КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406725 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147442
Пользователей - 92598
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Рем: Ловушка для посланницы (СИ) (Фэнтези)

Все понимаю про мечты и женскую озабоченность, но четыре мужика - явный перебор!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Андерсон: Крестовый поход в небеса (Космическая фантастика)

Только сейчас дочитал этот рассказ... Читал сравнительно долго и с перерывами... И хотя «данная вещь» совсем не тяжелая, но все же она несколько... своеобразная (что ли) и написана автором в жанре: «а что если...?» Если «скрестить» нестыкуемое? Мир средневековья (очень напоминающий мир из кинофильма «Пришельцы» с Ж.Рено в главной роли) и... тему космоса и пришельцев … С одной стороны (вне зависимости от результата) данный автор был одним из первых кто «применил данный прием», однако (все же) несмотря на «такое новаторство» слабо верится что полуграмотные «Лыцари и иже с ними» способны (в принципе) разобраться «как этот железный дом летает» (а так же на прочие действия с инопланетной технологией...)

Согласно автору - «человеческие ополченцы» (залетевшие «немного не туда») не только в кратчайшие сроки разбираются с образцами инопланетной технологии, но и дают «достойный отпор» зеленокожим «оккупантам» (захватывая одну планетную систему за другой)... Конечно — некие действия по применению грубой силы (чисто теоретически) могли быть так действительно эффективны в рамках борьбы с «инопланетниками» (как то преподносит нам автор), но... сомневаюсь что все эти высокультурные «братья по разуму» все же совсем ничего не смотли бы противопоставить такому «наглому поведению» тех, кто совсем недавно ковал латы, трактовал «Святое писание» (сжигая ведьм) и занимался прочими... (подобными) делами...

В общем ВСЕ получается (уже) по заветам другого (фантастического) фильма («Поле битвы — Земля», с Траволтой и прочими), где ГГ набрав пару-сотню людей из фактически постядерного каменного века (по уровню образования может даже и ниже средневековья) — сажает их за руль «современных истребителей» (после промывки мозгов, и обучающих программ в стиле Eve-вселенной). Помню после получасового сидения (в данном фильме) — такой дикарь, вчера кидавший копья (якобы) «резко умнел» и садился за руль какого-нибудь истребителя F... (который эти же дикари называли «летающим копьем»... В общем... кто-то может и поверит, но вот я лично))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про (Пантелей): Террорист номер один (СИ) (Альтернативная история)

Точка воздействия на историю - война в Афганистане в 1984. Под влиянием божественной силы советские генералы принимают ислам, берут власть в СССР, делят с Индией Пакистан, уничтожают Саудовскую Аравию.
Написано на редкость примитивно и бессвязно.
Кришне акбар. Ну и Одину тоже.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Бульба: Двадцать пять дней из жизни Кэтрин Горевски (Космическая фантастика)

женщины в разведке - куда без них

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
загрузка...

Велит (fb2)

- Велит 808 Кб, 227с. (скачать fb2) - Александр Игоревич Шапочкин - Алексей Викторович Широков

Настройки текста:



Пролог

— Короче, сроку тебе — неделя. – Гога убрал расписку в карман. — Потом включаю счётчик. Не будет бабла, хату отдашь.

— Можешь подтереться этой бумажкой, — я сплюнул жвачку на землю. — Дед никогда не взял бы деньги у такого, как ты, даже в подарок, не то что взаймы. Так что не надо мне здесь впаривать лажу. Думаешь, если ты стал игроком, а другие нет, так они сразу превратились в идиотов? Хочешь бабла — обращайся в суд. Только там тебя с этой липой сразу пошлют.

— Я похож на того, кто по мусорам будет бегать? – браток ненатурально удивился. – Ты так не шути. Мне насрать, веришь ты или нет, но ваша семейка мне торчит двести штук. И я их верну, так или иначе. Всем будет проще, если отдашь сам. Ну а если нет, у меня есть знакомый нотариус, за день переоформим твою халупу.

– Ты, я смотрю, совсем охамел, – я даже восхитился такой наглостью, — не боишься, что админы за жопу возьмут?

– За свою беспокойся. – Гога презрительно скривился. — Пригодится, бабки зарабаты…

Договорить он не успел. Игроки, конечно, могли стать практически всемогущими, но для этого же надо развиваться, а не глушить бухло по кабакам. Так что первым же ударом в челюсть я легко достал доморощенного крёстного отца. Правда, на этом мои успехи и закончились. Если раньше ему был гарантирован хотя бы нокдаун — после различных секций боевых искусств удар у меня поставлен что надо, да и драк я не чурался, -- то сейчас Гога лишь мотнул башкой и тут же ответил. Умений у него было немного, но и одного «Сильного удара» мне хватило, чтобы отлететь на пару метров.

Тут же на подмогу кинулись его «шестёрки». Гога, а в миру Георгий Звонков, игроком стал недавно, а до этого особым авторитетом среди местной шпаны не пользовался. Поэтому на подхвате у него было всего три человека, да и те не особо впечатляли. Похоже, на афере с липовым долгом деда новоявленный браток решил не только срубить бабла, но и поднять статус в криминальных кругах. Только вот хрен я сдамся просто так. Пусть даже идти к ментам для меня сейчас не вариант.

Перекатившись назад через плечо, я тут же оказался на ногах, хоть дыхание ещё толком и не восстановилось. Но времени, чтобы восстановиться полностью мне никто давать не собирался. Удары посыпались градом. Не такие сильные и точные, как у Гоги, но их было много, и заблокировать все не получалось. Приходилось отступать, уворачиваться, стараться не дать себя окружить. Более или менее у меня это получалось. Опыта у малолетних шакалов улиц явно не хватало, и жертва, то бишь я, попалась слишком неудобная. Какую-никакую подготовку всё же имел. Так что даже пытался огрызаться, короткими ударами пробивая в открытые части тела, либо сталкивая увлёкшихся гопников. Но точку в драке поставил игрок.

«Рывок» – базовое умение любого воина. Только знать это и суметь увернуться, когда человек, только что стоящий метрах в трёх от тебя мгновенно преодолевает расстояние и с дикой силой пробивает коленом в корпус, – разные вещи. Я вновь покатился по земле, на этот раз всерьёз скорчившись от боли. Шакалята тут же налетели, начав пинать, но этого я практически не чувствовал. Весь мир в этот момент ужался до размеров огненного шара в животе и попыток вдохнуть хоть каплю воздуха.

– Хорош! – окрик Гоги отогнал шестёрок, но всё же каждый из них посчитал своим долгом ещё разок пнуть меня напоследок. – Сказал, хватит с него! Ему ещё бабло зарабатывать, а кто на синюю рожу позарится.

Шакалята заржали и отошли. А игрок присел возле меня, даже не пытаясь скрыть злорадство.

– Что, Лекс хреново? Так теперь будет всегда. Потому что я – избранный, а ты – пыль, грязь у меня под ногами. А помнишь, как в детстве ты меня лупил? Теперь ответишь за всё, – Гога прямо-таки лучился довольством. – Ты, ублюдок, которого мать бросила, считал себя выше меня? А теперь твои яйца у меня в кулаке. И что будешь делать? К ментам побежишь? Мне на них насрать. Я теперь с Самвелом работаю, он меня в два счёта отмажет. Так что ползи домой и начинай готовиться. Я всё у тебя заберу, в канаве подохнешь, понял?!

Ну как тут не понять? Похоже, сила стукнула пацану в голову и вышибла последние мозги. Георгий и так отличался редкой паскудностью, за что регулярно получал и не только от меня. Наш район был, по сути, пригородом. Точнее, селом, вошедшим в состав города. Но для нас мало что изменилось. Все всё друг про друга знали. И вести о том, кто напакостил, расходились мгновенно. Возмездие тоже не запаздывало. Так что битым Гога бывал регулярно. А вот авторитета не имел. Недаром даже сейчас возле него увивались всего трое шпанят, и те не наши.

Только вот сейчас всё это для меня значения не имело. Мой противник был игроком. И пусть пока он на начальных уровнях, я уже ничего не мог ему противопоставить. По крайней мере, сейчас. Но до того как смогу с ним за всё рассчитаться ещё следовало дожить. Так что мне оставалось лишь промолчать, хотя я и так говорить не мог, с трудом проталкивая воздух в горящие лёгкие. Пусть считает, что выиграл этот раунд. Я же предпочитаю победу в войне.

Видимо, удовлетворившись моим побитым видом и своей пафосной речью, Гога махнул своим шакалятам, загрузился в видавшую виды «Приору» и уехал. Я ещё немного повалялся, восстанавливаясь, затем поднялся, отряхнулся от пыли и побрёл домой. Хорошо бы ещё в магазин заскочить, взять хлеба да молока, но сил не было. Решив, что схожу чуть попозже, сначала всё же нормально приду в себя, я побрёл, на ходу обдумывая своё положение. Оно выглядело незавидным, хотя кое-какие возможности для решения проблемы были.

Дом встретил меня пустотой и пылью. Раньше тут всегда витали вкусные ароматы. Бабушка была мастерицей из ничего приготовить такое блюдо, что пальцы не просто оближешь, а обглодаешь. Но полгода назад её не стало, а сам я был не большой любитель кашеварить. Хоть и умел. Да и времени особо не было, с утра надо спешить на учёбу, затем на работу, и возвращался я хорошо, если не за полночь.

Раздевшись и покидав грязные вещи в корзину, я щёлкнул выключателем «Титана». Двадцать минут – и можно было идти мыться. Лет пять назад мы с дедом поставили душевую кабину в доме, а то до этого, чтобы сполоснуться, приходилось баню протапливать. Зато сейчас лепота. Кряхтя и морщась от боли, я залез под тёплую воду, чувствуя, как она нагревается. Уже почти кипяток сменил ледяной поток, затем обратно. Контрастный душ самое то для избитого тела. Полчаса – и я снова в норме.

Хотя, как сказать. Проблемы никуда не делись. И простого решения я не видел. А всё эта грёбаная Система. Это случилось примерно год назад, аккурат после смерти деда. Мы были заняты похоронами, точнее, суетиться и решать вопросы пришлось мне, восемнадцатилетнему оболтусу, впервые в жизни ощутившему вкус ответственности. Бабушка была в прострации, потеря любимого мужа, с которым она прожила без малого пять десятков лет сильно её подкосила. Так что я носился по кабинетам, договаривался с кладбищем, моргом и ещё кучей контор, а ведь ещё был институт, который тоже пропускать нельзя, началась контрольная неделя перед сессией. А в это время мир лихорадило.

Просто однажды утром некоторые проснулись и увидели буквы, висящие прямо в воздухе. Надпись предлагала выбрать имя, под которым они будут зарегистрированы в Системе. А после этого счастливчики, которых в дальнейшем стали называть игроками, получили доступ к потоку данных, где числовыми значениями были выражены их характеристики и умения. А самое главное, с этого момента они могли эти самые характеристики повышать, словно стали персонажами какой-нибудь РПГ-игры.

Правда, тут же выяснилось, что развитие идёт не за просто так, а исключительно за убийство монстров. Дело в том, что вместе с игроками в мире появились и данжи. Так назвали подпространственные разломы, проявляющиеся в реальности зыбким серым маревом. За ним любопытного ждало классическое игровое подземелье, набитое враждебными человеку тварями, которое следовало зачистить. Если этого не сделать, рано или поздно монстры прорывались в реальность, неся смерть и разрушение всему живому.

И уничтожить их было весьма тяжело, несмотря на весь накопленный человечеством арсенал смертоносных игрушек. В паре мест дело дошло до применения тактических ядерных зарядов. А всё потому, что огнестрельное оружие действовало на порождения данжей чрезвычайно слабо. Проще было облить тварь бензином и сжечь, чем застрелить из автомата. Но так или иначе, большинство прорывов были устранены исключительно действиями игроков.

Кто бы что ни говорил, в правительстве мало дураков. Сложив дважды два, то бишь данжи и игроков, руководители страны тут же выпустили указ об обязательной регистрации всех получивших способности. И о призыве их на службу. Формальности прорабатывались до сих пор, но собственные подразделения были созданы во всех силовых ведомствах. Но естественно, были и те, кто по разным причинам не собирался сотрудничать с государством.

Кроме откровенных преступников, в эту группу попали и те, кто просто искал свою выгоду. Данжи оказались источником неведомых материалов и артефактов. Среди тварей были и вполне разумные, некоторые даже весьма развитые. Трофеи, снятые с их тел, шли на чёрном рынке за сотни тысяч долларов, особенно если речь шла о магии. И игроки, и порождения данжа могли оперировать неведомыми силами и не стеснялись кидаться фаерболами или айсболтами. А какой-нибудь амулет с заклинанием «Щита» способен был сделать своего хозяина неуязвимым. Так что поиск и зачистка данжей мгновенно превратился в выгодный бизнес.

Именно им занимался Самвел, на которого ссылался Гога. И это было очень хреново, поскольку я сам собирался выйти на него с предложением, которое должно было решить все мои финансовые проблемы на ближайшую пару лет. Теперь же это не имело смысла, неважно, липовой была дедова расписка или нет, она сто процентов послужит формальным поводом, чтобы бесплатно получить то, что я хотел продать.

А это было ни много ни мало указание местоположения нового, ещё неизведанного данжа. Его я обнаружил случайно чуть меньше месяца назад, когда, наконец, решил убрать вещи, оставшиеся от бабушки и деда. Полгода я ничего не трогал, слишком тяжело мне было пережить потерю единственных близких людей. Но постепенно стало не то чтобы легче, но терпимей, и пришло понимание, что надо жить дальше. Вот и решил отправить ненужное лично мне шмотьё в сарай, чтобы впоследствии кому-нибудь раздать. Но стоило открыть дверь небольшого домика, сбитого из горбыля, как я буквально уткнулся в серое, словно плывущее марево портала.

По закону, о находке следовало уведомить власти. За это даже полагалась премия, целых пять тысяч рублей. Смешные цифры, с учётом того, что даже за непроверенную информацию о данжах на чёрном рынке платили гораздо больше. Я же понял, что это мой единственный шанс поправить финансовое положение. Вступление в наследство изрядно подкосило мои возможности, государство решило, что за участок в двадцать соток, шикарные хоромы о двенадцати венцах лиственницы плюс дворовые постройки и автомобиль «Нива» я должен заплатить налог.

Просто продать информацию о местоположении я по понятным причинам не мог. Одно дело просто слить координаты, другое – когда покупатели припрутся прямиком к тебе домой. Пусть даже они рассчитаются без обмана, не было никаких гарантий, что инфа о необычном продавце не достигнет чьих-нибудь ушей. Те же фсбэшники, занимающиеся Системой, или Админы, как их ещё называли, держали ушки на макушке и проверяли любые даже самые нелепые слухи. И на профильных сайтах считали, что у них имеются средства определить наличие даже уже закрывшегося портала.

Пусть кто-то и счёл бы меня меркантильным или даже жадным, но за свою находку я хотел получить по максимуму. И единственный путь к этому видел в том, чтобы отправиться в данж вместе с группой зачистки. И параллельно с поиском игроков, занимающихся фармом, начал готовиться к походу.

Поскольку в деньгах я был крайне ограничен, то современные средства защиты мне были недоступны. Пришлось обходиться своими силами. Но для начала я пересмотрел всё, что мог найти в интернете по этой теме. В самих данжах электроника не работала, впрочем, как не действовало и огнестрельное оружие, иначе желающих поживиться было бы гораздо больше, но со времени пришествия Системы разные блогеры выпустили огромное количество роликов как про сам фарм, тварей и трофеи, встречающиеся в данжах, так и про экипировку.

Отдельным блоком стояли видеозаписи прорывов. Там можно было воочию наблюдать монстров, их повадки и примерно прикинуть, к чему готовиться. Исходя из них, все порождения можно было поделить на три категории: звероподобные, человекоподобные и химеры. Первые были самыми безобидными, несмотря на то, что некоторые представляли собой сплошной набор клыков и когтей. Тем не менее даже самых жутких зверюг люди вполне успешно убивали с помощью проверенных веками средств. Те же рогатины во многих своих ипостасях подтвердили эффективность, собрав добрую жатву. Да что там говорить, даже обычные вилы годились для борьбы с сильным, но тупым противником.

Вторые уже были проблемой, хоть встречались гораздо реже. А всё потому, что в зависимости от разумности использовали не только оружие, но даже магию. Справиться с парой десятков одоспешенных орков при поддержке шамана было куда сложнее, чем с сотней диких собак, пусть даже размером с телёнка. Конечно, и добыча с разумных не шла ни в какое сравнение с прочей, однако частенько сами охотники оставляли на память свои черепа и уши.

Третий тип был самым опасным. Хотя бы своей непредсказуемостью. Чего ждать от гибридов, в которых зачастую было намешано всего понемногу, никто не знал, и определить это получалось только опытным путём. Зачастую с летальным исходом. Радовало одно, появлялись такие твари очень редко и даже самые отбитые фармеры предпочитали слить инфу об этом государству. Всё же возможности одиночек и системы несопоставимы. По крайней мере, пока.

В целом получалось, что прежде всего стоит озаботиться защитой конечностей, так как шансы столкнуться со звероподобными монстрами были наиболее велики, а те по природе своей очень любили хватать противников за руки да за ноги. Но и защитой пренебрегать не стоит. Хотя ударяться в фанатизм и заковывать себя в рыцарскую броню тоже не обязательно. Даже «ратник», как по мне, был перебором, хоть и пользовался популярностью у фармеров.

Решение подсказали знакомые ребята из секции исторического фехтования. Популярность данного направления с появлением Системы значительно выросла, кроме того примкнувшие к ним реконструкторы зарабатывали торговлей доспехами и оружием. Конечно, расскажи я о своих планах отправиться в данж, хрен бы я чего получил. Ребята справедливо считали, что обычному человеку там делать нечего, но мне удалось удачно съехать на то, что опасаюсь возможного прорыва. От подобного никто не был защищён, так что удалось недорого сторговать поножи с поручами для защиты конечностей плюс потрёпанный, но вполне прочный бронежилет, класса 3а.

Покупать ещё и оружие у них я не стал. Во-первых, это палево, а я был далёк от мысли, что такой бизнес избежал внимания «конторы глубокого бурения». И мне совершенно не хотелось привлекать к себе лишнее внимание. А во-вторых, я вполне отдавал себе отчёт, что не умею обращаться со всеми этими заточенными железяками. Мой предел – это год занятий ножевым боем. Даже реплику НР-43 себе купил, но это был максимум того, что я могу выдать. Дай мне меч – и я скорее себе чего отрублю, чем попаду по врагу. Утрирую, конечно, но не так чтобы сильно.

Мой талант был в другом. Ещё с детства я мог на спор попасть камнем в подброшенную в воздух банку. Рогатка была лучшей игрушкой. Сколько ворон я из неё посбивал, не сосчитать. Став постарше, переключился на метательные ножи, для чего в огороде даже построил с дедом специальную мишень из обрезков шпал. А пару лет назад на первые самостоятельно заработанные деньги приобрёл настоящую боевую рогатку. С тремя рабочими резиновыми жгутами, упором руки, возможностью установки дополнительных модулей, например, для стрельбы стрелами и даже с лазерным прицелом, хоть последний мне был и не нужен.

Правда, на американский Marksman или итальянский Still Crin денег мне не хватило. Пришлось брать китайский ноунейм, но особой разницы я пока не ощутил. Может быть, фирменные и выдавали большее усилие и считались долговечней, но выкладывать почти пару сотен баксов за имя я не желал. Разве что облизывался на Laserhawk Stealth Slingshot. В этой модели пиндосы вывели рогатку на новый уровень, сделав из забавы для пикника полноценное оружие, но купить эту модель было не так просто. Она предназначалась для военных и стоила соответственно. Но мечта и должна быть недостижима, иначе её заляпают грязными руками.

С тридцати метров я не просто попадал в десятисантиметровую мишень. Металлический шарик от подшипника, служивший снарядом, навылет проламывал цинковое ведро. Стрелой мог попасть в цель и за сотню метров. При этом скорострельность у меня была куда выше, чем у тех же лучников. Собственно, именно на роль стрелка я и рассчитывал, подыскивая группу для похода в данж. Мне казалось, что даже без возможностей игрока я могу принести немалую пользу.

Только вот, похоже, всё это накрылось медным тазом. Жаря картошку на ужин, я крутил ситуацию так и сяк и всё отчётливей понимал, что с мечтами о фарме можно расстаться. Наезд Гоги, мало того что закрыл доступ к Самвелу, так ещё и поставил меня в цейтнот. Неделя – слишком мало, чтобы собрать информацию и выйти на новую группу фармеров. Кроме того, наверняка меня будут пасти. Появись рядом другие игроки, тут же донесут. А дальше хрен его знает, как масть ляжет, формальный повод для наезда у самвеловской братвы будет. Дескать, он нам бабло торчит, значит, и данж наш. Как бы они это вопрос ни порешали, я всяко остаюсь в пролёте.

Выйти из такого положения с прибылью можно было лишь одним путём – добровольно сдаться властям. Пусть я получу смешные копейки по сравнению с тем, что мог бы, но зато претензии Гоги отпадут сами собой. Бодаться с Админами у него кишка тонка. Да и Самвелу можно будет намекнуть, что, мол, планировал сдать данж ему, а этот урод всё обломал. Пусть приструнит своего шакала.

Всё это было абсолютно правильно… и оттого становилось ещё обидней. Сложно расставаться с мечтой, ещё тяжелее закопать её собственноручно. Я прекрасно понимал, что другой шанс столкнуться с неведомым мне может и не представиться. И даже решение проблем – слабая компенсация за разбитую надежду. Да, в глубине души я верил, что, начав ходить в данжи, рано или поздно стану игроком. Теперь же стоило выбросить всё это из головы и жить дальше… или нет, я даже перестал жевать.

А что, собственно, мешает мне сходить туда прямо сейчас? Не наглеть, не нарываться, а провести небольшую разведку, а там, глядишь, удастся чего на память прихватить. Даже небольшой трофей лучше, чем совсем ничего. А ведь может так обернуться, что данж будет пустым или же справиться с его порождениями окажется под силу мне одному. Тогда делиться не придётся, пусть даже подобный исход крайне маловероятен. Всё же я был реалистом и ходящим по сети байкам слабо верил, ну а вдруг?

Сказано – сделано. Бабушка часто ругала меня за порывистость. Из-за неё я бросил большинство спортивных секций, хотя показывал неплохие результаты. Да и в драки кидался, стоило лишь чуть задеть мою гордость. Но поделать с собой ничего не мог, хоть и боролся. То же тщательное планирование с составлением подробного списка было как раз из этой серии. Дед приучил к подобному и заставлял делать перед каждым моим начинанием, каким бы безумным оно нм казалось. И ведь реально помогало: половина идей отваливалась, когда я понимал, что достичь цели нереально, а вот вторая получала вполне себе осуществимую «дорожную карту».

Но сейчас время планов прошло. Я был максимально готов к походу, исходя из моих физических и финансовых возможностей, а значит, и тянуть больше не стоило. Я быстренько покидал в рот остатки картошки, допил чай и принялся собираться.

Для начала опять вымылся, но на этот раз не с мылом, а используя натуральный экстракт хвои. В таком мы с дедом капканы вываривали, чтобы человеком не пахли. Вещи я обработал заранее и упаковал в вакуумные пакеты. Пусть отдавало маразмом, но, как по мне, любая возможность остаться невредимым должна быть использована.

Немного обсохнув, я принялся вскрывать упаковки и одеваться. С выбором одежды я особо не парился. Камуфляжный костюм-горку я купил года полтора назад, и до сих пор он служил мне верой и правдой. На ноги намотал портянки и натянул берцы с металлическими вставками в подошве и носке. Они были тяжеловаты, потому что позиционировались как рабочая обувь, а защита нужна была, чтобы ногу не раздавило упавшим грузом и не зажало, но на нормальные боевые мне денег не хватало, а подобный эрзац вполне годился на раз-другой.

Нацепив защиту рук и ног и напялив бронежилет, я натянул поверх него разгрузку и принялся упаковывать своё добро в подсумки. Кроме сотни металлических шариков, я брал запасную резину для рогатки, кожанку, мультитул и ещё много разных мелочей типа насадки для установки катушки с леской. Индивидуальный медпакет запихал в карман на рукаве, а ещё один, побольше, отправился в рюкзак.

На фарм я собирался взять небольшой так называемый «суточный» рюкзак с запасом еды и воды и другими нужными вещами. Мало ли как дело могло повернуться, и лучше перебдеть, чем недобдеть. Сейчас вроде бы необходимость в этом отпала, я шёл только посмотреть, но вбитые дедом правила «идёшь в лес на день, бери еды на неделю» заставили не лениться и готовиться по полной.

К рюкзаку я пристегнул небольшой топор и колчан со стрелами. Тридцать штук изготовленных из алюминия примерно пополам были снаряжены гранёными бронебойными наконечниками и трёхгранными, оставляющими широкие кровоточащие раны. Было у меня про запас пяток срезней и несколько гарпунов, но как боевые я их не рассматривал. Но и выкладывать не стал.

Рогатка легла в кобуру на бедре. Её я сшил сам из жёсткой кожи и уже настолько привык, что мог выхватить оружие и выстрелить меньше чем за пять секунд. Для этого у меня даже дежурный шарик обычно в руке лежал. Ну и, куда без ножей. Их у меня было много и разных. Кроме реплики НР-43, имелся засопожный, который сразу отправился в берцы, кизлярский «Катран», оставшийся от деда, его вместе с финкой в ножнах я приспособил на грудь. Но как основное оружие, если уж кто вознамерится полакомиться комиссарскими телом, я собирался использовать мачете.

Шестьдесят сантиметров неплохой стали, удобная прорезиненная рукоять. Махать таким одно удовольствие. Я прекрасно понимал, что фехтовальщик из меня, как из бегемота балерина, так что особо не парился. Придётся – буду рубить как умею, нет – пригодится веток настрогать, землю подкопать. Нужная, в общем, вещь, особенно когда точно не знаешь, что тебя ждёт.

Ну и последним пунктом шли метательные ножи. Их у меня было двадцать штук, но половина лежала в подсумке разгрузки. Остальные разместились в ножнах на бёдрах. Получилась и дополнительная защита, и при необходимости можно было их быстро достать. Решив идти с игроками в данж, я почти месяц подгонял снаряжение и тренировался использовать весь арсенал, пока не вдолбил буквально в подкорку, где что лежит. Так что на данный момент был по максимуму готов к походу. Жаль только, что он будет первым и, скорее всего, последним.

Осталось нацепить шлем и тактические перчатки, которые мне удалось купить по случаю у одного страйкболиста. Значение огнестрельного оружия падало, и многие люди, ещё вчера с азартом гонявшие друг друга по полигонам с пневматикой наперевес, вдруг воспылали страстью к различным металлическим пырялам. Оно, может, и правильно, при прорыве банальное копьё позволит отбиться от монстров с гораздо большей гарантией, чем старый добрый «Калаш», но лично я считал, что во всём должна быть мера. Упаковывать себя в железо на манер средневекового рыцаря – это перебор. Но другим свою голову не пришьёшь, так что фанаты, особенно из тех, что побогаче, стали распродавать старую снарягу, взамен заказывая себе кольчуги да шлемы с бармицей. Как говорится, чем бы дитя ни тешилось, зато я теперь был полностью экипирован, и за совсем небольшие деньги.

К порталу я подходил в смешенных чувствах. Как будто в детстве получил от Деда Мороза подарок, о котором всегда мечтал, но завтра его придётся отдать другому мальчику. Радость и обида сплелись в один клубок, и в какой-то момент мне стало страшно сделать последний шаг. Может, если я не буду знать, что там внутри, получится легче пережить крушение надежд? Но с другой стороны, я слишком далеко зашёл, чтобы отступить. И если сейчас не войду, буду жалеть всю оставшуюся жизнь. Так что я сплюнул через левое плечо, на удачу и, зажмурившись, вошёл в серое марево.

Невозможно угадать, на что будет похож каждый новый данж. Это могло быть и классическое подземелье с лабиринтом, и сеть пещер или земляных нор, но вполне возможно и попасть в лес или степь, где границы обозначены стеной тумана. Некоторые пытались её преодолеть, но никому не удалось. Просто в какой-то момент сама атмосфера становилась настолько плотной, что не давала ступить дальше и шагу. Один из игроков, умудрившийся получить магию иллюзий и скил «Око памяти», позволяющий сохранять то, что видишь, рубил огромные деньги на «ютьюбе», снимая прохождения данжей, так что теоретически я был неплохо подготовлен. А вот практически…

Данж встретил ночным лесом. Так мне показалось поначалу. Но приглядевшись, я понял, что нахожусь в гигантской пещере, чьи своды покрыты светящимся мхом. Именно его я принял за звёзды. Вместо деревьев тут и там возвышались исполинские грибы и папоротники, словно я попал в меловой период. То тут, то там вспыхивали фосфоресцирующие гнилушки. Мягко переливались всеми цветами радуги слизни, лениво ползающие по шляпкам и ножкам. Реальность оказалась настолько фантастической, что несколько минут я просто залипал на округу, пытаясь все запомнить. Больше мне никогда не удастся увидеть подобной красоты.

Восторг был настолько сильным, что я не сразу понял, что то, что я поначалу принял за шум листвы на самом деле гомон толпы, раздающийся где-то вдалеке. Если прислушаться, можно было различить отдельные выкрики. Правда, они показались мне какими-то рычащим, но мало ли что за твари там собрались. Хуже было другое, что их явно много, поэтому перед атакой следует тщательно осмотреться и приготовить поле боя.

Вглядываясь в полумрак и выбирая место, куда поставить ногу, я минут сорок пробирался по грибному лесу. Гомон толпы стал ближе, но что мне не понравилось, в нём стали отчётливо слышны крики. И должен сказать, от того, сколько боли в них слышалось, бросало в дрожь. Остановился я за несколько десятков метров до толпы. На ножках грибов трепетали отблески факелов. Ближе соваться было опасно, там виднелись силуэты охраны, правда, слишком занятой происходящим, чтобы смотреть по сторонам. Мне это было на руку.

Место для наблюдения нашлось быстро. Три гриба разных размеров росли рядом, образуя лестницу. Правда, на последний пришлось забираться, используя ножи, чтобы не соскользнуть, но мои опасения были напрасны, плоть его оказалась твёрдой, словно древесина. Зато отсюда мне открылся шикарный вид на происходящее.

Монстрами данжа были гноллы. Антропоморфные гиены, достаточно разумные, чтобы использовать оружие и даже магию. И при этом откровенно злобные твари, живущие убийствами и разбоем, не гнушающиеся пожирать тела и противников, и неудачливых сородичей. Договариваться с ними было бесполезно, а в лапы попадать тем более не рекомендовалось, что лишний раз подтверждали тела двух пленников, служивших развлечением для стаи: эльфийки, которую насиловали толпой, и эльфа, что лежал на алтаре, а шаман (бывший центральной фигурой действа) пытал его, вырезая что-то на теле кривым ножом.

Простенький монокуляр показал картинку во всех неприглядных подробностях. Глядя на эльфийку, я вспомнил кое-какие особенности гиен, послуживших прототипами гноллам. Например, самки у них имеют ложный член, которым насилуют покорённых сородичей. Вот сейчас твари вовсю пользовались этим, охаживая ушастую во все возможные отверстия. То, что та ещё жива, было понятно лишь по слабым трепыханиям в редких перерывах. Зрелище жуткое в своей мерзостии тем сильней я ощутил свою беспомощность.

Стая насчитывала не меньше сотни голов. Ввязываться в бой было верхом глупости. Давно ходили слухи, что данжи, представляющие собой овеществлённый хаос, могли связывать наш мир с другими. Там попадались артефакты, явно созданные развитой магической цивилизацией, а то и не одной, настолько разными они были. И вот передо мной было прямое доказательство этой теории, истязаемое толпой монстров, а я ничего не мог с этим поделать.

В отличие от того места, где терзали девушку, возле эльфа находился только шаман. Или, скорее, шаманиха, поскольку верховодили у гиен всегда самки. С виду было сложно отличить половую принадлежность тварей, всё же они считались разумными и пользовались и одеждой и доспехами. Шаман, например, был обряжен в некое подобие балахона или чего-то похожего на мешок с дырками для головы и рук и увешан различными амулетами, выполненными из костей, перьев, веток и даже чего-то похожего на экскременты.

Он стоял возле плиты, на которой был распят ушастый, то и дело вырезая на теле пленника некие знаки и смахивая кровь с клинка в сторону тотема, установленного во главе. Хотя назвать это статуей в прямом смысле было нельзя. Хаотичное переплетение ветвей, на концах которых были нанизаны черепа как животных, так и разумных. Я как минимум углядел пару человеческих, несколько гнольих, если судить по челюстям, и ещё парочку совершенно незнакомых, отличавшихся как строением зубов, так и формой свода. А у одного вообще было три глазницы.

Судя по тому, что тело парня уже было изрезано вдоль и поперёк, дело шло к кульминации. Следующей явно должна стать эльфа, я заметил возле неё парочку особо здоровых особей, что не принимали участия в потехе, а наоборот, успокаивали особо ретивых, чтобы жертва смогла дожить до алтаря. И действительно, вырезав особо хитрый символ напротив сердца, если, конечно, анатомия ушастых не отличается от нашей, шаман провыл что-то и вынул из-под балахона другой нож. Небольшой, целиком выполненный из кости, без каких-либо украшений, но от одного вида этого клинка бросало в дрожь.

Как оказалось, проняло не только меня. Аура ужаса заставила стаю бросить терзать девушку и отойти подальше. Впрочем, они тут же нашили себе новое занятие: наблюдать за шаманом, повизгивая от страха и предвкушения. Самыми стойкими оказались те, кто следил за порядком возле эльфийки, но даже они вскоре влились в общий хор. И лишь девушка оставленная, наконец, в покое, сумела немного прийти в себя и повернуть голову, забилась в путах и разразилась дикими криками. Гноллы взвыли от удовольствия, приносимого страданиями жертв, а я вдруг понял, о чём кричит ушастая, отчего в её голосе даже не ужас, а отчаянье. Тёмное, беспросветное, откуда нет возврата. Если этот нож пронзит сердце жертвы, то она потеряет не жизнь, а саму свою сущность. Душу, если угодно. Всё это будет принесено в жертву Хаосу, а никому другому не мог быть посвящён подобный алтарь. Гноллы почитали своего создателя, подкармливая его душами разумных созданий Порядка, а тот за это даровал им новые силы.

Не знаю, откуда эти знания взялись в моей голове. Просто в какую-то секунду я словно вспомнил это, будто знал давным-давно, но забыл. Как и то, что надо сделать, чтобы спасти если не жизнь, то хотя бы душу эльфа. Это нужно было хотя бы для того, чтобы созданные хаосом твари, однажды став достаточно сильными, не пришли уже в мой дом. И пусть придётся заплатить за это жизнью, хотя на этот счет я не был категоричен и собирался ещё побарахтаться. Руки привычно выдернули рогатку из кобуры. Два движения — и на неё встала насадка для стрел. Легла алюминиевая стрела с наконечником из трёх лезвий — идеально для стрельбы по незащищённой мишени. Вскинуть, растянуть до щеки, прицелиться и выпустить на волю оперённую смерть.

Резина привычно хлопнула, выпуская снаряд, но я этого даже не заметил. Словно в замедленной съёмке я видел полёт стрелы, как и то, что шаман шагнул к жертве, занося над головой свой жуткий нож. Вот он начал движение вниз. Стая взревела, предвкушая. И в этот момент эльфу подмышку вонзилось трёхгранное лезвие, рассекая на части сердце, лёгкие, круша рёбра и даже выйдя с другой стороны, пробив не самое мускулистое тело ушастого насквозь. А через мгновенье клинок гнолла ударил в металлическое древко и с жутким хрустом обломился. По пещере словно пронеслась волна ужаса, сбивающая гноллов с ног, но я этого уже не видел. Для меня время остановилось вместе с появлением перед глазами того самого эльфа, только полупрозрачного.

Сложно поверить, но я понял, чего от меня хотел призрак, несмотря на то, что тот не издал ни звука. Я просто ощутил его жажду мести и просьбу воспользоваться для этого моим телом.Не в том смысле, как могли подумать некоторые альтернативно одарённые, а как бы взять его взаймы, получить управление, чтобы обрушить возмездие на своих врагов. Идея, попахивающая безумием, к тому же все игроки, как один, утверждали что в данже нельзя делать ничего подобного, если хочешь сохранить свою душу и сущность, но… не знаю, что на меня тогда нашло.

Просто я вдруг понял, что если сейчас уйду, смогу убежать, но никогда себе не прощу даже не смерть этих совершенно незнакомых мне эльфов. Нечто гораздо хуже смерти. В том, что шаман найдёт способ захватить душу и преподнести своему богу, я даже не сомневался. Убийство длинноухого и поломка ножа дала лишь небольшую фору. А самое страшное, что уйди я сейчас, никто не даст гарантии, что вскоре на этом алтаре не окажутся люди моего мира. Поэтому я выдохнул, решаясь, и кивнул, открывая призраку свою душу.

Слияние шокировало меня, выбив на некоторое время из реальности. Огромный поток информации проходил сквозь мой разум, практически не задерживаясь, мозг просто не в силах был обработать столь огромный объём. Поэтому память эльфа предстала передо мной эдакой чередой слайдов, которые я просто успел осознать. Остальное же, к моему немалому сожалению, терялось, растворяясь в извечном ничто. Были бы мы не в данже, оставался бы шанс, что воспоминания эльфа сохранятся в ноосфере, но здесь правил Хаос. Однако, насколько я понял, ушастого это не смущало, я же пока был недееспособен, разглядывая калейдоскоп картин из жизни моего нечаянного партнёра.

Видел я и величественные города, где здания были не построены, а выросли такими, какими их захотели видеть друиды. Древесные великаны, превосходящие размерами наши небоскрёбы, служили эльфам и домами, и производственными помещениями, но при этом оставались живыми и фактически обслуживали сами себя. Иногда их всё же приходилось лечить, а когда наступало время, они умирали, чтобы дать место новым гигантам.

Видел детство, наполненное играми и забавами. Семью, родных, мирную жизнь и боевые походы. Охоту на тварей Хаоса, шумные пиры с друзьями и тихие вечера под звёздным небом. И ещё много чего зачастую совершенно непонятного.

Был там и момент, когда эта парочка попала в плен. Их взяли ночью, после внезапного прорыва Хаоса, в отдалённом поселении, состоящем всего из одного и не такого уж большого дерева. Шаман накрутил проклятий, но даже в таком состоянии эльфы умудрились неплохо проредить отряд гноллов. И подать сигнал тревоги, так что тварям пришлось убираться, довольствовавшись лишь двумя жертвами. Хотя они явно рассчитывали вернуться, став сильнее от подношения своему владыке.

В какой-то момент всё закончилось, зрение прояснилось, и я понял, что вижу дополнительные элементы, словно висящие в воздухе. Они до боли напоминали игровые, и до меня дошло, что слияние состоялось, и это интерфейс Системы. К сожалению, не моей, поскольку я не мог понять значения ни одной пиктограммы. Тело я всё ещё ощущал, но как-то отстранённо. Звуки доносились словно сквозь вату, а смотрел на мир я теперь будто через огромное окно. Эльф посмотрел на руки, сжал и разжал кулаки, а затем принялся выполнять различные упражнения, как если бы находился на стадионе, а не в данже, полном злобных тварей, у которых только что увели желанную добычу. И пусть гноллы были оглушены возмущением Хаоса после поломки ножа, но уже был слышен их лай, то есть с минуты на минуту они должны были полностью прийти в себя и начать охоту на меня.

И действительно, не прошло и полминуты, как гриб, на котором я устроился, пошатнулся от того, что на него приземлился первый гнолл. Над головой у него висела надпись, и, что удивительно, я смог её прочитать.



«Костогрыз-охотник. 30 ур»

То ли самый внимательный, то ли самый шустрый, неважно. Главное, я, то есть эльф, в этот момент стоял к нему спиной и делал наклоны. И даже присутствие врага не заставило меня-его прекратить. Хаосит же не стал играть в рыцаря, да и вряд ли вообще знал, что означает слово «благородство». Видя, что враг стоит не просто спиной, а ещё и согнувшись, тут же рубанул заточенной железякой по спине.

Не знаю, как это получилось у эльфа, но он не только успел выпрямиться, но и повернулся, отведя клинок противника ножом, и тут же вогнал лезвие ему точно в лоб. Костогрыз свёл глаза в кучу, словно пытаясь разглядеть засевшую в черепе железяку, но его уже стряхнули с оружия, встречая следующих врагов, обильно посыпавшихся на гриб. Все они были примерно тридцатого уровня, плюс минус два, но для ушастого угрозы не представляли. Он двигался среди гноллов, то и дело срубая то одного, то другого врага с невероятной пластикой, словно танцуя. Если бы я сам, хоть и опосредованно, в этом не участвовал, то никогда бы не поверил, что моё тело способно на подобные пируэты.

Я даже не заметил, когда успел сменить финку на мачете. Монстры всё прибывали, но места на шляпке было не так уж и много, и они не могли нормально сражаться с ведомым эльфом мной. Зато сумели подрубить ножку, отчего в какой-то момент мы стали заваливаться вбок. И опять, будь я самим собой, вряд ли сумел бы сориентироваться, убрать оружие и ещё в верхней точке прыгнуть в сторону соседнего гриба, стоящего достаточно далеко. Но каким-то чудом эльфу удалось дотянуть по воздуху, чтобы вонзить крюки в плоть шляпки. Одно слитное движение, и вот мы были в недосягаемости от бесновавшейся стаи. Относительном – мимо головы пронёсся камень размером с добрый кулак, а внизу пращники уже вновь раскручивали оружие.

И вот тут-то эльф взялся за рогатку. Если честно, я скептически относился ко всем этим легендам о непревзойденных стрелках. Точнее, вполне допускал, что они могли быть весьма неплохи, но только с привычным оружием. Вряд ли в фэнтезийном мире были боевые рогатки, для этого как минимум нужна химическая промышленность. Так что сейчас был уверен, что ушастому придется дольше разбираться, что и куда совать, но… легенды не соврали.

Не знаю как лук, а рогатка словно была частью тела эльфа. Казалось, он не целился, но точно знал, куда попадёт каждая стрела. А пускал их с такой скоростью, что третья отправлялась в полёт, пока первая ещё не нашла свою жертву. Но главное было не это. То, что ушастый контролирует количество каждого типа стрел, я сообразил сразу. Но в ход пошли и шарики из разгрузки. При выстреле таким снарядом перед глазами вспыхивал яркий символ, а врага то разрывало взрывом, то замораживало, то било током. В какой-то момент эльф выстрелил вверх, там что-то громыхнуло, и с небес на врага полился стальной дождь. Флешетты, жуткое оружие первой мировой, получившее вторую жизнь в кассетных и шариковых бомбах.

Избиваемая стая взвыла. Шаман ещё не оправился и не мог помочь. Гнев Хаоса ударил по нему сильней всего, а то ещё неизвестно, как повернулся бы бой. Сейчас же становилось понятно, что для эльфа гноллы слишком лёгкая добыча. Уровня ушастого я так и не увидел, но он явно значительно превышал вражеский. Даже самые здоровые твари, те, что несли стражу возле девушки, оказались слишком слабы, чтобы противостоять смерти с небес, и не прошло и двадцати минут, как в пещере осталось всего трое живых. Каким-то образом я ощущал это так же естественно, как тепло или холод.

Для спуска эльфу не понадобились никакие приспособления. Это при том, что до земли было добрых пятнадцать метров, а он просто взял и спрыгнул как ни в чём не бывало. Самое интересное, я не почувствовал никакого удара пяток о почву. Было полное ощущение, что мы мягко спланировали, а не рухнули с высоты пятого этажа. Вот она сила Системы. Наверняка, у ушастого открыт какой-нибудь скил типа «Легче пёрышка» или как-то так. Вот он и не получает урона от падений. В душе завозилась чёрная зависть и понимание, что раз прикоснувшись к этому, я всю оставшуюся жизнь буду искать возможность стать игроком. Слишком уж широкие возможности открываются, чтобы попробовав, забыть и жить как простой обыватель.

Кругом валялись трупы гноллов. Скрыться не удалось никому. Растерзанные, обожженные, замороженные, словно расплавленные кислотой. Обилие вариантов убийства потрясало. Но больше всех мне запомнился один, прибитый двумя стрелами к очередному грибу на высоте трёх человеческих ростов. Как он туда забрался, было совершенно непонятно. Ладно, если бы залез, но нет, мордой монстр был повёрнут от ножки, прижимаясь к той спиной. То ли он пытался запрыгнуть на шляпку, то ли наоборот, падал с неё, так или иначе приземлиться твари была не судьба.

Тем временем эльф запрыгнул на помост, где располагался алтарь, а также лежала истерзанная девушка. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что она умирает. Впервые я увидел полоску жизни другого существа, и в ней оставались какие-то крохи. Зато шаман уже начал приходить в себя и завозился, пытаясь то ли что-то достать, то ли сделать. Но ушастый не собирался давать противнику шанса. Рывок — и вот мы уже тащим мерзкую тварь на его же алтарь. Гнолл пытался отбиваться и даже после одного взмаха лапой вокруг него начал распространяться непонятный фиолетовый дым, явно не несущий ничего хорошего. Но эльф тут же швырнул ношу на плиту и всадил в неё одну из стрел, по которой пробегало множество маленьких молний.

Шамана затрясло, словно в припадке, и ни о каком колдовстве уже речь не шла. А ушастый, словно обезумев, буквально распял противника, затем выхватил нож и отсёк ему палец на правой руке. Видимо, ему понадобилось массивное кольцо, что носил гнолл, и заморачиваться эльф не стал. А вот дальше было весьма интересно. Несмотря на то, что Система фактически дублировала игровую механику из РПГ, никакого инвентаря никому не давали. Хочешь что-то унести — клади в сумку, мешок или тащи в руках. Но стоило ушастому надеть кольцо мне на палец и сделать какой-то жест — перед нами развернулась трёхмерная туманная область типа подпространственного мешка, в котором были свалены различные вещи. Эльф пошарил там, взял одну бутылку, потряс, вынул пробку, понюхал и убрал на место, продолжив искать. В итоге с довольным воплем выудил из дальнего угла небольшой стеклянный пузырёк, украшенный непонятными символами и стилизованным изображением пламени.

Закрыв кольцо, эльф подхватил девушку на руки и, прошептав что-то на непонятном, но весьма мелодичном языке, движением кисти швырнул бутыль на алтарь. Ударившись, та разбилась вдребезги, и тут же это место утонуло в пламени гигантского костра, из глубины которого раздался дикий вопль сгораемого заживо шамана гноллов. Не скажу, что подобное было мне по душе, но и особых мук совести я не испытал. Всё же подходить к тварям Хаоса с мерками человеческой морали не стоило. Для них мы были не более чем едой, так что, убивая их, мы не просто качаемся, а без ложной скромности боремся за сохранение жизни на Земле.

Дожидаться окончательной смерти шамана эльф не стал. Как и собирать многочисленные трофеи, разбросанные по пещере. Оружие, доспехи, содержимое кошельков — всё это так и осталось валяться. Большая часть тут, конечно, грубые поделки, но ведь можно было поискать серебро, а то и золотые монеты. Да к тому же раз стая уже ходила в иные миры, тут могли найтись и весьма ценные артефакты. Но нет. Удерживая девушку, мы углубились в грибной лес, в сторону, противоположную той, откуда пришёл я. И через десять минут передо мной закрутилось знакомое серое марево портала.

Вот тут я уже запаниковал. Но как бы ни рвался, как ни пытался вернуть контроль над телом — ничего не вышло. Эльф шагнул вперёд, мир вокруг изменился. Мы всё ещё находились в лесу, но теперь над головами трепыхалась настоящая листва, в кронах перекликались птицы, а высоко в небе горели звёзды и две луны, меньшие по размерам, чем земная, но зато разных оттенков: голубая и зелёная. Мы явно были в ином мире.

Эльф, казалось, даже не заметил моей истерики. Либо не обратил на неё внимания. Он шёл по лесу ещё около двух часов, пока, наконец, не обнаружил небольшой холм возле речки. На нём росло одно-единственное дерево. Под ним-то ушастый и устроился, аккуратно уложив едва дышащую девушку. Что было дальше, я не запомнил. Понял только, что он затянул какую-то длинную песню, потрясающе красивую даже без знания языка, но при этом весьма туманящую сознание. В какой-то момент, когда первые лучи солнца показались над горизонтом, всё вдруг прекратилось. Я вновь увидел перед собой призрак эльфа, который благодарил меня. Ответить я не успел, стоило свету коснуться тела эльфийки, как оно начало растворяться, а рядом с парнем появился ещё одни призрак. Девушка улыбнулась мне, взяла эльфа за руку, и они исчезли, стремительным росчерком вознесясь в небо.

А меня скрутила жуткая боль. Казалось, горела каждая клетка тела. Суставы выворачивало. Зрение и слух то пропадали совсем, то выдавали дикую какофонию звука и цвета. Мышцы непроизвольно сокращались, меня всего трясло, словно при ударе током. Казалось, ещё секунда — и я не выдержу… а потом всё кончилось, и пришла блаженная темнота.

Пришёл в себя я от пения птиц. Пусть звучит банально, но в этот раз пернатые словно сговорились устроить концерт над моей головой. Казалось, птахи надрываются так, что лопаются от усердия, и я очень удивился, не найдя под деревьями останки лесных горлопанов. Самочувствие у меня было прекрасное. Настолько, что я сперва даже не поверил, что уже не сплю, и ущипнул себя за ногу. Вышло как-то неубедительно, и я не нашёл ничего умнее, как достать нож и ткнуть остриём в бедро. Вот это уже проняло, особенно когда перед глазами появилась надпись:



Получен урон —2 ЕЖ

ЕЖ 233/235



Хотя в душе я мечтал об этом, но одно дело думать о том, как хорошо быть игроком, а другое — действительно стать им. Это выбивало из колеи. Не меньше чем осознание, что теперь я нахожусь в ином мире. Так что следующие несколько минут, а может, даже и часов, я лежал, наблюдая за игрой света в листве и ни о чём не думал, просто свыкаясь с тем фактом, что жизнь круто поменялась, и неизвестно, смогу ли я вообще когда-либо вернуться домой. Неважно, что там меня никто не ждёт. Друзьями, в моём понимании этого слова, я так и не обзавёлся, а родня… можно сказать, для меня все умерли. И это означало, что надо прекращать валятся, пора разбираться с новыми возможностями и искать своё место под новым солнцем, раз старое пока недоступно.

На всех форумах, посвящённых Системе, новичкам советовали не торопиться вызывать лист персонажа. Дескать, это может вызвать дезориентацию. Следует устроиться поудобней, закрыть глаза и лишь потом приступать к работе с характеристиками, первым делом настроив их отображение таким образом, чтобы в дальнейшем оно не мешало. Сделать это просто: достаточно мысленно указать, как бы ты хотел, чтобы они выглядели. Многие просто копировали не только чар-лист известных игр, начиная с настолок, заканчивая «Дьяблой» и «Дотой», но и постоянное отображение количества единиц жизни и маны. Лично я не собирался захламлять обзор двумя здоровенными шарами. Мне был ближе стиль Мира «Ремесла войны»: небольшие полоски слева вверху, максимум открытого пространства и так далее. А раз я и так лежал, то прикрыл глаза и отдал приказ: «Показать характеристики», – ожидая чего-то эдакого. Прошла секунда, другая, а затем меня кто-то чувствительно пнул по ноге.

— Ну, и долго ты собираешься валяться, словно девка после ночи с эскадроном гусар? — голос был хоть и довольно высокий, но с непередаваемыми сварливыми интонациями, при этом говорил на русском, так что я тут же подскочил, распахивая глаза во всю ширь. — О как скаканул. Можа тебя кто за жопу цапнул, что ты на месте подпрыгнул да глаза пучишь, словно при трёхдневном запоре? Чего вылупился-то, киркой тебе в дышло? Фей не видел?

— Ты, мля, кто такой?! — прохрипел я, приходя в себя от культурного шока.

Честно говоря, со словом «фея» у меня всегда ассоциировались диснеевские феечки типа Динь-Динь или более половозрелые девицы из другого мультсериала. На крайний случай можно было припомнить Оберона с Титанией, хотя за их внешний вид уже не поручусь. Но вот чего я точно не ожидал, так это полупрозрачного мужика размером с локоть, с бородой до пупа, в кольчуге, обтягивающей внушительное пузо, тщательно перетянутой ремнём точно под ним и создающей впечатление то ли платья, то ли ночной рубахи, учитывая торчащие из-под подола голые волосатые ноги и рюши на подоле. Спроси меня, кто это, я бы, не задумываясь, сказал «гном», ну, или дворф. Рогатый шлем-горшок и молот на длинной ручке в руках как бы намекали, но всё портили две пары стрекозиных крыльев, торчащих из спины призрака, придавая ему вид постаревшего Карлсона, ударившегося в реконструкцию и вчера перебравшего эля на сходке. Больше вокруг никого не было, стало быть, это именно он разговаривал со мной. Я закрыл глаза и потряс головой, пытаясь поставить мозги на место, заодно вспоминая, не били вчера эльфа, то бишь меня, чем-нибудь по голове. Шлем это, конечно, хорошо, но сотряс, походу, я словил.

— Я кто?! Ты мне тут бестолковкой не мотай! – по шлему звонко шлёпнул боёк молота. – Накосячат, киркой им в дышло, разбирайся с ними, а они еще, видите ли, недовольны. Жмурятся, головёнками машут. Да если бы у тебя в черепушке хоть что-то было, кроме ветра да мочи, разве ж меня бы прислали?!

– Так, стоп! – Призрак явно был материальным, каким бы бредом это ни звучало. — Где это я уже успел чего натворить?

– А в Систему кто влез без мыла, киркой тебе в дышло?! – от возмущения борода нестандартной феи встала дыбом, а сам он надвинулся на меня, уперев руки в боки и нависая пузом над правым глазом. — Тебя избрали? Нет! Так и сиди на сраке ровно, наслаждайся мирной жизнью. Так нет ведь, залезут, наворотят такого, что потом хоть стой, хоть падай, а разбираться кому? Конечно нам, феям.

— Так я же ничего не делал. Это всё эльф, -- я немного стушевался под напором призрака. – Я вообще только посмотреть зашёл, как оно в данже, но что-то словно дёрнуло, ну и вот…

– Разберёмся, киркой тебе в дышло. – мужичок выудил откуда-то очки, водрузил себе на нос и принялся листать появившуюся перед ним книгу, бурча под нос обрывки слов. – Так, прорыв второй категории… бу-бу-бу… архетип «пещерный лес»… бу-бу… стая гноллов… средний уровень – тридцатый, и это при второй-то категории?!

В меня упёрся по-прокурорски суровый взгляд, словно это я наловил гиеноголовых и посадил их в неподходящий данж. Но я уже пришёл в себя и ответил выражением невинности на лице. Возможно, немного перестарался, и получилась физиономия олигофрена, но в данной ситуации и оно подходило. Фея поперхнулся, прокашлялся и принялся листать книгу дальше.

– Угу… жертвоприношение… бу-бу-бу… Алогнараулиэль Ап-Лотаринский двести третий уровень и Элинтерет Ап-Нористинская сто семидесятый уровень?! – мелкий бородач с возмущённым жужжанием закружился вокруг моей головы. – Ты хоть понимаешь, что это значит, киркой тебе в дышло?!

– Понятия не имею. А вы точно фея? – понимаю, вопрос был дурацким, но ничего иного в голову не пришло.

– А кто я по-твоему? – мужичок явно не ожидал такого и на секунду завис, даже забыв про кирку и дышло.

– Понятия не имею. Модератор или администратор Системы, но причём тут феи-то? Тем более такие…

– Какие это такие, а? – бородач подлетел вплотную и, вцепившись мне в ворот, уставился глаза в глаза. – Нет, ты скажи, это какие «такие», киркой тебе в дышло? Тебе что-то не нравится? А может, тебя отфеячить как следует, чтобы за базаром следил? Хотя по большому счёту ты прав.

Призрак словно поставил цель окончательно вынести мне мозг. Вот и сейчас он растерял всю агрессивность, отпустил одежду и отлетел метра на полтора, приняв невозмутимый вид. Затем вынул откуда-то трубку, раскурил и уселся прямо на воздух, закинув одну кривую волосатую ногу на другую.

– Позвольте представиться, Борги, младший администратор ФЕА-ПАК. Расшифровывается как Фундаменталистская Единая Администрация – Подразделение Активной Коррекции. Соответственно, нас, сотрудников, называют Феами. Но призванные Системой Герои редко когда отличаются высоким интеллектом. К тому же начальство, кирк… кх-кхм, здоровья им и уровней повыше, требует индивидуальной работы с каждым. И не просто так, а вплоть до создания образа для общения на основе подсознательного ассоциативного ряда.

– То есть то, что вы сейчас так выглядите…

– Целиком твоя вина, дубина, киркой тебе в дышло трижды!!! – бородача хватило ненадолго, и он опять принялся орать, размахивая молотом: – Ладно, хрен с ним, что ты совместил созвучные слова, но вот зачем ты соединил эльфов маленького народца и тёмных альвов из Скандинавии? Теперь я, честный цверг, должен носить этот уродский образ! Вот как дал бы больно!

– А поменять?

– Это надо делать запрос по форме А-547/43 в вышестоящую инстанцию, чтобы те санкционировали запрос на разрешение повторного ментального сканирования, что само по себе может занять пару месяцев, пока все справки соберёшь, а учитывая, что ты нелегал, так и вообще до десяти лет прождать можно. И всё это время я не смогу выполнять свои обязанности, а значит, по инструкции Н-4938-22 буду вынужден погрузить нарушителя, то есть тебя, в стазис. Хочешь поиграть в спящую красавицу, киркой тебе в дышло? Вот то-то же.

Повторить судьбу сказочной героини я не хотел. Кто его знает, как в этом мире с меньшинствами, вдруг кто и позарится. У неё-то от принца хоть ребёнок получился, который и спас незадачливую маманю, а я что, добрый десяток лет буду ведущим актёром в спектакле «Дупло и тетерев»? И даже знать об этом не буду? Нет, спасибо, я в этих вопросах придерживаюсь весьма строгих взглядов, и если есть вероятность покушения на мой афедрон, предпочитаю отступить. Пусть не по-европейски, зато перед собой не стыдно.

– Ладно, вернёмся к нашим баранам, то бишь эльфам, киркой им в дышло. – Выговорившись, Броги вновь успокоился и взялся за книгу. – Вот ты говоришь, что не понимаешь, что означает пленение двух высокоуровневых героев стаей тридцатиуровневых тупых гноллов. А я тебе скажу. Это значит, что в деле замешан Предвечный Хаос. Только он позволяет обойти ограничения Системы.

– Ну так, там алтарь был и какой-то тотем, – припомнил я события вчерашнего дня. – От него жутью веяло, я чуть в штаны не наделал. Собственно, потому и решил пристрелить этого вашего Алга…наурэля.

– Алогнараулиэля Ап-Лотаринского, бестолочь, военного вождя клана Утренней Зари, хотя это значения не имеет. – Фея-цверг вновь зарылся в книгу. – Повезло ему. Иначе их с невестой души пожрал бы Предвечный. Запомни, дурень, Хаос даёт возможность выйти за пределы Системы, считерить, по-вашему, но всегда берёт свою плату. Некоторые умники, типа вот этого гнолльего шамана, пытаются задобрить его, переложить долг на чужие плечи, но это ещё ни у кого не получилось. Великое Ничто всегда берёт своё.

– А я? Я за наших, за Порядок! – сходу отверг я все инсинуации, проникнувшись серьёзностью момента – фей вон даже ни разу про дышло не заикнулся. – В чём проблема-то? Ушастого с его девкой от участи жертвы на алтаре я спас, получается. А то, что вышел потом не в тот мир, так верните меня – и всего делов.

– Ага и забыть, что из-за ваших выкрутасов в Системе теперь есть два одинаковых идентификатора? А отчитываться по вам как, кирку вам в дышло?

– Погоди, так эльфы, они что, живыми остались? – не то чтобы я сильно переживал, но от этой новости на душе стало гораздо легче.

– Так а я тебе про что битый час твержу, дубина, кирку тебе в жо… кх-хк-хк?! – фей возмущённо затрепетал крыльями.

– Воу -воу, палехше. Чего это у вас тут всё через это место? Я-то думал, проблема в том, что я вообще Систему получил, – меня реально начал напрягать это разговор, того и гляди, или отберут статус игрока, или получишь посторонний предмет в седалище, и как всегда в минуты опасности мозг заработал на полную катушку. – Хотя стоп, погоди. Так если я этих двоих от развоплощения спас, да ещё и читера, получается, уничтожил, мне награда полагаться должна. А ты мне тут руки выкручиваешь, стращаешь карами небесными да кирками в непредназначенных для этого местах.

– И ничего я тебе не крутил, – Борги заметно смутился, даже попытался молоток спрятать за спину. – Так, шуганул для порядку. А то знаю я вас, кирк… хм. Дай волю, вы на шею сядете и трензель в зубы сунете. К тому же ответ по твоему делу всего пара минут как пришёл. Ну-ка, встань!

Я поднялся в полный рост. Цверг ФЕА завис передо мной, трепеща крыльями, но с невероятно серьёзной миной. Если я правильно понял, то, увидев в Системе дублирующие друг друга идентификаторы, начальство послало его проверить логи непосредственно на месте. И пока мы с ним трепались, он отправил отчёт наверх кому-то, облеченному властью. И там уже принимали решение казнить или миловать. Меня слегка передёрнуло, как представил, что руководство бородача решило бы не заморачиваться, а пошло по классическому пути: нет человека – нет проблемы. Благо, судя по выражению лица Борги, это только мои фантазии, мордаха у того была торжественно возвышенная, явно для человекоубийства не подходящая. Фей поднял молоток, и я приготовился внимать.

– Александр Сергеевич Плесков, за проявленную доблесть и защиту Порядка тебе дозволяется оставить интерфейс Системы, полученный от Алогнараулиэля Ап-Лотаринского, – голос цверга так и лучился торжеством. – Однако для обеспечения баланса все характеристики, а также уровни навыков и умений будут приведены к значениям твоего реального тела на момент получения интерфейса, либо сброшены до единицы, если данными навыками ты не владеешь. С этого момента у тебя есть один час, чтобы разобраться в работе интерфейса. Ответственный за проведение консультации ФЕА Борги.

С последними словами я расплылся в предвкушающей улыбке, отчего цверга передёрнуло, словно перед ним был не девятнадцатилетний парень, а «чудище обло озорно огромно стозевно и лаяй». А я что – я ничего. Форумы форумами, но ничто не заменит живого общения с настоящим администратором Системы. Да до этого дня никто на Земле вообще не подозревал, что они существуют. По крайней мере, если эта информация у кого и была, в свободный доступ не просочилось ни байта, что говорит о многом. А тут целый час.

– Ну-с, начнём. – я в предвкушении потёр руки.

– Погодь, начинальщик, кир… хм… – Борги хотел добавить уже изрядно меня бесившую присказку, но сдержался. – Старый идентификатор я удалил. Надо тебя прописать в Системе, чтобы получить новый.

– Так я не против, валяй, – махнул я рукой.

– Умный, да? – цверг насупился, а потом заорал так, что борода затрепетала, словно флаг. – А имя пользователя я за тебя придумывать буду, кирку тебе в дышло? Чтобы ты потом на меня жалобу накатал, если не понравится?

– А, так ник-нейм нужен? Так бы и сказал. – Раздумывал я недолго. – Пиши: «Лекс-Велит».

– Чего велит? Кому велит? – не въехал с ходу фей. – Мне, что ли?

– Ага, велю не тупить. – Я поморщился. – Так в древности воинов-застрельщиков называли в одной империи.

– Бу-га-га-га-га, – зашёлся смехом фей. – Это кто тебя так приласкал?

На самом деле я ничего не выдумывал, это было моё старое дворовое прозвище. Лекс – сокращение от Александра, ну а Велит – из-за рогатки и других метательных штуковин. Я постоянно таскал с собой что-нибудь такое, что можно швырнуть в ближнего своего. Или в дальнего, если попадёшь. Вот наш учитель истории, в очередной раз поймав меня за расстрелом алюминиевых банок на территории школы, и нарёк меня Велитом. Мол, они тоже швыряли во врага всякую гадость, а потом пытались от того сбежать.

– Замнём для ясности, – свернул я обсуждение. – Давай лучше просвещай меня по Системе: кто, кого, куда и как. Начнём, пожалуй, с базовых характеристик, чтобы потом не возвращаться.

– Эх, чую, за час ты мне всю душу вымотаешь, – цверг тяжело вздохнул, но перечить не стал, видимо, воля Системы была для него важней собственного вредного характера. – Придумай слово для вызова данных о герое, то бишь о себе, и мысленно представь, в каком виде ты хотел бы их получить.

Над ключевой фразой я даже не раздумывал, как и большинство земных игроков, получивших интерфейс. В РПГ каждый играл так, что слова «чар-лист» подходили идеально. А вот с внешним видом было чуть сложнее. Поскольку игровые условности не распространялись на вещи, то есть не было ни инвентаря, ни слотов экипировки, ни быстрого доступа, страницы персонажа большинства видео-рпг, включая многочисленные ММО, не совсем подходили, поскольку были в основном направлены на визуальное восприятие героя. А вот листы от настолок вписывались идеально. Единственное, стоило разделить по разным вкладкам характеристики и навыки, чтобы не получилась бесконечная простыня, поскольку последних могло быть бесчисленное множество. В итоге я дал команду, и передо мной зависла таблица:





Имя/Прозвище Лекс/Велит

Раса Человек

Количество жизней 1

Уровень 1

Основные характеристики

Сила 13

Выносливость 11

Ловкость 13

Интеллект 12

Мудрость 11

Воля 11

Харизма 10

Дух/магия 3

Удача 19

Единицы здоровья 235

Восстановление: отдых/бой

Единицы маны 58

Восстановление: отдых/бой

— Экий ты… средний, — Борги завис у меня над правым плечом, вглядываясь в цифры. – Каши мало, что ли, ел в детстве, да ленился, похоже, много.

— С чего ты это взял, пернатый? — мне стало обидно за детство, проведённое в многочисленных спортивных секциях да в работе по хозяйству. — Не знаешь — лучше молчи, за умного сойдёшь.

— Ладно, не кипятись, — цверг примирительно поднял руки. – Ну, неправ был. Многие у вас и к тридцати годам по десятке только набирают. А ведь это среднее значение характеристик по вашей расе. А ты вон и силу, и ловкость прокачать успел. Интеллект с мудростью бы тебе поднять – они на самостоятельное развитие навыков напрямую влияют. С харизмой тоже незадача. Тяжко тебе будет с другими ладить. Зато удача, ты погляди! Вот что значит, повезло, тьфу, каламбур получился.

– А за что она отвечает? – я тоже не отрывал взгляда от параметра, значительно выделявшегося на фоне других, размышляя хорошо ли это и стоит в ближайшем будущем ждать состав с роялями.

— Так на всё! – фей, похоже, был поражён. – Знаешь, как у нас говорят про такого: любят тебя боги и Система. Тебе судьба сама ворожит.

Я хмыкнул. Было сложно спорить, учитывая произошедшее, но всё же я не замечал за собой особой удачливости. Хотя тут можно было долго рассуждать. Например, меня бросила мать, оставив на руках у своих родителей, после того как отец загнулся от передоза, и исчезла в неизвестном направлении. Можно сказать, что не повезло, но с другой стороны, дед с бабушкой воспитали меня вполне самостоятельным человеком, способным отвечать за свои поступки. Это не я придумал, это из школьной характеристики от классного руководителя. Что бы там было, останься я с матерью, неизвестно, но учитывая её образ жизни и характер, не факт, что получилось бы что-то хорошее. Вот и думай, удача это была или наоборот.

Понятно, что озвучивать это Борги я не стал. Не хватало ещё тут душу выворачивать. Любят, говоришь, ворожат, вот и замечательно. Я сделал морду тяпкой, мол, так и должно быть. Может, я даже падаю только затем, чтобы сто рублей поднять. А возле дома уже дважды машина с колбасой переворачивалась. А как оно дальше будет, так, кто ж его знает. Поживём — увидим. Пока же следует окончательно разобраться в чар-листе и попытаться выйти к людям. Ну, или хотя бы к каким-нибудь разумным созданиям, желательно гуманоидного типа, на основе белка. А то как-то с летающими кремниевыми пирамидами у меня отношения не очень. Хоть я их ни разу и не видел, но заранее недолюбливал.

— Так, ладно. Буду осторожней по кустам ходить, чтобы роялем не придавило, -- я закруглил обсуждение и, видя в глазах цверга непонимание, пояснил: –Это наши земные приколы. Давай лучше вернёмся к характеристикам. Пробежимся по ним коротенько, вдруг есть какие отличия с тем, что писали на форуме. А затем уже займёмся навыками и прочим.

– Ну давай, хозяин – барин, – фей тяжело вздохнул, правда, я ему не поверил ни на грош, слишком наигранно это было сделано. – Итак, пойдём по порядку. Сила. Если ты не совсем тупой, то должен понимать, что от этого зависит, как больно ты бьёшь и сколько можешь утащить. Всё просто, ничего нового.

– Это понятно. Меня больше ловкость интересует. – В РПГ-играх, ну, таких, на которые похожа Система, урон метательного оружия напрямую зависел от неё, так же, как урон в ближнем бою – от силы. Я попытался на пальцах объяснить цвергу механику настолок и понять, как работает то же самое в реале. – А вот сейчас у меня так же будет или нет?

– А сам-то как думаешь? – фей усмехнулся. – Ладно, бестолочь, кирку тебе в дышло, давай на примерах. Доставай своё пуляло.

– Побольше уважения. Это тебе не «пуляло», а вполне современное оружие, выполненное с использованием высоких технологий, – я поднял оброненную вчера рогатку, о которой почти забыл за сегодняшними треволнениями. – И чего?

– Сосредоточь внимание. Таким образом можно получить информацию о любом предмете. – Борги пропустил мимо ушей мои слова об уважении, скривившись, словно от лимона, но нарываться не стал, перейдя к делу. – Видишь надпись? Да не тужься так, словно у тебя трёхдневный запор, кирку тебе в дышло. Легче, спокойней, словно вглядываешься в детали… во, вижу, дошло.

И действительно, стоило мне последовать совету и перестать напрягаться, над оружием проявились надписи.



Рогатка охотничья

Размер 14,5х8х2,5 см

Вес 120 грамм

Базовая точность – 65%

Прочность: плечи 1450/1500 резина – х6 – 190–180/200 (подробнее)



– Ну вот. Видишь, урон тут совсем не прописан, потому как само по себе твоё пуляло его цели не наносит. Разве что долбить им по черепушке. Зато есть базовая точность – это то, с какой вероятностью пущенный тобой снаряд попадёт именно туда, куда ты целился. Для человеческой поделки, да без магии, у тебя весьма значительный показатель. – Цверг принялся объяснять мне основы, словно ребёнку, но я не возражал – меньше шансов упустить что-то нужное. – Для стрельбы тебе нужны два показателя: сила и ловкость. Но первый ограничен усилием самого оружия. Растянуть сильнее уже не получится, значит, смотрим второй. Тут самое важное – это координация.

– Погоди, а глазомер? – попытался я влезть, за что и получил молотом по шлему. – Чего дерёшься, объясни лучше.

– Мы сейчас о ловкости говорим, а зенкомер этот твой к мудрости относится, к навыку «Внимание». Он, несомненно, важен, но вот ты же стреляешь при таком низком показателе и даже попадаешь иногда. Хотя без него действительно классным лучником не стать, это да. И вообще, не перебивай, а то следующий раз так зафеячу, кирку тебе в дышло, что враз все глупые вопросы забудешь.

Я поднял руки, мол, сдаюсь, вещай дальше, большой мух. Фей буркнул, мол, то-то же, сделал круг и уселся на ветку, будто ему надоело висеть в воздухе.

– Достань-ка стрелу. – скомандовал он. – Чего видишь?

Я вгляделся – на этот раз получить информацию оказалось куда проще.



Стрела алюминиевая M800AZ.

Длина – 30 дюймов

Оперение – полимерное.

Наконечник – ТР212 литой трехлезвенный масса – 100 грн.

Проникающий Урон – 20 ЕЖ

Шанс крита – 15%

Шанс кровотечения – 30%



– А теперь пулю давай, – командовать фею нравилось.

Хмыкнув, я вытащил один из стальных шариков и попробовал увидеть характеристики сразу дух предметов, держа их перед собой. Не сразу, но получилось.



Пуля стальная

Диаметр – 12 мм

Вес – 7 грамм

Проникающий урон – 5 ЕЖ

Дробящий урон –12 ЕЖ

Шанс крита – 15%

Шанс оглушения – 25%



– Это получается, что урон всегда будет одинаковым? – обычно в играх указывалось минимальное и максимальное значение, здесь же была всего одна цифра. – И в чём прикол?

– А в том, что ты – лучник, дурья башка, а не варвар какой, только и способный дубиной лупить куда придётся, – вновь завёлся Борги. – Хочешь больше урон – целься в уязвимые места и стреляй быстрее. Ловкость, она не только координацию даёт, а ещё и скорость. Там, где бугай с прокачанной силой один раз махнёт оглоблей, ты должен штук пять пуль вогнать. Нет, конечно, можно и тебе силушку подкачать да взять ту же крепостную баллисту. Из такой даже горному великану можно шкуру попортить, да только на такое идут те, кто в большой, крепкой команде сражается. Остальным же, кто более традиционное оружие предпочитает, остаётся использовать умения, чтобы урон повысить.

– Навык, в смысле? – я открыл чар-лист, развернув нужную вкладку. – Метательное оружие у меня равно четырнадцати.

– Вот же пень, собакам с… эх, – снова выругался фей. – Навык показывает твоё общее развитие в этом направлении. А я говорю о конкретных приёмах, техниках, умениях, называй как хочешь. Ты вкладку-то открой.

Действительно, что-то я затупил. Сосредоточившись, представил невидимый курсор мыши, которым кликнул по нужной иконке. Она тут же послушно развернулась, выдав десятки значков, каждый из которых и был тем самым умением. Если список навыков я считал большим, то теперь получалось, что каждый из них содержал ещё и десятки, а то и сотни различных техник, и это был тот самый рояль, который обычно получает в книге попаданец. Улыбка растянула мой рот. Хорошо, что у меня нет отклонений в виде виртуальных хомяков, заставляющих хозяина тащить всё, что плохо лежит, а то он бы сейчас сдох от экстаза, а потом протух и вонял.

Большинство значков было серого цвета, но с обязательной единичкой уровня. То есть, как только будут выполнены условия, я получу к ним полный доступ. Это радовало. Не зря на форумах писали, что прокачка характеристик – хорошо, но самое важное – это умения. Похоже, события последней пары дней серьёзно выбили меня из колеи, раз я сразу сам не сообразил. Хотя, думаю, мне простительно. Не каждый день в тебя вселяется дух убитого тобой же эльфа, чтобы отомстить стае гноллов, а в итоге ты оказываешься в совершенно ином мире, где встречаешь полупрозрачного мужика-фея.

– Ладно, не парься, кирку тебе в дышло. Разберёшься потихоньку. – Борги, казалось, понял моё состояние. – Ушастый оставил тебе знатное наследство, так что развиваться будет проще, чем другим. Давай заканчивать языками молоть, лучше пойдём и попробуем добыть тебе на ужин мясца. Заодно и потренируешься.

Вот это был дельный совет. Я поднялся, поправляя многочисленное снаряжение. Вчерашний бой ему на пользу не пошёл, хоть по мне так ни разу и не смогли попасть. Однако всё сбилось и перекосилось. Что могло размотаться – болталось, что должно быть в свободном доступе – затянулось так, что не вытащишь. Тут ещё перед глазами выскочила табличка:



Перегрев

Комфорт – 40%

Снижение скорости восстановление ЕЖ на 20%



Самое смешное, особой жары я не чувствовал. Да, немного душновато, но не более. Наверное, это тоже было свойство Системы, что тут же подтвердил фей:

– Да-а. Воин из тебя тот ещё. Чего ты на себя напялил, кирку тебе в дышло? Панцирь чудной, тряпошный. Ремни какие-то. Шлем, и тот будто из коры сделан. – В подтверждение мне ещё раз прилетело молотком по голове, на что я скорчил рожу, долженствую означать, что я сделаю с оружием цверга в следующий раз, но того явно не проняло, либо он надеялся на свою возможную бесплотность. – Ты сымай быстрей это с себя. Эва как морду перекосило, может, подхватил чего? От этих бабских тряпок толку нет, то ли дело добрая сталь…

– Будешь меня по башке лупить, я тебе эту сталь запихаю туда, где солнце не светит, – с рычанием избавляясь от разгрузки и бронежилета, я всё же решил уточнить свою позицию, а то меня явно не так поняли. – А то взял моду… Стоп! Погоди-ка… у меня же лут с шамана был. Кольцо…

Добыча обнаружилась в нагрудном кармане. Хоть убей, не помню, когда её туда засунул, но не потерялось – уже хорошо. Стоило мне сосредоточить взгляд на кольце, как над ним тут же вспыхнула надпись:



Кольцо-хранилище.

Материал – ?????

Неразрушимо

Возможна привязка к владельцу

Объём подпространственного кармана – 4 м3



– Знатная штука, кирку ей в дышло. – Фей обнаружился над правым плечом, разглядывая трофей. – Что ж ты на себе-то всё таскал?

С виду материал больше напоминал уголь. Но на ощупь воспринимался скорее как металл, чем камень. Честно говоря, если бы не эльф, сам я в жизни не догадался бы, что оно может иметь какую-либо ценность, ибо выглядело кольцо как грубо отколотый кусок камня, в центре которого просверлили отверстие под палец. Наверно, только хаоситы могли создать нечто подобное.

– Это с шамана эльф снял. – Я рассматривал кольцо, так и не решаясь надеть. – Честно говоря, хрен его знает, что там внутри. Вдруг какое бактериологическое оружие. Достанешь безобидную веточку – полмира вымрет.

– А я на что, кирку мне в э-э-э, м-да? Давай открывай – сейчас просканируем содержимое. Если что будет – тут же и уничтожу, ФЕА я или нет.

Действительно, что-то я реально туплю сегодня. У меня тут самый настоящий слуга Порядка, администратор Системы. Кому как не ему шарить в этих вещах. Прикинув и так, и эдак, попробовал надеть кольцо на указательный палец правой руки, но затем передумал и натянул его на большой. Будет дополнительной маскировкой, если что, буду говорить, что это кольцо лучника. Я пробовал стрелять с таким, но быстро бросил. Всё это извращение. Нормального лука у меня не было, а самоделки и так пуляли куда угодно, только не в цель.

Кольцо село на палец как влитое. Секунду ничего не происходило, а затем выскочило сообщение. Выдумывать велосипед я не стал и настроил оповещения в виде полупрозрачных окошек а-ля «Виндоус». Согласно настройкам, они могли накапливаться, не открываясь, оповещая о себе миганием конверта на периферии зрения – в бою этот режим включался по умолчанию, а также вполне управлялся мысленными командами. Играясь, я даже создал курсор мыши, который означал точку приложения внимания. Хотя просто отдать приказ было гораздо проще.



Обнаружен артефакт с возможностью индивидуальной привязки:

(невозможно украсть или потерять, можно снять с трупа, отделив конечность)

Привязать:

Да/Нет?

Теперь стало понятно, для чего эльф отрубил палец шаману. Надо озаботиться защитой руки. А так, конечно, да. Глупо надеяться на большее – трупу как-то кольца ни к чему. А вот то, что меня не обнесут, это огромный плюс. Так что, не раздумывая, жмём «Да». Кольцо слегка сжалось, затем ослабило давление, и я практически перестал ощущать его присутствие на пальце. А в воздухе появилась новая табличка.



Для работы с хранилищем возможны следующие варианты: мысленный, голосовой, жест.

Так же возможно как полное открытие хранилища (скрытое либо свободное), так и извлечение конкретного предмета. Достаточно представить его и дать команду на извлечение. Возможны варианты: мысленная, голосовая, жест.

Установить команду: Сейчас/Позднее?



А вот это было весьма интересно. Главным недостатком стрелка, на мой взгляд, было ограничение по носимым боеприпасам. Это только казалось, что снаряды весят немного. А вот потаскай их на себе – тут же изменишь мнение. Одни метательные ножи чего стоят. У меня их двадцать штук… было, пока эльф ими гноллов не утыкал. Остался десяток, и каждый весит больше двухсот грамм. Нехитрая арифметика даёт больше четырёх кг при полной снаряге. И это без стрел, пуль и прочего.

К тому же о такой штуке, как эргономика, тоже не стоит забывать. Ладно, шарики лежат в подсумках, а стрелы куда девать? Их и так таскать неудобно, а обвешанный колчанами боец не самый мобильный человек в мире. Теперь же, судя по тексту, я мог доставать нужный тип снаряда прямо из хранилища. И это должно повысить не только мобильность, но и общую боеспособность. Осталось проверить содержимое, протестировать новый способ – и можно отправляться на охоту.

– Установить голосовую команду для свободного открытия «Открыть инвентарь». – Надпись мигнула и исчезла, а передо мной развернулось знакомое серое марево подпространственного кармана. – Прошу, уважаемый фей, врубай свой сканер.

Пространство было завалено всевозможным хламом, назначение которого я даже предположить не мог. Эльф в этом явно разбирался, но, к сожалению, кроме Системы мне от него больше ничего не перепало. Жаловаться, конечно, грех, но всегда хочется чего-то большего, особенно, если оно на халяву. Так уж устроен человек. Борги же даже копаться в вещах не стал. Подошёл, принюхался и махнул рукой, дескать, нет там ничего такого. А на мою робкую попытку намекнуть, что хорошо бы инвентаризацию по списку, чтобы, значит, наверняка, призрачный цверг едва целиком не покраснел от злости.

Из последующей далее тирады, кроме уже набившей оскомину кирки и дышла в разных вариациях, я понял лишь одно: он не справочная, а если мне так уж сильно надо, пожалуйста, по окончании отведённого времени каждый час – тысяча золотом. И деньги вперёд. Остальные пять минут заняли междометья, рычание, брызганье призрачной слюной изо рта и ругательства на нескольких языках. В процессе у меня дважды выскочила плашка о повышении на единицу пассивных умений «Язык троллей» и «Язык цвергов». Вот что значит профи. В итоге, когда Борги выдохся, я уже успел упаковать все свои вещи в хранилище и даже немного потренироваться в скрытом извлечении нужных предметов. И был готов к охоте, пока действительно время не закончилось. Видя это, фей махнул рукой и молча поплыл в сторону кустов. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

— Вот ты, бестолочь, кирку тебе в дышло. Не мог раньше духовным саморазвитием заняться? — цверг-фея выедал мне мозг каждую вынужденную остановку, то есть каждые тридцать секунд. – Сейчас не задницу бы плющили, а охотились. А время-то идёт, десять минут осталось.

— Отвали, — я огрызнулся в ответ, продолжая копаться в вещах, сваленных в хранилище. — Я из духовных практик знаю только удар лбом об пол в церкви. Всегда считал всех этих экстрасенсов в купе с попами шарлатанами. И вообще, я пастафарианин, мы в летающего макаронного монстра веруем.

— Эва чо, — вдруг присмирел Борги. — Так ты блаженный. А я, дурень старый, тебя ещё по голове молотом лупил. Ой, беда, беда. Что делать-то теперь? Если узнают…

– Нормальный я. – Хоть и тянуло отвесить перешедшему все границы фею хорошую затрещину, я себя сдержал. – Это прикол такой, смеха ради. Ну и протест против служителей культов, фанатиков и прочих уродов, под видом веры грабящих народ и творящих бесчинства. О, а это у меня здесь откуда?

В одном из многочисленных карманов рюкзака, по которым я сейчас распихивал мелочёвку, чтобы не захламляла хранилище, вдруг обнаружилась пара шаров, что я использовал для тренировки рук. Дело в том, что когда я ещё начинал заниматься рукопашным боем, тренер в качестве средства укрепления кистей предложил катать шары. Только не в похабном смысле этого слова, а в самом прямом: крутить в ладони пару круглых камней. Потом я узнал, что это старая китайская забава, и бывают они не только из камня, но и из металла, с колокольчиками внутри. Бао Динг, Поющий феникс, и Ревущий дракон, как они назывались в Поднебесной, считались волшебным средством от всего на свете. Не знаю, как у них, а я настолько пристрастился, что постоянно таскал с собой парочку. Те, что обнаружились в рюкзаке, были целиком из металла. Грубо говоря, шарики от подшипника тридцати миллиметров в диаметре, с нанесенной гравировкой и отполированные. Их мне подарили одногруппники на последний день рождения. Типа прикололись. А мне они понравились весом и стали одними из любимых. И, как видно, не только я их оценил. Стоило сосредоточиться, как выскочила надпись:



Шары Бао Динг

Сталь. Неразрушимые.

Медитация +5.

Ускорение регенерации маны +50%

Ускорение регенерации здоровья +50%

Урон по нематериальным сущностям 100 – 250



Стоило мне привычно закрутить их в ладони, как шкала маны, росшая потихоньку, дрогнула и заметно ускорилась. А это означало, что мы ещё можем найти добычу за оставшееся время. Собственно, за инвентаризацию я взялся, потому что затея с охотой вылилась в довольно неприятную ситуацию. Дело было в малом значении параметра Дух/Магия, что обуславливало хронический дефицит маны. А всё потому, что охотиться мы решили не на кого бог пошлёт — вроде пошлых зайчиков, белочек или, упаси Порядок, полёвок каких, – а сразу на оленя. Но для этого нужно было его сначала найти. И тут вступало в дело наследие эльфа в виде умения «Обнаружение дичи».

Вот только жрало это умение диких десять единиц маны в секунду. И действовало всего на пятьдесят метров. Зато можно было выставить параметры добычи. Обнаружил я это не то чтобы случайно, но довольно внезапно. Просто при первой активации мне выдало местоположение всех живых существ в радиусе действия техники. Нет, не так. Всех!!! Абсолютно всех животных, включая насекомых, грызунов, червей и прочих. Это был такой удар по сенсорному аппарату, что следующие минут пятнадцать я приходил в себя. Система не подвела, и дебафы «Шок» и «Дезориентация» снялись через пять минут, а остальное время Борги уговаривал попробовать ещё раз. Только сразу задать цель, как млекопитающие не менее трёх кило весом. И оно сработало. Правда, нашёл я лису, которая услышала меня первой и свалила, махнув на прощанье рыжим хвостом, так что пришлось исправиться, установив пределы поиска по массе от пяти до десяти килограмм.

В итоге дальше наша группа перемещалась таким образом. Марш-бросок на сто метров по лесу. Остановиться, активировать «Обнаружение»на пару секунд. Понять, что ничего в округе нет. Посидеть, пока не восстановится мана, и опять бежать по лесу до следующей остановки. В какой-то момент монотонность меня задолбала, и я полез в хранилище. Нет, не в запасы шамана, их я по-прежнему опасался. А в рюкзак, навести порядок, а заодно и пожрать, голод давил всё сильнее, и я малодушно решил распотрошить один паёк. Хотя бы галеты пожевать. Вот только под руку мне вместо пластиковой упаковки попалось нечто совершенно иное, чего тут в принципе быть не должно. Скорее всего, я засунул это, когда собирался, да и забыл за общим волнением.

– Ты чего молчал, дышлом тебя в кайло?! — казалось, цверг сейчас лопнет от возмущения, аж слова своей присказки перепутал. — Сколько времени зазря потеряли!!!

Я поморщился, но ничего не ответил. Этот жрец Порядка, админ Системы меня уже серьёзно задолбал своими криками, но и польза от него была несомненная. Не то чтобы я сомневался в своей способности разобраться с интерфейсом самостоятельно, метод научного тыка никто не отменял, в конце концов, но в незнакомом лесу иного мира никакая помощь лишней не будет. Как минимум его присутствие даёт гарантию, что в это время мною никто не захочет закусить, судя по словам Борги, там у них ещё та бюрократия, а кто ему закроет наряд, если подопечный помрёт во время инструктажа? Вот то-то же. Хотя я всё же надеялся, что в итоге неправильный фей покажет дорогу домой. Пока же действительно стоило поторопиться.

Словно в насмешку «Обнаружение» тут же выдало три подходящие метки буквально в тридцати метрах от меня. Теперь, хоть время и поджимало, приходилось красться очень осторожно, чтобы не вспугнуть добычу. Аккуратно раздвинув ветви разлапистого куста, я увидел трёх оленей, пришедших на водопой к ручью. Самец и самка красовались знаками вопроса над головами и красной рамкой, показывающей, что звери опережают меня больше чем на десять уровней. А вот детёныш светил шестым уровнем и вполне подходил для шашлыка. Может кто-то сказал бы, что это неэтично и прочее, но выбора у меня не было. Закон природы в самом неприглядном виде: или ты, или тебя. Мне надо было есть и качаться, так что извини, олешек, тебе просто не повезло.

-- Спокойно, не спеши, – в самый неподходящий момент над ухом загудел цверг, заставив меня дёрнуться. – Чего творишь, дурень, говорю же, не спугни! Меня-то они не видят и не слышат. Запускай этот самый, как ты его обозвал, боевой фейс, сейчас жарёху подстрелим.

Едва не плюнув с досады: раньше, что ли, предупредить не мог, что невидим для других, – я вынул из кобуры рогатку и достал их хранилища стрелу, взяв такую, что нанесёт как можно более обширную рану, но при этом сумеет пробить кость. По периметру поля зрения тут же проявились элементы дополненной реальности или, как я это обозвал, боевой интерфейс. Полоски жизни и маны обзор не закрывали, но постоянно были на виду, что помогало контролировать ход сражения. По низу шёл ряд значков умений. Активировать их было проще мысленно или жестом, но вот знать, что в откате, а что готово к применению, оказалось очень удобно. Пока я решил особо его не забивать, вытащив всего несколько штук, которыми наверняка смогу пользоваться уже сейчас, а остальные буду выставлять по мере необходимости.

Во-первых, это был «Точный выстрел». Полторы секунды подготовки, точность увеличивается на 20%. Восемь маны с откатом в пять секунд. Работает в связке с «Определение слабого места»и «Уязвимая точка», а также со стихийными выстрелами. Что делают эти умения, было понятно из названия. Вообще, это являлось основой, на которую уже можно накрутить всё, что захочешь.

Вторым основным приёмом для начала стала «Беглая стрельба». Тут всё прямо противоположно. Три быстрых выстрела с потерей 30% точности. То есть реально быстрых – они все вместе укладывались секунды в две, ну, в две с половиной. Стоило это удовольствие пять маны, а откат в три секунды позволял просто засыпать цель снарядами.

Ну и на закуску «Шоковая стрела». Тут тоже, в принципе, было всё понятно. Цель с вероятностью в пятьдесят процентов получала дебаф «Шок» на три секунды. Это было в куче: и стан, и дезориентация, и немота, короче, полный набор. И, что самое важное, умение прекрасно работало с пулями. Даже за счёт того, что те были сделаны из стали, шанс навесить «Шок» поднимался до 55%. Стоило это удовольствие целых тридцать единиц маны – больше половины от того, что у меня имелось, но цена казалась обоснованной. Откат в минуту меня не смущал – всё равно второй раз пальнуть я просто не смогу.

Уж на оленёнка должно хватить. Правда, если вмешается его папа, боюсь, мало мне не покажется. Но будем надеяться на лучшее, то есть на инстинкты травоядных, заставляющие спасаться бегством, бросив слабейшего на съедение хищникам. К тому же фей, хоть и был невыносим в общении, подсказал бы, если бы мне грозила настоящая опасность. Но размышления в сторону, медленно поднявшись, я зажал стрелу в зубах, чтобы ускорить перезарядку, вложил шарик в кожанку, натянул резину, беря на прицел крестец животного, и, активировав «Шоковую стрелу», выстрелил.

Снаряд прилетел точно, куда я и целил. Тело оленёнка затряслось, и он рухнул в ручей, поднимая тучу брызг. И, как положено, родители тут же кинулись бежать. Неведомое страшит сильней всего. Я уверен, напади на них волки, даже внезапно, самец бился бы, защищая семью. А сейчас инстинкты гнали его прочь, увести самку, потому что, как цинично бы это ни звучало, с ней всегда можно сделать другого детёныша.

Я тоже зверем не был, в смысле, не собирался мучать животное больше необходимого. Точный выстрел выдал крит, серьёзно просадив линию жизни зверя, а вот из трёх пуль «Беглой стрельбы» в цель попала всего одна. «Шок» закончился, и оленёнок вскочил, собираясь бежать, опоздал буквально на какое-то мгновенье. Однако прицел он мне сбил, и то, что его зацепил хотя бы один снаряд, скорее всего, стоило отнести к моей удаче. В принципе, я был не против, но всё же желательно в бою на неё не полагаться. А значит, как завещал дедушка Ленин, тренировки, тренировки и ещё раз тренировки. А то в следующий раз вместо безобидного оленя на прицеле окажется какой-нибудь гнолл, тут уж надо будет попадать наверняка, а не то я сам окажусь на месте жертвы.

Тяжелая пуля вновь сбила с копыт ещё не оправившуюся толком от «Шока» животинку, и тут же я всадил ей под лопатку стрелу, используя умение «Точный выстрел». Наконечник вошёл идеально, не зацепив кость и развалив сердце на три части. Оленёнок дрыгнулся пару раз и затих – полоска жизни над ним посерела и пропала. Первая охота в новом мире была признана удовлетворительной, но показала, как мало у меня реального опыта, и не только в качестве игрока.

Разделка добычи много времени не занимает, если имеешь опыт в этом вопросе. У меня его было хоть отбавляй. Дед с детства брал меня забивать и свиней, и овец, да и в лесу нет-нет, да и попадался заблудившийся дикий козлик, косуля. Браконьерство, конечно, но с развалом Союза колхозы перестали массово использовать химикаты для обработки посевов, и численность этих мелких оленей резко выросла, так что вреда природе мы не наносили. Даже наоборот, близь крупного города естественных врагов у них не было, а мы, можно сказать, слегка регулировали численность.

Так что, не теряя ни минуты, я вынул из хранилища верёвку, перекинул через ветку и, привязав тушу за заднюю ногу, поднял добычу так, чтобы было легко спустить кровь. Один из ножей у меня был слегка изогнутый, идеальный для снятия шкуры, так что проблем с этим не возникло. Животное попалось небольшое, я решил не заморачиваться и снял шкуру чулком, словно с кролика, обрезав её по шее. Тут же упаковал в пакет и закинул в хранилище.

Вообще, я только теперь понял, насколько мне повезло найти это кольцо. Со слов Борги карман, им создаваемый, находился меж пространства и времени, а значит, в нём ничего не портилось, оставаясь в том же состоянии, что и в момент закладки. Можно было даже, как один книжный персонаж, загрузиться готовыми горячими блюдами и доставать по мере необходимости, но, на мой взгляд, так бездумно тратить и без того не слишком большое пространство хранилища было глупо. Хотя понты дороже денег, и я сделал себе пометку заложить кипящий чайник или кофейник с приборами и вкусняшками. Мало ли на кого надо будет внимание произвести.

Дальше было дело техники. Выпотрошить, разделать на части, расфасовать по пакетам и отправить в хранилище. Под конец Система порадовала сообщением: «Свежевание – 10», – заставив выругаться. Совсем забыл об псевдоигровых условностях. Возможно, следовало собрать лут или применить какое-нибудь умение, а я по привычке полез всё делать сам. А фей тоже хорош, не напомнил. Впрочем, Борги от претензий тут же открестился. Типа какой такой навык-шмавык, не знаю ничего. Мол, не жди, что кто-то будет что-либо делать за тебя. Все эти навыки пассивные, лишь помогающие выполнять задачу быстрее и качественнее. И не надейся, что можно будет дать команду – и тебе в сумку сам запрыгнет кусок мяса. А жаль.

Из ливера себе взял печень и сердце – остальную требуху вместе с головой закинул подальше в кусты. Да, на запах крови наверняка придут хищники, но и оставаться тут я не собирался. Стоило упаковать последнюю часть туши, я сполоснул руки и нож и направился вверх по ручью, намереваясь найти нормальное место для стоянки. Со слов цверга, сутки в этом мире длились столько же, сколько и на Земле, – двадцать четыре часа. А интерфейс после внутренней команды послушно высветил часы, и они показали восемнадцать с копейками, то есть вечер. Не знаю, как тут темнеет, в каких широтах я нахожусь, и прочее, но к ночи следовало подготовиться заранее. Не зря мудрый Насреддин говорил, на Аллаха надейся, а верблюда привязывай.

И тем не менее я не остановился, пока не отмахал добрых пяток километров от места охоты. Лес был довольно чистым, идти по такому одно удовольствие, вот я и искал место получше, заодно и подстраховался, немного пройдя по самому ручью, благо русло было каменистым. Туго затянутые берцы воду не пропускали, а сами не промокали, так что сушиться после этого было не нужно, хотя портянки я бы переодел. Мотать их меня научил дед. Сам он не признавал сапогов с носками, и в своё время я понял почему, однажды поссорившись с дедом и в пику ему обувшись без портянок. Уже через пару часов ходьбы ноги превратились в один сплошную мозоль. Конечно, сам дурак, и этого вполне можно было избежать, но наука пошла впрок, и теперь я в любом состоянии ответственно подхожу к вопросу обуви. Ноги-то, они не казённые, их беречь надо.

По пути, к своему удивлению, я наткнулся на заросли черемши. У нас возле города это редкость, хоть и встречается, а я с детства любил дикий чеснок, даже просто порубленный и заправленный сметаной. Её у меня, к сожалению, не было, но вот как приправа к мясу и в маринад черемша меня устраивала. Пучок получился приличный, но дай мне волю, я бы сам ни за что с полянки не ушёл. Однако Борги, сроки пребывания которого в этом мире уже давно вышли, зудел над ухом, и пришлось торопиться. Сам же цверг уходить не спешил, заявив, что производит наблюдение за героем, в последние сутки контактировавшим с прямым проявлением Хаоса, но вспоминая, какими жадными глазами фей глядел на мясо, я думал, что дело было совсем не в том.

Наконец нашлось место для стоянки. Небольшой пригорок, обдуваемый ветром, сносящим кровососущих тварей. При этом до воды было два шага, рядом росла пара пихт, обеспечивших меня лапником для лежанки, а главное, чуть дальше начинался смешанный лес, там я приглядел приличного размера сухостойную берёзу. Она была чуть надломлена, видимо, от сильного ветра, потому как следов монстра, способного это сделать, я не нашёл. Без карманной цепной пилы я в лес не выхожу в принципе, вот и сейчас десять минут работы обеспечили дровами на всю ночь. Да и пожарить шашлык хватит. Так что, нарубив дополнительно тонких веточек, я принялся обустраиваться.

Первым делом, конечно, занялся мясом. Ему ещё мариноваться пару часов, так что время на всё остальное будет. Нарезав филейные части на порционные куски и порубив черемшу, закинул всё это в пакет, туда же вылил найденный в ИРП кетчуп, посолил, поперчил и подвесил на ветку, чтобы никто левый не достал. Мачете вырубил дёрн, обложил место будущего кострища, но от него меня тут же отогнал Борги, заявив, что мы — люди — ничего не понимаем в создании правильного очага, так что должны уступить профессионалам. Дескать, без меня справится, только скажи, когда нужны горячие угли, чтобы жарить мясо. Не став мешать фею, я занялся лежанкой для ночлега.

В этом ничего сложного не усматривалось. Будь у меня полный походный набор, я и заморачиваться бы не стал. Но когда собирался, чудо-кольца у меня с собой не было, а грузоподъёмность и вместимость рюкзака была крайне ограничена, поэтому я не стал брать даже пенку, ограничившись тонким фольгированным изотермическим одеялом. Места оно практически не занимает, а пользы много. Можно постелить на лапник или укрыться, а если пойдёт дождь – устроить навес, причём даже над костром, если повыше поднять. Будет и тепло, и сухо. Шуршит только, зараза, как не знаю что, но это может оказаться даже плюсом, зверь испугается необычного звука и сбежит.

Пока же решил просто накинуть сверху — жара и не думала спадать даже вечером. Хорошо ещё, что в лесу да возле ручья не ощущалась духоты — как многие жители Сибири я её плохо переносил, больше привыкнув к морозам и свежести. Потому не стал дополнительно утепляться — максимум решил сделать отражающий щит, чтобы тепло костра не рассеивалось. Этого мне казалось достаточным.

Пока я решал вопросы с ночлегом, Борги суетился возле очага. И, надо сказать, не зря. К моему приходу кострище удлинилось. Фей разделил его на тепловую часть, где горел хворост, и рабочую. Её он обложил камнями, явно из ручья, судя по покатой форме, вот только таких крупных я там не видел. На вопрос, мол, где взял, цверг окинул меня презрительным взглядом, в котором читалась фраза про кирку, стало даже немного стыдно. Действительно, по легендам тёмные альвы умудрились из звука шагов кошки, женской бороды, речи рыб и ещё какой-то херни сотворить верёвку, способную выдержать ярость Фенрира, а тут пяток камней в ручье найти. Для повелителей недр это даже не работа, а так, типа за ухом почесать.

Пока фей пережигал дрова в угли, я, устроив ночлег, решил не терять времени, а соорудить из остатков бревна нодью. Не скажу, что я был в этом вопросе великий специалист, но уроки деда не забыл. Вот тут пригодился топорик. Эльф его не сильно попортил о черепа гноллов, так что через полчаса обе половины нодьи были готовы: в каждом двухметровом брёвнышке был сделан паз во всю длину. Осталось лишь совместить их и поджечь так, чтобы огонь горел именно в этих вырубках. Такой костёр помогал согреться зимней ночью в тайге. Дерево в подобной конструкции, если всё сделать правильно, не горело, а тлело без языков пламени шесть, а то и восемь часов. Не то чтобы мне требовался дополнительный обогрев, но вот от диких зверей защита не помешает. Всё же местность незнакомая, и кто тут может водиться неизвестно.

Цверг уже давно закончил, получив за невероятно короткий срок приличную горку древесного угля. И теперь с интересом наблюдал за мной, иногда задавая уточняющие вопросы. Мне был не жалко, и я подробно рассказывал о наших с дедом походах в лес, зачастую с ночёвкой, охоте на уток, да и просто о сборе грибов и ягод. Уж не знаю почему, но фей слушал, не перебивая. И взгляд при этом у него затуманился, словно он вспоминал нечто давно и прочно забытое. А может, так и было. Кто знает, какими путями подгорного жителя занесло в администраторы Системы. Через что ему пришлось пройти — призрачное тело, оно ведь наверняка неспроста. Но лезть с расспросами я не стал. И не потому, что боялся, что меня пошлют. Просто нужно быть готовым говорить о прошлом. У меня вот до сих пор, когда вспоминаю деда с бабушкой, горло сжимает спазм. Зато слово «мать» не вызывает вообще никаких чувств. Была и была.

Так за общим делом и разговорами пролетело время и поспело мясо. Местное светило уже почти закатилось, но нодья пока ещё давала достаточно света. Так что в четыре руки мы махом насадили шашлык на импровизированные шампуры и разложили над пышущими жаром углями. Борги, заявив, что мясо без эля едят только собаки, исчез на пару минут и появился уже в обнимку с небольшим — в рост самого фея — бочонком и парой деревянных кружек. Только дурак откажется попробовать эль тёмных альвов, а я таким никогда не был, так что без разговоров принял истекающий пеной сосуд… и осушил, даже не почувствовав вкуса. Точнее, очень даже почувствовал, но оторваться уже не смог. Всё пиво, что я пробовал до этого, показалось мне тошнотворной кислятиной, годной только скотине, но никак не людям. Цверг же, усмехаясь, тут же налил по второй.

Со смерти деда я ни с кем вот так не сидел. Ночь, костёр, шашлык, эль. Что ещё нужно человеку, чтобы почувствовать счастье? Только хорошая компания. У меня с настоящими друзьями как-то не сложилось. Приятелей много, но всё поверхностно. Самыми близкими мне так и остались родные. Но сегодня я не хотел грустить. Новый мир, новые дороги – именно этого мне и не хватало там, на Земле. Старый дом держал на месте не хуже собачьей цепи. Теперь же я мог смело идти вперёд, пусть даже для того, чтобы вернуться. Я уже не стану прежним. Может, поэтому у меня и не было нервного срыва, когда я осознал, что нахожусь в другом мире.

Но чтобы двигаться дальше, хорошо бы знать куда. Хоть я и получил полную машину роялей в виде всех навыков эльфа и кольца-хранилища, тем не менее местных языков не знал. А значит, оставался доступным лишь один источник информации. И хоть время, выделенное для ответов, вышло, я всё же надеялся узнать кое-что сверх нормы.

– Борги, вот скажи мне, – шашлык и эль явно настроили цверга на дружелюбный лад, и я решил начать, – а нахрена всё это? Я о Системе в целом. Вот теперь она у меня есть, а домой я попасть не могу. Почему всё сделано как-то… через задницу. Если уж решили копировать игры, то делали бы это целиком. С телепортами там, точками возрождения и прочим.

— Балбес ты, – развалившийся прямо в воздухе цверг в подтверждение своих слов мотнул кружкой, едва не разлив напиток, но передумал и осушил её до дна. – Ты думаешь вами кто-то играет? Да не сдались вы никому, кирку вам в дышло. Всё это — лишь отражение вечного сражения Хаоса и Порядка.

— А поподробней? -- я снял очередную шпажку жареного мяса. – При чём тут Земля вообще?

– Вообще, час, отведённый тебе, давно прошёл, кирку ему в дышло. – Борги тоже подцепил себе очередную порцию. Он хоть так и остался полупрозрачным и ростом с локоть, но мясо с пивом поглощал в неимоверных количествах.

– Да ладно тебе. Я же тебя не о механике работы спрашиваю и не о скрытых возможностях, – я нацедил себе эля. – Просто сидим у костра, лясы точим, размышляем о вечном. Я в этом плане спрашиваю. Мне ещё домой возвращаться, а что там, что тут хрен пойми что творится.

– Ну, застольная беседа, это можно. – Цверг прожевал кусок. – Расскажу тебе легенду, другую. Когда-то, когда ещё и времени-то не было, существовал лишь извечный Хаос, кирку ему в великое Ничто. Но однажды в бесконечных изменениях возникла гармония, и так появился Порядок. И Упорядоченное – многомерное пространство, окружённое Хаосом.

Я попытался представить, но не смог. Даже зная, насколько велика вселенная, понимая, что наша планета – всего лишь песчинка в ней, осознать величины, о которых шла речь, не было возможности. Это скорее нечто из области философии, чем физики или даже метафизики. Вечно изменяющийся Хаос, недоступный пространству и времени, а внутри, словно драгоценный алмаз, многомерное создание Порядка. Я мотнул головой и отхлебнул ещё эля. К демонам такие размышления. Так можно и мозг сломать.

– И вот представь, Упорядоченное наводнили миры. Какие-то из них создали боги, другие – демиурги, что потом ушли, оставив своё творение. Где-то миры возникли сами собой, пустые и наполненные самыми причудливыми формами жизни. Где-то они занимали целые галактики, где-то лишь один плоский блин, а какие-то вообще были искажёнными отражениями других. – Борги неотрывно смотрел на огонь, слегка помешивая угли опустевшим шампуром. – Бесчисленное множество, которое, впрочем, подчиняется законам Порядка. Рождается, умирает, расширяется, сужается, перемешивается, да мало ли что ещё. Порядок абсолютен, и познать все его законы у смертного не получится, да и у божества тоже. Ты спрашивал, при чём тут Земля. А хрен его знает. Просто однажды она сама переместилась или, может, её вытолкнули, неважно, на границу Упорядоченного.

– Что значит «неважно»?! – вроде я выпил всего пару кружек, но хмель мягкой волной ударил в голову. – А вдруг это заговор этих… рептилоидов с Нибиру? Ты-то должен быть в курсе! Мы их это… того… и всё будет как раньше.

– Не будет, уж поверь, кирку им в дышло. К сожалению, если мир попал на границу, там он и остаётся, – цверг покачал головой. – Слишком велика опасность распространения Хаоса. Понимаешь, граница Упорядоченного не абсолютна. Она постоянно укрепляется Порядком, но и Хаос бесконечно подтачивает её, и как только ему удаётся прорваться, он стремится пожрать ближайшие миры.

– Да, ты говорил, что данжи – это упорядоченный Хаос.

– Именно. Наверно, проще будет показать, – фей достал прямо из воздуха большое красное яблоко. – Вот смотри, это твоя Земля.

Я кивнул, не понимая, к чему он клонит. А цверг подхватил несколько использованных шампуров и воткнул их в плод.

– Вот это, – указал он на веточки, – щупальца Хаоса, что пробились через границу и коснулись мира. В этот момент в дело и вступает Система. Точнее, она уже действует. Грубо говоря, Система – это механизм, позволяющий жителям приграничных миров самим бороться с Хаосом. Для этого пробившиеся отростки отсекаются и материализуются, кирку им в дышло.

Борги подхватил мой нож, который лежал возле костра и обкорнал торчащие палочки пополам. Пока всё было понятно. Судя по всему, мы – игроки или герои – для Системы в её бесконечно войне с Хаосом нечто вроде лейкоцитов, которые борются с возникшей угрозой. Только непонятно, зачем все эти заморочки с оцифровкой, прокачкой и прочим. Достаточно было просто материализовать монстров, а мы перебили бы их и так. Это я и спросил у цверга, пока он был в настроении что-то объяснять.

– Понимаешь, развитых миров, неважно технологических или магических, гораздо меньше, чем остальных. Соотношение выходит примерно один к ста. Сам понимаешь, что никто не будет корректировать работающую систему ради одного процента. А на самом деле ещё и меньше – реальные проблемы с Системой случаются только у технических миров, а их во всём Упорядоченном очень мало. Считай, что вам не повезло, и стоит просто подстроиться под обстоятельства. Если ваши правители будут мудры, вы даже ничего не потеряете, кирку вам в дышло.

– Может быть, но насчёт последнего у меня большие сомнения. – Я действительно считал, что наши власти не смогут ужиться с Системой, и может, потому и не особо спешил домой. Там будет хаос, и смогу ли я найти своё место ещё неизвестно. – Игроки – слишком непредсказуемая сила, реально меняющая большинство сложившихся взаимоотношений в обществе. С ними не поиграешь в демократию. Любой хайлевел, задавшийся вопросом, а почему это у какого-нибудь олигарха, успевшего хапнуть в момент развала Союза, много бабла, а у меня нет, пойдёт и решит этот вопрос кардинально. И ладно, если всё окончится рейдерским захватом.

– Главное, чтобы за переделом мира ваши герои не забыли, для чего были созданы. – Фей хлебнул ещё эля. – Проблема в том, что при отсечении щупалец, если их не зачистить и не извлечь Сердце, данж начинает рости. Бывает так, что один крупный разлом задевает сразу несколько миров. Сейчас даже есть торговые маршруты, идущие через данжи. Да ты же так и попал сюда.

– Погоди, так значит, я так же могу вернуться? – меня аж подкинуло. – Чего ты раньше молчал?!

– Бестолочь! Ты не слышал, что я тебе говорил? – фей тоже встал в позу. – Если вытащить Сердце разлома, он схлопнется примерно за сутки. А вы его уничтожили – такой данж исчезнет меньше чем за двенадцать часов. Скажи спасибо эльфу, это он тебе ход домой закрыл. Хотя если бы не сделал этого, кто знает, был бы у тебя дом.

– Вот блин, – я реально расстроился, так обломавшись. – Ладно, извини. Это нервы. Всё же дома и стены помогают.

– Ты знаешь что, – Борги, хоть и выглядел надувшимся, но было видно, что понял мою проблему. – К магам обратись, кирку им в колпак. К тем, что уровнем повыше и магию «Перемещения» развивают. Многие миры Пограничья связаны между собой если не разломами, то телепортами. Тут они гораздо стабильнее работают, как бы это странно ни было. Может, кто на твою Землю и откроет путь.

– А вот за совет спасибо, – я взял бочонок и разлил остатки эля по кружкам. – Слушай, фей, скажи честно, нафига ты прилетал? Вот хоть бей не поверю, что для того, чтобы просто разобраться с игроком, случайно получившим интерфейс. Отключить можно было, и не ставя меня в известность.

– Ха, а я думал, не догадаешься, – цверг ловко снял последние кусочки мяса, закидывая в рот и глотая, почти не жуя. – Нет, ты нас тоже интересовал, но постольку-поскольку. Понимаешь, последнее время всё чаще стали появляться искры Хаоса. Читы, по-вашему. А главное, такое ощущение, что в их возникновении есть какая-то закономерность. Стали пропадать высокоуровневые герои. Появляться неубиваемые монстры. И разломы вдруг начали вырастать в уровне буквально за день. Вот меня и послали разведать, что и как.

– Вот ты жук! – я аж восхитился. – А мне заливал…

– Всё, что я говорил, правда! – фей замахнулся молотом, но бить не стал, может, потому что шлем я снял. – И про отчётность и прочее. Одно другого не отменяет. Но ты запомни, если вдруг наткнёшься на нечто, что явно выходит за рамки системы, зови меня, не стесняйся. Будешь внештатным агентом.

– А значок дадут? – я вспомнил вестерны. – Ну, как у помощника шерифа? И какие бонусы от службы?

– Бошку свою бестолковую сохранишь, если в задницу попадёшь, – Борги взъярился, но так, для вида. – Ладно, будет тебе бонус, кирку тебе в дышло. Можешь вызвать феа всего за сто золотых в час. Это реально дёшево, а контракты, нами заверенные, обязательны к исполнению. Купцы бы за такое себе обе руки отгрызли.

– Так я же воин, – не поняв прикола, переспросил я у цверга.

– Вот именно, – тот довольно заржал, но тут же одёрнул себя. – Ладно, Лекс-Велит. Давай прощаться. Пора мне. Найди свой путь, Герой, и да…

– Кирку мне в дышло, знаю. – Я протянул руку, сжатую в кулак, и Борги стукнул в него своим. – Не поминай лихом, может, ещё свидимся.

– Может быть… – и полупрозрачный фей растворился в воздухе, оставив после себя лишь пустой бочонок и пару кружек. Да… хорошо пообщались, продуктивно. Теперь я точно знал, что застрял в ином мире, но этот факт меня особо не волновал. Выберусь, а заодно ещё и прокачаюсь. К магам, говоришь, идти, а маги у нас – это что? Правильно, всяческие там академии и прочие учебные заведения. А это в свою очередь значит, что тут есть принцессы. Я, правда, сначала немного засомневался, но одурманенный алкоголем мозг упорно настаивал на правильности построенного логического ряда. Мол, ты попаданец, или где? А каждому попаданцу нужна принцесса в академии. Или ректор, властный такой, которому тысяча лет, и он любит третировать принцесс. Чего-то я запутался и в итоге решил завалиться спать. Утром определюсь, а то в голову уже полезли драконы, почему-то до пояса выглядящие как мужики, а ниже, словно Змей-Горыныч, вампиры, делающие себе инъекции свежей кровью в половой член, чтобы огулять очередную блондинку, и оборотни, подстриженные под пуделя, с голубыми бантиками вместо ошейников.

Явная реакция на стресс и избыток информации. Мозгу тоже надо отдыхать. Так что я добрёл до лежанки, сунул под голову шлем и мгновенно вырубился, стоило лечь. А подскочил, когда по ночному лесу разнёсся чей-то жалобный крик. Часы показывали три ночи, значит, проспал я не более четырёх часов, но чувствовал себя вполне трезвым. И мне явно не могло показаться – я точно слышал девичий вопль. А когда тишину разорвал ещё один, гораздо ближе и громче, я, не задумываясь, сорвался с места, бросаясь на звук.


В ночном лесу было на удивление светло. Две луны, словно гигантские прожектора, заливали бледными лучами пространство. Деревья бросали густую тень, однако даже сквозь них я умудрялся что-то разглядеть. Смутно, нечётко, но крупные детали были видны. Тут же выскочила табличка:



Ночное зрение — 5



Окружающее тут же стало видно чуточку лучше. Как будто со света зашёл в тёмную комнату, и глаза потихоньку привыкли. Вот и я стал различать окружающие предметы более чётко. Хотя, думаю, и так разглядел бы парочку, сцепившуюся в партере возле ручья, где я набирал воду. Две фигуры катались по траве, причём одна, та, что поменьше и с женскими округлостями, явно пыталась вырваться, а вторая, гораздо более массивная, всякий раз успевала перехватить её и подмять под себя. Для чего, тоже было понятно: одежды на соперниках не наличествовало. Зато присутствовали звериные ушки на макушке и пушистый хвост, растущий из копчика.

Как раз за него мужик или самец, не знаю, как было правильно, сейчас и поймал более гибкую девушку, в очередной раз вывернувшуюся из захвата и пытающуюся сбежать. И не просто схватил, а дёрнул с такой силой, что лёгкое тельце беглянки оторвало от земли, а лес огласил уже слышанный мною раньше вопль боли. И если до этого момента я размышлял, встревать или нет, всё же незнакомый мир, чужая раса, может, у них свадебный обычай такой, то сейчас все эти мысли мигом выдуло из головы, и я кинулся вперёд.

Парочка не заметила моего появления до тех пор, пока я не влупил по рёбрам мужику, уже раскладывавшему девушку поудобней. Того сорвало с жертвы и откинуло метра на полтора. Ну так, с разбегу да берцами, не самые приятные в жизни ощущения. Но сам виноват, теперь полежи, отдохни. Я склонился было над испуганно замершей под моим взглядом малышкой — девушка оказалась на редкость миниатюрная, при этом обладала весьма аппетитными формами, как в меня врезался вроде как вырубленный мной несостоявшийся насильник.

Мы покатились по траве. Парень тоже оказался не слишком крупным, но явно ловчее меня и умудрился оказаться сверху, тут же попытавшись залепить мне кулаком в челюсть. Я прикрыл голову локтями, выдерживая град ударов, и выжидая. Как только противник чуть замешкался, тут же выгнулся мостиком, сбрасывая его с себя. Самбо рулит! А этот товарищ, похоже, не ожидал ничего подобного. Значит, у меня будет для него ещё пара сюрпризов. Но нельзя не признать, что он был быстрей меня, правда, и легче тоже. Я поднялся на ноги и сделал то, что должен был ещё до вступления в драку. Сосредоточился, и над головой моего врага возникла надпись:



?????? Ур 4



Я так понимаю, что имени не узнаю, пока мне не представятся, или же пока не прокачаю внимание до такой степени, что оно начнет сообщать подробности. Хотя на имя мне в данный момент плевать. А вот то, что любитель девчатины был выше меня на три уровня, немного напрягало. С одной стороны, не так уж и много, с другой – это двенадцать очков развития. То есть дополнительно шесть пунктов в характеристики второго десятка. Понятно теперь, почему он такой быстрый. Однако хотя бил хвостатый быстро, но не сказать, чтобы особо сильно. Так или иначе, отступать я не собирался — совесть не позволила бы бросить свернувшуюся в клубок под деревом девушку, испуганно поблёскивающую глазками в нашу сторону. Над ней, кстати, тоже высветилась надпись:



??????? Ур 1



Заступаться за тех, кто слабее, меня учили дед с бабушкой, и я не собирался позорить их память.

Рывок противника не стал неожиданностью, но и отреагировать на него я не успел. Разве что дёрнуть головой, принимая удар по касательной, и тут же замахнуться в ответ. И промазать. Хвостатый насильник легко уклонился от свистнувшего над его головой кулака и тут же дал мне в корпус. И попал в грудину. Опять же, не особо сильно, но довольно резко. Хотя у меня сложилось впечатление, что попасть противник пытался по лицу, но тупо не дотянулся и врезал, куда достал.

Дальше мы ещё несколько раз обменялись ударами. Точнее, я махал руками впустую, а хвостатый голопуз коротко лупил по рукам и груди. У меня всё больше складывалось впечатление, что рукопашным боем мой соперник не владеет от слова совсем. Да, его выпады были резкими и довольно точными, но вот куда бить он явно не знал. Либо, я сделал себе зарубку, он привык драться вооружённым. Даже такие несильные удары могли бы доставить множество проблем, будь у него хотя бы нож.

Именно поэтому я и не стал доставать свои. Против быстрого противника, если он ещё и обучен владеть клинком, это будет сродни самоубийству. А я собирался ещё пожить. Свои же способности в этом вопросе оценивал вполне здраво: я представлял реальную опасность только для неопытного бойца. Особенно с полноразмерным оружием, типа того же мачете. Мой максимум — это рубануть неподвижную жертву мачете по башке. В клинковом бою я был страшен прежде всего сам себе. Основным приёмом фехтования у меня было хаотичное размахивание мачете в разные стороны, сопровождаемое диким криком. Причём последний обычно наносил урона больше.

Дома я, конечно, пытался заниматься. Исправно долбил палкой по деревянному столбу, изображая рубящие удары, но помогало это мало. Точнее, совсем не помогало. Да я и сам не стремился учиться размахивать заточенными железяками. Моё призвание — бить врага на дистанции, но сейчас я даже на стал хвататься за метательные ножи. Всё же лупить морды ближним своим меня в секции научили. И втянувшись в рукопашную, я чувствовал, что могу победить и так.

Однако пока мои дела шли не очень. Противник явно поймал кураж и нашёл свой стиль. Быстрые наскоки, серия ударов и тут же уход на дальнюю дистанцию, где я не мог его достать, чередовались с попытками зайти мне за спину. В итоге я вынужден был прижаться к толстому стволу сосны, оберегая тылы от внезапной атаки. Единицы жизни уже упали на добрый полтинник, хотя удары хвостатого особого урона не наносили, но не в таком количестве. Кроме того, пару раз вражина явно применял какое-то умение, позволяющее ему резко ускориться, правда, особого толку от этого не было — сначала он просто промазал, а затем я принял удар на блок из сложенных рук, минимизировав урон, но сам факт напрягал. Следующая атака могла удастся, а массу на скорость никто не отменял. Энергии удара, вероятно, хватило бы на то, чтобы отправить меня в нокаут.

Однако нападать сам я не спешил. Уйдя в глухую оборону, изучал стиль боя противника, и всё больше понимал, что его как такового попросту нет. Ногами хвостатый не бил совсем, а руками изображал нечто вроде №раззудись плечо, размахнись рука». Если бы не высокая ловкость, я бы уже давно срубил субтильного насильника. А так, за счёт скорости и координации он просто уходил от меня. Кстати, возможно, у него дополнительно имелся какой-нибудь навык на уворот. С Системой в этом не было ничего невозможного. Казалось, ситуация патовая, но я всё же так не думал.

Была бы в Системе шкала выносливости, я просто подождал бы, пока она обнулится, а затем спокойно вырубил противника. Или попытался бы зажать его в углу, чтобы ограничить подвижность, будь дело на ринге. Но, как говорится, если бы у бабушки был аппарат, она была бы бабушкой-алкоолигархом. Приходилось работать с тем, что есть. Мой план был в том, чтобы дать хвостатому почувствовать вкус победы. Раз поймать его я не могу, значит, стоит сделать так, чтобы он пришёл сам. Именно поэтому я перестал атаковать и всё больше вжимался в дерево, всем своим видом показывая, что поражён боевыми умениями противника и готов вот-вот сдаться.

И это сработало. Несостоявшийся насильник явно входил в раж, всё меньше тратя времени на метания назад-вперёд, и всё больше проводя в атаке. Скорость падения ЕЖ немного выросла, но у меня всё ещё оставалось порядка ста пятидесяти единиц, поэтому я продолжал придерживаться выбранной тактики. И в какой-то момент хвостатый отбросил всяческую осторожность, просто встав передо мной и обрушив настоящий град ударов на прикрытую руками голову. К этому времени я уже практически сидел на земле, стараясь защитить корпус, что, впрочем, не помешало мне буквально выстрелить, рванув вперёд и подминая незадачливого вояку под себя. Пришёл час расплаты.

Надо отдать должное, хвостатый мигом сообразил, что произошло, и попытался вывернуться, но было уже поздно. Мало того что я выше, так и явно тяжелей. Просто рухнув сверху, я ограничил подвижность противника, не дав тому сбежать. Затем, немного побарахтавшись, мы вернулись практически к тому, с чего начали, только теперь сверху был я. Зафиксировать руки коленями мне, к сожалению, не удалось, но и так было хорошо. Хоть насильник и прикрывался, мои удары были гораздо весомей, чем у него. Раз за разом пробивая неумелые блоки, я как заведённый долбил в голову врагу, иногда, правда, промахиваясь и попадая в землю.

Боли я не чувствовал, как и усталости. С последней-то было всё понятно, а вот с первым стоило разобраться. Либо это очередной бонус от Системы, и теперь я не мог навредить себе сам или тут что-то ещё. Не то чтобы это крайне важно, но, как по мне, любая мелочь могла пригодиться. Видимо, так считал не только я, потому что в воздухе появилась табличка:



Внимание — 4



Ну, спасибо. Главное, очень вовремя. Я мотнул головой, отгоняя закрывающее обзор окошко, и оно послушно растворилось. Но было поздно. Воспользовавшись моей заминкой, хвостатый насильник вывернулся и отскочил на пару шагов. Хоть темнота скрадывала детали и цвета, было понятно, что его состояние очень «не очень». Он стоял, скособочившись, держась правой рукой за рёбра, по которым я пару раз заехал коленом, пока мы возились в партере. Да и морда лица явно опухла, даже одно ухо на макушке поникло. Ну да, по ним я тоже приложился, простыми, но действенными ударами сверху вниз. А что, соблюдать дуэльный кодекс с человеком (или не человеком), позволяющим себе такие действия в отношении женщин, я не собирался. А вот он, похоже, обиделся.

Не собираясь атаковать, а наоборот, кажется, готовый дать дёру при любом моем резком движении недавний противник разразился целой речью, тыкая попеременно то в девушку, то в меня. И может быть он действительно пытался сообщить какие-то важные вещи, вот только я не понимал его от слова совсем. А потому решил придерживаться фактов. А именно, девица явно пыталась от него вырваться и убежать, боролась до последнего. Пусть при мне он её не бил, но действовал весьма жестоко, не обращая внимания на желания жертвы. Значит, если он пытается сообщить, что, мол, это его девушка, и она сама так хотела, это как минимум спорно. Ну а если угрожает, то вообще плевать. Хотя неприятности могут быть и весьма немалые. Но тут уж ничего не попишешь, свою сторону я выбрал, а труса праздновать дед отучил ещё в детстве.

Видя, что я не отвечаю, хвостатый стал повышать голос. В котором прорезались требовательные нотки. Несмотря на то, что помятый насильник до сих пор сверкал голыми колокольчиками, он попытался принять горделивую позу, хотя и скривился от боли в рёбрах. Он уже не просил, а приказывал. Однако стоило мне шагнуть вперёд, поднимая руки в боевую стойку, как всю воинственность с него словно ветром сдуло. Мигом развернувшись на пятках, незадачливый понторез кинулся прочь, жалобно вопя. Мелькнула мысль, что побежал за подмогой, но деваться всё равно было некуда, в незнакомом лесу, расположенном в ином, чужом для меня мире, я бы вряд ли спрятался. Оставалось подождать, что будет дальше, если эта парочка зажигала тут без одежды, то у них рядом либо лагерь, либо поселение. Версию, что для них это естественно, и я попал к каким-нибудь диким племенам а-ля Африка или Папуа Новая Гвинея, я отверг. Не потому, что этого не могло быть, а оттого, что надеялся на лучшее. Жить среди голозадых зверолюдей было бы не совсем приятно.

Но всё это я оставил на потом. Пока же имелась ещё одна хвостатая проблема. Девица всю драку так и пролежала, свернувшись клубочком, но глаза её в свете лун так и сверкали. Она явно видела всё происходящее и могла спокойно сбежать, если бы это действительно оказалась размолвка влюблённой парочки. Или напасть на меня. Но не сделала этого. О причинах я мог гадать хоть всю ночь, но сейчас они были не важны. Скорее, встал вопрос, что делать дальше.

Просто так уйти и бросить в ночном лесу обнажённую девушку, недавно едва не ставшую жертвой насильника, мне не позволила совесть. А разум принялся поддакивать, дескать, чего уж теперь, раз вражине мы наваляли и отпустили, строить из себя святую невинность глупо. Ещё раз поблагодарив небеса и Систему за то, что у меня не развилась шизофрения в виде говорящих хомяков, будто мне своих мало, я медленно, стараясь не напугать, подошёл к хвостатенькой и опустился на колени. Та никак не отреагировала, только продолжала сверкать глазами. Ну, хоть не убежала — и то хлеб.

– Не бойся, я не причиню тебе вреда, – стараясь говорить как можно мягче и спокойней, я показал девушке, что у меня в руках ничего нет. – Только не пугайся. Я не сделаю тебе больно.

Всё так же медленно и осторожно я коснулся её ноги. Девушка вздрогнула, но осталась лежать. По её шелковистой коже пробежали крупные мурашки. Похоже, она замёрзла. Возможно, убегая или во время борьбы, упала в ручей. Я стал действовать чуть смелее, второй рукой коснувшись её плеча. Да, волосы всё ещё были сырыми. Аккуратно просунув руки по хрупкое тельце, я подхватил её на руки. Поднимаясь с колен, боялся, что хвостатая начнёт вырываться, однако оказалось, что зря. Она дрожала, но не делала даже попытки убежать. Наоборот, в какую-то секунду развернулась, прижимаясь ко мне и обхватив шею тоненькими ручками.

Ну, слава яйцам. Значит, пока всё правильно. Знать бы только, что делать дальше. Хотя чего я парюсь, сейчас вернёмся в лагерь, а с утра уже будем решать. Бродить ночью по лесу с обнажённой девицей на руках – верх идиотизма. Даже не учитывая сбежавшего насильника и его возможных помощников. Они-то явно на своей территории. А я ни бум-бум куда идти, да и вообще, что происходит. Звать Борги не вариант. Он админ Системы, а она тут явно ни при чём. Попытаюсь выкрутиться сам, но утром, всё утром.

Что удивительно, долго искать лагерь не пришлось. У меня как будто появился внутренний компас, указывающий нужное направление. Очень удобно. Интересно, каким навыком этот эффект вызван и на каком расстоянии будет действовать? Я сделал себе заметку рассортировать-таки навыки и хотя бы прочитать их описания. В наследство от эльфа их мне досталось огромное количество, но это не повод бросить всё как есть. С Борги я успел посмотреть парочку боевых, но это капля в море. А ведь мысленно настраиваемый интерфейс даёт потрясающие возможности для эргономики и систематизации. Может, и не придётся туда часто лазить, но если уж приспичит, хотелось бы не тратить полдня на поиски нужных данных.

Но это потом. Пока же, прижимая к себе хрупкое тельце хвостатой девочки, я вернулся к лагерю. Усадив несостоявшуюся жертву на одеяло, быстренько собрал щепы и веток — подкинуть в костёр. Нодья давала долгое ровное тепло, но вот света от тлеющих брёвен было маловато. Так что я замутил рядом небольшое, но яркое пламя. И уже тогда смог нормально рассмотреть, кого спасал в лесу чужого мира.

Иномирянка не казалась испуганной. Её явно заинтересовал материал фольгированного одеяла, и она с удивлением водила по нему пальцем. При этом нагота девушку явно не смущала, позволяя рассмотреть её в подробностях. О том, что передо мной не ребёнок, я уже догадался. И не только по общей субтильности встреченных мной аборигенов. У детей не бывает настолько развитых молочных желёз. Выражаясь грубо, сиськи у неё были зачётные. Троечка не меньше, при этом прекрасно держащие форму, с дерзко поднятыми тугими бусинками сосков.

Сама же девушка была сложена весьма гармонично. Прекрасная фигура с тонкой талией и покатыми бёдрами, стройные, ровные ноги, которые то и дело оплетал хвостик, ни секунды не остающийся без движения. С виду он был похож на кошачий, довольно длинный, с ровным коротким мехом. Таким же были покрыты и ушки, торчащие из растрёпанной шевелюры. Формой они так же ближе всего были к кошачьим, так что передо мной сидела самая настоящая неко-чан. То ли меня занесло в аниме, то ли это такой прикол Системы, а может, наша фантазия — лишь отражение реальности Упорядоченного, не знаю, да, в принципе, это и неважно. Ну, если я не попал в китайские порномультики. Тут я несогласный, уж слишком там любят крайности, но, думаю, вряд ли это произошло. А вот с остальным можно работать — расистом я никогда не был.

– Привет, — показав пустые ладони как символ мира, я сел на край лежанки. — Ну что, чудо японской анимации, будем знакомиться?

При первых звуках голоса девушка уставилась на меня. Без страха, но с явно выраженным интересом. А я смог рассмотреть мордашку в подробностях. И должен сказать, она мне понравилась. Чуть скуластое лицо, сочные губки, ровный, слегка вздёрнутый носик. И глаза. Нет, глазищи. Не на поллица, конечно, как рисуют у инопланетян, и не фасеточные, словно у насекомых. Нет, они смотрелись вполне органично, но размер у них был… анимешный. Что-то меня то и дело возвращало к этому слову. Может, то, что сама идея девочек-кошек была у японцев горячо любима? Не знаю, да и всё равно.

Эти же самые глазищи выдавали, что передо мной не человек. То, что я принял за блеск там, в лесу, оказалось эффектом «свечения глаз». Только у земных кошек и других животных он был разных цветов, в зависимости от вида и породы, а у нэко-тян — тускло-серебристым. Ярко-голубая радужка хоть не занимала всё пространство белка, но была больше чем у человека. Однако в глаза бросалось даже не это. Зрачок. Вертикальный, то сжимающийся в почти невидимую полоску при взгляде на огонь, то открывавшийся во всю ширь, оставляя от радужки лишь тонкую оболочку, он вызывал ассоциацию больше со змеями, чем с кошками.

Пока я, словно завороженный, рассматривал кошкодевочку, она так же изучала меня и окружение. Кроме того, было видно, что несостоявшаяся жертва насилия уже явно освоилась в новой обстановке, и ей всё любопытно. По крайней мере, ничем другим я не могу объяснить то, как она вертела головой и пробовала на ощупь то одеяло, то край моей «горки», то бочонок из-под эля, который я так и не убрал в хранилище, оставив вместо стула. Что ж, то, что меня не боятся, уже весьма неплохо. Жаль только, мы друг друга не понимаем. Хотя язык жестов никто не отменял, и всё же можно попытаться познакомиться.

— Лекс, — я ткнул себя в грудь, а затем указал на девушку жестом «а ты кто?» При звуках моего голоса нэко-чан замерла, внимательно глядя на то, что я делаю. Затем немного наклонила голову, словно задумавшись, а потом ткнула в меня пальчиком.

— Лекс, – голосок у кошкодевочки оказался миленьким, под стать ей самой, и она явно поняла, что меня так зовут, потому что тут же указала на себя: – Сари.

– Сари. Лекс, – я повторил жест в обратном порядке, показывая, что мы друг друга поняли, и это вызвало у неё взрыв смеха.

— Лекс. Сари, – теперь уже она сама, продолжая хихикать, указала, кто есть кто. При этом впервые смело коснулась меня рукой.

– Сари. Лекс, — решив не отставать, я положил ладонь сначала на колено девушке, а затем себе на грудь. Может, это было перебором, потому как нэко-чан вдруг замерла, уставившись на меня своими глазищами, но при этом я не видел в них страха. Скорее, любопытство. А затем она вдруг одним движением скользнула мне на колени, тонкие, но сильные руки оплели шею, а пухлые губки впились в мои глубоким чувственным поцелуем. И у меня реально снесло крышу. Последнее внятное воспоминание — это как я стягиваю через голову куртку от «горки», причём мне в этом активно помогают, а затем сознание погасло, отдав управление телом инстинктам.



* * *



Второе утро в другом мире тоже наступило внезапно. Я открыл глаза и тут же, подпрыгнув, сел на лежанке, пытаясь прийти в себя. То, что произошло ночью, помнилось смутно, но от этого менее стыдно быть не перестало. Блин, да меня даже подростком так не накрывало, а тут взрослый вроде мужик, а дорвался до девичьего тела и голову потерял. Нехорошо, особенно, если вспомнить, что за полчаса до этого девушку пытались изнасиловать.

Мысли крутились мрачные. Голая задница на прохладном фольгированном одеяле радости не добавляла, так что, хмурясь и кроя себя последними словами, я принялся собирать шмотки, разбросанные по всей поляне, и облачаться. Удивительно, что ничего в костёр не попало, вчера это меня вряд ли бы остановило. Но нет, нашлось почти всё, кроме куртки-«горки», и во вполне нормальном состоянии. Разве что портянки я достал новые, старые убрав в пакет.

Пока был занят, тяжёлые думы вроде отступили, но стоило закончить собираться и сесть на бочонок, навалились вновь, в ещё большем объёме. К угрызениям совести прибавились мысли как о возможных заболеваниях, венерических и не только, так и об элементарной генетической несовместимости. Всё же мир-то другой. Ну и что, что его жители выглядят, будто сошли с экранов аниме. Может, они, как тот же Борги, просканировали меня и выбрали наиболее подходящую форму. От всего этого хотелось орать и биться тупой головой об сосну. Может, тогда в ней мозг появится, но вряд ли.

-- Лекс! – звонкий голосок выдернул меня из пучины отчаянья. – Лекс! Лура на тоси!

Хрен его знает, что это значило, но звучало явно не как обвинение в домогательстве. Да и сама девушка, появившаяся со стороны ручья, жертвой не выглядела. Одетая в мою куртку, которая была ей настолько велика, что почти доставала до пяток, она, солнечно улыбаясь, шла ко мне, аккуратно придерживая подол. Я уже видел подобное, так бабушка в фартуке приносила из огорода свежие овощи, если забывала взять под них тару. Вот и нэко-чан подошла ко мне и плюхнулась на лежанку, демонстрируя свою добычу. Надо сказать, весьма достойную. Уж не знаю когда, но девушка успела набрать крепеньких белых грибов, десяток груздей, несколько волнушек, и всё это было пересыпано самой разной лесной ягодой. Я заметил и малину, и чернику, и костянику с голубикой. Короче, пока я спал, а затем тонул в пучине отчаянья, моя кошкодевочка позаботилась о завтраке. Не сбежала, не позвала своих, а пошла и добыла еды.

С силой выдохнув, я выбросил из головы мрачные мысли. Рука сама потянулась потрепать нэко-чан по макушке, а заодно и почесать за ушками. Ещё вчера хотел это сделать, но поначалу стеснялся, а потом было не до того. Девушка зажмурилась, а затем расплылась в улыбке, даже замурчала, словно настоящая кошка. Выглядело это так мило, что я с трудом заставил себя прерваться. Да и в глазах Сари мелькнуло явное сожаление. Ну нет. Хорошего помаленьку, а то ещё немного – и сегодняшнее не получится свалить на внезапно вспыхнувшую страсть и всё такое.

– Давай-ка мы с тобой лучше позавтракаем, – я разворошил остатки нодьи – там ещё было прилично углей, чтобы пожарить на них грибы. Кроме того, достал из пары распотрошённых вчера в поисках кетчупа ИРП галеты, джем, паштет и чай с кофе. Уж не знаю, пьют ли тут что-то подобное, но я не собирался отказываться от своих привычек.

Нэко с удивлением крутила в руках консервную банку, пришлось забрать и вскрыть, сделав несколько бутербродов: намазав на одни галеты паштет, а на другие джем. Сари с недоверчивым выражением лица откусила сначала от одного, затем от другого, и я не успел глазом моргнуть, как сласти оказались прихватизированны хвостатой хитрюгой. Судя по мечтательной улыбке, попробовать их мне уже не светило. Ну и ладно. Меня больше заботило, как нагреть воды. Флягу портить не хотелось. Кружки были сделаны из толстого дерева, так что оказались бесполезны. В который раз дал себе мысленного подзатыльника за то, что не взял котелок. Ну не собирался я оставаться в данже надолго. ИРП-то бросил в рюкзак лишь по привычке, дескать, идёшь в лес на день, бери запас на неделю. А я шёл на пару-тройку часов, осмотреться да назад.

Сари, доев джем и поняв, что больше нет, а на умильно-просительную рожицу я не повёлся, шустро покромсала грибы выданным ножом и, насадив на шампуры, поставила жариться. Было видно, что подобное ей привычно, но и от металлического оружия она не шарахалась. Более того, рукоять лежала в маленькой ладошке как влитая, и орудовала лезвием она с завидной ловкостью. Более того, поняв, в чём мои проблемы, она тут же подорвалась, нашла берёзу, надрала бересты и тут же на месте сплела небольшой туесок. Кривоватый, но прекрасно держащий воду, за которой она и сбегала к ручью. Притащив заодно десяток окатышей среднего размера.

Затем было волшебство. Нет, я читал, что так можно нагреть воду и даже суп сварить, но заставь меня – и я скорее спалю себе что-нибудь, чем в берестяном туеске получу кипяток. А у нэко-чан всё получилось ловко и естественно. Пришлось расщедриться на кружку сладкого кофе три в одном. Знаю, что химия жуткая, но сладенько и вкусненько. Себе оставил чай, даже без сахара, всё ушло в пользу голодающих котят-сладкоежек. Причём, что это такое, Сари явно знала. Сплетя ещё один туесок, только не такой плотный и пошире, она переложила в него ягоду, сверху посыпала сахаром и это вполне сошло за десерт.

А вот после завтрака вновь навалились проблемы. Точнее, кошкодевка, налопавшись вкусняшек, принялась шалить, и я понял, что если не хочу повторения ночи, надо валить. Честно говоря, я бы не отказался повалять Сари на спинке ещё разок, вот только вряд ли удастся отключиться, как вчера, а без этого слишком много мыслей крутится в голове, чтобы беззаботно предаваться любовным утехам. Так что, сделав вид, что не понимаю намёков, я поднялся и преувеличенно серьёзно принялся сворачивать лагерь. Мне показалась, что девушка огорчённо вздохнула, но тут же подскочила и принялась помогать. А мне снова захотелось пойти и постучать пустой головой об ближайшую сосну.

Всё потому, что я, не заморачиваясь, убрал пустой бочонок в хранилище, и девушка тут же подала мне кружки, мол, туда же. И только тогда до меня дошло, что так-то я собирался шифроваться и никому не показывать, что владею такой вещью. Но, похоже, ночной секс мне остатки мозга расплавил. И деваться-то теперь некуда – начать сейчас строить из себя дурака куда хуже, чем принять за данность, что нэко-чан знает о моём секрете и, главное, относится к нему вполне спокойно. Значит, она как минимум в курсе существования подобных вещей, и для неё это ни разу не чудо, а повседневность.

Хм, а в совокупности поведение девушки говорило о том, что она совсем не дикарка. Знакома и с железом, и с артефактами, остался вопрос, почему бегала нагишом по лесу, да ещё с таким же любителем нудизма на хвосте. Каламбур получился. И не разрушил ли я парочку, просто решившую оторваться по полной на природе. А то неудобно получится. Типа поехал в лес с девушкой, думая предаться экстремальному сексу (в ельнике да с нашими комарами), а тут появился чел, набил морду, забрал девицу и сам её того этого… М-да, неудобно получилось. Но сам виноват, был бы нежнее, я бы извинился и свалил в туман. И да, не заметно, чтобы Сари хоть капельку переживала о смене партнёра. Это радовало и давало надежду, что не всё так плохо.

Собрав вещи и упаковав остатки грибов, я тщательно затушил костёр, засыпав угли землёй и дёрном. Ещё пожара не хватало. Сари внимательно и с одобрением следила за моими действиями, а как только я закончил, подскочила, коротко чмокнув в щёку, и, схватив за руку, повела куда-то в лес. При этом она явно ориентировалась не на солнце или мох на деревьях. Уж слишком уверенно девушка выбирала направление и придерживалась его, практически не виляя. И это при том, что идти спокойно она явно не могла. Нэко-чан то убегала куда-то в сторону, возвращаясь с десятком грибов или пригоршней ягод, то начинала кружиться вокруг меня, то замирала, прислушиваясь к чему-то. В первый раз я тут же схватился за рогатку, но хвостатая, увидев оружие, покачала головой, мол, не надо. И это было настолько выразительно, что у меня даже мысли не возникло, что этот жест может означать нечто иное.

Шли мы относительно недолго. Часа два с половиной, не больше. Забывая свой новый статус, я не глянул на часы при выходе, так что прикидывал на глазок. Лес по мере нашего путешествия становился всё более… облагороженным, что ли. Он и так был весьма чистым, но теперь даже упавшие ветки встречались крайне редко. За ним явно следили, и вскоре мы вышли на дорогу, ведущую к посёлку, видневшемуся за деревьями. Но тут я уже смог предполагать наличие цивилизации. Хотя бы по тому факту, что дорога хоть и была обычной грунтовкой, но её явно делали специально. Об этом говорили канавы по краям для стока дождевой воды, ровная поверхность, словно после грейдера, и плотно вмятый в полотно щебень. Вот только следов соляры или машинного масла видно не было. Не факт, что тут сплошь гужевой транспорт, всё же магию никто не отменял, а её возможностей я не знаю, но скорее всего, с двигателями внутреннего сгорания в этом мире не знакомы.

И чем ближе мы подходили, тем больше следов цивилизации встречали. А у ворот нас ждал апофеоз – толпа котолюдей, но не голожопых, как мои ночные знакомцы, а очень даже одетых. Я бы даже сказал, экипированных, затянутых в кожу и сталь. То ту, то там виднелись арбалеты, да и лучники на привратной башне держали в руках самые натуральные лонгбоу. Ну да, из-за стены из такой дуры стрелять одно удовольствие. Я бы даже порадовался за них, если бы вся эта кодла, увидев нас, не разразилась криками и визгами, недвусмысленно высыпав навстречу.

А во главе я, ничуть не удивившись, узнал несостоявшегося насильника, успевшего напялить кожаные штаны и куртку, а на пояс подвесить пару нехилых тесаков. Всё же правильно я за железо не схватился. Рядом возвышалась его постаревшая копия, разве что ухо у того было целым и морда не опухшая. Да и прибарахлен папаня, а никем иным он быть не мог, был явно получше. Кольчуга с накладками, короткий меч а-ля кацбальгер, с характерным эфесом, на боку. В руках копьё, хотя, возможно, рогатина – перекладина за лезвием присутствовала, а я не настолько хорошо разбирался в оружии, чтобы сходу различить. Короче, желание схватиться за оружие у меня даже эти двое отбили напрочь. А ведь таких была ещё целая толпа. И почти у всех вопросы вместо уровней. Просто замечательно.

Битый мной кошак, увидев нас, перешёл на визг, что-то рассказывая окружающим. Явно не хвалил меня за успехи в борьбе и поставленный удар. И его слова находили отклик у толпы, та заворчала и принялась обступать нас полукругом, а руки нэко плотнее стиснули рукояти оружия. Я попытался задвинуть Сари за спину, но жизнь в очередной раз щёлкнула меня по носу. Нефиг лезть со своим уставом в чужой монастырь, но если ты местный – милости просим. Вот и девушка, скользнув у меня под рукой, смело выскочила вперед, встав перед толпой, и разразилась ответной речью. Уж не знаю, что она там наплела, но в народе то и дело стали проскальзывать смешки, появились комментаторы, и их замечания явно бесили несостоявшегося насильника.

А девушка всё напирала, и в какой-то момент кошак не выдержал, подскочил, замахнулся… и тут же полетел под ноги собравшимся от моего удара в челюсть. Я тоже могу быть быстрым, если надо. Вот только это явно не понравилось папане за сутки дважды битого нэко. Тот с хриплым рычанием опустил копьё, целясь мне в грудь… и остановился, услышав громкий властный окрик.

Раздвигая толпу, к нам шёл пожилой кошкочеловек, одетый то ли как жрец, то ли как шаман. В руках он сжимал тяжёлый посох, увенчанный навершием в виде головы кота. От пришельца исходила мощь, с которой приходилось считаться даже этой вооруженной орде. И лишь Сари, взвизгнув, кинулась старику на шею. Упс. И почему у меня ощущение, что лучше б я с кошаком и его роднёй сам разобрался? Что теперь будет-то... Непонятно.

А жрец, встав перед всеми, что-то прогудел, после чего обвёл собравшихся взглядом, словно выискивал несогласных. И под его взором нэко склонили головы, по очереди повторяя одну и ту же фразу. Затем развернулись и пошли в деревню, оставив лишь насильника с его папашей. Те явно были против, но их никто слушать не стал. Видя, что поддержки не найти, старший сплюнул в пыль, ожёг меня многообещающим взглядом и поволок куда-то отпрыска. А старик выдохнул, словно после тяжёлой работы, тут же потеряв половину властности облика, и махнул нам рукой, пошли, мол. Ну пойдём, посмотрим, куда меня занесло на этот раз.


Повинуясь взмаху руки, я пошёл за стариком. Хотя и деваться-то мне особо было некуда. Хотел найти цивилизацию — получи, распишись. Ну а то, что это нэко, так ты и не уточнял. Люди же, исключая уши и хвосты, вот и не жалуйся. Уж анатомию аборигенов ночью проверил от и до. Тем более не совсем тёмные, вон и дома у них, и посёлок ограждён, хоть и деревянной, но весьма высокой изгородью, с виду вполне неприступной. Жаль, конечно, что тёплые сортиры и пипифакс тут вряд ли найдёшь, всё же то, что я пока видел, прямо-таки кричало о средневековье, разбавленном фэнтезийным антуражем, но будем считать это заделом на прогрессорство. Задница одинакова, что у аристократов, что у крестьян, что у кошколюдей, так что, думаю, продать идею труда не составит.

Однако стоило войти в деревню, как мнение моё о текущей эпохе если не поменялось, то значительно пошатнулось. Вместо покосившихся хат меня встретили аккуратные бревенчатые домики на высоком фундаменте, явно выполненном из чего-то, похожего на бетон с добавлением крупной гальки и речных окатышей. Крыты они были весьма неплохой с виду черепицей. Но основное, что поразило, было не это. И даже не мощёные улицы, что в небольшом посёлке само по себе нонсенс. А обилие металла в отделке домов и прочих строений.

Чтобы было понятно. Не то чтобы я сильно увлекался историей, хотя не без этого, но и связь поколений в нашей семье была крепкой. Своих предков я знал как минимум до седьмого колена — с тех пор как они решили перебраться в Сибирь. И о прошлом мог судить по пересказам деда того, что он видел и слышал. Так вот, до промышленной революции железо было не то чтобы совсем недоступно крестьянам, но имело весьма значительную цену. Оттого в деревне и ценились кузнецы, способные починить и перековать старую утварь. А уж такие вещи как доспехи и оружие стоили совсем неприличных денег. Недаром оружием крестьянства, неважно ополчение оно или бунтовщики, были косы, насаженные торчком, цепы да деревянные вилы, по сути, стволы молодых деревьев с развилками на концах. Высыпавшая встречать нас столпа была весьма прилично вооружена, но я списал это на специфику поселения. Полей я пока не заметил, кругом так и стоял стеной лес, а значит, можно было с большой вероятностью предположить, что жили здесь охотой и, возможно, рыбалкой, если поблизости есть река. Поэтому экипировка была для них средством заработка. Как для крестьянина волы. Но то, что я видел теперь, явно выбивалось за пределы моего понимания.

Мощёная улица, по краям которой шли деревянные тротуары, сбитые гвоздями. Дальше палисады с аккуратными оградками, а перед ними самые настоящие фонарные столбы. Деревянные, да, но вот фонари висели на кованых подвесах. Именно кованых, каждый немного отличался от другого, ну разве что кроме гвоздей. Выковыривать их, чтобы сравнить, я не стал, да и кто бы мне дал. И таких мелочей находилась масса. Таблички с номерами домов, а ничем иным они быть не могли, хоть я и не понимал, что там написано. Цельная кованая калитка, вычурный флюгер. Короче, масса деталей, не совпадающих с представлениями о средневековье. Да и с Ренессансом тоже. Ближе всего была бы Викторианская эпоха: появление первых фабрик и мануфактур, паровые механизмы, стимпанк и прочее, – но тут я не заметил ничего подобного. Хотя, может быть, только именно тут. Затерянный в лесах посёлок вряд ли мог служить мерилом развития цивилизации.

Ладно, как говорится, будем поглядеть. Всё равно я не собирался с места в карьер бросаться учить местных жить по-новому, нести прогресс, демократию и толерантность. Может, потому что у меня шестого флота под рукой не завалялось, но скорее всего, оттого что мне самому на всё это было как-то плевать. Да и вряд ли аборигены глупее меня и не смогли самоорганизоваться в какое-нибудь общество. И мне бы в него вписаться, а не рушить до основания в надежде что-нибудь потом построить на руинах. Так что идём за дедом спокойно, слушаем, что скажут, может, в итоге помогут вернуться на Землю.

Или кастрируют за хвостатую… хотя не стоит о плохом. Если бы собирались — сделали бы раньше. Да, толпа поначалу была настроена весьма агрессивно. Но вот у старика я ничего такого не заметил. Да и остальные нэко после выступления Сари явно сменили гнев на милость, тем более что, кажется, они и изначально злились на меня не за шашни с девицей, а за побитого хвостатого. Тот, поди, наплёл им, как злой я обидел невинного котёночка. А когда кошкодевочка вывалила правду, незадачливому насильнику пришлось валить, поджав хвост.

Меня аж кинуло в пот от осознания, что прошёл я буквально по краю. Рассуждаю тут о цивилизации, всякой кованной фигне, а ведь мог бы уже быть трупом. Так случается только в героических книгах, что когда главный герой спасает девицу от злодея, все тут же встают на его сторону. Пусть даже до этого он был обычным бродягой, а поверженный злодей — их соседом. В жизни бывает строго наоборот. Скорее уж чужаку нож в печень засадят. А между собой как-нибудь договорятся, не зря же есть пословица: свои собаки дерутся — чужая не мешай. Если бы у побитого мной хвостатого авторитет был повыше, а у старика, наоборот, пониже, то ничем хорошим встреча с вооружённой толпой для меня бы не обернулась.

Да и не факт, что теперь всё в порядке. Что я знаю об этих людях или нелюдях? Да ничего! Я оказался на передовой войны Порядка и Хаоса и как последний идиот, вместо того чтобы оставаться начеку, полез трахаться с кошкодевочкой. А чего к гноллам тогда приставать не стал? Тоже ведь зверолюди, как ни крути. Так с чего я вдруг решил, что эти обязательно будут хорошими? Из-за того, что в аниме так показали? Кретин! Нашёл кому верить — китайским порномультикам. Главное, уже дёргаться бесполезно, есть у меня подозрение, что дедушка этот скрутит меня одним щелчком пальцев, даже не оборачиваясь.

Так, ладно, отставить панику. Если до сих пор не съели, глядишь, и пронесёт. Или их потом — после меня, всё же экология на Земле не ахти, дерьма во мне хватает. Блин, да что ж такое?! Всё! Надо успокоиться и думать о хорошем! Куч обглоданных костей по проулкам я не заметил, да и Сари интерес проявила скорее к конфетам, чем к моему комиссарскому телу. Которое, правда, сначала поимела. Или на вкус проверила, чтобы потом заманить в логово и сожрать. А-а-а!!! У меня уже голова пухнет от этих мыслей!

Пока мы шли до дома старика, я успел накрутить себя так, что стоило ему что-то сказать, резко отскочил в сторону, готовясь продать жизнь как можно дороже. Хорошо ещё, что всё оружие было в кольце, а о нём я в волнении совсем забыл. Мне понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя и понять, что на меня никто не нападает, а просто мы дошли, и, судя по всему, меня приглашают в дом. По крайней мере, распахнутая дверь и придерживающая её Сари, с удивлением смотрящая на меня, на это явно намекали. Спокойным остался лишь пожилой нэко. Он дождался, пока взгляд у меня станет осмысленным, и снова повторил непонятную фразу, сопроводив жестом, направленным в сторону входа.

Поняв, что лоханулся, я постарался придать лицу нейтральное выражение и вообще выглядеть так, будто меня ничего на свете не волнует. Короче, сделал морду кирпичом и вошёл в дверь. Небольшой тамбур или, если по-нашему, сени опять же намекали, что зима здесь холодная. У нас строят так же, чтобы дом не сильно выстужать. А вот комната, куда меня пригласили, изрядно удивила. Судя по всему, это была гостиная. Точнее, не так, это была самая обычная гостиная, совмещённая со столовой, какую можно увидеть в любом коттедже. А чуть дальше располагалась кухня, визуально деля комнату на зоны. Видел я уже подобные дизайнерские решения. Главное, если бы не полное отсутствие пластика и минимум металла, я бы сказал, что нахожусь на в фэнтезийном мире с людьмикошками, эльфами и прочими цвергофеями, а у кого-нибудь в гостях в Новосибирске.

Честно говоря, сосредоточившись на деталях, я не обратил внимания на то, как выглядели дома в посёлке. И только сейчас до меня дошло почему. Да потому, что и они ничем не отличались от тех, что я каждый день видел дома. Обычные коттеджи, одно-, двух— и трёхэтажные. Некоторые с жилой мансардой. Разве что лепнина и резные украшения выделялись непривычным стилем, вроде как с восточными мотивами, а может, с индийскими, не силён я был в культурологии. И уж точно никаких легендарных нор хоббитов или древесных жилищ эльфов, которые так любят наши фантасты.

Сари тем временем куда-то убежала, а мне предложили стул, один из шести, стоящих вокруг овального стола. Опять же совершенно неприметного, но украшенного затейливой резьбой всё того же незнакомого стиля. Аналогия с Землёй не просто напрашивалась, она прямо лезла в глаза, и я решил немного расслабиться. Раз уж меня сразу не съели, есть шанс договориться. Старик явно заметил моё состояние и, улыбнувшись, сел напротив, забавно пошевелив кошачьими ушами.

– Сари ламна у сотра эст, – начал было он, затем прервался, звонко хлопнув себя по лбу, и извлёк из-за пазухи какой-то предмет, протянув его мне. – Тораг на тсок.

Я сосредоточил внимание на безделушке, выглядевшей как крохотный пузырёк из стекла, оправленный в серебро, внутри которого сидел самый настоящий жук, и Система не стала капризничать, выдав нормальную справку безо всяких там вопросительных знаков.



Амулет жука-пересмешника.

Навык всеобщего языка + 10

Ускоряет изучение лингвистических навыков на +50%



Ничего себе! По словам Борги, мои шары, дающие бонус к медитации, были весьма редкими артефактами, а ведь они увеличивали навык всего на пять единиц. А тут сразу десятка. И ведь по виду деда не скажешь, что это настолько редкая вещь, так легко он с ней расстался. Для меня же сейчас этот амулет и вовсе был бесценным. Возможность общаться с другими, вот что отличает человека от животного, пусть даже у некоторых и есть хвост. Так что, стараясь не выдать волнения, я кивнул в знак благодарности и надел кожаный ремешок на шею, повинуясь жесту старика, спрятав колбочку за пазуху так, чтобы она касалась голого тела.

– Аовт ты гапа понимать? — жрец внимательно посмотрел на меня, вновь улыбнулся и пошевелил ушами после моего кивка. – Хорошо. Ралто говорить.

– Да, спасибо. Наверно, это очень ценная вещь. — Я же решил сразу расставить все точки над «ё», а то потом выкатят счёт за аренду. — Обещаю, что верну при первой возможности.

-- Латрыв, – старик отмахнулся, будто речь шла о какой-то мелочи. – Рады знакомство. Я Дахар апНергур. Сари ли внучка.

– Александр Плесков, – я привстал и слегка поклонился, прижав руку к груди, но глядя на нахмуренные брови деда, тут же поправился: –Лекс-Велит. Простите, пока не привык к Системе.

– Следить ур слова. Имя дитя – тайна чужой, – Дахар хмурился ещё какое-то время, но потом отошёл и расслабился. – Молодость. Не понимать важно. Спешить жить.

Я приготовился было выслушать многочасовую лекцию на тему распущенности нынешней молодёжи и того, что раньше трава была зеленее, солнце ярче, вода чище, и старших слушали, не то что сейчас, однако дед явно с трудом, но сдержался, а я обратил внимание, что в его речи стало меньше незнакомых слов. И Система тут же разродилась очередной табличкой



Навык всеобщего языка – 3 (13)



А где двенадцать? Не то чтобы я был против, просто с недавних пор разлюбил сюрпризы. Уж слишком серьёзными были их последствия. А вот к словам старика стоило прислушаться. Видимо, здесь в ходу лишь ник, прописанный в Системе, а имя, данное при рождении, считается детским. Подобное было у многих племён во времена оно, но постепенно изжило себя вместе с ритуалом становления мужчиной. Хоть вроде где-то в диких местах типа Африки или островов Новой Зеландии подобное ещё практиковалось. Но это же означало, что как минимум один из моих страхов оказался ложным. Раз Сари определилась, пусть как первый уровень, значит, она уже была совершеннолетней.

В этот момент в комнату впорхнула сама девушка. Явно приняла душ и переоделась, и теперь щеголяла в лёгком цветастом сарафанчике чуть ниже колен, как по мне, весьма целомудренном. Особенно после вчерашнего неглиже. Воспоминания о формах нэки вдруг вернулись отголоском вчерашней ночи, заставив меня залиться краской и опустить глаза. От чертовки и её деда это явно не ускользнуло. Но если сама Сари сделала вид, что ничего не заметила, и, чмокнув старика в щёку, направилась к плите, начав греметь кастрюлями, то Дахар снова нахмурился.

– Что быть ночь перерождения – ваше. Лезть внучка моя крыша – уд лишиться, – а дед умел быть страшным, хоть вроде ничего такого не делал, но у меня появилось стойкое ощущение, что если накосячу, меня прихлопнут словно муху. – И спасибо ты. За Иштик.

Если с первым всё было понятно, ну как минимум посыл: в доме ни-ни, – то кто или что такое Иштик было совсем не ясно. И, по всей видимости, этот вопрос весьма чётко нарисовался на моей физиономии, потому что старик снизошёл до пояснений:

– Иштик, сын Иштуга, нэко бить лицо лес, затем встреча дорога. – Было видно, что Дахар совсем не осуждает меня за разбитую морду соплеменника, а скорее наоборот, весьма этому рад. – Давно ухаживать Сари, но маленькая нельзя. Хотеть брать её жена ночь Перерожденья. Запугать остальных парней.

М-да, похоже, хвостатый урод готовился капитально. И, судя по словам деда, если бы всё получилось, то он был бы в своём праве. Но, как говорится, птица обломинго махнула крылом. А вот что это за ночь такая, когда голожопыми бегают по лесу, и любой мудак может надругаться над девчонкой, это, конечно, интересно. Как минимум для того, чтобы избегать в дальнейшем таких мест. Я не рыцарь без страха и упрёка. Один раз повезло, насколько я понял, жрец решил, что я имел право участвовать в празднике и замутить с Сари, но в другой раз могу остаться крайним.

– И часто у вас так празднуют? – постаравшись сделать спокойное лицо, нейтральным тоном поинтересовался я. – Как по мне, лес не самое безопасное место, чтобы носиться по нему в неглиже. Оленей я видел, даже подстрелил одного, а где они, там и хищники. Не страшно было внучку отпускать, тем более, если какой-то ган… му… нехороший человек собирается сотворить с ней непотребство.

– Древний обычай. Очень давно мы быть люди. Хаос изменил нас, смешал животные. Мы стать ловче, быстрей, опасней, но быть и беда. Наши женщины стать ядовиты. Одурманенные мужчины драться за них и погибать, – голос Дахара окрасился нотками профессионального сказителя, а я порадовался очередной единичке в знании всеобщего языка. – Тогда мы принять Порядок и Систему. Это не излечить женщин совсем, но ограничить яд разом год и только для взрослый.

А вот это было внезапно. То есть я ещё и отравлен теперь? Чего тогда и дед, и девушка вели себя так, будто ничего не произошло? Если они, как вараны, раз укусив, ждали, пока сдохну сам, чтобы прибрать моё барахло, то зачем было рассказывать об отравлении? Да и, если честно, Дахар не выглядел тем, кому нужны такие ухищрения. Все мои чувства просто орали о том, что, захоти, старик запросто размажет меня тонким слоем по большой поверхности.

С другой стороны, это может быть неточность перевода. Ведь… я не удержался и с чувством приложил себя ладонью по лицу. Вот кретин! Опять накручиваю себя, вместо того чтобы тупо посмотреть, есть отравление или нет. Интерфейс-то мне на что?! Там же отображаются все бафы, дебафы и доты. Мысленно дав команду, я принялся высматривать, где бы мог быть бар. Затем, едва не повторив процедуру «морда-рука», приказал ему появиться под полосками жизни и маны. Как и ожидалось, он оказался пустым. То есть никаких тебе благословений, но и проклятий тоже. Вероятность скрытого эффекта я отмёл как противоречащую логике Системы. Вот Дахар наверняка мог бы повесить на меня какую-нибудь дрянь, которую я и не заметил бы, пока не сдох. А Сари с её первым уровнем вряд ли. Если только она тоже Хаос не использует. Но верить в это не хотелось.

— Посмотрел? — старик выглядел недовольным, но глаза смеялись, да что там, закатывались от хохота. – Не там искал. Яд любви сильный, но быстро проходит, если пара…

— Дедушка! — Сари, красная как рак, уперев руки в боки, грозно смотрела на жреца. — Не говорить такие стыдные вещи! Что быть ночь Перерождения, остаться там.

— Молчу-молчу, — заухал, словно филин, дед, и я не сразу понял, что это он так смеётся.

— Понимаешь, – Дахан придвинулся ближе и заговорил гулким шёпотом. – Наши женщины раз год выделять этот яд и передавай его поцелуй. Жертва не мочь отказать близость. Вот предки и придумать ночь Перерождения. Когда Система признавать девочка, и та становиться женщина – та первый раз стать ядовитой. Поэтому она бежать в лес, а женихи за ней. Кто первый ловил, становился муж.

Упс. Блин! Да что за нафиг. Уж лучше б яд был. Нет, конечно, Сари девочка симпатичная, а ушки и хвостик добавляют ей экзотики, но жениться, только попав в иной мир, такого я точно не собирался делать. Да я ничего ещё не видел, а тут на тебе ярмо на шею. Мяконькое и очень даже приятное на ощупь и не только, но при этом с довеском в виде боевого деда. Который сидит, сверля взглядом. Хотя и без него тоже не надо. Я блин в самом начале пути!

– Древность! Варварство! — мои размышления прервали вопли Сари, теперь не смущавшейся, а наоборот, горевшей праведным гневом. – Я сама выбирать муж, и никакой обычай мне не указ. А Иштик – драный хшар, и даже если бы получить меня ночью, я никогда не стать его.

— Эх, молодёжь, — старик сокрушённо покачал головой. -- Обычаи предков для них – варварство. Но, как ни прискорбно, внучка права. Уже давно ночь Перерождения просто традиция и ни к чему не обязывает. А девки бегают до тех пор, пока замуж не выйдут. Хотя, с другой стороны, пусть уже раз в году дурь выпустят, чем разврат в деревне устраивать.

– Подождите, – мне вдруг пришла в голову мысль об ещё одном последствии неуёмного лесного секса, кроме возможной свадьбы, как раз запланированном самой природой, и в этот раз от ужаса волосы зашевелились даже под мышками, и я, не глядя, отмахнулся от очередного сообщения Системы о повышении уровня владения языком. – Стойте! Поправьте, если я не прав. Когда-то вы были людьми, но из-за Хаоса стали гибридами человека и животного. И кроме улучшения физических кондиций тела ваши женщины, как и звери, раз в год начинают излучать феромоны – яд, по-вашему, сообщая, что готовы к спариванию. Но, значит, они каждый раз должны беременеть. Получается, что Сари… что мы… я…

– Ну ты нас совсем дикарями-то не считай. Раньше, говорили, да, так и было. А уже лет, почитай, сотни две, как отвар из луноцвета любая знахарка десятого уровня сделать может. – Девушка у плиты пискнула от затронутой мной темы и, дико покраснев, отвернулась, а Дахар нахмурился, но скорее для порядка, злости я не чувствовал. – Но будет. Что было ночью Перерождения, пусть там и остаётся. Ты лучше расскажи-ка о себе. Явно не из наших краёв, а вот откуда, понять не могу, хоть в своё время постранствовал вдоволь.

– Позже. Сейчас будем обедать! – Сари хоть ещё была пунцовой, но всё же решительно оборвала деда. – Успеете ещё наговориться, ведь мы же Лекса не прогоним, правда?

– Конечно нет! Законы гостеприимства святы! А я действительно что-то заболтался, – Дахан поднялся со стула, достал из шкафа штоф зелёного стекла, я такие в музеях видел, и две рюмки, затем немного подумал и взял третью, со всем этим добром вернувшись за стол. – Ну, гость дорогой, давай за знакомство и за разбитую рожу Иштика. А потом в баньку – с утра топится. Пойдём, внучка, с нами. Ты уже большая стала, теперь можно.

В бутылке оказалась какая-то настойка, крепкая, но при этом мягкая, как ликёр. Без терпкого травяного запаха и вкуса, но при этом перекатывающаяся на языке добрым десятком тонов, необычных и оттого ещё более удивительных. Сари дед налил всего полрюмки, хоть и величал взрослой, но девушка не протестовала. Видимо, для неё больше был важен сам факт признания, чем разрешение выпить алкоголь, так что одним махом опрокинув свою дозу, она скривилась и вернулась к готовке. А меня Дахан потащил на задний двор, мыться.

Сам бы я никогда не понял, куда идти, потому как привык к нашим баням, рубленным из дерева, с просторной мойкой, парилкой и комнатой для отдыха. Здесь же старик привёл меня к холму, заросшему травой, из которого торчала дымящаяся труба, а в основании виднелся лаз, прикрытый круглой зелёной дверью. Спроси кто меня – я бы, не задумываясь, сказал, что там живут хоббиты. Ну а чего, всё совпадает. Ан нет, внутри обнаружился небольшой предбанник, где можно было раздеться, и довольно просторная мойка, она же, как оказалась, и парилка.

Дома я бывал в разных видах бань. И в финской сауне, и в банях: русской и турецкой, – разве что в греческих термах не грелся, но такое устройство встречать не доводилось, хотя, может, где-то оно и есть. На абсолютное знание я не претендую, особенно вспоминая значение уровня мудрости. Мойка в иномирной бане совмещалась с парной и была круглой, с длинной лавкой вдоль стены. Посредине стояла печь с баком горячей воды сверху. Причём сама поверхность печи была как бы пупырчатой. Для чего это сделано, я сразу не понял, но Дахан показал, набрав ковш горячей воды и аккуратно вылив на стенку. Оказалось, это аналог привычной мне каменки: стекая, вода испарялась на пупырышках, давая много пара. По сути, это напоминало турецкую баню. Не сильно жарко, много влажного пара, можно долго сидеть, разговаривая или просто отдыхая.

Проведя короткую экскурсию, где чего, Дахар вышел за дровами: подкинуть, чтобы поддержать жар, – а я принялся разоблачаться. Как бы ни был быстр эльф, всё же на меня кое-где попали брызги крови гноллов. Да и после я, считай, сутки шарился по лесу, так что одежда требовала основательной стирки. Надо будет провентилировать у хозяев этот вопрос. А то даже после бани надеть и то нечего. По сути, мне бы горячей воды да бадейку – и сойдёт, а если ещё мыло будет, так вообще верх блаженства. Я хоть и считался городским, но к таким вещам был приучен и не видел в стирке руками ничего смертельного.

Собственно, я и задержался в предбаннике, надеясь поговорить со жрецом на эту тему. Мол, сначала постирушки, затем уж и самому помыться. Вот только когда за дверью раздался голос старика, мне резко стало не до этого.

– Ты пришёл в мой дом, чтобы оскорбить, Иштук. – Несмотря на толщину створки, бас Дахара слышался прекрасно. – Считаешь, что можешь мне указывать, кого привечать, а кого нет?

– Дахар, ты мудр, но слишком любишь свою внучку, – голос папани насильника звучал спокойно, но царапал что-то глубоко в душе, будто слышалась в нём скрытая издёвка. – А у бабы, как известно, длинный волос, но короткий ум. Тем более, когда её срок пришёл. Сейчас ты пошёл у неё на поводу, приютил чужака, а неизвестно, чем это для нас обернётся. А моя задача – защищать деревню от опасности.

– Я смотрю, жажда власти тебе последний мозг выжгла. – Блин, заговори дед со мной таким тоном, я бы наделал в штаны, к гадалке не ходи. – Думаешь, не знаю, почему ты сына подбивал ухаживать за Сари? И что тот ещё с тремя сразу крутит? Ещё и похвалялся, что месяца не пройдёт, как внучка ему ноги мыть будет.

Вот уроды. Оба: и сынок, и папаша. Знал я дома парочку таких, готовых идти по головам. И все они как на подбор были мудаками, что в общественной жизни, что в личной. Не хотел бы я для девчонки такой судьбы. И рад, что оказался на пути, хоть, если честно, думаю, вряд ли Дахар пустил бы всё на самотёк. Что-то мне подсказывает, что не вмешайся я тогда, всё равно Сари Иштику бы не досталась. Это, кстати, многое объясняет в поведении старика. Вот только озвучивать свои предположения я, конечно, не буду.

Тем временем разговор за дверью продолжился, точнее, Иштук попытался пропихнуть жрецу что-то на тему того, что его сын просто развлекается, но как только Сари станет его… что тогда будет, узнать не удалось. Дахар так рявкнул, чтобы тот убирался из его дома, что стёкла зазвенели. И всё стихло, только двери хлопнули. А я сделал себе зарубку быть внимательнее, ибо, похоже, уже нажил себе врагов, причём непростых. Кто его знает, насколько распространяется власть военного вождя. Пока я под защитой жреца, но это не навсегда, на месте сидеть не самая умная политика. Значит, надо следить за спиной. И как можно внимательнее.

Когда вернулся Дахар, с расспросами я к нему не полез. Надо будет – сам расскажет. Поинтересовался, где вещи постирать, на что получил приказ оставить их тут и идти мыться. Дескать, пар уходит. Пожав плечами, я двинул за дедом.

Как оказалось, баню здесь любили. Причём ходили сюда зверолюди целыми семьями. У них вообще не принято стесняться наготы, да и, как я уже знал, вопросы секса хоть и не афишировались, но и ханжами хвостатые не были. В доказательство этого через какое-то время к нам присоединилась Сари, закончившая с готовкой. Единственная дань скромности была отдана тем, что с её приходом мы прикрыли чресла полотенцами, да и сама девушка завернулась в такое же. Нечто подобное я видел в роликах про Японию, где мужчины нежатся в прудах с термальной водой вместе с женщинами.

И, честно говоря, я действительно расслабился. Дахан с расспросами не наседал, наоборот, сам для начала рассказал о молодости, как ходил в походы с ватагой Героев в данжи. Кстати, я не зря посчитал его жрецом. Кем-то подобным он и был, только без поклонения богам, а с упором в хил и поддержку. И во время приключений прокачался до нехилого такого семьдесят третьего уровня. У Иштуга – того самого зверолюда, что собирался перед воротами отомстить мне за разбитую морду сыночка, по совместительству, как оказалось, военного вождя деревни – был всего сорок шестой уровень. На меня хватило бы с лихвой, а вот дед мог навалять половине деревни разом, оттого наглец и заткнулся, стоило Дахану сказать своё слово.

В итоге я поведал свою историю, благо ничего особого в ней не оказалось. Ну, почти. О том, что на границу то и дело попадают новые миры, знали все. Как и о возможных там проблемах с получением Системы. Обычно всё решалось в течение одного-двух поколений, и все жители в итоге получали интерфейс. Соединение червоточиной Хаоса или данжем, по-нашему, двух миров тоже был секрет Полишинеля. Первые межмировые путешествия так и произошли, Борги был прав. Единственное, что заинтересовало старого жреца, это шаман гноллов, заигрывающий с Хаосом, и его наследие. На кольцо он не претендовал, зато предложил свою помощь в сортировке и оценке трофеев. Правда, лишь после того, как я сказал, что они проверены администратором.

Приступили к сортировке мы после обеда. Сари расстаралась, буквально за час сгоношив шикарную трапезу с разносолами и вкусняхами. Мы душевно посидели, накатив после баньки ещё по паре рюмок настойки, но без фанатизма, так, чисто чтобы в голове чуть зазвенело, а тело показалось лёгким. Система отреагировала табличкой о бафе с увеличением выносливости, но понижением ловкости сроком на час. А вот интеллект с мудростью не пострадали – доза была подобрана правильно.

Мои вещи сразу легли в сторону. Дахара они весьма заинтересовали, но с этим мы решили разобраться позднее. А вот наследство шамана пришлось потрошить долго и скрупулёзно. Сам-то он, видимо, не особо стремился систематизировать свои запасы. В итоге всё было поделено на несколько кучек. Ингредиенты, их пришлось ещё разложить по стоимости, некоторые оказались чрезвычайно редкими и, со слов жреца, стоили, как чугунный мост. А то и два.

Затем шли всевозможные бутылочки и баночки, выполненные не только из стекла, но и из металлов и даже камня. Это оказалась алхимия. Часть временно повышала характеристики, некоторые содержали боевые смеси, как тот, которым эльф сжёг алтарь. Со слов Дахара, скорее всего, это был довольно дорогой и редкий флакон «Пламени Инферно». Только ему было по силам подобное. Такого же класса, к сожалению, больше ничего не обнаружилось. Имелась пара пузырьков с «Ледяным вихрем», но они оказались гораздо слабей, хотя тоже могли навести шороху. К сожалению, мой навык опознания светил сиротливой единицей, да и с чтением были большие проблемы – амулет прибавки не давал. Так что пришлось просить бумагу и что-нибудь, чем писать и лепить на склянки поясняющие таблички.

И это ещё хорошо, что у Сари нашёлся свинцовый карандаш. В целом письмо тут осуществлялось чернилами и острозаточенной палочкой из особого растения, имеющего внутри структуру, подобную губке. Эдакая дикорастущая ручка. Но, как и земное перо, хоть древнее гусиное, хоть современное, металлическое, она требовала определённой сноровки и навыка. Которым я, естественно, не обладал. Вот блин, почему фантасты, когда пишут книги о попаданцах, не учитывают такие мелочи. А мне повезло ещё, что столовые приборы мало чем отличались от привычных. Разве что вилки двузубые. А ну как были бы какие загогулины, которые надо держать в руке и во рту одновременно! Ну а что, азиаты вон палочками едят – и ничего.

Ещё одну группу представляли свитки с заклинаниями. Их оказалось немного, зато, на удивление, попался один из самых редких – с заклинанием воскрешения. Он позволял поднять павшего в течение трёх суток, если от тела осталось более пятидесяти одного процента. Как вообще работали эти листочки с нанесёнными на них рисунками, я не понял, хоть Дахар и пытался объяснить. Сказалось низкое значение навыка знания всеобщего языка, хоть с амулетом оно уже достигло двадцати. Но тут было слишком много специфических терминов, плюс, как я предполагал, наличествовал сленг. Короче, этот вопрос решили пока отложить как несущественный, а вот свиточек я сразу заныкал. Вещь ценная, и кто знает, удастся ли ещё когда-нибудь таким разжиться. Жаль, он не срабатывал автоматически.

Ну и последнее, что нашлось у шамана, это разные амулеты. Они давали бонусы к различным навыкам (только магическим), но, к сожалению, очень небольшие: плюс три максимум. Короче, для меня совершенно бесполезно. Тем обиднее было, что несколько направлений магии эльф мне всё же открыл, честно передав свои навыки, но характеристик не хватало даже на самое простейшее заклятие. А если нет возможности пользоваться, без разницы, какое значение там, один или пять.

В итоге я подарил все цацки жрецу. Реальную их стоимость я всё равно не знал, а пытаться нажиться на тех, кто старается тебе помочь, последнее дело. Ему же ушло большинство ингредиентов, кроме самых дорогих. Тут уж сам Дахар встал в позу. А всё потому, что, вникнув в мою проблему с невозможностью возвращения домой, жрец дал один-единственный дельный совет: ехать в столицу. Если мир новый, то стабильные ходы в него могут искать годами, а то и десятилетиями. Сидеть на шее у кого бы то ни было я, в принципе, не собирался, а значит, нужна был возможность обеспечить себя заработком. На свои знания как попаданца я особо не надеялся. Что я в принципе-то умел, без земных материалов и оборудования? Да ничего такого, что не могли бы повторить тут. А учитывая магию, скорее всего, на порядок меньше. Вот и оставалась лишь одна надежда на Систему. Точнее, на то, что я был героем.

Зачистка данжей, прорывов или просто охота на изменённых Хаосом существ приносила стабильный высокий доход. Это в том случае, если ты не хотел наниматься в дружину к многочисленным аристократам или идти служить в королевские войска. Но любое из этих направлений было закрыто для лоулевельного одиночки. И выход был только один – гимназия.

Здесь этот термин имел своё первоначальное значение. Студентов учили драться, бороться, биться любыми видами оружия, колдовать, призывать петов, короче, всему тому, что должен уметь герой. Причём упор был сделан не на поднятие уровня, а именно на прокачку нужных навыков. Почему так, Дахар объяснять не стал, заявив, что там всё расскажут и покажут, зато категорически потребовал, если я всё же прокачаюсь, не тратить очки развития. Дескать, пригодятся ещё.

Я попытался заикнуться, что у меня Дух/Магия на сверхнизком уровне, стоило бы их подкачать, и тут же словил подзатыльник. Причём сам он от этого опешил даже больше, чем я. Пока мы пытались прийти в себя, Сари заливалась смехом, а потом сдала деда с потрохами. Старый жрец оказался тем ещё упрямцем, и если что было не по его, запросто мог наладить и подзатыльник, а то и поджопник. Но при этом только своим. Тем, кого считал семьёй.

После такого признания злиться не было никакого желания. Но и кидаться с объятьями глупо. В итоге я сделал вид, что ничего не заметил, принявшись укладывать в кольцо то, что оставлял себе. Дахар тоже смутился, что-то буркнул в бороду и преувеличенно внимательно принялся перебирать амулеты. Не скажу, что я прям проникся моментом, но и совсем спокойным остаться мне не удалось. Всё же даже на Земле у меня не осталось никого, кого я мог бы назвать семьёй. А тут, казалось бы, совершенно посторонние люди, пусть даже с хвостами, и такое…

Обстановку немного разрядила девушка, притащив нам по большой кружке отвара, как я понял, заменяющего чай. Довольно вкусный, но необычный. Так, постепенно, мы снова вернулись к сортировке трофеев, стараясь не поднимать спорную тему. Меня интересовала гимназия, но Дахар ничего рассказывать не стал. Во-первых, потому что сам был там довольно давно, а во-вторых, потому что она не являлась единым учреждением. Нет, там имелась администрация, но она скорее рулила общим доступом студентов, а вот учили их наставники так, как им левая пятка укажет. Единого стандарта не было. Каждый выбирал то, что ему ближе.

Честно говоря, мне такой подход казался странным. По идее этот мир и так должен быть заполнен героями, только и делающими, что охотящимися и сражающимися с монстрами. Ведь это позволяло прокачаться, повысить уровень навыков, стать сильней и умней, в конце концов. Кто согласится, имея возможность развиваться, всю жизнь пахать землю. Ан нет, по словам жреца, те, кто в своё время не прошел через гимназию, не имели будущего как борцы с Хаосом и рано или поздно возвращались к обычной жизни.

А вот отчего все подряд не идут учиться к наставникам, я догадался сам. Причина банальна и стара как мир – деньги. Годовое обучение стоило такую сумму, что обычный работяга мог заработать только лет за двадцать. И ведь не факт, что этого хватит. Нет, конечно, если ты собрался стать дуболомом-бойцом, только и способным махать мечом, тогда года было достаточно. А вот если озадачился изучением магии, решил постигнуть тайны вселенной, чтобы по щелчку пальцев выжигать целые подземелья – тут и по десять лет учились, оттачивая навыки и зубря заклинания.

Я, судя по всему, находился посередине. Вот только всех добытых трофеев мне хватило бы только на полтора, максимум два года обучения. Но это если уж совсем голым остаться. Так что, покумекав, мы с Дахаром решили остановиться на следующей схеме. Я отдаю ему часть добычи, как и было задумано. В столице продаю остатки и оплачиваю первый год. Снимаю жильё, покупаю всё, что нужно для жизни и тренировок. И параллельно становлюсь членом гильдии охотников. Там за год смогу заработать на продолжение учёбы.

Почему все студенты не поступали так же? Тут всё просто, для полноправного членства в гильдии нужен немалый взнос, сопоставимый с годовым обучением в гимназии. А так же рекомендательное письмо от действующего охотника. Вот только имелся маленький нюанс: если писем будет три, и одно от заслуженного члена уровня не ниже семидесятого, можно поступить и без денег. Дахар как раз был таким, опытным, заслуженным и всё такое. А остальные два предполагалось получить у сына и невестки жреца – родителей Сари. Они тоже были членами гильдии. Входили в боевую группу «Небесная ласточка».

Пользоваться добротой этой семьи было неудобно, но другого выхода я не видел. Оказалось, что быть Героем непросто, нужно заранее просчитывать будущее, а в планировании я никогда не был силён. Все эти расчёты гайда мне всю жизнь были, как серпом по сердцу. Играл я для фана, но сейчас на кону стояла не смерть компьютерного персонажа, а моя жизнь, как бы пафосно это ни звучало. И грех было не прислушаться к умному и повидавшему виды человеку. Ладно, зверолюду. Роли это не играло.

В итоге Сари уже глубокой ночью прогнала нас спать. Разбор трофеев мы уже закончили, каждый, что у меня остался, был пронумерован и имел бирочку с предполагаемой ценой. Теперь же Дахара заинтересовали мои умения. Дескать, надо определиться, что прокачивать в первую очередь. Вот тут-то и появилась девушка с полотенцем в руках. Как ни строжился дед, но через десять минут я уже лежал в кровати, нежась под пуховым одеялом на чистейшей простыне и чувствовал, как закрываются глаза. День выдался суматошным, жизнь вновь сделала крутой поворот, и теперь впереди виднелись неплохие перспективы.

Я уже почти провалился в сон, когда мне в голову пришла очередная умная мысль. Жаль только, что эта гостья навещает меня слишком редко, многих проблем удалось бы избежать. Например, вспомнить что в любой ММО-игре обязательно есть логи. Это такой список, где фиксируется каждое действие персонажа и то, что с ним происходит. Оказалось, у меня тоже есть что-то подобное. Как обычно, достаточно было мысленно пожелать открыть нужную вкладку. В итоге я промотал до места, которое не давало мне покоя, подспудно давя на совесть, и прочитал следующее:



К вам применён навык «Очарование зверолюдки».

Спасбросок на мудрость и волю – провал.

Наложен эффект «Страсть» Уровень либидо – 100%

Объект сексуального желания определён и зафиксирован.

Дальше читать не стал. Яд, феромоны. Ага, ща. Навык! И явно высокого уровня. Скорее всего, врождённый. Получается, это не я набросился на несчастную девушку, едва избежавшую насилия, это она меня сама того… этого… Вот только… что это теперь меняет? Лишь то, что я сам могу спать спокойно, не более. А Сари… с ней я ещё разберусь. Вернувшаяся память даже подсказала пару особо удобных для этого поз.

Очередное утро в новом мире я встретил, сидя в позе лотоса и любуясь восходом солнца. Впрочем, как и предыдущие два. Я все ещё гостил у Дахана с Сари, и каждый раз старый жрец поднимал нас ещё до света и волок на крышу, где была оборудована терраса как раз для этих целей. На ней было положено встречать восходящее светило и напитываться силами на весь день.

Нет, местные не были солнцепоклонниками. Да и к богам у них отношение оказалось странное. Котолюди признавали их существование, но поклоняться не спешили. Может, потому что те тоже были частью Системы. Да и со слов Дахара, стать богом сложно, но вполне реально. Причиной же, по которой местные ни свет, ни заря тащились на улицу в любую погоду, была самая обычная прокачка. Медитации в это время были более эффективны, а значит, быстрее поднимался параметр Духа. Базовые характеристики же влияли на все аспекты жизни в пограничных мирах, поэтому ради халявных очков можно было и потерпеть.

Мне это было и вовсе жизненно необходимо. Большинство умений, доставшихся в наследство от эльфа, требовало значительного количества маны. Так что я безропотно выполнял все требования жреца и пялился на встающее светило, пытаясь обрести внутреннюю гармонию и единение. Пока получалось хреновенько, даже шары не помогали. Но Дахар говорил, что прогресс есть, а уж в таких вещах старому авантюристу стоило доверять.

Впрочем, в остальном тоже. Пока я не видел от жреца ничего, кроме хорошего. Уж не знаю, в чем было дело: то ли в благодарность за спасение внучки, то ли просто родительские чувства взыграли, — но старик все эти дни возился со мной, втолковывая основы и разъясняя прописные истинны. Все, кончено, за такой короткий срок узнать было невозможно, но самое главное, что позволит мне общаться с другими людьми и не только, без страха лишиться головы за нечаянное оскорбление, мы всё же оговорили. А заодно освоили основы медитации и ещё парочки духовных техник, направленных на развитие характеристики Дух/Магия.

И хоть информация была весьма поверхностная, без углубления в нюансы, каждый день оказался забит с утра до вечера, а прерывались мы лишь чтобы по быстрому закинуть в себя обед или ужин, приготовленный Сари. А всё потому, что Дахар торопился хотя бы по минимуму подготовить меня к моменту, когда придётся отправиться в гимнасиум. До него было весьма неблизко, путь занимал не меньше полутора месяцев, но в одиночку мне туда было и вовсе не добраться.

Зато сегодня из деревни зверолюдей в ближайший город шёл небольшой обоз. Везли на продажу трофеи, добытые в Тёмных землях. Следующий планировался только недели через две, и можно было бы подождать его, но тут уж я сам воспротивился. Пусть в гимнасиуме не было как такового учебного года, но чем раньше я начну, тем быстрее стану полноценным бойцом, героем или игроком, уж кому как больше нравится. Сидеть же на шее у жреца и его внучки мне было просто по-человечески противно. Дед воспитывал во мне самостоятельность, и именно поэтому я сумел пережить их смерть относительно легко в материальном плане. Но это же не позволяло мне принимать чью-то помощь, я считал, что должен со всем справиться самостоятельно, хотя бы в память о деде.

Так что сегодняшнее утро стало последним под гостеприимной крышей Дахана и Сари. Вещи уже были собраны. Кольцо-инвентарь показало себя с лучшей стороны, приняв в своё нутро пару вёдер разносолов, приготовленных кошкодевочкой, а так же, наверное, годовой запас продуктов и вещей на все случаи жизни. Дрова, котелок, чайник, треногу для костра и все нужное, но слишком тяжелое, чтобы таскать на себе. От рюкзака я решил не отказываться, но значительно пересмотрел своё снаряжение, с учётом новых возможностей и советов жреца.

Теперь на себе я тащил минимум вещей, предназначенных лишь создать видимость груза, и максимум оружия. С последним всё было ясно, мир Ковала, как и другие пограничные, не самое безопасное местом во вселенной. К общему поскудству, присущему всем разумным, а не только людям, как я мог убедиться на собственном опыте, прибавлялись порождения Хаоса, чьи стремления можно было охарактеризовать всего парой слов: неконтролируемое разрушение. Так что дубина под рукой гарантировала хоть какую-то безопасность. А уж что выполняет её роль: меч, рогатка или магия, — уже дело десятое.

– Ну, как дела? — старый жрец умел двигаться абсолютно бесшумно, причём я так и не понял, то ли это было расовой особенностью, то ли умением. — Смог почувствовать ману?

Я поморщился. Может, из-за моего скептического отношения развитие характеристики Дух/Магия никак не давалось. Хотя я прекрасно понимал, что четыре дня — слишком маленький срок, чтобы говорить о каком-то результате. Но и цифры пока были на уровне едва ли не местных новорождённых. Средним значением совершеннолетнего жителя этого мира была десятка единиц в характеристике. И я надеялся, что сумею быстро достичь этого уровня, но…

— Ну, ничего страшного. Если продолжишь медитации, то рано или поздно это случится. — Дахар уселся на табурет и принялся набивать трубку. — Честно говоря, я поначалу не поверил. Ну как может существовать мир без магии. Но глядя на твои мучения, понял, это не так уж невозможно.

– Угу. А я всю жизнь считал всех этих экстрасенсов и прочих шаманов шарлатанами. – Я угрюмо вздохнул, поднимаясь на ноги. – А теперь вот мучаюсь. Вот почему Системе нельзя было оцифровать автомат Калашникова? Сейчас бы даже не парился со всей этой тряхомудией. Бесконечные патроны – и нагнули бы Хаос недели за две.

— Не знаю, что такое этот твой «ахомах», но раз Порядок его не принял, значит, так надо. – Вера жреца в Систему была непоколебима. – А тебе стоит не мечтать о несбыточном, а плотнее заняться тренировками. Эльф оставил тебе богатейшее наследие, но без маны ты не освоишь и сотой его части. Погонять бы тебя пару месяцев, а лучше год, но нельзя терять времени. К тому же, думаю, сын подберёт тебе достойного наставника в гимнасиуме. Я ему всё подробно написал.

— Будем надеяться, — я с удовольствием потянулся, разгоняя застоявшуюся кровь. -- Когда обозники выдвигаются? Не пора к ним идти?

– Сейчас докурю и отправимся. – Дахар окутался клубами дыма. – Ты тоже посиди на дорожку. Не суетись. Всё успеем.

Я подивился наличию знакомого обычая, но пришёл к выводу, что это логично. Одинаковые проблемы порождают схожие решения. Успокоиться и тихо посидеть перед выходом надо, чтобы морально собраться и вспомнить о том, что забыл взять. Так что я послушно плюхнулся на лавку у стены, а через мгновенье к нам присоединилась Сари, мышкой прошмыгнувшая на террасу и забившаяся мне под бочок. Я слегка приобнял девицу и она ещё сильней прижалась ко мне. Дед вроде и не обращал на нас внимания, но на лице у него блуждала лёгкая улыбка.

– Ну, будет, – старик выбил трубку в специально стоящий для этого горшок и спрятал её за пазуху. – Не навсегда прощаемся. Свидимся ещё.

Я молча кивнул и поднялся. Не сказал бы, что проникся к кошкодевочке тем чувством, что принято называть любовью, но ей и Дахару я был как минимум благодарен за участие в моей судьбе. Что не бросили бестолкового попаданца на произвол судьбы, не обобрали до нитки, хотя вполне могли, пользуясь моей абсолютной неосведомленностью о местных реалиях.

Да чего там, не вмешайся жрец, меня давно уже прикопали бы в ближайшем овраге, а шмотьё поделили между собой. Папаша неудавшегося насильника постарался бы. Именно старик осадил наглеца и объяснил другим политику партии. И, по всей видимости, удачно, по крайней мере, вчера, когда я знакомился с Зигадом, тем, кто поведёт обоз, никакой неприязни от него я не почувствовал. Скорее наоборот, любопытство и лёгкую симпатию. Не то чтобы я так уж хорошо разбирался в людях, а тем более в нелюдях, но этот нэко выглядел простым работягой. Немногословным, холодным с виду, но надёжным, такому можно доверить спину. Мой дед был похожим, может, поэтому я сразу нашёл с охотником общий язык.

Честно говоря, я ожидал увидеть кого-то более… пронырливого, что ли. Для торговли Зигад не годился от слова совсем. Но кошколюди это предусмотрели, и в городе сбывать товар поручалось совсем другому человеку. Он, как и остальные участники похода, ждал нас у ворот деревни. Когда мы подошли, те как раз прощались с семьями.

– Пришёл? – Зигад осмотрел меня и удовлетворённо кивнул, видя, что я готов к походу. – Знакомься. Это Синч, он отвечает за торговлю. А это Оле и Рочаг. Тоже пойдут с нами. Будут за тобой приглядывать. Я бы первоуровневого из деревни не выпустил, но мастеру Дахару виднее. Однако давай определимся прямо сейчас. Если я сказал падать…

– Если приказано справить нужду, то не нужно начинать снимать штаны, – я немного невежливо перебил нэко, но, похоже, аналогия ему понравилась. – Я сообразительный. Пальцы в розетки не сую и качели на морозе не лижу. Дорогу перехожу только на зелёный свет.

И глядя на то, как вытягиваются лица кошколюдей, добавил:

– Прошу прощенья. Волнуюсь сильно. Первый поход в этом мире, – я нервно рассмеялся. – Да неделю назад я и подумать не мог, что окажусь тут. А сейчас вот… э-эх.

– Да не дрейфь, парень, – Синч хлопнул меня по плечу. – Успеешь ещё вернуться к себе! Зато мир посмотришь. А таких девчонок, как у нас, вообще больше нигде нет! Верно, Сари?!

– Трепло, – припечатал болтуна Дахар. – Видишь, человеку и так тошно. А ты, Лекс, помни, что бы ни случилось, ты можешь вернуться сюда. Под моей крышей для тебя всегда найдётся кров и пища.

– Спасибо… – на секунду у меня перехватило горло, ведь со дня смерти бабушки на Земле не нашлось ни единого человека, готового бескорыстно помочь, а тут… – Я…

– Не нужно слов, – жрец оборвал меня. – Просто иди и возвращайся. А мы будем ждать.

Сари молча повисла у меня на шее. А я обнял её, понимая, что всего за несколько дней они стали мне близкими, пусть и не людьми. С другой стороны, человечности в них было больше, чем в большинстве землян. Жаль только, что остаться я не мог. Сидеть на шее у кого-то для меня было физически невозможно. А раз все мои знания и умения в этом мире особой роли не играли, следовало как можно быстрее стать полезным членом общества. Героем, если уж на то пошло. А значит, пора прощаться.

* **

Мы четвёртый день шли по лесам. И до конечной цели, городка, где зверолюди собирались сдать добычу, а я найти транспорт в столицу, оставалось ещё три. И должен сказать, что путешествовать по иному миру оказалось невероятно… скучно.

Ну а чего. Шли мы по проторенной дороге, кругом один сплошной лес. И пусть поначалу мне всё было интересно, потому что флора и фауна вокруг частично отличалась от земной, очень быстро моё любопытство сошло на нет. Ибо чтобы часами разглядывать крапиву, на которой, в отличие от привычной мне, росли невзрачные цветочки, нужно быть фанатом ботаники. А я лишь принял к сведению и постарался запомнить внешний вид, чтобы замечать издалека. А то не всегда успеваешь сосредоточиться и опознать, что это перед тобой.

По-настоящему интересующие меня вещи, то бишь изменённые Хаосом растения и животные, вдоль дороги практически не встречались. Так как это был практически единственный путь к цивилизации, за его состоянием следили, отгоняя хищников амулетами и очищая от всего лишнего. И пока удалось встретить всего парочку действительно интересных существ, или кем они там были.

Первым оказалась живая лоза. Не в смысле, что все остальные были дохлыми, а в том, что это некий гибрид растения и животного. С виду тварь выглядела как лиана, какие массово растут в джунглях. Ну, по крайней мере, именно такие я видел по телевизору, самому побывать не довелось. Только вот неосторожно подошедшего к ней человека или зверя ждал сюрприз. Ещё секунду назад мирно обвивающая дерево зелёная верёвка вдруг кидалась на незадачливого путника, обвивала с ног и душила в объятьях. Затем переваривала и вновь заползала на дерево, ожидать новую жертву.

Если быть внимательным, особой опасности монстр не представлял. Да и в том случае, если уже попал в смертельные объятья, был шанс выжить, если не паниковать и суметь достать оружие. Ну, разве что уровень жертвы окажется значительно ниже, например, как у меня. Хотя такое сравнение не совсем корректно, ибо, несмотря на мои боевые навыки и оружие, любое существо хотя бы десятого уровня даже не заметило бы моего сопротивления. Уж пара умений тут была у каждого, не говоря уже о разнице в характеристиках, а мне противопоставить им, кроме голой физики, было просто нечего.

Однако против второй зверюги ничего не мог поделать не только я, но и вся наша команда. Я поначалу даже не понял, почему все вдруг напряглись, даже неугомонный Синч заткнулся и принялся шустро перебирать ногами, таща меня за руку. Лишь проследив за взглядом Зигада, я сумел рассмотреть в ветвях небольшую пёструю птичку. Система пометила её как «Хаотический соловей 73 уровня», что, естественно, мне ничего не сказало. Выглядела птаха совсем неопасной.

И лишь когда мы отошли на пару километров, мне рассказали, с кем нам не повезло повстречаться. Сама по себе крылатая тварь действительно могла причинить вред только жучкам да червячкам, которыми питалась. Но защищая гнездо, она начинала петь, отчего у тех, кто это слышал, возникали жуткие галлюцинации, которые вполне могли даже убить. А уж с ума сходил каждый третий.

Конечно, многое зависело от уровня птицы, но та, что нам повстречалась, имела самый высокий, который я пока видел в этом мире. Ни Зигаду с его тридцать седьмым, ни Синчу с тридцать третьим против неё ловить было нечего. А я так вообще от первых трелей бы загнулся. Точнее, выцарапал бы себе глаза, или там сердце остановилось бы от страха. У каждого по-разному. «Хаотический соловей» убивал не напрямую, он лишь пугал, но делал это качественно, что называется «до усрачки».

Самое поскудное, беруши не помогали от слова совсем. Были случаи, когда даже глухие становились жертвами проклятой птахи. Пение было скиллом, защитить от которого мог только высокий параметр Дух/Магия. Что опять ставило меня перед крайней необходимостью немедленной прокачки данной характеристики. Иначе я так и останусь мальчиком для битья для большинства местных монстров.

Но эти встречи произошли на первый и второй день путешествия, а вот потом идти стало невыносимо скучно. Кругом высился лес, лес и ничего кроме леса. Ну, разве что иногда мы выходили на берег реки, но поскольку он был довольно крутой, а течение быстрым, к воде не спускались. Вообще, местность весьма напоминала родину. Сибирь-матушка примерно так и выглядела: бесконечные леса, невысокие горы и реки, испещренные порогами. Не судоходные Обь с Енисеем, а мелкие, те, что берут начало с гор Алтая, например, Подкаменная Тунгуска или Чуня.

Я бывал на них один раз, ещё мальчишкой. Друзья деда позвали в гости, и мы с ним две недели провели в тайге, на охотбазе. Ловили тайменя и хариуса, бродили по лесу. Даже пробовали сплавляться по реке, пока не упёрлись в пороги. Там-то я и видел, как пущенное по воде бревно на камнях превращается в щепу. Так что глупых вопросов типа: почему мы идём пешком, а не плывём по реке, – не задавал. Да и вообще, к воде не лез. Берег крутой, мало ли кто там может водиться.

Да и меня не особо-то куда и пускали, тем более одного. Рядом постоянно был кто-то из охотников, контролируя, чтобы я не сделал чего-нибудь опасного. Я не сопротивлялся, всё же мир другой, кто знает, какие неожиданности он может преподнести. К тому же со мной не возились, словно с младенцем. Просто приглядывали, зачастую объясняя причину тех или иных запретов. И это помогало глубже понять этот мир, проникнуть в его тайны.

Кроме того, чаще всех меня сопровождал Синч, оказавшийся любителем почесать языком. Видимо, в деревне его байки уже всем надоели, а тут нашлись свободные уши. А мне было действительно интересно, хоть я и догадывался, что всё рассказанное стоило делить на четыре, а то и на шестнадцать. Однако даже так кошколюд оказался неисчерпаемым источником информации, а кроме того, был прекрасным рассказчиком, с умением Красноречие, прокачанным выше пятидесяти единиц.

— …а обоз с сокровищами Ронара пропал в Тёмных землях, — как раз заканчивал он очередную легенду. – Но, говорят, туда они не добрались, а спрятали несметные богатства где-то здесь. И найти их может только…

— Восемь! — невежливо перебил я сказочника, поправляя заодно рюкзак.

— Чего? — вскинулся нэко.

— Именно столько обозов с сокровищами пропало, — я покрутил в воздухе пальцами, – где-то тут. И что характерно, за… сколько там лет прошло? Около тысячи? Короче, за всю эту кучу времени никто так ничего и не нашёл.

– Да почему?! А Морн-копатель? Он как-то вырыл целый горшок золотых украшений у себя на огороде! – кошколюд аж подпрыгнул от возбуждения. – Я, правда, сам этого не видел, но дед племянника соседки моего двоюродного брата клялся, что так всё и было.

— Ну, я так и думал. – Некстати вспомнился старый анекдот: – Не Рабинович, а Иванов, и не в преферанс, а в лотерею, и не выиграл, а проиграл, и не десять тысяч, а три рубля. А так всё верно.

— Не, это Морн откопал, точно. Его потому так и прозвали. Правда, давно это было, почитай лет сорок назад, — неко почесал мохнатое ухо, затем воровато огляделся и, видя, что ослик с грузом и остальные охотники довольно прилично от нас отошли, поманил меня за собой: -- Слу-ушай. Ты же сейчас первого уровня? А хочешь быстро прокачаться? Пятый возьмёшь точно.

Я неопределённо пожал плечами. Оставаться неспособной защитить себя обузой претило моей самостоятельной натуре. Однако, вспоминая наставления Дахара, я понимал, что уровень далеко не самое главное. Даже хая можно завалить прокачанным умением, если тот оплошал с билдом. Но с другой стороны, запас карман не тянет. Если не тратить очки развития наобум, то получится, что в дальнейшем будет меньше возни. Не придется выполнять нубские квесты, бить крыс в канализациях, или чем там, в столице, новички занимаются.

– Вот, гляди! – оказалось, пока я взвешивал все за и против, Синч утащил меня на опушку ближайшего леса, и сейчас мы стояли возле здоровенного муравейника. – Самый быстрый способ! У нас все так делают, если нет времени развиваться как обычно. Ну там, если война или ещё чего.

Я принялся рассматривать сооружение и его обитателей, прикидывая, чем может грозить их массовое убийство. Муравьи оказались очень похожи на земных, только размером с мужской указательный палец. Меня это не сильно смущало, скорее, радовало. У нас в меловой период эти твари достигали размеров собаки. Такие скорее сами тобой закусят, чем ты на них прокачаешься. Однако если вспомнить Африку и её бродячих муравьёв-убийц, то и мелкие не выглядели так уж безобидно.

– Да не боись! – нэко пяткой раздавил одно насекомое. – Они же мелкие! Даже десятого уровня ни одного нет. Самое то для прокачки! Пусть немного срежут опыта из-за размеров, но ты со своей единицей этого даже не заметишь!

И вдруг пнул муравейник так, что меня окатило волной земли и насекомых. Я принялся судорожно отряхиваться, извиваясь и стараясь избавиться от шустрых бестий, тут же полезших во все щели, а сделавший гадость Синч покатывался, глядя на мои выверты. Согласен, со стороны это наверняка смотрелось дико смешно, но лично мне сейчас было совсем не весело. Хрен его знает, как организм отреагирует на укусы иномирных мурашей. Я и земных-то недолюбливал, а тут…

Момент, когда вместо мелких рабочих особей из-под земли вылезли здоровенные солдаты, я прозевал. Вновь прибывшие отличались от снующих вокруг не только размерами, но и строением. По виду они были эдакой помесью скорпиона и муравья с мощными жвалами размером с мой указательный палец и торчащим вверх хвостом. Жала видно не было, но на кончике имелось утолщение, и у меня насчёт него имелись самые плохие подозрения.

Была одна компьютерная игра, в которой требовалось из простейшей клетки создать космическую цивилизацию. И первая часть как раз описывала развитие и создание биологического вида из огромного количества различных компонентов. Когтей, клыков, крыльев и ещё сотен разных других элементов, в которых нашлось место и дистанционно атакующим железам. И пусть там они выглядели не совсем так, но спутать было сложно. Особенно когда самый нетерпеливый из солдат плюнул, если так можно выразиться, говоря о хвосте, в меня струёй желтоватой жидкости, часть которой попала на ствол дерева и тут же зашипела, разъедая кору.

По мне выстрел не попал, я стоял достаточно далеко, но и без этого понял, что дело швах. А главное, зачинщика этого безобразия рядом уже не было. Его бурый, в подпалинах хвост мелькнул в придорожных кустах и пропал. А вокруг развороченного муравейника открывались всё новые и новые норки, откуда вылезали готовые к бою солдаты.

Уровень скорпивьёв колебался от двадцатого до тридцать пятого, но мне и десятого бы хватило за глаза. Да и не собирался я с ними биться. Так что шустро рванул за нэко, забыв об оставшихся на одежде мурашах. Их укусы казались чем-то вроде щекотки, по сравнению с тем, что могли сделать их старшие братья. Про кислоту и говорить нечего. Подставляться под плевки мне хотелось меньше всего.

Однако дорогу к кустам преградил ещё один разрушенный муравейник, возле которого уже толпилось с десяток солдат. Меня они встретили недружным залпом, может, поэтому мне и удалось увернуться, точнее, затормозить и избежать попадания в радиус поражения. О том чтобы проскочить, не могло быть и речи, на моих глазах к противникам присоединились ещё пяток здоровенных скорпивьёв. Или муравьёнов… не знаю уж, как лучше обозвать эту гадость.

Справка системы именовала их «Азохский муравей-солдат», но мне личные версии нравились больше. Впрочем, это всё нервы. Паниковать сейчас было нельзя. Да и не видел я пока для этого причин. Сбежавший охотник-охранник воспринимался скорее как мелкий пакостник, чем как предатель. Подумаешь, мураши, сейчас сделаю круг, выйду на дорогу и догоню своих.

Сказано – сделано, я развернулся на пятках и бросился вдоль кустов, оставляя опасных насекомых за спиной. Пробежав метров пятьдесят, поменял направление, заложив дугу, и уже через пару минут выскочил на дорогу. Здесь она шла вдоль скального обрыва, служившего берегом реки, а впереди, вдалеке, виднелся мост. Русло делало петлю, так что моим единственным шансом догнать охотников было пересечь его, иначе обходить придётся за многие километры.

Переправиться же в другом месте тоже не особо получится, бурное течение, стремительно несущееся меж высоких скалистых берегов, даже выглядело опасно. Может, если пойти вдоль берега, удастся найти брод или что-то типа того, но углубляться в лес, откуда только что сбежал, меня совершенно не тянуло. Спасибо, нагулялся. Так что я сплюнул на дорогу, поправил рюкзак и рванул со всех ног, спеша догнать попутчиков. И если получится, надрать уши паршивому кошаку, заставившему меня скакать козлом по такой жаре.

Торопился я не зря. Когда до моста оставалось уже не так много, за спиной раздалось знакомое шипение. Я оглянулся и в голос выматерился. На дорогу вывалил добрый десяток муравьёв-солдат в окружении свиты из мелких рабочих. Они целенаправленно гнались за мной. А пшикали их железы, посылающие мне вдогонку жгучие струи.

Фора у меня была и довольно приличная, однако подобное соседство душевного здоровья не добавляло. Зато хорошо стимулировало, не хуже той самой палки, давшей имя процессу, так что я ещё ускорился, хотя ещё минуту назад считал, что это максимально возможный темп. Но жить захочешь не так раскорячишься, и я нёсся большими скачками к мосту… чтобы увидеть, как он занимается чадящим пламенем.

Вот теперь я действительно испугался. И наддал так, что ветер засвистел в ушах. Но сбитое дыхание – это всё, чего я добился. Когда я подбежал, мост уже полыхал вовсю, а через минуту-другую попросту рухнул в пропасть. Верёвки прогорели. Как говорил Синч, капитальных деревянных или каменных в этих краях никто не строил. Слишком сложно, дорого, да к тому же всегда был шанс, что его разрушит залётный монстр. Перекинуть новые канаты недолго, а вот каждый раз вызывать бригаду из столицы – никаких денег не напасёшься.

Кстати, сам охотник стоял на том берегу, глядя на меня своим наглым взглядом. Не видно было, чтобы он хоть в чём-то раскаивался. Остальных кошколюдей я не заметил, но дорога была весьма извилиста, а мы с этим хвостатым предателем частенько отставали от обоза. Теперь я понимал почему. В ближайшее время нас никто не хватится, а там он догонит своих и расскажет, какая беда приключилась. По крайней мере, мне хотелось бы в это верить, но вероятности того, что нэко ушли дальше для того, чтобы не мешать Синчу со мной расправиться, я тоже не отметал.

– Ты прости, парень, – несмотря на слова, раскаянья в голосе охотника не чувствовалось, – я порядком задолжал Иштугу, вот он и предложил рассчитаться с ним твоей жизнью. Проклятые бои драксов, это всё они. У меня была точная наводка, но эти хаосом драные эльфы выставили свою зверюгу. Кто же знал, что у неё «Шоковый удар» выше семидесяти прокачан. Этих зверюг просто так не вырубишь, а тут… Ну да ладно.

– Ты это… – Синч уже было собрался уходить, но вновь повернулся ко мне. – Если чего, лучше сам в реку бросайся. Там на порогах как повезёт, может, сразу о камень приложит, а может, помучаешься чутка, но результат один. А «азохи», они жертв живьём разделывают. Говорят, самые стойкие успевают увидеть, как им сердце разрывают. Правда, мученики после перерождения бонус к прокачке имеют. Но не стоит оно того, поверь.

На монолог охотника я ничего не ответил. Равно как и не стал хвататься за оружие. Смысла не было, мои атаки ему, что слону дробина. А унижаться перед врагом не хотелось. Зато зарубочку я себе сделал и мысленно пообещал со временем отдать долг с процентами. Так что, глядя на удаляющуюся спину нэко, которого за последние дни начал считать едва ли не другом, я плюнул на дорогу и развернулся, оглядывая диспозицию.

Надо сказать, дела у меня были хреновые. Пока я любовался горящим мостом и слушал прощальные слова хвостатого урода, из леса вывалила значительная толпа муравьёв всех видов и размеров. Там даже были летающие длиной в локоть, что парили над ордой и явно направляли её в мою сторону. Прорваться был шанс только по самой кромке прибрежной скалы, если только дальше по дороге насекомых нет, или их мало.

Но и сдаваться я не собирался. На поясе у меня висел пузырёк с «Ледяным вихрем». Штука мощная и била по большой площади, тут главное – самому не попасть под её удар. Решение созрело мгновенно. Я кинулся к уступу, значительно выпирающему над водой, и, размахнувшись, зашвырнул магическую гранату в орду мурашей.

Грохота как такового не было, просто на значительной части дороги вдруг взвыл холодный ветер, закручиваясь в трубу, а в следующую секунду зарождающийся вихрь наполнился острыми как бритва сосульками. Порывы рвали и метали, шинкуя любого, кто попадал в зону действия. На периферии зрения неистово замигал сигнал системных сообщений. Заняться мне всё равно было нечем, буйствующая стихия надёжно отрезала меня не только от насекомых, но и от дороги, так что я развернул лог, бегло просматривая результат учинённой мной вакханалии.



«Вы убили Азохский муравей-солдат 29 уровня»

«Вы убили Азохский муравей-рабочий 7 уровень»



Однотипные сообщения шли одно за другим. Информацию об уроне я отключил, чтобы меня не погребло под валом системок. И не зря. Пролистав пару страниц, я натолкнулся на то, что искал.



«Уровень повышен. Текущий – 2. Доступно 3 единицы очков развития»



А затем ещё одно.



«Уровень повышен. Текущий – 3. Доступно 6 единиц очков развития»



Я усмехнулся иронии ситуации. Так или иначе, Синч сделал это. Теперь я нуб не первого, а третьего уровня. Не думаю, что муравьи заметят разницу. Да и сам я не почувствовал ровным счётом никаких изменений. Может, они появляются постепенно, не знаю. Хотя… я же не вложил очки развития. Как говорил Дахар, сам по себе уровень мало на что влияет. Разве что разрыв слишком большой будет, но идиота, что докачается хотя бы до полтинника и не повысит себе характеристики, ещё надо поискать.

Характеристики… а ведь это выход! Я развернул журнал умений. Вряд ли Синч знал о наследстве эльфа, иначе предпочёл бы просто зарезать меня, а не мутить сложную схему. Кстати, тогда бы сразу стало ясно, в деле остальные охотники, или же они ни при чём, и всё произошедшее действительно инициатива торговца, выслуживающегося перед Иштугом. Но с этим будем разбираться потом. Сейчас мне надо просто остаться в живых. А для этого понадобится одно умение, недоступное сейчас из-за малого объёма маны.

Вихрь начал спадать, и за мельтешением сосулек становилось видно, что муравьи идеи полакомиться комиссарским телом не оставили. Они огромной ордой выстроились вдоль границы действия заклинания, ожидая возможности пройти. Шансов прорваться не было, шевелящийся ковёр покрывал землю на всём обозримом пространстве. Но я и не собирался туда идти.

Открыв вкладку характеристик, я недрогнувшей рукой вбил все доступные очки в параметр Дух/Магия. Как раз получилось 9 единиц. Чуть ниже среднего показателя нубов этого мира. Что дало мне аж 128,5 единиц маны. Мало… слишком мало. Моим спасением в данной ситуации было лишь одно умение – «Стрела-телепорт». Дахар говорил, что оно сверхредкое, можно сказать, легендарное, и наличие его у первоуровневого нуба предсказать было невозможно.

Вот только стоило оно аж 150 единиц маны, и откат был около получаса. Последний меня мало волновал, в крайнем случае, посижу помедитирую. А вот то, что энергии мне не хватало даже на один перенос, это уже серьёзно. В загашниках, конечно, оставался ещё один пузырёк с «Ледяным вихрем», но тратить его не хотелось. И так влетит от старого жреца за то, что посмел поднять характеристику с помощью очков развития, когда можно было прокачать её и так. И вряд ли ситуация, в которой я нахожусь, станет отмазкой.

Я уже достал было рогатку, чтобы попробовать пострелять по муравьям через практически прекратившийся вихрь в надежде набить достаточное количество для следующего уровня, как вдруг выскочило очередное сообщение.



«Уровень повышен. Текущий – 4. Доступно 3 единицы очков развития»



Блин – я чуть не прослезился. Вот теперь можно считаться настоящим попаданцем со своим вагоном роялей. Быстренько вкинув в Дух/Магию и получив 11 единиц характеристики, я с радостью увидел, что количество маны изменилось на 151. Тютелька в тютельку на один выстрел и даже чуть-чуть больше. Я бросил последний взгляд на шевелящуюся массу, жаждущую моей крови, и достал из хранилища стрелу. А то вдруг не сработает с обычной пулей – рисковать в моём положении было нельзя.

Как только на землю опали последние льдинки, орда муравьёв ломанулась ко мне, но я этого уже не видел. Вскинув рогатку, я выцеливал дерево на другом берегу, стараясь попасть так, чтобы не свалиться с него в реку. Но в момент, когда уже почти выстрелил, мне в ногу угодил плевок одного из солдат. Я вскрикнул и дёрнулся, посылая стрелу совсем не туда, куда планировал. Однако и в реку она не угодила. Стукнувшись о скалу, отскочила и упала на карниз, образованный пещерой, которую было не видно с высоты, и покатилась в глубину. Это я осознал, возникнув посреди темноты, падая куда-то в неизвестность. На выступе шипела и щёлкала жвалами орда муравьёв, оставшихся с носом.

Несмотря на опасения, остановился я довольно быстро. Светлое пятно входа виднелось метрах в пяти, но глаза, привыкшие к свету, ничего не видели во тьме пещеры. Помня уроки деда, я крепко зажмурился и секунд через тридцать уже вполне различал очертания предметов. Хотя смотреть особо было не на что. Камень, камень и ещё раз камень. Надо мной нависала скала весом в сотни, а то и миллионы тонн, и я впервые почувствовал симптомы подступающей клаустрофобии.

К счастью, длились они всего пару секунд. Достаточно было взять себя в руки, и ощущение, будто тебя со всех сторон сдавливают стены, пропало. Ну и отлично, я поднялся, встряхнулся и потопал к выходу. Стоило оценить обстановку и возможность выбраться отсюда.

Выглянув наружу, я очутился на крохотном выступе скалы, лишь на метр выше бурно несущегося потока. Брызги то и дело залетали внутрь, и, должен сказать, температура бодрила. Градусов десять по Цельсию от силы. Долго плыть в такой водичке явно не получится.

Уровень маны показывал остаток в жалкую единичку. Проблемой это не было, надо лишь помедитировать, пока откатывается «Стрела-телепорт», и я наберу количество, необходимое для прыжка. Другой вопрос, что с этого места я мог попасть лишь обратно к муравьям, которые не спешили расходиться. Потеряв жертву из виду, они не разошлись домой по норкам, а с шуршанием сновали туда-сюда и успокаиваться не собирались. Стоило либо ждать ночи и пробовать прорваться под покровом темноты, ведь по идее насекомые должны когда-нибудь убраться восвояси, либо идти в глубь пещеры, рассчитывая там найти ещё один выход.

Оба варианта имели свои плюсы и минусы. В первом был неслабый риск оказаться среди враждебно настроенных муравьёв без возможности сбежать. Не думаю, что они дадут мне полчаса помедитировать, чтобы восстановить ману. А отрезать единственный путь назад в деревню Дахара не так сложно.

С другой стороны, путешествие даже по знакомым пещерам, если они специально не оборудованы для приёма туристов, безопасным назвать нельзя. А уж спуск в глубины неведомой даже местным норы в ином мире можно счесть за экзотический способ самоубийства. Однако по здравом размышлении другого выхода у меня не было. Зато имелся весомый аргумент в виде пространственного кольца, забитого припасами на все случаи жизни.

Был, правда, третий вариант. Посидеть с недельку у выхода, не забираясь в глубину пещеры, но и не покидая её. Уж этого времени должно было хватить муравьям, чтобы успокоиться. Но тут была другая проблема, грубо именуемая шилом в определённом месте. Сложно усидеть на нём ровно, когда вокруг новый и неизведанный мир. А особенно — скрытая от посторонних пещера, где, весьма возможно, хранятся несметные богатства. О том, что с гораздо большей вероятностью там может сидеть неведомая чуда-юда, любящая подзакусить незадачливыми путешественниками по мирам, думать не хотелось.

Чем дальше я отходил от входа, тем темнее становилось. Уже через десяток метров пришлось остановиться и доставать химические элементы света, пачкой которых я запасся ещё для похода в данж. Там они мне не понадобились, да и потом лежали мёртвым грузом, а вот сейчас пришло время. Надломив сразу три палочки, я пару подвесил к поясу, чтобы было видно, куда ставить ноги, а последнюю прицепил на разгрузку. В бледно зелёном свете пещера превратилась в мистическое место, обиталище призраков, но я надеялся, что ничего опасней летучих мышей мне тут не повстречается. Всё же расположение не способствовало проникновению животных. Это человек такая тварь, что хоть куда без мыла влезет, но пока следы разумной деятельности мне не попадались.

Решив вопрос с освещением, я направился дальше. Шагал, не спеша, выбирая куда наступить, ибо глупо будет попасть в другой мир, получить Систему и сдохнуть в безымянной пещере от того, что переломал ноги. Спуск сменился подъёмом, но это почти не ощущалось, настолько пологим он был. Складывалось впечатление, что пещеру промыла вода, хотя как спелеолог я был откровенно не силён.

Хотя это лесть. Реально я знал лишь два слова: «сталагмиты» и «сталактиты», это такие каменные сосульки. Но как выглядят и чем отличаются, не представлял. Пока мне никаких не встретилось, так что шанса блеснуть эрудицией не представилось. Да и не перед кем было выпендриваться. Однако вывод о происхождении пещеры я сделал как раз из-за гладких стен и потолка. Плавные линии наводили на мысль о потоках воды, промывших себе проход в толще скал.

Однако пещера была сухой, так что, если мои догадки правдивы, это произошло довольно давно. Кроме того, судя по отсутствию грунтовых вод, до поверхности далеко. Ну, в смысле, дождь не просачивался и не капал с потолка. Хотя не факт, что это так. Скорее, я просто пытался занять себя размышлениями, чтобы в темноте не мерещилось всякое. Хотя… я замер, прислушиваясь. Нет, не показалось. Вдалеке действительно раздавалось тихое шарканье, словно кто-то медленно плёлся, едва волоча ноги.

А вот и неприятности. Я сломал ещё парочку световых палочек и засунул их за ремень, чтобы было удобно выхватить. А сам вытащил из кобуры рогатку и достал пару пуль, зажав в кулаке, чтобы можно было сразу выстрелить во врага. И потихоньку направился в сторону звуков, замирая на каждом втором шаге и прислушиваясь.

Будь я чуть менее внимательным, этот отнорок не нашёл бы никогда. Он находился в тени поворота, так что разглядеть, что тут ещё один проход, можно было, лишь подойдя в плотную к стене. Я же ориентировался на шарканье и то едва не пропустил, хорошо, вовремя понял, что отзвук идёт откуда-то со стороны.

К тому же размеры лаза были не такими уж большими. Если пещера достигала в высоту трёх, а может, и четырёх метров, по крайней мере, света от химических палочек не хватало, чтобы увидеть потолок, то здесь мне ещё не приходилось нагибаться, но макушкой я уже задел пару раз по камню. На это стоило обратить внимание и постараться не дать зажать себя, если что. Драться в столь ограниченном пространстве меня никто не учил. Да и сомневаюсь, что кто-то стал бы специально тренироваться вести поединок в стенном шкафу.

Дойдя до первого поворота, я в очередной раз замер, прислушиваясь. Шаги, а теперь я понимал, что это точно были они, звучали на расстоянии не больше пяти метров. Однако приближаться не спешили. Создавалось впечатление, что кто-то топтался на одном месте. И у меня были самые нехорошие подозрения насчёт личности этого пещерного бродяги.

Шагнув из-за поворота, я швырнул вперёд две светящиеся палочки, готовый как броситься бежать, так и начать стрелять по тому, кого увижу. В зависимости от ситуации. Химические светильники стукнулись об пол, немного прокатились и замерли, выхватывая из темноты несколько фигур, если их можно так назвать. Ибо передо мной, переминаясь с ноги на ногу, стояли самые настоящие скелеты. Это их кости шаркали о камни при каждом движении.

Честно говоря, выглядели первые встреченные мной представители нежити не очень. Я ожидал чего-то более… эпичного, что ли. Не говоря уже о страшном. А тут переминаются манекены из класса биологии, и те в полуразобранном состоянии. У кого рёбер некомплект, у кого целой руки не хватает. Обряжены в какие-то полусгнившие тряпки, да и тех почти не осталось. Ни оружия, ни доспехов, даже заунывных потусторонних хрипов не издают. В целом на моё появление скелеты отреагировали… никак.



Анимированный скелет

Ур 7



Всего я насчитал четырёх видимых костяков. Уровень разнился от шестого до девятого. Седьмой был у ближнего, которого я и выбрал целью. Опознание вообще оказалось весьма неинформативно, хорошо ещё, над макушками появилась якро-зелёная полоска жизни. Да, я решил не сбегать, а попробовать уничтожить скелеты. Во-первых, из-за опыта, лишним он не будет.

Второй причиной, почему я решил драться, было то, что греет слух любого уважающего себя приключенца. Лут, хабар, шмот. Как ни называй, идея была проста, завалить ходячие пособия по анатомии и пошуровать в пещере. Вряд ли нежить завелась тут сама по себе, приставка «анимированный» как бы намекает, что в этом местечке поработал некромант. Значит, или рядом его логово, из которого и сбежали мои костяные друзья, или он посадил их тут что-то охранять. Ну а раз уровень был невысоким, то грех пройти мимо и не запустить свои жадные ручонки в заначки начинающего повелителя мёртвых. Опытный бы явно создал чего посерьёзней простейших костяных болванов.

Маны мне теперь хватало, так что первым делом я активировал навык «Определения слабого места». Для лучников или стрелков типа меня это первейший навык, позволяющий найти участок на теле противника, попадание в который даст критический урон. Дублирующий навык назывался «Уязвимая точка», но там имелись свои нюансы. Первый лучше действовал с дробящим уроном, как у пуль рогатки, а второй — с проникающим от стрел. Понятно, что последние в данном конкретном случае не подходили от слова совсем.

Что удивительно, красный огонёк, обозначающий нужную точку, загорелся не на черепе, как можно было предположить, а значительно ниже, на крестце. Хотя, если подумать, вполне логично. Если голова, ну, или то, что от неё осталось, не является жизненно необходимым предметом, именно разрушение тазовых костей нанесёт скелету максимум урона. Хотя бы лишит подвижности.

Применять боевые умения я пока не стал. Стоило сэкономить ману для возможных неприятностей. Да и откат никто не отменял. Так что пока за глаза хватило и тяжёлых стальных шариков, с лёгкостью дробящих хрупкие кости. Правда, после первого же выстрела скелеты пошли в мою сторону, но сделали это настолько медленно, что я успел обезножить и располовинить всех, кого увидел.

Затем какое-то время подождал, вслушиваясь, не идёт ли к ним подкрепление. И лишь убедившись, что мы тут одни, добил едва шевелящиеся костяки, скребущие пальцами по полу в попытке добраться до меня. Сначала разбил пулями черепа, а затем топором искрошил остальные кости, не пропуская даже самых мелких.Зачем? Да мало ли что там за заклинание на них наложили. Вдруг они способны собирать себя по кусочкам? А мне ещё возвращаться. Лучше подстраховаться сейчас, чем потом внезапно вляпаться там, где не ждешь.

И лишь когда я закончил дробить последнюю берцовую кость и остановился передохнуть, меня накрыло. До этого момента, несмотря на все чудеса: интерфейс, систему, гноллов, кошколюдей и прозрачного фея с молотом, – всё окружающее воспринималось словно интерактивная сказка. Эдакая виртуальная реальность с запахами и тактильными ощущениями.

И лишь самолично разнеся группу нежити и разбив тем каждую косточку топором, я осознал, что всё окружающее реально! Что меня действительно пытались убить, натравив свору муравьёв, загнали в подземелье, где бродят поднятые некромантом скелеты, и всё это нифига не игра. Нет сохранений или чек-поинтов, откуда, погибнув, можно попробовать начать ещё раз.

Нет, не будет ничего этого. И насекомые, разозлённые Синчем, и встреченный по дороге «хаотический соловей», любая мелочь, к которой я не готов (ибо на Земле просто нет магии, и мы не знаем, чего надо бояться), могла стать последней в жизни. И уж тем более при таком раскладе верхом глупости было шляться по пещерам, о которых и местным-то ничего не известно, вступать в драки с нежитью, не зная, чего от неё ожидать, какой опасностью это может грозить, и вообще, показывает ли та самая пресловутая Система заражение неизвестными болезнями и проклятия. Помнится, в ММО так называемые доты были куда как широко представлены. А что здесь на этот счёт? Как назло, забыл поинтересоваться у фея.

С другой стороны, именно страха смерти я не ощущал. Может, потому что, несмотря на эмоциональную встряску, всё ещё подсознательно проецировал на реальность игровые условности. Сложно было от этого окончательно избавиться, имея интерфейс, характеристики и прочие атрибуты игрового персонажа.

Поэтому, хоть я сейчас и принял возможность погибнуть, но при этом всё ещё относился к этому скорее как к досадному происшествию. Ну как, например, запороть жёсткий диск со всеми контрольными и проектами за семестр. Слишком уж много нового было вокруг. Может, тут нашлось место для загробной жизни или возможности возродиться. Вон, фей же говорил, что эльф, подаривший мне систему, уже ожил вместе со своей невестой.

Поняв, что сам себе противоречу, я постарался выбросить посторонние мысли из головы. Смерть — штука такая, никогда не знаешь, откуда может прийти. Кто-то и в луже утонуть может, а кого-то никакая зараза не берёт, хоть стреляй в него, хоть режь. Так что сидеть и гадать, как оно будет, дело неблагодарное и недостойное мужчины. Тем более, когда открыты практически безграничные возможности. А строка в таблице характеристик «Количество жизней» как бы намекает, что есть варианты. Думаю, в Гимнасиуме меня на эту тему просветят. Но для этого нужно туда добраться.

И для начала выбраться из пещеры. Однако поворачивать назад я был не готов. Пусть много не знал и слишком рисковал, но если бы сейчас ушёл, любопытство сгрызло бы до костей. Тем более что со скелетов трофеи взять мне не удалось. Ни рваные тряпки, практически сгнившие и расползающиеся от любого прикосновения, ни осколки костей никакой ценности не представляли.

Хотя, может быть, это и не так, и на самом деле они являлись ингредиентами для той же алхимии, но подсказка Системы этого не показывала. Виной мог быть слишком низкий уровень Мудрости или Внимания, не суть важно. Главное, что здесь и сейчас оценить останки я не мог, а тащить с собой к тому, кто сможет, банально брезговал.

Поэтому, подобрав светящиеся палочки и по возможности собрав пули, я спокойно направился в глубь пещеры. Сейчас я вёл себя менее осторожно, чем в прошлый раз, но это понятно. Если бы кто ещё был поблизости, то обязательно прибежал бы на грохот, с которым я крушил кости. Однако всё равно через каждый десяток шагов я продолжал замирать и прислушиваться. Как показала практика, это была идеальная тактика для путешествия.

Но как бы ни берёгся, больше ничего не происходило. Я углубился уже метров на сто от места стычки со скелетами, а так никто и не встретил. Ни живого, ни мёртвого. Не то чтобы меня это успокоило и заставило расслабиться, но вопросов о появлении творений некроманта в этом месте стало только больше. Уже закралось подозрение, что я наткнулся на эксперимент какого-то местного жителя, решившего овладеть навыком поднимать мёртвых. Это в принципе объясняло и низкий уровень анимированных костяков и выбор места. Не думаю, что адепт желал рассказать соседям о своих увлечениях.

Эти логические построения натолкнули на другую мысль. Вряд ли начинающий труповод попал сюда тем же путём, что и я. Уж слишком неудобным был доступ к тому входу, в который угодила моя стрела. К тому же его совершенно не видно с берега. Я-то попал сюда совершенно случайно, но не думаю, что тот, кто искал место для занятий некромантией и тащил для этого мешок костей, а то и трупы, стал бы полагаться на авось. А это значит, что впереди был ещё один выход с гораздо более удобным доступом.

Хотя последнее утверждение казалось весьма спорным. Будь оно так, как я думаю, тут обязательно завелась бы какая-нибудь живность. А чего, пещера сухая, довольно просторная. Живи, не хочу. Но даже если выход будет расположен в крайне недоступном месте, у меня есть палочка-выручалочка в виде «Стрелы-телепорта». При отсутствии опасности в виде муравьёв, решительно настроенных посчитаться за свой дом, я смогу выбраться откуда угодно. Так что, приободрённый такими мыслями, я бодро шагал вперёд, надеясь в ближайшее время оказаться на поверхности.

Однако вот уже минут двадцать шёл по извивающейся, словно кишка, пещере, но никаких признаков близкого выхода так и не появилось. Впрочем, монстры тоже не спешили нападать. Кругом было пусто, темно и тихо, и лишь мои шаги отражались эхом от стен. Не скажу, что меня это сильно расстраивало. Какой бы лёгкой ни была победа над скелетами, в данный момент я бы предпочёл обойтись без драки. А то тут и сбежать-то некуда, а я всё же не закованный в сталь или мифрил боец, чтобы встречать опасность грудью. Это пусть всякие паладильники голову под удары подставляют, а я из-за их спин из рогатки постреляю.

И естественно, стоило об этом подумать, как чуть ослабшие химические фонарики выхватили из тьмы приличных размеров зал, которым закончился ход, или как там правильно называть здоровенную полость внутри горы. Света мне и до этого едва хватало, чтобы видеть стены коридора, а теперь я будто оказался посреди океана тьмы. Куда идти было решительно не понятно.

Пришлось вернуться и двинуться вдоль стены против часовой стрелки, старательно вглядываясь и вслушиваясь в темноту, чтобы не прозевать опасность. Мало ли, что до этого никто не встретился. Там узко и жить неудобно, а тут вон какие просторы, потолка не видно. Кто угодно завестись может. Если честно, я уже немного скучал по пещере гноллов. Пусть гиеноголовые твари были мне глубоко неприятны, зато жилплощадь себе оторвали на загляденье. Светящиеся мхи, фосфоресцирующие грибы. Ну не лепота ли? Не то, что тут, темень, хоть глаз выколи.

Видимо, местным монстрам тоже темнота пришлась не по нраву, потому как в атаку никто не кинулся. Я так и двигался на расстоянии шага от стены, чтобы на неё попадал свет фонариков, но при этом не прижимался вплотную. Мало ли какая гадость там могла завестись. Но пока даже плесени не встречалось. Однако стоило мне на секунду расслабиться, жизнь тут же преподнесла очередной сюрприз.

В тусклом свете химических элементов сложно было что-то разглядеть дальше пары шагов. Но даже так я умудрился едва не наступить на скелет, сидящий на полу, привалившись к стене. Едва успел отдернуть ногу да отскочить, выхватывая топор, хорошо проявивший себя в деле дробления костлявой нежити. Однако этот покойник вёл себя на редкость тихо и нападать не спешил. Немного подождав и успокоившись, я подошёл поближе, рассматривая находку.

На самом деле ничего странного в том, что я его не заметил, не было. В отличие от встреченных ранее, этот мог считаться богатым женихом, поскольку был облачён в подобие монашеской рясы. На ногах виднелись кожаные чуни, а на коленях лежала сумка, в которую покойник вцепился обеими руками. Пусть время не пощадило шмотки, но это всё же были не рваные тряпки.

Да и скелетом его было называть неправильно. Скорее, передо мной сидела мумия, просто усохшая до невозможности. Кожа обтянула костяк, став белой как бумага, вот и казалось, что это ещё одно пособие из класса биологии. Отчего бедняга умер неясно. Никаких незапланированных природой образований, вроде меча, торчащего из груди, в теле не было. Ну а если на нём и имелись какие раны, то без тщательного осмотра обнаружить это было невозможно.

С другой стороны, причина смерти данного индивида волновала меня лишь постольку-поскольку. В частности, не хотелось бы подхватить какую болезнь или смертельное проклятие. Однако Система не подавала никаких сигналов, хотя я уже активировал боевой интерфейс. Здоровье тоже оставалось на прежнем уровне, короче, покойник оказался самым что ни наесть обычным и не спешил вцепляться в меня с хрипом: «Мозги-и-и!»

Зато у него была весьма интересная сумка. Вот она выглядела как новая, кожа даже не потрескалась от старости и сухости. При атмосфере, в которой труп высох и мумифицировался, вряд ли это было возможно без магии. А всё, что с ней связано, меня чрезвычайно интересовало. Ну а чего, бить морду я и так умею, и не думаю, что местное рукопашное и фехтовальное искусство развито сильнее, чем на Земле. Пара тысяч лет развития умения убийства ближнего своего с помощью заточенных железяк точно сделают специалистом в этой области. Так что в этом смысле я за человечество не волновался, но вот магия и прочие паранормальные способности были совсем другим делом.

До появления Системы девяносто девять целых и девять десятых всех колдунов в пятом поколении и прочих белых, чёрных, зелёных и серо-буро-козявчатых в крапинку магов являлись шарлатанами, наживающимися на наивности людей и вере в чудо. Одну десятую я оставлял на всякий случай. Всё же непознанного на нашей планете ещё хватало. Однако сейчас магия стала реальностью, а значит, сильней будет тот, кто лучше ей овладеет.

На данный момент я был аутсайдером, проигрывая любому существу мира, в котором магия правила бал. А значит, необходимо было максимально быстро ликвидировать отставание, либо компенсировать его иным методом. Например, за счёт артефактов и зачарованных вещей, дающих защиту от заклинаний противника. Так что данная сумка была для меня чрезвычайно важным трофеем.

Убрав оружие, я подошёл к трупу. Опасения до конца не покинули, так что начал я с того, что слегка пнул покойника по ноге. Тело перекосило, на нервяке я слегка перестарался и не учёл, что мумия практически ничего не весит, но никаких признаков жизни, ну, или нежизни оно так и не подало. Воодушевившись, я ухватился за сумку, стараясь выдернуть её из мертвых рук.

А вот это оказалось не так просто. Умерший, кем бы он ни был, похоже, весьма дорожил этой вещью, ибо вцепился в неё так, что даже через много лет вырвать сумку оказалось весьма непросто. Мёртвые пальцы впились в кожу и не хотели отпускать собственность даже после смерти. Дёрнув пару раз и не добившись результата, я достал нож, с сомнением оглядывая покойника и не зная, как поступить.

Рубить конечности мертвяка не хотелось. Кто-то мог бы назвать меня чистоплюем, но я считал надругательство над умершим чем-то постыдным. Недостойным нормального человека. Одно дело — забрать что-то, что может послужить живым, и совсем другое — ради этого кромсать покойника. Подобное попахивало мародёрством и грабежом могил. А это не наш метод.

Однако и оставлять добычу я не собирался. Поэтому пришлось аккуратно пропихивать лезвие под каждый палец и отгибать его, высвобождая сумку из мёртвых рук. Не самая приятная работа, надо сказать. Оставалось лишь надеяться, что оно того стоило. По крайней мере, Опознание на сумке не сработало. То ли, пока была у мертвяка, она считалась его собственностью, то ли предмет имел слишком высокий уровень, но это лишь подзадоривало жажду получить данную вещь.

Из-за того что я старался действовать аккуратно и наносить минимальный вред телу, работа шла медленно. Но всему приходит конец, вот и сейчас я отогнул последний палец и почувствовал, как сумка поддаётся. Последний рывок – и она была у меня в руках. Наконец я смог подробно рассмотреть добычу.

С виду ничего необычного не было. Больше всего сумка напоминала те, что делают для ноутбуков, разве что была чуть уже. Кожа высокого качества лоснилась под руками, и не скажешь, что она пролежала в пещере неизвестно сколько времени. Перекидной клапан, закрывающий горловину, украшен тиснением, однако подробности в тусклом свете химических фонарей разглядеть невозможно. Фиксировался он тонкой кожаной бечевой, пропущенной через кусочек кости. Эдакий предтеч пуговиц. Широкий, удобный ремень позволял носить сумку на плече, однако его можно было снять с металлических колец и просто закрепить ту на поясе.

Самое интересное, что Система так и не дала мне опознать вещь. Хотя в остальном работала исправно, я специально запустил боевой интерфейс, а затем идентифицировал пару вещей из кольца, выбирая разные по типу и происхождению. Табличка с пояснениями исправно появлялась над ними, но напрочь игнорировала трофей. Забавно и непонятно, но ничего особого в подобном я не видел. Мало ли какие требования надо выполнить, слишком мало я знаю, чтобы с уверенностью судить, аномалия это, или просто я нубас.

Мысленно сделав пометку в столице прояснить этот вопрос, чтобы в дальнейшем не ломать голову, я принялся развязывать шнурки застёжки. Конструкция была непривычной, к тому же таких узлов я тоже никогда не видел, так что дело шло небыстро, но и особо надолго не затянулось. Пара минут — и я откинул клапан, осторожно заглядывая внутрь. Ну а что, мало ли, чего там может быть. Осторожность никому ещё не вредила.

Однако оттуда на меня никто не кинулся. Зато я сумел понять, что почти всё пространство сумки занято книгой в кожаном переплёте. Никаких надписей, по крайней мере, на корешке не было, да я и сомневался, что сумею что-нибудь прочесть. Однако находка меня чрезвычайно заинтересовала. Ибо информация никогда не бывает лишней. И даже если сейчас я не могу прочесть данный фолиант, это не означает, что так и останется. Так что я ухватил книгу, намереваясь достать… и тут же рухнул на колени, зажимая уши руками.

Дикий визг буквально ввинчивался в мозг, разрывая его на куски. Казалось, ещё секунда — и барабанные перепонки лопнут, а глаза вылетят из глазниц, залив пещеру содержимым черепной коробки. Я завыл от боли, корчась в судорогах, но в то же мгновенье адская пытка закончилась, оставив после себя слабость и цветные круги перед глазами. Поверх них возникла надпись.



Вы попали под действие крика баньши.

Эффекты: шок, страх, дезориентация, слабость.

Продолжительность — 2 минуты.



Едва смысл слов дошёл до мозга, я вскинулся, судорожно оглядываясь вокруг. И замер, глядя на призрака, парящего над трупом, у которого я недавно забрал сумку. Если присмотреться, можно было уловить некую схожесть между первым и вторым, в частности, оба были обряжены в одинаковую одежду, похожую на монашескую рясу. Вот только у покойника не было пальцев, больше похожих на ножи, и лица, состоящего из одного огромного рта. С таким хлебальником немудрено так орать. Я сосредоточился, и над привидением выскочила табличка:



Тёмная баньши

Тип — Бестелесный

Ур 23



Приехали! Трясущимися руками я выхватил один из метательных ножей и тут же отправил его в противника. Сам при этом принялся отползать спиной вперёд, стараясь не терять призрака из виду. Однако иконки дебафов всё ещё висели, в глазах двоилось и вообще меня колбасило не по-детски. Так что острая железяка бесполезно звякнула об стену где-то в метре от цели, зато для баньши это послужило сигналом к атаке. Она кинулась вперёд, вытянув лапы… и пролетела сквозь меня.

По телу разлился могильный холод. И здоровье просело на добрую четверть. Однако и для самого призрака атака не прошла даром. Его полоска жизни тоже сократилась, пусть и меньше, чем у меня. А главное, на бестелесной духе появились прорехи. К тому же тварь заголосила. Не так, как раньше, а просто громко и противно, будто от боли. Хотя, если подумать, разве мёртвые могут её чувствовать?

Видимо, мне попался неправильный призрак, потому что больше он через меня не пролетал, а начал кружить, осыпая ударами пальцев-ножей. К счастью, к этому времени дебафы уже спали, хватило той задержки, пока баньши отходила после первой атаки. Так что я не валялся битым зверем, а вполне шустро скакал по пещере, стараясь уворачиваться от ударов.

Поначалу получалось так себе, всё же в маневренности наши возможности были несопоставимы, однако я довольно быстро вычислил алгоритм действий призрака, и тут же наносимый им урон значительно снизился, хоть здоровье уже приближалось к половине. Баньши старалась зайти со спины, делала рывок над головой и оттуда кидалась вниз, полосуя когтями. Так что было достаточно подождать рывка, затем прыгнуть вперёд, разрывая дистанцию и уходя из зоны поражения. Догонять она почем-то не спешила. И не скажу, что меня это расстраивало.

Однако не всегда я успевал уйти от удара, и здоровье хоть и медленно, но ползло вниз. Кроме того, несмотря на то, что шкалы усталости не было, я всё же выматывался. Больше морально, но всё же начинал совершать ошибки. А вот призрак, похоже, только разогревался. По крайней мере, рывки становились всё резче, а паузы меньше. Нужно было что-то делать, но что именно я не понимал.

Успел применить и «Шоковый выстрел», и «Быструю стрельбу», но не нанёс даже единицы урона. «Определение слабого места» тоже ничего не показало. В принципе, я ожидал чего-то подобного, всё же пометка «бестелесный» как бы намекала. Однако надеялся, что умения будут действовать, но реальность оказалась жестока. Видимо, требовались чисто магические атаки, а вот с ними у меня был полный швах.

Нет, оставалась ещё склянка с «Ледяным вихрем». Вот только применять её в пещере было равносильно изощрённому самоубийству. В кольце, правда, имелись ещё какие-то пузырьки с более слабыми аналогами, но их, по совету Дахара, я убрал подальше до тех пор, пока не пойму принцип применения. «Вихрь» же оставил в качестве оружия «последней надежды». С муравьями сработало. А вот с баньши вряд ли выгорит.

Но и призраку, похоже, надоела наша игра в кошки-мышки. Либо, что более вероятно, откатилось умение. Он завис на высоте полутора метров над землёй и словно начал раздуваться. Надеяться на то, что он сейчас лопнет, было глупо, а вот второе попадание под крик баньши я вряд ли переживу. Здоровье упало ниже сорока процентов, и восполнить его было нечем.

Поняв, что сейчас решается судьба, я принялся швыряться во вражину всем, что мог найти в карманах и разгрузке. В приведение полетели ножи, топор, пули для рогатки, оставшиеся химические фонари, зажжённые и нет, — всё, до чего я мог дотянуться. И для меня стало полной неожиданностью, когда после очередного попадания баньши дёрнулась всем телом, сбивая каст, и в её бесплотном теле появилась очередная, будто прожжённая, прореха.

Я опустил взгляд, рассматривая, что такое зашвырнул. В кулаке оказался один из шаров Бао Динга. Их я так и держал в разгрузке для медитации и ускорения восстановления маны. Вот, похоже, одним я и зарядил в летающую нежить. А вторым не успел. И слава Богу!

Вот как! Как я мог о них забыть?! Ведь ещё в первый раз, когда увидел, какой урон они наносят бестелесным существам, обрадовался, что рояль подвалил и теперь никакие духи не страшны. И каждый день крутил их в руках, медитируя или восстанавливаюсь. Но когда пришла нужда, напрочь забыл и бегал тут, изображая бешеного зайца. А ведь баньши уже поранилась об них, когда пролетела сквозь меня. Мог бы догадаться, что здоровье у неё упало не просто так.

Плотно зажав шар у кулаке, я выхватил оставшиеся химические фонарики, ломая их, и швырнул туда, где предположительно мог упасть второй шар. В пещере не стало светло как днём, но что-то разглядеть на полу уже было можно. Баньши, похоже, догадалась, что я хочу сделать, но теперь пришла моя очередь атаковать. Выставив вперёд руку с шаром, я кинулся к призраку, нанося боковой удар в его бестелесную плоть.

Кисть словно обожгло холодом, и жизнь разом упала на пять процентов, но вражине досталось гораздо больше. Удар словно вырвал из нее значительный кусок, и здоровье опустилось до половины. Тварь отшатнулась и метнулась на дальний конец пещеры, завывая и вереща. За всё время боя я не слышал от неё таких звуков, так что можно было с уверенностью сказать — достал.

Долго искать второй шар не пришлось. Он лежал под стеной, поблёскивая в ярком свечении световой палочки, упавшей рядом. Я подхватил потерю и, сжимая кулаки, направился прямиком к баньши. Пришло время расплаты. Отпускать призрака я не собирался, даже если и стал невольным виновником его появления на свет. Точнее, в этом случае тем более. Нечего плодить разных мстителей, жаждущих моей смерти. Будем решать проблему кардинально.

Следующие десять минут опять были похожи на игру в кошки-мышки, только роли поменялись. Теперь я гонял летающую нежить по всей пещере, нанося удары в бестелесную оболочку. Кулаки обжигало холодом и здоровье падало, но призраку приходилось гораздо тяжелее. Каждое попадание вырывало у него кусок тела, заставляя верещать от боли. И нет, мне не было его жалко. А нечего быть таким жадным. Помер так помер, тебе всё равно на том свете эта сумка была не нужна. А живым пригодилась бы. Так что не я начал эту войну, но я собирался её закончить.

Видимо, призрак думал так же. Потому что в какой-то момент, когда и его, и моё здоровье колебались на уровне последних десяти процентов, развернулся и с завываниями кинулся на меня, видимо, собираясь сдохнуть, но забрать противника с собой. Вот только в мои планы подобное не входило. Ну, как минимум сегодня. Так что я в последний момент кинулся плашмя на землю, пропуская баньши над собой, а сам ударил обеими руками ей в тело, развеивая остатки. Ослеплённая болью нежить не успела среагировать и с диким воплем рассеялась в пространстве, оставив после себя лишь ощущение дикого холода. А так же табличку:



Уровень повышен. Текущий – 4. Доступно 3 единицы очков развития.



Некоторое время я просто лежал, не в силах поверить, что всё закончилось. Затем ползком добрался до стены, вынул из кольца изотермическое одеяло и замотался в него как мог. Лишь затем принялся доставать дрова для костра. Нужно было согреться и поесть, чтобы восстановить очки жизни. Благодаря Дахару и Сари с пищей у меня был полный порядок, даже пирожки имелись, так что дальше я работал, жуя один за другим.

На восстановление ушло около часа. Плотный обед, совмещённый с ужином и завтраком, вернул меня в норму. Хотя согреться получилось не сразу. Могильный холод, сковавший тело, явно имел потустороннюю природу, хотя, может, это была игра разума. По крайней мере, Система ничего особого не показывала.

И лишь отдохнув и собрав раскиданное по всей пещере барахло, я вновь взялся за виновницу моей возможной гибели. Сумка лежала там же, где я её бросил, возле ног покойника. Устроившись у костра на одеяле, я смело вытянул фолиант, надеясь, что тот стоил перенесённых мучений. Книга поддалась легко, выскользнув наружу, как кролик из норы.

Не скажу, что её внешний вид меня воодушевил. Переплёт был выполнен из чьей-то кожи, ободранной кусками и сшитой прямо тут грубыми стежками. В одном месте виднелись зубы, и я надеялся, что это просто декоративное украшение. Обложка была испещрена непонятными знаками, слабо светящимися зеленью в темноте. И это не был отсвет химических фонариков. Символы слабо пульсировали, словно там, под обложкой, билось сердце.

Прямо скажем, видок у книги был тот ещё. Однако останавливаться на полпути не в моих правилах. Если книга окажется опасной – просто сожгу её, благо костёр рядом. Но если не загляну внутрь, любопытство жизни не даст. Так что я решительно взялся за металлическую застёжку, сковывающую обложку… и отшвырнул фолиант в сторону, когда в воздухе раздалось:

– А кто это тут балуется?! А ну положь на место! Ходють тут, хватают руками, власти ищуть. Не про тебя мои знания! Не пущу!

Ну, началось… Книги со мной ещё не говорили. Хотя радует одно — сейчас я нахожусь в магическом мире, щедро приправленном псевдорпг Системой. То бишь, происходящее если и выбивалось из местной реальности, то не так сильно, как на Земле. Там бы мне был только один путь — в дурку.

Кроме того, моя психика была закалена тоннами прочитанной фантастики, и я точно знал, что в магических мирах возможно всё что угодно. На то они, собственно, и магические. Это Система меня немного с мысли сбила, поскольку уж слишком напоминала компьютерную игру, но если посмотреть шире, само существование кошколюдей-нэко противоречит здравому смыслу. Гибрид животного и человека, где от первого достались, по сути, лишь декоративные детали, типа хвоста и ушей, вряд ли возможен где-либо ещё. Да и смысла не имеет по большому счёту, ибо по боевым качествам практически ничем не отличается от чистого человека. Но не мне жаловаться.

Я поймал себя на мысли, что специально оттягиваю время, чтобы не разбираться с возникшей проблемой. А в том, что сделать это придётся даже сомнений не было. Судя по всему, я нашёл, откуда тут взялась поднятая нежить, да и призрак тоже явился не просто так. Все они охраняли именно эту разумную книгу.

Вот только я совершенно не знал чего делать и чего можно ожидать от подобной находки. Стоит радоваться или пора доставать дрова, чтобы сжечь её, пока я сам не обернулся какой-нибудь тварью. Мои знания об этом мире ограничивались парой вечеров разговоров с Дахаром, в которых мы касались лишь самых общих вопросов. Устройства государств там и прочих общеизвестных вещей. Да и то, большинство из них рассматривалось слишком поверхностно, лишь бы не выглядеть полным кретином. Так что сейчас мне предстояло выкручиваться самому в меру сил и возможностей.

– Прошу прощенья, что потревожил ваш покой, уважаемая книга, — не зря мудрые говорили, что ничто не стоит так дёшево и не ценится так дорого, как обычная вежливость, вот и я для начала решил просто поговорить. — Дело в том, что на меня напал призрак погибшего здесь человека, вот я и подумал, что раз уж победил, то могу рассчитывать на трофеи. К сожалению, я не знал, что у него в сумке лежите вы.

— Ну-ка, подойди поближе, — голос, исходящий от книги, явно принадлежал женщине. — Хм, действительно, ты не малыш Аль-рахим. Значит, ты один из воинов ордена Парящей Звезды? Вы всё-таки нашли нас…

— Ну, как бы не совсем. Точнее, совсем не оттуда, – я поскрёб затылок, размышляя, как бы понятней рассказать свою историю, при этом не вдаваясь в подробности. Скажем так, я не местный, попал сюда случайно и даже не знаю, кто такие Аль-рахим и этот ваш орден.

– Уже не мой, к сожалению, – в голосе книги послышалась неизбывная печаль, – ну да ладно. Что ворошить прошлое. Так, говоришь, откуда ты? Явно из какого-нибудь захолустья, раз не слыхал об одной из могущественнейших организаций Порядка?

— Как бы объяснить. Вам известно, что этот мир не единственный?

– За кого ты меня принимаешь, сопляк?! Я была одной из мудрейших среди Верховного совета ордена! – кажется, книгу задел мой вопрос, — и лично посетила более сотни разных миров, борясь с порождениями Хаоса!!!

— Так вы не всегда были книгой? -- может, вопрос был идиотским, но первая мысль, что посетила меня, после того как я понял, с кем общаюсь, что это такой магический искусственный интеллект.

Ну а чего, вон в каждой книге про попаданцев те получают какой-нибудь разумный артефакт, который их учит и направляет. И уже потом они захватывают миры и собирают гарем из принцесс. Честно говоря, и то и другое меня не прельщало, ибо несло с собой проблем больше, чем удовольствия, а вот от наставника и помощника я бы не отказался. Глядишь, и не попал бы в ту задницу, в которой находился.

– Конечно, нет! – возмущения в голосе книги хватило бы на десятерых. – Ты где вообще видел, чтобы вещи умели говорить?! Это ублюдок Тройтан си Юкеолт Мит загнал меня сюда с помощью Осколка Хаоса, чтобы создать гримуар некроманта невероятной силы! Ой…

Действительно ой. Да ещё какой. Зная, что эти самые осколки являются читами для Системы, лично я поостерегся бы сообщать первому встречному о том, что имел с ними дело. Да и второму тоже. Целее будешь. Но что сказать по этому поводу, даже не представлял.

– И давно вы так? – когда молчание затянулось, я понял, что должен хоть что-нибудь спросить, сделать вид, будто не заметил оговорки.

– Не знаю, может, год, а может, сотни лет, – книга тоже постаралась казаться беспечной. – У меня нет доступа к Системе.

– Это как? – удивился я, но, видимо, недостаточно искренне, ибо моя собеседница мгновенно вспылила.

– Да потому что я проклятый гримуар! – в её голосе слышалась неприкрытая ярость. – Не строй из себя идиота! Ты всё прекрасно понял. Да, я вне Системы. Доволен? Поди уже грезишь будущим могуществом?!

– Воу-воу, дамочка, полегше, – я даже отступил на пару шагов от воинственного фолианта. – Если вы про некромантию, то это совсем не моё.

Как только я услышал её историю, уже понял, что ничему у этой книги учиться не буду. Даже если предложит. Но в целом дело было даже не только в том, что после событий в пещере, всего, что связано с Хаосом я сторонюсь инстинктивно. Просто некромантия мне не то что не интересна, а даже противна.

Никогда не понимал игр и книг, где главный герой добровольно выбирал это направление магии. Ладно там известная серия про мага с совиным именем. Он скорее упокаивал нежить, чем сам поднимал легионы мёртвых. Хотя тот же ведьмак Геральт в этом вопросе мне гораздо ближе. Но когда герой начинает оживлять трупы или даже сам становится мертвяком… я этого не понимаю.

Во-первых, это придётся жить в постоянной вони. Любой, кто сталкивался с тухлым мясом, особенно на крайних стадиях разложения, прекрасно знает, как запах впитывается в одежду, кожу и волосы. Тошнотворные ароматы будут преследовать тебя ещё неделю, хоть ты сними с себя шкуру мочалкой и обрейся наголо. Да, человек ко всему может привыкнуть. Но обрекать себя на это добровольно… ну не знаю. Интересно, а для тренировки будущие некроманты в деревенский нужник не ныряют? Ну а что, эффект тот же.

Во-вторых, некоторые авторы идут дальше и делают самого героя каким-нибудь монстром из разряда нежити. Но, как по мне, даже самый эстетически положительный вампир или лич имеет массу недостатков, полностью нивелирующих немногочисленные достоинства. Это и отсутствие эмоций, и особая диета, и непереносимость солнечного света, если верить некоторым источникам. Ну и самая главная проблема – это полная невозможность нормальных половых отношений.

Да, мне сейчас не нужен гарем. Но это не значит, что я против того, чтобы покувыркаться с симпатичной девицей. Вон с Сари, например. Очень даже у нас всё здорово получилось. Я не прочь повторить раз пять-семь. Да и мало ли кто мне ещё встретится. Те же эльфийки, которые, как известно, главная ценность фентези-миров, хотя любители нэко это всячески оспаривают. Со вторыми я, можно сказать, программу минимум выполнил, так почему бы не попытать счастья с первыми?

Но если ты нежить, тут начинаются гигантские сложности. Единственные, кто хоть как-то может себе позволить повалять на спинке подругу – это мужики-вампиры. Насосался свежей кровью, и пока она наполнила пещеристое тело – делай своё дело. Даже каламбур получился. А вот у всех остальных прям беда. И хоть массовая культура пропагандирует образ женщины-вамп, в реальности всё гораздо грустней и прозаичней.

Дело в том, что слизистые оболочки в мёртвом теле не работают от слова совсем. Так что индивиду, что отважится на секс с вампиршей, придётся основательно запастись лубрикантом. Где его взять в фентези-мире, тот ещё вопрос. Так что мне заранее жаль беднягу, но процесс для него будет напоминать половой акт с пачкой наждачной бумаги. И это в лучшем случае. И это существенно обесценивает вампирш как саммонов. Да и вообще, некромантию в целом.

Нет уж, если говорить об масс-культуре, то второй типаж из «плохих» гораздо интереснее. Я о суккубах, если что. Да и вообще, демоны гораздо эстетичнее и смотрятся солиднее. Хотя в этом случае можно перефразировать известную поговорку: не суй, не зная, где у партнёрши зубы, а то можешь получить сюрприз даже в самых не предназначенных для еды местах. Демоны – те ещё затейники.

– Короче, исходя из сказанного ранее, некромантия это совсем не моё, – попытка донести до собеседницы мою точку зрения не то чтобы удалась, но кричать на меня она перестала. – Я, конечно, дико извиняюсь, если задел вашу профессиональную гордость. Весьма возможно, что лично вас эти моменты не интересовали, я имею в виду до того, как вы стали книгой, но, как по мне, это немаловажный аспект жизни. Хотя даже если все наоборот, и вы сознательно выбрали этот путь, то я вполне толерантен, если личные пристрастия не выставляются на всеобщее обозрение. Вот.

– Постой, мальчик, не части, – в голосе книги послышалось недоумение. – Я не очень поняла последнюю часть. Ты не слишком хорошо говоришь на всеобщем, так что можешь повторить словами попроще?

– Я говорю…

– Стоп! Ты сейчас что, меня некрофилкой назвал?! – эхо криков разгневанного фолианта пошло гулять по пещере. – Меня! Калурию Агни, могущественнейшую чародейку полусотни миров, огнём и льдом уничтожавшую заразу Хаоса?!

– Ну, мало ли у кого какие тараканы в голове, – я пожал плечами, – но прошу прощенья, если оскорбил. У нас к этому тоже сугубо отрицательно относятся, но вот в других странах, там будь хоть скотоложцем, хоть боевым вертолётом. Даже гордятся этим.

– А чего тогда врал, что, мол, тебе всё равно? – я прямо представил хитрый прищур на лице чародейки, хотя со всем остальным фантазия пасовала, – В остальном тоже, поди, обманул?

– Да боже упаси, – поспешил откреститься я. – Всё чистая правда, могу Системой поклясться. Если человек не нарушает ничих прав и свобод, то может заниматься, чем захочет, и жить, как захочет. Но когда он начинает тыкать в лицо своей исключительностью и требовать для себя привилегий, то уж извините, терпеть я это не намерен.

– Ладно, оставим эту тему, – фолиант удовлетворился моими объяснениями, – хотя я тоже никогда не понимала труполюбов, ну, то есть некромантов. К тому же они больше остальных подвержены заразе Хаоса. Из-за склада характера, а может, оттого что сама нежизнь – есть не что иное, как одно из проявлений Предвечного, я так и не разобралась ни при жизни, ни после неё.

– А вас после смерти в книгу засунули? – я сначала задал вопрос, а потом понял, что спрашивать подобное верх бестактности, – извините, не подумал. Вам, наверно, неприятно об этом говорить.

– Да, весёлого в этом ничего нет. Но я уже привыкла к такому существованию за все эти годы, – казалось, чародейка поморщилась. – К сожалению, нет. Духов часто привязывают к материальным носителям, создавая артефакты или големов. Шаманы этим балуются, да и другие тоже могут. Но там много ограничений, и соединить тёмный гримуар и светлую душу не получится. Если, конечно, у тебя нет Осколка. У Тройтана си Юкеолт Мита он был. Только вот попала я к нему в лапы живой.

– В бою?

– Ну уж нет, – книга рассмеялась, – сойдись мы на поле брани, я бы одна раскатала всю Руку Кукабуса по нему тонким слоем, а затем заморозила бы их и сожгла. На тот момент я уже перевалила за сто пятидесятый уровень, Тройтан си Юкеолт Мит, лидер Руки даже тридцатый ещё не взял. Но никто из нас не застрахован от предательства…

– Кто-то близкий? – пусть это опять было бестактно, но я не мог поинтересоваться, слишком уж грустно это прозвучало.

– Ближе некуда. Сын,– в голосе книги слышалась неподдельная боль. – Тоже боевой чародей из моего отряда. Ему всё казалось, что я держу его возле юбки, не даю развернуться и получить ту славу и известность, которой он заслуживает. Вот он и решил вопрос, убрав меня с дороги. Правда, просчитался и сам тоже угодил в ту же яму, что готовил мне.

– Сочувствую. Я прекрасно знаю, каково это, когда предают самые близки, – я скрипнул зубами, отгоняя нахлынувшее воспоминание о том, как часами сидел у двери, ожидая, когда же вернётся мама.

– Кто? – чародейка сразу поняла, что я искренен.

– Мать, – слишком давно и долго я в себе давил эту боль и теперь мог говорить почти спокойно, – бросила меня на деда с бабкой, а сама сбежала в другой город. Завела там новую семью, нарожала ещё детей, а про меня за все эти годы ни разу не вспомнила. Даже на похороны родителей не приехала.

– Бедный мальчик, – в голосе книги сквозило участие. – Быть преданным родной матерью, худшей судьбы пожелать невозможно.

– Ладно, проехали. – Я терпеть не мог, когда меня жалели. – А насчёт судьбы, как по мне, ваша пострашнее будет. Давно вы вот так…

– Какой сейчас год? – чародейка понятливо не стала развивать тему, – у меня без хозяина доступа к Системе нет, так что даже не знаю, сколько прошло времени.

Я вызвал лист персонажа и быстренько нашёл место, где отображалось дата и время. Раньше меня эти вопросы не заботили – в боевом интерфейсе были часы, так что узнать время можно было, не залезая в чар-лист, а знание какой сейчас год, месяц и день по местному летоисчислению не давало ровно никакой полезной информации, разве что понимание, сколько я тут уже нахожусь. Но пока я и так это помнил, хотя заметочку с датой попадания всё равно создал.

– Сейчас семь тысяч пятьсот двадцать восьмой год эры Грифона, чтобы это ни значило. – Я задумался, почему цифры показались очень знакомыми. – Так, стоп! Не понял юмора. А чего это год полностью совпадает со славянским летоисчислением?

– Это раса из твоего мира? – книга мгновенно смекнула в чём дело. – Они входят в Систему?

– Нация или народ, можно сказать, предтечи моего. – Я мысленно перебирал всё, что мне было известно по истории славян. – И нет, вроде никаких намёков на то, что они имели нечто похожее, не было. Хотя те же греки – это ещё один древний народ, если что, имели теорию о виртуальности мира. Да и потом многие учёные заявляли об этом. Вроде даже доказательства какие-то приводили.

– Странно… но тут я тебе не помощница. Легенд о Системе ходит много, в том числе и о закрытых мирах, что отгородились от неё, – голос книги стал задумчивым. – Когда, говоришь, она у вас появилась?

– С год примерно, ну, плюс-минус пара месяцев, – я в уме прикинул время, – не знаю точно, сам-то недавно получил. А те, кто первыми были, информацией не особо делились. К тому же государство сразу на них лапу наложило и засекретило всё, что только можно.

– Погоди, хочешь сказать, что не все обитатели вашего мира стали частью Системы? – вот сейчас чародейка реально удивилась. – И какое примерно количество не вошло в неё?

– Да проще посчитать, кто стал игроком, ну, или героем, – я пожал плечами, хоть собеседница это видеть и не могла, – мало, может, один к десяти тысячам, а может, и меньше ещё. И нет, про зверей я не слышал, если вам это интересно. Может, есть, но никто их не видел пока.

– Хм-м, очень интересно. Всегда любила такие загадки. Надо бы сходить к вам, посмотреть. Сравнить средний уровень насыщения маной, обследовать Точки силы… – вдруг голос книги осёкся. – Извини. Так и не привыкла за столько лет

Я поразился той горечи, что в нём прозвучала. Вроде умом понимаешь, насколько это ужасно, быть заключённым в неживой предмет без возможности что-либо изменить, но, думаю, все мои умозаключения — ничто, по сравнению с чувствами попавшего в такую ситуацию человека. И не дай бог ощутить это самому.

— Сочувствую, – я всегда чувствовал неловкость, наблюдая чужое горе и не зная чем помочь. — Я не силён в риторике и не знаю, что нужно говорить в таких случаях, но так получилось, что я, можно сказать, патентованный борец с Хаосом. Ну, в смысле, уже сталкивался с Осколками и один даже лично уничтожил. И получил за это весьма приличную награду.

— Но для этого нужно, чтобы я тебе послужила, да? А я почти тебе поверила… — в голосе книги звучало разочарование. — Уже обрадовалась, что действительно попался тот, кто сможет выдержать искушение.

— Да не надо мне ничего! — я даже возмутился столь гнусными инсинуациями. – Я к тому, что вашим случаем лучше заниматься специалистам. Администраторам Системы, например. Или как там их, феям вроде… секундочку, логи посмотрю… ага, вот! ФЕА-ПАК. Фундаменталистская Единая Администрация, Подразделение Активной Коррекции! Ко мне именно от них прилетали, инспектировать на предмет Хаоса.

– Ты знаком со слугами Системы?! – вот теперь мне, кажется, удалось по-настоящему удивить чародейку. – Но как?! Обычно они не вмешиваются в происходящее, разве что могут направить, указав, что нужно сделать.

— Задание дать? Ну, может быть, – я пожал плечами, – но у меня ситуация получилась слишком выбивающаяся из нормы. Если кратко, я убил двух эльфов, которых гноллы схватили и хотели принести в жертву Хаосу, и разбил Осколок. Потом в меня вселился дух одного из эльфов, навалял врагам, а на прощанье оставил все свои навыки и умения, а также идентификатор в Системе. Вот Борги и явился разбираться с проблемой.

— И ты можешь его вызвать снова? — в голосе книги появилась надежда.

-- Ага. Он мне в шутку дал возможность призвать его за сто золотых в час, – я ухмыльнулся, вспоминая наши посиделки с шашлыком и пивом, бочонок от которого был тщательно вымыт Сари, туда залили какой-то особой настойки по рецепту Дахара. – Говорит, контракты, заверенные админом, нарушить невозможно. Так что можно попробовать.

– Зови! Если нет денег, клянусь, помогу их достать! – чародейка пришла в крайнее возбуждение. – Братья помогут, а если нет – заработаем. Моих сил достаточно…

– Воу-воу, полегче! То вы меня обвиняете в попытках заставить работать на себя, а тут вдруг сами предлагаете, – я даже отступил от такого напора. – Давайте горячку пороть не будем. Мне ваши силы не нужны. Деньги для вызова есть, а если вы желаете рассчитаться, помогите советом. Я тут человек новый, мало чего знаю, а вы явно повидали больше среднестатистического гражданина.

– Не ожидала. Что ж, я, Калурия Агни, младший магистр ордена Парящей Звезды, клянусь помогать… – вдруг книга замолчала, а затем немного извиняющимся голосом спросила: – Прости, а как тебя зовут?

– Лекс, можно Велит, это прозвище, – я тоже чуть не хлопнул себя по лбу с досады, что не догадался представиться, хотя не каждый же день попадаю в такие переделки, чтобы вещи разговаривать начинали.

– Клянусь помогать Лексу по прозвищу Велит в его пути. Да будет Система мне порукой!

В воздухе раздался звон, и передо мной выскочила надпись.



«Вы получили индивидуальный предмет, гримуар некроманта секты Рука Кукабуса 1/7

Уровень 200

Украсть, потерять, сломать невозможно.

Пока вы являетесь владельцем данного предмета, получаете следующие бонусы:

Дух/магия +10

Устойчивость к магии смерти +20%

Устойчивость к магии тьмы + 10%

Устойчивость к магии света – 10%

Устойчивость к магии жизни – 20%

Целительные заклинания магии света и магии жизни дают на 10% меньше эффекта.

Целительные заклинания магии тьмы и магии смерти дают на 10% больше эффекта.



От неожиданности я даже воздухом подавился и закашлялся. Второй рояль меньше чем за неделю, и оба связаны с Осколками Хаоса. Только если с первым было всё понятно, то вот к чему может привести владение подобным артефактом совершенно неясно. Зато я чётко понимал, что за него любой некромант отдаст обе руки и почки в придачу. Вот только, скорее всего, это будут мои органы. Блин, вот почему женщины такие непостоянные. То вообще разговаривать не хотела, подозревала во всём, чём можно, а тут с ходу на тебе. А мне разбираться.

Грустно вздохнув, я открыл лист персонажа и принялся искать, как отправить сообщение. Это оказалось несложно, сработали привычные мне по ММО правила, правда, другим персонажам, оказавшимся записанными во вкладке «Друзья» мне это сделать не удалось. В принципе, я этого ожидал, но проверить было не лишним. Вдруг удалось бы дать знать Дахару и Сари, в какую задницу я попал. Ну и о предательстве Синча предупредить. Жрец, конечно, был опытным человеком, но мало ли чего ещё задумали эти уроды.

– А ты шустрый, кирку тебе в дышло! – в воздухе возник уже знакомый мне полупрозрачный силуэт с крыльями и рогатым шлемом. – Всего неделю в новом мире, а уже… э-э, не понял? А где купец, кирку ему в дышло?!

– Здорово, Борги, – я даже был рад видеть эту летающую нелепость. – Торговцев нет, Осколками Хаоса возьмёшь?

– Что-о?! Откуда у тебя эта гадость?! – фей аж подскочил в воздухе, когда услышал, что ему предлагают. – Это ты у гноллов забрал, да? Ты хоть понимаешь, что со мной будет, если узнают, что я проморгал подобное? Про тебя я вообще молчу, кирку тебе в задницу по самые гланды!!!

– Не пыли, пернатый, – я поморщился от воплей цверга. – Ничего я у гиеномордых не забирал и от тебя не утаивал. Сам же помнишь, в каком состоянии я тогда был. Куда уж ещё хитрить. Тут другое, на меня тут рояль свалился.

– Какой рояль… – с ходу не въехал в мои слова Борги.

– Обычный. Что в кустах стоит. – Я пожал плечами. – Ну, так у нас называют момент, когда герой книги получает какую-нибудь офигенную плюшку за красивые глаза.

– Так рояль или плюшку, кирку тебе в дышло?! – спокойствием фея-цверг и так не отличался, а тут и вовсе вспыхнул мгновенно, словно порох. – Ты чего мне мозги паришь, сын подкустового выползня и слизистого мандригала?!

– А тут такие водятся? – восхитился я, что, наконец, могу увидеть редкого зверя. – Круто! А у нас про них целое кино сняли, но никто не знает, как они выглядят.

– Кто? – окончательно потерял нить разговора Борги.

– Подкустовые выползни, естественно, – я удивился его непонятливости, – этот, второй, явно мерзость какая-то. Нахрен он мне сдался. А вот…

– Заткнись. Захлопни варежку, – тихо и спокойно, а от этого ещё более страшно прошипел представитель админов Системы. – Думаешь, мне заняться больше нечем, кирку мне в дышло? Шута нашёл? Да я тебя…

– Так, стоп! – я понял, что надо улаживать зачинающийся конфликт, пока не случилось чего непоправимого. – Шутки в сторону. Вызвал тебя я по реальной проблеме. Глянь вот на эту книгу, ничего странного не видишь?

– Что ты суёшь мне под нос всякую дрянь? Обычный гримуар некроманта, – фей с возмущением уставился на меня, – если решил стать труполюбом, дело твоё. Меня-то ты зачем…

– Это я-то дрянь? – этого чародейка уже не могла вынести. – Ах ты мерзкое отродье! Да я сейчас вселю тебя в ночной горшок на следующую пару сотен лет!!!

– Одушевлённый предмет? – цверг деловито облетел возмущённую книгу, так и лежащую на полу пещеры, трогать её я попросту боялся. – Неплохо, кирку тебе в дышло, однако… хм-м… я не вижу его свойств!

– Ещё бы ты их видел, моль-переосток! – успокоить разбушевавшуюся книгу было не так просто. – Тебе на всеобщем говорят, что тут Хаос поработал. Эта бестолочь и есть обещанный слуга Системы? Тогда мы обречены.

Я выдохнул, понимая, что просто не будет. Борги пока молчал, но это скорее от шока. Он на глазах надувался от возмущения, готовясь высказать наглой целлюлозе всё, что о ней думает. Прикинув, надо ли мне влезать в разборки, я достал шары Бао Динга, отошёл к стене пещеры и уселся там поудобнее. Правильно говорит Дахар, медитация – это то, что мне сейчас нужно. Несмотря на значительный буст характеристики Дух/магия от владения гримуаром, собственную прокачку забрасывать никак нельзя. Но перед тем как погрузиться в созерцание внутреннего мира, я из ваты смастерил самодельные беруши. Пусть выпустят пар, а там посмотрим.

И это было верным решением. Мало того что я поднял уровень самого умения, так ещё и получил долгожданную единичку к характеристикам. Теперь значение Духа/магии достигло двадцати двух единиц, и это уже внушало надежду. Ещё в гостях у Сари я много думал о тактике ведения боя и понял, что лезть врукопашную не вариант.

Пусть дать в морду я умел, но всё же явно уступал местным жителям, с детства орудующим различными заточенными железяками. Мне же стоило делать ставку на то, что я умею лучше всего. А именно – стрелять из рогатки. И тут дар эльфа пришёлся как нельзя кстати. Луком я вряд ли овладею, но вот умения вполне можно использовать и с пулями. Да и стрелой при необходимости я могу зарядить, благо моё оружие универсально.

Проблема была одна – малое количество маны, ибо без неё я превращался в довольно слабого стрелка. Но с бонусом от гримуара она оказалась решена. Так что по большому счёту мне и в Гимнасиум можно не ехать. Вектор развития ясен, умения есть, осталась лишь прокачать их. Понятное дело, что отказываться от обучения я не собирался, ибо, как известно, школа, какой бы она ни была, это не только знания, но и социализация, а мне в новом мире это и требовалось. Но вот поторговаться и сбить цену на услуги наставников ничто не мешает.

Однако сперва туда нужно добраться. А для этого решить текущую проблему. Я открыл глаза и огляделся. Жертв и разрушений не наблюдалось. Борги сидел возле книги и не пытался ту сжечь или порвать, а значит, им удалось договориться. Поднявшись, я потянулся, разминая затёкшие конечности.

– Успокоились? Как насчёт того, чтобы пожрать? – судя по таймеру, в медитации я просидел не менее пяти часов и проголодался. – Госпожа Агни, прошу прощенья, не знаю, чем питаются души, но если подскажете, постараюсь это найти.

– Даже если это будут души младенцев? – в голосе чародейки послышалась насмешка. – Не спешите кидаться обещаниями, юноша. Их придётся выполнять.

– Не думаю, что всё так страшно. Иначе вы не протянули бы так долго в этой пещере. – Я пожал плечами. – Да и вряд ли бы вы опустились до такого. Светлая чародейка, младший магистр ордена Парящий Звезды предпочёл бы погибнуть, но не осквернить себя.

– Эх, мальчик, – Калурия грустно вздохнула, – знал бы ты, на какие подлости способны люди, не был бы так уверен. Но насчёт меня ты прав. Мне не требуется пища. Так что не обращайте на меня внимания, ешьте. А потом поговорим.

Я быстренько соорудил походный стол, достав из кольца наготовленные Сари запасы, а заодно и бочонок, нацедив пару кружек настойки. Борги разговаривать со мной не захотел, видимо, дулся за то, что я самоустранился из свары, но к столу подсел и вилкой принялся работать так, что я испугался, что мне ничего не достанется.

– За такую снедь и простить не грех, – цверг сыто рыгнул и глотнул настойки, – хороша-а! Сразу видно, с душой делали. Ладно, кирку тебе в дышло, давай о делах. Мы тут с уважаемой Клурией Агни покумекали, прикидывая и так и эдак, получается, есть из этого дерьма всего два выхода.

Я слушал, прикладываясь к своей кружке, и радовался тому, как удачно выкрутился с медитацией. Каждый из них был гораздо старше и умнее меня, неужто не договорились бы между собой. Конечно, имелось подозрение, что кто-нибудь упрётся рогом, особенно тот, у кого они есть, пусть только на шлеме, но я исходил из предположения, что абы кого админом не сделают. Всё же данная должность даже на Земле требует умения работать с людьми.

– Первый, я могу прямо сейчас развоплотить гримуар, только вот при этом уничтожится и душа уважаемого младшего магистра, кирк кхе-кхе-кхе, – Борги удачно замаскировал кашлем свою присказку, а то ссора могла пойти по второму кругу, – однако проблемы это не решит.

– Даже если бы решило, я против, – самопожертвование – это, конечно, круто, но я предпочитал искать иные пути, – наверняка есть другой выход.

– Если бы всё было так просто, я первой проголосовала бы за своё развоплощение, – чародейка добавила металла в голос, – но всё равно спасибо. Однако уничтожение одной книги ничего не решит. Дело в том, что Тройтан сумел разделить Осколок на семь частей. И они создали семь книг, к каждой привязав душу. Каждый из Пальцев Руки Кукабуса получил свой гримуар, но остальные оказались слабее меня и могли использовать только одну ветку навыков. Я же владею всеми умениями некромантии до двухсотого уровня включительно.

– Короче, если хочешь спасти уважаемую Клурию и остальные запертые в книгах души, надо найти все, – закруглил не любящий долгих прилюдий цверг. – Если Осколок объединится, будет возможность уничтожить его, отправив на перерождение.

– Ну допустим, – я кивнул, уже понимая, что вряд ли откажусь. – Но у меня есть пара вопросов. И первый, почем я?

– А кто, кирку тебе в дышло? – мгновенно взвился Борги, потрясая молотом перед моим лицом. – Кто гримуар нашёл? Кто к себе привязал? Кто меня вызвал? А теперь в кусты хочешь свалить? Не получится! Взялся за гуж, полезай в кузов.

– Не так, но замнём для ясности. Не хватало нам ещё вечер фольклора тут устроить, – я потёр лицо, понимая, как чародейка подставила меня своей клятвой помогать. – Второй вопрос немного не по теме, но всё-таки. Вы сказали, что книг семь, а их хозяева называют себя Пальцами Руки Кукабуса. Как так-то?

– Кукабус – бог смерти из мира Пилам, – чародей сразу поняла, о чём я, – и у него действительно семь пальцев на руках. Когда он ходит среди смертных, именно по этой черте его можно отличить от обычного человека. Хотя у разных рас количество пальцев на конечностях не всегда равно пяти. Есть и по три, как у некоторых видов троллей, и по четыре с пятью суставами, как у уштури.

– Понятно. Просто для меня это немного непривычно. – Я смущённо улыбнулся. – На Земле живут только люди, вот…

– Вот вы и напридумывали огромное количество самых разных тварей, кирку им в дышло, – не мог не влезть Борги, – а порядочным цвергам потом отдувайся за чью-то бурную фантазию.

– Я за это ещё в прошлый раз извинился. – Я не собирался идти на поводу у наглого крылатого призрака. – Так что не надо мне тут. Ты лучше скажи, допустим, я найду все книги. И что за это получу?

– То есть помочь Порядку для тебя мало, кирку тебе в дышло! – от возмущения фей аж раздулся, став похожим на шарик. – Да ты…

– Всё, что захочешь, – прервала вопли цверга чародейка. – Осколок Хаоса позволит выполнить любое твоё желание. Главное, помни, что за всё в итоге придётся платить.

– Вот зачем ты ему сказала, кирку тебе в дышло?! – Я ошибался, когда считал, что громче вопить уже невозможно, Борги с лёгкостью побил прежний рекорд. – Ты хоть понимаешь…

– Было бы гораздо хуже, утаи мы это от него, – срезала скандалиста чародейка. – А так я уверена, Лекс прекрасно понимает опасность заигрывания с Хаосом и будет осторожен в своих желаниях.

– Благодарю за доверие, – я усмехнулся, отгоняя видение мирового господства, – но уже я точно знаю, чего хочу. Вернуться домой.

Выбраться на поверхность оказалось совсем несложно. От пещеры, где я нашёл гримуар и проблемы на свою задницу, шёл почти прямой лаз, ведущий на небольшое плато. А уже оттуда без проблем можно было добраться до берега реки, название которой я так и не узнал. Перемахнуть же её с помощью «Стрелы-телепорта» труда не составляло. К тому же место, куда я вышел, располагалось за сожжённым Синчем мостом, так что, по сути, не так уж я и отклонился от намеченного маршрута.

А вот время потерял. Это только в играх всё просто: принял квест и побежал выполнять. В жизни всё оказалось гораздо сложнее. То, что мы придумали, как выкрутиться, и я даже согласился найти оставшиеся шесть гримуаров секты, по большому счёту ничего не значило. Борги хоть и являлся администратором, но такие решения были не в его компетенции. Сам он мог только развоплотить книгу вместе с чародейкой. Не лучший выход, поскольку никто не мог знать, как поведут себя оставшиеся гримуары, а точнее, части Осколка Хаоса.

Так что мне пришлось просидеть в пещере ещё почти сутки, пока окончательно не были обговорены все детали и не вернулся Борги, рванувший докладывать о сложившейся ситуации начальству. В итоге у меня теперь висел квест на сбор гримуаров Руки Кукабуса, за выполнение которого я получу возможность вернуться домой. Однако требовалось соблюсти несколько условий.

Прежде всего, не пользоваться силами гримуаров. Точнее, своей книги. Так как она главная, все остальные просто будут поглощены ей, а запечатанные души обретут свободу. И с каждым сожранным фолиантом она будет становиться сильнее. И больше искус воспользоваться её помощью. Так как запертая чародейка добровольно дала клятву, отказать она бы не посмела.

И вот тут вскрывалась очень интересная подробность, делающая мою миссию в принципе выполнимой. Оказывается, вся нежить призванная с помощью гримуара подчинялась ему. Да, он не мог напасть на хозяина или причинить ему вред действием или бездействием, но это относилось лишь к истинному владельцу. Всех остальных ждал большой сюрприз. А кроме того, опыт, заработанный саммонами, тоже шел книге. Отсюда такой высокий уровень. И это же послужило причиной гибели самого Тройтана си Юкеолт Мита.

Несмотря на то, что Рука Кукабуса умудрилась почти покорить целый мир Динур, разбив армии всех государств и уничтожив множество героев, он так и остался на тридцатом уровне. Как и остальные члены секты. Да, его денно и нощно охраняла сильнейшая нежить, но это не спасло некроманта от стрелы в затылок, пущенной эльфийской охотницей, пожертвовавшей собой и притаившейся в засаде, пока зомби и вампиры рвали её сородичей, отказавшихся сдаться.

Потеряв хозяина, Калурия мгновенно развоплотила всю призванную нежить. В их число входили и сильнейшие Архиличи и Костяные драконы. Остальные же оказались к этому не готовы, к тому же их гримуары, мало того что были слабее, так ещё специализировались на конкретных видах живых мертвецов.

А когда воодушевлённые смертью главного врага остатки воинств Динура, объединившиеся для последнего боя, ударили в самоубийственной попытке добраться до остальных некромантов, члены секты предпочли бежать. Гримуар с заключённой чародейкой вынес ученик Тройтана Аль-рахим, использовав сверхъедкий свиток перемещения между мирами. Однако убедить служить себе не сумел.

Отчего он умер, Калурия не знала. Чтобы избавиться от назойливого некроманта она впала в спячку. Но те скелеты, которых я повстречал, явно были созданы именно им. А сам он переродился в тёмную баньши. В отличие от земных легенд, где ими являлись призраки женщин, пророчащие смерть, тут это было всего лишь подвид приведений. С мощной звуковой атакой, воздействующей на разум. Считается средней по силам, но мне бы её хватило за глаза, если бы не шары Бао Динга.

Урон, что они наносили по бестелесным монстрам, был весьма высок. По словам чародейки, мастер делавший гравировку, вложил в неё душу и мог стать весьма сильным артефактором, если получит Систему. Я сделал себе пометочку по возвращении найти этого человека. Но это был вопрос весьма отдалённого будущего, пока же следовало решить проблему с гримуарами.

Однако, несмотря на хорошие новости относительно силы хозяев книг, сам я был ещё слишком слаб, чтобы им противостоять. Даже если не принимать во внимание призванную нежить. Так что первым делом мне всё же следовало посетить Гимнасиум и подкачаться. А так же собрать команду. Я реально оценивал свои силы, даже с бустами от эльфа и гримуара в одиночку такую миссию мне было не потянуть. Разве что взять сотый уровень, но, по словам чародейки, обычно на это уходит минимум лет семьдесят.

Столько ждать я просто не мог. Пусть новый мир таил в себе огромное количество секретов и возможностей, о которых можно было только мечтать, всё равно хотелось вернуться домой. Несмотря на воспитание деда, я всё же оставался современным городским жителем, привыкшим и к комфорту, и к достижениям цивилизации. Один интернет чего стоил. А с силами героя и дома можно хорошо устроиться. Особенно если удастся открыть возможность путешествовать по мирам.

Тем радостней было узнать, что начальство отправило Борги следить за соблюдением условий задания. Для этого ему подобрали тело недавно погибшего цверга, но находилось оно в одном из предместий столицы. Так как что мы собирались встретиться уже на месте. Однако получить в спутники опытного админа, пусть он и не мог пользоваться большинством своих возможностей, для меня бесценно. Особенно в свете того, что гримуар с заключённой в нём чародейкой пришлось убрать в пространственное кольцо.

Так решила сама Калурия, узнав, что у меня есть подобное хранилище. И, в принципе, идея была разумной. Всё равно силами книги я пользоваться не собирался, а, если надо будет посоветоваться, достать её — дело пары секунд. Зато значительно снижался риск, что гримуар опознают. И пусть украсть его было невозможно, зато снять с трупа запросто. К тому же в таком состоянии чародейка могла видеть и ощущать всё то же, что и я. Да, немного неприятно, когда за тобой наблюдают день и ночь, с другой стороны, я верил в тактичность данной дамы, а вот её помощь в некоторых моментах очень бы пригодилась.

В общем, из пещер я выбрался полный самых радужных надежд и с примерным планом действий. Встретиться с Борги, прокачаться, собрать команду и вернуться домой. Нюансы будем корректировать по ходу. Пока же мне нужно было добраться до ближайшего села и там дождаться транспорта в столицу. Судя по словам цверга, к вечеру я должен был дойти, даже не особо торопясь.

Из путешествия с кошколюдьми я понял, что днём дорога — место достаточно безопасное, если не лезть в кусты. Так что, хоть и крутил головой, но особо не напрягался. К тому же, как я понял из собственного опыта, Система хоть и была похожа на игры РПГ, но таковой не являлась. Она даже называлась по-другому, это я называл её так, привыкнув ещё на Земле. А значит, разница в уровнях была не столь критичной, как в ММО, и даже у меня были шансы против хаев. Другой вопрос, что высокий уровень подразумевал так же и огромный боевой опыт, но против тех же животных я вполне мог выстоять. Особенно с бустом от гримуара. Просто засыпав противника огромным количеством умений.

Так что, когда до меня донеслись крики и шум драки, я не стал прятаться, а смело направился вперёд. Ну а чего? Если судить по произошедшему со мной, а конкретно по роялям, свалившимся на голову в виде набора умений от эльфа и повышения характеристик от пленённой чародейки, следующим должно идти спасение принцессы с последующей благодарностью в виде свадьбы и половины царства. Не то чтобы я реально в это верил, но вдруг?

К сожалению, ни бандитов, ни принцесс впереди не было. На небольшом перекрёстке пятёрка мужиков, если судить по оружию, дровосеков отбивалась от зверюги, похожей на тигра, но при этом чёрной, словно пантера. Либо это действительно был ягуар, только раз в пять больше, чем его земные сородичи.

Несмотря на размеры, двигался зверь словно молния, раздавая удары тяжёлыми лапами, отчего немаленькие мужики летали, словно кегли. Их тела уже были покрыты кровавыми ранами, однако, судя по скорости, с которой дровосеки вскакивали на ноги и размахивали топорами, смертельных повреждений пантера-переросток им не наносила. То ли играла, словно кошка с мышью, перед тем как съесть, то ли любила тщательно отбитое мясо, проверять я не собирался. А вот помочь работникам лесозаготовительной промышленности надо было.

Достать рогатку и пулю было делом пары мгновений. Выбор умения тоже не стоял. Несмотря на огромную силу зверя, главной проблемой была его подвижность. А значит, следовало его замедлить. Для этого идеально подходил «Шоковый выстрел». Так что я прицелился и выстрелил, тут же перезаряжаясь стрелой и готовясь либо помочь добить пантеру, либо свалить, если дровосеки не успеют повалить животинку, и она решит поквитаться с обидчиком.

Однако реальность оказалась более суровой, чем я мог предполагать. Каким-то невероятным прыжком пантера увернулась от моего выстрела и ещё до того, как я успел перезарядить рогатку, оказалась рядом, тычком лапы отправив меня в полёт. Я немало времени отдал различным секциям единоборств и борьбе в том числе. Но впервые получил удар, способный оторвать меня от земли. И пусть я сумел сгруппироваться и упасть, ничего не повредив, из дальнейшего боя все же выбыл. Перед глазами мерцали круги, и чётко видно было лишь табличку.



Вы получили урон 212 единиц.

Вы оглушены, ошеломлены и не можете двигаться, продолжительность 30 минут.



Мама роди меня обратно! Одним ударом практически убила! Я покосился на полоску жизни, где в самом конце сиротливо зеленел маленький отрезок. Двадцать три единицы, это всё, что у меня осталось. Меньше десяти процентов! Вот тебе и разница в уровнях. Теория о том, что нуб может завалить хая, не выдержала проверку реальностью, и результат я сейчас ощущаю на себе. Не говоря о том, что будет дальше. Быть сожранным дикой тварью – явно не тот исход, на который я рассчитывал.

Страшно не было, а вот обидно — да. Разумом-то я прекрасно понимал, что шансы сдохнуть у попаданца на порядок выше, чем у местного. Что, впрочем, не мешало поглядывать на Сари и Дахара немного свысока. Ну как же, у них тут средневековье, а я большой белый мбвана, ща как принесу вам прогресс. Зря, что ли, мне эльф столько плюшек отвалил? Это я сейчас осознаю, что по сравнению с той же кошкодевочкой, младенец слепой и жив лишь благодаря огромной удаче. Хотя это уже ненадолго. Интересно, эта тварюга начнёт жрать меня прямо так или добьёт сначала?

Вопрос не такой простой, как могло бы показаться. С одной стороны, если зверь убьёт меня, пока я в шоке, не буду мучиться, с другой — боль может снять оглушение, и тогда возможно всякое. Тот же «Ледяной вихрь» должен доставить множество неприятностей даже столь сильному противнику. Знал бы, что так обернётся, сразу бы его использовал. Всё равно дровосеки тоже умрут, пусть они и покрепче меня, раз выдержали множество атак и каждый раз поднимались, но ловить им в этом противостоянии нечего.

Однако время шло, а я всё ещё оставался жив, и меня никто не трогал. То ли оставили про запас, то ли ещё чего. Может, дровосеков хватило, всё же каждый из них был раза в два больше меня. Так или иначе, но срок оглушения заканчивался, и я готовился начать действовать. План был простой, как валенок: швырнуть флакон с «вихрем» и свалить максимально далеко, желательно к реке. Ну, или, в крайнем случае, использовать «Стрелу-телепорт», запулив куда-нибудь в лес. Не думаю, что зверюга сумеет сориентироваться и понять, куда я делся.

Но стоило открыть глаза и пошевелиться, как я мгновенно оказался придавлен к земле тяжёлой лапой. Громадная, чёрная, как ночь, пантера, прижала меня словно зайца, а затем… тщательно обнюхала с ног до головы. Уж не знаю, чего она там искала, может, выбирала места посочней, но я замер, боясь двинуться. Чтобы оторвать мне голову, этой кошке понадобилось бы всего одно движение. А жить хотелось, даже очень.

Но, судя по всему, жрать сию секунду нас животина не собиралась. Даже дровосеки валялись вдоль дороги окровавленные, но, так сказать, в полной комплектации. И даже живые, судя по стонам боли. В этой ситуации лучше всего было не дёргаться, а подождать, что будет дальше. Может, и удастся выкрутиться. И это оказалось правильным выбором, ибо, обнюхав меня, пантера отошла на шаг назад, а через мгновенье вместо могучего зверя передо мной стояла обнажённая женщина с чёрными волосами, спускающимися почти до самых пяток. Над ней зависла табличка, заполненная одними вопросами.

— Ты не паухнешь моуей дочер-рью… — голос у дамы был под стать, мяукающий, с рыкающими нотками. — Заучем напаул?

—Думал, вы хотите убить этих людей, чтобы съесть, – почему-то я не придумал ничего лучше, чем сказать правду. – Ну, сами посудите, чего я ещё мог подумать, глядя, как зверь атакует людей. Извините…

Что-то я много туплю последнее время и болтаю лишнего. То некромантскому гримуару про некрофилов рассказываю, то оборотню про охоту. Надо как-то взять себя в руки. А то точно свернут головёнку. Что-то подсказывает, что даже в форме человека эта особа сильней меня на порядок. И быстрее, что хуже всего.

– Я не еум р-разумных, – дамочка даже скривилась, — слишоум мноуго гадоусти вы в себя пихауете. Оулени гоур-раздо вкуснее.

– Категорически вас поддерживаю, – я даже привстал слегка, окрылённый надеждой закончить сегодняшний день не в качестве ужина оборотня. — С хорошим шашлыком из молодого олешка никакой разумный не сравнится.

— Шаушлык? -- черноволосая задумалась. – Неут, таких я не втр-реучала. Чтоу этоу?

– О-о! Это просто песня! Блюдо из моего мира! – я даже закатил глаза, иллюстрируя восторг от вкуса. – Если позволите, я с удовольствием пожарю его для вас. Надо только мясо замариновать…

– Зачеум? Испоур-ртишь толькоу, – женщина мотнула головой, словно кошка, которой дунули в нос. – Ты моужешь идти. А я доулжна найти доучь.

– Может, я могу чем-нибудь помочь? – кряхтя, словно старик, я поднялся на ноги, однако уйти, бросив дровосеков на произвол судьбы, не смог. – Я правильно понимаю, что у вас пропала дочка, а эти люди могут что-то знать, поэтому вы напали?

– Дау. Запаух доучер-ри от них. Оуни доужны сказауть, где оуна, – дамочка кивнула и, обернувшись пантерой, направилась к подвывающим от боли и страха мужикам.

– Погодите! Стойте! – я выставил ладони перед собой, показывая, что не собираюсь нападать, а то зверюга, обернувшись на мой крик, уже присела, словно перед прыжком, и оскалилась, хлеща себя по бокам хвостом. – Я ни в коей мере не хочу вам помешать, но может быть не стоит больше их бить? Позвольте мне попробовать поговорить.

Секунда – и я снова лежал на спине, сбитый ударом лапы, а на груди у меня расселась шикарная обнажённая женщина. Только вот разглядывать её прелести было немного не сподручно. Когда тебя душат, вообще мысли как-то не об этом мелькают.

– Зачеум тебе эуто? – а вот глаза у дамочки оставались звериными даже в форме человека. – Ты с ними заодноу?

– Не-ет, – говорить было тяжело, но я лежал без движения и не дёргался. – Просто хочу помочь. Не вам, вашей дочери. Я сам вырос без матери, знаю, каково это, и никому не желаю такой судьбы.

Посидев ещё немного, оборотень молча отпустила меня и встала. Я счёл это хорошим знаком и тоже поднялся на ноги. Всё, что я сказал пантере, было правдой. Не то чтобы мне было плевать на её чувства или на жизнь дровосеков, но каждый из них сам был кузнечиком своего счастья. Одна оставила дочь одну, и та пропала, а другие как-то к этому причастны. И только ребёнок — жертва обстоятельств.

К тому же неизвестно, что конкретно произошло. Я всегда считал, что надо сначала разбираться, а уж потом карать анально. Может быть, мужики, наоборот, спасли попавшую в беду малявку. Но даже если случилось страшное, и они её убили, это сначала надо доказать. Да я за такое с удовольствием развешу дровосеков на деревьях. Однако если ещё есть шанс хоть как-то помочь девчонке, надо им воспользоваться.

— Ну что, работники пилы и топора, – я подошёл к стонущим мужикам, — жить хотите?

— Помоги, мил человек, — ближайший хотел было встать на колени, но глянул на оборотня, вновь ставшего пантерой, и передумал. — Всем богам за тебя молиться будем, детям накажем…

— Вот! Именно про детей мой вопрос, — прервал я причитания дровосек. – Где девочка? И не ври! А то отдам зверюге на съеденье.

– Системой клянусь, мы никого не трогали! – в голосину заверещал мужик, явно не обрадованный перспективой стать ужином. – Никаких девочек не видел, ничего не знаю!

— Что ж ты брешешь, паскуда?! – вот тут разозлился уже я. – Думаешь, она напала на вас просто так? Вы пропахли её дочерью, как собака падалью.

— Пощади, милостивец! — заголосили остальные. -- Не видели мы никаких девчонок! Если бы видали, в деревню бы отвели. У нас самих дочери, неужто мы бы чужое дитя тронули?! Всеми богами и Системой клянёмся!

Я почесал в затылке. Для местных клятва Системой была священной. Да и не выглядели мужики злодеями, способными навредить маленькому ребёнку. Однако и чутью пантеры я доверял. Ситуация получалась весьма странной. Хотя… у меня появилась мысль.

– Уважаемая, – повернулся я к пантере. – Как я могу к вам обращаться?

– Назыувай меуня Виррина, – вновь обернулась человеком та. – Почему ты гоувор-ришь соу мноуй, а не с ними?

– Дровосеки поклялись Системой, что не видели вашу дочь, – и, видя, как женщина дёрнулась, тут же поторопился продолжить: – Но и вам я верю, что на них есть её запах. И это проблема. Если мы сейчас начнём их пытать, на нас ополчится вся округа.

Виррина презрительно хмыкнула, и я её понимал. После того как она назвала своё имя, над ней появилась табличка: «Виррина, бабр-оборотень, уровень 112». Ну да. Теперь стало понятно, почему она с такой лёгкостью валяла дровосеков, чьи уровни были меньше тридцатого, ближе к двадцать пятому. А уж мне с пятым ловить было в принципе нечего. Хорошо ещё, что первым же ударом не убила. Однако именно поэтому идти у неё на поводу я не мог.

– Да, понимаю, что вы гораздо сильней всех, но ведь старосты деревень могут вызвать подмогу из столицы. И на вас начнут охотиться авантюристы. – Я попытался достучаться до разума оборотня. – Нужны ли вам такие проблемы из-за пятерых дровосеков?

– Неу из-за них. – Виррина блеснула жёлтыми звериными глазами. – Из-за доучер-ри.

– Вот! И я про это же, – я прямо расцвёл под подозрительным взглядом женщины. – Вам нужна дочь, и наказать её обидчиков. Но дровосеки клянутся, что не видели её. Поэтому мы сейчас берём их и идём в деревню, к старосте. И вот он уже сможет быстро выяснить, где кто был и откуда мог появиться её запах.

– Он знаует где доучь? – Виррина сощурилась. – Ты оубещал, что эти скажут!

– Дровосеки поклялись Системой, – я старался выглядеть невозмутимо, но у самого сердце стучало где-то на уровне колен. – А староста, даже если сам не знает, может провести расследование. Главное, если он будет учувствовать в поисках, дело станет официальным, и вас не смогут обвинить в беспричинной агрессии.

– Ты сказаул, чтоу не заоудно с ними! – Уболтать оборотня оказалось не таким уж простым делом.

– И это так! – я почувствовал, что сам начинаю заводиться. – Если окажется, что они хоть как-то навредили ребёнку, я буду первым, кто потянет их на плаху. Но нельзя отметать версию, что или они, или кто-то ещё мог пытаться помочь вашей дочери в силу своего разумения. И быстрее всего выяснить всю подноготную будет через старосту. Вы в этом случае ничем не рискуете. Даже если на нас там нападут, это будет означать, что вся деревня виновна. И вы сможете карать их без оглядки.

– Хоурошо. Мы поудём, – дамочка, наконец, вняла гласу разума в моём лице, – ноу если ты оубманул, умр-рёшь пер-рвым!

– Да будет так, – я облегчённо выдохнул, а затем понял, что у нас есть ещё одна проблема, – вот только… вы можете оставаться человеком, чтобы не пугать селян? И накиньте на себя чего-нибудь. Не думаю, что местные настолько толерантны, что прониклись идеями нудизма…

До деревни мы добрались за пару часов. Хоть и с трудом, но мне удалось уговорить Виррину надеть мою куртку, клятвенно заверив, что не будет ничего страшного, если она порвёт её при обращении. Сама же женщина совершенно не стеснялась наготы, по всей видимости, привыкнув за время жизни в лесу. Вообще, у меня сложилось впечатление, что Виррина весьма одичала.

Нет, я прекрасно понимал, что для оборотня тут раздолье. Не надо сдерживать свою звериную натуру, тем более, насколько я понимал, ту или иную форму женщина принимала мгновенно, без мук и страданий, которые так любят кинематографисты. Да к тому же не зависит от фазы луны или ещё чего-нибудь. Вот только мне как человеку, привыкшему к цивилизации, не понять было добровольного отказа от её благ.

А ведь был ещё и ребёнок. Как она собиралась растить его в диком лесу, не знаю. Собственно, именно поэтому я и поверил дровосекам. Ну не выглядели они злодеями, к тому же клятву Системой дали. А вот помочь потеряшке могли запросто. И уговаривая оборотня пойти к старосте, я преследовал ещё одну цель. Убедить Виррину с дочерью остаться с людьми.

Природа – это прекрасно, но, боюсь, если она продолжит дичать, то рано или поздно скатится до убийства людей, а то и каннибализма. А это означает вызов героев и смерть пантеры-бабра. Лично мне этого бы не хотелось, уж слишком завораживающе красивой женщина была в своей звериной ипостатси. В человеческой тоже ничего: и фигуристая, и на мордашку симпатичная, – только старовата, как по мне. Так что влечения к ней я не испытывал, а вот желание помочь – да.

К тому же, чего греха таить, меня подкупила самоотверженность, с которой она пыталась спасти ребёнка. Не знаю, кто тут прав, а кто виноват, но сам факт, что Виррина, не раздумывая, напала на пятерых здоровенных мужиков, вооружённых топорами, на мой взгляд, заслуживал уважения. Пусть даже они были ниже по уровню. Мне ли не знать, что система всегда бьёт класс, и слаженная команда имеет все шансы одолеть более сильного противника.

Как и деревня Дахра, это село оказалось окружено мощным частоколом, а возле ворот имелись вышки наблюдателей. Однако войти удалось без каких-либо происшествий. К чести дровосеков, они даже не попытались позвать на помощь, а когда стража начала шутить, мол, откуда такие красивые, лишь отмахнулись, сказав, что торопятся к старосте. Больше охрана нас цеплять не стала, хотя проводила любопытными взглядами, а старший увязался следом.

Чистотой, богатством отделки и прочим этот посёлок не уступал кошколюдскому. Кстати, представители этой расы то и дело мелькали, так что я сделал вывод, что население здесь смешанное. А значит, имеется шанс, что и к оборотню отнесутся спокойно. Тем более что она пока никого не убила. Хотя, кто знает, чего там было раньше. Но будем надеяться, что ничего страшного.

– Чего расшумелись?! – сначала мы услышали старосту, а лишь затем он показался в дверях своего дома. – Митро, щучий сын! Чего опять с вами приключилось? Все живы?

– Пока да, но это легко может измениться, – я решил сразу давить, ибо видел, что Виррина щурит глаза, показывая раздражение. – То, что до сих пор никто не погиб, можно считать чудом, не иначе.

– А ты кто таков будешь, что угрожаешь мне в собственном доме?! – сжавшиеся кулаки старосты размерами напоминали хорошие арбузы.

Если таким получишь в лоб, даже искусственное дыхание не поможет, сразу в морг. Да и сам он видом больше всего напоминал Тараса Бульбу. Эдакий повидавший жизнь мужик, ещё крепкий, как морёный дуб, и способный в одиночку разогнать толпу противников. Уровень у него был под стать, пятьдесят седьмой. Явно провёл жизнь не только в далёкой деревне. Стальные наручи, надетые поверх простой рубахи, прямо-таки кричали об этом.

– Тот, кто пытается вытащить вас из задницы, в которую вот эти парни угодили, – я указал рукой на дровосеков. – Вот у этой дамы пропала дочь, и она утверждает, что ваши люди ею пахнут.

– И что?! – староста явно не собирался сдавать своих. – Будет ещё мне всякие побродяжки указы…

Это стало последней каплей в чаше терпения Виррены. Она с рыком отшвырнула мою куртку, и через мгновенье посреди деревенской улицы стоял хищный бабр во всём своём великолепии. Я аж плюнул с досады. Попытка договориться провалилась. Я хотел намекнуть, что, мол, женщина – оборотень с высоким уровнем, так что не стоит её злить, но теперь все старания пошли прахом. А то и кровью. Но вот чего я не ожидал, так это того, что староста, вместо того чтобы хвататься за оружие и звать на помощь, бухнется на колени

– Госпожа Виррена! Простите, я не узнал вас в этом облике! – староста звучно приложился лбом о брусчатку. – Благодетельница, не гневись! Хочешь, возьми мою жизнь за оскорбление, что я тебе нанёс, но пощади остальных.

– Ты знауешь меуня? – для самой женщины столь эмоциональное выступление стало такой же неожиданностью, как и для меня, а дровосеки вообще застыли соляными статуями, боясь даже вдохнуть.

– Да, великая! – староста радостно закивал. – Ещё мальчишкой отец водил меня к тебе. Тогда я узнал о той, что защищает нашу деревню от монстров.

– Тоуй запах… я поумню… ты сын Скоуди… – Виррена вновь обернулась человеком, враз растеряв агрессивность. – Встань.

– Верно, госпожа, – староста, кряхтя, поднялся на ноги. – Скоди был моим отцом, а я Сиден. Сменил его на посту старосты. Мы всегда выполняли договор и не ходили в сторону вашего логова. Чем же Митро с товарищами прогневил тебя, великая?

– Оуни пахнут моуей доучер-рью, – Виррена вновь нахмурилась, и кивнула в мою сторону. – Оун сказал, чтоу ты поможешь её найти.

– Приветствую, уважаемый Сиден. – я слегка кивнул старосте. – Меня зовут Лекс, и я стал невольным свидетелем этой ситуации. Госпожа Виррена чует запах своего ребёнка, исходящий от этих людей, но сами они клянутся Системой, что никого не видели. Вы же в курсе всего, что происходит в деревне. Кто из тех, что общались с бригадой Митро, мог найти девочку?

– Какую девочку? – староста глянул на меня как баран на новые ворота. – У вас тоже кто-то пропал? Тогда сейчас людей поднимем, лес прочешем. Только вот госпоже Виррене поможем и сразу начнём.

– Да я же про неё и говорю! – я плюнул в сердцах, проклиная про себя тупость деревенских. – Это у неё дочка пропала! А кто-то из ваших мог её найти. Я не хочу думать о плохом, но, глядя, как вы изворачиваетесь, подозрений становится всё больше.

– Так была девочка или нет? – Сиден тоже начал заводиться. – Чего ты мне голову морочишь? Так, не мешай! Найдём котёнка госпожи Виррены, потом тобой займёмся. Говорите, от этих оболтусов вашей дочкой пахнет?

– Погоди, какого котёнка?! – я понял, что у меня сейчас шарики за ролики заедут. – Девочка тоже умеет оборачиваться?

– Вряд ли, – староста поскрёб в затылке, – бабры только к тридцати годам человеческую форму принимать начинают. А сколько вашей, госпожа?

– Гоуд и поуловина, – Виррена не вмешивалась, но поглядывала по сторонам с интересом, – оуна ещё мелкая.

– Значит, с годовалого щенка бабра будет. – Сиден надвинулся на Митро с компанией. – Ну, щучьи дети. Говорите, иначе хуже будет!

– Погоди! – у меня словно что-то щёлкнуло в голове. – Значит, мы ищем не человеческого ребёнка? А котёнка?

– Ну а я про что? – староста смерил меня презрительным взглядом. – Госпожа Вирена из бабров-оборотней будет. Они зверями рождаются, а как взрослеют, так могут оборачиваться человеками. Мужиков-то у них нету, только бабы, а род продолжать надо. Вот и заманивают деревенских, правда, потом живыми отпускают, честь по чести.

– А ваш папенька не потому сам к логову ходил, а другим запрещал? – не смог я удержаться от подколки. – Сами-то не наведывались?

– Ну, батька-то да, было дело, – покосившись на бабру, Сиден не стал отнекиваться, – а я нет. У самого вон семеро по лавкам. А бросить родную кровь не смог бы.

– Ладно, межвидовыми родственными связями можно заняться позже, – свернул вопрос я. – Сейчас же надо найти ребёнка, то есть котёнка. Я-то спрашивал их о девочке, так что Система вполне могла засчитать их клятву.

– Митро, пёс шелудивый! – староста ухватил одного из дровосеков за шкирку и приподнял над землёй, мотая из стороны в сторону, словно куклу. – А ну правду говори, а то я не госпожа Виррена, мигом из тебя всю дурь выбью! Где котёнок?!

– Пощади, дядька Сиден! – взвыл мужик и следом остальные повалились на колени. – Хаос попутал! Думали, повезло, щенка бабра нашли! Деньгой разживёмся!

– Я же вам, выродкам, говорил к дальней заимке не ходить! – вот теперь староста разозлился по-настоящему, и от его удара Митро, перевернувшись в воздухе, грохнулся о землю. – Я же каждого предупреждал! Вы же мне клялись!

– Забыли мы, дядька Сиден, – прогнусил один из дровосеков, которых уже реально трясло. – Митро с панталыку сбил. Говорил, что он точно знает, что это обычный щенок, к тому же самец.

– А чего тогда мне врали, если поняли уже, что натворили? – несмотря на грозный взгляд старосты, влез я. – Зачем Системой клялись?

– Дык испугались! – мужик опять хлюпнул носом. – Как госпожу Виррену увидели, так душа в пятки ушла.

– Где котёнок, паскудники? – судя по севшему голосу Сидена, он готовился к худшему. – Где, я вас спрашиваю?!

– Продали… – на дровосеков уже было жалко смотреть, настолько их проняло. – Рейнджера встретили, он в столицу направлялся. Сказал, к нам заходить не будет. Мы на него сразу хотели свалить, да этот хмырь вмешался, сюда поволок.

– Идиоты… – староста, словно мгновенно постарев на десяток лет, грузно хлопнулся на колени. – Прости, госпожа, моя вина. Об одном молю, мою жизнь возьми, но прости этих оболтусов. Не со зла они, а от скудости ума. Пороли мало, так ты поучи, но живота не лишай. Молодые, глупые, у половины ещё детей нет. А рейнджера этого мы найдём. Далеко он вряд ли ушёл, тут одна дорога.

– Ты… – Виррена подошла ко мне, заставив напрячься, – я поутер-ряла вр-ремя. Ноу ты был пр-рав. Стар-роуста нашёл воур-ров. Я накажу…

Мгновенно обернувшись зверем, оборотень кинулась на трясущихся мужиков, хлестанув каждого из них по морде лапой. Те кеглями покатились по земле, а когда смогли подняться, все увидели страшные шрамы, разворотившие лица. Однако при этом удары оказались не смертельными, и даже глаза не пострадали. Убивать дровосеков пантера явно не собиралась, так как вновь стала человеком и опять подошла ко мне.

– Ты идёш соу мноуй, – возражений она явно не принимала. – Будешь искать доучь.

Отказаться после столь показательной экзекуции мог только полный кретин или человек без чувства самосохранения. К тому же мне всё равно нужно было в столицу. Так что я молча кивнул и протянул Виррене свою куртку.

К счастью, снова сбивать ноги нам не пришлось. Староста тут же приказал снарядить телегу, и сам же сел возницей. Видимо, боялся, что разозлённая нарушением договора пантера всё-таки порвёт кого-нибудь. Такое поведение вызывало невольное уважение. Было видно, что человек печётся о своих людях, не то что чинуши на Земле. Если тут все такие, то можно и не возвращаться. Но, скорее всего, это специфика отдалённых замкнутых деревень. Все друг друга знают, все на виду. Впрочем, у нас и в таких находились мрази, считающие себя посланцами бога на земле, раз умудрились сесть в кресло начальника.

Я тоже боялся, что Виррена сорвётся, особенно в свете новой информации о ней. Человек-оборотень — это и так страшно, а уже если наоборот… лёгкий налёт человечности вряд ли удержит ярость зверя. А когда он в двадцать с лишним раз выше тебя по уровню, становится жутко и остаётся лишь надеяться на лучшее.

Больше всего я опасался момента встречи с рейнджером. Представляя себя в ситуации, в которой кто-то посмел купить моего украденного ребёнка, я понимал, что отомстил бы не только похитителям, но и покупателю. Вот только как понять ход мыслей разумного зверя? Пусть Виррена и имеет возможность становиться человеком, думать как люди от этого она не стала. Короче, я хоть и надеялся на лучшее, но готовился к худшему.

Староста, судя по виду, разделял мои опасения. Когда уезжали, он так обнимал жену и детей, что сразу становилось понятно: прощался. Значит, понимал, что полностью зависит от настроения бабра-пантеры и вполне может не вернуться. И сейчас сидел на облучке, сгорбившись и так вцепившись в вожжи, будто это был спасательный круг. Мне подбодрить его было нечем. Самому бы не впасть в уныние, хоть это и смертный грех.

Между тем нашу телегу по весьма приличной мощёной дороге шустро тащила парочка необычных животных. С ходу я бы назвал их гибридом лося, лошади и козла. От первого были тонкие, но невероятно сильные ноги, от второй — мощное тело, явно пригодное для перевозки всадника, ну а голову, чуть меньшую, чем у коня, венчали крутые козлиные рога, слегка загнутые вперёд, чтобы было удобно нанизывать на них противника. Как показывала информационная табличка Системы, звались эти звери «ама» и были шестнадцатого уровня.

Больше ничего интересного в округе не нашлось. На лес я уже насмотрелся на год вперёд, тем более в сумерках было уже не разглядеть отдельных деревьев, что уж говорить о зверях и птицах. Да и стоило ли опасаться нападения хищников, когда самый грозный убийца в округе сидел рядом со мной на соломе. Думаю, местную живность человеческим обликом было не обмануть. Так что, подумав, я достал шары Бао Динга и уселся медитировать. А чего? Сделать я всё равно ничего не мог, а нервы, они не казённые. Их беречь надо.

Может, из-за того что обстановка особо не располагала к погружению в себя, мне удалось повысить уровень навыка до двадцати. Не так уж много, но для человека, начавшего всего неделю назад, весьма неплохо. Так, глядишь, за месяц-другой стану мастером. Да и сейчас, может, удалось бы взять ещё уровень, но меня потрясли за плечо.

– Доучь. Я чую её, — Виррена хоть и осталась в образе человека, но в том, как она принюхивалась к воздуху, было что-то кошачье. — Р-рядоум.

Я кивнул и спрыгнул с телеги. За время медитации окончательно стемнело, уже была глубокая ночь, и обе луны висели практически в зените. Света они давали как бы ни больше, чем земная, и хоть оттенок казался довольно необычным, дорогу было вполне видно. В этом месте она петляла, огибая невысокую скалу, даже, скорее, большой камень.

— За поворотом стоянка, — подал голос староста, — обозы всегда там на ночлег встают, поди и рейнджер тоже остался.

Я кивнул, благодаря за информацию, а затем дал ему знак уезжать, стараясь, чтобы Виррена этого не увидела. Кто знает, чем закончится наша встреча с покупателем котёнка, но глава деревни показал себя честным и справедливым человеком, жаль будет, если пострадает. Конечно, если оборотень разозлится, то достанется всем, но так у мужика хоть какая-то фора будет.

Сам же я поспешил за уже обернувшейся пантерой. По дороге подхватил сброшенную куртку. Честно говоря, я дал одежду оборотню не из-за заботы о её моральном облике, а чтобы самому успокоиться. Вот всё понимаю: она фактически животное, просто в облике человека, и ситуация не самая подходящая, но фигурка у Виррены отпад. Да и грудь такая, что многие модели Земли удавились бы от зависти. Но блин! Это самая настоящая зоофилия получается. Нет, нам такого не надо, я лучше курткой пожертвую.

Догоняя ушедшую вперед пантеру, я обогнул камень и остановился, немного ошарашенный увиденным. Перед громадным бабром-оборотнем застыла его маленькая копия, однако котёнок не выглядел счастливым, от того что мать его нашла. Наоборот, оскалился и выгнул спину, всем своим видом показывая, мол, ты не пройдёшь. А позади него застыл человек, целящийся в Виррену из лука.

Достать рогатку было делом пары секунд. После чего сам рейнджер оказался у меня на прицеле. «Шоковая стрела» уже не раз доказала свою эффективность, так что в выборе умения я даже не сомневался. Как и в том, что попаду с первого раза. Мужик это явно понял, хоть вряд ли видел такое оружие раньше, но теперь он собирался стрелять в меня.

Как там называлась ситуация, когда все друг в друга целятся и любое движение может спровоцировать бойню? Мексиканская ничья? Честно говоря, впервые участвую в подобном — и слава Богу! Нервы для таких игр нужны покрепче, чем стальные канаты. К тому же мне не хотелось убивать рейнджера. Пусть он и купил котёнка, но было у меня подозрение, что мужик не знал, чей он. Да и то, как маленький бабр защищал своего хозяина перед матерью, наводило на кое-какие мысли. Конечно, информация из игр в реальном мире слабо применима, но само наличие Системы подразумевало прямые аналогии. И значило это…

– Мы оупоздали, – Виррена тоже поняла, что произошло, и опять перекинулась в человека. – Оуна пр-ривязана.

Честно говоря, я боялся, что рейнджер от неожиданности выстрелит. Однако обошлось. Более того, услышав слова оборотня, тот опустил оружие. Правда, совсем убирать не спешил. Ну и я тоже ослабил натяжение резинок, но при этом был готов уложить его в любой момент.

– Мугир-реги! Клянусь Фриги, настоящая мугир-реги! — голос у рейнджера оказался грубым и каким-то лязгающим, будто железякой по батарее провели. – Охотник Брун народа гарра рад приветствовать владычицу лесов. Прости мою мугир, она ещё котёнок и ничего не понимает.

Мне захотелось сделать фейспалм, жаль, тут никто не поймёт смысл жеста. Нельзя же быть таким наивным или других такими считать. Неужели он не заметил, что мать с дочерью похожи как две капли воды, разница только в размерах. Или хочет сделать вид, мол, я ни при чём, знать не знал, видеть не видел. Хотя меня больше беспокоило, как на это прореагирует Виррена. Хотя события в селе показали, что она вполне разумна и вовсе не кровожадный хищник, вон даже идиотов-дровосеков пощадила, но там не было котёнка. Чего ждать сейчас я даже не предполагал.

– Ты взяул моую дочь! — пантера хоть и рявкнула на рейнджера, но с места не двинулась, это давало надежду, что удастся обойтись без крови. — Привяузал её!

И вот тут до мужика дошло, как он попал. Олух выпустил из рук лук со стрелой и сделал шаг назад. Но не побежал. Просто замер, переводя взгляд с матери на дочь. Если это актёрская игра, то я, не задумываясь, дал бы ему Оскара, хотя в лунном свете лица было практически не видно. Может, он скулами переигрывал. Но пока всё выглядело так, будто мужик только сейчас понял, в какую задницу угодил. Но держался весьма достойно, не хуже старосты.

-- Прости мугир-реги, – рейнджер склонил голову, но не трусливо, надеясь вымолить себе жизнь, а полностью осознавая содеянное и сохраняя достоинство, – я не знал. Вручаю тебе свою жизнь.

– Ты же получил сообщение при приручении, – я не выдержал и влез в разговор. – Разве сразу не понял, что это за котёнок?

– Неу каждая из наус стауновится обор-роутнем, – Веррина покачала головой, – нужноу выусокое значение интеллеукта. Лишь к пятидесяутому ур-ровню моужно набрать доустаточноу.

Я застыл, переваривая полученную информацию. В принципе, всё выглядело логично, ну, учитывая наличие Системы и возможности повышать собственные характеристики. Значит, есть грань, после которой существо обретает полноценный разум. Честно говоря, до сегодняшнего дня о подобном я и не думал. Как вообще происходит распределение очков у животных и монстров? Кто решает, какую характеристику или умение улучшить? Да, возможно, они следуют заданному для данного вида шаблону, но, видимо, возможны отклонения, либо…

– Ваш вид появился благодаря воздействию Хаоса? – в упор спросил я пантеру, внутренне приготовившись к самому худшему. – Я прав?

– Эуто былоу давноу, – оборотень покачала головой, даже не думая нападать, – ноу мы никоугда не забывуем, ктоу искалечил наус.

– Мугир-реги ненавидят тварей Хаоса, – влез с объяснениями рейнджер, – они уничтожают всех монстров в местах, где живут. За это наши племена поклоняются им как великим охотникам. Иметь питомца мугир – большая честь. Только поэтому я не выдержал, но сейчас же освобожу дочь великой.

– Стоуй! – Виррена рявкнула так, что даже я вздрогнул, а котёнок мгновенно кинулся назад и спрятался за рейнджером. – Если оутпустишь – будет хуже. Оуна уже забыла меуня.

Об этой стороне Системы я тоже не задумывался. Но, по сути, всё было верно. Она влияла на мозги, управляя нами. Все эти неизвестно откуда берущиеся умения, навыки и прочее. Увеличение и уменьшение характеристик. Да чего там, если уж я, никогда способностей к языкам не имевший, за неделю вполне шустро начал болтать на местном всеобщем. Так что мешает точно так же регулировать отношения между пользователями? Ведь есть в РПГ такое понятие как «репутация». Кстати…

Я вызвал чар-лист. Стыд и позор, но я всё ещё не разобрался во всех его функциях. Как-то не до того было. Другой бы уже всё подробненько изучил, а я закрутился и забыл. И таки да, у меня тоже была подобная вкладка. Правда, информации там оказалось не так уж много. Скорее даже наоборот. Пара фракций: деревни Тэмир и Гвивн, – отношение с которыми было нейтральным, да Иштиг с Иштугом, которые меня ненавидели. Имена остальных знакомых были серыми, и, если сосредоточить на них внимание, появлялось сообщение о низких значениях характеристик.

Жаль. С влиянием Системы ничего нельзя было поделать. Оставалось лишь смириться и быть настороже. А вот от подсказки насчёт реального отношения ко мне различных лиц я бы не отказался. Это могло бы решить много проблем. Надо будет изучить вопрос, может, имеются способы повысить нужные характеристики. Да и Борги потрясти. Он наверняка имеет доступ. Вот пусть колется. А то слишком довольная у него была морда лица, когда тот говорил, что его приставили ко мне в качестве наблюдателя. И кстати, насчёт доступа… в голову пришла одна мысль.

– Поправьте меня, если ошибусь, – я шагнул вперёд, привлекая внимание, – Виррена, если котята бабров должны достичь определённого порога интеллекта, и достаточно очков набирается только к пятидесятому уровню, значит, всё это время они живут с матерью? И она распределяет свободные очки так, чтобы развитие было равномерным?

– Вер-рно, – пантера кивнула, – ноу не толькоу интеллеукт. Ещё мудр-рость. Она тоуже важна.

– Но в целом правильно, да? – я кивнул собственным мыслям. – И сейчас ты остановила Бруна не столько потому, что дочь уже забыла тебя, сколько потому, что разорвалась связь между вами. И больше ты не можешь влиять на её развитие?

На этот раз Виррена ограничилась кивком. А я внутренне взмолился, надеясь, что не ошибся в мотивах, движущих оборотнем. Но то, что она пока никого не убила, обнадёживало. Честно говоря, сам я не готов был ответить, смог бы удержаться и не пришибить тех же дровосеков, если бы у меня похитили ребёнка. Скорее всего, нет. Да и сейчас я всё больше убеждался: им тупо повезло, что рейнджер разорвал связь «мать-дочь». Иначе, какой разумной она бы ни была, инстинкты взяли бы своё. А так пантера искала дитё скорее по инерции, понимая, что та пропала, но при этом действуя, как подсказывает разум, а не инстинкт и чувства.

– Это значит, что ты, хоть и переживаешь, но хочешь для дочери только добра, – подытожил я рассуждения. – А ведь Брун как хозяин питомца тоже может распределять очки. Да и ремесло у него не самое спокойное, значит, рост в уровнях обеспечен. А значит, если ты поделишься с ним шаблоном, котёнок имеет все шансы стать мугир-реги. Оборотнем то бишь.

Я закончил говорить и отступил назад, мол, думайте, мешать не буду. Виррена с рейнджером тоже не спешили отвечать. Они о чём-то усиленно размышляли, а Брун ещё, похоже, чар-лист котёнка вызвал и что-то там нажимал. Вот будет прикол, если я ошибся.

– Хоур-рошо, – первой решилась оборотень. – Я поумогу, еслиу поуклянёшься Систеумой.

Я поначалу подумал, что это мне, но рейнджер шагнул вперёд, ударяя себя в грудь кулаком.

– Клянусь, что сделаю всё, чтобы твоя дочь стала мугир-реги, владычица! – На мой взгляд, он немного переборщил с патетикой, но ситуации это в целом соответствовало. – Она ни в чём не будет знать отказа! Я буду следовать всем твоим наставлениям!

Вух! Я незаметно выдохнул. Вот ведь нашёл приключений на свою задницу, защитник униженных и оскорблённых. Что мне стоило затаиться или вообще свалить, завидев схватку? Понятно же, что мне нечего ловить там, где зверюга с лёгкостью валяет пятерых здоровенных мужиков с уровнем явно повыше, чем мой. Так нет, я же герой! Как можно мимо пройти? Ну, вот и вмешался.

Сколько там раз за этот долгий день я попрощался с жизнью? Пять, десять? Не помню. Знаю лишь одно: мне дико повезло. Так что этот день можно отмечать как второе рождение. Если бы Брун задержался с привязкой, если бы Веррина была чуть более агрессивна, да миллион «если бы». Любой мелочи хватило бы, чтобы ситуация завершилась бойней. Слава всем богам и отдельно Системе что этого не случилось. Пусть у меня ещё подгорало из-за её вмешательства в психику пользователей, но я должен был признать, что на этот раз всё сложилось как нельзя более удачно.

Обсуждение нюансов воспитания было решено перенести к костру. До этого-то мы общались посреди дороги, едва видя друг друга в тусклом свете недавно взошедших лун, но раз удалось достигнуть компромисса, дальше торчать тут смысла не имело. И стоило рейнджеру выйти на свет, оказалось, что он ни разу не человек. Гуманоид, да, но кожа у него была бледно-зелёного цвета, лицо правильной формы выглядело слегка звероватым из-за небольших клыков, выступающих из верхней челюсти, как у вампира, а пальцев на руках оказалось четыре, хотя они и были гораздо мощнее человеческих.

– Прошу прощенья, – я решил извиниться за то, что, как идиот, пару минут пялился на Бруна, – просто никогда раньше не видел представителей твоей расы. Вы родственники орков?

– Наше племя появилось после одного из прорывов Хаоса, – подкидывая дрова в почти потухший костёр, сказал рейнджер. Он не обиделся и охотно принялся меня просвещать: – В том месте как раз кипела свирепая битва. Войско людей сражалось с ордой троллей, грабивших пограничные поселения. Вот их между собой и перемешало. Так появились мы, гарры. Выглядим почти как люди, но сила и регенерация у нас от троллей.

Солидно. Судя по всему, значение интеллекта у них было довольно высоким. Уж не ниже среднего человеческого точно. Вкупе это делало получившийся гибрид весьма опасным. Я бы не отказался от такого спутника. Однако звать с собой не стал. Мне предстояли схватки с повелителями нежити, усиленными читерскими гримуарами, и втягивать в это дело малолетнего ребёнка, пусть даже он был котёнком, как по мне, – верх подлости. Дети даже у бабров-оборотней должны расти в ласке и безопасности. А воевать – дело взрослых. Так что, посмотрев на усевшихся рядом Бруна и Виррену, бурно обсуждающих нюансы воспитания подрастающего поколения оборотней, я вытащил из рюкзака одеяло и завалился спать.

Волнения последних дней дали о себе знать, и я мгновенно вырубился. Когда же продрал глаза, оказалось, что уже почти полдень. Барна с котёнком не было видно. Виррена тоже отсутствовала. Может, оно и к лучшему. У них своя дорога, а мне пора спешить в столицу на встречу с Борги.

Я решил позавтракать и двигать дальше. Из-за идиотов-дровосеков, решивших по лёгкому срубить деньжат, я проскочил деревню, занятый спасением недоумков, да и собственной жизни. А ведь рассчитывал примкнуть к какому-нибудь обозу, но сейчас придётся пилить пешком до следующего села, ибо возвращаться решительно не хотелось. Примета плохая, да и мало ли чего там ещё может приключиться.

Но для начала хорошо было бы позавтракать. Костёр прогорел, но углей хватало, да и запас дров имелся. Поразмыслив, я решил не тратить запасы готовой еды, а по-быстрому сварганить чего-нибудь да чайку попить, благо неподалёку был родник, и к нему вела натоптанная тропинка. Так что, вооружившись котелком, я сбегал за водой, и уже через десяток минут на огне весело булькал, завариваясь, сбор местных трав, благоухая на всю округу.

Но не успел я налить себе кружку отвара, как из кустов появилась Виррена в человеческом обличии. Она вновь была обнажена и тащила на плечах два окорока, судя по размерам, лося или крупного оленя. Положив их около меня, оборотень молча развернулась и отправилась к роднику мыться. Наверно, именно это удивило меня больше всего. Честно говоря, я ожидал, что женщина превратится в большую кошку и просто слижет натёкшую кровь, всё же она была больше животным, чем человеком. Хотя, возможно, именно умение управлять инстинктами пантера мне сейчас и демонстрировала. Вопрос только, зачем?

Может, я прямо сейчас и узнаю. Думаю, причина та же, по которой Виррена не вернулась к себе в логово, а осталась здесь. Да ещё и после охоты приволокла мне часть добычи. Отказываться от мяса было глупо, тем более я знал, где его хранить, так что подбросил в костёр дров, чтобы углей получилось побольше, а сам, нарубив тонких, длинных веток, принялся срезать мякоть с одного окорока и надевать её на шпажки. Поджарю и уберу в кольцо вместе со второй ногой. Есть у меня подозрение, что она понадобится мне сырой. Тем временем пантера закончила приводить себя в порядок и подошла к костру, уже в моей куртке.

— Спасиубо, чтоу помоуг, — усевшись у огня, она протянула ладони к пламени, – я моугла не сдеждауться, а убивать р-разумных плоухо.

— Это ведёт вас на сторону Хаоса? — я с интересом посмотрел на бабра.

— Неут, — она помотала головой, — проусто потоум прихоудят аваунтюристы и убивают наус как моунстров.

— Логично, с одной стороны, – подумав, я кивнул, – но речь же шла о ребёнке. Думаю, это посчиталось бы смягчающим обстоятельством.

– Моужет дау, а моужет и нет, – Виррена пожала плечами. — Ктоу знает.

И опять я кивнул, соглашаясь. Авантюристы, по сути, наёмники. Выполняй староста или кто ещё заказ, стали бы они разбираться в причинах или тупо выполнили бы его и получили бабки? Да ещё бы и подкачались. Манчикенство и стремление стать сильнее. А с противника сотого уровня экспы можно поднять прилично.

Некоторое время мы сидели молча, размышляя каждый о своём. Я закончил с мясом, расставив прутья с нанизанными ломтиками вокруг костра так, чтобы те жарились, но не сгорели. Получилось весьма прилично, навскидку килограмм пять.

– Чем займёшься? – спросил я, когда молчание стало уж совсем неловким. — Родишь ещё одного котёнка?

— Мыу р-редкоу р-рожаем, -- Виррена отрицательном мотнула головой. – Слоужно выноусить, тяжлоу воуспитать. Леут деусять надоу ждать.

– Тогда что будешь делать? – Не то что мне было действительно интересно, однако существ такого уровня стоило учитывать в своих планах, мало ли, вдруг меня ещё раз сюда занесёт.

– Ты мнеу поумог, – оборотень посмотрела прямо в глаза, – я поумогу тебе. А потоум хочу от тебя котёунка.

От такой прямолинейности я слегка опешил и подавился чаем, который как раз пробовал. Вот ведь дитя природы. Разве можно мужику такое в лоб говорить?! Может, для местных подобное было нормальным, но лично я становиться отцом оборотня пока готов не был. Да я вообще не собирался обзаводиться детьми! Молодой ещё, погулять хочу. Меня Сари ждёт, в конце концов. Да и домой надо.

Но и отказывать существу сто двенадцатого уровня, умеющему превращаться в биологическую машину для убийства, не рекомендуется. Грубо и напрямую, по крайней мере. К тому же Виррена могла значительно помочь мне в поиске остальных гримуаров. Мало кто откажется от такого спутника, тем более свою адекватность она уже доказала делом. А насчёт детей… недаром Ходжа Насреддин обещал научить осла разговаривать, требуя двадцать лет срока и мешок золота. Деньги, они сразу, а там или осёл сдохнет, или шах.

Только вот была одна проблема. Точнее, лежала сейчас, спрятанная в кольце. Не хотелось нарваться на неприятности, когда бабр почует влияние Осколка Хаоса. Значит, стоило этот вопрос закрыть сразу, объяснив цели и задачи похода. И познакомить оборотня с Калурией.

Да, было страшновато признаваться в том, что я ищу гримуары некромантов с заточёнными внутри душами разумных. Если Виррена психанёт, меня ничто не спасёт от смерти. Но гораздо хуже будет, если правда случайно выплывет наружу. Весь мой жизненный опыт, наука деда и прочитанные книги говорили об одном: сразу ещё есть возможность оправдаться, но, начиная врать, ты копаешь себе могилу. Дальше будет только хуже.

– Спасибо за предложение, однако предлагаю не торопиться с потомством, – начал я аккуратно, – ты меня совершенно не знаешь, так что давай пока этот вопрос отложим. А вот насчёт помощи есть одна проблема. У меня действительно имеется квест, с которым в одиночку не справиться. Но он связан с Хаосом.

Моя курка громадной бабочкой улетела в кусты. Котелок покатился по земле, содержимое выплеснулось в костёр, и округу заволокло дымом и паром, который, впрочем, быстро сдуло. А я, хоть и вскочил на ноги, но удержал себя в руках и остался на месте, да и к оружию не потянулся.

– Я не хаосит и никогда им не был! – выставил вперёд ладони, стараясь не провоцировать перекинувшуюся в бабра Виррену, уже припавшую к земле перед прыжком. – Скорее наоборот, я же рассказывал, что убил шамана гноллов. Но недавно натолкнулся на кое-что, точнее, на кое-кого. Блин, это довольно сложно объяснить и ещё сложней поверить в подобный бред. Давай я лучше продемонстрирую свою находку, заодно и познакомлю вас.

Я плавно повёл рукой, и через секунду в ней появилась толстая книга, обтянутая кожей неведомого животного, причём в самых необычных местах встречались клыки и когти, заставляя задуматься, что за зверь отдал свою шкуру. На обложке тускло светились бледно-зелёным магические знаки. Тяжёлая бронзовая застёжка внушала уважение своей монументальностью. В целом том выглядел именно так, как и ожидаешь от книги заклинаний некроманта: загадочно, немного отталкивающе, но вызывая эмоции. Другой вопрос, какие именно.

Конкретно у бабра – ярость. Виррена ещё сильней прижалась к земле и даже не зарычала, а заревела, демонстрируя клыки длиной с мою ладонь. Понятно, чем был убит утренний лось. Такими и слона можно загрызть, а мне так и вовсе одного укуса хватит. Чудо, что оборотень вообще ещё не напала. Даже в такой ситуации она смогла сохранить рассудок, и это лишь укрепило меня в желании заполучить её в спутники.

– Ты чего творишь, паршивец?! – а вот Калурия сдерживаться не собиралась. – Помереть захотел?! Кто ж перед бабром-оборотнем такие вещи без подготовки достаёт? Вот оторвала бы она твою башку и права бы была! Вот же бестолочь! А ты, девонька, не рычи, Лекс хоть туповат, но честен. Не стал таиться, сразу всё вывалил. Как попало, конечно, но что с них, мужиков, возьмёшь. Ну-ка, положи меня на пенёк, а сам иди погуляй. Мы тут с Вирреной по-своему, по-девичьи потолкуем.

Пожав плечами, я устроил книгу на пеньке, предварительно убедившись, что до костра далеко, а затем подхватил несколько шпажек с мясом и отправился назад по дороге. Пусть трындят. Я, конечно, потом с пантерой всё это ещё раз обсужу, но кто лучше успокоит женщину, чем другая женщина? Мужик тоже может, но только в одном случае, если это именно её мужик, да и способ восстановления душевного здоровья у нас один-единственный. И конкретно в этом случае он сильно попахивает зоофилией. Не надо мне такого счастья, хватит перспективы стать отцом мелкого оборотня.

Далеко уходить я не стал. Сел метрах в тридцати на обочину и принялся уплетать мясо. Поджаренное на огне, чуть присоленное, оно было изумительным. И никаких специй не надо. Может, кому это могло показаться слишком банальным или постным, но я считал, что именно таким оно и должно быть. Шашлык – это, конечно, хорошо, но там теряется естественный вкус мяса, маринад всё забивает. А вот такое, с дымком, именно то, что надо. К тому же зверь, добытый Вирреной, оказался молодым, нежным, да ещё и жирок нагулял. Что ещё нужно мужику?

За едой я не забывал посматривать в сторону костра. Поначалу ситуация не менялась, оборотень всё так же была готова к атаке, но постепенно изменила позу на менее агрессивную, затем села, как это умеют только кошки. А потом и вовсе обратилась в человека и даже сходила и нашла мою куртку. Похоже, кризис миновал, и дама удалось договориться. Но подходить я не спешил.

Как известно, женщине за день нужно сказать не менее десяти тысяч слов. Мужик обходится количеством в три раза меньшим. Да и воспринимать информационный аудиопоток они могли хуже. В какой-то момент наступала сенсорная перегрузка, и мужчина просто прекращал слышать, чего там ему говорят. Вот я и испугался подобного, боясь водопада болтовни, что вывалит Калурия, запертая до этого в кольце без возможности высказаться.

А мне сейчас требовалось быть в здравом уме, всё же предстояло завербовать весьма могущественного спутника. Не знаю, о чём они там говорили, но окончательное решение о том идти вместе или разбегаться здесь и сейчас, всё же принимать мне. Это мне предстоит рисковать жизнью, и я должен быть полностью уверен в тех, кто встанет за моей спиной.

Звучит пафосно, но, по сути, не зря же есть присказка «пошёл бы с ним в разведку». Это определяет степень доверия человеку. А мне в буквальном смысле нужно будет лезть в такие места, где каждая ошибка, твоя или спутников, приведёт к гибели, а то и к чему похуже. Всё-таки противостоят нам некроманты, так что смерть врага для них не преграда. А значит, в каждом товарище я должен быть уверен как в самом себе. И неважно, что мне предстоит многому научиться и поднять уровень до приемлемого значения. Если изначально есть сомнения в партнёре, лучше и не начинать.

Именно с этими мыслями я поднялся и пошёл к костру. Времени наобщаться у Калурии с Верриной было более чем достаточно. Раз пантера вновь стала человеком, значит, кризис миновал, так что пора было мне вмешаться и показать, кто тут главный. Как в том анекдоте, когда мужик не вылезал из-под кровати, мотивируя тем, что он хозяин в доме. Мол, сказал, не вылезу, значит, не вылезу. Это хоть и смешно, но соответствует моему мироощущению на данный момент, ибо общаться предстоит с личностями сотого с лишним уровня, каждая из которых могла щелчком пальцев оставить от меня мокрое место.

– Поговорили? – Я плюхнулся на одеяло, стараясь выглядеть уверенным и независимым. – Виррена, теперь ты понимаешь, что я имел в виду?

– Да, мы тут пообщались и… – тут же влезла Калурия,

– Прошу прощенья, но давайте я сам, – перебил чародейку, понимая, что если сейчас не расставить все точки над «ё», то я так и останусь придатком к книге, а затем повернулся к оборотню, – мне нужно знать, что ты меня ни в чём не подозреваешь. Если всё же остались сомнения, давай расстанемся здесь и сейчас. Ну, или можешь убить меня, выбор за тобой.

– Поукажи задание Системы, – оборотень тоже не стала тянуть кота за все подробности, – Калур-рия сказаула, у тебя есть.

Я хмыкнул, полез в чар-лист и нашёл-таки возможность поделиться текстом задания. Оказывается, тут была и вкладка «друзья», где отображались все встреченные мной личности, чей идентификатор я сумел прочитать. Правда, кроме этого было лишь то, что я узнал самостоятельно. Никаких читов в виде полного списка характеристик раз виденного существа не было. А жаль.

Возможность посылать сообщения тоже отсутствовала. Однако при желании можно было выделить какую-то часть чар-листа или отдельную вкладку целиком и сделать её доступной. Расшарить, так сказать, если проводить аналогию с компьютерными системами. И точно так же выбрать уровень доступа для конкретного человека или группы лиц. Так что я ткнул в задание и дал Виррене доступ.



«Класс: личное, эпическое.

Сто лет назад миры содрогнулись от марша полчищ нежити. Секта некромантов с помощью гримуаров с заточенными в них душами порабощала целые миры, превращая их в кладбища и источник материала для новых тварей. Однако Хаос хоть и дарует силы, но всегда заставляет за них платить. Глава секты был сражён, а главный гримуар украден его младшим учеником. Вы нашли его труп и стали обладателем проклятой книги. Однако по упорядоченному бродят владельцы ещё шести подобных.

Задача: Собрать семь гримуаров Руки Кукабуса и соединить их воедино (на данный момент найдена одна книга: заключённый дух Калурия Агни). Не использовать их силы. Освободить заключённые души, дав им отправиться на перерождение.

Награда: Путь домой.

Срок: неограничен».

– Ты хоучешь уйти? – Виррена не сразу, но задала вопрос. – Почему?

– Там мой дом, – я пожал плечами. – Здесь неплохо, но тут я гость, многого не знаю, нет своего места в жизни. И даже если как-то устроюсь, всегда буду зависеть от других. А там я сам себе хозяин.

Оборотень замолчала, что-то усиленно обдумывая. Книга тоже не спешила высказываться, вроде как обидевшись, но, думаю, делала вид. Дуры не становятся магистрами, хоть и младшими. Но вряд ли она соберётся конфликтовать со мной из-за такого пустяка. Ей же будет выгодно, если у меня появится сильный союзник. Вот только я уже сомневался, что пантера пойдёт со мной, уж слишком задумчивой она выглядела.

– Я помогу, – Виррена явно приняла какое-то трудное решение, и сейчас на её лице читалась только уверенность. – Мы найдёум книги. А потоум я уйду с тобоуй.

Блин! Я второй раз за сегодня поперхнулся чаем. М-да, недооценил я стремление оборотня получить от меня котёнка. Хотя… в принципе, было достаточно условия сделать его перед уходом. Так зачем идти со мной? Этот вопрос требовалось прояснить. К тому же мне не хотелось когда-нибудь проснуться по частям только из-за того, что одному бабру-оборотню не понравятся условия жизни в новом мире.

– Зачем тебе это? – решил я поставить вопрос ребром. – Мне важно знать причину, иначе я не смогу тебе доверять.

– Этоут мир-р станоувится опасным, – Виррена тоже не стала юлить. – Малоу места, люди и пр-роучие р-рубят лес близкоу к лоугову.

– Боюсь, мой мир тебе тем более не подойдёт, – я горько ухмыльнулся, – у нас всё гораздо хуже. На Земле уже около семи миллиардов людей и становится всё больше. Хотя… думаю, для тебя место найдётся, если мороза не боишься.

Ну а чего? Сибирь-матушка велика. Одна Васюгань чего стоит, две Франции и не следа человека. Зато если там вдруг появятся порталы или порождения Хаоса, их будет кому встретить. А обычные люди, да и местные Игроки ещё не скоро смогут угрожать стоуровневому оборотню. Ну а в адекватности Виррены я убедился лично. По всему выходило, чьл это хорошая сделка. А насчёт технической цивилизации я предупрежу заранее.

До столицы мы добирались с комфортом, правда, ехал дольше, чем я рассчитывал. Попутный обоз нашёлся в ближайшей же деревне. Я опасался, что нам откажут, узнав кто такая Виррена, но реальность преподнесла очередной сюрприз. Нас не просто взяли! Старшина каравана, узнав, что пожаловал бабр-оборотень сотого с лишним уровня, лично вышел засвидетельствовать почтение и договориться о найме.

Оказывается, не только бабры ненавидели тварей Хаоса, но и те их на дух не переносили и стремились быстрее убраться как можно дальше от места, где почуяли запах оборотня. Это делало мою спутницу великолепным пугалом, позволяя сократить штат охраны минимум вдвое и сэкономить немало денег. Воодушевлённый такой перспективой глава даже предоставил нам жильё в своём вагоне. Назвать телегой двухэтажное сооружение с колёсами в мой рост, влекомое двумя флегматичными ящерами, сильно напоминающими земных динозавров, у меня язык бы не повернулся.

Однако без подвоха не обошлось. Обрадованный подвернувшейся сделкой обозник не рванул на всех парусах в столицу, а наоборот, отправился туда кругами, заезжая в каждый посёлок и на каждый хутор, пусть там и стояло три дома. Жаловаться, конечно, мне было грех: везут, кормят, поят, да ещё и кое-какую мелочь подкинули, но я беспокоился за Борги.

Точнее, не за него самого, а за то, что он может подумать обо мне. Например, что я подался в бега. Или ещё чего. Но даже если нет, то мы могли элементарно разминуться, поскольку конкретного места встречи не обговаривали. Я же города не знал чуть более чем полностью. Даже то, что назывался он Закрам, услышал случайно. Обычно все так и говорили: столица, в столицу. Кстати, столицу чего, мне было тоже неизвестно.

С другой стороны, Борги какой-никакой, а админ. Да ещё и с задачей наблюдать за мной. Наверняка у него есть возможности и выследить меня, и убедиться, что я выполняю условия задания, то бишь не пользуюсь помощью Калурии. А раз так, он отыщется сам, когда я появлюсь в городе. И нечего голову греть. Это звучало логично, вот только дед приучал всё контролировать. Поэтому неопределённость заставляла меня дёргаться, как бы я ни пытался расслабиться и наслаждаться поездкой.

Приходилось всё свободное время проводить в медитации. Развитие характеристики «Дух/Магия» всё ещё оставалось приоритетным. Хотя, казалось бы, куда ещё. И так на данный момент она была самой высокой по значению, почти в два раза обгоняя все остальные, но я никогда не забывал, что это силы заёмные. Уничтожение гримуара наверняка уберёт и бонусы к значению, и тогда я останусь без маны, а значит, без своего основного арсенала.

Я адекватно оценивал себя как бойца. В рукопашной мне делать нечего. Это я, конечно, собирался исправить, тем более фехтовальных навыков, доставшихся от эльфа, хватало, но даже в этом случае делать ставку лучше именно на умения. Стихийные усиления, бафы и прочее должно было значительно облегчить жизнь, но и оно требовало энергии. Короче, куда ни кинь — всюду клин. Хочешь не хочешь, а медитации не избежать.

И месяц непрерывных занятий дал результат. Мало того что я поднял уровень самого умения до тридцати пяти, так ещё и «Дух/Магия» выросла на единичку. Казалось бы, мелочь, но по факту я только сейчас научился глядеть внутрь себя и взаимодействовать с энергиями тела и мира в целом. Начав понимать, какой огромный пласт знаний мне ещё не доступен.

Одновременно с этим прокачался ещё один навык, мистицизм, тоже непосредственно влияющий на количество маны и скорость её восстановления. Его я докачал до двенадцати единиц. Кстати, со слов Виррены, чаще всего им пользовались разные шаманы и прочие заклинатели духов. Для чего он нужен был эльфу, который, если судить по набору навыков, имел архетип Стража леса, я разобрался не сразу.

Помог, как ни странно, старшина обоза. Он бывал в разных местах, многое видел и знал. По его словам, Стражи являлись чем-то средним между стрелковым и магическим классом. Причём магическая составляющая зачастую определялась расой. Лесные эльфы предпочитали друидизм. Единение с природой, управление растениями, животные-спутники, причём не привязанные, как это сделал Брун, а просто дикие, согласившиеся стать партнёрами. Разница вроде небольшая, но на самом деле существенная. Как минимум потому, что опыт при таком сотрудничестве считался каждому отдельно. Да и вообще, свободы у животного было больше.

Высшие тяготели к классической магии стихий. Та же «Шоковая стрела» была умением на границе стрелковых навыков и стихии молнии, электричества, по-нашему. Ну и так далее. Однако везде встречались исключения. Тем более классов как таковых у Системы не было. Что хочешь, то и учи. Лишь бы уровня навыков хватало.

Алогнараулиэль Ап-Лотаринский, который щедро поделился со мной умениями и навыками, был военным вождём клана Утренней Зари. С одной стороны, это были лесные эльфы, однако сам вождь использовал не только стихийную магию, но и сильно тяготел к шаманизму. «Стрела-телепорт» — тому подтверждение. Это я так перевёл её название, но к классическому телепорту она имела мало отношения. Перемещение происходило через Астрал. Создавался двойник в точке попадания, а затем менялся с пользователем местами.

Мистика усиливала подобные умения и навыки. Увеличивала урон, уменьшала откат и так далее. Несильно, но зато в процентном соотношении. Так что, чем сильней был развит навык и выше требования, тем существеннее бонус. Но это было ещё не всё. С развитием мне стали доступны скилы, ранее заблокированные из-за низких характеристик. В частности, призыв духов-помощников. Они были подобием животных-партнёров, появлялись на ограниченный период времени и не получали опыта. Сила и время существования духа зависели от уровня навыка, но в целом они были слабей партнёров или петов, зато можно было не париться насчёт их смерти.

У Алогнараулиэля таких духов имелось десятка четыре, на все случаи жизни, и естественно, все они были животными. Я пока сосредоточился на трёх. Первым выбор пал на медведя. Их у эльфа было аж пять разного вида. Даже гигантский саблезубый наличествовал. Однако выбрал я более привычного белого. Может, он и был слишком заметен в лесу, зато являлся настоящей машиной для убийства. Тонна чистой ярости по двадцать единиц в силе, выносливости и ловкости, сбежать от такого невозможно, к тому же зверь умеет плавать, так что и водные монстры не станут для него проблемой, чего ещё может желать стрелок? Ну, или велит, как я.

Вторым я призвал филина, поскольку разведка была даже важнее, чем наличие танка в группе. Разные орлы и соколы тоже были, но меня пока заботила универсальность животного, и лучше, чем сова, никого было не сыскать. Отличное зрение, возможность видеть даже ночью, слух, способный уловить суету мыши под снегом с нескольких сот метров, абсолютно бесшумный полёт, мудрость, интеллект и воля почти пятнадцать единиц, короче, сплошные достоинства. А вот боевые качества немного подкачали по сравнению с тем же беркутом, имеющим высокие значения силы и ловкости и способным самостоятельно задавить волка, но для меня это было не так важно. Я и сам мог кого хочешь приголубить пулей в лоб, а вот засечь вовремя засаду – бесценно. За время дороги именно с этим духом я больше всего прокачал отношения, то и дело гоняя его на разведку.

Третьим был глянувшийся мне местный зверёк, называемый вокар, очень похожий на ласку. Низкие показатели силы и выносливости, зато ловкости почти тридцать единиц, плюс бонус на урон. Умения уворота, скрытности и смертельного удара. Классический рога, только из мира зверей. Проскользнёт в любую щель, легко скроется от погони и нанесёт смертельный удар исподтишка. Не то чтобы мне на данный момент требовался такой дух, но я смотрел на перспективу. Мало ли в какую передрягу попаду в поисках проклятых гримуаров, так что лучше пусть будет сейчас, чем потом метаться в поисках.

Медведя и вокра у меня пока получалось призвать всего на десять минут с откатом в два часа. Филин был в моём распоряжении целых тридцать минут, потому что его я призывал гораздо чаще и успел прокачать навык аж до десяти единиц. После этого, кстати, мне стало доступно подключение к его органам чувств. Очень удобно для разведки, если нужно самому оценить обстановку. В остальном же я всё ещё находился на том же пятом уровне. Полученные очки развития тратить не стал, рассчитывая сначала прокачать характеристики в Гимнасиуме до возможного капа, а уже потом решать, что повышать в первую очередь.

Калурию такие успехи радовали, но… мне до сих пор было немного не по себе при общении с ней. Даже не из-за того, что она заперта в гримуаре, просто чародейка была гораздо старше, умнее и сильнее меня. И в её похвалах чувствовалась некая неправильность. Не фальшь, а затаённая горечь. И в какой-то степени я её понимал. Зависеть от кого-то, быть в роли просителя — явно не то, чему всю жизнь училась гордая волшебница, не обделённая честолюбием. Должность младшего магистра крупного ордена на это прямо намекала.

Так что передо мной стояла дилемма: или не обращать на это внимания или ограничить общение. Последнее было сложно сделать так, чтобы не оскорбить чародейку, поэтому приходилось терпеть. Хорошо ещё, что и сама Калурия особо не стремилась искать моего общества. И в те моменты, когда я доставал её из кольца, предпочитала поднимать рабочие темы, избегая панибратства, и не лезла в душу. Так что довольно быстро мы достигли компромисса. А вот с Вирреной у заключённой чародейки сложились хорошие отношения. И частенько я уходил тренироваться вызывать духов на крышу фургона, оставляя женщин наедине с их разговорами.

Но всё когда-нибудь заканчивается, и через месяц путешествия мы прибыли в столицу. Закрам меня не впечатлил. Когда речь заходит о фэнтези, подсознательно ждёшь чего-то эдакого. Гигантских стен, на сотни метров возносящихся ввысь, статуй размером с Колосса Родосского, каких-нибудь чудес, типа летающих замков и ангелов, их населяющих, взирающих с небес на людей, копошащихся внизу.

Однако ничего этого не оказалось. Больше всего город напоминал современную Прагу, которую я видел в передачах по телевизору. Узкие улочки, двухэтажные домики, готические соборы и прочее атрибуты средневековья, включая дворцы-замки, хорошо защищённые от штурма. И при этом всё чисто и ухожено, помои не выливают на головы прохожим, есть уличное освещение, и вообще, тут довольно мило. Если бы не бросающиеся в глаза отличия в архитектуре, можно было бы подумать, что мы прошли через портал и оказались на Земле. Но нет, общий стиль сразу выдавал, что я всё ещё в ином мире, а чтобы вернуться, нужно попотеть.

Борги ещё не объявился, и, распрощавшись с обозным старшиной, я решил двинуть в одно-единственное место, в которое собирался попасть с того самого момента, как оказался в этом мире. В Гильдию авантюристов. Правда, имелась пара щекотливых моментов. Рекомендательное письмо Дахара лежало у меня в кольце, а вот ещё два, необходимые для вступления, должны были дать родители Сари. Однако если Синч рассказал старому жрецу, что я погиб, тот мог сообщить им об этом. И как бы меня не приняли за самозванца.

И это ещё полбеды. Также требовалось устроить туда Виррену и Борги. Если за последнего я не волновался, потому как был уверен, что он без мыла влезет в задницу самому дьяволу, то вот бабр-оборотень вызывал серьёзные опасения. Мало того что у меня просто не было денег на второй взнос, так ещё и оставалось непонятным, как отнесутся в гильдии к желанию стоуровневого хищника вступить в неё. Обнадеживали лишь слова Бруна о том, что в целом бабры-оборотни считаются разумными, и к ним относятся так же, как и к другим расам. Но слышать от кого-то — одно, а вот как оно в действительности — другое.

Путь к зданию Гильдии нам подсказал первый же стражник. Оно стояло в самом центре города, выходя одним из фасадов на главную площадь, но, по сути, занимало целый квартал. Основное трёхэтажное здание, украшенное парой башенок с часами, соединялось с другими домами крытыми арочными переходами. Их назначение мне было пока неизвестно, однако откуда-то из глубины квартала доносился стук молота по наковальне. Похоже, кроме заказов тут можно было получить и вполне материальную помощь в виде ремонта доспехов и оружия, а может, даже и снять комнату. Но для этого сначала требовалось стать членом Гильдии.

Толкнув толстую двустворчатую дверь под лаконичной, но внушающей уважение монументальностью вывеской, я оказался в просторном зале — и тут меня накрыло. Множество аниме, где гильдии наёмников или авантюристов показывали как эдакую смесь трактира и администрации оказались полностью правдивыми. Разве что барная стойка и клерки находились по разные стороны помещения. Однако всё пространство было заполнено столами, за которыми сидели группы разношёрстно одетой публики. Обилие колюще-режущих железяк на метр площади просто зашкаливало, а от разнообразия рас рябило в глазах.

Кого тут только не было. Эльфы всех видов и расцветок, уже знакомые мне кошколюди и гарры, орки: как с зелёной кожей, так и с красной, — а также множество и похожих на людей, и вовсе отличных, вроде летающих в воздухе мозгов со щупальцами, существ. Что-то похожее я видел в компьютерных играх, но в реальности впечатление было в разы сильнее.

В углу обнаружилась забавная компания из трёхметрового тролля и слегка возвышающегося над ним горного гиганта с окаменевшей кожей. У них прямо на столе сидела ещё пара персонажей: фея с крыльями бабочки, практически целиком залезшая в кружку с пивом, и некто, похожий на вставшую на задние лапы лису-фенёк. Эдакий мастер Шиву из Кунг-фу панды, только, в отличие от того, этот имел пиратскую повязку на глазу и был обряжен в кожаный костюм, на котором крепились десятки метательных ножей.

Короче, народ подобрался весьма колоритный, и все, как один, обернулись на звон колокольчика, закреплённого на двери. Надо сказать, мы с Вирреной не сильно выбивались из общего стиля присутствующих, то бишь какофонии цветов, фасонов и оттенков. Я в штанах от горки, берцах и тельнике, с модульной разгрузкой и рюкзаком за плечами, увешанный ножами и с рогаткой на боку, и оборотень в моей куртке на голое тело меньше всего походили на беспечных горожан, случайно перепутавших дверь. Так что вопреки моим опасениям, никто из старожилов задирать нас не стал, и мы беспрепятственно дошли до администрации.

За стойкой сидели три молодых девушки: одна эльфийка и два человека. Вот уж кто был сама невозмутимость. Причём оделись девицы по-деловому: простые юбки в пол, белые блузки с длинными рукавами, жилетки и платки, повязанные на шею. Вместо бейджиков у каждой был доступен идентификатор. Эльфику звали Эзелин, она имела двадцать третий уровень и занимала должность старшего администратора. Человеческие девушки — Сона и Белло – значились под скромными семнадцатым и девятнадцатым уровнями. Да и должности у них были пониже: блондинка Сона – администратор, а рыженькая Белло – всего лишь стажёр.

– Добро пожаловать в закрамское отделение Гильдии авантюристов! — поприветствовала нас Эзелин. – Чем мы можем вам помочь? Хотите оставить заказ?

– Скорее наоборот, — я помотал головой, — мы хотели бы вступить в Гильдию. Вы же принимаете новых сотрудников?

-- Да, конечно, – на лице эльфийки появилась дежурная улыбка, – однако должна предупредить, что для вступления вам требуется поручительство двух действующих членов для каждого. К сожалению, данное правило обойти невозможно. Также необходимо внести вступительный взнос в размере пятисот золотых.

Когда я узнал от Дахара об этих условиях, сильно удивился. Для чего наёмникам, а по сути, именно ими были авантюристы или Игроки и Герои, называй как хочешь, отсеивать случайных людей, а ведь именно для этого были введены данные правила. Деревенский пацан, сбежавший из дома, уже не мог прийти сюда, стать одним из них и сдохнуть на первом же задании. Но, на мой взгляд, именно так она и должна была работать. Утилизируя излишки пассионариев, как бы цинично это ни звучало.

Однако старый жрец имел другую точку зрения, и в ней тоже имелась своя логика. Мой подход вёл к большим потерям, чего правители позволить себе не могли. Если молодёжь будет гибнуть в попытках стать авантюристами, кому тогда работать на полях? И станут ли те, кто выживет, защитниками Порядка или будут заботиться только о своей шкуре и кармане? А ведь так и до Хаоса рукой подать, уж он всегда готов помочь стать сильнее.

Существующая же система позволяла отсеять случайных людей, оставив лишь самых упорных, готовых ради своей цели терпеть лишения и невзгоды. Кроме того, она буквально заставляла новичков прибиваться к существующим командам. Где парню из деревни взять денег на взнос и занятия в Гимнасиуме? Он может только стать мальчиком на побегушках у боевой группы. Год-два поработать, при этом усердно тренируясь, а затем вступить в Гильдию и превратиться в полноправного члена команды.

Это имело смысл. Вместо кучи одиночек получалась группа команд, регулярно получающих пополнение из Гимнасиума. В котором как раз и работали пожилые авантюристы, ушедшие на покой. В целом это повышало качество новичков и понижало их смертность. А заодно позволяло успешнее противостоять Хаосу, не задействуя большие массы людей. К тому же не дело лезть со своим уставом в чужой монастырь. Система приёма давно сложилась, успешно работала, а для тех, кто не хотел терять два года, всегда находилась лазейка. Как обычно, деньги и связи решали все.

— Я и не собирался нарушать какие-либо правила, — сказал и постарался улыбнуться как можно более располагающе, всем видом показывая, какой я законопослушный, – однако так получилось, что мы немного разминулись с поручителями. Точнее, они не в курсе, что мы прибыли в столицу. Подскажите, есть ли возможность передать им сообщение?

— Конечно. Назовите мне их имена, и я тут же отправлю весть через Систему, — а, видя моё удивление, девица добавила: — Членам Гильдии доступны групповой и общий чаты, а так же рассылка оповещений от администрации.

— Вану и Зар, группа «Небесная ласточка». — Я отметил про себя, что слишком мало знаю об этом мире, и когда-нибудь это может выйти боком. — Скажите, что от Дахара прибыл Лекс-Велит.

– Это всё? Тогда присаживайтесь, – эльфийка указала на ближайший пустой стол, – данная команда не на задании, но сегодня ещё не заходила, так что, возможно, придётся немного подождать. Можете пока пообедать, у нас хорошая кухня.

Я кивнул, благодаря за всё, и потянул за собой Виррену, едва не уснувшую на стойке, пока мы общались с администраторшей. Стоило нам усесться, как тут же подскочила ещё одна девушка, на этот раз явно из гномов или дварфов, и приняла у нас заказ. Кстати, бороды у неё не было, да и вообще, официантка оказалась весьма миловидной, хоть и, на мой взгляд, широковатой в кости. Зато монументальный бюст, с трудом умещающийся в тугой лиф платья, компенсировал любые недостатки фигуры.

Меню внушало, но половины блюд я не знал, так что решил не рисковать, заказав жареное мясо с чем-то, напоминающим картошку. Этот овощ я уже ел у Дахара, да и в кольце у меня лежал некоторый его запас, приготовленный в разном виде. Виррене взял то же самое, но без гарнира. Оборотень в образе человека была вполне всеядна, но всё же предпочитала мясо в разном виде. Однако пообедать нам было не суждено.

– Ле-е-екс!!! — разрывающий перепонки вопль заставил авантюристов разом схватиться за оружие, но его источник этого даже не заметил, повиснув у меня на шее и оглушая визгом: – Ты живой! Я знала, знала, знала!!!

– Сари? — пытаясь спасти барабанные перепонки от повреждений, я попытался сбить накал страстей, но безуспешно. — Откуда ты здесь?

-- Когда Зигад вернулся и рассказал, что ты разворошил азохский муравейник и не успел сбежать, я не поверила и уговорила деда отвезти меня в Гимнасиум прямо сейчас! – нэко даже не думала сбавлять обороты. – Я ни секунды не сомневалась, что ты жив! Чувствовала, что придёшь сюда! Я ведь молодец, да?! Да?! Да?! И теперь буду следить, чтобы ты больше никуда не вляпался! Всё-всё тебе расскажу! А то ты же у нас тут, как младенец, ничего не знаешь!

– Так, ну-ка цыц! – пришлось рыкнуть, а то ещё немного – и моя репутация была бы втоптана так глубоко, что никакие шахтёры бы потом не откопали. – Уж кому и нужная нянька, так это тебе. Чтобы отгонять всяких там. А муравейник я не трогал, это Синч меня подставил и мост сжёг, чтобы я спастись не смог. Он Иштуку задолжал, вот и рассчитался таким образом.

– Это правда? – в разговор вмешался один из двух кошколюдов, судя по всему, отец Сари, до этого момента стоящий чуть в сторонке и наблюдающий за спектаклем. – Ты точно в этом уверен?

– Могу поклясться системой, – я пожал плечами, затем сумел-таки оторвать от себя нэку, поставить на пол и осмотреться, сразу же поняв, почему в зале стоит гробовая тишина, и половина авантюристов явно или срыто целится в нашу компанию. – Виррена, стань обратно человеком, пожалуйста. Это друзья. Помнишь, я рассказывал?

– Этоу твоуя самка? – оборотень, до этого момента напряжённая и готовая к прыжку, тут же расслабилась, обратилась и принялась натягивать куртку. – Еёу тоуже заберёшь?

– Лекс, а кто это? – тут же влезла Сари. – И куда ты собрался?

– Так, предлагаю всем успокоиться, сесть и поговорить, – я хлопнул рукой по столу, останавливая дальнейшие расспросы, – я расскажу, что со мной случилось за этот месяц, и чем собираюсь заниматься дальше. Заодно и познакомимся.

Родителей Сари звали Вану и Зар. Нэко уже две недели жила у них и за это время получила седьмой уровень. Сами же кошколюди могли похвастаться сорок третьим и сорок девятым соответственно. Они уже подобрали дочери наставника, а также определились с классом, ну, или точнее с архетипом и направлением развития.

– Значит, ты теперь маг ветра и молнии? – спросил я у сверкающей глазами девушки. – И даже колдовать умеешь?

– Ага, – ушки кошкодевочки аж задрожали от восторга, – представляешь, я уже целых три заклинания выучила!

Она гордо продемонстрировала мне свой гримуар. Он выглядел богаче, чем тот, в котором ютилась Калурия, и гораздо симпатичнее. Также на бедре у Сари висел небольшой боевой жезл, который при желании можно было использовать в качестве булавы. Правда, мать пригрозила забрать его, после того как молодая нэко в лицах показала свою первую охоту на крыс, так размахивая довольно тяжёлой палкой, что чуть не зарядила по макушке дварфу за соседним столиком.

Сам же я выдал сильно урезанную версию своих приключений, рассказав о задании от Системы, но умолчав о Калурии. Честно говоря, я бы и этого не упоминал, по крайней мере, не здесь, где любой мог подслушать, но мне всё ещё требовалась помощь, чтобы зарегистрироваться в Гильдии, да и с Вирреной тоже надо было что-то делать. С одной стороны, никто не запрещал принимать в команду тех, кто не являлся авантюристом, с другой – это было чревато многими проблемами. Как намекнули родители Сари, вплоть до тюремного заключения, а то и казни, если этот самый кто-то погиб в данже. Ну и всеобщее общественное порицание вдобавок.

Понятное дело, что Сари тут же вызвалась помогать. Честно говоря, этого момента я и боялся с той самой минуты, как увидел её в здании гильдии. Я и сам-то шёл в неизвестность с непонятными шансами на победу, а тащить туда мелкую девчонку, пусть она и считалась по местным законам совершеннолетней, мне хотелось меньше всего.

Кроме того, существовал нехилый такой шанс, что её родители просто пошлют меня лесом, чтобы сберечь дочь. А это чревато потерей времени. И пусть мне особо спешить некуда, все же каждый потерянный день затруднял возвращение домой. Кто знает, что изменится на Земле, пока я буду тут гулять. Оставаться насовсем… если честно, мне реально не хватало удобств цивилизации. Начиная с интернета, заканчивая мягким пипифаксом. Прожить жизнь в средневековье, зная, что где-то есть тёплые сортиры, компьютеры и ракеты, летающие к Луне, морально тяжело.

Так что я упёрся рогом, заявив, что вопрос о включении в группу буду рассматривать только через полгода, если за это время она станет настоящим магом. Именно столько я отвёл на тренировки и прокачку, чтобы не начинать поиски совсем уж нубом. И правильно сделал, судя по одобрительному взгляду Зара, хоть сама нэко на меня и обиделась. Правда, уже через пару минут болтала как ни в чём не бывало, но глаза хитро поблёскивали. Явно задумала что-то.

Однако вопреки моим опасениям, ничего эдакого Сари выкидывать не стала. Ну и слава Системе. Мне главное сейчас – попасть в Гильдию, а остальные проблемы будем решать по мере их поступления. А вот с вступлением сложностей не возникло. Более того, после поручительства Зара и Вану вкупе с письмом от Дахара мне скостили взнос до ста монет. К тому же кошколюди порекомендовали хорошего наставника по моему боевому направлению. Виррену же приняли без каких-либо формальностей, стоило ей лишь продемонстрировать чар-лист. Вот что значит сотый уровень. Правда, начинать ей тоже пришлось со Свинцового ранга.

Всего их было десять, и каждому соответствовал свой металл. 1 – свинец. 2 – олово. 3 – медь. 4 – бронза. 5 – железо. 6 – чугун. 7 – сталь. 8 – серебро. 9 – золото. 10 – платина. Чем выше, тем более сложные задания становились доступны, и увеличивался заработок. Родители Сари сейчас были на четвёртом, Бронзовом. Честно говоря, я смутно представлял, как можно оценить имеющееся у меня задание, то ли девятым Золотым, то ли высшим Платиновым, но махать им перед носом администраторши, доказывая, что меня надо срочно повысить, не стал. Это глупо, да и в том, чтобы начать сначала, не было ничего зазорного. Как раз сумеем притереться друг к другу.

Сама процедура регистрации оказалась весьма простой. Мне нужно было всего лишь дать разрешение на просмотр чар-листа и приложить руку к каменной пластинке. Тут же на ней появился список моих основных характеристик и общая информация. Затем уже Эзелин как старший администратор что-то делала с пластиной, и мне оставалось лишь нажать «да» в выскочившем предложении стать членом Гильдии. И тут же высыпал ворох сообщений.



Лекс-Велит зарегистрирован в закрамском отделении Гильдии авантюристов.

Ранг – Свинец.

Доступен базовый набор карт (столица+окрестности), для приобретения расширенной версии обратитесь к администратору.

Доступно создание боевой группы.

Доступен общий чат Гильдии (радиус 1 км).

Доступен чат боевой группы.

Доступна рассылка Гильдии.

Доступны личные сообщения, обратиться к администратору Гильдии.

Вам сообщение от авантюриста Борги.

«Лекс, куда пропал? Как получишь сообщение, двигай в “Брыкливого мула”. Жду тебя там. Есть информация».



Последнее обрадовало больше всего. Так что, решив не откладывать в долгий ящик, я поблагодарил кошколюдов за помощь, договорился о встрече здесь же, только ближе к вечеру, чтобы отпраздновать наше вступление в гильдию и, взяв на буксир Виррену, уже собиравшуюся уснуть за столом, отправился искать фею-дворфа. Хотя вроде бы сейчас он должен был выглядеть совсем по-другому.

Найти трактир оказалось просто, пусть он и располагался довольно далеко от центра. В карте обнаружилась функция навигатора, правда, работала она только с известными местами. Однако «Брыкливый мул» был указан в базовом наборе, полученном в Гильдии, как одно из заведений, связанных с ней. Так что уже через двадцать минут быстрого шага я толкнул тяжелые двери под покосившейся вывеской.

Первое впечатление было, будто я попал в воровской притон. Лица повернувшихся на звон дверного колокольчика людей и нелюдей выглядели так, что невольно хотелось проверить, на месте ли кошелёк. И неважно, что он лежал в пространственном кольце. Как минимум половина, на мой взгляд, могла спереть его и оттуда. Даже то, что над большинством появились символы Гильдии и боевых групп, спокойствия не добавляло.

Насколько я понял, тут собирались те, кто шёл путём вора. Авантюристы принимали и такие заказы тоже. Разве что за прямые заказные убийства не брались, но кто знает, чего там, на более высоких рангах. К тому же меня ни то, ни другое не привлекало, дед учил чужого не брать. И я считал, что взрослый мужик всегда может прокормить себя, не опускаясь до воровства и подлости.

Найти Борги труда не составило. Его «киркой в дышло» было слышно на весь трактир, так что, ухватив Виррену за руку, я поволок её на второй этаж, откуда и доносились вопли. Тут тоже стояли столы, но за ними не столько пили, сколько играли. Карты, кости, нечто похожее на шашки или нарды, на любой вкус и явно на деньги, судя по стопкам монет возле игроков. Фей тоже резался в кости, громко стуча стаканчиком об стол и подбадривая себя любимой присказкой. И если бы не она, не факт, что я узнал бы старого знакомого в том, кто сидел за столом.

Это был, наверно, самый худой дворф, которого я видел в этом мире. Даже мешковатая одежда с широкими рукавами не могла скрыть телосложения. Узкое костистое лицо с короткой бородой, едва покрывающей подбородок, и длинными усами, заплетёнными в косички, подошло бы скорее эльфу, но нос картошкой говорил, что передо мной чистокровный подгорный житель. Впрочем, самого фея такой облик ни разу не смущал. Он с азартом тряс стаканчиком, что-то приговаривая, словно заклиная кости на удачу.

– Ага! Волчьи глаза, кирку мне в дышло! – от восторга Борги крепко приложил кулаком по столу, заставив всё стоящее на нём подпрыгнуть. – А мне сегодня везёт! Но, к сожалению, должен откланяться. Дела не ждут.

– Ты никуда не пойдёшь, пока я не отыграюсь! – похожий на помойного кота кошколюд всадил в столешницу кинжал, практически пробив её насквозь. – Все знают, что ты шулер, и, клянусь, я поймаю тебя на этом и отрежу пальцы!

– Вот скажи, Шмуль, отчего вы всегда за ножи хватаетесь? – казалось, на Борги жест нэко не произвёл никакого впечатления. – Думаешь, от этого ты выглядишь мужчиной? Нет, друг мой, кирку тебе в дышло, не обманывай себя. Так что можешь пока поплакать, а я пошёл.

– А ну стоять! – взвился из-за стола кошколюд и тут же отлетел от удара кистенём в морду.

Борги же ужом скользнул на свободное место, выпуская из рукавов скрытое до этого момента оружие. Две гирьки на кожаных ремнях, по одной на руку, загудели, размазываясь в круги, словно большие шмели. И точно так же принялись жалить всех, кто кинулся на ловкого дварфа. Он, словно танцуя, кружился среди противников и бил их кистенями по разным частям тела, то выбрасывая битки далеко вперёд, то подтягивая их назад и наматывая на кулак. Вооружённая ножами кодла просто не могла к нему подступиться, а бывший фей выстёгивал их по одному, надёжно, но без крови и смертей.

В какой-то момент одного из ранее сбитых с ног бандитов окутало золотистое сияние, и он тут же подскочил, будто и не получал до этого сокрушительного удара. К сожалению, Борги в этот момент стоял к нему спиной, чем жулик и воспользовался, едва не насадив дворфа на нож, но тот в последний момент успел среагировать и увернуться, тут же снова отправив противника на землю ловким ударом в подбородок.

– Флана, кирку тебе пониже спины! – от вопля фея зазвенели бутылки в баре. – Ничего не делай! Сам разберусь!

Я обернулся, выискивая, к кому дворф обращался. В углу за небольшим столом сидела миловидная блондиночка с посохом жреца в руках и виноватым выражением на покрасневшем личике. Честно говоря, я даже не представлял, какие характеристики нужно иметь, чтобы промазать лечебным заклинанием в союзника и помочь противнику. С такими друзьями и врагов не надо, сами справятся. И что-то подсказывало, что вскоре это станет моей проблемой.

Борги продолжил демонстрировать чудеса владения двумя кистенями, но, к сожалению, продлилось это недолго. Остальные авантюристы не спешили на помощь Шмулю и его товарищам, а тех всех вместе не набралось и полудюжины. Так что через пять минут все уже лежали мордами в пол. Когда рухнул последний, дворф осмотрелся, раскланялся с благодарными зрителями, получив жидкие аплодисменты, сгрёб со стола выигрыш и махнул рукой, чтобы я шёл за ним.

– Иден, я в третью приватную. Пришли нам выпить и закусить и запиши на их счёт, кирку им в дышло, – Борги кивнул на поверженных врагов, – раз не хватает ума железо в трактире не лапать, пусть платят. Флана, идём.

Мои худшие подозрения начали оправдываться.

Дворф привёл нас в отдельную комнату. Эдакая переговорная со скидкой на магическое средневековье. Стол, лавки, всё грубо сколоченное, но надёжное, как удар топора. Заодно и отполированное сотнями рук и задниц посетителей. Следом в дверь скользнула официантка или, скорее, подавальщица, под стать общей обстановке, эдакая Брунгильда, легко, одной рукой удерживающая поднос с грудой еды и полудюжиной кружек с пивом. Дождавшись, пока она расставит всё на столе, Борги смачно шлёпнул её по заду, подмигнул и присосался к ближайшей кружке.

– Ты сказал, есть информация, – я тоже отхлебнул весьма неплохого пива, – кстати, познакомься, это Виррена, она бабр-оборотень и теперь с нами.

– Умеешь ты находить приключения на пятую точку,– дворф с шумом выдохнул, переводя дух. – А я лекаря нашёл. Это Флана, она тифлинг. Надо будет насчёт неё с Калурией переговорить. Будем тренировать как тёмного лекаря. Не лучший выбор для борьбы с нежитью, но что есть.

– Если ручаешься, пусть так и будет, – я отметил, как девушка вновь покраснела и опустила голову, – давай ближе к теме. Чего накопал?

– Всё оказалось проще и сложнее одновременно. – Борги упёрся в меня взглядом. – Остальные книги уже нашли. Только вот добровольно он нам их не отдаст.

– Ну, ты же не думал, что это будет легко, – я подцепил кусок мяса и кинул его в рот, – не отдаст – возьмём силой!

Луч утреннего солнца нашёл лазейку в неплотно задёрнутых шторах и попал точно в глаз, вырывая меня из объятий сна. Я сел на кровати и потянулся до хруста в суставах. Затем скосил глаза на часы — те показывали шесть двадцать три. Семь минут не доспал. И главное, уже не хочется. Хотя во время тренировок подъём в пять был сущим мучением, и я всё время думал, что когда представится возможность, завалюсь дрыхнуть на весь день. Ан нет, даже будильник не успел сработать, и это несмотря на то, что угомонились мы далеко за полночь.

Я почесал прокушенное в порыве страсти плечо и прислушался. Так и есть, в ванной шумела вода, значит, можно ещё поваляться. Ведь если пойти присоединиться, выход задержится минимум на полчаса. А то и на все полтора. Спина тоже была полосатой, с характерными «крыльями», оставшимися от женских коготков. Уверен, что десяток процентов жизни с меня ночью стесали. Хорошо ещё, что регенерация прокачана до семидесяти единиц и такие повреждения устраняет за пару часов.

.Семь месяцев прошло с того момента, как я прибыл в столицу, и, должен сказать, они были весьма продуктивными. Недаром Зар посоветовал мне наставника, славящегося тяжёлым характером и отличными результатами выпускников. Даже приятно глянуть на чар-лист. Я вызвал вкладку, в который раз любуясь на поднявшиеся характеристики. Очки я тоже уже распределил, добившись весьма приличных на своём уровне характеристик.





ИмяЛекс-ВелитРасаЧеловекКоличество жизней1Уровень26Основные характеристикиБазовое значение

Повышениеза счёт очков

Бонус от вещейИтогСила16218Выносливость17118Ловкость17320Интеллект14620Мудрость13720Воля15217Харизма1212Дух/магия1641030Удача2121Единицы здоровья583Восстановление: отдых/бойЕдиницы маны896Гильдия авантюристовРанг МедныйОтряд Legio VI FerrataСимвол отряда Аквила



Да, я зарегистрировал отряд. Это возможно было делать после получения медного ранга, и, естественно, я не смог назвать его по-другому. Велит я или где, в конце концов. К тому же одной из любимых песен деда была «Орёл шестого легиона». Так что, можно сказать, это дань памяти. Песня же стала нашим гимном. Я не поэт, поэтому пересказал своими словами, зато Калурия оказалась весьма подкованной в рифмоплётстве и сделала аж три версии перевода. Выяснилось, что стихи и не позволили ей сойти с ума во время заключения в гримуаре, должен сказать, она достигла в этом значительных высот. Не Пушкин, конечно, но уж точно лучше большинства земных реперов и стихоплётов.

А вот гербом, вместо стандартной аквилы, я выбрал двухголовую из вселенной Боевого молота 40000. Мне она показалась наиболее символичной, сочетающей и силу римских легионов и широту русской души, а также противостояние Хаосу. Уверен, если покопаться, то и здесь обнаружатся свои слаанеши и кхорны. И не факт, что мне не придётся с ними столкнуться. Не с моей удачей.

Хлопнула дверь, и из ванной во всё своём естественном великолепии показалась Флана. Естественно, не озаботившаяся хоть чем-то прикрыть наготу или хотя бы вытереться. Я непроизвольно сглотнул, глядя, как капельки скользят по высокой груди, хоть ночью исследовал её вдоль и поперёк. Однако вряд ли подобное зрелище оставило бы равнодушным любого мужика от тринадцати до девяноста.

— Проснулся? – блондинка, словно невзначай, приняла позу поэротичней. — Ну вот, а я хотела разбудить тебя особым приёмом. Ничего, сейчас наверстаем…

— Так, стоять бояться, — в горле пересохло, так что пришлось откашляться, — отставить соблазнять командира! У нас выход через полчаса. И вообще, это было в первый и последний раз.

— Ну-ну, — ехидство в голосе тифлинга можно было черпать вёдрами, – зарекались гоблины скот не красть. Из-за своей кошечки переживаешь? Зря.

– В смысле? – я действительно чувствовал некоторую вину перед Сари, хоть не давал той никаких обещаний, да и не было у нас ничего после той памятной ночи в лесу. – Она что, уже другого нашла? Зачем тогда в отряд вступила? Родители её еле отпустили.

— Да нет, всё так же по тебе сохнет, – Флана, поняв, что утренние развлечения обломались, принялась сушить волосы большим махровым полотенцем, – просто у кошколюдей с этим проще. Верность у них не особо распространена. Зачастую живут прайдами. Нечеловеческая природа очень сильно влияет на поведение, уж мне ли не знать.

Я кивнул. Да уж, блондинку можно считать экспертом в этих вопросах. Тифлинг с одной восьмой демонической крови, она не хотела идти на поводу у своей природы, имея весьма законопослушный характер, и стала хилером. Причём светлым целителем. Система хоть и позволила выучить навыки, но навешала ей таких штрафов, что, несмотря на постоянный дефицит лекарей, её выгнали из всех отрядов. Борги нашёл девицу, когда та, сидя в трактире, оплакивала свою незавидную судьбу.

Ушлый дварф мигом смекнул, что это подарок судьбы, и уболтал Флану вступить в отряд. А потом совместно с Калурией перековал её в тёмную целительницу. Это, конечно, потребовало дополнительного расхода очков развития, да и выбор был не лучшим для борьбы с нежитью, но без хила ещё хуже. Только вот для этого пришлось ей, так сказать, «вправить мозги», то бишь примирить с собственной природой.

Нет, девушка не начала завтракать младенцами, принимать омолаживающие ванны из крови девственниц и устраивать оргии с партнёрами любого пола, расы и степени разумности. Это как раз и было то, от чего она всю жизнь бежала. Даже целителем стала только для того, чтобы доказать всем, что тифлинги не такие. И мучилась от того, что не могла дать выход своей натуре.

Зато сейчас Флана причиняла добро и наносила справедливость со всей широтой своей демонической души. Её основным оружием были два боевых металлических хлыста. Буквально танцуя перед противником, она наносила неглубокие, но чрезвычайно болезненные и кровавые раны, преобразуя полученную энергию в исцеление для команды. Да, её нужно было постоянно прикрывать, перехватывая сагрившихся монстров, но с этим мы с Вирреной справлялись. Я, естественно, не сам лез в рукопашную, а посылал медведя, уровень которого прокачал аж до семидесяти единиц, а вот пантере помощь не требовалась. Пока нам не попадались противники, способные навредить стотринадцатиуровневому оборотню.

Только вот я упустил то, что в перерывах между заданиями, когда нельзя было отвести душу на порождениях Хаоса, спускать пар тоже как-то требовалось. Пока мы были заняты изматывающими тренировками да боевыми миссиями, это не являлось проблемой. Зато последнюю неделю, когда стало понятно, что программа минимум выполнена, темп занятий спал, а у отряда появилось свободное время, дала о себе знать беспокойная натура тифлинга.

Нет, проблем она не доставляла. Не буянила, по кабакам не шлялась и в целом безобразия не нарушала. Да и вообще, вела себя довольно спокойно. Поэтому-то я и не замечал проблемы, считая, что всё в порядке. А оказалось, нерастраченную агрессию Флана сублимировала в либидо, и ладно бы просто пустилась в загул. Нет. Сочетание законопослушного характера и дьявольской натуры привело к компромиссу: в постели можно всё, но только с одним партнёром. И на эту роль был выбран я, правда, предупредить меня забыли.

Сам я тоже ничего такого не подозревал, ровно до вчерашнего вечера, когда мы-таки получили задание на повышение ранга Гильдии и решили это дело немного отметить. Без фанатизма, но расслабиться перед последним рывком было нужно. В итоге я сам не знаю, как оно получилось, но в номер я вернулся не один. Причём кто кого имел — очень большой вопрос. В постели Флана оказалась просто ураганом. И, похоже, не особо запаривалась о нормах морали. В том числе и чужих. Чего нельзя было сказать обо мне, хотя, в принципе, я ничего никому не обещал. Только вот разлад в отряде перед началом важной миссии мне был совсем не нужен. Впрочем, об этом стоило думать вчера.

— И тем не менее. Я, конечно, сам виноват, но прошу тебя держать себя в руках. Хотя бы пока мы на задании, -- я потёр лоб, хотя хотелось треснуть по нему кулаком, чтобы думал в следующий раз, – вернёмся – решим, как жить дальше. Или будем искать выход или разбежимся. Но пока наша цель – получить бронзовый ранг. Мы и так совершили невозможное, за полгода сделав то, что остальные не могут за пару лет. Так давай не будем всё это отправлять в выгребную яму.

– Хорошо, поняла, твою кошку трогать не буду, – Флана натянула платье прямо на голое тело и, подхватив остальные вещи, направилась к дверям, но на полдороге вновь повернулась ко мне, – однако это не значит, что откажусь от тебя.

Тифлинг ушла, а я от избытка чувств, всё-таки смачно приложил себя рукой по лбу. Вот ведь блин! Знал же, что служебные романы – это зло, и всё равно вляпался. И главное, именно тогда, когда появился шанс получить Бронзовый ранг. В Гильдии авантюристов это был своеобразный порог, после достижения которого отряд получал разрешение на свободный поиск. То есть, взяв его, мы могли начать заниматься своими делами, а именно искать остальные гримуары. И если всё сорвётся, оттого что я не смог удержать член в штанах… себе этого я точно не прощу.

Ладно, что сделано, то сделано. Будем надеяться, Сари тоже проявит благоразумие, ну, или хотя бы отложит разборки до возвращения с задания. Но смешно будет, если из-за моральных терзаний я опоздаю к выходу, так что пришлось встать и иди в душ. Благо для того, чтобы помыться, не требовалось таскать воду вёдрами и греть её на костре. В отличие от деревни кошколюдей, в столице удобства были в наличии, хоть и довольно примитивные. Правда, о пипифаксе оставалось только мечтать. Но всё же для средневековья, хоть и магического, весьма достойно.

Надеть подготовленную с вчера броню тоже было недолго. Горка, в которой я попал в этот мир, уже давно превратилась в лохмотья, так что я заказал себе добротную кожаную одежду. Зачарованная, но без увеличения характеристик, она обошлась не так уж и дорого. Поверх я всё так же таскал бронежилет с модульной разгрузкой, что было гораздо удобнее кольчуг или кирас, а немагический урон он держал прекрасно. Разве что пластины заменил на сделанные из местных сплавов. Кстати, за саму идею и брони, и обвеса община дварфов мне неплохо заплатила, что позволило одеть и вооружить отряд. Так что сегодня мы были полностью готовы к любым неожиданностям.

Команда уже собралась и завтракала, спокойно набивая животы снедью, будто ничего не случилось. Флана тоже спустилась и о чём-то шушукалась с Вирреной, с которой неплохо сдружилась за это время. На меня они внимания почти не обратили, зато Борги тайком показал большой палец. Сам он тоже явно ночевал не один, как, впрочем, и во все остальные дни неожиданно свалившейся на него дополнительной жизни, и я его за это винить не мог. Особенно с учётом того, что отношений хитрый дварф не заводил, предпочитая покупать любовь за монеты. Так что никто в обиде не оставался.

Сари тоже была тут, но сделала вид, что меня не замечает, даже когда я плюхнулся на лавку рядом.

– Привет, – честно говоря, у меня был крайне маленький опыт романтических отношений, и я просто не знал, что говорить, – злишься?

– Конечно нет, всё прекрасно, – не глядя на меня, ответила нэко преувеличенно ласковым тоном и тут же поднялась из-за стола, – я не голодна, спасибо.

– А ну стоять! – я поймал девушку за руку, не давая уйти. – Значит, так. Если у тебя есть претензии – говори. Я должен знать, с кем иду в бой, и полностью доверять каждому, кто со мной. От этого зависит не только моя жизнь, но и отряд в целом.

И добавил значительно мягче, усаживая нэко на прежнее место:

– Хочешь кого-то ненавидеть – ненавидь меня. Случившееся только мой косяк, и вся ответственность за это лежит исключительно на мне, – я глядел прямо в глаза Сари, и в какой-то момент она отвела взгляд. – Поэтому, если захочешь, после задания можем распустить отряд. Но прошу отложить все разборки до нашего возвращения. Я должен быть уверен, что в критический момент любой член команды поможет товарищу. Если есть хоть какие-то сомнения на этот счёт – скажи это здесь и сейчас.

– Разве я давала повод думать иначе? – нэко с возмущением вырвала руку из моих пальцев. – Но не надейся, что тебе такой номер сойдёт с рук. И этой рогатой шлюшке я космы повыдергаю, когда вернёмся.

– Всегда к твоим услугам, кошечка, – Флана, у которой действительно была пара коротких рожек, скрытых причёской, сладко улыбнулась и послала воздушный поцелуй возмущённой кошкодевочке, – это будет весьма интересно.

– Если вопрос закрыт, давайте завтракать, Борги пока объяснит нам нюансы задания, – я мысленно перевёл дух, – и будем выдвигаться. Время не ждёт.

– Итак, что мы имеем, – оживился дворф, до этого не только с удовольствием наблюдающий за разборками, но и успевающий одновременно лопать за обе щёки, – мы телепортируемся в Грилдон, это крупное королевство на другом краю материка. Из-за размеров и слабой заселённости своих авантюристов им не хватает, так что Гильдия размещает их заказы, начиная с Бронзы, по другим отделениям. Сегодня нам нужно обследовать громадный участок леса и определить, из-за чего пропадают люди в нескольких лесных селениях. Обычно такие задачи поручают эльфийским рейнджерам, но нам повезло, все доступные группы бросили на прорыв Хаоса в Слигоре. Там обнаружили новый крупный данж архетипа тайга. Так что у нас есть шанс отличиться.

Я кивнул, соглашаясь. Борги не сказал, что задание досталось нам чудом, только потому, что с нами была Виррена. Пропало более тридцати человек, но найти причину на такой территории было невероятно сложно. В другой ситуации послали бы любую высокоуровневую команду, но у нас был оборотень, уже успевший заслужить репутацию в Гильдии. Бронзовый ранг она взяла меньше, чем за месяц пребывания в столице, а единственный походв канализацию по классическому заданию «принеси десять крысиных хвостов» обернулся массовым геноцидом крыс как вида. Отчего начинающим авантюристам стало просто не на ком тренироваться.

Руководство оценило масштаб дератизации и тут же подняло бабру ранг. Как оказалось, это был весьма хитрый ход. С одной стороны, проявили уважение к высокоуровневому герою, отчего-то только сейчас решившему начать карьеру авантюриста. А с другой – отрезали её от большинства заданий, так как основная масса поручений Бронзового ранга была рассчитана на группы. Остатков хватало, чтобы свести концы с концами и даже немного гульнуть, но не более. Начальство правильно рассчитало, что вступать в другие отряды Виррена не будет, а значит, подобных эксцессов больше не повторится.

Зачем это было нужно мне, на пальцах объяснил Борги, восхитившийся простотой и элегантностью решения, но и в целом ответ лежал на поверхности. Основным источником дохода Гильдии в столице был Гимнасиум и воспитание молодых авантюристов. Да, в других государствах имелись свои учебные заведения, но закрамский являлся самым крупным. Сюда стекалась богатая молодёжь даже из других миров. И большинство по достижении двадцать пятого уровня и медного ранга возвращалось домой, к родителям, гордым от того, что сынок или дочка теперь настоящие борцы с Хаосом.

Казалось бы, зачем тратить время и деньги, если можно и дома прокачаться самому или нанять наставника, ничуть не хуже, чем в Гимнасиуме, но тут было два момента. Во-первых, престиж. Одно дело, если ты дома гонял гоблинов, а другое – если у тебя патент авантюриста, и тренировался ты в лучшем учебном заведении нескольких миров. А во-вторых, вмешивалась политика. Подданные гораздо охотней слушались «настоящего борца с Хаосом», чем доморощенного охотника на монстров. Их они и сами могли топорами покромсать. И неважно, что в чаще всего богатенький отпрыск настоящих тварей в глаза не видел, с ростом уровня переходя из одной подготовленной локации в другую. И в эту отлаженную схему вмешалась Виррена, в одиночку вырезав всех крыс и едва не завалив тренировочный процесс.

Это же дварф объяснил и оборотню. Только поэтому она и не дёргалась, дожидаясь, когда мы подтянем свою форму и уровни. Ей же мы обязаны были столь стремительным прогрессом. Семь месяцев подготовки стали если не рекордом Гимнасиума, то чем-то очень близким к нему. И нельзя было сказать, что наставники старались выпнуть нас побыстрее. Нет, уровень подготовки вполне соответствовал званию элитного. А то, что спали мы по три-четыре часа в сутки, – это лишь небольшие неудобства, которые можно перетерпеть.

– Хорошо! – я прожевал последний кусок и поднялся из-за стола. – Десять минут на сборы – и выдвигаемся. Пора показать, на что мы способны!

Орлак — административный округ королевства Грилдон, где нам предстояло работать, на первый взгляд сильно напоминал мне родину. Точнее, Васюганские болота, расположенные совсем недалеко от Новосибирска, по меркам нашей страны, естественно. Те же топи и трясины, разбавленные островками леса и зеркалами озёр. Даже деревья были похожи, тоже вечнозелёные, больше всего смахивающие на лиственницу. Короче, попав сюда, я ощутил жесточайший приступ ностальгии и только укрепился в желании попасть домой.

Даже гнус, забивающий рот на вздохе, и тот казался мне чем-то близким. Правда, от местных амулетов, надёжно отгоняющих кровососущих тварей, я бы тоже не отказался. Ибо тоска по родине — это одно, а вот позволять жрать себя миллионам насекомых – совсем другое. Недаром самой страшной казнью у хунхузов было привязывание голого человека к дереву в тайге. Даже волков с медведями не требовалось — мошкара его и так съедала.

Остальная часть моей команды ностальгией не страдала, и окружающая местность особого пиетета у них не вызывала. Они видели кругом лишь непроходимые болота, населённые неимоверным количеством живности как обычной, так и изменённой Хаосом, но вне зависимости от этого способной доставить массу неприятностей. И восторга окружающий ландшафт у них не вызывал. Впрочем, у меня тоже. Я люблю родину, но предпочитаю делать это дома, в комфортных условиях. А для этого нужно найти тех, кто ворует крестьян.

Сделать это оказалось совсем несложно. Уже в первой деревне Веррина прочно взяла след, ведущий в глубину болот, хотя его явно пытались скрыть. И весьма успешно, раз даже пятидесятиуровневые охотники ничего не нашли. Но тягаться с хайлевельным оборотнем в лесу… скажем так, есть гораздо менее болезненные способы самоубийства.

Я тоже не сидел без дела, призвав сову и приказав ей оповещать о любых замеченных существах крупнее себя. В том числе и о животных. Да, след и его маскировка явно указывали на разумных, но сама бабр была ярким примером того, что в этом мире, как и в остальной части Упорядоченного, затронутой борьбой Порядка и Хаоса, таким может оказаться кто угодно. Я бы даже не особо удивился поселению оленей-оборотней, устроивших на болотах поселение и охотящихся на людей, как те на их неразумных собратьев.

Однако реальность оказалась банальной. Мой филин подал сигнал, как раз когда мы шли по пояс в болотной воде, с трудом нащупывая путь. Сообщение выскочило настолько внезапно, что я от неожиданности промахнулся мимо кочки и провалился с головой. Не утонул, но болотной жижи нахлебался. Однако стоило мне взглянуть на то, что нашёл дух, вспыхнувшая злость тут же пропала. Мы были у цели.

Точнее, до неё оставалось около двух километров, но ломиться туда дурью был верхом глупости. Монстрами, похищающими людей в деревнях, оказались гоблины. Да, те самые зелёные коротышки, которых во всех играх уничтожали пачками. Вот только эти были минимум двадцатого уровня, хорошо вооружены и ещё лучше организованы. Одного взгляда на место, где они устроили стойбище, было достаточно, чтобы это понять. К тому же у них явно мелся шаман, а может, и не один.

Те, кто был на Васюганских болотах, знают об одной их особенности. Посреди залитого водой обширного пространства, поросшего тростником и рогозом, возвышаются острова тайги, на три-четыре метра вздыбливаясь над трясиной. Эдакие естественные крепости, забраться на которые по крутым берегам ещё нужно постараться. Именно на одной из таких и устроились подлые коротышки. А кроме того расставили по периметру охрану, соорудив на деревьях дозорные посты. Так что подобраться незамеченным к стойбищу было практически невозможно.

Филина посылать я тоже поостерегся. Даже слабый шаман отличит призванного духа от реальной птицы, а значит, поднимет тревогу. Да и в целом этого не требовалось. Условия задания мы выполнили: врага нашли. Остальное, в принципе, было не наше дело, единственное, что останавливало от вызова команды зачистки, — дополнительная награда за информацию. Чем подробней — тем выше оплата. А деньги в преддверии большого похода за гримуарами нам очень бы не помешали.

Что легко не будет, мы поняли сразу. Дозорные не просто сидели на деревьях, они именно бдели. Опытная Виррена, не раз охотившаяся на зелёных коротышек, тут же угадала в этом наличие в лагере сильного военного вождя. Возможно даже из хобгоблинов. Этим же объяснялись успехи в похищении людей из селений. Одного шамана, чтобы скрыть следы, было явно мало, требовалось ещё организовать атаку и проследить, чтобы всё прошло по плану.

Так что нам пришлось сворачивать с намеченного маршрута, искать место для стоянки и дожидаться темноты. Возможности проникнуть в стойбище днём не было от слова совсем. Даже владей кто из нас заклинанием или умением невидимости, всегда оставался шанс спалиться, тупо оступившись и провалившись в воду, как я. В темноте же вероятность остаться при этом незамеченным значительно повышалась.

Расположились мы в паре километров от гоблинов на таком же острове, возвышающемся над болотом. Огонь не разводили, боясь выдать себя запахом дыма, так что пришлось грызть сухпайки, благо под этим понятием понимался вполне годный пемиккан и сухари с чуть подкислённой водичкой. Можно было, конечно, и пир устроить, запас готовой еды я постоянно таскал в кольце, но опять же запах. Большинство блюд были горячими и со специями, а гоблины не хуже собак чуяли ароматы. Так что мы решили не рисковать и перебиться тем, что есть. Дома погуляем.

Зато выспались, пока было время. Выставили дозор, сменявшийся каждые два часа, и отправились на боковую, предчувствуя бессонную ночь. Борги с Вирреной от дежурств освободили, так как им идти на дело. Оборотень, правда, рвалась действовать в одиночку, но я упёрся рогом. Кто знает, что ждёт разведчиков в стойбище, а вокруг, несмотря на наличие Системы, была не компьютерная игра, где можно сохраниться и начать неудачный кусок заново. Тут и первый уровень может хая завалить, если улыбнётся удача, или тот окажется слишком тупым.

День прошёл спокойно. Нас никто не спалил, так что тревогу дозорные подняли всего один раз: когда заметили возвращающихся из набега гоблинов, тащивших добычу. И, надо сказать, их вид подкинул массу новой информации и доказал мою правоту, уверив всех, что не стоит соваться к ним в одиночку.

Начнём с того, что у зелёных был явно не один шаман. В возвращающемся отряде мелкий лопоухий уродец, увешанный мерзкими амулетами и лупящий в бубен, помогая своим перебираться через трясину, ехал на хобгоблине. Здоровенная жирная тварь, не обезображенная интеллектом, даже не замечала веса седока, сжимая в лапах целое бревно, окованное железом. Эта парочка представляла угрозу даже для Виррены, не отличавшейся особой стойкостью к магии.

Броня и оружие оказались стальными, весьма качественной выделки. Удалось заметить даже пару арбалетов, по словам Борги, дворфийской выделки. Получить в живот бронебойную стрелу из такого очень бы не хотелось, на ста шагах он пробивал полный латный доспех. Стоил при этом как самолёт, и вид подобного оружия в лапах лопоухих монстров порождал такую массу вопросов и предположений, что голова трещала.

Не меньший интерес вызывала их добыча. Обычно, так сказать, в естественной среде обитания гоблины живьём воровали исключительно женщин, а мужиков предпочитали кончать на месте. Потом, кончено, могли утащить тело с собой, ибо каннибализмом не страдали, а искренне наслаждались. А вот женщины, независимо от расы, им были нужны для размножения. Если у бабров-оборотней рождались исключительно девочки, то у лопоухих уродцев сложилась обратная ситуация, они все, как один, были мужчинами.

Сейчас же гоблины тащили через болото минимум четырёх молодых и сильных парней. Причём явно пытались донести тех живыми, именно поэтому шаман и надрывался, колотя в бубен и облегчая путь. Объяснение подобному могло быть только одно. Нет, конечно, можно предположить, что это племя вдруг прониклось идеями либерализма, перекрасилось в голубой цвет и подняло радужный флаг, но я бы на это не рассчитывал. По словам всезнающего Борги, у зелёных тварей и так было не без этого, на фоне тотального дефицита баб, но мужиков других рас они таскали только в одном случае: если собирались принести их в жертву.

Вот это меня заставило серьёзно напрячься. С некоторых пор я дико не любил, когда кого-то режут на алтарях. Особенно когда это делают хаоситы, специально пославшие для этого сильный отряд, прекрасно экипированный и под командованием опытного старшего. Ведь явно они не дождь или засуху собрались вызвать. Тут пахнет чем-то очень и очень поганым. Но чтобы убедиться точно, нужна разведка.

По-хорошему, прежде чем идти, следовало дождаться часа волка. Времени, когда ночь на исходе, и самые стойкие часовые клюют носом. Только что-то заставляло меня торопиться. Я словно наяву видел, как утекают последние песчинки в клепсидре, но не мог понять, чем это грозит. Однако чувствовал, что ничем хорошим.

На дело Борги с Вирреной отправились, как только стемнело, и луны едва показались из-за горизонта. Небо затянуло лёгкими тучками, притушившими их свет, так что шансы остаться незамеченными были приличные. К тому же наш дворф, хоть и не особо любил воду, обладал умением «Лёгкого шага», прокачанным до весьма приличного восьмидесятого уровня.

Откуда у подземного жителя оказался навык эльфов, никто не знал, даже сам Борги, ибо принадлежал он предыдущему хозяину тела, неудачливому жулику по имени Двосин (любимцев фортуны свои же подельники не душат). Уж не знаю, чего они не поделили, да и сам бывший фей этим не особо интересовался, скорее наоборот, вселившись в тело, поспешил оказаться как можно дальше от мест, где орудовал покойный, но факт оставался фактом: прежде чем отправиться на небеса, вор добыл где-то совершенно неподходящий для его расы навык.

Борги приобретение оценил, да и понимание работы Системы у администратора было явно куда выше, чем у рядового преступника. Так что нехитрыми манипуляциями ему удалось свести штрафы к минимуму, и сейчас он буквально скользил по лабзе, ни разу не провалившись в болотную жижу и немало меня этим нервируя. Грубо говоря, я тупо завидовал, потому что у меня этот навык тоже был, однако прокачать его получилось только до семи единиц. Со штрафом расы, что резал его вполовину, это совсем ни о чём. И даже понимание, что прокачку непрофильных для выбранного архетипа навыков, я просто не мог себе позволить, меня ничуть не успокаивало.

У Виррены тоже были подобные навыки, и в форме животного она неслась по непролазной топи, будто это было магистральное шоссе. Плюс чёрная шкура, сливающаяся с ночной тьмой, и шансы гоблинов заметить что-нибудь я оценивал как нулевые. Так что у нашей разведки были все шансы дойти и вернуться незамеченными, но боги, как я ненавидел ждать!

Это волнение, когда каждые две секунды ходишь смотреть, не появился ли кто, переносило меня в детство, когда я точно так же ждал, что вернётся мама. Вот сейчас хлопнет калитка — и она зайдёт в дом. Или вот сейчас… через минуту… ну же! И никого не было. Час, день, неделя, месяц, год… годы. Я оказался не нужен. И когда осознал это, возненавидел ожидание.

Сейчас не время и не место было для детских комплексов, но я ничего не мог с собой поделать. Пришлось насильно загонять сознание в медитацию, или мои метания по острову спалили бы нас перед гоблинами. Так подставить команду я права не имел, поэтому решил успокоиться привычным методом, благо научился медитировать, даже стоя на голове, находясь на плоту посреди океанского шторма.

У наставника были весьма специфические взгляды на воспитание подрастающего поколения, так что удар палкой можно было считать за похвалу. Обычно он применял гораздо более изощрённые и болезненные методы. Так что сейчас выбить меня из отрешённого состояния было практически невозможно, но стоило пиликнуть пришедшему сообщению, как я тут же вскочил на ноги.

«Лекс, кирку тебе в дышло!!! — Даже если бы я не видел имени отправителя, никогда бы не ошибся с тем, кто это писал. — Мы в полной жопе!!! Эти твари собираются устроить тут Прорыв!!!»

«А разве это возможно?» – До этого момента я считал, что искусственно устроить такое нереально, но напрягло меня не это.

«Да, если щупальце Хаоса расположилось близко к миру, – подтвердил Борги мои худшие опасения. – А здесь как раз есть одно старое, населённое именно гоблинами. Его использовали в одном из миров для тренировок новичков и, похоже, прозевали тот факт, что оно набрало уровни».

«Или им помогли не заметить подобного, – озвучил я свои предположения. — А когда стали пропадать люди, устроили отвлекающий манёвр и послали самую слабую из команд. То есть нас».

Это было как раз то, чего я боялся и почему рвался домой. Фактически я не знал правил игры в этом и других мирах, и за мной не было никого, кто мог бы вступиться. Вряд ли тут поработали хаоситы. Прорыв данжа с гоблинами в глобальном плане большого вреда не нанесёт. Более того, я просто уверен, что зелёным тварям не дадут выбраться из болот. Все те команды с высокими рангами, словно по волшебству, окажутся свободными и кинутся нам на помощь. Не успеют, правда, зато тут появится шикарная зона для кача.

Всё это выглядело очень логично, только имелось одно но. При таком раскладе мы должны были лечь на алтарь в полном составе. Тогда почему мы ещё живы? Или…

– Тревога! – заорал я, не заботясь о маскировке, но было уже поздно.

Воздух пошёл волной, и из него, словно Хищник в кино, проступил силуэт. Я выхватил метательные ножи, швыряя их в него, но, кто бы то ни был, ловкости у него оказалось гораздо больше, чем у меня. Ни один снаряд так и не попал во врага, хоть за пару секунд я успел применить аж три умения, повышающих точность броска. Всё мимо. Зато сам невидимка скользнул ко мне вплотную и вмазал так, что в глазах небо поменялось местами с землёй. И последнее, что я увидел, — это дерево, которое опутало Сари по рукам и ногам своими ветвями. Затем наступила тьма.

Пришёл в себя я с гудящей головой и «вертолётами», кружащими мир вокруг. Статус послушно отобразил наполовину пустую полоску жизни и дебаф «дезориентация» длительностью в пять минут. И это с одного удара? Что за монстры на нас напали? И что вообще происходит?

Преодолевая головокружение, я оторвал голову от земли и осмотрелся. А дела-то у нас хуже некуда! Мы находились на стойбище гоблинов, недалеко от алтаря, на котором шаманы как раз деловито вырезали сердце у какого-то бедняги. И, судя по всему, мы были на очереди.

Да, моя команда тоже обнаружилась тут. Правда, в усечённом составе. Я видел серьёзно избитого Борги и Флану, с виду целую, но не дал бы на это гарантии. Как минимум, потому что мы были догола раздеты, а отношение гоблинов к женщинам общеизвестно. Поэтому же я почувствовал пустоту в груди, когда не увидел среди пленных Сари. Виррены тоже не было, но за неё я особо не переживал. Справиться со стоуровневым оборотнем в лесу можно, но взять его в плен… уж не знаю, кем надо быть.

— Очнулся? -- голос застал меня врасплох. – Говорили мне, что ты крепкий, но не думал, что в себя придёшь.

Я дёрнулся, поворачиваясь на звук. На пеньке передо мной сидел тот самый лис-фенёк, которого я видел в Гильдии, когда впервые попал туда. Он тогда запомнился тем, что был похож на мастера Шифу, только в пиратской версии. И вот этот зверёк с повязкой на глазу и увешанный ножами сидел передо мной на стойбище гоблинов, где людей приносили в жертву.

– Хочу, чтобы ты знал, к тебе лично у меня с ребятами претензий нет. – Лис по-хозяйски устроился на пеньке, совершенно не обращая внимания на творящееся рядом кровавое действо, – в случившемся виноваты вы сами. Из-за вашей кошки серьёзные люди потеряли деньги, а главное, не сдержали слова. Думаешь, почему именно к нам в Гимнасиум едут аристо из разных миров? Потому что у нас есть система! И их детки тут могут почувствовать себя настоящими Героями, при этом сохранить шкурку в целости. А вы влезли туда грязными ногами.

– И вы решили компенсировать это новым данжем, – я даже не удивился, что мои догадки оказались правдой.

– Именно! – лис слегка мне похлопал. – Так что извини, ничего личного, только бизнес.

– Не боишься, что тебя рядом со мной на алтарь положат? – я скривился, услышав присказку, которой ещё на Земле разные мудаки прикрывали свою подлость. Меньше всего я ожидал встретить что-то подобное в фэнтези-мире. Видимо, не все розовые очки мне жизнь разбила.

– Пока тут Лулыг они в нашу сторону даже дыхнуть бояться, – засмеялся пират, – эй, зелёный, улыбнись.

Трёхметровый тролль, увешанный шаманскими амулетами, растянул полные губы в жутком оскале. Блин! Это ж надо было так попасть! Тролли для гоблинов неприкосновенны. А уж шаманы… короче этой паскуде даже делать ничего не надо, лопоухие уродцы с радостью умрут за него. К тому же уровни у команды мудаков явно был не меньше семидесятого. Жаль только они заблокировали информацию о себе. Я бы не отказался от подсказок.

– Так что не переживай, сбежать отсюда вам не грозит. – Лис достал откуда-то яблоко и смачно им захрустел. – И на кошку свою не надейся. Тум её поймает.

Я вспомнил второго спутника пирата, горного великана. Да, пожалуй, Виррене с ним не тягаться. Даже несмотря на превосходство в уровнях она просто ничего не сможет ему сделать.

– Ей и не надо, – я ухмыльнулся, стараясь выглядеть максимально уверенно, – думаю, она уже на полдороге к ближайшему городу. Посмотрим, как вы будете с гвардией Грилдона договариваться.

– Ты слишком хорошо о ней думаешь, – усмехнулся лис, – она хоть и может принимать человеческий облик, но, по сути, животное. Такие сложные решения не для неё. Так что никуда она не делась, кружит по болотам рядом с островом, пытается вас спасти.

– Ты же понимаешь, что с рук вам это не сойдёт, – я был готов орать от бессилия и разъедающей меня ярости, но внешне оставался спокойным, – если мы пропадём, сюда явятся другие авантюристы, уровнем куда выше вашего. И докопаются до истинны.

– Извини, если разрушу твой розовый мирок, но после Прорыва вы никому интересны не будете, – лис доел первое яблоко и достал второе, – ну поймут они, что вас прирезали на алтаре. Решат, что вы сами виноваты. Сунулись на задание не по уровню, никому не сообщили о том, что увидели. И остались с вырезанным сердцем. Бывает. Сколько таких молодых да ранних гибнет каждый год, не сосчитать.

– Родители Сари, они будут искать, – я не собирался отступать, – если остальные авантюристы узнают, что это вы сделали…

– Да ничего они не узнают. Твоя кошечка жива, здорова, скоро её на руки родителям передадут. А тем намекнут, чтобы молчали, – лис вдруг перестал жевать и засмеялся, – а ты молодец! Лихо меня развёл на информацию. Вот реально, уважаю. Мудрости бы вам, ребята, побольше, не оказались бы в такой жопе. Ну что мешало подойти к главе Гильдии, поклониться. Отработать там, где скажут. А вы… не надо так.

Я облегчённо выдохнул, стараясь, чтобы это было не слишком заметно. Хоть кто-то будет в безопасности. Оставались Борги с Фланой, но за дварфа я не волновался. Он и так тут пассажир случайный, а вот тифлинга жалко. Но как её убрать отсюда, я не представлял. Да и передать сообщение в Гильдию не мог. Внутренний чат оказался заблокирован, и даже личка не работала. Позаботились об этом, твари. Жаль, конечно. Я бы предпочёл девушку в это не втягивать.

– Ну что, давай прощаться, – вдруг выдал лис, а меня подхватили с земли зелёные лапы хобгоблина, – твоя очередь первая, а то слишком ты ушлый. И не переживай, твою хилершу я зелёным пользовать не дам. В живых не оставлю, но уйдёт без мук. Обещаю.

Меня поволокли к алтарю, с которого как раз скинули очередного бедолагу с дырой в груди. Четверо хобгоблинов растянули меня на горячей от пролитой крови и влитой энергии каменюке, не давая пошевелиться. Тут же рядом появился шаман гоблинов, сморчок, метр с кепкой ростом, с мордой, морщинистой от старости, но весьма твёрдо сжимающий обсидиановый нож. Он принялся вопить и выцарапывать на мне какие-то символы кривым ногтём. Процесс явно был отработан многократно, я видел кучу трупов с человеческий рост высотой, куда подручные оттащили тело моего предшественника. И где через минуту должен был оказаться я сам… только вот хрен вам!

Кольцо, взятое мной с шамана гноллов, нельзя было украсть или потерять. Да и с виду оно было лишь куском камня с дыркой. Понятно, что вряд ли его оставили без внимания, но, видимо, решили забрать потом, уже с трупа. В какой-то мере правильно, что я мог сделать в глобальном плане. Тот же лис нашпигует меня ножами, стоит лишь дёрнуться. Только вот не обязательно это делать мне. Едва заметное движение пальцами – и рядом со мной на алтарь падает книга, обтянутая шкурой неведомой твари.

– Вытаскивай нас отсюда! – наверно впервые за всё время я был рад, что Калурия имеет возможность видеть и слышать то же, что и я. – Призывай нежить, если не хочешь оказаться в лапах этих уродов!

И наступила тьма… Уж не знаю, что за заклинания использовала чародейка, но соображала она быстро. Ещё быстрее колдовала. Уже через десяток секунд в шамана, чертившего на мне знаки, будто ничего не случилось, вцепились руки его бывших жертв. Хобгоблины дёрнулись ему на помощь, но им в горло вцепились твари, похожие на собак, слепленых из костей.

Повсюду слышались крики живых и хрипы восстающих немёртвых. Нежить кидалась на гоблинов, вгрызаясь в хлипкие шеи, а затем уже погибшие поднимались, чтобы напасть на сородичей, и всё это в кромешной тьме. Кровавая вакханалия росла и ширилась, ведомая боевой чародейкой, казалось, ещё немного – и она опрокинет остатки гоблинов и помогающих им авантюристов, и у нас появится шанс на побег, но в этот момент алтарь, с которого я сполз на землю, мелко затрясся и разлетелся на куски, исчезнув в яркой вспышке. А вместе с ним и весь мир.





Эпилог



Лежать голым на холодных камнях не самое приятное занятие. И тем не менее я был счастлив ощущать спиной твёрдость скалы. Это как минимум означало, что я всё ещё жив, а значит, не всё потеряно. Более того, у меня ничего особо и не болело, разве что голова ныла.

Я помнил, как взорвался алтарь. После меня тащило по радужной трубе, било и переворачивало, пока не хряпнуло об пол, и я не вырубился. А вот сколько провалялся, пока не пришёл в себя, не знаю. Надо посмотреть в логах, не зря же Система их ведёт. И вообще, пора брать себя в руки. Игры закончились. Люди и нелюди иных миров оказались такими же уродами, как и земные. Только вот зря они тронули меня и моих друзей. Я же вернусь – и живые позавидуют мёртвым. О тех хоть Калурия может позаботиться. Но это потом, а сейчас я мысленно нажал на мигающий красным конверт, разворачивая сообщение.



«Задача собрать семь гриммуаров Руки Кукабуса – провал.

Вы воспользовались силой гримуаров.

Шраф – опционально».



Вот так вот. Не жили хорошо и нефиг начинать. Моё эпическое задание и шанс на возвращение домой полетели коту под хвост. И за это тоже кто-то должен ответить.


Оглавление

  • Пролог