КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423682 томов
Объем библиотеки - 575 Гб.
Всего авторов - 201881
Пользователей - 96124

Впечатления

кирилл789 про Князькова: Три дня с Роком (СИ) (Любовная фантастика)

долго ржал и плакал.) шикарная вещь.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Стрельников: В плену телеспрута (Публицистика)

Теперь всё это в наших странах (((

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ватников: Готские войны (Альтернативная история)

Непонятно, зачем и почему надо выкладывать тексты Высоченко под загадочным псевдонимом? Вся трилогия есть на сайте, называется "Кесарь земли русской".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Селена: Служанка с Земли: Радужные грёзы (Любовная фантастика)

ей 33 и она по профессии - хирург, работает секретаршей, таская кофе шефу. считаем: поступила в академию в 18, училась 6, ординатура 2, проф.практика (никто к самостоятельному столу не пустит) лет 5, итого - 31 год. а в 33 - уже секретаршей?
а как же: "сколько внутренностей я на операционном столе видела"??? ГДЕ??? стол-то ентот?
а если не работала после ординатуры - то ты не хирург, из стажёров ушла. и, знаете что, дамочка афтарша? умение воткнуть иголку с ниткой, чтобы зашить края раны - это медсёстринское умение, а совсем и не "хирурга". в которого вдруг секретарша во второй половине вашего первого опуса с чего-то превратилась. хоть бы начало своего собственного написанного перечитала.
и, знаете что, афторша? эпилепсию хирурги не лечат. лечат эпилептологи или неврологи, это СОВСЕМ другой участок организма - МОЗГ называется. ну, в вашем случае: с буквой "Х".
а когда укусила змея, недоумочная писучка, надо не "присасываться к ранкам", а сначала соединить две точки укуса разрезом. ножичком чикнуть. а потом уже сосать. гугл в один клик выдаст: "первая помощь при укусах змей", ничего ни хирургического, ни делопроизводительного изучать не надо.
но стошнило меня на том, что "крутая" хирургша-секретарша, побежав устроить скандал князю, начала мыть ему волосы, блеять "я...я...", согласилась бросить своего жениха, переспать с этим князем не то, что до свадьбы, а даже до объявленной помолвки.
знаете, кто себя так ведёт? вот с этим "да ему щас скажу! да я ему щас устрою!", и сдувается? подстилки. понаехавшие из райцентра в крупный город. но уж никак не принцессы.
млядь. вас не блокировать надо, а законом запрещать, дур таких.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Михаил Самороков про Каменистый: Шесть дней свободы (Боевая фантастика)

Написано Каменистым. Аля Холодова - вымышленный автор.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Деревянко: Пахан (Детективы)

Комментируемый рассказ-И.Деревянко-Пахан
В очередной раз прошел «по развалам» и обнаружил там («за смешную цену») старый сборник «шикарной» (по прежним меркам) серии «Черная кошка»... Помню «в те времена», к кому ни зайди — одним из обязательных атрибутов были «купленные для полки» серии книг... В основном либо на «любоФную» тему, либо на бандитскую... А уж среди них — это издательство не могло никого «оставить равнодушным»)) Ну а поскольку мне до сих пор хотелось что-то купить из Леонова — я «добрал» его том, (этой) книгой Деревянко... о чем в последствии не пожалел!

Справедливости ради — стоит сказать что у этой серии была «прям беда» с обложками)) Вечно они куда-то девались, а вместо них... эти книги приобретали довольно убогий вид из-за дурацких аляповатых иллюстраций (выполненных черным) на извечно-философскую тему «пацанских разборок»... Но тем не менее — даже в этом «красно-черном» виде книги этого издательства все равно узнаются на прилавках «влет».

Теперь собственно о содержимом. Эта книга (как и многие другие произведения автора) представляют из себя сборники рассказов и микрорассказов о быте суровых 90-х ... (и не много не мало) карме которая неотвратима!

Причем — с одной стороны, эти рассказы можно принять и за «черноюмористические», однако это лишь первое и обманчивое представление... С другой — чисто «за воровскую тему» автор и не пишет (хоть об этом вроде бы, все его книги). Автору как-то удается «стаять на грани» и использовать «благодатную и обильно удобренную почву» блатной тематики с элементом (как я уже говорил) некой (не побоюсь этого сказать) почти «сказочной» темы справедливости. Почему сказочной? Наверно потому что почти в каждом рассказе автора присутствуют не совсем фентезийные, но вполне «реальные» черти, ад, и «все такое». Что-то вроде осовремененного «Вия»)) При этом все это довольно «мирно и органично» соседствует с бытом кровавых разборок и прочего «дележа пирога» на руинах страны. В общем — не знаю «как Вы», а я «внатури» считаю что автор писал больше фантастику, чем детективы))

Таким образом - «конкретным любителям» жестких разборок и терок за власть (и прочие призы) «это чтиво сразу не пойдет», да и любители (собственно) детектива так же местами подразочаруются... но автору фактически удается «отвоевать собственную нишу» в которой все это смотрится... просто шикарно («черт возьми»)) Что-то вроде Лукьяненских «Дозоров», но в гораздо более примитивном виде...

По автору — любой выбор влечет «наказание» или освобождение, любой грех (рано или поздно) наказывается, и грешники попадают в место «очень затасканное и прозаичное», но тем не менее — очень пугающее... Данная «сортировка душ» так или иначе свойственна рассказам автора... Конечно все это можно отнести за счет «его черного юмора», но в те времена когда каждый пацан (еще) мечтал стать «крутым пацаном», а каждая девочка элитной... кхм... эти рассказы (надеюсь) «поставили хоть кому-то голову на место», т.к автор черезчур красочно описал что скрывается за «вкусной оберткой успешной жизни» и что таится внутри...

P.S Небольшое замечание по этому рассказу — лично я считаю что наврядли бы ГГ (при указанном времени отсутствия) кто-то бы ждал целых 8 месяцев... Давно бы поделили и забыли о прежнем хозяине... И в случае его воскрешения из мертвых... В общем «печалька»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Каттнер: Прохвессор накрылся (Юмористическая фантастика)

Комментируемый рассказ-Хогбены-Профессор накрылся

Совершенно случайно полез искать продолжение одной СИ и в процессе поиска (искомой аудиокниги), нашел сборник рассказов про Хугбенов, и конкретно этот «Профессор накрылся»)). Как ни странно - но похоже я эту СИ вообще не комментировал — в связи с чем срочно «исправляю данную ситуацию))

Если исходить из того что у меня есть — эта СИ представляет из себя серию довольно таки немаленьких рассказов в которых главные герои (явно мифического происхождения) рассказывают про всякие забавные случаи, которые (порой) возникают у них в результате вынужденного проживания с «хомо-сапиенс-обычным»...

Сразу нужно сказать, что несмотря на свою «мифичность и необыкновенные способности» здесь не идет речь о каких-то супергероях (которые плодятся в последнее время с неимоверной скоростью). Это семейка (почти как некий мафиозный клан) старается «тихо-мирно» жить в соседстве с людьми и «не выпячивать» свои особые способности... и совершенно другое дело, что это (у них) получается «слабо»)) Конечно — в том городке, «все давно уже знают», однако и воспринимают это как должное... как что-то вроде чудачества или как местную достопримечательность.

Сами герои (этой семейки) большей частью (чисто внешне) не отличимы от людей, но порой «выкидывают» что-то такое, что просто не укладывается в какие-то рамки и относится к разряду «чудес»... Кстати — не совсем понятно как, но автору удалось как-то «органично вписать» существование этой семейки в реальном мире (без стандартной мотивировки в виде «Ельфов» или всяких магических предметов)... Органично в том смысле — что несмотря «на происходящее» все это не кажется чересчур странным или излишне пафосным (применительно «к ареалу обитания» реального среднестатистического городка «из буржуазного и загнивающего Запада»).

Конкретно в этой части ГГ (один из родственников семьи) пытается решить вопрос — что же делать с неким профессором, который грозится «предать факт их существования огласке»... Убить? Так вроде и нельзя: «квоты» закончились, да и «шериф заругает»... в общем — проблема!))

Вообще — вся эта ситуация множится и усугубляется всякими нелогичными действиями (персонажей) и не менее неадекватными способами их решения. Логика как класс — отсутствует напрочь, и как мне кажется это (как раз) именно то что (по мнению автора) должно произойти в случае попыток «научного познания» всяческих «феноменов»... Полный бардак и хаос!!!))

Тем не менее (как ни странно), это все же не укладывается «в простой образчик» юмористической фентези (который можно прочитать и забыть) или «очередную сказку про Карлсона на крыше и Ко»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Испанец (fb2)

- Испанец [СИ] 2.06 Мб, 255с. (скачать fb2) - Константин Фрес

Настройки текста:



Глава 1. Марина

С самого детства Марина была типичной неудачницей.

Классической.

Убожеством, объектом для насмешек, безрукой неумехой, у которой ничего не может быть нормально априори. Ронять и испытывать чувство мучительного стыда - вот на что она была годна. Опустить руки и сдаться было для нее обычным делом, и эта постыдная привычка выкорчевывалась из души, вычищалась из характера с трудом и уже в достаточно взрослом возрасте.

Даже сейчас, по прошествии времени, когда школа и старые вязаные свитерочки, донашиваемые за старшей двоюродной сестрой были далеко позади, а сама Марина считалась довольно успешной молодой женщиной, ее уверенность в себе легко можно было поколебать, всего лишь уронив папку. И в один миг ее умение держать себя растворялось, девушка неловко сутулилась, движения ее становились быстрыми и суетливыми, и она чуть не плакала, сгребая расползающиеся по полу документы в скользких мультифорах.

Размышляя здесь и сейчас о таком положении вещей, Марина все же приходила к выводу, что все ее неудачи и вечный позор джунглей были всего лишь результатом искусственно привитой застенчивости и воспитания. В семье ее учили быть такой - готовой жертвой, удобной для употребления какому-нибудь доморощенному тирану, лишь бы только он появился на горизонте и забрал ее замуж, сняв с плеч родителей эту непосильную ношу - заботу о дочери. Марина потому и фамилию свою – Полозкова, - не любила. В ее воображении та звучала всегда издевательски и была неотрывно связана с прошлым, в котором над нею смеялись и называли исключительно по фамилии.

«О господи, Полозкова, что у тебя случилось?»

«Вечно с тобой что-то не так!»

«Ну, понятно, это же Полозкова! Разве у нее может быть что-то нормально?!»

Едва ли не с пеленок Марине внушалось, что мучиться, иметь на сердце незаживающую рану и страдать, самоотверженно превозмогая все трудности - это нормально, романтично и в какой-то мере даже хорошо, ведь это удел всех приличных женщин. По юности и наивности Марина, не видя иного примера перед глазами, конечно, в это верила…

Ее мама, Елена Петровна, была женщиной властной, жесткой и авторитарной, а отец как раз наоборот – был человеком мягким и даже бесхребетным.

Иногда Марине казалось, что маме ее самой хотелось хоть немного побыть слабой бледной дамой, склонной к обморокам и благородным слезам, красиво ползущим по щекам, этакой беспомощной жертвой обстоятельств, которую бы все жалели и окружали вниманием. Но отец не спешил подтирать сопли супруге и наигранных истерик с красивым заламыванием рук не понимал. Он был человеком очень простым и приземленным и выяснять высоких отношений не хотел категорически. Не хотел бегать в ночь за  супругой, не хотел после пустяковых ссор ползать на коленях с богатыми дарами, с цветами и духами, заглаживая свою несуществующую вину. Он хотел борща и тихих семейных вечеров.

 И Елена Петровна, поняв, что рядом с ней отнюдь не мужественный герой, не утонченный граф и не страстный капитан с пиратского корабля, и бурных страстей от него ожидать не приходится,  замыкалась в гордом молчании на целые недели, лелея свои обиды и затаив зло. В отместку за нечуткость мужа с годами она превратилась в холодную, вечно озолбленную стервозную тетку, изломала, уничтожила слабохарактерного супруга постоянными склоками и следующими за ними многодневными отказами разговаривать, а из Марины она вздумала вылепить то, чем ей не удалось стать самой – хрупкую и беззащитную тургеневскую барышню.

Мама с детства твердила ей: «Не высовывайся, будь скромнее, веди себя правильно! Нечего модничать. Кому надо, тот сам тебя заметит!» Отчасти это было своего рода методичкой, пособием для Марины, как себя правильно вести, а отчасти таким образом мама решала проблемы, возникающие с взрослением дочери и с ее желанием одеваться красиво и нравиться парням.

Сколько раз Марина рыдала, закрывшись в ванной, из-за того, что ее поднимали на смех из-за обносок, которые она была вынуждена донашивать за старшей родственницей! Как она хотела хоть раз, но побыть точно такой же, как и все ее сверстники! Не лучше, не богиней и не королевой – прост такой же, ничем не отличающейся… Но мать раз за разом повторяла свое железное «не высовывайся!», убеждая Марину, что ее природная красота сделает свое дело, и однажды найдется тот, кому будут не важны ее старые, не модные платья, и Марина умолкала, не смея больше напоминать о желанной обновке.

Отчего у родителей не находилось денег, чтобы одевать дочь, Марина не знала. Они жили вовсе не бедно; вполне благополучная семья, среднего достатка. Но отчего-то интересы и потребности Марины рассматривались в самую последнюю очередь, и мать, решая возникающие проблемы, всегда употребляла неприятное словцо «выкрутилась». Марна ощущала себя не человеком, а досадным недоразумением, трещиной на стене, которая беспокоит и все портит. А материны «выкручивания» здорово походили на то, как эту злополучную трещину заклеивали малярным скотчем и завешивали кричащим плакатом с рок-певцом, или же календарем христианских праздников. Неважно чем, лишь бы прикрыть.

Выкрутиться из положения.

Сделать видимость, что проблема решена.

А если Марина начинала возмущаться, ей тотчас напоминали ее место, и подчас очень грубо.

«Ты никто, и звать тебя никак! Твое тут только г… в унитазе! - так говорила разгневанная мать, сердясь на неблагодарность дочери. - Где я тебе должна взять? Ну, где? Повеситься мне, что ли?»

И это, конечно, давало свои плоды. Марина, затюканная, заткнутая правилами хорошего тона,  закомплексованная и морально раздавленная, по рукам и ногам повязанная приличиями, просто не научилась контактировать с людьми.

Ну, вот так.

Не умела общаться, не умела поддержать разговор, да что там – она не умела даже верно, адекватно реагировать на ухаживания мальчишек, когда некоторые одноклассники вдруг порывались за ней ухаживать. Марина забивалась в угол, пугаясь неожиданного и незаслуженного, как ей казалось, внимания к такому ничтожеству как она, отмалчиваясь и мучительно соображая, как ей себя вести. Заплакать, чтобы мальчишки любовались глубиной испытываемых ею чувств? Но это было нелепо, глупо и странно, и Марина просто молчала, а мальчишки быстро теряли к ней интерес.

А потом еще и оказалось, что никому особенно не надо было ее замечать.

Пока Марина по совету своей мамаши молча отсиживалась в углу, изображая из себя оскорбленную невинность и ожидая самого настойчивого разглядывателя ее уникального внутреннего мира – «мужчина должен добиваться тебя!» - кавалеров разбирали бойкие и веселые подружки. Пока Марина, изучая иностранные языки,  обогащала свой внутренний мир, в котором никто особо не жаждал копаться, чтоб понять уникальность новоявленной Золушки, одноклассницы выпрашивали у родителей модные тряпки и новые сапожки и гуляли вечерами с ухажерами.

А  Марина все ждала, когда же явится ее принц, обрастая все новыми комплексами – подружки были теми еще язвами и никогда не упускали возможности посмеяться над скромными нарядами девушки, над ее ношеной шубкой, над чинеными ботинками. 

Весь семейный бюджет, оказывается, был ориентирован на Елену Петровну и на подношения ей же – отец Марины наконец-то одумался и попытался вернуть утерянное расположение жестокой супруги многочисленными подарками. Так что на новые ботинки Марине денег тоже не хватало.

Родители жили в каком-то своем, выдуманном мире, полном страстей, и им, погрязшим с этих отношениях, было не до растущей дочери и до ее потребностей, которые мать Марины называла пустяковыми и неважными. Они ловко отгораживались от жизни дочери, и в свою жизнь ее тоже не пускали. Тепла и взаимопонимания между родными, казалось бы, людьми не было.

Так что к своим семнадцати годам, окончив школу и поступив в институт, Марина была выставлена мамой в большую жизнь совершенно к этой самой жизни не подготовленная, да еще и с кучей комплексов. Она никогда не красила волос, не умела делать макияж, не носила туфель на высоких каблуках и считала себя дурнушкой, глупой курицей – а чем еще можно было объяснить ее неудачи?!

Учиться выстраивать отношения с людьми приходилось сейчас, уже будучи взрослой и сформированной личностью, и это было чудовищно неудобно. Марина ощущала себя если не инопланетянкой, то уж иностранкой точно. Ей приходилось заново учиться говорить на одном языке с окружающими ее людьми, понимать их, вникать в их шутки и сленг.  Предъявляя взлелеянную мамашей барышню миру, Марина получала в ответ лишь обидные насмешки и непонимание. Одногруппники откровенно потешались над Мариной, называя ее ломакой, не веря в ее искренность, и ей приходилось замолкать и учиться вести себя так, как они.

Долгое время Марина жила как в вакууме, не имея толком подруг и друзей; лишенная тепла в семье, сейчас, выкинутая в мир, она ластилась, как бездомная собачонка, ко всем, кто оказывал ей хоть какое-то внимание. Без разбора кидалась в любые отношения, чтобы отогреться чужим теплом, верила любому доброму слову, принимала за чистую монету любые ухаживания… Каждый раз ей  казалось, что вот оно, то, к чему так долго ее готовила мама - вот тот, кто сумел рассмотреть ее под серыми невзрачными одежками! Но очередные отношения заканчивались ничем, и Марина, обжигаясь, получая от жизни хлесткую пощечину, усмехалась и отступала, усваивая очередной горький урок.

Самостоятельная жизнь учит быстро, но жестко; за пять лет вдребезги разлетелся образ хрупкой наивной барышни, а Марина поняла, что не такая уж она и дура, и не такое ничтожество, каким видела себя и каким пыталась сделать ее мать. Конечно, ей не хватало житейской мудрости и опыта, но зато, оказывается,  она мастерски умела держать удар и не раскисать - самое незаменимое качество, если у тебя нет тыла в виде слабохарактерного мужа, готового плясать перед тобой на задних лапках и приносить тебе все по первому требованию. Очень рано Марина поняла, что рассчитывать можно только на себя. Полезное знание для Золушки, не прошедшей конкурс во дворец и никому не пригодившейся!

С Денисом, с молодым человеком, отношения с которым Марине показались первыми серьезными, она рассталась, когда ей было двадцать. Он научил ее говорить «нет» и не позволять вытирать о себя ноги. Разрыв между молодыми людьми произошел по ряду причин, и инициатором разрыва стала именно Марина, которая вдруг взбунтовалась и из тихой покорной девушки вдруг превратилась в нахальную хамку и бессердечную эгоистичную особу.

Во-первых, Марина ужасно не нравилась его маме. Ее скромность никто не оценил. Не модная, не броская, не богатая наследница, да и еще и на полгода старше. Полгода! Этот смехотворный разрыв в возрасте почему-то очень смущал маму Марининого избранника. Она постоянно нашептывала Денису, что «твоя Маринка только и жаждет, чтоб забеременеть от тебя и прописаться у нас дома! Ей дом наш нужен! Она усядется у тебя на шее с ребенком, а ты вынужден будешь идти работать и учебу не закончишь!».

Эту чушь хнычущий Денис пересказал Марине – у него не хватило ума отмахнуться от слов матери и забыть их. Заглядывая девушке в глаза, Денис противно канючил: «Ну, ты же не сделаешь так, не сделаешь?». Тогда Марина в первый раз испытала жгучее желание ударить его по лицу за стыдную, немужскую слабость, встряхнуть за шиворот, чтобы вытрясти глупость, которой была наполнена его голова. В тот момент ей очень хотелось рыдать от отчаяния самой и кричать, кричать: «Неужели ты не понимаешь, что поддержка и защита нужна мне, а не тебе?! Неужели ты не видишь, что я должна плакать у тебя на груди, а не наоборот?!»

Но девушка сдержалась.

Не до конца похороненная тургеневская барышня, то ли монстр, то ли разбитая фарфоровая кукла, кое-как склеенная скотчем, выползла из закоулков души Марины и ласково заворковала, утешая и успокаивая Дениса:

- Нет, конечно! Что ты такое говоришь?! Я же люблю тебя… люблю… ничего мне не надо, какая выгода, о чем ты?!

От этой тургеневской дряни очень трудно избавиться, да…

Сейчас Марине было стыдно за минуту слабости, которая не позволила ей влепить пощечину Денису, разбить его надутые красные толстые губы, наорать и макнуть его головой в те самые помои, которые он вылил на нее. Выгода?! Какая выгода, если он и не дарил ей ничего толком? Шоколадки? Да уж, нечего сказать, выгода…

На свой день рождения Марина получила от этой загадочной женщины, по совместительству матери своего жениха, дешевенькую книгу в мягкой обложке под названием «Поздняя любовь» и задушевную лекцию тет-а-тет, на которую ее за ручку привел Денис, на тему «Девственность, ее нужность и ненужность: для кого бережем, девоньки?  Если что, обращайтесь, я помогу с контрацептивами».

Марине все это ужасно не понравилось.

Все же она не была готова к тому, чтобы посторонняя малознакомая тетка поучала ее как себя вести, давать или не давать, бесцеремонно лезла к ней под одеяло и распоряжалась ее, Марины, телом в угоду своему сынку.

Под внешней чересчур навязчивой доброжелательностью эта тетка с хитрыми глазами и носом, как у Кинг Конга, прятала гнилое нутро. До Марины дошли слухи, что будущая свекровь очень сокрушается по поводу того, что ее ненаглядный сынок связался с «нищебродкой». К тому же, досталось и папе, и маме Марины. Несостоявшаяся родственница ославила их, и папа оказался запойным алкоголиком, а мама – ненормальной дурой. Вот как драгоценному сыночке родниться с такой семьей?!

Да и сам Денис по прошествии некоторого времени оказался далеко не подарком; только через полгода после расставания с ним Марина могла без боли и стыда вспоминать его попытки командовать ею, запреты встречаться с подругами, читать нравящиеся ей книги. Притом по отношению к Марине Денис никаких обязательств не имел. Целое лето он провел беззаботно, развлекаясь с друзьями и не удосужившись ни разу Марине не позвонить.

Девушка горевала не долго; когда горе-жених в конце августа все же вспомнил о ней и явился, Марина выставила его вон без сожалений.

- Извини, но пока ты гулял, я нашла себе другого! – сказала Марина, не оценив ни парадного костюма Дениса, нацепленного ради такого случая, ни его глуповатой улыбки и распахнутых объятий.

Глава 2. Игорь

Другой!

Так тоже бывает – чтобы полюбить, порой достаточно одного только взгляда.

Они нашли друг друга в толпе, празднующей городской праздник. Над их головами взрывались салюты, Марина и голоса своего не слышала, а вот Игоря и его взгляд – долгий, горящий, - она увидела, выхватила из толпы.

Игорь показался ей необыкновенно красивым.

Парадокс всей жизни Марины заключался в том, что хоть она и считала себя жалкой уродиной, а вот парни, обращающие на нее внимание, сплошь были красивыми. Симпатичными, интересными, видными, яркими – а вот Игорь был красив. Синеглазый, светловолосый, спортивный – мама Марины лишь руками всплеснула, когда увидела дочь, сияющую от счастья, с новым ухажером, провожающим ее вечером с прогулки.

- Придется свадебное платье покупать, - раз в кои-то веки с радостью за дочь, ликуя, произнесла она, и Марина, совершенно очумев от счастья, лишь молча кивнула.

Вообще, идея фикс – выдать Марину замуж, причем срочно! – посетила маму сразу, как только дочери исполнилось восемнадцать. Стеная и охая, картинно хватаясь за сердце, выдавая Марине жалкие копейки – на проезд до университета, плюс на пирожок, чтоб было чем перекусить в течение дня, - мама слезно стонала, как она устала «тянуть» дочь, как ей тяжело, как она хочет отдохнуть от этого непосильного бремени.

- Когда ты уже выйдешь замуж?!

Обычно все слезные жалобы мамы этим и заканчивались – злобным отчаянным выкриком, который был хуже пощечины. Марина огрызалась, и, выскакивая из дому в холодное утро с напрочь испорченным на весь день настроением, глотала слезы бессилия. Замуж, конечно! Каждое утро поднимаясь в пять утра и возвращаясь с учебы в семь вечера, где, когда она должна была найти мужа?! Да и ботинки с приклеенными каблуками, пальто с вытертой до дыр подкладкой не делали ее мечтой всех парней факультета.

Иногда Марине казалось, что маман нравилось ее мучить, смотреть на ее нелепую фигуру в сером «сиротском» пальто и задавать ей раз за разом один и тот же вопрос, чтобы с садистским удовлетворением услышать ответ, выкрикнутый со слезами и истерикой.

- За кого прикажете выйти?! – орала Марина в пылу ссоры. – Кому я нужна, такая?..

Мама одно время очень надеялась, что Марина выйдет за Дениса и свалил из дому, но та выкинула фортель - бросила парня, и мама по этому поводу устроила целую истерику, попутно язвительно бросая намеки относительно того, что теперь Марина не девственница, и пойдет по рукам.

И тут словно из ниоткуда появился Игорь.

И вдруг все сложилось, сошлось; Марина вдруг поняла, что уже совсем взрослая, что выросла и ее уже не интересуют тусовки, которых она толком и не попробовала, танцы и наряды. Она поняла, что жить с родителями действительно неудобно и плохо, и нужно бы перебраться в отдельное жилье, пусть даже съемное. Пусть даже будет трудно поначалу!  Марина не боялась – она даже хотела этих трудностей. Настоящих житейских трудностей, а не пустых истеричных бед, которые ежедневно выдумывала ее мамаша.

Эти трудности делали бы ее живой, заставляли бы жить и планировать жизнь; научили бы действительно распоряжаться своей жизнью.

Чувство, что она испытала по отношению к новому молодому человеку, было зрелым и таким всеобъемлющим, что все прошлые увлечения теперь и сердечные неудачи  казались ей смешными, детскими и несерьезными. Марина не представляла себе, как она жила до того, как встретила Игоря, как ей вообще нравились какие-то молодые люди, если на этом свете есть он – Игорь… И жизни без него она не представляла. Он был ее человеком, ее  половинкой, именно тем, кто ей нужен, кого она так долго ждала. По ночам, вспоминая их свидания и первые поцелуи, Марина просто обмирала от нахлынувшего на нее совершенного, абсолютного счастья, и благодарила всевышнего, что он подарил ей это всеобъемлющее чувство любви…

Она вдруг четко осознала, что хочет не просто обжиматься с Игорем вечерами под луной – нет, она хочет за него замуж. Хочет убирать дом, чтобы было уютно и чисто, хочет варить борщи и гладит белье. Наглаживая свои блузки, Марина с удовольствием вдыхала запах нагретой ткани, и представляла, как будет гладить мужу рубашки.

Мужу! И никак иначе!

В такой перемене в сознании Марины тоже был повинен Игорь. Очень опрятный, одетый просто, но аккуратно, с иголочки, он как-то сразу начал говорить о серьезных вещах. О жилье, о том, что и как принято у них в семье, даже заочно познакомил Марину со своим родителями, серьезно пояснив девушке, что очень уважает и любит их – и тонко намекнул, что очень хотел бы, чтобы она понравилась им. Он даже на руки ее поднял – очень легко, хотя Марина была уверена, что очень тяжелая, просто неподъемная! – шутя, что в дом-то ее внести сможет. Слово «замуж» и «свадьба» он повторял в завидной регулярностью, и Марина просто ушам своим не верила. Мужчина с такой легкостью говорит о том, чего все они боятся как огня? Размышляет о семейной жизни? Примеряет на себя роль семьянина? Невероятно!

От этих неспешных, основательных разговоров Марина просто таяла, и самой себе давала обещание стать Игорю отличной женой. Такой, какую он заслуживает!

Игорю Марина понравилась, очень понравилась, это верно; понравилась ее скромность, ее чистота, но вот ее тургеневская барышня с жалким взглядом побитой собачонки – нет. А Марина, оглушенная нахлынувшим на нее чувством, так растерялась, что просто не знала, как себя вести, и просто пошла по привычному сценарию. И на какой-то невинный вопрос Игоря не нашла ничего лучше, чем потупить скромно глазки и пробормотать что-то типа «да где уж мне, кому я нужна?»

Игорь строго посмотрел на Марину и задал один лишь вопрос:

- Ты что, совсем себя ни во что не ставишь?

От этих слов тургеневская девушка разлетелась в куски; Марина, испытывая мучительный стыд, ничего не ответила, но вопрос ее встряхнул, заставил ныть и привычно испытывать чувство ущербности. Было чудовищно больно услышать это от любимого человека, в первые же дни их знакомства, но Марина была благодарна Игорю за то, что смогла избавиться наконец-то от стыдного желания, чтобы ее пожалели, как убогую и несчастную.

Избавилась от жалости к самой себе.

Игорю не нужна была в жены жалкая, забитая девчонка.

Он был достоин только самого лучшего!

«И я буду такой! – упрямо сжав зубы, думала Марина. – Буду!»

Однако, время шло, а дальше приятных прогулок под луной и разговоров о светлом будущем отношения Марины и Игоря не продвигались.

Был, правда,  неловкий, торопливый секс – Марина почти ничего не почувствовала,  - и  после процесса долгое любование ею, слегка напуганной и удивленной тем, как странно и неприятно все прошло, когда любимый шептал ей «не наглядеться на тебя, не надышаться». Марина утешала себя тем, что, вероятно, у нее просто мало опыта, и она просто не смогла расслабиться, самое-то главное это сам факт состоявшегося  акта любви!  Но после этого неудачного свидания Игорь не предпринимал попыток снова с нею переспать, хотя и покидать ее, вроде, не собирался.

Он все так же ходил к Марине по вечерам, они много говорили, но и только. И все чаще перерывы между визитами Игоря были все длиннее, он проводил с Мариной времени все меньше, а в его поведении, в его голосе проскальзывали какие-то противные, циничные ноты, и Марина уже с рудом успокаивали себя, уговаривала – «ну, это же твой любимый, твой Игорь, без которого ты жить не можешь!», - подавляя в себе зарождающуюся обиду и… отвращение.

Нет, нет, это же Игорь.

Показалось.

Не может он быть мерзавцем. Не может он меня бросить после всего того, что говорил мне, после всего того, что обещал, после стольких совместных мечтаний и выстроенных воздушных замков! Не может! Иначе зачем все это?! Зачем все это было?! Зачем было дарить ей надежду?

Вот этого объяснить Марина совсем не могла. Игорь разочаровался в ней? Хочет бросить, но не решается вот так, в лоб, заявить что все кончено? Или есть какая-то иная, веская и объективная причина? Вероятно, Игорь, такой основательный и рассчитывающий свою жизнь на десять шагов вперед, просто не хочет приводить ее в дом своих родителей, справедливо полагая, что молодые должны жить отдельно.

Сердце чувствовало что-то недоброе, но Марина отгоняла эти мысли прочь.

Разум никак не соглашался отказаться от пережитого счастья и требовал повторения, требовал еще и еще эмоций, но…

***

Внезапно произошло две вещи: после того, как Марина блестяще защитила диплом, исчез, ничего не сказав, Игорь – совсем, став недоступным еще и в сети, - и умерла бабушка Марины, пожалуй, единственный в мире человек, который Марину любил и поддерживал.

Это была страшная, тяжелая неделя. Измученная, посеревшая от горя Марина и думать забыла о пропавшем женихе. Пожалуй, было даже лучше, что его не было. Вести себя в такой ситуации она не умела совсем; ее хватало лишь на то, чтобы молча сидеть и смотреть в одну точку, молча переживая горе.

Отец плакал; а мамаша, напротив, была оживлена и очень деятельна. После бабушки оставалась квартира, и у Елены Петровны на нее были огромные планы. Прихлебывая поминальный кисель, она размышляла, продать ли «двушку» – район-то престижный, да и квартира чистенькая, приличная, - или сдавать ее.

- Вот и отмучилась бабушка, - насквозь фальшивым, очень добрым голоском повторяла Елена Петровна, делая вид монахини, узревшей светлое чудо господне. – Ничего, она недолго маялась, недолго страдала.

За эти неуместные веселенькие слова Марине очень хотелось сказать матери что-то резкое, злое, чтобы та закрыла рот и не смела его больше открывать. Но бабушка сама умудрилась дать Елене Петровне по губам, да так, что зубы лязгнули.

Вступая в права наследства, Елена Петровна с мужем обнаружили одну принеприятнейшую вещь: завещание. Нотариус, поправляя на носу очки, ехидным, как показалось Марине, голоском зачел последнюю волю бабушки, по которой право на квартиру переходи Марине, а вовсе не ее отцу.

- Вот таким вот, собственно, образом, - в повисшей неловкой тишине произнес нотариус очень мягко, словно напугался эффекта, произведенного  произнесенными им словами, и Елена Петровна уничтожающе глянула на дочь, да так, что Марина тотчас захотела провалиться сквозь землю.

- Ну, учудила бабушка, - сглаживая неловкую паузу, произнесла Елена Петровна излишне весело, все так же яростно глядя на Марину, чтобы та чувствовала себя провинившейся, никчемным говном, которое опять все испортило. – Вот зачем такие сложности, одна же семья…

Старушка-соседка и сослуживица Елены Петровны меж тем спешно ставили свои подписи в документе, подтверждающем, что завещание было оглашено, и Елена Петровна и на свидетелей, приглашенных ею и одним своим росчерком уничтоживших ее мечту на денежки, смотрела лютым зверем.

- Семья одна, - нотариус был непреклонен, - но по закону именно барышня, - он кивнул на Марину, - является наследницей и может всецело распоряжаться завещанным имуществом. Так-то.

- Ну, ничего, - оптимистично  продолжила Елена Петровна, кое-как пережив этот подлый удар, который, по ее мнению, она от старухи ну никак не заслужила. – Сдавать будем, да, Марин?

Самое забавное, что отец, который и являлся наследником первой очереди, и, разумеется, при всем этом цирке присутствовал, не произнес ни слова. Марина посмотрела на него почти с жалостью; отец давно смирился с мыслью, что за него все решено и распланировано. Он даже не пытался оспорить наследство у Марины, в его безразличных глазах рисовалась абсолютная уверенность в том, что все свершится именно так, как придумала его жена…

- Нет, - резко ответила Марина, вскинув взгляд на мать. – Не будем мы ничего сдавать.

- Думаешь, продать будет лучше? – оживилась Елена Петровна. Ее серые глаза стали как будто теплее, в них вместо уничтожающей ярости промелькнула радость, и мать всем своим видом изобразила заботливость и покровительство так, как она умела это делать. Весь ее вид – расслабленный, торжествующий, - словно говорил: «Ну, вот и умница. Я тебя прощаю за то, что ты существуешь, так  и быть. Ну, иди сюда, дай я тебя обниму, не бойся!»

А Марина просто обмерла от страха, представляя себе, какая буря поднимется после ее следующих слов. После материной расслабленности; после того, как она почти вкусила  победу и поверила в то, что получила желаемое на блюдечке. В ее голову даже мысли не пришло, что Марина взбунтуется, ведь рабы не имеют права бунтовать…

- Нет, - так же резко и решительно ответила Марина, глядя в ошарашенные глаза матери. – И продавать мы ее не будем. Я сама там буду жить. Это мое жилье.

Кажется, Марина догадалась, зачем мать хотела продать жилье; поняла; вспомнила;  машина – она хотела дорогую, новую машину, не скромную старнькую «Мазду»,  а такую, чтобы… ух! Чтобы все соседи попадали с лавочек и балконов от зависти, когда Елена Петровна, торжествуя, садилась бы в нее!

Поэтому и отец не возражал; в глубине души он был вовсе не портив такого приобретения, и прекрасно понимал, что большую часть времени именно он будет поражать умы всего района новым автомобилем.

Отказ Марины подчиниться произвел эффект разорвавшегося снаряда; и мать, и равнодушно молчавший до сих пор отец подскочили на ноги и принялись кричать, да так, что Марина малодушно подумала сдаться и уступить.

- Квартиру ей! – сердито выкрикивал отец. Марина почти позабыла, какой у него голос; с отцом она не разговаривала вообще – о чем? Он был вечно занят, вечно чем-то озабочен, да и времени побеседовать с дочерью у него не было… А теперь, слушая его, Марина с удивлением отмечала, что интонации голоса у него точь-в-точь, как у матери. Словно Елена Петровна одновременно говорит и за себя, и за него. Смешно… - Не заслужила еще! Ишь ты, сопля зеленая! Ни дня еще не работала, а ей квартиру! Ты иди, заработай ее! Узнала бы сначала, как они, деньги, достаются!

Отец сердито сверкал темными глазами под сердито нависшими на них седыми бровями, и Марина с удивлением поняла, что он говорит так, словно она у него что-то в очередной раз просит, а он ей отказывает ввиду якобы непомерной дороговизны ее запроса.

- Зачем тебе квартира? – зло, с напором, вещала мать. – У тебя что, семья, дети? Ну, зачем?

Говоря все это, мать как-то совсем выпускала из виду свои многочисленные охи на тему «когда же ты от нас съедешь и будешь жить своей жизнью».

«Квартиру продадут, денежки фукнут, - с кривой ухмылкой думала Марина, выслушивая вопли родных, - и заведут старую песню по новой. Когда же ты уберешься… и ни тени мысли  помочь мне устроить мою жизнь. Ни капли желания помочь. Сама. Все должна сама! Так они учили? Вот я и делаю… сама».

А еще ей вдруг вспомнился Игорь.

Ее Игорь, с которым она вынуждена была встречаться либо на улице, либо в своей комнате в квартире родителей . И это бы неловко и стыдно. А ведь можно, наконец, устроить свою жизнь с ним. Будет жилье – и он уже не станет ломать голову над тем, куда привести свою невесту.

«Да, Игорь. Мой любимый, мой хороший, мой единственный Игорь. Он не должен испытывать чувства неловкости и таиться, как вор, тоже не должен. Я для него это сделаю. Не только для себя – для него!»

Мысли о любимом человеке придали ей сил,  Мрина поняла, что не уступит матери с отцом даже если ей придется драться.

- Квартира бабушки теперь моя, - так же зло, как мать, рявкнула Марина, краснея от подкатывающих к глазам слез. – Вы же хотели, чтоб я жила отдельно? Вот! Ваша мечта сбылась!

- Ох ты, какая умная! – язвительно и насмешливо протянула мать, уперев руки в боки. – За наш счет!..

- Это бабушкина квартира, - произнесла Марина твердо, перекрывая все крики и визги своим внезапно ставшим таким твердым и звучным голосом. – А не ваша. И завещала она ее мне, а не вам. Вселюсь сегодня же и замки  поменяю. Всего хорошего!

Глава 3. Куда делся Игорь?

На прощание, наматывая шарф на шею и кое-как, набекрень, нацепив шапку, мать ехидно, даже трясясь от злобной радости, произнесла:

- Ничего-о-о-о… Ничего. Сама приползешь!

Марина посмотрела в ее злобно-радостное лицо, на ее трясущиеся щеки, покрасневшие от стыда и гнева, и горько усмехнулась. Это мать? Это – ее мать?.. Вот это злорадствующее, предвкушающее Маринины трудности – это мать?..

Девушка чувствовала себя оплеванной, униженной, все тело от стыда ломило, словно родители ей надавали пинков. Марина знала, на что рассчитывала мать, и от этого становилось еще унизительнее и горше.

Марина работала уборщицей в одной маленькой конторе и получала гроши. «Молодого специалиста», только выпустившегося из университета, со знанием языков и красным дипломом брать на работу не спешили. Девушка оббивала пороги всех подряд заведений, чтобы хоть как-то устроиться получше, но всюду ей отвечали «мы перезвоним», и на этом собеседование заканчивалось. Мать, глядя на уставшую, промерзшую дочь, возвращающуюся поздно вечером с очередного собеседования, всегда задавала один и тот же вопрос гадким, масляным голосом:

- Что, и там тебя не оценили?

Голодная и измученная, Марина лишь торопливо кивала головой и торопилась как можно незаметнее прошмыгнуть в свою комнату, а мать устало всплескивала руками, заводила к потолку глаза, тяжко вздыхала… как будто безо всей этой пантомимы нельзя было обойтись! Как будто без ее страдальческого вида Марине не было трудно и нестерпимо больно!

Но, похоже, мать не знала, что такое сочувствие и поддержка; спешно закрывшись на щеколду, Марина с отчаянием слышала материны причитания, ее долгие выговоры, которые на говорила вроде как в никуда, но адресуя их дочери.

- Учили, учили – выучили, - с горькими вздохами говорила мать. – И еще десять лет на нашей шее просидит…

Тот факт, что  Марина работает и сама себя обеспечивает, хоть плохонько, но все же, мать из виду упускала. Она презрительно морщила губы, глядя на обновки, которые приносила домой девушка, потому что вещи были очень простые и дешевые, и Марина в очередной раз испытывала причитающуюся ей порцию стыда – за то, что работает кем попало, за то, что не смогла устроиться тотчас же после выпуска, как ее подружки, и получает копейки, за то, что «на старости лет не помогает матери»…

Бабушкину квартиру на ее крохотную зарплату содержать было дорого. Очень дорого. Это девушка прочла в веселых глазках злорадно посмеивающейся матери. Это означало питаться одним «дошираком» - фактически голодать. Сколько протянет Марина? Месяц, два?

Измученная, замерзшая в не самой теплой куртке, уставшая, натягавшаяся на работе ведер с водой, сколько она протянет на пластиковой лапше? Как скоро она приползет к матери за помощью и сама отдаст ключи от квартиры, которую так яростно сегодня отстаивала? Сколько слез прольет и проглотит от унижения, когда мать раз за разом ее станет спускать с лестницы и гнать туда, в пустой дом, где девушке придется провести очередную голодную ночь?

Все эти бесхитростные мерзкие радости были словно написаны на лице Елены Петровны. Глядя в бледное лицо дочери, та, раскрасневшаяся от возбуждения,  поигрывала бровями, словно ожидая, что Марина одумается тотчас, уступит, но Марина смолчала.

Отчего-то именно сейчас ей отчаянно захотелось не уступать матери! Зная, как трудно и невыносимо будет впереди, она не хотела доставлять матери этой пошлой радости и ушла первой, с высоко поднятой головой, не дожидаясь, когда соберутся негодующие родители.

***

Бабушкина квартира встретила ее тишиной, блаженным теплом и приветливым уютным желтоватым светом лампочки в прихожей. Марина, аккуратно разувшись в прихожей, прислушиваясь к чему-то, сделала несколько шагов в сторону комнаты, чуть касаясь стены – и вдруг разрыдалась, чувствуя невероятное облегчение и тоску одновременно.

Все, что ее окружало, было до боли родным, уютным, хорошо знакомым. Воздух все еще звучал ласковым голосом бабушки, но самой ее уже не было. Все было на своих местах, пол поблескивал, намытый и натертый, на окне на кухне были белоснежные крахмальные занавески – бабушка прекрасно шила и вышила их сама, создала зимнюю красоту в технике ришелье, - а ее – не было.

Но это тепло и уют, доставшиеся Марине – это было словно последнее прикосновение любящих теплых рук. Забота и искреннее переживание за ее судьбу; и Марина, сидя на полу в прихожей, заливаясь в три ручья, плакала в голос, впервые в жизни не сдерживаясь, не закусывая губ и не глуша рыдания, выла в голос. Она всецело ощутила свое одиночество и свою абсолютную ненужность никому в этом мире, и от этого стало только хуже.

Вещи, бытовые мелочи, белье – все осталось у родителей, и идти туда не хотелось категорически, а сами они вряд ли принесут. Нет, конечно; мама поморщит губы и с видом оскорблённой добродетели скажет:

- Ей надо – пусть идет и забирает. К тому же, это не мои вещи. Что я буду рыться в чужом белье?

Впрочем, Марина не жалела о своих потерях. Пусть там останется ее халатик и пара платьиц. Зато – и это она знала точно, - в шкафу было много постельного белья, которое теперь принадлежало только ей!

- Переживу как-нибудь, - прошептала Марина, отирая мокрые щеки.

Впервые за последнее время она вспомнила об Игоре; куда он вообще пропал?! Как сейчас была бы кстати его поддержка – даже не материальная, а всего лишь участие, доброе слово! Но телефон его был недоступен; который день подряд недоступен, словно Игорь решил прервать всякое общение. Марина от этих мыслей разревелась еще больше, и, чтоб не раскиснуть окончательно, набрала своей подруге, Аньке.

Анька была старинной подружкой Марины, еще со школьных лет; в отличие от остальных одноклассниц, она никогда над Марной не издевалась и не считала ее не кривлякой, ни дурочкой.

- Ну чего, чего, - ворковала Алька в трубку своим хрипловатым голосом наседки, слушая Маринин вой, - чего ревешь? Все, все, успокаивайся! Ну жалко, но что поделать?

- Приходи-и-и, - провыла, как пароходный гудок, Марина.

- Прямо сейчас? – усомнилась Анька. – А твои битюги орать не будут? Они же вечером тебя порвут на ветошь.

Что за люди Маринины родители, Анька тоже знала. Видела, как те относятся к дочери; слышала, как они ее распекают. Поэтому то, что санкции последуют обязательно, не вызывало у нее никаких сомнений.

Услышав сомнение в голосе подруги, Марина вдруг перестала плакать, и совершенно спокойно и даже с гордостью ответила:

- Ань, а я не дома… Точнее, нет, я как раз дома. Я у бабушки; эта квартира теперь моя. Завещание.

На миг Анька даже захлебнулась восторгом от этих новостей.

- Крас-сава бабуля! – выдохнула она, наконец, когда способность говорить членораздельно вернулась к ней. – Сделала таки битюгам козью морду! Слушай, ну эту бабулю помянуть стоит! Она прям сделала мой вечер! Жди меня, и я приду!

К приходу Аньки на столике на кухне уже стояло нехитрое угощение и недорогое вино. Анька тоже явилась не с пустыми руками; стаскивая сапоги, она с порога помахала бутылкой мартини и пакетом с фруктами:

- Такую бабулю поминать только мартини! – безапелляционно произнесла она, стряхивая с плеч куртку. - Ну, рассказывай, чего там у тебя? Как битюги пережили, что квартирка теперь твоя?

То ли от алкоголя, толи от усталости, или наоборот - от сброшенного с души груза, - но Марина ничего не стала скрывать, рассказала как есть, как повела себя у нотариуса, и о противной злобе матери, которая была уверена, что Марина не справится – тоже рассказала. В глубине души ей было стыдно и противно от этой победы, но Анька, заедая мартини куском дешевого сыра, отсалютовала ей кружкой, в которой был налит алкоголь.

- Во-о-о! – одобрительно выкрикнула она. – Вот! Ведь можешь же! Ай, маладца! Раньше надо было битюгов строить. С ними только так, гавканьем и покусами! И не ссы, справишься ты, это все временные трудности, с работой-то. Почему, кстати, битюг, - подразумевая отца Марины, спросила Анька, - не помог тебе с трудоустройством? Он же с администрацией города на короткой ноге? Попросил бы кого…

Марина, пригубив свою чашку с мартини, устало поморщилась:

- Ты же знаешь его позицию. «Всего добивайся сама». Вот и весь его ответ.

- Вот козлина, - ругнулась Анька. – Ну, работала б ты сама, не он же! Карьеру строила б сама! Да им просто нравилось, что в доме есть человек, на которого можно лайку спустить. Знаю я таких; им просто живется лучше, если гадость сделали. Слу-ушай, - протянула Анька вдруг, - а у тебя как с испанским?

Марина пожала плечами.

- Как у меня с испанским, - протянула она. – Диплом защитила, говорю, перевожу…

- Сервантеса в оригинале, да, - язвительно поддержала Анька. – И полы моешь!

- А что делать, - слабо возразила Марина, - работать где-то надо.

- Где-то! – передразнила Анька. – Ну не туалеты же скрести! А вот я щас папке позвоню, - Анька выудила из кармана штанов телефон, принялась тыкать пальцем в яркий экран. – Что-то он такое говорил о переводчике, знаешь, как в том фильме: «Был у нас толмач. Ему переводить, а он лыка не вяжет. Ну, мы его в кипятке и сварили».

Отец Аньки работал в какой-то солидной фирме.

Марине было нестерпимо завидно, когда она смотрела на Аньку. Нельзя было сказать, что  родители ее чрезмерно баловали, но… да, баловали. Анька, как Марина, не мечтала о новом пальто и не дырявых сапогах. Она просто шла и покупала, а отец оплачивал все хотелки. Жила Анька тоже, как и Марина, с родителями, и не потому, что жить ей было негде, а потому, что ее квартиру, купленную ей родителями давным-давно, кажется, на окончание девятого класса, она сдавала – ну, а что? Пока семьи нет, можно и сдавать.

И из дома ее не гнали.

Не было нудных и тоскливых разговоров о замужестве и о шее, на которой дочь сидит, не было атмосферы ненужности и униженности… Была просто жизнь.

За Аньку отец был готов в огонь и в воду. Он же подсуетился, чтобы ее по окончании ВУЗа взяли в какую-то контору, потом в другую – поприличнее, - и Анька к своим двадцати трем годам была вполне обеспеченной, уверенной в себе барышней.

- Ало, пап? – защебетала Анька по телефону, услышав ответ. – Ну, долг платежом красен, нашла я вам классного переводчика! Не, ты что, не пьет, конечно! – от этих слов Марина зафыркала, уткнувшись в свою кружку с мартини. – Да я тебе говорю, классно владеет языком! Да почему аферист, это Маринка, подружка моя!

Невнятное бормотание в трубке, как показалось Марине, смягчилось, кажется, мужчина передал привет Анькиной подружке, которую толком и не помнил, и осторожно задал наводящий вопрос.

- Ну, откуда она была в вашей фирме, - продолжала Анька. – А может, и была, когда у вас еще чудо-толмач работал, да… Да ты представляешь – полы моет! – Анька прикрыла ладонью трубку и вполголоса спросила: - Загранпаспорт у тебя есть? Придется сделать. Обязательно и быстро! Могут послать в командировку! – она вернулась к разговору с отцом. – Да! Конечно, ничего не теряет, кроме швабры! Ну, наверное подойдет! Все, чмоки! Тогда я ее направлю в вашу степь! Давай!

Марина все это время сидела молча, не веря ушам своим. В душе ее расцветало чувство, которого она доселе и не знала – ликование и надежда. Невероятно! Вот так просто – раз, и все?!

С другой стороны командировка… это неприятно удивило Марину.  Во-первых, она панически боялась незнакомых городов, чужой обстановки. Она мало где бывала, и потому плохо ориентировалась в новых местах… Или думала, что плохо ориентируется, боялась – запаниковав от перспективы оказаться в незнакомой стране, боясь потеряться, Марина вдруг вспомнила, что свой университет-то в чужом городе она искала сама. И нашла.

Просто…

Марина еще задумалась, анализируя причину, по которой ей внезапно не так уж сильно захотелось работать в этой конторе, и поняла, что сам факт того, что она окажется еще дальше от… Игоря, и возможно, очень долго…

Быть от него еще дальше, в другой стране, казалось Марине очень болезненным, неудобным. Что, если он придет, позвонит, а ее не окажется на месте!? Что если из-за ее командировки ее счастье рассыплется в пыль? Кто будет виноват в том, что не дождался? Она, разумеется! Нужно было все-то немного подождать, и Игорь, наконец, вспомнил бы о ней…

- Ну, - переводя дух, протянула Анька, чуть коснувшись своей кружкой с мартини кружки Марины, - давай! За то, чтоб все получилось! Начальница у них та еще выдра, но ей толмач толковый нужен, так что, думаю, дельце наше выгорит. За тебя! 

- И за тебя! – поддержала тост Марина, совершенно ошалев от неожиданности, от счастья и от терзающих ее сомнений. – Только… как же я пойду… а вдруг…

Анька, услышав это блеяние, свирепо уставилась на Марину и сделала страшные глаза.

- Никаких «как я пойду»! – прорычала она. – Никаких «вдруг»! Маринка, задуши свою Полозкову! Это она в тебе говорит! Крутись, думай, как все обстряпать, как все получится, а не о том, что у тебя чего-то не хватает! И запомни: потеряешь это место – еще долго искать будешь приличное! Нравится тебе полы мыть? Вот то-то!

- Да я ж из дому сбежала, - рассмеялась Марина, разводя руки, выдумывая себеоправдание. – Все вещи у родителей…

Она развела руки, демонстрируя свой скромный наряд, и Анька  поморщилась:

- Да и черт с ними, - ответила она, наконец. – Пусть подавятся битюги твоими трусишками. На первое время дам я тебе платьице и пару штанишек, перетопчешься. А потом сама себе прикупишь чего надо. Не ной только. Отвыкай от того, что ты неудачница! Если не отвыкнешь – так ею и проживешь всю жизнь! Кстати, - Анька вдруг неприятно, как-то холодно прищурилась, - а что этот… Игорь твой? Подает признаки жизни?

Эти слова после практически сказочной, праздничной эйфории обрушились на голову Марины как ледяной душ, еще больше селя в ее душе сомнения. Она вмиг погасла, стушевалась, спрятала глаза от внимательного взгляда Аньки. Игорь… вот истинная причина того, отчего Марина сейчас торговалась и не решалась сказать твердое «да».

- Не появлялся, - подвела итог подруга. – Марина, души Полозкову! Ты тут абсолютно не причем! Уж за поступки посторонних людей ты точно не должна отвечать. Просто… странно это как-то…

Анька замолчала, нахмурилась, и Марина почуяла, что вопрос этот задан ей не просто так.

- Ты что, видела его? – спросила Марина. Ей показалось, что она проваливается в какую-то яму, и падает, падает, падает, летит, как снег в ночи, вниз, в темноту, с огромной высоты. Все стало неважным и мелким, ничтожным в сравнении с тем, что Игорь нашелся! Она услышала его имя; она снова ощутила его в этом огромном мире, он не исчез, не превратился в плод ее воображения, он был где-то рядом!

- Да видела, конечно, - небрежно ответила Анька. – Прошел мимо, сделал вид, что не узнал… ну, может, и правда не узнал. Короче; он в центре работает. Кредиты выдает нуждающемуся населению. Весь такой при галстучке, наутюженный…

Странно; вот это действительно было очень странно.

Марина даже остолбенела на мгновение, чувствуя какой-то подвох.

Нет, в том, что Игорь работает, выдавая кредиты, ничего такого не было. С его любовью к деньгам – а эта его черта очень сильно бросалась в глаза, - это было даже вполне ожидаемо. Странным было другое; он работал, каждый день ходил туда, в свою контору, как ни в чем ни бывало, все такой же гладкий, аккуратный и красивый, а ей, Марине, не удосуживался и слова сказать по телефону! Ни позвонить, ни прийти у него времени не было, получается…

- Да, ему трамваем не переехало ноги, и на войну он не пошел, - произнесла Анька, угадав нехитрые мысли Марины, тем более, что все они выписывались у нее на лице. – Он просто послал тебя, и все. Вот что за говнюк!

- Может, у него на это есть какие-то причины, - тоскливо произнесла Марина. Ее глаза наполнились слезами, и Анька тотчас пожалела о том, что затронула эту тему.

- Да и фиг с ним, - поспешно ответила она. – Фиг с ним! Ты сейчас занята будешь, тебе некогда будет романы крутить. Пока освоишься на новом месте, пока втянешься в работу… А там, глядишь и в Испанию полетишь! В командировку! Классно же? Мир повидаешь!

Анька принялась рисовать Марине радужные перспективы, но мысли Марины уже были там, с ним, с Игорем. Неужели все было зря?! Ведь она для них двоих сражалась, выбивая у своих родителей эту несчастную квартиру! Рассорилась с самыми родными людьми, надеясь на то, что сделает это для того, чтобы счастье с Игорем обрести, и что?! Все напрасно?! Неужто он напугался, реально напугался ее бедности? Понял, что возьмет ее у родителей в одном только свадебном платье?

А Игорь деньги любил, да. Он много раз говорил о том, что его-то семья будет жить в достатке. И что же?!  Неужто же ему деньги стали важнее и нужнее ее, Марины?

Впрочем, ответы на все эти вопросы Игорь скоро дал сам...

Если бы у Марины спросили, сколько он отсутствовал, она не смогла бы сказать. Она знала, но язык бы не повернулся произнести «полтора месяца». За это время горе сменила радость – с головой погрузившись в новую работу, Марина на некоторое время выпала из своей тоски. Жизнь тянула ее вперед, заставляя решать множество проблем и задач.

В фирму ее приняли.

Начальница, довольно красивая женщина средних лет, красящая волосы в блонд, глядя на Марину недовольно морщилась. Да, Анька, как и обещала, выделила Марине из своего  гардероба довольно приличные джинсы, но едва только попав на территорию фирмы, Марина поняла, что джинсы тут неуместны. Все выглядели очень официально – костюмы, галстуки, строгие юбки, высокие каблучки, - и Марина ощутила себя клоуном в расписной Анькиной майке и кроссовках с разноцветными шнурками.

Но вот документы Маринины начальнице понравились, как и ее произношение.

Слушая Марину, женщина потерла виски и прикрыла глаза.

- Словно снова в Мадриде побывала, - произнесла она мечтательно. - Прекрасно!

Голос у нее был красивый, но какой-то отстраненный, неприятно холодный, высокомерный даже, отчего похвала прозвучала как-то неприятно.

- Хорошо, - все так же негромко и прохладно произнесла начальница. – Я возьму вас… с испытательным сроком, конечно. И переоденьтесь; у нас так не принято. Мы контактируем с солидными людьми. Мой партнер по бизнесу, - в ее мертвом голосе послышались нотки торжества, - настоящий испанский гранд. Очень старинный дворянский род. Понимаете? Приходится держать марку… Соответствовать…

Женщина откинула с плеч на спину светлые волосы и устало вздохнула, чтобы Марина как следует поняла, сколько сил у нее отнимает это многозначительное «соответствовать».

- Получите подъемные, и чтобы больше я не видела этих веселых кроссовок, - велела начальница. – Идите.

Подъемных было так много, что Марина испытала настоящий шок, увидев эти деньги. Начальница велела приодеться - а Марина просто не могла поверить, что все это принадлежит ей, это ее, и она может это использовать так, как ей вздумается.

Первой ее мыслью было позвать Аньку, чтобы та помогла распорядиться внезапно свалившимся на голову богатством. Марина даже взяла трубку, ее пальцы пробежали по кнопкам, но внезапно для самой себя она дала отбой и телефон отложила.

«Души в себе Полозкову, – велела она себе. – Придави этого монстра, это гнусное создание, которое шепчет, что ты не сможешь, не сумеешь, не знаешь! Свалить всю ответственность на кого-то другого – а свей головы что, нет? Чем я хуже Аньки? Неужто сама себе трусы без подсказки не смогу купить?! Что за потребность такая – ходить с мамочкой за ручку?!»

На улице уже темнело; было всего четыре часа дня, но шел октябрьский промозглый дождь со снегом, небо было затянуто низкими тучами. Однако, Марине не терпелось сию же минуту добежать до магазина и купить что-нибудь, хотя бы первые свои туфли на высоком каблуке. Хотя бы какую-то мелочь!

Она спешно натянула сапоги и застегнула куртку, повернула ключ в замке, и…

На площадке ее ждал Игорь.

Он просто стоял, как будто точно знал, что она сейчас выйдет. Не звонил, не стучал – стоял и ждал. И Марина тоже встала на пороге как вкопанная, потому что этой встречи она вовсе не ожидала.

- Игорь! – пискнула она, когда первый шок от встречи прошел. Она кинулась молодому человеку на шею, обняла его, поцеловала, не веря своему счастью. Мечты сбываются! Неужто и ее жизнь, такая беспросветная и серая, вдруг начала налаживаться? Неужто Марина, вечная неудачница, получила вдруг все и сразу?

Игорь молча перенес ее ласку. Именно перенес – Марина скорее почувствовала его эмоции, чем увидела какое-то неловкое движение или выражение лица. Он хотел ее отстранить, даже оттолкнуть, но сдержался, и ласку, ее поцелуи, ее радость после долгой разлуки принял.

- Как ты узнал, где меня искать? – Марина буквально захлебывалась своей радостью, она распирала, давила, вытесняла все прочие мысли из головы девушки, веля закрыть глаза за неприятно цепляющие вещи в поведении Игоря. Он здесь, рядом с ней – что еще нужно для счастья?!

Однако что-то уже в Марине изменилось; какая-то неприятная ей самой расчётливость появилась в ее сознании, и теперь с незнакомым, несвойственным ранее Марине холодком нашептывала девушке: «Как вовремя он появился, однако! Именно сейчас, когда у меня вроде все налаживается! А когда мне нужна была помощь и поддержка, где он был? Почему не мог выкроить и минутки для звонка? Теперь у мня квартира, денежная должность, и он нарисовался, хрен сотрешь! Или он не знает об этом? Кто б ему рассказал? Или знает?»

Неожиданно для себя самой Марина решила быть осторожной.

Раньше… Раньше она налетела бы на Игоря и с порога бы ему похвасталась, рассказала бы и о фирме, работа в которой раскрывает перед ней весь мир, и о собственном жилье. В ее глазах светилась бы собачья преданная радость – смотри, любимый, как много всего я могу дать тебе! Я не бесполезная неудачница, как обо мне говорят другие! Смотри, любимый!

Однако теперь ей было стыдно.

Стыдно за то, что она так вела себя - не с Игорем, так со всеми остальными, покупая их внимание и любовь какими-то выгодами, которые люди могли получить с нее. Стыдно за свою собачью преданность и безмолвность, за которую ей неоднократно доставалось по самым больным местам в душе. Игорь пропал без объяснений, а теперь явился, как ни в чем не бывало. И что? Проглотит она это пренебрежение, даже не спросить, где он пропадал?

«Черта с два!»

- Я зашел к вам, а твоя мать сказала, что ты у бабушки, - с прежней ясной улыбкой ответил Игорь.

Ага. У бабушки. Значит, главного он не знает… тем лучше.

- Нам надо поговорить, - продолжал меж тем Игорь. – Выйдем?

Только теперь Марина заметила, что он волнуется. Не хочет ее поцелуев, прикосновений, сторонится ее – и волнуется. Сердце ушло в пятки, Марина и не заметила, как оказалась на улице, под холодным снеговым дождем, а Игорь, ее Игорь, торопливо закуривая, лишь выше поднял воротник на пальто, ловя сигаретой бьющийся в ладонях язычок пламени, перед тем как произнести три слова, который, казалось, острой болью ввинтились в мозг девушки.

- У меня есть другая.

Вот так запросто.

Тук, тук, тук.

Марине показалось, что она ослепла и оглохла, что мир вокруг нее перестал существовать, и отчасти это  было правдой. Все ее мечты, все ее надежды, вся ее радость и самые светлые чувства – все рухнуло в один миг. Вся та жизнь, на которую она рассчитывала, все самое прекрасное -  оно было связано с Игорем. Марина хотела стать его женой. Матерью его детей. Красивой и уверенной, ему под стать. К этому она стремилась. Эта цель, чувства к Игорю – они должны были вытащить ее из серого болота, в котором она прозябала до сих пор.

- То есть, ты так просто об этом говоришь?! – выкрикнула Марина. Истерика уже накрывала ее, боль, разочарование, отчаяние и страх завладевали ею. – Нет, скажи, что ты соврал! Скажи, что пошутил!

Игорь прятал глаза.

Уже рыдая, Марина почувствовала стыдное желание – поверить снова. Собрать осколки разбитого, склеить их и сделать вид, что ничего не было. Пусть только скажет, что пошутил. Что солгал. И она все простит, и все будет как прежде!

Очередная  попытка повилять хвостиком.

Когда до Марины это дошло, она едва не зарычала от злости.

Отчего, отчего она снова и снова идет по одному и тому же пути, совершает одни и те же ошибки, хотя – казалось бы!  - хотела бы навсегда покончить с этим постоянным унижением?

- Я не скажу этого, - меж тем произнес Игорь. – У меня действительно есть другая девушка. Я женюсь на ней.

- Вот как! – со смехом выкрикнула сквозь слезы Марина. – Вот за что ты так со мной, а? Я тебе что, игрушка?! Поиграл и выкинул?! Чем я хуже – не понимаю! Значит, мне признавался в любви, а сам посматривал, искал кого поинтереснее?

- Все было не так! – не вынеся ее обвинений, выкрикнул Игорь. – Совсем не так!

- А как? Ну, давай, расскажи мне – как! Расскажи про любовь с первого взгляда!

- Именно, - тяжелым голосом произнес Игорь, глядя в заплаканное лицо Марины светлыми синими глазами. – Любовь с первого взгляда… к тебе, Марина. Когда мы познакомились… тогда, на празднике… у меня уже была невеста. Свадьба была назначена на зиму; на январь… Она тоже очень хорошая девушка, я ее тоже любил… очень. Но так вышло. Встретил тебя, и… влюбился.

- Вот это номер! – выкрикнула Марина безо всякого почтения к переживаниям Игоря. – Так мне, может, ей еще посочувствовать надо!?! Получается, это я негодяйка-разлучница?

- Не надо так, - произнес Игорь. – Ты тоже ни в чем не виновата. Это все я. Я долго выбирал между вами, долго думал…

- Но выбрал все же ее, - горько подвела итог Марина. – Кто она?

- Дочь прокурора города, - нехотя ответил Игорь. – Учится на юриста, судьей хочет стать.

- Ах, прокурора!

Марина гнала гадкие мысли, но они лезли в ее голову снова и снова. Прокурор… положение, власть, деньги, достаток – все, как хотел Игорь. В его выборе именно это перевесило чашу весов в пользу прокурорской дочки.

- Если так сильно в меня влюбился, - язвительно заметила Марина, - то чего ж не отменил свадьбу? Ведь у нас все же было хорошо!

- Хорошо,  повторил Игорь, чуть усмехнувшись, и Марина со стыдом вспомнила их неловкий, неуклюжий секс, от которого, наверное, и Игорь не получил никакого удовольствия. Вот, оказывается, почему он сторонился Марины и не лез ей под юбку  образ невесты, дочери грозного прокурора, преследовал его, он просто не мог расслабиться, или, как вариант, испытывал некоторое чувство вины. Он же по сути изменял невесте…  Или боялся, что вернувшись от Марины к своей невесте, ложась с ней в постель, не сможет скрыть, что был с другой!

А Марина-то принимала эти его ужимки за порядочность, а-ха-ха-ха! Глупая курица… А он просто хотел отметиться у понравившейся ему девчонки. Записать в список своих побед.  

Игорь пожал плечами.

- Все давно готово, - словно оправдываясь, произнес он. – Тесть подарил однокомнатную квартиру, выпишет доверенность на свою машину…    

 Ол инклюзив. Бинго. Страйк! Все и сразу.

Марине стало невыносимо стыдно за то, что она любила этого человека. Стыдно за его жадность и за свою глупость – как можно было не разглядеть, как можно было поверить этому человеку?!  Стыдно за Игоря и его пошлую радость, мелькнувшую в глазах при упоминании доверенности на машину. Какая же мерзость, какая же грязь!.. Жаль было уже не себя, а своих чувств, которые были прекрасны, и которые были потрачены на вот этого жадного червяка.

Прокурорскую дочку захотел… выдающий кредиты жалкий бумажный червь…

Марина задушила в зародыше поползновение сию минуту, здесь и сейчас, рассказать Игорю о своих успехах. Нет, только не это! Он ведь может и передумать, а она… она может смалодушничать, принять его… и жить потом всю жизнь с этим дерьмом. Или снова потерять,  когда он увлечется более перспективной девушкой, которая даст ему больше. И все повторится вновь: слезы, мольбы, расставание, боль…

Было нестерпимо больно, но Марина все же нашла в себе силы отвернутся и бежать, бежать прочь от этого монстра, рыдая и проклиная все и всех.

«Души свою Полозкову! Ты не должна соглашаться на  предложения этих скользких прохвостов! Никому твои чистые чувства не нужны, и ты сама не нужна – только успешность и достаток… как у прокурорской дочки! К черту все; к черту! Какая любовь, какая семья, нужно думать только о себе!»

Марина остановилась; в ее душе еще оставалась капля надежды, что ее Игорь  тот, кого она полюбила, - наплюет на все и погонится за ней, чтобы вернуть. Но позади нее была только пустота; никого. Темнеющая улица и холодный снег.

Глава 4. Другая реальность

Тонкие каблучки звонко цокали по полу. Над головой разносился мелодичный сигнал, после которого приятный голос девушки объявлял посадку на рейс.

Марина, покачиваясь на высоких каблуках, тащила за собой чемодан на колесиках, расстегивая на ходу тонкое пальто цвета топленого молока. Больше всего на свете ей хотелось поскорее избавиться от тяжелой поклажи и снять пальто – было слишком жарко. Марина улетала из холодного промозглого марта, и, как бы она не старалась одеться максимально легко, все равно для Испании она была одета слишком тепло. Здесь было почти лето, плюс восемнадцать и ослепительное солнце, бликами зажигающее пожар на прозрачном стекле перегородок и вертящихся дверей.

Первая командировка!.. От предвкушения у Марины дух захватывал, она едва не попискивала, торопливо семеня вслед за своей начальницей, которая шла к выходу уверенно, как ледокол «Ленин» во льдах Арктики. Кто бы мог подумать, что неудачница Полозкова рванет в Испанию! Да половина из тех, кто ее травил и дразнил, душу б продали за шанс слетать в Севилью, или ту же Андалусию. А уж за личное знакомство с грандом, с самым настоящим грандом половина недоброжелателей отдала бы даже индульгенцию, если б таковая у них сыскалась. А Марина с ним будет говорить, работать…

Марина спешила вслед за Вероникой Андреевной, которую под локоток увлекал за собой высокий мужчина в годах – черт, даже  назвать его пожилым язык не поворачивается! Безупречно сидящий на нем светлый серый костюм, белоснежная сорочка и мягкие удобные туфли; черные волосы с густой проседью, темно-карие глаза, острый взгляд, породистый нос, аккуратная борода. Наверняка уход за ней отнимает у него кучу времени, почему-то подумала Марина. Да у него даже маникюр на руках, вот это да!

Педро де Авалос, как представила его Вероника Андреевна, кокетливо протягивая ему узкую кисть с остро наточенными ноготками.

Испанец ее тонкую ладонь подхватил и церемонно поцеловал  наманикюренные пальчики, отчего глазки начальницы так и забегали. Было совершенно очевидно, что испанец Веронике нравится; да что там нравится – от его старомодных церемоний она плавилась, как масло на солнцепеке. Она даже дышать переставала, когда он поднимал на нее взгляд невероятно темных глаз под такими же невероятными черными ресницами. Кажется, Вероника была немного влюблена в своего титулованного партнера. Впрочем, почему – немного?..

- Это такая честь для нас, - промурлыкала Вероника, - что вы сами нас встретили… Так неожиданно и так приятно…

Марина машинально перевела – у начальницы язык был отвратительным. Она почти все понимала, если ей было нужно, но говорить не могла совершенно. Какая-то совершенно необъяснимая языковая глухота.

Де Авалос выслушал перевод внимательно и чуть улыбнулся, сверкнув ослепительно-белыми зубами из-под ухоженных усов.

- Мадридский выговор, - похвалил он Марину, отвесив ей легкий поклон. Казалось бы, ничего не значащая похвала, а девушку кинуло в жар, и она заулыбалась совершенно глупо и застенчиво. В миг позабыв все свои обещания самой себе держаться с достоинством и сдержанно. – Я совершенно случайно оказался свободен. Почему бы не помочь добраться очаровательным дамам?

В кармане у Марины завозился телефон. Одно за другим приходили оповещения о пропущенных звонках, и Марина, чертыхаясь, перекинув на плечо ремешок дамской сумочки, полезла в карман.  Вероника Андреевна с де Авалосом меж тем неспешно двинули к выходу, а Марина выудила аппарат и ответила на звонок почти с ненавистью.

В последнее время, примерно с месяц, мать начала названивать ей, интересоваться ее делами.

- Ты что-то совсем нас забыла, не появляешься, не звонишь, - всегда бодрым голосом начинала она, и Марина слышала если не осуждение, то этакий своеобразный штурм. Мать хотела все исправить; словно не было ничего – не было ссор, не было ругани и унижений. Только и исправить она все хотела как обычно – ломая через колено гордость Марины и ее взгляд на все произошедшее, совершенно не интересуясь ее мнением.

- Как бы ни было, - все с тем же напором продолжала мать, - мы же твои родители, мы тебя вырастили!

Марина не знала, зачем им вдруг понадобилась.

Отработав полгода в фирме, немного научившись «соответствовать», Марина  - нет, не стала принцессой на горошине, - превратилась в современную и деловую девушку. Она, что называется, узнала себе цену и почувствовала уважение – не за просто так, а за свои личные качества. Все материны крики, все унижение – все вдруг куда-то рассосалось, прошло, и Марина поняла, что можно жить и безо всех этих гадостей.  Впервые за много лет она ощутила себя свободной и уверенной в завтрашнем дне. Она могла себе позволить позвать подружек вечером, попить чаю и обсудить что-нибудь интересное, она могла купить ту вещь, которая ей нравилась и была нужна. В спальне на полке теперь красовались прекрасные книги об Испании, с хорошими фотографиями, словари и художественная литература, которую Марина могла позволить себе выписать из любой точки мира, не скрывая свою покупку и не ожидая свирепого ворчания на тему «бесполезной траты времени и финансов».  Ее жизнь покатилась по какому-то другому руслу – не сказать, что спокойному, но более достойному, да.

И вдруг всю эту эйфорию начали разбивать вдребезги звонки от матери.

Зачем она звонила? Зачем?

Действительно соскучилась? Марина в это не верила. Ее дела никогда  не интересовали мать, с чего вдруг сейчас заинтересовали? Узнала о Маринином процветании? Кто-то успел рассказать, что Марина больше не моет полы, а вполне неплохо живет? Или мамаша нащупывала почву, проверяла, созрела ли Марина, чтоб квартиру отдать?

Марина не собиралась выяснять причину такой внезапной материнской любви.

- Мама, мне некогда! – рычала Марина в трубку, зарываясь в книги. – Все у меня хорошо!

Марине казалось, что мать должна понимать, отчего дочь с нею общаться не хочет, но та упорно лезла в новую жизнь Марины, которую девушка самой себе  клятвенно обещала оградить от всяких уродов. Она звонила и днем, и когда Марина что-то переводила для начальницы, и вечером, и вот теперь… добралась до аэропорта.

- Слушаю! – голос Марины, разумеется, звучал раздраженно, и абонент на мгновение стушевался, смолк. Марина даже подумала, что чересчур груба и хотела смягчиться, но вместо ожидаемого материного голоса услышала Игоря.

- Привет, - произнес он глуховато, словно простыл.

От неожиданности Марина споткнулась на ровном месте и едва не упала, остановилась, безнадежно отстав от начальницы. В горле ее пересохло, сердце бешено колотилось.

Еще ни дня не проходило, чтобы она себе не представляла, как однажды встретит Игоря, как тот раскается в своем выборе, и как…

Даже от самой себя она скрывала, что хотела бы начать все сначала. Эта вожделенная новая встреча – по сути мечты о ней были мечтами о начале новых отношений. Марина тосковала; возвращаясь домой с работы, она искала Игоря глазами в толпе, в общественном транспорте, в крупных торговых центрах, и, не находя, выдумывала долгие истории о том, как однажды эта встреча все же произойдет, и тогда…

- Что тебе нужно? – еле смогла произнести она.

- Я соскучился, - ответил Игорь. Его голос был такой теплый, такой родной, что на миг Марина ему поверила, растворилась в его бархатных интонациях. Ее кинуло в жар, словно она в своем пальто оказалась под палящим испанским солнцем, и Марина перевела дух, осторожно, чтобы Игорь не услышал ее судорожного вздоха. – Может, встретимся сегодня?

От этого  Марина и вовсе потерялась и долго мочала, не зная, как реагировать на это предложение. Такое долгожданное и желанное! Вдруг царапнула досадная мысль, что когда-то давно она была права, надо-то было всего лишь подождать… но Марина тотчас отогнала ее прочь от себя. Подождать? От всего отказаться, и от этой поездки, которая, разумеется, очень интересна ей, ради этого говнюка, который морочил ей голову?!

- Приглашаешь в гости? – насмешливо хмыкнула она, наконец. – А жена-то одобрит такие… гости?

Игорь женился в январе; Марина это точно знала, и в день его свадьбы сидела вечером одна, тихо, не включая света, поражаясь, как он может сейчас быть там, радостно улыбаться и принимать поздравления после того, как просто наплевал ей в душу? Интересно, вспоминал он о Марине, ставя свою роспись в ЗАГСе?

- Думал, у тебя встретимся, - осторожно ответил тот, и Марина усмехнулась, в очередной раз поражаясь его нахальству.

- Нет, - ответила Марина твердо, обретая, наконец, способность соображать. Та, давняя плаксивая история, окончившаяся снежным вечером, коснулась ее души, напомнив нежность и отголоски несостоявшейся любви, и тотчас пропала. Это было прошлое, и оно мертво; сейчас перед Мариной раскрывались стеклянные двери в аэропорту, и солнце жаркой Испании немилосердно било в глаза, слепя. – Я сегодня не могу. Занята.

Игорь смолк. Думал, что она мстит ему? Или разлюбила? Марина вдруг отчетливо поняла, что именно здесь и сейчас она может отомстить Игорю, пребольно уколов его самолюбие, посмеявшись над его пошлой мещанской радостью. Доверенность на машинку, хм…

- Давай тогда завтра, - нерешительно предложил он.  – Или когда сможешь. Я правда хочу увидеть тебя. С женой у меня все. Я же не врал, когда говорил, что полюбил тебя. Не смог забыть. Не смог жить с ней.

- Я не знаю, когда смогу, - как можно небрежнее ответила Марина. – Извини, не могу говорить. И вообще – я в командировке в Испании. Привет прокурору!

Последние слова она выкрикнула почти со злобой, с мстительной радостью. Эта маленькая победа наполнила все ее торжество просто невообразимой энергией, она вылетела на улицу, как комета, и, рассмотрев светлые волосы своей начальницы далеко впереди, бросилась к ней наперерез потоку машин, в основном такси.

Визг тормозов и вой клаксона не сразу дошли до ее слуха, она ойкнула и присела, выставив вперед руки. Удар пришелся в бедро, и Марина неуклюже шлепнулась на зад, больше напуганная, чем действительно подбитая.

В голове звенело, яркое солнце слепило, и Марина некоторое время не могла понять, о чем ее спрашивают люди. Вокруг нее тотчас же собралась толпа, кто-то помог ей подняться, и Марина вскрикнула от резкой боли в бедре и снова уселась на свой чемодан. На глаза ее наворачивались слезы, но она упрямо сжимала зубы, чтобы тут, при всех, не разрыдаться от обиды, досады и отчаяния.

«Нет, это только со мной могло такое произойти, - подумала Марина зло, увидев в толпе испуганно охающих людей свою начальницу. – Полозкова, ты никогда не изменишься! Как была неуклюжей коровой, так ею и осталась! Прилететь в Испанию и попасть под машину!»

- Расступитесь! Что вам здесь, цирк, что ли?

Сильные руки подхватили ее, Марина и ойкнуть не успела, и девушка оказалась на руках у молодого человека, хозяина яркой спортивной машины, которая сбила ее.

Раньше ее на руки поднимал только Игорь, и то один лишь раз, осторожно, примеряясь к нежному весу ее небольшого тельца. У Марины был еще один комплекс; при своем небольшом росте она считала себя… толстой. Поводом к тому была роскошные грудь и бедра. На анорексичных моделей Марина уж точно не была похожа. Но даже заверения парней, которые за ней ухаживали, не могли убедить ее в том, что она вовсе не толстая, а весьма аппетитная девушка. Игорь тоже поднял ее осторожно, явно опасаясь ударить в грязь лицом. После этого он был в глазах Марины невероятным силачом.

Молодой человек, который теперь держал ее на руках, словно и не замечал ее веса вовсе. Он нес  ее легко, словно она была не взрослым человеком, а маленьким ребенком. Его сильные руки обхватывали ее крепко, но бережно, и Марина, прижавшись к его груди, к яркой красной спортивной куртке, уловила свежую нотку в его чарующем горьковатом парфюме. Марина и пискнуть не успела, как он весьма скоро донес ее до своей машины и бережно опустил на сидение, помог удобнее устроить ушибленную ногу. Солнце светило ему прямо в лицо, высвечивало насквозь чуть растрепавшиеся черные волосы, и молодой человек, чуть склонившись, заглянул Марине прямо в глаза.

- Вы слышите меня? – произнес он медленно, явно для того, чтобы туристка поняла его. – Вы меня понимаете?

- Si, - еле слышно ответила Марина, потрясенная.

У испанца были невероятного цвета и красоты карие глаза, с какой-то типичной южной туманной ласковостью на самом дне. Красновато-карие, прозрачные, как заварка самого дорого чая, в обрамлении густых, черных, словно лакированных ресниц. Черные, тщательно уложенные волосы, черные брови. Очень мужественное лицо, тонкий породистый нос, чувственные яркие губы. Легкая небрежная небритость лишь шла ему; и Марина зависла, все еще ошеломленная столкновением и перемешавшимися в ее душе чувствами. Ей казалось, что она где-то уже видела это лицо, это широкие плечи и красивые, сильные руки. Особенно ее поразили его кисти – идеальных пропорций, длиннопалые, и жесткие, как сталь. Очень красивые, сильные руки…явно привыкшие к тяжелой физической работе. Странно; дорогая машина, прекрасный парфюм, породистое лицо – и физическая сила, которую можно объяснит только тяжелой работой.

«Ну вот, - мрачно подумала она, молча разглядывая своего визави, - вроде, удар пришелся по заднице, а повредилась голова. Еще немного, и я поверю, что встречала его в прошлой жизни, и это мой суженый… но какой же невозможно красивый мужик, Боже мой! Да, Испания стоила того, чтоб приехать и увидеть вот такого… и еще и на ручках поносил.. Господи, о чем я думаю?! Почему я такая дура?! Так, все, возьми себя в руки! Никаких парней! Дурацкая ты Полозкова, ты же понимаешь, что этот случайный знакомый сейчас исчезнет из твоей жизни, и бегать по Андалусии, его разыскивать, у тебя не будет ни времени, ни возможности?»

- Зачем вы прыгнули под машину? – хмурясь, допытывался испанец. Даже когда он сердится, на щеках его играли обаятельные ямочки, и Марина ощутила себя Вероникой, плавящейся под взглядом де Авалоса.

Глава 5. Близкое знакомство

- Так зачем? – допытывался молодой человек. Солнце красиво сверкало в его темных глазах, и Марина подумала, что смотреть ему в лицо – это выше ее сил.  – Вы точно не Гринпис? И я потом не увижу свое фото в газете с надписью «убийца»? Если это так, если я прав, то это самый глупый поступок, который я видел за всю свою жизнь.

Марина молчала, лишь отрицательно качая головой; она думала, что с Игорем у нее было что-то вроде любви с первого взгляда. Они просто увидели друг друга в праздничной танцующей толпе и просто подошли друг к другу. Без объяснений, без стеснения и без лишних вопросов.

Теперь же… рядом с этим мужчиной, Марина вдруг ощутила себя так, словно не было многолетней борьбы с «Полозковой» - уродливым чудовищем, взлелеянным ее матерью. Все то, что мешало ей жить,  общаться с людьми, вдруг ожило, выбралось из самого дальнего, самого темного уголка ее души и завладело всем ее существом. Марина чувствовала, что не может и слова произнести и просто молча краснела, потупив взор. Не может поднять глаз, чтобы прямо глянуть в красивое лицо; не смеет и слова произнести,  потому что горло ее перехвачено спазмом, и вместо слов наверняка будет какое-то жалкое мяукание.

«Да что со мной такое!  - ругалась Марина, тая от прикосновения сильной ладони к своему плечу. – Ну, подумаешь – красивый, ну, подумаешь – совсем рядом со мной…»

Даже яростное рычание начальницы не сразу вернуло ее из мира грез на грешную землю, и родная речь показалась ей незнакомой и странной, а перед глазами все плясали яркие солнечные блики в темных красивых глазах.

- Полозкова! – рычала своим стервозным, замороженным голосом начальница, совершенно беззащитно разводя руками и понимая, что если сейчас Марину увезут в больницу, то она, Вероника Андреевна, останется одна и совершенно беспомощная в чужой стране без знания языка. Этот страх отражался в ее взгляде и так красноречиво выписался на побледневшем лице, что де Авалос поспешил ее утешить и успокоить. Он говорил что-то, а Вероника беспомощно смотрела на него, повторяя хаотично отдельные слова.

- Но отель, - повторяла Вероника за испанцем. В голосе ее было отчаяние. – Коррида… господи, какая коррида?!

Марину трясло; кажется, пришло понимание того, что только что чуть не произошло – на ее счастье, у водителя оказалась отменная реакция! – и Марина с трудом сдерживала себя от того, чтобы не разрыдаться в голос тут же.

«Только не реветь! – думала она в отчаянии. – Только не ныть! Стыдоба какая… Как Полозкова не поступила бы ни за что на свете? Она бы разнылась, чтобы ее пожалели и оставили в покое – это точно. А вот сохранить достоинство ей не по зубам… как и признать свою ошибку».

- Простите меня, - неживым, лишенным всяких эмоций голосом произнесла она, обращаясь к сбившему ее водителю. – Я не заметила вас. Мне следовало бы быть осторожнее. Я вовсе не из Гринписа, я переводчик.

Затем она обернулась к ошеломленной Веронике, все еще пытающейся понять, что говорит ей Авалос.

- Он говорит, - механически произнесла она, не глядя ни на кого, - что Эду отвезет меня в больницу. Ничего страшного как будто не произошло; а чтобы загладить эту неприятность и свою вину, он приглашает нас с вами к ним в дом. Не в отель; бронь можно отменить. А в воскресенье он приглашает нас на великолепное зрелище, на корриду. Сеньор де Авалос клянется, что у нас будут самые лучшие места, чтобы мы смогли насладиться зрелищем.

От упоминания дома де Авалоса Веронику словно оторопь взяла; неуверенная улыбка расцвела на ее губах, она тряхнула белокурыми локонами, пытаясь вернуть себе женственный, небрежно-расслабленный вид.

- Полозкова, - произнесла она с плохо скрываемым торжеством, - что, серьезно? Он нас в гости к себе зовет?!

- Да, Вероника Андреевна, - ответила Марина, морщась от боли. Боль пришла только теперь, и молодой человек, который ее сбил, стоявший до того неподвижно, вдруг оживился.

- Отец, - произнес он, обращаясь к де Авалосу, - так мы поедем?

- Езжайте, Эдуардо, - ответил де Авалос. – Надеюсь, до ужина вы успеете вернуться? Нашим гостьям наверняка хотелось бы отдохнуть после перелета, а тут такая неприятность…

Эду! Отец!

Марина тайком глянула на разговаривающих испанцев, и ей стало понятно, отчего лицо молодого человека ей показалось знакомым. Он очень походил на старшего Авалоса. Та же красота, та же порода, стать… Марина снова поймала на себе взгляд Эду, и поспешно отвела глаза, сделала лицо как можно более суровым и строгим, чтобы он не дай бог не подумал, что она разглядывает его, снова и снова, невольно любуясь грацией его сильного, гибкого тела, правильностью его черт и ласковой темнотой его глаз.

«Отец и сын, вон оно что! Ну, поздравляю тебя, Полозкова! Тебя чуть не сбил не абы кто – испанский гранд! Ради этого стоило лететь за тридевять земель, чтобы в первый же день попасть под колеса машины и проваляться в постели всю командировку!»

Она закрыла глаза, чтобы не зареветь во весь голос; нога наливалась пульсирующей болью, Марина себя чувствовала беспомощной, неуклюжей и глупой, но изо всех сил старалась сохранить на лице выражение достоинства и спокойствия, хотя со стороны было видно, как дрожат и кривятся от боли ее сжатые в узкую полоску губы.

Усаживаясь за руль, Эду внимательно посмотрел на Марину; было заметно, что он нарочно не скрывает своего любопытства, разглядывая ее склоненное лицо, и по губам его скользнула странная улыбка, словно ее нежелание плакать отчего-то позабавило его.

-  Сhica muy terca, - пробормотал он. – Очень упрямая девушка…

На трассе Марине стало немного лучше; Эдуардо водил хорошо, уверенно, машина неслась вперед, город все надвигался, становился все ближе, прохладный ветер гладил пылающие щеки девушки, и она глотала холодный воздух, чтобы хоть как-то успокоиться, унять подступающие к глазам слезы.

- Уже можно плакать, - сказал Эдуардо, в очередной раз глянув на Маринин профиль. Девушка  сидела ровно, словно окаменев, и он вдруг осенил себя крестом, напоследок поцеловав пальцы, которыми крестился. – Я никому не скажу о минутке слабости. Я – могила!

Марина покосилась на него, фыркнула – и неожиданно для самой себя разрыдалась, содрогаясь всем телом. Слезы лились сами собой, но Марина ощутила вдруг такое облегчение, словно гора упала с плеч. Эдуардо снова мельком глянул на нее, тревожно, с жалостливой нежностью в ласковых глазах, и, выудив из кармана своей красной куртки ослепительно-белый платок, подал его девушке.

- Нужно подтереть нос, - очень серьезно произнес он, снова заглядывая ей в заплаканные глаза, - не то доктор подумает, что я привез вас лечить насморк.

От этого неуклюжего юмора Марина рассмеялась сквозь слезы, принимая его платок, тонко пахнущий все тем же парфюмом. В уголке платка молочно-белым шелком были вышиты инициалы – ну, разумеется! Да и сам платок мог стоить дороже сапог Марины.

- Сейчас будет легче, - продолжал Эду, поглядывая на всхлипывающую девушку. – Шок уйдет со слезами. Плачьте еще! Слезы это хорошо. Так и нужно!

От его слов, от его неуклюжих попыток насмешить ее у Марины потеплело на сердце; когда в последний раз молодые люди старались ей угодить? Она и вспомнить не могла. А тут…

«Не обольщайся, милочка, - сердито думала она, отирая щеки от слез, - он выплясывает перед тобой лишь оттого, что хорошо воспитан. Ну, еще и сбил меня, конечно, чувство вины никто не отменял. Если бы не это, он и не глянул бы на меня! Слишком уж хорош для меня; вон Вероника Андреевна – я ей и в подметки не гожусь, а старший Авалос на нее смотрит, как на говорящую мебель. Где же вероятность, что младший рассмотрит во мне человека? Его знаки внимания всего лишь дань приличиям… О господи, Полозкова, ты неисправима… Не ты ли клялась самой себе, что никаких больше парней, никакой больше романтики и влюбленности? И вот так вляпаться – с первых шагов по аэропорту! Нет, ну серьезно – втрескалась?! Он же не по голове тебя ударил, в конце концов!»

- Не хочется больше, - прошептала Марина, отирая предложенным ей платком лицо.

- Это все?! – притворно удивился молодой человек. – Откуда вы приехали?! В вашей стране не умеют плакать, даже если их собьет поездом?!

- Вы же не на поезде меня сбили, - буркнула Марина, поправляя растрепавшиеся волосы. – Я из России. Я переводчик партнера по бизнесу сеньора де Авалоса. Забыли?

- А, Россия! – произнес Эдуардо. – Там все люди такие холодные? Наверное, вы и не плакали? Это сердце русской снежной девочки, Doncella de nieve, изо льда немного растаяло под нашим горячим солнцем?

Марина строго поджала губы; вот теперь она точно не знала, как реагировать, то ли посмеяться вежливо, толи обидеться. Испанец тормошил ее, дразнил, вворачивал какие-то фразы, которые ставили Марину в тупик, и она молча сопела, перебирая в уме всевозможные варианты.

«О-о-о, это так романтично, прокатиться с ветерком с молодым де Авалосом! О-о-о-о, он говорил комплименты и утешал! О-о-о, это так мило!» - так, наверняка, отреагировали бы все, начиная от девчонок на фирме, и заканчивая Анькой. Анька так вообще крикнула бы, размахивая кружкой с мартини:

- Прыгай и хватай его, подруга! Такого мужика потрогать Боженька раз в жизни дает, не теряйся, ну!? Даже если всего один раз, он того стоит!

Только вот Марина не была уверена, что испанец сейчас расточает ей комплименты.

«Да он смеется надо мной!» - поняла вдруг Марина, гневно глянув на улыбающегося Эдуардо.

- М-м-м, помогло, - пробормотал он, сверкая озорными глазами, замечая, что девушка рассердилась. – Так и знал, что жалость вам не нужна. А вот если разозлить, то вы придете в себя намного скорее.

Марина вспыхнула до корней волос и… отвернулась, чтобы не наговорить гадостей этому испанскому хлыщу. Тот поцокал языком:

- Какой ужасный, очень ужасный характер, - так же весело произнес он. – Вы не умеете шутить. Совсем. Все русские такие суровые?

- Русские вовсе не суровые, - грубо буркнула Марина. – Просто вы смеетесь надо мной.

- Я? Смеюсь? Да вовсе нет!

Припарковавшись у приемного отделения больницы, Эдуардо без лишних слов и ненужных объяснений обошел автомобиль, открыл дверцу и снова поднял девушку на руки. Когда он потревожил ее ушибленную ногу, Марина  болезненно айкнула, и он поддержал ее, произнеся «ай-ай-ай» несколько раз, словно это ему было больно. От этого неприкрытого озорства Марина рассмеялась, все еще охая от боли.

- Такая храбрая девушка, - произнес Эдуардо, бережно прижимая Марину к себе и чуть сильнее, чем того требовала ситуация, сжимая пальцы на ее бедре, - такая терпеливая… неужто еще немного не потерпит?

- Вы теперь все время будете носить меня на руках? – сварливо поинтересовалась Марина, краснея от неловкости и смущения, и Эдуардо, сделав очень серьезное лицо, ответил:

- Конечно, пока вы сами не сможете передвигаться. Ведь это  моя вина – то, что вы ранены. Обнимите меня за шею, так будет удобнее. Да, так. Отлично!

На щеках его играли обаятельные ямочки, в глазах отражалось солнце, он озорно улыбался, внимательно разглядывая лицо девушки, и чуть покачивал ее на руках, словно не в больницу Марину привез, а на какой-то праздник. От близости его сильного, горячего тела Марина буквально задохнулась от смущения, да еще и эти его бессовестные руки… Марина могла поклясться, что он ее поглаживает и внимательно наблюдает за ее реакций. Его сильная ладонь, лежащая у нее на бедре, словно жгла ее, и Марина мысленно молилась всем богам, чтобы это путешествие у него на руках скорее кончилось – и чтобы оно никогда не кончалось!

«Полозкова, ради бога! Не обольщайся, Полозкова! – думала Марина, утыкаясь носом в плечо Эдуардо, старясь скрыть свою смущенную улыбку от людей, идущих навстречу. Она видела – медсестры, встречающиеся им на пути, застывали в удивлении, а потом, опомнившись, принимались так отчаянно строить глазки Эду, что Марине было просто неловко присутствовать при этих откровенных заигрываниях. - Он просто хвастается своей силой, испанский фанфарон! Повадился таскать меня на руках… Небось ждет, когда я начну им восхищаться и восторженно охать. Богатого папы сын, слащавый мажор… привык к тому, что все им восторгаются и хвалят его за один факт существования, - сердито думала Марина, позволив себе совсем немного расслабиться и прижаться к плечу мужчины, вдыхая аромат его парфюма, покуда он нес ее по больничным коридорам. – Вот и в моем лице он видит всего лишь еще одного зрителя, который должен восхищаться его великолепием… только б не показать ему этот восторг, которого он так упорно добивается! Только не обольщайся, Полозкова, не будь еще большей дурой, чем ты есть!»

В кабинете врача их встретил очень респектабельный, пожилой сеньор, кажется, очень хорошо знакомый с де Авалосом-младшим. По тому, как он спешно поднялся со своего места из-за стола и поприветствовал Эдуардо, Марина подумала, что это как минимум семейный врач. На Марину, постанывающую от боли, он посмотрел с некоторым удивлением, а затем перевел вопросительный взгляд на молодого человека.

- Это очень хороший врач, - доверительно втолковывал Эдуардо, снимая с Марины пальто, словно желая пожалеть и успокоить девушку, закусившую от боли губу. – Он мне много раз помогал, у него золотые руки. Так ведь, доктор?

- Конечно, сеньор Эдуардо, так и есть…  О, какая прелестная сеньорита, - ворковал эскулап, покуда Эдуардо уложил Марину на кушетку и аккуратно – и весьма умело, - расстегивал на ее ногах сапоги. – Ну, что за слезы? Что случилось?

- Автомобильная катастрофа, сеньор Фернандес, - пояснил Эду. – Я сбил эту девушку.

Врач внимательно глянул на ногу Марины поверх очков – Эду весьма бесцеремонно, почти по-хозяйски приподнял ее юбку, демонстрируя врачу расползающийся по коже девушки синяк,  - и удивленно крякнул.

- Вот как, - произнес он удивленно. – Эду, вы засмотрелись на эту красотку? Другой причины, по которой вы ее сбили, я не вижу.

- Это я виновата, доктор, - глотая слезы, произнесла Марина. Доктор снова удивленно крякнул:

- Тurista? – удивленно произнес он. – Ах, какая досада, наша страна вовсе не так должна была вас встретить, какая же досадная неприятность! Ну-ка, сеньор, оставьте нас с сеньоритой, я осмотрю ее. Клянусь небесами: я приложу все силы, чтобы уже завтра она танцевала!

Эду послушно вышел и прикрыл за собой двери, а доктор склонился над Мариной.

- Вы позволите? – он приподнял юбку,  обнаружив кружевную резинку чулок. – Да, ушиб серьезный. Отек…  Так больно? А так? Да, вероятно, перелома нет, просто ушиб… но надо, конечно, сделать рентген. Попытаетесь встать и пересесть в это кресло, пожалуйста? Или позвать Эду?

- Нет, нет, благодарю, - лихорадочно натягивая юбку на коленки, произнесла Марина, спуская ноги на пол. – Я сама… не нужно звать сеньора де Авалоса.

- Отлично, - похвалил врач. – Какая храбрая девушка… и терпеливая… Совсем как Эду. Обопритесь об меня, осторожнее!

«Неужто Эду отважно пьет микстурку из ложечки, - ядовито подумала Марина, усаживаясь в кресло. - Действительно, храбрый  парень!»

- Ну, поехали?

Доктор раскрыл двери и вывез ее в коридор. Краем глаза Марина увидела Эду – тот стоял, окруженный молодыми – и не очень, - медсестрами, ослепительно улыбаясь и раздавая автографы. Девицы в восторге едва не визжали от счастья. Эду не выглядел смущенным или растерянным, напротив – казалось, ему такое внимание не в первой, он привык к нему. Это показалось Марине как минимум странно. Да, де Авалос, конечно, звучная фамилия, но Марина не слышала прежде, что у знатных сеньоров принято было брать автографы.

«Все равно, что у нашего чиновника какого-то крупного или у депутата», - с удивлением подумала она, разглядывая флиртующего Эду. В ее душе вспыхнуло что-то этакое колкое, неприятное, неведомое раньше… Даже по отношению к Игорю Марина ревности не испытывала – хотя бы потому, что никого рядом она не видела. А вот Эду притягивал внимание как магнит; мало того – он, кажется, и о Марине позабыл, буквально таки растаяв от всеобщего внимания и обожания. Он буквально купался во всеобщей любви, улыбался налево и направо, небрежно ставя черным фломастером автографы на… фотографиях?! У его поклонниц что, есть его фото?!

- Вы хорошо знаете сеньора де Авалоса? - дрожащим от ей самой непонятной обиды голосом произнесла Марина. Отчего-то она чувствовала себя так, словно ее обокрали; словно имела какие-то права на Эду, а тот внезапно посмел уделить свое внимание другим.

«Полозкова, ты точно ненормальная!»

- О да, сеньорита, - произнес доктор. – Эду попадает к нам с травмами, похожими на вашу травму. Но чуть серьезнее. При его профессии это неизбежное зло. Но надо отметить, что он всегда держится достойно; очень терпеливый пациент, как бы сильно его не потрепало.

- Эду часто бьется?.. – безотчетно произнесла Марина, еще раз глянув через плечо назад, на молодого человека. Среди одетых в белые форменные платья медсестер он выглядел очень ярко, притягивал взор. Гонщик? Спортсмен? Это объяснило бы его силу, хм, действительно…

- Не очень, но бывает, - ответил доктор. – Он же тореро. А вы не знали?

- Кто?!

Марине показалось, что она ослышалась. Это знакомое и очень колоритное слово ввергло ее в шок, наверное, такой же сильный, какой она испытала бы, если б ей сию минуту показали настоящего деда Мороза. То есть, тореро?! Матадор*?! Это тот безумец, что с мульетой* дразнит… быка?! Красавчик Эду, сын потомственного гранда, выходит на арену в раззолоченном костюме* и… убивает быков?! Он не адвокат, не инженер, не врач и не беспечный прожигатель жизни, каких немало тусит по ночным клубам с выпивкой, он тореро?!

…Ах, так вот откуда эта сила, которая так поразила Марину, эти руки, крепкие ладони, очень красивые, с длинными пальцами, но такие жесткие, словно отлитые из металла! Одним ударом пронзить эстоком* быка, вогнать меч на всю длину в мощное тело, коварно кольнув сердце зверя – наверное, требуется недюжинная сила и такое же немалое умение…

Марине всегда казалось, что эта профессия какая-то… ненастоящая. Что-то сродни цирку, представлению, и люди, что этим занимаются на потеху публике…  наверное, простолюдины.  Но Эду?! Нет, нет, невозможно! Зачем, ради чего рисковать здоровьем и самой жизнью, когда ты молод, красив, знатен и богат?

- Тореро, - с ноткой гордости повторил доктор. – Вы знаете, что это такое?

- Чистое самоубийство, - пробормотала Марина, потрясенная. – Это же очень опасно!

- Ну, разумеется, - снисходительно ответил доктор, польщенный изумлением, вызванным у туристки. – В этом и есть смысл корриды. Опасность, игра с жизнью и смертью! Адреналин! Коррида – это душа Андалусии, ее кровь, ее суть!

- И сеньор де Авалос позволил сыну заниматься этим опасным делом?

- Позволил?!  - доктор рассмеялся, позабавленный. - Да он гордится сыном! Гордится тем, что сумел воспитать такого храбреца, верного традициям Испании! Эду очень хороший тореро, он часто удостаивается награды - ушей и хвоста быка! И боя не проходило, чтобы публика не восхищалась им! Вы не находите, что это очень храбро и достойно уважения?

- Si, - еле слышно ответила потрясенная Марина. – Очень храбро…

…Вот откуда эти странные вопросы про Гринпис!

О том, что Гринпис пытается запретить корриду, Марина тоже слышала, и теперь картинка полностью сложилась. Вероятно, ее рассеянность Эду принял за эксцентричную выходку одной из «зеленых», которая потом преследовала бы его на стадионе, где проходит бой быков, с криками, на костылях и с плакатом, на котором было бы написано «убийца». Марина снова испытала удушливый стыд оттого, что выглядит в глазах Эду как-то нелепо.

«Полозкова, уймись! – сердито думала Марина, покуда доктор исследовал ее ногу. – Ну, серьезно – не все ли равно, как ты выглядишь в его глазах? Кто он тебе? Да никто. Между вами ничего нет и быть не может! Поэтому даже думать об этом смешно».

Перелома, как и ожидал врач, не было. Об этом он объявил Марине ликуя так, будто в этом была его личная заслуга.

- Немного обезболивающего и много-много покоя! – с важным видом сказал он. – День, два, три полежать. Да.

От обезболивающего Марина почувствовала, что глаза ее закрываются. Над ее головой доктор что-то бормотал, видимо, давал советы и назначал лечение, и Эду лишь поддакивал- si, si, si,- и это монотонное «да» еще больше убаюкивало девушку.

Марина не сопротивлялась, когда Эду, отказавшись от предложенной врачом коляски,  снова поднял ее на руки - бережно, видя, что она засыпает. Она прижалась головой к его плечу и провалилась в сон.

Уже вечерело, когда Эду привез ее в поместье; вытряхнутая из сна, девушка заспанными глазами глянула на темнеющее небо, на растрепанные пальмы вокруг особняка, бьющие ветвями на ветру.

- Позвольте, я  помогу вам…

- Нет, - пожалуй, слишком резко ответила Марина, отстранив руку Эду, потянувшуюся к ней. – Это неудобно. Благодарю, но я пойду сама. Мне совсем не больно; вы были правы, ваш доктор просто волшебник.

Эду сжал губы, прищурился, оценивающе разглядывая Марину. Казалось, ее отказ одновременно удивил и рассердил его, но он смолчал, и Марина в который раз почувствовала раздражение – на себя саму, не на него.

«Неблагодарная свинья ты, Полозкова, - с грустью подумала она. – Ну, рисуется испанец, так что с того? Он же правда помог, не бросил, не откупился парой смятых купюр. Возится с тобой, как писаной торбой… Могла бы и повежливее отказать, а не рычать, как собака… Впрочем, все равно; так даже лучше. Он обидится и больше не будет мелькать перед глазами. Ох, и дура ты, Полозкова!»

*Тореро (матадор) - в испанском бою быков главный участник, убивающий быка. Матадором называется персонаж пешей корриды, в конной он называется рехонеадором. Матадор, убивающий молодых быков, называется новильеро.

*Мульета - Muleta: Ткань более лёгкая и меньше, чем капоте, красного цвета. Используется матадором в последней терции корриды чтобы сдержать и направить атаку быка. Capote: Ткань из синтетического волокна, очень тяжёлая, формы плаща, которая используется для игры с быком.

* «Traje de Luces» (парадный костюм, буквально — «костюм огней») — это наряд пешего тореро.

*Эсток – меч, которым тореро убивает быка

Глава 6. Очень близкое знакомство

Разумеется, ужин Марина проспала, как и часть вечера, и половину ночи.

Утомленная перелетом, да еще и накачанная под завязку успокоительным и обезболивающим, она еле смогла вымолвить какие-то слова признательности старшему де Авалосу, спустившемуся встретить их с Эду.

- Все хорошо? – поинтересовался отец, когда Марина скрылась в отведенной ей комнате.

- Да, Фернандес сказал, что ушиб, и потрясение. Ничего опасного, - притворяясь как можно более беспечным, ответил Эду, проводив Марину взглядом.

Однако.

Авалос-старший слишком хорошо знал своего сына; его нервное постукивание носком ботинка об пол, заложенные за пояс руки говорили как раз об обратном – о сильном волнении, чего с Эду при виде девушки не случалось уже давненько.

- Хорошо…

Отец проворчал что-то о том, что кое у кого глаза на затылке, но Эду не вслушивался, о ком он говорит, о нем или о Марине. Ему отчаянно хотелось проводить девушку до комнаты и проследить, что с нею действительно все хорошо, что она устроена с комфортом, но он сдержался.

Нет, каково!

Маленькая злая колючка!

То, что эта девушка, имени которой он даже не спросил, эта крохотная русская ледяная девочка изо всех сил отталкивает его, было заметно невооруженным взглядом. Притом она его не боялась, нет, как можно было б подумать. И млеть от восторга она не собиралась – с чего бы ей млеть, она ведь не из клуба его, Эду, фанаток? Многие его юные поклонницы смотрели на него с замиранием сердца, с каким-то почти религиозным экстазом. На их лицах отражался испуг – как, этот храбрец коснулся меня, мне это не снится?! - а затем были слезы изумления и потрясения и радости, и это происходило  во многом благодаря его красоте. Эду знал, что красив; он знал, что публика любуется им, когда он дразнит быка, когда рассвирепевший зверь проносится мимо, почти касаясь окровавленной шкурой золотого шитья на его костюме. Он любил это – внимание и восторг, который зажигал в сердцах зрителей. Он чувствовал ликование, когда его клинок пронзал сердце чудовища, и человек торжествовал над неразумной животной силой и яростью.

Он привык к празднику, который царил в нем, в его сердце, и который он дарил людям. Ликование, радость, торжество – вот что чувствовали люди рядом с ним.

А девчонка… она брыкалась.

Плевать она хотела на его красоту; и чем ослепительнее он ей улыбался, тем яростнее она сопротивлялась его попыткам очаровать ее. 

Она брыкалась почище иного быка, не подпуская к себе близко. Она словно упряталась в свою колючую ледяную скорлупу и отталкивала его, не позволяя коснуться ее, не позволяя самой себе принять тепло. Это было настолько непривычно и странно, что Эду рассматривал ее как диковинное создание, которое раньше никогда не видывал.

Возможно, если б она растаяла от его обворожительной улыбки, пофлиртовала бы с ним, смущенно улыбаясь, то на этом бы все и кончилось, но… она не флиртовала. Она дула губы, хмурила брови, словом, вела себя так, словно ей невыносимо неприятно находиться с ним рядом.

И отворачивалась, будто скрывала от него свою досаду.

Что за проклятье такое?!

А ведь девчонка была хороша. Ох, как хороша!

Когда она улыбалась, на ее милое личико с такими чувственными розовыми губами  ложилась тень застенчивой нежности, и глазки сияли, как небо над Севильей… Да и бедра – очень аппетитные бедра, в этом Эду мог убедиться, поднимая девчонку на руки. Невесомая, юная, свежая…  Этакая бледная северная роза с шипами…

Наскоро поужинав, Эду, сам не отдавая себе отчета, еще долго слонялся по дому, и как нарочно – неподалеку от комнаты, где поселили Марину. Должна же она проснуться и захотеть поесть, черт ее подери, или они там, на севере, не едят совсем?!

Произошедшее встряхнуло его, лишило покоя, и он не находил себе места. Устроившись на диване в гостиной, Эду прикрыл глаза, собираясь вздремнуть, но девчонка не шла из головы.

Проклятье!

Нет, у Эду крепкие нервы. Иначе и быть не могло, да и происшествие с девчонкой слишком незначительно, чтобы вот так метаться весь вечер! Но успокоиться он не мог.

- В душ, - произнес он твердо, измаявшись от томительного ожидания – чего? Кого?..

Горячая вода приятно расслабила плечи, напряженные, словно перед броском; разгладила сведенные брови, смыла усталость, и Эду, подставляя лицо и голову под горячие струи воды, дышал глубоко и медленно, как делал это всякий раз, стараясь успокоиться и вернуть себе душевное равновесие.

Образ девчонки немного погас, словно растворился в горячем пару, ее ледяная холодность перестала так остро и больно цеплять, но засевшая в мозгу картинка – бьющиеся на ветру локоны, светлое пальто и нечаянная улыбка сквозь слезы, - все не гасла.

- Ведьма, - буркнул Эду, смахивая воду с лица, со слипшихся ресниц.

Неспешно, насухо вытерся, растер кожу до покалывания, до красноты,  и обернул бедра влажным полотенцем; пальцами кое-как зачесал волосы назад, на привычный манер.  Наручные часы, лежащие на стеклянной полке, показывали час ночи – довольно поздно.  Так же неспешно побрел он на кухню; после горячего душа хотелось пить, да и, возможно, сесть что-нибудь легкое перед сном.

На кухне его ждал сюрприз; и Эду почувствовал, как сердце, итак сильно колотящееся от жара, вовсе готово выпрыгнуть из груди.  За столом сидела эта невыносимая девчонка; полусонная, растрепанная, в какой-то смешной до нелепости пижаме с розовыми медведями, и допивала теплое молоко.

- Вот это встреча, - произнес Эду. Его взгляд помимо его воли скользнул по ногам девчонки, по ее коленкам, на которые короткие пижамные штанишки было не натянуть, и она, заметив его нескромное любопытство, тотчас поспешила спрятать ноги под стол.  Босые ноги.  С крохотными розовыми пальчиками. – Лучше вам?

Девчонка, в свою очередь уставившись на Эду, поперхнулась и закашлялась,  неловко утирая молочные усы над верхней губой. Его практически обнаженный вид – полотенце, висящее низко на бедрах,  мало что скрывало, -  заставил ее покраснеть так же ярко, как горячая вода – его… словно они были в одном душе вместе… Так, прочь, бессовестные мысли! Вastante!

- Благодарю… вас… - пропыхтела она кое-как, не зная, куда спрятать свои глаза. – Как неудобно…

Сообразив, что тоже не одета, она нахохлилась, как птичка, стыдливо прикрывшись руками, сжав плечики. Такая непохожая на всех знакомых ему девиц… Экзотика? Пожалуй, да.

- Не стоит беспокойства, - ровным голосом ответил Эду, отворачиваясь от девчонки, - я сейчас уйду. Только утолю жажду.

Он нарочито аккуратно открыл холодильник, достал минеральную воду, неспешно открутил крышку. Девчонка за его спиной сидела тихо-тихо, даже не дыша, и Эду казалось, что даже тишина меж ними двумя звенит.

- Скажите, - вдруг робко произнесла девчонка, и это было так внезапно, что Эду вздрогнул, - а вы правда… матадор?

Ее голос звучал капельку испуганно и в то же время восторженно, как у ребенка, который спрашивает о чем-то волшебном, небывалом, и заранее знает, что получит утвердительный ответ, который наполнит его ликованием.

А вот это неожиданно.

Но, однако, это приятно пощекотало самолюбие Эду, и он не сдержал довольной улыбки, а затем и досады – черт, еще ни с одной девушкой он не ощущал такого стеснения, какого черта они вдвоем то и дело тушуются, краснеют, хмыкают и скрывают друг от друга лица?!

- Откуда вы знаете? – он с удивлением обернулся к девчонке, и та стушевалась, поспешно спрятала глаза, но Эду успел заметить, понял, что она беззастенчиво его разглядывала, любовалась игрой мышц под раскрасневшейся кожей, покрытой мелкими каплями воды. Кажется, она даже облизнулась, беззастенчиво, совершено позабыв, что он может заметить, глядя на его губы. Ледяная злая колючка снова оттаяла от тепла?..

- Доктор сказал об этом, - тихо и застенчиво пояснила она – и снова вскинула на него глаза, ясные и чистые, какие-то трогательно наивные. – Так правда?

От ее бесхитростного любопытства у Эду кровь зашумела в висках, он стиснул зубы, чтобы не выкрикнуть «ты невозможная, невозможная!». Очень захотелось почему-то шагнуть к ней, схватить ее за плечи и заглянуть в ее глаза так глубоко, чтобы увидеть все ее мысли о нем, прочитать, что она думает и что чувствует…

- Да, это правда, - все еще притворяясь равнодушным и спокойным, ответил он. – Почему вас это удивляет?

- Но как… зачем… я не понимаю…

- А почему нет? – Эду нарочито равнодушно пожал плечами. – Это традиции моей страны. А профессия ничем не хуже любой другой. Я люблю свое дело. Это азарт; это бой, это сила. Люди любят зрелище, люди любят чувствовать опасность, но немногие осмеливаются кинуть вызов этой опасности. Вместо них это делаю я; я побеждаю быка вместо любого из тех, кто хотел бы, но не может. Я дарю им свои победы. Каждому дарю частичку себя, своей силы, своей молодости. Разве это плохо?

Говоря о корриде, молодой человек преобразился; неуверенность и сонное равнодушие растворились, будто их и не было, глаза молодого человека засверкали, а голос стал темпераментным и напористым. Он даже не заметил, как подступил к девчонке почти вплотную, и она была вынуждена встать, чтобы отступить от него, отодвинуться от его разгоряченного тела, которое было слишком близко…

- По-моему, - произнесла девушка, глядя в его темные глаза, - вы слишком гордитесь собой…

- Да! – горячо подтвердил Эду. – Кому нужен мужчина, который собой не гордится? Что это за мужчина?  Вы хотели бы иметь такого мужчину, которым не можете гордиться?

- Ох, - смущенно произнесла Марина, упираясь ладошкой в горячую грудь Эду и ощущая, как быстро и сильно бьется его сердце.  – Мы говорим о разных вещах, и, кажется, вы меня не поняли…

Эду насмешливо фыркнул, как разъяренный кот, резко вскинул руки, словно отгораживаясь от девушки и сдаваясь на ее милость.

- Я понял, понял, о чем вы толкуете, - раздраженно выпалил он, - только с хвастовством это не имеет ничего общего!

Через силу он отвернулся, намереваясь уйти, тотчас же бежать прочь с этого поля боя; снова неудача! Не удалось поразить воображение девчонки, еще и осмеян!  Но, кажется, теперь злая колючка искала повод, чтобы остановить его.

- Что это? - испуганно вскрикнула она. На боку Эду, чуть ниже лопатки, тянулся тонкий шрам, небольшой, всего пять сантиметров, но девушка без объяснений поняла, откуда он, и как получен.

Эду небрежно оглянулся назад, дернул плечом.

- Ранения, царапины неизбежны в моей профессии, - сухо и уклончиво ответил он. - И это всего лишь царапина. А вот это, - он вдруг повернулся к девушке, уверенно взял ее ладонь, сжал пальчики и положил их на свой живот слева, чуть выше полотенца, - намного болезненнее и опаснее... если б удар не был скользящим, все было бы намного серьезнее…

Под пальцами девушки, грубый и жесткий, был еще один шрам. Небрежно и поспешно зашитое, тело срослось крепко, но некрасиво. Пальцы Марины осторожно поглаживали неровно сросшуюся кожу, и она, как завороженная, смотрела в лицо Эду своим васильковым взглядом, забывая даже дышать.

- Шить иногда приходится прямо на арене, - словно гипнотизируя девушку своими темными глазами, произнес Эду. – Поэтому выходит… так….

Он склонился над нею ниже, так низко, что их лица почти касались друг друга, а дыхание, передаваемое из губ в губы, перемешивалось – его, горячее, и ее, чистое, молочное.  

Ее пальцы, осторожно поглаживающие его подрагивающий живот, вдруг смело скользнули ниже, и Эду простонал:

- Ведьма, чертовка! – обмирая от нахальства, с которой девчонка касалась его и ласкала – неспешно опуская руку все ниже, под полотенце, вдоль темной дорожки курчавых волос.

Он с наслаждением запустил руку в ее светлые волосы, крепко сжал  их и с силой оттянул ее голову назад, так, что она ахнула и замерла с высоко поднятым точеным подбородочком, с открытым беззащитным горлышком, в которое Эду тотчас впился жадным крепким поцелуем, оставляя красный след.

- Злая колючка…

Его горячий рот накрыл ее губы и целовал, целовал, страстно и жадно, не позволяя девушке ни звука проронить, выпивая ее сладкое дыхание, пахнущее молочным шоколадом, целовал, покуда она не задрожала в его руках, покуда не приникла к его горячей влажной коже,  отвечая неумело, но пылко.

- Иди сюда…

Он легко подхватил ее под ягодицы, одним рывком усадил на стол и требовательно развел ее колени, так, словно имел на это право, так, словно она не могла сказать «нет», словно не существовало этого слова в природе. Он вжимался в ее прохладное тело, обмирая от накатывающего острого желания, целовал эту девчонку, зарываясь пальцами в ее шелковистые волосы, и чувствовал, как ее ноготки оставляют алые, атласно блестящие полосы на его напряженных плечах.

Только на миг он оторвался от нее, дыша шумно и тяжело, словно без ее губ дыхание было невозможно. Ее ресницы дрогнули, чуть поднимаясь, и он, заглянув в ее затуманенные глаза, произнес только одно слово:

- Si?

- Si.

***

Марина не поняла, как это произошло. Как она вообще насмелилась сделать то, что она сделала.

Только ее невероятно, дико, неконтролируемо влекло в Эду, и Анька в ее голове вопила: «Прыгай на него и хватай! Раз в жизни! И никогда больше!»

Эду своим появлением просто потряс ее. Она спрятала под стол руки, чтобы он не заметил, как задрожали ее пальцы, и не смела и прикоснуться к стакану с недопитым молоком, чтобы не расплескать.

Эду был сложен как греческий бог. Нет, наверняка еще лучше. Глядя не его широкие плечи, на сильную спину, и чуть ниже, Марна чувствовала, что трусики ее стремительно намокают, а этого не случалось с ней… да, пожалуй, никогда не случалось. Она была слишком неопытна, и до этого момента просто не понимала, как это – хотеть мужчину.

Не его внимания, не разговоров и встреч, ни взглядов и еще сотню каких-то милых мелочей, а мужчину. Его тело. Его ласку. Его. Там, где сейчас так горячо, где пульсирует, заставляя ее обмирать от каждого нового спазма.

«Такой качественный самец! – орала Анька в ее голове. – Да что ты теряешь?! Даже не невинность, дьяволу ее в рот, чтоб говорить не мог!»

Нет, невозможно!

«Я так не могу, я так не поступаю, это неправильно, - казалось, даже мысли ее звучали в голове дрожащим голосом. – Я не могу с первым встречным!»

«Да такого первого у тебя не будет никогда! – орала Анька. – Выруби свою Полозкову! Ты через пару недель тю-тю, и кто вспомнит  об одной такой развратной девчонке?!»

И потому, когда Эду взял ее руку и положил на свой живот, она сделала это. Бессовестно проникла под его полотенце и коснулась вставшего члена, погладила его горячую головку, провела ладонью по всей длине, сама поражаясь своей смелости.

Он тоже хотел ее; пожалуй, лучшего доказательства, чем крепко стоящий член не сыскать, не так ли? Это было невероятно, невозможно, фантастично, что этот красавец желал Полозкову до нервной дрожи, но, тем не менее, это было именно так. Дрожь желания Марина слышала даже в его шумном дыхании, в его касаниях, в животных откровенных ласках, от которых заходилась в стонах уже она.

Коктейль из лекарств и воплей воображаемой Аньки все еще плескался в ее голове, когда молодой человек целовал ее, так жадно и горячо, как не целовал ее никто и никогда.

Игорь… да поцелуи с ним напоминали лизание наждачной бумаги.

А от крепких касаний губ Эду Марина думала, что просто взорвется сейчас, сию минуту. И то, что ее ноги обняли его талию – это казалось таким естественным и само собой разумеющимся. Он что-то бормотал горячим, хриплым голосом, покрывая поцелуями ее шею, лицо, долго-долго и невыносимо сладко целовал в губы, и Марина говорила «да» на каждое его слово. Предложи он сейчас спрыгнуть со скалы – кажется, она не отказалась бы.

Так же легко, как и днем, он поднял ее, обнявшую его руками и ногами, прижал к себе… а потом было недолгое путешествие, и прохлада огромной  постели, свежее белье, пахнущее лотосами, и снова жадные поцелуи.

- Я отогрею тебя поцелуями, Doncella de nieve, - шептал Эду. Его руки осторожно, словно боясь вспугнуть,  избавили Марину от пижамы, и маленькие беленькие трусики, с предательским мокрым пятнышком, он стянул, скомкав их в ладони. – Злая колючка…

Словно обезумевшая, Марина льнула к Эду, прижималась к его горячему обнаженному телу. Не существовало ничего, кроме страсти, которая накатила внезапно, и которую так хотелось удовлетворить. Не было стеснения – даже когда Эду обнял ее талию своими сильными жёстким ладонями, а его рот по очереди ловил и ласкал ее остренькие соски, чуть покусывал и поглаживал языком, затирая легкую боль.

Марина блаженно изгибалась в его руках, подставляя под его ласки и поцелуи свое тело. Она хотела, чтобы он рассмотрел ее всю; она хотела почувствовать его желание и поверить, что он хочет именно ее, а не банального секса. Поверить в то, что желанна; пожалуй, это было одно из ее табу – не думать о себе в таком ключе. Не помышлять, потому что испуганный разум стыдливо напоминал о недостатках – и безапелляционно выносил приговор: слишком жалкая, чтобы быть желанной! Слишком уродливая, слишком толстая, слишком, слишком, слишком!..

Но перспектива через пару недель уехать и навсегда оставить позади и сегодняшнее приключение, и Эду стерла, изничтожила это табу. Впервые в жизни Марина отважилась поверить в то, что раньше казалось ей невероятным, и это было неслыханной смелостью.

Она хотела, чтобы испанец показал ей, как это – быть желанной; хотела, чтобы обласкал и изгладил каждый сантиметр ее кожи, и ей казалось, что она ощущает ладони Эду везде. Они оглаживали ее бока, ласкали ее округлую грудь, чуть сжимались на задыхающемся от страсти горле, и тогда Марина слышала биение собственной крови и понимала, что она жива, жива как никогда. Завтра, вероятно, будет стыдно, оглушительно и невероятно, но сегодня Марина была готова на все, в том числе побыть распутной и порочной. Она запустила обе руки в волосы испанца, и чуть не выкрикнула свое невыносимое, бесстыжее удовольствие, пока он целовал ее вздрагивающий живот.

Он снова накрыл ее своим горячим телом, снова завладел ее губами, исцеловывая яростно, мстя за ее ранее недоступную, но такую вожделенную сладость.

От первого проникновения Марина вскрикивает и отчаянно вцепляется  в плечи Эду, потому что это тоже своего рода первый раз. Первый раз такого неистового желания; первый раз такого нереального наслаждения – Марина не кричала никогда во время секса, а теперь ей хотелось вопить во всю глотку, потому что толкающийся в ее теле член сводил ее с ума. Она изумленно всматривалась в ночь невероятно широко раскрытыми глазами, и видела лишь наслаждение, что туманом расцвечивало темноту.

Губы Эду заглушают ее стоны и крики, но Марина бьется под ним и изнемогает от крышесносящего удовольствия.

- Еще, еще, - умоляет она, не слыша и не понимая своих слов, ослепнув, оглохнув от подступающего удовлетворения, первого в ее жизни, невероятного, от которого она кричит, расставляя шире колени,  раскрываясь перед испанцем без остатка.

- Еще…

Это слово она выдыхает, обезумев от жадности, привлекая Эду к себе, подставляя свое разгоряченное лицо под его поцелуи, не смея и глаз раскрыть, боясь, что мир нереален, что он разлетится на тысячи мелких осколков.

Тишина; такая оглушительная тишина, что слышно, как их с Эду сердца бьются, словно переговариваясь, и даже воображаемая Анька в голове Марины уважительно затихла.

«Ну, ты даешь, Полозкова…»

Сейчас не хочется двигаться, и они лежат, тесно обнявшись. Вот сейчас – хорошо. Так, как должно быть; и Марина чуть усмехается, припоминая утренний звонок от Игоря и его неловкое предложение. Эду умел качественно изгонять призраков бывших из жизни, из мыслей, из желаний.

И возвращать его обратно, склеивать его образ по кусочкам совершенно не хотелось. 

Глава 7. Разбитое корыто

У Игоря все было не так радужно, как рисовалось ему в начале его, казалось бы, выгодной женитьбы.

Тесть-прокурор оказался весьма демократичным, и к выбору дочери, которая, к слову, собиралась сделать карьеру федерального судьи, отнесся с пониманием и уважением.  Игоря, скромного мэнеджера по кредитованию из магазина бытовой техники, приняли в семью – несмотря на то, что, по сути, он был голодранцем в наглаженных мамой брюках. Ничего-то за душой у него не было – ни толкового образования, ни сбережений, ни квартиры, ни машины, ни дачи, ничего. Зато был презентабельный вид и далеко идущие планы.

Да, этого у него было не отнять – лоска, аккуратности и умения подать себя, пустить пыль в глаза. Наверное, этим он и ввел в заблуждение будущего тестя, матерого прокурора, который и не такие байки слышал за свою долгую карьеру  - серьезными размышлениями о будущем.

Свадьбу отыграли, и молодые вселились в подаренную тестем квартиру, наслаждаться молодостью и любовью, и тут-то Игоря и настигли первые трудности.

Во-первых, квартира, хоть и отдельная, была далеко не замком. Как и любое жилье в этом мире, она требовала ремонта, а это означало серьезных материальных вложений. У Игоря денег на это не было; он был бы и рад пышно украсить свой «дворец», чтоб хотя бы создать видимость достатка, но… не на что было. Его зарплата едва позволяла  им с женой-студенткой  сводить концы с концами, и если б не денежные вливания, которые производили родители его супруги, помогая молодой семье, то было б совсем туго.

Во-вторых, молодая супруга, как тысячи юных новоиспеченных жен, разумеется, жить семьей еще не умела. Она любила своего мужа, бесспорно любила, но отчего-то не горела подняться с утра пораньше, часиков этак в шесть, как это делала мама Игоря, чтоб нагладить ему на работу  брюки со стрелкам. И готовить она тоже пока почти не умела. Вместо маминых разносолов Игоря ожидала гречневая кашка, в лучшем случае – жиденький суп, гладить свои рубашки тоже приходилось самому, а иногда и вовсе стирать все белье, что скапливалось в корзине.

Супруга пыталась исполнять свои обязанности, но кроме как обслуживать своего мужа, привыкшего к заботе и комфорту, она еще и училась, а сессия и курсовые работы занимали много времени и отнимали много сил. Поэтому бифштексы у молодой супруги как-то не получались.

И с вожделенной машиной, с огромным черным джипом, мощным и солидным как танк, все было не так просто.

Игорь получил доверенность на машину, но это вовсе не означало, что ему можно был кататься где тоьлко вздумается – хотя именно на это он и рассчитывал. Похлебав с утра жиденького супчика, он думал, что к обеду ему удастся выехать за город, на трассу. Насажать полный салон друзей, которые будут молча завидовать, рассматривая салон машины и покачивая головой, и весело визжащих девчонок, и закатиться в какое-нибудь кафе, где готовят приличные шашлыки. Посидеть, поесть, ывпить немного, расслабиться, наслаждаясь всеобщим вниманием и уважением. Вот это жизнь!

Но и этой бесхитростной мечте тоже не суждено было сбыться; стоило ключам от авто оказаться в руках Игоря, как тотчас звонила теща и просила ее отвезти куда-нибудь по важным делам. И Игорь возил, таскал ящики для рассады, сидел с тещей в очереди в поликлинике, мотался по оптовым базам, где продукты якобы были дешевле…

Все это было явно не тем, на что он рассчитывал. Ни веселых кутежей, ни денег, о которых он грезил, ни роскошного жилья он не получил. Точнее, он получил материальный достаток, но с довеском в виде семьи и семейных обязанностей, а к этому он был не готов. Вся та основательность, которая так понравилась в свое время Марине, которая пленила его молодую супругу и которая подкупила тестя, оказалась пшиком, всего лишь мечтами, к осуществлению которых Игорь не хотел прикладывать никаких усилий, рассчитывая, что ему кто-то все это просто даст, подарит.

Все больше Игоря раздражала дареная квартира – халупа в потемневших желтых обоях. Все чаще они с супругой ссорились, потому что она уставала и приходила с учебы поздно вечером, намного позже, чем Игорь возвращался с работы, и ей было уже не до веселья и не до ночных клубов, потому что нужно было сдавать самостоятельную и готовиться к контрольной. С момента их свадьбы не прошло и двух месяцев, как уже начало попахивать разводом, и, если честно, то Игорю было на то плевать. Супружества он нахлебался.

Праздник восьмого марта они праздновали порознь; точнее, Игорь праздновал в кругу коллег и друзей, напившись и оттянувшись как следует, а прокурорская дочка – в темной тихой квартире, зубря очередную лекцию. Наутро Игорь, конечно, явился домой навеселе. Сам себя он оправдывал тем, что супруга сама не захотела с ним никуда идти,  отказалась, а сидеть рядом с нею и скучать, тупо пялясь в телевизор,  он не нанимался. Кроме того, с гулянки Игорь принес супруге конфеты – какой-никакой, а подарок. Разбуженная ни свет, ни заря супруга широты души Игоря не оценила; она спустила его с лестницы, покидав ему вслед его жалкие конфеты, и дома больше велела не появляться.

Так закончилась супружеская жизнь Игоря.

Он снова жил с родителями. Снова ездил на работу на общественном транспорте и все чаще вспоминал Марину, досадуя, что потратил время на прокурорскую дочку и потерял ту девушку, что была бы ему идеальной, очень удобной супругой.

Он сразу понял, что Марина какая-то немного надломленная, обессиленная, и воли на то, чтобы сопротивляться, спорить и отстаивать свою точку зрения, у нее нет. Она была ведомой; она преданно заглядывала Игорю в глаза, она радовалась ему, когда он приходил – даже если до этого он отсутствовал неделю, не звоня и не появляясь, никак не объясняя свое отсутствие. Она Игоря не только уважала – она его практически боготворила, и даже дышать в его присутствии старались тише. С нею можно было б снять жилье – она работала, съем бы обеспечила. Она никогда б не осмелилась спустить его с лестницы, как прокурорская дочка, только потому, что тыла у нее не было, не об кого было опереться. Никто б ее не поддержал, не защитил и не помог бы ей, и все отношения с Игорем она выстраивала б сама.

К тому же, она готовила неплохо.

Надо было бы – и в клуб с ним потащилась бы.

Словом, удобный вариант.

А когда какие-то общие знакомые сказали Игорю, что вроде как Марина его теперь живет отдельно от родителей в своей собственной хате, работает в очень солидной фирме, он совсем извелся, похудел и осунулся как старый больной пес.

Это был просто удар под дых, язвительная насмешка судьбы! Упакованная фирмовая девочка вместо зубрилы-студентки - да мечта, а не жена! Вот кто же знал, что так лягут карты?! Игорь принялся наводить справки, и довольно скоро разузнал о Марине все – и кем она работает, и сколько зарабатывает, и где живет, и это еще больше ввело его в уныние. Потерять такое!..

Много раз он решался поговорить с Мариной; то являлся на фирму, то подкарауливал ее у подъезда того самого дома, у которого осенним слякотным днем безжалостно порвал с нею. Но Марина словно чувствовала его присутствие и нарочно избегала встреч с ним. На фирме Игорю отвечали, что Полозкова, переводчик, укатила в библиотеку за каким-то редким словарем, а у подъезда, где он сидел до темноты, онане появлялась – то ли задерживалась на работе, то ли была у подруги, но, так или иначе, а Игорь, продрогнув и устав, сдавался и уходил, так ничего и не добившись.

Не поговорив с нею, не извинившись и не получив прощения.

Ничего.

И телефона ее, как на грех, у Игоря не было.

Отправляясь под венец, он рассудил, что больше ему ни к чему контакты этой девушки, и, пытаясь выглядеть честным супругом хотя бы в своих глазах, он удалил  номер Марины из записной книжки, отчасти с нехорошим удовлетворением оттого, что наконец-то отделался от нее, от ее привязчивости и простого, бесхитростного обожания. Подспудно Игорь чувствовал, что при всех своих недостатках Марина честнее и лучше него, на ее фоне он казался самому себе говном, и ему было по-настоящему погано от этого.  

А теперь вот он жалел об этом поспешном и опрометчивом поступке. Где раздобыт ее контакты? Игорь отчего-то не сомневался, что стоит ему с нею поговорить поласковей, да просто вновь появиться в ее судьбе, как она тотчас растает и снова попадет под его влияние, а значит, и позволит ему главенствовать и командовать собою.

Тогда можно было б с ней сойтись; осесть, откормиться, стать солидным и спокойным и перестать походит на загнанного в угол кролика, перепуганного и измученного неудачами, которые сыпались на него одна за другой. Мало того, что он лишился жены и всех прокурорских благ, так еще и ославила его семья жены знатно, рассказав всем и каждому, какое он, по сути, ничтожество и пустое место. На Игоря теперь смотрели искоса, посмеиваясь, и он уже привык ходить, втянув голову в плечи.

Да, отсидеться у Марины было отличным вариантом, но только как к ней подступиться?

И Игорь решился на поистине отчаянный шаг: он, как ни в чем ни бывало, отправился к матери Марины, прикинувшись, что ничего не знает о ее переезде.

Елене Петровне, матери Марины, Игорь нравится.

Во-первых, он был хорош собой, а Елена Петровна, кокетничая, нет-нет, да говаривала на семейных праздниках, что очень любит красивых мужчин.

Во-вторых, в свое время Елена Петровна возлагала на Игоря огромные надежды. Она мечтала, что именно он заберет Марину из отчего дома, взяв ее замуж и сняв тем самым с плеч родителей эту непосильную ношу – заботу о дочери.

И в-третьих, она видела в Игоре нечто такое, что их роднило. Елена Петровна твердо была уверена, что с ним-то Марина не забалует, и прольет немало слез, на которые мать с пафосом сможет говорить ей что-то типа «сама выбирала, теперь тяни этот груз» и «все так живут, а как ты хотела?». Словом, для поучительных лекций было просто раздолье.

- Игореша! Привет! Забыл совсем нас, сто лет не был!

Открывшая Игорю дверь Елена Петровна, казалось, была очень обрадована его визиту.

- Ну, проходи, что же ты стоишь в пороге?

Интересно, зачем она его зазывает, подумал Игорь, изображая смущенную улыбку на своем лице. Марина ведь с ними не живет. Или?..

- Да неудобно, - Игорь сразу решил расставить все точки над i, сразу дал понять, что знает, что Марины тут нет и быть не может, и все заманивания типа «она вот-вот придет» неуместны. – Мне б телефончик ее узнать. Потерял номер…

Но у Елены Петровны, кажется, были свои планы на этот вечер. Она решительно отступила вглубь коридора, открывая Игорю вход в свое логово.

- Заходи, заходи, не стесняйся, - с нарочито преувеличенным гостеприимством в голосе проворковала она. – И никаких отговорок! Я хоть чаем тебя напою!

Все это время, все полгода, что Марина жила отдельно, мать не видела ее ни разу и не слышала о ней ничего. Марина защищала свой новый,  уютный хрупкий мир очень тщательно, даже одержимо. Казалось, она нарочно избегает таких мест, где может встретить мать, на звонки отвечала односложно, ссылаясь на занятость. Как-то раз столкнувшись с Анькой, Елена Петровна просто-таки вцепилась в девушку, пытаясь вытрясти из нее хоть что-то о дочери, но та ловко вывернулась, не сказав ничего, нахально заявив, что тоже ничего о Марине не знает, потому что не сует нос туда, куда ее не приглашают.

Врала, конечно.

От ярости и бессилия Елена Петровна могла лишь сопеть, как старый бульдог, багровея по самые брови от ярости и глядя в наглые, как смотровая щель танка, глаза Аньки. Хотелось и ее облаять, сказать ей, что она хамка, нахальная распутная девка, которая наверняка дурно влияет на Марину, и наверняка развратила ее, а в квартире дочери устроила притон! Но рядом была мать Аньки; и Елена Петровна сдержала свои порывы, багровея и чувствуя, как кожа на груди тоже пылает от румянца, словно в нее кипятком плеснули.

Дочери Елена Петровна теперь боялась, как боялся бы бывшего раба всякий тиран, получивший решительный отпор и лишившийся своей власти. Сначала она долго ждала, когда Марина, смакуя каждый день свои мечты об униженных просьбах дочери ее простить. Но время шло, месяц, второй, третий, а Марина не спешила на попятную, и в голову Елены Петровны закрались первые сомнения. А придет вообще Марина-то?..

Тогда женщина решилась наведаться к дочери сама. Нет, она не собиралась мириться и отступать от своего плана. Напротив – она хотела морально подавить Марину; хотела пройти, не раздеваясь и не разуваясь, оставляя следы обуви на мытых полах, морщить нос, рассматривая жилище дочери, какие-то милые нехитрые безделушки и простой, незамысловатый уют. Она даже решительно ключ взяла от дверей этой квартиры, полагая, что имеет право открыть и войти без приглашения. И все свои действия она оправдывала весьма благовидным предлогом – узнать, не околела ли с голоду ее растяпа-дочь.

Но этим сладостным мечтам сбыться было не суждено. Поднимаясь на второй этаж, женщина еще на лестнице увидела то, чего, по ее расчетам, никак быть не могло: новую стальную дверь с щегольской фурнитурой цвета матового белого золота.

Подойдя к дверям, Елена Петровна некоторое время изумленно изучала замок, изящно изогнутую ручку, красивую металлическую светлую отделку на темном полотне и  растерянно сжимала большой латунный ключ на взлохмаченной, местами засаленной до блеска веревочке. Марина грозилась сменить замок, но тогда Елена Петровна не восприняла ее угрозу всерьез. На это нужны были деньги, а их у Марины не было.

А на новую дверь, значит, нашлись?..

И тут Елена Петровна впервые испытала страх, потому что ее привычный мир пошатнулся. Почему-то в голову полезли хаотичные мысли об одинокой старости, о болезнях и – не приведи Господь! – об инсульте и параличе. Раньше она думала, что Марина , это ни на что толковое не годное неуклюжее создание, никуда не денется; и ей придется до смерти родителей помалкивать в тряпочку и терпеть их воспитательные меры. А эта чертова новая дверь… она словно накрепко закрыла жизнь Марины от матери, от ее надвигающейся старости и беспомощной немощи.

От нее веяло достатком и уверенностью, даже самоуверенностью – дверь была явно не из дешевых. «И это всего за три месяца она так разбогатела? – думала Елена Петровна с привычной ей ядовитой желчью. – Богатого ебаря,  что ли, завела? Ой, позорница! Малолетняя дрянь! Не хватало еще чтоб мне выговаривали и пальцами тыкали, что дочь моя – шалава, спит с мужиками за деньги!»

Как ошпаренная, Елена Петровна скатилась с лестницы, удирая с лестничной площадки как с поля боя после проигранной битвы; теперь она отчаянно не хотела, чтобы ее кто-то заметил и, не дай Бог, затащил в квартиру, запертую этой новой дверью. Она бормотала что-то о разврате и позоре, о том, что вырастила дочь-проститутку, но на самом деле она смертельно боялась увидеть там, в квартире, подтверждение своих догадок о том, что у Марины кто-то появился. Кто-то, кто ее оберегает, заботится  и помогает ей. Мужчина. Тот, кто больше не даст ее в обиду ей, Елене Петровне, матери.

Прошло примерно чуть больше недели после ее позорного бегства, когда объявился Игорь.

Он явился с видом побитой собаки, которая смотрит виноватыми глазами и едва виляет хвостом, всем своим существом показывая, как раскаивается в содеянном. О разрыве между ним и Мариной Елена Петровна догадалась тоже у этой чертовой пижонской двери. Черт знает, за что эта доверчивая дурочка Марина любила его, Игоря; наверное, умел хорошо пудрить девчонкам мозги. Да только вот прижимист был до смешного; за все время, что он и Марина, что называется, дружили, он подарил ей лишь одно маленькое серебряное колечко и какую-то яркую подвеску-бижутерию. Так что новая шикарная дверь просто не могла быть его подарком.

Теперь же Игорь ластился и просился обратно – в жизнь Марины, в уютные тихие вечера, в ее бескорыстную и честную любовь… Елена Петровна, ласково улыбаясь и настойчиво  зазывая незваного гостя на кухню, про себя усмехалась, отчасти злорадствуя над несостоявшимся зятем.

«Что, профукал девчонку, а теперь опомнился? – думала она язвительно, разливая чай по ярким чашкам и придвигая Игорю плетеную корзинку с конфетами. – Все надо делать вовремя!»

Впрочем, вслух ничего такого она не сказала, а напротив – была мила и приветлива.

Вспомнив о неловкой просьбе Игоря, метнулась в спальню и притащила телефон, собственноручно отыскала номер Марины и дала ему переписать.

- Ой, уж и не знаю, как она там живет, на что, - притворно вздыхала Елена Петровна. Ее хитренькие глазки смотрели на Игоря умоляюще и так сладенько, так ласково, что усомниться в том, что мать переживает за дочь, было просто невозможно. – Не звонит, не приходит… Мне не отвечает; я уж пять раз сегодня звонила – нет, не берет трубку. Может, ты с ней поговоришь? Может, тебе она ответит, как и что у нее? Ой, боюсь, попадет она в дурную компанию… Анька это, вертихвостка, все терлась около нее…

***

Женщина хитрила; она надеялась через Игоря узнать, есть ли у Марины мужчина. Если есть, Марина сразу этого хлыща отошьет. Нету – ну, тогда можно с ним договориться и как-то вернуть эту девчонку в колею…

Игорю не хотелось, очень не хотелось звонить Марине в присутствии Елены Петровны; он рассчитывал сделать это когда будет один. Хотел все продумать до мелочей, вплоть до интонации, с которой будет говорить; наболтать кучу ласковых слов, рассказать, как соскучился и как раскаивается в своем неправильном выборе. Хотел сказать, что каждый день вспоминал и не мог забыть ее, Марину.  Хотел бессовестно наврать, что жена опостылела, что теперь он ее винил в том, что не мог быть с Мариной, и потому он ее кинул.

Но в присутствии Елены Петровны городить всю эту чушь, в которую поверила бы только юная неопытная глупышка, он не осмелился. А женщина настаивала, умоляюще заглядывая ему в лицо, и отказать ей после того, как она радушно его приняла и напоила чаем, он не мог.

Тушуясь и вспыхивая от смущения, под внимательным немигающим взглядом матери Марины, Игорь набрал заветный номер  и долго ждал ответа. Гудки плыли, и Игорь уже пожалел сто раз, что поддался на уговоры этой назойливой тетки; идиотом в ее глазах выглядеть не хотелось, как и ничтожеством, которое можно игнорировать. Раньше Марина отвечала тотчас, теперь же не спешила услышать его.

Он все же дождался; она ответила, но резко, раздраженно и грубо – так, как до этого не отвечала никогда. Казалось, девушка была взбешена и едва ли не выкрикнула с ненавистью и раздражением «чего тебе  нужно?!» Игорь проглотил эту неуважительную грубость, из последних сил сохраняя на лице улыбку, чтобы Елена Петровна не догадалась, что он сгорает от стыда.

- Я в командировке, в Испании! – выкрикнула Марина все так же раздраженно, и уже язвительно, с ехидцей добавила: - Привет прокурору!

Ее уверенность в себе, которой раньше не было, ее дерзость и резкость неприятно поразили Игоря, а своей Испанией она просто пригвоздила его к табурету, заставив страдать и корчиться от осознания, что мимо его рук прошла та блестящая, великолепная жизнь, к которой он так стремился, и выпустил он этот шанс сам, променял его на простое мещанское счастье, которое, как оказалось, ему не принадлежит…

Вот теперь он точно чувствовал себя на самом дне. Идиотом, лопухом, придурком, лохом, мимо которого проносится все, как красочный парад мимо пассивного зрителя.

Елена Петровна тоже молчала.

Про Испанию она услышала, про командировку тоже.

И во взгляде ее не было радости за дочь или гордости. Только злость и страх. Потому что черт знает, как там с мужиком, есть ли он в ее жизни или нет, а вот более опасный защитник у нее точно появился, и это – она сама.

***

Поутру Эдуарду проснулся уже один, хотя засыпала они с Мариной. Он точно это помнил; помнил вкус ее соска на своем языке, уже не остренького и жёсткого, а расслабленного и мягкого, когда он целовал Марину в грудь, хрипло шепча какие-то милые глупости. Девушка даже не двинулась; ее дыхание было ровным и тихим, кажется, она уснула раньше него, затихла, закинув руку за голову, покуда он еще устраивался, то и дело порывисто и  горячо обнимая ее маленькое тело…

А сейчас, проведя рукой по той стороне кровати, где должна была лежать Марина, он ее не обнаружил. Поднявшись, заспанный Эдуардо огляделся – не было ни девушки, ни ее вещей – пижамки, которую он с таким наслаждением стащил с Марины. Только белые трусики остались – и то потому, что он на них лежал, и Марина, видимо, не нашла их.

Эду плюхнулся обратно в подушки, с удовольствием потягиваясь. Настроение его было отличным, хотя, нужно признать, он пожалел, что Марина ушла. Попробовать ее снова, с утра – это было бы великолепно. Снова почувствовать ее безумный порыв, ее отчаянную страсть, с которой она приникала к нему, выпить ее молочного дыхания, послушать ее дрожащий голос и различить в нем изумление и предвкушение наслаждения… лучшего начала дня и вообразить было трудно.

«А ты вовсе не холодная, Doncella de nieve, - весело подумал Эдуардо. – Ты такая жаркая внутри, что можно сгореть… Ты умеешь отдаваться мужчине так, чтобы доставить ему наслаждение, чтобы хотелось брать тебя еще и еще».

Внезапно для самого себя Эду понял, что, несмотря на то, что в жизни его было достаточно много девушек, Марина чем-то отличалась от них. Да, так; с редкой из своих прежних подружек хотелось встретиться еще раз. Все они отлично знали, кто такой Эду, и сколько с него можно поиметь, и старались чем-нибудь удивить его, выделиться из толпы его приятельниц. Отношения с ними были тяжелыми и липкими, как патока. Из них тотчас хотелось выйти, чтобы не завязнуть в приторной приставучей сладости. Любовь казалась Эдуардо не чувством, а комплексом дорогостоящих услуг. Достаточно было пошуршать купюрами в ресторане, или предложить к оплате платиновую карту, которую принимали с  покном, как корону с уставшей головы короля, рассказать об отдыхе на Лазурном берегу, и вчерашняя едва знакомая скромница с улыбкой и послушно надевалась ртом на его член. За поездку на море, к примеру, на Пальма де Майорку и возможность отдохнуть в приличном отеле неделю их трусов готова была выпрыгнуть  каждая. Злая колючка же не получила за эту ночь ничего кроме него самого и удовольствия, и, кажется, ей этого было достаточно. По крайней мере, она ушла, почти сбежала, а не осталась дожидаться награды поутру. Впрочем, думал Эду, это вполне может оказаться частью хитроумной игры, вслед за которой последует привычная патока. Мало ли он видел ухищрений девиц.

Но одно было несомненно: ни одна из них не отдавалась так, как эта злая колючка – без остатка, с такой честностью и готовностью его принимать, и ни одна не была так сладка.

В таком же приподнятом настроении Эду неспешно принял душ, оделся и спустился к завтраку.

Отец настоял на том, чтобы гостьи жили в его доме – значит, и завтракать они будут вместе с ним в столовой. Приглаживая чуть влажные волосы, Эду ощутил легкое волнение от мысли, что сейчас увидит свою злую колючку, заглянет в ее глаза и рассмотрит в их отблески ночной отчаянной страсти.

Конечно, злая колючка была там. В столовой, за столом. Очень милая, уютная, одетая очень просто, но от этой простоты кажущаяся еще более трогательной и юной. На ее губах была нежная, чуть смущенная улыбка, она прятала глаза и то и дело поправляла прядь светло-русых волос, выбивающуюся из прически, но, тем не менее, поддерживала какую-то беседу с де Авалосом-старшим.

Вероники еще не было; видимо, она уделила больше внимания своему утреннему виду перед тем, как спуститься к завтраку.

«Хочет произвести впечатление на отца, - с усмешкой подумал о Веронике Эду, усаживаясь рядом с девушкой. – Русские все делают основательно, даже влюбляются».

У де Авалоса зазвонил телефон, и он, извинившись, вышел из-за стола. Кажется, он ждал какого-то важного звонка и говорить хотел без посторонних ушей.

Стоило ему выйти, как в столовой возникла чудовищно напряженная тишина. Марина сидела с невозмутимо-спокойным лицом, а Эду в очередной раз с изумлением понял, что тушуется отчего-то перед этой девчонкой, и так запросто не может напомнить ей о страстном свидании, как напомнил бы любой другой девушке.

Марина не предпринимала ни единой попытки флиртовать с ним, не пыталась ему понравиться, не делала вид, что смущена, хотя смущаться имела полное право. Ничего; вообще ничего. Ни слова; ни жеста; ни взгляда. И это повергло Эду в ступор.

- Как спалось? – осторожно поинтересовался он, нетерпеливо завозившись на месте.

Марина чуть пожала плечами:

- Благодарю, хорошо, - ответила она как ни в чем не бывало. – Нога не беспокоит меня совсем.

- Мне показалось, - попытался пошутить Эду, - что она вчера уже не беспокоила?

- Да, так, - все тем же ровным безмятежным голосом произнесла Марина.

Что?! И это все?! И ни слова о ночи любви?! Ни слова благодарности за жаркие поцелуи?! Ни слова восторга?! Ни намека на то что была б не прочь повторить?!

Злая колючка с первыми лучами солнца снова превратилась в холодную Снегурочку; она смотрела на Эду совершенно спокойно, не тушуясь, и он никак не мог совместить два образа этой непостижимой женщины воедино – этой холодной и бесстрастной девушки и ночной жадной до ласк женщины.

- Может, - произнес Эду, тщательно скрывая свое разочарование и досаду от ее холодности, - вы хотя бы имя свое скажете? А то как-то неудобно быть с девушкой и не знать, как ее зовут.

- А секс, - все таким же ясным, спокойным голосом произнесла девушка, глядя прямо в глаза Эду и не тушуясь ни капли, - еще не повод для знакомства.

От этого нахального заявления у Эду глаза на лоб полезли.

- Сеньор де Авалос, - продолжила девушка чуть мягче, увидев его изумление. – Я прошу вас понять меня правильно. То, что было – великолепно, прекрасно, замечательно. Но это моя вина и моя ошибка; минута моей слабости. Неуважение к хозяину этого дома и… я не нахожу слов, чтобы выразить всю глубину моего раскаяния. Я очень прошу вас… забыть об этом моем неподобающем поступке и приношу свои искренние извинения.

И все это она говорила совершенно спокойно, без слезливых истерик, без придыханий и без подступающих к горлу рыданий. Четко и внятно, словно читая инструкцию.

Maldita sea! Проклятье! Эду почувствовал, что оторопь сменилась горячим негодованием, он готов был кричать, топать ногами и крушить все подряд. 

Это не женщина, это убийца! С таким же ясным лицом и с улыбкой на губах она отпилит ему, Эду, голову столовым ножом!!

Глава 8. Укрощение строптивой

«Ты с ума сошла-а-а-а! – пароходным гудком выла в голове Марины воображаемая Анька. – Ты совсем сбрендила, трясогузка кривоногая! Ты понимаешь, что делаешь?! Ты отшиваешь этого полубога, господи, этого потрясного мужика! Зачем ты ломаешься?! Что за выверты?! Души свою Полозкову! Это мамашин яд всасывается тебе в мозг!»

Анька, разумеется, все это сказала бы, добавив еще пару-тройку непечатных ругательств, но Марина понимала: на этот раз она, именно она, Полозкова, поступает верно.

«Дура ты, - беззлобно и даже грустно ругнулась она на воображаемую  подругу, которая, разумеется, толкала бы ее, заставляла идти напролом совершенно безбашенно. – Не могу я так. Что ж я, дешевка, в самом деле? Вот так запросто – первый попавшийся смазливый красавчик поманил пальцем, и я снова побежала, шлепнулась на спину и раздвинула ноги?»

«Как часто тебе настоящие гранды испанские попадаются первыми? Да к тому же такие горячие?! » - упрямо зубатилась воображаемая Анька.

«Дура ты! – повторила Марина про себя. – Горячий, да, аж жжется. Да только ты же знаешь, я привыкаю быстро… влюблюсь в него по самые уши, и потом просто издохну от тоски в самолете, когда… когда надо будет улетать. Еще пару раз… встретиться с ним, - Марина даже побагровела, припоминая детали интимной встречи, - и все, влипну по самые уши. Нет, этого допустить нельзя. Лучше пусть думает, что я грубиянка, невоспитанная нахалка, пусть обидится и обозлится. Это надо пресечь сразу, это слишком опасно!»

«Что, больно хорош, жеребчик?» -  язвительно спросила воображаемая Анька и смолкла.

Эдуардо, казалось, на самом деле был обижен, а если не обижен, то потрясен до глубины души, и не столько ее извинениями, сколько холодностью, сквозившей в ее голосе.

- Хорошо, сеньорита, - в тон ей, так же холодно и отчасти официально произнес он, щуря глаза с таким презрением и негодованием, что Марина была готова провалиться  сквозь землю. – Забудем, что между нами был секс. Конечно, что за мелочь! Не стоит придавать этому серьезного значения, - в голосе его послышалась обида. – Но на правах хозяина дома я могу узнать ваше имя? Должен же я знать, как зовут мою гостью? Кто живет в моем доме?

«Железный аргумент», - едко заметила неуемная воображаемая Анька.

- Марина, - еле слышно пробормотала девушка свое имя, изо всех сил стараясь скрыть свое заалевшее лицо от взгляда Эду.

Тот весь подался вперед, вслушиваясь в звуки ее имени.

- Морена? – переспросил он, не расслышав, и девушка отрицательно затрясла головой.

- Марина! – более отчетливо произнесла она, и Эду, словно пробуя на вкус ее имя, повторил:

- Мари-на… Марина.

Он, склонив голову, прислушивался к звукам ее имени, примеряя его на девушку.

- Ваше любопытство удовлетворено? – Марина, наконец, осмелилась поднять на него взгляд, гордо вздернув подбородок, и Эду разве не облизнулся, припоминая, как жарко целовал эти губы (немного припухшие после страстной ночи), острый подбородочек и атласную белую шею.

- Вполне, - дерзко ответил он. Он ухватил со стола салфетку, промокнул губы, хотя ничего не сел, а всего лишь пригубил бокал с водой, и подчеркнуто яростно швырнул ее на стол, скомкав.

- Приятного завтрака! – ядовито буркнул он, поднимаясь; в дверях показалась горничная, провожающая к столу Веронику, и Марина очень пожалела о том, что начальница застала эту сцену.

- Куда же вы?- испуганно спросила Марина безотчетно. Она чувствовала себя так, словно нашкодила. Вот сейчас вернется хозяин дома, и что он подумает, увидев, что сын ушел, ничего не поев?!

- Я не голоден! – почти выкрикнул Эду, направляясь к выходу из столовой.

Вероника, которая уделила своему внешнему виду перед выходом к завтраку такое большое внимание, молча проводила Эду взглядом.

- Что это разволновался красавчик, а? – мелодичным тягучим голосом поинтересовалась она, уставившись холодными внимательными глазами на стушевавшуюся Марину.

- Он сказал, что не хочет есть, - тихо ответила девушка.

- Я слышала, что он сказал, - отрезала Вероника, встряхивая белокурыми волосами и оправляя платье. – Мне интересно, почему он так сказал. Девочка, - Вероника обычно не переходила на такой тон – хамовитый, злой, язвительный, но сегодня, кажется, был особый случай. -  Запомни одну вещь: ты здесь работаешь. В этом великолепном доме ты – работаешь. Как Мерседес, - она кивнула на тихую, безмолвную служанку, суетящуюся у стола, - как я. Как все, кто здесь находится. И отношения у тебя с хозяином этого дома должны быть чисто деловые. Ты не должна ничем отличаться от мебели с той лишь разницей, что ты говорить умеешь. А стулья – нет. Никаких личных контактов, - в голосе Вероники прозвучала сталь, светлые, искусно накрашенные глаза стали просто белыми от злости. – Мой тебе добрый совет – ты же знаешь, что я отношусь к тебе очень хорошо? – не подпускай сеньора де Авалоса к себе ближе, чем на пушечный выстрел.  Я, в отличие от тебя, давно и хорошо его знаю, - на красивом лице Вероники появилась легкая гримаса досады, но почти тотчас же исчезла. – Эдуардо обаятелен и умеет нравиться женщинам. Даже если он этого не хочет. А если хочет, то он не пропускает ни одной юбки. Таких юных девочек, как ты, у него было, есть и будет еще миллион, и ни с одной ничего серьезного. Так,- Вероника махнула рукой, явно что-то припоминая, - одни циничные мужские развлечения.  Ты же не хочешь стать одним из его развлечений, которые он даже не запоминает? Мне не нужны потом осложнения; слезы в подушку, истерики, трагедии… Неприятности, - Вероника внимательно глянула на Марину, так пристально, словно хотела проникнуть в ее мысли, - поездки в больницу… Здесь эти услуги стоят заоблачно дорого. Ну, ты поняла меня? И тебе эти неприятности тоже не нужны. Так что будь благоразумна, Полозкова!

- Конечно, Вероника Андреевна! – как можно более серьезно произнесла Марина. – Вы очень и очень правы!

Однако, сама своим советам Вероника что-то следовать не спешила. К завтраку она надела настолько откровенное платье, что Марина удивилась, насколько же кричащие и даже вульгарные вещи есть в гардеробе Вероники, обычно такой сдержанной и тонко чувствующей моду.

Телесного цвета платье  на тонких черных бретелях, с глубоким вырезом на груди и на спине скорее напоминало пеньюар, чем одежду, годящуюся для утра. Можно было сказать, что Вероника просто вывалила на стол свою грудь, выставила ее на всеобщее обозрение. Глядя, как она нервно поправляет тонкие бретели на худеньких плечах, Марина подумала, что, похоже, Вероника-то сама крепко втрескалась в де Авалоса, с той лишь разницей, что предмет ее воздыханий старший, и он, кажется, не обращал на нее внимания вообще. Он был подчеркнуто вежлив с гостьями и очень предупредителен, но, в отличие от чересчур темпераментного сына, очень холоден к Веронике как к женщине. Марина могла поклясться, что даже если Вероника явилась бы к столу голой, сеньор Педро даже и бровью бы не повел и сделал вид, что все так и должно быть. И Вероника это знала; знала и мучилась от непробиваемости старшего де Авалоса. А видя, что младший что-то чересчур резко реагирует на Марину, которую знает всего один день, она вполне могла просто-напросто приревновать ее к благородному семейству.

Наверное, это очень обидно – видеть, как другой так легко дается то, за что она, Вероника, неглупая, целеустремленная, хваткая женщина так долго и так напрасно бьется вот уже который год. И с каждым разом методы обольщения становятся все более откровенными и оттого все более жалкими, а в светлых глазах Вероники все чаще проскальзывало отчаяние, потому что она проигрывала не только де Авалосу, но и времени. Моложе она не становилась, и это не придавало ей больше уверенности.

***

После завтрака де Авалос и Вероника отправились на какую-то прогулку. Мужчина был чем-то озабочен, а потому рассеян и невнимателен, и Вероника, мигом почуяв эту слабину, вцепилась в него всеми силами, и каким-то образом ей удалось уговорить его свозить ее в город, посмотреть достопримечательности.

Марина же приступила к работе.

Специально для этого хозяин дома распорядился проводить ее в домашнюю библиотеку, где Марина и расположилась с комфортом, обложившись документами, которые ей надлежало перевести как можно скорее и как можно точнее.

Оставшись одна, девушка прикрыла двери, чтобы никто ее не потревожил, и, усевшись в удобное мягкое кресло, вздохнула, переводя дух.

Больше всего ей хотелось пройтись вдоль стеллажей, посмотреть книги, что стояли на полках Де Авалос любезно сказал, что вся библиотека иве материалы в ней в распоряжении Марины, но дело было прежде всего, и Марина надолго ушла с головой в работу.

Ближе к полудню, когда солнце добралось до ее стола, пробиваясь сквозь ветви деревьев, едва начинающие покрываться зеленью, расплясывая ослепительными пятнами на страницах раскрытых словарей, Марина услышала какой-то шум за окном, чьи-то голоса, обрывки мелодий, звенящие в горячем воздухе. Девушка очень заинтересовалась, что же там затевается; вероятно, еще один подарок от хозяина дома для увеселения гостей? Под окнами библиотеки простирался сад; в воздухе уже угадывался чуть уловимый тонкий аромат зацветающих апельсинов, молодые деревья шумели на ветру.

Щуря глаза от слепящих лучей, она подошла к окну, распахнула его и…обомлела.

Прямо перед ней, в развилке старого кряжистого дуба, как ни в чем не бывало, устраивался Эду, пачкая черную куртку о крошащуюся кору, оставляющую на его одежде мелкие тонкие чешуйки,  упираясь спиной в дерево так, чтобы ему было максимально комфортно… играть на гитаре.

В руках его была гитара, да, великолепный инструмент черного цвета, украшенный серебром. Он перебирал струны, подкручивая колки, и, казалось, этот процесс поглотил его целиком. С минуту Марина молчала, не в силах и слова вымолвить, потому что то, что происходило, было настолько… наверное, глупо? Совершенно по-мальчишески, опасно и неразумно.

- Что… - вымолвила она, наконец, хватая ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. – Что вы делаете, сеньор Эдуардо!?

Тот не ответил, перебирая длинными пальцами струны, прислушиваясь к звуку.

- Зачем вы залезли на дерево?! – в отчаянии выкрикнула Марина. – Это же опасно!

- Я еще мальчишкой лазил на это дерево, - отозвался Эду, беспечно покачивая ногой. – И ничего плохого не случилось.

- Но зачем?! Что вы собираетесь делать?! – в полной панике спрашивала Марина. Эду медлил с ответом, продолжая преспокойно заниматься своим делом, словно наказывая девушку за утреннюю размолвку.

- Гитара, - произнес он наконец с каким-то особым, очень живым и сильным чувством, любовно погладив лакированное дерево. – Благородный инструмент, любимый испанскими грандами… Самые прекрасные истории, идущие от сердца, всегда помогала рассказывать она – гитара. Что я собираюсь делать, сеньорита? Разумеется, петь серенаду.

- Что?!

- Серенаду, сеньорита Марина. Вам, - упрямо тряхнув волосами, произнес Эду, глянув, наконец, на смущенную девушку, - вам, сеньорита Марина.

Взгляд его словно горел огнем, губы вздрагивали, и Марина скорее почувствовала, что все это он делает не только и не столько потому, что она нравится ему – нет. Из чудовищного упрямства, показывая свой характер. Вот попала так попала… После утренних внушений Вероники таких вот сцен надо было бы избегать, но пойди, объясни это Эду, донеси до него, взобравшегося на дерево, о неуместности их отношений…

Он не станет и слушать, и все из чистого упрямства.

- Господи, - прошептала Марина, закрыв пылающее лицо ладонями. – Эду, но вы же не ребенок!.. Что же вы делаете?! Зачем?!

- Затем, - ответил Эду, лучезарно улыбаясь, расцветая от звука своего имени, - что так делали всегда те, кто хотел добиться расположения холодной и неприступной дамы. Так что спеть вам?

***

- Но на дерево вы зачем залезли?! - выкрикнула Марина, нервничая. – Слезайте сейчас же!

- Залез, чтобы вас видеть и знать точно, что вы слышите меня, - упрямо ответил Эду. – И слезать не подумаю даже.

Эду играл на гитаре хорошо; Марина раньше слышала только своих, местных дворовых умельцев, которые пели на лавочках песни о несчастной любви хулигана к хорошей девушке. Они неизменно собирали вокруг себя море поклонниц, слушателей. Марина же терпеть не могла этой самодеятельности; страдающие голоса певцов казались ей смешными, музыка – неприятной, неловкой и примитивной, почти какофонией,  а потертые гитары - чем-то отвратительным и пошлым. Блатная романтика вызывала у нее неизменное чувство брезгливости и она искренне не понимала девчонок, восторгающихся очередным «музыкантом».

В руках Эду инструмент был совсем другим; романтичным, мелодичным, страстным и задумчивым. Казалось, даже ноты он выдавал совсем другие – такие, о существовании которых дворовые умельцы и не подозревали.

До этого дня Марина и не знала, что гитара может звучать так. Мягко, быстро, словно льющийся мед. Никаких неловких рваных аккордов, которыми так гордились дворовые певцы; никакого травмирующего слух дребезжания и заунывных песнопений – живая, яркая, мелодичная музыка, льющаяся из-под ловких быстрых пальцев, умело перебирающих струны. Ах, как не хватало к этой страстной мелодии кастаньет и танца, со стуком каблуков, с мельканием пестрой яркой одежды, быстры хлопков ладоней, задающих ритм!

И голос.

Конечно, Эду не был оперным певцом, но голос у него был приятный. Мягкий, глубокий баритон.

Он то смотрел на струны, то поднимал взгляд на Марину, улыбаясь, и солнце снова играло в его глазах. И сердце девушки сладко замирало в груди когда она слышала свое имя, вставленное Эду в песенку – простую, но очень милую. Не в рифму, рвущее ритм, но старательно произносимое испанцем.

«Марина, неприступная сеньорита»…

«Боже, - думала Марина, прижимая ладони к пылающим щекам, чувствуя, как сердце ее тает мороженое на солнцепеке, как ее тянет подойди к окну ближе, так, чтобы солнце осветило и ее лицо, чтобы он увидел, что и она улыбается, и его мальчишеская глупая выходка ей на самом деле приятна. – Господи Боже, только б этого никто не увидел!»

Однако ее мольбы не были услышаны; зрителей собралось более чем достаточно.

На пение Эду подтянулись рабочие, что копошились в саду; они поддерживали его выкриками и аплодисментами, что-то кричали о том, что воспеваемая им дама – самая прекрасная на свете, какую-то обычную восторженную чушь, и Марина краснела и прятала лицо в ладонях снова, чтобы он не заметил, что она смеется. Эду, казалось, был вовсе не против, что его пение слушает кто-то еще, кроме Марины. И восторженные возгласы он принимал как должное, лишь еще увереннее ударял по струнам и пел еще громче, еще более дерзко, повторяя ее имя все четче и четче.

«Привык развлекать толпу, - подумала Марина. – Ему все равно, кто ему аплодирует, лишь бы смотрели на него и поддерживали… были на одной волне…»

А еще… она и не заметила, как в библиотеку проник еще один человек. Женщина, если точнее.

Это была зрелая женщина, пожалуй, старше Вероники, одетая стильно и строго, но с шиком и с тонким вкусом. Свой возраст она принимала со смирением и несла его с достоинством, не пытаясь молодиться. Ее белоснежные волосы были острижены и взбиты в модную прическу, на черных отворотах приталенного пиджака лежали острые уголки ворота светлой блузки.

Некоторое время незнакомка стояла за спиной Марины неподвижно, неслышно; она видела и то, как Марина прогоняла Эду, и слышала его песню и одобрительные возгласы нечаянных зрителей.

Некоторое время она стояла молча, прислушиваясь к пению Эдуардо, к одобрительным возгласам толпы слушателей и возмущенным воплям Марины, которая металась вдоль окна, повторяя «сеньор Эду, это опасно, ради всего святого!», и на губах ее сияла улыбка, полная горечи и нежности.

Вечная комедия, как сказал классик. Весна, солнце. Тепло, цветущие апельсины, и жажда жизни и любви… Что может быть сильнее и прекраснее повторяющейся вечности, разной в своих воплощениях? Любовь, будоражащая кровь… Летняя жара и разносящий над полями аромат цветов горячий ветер, безумные поступки и священное молчание, громче и понятнее любого крика?.. Чужие чувства, чужая тайна и чужая страсть, выраженные в песне, которую Эду назвал серенадой, всколыхнули в ее сердце воспоминания, которые она прятала крепко, и Иоланта прикрыла глаза, чтобы не позволить слезам выкатиться из-под ресниц.

… Когда мелодия стихла, женщина открыла глаза, тайком отерла мокрые глаза, решительно стряхнула с себя наваждение весны, воспоминания, и уверенно шагнула к окну.

- Ах, сеньор Эдуардо, - произнесла она осуждающе. – Разве вы не слышите, что ваша гостья просит вас прекратить, остановиться?

Ее голос был сухим, официальным и бесстрастным, таким пугающим своей бесчеловечной равнодушностью, что Марина в испуге отшатнулась от окна и вскрикнула, словно ее поймали на чем-то плохом.  Эду, сидящий на дереве, тоже чертыхнулся, мелодия оборвалась, словно он вдруг разучился играть на гитаре.

- Иоланта, - выкрикнул он, словно какое-то проклятие, и женщина приподняла подбородок, с достоинством принимая его досаду как нечто само собой разумеющееся.

- Сеньор Эдуардо, - непререкаемым тоном произнесла та, кого он назвал Иолантой, поблескивая светлыми глазами под ресницами, - потрудитесь спуститься с дерева, да поосторожнее. Ваше воспитание оставляет желать лучшего, впрочем, как обычно. Вас же просили. Ваша гостья вас просила прекратить это. Отчего вы не слушаетесь?

- Я сам разберусь со своей дамой! – выпалил в ярости Эду, но Иоланта, не тратя лишних слов, закрыла поплотнее окно, чтобы ругательств и проклятий Эду было не слышно, и обернулась к Марине.

Под ее внимательным, изучающим взглядом Марина съежилась, стараясь быть маленькой и незаметной, и прошептала:

- Я не виновата… так вышло…

Иоланта чуть качнула головой. С ее бесстрастного лица на миг исчезло холодное, стервозное выражение, и она стала похожа на саму Марину, такая же растерянная, ждущая и предвкушающая счастья, и знающая, что его не будет… никогда.

- Я знаю, - ответила она слишком поспешно, отводя светлый локон со лба, словно отирая с кожи полуденную жару. – Сеньор Эдуардо… он всегда был с характером, и непослушный, да. Всегда делал что хотел, даже когда ему было десять. Мужское воспитание, знаете ли; или ты получаешь от этой жизни все, или ты не мужчина. Он крепко усвоил этот урок. Простите его.

Несмотря на шик Иоланты, на ее роскошь, которой возраст лишь добавлял шарма, было ясно, что она тут тоже лишь служанка. По тому, как обращался к ней Эду, по тому, как он негодующе кричал на нее.

- Секретарь и помощница сеньора де Авалоса, - подсказала она Марине, пытающейся понять, какое место Иоланта занимает в доме. Кажется, она была еще и очень проницательна; умна настолько, что не существовало ничего, чего она не могла бы понять. – Я служу семье очень давно. Наверное, я была молода в точности как вы сейчас, когда впервые двери этого дома раскрылись для меня. Сеньор Эдуардо вырос на моих руках.

- Он мог бы быть повежливее с вами, - пробормотала Марина, но Иоланта лишь тряхнула головой.

- Он должен уважать и чтить свою мать, - четко, почти жестоко ответила Иоланта. – А не меня. Я всего лишь прислуга.

- Мать? – повторила Марина. А кстати… странное дело какое, где же сеньора де Авалос?

- А ее нет, - произнесла Иоланта тем тонким, хрупким голосом, каким говорят о личной трагедии, о чем-то страшном и необратимом. Она мигнула, словно отказываясь от воспоминаний, хороня их в душе. – Это не тайна, но вам это знать надо.

- Мне? – оторопело произнесла Марина. – Зачем? Я тут зачем?

- Затем, - веско ответила Иоланта, - что сеньор Эду поет вам серенады. Затем, что он поступает как его отец – а сеньор де Авалос не хотел бы этого, нет!  Девушка не из его круга…  В свое время он женился на такой, как вы – свободной, как птица, плевавшей на предрассудки и классовые различия! Не ровня сеньору Педро… Она предпочитала встречать весну в своем квартале; там родился сеньор Эдуардо; там видно было видно, как бегут быки по улице. Она любила эти праздники. Простая девушка… Простите.  О, она была испанкой до мозга костей! Сеньор Педро был против того, чтоб быть так близко к народу, но она настаивала. Не забывала свои корни; и праздник там встречала. И однажды замешкалась; быки были уже на улице. Сеньор Педро успел утащить ребенка, а ее – нет. Эду видел это. Вы думаете, спроста он мстит им? Каждый раз он убивает и мстит, пытается спасти мать!

- Господи Боже, - только и выговорила Марина.

- Да. Сеньор Педро винит себя. Простая девушка, из народа, не его круга! Будь она знатной сеньорой, она бы не встречала весну там, на улицах города, и не погибла бы... так. Она не вышла бы на улицу с сыном, чтоб показать ему быков.

Сеньор Эду приводил много девушек, но его отец всегда был против тех, что не его круга. Вина и боль говорят в нем, он никогда не позволит этих отношений; а сеньор Эду… он мстит. До сих пор мстит. Ох уж этот характер! Его воспитывал дед, отец сеньора Педро; сеньор Педро в то время был слишком подавлен потерей жены… А его отец приложил все силы, чтобы вырастить достойного человека из Эду.  И когда сеньор Эду заявил, что убьет быка, дед повел его туда, на песок, на бой быков. Вы знаете, сколько ему было? Десять лет. Не больше. Позже уже нет смысла начинать тренироваться. Но он ни на шаг не отступил от своего пути. Он ходил туда каждый день, и даже новильеро он приносил после боя по два уха быка в награду. Он сражается с трагедией, с несправедливостью, с чудовищем, лишившим его матери!

- Зачем вы мне все это говорите? – тихо произнесла Марина, и Иоланта поспешно отвернулась, скрывая от нее волнение.

- О, я не хочу вас обидеть, - поспешно произнесла она, - но я все вижу и все понимаю. Сеньор Педро никогда не позволит вашего союза;  Эду вам симпатизирует. Он хороший мальчик, очень добрый и искренний, но сеньор Педро… словом, они будут ссориться и спорить. Конечно, я не скажу сеньору Педро о том, что устроил сегодня сеньор Эду, но вы тоже… тоже должны держаться от него подальше. Понимаете?

- Я понимаю, - прошептала Марина. – Понимаю…

***

Иоланта сказала все то же самое, что до этого говорила Вероника, куда более тактично, но и более раняще и беспощадно.

«Девушка не его круга… не ровня!»

Марине хотелось плакать от обиды. Вот теперь она прозрела, вот теперь все встало на свои места и стало как нельзя более понятно: как бы ни расточал свои комплименты Эдуардо, как бы он ни пытался обратить на себя внимание, одно останется неизменным: она, Марина, никогда не станет для него ровней, и все его ухаживания, все его выходки – это всего лишь игра. Блажь упрямца, который не может простить отцу не отболевшее еще прошлое, и делает все назло ему.  Как сказала Вероника, морща от пренебрежения носик, «развлечение на один раз»; как сказала Иоланта, тактично избегая прямого оскорбления, «девушка не его круга».

«Он всегда делал то, что хотел… несносный, упрямый характер!»

Отчего-то после слов Иоланты Марина еще и испытывала чудовищный, невообразимо жгучий стыд оттого, что та безо всякого стеснения и вот так запросто рассказала ей всю подноготную семьи Эдуардо. Марине казалось, что она подсмотрела то, что ей никто не собирался показывать, узнала то, что, наверное, де Авалосы хотели бы не афишировать и не показывать случайным в их жизни людям. А подсознательная попытка Эду исправить давнюю трагедию говорила о боли намного больше, чем громкие слова, и видеть эту боль, это уязвимое место в душе сильного человека, было просто непереносимо. Возможно, он сам  не желал бы, чтобы его жалели, да и вообще знали об этом. Интересно, на что рассчитывала Иоланта, так беспардонно обнажая чужую душу перед два знакомой девушкой?

«Вероятно, это кратчайший путь для того, чтобы нарваться на ярость – упомянуть об этом, - мрачно подумала Марина. – Оттолкнуть от себя и Эду, и еще больше настроить против себя сеньора де Авалоса… упомянуть уничтожающее все живые чувства ощущение бесконечной вины отцу и неутолимую ярость и желание мстить сыну, управляющие всеми их поступками».

Марина ощутила себя неуютно, словно до нее наяву донеслись отзвуки отгремевшей когда-то ссоры, в пылу которой Эду в чем-то обвиняет отца и выкрикивает ему в лицо, что тот трус. А вот он, Эду, не допустил бы такого. Он смог бы сделать хоть что-нибудь!

Она, Марина, тоже рисковала стать причиной одной из таких ссор, и имя ее выкрикивалось бы Эду не как что-то дорогое и близкое, а выплевывалось бы отцу в лицо, как яд, как разящее оружие.

Вот кем она была для Эду. Вот о чем говорила Иоланта.

«Он просто использует вас, как очередной способ досадить отцу, - говорил внимательный взгляд Иоланты. – Меч, которым можно чувствительнее уязвить его. Глупо думать, что такой, как сеньор Эду, видит в вас любимую девушку. Сколько-нибудь стоящую девушку. Глупо рассчитывать, что ваши чувства будут оценены им выше чувств отца, которого он станет дразнить очередной неподобающей связью, как быка – мульетой. Сожалею, но это – горькая правда».

 «Но и я тоже живой человек! – в ярости подумала Марина. – Если ему так хочется позлить отца, пусть делает это при помощи какой-нибудь другой дуры! А я в их боданиях участвовать не намерена!»

«Э-э-э, подруга, - обеспокоенно подала голос воображаемая Анька. – Какие бодания? Ты чего завелась-то? Ну, нельзя трогать Эду – ведь не больно-то и хотелось, ведь так? Погрозили пальчиком – так и сруливай с невинным лицом, как будто ничего и не было, чего заводиться-то? Изначально план был таков: пару раз кувыркнуться с ним в койке, тем более что на этом поле боя он чудо как хорош, не так ли? Или ты что… серьезно втрескалась?! Серьезно?! Да ты отбитая на всю голову, это же просто невозможно, ты же должна была понимать изначально! Какие мечты, какая любовь, ты сейчас о чем?!»

- В самом деле, о чем это я, - горько пробормотала Марина, старательно изображая на лице свою привычную бесстрастную маску. Иоланта молча стояла, разглядывая девушку, не уходила, словно дожидалась ее ответа, и Марина, вздернув подбородок, с поистине королевской гордостью ответила на испанском, хотя стыд, гнев и подступающие слезы душили ее: - Благодарю вас, сеньора, за ваше предупреждение, но, право же, не стоило меня посвящать в семейные тайны. Я ни на минуты не забывала о своем месте, и могу вас уверить, что не питаю иллюзий относительно поступков сеньора Эдуардо. Разумеется, он развлекается; и у меня нет ни малейшего повода думать о серьезности его намерений. Серьезен он будет только с достойной девушкой. Разумеется, так.  Отвечу вам любезностью на ваше внимание и вашу любезность: ни словом не обмолвлюсь о том, что мне известна эта история. Думаю, сеньор де Авалос не одобрил бы этого. Прислуге не пристало сплетничать за спиной хозяина.

Тонкое лицо Иоланты дрогнуло, однако, она справилась со своим волнением, и, удовлетворенная, кивнула головой.

- Ни минуты не сомневалась ни в вашем воспитании, - произнесла она церемонно, - ни в вашем благородстве. Вы все поняли верно, я вижу. Спасибо.

Иоланта чуть склонила голову и так же неслышно, ступая на носки, вышла из библиотеки и притворила за собой дверь.

Настроение у Марины тотчас испарилось; не радовал ни солнечный день, ни цветущие апельсины, ни проделанная работа. Ей хотелось спрятаться в свою комнату, закрыться там, и побыть в тишине и покое, чтобы улеглось волнение, унялась нервная дрожь. Но этой немудреной мечте не суждено было сбыться; с прогулке по городу явилась Вероника, счастливая и веселая. Марине пришлось покинуть свой спасительный уголок и  идти к ней с переводом документов, который Вероника лишь мельком пробежала взглядом и небрежно отложила.

- Завтра первым делом, - проворковала Вероника, подавая Марине папку, - переведешь вот это. Нужно сделать в кратчайший срок, поняла? Я просмотрю и подпишу.

Марина глянула – кажется, это было какое-то дополнительное соглашение с де Авалосом, и исправленное не в пользу Вероники. Она своими руками отдавала ему большую часть прибыли, чем ему причиталось, и выглядела при этом так, словно ее тайная мечта сбылась. Одному только Богу было известно, как де Авалос умудрился ее уговорить, общаясь с ней жестами и отдельными простейшими фразами, которые Вероника еще могла разобрать.

«Господи, чего он такого ей сделал, что она цветет и пахнет?!»

Марина в изумлении вскинула на нее взгляд, но Вероника лишь беспечно тряхнула головой и блаженно прикрыла счастливые глаза.

-Там все верно написано, - чуть более прохладно ответила она. – Не делай таких глаз. Мы говорили об этом весь день, и пришли к такому соглашению.

Вероника снова заулыбалась, припоминая что-то невероятно приятное, и даже рассмеялась тихо, припоминая особо дорогие ее сердцу моменты этих загадочных и странных переговоров.

- А вечером, - произнесла, наконец-то, Вероника, щурясь, как сытая кошка, - сеньор де Авалос устраивает вечеринку для молодежи… Ах, такой льстец! Будет приглашен один из его друзей, кажется, с дочерью, сеньор Эду, конечно… Если бы не было со мной тебя, я бы ни за что не осмелилась пойти, но сеньор Авалос настаивал…

- Что такого в вечеринке? – удивилась Марина.

- Она будет у бассейна, глупышка! – пропела медовым голоском Вероника, щуря глазки как сытая кошка. – Понимаешь? Нужен купальник, парео, и, вероятно, веселое настроение, м-м-м? Побудешь моей дуэньей, а? А то сеньор Авалос очень… темпераментный мужчина.

Марина припомнила спокойные темные глаза старого гранда, его подчеркнутую сдержанность, и усмехнулась про себя. Какое же невероятное усилие он сделал над собой, ухаживая за Вероникой, чтобы так вскружить ей голову?

- Холодно же, - с недоумением произнесла Марина. Днем было почти по-летнему тепло, все двадцать градусов, но к вечеру поднялся ветер, стало прохладно.

Вероника насмешливо глянула на девушку.

- Холодно? – насмешливо произнесла она, приподнимая одну бровь. – На закрытой веранде? В бассейне с подогревом? Не смеши меня, девочка!

- Я не хотела бы там появляться, - пробурчала Марина, и Вероника в ухмылке изогнула губы, мельком глянув на девушку.

- Боишься красавчика? – произнесла она небрежно. – А ты разумнее, чем я думала. Правильно поступаешь, девочка. Умница. Тебе эти неприятности вовсе ни к чему, - Верника снова поморщила губы так, словно говорила не о Марине, своей сотрудницу, а чем-то недостойном ее внимания, мелком и ничтожном. – Этот человек совершенно не для тебя, - в голосе Вероники проскользнуло высокомерие, и Марина невольно вспыхнула, услышав «не его круга» еще и в ее словах. – Но сегодня можешь не опасаться ничего. Я же говорила - сеньор Педро пригласил своего приятеля с дочерью, – Вероника сделала многозначительную мину, - и красавчику будет за кем ухаживать… поинтереснее тебя.

- Хорошо, - послушно произнесла Марина, хотя внутри нее все кипело от возмущения.

Вот, значит, как! Неподходящая для Эду девушка, значит?! Не его круга?! А сама-то Вероника сама давно стала «их круга»? Не слишком ли сильно зазналась?! Марина всегда считала начальницу женщиной умной и хладнокровной, но глядя на нее сейчас, видела, что та ведет себя словно наивная, глупенькая восторженная семиклассница.

«За улыбку сеньора Педро фирма потеряет столько денег! – со злостью думала Марина, со всех ног мчась в свою комнату. – Этот хитрец своего не упустит! В «свой круг» он тебя пустил на пять минут, и билет тебе стоил огромных бабок, дурочка ты старая!  А мне Эду строит глазки совершенно бесплатно!»

***

Идти на вечеринку, которую вздумал закатить сеньор Педро, Марине совершенно не хотелось; нервы просто не выдерживали всех претензий и нотаций, которые ей читали. А видеть, как Эду будет ухаживать за другой девицей…

Это казалось Марине просто чудовищным. Убеждая себя, что так будет лучше, что ей не стоит желать его внимания, что приглашенная девушка – это даже хорошо, Марина все же надела купальник и повертелась перед зеркалом, оценивая себя и страдая одновременно оттого, что ножки у нее не такие длинные, как ей хотелось бы, и, вероятно, попа больше, чем надо…

«Вот сейчас он рассмотрит тебя как следует, низкожопого гнома, - с отчаянием подумала Марина, вертясь итак, и этак, принимая разнообразные позы, чтобы фигура представала в более выгодном свете, - и любви конец. Да впрочем, какой любви? Ох, Полозкова, что ж ты такая живучая тварь-то? Когда же ты научишься не быть такой дурой?! Снова мечты и надежды? Вот погоди, сейчас тебе снова укажут твое место. Кто там не сделал этого? Эду? Так вперед! Он сейчас тебе даст понять…»

Это был какой-то приступ мазохизма; Вероника позвонила и озвучила время, к которому назначено празднество, строго велев Марине быть там строго минута в минуту, и девушка, отбросив все сомнения, решительно двинула в сторону веранды, освещенной со всех сторон.

Сама Вероника, как обычно, опаздывала, то ли прихорашивалась, то ли перебирала наряды – кто там ее знает, сколько купальников она набрала с собой в поездку. Хозяин дома, старший Авалос, вопреки своему же заявлению о вечеринке в купальниках, был одет в светлые брюки и легкую  рубашку. Вероятно, сам себя к веселящейся молодежи он не причислял, а Веронике просто сильно польстил. Он почтительно встретил Марину и сам предложил ей шампанского. Он поглядывал на часы, поджидая основных гостей, а вот Эду – о нет, он совершенно о приглашенных не беспокоился. Он выглядел, пожалуй, слишком расслабленным и беспечным, и Марина невольно подумала, что он ведет себя точь-в-точь, как его отец, когда к нему ластится Вероника. Подчеркнуто мягко, расслабленно и добродушно, маскируя под этим фальшивым добродушием стальное непробиваемое упрямство, непробиваемое «нет», изменить которое не может ничто.

«Он выглядит, - подумала Марина, - как человек, получивший нагоняй, но продолжающий настаивать на своем. Упрямец. Интересно, о чем у них с отцом был спор?»

Потягивая коктейль, Эду с удобством расположился на шезлонге, и Марина вспыхнула, едва только увидев его.

Эду уже выкупался, судя по всему; его черные волосы влажно блестели, ноги его прикрывало полотенце. И у Марины сладко заныло в животе от ассоциаций, которые вихрем пронеслись у нее в памяти. Казалось, при ее появлении Эду остался невозмутим; по крайней мере, не подал и виду, что рад ее встретить. Он лишь приподнялся, чтобы вежливо поприветствовать ее, но в его взгляде, обращенном к Марине, проскользнуло что-то такое, что девушка едва не охнула в голос. В его глазах было  какое-то неистовство и дикое желание, чересчур откровенное, чтобы она не заметила это. Его взгляд, оценивая, скользнул по ее фигуре, по беленькому соблазнительному животику, по ногам, а затем Эду снова посмотрел ей в лицо, томно, медленно подняв глаза, и Марина почувствовала, как ее кидает в жар от его голодного, острого желания. Еще миг, еще несколько минут этого молчаливого поединка глаза в глаза, и Марина проиграет, сама подойдет к нему, растает, и позволит его рукам обвить ее талию, коснуться там - где он бессовестно и страстно ласкал ее ночью, выбивая из ее горла стоны.

«Господи Боже, - мысленно взмолилась девушка, сдержанно поблагодарив старшего де Авалоса за прием и поспешно направившись к бассейну, рассчитывая в воде скрыться от внимания Эду и прохладной водой освежить заалевшее лицо. – Да где там эта Вероника Андреевна, черти б ее взяли! Очень умно было явиться сюда! И о чем я только думала?! Где гости, о которых вообще шла речь?!»

Вода была теплой; пожалуй, чересчур теплой, чтобы Марина могла остудить пылающую от возбуждения кожу. Неспешно отплывая от бортика, Марина слышала, как Авалос-старший командует прислугой, как он что-то возбужденно выкрикивает – кажется, лично отправляется встречать приехавших гостей. Марина обернулась, чтобы посмотреть на то место, где был Эду, но молодого человека там не оказалось. Этот факт вызвал у девушки гамму противоречивых чувств, от облегчения, что опасность миновала, до тупой ноющей боли, почти до отчаяния.

«Полозкова, дура, - свирепо ругалась на себя Марина, чувствуя, как слезы застилают глаза, - ты знала, что так будет. Не смей раскисать, не смей раскисать, не смей ра…»

- Ты избегаешь меня, да?

Руки подплывшего незаметно Эду, практически подкравшегося, как хищник, как аллигатор или акула, обняли ее, и Марина вскрикнула, перепуганная, и заколотила руками по воде, едва не пойдя ко дну. Улучшил момент; дождался, когда отец отойдет, чтобы воспользоваться этим и достигнуть своей вожделенной цели – коснуться ее, Марины. В воде он обнимал ее бессовестно, слишком откровенно, поглаживал ее бедра, и Марина, взвизгивая от ненасытных прикосновений его рук, поняла, что не очень-то его напугаешь коротконогими гномами…

- Сеньор Эду!.. – выкрикнула она, вынырнув, чувствуя, как он поддерживает ее над водой. – Зачем вы напугали меня?! Что за шутки?! Отпустите меня!

- Разве я шучу? – ответил он, внимательно вглядываясь в ее глаза.

Он был близко; пожалуй, чересчур близко, и Марина, желая отстраниться от него, слишком скоро почувствовала за спиной бортик бассейна и поняла, что ей некуда убегать. Его черные глаза смотрели на нее испытующе, слишком внимательно, так, что Марине стало жутко, несмотря на то, что его руки были ласковы, очень ласковы с нею.

- Почему ты избегаешь меня, Марина? – повторил он, упираясь руками в бортик, отгораживая ее от всего пространства бассейна.

- Я веду себя, - огрызнулась девушка яростно, - соответственно своему положению! Ваше поведение недопустимо, и я…

- Ах, положение, - зло усмехнулся Эду. – Что она тебе еще наговорила?

- Кто?

- Иоланта! – выкрикнув, как ругательство, ответил Эду. – Это ее слова ты сейчас мне повторяешь? Что она наговорила, признавайся? Она рассказала тебе? Говори! Я спрашиваю, она тебе рассказала?!

Марина в страхе отвернулась от молодого человека; казалось, еще немного, и он вцепится в нее и вытрясет ответ вместе с душой.

- Рассказала?!

Темные глаза Эду казались абсолютно черными и жуткими от гнева, и Марина выкрикнула «да, да!», обмирая от испуга и сама не понимая, что говорит, напрочь позабыв о своем обещании не выдавать Иоланту. Впрочем, что значит – выдавать, если Эду, кажется, знал слово в слово все, что она успела напеть девушке.

- Она сказала, что я не твоего круга, - устало выдохнула девушка, когда Эду немного успокоился и гнев его поостыл. – Сказала, что… словом, что твой отец будет против, а ты просто используешь меня, чтобы досадить ему, только и всего!

- Это ее любимая песня! – рявкнул рассерженно Эду. – Она позволяет себе слишком многое, в том числе и за меня решать, нравится мне девушка или нет! Но она мне не мать, и никогда ею не была! Не ей, черт возьми, мня воспитывать! И ей откуда наверняка знать, о чем я думаю?! Она сама придумала себе сказку, в которую верит, и теперь повторяет ее, как дрессированный попугай, чтобы все кругом в это поверили! И ты ее послушала? Я вижу, послушала. Ты даже не смотрела в мою сторону, когда пришла! - А должна была?! – разозлилась Марина, стараясь оттолкнуть молодого человека, но вместо этого он приблизился,  прижился к ней еще теснее, и Марина резко отвернулась, чувствуя на своей щеке его горячее дыхание, чувствуя, как его напряженное тело касается ее тела. – Я живой человек, я не хочу, чтобы с моими чувствами играли и использовали меня, как…

- А! Так тебе не все равно? – перебил ее Эду, и Марина вспыхнула, ощутив его пальцы на своей щеке. – Тебе не все равно?

Он заставил ее повернуться к нему, прижался еще теснее, так, что Марина ощутила его возбуждение, и наклонился над ее лицом.

- Кого я злю сейчас? – шептал он горячо, привлекая девушку к себе и покрывая ее лицо легкими, как прикосновения крыльев бабочки, поцелуями. – Кого? Отец нас не видит. Никто не видит. Зачем я делаю это, объясни, если хочу позлить отца?

Он запустил руку в ее волосы, снова заставил Марину откинуть голову назад, и впился в ее губы жадным поцелуем, лаская ее ротик языком страстно и жарко, так, что и вода не могла остудить полыхающей кожи.

- Не смей верить никому, кроме меня, - бормотал он, заставляя ее обнять его плечи и целуя е подрагивающие губы снова и снова. – Я не умею лгать; а если и хочу это сделать, то только с мульетой в руках. Поняла? Ты поняла меня?

- Si…

Глава 9. Дела семейные

Эду прижался лицом к груди Марины, несколько раз поцеловал теплую кожу, жадно поглаживая приятную округлость девичьей груди. Казалось, он готов был овладеть Мариной тотчас же, прямо в бассейне, и удерживало его только ее сопротивление.

- Моя злая колючка, - шептал он, и Марина не знала, почему позволяет ему делать все, вытворяют его жадные руки. - Сегодня, - выдохнул он страстно, снова припав губами к подрагивающим губам Марины, целуя девушку так, что у нее голова начинала кружиться, и ей казалось, что еще секунда – и она потонет, перестав понимать, где небо, где земля. - Сегодня ночью… Si? Ты поняла меня? Поняла?

- Si, - ответила Марина, багровея до корней волос, стараясь оттолкнуть Эду; на веранде послышались голоса, кажется, возвращался Авалос-старший с гостями, а Эду все не мог оторваться от Марины. Запретный плод сладок, намного слаще доступного, и Марина попискивала, ощущая, как ладонь мужчины вкрадчиво поглаживает ее меж ножек, скользя вниз с округлого животика под резинку купальных плавочек. Его прикосновения были страстными, но удивительно бережными, осторожными, и Марина, хоть и отталкивала Эду, на самом деле хотела прижаться к нему еще крепче, и пусть бы эта ласка не кончалась…

- Тогда до вечера, - произнес Эду, чувствительно куснув девушку в шею. – О, сладкая какая…

- Ну все, все!

Марина с трудом смогла вырваться из его цепких рук, отплыла подальше от Эду, смывая с кожи жар,  – и этому было самое время. Его отец, радостный, возбужденный, под руку с Вероникой как раз вошел на веранду, и за ним шли его гости – те самые, которых он с таким нетерпением ждал. Сеньор в возрасте, добродушный и громогласный, вероятно, ровесник самого сеньора Педро, и пара молодых людей – девушка и юноша.

- Эду, - крикнул он, отыскивая взглядом сына. – Смотри, кого я привел! Это Грасиела! Помнишь ее? Да вы знакомы едва ли не с детства, ты должен ее помнить!

Эду меж тем уже неспешно покидал бассейн, осторожно ступая по блестящим металлическим ступеням. Вода блестящими потоками лилась по его плечам и спине, свет играл бликами на мокрой коже, и девушка – высокая, статная, - которую сеньор Педро пригласил специально для Эду, смотрела на молодого человека с интересом, оценивающе, ничуть не стесняясь своего откровенного любопытства. Ее темные глаза смотрели практически с вызовом, она стояла словно модель на подиуме, уперев руку в бедро и свысока поглядывая на Эду, и весь ее вид, дерзкий, яркий, красивый, словно говорил – эй, а чем ты можешь удивить меня?

Она знала себе цену, и тушеваться не собиралась. Напротив – когда Эду чуть поскользнулся, она рассмеялась, потешаясь над ее неловкостью, и стушевался уже сам Эду, хотя девушка явно продемонстрировала ему свое расположение.

Марина предпочла бы убраться от этой компании куда-нибудь подальше по целому ряду причин.

Во-первых, люди, которых привел с собой сеньор Авалос, были из его круга. Да-да, из того самого пресловутого «его круга», состоятельные, и Марина почувствовала себя слишком простой и невзрачной на их фоне. У девицы, у Грасиелы, были дивные длинные волосы, красивые ноги, тонкое стройное тело, и ее наряд для вечеринки стоил, наверное, как квартира Марины.

Во-вторых, разумеется, Эду.

Как послушный, уважительный сын он тотчас же принялся оказывать гостям отца внимание, и Марина не сказала бы, что ему неприятно общество приглашенной специально для него девушки, напротив – он выглядел заинтересованным. Ну, еще бы! Бойкая молоденькая испанка не преминула возможностью поддеть его какой-то остротой, и Эду ответил ей, обаятельно улыбаясь. Ну черт… Марина предполагала, что смотреть на то, как он ухаживает за девицей, будет невыносимо, но чтоб настолько…

«Да, этот сеньор Педро настоящий стратег! – с горечью подумала Марина, вылезая из воды и подходя к компании, чтобы поздороваться. – Как говорится, почувствуй разницу! Посмотри и сравни! Конечно, на фоне этой Грасиелы я проигрываю… Даже если Эду ею не увлечется, он, разумеется, разницу эту увидит и выводы сделает…»

Марине было неудобно разгуливать перед незнакомыми мужчинами практически голышом, и она чуть не по самое горло закуталась в пляжный платок. Будь ее воля, она бы удрала с этого мероприятия, но было одно «но»: Вероника, горящая желание пообщаться и не умеющая ни предложения составить правильно. Она веселой пестрой обезьянкой буквально висела на руке де Авалоса-старшего и щебетала что-то на ломаном испанском, вводя своих собеседников в раздумья, чего ж она такого сказала. И, в отличие от Марины,  Вероника чувствовала себя отлично. У нее была прекрасная фигура, точеные ножки, светлые красивые волосы она тщательно уложила, и мужчины просто заваливали ее комплиментами, отчего Вероника раскраснелась и музыкально смеялась, слишком красиво, чтобы можно было поверить, что смех настоящий.

- Сеньор Луис, - машинально перевела Марина, обменявшись с прибывшими гостями приветствиями, - говорит, что вы похожи на богиню, вышедшую из пены морской. Он восхищен.

- Ах, вот о чем он твердит целый день, - польщенная комплиментом, произнесла Вероника.  

«Ах, вот чем тебя купил сеньор Педро, - язвительно подумала  Марина. – Вместо себя подсунул своего разговорчивого друга… хитро!»

Молодой человек, что прибыл в гости к де Авалосам, показался Марине изрядным разгильдяем и человеком легкомысленным. Ему церемонии со знакомством были не интересны, он представился весьма развязно, буркнув одно лишь свое имя – «Виктор», -  а вот угощение – очень даже интересовало. С трудом он дождался, пока его отец, старший Авалос и Вероника с Мариной отойдут, и шлепнулся на шезлонг, ухватив с предложенного прислугой подноса бокал с виски.

- Наконец-то, - протянул он, с наслаждением делая глоток и отирая раскрасневшиеся от крепкого алкоголя губы. – А это кто, рядом с красивой сеньорой? Дочь?

- Переводчица, - ответил Эду, наливая своей спутнице, навязанной ему отцом, вина. Он глянул на Виктора, рассматривающего Марину и цокающего языком, и в глазах его промелькнуло какое-то  неприязненное чувство, ревностное, горячее. – Грасиела? Твой коктейль.

- Довольно мила, - заметил Виктор, рассматривая аппетитные округлости девушки под парео. – Я бы с удовольствием познакомился с ней поближе.

Парень еще раз хлебнул виски и причмокнул с таким сладострастием, что даже его сестра, Грасиела, рассмеялась.

- Уймись, - произнесла она, устраиваясь на шезлонге с известным изяществом, вытягивая длинные ноги и явно любуясь собой, тем, как выгодно яркий купальник контрастирует с ее загорелой кожей. – Ты сейчас налакаешься так, что любая девушка от тебя сбежит с криком ужаса, даже русская переводчица.

Эду обворожительно улыбнулся, хотя на щеках его заходили желваки. Колкое замечание девушки отчего-то его задело. Возможно, он хотел задать едкий вопрос, чем русская переводчица отличается от самой Грасиелы, но сдержался, не желая показаться грубым.

- Давайте не будем говорить о ней, - предложил он девушке. – Расскажите лучше о вас.

- Обо мне, - фыркнула Грасиела. – А я думала, вы расскажете о себе. Мне многое хотелось бы узнать.

Эду смутился; девушка говорила с ним с каким-то особенным вызовом, с напором, словно старалась противопоставить себя ему. Словно отчаянно и смело бросалась в бой против него, зная, что проиграет. Ага, ясно. Эду тоже с интересом повнимательнее присмотрелся к девушке. Скользнул взглядом по фигуре, по длинным ногам, по яркому купальнику, выгодно подчеркивающему все, что полагается подчеркнуть. Красивая, дерзкая, молодая. И явно его боится, смотрит настороженными темными глазищами, в которых перемешались страх и вызов.

- Отцы сговорились, да? – вполголоса произнес он, глядя в лицо девушки. – Я прав?

Девушка сконфуженно смолчала, но Эду и без ее слов понял, что он не ошибся. Но отец хорош!.. Словно племенную породистую кобылу ему подсунул, объездить, покорить. Решил, что этого достаточно будет, чтобы отвлечь Эду от мыслей о другой девушке, неподходящей ему! Ярость вскипела в крови молодого человека тотчас же, расслабленное состояние испарилось, и Эду почувствовал, что хочет рвануть туда, вслед за отцом, чтобы высказать ему свое негодование и ярость…

Виктор нетрезво фыркнул, замотав кудрявой черноволосой головой.

- Да бросьте вы! – небрежно протянул он, поднимаясь со своего шезлонга и подтягивая шорты. – Как будто что-то страшное случится… Ну, покатаетесь по Европе, привыкните друг к другу… Эх, лучше я позову эту хорошенькую переводчицу, а то с вами скучно. Как ее зовут, ты говоришь?

- Не стоит, Виктор, - довольно резко произнес Эду, ощутив, что у него чужими руками отнимают самое дорогое. Отец не зря позвал и Виктора, он ведь первый ловелас на всю округу, девушкам он нравится. - Она такая же гостья нашего дома, как твоя сестра.

- Да что такого? – удивился Виктор, картинно разводя руками. – Симпатичная девушка, я хочу с ней познакомиться. Зажать ее в углу потемнее; мне кажется, она должна быть страстной. Видел, как она смотрела на меня? Словно хочет стереть в порошок! Люблю таких.

- Виктор!!!

Эдуардо не заметил, как сделал эти несколько шагов вслед за Виктором, последовавшим с веранды вслед за хозяином дома. Вскоре послышался голос Марины – как показалось Эду, недоумевающий и отчасти испуганный. Несколько раз она повторила растерянно: «Что? Что?» - не понимая, чего хочет от нее незнакомый подвыпивший молодой человек, а потом вдруг метнулся ее крик, резкий, как пощечина Эду. Как вопль о помощи, хотя, конечно, никакой опасности Марине не угрожало, но все же…

- Оставьте меня! Я не пойду с вами!

Эду ринулся вслед за гостем; он непременно догнал бы Виктора и вернул его обратно, не позволив притронуться к Марине, если б на его пути черной тенью не встала Иоланта. Раскрасневшаяся от гнева, с пылающим взором, она преградила ему путь, вцепившись тонкими сухими пальцами в дверные косяки, и Эдуардо отшатнулся – столько решимости было в ее взоре.

- Сеньор Эду, - прогремела она яростным голосом, - вы забываетесь! Вернитесь к вашей гостье!

От ярости Эдуардо даже затрясло, он с силой сжал кулаки, чтобы не дай Бог не ударить, не  оттолкнуть с пути женщину в строгом черном брючном костюме.  

- Отойти с моего пути, Иоланта, - злобно процедил он, покачивая головой и буравя ее злым взглядом. – Это такая же гостья, и я не позволю ее трогать…

- Сеньор Эду! – прогремела Иоланта, краснея от досады. – Вашей гостье никто не причинит зла! Это приличный дом! Я сама велю сеньору Виктору оставить ее в покое! А вам стоило бы подумать о своем отце, и о приличиях, и…

- Что я должен думать об отце?! – взорвался Эдуардо.

- Вы разбиваете ему сердце, - прошептала Иоланта словно одержимая. – Вашим упрямством вы причиняете ему боль…

- Приди в себя, Иоланта! – взревел Эду. – Кого ты защищаешь? И от какого грозного врага?! Мой отец – мужчина, а Марина – всего лишь крохотная девчонка! Ты его защищаешь от девчонки?! Лучше заставить плакать девчонку, чтобы сильный мужчина, не дай Бог, не испытал досады и не пролил этих слез?! Отойди с моего пути, Иоланта, не заставляй меня применять силу! Этот человек и пальцем не притронется к Марине!

- Вспомните, против кого вы идете! – прошипела Иоланта, когда Эду решительно взял ее за плечо. – Это ваш отец!

- А Марина – моя женщина, - рявкнул Эду. – Уйди, Иоланта! Я ведь не слепой и не идиот. Ты всем рассказываешь сказку о том, как я защищаю мать, а сама тем временем защищаешь моего отца все это время, и метишь на ее место! Уйди, или это будет известно всем! И ему в первую очередь.

Иоланта ахнула и осела, когда Эду все же отпихнул ее рывком и кинулся мимо нее.

Виктора с Мариной он отловил почти у самой лестницы. Марина хотела убежать; ей не хотелось принимать ухаживаний Виктора, его щедро рассыпаемые комплименты пугали ее, и его настойчивость, с которой он тянул ее за руку обратно, к бассейну.

- Идем, - бормотал он, масляными глазками глядя в перепуганное лицо Марины. – Что ты так напугалась, глупышка?!

Эду налетел на него, как безумный. Молча он оттащил Виктора от сопротивляющейся Марины, выхватил из его руки бокал с виски, половину которого Виктор уже умудрился пролить, возясь с Мариной.

- Тебе же сказали, - прорычал Эду яростно, - не трогай ее! Не трогай!

Он в ярости плеснул в изумленного Виктора остатками виски, и пока тот, ничего не понимающий и ошеломленный, потирал глаза, ухватил его за шиворот и потащил к бассейну.

- Ты с ума сошел!? – верещал несчастный, стараясь вывернуться из рук Эду. – Совсем умом повредился?! Отпусти меня!

Но тот был неумолим и не выпустил своей жертвы из рук, покуда не подтащил его к бортику и не столкнул в воду, подняв тучу брызг.

- Остудись! – выкрикнул Эду, сам не понимая, отчего завелся. В его ушах звучало только одно: «Это моя женщина. Моя женщина…»

***

Происшествие с Виктором удалось замять; в основном потому, что сам Виктор был порядком нетрезв, а Иоланта смолчала, то ли порядком напуганная Эду, то ли по каким-то своим соображениям. Но, так или иначе, а никто не потревожил Марину, и она, кое-как успокоившись, прилегла отдохнуть, хотя сон не шел к ней.

Взрыв Эду не давал ей покоя. Это было не похоже на возмущение хозяина, в доме которого обижают гостя, хотя отчасти это было так. Это была ревность; почти одержимость, которую Марина успела рассмотреть, когда Эду ухватил перепуганного Виктора за шиворот.

«О, да что ж такое творится!» – думала Марина, и воображаемая Анька посмеивалась в ее голове.

«Ну, ты заварила кашу, подруга! Мужики за тебя бьются, как лоси за стог сена в голодный год! Это, знаешь, не каждой дано!»

Не каждой, невесело согласилась Марина с нею мысленно. Но лучше б этого не было. Ведь, по сути, из-за нее в совершенно постороннем доме происходит вот это все…

«Господи, Полозкова, ты как слон в посудной лавке! Где б ты  не появилась, всюду какие-то проблемы и неприятности!»

Гости уехали глубоко за полночь; дом затихал, и Марина прислушивалась к каждому шороху, к каждому слову. Не вспылит ли Авалос-старший? Не выскажет ли Эду все, что думает? А что, если вдруг эта девушка все ж понравится Эду и останется на ночь? Или он увяжется ее провожать? Продолжит праздник до утра?  Вот эти мысли были самыми неприятными, Марина чувствовала, как ревность воспламеняет и ее разум, рисуя соперницу вместе с Эду, и девушка просто сходила с ума, маясь в темноте и тишине.

Но, кажется, нет. Марина почти уже задремала, когда услышала осторожный стук в дверь и подскочила, как ужаленная.

«Иоланта? Вероника Андреевна? Кто?»

Осторожно, не зажигая света, на цыпочках, она прошла к двери, тихо-тихо повернула ключ в замке, и в ее комнату ворвался, как смерч, Эду, стиснул ее в своих объятьях.

- Ты забыла? – прошептал он, покрывая поцелуями ее лицо, запуская пальцы в ее волосы. – Ты не ждала меня? О, женщина, у тебя камень в груди! А я ни минуты не мог не думать о тебе!

- Эду, - выдохнула Марина, ласкаясь к нему. Все тревожные мысли разом исчезли, осталась лишь всепоглощающая нежность, а от его поцелуев последние опасения выветрились из ее головы. – Эду!

Марина сама не понимала, что с нею; такого ликования, такого всеобъемлющего счастья она не испытывала никогда, ни с одним человеком. Никто не был ей настолько дорог и близок, как Эду, ни с кем она не была так отчаянно безумна, как с ним. Чувствуя, как он стаскивает с нее одежду, спускает с ее бедер пижамные штанишки, она сама с не меньшим нетерпением стягивала с его плеч рубашку, поражаясь своей дерзости и смелости.

«После - хоть потоп», - с каким-то безрассудным отчаяньем думала она, когда Эду укладывал ее в постель, совсем голенькую, прижимаясь к ней так, словно хотел всю ее обласкать своим телом, горячими прикосновениями, исцеловать всю, с головы до ног, истискать, измять, прижимаясь лицом к горячей груди и жадно целуя светлые соски.

Его одержимое желание показалось Марине настолько развратным, что девушка охнула, смущаясь, попыталась прикрыться от жадного рта Эду, исцеловывающего ее грудь, живот, и этот невинный испуг отрезвил его.

- Нет, нет, - зашептал он, опомнившись от ослепившей его страсти и осторожно убирая ее скрещенные руки, прикрывающие стыдливо стиснутые бедра. – Моя снежная девочка, не бойся… я не сделаю тебе плохо и больно… я хочу любить тебя… ты стесняешься? Скажи, - он приподнялся на локте и пытливо заглянул в ее зарозовевшее от смущения лицо, - ты стесняешь… так? Так тебе не делал никто? Тебя такую никто не видел?

Марина не ответила, но Эду сам все  понял.

- Моя чистая девочка, - с глубоким нежным чувством произнес он.

Он склонился над ее подрагивающим животиком и с обожанием поцеловал его, затем ее руки, стыдливо прикрывающие от его взгляда тайное женское местечко.  

- Не бойся, - шептал он, поцелуями спускаясь все ниже и ниже,  поглаживая дрожащие бедра девушки. – Моя злая колючка, оказывается, цветет самыми нежными цветами… я буду гладить тебя так нежно, словно ты шелковая роза, и твои лепестки такие тонкие...

В его голосе слышалась улыбка, сильные пальцы разглаживали кожу на стыдливо разведенных бедрах, и от первого поцелуя в мягкую влажную плоть Марина  почти вскрикнула, вздрогнув как от удара.

- Нет-нет, не бойся… Моя злая колючка такая стыдливая?

Ладонь мужчины ласково поглаживала животик Марины, Эду долго и осторожно целовал ее меж ног, так нежно, что девушка почувствовала, как уходят напряжение и скованность, желание в ней разгорается и огнем проливается в кровь, заставляя ее дышать чаще. Она не вынесла и нетерпеливо двинула бедрами, отчего Эду, крепче обняв ее, прижался губами к ее пылающему от желания лону и ласкал ее так умело, что девушка застонала, чувствуя, что течет и зная, что он понимает это, что он ощущает запах ее желания и предательскую влагу. Его пальцы осторожно поглаживали ее там, снизу, язык мягко ласкал возбужденную чувствительную точку, и Марина едва не плакала, понимая, что ощущений ей слишком много, чтобы вынести их тихо, но они чересчур непривычны и остры, чтобы она могла расслабиться. А ему, кажется, нравилось наслаждаться ее трепещущим телом, оставляя бесчисленные горячие поцелуи на ее раскрытых бедрах, на дрожащем животе.

- Мучитель! – выкрикнула она, доведенная до исступления, извиваясь как змея, в горячей постели, дрожа от каждого прикосновения.

Эду, чуть усмехнувшись, оторвался от ее тела, чуть поглаживая ее мокрую кожу.

- Мучитель? – повторил он, чуть куснув ее за бедро. – А ты не мучаешь меня?

Он поднялся и рывком поднял ее, поставил на колени, заставив опереться об изголовье кровати. Марина изнывала, чувствуя, как его руки неспешно глядят ее, скользя от самых плеч по лопаткам, вырисовывая пальцами узоры, по спине, по пояснице, по напряженным ягодицам и ниже, меж стыдливо разведенных ног, гладя мокрое лоно так вкрадчиво, так осторожно, словно зная, что от любого неосторожного движения девушка просто кончит.

- Кто бы мог подумать, - шепнул он ей на ухо, - что подо льдом пылает пламя?

Он заставил ее развести колени еще шире, устроился сзади и взял ее быстро и жестко, вжавшись в ее тело так, что она выкрикнула во все горло, чувствуя, как его напряженный член сильно толкается в ее лоно.

- Это ты меня измучила, - шептал он, прижимая девушку к себе, поглаживая ее живот и продолжая толкаться в ее узкое горячее тело.

Его руки, обнимавшие Марину за талию, скользнули еще ниже, на лобок девушки, и та застонала, чувствуя, как его пальцы ласкают ее, отыскав чувствительную точку. Марина извивалась и дрожала в руках своего мучителя, но он не прекратил свою жестокую ласку, одной рукой удерживая бедра ее разведеными, а другой поглаживая девушку так, что она просто сходила с ума и билась под его телом, выгибаясь дугой, забывая о стеснительности и боязни и отдаваясь во власть острого наслаждения.

- Нет ничего прекраснее тебя, - шептал он, проникая в ее тело еще и еще, нетерпеливо и сильно, чтобы она как следует распробовала его нетерпение, его страстное желание, - нет слаще тебя… Ты околдовала меня, злая колючка, что же ты делаешь со мной…

Марина не слышала этих слов; так же неистово и сильно, как он, она двигалась навстречу своему удовольствию, и когда оно пришло, она забилась в руках Эду, выдыхая свое наслаждение ликующим голосом.

Как это было необычно и прекрасно – встретить утро не одной…

Марина уже не помнила, когда просыпалась без свербящего чувства беспокойства, напоминая себе еще до того, как отрывала глаза «Полозкову прочь!». Она давно уже не ассоциировала свою фамилию с собой. Полозкова – это был непонятный зверь, сваленное в кучу все самое ненужное, пыльное, сломанное, некрасивое, от которого надо было избавиться. Каждый день Марина боролась с этим зверем, и каждое утро он напоминал о себе снова и снова, тупым беспокойством, усталостью, неловкостью, скованностью.

А это утро было другим. Солнечным, тёплым, не похожим обычные серые будни, наполненные заботами и одиночеством. За окном расцветала совершенно небывалая, невероятная весна, солнечные пятна играли на постели, метались на стене, вычерчивали белы прямоугольники на полу. Сейчас Марина чувствовала только тепло и покой - когда  Эду спал рядом с нею. Он не ушел ночью, не покинул ее спальню, остался рядом. Он обнимал ее во сне, уютно уткнувшись в ее плечо лицом, и Марине показалось, что нет ничего более естественного, чем эти теплые объятья и его близость.

И утренний секс – словно почуяв, что Марина проснулась, Эду зашевелился во сне, обнял ее крепче, зарылся лицом в ее волосы, вдыхая аромат девушки. Его пальцы скользнули по ее телу, сбрасывая с горячей кожи ткань, оглаживая бочок, округлое бедро, подставляя девушку утреннему весеннему свету, позволяя окрашивать ее бедную кожу в золотистый.

Сквозь опущенные ресницы Эду любовался Мариной; ее нездешней белизной – его рука, лежащая на теплом бедре девушки, казалась загорелой до черна, - ее трогательной чистотой, незрелостью, граничащей с невинностью, ее нежностью, ее простотой и хрупкостью. Маленькое доверчивое существо, которое желало его любви, которое неистово просило о ней каждым движением своего тела, каждым криком и стоном, когда он брал ее…

Марина трепетала под Эду, покоряясь его силе и его напору, и первое проникновение было острым, словно разгорающийся огонь, желанным, словно утоляющий самую беспощадную жажду глоток, самым сладким ощущением, что могут разделить двое. Марина захлебнулась этим удовольствием, даже дышать перестала, пока Эду исцеловывал ее и толкался в ее тело – раз, два, три, - чтобы она приняла его полностью, заскулила от чувства наполненности и его беспощадности, с которой он ее брал.

- Что ты делаешь со мной, злая колючка, - пробормотал он. Кажется, он уснул с этой мыслью, и она не отпускала его разум до самого утра. –  Ты такая сладкая, как самый сочный  плод… Я не насытился тобой…

И вот эта женщина, разомлевшая от тепла, красивая, сонная, мягкая, лукаво улыбающаяся от его слов – она тоже не могла быть Полозковой, потому что никто Полозкову не целовал с утра так жадно и страстно. Никто так умело и с такой охотой не ласкал ее тело, не прижимался так, словно до дрожи желал раствориться в ее запахе, в наслаждении, что она дарила, в ее стонах и ласках…

И никого Полозкова не обнимала так ногами, не обвивала ничьи плечи горячими руками и не принимала в себя, не отдавалась с такой готовностью и с таким желанием – так естественно, без сомнений и стеснения, словно делала это всегда.

- Моя Марина, мое весеннее солнце, - шепчет Эду, снова и снова исцеловывая девушку; страсть превращает его в ненасытного безумца, упивающегося нежными стонами девушки. Он выпивает их из ее горячих раскрытых губ, дочиста вылизывает языком. А затем сжимает ее бедра до легкой боли, стискивает ее мягкое тело и толкается внутрь ее узкого лона еще и еще, сильнее, настойчивее, резче, чтобы снова услышать ее дрожащий, изнемогающий голос и раствориться в наслаждении, которое чище и ярче солнечного утреннего света.

В его исполнении любовь – это ласка. Страстная и жаркая, но чувственная, нескончаемая ласка, непередаваемо сладкая, наполняющая Марину жизнью до самых кончиков пальцев. Он владел всем ее существом, словно хотел изгладить каждый сантиметр ее кожи, наслаждаться ею всей, касаться и целовать всюду.

 Она снова кричит, кончая, выгибаясь, балансируя на грани ослепительного блаженства. Ее крики заводят Эду еще сильнее, он срывается вслед за ней в удовольствие, толкаясь в ее тело на грани боли, яростно, присоединяясь к ее дрожи, к ее безумию, с которым она двигалась под ним.

- О, какая ты горячая… какая страстная…

Ее горло дрожит, запрокинутое лицо безмятежно и расслабленно, и язычок чуть касается пересохших от жара губ. Эду целует ее тронутые румянцем щеки, стирает с ресниц выступивши слезы, и снова вжимается в ее бедра, чтобы ощутить малейший трепет ее разгоряченного тела.

- Моя Марина…

Он прижимается к ее шее, слушая бешено колотящийся пульс и ощущая, как ее ласковые ладони сглаживают, стирают боль с его исцарапанных плеч.

- Скажи, - выдохнула она, - скажи, почему ты обратил на меня внимание?

Он лишь рассмеялся, уткнувшись в ее плечо.

- Скажи? – настаивала Марина.

- Может, - глухо пробормотал Эду, - потому что увидел, как ты сражаешься с собой? Ты хотела плакать, но не позволяла себе этого делать так, словно в этом есть что-то постыдное. Если б тебе в этот момент дали палку, ты бы ударила себя, не раздумывая. Ты маленький храбрый боец; это не может не интересовать.

- Эду! – в глазах девушки вдруг промелькнула тревога, она снова обхватила его плечи, словно прячась от опасности. – И что же дальше? Эду, - в ее голове, произносящем его имя, проскользнула горькая нежность, Марина крепко зажмурилась, и Эду приподнялся, почувствовав ее дрожь, угадав, что она вот-вот заплачет – и потому снова сражается с собой, не позволяя этим слезам показаться. – Я… ты мне очень нравишься, Эду, но…

- И ты мне очень нравишься, Марина, - не дослушав ее, произнес Эду, поглаживая ее волосы. – Не нужно слез. Не нужно сомнений. Отчего ты снова пытаешься мне не верить? Кто обидел тебя так сильно, что тебе легче принять дурное, горе, чем открыться навстречу радости?

- Но это так, Эду, - горько ответила Марина. – Твой отец…

- Он не злодей и не безумец, - отчасти резко ответил Эду, всматриваясь в напуганные глаза девушки. – Он не скажет тебе ни слова. Все вопросы он задаст мне, а не тебе. Он говорит о таких вещах только с мужчинами, не с молодыми девушками. Он – это моя забота.

- Но Иоланта сказала…

- Какая ты злая колючка! Тебе просто необходимо ужалить сильнее, да? Иоланта не плохая, нет. И тебе она зла не желает. Она долгое время служит нам. Она практически член семьи, она как тетушка, которую я уважаю и слушаюсь. Наверное, она дорого отдала бы за то, чтобы  стать одной из де Авалосв, занять место матери, но… Словом, она слишком заботится об отце, и не замечает, что я уже давно вырос. Так что не бойся ее и ее слов; скажи ей, что у тебя теперь больше прав, чем у нее, на то, чтобы решать, с кем мне спать! Не бойся, Марина, - Эду смачно чмокнул девушку в покрасневший от подступающих слез носик, - выиграй этот бой! Не сомневайся; никто нам не сможет помешать, кроме нас самих.

***

Завтракать Марина осталась в своей комнате – так распорядился Эду, - а сам молодой человек, приведя себя в порядок, спустился к завтраку в столовую, к отцу.

Сеньор де Авалос уже допивал утренний кофе, просматривая свежую прессу. Он кивнул головой в ответ на приветствие Эду и небрежно отложил газету.

- Может, ты объяснишь мне, - произнес он, пристально вглядываясь в безмятежное лицо сына, - что происходит?

- Я хотел задать тебе этот же вопрос, - небрежно ответил Эду. – Что это такое? Зачем ты пригласил эту девицу, Грасиелу? Я чувствовал себя так, словно ты пытаешься всучить мне племенную кобылу.

- Побольше уважения, молодой человек! – прогремел де Авалос, краснея от гнева. – Ты говоришь о приличной девушке, из хорошей семьи!

- Вот именно, - так же невозмутимо ответил Эду. На его спокойном лице промелькнуло выражение абсолютно несгибаемого упрямства, но голос он не повысил ни на полтона. – Побольше уважения! Она что, падшая женщина? Если ее можно предлагать как подарок, не спрося ее желания?

- Я хотел, чтобы ты просто познакомился с ней! – сердито ответил отец.

- Я знаком с ней, - парировал Эду. – Неужели ты думаешь, что мне требуется чья-то помощь, чтобы выбрать себе женщину?

- Видимо, требуется, - запальчиво ответил отец, - если ты выбираешь не тех!

- Отчего же Марина – не та? – поинтересовался Эду, орудуя ножом и вилкой с таким спокойствием, будто разговор. Что состоялся у него с отцом, был ничем не примечательной обычной утренней беседой.

- Что ты знаешь о ней? – сурово произнес отец. – Ты ничего не знаешь о ее родных, о том, кто она, с кем она была…

Эду оторвался от еды, внимательно взглянул на отца.

- Она чистая и искренняя, - произнес он веско, - почти как дитя. Ее тело все еще пахнет молоком, а грудь маленькая и упругая, словно рука мужчины никогда не касалась ее.

- Избавь меня от этих подробностей! – сердито буркнул Авалос-старший, и Эду, как ни в чем не бывало, продолжил трапезу, даже бровью не поведя, хотя отец, казалось, готов был взорваться проклятьями и руганью.  

- Значит, не спрашивай, если не хочешь, чтоб я об этом говорил. А вот о семье Грасиелы я знаю намного больше, - произнес Эду. – Ее отец женат, но волочится за красивыми женщинами. А брат не прочь напиться. Вчера даже сеньоре Веронике стало отвратительно их общество. Она, конечно, любит приятные слова и комплименты, но даже ради них не смогла улыбаться под конец. У нее было такое лицо, будто вместо вина в ее бокале был уксус.

- Ну, хорошо, хорошо! – выкрикнул отец нетерпеливо. – Пусть так, пусть ты прав! Мне не стоило приглашать эту девушку… для тебя. Ты вправе выбирать сам. Но я твой отец! Я беспокоюсь о тебе! И мне не все равно, с кем ты! Хорошо! Предположим, тебе понравилась эта… Марина. Но что дальше? К чему приведет это увлечение?

Темные глаза де Авалоса-старшего смотрели почти с отчаянием, и Эду в изумлении пожал плечами.

- Отец, - как можно мягче произнес Эду. – Я знаю эту девушку несколько дней, а ты уже спрашиваешь, что дальше? Возможно, события торопить не стоит? Возможно, мне и ей нужно больше времени, чтобы узнать друг друга? Симпатия, страсть – это много, очень много, но этого недостаточно для серьезных отношений. Я хочу ее узнать; я хочу узнать себя, понять, почему меня так привлекла эта девушка. Потом я готов буду ответить тебе, что дальше. Но пока что я очень просил бы тебя отнестись к ней с тем уважением, какое ты готов был выказать той же Грасиеле.

***

У Вероники с утра болела голова.

И не оттого, что вчера она злоупотребила алкоголем. Выпито было слишком мало, чтобы сегодня по этому поводу раскаиваться. Но выть хотелось – потому что веселье закончилось, потому что Вероника устала, смертельно устала улыбаться и делать вид, что ей все нравится

И потому что де Авалос, ради которого она и согласилась на это глупейшее мероприятие, ни сколько не стал ближе. И все было зря… От досады и стыда выть хотелось, Вероника чувствовала себя обманутой дурой, и больше всего ее раздражало то, что второй Авалос, молодой, сын, этот лощеный красавчик, вдруг, ни с чего, начал ухаживать… господи, и за кем?!

За Полозковой.

Этой невзрачной, простой девчонке удалось обойти Веронику в том, за что та борется уже столько лет; с первого взгляда, с первого слова, с первого дня она словно приворожила младшего де Авалоса, а Вероника словно рыба об лед, который бьется о стену равнодушия Авалоса-отца.

Вероника, мучительно потирая виски,  проглотила таблетку, запила ее водой и снова свалилась в кровать. Она чувствовала себя совершенно разбитой и просто старухой – уставшей, выжатой, измочаленной. Словно на ней пахали; словно вытрясли из нее все, что она могла дать, и выбросили ее пустую оболочку.

- Полозкова-а-а-а… - простонала Вероника, сама не понимая, смеяться ей или плакать.

Вот что в ней?! Чего такого этот Эдуардо в ней рассмотрел?! Она же обычная; совершенно обыкновенная девчонка, бледная, стесняющаяся и оттого неуклюжая. Было видно, как она горбится, сжимает плечи и чуть ли не прикрывает бледную грудь от чужих взглядов. Жалкое закомплексованное существо… ни шика, ни стиля, ну умения себя подать, ничего кроме виноватенькой улыбки и заискивающегося взгляда! Вероника рассмеялась в голос, вспомнив, сколько времени потратила вчера на укладку, на макияж, и сравнила с небрежным пучком на голове Полозковой. У этого Эду таких девчонок должен быть целый вагон, выйди вон в аэропорту – они там толпами бегают, в кроссовках и джинсах, больше похожие на малярш со стройки, чем на приличных девушек.  

А этот Эдуардо… он смотрел на невзрачную Полозкову так, что казалось чудом, что она не воспламеняется. Пожирал взглядом. Готов был завалить и отыметь прямо тут же. Всю обнюхать, рассмотреть, ревниво проверяя, не коснулся и соперник там, где касаться никому не позволено!

Мгновения хватило ему, чтоб пригладить неловко сколотые волосы напуганной девчонки, прижать ее к себе, словно вселяя в нее уверенность и ощущение безопасности… Какие страсти, боже ж мой! Сколько пафоса! Вероника потирала лоб и похихикивала над чужим чувствами, которые нечаянно подсмотрела, но на душе было гадко, а вовсе не весело. И то, что она называла кривляньем и позерством на самом деле ей отчаянно нравилось; много бы она отдала, чтобы хотя бы капля этого перепала ей, но…

И этого, противного мальчишку-пьяницу, Эду чуть не разорвал лишь за то, что тот посмел коснуться этой неловкой, закомплексованной девчонки. Это мужчины могли не заметить этой размолвки, но не Вероника; она ничерта не понимала, что воркует эта пара хитрецов, а Полозкову нагнал увалень с лоснящимся лицом, остановил ее. И Вероника все время оборачивалась нетерпеливо, чтобы увидеть, отделалась ли девчонка от навязчивого ухажера и догоняет ли ее, Веронику, чтоб перевести ей заливистые песни испанских сеньоров.

Они не видели – а Вероника успела заметить, как Эду выскочил вслед за мальчишкой, пристающим к Полозковой. Та верещала – противно так, испуганно, словно на нее хулиган напал в темной подворотне, - таращила глазенки…

- Красавчик прям герой, - шипела Вероника, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. – Мальчишку за шиворот, Полозкову прям облизал всю, с головы до ног… Как будто ей правда что-то угрожало! Обезьянка, кривляка…

Раньше Вероника думала, что у таких, как эти де Авалосы, сердца нет. Черт, да таким, как они, Господь Бог должен ума, ума побольше отплескивать и расчётливости, меркантильности здоровой, а не соплей и чувств!

- Дура, решила Авалоса купить, - рыдал сквозь смех Вероника,  от ярости терзая безотчетно простынь, - показать, какая смелая, какая независимая, какая щедрая… впрочем, папаша-то и слопал, не жуя, мою щедрость, вот сын…

Вероника припоминала, как с утра младший Авалос командовал, требуя завтрак в комнату Полозковой, и кусала в ярости губы. Теперь этой поганке и слова сказать нельзя будет; красавчик тотчас примчится спасать свою плаксу, устроит скандал, будет заступаться… Формально, конечно, какие к ней претензии? Она свое дело делала. Переводила эти документы, работала аккуратно и быстро, но черти б ее взяли, вовсе не для того ее везла сюда Вероника, чтоб она тут романы крутила!

По ней сразу было понятно, что ничерта в своей жизни она не видела. Вероника ощутила себя всемогущей. Доброй феей, когда объявила этой пигалице, что намерена ее взять с собой в Испанию. Глядя на совершенно детский восторг в глазах Марины, Вероника тогда  подумала о себе как о хорошем человеке, который дает шанс вырваться на свободу таким вот, как Полозкова. Увидеть мир, познакомиться с другой страной не по учебникам и картинкам, а наяву, на самом деле. Теперь она жалела о своем «благом деле». Жалела люто, до ненависти, до скрежета зубовного. Эти выскочки… как же Вероника ненавидела выскочек, которым даешь один шанс, всего лишь выказываешь свое покровительство, а они вылезают, как тонущие крысы, карабкаются по головам, и оказываются на вершине!

- Полозкова прямо как госпожа теперь, -  насмешливо выговаривала Вероника непонятно кому. – Принесли-унесли, до библиотеки проводили… Работай, никто беспокоит не будет! На любой чих прибегут, все принесут, нос подотрут!

Нужно было подниматься, а сил у Вероники совсем не было. Чертов де Авалос-старший обещал сегодня какой-то сюрприз, обещал вывезти в город, но что это будет – он не говорил, делал таинственное лицо. Вероника едва не расплакалась, вспоминая свою радость оттого, что, как ей казалось, Авалос оттаял, перестал смотреть на нее отчужденно. Тогда ей даже показалось, что он флиртует с нею, а теперь…

 Она встала кое-как, кое-как расчесала светлые волосы. Очень хотелось зайти к Полозковой, в библиотеку, где она работала, наорать на нее, сказать, что она нерасторопна и неточна, изодрать переведенные ею накануне документы и заставить их снова переводить. Сказать, что никуда она не поедет, что останется сидеть в особняке, и вообще – ни ногой из библиотеки, пока все не будет сделано!

«Подписать все быстрее и убраться к чертям подальше, - с остервенением думала Вероника, решительно направляясь к Марине. – Никакой недели на Майорке! Никакого отдыха, никакого моря, никаких экскурсий… не заслужили! Не заработали! Не…»

Она могла произнести еще тысячу бранных и злых слов, но стоило ей распахнуть двери, как все ругательства и проклятья вылетели у нее из головы.

Марина, конечно, была здесь; на своем рабочем месте. Но и сеньор Педро – тоже. Он втолковывал Марине что-то, отчего девушка становилась все потеряннее, все бледнее. У Вероники в груди поднялось волной ликование – недоброе, злорадное, ядовитое, гнилое, такое, что ей самой стало совестно. Испуганная девчонка выглядела так жалко, что Веронике было совестно теперь, после выговора испанца, устраивать ей выволочку, но что-то в ней, сидящее глубоко внутри, обиженное, уязвленное, болезненно ноющее кричало: «Наподдай паршивке! Чтоб не повадно было, наподдай как следует!»

- Что, Полозкова, доигралась? - тихо, отчаянно стараясь придать своему голосу приятное звучание, произнесла она, приближаясь. – А я предупреждала тебя – не вешайся на красавчика. Думала, его отец в восторге будет от тебя? Дурочка малолетняя… Доброго утра, сеньор Педро! Что-то случилось?

- Доброго утра, сеньора Верника! – де Авалос-старший при виде ее улыбнулся вполне доброжелательно, и Вероника едва сдержалась, чтоб не наморщить нос. Ну, разумеется, ничего он не высказывал этой выскочке, воспитание не то, чтобы пойти и начать орать на девчонку. – отличная погода, не так ли?

- Да, сеньор, - прощебетала Вероника в ответ, приветливо улыбаясь. – Что тут происходит? Вы выглядите как заговорщики.

Она стрельнула глазами в сторону Марины, и Авалос оживился.

- Мой сюрприз, - поспешно, но с ноткой гордости в голосе ответил он. – Я обещал вчера!

- О каком сюрпризе он говорит? - поинтересовалась Вероника.

Марина судорожно глотала воздух.

- Он приглашает нас, - ответила она, наконец, собравшись с духом, все так же не поднимая глаз на мужчину, - на корриду.

Услыхав знакомое слово, Авалос оживился, радостно закивал головой.

- Какая гадость, - искренне произнесла Вероника. – Это не переводи, не надо. Ну, а ты чего такая вареная? Тоже не выносишь вида крови?

- Сеньор Эдуардо, - еле живая, произнесла Марина, поднимая на Веронику перепуганные глаза, - будет там.

Вероника с мстительной радостью глянула на девушку, на губах ее заиграла торжествующая улыбка.

- Ну и что? – небрежно поинтересовалась Вероника. Ей нравилось мучить и дразнить эту растяпу, готовую хлопнуться в обморок. О том, что Эду тореро, Вероника знала уже давно. Этот факт отчасти удивлял ее и о его профессии она думала с высокомерным пренебрежением. Зачем здоровому молодому мужику этим заниматься? Все есть – происхождение, деньги, образование…

«Мальчишка, сопляк, - думала  Вероника презрительно. – Глупый и капризный».

- Сеньор Эдуардо, - все тем же отчаянным и храбрым голосом ответила Марина, - будет тореро на празднике.

- Тореро, - подтвердила Вероника, все так же глядя на испуганную Марину сияющими смеющимися глазами. Кажется, у нее даже голова прошла. – Ну, да, он тореро. А ты-то чего трясешься? Тебя-то это как касается? Кто он тебе, муж? Жених? Полозкова, не веди себя так глупо. Да и вообще… Сеньор де Авалос меня приглашает, не тебя. Ты можешь и вовсе тут остаться. Кто ты такая, чтобы тебя по увеселениям возить? Не забывайся; ты здесь на работе, а не в гостях у родственников. Поняла?

Марина от обиды задохнулась; она видела, что Авалос-старший внимательно наблюдает за их с Вероникой размолвкой, и имени своего сына он не мог не заметить. В его темных глазах появился интерес, и это любопытство подстегнуло ее решительность.

- Вас, - яростно произнесла она, - приглашает сеньор Педро, но главный на этом празднике сеньор Эдуардо. Думаю, - в ее голосе послышался несвойственный ей сарказм, - меня он будет рад видеть намного больше, чем вас. А кем я ему прихожусь – это уже не ваше дело.

У Вероники от злости задергались губы, она крепко сжала сухие пальцы в кулачки, душа свой гнев.

- Ну, Полозкова, - выдохнула она. – Знаешь ли!.. Не забывай, кто тебя сюда привез, и кто платит за все! Мы с тобой поговорим дома! Потом! И без посторонних!

- Вероятно, - так же дерзко ответила Марина, хотя сердце ее просто обмирало от страха.

Что?! Это она такие вещи говорит?! Это она осмелилась дерзить и раз в кои-то веки защитить себя!?

Авалос молчал; его темные глаза смеялись, он чуть покачивал головой, понимая, что эту битву выиграла Марина. Он  не понимал всех слов, что говорили друг другу женщины, но понял главное: Вероника поддела Марину, поддразнила, а то отважно и дерзко запретила ей касаться дорогой и святой для себя темы.

- Ах, характер! – эти восторженные слова испанец произнес против своей воли, и тотчас смущенно пригладил щеточку усов, скрывая улыбку. – Сеньоры, так вы не против?

Глава 10. Коррида

День, казалось, только расцветал; пять часов вечера, но все еще светло и жарко. Как и обещал де Авалос, билеты были на самые лучшие места: в тени, чтобы не было сильно жарко, сравнительно недалеко от арены, чтобы все было отлично видно, но чтобы при этом кровь казалась бы женщинам, не привычным к подобному зрелищу, далекой, ненастоящей.

В компании с де Авалосом-старшим, Иолантой и Вероникой Марина чувствовала себя неуютно. Все они пришли посмотреть на Эду, но при этом каждый из них преследовал какую-то свою цель, источал свои эмоции, и Марине казалось, что ее просто разорвет, когда эти трое начнут нашептывать ей в уши каждый о своем.

Де Авалос просто фонтанировал эмоциями; глядя на него, было абсолютно понятно, что он безумно горд сыном, и так же безумно беспокоится за него, волнуется так, что его обычная лощеная холодность сползла с него. Он встречал выходящих на арену людей радостными криками, словно стараясь их подбодрить и придать им сил, но Марина видела, что на самом деле он храбрится сам. И даже Веронике он что-то то и дело тараторил, не дожидаясь переводов Марины, отчего Вероника ему кисло улыбалась, ничего не понимая.

Иоланта сидела молча, с невозмутимым лицом, но в ее неподвижности было столько напряжения, что невольно возникал вопрос: а каково это – обмирать от страха каждый раз, когда близкий человек выходит на арену сражаться со зверем, намного сильнее и больше? В этот миг Иоланта своей нервозностью действительно походила на мать Эду, и Марина с изумлением отметила, что это чувство страха настоящее, не показное, не придуманное.

Одна Вероника не проявляла никакого беспокойства; шествие тореро, приветственные крики публики – все это ей было ужасно скучно. Она рассчитывала на то, что Авалос уделит таки ей внимание, но он, такой возбужденный, энергичный, был сосредоточен лишь на сыне, и оттого Вероника была раздражена.

- Не вижу, где сеньор Эдуардо, - капризно канючила она, приподнимая огромные солнцезащитные очки, чтобы рассмотреть получше, чтоб увидеть знакомое лицо, и Марина молча указала ей на шествие. В отличие от Вероники, Марина-то его сразу узнала – как и он ее увидел тотчас же, ступив на арену. Эду прекрасно знал, где будут сидеть его личные зрители, вероятно, он сам позаботился о билетах. И Марина, торжествуя, украдкой глянула на Веронику; хотела та, не хотела, запретила бы она или нет, а Марина все равно пошла бы на праздник, потому что так хотел Эду. Он пригласил ее; и отец его настоял бы на том, чтоб Марина пришла.

Он шел вслед за всадниками слева; это означало, что он достаточно опытный тореро, самый старший из троих. Увидев Марину, он улыбнулся и отвесил ей церемонный поклон, а она помахала ему в ответ белым платком, приветствуя и чувствуя, как улыбается, совершенно обалдевшая от волнения и оглушительного предвкушения зрелища, что сейчас развернется перед ней.

Она даже не подозревала, что Эду может быть  таким – подчеркнуто статным, пластичным, очень артистичным.  На нем был традиционный черный костюм, шитый золотом, и все в молодом человеке – его осанка, походка, его жесты, взмахи рукой, которыми он приветствовал публику, пластика, с которой он двигался, - все говорило о том, что он в большей мере актер, и ему нравится внимание публики, нравится ее волновать и заставлять замирать. И внутренняя Анька – никогда еще она не была настолько громогласной и бессовестной, как в этот миг, оценивая Эду.

«Полозкова! – вопила воображаемая подруга в абсолютном восторге. – Какой зачотный попец у твоего мачо! Ну, ты даешь! Какого закадрила!»

От этих бессовестных мыслей Марина просто багровела до ушей, потому что, по сути, мысли-то эти были ее собственные…

Однако, зловещий знак того, что именно Эду придется нанести смертельный укол быку, был на нем; пальцы его правой руки были перемотаны пластырем, закреплены, чтобы не соскользнули при ударе с рукояти эстока и не повредились при мощном ударе мечом. Проходя мимо почетных мест, там, где располагался президент корриды, Эду незаметно разминал руку,  сильно сжимал и разжимал пальцы, и от этих хищных, быстрых движений у Марины мурашки по спине бежали. Никогда еще Марина не видела корриду вживую, никогда еще опасность не была так близко, и никогда еще Марина не испытывала такого страха, от которого ее просто подкидывало на месте.

Эду отвернулся; больше он не смотрел на нее, весь поглощенный обсуждением предстоящего боя. Солнце, поднимающееся над стадионом, слепило тореро, вставших на всеобщее обозрение перед трибунами; они щурились, оправляли на себе одежду, проверяя, все ли застегнуто, все ли ладно сидит.  Расшитые золотом парадные плащи-капоте поблескивали на их плечах, и в этой недолгой сцене причудливо перемешались обыденное спокойствие и праздничное возбуждение и предвкушение.

Публика приветствовала своих любимцев, но Вероника, кажется, до сих пор была не впечатлена. Она поправляла поля огромной черной шляпы, нетерпеливо вертелась на месте, привставала  на месте, и явно скучала.

- Какая дикость, -  произнесла она раздраженно. Марина покосилась на нее с неодобрением:

- Смотрите, не заявите это сеньору де Авалосу, - произнесла она насмешливо. – Он-то очень гордится сыном. Коррида – это воплощение духа Испании, особенно здесь, в Аналусии, на родине боя быков.

- Много ты понимаешь, - огрызнулась Вероника, опасливо покосившись на де Авалоса. – Быть испанским грандом и… скакать на потеху публике!

Марина пожала плечами.

- Если даже зять герцогини Альбы не гнушается этой работой, - произнесла она, - то почему нет?

- Герцогиня Альба? – удивилась Вероника.

- Я же говорю – это очень почитаемая профессия, - ядовито ответила Марина. Привычка Вероники отзываться нелицеприятно обо всем, о чем она не имеет понятия, начала ее здорово раздражать. К тому же, на данный момент нелестные оценки Вероники касались непосредственно Эду, и Марине было очень обидно за него…

Президент праздника  махнул платком и просигналили трубы, возвещая о начале первой терции корриды; все было готово к выходу самого главного участника – быка. Публика взревела, а Марина закрыла лицо ладонями от испуга, потому что ей показалось, что под ослепительное солнце выскочил не бык, а какое-то совсем уж мифическое животное. Раздувая черные ноздри, тот промчался по инерции несколько метров и встал, ослепленный светом. Это был огромный черный зверь с великолепными острыми рогами, страшный и мощный. От вида его публика разразилась восторженными выкриками, даже де Авалос невольно привстал, пораженный.

- Да это чистый дьявол! – с толикой восхищения произнес он, наблюдая, как бык беснуется на арене, скачет, распугивая помощников тореро. – Злобный зверь! Такого одолеть…

Голос его дрогнул и де Авалос не произнес последних слов, замолчал окончание своей мысли, но Марина с легкостью угадала, что он хотел сказать.

«Почти невероятно». «Очень сложно». «Невозможно».

Иоланта не произнесла ни слова, только нервно стиснула ладони, а Вероника небрежно усмехнулась.

- О-о, - протянула она насмешливо, - какие храбрецы! Все попрятались… мы все три часа будем смотреть, как носится этот бык?

Бык действительно выглядел угрожающе. Казалось, он был зол на весь свет, и каждого, кто осмеливался появиться в опасной близости, готов был растерзать. Он метался  по арене, не позволяя помощникам тореро надолго покидать их укрытия. Казалось, мелькание розово-желтых плащей-капоте вовсе не сбивает его с толка, и он нарочно выцеливает для удара фигуру человека, а не разноцветную тряпку. Пару раз он настигал удирающих от него тореро, и его рога пробивали деревянные щиты, которыми арена была отгорожена. В этом беспорядочном мелькании тел, в криках, во взмахах разноцветными плащами Марина совершенно не видела Эду и не понимала, что люди выкрикивают, переговариваясь друг с другом. Ей казалось, что все идет не так, что это безумие вот-вот остановится, прекратится; она надеялась на это и чуть ли не молилась, отыскивая взглядом Эду и умоляя небеса – кого угодно, Господа Бога, инопланетян! – чтобы все обошлось.

Должна же быть пауза, передышка?! Но ее не было.

- Ну, хитер!.. Ничего, - будто утешая себя самого, или успокаивая, произнес де Авалос, наблюдая, как беснуется на арене это исчадие ада. – Сейчас его укротят немного, поубавят его прыти… Давно не было такого резвого быка!

Однако, его надеждам не суждено было сбыться.

Бык, раздраженно фыркая, выскочил из толпы людей, что-то кричащих и пытающихся привлечь его внимание своими плащами, но он, кажется, уже избрал себе жертву – всадника-пикадора, который должен был перебить ему мышцы на шее, чтобы ослабить силу его атаки. Хитрое животное со всего размаху врезалось в лошадиный бок, повалив испуганного коня вместе со всадником, и налетело на поверженного человека.

Марина и не поняла, не заметила, как оказалась на ногах, крича в ужасе вместе со всеми зрителями разом, глядя, как разъяренный бык терзает поверженного противника. Он не реагировал ни на крики, ни на взмахи капоте, и его лишь чудом удалось оттащить от пикадора, втроем вцепившись ему в хвост. Но едва раненого удалось отбить у чудовища и утащить с арены, как бык стряхнул защитников своего поверженного противника и помчался по песку. Этот  поединок у людей  он выиграл.

Эду, которого Марина опознала лишь по черному костюму, был, как будто, невредим. Он отваживался приближаться к быку почти вплотную, мелькание именно его плаща раздражало быка и заставляло отвлечься от жертвы. Марина готова была зажмуриться, закрыть лицо ладонями, чтобы не видеть опасного заигрывания со зверем, но ей казалось, что стоит ей хоть на минуту отвернуться, как произойдет нечто непоправимое, и она продолжала смотреть. Ей казалось. Что отвернуться – это означает предать, лишить Эду поддержки; нет, этого допустит никак нельзя! И теперь, глядя на Иоланту, застывшую как изваяние, Марина поняла ее – именно так, не выказывая своего страха, сдержанно и с достоинством следует себя держать!

При следующем удачном маневре тореро и его помощников Марина, как и прочие зрители, зааплодировала, хотя сердце у нее уходило в пятки и руки дрожали так, что ладонью о ладонь было попасть трудно, и Иоланта, покосившись на нее, чуть кивнула головой, выказывая свое одобрение.

Только так!

- Он валяет их как кегли, - противным сладким голосом пропела Вероника. Коррида больше не казалась ей скучной, неудачи тореро и ярость быка, казалось, забавляют ее. – Кажется, я знаю, за кого буду болеть в этом поединке. Жаль, что он не может выиграть.

Вероника нарочно говорила это; ее сияющие глаза просто излучали издевку, она ведь не могла не понимать, что выигрыш быка – это проигрыш тореро.

«Интересно, она не понимает, чем это может кончиться, или ей правда все равно? А может, хочет, чтобы бык Эду ранил? Вот же стервозная натура!» - мысленно ругалась Марина. Однако, вслух она этого не произнесла.

- Отчего же, - вступился де Авалос, заинтересовавшийся словами Вероники. – Этот бык может быть помилован. Он очень умен и храбр, и если он понравится публике…

В этот самый момент бык налетел на одного из помощников тореро и так подкинул его в воздух, что тот перелетел через животное и подняться сумел не сразу.

- Ух! – воскликнула Вероника, прикрывая смеющееся лицо ладонью. – Да это просто машина для убийства!

Марина чувствовала, что сама  злится не хуже этого быка. Теперь она была совершенно уверена – Вероника ведет себя так нарочно, специально дразнит ее, бьет по больному месту – по переживаниям за Эду. Мстит за его внимание к Марине.  Дразнит ее и с удовольствием смотрит, как на бесхитростном лице девушки отражаются паника и отчаяние. Упивается страданием; утешает себя тем, что ей-то так мучиться не приходится.

«Ты же хотела отношений с красавчиком? – говорил ее сияющий, смеющийся взгляд. – Так вот тебе изнанка этой интрижки.  А я тебе говорила – не надо тебе с ним связываться, держись от него подальше!»

Марина, поняв это, порывисто отвернулась от Вероники; ты была ей неприятна своей мелочной и гадкой местью, и вступать с ней в разговор или в спор не хотелось совершенно.

Второй пикадор оказался удачливее; под одобрительные вопли зрителей и аплодисменты ему удалось совершить то, и раненное чудовище не смогло даже задеть его коня, однако, точный удар разъярил быка еще сильнее, и он заметался по арене, отыскивая жертву, на которой можно выместить свою агрессию. Даже после стольких ударов, после бега и драки бык, казалось, готов был брыкаться и драться бесконечно. Сил у него как будто не убавилось ни насколько, и Марина с ужасом услышала, как трубы возвестили о начале второй терции корриды.

Рано, как рано!

Злобное чудовище еще не вымотано, а сейчас человеку придется подходить к нему еще ближе. И это еще опаснее!

- Каким же надо быть самонадеянным, - посмеиваясь, заметила Вероника, опуская последний нелестный эпитет в адрес Эду, - чтобы выбрать именно это чудовище? Покрасоваться хотел? Мог бы присмотреть кого посмирнее… себе по силам…

- Не Эду его выбрал, - резко ответила Марина. Она сама уже чувствовала себя быком, которого дразнят и колют в бока, чтобы разозлить и вымотать. Кажется, у них с Вероникой тут своя коррида… - Это воля жребия. Случай. Судьба.

- Ух ты, ух ты! А что это ты так разволновалась? Сядь, девочка, успокойся! Это всего лишь игра; не затопчет твоего красавчика бык, - произнесла Вероника мстительно. Она нарочно избегала называть Эду по имени, чтобы не обратить на себя внимание де Авалоса, который, казалось, с ума сходил от разыгрывающейся перед ним драмы. – А затопчет…

Вероника многозначительно замолчала, и Марина снова отвернулась от нее, слишком резко, чтобы это не заметил Авалос.

- Что-то случилось, сеньоры? – произнес он вкрадчиво, обращаясь к Веронике. Ее спокойствие и легкая улыбка и ему стали заметны. Он испытующе смотрел на Веронику, и та лишь небрежно отмахнулась от него.

- Великолепное зрелище, - небрежно ответила она. Марина, кипя от негодования, вынуждена была перевести это. – Просто невероятное.

Однако, Авалоса было не так просто обмануть. Его темные проницательные глаза заглянули, казалось, в самую душу Марины, и сеньор произнес очень мягко, почти по-отечески:

- Сеньора еще что-то сказала, что вас расстроило?

- Сеньора болеет за быка, - кратко и зло ответила Марина.

**

Вторая терция подразумевала атаку быка бандерильями, короткими копьями с гарпунами вместо наконечников. Ярко украшенные, бандерильи вонзались в черную шкуру быка и злили его больше, хотя, казалось бы, куда уж больше.

Теперь Марина видела Эду постоянно. Видимо, бык здорово потрепал его команду, если он сам вышел с бандерильями, а может, Эду хотел сделать шоу красочнее и немного разрядить обстановку, которая была раскалена до предела. 

Бык метался по арене, выбирая следующую жертву; кровь окрасила его черную шкуру, пара бандерилий, пущенных умелой рукой, уже торчала в его холке, и это не добавляло быку дружелюбия. Вместе с кровью сила покидала его, но он не собирался так просто сдаваться.

Следующую пару бандерильеро он встретил, нервно мечась, раздумывая, на кого напасть первым. Оба бандерильеро криками привлекали к себе его внимание, и бык то начинал приближаться к одному, то передумывал и разворачивался к другому.

- Глупое животное, - промурлыкала Вероника, глядя, как Эду мастерски обманул быка – чуть пригнулся к земле, склонившись в сторону, и когда животное устремилось на него в атаку, распрямился, как пущенная тетива, отпрянул с его пути, вонзив обе бандерильи в черную шкуру.

Марина подскочила, аплодируя, чувствуя, как у нее сердце заходится в бешеном ритме от переживаний – так близко от Эду была смерть, так жутко острые рога вспарывали воздух совсем рядом с раззолоченным боком костюма тореро. Но не восхищаться им и его ловкостью Марина не могла; отчаянная храбрость и безрассудство заставляли девушку обмирать – и выкрикивать от ликования и восторга, когда опасность миновала. Зрители восторженно славили эту небольшую победу тореро, а Вероника недовольно морщилась.

- Отчего же глупое? – вступился де Авалос. – Нет, вовсе нет. Этот бык умен. Вы же сами желали ему победы? И он ее заслуживает. Вообще, тореро очень уважают своих соперников-быков. Бык может дать тореро все – известность, славу, - и все отнять – в том числе и жизнь. Как же считать того, кто может так много, глупцом?

Но в Веронику словно бес вселился; откровенные чувства Марины, ее переживания раздражали женщину. Да еще и красующийся на арене Эду, с этими его поклонами, с красивыми пластичными движениями, отчаянный и дерзкий… Веронике нестерпимо захотелось все испортить, все сокрушить, чтобы Марина не смотрела с таким восторгом на молодого человека, чтоб исчезло из ее глаз обожание, и чтобы он не красовался перед ней.

«Неплохо было б, - с непонятной ей самой злостью подумала Вероника, - чтоб бык попортил красавчику мордашку… или еще чего, чтоб Полозкова сделала виноватую физиономию, извинилась и больше не подходила к нему! Небось, если б это монструозное чудище выбило красавчику глаза, у этой дурочки поубавилось бы желания с ним целоваться… Ну давай, хвостатый! Это твой звездный час! Я люблю только победителей!»

Словно услыхав ее злые мысли, бык взбрыкнул, кинулся на бандерильеро и сшиб его с ног.  Зрители снова закричали, беспокоясь, в едином порыве повскакивали на ноги, и Марина вместе со всеми, потому что видела, как Эду пытается отвлечь на себя внимание быка от поверженного человека. Бык всего лишь мотнул головой в его сторону, а тореро отлетел, как мяч, на несколько метров. Новая жертва заинтересовала злобное чудовище больше, он ринулся добивать тореро, и Эду стоило много сил подняться на ноги как можно проворнее и увернуться от разъяренного быка. Тот старался настигнуть, достать, наскакивал, и Эду все уходил и уходил от удара, хотя каждый миг казалось, неуемное животное вот-вот нагонит его и поднимет на рога.

Марина не понимала, что кричит во все горло, глядя как страшный окровавленный зверь преследует Эду, норовя догнать уворачивающегося тореро и ударить еще раз, мстя за свою боль. И стоит Эду оступиться, стоит лишь запнуться, задержаться на миг, как бык его достанет и разорвет рогами. Но, кажется, сил у животного оставалось все меньше, и бык остановился, устав преследовать слишком прыткую жертву; он встал, соображая, на ком выместить свою злость, а Эду, все еще пятился, не сводя глаз с чудовища, отступал, и Марина с ужасом заметила, что с каждым шагом он хромает все сильнее и сильнее.

На безопасном расстоянии Эду все же опустил взгляд, провел рукой по бедру. Удар быка, отбросивший его на песок, оказался не так легок и безобиден, как казалось сначала.  Черные брюки были вспороты на бедре, красивое золотое шитье темнело от крови. Эду зажмурился, крепко сжал свое колено, согнулся, пережидая боль, которая навалилась на него теперь, когда опасность отступила. К нему спешили помощники, чтобы увести с арены, и Марина изо всех сил прижимала ладони к губам, чтобы сдержать рвущийся крик.

Краешком глаза она увидела Иоланту – та сидела все так же неподвижно, но более расслабленно, обмякнув, будто ее тело лишилось сил.  На ее побелевшем лице читалось некоторое облегчение. Наверное, она думала, что все самое страшное на сегодняшний день позади, и можно было расслабиться и не думать о плохом.

Марина тоже присела на краешек сидения, опустила руки на колени, стараясь скопировать позу Иоланты, изо всех сил стараясь не разреветься, не показать растерянности и испуга. Эду, наверное, не хотелось бы, чтобы его поражение, его слабость оплакивали бы его близкие, особенно она, Марина. И потому девушка нашла в себе силы несколько раз хлопнуть в ладоши, провожая Эду с арены.

Вероника была довольна; она изо всех сил старалась скрыть улыбку, но поглядывала на Марину издевательски. Ей очень хотелось вывести девушку из себя, чтобы лопнула натянутая до предела струна ее терпения, чтобы та раскричалась и расплакалась, чтобы не смела строить из себя приличную даму высшего света, маленькая мерзавка! Было видно, что она не знает, как себя вести и просто копировала Иоланту, эту высокомерную выдру, строящую из себя королеву. И маленькая мерзавка пытается натянуть на себя такую же спокойную маску, исполненную королевского достоинства!

«Как же не так, - зло думала Вероника. – Ты никто, и звать тебя никак, и место твое на рынке, помидорами торговать! Думаешь, удастся выдать себя за ровню гранду? Как же не так!»

- Я же говорила, - шепнула Вероника так тихо, чтобы расслышала только одна она, склонившись к самому ушку Марины, пылающему и красному, - что ничем хорошим твоя интрижка с красавчиком не кончится. Засмотрелся на тебя, красавчик-то. Зазевался; сейчас будет зализывать раны и тебя поливать самыми грязными словами. Это же мужик! Животное, ничем не отличающееся от этого быка, - Вероника кивнула на чудовище, все еще беснующееся на арене. – А мужчины очень не любят, когда их неудачи видят те девицы, перед которыми они только что распускают перья. Ты вот увидела; угадай, кого он станет винить в своих неудачах? Кого будет избегать? Еще и выскажет тебе все. Так что готовься, готовься, девочка…

Марина чувствовала, как от этих гадких слов земля уходит у нее из-под ног, голова кружится и к горлу подступает горькая дурнота. Оглушительное чувство обрушившейся на нее вины наполнило ее кровь острыми раскаленными иглами, которые впивались ей в мозг. Она снова почувствовала себя Полозковой – маленьким испуганным ничтожеством, виноватым во всем, что случается плохого. И в слова Вероники о том, что Эду накричит на нее, обвинит ее во всех смертных грехах, она вдруг поверила, потому что в это легко было верить, намного легче, чем в привязанность и любовь Эду к ней, простой девчонке.  В памяти ее живо воскресла та реальность, из которой она так долго пыталась убежать. В гнев Эду, в его брезгливую злость верилось легко, потому что такое отношение к ней было привычным, люди часто так себя вели по отношению к Марине, и, как бы Марина не вытравливала это из себя, ненавистная Полозкова явилась тотчас же, стоило кому-то крикнуть «твоя вина».

Чувство вины притащило с собой не только мучительный тяжкий стыд, но и жуткий страх.

Страх, что сейчас на нее, на Марину, ополчится и старший де Авалос. Что он закричит на нее, выплеснет свое раздражение, выскажет ей – «вот к чему Эду привела связь с тобой!». Выпнет ее прочь, выселит в гостиницу, откуда придется  вовсе убраться обратно, домой, и все это под нескончаемым потоком обвинений и брани…

Это походило уже на паническую атаку; Марина тяжело дышала, стараясь взять себя в руки и не разреветься, не раскричаться тут же.

«Спокойно, - услышала она холодный голос в голове. – Не раскисать! Не раскисать! Дождись когда он сам тебе все это скажет. Вот тогда можно будет плакать и орать. Да и то… столько времени потратить на то, чтобы научиться сохранять достоинство и разныться, как жалкая тряпка? Не смей раскисать! Прочь Полозкову!»

- Похоже, бык сегодня останется невредим, - поддразнила Вероника, и Марина сама не знала, как сдерживается, как не заливается слезами, которые уже переполняли глаза.

Трубы возвестили о начале третьей терции корриды – терции смерти, - и зрители радостно приветствовали тореро, вышедшего на арену вновь.  Марина ахнула и невольно привстала с места, потому что на последний, заключительный поединок с быком вышел все же Эду.  Его нога была перевязана прямо поверх темного костюма эластичными бинтами, тореро двигался не спеша, плавно и грозно, почти совсем не хромая и приветствуя толпу, и Вероника снова недовольно поморщилась.

- Ах уж эти мальчишки, - произнесла она кисло. – Им бы только покрасоваться… К чему этот маскарад? А если не выйдет, что тогда? Ох, нет… не сможет убить… как бы не пострадал твой красавчик еще сильнее, а? Как думаешь, Полозкова?

Де Авалос, внимательно прислушивающийся к ее речи, лишь качнул головой, словно осуждая Веронику за ее неверие и ядовитые замечания.

Меж тем Эду, как того требовал этикет корриды, сделал небольшой круг по арене, позволяя всем рассмотреть себя, и подошел к месту, где сидел президент корриды. У него тореро спросил разрешения убить быка – и мог бы получить отказ, если публика пожелала бы сохранить отважному животному жизнь. Но…

Темные глаза Эду сверкали решимостью, он чуть склонил голову, и в  напряженных плечах, в самой позе было столько напора, что отказать ему не посмели. Тореро решил сражаться до конца – как можно отказать ему?

Бык, этот непостижимый  монстр, хоть и действительно был смел и коварен, отчего-то не вызвал в сердцах зрителей симпатии. Вероятно, они решили, что за свою смерть он сполна отплатил тореро. А потому Марина увидела, как на борт арены кто-то положил темные ножны, и Эду, сомкнув пальцы на обвитой красными шнурами рукояти, вытянул ослепительно сверкнувший клинок из ножен.

Теперь это был совсем другой Эду; такой же опасный и зловещий, как бык, который ожидал завершения разыгрывающейся трагедии. Развернувшись к рядам, где сидела Марина, Эду крепко сжал мульету и эсток в одной руке, а второй рукой снял с головы шляпу, традиционный головной убор тореро, и ступил ближе к зрителям.

Их глаза – Эду и Марины, - встретились, и девушка замерла, даже дышать перестала. Видно было, что Эду волнуется; по-другому и быть не могло. Однако в его глазах было все – даже тень страха, - но не злость, и не досада на нее, на Марину. Наоборот – он смотрел с теплотой, с волнением оттого, а примет ли она его дар, поймет ли?

- Этого быка, - четко и ясно произнес он, следуя давней традиции, - я посвящаю тебе, Марина! 

Он бросил свою шляпу ей, и девушка поймала ее на лету, прижала к груди, к сильно бьющемуся сердцу. Зрители вокруг нее аплодировали и выражали ей свое восхищение, и Марина смеялась, несмотря на то, что по ее пылающим от пережитого страха щекам ползли слезы. Все омерзительные слова Вероники вдребезги разбились об этот простой и красивый жест, исполненный уважения, и Марина чувствовала себя так, словно Эду только что прикончил ее личного монстра.

- Теперь, - торжествуя, произнес де Авалос отчетливо, по-русски, - он обязательно убьет этого быка.

От его слов Вероника побледнела, как полотно, но смолчала, проглотив слова изумления и оправданий. Кажется, теперь настала ее очередь учиться вести себя достойно.

Да, Эду боялся, как и любой другой человек; это чувство идет рука об руку с инстинктом самосохранения, и чтобы приблизиться к грозному животному, черному, как беда, он должен был победить свой страх. Сжимая в руке мульету и эсток, заставляя яркую ткань трепетать, как лист на ветру, Эду дразнил быка, направляя его удар, и тот с яростью накидывался на мульету, несся, словно черный снаряд, проходя так близко, почти касаясь окровавленным боком золотого шиться на костюме уворачивающегося тореро, и публика награждала храбреца восторженными аплодисментами.

Глядя на этот завораживающий танец, на изящество и грацию, с которой Эду играл с быком, на дразнящую мульету, Марина вдруг представила, что бык – это такие же страхи и комплексы Эду, как ее воображаемая Полозкова. Все самое плохое, ненужное, больное и тяжелое, что есть в жизни, воплощал в себе этот зверь. А Эду сражался – нет, не с ним, - а с тем, то чего хотел бы избавиться. Каждый раз глядя в лицо опасности, боясь и страдая от боли, он все равно выходил и побеждал. Находил в себе силы не бояться. Находил в себе желание покрасоваться – даже будучи раненным. И рану он воспринимал не как позор; де Авалос подметил верно – тореро уважают быков. Уважают их силу; и получить ранение от такого соперника вовсе не позор. Как можно было поверить в злобненькие слова Вероники…

«Вот зачем это все! – внезапно подумала Марина. Коррида заворожила ее, ввела в какой-то транс, заставив взглянуть на вещи иначе, и она уже не плакала – она ликовала вместе со всеми трибунами, которые наблюдали высокое искусство корриды, вознаграждая мастерство тореро аплодисментами. – Победить свой страх! Победить себя…»

На смертельную терцию, на игру с мульетой отводилось всего десять минут, и Эду, дразня быка, вконец его вымотал. Устал и сам тореро; Марина видела, как бинты, стягивающие его бедро, медленно пропитываются кровью. Но несмотря на это, Эду продолжал свою схватку с быком; движения его были четкими, тореро был сосредоточен, и казалось, весь мир перестал для него существовать. Был только он и его противник.  Они были чем-то похожи – оба зловещие, грозные, бесстрашные, сильные, - и такие разные: неистовый, горячий, разрушительный хаос и блестящий холодный разум, что помогает его усмирить.

- А вот теперь, - продолжил де Авалос, ничуть не смущаясь, - наступает самая волнующая часть корриды. Смертельный удар. Это тоже проявление мастерства тореро. Хороший тореро убивает милосердно, одним точным ударом в сердце. Не тремя, не четырьмя – одним. Нужно точно попасть. Три способа убить… А! Эду выбрал самый непростой. Recibiendo! Но с этим быком иначе и не могло быть. Он слишком силен и резв. Это бык выбрал. Он сам придет и возьмет свою смерть из рук тореро.

Меж тем Эду действительно готовился нанести удар: он встал неподвижно чуть справа от быка, подняв руку с зажатым в ней эстоком на уровень груди и наставив ее на быка. Мульета, трепеща, как лепесток мака на ветру, почти лежала у его ног, и бык, глядя на застывшего неподвижно человека, упрямо мотнул головой. Несомненно, у него было еще много сил! Темные глаза человека внимательно смотрели на животное, как бы вопрошая, готов ли бык напасть. И тот ответил, еще раз мотнув головой, выставив рога вперед и бросившись из последних сил на тореро.

Все случилось очень быстро, Марина лишь взвизгнула, увидев, как Эду отпрыгнул с пути быка, и над черной бычьей спиной взлетела мульета. Клинок по самую рукоять был воткнут в тело быка, вбит в сердце животного. Эду вонзил его туда, направив удар всем телом, и уйдя от столкновения с быком в самую последнюю секунду.

- Кончено! – прокричал де Авалос, подскочив и оглушительно хлопая в ладоши.

Марина ликуя, последовала его примеру, не жалея горящих ладоней.

Меж тем вокруг быка на мгновение образовалась пустота, и он, еще не осознав, что убит, заметался, выискивая того, кто нанес ему этот горящий огнем удар. Помощники тореро обступали брыкающееся животное, пугая его капоте, не позволяя убежать далеко, и бык снова развернулся к Эду, увидев его черную фигуру на фоне ярких плащей. Он сделал несколько шагов, он почти настиг замешкавшегося Эду, коснулся его черного с золотом костюма рогами, но тут силы изменили ему, и бык упал – сначала на колени, а затем и ткнувшись головой в песок прямо у ног убившего его тореро.

- Дело сделано! – торжественно и зловеще выдохнул де Авалос.

**

Сеньор Педро зашёл в палату к сыну сразу после того, как Эдуард осмотрел врач. 

- Ничего опасного, - сказал доктор. У него были очень спокойные глаза, а значит, не доверять ему причины не было. - Ушиб и рана на бедре. Всё, как обычно. Бывало и хуже. Швы наложили, пациент молодой и сильный, скоро пойдёт на поправку. 

Хуже!

Именно этого сеньор Педро опасался. Как бы не было хуже. А сегодняшний бой показал, что может случиться все, что угодно.-

- Эду, - позвал  де Авалос сына. Тот, кажется, задремал, но при звуках голоса отца открыл глаза и приподнялся на больничной кровати. - Как ты себя чувствуешь?

- Всё хорошо, - мягко ответил Эду. - Доктор сказал, что мне нужно всего лишь отдохнуть.

- Отдохнуть, - эхом произнёс де Авалос вслед за сыном. Он неспешно поставил стул ближе к кровати Эдуардо и уселся, не зная с чего начать разговор.-

- Эду, - очень серьёзно произнёс он, наконец, набравшись смелости. - Давай поговорим серьёзно и откровенно.

- Что за официальный тон? - с шутливым испугом спросил Эду, но отец знаком велел ему замолчать.

- Послушай меня! - настойчивее повторил он. - Я знаю, ты всегда считал меня трусом. Может, и сейчас посчитаешь и будешь думать обо мне с презрением, но мне все равно.  Может, я и сейчас поступаю как трус, но  я должен тебе задать этот вопрос. Точнее... я хотел бы просить тебя остановиться. Всё, достаточно! Ты доказал всем, что храбр, намного храбрее меня, что ты сильнее меня, и сильнее многих, но мне больно смотреть, как каждый раз ты подвергаешь свою жизнь опасности. Я горжусь тобой, я всегда буду тобой гордиться, но Эду...

Эду изумленно молчал.

До этого дня они с отцом никогда не поднимали эту тему, и никогда ещё де Авалос-старший не говорил о том, что его беспокоило, о том, что так болело в глубине его сердца. Никогда ещё он не говорил так прямо и с такой горечью о своём стыде за прошлое, которое оставило раны на его  душе и душе  сына намного более глубокие, чем рога быка на  теле. Сейчас же он отважился назвать вещи своими именами. Сказать то, что жгло и мучило его уже много лет.

- Достаточно уже мести, - голос де Авалоса окреп, тот заговорил увереннее, громче, вы сказав самую свою горькую боль. - Ты отомстил за... мать. Остановись.Ты сделал намного больше, чем я, я признаю это, но больше подвергать свою жизнь опасности просто бессмысленно!

Он замолк, оборвав свою горячую речь, и некоторое время в палате царила тишина.

Эду смотрел в глаза отца с молчаливым удивлением, а тот почти плакал, затронув болезненные воспоминания. И в который раз ощутив себя беспомощным и слабым, не способным что-либо изменить...

- Но отец, - осторожно проговорил Эду, удобнее усевшись в постели. - Я никогда, никогда не считал тебя трусом. Откуда эти мысли?! Кто внушил тебе это?! Кто сказал, что я не уважаю тебя настолько?! И кто сказал, что я делаю это лишь для того, чтобы доказать тебе что-то? В тот день ты спас меня, - Эду прямо смотрел в лицо отца, тайком смахивающего слезы. Слова сына лечили его душевные раны, с каждым вздохом он избавлялся от гнетущего его стыда. - Ты вышел на улицу, чтобы вытащить из-под копыт быков меня - как я могу называть тебя трусом?! Я знаю, что это такое - оказаться с быком так близко. Я знаю страх перед ними. Я борюсь с этим страхом каждый раз. Мне ли не оценить смелости твоего поступка?! И если я мщу, - горячо продолжил Эду, заметив, как дрогнули плечи его отца, как он расплакался, уже не таясь, - то и за тебя тоже. За твою боль. За твою потерю. За твои слезы. Я глубоко уважаю тебя, и глубоко благодарен тебе за то, что жив. Почему ты думал все это время, что я отношусь к тебе с презрением?!

-  Ты не представляешь, - пробормотал де Авалос, - какой камень свалился с моего сердца! Жить с мыслью о том, что тебя презирает собственный сын, невыносимо!

Эду покраснел от еле сдерживаемого гнева.

- Кажется, - прогремел он, - я знаю, кто отправлял твой разум все эти годы! Этой Иоланте следовало бы укоротить язык! Она болтает слишком много, притом о тех вещах, о которых понятия не имеет! Кто дал ей право придумывать и решать, что я чувствую?!  Кто позволил ей объяснять мои поступки так, как ей в голову придет?!

- Не горячись, - мягко произнёс де Авалос. - Иоланта не тот соперник, с которым можно было б воевать тебе. Это всего лишь женщина, а у женщин свои планы на мужчин. И все же, - повторил он. - Подумай о завершении карьеры. Ты отчаянный, я знаю. У тебя горячая кровь, ты настоящий испанец. Но сегодня я кое-что услышал... Я слышал разговор женщин, а они смотрят на жизнь иначе! То, что для тебя доблесть и смелость, для них всего лишь глупая игра мальчишки...

-Кто это так сказал? - насторожился Эду. - Марина?

Подспудно Эду боялся этого. Того, что Марина не поймёт, не оценит, не разделит его увлечения. Но на арене ему казалось, что она довольна. А на самом деле?.. Интересно, что она думает на самом деле?Де Авалос усмехнулся, покачал головой отрицательно.

- Нет, - лаконично ответил он. - твоя Марина держала себя достойно. Сеньора Вероника. Она хотела твоего проигрыша. Хотела наказать тебя, как глупого мальчишку, чтобы ты не рисковал собой так бездумно.

Эду насмешливо фыркнул.

- Я даже знаю почему! - горячо выкрикнул он. - Она даже смотреть не может, когда кому-то другому хорошо! Какое ей дело до нас с Мариной?! Она готова ей голову оторвать! Как будто Марина ее личная рабыня и не имеет права...

- Ну, остынь, - с усмешкой произнёс отец. - Это тоже всего лишь женщина. Она слаба. Защищается как может.

- Она влюблена в тебя как кошка, - зло произнёс Эду. - И вешается тебе на шею совершенно неприлично. А ты её отвергаешь. Отсюда вся желчь.

- Я не люблю женщин её склада, - уклончиво ответил отец. - Ну, так что ты мне ответишь?

Эду задумался.

- Не сейчас, отец, - ответил он, наконец. - Не сейчас! Не слушай Иоланту. Она словно наседка. Ей очень понравилось бы, если б я и ты держались за её юбку и не делали резких движений. Она этого добивается. Но я мужчина, черт побери, и ради её спокойствия не стану десять раз смотреть себе под ноги, прежде чем наступить. И сеньору Веронику не слушай: для неё глупо все, что делает не она. А она сама не особо умна.

- А если так скажет твоя Марина? - быстро произнёс де Авалос. - Что тогда?

- Не скажет, - насупился Эду. - Где она, кстати? Я спросил бы у неё прямо сейчас!

- В коридоре ждёт, - ответил отец, поднимаясь. - Хотела узнать, что с тобой все в порядке. Я не смог её остановить. Если бы я отказал ей, не взял с собой, она сама прибежала бы в больницу, пешком. Позвать её?

Тёмные глаза Элу сверкнули, он заволновался, пригласил машинально волосы и накинул на перебинтованную ногу одеяло.

- Да, - ответил он. - Я хочу её видеть!

Авалос вышел, и в палату почти тотчас  проскользнула Марина. Девушка выглядела взбудораженной и немного испуганной, её пальцы, которые Эду сжал, были горячими и чуть подрагивали.

- Злая колючка, ты плакала? - произнёс Эду, касаясь её щеки, и Марина порывисто ухватил его руку и покрыла горячими поцелуями натруженную ладонь. - Ты волновалась за меня? Ляжешь рядом со мной? Я немного пододвинусь.

- Si, - девушка осторожно прилегла на краешек постели, положив голову на плечо Эду, и молодой человек обнял её, осторожно поглаживая её спинку сквозь тонкое платье.

Глаза Марины сияли: она смотрела на Эду, у неё дрожали губы, но она улыбалась и далась к нему, совершенно счастливая по каким-то одной ей ведомым причинам.

- Тебе понравилось? - тихо спросил Эду, с интересом рассматривая её раскрасневшиеся щеки, прижимая девушку к себе крепче. Марина лишь кивнула, пряча взгляд от его смеющихся глаз. Она не стала говорить о своём волнении и о страхе, который испытала, не стала объяснять, что конкретно её привело в восторг, а чего она предпочла бы не видеть никогда.

- Si, - горячо ответила она, обмирая от счастья потому, что  была сейчас с Эду, потому что он обнимал её, смотрел в её лицо ласковым глазами и улыбался ей так, словно ничего дурного сегодня не произошло. Всё ядовитые слова Вероники разбились, рассыпались в прах, и Марина действительно чувствовала себя так спокойно, словно Эду победил её личного монстра. - Очень красиво. Ты был очень красивым. Очень понравилось.

И в этом ответе было ровно столько, сколько Эду хотелось услышать. Он жадно стиснул девушку, обнял её, прижал к своей груди и поцеловал - осторожно и нежно, боясь вспугнуть этот волшебный момент. У неё были такие мягкие, такие нежные губы, что одно невинно касание к ним разожгло в Эду дремлющее желание.

- Хочу тебя прямо сейчас, - прорычал Эду, исцеловывая свою Марину, лихорадочно задирая её платье и добираясь ладонями до её бёдер и округлых ягодиц под тонкими трусиками. - Закрой двери на замок...

- Ты с ума сошёл, - млея под его руками, блаженно закрыв глаза и растворяясь в его ласках и поцелуях, пискнула Марина, чувствуя, как горячая ладонь мужчины жадно и бессовестно поглаживать её животик, самый его низ, наслаждаясь мягкость и гладкостью  её кожи. - Тебе нужен покой... Доктор сказал...

Но Эду было уже не остановить. Адреналин все ещё кипел в его крови, сегодняшняя схватка с быком  все ещё будоражила его воображение,  и, несмотря на травмы, он чувствовал себя живым, таким живым, как никогда. То, что его Марина была сейчас с ним, то, что она покорялась рукам, то, что она послушно разводили ноги, позволяя касаться себя там, в горячем и важном месте, жаждущем его ласк, заводил его ещё больше. Его руки ласкали её, забираясь под платье, ему хотелось сию минуту овладеть этой маленькой светлой женщиной, насытиться её цветочным запахом, растрепать её волосы, измять её, чтобы почувствовать, как она дрожит в момент наивысшего наслаждения. Если б не ранение, не тупая боль в ушибленном боку, он уже подмял бы девушку под себя и взял бы её почти силой, нетерпеливо и жадно, заглушая поцелуями стоны и крики.

- Какая ты сладкая, - шептал Эду, стаскивая с Марины трусики. - Твоё тело мёртвого поднимет... Лучшее лекарство...

Он откинул одеяло, уложил девушку себе на грудь, заставил её обнять себя ногами и прижаться  горячим лоном к его вставшему члену.-

- Нас увидят, - шептала Марина. От страстных поцелуев Эду голос здравого смысла становился все тише, она сама нетерпеливо и соблазнительно изгибалась, поглаживая его напряжённый член, чувствуя, как он скользит по сливочной влаге меж её ног, по припухшим половым губам, нетерпеливо нажимает на жаждущую дырочку. - Кто-нибудь войдёт...

- Пусть ему будет стыдно, если его в детстве не научили стучать в дверь, - ответил Эду чуть охрипшим от страсти голосом, стискивая ягодицы девушки, чуть приподнимая её и насаживая её на свой член. - О, какая сладкая... Моя сладкая...

Он крепче прижал девушку к себе, глубже погружаюсь в её узкое тело, заставляя принять его полностью, постанывая от острого наслаждения. Его руки сжали её талию, заставляя девушку двигаться на его члене, все быстрее и сильнее,  и Марина, то и дело откидывая упавшие на лицо волосы, отстранялась от мужчины и заглядывал в его лицо, и видела лишь желание и абсолютное обожание, словно это безумство, эта страсть случилась в его жизни впервые.

Марина была готова кричать от удовольствия, чувствуя, как ладони Эду мнут её платье, стараясь добраться до нежной девичьей груди. Девушка двигалась все быстрее и сильнее, позабыв всякое стеснение, чувствуя, как под нею замирает Элу, слушая его сдержанные стоны, ощущая горячие прикосновения рук к своим бедрам, ягодицам. Его пальцы стиснули её кожу почти до боли, он насаживал девушку на свой член, двигался навстречу ей короткими жёсткими точками, и Марина, припав к его плечу, чувствительность и коварно укусила его горячую кожу, чтобы не выдать своего наслаждения, рвущегося их её горла жарким рычанием.

Эду, вздрагивая в сладких спазмах оргазма, тотчас отплатил ей тем же, куснув в шею, оставив яркий след от своих зубов на самом видном месте, будто помечая свою женщину, заявляя на неё права. От боли Марина застонала, и Эду загладил языком место, где начал наливать я кровью синячок. 

- Жестокая хищница, - шептал он, вслушиваясь в удары сердца, которые теперь казались ему просто оглушительными, с обожание поглаживая дрожащую Марину, поправляя на ней платье, прикрывая обнажённые ноги девушки, которая лежала на нем неподвижно, уткнувшись носом в его плечо. - Ты посчитала, что мне сегодня мало досталось? Ты решила меня добить, растерзать? 

Глава 11. Призраки прошлого

Веронике было очень плохо.

Очень, очень, очень плохо.

Де Авалос избегал ее – насколько это вообще было возможно, - и она понимала, что нарвалась. Зарвалась и нарвалась со своим желанием уязвить Полозкову. День они проводили втроем – сеньор Педро, Полозкова и Вероника. Утрясали детали договора – и теперь Вероника сражалась за каждый пункт, за каждую копейку, не уступая хитрому испанцу ни пяди, но…

Кажется, все было напрасно. Зря. Поздно.

Все события последних дней взбудоражили ее и заставили драться, сражаться, она понимала, что действует словно загипнотизированная, попавшая под влияние корриды – все-таки, это было мощнейшее психологическое потрясение, - но было слишком поздно. Все было проиграно. Все.

Авалос снова отстранился, отгородился от нее и вел себя так, словно ни слова по-русски не понимает. Смотрел в рот Полозковой, ловил каждое ее слово, когда она переводила слова Вероники, и той казалось, что она участвует в каком-то фарсе. Порой ей казалось, что ей привиделся тот момент, когда Авалос заговорил по-русски, что это была ошибка, бред, сон, и она сама начинала в это верить, если б…

Если б не его пустой, безразличный взгляд.

И Веронике хотелось выть от того, как мастерски и надежно он отгораживается от нее стеной ледяного равнодушия, как умело делает вид, что не понимает ее и не замечает ее взглядов! Она кляла себя, тысячу раз пожалела о не к месту сказанных словах, о своей глупой зависти Полозковой… да, да, зависти! Чего уж там…

Через три дня, вечером, из больницы явился Эду.  Он заметно прихрамывал, но, как будто был бодр и чрезвычайно возбужден. Спешно поздоровался, осведомился о Марине и почти бегом отправился к ней в спальню. Он шел так уверенно, так спешно, будто уже был ее мужем, и она, как верная жена, ждала его возвращения. Вероника случайно видела все – как он постучал, нетерпеливо расстегивая куртку, как вошел, не дожидаясь ответа, и как Полозкова бросилась ему на шею, словно тысячу лет не видела… Запустила руки под его куртку, стиснула одежду, уткнулась лицом в его грудь…

Потом дверь закрылась, а Вероника, жадно следящая за этой сценой, ощутила себя так, как ощущает себя умирающий от голода и жажды человек, мимо которого пронесли блюдо с невероятно вкусной едой. Она смотрела на щель меж косяком и дверью, которая становилась все тоньше и тоньше, и чувствовала исступление, от которого можно было и помереть, и раскричаться на весь дом от нестерпимой муки. Хотелось выть, рвать ногтями пол, грызть что-нибудь, чтобы выплеснуть весь яд из крови, который разливался по телу и жег огнем. Невыносимо…

Хотелось орать от того, что ей не дали досмотреть хотя бы чужое счастье. Оттого, что она не смогла увидеть, как девушка целует Эду, как сталкивает с его плеч куртку, как утыкается лицом в его грудь и улыбается, абсолютно счастливая,  вдыхает запах его тела – мужской запах, - и как он целует ее, осторожно взяв ее лицо в ладони.

Свое… оно было у Вероники, но, кажется, очень давно.

Она вот так же встречала мужа с работы, помогала ему раздеться, снять куртку, и целовала, обмирая от счастья и вдыхая родной запах, уютный, ни с чем не сравнимый. Порхала бабочкой, щебетала птичкой. Была красива и приветлива. Но… не срослось, не удалось. Не вышло.

И поэтому Вероника давно уже не помнила того, как пахнет мужчина.  Давно уже не вскрикивала, как эта чертова Полозкова, когда мужчина так же, как Эду сейчас, прижимался небритым лицом к ее груди, нарочно заставляя ее весело взвизгивать, и целовал, целовал, целовал ее!..

Черт ее знает, отчего ей приспичило влюбиться в этого де Авалоса. Случались в ее жизни и интрижки, и короткие, ни к чему не обязывающие романы. Наводя марафет, разглядывая себя в зеркало, Вероника иногда думала, что умерла – давно и бесповоротно. Ей не хотелось никого любить, ей не хотелось никому нравиться. Ее красота, ее вкус – это все было обязательно для престижа фирмы. Молодая и красивая хозяйка больше располагала к себе клиентов и партнеров. Но ничьи комплименты ее не трогали до глубины души, и верить в чужие льстивые слова не хотелось. Ровно до тех самых пор, пока не появился Авалос.

Черт, проклятый старый пень, это он виноват!

Он тогда тоже поцеловал руку Веронике и посмотрел на нее так… В глазах его был восторг. Абсолютный, искренний, такой чистый, что слов было и не нужно – да, впрочем, Авалос ничего и не сказал, или это горе-толмач перевел не так или вовсе не перевел, - но Вероника растерялась и зарделась как юная девочка, поправляя локон, который итак лежал в ее прическе безукоризненно.  И Вероника вдруг ощутила себя живой. Вдруг снова захотела всей этой милой чуши – комплиментов, поцелуев, объятий, - и теплой, уютной, родной близости. Чтобы можно было обнять и просто молчать.

Кто же знал, что Авалос и не подумает за ней ухаживать?

Ну да, он увидел красивую женщину – что с того? Он видел их десятками, наверное. Улыбнулся – но ведь не рассыпался в комплиментах, не начал преследовать и распевать серенады, как вон Эду? Весь дом обсуждал его песнопения под окнами Полозковой… впрочем, он и без этого слишком много делал ей комплиментов, слишком.

Вероника, мучительно потирая лоб, страдая от ужаснейшей мигрени, нехотя призналась себе, что за воображаемое расположение испанца она цеплялась лишь потому, что призрачная надежда на ответные чувства давала ей силы жить и чувствовать себя живой.

Любить.

Она нашла себе новый объект для любви, такой, который казался ей достойным и не испачканным ни ее прошлым, ни бытовухой, ни чем-то смешным, нелепым и жалким.

И вот снова облом…

Даже завтракать с ней он перестал. Вставал раньше? Велел приносить еду в свою комнату? Но, так или иначе, а Вероника неизменно оказывалась за столом одна. Молодой Авалос точно завтракал в спальне Полозковой; Вероника однажды видела, как он направляется туда с подносом – сам нес еду на них двоих. Все еще прихрамывая; обернувшись одним лишь полотенцем после душа… Чертов мальчишка, он и не думает скрывать свои чувства! Он ничего не думает скрывать… и отец смотрит сквозь пальцы на его увлечение!

Вероника тихо прошла за стол, присела. Чертов завтрак! Кусок не лезет в горло и мозг просто воспламеняется!

- Кто-нибудь, - устало позвала Вероника. – Дайте чего-нибудь выпить…

На ее зов из коридора вынырнула Иоланта, словно мрачное приведение. Вероника снова поморщилась – да что  ж так не везет? Перед этой замороженной рафинированной дамой высшего света, какую Иоланта из себя старательно изображала, Веронике вовсе не хотелось ударить в грязь лицом. А впрочем… она прислушалась к последним искрам живых чувств, затухающих в ее сердце, почувствовала привычный холод, и поняла, что ей все равно, что подумает о ней Иоланта.

- Quiero... beber alcohol, - с трудом подбирая слова, произнесла Вероника. – Выпить я хочу! Ну, чего смотришь? Неси!

Иоланта не произнесла ни слова. Она лишь глянула направо – по коридору словно сухие листья пролетели, - и через несколько минут на столе стояла бутылка вина.

- Посидишь со мной? – устало спросила Вероника безмолвствующую Иоланту, наливая себе в бокал красного вина. Конечно, Иоланта не могла ее понять. Разумеется, нет. Но, к великому удивлению Вероники, она вдруг шагнула к столу, отодвинула стул и присела, все с таким же непроницаемым лицом глядя на Веронику.

-  Что смотришь? – неприязненно поинтересовалась Вероника, пригубив ароматную жидкость. – Не понимаешь, наверное, зачем твой хозяин терпит меня в своем доме? Шепчетесь, наверное, за моей спиной, какая я дура, да? Смеетесь своими противными испанскими голосишками… Хи-хи-хи…

- Muy similar, - внезапно произнесла Иоланта, все так же пристально и спокойно рассматривая Веронику. – Очень, очень похожа… невероятное сходство.

Вероника, разумеется, ни слова не поняла. Глоток, который она сделала, был слишком щедрым. От него приятно зашумело в ушах, тепло потекло по напряженной шее, по печам, и многодневная тяжесть вдруг, как по волшебству, отпустила ее, исчезло. Чувствуя невероятное облегчение, Вероника даже зажмурилась и глотнула еще вина, выпивая не столько алкоголь, как это непередаваемое чувство покоя и расслабленности.

- Что ты там бормочешь? – неодобрительно поинтересовалась она у Иоланты, впрочем, без особого энтузиазма. – Русской дурой меня обзываешь? Думаешь, я на каждого вот так вешаюсь, да? Думаешь, я легкомысленная, легкодоступная, да?

- Рareces a la madre de Eduardo, - произнесла Иоланта все тем же безжизненным, ровным голосом. – Так похожи, что с первого взгляда я подумала – она вернулась.

Вероника разобрала только слова «мать» и «Эдуардо». Ей и в голову не могло прийти то, о чем толкует Иоланта.

- О, да брось! – протянула она, осушив бокал с вином и наливая еще. – Ты говоришь, что я с неуважением отношусь к его матери? Эта сеньора сто лет как в могиле. Ей абсолютно все равно, с кем будет спать ее муж. Впрочем, не переживай сильно, он со мной не спит. И не собирается.

- Ojalá que tenga el aspecto como tu, - все так же тихо и ровно продолжала Иоланта. - Я бы отдала все, чтобы выглядеть так, как вы. Не понимаю, как он устоял? То же лицо, те же волосы, взгляд… Наверное, он ведет с вами дела только потому, что хоть иногда может видеть ее. Не вас – ее. Не понимаю, как он устоял, как не сделал вас своей любовницей.

- Что со мной не так, а? – Вероника, кажется, окончательно охмелела. Она опустошила и второй бокал, излишне аккуратно поставила его на стол и обернулась к Иоланте, щуря глаза, в которых уже было видно опьянение. – Ну что? Чем я плоха? Вот можешь мне объяснить, что такого во мне не так, что твой хозяин от меня шарахается, как от прокаженной? Он сам меня позвал. Он сам меня пригласил, сам устраивал эти увеселения. Он хотел всего этого! Я лишь ему уступала, подыгрывала. И что?! А ничего! В его ухаживаниях не было смысла! Не бы-ло!

- Pienso que él amaba a ella de todo corazón, - произнесла Иоланта ровным голосом, все так же рассматривая Веронику, ее раскрасневшееся от выпитого алкоголя лицо, - очень сильно любил, если довольствуется такой дешевой копией. Она никогда и ни в чем ему не уступала; он любил в ней силу. А приходится смотреть всего лишь на ее копию. Если бы мне ваше лицо… Я бы не упустила своего шанса! Я люблю его так, как не любила и она. И Эду люблю, словно он мой сын.

- Да ничего тебе Эду не сделает, - беспечно махнула рукой Вероника. - Эду, Эду… он скачет жеребчиком, трахает Полозкову. Слышишь, кровать скрипит? Занят он. Не обратит внимания на то, что ты не шуршишь мышкой по дому! Посиди, расслабься.

- Dios es injusto, - горько произнесла Иоланта. – Очень несправедлив! Он посмеялся надо всеми нами. Каждому дал то, что ему совсем не нужно. Зачем вам это лицо, зачем вам это сходство, если вы не похожи на нее ни капли? Просто маска! Зачем сеньор де Авалос смотрит на вас, что хочет разглядеть? В вас нет ничего, нет! И я, глупая женщина… на что я надеюсь?! Все еще надеюсь, что он посмотрит на меня, и завидую вашему лицу…  Эду одному повезло, - по ее тонким губам скользнула улыбка. – Он смелый; он не стал цепляться за прошлое, он делает что хочет. Он живет. Он любит свою русскую девочку, потому что просто любит. Одни мы ловим призраков давно умерших.

- Иоланта?!

От изумленного возгласа женщина словно вышла из транса, в котором все это говорила и поспешно подскочила на ноги, а Вероника поспешно проглотила остатки вина, что были у нее в бокале.

Де Авалос-старший был просто потрясен услышанным. Раздавлен и уничтожен.

Конечно, Вероника по-испански не говорила. Он это знал; он много раз слышал, как Вероника пытается неловко составит предложение из тех слов, которые выучила, и как у нее получается нечто невнятное. Но иногда понимала; простые-то слова вполне могла понять!

Был шанс, что в длинной речи Иоланты она не поняла ни слова, за исключением имени Эду, утешал себя сеньор Педро. Но то, что Иоланта обсуждала его глубоко личное с посторонней женщиной, то, что она вообще говорила об этом!..

И еще о своих чувствах. Сеньор Педро не был готов услышать это. Нет, не был готов. Он привык видеть в Иоланте помощницу – верную, исполнительную, точную, - но не женщину. Не замечать ее чувства было так удобно. Не думать в этом ключе, не давать надежд, не замечать долгих взглядов и тоски в них. Игнорировать заботу о себе и Эду – когда Эду жаловался на опеку со стороны Иоланты, отец просто отмахивался от его слов. Иоланта всегда вела себя так, словно значила намного больше, чем просто помощница и секретарь, но де Авалос убеждал себя, что ему всего лишь кажется. Нет, не замечать, не замечать…

И вот это прозвучало.

От прямых слов уже не спрятаться. Не сделать вид, что этого нет. Иоланта метила на место покойной жены Авалоса, и в ее словах не было ни намека на положение в обществе. Она хотела другого. Чувств. Любви. И с этим теперь придется жить, подстраиваться под новую Иоланту и прятать взгляд, чтобы не видеть в ее глазах надежду и ожидание.

- Иоланта! – выдохнул он, багровея от гнева. Женщина подскочила, как ужаленная, оглянулась на него с испугом, и Вероника тоже поднялась слишком поспешно. Бокал выпал из ее расслабленных пальцев, тонкое стекло лопнуло от удара об пол, и этот звук был почему-то страшнее пистолетного выстрела.

- Что случилось? – испуганно произнесла Вероника, растерянно хлопая глазами. На нее такую смотреть было совсем невозможно; эти растерянные глаза, удивленно округлившийся рот… Когда спадали все ее маски, она становилась невероятно похожа. Глупо было лгать себе, что этого никто не заметит; Эду не заметил, потому что он был слишком мал, но Иоланта?.. Конечно, она поняла, зачем он приблизил эту женщину. Зачем он позвал ее в дом; чтобы смотреть. Чтобы хотя бы призрак прошлого вернуть, вспомнить то время, когда по этому дому ходила та, другая… Чтобы тайком любоваться и проживать в мечтах ту жизнь, которой не было.

Иоланта не могла этого не понять.

Но Авалос всегда относился к Иоланте лишь как к прислуге.

Тогда, принимая решение в аэропорту, он равнодушно подумал, что как любая прислуга, Иоланта должна помалкивать о том, что видит. Да и кто вообще такая, эта Иоланта, чтобы высказывать свои мысли? Кто она такая, чтобы Авалос прислушивался к ней?..

И отчего теперь ее слова, полные горького упрека и страстной ревности, так больно ранят его?!

- Кто дал тебе право, - кипя от гнева, прорычал сеньор Педро, чувствуя, как кожа на его лице воспламеняется от стыда и горечи, - говорить о моей личной жизни с кем попало?!

Иоланта молча хватала ртом воздух, мучительно стараясь вернуть себе самообладание.

Теперь она снова молчала, пытаясь вернуть себе статус всего лишь помощницы, но у Авалоса упорно не склеивались две эти женщины – стильная, спокойная, чуточку высокомерная Иоланта и та, что сейчас с такой страстью и с таким исступлением в голосе говорила о своей мечте – напомнить ему хотя бы внешне его покойную жену, чтоб подманить поближе, чтобы заставит его хотя бы коснуться ее.

- Да что происходит?!

Авалос перевел взгляд, полный гнева, на вторую женщину.

На лице Вероники было выражение не испуга, нет. Любопытства; живейшего, непосредственного любопытства. Авалос насилу сдержался, чтобы не потереть с силой лицо, закрыть глаза, накрепко зажмуриться, чтобы не видеть этот призрак, который он так долго и так тщетно вызывал – и вызвал самым странным, самым неподходящим способом.

- Прошу прощения, сеньора, - произнес он через силу по-русски, - это дела семейные. Извините.

Ему не хотелось выдавать своего секрета – того, что он отлично все понимал и достаточно неплохо по-русски разговаривал. На корриде он не сдержался; в какой-то момент ему просто стало жаль эту Марину, которая едва не плакала, но стойко терпела и упрямо сжимала губы, выслушивая ядовитые издевки Вероники, и до чертиков обидно за Эду. Вероника своим ядовитым язычком уязвила гордость Авалоса, посмеялась над тем, что он всегда считал в сыне главным – его характер, его волю к победе, его упрямство и смелость, назвала это глупостью мальчишки. Но после корриды он тотчас же пожалел о своей несдержанности и ни слова по-русски не произнес, упорно делая вид, что Веронике почудилось. Показалось. Не было ничего. И она почти поверила. Изумление и ожидание в ее глазах медленно гасли, сменяясь серым безразличием. Но сейчас Авалос просто вынужден был как-то объяснить свой крик, скандал… лучше признаться в знании русского, чем снова услышать из уст Иоланты напоминания и…

- Да что произошло-то? – повторила Вероника, чуть улыбаясь; в ее глазах зажглись веселые озорные огоньки, когда она снова услышала родную речь и увидела, как Иоланта поспешила выскользнуть прочь, оставив хозяина наедине с гостьей. – За что вы ее… так? Ей нельзя было сидеть со мной за столом? Так это только моя вина. Я ее упросила.

- Нет, нет, - отрывисто произнес де Авалос, - другое…

- За то, что она говорила? – неумолимо продолжала Вероника, неспешно приближаясь к Авалосу. Алкоголь сделал ее бесстрашной и бесшабашной, она сделала то, на что давно не отваживалась: подошла к мужчине вплотную и осторожно положила руки ему на грудь, словно желая поправить ворот его белоснежной рубашки. – Она говорила что-то про мать Эдуардо.

Де Авалос вспыхнул и хотел было отпрянуть от женщины, оттолкнуть ее руки, обвивающие его шею, но она удержала его. Привстав на цыпочки, Вероника запустила пальцы в волосы мужчины, ласкаясь. Ее глаза – странно, пугающе внимательные,  - блестели прямо напротив его глаз, и она совершенно внятно и спокойно произнесла:

- Она ведь сказала, что я похожа на мать Эду, так? Я могу ошибаться, но вы вряд ли сможете солгать мне… так? Я права? Я поняла верно?

- Si, - пряча взгляд, выдохнул Авалос так, словно это признание Вероника выпытала у него, вырвала вместе с последним вздохом.

- А! – протянула Вероника, коварно улыбаясь и проводя наманикюренным пальчиком по щеке Авалоса, который, казалось, сейчас сквозь землю провалится. – Так вот откуда в вас такой интерес. Вот почему вы отказали прочим и стали работать со мной! Это… очень мило.

- Послушайте!.. – произнес Авалос, перехватив ее руки за запястья, стараясь отстранить от себя женщину, но Вероника притворно скривилась, застонала, заохала, словно он сделал ей больно, и Авалос испуганно разжал пальцы, снова позволив Веронике обнять себя.

- Я же вижу, - промурлыкала она, улыбаясь, поощренная его доверчивостью и податливостью, - что все это не просто так. Я же вижу ваш интерес к себе. Я не понимала только его странности, но теперь все встало на свои места. Отчего вы тогда бежите от меня?

- Послушайте! – с мукой в голосе выдохнул Авалос, все же осмеливаясь перехватить ее руки и разомкнуть объятья, которыми Вероника его буквально душила. – Да, да, я признаюсь: вы… похожи на мою покойную жену. Да! Вы красивая женщина, сеньора Вероника, - это далось ему мучительно, с трудом, но Вероника словно не видела, не замечала его неловкости. – Очень красивая. И это моя вина, что я подумал… что смогу… что у нас с вами получится. Что-то получится. Я на это надеялся. Но нет.

- Но вы даже не попробовали, - игриво рассердилась Вероника.

- Я не хочу пробовать, - выдохнул, наконец, набравшись смелости, де Авалос, отстранив таки от себя Веронику и прямо глядя в ее лицо. – Не хочу.

От женщины пахло вином, она улыбалась, но ее улыбка быстро превращалась в ненастоящую, натужную, искусственную, и Авалос с некоторым сожалением смотрел, как тает, исчезает призрак.

- Как, - произнесла она, все еще с недоумением и растерянностью улыбаясь. В ее зрачках прыгал стыд – не оттого, что она позволила себе слишком многое, а оттого, что поверила, что Авалос действительно к ней чувствует что-то особенное. – Но почему… вы же…

- Мы не подходим друг другу, - уже резче ответил мужчина, отступая от Вероники и отпуская ее руки. Ее изумление и растерянность тоже выглядели живыми, и она снова на миг стала мучительно похожа… Но лишь похожа. – Так бывает, сеньора. Мы очень разные с вами. Иногда хочешь узнать человека, а узнав – понимаешь, что это не то, чего хочется.

- А чего вам хочется? – уже немного со злостью произнесла Вероника. Мгновенно ощетинилась, как еж; сладкий голос стал неприятным, дребезжащим, в нем ослышались злые, стервозные, холодные ноты. Ее страсть – и та была холодная и неискренняя. – Чего? Вы совсем меня не знаете, совсем. Однако, делаете выводы. Думаете, можно так? Подманил, очаровал, а потом понял, что не то, и выбросил? Но я живой человек.

- Простите, - глухо ответил Авалос. – Это моя вина.

- Это все, что вы можете мне сказать? – выдохнула Вероника зло. Ей хотелось накричать, вцепиться ему в волосы, надавать пощечин, чтоб лицо горело, но она усилием воли удержала себя.

«Куда уж ниже падать, - с усмешкой подумала она, ощущая, что вместе со всем этим ей хочется истерически расхохотаться, чтобы не было слышно, как стыд нашептывает в уши обо всех ее промахах и ошибках. – Дура… поверила, что может быть все хорошо… А он посмеялся. Не подходим друг другу!..»

- Ладно, - холодно и резко произнесла Вероника, не дожидаясь ответа Авалоса. – Сделаем вид, что ничего не было. Не было ни этого разговора, ни… Иоланты этой вашей, - Вероника выдохнула ее имя с ненавистью, но снова тотчас же совладала с собой. – Забудем.

Авалос сдержанно склонил голову.

- Gracias, - произнес он. Вероника не вынесла, отвернулась, скрывая нервную дрожь, и лишь качнула головой в ответ. В душе ее все кипел; ярость, яд, желание тотчас же причинить неимоверную боль разрывали ее грудь, и женщина не расплакалась только  потому, что слезы высыхали, испарялись от этого поджара чувств, что бушевал в ней.

«Я тебе покажу грасиас, - яростно думала она. – Я устрою тебе грасиас, такой, что ты взвоешь во всю свою испанскую глотку! Мерзавец, скотина! Урод!»

Глава 12. Интересные новости

Утром, ни свет ни заря, позвонила Анька.

Это и понятно было – разница в пару часов ее не смутила, она настойчиво трезвонила, пока Марина не выпуталась из одеяла, пока не освободилась из рук Эду и не взяла трубку.

- Привет, подруга! – услышала она радостное Анькино воркование. – Ну, как ты там? Как дела? Отогрелась там, в солнечной Испании? У нас холодно, аж жуть. То дождь, то снег, то не пойми что.

- Ты чего так рано-то? – прошептала Марина, стараясь не разбудить Эду и осторожно усаживаясь в постели. – У нас разница во времени, забыла?

- О, точно, - как будто бы еще больше обрадовалась Анька. – А ты чего это шепчешь? Не одна, что ли? Ты там в третьесортном клоповнике, что ли? Вдесятером в одной комнате, трехярусные кровати, кипятильник и спички?

Марина тихонько покатилась со смеху от смелых фантазий подруги.

- Нет, ты что, - ответила она. – Здесь все прилично, какой клоповник!

Но Аньке не нужно было объяснять; эта пройдоха унюхала, учуяла каким-то шестым чувством, или обострившимся слухом уловило сонное дыхание Эду.

- Ты там с мужиком, что ли!? – потрясенно произнесла Анька, даже обомлев от своей смелой догадки. Марина вспыхнула, по привычке принялась прибирать волосы, как делала всегда в моменты волнений.

- Ну-у, - протянула она, чувствуя, как проснувшийся Эду обнимает ее и игриво прикусывает кожу на доступном участке ее тела. Доступнее всего оказалось ее бедро, так как Марина сидела, а не лежала рядом с Эду, легкие укусы перемежались с поцелуями, и Марина взвизгнула, когда стало особенно чувствительно и щекотно. – Да, да, да! Ай!

Эду стащил ее вниз, к себе, заставил улечься рядом, и поцеловал – так сладко и нежно, что Марина едва не забыла о звонке, о голосе Аньке, что-то бормочущем в трубке. Просыпаться с Эду каждый день было счастьем, таким простым, как солнечный свет поутру, но таким сладким, непередаваемо сладким, что Марина, принимая его поцелуи, растворялась в блаженстве и думала, совершенно не веря в то, что это происходит с ней: неужто все это – правда? И вся ее серая, колючая, неуютная жизнь отодвигалась далеко назад, в небытие, в почти забытое прошлое, а новая жизнь, которая только начиналась, была прекрасна, как солнечное теплое утро, и наполнена запахом цветущих апельсинов.

- Подруга, а ты там чем занята?!  - притворно возмущаясь, орала Анька, но Марина не могла оторваться от Эду, не могла отстранить его руки, ласкающие ее, не могла прервать поцелуи, которые напитывали ее жизнью. – Я слышу, как вы там чавкаете! Сосешься, что ли?!

- Это кто там кричит, - сонно пробомотал Эду, запуская руку между ножек Марины, жадно поглаживая ее, отыскивая губами ее сосок. – Скажи, чтобы перезвонили позже.

- Это подруга, - ответила Марина, поймав руку Эду, прижав ее и не позволяя его пальцам делать то, что они делали. – Я ей многим обязана… пять минут, Эду. Всего пять минут.

- Только пять, - согласился Эду. Его пальцы коварно коснулись ее губок, погладили скрытое лоно, и Эду послушно улегся пережидать время телефонного разговора.

- Ну, ты даешь, подруга! – в совершенном восторге орала Анька. – Испанского мачо подцепила, или нашего туристика?!

- Испанского, - краснея, ответила Марина, косясь на Эду.

- Да ладно?! А покажи! – тут же вцепилась в нее мертвой хваткой Анька. – Красивый хоть?

- Я же посылала тебе фотки, - все так же краснея, ответила Марина, словно Эду мог понять, о чем она говорит. Ей было неловко оттого, что он слушает ее. Ну да, да, похвасталась перед подругой!

- Ты послала только с корриды, - заметила Анька. – Бедный бык. А твоего испанца там не было. Только тореро.

- Это он и есть, - багровея до ушей под смеющимся взглядом Эду, ответила Марина. Его рука, до того лежащая смирно, ожила, двинулась, забралась дальше меж теплых бедер и пальцы осторожно погрузились в узкое лоно. Марина ахнула, обмирая от неторопливых, осторожных движений этих ласковых пальцев, но, кажется, Анька не услышала ее внезапно участившегося дыхания.

Фотографии Эду Марина делала потом, когда он раскланивался перед зрителями, награжденный двумя ушами убитого быка за свою смелость. Он нарочно подошел ближе к трибунам, и фото вышло что надо. Марина долго еще удивлялась, рассматривая его, глядя на сжатые  пальцы Эду, испачканные кровью быка и его собственной, как после всего этого, как после целой драмы, что разыгралась перед ними на арене, Эду мог так спокойно, так ясно улыбаться? Словно не было ранения, словно это не его бык ударил рогами так, что молодой человек отлетел, как в автомобильной аварии?  Словно не было напряженного поединка и финального – ужасного, потрясающего и блестящего, - удара эстоком в сердце быка? Эду улыбался трибунам, на его лице не было ни капли боли, хотя золотое шитье его костюма потемнело от крови, и вот это Марина считала самым большим чудом.

- Это он… - Анька верещала так, что, кажется, перешла на ультразвук. – Да ладно?! А сфотай его сейчас!

- Он не спит! – смущенно произнесла Марина. Рука Эду стала чуть настойчивее, и Марина сама разжала крепко стиснутые до того колени, пуская ее дальше, позволяя массировать себя в очень чувствительных местах. Прикрыв глаза, борясь с накатывающим наслаждением, от которого ее голос то и дело дрожал и срывался, Марина откинулась на подушку, прихватив губу зубами, и Эду осторожно, вкрадчиво развел ее ноги пошире, гладя девушку все настойчивее. В отличие от нее, он-то никакого стеснения не испытывал, напротив – ему нравилось каждый раз разводить ее стыдливо сжатые ножки, видеть ее смущение оттого, что он разглядывает ее, такую – раскрытую перед ним, беззащитную, -  и вызывать в девушке дрожь, всего лишь касаясь внутренней шелковистой поверхности бедра самыми кончиками пальцев.

Его ладонь скользила от животика Марины ниже, по ее лобку, между ножек и до самых ягодиц, Эду жадно, нетерпеливо прихватывал мягкую кожу пальцами, тискал ее, и Марина изо всех сил сдерживалась, чтобы не выдать себя ни всхлипом, ни нечаянным стоном.

- Ничего себе! – казалось, Анька от восторга рвет волосы. – Ну, ты дала!

- А ты чего звонишь-то?  - уже нетерпеливее поинтересовалась Марина, потому что умелые пальцы Эду отыскали очень чувствительную точечку и начали поглаживать ее так, что у девушки коленки задрожали.

- А, да, - Анька внезапно перестала восторженно орать как влюбленный павиан, ее голос стал холодным и четким. – У тебя с испанцем как, все серьезно?

- Ну… - неопределенно протянула Марина. Она была уже почти не способна соображать, пальцы Эду безжалостно делали свое дело, ласкали ее тело в самом чувствительном месте, и Марина с трудом удерживала телефон дрожащей рукой.

- Да серьезно, раз в одной койке лежите, - безапелляционно заявила Анька. – Кароч, он как: ревнивый, нет? Если ревнивый, то шерсти свой телефон, блокируй своего Игоря всюду, где только можешь, эта гнида вышла на тропу войны.

- Что? – выдохнула Марина. Ее блаженно зажмуренные глаза раскрылись, ее тело, до того томно извивающееся, напряглось, и Марина подскочила так резко, что даже Эду понял, что речь идет о серьезных вещах, и прекратил свои попытки приласкать Марину.

- Это такой лживый, драматический, эротический крестовый поход, - ответила Анька со злой ухмылкой. У Марины все сжалось внутри.

-  Эротический? – прошептала она побелевшими губами. – Почему эротический?

- Потому что я говорила, - зловеще проклекотала Анька, - я говорила – не доверяй этому хорьку! Помнишь новый год? Купания в сауне? Он постит на своих страницах ваши засосы и фото твоей голой жопки в доказательства того, что вы помирились и близки как никогда.

- Боже, - прошептала Марина. Ей казалось, что она провалилась сквозь постель, пол, фундамент и землю прямо в ад, и ее тело охватывают языки пламени.

- Да-а, - клекотала Анька зловеще, как орел, явившийся за печенью Прометея. – Но твоя жопка – это херня в сравнении с тем, что этот скунс несет.

- А что он говорит?..

- Я услышала от ваще незнакомых людей, - тоном, будто пересказывая самый жуткий рассказ Гоголя о мертвецах, продолжила Анька, - что он распускает слухи о том, что практически женат на тебе!

- Что?!

- Да-а, - все так же зловеще клекотала Анька. – Ночует у твоих родителей, как самый заправский зять. Выгуливает твою маман по парку под локоток.

- О боже…

- Да-а-а! Всем говорит, что ты без ума от него. Любишь ты его, говорит, страшно, аж сил нет. Как увидишь его, так у тебя ноги сами на ширину плеч разъезжаются. Поэтому ты-ы-ы, - Анька сделала эффектную паузу, - поехала в Испа-а-анию, - она снова заклекотала, как ведьма, варящая зелье, -  по путевке, которую он тебе купил, чтобы загладить свою вину перед тобой.

- Вот гандон! – заорала Марина от ярости, даже подскочив.

- А я что говорю? – поддержала Анька. – Еще какой. Но вину за собой этот гаденыш  все ж чует, не отрицает, но-о-о, - Анька снова сделала эффектную паузу, - он нашел чудесное оправдание своей женитьбе на этой… как ее… прокурорской дочке… Ирочке, Милочке? Та-да-ам! Ну, тоже несчастная баба, конечно, на такое говно повелась. Кароче: Ирочка у нас, оказывается, самое зло во плоти и есть! Просто, дщерь и мать греха! Она якобы – ты вдумайся, подруга! – воспылала к нему страстью и якобы решила его у тебя отбить, когда вы только начали с этим презервативом мелкого размера встречаться. Она якобы его уламывала, а он, такой весь верный и неподкупный, сопротивлялся, сопротивлялся! А потом она его напоила обманом и поимела, чуешь? И якобы забеременела и якобы его этой беременностью шантажировала. И он – якобы! – как честный человек вынужден был на ней жениться! Во как. Ну, естественно, беременности-то никакой и нет, и он якобы тотчас же с этой дурындой развелся, как только узнал, что она не в положении. Такие вот новости в нашем королевстве.

- Это сюр какой-то, - потрясенная, прошептала Марина.

- Пелевин нервно курит в сторонке и рыдает от зависти как дитя! – восторженно подтвердила Анька. – Нет, ты чувствуешь размах мысли?! Ты чувствуешь мощь фантазии?!

- Чувствую, - мрачно ответила Марина. – И люди в это верят!?

- Ну, кто-то откровенно ржот, - грубо ответила Анька. – Прям, крутят пальцем у виска и посылают в Нарнию этого фантазера. А кто-то ведется,  да. Так что ты теперь у нас роковая жэнсчино, подруга! Шубы, брульянты, поездки за границу – весь мир у твоих ног, требуешь чего хочешь! Хо-хо! Давай, фотай своего испанца; так и быть, я пойду на таран – всем буду показывать ваши фотки и говорить, что ты добавила оленю испанских веток на рогах.

- Нет, - искренне возмутилась Марина. – Я в это впутывать Эду не позволю!

- Эду? – тут же переспросила любопытная Анька, попискивая от вновь нахлынувшего восторга. – Милота какая! Подруга, я тебя слушаю и не верю, что это ты говоришь.

- Сама не верю, - буркнула Марина, смягчаясь.

- Ну, в общем, я тебя предупредила, - внезапно спохватилась Анька, что проболтала, наверное, уже кучу денег. – Сама потом решишь, что с этим делать. Я так, чтоб неприятного сюрприза не было по возвращении на родину. Иль ты сразу там решила остаться?

- С ума сошла, - ругнулась Марина, но Анька ее уже не слушала.

- Все, чмоки, исчезаю! – протараторила она и дала отбой.

***

Эду не стал задавать лишних вопросов. К тому же, Марине пришлось спешно подняться и идти в библиотеку – у Вероники появились какие-то вопросы, и их нужно было утрясти как можно скорее. Поэтому, когда Марина немного разобралась со своими делами и освободилась, Эду дома уже не было, он отправился в больницу, обрабатывать швы.

Когда в доме наступила тишина, хрупкая и тревожная, Марина, наконец, перевела дух и глянула свой ноутбук почти со страхом.

За то недолгое время, что она провела здесь с Эду, воспоминания о родине, о родителях и всех неприятностях почти полностью выветрились из ее головы. И, нахлынув теперь, принеся с собой знакомое чувство беспомощности, неловкости и вины, ее прошлое вернуло с небес на землю очень болезненно. Ее прошлое – понравится ли оно Эду? Что он о ней знает? Ничего. Он не знал ее, когда она жила в холодном сером городе, он наверное, даже не задумывается, что до него у нее была какая-то своя история… и что теперь?

- А что будет дальше, - вслух произнесла Марина, сама поражаясь своей смелости.

Раньше она не осмеливалась даже задуматься о том, что же будет тогда, когда придет время улететь обратно. Собрать вещи и сказать Эду «прощай», уйти, оставив эту ослепительную и прекрасную историю и любовь за спиной. Снова вернуться в серый холодный город, где люди и проблемы снова быстро вылепят из нее Полозкову, послушную и привычную подчиняться чужим приказам.

«Вот и Игорь итак думает,  - с горечью подумала Марина, почти ощутив себя там, дома, беззащитной и одинокой. – Он все это говорит оттого, что некому за меня вступиться, и мне деться и пожаловаться некому. Он думает, что если меня припугнуть посильнее, да просто крикнуть – и я сдамся».

Марина поняла, что отчасти Игорь прав; представив себя лицом к лицу с ним, она поняла, что очень трудно будет сказать ему «нет», и вовсе не оттого, что она не уверена в своих чувствах – нет. Это «нет» придется говорить, кричать и повторять несколько раз, потому что он не захочет его слышать. Будет игнорировать и делать вид, что ее слова ничего не значат.

«Значит, - отважно подумала Марина, - нужно начать сейчас. Пока я чувствую поддержку. Пока я не одна. Пока он не может до меня добраться».

Она отважно и смело, словно восходя на эшафот, открыла ноутбук. Соцсети встретили ее  привычной обыденностью, а вот лента новостей пестрела ее фотографиями. У девушки невольно слезы из глаз брызнули, хотя на фото она была счастливой – и тогда еще, кажется, любимой. На призрак давнего счастья было нестерпимо больно смотреть, потому что еще не отболело, не отпустило. Нет, Марина не хотела вернуться туда, не хотела пережить снова, и все исправить, чтобы то чувство и та жизнь длились. Она  попробовала других отношений – Эду показал ей, сам того не ведая, каково это, абсолютное растворение и доверие, - и теперь жалкие крохи счастья с Игорем казались ей унизительной подачкой, особенно с учетом того, что все то время, что она любила, он – обманывал и притворялся.

Марина плакала от стыда и обиды, что над ее чувствами просто посмеялись, что самое святое и самое лучшее, что она могла дать человеку, было оценено так дешево и втоптано в грязь. Ей было стыдно за свою веру, за свою доверчивую наивность, она словно слышала издевательские смешки Игоря, который смотрел на ее собачью преданность и тешил свое самолюбие.

И вот теперь этот человек, наследивший в ее душе грязными ногами, отчего-то думает, что снова может вернуться туда, в ее сердце, после того, как Марина заштопала душевные раны и вычистила всю грязь?!

Игорь словно поджидал ее; Марина, отирая катящиеся по щекам слезы,  все еще рассматривала фотографии с того памятного Нового года, где она – в купальнике и яркой шапочке, - смело позирует перед фотографом, когда звук оповещения о доставленном сообщении заставил ее вздрогнуть.

«Привет».

Марина тупо смотрела на одно-единственное слово, когда-то  такое желанное и нужное долгожданное… Теперь она ненавидела это слово. Ненавидела Игоря. Ее пальцы, пробежавшие по клавиатуре, колотили по кнопкам с такой лютой ненавистью, что, казалось, пластик сейчас треснет под ними. Марине хотелось кричать и грязно ругаться; с удовольствием она врезала бы сейчас Игорю по физиономии, вцепилась бы ногтями ему в бессовестные глаза. Она не испытывали никакого стеснения, она не боялась как прежде, что ее слова ранят и оттолкнут его, что он обидится, и оттого испытывала огромное облегчение, не сравнимое ни с чем.

«Какого хрена тебе надо, урод?»

Марина, сопя от злости, еле перевела дух. Она несколько раз стирала написанное, потому что набирала исключительно матерные слова. А ей не хотелось бы, чтоб Игорь понял, насколько сильно больно ей сделал… но и притвориться абсолютно равнодушной Марина не могла. Ее ярость рвалась наружу, и девушка  понимала: если она смолчит, не выплеснет свое раздражение, то ее просто физически уничтожит, иссушит скопившаяся обида.

Игорь долго не отвечал на ее темпераментное послание, и Марина торжествовала, празднуя свою маленькую победу. Разумеется, Игорь от нее – покорной, наивной и беззащитной слабенькой девчонки, - не ожидал такой смелости. Он, наверное, полагал, что она никогда не осмелится даже подумать о нем плохо. Не посмеет; эта затюканная тихая овца не осмелится…

«Зачем ты так, - написал он вскоре. В его словах был немой упрек, и Марина разразилась злорадным хохотом. Теперь, когда она прозрела, она буквально чувствовала каждую лживую мысль, каждую попытку обмануть ее, обаять, подчинить, притворившись влюбленным. – Я тебе ничего плохого не сделал».

Слово «плохого» Игорь написал с ошибкой – «плохова». Марина задрожала от тихого смеха, сама поражаясь себе – господи, вот же дура она была, неужели не видела, что этот мерзавец мало того что лжец, так еще и безграмотный? Стало смешно и еще больше стыдно; ну куда, куда она смотрела?! Девушка с высшим образованием, ведь неглупая, а вцепилась в этого самодовольного напыщенного индюка, влюбилась без памяти… Или это давление матери так сказалось? Любыми путями, за кого угодно, но надо выскочить замуж и уйти, не обременять своей жалкой персоной родителей?

«Мне похрен, - грубо ответила Марина. Выяснять отношения с Игорем не хотелось. Не хотелось писать ему, в чем именно он виноват, и чего «плохова» он сделал. Он прекрасно это знал; просто ломал дешевую комедию, рассчитанную на дураков. Точнее, на дуру – на нее, на Полозкову, рассчитанную. – Не смей распускать сплетни. Не смей врать, гнусный червяк. Какую еще поездку в Испанию ты мне подарил, сучонок? Ты, жмотяра, даже в кафешку убитую меня ни разу не сводил. Я приеду и всем расскажу, какими подарками ты меня облагодетельствовал».

«Твоя мать, - цинично заметил Игорь, - все мои слова подтвердила. Так что тебе особо-то никто не поверит. Только себя и выставишь неблагодарной свиньей и капризной дурой. Все равно мы будем вместе».

«Зачем тебе это? – спросила Марина. – Ты ведь меня не любишь. И никогда не любил. Ты вообще никого не любишь, кроме себя и денег».

Игорь замолк, и Марина думала, что он выдумывает очередную сладкую ложь, но он, кажется, за все время их знакомства решил быть честным.

«Хочу, - написав и это немудреное слово с ошибкой, как «хочю», - чтобы у меня все было как у людей. Дом, семья, престиж».

«Это все мое! – яростно ответила Марина. – Дом – мой, работа престижная – моя!»

«А пользоваться буду я», - ответил Игорь нахально.

От этого немудреного шантажа Марина почувствовала, как истерика с головой ее накрывает и топит остатки мужества. Она снова ощутила себя беззащитной, почувствовала, как ее жизнью пытаются бесцеремонно распоряжаться другие, кромсая и перекраивая ее так, как им вздумается. И помощи Марине неоткуда было ждать. Стоит ей только появиться дома, и они нападут на нее, опутают паутиной лжи, сплетен, грязных слухов, обидных гадких слов. Марина разрыдалась так горько, словно уже вес случилось, словно мать и Игорь уже торжествуют над ней победу. Ее пальцы тряслись, но она упорно продолжала сражаться, желая хотя бы в этой перепалке одержать вверх.

«Если так спелся с моей мамашей, - это слово она выбила с яростью, почти с ненавистью, психуя, - то вот на ней и женился бы!»

«Была б помоложе – женился бы, - все так же язвительно ответил Игорь. – Она хоть не такое полено, как ты».

На миг Марине показалось, что кто-то со всей силы ударил ее по голове, отчего она ослепла и оглохла. В голове мелкими лопнувшими стекляшечками дрожал страх.

«Ты что, - ошарашенно спросила она, - спишь с ней?»

Игорь не ответил на этот вопрос. Вместо пояснений он прислал ей несколько улыбающихся смайлов, веселых колобков с зажмуренными от смеха глазами. От этой догадки Марина почувствовала, как к горлу ее подступает тошнота, она закрыла ладонями мокрое лицо и некоторое время просто рыдала, судорожно пытаясь успокоиться. Что, вот эти люди пытаются пролезть в ее жизнь и распоряжаться? Тащить свою гнусную грязь – и командовать ею, как безмолвной служанкой, как вещью, потребляя все те блага, которые Марина может дать – и при этом даже не скрывать своей порочной связи, издеваясь над девушкой?!

«За кого же они меня держат, - в ужасе и с омерзением думала Марина. – Каким ничтожеством считают, если и после всего этого думают, что я пойду за этого мерзавца замуж?!»

«Ну ты что, поверила? – меж тем весло интересовался Игорь, явно издеваясь.  В нем и раньше девушка замечала это – любовь к подобного рода жестоким шуткам. Притом она до сих пор не уверена в том, что это были шутки, а неправда, которую Игорь вываливал девушке с целью посмотреть, как та станет мучиться от боли и плакать. – Совсем дура. Приезжай скорее, хочу послушать, как ты это будешь всем рассказывать и как над тобой смеяться будут».

Марина плакала навзрыд. Игорь играл с ней, как кошка с мышкой, издевался и унижал. Ломал ее гордость, ее самоуважение, демонстрируя свое пренебрежение. Марина уже пожалела, что вообще ответила ему. Задавая себе вопрос, зачем она это сделала, она честно отвечала себе – хотела избавиться от него раз и навсегда. Хотела его припугнуть чтобы он исчез из ее жизни раз и навсегда. Но у нее не вышло; Игорь чувствовал ее слабость, и она увязла в его сетях, безуспешно сражаясь с ней.

На плечо ей легла рука, и Марина испуганно вскрикнула, подскочила.

Перед ней стоял Эду.

Господ, Эду! Девушке казалось, что он вынырнул из какой-то другой, нереальной жизни.

- Кто это? – поинтересовался молодой человек, кивнув на экран. – Твой муж?

Марина с силой потерла виски ладонями. Сказать, что это тролль, что обидел и оскорбил ее?

«О, нет, только не это! Эду не заслуживает лжи!»

- Нет, конечно, - ответила она, едва совладав с собой. – Это не муж, никогда им не был и никогда не станет.

- Но он был тебе близок и дорог, - настойчиво продолжил Эду все так же пытливо глядя в глаза девушке. – Из-за чужих людей так не плачут.

Марина судорожно сглотнула.

Она могла все отрицать, но…

«Эду не заслуживает вранья!»

- Si, - ответила она твердо. – Но больше нет. Можешь перевести нашу переписку через переводчик. Он просто издевается надо мной и делает мне больно.

- Я не хочу переводить, - произнес Эду, взяв ее ладони и сжав их в своих руках. – Я хочу, чтобы ты сама мне все рассказала, чтобы я мог понять, помочь и утешить.

Марина задумчив глянула в его темные глаза. Рассказать Эду? А, собственно, что? Всю свою нескладную жизнь? Весь свой стыд, унижения? Показать Эду себя такой – жалкой и ничтожной? Такой, какую ее знал весь ее знакомый мир? Такой, с какой она сама сражалась каждый день и час?

Речь Марины лилась на удивление спокойно и легко. Вспоминая мелкие и крупные обиды, проговаривая их, пробуя на вкус горькие сова, Мрина чувствовала, что с каждым словом ей становится все легче дышать. Она вслух произносила то, что в чем мысленно себе не смела признаться, отваживалась давать оценку окружавшим ее людям, и становилось хорошо и спокойно.

Эду выслушал молча; на его красивом лице отразилось лишь брезгливое недоумение, когда Марина упомянула о связи Игоря и ее матери, но он не произнес ни слова в адрес этих двоих.

- Вот кто тебя обидел так сильно, - сказал, наконец, Эду, когда Марина затихла. – Вот почему ты такая колючка. Бедная моя…

Он притянул девушку к себе и крепко обнял ее, поцеловал в макушку.

- Я не хочу снова видеть этих людей, - тихо промолвила Марина. – Я боюсь, что не справлюсь. Боюсь, что они меня просто уничтожат. Они не хотят уходить из моей жизни, как бы я ни гнала их. Они просто игнорируют мои слова. А сил схватить и вытолкать прочь у меня просто нет…

- Так может, - задумчиво протянул Эду, - тебе не уезжать? Может, осторожно продолжил он, прижав Марину крепче к сильно забившемуся сердцу, - тебе остаться тут, со мной?..

Эти слова были невероятны, невозможны, настолько фантастичны, что Марина закусила губу, чтобы тотчас же не разрыдаться или не сойти с ума от радости.

- Но твой отец, - напомнила она дрожащим голосом, - сеньор Педро… Он будет против. Ты хочешь, чтобы жизнь здесь превратилась в ад? Он будет видеть меня каждый день, и…

- Почему здесь? – удивился Эду. – У меня есть свой дом. Здесь я живу… наверное, ради тебя. Чтобы видеть тебя и быть с тобой рядом. А вообще, я вполне самостоятелен. Я неплохо зарабатываю, и все то, чем я владею – это мое, а не то, что позволил мне взять отец. Ну, так что?

Глава 13. Чужое счастье

Грасиеле на самом деле Эду нравился.

И она вовсе не прочь была с ним познакомиться, тем более, что ее родители о нем говорили, что он сочетает в себе редкие качества: смелость, достойную настоящего мужчины, и доброе, мягкое сердце. К тому же, Эду был знатен, красив и достаточно обеспечен – чего можно было еще желать?

Однако, к ее величайшему удивлению, Эду не проявил к ней должного внимания, такого, какого ей хотелось бы. Грасиела привыкла к тому, что в ее обществе мужчины ведут себя более темпераментно, и потому спокойная вежливость Эду показалась ей почти холодностью или даже слабостью, чрезмерной нерешительной мягкостью. Девушка темпераментно ругала Эду, обзывая его тряпкой и списывая неудачное знакомство на недостатки его характера – только ради того, чтоб не признаваться себе в том, что именно она не смогла понравиться Эду.

А потом и причина его холодности отыскалась.

Братец полез обниматься к невзрачной бледной девчонке, и тут уж Эду словно подменили. Темперамент и решительность плеснули из него так, что стало совершенно ясно – с ним не шути. И Грасиела пропала.

Она была «норовистой кобылкой», как частенько говаривал ее отец, и ей нужна была «твердая рука», то есть такая, которой Грасиела хотела бы подчиниться. Подспудно ее  влекла сила, и ей казалось, что именно она смогла бы обуздать и усмирить разгневанного Эду, очаровав его своей красотой. Подумаешь, какая-то неуклюжая девчонка… да она даже не соперница Грасиеле! Эду просто толком не рассмотрел ее. Надо всего лишь чаще у него перед глазами мелькать, делов-то!

Так размышляла Грасиела, решительно направляясь к дому Авалосов. Со всей решительностью она хотела напроситься в гости, на чашку кофе. Можно было построить глазки Эду, можно подразнить его, а можно восхищаться его мужеством в последнем поединке с быком…

Но Иоланта, открывшая незваной гостье двери, с невозмутимым лицом ответила, что Эду уехал в свою городскую квартиру.

- Еще позавчера, - закончила она и оглядела Грасиелу с ног до головы с таким выражением лица, словно очень осуждала дерзость девушки.

- А можно узнать, - так же дерзко, не выказывая Иоланте своего смущения, произнесла Грасиела, - точный адрес? Я хотела бы навестить его, пожелать ему скорейшего выздоровления.

Иоланта снова смерила девушку с ног до головы одним из своих презрительных взглядов. Грасиела невольно покраснела; проницательная Иоланта читала  все ее немудреные секреты, и уж точно знала, зачем девушка хотела повидаться с Эду.

- Видите ли, сеньорита, - очень мягко, будто извиняясь перед Грасиелой, произнесла Иоланта, - я знаю, сеньор де Авалос вас очень уважает, и вы ему нравитесь, и я, разумеется дала бы вам адрес сеньора Эду, не раздумывая, потому что его отец был бы очень рад вашему… близкому знакомству с сеньором Эдуардо, но…

Грасиела едва не плакала, выслушивая эти вежливые витиеватости, терзая в тонких пальцах ни в чем не повинный брелок от автомобиля. Ее темные глаза смотрели на Иоланту с отчаянием, умоляюще, и та сдалась, сникла.

- Сеньора Эду, - коротко и отчетливо произнесла Иоланта с такой решимостью, словно бросалась в ледяную воду, - сейчас не стоит беспокоить. Он уехал отсюда не просто так; у него своеобразный… медовый месяц.

- Что? – оторопело произнесла Грасиела, изумленно захлопав ресницами. – Что?

Иоланта, которой пришлось причинить девушке эту боль, склонила голову, пряча взгляд, но голос ее остался так же тверд.

- Сеньор Эду, - произнесла Иоланта решительно, - сделал предложение сеньорите Марине. Она дала согласие.

Мир перевернулся в газах Грасиелы. Что?! Вот эта бледная переводчица?! Ей?! Предложение?!

- Но как же, - залепетала она, потрясенная новостью, - а сеньор Педро?.. Что он сказал?..

Иоланта лишь пожала плечами.

- Сеньор Эду сам решает, что ему делать, - сухо пояснила она. – У сеньора Педро нет на него рычагов давления.

О том, что между отцом и сыном произошел очень серьезный разговор, Иоланта смолчала. В любое другое время она шепнула бы Грасиеле где искать Эду, но молодой человек был очень настойчив а последнем разговоре с Авалосом. Он дал понять, что не изменит своего выбора и продолжит встречаться с Мариной. И Иоланта поняла, что спорить бесполезно. Взывать к разуму и каким-то там сыновьим чувствам бесполезно.

«Это все условности и наши эгоистические желания, - устало думала Иоланта, потирая переносицу и закрывая двери за Грасиелой. – Ровня, не ровня, девушка из хорошей семья… вы выбираем удобную вещь для Эду, притом удобную  для нас. Красивую, стильную, модную…Мы хотим гордиться им, потому что у него будет эта вещь. Потому что он будет ею обладать и всех показывать и хвалиться, но ему есть чем похвалиться помимо нее».

Мимо Иоланты проскользнула Вероника, злая, в темных очках. Иоланта отвернулась, чтобы искусно сделать вид, что не замечает запаха алкоголя от гостьи и не видит, что ее светлые волосы кое-как расчесаны и небрежно прибраны. Вероника сильно изменилась с тех пор, как приехала; стала очень злой, раздражительной, жесткой в общении, и все чаще требовала вина. Опьянения почему-то не наступало, Вероника всего лишь становилась злее и голова у нее работала четче, но желанного облегчения не приходило.

***

Вероника догнала Грасиелу уже у самой машины.

- Я помогу, я помогу, - настойчиво бормотала она, мертвой хваткой вцепившись в руку девушки. – Я знаю.

Говорила Вероника ужасно, ее еле можно было понять, но все же Грасиела поняла, о чем говорит эта нетрезвая, издерганная женщина, прячущая покрасневшие глаза под темными стеклами очков. Грасиела невольно поморщилась; Вероника была ей неприятна. Она не понравилась девушке в первую встречу, потому что настойчиво вешалась на мужчин, а сейчас не нравилась еще больше, потому что вдруг растеряла свой лоск и стала похожа на драную костлявую кошку. В любой другой день Грасиела сделала бы вид, что не понимает Вероникину неуклюжую речь и сбежала бы от нее, но сейчас женщина, удерживающая ее за руку, произнесла поистине магические слова.

- Я знаю адрес, - с трудом выговорила Вероника. – Знаю где сеньор Эдуардо. Я покажу. Не надо плакать.

- Вы знаете? – удивилась Грасиела. – Вы были у Эду?

Вероника ругнулась так смачно, что понимай Грасиела русский язык, она бы провалилась сквозь землю от стыда. А Вероника, даже если бы умела толково изъясняться по-испански, ни за что не стала бы объяснять, что теперь Марина перешла в иной статус, и уже не она, а Вероника вынуждена кататься к ней на поклон.

- Потаскуха, - шипела Вероника, устраиваясь на сидении авто Грасиелы и с остервенением роясь в своей сумке в поисках записной книжки, в которой Марина записала адрес, по которому они теперь с Эду проживают. – Грязная подстилка…

Вероника поливала Марину отборными ругательствами, но все эти грязные слова, обращенные в адрес девушки, ее сердца не излечивали. Наоборот – Вероника прекрасно понимала, что потаскух замуж не зовут, не влюбляются в них с первого взгляда и не отстаивают свое желание жениться с таким упрямством, как это делал Эду. Сеньор Педро негодовал; он не мог принять такого скоропалительного решения от сына, а тот сражался…

- …как с быком! Оставалось только старого мудака в филей ножиком пырнуть! – рычала Вероника. Трясущимися пальцами она извлекла на свет божий записную книжку, сунула под нос Грасиеле. – Это. Этот адрес.

- Спасибо, - пролепетала девушка, ожидая, что теперь эта странная женщина выйдет из машины и отправится по своим делам, но Вероника и не думала уходить. Напротив – она глянула на Грасиелу так, что та без лишних слов повернула ключ в замке зажигания. Да уж, вот вляпалась так вляпалась…

***

Для Марины это была самая волшебная, самая прекрасная весна.

Иногда девушке казалось, что она и родилась тут, в Андалусии, и запах цветущих апельсинов был для нее чем-то естественным, привычным и знакомым. Поутру она осторожно, чтобы не разбудить Эду, выбиралась из постели, раздвигала невесомые белоснежные шторы, раскрывала окно, чтобы впустить в комнату свет, свежесть и запах весны, и абсолютное счастье накрывало ее. Солнечное, наполненное звуками незнакомого города, который был к ней приветлив и словно присматривался - точно так же, как она присматривалась к нему. Марине только предстояло привыкнуть, освоиться, но ей уже все, категорически все нравилось здесь. И тепло, и маленькое кафе на противоположной стороне улицы, и запах свежей выпечки, и соседи, которые здоровались с нею, а потом глазели с нескрываемым любопытством.

Эду здесь знали; редко кто упускал шанс поздороваться с ним и выразить свое восхищение, а Марину единогласно прозвали Doncella de nieve – наверное, Эду проболтался, - и ей восхищение выказывали вдвое больше.

- Сердце какого человека она сумела отнять!

В ситуации с Мариной Эду решил все и за всех, и сделал это окончательно и бесповоротно, невзирая на протесты Вероники и негодования отца. Вероника кудахтала что-то о работе – Эду понимал ее плохо, но она повторила несколько раз слово «работа», и Эду указал ей на ноутбук.

- Уже давно придуман интернет, - сухо проговорил он.

- Эду, - кипятился сеньор Педро, - ты едва знаком с этой девушкой! Сегодня у вас чувства, а завтра они исчезнут, и что? Зачем так радикально? А что скажут ее родители?

Но Эду меньше всего волновало, что скажут родители Марины, после ее-то рассказа.

- Чувства не исчезнут, - упрямо ответил Эду. – А если мы поссоримся… что ж, все пары ссорятся и мирятся, было бы желание.

И Эду просто увез Марину в свое жилище, утащил, как утаскивает дикарь свою добычу в свое логово. Он был несказанно доволен тем, что теперь она была всецело с ним, и не надо было следовать приличиям и таиться, приходит в ее комнату поздно ночью, чтобы не видела прислуга. Несмотря на очередную ссору с отцом, никакого надлома в Эду не чувствовалось, никакой досады или озлобленности. Он просто в очередной раз отстоял свое мнение, и кто знает, сколько их было, этих раз, сколько поединков с отцом он выиграл, заставив того принять себя и свое решение. Он был так поглощен своим счастьем, что даже тень тяжелых мыслей не омрачила его лицо, и это Марине нравилось в нем больше всего – то, как он умел решать проблемы и то, что он не перекладывал их на чужие плечи. Его досада, если она и была, оставалась при нем и ля тех людей, что его расстроили, а для нее, для Марины, у Эду были лишь страсть и поцелуи.

- Ты моя, - произнес Эду отчасти агрессивно, с напором, когда ввел Марину в свой дом. Она как завороженная смотрела из окна на открывающийся вид, не веря до конца, что теперь будет видеть его всегда, просыпаться и знать, что за окнами - улицы Севильи.  

- Да, - ответила Марина. Ее голос дрожал от радости и ликования, и даже поцелуи Эду не могли ее заставить оторваться от этого зрелища, которое ей самой казалось окном, распахнутым в мир.

- Я никого не приводил к себе, - произнес Эду. – Не позволял оставаться на ночь. Здесь жила моя мать. Это место свято для меня. В моем доме, как и в сердце, должна быть только одна женщина, и это ты, Марина. Скажи мне, что ты хочешь этого. Скажи. Мне нужно это знать.

- Конечно, хочу, - шепнула Марина, обвивая рукам его шею и отвечая на его ненасытные жадные поцелуи, растворяясь в его нежности. – Ты себе не представляешь, что ты сделал для меня, Эду. Я не могу высказать. Я не знаю таких слов.

- А ты постарайся, - Эду нахмурил брови, рассматривая улыбающееся лицо Марины. – Я хочу знать, что я для тебя.

- Впервые в жизни, - торжественно произнесла Марина, - я чувствую себя защищенной. В безопасности. Я очень доверяю тебя, Эду, очень. Так, словно ты – это часть меня самой, та часть, что не может ни предать, ни сделать больно. Никто и никогда не делал чего-то для меня так, как ты – оберегая от опасностей, от неприятностей.

- И ни слова о любви? – настороженно поинтересовался Эду, сжимая талию Марины  чуть крепче, с заметным желанием.

- Это и есть любовь, Эду, - попыталась заверить его Марина, но он не слушал.

- Сейчас ты перестанешь чувствовать себя в такой безопасности, - ворчал он, увлекая девушку в сторону постели. – Я очень, очень опасен!

Эду был просто ненасытен. Теперь, когда он был уверен, что ничьи посторонние глаза их не видят, и никто не потревожит их уединения, он мог ухватить Марину в любой момент, усадить ее либо на стол, либо на подоконник, либо пробраться к ней в ванную, и оставлял ее в покое только когда она и рукой не могла двинуть в изнеможении. Выпивая ее стоны, ее крики, усмиряя руками ее дрожь, лаская ее мокрое от желания тело, Эду словно утверждал свою власть над нею и наслаждался ее чистотой и наивностью, неопытностью, почти что непорочностью.

- Какая ты слабенькая, Марина, - подшучивал Эду над девушкой, целуя ее разгоряченное лицо, поглаживая ее подрагивающие бедра. – Но я еще не слышал, как ты просишь пощады!

- Ох, Эду…

- Да-да, я не верю тебе! Ты притворяешься!

И он тискал и целовал все ее тело, которым так и не мог насытиться, покусывал соблазнительную округлость ягодиц, зарывался лицом в грудь, и Марина просто растворялась в его обожании.

А еще Эду посылал с утра в то самое кафе за выпечкой, и они ели свежие булки с вкуснейшим кофе прямо в постели. Марина обожала эти утренние часы и уют с теплом, что дарили их немудреные совместные завтраки.

Игорь больше не беспокоил ее. Точнее… Однажды он попытался. Честно попытался пролезть в ту новую жизнь, что открылась перед Мариной. Снова какие-то нелепые слова с соцсетях. Снова угрозы, издевки, и намеки на то, что все уже давно считают Марину его невестой. Снова странное, садистское хвастовство якобы им купленной поездкой в Испанию. 

«Ты все равно будешь со мной!»

Он пытался вживить эту ядовитую мысль ей в мозг, как чип, как подслушивающее или следящее устройство. Он ломал ее психику снова и снова, припоминая ей, как она его любила – слепо и без оглядки, - и спрашивал, что изменилось. Пытаясь снова поселить в ее душе чувство вины, говорил о том, что мать ее уже начала говорить о свадьбе, и Марине самой придется объяснять всем знакомым и родным, почему она не собирается выходить за Игоря, если она посмеет отказаться, взбрыкнуть.

Сто раз ответить на один и тот же вопрос, сто раз мучительно покраснеть, сто раз развеять чьи-то ожидания и услышать «ну вот, а я уже купила подарок и наряд»… Сто трудных разговоров, недомолвок, извинений и уговоров…  Он нарочно загонял ее обратно, в ту жизнь, в которой она всем была должна и передо всеми виновата, чтобы раздавить ее грузом ответственности.

Это Марина перевела Эду. Он не мог не заметить, что ей пишет посторонний мужчина, притом уже не первый не раз, и Марина хотела, чтобы Эду не хмурился и не напрягался всякий раз, когда она просматривала соцсеть.

- Вот видишь, - показывая Эду результат перевода  Гугл переводчике, - он просто мучает меня. Ему это нравится. Он лжет и распускает слухи.

Эду ничего не ответил.

Он просто взял телефон и сфотографировал их с Мариной вдвоем – в весьма недвусмысленной ситуации, не одетыми, в постели,  - и вместо ответа отослал фотографию Игорю.

- Скажи ему, - велел Эду, - что изменилось это. Сменился мужчина, который теперь рядом с тобой.

Марина, как зачарованная, смотрела на экран. На фото. На вое лицо, полускрытое рассыпавшимися волосами, на то, как она уткнулась в грудь вальяжно развалившегося в подушках Эду, и видела, что Игорь набирает какой-то текст в ответ. Он писал быстро-быстро, затем останавливался, снова начинал писать, но ответа от него так и не пришло.

- Он в ярости, - определила Марина, и Эду беспечно пожал плечами.

- Лгун должен отвечать за свои слова, - сказал он. – Если он всем  рассказывает, что ты его женщина, так пусть теперь объяснит, что его женщина делает в постели с другим мужчиной.

***

Днем Эду уехал в больницу на очередной осмотр. Рана его больше не беспокоила, и он уже собирался на тренировки, сразу, как разрешит врач. Марина же осталась работать; бросать Веронику на полпути ни с чем она не хотела. Тем более что Вероника повела себя, прямо скажем, очень сдержанно, услышав новость о Марине и Эду. Никакого скандала. Никаких криков об обязанностях и работе. Абсолютное молчание.

Марина ожидала от начальницы каких-то ядовитых слов, истерики, угроз увольнения – хотя, кажется, сейчас это было не актуально, - и не получив всего этого, была благодарна ей. Хотя бы за это покладистое молчание, да. Поэтому свои обязанности перед начальницей Марина собиралась исполнить от и до. Пару раз Вероника приезжала сюда, в гнездышко Марины и Эду, с какими-то уточнениями, но и тогда, оставшись с Мариной наедине, Вероника не сказала ни слова укора. И Марина была ей за это действительно благодарна.

От порыва легкого ветерка взлетели тонкие белые занавеси, перелистнулись с шелестом страницы в словаре, и Марина заулыбалась, услышав внизу, на улице, какие-то веселые возгласы, смех, приветствия. Скорее всего, это было очередное представление, которое устраивал хозяин кафе, как он сам говорил – для привлечения клиентов и туристов. Иногда он звал уличных музыкантов и танцовщиц, и они вечерами, в свете фонарей, в ярких юбках, в туфлях с каблуками, отбивали фламенко на каменной мостовой. Щелкали кастаньеты, и Марина в восторге высовывалась из окна, чтобы рассмотреть это импровизированное представление.

Вот и сейчас, кажется, было такой же небольшой праздник. Дерзко и громко зазвучали струны гитары, кто-то оглушительно звонко захлопал в ладоши, и Марина не вынесла – подскочила, откинула шторы и высунулась из окна.

Да, танцевали эти самые танцовщицы. Стучали кастаньеты; а на гитаре играл Эду – Марина рассмеялась во все горло, наблюдая, как он лихо ударяет по струнам.

- Марина! – крикнул он, услышав ее смех. – Спускайся к нам! Я хочу, чтобы ты станцевала для меня! Только для мня!

- Я же не умею, - весело ответила Марина, слегка смутившись.

- Так мы научим тебя! Научим! – послышались крики. – Станцуй для своего мужчины! Он будет любить тебя еще сильнее!

«А почему бы и нет, - озорно подумала Марина. – Господи, да чего стесняться! Отчего нет!»

- Иду! – ответила она, набравшись смелости.

Она поспешно закрыла окно, захлопнула книги, наскоро перед зеркалом поправила волосы, и поспешила туда, на улицу.

Запирая дверь, она улыбалась; голос Эду все еще чудился ей, он в нетерпении звал девушку, и Марина ступила на лестницу, прислушиваясь к уличным звукам. Как вдруг…

Удар, обрушившийся на ее голову сзади, словно взорвал в ее мозгу черную бомбу, и последнее, что она помнила – это собственные пальцы, судорожно сжавшиеся на перилах.

Вероника плюхнулась на сидение автомобиля Грасиелы и с омерзением вытерла пальцы о чехол, оставляя красные жирные следы. Кровь на ее пальцах уже запеклась, въелась под ногти, женщине хотелось тереть, тереть кожу, чтобы избавиться от жгучего ощущения теплой и липкой влаги на руках – и позабыть, как крошится в руках губчатый, как пемза, камень…

Полозкову она бросила там же, на лестнице, где подкараулила ее. Решение напасть, ударить возникло спонтанно, и Веронике очень повезло, что Марина вышла на лестничную площадку. Только потом Вероника сообразила, что если бы нападение произошло там, в квартире Эду, то подозреваемых начали бы искать среди знакомых Марины, ведь чужого человека девушка бы не впустила в дом так вот запросто, не подняв при этом шума.

«Повезло, - злобно радуясь, думала Вероника, припомнив, как отыскала на клумбе, под распускающимися цветами, какой-то обломок кирпича или нечто похожее, как поднялась на нужный этаж и услышала, как Полозкова выскакивает  на лестничную площадку. – Пусть гадают теперь, кому она не угодила».

Поначалу Вероника  хотела стащить  девушку вниз, уложить в темный угол, чтобы эта курица истекла кровью прежде, чем ее хватятся, и осталась парализованным инвалидом, но обмякшее тело Марины оказалось отчего-то слишком тяжелым. К тому же, кровь из раны на виске лила и лила. Удар пришелся вскользь, и лишь поэтому Марина была еще жива. Если бы Вероника не промахнулась, если б в последний момент ее руки не затряслись от ярости, этого удара было бы достаточно, чтобы убить.

Грисаелу трясло. Она никак не могла попасть ключом в замок зажигания, и когда Вероника небрежно кинула ей ключи, которые выудила из кармана Марины, девушка заверещала, словно Вероника швырнула ей омерзительного паука или крысу.

- Зачем вы это сделали?! – завопила Грасиела. - Зачем?! Я еду в полицию!

- Я скажу, - на очень плохом испанском ответила Вероника, - что это сделала ты. Мне это не нужно. Ты устранила соперницу. Я тут не причем.

Грасиела взвыла от досады и испуга, понимая, что ее затягивает все глубже в трясину, из которой не выбраться. Зачем, зачем она связалась с этой ненормальной?! Было же видно, что Вероника не в себе! Однако, желание увидеть Эду было сильнее гласа разума. В дом они проникли почему-то с черного входа, словно воры, и это уже показалось Грасиеле странным. Но был день; самый разгар. Слышалась музыка и голоса людей.  Что могло произойти плохого в самом центре города!?

Она хотела всего лишь появиться у него на пороге, дерзко, игнорируя его невесту, прийти в дом, поинтересоваться его здоровьем. Она нашла бы слова, чтобы заставит его пригласить ее на обед,  или просто угостить чашкой кофе. А вместо этого всего… Вероника, которая шла впереди, вдруг резко остановилась и вжала Грасиелу в стену, словно боялась, что их услышат и увидят. Мимо простучали чьи-то торопливые шажки, промелькнула светлая фигурка, и Вероника, рыча как зверь, кинулась на Марину, ибо это именно она беспечно пробежала мимо. Все случилось очень быстро, Грасиела даже не поняла, почему Вероника почти воет от злобы, а Марина падает, сползает по лестнице, вцепившись слабеющей рукой в перила.

- У вас руки в крови! – выкрикнула Грасиела отчаянно. Но Вероника и ухом не повела. Неспешно она выудила из своей сумочки сигареты, неспешно прикурила, пуская струю серого дыма. Алкоголь делал ее не только бесстрашной, но и снимал какие-то барьеры. Она соображала четче, быстрее, хладнокровнее.

И жестче.

Жестокость, проснувшаяся в ней, в этот момент казалась ей естественной, неотъемлемой частью ее существа, борющегося… за что? Зачем все это, зачем покушение, зачем удар?! Зачем?!

«Затем, - свирепо думала Вероника, не вслушиваясь в яростные вопли испуганной Грасиелы, - что эта мелкая дрянь не достойна! Не достойна счастья! Не достойна того, что получила! Надо было добить эту мразь там… еще раз ударить по голове, бить, пока мозги не вывалились бы на лестницу!»

- Я скажу, - хладнокровно ответила Вероника, прерывая вопли и плач Грасиелы, - что хотела помочь раненой. Защищала ее от тебя. А ты била. Все знают, ты преследуешь сеньора Эдуардо. Ты хотела покалечить его невесту, чтобы занять ее место. Не кричи. Вот тебе ключи от его дома. Ты можешь к нему прийти. Потом.

- Вы убили человека за ключ! – верещала Грасиела, и Вероника, размахнувшись, влепила ей хлесткую пощечину. Девушка коротко вскрикнула и смолкла, потирая ушибленную щеку с заалевшим пятном. Ей казалось, что от прикосновения руки Вероники у нее все лицо в крови, кровь в волосах, на ресницах…

- Заткнись, лохудра! – прорычала Вероника злобно. – Ничего сама сделать не можешь, так бери то, что дают, и будь благодарна! – она еще раз злобно ткнула  в бок зареванную девушку. От злости в голове перемешались русские и испанские слова, она с трудом соображала, что и на каком языке говорит, но Грасиела, кажется, уже не пыталась даже сопротивляться. – Бери ключ. Когда Марина будет в больнице, придешь к нему. Будет время… привлечь внимание. Да как это говорится-то, черт подери! Очаровать… понравиться… Поняла? Ты меня поняла? Поехали домой! Вези меня домой, ты что оглохла?!

***

Марины не было слишком долго. Эду посматривал наверх, на закрытое окно, и в душе его начинало шевелиться мерзкое ощущение недоброго предчувствия. Когда прошло пятнадцать минут, Эду понял, что что-то не так, хотя разум подсказывал ему, что Марина могла начать перебирать туфли, или выбирать платье, а то и вовсе красить губы...

Он успокаивал себя, самому себе говорил, что все это его фантазии, но беспокойство заставило Эду отложить гитару и почти бегом направиться к дому.

Было тревожно тихо, когда Эду бежал по лестнице. Он не слышал ни шагов, ни чьих-то голосов, его словно погрузили в звенящую тишину, и только его собственное дыхание нарушало ее.

- Марина! Марина!

Люди, что были с ним на улице, тоже почуяли неладное. Кто-то что-то кричал о машине, которая резко сорвалась и уехала, и раньше ее здесь н видели. Следом за Эду бежал кто-то громко топоча каблуками, и на площадку, где лежала девушка, ввалилась целая толпа людей.

- Марина!

Эду сначала показалось, что она поскользнулась, уселась на ступени, ухватившись за перила, и плачет, свесив голову. Но коснувшись ее волос, Эду с ужасом  понял, что они мокры от крови.

- Нужно вызвать врача! – закричали за его спиной. – Скорее врача! На сеньориту напали!

Эду кое-как разжал стиснутые на перилах пальцы. Кажется, от удара или от испуга руку девушки свело судорогой, и только поэтому она не упала в ступени лицом, а осталась сидеть. И по тому, что крови не было ни на ступенях, ни на перилах, ни на чем-то другом, было предельно ясно, что на Марину именно напали. Она не поскользнулась и не ударилась сама – напали. От понимания этого у Эду кровь закипала в жилах, он чувствовал, что от ярости у него череп взорвется, а Марина в его руках казалась ему невесомо-легкой, почти неживой. И от этой легкости и прозрачной бледности Эду становилось страшно до темноты в глазах.

- Марина, открой глаза, - молил он, не понимая, что его голос дрожит и наполнен слезами страха. – Только открой глаза! Дай знак, что ты меня слышишь!

Из его рук девушку забрали силой, чтобы уложить в приехавшую карету скорой помощи. Врач что-то спрашивал, и, кажется, утешал Эду, но тот не слышал, не понимал слов. Впервые за всю его жизнь он чувствовал себя беспомощным и напуганным до дрожи, до такого ужаса, с которым не мог справиться, как бы ни старался. Наверное, этот ужас когда-то испытал сеньор Педро, теряя свою жену. Наверное, Эду просто вспомнил его, почувствовал его прикосновение, ощутил его всем сердцем, пережил и ужаснулся тому, как можно жить с этим – когда ничего нельзя сделать и исправить…

В больнице Эду все же удалось выйти из этого ступора. Отчасти потому, что он сам нуждался в помощи, отчасти потому, что рядом уже терлись неприятные люди с внимательными глазами.

- Сеньор де Авалос, - один из полисменов, видимо, давно ожидал, когда Эду придет в себя от потрясения. – Позвольте задать вам несколько вопросов?

 - Да, разумеется, - растерянно произнес Эду, потирая виски. Голова была словно ватой набита, от успокоительных лекарств, которыми его попотчевали врачи, все казалось серым и ненужным, словно Эду смертельно устал.

- Сеньорита Марина ваша подруга, я так понимаю? – произнес полисмен, зачем-то заглядывая в папку. Вероятно, желая сверить ответ Эду с показаниями других свидетелей. Эду согласно кивнул.

- Да, - глухо ответил он. – Это моя невеста.

- Так-так, - протянул задумчиво полицейский. – Невеста, значит… приезжая?

- Да, - коротко бросил Эду.

- Так-так, - повторил полицейский. – Очень странно…

- Что вам странно? – взорвался Эду, подскакивая со скамьи, на которую его усадили  врачи – ожидать результатов обследования. – Что странного?!

- Сеньор де Авалос, - все тем же невозмутимым голосом произнес полицейский. – Сами подумайте: сеньорита приезжая. В городе ни с кем не знакома. Врагов у нее быть не может. Она не упала и не поранилась – на нее напали. Кому это может быть выгодно? Ее не ограбили и не пытались изнасиловать. Ее просто ударили по голове.

- На что вы намекаете?! – вспыхнул Эду.

- Извините, сеньор, - бесстрастно ответил полицейский, - но я должен задать этот вопрос. Где были вы в этот момент?

- Черт! Вы меня подозреваете?! – закричал Эду. – Да вы в своем уме?! Я был на улице, это могут подтвердить по меньшей мере пять человек! Да и какой резон мне нападать на Марину?!

- Ну, вы могли не сами, вы могли кого-то нанять, - бесстрастно ответил полицейский. – Соседи вот говорят, что иногда вы… шумно себя вели.

Эду покраснел.

- Черт, - выругался он. – Шумно! Сеньор, у меня молодая невеста – вы понимаете, что это такое? Иногда приходится себя вести… шумно! Да и зачем, зачем мне нападать на Марину…

- Сеньор Эдуардо, - весьма фамильярно  ответил полицейский, глядя  прямо в глаза Эду. – Я понимаю все. Я понимаю, что вы молоды. Я понимаю, что девушка привлекательна, очень привлекательна. Я верю в ваши чувства, в страсть. Любой мужчина вас поймет и поверит вам. Но вы… вы же носите фамилию де Авалос, я правильно понимаю?

- Да, и что? - взъерошился Эду. Он уже понимал, куда клонит полицейский, и слова «не ровня» смог перенести более-менее спокойно.

- Та девушка, что хороша в качестве возлюбленной, - веско заметил полицейский, продолжай буравить взбешенного Эду внимательными умными глазами, - вовсе не обязательно подойдет на роль супруги и матери ваших детей…

- Что?..

- Сеньорита в положении, - веско произнес полицейский.

- Что?!

- А вы не знали? – вежливо изобразил удивление полицейский.  Эду в замешательстве запустил обе руки в волосы, словно стараясь спасти голову от разрывающих ее мыслей.

- Нет, конечно нет, - прошептал он.

- Срок небольшой, пара недель, -  меж тем продолжил полицейский, - и хорошее потрясение вполне могло спровоцировать…

- Да вы в своем уме говорить мне такое!? – завопил Эду, вцепившись в отвороты его пиджака и как следует встряхивая мужчину. – Это ведь мой ребенок! Это моя женщина, которая носит моего ребенка, а вы мне говорите, что я ее ударил по голове?!

Эду выглядел совершенно безумным; новость о беременности Марины потрясла его больше, чем нападение на нее, и Эду уже не понимал, чего он испытывает больше – дикого страха и волнения за Марну или такой же необузданной радости.

- Тише, тише, сеньор Эдуардо, - полицейский ловко вывернулся из его цепких рук, оправил одежду, встряхнулся, как мокрый кот.  – Держите себя в руках!

- Как она? – меж тем Эду снова попытался ухватить полицейского, и тот уже был не рад, что решил вот так ошарашить Эду, чтобы вызвать у предполагаемого преступника раскаяние. – Что с ребенком?

- Об этом вам лучше поговорить с врачами, - сухо ответил полицейский. – Но не сейчас, нет. Пока сеньорита не придет в себя, я вам запрещаю к ней приближаться, слышите? Тише, тише! Спокойнее! – заметив, что Эду снова готов напасть на него, утопить в яростной горячей речи, полной возмущенных ругательств. – Даже если вы невиновны, незачем сейчас сеньорите лишние потрясения! Пусть придет в себя и окрепнет! Срок небольшой, - полицейский стрельнул сердитыми глазами на Эду, терзающего свои волосы, - сеньорита еще сама, вероятно… не знает, - его голос чуть смягчился, взгляд потеплел. – А если что-то случится… ну, она не будет так сильно переживать… Дайте ей время прийти в себя!  Не трогайте ее сейчас!

Глава 14. Де Авалосы,отец и сын

Сеньор Педро был, мягко говоря, не в восторге от произошедшего. Он молчал и хмурился, хотя, казалось, был готов взорваться каждую секунду, изойтись криком. Но потерянный вид Эду останавливал его. Ни разу в жизни он не видел сына таким – беспомощным и слабым. Неужто эта девушка на самом деле так много для него значит?..

Эду пришлось увести из больницы едва ли не силой. Он уезжать не хотел и собирался сидеть и ждать, когда Марина придет в себя, несмотря на увещевания врачей и на их слова о том, что Марина может проспать еще сутки.

В доме отца Эду показалось темно и тихо. Не было Марины, которая раскрывала окна поутру, не было совместных завтраков и неги, не было ночной страстной возни и ее молочного запаха… Эду мучительно тер виски, соображая, как такое могло произойти. Кому и зачем понадобилось это покушение?! Кому помешала его маленькая злая колючка? И как он не усмотрел, не уберег?! Да еще и сейчас, когда она так уязвима… Эду спрашивал, что с ребенком, нет ли угроз, но врачи лишь пожимали плечами и отмахивались.

- Позже! – говорили они.

Позже!

Как же можно ждать, когда мозг просто сгорает от бешеной порции адреналина?

Эду смог подремать несколько часов, забыться зыбким сном, который не освежает, а лишь делает голову еще тяжелее, и подскочил, словно что-то толкнуло его в бок. Находится дома, в тишине, темноте и неведении было невозможно, и он решил снова ехать в больницу. Конечно, можно было позвонить, но Эду не терял надежды, что его пустят к Марине.

Его отец словно ждал этой минуты, когда сын выйдет из комнаты.

- Эду, постой, - мужчина шагнул к Эду, стараясь задержать того за руку. – Нам нужно поговорить. Очень серьезно поговорить.

Эду нехотя подчинился; его глаза были красны от недосыпания, но выражение беспомощности и растерянности из них уже исчезло, и сеньор Педро понял, что уговорить сына просто так уже не удастся. Тот будет сопротивляться.

- О чем? – сухо поинтересовался Эду.

- Послушай меня хотя бы раз, - с напором произнес сеньор Педро. – Вот именно сейчас нужно все сделать правильно.

- Правильно? – Эду презрительно прищурился. На его лице отразилось холодное, почти злое выражение. – Что ты называешь правильным, отец?

- Твои отношения с этой девушкой, - все так же твердо и уверенно произнес де Авалос. – Вы доигрались, мне кажется.

- Что ты говоришь?! – взорвался Эду. – На Марину напали, и по-твоему, в этом виноваты мы?! Просто потому, что встречаемся? Это дает право мерзавцам бить людей по головам? Но нет, ты не это хотел сказать! Не юли, отец! Говори прямо, что хотел сказать!

- Хорошо, я скажу прямо, - произнес сеньор Педро, глядя Эду в глаза. – Твоя девушка… она в положении.

- Откуда ты знаешь? – сухо поинтересовался Эду.

- Я звонил, справлялся о ее состоянии, - так же подчеркнуто сухо ответил отец, дав понять сыну, что на сей раз не уступит ему, не дрогнет, как прежде. – Мне сказали, что она чувствует себя неплохо.

- Пришла в себя? – сохраняя хладнокровие, поинтересовался Эду.

Снова бой, вечный спор…

Больница, врачи, назойливый полисмен отошли на второй план. Эду почувствовал знакомую расслабленность, такую же точно, как перед боем, перед тем, как собраться и выйти на арену. Тело само знает, как расходовать энергию. Эду чувствовал себя как в спокойной полудреме перед решающим броском. Здесь и сейчас разделаться с этим чудовищем, с призраком прошлого, с предрассудком, который терзает их семью на протяжении многих лет! Эду смотрел в глаза отца и понимал, что, вероятно, сейчас он вонзит клинок в самое сердце их родственных чувств с отцом. Перерубит семейные узы, убьет отношения, доверие и уважение – свое, к отцу, и его к себе, - но не отступится от Марины, от молоденькой доверчивой девчонки, которая чувствует себя в его объятьях защищенной.

«Я не смог уберечь тебя от нападавшего, - горько подумал Эду, - но от пренебрежения моей семьи защитить смогу».  

- Да, пришла, - как можно небрежнее ответил отец. – И она… она беременна, Эду.

- Я знаю, - ответил Эду спокойно, но голос его предательски дрогнул.

- Ты уверен, что от тебя?

Эду в ярости сжал кулаки. Будь перед ним другой человек, Эду ударил бы, не раздумывая. Пожалуй, даже Иоланте он вкатил бы звонкую пощечину, посмей она хотя бы заикнуться об этом. Но перед ним стоял его отец, человек, которого Эду уважал и любил, и Эду не хотел оскорбить его, подняв на него руку.  

- Я скажу однажды, - сквозь сжатые от ярости зубы прорычал Эду, сверля недобрым взглядом отца, - и не стану повторять вновь: не смей оскорблять мою женщину! Даже тебе я этого не позволю, слышишь? Это мой ребенок. Марина чиста; она была только со мной.

- Ты так уверен, - хмыкнул отец. – Ты не знаешь ничего о ее прошлом.

- Знаю!

- Она тебе сказала?

- Да, она. И у меня нет причин ей не верить.

- Она могла приехать сюда… уже в положении.

- Нет.

- Ты не хочешь прислушаться к здравому смыслу?

- Отец!

- …Твоя Марина, вполне вероятно, уже была в положении! Черт, надо же было так оплошать и позвать ее в дом!.. Она вполне могла спланировать все это, соблазнить тебя и решить тебя объявить отцом этого ребенка! Это очень выгодно и удобно, не находишь?! Или здесь, она могла с кем-то здесь познакомиться, ведь не зря же на нее напали! Зачем это кому-то понадобилось?! Вероятно, ее любовник заревновал ее к тебе, вот и произошла ссора, или что-то в этом роде! Я все время задаю себе вопрос, отчего произошло это нападение, и не могу найти ответа на него! Кому надо нападать на незнакомую женщину, если ее не грабили и не изнасиловали?! Зачем?

- Это полицейские тебе это наговорили? – недобро усмехаясь, поинтересовался Эду. – Это они тебе такое сказали!?

- Да, - пряча глаза, ответил сеньор Педро. – Они. Ты знаешь, что они тебя подозревали?

- Но уже не подозревают? – переспросил Эду.

- Марина сказала, что слышала женский голос, когда на нее напали, - нехотя признался де Авалос. – Выгородила тебя... и себя за одним…

- Ты не перестанешь говорить о ней гадости? – перебил отца Эду.

- Эду! – вспыхнул де Авалос. – Как ты не поймешь, черт тебя дери, что я беспокоюсь за тебя! Тебе ни к чему обвинение в нападении! Ни к чему эти криминальные дела! Преступления, нападения – это не должно касаться нашей фамилии!

- Но оно коснулось, - с напором ответил Эду. – Мерзавцам все равно, какую фамилию и кто носит. И что теперь? 

- Эду, я хочу тебя защитить, - проговорил де Авалос, - и я не прошу о многом. Я хочу лишь чтобы ты не приближался к ней, пока все это не уляжется и пока нападавшего не найдут. Кто знает, может, его целью был ты. Пожалуй, да;  мерзавец хотел тебе навредить. Ударить побольнее; испортить репутацию… Я не знаю. Но нет гарантии, что он не повторит этого снова. И я хотел бы, чтобы в этот момент ты был как можно дальше от Марины. Чтобы ни одному полицейскому в голову не пришло показывать на тебя пальцем и обвинять тебя в преступлении

Брови Эду изумленно взлетели вверх, молодой человек дара речи лишился.

- Что ты говоришь? – потрясенный, произнес он, обретя голос. – Я правильно тебя понял – ты предлагаешь мне, мужчине, прятаться, оставив свою женщину в опасности?! Я должен бояться и… бросить маленькую девчонку в этой ситуации?!

- Черт подери! – взорвался де Авалос. – Ты говоришь так, словно я предлагаю ее выкинуть на улицу и оставить без  помощи! Там полиция, они охраняют ее! Они круглосуточно следят за нею, я просил об этом! Я просто прошу тебя здесь и сейчас – не ходи к ней. Оставь ее. Хотя бы ненадолго.

- Ты сам поступил бы так? – коротко бросил Эду. – С мамой? Ты оставил бы ее одну, если б ей было плохо?

- Это не одно и то же! – побагровев до самых бровей, проорал де Авалос, яростно размахивая кулаками. – Не одно и то же! Эта девушка тебе никто, а Эмма была моей женой, черт тебя дери, мы любили и уважали друг друга, и я…

- Если дело только в этом, так это легко исправить, - так же спокойно и даже легко ответил Эду. – Или ты думал, что я не сделаю предложения матери своего ребенка?

- Да, сеньор Эду, - внезапно раздался голос Иоланты. – Вы верно все говорите. Вам нужно поспешить с предложением, ведь время идет быстро, и скоро всем будет видно положение сеньориты Марины. А невесты на свадьбах хотят быть самыми красивыми.

Оба, отец и сын, в изумлении обернулись к говорившей. Эду не ожидал такой поддержки, а его отец - такого коварного удара в самое сердце.  Иоланта стояла в дверях гостиной; на глазах ее блестели слезы, она нервно стискивала руки, но при этом старалась улыбаться, хотя, казалось, от волнения ее трясет.

- Иоланта?! – выкрикнул де Авалос-старший. – Что ты несешь?!

- Я говорю о том, - мягко ответила Иоланта, словно мстя сеньору Педро за что-то, - что это преступление – оставить молодую, влюбленную беременную женщину без поддержки и внимания, будто ничего не было, будто она никто для сеньора Эду. Он поступает верно. Так, как должен поступать каждый мужчина. Он был с ней, и не отказывается от этой девушки. Это правильно. Идите, сеньор Эду. Ваша поддержка будет сеньорите лучшим лекарством. Идите, - с напором повторила Иоланта, - и не слушайте никогда тех, кто будет учить вас прятать голову в песок и отворачиваться от очевидных вещей. Это ваш ребенок. Я в том уверена. Ваш ребенок, сеньор Эду, и ваш внук, сеньор Педро. Подумайте над этим.

- Иоланта! Не ты ли повторяла то же самое, - язвительно поинтересовался де Авалос, - что Марина…

- Поддакивала вам, - небрежно перебила его Иоланта, чуть пожав плечами. – Служила вам. Да, всю жизнь вам поддакивала, оберегая ваш покой и боясь потревожить чувства. Но что я имею взамен? Хоть каплю внимания? Понимания? Уважения? Вы слишком избаловались, сеньор Педро, и изнежились. Вам надо научиться принимать мужские решения. Эду, думаю, вам с этим поможет.

- Ты никогда не обращалась ко мне за помощью, - сердито заметил де Авалос. Иоланта насмешливо вздернула бровь.

- Марина тоже не просит, - заметила она. – Однако, сеньор Эду отчего-то решил для себя, что ей эта помощь нужна. В свое время, - глаза Иоланты стали печальны, - если бы один нерешительный сеньор протянул эту руку помощи, у вас был бы брат, сеньор Эду. Или сестра. Как знать.

На мгновение между этими тремя людьми повисла такая глубокая тишина, что было слышно, как со щелканьем перемещается секундная стрелка в больших напольных часах.

- Отец?! – первым молчание нарушил Эду. В голосе его было такое изумление, словно сейчас под его ногами разверзлась земля, и молодой человек увидел ад.

Де Авалос и Иоланта молчали.

Они смотрели друг другу в глаза, и в этом молчаливом поединке словно мысленно разговаривали, припоминая те времена, о которых так больно, беспощадно и справедливо напомнила Иоланта.

- Это очень больно, сеньор Эду, - заметила Иоланта наконец. В голосе ее боли не было, наверное, оттого, что она научилась за столько лет скрывать ее. – Потерять. Идите.

Не говоря больше ни слова. Эду пулей вылетел прочь, и де Авалос услышал, как вдалеке хлопнула дверь.

- Почему ты молчала, Иоланта? – глухо спросил де Авалос. – Почему не сказала ничего, не дала знать?..

Иоланта пожала плечами и улыбнулась так, как она обычно это делала – вежливо и фальшиво.

- Я хотела защитить вас, - ответила она просто. – От чувства раскаяния, от всего мира – точно так же, как вы сейчас защищаете Эду.  Я пощадила ваши чувства. Но он сказал мне недавно… - Иоланта покачала головой, потерла переносицу, скрывая набежавшие слезы. – Ах, какой умный и храбрый мальчик Эду! Я иногда горжусь тем, что приложила руку к его воспитанию! Он сказал мне однажды, совсем недавно, что вы – мужчина. И что это не женское дело, - Иоланта рассмеялась сквозь слезы, уже не в силах их скрыть, - защищать мужчин. Должно быть все наоборот. И я ему верю. Верю.

Глава 15. Эду

Эду не приходил.

Марина лежала в постели, неотрывно глядя в окно и почему-то вытянувшись в струнку, ощущая напряжение в каждой мышце тела. Ей казалось, что так она удержит себя от рыданий – и от плохих мыслей, что лезли в голову, тоже.

Воображаемая Анька в голове молчала. Точнее нет, не молчала – виновато кряхтела, словно припоминая свои разнузданные вопли, которые заставляли и без того потерявшую голову Марину забывать обо всем на свете. И Марина, перебирая в памяти счастливые моменты этой весны, из всех сил старалась, чтобы они оставались такими- счастливыми и добрыми.

«Все же, я люблю его, - Марина старалась улыбаться, но думала об Эду, как уже  прошедшем этапе в ее жизни, стараясь смириться с очередной потерей и таким обычным, почти рядовым, предательством. – А ребенок… наверное, это хорошо – то, что у меня все же останется часть от Эду…»

«Приедешь, - тотчас же оптимистично оживилась Анька, - родишь… Будешь по скверу с бэйбиком гулять! Представь: у всех дети, как дети, а у тебя – испанец!»

Марина подумала так – и не вынесла, расплакалась, укоряя себя, словно была в чем-то виновата.

«Может, и виновата, - подумала она печально, стирая слезы со щек. – Не нужно было торопить события… Все-таки, и месяца не прошло, а тут такое…»

«Ну, кто же знал, что вы не предохранялись, - виновато бубнил Анькин голос на периферии сознания. – Трахались как кролы! Да ладно, не кисни! Это всего лишь мужик, их вон три миллиарда шляется по планете. Или больше. Ну, не реви!»

"Три миллиарда, - подумала Марина. - А люблю я одного..."

Но, как бы себя не ободряла Марина разговором с воображаемой подружкой, а легче не становилось. Марина понимала, что теперь она не одна, но именно в этот момент чувствовала себя ужасно одинокой. Она закрывала глаза и ощущала, что падает в черную пустоту, в вакуум, который высасывает из нее жизнь.

«Но зато  теперь Игорь точно на мне не женится, - подумала Марина. – Нафига я ему брюхатая? Близко даже не подойдет. И это очень хорошо».

Она снова подумала об Игоре, о его гнусных домогательствах и о том, как вытянется его лицо, когда он увидит ее в положении... нет, чужого ребенка воспитывать он точно не согласится. Тот, кто так безразлично ушел тогда, после разговора, безразлично оставив ее на улице одну темной снежной ночью, даже не озаботившись тем, куда же она побежит в темноте и холоде, не опасно ли это, и не случится ли с ней чего, - он точно не решится принять на себя такую отвественность, даже ради прилагающихся к брюхатой мамаше таких желанных ништяков. А избавляться от ребенка Марина не собиралась. Она четко поняла, как только узнала - этот ребенок непременно родится. Обязательно. Она уже любила его, хотя и была потрясена и прислушивалась к своему телу, стараясь почувствовать свое новое положение. Может, где-то болит? Или стало тяжело? Как-то это должно быть понятно вообще? 

Дверь открылась, и Марина поспешила отвернуть лицо, чтобы скрыть от вошедших свои слезы, но медсестра, несущая на вытянутых руках огромный букет цветов, это заметила.

- Ай! – воскликнула она. – Ай, ай! Слезы?! Нельзя плакать, нельзя! Все хорошо, сеньорита, не надо плакать!

Марина уселась в постели, глядя, как медсестра устраивает ее букет в вазе. Огромные белоснежные лилии, просто роскошные, такие, какие дарят в особо торжественных случаях.

- Цветы? – рассматривая лепестки, отливающие восковым сиянием, ошарашенная, произнесла она. – От кого?

- Сеньор де Авалос пришел вас навестить, -  ответила медсестра, вздохнув украдкой. – Говорит с врачом. Сейчас зайдет.

Медсестра поправила букет в вазе, снова завистливо вздохнула и вышла, кинув на Марину еще один взгляд, полный зависти. Марина мгновенно позабыла все, что думала об Эду до сих пор, все тоскливые мысли выветрились у нее из головы и осталась лишь одна  - а Эду знает, или?..

«А если не знает, то как ему сказать,  - лихорадочно соображала Марина. – Я должна ему сказать! – мысленно  прикрикнула она, почуяв слабый протест от воображаемой Аньки. – Я не стану обманывать его!»

«Ну, вы посмотрите на нее, - мрачно пробормотала воображаемая Анька. – Пять минут назад нюни пускала, что женишок испарился, узнав про пузо, а тут, значит, на нее напала неведомая честность! Зверь заморский, диковинный… давай скажи. Пусть мчится прочь быстрее, а ты ной погромче. Можно ж подождать, разузнать, какие у него вообще планы. Поживете хоть месяцок, так он привыкнет, и уж, может, не удерет…»

«Он может знать, - стиснув зубы, подумала Марина. – Может все знать. И вообще, может, попрощаться пришел. Тем более скрывать все это глупо. Скажу».

«Ду-у-ура!» - провыла в голове возмущенная Анька и замолкла, потому что дверь открылась и вошел Эду. И сразу из головы Марины вылетели все мысли, и чувства разом погасли и снова вспыхнули ослепительно-белым огнем, потому что Эду не сказал ничего. Он просто шагнул к Марине и стиснул ее в объятьях, целовал, целовал, целовал, словно они не виделись целую вечность.

- Почему ты плакала? – пробормотал он, жадно утыкаясь лицом в ее грудь, тиская и сжимая ее больничную одежду, словно желая рывком содрать ее и добраться голодными губами до вожделенной груди, прихватить соски, нацеловать их до ярко-красного цвета.  – Не надо! Нельзя плакать! Тебе теперь нельзя…

- Ты не приходил, - всхлипывала Марина, изо всех сил стискивая Эду, прижимаясь к нему так, словно жизнь уходила из ее тела, а напитаться новой она могла лишь от Эду. Он поглаживал ее вздрагивающую спинку, ее волосы, и Марина слышала. как он тихонько смеется.

- Меня не пускала полиция, - ответил он. - О-о-о, они тебя так охраняют! Подозревают всех! Ну же, не плачь, Doncella de nieve. Что это, слезы? Или это просто сердце твое тает под нашим горячим солнцем?

Эду чуть отстранился и осторожно отвел прядь волос с лица Марины, и та спохватилась, вспомнила, как выглядит, громко и безудержно разрыдалась, закрывая ладонями лицо, пораненный висок с выбритой дорожкой в волосах, синяк, расплывшийся на скуле и швы, некрасиво стягивающие кожу.

- Не смотри на меня, - всхлипывала она отчаянно, -  я такая некрасивая…

Эду изумленно глянул на девушку – и рассмеялся, снова привлекая ее к себе, уютно обнимая ее и целуя в лохматую макушку.

- Самая красивая, - уверенно произнес он. – Что волосы? Они отрастут. Синяков я тоже видел немало. Ты самая красивая, моя Doncella de nieve, - голос Эду дрогнул, он крепче прижал к себе девушку, и Марина услышала, как сильно забилось его сердце. – Самая красивая и самая сильная. Врачи боялись, что это потрясение навредит тебе, но…

«Ага, - Марина почувствовала себя так, словно ее окатили ледяной водой, и сотни мелких игл впились разом в ее нервы. – Знает… кажется, знает… и что же скажет на это?!»

- … но все обошлось, - хрипло закончил Эду, словно в горле у него внезапно пересохло. Его ладонь осторожно легла на ее живот, и Марина только ахнула от спазма, охватившего все ее существо, словно тело чуть не выплеснуло ее душу вон. – Здесь все обошлось, - продолжил Эду, поглаживая животик девушки, так осторожно, словно любое прикосновение могло навредить. – Никакой угрозы нет. Все очень хорошо, Марина. Ты очень сильная и крепкая. 

Он отстранил девушку от себя и пытливо глянул в ее глаза – перепуганные, от залегших под ними теней кажущиеся просто огромными, - и произнес:

- Ты знала… о ребенке?

Марина залилась краской и не смогла ответить сразу, лишь головой затрясла – нет, нет!

- Такой маленький срок, - забормотала она, пряча глаза и словно отыскивая себе оправдания. – Всего пару недель, может, чуть больше… я не заметила даже… Я не знала! Честно!

Эду недоверчиво хмыкнул, и Марина изо всех сил ухватилась за его руку, поглаживающую ее живот. Она не понимала причины его молчания, не понимала, почему молодой человек напряжен, хотя чувствовала, как подрагивают его пальцы, ласкающие ее, и ощущала его мягкую осторожность, с которой он прикасался к ее телу. Эта бережность, эти теплые мягкие касания снова вернули в сердце Марины веру, она почувствовала себя отчаянно, до головокружения счастливой, потому что Эду был вот он, рядом, и от него исходили только забота и любовь. Того нервного, стыдливого и трусоватого страха, что Марина учуяла в день расставания с Игорем, в Эду не было. Он не собирался говорить ей ранящих и неприятных слов; не собирался избавляться от нее, бормоча дежурные пошлые слова "давай останемся друзьями". Он пришел, и Марина снова  почувствовала, что они с Эду единое целое. Как можно не верить ему? Как можно сомневаться?

- Не сердись, - почти с отчаянием произнесла она, доверчиво заглядывая в его темные глаза. – Я не стала бы обманывать тебя. Я не знала! Почему ты молчишь?

- Потому что, - хрипло произнес Эду, - потому что мне сложно сказать то, что я хочу сказать… А Иоланта заверила меня, что это нужно сделать быстрее, иначе этот маленький животик скоро станет во-о-от таким огромным и круглым, - пальцы Эду чуть сжались на ткани. Он опустил взгляд, глубоко вздохнул, словно решаясь на самый отчаянный в его жизни шаг, просто сунул руку в карман и достал маленькую коробочку, при виде которой Марина даже дышать перестала. – А невесты на своих свадьбах хотят быть самыми красивыми… Марина. Ты выйдешь за меня замуж?

Эти слова Марина выучила еще на первом курсе. Может, даже раньше; в них она слышала какую-то магию, смех мечты, которую никому не удается поймать за хвост. Где-то в глубине души она хотела, чтобы однажды ей сказали эти слова – именно на этом языке, - она мечтала об этом и сотни раз представляла, как это могло бы быть, но не ожидала, что ее мечта исполнится так быстро. И сейчас эти слова не просто заставили ее потерять дар речи - они вышибли из нее дыхание, они потрясли ее так глубоко, что еще миг - и она задохнулась бы, потому что, казалось, и сердце ее от потрясения замерло и прошла целая вечность прежде, чем оно снова дрогнуло и забилось с неистовой силой, разливая по телу неимоверный жар и ликование. 

Эду смотрел на нее, и Марина видела, как он волнуется – так, словно она могла ответить ему отказом, словно могла рассмеяться в лицо и прогнать прочь, и это ранило бы его, убило верне, чем взбесившийся бык.

Потрясенная, она глядела на колечко в атласном белом гнезде, на то, как пыльцы Эду его вынимают и как осторожно надевают ей на пальчик – так, как и полагается надевать кольца невестам, - и ей казалось, что в ушах ее стоит стеклянный звон.

«Ну, ты, Полозкова, блин, даешь, - изумленно произнесла воображаемая Анька. – Сеньора де Авалос, однако. Официальное предложение! Щас на колено встанет, смотри. Не Марина Санна Степаненко, или как там этого сволоча Игоря фамилия, а сеньора де Авалос! Да половина знакомых передохнет, кто от зависти, кто от охренения! Съездила Марина в Испанию, поработала...»

- О, да, Эду, - прошептала, потрясенная, Марина, не отрывая взгляда от своей руки, на которой теперь сияло это кольцо. – Да! Конечно! Я выйду за тебя!

- Иди ко мне, Doncella de nieve, обними меня. Я чуть с ума не сошел. 

Она порывисто приникла к Эду, бросилась ему на шею, чувствуя, как он рывком откидывает одеяло, запускает руку меж ее горячих бедер и прихватывает ее чувствительное тело там, жадно и нетерпеливо, до стона, до мокрых трусиков, до сладких спазмов, от которых ее живот сам собой вздрагивает и подтягивается. И все вопросы, до того булавочными уколами терзавшие ее мозг,  растворились и испарились сами собой; мельком Марина думала и о том, что Эду делает это из-за ребенка, то есть поступает правильно, так, как должен. Но тот, кого заставляют жениться обязательства, не бывает таким нетерпеливым и жадным, он не целует так откровенно и ненасытно, и руки его не тискают желанное тело девушки так горячо и бессовестно.

- Ради всего святого, - шептал он, покрывая лицо девушки  поцелуями, - прогони меня, или я возьму тебя прямо здесь, в этой постели, а тебе нельзя… моя сладкая злая колючка… хочу тебя, хочу…

Глава 16. Свадьба

Вероника едва не выла  от злости.

В доме де Авалоса было шумно и суетно, и поначалу Вероника не понимала, почему приходит столько людей, почему что-то обсуждается, почему хозяин отдает какие-то многочисленные распоряжения. О ней самой как-то все позабыли, и она поняла, как ощущает себя статуэтка, когда-то красивая и дорогая, а теперь ненужная, задвинутая на самую высокую полку. Работа с отсутствием Марины встала, и Вероника, которую, в общем-то, никто не вынуждал уехать в гостиницу, чувствовала, что здесь она лишняя.

День стал похож на день, Вероника вставала, приводила себя в порядок, спускалась к завтраку, обменивалась дежурным приветствием с де Авалосом и спешила покинуть дом, чтобы не видеть радостной суеты… и де Авалоса, который теперь вдруг почему-то стал далек, практически недосягаем. Оживленный, радостный, живущий в предвкушении чего-то очень значимого и прекрасного, но далекий настолько, словно между ним и Вероникой не расстояние в несколько шагов, а десятилетия. Он устремился в будущее всеми своими мыслями, всем существом, оставив Веронику одну в покинутом им прошлом, и она почти превратилась в размытую, еле видную светлую тень.

Впрочем, скоро стала ясна причина его стремительной перемены.

Бродя по дому, как приведение, которое никто не замечает, на которое никто не обращает внимание, Вероника стала невольной свидетельницы такой простой и такой интимной в своей простоте сцены, которая просто уничтожила в ее сердце последние ростки надежды и жизни.

Двери в кабинет де Авалоса были чуть приоткрыты, и оттуда доносился голос Иоланты. Ничего особенного, она просто говорила по телефону, и Вероника, проходившая мимо, задержалась, чтобы прислушаться и уловить суть разговора. Она все еще пыталась понять, что затевается в доме де Авалосов; а ей отчего-то никто об этом не говорил. То ли не считали нужным, то ли попросту забывали…

Иоланта говорила что-то очень мягким, исполненным нежности голосом. Таким можно говорить с любимым детьми, которыми гордишься; но Иоланта отчетливо произнесла имя Эду. Вероника от злости стиснула кулаки, в очередной раз переживая приступ жесточайшей ревности оттого, что другая женщина с такой легкостью называет молодого упрямца семейным уютным именем, и едва не вскрикнула, когда увидала, что к Иоланте пошел старший де Авалос и просто обнял ее.

Иоланта положила трубку. Последние слова наставлений она говорила уже поспешно, зардевшись, как девчонка. Де Авалос обнимал ее, может, не так порывисто и страстно, как делают это молодые, но надежно и крепко. Оба они с Иолантой были уже не юны, время кипящих страстей для них прошло, и чувства, которые они испытывали друг к другу, были зрелым и спокойными, но от этого в них не стало меньше тепла. Заговщически уткнувшись лбами, эти две людей улыбались друг другу, и Вероника поймала себя на мысли, что они действительно похожи на пару, которая прожила долгую жизнь, воспитала сына… да впрочем, так оно и было. И Вероника тихо отступила от дверей, за которыми исчез, растаял ее последний шанс.

Эду дома у отца почти не объявлялся, а когда объявлялся – говорил только о Марине. Марина, Марина, Марина… Это имя он повторял много раз, и Вероника из его слов поняла, что Марину Эду хочет привезти сюда, подальше от страшного места, где на нее напали. Подальше от потенциального преступника. Авалос-старший согласно кивал головой, Вероника слушала это и ухмылялась. Эду подозревал кого-то с улицы, случайного человека, ему и в голову не могло прийти, что на его Марину, на тихую простую девушку напала ее собственная начальница, и из-за чего?! Вероника закрывала глаза, бормоча бессильные яростные ругательства, потому что ответ на этот вопрос потрясал ее саму. Из зависти. Ей невыносимо было видеть, как другая без труда получила то, чего она, Вероника, не могла добиться так долго, и от злости кровь закипала у нее в жилах.

Поначалу Вероника затаилась, напуганная этим оживлением, лишь изредка выглядывая из своей комнаты. О ней как будто позабыли. Задвинули в дальний угол и обращались к ней только в случае необходимости; казалось, весь дом, все его обитатели заняты были каким-то другим, чрезвычайно важным делом.

Пару раз, правда, приходил полицейский, и Вероника, поглядывая из-за угла, чувствуя, что сходит с ума от близкой опасности. Ощущение, что на нее охотятся, что кольцо вокруг нее сжимается все сильнее, не покидало ее, а только нарастало с каждым визитом этого скучного, невзрачного человека с папкой подмышкой. Вероника уже готова была тайком выбраться из дома и бежать, бежать куда глаза глядят – в аэропорт, домой, - лишь бы больше не чувствовать, как кольцо вокруг нее сжимается. Но полицейский, о чем-то долго и внимательно переговорив с обоими де Авалосами, любезно откланялся и ушел, попрощавшись в том числе и с Вероникой.

Саму ее опрашивали как-то поверхностно, как ей показалось – лениво и скорее для галочки. Де Авалос-старший, выступивший в роли переводчика, задавал какие-то скучные вопросы, и Вероника лишь разводила руками и обезоруживающе улыбалась полицейскому. Да, сеньорита Марина – ее подчиненная, да. Это ее первая поездка в Испанию. Да. На вопрос о личной жизни Марины Вероника слегка замешкалась с ответом.

- Для чего это нужно? – спросила она удивленно у де Авалоса, удивленно вскинув на него взгляд. – То есть, я  поняла бы, если бы это происходило у нас на родине, но ехать сюда, мстить девчонке – эта версия слишком неправдоподобна…

- Мстить? – переспросил полицейский с таким скучным видом, словно слушал нудное жужжание осенней мухи на пыльном стекле. – Ей есть кому и есть за что мстить?

- Ну, откуда же мне знать, - зарделась Вероника. – То есть, я не знаю… Она работает в нашей фирме очень мало, всего полгода. И за весь этот срок я не видела ее  с мужчиной, - внезапно Вероника поняла, что де Авалос очень внимательно ее слушает, чересчур внимательно, даже заинтересованно, и поняла, что собственноручно обеляет девчонку, выставляет ее этакой невинной овечкой. Проболталась, что ухажера у Марины нет… Еще раз подтвердила правильность выбора Эду. Всю жизнь возится с животными, у него, наверное, у самого уже звериный нюх. Учуял девчонкину чистоту, нерастраченную юность… Как он говорил? Молком пахнет?

От этого понимания в ее груди поднялось жжение, Веронике стало трудно дышать, и она едва сдержалась от того, чтоб не выплюнуть желчи прямо под ноги допрашивающему ее полицейскому. Да нате, подавитесь вы этими сведениями. Да, да, да! Эта Полозкова – она не охотница за мужчинами, в отличие от самой Вероники! Это правда! Она действительно такая – простая и честная… Неужто это нужно было де Авалосу? Неужто так надо было действовать изначально?.. Вспомнив Иоланту и ее совершенно счастливую улыбку, такую несвойственную ее вечно строгому, напряженному лицу, Вероника с отчаянием поняла, что и с этим важным пониманием она опоздала, бесповоротно опоздала. От обиды слезы навернулись на глаза, она едва сдержала себя чтоб не расплакаться.

- Но вы произнесли слово «месть», - не отставал нудный блюститель порядка, с таким же скучающим видом рассматривая стену. – Por qué?

- Почему? – переспросила Вероника, ошарашенная, сбитая с толку. – Но я не знаю… я правда не знаю, зачем нужно было нападать на сеньориту Марину.

На этом расспросы закончились, и никто больше Веронику не тревожил.

И все бы ничего, если б не это странное оживление. Чем дольше оно продолжалось, тем сильнее атмосфера праздника наполняла дом, и однажды поутру, только что позавтракав, поднимаясь на второй этаж, Вероника увидела то, что все объяснило.

Белое-белое-платье.

Эду провожал какую-то говорливую женщину. Слова, казалось, горохом сыпались из ее рта, она тараторила и тараторила, разводя руками, что-то показывая, взбивая пену воображаемых кружев и приглаживая ленты, а в руке у нее был зажат какой-то яркий глянцевый журнал, на котором помертвевшая Вероника рассмотрела невесту.  И сразу все встало на свои места, вся эта суета и праздничное оживление, волнение, от которого Эду становился рассеянным и немного взволнованным. И сразу вспомнилась Иоланта, перебирающая какие-то образцы тканей – Вероника еще с удивлением подумала, зачем ей эти шелка, слишком уж светлые и нежные, чтобы перетягивать мебель, например, - и де Авалосы, горячо спорящие о  какой-то церкви…

Свадьба.

Полозкова, эта курица с овечьими невинными глазами, вытянула самый счастливый билет. То ли плакалась Авалосу-младшему, сетуя на свою судьбу, жалуясь на побои, на камень, рассекший ей висок, наматывала сопли на кулак до тех пор, пока он не смягчился, пожалел ее и позвал замуж? Нет, не может быть он таким дураком! Не может он так дешево купиться на слезы смазливой девчонки! Не стоит она ни цветов, которыми собирались украшать дом, ни украшений, которые Авалос-старший торжественно передал Эду, как семейную реликвию, которую достают только в самых торжественных случаях, ничего этого она не стоит!

Но Марина, видимо, для Эду стоила и большего, коль скоро однажды, спустившись к завтраку, Вероника с изумлением увидела за столом Аньку. Девица выглядела бледной – это и понятно, после московской зимы, - уставшей после перелета, но не менее жизнерадостной, чем обычно. На ней было надето что-то яркое, кричащее, и Вероника даже поморщилась – так нелепо Анька выглядела здесь, так она не вписывалась в окружающую действительность. Она Аньку не любила, и это было взаимно. Вероника считала ее слишком дерзкой, беспардонной девицей, вечно лезущей не в свое дело, и Анька это знала. Анькиным отцом был финдиректор и совладельцем фирмы Вероники, и девица эта была вхожа всюду. Вероника с трудом терпела ее, когда та едва не пинком раскрывала двери в кабинет своего папаши, а уж тут… тут переносить ее вульгарное присутствие было выше всяких сил.

- Вероника Андреевна, - прощебетала девица, совершенно не смущаясь и даже не отвлекаясь от своих поисков в телефоне каких-то фото. – Доброе утро! Прекрасно выглядите!

- Ты здесь что делаешь? – игнорируя приветствие Аньки, почти рявкнула Вероника, усаживаясь за стол.

- Так на свадьбу Маришки приехала, - невинно хлопая бесстыжими глазками, пропищала Анька деланно-вежливым, сладким до приторности голоском. - Ой, какая она молодец! Какого жениха отхватила!

Молодец!

Вероника глянула на гаджет девицы и поморщилась; там были просто неисчислимые количества фото от Полозковой. Анька перебирала их, рассматривая счастливые лица, красивые платья, яркие виды, и Вероника поняла, что и еще один кусок жизни прошел мимо нее, и достался кому-то другому. По пестрому мельканию фото под пальцами Аньки Вероника поняла, что Эду снова выступает – очень успешно, красуясь на арене, посвящая свои победы Марине. Она, разумеется, все эти поединки проводит среди публики – краем глаза Вероника заметила фото, на котором голубки целуются, она – перегнувшись через ограждение, он – вытянувшись, устремившись к ней всем телом. Красивое шитье его костюма испачкано кровью, руки тоже – кажется, Эду  зажимал в пальцах свою награду, уши поверженного быка, - но это не мешало Марине им восхищаться.

«Можно было догадаться, - ядовито подумала Вероника, - не так уж сильно я ее треснула, чтоб она так долго ваялась в больнице! Утащил ее в какой-нибудь отель, скрыл, спрятал ото всех, пока не найдут напавшего… Таскаются по Андалусии, путешествуют. Репетируют медовый месяц…»

***

Марина появилась в особняке де Авалосов только перед самой свадьбой, и Вероника снова ощутила себя очень ненужной, лишней, посторонней вещью, непонятно как попавшей в этот дом. Они ввалились втроем – Марина, Эду и Анька, - шумной компанией, хохочущей и болтающей без умолку. От них пахло горячим воздухом, праздником, цветущими деревьями Андалусии и дорогой. Притом Анька, не понимающая по-испански ни слова, смотрелась куда более «своей», чем Вероника, которая прожила тут почти месяц.

Анька не пожелала сидеть взаперти в особняке де Авалосов и сразу же после приезда съехала в отель. По крайней мере, она так сказала Веронике. Теперь же стало ясно, что она просто присоединилась к подружке и вместе с ней каталась по Испании. Интересно, отчего это все скрывается от Вероники?..

Марина давно поправилась после травмы, окрепла. Она очень изменилась; из ее взгляда исчезло затравленное, неуверенное выражение, она смотрела прямо, смело, и даже недовольная мина Вероники не смогла заставить ее смутиться. Она стала очень уверенной в себе, очень спокойной, в лице ее появилась твердость – вылез, наконец, характер, который до сих пор помогал ей держаться на плаву. Она недаром позвала Аньку, и даже не оповестила своих родителей. Кажется, Марина твердо решила начать новую жизнь, в которой нет места всему тому, что травмировало ее, и те люди, что пожирали ее жизнь, ее нервы, были оставлены в прошлом. Горячее солнце Андалусии позолотило ее кожу, яркое алое платье, видимо, купленное недавно, делало ее похожей на танцовщицу фламенко, и Вероника поймала себя на мысли, что Марина стала очень похожа на испанку. Она словно всю свою жизнь ждала момента, когда сможет вот так переродиться, раскрыться, стать тем, кем мечтала

- Я все сделала, - произнесла Марина, оставив свою веселящуюся подругу и жениха, подходя к начальнице - теперь можно сказать, что к бывшей начальнице, - и вручая ей папку с переведенными документами.

Веронике показалось, что эта фраза была какая-то неловкая, произнесенная почти с акцентом. Марина почти отвыкла говорить по-русски. Кажется, она даже думала теперь по-испански, и, прежде чем заговорить с Вероникой, задумалась, замешкалась.

«Ах ты, дрянь, - Веронике хотелось хлестнуть документами по этому уверенному, спокойному лицу, по шраму от операции, прикрытому отрастающими волосами, - ты посмотри, как она косит под местную! Принцесса крови прям! Кривляется, не понимает русского языка!»

Внезапно Веронике захотелось довести начатое до конца. Захотелось выйти на улицу, отыскать камень поувесистее и ночью им раскрошить этой зазнавшейся девчонке все лицо. Не убить, но искалечить бесповоротно, вернуть в  глаза выражение отчаяния и бесконечной боли, превратить цветущую девушку в урода, которому даже говорить трудно. После этого злодеяния трудно будет отмыться и укрыться от правосудия, практически невозможно, но зато будет разрушено чужое счастье, такое простое и такое недоступное ей, Веронике.

- Поздравляю, Полозкова, - произнесла Вероника небрежно и высокомерно, принимая папку с бумагами. – Окрутила-таки красавчика? Ловкая. Молодец. Чем ты его проняла, м-м-м? Мне правда любопытно. Эду ведь не мальчишка московский, не студентик бесштанный, не дурачок. Он уж девиц всяких повидал… много. Как ты-то смогла, Полозкова?

Марина упрямо склонила голову, исподлобья разглядывая Веронику. В голосе женщины было столько пренебрежения, столько презрительной брезгливости, что ее вопрос прозвучал как оскорбление.

- Эду любит меня, - ответила Марина. – Просто любит.

- Да, конечно, - рассеянно произнесла Вероника, просматривая документы. - Любит. Сегодня одну, завтра другую.

- Эду женится на мне, - с вызовом произнесла Марина, и от напора и силы в ее голосе Вероника с удивлением подняла взгляд на девушку. Та по-прежнему была уверенной и сильной, и Вероника едва не упала, когда до ее сознания дошли следующе слова девушки.

- Эду любит меня, и женится  на мне. А сеньор Педро вас – нет.

Странно; свадьба была у Полозковой, а ночь не спала Вероника, словно готовилась к главному дню в своей жизни.

«Так оно и есть, - в странном лихорадочном возбуждении думала Вероника. – Так и есть…»

Для начала она спустилась в сад и весь его обошла в поисках камня. Подходящего камня, которым можно измолотить все лицо Полозковой, да так, что ни один хирург не соберет. Вероника не была пьяна, но отчего-то ей казалось, что мир раскачивается и пляшет перед ее глазами, и сознание спутанное. Представляя себе, как будет наносить удар за ударом, Верника слышала то ли рев, то ли плач, и не понимала, что это ее собственный голос дрожит и рвется от рыданий. Кровавые картины мелькали перед глазами с хаотичной скоростью, Веронике казалось, что она сходит с ума.

Она хотела совершить задуманное тотчас же, вечером. Прокравшись к комнате Полозковой, Вероника с сильно бьющимся сердцем, прижимая к груди камень как котенка, повернула ручку двери, но дверь оказалась заперта изнутри на ключ. Более того – прислушавшись, в ночной тишине Вероника обострившимся слухом уловила жаркую возню и долгие, тягучие и сладкие стоны, беспомощные и умоляющие. Так стонет только уставшая от ласк женщина, любимая, пресыщенная любовью, обласканная и желающая наслаждения еще и еще.

- Не одна она там, - зло шипела Вероника, слушая чужую страсть. – Красавчик… это он закрыл дверь, эта курица не догадалась бы…

Веронике тотчас в голову пришла идея, что неплохо было бы сию минуту напасть и изуродовать обоих, разбить лица обоим, стереть навсегда счастливые улыбки, уничтожит молодость и красоту, лишить даже тени того обаяния, что притянуло этих двоих друг к другу. Она снова яростно толкнулась в дверь, позабыв, что та заперта. На ее счастье, влюбленные были слишком заняты собой и не слышали ее попыток ворваться к ним.

- Полозкова, ты что, не знае-ешь, что это плохая примета, если жених видит невесту до свадьбы?! Это не к добру… Не к добру! – шипела Вероника, как одержимая, царапаясь в двери как собака.

Вслушиваясь в любовную возню, в откровенные крики и стоны, Вероника перевела дух и отерла со лба болезненный пот. До нее дошло, что если она дольше простоит под дверями, ее непременно кто-нибудь обнаружит и разгадает ее недобрые намерения. И тогда все точно сорвется.  Да если даже дождаться, когда они уснут… даже если удастся бесшумно открыть дверь и нанести удар… или несколько – не важно кому, - Эду проснется от боли, или от криков Марины, и вытолкает Веронику взашей. И все окончится очередным синяком, но не трагедией. Нет. Вероника отступила, лихорадочно соображая, как же ей привести в исполнение свой план.

«Завтра, - решила она. – Это еще лучше – завтра. Прямо перед свадьбой! Испачкать белое платье кровью… пусть больно будет всем! И красавчику тоже, когда он поймет, что не смог предотвратить и навсегда лишился ее красоты… все платье залить кровью… интересно, какое оно – это платье?»

***

Но и с утра у Вероники ничего не вышло.

Вокруг Полозковой прыгало и суетилось столько людей, что подойти к ней со своим камнем было по меньшей мере странно.

Может, эти клуши, что готовили невесту к выходу, и растерялись бы, и разбежались бы в разные стороны  с воплями, но вторая курица, Анька… Вероника не заблуждалась на ее счет. Эта девица не потерялась бы ни на миг. Она бы отбросила свой телефон, на который снималась весь процесс подготовки невесты, все ухищрения, которые применяли стилисты, и саму Веронику огрела бы чем-нибудь тяжелым. Нет, не стоило подходить к Полозковой сейчас, нет…

И Верника отступала, уходила в тень – благо, о ней так никто и не вспомнил, не предложил помощь парикмахера, например, или лишнюю чашку чая с утра.

…Анька действительно выкладывала в Инстаграм историю свадьбы Марины, начиная с завтрака, за которым Марина не могла проглотить не кусочка от волнения, и заканчивая облачением в платье, белоснежный корсет которого затягивали так туго и безжалостно, что впечатленная этим Анька уважительно сделала большие глаза и выставила фотографию тугой шнуровки с надписью «истязание испанской инфанты». Марина перенесла это стойко, хотя, кажется, ее затянули так, что она с трудом могла дышать.

- О-о, твои чулки с подвязками набрали кучу лайков! – заметила она. – Тебе привет от Милки, кстати. Умирает от зависти. Столько сахарочка в словах, аж жопа слипается, а сама подтирает свои фотки с «папиком». Ха-ха-ха!

- Да брось ты, - беспечно ответила Марина, рассматривая себя в зеркало. – Не будь язвой, как она.

- Ну, ты что, - злорадно клекотала Анька, - отказать себе в удовольствии постебаться над ней? Помнишь ее противные ужимки, когда она подцепила этого толстопуза? Полгода она его уламывала! Полгода! – Анька многозначительно потрясла пальцем. – И это при том, что она годится ему в дочери! Но далеко не всякую корову есть желающие удочерить… А сколько было визга, когда пузан все же сдался? А шикарная свадебка – помнишь этот колхозный бурлеск и совковый эпатаж? Не знаю, как с тобой, а со мной эта фифа даже не разговаривала, если мы в городе встречались. Королева же… О!! – Анька вдруг прервала поток своего злословия. – Игорь!

Телефон, на который она снимала, завозился в ее руке, завибрировал, и она с изумлением перевела взгляд на подругу.

- Ты что, не… не удалила его? – очень тихо, вкрадчиво произнесла она, вглядываясь в заметно побледневшее лицо подруги. – Ты… к нему что-то еще есть?.. Да брось, Эду в тысячу, в миллион раз лучше!

«А в моей голове Анька была на порядок умнее! – сердито подумала Марина. – Вообразить, что Игорь все еще что-то значит для меня!»

- Ответишь? – Анька протянула ей телефон, и Марина взяла его, пытаясь сохранить на лице выражение спокойствия.

- Я просто забыла, что у него есть мой номер, - сухо пояснила она Аньке. – И что у меня есть его номер, тоже забыла. Не до него было вообще.

Анька хмыкнула, сделав вид, что поверила, а Марина провела пальцем по экрану, принимая вызов.

- Ну? – вместо приветствия ответила она почти злобно. - Что тебе нужно? Ты не понял с первого раза? У меня другой! Чего ты звонишь?

- Вы там с Анькой подразнить меня решили? – так же, без «здравствуй», почти со злостью, произнес Игорь. - Я помню все ваши выкрутасы, когда вы собирались вместе, то вечно выдумывали всякое… Аферистки, тупые клуши!

Игорь был очень зол.

Стало ясно, что он видел сегодняшние фотографии Марины и отчего-то своим недалеким разумом решил, что это розыгрыш, очередная попытка Марины привлечь к себе его, Игоря, внимание, унизить его перед всеми знакомыми и набить себе цену. Эта уверенность сквозила в каждом его слове, полном насмешки, и девушка очень пожалела, что сейчас Игорь далеко, и она не может влепить ему пощечину за презрение, с которым он говорил о ней. От его эгоизма, от его уверенности, что все это устроено исключительно ради его персоны, девушке захотелось раскричаться, обозвать этого самодовольного индюка сотней самых грязных слов, но Марина сдержалась и лишь насмешливо фыркнула.

- Подразнить тебя?! – воскликнула она со смехом. – Не много ли чести? Ты что там о себе возомнил? Весь мир вокруг тебя, что ли, вертится?! Я повторяю тебе еще разок: у меня есть другой. Я замуж за него выхожу. Сегодня. Прямо сейчас. Это не шутка и не розыгрыш. Да ради того, чтобы тебя разыграть, я бы даже маску зомби из дешевой резины не купила.

- Так я и поверил, - насмешливо фыркнул Игорь. – Да, конечно. Рассказывай! То, что ты разок перепихнулась с испанцем, не значит, что он тебя замуж позовет. Ври кому другому. Хорош уже позорить меня перед людьми!

- О-о, дорогой! – жестко и хищно протянула Марина, да так зловеще, что Игорь, не привыкший к подобным интонациям в голосе Марины, испуганно смолк. – Что значит – хорош? Что значит - хорош?! Все только началось! Ты же заварил эту кашу. Ты же со свойственной тебе самоуверенностью наврал всем с три короба. Ты же меньше всего обо мне думал? В расчет меня не брал? Вот теперь и выкручивайся сам. А фотографий будет еще о-очень много. Ты даже четверти не видел. Так что ты там не расслабляйся, готовься к интервью, олень.

- Не смей выкладывать, - зло прохрипел Игорь. Страх за свою репутацию прорвался предательски в его голосе, и Марина хохотнула, неприятно и жестко. Кажется, до него дошло, что все это не шутки, и дальше будет лишь хуже, и все увидят, что его слова – вранье. А это означало очередную волну насмешек… Даже Полозкова кинула его! Это просто фиаско, это такое падение, что даже едкое слово «неудачник» кажется слишком мягким.

- В монастырь ради твоих прекрасных глаз не уйти? - так же ядовито поинтересовалась Марина. - А то я могу. Ты не стесняйся, говори. Уж начал высказывать пожелания, так говори их все! Я прямо сейчас метнусь, запишусь на ближайшую пятницу на постриг.

- У нас же могло быть все хорошо, - простонал Игорь. - Когда ты вернулась бы, мы бы могли все начать с начала, как все нормальные люди! Зачем было все портить!? Я же говори тебе, что хочу все исправить, так зачем тебе приспичило путаться с этим испанцем?! Ты могла для меня хоть что-то сделать?! Хотя бы это - подождать и не прыгать в койку к первому встречному?!

Губы Марины печально изогнулись, когда она услышала этот упрек.

Сделать что-нибудь…

«Самое отважное и самое бесполезное, как оказалось, я для тебя сделала, - подумала она. - Ровно полгода назад, когда отвоевывала у родителей гнездо, наше с тобой семейное гнездо, которое так и осталось пустым… кому была нужна моя смелость? Кто оценил то, что я за призрачную надежду обрести счастье рассорилась с родителями и лишилась их поддержки? Тогда для меня это было неслыханным подвигом… Что-то сделать для тебя… да ты подыхать будешь – я руки не подам. Потому что ты эту руку отгрызешь и заставишь сдохнуть вместо тебя!»

- То есть, это я все испортила!? – поразилась Марина. – А не ты со своими махинациями с прокурорскими дочками?! Короче, Степаненко; отцепись, а? У меня давно уже своя, отдельная от тебя, жизнь. Тебя давно никто не ждет. Отстань от меня со своими дикими планами и дай спокойно выйти замуж. А ты там оставайся со своим странными фантазиями, - заслышав за окном какой-то шум, спешно проговорила Марина. – Тешь свое эго надеждой, что я что-нибудь когда-нибудь сделаю для тебя. Убожество.

Марина с яростью дала отбой, и Анька уважительно продемонстрировала ей оттопыренный большой палец.

- Ну, ты растешь прям на глазах! Так его и надо! – одобрила она. – Давно пора!

Меж тем на улице, под окнами Марины, явно что-то затевалось. Слышались какие-то возгласы, кто-то выкрикивал имя девушки, призывая ее выглянуть в окно. Оператор Анька тотчас перехватила яростно отброшенный Мариной телефон и тоже ринулась с невестой к окну.

Внизу, под цветущими ветвями деревьев, стоял Эду, уже полностью готовый к выходу. На нем были  надеты белоснежная сорочка, темно-серый, великолепно пошитый костюм, расшитый шелком жилет - чуть светлее костюма, - и темно-серый, почти черный шелковый галстук. К груди была приколота бутоньерка с белой свежей розой, точно такой же, из каких флористы составили букет невесты. Его лицо сияло, и у Марины даже дух захватило, когда она увидела его светящиеся счастьем глаза.

«Неужели это правда? – думала она, рассматривая Эду, его черные волосы, тщательно уложенные и зачесанные налево, его сияющую улыбку, от которой у девушки просто кружилась голова. – Неужели он сейчас действительно станет моим мужем, неужто это не сон?»

- Марина! – весело прокричал Эду, заметив свою невесту в окне. – Моя Марина! Ты помнишь, как все начиналось? Помнишь?

Она помнила.

Солнце сверкало в его темных глазах точно так же, как в день их знакомства, ветер перебирал черные волосы, а черная  гитара в руках друга жениха, стоящего рядом с нарядным Эду блестела так же, как в тот безумный день, когда Эду взобрался с ней на дерево, петь серенаду. Наверное, если б ему не было жаль новых щегольских туфель и светлого костюма, он проделал бы это еще раз.

- Я помню, - дрогнувшим голосом ответила Марина, и знакомая мелодия огласила сад.

- Я не слышу! - озорно прокричал Эду, сложив ладони рупором. - Громче! Скажи это громче!

- Я помню, Эду! - выкрикнула Марина, смеясь.

- Ты выйдешь за меня, Марина? Выйдешь за меня замуж? Скажи это так, чтобы все слышали!

- Да! Да, Эду! Я выйду за тебя!

- Ты любишь меня, Марина?

- Да! Конечно, да! Я очень люблю тебя, Эду!

- И я люблю тебя, Марина!

Марина прижимала ладони к пылающим щекам, изо всех сил стараясь не расплакаться, когда Эду снова затянул серенаду - ту же песенку, что она напевал тогда, сидя на дереве. Он пел, протягивая руки к невесте, уверяя ее, что будет дарить ей песни о любви каждый день, и Анька, снимающая это, верещала от радости.

- Какая романтика! - орала она, тайком утирая набежавшие слезы. - Маринка, какая ж ты все-таки счастливая и везучая! Тут слова доброго не добьешься, а тебе целую серенаду… Сейчас выложу в Инсту, и пусть половина города передохнет от зависти!

Однако, как всякой приличной испанской даме, дослушать серенаду Марине не позволили.

На глаза ее то и дело набегали слезы, грозя погубить макияж, и стилисты, парикмахеры суетились вокруг невесты, обмахивая ее салфетками, журналами, подсовывая ей  воду - выпить и успокоиться, - потому что Марина, затянутая в белоснежный корсет, едва не задыхалась от нахлынувших чувств, потому что реальность вдруг догнала ее, и Марина с изумлением поняла, зачем хлопочут вокруг нее все эти женщины, зачем в ее прическу устраивают огромный гребень и покрывают голову роскошной белоснежной кружевной мантильей.

- Во-от, подруга, - заметив испуганное выражение лица Марины, расцветающие на ее щеках пунцовые пятна. - А это начинается предсвадебный мандраж. Это норма. Дошло, наконец-то?

- Анька, - пролепетала Марина заплетающимся от волнения языком, - я сейчас умру… Анька, что же это происходит?! Анька, я замуж выхожу…Ой, мама…

- Мама нам в этом деле не поможет, - быстро произнесла Анька, ловко наливая в высокий фужер шампанского из початой бутылки. - Нафиг ту маму! Ну-ка, глоточек! Для наступления здорового пофигизма!

- Я не могу, - пискнула Марина, тяжело дыша. - Меня тошнит…

- Вот здрассьте, - опешила Анька, вытаращив глаза. - Ты что, уже с икрой, что ли?! Да?! Беременная?! Серьезно?! Ну, вы даете… Тогда водички и подышать, подышать! Все, спокойно, спокойно! А ну, встань… ну все, пора. Улыбочку - и уверенной походкой от бедра в новую жизнь!

***

В храме было торжественно и тихо. Лишь легкие шепотки взлетали над головами собравшихся. Эду заметно волновался - то и дело оборачивался назад, поглядывая на проход меж скамьями, по которому его друг вел к нему его застенчивую волнующуюся невесту.

Ах, как была хороша Марина в этот день!

Ее обнаженные плечи прикрывала ниспадающая с головы мантилья, нежная грудь вздымалась часто-часто от волнения, и на белой ткани узкого корсета поблескивала серебряная вышивка. На точеной шейке лежало красивое жемчужное ожерелье, подаренное старшим де Авалосом, пышная юбка длинным шлейфом тянулась за невестой. Девушка казалась напуганной и оробевшей, и Эду закусил губу, чтоб не рассмеяться тихонько от распирающих его чувств, когда ее пальчики легли в его протянутую ладонь.

- Какая ты красивая, - тихо произнес он, разглядывая смущенное личико своей невесты. - Очень красивая. Все гости мне позавидуют сегодня.

Ее васильковые глаза кажутся Эду прозрачными и хрустальными, ресницы трепещут, голубоватая тень от кружевной мантильи ложится на щеки, отчего Марина кажется ему еще более бледной, как инфанта, взлелеянная в сонной темноте мадридского дворца. Жемчуг очень идет Марине, кажется неотъемлемой ее частью, лучами бледного светила, легшими на ее шею, на открытую грудь, и Эду очень хочется отогреть ее, зацеловать до румянца, игриво прикусить голенькое плечико, чтобы услышать горячее «ах!». От теплой кожи Марины пахнет легкими духами, чем-то невесомым, цветочным, с тонкой ноткой острой свежести, но, склонившись над девушкой, Эду ощущает горячий аромат ее кожи, молочный, так потрясший его и полюбившийся. В его глазах разгорается пламя, пожар страсти, Эду на миг крепче сжимает пальцы Марины и мысленно возносит краткую, но очень горячую молитву.

«Спасибо за то, что эта женщина сейчас станет моей. Всецело, навсегда, до конца моей жизни. Маленькая моя королева, - Эду почти шепчет эти слова, глядя в лицо своей невесте. - Смотри на меня, только на меня! Все будет хорошо. Не волнуйся так сильно».

Эду отчаянно хотелось сгрести Марину в объятья и уже сбежать отсюда как можно скорее, от любопытных взглядов гостей, от непривычной обстановки, от торжественных слов. Он хотел из огромного, налитого торжественным светом и музыкой помещения снова спрятаться в уютной небольшой спальне,  стащить это роскошное белоснежное платье с Марины, забраться ладонью в ее трусики, вжаться лицом в ее грудь и слушать, как она стонет и бьется, как голос дрожит в ее груди от его ласки… Но Марина вскидывала на Эду чуточку напуганный взгляд, и ему хотелось, чтобы это мгновение длилось и длилось, хотелось любоваться ее трогательной красотой.

- Потерпи немного, - озорно шепчет Эду, чуть склонившись к Марине. - Скоро кончится торжественная часть, и мы сможет порепетировать первую брачную ночь.

***

Полозкова была просто куколка. Такая беленькая, такая хорошенькая, такая красивая в шелках и жемчугах, и такая охренительно колоритная испанская невеста, что Анька едва не поскуливала от восторга. Это вам не пляски под Сердючку! Казалось, каждое слово в храме взлетало под самые своды и торжественной музыкой звучало там. Ох, как же это было красиво, торжественно и пронзительно! Даже у Аньки печенка вибрировала, когда она смотрела, как словами связываются воедино две жизни.

«Маришка! Ну, ты просто чудо! Все-таки, дождалась своего принца…»

Анька устроилась не в первом ряду, потому что там сидели какие-то рафинированные нафталиновые старушки, наверное, родственницы Эду, кто их разберет, этих сушеных вобл. Глядя на их вытянутые темные лица, на тусклые глаза, Анька усмехалась и думала о том, что Эду-то не дурак, себе-то отхватил розовенькую Маришку, которая уж точно не станет похожа на мумию в таком же возрасте. Сама она была единственным гостем со стороны невесты и раздувалась от гордости, ощущая себя едва ли не на месте матери.

«Все-таки, - умиленно думала она, - это я тебя сосватала Веронике, это я тебя пропихнула в эту Испанию… ну, судьба! Что делается!»

Священник что-то бубнил, невеста серебристым голоском отвечала «si», а у Аньки, снимающей это, вдруг завибрировал телефон.

- Твою разэдак, - ругнулась Анька, потому что на нее начали оборачиваться и неодобрительно шикать.  И ладно б телефон был ее - нет, это был Маринкин телефон, с которого на весь Инстаграм велась трансляция ее свадьбы. Пришлось прервать съемку венчания и сосредоточиться на звонке.

- Эк вас всех растревожило, - на экране высветилось слово «мама», и Анька удивилась, отчего это Маринка так тепло именует эту мадам. Мама, хм… Анька уверенно сбросила вызов и телефон замолк.

- Придумаешь тоже, - Анька забралась в настройки и переименовала «мама» в «битюжиху». Подумала еще немного и исправила на «жирную барсучиху». - Мама…

Однако, маман Марины сдаваться не собиралась. Телефон снова завозился, зажужжал зло и нетерпеливо, и Анька, ругнувшись, приняла вызов, пригнувшись к самым своим коленям, слыша, как на нее снова шикают со всех сторон.

- Ды-а-а, - сквозь стиснутые зубы процедила Анька, - чо на-а-ада?

Голос в трубке изумленно замолк.

- Аня? - удивленно переспросила Елена Петровна.

- Ды-а-а-а, - таким же гнусным голосом циничного убийцы ответила Анька. - Чо-о-о?

- Что значит - «чо»? - Елена Петровна пришла в себя мгновенно, ее голос окреп, и она завизжала, как  резаный поросенок. - Ты как со мной разговариваешь?! И почему ты отвечаешь, я звоню дочери! Дай мне немедленно Марину!

- Ага, дочери, - огрызнулась невоспитанная Анька. - Спохватилась. Нет больше Марины Полозковой, есть сеньора де Авалос. И она не желает с вами общаться. Категорически.

- Что значит нет?! - всполошилась Елена Петровна. - Где она?! Что с ней?!

- Замуж она вышла, - прошипела с ненавистью Анька. - Все, не мешайте!

Она дала отбой, снова, но не прошло и минуты, как телефон снова завозился в ее пальцах, и Анька, шепотом изрыгая самые жуткие ругательства, такие, что Иисус на распятиях краснел, снова приняла вызов.

Елена Петровна рвала и метала. Краем глаза Анька видела, как Эду надевал на тонкий пальчик Марины блестящее золотое кольцо, улыбаясь, посмеиваясь над оробевшей невестой, и как она украшает его руку точно таким же кольцом. Священник пробормотал сакраментальное «можете поцеловать свою невесту», и Эду стиснул свою Марину в объятьях, целуя ее запрокинутое лицо так жарко и страстно, что, кажется, сушеные воблы в первом ряду покраснели от смущения и их потускневшие глаза увлажнились и заблестели.

- Дай мне поговорить с дочерью! - визжала Елена Петровна. - Что значит - вышла замуж, за кого?! Если она потом приползет на брюхе, я и не подумаю ей помогать! Сама наворотила дел, сама пусть разгребает!

- Идите нахер, - культурно проговорила Анька и отключила телефон.

***

Вероника нарочно села рядом с проходом.

Она очень волновалась, переживала, что кто-нибудь обратит внимание на то, что у нее огромная тяжелая сумка. Эта вещь была несуразная, не подходящая к одежде Вероники, но там лежал ее камень. Тот самый, которым она собиралась разбить лицо невесте.

Верника время от времени запускала в сумку руку и ощупывала пористый бок камня, пересчитывая подушечками ставшие уже знакомыми сколы, редкие гладкие выпуклости. Она все рассчитала; когда Полозкова - теперь уже сеньора де Авалос, - подойдет ближе, оучая поздравления, Вероника встанет со своего места и тоже вроде как подойдет поздравить… Один прыжок, всего  лишь один длинный шаг, и Вероника будет рядом, а потом… два удара в лицо.

Один по глазам, другой по носу.

Этого будет достаточно, чтобы раскрошить нос, зубы, выбить глаза. Если Полозкова останется жива, то Эду всю жизнь будет жить с уродом. С калекой; или не будет… Но сегодня он будет несчастен. Сегодня он познает боль, пожалуй, сильнее, чем Полозкова. Сегодня его красивая юная невеста для него умрет, останется несчастный урод, постанывающий всю жизнь, кривящий лицо из-за переломанных челюстей… И ему останется либо исполнять свой супружеский долг и жить с изуродованной женщиной, либо блудить налево и направо… правда, есть еще вариант разойтись. Но, наверное, Эду не бросит Полозкову, пожалеет. Совесть не позволит. Так и будет жить - глядя на изуродованную жену и вспоминая этот страшный день, который должен был стать самым счастливым…

Когда Эду целовал Полозкову, томно откинувшую назад голову, покрытую мантильей, Вероника отвернулась, чтобы не вскочить с места тотчас же, не рвануть к новобрачным и не отдубасить их обоих своей сумкой. Гул голосов поздравляющих слипся в один ком, и Вероника только по нарастающему гулу поняла, что новобрачные шли от алтаря к выходу.

Крепче сжав ручки своей сумки, Вероника встала, чувствуя, как у нее пересохло от волнения во рту. Она видела лишь их двоих - Полозкову, сияющую от счастья, и Эду, который то и дело прижимал ее к себе и целовал, целовал - томно и долго, так, что неловко было видеть эти откровенные, полные желания поцелуи.

«Сейчас, - билось в висках у Вероники. - Сейчас они подойдут поближе… еще пара шагов…»

Молодожены были уже близко, до ее обоняния уже долетел запах парфюма Эду - горьковато-свежий, - и  Вероника с отчаянной смелостью подумала, что, возможно, ей удастся убежать, когда Полозкова упадет и возникнет суматоха…

«Главное, первым делом попасть по носу, - стучало в голове Вероники, когда она запустила руку в сумку и снова нащупала камень. - По носу! Как можно сильнее!»

В этот миг Полозкова глянула на нее, и Вероника даже изумилась, как девчонка изменилась. Ей даже показалось, что это кто-то другой глянул на нее изумительными и прекрасными глазами, не та тихая и скромная девчонка, которую Вероника привезла с собой. Девушка - жена Эдуардо, - была невероятно красива, настолько, что дух захватывало, и Веронике даже жаль было, что сейчас ее собственные руки изувечат эту совершенную, тонкую красоту.

Она почти вынула камень из сумки, вцепившись  пальцами в его удобные шершавые бока, и ступила ближе к проходу, все так же глядя в лицо Полозковой. Та, верно, ждала от нее каких-то слов, поздравлений, и так и не отвела взгляд, когда Вероника уверенно шагнула к ней, почти вынув руку с камнем из сумки…

- No no no no, señora! - полицейский со скучными серыми глазами словно из-под земли вырос. Он перебежал дорогу молодым, как драный уличный кот, и Вероника не сразу поняла, что ее держит и не дает сделать последний шаг. Она рыдала в голос, содрогаясь всем телом, дергаясь, пытаясь вырвать свои руки из железных пальцев блюстителя порядка.

- Тише, тише, - шептал полицейский, принуждая плачущую Веронику усесться обратно на скамью. - Не нужно резких движений. Отдайте мне вашу сумку. Вот так.

Пальцы Вероники разжались, она выпустила камень, и полицейский осторожно вынул из ее ослабевших пальцев  ручки сумки.  С другой стороны рядом с Вероникой присел еще один человек, и Вероника ощутила на своих запястьях холод металла.

Полицейский не стал спрашивать, зачем она это сделала. Вероятно, он это понял, а может, ему было все равно. Вероника, которую он собой заслонял от новобрачных, горько усмехнулась. Все равно… безразлично… Даже ему Вероника была безразлична.

- Как вы догадались? - произнесла Вероника. - Как?

Новобрачные прошли мимо, и Вероника услышала, как на улице закричали гости, обсыпающие новобрачных рисов и лепестками роз.

- Номер машины, - небрежно ответил полицейский. - Нашли сеньориту Грасиелу. У нее нервный срыв. Она сказала, что подвезла вас, а вы напали на сеньориту - о, уже сеньору де Авалос. А сеньорите Грасиеле угрожали. Ну, пойдем? И давайте без шуток. Не будем портить людям праздник.

Для первой брачной ночи молодожены уединились в люксовом номере отеля.

После шумного торжества номер встретил их блаженной тишиной. За дверью остались свадебный шум, банкет, гости.  На столике поблескивала бутылка шампанского в серебряном ведерке со льдом, номер был украшен цветами, и Марина думала, что у нее от волнения сейчас сердце выскочит.

Они с Эду занимались любовью очень часто; если бы Марину спросили, а были ли дни, когда ее утро начиналось не с поцелуев и ласк, она бы задумалась. Но сейчас все было иначе, совсем по-другому. Впервые за все время знакомство с Эду Марина почувствовала робость, когда его руки скользнули по ее обнаженным плечам, по шее, лаская девушку. Эду, улыбаясь, осторожно снял с Марины мантилью, белым кружевом укрывающую ее волосы, вынул из прически высокий гребень, и Марина совершенно почувствовала себя его женой, принадлежащей ему полностью, без остатка. И то, что он сейчас раздевал ее, помогая освободиться от свадебной одежды, было так естественно и так волнительно, что Марина даже представить никого не могла на месте Эду.

Только он. Только его рукам можно обнимать ее, только его губам можно целовать ее. Только к его груди Марина могла прижиматься так доверчиво и с таким удовольствием, вдыхая знакомый, ставший уже родным аромат его кожи и горьковатую свежесть парфюма, только его поцелуи принимала так, словно по глотку пила жизнь, наполняя свое тело всеми оттенками чувств. Холод, жар, дрожь, наслаждение, прокатывающееся волнами до самых кончиков пальцев, и запах шампанского от губ Эду, которое он выпил - все это связывалось в одну пеструю картину, которая называлась реальностью. Невозможной, непостижимой… еще полгода назад Марина не поверила бы, что это вообще возможно. Что с нею это может произойти. Что она, простая девчонка, будет так головокружительно любима, что для ее первой брачной ночи откроет двери лучший отель Севильи,  и что мужем ее будет самый красивый из существующих на свете мужчин.

«Этого не может быть, - думала она, и душа ее наполнялась ликованием, от которого хотелось  смеяться, - это не может происходить со мной!»

Но это происходило; и Эду тоже смеялся, чувствуя улыбку на ее губах, смеялся, одуревая от любви, от чувств, нахлынувших на него.

- Какая ты необыкновенная, - шептал он, разглядывая свою молодую жену почти с благоговением. - Прекрасная…

Марина сама не понимала, отчего ее бьет крупная дрожь. Эду целовал ее, нежно касаясь губами шеи, пылающей от смущения щеки девушки, его пальцы осторожно распускали шнуровку ее платья, в его неторопливых осторожных движениях был какой-то особый тайный смысл, и сам он походил на восхищенного ребенка, распаковывающего самый желанный в его жизни подарок.  

Избавив Марину от платья, оставив ее в одном белье и чулках, Эду опустился перед девушкой на колени, обнял ее за талию и нежно поцеловал животик. Касания его губ породили в душе Марины целую бурю чувств; такого трепета и такой глубокой нежности она не видела ни от кого и никогда, даже от самого Эду. Обычно он был порывист и страстен, но сейчас он ласкал ее так, словно боялся вспугнуть, почти робко. Ее волнение не укрылось от него, и сам он волновался не меньше Марины.

- Ты счастлива? - произнес он, поднимая на нее затуманенные желанием глаза. - Скажи мне - ты счастлива сейчас? Ты не передумала бы, если бы я снова спросил тебя, пойдешь ли ты за меня замуж?

- Как ты можешь сомневаться, Эду, - ответила ему Марина изумленно. - Я люблю тебя. Я даже не представляла, что можно полюбить так… и так поверить. Ты вернул мня к жизни, Эду. Ты сделал меня невероятно счастливой. Все то время, что мы с тобой вместе, я счастлива. Каждый день ты даришь мне счастье. И ребенок… я никогда не думала о том, что буду матерью. Наверное, во мне не было столько любви и столько радости, чтоб поделиться ими с крохотным существом. А теперь я знаю - я очень его буду любить, Эду. Потому что буду смотреть на него и вспоминать эту весну.

- У нас будет много детей, - сказал Эду, ласково поглаживая животик Марины. - Очень много.

- И все они будут похожи на тебя, - отозвалась Марина.

Неспешно, осторожно Эду избавил девушку от белоснежного белья, снял тонкие кружевные трусики, легко скользнувшие по бедрам, и с наслаждением провел ладонью меж подрагивающих ножек, поглаживая влажные губки. Его пальцы тревожили чувствительное местечко, Марина в нетерпении переступила с ноги на ногу, с трудом подавив стон, когда пальцы Эду нежно погладили горячую влажную дырочку. Эду запустил  руку в волосы девушке и оттянул  ее голову назад, целуя ее подрагивающие губы и продолжая поглаживать ее меж дрожащих ножек. Марина извивалась, поскуливая, когда пыльцы Эду проникли в нее и осторожно толкнулись глубже. Ее руки, дрожа, поспешно развязывали шелковый галстук Эду, торопливо пересчитывали пуговицы на его белоснежной сорочке. Одежда падала на пол, поцелуи становились все жарче и жаднее, Марина уже вскрикивала, когда руки Эду проникали в ее тело особенно откровенно и развратно.

- Моя злая колючка, - шептал Эду, уложив девушку в прохладные шелковые простыни, с удовольствием лаская зыком ее постанывающий ротик, - теперь навечно моя! Будешь терпеть меня, да?

- Да, - почти провыла Марина, извиваясь на руке Эду, когда его пальцы проникли в нее максимально глубоко и погладили изнутри жестко, на грани боли. Отыскивая чувствительные точки в теле девушки, Эду заставлял ее трепетать, едва ли не рыдая от слишком чувствительной ласки.

- Расставь ножки, нежная моя. Да, шире. Вот так. Разве тебе не нравится?

Марина не ответила Эду; ее бедра бесстыдно и быстро двигались, девушка ласкалась о его руку, позабыв о стыдливости и Эду сам едва сдерживал стоны возбуждения, рвущиеся у него из груди.

- Какая ты горячая… словно костер! Я хочу слышать, как ты хочешь меня! Я хочу знать это! Скажи, что хочешь меня! 

- Я х-хочу…

Ее слова скатываются в жалкие жалобные  стоны, тело извивается, дрожа, она зажимает трясущиеся бедра, но спастись от беспощадной ласки не может.

- Ты вся моя, злая колючка. Я заставлю тебя кричать всю ночь. Как сладко ты кричишь…

Его губы накрывают ее задыхающийся рот, стирают жалкие животные стоны, язык проникает внутрь и ласкает ее язык, отчего удовольствие лишь сильнее туманит разум, и Марина чувствует себя абсолютно беззащитной, утонувшей в наслаждении, которого чересчур много, которое остро, невыносимо, горячо как пытка.  И девушка снова кричит, чувствуя, что рука Эду продолжает ее терзать и мучить.

- Достаточно, достаточно!

- Ну уж нет…

Его ладони жадно сжали ее бедра, чуть выше кружевных резинок чулок, там, где кожа пылала от жара. Эду нетерпеливо подмял под себя девушку;  ему снова хотелось почувствовать  под собой ее тело, отведать ее податливой слабости. Устраиваясь между ее разведенных, чуть подрагивающих коленей, он гладил и гладил ее мокрое раскрытое лоно, лаская  нежную кожу самыми кончиками пальцев, делая ощущения девушки тонкими, острыми.

- Марина, - улыбаясь, произнес он ее имя, вслушиваясь в звуки собственного голоса, в то, как звучит имя любимой женщины в его устах. -  Моя красивая. Моя желанная…

Он взял ее жестко, нетерпеливо и быстро, так, что она вскрикнула, ощутив его желание нежным нутром своего тела. Стирая с ее висков катящиеся слезы, Эду целовал девушку, приглаживая ее волосы, безжалостно  терзая ее тело, заставляя ее шире раскрывать под ним ноги, жалобно стонать от его глубоких и сильных проникновений.

- Посмотри на меня, - шептал он, сильно толкаясь в ее мягкое тело, в ее бедра, прижимаясь к ее животику. - Открой глаза, глянь на меня! Я хочу увидеть, как тебе станет хорошо…

Марина постанывала, ее губы были расслаблены, мягки, и Эду ловил их, сладкими поцелуями прихватывал вместе с язычком девушки, проникал в ее ротик, заставляя ее ахать и томно извиваться под ним от чрезмерного возбуждения, от которого влага ее тела становилась все обильнее, запах возбуждения - все более пряный и нежный, как весенний аромат цветущих деревьев. Через силу ей удалось приподнять ресницы, но лишь затем, чтобы в следующий момент крепко зажмуриться, короткими рваными дыханиями выталкивая из груди крик наслаждения, разрывающего ее разум.

- Эду, - кричала она, чувствуя себя растерзанной, раскрытой, как раковина моллюска. Ей казалось, что он касается ее обнаженных нервов, и ее накрывал один за другим оргазмы, она билась под его телом так отчаянно, словно боролась за свою жизнь.  - Я сейчас умру, Эду!

- Умрешь и воскреснешь, - шептал он, покрывая ее лицо поцелуями, заглушая ее рыдания от переполнивших ее эмоций.  - Моя нежная. Моя красивая. Моя горячая…

Глава 17. А что потом?

Грасиела выпуталась из этой неприятной истории только потому, что отец ее вовремя сообразил, что по факту девчонка ни в чем не виновата. У нее не хватило духу все держать в себе, и она рассказала отцу тотчас, как приехала домой. Он отреагировал в своем стиле - быстро, четко обзвонив всех знакомых, которые могли помочь, и влепив Грасиеле оплеуху напоследок, когда стало ясно, что дело удалось утрясти.

- Зачем ты уехала, зачем увезла эту сумасшедшую с места преступления?! - кричал он, ярясь. Грасиела тупо молчала; в эти сутки было много звонков, в разговоре звучало имя врача, и девушка поняла - отец хочет представить все так, что она уехала с неудачливой убийцей потому, что была в шоке. Впрочем, это почти так и было. - Это все равно, что ты помогала ей скрыться с места преступления! Надо было вытолкнуть ее там, оставит ее на месте!

- Я испугалась, - рыдала Грасиела. - Она безумна, она могла и меня ударить! Она напала просто так, она заранее собиралась напасть! А я не знала, не знала что она замышляет…

Произошедшее действительно глубоко потрясло ее не только бессмысленной жестокостью, но и тем, что она невольно участвовала в нападении. Отец, выхлопотав у знакомых врачей подтверждение шокового состояния Грасиелы, едва ли не аффекта, тотчас велел ей идти в полицию и признаться.

Грасиеле было невероятно  стыдно оттого, что теперь ей придется участвовать в следствии, по первому зову являться в полицию, отвечать на вопросы… и хуже всего было то, что это не удалось утаить от соседей, от знакомых. Каким-то образом все вокруг знали о том, кто напал на Марину, и зачем Грасиела поехала к Эду - все прекрасно понимали. И, как казалось Грасиеле, посмеивались, с интересом рассматривая ее. Ей оставалось только поспешно пробегать мимо любопытствующих, втянув головы в плечи, и уезжать прочь от из издевающихся взглядов, срывая машину с места так, что визжали шины.

Сплетников на свете хватает, а недоброжелатели Грасиелы говорили откровенно - она вешалась на шею Эду, но тот отверг ее, предпочтя ей свою русскую маленькую жену, и Грасиела - несомненно! - просто хотела так отомстить Марине. Она может в этом не сознаваться, может сколько угодно сваливать всю вину на безумную, нанесшую удар, но всем известно, какой у Грасиелы отец пройдоха. Это он  подкупил полицию, это он научил дочь, что отвечать. А на самом деле Грасиела это все затеяла!

Грасиела, слыша эти разговоры за спиной, злилась. Невероятно злилась.

Клеймо неудачницы, жалкой отверженной девки, теперь навечно было с ней. Как это глупо, как унизительно - бегать за мужчиной, и остаться за дверями… Особенно если учесть, что таких поклонниц у него сотни, а женился он на той, которая была вовсе не из его фан-клуба. Грасиела почувствовала себя так, словно смотрела на чужую жизнь из-за заграждения. И все бы ничего, да только ее за этим заграждением все видели. И ее жалкую попытку прорваться за него, поближе к кумиру - тоже. И те, которые сами были  бы не прочь встречаться с Эду, теперь смеялись над нею за ее неудачную, неловкую попытку устранить соперницу. Воображаемую попытку!

- Это не я, - шептала Грасиела, стирая злые слезы с пылающих щек. - Не я! Не было ничего!

Но кто ее слышал? Кто хотел это услышать? Девушке казалось, что издевательские взгляды испепеляют ее. И было еще кое-что, что не давало ей покоя.

Ключи.

Те самые, что Вероника отняла у Марины и небрежно кинула их Грасиеле. Хранящие отпечатки ее окровавленных пальцев, они лежали на дне сумочки Грасиелы, и никто о них не спрашивал. Словно произошло какое-то чудо, и о них все забыли - даже Марина.

Сначала Грасиела хотела их отдать, и все ждала, когда же о них спросят, чтобы вернуть, чтобы подтвердить свою невиновность. Кровавые следы, что на них отпечатались, были от пальцев Вероники, а не Грасиелы, а это было бы каким-никаким, а доказательством.

Но шли дни, а у Грасиелы никто не спрашивал о ключах. Более того - Вероника, как-то вдруг сразу сдавшаяся, утратившая весь боевой настрой, взяла всю вину на себя. Она не пыталась выкарабкаться, царапаясь, как кошка, упавшая в колодец. Она просто рассказала, что ненавидела Марину, и как хотела ей отомстить. Все. С Грасиелы сняли все обвинения, но след - грязный, стыдный, - остался, как и смешки за спиной.

И ключи в сумочке…

Лежа ночами в постели, она  вспоминала снова и снова, как Вероника кинула их ей на колени и сказала небрежно, коверкая слова «придешь к нему потом». Грасиела с упорством мазохиста повторяла эти слова про себя, и порой ей казалось, что Вероника не просто произнесла эти несколько слов - нет, она словно вложила  в голову Грасиелы свою ненависть, свой пыл. Словно околдовала, передала  ей свою жажду мести.

Иногда Грасиела эти ключи доставала и смотрела, рассматривала матово поблескивающий металл, забавный брелок.  В эти моменты ей нестерпимо хотелось воспользоваться этими ключами. Открыть ими ту самую дверь, до которой она дошла в тот роковой день,  войти в дом, где Эду и Марина жили до свадьбы, и представить, что Марины не существует. Что не она выиграла этот поединок, что не ее выбрал Эду, а ее, Грасиелу. Что именно ее он выбрал, ею заинтересовался тогда, у бассейна, за ней начал ухаживать, с нею встретил эту весну в своем холостяцком жилище.

И хотя отец, яростно дергая Грасиелу за руку, яростно шипел, чтоб она не смела теперь даже смотреть в сторону Эду, мысль о том, чтобы наведаться туда еще раз, подняться на третий этаж и  открыть дверь квартиры Эду своими ключами, как будто имела на это право, не отпускала ее.

А еще хотелось, чтобы эта русская жена Эду увидела Грасиелу там.

Грасиела много себе представляла эту сцену - то, как она выходит из душа, отирая махровым полотенцем влагу со стройного смуглого тела, и как сталкивается с Мариной буквально на пороге.  В мечтах озлобленной девушки именно Марина жалко заискивала перед Эду, именно она искала с ним встреч, и именно она была отвергнута. В мечтах Грасиелы, желающей отмстить за свой позор, именно Марина краснеет, выглядит жалко. На глаза ее наворачиваются слезы, она бормочет что-то, выдумывая на ходу оправдания, и скрывается за дверями.

В мечтах Грасиелы Эду никогда не вступается за Марину. Никогда.

Он просто смотрел на нее безразличными глазами и молчал. Точно такими глазами, какими он смотрел на Грасиелу в полицейском участке, слушая ее объяснения. Грасиела рыдала от страха за свою судьбу, от стыда, что приходится все это говорить перед Эду. Ее отец извинялся перед ним, униженно просил простить его неразумную дочь, и Эду отвечал холодным, отстраненным голосом «да, да», все так же безразлично глядя на Грасиелу, словно вместо нее была прозрачная стена.

- Даже не дыши в его сторону, - бурчал отец, а у Грасиелы перед глазам вставал залитый солнцем двор, Эду, играющий  на гитаре, зовущий Марину вниз, в его компанию, сама Марина, выглядывающая из окна, взлетающие над ее головой белоснежные шторы…

Грасиела не знала, почему ее так отчаянно влечет туда снова. Словно она что-то не доделала, не довела до логического конца, не завершила начатое.

- Скажи спасибо сеньору де Авалосу, он не стал настаивать, чтобы привлечь тебя…

Слова отца падали в разум Грасиелы и тонули, как камни в темном колодце. Она согласно кивала головой, а ключи с остатками засохшей крови, зажатые в ладони, жгли ее руку.

«Я только  посмотрю, - думала Грасиела. - Я всего лишь хочу увидеть, как они жили. Я столько перенесла, столько издевок, насмешек и унижений, а за что? Я ничего не сделала, ничего. Так имею же я право всего лишь посмотреть?»

Грасиела сама себя убеждала, что Эду и Марина наверняка сейчас в свадебном путешествии. Не станут же они сидеть в душной квартире. Значит, можно прийти и побыть там немного…

…После унижения, после стыда просто побыть в доме Эду, прижаться лицом к вещи, от которой пахло им, попросить прощения, поговорить и найти успокоение…

Грасиела не помнила, как она снова подъехала к этому домку. В ушах ее стоял звон, она озиралась по сторонам, но не понимала, кого ищет глазами. Соседей и знакомых Эду она все равно не знала, а значит, и увидеть их изучающе взгляды не могла.

Ее руки тряслись, когда она поворачивала ключ в замочной скважине. Грасиела задыхалась от страха, трясясь, как лист на ветру, торопливо открывая дверь, и жалея, что ввязалась в это дело, но не сделать этого она уже не могла.

«Я не какая-то там… я не просто девка…»

В доме Эду было тихо, и Грасиела сразу поняла, что тут давно никто не живет. Слишком чисто, слишком все упорядочено и красиво разложено по местам. Видимо, с момента происшествия тут никто не появлялся кроме уборщицы.

Грасиела со вздохом, полным удовлетворения, прошла в комнаты. В чужом доме она почему-то чувствовала себя свободно, словно пришла к себе. Вероятно, потому что она много раз представляла себе то, как входит сюда на правах хозяйки.

В шкафу она отыскала полотенце - точно такое, о каком думала. В спальне разбросала свои вещи, раздеваясь, и некоторое время лежала в разобранной постели, вдыхая  запах свежего белья, почти задремав от убаюкивающего покоя. В эти несколько минут она хотела прожить ту жизнь, о которой нечаянно посмела мечтать, которую хотела, но уступила другой.

Не одетая, абсолютно голышом, Грасиела рассеянно бродила по квартире Эду, попивая кофе, рассматривая книги в шкафах, прислушиваясь к негромкому бормотанию телевизора. Так же неспешно на приняла душ, и долго, с наслаждением, вытиралась полотенцем, убеждая себя, что оно все еще хранит запах Эду.

А выйдя из ванной, нос к носу столкнувшись с Мариной, Грасиела даже нисколько не удивилась и не испугалась, даже не попыталась прикрыть свою наготу. Она все так же спокойно, размеренно вытирала длинные волосы полотенцем, капли воды сверкали на ее бедрах, на черных курчавых волосах на лобке, и Грасиела, ощущая просто нечеловеческое облегчение оттого, что в светлых глазах Марины промелькнула боль, совершенно спокойно, с уверенным вызовом в голосе произнесла:

- Ну, что ты смотришь? У такого мужчины, как Эду, должно быть много женщин. Не думаешь же ты, что ему одной тебя хватит?

Этой встречи Грасиела не ожидала - и хотела ее всем сердцем. То, что Марина и Эду именно сейчас оказались в городе, было настоящим чудом, и это чудо случилось. Вероятно, у Эду был контракт на выступление, и он не мог отлучиться, а может, Марина еще не окрепла и врачи ее не отпускали - Грасиела не знала истиной причины, почему они не уехали.

Но они не уехали, и Марина сейчас стояла перед Грасиелой, глядя на нее точно так, как Грасиела себе представляла много раз. Все происходило так, как Грасиела репетировала день за днем.

На удивление Грасиелы, Марина не закричала и не заплакала. Она даже в лице не изменилась, разве что стала смертельно бледна, рассматривая бесстыжую испанку, вытирающую мокрое тело ее, Марины, полотенцем. Грасиела от злости губу прокусила; если б Марина зарыдала, завопила, запричитала по-бабьи, беспомощно и жалко, то тогда… тогда…

Впрочем, Грасиела слишком поздно сообразила, что не было бы никакого «тогда». Если б  она начала отнекиваться и уверять, что Марина все неверно  поняла, все выглядело бы еще сильнее как классическая измена. Пути назад из этой ситуации нет и быть не могло. И Грасиеле показалось, что она летит, со свистом падает в такую бездонную тьму, из которой ей точно не выбраться.

- И как давно? - произнесла Марина. Грасиела удивилась ее выдержке и изумительно верному произношению, почти без акцента. В такой ситуации так безукоризненно держать себя в руках… Девушке захотелось прикрыться от холодного, изучающего взгляда Марины, потому что стало невероятно стыдно и за то, что она голая, и за свой идиотский спектакль. Но вместо этого она беспечнее встряхнула мокрыми волосами, притворяясь беспечной и бесстыжей.

- Недавно, - стойко вынеся взгляд Марины, ответила Грасиела. - Он звонил мне после того случая, с бассейном…

Марина недобро усмехаясь, все так же молча рассматривала Грасиелу, и по ее лицу было непонятно, верит она застигнутой в своем доме девушке или нет. Грасиеле почудилось, что Марина смеется над ней, издевательский смех притаился в уголках ее подрагивающих губ, и  у Грасиелы словно кровавая пелена упала на глаза.

- Ты зря смеешься, - жестко произнесла она. - Зря. Эду очень добрый и благородный; он на тебе женился из жалости. А любит он меня. Ты же знаешь, что это я тогда привезла эту сумасшедшую сюда, к этому дому? Знаешь, почему меня не тронули, не осудили? Потому что Эду просил. Я ехала к нему, а эта сумасшедшая напросилась со мной, только и всего. В полиции он сказал, что ко мне у вас нет претензий. Он меня защитил; и если б не эта ненормальная, Эду бы никогда не женился на тебе. Он пожалел тебя. Он думал, ты из-за него пострадала. А по-настоящему ему нужна только я! Ты ему не пара и никогда не была ровней. Думаешь,  о такой, как ты, он мечтал все эти годы, тебя ждал?!

Ее горячечная речь была похожа на истерику, а Марина все так же молча стояла и слушала ее, глядя холодными спокойными глазами. Затем, так же неспешно, она вытащила телефон и набрала номер Эду. От страха Грасиела даже присела на подлокотник кресла, чувствуя, как у нее ноги трясутся. Эду велел ей не приближаться к Марине; просто бросил одну фразу - «не подходи к ней!» - и ушел, не оборачиваясь и не говоря больше ни слова.

Страшно даже представить, что он сделает, когда узнает…

- Эду, - через некоторое время произнесла Марина, услышав в трубке ответ. - Мне позвонила Люсинда. Да, жена Диего. Эду, она сказала, что у нас в доме кто-то есть, какая-то девушка.

Грасиела даже похолодела, услышав приглушенный голос Эду.

- Ты уже там?! Зачем ты туда поехала? - обеспокоенно спрашивал он. - Мне они тоже звонили, я сейчас буду там, буквально через пару минут! Не ходи туда, Марина! Мало ли, что это за девица. Может, воровка! Не ходи туда одна!

- Это не воровка, Эду, - тихо ответила Марина. - Она ничего не взяла тут. Это Грасиела.

- Что? - закричал Эду. - Грасиела?! Марина, уйди оттуда! Ты знаешь, что это она привезла Веронику?! Ты знаешь…

- Знаю, - все так же спокойно ответила Марина. Казалось, даже голос у нее умер, стал тусклым и тихим. - Она сказала мне. Она сказала, что ехала к тебе, Эду.

- Марина, но это же бред! Подумай, как она могла ехать ко мне, если мы с тобой жили?!

- У нее ключи, Эду. Свои ключи.  Замок не сломан. Она открыла своими ключами дверь, она приняла ванную, и постель разобрана, -  так же тихо и безжизненно ответила Марина. - Она разгуливает голой по дому. По твоему дому, Эду. Куда ты не приглашал кого  попало, ты сам говорил. Значит, она что-то для тебя значит.

- Марина!..

- Не нужно оправдываться, Эду. В самом деле. Я благодарна тебе за все, что ты мне дал, но мне не нужна твоя жалость.

- Что ты несешь, Марина?!

- Я ее не приму.

Эду кричал что-то еще, но Марина дала отбой и положила телефон в карман.

Она все так же спокойно глянула в глаза испуганной этим мертвенным покоем Грасиеле и чуть улыбнулась нехорошей, жуткой улыбкой.

 - Наслаждайся, - бросила Марина небрежно. - Желаю счастья в личной жизни.

Затем она повернулась и двинулась к выходу. Вышла, аккуратно прикрыв за собой двери.

Тишина.

Только когда Марина вышла, Грасиела смогла перевести дух. Адреналин, обжигающий ей нервы, схлынул, девушка, с силой  потерев лицо, услышала звуки города, доносящиеся из распахнутого окна, и стук собственного сердца, готового вырваться из груди.

А затем новая волна адреналина, нахлынувшая на нее, обожгла разум - Эду сейчас здесь  появится! Эду едет сюда! Бежать, бежать прочь скорее, спрятаться и все отрицать, сказать, что это взбалмошная жена Эду все придумала! Мало ли, что у нее случилось с головой после удара!

Грасиела заметалась по квартире, отыскивая свои вещи, прижимая к груди джинсы, мятую блузку. Ее волосы висели сосульками, хлестали ее по щекам, она то и дело отбрасывала их с лица, лихорадочно переворачивая постель и отыскивая трусики, и в этой суете и панике она не заметила, как вошел Эду.

За его спиной мелькали чьи-то любопытные лица, и Грасиела, обернувшись и заметив его, растерянно стоящего на пороге, заверещала, от испуга уронив ворох своей одежды и оставшись совершенно голой перед целой толпой зевак.

От ярости Эду даже говорить не мог. Глядя, как сгорающая со стыда девушка стаскивает с его постели простыню и заворачивается в нее, он молча стоял, как вкопанный, глотая слова, рвущиеся из его души, и ярость душила его.

- Что ты тут делаешь? - произнес Эду, наконец, грозно двинувшись к Грасиеле. Та, глядя в его лицо, налитое темной кровью, в его глаза, ставшие совершенно безумными, завизжала еще громче, неловко выставив руку вперед, защищаясь ею от страшного Эду, и едва не уронив свою простыню.

- Эду, не трогай меня! - вопила она. - Я ничего не взяла, смотри - в моей сумке ничего нет! Я ничего не украла!

- Что ты наговорила Марине?! - проорал Эду, теряя самообладание. - Что ты, черт тебя разорви, наговорила моей беременной жене?!

- Эду, - захлебываясь соплями и слезами, верещала Грасиела, икая от страха и от слез, - Эду! Эду! Я не хотела! Я нечаянно!

- Избалованная девчонка! - зверем взревел Эду, налетая на Грасиелу и рывком стаскивая с нее простыню. -  Дрянь! Проститутка!

Со всего размаха он влупил как следует по тощей жопке Грасиелы, оставив на коже ослепительно-алое пятно, и Грасиела, засучив ногами от боли, едва не обмочившись, выгнулась дугой, прикрывая побитую задницу руками.

- Пошла вон из моего дома, шлюха! - орал Эду, огрев Грасиелу по задницу еще раз.

Ее вещи - белье, одежду, - он всей кучей выкинул в окно,  а саму ее за руку вытащил вон из квартиры и вышвырнул на лестничную площадку, порядком напугав своей яростью даже соседей.

Вслед за Грасиелой он хотел вышвырнуть и ее сумку, но уронил, и по всему полу рассыпались всякие женские мелочи, помада, духи - и ключи, которые Эду не смог бы спутать ни с каким другими.

Словно ядовитую змею, он поднял их, поднес к глазам. Без сомнения, это были ключи Марины. Те самые, что потерялись после нападения на нее.

- Откуда ты их взяла?! - прорычал Эду, едва не топая ногами от ярости. - Ты украла их, когда Вероника напала на Марину!? Ты их тогда украла?! Вы с Вероникой были заодно!? Отвечай!

- Эду-у! - выла голая девица, приседая и извиваясь, прикрываясь руками, размазывая по лицу сопли и слезы. - Прости меня, Эду-у-у! Не говори отцу, иначе он меня просто убьет, просто убьет!

- За свои поступки тебе лучше оказаться в тюрьме, - стиснув в руках ключи, тяжелым голосом произнес Эду. - Не то я тебя убью.

****

Из-за возни с Грасиелой Эду приехал в аэропорт только к вечеру.

Он узнавал - рейс до Москвы был, и Эду почти успевал. Почти…

Он звонил много раз Марине, но она не отвечала. Не хотела отвечать. Не хотела слышать оправдания и ложь. И от этого Эду стонал, словно в сердце ему воткнули тот самый эсток, и молодой человек делает теперь последние свои шаги, умирая.

«Марина, как ты можешь считать меня предателем?! Как ты можешь думать, что я такой же, как все, кто причинял тебе боль?! Как ты могла все бросить и уехать в никуда, прочь от того, что у нас начиналось - от любви, от семьи, от понимания и доверия?! Как ты могла поверить этой дряни!?»

Эду закрывал глаза и потирал виски, поспешно шагая к стойке регистрации.

- Сеньорита, сеньора де Авалос?..

- Прошла регистрацию и ушла на посадку, сеньор.

- Сеньорита, мне нужно ее вернуть. Мне нужно сказать ей пару слов!

- Невозможно, сеньор. Туда нельзя без билета, сеньор.

- Ради бога, это моя жена!

- Сеньор, успокойтесь, или я вызову полицию.

У эскалатора мелькнуло знакомое платье, Эду рассмотрел даже неловко остриженные волосы, о которых Марина в спешке позабыла и не прикрыла их длинными локонами.

- Марина! - заорал Эду, рванув вперед. Крепкие руки схватили его, едва справившись с его порывом, оттащили прочь, а он все кричал:

- Марина, не улетай! Не совершай этой ошибки, Марина! Марина!

На глаза его наворачивались слезы, он задыхался от боли. Казалось, сердце его останавливалось, пронзенное жестокой рукой, но Эду до последнего всматривался в тонкий поникший силуэт. Удивленные люди оборачивались, смотрела на Эду, которого две полицейских оттаскивали от ограждения, а Марина даже не обернулась. Еще миг - и она исчезла, ушла в Москву, в серую неприветливую весну, в ту жизнь,  о которой Эду ничего не знал…

Глава 18. Московский холод

Московский аэропорт встретил Марину непривычным холодом, мелким дождиком и резким ветром, в котором она захлебнулась, изумляясь тому, как, оказывается, холодно бывает на свете.

Холодно и тоскливо.

Марина с отстраненным удивлением смотрела на тополя, на чахлую зелень, на серые лужи, и ей казалось, что она вернулась в реальную жизнь из сказки, пёстрой, прекрасной и нереальной, от которой у Марины на память осталось лишь яркое платье, пропахшее цветущими апельсинами.

Встречала ее неугомонная Анька, которая сейчас была непривычно тиха и обескуражена, сбита с толку внезапным возвращением и мертвенным покоем подруги. Марина не проронила ни слезинки, не произнесла ни слова жалобы, не сказала, что произошло, и, по-видимому, не собиралась. Так ведут себя люди, у которых большое горе, и которым слова утешения не помогут.

- Мариш, да что произошло? - спросила, наконец, Анька, усадив подругу в такси. - Вы рассорились, что ли? Как Эду отпустил тебя одну? Что вообще происходит?

Марина, глядя на серые улицы родного города, проплывающие за мокрым стеклом, безразлично пожала плечами.

- У него другая, - ответила она тихо и спокойно.

- Вот кобель импортный! - ругнулась Анька, ободренная ответом подруги. Хоть слово удалось выжать из крепко сжатых губ! - Но как же так?! Не верю! Быть не может! Он же молился на тебя! Ты, поди, чего-нибудь поняла не так? Ошиблась? Это ж Эду, красавчик. У него поклонниц половина Севильи. Она, поди, наврала тебе, эта «другая», эта лошадь андалузская!

Марина криво усмехнулась, чуть кивнула головой. По щеке ее скользнула быстрая слеза - первая за все время, - губы задрожали, с лица исчезла неживая маска, и Марина разрыдалась, громко и отчаянно, в голос, отирая мокрые щеки и отчаянно мотая головой - нет, нет, не ошиблась!

- Я ее видела, - выкрикнула она в истерике, и Анька заботливо подсунула ей платок. - Она сказала, что Эду на мне женится из жалости…  из-за ребенка… и я ему не пара, какая-то нищебродка…

- А она пара, корова испанская, - язвительно заметила Анька. - Не прочь повращаться на его… гхм… чем он там коров всяких убивает. Мало ли, чего она тебе наговорила. Всех идиоток слушать - уши отвалятся!

- Она голая по нашему дому ходила, - ответила Марина шепотом, заливаясь слезами. - Понимаешь? Я бы не поверила ей, но она в нашем доме!.. Эду говорил что это место для него святое, а она там… в нашей постели…

- Ой, в вашей постели, - хладнокровно ответила Анька. - Вот и выкинула б ее трусишки на улицу. И саму ее тоже. А Эду леща хорошего.

- Нет, Ань, - мгновенно успокоившись, произнесла Марина. Глаза ее высохли, стали холодны и пусты. - Я очень люблю его. Очень. Но даже ему я с собой так поступать не позволю. Вот именно ему - нет. С ним я хотела быть счастлива. Без оговорок и без «но». Без уступок и без жалких оправданий. Без вранья. Если это невозможно, то нет. Я не потерплю его любовниц. Нет. В моей памяти он будет только мой.

- Вот и разогнала бы его кобылок, - назидательно и язвительно сказала Анька.

- Нет, нет, - ответила Марина, и Анька фыркнула.

- Вот ты упрямая! Вот намучается с тобой Эду! Это ему не испанская сеньорита, это наша русская баба! Быка на скаку остановит…

- Не намучается, - почти зло прервала ее Марина. - Все кончено.

- Сама-то в это веришь? - несмешливо поинтересовалась Анька, на всякий случай отодвигаясь от Марины.

- Верю, - дерзко ответила Марина, отворачиваясь от подруги и снова глядя в запотевшее стекло. - Он не знает ничего обо мне, ничего. И даже где меня искать не знает. Все. Поиграли, и хватит.

- Да, да, да, - рассеянно ответила Анька. - Ты на работу-то вернешься? Папа говорит - он тебя возьмет обратно. Им толмач нужен. Ты как?

Было совершенно ясно, что Анька плешь съела отцу, клянча его взять обратно на работу блудную дочь фирмы, и Марина это понимала. И была благодарна подруге, которая действительно поддерживала ее всем, чем могла.

- Конечно, вернусь, - мягко ответила она. - Конечно! Мне теперь работа очень нужна. Спасибо, Ань.

Она накрыла своей ладонью ладонь подруги, легко пожала ее, и Анька сердито стрельнула глазами на Марину.

- А ребеночек чего? - буркнула она. - Без отца?

Марина поспешно руку убрала, снова зябко повела плечами.

- Растут же дети без отцов, - беспечно ответила она, но голос ее предательски дрогнул.

- Ага, - ядовито заметила Анька. - Де Авалос безотцовщина! Классно придумала.

Марина не ответила; и Анька тоже смолчала, понимая, что подругу не переубедить.

- Вот черт, - буркнула она через некоторое время. - Барсучиха твоя шагает. Вон, вон косолапит. Нас увидела, чуть голову не свернула. Сейчас обрывать тебе телефон будет, дверь жопой вынесет… Может, ко мне поедем? А, Марин?

- Нет, - ответила Марина тихо. - Домой. Мне нужно поспать и побыть одной.

***

Дома Марина пролежала без движения почти сутки. Просто отвернулась к стене, закрыла глаза и устало выдохнула, сжимаясь в комочек. Уютное тепло окутало ее, где-то тихо тикали часы, и Марина сквозь полудрему слышала бабушкин голос, что-то рассказывающий, утешающий.

«Ничего, ничего, -  ворковала она, и Марине снилось, что ее поглаживают по волосам. - Все будет хорошо. Ничего».

И Марина без сил проваливалась в дрему еще глубже, засыпая свое горе.

Сквозь сон она слышала телефонные звонки, стук в дверь, но не могла открыть глаз и ответить.

«Это все равно не Анька, - сонно думала Марина, - она же знает, что я только прилетела и мне нужно отдохнуть. А все остальные могут подождать…» Скоро раздражающие трели смолкли, снова стало тихо и тепло, уютно, спокойно.

Утро было тихим, холодным и светлым. Вместо серого нудного дождя вдруг посыпалась мелкая снежная крупа. Марина, размешивая ложечкой горячий чай в стакане - в кухонном шкафчике завалялась пачка с пакетиками, - из окна  смотрела на поникшую от холода нежную зелень, на белесый скверик, задумчиво размышляла о том, что в Севилье сейчас очень тепло.

На диване, под пледом, завозился телефон. Марина поморщилась - ей не хотелось ни с кем говорить, - но все же глянула, кто звонит. На экране значилось «Жирная барсучиха», и Марина сбросила вызов, не сообразив, кто это назван таким экстравагантным именем.

Среди пропущенных было много звонков от Игоря - вот кто ей вчера не давал спокойно отдохнуть. Снова барсучиха… Телефон снова завозился в руках девушки, и Марина безжалостно занесла названивающее животное в черный список.

Следующей позвонившей была Анька, и даже с ней Марина говорить не хотела. Но не ответить она не могла - это было бы свинством по отношению к подруге, которая сделала для нее так много.

- Привет, Ань, - Марина сама удивилась тому, как тихо звучит ее голос. - Что ты хотела?

Анька, явно замерзшая, шмыгала носом, но даже по телефону, казалось, ее неуемная энергия бьет ключом.

- Маринка, - командирским тоном выкрикнула она, пыхтя так, словно бежала по улице со всех ног. - В окно выгляни!

-  Я смотрю, - меланхолично ответила Марина.

- Да в другое, черт! На кухню иди и посмотри в окно! - казалось, Аньку  распирает от восторга. Она замолкла на секунду, и Марина услышала резкие звуки  горна, словно Анька неумело пыталась изобразить какую-то мелодию, надувая щеки и дудя в трубу.

- Что ты придумала? - спросила Марина. Губы ее против ее воли расползлись в улыбке, когда она услышала эту импровизированную музыку. - Где ты взяла эту дудку?

- Это горн! - гордо ответила Анька. - Ну, смотришь?

Марина подошла к окну и отдернула занавеску.

Внизу, ежась в слишком тонком кашемировом пальто от непривычного холода, на белесом от колкой снежной крупы асфальте, стоял Эду - и неугомонная Анька рядом с ним, дудя в свой блестящий горн.

Марина вскрикнула и заплакала, зажимая рукой рот, чтобы там, на другом конце, ее слез не услышали, но Анька была неумолима.

- Не реви, - весело скомандовала она. - Мы сейчас тебе серенаду петь будем!

И она снова призывно продудела, надувая щеки.

Эду молча смотрел наверх, в окно, за тонкую занавесь, за которой пряталась Марина. Анька толкала его в бок и кривлялась, принуждая петь, а он просто смотрел и молчал, не в силах вымолвить ни слова, или просто не находя нужных и подходящих, чтобы высказать свои чувства, переполняющие его сейчас. И Марина, давясь слезами, тоже молчала, слушая вопли Анькиной трубы в трубке и глядя на Эду, осунувшегося, побледневшего и непривычно тихого.

- Как он нашел?.. - только и смогла произнести Марина.

- Инстаграм на что? - ответила грубая Анька. - Я тебя сдала с потрохами. Ну, пустишь мужа домой? Смотри, он уже замерз как собака. Еще немного, и склеит ласты, или от холода, или очумев от нашей российской действительности. Впрочем, нет, не пускай. Я его себе заберу, раз тебе не нужен. Мне он подходит.

Эду все так же молча смотрел наверх. Ему было очень холодно, он заметно дрожал, сунув руки в карманы светлого пальто, но, казалось, он намерен стоять тут целый век - или до тех пор, пока не пустят.

- Пусть… пусть поднимется, - прошептала Марина, чувствуя, что снова ходит с ума от взгляда его темных глаз. - Да, ты права. Нам нужно поговорить.

- Да ладна?! - притворно удивилась грубая Анька, но дернула Эду за рукав и указала ему на двери подъезда.

Не помня себя, Марина бросилась в коридор, к дверям, распахнула их и выскочила на лестничную площадку. Те несколько мгновений, пока Эду поднимался по лестнице, показались Марине целой вечностью, а когда он поднялся и нерешительно замер перед девушкой, дрожа от холода, Марина поняла, что пропала. Она смотрела на Эду и понимала, что сейчас простит ему все, что угодно, даже если он признается в измене и скажет сакраментальное «этого больше не повторится».

«Господи, отчего ж я дура такая!» - мысленно кляла себя Марина, плача и целуя его замерзшую ладонь, которой Эду гладил ее раскрасневшуюся щеку, растворяясь в этой немудреной ласке и понимая, что именно этот человек для нее самый родной, самый близкий и дорогой, и без него просто не жить.

- Какой чудовищный холод, - дрожащим голосом произнес он. - Просто холодный ад. Не удивительно, что сердце у тебя ледяное, - в его голосе послышался упрек, и Марина, всхлипывая, стыдливо опустила глаза. - Но что это? Неужто ты плачешь, жестокая Doncella de nieve,  или это твое сердце тает?

Он ласково отер ее мокрую щеку, и Марина сама не заметила, как уже обнимала его за шею, прижавшись к его груди.

- Почему ты уехала? - спросил Эду, поглаживая ее вздрагивающую спину, вслушиваясь в ее рыдания. - Почему ты не поговорила со мной, почему не дала мне сказать ни слова в свое оправдание?

- Она… она там… - всхлипывала Марина. Ей никак не удавалось связать несколько испанских слов во внятное предложение, но Эду понял ее. Из кармана своего пальто он вынул ключи - те самые, - и, отстранив от себя плачущую девушку, многозначительно покачал ими у ее зареванного лица.

- Ты узнаешь эти ключи? - спросил он. - Ими она открыла дверь.

- Мои! - удивленно всхлипнула Марина.

- Конечно, твои, - мягко ответил Эду, вкладывая ключи в ладонь Марины и сжимая ее пальцы на металле. - Грасиела же была вместе с Вероникой… тогда. Она их взяла. Ну?

- Ой, Эду… Мне так стыдно…

- Doncella de nieve, почему ты не веришь мне? - с горечью спросил Эду, поглаживая ее вздрагивающие плечи и заглядывая в ее глаза. - Я ведь так люблю тебя. Я очень люблю тебя. И сюда я прилетел, чтобы вернуть тебя домой. В наш с тобой дом. В нашу жизнь. И тебе от меня не спрятаться, не убежать. Я полечу за тобой даже на Северный полюс. Скажи, если б у меня была другая, я бы стал тебя возвращать?

Марине казалось, что Эду должен быть зол; она ожидала от него сердитых упреков и брани, а не этой щемящей горькой нежности, не признания в боли и тоске. Муж целовал, целовал волосы Марины, стискивал ее до боли, словно пытаясь вытряхнуть лед, ранящий его, из ее души, прижимался лицом к ее тонкой шее, напиваясь любимым запахом, и Марина не верила, что в разлуке прошло чуть больше пары суток. Эду словно год ее не видел, словно тоска измучила, измотала его, вытянула все силы.

- Нет, - всхлипнула Марина. - Нет… ты не поехал бы за мной, если б было так…

Она снова приникла к Эду, обняла его, обвила его плечи руками.

- Так почему ты поступила… так?

- Эду, - выдохнула Марина растворяясь в счастье и покое, которые ее муж привез с собой. - Ты просто не представляешь, как я боюсь! Я очень боюсь быть обманутой снова и снова. Я боюсь вместо любви получить боль. Очень боюсь. Мои близкие люди всегда меня предавали. Всегда. Мне кажется, я умру, если вдруг… новое предательство. Я трусиха, Эду.

- Поэтому ты решила предать первая? Ай-ай… Глупая Марина, - сварливо произнес Эду. - Приедем домой, и я тебя как следует нашлепаю. Как непослушную маленькую девочку.

- Я это заслужила, - прошептала Марина, чувствуя себя абсолютно и бесповоротно счастливой.

- И придется мне быть храбрым за нас двоих?

В этот момент внизу с треском и грохотом раскрылась дверь, и Анькин горн с грохотом полетел по лестнице.

- Атас! - орала Анька, явно кого-то изо всех сил сдерживая. - Барсучиха!

Суровое сопение и яростная возня, последовавшие вслед за этим, говорили о нешуточной схватке, и Эду с удивлением глянул вниз, пытаясь понять, что происходит.

- Барсучиха-а-а! - выла поверженная и побежденная Анька внизу, и Марина поняла, что происходит.

- Мама? - с удивлением переспросила она, когда яростный клубок, словно состоящий из пестрых тряпок, вкатился на нижнюю площадку, и взлохмаченная женщина, яростно отпыхиваясь, откидывая с лица растрепанные волосы, остановилась перевести дух. Ах, так вот кто эта таинственная барсучиха, так настойчиво названивающая все утро…

- Это кто? - потрясенный до глубины души бойцовской стойкой раскрасневшейся от драки злобной женщины, спросил Эду. Казалось, даже им овладела робость при виде этой разъяренной женщины.

- Это моя мама, - ответила Марина, смутившись.

- О-о, - протянул Эду понимающе. - Эта сеньора очень… грозная.

Меж тем Елена Петровна была настроена не так деликатно, как Эду. Ее глаза полыхали яростью, вцепившиеся в перила руки тряслись.

- Вот вы где, - задушенным голосом произнесла она. - Голубки…

- Они женаты! - орала снизу Анька, не осмеливаясь больше подойти близко к разъяренной Елене Петровне. - Чего вы лезете к нормальным людям со своими долбанутыми тараканами!?

Но та игнорировала вопли побежденной.

- Марина, что происходит? - прокурорским тоном выпалила мать. - Ты почему не отвечаешь мне на звонки? Что это за цирк ты устроила?! Что значит - вышла замуж? Почему я узнаю об этом последняя? То есть, ты считаешь, что можно вот так запросто отмахнуться от меня, от отца?! Мы что, никто для тебя, пустое место?! Ну, спасибо тебе дочка! Дождались! Воспитали! Отблагодарила! - на красном недобром лице Елены Петровны красноречиво выписалась злобная издевательская радость, и у Эду от удивления брови поползли вверх, словно он видит самое необычное явление в своей жизни.

- Что она говорит? - настороженно спросил он у Марины, как завороженный глядя на полыхающую от гнева тещу. - Я готов поспорить, что она не спрашивает моего имени. А должна была бы как минимум хоть познакомиться.

- Она сердится, - стыдливо прошептала Марина, - что мы не пригласили ее на свадьбу.

- Кажется, это было верным решением, - заметил Эду. - Эта сеньора внушает мне страх. Я в жизни своей никого так не боялся.

- Так и должно быть, - машинально ответила Марина. - Это же твоя теща.

Меж тем гнев Елены Петровны входил в терминальную стадию.

- Когда он тебя обдерет, как липку, этот испанский альфонс, - злобно и радостно продолжила она свою тираду, - ты даже не смей ко мне приползать за помощью! Даже не думай! Взрослая же? Значит, учись отвечать за свои поступки! О маме, о папе подумала, когда выскакивала замуж? Нет. Мама, папа не нужны были. Вот и на нас не рассчитывай!

- Мама, прекрати этот балаган! - не вытерпев, прикрикнула Марина. - Зачем ты пришла? Оскорблять меня?

- Ох ты посмотри, - с хохотом всплеснула руками Елена Петровна. - Она оскорбилась! После своих выходок - оскорбилась она!

- Каких выходок, мама?!

- Да нам с отцом людям в глаза смотреть стыдно! - гаркнула Елена Петровна так, что Эду вздрогнул. - Все на нас пальцами показывают, говорят - собственная дочь на свадьбу не позвала!

- Потому и не позвала, - заводясь, закричала Марина, - что ты ведешь себя как…

- Как?! - радостно подхватила Елена Петровна, оживляясь. Скандал грозил перерасти в грандиозный бой.

Но Марина не хотела больше выяснят отношения. Она сорвалась с места и в мгновение ока оказалась рядом с матерью, подхватила ее под руку.

- Увиделись - и до свидания, - пыхтела она сквозь зубы, увлекая изумленную женщину  вниз по лестнице. - Барсучиха…

Елена Петровна пыталась сопротивляться, но в Марину словно бес вселился. Она подхватила брошенный Анькой горн и протрубила матери прямо в лицо, не соображая, что делает.

- Что, - пискнула было Елена Петровна, но разъяренная Марина трубила и трубила, пока женщина, махнув рукой в досаде, не ретировалась. Только тогда Марина прекратила трубить и перевела дух. У стены замерла потрясенная до глубины души Анька.

- Это была славная охота, маленький брат, - вымолвила, наконец, она. - А теперь беги, лови Эду, пока он от тебя не сбежал.

Глава 19. Конец

Но ночь Марина и Эду устроились на стареньком бабушкином диванчике. Он был намного меньше, чем постель, к которой оба привыкли, но невероятно уютным. Тесно прижавшись друг к другу, укрывшись теплым одеялом, они долго целовались к темноте, остывая после любви, такой желанной, страстной и жаркой.

Марина задремала в объятьях Эду. Пахло чистым бельем, под щекой шуршала наволочка, а девушка, счастливо улыбаясь в темноте, думала, что судьба странным образом сделала поворот и сейчас именно сейчас все так, как должно было быть, как того хотела бы любящая Марину бабушка, думающая о девушке даже перед лицом смерти. В ее квартире, в ее простой постели, застеленной самым обычным бельем, засыпала Марина - счастливая и любимая, в обнимку со своим мужем.

«Бабушка хотела для меня этого счастья, - умиротворенно думала Марина, вслушиваясь в сонное дыхание Эду. - Такого простого, незамысловатого. Люди хотели обмануть меня, хотели что-то себе отхватить, а получилось так, как задумывала она… которая меня правда любила. Справедливость восторжествовала. Судьба - странная штука. На месте Эду должен был быть Игорь. И как хорошо, что его рядом со мной нет…»

Утром было тепло и солнечно, почти как в Севилье. Хотелось бы погулять по городу, проститься с ним - Марина осознала, что теперь не ясно, когда вернется на родину снова, - но было слишком много дел.

Для начала нужно было что-то сделать с квартирой. Продавать ее, а тем более отдавать ее Барсучихе Марина отказывалась наотрез. Это было ее гнездо; ее убежище. То место, где все наконец-то стало правильным. И этого места Марина не хотела терять. Она хотела сохранить и его, и возможность вернуться сюда еще хоть когда-нибудь.

А это означало искать квартиросъемщиков, заключать договор, и утрясать детали. А после - купить билеты и вернуться обратно, в Севилью.

День прошел в хлопотах, и, возвращаясь домой к вечеру, шагая под руку с Эду по скверу, Марина мысленно прощалась с городом, с его весенней прохладой и привычным ее уху городским шумом, сотканным из обрывков фраз и автомобильного шума.

«Конечно, надо было сюда приехать, - думала Марина, прижимаясь к Эду и улыбаясь от счастья, глядя, как встречные девушки бросают на ее мужа заинтересованные взгляды. - Надо. Но не так… Но что сделано, то сделано».

Мать больше не пыталась звонить ей; вероятно, она еще не поняла, что скоро дочь уедет навсегда, и затеяла играть в очередную игру с обидами. Марине было все равно; ей до смерти не хотелось разбираться с капризами матери, не хотелось делиться с ней своими приобретенными сокровищами - Эду и маленькой жизнью, что теперь зрела в ее теле. Она ничего не сказала родителям о том, что скоро у них будет внук, хотя бы потому, что уже слышала реакцию матери.

«Когда твой альфонс тебя обдерет, ко мне за  помощью не приползай!»

Для матери с отцом ее Эду был «альфонсом», который приехал жить сюда, за счет Марины - наверняка об этом уже судачил весь двор, - а ребенок, то чудо, которому радовалась и сама девушка, и Эду, был ничем иным как обузой. Очередной проблемой, которую надо «решать», «тянуть», «обувать-одевать». И все это - с неистребимым оттенком измученной обреченности. От одного только воспоминания о страданиях матери по поводу того, что на ребенка надо тратить время, внимание и деньги, у Марины руки опускались, а на плечи наваливалась тяжесть. Нет, прочь! Не думать об этом! Теперь у нее есть тот, кто позаботится о ней и о ее ребенке. И сама Марина уже знала, чем займется: будет посредником между фирмой де Авалоса-старшего и Анькиного отца. Уж заработать себе на кусок хлеба она вполне в состоянии!

Долго задерживаться дома Марина не могла; Эду торопил ее. Его звали дела, работа. Он, конечно, мог улететь один, но отчаянно не хотел оставлять ее и на день.

- Я знаю тебя, колючка, - говорил он, обнимая Марину и прижимая ее к себе. - Тебя одну оставлять нельзя! Тотчас же найдется какой-нибудь мерзавец, который наговорит тебе гадостей или обидит, и ты ему поверишь и умчишься на край света… нет! Я не оставлю тебя.

- Не оставляй! - отвечала Марина, млея и прижимаясь к Эду. Теперь она знала, что он любит ее. Теперь она верила ему. Теперь она чувствовала, что была нужна ему, и это было настоящим.

***

В день отъезда провожала Марину все та же Анька; вещей у Марины практически не было, Анькина помощь была не нужна - просто Марина хотела, чтобы кто-то близкий сказал ей доброе слово на прощание и сгладил немного грустные минуты в ожидании такси..

- Вот так вышло, что ближе тебя у меня никого и нет, - произнесла Марина, обнимая девушку. - Анька! Какая же ты классная! Как же много ты для меня сделала! Спасибо тебе! Если б не ты…

Эду деликатно молчал, отвернувшись и прикуривая сигарету. Ему тоже много хотелось сказать Аньке, но он не знал, как это выразить, и просто витиевато пригласил ее в гости.

- В любое время, - добавил он, глядя темными глазами в задорное лицо девушки. - Ты ангел-хранитель нашей семьи.

Зардевшись, Марина перевела и эти слова.

Из-за поворота появилось такси, все оживились, предчувствуя разлуку, и Анька зашмыгала носом, скрывая слезы умиления, однако… Это было не то такси, которого они ждали. Словно чертик из табакерки, вихляясь, как на шарнирах, их машины выскочил Игорь, громко, со психом, хлопнув дверцей. Одного его вида было достаточно, чтоб у Марины сердце в пятки ушло. Глядя на его злое лицо, на светлые брюки, словно нарочно отглаженные для особого случая, на новенький, с иголочки, пиджак, марина поняла, что он приоделся нарочно, чтоб показаться во всей красе. И еще Марина словно наяву услышала голос матери, подзуживающий, шепчущий, подсказывающий гадости. Игорь был ее тайным оружием, прибереженным напоследок. Елена Петровна нарочно  послала его, науськала, как собаку, рассчитывая на то, что он сможет отпугнуть «импортного» зятя, который Елене Петровне чем-то не понравился буквально с первого взгляда.

- Проходимец какой-то, - сказала Елена Петровна.

Игорь был заведен, взвинчен этими словами. Все его тело было напряжено, словно внутри молодого человека была крепко сжатая пружина, которая могла распрямиться в любую минуту и  разорвать все и всех кругом. На Эду он нарочно не смотрел, всем своим видом выказывая тому свое пренебрежение, делая вид, что Эду и внимания-то не стоит. Марине ему хотелось дать хорошую пощечину за то, что теперь над ним смеялись просто все знакомые, Аньке он намеревался наподдать хорошего пинка, а испанца - холеного красавца в дорогих шмотках, - извалять как следует в палисаднике, под окнами, где оттаявшая земля была щедро усеяна окурками засранца-курильщика с первого этажа. Пусть попробует нашего гостеприимства…

- Ну, далеко собралась? - явно храбрясь, странной прыгающей походкой приближаясь к Марине, произнес Игорь. - Мать-то пожалей, она переживает. Это, что ли, твой испанец? Альфонс… на него ты меня променяла? Ничего-о-о, сейчас я поправлю ему фото, будешь знать, как со всякими лохами связываться…

- Какой же ты… скунс, - с дрожью в голосе произнесла Марина, рассматривая Игоря, его некрасиво, цинично изогнутые губы, светлые волосы, и недоумевая, как этот раньше он казался ей красивым и привлекательным. Весь его лоск куда-то исчез, слез, как облупившийся лак, стоило Игорю пару раз побыть поднятым на смех. Все его неприятные, отвратительные  черты вылезли наружу и просто обезобразили лицо циничной похабностью. Теперь он был не то, что неприятен - он был отвратителен Марине. - Лучшей уйди отсюда! Пожалуйста. Не лезь в мою жизнь. Ты мне никто. Ты просто не имеешь на это права!

Игорь, хорохорясь, не ответил ей, пренебрежительно сплюнув под ноги, и Эду с прищуром оглядел явно нервничающего соперника, оценивающе рассмотрел его с головы до ног. Слово «альфонс», высказанное пренебрежительно в адрес Эду, явно принадлежало Елене Петровне, и поэтому сомневаться в том, кто решил стравить мужчин, не приходилось.

- Это еще кто? - с интересом спросил Эду у Марины.

- Ты посылал ему наше фото, - негромко ответила она. - Он писал мне гадости, помнишь?  Давай уйдем отсюда… Осторожнее, Эду, он, кажется, намерен драться.

- Я вижу, - с легкой улыбкой ответил Эду, снимая с локтя свое светлое пальто и встряхивая его как-то слишком знакомо, недвусмысленно. - Он и теперь тебе говорит гадости, не так ли? Я не понимаю его слов, но сомнений на этот счет у меня нет.

- Эду! - поняв, что тот задумал, воскликнула Марина, нервничая. - Не надо, не дразни его! Он же нарочно ищет повод, чтоб напасть.

- Почему нет? Я всю жизнь только тем и занимаюсь, что дерусь, притом противники посерьезнее будут, - ответил Эду. - Не бойся; умею это делать. Я научу его, как нужно разговаривать с моей женщиной, или отучу его разговаривать с тобой вовсе.

Его пальто было перед самым лицом Игоря, оно подрагивало, поддразнивало, и тот от злобы залился краской, когда до него дошло, что именно затеял Эду.

- Торро, торро!

- Ах ты, сволочь испанская!.. - взорвался проклятьями Игорь.

Это была очень неприкрытая издевка, и Игорь, не раздумывая ни минуты, ринулся вперед -  и тут же смачно налетел глазом прямо на кулак Эду, влупился со всего размаха с сочным чавканьем. От этого удара, ошеломившего его,  Игорь потерялся, плюхнулся на зад,  изумленно мотая головой, навалившись спиной на урну и едва не сбив ее. Марина ахнула и сделала шаг веред, к дерущимся, но Эду жестом указал ей на место, где ей надлежало стоять.

- Там, - жестко велел он, не сводя глаз с ворочающегося на земле Игоря. - Не подходи ближе, он может нечаянно задеть тебя.

- Мусорка побеждена, - ядовито проклекотала Анька, с удовольствием наблюдая драку. - Степаненко, ты прям точно Рэмбо, первая кровь! Схлопотал? Так может, ты уже свалишь, а то я в ментовку позвоню? Скажу - укурок какой-то на интуриста на падает. Ограбить, наверное, хочет.

Игорь не ответил, лишь рыкнул какое-то оскорбление, от которого Анька пришла в восторг.

- Что? - поинтересовался Эду, внимательно разглядывая поверженного противника. - Еще? Давай, нападай! Поднимайся! Ты же за этим пришел! Показать мне, кто есть кто! Ну же, вставай! Покажи! Если можешь, покажи!

- Эду, ты как мальчишка! Оставь его!

- Но я его и не трогаю. Он сам нападает. Наверное, ему это нравится.

- Ты его дразнишь!

Игорь, сопя как злой медведь, снова уже был на ногах. Один глаз его заплывал глянцевым отеком, а второй был маниакально расширен и безумен, так, словно в голове у Игоря от удара все перемешалось. Он снова ринулся в бой, и снова получил хлесткий удар, на этот раз в печень, такой сильный, что от боли разинул рот и вытаращил глаза, повиснув на врезавшемся в его тело кулаке Эду.

- Страйк! - выкрикнула злорадная Анька, когда Эду отступил от Игоря, и тот рухнул на асфальт, оставшись без поддержки, суча ногами. - Маньяк-пиздабол выхватывает прилюдно! Спешите увидеть!

- Эду! - прикрикнула Марина, глядя, как тот встряхивает кистью руки, нанесшей удар. - Перестань! Ты повелишь руку! А этот… человек не стоит того, чтоб об него пачкались. Пожалуйста… вон наше такси. Хватит.

- Да, хватит, - хрипло ответил Эду, рассматривая ворочающегося у его ног Игоря. - Идем. Надеюсь, все долги розданы, больше дел у тебя тут нет?

- Нет.

***

P.S.

Маленькая темноглазая Ньевес  (снег) родилась зимой, в декабре, и следующую весну они встретили уже втроем - Марина, Эду, и их дочь. Имя дочери дал Эду, желая навсегда оставить в памяти семьи свое знакомство с Мариной.

- Doncella de nieve, - бормотал Эду, укачивая ребенка, щурящего глазенки от теплого солнца, -  скоро вырастешь и станешь красивой, как мама…

Конец!


Оглавление

  • Глава 1. Марина
  • Глава 2. Игорь
  • Глава 3. Куда делся Игорь?
  • Глава 4. Другая реальность
  • Глава 5. Близкое знакомство
  • Глава 6. Очень близкое знакомство
  • Глава 7. Разбитое корыто
  • Глава 8. Укрощение строптивой
  • Глава 9. Дела семейные
  • Глава 10. Коррида
  • Глава 11. Призраки прошлого
  • Глава 12. Интересные новости
  • Глава 13. Чужое счастье
  • Глава 14. Де Авалосы,отец и сын
  • Глава 15. Эду
  • Глава 16. Свадьба
  • Глава 17. А что потом?
  • Глава 18. Московский холод
  • Глава 19. Конец