КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426003 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202714
Пользователей - 96501

Впечатления

poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Престон: Сборник "Отдельные триллеры". Компиляция. Книги 1-10 (Триллер)

Как и обещал, выполнил обещанное, приятного чтения!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Престон: Циклы: "Уаймэн Форд" и "Джереми Логан". Компиляция. Книги 1-9 (Триллер)

Переделанный вариант предыдущего файла. Сделана разбивка на два цикла (пока). Позже сделаю отдельные триллеры, отдельной компиляцией. Дело в том, что в старом варианте существует проблема со ссылками. Вот этот огрех и хочу исправить. Этот файл без проблем! Sorry!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Сумасшедший Вампир (fb2)

- Сумасшедший Вампир [СИ] 4.45 Мб, 268с. (скачать fb2) - Дарья Фэйр

Настройки текста:



Пролог

– Холодно… божечки, как же холодно!

Костёр еле тлеет, никак не хочет разгораться – хворост влажный, только дымит и воняет, и ни крохи тепла! Одеяло промокло. Дурацкое дорогущее одеяло из тонкой шерсти. Дома на диване отличное, а здесь – бесполезная тряпка. Ссадина на лбу воспалилась, даже продезинфицировать нечем.

«Неужели я здесь и умру?!». Как же не хочется верить в это, как же стыдно признавать, что я сама дура! Что так глупо ошиблась, ведь знала же, знала! Но самонадеянно решила, что мне повезёт… Что теперь-то? Теперь уже ничего… Закутаться в мокрое одеяло, придвинуться к воняющему костру и просто попытаться дожить до утра. Мечтательница… Что от меня останется? Севший телефон, пара дорогих кроссовок и косточки… Больше ничего я из себя не представляю. Глупая молодая самонадеянная девка! Стыдно за это…

Ухнула сова, ночной ветер зашелестел кронами, нагоняя ужасу. Вот так наивная девица и встретилась лицом к лицу с реальностью, где вместо весёлых приключений, только холод, голод, сырая трава и одиночество. Если бы я знала, если бы я только знала, когда прыгала, что окажусь здесь?!

Всё равно бы прыгнула.

Побег

– Алло, да, пап, – буркнула в трубку, пытаясь спрятать телефон под шапку, чтобы холодный ветер не задувал в ухо. – Да, уже закончила. Хорошо! – обречённо выдохнула и резко остановилась на поребрике. – Ни шагу! Я здесь стою, возле кафе, Слава знает. Да, хорошо, пап! – чуть ли не слёзы брызнули, я ведь уже предвкушала, надеялась вырвать себе хоть несколько минут свободных! Самой, в одиночестве, пройтись по улице, подышать холодным мартовским воздухом, испачкать в грязи свои дорогущие сапоги, от которых нестерпимо болели пальцы.

Я сбросила вызов больше не в силах терпеть уже бессмысленные крики отца. Суть он высказал, а сейчас хотел просто проораться. Ну да, на кого ещё, как не на меня? Я ведь приёмная дочка, не родная, так что, почему нет? Пусть уже совершеннолетняя, в этом году университет заканчиваю, но не имею ни работы, ни навыков, ни особых каких-то контактов. Так что целиком и полностью зависима от родителей. Видимо, тупая.

Поправила тяжёлую сумку на плече. Больно оттягивает, но я привыкла. Потянула едва разошедшуюся молнию, чтобы мелкая морось не намочила корешок книги. Сама виновата в своей беспомощности. Вон, лежит в сумке. Да, признаю, вместо того, чтобы учиться и хоть как-то отвоёвывать свою независимость я с детства привыкла прятаться. Тогда – в чулане, сейчас – в книгах. Знаю, глупо, слабовольно, но я настолько ненавижу свою жизнь, что иначе просто не могу.

Мимо прошли однокурсники. Тоже возвращались с консультаций. Скоро диплом, надо готовиться.

Я подалась вперёд и улыбнулась:

– Наташка, привет! Хочешь, подвезу до Невского?

Светловолосая улыбчивая девушка, приостановилась и ответила:

– Ой, Даш, не нужно, я тут с ребятами… – было видно, что ей неловко. Она обернулась на уходящих спутников и бросила: – Пока! – и поспешила уйти.

Ну и ладно, я привыкла… И почти даже не обидно. До слёз не обидно! Но я, как всегда, спрятала их, и проводила компанию уверенной улыбкой человека, который слишком занят собственными делами, чтобы думать о них. Интересно, поняли? Может, успели увидеть, как глаза покраснели?

Я рывком натянула сползающую лямку сумки и переступила с ноги на ногу. Как же я ненавижу каблуки! И Слава задерживается. Хотя сейчас пробки, вечер всё-таки. Лиговский опять стоит, наверное, вот и опаздывает водитель. Ну и хорошо, что Наташа отказалась, а то вдруг бы согласилась и пришлось бы вместе стоять мёрзнуть – неудобно было бы.

Поглубже вдохнула холодеющий воздух. Скоро начнёт темнеть, если водитель задержится ещё на полчаса, я рискую простыть. Вот не позвонил бы отец, я бы могла спокойно пройтись, согреться заодно. Может, и ребята тогда бы перестали смотреть на меня с тщательно скрываемым презрением. Погуляла бы с ними хоть до остановки трамвая! Даже не каталась на таком ни разу…

Мимо, чуть не задев плечом, прошагал мужичок: широкая спина, оттянутые на заднице джинсы, шапочка, из-под которой, как ручки кастрюльки, выглядывают красные ушки. Уныло смерила его классическую фигуру и вздохнула, стараясь отвлечься от прозаичной реальности. Мужик сплюнул на асфальт, обдал меня клубом дыма и швырнул окурок на землю. Вот же ж гадость! Ну почему люди такие?

Я прижалась к стене, чтобы пропустить, если кто сзади. Хорошо, что пустынно. Стрельнула глазами туда-обратно. Лишь бы никто не увидел! И зачем я это делаю только? Мне что, больше всех надо? Воровато присела и двумя пальчиками подобрала ещё дымящийся окурок, потом резко встала и быстрым шагом пошла вперёд к мусорнику.

Почему вообще это я должна делать? Ну правда, кому это нужно? Мне? Или людям? Господи боже!.. Лишь бы только не увидел кто-нибудь!.. Мама убила бы за такое.

Брезгливо кинула бычок в урну, отёрла пальцы о пальто и вернулась к тому месту, где стояла. Вот что стоит самому это сделать? Люди такие люди… И как же жалко, что мне никогда не хватит смелости вот так же взять окурок, подойти к этому мужику и в бороду ему его запихать! Не смогу… Треклятая робость! Если бы не она, наверное, и родители бы меня больше уважали…

Задумалась и сама не заметила, как ноги понесли куда-то, неуёмные. И вдруг – резкий визг тормозов. Этот звук всегда заставлял меня нервничать. Крикнула женщина, где-то рядом заорала сигнализация, будто истеричная базарная баба. На миг мир замер, пошатнулся, мне показалось, что меня толкнули в спину. Так, слегка, очень деликатно, будто привлекая внимание. Сильного удара я не почувствовала, но, к своему удивлению, успела понять, что падаю, теряю сознание. На фоне затухающих звуков раздался знакомый гудок моей Ауди.

Очнулась на тротуаре, рядом был мой водитель Слава и какие-то незнакомые парень с девушкой неформального вида. Слава тряс у меня перед носом пузырёк с нашатырём, безуспешно пытаясь его откупорить. Увидев, что я открыла глаза, он с облегчением вздохнул, любопытные лица отпрянули, предварительно поставив меня на ноги.

Прежде немногословный водитель, сбивчиво и постоянно извиняясь, сказал, что я не глядя шагнула на дорогу прямо перед ним. За грузовиком и не видно было! Слава богу, он искал место под парковку, поэтому скорость была мизерная, всего-то слегка задел меня бампером.

Мне было стыдно. Сама виновата, опять в облаках витала, а ведь могла бы и насовсем увитать. Будто наваждение какое! Нет, хватит, пора заканчивать с этим, а то в следующий раз размажет меня по асфальту, а водителю сидеть потом из-за моей невнимательности! Он же не виноват!

Но в этот раз обошлось. Слава сам больше здоровья потратил, чуть не поседев от ужаса, чем я, всего-то разодрав колготки и получив синяк пониже спины. Хорошо хоть, что людей поблизости не было, и, кроме той парочки, никто не видел этого происшествия. Сказочно повезло. Что мне, что Славе. Будь на моём месте мама, Слава бы уже паковал чемоданы на зону. Но звёздную родительскую чету мы по обоюдному молчаливому согласию решили не информировать, впрочем, не первый раз.

Мой водитель меня устраивал. Это был единственный человек из моего окружения, который молчал. Слишком уж много рядом пустозвонов. А Слава если и говорил, то только по делу: коротко, ясно и предельно спокойно. А ещё он никак не комментировал, когда я читала в машине или просила остановить возле какого-нибудь моста или парка и по четверть часа стояла там без движения. А самое главное, он не сообщал об этом родителям, за что я так же молчала, когда он пару раз забывал на заднем сиденье детские игрушки или тетрадки дочери, которую возил в школу на служебной машине. Пожалуй, Слава был мне самым лучшим другом в тех условиях, что приходилось жить.

И сейчас он, успокоившись, в лучших традициях, не говоря ни слова, лишь сбленднув лицом, открыл передо мной заднюю дверь, проверил, уселась ли я, закрыл, сел на водительское сиденье и, лишь чуть порывистее, чем обычно, повернул ключ зажигания, но быстро унял дрожь в руках.

Мы подъехали к дому на Лиговском, и я молча вышла, лишь украдкой бросив ободряющий взгляд на Славу. Хороший он. Поднялась на лифте в наш пентхаус и прислушалась – родителей не было. Хоть что-то приятное! Не разуваясь, прошагала по бежевому коридору к себе в комнату и закрыла бежевую дверь. Не знаю почему, но мама решила, что в доме всё может быть только двух цветов: бежевое и белое. Даже туалетная бумага и мусорные пакеты! Бред собачий! Пусть бы хоть красное и чёрное, что ли? Хоть не скучно…

В душ. Хочу смыть этот день…

Посвежевшая и довольная накинула халат и стащила на кухне кекс. Мама была категорически против того, чтобы есть в комнате, поэтому сожрать кекс прямо на кровати было моим святым долгом. Включила телефон, проверила мессенджеры, но так и не стала читать. Столько понапишут, и где время искать для этих писак? По делу-то там сообщений пять всего, а остальное бессмысленный и беспощадный флуд – пожиратель времени! Я бы лучше книжку почитала.

Бросила взгляд на книжную полку напротив кровати. Хоть что-то моё. Полная, набитая, даже на полу рядом стопка. Фэнтези, фантастика, мистика, что-то из классики. А в углу любимая когда-то большая и красивая книга сказок. Мама подарила после смерти бабушки. Наверное, это был последний, а может, и единственный день в моей жизни, когда она была для меня мамой. В остальном же… брала на выгул на всякие свои мероприятия, а остальное спихивала на нянечек и бесконечные школы и кружки. Я ещё радовалась поначалу, что с мамой иду, потом уже перестала…

Из коридора послышался сигнал домофона. Дверь отворилась, послышалась возня.

– Даша! – это был отец.

Надо идти. Слезла с кровати и вышла к папе. Поздоровалась, спросила, как день, но он, как обычно не ответив, сразу перешёл к распоряжениям. Да, в этом весь мой папочка: никаких сантиментов – лаконично и чётко по делу. Впрочем, это было скорее его достоинством. Я никогда не любила пустозвонов.

– Приведи себя в соответствующий вид. Вещи собраны, стоят на кухне в сумке. Слава подъедет в течение часа. Презентация начнётся в девять, ты должна быть готова. У меня диски на столе не забудь. Всё. Иди.

Взял папку со стола и ушёл быстрее, чем я успела переспросить: «какие диски, папа?!».

Так и осталась в коридоре с поднятыми бессильно руками. Самое лучшее, что умел делать в семейной жизни мой папа – это давать строгие и абсолютно непонятные распоряжения. На робкие попытки уточнить, что конкретно имеется в виду, он демонстративно оскорблялся, всем своим видом показывая, что непонятливость окружающих всецело вызвана их собственной необразованностью, и он не собирается разжёвывать «элементарные вещи» идиотам.

Несмотря на порядок в делах, на столе у отца всегда царил бардак. Среди прочего валялись и диски, которые он упрямо продолжал накапливать годами, вопреки логике и техническому прогрессу. Дело привычки, наверное. Большая часть на столе, меньшая на журнальном столике рядом. Я начала сгребать их в кучу, пытаясь хоть как-то систематизировать и понять, которые из них нужны. Тут же полный хаос! Вот диск с 1С, тут же NeedForSpeed, куча презентационной продукции, которую я, не сортируя, сгребла в чемоданчик – на месте разберёмся. Некоторые диски вообще валялись и без коробки, и без подписи. Порнуха, что ли?

Пытаясь разобраться, я взяла пару штук на пробу. Автозапуск и бинго! Действительно порнуха. Вот непонятно, брать её или не брать? Может она ему дорога? Следующий диск был с фотографиями из Каира, где наша «дружная» чета отдыхала этой зимой. Их тоже брать? Третий диск – опять порнуха? Нет! Мои фото. Ну да, была у меня фотосессия в стиле «ню», фотограф подзадорил сделать пару фото «для себя», но клятвенно обещал, что передаст оригиналы лично мне, и никто больше их без моего разрешения не увидит! Ну да, и я поверила. Наивная…

Четвёртый диск. А тут вообще непонятно, на мониторе появились какие-то отсканированные документы. Что за дичь?

Чтобы разобраться, пришлось открывать каждый и читать.

– Заявление какое-то…Чего?! – я замерла, оторопев.

Это были древние сканы моих документов! Заявление на удочерение, свидетельства какие-то. Я их даже не видела никогда! Таким совпадением не воспользоваться – грех! И я принялась судорожно проглядывать всё, что было.

Меня нашли. Нашли в зимнем лесу! Какая-то бабушка подобрала и принесла в милицию тринадцатого февраля. Какие-то заявления, отчёты, справки…

Что-то не стыковалось. Это же бред сивой кобылы! Какой горе-бюрократ оформлял эти документы?! И почему настоящих родителей не искали?! Это же уголовщина! Что за бред вообще?!

Но если подумать – именно из-за этой махровой бюрократии мне и посчастливилось попасть к своим «родителям». Ведь тогда я была здоровенькой и милой девочкой абсолютно без документов и прав, а значит, удочерить меня было намного проще, чем отказничка из роддома – «родителям» позарез нужен был ребёночек. Приспичило мамаше! В те лихие времена с документами, как и с беззащитными детьми, было проще – свеженькая, вкусненькая валюта решала все проблемы загодя.

Всю схему я так и не смогла понять, но смысл читался: на тот момент я просто оказалась в нужное время в нужном месте.

Я проглядывала документы, и чувствовала себя препаршиво. Мои ведь собственные, а будто воровка оглядываюсь и вздрагиваю от голосов за стенкой. Там было всё: счета за услуги нянек и всякие дошкольные кружки. Потом из школы. Университет, курсы, дипломы… Вся жизнь в нескольких файлах. Дюжина бумажек заменяющих прошлое, настоящее и будущее. И всё это на одном диске за пятьдесят рублей.

А что за справка? Ух ты, а ведь это справка от психиатра! Оказывается, я недееспособна, вот открытие! Как интересно! Так вот, значит, зачем вы меня возили к тому любопытному дядечке два года назад! По знакомству, значит. И он всё выспрашивал, да с таким интересом слушал про книги, что я люблю читать. И про эльфов, и про хоббитов, и про ведьмаков. А я радовалась, что хоть с кем-то смогла поговорить о чём-то интересном мне!.. Дура!

А вот черновой вариант заполненных бланков на опекунство. То есть что? Получается, что я, даже закончив университет, никогда не смогу вырваться из этого порочного круга?! Ха! А ведь я наивно полагала, что раз я уже совершеннолетняя, то имею право выбора! Уже планировала, как, получив диплом, подойду к родителям и объясняю им, что, мол, простите, но не стать мне гламурной богиней фуршета, так что спасибо за всё, не хотела вас разочаровывать, но пора бы нам уже расстаться. Я даже стала наводить справки о работе в регионах! Хотела подыскать какую-нибудь конторку из трёх-четырёх человек где-нибудь под Рязанью да спрятаться там, пока про меня не забудут, а дальше уже с карьерой решать.

Но теперь-то как? Боже, вот же я дура! Наивно верила, что меня отпустят! Просто по-человечески поймут и дадут жить спокойно, раз уж уже все поняли, что мы абсолютно разные! Ах да, не подумала… Ведь если я сама добровольно уйду, они останутся вообще ни с чем, а так мною можно ещё что-то и выторговать. Интересно, как? Что они хотят заставить меня делать? Мама-то понятно, она представительница жёлтой богемы, от неё подлянки ждать, только если по мелочи, а вот отец… Его скромный, но очень важный бизнес может потребовать очень многого от молодой девушки. Мордашка-то у меня хорошенькая, а у деловых партнёров ручки потные. А если я недееспособна, то кто мне поверит? Боги, да как это?! Не верю!

Я сгребла мешающие диски в сторону и полезла в отцовскую почту. Запаролена! Конечно… Тогда что? В соцсетях его нет, где ещё можно найти доказательства? В уголке монитора выглянуло сообщение скайпа: «Сергей Борисович в сети». Отлично, хоть тут без пароля на автозагрузке работает!

Я открыла окно и начала бегло просматривать диалоги, трясущимися руками вращая колёсико мышки. Никогда в жизни до этого не решалась лезть в чужую переписку, считала это недостойным. А зря! Сколько раз уже в жизни получала за свою честность! А отец считает, что это дурость. И впрямь, не будь я такой честной дурой, не плакала бы от бессилия сейчас, видя диалог с этим же Сергеем Борисовичем, где были подкреплены те самые фото «ню». И игривое: «когда я уже увижу свою девочку?». А отец благородно: «пусть университет закончит, не будем отнимать у дочки выпускной.» и тут же: «Потерпите, Сергей Борисович, я её весной ещё обработаю, как шёлковая будет. Мне тут препаратик посоветовали…».

Я перечитывала ещё и ещё раз эти несколько предложений и не хотела верить. Ведь даже не пытался как-то завуалировать! Это насколько же плевать человеку?! Я понимаю, что от контракта с компанией этого Сергея Борисовича полностью зависит весь бизнес отца, но продать свою собственную дочь?! Пусть неродную по крови, но ведь и он когда-то разок мне сказку на ночь рассказывал! Столько лет рядом, как это вообще возможно? Я ведь только предположила! Сгоряча подумала и уже пожалела, что так оклеветала собственных родителей в мыслях, а тут… Правда… Правда продали. Какому-то чужому мужику. И даже непонятно для каких целей. То ли просто постельную игрушку, то ли намного хуже… Иначе зачем тогда препараты? И ему ли одному только?

И тут, когда осознание всей своей беспомощности накрыло меня с головой, я взорвалась!

– Так значит? Значит так вы, да?!! Ах вот вы почему так мою честь охраняли: в двадцать два девственница нецелованная!!! – вскричала я, и тут же схватила первый попавшийся диск и швырнула его об стену так, что он раскололся. – Вот так, да?! Отваживали всех, а теперь подстилку из меня сделаете! Давно пора!! А что?! А на что я гожусь ещё?! К потным дядькам, да меня? Свежий, нетронутый товар! С воротничками их белыми, твари! Да, конечно! Туда мне и место! А что ещё от вас ждать можно?!! Может быть, любви?! Или понимания?! Или, может, хотя бы уважения?!!! – слёзы брызнули из глаз, и очередной диск улетел за шкаф. – Я знаю, что вы придумаете! Что ваша любимая и ненаглядная доченька оказалась смертельно больна и теперь пусть дома сидит! А сами будете пить свой дурацкий дорогущий виски, и свободой наслаждаться! Долгожданной, млять! Пока меня в соседней комнате бизнес-партнёры трахивать будут по очереди! Да чтоб вы сгорели, твари!!! – распалившись, я разбила монитор на отцовском столе и выбежала в коридор. Там, оглядевшись по сторонам и сделав пару глубоких вдохов, постаралась успокоиться, но медленно осела на пол и разрыдалась.

Я всегда была странной девочкой, у меня почему-то до самого конца была надежда, что мои приёмные родители меня всё-таки за что-то в глубине души любят. И теперь я вдруг поняла, что искала там, где найти нельзя. Нечего искать, там и не было ничего никогда.

Когда я встала, спустя четверть часа, я уже не была дочкой равнодушных родителей. За такой крошечный промежуток времени из ребёнка я превратилась во взрослую. Внезапно как-то накатило. Наверное, так всегда бывает. Кто-то взрослеет от испытаний, кто-то от свалившейся ответственности, а кто-то от предательства и безразличия… Я теперь только поняла, только осознала, что действительно одна в этом мире, а значит, только я одна отвечаю и распоряжаюсь своей судьбой. Если не я – то меня. И от этого осознания сквозь пелену боли вдруг так неожиданно свежо и приятно повеяло свободой…

Значит, решено, баста! Я ухожу от них. Давно пора было это сделать! Куда угодно, но время пришло. Другого выхода у меня, оказывается, и нет. И нет смысла больше медлить, это ничего не изменит. Страшно, да, но как ещё поступать в таком случае?

Хотя, конечно, вариантов было море, вплоть до того, чтобы поддаться и поначалу делать вид, что я на всё готовая, но закончится это тем же самым: мне придётся убегать. А сейчас у меня есть фора. Пока документы на опекунство не оформлены до конца, пока я не окончила университет. Я же «дорогая проститутка», значит должна быть с образованием! Вот откуда желание мамочки пропихнуть меня на все модельные курсы!

Пока «папочка» не испытал тот самый интересный препаратик… И пока не нашёл разбитый монитор и особый диск в системнике. А вот его, кстати, стоит и забрать. Хрен вам! Компромат пригодится! Заодно и сообщения в скайпе сфотографирую.

Ладно, а сейчас успокоиться. Нужно собраться с мыслями. И нужно выяснить вообще, что за презентация, на которую меня ждут? А если не дай боги, там этот Сергей Борисович будет?! К бесам! Валить! Но сначала разобраться.

Поворошила на столе. Ну вот, какой-то свежий буклет. До сих пор воняет типографской краской. Того же мерзкого бело-бежевого цвета – мама макет выбирала, видимо. Ещё и лиловым разбавили – ненавижу! Куча оптимистичного текста, от которого уже воротит, но дата сегодняшняя: тринадцатое марта. Презентация нового Сапсана на Ленинградском вокзале. Вот и отлично! Вокзал лучшее место, чтобы затеряться!

И вообще, если удастся сбежать, то новая жизнь в новом городе… Здорово! Или вообще, сделаю вид, что уехала, а сама в Питере останусь. Пущай ищут!

По расчётам, у меня оставалось всего минут пятнадцать, чтобы собраться, так что на рассуждения и сопли времени уже не было. Пора действовать.

Я часто представляла, как бы убегала. Ничего сложного! Три основных аспекта уяснила: тепло, деньги-документы и минимализм! Это значило, что много вещей брать нельзя, только самое необходимое! Одеяло. И тёплое что-то. И еды, наверное, всё же стоит чуть-чуть взять. Только зачем? Я ж не в Средиземье, тут кафе почти на каждой заправке есть! Хотя денег-то своих у меня маловато… Ладно, разберусь потом! И вообще пора учиться быть экономной.

Скоренько покидала на кровать то, что накопала в квартире: тёплой одежды, шерстяное одеяло – на всякий случай. Немного еды, бутылка с водой, складной ножик. Сверху – злосчастный диск, телефон, зарядное, документы и все свои сбережения, которые прятала от родителей. Наличных мне почти не давали, все расходы контролировал отец – оплата только кредитной карточкой. Правда я худо-бедно научилась налик себе обеспечивать, но всё же боялась по-крупному что-то махинациями своими детскими добывать. Та же треклятая робость. Во всём! Хоть бы сейчас не струсить!

Все вещи, кроме одежды, хоть и с трудом, уместились в одну кожаную сумку. Уж чем хороши брендовые сумки, так это своей вместительностью! Жаль, книги с собой взять не получится.

Переодела носки и кинула пару запасных в кармашек сумки. Подумала и присоседила ещё пару трусиков. Подготовленную одежду надела на себя. Итого: кроссовки, удобные джинсы, серая толстовка, а сверху – ненавистный диоровский пуховик со стразами. Дрянь блестящая! Но зато тёплая, так что потерплю. На дворе хоть и тепло, но середина марта, дождь к вечеру обязательно станет наледью. А как сбегу – первым делом поотдираю все эти сваровски к лешему в…!

Прощание с комнатой было быстрым: окинула взглядом окно, книжные полки, выключила свет и отвернулась. Нет времени на все эти сантименты. Потом поплачу. Слава уже звонил три раза. Остальное в квартире я вообще вниманием не удостоила. Бежево-белый рефлекторно вызывал тошноту. Гори оно всё синим пламенем! На мгновение только ухнуло в груди чувство страха, но я не позволила ему разгореться. Потом!

Подхватила чемоданчик, поправила сумку и, замешкавшись на минутку, с наслаждением пнула кроссовком белоснежную стену возле двери. Иногда, когда заходишь, случайно задеваешь подошвой, мама за каждое пятнышко устраивала скандал, а тут вся лапища отпечаталась, ещё и содрала кусок побелки! Боги, какое же наслаждение!

Довольно вдохнула и со всей дури захлопнула дверь в квартиру и в прошлую жизнь.

Слава уже стоял возле машины, готовый к выезду, злой-презлой, а количество докуренных до фильтра бычков под ногами свидетельствовало о том, что мне предстоит нервная поездка. Сморщилась, но говорить ничего не стала. Слава обычно не мусорит, а значит, сейчас действительно на пределе.

Как я и думала, на Лиговском уже была пробка, ещё и идиот какой-то нашёлся, умудрившийся поехать по трамвайным путям и впилиться в «рогатого» на стыке двух линий. Но мне уже было всё равно, что скажут папочка с мамочкой, лёгкая дымка свободы, на миг показавшаяся дома, уже полностью захватила сознание, разом отрезав все, когда-то такие важные страхи. Я с улыбкой глядела на матерящихся водителей, прячущихся от серого мартовского дождика под сомнительной прозрачностью грязных лобовых стёкол, и думала о том, когда же я вновь увижу промозглый вечер, пропитанный мрачной питерской романтикой? Надеюсь, что очень нескоро.

Картины, рисовавшиеся в воображении, пестрели зелёными лужайками и голубеющими горами, вопреки теоретическим планам. Просторами, в которых слово «свобода» обретало свой истинный смысл. Хотя для таких приключений пока, пожалуй, холодновато. Не туда я размечталась. Сначала бы мне в какую провинцию. Окрепнуть, поработать по-настоящему, одежды нормальной купить, а эту продать к чертям! Стоит бешеных денег, а функциональности ноль! Вот раздеру эту светленькую курточку о гвоздь на заборе, как когда-то в детстве, и что? И до свиданья Джон Гальяно, было приятно познакомиться! А так – продам это барахло, а на вырученные деньги сниму комнатку и буду ездить на работу, как все нормальные люди. На троллейбусе!

Точно! У меня как раз есть время, пока эвакуатор цепляет злополучный джип, устроивший затор, чтобы придумать план. Значит, первым делом нужно усыпить бдительность родителей, а главное – их охраны. Двое бугаёв, работавших на моего «папочку», только с виду были, что тот дуб, но я очень хорошо знала, что под видимой неповоротливостью и тупостью прячутся настоящие специалисты с острым и цепким умом и мгновенной реакцией. Так что мои главные соперники – они, Мишенька и Юрочка. Лучше бы конечно с ними вообще не встречаться, но нас уже ждут, так что либо валить прямо сейчас, что невозможно – мы в крайней левой полосе, вокруг машины, и места затеряться поблизости нет, да и Славу подводить не хочется. Либо выжидать удобного момента уже на вокзале, ну, в крайнем случае, в поезде. Так что сидим в салоне и ждём, когда регулировщики разгребут бардак. Наверное.

– Слав! – позвала водителя, положив ладошки на плечи его сиденья.

– Да, Дарья Сергевна?

– А мы прям на вокзал едем? Или рядом где-то?

– На вокзал, – лаконично ответил тот, но всё же пояснил. – Мне велено Вас до платформы довести.

В этот момент у водителя зазвонил телефон, он взял трубку, и я услышала родной голос папочки, громко и с чувством крывшего матом моего водителя. Поспешно отсела. Бедный Слава, это какие нервы железные должны быть, чтобы ни один мускул на лице не дрогнул? Только уши чуть покраснели. Человек-кремень, мне бы так!

Наверное, лучше всего будет сесть в поезд, раз уж мы, как я поняла, едем в Москву. Если конечно речь о той презентации, что в буклете. Но отец же не зря мне сказал вещи взять? Блин, а сумку-то я на кухне так и оставила! Не свою – ту, что мне папочка приказал захватить. Ну, и бес с ней! Но если собрали сумку для меня, значит точно куда-то едем. Если повезёт, то, пожалуй, у меня будет возможность под шумок смыться на первой же остановке и пересесть на ближайшую электричку или поезд.

Наша семья редко ездила на поездах. Мама их не любила. Ей казалось, что поезда – это удел «нищебродов». И плевать она хотела на то, что некоторые из них круче, чем самолёт! Что по состоянию внутреннего убранства, что по сервису, что по цене.

Причину такого «непорядка» я планировала тянуть из молчаливого Славы, но он всё ещё слушал увлекательный монолог по телефону, только изредка перекладывая смартфон от одного красного уха к другому. В конце концов, плюнула и полезла в интернет за деталями.

Эх, всё-таки надо было пролистать мессенджеры! О чём речь я выяснила как раз к моменту нашего прибытия на вокзал, так что первая теоретическая возможность была упущена. Ничего, всё идёт по плану! Вечереет, «папочка» сейчас любимой водочки примет, «мамочка» в журнал уткнётся, или в твиттер, и о них можно будет забыть. Останутся только Мишенька и Юрочка – наши любимые телохранители. Менеджеров и прочий персонал можно не считать – им глубоко до фени моя жизнь, лишь бы я делала то, что нужно, когда это нужно.

Презентация начиналась уже сейчас. Запуск очередного супер-быстрого Сапсана требовал своей информационной дани. И мои «любимые родители» согласились подсобить кому-то знакомому из руководства, чтобы пропиарить очередное достижение РЖД.

Столпотворение на перроне намекало на наше вопиющее опоздание. Охрана, принявшая меня и чемоданчик со злосчастными дисками с рук на руки от водителя, провела к платформе, на которой стоял новенький блестящий поезд. Стилист Александр, хвостом ходивший за моей «мамочкой», чуть в обморок не грохнулся, увидев мою девственно чистую, чуть опухшую после слез, физиономию и наряд унисекс, абсолютно не подходивший по стилю к элегантному костюму мамы.

Очевидно, я должна была подготовиться. И скорее всего он писал мне об этом в тех же треклятых мессенджерах. Хотя что? Курточка и джинсы у меня были вполне приличными, да ещё и брендированы такими именами, что ум за разум заходит. Конечно, до матушкиного сияющего эротично-делового костюма было далеко, но если посмотреть на пассажиров соседних поездов, так я вообще как с красной дорожки! Да и мне-то чего? Это мама у нас главная звезда, а я так, подсвечиваю ей иногда, но не затмеваю.

Больше всего стилист был недоволен моей умытой мордашкой и ещё влажными волосами. Можно понять, это его работа: обеспечивать нам приличный вид в кадре. А моё лицо сейчас там будет выглядеть, как только что налитый на сковородку блин – белый, с лёгким блеском естественного жирового слоя. Без губ, глаз и, возможно, бровей. Яркий свет уничтожал практически все черты лица, и приходилось рисовать их самостоятельно, чтобы выглядеть в кадре естественной.

Во всяком случае, так считала мама. Что поделаешь, она встала под свет софитов в девяностые, тогда отношение к сценическому гриму было чуть другим. Саша просто учитывал её требования.

Он под шумок попытался протащить меня в вагон, чтобы там за пару минут вернуть мне «приличный» вид. Ну ничего, пару часов ещё можно потерпеть, а потом уж ищите меня на путях глубокой ночью! Только бы Мишенька не увидел в моих глазах что-нибудь подозрительное! Только бы не увидел! План таков: послушно принимаю заботы стилиста, как всегда; оставляю сумку в вагоне с остальным багажом, как бы боязно не было и уныло бреду под сень объективов, как всегда; а затем без понуканий, но со вселенским страданием в глазах, иду за родителями отдыхать. Как всегда.

Ну, а дальше уже нужно быть настороже и не прошляпить остановку. Попытка у меня будет всего одна, я это знала, так что придётся игнорировать дрожащие колени, которые уже начали портить походку, и валить быстро и без оглядки, не забывая думать головой.

Мы не успели подойти к вагону. На соседнюю платформу прибыл другой поезд, и из него повалили совсем нетрезвые футбольные фанаты. Они драли глотки, нестройным хором скандируя «Зенит – чемпион!!!». Я напряглась, Мишенька – и подавно, а щупленький стилист-метросексуал вообще побледнел как снег. Такие ребята ой как не любят представителей его социума.

– Дашенька, у вас же с собой есть всё? Пойдёмте-ка в вокзал… – пролепетал он и дал дёру, пока фанаты не подошли слишком близко.

До того, чтобы нырнуть в вагон оставалось всего несколько метров, но у нашего стилиста, видимо, сработал глубинный инстинкт. Он скрылся за зданием вокзала справа, стараясь уйти с траектории движения любителей спорта. Мы нашли его с тоненькой сигареткой в зубах притаившегося возле стеночки в закутке лестницы. Мне даже жалко его стало. Глубоко затянувшись, он похлопал глазками и попытался взять себя в руки. Эх, видать ему уже крепко перепадало от таких «спортсменов».

– Дашенька, доставайте косметичку, я свой кейс в поезде оставил, – попытался он изобразить деловой тон, получалось плохо. – Сейчас приведём вас в божеский вид, – он растянул губы в вымученную улыбку.

Насчёт косметики я бы не соврала, у меня действительно где-то в кармашке завалялась тушь, а если хорошенько порыться, может, и помада найдётся. Гигиеническая. Но виртуозу макияжа этого будет, пожалуй, мало. Нужны же ещё и всякие эти шиммеры-корректоры и прочая дрянь… Я судорожно думала, как выпутываться из этой ситуации, и не могла решиться хоть на что-то. А если выяснится, что у меня первым делом из сумки вылезет одеяло, Штирлиц будет на грани провала!

А ещё я всячески старалась сдержать рвущийся наружу хохот, потому что в подворотне, пахнущей мочой и табаком, мне макияж ещё не делали никогда. По стеночке к нам незаметно подполз какой-то бомж и, обдав перегаром, спросил монетку «на хлебушек». Стилист брезгливо поджал лапки, а Мишенька наоборот выставил их вперёд, прогоняя местную фауну. Бомж раскатисто рыгнул, демонстрируя под светом фонаря глаз с бельмом и шрам во всю левую сторону лица. Он был абсолютно седой, даже брови. «Вот холера!!!» взвизгнул стилист, а бомж, в ответ на такое приветствие обильно облевал его начищенные ботинки. Телохранитель, до этого ещё рассуждающий над тем, стоит ли марать руки или нет, принял решение и попёр на осквернителя святого Лабутена.

Я очутилась в стороне от сцены. Бомж оказался на удивление могучим, видать берёг силы как раз для таких случаев, а может, просто полегчало на пустой желудок. Завязалась безобразная драка.

И в этот момент в моей голове вспыхнула, как неоновая вывеска, мысль: «СЕЙЧАС!». Я опешила, а подсознание настойчиво повторило: «СЕЙЧАС, ИЛИ НИКОГДА!!!».

И я дёрнула. Со всей мочи, стегая неудобной сумкой по коленкам и путаясь в собственных ногах. Внезапно рядом возник какой-то бородатый неформал в косухе и с рюкзаком. Мы бежали в одном направлении, и он, бросив на меня взгляд, рванул мою сумку из рук:

– Давай помогу! Опоздаем же!

Спорить времени просто не было, и я побежала за ним на платформу, с которой уже тронулся поезд. Парень зашвырнул сумку в дверь последнего вагона, перепугав бедную проводницу, не успевшую закрыть эту самую дверь, а потом практически на руках втащил туда меня. Я обалдело взглянула ему в лицо, ещё не сообразив, насколько мне повезло.

Вдруг он улыбнулся, встопорщив густую бороду:

– Это ж не мой поезд!! – он засмеялся, сверкнул глазами и выпрыгнул прямо на ходу. Платформа закончилась через мгновение, а проводница с грохотом захлопнула дверь, сама пытаясь понять, что же это было.

– Опоздавшие? – ещё опешившая, растерянно спросила она.

И тут меня наконец-то догнала долго сдерживаемая истерика. Я села прямо на пол рядом с сумкой и залилась слезами:

– Господи, простите меня, пожалуйста! Только не выгоняйте, не выгоняйте! Я заплачу! И за билет, и за всё! Только не выгоняйте, пожалуйста!!! Пожалуйста! Пожалуйста-а-а-а!!!! – вопли были настолько отчаянными, что проводница даже передумала злиться.

– Да что ж с тобой делать?! – она положила руку мне на голову. Поезд уже набрал скорость, мы выехали из вокзала и теперь постепенно покидали город. – Кто за тобой гонится? Что случилось?

– Из дому убежала… Пришлось… – и тут я разрыдалась, как будто действительно была на десять лет младше. И рыдала так самозабвенно, что проводница совсем растерялась. Закрыла двери вовнутрь вагона и присела рядом со мной на корточки:

– Ну, что ты? Ну, не плачь! Всё будет хорошо! Ну, что ж ты, господи!..

– Я честно Вам заплачу! Честно! У меня есть деньги, я не бомжиха и не наркоманка, я нормальная! Только не выгоняйте меня, пожалуйста!

– Да не выгоняю я тебя, успокойся! Давай-ка прекрати шуметь и пошли со мной в купе. Поезд-то всё равно уже не остановится до самой Твери, так что будет у тебя время мне рассказать всё.

Я, кряхтя, встала, вытерла слёзы и тихонечко прокралась к проводнице, где с чашкой чая, размазывая слёзы с соплями по лицу, дождалась, пока она закончит обход немногочисленных в это время года пассажиров, а затем честно рассказала ей свою историю без утайки и прикрас. И рассказывала до самой Твери. И после неё тоже.

Прыжок веры

Почему не звонит телефон? Он не звонил ни вчера, ни сегодня, хотя я совершенно беспечно забыла выключить его! Но мне так и не позвонили: ни охрана, ни менеджер, ни Слава, ни даже папа, чтобы обложить меня половыми комплиментами по самые уши. Может, проблемы с сетью? А может, я телефон приложила о стену где-то очень крепко? Например, когда в поезд запрыгивала. Это было и странно и приятно одновременно. И всё же выключила телефон от греха сразу, как только вспомнила. Феерическое везение!

Наш поезд ехал на юг до самого Крыма. Видимо, из-за того, что на дворе был ещё март, вагон был полупустой. И слава богу! Если бы не это, мои вчерашние крики подняли бы на уши весь вагон! Проводницу звали Людмила Васильевна, сама она тоже была с юга, и обладала мягким украинским акцентом. Весь вечер я рассказывала ей свою историю, плакала, злилась и волновалась, а она меня как-то даже по-матерински успокаивала.

Конечно, сначала ей сложно было мне поверить. Да и как поверить молодой девице из богатой семьи, что ей плохо живётся? Что моё решение справедливо, и что убежала я по важной причине, а не как другие глупые и избалованные девочки, которые таким образом хотят «наказать» родителей. Но, в конце концов, она согласилась со мной. А чуть позже объяснила, что сестра её так же «потерялась» в юности. Да вот оказалось, что любовь себе встретила да замуж вышла. Счастливо.

– Может, и свою судьбу встретишь, – ласково приговаривала Людмила Васильевна, гладя меня по голове, – только уж будь осторожна и людям не доверяйся совсем, головой думай. Сейчас не так уже, как раньше-то было.

Ехали мы второй день. И до сих пор от моих родителей не было ни слуху ни духу, будто про меня забыли вовсе. Я сама своему счастью не верила. А ведь на вокзале были камеры! Если подумать логически, то меня найти проще простого, я же даже с поезда сойти не удосужилась! Да и подумать обо всём нормально не успела – всё судьбу свою проводнице излагала.

Надеюсь, тот непонятный бородатый паренёк сбил их с толку, да и успеть увидеть, что я села на поезд ни Михаил, ни Юра не могли: оба были крайне заняты те полминуты, что потребовалось на побег. Но ведь камеры? Интересно, а поймали того парня? Бедняга, ведь если его нашли, то всю душу вытянут! Я искренне пожелала ему удачи, и чтобы никто его даже не заметил. Он весь в чёрном был, а на платформе освещение барахлило, может и прокатит? Незачем за доброе дело человеку проблемы получать.

Я было уже даже начала надеяться, что про меня забыли, или решили, что им так будет легче – не надо никуда меня отправлять, сама смылась. Ну, не удалось продать подороже, зато глаза больше не мозолит! А может, раздули такой скандал, что менеджерам не до меня, и все силы брошены не на мои поиски, а на возвращение «лица» пострадавшим родителям. И такое может быть.

Почему Людмила Васильевна работает без напарницы, для меня секретом оставалось недолго. Видимо, сам бог мне помочь решил, направляя, куда нужно! Прямо перед самым отъездом вторая проводница подхватила воспаление лёгких и теперь отлёживалась в больнице, а замену найти просто не успели. Обещали подсадить в Москве, но почему-то не подсадили. Бардак! Но я рада.

Людмила Васильевна постоянно бдела, проверяя, не идут ли поиски. Пассажиры, когда я влетела в вагон, были заняты шумной руганью, и не заметили моих истерик. Пока вообще всё складывалось сказочно удачно, мне даже не верилось. Казалось, что с момента появления тех оголтелых футболистов, кто-то переключил тумблер везения в моей жизни, и теперь мне фартило на каждом шагу. Я не раз помянула добрым словом и неформала, и фанатов, и бомжа с бельмом. Всем пожелала здоровьечка и всяческих благ побольше.

Утром второго дня я проснулась от какого-то странного беспокойства. Приснилось, что родители трясут меня за ноги и кричат о проваленной презентации, а вокруг бежевый вокзал и люди в белом. Я поднялась и посмотрела в окно – зелено. Мы проезжали лес, солнечный и приветливый и удивительно зелёный даже для юга в это время года. По другую сторону вагона простиралось побережье и многие километры воды. Что, море уже, что ли?

В купе зашла проводница:

– Доброе утро, Дашенька! Выспалась? На вот, держи пирожок, я тебе на станции в Мелитополе купила.

– Доброе утро! Спасибо! – я укусила угощение и обернулась к окну. – Красиво-то как! Всегда мечтала в лесу погулять, чтоб без родителей. Сколько хочешь, хоть до заката…

– Да уж, – кивнула проводница, – в Крыму леса такие, что загляденье! Приедем – нагуляешься.

Странно, мне показалось, что она даже не заметила, какой чудный лес за окном. Если это для неё не «загляденье», то что тогда в Крыму-то?

Людмила Васильевна опять ушла куда-то по своим вагонным делам.

Вообще, если судить по карте, мы проезжали Сиваш. Солёное-солёное озеро. Странно, я раньше как-то ездила в Крым, ещё в детстве, и этот перешеек был самым пустынным местом. Откуда здесь лес, было абсолютно непонятно. Как он прижился-то на такой земле солёной? Нам полчаса до Джанкоя оставалось, а лес всё длился и длился с правой стороны от путей. Эх, как бы я хотела по нему погулять, жаль, тут остановки нет, а то, пожалуй, вышла бы здесь, ноги размять. Я ж из купе и не выходила вовсе, только в туалет бегом, чтоб меня никто из пассажиров не видел, мало ли что? А подставлять добрую пожилую женщину вообще не хотелось. Может и осталась бы. Для меня глушь сейчас самое то!

Где-то в вагоне бухнуло, послышались шаги, и в купе вошла Людмила Васильевна, вся бледная. Взялась за дверь – то ли закрыть, то ли просто придержать. Было видно, что она не знает, что делать.

– Даша! Там какие-то люди в форме по вагонам идут! Сейчас до середины состава уже дошли! За тобой, наверное! Господи-боже! Я ж тебя спрятать тут не смогу уже, эти достанут!

И положила руку на сердце в полной растерянности. Как же она за меня волновалась! Я на автомате сунула недоеденный пирожок в карман и вскочила.

Так, проводницу подставлять нельзя! И сдаваться нельзя! Ни в коем случае!

– Тёть Люд, выпустите меня!

– Куда?! Сдурела что ли?! Поезд едет!

– Так медленно же! Я на каратэ ходила раньше, знаю, как падать! Давайте! Я в лес побегу! Там меня ловить будут до скончания века! Давайте, пока время есть!!

Проводница убежала в тамбур, зачем-то схватив наволочку, а я, лихорадочно хватая вещи, побежала следом. Так, теперь аккуратно, чтоб не наткнуться на кого из пассажиров. Как хорошо, что народ ещё не собрался на выход в Джанкое! Поезд резко затормозил, ещё сильнее снижая скорость, как на руку-то! Меня швырнуло в стену, но я сделала последний отчаянный рывок и оказалась в тамбуре. Людмила Васильевна, встала у меня на пути с испуганным, но упрямым лицом, всё так же сжимая в руках наволочку. «Не пущу!» – испуганно воскликнула она, «Не пущу! И не проси!». Отчаяние лишь на миг заволокло моё сознание, но поезд вновь удачно дёрнулся, и я оказалась около двери.

Глупости! Я всё смогу! «Тёть Люд, не бойтесь!» – крикнула я, хватаясь за ручку, одним резким движением открыла незапертую дверь и замерла, глядя на пути. Боги, время на секунды уже! Страшно-то как! Нельзя бояться! Нельзя подводить тёть Люду! Один отчаянный взгляд в добрые голубые глаза, улыбка на перекошенном лице, и я вылетела из вагона на землю. Проводница даже не успела схватить меня – запуталась в своей наволочке.

Дура! Это с виду казалось, что поезд еле плетётся! Как же хорошо, что я занималась в школе! Но всё равно спасло меня чистое везение и поросшая кустами канава. Я кувыркалась ещё метров десять, теряя вещи из сумки и кроссовки. Только и успела подняться, когда последний вагон, с торчащей головой проводницы был ещё виден, и подняла руку, показывая, что живая. А затем тут же присела, ругая за идиотизм! Меня же увидят эти дядьки! И тогда и мне, и проводнице достанется… Выглянула между веток одним глазом. Вроде, спряталась голова, не видать уже отсюда. Надеюсь, что всё хорошо будет!

Эх, жаль, не попрощалась! А ведь хотела попытаться ей денег оставить ещё! Вчера еле уговорила её три тысячи взять за дорогу! И ещё пятьсот семьдесят пять рублей за шоколадки и печенье, которое накупила у неё. Не в качестве припасов, а чтобы хоть как-то ей выручку обеспечить. А ведь ещё за доброту хотела отплатить как-то, а она наотрез отказалась, сказав, что мне сейчас деньги нужнее. Права, конечно, но её понятие о деньгах и моё существенно различались… Что мне эти три-пять тысяч? У меня из сбережений наличкой с собой сотня где-то, и для меня это мелочи. Раньше так точно мелочью было.

Сидела в кустах ещё долго, всё пытаясь отдышаться и понять, не сломала ли что. Копчик и локти с коленками отбила точно, на лбу синяк наливался, нос ободрала до крови… Принцесса! Вот казалось бы, чего сложного? А, вот, нет. И это ещё я в тренажёрку ходила, была б не такая тренированная, свернула бы шею, и закончилось бы моё приключение!

Кряхтя, нехотя поднялась и побрела искать вещи. И сумка-то расстёгнутая была, где мне теперь всё искать? Так! Нужно обязательно найти всё и проверить! А если я вдруг что-то в поезде забыла?! Только не это! Людмиле Васильевне ни в коем случае нельзя, чтобы это случилось! Лишь бы выкинуть догадалась, если что осталось!

Я рыскала в кустах полчаса не меньше. Но нашла всё. До мелочей! Повезло! Даже куртку накинуть перед выходом не забыла, хотя растяпой часто бывала, чего уж скрывать. Последним подняла с земли надкушенный пирожок из кармана. Пожалуй, это самый интересный завтрак в моей жизни! Обязательно доем! И плевать, что грязь! Мама не разрешала есть с пола, хотя на нём можно было хирургические операции проводить, так что сейчас я сожру этот пирожок с особенным наслаждением! Только всё же пообтрясу немного, а то зубам больно…

И где это я? На той стороне путей до горизонта водная гладь, только вдалеке коса расширялась, порастая зеленью. То ли шпиль, то ли стела какая-то вдалеке – не пойму. Жилья не видно. На моей же стороне, прибиваясь почти к самым путям, зеленел густой весенний лес. Намёков на людей тоже не много, но вроде тропинка какая-то? По логике мне бы сейчас по путям идти. Туда или обратно – так я точно выбралась бы к людям. Но если меня ищут, то эти направления в первую очередь проверят, так что вперёд или назад нельзя. Только по сторонам, а слева была гладь морская, так что выбор очевиден. Сунула огрызок пирожка в рот и двинулась вглубь леса.

Блуждающий лес

Шум воды стих, ветер, шаливший на просторах, сюда почти не задувал – воцарилась тишина. Я слушала звук леса. Он был зачаровывающим. С разных сторон доносились птичьи голоса, тихие и ласковые, будто они пели нежным зелёным листьям колыбельную. Чуть слышно шумел ветер в кронах деревьев. Буки, может, где-то ещё что-то; пара берёз, маленький дубок. На земле шелестели прошлогодние листья. Лес был таким нежным, таким прекрасным, казалось, что здесь никогда никого не было, кроме этих птиц, чьи голоса раздавались то тут, то там. Солнце просвечивало сквозь зелёную листву, и его лучи падали на землю причудливыми пятнами. Даже не верилось, что ещё март, здесь казалось, что уже веет летом. Было тепло. Ровно настолько, что и не жарко, и не холодно, если без куртки. Весь лес был приветливым, как маленький доверчивый ребёнок, и светился от ласкового весеннего солнца.

Так и хотелось поддаться ему. Ну, а почему нет? Я, наконец-то, впервые в жизни сейчас свободна! Настолько, что это даже пугает! А ведь могу! Захочу и пойду в лес! Ну а правда, что будет? Здесь почти везде жильё есть, обязательно добреду до какого-нибудь села, не Сибирь ведь! Тропка ведь ведёт куда-то? Ну, и спрятаться от поисков… Ладно, хватит лгать себе! Я просто хочу наконец-то осуществить свою мечту. А раз могу, значит, так и сделаю!

Оглянулась на пути и осторожным шагом пошла вглубь. Можно! Можно делать так, как хочу! Ура! Закрыла глаза и с наслаждением втянула воздух. Он навевал какое-то медитативное состояние. Где-то на фоне плескалась яркая, но ровная, эйфория. Наверное, это чувство и называют счастьем?

Лес зачаровал меня, поглотил все тревоги и горести, оставил лишь непонятно как сохранившуюся детскую наивность и веру в чудеса. Не убили-таки! Ни общество, ни непонимание, ни одиночество. Как же вовремя всё случилось! Да, я счастлива. Никогда в своей жизни я не гуляла по лесу вот так. Так, как видела в своих снах, в мечтах. Где никто не указ, где не нужно бежать на окрик, не нужно следить за временем и опасаться за своё поведение. Ещё позавчера, когда я ночью запрыгивала в поезд, я не смогла бы поверить, что этот момент наступит так скоро! И что он будет настолько ярким! Теперь, почувствовав вкус свободы, уже никто не заставил бы меня вернуться обратно. Да я предпочла бы умереть прямо здесь, среди этих прекрасных живых деревьев, чем оказаться там, откуда я, наконец, вырвалась!

Тропа шла вверх по пологому склону холма. Вокруг были лишь деревья и ни одной живой души. Я позволила себе выкинуть из головы все страхи и сомнения и шла, не думая ни о чём, кроме красоты, окружавшей меня повсюду. Даже не заметила, что солнце уже значительно поднялось – был полдень. Да и плевать на время, не до него сейчас. Я ушла так далеко, что теперь вряд ли смогла бы найти путь обратно к железной дороге. Тропа-то была, но она петляла, где-то сходилась с другими, а где-то и вообще пропадала. Да и я особо кривые углы сокращала напрямик. Хорошие кроссовки, удобные. И земля сухая, только листвой пружинит немного.

Когда осознала что дорогу назад уже найти не смогу, то даже остановилась, но не в ужасе – это меня никак не тронуло. Просто это была первая чёткая мысль, пришедшая в голову с тех пор, как я оказалась в лесу, и слегка отогнавшая пелену медитативного наслаждения. Осознание того, что может не получится найти места, где я смогу переночевать, или хотя бы купить съестного, нисколько не пугала, скорее я приняла это, как должное и не сочла это важным, чтобы продолжать обращать на это внимание. Ну и что? Перекусить у меня есть, а куртка тёплая, даже одеяло с собой! Не пропаду, я всё-таки не мамочка моя, чтобы панику на пустом месте разводить.

Подобная беспечность была похожа на опьянение, но в данный момент я предпочла отдаться ей без остатка, так ново это было для меня и так захватывающе.

Посмотрела на часы – действительно, уже полдень, 12.14, пора обедать. Поискала место, где бы сесть, и не найдя такового, уселась прямо на землю. Да, именно так! Ещё и куртку подстелила, чтобы с наслаждением её изгваздать в земле! Ну, не продам, так не продам! Устроюсь в какой-нибудь супермаркет кассиром, куплю новую!

Поёрзала на земле, прищурила глаза и, с печатью немыслимого блаженства на лице, вздохнула:

– Да-а-а… Хорошо-то как, божечки! И пошли вы все лесом со своими презентациями, школами и бежевыми тарелками! Ненавижу!!! Всё, хватит, потеряли! Нет у вас больше развлекаловки! Убегла сама себя развлекать! – я говорила всё громче, распаляясь. И что? Лес кругом! Могу хоть голос сорвать! – И знаете что? Буду делать, что хочу! Вот хочу – валяюсь! – с этими словами разлеглась на земле и пошуршала руками в листьях. – Хочу – харкаюсь как мужик! – не преминула и этот талант продемонстрировать. – Хочу, вообще буду в носу ковыряться и козюли о штаны вытирать! Вот прям так, руками! – я полезла пальцем в нос, но передумала. Под ногтями собрались комки грязи, которые осыпались на лицо.

Приподнялась на локтях и фыркнула. Совсем земля сухая – хорошо. Говорят, что на такой земле спать теплее. Ну и да! Почему бы не переночевать прямо в лесу? Мне эта идея всё больше и больше нравилась, настолько, что я сразу придумала несколько неоспоримых оправданий.

Во-первых, и в главных, я этого сейчас хочу! А отныне и до скончания века объявляю свои желания законом! Да будет так! Во-вторых, это отличный способ сбить со следа поиски. Ну, какой идиот будет искать меня в лесу? Ну?

Где-то на краю сознания возникла робкая мысль о поисковых собаках, но мне она не понравилась, потому что могла порушить всю концепцию, и я её забыла. В-третьих, мне нужно время всё обдумать и передумать. На меня столько всего обрушилось! Жизнь поменялась за один день кардинально, старое рухнуло, новое непонятно…

– Так, стоп! – насупилась я. – Вот мне ещё этого не хватало!

Жалеть себя, как я только что начала по старой привычке, в этой атмосфере не хотелось совсем. Потом как-нибудь. Вот сяду где-нибудь со стаканчиком кофе, буду смотреть вдаль на закат и поплачу. А сейчас к лешему это всё! Даже не хочется! Аж противно! Зарычала и повалилась в листья назад, усилием воли вызывая в себе показной, по началу, хохот, который, в конце концов, всё же перешёл в искренний.

Смеялась громко, заливисто, от души и очень долго.

Когда, уставшая и запыхавшаяся, поняла, что навалялась вволю, села и начала ворошить сумку в поисках припасов. Что у нас тут? Печенье, ещё печенье, шоколадка, шоколадка, шоколадка, три батончика и две лапши быстрого приготовления. И откуда-то ещё яблоко. Вот спасибо, Людмила Васильевна! Приятно, правда приятно, я про него и забыла уже.

Вгрызлась зубами и тут же закусила печеньем. Кошмар! Хорошо хоть воды с собой догадалась взять ещё дома. В поезде на чае жила и на соках, так что бутылка была нетронутой. Сделала пару экономных глотков и отложила печенье. Надо бы ручей какой найти что ли, если я ночевать тут вознамерилась? Говорят, в Крыму вода чистая… Дальше что ль идти пора?

Встала, выбрала листья из волос и двинулась в том же направлении. Теперь уже немного пришла в себя и стала думать: куда идти? Назад не хотелось – там я уже была, а по сторонам всё было точно таким же, как и впереди: никакого намёка на цивилизацию. Недолго думая, решила идти так же вперёд.

Шлось совсем легко, даже неуклюжая сумка через плечо не мешала. Радость, переполнявшая меня, давала силы.

Ещё через пару часов ходьбы, я, неожиданно для себя, вышла на дорогу, идущую поперёк моего направления. Хотя как дорога? Даже не дорога, а широкая, хорошо протоптанная тропа с узкими колеями. Решив подумать над увиденным, села на невысокую земляную насыпь вдоль тропы, слабовольно достала пачку печенья и начала думать вслух:

– Если здесь есть дорога, значит, здесь есть и тот, кто по ней ездит. А если здесь есть кто-то, кто ездит по этой дороге, то рано или поздно, он здесь проедет. А если он рано или поздно здесь проедет, то я смогу его дождаться. А если я смогу его дождаться, то значит, я смогу спросить у него, где тут жильё? И, если я это узнаю, то смогу решить, что мне делать дальше. Вот так просто. Так я и сделаю, – сказала сама себе и жадно откусила печенье со вкусом какой-то химической добавки. Не хотелось задумываться о том, что возможно этой тропой и не пользуются почти. Да и не больно-то она мне нужна была, больше хотелось передохнуть просто и подождать кого-то чисто ради интереса.

На удивление, ждать пришлось недолго. Видимо, незнакомый мне бог удачи всё ещё не отвернул от меня своего лучистого взора. Приблизительно через полчаса, как раз тогда, когда я стала сомневаться в правильности своего решения и нетерпеливо ёрзать на уже давно впивавшейся в мягкое место деревяшке, с правой стороны послышался шум, и из-за кустистого поворота показалась лошадёнка светлого цвета, впряжённая в телегу, а на телеге, с вожжами в руках восседал старичок. Я бы сказала, «типический-типический». Похожего ещё рисовали в советском мультфильме о рыбаке и рыбке.

Он подъехал, остановился и преспокойно оглядел меня, будто я была свежим сорняком в его огороде, и он прикидывал, выдрать меня, или пусть, так уж и быть, растёт. На нём была простая льняная рубаха и такие же штаны, светлая меховая жилетка и вязаная шапочка. Густая борода, ещё не до конца поседевшая, но уже больше серая, чем каштановая, и густые тёмные брови. Несмотря на время года, он был почему-то босиком.

С виду спокоен и даже немного строг, но в глазах светилось озорное любопытство.

– Здравствуйте… – робко начала я.

– Ты што здесь делаешь? – строго перебил меня старичок. От такого напора я опешила, проглотив вежливое приветствие. Наверное, объяснить надо? Или нет? Пока стояла с открытым ртом, дед продолжил допрос: – Чего тебе тута надо? Небось, цветы рвать да ветки ломать? Знаю я вас, озорники этакие! Ходють тута всякие, гуляють, мусорять, а потом хоть трава не расти! – старичок строго поджал губы, но глаза продолжали блестеть.

– Я заблудилась, – в конце концов выдала я, обобщив, насколько это было возможно.

Как-то теперь уже и боязно у него спрашивать что-то, а уж объяснять желание вообще отпало. Чем я ему не понравилась? Даже обидно, ведь мне-то он был симпатичен – такой дядечка, прям из сказки! Да и понять не могла до конца, правда он сердится, или шутит? Озорные искорки вводили в замешательство.

– Как так? Я скока хожу тута, а ещё ни разу не заблудился. Ты што, небось, нездешняя?

– Да.

– Ну, так чего ты здесь ходишь? У себя ходи, – резонно заметил старик. Наверное, он лесник здешний?

– Я нечаянно сюда попала! Я из дома убежала, – стала терять самообладание и поэтому мямлить. – И вообще я не знала, что здесь так строго. Тут вообще ходить нельзя? Заповедник что ли?

– Ну, почему нельзя? Если ты друг, то можно. А вот если враг, то нельзя.

– И как узнать, кто я вам? – дед всё больше запутывал меня, и если в тот момент, когда я его увидела, я уже примерно представляла, как пройдёт диалог, и даже заготовила пару выгодных предложений, то теперь чувствовала себя полной дурой. И с чего я взяла, что деревенские меня поймут? Что, зря на рекламе училась? Могла бы и догадаться, что простой люд мыслит по-другому.

– Просто, – стал пояснять старик. – Если ходишь, зверушек не обижаешь, ветки не ломаешь и не портишь ничего, значит, друг, а вот ежели гадишь везде и зверьё пугаешь, значит, враг.

– Я ничего не ломала, а зверей вообще не видела, – я честно боролась с собой, но к собственному стыду мямлила всё более явно. – Уж простите, если что не так. Я никого обижать не хотела, просто мне некуда было идти, – печально посмотрела на старичка, а он в свою очередь чуть заметно улыбнулся. Неужели всё-таки понял?

– Ну, раз так, то значит ты – друг, – покровительственно заключил он.

– Спасибо, – я искренне улыбнулась, даже отлегло немного. – А… – я вспомнила, что хотела спросить совета, – а что же мне теперь делать?

– Как что? Иди дальше, куда шла, – философски заметил лесник. – Ревун!!! – возмущённо воскликнул он и шлёпнул, как теперь стало ясно, коня по крупу, правда прервать обильное мочеиспускание это не помогло. – Ну что ж ты! Не при даме-то!

Я уткнула рот в кулак, скрывая смешок, сделала пару шагов назад и подождала, когда действо закончится. Воспитанные леди не обращают внимания на подобные происшествия! А перед этим дедом как-то не хотелось выглядеть быдлом, тем более что дурой я уже себя ощутила.

Когда всё закончилось, опять подошла ближе и спросила, благо обдумать следующий вопрос времени хватило:

– А где тут поблизости село есть какое-нибудь или город?

Дед усмехнулся, смерив меня ехидным взглядом:

– Неа, нетути. Никого, окромя меня, тута не ездить! Токмо я, а в сторожку свою я тебя не пущу, ты вон кака не собрана, косы распустила, в листьях вывалялась, на што ты мне така нужна? Хозяйки из тебя дельной не выйдет, а задарма я тебя держать не буду.

– У меня деньги…

– На што мне твои деньги в лесу? Мне вот дрова некому колоть, а денег мне не надобно.

– Ну, так я дрова…

– Нет уж, ходи куда шла, и за мной не ходи, а коли ломать что будешь, лес тебя скоренько выгонить!

Ну вот, я и растерялась окончательно. И что делать? Ну, допустим, жильё я на сегодня и не искала, это ладно, но такой резкий отказ ввёл в ступор. Всё же стоило бы хоть что-то узнать.

– Спросить-то хоть можно?

– Ну, спрашивай, за спрос денег не берут, – усмехнулся старичок.

– А что в вашем лесу есть можно? Ну, там ягоды какие-то, может, плоды? Или, может, ядовитое что есть? – вообще я хотела спросить не это, но тушевалась по-страшному и зачем-то спросила первое, что в голову пришло, ещё и оправдаться решила: – я просто не знаю, сколько идти буду, а у меня только печенье с собой… Точно! – вспомнила, наконец, действительно важный вопрос, – а родник тут есть?

– Эт ты чегой-то? Жить тут остаться вознамерилась?! – сурово посмотрел лесник, но потом улыбнулся, давая таким образом понять, что, видимо, пошутил. – Экая ж ты дурёха! Зачем вот только в лес полезла, коли не знаешь ничего? – я стыдливо потупилась. – Запоминай, дева: у меня в лесу есть можно всё! Ежели ты друг, отравы не найдёшь – нет её. А ежели враг, то помрёшь, как пить дать! И не емши ничего, понятно?

Я только кивнула головой, ошарашено пытаясь переварить сказанное. И ответил же, и ясно ответил, только вот пользы мне от этого ответа вообще никакой. Как понять «всё»? Что, землю, что ли, тоже жрать? Вот о чём он? Какие же мы разные!.. Старик, видимо, понял, что ответ оказался неясен, и снизошёл до пояснения:

– Дева, – даже как-то ласково, но скорее сочувственно, обратился он, – в моём лесу природа особая, тут – ешь, не хочу! Вона гляди, дерево видишь? – я проследила за перстом, указующим мне за спину. – У этого листья съедобные, прям срываешь, да ешь. Трава ещё особая, на вон, держи, – и он протянул мне пару листьев похожих на рукколу, – вот эту найдёшь – ешь не бойся, но ежели чегой прихватишь иного, то не страшно, у меня тут пришлые ходють иногда, никто животами не маялся, не боись. Ты токмо ешь столько, сколько надобно, в запас не набирай – не любит лес такого! А то как вы обычно любите: набрать кучу, а потом волочить её за собой, пока не повянет всё! А ручья нет тута поблизи. Дальше речка будет, там напьёсси, да личико своё отмоешь.

Старичок тронул коня и, не попрощавшись, двинул дальше по дорожке. Я только и крикнула ему вслед «Спасибо!», когда вышла из ступора. Почесала шею, вытащила пару сучков из волос и аккуратно обошла мокрое пятно посреди тропы, чтобы в задумчивости продолжить путь. Не успела сделать и пары шагов.

– Эй, девица! – раздалось вдогонку, дед неловко развернулся на козлах, – туда иди! – он махнул куда-то направо от себя, в принципе, в том направлении, куда я и направлялась, – дальше там деревня будет! Найдёшь… – и покатил дальше, более не оборачиваясь.

Ну, хоть на этом спасибо. Значит, и шла я правильно, и волноваться не о чем. Заночую в лесу сегодня, раз уж так решила, а завтра в деревню пойду. Чай не дикий лес, а раз дедуля этот тут сам живёт, значит, и зверей хищных нет. Лесники предупреждают обычно. Наверное. Ну, нас предупреждали, когда мы в пеший тур в школе ходили. Жаль без ночёвки, но неужели это так страшно прямо? Справлюсь! Я уж точно справлюсь! Я всю жизнь об этом мечтала, так что пусть изнеженные мамины подружки дальше маникюр попортить бояться, а я сильная и решительная!

Тут же приостановилась, припоминая, как я, решительная, только что мямлила старичку, потупив глазки. Нет! Я – решительная! Я вон с поезда спрыгнула! Кто ещё бы смог?! Вот! Так что не надо мне тут это самое! И бодро зашагала дальше.

Мелькнула мысль, что, может, стоило бы всё-таки догнать лесника и купить у него припасов на ночь? А то, поди, листьями да травой сыт не будешь, но вспомнила, что кроме бессмысленных тут денег, мне расплачиваться нечем, и пошла дальше. Да и куда мне? Деду самому, наверное, есть не особо хватает? Где тут магазин найдёшь? Ни сыру купить, ни стэйков, ни хлеба банального. Вот и сидит на своей траве. Хотя, что это я? Сыр люди сами в сёлах делают! И мясо выращивают и хлеба пекут всякие! Совсем я в своём Питере одичала! Элементарные вещи забыла! Интересно, а маменька знает, откуда продукты берутся? Или думает, что колбасу на деревьях уже с этикеткой выращивают?

Гаденько засмеялась, было очень приятно почувствовать себя умной на её фоне. Нет, дурой она однозначно не была, иначе не задержалась бы рядом с папой на столько лет. Но в этих вопросах я однозначно её превосходила! И страшно гордилась этим сейчас.

Я шагала по петляющей узкой тропе. Местность то повышалась, то понижалась, но в целом была пологой. Надеюсь, эта тропа к деревне и ведёт? Хотя разумнее всего, не смотря на слова лесника, было бы пойти по дороге, где я его встретила. В противоположную просто сторону, там бы не заблудилась однозначно! Но вот не хотелось мне и всё! Без объективных причин, просто блажь такая. А я ведь решила, что отныне буду делать только то, что сама захочу. Ведь пойди я по ней, гарантированно рано или поздно выйду к селу или к городу, ну или, в крайнем случае, обратно к железной дороге или на шоссе какое-нибудь, а мне так хотелось ещё погулять по лесу! И я шла дальше по своей тропке, ловя взглядом кренившееся к закату солнышко и довольно щурясь.

Что за старичок странный? Я, конечно, мало общалась в своей жизни с сельскими, да и то это были скорее «дачные». Наверно, впервые встретила настолько непохожего на меня человека. Хотя я, конечно, тоже умница, мямлила какие-то вопросы дурацкие… Может, если бы посмелее да поувереннее общалась, он бы и не прогнал меня? Хотя нет! Мужчина, пусть и пожилой… один в лесу, со мной… Хорошо, что не пошла за ним. Мало ли?

Но спросила, конечно: «Что есть можно?». Дурацкий вопрос – дурацкий ответ. Хотя вроде же логичный. Поглядела на зажатые листья в руке. Блин, я же не запомнила, что за дерево за спиной было! Ведь даже любопытно, если их правда есть можно. Нет, я, конечно, не коза горная, но может они тут по весне какие-то особенные? Едят же люди еловые веточки молодые? Мы с ребятами ели в школе. Надо поискать. Если верить деду, то не отравлюсь. А ему хотелось верить. Правда, будто сказочный персонаж! Хотя, может, сказочный маразматик? Так, долой скептицизм! Просто это другая новая жизнь! А я всё по старым меркам мерить пытаюсь, трусиха! Не буду бояться!

Огляделась по сторонам и заприметила деревце, похожее, как мне показалось, на обозначенное лесником. Подошла ближе и оглядела. Милое. Молоденькое, листочки зелёные-зелёные! Прям приятно посмотреть! И что, прямо с дерева есть? Как же это странно! Вот совсем странно! И пусть!

– В любом случае попробовать стоит, – рассудила я. – Не умру же я от одного листика?

И, решившись, оторвала один. Аккуратно, как одна мамина знакомая шаверму у метро, понюхала, и откусила чуть-чуть! Хм, а вот дальше картина от припомнившейся поменялась. Шаверма, помнится мне, тогда отправилась в мусорник, и больше, во всяком случае при мне, эта барышня на слабо не играла. А вот я наоборот, запихнула лист в рот полностью и довольно начала жевать. Странный вкус. Кисловатый, но в остальном даже капусту напоминает, что ли? Правда вкусно! Отодрала себе ещё несколько, съела и принялась набирать в карман толстовки, но тут же припомнились слова старичка, и я остановилась. Правда, лучше потом ещё найду, а то деревце и так маленькое. Жалко.

Не удержалась, сорвала ещё один и на этом оставила дерево в покое. Довольная побрела дальше, смакуя. Точно коза! Зато они, наверное, полезные? Как листья салата. Сколько там этих элементов? Тьма, наверное! Некалорийные, конечно, совершенно – мама бы, наверное, счастлива была – зато свежие! До деревни на них, да на печенье протяну! Если не протяну что-то другое, например, ноги… Хотя, если что не так, меня ж просто вывернет, да? Да будет так! Забавно, может это у меня крыша поехала?..


Под вечер солнце стало не таким ярким, и освещало лес золотисто-красным светом. Воздух был совершенно спокойным, ни одно движение не нарушало покой леса. На некоторых листьях застыли капли воды, неизвестно откуда взявшиеся, видимо, в этой части прошёл дождик, хотя на небе не было ни намёка на облака. Они сверкали волшебным светом в лучах заходящего солнца, обрамляя узкую тропку волшебным сияющим ореолом. Страсть как красиво! Удивительно! Как же мне повезло!

Тропа привела меня к каштановой роще. Эти деревья росли обособленно, будто кто-то нарочно посадил их. Как в сквере, не хватало лавочек между стволами на голой, лишь присыпанной прошлогодней листвой земле. Она казалась весьма приветливой – я вошла туда, не задумываясь.

Листья на каштанах уже разрослись и сплошь покрывали деревья, будто весна уже минула. Было такое впечатление, что в роще время текло по-другому, и там уже почти наступило лето. Будто я за последние сутки прошагала три месяца: раннюю весну на путях, приветливый апрель в лесу, и уже почти жаркий май сейчас. Роща была наполнена остывающим летним зноем. Как же уютно!..

Деревья были низкие, ветвистые с пышными зелёным кронами. Далеко из леса доносились птичьи голоса, а здесь же не было ни слышно, ни видно, ни зверюшки, ни птички. Роща находилась в полном покое. Навевала сладкий-сладкий сон. Наверное, здесь и заночую – отличное место!

Воздух словно в спячке. Намного теплее, но не так свежо, будто чьё-то дыхание наполнило всю рощу. Атмосфера очень сонная. Я зевнула и, потянувшись, полезла на ближайший самый ветвистый каштан в глубине рощи. Побоялась ночевать на земле. Мало ли что, а вдруг змеи? Правда, на дереве существовала опасность упасть, но об этом я не подумала, я вообще не могла думать больше одной мысли, так как Морфей настойчиво звал в свои объятья. Умоталась я за этот день. И вообще у меня с утра что-то с головой. Видимо пьянящий вкус свободы, но так же ж хорошо!

Я расположилась невысоко, чтобы было недалеко падать, – на двух почти параллельных ветвях, натаскала туда веток попушистее, что нашла на земле, расстелила своё тонюсенькое одеяло и положила под голову сумку. Завернулась в курточку и устроилась спать.

– Ну, вот, – довольно проговорила я сама себе, – моя первая ночь в новой жизни! – я улыбнулась и уткнула нос в застёгнутый ворот. Удобно, будто на кровати! Я самый счастливый человек на свете!

Темнело быстро. Золотисто-красный свет стал тёмно-красным, а затем медленно погас. В лесу настала тихая весенняя ночь.

Сонная роща

Первая мысль, пришедшая мне в голову, даже ещё до того, как я успела продрать глаза, звучала примерно так: «Господи, домой хочу!!!». Кажется, я попала в ад! Кряхтя, перевернулась и тут же резко замерла, услышав хруст веток под локтем. Аккуратно, еле дыша, протянула руку и ухватилась за ветку. А если бы не вспомнила, где я? Рухнула бы сейчас вниз! Божечки, какой кошмар! Но в целом-то неплохо выспалась, вроде. Или это адреналин? Слезть бы ещё как-то…

Сползала с дерева долго, неуклюже, спросонья обдирая колени. Куртка задралась, и куски коры посыпались под одежду. Ещё и ссадиной на лбу приложилась – больно! Хорошо, что высоко не забралась – руками дотянусь до веток, чтобы сумку забрать. Нога подвернулась, и я рухнула на землю. Решила пока не вставать. Сидела, протирала глаза и пыталась окончательно проснуться.

Да, это сначала показалось, что хорошо выспалась. Нет. Всё тело ныло, будто я ночью, как некоторые выражаются, разгружала вагоны с углём. Плечо затекло, а голова была похожа на аквариум. И рыбки такие о стекло: «пуньк, пуньк»… Я сама себя сейчас такой рыбкой чувствовала, вылупив глаза перед собой с крайне умным выражением лица. Примерно так же я себя ощущала после презентации новой продукции одного винного заводика. Хотелось вернуться и согласиться на всё, лишь бы дали поспать на мягкой кроватке и попить горячего чайку с бургером. Хорошо хоть, не замёрзла, душный воздух рощи не остыл до самого утра.

Солнце уже встало, проспала я неплохо, если судить по его положению. А ведь планировала встать пораньше! В роще было всё также тихо, будто время не двигалось.

Собрать мысли в кучу не получалось, но настроение было хорошим. Ноги тоже особо не подчинялись, но я всё же заставила себя подняться и пройтись вокруг дерева пару кружков. Да и по надобности утренней отлучиться. Зато как хорошо-то! Вокруг тишина! Ни души! Не орёт никто, никуда спешить не нужно, и вокруг зелено-зелено! Налюбоваться до рези в глазах хочется!

Когда, наконец, осознала себя целостным существом, попыталась думать практично. Теперь же от меня зависела моя жизнь, никто больше этого делать не будет. Волшебное ощущение! Пугающее, но в то же время, почувствовав раз – не откажешься!

Так, в первую очередь нужно привести себя в порядок. Добрела обратно до дерева, стащила сумку вниз и начала рыться, вываливая содержимое прямо на землю. Какой бардак! Ужасно! Когда я собиралась дома, балбесина великовозрастная, не взяла с собой ни зубной щётки, ни влажных салфеток. Спасибо той же Людмиле Васильевне, что снабдила меня всем. Только сейчас я начинала понимать, сколько всего не учла, сколько мелочей важно иметь, когда ты сам по себе! Хорошо хоть, подаренную щётку сунула в сумку сразу. Жаль, пасту не догадалась… Но хоть так! А то пока до села дотопаешь, зубы сгниют напрочь!

Бутылка вывалилась из рук в самый неподходящий момент. Только я наклонила ее, неловко зажав между рук, чтобы налить в сложенные ладони, она резко дёрнулась, сделала кульбит и упала на землю в двух метрах от меня. Я ей ещё и локтем наподдала, когда поймать пыталась. Вот же ж… плохая! Плохая бутылка! Ладно, сама виновата… Воды осталось на донышке, поэтому я решила больше не рисковать и просто допила. Неосознанно поискала рядом урну, чтобы выкинуть пустую тару, и тут же согнулась пополам от хохота. Зато настроение тут же подскочило. Я ведь в лесу! Леший знает, где вообще!!! И никто меня не найдёт! Как же хорошо! Вот вообще не скучаю ни по кому! Ни по маме с папой, ни по Славе, ни по универу, ни даже по комнате своей! Будто и не было у меня никогда дома, а сейчас я только на пути к нему! А бутылка пусть в сумке болтается – пригодится.

Речки поблизости не наблюдалось; никакого журчания даже очень мелкого ручейка. Ни вчера, ни сегодня. Ладно, лесник сказал, что дальше будет, главное с тропы не сходить. Съела шоколадный батончик и тут же пожалела – пить захотелось ужасно! Вытряхнула пару последних капель на язык, но это мало помогло. Всё, значит, больше есть до реки или села не буду. Ничего, вытерплю! Иногда на всяких тренингах или мероприятиях приходилось и не такое выдерживать! И всего лишь поголодать и помучится от жажды, гуляя по прекрасному лесу однозначно круче, чем лежать неподвижно четыре часа, пока мастера наращивают не нужные тебе ресницы или наводят мэйк для двух часов съёмки. Кому-то это нравилось и казалось мелочами, для меня же это было пыткой! Зато теперь я однозначно закалённая! Так просто не проймёшь! Вот так-то!

Ну что, надо собираться в путь? Сгребла вещи, утрамбовала одеяло и перекинула уже порядком запачканную куртку через лямку. Не очень удобно, конечно, но в ней сейчас совсем жарко. Какой же Крым тёплый! Я аж зажмурилась, наслаждаясь. Огляделась, вдыхая пряный воздух, и… похолодела. А идти-то куда?! Где тропа-то? Да, была вчера, по ней и пришла сюда – в рощу. Но тут-то ни травы не растёт, ни чего-то ещё. Вся роща выглядит одинаково! Засыпана прелой листвой и ветками. А я ещё, дурёха тоже, находила кругов вокруг своего дерева, со всех сторон листву встопорщила и поди пойми откуда пришла?

Так, спокойно! Спокойно! Я не дура, я сообразительная и смелая. Без паники, без паники!

Встала на месте, выдохнула и заставила себя успокоиться. Когда я вчера шла, я увидела дерево с удобными ветками издалека, ветки заприметила с правой стороны от ствола. Вот они, родимые, справа от ствола. Значит, пришла я оттуда. Сделала десяток шагов в том направлении и опять повернулась. Да, так это и выглядело. Тропа до рощи от дерева, где я козой притворялась, шла почти прямо, не петляя, значит, направление туда. И по идее, если тропа шла вот так прямо, значит, она и здесь продолжается, просто из-за особенностей почвы её тут почти не видно, но если идти в этом же направлении, то вскоре я на неё опять наткнусь. Люди обычно не усложняют себе задачу, они идут по самому удобному и прямому пути! Значит, если на дороге мне не встретится какое-то препятствие, можно будет считать, что с тропы я не сходила. Наверное.

Прерывисто выдохнула, но начала успокаиваться. Да ничего не случится! Куда-нибудь да выйду, это точно! Рано или поздно. А ночевать в лесу оказалось приятно, даже не смотря на затёкшие конечности и мешки под глазами как у древнего китайского учителя.

И вообще, мне сейчас главное бы воды найти, а так я и ещё пару раз заночевать в лесу смогу, если что! Запасы, конечно, были небогатыми, но хватит на дня два. Правда, при условии, что я буду питаться чуть более калорийно, чем мамина знакомая анорексичная моделька. А там, гляди, и до какого-нибудь Джанкоя дотопаю. Так что нечего нюни разводить. Саша вон часто мне повторял, когда мэйк делал: «а вы что же, душенька, думали, просто будет?». И тут непросто, но ничего! Я сильная!

Вздёрнула нос и сделала первый решительный шаг вперёд. Не могу вспомнить, кто там эту умную мысль сказал, но точно был прав: любая дорога начинается с первого шага и из шагов же состоит. Так что моя задача и не сложна даже. Просто шагать. И это здорово!

Миновал час. Роща всё продолжалась и продолжалась. Каштаны были одинаковыми, а опавшая листва гасила звуки. Сначала я и не думала, что она может быть такой огромной, а потом начало казаться, что я хожу кругами. Вроде, направление прямое, как стрела, но не может же она длиться вечно? И где в природе такое бывает, чтоб ни деревца, ни кустика другого, только огроменные, как энты, каштаны да голая земля. Они будто не хотели меня выпускать. Поймала себя на мысли, что становится жутко, паника подползает и подползает. И ведь, и правда, помощи-то и спросить не у кого!

«Не сдамся!». Упрямо попёрла дальше.

Но как я не старалась, в голове помимо воли уже начали вспыхивать заголовки прессы о том, что дочь богатой семьи была найдена мертвой в лесу, спустя три года после пропажи. И фото плохого качества, где тоненькие истлевшие косточки припорошены жёлтыми каштановыми листьями, а рядом лежит пустая бутылка. И обязательно в крышечке с дождевой водой какой-нибудь жук. Фу, господи! Встрепенулась от своих мыслей и огляделась, прогоняя наваждение. Придумаю же тоже! Богатая фантазия!..

Но ведь, и правда, что-то не так. Сначала мне казалось, что я иду, и солнце движется, поднимается там по небосводу и всё такое, ну и ветки заслоняют то тут, то там. Но теперь ясно видела: солнце светит с разных сторон! Я иду прямо, а оно – то слева, то справа, то вообще сзади!

Нет! Не расплачусь! Я не трусиха! Никогда больше не буду трусихой! Никогда!

Села-таки на землю. Вытерла слезу рукавом, зарычала, но рык перешёл в банальное девчачье нытьё. Ладно, сейчас пять минут поною и возьму себя в руки. Психологи говорят, что иногда это нужно делать. Полезно для здоровья.

Достала телефон. Интересно, если его быстро включить, меня успеют засечь? Или я пересмотрела всякой низкопробной фантастики? Хотела твёрдо вернуть его в недра сумки, но слабовольно нажала кнопку запуска. Я быстренько!

Экран зажёгся, заставка, дурацкие обои, которые мама сказала поставить. Сеть не найдена. Я просидела минуть пятнадцать, наверное, но кроме часов, сбившихся напрочь, телефон больше ничем порадовать меня не смог. Ни интернета, ни мобильной связи, ни геолокации, даже экстренные номера не работали – я набрала, чтобы сразу трубку бросить, если гудки пойдут. Просто светящаяся игрушка. Но, с другой стороны, даже отлегло как-то. Значит меня не найдут, хоть я его и включила по собственному слабоволию.

От часов тоже никакой пользы: сбились вместе с датой. Её я как-то настроила назад, а вот сколько сейчас времени? Один Ярило, чтоб вас всех разъярило, знает. Ну, часов двенадцать, наверное? Часики на руке были не лучше, толку что механические: стрелка не двигалась. Забыла вчера вечером завести.

Так, ладно, и леший с ним! Счастливые часов не наблюдают! На кой они мне сейчас? Выключила телефон опять и впихнула на самое дно. Зато я наконец-то успокоилась, могу соображать лучше. Значит так. Вчера утром, примерно в то же время, когда я шла в районе дороги, где лесника встретила, солнце светило мне в левый глаз. Спереди, но слева. Значит, я на юг шла. И если тропе и лесу я доверять не могу, то Солнце-то это точно ориентир! По нему даже корабли ходят. Или по звёздам? Неважно, Солнце тоже звезда! Всё! И пусть я ещё не до конца стала смелой, зато я упрямая, как баран!

Поднялась на ноги, с силой зажмурила глаза так, что аж лицо сморщилось, расставила руки вперёд и в стороны, сжала зубы и начала медленно поворачиваться, ища солнечные лучи щекой. Есть. Так, а теперь не сдаваться! Ни в коем случае!

Первый шаг делать было не так боязно, я же видела, что меня окружает, но через четыре-пять начала возвращаться паника. Не открою! Руки с коленями дрожали, я согнулась в три погибели, шаря перед собой и руками, и ногами. Главное солнце не потерять! Не сдамся!

Я не открыла глаза даже тогда, когда споткнулась о здоровенную корягу. Всхлипнула в ужасе, но напрягла и так уже болевшие веки ещё сильнее, чтобы не открыть. Упрямо, с тупой бараньей упёртостью, продолжала идти вперёд. Только на свет, только так. Я. Не. Сдамся!

Сейчас казалось, что воздух сгущается, даже дышать было трудно. Вроде, был тёплый, уютный, а теперь, будто мимо метро прошла. И давит что-то, прямо на мозг, и желудок скручивается. Будто и правда лес выпускать не хочет. Поймала смачный удар мохнатой каштановой ветки. Шипастая кисть заехала по исцарапанному носу. Нет! Ищу щекой солнце и иду!

Легчать стало в тот момент, когда я уже была готова сдаться. Чуть прохладнее, свежее. Ветерок ударил в лицо, а солнечные лучи, мигнув за какой-то веткой, засветили наконец-таки ровно. Запах изменился. Не уследила за мыслями, поглощённая надеждой, и глаза распахнулись сами по себе. Я тут же сощурилась назад, ослеплённая.

Это была опушка леса. Вышла-таки! Впереди широкая поляна, усеянная травой и цветами. Свежий ветер, небо синее-синее, лучи солнца сверкали на росе, покрывающей всё на поляне. Будто здесь утро только начиналось, тогда, как в роще я была уверена, что уже полдень. Ну вот, теперь можно.

И я рухнула, где стояла, и расплакалась навзрыд. Страху натерпелась-то! Господи, это как же? Сама не верю, что смогла! Что не открыла глаза! Прямо сейчас уже не знаю, как это вообще возможно? Боги, никогда я это не смогу повторить!

Но теперь, когда свежий воздух овевал лицо, когда гнетущая тёплая хватка рощи, вызывающая какой-то суеверный страх, осталась позади, мне начинало думаться: а зачем вообще нужно было это делать? Ну серьёзно, зачем крайности-то такие? Ведь можно было и с открытыми глазами идти, даже удобнее было бы и быстрее, и уж положение солнца вычислить в разы точнее было бы. Но, всё же, главное, что я вышла! Впереди цветущая полянка, опоясанная лесами справа и слева. Дальше впереди она ныряет в луг, простирающийся до невысокого холма. Что там за холмом не видно, но это же поправимо – можно дойти и узнать. На открытом пространстве, и правда, стало легче и на душе, и в мыслях. Всё хорошо будет! Просто буду идти прямо до ближайшей реки, а там решу.

Смачно высморкалась в салфетку, слёзы продолжали литься, но уже сами по себе, истерика отступала. Всё же я смелая! У меня получилось! Ну и пусть, что шла, как трусиха последняя, зато вышла! Обернулась и поёжилась: каштаны стояли неподвижно, ветер не заставил дрогнуть ни один листок. Жутковато даже как-то! Оттуда исходила мрачная душная и сонная тишина.

Меня передёрнуло, и я отвернулась. Нет уж, ни ногой я назад! А тропинку найду как-нибудь!

Поляна передо мной была невинна и чиста, я такие только в детстве видела, когда в поход ходила в школе. И то, там лес был облагорожен как-то, тропинки тоже, обозначения на деревьях и даже урны, а тут будто и не было никогда никого. Как в фильмах! Даже мусора никакого не затерялось среди травы.

Лес, окружавший полянку, был каким-то новым. Слева он всё ещё был похож на тот, в котором я вчера провела день, а вот справа стоял густой бор, с высокими соснами и небольшим подлеском на опушке. Впереди правее вдалеке виднелась горная гряда. Далече до неё, но уже понятно, что горы высокие, даже снег на вершине был. Или так из-за солнца кажется? Как Крымские горы могли быть видны отсюда, я не знала, но других здесь просто не могло быть, так что я лишь пожала плечами. Значит, я просто такая быстроногая.

Кстати, солнце было намного ниже, чем казалось в роще. Примерила, как научилась в книжках. Три ладони. Это сколько интересно? Вот как понять? Что мерить ладонями помню, а вот что это означает, запомнить не удосужилась. Ладно, это всё несущественно сейчас! Но как же хорошо всё-таки, что телефон не работает! Вот же дура! А если бы меня засекли?

Отовсюду – кроме каштановой рощи – были слышны песни птиц, заливистые, громкие и радостные. Весна никому не давала покоя!

И мне тоже. Слёзы высохли, опять моё шило в одном месте будоражит дурь. Ладно, пусть так, сброшу стресс, а то слишком много плачу последнее время. Стащила вещи и бросила на землю. Солнышко светит ярко, если промокнет от росы – быстро высушу! Отпустила себя и побежала вперёд с радостным визжанием. Как в детстве. Дурная-дурная, ну и пусть – никто же не видит! Опять, уже в который раз за последнее время, меня переполнило чувство счастья. Наконец-то можно отдаться ему полностью! И не прятать эмоции, как маменька с папенькой учили.

Набегавшись, упала на траву и посмотрела на чистое небо. Я была вся мокрая от росы, но мне было жарко. Сорвала травинку и съела её. Понятия не имею, съедобная она или нет. А, плевать! Роса сразу пробудила спящую жажду, и я принялась облизывать всю траву поблизости, в попытке напиться. Хоть что-то! Жажду не утолила, но однозначно стала бодрее, и если в роще я была сонная и уставшая, то сейчас ко мне вернулись силы, а боль в мышцах почти улетучилась, будто её и не было.

Села назад к вещам и принялась прилаживать сумку на место. Куртка неудобно болталась сверху. Может, ну её? Зачем она тут нужна? Теплынь-то какая! Хотя нет, а вдруг похолодает? И ночью спать удобнее. Да и неудобно как-то, тут чистота первозданная, а я… Даже стыдно стало. Так, это всё мелочи! Тоже мне, нашла проблему!

Набрала полные лёгкие воздуха, поднялась и двинулась дальше. Подойдя к импровизированному краю поляны, где цветы и низкая травка сменялись полем, заросшим более густой и однородной травой, вгляделась в горизонт. Не видно его, пологий холм, венчающий край поля, не давал простора взгляду. Наверное, это что-то сельскохозяйственное? Кто его знает, как оно по весне выглядит? Зелёное и зелёное, не видно, рядами оно тут растёт или как придётся. Но если где-то рядом деревня, то, скорее всего, это рожь какая-нибудь или овёс. Ладо, надеюсь, никто не обидится, если я пойду прямо? Не видно ж тропинки нигде. А с холма будет уже виднее, как к деревне подойти. Оттуда точно должен быть обзор. И я, весело припрыгивая, зашагала вперёд.

Какой простор впереди! И ни машин, ни людей! Боги, моя мечта сбылась! Я же грезила об этом в машине тогда, планируя побег! Только представила себе это три дня назад, и вот! Исполнилось! «Бойтесь своих желаний, они имеют свойство исполняться!». Так это же отлично! Да дай боженька здоровья тому, кто это придумал! Хорошо-то как!!!

– А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! – заорала что есть мочи и побежала вперёд, раскинув руки. – А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!

Долина была идеально гладкой: ни борозд, ни дорог, ни даже каких либо узеньких тропинок. Может, и не увидела, но какая разница?! Так хочется вот так, напрямик, будто летишь! Поле сплошь было покрыто сочной густой травой, куда более высокой, чем на полянке у опушки дивного леса. Она доставала почти до колена и приятно щекотала голень.

Я путалась в ней, высоко задирая ноги, чуть не упала и засмеялась. Остановилась отдышаться и впилась влюблённым взглядом в небо. Я дома! Да гори этот город синим пламенем с его серыми стенами и торговыми центрами! Присела и специально подкатала джинсы, чтобы чувствовать побеги, хлещущие по коже. Про змей конечно забыла. Не успеют! Быть благоразумной чаще раза в день у меня почему-то не получалось. Да и какое благоразумие, когда вокруг такое СЧАСТЬЕ?! Хоть ложкой ешь!

Бежать дальше сил просто не было, я побрела, опустив руки, чтобы щекотать ладошки зеленью. Никто меня не понимает, ну и ладно! Я сама себя понимаю, этого хватит!

Часы я завела и поставила на десять. Просто для собственного комфорта, ни о какой точности речи идти не могло. В городе спрошу. Или на заправке где-нибудь, как до дороги дойду.

Через полчаса я достигла подножия холма и решила сделать привал. Уселась на траву и не удержалась: достала шоколадку. Нет, ну пить же захочу! Нельзя. Лучше пусть это будет моя счастливая заначка. Я иногда так делала: в уголке сумки или на верхней полке в комнате хранила всякие почти бесполезные, но приятные вкусности. С моей-то мамочкой не побалуешь на сладкую тему. А в данный момент настроение поднимать было и не нужно – и так отличное. Свобода, радость жизни, прекрасная девственная природа, прямо как в книжках. Вокруг шелестела трава. Там и сям бегали серенькие полевые мышки. Они совершенно не пугались заблудшей к ним путницы. Видимо, просто не знали, что это за такое животное странное, и поэтому не считали нужным меня бояться. Хотя, по идее, нужно было бы наоборот. Может, они меня за корову приняли?

Одна мышка копошилась прямо у ног. Хорошо, что я их не боюсь, вообще не понимаю, как можно такую пушистую прелесть бояться? Она любопытно обнюхивала пятку и смешно дёргалась, когда я шевелилась. Я улыбнулась и аккуратно, чтобы не спугнуть, порылась в сумке и отломила кусочек печенья, что лежало сверху начатой пачки. Мышка сначала испуганно дёрнулась, а затем осторожно обнюхала угощение, аккуратненько взяла его ручками и с довольной мордочкой стала грызть.

Я глупо гыкнула и расплылась в улыбке. Диснеевская принцесса прямо! Не хватает ещё синички на плече!

Минут через пять меня начало клонить в сон, и я решила идти дальше, чтобы не заснуть прямо посреди поля. Солнце сморило, видать. Не выспалась я всё-таки ночью. Если бы не надо было искать воду, прикорнула бы прямо здесь, пока тепло и воздух такой душистый! Но надо, надо идти.

На программу максимум я пока не рассчитывала, найти город можно будет потом, а так деревеньку какую глухую – самое то. Может там и останусь. Думаю, денег, что у меня с собой, хватит снять домик захолустный или хоть комнату у какой-нибудь старушки на пару месяцев. А потом, как устаканится, буду думать.

А вообще, может, куплю еды, да и пойду в леса дальше? Не вижу проблемы! Спать тепло, ручей найду – должен же он где-то быть! Ну не найду, куплю себе пятилитровую канистру и буду таскать, заодно мышечный рельеф проработаю, чтобы фитнесс-красотки обзавидовались в край! Да и вообще вряд ли я дойду сразу до Симферополя, так что жди меня глухомань! Я иду!

Подъём был несложным, а, может, просто эйфория от ощущения свободы заглушала всю усталость. Лишь слегка запыхалась. Специально до самого верха не смотрела вперёд, только под ноги, хотелось сделать себе сюрприз. Казалось, что за холмом я найду что-то волшебное, новое! Так и оказалось…

Вид, открывшийся с вершины, поразил меня. Сначала охватило чувство восхищения, выбившее из головы все мысли как долотом. А следующим ударом этого долота – чувство глубокого недоумения. Дело в том, что перед моими глазами предстала прекрасная картина природы во всём её великолепии, но нигде, до самого горизонта, не было ни намёка на то, что здесь обитают люди. Ни дыма, ни срубленных деревьев, ни даже мусора хоть чуть-чуть не было нигде, докуда дотягивался взор. Это была поистине девственная природа, ни разу не принимавшая в свои объятия кого-либо из человеческой породы. И если бы не лёгкое безумие от эйфории и лесные мечты, или при наличии хоть какого-нибудь скудного разума, я почесала бы затылок и развернулась обратно. А так, обойдясь только первым, задумчиво пошла дальше. Передо мной был спуск с холма, вдоль подножия которого бежала неглубокая речушка, поворачивающая вдаль и теряющаяся между холмов где-то слева и впереди.

Ну вот, хотя бы вода нашлась. Холмистая местность простиралась далеко вперёд, и только там, куда устремлялась река, были видны невысокие горы с острыми краями. И ещё та горная гряда далеко справа, теперь с вершины её было видно лучше.

Я спустилась к реке и, недолго думая, разделась догола и с разбегу ворвалась в воду. Назло родителям я уже давно старалась закаляться, а зимой умудрялась даже иногда втихаря моржевать из ведра, если мы ночевали за городом на своей даче. Отец падал на застывшей луже и жутко ругался, но я так и не призналась ни разу, что это моих рук дело.

Но всё же вода была довольно холодная, так что омовение продлилось недолго, и я, счастливая и довольная, клацая зубами, вылезла обратно и принялась бегать по траве, чтобы согреться. Холод малость привёл в порядок мысли, но от желания идти дальше я не отказалась. Благо, солнышко припекало совсем уж по-летнему – не успею простудиться. Ладно, раз уж так, пойду-ка я по течению. Этот закон я ещё со школы помнила: люди чаще всего строят жильё на реках. Это почти дорога, рано или поздно наткнусь на кого-нибудь. Лесник же говорил, что где-то здесь деревня есть, так что по логике она либо выше по течению, либо ниже.

Решила идти вниз. Любая река ведь впадает в море, а оно должно быть где-то тут, рядом. А там, на побережье, жильё точно есть. Ну, это так, на крайний случай.

Обсохла, оделась, набрала воды и съела-таки шоколадку – теперь можно. И в путь с новыми силами!

Места были красивыми, я то и дело забывала, куда и зачем иду, и зависала на одном месте, глупо раскрыв рот и любуясь на луга, холмы, огромные валуны и лесную поросль. Местность понижалась, слева от меня всё вырастали холмы, покрытые густыми лесами, всё больше и больше начиная напоминать горы. Река прибивалась к ним, будто змея у стекла в террариуме.

Из-за завораживающих красот идти было несложно, они отвлекали от большинства неудобств и притупляли голод. Я на ходу дожевала пачку печенья, но вторую – последнюю – открывать не стала. Потом. Солнце катило по небосводу, сначала слепя, теперь уже – грея правое плечо. По идее это значит, что я иду на юг, вот и хорошо. Но почему до сих пор жилья нет? Ворон считаю – вот и нет! Ладно, значит, ещё раз заночую в лесу в крайнем случае. Всё меньше хочется этого, а хочется горячего чаю и мяса жареного, но если придётся, то чего уж там? Боевое крещение на каштане я же прошла.

К вечеру я добралась до самых настоящих гор. Сама не заметила, как это произошло, местность очень плавно превращалась из холмистой в скалистую. Редкие деревья, встречающиеся в начале пути, теперь заменил сосновый лес. Я, наконец, почувствовала усталость, которая вдруг в один миг навалилась всем своим грузом.

А я всё ещё шла вдоль реки. Слева была сплошная скалистая стена, а справа густой сосновый бор. Перелезла по камням через заводь и зашла под сень деревьев. Начало темнеть. Пора искать хоть какой-то ночлег. Куда я в темноте забреду, было ясно, поэтому пришлось искать уютное место поблизости.

Недалеко от реки среди деревьев я сбросила с себя сумку и пошла собирать хворост, чтобы развести костёр. Благо мне хватило ума взять с собой зажигалку. И пусть я провозилась как минимум полчаса, пытаясь своими неумелыми руками разжечь хоть сколько-нибудь жалкий костерок, но в результате таки смогла обеспечить себя очагом.

Я, конечно, понимала, что в лесу небезопасно, но всё же мне показалось что под деревьями уютнее, чем под открытым небом у реки. Какая-то иллюзия защиты, что ли? Огонь разгорелся как раз к тому времени, когда окончательно стемнело. Я походила ещё вокруг, собирая дрова впрок, притащила огромную охапку и только тогда стала разбирать вещи, чтобы приготовиться ко сну.

На ужин разрешила себе съесть пачку лапши из поезда. Редкостная гадость! Воду грела на костре в стаканчике из фольги от той же лапши. Хорошо хоть догадалась! Пришлось пять раз греть этот закопчённый «напёрсток». Нормальной еды просто не было, если бы не эта отвратительная лапша, мне бы пришлось совсем худо. Не знаю, что было с моей головой, но больше ни один лист, содранный с дерева, не казался мне хоть сколько-нибудь съедобным. Листьев непонятной рукколы тоже не встречалось ни разу. Мозги у меня помутились, что ли, от радости?

Перспектива остаться голодной серьёзно взволновала меня. Сознание приходило в норму, эйфория медленно покидала взбудораженный мозг, и я смогла мыслить более трезво. Хотя и не настолько трезво, что бы прийти в ужас. Я всего лишь почесала затылок и решила не думать об этом перед сном. Как Скарлетт – подумаю завтра. Меня больше волновал вопрос наличия волков и тому подобной живности в этом лесу. Здесь было отнюдь не так тихо, как в каштановой роще накануне: деревья шелестели, ночные птицы хлопали крыльями, да ещё и водопад неподалёку шумел. От непривычки я боялась любого шелеста. Завернулась в куртку и шарила глазами по темноте.

Успокаивала только мысль о том, что, по идее, волки боятся огня, и пока горит костёр, этот освящённый пятачок никто не посетит. Я долго приглядывалась и прищуривалась, и, в конце концов, от этого же и заснула.


Проснулась поздно, уже после полудня, наверное. Костёр потух, рука затекла, но это было не страшно, главное, что я была цела и невредима! Это приободрило, но тут же я вспомнила, что осталась почти без еды, и на этот раз эта мысль ударила в голову со всей своей силой. Я испугалась не на шутку. Моё состояние ухудшалось ещё и ярко выраженной простудой, которая обнаружилась сразу после пробуждения, и теперь из простого насморка превращалась в отвратительнейший, когда невозможно дышать, а на глаза постоянно наворачиваются слёзы. Только этого мне не хватало для полного счастья! Пора было начинать бить тревогу, но у меня пока что ещё остались силы взять себя в руки.

Я встала, потопталась на месте, сходила к реке, умылась, съела предпоследний шоколадный батончик, от которого больно скрутило живот, и принялась собираться. Куртку снимать не стала – меня морозило и бросало то в жар, то в холод. Хорошо, что я её взяла! На этот раз мышцы болели довольно серьёзно, да и отдохнула я ещё хуже, чем в прошлый раз.

Было холодно! До жути! Сверху от куртки и ничего вроде, а от земли – могильный холод просто! Тонкое одеяло вообще никакой пользы не приносило! Да сожги я его, и то больше тепла бы получилось. Под утро так задеревенела, что только с восходом смогла заснуть так, чтобы увидеть сны. Дурацкие и беспокойные.

Еле собралась, затушила остатки костра и пошла дальше. Куда идти, я не знала, во все стороны, куда ни глянь, был всё тот же абсолютно безлюдный лес. Путь вдоль русла перегородили скалы, а за ними начинался непроходимый участок с острыми камнями и кустами какой-то то ли ежевики, то ли шиповника. Придётся сворачивать правее.

Набрала воды, напилась впрок и потопала. Сначала ещё думала, что позже вернусь на звук воды, но огибая очередные препятствия, в скором времени осознала, что уже не получится. Я окончательно заблудилась. Бесповоротно.

Села на поваленный ствол, сбросила сумку с плеча и расплакалась. Надо было искать тропу! А не переться напрямик через то поле! Пошла бы по опушке и нашла бы! Где-то там же она должна была выходить! Дед сказал, что там деревня впереди, а куда ещё могла вести тропа, по которой я шла?! Грёбанная роща! Всё мне испортила!

Высморкалась прямо на землю и вытерла нос рукавом.

Накануне я прошла довольно большое расстояние, и непривыкшее тело всеми силами требовало, чтобы его помыли, переодели, покормили нормально и положили на диван под плед. Да ещё теперь добавилась эта простуда, которая отнюдь не радовала. Так что настроение практически невозможно было повысить хотя бы до уровня нормального. Боги, не пропасть бы совсем! Да и каких богов я поминаю постоянно, дура я? Нахваталась из книжек, а теперь, когда впервые захотелось по-настоящему помолиться кому-нибудь, поняла, что и не знаю. Какому богу? Каким, к лешему, богам? Святому Луи Ветону? Или пресвятой богородице Мерсéдес? В кого я вообще верю-то?

Бабушка мне рассказывала когда-то что-то про Христа, даже Библию читала, да как-то без увлечения, скорее для образования. Она и сама была скорее скептиком, да и росла в те времена, когда порицалась любая религия кроме Марксизма-Ленинизма.

Вот и кому мне молиться? Впервые захотелось по-настоящему, а я не знаю… Хоть Мелитэле молись! Один результат будет…

А после обеда начал моросить дождик, что окончательно вывело меня из себя. Поймав большую холодную каплю за шиворот, я выругалась так, как не ругался мой красноречивый в таких вещах папочка! И, как ни странно, стало легче. Злость придала сил. Назло всему, что меня расстраивало, стала идти быстрее, поочерёдно то ругаясь как сапожник, то смеясь и горланя песни. Сопли стекали по подбородку и капали с кончика носа, я сдувала их в перерывах между сквернословиями. Со стороны это уже больше походило на приступ безумия, но тяжело остаться в трезвом уме, находясь в таком положении, как я, всю жизнь жившая в мегаполисе, и, чего греха таить, всё же избалованная и разнеженная девица.

Лес из соснового медленно перешёл в смешанный, а затем в лиственный. День прошёл, так и не подарив хоть какую-то надежду. Небогатый ни на события, ни на перемены. Лес, редкие скалы, полянки и ручейки, где я пополняла запасы воды – ничего примечательного. Хотя, к вечеру прекратился насморк, видимо обидевшись на то, что ему не уделяют должного внимания и не позволяют опустить меня в привычный анабиоз саможаления, и это хоть немного, но радовало.

Температура напротив стала выше, меня шатало из стороны в сторону, и я всё чаще спотыкалась. Даже есть уже не хотелось. Открыла пачку печенья, но съела всего пару штук. У меня больше нет ничего. Последняя лапша, дурацкие бессмысленные сладости и сырая ледяная вода – всё. Кажется, я пропала…

В конце концов, я залезла по крутому склону и оказалась на небольшой полянке. Было уже совсем темно, я проморгала закат. Ничего не разглядеть. Костёр, на который я потратила последние силы, тоже особо не помог, да и разгореться толком не разгорелся – дрова были совсем сырыми. Повонял немного и потух. Истратила последние салфетки на растопку, да всё без толку. Хорошо хоть дождь давно закончился, и небо очистилось, вроде и земля подсохла на первый взгляд. По идее на самом высоком месте поляны должно быть суше… Придётся заночевать прямо здесь, идти дальше бессмысленно.

Засыпая, я старалась не думать о том, что ждёт меня завтра, если я не найду людей. Я как самая глупая девчонка, сама загнала себя в ловушку, окрылённая наивными мечтами о свободе. Мне совсем не хотелось умирать от голода в диком лесу. Ведь даже умей я готовить грибы, вряд ли бы я смогла отличить хорошие от ядовитых. Да и где они весной? Ни ягод, ни плодов на деревьях ещё и в помине не было, лес упорно отказывался поддерживать мои слабеющие силы.

Я заплакала, вспоминая все свои тяготы: и нынешние, и те, что остались позади, в прошлой уже жизни. Я плакала так же самозабвенно, как вчера смеялась, валяясь в траве. Мне было страшно, реальная жизнь беспощадно врывалась в мою мечту. Затея уже не казалась такой прекрасной, сейчас я чувствовала себя просто малолетней дурой, которая так хотела вырваться, что совсем не подумала о том, чем это может кончиться.

А ведь знала, знала! Но на что-то вознадеялась… Глупая! Какая же я глупая! Какая же я слабая, боже! Ну, куда я такая слабачка попёрлась?!

Я ругала себя за эту беспечность и дрожала. Животный страх за свою жизнь подступал к сознанию, и чтобы не впасть в панику, я завернулась с головой в отсыревшее тонкое одеяло из овечек-девственниц, которое, не смотря на свою цену, совершенно не грело, и глядела через щёлочку на еле тлеющие угли моего жалкого костерка. Я старалась сосредоточиться лишь на этом ярком пятнышке среди окружающей тьмы. Лишь бы не сойти с ума, иначе меня уже никто не сможет спасти, да и надеяться особо не на кого, только на себя. Как же это страшно, когда всё зависит только от тебя! Когда больше просто не на кого рассчитывать. И всё такими мелочами теперь кажется! Господи боже, ну правда! Такие же мелочи это всё! Почему я об этом только сейчас подумала? Только сейчас поняла?!

Я подскочила, нашарила телефон в сумке и включила дрожащими руками. Ну?! Где сеть?! Божечки, ну где она?! Должна же быть! Набрала экстренный номер, но ни гудка! Ещё и ещё раз – ничего. Слёзы катились по лицу, нос заложило совершенно. Открыла вызовы и набрала номер в избранном.

– Мама!!! Мамочка!!! – гудков не было, я просто держала телефон перед собой и раз за разом набирала ненавистный номер и кричала в трубку: – Мамочка!!! Мама, забери меня отсюда! Мамочка, пожалуйста! Заберите меня, прошу! Простите меня за всё!!! Я была неправа, мамочка!!! Пожалуйста, ответь! Забери меня назад! Мама!!!…

Дубы

Утро наступило рано, просыпалась я тяжело. Открыв глаза на миг, вновь засыпала, не успев даже повернуться на другой бок. Вчера я пролежала, плача под одеялом, около часа, но потом усталость всё же взяла своё, и я забылась тяжёлым и беспокойным сном.

Окончательно очнулась уже, когда солнце встало и начало припекать. Я лежала, глядя в никуда, и пыталась вспомнить, как меня зовут, и где я, кто я? Мысли собирались с трудом, но с ними пришло какое-то странное ощущение, которое становилось все навязчивее. Мне казалось, что на меня кто-то неотрывно смотрит.

Я приподнялась, и обшарила взглядом ближайшие кусты, но никого не увидела. Нехотя поднявшись, размяла затёкшие конечности и вновь огляделась. Я не видела никого, но ощущение было настолько сильным, что я решилась поддаться:

– Я не знаю, кто вы, но я знаю, что вы здесь. Пожалуйста, покажитесь! Я уже три дня не разговаривала с человеком! Я не причиню вам никакого вреда, правда! Пожалуйста, покажитесь!

За кустами что-то зашевелилось, но так никого и не показалось. Я перепугалась, что, может, это и не человек вовсе, а хищный зверь и заорала:

– Пожалуйста, не молчите, мне страшно!

Кусты опять зашевелились, и из-за них выглянула румяная мордашка, принадлежавшая на вид мальчишке лет десяти. Я облегчённо вздохнула:

– Слава богу, вы человек! Я уже три дня брожу по лесу, у меня совсем не осталось еды, и я не знаю, куда мне идти! Мне очень нужна ваша помощь!

Мальчишка исчез, но зато через несколько секунд, вышел сам с другой стороны поляны, неся с собой какой-то узелок. Он подошёл на безопасное расстояние, и я смогла получше его разглядеть.

Это, и правда, был мальчишка, но какой-то странный. Даже для ребёнка он был слишком мелковат, а вот глаза у него были уже не детские. Он походил на карлика, но был настолько ладненьким, что я отбросила эту мысль. Одет он был в рубашечку простого покроя, и тёмные льняные штанишки. Простой-простой сельский стиль. Ноги босые, но то ли грязные, то ли в шерстяных носках – я не могла разглядеть. Казалось, что они покрыты густой русой шёрсткой.

Я зажмурила глаза, а опять открыв их, убедилась, что ноги у него действительно были на удивление волосатыми. Нервно хихикнула, вспомнив незабвенное творение Джона Толкиена, и сглотнула, надеясь, что мальчик не галлюцинация. Он в это время подошёл чуть ближе и положил узелок на землю, а затем по-заячьи отпрыгнул и опять скрылся за ближайшими кустами, правда, оставив в этот раз выглядывать свою мордашку.

Я проводила его взглядом, а потом посмотрела на узелок. Из кустов раздался низковатый для мальчика, но приятный голосок:

– Там бутерброды с сыром и два яблока – угощайся.

Я не поверила своему счастью и подхватила узелок. В нём действительно оказались чудеснейшие, благоухающие булочки, намазанные толстым слоем восхитительного маслица и накрытые божественнейшим свежайшим сыром. Я вспомнила, где я и что происходит, только когда хвостик последнего яблока заставил меня поперхнуться. Оказывается, проглотила яблоки вместе с огрызками и даже этого не заметила. Никогда раньше так не делала.

Подняла взгляд: мальчик всё так же выглядывал из-за кустов, но теперь он улыбался. Я тоже улыбнулась и искренне поблагодарила его и чуть опять не заплакала на радостях. Протяжно шмыгнула носом.

Мой благодетель осторожно выбрался из-за куста и подошёл:

– Теперь я вижу, что ты, и правда, голодная. Значит, не врёшь. Как ты тут оказалась? С этой стороны к нам люди уже лет пять не приходили, там и тракта-то нет. Да и говоришь ты как-то чудно, и одежда тоже… Ты не блаженная случайно? – парнишка опять насторожился.

– Нет, – улыбаясь, помотала головой и вытерла вновь мокрый нос. – Хотя я теперь уже не уверена на сто процентов. Я ушла из дома, мне пришлось убегать в лес. Я шла три дня, всё думала, что наткнусь на какое-то село, но до сих пор не встретила ни одной живой души! Я уже думала, что умру здесь! Я так рада, что вы меня нашли! – у меня опять навернулись слёзы на глаза.

– Как странно ты говоришь, я тут один, разве не видишь? – развёл руками пацан. – А ты говоришь «вы». Ну да ладно, раз такая беда, то идём, я отведу тебя к нам в гости, накормим тебя да одёжку тебе попытаемся найти, а то в этой тебя и впрямь за блаженную примут. Хотя кто их знает, этих людей, какая у них нынче мода в столице?..

Последнюю фразу он говорил, уже развернувшись и направляясь к тем самым кустам, где прятался в самом начале. Я спешно похватала свои вещи и поспешила за ним.

За кустами обнаружилась узенькая тропинка, мальчишка подхватил валяющуюся на обочине удочку и другой узелок, в котором, по всей видимости, трепыхалась свежепойманная рыбёшка. Двигался он так проворно, что я еле поспевала за ним.

– Постой! – пропыхтела я, взваливая в очередной раз на плечо свою неудобную и уже потрёпанную сумку, перевешенную курткой и еле запиханным одеялом. – Как хоть зовут тебя?

Парень остановился так резко, что я чуть не налетела на него. Он хлопнул себя по лбу, и широко улыбнувшись, поклонился:

– Меня зовут Элниниум Брин, я представитель древнего рода Бринов, жившего ещё до основания нашего города! Но можешь называть меня просто – Элни.

Я оторопела, от такого напыщенного представления, но вежливость требовала ответа в таком же тоне:

– Дарья Сергеевна Линова, эээ… представитель… никакого рода… я не знаю своих настоящих родителей. Ээ, можешь называть меня – Даша.

И я, совсем смутившись, уставилась на свои ноги. Почему-то с этим мальчишкой я совершенно не чувствовала себя взрослой, будто он был мне ровесником, а не молокососом на десять лет младше.

Всё же странный, не могу понять, в чём дело? Ну, ведь, правда, на хоббита похож! Ну, вылитый! Просто берёшь его и на съёмочную площадку без грима. Но не скажешь ведь ему об этом? Кто его знает, может, обидится… Может, его вообще тут за это дразнят, а я – на больную мозоль? И всё же озорные мысли плясали и плясали в голове: ну идеально же вписывается! Элайджа Вуд бы обзавидовался!

«Хоббит» точно так же недоумевающее посмотрел на меня, но ответ его, видимо, устроил, и он, улыбнувшись, зашагал дальше. Я хотела было спросить, что за город, куда мы направляемся, но он строго сказал мне, что сначала меня надо накормить да отмыть, а только потом разговорами баловать, а то рассопливилась. Я не стала спорить, этот подход был идеален сейчас!

Шли мы минут десять. Я недоумевала, как я вчера не заметила поселения? Городок, больше походивший на большое село, располагался совсем рядом, в спускающейся долине, которая хорошо просматривалась с холма, где я ночевала. Запах дыма долетал даже сюда, и мычание коров да блеяние овечек доносилось вполне отчётливо для того, чтобы я могла их услышать, не будь так поглощена мыслями о своей скорой безвестной кончине.

Городок выглядел уютно-уютно! Куча домиков со светлыми белёными стенами, зелёные крыши, как в глухой северно-европейской деревеньке – почти сказочный. Не подозревала, что здесь что-то такое может быть. Загаженные бутылками улицы и покосившиеся гаражи из профлиста, огороженные рабицей ожидала, а такое точно нет! Домишки были маленькие-маленькие, будто игрушечные, кровля покрыта мхом, уютные палисадники, и всюду цветы! Красивее только на картинках видела! Но чем ближе мы подходили, тем больше я понимала, что здесь действительно всё очень маленькое. Я нервничала.

Внизу, когда мы уже ступили на широкую улочку, выбивая пыль из-под ног, я обратила внимание, что взрослых в городе нет. Огляделась направо, налево и села на землю, где стояла.

Прямо напротив, возле калитки, опираясь на плетень, курил трубку самый натуральный хоббит! Иначе никак не назвать! Низенький, полноватый и опрятный мужичок с русыми кудрями, крупноватыми круглыми ушами, румяным лицом и здоровыми ступнями с лоснящейся седеющей шёрсткой на голых пятках. Он очень неодобрительно смерил меня взглядом и повернулся к супруге в чепчике. Да, это был взрослый, солидный, полноценный хоббит! Кажется, я до сих пор не проснулась. Или я просто умерла и смотрю светлый предсмертный бред, и скоро засияет свет в конце туннеля? О да, а вот и он… Аккуратно прилегла на локоток, глядя на растущее неодобрение в глазах мужичка, криво улыбнулась и начала проваливаться в какую-то успокаивающую слабость.

Элни подбежал и стал махать ладошками, обдувая моё лицо.

– Вот беда-то какая! Голодный обморок! Даша, очнись! Я же тебя не донесу!

К нам подошли любопытные селяне, все как один самые настоящие хоббиты. Лица неприветливые, подозрительные. Я ошалело глянула на них, а затем осипшим голосом спросила мальчишку:

– Элни… ты не человек, да?

Он оценивающе посмотрел мне в глаза, ожидая нового припадка, но поскольку его не последовало, а взгляд мой был полон мольбы, как-то неуверенно ответил:

– Ну, это крепко приложиться надо, чтобы фиря с человеком спутать… Я – фирь, мы называемся так, а ты что подумала?

Чем эти фири отличаются от хоббитов, я не знала, но, кажется, это оказалось последней каплей, и я таки потеряла сознание. А когда очнулась, отфыркиваясь от вылитой мне на голову ледяной воды, начала истерически смеяться, и не могла успокоиться, пока Элни не надавал мне пощёчин.

Зрителей прибавилось, а с их количеством прибавилось и неодобрительности во взглядах. Мне здесь явно были не рады, хотя выставлять отсюда никто пока не собирался, по-видимому. Хоть это радовало. Я попыталась неуклюже извиниться, поднялась, и шаркающей походкой пошла за Элни. Он шёл теперь намного медленнее, и постоянно оглядываясь – не случится ли со мной ещё чего-нибудь внезапного.

Как я дошла до маленького белёного домика с зелёной крышей – не знаю. Следующие несколько часов прошли для меня, будто я была вдрызг пьяна. Я даже почти ничего не могла вспомнить, лишь отрывочные картины: маленькая банька, румяное личико девочки с русыми кудряшками, полотенце вафельное, стол с белой скатертью, суп в маленькой тарелочке с ломтями белого хлеба, спаленка с крошечными кроватками, и уже подходящая лежанка на полу.

Как сказал мне Элни, я проспала семнадцать часов. Охотно в это верю, потому что проснулась я наконец-то отдохнувшей. Самым большим счастьем было убедиться, что это всё не приснилось! Хоть хоббиты, хоть фири, хоть бесы лысые! Я была счастлива, наконец, проснуться в тёплой, мягкой постели, пахнущей соломой и лавандой, среди разумных существ, а не в лесу у потухшего костра в обществе комаров и мошек! Я живая! Господи-боже, кто ты там есть? Спасибо!!!

Из-за двери доносился восхитительный запах свежесваренного борща и булочек с корицей. Я поднялась на ещё нетвёрдо стоящих ногах и поковыляла, ведомая этим дивным ароматом. Он раздавался из кухоньки сразу за дверью. Там суетилась миниатюрная барышня, со спины похожая на фарфоровую куклу своим платьицем в оборочках и длинными русыми кудряшками под жёлтеньким чепчиком. Та самая, которую я помнила. Она обернулась на моё шарканье и радостно закричала:

– Элни! Элни, иди сюда, твоя людина проснулась! – а затем уже мне: – Я так рада, что ты, наконец, встала, – она вытерла руки о передник и улыбнулась, – а то мы уже начали волноваться, что ты разболелась – так долго спала.

Я промычала из себя воображаемое «спасибо» и пошарила глазами по сторонам. В животе забурчало, но утренняя надобность формировала необходимую целеустремлённость. Пришлось срочно выяснять, куда бежать.

На дворе стоял миниатюрный деревенский сортир. Весёленький, нежно-жёлтенького цвета, с окошком в виде сердечка. Не проломить бы тонкие доски! И в дыру попасть. Но я справилась кое-как. Ещё бы зубы почистить, или хоть умыться… Вон бочка с водой у стены и ковш. А выплёвывать куда? На траву? А если ночнушку хозяйскую забрызгаю? Разве что подол подобрать повыше? В общем, как смогла, так и умылась.

Вернувшись на кухню, застала там Элниниума, уплетающего за столом свежую булочку. Он подскочил ко мне и бесцеремонно усадил на своё место. Стол был такой маленький, что мне пришлось широко раздвинуть ноги, чтобы колени не упирались в столешницу. Они бесстыдно выглядывали из-под кружевного подола, являя подживающие синяки и ссадины. Но это не имело никакого значения, потому что передо мной уже стояла миска того самого вожделенного супа, так похожего на борщ, с хлебом и стакан компота. Божественно! Если я померла, то я в раю!

Но нет, я была живее всех живых. И борщ был настоящий, и ложка деревянная, и ситцевые занавесочки на окнах. Стены белые, деревянный потолок, такой же пол – чистый-чистый, аж блестит! Миниатюрная мебель, простая, но такая добротная, даже лаком каким-то вскрытая. На подоконнике кадка с цветами и блюдо с черешней. Или вишней?

Уплетая дивное угощение, я думала о том, как же это так получилось, что я, и у этих непонятных хоббитов? Откуда в Крыму хоббиты? И откуда вообще на свете хоббиты, они же выдумка? Может, Толкиен их и не придумал? Угодил, как и я, а потом выдал за фантазию?

Нет, бред, конечно… Элни сказал, что они какие-то фири, но я ясно видела – как есть хоббиты! В это было так сложно поверить, что если бы не стоящие передо мной два ярких доказательства, я бы до сих пор считала это галлюцинацией. Но чувствую себя хорошо, сознание ясное, я даже выздоровела, кажется, – жара нет. Так что придётся верить.

И когда я смирилась с реальностью происходившего, стало так радостно и тепло на душе, что я засмеялась прямо с полным ртом, вызвав при этом настороженные и недоумённые взгляды хозяев. Дочиталась.

На улице было ещё светло, но дело шло к вечеру. Через приоткрытое окошко залетал тёплый весенний ветерок и голоса прохожих. Майри, как звали сестру Элниниума, и которая была, как это уже ясно, совсем не девочкой, а вполне молодой девушкой, весьма привлекательной по фирьским, да и по человеческим меркам, забрала у меня тарелку. Кажется, это даже не тарелка, а тазик. Ну, и я, как бы, не маленькая…

Майри села рядом с Элни, напротив меня:

– Расскажи теперь, кто ты, откуда, и как к нам в Дубы забрела?

– Дубы – это наш город так называется, – уточнил Элни.

Вопрос был логичен, но всё равно поставил меня в тупик. Я даже не знала, с чего начинать? С поезда? Или с побега? А они вообще знают про людей и всякое такое? Как вообще им рассказывать и что? Ладно, попробую в общих чертах. Всё равно уже вечереет, иначе просто не успею. Ну и рассказала. Сначала несвязно, но затем всё увереннее поведала свою историю, начиная с обстоятельств своего побега, бегло объяснив причины, заканчивая приключениями в лесу. Фири слушали меня с открытыми ртами, но старались не перебивать вопросами и уточнениями. Удивительно дисциплинированные слушатели!

Но на рассказе, о лесе, где я встретила странного деда, Элни всё же нетерпеливо подскочил со стула, и забегал по комнате, бормоча про себя: «Блуждающий лес! Блуждающий лес, точно!». А когда перешла к рассказу о странной каштановой роще, оба приуныли, а у Майри вообще на глазах появились слёзы, но меня не стали перебивать и в этот раз, лишь когда я рассказала, как я вышла оттуда, Майри прошептала: «хвала Алете!».

Рассказ мой был долгим, хоть я и не вдавалась в подробности, старалась отделаться общими фразами. Я бы с радостью готова была объяснить и больше, но мы же тогда вообще спать не ляжем! А фири устали. Сколько вон ухаживали за мной и по хозяйству суетились.

Но всё равно, когда я кончила, было уже за полночь. Ребята сидели притихшие, переваривая информацию. Наконец Майри встала, зажгла ещё одну свечу, и сказала, что пора спать, а об остальном поговорим завтра. Я тут же почувствовала, что глаза у меня слипаются, и охотно вернулась на свою лежанку. Заснула моментально! Как же хорошо в мягкой постельке…

Сон на крыше храма

Можно бесконечно прикидываться идиотом. Да, согласна, я – дура, спорить бесполезно. Но не идиотка. Я слишком много читала, слишком много видела фильмов. Возможно, даже шире многих смотрела на мир. Уж точно шире моих мамочки с папулей! Поэтому глупо притворяться, всё и так ясно. Я уже не на Земле. Не бывает там хоббитов! Ну, или фирей, вот богами клянусь, не пойму в чём разница? Что двери не круглые, а квадратные? Ну, может быть ещё что-то, пока неясно. Но точно ясно одно: это другой мир. Другой. Теперь пазл сложился, всё стало понятно. И лес на солёном озере, и странная роща, будто живая, душная и жадная. И дед тот чудной. И фири… Вывод только один: либо я умерла, либо мне очень, очень сильно повезло! И хоть бы второе! Новый мир! Другой мир! Волшебный! Моя мечта сбылась в таком объёме, на который и рассчитывать не приходилось! Вот кто ещё из тех, кто читает весь этот фантастический ширпотреб, может похвастаться тем, что угораздил сам в приключение? Я теперь могу! Узнаю, по чьей воле попала сюда – обязательно свечку поставлю! Если конечно боги тут при чём-то…

Спала я сладко, как не спала, наверное, ни разу за свою жизнь. Возможно, даже колыхала занавески своим довольным раскатистым храпом. Могла и храпеть после простуды-то, хотя откуда мне знать – богатырский сон даже наступивший мне на руку Элни спозаранку прервать не смог. А как иначе, если я впервые находилась в доме, где мне были почему-то рады? Это чувствовалось. И по внимательности Элни, и по тому, как суетливо заботилась обо мне его сестра – Майри. Засыпая вчера, я успела подумать о том, что, пожалуй, хотела бы остаться здесь навсегда, в этом уютном крошечном домике, среди простого народца, ценящего искренность и доброе отношение друг к другу. Здесь я куда уместнее. Я ведь как раз и искала что-то в этом роде: глухую уютную деревушку с простыми жителями без всего этого пафоса. Лучше тут в глуши копать грядки, чем там! Тем более среди фирей, а не людей! Как хорошо, что я начиталась на свою голову всяких сказок, иначе другая б на моём месте свихнулась. Хотя другая бы и не попёрлась в дикий лес с одним печеньем и шоколадками за спиной, это я только такая дурёха отважная.

Проснулась на удивление рано, даже Майри спала. Рассвет только окрасил полосу востока в нежно-розовый цвет. Я вышла к уютному жёлтенькому сооружению, умылась, а затем решила пройтись. Как была: в светлой развевающейся ночнушке и кроссовках на босу ногу. Кто увидит в такую рань? Свежий ветерок бодрил, силы возвращались, мне захотелось хоть немного посмотреть, где я оказалась? Но памятуя о впечатлении, произведённом мной на местный народец в момент прибытия, решила не испытывать судьбу и отправилась прочь от густонаселённого центра.

Домик Бринов стоял на окраине, почти рядом – через два таких же белёных, заросших цветами, дома – начинался другой лес. Он, будто подтверждая название городка, состоял практически из одних дубов. Деревья разрослись, и между ними была широкая протоптанная тропинка, так и манящая пройтись.

Да, было ещё темновато, но меня это совсем не останавливало, солнце вот-вот должно было показаться из-за горизонта, а мне так хотелось встретить рассвет где-нибудь на холме, откуда я смогу увидеть весь, или хотя бы часть этого нового для меня и прекрасного мира. Почему-то казалось важным встретить новый день так. Новый день в новом мире и в новой жизни. Это понимание будило неконтролируемую эйфорию, я не могла поверить своему счастью! Это чувство было слишком сильным, поэтому просто сдалась ему и шла, сияя взглядом и улыбкой.

Город располагался в долине между холмами. Я пришла в него с северо-востока, а теперь направлялась на северо-запад. Тропинка постепенно забирала вверх, становилось светлее. Я ждала, когда, наконец, появится опушка или прогалина, чтобы можно было бросить взгляд из-за густых крон дубов, но чем дальше я поднималась, тем гуще они надвигались надо мной. Я бы повернула назад, но тропинка была настолько протоптанной и даже будто выметенной, что не возникало сомнений, что ею регулярно пользуются, а значит, она должна была куда-то вести.

И привела, но не на вершину холма, как я думала, а к небольшой скале с выдолбленной пещеркой. Неглубокой, чуть больше фирьской спаленки. Рядом, почти у входа, из-под земли бил ключ, превращаясь в мелкий весёлый ручеёк, бегущий по искусственному каменному ложу с декоративными арками. В дальнем конце пещеры стоял мраморный постамент, а на нём небольшая, ростом с фиря, статуя очень красивой женщины. Похожа на человеческую, но её утончённая красота, напомнила мне про эльфов. Но что же, раз тут есть «хоббиты», то почему не быть и эльфам?

Я не стала удивляться, когда, подойдя ближе, как и ожидала, увидела выбивающиеся у неё из под волос кончики заострённых ушей. Но затем мысли перестали мотаться, как две стрекозы над рекой, потому что я взглянула ей в глаза. У мастера, который создал её, были даже не золотые, а бриллиантовые руки, настолько точно, он проработал каждую деталь. С каким терпением и любовью он выточил каждый волосок в бровях этой мраморной девы! Но я не могла понять, как можно было в простом камне, простыми живыми руками передать эту всеобъемлющую доброту? Лицо статуи лучилось любовью ко всему живому, будто она была сама средоточием этой любви, будто это не резной камень, а сама вселенская благость, собранная со всего мира здесь, в маленькой фигурке.

Я тряхнула головой и огляделась. На постаменте перед ней лежали цветы, яблоки, несколько пирожков, горсть орехов, цепочка и крохотная тряпичная куколка. В ногах статуи чадил потухающий светильник – масло почти кончилось. Я почему-то, не задумываясь, подлила в него ещё из стоящей рядом бутылочки, и только тут догадалась, что, скорее всего, попала в храм какой-то местной богини. Как себя вести я не знала, так что вежливо и почтенно поклонилась, чуть было не перекрестившись, как это обычно делали люди в наших церквях. Хихикнула, смутилась и поклонилась вторично, с ещё большим почтением. Конечно, мне никто не ответил. Я ещё немного с любопытством поразглядывала пещеру, но больше в ней не было ничего примечательного – голый, грубо отёсанный камень и глинобитный пол.

Ах да, солнце восходит! Я же хотела встретить рассвет, и сейчас у меня есть возможность! Почему-то казалось, что это что-то значит для меня, какой-то особый ритуал. Встретить солнце. Тут не видно даже неба, а вот вершина скалы была отличным плацдармом для этой задачи.

Я без особых усилий взобралась на неё, держа подол в зубах. А неплохо я за последние дни натренировалась! Даже почти не запыхалась. Оглядела почти плоскую, с небольшим уклоном, поверхность и удобно расположилась на островке мягкого, ещё влажного мха. Города всё равно не видать из-за деревьев, но виден горизонт, бугрящийся холмами.

Рассвет приближался, вот уже небо перешло из розового оттенка, в светлый желтоватый. Подул ветерок, и над горизонтом медленно показался первый неторопливый лучик солнца. Он окрасил верхушки дубов в радостный золотой свет и заставил меня сощуриться. Птицы разом удвоили свои старания, наполняя щебетанием весь лес вокруг. С появлением первых лучиков пришло и тепло, я зябко поёжилась и расправила плечи, небо тихо наливалось светом, и, глядя на него, мои веки тяжелели. Я легла прямо там, где сидела. Уже совсем скоро станет тепло – я не успею замёрзнуть…

Сон был необычный, тот редкий, когда знаешь, что не спишь. Я встала и огляделась. Всё выглядело по-другому, казалось, каждый листочек сам по себе излучает тёплый свет. Тело было удивительно лёгкое, я спорхнула со скалы и плавно опустилась перед входом в пещеру.

В отличие от реальности, здесь её заполнял яркий свет, но он, будто проникал сквозь тело и не слепил. Меня так и потянуло войти. Внутри уже не было статуи, вместо неё там стояла женщина. Или это был столп света силуэтом её напоминающий? Я узнала ту прекрасную эльфийку с добрыми глазами. Она протянула ко мне руки, будто призывая в свои объятья. «Дитя моё – услышала я её прекрасный нежный голос, хотя губы её не шевелились – приди ко мне, я успокою твои печали».

Я сама не заметила движения, но ведь это сон. Очутилась в её объятьях, и душу переполнил сладостный трепет, я готова была раствориться в пронизывающем меня свете, даже захотелось немного поплакать. Но вдруг почувствовала, что кто-то меня зовёт.

Это было странное чувство, кто-то позвал меня по имени, и я знала, что позвали именно меня, но имя было какое-то другое, я не знала его и не смогла расслышать. Обернулась и в тот же момент оказалась в пещере одна. Свет потух, оставив лишь пробивающиеся утренние лучики. А у выхода, в лучах солнца, заставляя меня зажмуриться, стоял кто-то. Тёмный силуэт не шевелился, но я знала, что именно он звал меня и ждёт, когда я подойду.

От него не веяло этой светлой силой, как от всего остального, он был преисполнен тяжёлым, но каким-то удивительно родным теплом, знакомым и незнакомым одновременно. Это напоминало тепло от свежего сухого полена, горящего ровным бездымным огнём в очаге, к которому спешишь после долгой прогулки под холодным дождём. Это было как прикосновение кошки, хищной и опасной, но любящей и пушистой, когда нужно. Он совсем не испугал меня, хотя казался куда сильнее всего, что окружало нас. Я почему-то была уверенна, что, захоти, он бы смял всю эту реальность, даже не сделав лёгкого усилия. Будто только он один был настоящий, а всё остальное – нарисованный на тонкой газетной бумаге черновик.

Я не видела его лица, лишь тёмный силуэт на фоне слепящего солнечного света, но знала, что он смотрит прямо мне в глаза, прямо в душу. Улыбнулась ему, а в голове вновь раздался голос, но теперь спокойный мужской. Он говорил тихо, почти шептал, видимо, чтобы не пугать своей силой. Он сказал мне:

– Твой путь ещё не окончен. Ты должна идти дальше.

Силуэт повернулся и указал рукой на юг. Да, именно туда я неосознанно шла всё это время, туда меня влекло с самого начала. Я увидела, будто в подзорную трубу, горы и реки, промелькнувшие перед моим взором слишком быстро, чтобы я могла их запомнить. Красивые, потянувшие какие-то новые струны души, места. Подумала, что, может, стоит сказать ему, что я решила – и когда это успела, не спросив хозяев? – остаться жить в Дубах, но он будто прочитал мои мысли, и вновь сказал:

– Твой путь не окончен. Иди к Ирту…

И он исчез, а следом за этим я вдруг резко ощутила своё физическое тело и проснулась.

Солнце уже совсем встало, в городке раздавались голоса непоседливых фирей, из тех, что не любили долго нежится в постелях. Я поспешила обратно, зная, что меня могут искать, и, наверное, волнуются. Но вроде не сильно заспалась, минут двадцать, наверное?

Пока спускалась в город, мысли о странном сне не оставляли меня. Ума не приложу, кто это мог быть? Сейчас этот тёмный силуэт даже пугал немного, настолько реальным и ощутимым он был. Раньше у меня бывали похожие сны. У нас их называют осознанным сновидением. Я выходила из тела и, как бабочка, порхала по комнате, вылетала из окна, гуляла по городам реальным и фантастическим. Мне это нравилось, я старалась видеть такие сны почаще. Иногда у меня даже случались пророческие сны. Однажды я сначала во сне, а затем и наяву сдала зачёт, и при этом мне попался именно тот вопрос, на который я отвечала во сне. В другой раз мне снилось, что одна моя знакомая убеждала меня не идти в один клуб, куда намыливались мои родители. Но мне пришлось пойти, и там какой-то пьяный парень пребольно ударил меня пивной кружкой. Так что ещё две недели я ходила с огромным фингалом, который невозможно было замазать никакой косметикой. Я достаточно серьёзно относилась к таким снам, хотя расскажи я об этом кому-нибудь, меня бы подняли на смех. Но здесь, среди этих волшебных созданий, я подумала, что могу попробовать, хоть в шутку, упомянуть этот свой сон, может, мои маленькие друзья тоже отнесутся к нему серьёзно?

Элни я увидела издалека. Он показал в мою сторону рукой, что-то крикнул в открытую дверь и исчез в ней. Когда я дошла до крыльца, они с сестрой снова выглянули. Отсутствие осуждения на их лицах пролилось бальзамом на душу, ведь когда я предпринимала попытки ненадолго отлучиться погулять в одиночестве раньше, уже через четверть часа мне начинали названивать, а затем ругали, будто я делала что-то постыдное. Фири же просто были рады, что я вернулась. Здорово! И чем я им приглянулась?

Я пожелала им доброго утра, они ответили тем же, и Майри позвала за стол. Завтрак был восхитительным, как ему и полагалось быть. Созданный руками умелой хозяюшки из свежих продуктов без намёка на химические добавки. Откусывая хрустящий только сорванный огурчик, я с наслаждением думала, что его удобряют настоящим густым и свежим навозом.

Кстати! Надо будет угостить хозяев моим печеньем, тут вряд ли такое есть. Лишь бы только у них с непривычки животы не разболелись… О, у меня же ещё и шоколадки остались!

Окончив завтрак, фири занялись своими делами: Элни ушёл куда-то, Майри принялась мыть посуду. Я, было, сунулась ей помочь, но она тактично отказала, предложив пока перебрать ворох вещей, которые по её мнению могли мне подойти.

К своему удивлению я обнаружила среди прочих вполне подходящую рубаху и льняные штаны. Как позже узнала, сшитые из скатерти специально для меня. Рубаха была чуть маловата, но я этому только обрадовалась, потому что благодаря своему размеру, она выгодно подчёркивала мои вполне достойные формы. В подмышках жмёт, правда, слегка…

Одежда, в которой я ходила до этого, была хоть и выстирана, но уже порядком поистрепалась. Джинсы были разодраны на самом интересном месте, заплатка, пришитая сверху, была достаточно плотной, но я совсем не была уверена, что она выдержит мой какой-нибудь особо вычурный рывок через забор, например. На футболке красовалось шикарное жирное пятно, которое не смогли вывести даже умелые ручки хозяйки. Про пуховик я вообще молчу, такой драной одёжки я даже у модных дизайнеров не встречала в их эксцентричных коллекциях! Зашивать куртку Майри пока не стала, справедливо считая, что на это полгода уйдёт. Да и тепло уже, на кой она мне здесь? Одна толстовка была во вполне приемлемом состоянии.

Я взяла рубаху со штанами и удалилась переодеться.

Спаленка, в которой мы все вместе размещались, была крохотной. Как и весь остальной фирьский домик. Потолки везде низкие – постоянно пригибаешься. У дальней стенки под окном стояла кроватка Майри, рядом с дверью – Элни, а посредине разложено моё исполинское лежбище из нескольких перин и трёх одеял. Впрочем, простыню, как и ночнушку, фири для меня добыли человеческую. Видать где-то были в Дубах запасы на случай.

Я неловко стала натягивать штаны и заметила на стене зеркальце в круглой оправе, диаметром сантиметров сорок. Когда я в него заглянула, показалось, что на меня смотрит какой-то дикий зверь, так я изменилась за эти несколько дней. Волосы уже не напоминали старый веник, какими они были до того, как фири попарили меня в своей баньке, но, тем не менее, они уже мало походили на те гладкие локоны, что мне укладывали чуть ли не каждый день. Хотя, признаться, теперь они мне нравились намного больше: они стали пышнее, и будто гуще. Под глазами красовались замечательные фиолетовые круги, возникшие то ли от недосыпа прошлых дней, то ли от переизбытка отдыха в последующие. К тому же я сильно похудела, лицо осунулось и черты стали жёстче.

Но больше всего изменился взгляд. Теперь это был не затравленный уставший взгляд старой цирковой лошади, а взгляд молодого волчонка, готового оскалить свои крошечные, но острые зубки. Это порадовало, ведь это значило, что я стала сильнее.

В новой одежде мне сразу стало как-то свободнее, особенно порадовало наличие штанин. В длинной ночнушке движения были скованными, а тут мне то и дело приходилось сидеть в раскоряку. Одежда приятно пахла хозяйственным мылом и лавандой, которую фири клали в шкафы с одеждой, защищая её от моли. Вот с обувью было сложнее, ведь местные ею не пользовались. Но мои кроссовки ещё держались в приличном состоянии, поди не Китай, и я решила, что обувью я как-нибудь да разживусь. Позже.

Да и вообще, на улице было тепло совсем по-летнему, так что я отставила в сторону свою смердящую обувку, и прошлёпала босиком обратно в кухню. Майри критически оглядела меня, подёргала штанину, что-то пометила у себя на маленькой дощечке угольным карандашиком и удалилась в другую комнату, таща с собой ворох оставшегося тряпья.

К обеду вернулся Элни, таща за собой мешок с мукой и ещё какими-то припасами. Пообедали и вышли в небольшой садик перед домом. Фири расстелили одеяло, и мы устроились под солнышком. Я достала печенье и распотрошила пачку прямо на покрывало. Элни закурил трубку, ещё больше сливаясь с образом классического хоббита, а Майри тихо заговорила:

– Вчера ты рассказала нам свою историю, а теперь мы расскажем тебе свою, а что делать дальше, ты решишь сама.

И она начала.

Фирьских поселений в Нелита было совсем немного, всего три-четыре колонии на весь континент, и все поблизости. Нелита – как добавил Элни – это огромное государство, с трёх сторон омываемое морями и океанами, а с четвёртой окружённое длинной горной цепью. Оно делится на две части: Силур и Нелита, хотя обе эти части были одним государством. Которое тоже называлось Нелита. Дубы были образованны около тысячи лет назад, и из маленькой в три дома деревушки, выросли в целый город на полторы сотни домов и около пятисот жителей. Судя по серьёзности, с которой Майри произносила эти цифры, для фирей это действительно было очень много. Но их народец жил обособленно, они не стремились подмять под себя весь мир, как это делают люди, поэтому за тысячелетие их быт практически не изменился. Всё так же тихо протекала жизнь, и все были довольны. Раз в год катались в соседние города на смотрины, да и всё.

Иногда в Дубы заходили караваны людей, которые закупали у них овощи, картошку и кукурузу. Самая вкусная картошка – похвастался Элни – растёт именно в округе Дубов, поэтому люди так и тянуться забрать её как можно больше. Хотя и платят не скупясь.

В Дубах отродясь не знали войн. Все, что гремели в людских городах, обходили тихое фирьское поселение стороной, чему сами фири были несказанно рады. Да и кто в своём уме будет устраивать войны ради картошки?

Как и откуда фири появились в Нелита, никто точно не знал, но до сих пор фирьские мамаши пугали своих деток рассказами о каштановых рощах, растущих на опушке Блуждающего леса.

Лес этот заслужил своё название. Он был легендой. Никто не знал как, но каждый год весной лес вырастал в новом месте, цвёл, зеленел, желтел и опадал. А на следующий год всё возвращалось на свои места, и Блуждающий лес продолжал своё путешествие где-то ещё.

Поговаривают, что Блуждающий лес, это естественный портал в другие миры. Собственно, почему фири и поняли, что я не отсюда. «Искажение магического пространства» – по слогам продекламировала Майри, скромно заметив, что она немного читает.

А вот с каштановыми рощами разговор был более печальный. Сказки сказками, но в одной такой роще двадцать пять лет назад пропали родители Майри и Элни. Тогда Блуждающий лес вырос как раз возле того холма, где я познакомилась с фирем. Многие боялись к нему подходить, и старшие Брины вызвались выяснить, что там происходит. Они вошли в рощу, и больше не вернулись. Майри тогда было всего семнадцать, а Элни только учился писать.

Никто больше не рискнул зайти в рощу, и детям пришлось учиться жить самостоятельно. Майри ещё надеялась, что родители вернутся, но когда весной сошёл снег, на поляне, где росли каштаны, нашли два крошечных скелета и фамильный медальон Бринов. Их надлежаще похоронили, пожалели детей, устроили большие поминки, и больше о них не вспоминали – слишком страшно было фирям думать об этом.

Рассказывая это, Майри расплакалась, и Элни пришлось оканчивать за неё.

Дом достался им по наследству от родителей, они жили в нём с самого рождения. Майри, как уже понятно, была старшей сестрой, ей было сорок два, а Элни был младше её на восемь лет. Она ухаживала за ним до тех пор, пока он сам не стал добытчиком в семье. Так они и жили последние годы. Хотя на Майри уже давно поглядывал другой молодой и хороший фирь, живший на соседней улице, и разговоры о свадьбе всё чаще проскальзывали в её беседах с подружками. Элни это немного огорчало, но он крепился, зная, что не сможет всю жизнь быть сестре обузой. И когда он не думал о том, как ему будет без неё, он искренне за неё радовался.

– Вот теперь ты знаешь, как мы живём, – заключила Майри, высморкавшись в маленький розовый платочек. – Но теперь мы должны обсудить другой вопрос: откуда же ты к нам пришла?

– Насколько я понял, – вставил Элни, – ты, скорее всего, попала к нам из другого мира через Блуждающий лес.

В этот момент я прикусила язык, чуть было не помянув «капитана Очевидность». Не поймут иронии.

– Тот старичок, – продолжила объяснять Майри, – это проводник, как говорят в моей книге легенд. Я её после смерти родителей купила у людей. Он не простой смертный. Считается, что он существо совсем другого порядка. Он хранитель этого леса. Я читала, что в Блуждающем лесу бывали некоторые народичи, и те, что встречали его, быстро находили дорогу обратно. Хотя в книге конечно не написано о тех, кто не возвращался в наш мир вовсе. Так вот, я думаю, что ты первая, кто перешёл границу с той стороны на эту! Ну, во всяком случае, первая из тех, о ком я слышала.

– Я уже подумала об этом… – выдохнула я. – Хотя, если честно, до сих пор поверить не могу, что это так! Вы себе не представляете, насколько нереально это в нашем мире! А кто такие «народичи»?

– Народичи? – переспросил Элни. Майри оказалась прозорливее и пояснила:

– Народичи, это те, кто населяет Нелита. Я народич, люди народичи, эльфы и прочие. Мы же не будем каждого по отдельности называть? У вас разве не так?

– У нас только люди…Обалдеть!

Ох ты ж ничего себе! Тут и эльфы есть! А кто ещё? Удивительно! Я попала в сказку, точно!

Вскочила на ноги в порыве эмоций, и начала пританцовывать, не имея сил справиться с нахлынувшими чувствами, но быстро спряталась обратно за заборчик, под угрюмым взглядом соседа напротив, косившего траву, и глубоко возмущённого таким легкомысленным поведением.

– Так значит, – удивлённо взглянула на меня Майри, – ты не будешь искать дорогу домой? Обратно в свой мир?

– Нет, конечно! Я же рассказала вам, какая у меня там жесть была! Ни в коем случае! Я никогда туда не вернусь!

– Но… – неуверенно протянул Элни, – ведь это же всё-таки твой родной мир, неужели ты не будешь по нему скучать?

Я уже хотела опять разразиться убеждениями в своей полной неприязни к миру, который покинула, даже начала мотать головой, в качестве вступления, но тут Майри улыбнулась и сказала:

– Я рада! Значит, наверное, ты хочешь остаться у нас? Тебе здесь понравилось?

Я аж замерла на месте, не веря своему счастью! Меня пригласили! Разрешили! Божечки, да ведь это… Но тут я вспомнила утренний сон и чуть поутихла.

– Да, очень! – искренне ответила ей. – Я как раз думала о том, чтобы попросить вас приютить меня здесь где-нибудь и подыскать мне занятие, которым я смогу помочь в деревне, но…

– Что «но»? – не выдержал Элни.

– Я сегодня была на том холме, – махнула в сторону тропы рукой, – там, кажется, был какой-то храм, я заснула на скале – хотела встретить рассвет. Меня там сморило, и, только не смейтесь… Сон странный приснился.

Я рассказала о нём фирям, но они на удивление серьёзно и сосредоточено слушали рассказ.

Подумав немного, Майри сказала:

– Храм, в котором ты была, принадлежит богине Алете, самой почитаемой богине в нашей стране. Это богиня плодородия, мира и семейного очага. Она покровительница матерей и молоденьких девушек, но к ней ходят за помощью почти все жители Нелита, и не важно, какой расе ты принадлежишь. Я думаю, что когда ты во сне спустилась в храм, ты встретила именно её. Повезло, конечно! – она потёрла ладошки в восхищении. – Но я совсем не знаю, кто мог быть тот мужчина, который позвал тебя. Но думаю, что тебе нужно слушать его. Возле храма Алеты не может обитать какое-то зло, значит – это был друг.

– Майри, ты даже не ставишь под сомнение то, что это мог быть просто сон? – удивлённо спросила я.

– Нет, конечно, Даша, ведь ты уснула прямо над храмом! Наши в него часто приходят именно за снами, которые дают ответы. Хотя, – она смущённо засмеялась, – никто ещё не позволял себе заснуть прямо на крыше, если бы об этом узнали служители, они бы это не одобрили, – Майри усмехнулась.

Я тоже улыбнулась, и, подумав, спросила:

– Так что же, это значит, что я должна опять собираться в путь?

– Да, только это оно и может значить… – печально сделал вывод Элни.

– И что же, я даже не могу задержаться у вас хоть на недельку-две? – расстроено подняла глаза на фирей.

– Я думаю, Даша, что если тебе сказали, то лучше не медлить, – опять вступила в беседу рассудительная Майри, – но я вполне уверена, что ещё денёк ты можешь у нас погостить. Всё равно раньше мы не соберём тебя в путь. У тебя же почти нет одежды, да и научить тебя надо много чему, чтобы ты опять не заплутала и не умерла от голода.

Фири дружно заулыбались и вернулись в дом заниматься своим хозяйством, а я ещё долго лежала на покрывале, задумчиво жуя так и не тронутое за разговором печенье, глядя в небо, и думала о том, что же мне ещё предстоит, и радовалась этому и печалилась одновременно.

Крепкое фирьское

Уходить было жалко. Только обрадовалась, что нашла себе местечко, о котором мечтала, и вот уже вновь нужно думать о предстоящей дороге. Собираться, готовиться… Я бы всплакнула, но почему-то не получалось. Всё же это здорово! Это ведь приключения! И я для чего-то нужна здесь! Кому-то и для чего-то! Именно я! Это пугало, но радость перевешивала. Будто открываешь новую книгу, и не знаешь, что ждёт впереди, но уже чувствуешь, что книга тебе понравится.

Вечер прошёл в разговорах о том, где и как устраивать себе ночлег, как разжечь костёр, если дрова сырые, какие коренья можно есть, где их искать и как их правильно приготовить. Элни даже попытался научить меня ловить рыбу, но за столом это всё равно не получилось. Они долго спорили, перебивая друг друга, как лучше путешествовать: короткими переходами, c коротким отдыхом, или длительными, и не менее длительным привалами.

Я диву давалась, откуда фири, по виду заядлые домоседы, знают это? Хотя в подобных вещах они однозначно умнее меня. Как минимум, потому что живут на природе. Ну, вот вряд ли, даже с натяжкой, можно было назвать Дубы городом. И по размеру село, и по виду. От города тут только название, а так почти дикая местность! Но какое чудесное место!

Фири старательно пытались научить меня определять сторону света, когда не видно солнца. Все нормальные дети изучали это на уроках в школе, но я со своими фантазиями, конечно, это всё проморгала и забыла. В общем, вечер прошёл познавательно, и легла я уже за полночь с переполненной знаниями головой. Долго ворочалась, а когда заснула, мне снилась картошка, которую я старательно пыталась выкопать удочкой, но из-за того, что солнце не светило – никак не удавалось приготовить грибы.

Утро следующего дня началось бурно. Только я после утренних процедур втиснулась обратно в узенький дверной проёмчик на кухню, как Майри вывалила на меня кучу заданий. Во-первых, меня, как самую здоровую, отправили наколоть дров. Смешно было всем. И Элни, который меня учил, и соседям, которые любовались через заборчик на здоровенную девицу, которая попасть не может; и даже, наверное, топору, который весело рассекал воздух, проносясь мимо полена, колоды и, хвала всем богам, моих ног тоже. Но, спустя четверть часа, дело худо-бедно пошло, и к тому моменту, когда солнце начало припекать, я справилась с неплохой такой кучей.

Было приятно осознать, что я смогла помочь, и что хоть какой-то толк есть от меня. Ведь там, в Питере, ну что я могла предложить? Красивое личико улыбнуть? Ляжку аппетитную на фото предоставить? Торговать лицом, как выражались некоторые, а пользы? Никакой. А тут я начинала собой гордиться, что дело делаю, не просто так борщи с пирогами за оби щёки уплетаю!

Затем Майри отправила нас с братом в местную лавку закупить продовольствия и ещё кой-чего. Мы шагали по улочке, выбивая пыль босыми пятками, и смеялись. Мощёной была только одна – центральная, остальные были либо присыпаны песком, либо представляли собой бугристые глиняные дорожки. Наверное, не очень тут ходить-то, когда дожди…

Городок был маленький, и не только по количеству жителей. Здесь всё было такое низенькое, миниатюрное, будто кукольное. Повезло ещё, что потолки почти в мой рост, не приходилось биться головой. Но почти-почти, тютелька в тютельку, на пару сантиметров ниже – и всё, отбила бы макушку. Хотя в качестве метёлки от паутины я сгодилась отлично! Из домика Бринов почти всю вынесла на волосах.

Домики вокруг были все сплошь одноэтажные, кое-где только были надстроены жилые чердаки. Или это только на окраине, откуда мы шли? Ну да, ближе к центру появились и двухэтажные. Правда, по человеческим меркам, мало отличались от обычного одноэтажного дома. Я их и не заметила тогда, три дня назад, когда спускалась вместе с Элни. Подумать только! Я уже четвёртый день здесь! И уже неделю в бегах! А казалось, только вчера это было…

Я разглядывала округу и жителей, а жители меня. Ну да, выглядела я более чем странно для них, наверное. Хотя они-то людей видели, пусть и не так вычурно одетых, а вот я фирей – нет. Теперь я понимала, в чём разница. Хоббиты в исполнении Джона Рональда Руэла были милыми, похожими на крольчат, уютными созданиями, жившими в норках и ведущие степенный образ жизни. А фири же больше напоминали шкодливых детей. Нет, похожий дух прослеживался, что-то было общее, однозначно. И фири тоже ходили босиком волосатыми лапками, курили длинные трубки, неодобрительно глядели на шумящих соседей и на мои восторженные взгляды. Занимались своим уютным хозяйством. Но всё же были какими-то другими. Не такими чопорными, что ли?.. Ну и двери – да. Двери квадратные. Дома наземные, а не норы и землянки. Просто маленькие люди. Ушастые, большеногие и безбородые люди. Интересно, откуда у них стекло в окнах? Здесь его так же из песка делают?

Они суетились по каким-то своим делам, ходили по улочкам, из-за заборов раздавались будничные звуки. Кто-то стирал бельё, кто-то полол грядки. Доили коров и коз, кормили кур и прочую живность. В какой-то момент я поняла, что местные коровы тоже чем-то неуловимо отличаются от наших, но чем, так и не поняла.

Здесь всё было другое, но я не могла понять – какое. Цветы в горшках вроде те же, а вроде и нет. Цветущая яблонька пахла душистее, чем наша, а цветы были крупнее и розовее. Вишня висела спелыми гроздьями, но хвостики были короче, а ягоды чуть-приплюснутой формы. Всё и то, и не то одновременно. Меня восхищала эта неуловимая инаковость! Очередное напоминание, что я уже не на Земле! И гарантия того что меня не найдут.

– Смотри куда прёшь, громадина! – раздался грозный оклик снизу. Я чуть было не запнулась о мальчишку, сосредоточенно ковырявшего палкой в земле. Совсем крошечный! Это, похоже, фирьский ребёнок. Нужно быть осторожнее!

– А ты чего на дороге расселся, Мити? – ответил Элни, уставив кулачки в бока. – Уйди с дороги! А не то телега поедет – затопчут тебя! Вставай давай, а то мамке пожалуюсь!

Пацан недовольно поднялся, зыркнул на нас по очереди злобным взглядом и побежал куда-то дальше по улочке. Элни был доволен. Судя по его виду, он совсем недавно осознал себя взрослым и теперь наслаждался новым статусом. Не удержалась и хихикнула.

– Ну а что? – развёл руками фирь, широко и озорно улыбнувшись.

– Пастаранииись! – рявкнули за спиной, и мы отпрыгнули к обочине, мимо протарахтела повозка, запряжённая пони. – Встали посередь дороги, делать вам нечего!!! – возмущался полный фирь на козлах. – Девка твоя стоеросовая понятно – дура, а ты-то уже когда повзрослеешь, дубина!

Было и обидно, и смешно одновременно, поэтому я покраснела и засмеялась. Элни просто покраснел. Ну да, отличное место нашли для переглядываний. Вздохнули и пошли дальше.

Всё же в Дубах было одно здание нормального – человеческого – размера. В центре города на площади напротив рынка стояла здоровая, по сравнению со всем остальным, двухэтажная таверна. Или постоялый двор? Не знаю, как это точно называется. Короче гостиница с рестораном. И судя по размерам дверных проёмов и высоте этажей, здание строилось для людей. Ах, ну да, Элни же говорил, что сюда приходят караваны, наверное, для них?

Я встала напротив неё и уставилась, открыв рот. Какая классная! Деревянная, стены белые и балками крест-накрест, как в средневековье! Я такие в Европе видела. Над первым этажом нависала мансарда, подпёртая косыми деревяшками. Все окошки с дверями открытые, на перилах покрывала висят или что-то похожее, сквозь окна на первом этаже было видать, как на огромных деревянных столах покоятся ножками вверх стулья, а между ними маячит светлый чепчик суетящейся фирьки, выметающей пол. Видать, гостей сегодня нет, вот и затеяли уборку.

Бедные, неудобно-то, наверное! Мебель громоздкая, перила на мансарде тоже высокие. Эх! Представила, как нанялась бы в эту таверну администратором, ну или как тут это называется? Да прислугой хотя бы! И мне работа подходящая, и маленьким народичам помощь… Но не судьба! Ладно, посмотрим, как будет история развиваться, может, и вернусь сюда потом? Когда дойду до того непонятного Ирту и разберусь, чего там от меня надо.

– Эй, Даша! Чего встала? – окликнул Элни.

– Да так… – улыбнулась я и пошла за фирем.

Мы вошли в рынок, и я окончательно погрузилась в созерцание. Молча принимала в руки мешки, тюки и пакеты, даже не глядя, чего фирь берёт. Здесь всё было такое миленькое! Крохотные прилавочки, серьёзные фири торгуются – такие забавные! По краям рынка домики с магазинчиками, и всё маленькое такое! А вкусностей сколько вокруг! Фруктов душистых одних валом! И вишня с черешней, и ягоды всякие лесные-садовые, абрикосы ранние, неведомое что-то, но тоже пахнет сладко!

Интересно, какое время года сейчас, раз абрикосы поспели? Но у нас яблони в мае цветут, ещё два месяца ждать, а здесь, кажется, май уже вовсю жарит! И как я спутать могла-то? Теперь ясно, что другое время года, а я на Крымский климат грешила. А, может, персики тоже уже поспели? Было бы здорово. Я их так люблю! Надеюсь, они есть в этом непонятном Нелита…

С рынка вышли нагруженные покупками и довольные оба. Я впечатлениями, Элни – тем, что эти впечатления подарил. Да, маленький фирь был очень рад демонстрировать мне местные достопримечательности, и сам новыми глазами оценивая то, к чему привык. И да, чего таить, был горд тем, что его родной город понравился этой непонятной пришлой девчонке.

Как только вернулись, Майри отправила меня за водой, а сама забрала брата в дом что-то мастерить. Воды я притараканила много, радуясь, что помогаю. Залила все бочки и большой резервуар рядом с банькой. А вот если этот резервуар поставить на крышу и сделать дырочку, то можно будет душ принимать! Так, а когда хватит, как воду закрыть? Ладно, приберегу свои идеи при себе, толку от них? Всё равно, как чего сделано, не понимаю.

Но меня волновал сейчас другой вопрос. Не знаю, сколько денег потратил Элни, закупая еды, и сколько той еды мне дадут с собой, да и не важно, я и так уже четыре дня харчуюсь за их счёт, а расплатиться мне нечем! Карты тут точно не принимают! А от наличных моих тоже пользы никакой. Разве что картинка красивая на бумажке и всё. Надо что-нибудь ценное сбыть в лавке, чтобы хоть как-то отблагодарить фирей, которые меня так выручили!

Я встала, облокотившись об угол дома под вишней, сорвала себе пучок ягод и стала перебирать в памяти, чего у меня такого с собой есть, что можно продать без вреда для меня и местного менталитета. А было у меня не так уж много всего: зажигалка, которую я, конечно, не отдам, связка ключей от дома, студенческий и прочие документы, которые и ценности не имеют здесь, и мне пригодятся на всякий случай, мало ли? Почти севший смартфон и бесполезная зарядка, часы. Вот их можно было бы и попробовать продать, но как я тогда сама буду время определять? Мне по солнцу это делать ещё учиться и учиться! Не, пусть пока будут. В крайнем случае, в каком-нибудь людском городе подороже продам.

Но больше ничего такого и не было. Бутылка пустая как фляга пригодится. Одежда нужна, да и куртка с пледом. Ночью в лесу без куртки дуба дам! Не думала раньше, что ночевать в лесу настолько холодно! Аж поёжилась и чуть не поперхнулась ягодой. Вкусная здесь вишня какая! Эх, рай земной просто! О, у меня же ещё две шоколадки осталось! Такого здесь точно нет!

И тут же улыбка сползла с лица. Так. Здесь нет шоколада! Не отдам!!! Моё!

Ну, хоть какой-то минус нашла в этом прекрасном мире, а то совсем идеальный. Хотя, может где-то и есть? Я же не спрашивала…

Ну вот, получается, что и нет у меня ничего. А хотя… У меня же на куртке эти стразы гадские! Ненавижу эту дрянь блестящую! Если их наковырять штук десять хотя бы, можно было бы и продать, а, может, и неплохо получить за них! А остальные ободрать и Майри вручить в качестве подарка. Ну да, не драгоценности, но красивые же! Вот будет замуж выходить, на платье себе приделает. Всё, решено! И я отправилась домой искать куртку.

Когда я, низко пригибаясь, зашла в кухоньку, прополоскав в придверном тазу босые ноги, фири притихли, а Майри отвернулась к окну. Наверное обсуждали что-то личное, а тут я… Извинилась и прошла в спальню. Куртка обнаружилась у Майри на кровати, уже частично заплатанная, частично ещё нет. Боги, хозяюшка какая! И аккуратно-то как! Вот у кого ручки золотые! Нет, точно обдеру и отдам! Хоть что-то.

Майри застала меня у себя на кровати где-то через полчаса. Увидала, что я делаю, и всплеснула руками.

– Да за что ж ты, красоту-то такую! – воскликнула она чуть ли не со слезами на глазах. Я пояснила, что хочу попытаться продать часть, чтобы обзавестись деньгами, а мне они никогда не нравились, на что Майри покачала головой: – Раньше надо было думать, сейчас уже все лавки закрыты, это только завтра утром, если до выхода.

Она ещё раз осуждающе покачала головой, глядя на дело рук моих, и отобрала куртку, чтобы продолжить ремонт. В принципе я уже почти все отковыряла, поэтому ссыпала стразы в какую-то мисочку и вышла во двор. Ну и ладно. Ну и не больно-то хотелось. Да и пусть, оставлю все фирям! Им и продать проще будет, я ж в местной валюте не разбираюсь совсем, нагреют меня ещё, а я и не пойму… У меня ж на лице написано: «иностранка». Такую грех не ободрать.

Худо-бедно собрались только к закату. Тючок с вещами получился объёмный. Эх, завтра на рассвете уже уходить! А ведь я даже толком по городу не погуляла. Только на рынок туда-обратно, да в храм… Жалко! Попросила фирей сводить меня на прощание в центр. Элни на удивление быстро согласился, и они вдвоём меня повели.

Уже стемнело, большинство жителей сидели по домам, улочки были тёмными и пустынными, подсвечивались только из окон домов. Но свечи, даже несколько, не давали яркого света. Майри сокрушалась, что нужно было взять фонарь, и мне так захотелось выпендриться, но телефон остался в сумке. Ну, и леший с ним! Пригодится ещё заряд. В целом не так уж и темно, я вообще неплохо в темноте видела, а за последние дни так вообще поднаторела.

Узкий месяц светил тускло, но жёлтые пятна на дороге вполне давали представление о том, куда двигаться. Тихо на улице, тепло, цветами пахнет и едой. Так уютно! Так уходить не хочется! Не знаю уж, кто там меня зовёт… Но вообще, наверное, и хорошо, прав он. Фири чудесные! И здесь так хорошо! Но мне нужны люди… Рано или поздно я начну тосковать. Так что выше нос! Сейчас глазами наемся, и можно будет завтра с чистой душой отправляться на поиски этого Ирта непонятного.

Мы вышли на главную площадь, где стоял тот самый постоялый двор. Свет горел только внизу, в окна было видно, как пара фирей сидели за столом с кружками.

– Хочешь зайти? – с надеждой спросил Элни.

– А можно? – обрадовалась я.

Майри вздохнула, и мы направились к распахнутым дверям. Оказывается, внутри был специальный подиум по периметру, на нём стояла фирьская мебель, а в центре уже большие столы и стулья, специально для более рослых народичей. Мы отправились к ним, но я, подумав, свернула всё же к фирьским. Я-то одна такая большая, а друзьям будет неудобно. Оказалось, что если придвинуть «взрослый» стул вплотную к подиуму, то можно расположиться смешанной компанией с комфортом.

Тавернщик подошёл к нам и тепло поздоровался с Бринами, по мне же скользнул любопытным, но ненавязчивым взглядом. Наверное, уже все Дубы знали о нелепой человеческой девице, приблудившейся к Элни и Майри.

– Чего изволите? – добродушно поинтересовался он.

Элни отчаянно махнул рукой и заказал пива. Ух ты! Я попробую настоящее фирьское пиво! Натуральное!

Фири были какие-то тихие, переговаривались между собой, но как-то вяло. Я оглядывала помещение и посетителей за соседним столом, которые с небольшой опаской, но больше добродушно, посматривали на меня. Как я и предполагала, в данный момент в гостинице было пусто – не сезон, наверное. А может так совпало? Вообще, жалко, хотелось бы поглядеть на других народичей. А вот если бы ещё эльфа увидеть! Любопытно же! Но нагляжусь ещё, всё впереди! А сейчас – пиво!

Я выпила три фирьские кружки. На наш лад это, наверное, чуть меньше литра, впрочем, понятия не имею. На второй кружке я была уверена, что оно чудесное, но совершенно некрепкое. А после третьей решила наведаться в местную уборную, да так и свалилась на пол. Хохотала, а подняться не могла. Фири вчетвером меня кое-как подняли, но в добавке отказали. Да ладно, прикольно же!

Как возвращались домой – не помню. Помню только, что вели меня за руки, а я горланила на весь город: «Ооооуоооу, юр ин зэ арми нау!». Опозорилась-то как!.. Всех перебудила, наверное! Боже, как стыдно! Хорошо, что утром ухожу, а то, как фирям теперь в глаза смотреть?

Дома я рухнула на свою лежанку, и практически моментально отключилась. И, конечно, не слышала, как фири ещё полночи тихо шушукались на кухне и собирали какие-то вещи.

Река, тропа и пони.

Разбудил меня Элни когда было ещё темно. Подняться с постели было сродни подвигу: я еле продрала глаза и, шатаясь, потащилась во двор, шлёпая босыми пятками по росе. Фири были какие-то притихшие. У Майри припухшие глаза, будто она плакала, Элни же, напротив, был сосредоточен и серьёзен, как никогда. Позавтракали легко, чтобы не идти на полный желудок. Хотя я первым делом выдула литр компота – очень уж пить хотелось.

Мы посидели в тишине, я оглядела полюбившуюся мне кухоньку, вздохнула, и пошла переодеваться в дорожную одежду. Майри старательно поколдовала над моими джинсами: пришила ещё один карман, дополнила заплатку более прочным куском грубой кожи, достаточно широкой, чтобы можно было спокойно сидеть на земле. Так же мне выдали пару рубах на смену, а ещё фири откуда-то раздобыли три пары чулок для меня. Я радовалась как ребёнок, потому что природа, видимо, не дала мне достаточно мозгов, чтобы захватить с собой тёплых носков, а не эту синтетическую дрянь, откуда только в доме взялась? Пара, что на мне, пришла в негодность за три дня, а запасные всего одни.

Фири наполнили брендовую сумку припасами почти доверху. Заботливая хозяюшка, чтобы мне было легче тащить ношу, пришила пару кожаных лямок, и теперь это был почти рюкзак. К нему же было приторочено моё жалкое одеяло и куртка, тоже заплатанная. И как успела?

Я всё же не выдержала – оставила хозяевам одну плитку шоколада. Не помру! И вообще, шоколад едят, когда грустно, а мне сейчас не до этого! Какой мне стресс заедать, когда лицо уже даже болеть перестало от постоянной улыбки? А они пускай порадуются заморской диковине. Я только объяснила Майри, что такое срок годности и на всякий случай предупредила, чтобы сразу всё не ели. Мало ли?

Взвалив на себя свою поклажу, я ещё раз оглядела уютную фирьскую спаленку, и дала себе слово, если буду жива – навестить их хотя бы ещё раз.

На улице было свежо, пели птицы, а запах цветов был какой-то особенно сильный. Весна! Возле заборчика стоял гнедой пони с притороченной к седлу сумкой и мирно пожёвывал травку. Фири стояли на пороге, обнявшись, и молчали. Я несколько удивилась, но потом заметила, что и Элни тоже одет по-дорожному.

– Элни, ты чего?… – неуверенно спросила я.

– Что, что… – угрюмо ответил он, – иду с тобой. Пропадёшь одна!

– Да как же?! Майри! Это что, правда? Элни! Майри, да вы что?! Как же ты её оставишь?

Майри тихо всхлипнула, но улыбнулась:

– Я рада, что Элни решил идти. Он всегда мечтал посмотреть мир. Знаешь, Даша, мы фири почти все домоседы, но всегда найдётся среди нашего рода чудак, которому всё будет не то и не так. Элни, он как раз чудак. А я знаю, что если чудака не отпустить, он всю жизнь потом будет несчастным. Так что я рада, что он уходит, хотя, конечно, я буду очень скучать!

Последнюю фразу Майри проговорила, уткнувшись носом в передник, и опять начала всхлипывать. Элни ещё раз обнял её, приглушив всхлипывания, а затем твёрдо отстранил и подошёл к пони.

– Его зовут Мохнатик, мне его на день рожденья подарили лет пять назад. Он тоже не отсюда, его ещё жеребёнком с караваном привели, так что думаю, мы все будем рады новому путешествию.

Фирь выглядел почти торжественно, но, глядя на его сестру, я сама чуть не прослезилась. Уже хотела было попытаться его отговорить, но тут Майри, наконец, отняла руки от лица, вытерла слёзы и улыбнулась.

– Ну, вам пора в путь, – в нос проговорила она, – я желаю вам доброго пути, ровных дорог и верных друзей! Берегите себя!

Я не выдержала и бросилась обнимать её. Она обвила мою шею своими крошечными влажными ладошками и прижалась ко мне, напоминая крохотную птичку. Даже страшно, такая хрупкая! Нужно очень аккуратно, чтобы не сломать ей косточки своим неуклюжими огромными конечностями. Потом пришла очередь Элни, он в который раз прижал к себе сестру, но теперь она уже не плакала.

Всё, пожалуй, действительно пора было в путь. Элни отвязал Мохнатика, и мы пошли по дороге, ведущей из деревни в неведомые дали. Майри махала нам, пока мы не скрылись из виду. Элни молчал, и шёл с гордо поднятой головой, но я краем глаза видела, как он, стараясь, чтобы я не заметила, вытирал предательские слёзы и шмыгал носом.

Дорога шла под гору, впереди раскинулись поля, а за ними леса. Вдалеке еле-еле сквозь марево виднелась одинокая гора, как раз там, куда мы направлялись. Я тактично не стала говорить с Элни, пока он продолжал вытирать нос, но вскоре любопытство пересилило грусть, и он стал всё чаще вертеть головой и размашистее шагать. Солнце встало, а мы как раз вошли под сень леса, и дальше наш путь лежал по утоптанной тропинке, раскрашенной солнечными узорами от колыхавшейся листвы.

Это было на руку – ближе к полудню, солнце стало сильно припекать, и мы спешили скорее пройти открытые участки леса, чтобы вновь укрыться под сенью деревьев. Я в одной рубахе и джинсах потела и постоянно откидывала выбившиеся из косы локоны с мокрого лба. Толстовку повязала на пояс, и всё равно было жарко. Если б не Элни, и рубаху бы сняла.

Местность не баловала нас разнообразием: лесок-полянка, полянка-лесок. Тропа упрямо шла ровно вперёд, почти не петляя. Она была широкой и утоптанной. Видимо она и считалась главной дорогой к Дубам, по которой ходили торговые караваны, хотя мне в это верилось с трудом, по ней едва ли прошла бы телега, но фирь подтвердил мою догадку, сославшись на то, что к ним просто с того года никто не захаживал, вот тропка и заросла.

Через час ходьбы, я стала чувствовать сонливость, а к полудню зевала, как львица в зоопарке, разевая пасть и сопровождая её закрытие выразительным рыком. Увидь моя мать такое грубое нарушение этикета, с ней бы удар сделался, и я, думая об этом, разевала рот ещё шире. Не желая того, фирь подхватил моё настроение, и к часу дня, мы одновременно, не сговариваясь, улеглись на полянке, желая сделать привал.

Не заснули только благодаря Мохнатику, который начал жевать мои волосы, приняв их за что-то, видимо, крайне вкусное. Это согнало сон и с меня – понятно почему – и с Элни, потому что он разом узнал штук десять новых и заковыристых ругательств в стиле моего папаши, и тихонечко повторял их, пытаясь запомнить. Видимо, чтобы когда-нибудь впоследствии поразить своими познаниями какую-нибудь даму.

Мы сели и решили хотя бы пообедать. Пока разбирали запасы, собранные в дорогу заботливой Майри, я прислушивалась и приглядывалась и заметила, что стало прохладнее, а невдалеке раздаётся весёлое журчание.

– Элни, здесь где-то недалеко речка?

– Ага, – подтвердил фирь, – мы почти на берегу Летящей, дальше наш путь пойдёт вдоль её русла. Я сам там не был, но отец мне рассказывал. А сам я дальше этого места и не ходил, считай. Так, только в речке искупался, и назад. Папу провожал как-то.

– Он у тебя путешественником был?

– Ага. Пол Силура исходил, – с гордостью подтвердил фирь.

Я улыбнулась, а потом задумалась, поглощая картошину с солёным огурчиком.

– Элни, а почему мы идём туда?

– Это в смысле? – не понял фирь.

– Ну, я же не знаю, что за Ирт такой, – улыбнулась я, прожёвывая, – а направление приблизительное только помню: на юг.

– На какой юг??? – опешил он. – Ты же на север показывала!

– Нет, я на юг показывала! – возразила я, тыча пальцем вперёд.

– Даша, там север, – фирь недоумённо смерил меня взглядом.

Я запнулась. Солнце же вон, с востока на запад тянется, восток слева, закат справа, значит, впереди юг. Или не так? Решительно встала и обошла замшелый пень, чтобы, как учили, проверить стороны света. Вот хоть убей, не понимаю! Он весь мохнатый со всех сторон, вообще разницы не вижу, что с севера, что с юга…

– Элни, объясни, а?

– Так и знал, что нельзя тебя одну отпускать, – довольно улыбнулся фирь.

Оказывается, здесь действительно север был на юге, а солнце двигалось в обратном направлении. То есть по нашим меркам вставало на западе, а садилось на востоке. Ну и ладно, скоро лето, не замёрзнем! Идти нам предстояло как раз на север, в любом случае, тракт был только один.

– И что у нас по плану? – спросила я, продолжая нехитрую трапезу после объяснений фиря. – Не знаешь, что там впереди?

– Ну, в общем-то, не очень, – смутился Элни, – я карту решил не брать, она ветхая-ветхая, там половину не видно уже, а новую раздобыть не успел. Но мы точно не заблудимся! Тракт у нас здесь всего один пока, как раз на север прямо. Мы отсюда будем идти дня три. По берегу Летящей сначала, потом к Трисне выйдем.

– Трисне?

– Ага, это река самая большая в Силуре. Там ещё озеро больше, всегда хотел посмотреть! В него вливаются Летящая и Малая Трисна, а оттуда уже течёт Великая Трисна, – я впечатлилась, а фирь продолжал, – там мы перейдём реку и пойдём дальше на север по тракту. За день дойдём до Великой горы, а там, если повезёт, переночуем в Приюте.

– Хорошо хоть не «Роковой» горы, – усмехнулась я. – А что за Приют? Это постоялый двор?

– Не, – отмахнулся фирь, – это место такое под горой.

Я только бровями вскинула. Ну ладно, по ходу дела посмотрим, самой любопытно, не буду удовольствие портить. А вот другой вопрос волновал:

– Элни, а деньги у нас с собой есть? У меня же никаких местных, ни копейки!

– А, не волнуйся! – беспечно махнул рукой фирь. – Я захватил с собой. На провизию хватит, а если что, я ещё слиточек припрятал – поменяем и ещё полгода шиковать будем! Нам с Майри папка оставил. Рассказывал, что ему как-то один маг из каравана, с которым он ходил, за какую-то услугу подарил. А эти маги, кто их знает, что у них в голове? Захотелось – подарил. Надо будет ещё – наколдует…

Я задумчиво почесала щёку. Ещё и маги! Круто!!! Но сонливость притупила восторг. Надо двигаться, а то сморит опять! Мохнатик не доел косу ещё. Решила подбодрить спутника да и себя заодно:

– Элни, ты такой молодец! Знаешь, на самом деле ты прав, одна бы я если и не заблудилась бы, то уж точно в какую-нибудь передрягу попала. А ты столько всего знаешь!.. – улыбнулась я, на что фирь ещё сильнее смутился и, ковыряя остатки картофелины в руках, добавил:

– Это отец мне всё рассказывал, он был настоящим путешественником, таким же чудаком как я. Майри всё переживала, что я тоже таким вырасту, а я взял, и правда вырос. Ну, таким же. Только вот я дальше этого места и не ходил никогда, я уже говорил… Это ещё одна причина, по которой я пошёл за тобой – я хочу, как мой отец, повидать мир. Хоть чуть-чуть. Я хочу быть достойным сыном своего отца! И я хочу, чтобы он мной гордился! Пусть его уже нет, но я знаю, что он меня видит. Я не боюсь! – и Элни гордо выпрямился, хотя на самом деле рука с картофелиной у него дрожала.

Парнишка, оказывается, сильно разволновался от собственных речей, но очень старался этого не показать. Я решила, что стоит его ещё подбодрить:

– Ну что ж, Элниниум Брин, я думаю, твой отец уже гордится тобой. Решиться на такое может не каждый. Я рада, что меня сопровождает такой смелый и отважный фирь!

Вот тут-то его румяная рожица и расползлась в довольной улыбке:

– Ты правда считаешь меня смелым и отважным?

– Конечно, Элни.

– Вот здорово! Никогда не думал, что получу такое прозвище! Смелый и Отважный Элниниум Брин!

Я не стала возражать против самовольно присвоенного прозвища, а фирь продолжал:

– Теперь все будут меня называть только Смелый и Отважный! А если кто-нибудь не захочет, я ему покажу какой я смелый и какой я отважный! Я его так! А потом ещё так! – фирь запрыгал вокруг меня, размахивая какой-то гнилой дубиной, демонстрируя свои воинские способности. – Я ему так покажу, что … – что же произойдёт с несчастным противником, Элни так и не смог договорить, потому что поскользнулся на собственной недоеденной картофелине, которую сам же и обронил прямо посреди дороги.

Я задавила приступ смеха, боясь обидеть Элни, а фирь тем временем, ничуть не расстроившись, поднялся, отряхнулся и, погрозив кому-то своей дубиной, сел на своё место и достал ещё картошки.

– Ну ладно, Элни, доедай, и пойдём, а то мы так и через неделю до Трисны не доберёмся!

– Дело говоришь, – согласился он и принялся ускоренно дожёвывать паёк.

Фирь сделал это, умудрившись даже не подавиться сухой картошкой. Замечательный народ – фири, с любой едой управятся без проблем, и с любым её количеством! Мы быстро собрались, Элни погрузил вещи на Мохнатика, и наша компания неспешно двинулись дальше.

Солнце плавно катилось по небосводу, совершенно не желая умерить свой пыл, но полное отсутствие на небе облаков, радовало, потому что это означало, что ночью будет тепло и сухо, теперь я это уже понимала. Я всё ещё шагала в одной фирьской рубашке, даже не собираясь в ближайшие часы натягивать толстовку и уж тем более куртку, которая осталась свисать с моей сумки-рюкзака.

Прямо не верилось, что ещё весна, и только от воды исходила какая-то прохлада. Птицы разорялись во всю, белки и прочая живность то и дело радовала взгляды, а иногда и не радовала: я умудрилась чуть было не подобрать гадюку, гревшуюся на солнышке, приняв её за очень удобную дубину.

Так мы и шли остаток дня, иногда отдыхая, но нигде долго не задерживаясь. Речка, вдоль которой пролегал наш путь, была неглубокой, с множеством порожков. Элниниум предусмотрительно захватил с собой небольшую походную удочку, и когда мы вечером устроились на ночлег, отправился рыбачить, пока я занималась разведением костра.

Теперь эта задача давалась мне намного проще – сказывался предыдущий опыт и уроки фирей. Ну и, конечно же – наличие зажигалки. Так что, когда Элни вернулся с добычей, костёр полыхал ярко и приветливо, а вокруг уже были разложены подстилки и установлена палка, на которую полагалось вешать походный котелок. Вообще, я так думаю, что обычный походный фирьский котелок достаточно маленький, но, видимо, учитывая мои размеры и аппетит, Майри отдала брату самый большой в доме казан, который бедный Мохнатик прилежно тащил на своей спине всю дорогу.

Элни приволок двух внушительных щук и штук десять мелких плотвичек. Когда он принялся их разделывать, мне сделалось дурно, и он решил умертвить рыбу подальше от моих глаз. Из щук мы сварили уху, а плотвичек зажарили на тонких прутиках. Было настолько вкусно, что я даже перестала внутренне содрогаться, думая о том, что эта несчастная рыбка только полчаса назад радостная плавала у себя в родной заводи. Вот уж не думала, что я такая впечатлительная!

Спать мы легли рано, чтобы утром на рассвете не мешкать. Да ведь и Элни сегодня совсем не выспался, не то что я… Может, я уже привыкла к походному образу жизни, а может, грамотный подход к ней помог мне быстро и сладко уснуть, почти как в домике фирей. Раньше я ведь и не знала всех этих премудростей про сухие листья с травой, про правильное расположение и всё остальное. Поэтому спала я сладко, крепко, и даже почти не замёрзла. Лишь утром, перед самым рассветом, я проснулась от холода, покрытая росой с ног до головы.

Стоял туман, было почти ничего не видно. Белые клубы облепили близлежащие деревья и полностью скрыли русло речки, приглушив её журчание. В костре еле тлели последние угольки, и я подкинула ещё дров, заготовленных заранее. Немного посидев у костра, я стала вглядываться в туман, являвший мне своим степенным движением то камень, то ствол дерева. И постепенно мне стало до жути страшно, потому что каждая новая тень, которую мне удавалось разглядеть, или, может быть, просто выдумать, представлялась мне каким-то фантастическим чудовищем, готовящимся к прыжку.

Когда я начала слышать рычание, существовавшее только в моём мозгу, не выдержала и разбудила Элни. Он, как ни в чём не бывало, встал, повертел лохматой головой, и сказал, что ещё рановато вставать, но так уж и быть, можно. Удалился на пару минут умыться, а потом по-хозяйски невозмутимо начал ходить возле костра, устанавливая котелок с ухой над огнём. Минут через десять он только заметил, что я сижу, глядя в одну точку обхватив руками колени.

– Что случилось, Даша?

– Элни, мне так страшно было! Мы же… мы даже не установили дежурство, я читала, что путники, которые путешествуют по лесам, всегда на ночь оставляют дежурного, а мы с тобой просто спали!

Элни замолчал, обдумывая ситуацию, а после неуверенно произнёс:

– Ну, вообще-то здесь можно было и без дежурств, тут местность такая, что можно спать спокойно, но завтра, если хочешь, мы будем дежурить. Я, если честно, даже не подумал, что ты можешь испугаться…

– Элни, я такого страха натерпелась от этого тумана!

– Извини…

– Нет, ты, конечно, не виноват, это я, глупая, всё придумала, но…

– Ну, прости.

– Нет, ты не виноват, правда, я просто…

– Я же сказал, извини! – в конце концов осерчал фирь. – Поешь лучше ухи, вмиг полегчает.

Я замолчала, понимая, что чуть было не устроила банальную истерику. Стало стыдно и я, понурив голову, взяла свою миску с ухой.

Пока ела, рассвело, и туман медленно начал таять. С ним ушли остатки моей тревоги, зато опять захотелось спать. Чтобы согнать сон, я вызвалась мыть посуду, а заодно и искупалась в ближайшей заводи средней глубины. Бедная рыбёшка, мало того, что твоих собратьев съели на ужин, так ещё и бабу голую показали! Ужас!

Но вода, холодная и прозрачная, вернула меня из мрачных грёз в реальность. Я проснулась окончательно и повеселела. Фирь разделял моё настроение – от вчерашней хандры не осталось и следа. Мы шли дальше, навстречу приключениям!

Нереальная реальность

Тропа ложилась под ноги легко, сзади топотал Мохнатик, впереди гордо вышагивал фирь, причём достаточно проворно, иногда я даже не поспевала за ним! Ну да, стопы-то у него длиннее и мягче, сцепление с дорогой лучше, вот и шпарит вперёд, а я только и успевала своими неуклюжими ножищами на камнях и кочках оскальзываться. Вообще шлось приятно, как в школьном походе. Местность ровная, практически не приходилось подниматься или петлять. Тропа повторяла плавные извивы Летящей, но чем дальше, тем шире и спокойнее становилась река. Теперь в некоторых местах, даже несмотря на кристальную прозрачность воды, дна было не видать, а иногда в заводях колыхались длинные зелёные водоросли.

Мы пару раз останавливались, чтобы порыбачить, и я орала как резанная, когда на мою удочку впервые попалась мелкая рыбёшка. Элни смеялся, но понимал, что это мой первый улов. Так что похвалил и обнадёжил, что не всякий может свою первую рыбу с крючка не упустить. Не стала говорить ему, что на самом деле я просто испугалась. Замерла от страха и крючок качнулся, из-за чего добыча упала на землю, когда удочку я всё-таки бросила – ступор отпустил.

День проснулся, расцвёл, согрел лучами и уже шёл к закату. Реку обступали леса с обеих сторон, поэтому кроме воды и деревьев мы почти ничего не видели за сегодня. Я всё ждала, что нам кто-то встретится на дороге, но мы продолжали свой путь в одиночестве весь день. Ни деревень, ни путников, ни даже каких-то крупных зверей нам увидеть не посчастливилось. Впрочем, с последним нам скорее повезло, это уж как посудить.

Я нашла себе хорошую крепкую палку, и тащила её за собой, воображая, что это посох, хотя так и не поняла, чем он призван облегчать путнику дорогу – опираться на него было неудобно, а просто тащить тяжело, но выбрасывать всё же не стала, на случай если пригодится для самозащиты. Мало ли что? Ну, или может, наконец, пойму, какой от него прок? Элни-то вон нашёл себе и идёт, как будто, так и надо. Выглядит удобно, может, я чего не поняла?..

Странно, но за эти два дня мы очень мало разговаривали. Оба поглощённые новыми видами, впечатлениями и чувствами.

Что-то вводило меня в ступор, будто даже с привкусом разочарования. Но, прислушавшись к себе, я вдруг осознала, что не так. Реальность! Всё слишком реально! Моя жизнь в этом удивительном, сказочном месте казалась почему-то такой обычной, такой повседневной, будто ничего примечательного и не произошло. Фирь был для меня не менее реален, чем одногруппник в университете. Совершенно спокойно вышагивал рядом, собирая по обочинам дороги ягоды и какие-то коренья, периодически наставляя меня, как и с чем лучше применить подобный продукт питания.

Меня немного огорчало то, что я совершенно не чувствую ничего, даже отдалённо напоминающего состояние, которое я представляла, когда читала о путешествиях между мирами. Ни восторженной эйфории, ни прилива волшебных сил, ни даже подсознательной уверенности, что я ведома перстом богов, и ждёт меня обязательно что-то самое важное, а я спаситель мира и вообще супергерой! Даже не смотря на то, что меня действительно кто-то звал! Нет. Я оставалась собой, а реальность оставалась реальностью. Это обескураживало.

Но в то же время именно это вселяло уверенность! Значит, я не свихнулась, значит, это не горячечный бред, а я по-настоящему здесь, с этим «хоббитом» иду в своё волшебное путешествие! И здесь есть эльфы! И есть маги!!! И при этом я сохраняла ясность ума и могла хоть каждые пять минут заново переживать это удивление от того, что я, дитя урбанизированного и совершенно чуждого волшебству мира, вот так запросто шла бок о бок с фирем по дикому лесу навстречу неведомым приключениям.

Вообще здорово было сравнивать то, о чём я мечтала, с тем, что происходило на самом деле. Всё было совершенно не так, как я могла себе представить. Солнце невозмутимо светило так же, как светит над Невским проспектом, когда тучи не затягивают небо; ветер пах хвоей, травой и водой, так же, как пахнет в земном лесу возле реки; мои обутые в кроссовки ноги так же топтали обычную каменистую землю, а вода была такой же мокрой, как и везде.

Я обдумывала это про себя весь день. Где-то на уровне подсознания. Так-то была занята в основном уроками Элни и наблюдениями за природой. Но чем дальше, тем яснее это осознание загоралось в голове. И вот, в какой-то момент – БОМ! Оно настигло меня и ровно улеглось по полочкам.

В этот миг я осознала, что безумно хочу узнать ВСЁ! Как можно больше об этом мире, о фирях, о народичах, обо всём, что здесь есть! Ведь до этого я всё ещё жила в режиме какой-то сказки, а теперь вот – реальность! Добро пожаловать! Дошло, наконец. Много же мне на это времени понадобилось…

Я как раз в кустах пряталась, когда щёлкнуло у меня в голове. Да, всегда мозг выбирает лучшие моменты для прозрения! Но и хорошо. Все вопросы сразу не задашь, нужно подумать, а то завалю Элни, да так мы и не дойдём никуда. О боги, а куда идём-то? Что там впереди? Какие деревни, города? Кто вообще встретиться может? И что делать, если встретится??? Куда нас несёт???

Выбралась на тропу, улыбнулась фирю, и пошли мы дальше. Голова просто кипела, ещё чуть-чуть и синий экран!

– Даш, всё хорошо? – обернулся фирь. – Ты какая-то дикая…

– Всё хорошо, – улыбнулась ему светло и радостно, – устала немного…

– Да скоро уже на ночлег вставать будем, – обнадёжил он. – Уже почти дошли до озера. Перед ним и встанем, чтобы на большой тракт на ночь глядя не казаться.

Места эти, как уверял он, безопасны. Поэтому фири и селились в этом районе издавна. Крупных хищников в их краях не водится, а народичи на эту дорогу только караванами ходят, и их издалека заметно. Но всё же лагерь мы поставили вдалеке от дороги. Я настояла – вдруг разбойники? Откуда я знаю, как тут дела обстоят? А если есть люди, то и разбойники как пить дать! Неистребима людская натура…

Устроились под обрывистым бережком, обвисшим плетущимися корнями. И нас с дороги не видать, и от ветра защищает. Да и река под боком. Тащишь рыбу – и сразу в уху её. Мохнатик притих и почти сразу задремал – удивительно меланхоличное существо! Среди припасов было и мясо какое-то засушенное, и крупы всякие, даже сыр ещё не доели, но Элни, как более обученный, настаивал на том, чтобы добывать свежую еду, пока есть где. Я была с ним полностью согласна, и всеми силами крепилась, чтобы не стенать над ещё живой добычей.

Впереди было не видно, но я знала, что река делает последний крюк и впадает в огромное озеро. Сами фири называли его просто Море. С их стороны логично, отец Элни рассказывал, что другой берег еле видно, да и то, исключительно при ясной погоде. Завтра нам предстояло пройти по нему до самого истока Великой Трисны. Именно там с нашей дорогой и пересекался главный тракт, где встретить кого-то намного вероятнее.

Уха пахла так, что я в буквальном смысле вытирала слюни. Похоже, мой организм перестроился, и теперь аппетит был, как несколько лет назад, когда я жрала всё съедобное, что попадалось под руку. Матери это не нравилось. Конечно! А вот я знала, что это очень хорошо. Я живая! Я здесь! И я сейчас буду есть походную уху со своим самым первым настоящим другом!

Я всё же дотерпела. Не стала пускаться в расспросы до ужина, потому что уже знала, что шквал, который я обрушу на бедного Элни, на пустой желудок просто не вынести. Мы расстелили одеяла по бокам от костра, укутались в курточки, и фирь закурил трубку. Теперь можно.

– Элни?

– Мммм?

– А расскажи мне, пожалуйста, кто живёт у вас помимо людей и фирей? И эльфы, они какие? Высокие такие с острыми ушами, да?

Фирь усмехнулся:

– А откуда ты знаешь, как выглядят эльфы, если у вас только люди живут?

– Я читала… И у нас легенды есть.

– Расскажешь? – заинтересованно приподнялся он на локте.

– Ага, – неуверенно кивнула я, понимая, что если сейчас пущусь в пояснения, то сама так и не получу ответы на свои вопросы.

– А! – махнул рукой фирь, понимая, что я первая спросила. – Да, эльфы как раз такие: высоченные, лица, будто из мрамора высечены, сами тощие, и бород нет, как у нас.

– А много их?

– Да не сказал бы. Основное население Нелита, это люди. Эльфы больше за горами прячутся на юге, но в караванах нередко встречаются. Я только раз одного вблизи видел. Ух, и злющий он был! Как вспомню, так мурашки по спине пробегают! Он на меня как глянул, так я себя сразу кучей навоза почувствовал, и потом он ещё в трактире долго о чём-то кричал, я слышал. Правда, говорят, что он тогда напился сильно, утром я его не успел увидеть – караван рано ушёл. Майри мне сказала, что эльфы на самом деле добрые и мудрые, но мне что-то теперь слабо верится, – фирь усмехнулся и сунул конец трубки в рот. – Хотя из рассказов отца я помню, что у него был приятель в одном походе, тоже эльф. И вроде как очень его отец мой уважал. Но не мне судить-то, я пока лично ни одного эльфа не знал. Может, ещё познакомлюсь, – улыбнулся парень, – кто знает? Ещё я слышал, что где-то на северо-западе есть полуостров, на котором водятся демоны и разные чудовища. Там поклоняются Тёмному богу и творятся страшные вещи. Говорят, что все войны идут оттуда, и не мудрено: там же демоны! Ещё гномы часто приходят, я с ними как-то раз даже пил. Вот они свойские ребята! Правда, крепкие, поэтому я не знаю, чем дело кончилось – дома уже проснулся. Майри сказала, что как ребёнка спящего притащили меня… До сих пор стыдно!

Я не удержалась и засмеялась, но, кажется, Элни не обиделся. Сам улыбнулся и булькнул. Темно уже становится, река журчит, птички поют… и я лежу такая на одеяле и понимаю, что здесь, по этой самой земле, ходят эльфы, ходят гномы… и я теперь. Теперь я часть этого мира!

– Элни, а ещё кто есть?

– Да откуда ж мне знать? – огорчённо пожал плечами фирь. – Это Майри б тебе лучше рассказала – она начитанная. А я так, в общих чертах только…

– Майри же говорила, что ты с детства путешествовать мечтал?

– Мечтал… Ты вон тоже мечтала, а больно учёная? – я смутилась, но фирь, не менее смущённый, заключил: – Вот.

Ну да, два мечтателя… Но Элни хоть еду добыть может, не то что я! А вообще… А вообще так даже лучше! Вместе идти и познавать этот мир! Открывать его.

– А звери у вас какие водятся? Я, кажется, сегодня белку видела, это она?

– Да, есть белки, – кивнул фирь, – да вообще много зверей всяких, я ж даже и не перечислю… Бобры, бурундуки, крысы всякие, олени и лоси, муры, лошади, козы с курами, индюки и посвисты; волки есть, рыси – но это дальше, здесь не водятся. Барсуки есть, вот это жуть! Не дай боги на них нарваться! И кабаны тоже. Но что те, что другие от тракта подальше держатся, так что тут мы в безопасности.

– Муры? – удивилась я, – а это кто?

– Олени такие, больше на лошадей похожи и полосатые.

– Зебры что ли?

Фирь непонимающе воззрился на меня. Значит не зебры.

– Ну, такие, с короткой гривой в чёрно-белую полоску? – попыталась описать ему.

– Нет, – всё так же недоумённо глядя на меня, ответил Элни, – грива у них дай боги! И они игреневые, иногда рыжеватые, а рога маленькие.

Я кивнула, поджав нижнюю губу. Что значит «игреневый» решила уже не спрашивать, сделала вид, что поняла, а то стыдно даже…

– А у вас что, – всё же поинтересовался Элни, – тоже такие звери водятся?

– Ну да, почти все, кого ты перечислил… правда там ещё вагон и маленькая тележка всяких других. Да и мир у нас большой, на разных континентах разные. Иногда такие чудные…

Но Элни перебил меня:

– А фири? Фири у вас есть?

– Нет, Элни, я же сказала, у нас есть только люди, – покачала головой, глядя на его кислую мордашку. – Но я читала о хоббитах. А они очень похожи на вас! Я даже спутала сначала, когда у вас оказалась. У нас много книг написано, где они есть. Вот в одной, кстати, они назывались не хоббитами, а «низушками». Это моя любимая! В ней, кстати, низушки не были такими тихими и домашними. Они там деятельные торговцы, юркие и хитрые. А в другой книге, хоббиты были как раз такие, как вы. Почти. Они там домоседы до мозга костей, и все такие степенные и серьёзные…

Фирь прыснул в кулак. Ну да, фири поживей будут. Как если бы все хоббиты были как Бильбо, а не только он один.

Разговор затянулся далеко за полночь. Поддавшись, я рассказывала и рассказывала фирю. О Властелине Колец, о Хоббите Туда и Обратно, о мирах Анджея Сапковского и многих-многих других. Попыталась объяснить ему, что такое кино. Фирь очень заинтересовался этим, хоть до конца и не верил, что это не волшебство.

Когда я окончила рассказ, уже светало. Элни смотрел на меня заворожено, его трубка лежала у ног, давно забытая с отсыревшим табаком, который он так и не докурил. Я тряхнула головой, он тоже, будто очнулся, и выразил искреннее удивление такой наглости природы, как преждевременно наступивший рассвет. Но уже буквально через минуту, повалился на свою подстилку и захрапел.

Эк у него скоренько получилось! Я подбросила дров в тлеющий костерок и тоже улеглась. Спать-то надо. Мохнатик фыркнул, переступил по камням и тоже затих.

Боги Нелита

Просыпалась тяжело, бок отлежала так, что рука безвольно болталась, будто не моя. Мне пришлось её минут пять растирать, чтобы к ней вернулась жизнь. Фиря рядом не было, но над костром висел котелок с водой для чая – так я для удобства называла тот сбор непонятных трав, который фирь заваривал по утрам – а это значило, что он сам недавно проснулся. Он вернулся минут через десять, и я пошла умываться. Солнце встало уже давно и даже миновало зенит. Время было обеденное.

Прошла вперёд по течению и вгляделась вдаль. Действительно море. Хотя берег я видела. Не так уж и далеко до него, как я думала. Впрочем, посмотрим ещё, сколько там в обход идти. Но на первый взгляд казалось, что не больше часа. По солнышку, да по утоптанной тропинке – раз плюнуть! Хотя теперь я старалась быть осторожнее в суждениях, помнила, до чего довела меня самоуверенность. До фирей. Может, и неплохо?

Усмехнулась своим мыслям и принялась за водные процедуры. Без зубной пасты было тяжко, но фири выделили мне личный мешочек с порошком, и вроде он справлялся. Лишь бы эмаль не убить их средневековыми методами… С наслаждением выкупалась и прополоскала волосы. Да, шампуня тоже не хватает. Мыло кое-как спасало положение, но заменить им привычные вещи было, увы, нельзя. Мокрая и довольная, пошлёпала босыми ступнями назад в лагерь по воде.

Фирь мою страсть к купаниям не разделял, сумрачно глянул на мою посвежевшую физиономию и скривил свою. Да уж, непривыкшее создание. Вряд ли ему часто приходилось проводить полночи на ногах. Тем более на шпильках и с несходящей улыбкой, которая ближе к утру превращалась в мимолётную отсылку к творению Виктора Гюго.

Мы позавтракали и нехотя отправились в путь. Теперь уже речи не шло, чтобы за один день добраться до горы с неведомым «Приютом», как мы намечали заранее. Фирь плёлся медленно, я была ещё хуже, еле переставляя ноги. Бодрость от умывания после завтрака превратилась в ленивую сонливость. Один Мохнатик прекрасно выспался и был бодр и весел.

Выйдя из-под сени деревьев, мы дружно оглядели широкий луг по правую сторону от озера. Вот по такому на коне с развевающимися волосами надо гарцевать! Слева раскинулась водная гладь с мелкой рябью от ветерка на серой воде и обрывистыми берегами. Впереди, еле видный, маячил мост. Горбатый, как принято. Но каменный или деревянный, отсюда было не понять. Рядом с ним по левую сторону стояло что-то неизвестное: то ли здание, то ли камни огромные, может, свалка мусора? А прямо впереди, уже совсем близко я увидела ту самую гору, к которой мы шли.

Она была самая высокая из горной гряды, которая следовала за ней, как выводок утят за мамой-уткой. На её вершине белел снег, который, по всей видимости, держался там весь год многовековой наледью. С левой стороны её обступали острые скалы, уходя дальше в холмы, а справа горный хребет продолжался, будто это был вздыбленный гребень какого-нибудь карася. Между этой горой и скалами теперь был виден глубокий разлом, видимо, именно там и проходил тракт. Мост маячил как раз напротив импровизированной буквы V.

Прикинув расстояние, я вздохнула, а потом глянула на опухшую мордашку фиря:

– Элни, а чего ты на Мохнатике-то не едешь?

Фирь задумался, но, поколебавшись, выдал:

– Так тебе ж коня не раздобыли, чего я один-то ехать буду?

Смерила его скептическим взглядом:

– Подсадить?

– Подсади, – сдался он, понимая, что усталость перевешивает благородство.

Я неловко его оглядела, а потом рискнула, и просто подняла, как ребёнка, подмышки и усадила в седло. Он аж подпрыгнул, разводя ноги в стороны:

– Горячее!

Пощупала тёмную кожу. Ничего ж себе, как от солнца нагрелась! Правда через несколько секунд она перестала обжигать и начала приятно греть. Мы переглянулись и хором засмеялись.

– Едь, – похлопала пони по крупу. – Мохнатик-то выспался, а ты нет. А я привычная! Ничего не сделается. Иногда по несколько часов ночами приходилось выстаивать, а на утро в универ ехать, или на тренировку. А ещё менеджер, иногда бывало…

Ленивым шагом, под рассеянный рассказ, который Элни слушал вполуха, а я примерно так же внимательно рассказывала, мы ползли к мосту часа два. Хотя, может, мне с недосыпу так показалось?

Поглядела на солнце в очередной раз и поняла, что ничего-то я не понимаю. Как это время определять? Эх, не для меня это, не для меня. Глянула на часы и ругнулась. Опять завести забыла! На кой они мне вообще, если я ими не пользуюсь? Впрочем, какая разница, сколько мы шли? Гора, громадой маячившая впереди, почти не приблизилась. Хорошо, хоть, мост уже виден. Каменный, добротный – тролля не хватает под ним.

Резко побледнев, спросила у Элни про троллей, но он заверил, что это сказки, и я выдохнула уже спокойнее. С двух сторон от него лежала пыльная грунтовая дорога, широкая и наезженная. А непонятное здание оказалось обгорелыми останками, видимо, в прошлом трактира.

Мы ступили на камни и одновременно остановились. Я потянулась за своей бутылкой, Элни – за флягой. На мосту, у самого начала невысокого каменного бортика, стоял, вкопанный в землю, толстый просмоленный столб. Это был указатель. Дорога, пересекающая мост, тянулась с востока на запад. От противоположного его конца отходила ещё одна, причём самая наезженная. Она поворачивала на север, может на северо-восток. С нашей же стороны примыкала скромная тропка из Дубов. Теперь я понимала разницу, что значит наезженный тракт и тракт сезонный. Во все четыре направления указывали дощечки с надписями, но ни на одной из них я даже буквы разобрать не смогла.

– Элни, что тут написано? – озадаченно почесала подбородок.

– Это названия городов, к которым ведут эти дороги. Вон та, – фирь показал на восток, – ведёт в город «Хольгер-Мерай», это порт на берегу океана, там, – указующий перст Элни переместился на запад, – столица «Нелита», а дорога, по которой мы пойдём, ведёт в Баталон. Это столица Силура.

– Силура… – задумчиво повторила я.

– Ага, – подтвердил фирь.

– А что, столица Нелита тоже зовётся Нелита? – приподняла я в недоумении бровь.

– Ну, как-то так исторически сложилось, – пожал плечами фирь, – и столица, и та часть, что за горами, и наше государство в целом. Силур это как бы и отдельное, вроде, государство со своим правителем, но в то же время мы – подданные Нелита. Не силён я в политике… Смотри вон лучше, какая гора впереди! Это та самая Великая Гора, в которой будет Приют Хозяйки Гор!

– А там есть какой-нибудь трактир? – с интересом спросила я, в надежде увидеть, наконец, других народичей.

Элни засмеялся:

– Не-е-е-е! Там никакого трактира не поставишь! Отец бывал там, рассказывал, что там не то, что трактир – сарай не поставишь! Всё на утро или ветрами размечет, или обвалом засыплет. Сколько раз там уже хотели построить что-нибудь. Народичам-то надо дела свои как-то обстряпывать, а место там удобное. Только вот Хозяйка им не позволяет. Это место – магическое! – Элни предостерегающе поднял палец. – Там можно лишь костёр развести, да в пещере под навесом переночевать. Это пристанище для путников, но жить там никто не сможет, так уж много веков повелось. Поэтому и называют: «Приют Хозяйки Гор». Это нам с Майри папа рассказывал. Я с детства мечтал там побывать!

– А Хозяйка Гор это кто? Колдунья?

Элни опять улыбнулся и отрицательно помотал головой:

– Нет. Вообще, я не знаю, кто она на самом деле, но гномы ей как богине поклоняются. Может, она и правда богиня? Или какой-то дух, просто очень древний, поэтому сильный такой. Не знаю, в общем. Но папа очень уважительно отзывался о ней. Мне теперь самому интересно, вдруг я смогу с ней встретиться? Говорят – это возможно! Хотя она редко когда показывается… Как говорят. Мой отец с ней не встречался, хотя и бывал там целых три раза!

Мы прошли мост и свернули на север. Мохнатик трусил рядом со мной, стукая копытцами по мелкому гравию, присыпанному сверху рыжеватой пылью. Элни гордо возвышался на целую голову, отчего его взгляд приобрёл некий покровительственный оттенок. Да и понятно, я же гляжу на него широко-раскрытыми горящими глазами и внимаю каждому слову!

Пепелище осталось за спиной. Жаль. Наверное, это действительно когда-то был трактир? Было бы здорово в него зайти и поглядеть, как тут всё? Элни сам, без вопросов пояснил, что это действительно раньше был постоялый двор, и он надеялся, что его уже начали отстраивать назад, но, видимо, пока не нашли на это денег. Сгорел ещё зимой. Гости бежали оттуда так быстро, что разбираться времени не было. Мост-то каменный, а дом из дерева полностью. Пожадничали хозяева на мага, вот и получили. А, может, боги за что прогневались? И такое бывает.

– А что за боги у вас тут? Кроме этой… как же… Ареты?

Фирь аж подпрыгнул от фамильярности. Понятно, тут всё серьёзно.

– Алеты! Ты что! С богами шутить шутки плохи! – он смутился на миг от собственного каламбура, но продолжил так же сурово: – Не путай! – он даже пальцем погрозил. – Небрежительное отношение – нехорошо это! Боги не любят такого. У вас что там, все такие безбожные?

– Нет, – я даже приостановилась от такого напора, но вопрос религии действительно был интересным, и я решила пояснить Элни, как у нас дела обстоят, чтобы он не подумал, что я специально хотела принизить его веру: – У нас верят в бога. Но просто, как сказать… Вера сейчас это дело лично каждого, и, честно говоря, сейчас мало кто верит… Так, бабушки в церковь ходят… Я сама воспитывалась в не очень верующей семье, – обобщила я

Ну да, мама иногда носила крестик. С бриллиантами и навыпуск. В церкви ходили, но примерно так же, как на выставку – чтобы нас там увидели, а не для того, чтобы самим что-то увидеть или почувствовать.

– Поэтому, – продолжила я, – не особо верю в кого-то. Нас вообще в университете учили, что вера, это такой же элемент управления массами, и в средневековье церковь была чуть ли не главным держателем власти – с ними даже короли спорить не могли!

– Ужас! – Элни замотал головой. – Учёно говоришь, но я так понял, что совсем у вас там плохо всё! Наверное, ваш бог сильно на вас гневается! Если бы у нас кто-то посмел заявить, что богов нет, ему бы за это быстро наставляющего пинка дали! Алета, конечно, нет, а вот Архикат точно бы волосы на пятках подпалил за это!

– Архикат?

– Бог огня. И почему ты говоришь о какой-то вере? В богов не верят, им поклоняются, почитают и просят покровительства!

Взгляд у Элни горел. Да, похоже, с религией здесь всё очень сурово! Хорошо, что спросила его, пока мы одни. Не дай боги – усмехнулась своему выражению – не дай боги, сказанула бы кому другому такое. Могла бы и по физиономии заработать!

– Прости, я не хотела обидеть тебя, – искренне извинилась перед фирем за свою пренебрежительность, – но ведь я из другого мира. У нас там по-другому всё… Расскажи, как здесь, пожалуйста?

Фирь улыбнулся, показывая, что не обиделся, достал трубку, забил и попросил мою зажигалку – прикурить. Быстро привык! К хорошему-то. Судя по его виду, лекция предполагалась обстоятельная. Очень серьёзное лицо у него стало, даже возвышенное какое-то.

– Свет и тьма во главе стоят. Светом да небом дева правит, что ветров и гроз матерь. И все уповают на справедливость богини Феррии, ибо только она стоит на весов чаше, что держит тьму на другом конце своём. Тьмы же бог, что из Первородного пламени родился, зовётся Далин. И нет страшнее него на свете! Семерых Демонов держит он да вместо себя в мир пускает, чтобы творили зло они на потребу душе его чёрной.

– Ого, – я аж присвистнула, но фирь грозно зыркнул на меня, чтобы не перебивала.

– Много в мире лесов да полей, много рощ и чащоб, отец и хранитель Ситорг им. Белеран, брат его, зверей да птиц хозяин. Пучин морских и океана вод владыка Мурток, что жену свою в глубинах прячет. А пламя, что тепло даёт, костра приветливого свет, тем Архикат-затейник одаряет. А к знаньям кто стремится и учёным мужем хочет стать, тому Сифирус покровитель. А кто приветит бедолагу, девиц невинных защитит? Семье и роду даст здоровья, поможет в горе и нужде? То всех ручьёв и рек хозяйка, Алета милосердная!

На всякий случай подождала ещё, чтобы убедиться, что Элни закончил монолог. Было похоже на какую-то молитву.

– Это вас с детства учат? – осторожно спросила я.

– Ага, – подтвердил фирь и выпустил клуб дыма, – сызмальства. Решил тебе, как ребёнку рассказать, так понятнее-то, поди?

Я усмехнулась и обошла крупный камень. Дорога становилась всё каменистее. Эх, жаль тут римлян не ходило, чтобы проложили свои вековечные дороги!

– Да, так понятнее. Но я с первого раза всё равно не запомнила, ты уж прости, – и я застенчиво пожала плечами. Фирь терпеливо вздохнул, затянулся ещё раз и пустился в пояснения:

– Алета, это богиня, у которой ты в храме была. Мы про неё рассказывали тебе с Майри. Она богиня любви, семьи и покровительница юных дев. А ещё она богиня всех лесных рек и ручьёв, поэтому её храмы всегда строятся у чего-нибудь такого. Мы вот вообще специально русло роднику выкопали, чтобы аккурат перед храмом пробегало, там и свадьбы все играем и ещё много чего, – фирь сделал паузу, чтобы убедится, что я усвоила. – Так же у нас ещё пять богов-покровителей стихий. Огонь – Архикат, море – Мурток, леса – Ситорг, а зверьё всякое – Белеран. Ну и верховные: Феррия – ветер и небо. И Далин, – это имя Элни попытался произнести потише, – он бог огня. Только не как Архикат, тот отвечает за костры, очаги, пожары и всё такое прочее. А Он покровитель первозданного пламени, из которого возникла вселенная, и в которое она же и вернётся в конце времён. Он бог зла. Говорят, что они с Феррией постоянно борются между собой, стараясь принести в мир каждый своё. Феррия же богиня добра. Хранительница справедливости и гармонии. Вот и… А Сифирус, это бог магии и знаний, он всем магам и учёным помогает. Ну и ещё мы ему иногда молимся, когда в детстве письмо учим….

Я некоторое время шла молча, переваривая услышанное.

– А почему же у вас тогда поклоняются Алете, раз Феррия – богиня добра?

Элни почесал кудрявый затылок:

– Ну, Феррия, она как бы богиня добра, но это добро, оно какое-то общее, куда проще просить богиню, которая может помочь во всех мелких неприятностях, чем ту, что лишь вершит справедливость, – фирь выбил трубку и задумался, как объяснить. – Помощь Феррии не всегда приходится по вкусу тому, кто её просит. Мне кажется, что Алету так любят за то, что она понимает всех, кто к ней обращается, и помогает именно в той проблеме, о которой говорят.

– Как это?

Элни опять почесал макушку:

– Ну, например, если у тебя заболела корова, и ты идёшь просить помощи богов, Алета просто вылечит твою корову. Ну, может быть. А вот Феррия сделает так, что твоя корова быстро и без мучений подохнет, ты съешь её мясо, продашь то, что не съел, а потом через год, к тебе приблудится чья-нибудь чужая тёлка, а ты за этот год выведешь лучший сорт роз в округе, чтобы обменивать их на молоко в чужих хозяйствах. Так понятнее?

Я хмыкнула, дивясь своеобразности понятия о справедливости у местной богини, но не мне судить об этом, и мы шли дальше.

Обедать, хотя в нашем случае скорее ужинать, сели в тени большого дуба, солнце уже катилось к закату, и мы решили, что, пожалуй, сегодняшний день можно посчитать выходным, и там же разбили лагерь на ночлег. Тем более что Элни не терпелось услышать от меня новых историй, так ему понравился мой рассказ. Он, как сказки, слушал мои вольные пересказы книг и фильмов, и мы опять засиделись. Но как только взошёл полукруг растущей луны, фирь опомнился и дал команду отбой. Правда только себе и Мохнатику – теперь мы на тракте, здесь желательно и подежурить, чтобы быть готовыми к неожиданным встречам. Я сама вызвалась первой. Я – сова, Элни – жаворонок, так что такой порядок вполне логичен.

Сидела на своём одеяле, вертя мультитул, и слушала потрескивание костра. Редкие искорки вылетали и кружили, как маленькие рыжие феи. Где-то ухала сова, звенели цикады и ещё что-то непонятное. Иногда лёгкий ветерок шуршал ветками дуба в вышине, и тогда можно было разглядеть звёзды. Совершенно другие, незнакомые.

На душе был мир и покой. Как быстро я привыкла к этому. К лесам, к запаху трав и цветов, к журчанию реки. К постоянному движению вперёд. Будто я наконец-то на своём месте, нашла себя. Как же хорошо, что я решилась на побег! Не струсила, не стала ждать. Представила, что было бы, если бы сейчас позвонил отец и потребовал срочно вернуться домой.

Тихо засмеялась. Никогда я не вернусь! Даже чтобы ещё зажигалок с шоколадками купить. Никогда!

Приют Хозяйки гор

Утром проснулась поздно. Элни пожалел меня, сначала сготовил завтрак и только потом принялся распихивать. Зябко поёжилась и оглядела туманные заросли. Скоро белые прохладные клочья уползут обратно в реку, и потеплеет. Река всё ещё следовала за трактом, поэтому я отважно согнала сон уже привычным купанием.

В путь выдвинулись бодро, но оба пешком. Нужно успеть до заката дойти до ущелья, а дорога становилась всё более каменистой и неровной – Мохнатику тяжело было бы ещё и фиря тащить на спине.

Ещё на берегу Летящей я приметила под седлом короткие ножны. Когда мы распрягали Мохнатика, они терялись среди вещей, и я не обращала внимания, но теперь Элни снял их и повесил за плечо, прихватив ремнём и верёвкой, чтоб не болтались. Это был не меч, да и откуда у мирного фиря такое оружие? Но нож это был большой. Я бы даже сказала – кинжал. Юный Брин гордо заявил, что теперь он ведьмак, и оружие нужно держать наготове! Следующие полчаса я посвятила тому, чтобы не заржать, поэтому молча плелась в конце нашего отряда.

Туман уполз, но небо заволокло тучками. Правда дождём они не грозили, так прикрывали иногда от палящих лучей, да и всё. Дорога плавно поднималась. Всё чаще то там, то здесь, из земли торчали огромные острые валуны. Теперь было заметно, что мы приближаемся к горе. Она всё росла и росла ввысь, вызывая невольный восторг своей монументальностью. Внизу покрытая густыми-густыми лесами, которые уже начали вплотную окружать дорогу и оттеснять Трисну куда-то на запад и вниз, выше она серела голым камнем. Снежную шапку на вершине уже не видно, но ещё утром, она должна была искриться на солнышке, если бы не туман.

Не смотря на кажущуюся близость, шли мы почти целый день. Правда, я была наслышана, что в горах это обычное дело – ошибиться в расстоянии. Но фирь уверенно вёл, зная по рассказам отца, что за день от постоялого двора на мосту дойти вполне реально, в чём он меня и заверил, когда я в очередной раз страдальчески вздохнула. В гору, да ещё и по такой неровной дороге идти было трудно. Я пыхтела как паровоз, наконец, оценив собственную дубину в качестве посоха. Мохнатик цокал копытцами по острым камням и фыркал, но не сопротивлялся – покорно следовал за хозяином. Лишь бы только кроссовки не развалились от таких нагрузок! Было бы неплохо разжиться какой-нибудь новой обувкой до того, как мои адидасы падут смертью храбрых. Они же для спортзала да хорошего асфальта модельерами выдумывались, а я их жестоко по горам да по грязи.

Когда солнце вышло из-за тучек далеко на западе, вытянув длинные тени, Приют Хозяйки Гор был совсем близко. Горы угрожающе нависали, и мне приходилось ежеминутно глядеть наверх, потому что я страшно боялась обвала. Вот так-то, в книгах это всегда весело и скоро – пробираться по горам среди осколков скал, а в жизни аж поджилки трясутся идти под этими каменными глыбами. И не отдышки, ни мозолей на пятках там не встречается. Вот тебе и разница: сказка и реальность. Горы и впрямь были необычайно высокими, недаром Элни говорил, что это высшая точка Силура. Впереди замаячил вход в ущелье, фирь приободрился и потопал быстрее:

– Почти пришли.

Я тоже прибавила шагу, чтобы поспеть за ним. Да и самой хотелось уже наконец-то прилечь на травке и передохнуть – день выдался тяжёлым.

Незаметно мы вошли в ущелье. Просто скалы, между которых петляла дорога, становились всё выше и гуще, и вот, мы уже в сплошном каменном лабиринте. Эффект усиливался ещё и тем, что мы петляли намного дольше, чем предполагала и я, и даже Элни. В какой-то момент показалось, что мы ходим кругами. Но скалы живописные, ничего не скажешь. Здесь бы какой-нибудь модный фотосет учинить. Успех гарантирован!

– Это нас Хозяйка рассматривает, потому что мы первый раз, – тихо объяснил фирь, – когда пойдём в следующий – дойдём быстрее. Нам папа говорил, что это она так всех новичков рассматривает. Некоторых, кто ей не понравится, может вообще не пустить: тропа назад выведет. Мне отец рассказывал, что одного гнома, который с ними шел, она не пустила. Говорит, он ходил-ходил туда-сюда, его даже за руки пытались туда отвести, а он вырывался, а потом и вовсе начал кричать: «что вы меня в пропасть тащите?! Я летать не умею!» вырвался и убежал! Так и не прошел. Потом его на выходе встретили злого-злого! Как он на ту сторону попал, сам не помнил. Отец говорил, что его тоже долго рассматривали, полчаса их по ущелью гоняли!

– Да мы, кажется, тоже не меньше получаса ходим уже, – недовольно прохрипела я. – А с виду минут десять идти, не больше!

– Да, странно, нас-то всего трое вместе с Мохнатиком, а их было целых двадцать шесть! Два фиря, четыре гнома, эльф и девятнадцать ваших – людей.

– Это она, видимо, меня рассматривает, – вздохнула я, устало понурив голову, – я же не из этого мира, вот она и понять не может, что я такое. Хотя у вас же тут и фири, и гномы всякие с кикиморами болотными, кто угодно! – кажется, это уже начиналась истерика от переутомления. – Слушай, в какой я классный мир попала! Эльфы, духи, боги, волшебство! Интересно, когда я сойду с ума? Кажется сейчас. Элни, подожди.

Я прислонилась к скале и начала шептать, вдруг поможет:

– Прости нас, Хозяйка, если в чём провинились, мы идём с чистым сердцем в поисках приюта, мы очень устали и хотим есть. Прошу, не прогневайся, что смею просить, но хватит уже нас разглядывать, пусти нас и согрей, а то мы скоро окочуримся тут с непривычки!

Ничего не произошло. Я ещё постояла чуть-чуть, почувствовала себя дурой, потом горестно вздохнула, и, повернувшись к фирю, развела руками. Элни шмыгнул носом, проворчал: «пошли дальше» и повернулся. Тут он почему-то замер. Я подошла к нему и заглянула за выступ. Там, как ни в чём не бывало, стояли витые эльфийские ворота.

– Ух ты… Спасибо! – прошептала я, и мы пошли вперёд так бодренько, будто бы весь этот день провалялись на диване, а не таскались по лесу.

За воротами не оказалось никаких эльфийских дворцов, которые я почему-то ожидала увидеть. Всё ограничилось лишь прекрасной работы невысокими витыми воротами, даже скорее сказать – аркой, так как никакой двери не было. А за ними простирался всё тот же лес. Хотя здесь было уже больше фруктовых деревьев, и трава зеленела, закрывая своим полотном даже намёк на тропинку, будто тут ни разу не ступала нога человека. Ну, или вернее, народича.

Причудливым желанием природы гора и скалы почти правильным кольцом обступали долину, она была ниже тропы и утопала в зелени цветущих яблонь и каких-то других растений. Как лупа, долина прогибалась к центру, а посередине лежала широкая поляна, упирающаяся в отвесный бок горы. Туда мы и направились. Когда подошли, я увидела, что в отвесном склоне есть маленький уютный грот, а перед ним, почти на выходе под естественным каменным навесом, кострище и свежие дрова. Подивилась подобному гостеприимству, но не стала задавать вопросов – слишком устала.

Вечерело, но внутри было так тепло, что я даже на время забыла, что мы находимся на открытом воздухе. Костёр прогнал остатки прохладного вечернего воздуха, а похлёбка, варившаяся в котелке, почти вытеснила запах весенней травы и цветов своим. Видимо, наша компания действительно пришлась по вкусу Хозяйке, потому что с тех пор, как я скулила головой в камень, никто из нас даже не споткнулся. Мы все трое наслаждались этим мирным вечером. И ни души! Будто мы одни в целом мире!

На небе начали появляться первые звёздочки. Похлёбка была готова, и настало самое время, для мирной беседы и придумывания новых планов касательно дальнейшего пути. Что было дальше, фирь был осведомлён слабо – сам сетовал на истрепавшуюся карту. Тоже мне – мечтатель! Сколько лет мечтал путешествовать, а географию изучить не удосужился нормально.

На мой упрёк Элни справедливо возразил, что никогда не думал, что ему на самом деле придётся так далеко уходить, да и не планировал он поход на север сразу. Мечтал, как отец. А старший Брин гулял по южной части Силура в основном, в Баталоне всего раз был. Ну да, столицу и крупные города Элни знает, а остальное… Так себе, в общем.

Я растянулась на одеяле, устремив взгляд на виднеющиеся за выходом из грота звёзды. Послышалось шуршание, а затем фирь изрёк:

– Следует идти дальше – по тракту. Опасности нет, сейчас довольно тихие времена. Можно не опасаться разбойников, тем более, у нас и красть-то нечего…

– А как же моя девичья честь? – недоверчиво насупилась я.

– Не бойся, никто не тронет тебя. Сейчас важно идти вперёд. Если идти прямо по тракту, не сворачивая, то дня через три выйдем на перекрёсток с трактом из Штормграда в Баталон. Но поворачивать не следует – пойдём дальше. Тропа там широкая – не заблудимся. Да и провожатого встретить есть шанс.

Я усмехнулась и, чинно приподнявшись на локте, всё ещё глядя на звёзды, сказала:

– Элни, ты же говоришь, что не знаешь ничего толком, откуда такие уверенные выводы? – перевела насмешливый взгляд в сторону фиря, продолжая монолог: – или это у тебя фантазия…

Фиря на месте не было. Испарился. Я с минуту тупо смотрела на место, где только что должен был быть Элни, а затем перевела взгляд на миску с остывающей похлёбкой, в надежде, что она его вернёт. Ничего не произошло. Уже начала нервничать, когда из-за угла появилась довольная румяная мордашка.

– Ты где был? – недоумённо спросила я.

– За угол ходил, ну как бы… – фирь испуганно уставился на меня. Наверное, занервничал от моего взволнованного неотрывного взгляда.

– Предупреждай хоть! А то я же с тобой разговариваю… – с лёгкой обидой, но больше облегчённо, сказала ему.

– Как скажешь… – настороженно ответил он, но больше ничего не сказал, и мы принялись за еду.

После ужина сразу легли спать, дабы не было соблазна опять всю ночь провести в разговорах. Дежурства сегодня можно было не выставлять, как заверил меня мой друг. Место магическое, так что мы под защитой – никто не осмелится навлечь гнев Хозяйки. Страшным преступлением считалось тут путников обижать!

Так крепко и сладко мы не почивали с самых Дубов! Обоим спалось, что называется, досыта! Даже снов не было, только под утро какой-то бред прорываться начал. Я как раз натягивала третий носок на зебру, когда полотно видения прорвала какая-то иная реальность. Слишком тонкая, чтобы я решила, что пробудилась.

Солнечный свет окутывал поляну, а я стояла посреди озера. Босая и лёгкая, как пёрышко. Напротив меня, на берегу, подсвеченный яркими лучами, что не разглядеть, стоял кто-то. Наверное, мужчина, но волосы длинные, чуть колыхаются на ветру. Просторные одежды путали силуэт, но это точно не женщина, не Хозяйка гор. Тот же. Он, как и прошлый раз, плавным осторожным движением указал себе за спину, полуобернувшись и вытянув руку, и тихо-тихо, даже как-то ласково произнёс: «не останавливайся, он ждёт тебя. Иди к Ирту» – и исчез. Растворился в солнечном свете.

Я моргнула и поняла, что лежу с открытыми глазами. Солнечные лучи били прямо мне в лицо, нахально вылезая из узкой расщелины между скалами на востоке. Как раз напротив нашей пещерки! Я недовольно зажмурилась и повернулась на бок. Но сон уже не желал возвращаться, пришлось встать и пойти умываться.

Вода в пруду была ледяная, но я таки умудрилась искупаться, как только убедилась, что Элни и не собирается просыпаться в ближайший час. Теперь я совсем легко переносила холод – последние дни закалили меня. Да и вообще я уже приспособилась к жизни в лесу. Правда, всё ещё очень мешало отсутствие всяческих гигиенических мелочей, а ещё я с ужасом ждала критических дней, но пока можно было прожить и без всех этих современных причиндалов. Да и потом – выкручусь как-нибудь! Жили же люди в средневековье как-то?

Солнце только встало, но уже неплохо пригревало. Я быстро обсохла, оделась, поставила кипятить воду и пошла будить фиря. Мне не терпелось поведать свой очередной сон, но Элни просыпаться не желал, вопреки своим привычкам. Еле растолкала! Мохнатик помог. Навалил кучу перед входом в грот и принялся довольно ржать, оповещая, как ему хорошо и легко теперь. Фу!

Из-за этого желание что-то рассказывать как-то подзабылось, и мы вдвоём с фирем принялись расчищать вход от щедрых даров пони. Ругались красочно, ёмко, от души. Надеюсь, что Хозяйка поймёт – никаких сил не было сдержаться! Потом позавтракали на скорую руку снаружи, молча собрались, затушили костёр и принесли кучу хвороста и дров в пещерку, как того требовал обычай. Элни рассказал, что каждый, кто ночует, после себя наводит порядок и приносит свежий хворост для других путников. Если обычай нарушить, Хозяйка гор может сильно разгневаться.

– Ну что, куда пойдём? – спокойнейшим голосом спросил фирь, когда мы, нагруженные, ступили на свой путь дальше.

– Как куда? – удивилась я. – К пересечению тракта из Штормграда, как договаривались.

– Куда?? – скорчил непонимающую физиономию Элни.

– Дружище, ты чего? Вчера же всё обсудили! Ты сам мне весь план по полочкам разложил. Ещё уверенно так настаивал, что не надо нам в Баталон, а на север прямо идти. Мол, мы там и проводника встретить можем… Не помнишь что ли? – я вопросительно глядела в непонимающее лицо фиря.

– Ничего я не говорил! Что ты придумываешь?! Сама тут командуешь, будишь спозаранок, собираешь, а потом обвиняешь, что я тебя куда-то посылаю! – но тут он ненадолго задумался, а потом подозрительно спросил: – А что я тебе ещё говорил?

– Сказал, что дня через три на перекрёсток выйдем. И что тракт сейчас безопасен… Настаивал, что нужно идти вперёд, что не заблудимся…

– Знаешь, Даша, я даю тебе слово, что ничего такого не говорил, – фирь положил ладошку на перевязь своего кинжальчика, – я вообще не знаю, что там творится и где какие тракты пересекаются. Ты уверенна, что говорила со мной?

– Ну да. Ты сидел на своём полене, а я ждала, пока похлёбка остынет. А потом я легла, а ты говорил со мной сначала, а потом как-то странно исчез… А потом появился… «из-за угла»…

На лице фиря появилось недоумение, потом страх, а потом вдруг восхищение.

– Даша! – радостно пискнул он. – Да ведь это не я был!

– А что в этом такого хорошего? – напряглась я.

– Да ты что, не понимаешь?! Ведь это сама Хозяйка к тебе приходила!

Я замерла на месте, думая пугаться мне или радоваться.

– …– я не нашла слов.

– Да не бойся ты так! Разве ты не понимаешь, что она дала нам своё благословение? Она сказала, куда нам идти! И разбойники нас не тронут!

– Ты уверен, что она имела в виду именно это?

– А что ещё? Посуди сама, она сказала, куда идти, и про проводника, и что безопасно… Да, она именно это в виду и имела!

– Ну ладно, – почесала затылок. – Пошли что ли, раз уж она сама сказала.

Я расправила плечи и пошла в сторону северных ворот. Солнце уже совсем взошло. Ветер дул в спину, будто подгоняя. Сон в пещере и раннее купание придало мне каких-то новых неведомых сил, казалось, что я не искупалась, а прополоскала собственную душу, будто мои глаза поменяли на чистые хрустальные имплантаты, а вместо сердца в груди сидит огромный сияющий ослепительным светом дракон. И звуки, и запахи стали чище и отчетливее, я, как ребёнок, радовалась каждой бабочке, вспархивающей из травы, каждому камню, которые мы обходили, сначала поднимаясь на край долины, а затем спускаясь по извилистой тропке в густой и тенистый лес, пройдя через брата-близнеца южной арки.

Лес сразу у подножия обступил нас, пустив в благостный тенёк. Мохнатик бодренько топал по тропинке первым, никем не понукаемый и не подгоняемый. Фирь и я шли следом, наслаждаясь таким чудесным утром. Птичье щебетание усыпляло бдительность, а солнечные блики, выбивавшиеся из-под листвы, не давали замёрзнуть. Подобная атмосфера действовала на нас благоприятно, но через пару часов ходьбы нас обоих стало неукротимо клонить в сон, и было решено сделать привал.

Растянувшись на траве, я вспомнила утренний сон.

– Элни?

– Ммм?

– Помнишь, я вам с сестрой сон рассказывала. Из храма.

– Ага, – подтвердил друг.

– Я сегодня ещё видела, – оперлась на локоть и повернулась к фирю.

– Ого! – он тоже повернулся ко мне, глядя во все глаза. – И Хозяйка, и сон пророческий! Везёт же тебе!

Я неловко улыбнулась, не совсем уверенная, так это или нет. Пока что я не чувствовала радости, а больше замешательство.

– Мне опять этот мужик приснился. Показывал на север, про свою Ирту твердил и сказал, что ждёт меня там кто-то…

– Ух ты! – восхищённо выдохнул фирь. – Прямо как в сказках! Ты точно не просто так здесь, Даша!

– Чего «ух ты»? – вздохнула я. – Откуда я знаю, что это за Ирт, к которому надо идти? Спросить бы у кого-то…

– У кого? – справедливо поинтересовался Элни. – У Мохнатика?

– Да, действительно. Но что за дела такие? Тракт будто вымер! Где хоть один путник, ну правда? Разве это нормально? Уже лето на дворе почти! А мы до сих пор никого не встретили!

Фирь замялся:

– Ну, на самом деле в наши края-то мало кто заезжает. Так, торговцы по осени. Мы-то своей картошкой славимся, да и то последнее время как-то про нас забыли, а так мы народец нелюдимый, завоёвывать у нас нечего, поэтому и не ходят к нам почти. А вот ближе к Приюту и мне странно, что никого не встретили, может не сезон сейчас бродить-то?

– Да как не сезон, погода-то какая дивная! Даже я – изнеженная городская жительница – с радостью иду в путь, а обычные путники подавно должны были бы уже выйти на дороги. У вас же и фрукты уже поспели, и овощи, наверное, подойдут скоро…

– Да, ты права, странно как-то…

И в этот момент, как бы в ответ на все сомнения и стенания, на нас прямо сверху свалилось нечто.

Асфири

Бывают моменты, когда время будто останавливается. Моменты, когда все маски спадают, и больше не держат ни рамки, ни привычки, остаются эмоции. Чистые, настоящие, ничем не замутнённые, как порыв ветра…

Я крыла матом так, как не всегда решался мой папаша. Громко, срывая голос и вдыхая выбившиеся концы волос. Правда, недолго. Первый шок прошёл, и сознание вернулось. С дерева, задев моё плечо и перевернув рюкзак, свалилась весьма милая, на первый взгляд, барышня. Правда нежность образа портили длинные когтищи на руках и ногах и мелькающие в пасти клыки. Так же, помимо дивных белокурых волос и тонкого стана, у неё на голове торчали пушистые почти кошачьи ушки, а откуда-то с тыла накручивал вензеля возмущённый полосатый хвост. Она была босая, в куцых ободранных штанах льняного цвета, совсем как волосы, и такой же короткой рубашке. Если я попала в средневековый мир, то по всем правилам её тут должны сжечь на костре. Если не за «демонический» вид, так за вот эти вот самые портки! Хотя скорее за её абсолютно обезоруживающую невинную улыбку, которой она одарила нас, как только подняла голову. Не любили у нас инквизиторы таких барышень, ой не любили!

– Прошу прощения, задремала, – сказала она и указала пальцем на ветку над нами. Ветка всё ещё покачивалась и сыпала листьями.

Я огляделась в поисках Элни: фирьский ведьмак смело хмурил брови из-за кустов метрах в пяти от места привала. Оставалось только гадать, как он успел оказаться там за доли секунды, которые потребовались на падение когтистой барышне. Та же, невозмутимо отряхнувшись, встала с травы и уселась рядом со мной.

Я проглотила, наконец, застрявший в горле ком и хрипло спросила:

– Вы кто?

– Мы? Кто, я? Ах, простите, я должно быть вас напугала. Меня зовут Асфири, я из древнего и славного народа тигров, ищу Синего.

– Кого?

– Синего тигра, – Асфири на секунду замолчала, а затем продолжила спокойным и беззаботным тоном: – А хотя вы об этом не знаете. Это древняя традиция моего народа. Но не суть. Позвольте поинтересоваться, как вас зовут, и куда держите путь? Вы милые!

Я бросила взгляд в сторону кустов из которых выглядывал всё ещё настороженный фирь. Кстати, про свой кинжал он, видимо, напрочь забыл, тот так и болтался за спиной.

– Моё имя Даша, я, эээ, человек, – «Элниниум Брин. Фирь!» – раздалось из кустов, – мы как раз решали, куда же нам идти. Вы случайно не знаете, что такое и где находится Ирт?

– «Мы», это кто? Я одна тут, почему ты говоришь так, будто меня много?

Я замялась. Такой же странный вопрос задал мне Элни, когда мы только встретились. Дальше я общалась с обоими Бринами, так что «выканье» было оправдано. Да и на «ты» в личном общении мы перешли очень быстро. Как-то странно было бы «выкать» после того, как Майри меня в бане парила, а Элни чуть ли не с ложки кормил. Я как-то и забыла про это, но, видимо, это какая-то особенность местного этикета?

На всякий случай решила пояснить Асфири, да и Элни заодно:

– Ну, там, откуда я родом, незнакомых людей принято называть на «вы», это как знак уважения, что ли…

Асфири засмеялась:

– Я же не человек! Это какой-то очень странный обычай. Будто люди хотят сделать друг друга больше! Наверное, – запрокинув голову, предположила она, – чтобы показать, что друг друга боятся. Но по мне это глупо. Я вообще с таким обычаем никогда не сталкивалась, откуда ты, интересно? Мы тут всегда всех называем «ты», и никогда ещё никто не обижался. Ну конечно если при этом «ты» не воткнуть когти под рёбра, – Асфири залилась смехом, демонстрируя внушительные зубищи, я же скривила лицо в подобии улыбки, а сама зыркнула в сторону кустов, планируя возможный отход.

Девушка заметила и перестала смеяться:

– Вы меня не бойтесь, если бы я хотела вас убить или ограбить, я бы напала на вас раньше. Я никому зла не желаю, хотя меня почему-то многие боятся, – она приподняла брови и криво улыбнулась. – Вы первые, с кем я смогла заговорить на этом тракте, остальные какие-то дикие были. Сразу разбегались. Люди…

– Так это поэтому мы ещё никого не встретили? – поинтересовался из кустов фирь.

– Что? – Асфири очнулась от раздумий и засмеялась, – Нет! При чём тут я вообще?! А вообще, я слышала, что тут недавно ограбили небольшой караванчик, так что, видать, молва. Поэтому и не суются.

– А ты случайно караванчик-то грабить не помогала? – опять нахально вопросил Элни, обретая всё больше смелости под защитой кустов.

Асфири аж надулась:

– Да как ты можешь! Я честная тигрица, не пристало мне опускаться до грабежа!

– Он не со зла, Асфири, не подумайте… тьфу, не подумай плохого, – я склонилась к ней, показывая расположение. – Просто мы путешествуем вдвоём, и приходится опасаться… Да ты и правда нас напугала, так свалилась… Внезапно.

И не удержалась, булькнула, а потом засмеялась. Асфири же залилась искренним смехом и даже начала трясти головой от глубины чувств. Такая открытая, непосредственная… Я как-то странно смутилась. Тигрица держалась так непринуждённо и в то же время уверенно, что я невольно чувствовала себя какой-то убогой рядом с ней. Уже сейчас чувствовалось, что она уважает в равной степени и себя и других, но, если что, и спуску не даст. А ещё она красивая… Волосы светлые-светлые, будто поле пшеничное, густые, и таким ровным потоком на плечи ложатся, будто утюжком только приглажены! И глаза, светло-ореховые, даже медовые. Саша бы вокруг неё семь кругов намотал! Такую в модели – самое то! Не то, что меня… Я скорее характерная, а вот Асфири – красавица!

Тигрица тем временем огляделась, сняла с дерева свою походную сумку и уселась на землю между мной и подстилкой фиря.

– У меня тут есть ещё свежий кролик – пару часов как поймала, да закемарила, не желаете ли разделить со мной трапезу? Уж больно я истосковалась по обществу! Уже неделю хожу одна как перст, только с деревьями беседы разводила, а они плохие собеседники.

Я уже готова была согласиться, да и фирь вышел из кустов и осторожно направлялся в нашу сторону, но тут сия милая барышня вытащила из сумки свежеосвежёванный трупик, и меня, нежную столичную леди, глядя на эту картину со свисающими окровавленными лапками, стошнило.

Было так неудобно! Я настолько долго и занудно извинялась, что, в конце концов, даже Элни рассвирепел. Молча вырвал у меня из рук мою подстилку и перенёс её на другое место, где Асфири уже разводила костёр.

Кролик оказался вкусный. Я мужественно старалась не думать о том, есть ли у него детки, и больно ли ему было, когда его убили? Потому что хорошо понимала, что с подобными настроениями я вряд ли смогу выжить в этом мире, где, по всей видимости, население ежедневно занималось охотой и убиением животных, призванных выполнять свою роль в пищевой цепочке.

Кролика всё равно было жалко.

Отобедав, мы развалились в непринуждённых позах возле костра, и Асфири продолжила разговор:

– Вы спрашивали про море Ирту?

– Наверное, – ответила я, – мне сказали, чтобы я шла к Ирту, но не удосужились объяснить, что это и где.

– Кто сказал?

– Не важно. Долго рассказывать…

– Ну ладно, – девушка пожала плечами, – просто вопрос-то сложный, Ирту, это как бы море, а оно большое, и куда конкретно идти непонятно. Хотя должна сообщить, что я приятно удивлена, ведь нам с вами по пути! Я как раз уже заканчиваю Поиск, и могу возвращаться домой в Сидиен, а от него до побережья Ирту рукой подать, пару часов пути вразвалочку, не больше!

– Ух ты! – подхватил удивлённый тон Элни. – Это, видать, нам опять Хозяйка подсобила, чтобы мы встретились! Ну, значит, точно можно тебя не бояться и смело идти вместе!

Асфири приподняла бровь:

– Не бояться? Ты только что отобедал со мной бок о бок мной же пойманным мясом, не запоздал ты с опасениями?

Но фирь невозмутимо ответствовал, запихнув за щёку щедрый шмат тигрициного же пирога, разложенного рядом с остатками кролика:

– Фирю никогда не поздно бояться! Он всегда должен быть наготове дать дёру!

Я засмеялась, но Асфири вдруг как выгнула спину! Из её милого ротика вырвалось такое рычащее шипение, что я сама чуть не дёрнула в кусты, и поэтому опять пропустила момент, когда полурослик за доли мгновения оказался в безопасной тени метрах в десяти. Очень уж недовольно он выглядывал оттуда, а Асфири подивилась его мастерству, и как ни в чём не бывало, уселась трапезничать обратно. Фирь плюнул, и поплёлся на место.

– Больше так не делай, – недовольно бросил он, усаживаясь и подбирая брошенный кусок пирога с ровным отпечатком его маленьких зубок. В этот момент я поняла, что, пожалуй, они станут лучшими друзьями.

Пока фирь рассказывал ей о нашем путешествии, я беззастенчиво разглядывала новую знакомую. Более удивительного существа я не встречала! С виду девушка как девушка, но в то же время, она как-то всем своим существом походила на дикую кошку. Да, не заметить торчащие на голове пушистые округлые ушки было невозможно. Есть такая субкультура у нас, кажется, «фурри» называются. Так вот, она даже на них не походила! Лицо полностью человеческое: ни усов, ни заячьей губы или приплюснутого носа – хорошенькая девичья мордашка, только вот там, где у людей находятся ушные раковины, у неё росли густые льняные волосы. Сами ушки, которые я сначала приняла за кошачьи, росли выше и любопытно подрагивали на шорохи и резкие звуки. Не кошачьи – тигриные. И хвост такой же. Полосатый. Правда, не рыжий, а тоже льняной, чуть более желтоватый, чем её струящиеся локоны. Он рос прямо из копчика, и штаны у барышни завязки имели сзади. Как раз над хвостом, чтобы пропустить его через средневековую «ширинку».

Когда она потянулась за оброненным кусочком, я увидела у неё на спине вдоль поясницы сходящую на нет полоску короткой шёрстки. Кстати, нужно будет уточнить, раз я задумалась, а не сожгут ли меня вместе с ней за штаны, да ещё и обтягивающие? Было бы нехорошо нахватать проблем по такой глупой причине.

Сейчас, когда она сидела спокойно, её ногти были почти похожи на человеческие, но я очень хорошо помнила те когтищи, с которыми она свалилась к нам с дерева, их было по пять на каждой руке, и по шесть на ногах: пять из пальцев и один длинный и загнутый из пятки. Всего двадцать два орудия для мучительного членовредительства, не считая острющих клыков, которые она демонстрировала каждый раз, задирая голову и заливисто смеясь. А ещё следует учитывать отброшенные в сторону ножны, и не пустые, а, по всей видимости, с отличным острым клинком во чреве. И тем не менее, чем дальше я за ней наблюдала, тем больше она мне нравилась. Она была открытая, прямая и весёлая. Такие люди всегда восхищали меня.

Я подвинулась ближе и стала слушать разговор. Элни как раз рассказывал, как я умудрилась напиться в их таверне с трёх маленьких кружек пива, и она от души смеялась, будто сама была свидетельницей этого события.

Фирь, распаляясь от произведённого эффекта, всё меньше стеснялся в подробностях и вываливал на неё всё больше и больше впечатлений, которые я подарила славному городку Дубы. Чтобы совсем не уронить собственного достоинства, пришлось влезть в разговор вопросом:

– Асфири, а что за раса у тебя? Ты сказала – тигрица?

– Я? – обернулась ко мне она, будто, я спросила об этом соседнее дерево. – Ну да, тигрица… – она на миг задумалась, а потом улыбнулась теплее, – точно, ты же не отсюда, да? Хотя я не предполагала, что мы настолько уж неизвестны в других странах. Я, конечно, понимаю, что мы малочисленны, но мне всегда казалось, что с лихвой это компенсируем своим… Ну, меня в некоторых деревнях точно надолго запомнят! – и тигрица задорно рассмеялась.

– Я не слышал, – придвинулся Элни ближе, показывая, что тоже хочет послушать.

Асфири почесала затылок, оглядела нас обоих, затем задержала взгляд на Мохнатике, меланхолично жующем корку пирога, вывалившуюся из её сумки. Махнула рукой и устроилась поудобнее:

– Наш народ довольно древний, хоть и мало нас. Живём в своём ма-а-а-аленьком государстве на севере. Называется Сидиен.

– Ещё одно государство? – наморщила лоб я.

– Мы автономия. К нам не лезут – и мы не лезем, – меланхолично пожала плечами она. – У нас свои порядки. Правда, из-за этого другие народичи про нас часто забывают, но нам от этого ни жарко, ни холодно. Мы и рады. Вообще, – Асфири усмехнулась, – некоторые из ваших меня принимали за оборотня. Я вообще не понимаю, как можно спутать??? Мы же не агрессивные! И контролировать себя умеем. Ну, если… не суть! Вы и сами горазд выпить, видела, знаю! – она фыркнула и закинула в рот кусок корки, который не дожевал Мохнатик. – Народичи думают, что в тигров мы превращаемся. Не знаю, наверное, это сложно, когда одно и то же лицо в зеркале видишь… Боги, вы не представляете, сколько раз за этот год мне приходилось это объяснять! – тигрица сердито тряхнула волосами. – Мы не оборотни. Мы существуем в двух обличьях, это если переводить на ваш, людской язык. И всегда остаёмся одними и теми же, то есть… Это как, не знаю, как руку поднять!

Асфири подняла руку, и в тот же миг, всё её тело исказилось и перетекло в другую форму. Перед нами сидел, задрав вверх лапу здоровый, пушистый тигрище, радостно высунув язык и с озорством глядя на нашу реакцию.

Тут Элни нужно отдать должное: он стерпел и остался на месте, лишь быстрый взгляд в сторону кустов выдал его пресечённое намерение.

Так же непринуждённо фигура тигра перетекла обратно в Асфири, и она опустила руку:

– Ну как?

– Впечатляет, – восхищённо проговорила я, потому что страх уже отступил, – эх, как бы я хотела тоже так уметь!

Асфири устало вздохнула:

– Ну да, ну да… Почему-то вы почти всегда так говорите… Не понимаю, вам что, кажется, что это решит все ваши проблемы?

Я, покраснев до корней волос, опустила голову и спрятала лицо за выбившейся из косы чёлкой.

– Ой… – Асфири скорчила виноватую физиономию, – Даша, да? Прости, пожалуйста, это… Накипело просто. Вы мне свойскими показались, вот я и вывалила. Не представляете, как устала от этих идиотов, которые сначала боятся, а потом завидовать начинают! – кажется, она уже забыла о том, что хотела попытаться сгладить ситуацию, и вновь начала распаляться. – Вот люди особенно! Кому ни покажи, так сразу: «а научи!», «а укуси меня!», «а что нужно сделать, чтобы так же?»! Не понимают, что мы просто такие! От природы! А потом начинается: «а что вы ещё можете?», «а можешь это сделать?», «а это?», «а если мы хорошо попросим?»… Ужасно!

Я понимающе кивнула. Люди везде люди…

– Я очень хорошо тебя понимаю, Асфири, – улыбнулась ей. – Тоже бывало…

– Ну! А я о чём? – всплеснула тигрица руками, даже, похоже, не задумываясь, о чём я говорю. – И всем сразу что-то от меня надо! Я вас, людей, вообще не понимаю! Сначала восхищаетесь, потом завидуете, а потом метлой поганой гоните… И ещё спрашиваете, почему мы автономия? Вот поэтому и автономия! А вы ноете! Мы живём в своём закутке и носу не кажем, и всё хорошо у нас! А вы по всему миру расселились и всё вам мало! Да хвала всем богам, что мы другие…

Кажется, она, наконец, выговорилась и теперь начала понимать, что перегнула палку.

– Я не обижаюсь, – предвосхитила её слова, – и согласна полностью. Люди действительно такие…

– Прости… те, – тигрица оглядела нас. – Я просто как раз из деревни одной сбежала вчера, отсыпалась на дереве, вот и…

Я невесело усмехнулась и постаралась перевести тему:

– Так Ирту, это море так называется?

– Ага! И я теперь точно с вами иду! – оживилась тигрица, тут же забыв о предыдущем эмоциональном разговоре. – Вы милые! Нравитесь мне! Да и, похоже, сами боги нас свели! – она поёрзала и уставилась на меня. – Даша, так кто сказал тебе к Ирту идти? Или секрет?

– Да, в общем-то, не секрет… – пожала я плечами и скривила губы в сомнении. – Я ж говорю, рассказ долгий…

– Да ну и что? – тигрица дёрнула ушами и улыбнулась. – У меня почти что две недели есть, чтобы в срок домой успеть. Вразвалочку доберёмся!

– Нам две недели идти?! – опешила я.

– Две недели??? – вместе со мной спросил Элни.

– Ну, ежели спешите, можем быстрее… – Асфири втянула шею в плечи и глядела на нас одними глазами, переводя взгляд то на меня, то на Элни. – Я просто тогда возле города поощиваюсь пару дней, чтобы традицию не нарушать, да и всё.

– К лешему всё! – махнула рукой и насупилась я. – Кто там ждёт, тот подождёт!

И правда, зачем бежать, если я даже не знаю, кто и зачем зовёт меня? Да и что мешает этому загадочному мужику прийти ко мне в сон ещё раз и объяснить, что надо поторапливаться, если это так? Два раза ж уже снился, вот и третий приснится, если что. Хотя разозлиться на него, чтобы ещё сильнее увериться в своих словах, не получилось. Я помнила это странное тепло от него. Будто родное.

Махнула рукой и, на правах рассказчицы, отдала команду обустраивать лагерь. Придётся в третий раз повторять мою историю. И чего не подождала пару дней? Небось, и Асфири придётся потом шедевры земной фантастики пересказывать, как со своими приключениями закончу.

Мы говорили до темноты. Прервались на ужин и продолжили опять. Элни слушал так же внимательно, как и в Дубах, а вот Асфири была нетерпелива. Всё время перебивала, задавала вопросы и отпускала удивлённые комментарии. Фирь тоже не выдержал, в конце концов, и принялся дополнять то, что я, по его мнению, упустила.

Звёзды подмигивали сквозь листву, тёплый ветерок шевелил кроны деревьев. Откуда-то налетели комары и звенели над ушами невидимые. Я спряталась от них в одеяле, но всё равно мне искусали лицо. Фирь кинул в костёр какой-то травы, и гнус, покружился-покружился, да и исчез. Мохнатик меланхолично пощипывал травку на лужайке напротив, иногда прерываясь на сон.

Когда сил говорить дальше уже не было, и клюющий носом фирь, чуть не свалился на Асфири, мы решили, что пора спать. Я заикнулась о дежурстве, но тигрица уверила, что это излишне. Мол де, у неё такое чутьё, что мышь не проскочит. Почему-то ей я как-то сразу поверила и, на удивление, быстро заснула.

Народ Сидиена

С тех пор как я сбежала, прошло уже две недели. Сегодня ровно четырнадцатый день начался. Я лежала, слушала пение птиц и подсчитывала. Казалось, что это было год назад! Прошлая жизнь начала теряться, растворяться, и только во снах ещё ко мне возвращались родители, модные показы, шум машин и запах бензина. Всё уже в прошлом. Я поняла, что теперь уже привыкла просыпаться с радостью, с верой в лучшее! Это стало частью жизни, само собой разумеющимся. Я знала, что проснусь среди друзей и буду идти своим собственным путём, проживать свою собственную жизнь, а не существовать по чужой указке. Это мой выбор!

Каждый солнечный день радовал точно так же как и пасмурный. Моё тело уже совсем обвыклось с неудобствами походной жизни, и я чувствовала, как с каждым днём оно крепчает и наливается здоровыми силами. Если раньше я с неохотой могла проползти километр на беговой дорожке, то теперь вприпрыжку могла пробежать и два по зелёной траве и кочкам, не рискуя задохнуться от усталости. Я дивилась этим переменам. Они вызывали искреннюю радость, и с каждым днём вместе с телом крепчал и мой дух.

Вряд ли бы теперь меня узнали знакомые. Я удивлялась тому, какой была раньше безвольной и ведомой, с какой лёгкостью я отказывалась от собственного мнения, лишь бы меня оставили в покое. А ведь было такое, было! Я привыкла молчать в ответ, когда на меня давили. А теперь вдруг появились те, кто моим мнением интересуются, кто не пренебрегают им и даже не ставит под сомнение то, что у меня есть право его иметь. Даже сейчас, в этот момент, попади я назад, я бы уже никогда не смогла жить прежней жизнью.

Я лежала и думала, что бы случилось, если бы я открыла сейчас глаза, и всё это путешествие оказалось сном. Было страшно. Но теперь я знала, что даже если я проснусь в своей постели, а не на тонком одеяле в лесу, я буду сильнее. И жизнь моя будет принадлежать только мне. Что больше я никогда и никому не позволю принимать решения за меня!

Я открыла глаза. Вот костёр, вот Мохнатик, вот шерстяная пятка Элни. Всё в порядке, жизнь продолжается, у меня есть ещё один день, значит, пора вставать и проживать его.

Рядом с нами спала и наша новая знакомая – Асфири. Прямо на голой земле, в облике тигрицы, тихо порыкивая во сне – видимо, так выглядел тигриный храп. Как только я встала, ушки её дёрнулись, и она приподнялась, на ходу меняя обличье. Лицо было сонное и довольное. Я молча с улыбкой кивнула ей, не желая будить Элни раньше времени, и отправилась по своим утренним делам. Захватила и котелок – где-то рядом я, вроде, ручей слышала?

К моему возвращению Асфири уже развела костёр, почти потухший за ночь, и мастерила нехитрый завтрак из чёрствого хлеба и сыра. Элни тоже подвинулся к костру, щуря заспанные глаза. Утро выдалось пасмурным, фирь озяб и теперь грел свои мохнатые ножки.

– Доброе утро, Элни, Асфири!

Я водрузила котелок с водой на палку и тоже уселась к костру погреться. Друзья по очереди сходили умыться, мы позавтракали и отправились в путь.

Втроём идти было ещё лучше. Вместе с Асфири в нашу компанию влилось какое-то беззаботное веселье. Глядя на неё, и самим казалось, что море по колено, а горы по пояс. Она искренне презирала все трудности с которыми сталкивалась. Подниматься по крутому подъёму? Да, пожалуйста! Убрать с дороги тяжёлое бревно? Конечно! Тащиться под проливным дождём весь день? С удовольствием! Ссадина на коленке? Дайте две!

Она была очень сильной. И это буквально, про её физическую силу. Она объяснила нам, что тигры, по сравнению с людьми, наделены намного более развитыми физическими способностями, и если простой человек с трудом может дотащить мешок картошки домой, то самый простой пепельный тигр, может, смеясь, принести два. Это, конечно, в некоторой степени, объясняло её невозмутимое пренебрежение к тяготам жизни, но, глядя на неё, и мне, и Элни, и даже Мохнатику, начинало казаться, что и мы можем намного больше, чем привыкли считать.

И, к удивлению, наши ожидания оправдывались! За один только день мы прошли вдвое, а может, и втрое больше, чем успевали пройти раньше, и почти не устали. Элни гордо трусил за нами следом верхом на пони и даже почти не жаловался на отбитый зад. Хотя вечером на привале всё тело гудело от такого жестокого обращения. Но это же сущие мелочи!

За этот день мы прошли весь лес, примыкавший к горному хребту, венчаемому Великой горой, теперь он извивался справа от нас на западе. Прошли по безбрежным, как море, полям, перебрались сквозь небольшое болотце, прошли мимо пары деревень, где Элни достал нам свежего молока и пополнил запасы сыра и хлеба. Он пошёл туда сам, меня Асфири не пустила. Было обидно, но я согласилась. Как ни любопытно, но идти туда одной с фирем в своей чудной одежде было… небезопасно. Это ведь были людские деревни, мало ли? Асфири тоже пойти не могла. Сослалась, что её там ещё с прошлого посещения помнят, и лучше бы ей там не появляться больше никогда. Ну и ладно! Не больно-то и хотелось! Я на людей и у нас на Земле насмотрелась, а вот тигров бы поглядеть поскорее!

Пока ждали, я разглядывала босые ноги тигрицы и измызганные штаны. Точно, ведь хотела спросить об этом! Асфири подтвердила, что вид у меня… нетрадиционный. Для людей. Но впереди нас ждали места безлюдные, или как это сказать? Безнародные? Или безнародичные? Поэтому переодеваться можно не спешить – моя одежда по качеству однозначно выигрывала перед местной. А в Сидиене почти все женщины ходят в штанах, никто не прицепится. Можно было бы конечно достать юбку, что мне Майри дала с собой, но вряд ли это как-то повлияет на мнение тигрицы.

В деревню мне и в юбке нельзя. Малютка фирь и молодая девица без другого сопровождения. Чистая провокация! Я бы и сама рисковала, ещё и Элни бы под опасность подвела. Средневековье!..

Хвала богам, Асфири так заморочила меня рассуждениями о местной человеческой моде, что я не успела заволноваться о фире. Он вернулся и ещё минут пять постоял, глядя на нашу увлечённую беседу, не вмешиваясь.

Мы двинулись дальше по широкому тракту, и я вновь пристала к тигрице с расспросами. Она рассказывала о своём народе, и было видно, что гордится своим племенем! Изредка на тракте встречались прохожие, но мы прятались в кустах. Я только издалека видела народичей в простых льняных или кожаных одеждах. Но это были простые крестьяне, не сильно они отличались от тех, что жили у нас в деревнях даже лет пятьдесят назад. Издалека люди как люди.

Народ Сидиена всегда жил очень закрыто. Браки с другими расами порицаются, к тому же они не приносят потомства: тигры способны размножаться только внутри своего племени. Каждый тигр рождается и живёт в двух обличьях, тигрином и человеческом. Иногда то, в каком обличье он родился на свет, и определяет его судьбу: родившиеся в облике тигра становились воинами и охотниками, а те, кто родился в облике, похожем на человечий – «анахо» как его называли они – занимались сельским хозяйством, ремесленничеством и прочим, что требовало «человеческого подхода».

Тигриный народ делился на пять семей. Они назывались «марту», что означало что-то среднее между семейством одного вида и социальным классом. Их различали по масти – окраске шерсти. Самая слабая была семьёй серых или «пепельных» тигров. Это были тигры всех дымчатых оттенков, они рождались почти такими же слабыми, как люди, но, взрослея, обретали силу. Их, как самых слабых не притесняли, давая исполнять свои обязанности на благо общества без ощущения, что они лишние. Чаще всего, они занимались земледелием и ремесленничеством. Среди них попадались настоящие виртуозы, способные сравниться в своём мастерстве с эльфийскими рукодельниками.

Семья рыжих или «огненных» тигров была самой многочисленной среди народа Сидиена. Большинство из них были охотниками. Именно в их семье чаще всего рождались тигрята с настоящей животной натурой: они мало разговаривали, предпочитая чаще всего бродить на четырёх лапах и пугать своим рыком незваных гостей. Именно из-за этой семьи возникало больше всего внешнеполитических разногласий. Они были безрассудны и недисциплинированны. Но благодаря жёлтым тиграм, которых иногда называли «солнечными», они пока ещё не успели натворить непоправимых бед.

Асфири тоже относилась к этой марту. Жёлтые были семьёй самой сильной и физически и духовно. Их можно было считать некой элитой, потому что они чаще всего выполняли самую ответственную и престижную работу. Вся замковая стража состояла из жёлтых тигров. Так же на плечи этой семьи ложились вопросы экономики и социальной обустроенности государства. Они были учителями, казначеями, лидерами охотничьих стай и купцами, уж насколько было возможно заниматься торговлей при таких скудных сношениях с внешним миром. Над ними стояли лишь две марту, а они редко состояли из компании более пяти-семи тигров.

Белых или «снежных» тигров было очень мало. При жизни Асфири в Сидиене их было всего трое. Старший из них умер, когда Асфири только родилась, она его не помнила. Второй был вечным странником, чем сильно огорчал Владыку. Его постоянное отсутствие заставило сместить его с должности, и на его место заступил самый молодой из семьи белых – Натор. Сейчас ему почти полторы сотни лет, но белые живут дольше всех, поэтому он считается почти что юным.

Снежные тигры – маги. Они не учатся в магических университетах. У тигров своя, природная магия, которую невозможно воспитать книгами и упражнениями. Хотя Натора, по словам Асфири, это не останавливало.

Над ними стоял лишь красный. Кровавый. Красный тигр всегда бывает лишь один. Нет, владыки сменялись друг за другом, хоть жизнь их могла продолжаться много столетий, но всё же они были смертными. Когда приходило время, владыка заводил наследника, и тот сменял его на троне. Это был единственный отрезок времени, когда красных тигров было двое.

Это необычно, но у тигров никогда не рождалось метисов. В семье из жёлтого и серого могли появиться либо серые, либо жёлтые тигрята. Так же появлялись и наследники красного. Владыка мог взять любую жену из своего народа, и она приносила ему дитя своего цвета или нового владыку. Никогда ещё ребёнка владыки, родившегося не красным, не предавали презрению. Никогда ещё жену, принёсшую просто дитя вместо наследника, не порицали. Дети тигриного народа были самым важным в жизни их малочисленного государства. Их растили с любовью, никогда не показывая своего превосходства. В любом маленьком тигрёнке каждый взрослый старался поддержать те способности и задатки, которыми одарили боги этого малыша. Чужие дети были вхожи в дома чужих родителей, где им всегда были рады.

Когда малыши подрастали, их собирали в группы по возрасту и учили всему, что могло бы пригодиться в жизни: охота, искусство клинка, шитьё, выделка кож, приготовление пищи, математика, ветеринария и многое другое. Юные тигры хорошо усваивали знания, поэтому учителя никогда не скупились. Натор часто читал тигрятам книги о магии, хотя и знал, что из них никогда не вырастет ни одного чародея – лишь белые владели этой силой. Но дети любили это, потому что его книги походили на сказки, а какой ребёнок не любит сказок?

Когда тигру исполнялось двадцать, его на год отсылали из Сидиена. Это называлось: отправиться на поиски Синего тигра. Ходила легенда, что в один прекрасный день к ним придёт тигр с шерстью цвета неба. Как я поняла, это было какое-то местное божество. Считалось, что Синий тигр всего один в истории. Он появится однажды и будет существовать вечно, до конца времён. Он навсегда установит справедливость, исцелит больных и поможет страждущим. В общем, стандартный набор любой религии со спасителем во главе. Главное, чтобы какому-нибудь «пророку», выкрасившемуся синькой, деньги и добро нести не начали!

Хоть это и порицалось, но мало кто из ищущих верил в то, что Синий на самом деле существует. Чаще всего они справедливо полагали, что их отправляют посмотреть мир и выпустить свой юношеский пар. Я признала, что это действительно замечательный социальный инструмент! Ведь каждому молодому мальчишке и девчонке, хоть тигриной, хоть человеческой, хотелось приключений на свою пятую точку, а этот поход, который длился ровно год, позволял им получить весь спектр впечатлений, которые они были готовы выдержать. К тому же это была замечательная возможность применить на практике все знания, которые они получили за время обучения. Безусловно, это было опасно, но стоило того! Тигрята за год превращались во взрослых тигров и со спокойной душой могли занять своё место в общине. Установивший эту традицию владыка, был очень мудр и дальновиден.

И вот, Асфири как раз возвращалась из своего годового путешествия, полная впечатлений и преисполненная гордости за то, что всё выдержала.

На ночлег мы устроились в поле у подножия холма. Дальше местность из равнины опять становилась бугристой, холмы набегали один на другой, а тракт петлял между ними упавшей лентой. Мы пристроились подальше от него в низине, недалеко от прудика, поросшего осокой. Гнус вился над головами так, что Элни пришлось порядком израсходовать той самой травы, что он подсыпал каждую ночь в костёр. Это если нам две недели идти, то как бы не кончилась! Может, Элни знает, что это, и её можно пособирать?

Спать мы опять легли поздно – всё никак не могли наговориться. Асфири достала карту и рассказывала о своих похождениях до тех пор, пока у всех, включая Мохнатика, не стали слипаться глаза.

Оказывается, она обошла за этот год почти всю страну. Выйдя за границу Сидиена, она, как и большинство других, сразу направилась в сторону столицы Нелита. Стороной обошла город Деркотим, граничащий с Чёрным полуостровом, потому как была хорошо наслышана о культе, процветающем в этих краях. Там поклонялись Далину. Неудивительно, ведь Чёрный полуостров был его законной резиденцией, именно оттуда шли толпы разбушевавшихся демонов, когда им хотелось повоевать.

Пройдя почти всё северное побережье, Асфири свернула вглубь континента. По пути посетила много деревень и городов, но нигде особо не задерживалась, больно хотелось ей на столицу посмотреть. Тем более, она слышала, что их беглый маг Хартхор – предшественник Натора, сбежавший от наскучившей должности – обосновался там и вершит свои колдунские дела на благо столичных жителей. За соответствующее вознаграждение.

Красоты столицы она описывала не меньше получаса. Такого огромного города она больше никогда не видела. Он располагался в долине, образуемой двумя скалами-горами, будто дельта реки. В верхней части города, прилипнув к скале и прорастив свои корни вглубь, возвышался дворец правителя. Звали его король Марэус Первый. По прозвищу Вампир. Это было в буквальном смысле, говорят, что раньше он был вампиром, но богиня Феррия вернула ему человеческий облик и спихнула на него все бразды правления, чтобы со спокойной душой пропадать неизвестно где, пренебрегая своими прямыми обязанностями. Ну, что сделаешь? Богиня ветра могла позволить себе быть несколько ветреной…

Дворец был прекрасен. Нигде и никогда больше Асфири не видела ничего подобного. Высокие каменные шпили устремлялись в небо, а окна на всех этажах были огромными, от пола до потолка, с цельными стеклами, отливающими фиолетовым цветом. К тому же большую часть дворца оплетали длиннющие вьюнки с сине-фиолетовыми цветами, дополняя композицию и вызывая сакральный восторг у заезжих путников, дивящихся подобной красоте.

У подножия дворца был парк, куда народичи ходили, как в храм. По всей территории стояли статуи богов, и можно было прийти к любому из них за милостью. Остальной город, с его чистыми и красивыми домами, ровной брусчаткой, и витыми заборчиками и мостами, пересекающими узенькую речку, пленил Асфири, и она потратила на любование и изучение столицы две недели своего времени.

С Хартхором ей увидеться так и не посчастливилось. Теперь этот проходимец служил при дворе, и в данный момент был послан по какому-то важному поручению на все четыре стороны. Асфири мимоходом заметила, что, скорее всего, он сам себя же и отправил. Неугомонный.

Пресытившись столицей, она отправилась обратно на восток, перезимовала близ Штормграда, но в сам город не совалась. Не до того было – её приютила пожилая вдова, и Асфири всеми силами старалась помочь старушке пережить холода. Тигры очень трепетно относились к старости. Особенно учитывая то, что сами почти не старели – просто угасали, а человеческая немощь была непонятна и пугала их. Весной, когда стало понятно, что её подопечная пережила пик обострения и теперь увидит лето, Асфири с неохотой отправилась дальше. Заглянула-таки в Штормград, но не пробыла там и недели – без денег в городе особо не развернёшься, а заработать у Асфири толком не получалось. Свои сбережения она давно потратила, а в городе и своих батраков на работу хватало. Девица она сильная, но конкуренты мужского пола были крайне нелюбезными и нормальную работу перебивали. Асфири оставались совсем уж какие-то неприличные предложения, которые она игнорировала, гордо метя хвостом. Психанула и, проигнорировав тракт, полезла прямо через горы в Силур и направилась прямиком в Баталон, где осела на месяц.

Тигрица сокрушалась, что так и не успела побывать в Нэвэрете, но времени уже не хватало. Баталон не был так красив, как столица, но, тем не менее, имел своё мрачное очарование. В отличие от Нелита, в Баталоне Асфири посвятила себя не разглядыванию красот, а самоуправству с местной бандой, от которой выли все, включая графиню, но не могли избавиться из-за лазеек в законодательстве. Это Асфири и имела ввиду, когда говорила, что наследила тут. Ведь когда она окончательно достала этих бандитов, они скрылись как раз в этих краях. И в этих же двух деревнях она их и прищучила окончательно. На глазах у жителей.

– Нет, что ты! – замахала она руками. – Конечно, я не всех убила! Перед законом-то нужно кому-то отвечать? Но большую часть пришлось. А вообще они такими подонками были, что Феррия ваша мне бы за них награду дала!

Асфири, как и весь тигриный народ, богам не поклонялась. Тигры учитывали, что боги где-то есть, но сами храмов не строили и помощи не просили. Да и зачем, если у них их Синий тигр есть? Ну и что, что пока только в планах? И вообще я заметила, что, при всём уважении, проскальзывает некое панибратское отношение к богам, что у тигрицы, что у фиря. Правда, у фиря меньше. Будто они не просто им поклоняются, а лично знакомы. Неужели так бывает?

Эта мысль меня ввела в состояние лёгкого ступора. Я вдруг осознала, что это не шутки, а боги, похоже, здесь действительно реальны! Действительно есть! Живые и даже разговаривают, наверное! А может, этот неведомо-кто из сна, тоже бог??? Хотя как-то много я на себя беру… Но было бы круто!

Я засыпала с мыслями о том, насколько отличаются наши миры. Не знаю, как на Земле, но здесь… Может, если я помолюсь, здесь меня услышат? И ответят?

«Алета… – тихо зашептала я, – пусть у моих друзей будет всё хорошо! И пусть… пусть…». Я сморгнула слезу, глядя в звёздное небо. Мне было не о чем просить. У меня и так было всё, о чём я только могла мечтать…

«Алета… Спасибо!». По небу, пуская искры, пролетел сияющий болид. Боги слышат…

Старый храм

Холмы вырастали перед нами, пустынный тракт остался позади. Всё ближе к перекрестью с дорогой на Штормград, он начинал подобострастно косить на восток, и мы решили срезать по нахоженной тропе, прямиком на север. Справа нас всё так же сопровождала далёкая горная гряда, то прячась под утренним туманом, то вновь являя свои острые верхушки. Это был уже третий день нашего похода с тигрицей, и, кажется, мы опережали график. Погода благоволила нам. Солнышко не пряталось за тучи уже довольно долго, поэтому нам и шагалось веселее, и ночлеги были приятнее. Это не могло не радовать.

Очередной ночлег мы устроили в заброшенной хижине, видимо когда-то здесь были чьи-то охотничьи угодья, но, судя по состоянию жилища, это было ещё в прошлом столетии. Я улеглась на одеяло, расстеленное прямо на полу, между Асфири и Элни, и, слушая их тихое сопение, стала вспоминать сегодняшний день.


Дорога легко ложилась под ноги, мы топали в уже привычном порядке: впереди тигрица, за ней я, а в арьергарде Элни верхом на Мохнатике. Пони меланхолически перебирал копытцами, жуя травку, которую успевал содрать до того, как хозяин дёрнет за поводья.

Мы весело болтали, обсуждали планы, строили предположения о том, что же ждёт меня на побережье Ирту, я рассказывала о своём мире и жизни, как вдруг Мохнатик встрепенулся. Тропа, сделав резкий крюк за корнями вывороченного дерева, расходилась, выныривая из леса на широкий тракт. Тот самый, что вёл из Баталона на запад через горы. Мы всей шайкой высыпали на его обочину, и я услышала приближающийся перестук копыт.

Я не успела повернуть голову, только волосы взвились от лёгкого порыва ветра, на миг заслонив взор. В лицо полетела пыль и мелкие камни, выбитые копытами огромного вороного жеребца. Зверь взвился на дыбы прямо напротив нас, остановленный непогрешимым жестом всадника, и грузно опустился, выбив копытами искры о камни на дороге. Между нами было метра два, но мне захотелось замереть парализованным кроликом. Чёрные сапоги с ремнями, чёрные замшевые штаны, такая же куртка, накрытая сверху плащом. Тоже чёрным. Руки в длинных чёрных перчатках, сжимающие кожаные вожжи с воронёными заклёпками, и длинные волосы, как сажа. Даже не бликовали на свету. Всадник походил на прореху в пространстве, будто кто-то вырезал его из чёрно-белого фильма и вставил этот кусок тьмы в зелёный солнечный день.

Я взглянула ему в лицо, очерченное узкой испанской бородкой, и под лихо изогнутыми бровями меня встретили два окошка во тьму. Вязкую, гипнотизирующую. Пожирающую. Страшный человек. Человек ли?

Он ни словом не обмолвился с нами, но окинул взглядом каждого. Особенно долго его чёрный взгляд задержался на мне. Он будто пытался сквозь глаза разглядеть противоположную стенку моего черепа. Внутри у меня всё похолодело, руки и ноги отнялись, и единственной мыслью в голове было желание исчезнуть от этого взгляда куда угодно, хоть обратно к родителям!


Даже сейчас, когда я вспоминала эту странную встречу, волосы на моей голове шевелились. Он остановился всего на несколько секунд, но я запомнила его так чётко, что в любой момент могла воспроизвести в памяти его облик, так он поразил меня.

Молча, он пришпорил коня и умчал на запад, ни разу не обернувшись, а я ещё долго стояла на месте, судорожно сжимая лямки рюкзака, пока Асфири панибратски не похлопала меня по щекам.

Они с Элни сошлись во мнении, что это был маг. Тигрица насмотрелась на них в Штормграде и сказала, что встречаются среди них и такие. Странный народ они, непонятный. Бывало, что маг глянет, а простой народич после этого ещё неделю будет бояться кому в глаза посмотреть. И вроде неплохо это, но подобная сила пугала. Неужели маги все такие страшные? Хотя, этот скорее исключение.

Кто он и куда ехал, мне неведомо, но я раз за разом вспоминала этот момент и думала, строя предположения и догадки. Ведь это был первый человек, которого я встретила в этом мире так близко. Первый маг! Интересно, а он понял, кто я? Что я не отсюда? А если бы он решил, что я опасна?! Но он же уехал…

Самым страшным был его взгляд. Глаза чёрные и такие, будто за ними прятался весь ужас холодного космоса. А ещё… мне казалось, что я где-то их уже видела. Может, когда-то в детстве меня напугал кто-нибудь? Или ужастик смотрела… Что-то было знакомое, и я не могла разобраться, что именно!

Ворочалась, думая об этом, ещё часа три после отбоя, и никак не могла уснуть. И конечно из-за этого проспала подъём! Так что пришлось завтракать на скорую руку и нагонять друзей, которые уже собрались и отошли на десяток метров, увлёкшись разговором. Ведь ни фирь, ни тигрица не соизволили разбудить меня до того, как закончили завтрак сами. Жадины, видать, самое вкусное решили без меня съесть!

Местность была ровная, в основном степи или молодые леса. Фирь уже вполне уверенно держался в седле и даже пару раз умудрился пустить Мохнатика в галоп! Я и не подозревала, что пони умеют бегать галопом! Выглядело мило и забавно.

Асфири чесала уверенно и неотвратимо, да и я уже вполне поспевала. Не знаю, как прикинуть, но мне казалось, что мы сотню километров в день проходим уж точно! Особенно если не разговаривать на ходу и не зевать на привалах.

За следующие два дня мы прошагали такое расстояние, что даже климат поменялся. Правда, стало не холоднее, а наоборот. Но это, наверное, потому что весна? Природа тоже менялась. Больше хвойных деревьев, другие цветы, другие звуки по ночам. И всё и похоже, и одновременно не так, как на Земле. Это как же, интересно, вселенная угадала? Два настолько похожих мира, и такие разные! И такие огромные…

Нам встречались реки и ручьи, я уже вполне научилась рыбачить, но теперь делала это скорее из интереса. Главным добытчиком стала Асфири. Она и дичь приносила, и рыбу прямо когтями из воды доставала. Быстрая! Я бы так никогда не смогла!

Я научилась разделывать рыбу, но от свежевания добычи друзья, не сговариваясь, держали меня подальше. Звали только, когда уже жарить ставили. Я немного сокрушалась, что от меня пользы нет, и они этим беззастенчиво пользовались. Да, узнай мама, сколько мне пришлось посуды за этот поход перемыть, не разговаривала бы неделю! Чтобы мне стыдно стало. У нас-то посудомойка была, причём ещё с тех времён, когда они только появляться начали. Плюс мы почти всегда держали домработниц. Постоянных или приходящих, по-разному бывало. А тут я уже даже и привыкла к ломоте в руках, когда в ледяной воде казан полощешь. Его ещё и песком оттирать приходилось! Я сначала брезговала и удивлялась, как это можно: грязью речной посуду тереть?! А потом поняла – реально действует! И намного лучше, чем всякие эти средства химические.

На второй день после встречи на тракте, мы забрели в какие-то дебри. Тропа почти пропала, и передвигались мы больше лесами, следуя за Асфири, которая уверенно шла, будто имела компас в голове. Когда я спросила у неё об этом, они с фирем переглянулись, и начали объяснять в очередной раз, как маленькой, как определяются стороны света в лесу. Я уныло кивала и понимала, что ни черта не понимаю. Только по солнцу и могла определить что-то, но очень примерно. Ладно, наверное, это с опытом приходит?

К вечеру, когда солнце уже почти спряталось за горами, мы вышли к каким-то древним каменным развалинам.

– Ух ты! А что это? – спросила я, оглядывая поросшие кустарником и теряющиеся в деревьях обломки стен, арок и уже почти невидимый под слоем мха каменный пол.

– Храм, – лаконично ответила тигрица.

– Храм? – удивлённо переспросила у неё. Кажется, Элни тоже не был удивлён.

– Ага, – кивнула Асфири, прошла на самое свободное место и сбросила сумку. – Здесь и заночуем.

– А здесь безопасно? – с сомнением спросил фирь.

– Забыл что ли? – вскинула бровь тигрица. – У меня и слух, и нюх! Сидел бы тут кто-то, я бы и не повела вас сюда. Или вы думаете, что нам по чистой случайности всякие зверюги не попадаются?

Пришлось признать – аргументы были железными.

Мы обустраивали лагерь, чтобы успеть до темноты пока видно, и я приставала с расспросами к друзьям. Оказывается, заброшенные старые храмы не редкость в Нелита. Элни о них знал, а Асфири насмотрелась на многие, за время своего путешествия.

– А этот чей? – не унималась я.

– Не знаю, – хмыкнула тигрица, – но мы же всё равно уважительно, не думаю, что боги на нас обидятся. Я пару раз уже ночевала в заброшенных. В них и безопаснее. Богов гневить даже для тигра дело последнее. Ты, главное, в кусты подальше отходи…

– А почему он заброшенный?

– По разным причинам может быть, – пожала плечами Асфири. – Здесь, похоже, когда-то сель сошёл. Вон, видишь жердины из земли торчат? Видать, деревня была.

– Жители ушли, а храм остался, – прибавил Элни. – Так бы не бросили.

– Жалко…

Друзья покивали, соглашаясь.

На ужин мы ели кашу из какой-то незнакомой крупы и кореньев, приправленную вяленым мясом. Дичи сегодня не попалось, и Асфири решила, что можно и так разок. На самом деле, не знаю, что бы мы без неё делали! Наша охотница исправно снабжала нас провиантом, и ели мы от пуза. Если бы не тигрица, то запасы уже бы истаяли. Не так уж много фири и собрали в дорогу. Но откуда им было знать, как далеко на север мы пойдём? Наверное, если бы не Асфири, мы бы свернули с дороги в деревню и оставили там кучу денег. А я не привыкла, что их количество ограничено, поэтому очень трепетно относилась к кошельку фиря. Неуверенно я себя чувствовала, когда не могла сама за себя заплатить.

После ужина, ребята начали укладываться спать, а у меня свербело в одном месте от любопытства. Это же храм! Настоящий, большой! И развалины такие красивые! Камни серые, поросшие мхом и вьюнком. Мы расположились с краю, а дальше развалин было больше, не все стены обвалились, и может, даже где-то осталась крыша?

– Ас…

– А?

– Я схожу гляну.

– Куда тебя на ночь глядя несёт? – недовольно пробурчала тигрица, но приподнялась на локте, чтобы окинуть взглядом мою упрямую фигуру, сидящую напротив.

– Я никуда не пойду, – заявил фирь и перевернулся на другой бок, спрятав голову под одеяло.

– Я быстро… – просительно поглядела тигрице в лицо.

– Ладно, пошли, я тоже погляжу.

Она гибко поднялась и принялась шарить по кустам.

– Ты что делаешь?

– Факел бы сляпать из чего-нибудь, – ответила она, – вы ж, люди, как котята в темноте!

– Спасибо.

На душе потеплело. Да, не привыкла я, что с моими желаниями и потребностями считаются. Приятно. Надо привыкать, а то, что я, как дикая?

– Ас! – раздался голос Элни. – У меня в сумке возьми… – зевнул он, – я каганец клал. На всякий случай… масло там же…

Пробираться в темноте без света действительно было бы сложно. Асфири лезла первая, держа светильник в руке, я за ней. Сначала мне показалось, что храм был огромный, но мы обошли развалины по периметру очень быстро. Крыша не сохранилась нигде, но в центре возвышался высокий угол стен. Каменная кладка щербато выступала в свете фитиля. Камни под ногами глухо стучали, когда мы по очереди балансировали на них. Пахло пылью и ночной прохладой. Может, и правда было что-то, а может, просто я заранее ожидала почувствовать что-то необычное, но здесь витал какой-то особый дух, будто место и правда волшебное.

– А боги приходят в свои храмы? – шёпотом спросила у тигрицы.

– Не знаю, – так же тихо ответила она, – но, говорят, что да. Мы-то сами богам храмы не строим, да и не молимся. Но, когда я заходила в ваши храмы, то чувствовала что-то особенное, будто по голове кто погладил. Ну, или наоборот, это смотря к кому. Ну, и что ты думал, когда у алтаря стоял… – тигрица тихо засмеялась в кулачок, не отводя завороженного взгляда от стены, покрытой цветущими вьюнками. – Я в столице когда была, в дворцовый парк заходила. Пока на Сифируса смотрела и прикидывала, что будет, если я ему на плечи залезу и прыгну на какого-нибудь оболтуса, что там ошивается, мне ветка прям по носу прилетела!

Я тоже тихо засмеялась. Под стеной лежали обломки алтаря, что за статуя на нём была, было уже не понять. Мрамор, или что-то похожее. Но даже сейчас, в свете каганца, это разрушенное место было красивым!

– Асфири, мне здесь так нравится!

– В храме?

– Да. И нет… я про всё. Знаешь, мне кажется, что я дома! Мне здесь всё нравится! Здесь всё какое-то настоящее! И такое красивое…

– Тут и правда красиво, – тепло согласилась она, – жаль, что боги оставили это место… Тебе бы понравилось в храме Штормграда. Там статуя Феррии в четыре моих роста!

– Ого!..

Уходить не хотелось. Какой-то особый мистический момент, не хотелось его спугнуть. Я аккуратно подошла к мраморным обломкам и похлопала себя по карманам. Какой-то мусор, салфетка, огрызок ржаной корки. Хотелось что-то подарить, принести в дар богу, чей храм приютил нас. Но в карманах ничего подходящего не было. Тигрица, будто поняв моё намерение, подошла тоже и, склонившись, положила на обломанный бортик какой-то камешек.

– Это из столицы. Подобрала его в том же парке. Не ахти, конечно, но мне кажется, что за дар сойдёт.

И она, как бы извиняясь, улыбнулась и пожала плечами. Ветер трепыхнул пламя фитиля.

– Чей же это храм? – опять спросила я, поглаживая рукой стены.

– Может, Феррии? – предположила подруга. – Или Алеты. Обычно в такой местности только им храмы строятся. Или Далину. Но это точно не его храм!

– Далину? – удивилась я. – А ему тоже строят храмы?

– Ну да, – нахмурилась тигрица, – конечно! Он же бог! У него, как по мне, больше всего храмов заброшенных по стране стоит. Раньше, видать, повсеместно ему поклонялись, а теперь уже поспокойнее стало, войны почти прекратились, вот и забыли.

– А как это связано?

– Не знаю, я же говорю – мы богам не поклоняемся. Наверное, в те времена, ему молились, чтобы пощадил. Задобрить хотели, может быть…

Мы побродили ещё немного и отправились спать. Я всё думала, а хотела бы я попасть так же в храм Далина? Было и боязно и любопытно одновременно… Но это всё потом, сейчас с этим Ирту разобраться, потом уже буду дальше смотреть, что делать со своей жизнью. Главное, что у меня есть друзья! Хорошо, когда кто-то близкий есть рядом.

«Я всегда рядом…», прошептал чей-то голос в моём воображении, я улыбнулась и уснула.

Дохлый лес

Солнце осветило мягкими рассветными лучами храм. Капельки росы на синих цветах барвинка заискрились. Лепестки трепетали на ветру, он пах травами и цветами. Где-то пели птицы. Тишина. Чистая, как горный ручеёк. По небу пробегали редкие облака, подсвеченные жёлтыми лучами восходящего светила. Костёр еле теплился.

Я потянулась и встала. Ребята тоже зашевелились. Румяная мордашка фиря выглянула из-под одеяла и сонно улыбнулась. Новый день, впереди новая дорога. Мы позавтракали, надели упряжь на ещё дремлющего Мохнатика и двинулись дальше. Храм остался позади, в ожидании новых путников, которым можно дать приют под замшелыми стенами.

Дороги уже не было, мы шли лесами. Но никто не жаловался. Мне нравилось и так и так, а Мохнатику, кажется, было вообще всё равно. Он преданно шёл туда, куда направит хозяин. Зелень-то какая! Деревья высокие, подлеска почти нет, зато на земле то тут, то там, цветы. Крокусы, кажется? Или что-то похожее. Поздновато для них…

Было прохладно, я шла в своей толстовке, засунув руки в карман на пузе. Фирь тоже кутался в курточку, одной Асфири было тепло. У тигров, наверное, теплообмен другой.

Прошагав пару часов, наша подруга решила обсудить дальнейший путь. Мы присели на привал, и она принялась рыться в сумке. Достала карту, расстелила её и ткнула пальцем.

– Мы сейчас здесь.

Перст указывал на пустое место, где-то ниже виднелось перекрестье трактов в виде буквы «Т». Мы обошли это место и сейчас, если судить по уже порядком истрепавшемуся куску пергамента, были в какой-то глуши. Впереди перевёрнутыми чайками были нарисованы горы. Много гор.

– А куда нам идти? – спросила у неё.

– Вот Сидиен, – Асфири подняла палец выше, на карте была нарисована миниатюрная крепость в романском стиле, почти у края карты. Побережье действительно рядом.

– Это нам через все эти горы идти? – оторопело спросил Элни.

– Не, – беспечно махнула тигрица рукой, – я знаю короткий путь. Ну, как «короткий»? Ровный. Сейчас западнее возьмём. Там ущелье, дальше болото, а потом уже горы. По ущелью я не шла в прошлом году, а вот их уже исходила в детстве. Все тропки знаю. Так что не заблудимся! Но это уж точно лучше, чем обходить! Иначе не успеем! Зато там лес есть интересный!

– «Дохлый?» – поморщился фирь, ткнув пальцем в надпись незнакомыми буквами.

– Ну и что? Это просто название!

– Знаешь, Асфири, – возразила я, – я слишком много читала, чтобы не понимать, что не стоит так беспечно относиться к подобным… названиям.

– А ты хочешь по скалам пробираться со своим пони?! – обиделась она. – Я по-другому и не успею! К тому же этой карте уже лет сто! Болота, наверное, уже и нет давно! Ребята с прошлого Поиска говорили, что даже не заметили его! А название, видать, с тех времён просто прилипло. И вообще, наши там ходят часто. Весна не дождливая была, так что если и было болото, то уже просохло.

Я примирительно пожала плечами. Если другой дороги всё равно нет, то смысл препираться? Вон мужик тот из сна весьма конкретно пальцем тыкал, да и Хозяйка…

Элни будто прочитал мои мысли:

– Может, и правда, пойдём? Хозяйка гор же говорила, что нас не тронут?..

Прозвучало неуверенно, будто фирь пытался сам себя убедить. Но поглядев друг на друга, смирились. Значит, Дохлый лес.



Дорога поднималась вверх. Горная гряда, сопровождавшая нас все эти дни, вновь свернула к нам, встав скалистым ущельем на севере. Мы шли к нему весь день, но видимо приближаться он начал только к закату. С Приютом так же было – казалось, что идём-идём, да никак не придём, а потом раз, и вот оно!

Ущелье встало перед нами, когда сил идти уже почти не осталось. Мы выбрались на широкую поляну в преддверии скал, между которых чернел густой лес. Наверное, тот самый. Я пригляделась. До него метров пятьсот было, но даже отсюда было видно, какие высокие и могучие деревья там растут. Их ветви грозно качались, нетронутые светом заходящего солнца. Да, лес действительно был очень древним. И жутким. Я даже про Тима Бёртона вспомнила – в его стиле.

– Говорят, там водиться нежить, – тихим голосом сказала Асфири.

– А раньше ты не могла об этом сказать? – совсем струхнув, спросила я.

– Да слухи это! – скептически махнула тигрица рукой. – И вообще, вам нечего бояться! Вы же со мной!

– Ас… – я долгим взглядом смерила её. – Повторяю – я слишком много читала, чтобы пренебрегать такими слухами…

– А я слишком много по лесам ходила! – обиделась тигрица. – Учёные все больно! Не повела бы я вас с вашим пони неизвестно куда! Всю нежить Марэус извёл ещё лет тридцать назад! И вообще, я воин!

Я не стала отвечать, виновато посмотрела на подругу. Очень не хотелось её обижать своим недоверием. Ей уж точно лучше знать, это она местная, не я.

– Ладно… давай только с утра туда пойдём…

– Конечно! – тут же вновь солнечно улыбнулась она. – Нам идти через него дня два, если не больше! Да и время позднее, так что заночуем здесь, а завтра с новыми силами…

И мы принялись разбивать лагерь.

Несмотря на близость такого характерно-названного места, спалось спокойно и сладко, так что когда пришлось просыпаться, я еле продрала глаза и приложила нечеловеческое усилие, чтобы заставить себя покинуть тёплое одеялко.

В лес мы вошли молча, когда солнце уже встало, прислушиваясь и приглядываясь. Несмотря на то, что в утреннем свете лес выглядел менее подозрительно, чем в сумерках, первые пару часов мы шли, не проронив ни слова, вздрагивая от каждого непонятного звука и шороха. Но ближе к полудню расслабились и принялись за наши дорожные беседы. Пока лес ещё ни разу не преподнёс нам какого-нибудь сюрприза. Лес как лес. Деревья, правда, очень высокие, видно, что много веков некоторым из них. Но листья зелёненькие, полянки, опять же, иногда с цветами и бабочками попадались. Птички порхали, даже белка на дорогу выбежала – непуганая. Схватила жёлудь и наверх – шмыг!

Мы расслабились, уже шутили над названием и дурачились, но когда время приблизилось к вечеру, и солнце уже намерилось скрыться за вершиной горы, набежали густые тучи, и потемнело так резко, что нам стало не до смеха. Из-за этого внезапного изменения погоды, мы проморгали возможность обустроить лагерь, а места подходящего видно не было.

Нам ничего не оставалось, кроме как сбиться в кучку и продолжать путь в поисках места для ночлега. И каганец не зажжёшь – тухнет, зараза! Я заметила, что даже Асфири порядком струхнула, но не стала говорить об этом, чтобы не пугать фиря, который цеплялся за её штанину, как ребёнок, сжимая в другой ладошке свой грозный ножик. Сама я крепко держалась за свою новую дубину, моля всех богов – и своих, и местных – помочь нам выбраться отсюда живыми.

В ответ на мои мольбы взошла жиденькая луна, проблёскивая между низких облаков, но от этого стало ещё жутче. Тигрица, по-моему, уже сама пожалела, что решила срезать дорогу, а не повела нас кружным путём. Всего-то недельки две потеряли бы, мелочь ведь, а нервы здоровы! Она-то привыкла рассчитывать на свои силы, да и спешила, впрочем, как и мы. Но теперь затея пойти здесь выглядела совсем глупой. Тиграм-то не страшно, а она сейчас ответственна за двух слабеньких хрупких друзей. И пони.

Когда мой тихий ужас достиг апогея, я не выдержала, и, психанув, вышла вперёд, держа дубину над головой, и упрямым шагом понеслась прямо, пытаясь злостью заглушить страх. Ох, и глупая я девка! Сама понимала, но не остановилась. Споткнулась, неловко шагнула вперёд, понимая, что сейчас завалюсь лицом в кусты, но кто-то поймал меня.

– Вы кто? Я вас не ждал! – раздался громкий мужской голос.

– Нежить!!! – от ужаса заорала я и, вырвавшись из ненавязчивой хватки, бросилась обратно, споткнулась об собственную дубину, и повалилась на подбежавшую Асфири. Хвала всем богам, тигрица держала меч сбоку, а не перед собой, а то напоролась бы, и была бы моя песенка спета. А предполагаемый противник, восстановив равновесие, из которого я его почти выбила, и, запалив неведомый яркий огонёк, радостно заявил:

– Нежить? О-о-о, барышни, я всегда ценил проницательность! Но чтобы так, сразу? Польщён! Преклоняюсь! – он замер, а потом очень резко, за мгновение, как ветер, приблизился ко мне почти вплотную.

Я вскрикнула и замерла. Яркий зеленовато-жёлтый огонёк ослепил, заставив прищуриться. В этом свете была видна лишь нижняя часть его лица, но тут же блеснули глаза – он пристально вглядывался в моё лицо, морщился, часто моргал и то улыбался, то кривился, будто от боли. Худой-худой, волосы длинные, светлые и лохматые, а глаза пронзительные, цепкие и какие-то голодные.

Он резко выпрямился, будто опомнился, широко приветливо улыбнулся и продолжил:

– Ну как же! Только не говорите мне, что бросили наобум! Сиятельные мои барышни, и ты, гордый, но низкий, муж, вы определённо неподготовлены! Вы что же, решили, что если лес «Дохлый», то на этом и всё? Не-е-ет! Добро пожаловать, добрый вечер. Ну не зря же я столько лет над слухами работал? Дохлый! Дохлый лес и нечего смертным вам тут делать! Впрочем, прошу в гости. Я очень рад! Изголодался по обществу, не представляете как! Мне почему-то не везёт на друзей последние двести лет… Одни сумасшедшие попадаются! Уже тошнит от них!.. Вам тоже по душе этот лесочек? Тихо, спокойно, мрачно… Что ещё нужно? Яблочко хочешь?

И он протянул мне какой-то предмет. Я опешила и глупо повторила:

– Сумасшедшие?

Нежить всепрощающе вздохнул и ответил:

– Ну конечно. Сама посуди, благородная моя госпожа, кто в здравом уме пойдёт в лес с таким названием? Коты бешеные? Так они мелькают тут, как чайки над прибоем, глазами хлопнуть не успеешь, а прочие… Я специально здесь теперь сейчас, чтобы никто не сюда. Но ведь зачем, если «Дохлый»??? Хотя, признаться, очень по вкусу. Никогда не пили шизофреника? О-о-о, я вам скажу – отлично! Непередаваемо! – и он открыто рассмеялся, закатив глаза. В раскрытой пасти блеснули клыки, которым даже Асфири позавидовала бы. Вампир?! О боги! Но он опять резко остановился, суетно огладил рот, запустил руку в волосы и оттянул кончик уха, но сдавленный смех вновь начал его душить. Только глаза не смеялись. – Нет-нет-нет, вы меня не бойтесь! Не-не-не. Но вот просто послушай! Нет, я серьёзно! Ты бы видела!.. – он ничего не мог поделать со смехом, у него даже слюни летели, их хорошо было видно в ярком свете. – Он так обрадовался, он прямо прыгал! Я ему: «дед, у тебя мания преследования, ты больной!», а он: «так это ты следил за мной?!»! Ха-ха-ха!!! Пришлось выпить. Он до конца… До конца!!! Орал и доказывал мне, что это заговор!… – и вампир, наконец, замолчал, склонив голову и глядя на меня широко открытыми глазами.

Кажется, он сумасшедший. Причём, напрочь! Глаза бегают, руками постоянно что-то поправляет, трогает, пальцы дёргаются, и сам он какой-то дёрганный, чуть не захлёбывается, когда говорит. Валить бы. Он будто почуяв, протянул руку и вцепился в мой рукав, продолжая вглядываться в лицо.

– Подожди-подожди, я тебе такое расскажу! Нет, ну правда, ты вообще представляешь, что у народичей в головах делается? Я им – нет, они – да! – тут он резко повернулся в сторону и рявкнул: – Стой, сволочь! – я вздрогнула, проследила за его взглядом, но никого не увидела, друзья же были за спиной, включая Мохнатика. – Ты представляешь, – это уже опять мне, – сидит и пялится на меня, будто я должен ему что-то!

Кто и что ему должен, я так и не поняла, но вампир вдруг отдёрнул руку, будто вспомнив, что неприлично дёргать других за одежду, даже расправил складочки суетными дрожащими пальцами и вдохновенно продолжил, улыбаясь:

– Так на чём я остановился? Так вот, подходит ко мне один раз хрен с чешуёй на лице, вы его видели, он недавно здесь грибы собирал. Грибы! – вампир засмеялся, запрокинув голову и балансируя на пятках. – Грибы! Ночью! Вот же придурок! Нашёл помёт кроличий, говорит: «на, попробуй!». Мерзость! Фу! Так вот, подходит и говорит: «пошли-ка мой дорогой друг, Эстэриол, вон в тот лесочек! Дело есть! Бревно гниёт, а муравьёв нет! Надо ловить…» – говорит. Ну, делать нечего, пошли, а Квака как раз новую рассаду сделала, вот, думаю, покурим! Но вот этот, сволочь! Все мухоморы сжевал, и Кваку с собой утащил, бабник!

Он так увлёкся рассказом, что даже жестикуляция стала будто театральной, зато исчезла дёрганность. Эстэриол грозно вперился в дерево, шипя что-то нечленораздельное, но тут же его опять начал душить смех.

Нет, это определённо сигнал к бегству! Надо валить! Я отступила на шажочек, лицо вампира тут же разочарованно и растерянно вытянулось.

– Э-э-э, уважаемый Эстэриол. Спасибо за историю, но, честно говоря, у нас дела, мы пойдём, ладно? Не обижайся, пожалуйста… – говоря это, я медленно пятилась, и уже, было, совсем собралась смыться вслед за уже пятящимися друзьями, но вампир вцепился в меня взглядом чуть фосфорецирующих глаз и окликнул именно в тот момент, когда я уже собиралась сделать ноги:

– Не надо, прошу… – он сощурился, вглядываясь в моё лицо, странно поморщился и опять разлил по лицу свою дурную улыбку. – Госпожа, неужели ты с друзьями не составишь мне копанию на сегодняшний вечер?? Я безобидный, видят боги! Вы ни в коем случае не составляете мне неудобство!

И вампир улыбнулся так широко, что я в деталях смогла разглядеть его длиннющие клычищи в контрастном свете. Казалось, что огонёк специально высвечивает именно их. По спине пробежали мурашки.

– Э-э-э… я бы с радостью… но… нет! Спасибо!

Я аж хрюкнула от того, как резко меня дёрнула за руку Асфири. Вампир лишь просительно вскинул руку мне вслед, но я этого уже не увидела. Рванула вслепую прямо за тигрицей куда-то назад в темноту. Похоже, фирь уже давно опередил нас с его-то мастерством «давать дёру», лишь глухой перестук копыт Мохнатика давал какой-то ориентир в темноте. Только добежав до какого-то оврага, чудом не споткнувшись в темноте, вместе со своей компанией, позволила себе отдышаться.

– Уф! Хвала богам! – схватила меня Асфири. – Еле унесли ноги! Я уж думала, что делать?! Бить или бежать! Псих ненормальный!

– А я что? – тоже запыхавшись зачастила я. – А я? Я ж не знаю, что с ним делать вообще? Вы молчите, а я… а если он за нами? Или? Я чуть не поседела там! Но, вроде, не погнался… Что теперь-то делать, Ас?!

Но тигрица не ответила, напряглась, и, уже превращаясь, бросила:

– Вот Далин! Проглядела стаю!

В кустах раздался шорох. Волки что ли?! Одна напасть, второй не ждали! А то я всё возмущалась, чего это зверей почти не видать, кроме кабанов да оленей вдалеке шуршащих?

Я подняла свою несчастную палку, а Элниниум уже давно был в боевой готовности. Самый маленький и самый храбрый! Всё-таки вспомнил, что ведьмаком стать хотел. Выживем – обязательно похвалю его!

Асфири встала рядом с прижатыми ушами, прикрывая собой фиря. А где стая-то? Или я неправильно поняла? Показалось, что в кустах мелькнула серая фигура. В темноте-то со страху даже зрение обострилось! Или фантазия? Ой, как не хочется быть съеденной! И толку, что Асфири тигрица? Что она сделает, если один из них сейчас набросится на фиря? Она бросится его спасать, а тем временем остальные волки радостно скушают бедную Дашу!

Оказывается, это всё бывает очень внезапно. Я даже не услышала, как огромная серая тварь кинулась на нас с совершенно другой стороны, вместо той, что я ожидала. Но не долетела. С размаху бухнулась о землю, будто воланчик, стукнувшийся о невидимую ракетку.

– А я сказал «прочь пошли»! – раздался сзади громкий повелительный голос. – Зажрались совсем, сволочи!

Я повернулась и увидела Эстэриола с поднятой над головой рукой. Его глаза светились в темноте, а волосы встали дыбом. Через секунду он опустил руку, внешность в тот же миг вернулась в прежнее состояние, а лицо озарила всё та же безумная улыбка, только глаза остались прежними. Пронзительным, будто ищущими.

– Я же говорил, что вам лучше остаться у меня. Безопаснее, – и он улыбнулся ещё шире.

Я медленно повернулась в сторону своих друзей. Волков, как и не было, а Элни с Асфири, в уже человечьем обличье, стояли с абсолютно белыми ничего не выражающими лицами. Кажется – у них ступор.

– Прошу, – молодцевато поклонился вампир и, не дожидаясь ответа, взял меня за руку и потянул, показывая, что очень жаждет нашей компании. Холодная, твёрдая и гладкая, будто рука статуи! И страшно, и странно…

Я пришла в себя, только когда мы оказались у костра под навесом. Весело потрескивали поленья, вокруг кострища валялись какие-то колбы, чашка, полуобгоревший носок и, почему-то, колесо от телеги. А возле дерева огромное богатое кресло. На боку.

Что делать я так и не поняла, но решила пока имитировать смирение. Вампир вёл себя спокойно. Конечно, с учётом всех его странностей. Но было не похоже, что он собирался кого-то из нас кусать. Но кто знает, что на уме у этого шизофреника? Тем более шизофреника-вампира!

Эстэриол выглядел лет на двадцать-двадцать пять. Светлые волосы обрамляли лицо с большими печальными, но порой абсолютно дикими глазами. Он был худ и высок, как и полагается вампиру. Держался так, будто жердину проглотил. Может, это от постоянного лежания в гробу такая осанка? Если, конечно, вампиры действительно спят в гробах… Даже одет он был в подобающий наряд – бордовый бархатный камзол, высоченные чёрные сапоги и тёмный плащ, в который он завернулся в лагере.

Он поправлял поленья в кострище, попутно помогая моим друзьям расстилать подстилки, и беспрестанно дружелюбно улыбался и подскакивал, чтобы что-то придержать или помочь, переводя полубезумный взгляд с меня, на друзей и назад. Вид у ребят был озадаченный, но спорить они не пытались. Похоже, мы все втроём пришли к одному выводу: с психами лучше не спорить! У него у самого подстилки не было, а на вопрос, где он будет спать, ответил, что спать не будет вообще. Уж точно не сейчас – по ночам он предпочитает наблюдать за тем, как растут деревья. А днём будет валяться в торпоре во-о-он под тем деревом, где его не достанут солнечные лучи. Но в целом он вёл себя вполне спокойно, вроде и придраться не к чему. За исключением животного страха перед кровожадным монстром, который был совершенно естественным в этой ситуации. Вообще, он напоминал какого-то растерянного и неуверенного в себе мальчишку, к которому впервые пришли друзья на день рождения, и он просто не знает, что с ними делать, но очень рад.

Мы все втроём по очереди косились на гостеприимного хозяина навеса, но кроме клыков, периодически мелькающих в пасти, он ничем не выражал свою инаковость. Вот такой вот народич. Ну сумасшедший, ну бывает… Честно говоря, я ждала, что Асфири как-то решит проблему. У меня-то ни опыта, ни смелости, а Элни слишком маленький, чтобы спорить с этим помелом клыкастым. Оставалась наша храбрая тигрица.

Я всё пыталась поймать её взгляд, чтобы не пропустить команду к бегству, или, не дай боги, битве, но так и не получилось. Она сосредоточено занималась обустройством лагеря, а потом приготовлением ужина на пару с фирем. Больше мы так и не обмолвились ни словом, ни жестом до самого отбоя.

Эстэриол на время ужина притих. Сидел на бревне и ковырялся в зубах, глядя то на звёзды, то на собственные сапоги. Вроде как и рад нам, и расспросами смущать, пока едим, не хочет. Не будь он вампиром, я бы даже, наверное, и не заподозрила чего-то не того. Но ведь он свихнувшийся, как пить дать! И не прикидывается, как любили делать мои ровесники на начальных курсах университета, чтобы внимание к себе привлечь. Этот реально больной… Я читала, как их отличить. Эстэриол постоянно что-то делал руками. То растирал в пальцах несуществующую пыль, то поправлял волосы, то оглаживал подбородок или хлопал и тарабанил пальцами по коленям. Движения были то дёрганными и суетными, то плавными, будто показными, с большой долей артистизма. Так себя ведут подростки, первый раз играющие любительскую постановку в сельском театре.

Когда друзья, наконец, улеглись, всё так же молча, и затихли, он всё ещё сидел подле костра и задумчиво ковырял палкой в углях. Старался не смотреть на нас, но то и дело бросал взгляд исподлобья на меня. Сверкал глазами и, будто смущаясь, отводил взгляд.

Я устроилась поудобнее. По логике, вроде как, спать надо, но ведь очевидно, что не засну! И что делать? А если у Асфири есть план, а я вдруг усну??? Или вдруг действительно нужно спать, а я не засну и не высплюсь? Может, у них тут в Нелита вампиры другие? Точно же, Ас ведь говорила, что у них даже король этот… Марэус, вампиром был. Но это слухи! Или нет?.. Да и какой уж тут сон?!

Перевернулась на другой бок и посмотрела на Асфири с фирем. Сопят в две дырки! Будто мы сами по себе опять в храме ночуем, а не в компании совершенно незнакомого и явно неадекватного народича. Что, действительно спать? Или они так притворяются качественно? А может это вампир их усыпил?.. Кто знает, какая у него магия?

Я аккуратно повернулась назад лицом к костру, делая вид, что во сне ищу позу поудобнее. Даже глаза почти не открывала, пусть думает, что я сплю. Глянула через щёлочки на бревно и замерла. Вампира не было. Холодок предательски скользнул по шее. Я, на ходу придумывая целый мистический триллер, пошарила глазами, но уже через секунду мысли вообще покинули мозг. Эстэриол сидел на земле прямо возле моего одеяла и совершенно серьёзно смотрел на меня. Ух ты, оказывается глаза у него синие-синие.

Он щурился, вглядываясь в моё лицо, будто пытаясь что-то вспомнить.

– Что, не спится? – тихо проговорил он, сморгнув сосредоточенность.

Я осторожно сглотнула и шёпотом ответила:

– Да вот, что-то сон не идёт.

Эстэриол немного помолчал, глядя мне в глаза, а затем совершенно неожиданно спросил:

– Ты боишься меня?

Я замерла, не зная, что ответить. Ответ очевиден, но Эстэриол смотрел так серьёзно, будто действительно очень хотел услышать его. В его глазах не было и малейшего намёка на безумие. Мне даже показалось, что он всё это время прикидывался безумцем, но не для внимания, а для защиты, и на самом деле очень мудр. Захотелось рассказать ему всё, откровенно и полностью. Показалось, что можно всецело ему доверять.

– Да, немного…

– Неужели я такой страшный? – он чуть сощурился, печально глядя на меня. – Почему все нас боятся? Мы такой же народ, как и все остальные населяющие этот мир. Только из-за того, что мы пьём кровь?

– А ты не собираешься пить мою? – я всё же не удержалась, вопрос сорвался с языка раньше, чем я успела прикусить его.

Губы вампира скривились в горькой улыбке:

– Почему, встретив кого-нибудь из нас, вы, смертные, первым делом думаете только об этом?! – в глазах вампира читалась искренняя боль, он даже руками развёл, демонстрируя пустые безопасные ладони. – Неужели вы держите нас за низших и ограниченных тварей, с которыми нельзя больше ничего делать, кроме как сражаться, защищая свою плоть? Мы не только пьём кровь, мы так же занимаемся наукой, растём, создаём произведения искусства, ненавидим и любим, злимся и радуемся! – Эстэриол говорил так искренне и так вдохновенно, что я уже была готова идти на демонстрацию, посвящённую отстаиванию прав вампирского населения государства. – Почему тебя в первую очередь стал волновать именно этот вопрос? Почему ты не подумала о том, отчего я здесь один уже столько лет, что со мной случилось, если я ушёл ото всех? Почему ты не подумала о том, как нелепо и неуместно я выгляжу в своём богатом костюме здесь, среди болота? Почему ты даже не допустила мысли, что могла мне понравиться просто так? Как девушка?

Я долго смотрела в его печальные глаза и уже хотела попросить прощения за то, что так преждевременно сделала очевидно ошибочные выводы, но он не дал сказать:

– Ты боялась, что я буду пить твою кровь, потому, что я вампир? Ты решила, что это я усыпил твоих друзей, чтобы спокойно насладиться трапезой? И боишься меня, боишься, что я укушу тебя??!

Я попыталась было открыть рот для возражений, но тут вампир растянулся в своей неподражаемой улыбке и радостно заявил:

– Ты изумительно проницательна, моя милая! Именно! Всё именно так!!

Вампир зашёлся безумным смехом, а в следующую секунду растворился в воздухе, и тут же на меня навалилась неимоверная тяжесть, а в шею вонзились острые вампирские клыки. Я громко пискнула, но на большее меня не хватило. Всё поплыло перед глазами, а тело будто парализовало. Сознание начало медленно погружаться в вязкую пелену тумана, а мысли как-то сами разбежались, и осталось только ощущение полной покорности. Это было настолько сильно, что даже немного приятно. Из-за этого чувства, я не поняла, сколько времени прошло, казалось, это длится уже вечность и никогда не кончится!

Но это прекратилось так же резко, как и началось. В глазах медленно прояснилось, и я увидела лицо Эстэриола над своим. Он очень внимательно смотрел прямо в мои глаза. Светлые волосы касались моих щёк, на его лице ни намёка на щетину, только над верхней губой чуть золотились тонкие волоски. И ни капли крови на бледной коже губ. Лишь на передних зубах немного, когда он открыл рот, чтобы сказать:

– Вот и всё. Ты этого боялась, смертная? Теперь ты можешь быть спокойна, потому что знаешь, что мне было нужно.

Я попыталась что-то произнести, но тело отозвалось томительной слабостью, которая ещё осталась после укуса Эстэриола. Он смотрел пронзительными синими глазами, будто пытаясь разглядеть что-то у меня в душе.

– Я выпил совсем немного, ты не почувствуешь каких либо изменений, даже слабость пройдёт к утру. Ты не станешь вампиром. Это глупости всё, народичи сами выдумывают. Я всего лишь отпил немного твоей крови, чтобы показать тебе, ЧЕГО ты боялась, – он немного помолчал. – А ещё я просто очень хотел это сделать. Вот и всё.

Эстэриол поднялся и вернулся на своё место возле костра ворошить угли палкой. Правда, теперь резко, не задумчиво, а будто вымещая на них обиду. На меня накатило чувство вины. И самой стало обидно за него. Из-за глупых стереотипов я заранее предвзято к нему отнеслась и заочно обвинила в том, чего он и не собирался делать. Может, он просто очень-очень давно ни с кем не общался, растерялся, обрадовался, а я… А сейчас он показал мне, какой я была дурой…

Приподнялась на локте и хотела сказать, что жалею, что так отнеслась к нему, но вампир уже, видимо, прочитав мои мысли, сказал:

– Я не виню тебя, Даша, я хорошо понимаю, почему ты так повела себя. И это правильно. Просто ты мне действительно понравилась, и я хотел показать тебе, что меня не нужно боятся. Пусть я и псих…

– Я… я больше не буду тебя бояться… – выдавила я.

– Будешь. И очень сильно, – он по-доброму смерил меня взглядом и светло улыбнулся. – От этого никуда не деться. Пока ты жива, ты будешь бояться меня. Ведь я мёртв, очень давно мёртв. А живые всегда боятся мёртвых, это естественно. А теперь спи.

И мозг моментально отключился, повинуясь телепатическому приказу.

Болото

Проснулась я до рассвета. Было ещё темно, но на востоке уже светлело, и уже были видны силуэты деревьев вокруг. Острые грани ущелья, через которое мы вчера вошли, остались позади. Долина с лесом расширилась, окружающие горы были достаточно далеко, давая шанс увидеть восход, когда солнышко ещё красное, а не ослепительно-жёлтое.

Я почувствовала осторожное прикосновение, будто кто-то едва ткнул меня пальцем в щёку, и открыла глаза. Эстэриол сидел рядом на коленях и неотрывно на меня смотрел, будто проверяя, настоящая я или ему привиделась. В свете нарастающего утра стало заметна его мертвенная бледность, фиолетовые круги под глазами и почти сиреневые губы покойника. Жутко. Особенно учитывая, что оно было немёртвое и шевелилось, вглядываясь слишком живыми глазами в моё лицо.

Едва заметная улыбка, тронула его губы, и он приветливо сощурился. И вновь, ни грамма безумия во взгляде. Только лёгкая грусть и сонная усталость.

– Привет… – тихо прошептал он, криво улыбнувшись.

– Привет, – осторожно ответила я и приподнялась на локтях. Огляделась.

Друзья спали рядом, со стороны болота полз туман, но на нашу полянку не затекал – клубился в паре метров. Это волшебство? Скорее всего, ведь я даже не замёрзла под утро.

Эстэриол ещё раз аккуратно потрогал пальцем моё лицо, будто говоря глазами: «прости, пожалуйста, но я должен убедиться!», и, положив непоседливые руки на колени, сказал:

– Прости, что разбудил. Я из последних сил держусь сейчас, уже рассвет скоро, меня в торпор срубит. Хотел поговорить с тобой.

– О чём? – так же тихо спросила я.

– Я это… Ты прости… – он сонно повёл глазами по округе и растёр в пальцах невидимый песок, – я твоих друзей заколдунил немного вчера… Не знаю, что на меня нашло… Не сердись, пожалуйста, ладно?

– Что? – не поняла спросонья я.

– Они просто уйти хотели, а я… – он начал нервно тереть нос, потом взлохматил волосы и продолжил: – я сам не знаю… В общем, они не вспомнят обо мне. Ты подожди-подожди! – он взял меня за запястье, будто я собиралась куда-то идти, хотя всё ещё лежала под одеялом. – Я о другом хотел сказать. Эти кошки… я, конечно, понимаю, но, наверное, ваша подруга просто… не подумала. Я специально живу здесь, потому что здесь болото. Сюда не суются. Вообще! Болото, это такая вещь… Коварная…

– Но Асфири сказала…

– Да понял уже, понял. Я тигров, и правда, тут часто вижу, но они же бегом по верхам или на четырёх лапах скачут, им вообще до пня это всё! А вы, со своим пони… Вы не пройдёте. Это верная смерть!

Я поёжилась. Я же в болоте не была никогда! Думала, что это просто лужи такие, как по весне на обочине после снега, а что там утонуть можно, только в фильмах видела. А, учитывая специфику моего мировосприятия, фильмам я мало верила. Сусанин же по болотам ходил? Ходил. Значит, это реально. Правда, с историей я особой дружбы не водила.

Эстэриол чуть улыбнулся. Глаза серьёзные и совершенно трезвые.

– У меня есть тропа. Моя, личная. Я её пометил. Ты не бойся! Ну, правда же, – он засмеялся, – если бы я хотел убить вас, убил уже давно! – он вновь криво улыбнулся. – Я ночью поработал, пока вы спали, теперь она даже вашего конька выдержит. Но богами молю, не сходите! Я же в торпоре буду, я не смогу вам помочь! Будьте осторожны…

– Ладно, – кивнула я и улыбнулась ему, – я верю тебе.

Взгляд Эстэриола остановился на мне, выражение лица было каким-то придурковатым, но тут же глаза стремительно начали темнеть, а разум уходить из них.

– Нет! Я сказал, оставь колесо! – вдруг выкрикнул вампир и резко подскочил на месте, оборачиваясь. – Не для тебя положено! И боги, кто опять оставил соль в кузне?! Я сказал, чтобы ты не лапал мои склянки!

Я испуганно подскочила и глянула на друзей, которых этот крик должен был гарантированно разбудить. Но они спали так же сладко, даже не сбившись со своей сонной храповой мелодии. Эстэриол ходил по поляне, что-то бормотал и судорожно крутил и мял в руках кусок какой-то тряпки. Внезапно остановился, театральным жестом разжал пальцы, выкидывая ветошь, и повернул ко мне лицо с абсолютно дикими глазами:

– А как тебе, барышня, ароматный вкус свежих кишок? Хочешь попробовать? М-м-м… – он закатил глаза и с наслаждением втянул воздух.

Я подобралась, не зная, что делать, и к чему он это вообще. Вампир бросил на меня быстрый оценивающий взгляд и пояснил:

– Ну да, ну да… – подпёр подбородок пальцами, – специально для смертных поясняю: ходить рядом с вампиром в торпоре чревато. Не хочешь попробовать свои кишки на вкус, не подходи, ясно, диво-дивное?

Я опасливо кивнула. Были бы у меня ушки, как у Асфири, я бы их испуганно прижала. Вампир стоял и смотрел на меня, а я на него. Вдруг он резко дёрнулся, махнул ладонью перед лицом, будто отгоняя невидимую мошку, огляделся по сторонам и озадаченно сощурился.

– Ты кто? – спросил он, глядя на меня.

– Даша… – я села на одеяле, почему-то вдруг стало очень жалко его. – Мы вчера к тебе в гости пришли, помнишь? Ты нас пригласил…

Он резко поднял палец и открыл рот выползающей улыбкой, будто хотел произнести: «ах, да!», но тут же нахмурился, потряс головой и наконец-то посмотрел на меня осознанным взглядом:

– А чего вы ещё спите?

– Так рассвет, солнце ещё не взошло…

– Сам знаю, не дурак! – рявкнул он, но тут же виновато поджал губы. – Прости… Я о другом. Если вы сегодня выходить собираетесь, то уже пора собираться, иначе не успеете. У меня-то тропка надёжная, но даже по ней топать до вечера будете… Так что поднимай своих… Ах да!

Он щёлкнул пальцами и тут же прижал палец к губам. Подошёл аккуратно, так что даже сапоги не заскрипели, присел на корточки и улыбнулся, нежно и светло. Наверное, при жизни это был очень хороший человек. И вовсе он не пугал меня, даже напротив – нравился. Я всяких неадекватов в жизни навидалась, и понимала, что он борется, контролирует своё безумие худо-бедно. Ясно же, что он не агрессивный по природе. В отличие от пьяных партнёров папочки, которые дуреют, и их так и тянет на насилие. Добрый вампир… прочитала бы в книге, сама бы смеялась.

– Вы ко мне не подходите, хорошо? Вообще. Обходите моё дерево стороной по самой широкой дуге, какой возможно. Я ведь не шучу, я уже находил тела вечером. Я и сам не знаю, как это происходит, но богами молю – не лезьте!

Я кивнула.

– Ну вот, – улыбнулся он, – не задерживайтесь с выходом. Болото большое, вы по темноте не сможете тропу разглядеть. Твои будут спрашивать, может, и вспомнят что-то мельком… Ты сама решай, рассказывать про меня или нет, хорошо?

– Хорошо.

Эстэриол поднялся и пошёл к краю болота, где росло то самое дерево. Там же жижа! Даже не земля!

– А как ты будешь спать в грязи? – растеряно спросила у него.

Вампир повернулся, и его лицо озарила широкая, наверное, даже сладострастная улыбка:

– В грязи. Она меня успокаивает. Мне там самое место.

Его лицо ожесточилось, он оскалился и упал на колени, руками разгребая глину с ошмётками травы и веток. Выглядело нереально, но меньше чем за минуту его уже не было видно, а о том, что вампир там, напоминала лишь куча развороченной земли и хлюпающие пузыри на поверхности воды рядом.

Ну да, не гроб.

Я, кряхтя, встала и огляделась. Теперь было заметно, что нашу поляну накрывает какой-то невидимый купол, отсекающий туман и мошек. Сам его видно не было, но контуры угадывались, когда лёгкие порывы ветерка струили белую мглу по стенкам.

Туман редел, я вглядывалась вперёд, пытаясь разглядеть болото. Думала, что увижу что-то наподобие болот Вечной Печали, как в Бесконечной Истории, но ничего подобного впереди не было. С виду такой же лесочек, деревья, трава, кое-где поблёскивает вода. И выглядит так уютно, безопасно… Наверное, в этом и заключается коварство?

Спать всё ещё хотелось, но не настолько, чтобы плюнуть на всё и завалиться обратно, так что я умылась в ручейке неподалёку и принялась готовить завтрак, пока остальные спят. Что я, совсем безрукая что ли, чтобы им всё за меня готовить? Да и время сэкономим.

Где-то через полчаса проснулся Элни, потряс головой и сразу же потянулся к котлу, а чуть позже и Асфири, поскольку фирь шептал так интенсивно, что это было больше похоже на придушенное шипение:

– Соль куда дела? Чего не докладываешь? И откуда такая скупость??! Соли-то у нас ещё мешок целый, чего сыпешь-то, как на горбушку? Это же целый котёл! Сыпь побольше!

– Хорошо-хорошо, Элни! В следующий раз обязательно положу! Сразу полмешка, чтобы точно хватило! – обиженно пошутила я, но фирь со сна, видать, не понял мою иронию:

– Да ты что?! Оно же солёное будет!! Ты что же, и посолить уже нормально не умеешь??! Давай сюда мешок, сам посолю! А ты смотри и учись!

Он подхватил мешочек с солью и, деловито обходя котёл по кругу, высыпал туда штук десять щепоток. Хотя ручка у него была маленькая, но я мысленно поблагодарила саму себя за то, что свою порцию уже наложила в миску.

– Вот как надо, а то совсем нас с Асфири без соли решила оставить!

Тигрица повела носом, минуту посмотрела, пытаясь понять, где она находиться и кто её только что назвал по имени, а затем медленно поднялась, возвращаясь в человеческий облик, и, пробурчав что-то типа приветствия, ушла умываться.

Вскоре вся наша компания уже сидела за завтраком. Видимо, совместные усилия фиря и человека дали свои плоды, потому как Асфири не сказала ни слова, пока не доела всё до конца, а потом довольно развалилась прямо на травке, всем своим видом показывая, что ещё как минимум полчаса никуда не собирается. Фирь тоже довольно похлопал себя по животу, выжидательно поглядывая на меня. Это могло значить только одно: ребята негласно решили свалить дежурство на меня полностью, и я нехотя пошла мыть посуду.

Вернулась я быстро, памятуя слова вампира о том, что нужно спешить.

– Даша? – позвал Элни.

– А?

– А ты помнишь, как мы вчера лагерь ставили?

– А то как в тумане всё, – добавила тигрица, – что у меня, что у Элни.

Я замялась, не зная, с чего начать. Конечно, я не собиралась скрывать от друзей ничего, это даже не обсуждалось. Но как бы так помягче, что ли?

– А вы вообще ничего не помните?

– А ты что, помнишь? – сразу оживился фирь, тигрица же начала мрачнеть.

– Нас вчера… пригласили.

– Кто? – хором спросили друзья. Элни удивлённо, Ас мрачно.

– Нам вообще спешить нужно, – заметила я, глядя на ползущее по небосводу солнце, которое уже давно разогнало туман и играло бликами на водных проблесках.

– Не переводи тему, – буркнула тигрица.

– Не перевожу, – честно ответила я, – просто Эстэриол сказал, что нужно пораньше выйти, чтобы до темноты успеть…

– Кто? – сощурился в непонимании фирь.

Тигрица же раздула ноздри и прямо спросила:

– Это вампир этот?!

– Вампир? – фирь замер в полусогнутом состоянии, упаковывая одеяло в свою сумку.

– Ты помнишь? – обрадовалась я. – Да, он. Он приютил нас вчера. Прощения просил, что усыпил вас… Ну, и говорил, что вы вряд ли что-то вспомните…

Тигрица злобно ругнулась, было видно, что ей очень неуютно из-за того, что кто-то смог так легко её околдовать. И я спешно продолжила:

– Он очень странный, наверное, поэтому и…

– Сумасшедший, – констатировала тигрица.

– Точно, припоминаю! – нахмурился фирь и принялся активнее паковать вещи, – пошли-ка отсюда, пока он не вернулся!

– Он в торпоре…

– В топоре??? – не понял Элни.

– Торпор, это состояние спячки, – недовольно пояснила тигрица и тоже засобиралась активнее. – Повезло, что все живые проснулись!

– Ребята! – холодея, вспомнила я. Вот раззява! – К тому дереву не подходите!! Он там спит, предупреждал, что это очень опасно!

Друзья, не сговариваясь, поглядели в ту сторону.

– Не мокро ему там? – скептически спросил фирь.

– Не думаю, – ответила Асфири, забрасывая свою сумку на плечо, – он – труп, ему всё равно, затечёт жижа в нос или нет!

Меня передёрнуло, впрочем, друзей тоже.

Мы запрягли Мохнатика и двинулись, как и просил Эстэриол, по широкой дуге подальше от дерева, к краю болота. На голой вытоптанной земле возле костра жирно и коряво была нарисована огромная стрелка, указывающая на начало тропы. Земля там действительно выглядела суше, да ещё и колышками помечена. Вот спасибо ему!

– Я туда не пойду, – нахмурилась тигрица.

Элни вопросительно поглядел на неё, а я спросила:

– Почему?

– А кто этого психа знает?!

– Ас, он хороший… – примирительно сказала я. – Я ему верю.

– Знаешь, Асфири, – аккуратно заметил фирь, – я вот тоже ему почему-то верю. У нас болот в округе нет, я по ним не ходил, но читал, что ходить их положено только по тропе. А тут тропа имеется. Я по ней пойду.

Асфири уткнула руки в боки и по очереди поглядела на нас. Задумалась.

– Ладно, идём по тропе. Только я первая! Понять не могу, зачем ему это нужно?! Но если мы сгинем в пучине, то ему от этого однозначно никакого резона. К тому же я… я почему-то считала, что это болото… не такое. Мне Мисар рассказывал, что тут… раз плюнуть вообще!

– Ничего страшного, – я погладила её по плечу, – ну повернули бы назад и всё. Или обошли по краю, ну потеряли бы пару дней, ничего! Мы же успеваем?

Асфири благодарно улыбнулась, и мы наконец-то двинулись в путь.

А я шла и оглядывалась на то место, где «спал» вампир и думала, что хочу увидеться с ним ещё раз. Он же даже не сказал, встретимся ли мы ещё? Даже не попрощались! И почему-то мне было очень важно, ещё раз его увидеть! Я не могла понять, но что-то в нём было… родное.

Тропа, по которой мы пробирались, подрагивала под ногами, будто мостки, но держалась на плаву. Барьер, окружавший приютившую нас полянку, пропустил нас без препятствий, только слабо замерцал неясный контур на земле, обозначая границу. Настоящая магия! Ух ты! Разница температур заставила поёжиться. Тут же налетел неисчислимый гнус и атаковал всех. Асфири только отмахивалась, недовольно помахивала хвостом и дёргала пушистыми ушками. Нам же с Элни пришлось туго.

Я шла за тигрицей, фирь за мной и заключал наш отряд Мохнатик. Я с детства боялась слепней до истерики, но сейчас понимала, что если заистерю, то могу подставить под риск друзей. Тропа была узкая – соскользнуть нечего делать. Поэтому я шла, терпела и плакала, стиснув зубы. Слёзы противно текли через нос и капали с кончика, я вытиралась рукавом, а когда совсем невмоготу, сморкалась пальцами, как меня научил фирь. Пару комаров убить смогла, но их было слишком много. Накинула капюшон толстовки, затянула шнурок максимально, оставив только торчащий нос и глаза, а руки спрятала в рукава, и этими культяпками неловко отмахивалась. Хорошо, что джинсы длинные, без подворотов этих дурацких, плюс чулки.

Наверное, это выглядело очень забавно, но мне было не до смеха. Даже через одежду дикие непуганые болотные комары умудрялись добраться до вожделенной добычи, и я беспрестанно вспискивала и чесалась.

Фирь шёл сзади и тихо ругался. Выдрал какую-то траву и принялся махать ею. Иногда подскакивал и тёр ногу об ногу.

– Если остановимся – совсем заедят, – угрюмо сказала Асфири через пару часов, – так что без обеда сегодня…

Мы вздохнули и пошли дальше. Да и остановиться было негде. Тропа узкая-узкая, всё тянется вперёд, и ни кочки побольше, ни бревна для привала. Мохнатик исправно шёл сзади, Элни придерживал его за уздечку, но пони было тяжело. Он оскальзывался и не всегда попадал копытцами на твёрдую землю. После очередного плюха, тигрица развернулась и сама взяла коняжку под уздцы, чтобы если вдруг что – вытащить.

Из-за этих трудностей, беседы почти не велись, все сосредоточенно шли, стараясь не поскользнуться, и день длился невыносимо долго. Я проклинала и ругалась, с особым наслаждением представляя нашего менеджера на шпильках, бредущую за Мохнатиком и получающую мечущимся хвостом по физиономии. Вот бы этой гламурной гадине, которая исподтишка надо мной издевалась, тут побывать!

Только к вечеру, когда казалось, что дорога длится вечность, и все уже выбились из сил, почва под ногами начала твердеть, и нам удалось хоть как-то ускорить шаг. Уже стемнело, когда мы вышли на достаточно большую поляну, которая не раскачивалась под ногами. Я хотела было повалиться на землю, но Асфири не разрешила, а дала команду ставить лагерь. И правильно, всё равно дальше мы уже никуда не пойдём, а если сядем, то до ночи сил встать не хватит.

Кое-как развели костёр, благо сушняка было завались, расстелили одеяла по периметру, подвесили котелок с водой над огнём и только после этого позволили себе отдохнуть. Сил просто не было! Если бы были сигареты, я бы закурила!

Звёзды с нарастающим энтузиазмом начали вылупляться на тёмном небе, но вскоре их закрыли облака. Вода как раз закипела, когда к нам сверху, аккурат между мной и Элни, свалилась обескровленная туша какого-то козла. Я вскрикнула, Асфири же взвилась, превращаясь, и зашипела. Будто не тигр, а испуганная кошка. Элни обнаружился чуть позже в кустах неподалёку. Как у него это получается?

Я огляделась по сторонам, но вокруг никого, кроме нас, не было. Сердце прохладно и мягко забилось в груди. Я знала, что это он – Эстэриол! Пришёл, всё-таки! Радостно подскочила на месте, тут же охнула от боли в мышцах и улыбнулась, чувствуя, как воздух теплеет, а мошки и комары редеют. Поляну накрывал уютный магический купол.

– Что за ерунда? – озадаченно спросил фирь, тронув меня за штаны.

Асфири уже была на двух ногах, но рука лежала на мече.

– Он здесь! – радостно сказала я друзьям. – Эстэриол! – позвала его, но ответа не было. Ушёл что ли?

– Вот радость-то! – мрачно сказала тигрица и выкрикнула куда-то в темноту: – выходи давай, где ты там есть?! Разговор есть.

Тишина была ответом.

– Ну и ладно! – обиженно выкрикнула Асфири. – Не вздумай подходить со спины, слышал?! А то шкуру попорчу, будь уверен!

И грузно уселась на одеяло, обводя взглядом исподлобья округу. Элни вздохнул, поглядел на мрачную тигрицу, на меня, растерянно стоящую посреди поляны с раскинутыми руками, достал свой ножик и потащил козла к воде.

– Не мучайся, – грустно сказала ему, – я отойду сама.

Было стыдно за то, что не могу помочь другу с разделкой, но у меня до сих пор бунтовал желудок, когда я видела этот процесс. Присела на камешке у края купола и принялась теребить шнурок от капюшона.

– Странный наряд для молодой барышни, – раздалось прямо над ухом, я испуганно и обрадованно развернулась, но никого не увидела. – Тс-с-с… я под прикрытием, – прошептал Эстэриол, и мимо меня прошествовала абсолютно чёрная фигура на середину поляны. Руки нелепо раскинуты, прямо на ходу отваливаются комья грязи, а сползший плащ волочится по земле, собирая сор и цепляясь за сучки.

Друзья замерли, оглядывая непонятную фигуру, но Эстэриол резко повернулся и приложил палец ко рту:

– Меня здесь нет! Тихо! Вы меня не видели!

И с этими словами он прошествовал сквозь купол прямиком в болото, где скрылся между зарослей, смачно чавкая сапогами.

Друзья проводили его недоумёнными взглядами, а я же глупо улыбалась, думая лишь об одном: «Пришёл! Не бросил нас, остался!».

Сама не пойму, почему так важно, чтобы он был рядом. Это чувство, противоречащее логике и осторожности, затапливало разум и грело внутри каким-то тёплым спокойствием, будто только теперь, наконец, я на своём месте. Может, это была магия? Может, он показался мне красивым, несмотря на всю эту трупную бледность. Может, ещё что-то глупое и наивное. Но я сидела и думала о том, что понимаю его. Такого же отщепенца, такого же иного – ненормального. Мне и самой раньше порой хотелось найти своё «болото»…

– И что это было?! – возмущённо выкрикнула Ас в сторону, где скрылся вампир. В ответ заухала сова, и с другой стороны раздался смачный плюх. Это Мохнатик сообщал, что он ещё здесь, и неплохо было бы ему тоже что-то вкусное дать на заполнение освободившегося места.

Вампир появился, когда мы уже покончили с ужином и готовились ко сну. Мы спорили с Асфири. Она отказывалась безоговорочно верить кровососущему трупу, но, к моему удивлению, отнеслась к нему намного спокойнее, чем я ожидала. Да и Элни был на моей стороне, искренне веря, что боги, ведущие меня, не стали бы сталкивать нас с вампиром просто так. Ведь и его – Элни – и тигрицу, я встретила случайно, но во всём этом виделось божественное провидение. Это насколько же боги в этом мире влиятельны, если практически всё бытие зиждется на их воле? Впрочем, Асфири больше волновало его психическое состояние. Может, она не боялась его из-за природной стойкости? Или тут в Нелита вампиры какие-то особые? Ну да, она же говорила когда-то, что и их местный король Марэус был вампиром…

Эстэриол стоял у края поляны и смотрел на меня. Будто сам не хотел приходить, но ничего с собой поделать не мог. Чистый, с иголочки, даже волосы расчёсаны.

– Иди к нам! – радостно махнула ему рукой. Он поморщился, давая понять, что относится к этой идее скептически, но всё же подошёл. Сел на краешек одеяла Асфири, которое было ближе всего. Они смерили друг друга взглядами, но промолчали.

– Ну? – требовательно спросила тигрица.

– М-м-м? – невинными глазами посмотрел на неё сосед по одеялу.

Асфири закатила глаза и злобно произнесла:

– Тебе чего от нас надо?

– Ас, ну чего ты? – примирительно сказала я.

– Ничего! – огрызнулась она. – Пусть объяснит, чего прицепился.

Эстэриол сидел, морщась и кривя губы. На нас он не смотрел, взгляд был устремлён на крепко-сжатые ладони.

– Оставь его в покое, – попросила я.

Как же это знакомо! Мамаша тоже любила мне так «нукать».

– Ты на кой Шут нас усыпил вчера?! – не поддалась на мои уговоры тигрица.

Вампир вцепился пальцами в волосы и заскрежетал зубами. Ответил не сразу:

– Простите… – он вздохнул, выпрямился и прямо посмотрел на тигрицу, – госпожа, мне жаль, что позволил себе нарушить кодекс. Хочу искупить свою вину, предложив защиту.

– Мне? Защиту?! – фыркнула Ас.

– Не тебе – ей, – и вампир кивнул на меня.

– Ну да, конечно! – тигрица скрестила руки на груди, её лицо аж покраснело. – Вампир! Человечке! От кого защищать решил? От себя что ли?!

Эстэриол дёрнулся, как от удара, а потом рассмеялся. И чем дальше смеялся, тем сильнее этот смех казался надтреснутым, вынужденным, истерическим, похоже, он просто остановиться не мог. Он захлёбывался, кряхтел, хрипел, кашлял и издавал звуки предшествующие тошноте. Асфири брезгливо смотрела на летящие слюни и сгибающуюся в судорогах спину.

Внезапно Эстэриол глубоко вдохнул, поднялся, прижимая руки к груди, озарил всех нас безумной улыбкой, поклонился и исчез.

– Ас! Что ты наделала?! – вскричала я, подрываясь с места.

– Что? – она растерянно раскинула руки.

– Мы обидели его! Зачем?! – я подскочила и сделала два порывистых шага вперёд. – Эстэриол!!!

Но ответа опять не было. Не знаю, что на меня нашло, но я повернулась к тигрице и закричала, впервые за многие годы теряя контроль:

– Какого хрена ты это сделала?! Что он тебе сделал?!! Не трогай его вообще!! Не трогай!!!

И расплакалась.

– Даша, ты чего? – удивлённо погладил меня по руке подошедший фирь.

– Не знаю, – ответила ему, села и уткнулась носом в колени.

– Эк её зацепило… Надеюсь, он тебя не кусал? – кажется, Асфири попыталась пошутить, чтобы разрядить обстановку, но я прокричала в ответ:

– Ну и кусал, ну и что?! Вам-то что?! Вы не понимаете! Откуда вам, блин, знать, как это, когда ты один совсем?! Когда все морщатся и ни во что не ставят?! И судят только по обложке! Ну да, он пьёт кровь! А я дочка богатеньких родителей! А что внутри всем насрать!!!

– Ничего себе сравнила, – опешил Элни, но больше возражать не стал.

Асфири, кажется, уже сама пожалела, о том, что в принципе заговорила с ним. Она совершенно не понимала, что со мной делать. Я же всегда была тихой и послушной, доверяла её чутью и опыту, а тут…

– Даша, может, он тебя заколдовал? Когда кусал-то, – спросил менее сомневающийся в себе фирь.

– Не знаю… – выдохнула я и закрыла лицо руками. – Не знаю! Но я просто чувствую – он нужен! И… я ему верю! Ну да, я дура! Давайте, ругайте меня! Я – дура! Сама знаю! – подняла заплаканный, но грозный взгляд на Ас. – Но Эстэриола не трогай!

– Да ладно, ладно! – примирительно подняла она руки.

Было видно, что она хочет спросить про укус, но сейчас боится и слова сказать лишнего.

– Ребята, я чувствую, что он нам зла не желает, – я искренне взглянула на Асфири. – Ну, видно же! И вчера, он нам рад был! Вы же сами видели, что он один тут живёт! Может, он просто соскучился, да и кто будет с тобой дружить, если ты вампир?!

– Может, потому что они кровь пьют? И народичей убивают?.. – не удержалась Асфири.

– Ну меня-то он укусил, и ничего… Даже не больно почти… – понуро ответила я.

– Покажи! – требовательно дёрнул меня Элни.

Я оттянула воротник и перекинула косу на левое плечо. Асфири тоже подошла. Они вдвоём оглядели мою шею, похмыкали, но возмущаться не спешили.

– Ни следа… – выдохнул фирь.

– А ты… ну, – тигрица замялась, – ничего странного не чувствуешь?

– Нет! – рявкнула я. – Если ты не заметила, то я с вами целый день по жаре под солнышком тащилась!

Друзья вновь помолчали. Ну да, видно, что как на иголках, но теперь говорить, что в голову взбредёт, было опасно, я и так на грани истерики.

– Ладно, – примирительно раскрыла ладони Асфири, подводя итог, – приглядимся к нему. Я слышала, что вампиры иногда бывают… В общем, согласна. Мне он тоже показался… Шут болотный! – она фыркнула и уселась обратно на своё одеяло. – Давайте спать, что ли? Раз уж у нас такой защитник.

– А если он… – осторожно начал фирь, но тигрица его резко перебила:

– А ничего! – и недовольно начала умащиваться на подстилке. – Я его не чую! Я даже сейчас его… того самого. Быстрый, сволочь! И без запаха. Так что ничего я не сделаю с ним. Забудьте. Зато под куполом нас другой никто не тронет, так что… – она широко зевнула, – так что если этому психу самому в голову моча не стукнет… а ну да, у него её нет! В общем, никто другой нас не тронет, так что спите спокойно.

И она улеглась, попутно меняя облик. Я одобрила её отношение. «Если не можешь решить проблему, то не стоит из-за неё переживать»! Здорово! Жаль, фирь был с этой доктриной незнаком. Но у него свои доводы. Элни верил в богов, и это его успокаивало. Впрочем, ворочался он долго, то вздыхая, то шурша ногами и почёсывая укусы.

Сама я даже не ложилась, понимая, что не засну. Во-первых, переживала за Эстэриола и за то, что обидели его, а во-вторых, надеялась, что он вернётся.

Так и случилось. Похоже, он дожидался, когда мои спутники уснут. Сами, без магической помощи. Я тоже к тому времени, вопреки собственным предположениям, начала клевать носом. Но, в очередной раз вскинув голову после того, как чуть не свалилась вперёд, увидела неясный силуэт неподалёку.

Он неподвижно сидел на земле со скрещенными ногами, опёршись о дерево, и смотрел в сторону костра. Ждал меня? Или, может, просто хотел быть рядом с кем-то живым?

Я встала, стараясь не потревожить друзей, и тихо подошла к нему.

– Привет, – улыбнулся он, глядя снизу вверх.

Я уселась рядом и поглядела в темноту болота, на которое уже наползал туман. Скоро ничего видно не будет, а мы, будто в пузыре. В тепле и уюте.

– Это же ты сделал? – спросила я, просто пытаясь завязать разговор.

Он сдержал смешок, но мою попытку принял. Сейчас Эстэриол вовсе не казался сумасшедшим. Просветление? Может, он и не был сумасшедшим, просто одичал на своих болотах от одиночества, вот и завёл себе Кваку эту и остальных чешуйчатых?

– Я проснулся сегодня… думал, привиделось. А потом чую – в кустах разит. Я так обрадовался!.. – он взволнованно дёрнул плечами, глядел в темноту и улыбался, сияя глазами. – Я живых уже Шут знает сколько не видел… Даже не помню, лет тридцать, наверное, как ушёл сюда. Думал, опять началось… А тут вы!

– А что же ты тут ешь? – не стала сдерживать любопытство. К тому же вопрос был актуальный для моих друзей, да и для меня.

Эстэриол вздохнул:

– Сама как думаешь?

– Козлов?

– Ага, – усмехнулся невесело он, – в основном козлов… И прочий скот… что по трактам шарится.

– Но ты же сказал…

– Так я с ними и не разговариваю, – он пожал плечами, посмотрев на ладони, – а то жалко станет…

Мы помолчали.

– Твои друзья, вообще-то правы. Насчёт меня… – грустно сказал он.

– Эстэриол! Мы обидели тебя? Прости их, пожалуйста! Они не со… – невпопад начала я, но вампир мягко перебил меня:

– Я мысли читаю, – усмехнулся он, – они ведь правы… А ты… Даша, ты ведь не видишь. Ну?

– Что?

– Я сам сглупил, не нужно было этого делать… – он опёрся локтями о колени и принялся тереть лицо.

– Что??? – опять повторила я.

– Что ты видишь?

– Тебя, – я вгляделась в его тёплые серые глаза. Как ещё объяснить тот вал эмоций и чувств, который накрывал моё сознание? Этим простым словом можно было описать и симпатию, и принятие, понимание. И сродство, которое я, вопреки всякой логике, чувствовала к нему. И ещё что-то непонятное, будто знание откуда-то изнутри, ощущение, что он нужен мне. Будто из сна.

Он глубоко и как-то надрывно вздохнул и, придвинувшись, прошептал:

– Ты меня за кого-то другого принимаешь…

Я вопросительно посмотрела на него, не понимая, к чему он ведёт, и он пояснил:

– Я ведь вампир, если ты не заметила… Да и чего скрывать, я больной. Разве не видишь?

– Почему ты ушёл на болота? – невпопад спросила я.

– Потому, что здесь мне место. Я – чудовище, – серьёзно глядя мне в глаза, ответил Эстэриол. – Я не знаю, откуда ты, но что ты себе придумала, а? Правда, ты что, действительно видишь во мне… человека? Его нет там давно… Я – убийца. Ты не представляешь, скольких я убил, и скольких убью ещё! – он распалялся, говоря всё громче и выразительнее. – Что ты себе придумала? Романтического героя? Мученика?.. Это не я. Милая, прекрасная… Не надо, пожалуйста! Твои друзья правы, тебе вообще незачем мне доверять! Ну, кто я, посмотри? Я – мёртвая тварь, живущая среди болот! Ты не представляешь, кем я стал!!! Что я творил! И продолжаю, продолжаю постоянно! Уже две сотни лет я убиваю! Я пачками морил народичей! Я убивал женщин, стариков, даже детей, Ая!.. – его голос сорвался. – Оставь это!

– Неправда! – воскликнула я со слезами на глазах.

– Правда, – жёстко ответил он. – Ты что, решила, что мы похожи? Скажи, тебе хоть раз приходилось убивать? Тебе хоть раз доводилось терять контроль над собой? Так, что ты не можешь ничего поделать! Тебе не нравится, что ты делаешь, ты кричать хочешь, скулить, руками-ногами упереться, но всё равно… Всё равно продолжаешь, – я молчала, слёзы катились по щекам. – Ты хоть раз видела, как живое существо превращается в твоих руках в кусок мяса? Как глаза становятся рыбьими. И руки висят, тяжёлые и безвольные. И ведь ты этого всего не хочешь, тебе бежать хочется, в угол забиться, сдохнуть! А не можешь. И от себя убежать – тоже…

Лицо вампира горело отчаянием. Я так живо представила всё это, что сразу поняла – он прав. А я – дура. Но ведь…

Но Эстэриол не дал мне сказать:

– Да, я каюсь, я… – он отвёл глаза и опять нервно принялся одёргивать на себе одежду и остервенело поправлять лохматые волосы. – Я сам полез, я к вам пристал. И видят боги, я ничего плохого не хотел! Я сам не знаю, чего мне от вас надо! Но ты-то, Даша! Ты! Как ты можешь мне верить? Я ведь не шучу, я правда убийца. Я ведь и вас всех убить мог! Ты просто представь, а если бы я опять был не в себе? Вас бы не было уже… Вам… Да вам просто повезло…

Он растеряно поглядел на свои ладони, а в глазах сквозило такое отчаяние и ненависть к себе, что я не заметила, как у меня слёзы капнули на его рукава.

– Тебе нужно ненавидеть меня, милая! Проклинать меня! Гони меня в шею, ну же! Прошу, пожалуйста! – он впился в меня совершенно диким взглядом, я даже услышала, как у него зубы скрежещут.

– Эстэриол, ну ты чего… – он сморгнул и сощурился. – Ты же был когда-то человеком, ведь был? – я пыталась найти хоть что-то, чтобы вынырнуть с ним из этой реки отчаяния. – Ты же не был таким раньше, ты…

Его взгляд смягчился, он взял себя в руки и тихо ответил:

– Я почти ничего не помню… Вообще, как это, как всё работает… Не, там уже пусто. Вроде и остался собой, но я даже уже и не помню, каким был… Я даже не помню, когда у меня крыша ехать начала. Может, сразу. Не знаю…

Он вздохнул, я сидела молча.

– Да давай уже! – усмехнулся вампир, и я смачно высморкалась на землю. Дурацкие слёзы!

– Эстэриол…

– А? – он посмотрел на меня с какой-то щемящей радостью. Боги, ведь он действительно не слышал собственное имя уже лет тридцать. Наверное, сложно вновь привыкать?

– Не уходи.

Он опять вздохнул, собираясь возразить, но я не дала:

– Не уходи. Пусть я дура, ладно, пусть я неправа. Но я просто не хочу, чтобы ты уходил. Я обещаю, я буду очень осторожной, я постараюсь уничтожить все иллюзии, но не уходи. Останься, пожалуйста, со мной…

Он приоткрыл рот, закрыл и улыбнулся. В первый раз и глазами тоже.

– Спасибо… – еле слышно прошептал он.

Мы молчали. Возле костра закопошился Элни, переворачиваясь под одеялом на другой бок. Над ухом зазвенел комар, но почти тут же улетел. Звёзды мерцали, гулкий ветер качал осоку в болоте, на купол наползал туман.

– Ага, – тихо и как-то мечтательно сказал Эстэриол, – по ночам здесь иногда ни зги не видно. Даже я стою, как дурак, руками туда-сюда, а не видно…

– А почему ты спишь в болоте? Там же жижа почти, да?

– Мне как-то… спокойнее. Среди грязи.

Мы помолчали ещё немного.

– Тебе бы спать, – мягко заметил он, – не выспишься же, а завтра путь долгий. Вы куда, кстати? В Сидиен же?

– Ага…

– Ну, славно…

– Ага… – ответила я совсем сонно.

– Спи… – тихо прошептал Эстэриол, принимая на плечо мою склоняющуюся голову.

Я уснула прямо там. Крепко и сладко. Не знаю, сама ли, или это вампир опять наслал магию. Впрочем, какая разница? Он мог говорить, что угодно, но я была уверена в нём. И не было на свете уютнее места, чем его костлявое холодное плечо.

Жертва Тёмному богу

Почему-то я не удивилась, когда утром, проснувшись, обнаружила себя возле костра, заботливо укутанную в одеяло и куртку. В волосах нашёлся помятый и уже почти завянувший крокус. Друзья готовили завтрак и тихо переговаривались, чтобы меня не разбудить.

Как только я шевельнулась и открыла глаза, Асфири отвлеклась от готовки и подошла ко мне. Внимательно заглянула в глаза, окинула взглядом лицо и руки и улыбнулась:

– Доброе утро!

Я поприветствовала друзей и поползла умываться. Время было уже позднее. Принесённой Эстэриолом козы хватило и на ужин, и на плотный завтрак, да ещё и на обед осталось немного, даже учитывая хищную натуру Асфири и природный аппетит фиря.

Элни украдкой разглядывал мою шею, но ни новых, ни старых следов на ней не обнаружилось, а мой зверский здоровый аппетит успокоил обоих друзей.

– Я попросила его остаться, – сказала я друзьям, когда с завтраком было покончено.

Они не возразили. Да и смысл? После вчерашнего скандала это было очевидно.

– И что, согласился? – скептически вздохнула тигрица.

– Вроде…

– А чего шумел?

– Прости, – повинилась я, – мы разговаривали…

Она вздохнула ещё раз и махнула рукой.

Выступили через час. После вчерашних злоключений дорога казалась лёгкой и удобной. Где спал Эстэриол, я не знала, но, по всей видимости, где-то подальше, чтобы мы не набрели на него ненароком. Хоть я и выглядывала по сторонам место с развороченной землёй или что-то похожее, но так и не нашла.

Дальше нам предстояло идти по лесу. Всё тому же – «Дохлому». Деревья были по-прежнему высокими, старыми и ветвистыми. Красивыми, но совсем не страшными. Может, это яркое приветливое солнышко так изменило восприятие, а, может, и действительно лес звался так исключительно благодаря стараниям нашего нового друга? Даже не идти – гулять было по нему приятно. Подумала, что, пожалуй, вернусь сюда потом, как разберусь со своими снами.

Тот неведомый тёмный силуэт больше не являлся мне, и я даже немного заскучала. Казалось, что про меня забыли. Ведь этот непонятно кто вселял уверенность в том, что я на верном пути к чему-то значимому, а теперь замолчал. Ну и ладно! Раз молчит, значит, я всё правильно делаю. Уверена, как дойдём – приснится опять, если что не так будет.

Мохнатик глухо ступал по мягкой земле, Элни восседал на нём, почти не страшась веток – почти все они росли выше. Асфири шагала то на двух ногах, то в образе зверя. Было любопытно, как это так получается, что она перекидывается вся, вместе с одеждой, а ножны с мечом, которые она носила, как ведьмак, через плечо, чтобы не волочились по земле, когда она на лапах бегала, и сумка остаются? Будто даже врастают. Тигр с рюкзаком! Хотела спросить, да как-то забыла – слишком уж задумалась о другом. Я шла и думала об Эстэриоле. Кто он, как вообще жил, почему с катушек съехал? Впрочем, последнее понятно – попробуй не съедь, если приходится переживать всё то, о чём он вчера рассказывал.

Когда Асфири в очередной раз поднялась на ноги и размяла плечи, я спросила у неё о вампирах. Оказалось, что они и правда тут некий «народ». Хотя, это как сказать. Асфири слышала о них только в сказках, которые рассказывал тигрятам белый маг Натор. Но, зачастую, в тех же сказках вампиры были скорее не злодеями, а некими советчиками. Опасными, могущественными и независимыми. Что-то вроде нашей Бабы Яги: может и обогреть, может и в печи запечь. Маг рассказывал, что вампиры встречаются очень и очень редко. Чаще всего они – жертвы проклятий. Впрочем, слухи о том, что вампиризм можно подцепить через укус, укоренились в культуре Нелита так, что, даже зная теорию, подсознательно в них веришь.

– А я другое слышал, – вставил Элни, – что они злые и детей воруют. У нас в Дубах ими неслухов всяких пугают. Вот будешь кашу плохо кушать, заберёт вампир, и будешь всю жизнь кровь сосать и на луну выть… Или это уже про оборотней?.. – фирь почесал лохматую голову. – Но этот как-то больше под твои сказки подходит, Асфири.

– У вас и оборотни есть? – удивилась я.

– Не встречала, – поджала губки тигрица, – люди обычно меня за оборотня принимали. Дремучие всякие, в городах-то народ уже наученный. Но честно – достали!

Я пожала плечами. Ну да, наверное, неприятно, когда тебя под всякие суеверия подгоняют. Это так же, как у меня, вечно кто-то пытался втиснуть в стереотипы. Леший с ними! Людей не переделаешь.

За день мы так и не выбрались из леса, он всё не кончался и не кончался, как и ущелье, опять обнявшее нас с северной стороны. Я спросила Асфири, неужели это болото, как в миске каша, затаилось в круглой дыре среди скалистой кромки? Но оказалось, что это обман зрения, это были уже другие горы, хотя местность и впрямь напоминала ту, что была при входе. Эдакий природный заповедник для нежити.

– Как раз из-за этих ущелий тут местечко такое укромное и образовалось. Если бы мы посмотрели с верхушки во-о-он той скалы, – Асфири вытянула руку с видом опытного экскурсовода, – ты бы увидела, что Дохлый лес со всех сторон обступают горы и скалы. Тут какая только дрянь не водится, я уже устала зверьё отпугивать. А поскольку добираться сюда сложно, да и незачем, лес этот не подчищают уже лет так триста. Это ж никому не нужно, тут только до Сидиена раз в десять лет послы других народов пройдут и всё. Морем-то проще. А нашим эту болотину проскочить в зверином обличье раз плюнуть. Я почему и сунулась без сомнений… Если б не этот кровосос… Подвела бы вас…

Асфири покаянно покачала головой, и я вновь поспешила её утешить. Неужели её до сих пор мучила совесть за собственную ошибку? Но приятно знать, что подруга ответственно относилась к нашей безопасности. Вдвоём с Элни мы бы и не дошли сюда! Спасибо Хозяйке гор, что столкнула нас. Да и тому, из сна, тоже спасибо, кто бы из них ни помог нам встретиться.

К счастью, другой нежити, кроме вампира, тут не водилось. Из кровососущих были только слепни да комары, ничем не отличающиеся от тех, что преследовали нас и раньше. Достали, сил нет! Лучше б, и правда, нежить. Хоть разнообразие какое-то. Усмехнулась собственным мыслям, но тут же тряхнула головой. Не надо! Не дай боги, накликаю.

Милостью местных богов накликать я смогла лишь Эстэриола. Он нагнал нас очень быстро, не успели мы поставить лагерь на уютной маленькой полянке, как вампир был уже тут. Поляну накрыл купол, и я облегчённо вздохнула.

Эстэриол, как ни в чём не бывало, нашёлся на ближайшем дереве. Ветка согнулась под его весом, но не шевелилась, лишь жалобно потрескивала изредка. Он безмолвно и сурово разглядывал потемневший небесный свод, будто ждал оттуда появления крейсера с имперскими штурмовиками и Дартом Вэйдером во главе. И всех лично к нему. По всей видимости, на ковёр.

Фирь с тигрицей вежливо, но с опаской с ним поздоровались, он ответил им лишь сосредоточенным кивком, не отрывая взгляда от звёзд. Я же наоборот радостная подбежала к дереву с намерением поприветствовать, но, оценив его задумчивый взор, слова исчезли, и я, неловко потоптавшись внизу, вернулась к разгоравшемуся костру.

Асфири остервенело насаживала на палку остатки козы. Кстати, мясо оказалось вполне вкусным. Правда, челюсть после завтрака всё ещё болела, но за эти дни я привыкла к жёсткому.

Вампир дождался, когда мы усядемся возле костра, в ожидании ужина и одним ловким движением спрыгнул на землю. Подошёл стремительно, выхватил у Элни только прикуренную трубку и с наслаждением затянулся.

– Увы, – проговорил он, выпуская густой клуб ароматного дыма, и вернул трубку хозяину. Элни украдкой вытер мундштук рукавом и сунул в рот.

Эстэриол развернул плечи в его сторону, склонил голову и смерил улыбкой, опять-таки оставшись немногословным:

– Тины там нет. Крови тоже. Пока, – и обнажил клыки в своей привычной пугающей улыбке.

Я прямо увидела, как по крошечному тельцу прошла дрожь, но надо отдать Элни должное – он остался на месте.

– Приятного ужина, – пожелал вампир и растворился в воздухе.

– Вот же ж странное страньё! – передёрнула плечами Асфири и повернула вертел.

Несмотря на спокойный день, мы устали, поэтому ужинали почти без разговоров и так же укладывались спать. Все, кроме меня. Я сидела и ждала возле костра. Знала, что Эстэриол вернётся, и пыталась занять себя чем-нибудь, пока он не пришёл. Интересно, куда он исчез? А если?.. Но ведь ему тоже нужно что-то… есть. Боги!

Помотала головой, отгоняя пугающие мысли.

Друзья уже начали засыпать, когда он вернулся. Он появился так же внезапно, как и исчез, но теперь уже с другой стороны костра. Шлёпнул на землю ещё тёплый труп какого-то животного, наверное, кролика, на этот раз ещё сочившегося кровью, и с наслаждением облизал пальцы. Перевёл фосфоресцирующие глаза на меня и произнёс:

– Мой вклад. На завтрак, – махнул рукой, и повеяло холодом. – Утром освежуете.

Я поёжилась, Асфири рывком подняла голову, но обнаружив источник беспокойства, лишь поворчала на своём зверином и вновь уткнулась плоским носом в лапы.

Я перевела взгляд на Эстэриола, но на том месте было уже пусто. Встала и огляделась. Вот он, опять у самого края магического щита. Сидит на каком-то бревне и задумчиво грызёт ноготь. Совсем, как человек. Я подсела к нему, поджав колени к подбородку, ожидая, что он заговорит. Или будет молчать. Молчать с ним тоже было хорошо…

– Знаешь… я сейчас будто выплываю из какого-то страшного сна, – тихо проговорил он. – Будто всё, что было до этого, мне привиделось, а сейчас, будто трезвею. Странное чувство…

– А кем ты был? До… смерти? Или как это назвать? – осторожно спросила у него.

Он понимающе улыбнулся и ответил:

– Сейчас сложно вспомнить… Я был студентом. Учился в Светоче…

– А что случилось?

– Меня прокляли. Очень давно…

Эстэриол замолчал, задумчиво глядя перед собой. Я уже думала, что это всё, и больше из него не вытянешь ни слова, но тут вампир негромко продолжил:

– Знаешь, я… – он запнулся, молчал. Я не сразу поняла, что его трясёт, он давится, терпит, но ничего не может поделать с рвущимся наружу истерическим хохотом. Только и махнул трясущейся рукой вокруг нас, накладывая ещё одну полусферу поменьше, и разразился. Задыхаясь и хватая ртом воздух. – Я ведь не помню её лицо! – его голос, не смотря на смех, оставался холодным, тихим и каким-то растерянным. Он говорил в перерывах между приступами, с усилием выдыхая слова. – Ты представляешь? Я забыл…

Уголки глаз покраснели, налились, и вот по щекам прочертили две алые дорожки кровавые слёзы.

– Эстэриол… – потерянно сказала я, не зная, что делать. Нерешительно дёрнулась, замерла, а потом всё же обняла его, неловко прижавшись сбоку.

– Я забыл! Я… не могу вспомнить, я забыл, Ая! Боги, прости меня! Я забыл!… Далинов гад!!!

Он вырвался из объятий, рывком встал и с силой пнул какую-то шишку. Я даже не увидела, куда она полетела, а вот чирк сапогом по земле оставил рваную борозду. От его сапога оторвалась, повиснув на одной стороне, подошва. Эстэриол взмахнул руками, пытаясь найти равновесие, споткнулся и оторвал её окончательно. Так и вернулся на бревно, оставив её в траве.

К нему вернулись его суетные движения. Он перебирал пальцами, сучил ногами и беспрестанно моргал и щурился, скалился.

– Нет! Я сказал – нет!!! Оставь! – крикнул он куда-то в пустоту и опять начал перебирать пальцами. – Я сказал, не там, вот же, ну… – бормотал вампир, – погаси соль!

Эстэриол замер, пытаясь отдышаться. Интересно, ему нужно дышать? Но ведь…

– Да, мёртв, – подтвердил он, уже успокоившись. Прочитал мысли? – Не нужно. Просто… привычка.

– Прости, – потупилась я.

– Это ты прости, – вампир примирительно качнул головой в мою сторону.

Мы помолчали. В небе ярко светила растущая луна. Скоро полнолуние…

– У меня забрали её… Ту, которую я любил, – проговорил он ровным голосом, будто пытался отбросить все чувства, вроде как рассказывает про кого-то другого. – Её отобрали, и я ничего не смог сделать… Вообще ничего. Я был беспомощный, как котёнок в колодце! Даже барахтаться не мог… Да и пытаться не стоило, это я уже потом понял.

Он молчал, а я боялась двинуться, чтобы не перебить его мысли. Что же ещё пришлось ему пережить? Сколько всего ещё свалилось на эту лохматую голову, что свело его с ума? Чуть придя в себя, он продолжил:

– Это был очень сильный маг. Далинов ублюдок! Но… не спорю, пожалуй, один из самых сильных в нашем мире. Одарили же боги тварь! – он дёрнул себя за волосы. – Раньше я знал его под именем Вортам, я считал его своим другом, даже учителем. Не знаю, кто он на самом деле, эта тварь. Хотя он и сразу вёл себя отвратительно, но при этом к нему нельзя было не проникнуться. Он… он вызывал доверие. И восхищение, я мечтал стать таким же! Ты не представляешь, какой он был тогда! А потом. Потом он просто уничтожил нас. Ради забавы… Не знаю, может, её и по делу, а меня так… на сдачу…

Мы помолчали ещё. Было заметно, что Эстэриолу тяжело об этом говорить. Хотя, наверное ведь, много лет прошло… Но кто знает, может, он впервые рассказывает эту историю?

– Он принёс её в жертву. Заманил в храм Далина и там… Представляешь? Голыми руками выдрал сердце! Это всё я помню, как вчера. Она упала, ещё головой стукнулась, а у меня ёкнуло: «лишь бы череп не треснул!», сразу стал заклятья вспоминать, как лучше кости сращивать, вот дурак!..

Он смотрел на свои руки, а слёзы опять катились по щекам. И у меня тоже.

– Она мне рассказывала, что когда впервые его встретила, он так напугал её! Швырнул чем-то в плечо… А я искал, искал, но ничего не нашёл! Идиот! Ведь он маг такой мощи, да я бы никогда не смог даже почувствовать что-то! А думал, дурак, что обошлось…И почему ещё тогда не понял?!

Эстэриол глубоко вздохнув, продолжил:

– Вортам выпотрошил её, а затем сорвал с шеи сапфир… Мой! Который я сам ей подарил на помолвку! Я уже видел, как раскрывается божественный портал Моры, а я НИЧЕГО не мог сделать! Но Вортам не пустил её, я видел, как её душа покинула тело, и как он вытянул её, заключил в удерживающее заклятье такой мощи, что оно запросто могло испепелить любую душу, сжечь, не оставив ничего!.. Но она боролась, – Эстэриол нежно улыбнулся, – боролась так яростно, что я даже видел её сияние сквозь заклятье. Знаешь, она у неё была такая красивая… Душа. Вортам упрятал её в её же амулет, а тело на моих глазах сжёг. А я стоял и ничего не смог сделать, я даже пошевелиться не мог. Орал, проклинал, звал её… Да что уж там… уже всё было кончено…

Он закрыл глаза. Слёзы уже просохли, кровавые дорожки шли трещинами, отшелушивались.

– Я до сих пор помню этот запах… Даже сейчас почти не могу переносить запах дичи на костре… Если я, конечно, в себе… – вампир выпрямился, качнулся и вновь облокотился локтями о колени. – А когда он покончил с ней, взялся за меня. Так говорил ещё пафосно… позер! Сказал, что именем Далина обрекает меня пить кровь и убивать смертных, которых я раньше спасал. Я ведь магом был… А ещё обрекает на боль от потери и от бессилия. Чтобы я не мог умереть, – Эстэриол хмыкнул. – Он дал мне две сотни лет абсолютного бессмертия, здорово да? Я не мог умереть окончательно, не мог себя убить, даже сгореть на солнце! – слова его сочились каким-то мрачным наслаждением, будто он упивался собственной болью и ненавистью. – Эта тварь хотела, чтобы я испил чашу страданий до дна, чтобы никак не мог уйти от боли! Может, это была какая-то странная месть? Но за что? Я до сих пор понять не могу. За то, что мы были счастливы, а он нет? Или… я не знаю, может, он хотел на моё место? Или просто… псих! Он сказал, что все эти двести лет, я не смогу умереть, даже если приложу все свои магические способности. Вот такая шутка… Бессмертие, о котором мечтают народичи, и такая дрянь. Наказание в виде бессмертия, как тебе, Аябэль?

Он повернулся ко мне, улыбаясь. Боги, наверное, так звали ту… Эстэриол опустил глаза, но улыбаться не перестал, взял меня за руку и чуть пожал.

– Давно я не прикасался к живой плоти… Не считая конечно… – но тут же запнулся, решив не продолжать. Виновато поджал губы и отпустил.

– Значит, ты, – проговорила я дрожащим голосом, – как только закончатся эти двести лет, убьёшь себя?..

Вампир кривовато улыбнулся:

– Эти двести лет закончились полтора года назад… Как видишь, я ещё здесь.

Я сидела, глядя в одну точку, и не могла осмыслить. Как? Как в таком чудесном, прекрасном, чистом мире могут твориться такие страшные вещи?! За что? Почему это произошло? Как эти их боги местные допустили такое?! И как же хорошо, что Эстэриол… немёртв до сих пор. Я уже поняла, что потеряла бы слишком много, если бы не встретила его в своей жизни. Сейчас я всем сердцем стремилась к нему! Хотела утешить, хоть как-то помочь! Потому что, Далин их побери, мне этот народич был слишком важен!

Эстэриол ласково улыбнулся и едва коснулся лбом моего в знак признательности и благодарности. Опять перевёл взгляд вперёд, закинул руки за голову и потянулся.

– Совсем забыл! – порылся в карманах и вытащил сморщенное прошлогоднее яблоко. – Хочешь?

Я благодарно приняла угощение и под его внимательным взором с хрустом откусила. Вспомнилась сказка про Белоснежку, и Эстэриол рассмеялся:

– Зачем мне тебя травить?

Смущённо потупилась, но вампир не обиделся, потрепал по голове и продолжил рассказ:

– Вортам просчитался. Я ведь не из тех, кто складывает руки. Погоревал, конечно, но… слишком уж хотел убить эту тварь! Я принялся развиваться, изучать свои способности, набираться сил и нарабатывать навыки, заново учиться магии, теперь уже новой. Я очень много понял за эти двести лет, и сейчас я ни за что не позволю себе такую глупую и бесполезную слабость, как самоубийство. Да, Вортам отобрал у меня магический дар, но он совсем забыл отобрать у меня знания! И за это время я не только восстановил свою прежнюю мощь, а ещё и увеличил её в несколько десятков раз! Правда, некоторые изменения не в лучшую сторону у меня всё же произошли, пусть засчитает себе в заслуги. Я съехал с катушек, но это ведь ожидаемо! По-другому бы и не могло быть…

– Ты убил его?

– Нет, что ты, я псих, а не дурак, – он грустно покачал головой. – Это невозможно. Во-первых, мне и сейчас до его уровня, как ползком до Энэко. Он уже тогда был великим магом с особым Даром. Да и сомневаюсь я, что он тогда действовал в одиночку, уж слишком большой силы заклятьями сыпал. Думаю, тут не обошлось без помощи Далина или кого-то из его Демонов.

– Ему помогал сам бог?!

– Думаю, да. А во-вторых, что я мог с ним сделать? Убить его практически нельзя, при божественном пособничестве тем более – мне этого просто не позволят. А заставить мучиться… Как? И зачем? Чтобы он потом пришёл и меня с землёй сровнял? Это бессмысленно. Это ничего не даст, никакого результата. Отдаваться слепой ярости привычнее каким-нибудь пахарям, у которых плуг соседи спёрли. Мне-то зачем? Что я, совсем тупой? В таких случаях всегда нужно думать головой и искать обходные пути, более полезные. Вортам ведь служит богу зла. Он проклял меня, а я превратил его проклятье в дар. Зачищаю тракты от разбойников и ещё по мелочи… Это и есть моя месть, я творю добро… иногда. И этим мешаю ему в его грязном деле…

Вампир помолчал, а затем вздохнул с отчаянием:

– А в-третьих, я пытался. Я перерыл всё Нелита! Я искал его везде, где только мог! А где не мог, изворачивался и продолжал искать! Но он исчез! Совсем! Будто никогда и не существовал вообще! Его никто не видел, никто не помнил, все его дела проворачивали другие народичи, и были свято уверены, что так и было! Никто, кроме меня, не помнил о Вортаме! Он будто стёр себя из памяти мира! – Эстэриол хихикнул. – Я даже пытался найти его через Далина. Специально притащил козу в храм, чтобы та помочилась на алтарь! Я же сам теперь не могу… Но ничего! Ни божественного гнева, ни козней Демонов, никакой реакции! Сколько я не крыл богов проклятьями, грязными ругательствами – всё впустую, будто и я исчез для них, как Вортам для меня. Он принёс своему богу мою невесту в жертву и смылся.

Эстэриол улыбнулся, залез пальцами за воротник, вытащил камешек на тонком шнурке и ласково погладил.

– Это её, она мне подарила. Всё, что осталось…

Небольшой камешек тёмно-синего, почти серого цвета был неаккуратно оправлен в какой-то тёмный металл. Серебро потемневшее, что ли? На нём была всего одна руна, которую я не знала. Но откуда мне знать? Я ведь и о Футарках только мельком слышала.

– Знаешь… о-о-о, прости меня… Но, – он запнулся и поглядел на меня синими-синими глазами, – ты напоминаешь мне её… не знаю, чем, не спрашивай! Что-то есть, наверное… Я знаю, знаю, что ты другой народич, но… Даша.

– А?

– Я рад, что встретил тебя.

По сердцу разлилось тепло. И я, я тоже очень рада, что встретила тебя, Эстэриол. Я не произнесла это вслух, но знала, что он прочитает это в моих мыслях.

– Я так рада, что ты не стал… Что ты остался и борешься! Как можешь. Я бы хотела быть такой же сильной, как ты…

Эстэриол глубоко вздохнул, глядя на меня оглущающе-тоскливым взглядом:

– Я искренне желаю тебе никогда в жизни не узнать, насколько ты сильна в подобных обстоятельствах.

Эти слова бухнули камнем в моё сознание, давая понять разницу между рассуждениями и тем, что происходит на самом деле. Это ведь не шутки. Это всё, и правда, слишком страшно.

Не успела что-то добавить, как-то смягчить, оправдать собственную глупость. Вампир оборвал мои рассуждения, чмокнув в висок:

– Иди спать. Вы же все дневные, вам спать нужно. Я приду завтра, обещаю. Передай от меня привет солнышку.

Он потрепал мою уже и так разлохмаченную голову, и в следующий момент его уже не было рядом, лишь на верхушке дерева, под которым мы остановились, захрустели ветки. Я разочарованно вздохнула и повиновалась.

«Передай привет солнышку…». Я утёрла вновь выступившие слёзы и закуталась в одеяло с головой, будто оно могло защитить меня от невыносимой грусти в этих простых словах.

Озеро Ликораттэ

Утро встретило яркими лучами светила, пробившимся сквозь крону прямо мне в лицо. Я недовольно сощурилась, повернулась и открыла глаз. Какое-то дежавю! Друзья у костра терзают завтрак и тихо-тихо переговариваются, чтобы не разбудить меня. Моя порция мяса, оставшаяся от вчерашней добычи Эстэриола, лежала отдельно в миске, поджидая моего пробуждения.

– Доброе утро, – невнятно буркнула я и стала выбираться.

Друзья улыбнулись и заговорили громче. Обсуждали дальнейший путь.

Ручья или какого-нибудь водоёма рядом не было, пришлось расходовать свои запасы. Ладно, набредём где-нибудь, это ж не Подмосковье, тут из любой реки пить можно! Во всяком случае, мне так казалось.

Друзья знали, что я опять сидела допоздна со своим новым другом, поэтому жалели и не будили до последнего. Дождались, пока я позавтракаю, попутно собирая лагерь и готовя Мохнатика к дальнейшему пути, и мы выступили.

Болото с «заповедником нежити» остались далеко позади, мы вышли из ущелья и спускались в очередную долину, поросшую совершенно обычным – не «Дохлым» – лесом. Асфири сказала, что до Сидиена уже недалеко, пара-тройка дней пути, и мы на месте. Как нас там встретят, она не знала, но предполагала, что примут – в конце концов, мы её личные гости, да и бросать путников без приюта как-то очень уж непорядочно.

Она мечтательно описывала свой собственный домик, который самостоятельно построила на окраине городка, когда училась плотницкому делу. Дома у тигров, как я представила по её рассказу, были маленькие, как кельи у священников. Спаленка да кухонька, что ещё нужно для счастья? Ну, палисадничек с травками да овощами, чтобы всегда под рукой свеженькое было, да навес под мастерскую или просто посиделок в непогоду. Тигры неприхотливы, окружающая природа давала им всё, чтобы скука не вынуждала их окапываться в собственном жилище, создавая из него неприступную крепость. Она расхваливала местную кухню – уж что-что, а мясо тигры умели готовить по невообразимому количеству рецептов, каждый из которых был исключительно удачным.

Слушая это, даже у меня текли слюнки, хотя я ни на минуту не прекращала думать о том, что для приготовления любого блюда требовалось умертвить живое существо.

Удивительно, и почему я раньше никогда об этом не задумывалась? С аппетитом пожирая хрустящие наггетсы, я ни разу не пожалела курочку, которую забили для этого. Цивилизация развращала. Нет, я не была бессердечной – я была беспечной. И мне было стыдно. Здесь, в этом мире, живые существа убивали других, чтобы прокормиться. Один кролик – один семейный ужин. А у нас? Что у нас? У нас тонны безликого мяса. Бесполезная и бессмысленная смерть – вот что пугало меня больше всего.

Захотелось поделиться этим с друзьями. Элни огорчился, а вот Асфири была не особо удивлена:

– Узнаю людей. Жадные, до слизней в мозгах! Сколько раз видела, столько поражалась, как так можно? А ещё и оправдываетесь же! Что, мол, про запас, что надо о будущем думать!.. Сами себе что-то придумываете, сами же в это верите и дальше этого не видите ничего! Поэтому и живёте все хламом обвешанные. Я как-то пробовала выдернуть одного человека, показать ему… ох, как же мы поссорились!

Асфири грустно улыбнулась своим воспоминаниям:

– Но ты, Даша, пока что меня радуешь. Может, тебя мне и получится выдернуть в настоящую жизнь!

– А разве я ещё не тут? – удивилась я, несколько уязвлённая, ведь слушая рассуждения тигрицы, подсознательно считала себя исключением.

– Ну-у… – протянула она, – у тебя определённо есть задатки!

Были бы у меня ушки, как у неё, я бы понуро прижала их к голове. Дальше мы следовали каждый погружённый в собственные мысли.

Ночлег устроили на полянке. На ужин была какая-то птица. Я сама вызвалась её ощипать. Хотелось воспитывать в себе мужество принимать жестокую реальность такой, какая она есть. Правда, мне не удалось полностью с собой совладать, и я пустила слезу за этим занятием, но постаралась, чтобы этого никто не заметил.

Едва стемнело, возле костра из ниоткуда возник Эстэриол и бухнул перед нами огромный казан с чем-то похожим на жаркое.

– Откуда?! – ошалела Асфири.

– Спёр, – гордо признался вампир.

– Где???

Он пожал плечами:

– В трактире каком-то.

– Где ты его нашёл?! – удивлению тигрицы не было предела, – здесь в округе отродясь трактиров не стояло!

– Зато в округе Баталона их пруд-пруди, – подмигнул мой друг, – есть там у меня… претенденты на пакость.

– А это что, далеко? – спросила я, глядя на круглые глаза Асфири.

– Сама вспомни, – тряхнула она головой и нахмурилась, – мы мимо тракта неделю назад шли. А по тракту с того места ещё дня три до города топать!

– Ого… – мы с фирем одновременно присвистнули.

– Я же говорил – я шустрый! – продемонстрировал клыки вампир и, пожелав приятного аппетита, испарился. Впрочем, не забыв, как обычно окружить нашу стоянку защитным куполом.

– Благодетель! – саркастически заметила Асфири, но, кажется, фирь не заметил сарказма и искренне поддакнул:

– Ага! – он с наслаждением втянул носом аромат еды, потирая руки. – Как же давно я нормально не ел!

Жаркое было таким вкусным, что мы слопали всё за один раз, выскоблив ложками стенки. После сытного ужина делать не хотелось ничего, и друзья улеглись спать, и почти сразу уснули, сыто похрапывая. Я присела на своё одеяло, ожидая, когда вернётся Эстэриол, специально не стала ложиться, чтобы не уснуть и, конечно, через пять минут уже спала…

Проснулась от шороха, кто-то аккуратно накрыл меня одеялом.

– Эстэриол? – приподнялась на локтях, чтобы увидеть его уже у края поляны. Он улыбнулся и подошёл обратно.

– Не хотел будить тебя, – тихо прошептал он.

– Я ждала тебя! – обижено ответила ему так же тихо.

Вампир улыбнулся, как бы извиняясь, но я уже выбиралась из своего лежбища. Сама первая подошла к краю и повернулась, ожидая его. Сон, зараза, никак не хотел отпускать, я даже пошатнулась и, не сдержавшись, раззявила рот, зевая.

– Тебе бы спать, а не трепаться со мной, – сочувственно сказал вампир, оказавшись рядом. – Ты уже которую ночь из-за меня не высыпаешься…

– Я привыкла! – даже отмахнулась. Тоже мне! На пенсии отосплюсь! Тем более что это не какая-то очередная тусовка с родителями. Я, правда, очень ждала нашей встречи! – Главное, чтобы мы друзей не перебудили, они раньше встают.

– В таком случае… предлагаю прогуляться, – смирился вампир и жестом пригласил меня идти вперёд, за границы защитного купола.

Мы прошли дальше от нашей полянки. Эстэриол зажёг тот странный магический огонёк. Яркий-яркий, как звёздочка. Выплыл прямо из ладони и завис над нами, заставляя щуриться от пронзительного слегка желтоватого света. В его мерцании деревья казались будто нарисованными.

Если бы вампир не шёл рядом, я бы даже не поняла, что не одна. Ни звука!

– Это у тебя профессиональная привычка? – пошутила я.

– Что?

– Не шуршать.

– А, – он кивнул, возвращаясь из каких-то своих раздумий, – не совсем. Скорее навык, который я специально тренировал. Для многих дел. Вкупе со скоростью и отсутствием запаха я могу быть практически невидимым.

– Ого… круто! Асфири говорила, что даже она тебя учуять не может.

– Пффф! – Эстэриол рассмеялся. – Меня?? – вампир ткнул себе пальцем в грудь. – Да меня даже псина графини Сиры из Баталона не почуяла, когда я прямо у неё из-под носа вот эти самые перчатки упёр! – он продемонстрировал заткнутую за пояс обновку. – Уж поверь, чтобы почуять меня, нужно быть как минимум магом первой ступени!

Я хихикнула. Мы вышли на прогалину с огромным поваленным деревом посередине. Вампир жестом пригласил меня сесть, а сам встал напротив:

– Я слышал, что нынче модно, приглашая девицу на прогулку, читать ей стихи! – и сам засмеялся, впрочем, я тоже прыснула в кулак. Эстэриол завернулся в плащ и патетически выпростал руку. – Стихи! Если не фиалками несёт из норки, значит, кто-то умер там, это знает каждый смертный, режьте гвозди пополам!

Я открыто рассмеялась, Эстэриол же подошёл к дубу и постучал в него.

– Обломать листок дубовый, ёжик мог… Не тронь ежа! Переплёт кастрюли новый, жарит веники, дрожа! – тут он резко обернулся, сделал устрашающее лицо, и быстрым шагом направился ко мне, громко, в такт шагам, читая: – Если мышь курить не стала, это враки старых ведьм, если мышь курить устала, значит дури нет совсем!!

Я уставилась на вампира, ожидая нового литературного шедевра, но он улыбнулся и тихо пропел:

– Вечерело тихо, сдохли все стрекозы, мрачна ночь настала, до утра не спи… Правда, я виртуоз?

После этого Эстэриол поднял лицо к небу, закрыл глаза, раскинул руки и замер.

Я не знала, что ответить. Сейчас я сама, как он, согнулась в приступе неконтролируемого истерического смеха. Произвёл впечатление на девушку! Да ему другие плейбои в подмётки не годятся! Я даже забыла, когда в последний раз так беззастенчиво даже не смеялась – ржала, как конь!

Приходила в себя долго, икая и вытирая выступившие слёзы. Вампир, как ни в чём не бывало, сидел рядом, глядел на звёзды и выколупывал что-то из носа. Я тоже взглянула на небо:

– А ты скучаешь по солнцу? – задала уже давно терзавший меня вопрос.

Эстэриол помолчал, устраиваясь поудобнее:

– Я уже и не помню, как там… – он ещё немного помолчал, посмотрел на небо и, принявшись теребить в руках отломанный кусок коры, продолжил. – Дело даже не в том, что солнце может причинить мне вред. Двести лет меня не могло убить вообще ничего, но … эх, не думаю, что ты представляешь, что такое вампирский торпор! Это совершенно непреодолимая вещь! Тело не подчиняется, ты даже приказать себе ничего не можешь! Ты просто идёшь в подходящее место, а тело само делает всё что нужно. Я даже иногда не успевал замечать, как зарывался в землю или мусор, или ещё куда-нибудь, просто видел кучу листьев, например, а следующее, что помнил перед тем, как вырубиться, это ощущение, что я внутри. Иногда вообще ничего, только уже когда просыпался, понимал, где нахожусь.

Он замолчал, и я уже думала, что он закончил, но он, вздохнув, бодро продолжил:

– Это я к тому, что в любом случае не смог бы увидеть солнце. А если ты о том, скучаю ли я по дневному свету, то… я потерял слишком много более важных вещей, чтобы расстраиваться из-за этого. Я вообще считал, что перестал что-то чувствовать. Разучился. Хотя… Да, мне не хватает солнечного света… холодно

Повисла неловкая пауза. Не знаю, что он имел в виду под словом «холодно», но звучало грустно. Я терялась в догадках, что сделать: то ли пожалеть его и обнять; то ли принять последнее высказывание, как шутку – вполне в его стиле, кстати. То ли оставить в покое и дать уйти в себя ненадолго. Поскольку дельной мысли так и не пришло, я решила просто молчать и ничего не делать. Не знаю, насколько верно это было, но через несколько минут молчания, вампир поднял голову и опять улыбнулся своей беззаботной улыбкой и, радостно помахав ногами в воздухе, проговорил:

– А не покататься ли нам на ситах?

Что он имел в виду было непонятно. Может, у него опять это самое? Помутнение? Типа его чешуйчатого друга или Кваки, но Эстэриол, увидев выражение моего лица, успокаивающе продолжил:

– Ситы – это призраки маговыращенных животных. Такие животные не умирают, как обычные, но и не исчезают, как полностью созданные магически. Телесная оболочка растворяется, а своего рода душа остаётся. По сути своей это просто сгустки силы, выглядящие, как живые существа. Их даже можно потрогать, но на самом деле они мертвы. Такая же нежить, как и я. Только я мыслю, а они могут только помнить. Они сами являются своим собственным воспоминанием. Забавные твари…

Эстэриол мечтательно уставился куда-то себе под ноги, но через несколько минут встрепенулся и, прошептав несколько неразборчивых фраз, резко выкрикнул что-то вроде «хессс!!». Сначала ничего не произошло. Мы молча сидели на бревне, вампир качался на нём взад-вперёд, а я уже даже не пыталась понять, припадок ли у него или он действительно что-то вызвал. Уже стала привыкать так относиться ко всем его действиям – с абсолютной невозмутимостью. Очень полезное свойство в общении с психически нестабильными существами. Да и с нормальными тоже. Надо было так на родителей реагировать, тонну нервов бы сэкономила!

Шорох раздался неожиданно. Из кустов напротив. Я вздрогнула и испуганно посмотрела в сторону, откуда он донёсся. Показалось что-то белое, похожее на туман, но чем ближе оно подходило, тем яснее становились его очертания и ощутимее какая-то неясная прохлада, исходившая от него. Именно прохлада – не холод. Этот сгусток непонятно чего сформировался в высокого абсолютно белого коня. Такого красивого, что всё остальное как-то на миг исчезло из головы. Он неподвижно стоял возле нас, но при этом всё время казалось, что он, то исчезает, то появляется, просто глаз не успевает уследить за ним. Будто каждую секунду перед нами появлялся другой конь.

– Это Ниамо. В прошлом мой хороший друг и верный компаньон. Он не раз выручал меня в своё время. Я так жалел, когда пришло его время… Я за ним следил до самой его смерти. Ведь он даже не смог узнать меня после обращения…

– А теперь?

– Теперь он помнит. Ты сейчас видишь его мысли, его воспоминания, поэтому кажется, что он мерцает. Он не видит нас и не слышит, он никогда не узнает, что мы его позвали сегодня, просто потому, что он больше ничего не может узнать. Он может только помнить.

– Как печально… Это ты его создал?

– Он маговыращенный, – наставительно поправил вампир. – Нет, его вырастил мой учитель, маг, которому я обязан практически всем. А ведь ты знаешь, он до сих пор жив! Просто живёт на другом континенте.

– Так почему же ты не поедешь к нему? Я бы на твоём месте хотела оказаться рядом с близким человеком, особенно после всего…

– Ты не на моём месте, ведь так? – резко, но при этом вполне дружелюбно перебил Эстэриол. – Я сам решил, что не стоит. Были причины, по которым я решил не видеться ни с кем из близких после… смерти. Впрочем, это уже давно неважно… А сейчас не стоит терять времени, Ниамо может забыть, и мне придётся опять его пробуждать. Это много сил берёт. Садись.

Эстэриол подвёл коня к бревну поближе, а я, взобравшись на ствол, попыталась перебраться с него на сита. Это вышло легче, чем я опасалась, видимо, сказывалось уже довольно долгое существование в походном режиме, простые занятия фитнесом тут не помогли бы. Как минимум в психологическом плане! Никакой фитнес не может подготовить человека к поездке на призрачной лошади, которая к тому же может «забыть», в тёмном безлюдном лесу, да ещё и в компании сумасшедшей нежити. Да, для этого необходима совершенно другая подготовка! В столичном городе такому не учат!

Я уселась на спине сита, вслед за мной вскочил Эстэриол, намного более проворно, и, слегка меня приобняв, чтобы не свалилась, шепнул что-то шипящее.

– Вот так и нужно было сразу, – спокойно проговорил он, когда я судорожно вцепилась в лошадиную гриву, которая так и норовила выскользнуть из рук из-за своего призрачного происхождения. – А я думал, догадаешься, или всё-таки сначала свалишься, а потом подумаешь?

Я хотела ответить что-нибудь язвительное на обидное замечание, но не смогла достаточно для этого сосредоточиться, потому что Ниамо уже шёл медленным шагом вперёд, а это отвлекало. Удивительно, но конь шёл так плавно, что я вполне комфортно ощущала себя даже без седла! А ведь каталась когда-то в школе, помню, как меня трясло из-за того, что я никак не могла войти в резонанс с движениями лошадки.

– Держись крепче, если сожмёшь сильнее, она не выскользнет. Я дам тебе чуть привыкнуть, а потом прокатимся с ветерком, хорошо?

Сит прошёл, будто проплыл, под деревьями, окружавшими поляну, и проследовал по малозаметной тропинке на северо-восток. Приходилось часто пригибаться, чтобы не задевать головой ветки. Лес менялся, деревья становились всё ниже и реже. В конце концов, мы выехали на опушку. Впереди простиралась равнина, в центре которой, слева вдалеке лежало озеро. Луна ярко освещала его, заставляя мерцать зеркалом. Где оно оканчивается, я не видела, а видела лишь отражение звёзд и луны на воде.

– Это озеро Ликораттэ, или по-эльфийски Лиатэя, что означает «светящаяся вода». Говорят, в полнолуние, которое будет как раз через пару дней, если небо ясное, озеро светится. Думаю, это выдумки. Просто когда Алета приходит проведать своих детей, их одежды освещаются луной, вот и кажется, что над озером сияние.

– Алета?

– Да, она. У Аябэль было её благословение, редкий дар…. Я видел её однажды, она действительно достойна всех почестей.

– Ты встречался с богиней?! – поражённо спросила я.

– Да, – просто ответил он, переводя Ниамо на быстрый шаг.

– Но как? Я тоже видела её, во сне, ты это имеешь ввиду?

– Нет, я видел её на самом деле, вот этими глазами, которые сейчас колют твои волосы. Это было в Светоче, когда я учился. На самом деле нередкая практика, маги часто общаются с богами. Отчасти это – наша работа, – усмехнулся он.

– Так у вас ещё и самый настоящий магический университет есть? Как в Гарри Поттере? – с лёгкой долей зависти спросила я. Точно, вчера же рассказывал, что был студентом, а я всё мимо ушей пропустила! – А меня научишь чему-нибудь? Пожалуйста!

Эстэриол засмеялся, а сит ещё прибавил шагу, перейдя на рысь.

– Какая ты смешная! Она тоже просила её научить, только из этого нидалина не вышло! Посмотрим, может, и научу, – он крепче обнял меня, – а теперь держись!

И он послал Ниамо в галоп.

Я завизжала от страха, а потом от восторга. Конь нёсся так быстро, что я не успевала смотреть на землю. Он по широкой дуге развернулся и помчался на восток, к озеру, что сливалось с небом. Ветер шумел в ушах, выдувая из глаз слёзы. Копыта будто не касались земли, так ровно он мчался! Я подняла лицо наверх, и будто впервые увидела звёздное небо, такое огромное, такое глубокое, с мириадами чужих прекрасных миров. Я плакала не от ветра, а от счастья. Небо будто поглотило меня, казалось – я лечу, и так быстро, что исчезни сит, я бы летела дальше сама.

Когда я оторвалась от созерцания и вновь взглянула вперёд, оказалось, что озеро уже совсем близко. Мы скакали прямо в него. На поверхности сияли и кружились какие-то светящиеся фигурки. «Духи?!». А сит всё мчался вперёд уверенным галопом, и Эстэриол не спешил его разворачивать. Вода отражала звёздную бездну, будто зеркало, казалось – ещё чуть-чуть и мы нырнём в небо. Я зажмурилась, готовая принять на себя брызги воды, но конь даже не споткнулся, и когда я открыла глаза, увидела, что мы несёмся прямо по водной глади.

Я хотела крикнуть, но из груди вырвался лишь вдохновенный вздох. Впереди кружились сияющие фигурки, теперь я видела, что это, и правда, похожие на стайку птиц, маленькие феи. Мы промчались сквозь них, заставив духов броситься врассыпную. Эстэриол засмеялся. Чисто и счастливо, как не умеют смеяться психически-здоровые люди.

Сит повернул к берегу, и через четверть часа мы въехали обратно на ту маленькую полянку с поваленным деревом. Я всё смеялась, судорожно сжимая в онемевших пальцах призрачную гриву, и никак не хотела успокоиться. Я думала, что уже привыкла ощущать это чистое искреннее счастье, но сейчас оно вновь удивило меня, завладев и заставив забыть обо всём. Может, и я теперь «немного того»?

Эстэриол мягко, но настойчиво потянул меня со спины Ниамо, и как только я оказалась на земле, призрачный конь тут же растворился прямо на глазах. Я всё продолжала смотреть на пустое место, где только что стоял сит, и глупо улыбалась. Эстэриолу пришлось встать передо мной, чтобы я услышала его.

– Я думаю, ты бы ему тоже понравилась.

Его слова вернули меня в действительность, и я посмотрела вампиру в глаза. Как и ожидала – ни малейшего признака безумия, только тепло и нежность. Боги, наверное, я, правда, влюбилась!

– Уже совсем поздно, тебе нужно хоть немного выспаться. Я отнесу тебя.

И, зная, что я буду по собственной глупости возражать, он окутал меня своей мягкой тёплой магической силой, заставив на месте провалиться в сон. И уже во сне я чувствовала, как меня бережно несут, укладывают, накрывают одеялом и тихо, чтобы не потревожить, убирают локон волос с лица, чуть задержав пальцы на щеке.

Всем чаю

Мы были всё ближе и ближе к Сидиену. Дорога превратилась в узкую каменистую тропу среди осколков скал, увлекающую всё выше в горы, которых теперь было не миновать. Хотя эти выглядели вполне посильными для всей нашей компании. Даже Мохнатик весьма бодро топал, обременённый, помимо привычного груза, ещё и новым казаном. Хвойный лес заменил собой уже привычный смешанный и призывал жадно вдыхать воздух. Запах хвои всегда ассоциировался у меня с чувством свободы, не знаю, почему.

Воздух бодрил, и это было ещё одной причиной, по которой я всё утро, вопреки ожиданиям друзей, одаривала каждую веточку, и каждый камешек, и даже каждое пятнышко птичьего помёта блаженной улыбкой. Глупой, блаженной улыбкой. Но что мне оставалось делать? Понять, что влюбилась первый раз в жизни – это потрясение, с которым сложно вот так справиться! Поэтому, чем сильнее я старалась свою улыбку скрыть, тем шире она расползалась по лицу. Аж до ушей! Асфири лишь раз смерила меня откровенно критичным взглядом, но вопросов не задавала, ожидая, когда я сама созрею. Элни же давно крутился и поглядывал на меня, но, видимо, фирь так и не придумал, как бы ко мне обратиться так, чтобы его вопрос прозвучал непринуждённо или хотя бы не бестактно. К тому же, ему, в отличие от тигрицы, вряд ли была ясна причина моего неадекватного поведения.

Асфири крепилась до обеда. Мужественно и спокойно, не подавая виду. Она дождалась, пока фирь отойдёт за водой, когда мы остановились на небольшой полянке для короткого привала отобедать, и спросила:

– Ну? Расскажешь?

Я покраснела, как девица, случайно попавшая в мужскую баню, и уткнулась носом в рюкзак, лежащий на коленях. Сказать что-то внятное и тем более адекватное я не могла. Да и думать-то толком не могла – мозги совсем поплыли. Асфири правильно истолковала моё молчание и, выждав немножко, позволяя мне сфокусировать своё переполненное фантазиями внимание на нашу беседу, подытожила:

– Что, таки втюрилась?

–…? – я подняла голову, расстроенная, что меня раскусили, хотя там и раскусывать нечего – всё на лбу написано.

– Ну-ну. И почему я не удивлена?

Я окончательно смутилась и замолчала, а Асфири, порылась в своей сумке и извлекла небольшую флягу. Вино? Ничего же себе!

– Гостинец несла, – пояснила тигрица, – ну да ладно, ради такого дела! Поздравляю.

Я благодарно кивнула и сделала глоток. Ого! А неплохое!

– Ты, конечно, умеешь выбирать… – скептически ухмыльнулась она. – Отличный кандидат, ничего не скажешь. Но я так понимаю, уже поздно что-то менять, раз сердечко так решило? Рассказывай уже давай, вижу же, что не умещается в твоей голове всё. А то у тебя скоро либо голова взорвётся, либо лицо от улыбки треснет.

Я засмеялась, но продолжала молчать, не зная, с чего следует начинать такие разговоры. Как ей объяснить, что я банально стесняюсь?..

Но тут Асфири просто аннигилировала всё моё смущение простым, но феерически бестактным вопросом:

– Ты мне только скажи, вампиризм половым путём не передаётся?

– Что??? – я аж поперхнулась вином, которое машинально потягивала из фляги. – Каким половым путём?! Ты с ума сошла?!

Асфири лишь спокойно вытерла с лица мои разлетевшиеся от негодования слюни и заключила:

– Ну вот, заговорила. Чудно, значит до этого дело не дошло. Это хорошо.

– С чего ты вообще взяла, что мы с ним это… того? Да и как это вообще возможно? Он же нежить! – не могла успокоиться я.

– Вот и я об этом думаю… Нежить… Но, теперь-то уже поздно. Отваживать. Скажи ему, кстати. Пусть подходит уж, не буду я на него ворчать больше. Вижу уже, что нормальный он. Старый, правда…

– И что?!

– Да ничего! – помрачнела на мгновенье тигрица. – Что нам таким, девицам юным, с такими… умниками водиться! – и она забрала у меня флягу и сама приложилась к горлышку.

– Ас, тебя что, действительно волнует вопрос возраста? А ничего, что он труп ходячий? Я сама, что со мной, не знаю!

– Ну и что? Я откуда знаю, как у них там всё устроено? Может, он вполне себе того? А видок у тебя как раз с утра самого такой был, будто тебя «осчастливили»…

Тут я окончательно смутилась, и Ас, усмехнувшись, протянула мне флягу назад:

– Ну, так что случилось вчера? Что лицо тебе так распялило-то?

– Я поняла, что я влюбилась… – невнятно пробормотала я своим коленям.

– Что?

– Я поняла, что влюбилась! – громче проговорила я, и тут же услышала плеск растекающейся по камням воды.

Элни ругнулся и побрёл с казанчиком обратно, поминая и меня, и Асфири, и вампира, незлыми, но тихими словами, звучавшими от этого грозно и даже обидно.

– Я слышала! – спокойно проговорила тигрица ему вслед, а потом продолжила: – Признаться, я думала причина для твоего временного помешательства более, хммм, значимая. Но всё же, почему ты так взволнована?

– Асфири, у меня никогда такого не было! Я даже не знала, что влюбилась, пока мы вчера на ситах не покатались!

– На каких ситах? – не поняла тигрица и смерила меня подозрительным взглядом. Видимо, прикидывала, не заразилась ли я теми же галлюцинациями. – Это которыми муку просеивают?

– Нет! – взволнованно ответила я, и принялась объяснять, кто такие ситы, а затем и про остальное: как мы катались, как он мне стихи читал, как на руках спать отнёс…

Асфири терпеливо слушала мой нескончаемый захлёбывающийся поток возгласов, и даже, где надо, восхищённо вздыхала. Было видно, что она и сама бы не прочь так прокатиться, но для неё было важнее то, как я это переживала. Боги, да ведь она за меня радовалась! Это поразительно! Кто-то слушает о том, как мне было хорошо, и искренне радуется за меня! Неужели такое существует на самом деле?

Поняв это, я прервалась на полуслове и кинулась обнимать подругу, заставив удивлённо взвизгнуть, а потом засмеяться. Не рассчитала сил, и повалила её на землю, она же не преминула воспользоваться этим, и завалилась на меня сверху, принявшись катать меня по траве и в шутку пытаясь отвесить тумаков. Я, одуревшая от накала эмоций, тоже принялась её мутузить и валять по земле, благополучно забыв про флягу.

– Да чтоб вас всех!!! – раздался возмущённый до предела голосок фиря, сопровождающийся звоном походного казанка и очередным плеском воды. – Теперь сами за водой идите!

Мы, хохоча, встали, отряхнулись и наперегонки помчались, чтобы ухватить казан раньше другой, в результате повалились под ноги еле успевшему отскочить фирю.

– Я уж думал, у вас тут драка! Как вас разнимать-то, здоровых таких? Я чуть было казаном в вас не запустил!

– Прости, Элни, – наперебой захохотали мы, – забыли тебя предупредить, что у нас тут дамская беседа.

– Ничего себе у вас дамские беседы! – фыркнул он. – Идите за водой, наконец, а то обед всухомятку жевать будете!

Мы послушно поднялись и потопали вниз в лес на поиски родника, куда бедняга фирь уже два раза спускался.

– Ну, так что же, – продолжила прерванный разговор Асфири, – вы теперь вместе?

– Нет, конечно! Ты что? – я вновь налилась краской, а вместе с ней и лёгкой обидой непонятно на кого.

– Почему же? Потому, что он вампир?

– Нет…

– Ну так почему?

– Там всё… непросто. Он мне рассказывал вчера про свою прошлую жизнь. У него невеста была. Он её так любил, что… Мне даже завидно немного. Её убили. Какая-то сволочь! Маг какой-то силы непомерной. Он им другом притворялся, а потом в жертву Далину вашему этому принёс. А Эстэриола проклял. И непонятно вообще, зачем и за что?

– Он его грохнул, надеюсь? – как само собой разумеющееся, спросила Ас, не ожидая другого ответа, кроме положительного, но я её разочаровала:

– Нет.

– Это как? Странно! – Асфири дёрнула ухом. – Он же вампир! Да пусть тот маг хоть первую ступень имеет, что он против вампира сделает? С его силой и неуловимостью, он кого хочешь, мог бы… обидеть. Или я чего-то не понимаю?

Я замолчала. Мы спускались в овраг, где на глубине журчал родник. Чуть не плюхнулась на задницу на скользкой хвое, но смогла-таки удержать равновесие. Асфири замерла с протянуто рукой, чтобы подстраховать. Улыбалась, хорошая она, всё-таки!

– Эстэриол сказал, что не получится – тот сильный больно. Ну, вроде как ему бог помогал. И нечего там ловить. Бессмысленно это. Хотя и хотел. А потом ещё и найти не смог. В общем, всё там сложно…

– Не знаю, – тигрица категорично дёрнула плечиком, – я бы нашла и грохнула! За такое-то! Я бы на его месте, пошла бы…

– Но ведь мы не на его месте, правда? – повторила я то же, что говорил мне и сам вампир. – Ему двести лет! Уж за эти двести лет он бы нашёл способ, если бы был… – Асфири кивнула, соглашаясь, а я, наконец, собралась с мыслями: – в общем, не могу я… Его сердце занято, а то, что я сама влюбилась, это же не его проблемы, так? И вообще, может, и не влюбилась, откуда мне знать? Может, я просто заболела?

– Нет, Даша, ты не заболела, – Асфири улыбнулась, – ты очень даже здорова. Хотя на самом деле, утром я была не так уверенна. Сначала я боялась, что он всё-таки тебя покусал, и теперь ты сама… Ну, знаешь? Ты б себя видела! Идёшь, взгляд безумный, лыба во всё лицо, аж за ушами складки! Но я решила не спешить, поглядела на тебя, подумала, ну и решила, что он тебя… ну, не покусал, в общем.

Я нервно хихикнула, борясь с жаром, заставляющим пылать щёки непривычным багрянцем. Отчего, конечно, этот жар усилился ещё сильнее.

– Да не смущайся ты, Даша, мы же не дети! Ты вон, даже немного старше меня! И Поиск свой добросовестно отгуливаешь уже три недели кряду. Раз не спешишь – хорошо, но краснеть из-за этого в таком возрасте… мне кажется, ты слегка перебарщиваешь.

Асфири дружески похлопала меня по плечу, а я задумалась над её словами. Ведь и правда, чего смущаться? Все взрослые, чем мальчики от девочек отличаются, знаем, как дети делаются – тоже. Что я, в самом деле, как монашка какая-то? Ну да, родители отгораживали, берегли… товар. Правда, почему так долго? Насколько я знала, у партнёров отца девочки бывали порой очень глубоко несовершеннолетние… Может, просто недавно решили отдать меня тому гаду? Но и спасибо им за то, что не спешили! А теперь я уже сама себе хозяйка. Но спешить до сих пор не хочется – страшно.

– Наверное, я ещё не готова, – промямлила, наконец.

– Девка, тебе уже замуж давно пора по вашим человечьим меркам! Ваши в этом возрасте уже второго дитя нянчат! Какой «не готова»?! – но тут Асфири как-то смутилась, и обижено бросила: – Да и Шут с тобой. Я ведь, в принципе, и сама-то… пока что теоретик.

Теперь, к моему удивлению, зарделась тигрица, и у меня вдруг как-то от души отлегло, я засмеялась и принялась брызгать на неё водой из родника.

– Откуда ж ты тогда узнала, как выглядят девицы «покусанные»? – спросила я, отфыркавшись после щедрой сдачи.

– Сестра моя с такой же лыбой ходила, как от своего Хирка рыжего вернулась. Я тогда мелкая была, долго понять не могла, что с ней. Потом узнала.

– Вот тебе и раз, – я наморщила нос. – Отвыкла уже за лицом следить. Ну и ладно! Пусть все видят, какая я дура влюблённая! – широко улыбнулась, засмеялась вместе с подругой и наконец зачерпнула казаном чистой воды на чай.

– Так я всё-таки не поняла, ты собираешься что-то с этим делать? – Асфири пытливо взглянула на меня.

– С чем? – попробовала прикинуться дурочкой, всё-таки смущал меня этот вопрос. Но мысли переменились, и я сама спросила: – Асфири, а как это так получается? Вы же сначала отваживали его, отваживали. Сама говорила, что лучше от них подальше держаться, а теперь чуть ли не сватаешь к нему?

– Да не сватаю я тебя! – обиделась тигрица. – Но я же вижу, что уже влипла ты по самые уши, а сердцу не прикажешь! Знаю я, что такое, когда разница… Вот и пытаюсь как-то хоть помочь. Как уж могу! Ты прости, не особо я учёная. Но ведь ты вообще у нас богами ведомая, кто их знает? Может Алета тебе его подсунула? Вдруг удастся проклятье снять?

– Ага, – мрачно насупилась, – и прахом развеять! Он двести лет трупом ходит, что от него останется?

– Да кто этих богов знает? – пожала плечами тигрица. – У них там какие-то свои дела и разборки, моё дело простое: помочь подруге в беде!

– Спасибо… – я была очень тронута. Правда. Не привыкла к такому! Не знала, как себя вести, но была очень благодарна. Чувств было слишком много, чтобы я могла разобраться сходу.

– Пож… – тигрица не договорила.

Борщ из эмоций, варившийся в моей голове, наконец закипел. Я расплакалась и уткнулась ей в плечо.

– Ну да… Истерика это вполне нормально… – терпеливо проговорила она, похлопав меня по спине, – порыдать это тоже полезно. Ладно, с Элни я сама поговорю, ты сама-то мысли в кучу собери, ладно? А то твой вампир ведь опять сегодня притащится к тебе, как пить дать! И не надо мне рассказывать тут про него… Видела, как он тебе одеялко подтыкает, видела!

– Правда?

– Правда-правда, – она опять похлопала меня по плечу. – Пошли уже, Элни заждался.

Когда мы вернулись к месту стоянки, рассвирепевший фирь кругами выхаживал вокруг ярко полыхающего костра. Судя по следам вокруг и пеплу из трубки, расхаживал он уже долго, и как раз готовился вылить на нас весь поток своего возмущения, но тигрица опередила его радостным возгласом:

– Ночуем здесь, у нас праздник! Даша влюбилась! Всем вина!

Это она так объяснения с Элни на себя взяла? Я смущённо подошла к костру и водрузила полный, наконец, казанок воды на палку, а затем постаралась незаметно убраться в угол. Не успела. Асфири подобрала пустую флягу из уже подсохшей бордовой лужицы и лишь раздосадовано сказала:

– Всем чаю…

Хорошо хоть не стала ругаться, мне эмоций на сегодня и так хватило. И дальше разбираться в себе и своих чувствах было чревато новой истерикой, так что я постаралась отвлечься на повседневные дела, и благодаря беседе с Асфири мне это даже удалось.

Солнце клонилось к западу, уже прячась за скалы, возвышающиеся над нашей полянкой, и я с нарастающим волнением ждала его заката. Ведь тогда я увижу Эстэриола! И что мне сулит этот вечер? Что мне делать? А вдруг я ошиблась в себе, и через пару дней мои чувства остынут так же, как они остывали у моих сверстниц после пары свиданий? Сколько я наслушалась разговоров в университете! Да и вообще, знала, чем влюблённость от любви отличается, хоть и читала свои дурацкие сказки.

Но и другое пугало. А вдруг это и правда взаимно? Вдруг он увидел во мне что-то? На самом деле? Ведь двести лет прошло! А если у него пробудится ответное чувство, а я забуду его? Нет, так делать нельзя ни в коем случае! Но с другой стороны, а если это Алета свела нас? Для того чтобы мы были счастливы вместе? Она же богиня любви и всякого такого! Чтобы я исцелила своей любовью его старые раны и вернула ему его разбитое сердце? Фу, ваниль какая! Боги, как же мне понять?!

Я так долго мучилась этими думами, что у меня разболелась голова. В конце концов, решила, что лучше мне пока попридержать коней. Эстэриол – вампир, и жить может вечно, так что я вполне успею всё решить, а заодно и понять, насколько он склонен впустить меня в своё сердце. Так что, собрав всю свою волю в кулак, я стала думать, о чём мне говорить с ним. Боги, ведь у меня было столько вопросов! А Эстэриол мог дать мне ответы почти на все! Именно он, не Элни, и не Асфири. Они сами ещё молодые и много чего не понимают, а он столько всего знает и умеет! Ему две сотни лет! Конечно он!

Мне безумно был интересен этот мир, его боги и его магия! Особенно последнее. С самых малых лет я мечтала стать волшебницей! Долго носилась с прутиком по двору школы, воображая, что это волшебная палочка, пока меня не поймала учительница. А теперь вдруг оказалось, что магия действительно существует! Она рядом, и я могу самостоятельно залезть в неё по самые уши, если только у меня вдруг хоть что-то получится! Да, пожалуй, сегодня я доведу Эстэриола до кататонии своими расспросами! Да будет так!

Решив это, я налила себе кружечку чая, поглядела на друзей – Асфири что-то тихо втолковывала мрачному фирю – и так и заснула с кружкой в руке. Слишком устала от всех этих переживаний.

Урок магии

Когда я встрепенулась и открыла глаза, было уже темно и тихо, а прямо в правый глаз нахально заглядывала почти полная луна. Рядом всхрапнул Мохнатик, друзья лежали вокруг костра и, похоже, давно спали. Костёр почти не горел. Тихо тлел, потрескивая и грея оранжевым жаром стоящий рядом котелок с моей порцией похлёбки. Я села, сбрасывая одеяло, и отхлебнула из кружки остывшего чаю, который так и стоял рядом невыпитый. Огляделась. Кроме моих сопящих в две дырки спутников ни души. Луна и я – романтика. А где же Эстэриол? Неужели опять решил не будить меня?!

Я встала, и прошлась вокруг полянки, подкинула дров в дотлевающие угли, доела похлёбку и спустилась вниз по тропинке по своим делам. Когда возвращалась, страшно волновалась, что он так и не придёт.

Но возле костра, как ни в чём не бывало, сидел этот клыкастый нахал и грыз какую-то деревяшку. Когда я подошла ближе, вампир сплюнул стружку, и протянул деревяшку мне. Я с подозрением взяла обслюнявленный кусочек, но когда разглядела его при свете луны, восхищённо вздохнула:

– Какая красота! – в моих руках лежал искусно сделанный цветок. Как такое можно было выгрызть зубами, я не представляла, но сделан он был настолько мастерски, что я склонялась к мысли о магии.

– Это тебе. У меня зубы чешутся кого-нибудь съесть, так что я решил убить сразу двух зайцев. Вижу, что нравится. Я рад!

Он улыбнулся, сверкая отражающимися звёздами в глазах. Плащ, лохматый хвост, перевязанный какой-то тесёмкой, длинные нервные пальцы. Боги, как я соскучилась!

– Я тоже, – кажется, его улыбка была такой же, как и моя. Дурная и счастливая.

Он порылся сбоку, достал из какой-то тряпицы кренделёк и протянул мне.

– Спёр? – улыбнулась я.

– Купил, – он блеснул клыками. – Решил, что могу себе позволить.

Я польщённо приняла угощение и откусила. Боги, сколько же я не ела сладкого?! Счастье-то какое!

– Спасибо!

– Видишь, даже денег для тебя не жалеет, – проворчал разбуженный фирь, отворачиваясь и накрываясь одеялом с головой. – Благородный эо!

– А я их спёр! – засмеялся вампир.

Я чуть не подавилась. От нашего смеха проснулся даже Мохнатик, и Эстэриол потянул меня за руку:

– Пошли. Пусть спят, – и весело бросил друзьям: – Обещаю к утру вернуть!

Тигрица с фирем на пару заворчали и завозились, но не возражали. Лишь бы ушли уже и спать не мешали!

Я послушно пошла за ним в густые заросли перед скалами. Он нащупал удобный выступ, и мы полезли выше. Поднимались недолго, но я успела подустать – подъём был крутой, хоть и несложный. Вроде как природные ступени для гигантов. Днём так вообще здорово было бы по ним полазить! Впрочем, луна светила ярко, вампиру даже не пришлось зажигать свою волшебную светящую жёлтую звёздочку.

Он привёл меня на небольшой уступ, откуда открывался чудесный вид на долину, оставленную позади. Внизу и наша полянка проглядывалась. Костёр еле мерцал оранжевым. Луна озаряла всё потусторонним светом, отчего у меня периодически возникало ощущение нереальности происходящего, а ещё приятный холодок в груди от таинственности пейзажа. Место как нельзя лучше подходило для того, чтобы я могла, наконец, пристать к нему с расспросами. Но Эстэриол перебил меня:

– Ты взволнована тем, что я украл деньги?

Я помялась. И правда, неуютно себя чувствовала. Пусть и выросла в напрочь коррумпированном обществе, но так и не смирилась с наживательством.

– Даш. Я их с трупов снимаю… Ты ведь…

– Знаю! – я насупилась. – Не мне судить…

– Спасибо, – вампир, покачал головой. – Я когда-то тоже переживал из-за этого. Прости, что… Я неудачно пошутил.

Отогнала непрошенные мысли. Не хочу об этом думать! Хочу о магии, о сказках, о хорошем!

Повернулась к вампиру, но он молчал, глядя на луну. Боги, а ведь он красив! Я только сейчас внимательно вгляделась в его лицо, пока он был отвлечён созерцанием. Светлые волосы неровными локонами касались худых щёк, выбившись из растрёпанного хвоста, мертвенно бледные губы искривлялись в какой-то печальной усмешке, а глаза непонятного в темноте цвета были настолько глубоки, что можно было бы утонуть, но он не давал мне этой возможности. Сейчас в них тонула луна.

– Эстэриол?

– А?.. – он резко повернулся ко мне, возвращаясь к реальности.

– Что гнетёт тебя? – я сама не знала, почему спросила это. Он удивленно приподнял бровь, а затем рассмеялся.

– О, мои думы слишком сложны для понимания простой смертной! Тебе не постичь глубину моих терзаний! Но я приоткрою завесу! – он деловито поёрзал и совершенно обычным тоном произнёс. – Я вот думаю, что, если жёлтый, это синий, но все думают, что он жёлтый?

– Что???

Эстэриол опять засмеялся, но вскоре посерьёзнел:

– Не волнуйся о том, что гнетёт меня, я сражаюсь сам с собой. Там внутри, – он ткнул пальцем себе в висок, – столько всякой дряни, ты не представляешь! Я очень рад, что ты не умеешь читать мысли, у тебя бы самой крыша поехала от этой каши. Я пытаюсь… вернуть себя. Это не так уж и сложно, но иногда больно. Но я справляюсь, – он улыбнулся. – Каждый из нас ведёт свою войну. Я со своим безумием, ты с прошлым, Элни со страхом, а Асфири с собственным сердцем. И все мы стремимся стать собой, обрести свой собственный смысл.

Он ещё поёрзал и продолжил:

– Я долго думал над смыслом жизни. Для чего это всё? Для чего мы здесь, для чего я? В чём смысл моей жизни? И знаешь, что я понял? Его нет. У меня нет смысла жизни. И у тебя его нет. Его нет ни у кого! Мы – просто прихоть богов, оставленная в этом мире. Когда-то я считал, что есть великий замысел, что каждый человек, эльф, гном, собака и даже таракан, исполняют свою собственную роль в хитросплетении судеб, каждому отведена определённая задача, с которой он должен справиться. Ты представляешь, я даже серьёзно изучал этот вопрос когда-то. Об этом написано столько книг! Ты не представляешь!.. А впрочем, вижу в твоих мыслях – встречала. Но знаешь, что я тебе скажу? С каждой прочитанной книгой я всё больше понимал, что на самом деле они написаны от безысходности. Народичам слишком страшно понять, что они ни от кого не зависят. Как сироты они брошены в этом мире и каждый из них волен делать, что хочет. Свобода, она пугает! И бессмысленность! Народич, понявший, что он один сам отвечает за свою судьбу, как ребёнок в лесу начинает голосить и писаться от страха. Не все могут взвалить на себя такую огромную ношу, как ответственность за свою жизнь.

Эстэриол поёрзал, его глаза горели. Я видела таких людей, которые настолько увлечённо что-то рассказывают, что невольно сама начинаешь гореть их мыслями.

– Казалось бы, что сложного? – продолжал вампир. – Ты сам волен делать со своей жизнью всё, что угодно! Но! Тогда вдруг и выясняется… что всё, чего ты достиг и не достиг, это твоих рук дело! И во всех твоих бедах и неудачах, виноват только ты. Что из-за тебя твоя жизнь ничтожна, и ты являешься тем, кто ты есть, потому что ты сам поленился поднять свой зад и сделать себя лучше, а не потому, что боги к тебе были неблагосклонны из-за того, что твоя бабка гуляла с ярру! Правда, забавно?

– Ярру? – спросила я первое, что пришло в голову, а сама ошарашенно размышляла над его словами. Я слышала о таком, но впервые эта теория стала для меня такой простой и понятной.

– Ярру. Это демоны. Они живут на Чёрном полуострове. На северо-запад отсюда. Я сам родился в тех окрестностях. В Деркотиме, это город как раз на границе, – он улыбнулся мне. – Прости, я задурил тебе голову?

– Нет, что ты! – я ущипнула его за рукав. Постеснялась взять за руку. – Эстэриол, я просто… Я думала когда-то об этом, но так чтобы понять… – ненадолго замолчала, подбирая слова, – но как, оказывается, всё просто. Да, теперь я понимаю, почему люди так держаться за свою религию. Но… Эстэриол? Это всё более чем понятно в моём мире! У нас нет таких богов, но здесь?! У вас же боги тут, как будто в соседнем доме живут! Как так? И ты мне говоришь, что они вас бросили как игрушку? Да ведь я сама видела Алету, которая… и этот мужик непонятный из сна, вдруг это тоже какой-то бог? Да ты же сам рассказывал, что Алету вживую видел! И ребята в один голос говорят, что меня боги ведут! Как может быть, что здесь нет смысла?

– А вот так… – он всплеснул руками. – Видел я этих богов. И у меня есть мысль, – он зловеще нахмурил брови, – за которую они могут жестоко покарать меня. Но я тебе по секрету скажу, – и он наклонился к самому моему уху и прошептал: – они такие же идиоты, как и мы!

Я невольно засмеялась, а вампир, нисколько не смущаясь, ржал во всю глотку.

– Ладно, хватит философии! – весело сказал он. – Мне кажется, или у тебя были ко мне какие-то вопросы?

Я даже растерялась от такой резкой перемены темы, но вопросы, как хищники в засаде, почуяли жертву, и тут же бросились в атаку.

– Эстэриол, ты обещал научить меня магии!

– Я?? Что, правда?

Но видя мои умоляющие глаза, он смягчился:

– Ладно, так уж и быть. Смотри, это простейшее заклинание.

Эстэриол пробормотал какую-то белиберду, затем взмахнул рукой, и из-под неё выплыл тот самый, уже видимый мной, шарик света.

– Это называется «соль». Магический светильник. Его даже ребёнок с даром может создать.

Эстэриол вновь раздельно проговорил слова, показал пасс рукой, и я попыталась повторить, но у меня ничего не получилось. Слова заклинания были настолько труднопроизносимыми, что я не смогла выговорить и половину. Вампир терпеливо повторял раз за разом, пока я не вызубрила их на зубок. Затем мы приступили к магическим пассам. Его с такой лёгкостью выполненное движение оказалось настолько сложным, что я чуть не вывихнула кисть, стараясь повторить. Ну да, тут, наверное, разминать руку нужно. Хотя я бы не сказала, что была настолько закостенелой. Трудно, да и ладно.

После долгих и упорных попыток я добилась и этого. И вот он отстранился, давая мне простор для действий. Я сосредоточилась и в точности повторила заклинание. И ничего не получилось. Я даже ничего не почувствовала. Вообще ничего! Эстэриол же, как ни в чём не бывало, опять подсел ко мне поближе и меланхолически начал жевать какую-то травинку.

– Что я сделала не так? – я говорила спокойно, но на самом деле ужасно расстроилась от неудачи.

– Ничего, ты всё сделала правильно.

– Так почему же не получилось? Это потому что у меня совсем нет способностей к магии? Да?

Эстэриол спокойно выплюнул траву и улыбнулся мне:

– Нет, почему? Способности к магии есть у всех, но не каждый может их пробудить, и не каждый обладает большой магической силой. Это как… – он замялся, подыскивая подходящее сравнение. – Как рисование. Каждый может накарябать цветочек палкой на песке, каждый может предвидеть ближайшее будущее во снах, но не каждый пробует, и не каждый обладает необходимым рвением, чтобы развивать свои способности. Тут много препятствий, например: отсутствие веры. Это, пожалуй, самое сложное. Большинство населяющих этот мир разумных существ, верят, что магия, это удел избранных или дар богов, поэтому даже захоти они, у них бы ничего не получилось. Ведь для этого – о ужас! – нужно очень упорно и тяжело трудиться! Хотя мало кто это понимает. Я понял. И попал в Светоч. Дар-то у меня был посредственный. Это сейчас я виртуоз! Хотя, до настоящих мастеров всё равно ещё ползти и ползти… Но у тебя, я думаю, другая проблема. Её мы выявим попозже. У Аябэль, кстати, тоже ничего не получалось…

Его взгляд остановился, и он замолчал. Я почувствовала неловкость, но вампир резко вскинулся и опять улыбнулся мне:

– Но я уверен, что у тебя получится. Мне почему-то так кажется, не спрашивай, сам не знаю, откуда. Всегда ненавидел «предсказания»! – он опять засмеялся. – Предлагаю тебе немножко потренироваться, пока я прогуляюсь. Так тебе будет проще сосредоточиться.

И он исчез. Растворился в воздухе, как любил это делать. Я фыркнула от возмущения, но затем решила последовать совету. Я должна научиться магии, должна! Плевать на то, что нет судьбы! Плевать на то, что боги идиоты! Я-то не боюсь взять ответственность за свою жизнь, поэтому добьюсь своего, во что бы то ни стало! Я свободна творить свою судьбу, а значит, она будет ТАКАЯ!

Вампира не было около часа. Всё это время я упорно, не сдаваясь, повторяла и повторяла заклинание, слово в слово, выламывая руку под немыслимым углом. Я старалась пробудить свою веру и свою силу. Уверяла себя, что я это сделаю, что это просто, что нужно только чуть сильнее захотеть. Сильнее сосредоточиться, вложить больше воли. Больше эмоций. Меньше эмоций. Сосредоточить на заклинании всё своё внимание. Наоборот отрешиться от собственных действий. Я перепробовала всё! Уже три раза рыдала в истерике, но у меня не получилось НИЧЕГО.

Когда Эстэриол вернулся, он был совершенно не удивлён таким положением вещей, отчего я ещё пуще расстроилась. Он присел рядом и спокойно проговорил:

– Ну что ж, ты молодец, я тобой доволен. Хотя на самом деле совершенно не имеет значения, как и какие слова ты произносишь. И какие при этом совершаешь действия.

Я подняла на него возмущенный взгляд полный слёз:

– Как?! А почему ты не сказал мне этого раньше?! Я так старалась, а оказывается это всё неважно!

Он усмехнулся:

– Ну, почему же не важно? На самом деле это очень хорошо, что ты так упорно старалась повторить всё, как я тебе сказал. Это всё помогло тебе выработать волю и настойчивость. Теперь твой мозг в курсе, чего ты от него пытаешься добиться. А теперь пойдём-ка повыше, на вон ту скалу, я покажу тебе кое-что ещё.

Я послушно встала за ним, и мы продолжили восхождение. Оказавшись на вершине, я свалилась на траву без сил. Верхушка была широкой, даже деревце росло, зато какой вид!

Когда, наконец, отдышалась, Эстэриол подвёл меня к краю. Хвала богам, я никогда не страдала боязнью высоты, но дух всё же перехватило. Обрыв был отвесный, внизу виднелась узкая тропа, по которой нам ещё предстояло пройти завтра. Лагерь видно уже не было. Впереди видна часть горной гряды, уходящая на восток. А дальше – бескрайнее небо. Огромное, полное звёзд, высветленное сиянием луны и полное ветров.

Я глубоко вдохнула свежий холодный воздух, подставляя ветру свои разгорячённые щёки.

– Так я и думал, – сказал Эстэриол за моей спиной, приобняв меня за плечи, – воздух. Мне кажется, что тебе будет проще всего справиться с этой стихией. Прислушайся к ветру. Вдохни его полной грудью, почувствуй его, полюби его, прими его объятья.

Он отошёл от меня, давая мне простор для действий.

– Но, – возразила я, – я ничего не чувствую. В смысле ничего нового. Я просто чувствую, как ветер обдувает моё тело, но не могу понять, что мне делать.

– А тут нечего понимать. Даша, не жди каких-то новых чувств, тем более забудь о том, что что-то должно произойти. Это будет только мешать. Просто… станцуй с ветром. Он самый нежный кавалер, он приглашает тебя, прими его приглашение и станцуй с ним, станцуй для него

И я решила расслабиться и последовать за ветром. Пусть я ничего не получу, и никакая магическая сила во мне не проснётся, но я могу просто станцевать, а это так восхитительно. Я никогда не танцевала с ветром. Так, как будто никого нет, будто я самая искусная танцовщица в мире. Искренне и всей душой отдаться порыву, последовать за ним, и тут же отпрянуть, увлекая его за собой, проскользить сквозь его потоки, как сквозь волосы пальцами, обнять и принять его объятья…

Очнулась я от лёгкого прикосновения Эстэриола. Оказывается, я стояла на краю обрыва, раскинув руки, а по моим щекам стекали слёзы. Встряхнулась и с опаской отошла. Странно, опять же, ничего нового я в себе не заметила. Только усталость куда-то пропала, и всё ещё хотелось плакать.

– На сегодня хватит, – ласково сказал Эстэриол, – ты умница.

– Что? – удивилась я. – А как же магия?

– Магия вокруг нас, в тебе и во мне. Сейчас ты просто познакомилась с ветром. А завтра мы продолжим. Тебе спать пора давно. Прости, опять я увлёкся… Не выспишься же опять.

– Но, – я хотела возразить, что совсем не устала, но тут заметила, что луна уже почти зашла, да действительно уже пора в постель. Вернее, в походное одеяло.

Эстэриол проводил меня, подождал, пока я улягусь, и, ласково чмокнув в висок, исчез, оставив наедине с новыми мыслями.

– Полуночники хреновы… – проворчал фирь из-под одеяла.

Асфири фыркнула, я улыбнулась:

– Спокойной ночи…

– Спокойной ночи, – тепло ответили друзья.

Гроза в горах

Я спала. И видела сон. Он был странный, не похожий ни на один. Я была в удивительно красивом месте. И я была не я.

Дивный парк с прекрасными цветущими деревьями и резными беседками из белого мрамора. Он был освещён лучами заходящего солнца, наполнившего тёплыми красками воздух. Я брела по извилистым тропкам мимо скамей и статуй, спускалась по каменным лестницам среди цветущих кустов жасмина. Мне казалось, что я ходила тут тысячу раз! Всё было таким знакомым. Все уголки, повороты, щербатые жёлтые камешки на дорожках, листья старой вишни и куст с мелкими синими ягодками. Кроны плодовых деревьев, прячущие небо.

А потом я вышла на открытое место. Там была скала, отвесно уходящая к морю, а на её краю, над самой пропастью, стояла хрупкая фигурка. Худощавый парень, почти мальчик, с волосами цвета солнца. Я испугалась, что он упадёт, так близко к краю он стоял. Ветер трепал расхристанную одежду, грозясь сбросить его вниз, но он продолжал стоять, глядя в пропасть. А когда я подошла, он обернулся, и я узнала его. Эстэриола. Он был совсем юн, лицо тонкое, почти девичье. Глаза цвета грозовой тучи полны и боли, и какой-то отчаянной надежды – света.

Он улыбнулся мне. Ласково и нежно. «Аябэль…» – прошептал он. А в следующий момент внезапный порыв ветра сдул его и меня в пропасть. Но вместе с нами ветер слизал и скалу, и море, и весь мир, который предстал перед моим взором, и я проснулась.

Солнце уже давно встало, а мои друзья тихонечко перешёптывались и доедали завтрак. Дежавю какое-то. Скоро такими темпами совсем режим испортим! Впрочем, уже неважно. До Сидиена мы почти дошли. Ещё день-два и на месте! Как раз в срок, как Асфири хотела.

Ой! Это ведь значит, что у неё будет День Рождения? Что бы… А подарю часы! Всё равно больше толком нет ничего, а от них хоть польза. Для подруги не жалко!

Я встала и поплелась к ручью в овраг. Утро-то чудесное! Птицы поют, солнышко спинку пригревает! Сняла толстовку и оглядела. Постирать бы! Провоняла бомжом уже! Как бедный Эстэриол со своим вампирским нюхом меня выносит? А Асфири! Божечки, уж она-то как? Впрочем, если сравнивать с Мохнатиком… не так всё и плохо.

Выкупалась в ледяном ручье, ополоснула волосы. Посмотрела на толстовку ещё раз и напялила назад. Не высохнет до вечера! А мы в горы идём, там прохладно. Да и облака порой набегали на солнышко, сразу становилось прохладнее.

Друзья понимающе хихикали, пока я доедала свою порцию завтрака. Сами бодрые, выспавшиеся и довольные. Естественно! Они-то спали, пока я руки на скале выворачивала. Не жалею! Ни о чём!

– Ну что, как прошла ночь? – спросила у меня Асфири, когда я доела.

– Здорово! Эстэриол учил меня магии!

– Ух ты! Ну и как, получается?

– Нет! – радостно сказала я. – Но я обязательно научусь!

– Ну да помогут тебе боги, – улыбаясь, покачала головой подруга. – Кто там у вас, у людей, за это отвечает? Сифирус? Ну да поможет тебе Сифирус! – Асфири весело засмеялась.

– Сифирус? Это бог чего? Я забыла, Элни, – я взглянула на фиря, но ответила тигрица:

– Мудрости. Ему храм строится в столице. Огромный! Прямо на территории университета! Я видела издалека. Эти олухи сначала построили храм, открыли его, а теперь вокруг достраивают учебные корпуса! Приходится каждый день выделять по дюжине народичей, выгребать пыль! Но признаюсь, несмотря на идиотизм, строят они весьма красиво.

Асфири хихикнула, а фирь, уязвлённый тем, что его перебили и не дали блеснуть знаниями, хмуро вставил:

– Не только мудрости! А вообще всякой учёности, знаний и магии. Я же рассказывал тебе уже, Даша!

Асфири даже не заметила его недовольного тона и, посмеиваясь, продолжила:

– В общем, ваши молятся ему перед сдачей экзаменов. Иногда он даже помогает, я слышала. Хотя, как мне кажется, лучше бы вашим студентам науку изучать, а не на богов надеяться!

Я тоже засмеялась, вспомнив, как мои одногруппники рассказывали, что в полночь вылезали из окон с зачётками в руках звать Халяву. Или Шару, кому как. А тут вон Сифирус. Засмеялась, представив, как бы я вместе с ними вылезла в окно и начала звать Сифируса истошным голосом.

Асфири тем временем всё больше погружалась в воспоминания:

– Я день на третий, наверное, попала в парк дворцовый, где статуи стоят. На компанию ребят там наткнулась. Они как раз возле Сифируса толпились, потому что в храм было не попасть. Убирали там в это время и никого не пускали. Послушала я, слух-то у меня, не то, что у вас! Да они и не таились. Такого наслушалась! В общем, как я поняла, это – сыночки всяких купцов и дворян, которых батьки сообща отправили в столицу поступать в университет. И судя по их разговорам, они совсем были не в восторге! – Асфири эмоционально всплеснула руками, быстро перескакивая с шутливого тона на возмущение, как уже не раз делала. – Да ну вас, люди! Университеты строятся для того, чтобы те, кто любит знания, могли там их преумножить! А не для того, чтобы обучать грамоте зажиточных деревенщин! Университет ещё открыть не успели, а толпа уже набежала! Конечно! Каждый мало-мальски богатый купчик хочет, чтобы его сыночек учился в университете в самой столице! Я, когда уезжала, слышала, как обсуждали, что Марэус решил расширить строительство из-за таких вот! Чтобы отдельно построили общеобразовательные классы для тех, кому в науке делать нечего, а документик об окончании иметь хочет.

– Но Асфири, мне кажется, что на самом деле этот Марэус молодец! – справедливо возразила я. – Он же таким образом повышает образованность населения! У нас, в нашем мире, каждый ребёнок учится в школе десять лет! Каждый умеет читать и писать, знает историю, физику, химию… – я задумалась, вспомнив, что сама училась через пень колоду. – Хотя нет, не каждый. Ходить-то ходят, но учатся не все. Эх, наверное, это везде так. Есть и разгильдяи и заучки.

– Мне заучки больше по душе, хотя я-то сама не больно учёная. А про разгильдяев, это точно! – усмехнулась вновь тигрица. – Я ж и говорю: эти мальчишки возле статуи готовились к экзамену! И вместо того, чтобы повторять, каждый хвастался, у кого где подсказки припрятаны! И Сифируса просили помочь, чтобы наставник их не заметил, а не чтоб он их разум открыл и приумножил знания! Ну не глупо, по-твоему?

– Я бы сказала, что это обычно. Во всяком случае, для нас. Но Асфири, я что-то не пойму, если университет только строится, какие могут быть экзамены?

– Дык вступительные! Они ж не сельская слушальня, где молодняк обучают. Там грамоту знать нужно и ещё много чего. Университет к зиме построить обещали, до наступления холодов, а набор объявили ещё полгода назад, чтобы до всех весть дошла, и доехать успели. А как наехали достаточно, так преподаватели за них и взялись. Кто за золото, кто за услугу, подтягивают юнцов этих, чтобы папочки были спокойны, что дитятко поступит. А Марэус это не проглядел, и на поток поставил, так что пришлось наставникам задарма по целым дням вкалывать, чтобы время не терять, пока здание строится. Представь! – она рассмеялась, рисуя воображаемую картину: – Вот сидит такая компашка, лекцию слушает, а вокруг них стены настраивают. И какой-нибудь зодчий к профессору подбегает и говорит: «Благородный эо, не подержишь стремянку? А то напарник вчера браги упился, его штормит!».

И тигрица принялась хохотать, чем заразила и меня, и фиря.

– А что же, там только мальчики учатся? – спросила я, отсмеявшись.

– Нет, конечно, там всех хватает! Хотя мальчишек больше, это да. Из тех, кто действительно хочет учиться, там встречаются и девушки, и женщины, и я даже одну бабушку видела! А вот среди тех, кто в общеобразовательные классы пойдёт, там в основном парнишки. У купцов дочери обычно для выгодного брака готовятся. Как я поняла, у вас – людей – умные девушки не в почёте. Такую замуж выпихнуть сложнее за кого удобно, всё сама что-то там пытается решать и распоряжаться. Как по мне, это лучше! Но, видать, неудобно людям. Ненавижу людей! И когда за девушку кто-то решает, с кем ей быть, а с кем нет! Вот хочешь ты с вампиром якшаться? Ну и якшайся себе на здоровье! Я и слова не скажу! И другим язык кулаком подправлю!

Асфири не на шутку распалилась. Даже Элни испугался и поспешил уверить, что он тоже совсем не против моей симпатии.

– А если девушка сама хочет решать, с кем ей быть и чему учиться, то именно так и можно создавать нормальную семью! А у людей это всё порицается! Пущай девка лучше сидит и венки плетёт, нечего ей думать и мужу перечить! Мне их так жалко! Это ужасно!

– Знаешь, что я тебе скажу, Асфири, – задумчиво проговорила я, – у нас девушки учатся наравне с парнями, но что-то я не заметила, чтобы это заставляло всех мыслить. Наверное, так нужно, чтобы не вымерло человечество. А то вдруг правда все женщины станут умными, научаться сами себя обеспечивать? И тогда им больше не понадобятся мужчины. И семьи тоже. Они ведь отвлекают от работы и развлечений. Вот тогда бы точно человечество вымерло!

– Ха-ха, какая ты смешная! – Асфири смеялась во всю, не глядя на насупившегося фиря, который никак не мог въехать в суть нашего философского спора. – Но ведь с какой-то стороны ты права, – отсмеявшись, наконец, сказала она. – Я порой совсем не понимаю людей. Как можно не хотеть иметь семью и мужчину, если ты умеешь думать? Ведь это наоборот хорошо, если ты умна, и умён твой муж. Тогда можно в мире жить, полагаясь друг на друга, и каждый будет выполнять свои обязанности, и чем умнее жена, тем сильнее должен любить её муж, ведь она может дать ему ценный совет и помочь решить проблему, к которой он не смог найти подхода.

– У нас у людей есть что-то типа комплекса «перетягивания одеяла»… – поморщилась я. – Мама с папой постоянно собачились на эту тему. Кто умнее, кто больше зарабатывает, тот в семье и главный. Наверное, люди везде одинаковы…

– Да уж…

Тут в разговор вклинился уже порядком разозлённый Элни:

– Мы вообще в путь сегодня собираемся? Или вы весь день будете тут сидеть и языками чесать? Как те деревенские девки, точно!

Мы захихикали и стали собираться в дорогу.

Тропа всё круче поднималась в горы, из-под ног выскальзывали мелкие камешки, заставляя спотыкаться. Асфири с грацией танцовщицы балансировала на них, а нам же с фирем приходилось туго. Да и Мохнатик порядком устал обтирать копыта об острые камни. На сегодня целью нашего путешествия была вершина горы, откуда уже можно было разглядеть море. Теоретически. От вершины, как сказала тигрица, было полдня пути до Сидиена, так что уже завтра к обеду мы могли быть на месте, но пока что приходилось ещё поднапрячься – это был самый тяжёлый отрезок пути.

По дороге я вспоминала обо всём, что мне говорила Асфири и Эстэриол, вопросы, как летучие мыши из пещеры, выскакивали и, множась, пытались вырваться на волю, но поскольку идти было очень сложно, приходилось откладывать их на потом.

Но как же всё-таки это интересно! Как живут здесь люди, какая у них наука, какая у них письменность? Чем живут простые крестьяне? Как у нас? Или тут другие порядки? А король? Марэус Первый, кто он, как он живёт, как он правит? Как относятся к нему его подданные? Можно ли увидеть богиню Феррию, если она, как я поняла, правила в столице до того, как спихнула всё на короля? И куда мы идём? Куда я смогу пойти дальше? И, боги, зачем же я туда иду? Что зовёт меня? Магия? Или кто?

Хвала богам, нечеловеческая усталость поумерила моё любопытство, и голова, в который раз, избежала печальной участи перезрелого арбуза.

Привал разбивали в молчании, потому что все окончательно выбились из сил, штурмуя гору. Вообще, если сравнивать с теми вершинами, что венчали гряду у Приюта Хозяйки гор, эта была вполне посильной, и даже воздух был таким же сочным и плотным, как и раньше. Не знаю, насколько ниже была эта гора, но тут было вполне мило, местами даже уютно.

Лагерь мы поставили на окраине жидкой рощицы, которая прикрывала макушку горы, как реденькие волосики у лысеющего, но молодящегося интеллигента среднего возраста. Эти низенькие деревца хоть немного укрывали от ветров.

Было грустно. Завтра нам предстояло завершить этот отрезок пути, а что дальше – неизвестно. Асфири останется в Сидиене и, примкнув к общине, будет трудиться на её благо. Что ждало нас с фирем, мы не знали, но планировали несколько дней задержаться. Может, узнаем, что мне нужно делать дальше? А если нет, то, отдохнув, пойдём к побережью.

Признаться, я слегка робела. И от мыслей, что найду там, наконец, ответы – зачем я здесь, и от мыслей, что не найду. Что делать если и там ничего не выяснится, мы пока не решили, но думали, что всегда успеем вернуться в Сидиен, если что, а там видно будет.

За ужином мы засиделись долго, уже стемнело, а мы всё не могли наговориться. И, как назло, все вопросы, которые мучили меня весь день, куда-то выветрились из головы. Вместо этого мы обсуждали наш поход, вспоминали все приключения, трудности. Смеялись, вспоминая, как мы познакомились, как перепугался Элни, как мы наперегонки носились по холмам, и Асфири орала, что она быстрее всех, в результате свалилась, потому что не заметила бревна под ногами. Как мы встретились с Эстэриолом, какие он шутки отмачивал, как Элни выискивал у меня следы от укуса на шее.

За этими разговорами, мы и не заметили, что нас стало на одного больше. Причём вампир умудрился даже вставить пару своих замечаний, пока мои друзья опомнились. Но на этот раз – и я была счастлива – никто даже не посмотрел косо в его сторону. Похоже, его, наконец, приняли в нашу компанию.

– Ты учишь Дашу магии? – спросила его Асфири, отсмеявшись. Ну да, стоило видеть наши собственные рожи, когда мы осознали, что вампир тут как тут!

– Это она меня заставила! – задорно отнекивался Эстэриол. – Я тут ни при чём!

И даже Элни заметил, что теперь, когда вампир смеётся, клыки уже не выглядят угрожающе, а смех весёлый и совсем-совсем нестрашный. Он выглядел, как простой парень, обсуждающий свои приключения в компании друзей за бокальчиком пива. От его безумия осталось лишь своеобразное чувство юмора, но больше не было внезапных перемен, резких нервных движений и двусмысленных шуток.

В этот раз он притащил нам горсть орехов и какую-то птицу. Прямо на вертеле. Правда, недожаренную. Что и откуда я спрашивать не стала. Наверное, каким-то разбойникам опять не повезло…

– Да, – продолжая улыбаться, сказал он, – я нередко бывал в роли такого себе учителя, и мне показалось, что можно попробовать восстановить навыки. К тому же Даша пока что для меня загадка, я так и не выяснил, есть ли у неё способности, или нет.

– Как же? – вклинилась я. – А когда я вчера танцевала с ветром, ты же похвалил меня! Я думала, ты увидел, что я могу!

– Я не уверен до конца, – посерьёзнел он. – Это слишком тонкая материя. Ты можешь обладать даром, но он может никак и не раскрыться. Такое бывает. Обычно у таких народичей рождаются дети – маги. Но бывает и так, что дар дремлет поколение за поколением, пока полностью не сойдёт на нет. Или наоборот, родится вдруг такой светоч, который в младенчестве полдеревни снесёт, потом отстраивай! Такие случаи редки, но бывают. Я слышал лишь о двух таких детях, которых родители после этого отдали к нам на обучение, участь других, я думаю, незавидна… Хотя дар проявляется по-разному и в разном возрасте. И не всегда разрушительно.

Я задумалась, но меня опять начало охватывать то неумолимое желание во что бы то ни стало овладеть искусством магии. Ну а кто на моём месте не хотел бы?

– Но как мне пробудить дар, если он у меня есть?

– Я не могу тебе сказать, – грустно улыбнулся Эстэриол. – У каждого это происходит по-своему. Сильные чувства, непредвиденные обстоятельства, а может и на пустом месте на кухне за приготовлением борща проявиться. Это очень тонкий вопрос, пока ещё никто не выработал гарантированной методики пробуждения дара. Поэтому и случаются всякие… сюрпризы. Я могу лишь попробовать направить тебя на то, чтобы это случилось, а уж что будет в результате – никто не знает.

– Но ты чувствуешь во мне дар, он есть? – не отставала я.

– Да откуда ж я знаю?! – вспылил, наконец, Эстэриол. – Пока твой дар спит, этого тебе даже Сифирус не скажет!.. – он задумался. – Хотя Сифирус, пожалуй, сказал бы… но речь не об этом. Я же говорил тебе, что магия есть у каждого, и если твоё желание будет на самом деле сильным, то каким бы маленьким даром ты бы не обладала, у тебя обязательно в конце концов что-нибудь получится! Я так шёл! У меня были слабые задатки, но я упорно учился и учился! Меня несколько лет не желали принять в Светоч, пока я всех там окончательно не достал! И в результате я стал лучшим учеником курса! Хотя я так и не доучился до последнего… Нам с Аябэль пришлось уйти, когда я был на четвёртом. Мы думали, что это ненадолго, но так и не вернулись…

Компания примолкла, тактично давая Эстэриолу утихомирить всплывшую боль. Но он быстро пришёл в себя и, откинув волосы со лба, спокойно с улыбкой продолжал:

– Так что тебе остаётся лишь усердно работать, пытаясь пробудить в себе магию, и тогда у тебя что-нибудь, да получится.

Я задумалась, настраивая себя на внутреннюю борьбу.

Эстэриол поднял палец:

– Кстати, ты как раз можешь этим заняться сейчас, – он встал, подал мне руку и кивнул друзьям: – С вашего позволения…

Эстэриол ухватился своей ледяной рукой за мою и потащил на вершину. Казалось, что ему затея нравится даже больше чем мне, таким энтузиазмом горели его глаза. Я смеялась.

Как и в прошлый раз, он подвёл меня к самому краю отвесного склона, давая простор взору. Полнолуние, видно далеко-далеко! И горный хребет напротив, и долину, расчерченную реками, сверкающими лунным светом, и небо. Звёздное, бескрайнее! Ветер почти стих, будто прислушиваясь, только слегка шевелил мои волосы – коса расплелась. И хорошо – с распущенными мне красивее.

Мелкие камешки осыпались с края и с шорохом полетели вниз. Надеюсь, он поймает меня, если что? Он же быстрый.

– Вспомни, что я говорил тебе вчера, – сказал Эстэриол, придерживая меня за талию. Дыхание над ухом, волнительно и приятно. Я доверчиво прижалась к нему спиной. Пальцы на талии дрогнули, но Эстэриол тихо продолжал, заставляя погрузиться в какое-то особое медитативное состояние: – Ветер – твой любовник. Заговори с ним, почувствуй его. Он откликнулся вчера. Слушай его и «говори» сама. Растворись в нём, попробуй стать его частью. Отдайся ему, будто всегда ему принадлежала. Почувствуй. Слегка усиль порыв, направь его… Если что, я рядом, не бойся.

Он отпустил меня и отошёл, давая мне простор. Глупое ощущение, я стояла и не знала, что делать. Я не чувствовала в себе никакой силы, никакого особого единения. Ничего. Просто стою на краю, любуюсь и дышу. Тёплый ветер, мягкий, душистый. Хочется дышать им всю жизнь! Подставлять ему щёки и предплечья.

Тряхнула головой, стянула толстовку, оставшись в футболке, отдала одёжку Эстэриолу и упрямо встала на место. Закрыла глаза и попыталась.

Ветер дохнул мне в лицо, и я отозвалась ему навстречу. Подалась чуть вперёд, как в танце, лишь качнулась, помня, что стою на краю. Расслабилась, вбирая всем телом его прохладу. Вообще неважно, получится ли у меня или нет! Мне сейчас и так хорошо. Я сама свободна, как этот ветер. Я сама – ветер. И я хочу быть такой же, иметь такую же прохладную мягкость и несокрушимую силу. Можно. Имею право. Я подняла руку, чувствуя, как потоки воздуха окутывают её.

И ветер, будто отзываясь на мои ласки, как влюблённый, сильнее подался ко мне, обнимая своими прозрачными рукавами. Я расправила руки, отдаваясь ему, а он всё усиливался, завладевая сознанием, вытесняя из него все мысли. За мыслями последовали и чувства, которые гложили меня последние дни, а после них, будто волной смыло и те, что застарелыми пятнами покрывали душу. Все обиды, все горести исчезли, покинули меня, оставив чистой перед всемогущей стихией воздуха.

Небо казалось всё шире, я своей душой обнимала весь небосвод, а ветер, вторя моим порывам, всё сильнее обрушивался яростными потоками на вершину горы, где я стояла. Я устремила взор на восток и увидела, что звезды исчезают – их поглощает что-то огромное и чёрное. Великая мгла шла оттуда, а я звала её и жаждала принять в свои объятья. Всем своим существом я увидела эту огромную тучу, приняла её, слилась с ней, стала ею, а после этого меня не стало…


– Эстэриол, что происходит? – прокричала сквозь вой ветра Асфири.

Она еле стояла на ногах под бушующими порывами. Он что-то крикнул ей, но она не услышала и подошла ближе. Он смеялся. Шатаясь и пытаясь удержать рвущийся плащ. В глазах сияло торжество и радость. Асфири увидела подругу, замершую над самым обрывом, и бросилась помочь, чтобы оттащить от края, но Эстэриол перехватил её и потянул назад, от раскинувшей руки фигуры, что оставалась недвижимой в яростном порыве разыгравшейся бури.

– Не прикасайся к ней! – Эстэриол пытался перекричать ветер, Асфири еле расслышала слова.

– Она же сорвётся!!

– О нет! – хохоча, возразил вампир, оттаскивая тигрицу подальше. – Надо убираться отсюда! Это называется «ментальный прорыв»! Дивное зрелище! Её сейчас окружает магический кокон такой мощи, что я сам боюсь к ней подходить! Если… – он выплюнул локон волос, вой ветра заглушал даже его радостные крики, – если ты к ней прикоснёшься, тебя просто убьёт! Сейчас тучи налетят, вообще вакханалия начнётся!

– Что?! А если она не устоит?! – в отчаянии вырвала руку тигрица, но Эстэриол потащил её дальше:

– Уж поверь, её сейчас ничто с места не сдвинет! Она сейчас во власти собственной магии и, пока не закончится буря, так и будет стоять!

– И когда она закончится?

Вампир лишь весело пожал плечами, стараясь при этом удержаться и не упасть:

– Не знаю! Пока не надоест! Я всё равно не смогу это остановить! Вам с фирем нужно быть как можно дальше отсюда! Если шибанёт, то даже мой купол не поможет!

– «Шибанёт»?!

– Ага! Ещё как! Так что валите! Собирайте пожитки и вниз, в скалы! Я прикрою! Буря и так слишком сильная, и сдаётся мне, это только начало!

Он хохотал.


Ветер дул, усиливался, неостановимым сокрушительным потоком обдирая края скалы. И с каждым порывом становился всё сильнее. Хорошо! Как же это хорошо! Огромная чёрная туча приближалась с востока и воркотала в своей глубине зарождающимися молниями. Сполохи то здесь, то там освещали её чёрные бока, а я всё стояла на краю, не имея возможности шевельнуть даже пальцем. Не потому что тело мне не повиновалось – я не хотела. Эта огромная мощь неба, которой я стала, дарила такое чистое блаженство, что глупые суетные движения были неинтересны. К чему тело, когда я сама – целое небо?

Туча нависла над горой. Слишком быстро, фантастически. Поглотила всё скручивающимися в своём нутре чёрными бурунами. Я почувствовала на щеках крупные холодные капли. Они падали сквозь кожу прямо в душу. Раз, два, три… а потом хлынул такой ливень, что слабое человеческое зрение стало бессильно. Но душой я видела всё. От горизонта до горизонта. Огромный пласт пропитанного влагой наэлектризованного рокочущего воздуха, который поглотил, сожрал собой горы, долины, реки, море…

А в следующее мгновение острая стрела молнии с треском разорвала небо и ударила прямо в моё беззащитное тело. А потом ещё одна, и ещё! Где-то вдалеке раздался женский крик, но я не обратила на него внимания. Послышалось. Но я слышала ещё кое-что. Безумный счастливый смех! Я его узнала – это был мой собственный голос.


Гроза бушевала, круша всё на своём пути, заливая водой и оглушая громом. Асфири закричала, когда увидела яркий сполох и поняла, что молния ударила в край скалы, где она оставила меня. Резким движением обернулась и успела заметить, как сияющая растрескивающаяся полоса вонзилась в протянувшую руки к небу фигуру. И ещё одна. Три молнии подряд! Человеку не выжить! Она упала на землю, оглушённая взорвавшимся громом, слепо пошарила перед собой руками и затрясла головой, чтобы вернуть чувства. Хотела бросить всё и бежать, пусть и сама не знала куда: ко мне или к Элни, но услышала сквозь ливень отголоски моего смеха.

– Пошли-пошли! – вампир дёрнул её в сторону.

Лагерь, ещё сухой под трещащим куполом, был разгромлен. Элни сгребал вещи в одеяло, не зная: то ли тащить, то ли прятать.

– Хватай! – скомандовал Эстэриол, кивнув на куль, и Асфири ловким движением закинула его на плечо. – Бежим!

Эстэриол был счастлив! Он ухватил тигрицу за одну руку, другой телекинезом призвал Элниниума, который был настолько испуган, что даже не возражал, и они бросились вниз, чтобы найти укрытие среди скал. Мохнатик, хвала богам, не стреноженный, бежал за ними абсолютно бесслышно в грохоте шторма. Дороги не разобрать – сплошная пелена дождя и тумана, а земля скрыта льющимися грязевыми потоками.

Эстэриол затащил их в какой-то закуток среди камней. Днём бы и не нашли! Обрушил мощный магический купол, отрезая потоки воды, и выпустил фиря.

– Отсюда ни шагу! – весело крикнул он. – А я пойду погляжу! Поразительно!

И он оставил друзей, растерянно стоявших на просыхающем пятачке голой земли в сфере покоя среди ледяного ада.

Буря полыхала ещё около получаса, а потом стала медленно угасать. Расщелина, в которой он оставил ребят, была узкой и неуютной, но выглядела намного безопаснее, чем лагерь на вершине у чахлых сосенок. Элни пронзительно закричал, когда на купол обрушился сель, обтекая его, как мыльный пузырь, и сел, схватив Асфири за коленку. Но щит выдержал. Выдерживал он и беспрестанно тарабанящий дождь и град, летящие камни и ветки. Что происходит снаружи, было совершенно непонятно, но всё же друзья заметили, когда буря пошла на спад. Асфири сидела, привалившись к скале, и обнимала одной рукой Элни, а второй – куль с вещами. Если что забыли наверху, то уже не найти! Главное – меч на месте! Мохнатик жался к хозяину, вздрагивая мокрыми боками, но не капризничал. Как и всегда, он оставался островком невозмутимости и спокойствия. Замёрз разве что.

Эстэриол вернулся, когда всё окончательно стихло. Прошёл сквозь облепленную грязью сферу, получив порцию за шиворот, но даже не встряхнулся. Бережно опустил рядом с Асфири моё промокшее и бесчувственное тело, а затем сел сзади и сгрёб меня в объятья, глядя в никуда дикими и счастливыми глазами. Друзья ужасно забеспокоились, но вампир улыбнулся, закутывая моё ледяное тело в свой видавший виды плащ:

– Теперь всё будет хорошо. Ребята, теперь всё будет хорошо. Ей просто нужно отдохнуть.

Асфири усмехнулась, глядя на то, как он вцепился в меня:

– Ты же вроде по Аябэли своей сохнешь? – сказала и тут же пожалела о бестактности, увидев, как его глаза сверкнули болью, но вампир тут же прижал меня ещё сильнее и выдохнул:

– Не знаю. Но не отпущу! Не знаю, не понимаю, но не пущу!

Друзья ничего не ответили. Асфири уважительно кивнула, Элни просто облегчённо улыбнулся, и они принялись устраиваться на крохотном клочке.

Пора укладываться на ночь. Сфера грела и оберегала, но вещи почти все промокли напрочь, так что друзья просто легли рядом, прижавшись друг к другу, и уснули. Устали от всех этих потрясений.

Да, теперь всё будет хорошо. Боги не зря ведут их.

Сидиен

Я летела над каким-то удивительно красивым городом. Или кто-то другой? Мне казалось, что я – туман, холодный и мягкий. Я была такая большая, что могла накрыть собой весь город, но он, освещённый предзакатным светом солнца, казался слишком уютным, и мне не хотелось погружать его во мрак и сырость.

Я любовалась им. Вот величественный храм. Храм Трёх Богов: Алеты, Сифируса и Муртока. Откуда я это знаю? На юге огромная арка с воротами, возле которых дремали стражники. А на востоке море. Причалы, возле одного швартовался грузовой корабль, туда-сюда сновали юркие морячки, стараясь закончить дела до темноты, чтобы можно было спокойно отправиться в таверну. Выше несколько улочек, одна над другой. Портовая, Медная, улица Роз и улица Свечей. Над ними Верхняя. Названия всплывали сами, хотя я никогда не видела этого места. А дальше, севернее раскинулся прекрасный парк, гордость эльфийских кудесников – Санайтэро. Я обратила внимание туда, лаская взглядом цветущие сады и мраморные строения.

Тут внезапно пробудилась моя собственная память: я была здесь! Мне уже снилось это место! Но эта мысль тут же угасла, и вернулось умиротворённое спокойствие. А почему тут так мало посетителей? Где все? Ах да, уже скоро прозвенит вечерний колокол, после чего ворота парка закроют для посетителей. Я стала меньше и целиком погрузилась в созерцание парка. Ах нет, вот стоят двое, один опирается на мраморные перила, а второй прижимается к нему. Это парочка. Красивый светловолосый парень и девушка. Они говорят о чём-то. Я приблизилась к ним, желая разглядеть их получше. И вдруг моё сознание поплыло, и в следующий миг я стала ею. Кто я? Я… точно, моё имя Аябэль, а рядом мой самый близкий и любимый народич – Эстэриол. Что он говорит мне?

– …не пойдёшь домой?

Что? О чём это он? Но губы отвечали ему без моего ведома. Кажется, я была удивлена, напугана и счастлива.

– … я украду тебя! – продолжал Эстэриол.

Я что-то отвечала ему, а в моём сердце, как весенний цветок, неукротимо расцветала надежда.

Но потом что-то переменилось, я оказалась одна в тесной комнатушке. Когда я огляделась, в ней был ещё один человек. Человек? От него исходила тьма, наводящая ужас. Я ощутила, как он прижал меня к стене и сжал рукой горло. Он говорил что-то, какие-то страшные вещи, и мне хотелось плакать от ужаса. Это же Вортам! Я его тоже знаю! Но он же наш друг! Или враг? Что-то больно впилось мне в плечо, а затем картина опять поменялась.

Я была в светлой маленькой комнатке, я смотрела в зеркало и не узнавала себя. Хотя… ведь это моё лицо. И мои каштановые волосы, мой пухлый рот и длинный носище, за который меня некоторые считали полукровкой, хотя нормальный нос! У Барбары Стрэйзенд был больше, а она не была от этого менее красива! Кто? О чём это я? Кто такая вообще эта Барбара Стрэйзенд? Откуда я знаю о ней? При этих мыслях, моё видение начало уплывать, но я не хотела покидать этого места.

Зеркало отразило ещё одного народича, который подошёл сзади и обнял меня – Эстэриол! Любимый, это ты! А я – Аябэль, твоя невеста. Хотя, конечно, мы пока не можем пожениться, тебе нужно закончить университет. Но мы успеем, мы же всегда будем вместе, ведь так?

Но неведомые силы вновь понесли меня дальше сквозь время и пространство. И вот, объятья Эстэриола сменились другими. Я обнимала Вортама. Что? Вортама?! Да… его. Он был ранен, а я пыталась согреть его, чтобы он не умер, потому что Эстэриол пока не придумал, как его спасти. Конечно, как я могла удивляться? Ведь он наш друг, учитель! Его голова лежала у меня на коленях, он будто спал. Но вот он открыл глаза и посмотрел на меня. Чёрные глаза притягивали взор, они казались всё ближе и ближе, а во тьме его взгляда прятался первозданный хаос. Он улыбнулся мне, сначала почти нежно, будто с тоской, но затем я увидела, что его рот полон острых клыков испачканных в крови. Чернота его глаз окружила меня, я потонула в ней, а в следующий миг проснулась от собственного крика.


– Что? Что такое? – засуетился вокруг меня фирь. – Это всего лишь сон, Даша, всё уже хорошо.

– Нда-а-а, – раздался голос тигрицы, – Эстэриол предупреждал нас, что ты можешь плохо спать, но чтобы так! Я чуть в костёр не свалилась от твоего крика, – Асфири улыбнулась и присела рядом. – Как ты? Уже скоро полдень, ты проспала завтрак…

Она хотела ещё что-то пошутить, но я перебила её:

– Асфири, это же я! Это была я!

– Что? О чём ты, Даша? Конечно же, ты, кто ещё? – она успокаивающе погладила меня по плечу. – Ты молодец, Эстэриол сам удивился твоей силе… Сказал про какой-то метальный порыв…

– Нет, Асфири, я не об этом!

– А о чём? – не поняла тигрица моего странного возбуждения.

– Это была я! Я – Аябэль, возлюбленная Эстэриола!

Фирь нервно перекинул трубку из одного угла рта в другой:

– Даша, ты со сна мелешь всякую чушь, – озабоченно сказал он и обратился к Асфири. – Может, отложим поход до Сидиена на завтра?

– Нет, – решительно возразила ему я. – Я отлично себя чувствую. Я объясню вам всё, когда сама разберусь в своих мыслях, но вы должны верить мне! Это действительно была я! Наверное, это была моя прошлая жизнь! Двести лет прошло! Я могла… как это? Реинкарнироваться. Короче, я не понимаю, ничего не понимаю, но!..

– Ну, хорошо, хорошо, – согласилась тигрица, – будь по-твоему. Но тогда нам пора собираться, если мы хотим успеть в город до темноты. Всё-таки мне бы там по правилам быть сегодня…

Сегодня. Я резко встала, больше ничего не говоря, и принялась собирать вещи. Мокрые, грязные! Но сумка моя на месте, даже куртка. Она, как и одеяла, была сырая напрочь! Спасибо Эстэриолу за купол, иначе замёрзли бы совсем!

Надо же, а я и не думала, что учинила такой ливень! И это действительно сделала я?! Удивительно! Нужно рассказать об этом Эстэриолу! Нет! Плевать на дождь и бурю! Плевать на магию! На всё! Я должна рассказать ему о том, что он наконец-то нашёл меня! Что теперь мы можем быть вместе! Это ведь он был! Он звал меня тогда в храме Алеты! Кто ещё мог так нежно обнимать меня своей силой? Только он! Вот зачем я здесь! Я нашла свою цель! Я обрела свою любовь через века и пространство! Для чего ещё я могла здесь появиться? Да, именно для того, чтобы, наконец любящие души воссоединились!..

– Даша, ау? – Асфири помахала у меня рукой перед лицом. – Знаешь, если ты будешь так собираться, то мы точно сегодня никуда не дойдём, – она засмеялась, а я, смутившись совсем немного, возобновила сборы.

Ничего, Эстэриол придёт сегодня ночью, и я смогу всё ему рассказать! Боги, мне столько всего нужно ему рассказать! И столько выспросить! Да, сон был смутный, я и половины не запомнила, но в сердце поселилась нерушимая уверенность. Это я! И это моя прошлая жизнь! Я не сомневалась ни секунды. Не знаю, откуда взялась эта твёрдая уверенность, но она не давала лазейки даже самым маленьким сомнениям. Только дождаться ночи, только дождаться ночи! И тогда мы наконец-то будем вместе.

Почти все вещи удалось сохранить в том или ином виде, но вот седло Мохнатика и новоприобретённый казан канули в Лету. Что интересно, несмотря на то, что я спала в напрочь сырой одежде, чувствовала себя отлично! Полная сил и радости. А в груди, будто ручеёк горный бежит.

Мы собрались и выступили за границы купола. Он тут же лопнул, и налипшая грязь брызгами разлетелась по сторонам, изгваздав округу и нас в придачу. Но теперь уже не страшно – весело. Солнышко палило, согревая, каменистая тропа просохла, и в траве стрекотали кузнечики. Мы быстро поднялись на вершину, оглядели место, где вчера разбивали лагерь, но ничего, кроме воткнутого в землю пустого вертела, не нашли. Ну и ладно! Сидиен уже близко!

Да, наверное, именно к этому и вела вся моя жизнь: прийти сюда, в место, где живут сильные свободные и честные народичи. В место, где я обрела магию. И туда, где я смогу наконец-то жить, быть со своим возлюбленным, который ждал меня целых двести лет! Есть справедливость в мире! Это награда за все мои страдания, что я натерпелась нелюбимая в своём мире. Хвала богам! Эй, Алета, слышишь?! Спасибо!!

Да, теперь я знала, кто приходил ко мне во снах. Это был мой Эстэриол! Он звал меня, видимо, сам не осознавая разумом, лишённым надежды. Он звал меня сердцем! Ждал и надеялся, что я приду, а теперь нашёл…

Асфири рассказала, как он принёс меня вчера, как грел мне руки в своих ледяных ладонях магией, как обнимал и укутывал в плащ, ещё не понимая, но чувствуя, что я ему нужна! Я шла, и слёзы катились по щекам. Только бы дождаться вечера! Только бы дождаться!

Спускаться под гору было намного проще, чем взбираться. Хотя, в начале пути всё же пришлось попыхтеть, у самой вершины тропка была такой узенькой, что Мохнатик с трудом преодолел этот опасный участок, но потом стало намного проще. Тропа нырнула в приветливый лес, где нас встретили птички своим радостным щебетанием, и больше не доставляла неудобств.

– Эх, ну и задала ты вчера нам! – усмехнулся Элни, когда мы смогли идти ближе. – Я такой грозищи ни разу в жизни не видел! Боялся, что нас вместе с горой унесёт!

– Ага, и я тоже, – поддакнула Асфири. – Уже выбирала, в какой бы камень вцепиться когтями, если вдруг начнёт уносить, и какой рукой хватать Элни, а какой ногой – Мохнатика. Спасибо другу твоему, без сферы могли бы и того… дубу дать! Как тот сель сошёл! Помнишь, Элни?

Фирь кивнул, и они принялись в красках обсуждать впечатления о моём первом магическом опыте.

Утреннее возбуждение уже утихомирилось в моей душе и теперь дремало там сытым котёнком. Я была спокойна и счастлива одновременно. Только не так, как во сне, когда я была туманом. Теперь моя радость была как солнышко, грела изнутри и лучилась сквозь глаза.

И действительно, что-то опять во мне переменилось. Теперь деревья казались зеленее, небо голубее, а хор птичьих голосов звучал почти человеческой речью. Я знала, что если я немного постараюсь, я пойму, о чём они поют. Наверное, Эстэриол сказал бы, что это пробудилась магия.

Теперь я чувствовала каждое дуновение ветерка. Почти видела его потоки, но не решалась управлять ими. Страшновато после вчерашней бури. Будто опьянение, когда эта мощь, подвластная тебе, лишает разума и хочется только больше, сильнее! И не останавливаться! Прекрасное чувство, оттого и пугающее. Мне ещё предстояло овладеть этой силой, всеми этими навыками мага, чтобы больше не вызвать такую бурю ненароком. И всё же, как хорошо, что я здесь оказалась! Теперь моя жизнь обрела смысл, чтобы там ни говорил Эстэриол, я знала, что боги вели меня с самого начала к моему предназначению! Есть смысл во всём этом!

Мы продолжали идти, не останавливаясь на привал. Оставалось всего немного, да и дорога давалась легко, так что мы перекусили прямо на ходу. Надо доедать, в Сидиене закупим свежее.

Ближе к вечеру на дорогу нам наперерез выскочил огромный рыжий зверь. Я взвизгнула, фирь опять исчез где-то в кустах, а Асфири с радостным возгласом подскочила к зверюге и повисла на шее еле успевшего перевоплотится тигра:

– Мисар!

– Фири! Вернулась!

Они крепко обнялись, похлопали друг друга по плечам, и тигр устремил взгляд на нас:

– А это кто с тобой?

– Друзья.

Мисар улыбнулся, кивнул и сказал, отходя:

– Пойду, доложу! – ещё раз приветственно махнул рукой, блеснул клыками и был таков.

– Фири? – усмехнулась я. – На название народа Элни похоже.

– Ну и что? – гордо возразил фирь, уже стоявший рядом. – Как по мне, звучит красиво!

Асфири довольно улыбнулась, и мы пошли дальше. Видимо Мисар в дозоре тут служит. Или просто рядом попался. Здорово! Значит, нас ещё и встретят! Было очень интересно, какие они все? Я ж толком-то и не успела его разглядеть, а там их много! Как же хочется, наконец, увидеть всё!

А когда солнце коснулось гор, я увидела Сидиен.

Мы стояли на скале, вплотную примыкавшей к тропе, и глядели вниз. Впереди маячила круглая башня замка. Подойдя ближе к краю, чтобы деревья не закрывали вид, я увидела, что замок совсем небольшой, но добротный, из серого камня, того же цвета, что и скалы вокруг. Перед ним была вымощена большими гладкими плитами площадка, наверное, для проведения собраний. Окружённая помостами с тремя рядами скамей, а дальше, спускаясь в ущелье, раскинулся городок, в котором бегали, прогуливались, сидели и прыгали самые настоящие тигры и тигрицы. Все в разных обликах, разных расцветок и возрастов. Домики были маленькими, редко попадались двухэтажные, да и те довольно аскетичные на вид. Но, тем не менее, городок производил очень уютное и приятное впечатление.

– Наконец-то! – радостно выпалила Асфири. – Добро пожаловать ко мне домой!

И мы ускорили шаг. Скорее бы! Отмыться нормально, поесть что-то домашнее, полежать на кровати! И скорее бы уже стемнело! Эстэриол нагонит нас, и мы наконец-то сможем поговорить!

Мы вышли на ту самую площадку перед замком, где нас уже ждали. Мисар, гордый, что первым доложил принцу о нашем приближении, почёсывал босые пятки о штаны. Сам же принц встречал нас, как того требовал обычай, на нижней ступеньке лестницы крыльца замка.

Высокий, волосы длинные, тёмно-красные, почти бордовые, заплетены в сложную косу, и ушки торчат мило. Одежда того же цвета, богатая, но без изысков. И такой же босой, как и все остальные тигры, загребает пыльными пальцами мелкие камешки. Красивый! И видно, что сильный. Голова гордо поднята, на лице уверенная покровительственная улыбка.

Асфири, широко улыбаясь, подошла к нему, одаривая радостной улыбкой и его, и собиравшихся вокруг тигров, и положила свой меч у его ног:

– Дочь твоего народа, солнечная тигрица Асфири вернулась, Эбайдин! Я не привела Синего тигра, но приумножила свои знания и готова служить своему народу!

– Приветствую тебя, Асфири. Сидиен ждал тебя, – властным и спокойным голосом проговорил Эбайдин.

Они оба поклонились друг другу, завершая ритуал, а затем взгляд принца скользнул по нам.

– Кого ты привела, дочь солнечного марту?

– Это мои друзья, принц! Мы встретились, когда я возвращалась сюда. Даша – человек, она не из этого мира. Она пытается выяснить, что за предназначение ведёт её сюда, а фирь Элни сопровождает её. Я пригласила их передохнуть пару дней, чтобы…

Эбайдин перебил её, коснувшись пальцами своих губ:

– Не из этого мира?

Асфири отошла к нам и, довольная собой, кивнула. Если бы она стояла чуть ближе к лестнице, то увидела бы, как у принца нервно дрогнули пальцы на вспотевших ладонях. Он сглотнул, пригладил волосы, вставшие дыбом на загривке, и с грацией пантеры, почувствовавшей добычу, спустился и подошёл к нам. Асфири стояла в непринуждённой позе, и оглядывала потихонечку собиравшуюся толпу, кивала друзьям. Было видно, что ей не терпится скорее закончить доклад, чтобы, наконец, вдоволь наговориться со старыми знакомыми.

Мы с Элни стояли прямо и, в отличие от подруги, беспокоились. Правда, несильно – Асфири могла усыпить любую бдительность своим нескончаемым оптимизмом. Фирь ковырял ногой кучку листьев, застрявшую между плитами пола, и робко поглядывал на Эбайдина, а я смотрела тому прямо в глаза. И что-то мне очень не нравилось то, что я видела.

Я уже начала понимать, что не всё в порядке, когда принц, молча, подозвал двоих жёлтых и кивнул в нашу сторону:

– В темницу их. Асфири, дочь тигриного народа, я обвиняю тебя в измене! Ты нарушила правила общины и подвергла опасности её целостность. Тебя заключат под стражу вместе с ними до проведения суда, на котором будет решена твоя участь. Суд состоится завтра на закате. Увести.

Асфири не сразу поняла, что это не шутка, она всё ещё улыбалась, когда тигры схватили её, и повели вслед за нами. Даже не вырывалась, глядя в огорчённые лица стражников.

Бедный Мохнатик остался в одиночестве посреди площади, не понимая, куда увели его хозяина.

Белый маг

– Да за что?! Эй! Эй, ты! Ивек! Выпусти нас, ну?!

Жёлтый тигр стоял у стены, виновато понурив голову, и не реагировал.

– Ивек!! Кому говорю, выпусти нас!

– Это бесполезно, Ас… – раздался мягкий голос из глубины темницы.

Асфири резко развернулась, растерянно вглядываясь в угол. Мне было плохо видно. Окошко, что было у самого потолка, давало слишком мало света. Да и солнце почти село. Но там кто-то был, я заметила сразу, в отличие от разбушевавшейся подруги.

– Нат, ты? – её голос сорвался.

– Я.

Асфири отпустила решётку и подошла к нему.

– Боги, как же я рада тебя видеть! – выдохнула она и упала в его объятья.

В темноте я разглядела белевшую седую макушку и такие же тигриные ушки. Длинные руки в свободных светлых рукавах поглаживали подругу по плечам.

– Нат! – Асфири всхлипнула. – За что он так с нами, а?! Почему?

– Эбайдин? Опять он что-то себе придумал?

– Он обвинил меня в измене! – гундосо выкрикнула Асфири, разрывая объятья.

– Дурень!!! – в отчаянии крикнул Нат. – О боги, какой же дурак!!!

Он оглядел нас, и ловким движением выпустил тот самый соль, который не давался мне тогда на скале. Темницу осветил бледный свет.

– Кто с тобой?

– Подружка, – злобно сказала Асфири. Впрочем, злость была направлена не на меня. Её глаза блуждали по каменным стенам в поисках, чего бы сломать. – Он меня за неё! За неё посадил! За что, Нат?! Хоть ты мне объясни!

– Не тараторь, девочка, – ласково сказал тот и погладил её по щеке.

Но она не приняла ласку, отбросила руку и воскликнула:

– Я тебе не девочка, Натор! Я уже давно выросла!

Она подскочила и начала мерить шагами клетку. Подошла к стене и со всей дури ударила. Полетело крошево с пылью. Я вскрикнула и закрыла руками фиря, который оказался у меня за спиной в считанные секунды.

– Асфири, – позвал Натор. – Успокойся.

Та насупилась и резко села под стеной, скрестив руки.

– Ну?

– Что конкретно сказал Владыка? – спросил Натор, а я наконец-то смога его разглядеть. Чем-то он напоминал Эстэриола, такой же худой и растрёпанный, весь завёрнутый в непонятный грязный балахон из-под которого торчат голые пятки. Ряса что ли? На вид молодой совсем, лицо светлое, доброе, а волосы, должно быть, белоснежные. Правда, сейчас свет был не тот, чтобы подробнее разглядеть, но, как я поняла, перед нами тот самый снежный тигр, маг и наставник Асфири. Из-под длинных волос на меня посмотрели пронзительные белёсо-голубые глаза, будто фосфоресцирующие. Как у кошки в свете фар.

Натор тоже разглядывал нас с фирем. Наверное, ещё и мысли читает? Он же ж маг. «Ну, раз так, то незачем усложнять» – решила я, и расслабилась, стараясь как можно понятнее представить, кто я есть и откуда, чтобы белому не пришлось рыться в закромах моей памяти.

Он улыбнулся, кивнул, подтвердив мою догадку и заодно выражая благодарность оказанному доверию, и его взгляд остановился. Ас, кажется, понимала, что происходит, поэтому молчала. А мне вдруг стало смешно. Мы обе сидим такие, Ас привыкла, что её Натор читает, а я что – Эстэриол. Сказать кому в моём мире – пальцем у виска покрутят! И даже не поймут, как это так – открыть сознание чужому народичу?! Да просто, оказывается. Всё равно же не скроешь, а стыдится собственных мыслей? Как-то глупо. Будто стыдится на лазерной эпиляции, что у тебя волосы в разных местах растут! Так что я просто расслабленно думала обо всём, что могло показаться важным.

– Вот как? – устало выдохнул маг, выпрямился и облокотился на колени. – Боги, какой же дурак!..

– Кто? – спросил Элни.

– Объясни уже, наконец! – буркнула Асфири.

– Эбайдин. Он мальчишка ещё совсем… Растерялся. А ведь я говорил ему! Говорил, чтобы не слушал их!

– Кого?!

– Старейшин. Они сами древние, как отец его, старых порядков, а он, бедняга, только взошёл на престол недавно! И сам не понимает, и других не слушает!

– Так слушает или нет? – не поняла Асфири.

– Слушает. Да не тех. Я говорил ему, что нельзя так. Что, раз уж послабление дал, то опять начинать всё по-старому уже нельзя! А он наслушался, и всё только хуже стало!

– Натор? – осторожно позвала я, заодно уточняя, правильно ли запомнила имя: – объясни нам с Элни, пожалуйста. Мы-то вообще не понимаем, что происходит.

Белый вздохнул:

– Это так просто не объяснишь. Здесь слишком много тонкостей… Нужно начинать с самого начала, – он отёр ладонями лицо и вздохнул: – Ладно. Слушайте.

И он начал рассказывать:

– Когда я родился, Сидиеном правил могущественный красный тигр Филарэн. Ему тогда уже четыре столетия минуло, но по меркам красного, он был в самом расцвете зрелости. У нас, Даша, издавна весьма строгие правила. Община существует в этих рамках, зависит от них. У нас запрещены браки с другими расами, запрещены контакты с иными народами, кроме торговых, да и то неохотно. Это не расизм, а просто способ выживания. Чтобы хоть как-то утихомирить молодняк, была заведена традиция Поиска. Хотя, когда-то он действительно был… именно тем, что подразумевается. Во всяком случае, так говорят.

Теперь же, уже много веков нам приходится бороться за выживание. Ты, Асфири, ещё молода, и не знаешь всего этого… Я и сам начал всё понимать значительно позже. Так вот, Филарэн правил жёсткой рукой, как и было заведено. Тогда за соблюдением традиций следили очень рьяно. Никто даже не подпустил бы тебя с гостями к границе! Не то, чтобы ступить на Кровавое ристалище!

Филарэн наказывал за малейшую провинность, держал народ в узде, не давая никаких поблажек. Конечно, очень многим это было не по душе, мы ведь свободолюбивые, но никто не возражал, ведь так нужно было для блага народа. Столетия шли одно за другим, каждый год повторял предыдущий: праздники, сбор урожая, охоты, проводы и встречи молодых ищущих. Жизнь тигров была насыщенной, но однообразной.

Но однажды пришла война. Она шла со стороны Чёрного полуострова, как и большинство других войн. Сидиен никогда не был желанной добычей для захватчиков. Слишком мал, слишком незначителен. Воевали в основном люди, но армия ярру в тот раз решила срезать. Они шли на Триречье, это далеко отсюда. Обычно они ходили морем, но в тот раз что-то изменилось, и они оказались поблизости. Боги миловали нас – армия прошла мимо, не останавливаясь. Мы бы даже не узнали о них, если бы не небольшой отряд демонов, которым было… скучно. Они напали на Сидиен. Ночью, многие спали. Наши стражники без сомнения были сильнее, но их было меньше.

В ту ночь погибло много тигров. Филарэн сражался во главе импровизированной армии, состоявшей из стражников, и тех, кто успел схватить оружие. К утру отряд ярру был побеждён, тигры залечивали раны и подсчитывали потери. А когда Филарэн вернулся в свою спальню, он увидел, что его возлюбленная жена, жёлтая тигрица Анэя рыдает, лёжа на полу в луже крови. Тогда она носила в себе плод, как потом оказалось. Один из демонов пробрался в замок и надругался над ней. Среди них встречаются те, кому под силу сладить и с жёлтой тигрицей.

Она перегрызла ему горло и съела сердце, когда отчаяние придало ей сил, но не смогла спасти себя от поругания. Филарэн был в отчаянии. Он отправился к эльфам за помощью, но тогда шла война, у эльфов не было ни сил, ни времени на горе одного маленького народа. Ребёнка спасти не удалось. Говаривают, что Анэя сама задушила его, но это ложь.

Прошло много лет, Анэя долго болела, хотя тигриные болезни отличаются от человеческих, но жизнь налаживалась. Филарэн стал ещё более строг и жёсток. Тигры пережили ужас войны, коснувшейся их лишь слегка, и всё стало почти как раньше.

И вот, спустя столетие, когда я был уже взрослым и самостоятельным магом, и меня официально приняли на службу в замок, как-то вечером я случайно наткнулся на лестнице на Анэю. Я заглянул в её глаза, и вдруг ощутил прилив небывалой силы. Её глаза светились изнутри так, как светятся только у матерей. Анэя была беременна, и, судя по всему, уже не первый месяц. Ума не приложу, как ей удалось это скрывать? Тем более как ей удалось это скрыть от меня – придворного мага! И от Хартхора! Он ведь тогда ещё служил владыке. И, тем не менее, она носила в себе сына Филарэна, и я точно понял, что это будет красный – будущий наследник!

Она поняла, что я догадался, и долго просила меня никому не рассказывать. Она боялась, что народ не примет дитя её осквернённого чрева. Но время шло, скрывать это вечно было невозможно. И когда дитя появилось на свет, народ признал его. Счастью Анэи и Филарэна не было предела! Тигрица снова расцвела, как в давние времена. Филарэн стал мягче и даже как-то раз простил троих молодых тигров, устроивших драку из-за девы, что пришла с эльфийским посольством. По тем временам – неслыханно!

Их сын, которого они назвали Эбайдином, рос быстро, и как все нормальные дети шалил и безобразничал. Когда ему исполнилось двадцать, он, как и все, ушёл на Поиск.

Но когда он возвратился через год, его ждала печальная весть. Его мать Анэю забрала Мора. Анэя была уже давно стара. Вы, люди, этого не видите, потому что стареете по-другому, а у тигров возраст, как и у эльфов, виден лишь по глазам. Она тихо и мирно перешла на ту сторону во сне за месяц до возвращения сына.

Филарэн был в печали, хоть и знал о неизбежности этого. Всё же Анэя пережила свой срок вдвое, а то и втрое. И Владыка решил, что пора готовить сына к правлению. А Эбайдин был слишком юн для этого. По традиции, будущим владыкам дают полвека свободы, прежде чем начать готовить к принятию власти. Это у людей принято с малых лет приучать юных графов к венцу, у нас же, несмотря на строгие нравы, к детям относятся всё же мягче. Дают пожить свободно своей жизнью, чтобы тигрёнок сам в своё время пришёл к тому, для чего рождён. Я и сам ступил на путь мага достаточно поздно по меркам людей.

Но Филарэн, угнетённый смертью возлюбленной, решил, что так будет лучше, и взялся за воспитание сына. На самом деле, это было не так уж и плохо. Знания всегда полезны, но смерть Анэи разделила их, и чем дальше сын пытался приблизиться к отцу, тем сильнее отец отдалялся от сына. Филарэн всё больше уходил в себя, Эбайдин начал раздражать его. Я видел, как Филарэн глядит на сына, а сам видит в нём призрак умершей жены. Принц это чувствовал, а вот понять не мог. И, в конце концов, Владыка впал в тоску, всё больше и больше загоняя себя в безумие.

Когда Эбайдину исполнилось двадцать четыре, они с отцом были уже абсолютно чужими друг другу. Филарэн всё больше тиранил народ, контролируя каждую мелочь, и больше всего доставалось Эбайдину. Ты не помнишь этого, Асфири. Ты, как и прочие дети, ко многому была слепа, и это нормально. А вот я видел всё. Как ожесточается юный принц, как Владыка всё меньше и меньше походит на себя прежнего, и как идут слухи по Сидиену о том, что это конец. Конец тиграм.

– Но… – в замешательстве возразила я, – я, конечно, понимаю, традиции и всё такое, но ведь, по логике, почему тогда не… сменить династию, или что? Или отдать уже корону Эбайдину? Это ж как по учебнику, когда «верхи не могут, а низы не хотят»…

– Так принято у людей, – мягко перебил меня белый, – мы же даже помыслить не можем, чтобы власть принадлежала кому-то кроме красного тигра. Это тоже элемент нашего выживания. Хотя, так было раньше, не теперь. Но дайте я закончу. Асфири, в целом, твоя подруга права. Так и получилось.

В какой-то момент принц не выдержал. Соблюдая все веками наработанные традиции, он вызвал отца на поединок. Но он был ещё неопытен. Он не хотел убивать его. Считал, что просто его припугнёт, и они оба выйдут целыми, и всё будет хорошо, как прежде… Он плохо меня слушал… Не воспринимал всерьёз то, о чём ему талдычили старшие. Ведь вызвав красного на бой, один обязательно должен умереть.

Так у нас принято, владыки сменяют друг друга только через кровь, только через смерть. Именно поэтому второе прозвище красных тигров «кровавые». А Эбайдин, в силу возраста, считал, что это просто страшная сказка, и уж его отец, такой взрослый, практически вечный для Сидиена – он ведь пережил к тому времени уже всех, кто видел его восшествие на престол – не исчезнет. Думал, что, в крайнем случае, сам займёт престол, и будет править под моим руководством, а отец отправится на покой и будет помогать советом изредка. Может, даже сможет пожить вольной жизнью. Эбайдин мечтал дать свободу народу, дать возможность и отцу и всем прочим наконец-то сбросить оковы старых традиций и отправится путешествовать, как в Поиске, но теперь уже вместе и на любой срок. Он новатор, в силу юности. Поэтому красным и нельзя так рано брать власть!

Но всё это было невозможным и до того, как он вызвал отца на Кровавое ристалище. Филарэн был повержен, и когда Эбайдин, стоя над ним с мечом Владыки в руках собирался покинуть поле боя, отец приказал ему убить себя. Это было последнее веление Владыки Филарэна. А приказы не оспариваются…

Позже я слышал, как принц молился Алете тайком от всех и плакал. Он и мне потом рассказывал, что видел в глазах отца проблеск разума, мольбу о смерти! Филарэн уже слишком устал от своей долгой жизни. Эбайдин выполнил его последний приказ с болью в сердце, но твёрдой рукой. В этом я горжусь им.

Так началось правление принца Эбайдина. Он стал первым принцем, сам решил, что пока не достоин звания «Владыки». И с этого начался его путь вниз. Он нарушил первую традицию, а за ней ещё и ещё, начал давать послабления, пытаться изменить веками устоявшийся образ жизни. Асфири, помнишь, как к нам стали приходить корабли ийяров с восточного берега? Мы даже начали строить свой собственный порт. Сами мы морем не ходим, Даша, – пояснил он для меня, – поэтому нужды не было. Для гостей старались.

Когда принц уходил в свой Поиск, он побывал во многих местах, посетил обе столицы нашего континента, был в Светоче, у эльфов в Энэко и у гномов в Мраморной Цепи. Он видел многое и вдохновился тем, что видел. И хотел привнести всё это для блага народа. Он искренне старался сделать нашу жизнь лучше. Сбросить оковы старых обычаев.

Он тогда ещё не понимал, что они не зло, а наоборот – спасение! Но вскоре и сам увидел, что своими нововведениями почти разрушил то, что с таким трепетом оберегали тигры. Государство разваливалось, многие ушли из общины и так и не вернулись до сих пор. В государстве царил хаос.

Натор в отчаянии взмахнул руками:

– Глупец! Он не слушал меня! И когда я говорил ему, что нельзя давать столько свободы сразу, и тогда, когда было уже поздно её отбирать. Наслушался, что ему старшие марту наговорили, и принялся клеить разбившийся кувшин. Они, хоть и мудры, но не ведают, как всё обстоит в целом! Каждый свою линию гнёт, а принц мечется от одного к другому, и не может решить, что делать!

Теперь его считают ещё большим тираном, чем отца. Да, ему удалось худо-бедно наладить жизнь в государстве. Но именно из-за того, что он дал слабину вначале, а потом задушил всех своей неумелой тиранией, теперь его многие не любят. Сомневаются. Да и сам он всю жизнь сомневался в себе. Глупый мальчишка! Я же говорил ему, что от проклятья нет и следа, что это всё досужие разглагольствования, и уже поросли мхом столетним! Сказал ему кто-то в детстве, что мать его предыдущего ребёнка потеряла, а он, любопытный юнец, принялся распутывать на свою голову! И сам же потом плакал у меня в башне, что он проклят! Я думал, что это пройдёт, как он повзрослеет, но нет.

И сейчас Эбайдин, вместо того, чтобы послушать меня, опять пытается всё решить сам. И получается плохо.

– Это поэтому мы здесь? – спросила я.

– Поэтому, – подтвердил Натор, – да и я тоже.

– Эй, а что с Ивеком? – удивлённо спросила Асфири, оглядевшись.

– Он спит, – пояснил Натор. – Не для его ушей наши разговоры…

– А мы тогда что? – удивилась я.

– А вы со мной в одной клетке, – грустно усмехнулся белый.

– Натор, а ты можешь нас выпустить? – спросила я, логично предположив, что раз усыпить стражу ему под силу, то и открыть замок труда не составит.

Но маг разочаровал:

– Нет. Я сам вместе с Хартхором работал над усовершенствованием защиты. Эта тюрьма способна удержать даже очень сильного мага. В том числе и меня.

Асфири рывком встала и опять полоснула когтями по стене:

– Вот ещё сидеть тут за глупость принца!!!

– Вот об этом тебе и говорят, – сказал Элни, – в государстве бардак, а ты принца хаешь за неопытность.

– Ну, так почему он меня засадил?! – крикнула она.

Я покосилась на спящего стража, но тот и не двинулся.

– Всё очень просто, Асфири, – меланхолично проговорил Натор, – любой чужак, это потенциальная угроза нашему обществу. А твоя подруга ещё и не из нашего мира, что ещё он мог подумать? Он решил, что вы, – он кивнул на меня с Элни, – опасны.

– Но как же тогда наши периодические гости? – Асфири вновь гневно шандарахнула по стене. – Эльфы, которые у нас живут по полгода? А? А та группа людей позапрошлым летом, хочешь сказать, что они не повлияли на наш уклад жизни? Да они за месяц тут всё с ног на голову перевернули, мы до сих пор разгребаем! И ничего, мы опять ждём их в гости! А тут, кто бы подумал! Девчонка и коротышка! – Элни оскорблено вскинул голову, но ничего не сказал. – Чем они нам помешают?! А? И почему я не могу пригласить в гости СВОИХ друзей?!

Снежный тигр лишь обречённо покачал головой:

– Асфири, но неужели ты не видишь разницу?..

– Нет, не вижу! – грубо перебила она его. – Если ты такой умный, давай расскажи!

Натор не обиделся, лишь терпеливо и нежно ей улыбнулся:

– Тогда слушай: во-первых, тех людей и эльфов приглашал сам Эбайдин, либо это происходило с его веления. И заметь, он приглашал лишь мужчин, а ты привела женщину. Человеческий мужчина не способен оплодотворить тигрицу, а вот тигр человеческую женщину вполне. Хотя это вам знать не положено, во всяком случае, до возвращения из Поиска. Чтобы не было соблазна «задержаться». А это значит, что она может увлечь за собой мужчин из нашего народа. Во-вторых, все наши гости принадлежат нашему миру. Да, это другие народы, другая культура, другие ценности, но они из нашего мира. Чего нельзя сказать о твоей спутнице, и о спутнике, кстати, тоже. Ведь ваш народ тоже когда-то пришёл из другого мира, так ведь, Элни?

Фирь лишь мрачно кивнул головой, ему явно не нравилось в подземелье, а урчание в его животе говорило о том, что скоро он перестанет быть тихим и начнёт выть от голода.

– И, в-третьих, Асфири. Подумай хорошенько, что могло так испугать Эбайдина, что он посадил в темницу гостей Сидиена, не дав им даже напиться по обычаю? Подумай хорошо, и скажи мне, что ты решила.

Асфири наморщила лоб, я тихо радовалась, что белому удалось отвлечь её от гнева, очень уж грозно она выглядела, крушащая стены. Наконец, выражение её лица изменилось, оно просветлело, и тигрица буквально подскочила на месте:

– Синий тигр! Я нашла Синего тигра!

Асфири замерла в дурацкой позе, а Натор снисходительно улыбнулся:

– Нет. Конечно, нет. Будь она Синим, я бы сразу это почувствовал. И Эбайдин тоже. Но другие, они не наделены такой силой. Даше не обязательно быть Синим тигром, чтобы другие в это поверили. Вы появились слишком таинственно, слишком внезапно. И твои странные одежды, Даша, цвет штанов. Ты диковинка, а слухи рождаются быстро. Ты и сама это хорошо знаешь, я вижу, – Натор кивнул, подтверждая, что уловил мои мысли. – Трон принца и так шатается, а ты можешь добавить ему амплитуду. Этого он и испугался, я полагаю. Поэтому, Асфири, я и сказал, что он боится потерять власть. Он дал народу почувствовать вкус свободы, и если раньше никто из тигров и помыслить бы не мог о том, чтобы свергнуть владыку, то теперь от тигров можно ожидать чего угодно.

Асфири опять села на землю и схватилась руками за голову.

– Боги, как же всё сложно! Я даже и не могла подумать…

В камере воцарилось молчание. Мы все обдумывали сказанное и пытались понять какова глубина той клоаки, в которую мы попали. Мне так она показалась бездной. Но, может быть, когда наступит ночь, Эстэриол придёт и вытащит нас? Боги, вот бы так и было! Теперь надежда лишь на него! А я так хочу ему всё рассказать! Да плевать даже на свободу, лишь бы он был рядом!

– А ты-то тут за что? – послышался голосок фиря.

– За то же, за что и вы, – невесело усмехнулся Натор, – Эбайдин испугался, что я хочу предать его. Глупый, я ведь пытался ему помочь! Я просил у него отпустить меня, чтобы уйти на поиски Хартхора, белого тигра, который покинул Сидиен несколько лет назад. А когда он не отпустил, я начал подбивать народ, чтобы они вызвались это сделать вместо меня. Хартхор, знавший Филарэна ещё тигрёнком, мог помочь навести порядок и вернуть симпатии народа Эбайдину. Но он решил, что я строю заговор против него, чтобы вдвоём с Хартхором захватить власть. Мальчишка, какой же он ещё мальчишка…

Я сочувственно поглядела на него. Не всё так просто, как я думала. Раньше мне казалось, что тигриное государство, это идеальный мирок, где все живут в мире и гармонии, а теперь оказалось, что и здесь сплошь интриги и конфликты.

Асфири, как почувствовав мою печаль, опять разъярилась, подскочила не в силах удержать впечатления в себе и со всей дури ударила стену.

А стена, под следами тысяч и тысяч ударов узников темницы просела и обрушилась, как картонная, образуя узкий проход куда-то во тьму…

– Вот те и раз, – заключил фирь в гробовом молчании под звуки осыпающегося песка.

Город под скалой

Из тёмного прохода повеяло холодным затхлым воздухом. Я возблагодарила всех богов за то, что Натор усыпил нашего стража! Прямо всех по очереди, кого помнила, даже Муртока приплела зачем-то! Но друзья не спешили туда заходить. Тигры, молча, вглядывались в темноту, а фирь забился в уголок подальше. Да уж, он ведь не гном, вряд ли фирей может соблазнить такой каменный мешок.

Я тоже подошла к открывшемуся проходу. Не видно ни зги, но, судя по далёкому завыванию ветра, пещера была очень большой и глубокой.

Асфири неуверенно проговорила:

– Я думаю, нам стоит попробовать, как думаешь, Натор? Я понятия не имею, что Эбайдин может мне приготовить, но как-то совсем не хочется проверять! Раз уж у нас такой бардак в государстве, я лучше, правда, куда-нибудь сбегу, чем терпеть этот кошмар!

– На твоём месте я бы не рисковал, Асфири, – тихо ответил белый, – мы понятия не имеем, куда ведёт этот ход и есть ли на другом конце выход. Войдя туда, мы можем все вместе подписать себе смертный приговор.

Я прислушалась к далёким звукам в пещере. Ветер что-то шептал. Великий Сифирус, ведь я могу попытаться понять его! Я же теперь владею магией! Я прислушалась сначала к себе, а потом к ветру, оттеснив друзей от прохода. Холодный ветерок замер, а затем из чрева пещеры тихо повело чистым морозным воздухом. Он обнял меня, как разгорячённый любовник залез под рубашку, а потом будто впитался в тело, обняв своим холодом каждую мышцу и косточку. И при этом мне было тепло и хорошо. Я не слышала, что шептал ветер, но я точно почувствовала, чего он от меня хочет.

– Мне туда… – бесцветным голосом проговорила я, ещё не сбросив своей сосредоточенности.

– Даша, ты уверенна? Может, Натор на самом деле прав? – Асфири поёжилась, к ней подскочил Элни, молчаливо поддерживая её предложение.

– Нет, – ответила я, продолжая слушать ветер. – Мне нужно идти туда, я знаю.

– Знаете, друзья, – задумчиво проговорил Натор, – будь я обычным тигром, я бы сказал, что это безумие! И лучше бы нам сидеть на месте, потому что за побег нас накажут ещё строже. Но я маг, и не верю в совпадения. Этот проход ждал тебя, Даша, он бы не открылся ТАК явно без воли богов. Поэтому нам нужно спешить, пока другие стражники не сбежались на грохот.

Он взмахнул рукой, выпуская соль поярче, и тот поплыл в тёмный проход, освещая дорогу. Я первая шагнула за ним, всё ещё ведомая ветром, за мной нехотя последовала Асфири, с цепляющимся за неё фирем. Натор зашёл последним. Я даже не оборачивалась, находясь в своём непонятном трансе, но знала, что он набросил иллюзию на разлом в стене, чтобы та выглядела целой.

Меня не волновали мысли о том, как я могу видеть, что он делает, откуда я это знаю. Так же как и мысли об Эстэриоле, который будет нас искать. Сейчас я чувствовала, что мне нужно быть там – в пещере. А Эстэриолу всё равно нечего делать в темнице. Он нагонит нас на выходе, уверена.

Проход был узким, часто приходилось протискиваться боком и пригибаться под нависшими над головой каменными глыбами. Но пол ровный, что говорило о том, что когда-то эта пещера была отчасти рукотворной. Дорога шла под уклон, мы всё глубже погружались во чрево горы, на которой стоял замок Сидиена, и если бы не моя целеустремлённость, друзья бы уже давно повернули назад. Было похоже, что выхода отсюда нет.

Не знаю, сколько мы пробирались в свете тусклого огонька, может, час, а может и больше. Ход вёл прямо вниз, не имея ни ответвлений, ни разломов. Но вот свет соля перестал выхватывать стены, а прямо передо мной появились ступени винтовой лестницы, уходящей куда-то вниз. Натор подошёл ко мне и засветил огонёк ярче. Только когда свет начал слепить глаза, мы смогли увидеть, насколько огромна пещера, в которую привёл нас подземный ход. Я думала, что истеричный возглас издала Асфири, но это оказался Натор:

– Боги, это же!.. – он не нашёл слов, и, в приступе волнения, грубо отпихнул меня и кинулся к лестнице.

Я обернулась. Лицо Асфири даже в свете магического огонька выглядело бледным.

– Асфири, что это?

– Это… я не знаю, я в жизни такого не видела! – она почесала пушистое ушко. – Не знаю, может, это какой-то древний город… Я слышала от бабушки, что когда-то тигры жили в горе и поклонялись Синему, но я думала это всё сказки!

Она растерянно посмотрела на фиря, а потом опять на меня, как бы ища поддержки. Она и сама была взволнованна, почти как Натор. Я повернулась к пещере, наконец-то выведенная из своего трансового состояния. То, что мы видели, было поразительным! Это был целый каменный город! В нём были улицы, площадь и даже, вроде, храм. Часть построек была разрушена, часть уцелела. От храма осталась лишь одна стена, обломки других лежали на широких ступенях. В сиянии магического света, город казался призраком, тенью самого себя, и, если бы не Натор, возбуждённо бегающий от здания к зданию внизу, я бы решила, что это иллюзия.

Мы осторожно спустились к белому. Вблизи руины выглядели ещё более устрашающими, казалось, что в любой момент из них выплывет пробудившийся призрак и пожрёт наши души. Запылившуюся брусчатку усеивали обломки стен и мелкие камешки. Мы аккуратно пробирались по ним, стараясь не шуметь. Любой посторонний звук заставлял вздрагивать. Больше всего нервничал фирь, он, как маленький мальчик, держался за руку Асфири, изо всех сил её сжимая. Да, Элни – храбрый фирь. Сомневаюсь, что кто-нибудь ещё из его народа отважился бы ступить под своды этой пещеры. Теперь его даже Майри не узнает, когда он вернётся. Если мы вернёмся…

Я подошла к Натору первой. Он уже не носился по развалинам, а сидел, привалившись к стене и уткнувшись лицом в колени. Я наклонилась к нему и услышала, что он плачет.

– Натор, что с тобой? – испугалась я за него. Асфири тут же подбежала к нему и села рядом.

– Ничего, ничего, всё в порядке, – вскинулся он, вытирая слёзы. – Просто я не ожидал… Я не знал… Боги, если бы я знал, что здесь… – он опять начал всхлипывать сквозь слёзы, – это же такое открытие! Это же наша цитадель! Чаша, из которой мы появились! Здесь вся история нашего народа! Древнейшие бесценные знания! Если бы я только знал!!! Я бы всю гору перевернул, чтобы откопать их! А теперь мы убегаем! Теперь я стану чужим в собственном доме и больше никогда не смогу подарить Сидиену это открытие! – он вновь вытер катившиеся по щекам слёзы. – Простите, простите, я просто слишком взволнован! Я не ожидал, что древний город правда существует!

Он высморкался в грязный рукав и поднялся, стараясь унять дрожь в коленях:

– Со мной всё в порядке, мы можем идти дальше.

– Но Натор, – озабоченно сказала Асфири, – ведь если мы найдём другой выход, ты сможешь сюда вернуться.

– Да, конечно. Но если мы станем беглецами, а мы уже ими стали, – он кивнул головой в сторону прохода, забавно дёрнув ушками. – Я почувствовал, что кто-то рассеял мою иллюзию. Мы преступники! Мы нарушили приказ красного! Мой народ уже никогда не примет меня, и я даже не смогу им рассказать!..

– Натор, не расстраивайся, – я положила ему руку на плечо. – Сейчас всё так непредсказуемо, что ситуация может ещё десятки раз поменяться. Давай пока посмотрим, что ещё нам приготовила судьба, если она есть, а уже потом будем решать.

Тигр закивал, и, кажется, успокоился.

– Даша, а может, мы поищем выход? – раздался какой-то слишком высокий голосок фиря. Похоже, он держался из последних сил.

– Да, Элни, мы ищем его. Но я чувствую, что мы почти пришли, такое ощущение, что я должна быть здесь зачем-то, и когда я это «зачем-то» сделаю, мы будем свободны.

– Вот что, Даша, – сказал Натор, уже совершенно спокойным деловым тоном, – давай-ка оставим ребят здесь на открытом месте, а мы с тобой поищем, что же так звало тебя. Если это магия, то лучше всего нашим немагическим друзьям держаться от неё подальше.

Я согласно кивнула. Асфири с неохотой одобрила предложение и села у стеночки, прижав к себе Элни, как ребёнка. Он был настолько испуган, что не возражал.

– Прислушайся к себе ещё раз, – продолжал Натор, – твой Дар укажет тебе путь.

Я послушно закрыла глаза и опять нырнула в объятья недвижимого воздуха, который взвился вокруг меня лёгеньким ветерком в ответ.

– Туда, – указала я пальцем в сторону разрушенного храма.

Натор создал ещё один маленький соль, чтобы взять его с собой, оставив большой освещать пещеру. Оглянувшись на друзей позади, я пошла к храму с полуоткрытыми глазами. Я не видела, но чувствовала направление, которое указывал мне ветер. Будто виделось, что внутри храма сжалось сердце пещеры, пылающее ярким, но холодным огнём, пронизывающим всю гору. Натор легонько сжал мой локоть, показывая, что тоже чувствует магическую силу, сосредоточенную в храме.

Когда мы ступили на верхнюю ступень, рядом с грохотом упала уже покосившаяся колонна и подняла облако пыли. Меня выбросило из состояния сосредоточения, и я невольно вскрикнула, боясь больше за своих друзей, чем за себя. Но, хвала всем богам, обвала не последовало, только пыль медленно оседала под ноги. Натор подошёл ко мне поближе, лицо его по цвету почти не отличалось от волос. Ха, не будь его волосы белыми до этого, он бы сейчас весь поседел.

Пыль, наконец, осела, и мы увидели, что храм разрушен не весь, и в стене пещеры, к которой он был пристроен, зияет проход. Меня вновь охватило непонятное возбуждение, и я нырнула туда ещё до того, как это успел сделать шарик света. Когда он, наконец, осветил помещение, в котором мы оказались, Натор вновь издал душераздирающий стон. Посреди небольшого зала стоял саркофаг из белого мрамора. На его крышке искуснейшими творцами была вырезана фигура тигриного воина. И так он был прекрасен, что у меня на глаза выступили слёзы. Могучее стройное тело лежало, держа в руках мраморный меч, а на чистом молодом лице читалась скорбь и смирение.

Я не удержалась и прикоснулась к его волосам. Соль подплыл ближе, освещая фигуру. Весь саркофаг был сделан из чистейшего белого мрамора. Весь. Кроме волос, выложенных мельчайшими драгоценными камнями. Глубокого, как букет васильков, как вода горного озера, как небо в ночи, синего цвета…

– Боги, я нашёл его! – прошептал Натор, потянувшись руками к фигуре прекрасного воина, – это могила Синего тигра! Я нашёл его! Значит, он существует! Всё-таки существует!!! – он радостно схватился за навершие меча. – Нам осталось лишь его пробудить! Я нашёл Синего тигра! – закричал он в сторону выхода, смеясь.

Асфири услышала его, и они с фирем побежали в нашу сторону. Но вдруг на меня что-то нашло, я сама не успела понять, что почти зарычала:

– Не прикасайся к нему!

Натор оторопело убрал руки и поглядел на меня.

– Не трогай! Это моё!

Во мне вскипела непонятная злость и неконтролируемая дикость. Я одним движением запрыгнула на крышку саркофага и рыкнула:

– Отойди! Не приближайся! Он мой! – и когда Натор допятился до самой двери, где ему в спину влетели Асфири с Элни, я уже спокойнее сказала, глядя на крышку: – Он для меня…

Спрыгнула и одним лёгким движением смахнула многотонную плиту, открывая внутренности саркофага. Обуреваемый любопытством больше чем страхом, Натор вытянул шею, но не увидел тела. На дне лежал только меч. Узкий и изящный, с огромным сапфиром на рукоятке, в простых ножнах того же сапфирового цвета.

Что со мной? Эта мысль на самой грани сознания промелькнула и исчезла. Не понимаю, откуда, но я знала, что я пришла сюда за ним, что этот меч принадлежит мне, и много веков ждал лишь меня. От него исходила холодная могучая сила, она притягивала, смывая все эмоции, вселяя спокойную уверенность. Я протянула к нему руку, плавным движением обхватила рукоять, второй рукой ласково подхватила ножны и подняла его.

Силу, окутывающую его, почувствовал даже Элни. Они попятились от меня, когда я, не глядя, направилась с мечом к выходу. Я остановилась на верхней ступени лестницы, мои волосы шевелились, тело было холодным как лёд, глаза видели даже сквозь сомкнутые ресницы. Рукоять меча лежала в руке как влитая, и я, повинуясь внезапному порыву, выдернула клинок из ножен и подняла над головой.

Раздался крик. Мой. Сила, дремавшая в мече, разом вырвалась на свободу, ломая и сдавливая тело. Кости будто выворачивались, мышцы судорожно сжимались, изо рта вырывался не то крик, не то хрип. Но я почти не чувствовала боли, сила, окутавшая меня, заглушала все чувства. И вот она, как гигантский молот ударила в грудь. Ещё раз, и ещё, и ещё, будто пытаясь сокрушить грудную клетку, и, наконец, проломила её, но… прямо из моего сердца хлынула всесокрушающая мощь, отвечая на удар, они столкнулись и слились в одно. Эта мощь продолжала вырываться из груди, живота, плеч, глаз. Она окутала меня всю, будто ледяное пламя, а когда она полностью поглотила меня, всё кончилось…

Послесловие от автора.

Друзья, это только начало истории, скоро выйдет вторая часть, а за ней ещё.

Если вам понравилось моё творчество, приглашаю в группу ВК Игры богов Нелита (gamegodsnelita), где есть дополнительная информация, арты, интересные посты и новости!

Всем тёплого ветра и света в сердце.

С любовью, Дарья Фэйр.


Для создания обложки использована художественная работа автора.

Автор карты: Дарья Москвитина.

Благодарность за помощь и поддержку:

Александре Клишиной, Дарье Москвитиной, Мории О’брайен, Юлии Постниковой, Ольге Чиж, Екатерине Кирилихиной, Александре Таран, Виталию Киче и моему ленивому коту.


Оглавление

  • Пролог
  • Побег
  • Прыжок веры
  • Блуждающий лес
  • Сонная роща
  • Дубы
  • Сон на крыше храма
  • Крепкое фирьское
  • Река, тропа и пони.
  • Нереальная реальность
  • Боги Нелита
  • Приют Хозяйки гор
  • Асфири
  • Народ Сидиена
  • Старый храм
  • Дохлый лес
  • Болото
  • Жертва Тёмному богу
  • Озеро Ликораттэ
  • Всем чаю
  • Урок магии
  • Гроза в горах
  • Сидиен
  • Белый маг
  • Город под скалой
  • Послесловие от автора.