.

— Ты как? — спросил он у меня, а я посмотрела ему в глаза. Зря, зря это сделала, какие они красивые… — Эй? — он пощелкал перед моим лицом пальцами, — всё хорошо? — я не могу ничего сказать. Вот могла бы я останавливать время, то бы вдоволь им налюбовалась и успокоилась. Аарон ещё раз пощелкал пальцами, а потом наклонился к моему лицу и внимательно посмотрел в глаза. А что я сделала? Правильно, полностью перестала дышать и на моем лице стала появляться глупая улыбка. Его лицо находится сейчас так близко от моего. — Ксан, — обратился он к нему, всё ещё смотря на меня, — а сколько раз ты её вот так вот перебрасывал?

— Я не считал.

— Наверно, она сильно ударилась головой, — нет, хотя да. Скажи хоть что-нибудь, Кармен…

— Двадцать два, — ответила я, до сих пор улыбаясь, но уже начав дышать, а Аарон только ещё сильнее нахмурился.

— Что двадцать два? — не поняв, спросил он.

— Двадцать два раза, — наверно, ещё непонятно, — он кидал меня…

— М-м-м, — Аарон посмотрел на своего друга, а тот лишь пожал плечами и ушел, видимо ему всё это надоело. Ну, вот мы и остались с ним одни. — Всё нормально? — я только кивнула.

— На сегодня закончили! — крикнул тренер Грасс, как вовремя, он спас меня. Аарон ещё раз взглянул на меня, а потом ушел.

— Ты говорила с предметом своего воздыхания? — подойдя ко мне, спросила Бэка.

— Ну, как говорила… сказала восемь слов, — ответила я, и к нам подошла Брианна.

— О, это для тебя прогресс!

— Какой прогресс? — поинтересовалась Бри и вытерла полотенцем своё лицо.

— Кармен нравится вон тот, — она указала взглядом на Аарона, — но она не может ему сказать и десяти слов.

— Почему?

— Не могу и всё, — ответила я, — чувство, словно кто-то стер у меня из головы то, как надо разговаривать.

— Сильно он тебе нравится, — сделала замечание Бри и взяла меня и Бэк под руку, — мы с этим что-нибудь сделаем. Может, вас случайно столкнуть? Или… ты подкинешь ему в комнату приглашение на свидание вслепую? Или…

— Нет, нет, нет, — не два ей закончить, произнесла я, — у нас никогда с ним ничего не будет. Мы же совершенно разные, у нас разные друзья и круги общения, — и озвучила свои мысли. С Бри тоже легко общаться.

— Ну и что? Это не повод. Я что-нибудь придумаю, — сказала она и улыбнулась.

— Я могу воздействовать на его эмоции, — предложила Бэк.

— Не надо этого делать, — сказала я.

Глава 4

— А-а-а! — кто-то заорал за дверью моей с Бэк комнаты и стал ломиться в неё.

— Я не хочу открывать, — лежа под одеялом, сказала я.

— И я, — согласилась со мной подруга.

— Это Бри! Откройте!

— Откроешь? — спросила я у Бэк, она кивнула и подошла к двери, открыв её.

— Что за…? — у меня даже дар речи, когда я увидела, влетевшую в комнату, Бри с синими волосами, а Бэка так и осталась стоять в дверях с открытым ртом.

— Я убью её! — кипя от злости, прорычала Брианна и показала рукой на свои волосы, — видите? — мы кивнули, — а-а-а! Ненавижу! Почему мы все должны мыться в одной ванной? — к сожалению, у нас в академии в каждой комнате нет душевых, поэтому на втором этаже, в конце коридора, для нас отведена одна большая комната, в которой находятся двадцать пять душевых. Из-за этого девушки часто ссорятся и дерутся, потому что нас в три раза больше. Приходится ходить мыться в разное время, но за эти месяцы я заметила, что лучше приходить либо совсем поздно, когда все уже спят, либо, наоборот, очень рано, часов этак в пять утра и ни одной девочки, так я и поступаю. — Она что-то подлила мне в шампунь! — продолжила кричать Бри, — или вообще его заменила! Теперь мои волосы синие! Синие! Я ей устрою…

— Кому? — нерешительно спросила Бэка.

— Роуз.

— Ты же говорила, что между вами всё хорошо, — это уже сказала я.

— Да, я так и думала, ошиблась. Она у меня своё получит вместе с этими двумя, — наверно, она имеет в виду Селесту и Скарлетт. — Как мне с этим сейчас на занятия идти?!

— Так и иди, — сказала Бэка, — краски ни у меня, ни у Кармен нет, а в город мы поедим только через неделю. — Раз в месяц мы с одним из преподавателей ездим в город, не всей академий, конечно, человек пятнадцать, поэтому нужно заранее записываться на эту поездку. — Поэтому тебе придется семь дней походить так.

— Парика у вас нет?

— Нет, — ответила я.

— Собирайтесь, — произнесла Бри и села на кровать Бэки, — я вас подожду. У нас же сейчас урок по применению своих сил, да?

— Да, — ответила Бэк. И каждый раз мы изучаем чей-нибудь дар, например, в последний раз — это был Грэг, который может управлять страхами человека. Вот это я понимаю, везет людям! Я и Бэк собрались, и наша троица пошла в аудиторию к профессору Флоресу.

— Ой, — произнесла Селеста, — посмотрите-ка, кто идет… чудная троица, — многие из группы стали смотреть на нас, как же я ненавижу это и ненавижу её, — шизофреничка, толстушка и… клоун. — Бри сорвалась с места и побежала к ней. Селеста этого не ожидала, но она быстро среагировала и поднялась сразу же на несколько ступенек выше, а потом и вовсе побежала, — не смей меня трогать!

— Надо было тебе в прошлый раз выдрать все волосы! — крикнула Бри и попыталась догнать её, но потом она заметила Роуз и страшно усмехнулась, — ты! — сейчас всё внимание приковано к моей взбешенной подруги. До сих пор удивляюсь, как из милейшего создания она может превращаться в… такую. — Иди сюда, — Роуз встала со своего места и отошла на пару шагов назад, с диким страхом в глазах.

— А ну, прекратить! — вошел и крикнул профессор Флорес. Этот человек тридцати лет, в прекрасной форме, весьма красивый и, кстати, тоже завидный жених, брюнет с зеленоватыми глазами, высокий и статный мужчина. — Успокоилась! — Бри грозно взглянула на него, а он… также посмотрел на неё. Они в гляделки сейчас играют? Моя подруга ему уступила и сменила свой грозный взгляд, на прежнюю улыбку и милое личико, но только лишь потому, что он старше и всё-таки преподаватель. Прозвенел звонок, я и Бэка сели на места рядом с Заком.

— Кто ваша подруга? — спросил он, не сводя с неё глаз.

— Брианна, — ответила я за нас с Бэкой.

— А она… с огоньком… мне нравится. — К нам села Бри.

— Бри — это Зак, Зак — это Бри, — представила их Бэка, Бри мельком взглянула на Закари и произнесла:

— Приятно познакомиться.

— И мне очень приятно, — отозвался мой друг и улыбнулся. — Я кое-что узнал про этого Ксандра, Бэк…

— Ты просила Зака узнать про Ксандра? — удивившись, спросила я у подруги.

— Ну, да, — нерешительно ответила она, — мне же надо что-то делать, чтобы у нас с ним как-то завязались отношения, — я не стану ей говорить, что это бесполезно, что они совершенно разные, как мне кажется, что это только лишняя трата времени. Бабуля воспитала меня реалисткой, поэтому я всегда знала, что у меня ничего не будет с Аароном, а вот Бэка отличается от меня. Ладно, может, у неё получится, — что ты выяснил, Зак?

— Он из рода Озэйннов, — это уже мы знаем, — его отец был, — его отец умер? — очень влиятельной фигурой. Помните, пятнадцать лет назад, когда протестующие воевали с учениками нашей академии? — я и Бэка кивнули, — так вот… его отец тоже учился здесь, а потом даже какой-то время преподавал, он погиб, сражаясь с одним из протестующих. А мать… она жива, но пропала без следа несколько лет назад. Никто не знает, где она.

— А братья или сестры есть? — Бри тоже подключилась и спросила.

— Нет, — ответил Закари и отрицательно покачал головой, — его род очень старый и влиятельный, скажем так, — как я и думала, прекрасная, до чертиков, родословная, — Бэка у тебя есть соперницы… одна из которых Селеста, — я даже не удивляюсь, что она положила на него глаз. Зак продолжил говорить, мне стало неинтересно, поэтому я решила послушать профессора Флореса.

— Так сегодня мы будем наблюдать за способностью Аарона, — объявил профессор Флорес, а на моем лице снова образовалась эта глупая улыбка. Его дар… это… он как ходячий компас, ориентируется на незнакомой местности. — Так что все встали и вышли, сегодня мы отправляемся в лес, — да! Да! Да! Что может быть прекраснее, чем прогулка в солнечную и теплую погоду? Мы все встали и спустились вниз, перед нами оказался автобус. Нас куда-то повезут? — сейчас вы повяжите на свои глаза повязку и сядете в этот автобус, он отвезет вас в незнакомую местность, — выдавая каждому повязку, стал вводить нас в курс дела он, — вам до отбоя, — до десяти часов вечера, — нужно будет вернуться в академию. Можете все работать одной группой, а можете не доверять Аарону и попытаться использовать свою смекалку или способности, — угу, только вот моя здесь совершенно не годится, как в принципе и обычно. Вот обладала бы я… телепортом. — Всё ясно?

— А кто не успеет вернуться до отбоя? — поинтересовалась Майли. Её дар — тоже видения, но не так как у Бри, она видит через сны.

— Тот переночует на улице, — улыбнувшись, ответил профессор Флорес, — и, естественно, получит не зачет. Ещё вопросы? — больше никто из четырнадцати человек не поднял руку, — тогда в автобус и завязывайте повязки. Если кто-то будет поглядывать, то я об этом узнаю, — у нашего преподавателя тоже имеется дар. Это честность. Если кто-то ему солжет, то он сразу же узнает об этом. Мы зашли в автобус и сели по местам, я села с Бэкой, а к Бри подсел Зак. — Удачи. — Пожелал нам профессор Флорес, и после мы все повязали повязки.

Спустя примерно сорок минут, мы остановились, и водитель автобуса разрешил нам снять повязки. Я считала про себя, поэтому знаю время.

— Выходите, детишки, — забирая наши мобильные телефоны и повязки, сообщил водитель, — удачи, — пожелал он нам, и мы вышли. Ух, красота! Мы остановились посреди поля, а впереди видны только другие поля, а сзади… леса и так везде вокруг.

— Как красиво, — с улыбкой на лице отозвалась я.

— Да, но выбраться тебе отсюда это не поможет, — заметила Бри, — пока я ехала, то мне пришла одна мысль в голову. Здесь же никого не будет, — она ухмыльнулась, — так что с этой Роуз и Селестой можно будет поговорить.

— Все вышли? — спросил водитель.

— Да, — ответил за всех Аарон. Водитель сел в автобус, — подойдите все сюда, — похоже, Аарон решил взять роль командующего на себя, — мне нужно немного времени, чтобы сосредоточиться… и я смогу сориентироваться.

— Без обид друг, — перебил его Грэг, — но, может, лучше побежать за автобусом? А, когда он скроется из виду, то идти по его следам?

— Ты не думаешь, что водитель автобуса в курсе, что мы можем так поступить и специально запутать нас? — этот вопрос задал Шон. Он выше меня ростом, но ниже Аарона, качок, рыжие волосы и ярко-ореховые глаза, как раз это он случайно сломал Аарону нос. Его дар — это чтение мыслей, но только через прикосновения.

— Может, — ответил Грэг и пожал плечами, — но профессор Флорес может подумать, что это так очевидно, что мы не поступим так и не стал говорить водителю, специально путать следы, — водитель уже завел мотор, — давайте попробуем?

— А я всё-таки считаю, что вам нужно довериться мне и не ходить за этим автобусом, — заметил Аарон и сложил руки на груди, а вот начинаются и разногласия. Я мысленно прикинула, чей дар здесь может быть полезен. Это, несомненно, Аарон, потом Зак, с его памятью всё запоминать, Скарлетт, с её способностью понимать животных, в том числе и птиц, но не всех, то есть она может общаться с ними, и они могут рассказать ей, где находится академия, Рин тоже пригодится из-за своего дара делиться энергией. У некоторых сила забирает очень много энергии, например, у Грэга, но последний не пригодится. Скарлетт тоже не нужна, потому что её дар — это охмурение, она может влюблять в себя на несколько минут любого человека, за исключением, если сердце этого человека не занято. Я не знаю, может ли здесь пригодиться способность Дункана, он может сливаться с окружающей средой, словно хамелеон, кстати, его лучший друг — это Грэг. Наверно, сейчас его дар не нужен. Роуз тоже не пригодится, она умеет исцелять, но только себя, регенерация. Остался Ксандр, я не знаю, что может он.

— Прости дружище, но я не хочу провалить задание, — отозвался Грэг, а автобус тронулся с места, — кто со мной?

— Я, — произнес Дункан.

— Я тоже думаю, что лучше так поступить, — согласилась с ними Майли. Всё, другие молчат.

— Увидимся, — произнес Грэг, и их троица побежала за автобусом. Нас осталось одиннадцать.

— Пусть убегают, — сказала Аарон и махнул в их сторону рукой, а потом закрыл глаза и попробовал сосредоточиться.

— Мы пойдем с ними? — подойдя ко мне, спросил Зак, — я могу и так нас вывести.

— Знаю, но нам лучше держаться всем вместе, — ответила я и стала всех оглядывать. Бри не сводит глаз с Селесты и Роуз, похоже, что она придумала план мести, Скарлетт обнимается с Рином, ну, не при людях же! Он её трогает за такие места… за неприличные, Селеста наблюдает за Ксандром, который зачем-то присел на корточки и взял в руки кусок земли. Может, он следопыт? Потом он посмотрел налево и прищурился, словно что-то увидел. Или у него супер зрение?

— Я знаю, куда надо идти, — встав, заявил он и посмотрел на Аарона. Последний открыл глаза.

— Без обид, но это у меня есть дар ориентирования, а не у тебя, — сказал он.

— Ты можешь не ходить со мной, но я не собираюсь больше здесь тратить время, так что я ухожу, а ты как хочешь. — Он пошел туда, куда смотрел. Что Ксандр за друг такой? Вдруг он резко остановился и стал оглядывать нас. — Скарлетт, Рин, Зак, — я знаю, что он делает, — вы можете пойти со мной, — отбирает тех, кто может ему понадобиться. Его взгляд остановился на мне и он слегка прищурился, — что у тебя за способность?

— А… — начала я, но меня перебили.

— Я тоже пойду с тобой, — заявила Селеста.

— И я, — к ней присоединилась Роуз.

— А я останусь здесь, — сообщил Закари, и Ксандр уже забыл про меня и посмотрел на моего друга.

— Как хочешь, идем, — скомандовал он, и они пошли за ним.

— Стойте, — сказала Брианна, — я с вами!

— Что? — в унисон спросила я и Бэка.

— Это мой шанс отомстить этим двум, даже трем, — повернувшись к нам, тихо произнесла она, — так что не могу не воспользоваться моментом. Простите…

— Иди, — махнув, сказала Бэка, и Бри пошла за ними. Супер. Теперь нас осталось пятеро. Моя подруга посмотрела на меня и грустно улыбнулась, потом перевела взгляд на Аарона, снова на меня, и значительно повеселела. — Мы тоже уходим, — взяв под руку Зака, заявила она и посмотрела на Аарона.

— Что? — это уже в унисон спросил Зак и я.

— Да, Зак с этим справится, удачи вам, — она ещё раз посмотрела на меня и улыбнулась. Я поняла, Бэка это специально, хочет, чтобы мы остались с Аароном наедине, подруга потащила Зака в лес. Теперь нас осталось трое: я, Аарон и Шон. Если бы не последний, то мне сделалось сразу же сделалось нехорошо, не могу, боюсь находиться с Аароном наедине.

— Больше никто не желает уйти? — горько усмехнувшись, поинтересовался Аарон и посмотрел на меня и Шона.

— Нет, — отозвался его друг, и Аарон перевел свой взгляд на меня, а я только и смогла, что отрицательно мотнуть головой.

— Итого, что мы имеем. Я могу ориентироваться на местности, — стал говорить Аарон, присев на траву, — Шон, ты можешь читать мысли через прикосновения, а ты, Кармен?

— Я… — не могу с тобой говорить, потому что стесняюсь из-за того, что ты мне нравишься. Ладно, Кармен, это несложно, представь, что на тебе маска и что здесь рядом Бэка или Бри и ты говоришь с ними, — у меня исцеляющая кровь, — ответила я и посмотрела ему в глаза. Не все в курсе моего дара, потому что, скажем так, если будут знать многие, то кто-нибудь может воспользоваться мной для себя.

— О, — сказал Аарон и вот… Ненавижу это выражение лица, как только люди узнают об этом, то в их глазах читается сожаление, как будто они меня уже хоронят, словно перед ними ходячий мертвец, — ну, думаю, твоим даром мы не будем пользоваться, — Аарон попытался улыбнуться, спасибо ему за это. Я посмотрела на Шона и у того, точно такое же выражение, сменившееся легкой улыбкой. — Ладно, нам нужно идти вон туда, — встав с травы и показав рукой на лес, сообщил Аарон. — Идем?

— Да, — ответил за нас Шон.

— Вот придем мы первыми, и они пожалеют, что не пошли с нами, — Аарон пытается нас так подбодрить, — вы согласны?

— Да, — ответил Шон. Из нас прекрасная компания вышла: один — пытается говорить за всех и как-то подбодрить, другой — знает только «нет» и «да», а третья — многозначительно молчит.

— А ты, что думаешь, Кармен?

— А… — давай, ты сможешь, — что нам нужно было держаться всем вместе. Я считаю, что в этом и состоит задание профессора Флореса, — вот так, — проверить, как мы будем работать, сообща или нет.

— Да, я тоже так считаю, — улыбнувшись, согласился со мной Аарон.

— Только вот другие не считают, — отозвался Шон.

— Это их дело, — сказала я и посмотрела на это ярко-голубое небо, без единого облачка.

— Красиво, да? — спросил, стоящий вблизи от меня, Аарон.

— Да, — я улыбнулась и небу, и ему, и ты красивый. Хорошо, что он не умеет читать мысли. — А как работает твоя способность? — я осмелилась спросить.

— Не знаю, сложно объяснить… чувство, словно у меня внутри маяк и он направляет меня, — он взял меня за руку и от неожиданности вздрогнула, — не бойся, — а это не от страха, — ты можешь почувствовать это… я могу поделиться…

— Даром? — не поняла я.

— Нет, — он улыбнулся и положил мою руку себе на грудь, — чувствуешь? — я ощущаю, как бьется его сердце, но ещё что-то есть…

— Что это?

— Связь, — ответил он, всё ещё держа мою руку. Я прикрыла глаза и почувствовала какую-то… связь… словно кто-то протянул от его сердца тоненькую ниточку, и она тянется к какому-то месту. Это волшебно, а потом я открыла глаза и заметила, что Аарон смотрит на меня с легкой улыбкой на губах и во взгляде. Ой, стало неловко и, похоже, что мой цвет кожи стал стремительно приближаться к оттенку розового помидора.

— Куда идти-то дальше? — меня спас, спросивший Шон. Аарон отпустил мою руку и показал на лес.

— Теперь нам нужно дойти до его середины, потом повернуть направо, пройти сквозь него…

— Дальше можешь не объяснять, веди. — Перебил его Шон, потому что, ни я, ни он не сможем понять, где находится середина леса и так далее. Аарон повел нас.

Глава 5

— Я её вижу! — радостно сообщила я, когда увидела академию.

— Ты молодец, дружище, — похлопав по спине Аарона, похвалил его Шон.

— Да… — он споткнулся, но Шон его успел подхватить.

— Что с тобой? — спросила я и подошла к нему, прикоснувшись рукой до его плеча.

— Силы на исходе, — слабо улыбнувшись, ответил он, — Рин бы сейчас пригодился, — да, но он ушел с Ксандром.

— Ты сможешь его донести? — задала я вопрос Шону.

— Конечно, — кивнул он и погрузил себе на спину Аарона.

— Нам осталось совсем немного. Мы придем первыми и дойдем до академии! — сказала я, страх перед общением с Аароном почти весь исчез. Солнце почти село, но у нас до десяти часов ещё есть время. Уже через минут десять мы подошли к академии, и нас встретил профессор Флорес.

— Что с ним? — спросил он и подошел к Аарону.

— Его дар забрал у него почти силы, — ответила я, — ему нужен отдых.

— Да, конечно. Где остальные?

— Не знаю, — пожав плечами, сообщила я, — все разошлись. Мы пришли первыми?

— Да, — профессор посмотрел куда-то, — а вон и другие идут, — я и Шон обернулись. Это группа Ксандра. А где Бэка и Зак?

— О, — невольно вырвалось у меня, когда они стали подходить, и я заметила довольную Брианну, всю грязную Селесту, такую же Роуз и рваную одежду Скарлетт, недовольного Рина, который пытается что-то сказать своей девушке, но та не желает его слушать, и, как обычно, безэмоционального Ксандра, но выдает его взгляд, не такой уж и безэмоциональный, злой и недовольный. Наверно, жалеет, что предложил им пойти.

— А с вами что? — поинтересовался профессор, когда они подошли.

— Ничего, — ответил Ксандр за всех, а потом посмотрел на меня, затем на Шона, который держит Аарона, — что с ним?

— Силы на исходе. Рин, — кивком головы, преподаватель сказал ему помочь Аарону, так Рин и поступил и уже через минуту Аарон стоял бодрячком.

— О, — повторил Аарон моё удивление, когда увидел их, — знаете, я даже рад, что вы отказались идти со мной, а то мы, наверно, выглядели сейчас так же, — похоже, у Селесты задергался глаз, а у меня вырвался смешок. Бри им задала жару.

— Можно идти в комнату? — спросила Селеста, закипая от злости.

— Нет, вы все будете ждать остальных. Можете присаживаться, — он указал на траву.

— А если они вернутся позже десяти? — спросила Роуз.

— Все равно будете ждать. Ваше задание заключалось не в том, кто придет первым или последним, а в том, что вы должны были работать сообща.

— Но вы же сказали… — подала голос Скарлетт.

— Это неважно. Вам надо было научиться работать в команде, доверять друг другу, а не соревноваться между собой, — перебил её Флорес. — Так что вы все получаете не зачет.

— Но… — начали возмущаться некоторые.

— Это не обсуждается. Запомните, главное — работать сообща и доверять друг другу, — сказал он, а мы стали садиться на траву.

— Что ты сделала? — поинтересовалась я у Бри, садясь рядом с ней.

— Отомстила, — победно улыбнувшись, ответила она. — Если бы не Ксандр и Рин, то они бы так легко не отделались.

— А кто вас вывел?

— Ксандр. Мы просто шли за ним, Селеста пыталась всё с ним поговорить, но ему её общество явно надоело, так что, думаю, он не против, что я её отвлекла и повалила в грязь. Видела бы ты их лица… зрелище не забываемое. Я думала, что Бэка и Зак пошли с вами.

— Она решила, что будет здорово оставить меня наедине с Аароном, поэтому и ушла с Заком, поджав губы, произнесла я, — они уже должны скоро прийти.

— И как обстоят дела с Аароном? — заиграв бровями, поинтересовалась у меня подруга.

— Я говорила с ним, — с приятной улыбкой сообщила я, — и даже сказала больше десяти слов.

— О, ты молодец.

— А Бэк нравится кто-нибудь?

— Догадайся.

— Аарон? — я отрицательно покачала головой. — Ксандр?

— Ага, — ответила я, — как он может нравиться? Он же какой-то… ледяной.

— Ледяной? — переспросила Брианна.

— Да. Он… не искренний, одну маску сменяет другой, но его выдают его глаза, они всегда не меняются, — заметила я.

— Может, он так защищается?

— От чего же? От эмоций?

— Может быть, — пожав плечами, ответила Бри и легла на траву, я последовала её примеру.

— Смысл от них защищаться?

— Чтобы не чувствовать боли или… без понятия, не хочу об этом думать, — да и я тоже.

— Тебе, кстати, идет синий цвет волос, — посмотрев на подругу, сообщила я и улыбнулась.

— Может, мне его оставить? — посмеявшись, поинтересовалась она.

— Как хочешь. Это твое дело…

— Идет кто-то, — произнес Аарон, а я перекатилась со спины на живот и посмотрела. Это Грэг, Дункан и Майли. Они подошли, все запыхавшиеся, и профессор Флорес сообщил им радостную новость, а затем они тоже сели на траву. Солнце уже зашло и стали появляться первые звезды.

— Где Бэка и Зак? — спросила у меня Бри.

— Не знаю, они очень долго идут. С Заком она должна была выбраться быстро, — у меня поселилось нехорошее чувство.

Наступило время отбоя, а они не вернулись.

— Профессор, — заныла Селеста, — можно мы пойдем, а? Сколько можно ещё ждать этих двоих, а? Мы вас поняли, поняли, что нужно работать сообща, но нам завтра рано вставать… разрешите идти.

— Разрешаю, — согласился он, — только кто-нибудь должен сходить и закрыть ворота. Закари и Бэка переночуют сегодня на улице. — Скарлетт со своими подружками быстро встала и удалилась, их примеру последовали Майли, Грэг, Дункан и Шон так же быстро среагировали, а вот Аарон говорит о чем-то с Ксандром, а Рин уснул на траве, Скарлетт, наверно, за что-то на него обиделась и поэтому не стала его будить.

— Подождите, профессор, — произнесла Бри, — там кто-то идет… — Я пригляделась в темноту и увидела Зака, который на руках тащит Бэку, и он машет руками. — Что-то случилось, — озвучила мои мысли вслух Брианна, а я сорвалась с места и побежала к ним. Профессор что-то крикнул мне вслед, но я уже не слышала ничего, все мои мысли, как и я сама, несутся к Бэки и Заку. Зак упал вместе с ней, а я подбежала и опустилась на колени.

— Что с ней? — Зак весь бледный и запотевший, а Бэка… она ещё бледнее, — Зак! — крикнула я. — Что случилось?!

— Она шла впереди… потом появился паук… он укусил её…

— Что за паук?!

— Каракурт, — дрянь. Хоть я и не биолог, но самого опасного паука знаю, от его укуса человек может умереть за считанные часы. — Я попытался ей оказать помощь, укус был полтора часа назад…

— А-а-а, — застонала от боли Бэка. Я прикоснулась к её голове своей рукой, она вся горит. Она может умереть, из моих глаз потекли слёзы, а сердце пропустило удар. Почти единственный человек, который мне дорог может в любую минуту умереть… Я не могу смотреть, как она умирает, — а-а-а… — это ужасно.

— У тебя есть нож? — спросила я у Зака.

— Был, — он покопался в карманах штанов и достал небольшой складной нож, — зачем тебе?

— Дай мне его, — потребовала я и сама у него забрала.

— У-у-у…

— Милая, — я провела своей рукой по её влажным от пота волосам, — потерпи… — а потом засучила левый рукав своей кофты.

— Что ты творишь?! — догадавшись, Зак попытался вырвать нож из моих рук, но я не отдала.

— Она умрет! Я должна ей помочь!

— Тогда умрешь ты!

— Я не могу смотреть, как моя лучшая подруга умирает, — я поднесла нож к своей руке. Ладно, я много раз себе это представляла, поэтому готова. Вдох, выдох и… кто-то вырвал нож из моей руки.

— Аарон, — скомандовал профессор Флорес, это он вырвал мой нож, — приподними голову Бэки, что с ней, Зак?

— Каракурт, — ответил он. Профессор Флорес резко схватил меня за руку и произнес:

— Чем ты только думала?! Спасти её взамен себя?!

— Я могу помочь! Она умрет, — попытавшись выхватить нож, сказала я, всё ещё плача.

— Брианна побежала за врачом, здесь твоя помощь не нужна, уходи, — не уйду, — Ксандр, уведи её отсюда! — меня сзади кто-то резко схватил и потащил назад, я стала брыкаться и вырываться.

— Отпусти меня! Я не могу её бросить! Пусти! — бесполезно, меня оттаскивают от почти единственного человека, который мне дорог, я слышу, как Бэка стонет от боли и с каждой секундой становится всё бледнее, но я ничем не могу ей помочь, потому что я всё отдаляюсь и отдаляюсь от неё, — Бэка! — крикнула я в слезах и перестала сопротивляться. Мы уже вновь оказались около академии, из которой выбежала Бри и два лекаря. Я со злостью во взгляде повернулась к Ксандру.

— Чем ты думала? — спокойно спросил он с полным безразличием.

— Она может умереть! Я бы могла помочь ей! — я в отличие от него не такая спокойная. — А из-за вас она может умереть!

— Как бы ты ей помогла?

— Кровью, — ответила я и запнулась, — своей кровью.

— Ты… — в его глазах что-то на мгновенье промелькнула, но я не успела понять, что это было, — свою жизнь за её? — он понял.

— Да.

— Как это глупо, — Ксандр усмехнулся.

— Глупо? — бесчувственная скотина. — По-твоему, я должна спокойно стоять и смотреть, как умирает дорогой мне человек? И я не должна попытаться спасти её? Лучше должна отдать свою жизнь за какого-то незнакомого мне человека, даже не зная, хороший он или плохой? Просто умереть за кого-то только из-за того, что он важен для страны, так ты думаешь? — так считают почти все. Я бы нарушила свой договор, если бы отдала свою жизнь за жизнь Бэки, а не за какую-то важную шишку.

— Нет, не так, — всё ещё со спокойствием ответил он, — я думаю, что это глупо: отдавать за кого-то свою собственную жизнь, — ха. Теперь уже усмехнулась я, а из моих глаз наконец-то перестали течь слёзы.

— Тебе не понять этого. Не понять, какого это иметь дорогих и близких людей, которые готовы пожертвовать всем ради тебя, даже своей жизнью, потому что у тебя таких людей нет, — я не могу говорить с таким же спокойствием, как и он, поэтому мой голос срывается, но всё равно продолжаю, — ты сам их не подпускаешь к себе.

— Да, ты права, — с полным равнодушием отозвался он, — но и предать из друзей меня никто не предаст.

— Холодный расчет и спокойствие, вот чем руководствуешься по жизни ты, а ещё идешь по головам ради цели… это не всегда будет работать.

— Пока работает, — сказал он, и мы замолчали.

— Я тебя поняла, — вытирая последнюю слезу, заговорила я и кивнула своим мыслям, — поступай, как знаешь, но больше останавливать меня не надо, даже если сказал профессор, — я решила последовать его примеру и надела на себя маску полного спокойствия и равнодушия. Этот человек из тех, кто никогда близко не подпустит к себе никого, он лучше будет таким, какой сейчас, чем будет, как я. Из него бы вышел прекрасный политик, руководитель или правитель, присутствуют все нужные качества для этого, но от таких людей лучше держаться подальше.

Бэк положили в госпиталь и дали ей нужное противоядие, лекари сообщили, что её жизни ничего уже не угрожает, успели вовремя, что она будет без сознания какой-то время и её организму потребуется время, чтобы восстановиться.

— Ты поступила неразумно, — сказала Бри, когда мы подошли к моей, пока что, комнате.

— В смысле?

— Ты собиралась махнуться с ней жизнями, да?

— И ты туда же…

— Её укусил паук, есть противоядие, а не пуля её ранила или нож, — сказала Брианна и посмотрела на меня.

— Но она могла умереть.

— Все мы можем в любой момент, но это не означает, что ты сразу же должна вскрывать себе вены, Кармен. Я понимаю тебя, понимаю, что ты почувствовала, я бы сама, наверно, поступила также для одного человека, — какого? — будь у меня такой же дар, как у тебя, но у меня его нет. Поэтому спасти человека можно и другими способами, поняла?

— Поняла, — согласилась я.

— Это на крайний случай, а теперь, иди спать.

Глава 6

Прошла неделя.

— Привет, — обняв Бэку, поздоровалась я с ней и улыбнулась, — ты уже выглядишь намного лучше.

— Да, да, — её обняла Брианна, — соглашусь с Кар.

— Это хорошо, я уже не могу здесь находиться, хочу поскорее выписаться, — сказала она и приподнялась немного, — здесь скучно. Книги, которые вы принесли, я уже прочитала, от того, что заняться мне не чем я считаю за сколько минут зайдет солнце, и всегда по разному…

— Конечно, — согласилась с ней Бри, — говорят, что тебя должны уже выписать через пару деньков, так что осталось недолго потерпеть.

— Да, — подтвердила она и кивнула головой, — вам везет, сегодня в город едите, я тоже хочу! — Бэка почти полностью восстановилась, она узнала, что я хотела сделать и расплакалась из-за этого, сказала, чтобы я так больше никогда не смела поступать, иначе она не переживет. Вот она настоящая дружба.

— Я могу остаться с тобой, — предложила я ей, — мне не обязательно ехать, — только хотела прикупить кое-что для неё, чтобы был сюрприз.

— Я тоже согласна остаться, — меня приобняла Бри, — тем более, что к этому цвету волос я уже привыкла и Кар, — она посмотрела на меня и улыбнулась, — сказала, что мне идет синий. Что думаешь?

— Правда подходит, — ответила Бэка.

— Ну, вот могу обойтись без краски для волос…

— Нет, езжайте, — поджав губы, сообщила она, — знаю, что вам хочется, развлекитесь там за меня, — мы должны вернуться на автобусе после десяти вечера, так что можно будет погулять вечером по городу.

— Уверена? — поинтересовалась я у неё и ещё раз обняла.

— Да, — подтвердила Бэка, и мы все втроем обнялись. — Всё, идите, пока я не передумала, тем более автобус уже скоро уезжает, — сказала она и похлопала легонько мне и Брианне по спине. Я встала с её койки, а моя другая подруга ещё с ней обнялась, а потом протянула мне руку, чтобы я её подняла. — Отдохните, — произнесла Бэка, а я взяла Бри за руку и потянула на себя, а он вздрогнула и опять этот стеклянный взгляд.

— Ты что-то видела? — задала я ей вопрос, держа за руку.

— Да… — она смотрит в одну точку, не моргая, — там были люди… темнота… чей-то смех, крики… потом подъехала машина, — Бри посмотрела на меня, — из неё появились люди в масках… крики и темнота.

— Что это всё значит? — обеспокоившись, спросила Бэка.

— Без понятия. Не берите в голову, — Бри отмахнулась и легко улыбнулась, — мои видения не всегда сбываются, это как раз из таких. Так что, — она взяла меня под руку, — пошли собираться в город.

Уже через час мы спустились вниз и стали ждать профессора Абеля. Да, в город с нами поедет он. Несмотря на свой возраст, профессор довольно наблюдательный и любит выбираться из академии.

— К окошку? — спросила у меня Бри, когда мы зашли в автобус.

— Садись ты, — ответила я ей и стала смотреть, кто ещё поедет с нами в город. Хорошая новость — Селеста на этот раз не едет, плохая — едет Роуз и Скарлетт, но без неё они особо никак не раздают мне комплименты. На этот раз собрался Аарон, он обычно никогда не ездит, вместе с ним и Ксандр, наверно, ему просто интересно, так же, как и Бри, потом, конечно же, Рин в качестве верной собачки Скарлетт, ещё Грэг и Дункан, потом кто-то ещё, не помню, как зовут этого парня и девушку, и Шон. Зак решил сегодня никуда не ехать. Итого нас двенадцать, не считая профессора Абеля. Выезжаем мы рано утром, ещё и семи утра нет, а приедем к полуночи.

— Дайте-ка я вас пересчитаю, — начав оглядывать нас, произнес профессор. Он что-то отметил в своем дневнике, а потом сказал водителю, что можно ехать.

Спустя почти четыре часа.

— Божички, — сказала Бри в миллионный раз, — когда мы уже приедем? — вообще-то мы уже въехали в городок. Он небольшой, здесь почти все дома частные, я уверена, что многие люди знают друг друга в лицо. Но, несмотря на то, что городок маленький, это не значит, что он старый, напротив, он вобрал в себя нотку конца девятнадцатого века и частичку двадцать первого, получилась этакая смесь старых построек с современными технологиями. — Я сейчас описаюсь.

— Ты так говорила двадцать минут назад, — заметила я.

— Да, но за это время мне захотелось ещё сильнее! Как приедем сразу же отправимся в кафе, там бесплатные туалеты.

— Ты уверена в этом?

— Да!

— Надо было тебе перед отъездом сходить…

— Я и сходила, но этого оказалось недостаточно, видимо, — проговорила моя подруга и стала шататься взад-вперед.

— Всё, — объявил профессор Абель, а Брианна чуть ли не подпрыгнула от счастья, — возле автобуса всем быть к восьми, в половине девятого уезжаем, и быть трезвыми, — он посмотрел на Шона и Аарона. — Понятно?

— Да, — отозвались мы хором, а потом стали выходить. Бри схватила меня за руку и побежала.

— Показывай мне, где здесь кафе, — сказала она. Я стала объяснять ей дорогу на ходу. Кафе — это назвать сложно, скорее бар. Уже через минут пять мы были на месте. — Как это прекрасно, — выйдя из туалета со счастливой улыбкой на лице, отозвалась Брианна.

— Не так уж много нужно для счастья, — сделала я замечание. Сейчас в баре почти никого нет, но под вечер здесь соберется большое количество людей.

— Когда покушаем? Ты голодна?

— Нет, а ты?

— Тоже, давай тогда перед отъездом сюда зайдем?

— Давай, — согласилась я. Хоть вечером и будет много людей, зато мы не захотим есть в дороге.

— Когда мы пробегали, то я заметила магазинчик с украшениями, пойдем заглянем в него? — я кивнула, мне как раз нужно кое-что присмотреть Бэки. Вскоре мы уже зашли в этот магазин, хотя это оказалась антикварная лавка. Я стала осматриваться, здесь всего так много и всё такое старое. Бри стала спрашивать что-то определенное у продавца, а я смотреть всё подряд, пока мой взгляд не наткнулся на цепочку. Она посеребрённая, но не это важно, на ней висит полумесяц. Как раз то, что нужно! Думаю, ей должно понравиться. Я взяла её и пошла с ней на кассу. Теперь осталось присмотреть себе что-нибудь.

— Это Бэки? — догадалась Бри.

— Да, — ответила я, — а как ты догадалась? — улыбка с лица Брианны исчезла, — просто предположила. А себе будешь брать что-нибудь?

— Да, но не знаю, что, — поджав губы, сообщила я.

— Я могу вам посоветовать, — предложил продавец. Интересно, сколько он уже работает в этой лавке, потому что на вид ему уже далеко за восемьдесят.

— Да? А что? — он достал из своего стола какую-то шкатулку и вытащил из неё браслет.

— Вы напомнили мне одну девушку, — произнес он и протянул мне браслет. Он такой красивый, видно, что старый, но не по цвету металла, а из-за самой техники выполнения. Браслет тоненький, выполнен он, словно это красивый плющ какого-то цветка обвивает мою руку.

— Как красиво, — сказала я, даже не хочу снимать его, — а он продается?

— Это подарок, — сказал этот старичок и улыбнулся.

— Нет, я не могу его принять, он же…

— Нет, нет, от подарков не отказываются, берите, — настоял он на своем.

— Спасибо, — меня долго уговаривать не надо. — До свидания, — произнесла я и Бри на выходе из лавки.

— Какой милый дедуля, — сказала Брианна.

— Ага, — согласилась я с ней.

Мы стали просто гулять по городу. И за всё то время, что мы гуляли, нам никто не встретился из наших знакомых, за исключением профессора Абеля. С ним мы встречались три раза, он, наверно, стал думать, что мы за ним следим или хотим сбежать. В городе совершенно другой закат, нежели в академии. Хоть здесь и не так много фонарей, но как только солнце начало садиться, то их сразу же зажгли, и на моем лице стала появляться улыбка от этого. Я почувствовала себя маленьким ребенком, которому показали игрушку. Ещё мне кажется, что здесь солнце садится быстрее. Я и Брианна заглянули ещё в продуктовый, я купила Бэки манго, она его любит. А сейчас мы почти дошли до бара.

— Слышишь? — спросила я у подруги.

— Да. Это из бара, да?

— Ага, там обычно всегда так, ну, когда мы приезжаем. Туда приезжают байкеры, чтобы посмотреть какой-то матч или просто отдохнуть душой и телом. Ты не видела, как они танцуют, — нечто незабываемое, скажем так.

— Сейчас увижу. Где мы будем есть? Что-то мне подсказывает, что все столики там заняты. — Я пожала плечами, и мы зашли внутрь. О, а вот и все наши. Аарон и Шон сидят за круглым столом, на котором стоят две большие кружки с пивом, а вокруг них стоят люди и что-то кричат, наверно, они сейчас будут соревноваться. Роуз, судя по всему, хорошо выпила, потому что она танцует на другом столе, а байкеры кричат ей что-то. Невидно Скарлетт с Рином, скорее всего, они решили уединиться. Грэг с Дунканом играют в армреслинг. — Что ты будешь? — крикнула мне на ухо Бри, потому что здесь громко играет музыка.

— Картошку с сырным соусом, — вредно, но вкусно. Она пошла заказывать еду, а я искать свободное место. Ничего. Здесь такая толпа.

— Эй, крошка, — это меня позвали? — садись с нами, — я посмотрела на того, кто меня позвал. Им оказался молодой байкер, сидящий не со своими ровесниками. Я лишь бегло улыбнулась и решила побыстрее скрыться в толпе. В толпе меня отыскала Брианна, с двумя порциями картошки и сырным соусом в руках.

— Давай к окошку, — крикнула я ей, она кивнула и мы пристроились к окошку. Как же это вкусно! Моя подруга съела быстрее меня свою порцию.

— Теперь я за выпивкой. Ты будешь? — я отрицательно покачала головой. — Побывать в городе и не выпить? Где тебе ещё такой шанс выпадет? — крикнув, спросила она.

— Я не пью. Вообще, — сказала я ей. Как-то был у меня неудачный опыт… я напилась и сильно поранилась об осколок стекла, с тех пор не пью. Не вижу в этом никакого удовольствия, да и смысла.

— Как знаешь, — пожав плечами, сказала она и пошла в сторону бара. Похоже, что из всей нашей группы только я буду трезвой, ну и профессор. Я доела свою картошку, мне стало жарко и голова от шума начинает болеть, поэтому я вышла из бара на крыльцо. Уже звезды появились, и окончательно стемнело… скоро нам нужно возвращаться. Я облокотилась руками на перила и подняла голову к верху и посмотрела на звезды, обхватив себя руками, потому что уже значительно похолодало. Здесь звезды тоже отличаются, они не такие яркие, как возле академии, наверно, из-за света фонарей. Слева от меня только что кто-то прошел в бар. Интересно, моя мама хоть вспоминает обо мне? Представляет, какой я выросла? Думает ли перед сном обо мне? Я столько раз задумывалась над этими вопросами, и мне всегда было не понятно, почему она так поступила. Просто бросила и ушла. Неужели она ничего не испытывала к своей родной дочери? Я всегда отгоняла эти мысли из головы, и сейчас поступила также. Не надо зацикливаться на этом, Кармен. Я опустила голову, грустно улыбнулась своим мыслям и повернулась направо, и остановилась, потому что увидела, сидящего на перилах, Ксандра, который курит и смотрит на меня.

— Ты куришь? — спросила я его.

— Сейчас — да, — ответил он и убрал сигарету ото рта. — А ты? — я отрицательно покачала головой, — ну, конечно, кто бы сомневался, — он свободной рукой потер свои глаза.

— Ты пьян? — задала я вопрос, а Ксандр открыл глаза, посмотрел на меня, словно что-то обдумывая, а потом спрыгнул с перил, подошел ко мне и наклонился, — что ты…? — он дыхнул на меня, от чего я закашлялась. Запаха алкоголя нет.

— Я не увлекаюсь выпивкой, — произнес он.

— Зато увлекаешься курением, — я же его не отчитываю, правда?

— Не всегда. Предпочитаю прибывать в своем рассудке, а курение иногда помогает отвлечься…

— От чего?

— А от чего все люди отвлекаются, Кармен? — ответил он вопросом на вопрос.

— От мыслей, — сказала я, а сзади меня послышался женский смех.

— Правильно, — кивнул Ксандр и бросил окурок на пол, потушив его ногой. — Как твоя подруга? — задал он вопрос, от которого я удивилась.

— Уже лучше, через пару дней выпишут, — ответила я, всё ещё прибывая в состоянии небольшого шока. Ему не плевать или это простая вежливость? Из бара донесся чей-то крик, Ксандр посмотрел куда-то позади меня.

— Похоже, что кто-то что-то разбил, — сообщил он, а я посмотрела в его глаза, которые по-прежнему ничего не выражают, кроме безразличия и усталости. Ещё крик, но на этот раз мужской. — Наверно, драка завязалась, — я обернулась и увидела подъехавшую черную машину. Сердце пропустило удар, потому что я вспомнила! Это видение Брианны. Из неё должны сейчас появиться люди в масках.

— Надо уходить, — я сделала два шага назад и схватила за руку Ксандра.

— Почему? — не поняв, спросил он.

— Это видение Бри… — из этого автомобиля, хотя это даже минивэн, вышли семеро людей в черных масках.

— Пошли, — быстро среагировав, сказал Ксандр, и мы стали отходить назад. Один из этих людей увидел нас и показал рукой на нас другим. Трое из них стали надвигаться на нас, а другие зашли в бар.

— Думаю, что нам пора бежать, — нервно усмехнувшись, сообщила я. Ксандр ничего не сказал, а только теперь взял меня за руку, и мы побежали. У нас есть небольшая фора. Кто они и что им нужно? Мы сбежали с крыльца и стали бежать по дороге. Куда все люди подевались? Нас же не станут… убивать? — Куда мы…? — спросила я его. Если бы Ксандр не держал меня, то я бы от него отстала на приличное расстояние. Я его торможу. Он не ответил, но мы резко остановились, от чего я врезалась ему в спину случайно. — Почему мы…? — я запнулась, когда выглянула из-за его спины и увидела перед нами ещё двоих, точно таких же, в масках людей, потом оглянулась и поняла, что бежать нам больше некуда. Сзади нас догнала эта троица. Я вцепилась в руку Ксандра.

— Кто вас подослал, и что вы хотите? — с прежним спокойствием спросил он их. Вот сейчас главное — не показать то, что мы их боимся, поэтому я решила отпустить руку Ксандра и воспользоваться его же методом, нацепить на себя маску полного спокойствия. Эти люди не ответили, а только стали приближаться к нам.

— Я бы не советовала вам этого делать, — громко произнесла я, а они остановились. Пока работает, — понимаете ли, мы не обычные люди, — то, что есть люди с даром не скрывается, поэтому все в курсе, — поэтому вам лучше не стоит проверять наши способности, иначе вам же будет хуже, — похоже, что я сбила их с толку, они стали переглядываться. Ксандр взял меня за руку и повернул к себе. Нет! Он всё испортит!

— Когда я скажу бежать, ты побежишь, — быстро произнес он, — и без оглядки, и никаких «но». — Я отвлеклась от его глаз и посмотрела на этих людей, ну, вот… он всё испортил.

— У меня почти получилось их убедить, — вновь посмотрев на него, озвучила я вслух свои мысли.

— Ты их задержала, но не остановила бы, — сказал Ксандр, а потом посмотрел на них, — вы об этом пожалеете.

— Схватить их, — приказал один из них, только не сказал живыми или мертвыми. Все стремительно стали приближаться к нам. Ксандр резко толкнул меня в сторону и ударил одного из них, когда он приблизился к нему, потом и другого, а мне крикнул:

— Беги! — я и побежала. И так быстро в жизни не бегала. Только вот куда мне надо? И вокруг не души. Наверно, я уже далеко убежала и, поэтому не послушала его и оглянулась, продолжая свой путь. За мной никто не гонится. Двое из этих парней валяются на земле, третий ударил Ксандра по лицу, но тот смог увернуться, но Ксандра по ноге ударил сзади четвертый, а пятый в этот момент врезал ему по лицу. Ксандр упал, но уже в следующее мгновенье поднялся, прикоснувшись рукой к своему подбородку. Эти трое накинулись на него, вот для какого случая нас готовили по самообороне. Ксандр использовал тот же трюк, что и со мной и опрокинул одного из них на землю, но только этому человеку больнее. Потом расправился с другим, ударив его в живот и в кадык.

— Нет! — крикнула я и остановилась, потому что его чем-то ударил по голове третий. Двое других, которые до этого валялись, поднялись и стали подходить на помощь своему товарищу. Я не могу. Не могу просто взять и убежать. Будь там, хоть сама Селеста, я не могу убежать, тем более там не она. Но что я могу сделать? Драться же не умею. — Давай, Кармен, соберись. Сейчас не время для слёз. Хоть раз, будь сильной! — приказала я себе и увидела мусорку. Я подбежала к ней и обнаружила прочную палку, словно от стула, которая по размерам почти как шпага. — А вот и мое оружие, — произнесла я вслух и побежала обратно. Уже через полминуты я оказалась на месте. Они не видят меня, Ксандр не может подняться, они не дают ему этого сделать. Ладно, Кармен, воспользуемся преимуществом и нападем первой. Я взяла эту палку в две руки и ударила ей одного из них прямо по голове, сильно ударила, потому что он даже упал. Ну, вот… внимание теперь досталось всё мне. Они отвлеклись от Ксандра и стали наступать на меня.

— Положи это, — сказал один из них мне, а я завела левую руку назад, а правой взвела эту палку вверх, а потом направила на него. — Ты это серьезно? — спросил он у меня. Я его проигнорировала, а он побежал на меня. Отступить назад, шаг в сторону, укол, вернее удар по руке, шаг вперед, удар в живот и по голове. У меня получилось! Он так же упал, потому что эта палка бьет больно. Оставшиеся трое стали переглядываться и решили наступать все вместе. Так нечестно, я же… одна… Спокойно, Кармен. Я ещё раз завела руку назад и посмотрела на них. Вдруг одного из них ударил Ксандр, тот упал, я отвлекла другого, а он занялся третьим. Блин… дела у меня плохи, потому что этот человек вырвал моё оружие из моих рук и кинул её далеко в сторону. Я посмотрела на него, потом на палку, снова на него и на палку.

— Ты не успеешь добежать, — произнес он, а я решила всё же попробовать и рванула к своему оружию, но он схватил меня и оторвал от земли, я стала брыкаться. Ксандр расправился с тем человеком и направился ко мне, но подъехал этот минивэн и из него вышли четверо, я поняла, что это конец. Двое из них резко схватили Ксандра, а третий что-то кольнул ему в шею.

— Пусти! — закричала я и стала ещё сильнее брыкаться, — что? Что вы ему кольнули? — Ксандр упал на колени, держась за свою шею, а я смогла повалить человека, и вырваться из его хватки, — Ксандр! — я бросилась к нему, встретившись с ним взглядом, но потом произошел удар, резкая боль и темнота.

Глава 7

Голоса. Вокруг какие-то знакомые голоса.

— Кармен? — меня кто-то стал легонько бить по щекам. Я с неохотой приоткрыла глаза, а мои вески стали раскалываться от головной боли. — Кармен, ты как?

— Аарон? — я не уверенна, не мерещится ли он мне сейчас…

— Что болит? — спросил он и прикоснулся своей рукой до моего правого плеча, а я взвизгнула от боли! — Что с ним?

— Не… не знаю, — но очень больно.

— Теперь все очнулись? — громко спросила Роуз. Я напрягла свои глаза, Аарон помог мне подняться, и стала осматривать помещение, где мы находимся. Это что-то похожее на подвал, большая темная и сырая комната, на полу, точнее на земле разбросано что-то непонятное, ещё здесь везде валяются какие-то железки… это помещение освещает только три полуразбитые лампочки. Роуз стоит посередине и успокаивает, плачущую Скарлетт, первый раз вижу её такой… Девушка, имя которой я не знаю, сидит, облокотившись спиной об железную стену, Грэг также сидит на земле с закрытыми глазами, а Дункан ходит туда-сюда…

— Где Ксандр? — спросила я Аарона, — и… Бри? И Рин? А тот парень и Шон? Где профессор Абель? — вместо тринадцати человек, нас здесь только семеро. А здесь это где? — Где мы?

— Не знаю, — ответил он, а потом повернулся лицом к другим, — где остальные, Роуз? — откуда она может знать?

— Когда я очнулась, — наверно, Роуз очнулась самой первой, — то Шона волокли два человека, которые напали на нас в баре. А так других я не видела…

— Мы все умрем, — зарыдав сильнее, громко сказала Скарлетт.

— Никто сегодня не умрет, — отрезал Аарон и повернулся ко мне, — тебя и Ксандра не было в баре, когда ворвались люди…

— Знаю, — перебила я его, — мы были на улице… потом появились они… мы побежали… завязалась драка, — плач Скарлетт заглушил все вокруг, — наступила темнота, и я очнулась здесь.

— Рин… где он? — спросила она, а я посмотрела на неё. Хоть мы и не ладим, но мне так жаль её сейчас, — где он? Роуз? — подруга обняла её и стала успокаивать, — где… он?

— Зачем нас схватили? — спросила я у Аарона.

— Ты думаешь, что они нам всё доложили? — ответил мне за него Грэг. — Прекрати уже рыдать, — посмотрев на Скарлетт с отвращением, сказал он.

— Грэг, — остановил его Аарон.

— Что? — бешено посмотрев на него и приблизившись, произнес он, — никто из нас ничего не знает! А она ревет! Всем нам тяжело!

— И что ты предлагаешь делать? — поинтересовался у него Дункан.

— Выбираться отсюда.

— И как же? — отойдя от Скарлетт, задала вопрос Роуз и вскинула одну бровь.

— Они же должны ещё вернуться… в конце концов… не оставят же они нас здесь навсегда… говоришь двое тащили Шона? — Роуз кивнула, а Грэг продолжил, — с двумя я, Аарон и Дункан справимся. Нападем на них и выйдем отсюда, а дальше придется думать на ходу… Все в состоянии двигаться? — он стал смотреть на каждого из нас поочередно. Все закивали.

— И куда мы пойдем? — спросила эта девушка и встала.

— Откуда я могу знать, Мейдлинн?

— Мне кажется, что нам лучше оставаться здесь, — предложила она и скрестила руки на груди.

— Да? Ждать пока придут за нами так же, как за Шоном? — поинтересовалась у неё Роуз.

Железная дверь резко открылась, и вошли двое людей в масках, которые приволокли Шона. Боже… его лицо в крови, как и рубашка…

— Что вам нужно? — спросил их Грэг, а они оставили Шона посередине комнаты и вышли, закрыв за собой дверь. Роуз и я подбежали к нему и опустились на колени. Шон приоткрыл один глаз, второй не смог, и слабо улыбнулся, а из его рта вытекла струйка крови. Роуз хотела его приподнять, но я перехватила её руку и произнесла:

— Лучше не надо. У него может быть что-нибудь сломано.

— Шон, — к нам подошел Аарон, — можешь пошевелить конечностями?

— Да, — ответил он и закашлялся. — Всё так плохо…? — оставшиеся также подошли к нему. — Я…

— Ты не умрешь, — перебил его Грэг, — дружище.

— Да, да, — подтвердила Роуз, а из её глаз потекли слёзы. — Всё будет хорошо… слышишь?

— Слышу, — сказал он и вновь стал кашлять, но только кровью, я взяла его за руку, а Роуз за другую, — может, сходим на свидание?

— Да, — ответила она и улыбнулась, — обязательно сходим, ты только держись…

— Что они хотели от тебя, дружище? — спросил Грэг и сел на корточки. — Где остальные?

— Эти люди сказали, что наши друзья мертвы, — ответил он, а мое сердце пропустило ещё один удар, Скарлетт закричала и зарыдала одновременно.

— Нет… — давившись собственными слезами, проговорила она. Как же Бри? Остальные… они не могут быть мертвы…

— Они расспрашивали про академию, — продолжил Шон, — про то, как она устроена… про количество людей там, — бабуля как-то мне рассказывала, что власть правителя держится в основном из-за нашей академии, она защищает страну и его, соответственно. Если захватить академию, то можно сказать, что захватят целую страну сразу же, поэтому в неё не так просто попасть и говорят, что протестующие ни раз пробовали это сделать, но у них не получалось. — Им нужны сведения… я коснулся до одного из них и прочитал, что они собираются так допрашивать каждого из нас… — здесь его дар пригодился, — им нужны ответы. Судя по всему, они даже в курсе какие у каждого из нас способности, потому что… — он осекся, — скажем так, они не дали больше касаться себя. — Нет, если бы кто-то из них узнал какая способность у меня, то, скорее всего, меня здесь уже не было. Думаю, что им пригодился бы мой дар.

— Сколько их? — задал вопрос Дункан.

— Я насчитал десятерых… там кровь везде, — это же не кровь наших…?

— Ты уверен, что, — Аарон осекся, прикрыл глаза на мгновенье, но всё-таки продолжил, — остальные мертвы? Они могли специально сказать тебе это, а сами держат их в похожем месте и говорят им то же самое, но только про нас.

— Возможно, — сказал Шон, а дверь резко открылась, и вернулись эти двое. Они подошли к нам, схватили за руки Шона и потащили его куда-то. Грэг резко ударил одного из них, а Дункан занялся вторым. Аарон в это время подбежал к Шону и помог ему подняться.

— Это наш шанс! — громко заорал Грэг и повалил одного из них. Я подбежала к Аарону и взяла Шона с другой стороны, и мы направились к выходу, а за нами другие. Но мы остановились, потому что в дверях появился человек в маске и с пистолетом в руке.

— Стоять, — сказал он и направил дуло пистолета на Аарона, потом на Шона и затем на меня. Все замерли. — Поднимайтесь! — приказал он своим дружкам. Те встали и подошли к нему. — Это очень необдуманное решение, — продолжил этот человек и сделал два шага вперед, а я и Аарон, держащие Шона, отошли на шаг назад. — За это придется преподать вам урок, — он стал направлять дуло пистолета поочередно на каждого из нас.

— Вы не сделаете этого. — Спокойно отозвался Дункан. — Мы нужны вам живые.

— О, — хоть на нем и маска, но, думаю, что этот человек усмехнулся и оскалился, — а кто сказал, что нужны все? Нам достаточно и одного, — он подошел ко мне вплотную и прислонил дуло пистолета прямо к моему лбу, и я перестала дышать.

— Опусти пистолет, — приказал ему Аарон.

— Мальчишка, ты не забылся, кто здесь главный? — надменно и безразлично поинтересовался он у него. — Вот ваши друзья нам ничего не сказали и старик тоже…

— Вы… убили их? — это спросила Скарлетт, перестав плакать.

— Да, — нет! — вас ждет то же самое, если не скажите то, что мы хотим знать. У вас есть десять минут, — он всё ещё держит пистолет у моего лица, я прикрыла глаза и сглотнула, — кто первый решит поговорить с нами, тому мы сохраним жизнь, — выстрел! Мне что-то брызнуло на лицо.

— А-а-а! — кто-то закричал. Я распахнула свои глаза и посмотрела на этого человека.

— Время пошло, — сказал он, — заберите этого, — этот человек рукой показал на… Шона. Я посмотрела на него, ему выстрелили в грудь. Он мертв. Подошли двое людей и забрали его тело, а потом закрыли за собой дверь.

— А-а-а! — повторился крик Скарлетт, она упала на колени и закрыла своё лицо руками, вместе с ней упала и Роуз, а я так и осталась стоять на месте и смотреть на то место, где минуту назад был живой Шон. Его больше нет, они убили его, как… и других. Ко мне подошел Аарон и обнял, прислонив мою голову к его груди.

— Шон… он мертв, — произнесла я, — они все мертвы… эти люди убили их…

— Ш-ш-ш, — Аарон положил свою руку мне на голову. Все замолчали, наступила оглушающая тишина. Не знаю, сколько я так простояла, но время идет. Сейчас дорога каждая секунда.

— Что будем делать? — спросил Грэг.

— Давайте расскажем им всё, — встав, ответила Мейдлинн, — будем выдавать им информацию по кусочкам, чтобы мы все остались живы…

— Ага, и предать академию? — задал ей вопрос Дункан. — Если мы всё им расскажем, то они все равно убьют нас. Если эти люди из протестующих, то мы предадим не только академию, но и страну.

— Но тогда они убьют нас, — сказала она и стала нервно стучать по полу.

— Мы и так уже все покойники, — совершенно спокойно проговорила Скарлетт и нервно усмехнулась.

— Нет, — опровергла я и отстранилась от Аарона, — мы не умрем здесь. Мы выберемся отсюда.

— И как же мы это сделаем? Мы уже пробовали, — сказал Грэг, — и попытка вышла неудачная.

— Думаю, что лучше мы попытаемся сбежать, чем будем просто так сидеть здесь и дожидаться, пока каждого из нас поочередно будут убивать, пока кто-нибудь не заговорит. Или ещё хуже, — я заметила, что потеряла свой браслет, наверно, когда нас похищали, — пока кто-нибудь из нас не предаст остальных и не расскажет всё этим людям. Мы воспользуемся тем, что дано нам от рождения. Нашими способностями, — я стала смотреть на каждого из них, — помните, что говорил профессор Флорес? Что мы должны работать сообща. Так этим сейчас мы и займемся, — плюс моего дара в том, что за восемнадцать лет я свыклась со своей смертью, с тем, что в любой день могу воспользоваться им лишь раз и умереть, так что сейчас мне не страшно, это всего лишь ещё один день. Я заметила в углу видеокамеру. — Они наблюдают за нами. Дункан, — обратилась я к нему, а он посмотрел на меня, — ты сможешь слиться с этой железной стеной?

— Да, без проблем.

— Хорошо… Грэг, когда зайдет один из них, то прикоснись к нему и узнай его страх, обрати его против него, — он кивнул. — Если у кого-то из них будет оружие, то Роуз, — она посмотрела на меня и поджала губы, — тебе придется прикрывать каждого из нас от пуль, — её способность к регенерации позволяет ей сделать это, — Аарон, ты береги силы, когда мы выберемся из этого здания, то нам нужно знать, куда бежать.

— Понял, — кивнув, подтвердил он.

— Дункан, ты запасной вариант. Если вдруг появится другие, то тогда атакуй их сзади. Мейдлинн, у тебя, что за способность?

— Я вижу прошлое людей, — да, это не подходит, как и моё, и Скарлетт. Я приблизилась к видеокамере.

— Как только я вырублю её, у нас будет полминуты, чтобы все заняли свои места, готовы?

— Была не была, — пожав плечами, ответил Грэг.

— Мне уже все равно, — это произнесла Скарлетт. Она потеряла дорогого ей человека, Рина. Ко мне подошел Аарон.

— Не знаю, что и сказать, — проговорил он и слабо улыбнулся.

— Ничего не говори… Мы можем умереть сегодня, так что… — я поцеловала его. Просто прикоснулась своими губами к его, — теперь я уже ни о чем не жалею, — произнесла я и улыбнулась. Страха нет и стеснения тоже, — хоть ты и не ответил на мой поцелуй, — обидно ли мне? Да, есть немного, но так лучше, чем я жалела бы об этом.

— Прости, — выдохнув, сказал он, а я разбила какой-то железкой видеокамеру и достала из кармана своих штанов карманный ножик.

— У тебя есть нож? — удивившись, спросил Дункан.

— Да, — повезло, что эти люди не обыскивали нас, — по местам, — после случая с Бэкой я стала носить его с собой.

Дверь резко открылась, и вошли двое людей, как и в прошлый раз. Грэг тут же прикоснулся к одному из них и стал смотреть ему в глаза, словно гипнотизируя. Второго взял на себя Аарон, он просто ударил его, зашел третий с пистолетом, Дункан перестал скрываться и ударил его по голове сзади, выхватив пистолет. Больше никого пока что нет.

— Он понимает, что происходит? — подбежав к Грэгу и его жертве, спросила я.

— Нет, но он может двигаться…

— Отлично, — я поднесла к его горлу нож, а другой рукой схватила его за руку, — пусть он придет в себя. — Грэг подошел к нему и что-то сказал, от чего тот вернулся в реальность. — Слушай меня очень внимательно, — проговорила я, — показывай, где здесь выход, иначе я перережу тебе глотку.

— Ты не… — начал он, но я надавила на нож и слегка поранила его.

— А ты проверь. Показывай дорогу, ублюдок, — он стал говорить, куда нам идти. Мы вышли из этой комнаты и оказались в широком, на этот раз очень светлым и идеально чистом, коридоре. Он также сделан из железа.

— Впереди двери лифта, — проговорил он, а я увидела в двадцати метрах от нас лифт. — Послушай, отпусти… это всё…

— Молчи, — перебила я и ещё раз надавила ему ножом на его шею. Двери лифта открылись и из него вышли три человека, но только без масок, их лица мне не знакомы, это все мужчины. — Стоять! — крикнула я, а они остановились. Дункан, который находится справа от меня, направил на них пистолет, — я убью его! Стойте на месте! — двери лифта закрылись. Роуз встала слева от меня.

— Опусти нож, — сказал один из них и поднял руки.

— Я отпущу его, если вы дадите нам уйти!

— Саймон, ты как? — спросил его другой.

— А ты, как думаешь?

— Тихо! Сейчас мы зайдем в лифт, а когда выйдем, то отпустим вашего друга, — сообщила я этим людям, и мы сделали несколько шагов вперед, но один из них пошел на нас. — Стой! — мне пришлось сильно надавить ножом на горло этого Саймона.

— А! — сдавленно крикнул он, а этот человек остановился.

— Что ты делаешь? — шепотом спросил у меня Аарон и взял меня за плечо.

— Спасаю нас. — Я пошевелила своим плечом, чтобы он убрал свою руку с него. — Теперь вы знаете, что я не шучу. Я убью его. Дайте нам пройти.

— Это всё проверка, дура! — сказал один из них, а я нахмурилась, — это всё игра! Не по настоящему!

— Да?! Для вас, может, и игра, но сейчас жизнь вашего друга зависит только от вас. И я не играю. Пропустите нас, — я ещё надавила ему, его кровь попала мне на руку, — больше повторять не стану! — Двери лифта ещё раз открылись, и из них вышел профессор Флорес. — Профессор? — спросила я в унисон с другими.

— Кармен, опусти нож, — направившись к нам, попросил он, а из лифта вышли другие: Брианна, профессор Абель, Рин, Ксандр, Шон и тот парень.

— Рин?! — тихо произнесла Скарлетт. — Ты живой?

— Я не понимаю, — сказал Дункан, и я тоже, кстати, поэтому до сих пор не опускаю нож.

— Что здесь происходит? — задал вопрос Грэг.

— Они нас проверяли, — усмехнувшись, ответил Аарон, — это всё глупая проверка…

— Не совсем, — перебил его профессор Флорес и подошел ко мне и Саймону, — это просто ещё одно задание.

— Вы хотели узнать, как мы поведем себя, попав в подобную ситуацию, — стала говорить Роуз, — если вдруг нас кто-то схватит, как мы будем работать… сообща или предадим друг друга и академию…

— Да, — подтвердил профессор Абель. Бэка рассказывала мне как-то про подобные проверки, но это только слухи. Я не думала, что такое может быть на самом деле… всё так реально…

— Всё было подстроено заранее, — сказала Мейдлинн, — и сам наш отъезд, и бар… всё…

— Правильно, — профессор Флорес положил свою руку на мою, — отдай мне нож, Кармен, — я отпустила нож и Саймона и стала смотреть на Бри. Она знала? — всё получилось несколько иначе, чем мы планировали, у вас не должно было быть ножа, пистолет — холостой. Но так даже лучше, вы смогли выбраться и это главное. Вы объединились и не предали друг друга, — она знала. Стояла и смотрела на монитор экрана видеокамеры, когда Шона якобы застрелили прямо рядом со мной, его кровь на моем лице… руках… всё нереально, — я горжусь вами.

— Почему именно мы?

— Это случайный выбор, — пожав плечами, ответил профессор Абель. — Вы находитесь прямо под академий. На завтра вы освобождаетесь от всех занятий, можете отдыхать…

— Можем отдыхать? — усмехнувшись, переспросила я и перевела взгляд с Бри на профессора.

— Все живы и здоровы, Кармен, — сообщил профессор Абель. — Понимаю, что вы пережили, но это может случиться с каждым, вы справились и вы молодцы, — я направилась к лифту, — вам нужен отдых, так что все могут расходиться.

— Сукин ты сын, Шон, — услышала я голос Аарона, а потом зашла в лифт, вместе со мной зашли Бри, профессор Абель и эти двое людей, которые раньше были в масках. Как только я вышла из лифта, то оказалась в академии, то есть в подвале академии.

— Кар, — меня догнала Бри и схватила за руку, — прости… нам нельзя было к вам…

— Я понимаю, — холодно отозвалась я и вырвала свою руку из её, поднимаясь вверх по ступенькам бетонной и старинной лестницы.

— Ты злишься?

— Злюсь ли я? Нет, — я остановилась, — я думала, что ты мертва, что вы все мертвы. Шона застрелили на моих глазах, он стоял рядом, его ненастоящая кровь на мне… я вся в ней! А вы просто смотрели через чертов экран! — я понимаю, что винить её не за что, что Бри совершенно здесь ни при чем, что они никак не могли помочь нам, но… это всё нервы. — Мне нужно помыться, так что я не хочу больше с тобой говорить, — я ушла от неё.

Глава 8

Струи горячей воды падают на меня, обжигая пораненные участки тела. Сейчас душевая свободна, кроме меня здесь никого нет, как оказалось, сейчас на дворе ночь. Пар исходит от плитки и от меня. Я смыла с себя ненастоящую кровь, выключила воду и завернулась в полотенце, которое едва достает до моих колен. Капли воды падают мне на оголенные участки тела, плечи, стекают с них и спускаются ниже. Я подошла к зеркалу, вытерла с него пар и посмотрелась. Да уж…

— Наверно, такого сопротивления они не ожидали, — сказала я вслух, осматривая свою рану. Синяк, смешанный с кровоподтеком тянется от моей шеи и почти до конца плеча. Эту травму, наверно, я получила, когда на меня и Ксандра напали. Ещё на лбу, слева, небольшой порез… не знаю, когда получила, но он почти не болит, в отличие от синяка. Мои черные волосы стали ещё чернея. Обычно я переодеваюсь сразу же в душе, чтобы не разгуливать полуголой по коридору академии, хоть здесь и нет парней, но всё равно как-то неловко, но сейчас не стала брать с собой одежду. Во-первых, потому что я её забыла в комнате, совсем вылетело из головы, во-вторых, сейчас все спят и я одна. Это всё было проверкой… Проверка… Ладно, хоть теперь знаю, что зря мечтала об Аароне, потому что он, как выяснилось, не разделяет мои чувства. Больно, но так легче и лучше, чем незнание и догадки. Зато я осуществила свою мечту, как раз с ним произошел мой первый поцелуй. Я вышла из душевой и пошла босыми ногами по коридору академии, пол не такой уж и холодный. Сегодняшний день, наверно, что-то изменил во мне, пока не знаю, что именно. Мне стало как-то все равно на всё… меня перестали мучить мысли о маме, я отпустила их и её. Поняла, что если бы всё это было реально, и я бы умерла там, то если она жива, то ей бы было всё равно. Мне не обидно и не жаль, что её нет в моей жизни и никогда не было. Я дошла до двери своей спальни и обнаружила, что она закрыта, — так… это не хорошо, — дверь я специально оставила приоткрытой, чтобы она не захлопнулась, но именно это и произошло, видимо. Обычно, когда такое случается, то Бэка открывает мне или наоборот, но так как она сейчас в госпитале, то в комнате никого нет и попасть я туда не могу, — чёрт, — я вспомнила, что оставила в том баре свою сумку с манго и подарком для Бэки, и оперлась спиной на свою дверь. Потом почесала больное плечо, по крайней мере, попыталась сделать это, ибо оно очень сильно болит, когда до него дотрагиваюсь. У заведующей должны быть запасные ключи от спальни, так что я направилась к ней. Вот сейчас моим ногам становится уже прохладнее. Я повернула за угол и с кем-то случайно столкнулась, с Ксандром, как оказалось. — Что ты здесь делаешь?

— Это твоё, — сказал он и показал свою ладонь, на которой лежит мой браслет.

— Где ты его нашел? — поинтересовалась я, придерживая одной рукой полотенце, а другой, забирая свое найденное украшение.

— В машине, когда нас схватили, — ответил Ксандр, а потом посмотрел на моё больное плечо безразличным взглядом.

— Ты молодец, — похвалила я его и улыбнулась, — так хорошо сыграть, разыграть эту драку… так реалистично всё выглядело… ух! Тебе надо быть актером, хотя, — я сделала вид, что задумалась, — нет. Ты не подойдешь для этого, потому что для этого нужны эмоции, которых у тебя нет.

— Когда на нас напали, то я ещё не знал, что это всё проверка, — вернувшись к моим глазам, сообщил он, — нам сказали это, когда мы были в машине. Так что драка не была разыграна. Это было глупо с твоей стороны, — вновь Ксандр обвиняет меня в глупости, — вернуться. Если я сказал бежать, то нужно было бежать…

— Уж прости, — перебила я его и усмехнулась, — что во мне заиграла человечность, что я хотела спасти тебя…

— Спасти меня? — теперь уже перебил он. — Ты даже себя спасти не можешь, что уж говорить о других.

— Но я хотя бы пытаюсь сделать это. Тебе легко рассуждать, какого было стоять по ту сторону экрана? Понравилось зрелище?

— Я не выбирал, где мне находиться, — его спокойствие и равнодушие добивает меня.

— Если бы выбирал, то я почему-то уверена, что не стал бы выбирать там, где находились мы. Ты не знаешь, что каждому из нас пришлось пережить, — я сжала свой браслет в руке.

— Знаю.

— Откуда? Знаешь, какого это смотреть, как на глазах застрелили Шона? Мы думали, что вы все мертвы… Его кровь на моем лице, — никогда не забуду это ощущение. Выстрел, брызги, крик, — а это оказалось всего лишь проверкой. Там, где ты раньше учился, тоже устраивали подобные проверки?

— Да, устраивали, — ответил Ксандр, — когда случается подобное, то нужно ни о чем лишним не думать, — не понимаю, — чувства не должны мешать разуму, — это он имеет в виду мой поцелуй с Аароном? — нужно сосредоточиться на единственной цели и идти к ней…

— Не смотря ни на что? Угадала? Я тебя поняла, Ксандр. По-твоему, я должна думать только о себе, не поступать глупо и не пытаться спасти других, потому что у меня ничего не получится. Должна быть такой же бесчувственной и равнодушной ко всем, как ты и идти к своей цели не смотря и не думая о других, — спокойно пояснила я и обхватила себя руками, потому что уже значительно прохладнее стало. — Но я не буду такой, как ты и лучше буду поступать глупо и необдуманно, чем смотреть, как умирают другие.

— Я не говорю тебе смотреть, как умирают другие, но нужно думать и знать свои силы, — да, я слабая, но у меня есть человечность. Надеюсь, что Бэка изменит своё отношение к нему, потому что Ксандр больше подходит Селесте.

— Ещё дашь мне какие-нибудь советы? — подняв голову, поинтересовалась я.

— Да, — ответил Ксандр и снова быстро взглянул на моё плечо, а потом в глаза, — попроси мазь у лекарей. Она поможет, — после этого он развернулся и ушел, а я пошла следом, так как мне нужны запасные ключи от моей спальни.

Глава 9

Бэку выписали, Брианна нашла мою сумку в том баре и отдала её мне, поэтому мой подарок всё-таки удался. На Бри я не обижаюсь и общаюсь с ней, как и прежде. Завтра состоится бал в честь двухсотлетия академии, туда приглашены и родители учащихся, и те люди, которые закончили уже академию. Так как мои родители не смогут прийти, то я пойду одна.

— Сегодня у нас ваш любимый тест, — громко, на всю аудиторию произнес профессор Вайль. Этот человек преподает и философию, и психологию. Мы изучаем всё сразу на его занятиях. Его дар один из самых потрясающих, я считаю, он умеет управлять погодой, правда не во всем мире и даже не во всей стране, только на десять или пятнадцать километров его силы распространяются, но всё равно здорово! Захотел, пошел снег, захотел, солнце и так далее. Ему пятьдесят восемь, он женат и, кстати, приходится отцом Дункану, — тест на доверие. — О, это один из интересных тестов. Для него нужны две пары человек, они разбиваются по парам и проходят испытания, в которых проверяется, на сколько человек доверяет своему партнеру по несчастью. Побеждает та пара, которая первой придет к финишу. Мы всегда выходим на улицу для этого теста, потому что профессор Вайль создает нужные климатические условия. Здесь задействовано всё: физическая подготовка, смекалка, интуиция и моя, да и всех, психологическая выдержка. Чтобы справиться с последним нужно полностью доверять своему партнеру, потому что ассистент профессора — Винсент может, как Грэг, но только хуже воздействовать на страхи и сокровенные мечты человека, но он может это делать на достаточно большом расстояние, не прикасаясь к человеку. Некоторые ломаются и возвращаются с этого теста какими-то отстраненными. Самое интересное, что твой напарник может видеть твои страхи, которые ты так тщательно скрываешь, только, когда ты доверишься ему, то сможешь справиться с этим, а если закроешься, то страх может поглотить тебя. Из-за этого этот тест опасен. — Так что все быстренько поднимаемся со своих мест и выходим на улицу, — по аудитории раздались тяжелые вздохи. Никому не хочется проходить через это. Все вышли на улицу и стали ждать, пока спуститься профессор Вайль с Винсентом.

— Что это за тест такой ещё? — спросила у меня и у Бэки Брианна.

— Лучше тебе не знать, — ответила моя подруга. Бэка, в отличие от меня, проходила этот тест целых два раза, первый с Майли, а второй с Заком. После первого раза она не говорила два дня, потому что, как говорит Майли, страх поглотил её, и она не доверилась ей, они проиграли Дьюку и Дункану. Во второй раз она и Зак справились успешно и победили. Мне неизвестно по какому принципу профессор Вайль ставит в пары, но некоторые были уже, как Бэка, два раза, другие один или даже три, а остальные вообще не были ни разу, как я.

— Все идем к вон тому полю, — крикнул профессор и показал на поле, которое находится в пятидесяти метрах от нас.

— Как думаете, кто будет на этот раз? — спросил Зак нас.

— Кто угодно, — ответила я.

Мы дошли до этого поля, а профессор изменил погоду, была пасмурно, а стало очень солнечно, наверно, это для испытания.

— Сегодня, как и обычно, будут участвовать четыре человека, — объявил профессор и его левый уголок губ приподнялся, — вы можете использовать свои способности, смекалку, подручные средства, всё, но главное доверять себе и своему напарнику или напарнице, соответственно. Начинаете отсюда, проходите этот лес, — он показал на лес, — вы должны выйти из него. Те, кто выйдут первыми, и победили, — как и обычно в принципе. Те, кто сейчас будут участвовать, им повезло из-за погоды. Как-то был раз, когда профессор устроил настоящую метель, и людям приходилось бежать до соседнего поля. Все одеты одинаково. Девушки — лосины, футболка и кроссовки, парни — спортивные штаны или шорты, футболка и кроссовки. Согласитесь, по метели в такой одежде достаточно холодно. — Сегодня в первой команде будут, — он стал внимательно смотреть на каждого из нас, — Роуз и… Рин, — о, интересно, что по этому поводу думает Скарлетт, — вторая: Аарон и Ксандр, — хм, посмотрим доверяться ли они друг другу.

— Удачи, — крикнул Грэг им.

— Выходите и займите свои позиции, — сказал профессор, — Винсент, подойди ко мне, пожалуйста, — его ассистент подошел к нему и тот что-то сказал ему шепотом, Винсент только кивнул, — вы, — он повернулся к остальным, — как и обычно, сможете наблюдать через сферу. — Это как большой экран, словно ты в кинотеатре находишься, который можно везде взять собой, в свернутом виде он напоминает сферу. Профессор нажал на кнопку, и теперь от травы, высотой в два метра, появился полупрозрачный экран. Все, кто не участвуют, сели или легли на траву. Профессор Вайль считает, что смотря на чужие ошибки, мы не будем повторять их. Не знаю, как работает эта сфера, но ты словно находишься там, словно бежишь с ними. Мы не можем видеть только одно, когда Винсент начинает воздействовать на них, они просто падают, отключаются и все происходит у них в голове. Так даже лучше, потому что я уверена, что никто бы не хотел показывать свои страхи на всеобщее обозрение. — Готовы?

— Да, — сказала первая команда.

— А вы?

— Да, — произнесла вторая.

— На кого ставите? — спросила у нас Бэка. Каждые, кто сидит здесь, спорят о том, кто из них выиграет, а кто проиграет.

— Думаю, что выиграет Ксандр и Аарон, — ответила Бри.

— Да, я соглашусь с тобой, — подтвердил Зак.

— Я тоже так считаю, — улыбнувшись, проговорила Бэка, — хотела бы я быть в паре с Ксандром, я бы доверилась ему…

— Как ты можешь довериться тому, кого совершенно не знаешь? — нахмурившись, спросила я и поудобнее села на траву.

— В этом и суть доверия.

— Я думаю, что выиграет Рин и Роуз, — высказала я свое мнение. После задания профессора Флореса, когда нам нужно было выбраться из незнакомой местности, Ксандр не стал ждать Аарона, пока тот выведет нас, поэтому мне кажется, что он не доверяет ему.

— Услышите выстрел — побежите. — Сообщил им профессор. Роуз немного нервничает, она нервно стучит ногой в ожидании, Рин дотронулся до её плеча и что-то сказал ей, Аарон на вид кажется спокойным, а Ксандр… этот, как обычно, словно робот, не нервничает, но сейчас это его преимущество. Рин, кстати, может не только делиться своей энергией, но и забирать её через прикосновения, погружая человека в транс. Винсент выстрелил, а они побежали, немного в разных направлениях. Никто из них не знает, как короче, но у второй команды преимущество из-за Аарона и его способности ориентироваться на местности, но на его месте я бы не стала её ещё использовать, так как силы могут быстро закончиться и Ксандру придется тащить его на себе. Первая команда немного отстает от второй, потому что Рин вынужден медленнее бежать из-за отстающий Роуз. Каждый такой тест длиться по-разному, например, самое короткое время — это полчаса, а самое длинное — восемь часов. Зависит от местности, самих испытаний и страхов. Если поле, то легче и быстрее справиться, чем в лесу. Профессор Вайль направился в обход этого леса, чтобы ждать их на той стороне. Вторая команда уже забежала в лес и скрылась из виду, сейчас у них начнется самое интересное, а первая только на подходе к лесу. Почти все стали смотреть на экран сферы, который разделен пополам, чтобы показывать две команды сразу.

— Бри, — обратилась к ней Бэка, — сейчас будет самая легкая часть этого испытания.

— Какая?

— Нужно пройти через огонь, воду или болото, — ответила Бэка. Ей два раза попадалось болото, и она этому рада, так как огня боится, а в воде не умеет плавать. Вторая команда уже добежала до первого испытания, им достался огонь, длинная полоса огня. Аарон и Ксандр остановились и начали что-то обсуждать, мы можем их видеть, но слышать нет. В это время Рин и Роуз стали бежать по густому лесу, постепенно приближаясь к этому же испытанию. Аарон и Ксандр решили двигаться вправо, по направлению огня, рано или поздно они должны обнаружить его конец. Я бы поступила на их месте также. Роуз и Рин добежали до линии огня. Роуз может спокойно перейти через неё, так как она сможет регенерироваться, а Рин не может так поступить. Они стали что-то бурно обсуждать, а я посмотрела на Скарлетт, которая нервно стучит ногой и грызет свои ногти на правой руке. Неужто она ревнует или переживает? Селеста говорит ей что-то на ухо. Роуз и Рин разделились, плохо, я бы не стала так делать. Роуз прошла сквозь огонь, а Рин так же, как и вторая команда побежал в обход. Экран сферы разделился на три части. Одежда на Роуз немного сгорела, и пацаны одобрительно закричали, бесплатный стриптиз для них.

— Что теперь? — спросила Бри у Зака или Бэки.

— Плющи, цветы или ядовитые, но не смертельные насекомые, — сказал ей Закари. У него в прошлый раз попались плющи, которых лучше не касаться, иначе уснешь на несколько часов. Запах цветов нельзя вдыхать, а с насекомыми думаю, всё понятно, они не должны укусить, в противном случае также уснешь, но если яд плющей действует тут же, то запах цветов и яд насекомых начинает влиять только через полчаса, то есть примерно на следующих испытаниях, что может аукнуться. Роуз первой добежала до очень подозрительно спокойного леса, ей попались насекомые, потому что не плющей, не цветов нет. Она это поняла и резко остановилась, чтобы медленно проходить через эту часть спокойного леса. Роуз стала тщательно следить за каждым своим шагом, потому что любое насекомое может укусить её. До этого момента добежали уже и Ксандр с Аароном. Похоже, что они начали спорить, разногласия это уже нехорошо, Аарон решил быстро побежать, а Ксандр выбрал такую же тактику, как и Роуз. Пока никого из них никто не укусил, а Рин даже не понял, что это другое испытание, его не смутило идеальное спокойствие леса, он так и продолжил бежать. Сфера разделилась на четыре части.

— Его укусили, — промолвила Бэки. Аарона только что за шею укусил какой-то паук, он понял, что дела у него плохи и яд скоро подействует, но всё же продолжил бежать. Он первым выбрался из этой части леса, уже вновь подул ветер, и не стал дожидаться Ксандра, побежал дальше. Роуз опережает Ксандра, а за ним несется сломя голову Рин, который до сих пор не понял, что находится в опасной зоне.

— Рин, конечно, молодец, — прокомментировала Бри и улыбнулась, а это услышала Скарлетт.

— Что ты сказала? — встав с травы и подойдя к нам, надменно спросила она.

— Что твой парень немного туповат, — тоже поднявшись, ответила подруга.

— Но не тупее, чем ты, клоун, — это уже сказала Селеста и подошла к своей подруги. Брианна решила, что окраситься сегодня вечером перед балом. Она когда-то успела купить краску для волос в городе.

— Кто это говорит? — встав, подключилась Бэка. — Та, чей интеллект ниже, чем у мухи.

— Тебя, толстушка, вообще никто не…

— Давайте не будем начинать, — я тоже встала и решила их успокоить, иначе беды не миновать. Селеста обратила свой грозный взгляд на меня.

— Шизофреничка, тебя не учили, что перебивать нехорошо? Нужно уважать старших, — она старше меня всего лишь на пять месяцев, — я тебя научу уважению…

— Винсент! — крикнув, позвал его Зак. Он обернулся и подошел к нам.

— Какие-то проблемы? — видя, гневное лицо Селесты, Бри и Скарлетт, поинтересовался он.

— Не каких. — Ответила Селеста и сделала вид, что презирает его. Боже, когда буду участвовать я, то хочу соревноваться с ней, чтобы надрать ей задницу в следующем испытании.

— Тогда вернитесь на свои места, — сказал Винсент, а они ушли.

— Молодец, Зак, — похвалила я его и приобняла, — иначе нам пришлось бы наблюдать не только за дракой, но и участвовать в ней.

— Я не собиралась с ней драться, — скрестив ноги по-турецки, сообщила Бри.

— Кармен, имеет в виду следующее испытание, — пояснила за меня Бэка. Я вернулась взглядом к сфере. Роуз, Ксандр и Рин успешно справились с насекомыми, они их не укусили. Следующее испытание — поединок между командами. Те, кто добежал до достаточно свободного и открытого места, могут пока передохнуть, дожидаясь остальных. Первой пришла Роуз, потом Аарон, затем Рин и после Ксандр. Первая команда будет драться против второй. Разрешено использовать свои способности. Суть такова, что нужно вырубить команду противника. Раны, которые будут получены, не смертельные, но болезненные. Заку, например, в таком поединки сломали руку, а Бэка врезала Дьюку так, что у того выскочил зуб. А ещё говорят, что девчонки не умеют драться. Это самая болезненная часть всего испытания. Преимущество будет у той команды, которая вырубит другую, они получат дополнительное время, для прохождения следующего и последнего испытания. Раньше начнут и, если справятся со своими потайными страхами, раньше закончат. Аарон что-то сказал Ксандру, тот кивнул. Похоже, они разделились по парам. Первая команда в минусе из-за Роуз, и Рин это прекрасно понимает, но у него преимущество, если он дотронется до Аарона или Ксандра, то сможет забрать энергию, а Роуз может быстро восстановиться. Я не знаю, что за способность у Ксандра. Роуз отошла чуть подальше, за Рина, а Ксандр и Аарон решили заняться им. Парень Скарлетт решил атаковать первым, он побежал на них с криком, похоже, и попытался схватить Аарона или Ксандра, Аарон смог увернуться, но на него побежала Роуз. Она весьма неплохо дерется! Удар по лицу Аарона, ещё один, но только ногой и в живот. Либо Аарон не хочет драться с девушкой, либо он выжидает момент. О, Рин схватил Ксандра за руку и стал смотреть ему в глаза. Он воздействует на его… энергию, отнимая её.

— Не завидую, Ксандру, — произнесла Бэка, — ему ещё понадобятся силы, а Рин отбирает их…

Ещё один удар от Роуз прямо по ноге Аарона, отчего тот упал на колени, она уже собралась вырубить его ударом по голове, но Аарон резко перехватил её руку и ударил её, отчего она упала и уже не поднялась. Да… забываю, что здесь девушки наравне с парнями. Аарон перевел взгляд на не движущихся Рина и Ксандра, он медленно подошел к ним, но не стал вырубать Рина почему-то. Спокойное и сосредоточенное до этого лицо Рина, резко поменялось. Он нахмурился, а Ксандр, стоящий до этого словно в трансе, холодно усмехнулся и улыбнулся одновременно, а потом вырвал свою руку из руки Рина, сжал её в кулак и ударил его, тот упал и больше не встал.

— Что это такое было? — встав с травы, громко спросила Скарлетт.

— Как он смог вырваться? Рин же забирал его энергию, — это уже спросил Дункан. — Это невозможно.

— Это очень странно, — тихо, почти шепотом, произнесла Бэка. Рин и Роуз теперь валяются без сознания, Ксандр и Аарон пошли дальше. Вскоре они уже были возле выхода из леса, профессор Вайль показал сигнал, чтобы начал действовать Винсент. Ассистент отошел подальше от нас, стал смотреть в одну точку, словно он смотрит сквозь лес, и вдруг Аарон и Ксандр упали, так и не дойдя до выхода. Теперь нам неизвестно, что они будут переживать. Винсент вернулся к экрану сферы. Уже прошло почти два часа от всего испытания, а это самая длинная часть, неизвестно, сколько займет время.

— Как думаете, что они переживают сейчас? — задала вопрос Брианна и посмотрела сначала на меня, потом на Бэку и Зака.

— Нечто ужасное, — ответили Бэка и Зак в унисон.

— А я не знаю, никогда не проходила через это, — сообщила я.

Прошло полчаса, в себя пришла Роуз, которая стала пытаться разбудить Рина, у которого, скорее всего, сломан нос, так как он в крови и на вид выглядит не очень.

— Как всё это происходит, Бэк? — поинтересовалась я у подруги.

— Ты находишься в своем страхе, но не одна, а со своим напарником, который тоже может видеть его или их, если их несколько, вы не знаете, что это всё нереально. Это так реалистично… и ужасно… — подруга сглотнула. — Если ты доверишься, и вы справитесь с твоими страхами, то автоматически попадаете в страх своего напарника. Догадаться, что это не реальность… почти невозможно… ужасные чувства, — повторила она. — Твой напарник должен довериться тебе так же, как ты ему и вы выберетесь оттуда. — Я даже рада, что не проходила через это. Бэки я бы доверилась, но вот другим… нет… наверно… это очень сложно. Роуз разбудила Рина, и они направились к выходу из леса, а когда дошли, то увидели, валяющимися на земле, Аарона и Ксандра, и поняли, что с ними сейчас будет то же самое. Так и произошло, Винсент использовал свою силу и они упали.

— Это ректор? — посмотрев в сторону, удивился Зак. Мы все коллективно повернули головы на право и увидели приближающегося ректора Дариуса. Этот человек сорока трех лет, высокий мужчина, не женат и без детей, который принимал участие в войне против протестующих, именно тогда он и стал самым молодым ректором в истории нашей академии. Его дар один из самых редких, даже реже встречается, чем мой. Он долгое время тщательно скрывался, без понятия почему, но совсем недавно мы узнали. Это невосприимчивость к другим способностям, то есть, например, захочет охмурить его Селеста, а не сможет, или захочет Бэка воздействовать на его эмоции, а не сможет. На него ничего не действует, за исключением моей «волшебной» крови, не знаю, почему так, видимо свойства у неё такие. И именно ради этого человека я буду обязана пожертвовать своей жизнью, если вдруг что-то случится, ну, или для другой более важной персоны, если она вдруг окажется в академии или где-то поблизости.

— Винсент, — кивнув, поприветствовал Дариус его.

— Ректор Дариус, — тоже кивнув, поздоровался ассистент профессора Вайль. Ректор стал оглядывать всех нас, и его взгляд задержался на мне, проверяет всё ли в порядке с его запасным вариантом.

— Я зашел к вам, чтобы похвалить, — начал громко и четко говорить он, — за успешное прохождение вчерашнего испытания, — думаю, он не за этим сюда пришел, — вы молодцы. Но, — всегда есть «но», — попрошу вас не распространяться об этом. Чтобы другие учащиеся академии не знали, что их ожидает что-то похожее, — чтобы они пережили всё то, что пережили мы, — мы договорились с вами? — все закивали. — Замечательно, — ректор Дариус взглянул на экран сферы, чуть, едва заметно, прищурился и подошел поближе, — испытание на доверие… — он улыбнулся, похоже, что ему это напомнило его годы учебы, — Ремай в паре с Озэйнном… интересно, — высказал свои мысли вслух ректор данной академии, а потом развернулся и ушел, а все облегченно выдохнули. Нашего ректора все уважают, но и бояться.

— Роуз очнулась, — произнес Грэг, я посмотрела на экран и увидела, что она встает, а её лицо выражает страх, облегчение и отстраненность. Роуз на корточках подползла к Рину и дотронулась до его руки, он резко распахнул глаза и просто стал смотреть на неё, не моргая, что явно не понравилось Скарлетт. Не представляю, что они такого пережили, но Роуз и Рин справились, доверились. А вот Ксандр и Аарон до сих пор в отключке. Первая команда вышла из леса, и их встретил профессор Вайль. Он мог видеть их страхи, он был как бы там, так что только он знает, что они пережили. Профессор показал сигнал Винсенту, чтобы тот выводил Аарона и Ксандра. Так он и поступил. Аарон буквально подскочил с места, а Ксандр, напротив, открыл глаза и медленно встал, его лицо по-прежнему не изменилось, это странно. Он всё так прекрасно контролирует?

Они вернулись все обратно, профессор Вайль убрал сферу и произнес:

— Рин и Роуз справились, потому что доверились друг другу, — у них вид отстраненный, Рин даже не смотрит на своё девушку, — Аарон не доверился Ксандру, и поэтому они провалили испытание, — я бы тоже не доверилась Ксандру. Лицо Аарона очень напряженное, но видно, что он пытается контролировать эмоции, — на следующий урок будет ещё один точно такой же тест, — нет! — я выберу ещё людей, готовьтесь. На сегодня все свободны.

Мы стали расходиться, но к нам подошла Роуз.

— Брианна, — обратилась она к ней, — прости меня, что подменила твой шампунь, — Бри в шоке, как и я, и Бэка, — Кармен… — она посмотрела на меня, в ней что-то изменилось, — прости за всё… все оскорбления, Бэка… и ты тоже прости, — после этих слов она ушла, а мы ещё пребываем в шоке. Что ей пришлось такого пережить?

Глава 10

— Ты готова? — поинтересовалась я у подруги, стоя за дверью нашей комнаты уже в платье. Платье я решила выбрать с длинным рукавом, чтобы прикрыть свой синяк на плече, зато на спине есть большой овальный вырез и из-за этого она получается открытой, длина сантиметров на десять выше колен, а цвет — бордовый. Волосы я заплела в косу и чуть растрепала её, выпустив некоторые прядки. Из-за обуви мой рост увеличился на десять сантиметров. Родители Бэки не смогли сегодня приехать, поэтому иду я не одна.

— Ты можешь зайти, а не стоять меня ждать под дверью, — крикнула Бэки. Я открыла дверь и остановилась, замерев в дверях. — Ты что, Кармен?

— Ух ты, — только и смогла произнести я, глядя на свою лучшую подругу. На ней надето длинное, почти в пол, бледно-голубое, струящееся платье. Её руки и плечи полностью открыты, в отличие от моих. Ткань платья, так же, как и моя украшена какими-то цветами и пайетками. Её полосы распущены и аккуратно спадают на её открытые плечи. Бэка решила на сегодня заменить очки линзами, глаза, как и я, она подвела и накрасила тушью и сделала акцент на губы. Красота, никогда не видела её такой красивой.

— Ты меня пугаешь, Кармен, — помахав перед моим лицом руками, проговорила она, — всё нормально? — я обняла её очень и очень крепко.

— Ты такая красивая…

— Не ожидала такой реакции, — похлопав меня по спине, сообщила Бэка, — ты тоже, конечно, красивая. Мы можем остаться в этой комнате и пребывать в немом восхищении, любуясь друг другом, или можем уже всё-таки пойти, — я отпустила её.

— Да, конечно, пойдем.

Зайдя внутрь огромного зала, там оказалось множество людей, наверно, двести или триста. Учащиеся, их родители и бывшие учащиеся, а также преподаватели и, конечно, сам ректор. Высокий потолок, высотой в семь метров, старинные и гигантские люстры, всё старое сочетается с новым, ди-джей, люди в современных костюмах и платьях, и современная музыка. Красиво, одним словом.

— Мы же здесь ненадолго? — спросила я подругу.

— Нет, только дождемся, пока заиграет музыка для медленного танца, я приглашу Ксандра…

— Ты пригласишь Ксандра на танец? — перебила я её, слегка удивившись, ладно, далеко не слегка.

— А почему бы и нет? — пожав плечами, ответила она вопросом на вопрос. — Мы с ним потанцуем и потом можем уходить, — Бэка уже всё продумала, не перестаю ей удивляться. — Зак! — она помахала ему рукой. Он подошел к нам и улыбнулся.

— Дамы, прекрасно выглядите.

— Ты тоже, — отозвалась Бэка, — где твои родители?

— Вон там, — он показал рукой в сторону середины зала. Там стоят множество людей, но родителей Зака я узнаю, потому что уже видела их как-то. Его мама очень миниатюрная, а папа, наоборот, большой. Его родители очень приятные в общении, для меня они идеал. Они любят своего сына, проявляют к нему заботу и ласку, которой не было у меня. Зак старается, он уважает и любит своих родителей. Идеальная семья. — А вы не видели Брианну? — спросил он и его глаза загорелись.

— Нет, если увидим, то скажем, что ты её ищешь, — ответила я.

— Не говорите, я сам её найду. Она не скроется от меня и от моей любви, — серьезно сообщил нам Зак, а я и Бэка засмеялись. — Смейтесь, смейтесь, мы с ней будем вместе.

— Мы верим, — сказала за нас Бэка, после этого Зак ушел искать свою любовь. — Бри повезло…

— Ага, — согласилась я. Закари, действительно, хороший парень, он заботливый и милый, уверена, если вдруг кого-то полюбит, то отдаст сердце и душу этому человеку.

— Шампанское? — поинтересовалась у меня Бэка и посмотрела на столики с закусками и выпивкой.

— Я же не пью, — напомнила я ей, — если только пунш.

— Тогда я сейчас принесу тебе пунш, а себе шампанское, — Бэка ушла за напитками. Я присела на стул. О, зашла Селеста со Скарлетт и с родителями, но не видно Рина и Роуз. Мама Селесты точно такая же, как и её дочь, и внешне похожи, и по характеру. Её отца я никогда не видела. Скарлетт же пришла без родителей. Хоть бы они не заметили меня, не хочу с ними ругаться. Фух, они прошли мимо и не заметили меня. Вернулась Бэка и протянула мне пунш.

— Спасибо, — я сделала пару глотков и стала осматривать зал. Меньшинство танцуют, а большинство ведут светские беседы. Не видно Бри, зато я заметила, Ксандра, который, как и другие, одет в черный, строгий костюм, но рубашка у него не белая, а черная. К нему подошла Селеста с родителями, и они начали говорить, а мне стало неинтересно наблюдать за ними, поэтому я продолжила осматривать зал. Дункан пытается склеить какую-то, незнакомую мне, девушку, Грэг болтает с Шоном, Аарона не видно.

— Сейчас уже должна заиграть музыка для первого медленного танца, — сказала мне Бэка, — я пошла.

— Ага, — сказала я и проводила подругу взглядом. Мне скучно, поэтому решила направиться к столу с закусками. Найдем утешение в еде, Кармен… Чего здесь только нет! Круассаны, какие-то пирожные, легкая закуска и даже черная икра! Я решила начать с икры и закусок, хоть поем бесплатно и нормально, а то как-то с таким режимом дня не получается. У меня появилась гениальная идея! Я съела какое-то пирожное и допила свой пунш, а потом продолжила смотреть на людей. Заиграла музыка для медленного танца. По традиции, первый всегда начинает ректор со своей спутницей, замечу, что эти спутницы, по слухам, меняются каждый год, а потом присоединяются другие. Я посмотрела, как люди стали выходить для танца, налила себе ещё пунша, стала его пить и подавилась им, потому что увидела, как на меня смотрит Аарон. Он стоит в метрах двадцати, говорит с кем-то, но смотрит на меня. Я быстро отвела взгляд в сторону и успокоила своё сердцебиение, посмотрела на тоже место, Аарон что-то сказал какому-то мужчине и направился ко мне?

Он не ко мне, Кармен, не ко мне, не ко мне… я начала нервно стучать указательным пальцем по своей ноге.

— Привет, — поздоровался он, когда подошел, а я оглянулась назад, чтобы убедиться, что это сказано мне. — Чудесно выглядишь, Кармен, — всё, теперь точно мне.

— А… — дар речи покинул меня, — м-м-м… — что мне сказать? — так, как ты, — он не понял, да и я тоже, — в смысле, что я выгляжу чудесно, — молодец, сама себе сделала комплимент, — как и ты… ты тоже выглядишь чудесно, — протараторила я и улыбнулась во все свои двадцать восемь зубов, — вот.

— Потанцуем? — улыбнувшись, спросил он, а я приоткрыла рот от удивления.

— Зачем? — может, он просто не нашел с кем потанцевать? — ты дал мне понять, что я тебе… не симпатична…

— Ты симпатична мне, — перебил он меня, а моё сердце от счастья пропустило удар, — просто это произошло неожиданно… и быстро, — нужно было дольше? — обстановка была не подходящая, поэтому я и не успел среагировать.

— А, — я больше ничего не могу сказать.

— Потанцуем? — повторил он свой вопрос, а в этот момент к нам подошла Бэка.

— Нет, — ответила я.

— Почему? — Аарон слегка нахмурился.

— Потому что этот танец я уже обещала… — я взяла под руку свою подругу, — Бэки, прости.

— Но… — начала подруга, но я успела увести её, прежде чем она скажет чего-нибудь лишнего, — что ты творишь, Кармен? Аарон Ремай приглашает тебя на танец, а ты сбегаешь от него? — мы прошли в середину зала, — и сбегаешь со мной?

— Знаю, — на нас стали коситься другие, потому что мы стоит посреди и не танцуем, я положила свои руки на талию Бэки. — Сегодня я буду джентльменом, — она посмотрела на меня, ещё сильнее удивившись, но всё-таки положила на мои плечи свои руки, и мы стали двигаться в такт музыки, — просто я узнала, что симпатична ему…

— И что здесь такого?

— Я испугалась!

— Он не такой уж и страшный, — от того, что мы начали танцевать на нас стали ещё больше коситься.

— Конечно, он не страшный! Просто я либо начинаю говорить всякий бред, либо молчать, я пока не могу танцевать с ним, иначе так и упаду в его объятия.

— Неплохая идея…

— А ты почему с Ксандром не танцуешь? — я решила сменить тему.

— Его уже пригласила Селеста, — поджав губы, ответила Бэка, — приглашу его на следующий танец, нам придется остаться здесь ещё ненадолго.

— Ладно, — мы вскоре закончили танцевать, и заиграла обычная музыка. Я и Бэка выпили ещё пунша, и моя подруга отправилась к Ксандру. Закари ходит туда-сюда, ищет свою любовь, которую почему-то нигде не видно.

Ко мне снова подошел Аарон. Заиграла ещё раз музыка для медленного танца.

— А сейчас потанцуем? — вежливо мне улыбнувшись, поинтересовался он, а я заметила, проходящую, Бри.

— А… нет, — я также схватила подругу под руку, — а этот танец я уже обещала Бри, — и увела её, как и Бэку в центр зала, положив свои руки на её плечи, — сейчас я побуду дамой, если ты не против.

— Да, пожалуйста, — Брианна положила свои руки мне на талию, и мы, как и другие, начали танцевать. — Я помогаю тебе, а ты мне… Меня преследует Зак…

— Он хочет потанцевать, — заступилась я за него.

— Знаю, но… он мне не нравится как парень, а как друг нравится, — ему будет больно. — Я только не знаю, как ему об этом сказать, — Бри грустно улыбнулась, — ладно, так и скажу…

— Он же хороший…

— Да… даже слишком. Сердцу не прикажешь, Кар, — соглашусь с ней, я заметила танцующих Бэку и Ксандра. Она смогла! На моем лице появилась улыбка. Бэка выглядит такой счастливой, а он… этот… выглядит сосредоточенным, словно сейчас стая волков ворвется в этот зал, и его глаза, как обычно, холодны.

— Сегодня я танцую только с девушками, — сообщила я подруге, а та нервно усмехнулась. Музыка закончилась, Бэка подошла ко мне и стала восхищаться тем, как прекрасно ведет Ксандр, как он двигается и всё в этом духе. — Теперь мы уходим?

— Да, — ответила Бэка, и мы ушли. Я зашла в комнату и сняла с себя платье, надела лосины и футболку. — Ты куда? — удивившись, спросила она.

— В тренировочный зал, мне нужно потренироваться, — ответила я и сменила туфли на кроссовки. Бэка больше не стала задавать мне никаких вопросов, а я отправилась в тренировочный зал. Это и есть мой гениальный план. Сейчас там никого нет, поэтому идеальное время для тренировок. Я не хочу больше быть слабой, тот случай, когда на нас якобы напали, показал мне то, как дерусь и мне это не понравилось. Я хочу сама за себя постоять и, поэтому буду тренироваться, пока не пойму, что справилась. Войдя в тренировочный зал, который, как я и думала, оказался совершенно пустым, я прошла к груше, немного размялась и после начала отрабатывать свои удары. Когда костяшки рук уже начали болеть, я решила задействовать свои ноги. Не знаю, сколько прошло времени, но выдохлась я окончательно и решила, что на сегодня достаточно.

Глава 11

Прошло четыре дня. За это время я постоянно ходила в тренировочный зал, тренер Грасс как-то увидел меня и решил помочь мне, поработать над моей техникой. Итого, теперь по самообороне я не самая худшая в группе, у меня неплохо получается и это за четыре дня!

— Не хочу никуда идти и тем более участвовать в этом тесте, — сказала Брианна, спускаясь вместе со мной и Бэкой вниз, чтобы выйти из академии для прохождения этого теста. Она всячески старается избегать Зака и пока у неё это получается.

— Может, тебя не вызовут, — предположила Бэка и приобняла её.

— Да, может быть, повезет, — согласилась я с подругой. Мы вышли из академии и вновь пришли на поле.

— Сегодня у нас будет моя самая любимая погода, — сообщил нам профессор Вайль, а я про себя застонала, потому что снег не любимая моя погода, но хоть радует, что не метель. По снегу в такой одежде категорически не хочется бегать. Профессор Вайль сделал так, что пошел снег, крупные снежинки стали падать на землю. Благо, что это распространяется только там, где будет всё происходить, то есть в лесу. Я почему-то думала, что на этот раз будет поле. — Готовы?

— Нет, — ответил за всех нас Грэг, соглашусь с ним.

— Ничего страшного, сейчас приготовитесь, — профессор достал сферу, и появился экран, — Винсент, как и в прошлый раз, будешь ждать сигнала, — его ассистент кивнул. — Первая команда, — он стал медленно осматривать нас, — раз вы горели таким желанием, — профессор посмотрел на Грэга, — то Грэг, — он ругнулся, — а вашей парой будет… Брианна, — он резко посмотрел на неё, а она посмотрела на нас.

— Всё будет хорошо, — улыбнувшись, сказала я, а Бэка похлопала её по спине. Она с неохотой подошла к Грэгу, и они прошли туда, где всё начнется.

— Вторая команда, — профессор задержался взглядом на своем сыне, но потом резко перевел его на… — Ксандр, — везет ему, второй раз подряд, — и… сегодня у нас будет так: парень с девушкой, — все парни расслабились и выдохнули, а девушки и напряглись, и захотели быть с ним, — вашей напарницей на сегодня будет…

— Может, меня вызовут ещё раз, я не против пройти это ещё раз, — тихо произнесла Бэка.

— Кармен, — договорил профессор Вайль, а мое сердце остановилось. Всё внимание приковано теперь ко мне. Ненавижу это. Я на ватных ногах подошла к нему, несмотря ни на кого, и мы встали на наши места. — Когда услышите выстрел, то побежите, — произнес профессор, а я почувствовала, как меня начало трясти. Брианна что-то начала обсуждать с Грэгом. Мне придется сегодня сражаться с ней…

— Представь, что никого здесь больше нет, кроме тебя, — тихо сказал Ксандр и встал рядом, я посмотрела на него и позавидовала его спокойствию. Давай, Кармен, вдох и выдох, ничего страшного здесь нет, ты со всем справишься, докажешь себе, что ты неслабая. Я прикрыла глаза и представила, что никого вокруг нет, только я, лес, поле и снег, который касается моего тела, охлаждая его.

Выстрел. Я резко открыла глаза и побежала к своей цели. Лес. Уже через пару минут я и Ксандр были в лесу, холодный воздух наполняет легкие, и они горят от этого. Не знаю, где Брианна и Грэг, я смотрю только вперед и не позволяю себе не о чем думать, кроме снега, нужно сосредоточиться только на нем. Лес достаточно густой, листва шуршит под ногами, ветки ломаются из-за тяжести моего веса. А вот и первое испытание. Мне пришлось остановиться, Ксандр поступил также.

— Вода, — проговорила я вслух, когда увидела обрыв, а внизу речку, — нам нужно прыгать.

— Умеешь плавать? — спросил он, смотря вниз, здесь высота метров шесть, не меньше.

— Умею, а ты?

— Тоже.

— Тогда прыгаем? — посмотрев на него, спросила я.

— Прыгаем, — ответил Ксандр и протянул мне свою руку, — там сильное течение, — я взяла его за руку глубоко вдохнула, и мы прыгнули. Холод, пронзающий всё тело, вот что чувствуешь, когда прыгаешь в ледяную воду, с непривычки конечности начинают неметь, а течение настолько сильное, что нельзя определить, где берег, чтобы выбраться отсюда. Я крепко держу Ксандра за руку, чтобы нас не разделило, иначе будет хуже. Не знаю, как, но он смог сориентироваться и стал плыть, я поступила также, вода попала мне в легкие, обувь сейчас только мешается, она тянет ко дну. Ксандр зацепился за камень и помог мне сделать то же самое. — Сейчас будет самое сложное, — тяжело дыша, сообщил он, — нам нужно проплыть перпендикулярно течению, — у него губы немного посинели от холода, — нужно погрузиться под воду, так будет легче…

— Да, — стуча зубами и подняв голову, чтобы вода не попадала в рот, согласилась я. Ксандр и я глубоко вдохнули и погрузились под воду. Открыв глаза, всё стало мутно, но так плыть, действительно, легче. Мне уже все равно на холод, сейчас не хватает воздуха, но всплывать нельзя, иначе нас унесет. Мы смогли доплыть до берега. Ксандр выбрался, а я следом… Как это прекрасно… вновь дышать. Мы легли на землю, на которой уже снег, и стали жадно глотать воздух. — Нужно идти дальше, — проговорила я вслух. Ксандр встал и помог мне подняться, мы побежали дальше по лесу, но уже гораздо медленнее, потому что промокшая одежда на руку не играет, а снег до сих пор идет.

— Стой, — резко сказал Ксандр и остановил, на всякий случай, меня рукой.

— Почему мы остановились? — не поняв, спросила я.

— Посмотри по сторонам, — я стала смотреть в разные стороны и… ничего. Деревья, снег, трава… стоп. Снег лежит неровно, бугорками, я пригляделась и увидела под ним небольшие цветы, — цветы.

— Не вдыхай, — приказал Ксандр, похоже, что это уже второе испытание. И опять на задержку дыхания. Я и он закрыли нос и рот руками и побежали, ибо воздуха не так много. Если вдохнуть, то эффект будет, как от хорошего снотворного, так что пришлось бежать ещё быстрее. Профессор Вайль специально выбрал такую погоду, чтобы цветы было сложнее увидеть. Сил затрачивается в несколько раз больше, когда бежишь и не можешь дышать. Ксандр впереди, а меня начинает немного шатать и хочется вдохнуть, легкие начинают чесаться изнутри. Он резко остановился, и я врезалась в него, — дыши, — повернувшись, разрешил он. Боже, от резкого количества воздуха, который поступил моим легким, у меня закружилась голова, но я не упала. Теперь мы уже пошли, сил бежать просто уже нет… не знаю, сколько прошло времени, но чувство, словно мы так вечность бегаем. Снега уже нападало много, поэтому идти стало труднее. Мы дошли до того места, где до этого сражались команды. И мы пришли первыми. — Пока можно отдохнуть, — сев на снег, сказал он. Я поступила точно также, место для сражения имеет форму большого овала, здесь не растут деревья. — Как твое плечо?

— Оно может подвести, — ответила я и взглянула на своего напарника, — нам придется драться с ними…

— Да. В реальном бою у нас бы не было преимущества, и мы не могли бы передохнуть, здесь либо ты, либо тебя, — ответил Ксандр и встал. — Брианна хоть и считает тебя подругой, но это испытание, и ты должна будешь драться с ней, — он подал мне руку, — или она вырубит тебя, — я приняла её и встала. Как же мне не хочется это признавать, но сейчас Ксандр прав. Он посмотрел куда-то… Они прибежали, тяжело дыша. Грэг понял, что ему предстоит драться с Ксандром, а я посмотрела на свою подругу. Если Грэг дотронется до Ксандра, то внушит ему страх, и я останусь одна против двух. Ксандр встал напротив Грэга, а я напротив Бри.

— Прости меня, — сказала моя подруга и побежала на меня. Бри очень хорошо дерется, но за эти дни я хоть чему-то научилась, например, вовремя уклоняться от ударов, как и поступила сейчас. Брианна успела схватить меня за руку, потянула на себя и ударила в солнечное сплетение. Я упала на снег и стала задыхаться, — будет больно, — она собирается ударить меня по голове, — но быстро, Кар, — нужно представить, что это не она, что это какой-то другой человек, который хочет убить меня. Я закрыла глаза на мгновенье, а Бри закричала и замахнулась, всё произошло очень быстро. Я открыла глаза, перехватила её руку и повалила на снег, а сама поднялась. Её подготовка дает о себе знать, Бри поднялась, мы посмотрели друг на друга, и она побежала. Моя рука перехватывает её руку, а другой, как и учил тренер Грасс, ударила в живот, это моё преимущество. Локтем я ударила её по лопаткам, и она согнулась, но схватила меня за волосы, потянув вниз. Я отпустила её, а Бри меня. Передышка и всё заново. Она побежала и ударила меня ногой в живот, я согнулась от боли, а Брианна взяла меня за руку, вернее за больное плечо, она знает, что с ним не всё в порядке. — Прости меня, — а потом резко подняла мою руку, и мое плечо пронзило тупая боль.

— А! — крикнула я, как больно! Брианна отпустила мою руку, и я теперь просто сижу на снеге, а моя рука болтается, не чувствую ничего, кроме боли.

— Могло быть проще, — она подошла ко мне и сжала руку в кулак, — прошу, Кар, закрой глаза, — я посмотрела на неё, — это только испытание, так что прости, — она завела руку назад, а я закрыла глаза и… ничего не произошло. Вновь открыв глаза, увидела, что Ксандр перехватил её кулак, предназначавшийся мне.

— Не сегодня, — сказал он и повернул Бри к себе спиной, а своей рукой, точнее локтем перехватил её шею, и она потеряла сознание, — она поспит немного, — положив её на землю, сообщил Ксандр, а потом повернулся ко мне и присел на корточки, — плечо? — я кивнула — я посмотрю? — ещё один кивок. Я спустила со своего правого плеча футболку, а Ксандр коснулся его, — наверно, вывих.

— Нам нужно идти, — сказала я, — осталось лишь последнее испытание, — другим вообще что-то ломали, а у меня только вывих. Ксандр помог мне встать, и я увидела валяющегося Грэга, с ним мой напарник обошелся не так осторожно, как с Брианной. — Я уже вижу выход…

— Да, — я легла на снег, — что ты делаешь? — спросил Ксандр.

— У меня и так всё болит, не хочу ещё что-нибудь повредить, когда потеряю сознание, — Ксандр тоже лег на снег. Теперь осталась самая сложная часть.

— Доверься мне, — тихо сказал он.

Темнота… ничего кроме неё. Ещё болит плечо и голова почему-то, словно у меня внутри кто-то стучит в колокол. Я приоткрыла глаза и поняла, что нахожусь в своей спальне. Нет, не в спальне академии, а в спальне, дома, в своем родном доме. Не помню, чем завершилось моё и Ксандра испытание… всё как-то… расплывчато. Я поднялась со своей кровати и увидела, что за окном светит яркое солнце. На мне моя любимая пижама: коротенькие шорты и майка с пандой; пахнет блинами. Наверно, бабуля решила испечь… Я встала, заправила свою кровать и направилась на кухню, улыбаясь новому дню.

— Бабуль, — крикнула я на весь дом, — доброе утро! — и оказалась на кухне. Мне пришлось остановиться, потому что за столом сидит Ксандр. — Что ты здесь делаешь? — поинтересовалась я у него, а потом поняла, что стою перед ним в пижаме, — ой, мне, наверно, должно быть неловко за свой внешний вид, — он посмотрел на меня, — но я не ощущаю никакой неловкости. — Пожав плечами и улыбнувшись, проговорила я.

— Доброе утро, милая, — этот голос… — как спалось? — ко мне подошла моя мама и поцеловала меня в щечку.

— Мам? — спросила я и похлопала глазами, — а где бабуля?

— Она на огороде, — ответила моя мама и тепло мне улыбнулась, от этого что-то в моей груди перевернулось, — садись завтракать… и гостю тоже предложи, а то он стесняется есть без тебя, — я села на стул рядом с Ксандром и посмотрела на тарелку блинов, стоящую передо мной.

— Ты голоден? — задала я вопрос Ксандру.

— Нет. Мы у тебя дома?

— Что за глупый вопрос? — спросила я и посмотрела на него. — Конечно же, мы у меня дома. Только… я не помню, как здесь оказалась…

— А вот и мёд, — мама поставила на стол тарелку с медом, — как ты любишь.

— Любимая, — крикнул другой голос.

— Папа? — спросила я. На кухню зашел мой папа и поцеловал маму в губы, а меня в лобик. Мама села напротив меня, а папа напротив Ксандра.

— Кто этот молодой человек? — поинтересовался у меня папа, посмотрев на Ксандра.

— Это… Ксандр, — ответила я.

— Кушай, милая, — сказала мне мама, я положила на блин мед, завернула его и откусила кусочек.

— Как тебе живется, дорогая? — задал мне вопрос папа. Я хотела ответить, но весь воздух вышел из моих легких и не смогла произнести не слова.

— Что такое, милая? — улыбнувшись, спросила мама. — Выпей чай, — я сделала глоток чая, но стало хуже. Чувство, будто горло кто-то сдавил, я упала со стула на пол. — Задыхаешься? — моя мама встала со стула и подошла ко мне, а я схватилась руками за свое горло. — Я задыхалась точно также, — её лицо изменилось. В глазах появилась злоба, — и никто, как и тебе, не мог помочь мне. Да, любимый? — она посмотрела, на стоящего рядом, папу.

— Да.

— Ты не дала мне шанса на жизнь, которую я всегда хотела прожить, — нагнувшись, прошептала она, — всё испортила. Надо было избавиться от тебя, когда ты была ещё у меня в животе… надо было наглотаться каких-нибудь таблеток, ты была бы сейчас мертва.

— Мама, — позвала я её и окончательно легла на пол.

— Не называй меня так. Ты ошибка, — нет, — без тебя было бы всем лучше… всё равно ты умрешь… зачем сопротивляться?

— Кармен, — произнес Ксандр и наклонился ко мне, а я всё ещё держусь за свое горло руками, — её нет. Твоей матери здесь нет, её нет в твоей жизни…

— Нет, не правда, — перебила я его.

— Это всё нереально. Это твой страх. Её нет рядом, она покинула тебя, ты сама душишь себя…

— Нет…

— Вспомни, — я открыла глаза и увидела, что никого нет, кроме меня в какой-то стеклянной комнате, а в отражении я душу себя, — её нет. — Повторил голос Ксандра, а я вспомнила, что это испытание, что моей мамы нет. Она ушла.

— Я не ошибка, — сказала я и убрала руки от своей шеи.

Я открыла глаза и увидела, что Ксандр лежит ещё на земле и без сознания, а рядом лежат Бри и Грэг. Снег растаял. Ко мне подошел профессор Вайль и помог подняться.

— Поздравляю, ты успешно справилась с испытанием.

— Да? А как же… Ксандр? Бри и Грэг?

— Они ещё там, пойдем, — он пошел, а я направилась следом. Мы вышли из леса и оказались на поляне среди цветов. На этой стороне стоят те, кто наблюдал за нами через сферу и ректор Дариус.

— А что здесь делает ректор? — поинтересовалась я у профессора.

— Не знаю. — Мы подошли к ним.

— Поздравляю, Кармен, — сказал ректор нашей академии.

— Ты молодец! — ко мне подбежала Бэка и крепко обняла.

— Мне так не кажется, — произнесла я.

— Зря, — перебил меня ректор и подошел поближе, — ты прекрасно со всем справилась. Теперь тебе осталось выполнить только свой последний долг, — сообщил он мне, а профессор Вайль вдруг подошел к нему и перерезал ему горло и то же самое сделал с Бэкой.

— Что вы натворили?! — закричала я, а они упали на землю, захлебываясь собственной кровью. Профессор Вайль кинул нож в мою сторону и сказал:

— Выбирай, кого ты спасешь.

— Ты… обязана спасти меня, — сдавленно произнес ректор Дариус.

— Кармен… — произнесла моя подруга.

— Я не могу… — из моих глаз потекли слёзы, — не могу… выбрать…

— Выбирай! — крикнул кто-то мне. — Ты должна отдать жизнь за кого-то из них!

— Не могу… — я упала на колени, взяв нож в руки.

— Значит, никого не спасешь. Они умрут, а ты будешь жить с этим, — произнес профессор Вайль. Я закрыла глаза и поднесла нож к своей руке. Кого мне спасти? Я должна сделать выбор. Вдруг на мою руку опустилась чья-то теплая рука, я открыла глаза и увидела Ксандра.

— Опусти нож, Кармен, — сказал он и грустно улыбнулся. Впервые его лицо тронула такая улыбка.

— Я не могу… они умрут… мне нужно сделать выбор…

— Не лги себе, ты уже его давно сделала, — сообщил Ксандр и забрал нож из моих рук, а потом обнял. Я просто уткнулась ему в грудь и прикрыла глаза, — всё закончилось. — Договорил он и стал водить своей рукой по моей спине, распространяя тепло. Всё исчезло.

Я открыла глаза и увидела Ксандра, который сидит на корточках возле меня, потом повернула голову налево и заметила Бри и Грэга, которые ещё без сознания. Это реальность. Всё закончилось. Мы справились. Я прикрыла глаза, а из моих глаз потекли горячие слёзы. Моей руки коснулась чья-то теплая рука… Ксандр.

— Давай, поднимайся, — он помог встать мне со снега, и мы пошли к выходу из этого леса.

— Спасибо, — поблагодарила я его, — как ты понял, что это всё нереально? Ты видел мои страхи, а я твои… нет…

— Это невозможно, — ответил он, а я нахмурилась.

— У тебя нет страхов?

— Они есть у каждого.

— Не понимаю…

— Потом поймешь, — сообщил Ксандр и остановился перед выходом из леса. — Я должен спросить. В случае если вдруг что-то произойдет с нашим ректором, то ты должна будешь спасти его?

— Да, — он догадался. Ксандр повернулся ко мне лицом и наклонился совсем близко.

— Я бы тоже доверился тебе, — тихо проговорил он и улыбнулся. Это настоящая улыбка, задействованы и глаза, и губы, но потом отстранился и вернулся к прежнему выражению лица, — пойдем, — Ксандр подал мне свой локоть, чтобы я взяла его под руку. Так легче идти. Сейчас до меня стало доходить, как я устала, как замерзла и, как у меня всё болит… Я приняла его руку, и мы вышли из леса.

Глава 12

— Ну, Кармен, скажи, какие у него страхи! — попросила меня Бэка в семнадцатый раз и потрясла за руку.

— Я не знаю, Бэк… сколько можно…

— Как это ты не знаешь? Ты же видела их, — не видела.

— Повторяю пятый день подряд, что не имею ни малейшего представления о том, какие страхи у Ксандра, — сказала я своей подруги и вырвала свою руку из её.

— Всё понятно. Скрываешь, так скрывай, как-нибудь я тоже, возможно, буду работать с ним в паре и сама узнаю, — гордо вскинув голову, заявила Бэка, а я быстро схватила её под руку и затащила в туалет, — ты что?!

— Там Аарон, — закрыв дверь, ответила я ей.

— Сколько ты уже от него скрываешься? Так нельзя…

— Можно, я просто, пока не готова, — посмотрев на неё, сообщила я.

— Так ты никогда не будешь готова, — она открыла дверь туалета, — он прошел мимо, пошли, а то опоздаем на твоё любимое фехтование.

— Ага, которым мне пока что нельзя заниматься, — из-за вывиха.

— Я бы радовалась на твоем месте. Будешь зрителем сегодня, — улыбнувшись, проговорила Бэка, и мы пошли на фехтование.

Все стали разминаться, ну, а я села на лавочку и стала наблюдать за ними. Бэка разговаривает с Бри, кстати, последняя поговорила с Заком о том, что у них ничего не выйдет. Он её понял, но, думаю, что сдаваться не собирается. У Роуз что-то происходит с Селестой и Скарлетт, они почти не общаются и в столовую ходят в разное время, а Рин стал каким-то отстраненным, словно он находится совершенно не здесь. Моё отношение к Ксандру немного изменилось, после того испытания, в котором я доверилась ему… всё ещё удивляюсь этому, думаю, что Бэка не ошиблась в выборе. Но мне как-то не по себе от того, что он видел мои страхи и помог справиться с ними. Я не понимаю, как Ксандр понял, что это не реальность и где его страхи. Почему я не видела их? Тренер Грасс разбил всех по парам, и все стали тренироваться. Бэка в паре с Бри, Селеста со Скарлетт, ну, и так далее.

— Дункан, используй терс, — крикнул тренер Грасс, — Селеста уходи в сторону, двигайся. Отлично, что использовал октав, Аарон, — Аарон кольнул Ксандра. Они общаются, как ни в чем не бывало, ведут себя как друзья, но я уверена, что Аарон не доверяет Ксандру и остерегаются его почему-то. — Быстрее, быстрее, Шон!

Фехтование закончилось. Я решила, что на следующие занятия не пойду, потому что писать пока что не могу и смысла не вижу просто так терять время. Нет, конечно, можно просто послушать лекции, сделать вид, что что-то понимаю, но смысл? Поэтому я стала выходить из тренировочного зала, но меня кто-то схватил за руку.

— Постой, — сказал мне Аарон. У него рука прохладная. — Ты избегаешь меня, Кармен?

— А… — мимо нас стали выходить люди, мы стоим прямо в проходе. Я отошла, а Аарон последовал моему примеру. — Нет… не избегаю, — соврала и даже не покраснела.

— Тогда почему ты, как только я начинаю с тобой говорить, сразу же уходишь куда-то?

— Просто… — я прикрыла глаза и быстро сказала: — для меня это всё ново, поэтому я и избегаю тебя, Аарон, — теперь можно выдохнуть и открыть глаза обратно.

— Сходим сегодня на свидание? — задал он мне вопрос с серьезным выражением лица.

— А… — давай, Кармен, именно об этом ты и мечтала так долго, попробуй, здесь нет ничего страшного, — да, — Аарон улыбнулся и я тоже.

— Тогда встретимся сегодня в восемь внизу, возле выхода из академии, — я смогла только кивнуть, Аарон ушел. Стоп. Куда мы пойдем? В кафе, кино или что-то в этом духе не подойдет, потому что до города слишком далеко, а в академии такого нет, если только в столовую. Доверимся Аарону, Кармен, не будем думать об этом.

Вечер. Через десять минут он уже придет. Мне кажется, что так не нервничают даже, когда замуж выходят. Я решила подкрутить кончики волос, теперь они стали волнистыми, глаза и губы подкрасила, а из одежды выбрала юбку, длинною чуть выше колен, и кофту с длинным рукавом. Получилось нежно и романтично, на мой взгляд.

— Успокойся, Кармен, — взяв мои руки в свои и улыбнувшись, проговорила Бэка.

— Я стараюсь, правда, — сказала я. Раздался стук в нашу спальню. — Он рано…

— На десять минут только раньше, — сообщила Бэка, — иди, открывай. — Я подошла к двери, прикрыла глаза, сделала вдох, а на выдохе открыла и дверь, и глаза.

— Ксандр? — в унисон с Бэкой, спросили мы, когда увидели его, а не Аарона. Он посмотрел сначала на меня, а потом позади меня, на Бэку.

— Я за тобой, — ответил он, посмотрев на меня, а я нахмурилась. Зачем он пришел за мной? Может, Аарон заболел и просил это передать или… попросил своего друга пойти со мной на свидание вместо него. От последний мысли я как-то нервно усмехнулась и улыбнулась одновременно, — не буду спрашивать, почему ты смеешься на этот раз. Тебя к себе вызывает ректор, — у меня сердце остановилось, — поговорить, — наверно, Ксандр увидел, как я побледнела.

— А почему об этом сообщаешь ты мне? — поинтересовалась я у него.

— Потому что встретился он мне, — склонив голову на бок, ответил Ксандр.

— А. Тогда, — я повернулась к Бэки, — передай, что я подойду вниз, но только немного опоздаю, — моя подруга кивнула. Ксандр передал мне информация и собрался уходить, но мне пришла мысль в голову, и я схватила его за руку. Он оглянулся и посмотрел сначала на мою руку, а потом мне в глаза, и вновь этот взгляд, ничего не выражающий. — Постой, — запоздало произнесла я, — ты не хочешь зайти?

— Зачем?

— Бэка готовит невероятный чай, — нужно ещё что-то, — и… ей нужна твоя помощь.

— В чем?

— Мне нужно передвинуть шкаф, — подруга поняла мою мысль, — этот шкаф, — она облокотилась на мой шкаф!

— Этот? — мило улыбнувшись ей, поинтересовалась я, — ты уверена?

— Да, — ответила она. Я отпустила Ксандра и дала ему пройти внутрь.

— Пока, — сказала я им и быстро закрыла за собой дверь. Молодец, Кармен. Сегодня будет двойное свидание, правда, в разных местах. У меня с Аароном и у Бэки с Ксандром. Я зашла в кабинет к ректору и поздоровалась с ним.

— Надеюсь, что я не поздно, — проговорил он, смотря на какие-то бумаги.

— Нет. Вы что-то хотели? — лучше сразу к сути, чтобы не терять время.

— Как твоя рука? — посмотрев на меня, поинтересовался ректор Дариус.

— Нормально.

— Кармен, я думаю, что тебе больше не стоит принимать участие в подобных испытаниях, — так вот, зачем он меня вызвал, — и зря я устроил ту проверку в городе. Ты могла пострадать, а нам это не нужно, — вам не нужно, — так что я поговорю с некоторыми преподавателями, чтобы они…

— Нет, — перебила я его, — я хочу быть наравне со всеми. Хочу тренироваться, как и они. Я понимаю, что вам нужно, чтобы я не пострадала, но тогда уж меня легче запереть в тюрьму и ждать момента, когда я понадоблюсь.

— Я забочусь о тебе же, — серьезно посмотрев на меня, сказал ректор.

— Я так не думаю, — я грустно улыбнулась, — вы заботитесь в первую очередь о себе. Я не хочу, чтобы ко мне преподаватели относились как-то по другому только лишь из-за моего дара, не надо этого.

— Мне сообщили о случае с Бэкой, когда ты хотела спасти её.

— Это глупый и необдуманный поступок с моей стороны, такого больше не повториться, — сказала я ему то, что он хотел бы услышать.

— Хорошо, — ректор Дариус кивнул и вернулся обратно к бумагам, — будь осторожна, можешь идти.

Я вышла из его кабинета и пошла вниз. Настроение немного испортилось. Но хотя бы ректор Дариус не скрывает того, что волнуется вовсе не за меня, а за себя. Порой мне хочется избавиться от своего дара, не быть ходячим мертвецом, а иногда хочется, чтобы это всё быстрее закончилось.

— Привет, — поздоровался со мной Аарон, когда я спустилась вниз.

— Привет, — я попыталась улыбнуться, сделать вид, что все нормально. — Долго ждешь?

— Нет, — на нем надеты джинсы и кофта, — чудесно выглядишь. Пойдем?

— Пошли, — я даже спрашивать его не стала куда, только бы подальше от этого места. Мы вышли из академии, а мои мысли вернулись к ректору Дариусу. Мне осталось совсем немного, и я закончу эту чертову академию и стану свободной.

— Не спросишь, куда мы идем? — прервал мои размышления Аарон, я отрицательно покачала головой. — В лес, — ответил он, — там есть одно место, с него открывается невероятной красоты вид, — я кивнула и ещё раз улыбнулась. Аарон замолчал. Не буду обязана никого спасать, спасать какого-то важного для страны, а не для меня, человека. — Мы почти дошли, — объявил Аарон, а я поняла, что мы уже в лесу. Так задумалась, что не заметила. — Давай руку, — став забираться на какую-то возвышенность и подав мне руку, сказал он, а я взяла его руку и взобралась.

— Ух ты, — в восхищении, тихо проговорила я. С этой возвышенности открывается вид на поле, которое всё в цветах, ночное небо со звездами сливается с ним на горизонте, а свет от луны освещает это поле, — правда, так красиво…

— Да, я как-то гулял вечером и обнаружил это место. — Скольким девушкам Аарон показывал это место? Он сел на землю и мне тоже сказал.

— Ты часто сюда ходишь? — присаживаясь, поинтересовалась я у него.

— Не очень.

— Почему?

— Всё как-то не получается… Кстати, когда я зашел за тобой, то обнаружил Ксандра, пьющим чай с Бэкой.

— Да? — я улыбнулась, у неё получилось, — это же хорошо.

— Ага, — Аарон хохотнул, — только Ксандр не любит чай, вообще.

— Тогда, что он пьет? — у нас больше ничего нет из напитков. И как это можно не любить чай?

— Не знаю, но твоя подруга сказала, что это чай.

Мы с Аароном поговорили ещё немного, и мне понравилось. Не чувствовалось никакого напряжения. Но я боюсь, боюсь, что он понравится мне так, что влюблюсь, а от этого становится до дрожи страшно. Я столько раз думала об этом, что может быть так больно, если человек не будет разделять мои чувства и, поэтому запрещала себе мечтать о таком. Не хочу влюбиться и понять, что мне причинили боль. Сейчас я контролирую свои эмоции, так будет лучше.

— Мне пора, — вставая, сказала я. Аарон тоже поднялся, и мы пошли обратно в академию, молча. Мои мысли постепенно вернулись к ректору. Даже, когда я закончу академию и стану свободной, то… всё равно всегда будет кто-то наподобие ректора Дариуса, кого я буду обязана спасти из-за какого-нибудь дурацкого соглашения или договора. Его место займет один человек, потом сменится другой и так далее. Меня всегда будут вынуждать жертвовать своей жизнью ради какой-то важной персоны. Эту петлю можно разорвать только своей смертью, а до этих пор я буду обязана кому-то. От этих мыслей меня начало немного трясти из-за того, что я сдерживаю несчастные слёзы.

— Вот мы и пришли, — стоя на втором этаже, шепотом сказал Аарон.

— Да… — согласилась я. Сейчас главное не заплакать, Кармен, а то Аарон не так поймет. — Пока, — я поцеловала его в щечку.

— До завтра, — улыбнувшись, проговорил он, а я быстро развернулась и направилась в свою комнату. Слёзы всё-таки потекли, да так сильно, что я начала тяжело дышать и немного трястись. Благо, что в коридоре, кроме меня никого здесь нет. Скоро уже отбой, поэтому все уже в своих комнатах. Я дошла до своей комнаты, повернула ручку и столкнулась с, выходящим из неё, Ксандром. Мы посмотрели друг на друга и не сказали ни слова. Когда он вышел, я закрыла за ним дверь на замок и опустилась на пол, окончательно разрыдавшись.

— Кармен? — ко мне подбежала Бэка и обняла. — Всё прошло так плохо? Это из-за Аарона?

— Нет, — всхлипывая, ответила я, — всё прошло… замечательно. Это… из-за моего дара…

— А что с ним? — я поделилась с ней своими мыслями, чувствами и переживаниями. К концу своего рассказа я почти успокоилась. — Кармен, — подруга взяла меня за руку и нежно улыбнулась, — ты никому и ничего не обязана… не обязана делать что-то против своей воли, не смотря на какой-то договор. Только ты выбираешь, твоё сердце выбирает, — оно уже давно выбрало, — если вдруг ранят ректора, то ты не обязана этого делать. Спасай того, кого захочешь, — мы обнялись, и я поблагодарила её. Да, в своем сердце я уже давно приняла решение, что не буду умирать за какую-то важную шишку, но и просто стоять и смотреть, как умирает человек не смогу.

— А как у тебя прошло с Ксандром? Он долго здесь был, — констатировала я факт.

— Странно… — Бэка задумалась о чем-то. — Он помог передвинуть твой шкаф, теперь он стоит рядом с моим. Я предложила ему чай, но он его не любит, тогда предложила воды и, не дожидаясь его согласия, всучила ему стакан с водой. Я начала рассказывать ему обо всем на свете, но… — она замолчала.

— Но?

— Он слушал и внимательно, но словно… находился не здесь, как будто Ксандр обдумывал что-то ещё… его взгляд какой-то другой.

— Безэмоциональный и холодный? — предположила я и улыбнулась.

— Да, ещё и расчетливый.

— А я тебе говорила! — встав, сказала я ей, — а ты не видела или не хотела видеть!

— Сейчас увидела, — Бэка тоже встала.

Глава 13

— Как же неудобно с этой повязкой, — поднимаясь по ступенькам лестницы и поправляя свою больную руку, сообщила я Бри и Бэки.

— Прости, — в миллионный раз извинилась Брианна.

— Прощаю, — повторила я, — с ней так неудобно спать. Могу спать только на спине или на левом боку…

— Скоро её тебе должны снять, — сказала Бэка, а мы зашли в раздевалку, чтобы девочки переоделись для фехтования, в котором вновь не смогу участвовать. Рука ещё и чешется вдобавок. Они переоделись, и мы вышли. Все, как всегда, начали разминку, а я села на любимую лавочку.

— Доброе утро, всем! — зайдя в зал, громко поздоровался тренер Грасс.

— Доброе утро, тренер Грасс, — протянули все.

— Сегодня у некоторых из вас будет зачет, — послышались тяжелые вздохи, — нечего вздыхать! — рявкнул тренер. — Часть сдаст этот зачет сегодня, а другие на следующий урок, — он посмотрел на меня, — Кармен, вы сдадите, как только пройдет ваша рука, — многие покосились на меня, а Селеста сказала что-то не очень хорошее. Она думает, что мне нравиться так ходить? Что я вынуждена делать всё левой рукой. Хоть бы тренер Грасс поставил меня с ней в пару, я бы ей тогда показала. — Я сам вас разобью по парам, будет три раунда. Тот, кто выиграет, получает зачет, проигравший, соответственно, не зачет, — тренер Грасс стал разбивать других по парам, меня пока не с кем не поставил в пару. Наверно, я буду сражаться с каким-нибудь победителем. — Итак, все разделены по парам. Есть первые добровольцы? — никто не поднял руку, — так я и думал. Брианна и Селеста, — назвал он их имена. Моя подруга хорошо дерется, но вот с фехтованием у неё есть некоторые проблемы, она с Селестой на одинаковом уровне подготовки. Они вышли и заняли свои позиции, попутно надев защитные маски и взяв в руки шпагу. — Готовы?

— Да, — ответили моя подруга и Селеста в унисон. Первой атаковать решила Бри, сейчас она отыграется на Селесте.

— Вольт, Селеста, — крикнул тренер Грасс, вольт — это защита от наносимого удара движением. Селеста послушала его и смогла защититься от шпаги Брианны, а та решила использовать ещё раз батман, то есть удар по шпаге. Селесте пришлось отступить на несколько шагов назад, — дистанция, Брианна, держи дистанцию, — сказал ей он. Бри решила добить свою соперницу, не давая ей отдохнуть. Она приблизилась и быстрым движением шпаги заставила противницу закрыться, а потом моя подруга уколола её в руку, — Брианна, молодец, — похвалил её тренер Грасс, а они вернулись на исходные позиции, — Селеста, не спи, — да, она слишком медленно двигается. Бри нужно сейчас её обыграть и тогда она выиграет. Селеста решила атаковать на этот раз первой. Бри увернулась и подставила свою шпагу под её, закрывшись от удара, а потом быстро отошла назад, опустив свою шпагу, и вновь подняла её, кольнув в живот. Всё, она выиграла. — Хорошо, девочки, — похвалил их тренер Грасс, а они вернулись на свои места. Следующими были Дункан и Роуз, выиграл первый, потом Бэка и Шон. Моя подруга, к сожалению, не справилась и проиграла своему противнику. Следом вышли Рин и Скарлетт, вот на их бой все смотрели с удовольствием. Парень был вынужден сражаться со своей девушкой, и он обыграл её, отчего та вышла из зала, сказала, что ей сделалось нехорошо. — Скоро закончится наше занятие, поэтому на сегодня будут последними это Аарон и Ксандр, — они вновь в паре, но только сейчас противники. — И ещё, — пока они стали выходить, добавил тренер Грасс, — похожее задание ожидает вас и на уроке по самообороне, — нет! Если с фехтованием я справлюсь, то вот самооборону могу провалить, — так что готовьтесь. — Прежде чем они надели маски, я посмотрела на их выражения лица. Оба на вид совершенно спокойно и уверены в своей победе. Аарон всегда выбирает правильную тактику, и поэтому частенько побеждает, а Ксандр… от него не ожидаешь, что он может сделать, но его бесчувственность дает ему здесь преимущество, так что они на равных. Не знаю, кто может из них победить. — Готовы?

— Да, — ответили они и встали на линии исходной позиции, повернувшись друг к другу боком — так, чтобы одна нога была впереди другой, направив оружие друг на друга и отведя свободную руку назад.

— Можете начинать, — сказал тренер Грасс, и они начали поединок. Первым ударил Ксандр, всё происходит настолько быстро, что невозможно уследить и предугадать, что будет дальше. Удар от Ксандра, защита от Аарона, попытка изменить ситуацию, неудача, снова удар по шпаге Аарона шпагой Ксандра, — купе-отсечь, Аарон! — то есть нужно перенести скольжением свою шпагу на другую сторону шпаги противника через острие. Неудача, Ксандр использовал репри, то есть возобновленный удар. Аарон отошел назад, а Ксандр продолжил атаковать его и… укол! Я поняла его тактику, он пытается измотать Аарона, не дать ему шанса на отдых и атакует первым, нанося быстрые и резкие удары. Они встали на исходные позиции. — Приготовились, — сказал тренер Грасс, а я посмотрела в это время на других. Некоторые из них скучают и ждут уже, когда закончится урок, например, Дункан, Роуз и Рин, другие же, напротив, смотрят с восхищением и наблюдают с интересом, например, Бэка, Селеста и Бри. — Начинайте, — разрешил им тренер, и они начали. На этот раз первым начал Аарон, мне кажется, что он догадался о плане Ксандра, потому что Аарон стал двигаться значительно быстрее и не давать шанса Ксандру что-то изменить, он кольнул его в левую руку! Как быстро, — очень хорошо, Аарон, — так, пока у них ничья. Сейчас будет третий раунд. Оба уже устали и выглядит на вид вымотанными, хоть их лиц и не видно. — Последний раз, можете начинать, — сообщил им тренер и присел на стул, наверно, устал тоже. Ксандр напал первым, удар по шпаге Аарона, ещё и ещё, он как-то ожесточен… что ли. Аарон делает шаг назад, а его противник шаг вперед, наступает на него. — Ксандр, используй аппель, — устало проговорил тренер, Ксандр не стал вызывать Аарона на удар, то есть провоцировать его к нападению или рефлекторному движению. Он чего-то ждет, хочет окончательно вымыть его, и Аарон это понимает, — батман, Аарон, батман, — это удар по шпаге. Аарон сделал шаг в сторону и Ксандр ошибся, а его соперник этим воспользовался и стал наступать на него, — пока рано для кварт нижнего, — объявил Аарону тренер Грасс. Этот удар наносится при соединении шпаг левыми сторонами, когда противник держит руку поднятой, открывая нижнюю часть своего корпуса. Колют прямо в грудь, вдоль правой руки противника. Аарон послушал тренера и стал ждать подходящего момента. Ксандр защищается, пытается изменить своё положение и ему вот-вот удастся, если Аарон не использует кварт. И вот Ксандр ударил по шпаге Аарона, которая предназначалась ему, но Аарон смог как-то продолжить и использовал квант, — нет! Стой! — крикнул ему тренер Грасс и резко вскочил со стула. Сломалась шпага, но остановиться Аарон уже не смог и поломанным орудием ранил Ксандра в грудь. Всё произошло слишком быстро: Аарон совершил ошибку, он вытащил сломанную шпагу из его груди и потекла кровь, раздались крики, тренер Грасс бросился к, упавшему на пол, Ксандру. Я резко встала с лавки, но не смогла сделать ни шагу. Тренер Грасс что-то крикнул кому-то, и некоторые выбежали из зала, Бэка и Бри подбежали к ним, первая приподняла ему голову, а вторая стала надавливать ему на рану, в этот момент у Аарона выпала из рук шпага и он так и остался стоять на месте, смотря на того, кого ранил. Другие же стали бегать, кричать, рыдать и что-то ещё… — Мне нужна ткань! — донесся до меня громкий голос тренера Грасса. Я пришла в себя, быстро заморгала глазами и сняла с себя повязку, свернув её в несколько раз, теперь моя правая рука просто болтается. Я подбежала к тренеру, протянув ему её, — Кармен, сейчас ты быстро поменяешься местами с Брианной.

— Да, — сказала моя подруга, и она убрала руки от его пробитой груди, я быстро положила эту повязку и надавила на неё, чтобы хоть как-то остановить кровотечение.

— Брианна, принеси воды, быстрее! — приказал ей тренер, — Бэка, сними с него маску, — моя подруга кивнула, и сделала так, как ей сказал тренер Грасс. У Ксандра ещё открыты глаза и это хорошо, он сильно побледнел и вспотел, его дыхание сбивчивое и слишком быстрое. — Аарон, — позвал его он, — уйди отсюда.

— Нет, — произнес он, — он…

— Тогда сбегай и проверь, где лекари! — Аарон послушал его и убежал. — Кармен, надавливай чуть сильнее, — чуть тише проговорил тренер, — ещё немного осталось, Ксандр, — он взял его за руку, — потерпи, — вся повязка в крови. Она течет, не переставая. Бэка заплакала, и её слезы стали падать на пол, а моих рук стала касаться кровь Ксандра. Брианна прибежала со стаканом воды, тренер забрал у неё его и дал Ксандру сделать пару глотков. Он стал ещё бледнее. — Где эти проклятые лекари?! — ругнувшись, сказал тренер и стал оглядываться по сторонам, — Селеста! — позвал он её, она подошла вся бледная и перепуганная. — Дункан! — он тоже быстро подошел. — Я сейчас отойду и посмотрю, где лекари, если ему станет хуже, то сразу же бегите за мной, понятно? — они синхронно кивнули, а тренер Грасс встал и побежал.

— Держись, дружище, — проговорил Дункан и взял за руку Ксандра, а Селеста опустилась на колени, просто смотря на него, а я не могу на него смотреть, поэтому сосредоточилась только на повязки и его ране, из которой так сильно течет кровь.

— Ксандр… — произнесла Селеста. Он стал кашлять и задыхаться, захлебываясь собственной кровью, и я посмотрела на него. Из его рта вытекает струйка крови.

— Ксандр! — крикнула Бэка и заплакала сильнее.

— Дункан, беги за тренером, — приказала ей Бри, и тот убежал. Вместо него подошел Шон и Грэг. Ксандр перестал кашлять, и его дыхание стало всё замедляться и замедляться. Я встретилась с его глазами и поняла, он знает, что хорошо уже не будет, поняла, что не могу всё это видеть. Не могу видеть, как плачет и всхлипывает Бэка, как незаметно дрожит Селеста, как Шон и Грэг переглядываются между собой и понимают, что он умрет, как Бри нервно ходит вокруг и смотрит на дверь, как умирает Ксандр. Лекари не успеют, к их приходу или чуть позже он умрет. Это не укус паука, от него нет противоядия. Я заметила недалеко от себя ту часть шпаги, которая сломалась, потом вновь оглядела их всех и посмотрела на Ксандра, дыхание которого стало очень медленным. Мы вновь встретились с ним взглядом, уже в последний раз. Я улыбнулась ему и приняла решение, перестав давить ему на рану и быстро схватив с пола сломанную часть шпаги, левой рукой перерезала себе на правой вену. Кровь пошла моментально из-за глубокого пореза.

— Кармен! — крикнула Бэка.

— Что ты натворила? — спросила в состоянии шока Селеста, кто-то ещё что-то сказал, но я уже не слышала их, а только окончательно села на пол, поднесла свою порезанную руку к губам Ксандра. Чувствуется только легкое жжение, но больше ничего.

— Тебе надо… — стала говорить я, а Ксандр слабо приоткрыл глаза и посмотрел на, текущую ему на губы, кровь. Кто-то сзади схватил меня за плечи, но отстранять не стал, просто стал поддерживать, чтобы я не упала.

— Зачем? — послышала я позади себя голос Бэки, а в этот момент Ксандр слабо коснулся своими губами моей руки. Я прикрыла глаза и услышала голоса людей.

— Кармен? — крикнул тренер Грасс, — что она натворила? — дальше уже ничего не слышала. Мне стало спокойно, и вся боль исчезла. Всё исчезло. И наступил долгожданный покой.

Глава 14

Я резко распахнула глаза и стала смотреть в одну точку. Странно… где это я? Здесь несветло, достаточно темно, высокий потолок, на котором подвешена люстра. Я могу дышать… и чувствовать усталость, смешанную с болью. Не так я представляла себе смерть. Я закрыла глаза, а потом вновь открыла, так сделала несколько раз. Значит… я нахожусь по-прежнему в своем теле. Всегда думала, что после смерти буду каким-нибудь комочком энергии, что окажусь в каком-нибудь ослепительно ярком месте, а не в таком… Слышен какой-то звук… Дождь. Горло всё пересохло, хочется жутко пить… Ещё я считала, что есть и пить на том свете не захочется. Я отвлеклась от внимательного разглядывания потолка и опустила взгляд вниз. Ксандр. Что он здесь делает? Сидит на какой-то койке с закрытыми глазами, в одних штанах, замечу, а его левая сторона груди перемотана бинтами. Ах, он, наверное, тоже умер. Но я же спасла его, если только было не слишком поздно. Я повернула голову налево и увидела ещё множество точно таких же кроватей, но только они все пустые, повернула направо и то же самое. Сама комната очень большая, прямо передо мной находятся большие окна, за которыми идет дождь.

— Ты очнулась, — произнес Ксандр, открыв глаза и встав с койки, наверно, он слишком резко сделал это, потому что шатнулся, но устоял.

— Я в аду? — сдавленно спросила я из-за того, что всё внутри меня пересохло от нехватки воды.

— Так вот какого ты обо мне мнения, — улыбнувшись, сказал Ксандр и опустился на корточки. Теперь его лицо находится на одном уровне с моим. Я немного повернула свою голову, чтобы мне было удобно смотреть на него.

— Что произошло?

— Ты спасла меня, — ответил он и ещё раз улыбнулся. Ух ты! Две улыбки подряд, должно быть, я не в аду.

— Но… — говорить тяжело.

— Молчи, — перебил он меня, — ты не умерла и я тоже, как видишь, — не понимаю, — это из-за моей способности, — я слегка нахмурилась, — мой дар — это невосприимчивость.

— Как у ректора Дариуса? — всё-таки смогла задать я вопрос.

— Да. Как у него. — Тогда это объясняет, почему на него не действовали силы Рина, когда тот забирал у него энергию, объясняет, почему я не видела страхи Ксандра, на него не действовало внушения Винсента, но мне помочь он как-то смог. Но это не объясняет, почему я осталась жива. — Твоя кровь действует и исцеляет, но оказывается, что, в отличие от других, я могу остановиться вовремя, чтобы ты не умерла, — о, я не знала, да и сам Ксандр похоже, не знал. Ректор Дариус тоже не знал.

— Она не окончательно исцелила?

— Не окончательно, — Ксандр посмотрел на свою повязку, — но это мелочи, само пройдет скоро, — а потом вновь на меня.

— Где мы?

— В академии, в лазарете. Ты потеряла много крови. Кроме нас, здесь больше пока никого нет, сейчас ночь, так что… все спят. Ты была в отключке два дня, — Ксандр прикоснулся своей рукой до моего лица, до щеки, и провел своим большим пальцем по ней, — почему ты это сделала, Кармен?

— Ты сам сказал, что я уже давно сделала выбор, — я слабо улыбнулась, — так вот я решила, что лучше спасу того, кого посчитаю спасти нужным, чем человека… который важен для страны, а не для меня, — ой, последнее лишние. Ксандр важен, так же, как важен, например, Зак или Аарон, — тем более что я не могла просто смотреть на всё это… слезы, крики и то, как ты умираешь. — Ксандр посмотрел на меня, а потом тепло улыбнулся и наклонился очень и очень близко к моему лицу, я задержала зачем-то своё дыхание, и затем прикоснулся своими губами до моего виска. Я прикрыла глаза и услышала приближающиеся голоса людей.

— Нет, — громко сказал женский голос, — им нужен ещё отдых, ей нужно отдохнуть, — я обратно открыла глаза и поняла, что посетитель направляется ко мне. Двери резко открылись, и залетел ректор Дариус в сопровождении какой-то женщины.

— Останьтесь за дверью, — приказал он ей и махнул рукой, она вышла, — Ксандр, — теперь он уже перевел свой грозный взгляд на него, — вижу, что тебе стало лучше, выйди ненадолго тоже, — ректор Дариус посмотрел на меня и его взгляд не предвещает ничего хорошего.

— Не выйду, — встав с корточек и вновь вернувшись к спокойному и холодному выражению лица, сообщил Ксандр. — Лучше выйти вам, — ректор вернулся глазами к нему, — ей нужен ещё отдых, она пока слаба, чтобы выслушивать всё то, что вы собираетесь ей сказать, — продолжил он, — и прежде, чем вы начнете ей что-то высказывать, вспомните, что сделал для вас мой отец. — Лицо ректора Дариуса сразу же изменилось, челюсть напряглась, а глаза сузились. — Так что пропустим момент, где вы отчитываете Кармен. Она жива и это главное.

— Отдыхайте, — сказал ректор, а потом развернулся и быстро вышел, вернулась та женщина и спросила:

— Вы будете что-нибудь?

— Воды, — ответила я, а она посмотрела на Ксандра.

— Мне ничего не надо, — отозвался тот. Эта женщина принесла мне воды, и я наконец-то насладилась ею, потом она ушла.

— Спасибо, — поблагодарила я Ксандра, — за ректора…

— И тебе, — он вернулся на свою койку и лег, похоже, что сам сильно устал, — за то, что спасла. Засыпай, — стоило мне только прикрыть глаза, как я сразу же уснула.

Глава 15

Прошло четыре дня. Прекрасная солнечная погода сменилась проливными дождями, слякотью, сыростью и холодком. За эти дни к нам приходили очень многие, вся академия теперь в курсе того, что какой-то парень выпил исцеляющей крови и смог остановиться, но про его способность знают по-прежнему не многие. Чаще всего заходит Бэка с Брианной, они говорят и со мной, и с Ксандром. К нам никого не положили, поэтому мы ещё одни находимся в этом лазарете. За это время я даже как-то привыкла засыпать и просыпаться, видя на соседней кровати Ксандра, а не Бэку, да и вообще я привыкла к его обществу. Его сейчас я вижу чаще, чем всех остальных, если бы его здесь не было, то померла бы со скуки. Аарон заходит каждый день и каждый раз извиняется перед Ксандром за то, что так получилось, глупая случайность.

— Доброе утро, — произнес Ксандр, когда я открыла глаза и увидела его на койке.

— Доброе, — улыбнувшись, отозвалась я и потянулась, при этом зевнув. — Завтра нас уже выписывают, — напомнила я ему. У меня дела обстоят чуть лучше, чем у Ксандра. Моё плечо почти полностью зажило, но вот на руке теперь красуется, сантиметров в десять длинною, шрам от пореза, на всю жизнь. Ксандр всё ещё ходит с бинтами, которые меняют ему ежедневно, но лекари говорят, что он быстро восстанавливается. К нам пришли и принесли завтрак. Кашу. Уже четвертый день подряд, но хотя бы разную, и на этом им спасибо. Я села, скрестив ноги по-турецки, и взяла тарелку с кашей в руки, начав её есть, а Ксандр просто сменил положение из лежачего в сидячие, тоже начав есть кашу, — какие у тебя планы после того, как ты закончишь академию, Ксандр? — спросила я и подула на кашу, так как она горячая.

— Не знаю, — он пожал плечами и положил ложку с пищей себе в рот, — а у тебя?

— Не умереть, — усмехнувшись, ответила я, а он лишь как-то странно посмотрел.

— Ты не умрешь, — с совершенно уверенной интонацией в голосе сообщил мне этот молодой человек.

— Мне бы твою уверенность, — и спокойствие, а ещё бы расчетливость, тогда я была бы менее… м-м-м… напряженной. Кстати, ректор Дариус так больше и не заходил. — Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо.

— Без обид, но сегодня ночью ты… стонал от боли и что-то говорил во сне, а это не говорит о том, что чувствуешь ты себя хорошо. — Он перестал кушать и стал смотреть мне в глаза; за эти дни я привыкла вот к этому его взгляду, и уже он меня не напрягает, — может, расскажешь об этом лекарю?

— И что он сделает? Даст мне какой-нибудь успокоительное? Кошмары бывают у всех.

Дверь открылась, и зашел Закари. С ним я виделась не так часто, Бэка сказала, что он прямо-таки старается везде подловить Брианну.

— Привет, Кармен, — поздоровался он, подходя к моей койки, — и Ксандр, — и добавил.

— Привет, — отозвалась я, а мой временный сосед кивнул ему.

— Как ты себя чувствуешь? — это адресовано мне, потому что Зак с Ксандром почти не общаются.

— Нормально, как там всё? Что новенького?

— Да ничего особенного, — отмахнувшись, ответил он и сел на край моего спального места. — Я бы хотел поговорить с тобой…

— Бри, — здесь даже догадываться не нужно.

— Да. Ты не могла бы с ней поговорить? Сказать, что…

— Зак, ты мой друг, — я улыбнулась ему и поставила тарелку с кашей на прикроватную тумбочку, — а Бри — моя подруга. Если я влезу в ваши с ней отношения, то могу потерять кого-нибудь из вас, а этого я не хочу. Поговори с ней сам, выясни и обсуди всё.

— Как? — Зак вскинул вверх брови и удивился. — Она избегает меня… я уже пытался с ней поговорить.

— Нет, ты пытался поговорить с ней о своей любви к Бри, всячески задаривал комплиментами и… всё в таком духе, — я утвердительно покачала головой, — но ты не хотел знать и считаться с её чувствами к тебе, — мой друг опустил голову и стал что-то обдумывать, — так что поговори с ней и дай ей сказать то, что думает она.

— Я тебя понял, Кармен, — Закари встал и подошел, чтобы обнять, — спасибо за совет.

— Да не за что, — обнимая его и легко улыбаясь, произнесла я. Зак покинул стены этого лазарета, оставив меня и Ксандра вновь наедине.

День и вечер прошли с одной стороны, незаметно, а с другой, тянулись неимоверно долго, мне уже надоедает здесь находится. К Ксандру приходил Грэг, Шон, Дункан, Селеста, все, за исключением последней, здоровались со мной и спрашивали про то, как я себя чувствую, наверно, воспитание дает о себе знать. Селеста же только косится в мою сторону и смотрит с презрением, но и с завистью из-за того, что я лежу здесь с Ксандром и пропускаю занятия. Она думает, что мне всё это нравится? Я бы с большим удовольствием поменялась с ней местами, поменялась бы способностями. Селеста заходит в последнее время чаще всех, каждый час. Вот, например, она уже должна прийти сейчас в девятый раз, у меня уже нет сил терпеть её эти взгляды, поэтому я направилась к выходу из лазарета.

— Ты далеко? — спросил Ксандр.

— Не очень, — ответила я и закрыла дверь на замок, — ты же не против? Я не могу уже её видеть, если так хочешь пообщаться с ней, то, — я направилась обратно к своей кровати, — прошу тебя, потерпи тогда до завтра.

— Это не я её приглашаю, — Ксандр подошел к окну, — она сама приходит, — и достал из кармана штанов пачку сигарет.

— Ты же знаешь, что здесь курить запрещено?

— Знаю, — ответил он и достал одну сигарету. Откуда он вообще их берет? Может, в городе закупается на месяц вперед? Потом Ксандр открыл окно и зажег сигарету.

— Теперь долго будет такая погода, — я тоже подошла к окну, но только соблюдая расстояние, чтобы не дышать дымом, — солнца в ближайшие недели будет не видать, будет один сплошной дождь… — и посмотрела на полуголого Ксандра, ему нравиться ходить только в спортивных штанах и… всё, не считая повязки из бинтов. По взгляду видно, что его что-то тревожит, но спрашивать ничего не буду, потому что, уверена, что он не ответит. — Спокойной ночи, — пожелала я ему и легла на своё спальное место, потушив свой светильник.

— Спокойной, — отозвался он, всё ещё стоя у окна.

Меня разбудил какой-то голос. Я с неохотой открыла глаза и стала прислушиваться, Ксандр. То же самое, что было и в прошлую ночь. За окном слышно, как идет дождь, ещё где-то там, вдалеке, сверкает молния. Те, кто учатся в академии, считают, что дождь, который длится больше пяти дней подряд, да ещё и с молнией, предвестник плохих событий. Я в эту чушь особо не верю, но Бэка верит. Я сначала посидела немного на кровати, в ожидании того, что Ксандр прекратит, но этого не произошло, поэтому встала и подошла к его кровати.

— Нет… — только и смогла я разобрать. С него скинуто одеяло, сам он лежит на правом боку, повернувшись ко мне спиной. Я поднесла свою руку к его левому плечу, Ксандр покрыт холодным потом, и легонько потрясла его. Ничего.

— Ксандр… — позвала я его и ещё раз потрясла, но только чуть сильней, — Ксандр… — всё произошло резко, неожиданно и быстро: он схватил меня за запястье правой руки, от этого я дернулась и подалась назад, но Ксандр на автомате потянул меня на себя. В итоге, я обо что-то споткнулась и приземлилась к нему на кровать. — Ты снова что-то говорил, — он слегка нахмурился, его глаза сначала посмотрели в мои, а потом на моё запястье руки, вернее на шрам. Своим большим пальцем Ксандр провел по меньшей его части. Я долго смотрела на него, не моргая, пока мой взгляд не наткнулся на его бинт, который в крови! — у тебя кровь! — вставая, тихо произнесла я и хотела побежать, чтобы позвать кого-нибудь, но не смогла этого сделать, потому что он не отпустил. — Ксандр? — А если что-то серьезное? Может, у его раны возникли какие-то осложнения? Ксандр поднес мою руку к своему лицу и коснулся своими губами моего шрама, потом ещё и ещё, вызывая у меня дрожь. — Что ты делаешь? — когда он целует мой шрам, то я невольно вздрагиваю, — тебе нужен… лекарь, — я положила свою свободную руку на его и аккуратно убрала её от своего запястья, а затем мои пальцы сами коснулись его лица. Что я делаю? Ксандр поверх моей руки положил свою… она такая теплая, по сравнению с моей. Вблизи сверкнула молния, и свет, исходящий от неё, отразился в его глазах. Я опомнилась, медленно и осторожно убрала свою руку от его лица и быстро вышла отсюда. Сердце, моё сердце… оно бьется в два раза быстрее. — Спокойно, Кармен, — проговорила я вслух и сделала глубокий вдох, а потом позвала лекарей.

Глава 16

— Ты так искусаешь себе все губы, — сказала мне Бэка, когда мы подошли к площадке, на которой должны будем драться.

— Я и так их уже все искусала, — сообщила я подруге, продолжая их кусать. Всегда так делаю, когда нервничаю. Сегодня тренер Грасс проводит зачет по самообороне. С момента, как меня выписали из госпиталя, прошло чуть больше недели, поэтому сдавать его мне всё-таки придется.

— Не волнуйся ты так. Тренер понимает, что ты ещё до конца не восстановилась и не поставит тебя в пару с кем-нибудь, вроде Ксандра, — то есть с сильным противником. Все уже собрались в ожидании начала и прихода тренера.

— Ты справишься, Кар, — несильно ударив меня локтем в бок и улыбнувшись, подбодрила Бри. Она окончательно свела с Заком общение на ноль, тому плохо, но он держит всё в себе, мучается, но, наверно, со временем ему станет легче. Пришел тренер Грасс и все, как и всегда, поздоровались с ним.

— Сегодня мы сыграем в игру, — объявил тренер, задержав свой взгляд на мне, — вы сами будете выбирать себе противника, — да! — будете засовывать руку сюда, — он показал на круглый шар, — и вытаскивать имя своего соперника, — нет! — а ваш соперник будет вытаскивать имя своего следующего противника, таким образом, вам придется участвовать в бою два раза. Сначала с тем человеком, который выберет вас, затем уже с тем, чьё имя вытащите вы. Если вы проигрываете два раза, то ставится не зачет. Если один раз — проигрыш, другой — выигрыш или наоборот, то ставится зачет. Про два выигрыша, думаю, и так всё понятно. Кто хочет вытащить первое имя?

— Я, — ответил Аарон, а я посмотрела на него. После того случая Аарон отдалился ото всех, это не так заметно, как, например, отдаление Роуз от своих друзей, но всё же заметно.

— Прошу, — тренер Грасс показал на шар. Аарон подошел к нему, засунул руку и вытащил листочек с именем. — Аарон будешь драться с последним, если проиграешь в первом поединке.

— Рин, — сказал Аарон и отложил листочек с его именем в сторону. Так, пока хорошо, мне не придется драться с ним. Они вышли на ринг, так сказать, и приготовились. Они будут драться до тех пор, пока кто-то из них не вырубит другого.

— Можете начинать, — произнес тренер Грасс. Удар и Рин упал. Всё. Ого, как быстро. Думаю, это нокаут. — Уведите Рина, — скомандовал он и махнул рукой на стулья, а Аарон вытащил другое имя, второй раз подряд.

— Мейдлинн, — ему осталось только справиться с ней, хотя зачет уже и так получен. Мейдлинн и Аарон вышли и приготовились. Все уже знают, чем всё это закончится. Ей поможет только чудо обыграть Аарона, и она понимает это. Тренер дал добро, и Мейдлинн решила, что лучше будет, если она нанесет удар первой, но Аарон перехватил её руку и оттолкнул назад. Мей решила подключить ноги, удар, защита Аарона, вновь толчок и Аарон не стал церемониться с ней и ударил. Всё, он выиграл.

— Мейдлинн, можешь подняться? — спросил её тренер Грасс, подойдя и пошевелив слегка, та кивнула и встала, подошла к шару и вытащила имя своего следующего противника, а в это время Аарон подошел ко мне.

— Привет, — поздоровался он и улыбнулся.

— Привет, — отозвалась я и точно также улыбнулась, — быстро ты… теперь можешь не волноваться, — хотя, наверно, он и так не волновался.

— Да. Лучше атакуй первой, Кармен, так тебе будет легче и у тебя будет преимущество, — он дотронулся своей ладонью моего плеча, — как оно?

— Всё уже хорошо, — кивнув, подтвердила я. Потом Аарон взял мое запястье и коснулся шрама. Обязательно всем это делать?

— Когда я… в тот раз, — он запнулся и опустил глаза в пол, — прибежал обратно… увидел тебя с порезанными венами, — поправочка, веной, — то подумал, что, — Аарон посмотрел на меня и дотронулся другой рукой до моей щеки, — что… ты умрешь, — я тоже так думала, — что я больше не увижу тебя.

— Но я жива. И ты видишь меня, — я положила свою руку на его и убрала её.

— Да, — Аарон слабо улыбнулся, а тем временем, на ринге уже была Селеста, которая проиграла в первый раз Дункану и сейчас вытягивает второе имя.

— Бэка, — проговорила она и проводила мою подругу ненавистным взглядом.

— Давай, Бэк! — подбодрила я её и сжала свою руку в кулак.

Первой рванула наносить удар Селеста. В её глазах читается не просто злость и ненависть, а даже, скорее, ярость. Она замахнулась и совершила неудачный удар, Бэка использовала финт и ушла в сторону, потом резко обернулась и воспользовалась моментом, ударив Селесту ногой во внутреннею часть колена. Последняя упала, а Бэка подошла, чтобы нанести последний удар, чтобы вырубить её и получить зачет, ну, и, конечно, удовольствие.

— Помогите Селесте уйти, — сказал тренер Грасс, а Бэка подошла к шару, чтобы вытащить имя. Меня ещё не называли, следовательно, я могу быть с ней, но зачет у неё уже и так есть, значит, если что она поможет мне.

— Ксандр, — назвала она имя. О, не повезло.

Ксандр и моя подруга вышли на ринг. Перед тем как начать, Бэка посмотрела на меня. С учетом того, что Ксандр травмирован, Бэка может обыграть его. Моя подруга нервно стучит ногой, ожидая, когда тренер даст разрешение начать их поединок, а Ксандр… Я бы удивилась, если бы он нервничал, этот, как всегда спокоен и его глаза ничего не выражают.

— Начинайте, — негромко проговорил тренер Грасс, и они начали. Бэка решила, что нападать будет она. Удар и Ксандр легко уклоняется и так несколько раз.

— Он почти не задействует левую руку, — тихо сказал мне, стоящий рядом Аарон, — наверно, после травмы. Если Бэка поймет это, то сможет воспользоваться. Это будет её преимуществом, — Аарон изучает Ксандра, его движения, приемы. Бэка пытается нанести ему хоть один удар, но вот он сделал, что сделал с Бри, когда помог мне. Ксандр перехватил её руку, повернул Бэку к себе спиной, а своей рукой, точнее локтем перехватил её шею и теперь она потеряет сознание. Но моя подруга постучала ему по руке, говоря тем, что сдается, наверно, ей не хочется быть в отключке.

— Ну, я хотя бы попыталась, — вернувшись обратно ко мне, произнесла Бэк.

— Да, ты молодец. Долго держалась, — сообщила я ей, а Ксандр подошел к шару и вытащил из него листочек с именем, потом посмотрел на меня, и я поняла. — Блин…

— Кармен, — объявил Ксандр и прошел на ринг. Я тоже собралась идти, но меня остановил Аарон, взяв за руку и произнеся:

— Помни, атакуй первой, его левая сторона тебе в помощь.

— Угу, — если сейчас проиграю Ксандру, то могу попасть в следующий бой с Грэгом или Шоном, а им я также с большой вероятностью могу проиграть и тогда получу не зачет. Я вышла и встретилась с глазами своего противника, по-прежнему только спокойствие и расчетливость. Давай, Кармен, ты справишься.

— Давайте уж, — только произнес тренер, и я тут же сорвалась с места, побежав на Ксандра, сжала руки в кулак и попыталась ударить его, но он сделал два шага назад. Я продолжила своё наступление и смогла схватить его за левую руку, но нанести удар другой в грудь не смогла. Не смогла не потому, что Ксандр её перехватил, а из-за того, что я вспомнила, как он истекал кровью, как видела его умирающим, поэтому моя рука так и остановилась в воздухе. Пусть побеждает, мне всё равно, но я не смогу ударить его, когда он ещё до конца не восстановился. Ксандр посмотрел на мою опускающуюся руку, а потом мне в глаза и едва заметно улыбнулся. Он резко вырвал свою руку, которую я держала, схватил и повернул меня, прижав к себе спиной. Сейчас он поступит точно, как с моими подругами. Я слышу его сердцебиение, ощущаю, как он дышит. Ксандр обхватил мою шею рукой, его пальцы коснулись её, и я приготовилась, закрыв глаза, а своими руками взялась за его руку. Чуть позже я почувствовала, как Ксандр своим большим пальцем провел мне по шеи, задев мою щеку. Сердце бешено колотится. Он плавно стал опускать свою руку, перемещая её на мою талию, потом задействовал и другую. Теперь его руки, словно обнимая, держат меня, прижимая к себе. Я в отличие от Ксандра, дышу в десять раз быстрее… Так непривычно ощущать кого-то настолько близко. — Предлагаю ничью, — наклонившись, прошептал мне на ухо Ксандр.

— Разве можно?

— Можно, — после этого мой противник дотронулся и потерся своей щекой о мой висок. И тут мне снесло крышу окончательно. Захотелось так простоять целую вечность или, наоборот, быстрее повернуться к нему и прижаться всем телом. Мне всё равно на тех, кто смотрит на нас, всё равно, где мы находимся и всё равно, что это уже не поединок между противниками. Сейчас есть только он, я и этот момент.

Вдруг на всю академию раздалась тревожный сигнал — сирена.

— Это не учение, — объявил голос по громкоговорителю, — повторяю. Это не учебная тревога. На академию напали. — Тренер Грасс быстро вскочил со стула и что-то крикнул, все куда-то побежали… — Защитить академию любой… — голос в громкоговорителе не успел договорить, потому что кто-то выстрелил, я вздрогнула, а Ксандр отпустил и повернул меня к себе лицом, заставив посмотреть себе в глаза. Ещё один выстрел по громкоговорителю.

— Кармен, — сказал Ксандр, — нужно уходить, — это не учение. На академию кто-то напал… Подбежали Бри и Бэка, они что-то сказали, подбежал тренер Грасс.

— Уходите, как тренировались… да, наверх, там оружие, — оружие… — уходим! — приказал тренер Грасс, а выстрелы стали всё приближаться, меня кто-то взял за руку и потащил, вскоре я уже бежала, как и другие. Сейчас в академии творится какая-то суматоха, в широком коридоре множество учеников, они все направляются наверх, за оружием. Кто проник в академию? Как они это сделали? Это ведь невозможно, наше учебное заведение одно из самых защищенных мест.

— Раз… — сказал мужской и незнакомый голос по громкоговорителю, — два… прекрасно. Всё работает и все меня прекрасно слышат, — некоторые остановились.

— Никому не останавливаться! — крикнул кто-то.

— Здравствуй, академия. Итак, мое имя Габриэль. Мне нужен только один единственный человек — это ваш ректор Бенджамин Дариус. Если вы отдадите мне его или он сам придет, то никто не пострадает. Каждые тридцать минут я буду убивать одного из учеников или преподавателей, всё зависит от вас ректор. Попытаетесь оказать сопротивление, умрете. И даже не пробуйте применить свои способности, потому что угадайте что? — он засмеялся, — правильно, умрете. Нам нужен только один человек, — если эти люди получат ректора, то и получат академию, — как тебя зовут, красавица? — спросил этот человек у кого-то.

— Энджела, — дрожащим голосом проговорила она. Энджела — это девушка, которая всегда что-то сообщает по громкоговорителю.

— Время пошло. У вас есть полчаса, иначе Энджела умрет, — усмехнувшись, объявил этот Габриэль. Тем временем, мы уже прибежали на четвертый этаж. Есть специальная комната, наверно, даже зал из-за своих размеров, подготовленный для таких случаев, там находится оружие. Правда, большинство из него не боевое, скажем так. Им можно сделать так, чтобы человек был в отключке, но не убить. После последнего нападения протестующих, всё стало очень тщательно контролироваться в стране. Все тайные заговоры и протесты раскрывались, не успев начаться, поэтому и нет у нас оружия, которое способно убить человека. Мы забежали в этот огромный зал. Профессор Флорес и Абель стоят возле гигантского стенда с оружием. Здесь уже множество людей. Сердце колотится в груди с бешеной скоростью, ведь всё это реальность. Ученики подходят, и профессора выдают им боевые транквилизаторы, одни сменяются другими. Все действуют по отработанной схеме.

— Где Зак? — спросила Бэка и стала пытаться отыскать его глазами в этой толпе. — Ты видишь Зака? — я отрицательно покачала головой, — кто-нибудь видел Зака? — спросила она у кого-то.

— Следующий! — крикнул профессор Флорес, и подошел следующий человек, чтобы забрать оружие, — давайте, быстрее!

— Зак! — увидев ему, крикнула Бэка, он подбежал к нам, немного запыхавшись.

— Там… люди… — проговорил он, — они все вооружены, — у него урок был на первом этаже.

— Сколько их? — спросил тренер Грасс.

— Где-то человек семьдесят или восемьдесят, — Зак стал оглядывать всех нас, — может, больше, — нас примерно в три раза больше, — они берут людей в заложники… они вооружены и все в масках, — наверно, чтобы видеокамеры не засняли их лица.

— Ладно. Наше преимущество в количестве, — кивнув своим мыслям, сделал вывод тренер, — их — в неожиданности, — меня кто-то случайно задел своим плечом. Мы подошли, чтобы получить оружие.

— Вот, — протянув мне боевой транквилизатор, сказал профессор Флорес, — постой, — он взял меня за руку и остановил, а потом дал ещё один пистолет, — он настоящий, с настоящими пулями. Тебе может понадобиться, — из-за важности моего дара.

— Я не могу… — сказала я, смотря на пистолет, — не смогу убить человека.

— Сможешь, — чуть улыбнувшись, проговорил он и буквально всучил мне его, — они тебя жалеть не будут и, не задумываясь, убьют. Следующий! — я ушла, положив этот пистолет себе в джинсы, и встала, как и те, кто получил оружие, в линию.

— Не верится, что это происходит, — встав рядом, сказала Бэка, — ты как, Кармен?

— Так же, как и другие, — ответила я и посмотрела на свою подругу. — Как они только проникли в академию?

— Не знаю…

— Всё будет хорошо, — встав с другой стороны, произнес Ксандр, смотря куда-то в окно. Я посмотрела на него и вспомнила свои чувства, которые случились со мной относительно недавно. Не хочется это признавать, но он мне нравится. Когда всё это произошло? И как же вовремя я осознала это. Наверно, когда Ксандр увидел мои страхи и помог справиться с ними, потом, когда его ранил Аарон, и я поняла, что не могу его потерять. Как же Бэка? Ведь он ей нравится. Я посмотрела на свою лучшую подругу и улыбнулась ей. Дружба для меня важнее и я не собираюсь с ней ссориться или воевать из-за какого-то парня, так что со своими чувствами справлюсь. Тем более, сейчас нужно думать не об этом.

— Всем тихо! — громко крикнул профессор Флорес, и он с другими преподавателями вышли в центр зала. Все замолчали. — Как вы уже поняли, на академию напали. И это не какие-то там фанатики или самоучки. Это профи, — он стал оглядывать всех нас, — они разобрались с охраной за считанные минуты, — перед въездом в академию есть специальный пост охраны, вернее был. — Сейчас они в поисках ректора Дариуса. Похоже, что всё это было давно спланировано, что они как-то узнали о том, сколько человек сидят на посту, о том, какое самое слабое место в академии. Изучили план академии. Всё узнали и изучили. И у меня есть только одно предположение, как они всё это выяснили. Среди нас, дорогие учащиеся и преподаватели, есть предатель, может, даже несколько. Этот человек работает на них, именно он сообщил им всё и сейчас он находится в этой комнате. Я пока не знаю, кто это, но обязательно выясню, — неужели кто-то помогает этим людям? — А сейчас у нас есть только одна цель. Вывести отсюда ректора…

— А где он? — выкрикнул кто-то из толпы.

— В надежном месте, о котором знаю только я, — похоже, что ректор доверяет только профессору Флоресу, — и Грасс, — и тренеру, — а сейчас я разделю вас на несколько групп, — он стал называть имена людей, среди которых есть Майли, Мейдлинн, Роуз и другие, — вы идете с профессором Миросом. Ваша задача будет отыскать тех, кто прячется и не успел скрыться от этих людей… и раненых, — от этого слова мне стало нехорошо, — и вывести их отсюда, увезти из академии. Внизу есть транспорт. Почти у всех вас есть оружие с настоящими пулями, так что вы, в отличие от других, стреляете из него и ваша задача спасти, как можно больше людей, — дело в том, что сейчас в академии находятся, скажем так, гости и важные люди, которые периодически приезжают, чтобы всё проверить, — у других оружие-транквилизатор, — у меня нет, но я догадываюсь почему, — оно способно усыпить человека ненадолго. Пользоваться только им, мы не убийцы, в отличие от них. Следующая группа идет с профессором Вайль, — он назвал имена, в числе которых его сын, то есть Дункан, Аарон, Шон, Скарлетт, последней придется идти без Рина. Я попыталась отыскать её глазами, но результата этого никакого не произвело, — ваша задача. Отвлечь этих людей, — это же… он посылает их на верную смерть, — будьте осторожны. Следующие идут с профессором Абелем. Ваша задача — это защита, вы будете боевой группой, — он отберет самых лучших, — вы останетесь в академии до последнего, пока все не будут в безопасности, будете защищать отход других. Вы должны узнать, кто эти люди и зачем им нужен ректор, — он стал называть имена, — Кит, Линда, — тех, кого назвали уже разбились на группы и стали уходить, — Брианна, — что? Нет. Я и Бэка переглянулись, а потом дружно посмотрели на подругу, а профессор продолжил называть имена.

— Бри… — произнесла Бэка.

— Ничего не говорите, — она слабо улыбнулась, — просто обнимите меня, — мы втроем обнялись, да так сильно, что стало тяжело дышать, — нас всех к этому готовили. Мы ещё увидимся с вами!

— Обязательно, — кивнув, согласилась я. Бри отстранилась и пошла к профессору Абелю.

— Ксандр, — назвал его имя учитель. Я посмотрела на него, а он на меня и только пошел вперед. Я закрыла глаза и… остановила его, взяв под руку.

— Будь осторожен, — открыв глаза, проговорила я. Он оглянулся и улыбнулся так, как улыбался прежде, искренне, но ничего не сказал и ушел. Тем временем, профессор Флорес стал распределять следующие группы. Вдруг раздался голос по громкоговорителю.

— Тридцать минут прошли, — сообщил Габриэль, а мое сердце замерло, — ректор не пришел. И никто его не привел, — они не сделают этого. Не сделают, — так что… красавица Энджела умрет через пятнадцать секунд.

— Нет, — произнесла она, плача, — пожалуйста, не делайте этого. Пожалуйста… не дел… — выстрел.

— Жаль её, — безразлично произнес Габриэль, — следующие тридцать минут пошли. На этот раз у нас в гостях… представьтесь.

— Меня зовут… Сэмюэль Лоренс… — один из гостей, — я пресс-секретарь…

— Мне не важно, кто вы, — перебил он его. — Сэмюэль Лоренс умрет так, как и красавица Энджела, если я не получу ректора. — Он отключился.

— Теперь мы знаем, что эти люди настроены серьезно, — заявил тренер Грасс. Уже почти никого не осталось из преподавателей.

— Со мной и с тренером Грассом пойдут следующие, — произнес Флорес, — Бэка, Зак, Селеста… — ещё имена, — Рин, Грэг и Кармен. Мы идем за ректором, — я так и думала. Знала, что я должна буду находиться рядом с ректором на всякий случай, если вдруг он будет умирать, то мне… — остальные останутся здесь. Вы будете в запасе, — сказал он, а тех, кого он назвал, подошли к нему и тренеру. Всего нас десять человек, не считая преподавателей. — Я выбрал вас, потому что доверяю вам. Так что мы идем за ректором.

Бэки и Заку я полностью доверяю, но вот Рину, Грэгу и Селесте нет, а остальных не знаю. Ещё с нами оказался Винсент.

Глава 17

Мы спустились на третий этаж и сейчас идем по подозрительно пустому темноватому из-за того, что на улице пасмурно и уже через несколько часов стемнеет, коридору. Вокруг не слышно ни звука, двери в аудитории открыты. Всё это немного напоминает фильм ужасов.

— Всем тихо! — приказал тренер Грасс и показал рукой, чтобы мы все замерли. За углом говорят какие-то люди, тренер быстро выглянул и сообщил нам: — их там двое. С оружием. Винсент, — посмотрев на него, обратился он, — сможешь их отключить?

— Без проблем, — ответил он и прикрыл глаза, а потом резко открыл и стал смотреть на стену, за которой находятся эти люди, и послышался звук удара о пол. Мы выглянули, они валяются без сознания.

— Кто-нибудь знает их? — сняв с них маски, задал вопрос профессор Флорес, а мы коллективно отрицательно покачали головой.

— Боже, они ещё юнцы… — шепотом произнес тренер и сел на корточки. Действительно, эти два парня старше нас только на несколько лет, им не больше двадцати трех на вид. Грэг и ещё какой-то парень занесли этих людей в пустую аудиторию, — Винсент, разбуди одного из них.

— Сейчас, — сказал он, а Рин завязал им руки и ноги, чтобы они ничего не сделали. Один из них очнулся и оглядел нас всех, а потом ухмыльнулся.

— Кто вы? — задал вопрос тренер Грасс.

— Вы проиграете, — ответил этот человек и ещё раз ухмыльнулся.

— Бэка, — обратился профессор Флорес к моей подруге, — воздействуй на его эмоции. Внуши ему страх, — Бэк кивнула и взяла за руку этого человека. — Кто вы?

— За правосудие, — начал отвечать этот парень, смотря на нас со страхом, — за равенство, за братство. — Чёрт, эти люди… они…

— Протестующие, — шепотом закончила за меня Селеста. Неужели всё это вновь повторяется? Значит, им нужен ректор, чтобы свергнуть власть…

— Дела у нас плохи, — сказал кто-то из нашей группы.

— Так, все соберитесь. Не важно, кто они, — скомандовал тренер Грасс, — продолжаем, как планировали.

— Что делать с их оружием? — поинтересовался Рин.

— Оставить здесь, как и их. Мы не убийцы, — повторил профессор, — Джонатан и Лиз останьтесь с этими людьми здесь, спрячьтесь в кладовой.

— Да, — кивнув, сказали они в унисон.

— Когда услышите кого-то из группы Мироса, то уходите с ними вместе с этими людьми. Они нужны, чтобы всё разузнать, когда покинете академию, то допросите их. Вот, — он протянул им рацию, — на всякий случай. Так вы сможете связаться со мной, — после этого мы попрощались с ними и вышли из аудитории. Коридор по-прежнему пуст.

— Куда мы направляемся? — спросил Рин.

— В тайное место, о котором знают немногие, — ответил тренер. Мы прошли весь третий этаж, кроме этих двух нам больше никто не встретился и это странно, потому что этих людей должно быть, по словам Зака, много. Осталось два этажа, подвал и территория вокруг академии. Тот Габриэль по любому находится на первом этаже, потому что там расположены мониторы, на которых видна территория вокруг академии и громкоговоритель. Тренер ругнулся, когда мы спустились уже на второй этаж.

— Слушайте внимательно, — проговорил он, — их там с десяток. Нам нужно прорваться к той комнате, где у нас проходит фехтование. Там есть потайная комната и из неё можно будет позвонить, чтобы нам прислали подкрепление.

— Не знал, что есть такая комната, — сообщил Зак.

— О ней никто не знал. Нужно разделиться. Одни отвлекут их, а другие в этот момент проберутся в ту комнату. Всем понятно? — задал вопрос тренер и стал оглядывать нас. — Хорошо. Тогда я, Хавьер, Винсент, Селеста и Бэка отвлечем их. — Я взяла подругу за руку и посмотрела на неё.

— Мы справимся, Кармен, не волнуйся, — сказала она и улыбнулась, — обещай мне кое-что. Что признаешься в своих чувствах Ксандру.

— Бэк…

— Ничего не говори, только обещай. Я видела то, что было между тобой и ним на ринге. Я не обижаюсь и ничего такого… просто… будь смелой, Кармен, — я обняла её.

— Обещаю. Когда всё это закончится, то мы будем сидеть где-нибудь в кафе с какими-нибудь красавчиками и попивать любимый чай, вспоминая об этом, как о…

— Не приятном воспоминание, но с улыбкой на лице, — закончила Бэка и посмотрела на меня, — а один из этих красавчиков будет Ксандром, а другим… м-м-м… Дункан…

— Дункан? — удивившись, переспросила я её.

— Почему бы и нет, — пожав плечами, сказала моя подруга, — он симпатичный…

— Быстро ты переключилась…

— Ага. — Бэка подошла к Заку.

— Стрелять по необходимости, — произнес тренер Грасс, — идем, — и они последовали за ним.

— Остался только ты, Зак, — подойдя к нему, сказала я, — только тебе могу доверять…

— А я тебе, — проговорил он.

— Когда за ними побегут эти люди, у нас будут считанные секунды, — объявил профессор Флорес, — приготовитесь. Кармен, — профессор взял меня за руку, — если что, ректор находится в бункере, — прямо почти под носом у этих людей. Так приметно, что незаметно. Бункер или длинная комната с несколькими большими камерами, в которых раньше держали протестующих, находится на цокольном этаже. Туда можно попасть из кладовой, ещё одна потайная комнатка. — Ты должна будешь добраться туда. Поняла?

— Да, но мы доберемся вместе, — сказала я, и Зак, Рин, Грэг, какой-то парень и профессор приготовились ждать момента. В это время тренер с ребятами дошли до угла, переглянулись между собой и выбежали. Тут же раздались выстрелы, сердце с каждым выстрелом пропускает удар, и потом наступила тишина. Мы бегом выскочили и увидели троих протестующих, которые валяются на полу без сознания, наверно, оставшиеся побежали за нашими. Профессор открыл дверь, и мы прошли в зал для фехтования, но резко остановились, потому что здесь оказались четверо из этих людей.

— Прячьтесь! — крикнул профессор Флорес, начались выстрелы, но мы успели спрятаться за какой-то железный стенд.

— Сдавайтесь и вы не пострадаете, — четко и громко сказал нам мужской голос, — считаем до десяти.

— Грэг ты уходишь с Кармен, — приказал профессор, — остальные должны будут помочь им уйти.

— Но… — начала я, но он меня перебил.

— Нет, Кармен. Грэг, — обратился он к нему, — её надо защитить.

— Понял, — кивнув, подтвердил он.

— Зак, — позвала я своего друга, — мы выберемся отсюда. Только будь осторожен, договорились?

— И ты тоже будь осторожнее, не умри там, — мы обнялись.

— Два! — сказал голос.

— Сейчас! — и они вчетвером выскочили, а я и Грэг побежали к выходу из этой комнаты, выстрел… ещё один… и так пять раз. Мы уже в пустом коридоре, спускаемся по лестнице, заворачиваем на второй этаж, потому что слышим внизу какие-то голоса и снова оказываемся в пустом коридоре, прячемся в женском туалете, чтобы перевести дыхание.

— Если у них получится, то они вызовут помощь, — произнес Грэг и облокотился о дверку кабинки.

— У них получится.

— Так… так, — вновь заговорил голос по громкоговорителю, — что тут у нас? Ах, да. Время. Тридцать минут прошли, а ректора перед моими глазами нет. Сэмюэль Лоренс, последние слова будут?

— Не убивайте…

— Не оригинально, — сказал он и выстрел. — Двое мертвы, у меня ещё есть люди в запасе. На этот раз не буду говорить, кто будет следующим, будет сюрприз. Время пошло.

— Как они так спокойно могут их убивать? — тихо спросила я.

— Они этому обучены, их тренировали, может, даже что-то внушили им, заставили поверить во что-то. — Ведь им кто-то помогал, может, и сейчас помогает. Это ведь может быть и Грэг…

— Почему ты пропустил сегодня урок по самообороне? — задала я вопрос и незаметно отступила назад. Ведь, когда академию захватили, его не было, может, именно он помог им и открыл ворота…

— Потому что… — начал он, но потом прищурился, — ты думаешь, что это я? — и резко подошел ко мне. — Тогда воспользуйся пистолетом, который у тебя в джинсах. Я бы никогда не предал академию и страну. С тем же успехом ты можешь подозревать двести человек, которые сегодня были в академии, Кармен, — да, он прав.

— Ты прав. Нам надо идти.

— Я выйду и проверю все ли в порядке, — сказал он.

— Постой, а как ты узнал, что у меня есть пистолет?

— В оружии я разбираюсь, Кармен. Я видел, как профессор Флорес дал тебе его. Оно, действительно, может пригодиться, — после этого Грэг вышел из туалета, а я осталась в полном одиночестве. Ожидание и незнание самые худшие вещи в мире, не знаешь, живы ли твои друзья, ждешь, когда это всё уже закончится. Выстрел. Я замерла, но потом выскочила из туалета с транквилизатором в руке. Чёрт.

— Опусти оружие, — сказал человек, держащий Грэга. Их всего трое. — Иначе твой друг умрет.

— Не делай этого, — произнес Грэг, а я посмотрела на него, давая понять, чтобы он применил свой дар, с другими разберусь сама.

— Опускай.

— Хорошо, — согласилась я и стала медленно опускать свой транквилизатор.

— А! — сказал этот человек, похоже, что Грэг меня понял. Я в этот момент выстрелила сначала в одного, а затем и в другого.

— Приятных сновидений, — произнесла я, подходя к Грэгу, — сколько они так будут в отключке?

— Часа два примерно, — ответил он, — уходим, — и мы продолжили наш путь по второму этажу. Чем ниже мы спускаемся, тем больше нам попадается протестующих. Но мы ещё ни разу никого не встретили из наших, вероятно, из-за того, что академия достаточно большая и тут несколько крыльев. Мы находимся в левом. Я и Грэг резко остановились, потому что из-за аудитории вышло семеро людей.

— Блин, — только и смогла произнести я.

— Руки! — крикнул один из них. Бежать нам смысла нет, так что я и Грэг опустили транквилизаторы и подняли руки.

— С этим осторожнее, — сказал один из них и показал рукой на Грэга, — он внушает и управляет страхами.

— Как он узнал? — спросила я Грэга.

— Не только у вас есть способности, — ответил за него этот человек и приблизился, — руки, — он связал моему напарнику руки стяжкой, а потом и мне. Они куда-то повели нас.

Глава 18

Нас привели на первый этаж, в главный зал. Они держат в заложниках около семидесяти человек, среди которых большинство из учащихся, только трое преподавателей и ещё двое каких-то незнакомых людей, последние из гостей, вероятно. Это место главное, их центр, поэтому здесь больше всех людей. Я насчитала двадцать шесть. У тех, кто со способностями связаны руки или замотаны глаза, но не у всех. Меня и Грэга толкнули вперед, к другим, а потом эти люди куда-то ушли. Мне развязали руки.

— Бри! — крикнула я, когда увидела подругу.

— Кармен! — мы подошли и обрадовались тому, что живы и можем видеть друг друга. Моя подруга тоже без связки, поэтому мы обнялись. Наверно, этот парень говорит остальным у кого опасный дар, а у кого нет, как у меня и Бри. Его дар — видение других способностей. — Рада, что ты жива.

— Что случилось? Как тебя поймали? Где остальные? — задала я множество вопросов. Где Ксандр? Но это спрашивать не стала.

— Мы разделились. Я выбрала неверный путь, меня схватили и привели сюда. А ты, как оказалась здесь?

— Мы тоже разделились, меня и Грэга схватили. Аарон?! — я увидела его.

— Кармен! — сказал он, и с ним мы тоже обнялись. — Как ты? Все в порядке?

— Да, да… а ты?

— Тоже. Дай угадаю, вы тоже разделились? — иронично спросил Аарон и улыбнулся.

— Да, меня и Грэга схватили, — он посмотрел куда-то в сторону.

— Скарлетт и я тоже попались, — сообщил мне Аарон, к нам подошел Грэг.

— Дружище, — они с Аароном обнялись. К нам подошла трясущаяся Скарлетт.

— Вы… не видели Рина? Кармен, ты была с ним в одной группе? — сейчас мы забыли все прошлые обиды, — что с ним…? Он… жив?

— Да, — уверенно ответила я. Пусть лучше будет так, её эта мысль успокоит, она заметно облегченно выдохнула.

— Какой у нас план? — спросил Грэг и стал оглядывать каждого из нас.

— Наша группа собиралась отвлечь их, у нас будет всего один шанс, мы поймем, когда надо действовать, — ответил Аарон, — нужно только держаться вместе.

— Сколько вас собралось! — прервал наш разговор, вошедший человек в маске, а за ним зашли ещё пятеро.

— Плохо, — проговорила моя подруга, — он главный. Заходит, чтобы забрать человека, которого собирается убить.

— Слабо снять маску? — крикнул ему Грэг. — Или рожа страшная, поэтому и стесняешься?

— Что ты делаешь? — спросила Скарлетт.

— Вывожу его из себя.

— Хм, — наверно, он посмотрел на Грэга, — все в линию построились! Быстро! — приказал он, и все сделали это, — какой ты смелый. Это хорошее качество в человеке, но иногда оно может подвести, — этот человек стал ходить взад-вперед, — раз дамы и господа хотят увидеть наши лица, то снимем маски, — остановившись, сказал он другим, — другим тоже передайте, — они стали снимать свои маски. Зачем они это сделали? Видеокамеры заснимут их лица… и смогут опознать их. Ими оказались молодые люди, которым не больше двадцати пяти, — мое имя я уже вам говорил. Габриэль, — он тоже снял маску. Габриэль брюнет с такими же темными глазами, как у меня, прямыми и острыми чертами лица, высокий. Ему можно было бы работать моделью, если бы не большой шрам, полученный, скорее всего, от ножа, который тянется от правой брови и до уголка губ. Наверно, карьера модели у него не сложилась. На вид ему не больше двадцати двух. — Можете обращаться ко мне… сир, — он улыбнулся и обнажил свои белоснежные зубы, — я даю вам право выбора. Вы можете сказать мне, где находится ректор Бенджамин Дариус, и всё это завершится, вы сможете уйти, но не просто так, конечно. Без ноги или руки, — Габриэль засмеялся страшным смехом, — шучу. Только без уха. Если хотите, то присоединяйтесь к нам, мы всегда рады новичкам. С нами будет лучше. Не надоело ли вам неравенство? Тотальный контроль? — он стал подходить к некоторым и громко задавать вопросы, — мы боремся за свободу.

— Проливая чужую и невинную кровь? — перебил его кто-то.

— Вы ошибаетесь, если считаете, что я убил невинных. Ещё не один невинный не пострадал от моей руки, — заявил Габриэль, — за исключением той красавицы Энджелы. Сэмюэль Лоренс был виновен во многих преступлениях, из-за него голодали люди, которые не смогли проживать в городе, у которых нет жилья, он клал деньги себе в карман, но вам не понять. Ведь все вы из богатеньких семей, — его лицо исказила злость и гнев, — не знаете, какого это. Но вы можете выбрать другой путь и помочь нам в наших целях. Есть желающие? — я стала смотреть на других. — Нет? Жаль. Но вы передумаете, когда узнаете, кто такой ректор на самом деле…

В зал вошли двое, которые тащат по полу Винсента. Что с ним? Что случилось с группой тренера Грасса? Бэка…

— Что с ним? — задал вопрос Габриэль.

— Он умеет погружать людей в собственные страхи, — ответил из них, — на расстоянии. Пришлось его вырубить.

— Как интересно… ко мне его. — Приказал он, и эти люди утащили Винсента. — Вернемся к нашей милой беседе, — Габриэль полез в карман своих штанов зачем-то, — не только у вас есть транквилизаторы. У нас тоже есть и пользуемся мы в основном ими, заботимся о вас, дорогие мои, — он достал наушники и плеер. Что? А потом надел один наушник, и подключил к плееру, — тридцать минут почти прошли. Добровольцы имеются? — он прикрыл глаза и покачал головой, наслаждаясь музыкой. Габриэль ненормальный и это очень плохо. — Нет? Значит, выбираю я, — он подошел к Грэгу и прищурился, — для тебя ещё не время. На этот раз хочу девушку, — и стал подходить к девушкам. Вскоре этот человек остановился напротив Бри и поднес свою руку к её лицу, а она вырвалась, — с характером. Мне нравится. Ты идешь со мной, — он схватил её под руку.

— Нет! — крикнула я, а Габриэль перевел свой взгляд на меня, — я доброволец.

— Что? — удивленно спросила Бри и Аарон в один голос, а Габриэль улыбнулся.

— Как приятно… должно быть она твоя подруга или… девушка, — он приблизился ко мне и наклонился очень близко, — смелая. И брюнеточка, подходит. Пойдем… как тебя звать?

— Кармен.

— Пошли, Кармен, — ему не пришлось брать меня под руку, потому что я и так пошла за ним.

— Кар… — произнесла Бри, а я ей только улыбнулась.

— Стойте, — меня схватил за руку Аарон, — я пойду вместо неё.

— Сколько сегодня желающих, — склонив голову на бок, сообщил Габриэль, — но боюсь, что ты не девушка. Поэтому не подходишь. Так что отпусти Кармен.

— Нет, — ответил Аарон, а я зло на него посмотрела и сама вырвала руку.

— Правильно сделала, Кармен. Иначе я бы ему помог. Думаю, что он влюблен в тебя, — Габриэль посмотрел на меня и ухмыльнулся, — а ты вот, нет. По глазам видно. Идем, — скомандовал он, и мы ушли. Я и Габриэль зашли в комнату, в которой множество экранов и громкоговоритель, а на полу… лежат два трупа, накрытые какой-то тканью. Я зажмурилась, — ох, не бойся, — проговорил он, — они уже не оживут. Итак, Кармен, у твоих друзей или у ректора есть две минуты, иначе, там будет лежать и твоё тело, — так, думай, Кармен. У меня есть пистолет, и руки не связаны, я нахожусь на первом этаже, мне осталось преодолеть совсем немного. Нужно отсюда выбраться как-то. — Представься нашим слушателям, — он поднес ко мне микрофон, — они слушают, не стесняйся.

— Кармен, меня зовут Кармен Джойс, — сказала я и посмотрела ему прямо в глаза, показывая, что ничуть не боюсь его.

— Вы слышали Кармен Джойс, — теперь уже начал говорить он, — у вас осталось две минуты. Мне нужен только ректор. Тик-так… — Габриэль убрал микрофон в сторону, а в это время очнулся Винсент, которого я не замечала до этого. — Глядите-ка, кто проснулся, хотя лучше вам всем выйти, — приказал он всем своим напарникам и напарницам, — а то попадаете в обморок и потеряетесь в своих страхах, — эти протестующие вышли, и мы остались втроем, а Габриэль присел на корточки и посмотрел в глаза Винсенту. Почему он его не боится?

— Ты… — начал говорить Винсент, но испугался и закрыл глаза.

— Что ты с ним сделал? — спросила я его, а он встал и подошел ко мне вплотную.

— Не только вы обладаете даром, — это я уже поняла, но мне не ясно одно. Скажем так, академия в курсе всех способностей в стране, поэтому все, у кого есть дар, и учатся здесь. Оказывается, что эти люди как-то скрывались. — Я могу использовать ваши силы против вас самих же, — мою не может. — Что-то я с тобой заговорился… время, — он вновь взял в руки микрофон, — ректора всё ещё нет. Настала очередь Кармен… — раздался где-то неподалеку выстрел. Ещё и ещё! Габриэль быстро посмотрел на экран мониторов, группа профессора Вайль отвлекает внимание и прорываются. В зале, где этого было тихо, послышались выстрелы. Теперь можно не волноваться, ведь они только усыпляют, Аарон понял, что это их шанс, а я поняла, что это мой шанс и достала из своих джинсов пистолет, направив его на Габриэля, — ничего не мог… — он замолчал, когда повернулся ко мне лицом, а потом снял наушник и отложил плеер в сторону.

— Он с настоящими пулями, — сообщила я ему.

— Я это вижу. Странно, что у тебя настоящий пистолет… тебе его выдали из-за твоей важности, я прав? — Габриэль криво улыбнулся, — прав. Что у тебя за способность? — он прищурился, наверно, чтобы использовать её против меня.

— Такая, которую ты не сможешь использовать против меня, — ответила я, — а теперь отойди и завяжи себе руки, иначе мне придется убить тебя, — мой плюс ещё в том, что он не знает, кто я и как могу поступить.

— Тогда стреляй, — спокойно произнес Габриэль. Я направила пистолет прямо ему в грудь.

— Отойди от двери и завяжи себе руки.

— Нет. — Мы ещё недолго посмотрели друг на друга, пока он не понял, что я не смогу убить его, а потом улыбнулся и направился ко мне. Сомнение, и я резко опустила пистолет и выстрелила ему в ногу, — а! — крикнул он и упал. Убить не убила, но ранила, а потом быстро выбежала из этой комнаты. Здесь множество людей, но не могу увидеть кого-то из знакомых. Все дерутся, я не стала искать их здесь и выбежала из главного зала, побежав к своей цели. Началась полнейшая суматоха, план профессора Вайль сработал, и они перестали контролировать ситуацию, многие люди выбегают уже из этой академии, в некоторых стреляют и они засыпают. Я остановилась прямо напротив выхода из академии. Вот он… путь спасения… прямо передо мной, но я не могу сбежать, поэтому уже вскоре была на цокольном этаже. Здесь, в отличие от верхних этажей, никого нет. Всё совершенно пусто и очень светло из-за белых стен, как в больнице и яркого освещения, мне осталось только найти дверь в кладовую. Я остановилась и пошла очень медленно, чтобы проверить каждую дверь. Первая — не подходит, за ней оказалась большая и полностью пустая комната, вторая — тоже, за ней — средних размеров, там много книг, полок и ещё что-то.

— Третья, — проговорила я и открыла её, — о, — это… здесь… что-то похожее на тюрьму. Несколько больших клеток, наверно, как раз здесь двадцать лет назад держали протестующих. Здесь темно и как-то сыро, по сравнению с коридором. Но эта тоже не подходит. Я ещё посмотрела, а потом закрыла эту дверь и оглянулась, подняв пистолет, — Селеста?! — спросила я от неожиданности, увидев её в коридоре.

— Кармен… — она запыхалась почему-то, за ней прибежал Шон, теперь я навела пистолет на него. Они стоят в пятнадцати шагах от меня, — это он… он помогал этим людям, — я нахмурилась, — он работает с ними, Кармен…

— Не верь ей, Кармен, — сказал Шон и посмотрел на меня, — это Селеста. Она всё это время сливала им информацию…

— Он врет! Я здесь ни при чем! — она сделала шаг вперед, но я перевела пистолет на неё. Теперь Шон сделал шаг, но тут я вернула пистолет на него.

— Стойте, — попросила я их.

— Кармен! — крикнула Селеста, — это он, поверь мне! Я видела, как он говорил с одной из них, он с ними заодно!

— Не правда! — опроверг Шон и сделал шаг.

— Стой! — приказала я ему, — пистолет с настоящими пулями!

— Кармен, пожалуйста, поверь мне, — произнес Шон, — это Селеста. Не я.

— Ложь, — заявила она, — он увидел, что я видела его, говорящим с одной из протестующих, и погнался за мной.

— Вспомни, как она всё время к тебе относилась, Кармен, — сказал Шон и стал смотреть мне в глаза, — как издевалась над тобой.

— Да, я делала это. Но только из-за того, что ты всегда была не такой, как мы, с каким-то особенным даром… — я перевела пистолет на неё, — но я, — из её глаз покатились слезы, — не одна из них. Прости меня за все мои оскорбления, но поверь мне, — как бы мне не хотелось её ненавидеть, как бы она меня не раздражает, но моё сердце говорит мне, что это не она. Поэтому я перевела пистолет обратно на Шона и произнесла:

— Я тебе верю, Селеста, — Шон ухмыльнулся как-то по другому, и я убедилась, что это, действительно, он.

— Не поверила всё-таки, зря.

— Зачем, Шон? — спросила я. Он притворился другом, притворился тем, что верен академии и стране, врал нам в глаза.

— О, Кармен, ты, как никто другой, должна понимать это. Как к тебе относились здесь лишь потому, что ты не каких-то там особенных кровей, так относятся во всей стране ко всем, у кого нет дорогой машины, высокого социального статуса, — хорошо ему промыли мозги, — всё это делается во благо.

— Пожертвовал бы деньги своих родителей в благотворительный фонд, тогда было бы благо, — сказала я ему.

— Опусти пистолет, Кармен, и скажи, где ректор.

— Зачем он вам?

— Чтобы показать, кто он такой, он убил много хороших людей, — о чём это он? — опусти пистолет.

— Ты что-то попутал, Шон, у тебя ничего нет, почему же я должна его опускать?

— Убивать тебя мне нельзя, — это, конечно, хорошо, но почему? Из-за моего дара? — но вот ударить придется, — он быстро достал что-то из кармана и подбежал к Селесте, взяв её в заложницы и поднеся к её горлу небольшой нож, — опускай. — Блин… Селеста. Я положила пистолет на землю и посмотрела на неё, давая понять, чтобы она попыталась вырваться из его хватки, — показывай, где ректор, — я моргнула, а Селеста ударила Шона в живот и смогла вырваться, не поранившись. Его нож упал на землю, и я быстро подбежала и откинула его в сторону, собралась убегать, но Шон схватил меня за ногу, потянув назад. Его ударила сзади, по голове, Селеста, но эффекта этого никакого не дало, поэтому он быстро повернулся, схватил Селесту за горло и откинул в сторону. Она ударилась головой о бетонную стену и больше не встала, а я ударила Шона ногой в пах, потом рукой в кадык, ещё раз, но только в лицо кулаком. Не останавливайся, Кармен. Ещё один удар ногой по его колену, он опустился на одну ногу, я завела руку для ещё одного удара и стала стремительно приближаться к его лицу, но Шон перехватил её и сжал в своей, послышался хруст моих костей. Затем он ударил меня в живот, я кашлянула от образовавшийся боли, но не опустилась, а попыталась нанести ему ещё увечья, кроме разбитой губы, но Шон выше и сильнее, поэтому так легко предотвращает мои неудачные попытки. Он поступил со мной, как и с Селестой. Взял за горло, оторвал от земли и швырнул в сторону, словно какую-то вещь. Я ударилась о бетонную стену, на мгновенье перед глазами всё стало темно, тело начало ныть от тупой боли, особенно плечо. Я приоткрыла глаза, провела дрожащей рукой по своему левому виску. Кровь. Впереди, совсем близко, увидела пистолет и поползла к нему. Шон наступил на него ногой и произнес: — достаточно, Кармен, — и у меня открылось второе дыхание. Несмотря на всю боль, я резко вскочила и ударила его в живот, потом схватила пистолет, воспользовавшись моментом, но Шон повалил меня на пол и стал пытаться отобрать его у меня. Выстрел. И я, и он замерли. А потом на своих руках я ощутила теплую кровь. Шон посмотрел мне в глаза, а потом закрыл их и упал на меня. Я с силой скинула его с себя и посмотрела на себя. Моя футболка и руки все в крови. В его крови. Я убила человека. Убила Шона. Я смогла встать и, облокотившись о стенку, стала медленно двигаться к Селесте, чтобы проверить, как она. Голова сильно закружилась, и всё вновь потемнело, я сползла вниз и увидела Ксандра, выбежавшего из-за угла.

— Кармен, — он подбежал ко мне и опустился на колени, прикоснувшись своей рукой до моего разбитого виска.

— Я его убила, Ксандр, — шепотом проговорила я, — убила Шона… пистолет выстрелил… он мертв, — Ксандр обнял меня, и носом я уткнулась ему в грудь, — его кровь… на моих руках… на футболке, я вся в ней.

— Ты защищалась, — он отстранил меня от себя, заставив посмотреть себе в глаза, — он напал, а ты защитила себя, — и поцеловал меня, а я ответила ему. Уже через миг Ксандр притянул меня обратно к себе, я своими руками обхватила его шею и прижалась, как можно плотнее. Его горячие губы целуют мои… и это прекрасно. Я отвечаю на его каждый поцелуй, каждое его движение и пытаюсь так выразить то, что чувствую. Он отстранился, но лишь для того, чтобы переключиться на мою шею, а я села к нему на ноги, обвив свои вокруг его талии. Ксандр встал со мной, придерживая меня за талию, я захотела вернуться к его губам и на этот раз стала очень медленно касаться их своими долгими, но легкими поцелуями. Как же это невероятно, сейчас совсем не время и не место для этого, но если так подумать, то никогда нет подходящего момента.

— М-м-м… — кто-то проговорил совсем не далеко от нас. Я отстранилась от Ксандра и посмотрела на этого человека, которым оказалась Бри. И меня поглотил стыд, поэтому я уткнулась носом в шею Ксандра, мне захотелось спрятаться и это самый лучший способ сделать это.

— Как там всё? — спросил Ксандр у Бри.

— Другие уже идут сюда, — она замолчала, — Селеста… она… — я быстро отстранилась от него и вернулась обратно на землю, подбежав к Селесте.

— Селеста, — позвала я её и легонько потрясла за плечо, — Селеста…

— У… — она открыла глаза, а я облегченно выдохнула, — Шон…

— Мертв. Я убила его.

— Убила? — переспросила Брианна, а я, несмотря на подругу, ещё раз подтвердила.

— Он был одним из них, — сообщил ей Ксандр, подойдя к нам.

— Вот как, — тихо произнесла моя подруга, и в это время прибежали остальные во главе с профессором Флоресом.

— Что случилось? — спросил он, смотря на бездыханное тело Шона.

Глава 19

— Значит, всё это время Шон был одним из них, — подвел итог модему рассказу профессор. Сейчас нас всего где-то около тридцати человек, в числе которых и Бэка, и Зак, и Аарон, и Скарлетт с Рином, и Грэг, — хоть предатель нашелся. Сейчас мы идем за ректором, у нас осталось не так много времени. Пока они не контролируют ситуацию, группа Мироса воспользовалась шансом и увезла людей, а Вайль пока ещё отвлекает внимание. Идем за ректором, — профессор пошел впереди, так как он знает, куда идти.

— Где тренер Грасс? — спросила я у Бэки, продолжая свой путь по коридору.

— Не знаю, — она грустно улыбнулась, — мы побежали, тренер сказал спрятаться нам в аудиторию, а сам увел их от нас, были слышны выстрелы…

— У них тоже пистолеты не с настоящими пулями, — тренер должен быть жив.

— Значит, он спасся, — высказала мои мысли вслух Бэк, — что там с твоими чувствами к молодому человеку, который идет в конце? — она улыбнулась и заиграла бровями, за что получила от меня легкий толчок в бок.

— Эй… сейчас не до этого, — моя лучшая подруга нахмурилась, — но я призналась ему в них.

— Ты бы видела, как она призналась, — засмеявшись, прокомментировала Бри.

— Так, — остановила я их, — не будем сейчас об этом говорить, потом, когда выберемся.

— Ловлю тебя на слове, — сказала Бэка и подмигнула мне. Профессор, соответственно и все мы, остановился напротив двери в кладовую, вероятнее всего.

— Кармен и Грэг со мной, — он доверяет только мне и Грэгу или просто там так мало места? — остальные останьтесь здесь. — Профессор Флорес открыл дверь, и мы втроем зашли внутрь тесной и темной комнатки. — Сейчас, — проговорил он и нажал на какой-то рычаг, стена, напротив нас отодвинулась, и внутри оказалась ещё одна комната, в которую мы прошли, средних размеров. — Ректор…

— Вы пришли, — обрадовавшись и встав с кресла, сказал ректор Дариус, — сколько погибло?

— Пока неизвестно, — ответил профессор и потер свои глаза. — Другие уже почти все спаслись, они потеряли контроль, но боюсь, что только на время, так что сейчас нам дорога каждая секунда, нужно вывести вас из академии.

— Тогда идем, — скомандовал ректор, но я осмелилась спросить:

— Зачем вы им нужны?

— Не ясно? — ответил он вопросом на вопрос, посмотрев на меня в упор. — Чтобы уничтожить всю нашу систему, которая так долго создавалась, уничтожить весь порядок в стране, всё уничтожить и захватить власть.

— Их же меньше ста человек, — хоть наша страна и не большая, но это невозможно с таким количеством людей.

— Раз они смогли за считанные часы захватить академию, — продолжил отвечать ректор, — и с таким количеством людей, то боюсь представить, что они смогут сделать за дни и с чего ты взяла, что их меньше сотни? Может, их больше, может, не только на академию напали.

— Тем более это профессионалы, — поддержал его профессор Флорес, — и вся сила сосредоточена в нашей академии, если ты не забыла.

— Не забыла.

— Нам пора, — сказал Грэг, смотря себе на часы.

— Уходим, — скомандовал профессор Флорес, и мы вышли из этого укрытия, потом и из кладовой.

— Ректор, — проговорили некоторые в один голос, а он оглядел всех.

— Я рад, что вы все живы, — серьезным тоном произнес он, — а теперь давайте выбираться отсюда.

— Да! — радостно согласились с ним многие.

— Ксандр, Грэг и Линкольн будут замыкающими, — сообщил нам профессор Флорес, — ректор в середине. Я, Кармен, Грэг, Бэка и Брианна впереди пойдем, остальные прикрывают по бокам. Всё ясно? — мы кивнули и встали так, как нам сказал он. Я оглянулась назад, чтобы отыскать глазами Ксандра, он стоит в самом конце, в шагах двадцати от меня. Слева от меня находится Бэка, справа профессор, рядом с ним Бри, а с ней — Грэг. — Держись рядом, — повернувшись ко мне лицом, попросил профессор и отдал тот пистолет, из которого я застрелила Шона. — Оружия у нас осталось совсем немного.

— Тогда оставьте его себе, — я больше не могу взять его в руки после того, как застрелила кого-то. Профессор Флорес не стал со мной спорить и оставил пистолет себе.

— Грэг, у тебя ещё остался транквилизатор?

— Да.

— Тогда приготовься воспользоваться им, — усмехнувшись, сообщил он ему, а Грэг кивнул.

— Осталось совсем немного, — произнесла, стоящая рядом, Бэка, — обязательно закажу себе черный и очень крепкий чай, когда всё это завершится.

— Но ты же не любишь слишком крепкий, — посмотрев на подругу, сказала я.

— Да, не люблю, но мне хочется, — она мне улыбнулась.

— Тогда я тоже его закажу. Будем травиться им вдвоем, — радостно заявила я, улыбнувшись и прикусив свою нижнюю губу.

— Выдвигаемся! — громко скомандовал профессор Флорес, и мы все направились к выходу. Уже вскоре мы стали проходить мимо трупа Шона. Коридор подозрительно пустой до сих пор, на первом этаже не слышно ни звука и это очень странно. Может, группа с профессором Вайль смогла их отвлечь или окончательно разбить? Каждый из нас наготове, но только, что они смогут сделать? Транквилизаторы только у пятерых, настоящий пистолет у одного, а способности… не все смогут помочь. Винсент, который тоже здесь, ещё сможет что-то сделать, но опять же не со всеми. Мы стали подниматься по лестнице на первый этаж. — Подозрительно всё это, — шепотом проговорил профессор, — нужно держать ухо в остро, — мы уже оказались на первом этаже, который полностью пуст. Здесь лежат без сознания несколько каких-то людей, на вид они старше, думаю, что это кто-то из протестующих. Профессор не стал останавливаться, значит, это и в правду они. Никого из наших не видать, возможно, им удалось сбежать. Я увидела в пятнадцати метрах от нас впереди открытую дверь, — а вот и выход. — Улыбнувшись, сказал профессор. Мы в ускоренном темпе направились к нему и уже почти вышли, но в дверях появился Габриэль, хромой на левую ногу, а за ним зашли ещё примерно три десятка людей, нам пришлось остановиться. Силы у нас почти равны.

— Не красиво было бы с вашей стороны уйти, не попрощавшись, — ледяным голосом, но с улыбкой на лице обратился к нам тот, кого я совсем недавно ранила, — ваши друзья ушли, но они вернутся, когда поймут, что ошиблись, — о чем это он? — ректор, что же вы прячетесь? Совесть заела за смерть невинных? — я нахмурилась и посмотрела на профессора. Похоже, что он тоже не понимает, о чем говорит Габриэль, — выходите. Больше повторять не стану, — ректор не вышел, — как знаете. Кровь за кровь, — Габриэль резко посмотрел на меня, быстро достал пистолет…

— Нет! — крикнул кто-то в толпе, а я успела только зажмуриться прежде, чем он выстрелил. Крик вокруг, кто-то толкнул меня, а я открыла глаза и поняла, что не пострадала, потом повернула голову и…

— Бэк… — похлопав глазами, я замерла. Габриэль выстрелил ей в голову, она мертва. В ушах зазвенело, ничего не слышно, я не могу её спасти, струйка крови вытекает из её лба, она уже мертва. Её больше нет. Кто-то схватил меня за руку и куда-то потащил. Я должна… должна попрощаться с ней… — пустите, — прошептала я, смотря, как Бэка всё отдаляется и отдаляется от меня. Бэка… Я обо что-то ударилась, потом меня кто-то потряс за плечи и что-то сказал. А Бэка всё ещё лежит там, на полу, вокруг кто-то бегает. Что происходит? Я смотрю только на её мертвое тело, она не встает. Мы с ней больше не увидимся. Не будем никогда вместе пить чай, я не услышу её голоса и смеха, она больше не обнимет меня, не будем спать в одной комнате и… ничего не будет больше. По-моему, моих щек коснулось что-то мокрое, а потом и губ. Слёзы. Весь мир перестал существовать вокруг, я полностью сосредоточилась на теле моей лучшей подруги. Мы больше никогда не сможем делиться своими снами, обсуждать их, она не выслушает меня, а я её. Бэки больше нет. Я прикрыла глаза и вернулась в реальность. Будь сильной, Кармен.

— Нам нужно уходить! — крикнул, сидящий рядом Грэг профессору, который находится в четырех метров от нас. Мы находимся за какой-то маленькой стеной, которая прикрывает нас от выстрелов. Грэг, я и ещё какой-то парень находятся на этой стороне, а профессор с остальными на противоположной. Некоторые выбегают, но в них стреляют, только усыпляют.

— По команде! — заорал профессор Флорес Грэгу.

— Когда услышите, — обратился к нам Грэг, — то побежим. На улице должен быть автобус. Кармен, ты поняла? — я посмотрела на него, потом на тело Бэки и затем отыскала глазами её убийцу. — Кармен? — повторил он, а я ударила его в лицо и выхватила транквилизатор, а потом выбежала из укрытия, — стой! — крикнул он мне вслед. Выстрел и я усыпила одного, ещё один и другой упал.

— Стой! — это уже голос профессора. Ну уж нет, этот подонок своё получит. Я убью его. Выстрел и я усыпила ещё одного. Габриэль находится совсем недалеко, ещё совсем немного. Он увидел меня и остановился, а я подбежала к нему и откинула транквилизатор в сторону. И так разберусь.

— Жаль, что твоя подруга мертва, — произнес он, — должна была умереть ты, но я передумал. Это за но… — я не дала ему договорить и ударила, но он перехватил мою руку. Я не растерялась и ударила его со всей силы своей ногой по его больной, Габриэль отпустил мою руку и его лицо настиг мой кулак. Затем последовал ещё один удар ногой и тоже в лицо, от этого он упал на пол. Его рана — моё преимущество. Поэтому я очень крепко сжала свою руку в кулак и ударила его по больной ноге, — а! — крикнул он, ещё удар и ещё. Я остановилась, расслабила свою руку, которая трясется, и пальцами надавила там, где осталось отверстие от пули, Габриэль ещё раз закричал. Должно быть ему больно.

— Это за Бэку, — произнесла я, и мой взгляд наткнулся на что-то на вид тяжелое и железное, а потом улыбнулась и взяла этот предмет, — ты сдохнешь. — Сообщила я ему и ударила его по лицу этим предметом, потом ещё и ещё. У него пошла кровь из носа, рта, вдруг почувствовала, что в мою шею что-то кольнуло, потом мир пошатнулся, и я упала на спину. Глаза стали сами собой закрываться, последним я увидела тело своей подруги.

Меня кто-то легонько стал трясти за левое плечо.

— Кармен, — я услышала сквозь тьму голос Ксандра и открыла глаза. Там, где мы находимся темно и сыро. Вокруг ещё человек десять. Я посмотрела вперед и увидела решетку.

— Мы в тюремной камере? — спросила я у Ксандра.

— Да, — ответил он, это как раз то место, которое я обнаружила, когда искала ректора. Только заняты две клетки из трех. В первой нахожусь я, Ксандр, Зак, Грэг, Селеста, ректор и ещё кто-то, а в соседней находятся Бри, профессор Флорес, Аарон, профессор Вайль и Дункан, наверно, их схватили, когда они отвлекали внимание, потом Скарлетт и Рин, Винсент и кто-то ещё. Почти все уже очнулись. Ксандр обнял меня, и я просто прикрыла глаза. Как же хочу, чтобы это всё закончилось, чтобы это всё было только плохим сном. Он коснулся моего лба своими горячими губами. Всего один жест, и я поняла, что он сильно дорог мне, что люблю его.

— Нужно что-то придумать, — сказал кто-то, но я не открыла глаза и не отстранилась. Не хочу.

— И что же? — спросил кто-то другой. — Мы уже пытались бежать, но, как видишь, у нас не вышло.

— Они знали, что мы там пойдем, — это уже голос профессора Флореса, — и ожидали этого, пока мы сами приведем к ним ректора, — я открыла глаза, но лишь для того, чтобы взять Ксандра за руку, — предателей несколько, — мы переплели пальцы наших рук, — я выясню, кто это.

— Как же ты сделаешь это? — задал ему вопрос профессор Вайль.

— С помощью своего дара, — точно, он же может узнать, кто врет, — сейчас нас не так много, — я насчитала двадцать один, — поэтому сделать это будет легко. Кто-нибудь против? — вставая, поинтересовался у нас профессор Флорес. Никто, естественно, не ответил. — Я буду брать каждого из вас за руку, и вы будете отвечать мне. Профессор Вайль, начнем с вас, — повернувшись к нему, обратился он.

— Пожалуйста, — протянув ему руку, сказал он.

— Вы помогали этим людям? — задал он вопрос, держа его за руку и смотря только в глаза. Интересно, как работает его дар?

— Нет.

— Хорошо, — одобрительно кивнув, подтвердил профессор Флорес и пригласил Дункана. — Ты как-то связан с этими людьми?

— Нет, — спокойно ответил Дункан и после сел обратно на пол. А профессор продолжил опрашивать остальных.

— Скарлетт, ты работаешь на протестующих?

— Не работаю и никак не связана с ними, — ответила она и вернулась на своё место, потому что сказала правду.

— Рин, — он задал ему тот же вопрос и Рин прошел его, — будь рядом, моя энергия почти на исходе, нужно будет, чтобы ты поделился ей.

— Как скажете, — кивнув, согласился он и стал стоять рядом, держась за профессора и делясь своей энергией. Остался только какой-то парень и Бри, далее настанет наша очередь. Мы должны будем протягивать руки через решетку, и профессор будет задавать нам те же самые вопросы. Я отстранилась от Ксандра и приготовилась уже, чтобы скорее ответить ему и покончить с этой проверкой.

— Брианна, ты работаешь на этих людей? — задал ей вопрос профессор Флорес.

— Да, — ответила она с полным спокойствием, а моё сердце остановилось, замерев в ожидании того, что профессор скажет, что это шутка и она говорит неправду.

— Правда, — подтвердил он.

— Бри… — только и смогла произнести я, чувствуя, как внутри меня поселяется ужасное чувство. Она даже не смотрит на меня.

— Ты сказала им, что… — профессор не договорил, потому дверь открылась, и зашел тот, кого я не добила, к сожалению.

— Так, так, что тут у нас? — спросил он и подошел к их клетке. — Он знает, кто ты?

— Теперь знает, — ответила Брианна.

— Жаль, но всё равно они бы узнали, — Габриэль приказал своим людям открыть клетку, и Бри вышла, встав рядом с ним, — тем более что мы уже почти закончили, — он резко перевел свой темный взгляд на нашу клетку. — Да, ректор?

— Юнец, — обратился к нему наш ректор, а я смотрю только на Бри, которая избегает встречаться с моими глазами, — опомнись. У тебя ничего не выйдет, — Габриэль очень близко подошел к нашей тюремной камере и зло улыбнулся.

— Ошибаешься. Выведите его, — отдал он приказ своим людям, — и её, — Габриэль посмотрел на меня и подмигнул.

— Не тронь её, — ледяным голосом произнес, подошедший ко мне Ксандр, и Габриэль перевел свой взгляд на него.

— Хм, его тоже, — сообщил он им, и нас троих вывели. — Остальных, пока что закройте, — я оглянулась и встретилась глазами с Аароном, который кивнул мне. Кажется, у него есть план, как выбраться. Им нужно только время, которое я выиграю для них.

Глава 20

Нас ведут по достаточно пустому коридору первого этажа. Габриэль и Бри впереди, двое держат Ксандра, один из них — ректора, двое других — меня. Она одна из них.

— Что-то вы какие-то молчаливые, — оглянувшись, прокомментировал Габриэль. Никто из нас никак не отозвался на его реплику, я смотрю только на неё. — Бри, — обратился он к ней, — похоже, что Кармен ненавидит тебя, — она ничего не произнесла. Мы дошли до какой-то аудитории и остановились перед дверью, — останься здесь с ней и с Брюсом, — я посмотрела на Ксандра. — А я тогда побеседую с дорогим ректором, а этот, — кивком головы он показал на Ксандра, — пойдет со мной. Будет залогом того, что ректор всё расскажет, — я взяла Ксандра за руку и заставила посмотреть на себя.

— Обещай, что всё будет хорошо, — сказала я ему.

— Обещаю, — пообещал он и улыбнулся.

— Как это мило, — поджав губы и сделав вид, что вытирает слезу, сообщил Габриэль, — идем, — и скомандовал. Ксандра и ректора Дариуса куда-то стали уводить, а этот Брюс подтолкнул меня вперед, чтобы я зашла в аудиторию. Меня посадили за парту, а сам он стал стоять просто рядом, а Бри подошла к окну.

— Ты всё это время знала всё, — начала говорить я, пытаясь сдержать себя, — всё знала. Спокойно смотрела в глаза и врала, каждому и обо всем. Скрывалась под маской, тайно передавала информацию им… И что же они такого тебе сказали, что ты так верна им? А? — Бри всё ещё не смотрит на меня. — Всё было ложью. Твоя фальшивая улыбка, фальшивые слова, фальшивая дружба. Скажи мне, Бри, всё было подстроено специально? Специально, чтобы ты сдружилась с нами и просто втерлась в доверие?

— Ты думаешь, я знала, что собирается сделать Габриэль? — резко повернувшись, спросила она, а я усмехнулась.

— Это ты мне скажи. Ты ведь так верна ему…

— Я ему верна? — она засмеялась. — Ошибаешься, Кар. Если я кому-то и верна, то только не ему, он последний, кто этого заслуживает. Верна я совершенно другому человеку и ради него готова умереть.

— Что же он такого сделал? — безразлично поинтересовалась я у неё и склонила голову на бок.

— Спас меня. Я никогда не видела своих настоящих родителей, — она грустно улыбнулась, — росла сиротой, связалась с плохой компанией и погибла бы.

— Лучше бы погибла, — произнесла я с полным безразличием.

— Я не знала, что собирается сделать Габриэль, — она подошла к моему столу, — он совсем стал неуравновешенным. Все должно было случится не так…

— А как? — перебила я её, удивляясь тому, что она так спокойно говорит об этом.

— Без жертв. Никто не должен был умереть.

— Не бывает войны без жертв.

— Габриэль сначала убил эту Энджелу, потом того мужчину, но последний хоть был виновен…

— В чем же? — ей тоже, как и Шону, хорошо промыли мозги.

— В том, что из-за него многим было хуже. Он многократно насиловал свою дочь.

— Откуда же такая информация? — мило ей улыбнувшись, поинтересовалась я.

— Нас больше, чем ты думаешь. У нас есть везде свои люди, — это очень плохо, — когда люди узнают, как построилось их дорогое государство после той войны, то поймут.

— Как же?

— Ректор Дариус виновен в десятке смертей, — её лицо исказилось злостью, — во время той войны, Кар, они… убивали детей со способностями, с даром, боялись их силы и мощи. Но потом придумали, что можно использовать их во благо себе и создали эту академию, в которую стали зачислять лишь тех, чьи семьи из высших кругов и они будут уверены, что никакого бунта не будет. А тех, кто из обычных, тех они продолжили истреблять, искоренять. Человеком всегда управляет страх, он боится тех, кто отличается от него. Ректор Дариус похоронил десяток невинных…

— А скольких убили вы?

— Гораздо меньше и большинство из них, повторяю, нехорошие люди.

— Бэка тоже была плохой? — она отошла от меня.

— Она мне тоже была дорога. За это время я наконец-то обрела настоящих подруг. Вы обе мне стали дороги, — Бри стала ходить взад-вперед, — повторяю, не думала, что Габриэль выкинет что-то подобное. Ты, как и другие, должна была узнать не так правду, был план, но он испортил его. Теперь придется исправлять чужие ошибки.

— Чужие ошибки, — шепотом повторила я, — я убила Шона, Бэка мертва… чужие ошибки, Бри?

— Да. Однажды ты поймешь, — закончила она.

— Но сейчас не понимаю, — я выхватила у стоящего рядом парня транквилизатор и выстрелила в него, потом направила на Бри и… ничего не произошло, похоже, что это был последний патрон. Я откинула его в сторону и сжала руки в кулак, побежав на неё. Мы наконец-то остались с ней наедине. Бри стала защищаться от моих ударов, но за это время у меня уже выработался навык во время бить и скорость тоже выработалась. Я только что врезала своей бывшей подруге в живот, она пропустила удар, левой ногой в её правый бок, но она перехватила её своей рукой, а второй ударила меня в мышцу ноги. Дальше Бри нанесла удар мне в солнечное сплетение, когда она стала отдалять от меня свою руку для ещё одного удара, то я перехватила её, вырвала свою ногу из её хватки и ударила коленом ей в живот. Бывшая подруга чуть согнулась, но больше ничего не произошло, она схватила меня за руки и как-то перебросила через себя. Я упала на спину, ударившись головой о бетонный пол. Брианна села сверху на меня и поднесла свои руки к моему горлу. Я своими руками схватилась за её и попыталась убрать их от своей шеи, потом попыталась опрокинуть её с себя. Ничего.

— Я тебя не убью, Кар, ты только уснешь, — произнесла она, а я хочу сделать вдох, и ничего не выходит. Всё горло сдавило, воздух в легких заканчивается, перед глазами начинает темнеть. Я в последних попытках начала слабо бить её по рукам. Вдруг её хватка резко ослабла, и она упала на пол, а я приподнялась и начала кашлять.

— Думаю, что Бри не повредит поспать, — произнес, ударивший её чем-то по голове, Зак, — ты как?

— Нормально, — воздух большими порциями стал поступать мне в легкие, — спасибо, Зак.

— Да не за что, — он помог мне подняться, — давай уходить. Некоторые пошли искать ректора, другие ждут в автобусе на улице…

— Мне нужно найти Ксандра, — выходя из этой аудитории, сообщила я ему, — можете уезжать без ректора Дариуса, — я поверила Бри о том, что она сказала про него, но это не значит, что кто-то должен мстить за то, что случилось пятнадцать лет назад. Так будет невозможно никогда обойтись без войн.

— Почему? Его убили?

— Нет, долго объяснять, уходи, — сказала я и обняла его, — увидимся на улице.

— Будь осторожна, — сказал Зак, а я побежала. Мне встречаются некоторые из наших, но также и протестующие. От последних я вовремя успеваю спрятаться. Куда бежать? Думай, Кармен, им нужно его признание, чтобы увидели другие люди… Точно! В кабинете ректора наверняка есть камера или что-то в этом роде, чтобы заснять его. Там должен быть Ксандр. Я направилась на второй этаж, если на первом мне ещё кто-то попадался, то здесь же никого нет. Осталось добежать совсем немного. Правда, у меня нет оружия, но если что, то будем обходиться тем, что всегда при себе. Своими ногами, руками и смекалкой. А вот и его кабинет, до него я решила дойти медленно и очень тихо, моё преимущество — неожиданность. Уже слышатся какие-то голоса. Дверь слегка приоткрыта, я остановилась и посмотрела в щель. Там стоит ректор Дариус и… Ксандр. Где Габриэль? Я уже хотела открыть её окончательно и зайти, но остановилась, потому что Ксандр опрокинул стол и взял шпагу в руки.

— Ты пожалеешь об этом, — сказал ему ректор, а я замерла.

— Пожалею? — нацепив маску спокойствия и полного безразличия, переспросил он и взял во вторую руку шпагу, кинув её ректору. — Я так не думаю, ты признался, — нет… — теперь это увидят сотни тысяч людей по всей стране. Они поймут, что их дорогой правитель не тот, кем его считают, поймут, что ошиблись. Узнают, кто в ответе за смерть их детей.

— Так нужно было поступить. Все они составляли угрозу для страны и ты, и я тоже угроза. Твой отец этого не понимал…

— Поэтому ты и убил его? — холодно задал вопрос Ксандр. Он работает на них. Он один из них. Мой мир рухнул в одночасье. Теперь я просто стою, не в силах сделать хоть какое-то движение.

— Он не понимал важность нашей миссии. Да, мы убили людей, зато после всего этого больше нет никакой угрозы.

— Ты такой же, как и мы, — Ксандр начал медленно прохаживаться по комнате, словно змея, — и убивал своих же, чтобы кого-то защитить, — это не вопрос, скорее утверждение, — убивал невинных, чтобы защитить правителя. Мой отец перешел на сторону протестующих, потому что понял, что так нельзя, что это всё ошибка.

— Да, твой отец так и считал. Я убил его не потому, что он перешел на их сторону, — значит, отца Ксандра убил наш ректор, — а потому, что составлял угрозу всем нам. Он хотел, чтобы мы все были равны, равны перед законом, чтобы у таких как мы были одинаковые права.

— А ты и Азэлстан, — это наш правитель, — этого не хотели. Я могу понять его, но вот тебя… ты же такой же.

— Я ненавижу дар, — в его глазах заиграли искры злости, — и свой, и других, это проклятье, — ха, совсем недавно я думала точно также, — поэтому лучше контролировать людей и их способности. Искоренять таких, как ты и твой отец, которые что-то хотят изменить…

— Да, ты прав. Я хочу и изменю, сделаю так, чтобы не было больше ни каких случайных смертей, чтобы те, кто обладают способностями, которые не из богатых семей, оставались живы и имели одинаковые права. Ты умрешь, — Ксандр резко взвел свою шпагу, — в отличие от тебя, я дам тебе шанс умереть достойно, а не так, как ты убил моего отца. Подкараулил и воткнул ему шпагу в грудь. Мне было шесть лет, — значит, ему двадцать один, а не восемнадцать, — я спрятался под кроватью и всё видел, — с каждым сказанным новым словом Ксандра моё сердце всё сжимается и сжимается от боли. Он с ними заодно. Всё это время он знал, притворялся, ложь. Всё было ложью. Ректор Дариус взвел свою шпагу и решил, что выбора у него больше нет, поэтому произнес:

— Ты пожалеешь.

— Ты уже это говорил, — отозвался тот и атаковал первым. Может, мне стоило бы открыть эту дверь до конца и зайти, остановить всё это, сказать Ксандру, что он проиграл, но я не могу сделать этого. Просто стою, не в силах пошевелиться, и смотрю. Ректор Дариус мастер своего дела, практика дает знать о себе, но Ксандр через чур быстрый, его удары быстры и точно. Ректор делает выпад вперед и ранит своего противника в правое плечо, скорее всего, он просчитал всё заранее. У Ксандра потекла кровь и, похоже, что руку теперь держать он нормально не может, потому что переложил шпагу в левую. Теперь нападает ректор, чтобы понять тактику своего соперника и лишить его передышки. Ксандр это понимает и немного отступает, но больше не дает себя ранить. Рана подводит его и двигается он намного медленнее. Миг. И всё. Слишком быстро и резко, я даже не поняла, что произошло, а когда осознала, то дрогнула и закрыла своё лицо ладонями рук. Ксандр применил тот же трюк, когда мы дрались с ним в первый раз: обманным движением руки сделал так, что ректор Дариус выронил шпагу, а Ксандр воткнул свою ему в грудь. Что-то в этот момент во мне разбилось. Он убил ректора Дариуса и спокойно вытащил шпагу из его груди, а я поняла, что мне пора уходить. Глаза заслезились, сердце стало делать сотни ударов в минуту, дыхание стало прерывистым. Я развернулась, сделала пару шагов и остановилась, потому что увидела перед собой Габриэля.

— Подглядывать нехорошо, — сообщил он, криво улыбнулся, и эта улыбка привела в действие его шрам, достал из кармана штанов нож, скорее даже кинжал. Недалеко от себя, но слишком близко к нему я заметила шпагу, вероятнее всего, кто-то сражался, потому что на ней ещё кровь. Перед глазами всё резко зашаталось и потемнело на долю секунды, но потом всё стало по-прежнему, — тебе нехорошо? Сейчас будет лучше, — направляясь ко мне, произнес Габриэль.

— Я же сказал тебе, — за моей спиной раздался голос, от которого всё сжалось в груди, — не трогать её, — я обернулась. Ксандр стоит и смотрит на Габриэля, держа в руке ту шпагу, которой минуту назад убил ректора Дариуса.

— Знаю, — согласился с ним Габриэль, как-то страшно усмехнувшись, — соблазн велик. Она всё слышала, Ксан…

— Я это уже понял, — всё ещё смотря на него, отозвался он, убирая шпагу, — оставь нас.

— А если мне…

— Это не просьба, — перебил его Ксандр, а я смотрю на него и не пойму. Всё тоже спокойное, безэмоциональное выражение лица, наверно, это не маска. Всё так и есть, а когда он улыбался, то это как раз была маска. Я горько усмехнулась своим мыслям, — а приказ, — приказ? Он приказывает Габриэлю… Ксандр не работает на них, а он и есть их главный. Всё это время он был прямо перед нами… Я перевела взгляд на Габриэля.

— Ух, как ты стал разговаривать со своим лучшим другом, — одна новость лучше прежней, — ну, раз это приказ, — Габриэль сделал вид, что поклонился ему, — то оставляю вас наедине. Пойду займусь остальными, — и ушел после этих слов, а я вернулась глазами к Ксандру, который по-прежнему смотрит вслед своему другу.

— Как ты мог? — только и смогла произнести я эти три слова, сдерживая свои слёзы. Ксандр медленно перевел взгляд на меня, и теперь мы смотрим друг другу в глаза.

— Ты не должна была так узнать, — заговорил он, — мне жаль, что ты это увидела.

— Жаль? — переспросила я и глупо усмехнулась. — Я так не думаю, Ксандр, и как же я должна была узнать, скажи мне. Бри это всё из-за тебя, ты тот самый человек, — высказала свои мысли вслух.

— Не так. Позже. Как и остальные, — он сделал шаг на встречу, а я три шага назад, от него подальше, — ты же всё слышала, что сказал ректор.

— Слышала, — будь сильной, Кармен, будь сильной, — всё это… из-за мести…

— Не только, это ещё и для других людей, — Ксандр грустно улыбнулся и сделал ещё шаг, но на этот раз я не сдвинулась с места.

— Ради других? И как же ты им помогаешь? Убиваешь?

— Нет, так не должно было случится, — он посмотрел куда-то в сторону, — никто не должен был умереть, — я уже это слышала, — Габриэль ослушался…

— Значит, нужно лучше контролировать своего пса, — перебила я его и скрестила руки на груди, чтобы не показать свою дрожь. — Всё было ложью… ты врал… Бри и Шон врали… ложь.

— Не всё, — не дав мне закончить, произнес Ксандр и сделал ещё шаг вперед, — мои чувства к тебе не ложь, — будь сильной, — не думал, что так получится. Это не входило в план, — я резко отшатнулась от него назад, увеличивая между нами расстояние.

— Не входило в план, Ксандр? — почему-то стало ещё больнее. Мой взгляд наткнулся на шпагу, которая уже совсем близко ко мне. — Уж прости, что испортила твой гениальный план мести. Что же ты собираешься делать дальше?

— Сделать так, чтобы такие, как мы не боялись обычных людей и были равны.

— Другими словами, ты собираешься захватить власть, — перевела я для себя, — ты глуп, если считаешь, что тебе кто-то поверит или, что у тебя получится сделать это. У тебя ничего не выйдет.

— Посмотрим, — Ксандр вновь стал смотреть мне в глаза, а я резко подняла с пола шпагу, — положи её, Кармен, — потерев свои глаза двумя пальцами, сказал он мне.

— Нет, — я только выставила её перед собой. — Давай, сражайся.

— Я не буду с тобой драться, — он откинул свою шпагу в сторону.

— Дерись! — я резко подошла к нему и представила наконечник своей шпаги к его горлу, — ты хоть понимаешь, что мне пришлось пережить?

— Да.

— Правда? Не думаю. Сколько людей ещё умрут? Скольких ты собираешься убить? — глаза теперь в пелене из слез, я сдерживаю их из последних сил.

— Кто будет угрожать, тот и умрет.

— Тогда давай, — проговорила я и надавила на его горло своим оружием, — я угрожаю тебе, защищайся! — я не могу убить безоружного человека, не могу сделать этого. — Твой гениальный план содержит слишком много нюансов, Ксандр. Я убила Шона, потеряла двух подруг… одна из них оказалась предательницей, а вторая, — я осеклась на мгновенье, — …Бэка мертва, Ксандр. Она разве угрожала тебе? Угрожала кому-то?

— Я не знал, что собирается сделать Габриэль. Он не должен был её убивать, никого не должен.

— Подними свою шпагу и сражайся, — повторила я сквозь зубы, — давай!

— Нет, — спокойно ответил он и прикрыл глаза.

— Ты противоречишь сам себе! Я угрожаю тебе, — пришлось ещё надавить, и из его шеи потекла маленькая струйка крови.

— Ты не угрожаешь мне, Кармен, и я не собираюсь причинять тебе боль…

— Поздно.

— Тогда убей меня, — Ксандр открыл глаза. Давай, Кармен. Сосредоточься на том сколько он причинил боли, сколько из-за него и его мести умерло людей, умерла Бэка. И сколько ещё может умереть, если он останется жив. Убить одного человека, который уже успел сделать столько плохого и спасти других. Сосредоточься на этом чувстве. Моя рука начала немного трястись. Он смотрит прямо мне в глаза, не могу этого сделать. Не могу просто взять и отнять жизнь у человека. Я не он. — Ты не я, — проговорил Ксандр и дотронулся своей рукой до моей шпаги, — как бы ты меня сейчас ненавидела, но сделать этого не сможешь. Этим мы и отличаемся. Иногда нужно уметь отключать свои эмоции, — Ксандр аккуратно опустил мою шпагу, — и не позволять чувствам взять вверх, — а потом улыбнулся. От этой улыбки мне стало ещё хуже, — но иногда нужно давать себе разрешение на слабость. Так вот, моя слабость — ты. И я не собираюсь тебя терять, — зачем он это сказал? Сейчас нас разделяет два шага. Ты не заплачешь, Кармен. Из-за него умерла Бэка и не только…

— Всё ещё готов идти по головам ради цели? — за спиной Ксандра послышался знакомый мужской голос. — Не усвоил урок, — Ксандр перестал улыбаться и его уже ледяной взгляд на миг задержался на мне, а потом он обернулся и посмотрел на тренера Грасса.

— Тренер, вас не должно быть здесь.

— Похоже, что я сорвал твой план и остался жив, — я заметила, что у него в руках две шпаги. — Что ты сделал с ректором?

— Он убил его, — ответила я за него.

— Лови, — тренер Грасс кинул ему одну из шпаг.

— Тренер… — тихо произнесла я, понимая, что он задумал, а Ксандр поймал её.

— Уходи отсюда, Кармен, — посмотрев на меня, приказал мне тренер Грасс, — уезжай. Другие уже в автобусе, уезжайте. Я преподам урок этому и… уезжайте из города.

— Но…

— Нет, — резко перебил он меня, — ты пока ещё моя ученица и обязана слушаться. Уходи! — тренер крикнул, а я сделала несколько шагов назад.

— Кармен, — обратился Ксандр, посмотрев на меня, — не…

— Молчи и не говори с ней. Уходи! — я ещё раз посмотрела на тренера Грасса, а потом быстро взглянула на Ксандра и поняла, что пора уходить.

— Я найду тебя, — Ксандр на долю секунды тепло улыбнулся, — и не отпущу, — и вернулся к прежнему выражению лица: холодному и расчетливому. Я побежала, как можно дальше отсюда. Тренер Грасс отвлекает его, чтобы мы смогли уехать. Никого нет в коридоре, даже не хочу знать, где все его соратники. Теперь слёзы вырвались наружу, из-за них слишком тяжело ориентироваться, потому что они всё застилают. Уже вскоре я подбежала к долгожданному выходу из академии, которая совсем уже на неё не похожа.

— Кармен! — крикнул, увидевший меня, Аарон, а я приблизилась к нему, всё ещё продолжая рыдать, — что случилось? Ты не ранена? — к нам подошел Грэг.

— Нам пора, — сообщил Грэг, а потом посмотрел на меня, — где Ксандр? Ты же побежала за ним. — Я вытерла свои слезы и вымученно им улыбнулась.

— Нам, действительно, пора уходить. Это Ксандр стоит за всем, — Аарон и Грэг нахмурились, — и сейчас у нас есть совсем немного времени, чтобы уехать из этой чертовой академии, пока тренер Грасс выигрывает для нас время, — ребята быстро среагировали, и уже через полминуты мы оказались в автобусе с другими людьми.

— Держи, — сев рядом со мной, произнес Аарон и протянул мне цепочку, — думаю, что Бэка хотела бы, чтобы она была у тебя. — Я посмотрела на неё, взяла её в руки и расплакалась.

— Спасибо, — поблагодарила я его, повесив её цепочку себе на шею. Теперь Бэка всегда будет рядом со мной. Мой браслет — её цепочка.

— Уезжаем! — объявил кто-то из них. Больше я никогда не вернусь сюда.

Эпилог

Она всё видела.

— Я же сказал тебе, — обратился я к Габриэлю, держа эту шпагу и, несмотря на неё, — не трогать её.

— Знаю. Соблазн велик. Она всё слышала, Ксан…

— Я это уже понял, — согласился я с ним, убирая шпагу себе за спину, чтобы она не видела кровь, — оставь нас, — и приказал ему.

— А если мне…

— Это не просьба, — перебил я его, всё ещё, несмотря на Кармен, — а приказ. — Он и так натворил слишком много лишнего.

— Ух, как ты стал разговаривать со своим лучшим другом, ну, раз это приказ, то оставляю вас наедине. Пойду займусь остальными, — после этого мой лучший друг ушел. Я уже чувствую на себе её взгляд.

— Как ты мог? — её голос прозвучал так, словно ей кто-то сдавил горло. Если я сейчас посмотрю на неё, то могу увидеть то, что видел в глазах многих, и всегда одно и то же. Страх. Я медленно перевел на неё свой взгляд и увидел в её глазах только боль, но не страх. И когда она стала мне так дорога? Наверно, что-то изменилось в тот момент, когда мы все поехали в город.

— Ты не должна была так узнать, — уже не думая ни о чем, кроме её глаз, которые слезятся, заговорил я, — мне жаль, что ты это увидела. — В тот вечер я вышел из бара и закурил сигарету, чтобы отвлечься от мыслей об отце. Как же я ненавидел ректора. Не из-за того, что он убил его, а из-за того, что предал таких как я, подставил всех, ради своей выгоды.

— Жаль? — переспросила Кармен, всё ещё сдерживая свои слезы. — Я так не думаю, Ксандр, и как же я должна была узнать, скажи мне. Бри это всё из-за тебя, ты тот самый человек, — Бри понимает, зачем всё это нужно. Она мне как младшая сестра.

— Не так. Позже. Как и остальные, — начал говорить я, уже не думая, и сделал шаг на встречу, а она три шага назад, — ты же всё слышала, что сказал ректор, — Кармен начала что-то говорить, а я смотрю только на неё. В тот вечер она тоже вышла из бара, подошла, облокотившись на перила, и подняла голову к верху, посмотрев на небо. Кармен не заметила меня, а я решил понаблюдать за ней. Она, вероятнее всего, задумалась о чем-то, потому что я уже почти выкурил всю сигарету, а Кармен всё смотрела наверх. Её что-то тревожило. Она как открытая книга, которую легко прочесть, потому что на её лице каждый раз отражаются эмоции, в отличие от меня. Кармен грустно улыбнулась своим мыслям, повернулась и увидела меня.

— Нужно лучше контролировать своего пса, — тем временем наш разговор уже дошел до Габриэля, — всё было ложью… ты врал… Бри и Шон врали… ложь, — Кармен скрестила руки на груди, но её дрожь я всё равно заметил.

— Не всё, — не дав ей закончить, перебил я и сделал ещё шаг вперед, — мои чувства к тебе не ложь, — в тот вечер она сказала, что это было видение Бри, что те люди нападут. Я приказал ей бежать, и она убежала, но потом вернулась за мной. Чем она только думала? Когда её схватил один из нападавших, то что-то в тот момент изменилось. Я впервые испытал страх из-за того, что с кем-то, с ней, может что-то случится, — не думал, что так получится. Это не входило в план, — я мысленно врезал себе за эти слова, а Кармен резко отшатнулась от меня, начала что-то говорить и её затрясло ещё сильнее. Далее, когда профессор Вайль устроил проверку на доверие. Аарон испугался и не смог довериться мне, не смог побороть свой страх, хоть я и говорил ему, что это всё нереально, в этом я почему-то даже не сомневался. Кармен смогла, к моему удивлению. В тот день я понял, чего она так сильно боится. То, что отдаст свою жизнь за кого-то, кто для неё не имеет никакого значения, что совершит ошибку и умрет зря. Для ректора Дариуса она важно только как источник жизни, ему всегда было плевать на всех, если бы с ним что-то случилось, то Кармен обязана была спасти его. — Посмотрим, — тем временем продолжил я, смотря в её глаза, а она резко подняла с пола шпагу, — положи её, Кармен, — потерев свои глаза двумя пальцами, сказал я ей.

— Нет, — она выставила её перед собой, направляя её на меня. — Давай, сражайся. — Я начал ей говорить, что не буду этого делать. И вот всё случилось в тот день, когда Аарон случайно ранил меня. Я упал на пол, а вокруг началась какая-то суматоха, и подумал, что это очень глупо, умереть вот так вот. Весь план рухнул бы. Бри подбежала ко мне и попыталась остановить кровотечение, но я знал, что это бесполезно, что уже ничего нельзя сделать, что лекари не успеют, а потом Бри поменялась с ней местами. Я смотрел на неё, а она нет, куда угодно, но только не на меня. Потом этот проклятый кашель, от которого понял, что умру, что Габриэлю придется всё делать без меня и в тот момент я встретился с её взглядом. Она не плакала, как другие, но что-то было не так с этим личиком. Кармен куда-то посмотрела, а моё дыхание становилось всё медленнее и медленнее, кашель сошел на нет, глаза стали медленно закрываться. Я вновь встретился с её глазами, которых мне будет не хватать, а она лишь улыбнулась, потом перестала давить на рану и что-то схватила, порезав себе правую руку. Кто-то и что-то крикнул, а я подумал лишь одно: «Почему?», а Кармен поднесла к моему рту свою руку и сказала, что мне надо. Знал ли я, что смогу остановиться? Нет, но всё равно дотронулся своими губами до её руки, с которой стекала кровь. Силы быстро возвращались ко мне обратно, вокруг была тишина, но я понял, что если не остановлюсь, то она умрет и поэтому отстранился, а она уже была без сознания. Я понял, что не могу её потерять, что она дорога мне. Именно это не входило в мой план, не думал, что появится человек, который станет дорог мне. Но она ещё не раз пожалеет о том, что спасла меня. — Твой гениальный план содержит слишком много нюансов, Ксандр, — продолжила она, держа свою шпагу возле моего горла, — я убила Шона, потеряла двух подруг… одна из них оказалась предательницей, а вторая, — Кармен осеклась на мгновенье, — Бэка мертва, Ксандр. — Этого не должно было случится. Нужно было заранее предупредить Габриэля не трогать Кармен, он хотел выстрелить в неё, хотел отомстить ей за то, что она ранила его, но я вовремя или наоборот, запоздало крикнул. Габриэль выстрелил, но успел перевести пистолет в сторону, как раз там, где стояла Бэка. В тот момент я понял, что Кармен не сможет простить меня за это. — Она разве угрожала тебе? Угрожала кому-то?

— Я не знал, что собирается сделать Габриэль. Он не должен был её убивать, никого не должен, — когда я находился с ней в лазарете, то всё гадал, зачем она так поступила, зачем спасла меня. Кармен находилась без сознания, а я наблюдал за тем, как она спит, какая она беззащитная во сне.

— Подними свою шпагу и сражайся, — повторила Кармен, — давай!

— Нет, — спокойно ответил я и прикрыл глаза. Сейчас у неё есть возможность убить меня, но она не сделает этого, потому что испытывает то, что испытываю я к ней. Кармен надавила мне на шею. — Ты не угрожаешь мне, Кармен, и я не собираюсь причинять тебе боль…

— Поздно, — как же мне хочется, чтобы она вновь прижалась ко мне, прячась ото всех. Этих эмоций и чувств не должно быть, но они есть.

— Тогда убей меня, — я открыл глаза и посмотрел на неё. — Ты не я, — сообщил я ей и коснулся своей рукой шпаги, — как бы ты меня сейчас ненавидела, но сделать этого не сможешь. Этим мы и отличаемся. Иногда нужно уметь отключать свои эмоции, — я аккуратно опустил её шпагу, забрав её и кинув в сторону, — и не позволять чувствам взять вверх, — и улыбнулся ей, — но иногда нужно давать себе разрешение на слабость. Так вот, моя слабость — ты. И я не собираюсь тебя терять, — вот я и сказал ей это. Какой-то шаг разделяет нас, я обниму её и не отпущу. Пусть будет пытаться вырваться, но она ещё любит меня. Я думал, что потерял её, но ошибся.

— Всё ещё готов идти по головам ради цели? — позади себя я услышал голос человека, который должен быть уже мертв. — Не усвоил урок, — пришлось убрать улыбку с лица и вернуть своему лицу прежнее выражение. Я посмотрел на неё лишь на миг, ещё бы одна минута, но он помешал.

— Тренер, вас не должно быть здесь, — посмотрев на него, сказал я ему. Он начал что-то говорить, а я обдумывать, как поступить. Момент был упущен, потерян. Если я кого-то ещё убью на глазах Кармен, то могу потерять её окончательно. Тренер Грасс кинул мне одну из шпаг, а ей сказал уходить. — Кармен, не…

— Молчи и не говори с ней. Уходи! — меня перебил тренер, и я встретился с ней глазами. Она сбежит.

— Я найду тебя, — я улыбнулся только ей, чтобы только она увидела эту улыбку, — и не отпущу, — во взгляде Кармен промелькнуло сомнение, но она убежала, а я посмотрел на тренера и склонил голову на бок, — это была ваша ошибка. Вы могли бы уйти отсюда живым.

— А твоя ошибка заключается в том, что ты убил ректора, — он приблизился ко мне на несколько шагов, — с самого начала тебя выдавал взгляд. Он мне что-то напоминал и совсем недавно я понял что. Пятнадцать лет назад я уже видел подобное, в тот день кто-то из таких, как ты убил мою жену и ребенка.

— Я не в ответе за то, что было сделано кем-то, они действовали слишком радикально и необдуманно, — нужно с ним заканчивать, — это не я убил вашу семью. Вы тоже не святой, убивали других детей со способностями пятнадцать лет назад.

— Они угрожали, — опять одно и то же. Выстрел, и из груди тренера потекла кровь, а его шпага упала.

— Обязательно было стрелять? — не оглядываясь, задал я вопрос Габриэлю.

— Мог бы и поблагодарить, — подойдя ко мне, сказал он, а тренер упал, — я тебе время сэкономил.

— Тебе нужно заканчивать с убийствами, Габриэль. Иначе, мы ни чем не будем отличаться от них.

— Они уехали, Ксан, — к нам подошла Бри, держась за свою голову.

— Что с тобой? — спросил я у неё.

— Кто-то врезал мне. Что будем делать?

— Следовать плану. У нас есть видео, где ректор во всем признается. Теперь осталось показать его людям и всё, дальше делать уже ничего не надо, Азэлстан сбежит из страны и это докажет его вину. А их мы найдем. — Я найду её.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Эпилог