КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471264 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219779
Пользователей - 102140

Впечатления

Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Двигатели Weima для мотоблоков

Иные звезды (fb2)

- Иные звезды (а.с. За «Горизонтом» -1) 1.58 Мб, 467с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Влад Лей

Настройки текста:



Влад Лей За «Горизонтом»: Иные звезды

Пролог

— И что будем делать? — спросил Кир.

Дело в том, что вот уже четыре дня как все они, вся группа, безвылазно сидели в своем отсеке. Занятия отменили по непонятным причинам, что происходит — никто объяснять не спешил, а покидать отсек им было запрещено…

А ведь как все начиналось… Из всех потоков, из всех групп академии ВКС выбрали именно их. Десять курсантов, каждый из которых, по мнению преподавателей, обладал особыми талантами, были отобраны для новой программы обучения. В нее входило изучение и практика на новых кораблях, только сошедших с верфей. Именно эти корабли, построенные по проекту настоящего гения своего времени, героя войны, одного из тех, благодаря кому они, нынешние курсанты, не только получили шанс на жизнь, но и на свободу, должны были открыть новые горизонты для человечества… Один из кораблей, к слову, так и назвали — «Горизонт». Это был первый корабль серии, которую и должны были освоить курсанты, должны были стать первым подготовленным для кораблей новой серии экипажем. Именно этот корабль должен был совершить полет, который откроет новые миры, расширит границы уже изученной вселенной. И в зависимости от успешности его миссии, от слаженности и компетентности его экипажа начнется постройка новых кораблей, способных в мгновение ока переместиться к далеким звездам, и человечество перейдет в новую эру…

Сам Кир очень сомневался в том, что у него есть некие особые способности, которые могли пригодиться экипажу корабля-прототипа. Он подозревал, что в группу он попал из-за своего отца, который был не только членом совета Объединения, но еще и героем той войны…

Что касается остальных, тот тут он колебался. Вот, к примеру, какие могут быть особые таланты у Динки? Девчонка, конечно, была умна и хитра. А еще она была душой любой компании — рядом с ней сложно было изнывать от тоски или хандрить. Скорее всего, именно за эту свою черту характера она и получила нынешнюю кличку — Улыбашка. На ее лице всегда сияла улыбка, никто и никогда не видел ее грустной или хотя бы в плохом настроении. Ну а попытаться ей испортить настроение глупцов не было — Улыбашка могла вытерпеть многое, даже к своей кличке она отнеслась легко. Однако стоило ее зацепить, как тут же окажешься на полу с заломанной за спину рукой, а коленка Улыбашки будет давить в спину. И тогда пожалеешь о своей глупости, так как будешь знать, если твоя рука сдвинется еще хоть на миллиметр, раздастся хруст, и будешь ты сожалеть о содеянном уже в лазарете, баюкая сломанную конечность.

Еще один курсант — Леонид. Он, в отличие от Улыбашки, всегда хмур и немногословен. Но и у него есть свое особое умение — он никогда не расстается с гитарой и готов бренчать на ней хоть круглые сутки. Что интересно — вне зависимости от того, что Лёне взбредет в голову сыграть, тебе это понравится — ты проникнешься лирическим настроением, слушая очередную его балладу, откопанную где-то в сети, либо наоборот, почувствуешь прилив сил, желание свернуть горы, когда он начнет играть нечто драйвовое, зажигающее…

Курт, или Курд. Этого своего сокурсника Кир знал хуже других. Спокойный, уравновешенный, словно робот. Причем «Курт» или «Курд» правильно говорить, Кир так и не разобрался. То ли имя, то ли национальность… Каждый из студентов называл его и так, и так. Курд являлся чемпионом академии по единоборствам. Почти два метра ростом, весом в сто с лишним килограмм, этот верзила не знал поражений, и вряд ли у него в обозримом будущем появятся конкуренты, способные отобрать титул чемпиона… Истинный вояка, которому самое место в учебке десантуры. Что он забыл среди будущих пилотов?

Демидов — вот этот точно попал по адресу. О его умении управлять истребителем ходят легенды. Этот человек словно родился в истребителе, причем уже умея управлять им. И не просто управлять, а творить с ним такое, что и не снилось опытным пилотам. Он уже прошел все тесты и экзамены и готов получить первый офицерский чин. Но бюрократия нашего учебного заведения стала на дыбы — мол, положенный срок в академии просидишь — тогда и погоны получишь. Но парень не расстраивался — один тот факт, что он смог в дуэли победить главного инструктора — Федора Нестерова, который в войну врагов пачками сносил и считался непревзойденным мастером своего дела, — уже о многом говорил… А еще Демидова отличало то, что его имя абсолютно никто не помнил. Так и звали по фамилии, или сокращенно — Демид. Да, похоже, он и сам к этому привык.

Еще четверых курсантов, ютившихся в соседнем отсеке, Кир знал шапочно. К примеру, с Лиаром он только здоровался. И все знания об этом человеке ограничивались исключительно именем. Еще один — Каин. Тут Кир вообще не был уверен — имя это или позывной. Откуда он вообще его знает? Ах да, от третьего студента, жившего в соседнем отсеке — от Дена Двойки. Этот студент был один в один похож по характеру на Демида, такой же любитель найти неприятности, но заметно уступал последнему в пилотских умениях, зато по части кутежа и потребления алкоголя не знал себе равных на всем курсе… И как он только сюда попал? Ну ведь не принимать же всерьёз его умение перепить даже старшину — десантника, вечного сторожа и привратника академии. Наконец, за последнего жильца соседнего отсека Кир вообще ничего не знал. Ну как-то не сложилось познакомиться по нормальному с соседями: на станции они всего — ничего, а дел было невпроворот…

Первым на вопрос Кира отреагировала Улыбашка.

— А что делать? Отдыхай и наслаждайся жизнью… Потом на это времени не будет.

— Я бы лучше пошел в тренажерку. Чего зря бока пролеживать? — отозвался Курд со своей койки.

— Боишься, что твой титул украдут, чемпион ММО? — подтрунила его Динка.

— ММА… — хмуро поправил ее Курд. — ММО — это то, где ты свою эльфийку гоняешь по лесам…

— Я-чемпионка ММО, — рассмеялась Улыбашка.

Лёнька ничего не отвечал и начал наигрывать какую-то задорную, хулиганскую мелодию.

— А знаете что? — Демид резко сел на своей койке и спустил ноги вниз, едва не угодив ими в глаз… Ах да! Кир забыл еще об одном однокашнике — Тиме. Тим, как и Кир, был сыном члена совета. Вот только, в отличие от Кира, он попал сюда не случайно — Тим был инженером от бога. Он словно чувствовал механизмы, словно понимал их. Тим мог починить любое устройство, какое попадалось ему в руки. Даже старая капсула виртуальной реальности, черт знает сколько пылившаяся на складе академии, благодаря Тиму снова начала работать. Да Кир сам в ней сдавал зачет по посадке истребителя на носитель и убедился в ее исправности.

Так вот, Тим, с горем пополам увернувшийся от пятки Демида, тут же заворчал:

— Снова какую-то дичь задумал? Опять попадем…

Дело в том, что Демид был главным подстрекателем в компании курсантов. Если группа вляпывалась в неприятности, то с большей вероятностью можно было сказать, что именно Демид подал идею. Но, конечно же, его никто и никогда не выдавал. Где это видано?

— Чего сразу дичь? — деланно обиделся Демид. — Предлагаю просто выйти и выяснить, что происхо…

— Нам запрещено! — тут же сухим тоном известил его Тим. А вот он, в отличие от Демида, которого можно было назвать генератором приключений, являлся голосом разума для компании.

— А если базу атаковали, и банально никого не осталось? — спросил Демид. — Так и будем сидеть, пока кислород не кончится или жрать друг друга не начнем?..

— Предлагаю начать с Тима! Он самый калорийный! — предложила Улыбашка.

Тим, страдающий лишним весом и явно комплексующий по этому поводу, тут же попытался отшутиться.

— У меня кость широкая, не наедитесь…

— Ничего, супец сварганим, — нашлась Улыбашка.

— Ну хватит, — встрял и Курд. — Демид дело говорит. Второй день никто не заходит. Может, проблемы серьезные начались? Стоит проверить…

— Как хотите… — подвел итог Тим и завалился обратно на койку, всем видом показывая, что в этой авантюре он точно не примет участия.

Демид же спрыгнул с койки и начал поправлять свой комбез — одно дело попасться кому-то из отцов командиров на глаза, и совсем другое — в мятой форме… Сгноят на губе…

Курд также поднялся, отложив свой голокон, на котором просматривал видеозаписи боев с последнего чемпионата планеты.

— Ты с нами? — поинтересовался Демид у Кира.

— Конечно, — ответил тот. Эта троица всегда была неразлучна, когда искала неприятности на свою пятую точку.

— А ты? — спросил Демид у Лёньки?

Тот молча сыграл колыбельную.

— Ну понятно… — ухмыльнулся Демид и повернулся к Улыбашке.

— Э неееет… — протянула та. — Что маленькой хрупкой девочке делать на губе с тремя мужланами? Да и эльфику надо погонять… Пока я гуляю — враг качается…

Пройти по коридору троице удалось всего метров двадцать, когда за первым же поворотом они напоролись на двоих десантников в полной боевой броне и с энергетическими винтовками наизготовку.

— Стоять! Вы кто такие? Что тут делаете? — голос говорившего десантника был изменен до неузнаваемости встроенными в скаф динамиками.

— Мы — курсанты! — ответил за всех Демид. — уже два дня сидим взаперти, хотели узнать, что…

И тут пол и стены затряслись.

— Немедленно возвращайтесь обратно! — приказал один из десантников. Второй уже набирал комбинацию на заблокированной двери, которую они и стерегли. Видно — получили приказ сменить позицию.

— Что это было, что произошло? — спросил Кир, поднимающийся после тряски на ноги.

— Возвращайтесь…

— Десантура! Будьте людьми! Что за херня происходит? — пробасил и Курд.

И десантник смилостивился.

— Атакуют нас. А теперь возвращайтесь.

— Кто?

— Не знаю! Все, курсанты! Кругом! Бегом!

Привычки, вбиваемые годами, взяли свое. Вся троица тут же развернулась и потрусила назад.

* * *

Оставшиеся в отсеке тут же засыпали троицу вопросами.

— Что это было? Почему трясло? На нас напали? Кто? Что вы узнали?

— Не знаю, — ответил на все вопросы сразу Демид, — но тряхнуло так, как будто торпеда в станцию попала… Так что надеваем скафы — от греха подальше.

Второй раз никому предлагать не пришлось. Буквально за пару минут все шесть курсантов уже стояли одетые в легкие скафандры, которые, тем не менее, могли сохранить жизнь владельцу в космосе и давали возможность несколько часов провести в вакууме.

Оделись они, надо сказать, вовремя. Дверь в их отсек открылась, и появился полковник Смит. Он оглядел курсантов, уже одетых в скафандры, усмехнулся и приказал.

— Пять минут на сборы необходимого — и на выход.

— Есть! — рявкнули все курсанты, хотя каждого так и подмывало спросить — куда?

Полковник развернулся и исчез в соседнем кубрике, где обитала еще четверка будущих офицеров.

Спустя пять минут все десять курсантов собрались в общем отсеке. У каждого за спиной висел герметичный рюкзак, в который они уместили свои пожитки. А что — жизнь курсанта такая — могут кинуть на практику, на орбиту в любой момент. С чемоданами особо не побегаешь. Тем более, когда у тебя цейтнот. А так в рюкзаке сменный комбез, пара наборов нижнего белья, голокон и личные гигиенические принадлежности? Что еще надо-то?

Полковник Смит внимательно осмотрел подчиненных и приказал.

— За мной. Бегом.

Они бежали за ним по длинным коридорам станции, и Кир отметил, что двигались они, судя по всему, к ангарам.

Так и оказалось. Очередные двери с легким шипением разошлись в сторону, и они все оказались в огромном ангаре, посреди которого стоял ослепительно белоснежный корабль.

— «Горизонт», — прочитал Демид крупную надпись, выролненную золотистой краской на борту звездолета. — Вот ты, значит, какой…

— Разговоры! — рявкнул полковник. — Все на борт!

Курсанты подчинились.

Только оказавшись на борту, полковник снизошел до короткого монолога.

— Значит так, курсанты! На нас напали. Враг уже возле станции, и шансов отбиться у нас практически нет. Командование приказывает или эвакуировать наши прототипы, или взорвать. Два уже заминированы. На третьем улетаем мы. Я за пилота и командира, Курд — канониром, дублером к нему Диана, Кир — оператором щита, Зик его дублером, Тим за инженера-механика, Лиар помощником, Леон к сканеру, Демид ко мне вторым номером, остальные — пассажиры. Все! Вопросы?

Курсанты уже поняли, что дела плохи. Если полковник пренебрег своей обычной практикой: тыкать пальцем сначала в человека, а потом на место, которое тот должен был занять. Если полковник назвал всех по позывным, а не как обычно, матерно унижая, значит, дела действительно идут хуже некуда.

— Кто напал? — спросил Кир.

— Неизвестный враг. Все это потом. По делу вопросы?

— Никак нет, — нестройно ответили курсанты.

— По местам! — скомандовал полковник и направился к креслу пилота.

Когда огромные двери ангара разошлись в сторону, их корабль не спеша, вальяжно, не обращая внимания на то, что вокруг кипел самый настоящий бой, вылетел в открытый космос.

Леон присвистнул, рассматривая экран тактического сканера.

— Что там? Что? — тут же донеслось со всех сторон.

— Отставить кудахтанье! — цыкнул на них Смит и приказал Леону. — Доклад!

— Обнаружены неопознанные корабли, в количестве шести штук. Класс выше 28[1]

Все удивленно уставились на него. Такого просто не могло быть. Ведь даже настоящий монстр, поражающий воображение — «Исполин», — классифицировался как корабль 16 класса. Самая большая станция, межрасовая, торговая, находящаяся в галактике, имела 24 класс. Выходило, что вражеские корабли были просто громадны. До размеров планеты им, конечно, было далеко, но вот посоревноваться размерами с земной луной они могли легко. А такого просто не могло быть не только у людей, но и у других рас, известных людям. Подобного никогда не было и быть попросту не могло… Постройка даже одного такого корабля тут же привлекла бы внимание всех. Невозможно было построить такую дуру в секрете, даже в самом отдаленном от обитаемых систем уголке. И вот — сейчас этих дур наблюдалось целых шесть…

«Горизонт» закончил маневр выхода из ангара и уже набирал скорость, направляясь к краю системы, подальше от места битвы.

— Наши потери? — спросил Смит.

— Н-не знаю, — ответил Лёнька. — Около 600 кораблей сейчас в битве.

— Заставь искин считать крупные обломки, — приказал полковник.

У всех курсантов тут же пронеслась мысль — действительно, почему так было не посчитать уничтоженные корабли? В этом и были отличия курсантов, не побывавших ни в одной битве, от опытных и прожжённых офицеров, уже не раз понюхавших порох. Последние всегда проявляли необычную смекалку, используя радикальные и необычные методы для достижения цели, в случае если традиционные способы невозможны.

— 400…нет! 600! — доложил спустя несколько секунд Лёнька.

— Значит, минимум четыре сотни уничтожили… — пробормотал Смит.

Кир было открыл рот, чтобы спросить, как Смит получил такую цифру. Но внезапно до него самого дошло — уничтоженный корабль, обычно, либо остается целым, либо его вообще разносит взрывом реактора на мелкие части. Также есть вероятность, что корабли, зачастую обладавшие немалой длинной, просто переламывало пополам. А значит, что минимум триста кораблей уничтожено. Полковник просто добавил еще сотню, посчитав, что часть обломков все еще остались цельными кораблями, пусть и уже мертвыми…

«Горизонт» начал ускоряться, и Смит начал вбивать координаты для прыжка, когда…

— Наведение! — сообщил Кир. — По нам ведут огонь!

— Держите щит! — прорычал Смит. — Мне нужна минута, и прыгнем!

Корабли нового типа серии «Горизонт» не нуждались в разгоне, как прочие, привычные корабли. Достаточно было ввести координаты, и корабль тут же прыгнет. Причем прыгнуть он может неимоверно далеко, в несколько десятков раз дальше, чем это могли сделать ныне используемые всеми расами, включая людей, звездолеты.

— Попадание! — сообщил Кир. — Падение мощности щита! Половина мощности! Попадание! Четверть мощности…

И тут корабль прыгнул.

Они оказались в совсем другой системе, где никакого боя не было, вокруг были только несколько крупных астероидов.

— Где это мы? — спросил Демид.

— Далеко от дома… — проворчал Смит. — Доклад постов!

— Оружие в норме, — отозвался Курд.

— Щит 40 % от номинала, — ответил Кир.

— Двигательный. Норма, — прозвучал из динамиков голос Тима, наблюдавшего за работой двигателей и реактора.

— Сканер?

— Чисто, — доложил Леон и тут же ахнул. — Цель! Направление — 6,4, класс — выше 28!

— Он что, за нами прыгнул? — удивленно протянула Улыбашка. — Это что же, не только у нас новый гипердрайв[2]?

— Цыц! — уже привычно приказал Смит. — Готовимся к…

— Новые объекты, 3 цели класса 6, 12 целей класса 3, вижу еще 500… - Леонид ахнул. — Черт! Уже две тысячи класс 1.

— Готовимся к прыжку, — Смит быстро набирал команды на клавиатуре. Хотя зачем? Не проще ли было все сделать через сеть? Он ведь должен быть подключен к кораблю напрямую через индивидуальную сеть? Хотя Кир замечал такое за «Старичками»: они все старались делать вручную, даже в такой опасной ситуации, когда каждая секунда на счету. Привычка, наверное…

— Множественные залпы… — сообщил Леонид. — Вижу мелкие цели. Похоже — торпеды…

Меж делом он вывел на главный экран изображение с камер, увеличив изображение.

Все присутствующие, кроме Смита, согнувшегося над терминалом, рассматривали врагов. Гигантский корабль противника выглядел как огромная, широкая доска. Однако вся его поверхность бугрилась выступами — башнями, надстройками. Казалось, на его поверхности возведен целый город, и все эти возвышенности — его дома: одноэтажные, многоэтажные, свечки — небоскребы…

Затем экран переключился на другие корабли противника. На этот раз на экране появилось нечто, напоминающее треугольник. Подпись: «класс 2». Похоже, так выглядели корветы или фрегаты противника. Следующая картинка — длинное тело с острым носом и длинным корпусом и крыльями на задней части. Больше всего этот корабль напоминал стрелу — снаряд для примитивного оружия, которым люди пользовались много веков назад…

— Попадание! — начал перечислять Кир. — Щит: остаток 30 %, 20 % 10 %…

— Все, — выдохнул Смит и разогнулся, нажав клавишу.

Корабль тряхнуло, затем еще раз и, наконец, он словно перевернулся — все курсанты и сам полковник вылетели из своих кресел. Ситуацию усугубило и то, что свет на мостике внезапно погас…

Глава 0–1 Не всяк тот друг, кто тебе помог…

Кир попытался подняться, но тело не хотело его слушаться. Он чувствовал себя так, будто находился на морском корабле, причем в самый сильный шторм. После очередной неудачной попытки он вновь оказался на полу. Еще бы хоть что-то увидеть — темнота вокруг кромешная.

Как по заказу вспыхнули лампы аварийного освещения, заполнив мостик тусклым красным светом. Кир с удивлением осознал, что видит окружающее размыто, словно под водой. Он ощущал вкус крови во рту, сильное головокружение и тошноту. Подобные ощущения он испытывал года два назад, когда сдал экзамены на первом курсе и перебрал с алкоголем по этому поводу.

— Кир! Кир! Кир! — только с третьего раза он понял, что кто-то произносит его имя. Женский голос. Кто это мог быть? Улыбашка, кто же еще? Мысли ворочались в больной голове нехотя, словно шарики в грязном подшипнике.

— Оставь его! Видишь — кровь?! Башкой приложился, видать, — этот голос тоже был знаком. Кто же это? Ах да… Смит…

На Кира вдруг навалилась неимоверная усталость, и так захотелось прикрыть глаза, хоть на секунду, что он уже с трудом сопротивлялся этому желанию. Буквально на секунду он закроет глаза и…

Он и сам себе не мог ответить, через сколько это наступило. Быть может, минута, час или даже день. Он просто открыл глаза и огляделся. Головной боли уже не было, как и приступов тошноты. Он попытался дотронуться до головы. Как только пальцы коснулись кожи, он почувствовал, как они стали слизкими и мокрыми. Что там? Он поднес руку к лицу — кровь…

— Не трогай рану! — приказным тоном заявил Лёнька, сидящий рядом и обративший внимание на движение Кира.

— Что случилось? — спросил Кир.

— «Горизонту» досталось — несколько прямых попаданий. Ты головой о переборку приложился. Ничего страшного — заживет. Но сотрясение вполне себе может быть…

— А остальные где?

— Вытягивают ребят из двигательного — там дверь заклинило.

Кир, наконец, заметил, что Лёня сидит, опершись спиной о стену, а левую, замотанную каким-то тряпьем, ногу вытянул перед собой.

— А с тобой что?

— Ногу сломал.

— Черт… А чего в медкапсулу нас не отнесли?

— Нет больше медкапсулы.

— Как так?

— Ты что, не помнишь, что ли, ничего?

— Да помню, как появились эти… Начался обстрел. А дальше…

— А дальше мы прыгнули. Но именно в этот момент получили несколько залпов, — сказал Лёня. — Корабль теперь только чудом держится как единое целое. Большинство отсеков уничтожены. На мостике большая часть терминалов — хлам.

— А как мы…

— Как мы что? Домой вернемся? Не знаю. Никак, — мрачно сделал вывод Лёня. — Хрен с ними, с отсеками. Главное — нам реактор выбили…

— А чего корабль не рванул? — искренне удивился Кир.

— Черт его знает… Ты так меня спрашиваешь, будто я его проектировал…

— На этом корабле испытываются не только новые двигатели, но и новый генератор, — донеслось со стороны пилотского места, и Кир увидел сидящего в нем Смита.

Кир хотел было спросить, почему полковник не помогает остальным с разблокировкой двери, но вовремя прикусил язык. Он разглядел, что полковник сидит в кресле как-то не так, не естественно. А затем удалось разглядеть и металлический осколок, торчащий из его груди.

— Как вы…

— Во время атаки… — коротко пояснил полковник.

Кир бросил взгляд на Лёню. По его выражению лица стало понятно — полковнику уже ничем не помочь…

* * *

— Давай! Тяни!

Дверь, наконец, поддалась, и ее получилось сдвинуть.

— Тимур! Тим!

— Я здесь. Со мной все в порядке!

Улыбашка, как самая маленькая, смогла протиснуться в щель между створками двери и бросилась к Тиму. Тот сидел возле одной из распределительных панелей и ковырялся с проводами.

— Ты как, цел? — снова спросила она.

— Да, сказал же… — бросил Тим, не отрываясь от работы.

— А где твой напарник? Где Лиар?

— Вон, — Тим указал на дальний угол отсека.

— Что с ним? — почему-то шепотом спросила Улыбашка.

— Мертв, — спокойно ответил Тим.

— Как? Почему?

— Не знаю. Свет как вырубило — я ничего не видел. А когда аварийку смог включить — увидел…

— И ты так спокойно об этом говоришь?

— Послушай… — Тим оторвался от работы, развернувшись к Улыбашке. — Я с горем пополам смог включить нам свет…Если не подключу аварийные аккумуляторы, то через пару часов все к нему присоединимся…

— Что? Почему?

— Система жизнеобеспечения не работает… А теперь не мешай…

Улыбашка поняла, что продолжать дальнейший разговор с Тимом бессмысленно — он сейчас полностью в работе. И в такие моменты его совершенно не трогают не только чужие проблемы, но и чужие смерти…

Лиар стал уже вторым покойником на корабле. Первым был другой курсант, чьего имени Улыбашка не знала — как-то не пересекались… Второй курсант во время атаки врага и сильной тряски умудрился налететь головой на угол терминала. Удар оказался столь сильным, что проломил череп. Парень даже не понял, как и от чего умер. Вообще, «Горизонт» оказался крайне неудачным в плане прочности. Первая же атака привела к тому, что часть экипажа оказалась выведена из строя. Причем не столько из-за попаданий врага, сколько из-за хрупкости и ненадежности внутренних конструкций — Лёню, успевшего зафиксировать себя в кресле, бросило в стену вместе с тем самым креслом (вырвав его вместе с фиксирующими болтами), в результате чего он ногу сломал. Курсанта, чье имя она забыла или вообще не знала, зашибло насмерть (а были бы в нормальных экзоскелетах, боевых — выжил бы… Черт бы побрал эти правила, по которым курсанты не имели права на боевые костюмы и должны были носить легкий гражданский скаф). Полковника ранило, причем, и скорее всего, он тоже не жилец… У Кира сотрясение, Лиар погиб…

Теперь еще оказалось, что аккумулятор не работает. Хотя Улыбашка была уверена — Тим сможет все починить. Это ведь Тим!

* * *

Кир, Леон и Смит были на мостике. Остальные курсанты все еще не вернулись, хотя прошло изрядно времени — часа полтора. Они не разговаривали, не двигались, не пытались сделать ничего. Кир замечал, что с каждой ушедшей минутой полковник становится все бледнее и бледнее… И ведь самое паскудное — ничем ему помочь было нельзя. Если вытащить обломок из раны — он тут же истечет кровью. Медкапсулы нет, штатные аптечки, которые были на мостике, уже вкатили лошадиную долю обезболивающих и прочих препаратов, но ничем более облегчить состояние полковника, тем более, излечить его рану, не могли.

— Вот что, ребята… — тяжело, с натугой произнес полковник. — Я уже не жилец…

— Мы выкарабкаемся… — перебил его Кир и заметил, что и сам говорит через силу, словно воздуха не хватает. Может, система жизнеобеспечения отключилась? Тогда они все покойники.

— Не надо, парень… Я знаю, о чем говорю, — без обычных и привычных матов и ругательств ответил полковник усталым голосом. — Как я говорил, все корабли серии «Горизонт» были заминированы… Наш не исключение. Если я умру раньше, чем все станет окончательно ясно, вы должны будете подорвать корабль… Код такой…

Он произнес набор цифр, а Лёня и Кир навострили уши, запоминая его.

— А еще вся информация касательно координат старта, вся навигационная информация зашифрована. Открыть ее можно тоже с помощью кода…

Курсанты запомнили и вторую комбинацию, уже намного сложнее первой. Эта была целым набором слов и цифр.

— Если поймете, что все, конец… Корабль нужно… Взорвать… — каждое слово давалось полковнику с трудом. — Ну а если, все же, вам каким то чудом удастся «оживить» корабль, то навигационные данные… Помогут… Вам… Верну-у…

Он не договорил фразы и замолк.

— Полковник! — позвал его Лёня. — Вы слышите? Эй! Полковник Смит!

Кир с кряхтеньем, цепляясь за стенку, поднялся на ноги и медленно, еле перебирая ногами подошел к креслу с раненым командиром.

— Мертв… — констатировал Кир, проверив пульс.

* * *

Свет появился внезапно. Кир даже прищурился, когда непривычный, яркий свет резанул по глазам. Вспыхнуло освещение, ожили терминалы, заискрились оголенные провода там, где вследствие обстрела корабль получил наиболее тяжелые повреждения.

Лёня тоже охнул. Видимо, подобная смена освещения и ему пришлась не по вкусу…

— Это что? — Удивленно спросил Кир.

— Тим, никак иначе… — уверенно ответил Лёня. — Давай за терминалы. Надо узнать, где мы.

Киру было плохо, но все же он, превозмогая свою боль, поднялся сам, помог подняться Лёне. Они медленно двинулись к еще рабочим терминалам. Пройти нужно было всего несколько шагов, но Лёня не мог идти быстро — израненная нога уже распухла и, судя по покрывшемуся потом лицу, перекошенному от боли рту и тяжелому дыханию, сильно болела.

Когда они добрались до терминала оператора пространства, Леня с явным облегчением буквально упал в кресло, где еще несколько минут приходил в себя.

Кир, с трудом добравшись до кресла второго пилота, повалился с не меньшим удовольствием.

— Так… На радарах чисто, — сказал Лёня. — Давай, проводи диагностику и проверку систем…

Кир приступил к работе — голова совершенно не соображала, но руки, благодаря множеству тренировок, сами знали свою работу и выполняли ее быстро, точно.

— Так… Система жизнеобеспечения цела и работает… Генератор… Генератора у нас больше нет, ни один датчик с него не выдает инфы…

— Хрен с ним, — ответил Лёня. — Скорее всего, наши аккумулятор запитали… Что с остальным?

— Генератор гравитации…

— Работает. Там свой акам… — прервал его Лёня. — Что с движками? С оружием, щитами?

— Не умничай… — Кир понимал, что Лёня сделал замечание по делу. Но что он мог поделать? Проводил штатную проверку согласно списка — сообразить в нынешнем состоянии самостоятельно, что следует проверять, он не смог. Но и позволить другому курсанту помыкать собой не мог. — Движки живые. Оружие частично, щитов нет…

— Хреново… — вздохнул Лёня. — Без щитов в гипер не уйдешь…

— Движки хоть и рабочие, но максимум уже не выдадут…

— А гиперпривод?

— Сейчас… — Кир сообразил, что проверить состояние устройств он может и без допотопной клавиатуры — все же можно сделать через сеть…

— Гипер неисправен. Требует калибровки…

— Ну, с калибровкой мы справимся, у нас Тим есть, — облегченно вздохнул Лёня.

— На «Горизонте» гипер нового поколения… — хмуро заметил Кир.

— Плевать… У Тима уже был вводный курс в теорию и основы настройки…

— Эй! Вы как тут? — девичий голос прервал их перепалку.

— Нормально, — оветил Лёня. — Что с остальными?

— Лиар… А с полковником что?

— Помер полковник…

Наступила тишина. Прервала ее вновь Улыбашка.

— Тим подключил аккумулятор, прислал меня проверить, работает ли мостик?

— Да, вроде все терминалы в сети.

— Ну и славно…

— А где остальные?

— Да Тим всех заставил помогать ему с реактором. Вроде починить надеется.

— Как? На коленке?

— У него и спроси, — ответила Улыбашка и выдала в своем репертуаре. — Пусть чинит, штопает, заклеивает. Мне все равно, что он сделает, лишь бы реактор заработал.

— Ну да, он как зара…

Внимание всех троих привлек терминал сканера, начавший отчаянно сигналить.

— Что это? — спросила Улыбашка.

— Корабль… — удивленно ответил Лёня. — Маленький. Максимум 2 класс.

Тут же на сканере появилась вторая отметка.

— А это что?

— Этот уже побольше. Как минимум 6…

— Можешь включить камеру и дать приближение?

Лёня молча отдавал приказания по сети.

Главный экран на мостике вспыхнул и показал нежданных гостей.

Первый появившийся корабль, маленьких размеров, внешне напоминал привычный курсантам эсминец — длинный, вытянутый корпус, тупой нос и крылья практически возле двигателей, в хвосте корабля. Причем крылья необычные — они словно охватывали корпус корабля, словно были его поясом.

Второй корабль был не таким необычным на вид, но зато в разы больше первого. Он имел плавную, каплевидную форму, а весь корпус покрывали конструкции, чем-то напоминающие решетки или дополнительную защиту. Нос, как и у первого корабля, тупой. При этом, если смотреть на него только спереди, могло сложиться впечатление, что корабль является храмом — его нос больше всего напоминал огромные арочные ворота, к которым вели несколько ступеней, словно бампер на некогда существовавших автомобилях. Вся защита на корпусе корабля отливала бронзовым цветом, хотя сам корпус был черным, как ночь. Первый же был окрашен менее устрашающе — белый корпус с красными, тонкими полосками. На обоих кораблях, по бортам, были какие-то знаки. Или символы. Наверняка названия кораблей. Однако курсанты их узнать не могли — язык совершенно не знакомый.

— Ты что там делаешь? — спросил Лёня у Кира, занятого загадочными манипуляциями с терминалом.

— Вручную навожу орудия, — буркнул Кир.

— Ты что, дурак?! — возмутился Лёня. — Откуда ты знаешь, что это враги?

— А что, друзья? — огрызнулся тот. — Смит четко дал понять, что «Горизонт» не должен попасть в чужие руки.

— И ты реально думаешь, что наш полуживой корабль сможет уничтожить два чужих?

— А что, есть выбор?

— Да! — в один голос ответили Киру Улыбашка и Лёня.

— Сдаться? Сразу? Нет! — Кир ухмыльнулся и нажал клавишу. Тут же с орудий, расположенных под днищем корабля, вырвались два энергетических вихря, устремившиеся к мелкому чужому кораблю.

— Ты идиот! — сообщил Киру Лёня. — Они же не враги.

— Нельзя отдавать «горизонт» — безапелляционно ответил Кир.

— Так… Сейчас их очередь, — Улыбашка наблюдала, как оба выстрела наткнулись на невидимую преграду вокруг корабля гостей. Тут же по невидимой до этого момента сфере энергетического щита, защищавшего корабль пришельцев, волнами разошлись цветные всполохи и спустя миг погасли, словно ничего и не было.

И она оказалась права — несколько попаданий заставили «Горизонт» содрогнуться.

— Ну сейчас я вам… — Начал Кир.

— Нет! Не вздумай! — крикнул на него Лёня.

Но Кир уже что-то увлеченно набирал на самой клавиатуре. Лёне понадобилось всего пару секунд, чтобы сообразить, что задумал однокашник.

— Улыбашка! — его глаза расширились, когда он осознал, что именно делает Кир, комбинацию для чего он вводит в терминал. — ОСТАНОВИ ЕГО!!!

Он сказал это таким тоном, что Улыбашка не стала язвить, переспрашивать или отказывать. Лёня словно загипнотизировал ее, его глаза впились в нее требовательно, угрожающе, пугающе.

Улыбашка нанесла короткий, без замаха, удар, и тело Кира обмякло…

* * *

Тарс-Ум с привычным пренебрежением взирал на очередную систему, которую довелось посетить их кораблю «Хесселю», названному в честь старшего сына младшей жены великого Тара — божества, которому поклонялись все аттарцы. Такое имя для корабля должно было принести удачу и богатство своему владельцу, как это сделал и сам ясноглазый Хессель, подаривший отцу случайно найденный мир людей. Но Тарс-Ум, по его же собственному мнению, получал только жалкие гроши по сравнению с тем, на что рассчитывал. Многие капитаны-фрилансеры схожих по классу кораблей были бы рады и такому доходу. Но только не Тарс-Ум.

Истинный аристократ, чьи предки на протяжении многих веков, из поколения в поколение передавали потомкам свою спесь и надменность, высокомерное отношение не только к представителям других рас, но и своим же, но стоящим пусть и на ступеньку, но ниже в социальной лестнице, младший сын эмира провинции Ираде, уличенный в кражах из казны и изгнанный из империи, страдал…

Он считал себя абсолютно невиновным — ведь воруют все, а его вина только в том, что позволил себя поймать… Тем не менее, чтобы сохранить жизнь, ему пришлось покинуть пределы империи. Конечно, он не улетел с пустыми руками — отец, пребывающий в бешенстве (но опять же, не из-за воровства сына, а из-за того, что его поймали, а, следовательно, могут проверить и самого эмира, обнаружить, сколько украл он), выделил ему сумму, которой хватило на пару месяцев безбедной жизни даже за пределами империи Аттар.

Вот только деньги начали заканчиваться. Причем иссякали они неимоверно быстро. И тогда Тарс-Ум пришел к простому умозаключению — где-то их нужно было добывать. Конечно, истинный аттарский амма[3] не мог опуститься до уровня черни — получать деньги за работу. Да и не в настолько бедственном положении он был.

Имеющихся средств вполне хватило на покупку транспорта класса Импайл (малый транспорт), конечно же, Аттарского производства. Продукцию любого другого государства амма расматривали как подделку, жалкую пародию на собственные корабли, даже если по характеристикам импортный корабль был лучше и дешевле. Тем не менее, амма предпочитали корабли собственного производства, ведь их раса вышла первой в космос, ну или так было принято считать в империи…

И вот, «Хессель» уже на протяжении нескольких лет летал по космосу, ныряя в неизведанные системы, пытаясь найти сокровища, достойные своего владельца. Но пока, к сожалению, крупных находок не было. Поэтому владелец, как и экипаж, жили с работорговли.

— О, ясноликий… — амма предпочитали к себе именно такое обращение. Их бледная, белая кожа, словно выцветшие глаза, с отсутствием даже намека на румянец самим Аттарцам казалась эталоном красоты, поэтому они всячески ее подчеркивали, даже в обращении к себе.

Тарс-Ум повернулся к человеку, уже распластавшемуся на полу, вытянув просительно руки к амма.

— Говори, — бросил Тарс-Ум сквозь зубы, стараясь при этом даже не шевелить губами. Только так можно было обращаться к прислуживающим истинному амме…

— При входе в эту систему мы получили сигнал от малого исследовательского корабля. Он что-то нашел и просит помощи по эвакуации объекта…

— Координаты дал?

— Да, амма…

— Тогда летим к нему. Как только варп прыжок закончится — уничтожить его.

— Да, амма. Но есть одна проблема…

Беспристрастное, как казалось самому Тарс-Уму, прекрасное лицо исказила гримаса досады.

— Какая еще проблема?

— Сканировщик предупредил, чтобы мы не наделали глупостей — он включил режим маскировки. А если мы попытаемся его уничтожить или не поделимся грузом — у него есть зафиксированные логи принятия нами соглашения с ним и передачи части от трофеев. И эти логи уже отправлены на станцию старателей. Если он не выживет — то в его смерти обвинят нас.

— Сколько именно от трофея он хочет, указано?

— Хвала Имве[4], нет.

Лицо Тарс-Ума вновь недовольно дёрнулось — поминание при амма богини Имве было признаком дурного тона — ведь амма с презрением относились к торговцам и всему с ними связанному, включая даже богиню. Хотя это презрение не мешало самим амма торговать и мошенничать.

Когда «Хессель» прибыл по координатам, Тарс-Ум чуть не поддался нахлынувшим чувствам и не выругался. Но вовремя вспомнил, что кругом полно черни, а отличительной чертой любого Амма является умение держать себя в руках и не проявлять эмоций.

Оказалось, что сканировщик нашел всего лишь разбитый корабль. Причем странной конструкции. Наверняка очередные варвары с вонючей, отдаленной планеты, наконец, вышли в космос. О, бездна! Когда уже империя наведет порядок и сотрет из галактики эти недорасы? И ведь самое обидное — наверняка они уже все там передохли, даже рабов не наберешь, да и сколько их там может быть… Полдюжины от силы.

— Что я пропустил? — На мостике «Хесселя» появился Ма-Тур, еще один амма. В последнее время дела у Тарс-Ума шли плохо, и пришлось искать средства на содержание корабля. Вот тут и появился Ма-Тур. Он предложил пристойную сумму в несколько сот тысяч кредитов, поставив лишь одно условие — что с этого момента он будет на борту в качестве совладельца, и все свои решения Тарс-Ум будет согласовывать с ним. В тот момент, когда Тарс-Ум уже мог вдохнуть запах денег, он с легкостью согласился на подобное условие. И с тех пор не раз уже об этом пожалел. Нет, раньше все шло более-менее пристойно. Но затем вновь понадобились деньги, и еще…

А затем, однажды, в капитанскую каюту Тарс-Ума заявился этот… Этот недостойный звания амма аттарец, который заявил, что у Тарс-Ума есть год, чтобы отдать долг, иначе он потеряет корабль… С того момента Ма-Тур вел себя подчеркнуто нейтрально, позволяя делать Тарс-Уму все, что тот пожелает. Вот только всюду совал свой нос, как сейчас.

— На связь вышел сканировщик. Заявил, что нашел нечто интересное. Вот оно, — коротко объяснил Тарс-Ум и указал рукой в экран, на котором во всей красе был показан неизвестный корабль, явно побитый в недавнем бою.

— Хм… Интересный кораблик… — протянул Ма-тур, рассматривая ошметки варварского корабля. — Выжившие есть?

Тарс-Ум пожал плечами. Какая разница?

— Ну подумайте, Тарс-Ум! — у Ма-Тура загорелись глаза. — Это тупиковая система. Врат поблизости нет. Обитаемые планеты мы тоже не засекли? Так?

Тарс-Ум непонимающе покачал головой.

— Обитаемые планеты в этой системе есть? — Бросил Ма-Тур первому помощнику.

— Нет, амма, — ответил тот и, предвосхищая следующий вопрос, добавил. — И в предыдущей системе не было.

— Значит, это не их родная система, — размышлял вслух Ма-Тур. — Значит, они прибыли из другой… А это, в свою очередь, значит, что у них есть гипердрайв и навигационные данные.

— И что? — не выдержал Тарс-Ум.

— О, великий Атра! — вздохнул Ма-тур, а Тарс-Ум скривился — поминать всуе великого бога было верхом неприличия. — Ну подумайте же, Тарс!

Тарс вскипел. Этот недоносок даже не сподобился назвать второе имя — имя его семьи. Это уже было похоже на оскорбление…

Однако Ма-Тур словно не заметил реакции собеседника.

— Вы знаете сколько сейчас платят за такие гипердрайвы? Это заоблачная сумма. Можно десяток ваших «Хесселей» на эти деньги купить!

Тарс-Ума проняло. Он тут же забыл об обидах. Деньги были его страстью, единственным, что он ценил выше, чем собственную гордость.

— Вы думаете…

— Не знаю. Может, у него ограничение в несколько световых лет, и корабль прилетел от соседней звезды. Тогда он ничего не стоит… Такой гипердрайв есть и на «Хесселе». Да что там «Хессель»! На драной лоханке минатров есть такой… Хотя если удастся обнаружить систему и планету варваров….

— То что?

— Сколько там может быть населения? Мы должны будем нанять несколько больших транспортов. Нам самим столько рабов не увезти.

Перед глазами Тарс-Ума пронеслось все, что он хотел купить: лучшие наложницы, быстроходную яхту, должность в империи. Будь у него деньги — он смог бы вернуться назад… И за определенную сумму чиновники «забудут» о его старых прегрешениях. Он займет теплое местечко. Скажем, у отца в качестве наиба…

— Захватить это корыто! — приказал Тарс-Ум первому помощнику.

— Да, ясноликий, — помощник тут же склонился в глубоком поклоне и так, не разгибаясь, попятился назад, к выходу с капитанского мостика, где, уже не обращая на него внимания, стояли два амма, рассматривающих на экране побитый варварский корабль…

Глава 0–2 Глупые варвары

— Ассарх умун алиб! — орал мелкорослый лысый человек перед строем курсантов.

«Горизонт» был затянут в трюм или ангар большого корабля чужих, а затем что-то произошло — похоже чужие использовали какое-то оружие. Абсолютно все курсанты повалились на пол, как кегли. Никто не мог ничего сделать — ни пошевелиться, ни произнести. А потом появились и сами пришельцы. Причем, что удивило, выглядели они как вполне себе обычные люди. Ну как обычные… Покажутся ли европейцу вполне обычными азиаты, если он их до этого не видел, или азиатам чернокожие? Вот и здесь также — вполне обычные люди с руками, ногами, глазами…

Новоприбывшие выглядели чрезвычайно странно — абсолютно лысые, в каких-то странных то ли халатах, то ли плащах…

Курсантов, которые так и не могли шевелиться, вынесли из корабля и бросили на пол огромного помещения, в котором и находился сам «Горизонт».

Спустя минут двадцать первые из них начали шевелиться. А спустя еще десять возможность чувствовать и управлять своими конечностями вернулась ко всем. Только Кира с двух сторон поддерживали Курд и Улыбашка. Ее удар не прошел даром, да и сотрясение никуда не делось, если конечно, оно было…

И вот, когда все курсанты пришли в чувство, их построили в ряд, и перед ними сейчас на незнакомом языке орал лысый низкорослый инопланетянин.

— Да не ори ты… — первым не выдержал Демид. — Успокойся! Мы все равно тебя не понимаем!

И инопланетянин словно понял, что сказал Демид. Во всяком случае, так сначала показалось. А в следующую секунду инопланетянин ударил Демида снизу вверх толстой, короткой палкой, которую все время теребил в руках, пока бегал и орал на курсантов.

Демид от удара присел, широко открытым ртом пытаясь набрать в легкие воздух.

Помимо этого, явно неадекватного и истеричного персонажа, вокруг курсантов стоял еще с десяток, очень похожих на него — все бритоголовые, высокие (даже Курда самый низкий инопланетянин опережал в росте как минимум на голову).

А пять минут назад появилось и начальство, наблюдавшее за попытками орущего добиться от курсантов взаимопонимания.

После того, как Демид получил под дых, один из двоих, явно, местных начальников поморщился и, подозвав истеричного мужичка, что-то сказал ему.

Тот еще подбегая, прямо на ходу бухнулся на колени, буквально ничком разлегся. А после того, как начальник ему что-то сказал, убежал.

Ожидание не продлилось долго. Минут через десять он вернулся, кинул коробку на пол перед Леонидом, оказавшимся ближе всех, и произнес вполне спокойным и миролюбивым тоном:

— Урсман дебло ун калибо!

— Я не понимаю… — отрицательно покачал головой Леонид.

Тогда «истеричка», что-то бормоча себе под нос, сам полез в коробку, достав оттуда нечто, напоминающее обычную монету. Он подошел к Леониду и аккуратно прислонил «монетку» за его ухом. Та прилипла, словно была магнитом, а голова курсанта — металлической.

— Теперь, мерзкий варвар, дитя иншалла, ты меня понимаешь?

— Отчасти… — ответил Леонид. Он понял, что устройство оказалось, скорее всего, обычным переводчиком.

— Кто из вас самый главный? — вновь спросил инопланетянин.

— Нет такого.

— Как это?

— Мы все — курсанты.

— Куурсанти? — с диким акцентом повторил инопланетянин. — Кто это?

«Добро пожаловать в наш мир» — усмехнулся Леонид про себя. Когда мы не понимали — бегал и орал. И мне, что ли, так же сейчас делать? Но минута смеха прошла, и отвечать нужно было серьезно — положение такое, что не до шуток.

— Ученики.

— Это я понимаю, — кивнул собеседник. — Если есть ученики, должен быть учитель. Где он?

— Вы видели его тело…

Инопланетянин вновь кивнул.

— Кто из вас умеет управлять кораблем?

— Учитель мог. Мы можем. Каждый что-то свое.

— Корабль поврежден. Вы можете его починить?

— Не знаю… Мы всего лишь ученики…

— Ваша планета находится здесь?

— Где здесь?

— В этой системе?

— Нет.

— В соседней?

— Нет…

— А где?

— Очень далеко отсюда…

— А как вы попали сюда? На этом корабле?

— Да.

— Через сколько звезд вам пришлось перепрыгнуть? Сколько врат вы прошли?

— Я не понимаю… Врат? Ни через какие врата мы не проходили…

— Сколько звезд прошли?

— Через сколько систем прыгнули? Не знаю… Корабль перед прыжком повредили, — Леонид лихорадочно соображал, что сказать, какой ответ будет выгодным для самих курсантов. Решив, что, сказав чуть больше, чем может обычный корабль, но гораздо меньше, чем «Горизонт», он поступит правильно.

Инопланетянин, как показалось Леониду, несколько удивился таким ответам и, резко развернувшись, направился к начальству — явно советоваться.

Начальство инопланетян выглядело еще более странно, чем подчиненные.

Они были такими же высокими, но лица бледные, даже на фоне своих подчиненных они выглядели как мертвецы. Одеты они были в балахоны. Причем суженные вверху и ниспадающие, словно платья землянок в старину. Чем-то они напоминали тех магов из игры, в которую любила играть Улыбашка. Еще одна необычная деталь, или даже две, заключались в том, что у этих персонажей на лицах вообще не было волос. Ни бород, ни усов, ни бровей. У «Истерички» хотя бы брови были… Может, это как-то определяло статус. Бомжи — заросшие, обычные работяги могут носить только бороду и усы, военные только брови, ну а всякие высшие чины вообще должны обходиться без волос. И, наконец, последняя странность — у обоих «начальников» по окружности всего черепа были набиты татуировки в виде маленьких звезд, создавая эдакое подобие обруча. Звездные лорды, прямо…

«Истеричка» подбежал к «боссам», и начался консилиум…А затем в ангар вошел вполне обычный, по сравнению с другими местными, человек. Среднего роста, с всклокоченной бородой и явно давно не мытой шевелюрой. Новичок не стал падать ниц или кланяться. Наоборот, он шел к «начальникам» чем-то недовольный, явно высказывая свое недовольство в весьма нелитературной форме. Очень странно — на еще большего начальника, чем те двое, он был не похож… Тогда кто он?

Новоприбывший приблизился к троице, и началась перебранка. К сожалению, они стояли слишком далеко, и Леонид не смог разобрать ни слова.

Споры инопланетян длились как минимум полчаса, и курсанты успели заскучать.

Истеричка вдруг сорвался с места и бросился к Леониду.

— Какова твоя задача?

— Что? — не понял тот.

— О, как сложно с этими глупыми варварами… Дай мне сил, Атра! Каковы твои обязанности на этом корабле?

— Следить за пространством, отслеживать появление кораблей и других опасностей…

— Что еще?

— Это моя профессия…

— Ты можешь чинить корабль? Реактор, двигатели?

Леонид отрицательно покачал головой.

— ХА! — «Истеричка» унесся обратно.

Внезапно лохматый бородач развернулся и направился к строю курсантов.

— Ну-у? И которого вы мне собрались всучить? — спросил он у «истерички».

— Вот этого! — обрадованно сказал тот.

— Он ведь калека! Еле стоит! — возмутился бородач.

— Он сканировщик!

— Да ну? — бородач удивленно посмотрел на Леонида, а затем спросил. — А ну-ка, парень, скажи мне, какая сигнатура у дата-центра?

— Чего? — удивился Леонид.

— Ах вы лживые, мерзкие урты, живущие в утробах падали! — бородач развернулся к «истеричке» и высказал все, о чем думает.

— Гваур! — Один из «начальников» не выдержал и сам подошел ближе. — Ты можешь вообще никого не брать. Я зафиксирую твой отказ. Выбирай — этого, или разбитую варварскую лоханку?

Бородач замолчал. Он не раздумывал над предложенным выбором — он явно пытался просто успокоиться, чтобы прямо сейчас не кинуться на «начальников». Желание разбить им и без того бледные лица явно читалось в его глазах.

— Пошли! — бросил он Леониду и зашагал прочь.

Леонид пошел за ним, стараясь не отставать. Но как это было сделать, если ты двигаешь на одной ноге, помогая себе какими-то обломками то ли труб, то ли арматурин?

Ему было невдомек, что назад он уже не вернется…

* * *

После того, как Лёне к голове прицепили «таблетку», и он начал отвечать на вопросы «истерички», до всех дошло, что это устройство позволяет понимать чужой язык. Поэтому, когда инопланетянин указал на коробку с другими подобными «таблетками», курсанты поспешили забрать их и надеть.

— Так… Все меня понимают? — поинтересовался «истеричка».

В ответ послышалось нестройное «да».

— Отлично! — кивнул «истеричка». — Меня зовут Ильк. И я приближенный к амма. Вы должны слушаться меня беспрекословно! В случае отказа выполнить приказ, в случае своеволия или открытого неповиновения последует наказание…

Он молниеносно переместился к Курду и ткнул ему в ногу концом своей палки, которой уже бил Демида. В этот раз он даже не размахивался, просто прикоснулся. На конце палки появилась маленькая искра, послышался треск, и Курд с громким оханьем повалился на пол. Ильк не остановился на этом. Он снова приставил палку, на этот раз к спине Курда, вновь треск, и Курд уже без сознания лежал на полу.

— Так будет с каждым, кто сделает что-либо не так, как я сказал, — обведя всех курсантов глазами, заявил Ильк.

Курсанты молчали, однако на лице каждого читалось дикое желание разбить лысый череп этому упырю.

— Поднимите эту грязь и следуйте за мной, — Ильк развернулся и направился прочь.

Демид и Тим подняли Курда, взвалили на плечи и потянули вслед уходящему Ильку. Все остальные двинулись за ними. Последний эту вереницу замыкал Кир. Действие лекарств прошло, и он чувствовал себя все хуже с каждой минутой. А гостеприимные хозяева захватившего их корабля не спешили помогать ему.

Ильк привел курсантов в небольшой зал. Как только все они зашли в помещение, к ним юркнуло пятеро бойцов, одетых и выглядящих как Ильк. У всех пяти были странные, необычного вида винтовки в руках, и по лицам бойцов легко можно было понять — случись чего, и они не будут церемониться — начнут стрелять.

Но курсантам сейчас и не было смысла что-либо предпринимать. Глупо — ведь они совершенно ничего не знают. Даже того, насколько мощное оружие у бойцов. Что уж говорить о прочем.

— Все по очереди садятся в кресло, — Ильк указал на кресло, скромно стоящее в углу зала, — надевают шлем и ждут окончания процедуры.

— Что за процедура? — спросил Демид.

— Проверка уровня интеллекта, — ответил Ильк и добавил. — В следующий раз, прежде чем задать вопрос, спроси разрешения, варвар… Пошли по одному! Живо!

Спустя часа полтора, все курсанты прошли тест, а Ильк внимательно рассматривал несколько распечаток. Через пару минут он хмыкнул и спросил у курсантов.

— Кого из своих вы считаете самым умным?

Все переглянулись. Стоит отвечать или нет? Если прикинуть, самого умного должны искать только для того, чтобы прикончить…

Ильк уже и так вычислил того, кого хотел. Как-то так получилось, непроизвольно, что, по большей части, все посматривали на Тима.

Ильк хмыкнул и перебрал листики, в конце концов, найдя тот, который наверняка принадлежал Тиму.

— То ли вы не особо одаренные, то ли это среднее значение интеллекта для вашей расы… — Снова хмыкнул он. — Не глупы, конечно, но и гениями вас не назовешь…

Вдруг двери распахнулись, и в зал вошел один из тех, кого все курсанты воспринимали как местных начальников.

Ильк тут же пал ниц. Что за привычка такая? Начальник оглядел курсантов и поинтересовался у Илька:

— Протестировал?

— Да, амма..

— И?

— Показатели чуть выше среднего.

— Хоть не полные кретины, и то хорошо… — подытожил «начальник» и добавил. — За них можно взять полную цену… Где их планета?

— Говорят, что далеко, амма.

— Насколько далеко?

— Очень далеко…

— Хм… — начальник задумался. — Варвары! Вы сможете самостоятельно починить свой корабль, чтобы отправиться домой?

Тим было дернулся, но Улыбашка оказалась быстрее, опередив его:

— Не уверены. На это уйдет много времени…

— Хм… — вновь задумался начальник.

— Почему ты так сказала? — прошептал Тим Улыбашке. — Я думаю, что за неделю смогу восстановить генератор — там силовые кабеля перегорели — это не страшно… Ну еще и гипердвижок откалибровать. Трудно, но реально.

— Заткнись… — прошипела Улыбашка. — Неужели ты думаешь, что они нас действительно отпустят?

— Но он же сказал…

— А перед этим он сказал, что за нас можно «взять полную цену»… Ну-ка догадайся, кто они?

— Работорговцы… — дошло до Тима.

— Вооот, — грустно улыбнулась девушка. — Они нас считают варварами, мы для них как индейцы с копьями и луками для англичан с их пушками и мушкетами. Что они хотят взять с нашей планеты?

— Рабов, — снова догадался Тим.

— Молодец. А теперь заткнись.

— Амме! — обратилась Улыбашка к начальнику, вспомнив, как называл начальника Ильк.

Тот вынырнул из своих размышлений и удивленно на нее воззрился. А Ильк со страшной злобой в голосе зашипел:

— Амме он только для аттаров. Ты должна обращаться к нему «Ясноликий»!

— Прошу прощения, Ильк. Ясноликий, — тут же поправилась Улыбашка. — Мы не знаем ваших традиций, и я не хотела нанести вам оскорбление…

Начальник благосклонно кивнул.

— Чего ты хочешь? — его голос звучал высокомерно, и в каждом слове явственно слышалось презрение, даже брезгливость.

— Наш друг ранен… Ему нужна помощь… — она указала на Кира, который уже буквально висел на руках других курсантов…

— Подарите ему счастье забвения, — милостиво приказал начальник, и двое из пяти бойцов, наблюдающих всю сцену, выдвинулись вперед, перехватив свое оружие.

— Нет-нет! Я не об этом говорю… — осознав, что сейчас произойдет, вскрикнула Улыбашка.

— Ясноликий! — все обернулись на голос. В самом дальнем и слабо освещенном углу за столом сидел старик. Морщинистое лицо, седой ежик волос и аккуратно постриженная борода — вот и все, что Улыбашке, как и остальным курсантам, удалось рассмотреть.

— Ясноликий, — вновь повторил старик, когда все повернулись к нему. — Позволь мне забрать его себе. Мне давно нужен был помощник…

Несколько секунд стояла гробовая тишина — все ждали, что решит начальник. И он, наконец, благосклонно кивнул.

Похоже, не взирая на собственное состояние, Кир осознал, что сейчас решалась его дальнейшая судьба, и он только что получил отсрочку от смерти. И именно эти несколько секунд, когда он максимально сосредоточился на происходящем, а возможно, и собрался дорого продать свою жизнь, полностью забрали остатки его итак уже исчерпанных сил. Он обмяк на руках курсантов, словно тряпичная кукла.

Старик поднялся из-за стола и двинулся к курсантам. Те замерли с выражениями ужаса в глазах. Дело в том, что старик был человеком только до пояса, а дальше тело словно было впаяно в металлический цилиндр. Вместо ног у старика были четыре, напоминающие паучьи, лапы, трехсуставные, отливающие темным металлом. Кроме того, был у этого существа и хвост. Метра 3–4 длинной как минимум. Когда старик поднимался из-за стола, хвост был словно собран, но стоило ему сделать несколько шагов, как хвост, заканчивающийся чем-то наподобие щипцов, клещей, тут же распрямился, начал маячить за его спиной, поднявшись, словно у скорпиона, готовый в любой момент ударить противника.

Старик молча подошел к парню и попытался забрать его у онемевших курсантов. Те в последнюю секунду сообразили, что старик хочет. Они шарахнулись от него, словно от прокаженного.

— Да успокойтесь вы! Не собираюсь я его жрать! В медкапсулу отнесу! Подлечим!

Курсанты переглянулись и, несмело, медленно, вернулись к старику. Старик взвалил Кира себе на плечо и засеменил на своих паучьих ножках к выходу, где его и догнал крик Илька.

— Учти, Техник! Его лечение я вычту из твоих денег!

— Хорошо, — буркнул старик, и дверь за ним закрылась.

А для курсантов, которых отвели в нечто, напоминающее казарму, начались длинные, скучные дни… Их больше никто никуда не водил, никаких тестов не делал, да и вообще — посетителей у них и не было. Кир, которого забрал старик, так ни разу и не появился. Хорошо это или плохо — ребята могли только гадать.

Если не считать посетителем охранника, принесшего очередную порцию чего-то невразумительного, бесцветного и столь же отвратного на вкус. Питались местные редкой гадостью. Хотя, как предположила Улыбашка — вполне возможно, что эту бадью ели только они… Ясноликие и их лысые холопы питались не в пример лучше. На самом деле, она была абсолютно права…

* * *

Дни медленно перетекали в ночи, ночи в дни, хотя для курсантов вялый бег времени слабо ощущался. Делать было абсолютно нечего. Наверняка, если бы не несколько уникомов[5], то ребята даже и не знали бы, сколько уже находятся в этом зале. И вот, однажды, дверь открылась, и на пороге появился уже знакомый охранник. Однако в этот раз он не принес уже ставшего привычным варева. Он оглядел узников и скомандовал:

— Построились и за мной.

Курсанты молча подчинились. Их снова вывели в ангар, где стоял небольшой челнок, в который все и погрузились.

Лететь пришлось недолго — часа два. А после того, как челнок, вздрогнув, замер, зашипели пневмоприводы, разблокирующие внешнюю дверь, курсантам приказали покинуть кораблик.

Они вышли из него и прошлись по коридору метров двести длинной. Преодолев коридор, они услышали странный гул. Он все время нарастал, превращался в нечто знакомое…

Очередной коридор, и они оказались в огромном… Зале, пещере? То, что они точно находились внутри помещения, не вызывало сомнений — потолок метрах в двадцати от них легко было рассмотреть. Его серая, матовая поверхность поблескивала, отзеркаливая свет множества ламп. А вот стен в этом помещении словно и не было. Колонны попадались, а вот разглядеть не удалось.

Под этим металлическим сводом, среди колонн гудела толпа. Причем людей здесь было тысячи, если не десятки тысяч. Стояли прилавки, между которыми сновали покупатели, продавцы вовсю зазывали клиентов, кто-то торговался, кто-то спорил…

Курсанты от подобной картины тут же впали в ступор. Они ожидали увидеть все, что угодно, но только не гигантский рынок.

Охранники, дав им несколько секунд, начали толкать их вперед, своими дубинками указывая направление.

Оказалось, направляли их к небольшому закутку с чем-то наподобие подиума.

Охранник приказал им подняться на него и там оставаться.

Появился, откуда не возьмись, Ильк. Он осмотрел курсантов, кивнул каким-то своим мыслям и разразился громкими криками:

— Варвары! Сообразительные и покладистые! Интеллект выше среднего! Уровень владения техникой мех-7! Доступные цены! Возможен опт!

— Вот уроды… — заключила Улыбашка и тут же окликнула Илька. — Эй, урод!

— Что ты сказала, тварь? — тут же повернулся к ней Ильк.

— Сказала, что ты урод! — девчонка нахально улыбнулась под удивленными взглядами своих сокашников. Что она делает? Ведь Ильк сейчас начнет ее избивать.

— Сейчас ты у меня получишь, варварша… — прорычал Ильк и направился к ней.

— Ты чего делаешь? — прошептал Демид. — Он ведь напоследок оторвется по полной…

— Ему нас продать нужно. Не кондиция ему ни к чему, его потом эти амма сожрут с потрохами. Так что оторваться планирую я… — ответила ему Улыбашка и, словно в подтверждение своих слов, своей клички, весело и хитро улыбнулась.

Когда Ильк приблизился и замахнулся, Улыбашка даже не подумала отпрянуть или защититься. Она вообще никак не отреагировала.

— Что, нельзя бить? Ведь не продашь! — ухмыльнулась Улыбашка и добавила. — Ну иди сюда, лысик, иди…

— Тварь… — буркнул Ильк и отошел.

— Ссыкун! — констатировала Улыбашка. Ильк только зубами скрипнул и ничего не ответил — как раз привлеченные его криками появились первые потенциальные покупатели.

— Чем торгуешь, дитя Атры? — спросил настоящий великан — гора мышц, затянутая в защитный комбез, сделанный словно из маленьких чешуек.

У Илька дернулось лицо. Явно ему не понравилось такое приветствие. Но зачем грубить покупателям?

— Колониальные жители…

— Да ну… — великан явно засомневался в правдивости продавца и тут же окликнул Курда. — Эй, парень! На каком гидроходе работал?

— Чего? — не понял тот.

— Ах ты ж брехливый сукин сын, — с отеческой улыбкой сказал великан Ильку, и тот непроизвольно втянул голову в плечи, словно боясь, что сейчас пудовый кулак великана впечатается ему в лицо. — Варваров хотел подсунуть!

— Они с высоким интеллектом. Не агрессивные и, главное, все на уровне мех-7, - затараторил Ильк.

— Да ну? — великан задумался. — И сколько хочешь за одного?

— Две тысячи кредитов…

— Это ж варвары! Полторы максимум! И то, если интеллект и уровень будут такими, как ты сказал! — взревел гигант.

— Да на рынке и цен таких нет…

— Правильно! — перебил его гигант. — Для варвара тысяча — отличная цена. Ну так что? Проверяем?

Ильк обреченно кивнул.

Великан развернулся к курсантам и начал тыкать пальцами:

— Ты! И ты! Шаг вперед!

Указал он на Курда и Каина — самых крепких и накачанных из всех курсантов.

Оба шагнули вперед.

Великан достал устройство, больше всего напоминающее сканер, которым пользовались интенданты в академии, чтобы опознать груз и проверить, что именно в нем, и навел устройство на курсантов. Сначала на одного, затем на другого.

— Хм… — хмыкнул великан. — Ты смотри, не соврал… Ладно, заберу этих двоих. Держи трешку.

— Может, господин захочет еще кого-то приобрести? Я бы взял на триста кредитов меньше. За опт, так сказать… — вкрадчиво поинтересовался Ильк.

— Ну, не знаю… — покачал головой покупатель. — Остальные хилые какие-то…

— Господин, позвольте… — решился Курд, стараясь, чтобы голос звучал мирно, но и не заискивающе.

— Брось, парень, я тебе не господин, да и ты уже не раб. Отныне ты — кадет Братства Войны, а я — прайм-капитан отряда «Боевые Псы». Мое имя Атлас.

Курд про себя подумал, что великану такое имя как нельзя подходит. Но вслух же ответил.

— Прайм-капитан Атлас, разрешите доложить! — и тут же вытянулся по струнке, как привык это делать при общении с инструкторами в академии.

— Ого, — удивился Атлас. — Разрешаю.

— Все мы — курсанты ВКС, пилоты и абордажники. Хлюпиков среди нас нет!

— Я понял тебя, парень… — грустно сказал Атлас. — Тогда я бы с удовольствием забрал вас всех у этих…

Он взглянул с презрением на Илька.

— Вот только денег мне выделили только на трех кадетов…

Курд с сожалением оглядел строй курсантов. У каждого глаза горели надеждой. Выбор было сделать тяжело, но Курд тяжело вздохнул и произнес.

— Эта девчонка — отличный рукопашник…

— Эта девчонка? — удивился Атлас, разглядывая Улыбашку. — да ну…

Курд не хотел поднимать глаз, встречаться взглядами с другими ребятами — но ему пришлось. И от того, что он увидел, ему тут же полегчало — все смотрели с одобрением, никакого презрения, ненависти. Разве что Тим смотрел обижено. Ну а что ты, друг… Сам должен понимать…

— Я все понимаю, парень, — с грустью сказал Атлас. — Но девчонку я точно не возьму — засмеют. В братство не берут женщин. Не потянут они…

— А может, пора попробовать? — нагло поинтересовалась Улыбашка.

— Черт! Эта девчонка мне нравится! — хохотнул Атлас. — Нет, милая, извини, но тебя убьют еще на первом месяце обучения. Так что пожелай удачи своим друзьям — им учебку тоже еще прожить нужно будет… Пойдем. Отведу вас в наше представительство. Потом похожу еще по базару. Если ничего интересного не найду — вернусь сюда.

Последняя фраза предназначалась Ильку.

Когда покупатель отошел, Ильк тут же развернулся к Улыбашке, вонзил в нее горящий ненавистью взгляд и зашипел:

— Отродье! Даже не надейся так просто улизнуть! Я продам тебя в болота Миневэя! Ты там сгниешь заново. Или какой-нибудь паразит проникнет в твое тело и выжрет кишки изнутри!

— Да пошел ты! — ответила Улыбашка.

И Ильк снова проглотил оскорбление.

Тут же появился новый покупатель.

— Мне нужен кто-то, разбирающийся в корабельных системах. И еще нужен пилот, — сказал человек с пронзительным, даже хищным взглядом. — И не вздумай обмануть меня…

— У меня варвары, господин, — почему то обманывать этого покупателя Ильк не стал. — Но у них высокий интеллект и уровень знаний мех-7.

— Кто из них подойдет мне?

— Это вон тот…

— Помолчи. Я не с тобой говорю. Эй Варвары! — обратился человек к курсантам. — Вы слышали, кто мне нужен. Среди вас есть такие?

Вперед выступил Ден, Демид и Тим.

— Хм… Даже так? Кто из вас хорошо разбирается в технике?

— Я… — ответил Тим.

— Как форсировать систему подачи снарядов для торпедного аппарата?

— Эээ… — замешкался Тим. — В каком смысле форсировать? Ускорить зарядку, конечно, можно, вот только это может привести к…

— Годится, — кивнул покупатель и указал на Демида. — И этого возьму.

Расплатившись с Ильком, покупатель ушел. А вместе с ним и еще двое курсантов.

— Эй, Ильк! А может, тебе с нами стать? Правда со скидкой? Ты мордой на средний интеллект не тянешь! — продолжила глумиться Улыбашка.

— Хватит его троллить! — сказал ей Ден. — А то действительно плюнет на все и продаст тебя в какую-нибудь клоаку…

Но Ильк никак не реагировал. Подошел очередной покупатель. За ним еще один.

Однако что-то у них не сложилось. Зато прибежал взмыленный, толстый, краснолицый мужик.

— У тебя тут был пилот? — пытаясь отдышаться, спросил человек у Илька.

— Да, есть такой…

— Эй, парень — почему-то краснорожий проигнорировал Улыбашку. — что такое биг-джампер знаешь?

— Нет… — протянул Ден.

— Ну грузовоз здоровый… Водил такие? — уточнил мужик.

— Грузовозы не водил. Но…

— Они с отдаленной планеты, — вмешался Ильк. — Базы разучат быстро!

— Толку с баз? — в сердцах кинул мужик. — Опыт откуда ему взять? Тоже купить? Цена хоть знаешь какая на такое?

— Я могу обучиться в короткие сроки, — влез Ден, чем заслужил неприязненный взгляд Илька. — И девчонка тоже…

— Мне нужен только один, — мужик, наконец, отдышался и сказал уже спокойно. — Ладно, парень. Но если ты меня подведешь — продам на рудники, клянусь Камой!

Улыбашка осталась одна. Ильк развернулся к ней и начал медленно приближаться.

— Знаешь что, исчадие Аши? Я передумал. Я продам тебя в гаремы в дикие системы. Там тебя научат послушанию…

— Знаешь, кто такие евнухи? — спокойно поинтересовалась Улыбашка.

— Кто?

Она с размаха врезала ему между ног. Ильк тут же схватился за ушибленное место обеими руками. Улыбашка положила ему ладонь на макушку и с усилием нагнула голову Илька, не забыв подставить коленку.

Ильк тут же схватился за лицо — из носа обильно шла кровь. Он стоял, согнувшись на сведенных вместе ногах, все еще прикрывая рукой ушибленное достоинство одной рукой, а второй зажимая разбитый нос. Улыбашка, как на треннировке, провела серию ударов в корпус, закончив ударом ногой. Ильк завалился на пол, раскинув руки.

— Ну все! Доигралась! — сказал, правда беззлобно, один из двух охранников, минуту назад с наслаждением наблюдавший потасовку и явно получавший кайф от того, что шефу начистили морду — Илька явно недолюбливали не только курсанты, но и другие члены экипажа корабля работорговцев. Дубинка приблизившегося охранника издала тот самый неприятный трескучий звук, после которого Курд отключился на несколько часов. Но Улыбашка с отчаянным лицом замерла в оборонительной стойке, явно не собираясь так просто сдаваться.

— Черт, девочка! Ты меня удивила! — послышался сзади голос.

И охранник и Улыбашка обернулись — возле подиума стоял Атлас и улыбался.

— Я не могу тебя забрать в братство, но выкуплю за свои деньги. Что такое полторы тысячи для прайм-капитана? Разве не так?

— А дальше? Сделаем из меня мужика — и к вам, на обучение? — улыбнулась наглая девчонка.

— Если бы… — вздохнул Атлас. — Была б ты мужиком — купил бы и за три тысячи. И заочно в мой отряд зачислил бы… Но нельзя… Зато у меня есть знакомый, который мне должен, так что пристроим на нормальное место, не боись…

Атлас рассчитался с охранниками и направился прочь. Улыбашка последовала за ним, не забыв с размаху тяжелым ботинком вмазать Ильку по морде, который начал было подавать признаки жизни.

— Запомни меня, козел. Мы еще встретимся. — бросила она напоследок.

Часть 1 Сканировщик

Глава 1–1 Проклятые аттарцы!

— Значит, андокнулся я, варпанул на ПОС, а там меня уже ждут. Ну я клоку включил и в инвиз ушел…

Лёня устало закрыл глаза. Рома было не остановить. Если его пробило рассказать историю — он не успокаивался, пока не рассказывал ее. Причем ему было не важно, понимает его вообще собеседник, интересно тому, или нет.

Леон вспомнил первый раз, когда Рома понесло рассказывать подобные истории… Это случилось более 4 месяцев назад и всего через несколько часов, как они покинули корабль аттарцев.

* * *

— Лысые сволочи, чертовы жадные ублюдки, — бормотал патлатый мужик, быстро шагая по коридору, ни сколько не заботясь о том, успевает за ним Лёня или нет.

Тот уже почти полностью выбился из сил, а потому остановился и крикнул:

— Эй! Ты когда что-то покупаешь, кроме людей, тоже думаешь, что оно за тобой само побежит и не отстанет?

— Чего? — мужик повернулся и удивленно выкатил глаза. — Может, мне тебя еще и понести?

— Всяко лучше, чем на одной ноге прыгать… — проворчал Лёня.

До мужика только дошло, что Лёня банально не успевает с ним — сам то он здоровй и ходит по метру за шаг, а вот приобретенный им сегодня раб не то, что бегать — даже ходить толком не может.

— Что с ногой? Врожденное? — спросил он.

— Сломал, — ответил Лёня.

— Ладно… — смягчился мужик. — Доберемся до моего корабля и там тебя подлатаем…

«До его корабля» они добрались быстро. Как объяснил мужик, в качестве эдакого челнока он использовал старенький внутрисистемник — дешево и места мало занимает. Этот мини-кораблик был рассчитан на 1 человека. Поэтому лететь в нем вдвоем было весело — не повернуться, не разогнуться. С горем пополам поврежденную ногу удалось устроить…

— Добро пожаловать на борт моей «Нимеи»! — гордо заявил Ром, когда они выбрались из внутрисистемника, оказавшись в небольшом ангаре.

— Что это за корабль? — озираясь, поинтересовался Лёня. — В смысле, какой у него класс, специализация?

— Исследователь, — ответил Мужик, выпятив грудь. — Лучший из доступных обычным сканировщикам.

— Что-то ты не похож на ученого… — хмыкнул Лёня.

— Ты вообще хоть знаешь, кто такие сканировщики и чем занимаются? — с легкой усмешкой поинтересовался мужик.

— Ну… Сканируют систему, ищут полезные ресурсы… — предположил Лёня. А что еще может делать сканировщик на «исследовательском» корабле?

— Ох… Связался же я с аттарцами… — вздохнул мужик. — И получил варвара себе на голову…

— Я не варвар, — отозвался Лёня и огрызнулся. — На себя бы посмотрел, чучело немытое…

Мужик вытаращил на него глаза, а потом разразился смехом.

— Мда… Повеселил… — вытирая слезы, сказал он. — Но ведь прав, шельмец… Выгляжу я, наверное, именно так… А что ты хотел? Второй месяц в поиске…

— В каком еще поиске? Чего?

— Давай, пошли к капсуле. Подлечим тебя. А завтра в норму придешь — тогда и поговорим…

Когда Лёня улегся в капсулу, ему были сделаны несколько инъекций, среди которых было и снотворное вкупе с обезболивающими. В его сознании промелькнули воспоминания, нахлынул страх, испуг, который он испытал в тот момент, когда Кир начал вводить комбинацию для самоуничтожения «Горизонта».

И ведь самое прискорбное — Лёня тогда ему помешал, заставил Улыбашку вырубить Кира, и зря — они-таки попали к врагам, передовые технологии его расы, его соплеменников могут оказаться не в тех руках… И тем не менее, поступить иначе он не мог. Он не хотел умирать и не хотел быть причиной смерти своих сокурсников. Он не верил в необходимость этого — ведь можно вернуть корабль, можно его забрать… Или после его ухода Кир все-таки доведет дело до конца? С той лишь разницей, что курсантам, возможно, удастся выжить после взрыва…

Как не оправдывай себя, но Лёня осознавал, что он испугался, струсил, не захотел выполнить свой долг. А вот Кир был настроен решительно — это читалось на его бледном, отстраненном лице в холодных, замерзших глазах… Он готов был ради безопасности своего народа, страны, планеты пожертвовать жизнью. Причем не только своей, но и других курсантов. И самое страшное — Кир свято верил, что должен был так поступить, что это будет правильно…

Что же… Так он и поступит. Теперь стало ясно, к кому они попали. И даже если сам Кир не сможет этого сделать — он сможет передать коды Улыбашке или другому курсанту, и уже тот подорвет корабль. Кир выполнит свой долг, а Лёня… Что ж, Лёня пусть и струсил, зато спас и свою жизнь и остальных…

Последняя мысль была успокаивающей, подбадривающей, и именно на ней Лёня и окунулся в сон.

Утро началось для него необычно. Механический голос призвал его подняться и покинуть капсулу, что Лёня и сделал.

В маленьком медотсеке «Нимеи» его никто не встретил. Ну что же, значит, пойдем искать хозяина сами… Лёня аккуратно наступил на еще вчера болевшую ногу — никакого дискомфорта. Он надавил сильнее и снова не почувствовал боли. Окончательно осмелев, он прошелся по медотсеку. Удостоверившись, что теперь он абсолютно здоров или же капсула смогла его подлатать до приемлемого состояния, Лёня отправился к выходу из отсека. Но не тут-то было: дверь оказалась заблокированной.

Хозяина корабля пришлось ждать аж 4 часа. Лёня воспользовался собственным уникомом, чтобы выяснить текущую дату, ну и время. Капсула пробудила его около 7 утра. Сейчас было уже почти одиннадцать, а его так никто и не посетил. Когда уже начало проявляться беспокойство, полезли мысли, что с владельцем корабля могли случиться неприятности — дверь неожиданно отъехала в сторону, и в медотсек вошел вчерашний мужик.

— Ну что, проснулся? — поинтересовался он.

— Куда уж спать? — хмыкнул Лёня. — Обед скоро…

— Обед? — мужик озадаченно посмотрел на него. — А, ну да… Ты ведь наверняка живешь по времени своей планеты. Отвыкай, парень. У нас тут все по-другому…

— И как же?

— К примеру…

Сразу выяснилось, что у мужика собственные меры измерения, и они совершенно не совпадают с привычными 60 секундами в минуте, столькими же минутах в часе, и 24 часах в сутках. Тут все измерялось совсем иначе. Однако Лёне не хотелось менять собственное, привычное восприятие времени и привычные часовые деления. Поэтому он просто записал все, что сказал мужик, и пересчитал на свой лад. Выходило, что в местных сутках 30 часов. Ну что же, если с цифрами, местным делением времени как-то можно было разобраться, то привыкать к 30-ти часовым суткам было сложно… Хотя и возможно.

— Меня, кстати, Ром зовут, — представился мужик.

— Меня — Леонид, — Лёня протянул руку.

Мужик удивленно уставился на нее и попытался повторить имя своего гостя:

— Ленит… Ле…

— Можно Лёня.

— Льёния? — с дичайшим акцентом произнес Ром.

— Так. Понятно, — Леня вздохнул. — Тогда проще — Леон.

— О! Это нормальное имя. Рад знакомству, Леон.

— И я рад, Ром.

— В общем… — Ром замялся. — Ты извини за вчерашнее… Эти паскудные аттарцы как всегда — кинули по полной программе. Ведь знал я, что нечего с ними связываться. Эти лысые сволочи всегда кинут. При первой же возможности. Могли бы и меня грохнуть, чтоб мою «Нимею» забрать, да только такой вариант я предусмотрел… Хе!

Он коротко хохотнул и продолжил.

— Короче, ты вроде нормальный парень, а я не сраный аттарец — держать людей как рабов, как скотину я не хочу и не буду. Говори скорее, где твоя планета — подвезу…

— Я не знаю, где она. Да даже если бы и знал — слишком она далеко отсюда…

— Не дури, не собираюсь я с твоей планеты рабов забирать — у вас вроде мех-7 уровень развития? Аттарцы так говорили, если не врали. Если быстро долетим, и ты предупредишь своих, от чего-чего, а от сраного джампера отобьетесь даже своими палками, не говоря уж про мой кораблик…

— Я и не пытаюсь тебя дурить… — Лёня пожал плечами. — Все действительно так. Мой дом черт знает где, и как туда добраться без нашего корабля — я не знаю…

— Так. Стоп, — что-то сообразил Ром. — А ну-ка скажи: вы в эту систему как прыгнули — через ворота или червоточину?

— Я не знаю, что такое червоточина, но вряд ли — в системе мы появились, прыгнув на своем корабле…

— Вот ведь лысые ублюдки! — вскипел Ром. — Кинули меня!

Но он тут же взял себя в руки и успокоился.

— Вы можете прыгать только к тем звездам, которые видны невооруженным взглядом?

— Мы можем прыгнуть к системе, просчитав координаты…

— Через сколько систем? Сколько километров? Нужны ли для прыжка маяки? — спросил Ром и затаил дыхание, ожидая ответа.

Лёня лихорадочно размышлял. Вот опять каверзные вопросы. Что ж им всем надо-то? Еще и переводчик назвал слово «километры»… Действительно ли эту меру длины имеет в виду Ром? Может, переводчик просто подобрал ассоциацию из словаря самого Лёни?

— Я не знаю, совпадают ли наши меры длины, — аккуратно начал он. — А что касается прыжков, то через три-четыре системы корабль точно прыгнет. Насчет маяков — никогда не слышал о такой технологии.

— Черт побери! — Вскочил Ром и начал ходить по отсеку. — Вот оно в чем дело. А я-то думаю, чего они мне рабов подсовывают и не дают в корабле покопаться… йА там гипердвигатель! И еще какой!

Он резко повернулся и спросил у Лёни:

— Парень, ты за длину прыжка мне точно не врешь?

— Это был первый наш корабль такого типа. И да, он способен совершить такой прыжок, — Лёня не хотел врать этому человеку — он казался честным и открытым, иногда даже чересчур прямым и эмоциональным. Вряд ли он будет хитрить… Хотя…

— Черт! Черт! Черт! — Ром в сердцах хлопнул кулаком по столу с медицинскими принадлежностями — картриджами с лекарствами и всякими жидкостями.

— Да в чем дело-то?

— Аттарцы, чтоб их лысые черепа треснули, обманули меня!

— В чем?

— Я нашел ваш корабль. Вот только сделать ничего с ним не мог. Утянуть — не реально. Звать других старателей — бессмысленно. У них такие же корабли, как у меня. Нанимать буксир? Реально, но дорого. Черт его знает, стоит ваш корабль этого или нет. Как показывает практика в большинстве случаев — не стоит. Обычно такие найденыши стоят копейки, в лучшем случае окупают найм буксира. А риска в таком деле — немерено. И тут, как я думал, мне повезло — в систему вошел аттарский джампер…

— Что за аттарцы, что за джампер?

— Ах да… Все время забываю, что ты — варв… — Ром недоговорил и осекся.

— Да ладно, — Леон (пора привыкать к этому имени, точнее — отзываться на позывной, как на имя) махнул рукой. — Я все понимаю, и я действительно слабо разбираюсь в ваших реалиях и терминах. Я ведь издалека…

— Аттарцы — это раса такая. Хитрые и сволочные бестии. Считают себя пупом земли. А все остальные для них — пыль под ногами. Аттарцы — это те двое, с звездочками на черепе. Это амма — дворяне, есть еще обычные аттарцы — тот же Ильк, к примеру…

— Мда, та еще сволочь…

— Угу, — кивнул Ром и продолжил. — Империя Аттарцев считает, что является самой первой из всех известных цивилизаций, которая вышла к звездам, и потому им кажется, что они — хозяева вселенной… Империя порабощает все планеты, все народы, что им попадаются. Аттарцы — это работорговцы нашего мира. А еще неимоверно сволочные и хитрые засранцы. Всегда считал, что от них стоит держаться подальше любому нормальному таксонцу… — он осекся, но тут же продолжил. — И видишь — не зря так считал. Связался с ними, и они меня кинули…

— В чем кидок-то? Ты так и не сказал.

— В нашем мире корабли путешествуют через специальные врата — кто их построил и когда — неизвестно. Самая популярная теория: ворота — это дело рук той цивилизации, что существовала до нас, до людей… Но не суть важно. Аттарцы, как и другие, не только смогли научиться пользоваться этими вратами, но даже создавать их. Дело долгое и хлопотное…

— И что, других методов прыгать между системами у вас нет?

— Да как-то сначала в них и не нуждались… Знаешь, сколько систем имеют врата? Тысячи! Люди бросились их осваивать и только сейчас осознали, что зависимы от этих самых врат. Несколько веков назад началась большая гонка между передовыми государствами. Ее итогом стало появление гипердвигателей. Однако мощности у них хватает на очень короткий прыжок. Можно попасть в такую систему, что и вернуться из нее не удастся. Поэтому разработку и совершенствование этой технологии забросили. А затем открыли вормхоллы — червоточины…

— Это что еще такое?

— Аномалии, туннели, через которые можно попасть в другую систему за считанные секунды. Причем обнаруживать эти аномалии научились, а вот вычислять, в какую именно систему она ведет — нет. Тогда и появились первые из нас — сканировщиков. В самом начале работа сканировщика была почетной и хорошо оплачиваемой. Люди искали новые аномалии, проходили их, картографировали системы, находили в них новые аномалии. Говорят, что даже маршруты прокладывали из центра одного государства в центр другого. Причем такой путь составлял всего-то прыжков десять. А если идти обычным маршрутом — то нужно было пройти сотню врат…

— И что случилось дальше?

— Да что… Такие маршруты резко стали государственными тайнами. Кому понравится, что прямо в сердце твоей страны может появиться вражеский флот? Системы, через которые пролегают такие маршруты, находятся под надзором военных или наемников, а сами порталы аномалии схлопывают.

— Как это? — удивился Леон.

— Вот как раз с помощью таких кораблей, как у чертовых Аттарцев. Джамперы — это здоровенные дуры, которые и летают по тем самым секретным маршрутам, доставляя грузы. Дело в том, что аномалии не только существуют очень короткое время, но еще и пропускают через себя строго ограниченный вес. К примеру, через некоторые аномалии может пройти и десяток джамперов. А через другие — достаточно моего кораблика, и она схлопнется. Хотя, как показывает опыт, через неделю или месяц аномалия может появиться вновь. Их называют стабильными. Время их восстановления — уже секрет того государства, которому принадлежит система, в которую и ведет червоточина…

— Ты сказал, что такие называют «Стабильными»… А есть еще какие-то нестабильные?

— Да… — кивнул Ром. — Есть и нестабильные. Они отличаются тем, что вычислить периодичность появления, предельный вес кораблей, которые могут пройти через аномалию, нельзя. Есть еще и блуждающие — эти аномалии могут появиться где угодно, когда угодно и пропустить вообще неизвестно сколько и каких кораблей…

— А что, имеет значение и каких размеров будет корабль? Ты ведь про вес говорил…

— Ну… Если аномалия маленьких размеров, то моя «Нимель» в нее пройдет. А вот джампер нет. Этот как размер ангара — в него можно загнать фрегат, а вот крейсер даже через ворота не пройдет.

— Ааа… Ясно…

— Ну так вот… Сейчас поиск аномалий стал далеко не прибыльным делом. Все аномалии, ведущие к центральным системам, между ними уже давно известны. А какие есть за пределами государств — всем плевать…

— Так чем ты зарабатываешь?

— Видишь ли… В центральных мирах уже не найти богатые залежи ресурсов — астероидные пояса давно выработаны. Нет там ценных минералов, лишь дешевая руда. А вот за пределами государств — пожалуйста… Это один из методов заработка сканировщика. Правда, самый дешевый. Зато и относительно безопасный… В нулях всякое может случиться…

— Так… В каких еще нулях?

Ром хлопнул ладонью по лбу.

— Боже! Как же будет с тобой сложно… Ведь нужно все объяснять и разжевывать как ребенку…

— Ну уж окажи такую услугу… — улыбнулся и Леон.

— Ладно… Чего уж там. Второй месяц уже болтаюсь в пустоте. И поговорить не с кем. Пошли на мостик, там продолжим…


— Ну так вот, — Ром уселся в кресло и указал Леону на соседнее, в которое тот тут же поспешил опуститься. Перед ними возник экран. Не обычный экран, как в знакомых Леону мониторах, а, скорее, проекция — но детальная, четкая, качественная, а не такая, как он привык видеть в академии. Она была прозрачной, но прозрачность была минимальной, не мешая разглядывать то, что было изображено на самой проекции. А на ней была громадная карта, отдельные участки которой раскрашены в самые разные цвета.

— Это карта известной части космоса… — начал объяснять Ром. — Цветные пятна — это государства… Перечислять их все и рассказывать об особенностях каждого мне банально лень. Захочешь — скачаешь нужную информацию и загрузишь себе в блок памяти…

— Чего?

В очередной уже раз за сегодня Ром хлопнул себя по лбу.

— Проехали… Все узнаешь потихоньку. Вернемся к карте… Центральные области, центры государств — самые безопасные. Там не бывает пиратов, мародеров, налетов, кочевников. И даже не спрашивай у меня, кто это — сам узнаешь, если захочешь… Так вот, давно разработана система, позволяющая понять, насколько безопасна система. Каждый владелец системы, будь то государство или корпорация, стремится поднять рейтинг своей зоны — это привлечет торговцев, перевозчиков, короче владельцы системы смогут поднять деньги на этом. Безопасные системы начинаются со значения 50 и вплоть до 100. 100 — это мир, в котором тебя вообще никто не тронет, даже если ты датабазы Сгинувших будешь тащить полный трюм… Молчи! — Ром заметил, что Леон открыл было рот, чтобы задать очередной вопрос, и продолжил. — Ну хотя бывают исключения… Но это уже дикие отморозки должны быть, и груз должен стать настоящим подарком судьбы… Ниже значения 50 — это системы, где безопасно только в зоне патрулирования военных и возле станций. Скажем, система с рейтингом в 37 скажет нам, что за последний месяц там было совершенно 13 удачных нападений… Ну и, наконец, нули. Это системы, обычно находятся очень далеко от обитаемых систем. Они опасны… Все системы с отрицательным рейтингом — неизученные и опасные… Однако если ты получил на искин корабля рейтинг системы, то это значит, что там бывают люди. Если кто-то поставил транслятор, который выдает рейтинг, и рейтинг минусовый, есть вероятность, что система обитаема. И тебе не стоит связываться с местными — скорее всего просто уничтожат…

— И в какой системе мы сейчас находимся? Какой ее рейтинг?

— Минус восемь!

— Так может, смоемся отсюда?

— Успокойся. Во-первых, сейчас корабль в гибернации…Нас сложно найти… Во-вторых, я выбросил пробки. Сейчас они все досканируют, и если нужных нам сигнатур не будет — заберем пробки и уйдем…

— Что за сигнатуры?

— В малоизученных системах можно наткнуться на объекты сгинувших или же заброшенные базы каких-нибудь корпораций, старателей, колонистов и так далее. А с них можно много интересного поиметь…

— Например?

— Ну, с кораблей людей — ценное оборудование, с баз корпораций — данные о местных червоточинах, может — карту ресурсов системы. С объектов Сгинувших вообще много интересного можно нарыть: это и данные о местоположении, времени появления червоточин, может быть оборудование — оно высоко ценится. Или вообще база знаний — это хорошие деньги. Если очень повезет — технологию Сгинувших или их датанакопители с массой полезной информации… Она стоит миллионы, а то и миллиарды…

— Находил такие?

— Один раз, — кивнул Ром. — Причем технология такая, не особо-то и дорогая оказалась. Но мне за нее отвалили 200 миллионов. На эти деньги и купил «Нимею», — он ласково похлопал приборную панель корабля.

— А как вообще ты их ищешь — эти сигнатуры?

— Надо слушать, о чем шепчут звезды… — загадочно ответил Ром.

Глава 1–2 Как слушают шепот звезд

— А ты романтик… — хмыкнул Леон. — А если серьезно?

— Зачем это тебе?

— Да вроде интересная работа… Почему бы не обучиться основам…

— Да я как-то… — стушевался Ром.

— Что? Не нужен помощник? А зачем тогда забрал у меня у аттарцев? — удивился Леон.

— Да просто чтобы насолить им. Эти сволочи не собирались и кредита мне заплатить. Сунули калеку — хочешь — бери, хочешь — нет. Наверняка думали, что я откажусь. А вот хрен…

— Ну хорошо. Вот ты им насолил. И что собирался дальше со мной делать? Продать?

— Нет, что ты! Я ведь не аттарец, — замахал руками Ром. — У нас это не принято!

— «У нас» — это у кого?

— Ну… У нас… Откуда я родом…

Леон понял, что Ром, почему-то, не хочет распространяться на эту тему. Что ж, не стоит на него давить — каждый имеет право на собственных скелетов шкафу. Захочет — сам потом расскажет…

— Окей! Не собирался ты меня продавать, — кивнул Леон. — А что тогда?

— Да, если близко, подкинуть в родной мир…

— Теперь ты знаешь, что он далеко…

— Ну, думал подкинуть до ближайшей проходной станции и…

— И что?

— Ну там разберешься… Вроде не маленький…

— Попутку я явно там не поймаю… — грустно усмехнулся Леон. — А жрать захочется. Значит, нужно будет искать работу. А я, вроде, неплохой пилот…

— Ты? Пилот? Ты ведь говорил, что сканировщик?

— У нас есть такое правило — учимся на пилотов, но осваиваем специальности больших кораблей. На истребителе какой сканер? Так, детектор, отслеживающий, где поблизости враг.

— Так ты пилот истребителя?

— Угу.

— Военного?

— А ты что, видел гражданские истребители? — Леон улыбнулся…

— Вообще-то да, — спокойно ответил Ром.

— Это как? — опешил Леон. — Истребитель и гражданский? У меня в голове это взаимоисключающие понятия…

— Ну… В нашем мире даже гражданский может купить себе боевой корабль. Хочешь — истребитель, хочешь — линкор. Военные модификации стоят в разы дороже гражданских моделей, есть еще модели корпораций, частных компаний…

— Вот как у вас все устроено, значит…

— Да. Были бы кредиты — купить можно все, что угодно…

— Даже так?

— Именно. Были бы деньги — и достать можно все. Хочешь наркоту? Пожалуйста. Травишь ты себя чем-то или нет — твоя проблема. Твое здоровье и твое тело — делай с ним, что хочешь. Вот если попытаешься навредить кому-то…

— Понятно…

— Так-с… Значит, ты — пилот и хочешь научиться сканингу?

— Было бы неплохо!

— Хорошо. Но платить мне тебе нечем.

— Пока учусь — жрачка с тебя, ну и формой обеспечишь. Этого достаточно пока.

— Да какой формой я тебя обеспечу? — хмыкнул Ром.

— Да любой, в чем ходить можно, — ответил Леон. — А как выучусь, так и поговорим об условиях работы и оплаты…

Ром задумался.

— Ладно. Раз так сложилось — учись. Сканировщики летают поодиночке. У нас как-то не принято собирать команду партнеров, напарников… Можно год летать за копейки — одному прожить сложно, что говорить о целом экипаже…

— Ну когда-то же повезет…

— Или взорвут нахрен!

— Везде риск есть. Может, завтра я поскользнусь и шею себе сломаю…

— Ха! И такое может быть… Ладно — смотри.

Оказалось, что работа сканировщика не легкая…

Для начала с корабля из специальной пушки выстреливались проб-зонды, именуемые старателями просто «пробки». Зонды разлетались по всей системе, в которой и планировался поиск, и начинали пеленговать любые объекты. Если таковые находились в зоне действия одной из пробок — начинался более детальный поиск. Ром собирал все зонды и начинал уточнять координаты сигнала, постепенно снижая сферу поиска.

Иногда у него на это уходило всего пара попыток, иногда и после десятой он не мог обнаружить источник сигнала…

— Пробок то у меня всего три. Да и качества они отвратного — старье… Эх, вот бы скупиться у Искателей…

— Это кто такие?

— Корпорация такая. Специализируется на производстве оборудования для сканинга. Цены ломовые, но качество… Вот эту дрянь я бы с первого раза нашел!

«Вот эта дрянь» была сигналом, который Ром искал вот уже вторые сутки. Зонды отрабатывали цикл, который мог длиться до 3 часов, и, если повезет, объект находился, если не повезет — нужно было еще больше сужать зону поиска. Ну а если совсем не повезет, к примеру, как в случае с Ромом — он поторопился и слишком сузил зону сканирования — сигнал вообще пропал, и пришлось искать его заново.

Пока они беседовали, очередной цикл подходил к концу…

Результат привел Рома в бешенство.

— Проклятье бездны! Дерьмо халлава! Все! С меня достаточно! Валим из этой системы!

— Но ведь тут есть и другие сигнатуры? — удивился Леон.

— Эта проклятая система! Тут ни одной сраной сигнатуры не найдешь за пару попыток. Мои пробки только для свалки годятся. Хотя даже там они не увидят гору мусора, даже если упрутся прямо в нее!

— Ром! Ро-о-ом!

— Чего?

— Может, отдохнешь? Давай я попробую высканить…

— Ты? Мы с тобой неделю тут болтаемся! Что ты высканишь, если даже у меня не получается?

— Я потренируюсь. Не получится — черт с ним, улетим… А пока я теорию на практике осваиваю, ты сможешь отдохнуть.

— Ладно, парень, — сказал через пару минут успокоившийся Ром. — Уговорил, чертяка языкатый. Пойду спать…

Он покинул мостик, не забыв грохнуть от досады кулаком в переборку. А Леон приступил к работе.

Он следил за всеми манипуляциями Рома и заметил, в какие точки тот расставлял пробки. Он повторил расстановку, а затем сузил зону поиска не на 50 %, как это сделал Ром, а всего на 25…

Включив, как показывал Ром, все системы в режим громкого оповещения (на случай, если будет засечен другой корабль), он и сам поудобнее устроился в кресле и попытался задремать.

Ему это удалось. Когда Леон вынырнул из сладкой дремы, пробкам осталось работать всего пятнадцать минут. Он дождался конца цикла. Объект, конечно же, ему не дался. Зато и не пропал, как у Рома. На экране казалось, что небольшая подсвеченная точка с ювелирной точностью указывает, где нужный объект. Но на деле — эта точка была так велика, что начни они с Ромом летать в ее пределах, у них уйдет не один месяц на обнаружение объекта. Да и то, если повезет — случайно.

Снова сжав зону поиска, в этот раз всего процентов на 10, он завалился спать.

— Ну что тут? — Леон дернулся от неожиданности. На мостике появился Ром.

Он рассматривал экран, на котором отображались все пробки, сканирующие некую область космоса, где, по идее, должно было находиться нечто…

— Да сканировал… — Леон потянулся и зевнул. — Сколько там осталось.

— Да уже, считай, все…

Экран мигнул, и раздалась мелодичная короткая трель, сообщающая, что сканирование закончено.

— О боги! А ведь ты его почти нашел! — обрадовался Ром.

— И что это? — поинтересовался Леон.

— Похоже, дата-центр Сгинувших, — задумчиво ответил Ром. — Ох, чую, намучаемся мы с ним…

— Почему?

— Да у меня всегда так — если объект долго высканиваешь, значит, он проблемный.

— А что значит «проблемный»?

— Или с моим оборудованием не вскрыть, или там есть охрана…

— Охрана? А что, Сгинувшие так называются разве не потому, что сгинули?

— Все так. Но их дата центры, старые хранилища и просто объекты в космосе могут оборонять дроны. Эти сволочи сразу активируются, если подлетишь близко…

— Так давай держаться на расстоянии?

— Взломать не получится…

— Так что делать?

— Что, что… — проворчал Ром. — Дронов выбивать. Что же еще?

* * *

— Что-то я никого не вижу… Никаких Дронов… — сообщил Леон, рассматривая на сканере пространство вокруг корабля и дата-центра. — Вижу сам объект и все.

Объект, чье изображение было выведено на главный экран, больше всего напоминал старинное многоэтажное здание с Земли, которые строили в начале 21 века. Правда, этажей у него было штук триста. Такая ассоциация возникла из-за того, что странное сооружение было покрыто выпуклыми квадратами на каждой из четырех своих сторон. Глядя на них, Леон вспоминал окна многоэтажек…

— Дроны внутри центра, — ответил хмурый Ром. — Подлетим чуть ближе, и ты их увидишь…

— А что так грустно? — удивился Леон. — Не справится твой кораблик с ними?

— Не знаю… Я таких дата-центров раньше не видел. Очень уж большой…

— Но сбежать, если что, сможем?

— Однозначно… — хмыкнул Ром. — Уж на чем — на чем, а на ускорителях я не экономил…

— Ну так давай попробуем?

Ром кивнул.

Корабль начал медленно приближаться к объекту, находящемуся здесь, в пустоте, возможно, не одно столетие. Оставленное непонятно зачем и для каких целей, оно, как ни странно, все еще функционировало. Оставалось только позавидовать умениям и качеству работы Сгинувших.

Как Ром и предполагал — дроны появились. Было их всего трое, и выглядели они не слишком уж и опасно — шарики метров двадцати в диаметре. Все они с легкостью уместились бы в трюме «Нимеи».

Леон тут же поспешил сообщить о своих наблюдениях Рому.

— Угу, гляди… — ответил тот. — Сейчас эти «шарики» нам покажут…

Первый же залп показал. Дроны использовали энергетическое оружие, причем очень мощное.

— Тип урона электромагнитный, потеря мощности щита 20 %.

Ром тут же включил накопители на полную мощность, моментально восстановив щит до максимума. Затем он задействовал пушки и начал обстрел дронов. На борту «Нимеи» имелись рельсовые пушки малого калибра в количестве трех штук, и сейчас они один за другим отправляли разогнанные до неимоверной скорости снаряды в сторону противника.

— Надо развернуть корабль и направить его на буку — забормотал Ром.

— А по человечески?

— Букмаркер — мы так называем случайную точку в системе. Если дроны пробьют щит — улетаем к ней, отдыхаем, восстанавливаем щит и запасы энергии, затем возвращаемся назад.

— А они за нами не увяжутся?

— Не… Никогда такого не было. У дронов варп-движков нет… Обычные есть, и даже неплохие — скорость иногда развивают такую, что спортивная яхта не догонит. Ну и плюс у меня есть для них сюрприз — сетка.

За сетку Леон уже был в курсе. В этом мире сетка была излюбленным устройством пиратов. Маленькое устройство при активации блокировало работу двигателей, мешало им работать на полную мощность. Скорость кораблей в зоне действия этого устройства падала до самого минимума. И была таковой либо пока корабль не выйдет из зоны действия сети, либо пока сеть не исчерпает свой аккумулятор, которого, обычно, хватало на несколько минут. И то в лучшем случае. Практически все пользовались одноразовыми дешевыми устройствами, которые могли проработать, от силы, секунд двадцать. Однако этого было достаточно для того, чтобы либо уничтожить пойманного противника, либо убежать самому, разорвав с практически замершим на месте противником.

«Нимея» успела развернуться и сейчас двигалась вперед на максимальной скорости. Кораблик, как понял Леон, был скоростной, однако это не помогло ему уйти от дронов — те не отставали, продолжая обстрел.

— Таак… — Ром напряженно вглядывался в экраны. Щит уже наполовину выбили, и восстанавливаться он не успевает…

— Есть! — радостно крикнул Леон, когда первый дрон вдруг потерял ход и, словно дохлая рыба в аквариуме, перевернулся кверху пузом.

— Угу… Еще два, — не отрываясь от экранов, ответил Ром. — Щита 30 %… 20 %…

— Есть! Еще один! — сообщил Леон.

— Так… Щит пока держится. Стреляет-то теперь только один, — обрадованно сообщил Ром.

— Так развернись и добей его. В чем проблема? — удивился Леон.

— Нельзя. Сейчас самый опасный момент.

— В чем опасность-то?

— Если нас кто-то пас все это время, то именно сейчас он может появиться. Подобьет нас, а затем дожрет дроида.

— Зачем?

— Заберет все с центра Сгинувших, подберет останки дроидов — они тоже денег стоят, и с обломков нашего корабля тоже может много вкусного собрать… Так что не расслабляйся. Следи за сканером. Видишь подозрительное — говори…

— Окей…

Дрон все же смог сбить щит и уже начал кромсать броню корабля. И прожигал он ее на удивление быстро…

— Что за броня такая? — удивился Леон. — Он ведь, как ты сказал, электромагнитными бил! Они что, и бронь прожигают?

— Он уже переключился на термальные орудия… Потому и щит нам быстро так сбил… — не поворачивая головы ответил Ром. — Все, готов…

Последний дрон вдруг вспыхнул, а в следующую секунду разлетелся на мелкие куски…

— Жаль, одним трофеем меньше… — вздохнул Ром. — Как там? Чисто на сканере?

— Да, все в порядке.

— Тогда пора собирать призы…

— Лут, — поправил Леон.

— Чего?

— Пора собирать лут.

— Что еще за лут?

— У меня на родине так называют любой хлам, добытый в бою, который лично тебе и не надо, зато стоит денег, и его можно продать.

— Лут… — словно обкатывая слово во рту, пробуя его на вкус, произнес Ром. — Мне нравится… Главное, чтобы «лут» был достойный…

«Нимея» развернулась и направилась к ближайшему безжизненному дрону. Ром активировал гравизахват и, открыв люк трюма в днище корабля, тут же затянул тушу дрона внутрь. То же самое он проделал и со вторым.

— А теперь займемся дата-центром, — объявил он.

Подлетев как можно ближе, он снова развернул корабль, направив носом к все той же отдаленной от любых объектов в системе точке. Как сам же объяснял — там его быстро не найдут. А затем Ром запустил программы взлома. Работать им пришлось недолго. Всего минут через двадцать они смогли обойти защиту.

— Вот и славно! — потер руки Ром, начиная скачивать данные. — Следи за сканером!

— Да слежу я, слежу…

Они провели еще полчаса в напряжении. У Леона даже глаза заслезились от того, с какой настойчивостью он разглядывал экран сканера. Но никаких неприятностей пока не ожидалось — в системе было чисто. Или, во всяком случае, похарчиться их кораблем и добытым «лутом» никто пока не спешил…

— Все! Скачал! — объявил Ром. — Варпаем на ПОС.

— Слушай, я тебя прошу, — взмолился Леон. — Ну говори ты по-человечески!

— Персональный объект самообслуживания, — расшифровал Ром. — Мы пока сканили, я из ангара мобильный док выкинул. Он как раз успел раскрыться. Сейчас в нем и подремонтируем бронь.

— Каким образом?

— А что? Док есть, ремонтные дроиды есть, заменные пластины брони тоже есть… Тут экономить и лениться нельзя — в бою это может стать крайне важным фактором.

— Бой не планируется. Вроде…

— Пока мы не сбежали в безопасную систему, лучше так не говори.

* * *

Корабль благополучно долетел до мобильного дока и тут же припарковался в нем. На обшивку вылезли дроиды и принялись шаманить с броней.

— Ну что, много нарыли?

— Сейчас одного из дроидов заставлю вскрыть тельца наших врагов. Посмотрим, что из оборудования осталось целым…

Целым нарыли много. По предварительной оценке Рома, только с дронов им удалось поднять пятьсот тысяч.

— Ого! — сначала обрадовался Леон. Но спустя секунду он осознал, что не в курсе, насколько ценен один кредит. Если за него можно хорошо поесть — тогда да, находка прекрасна. Если же нет — то пятьсот тысяч может показаться жалкой издевкой судьбы…

— Неплохо… Хотя и не много… — вздохнул Ром. — Пластины брони стоят по пятьдесят кусков каждая… А их четыре надо… Но мы пока в плюсе — и это хорошо. Теперь посмотрим, что мы нашли…

* * *

— Ах ведь проклятье бездны! — воскликнул Ром и выругался.

— Что случилось?

— Это пустышка. Тут только всякая белиберда. Ну, вроде финансовой отчетности…

— И что, ничего с этого не заработаешь?

— Да нет… Заработаю. Научный люд наверняка купит. Но сильно раскошеливаться не будут — тысяч двести если дадут — будет достойная цена.

— Ну, уже не зря слетали, — подбодрил его Леон.

— И откуда ты только такой… Оптимист, — зло рыкнул Ром. Наверняка вместо последнего слова он собирался использовать совсем другое, даже не факт, что цензурное.

— Ладно… Надо лететь на станцию. Сейчас починимся и сворачиваемся, — с усталостью в голосе сказал Ром. — Надо отвезти то, что уже смогли добыть. Перед поисками — запомни, парень — все важные вещи стоит хранить исключительно в контейнере на складе.

— Почему?

— Чтобы не украли… Это частая практика. А вот из контейнера уже не умыкнут — не дано им…

«Нимея», сверкала своим белым цветом корпуса. Она уже успела загрузить в трюм вновь запаковавшийся и сделавший свое дело мобильный док. Теперь ей нужно было прыгнуть на другую, от местного светила, сторону. Ведь именно там находилась червоточина, через которую можно было легко попасть в систему, где находилась база старателей…

Глава 1–3 Где живут сканировщики

Станция старателей совершенно не впечатляла. Находилась она, в общем-то, во вполне, или, скорее, относительно, безопасной системе. Рейтинг 39 вроде и обнадеживал и намекал, что далеко от станций и патрулей улетать не стоило. Ром сказал, что здесь обитает целый пиратский картель, промышляющий полетами в минуса и там не брезгующий ни зазевавшимися старателями, ни случайными пролетающими конвоями. Если, конечно, цели окажутся пиратам по зубам. Леон так и не понял, почему силы правопорядка (в системе они представлены службой безопасности корпорации Эстрел, которой система и принадлежит), не выбьют всю эту шваль? Ром хмыкнул и ответил:

— Неужели ты серьезно думаешь, что пираты здесь осели просто так, без разрешения, а Эстрел с этим вот так просто согласились? Да пираты отстегивают процент корпорации. И наверняка корпорация прокручивает свои темные делишки с их помощью…

— Да ладно… Какие же, например? — хмыкнул Леон. Весь путь до станции занял несколько дней, и все это время Ром и Леон трещали без умолку — Леон о своей родине, рассказывая различные моменты из жизни своих соплеменников, правда, придерживая язык на некоторых моментах, а Ром посвящал Леона в быт этого мира. И из всех рассказов выходило, что корпорации являются эдакими закрытыми сектами (хотя и именно секты наличествовали, причем фанатичные, и было их масса видов, подвидов и типов — начиная от вполне безобидных, заканчивая воинственными, во главе своей веры или идеи ставя собственное превосходство, недалекость и примитивизм прочих). И в сектах этих работники если и не рабы, то очень приближены к таковым. Корпоративные правила были ничем не лучше. Они обязывали работника строго соблюдать все правила: под запретом могли оказаться контакты с близкими, родственниками, которые работали в конкурирующей структуре, или нельзя было покидать станцию до конца контракта, или же вообще за некоторые проступки работника могли лишить жизни. Конечно, многие такие законы были нелегальными в большинстве государств. Однако многие корпорации работали далеко за пределами этих самых государств. И сами себе были правительством, законом, судом…

— Вариантов масса, — ответил Ром. — Дать наводку на конвой с ценным грузом конкурирующей корпорации или же просто конвой, чей груз интересен Эстрелу… Убрать неугодного копателя… Вот в прошлом году группу лопат[6] вырезали…

— И что? Подтвердились?

— Конечно же нет, в том то и дело. Зато ходили слухи, что лопаты стали в позу, заявив, что не будут сдавать руду по ценам Эстрелы — низкие очень, и шахтеры собирались сами начать в центральные миры все добытое продавать…

— Может, это только слухи…

— Может, — пожал плечами Ром. — Вот только вырезали их через два дня после того, как они транспорт-рудовоз купили…

Леон иногда впадал в шок от того, что рассказывал ему Ром. Ну не может быть мир настолько жестоким и кровожадным. Из всех рассказов выходило, что ты сам по себе. Даже близкие родственники по боку. Муж и жена вместе, пока это им выгодно. Дети держатся родителей, пока сами не смогут заработать себе на хлеб, а дальше или бегут из отцовского дома, или же их спроваживают сами мамка с папкой. Всем в этом мире правят деньги, и только с их помощью можно стать независимым, чувствовать себя в безопасности. Хотя большие деньги могут приманить и любителей легкой наживы. Поэтому просто сидеть на мешках с кредитами нельзя — нужно вкладывать их в пушки, которыми можно будет отпугнуть всех халявщиков, решивших пожить за твой счет…

Здесь нет места жалости — здесь чистый расчет. Здесь нет места милосердию, если речь идет о наваре. Ты гениален? У тебя есть талант? Продай его. Ты ничего не можешь? Ты покойник. Ты стар? Это твоя проблема. Как понял Леон, пенсия как таковая тут не существует. Пока ты молод — откладывай на будущее. Если ты уже стал стариком, и у тебя нет запасов — считай, ты уже мертв. Хотя вот тут есть приятный момент. В отличие от родины Леона, продолжительность жизни местных просто сказочно продолжительна — 200, 300 лет, а особо везучие и богатые могут дожить и до 500… Секрет прост — процедуры полного оздоровления тела, которые необходимо проводить раз в двадцать лет. Стоят они немало, зато и помогают соответствующе — Рому, как оказалось, уже 107 лет, а выглядит он на 35–40, не больше. Да, несколько помят, потяган судьбой, но всему виной образ жизни. А главное — он уже собрал средства на проведение новой процедуры, которую собирался провести через пару лет, когда полетит в центральные миры…

— А почему не сейчас? — удивился Леон.

— А зачем? Пока еще рано, — пожал плечами Ром. — С прошлой 15 лет только прошло. Да и не хочется мне в центральные миры лететь с пустыми руками. Это дорогое и опасное путешествие. Уж если лететь, то… Как ты там говорил?

— С хабаром для барыг, — усмехнулся Леон. — Хотя как-то эта фраза в местный антураж не подходит…

— С хабаром, да, — улыбнулся и Ром. — А мне нравится, у твоего народа много смешных фраз…

— Эх, если бы ты мог увидеть наши фильмы, послушать нашу музыку… — вздохнул Леон. Он скучал по дому, но больше всего он скучал по своей гитаре, которая так и осталась на борту «Горизонта». Местные постановки, которые показал ему Ром, поначалу были интересные. Однако уже на просмотре третьего фильма Леон поймал себя на мысли, что все это он уже видел — абсолютно идентичный первым двум сюжет, практически такие же главные герои… Только другие декорации и актеры.

Сам Леон, как и все его соотечественники, улетевшие с Земли, ставшие колонистами на другой планете, увлекался кино и музыкой образца конца 20 — начала 21 века. Почему так сложилось — не понятно… Быть может, беглецы так стремились забыть все то, что было на Земле в их время (а было это откровенной бездарщиной и пропагандой), а может, причиной стало то, что первое время у колонистов была масса иной работы, и на собственное искусство особо времени не было…

За разговорами время летело незаметно. И вот их корабль уже приближался к станции.

Как оказалось, станция сканировщиков раньше была настоящим боевым кораблем. Но очень, очень старым. Хотя огромные пушки все еще были на месте и, как сказал Ром, вполне способны разнести парочку завравшихся пиратов, рискни те атаковать станцию.

Конечно же, боевой корабль давно переделали — движки сняты, остались только маневровые, многие системы демонтированы, отсеки стали использоваться для иных целей… Так, к примеру, мостик громадного корабля стал центром станции, где работали операторы пространства, и там же находились офисы администрации. Бывшие жилые отсеки, по сути, выполняли прежнюю функцию — только там ютились не матросы, абордажники и офицеры, а сканировщики, работники станции и прочий люд, постоянно проживающий здесь — механики, ремонтники, заправщики, настройщики, оценщики и т. д.

Медицинский отсек так же не пострадал — старые медицинские капсулы функционировали, и над их сохранением, содержанием в идеальном состоянии заботилась целая группа медиков. Правда, теперь отсек был в разы меньше по сравнению с тем временем, когда корабль был в строю…

Ангар так и остался ангаром, разве что расширился, захватив большее пространство трюма. Часть трюма была забита контейнерами, в котором хранили свои вещи сканировщики.

Ром подвел корабль к ангару, который выглядел как соты для пчел — у каждого корабля сканировщиков, которые постоянно жили на станции, были собственные «гараж» и апартаменты, если так можно назвать жилище с парой комнат.

Когда они покинули корабль, а затем и сам ангар, Ром дважды перепроверил, что все закрыл и включил охранную систему.

— Тут только дай повод — вмиг обнесут, — пояснил он.

Теперь им предстояло, по рассказам Рома, подняться на среднюю палубу, на которой размещались развлекательные заведения — несколько баров, столовок, бордель, букмекерские конторы, казино и прочее-прочее.

Их целью был маленький, неприметный бар под названием (как перевел Леону его девайс- таблетка) «Две пинты».

Они вошли в зал — помещение метров двадцати в длину и пяти в ширину. В баре было мало столиков. Однако каждый из них был наглухо отгорожен от других. Посетителей особо не было — пока Ром и Леон шагали в самый конец, к барной стойке, Леон вертел головой, заглядывая в кабинки. Только в одной он увидел двух хмурых мужиков, попивающих нечто пенящееся из здоровенных запотевших кружек.

— Привет, Арч! — поздоровался с барменом Ром. — Серый Узел уже приходил?

— Привет-привет, — ответил бармен. — Пока не было… Но должен подойти. А кто это с тобой?

— Долгая история, Арчи… — устало ответил Ром. — Помощник…

— Вот уж не думал, что ты так богат, что даже помощника можешь себе позволить, — усмехнулся Арч. — Или старость свое берет, сам не справляешься? А, Ром?

— Да нет, я в расцвете сил, — улыбнулся Ром. — А стоит он мне не дорого — я его у аттарцев забрал.

— Раб? — нахмурился Арч.

— Уже нет. Хотел его привезти на станцию и отпустить, но он в ученики набился, — ответил Ром.

— Ты чего, парень? — удивился Арч и обратился уже к Леону. — Зачем оно тебе надо? Тут ведь и бывалые могут головы лишиться. Мог бы и полегче работенку найти на станции. А вообще — у нас народ нормальный, не такие сволочи, как аттарцы, мы работорговцев тут не жалуем. Кто-нибудь да подкинул бы тебя до родной планеты…

— Да не знаю я, где она… — как было договорено с Ромом, ответил Леон. Незачем каждому встречному рассказывать о том, что ты прибыл на корабле с гипердвигателем, который здесь будет стоить миллионы. Да чего там — миллиарды.

— Что, долго аттарцы таскали? — понимающе хмыкнул бармен. — Да, эти сволочи могут месяцами в космосе торчать и людей в трюм трамбовать, как селедок…

— Несколько месяцев… — соврал Леон.

— Эх… Не повезло… Ну да вырвался, и славно, — тут же переключился на другую тему Арч. — Так а чего не хочешь попытаться домой улететь? Можно ведь попробовать твою родную систему отыскать… Какой у вас там тех уровень?

Леон мысленно рассмеялся. Все шло именно так, как и рассказывал Ром.

Бармен — хитрая сволочь. Вся его жалость и сочувствие напускные. Есть тут, на станции, отдельные личности, которые даже с натяжкой не назовешь сканировщиками. Эти личности как раз и рыскают по червоточинам в поисках систем, где есть обитаемые планеты. Варварские планеты. Там, где технический уровень низкий — они набирают рабов. Там где повыше — организовывают торговлю. Причем в том стиле, как в свое время торговали европейцы с коренными жителями американского континента: всякий ширпотреб меняли на дорогие и редкие товары, который продавали за бешенные деньги в своих родных странах.

Вот и здесь также — привезут дешевых местных игрушек, которые выдадут за вечные двигатели или неиссякаемые батарейки, и начнут доить планету на все, что только можно…

А если у планеты высокий технический уровень, как, например, в случае Леона — тех -7 — то тут развития событий два: начнут впаривать древние корабли или за бешенные деньги продадут координаты планеты аттарцам — умные рабы лучше тупых…

— Четвертый… — ответил Леон.

— Да… Не густо… — разочарованно протянул Арч. Естественно, был бы высокий — он бы сорвал славный куш, а так небольшая премия и все — с последующей торговли он уже ничего не поимеет. — Так может, тебя устроить тут техником? Или, если хочешь — можно в мед персонал. Конечно, если интеллекта будет достаточно…

«Вот ведь засранец.» — подумал Леон. И снова все случилось так, как рассказывал Ром. Не получилось с планетой, ну тогда Арч попытается пристроить Леона на станции и таким образом получить свою деньгу — первые 3 месяца половина заработка Леона будет уходить Арчу — святому благодетелю, который помог глупому, оторванному от своего мира варвару заработать на хлеб…

— Не, спасибо… Мне сканировщиком понравилось быть, — ответил Леон.

— Ну-у парень… Летать с Ромом — это еще не быть сканировщиком, — начал Арч. — Тебе ведь еще и корабль нужно будет раздобыть… А как ты на него заработаешь?

— Ну… Работая техником, точно не заработаю, — отрезал Леон. Ему надоела агитация Арча.

— Ну как хочешь, — буркнул Арч и тут же потерял к нему всякий интерес.

Ром же во время их разговора молчал, попивая из здоровенной кружки какой-то напиток, и тихонько, в ус, посмеивался, наблюдая неуклюжие попытки Арча завербовать Леона или пробить у него инфу окоординатах его родной планеты.

— Ром! — раздалось от входа. Ром и Леон повернулись. От входных дверей к барной стойке шел высокий мужик, жилистый и крепкий. На вид ему было лет пятьдесят, но Леон знал, что тут его оценочная система наверняка ошибается — мужику может быть и сотня и другая…

В отличие от Рома, мужик был гладко выбрит, его седые волосы были пострижены коротко, на армейский манер. Одет он был в нечто напоминающее джинсы и короткую куртку, на поясе Леон рассмотрел кобуру. Когда мужик подошел ближе, Леон смог рассмотреть и многочисленные шрамы, которыми было обезображено лицо… Вот только в случае этого мужика, шрамы его не уродовали, хотя, конечно и не украшали, а, скорее, подчеркивали тот факт, что перед тобой ушлый, бывалый и много повидавший человек, который в обиду себя не даст.

— Привет Серый Узел, — поздоровался Ром.

— И тебе привет, — оветил названный таким странным именем человек. — Ты появился очень вовремя. Только сегодня утром про тебя вспоминал…

— Даже так? — поднял бровь Ром.

— Пойдем, присядем, поговорим, — кивнул Серый Узел на столик, который располагался в самом дальнем углу заведения и который Леон сначала не заметил — стоял он как то странно, отдельно от других.

— Ну пойдем… — кивнул Ром, перевернув в себя остатки кружки.

Леон отправился следом.

— Это еще кто? — спросил Серый Узел и нахмурился.

— Это Леон, — представил Леона Ром. — И мне нужно будет с тобой за него переговорить…

— Мне бы с тобой наедине хотелось переговорить… Дело есть. Вкусное.

— Не переживай на его счет. Леон у меня в учениках…

— Даже так? — Серый Узел внимательно рассматривал Леона. — Что-то больно похож на Элантэ…

— Не знаю, кто это, — пкачал головой Леон. Ром предупредил его и насчет этого человека — кадарец по происхождению, он, как и все его соотечественники, испытывал сильную неприязнь к другой расе — Элантэ. Много столетий назад в долгой, кровопролитной войне Элантэ смогли победить предков Серого Узла, отобрав у них родную планету и систему. Тогда кадарцы вынуждены были отступить к своим колониальным мирам, признать поражение, отдать колыбель своей расы захватчикам. Спустя много лет они смогли вновь подняться, и теперь входят в десятку самых сильных государств, при этом являясь самым маленьким. Однако их флот, их армия, отличающиеся выучкой, дисциплиной, их технологии позволили расширить границы, пресечь несколько попыток как Элантэ, так и аттарцев вторгнуться на их территорию. Именно эти неудачные попытки и позволили Кадарцам расшириться, завоевать уважение… Но их жажда мести, казалось, передавалась от отца к сыну, от матери к дочери и не только не ослабевала, а наоборот, набирала силу.

Ром не знал, насколько правдива история, которую он слышал о Сером узле, насколько она близка к реальности. Но другой не было. Серый Узел в прошлом был военным. Причем занимал немалую должность. Но его всегда отличала неимоверная ненависть, жесткость по отношению к представителям Элантэ. Она была настолько сильной, что выделяла его даже среди своих. Вот однажды он за нее и поплатился. Во время очередной приграничной стычки Серый Узел не принял капитуляции командира флота Элантэ и отдал приказ на полное уничтожение противника. К сожалению, этот эпизод удалось запечатлеть нескольким журналистам других стран, которые оказались в месте стычки как сторонние наблюдатели. Именно они и прославили Серого Узла на весь обитаемый космос. После этого ему ничего более не оставалось, как добровольно уйти с занимаемого поста и покинуть пределы родной страны. Так он и появился среди Сканировщиков. Хотя ходили слухи о том, что он был чуть ли не старшим офицером Братства Войны, и руководил целой эскадрой. Но, как и на своей родине, круто вляпался из-за сложных отношений с представителями Элантэ и вынужден был отбыть, спрятавшись здесь. Но подтверждения этим слухам, конечно же, не было…

— Повезло тебе, парень, если не знаешь… — хмыкнул Серый узел. — Так кто же ты?

— Вот сейчас и узнаешь, — сказал Ром и первым двинулся к столику.

Глава 1–4 Договоренности

— Итак… — сказал Серый Узел, сев за столик. Ром и Леон разместились вместе, напротив него.

— Итак… Зачем ты меня вспоминал и чего хотел? — спросил Ром.

— Не-ет… Так не пойдет, — покачал головой Серый Узел. — Давайте-ка вы мне свою историю расскажете: как так получилось, что ты теперь с напарником летаешь? А потом я уже подумаю, стоит ли мне говорить при нем.

Серый Узел ткнул пальцем в сторону Леона.

— Или вообще, стоит ли мне связываться с тобой.

На этот раз указательный палец Серого Узла нацелился на Рома.

— Да я особо и не настаиваю, — ответил Ром. — У меня и своих дел по горло…

— Это пока ты о моем деле не узнал… — хмыкнул Серый Узел и повернулся к Леону. — Ну, давай, парень, рассказывай свою историю…

Леон, еще когда они летели к станции, сильно поспорил с Ромом на тему того, стоит ли так доверять Серому Узлу. Ведь Ром предложил выложить всю правду от «а» до «я», ничего не скрывая. Леон сильно этому противился — кто знает, что придет в голову Серому Узлу, когда тот узнает, что Леон — один из экипажа корабля, способного совершать гиперпрыжки на огромные дистанции без всяких гиперврат?

Однако Ром в этом вопросе был непреклонен.

— Серый Узел, конечно, тот еще тип. Но если мы соврем, и он это узнает… Мы сильно пожалеем. А он, поверь, может понять — правду человек говорит или нет. Уж не знаю, может он псион…

— Кто? — не понял Леон.

— Есть у нас такие люди, — пожал плечами Ром. — Всякое могут. Читают мысли, двигают предметы, управляют чистой энергией, могут заставить тебя сделать что-либо против воли… Или даже убить одним только взглядом. Хотя последнее из области сплетен. Псионами их зовут.

Леон хмыкнул.

— Что?

— Да ничего… У нас такие же есть…

— Где это — у вас? На твоей планете?

— Ага.

— И что, много их?

— Да не особо, на несколько тысяч один.

— На сколько? — вкрадчиво уточнил Ром.

— Ну, не знаю… Когда мы только перебрались на планету, а я тогда даже и не родился, их было около ста пятидесяти тысяч.

— А остальных колонистов?

— Около ляма…

— Да ты что! — воскликнул Ром.

— Да успокойся. Это в соотношении с колонистами, а на родном мире население исчислялось миллиардами… Что такое 150 тысяч? Капля в море…

— Тогда почему их всех отправили в колониальный мир? Их ведь мало, они ценны…

— Наше правительство считало иначе, да и эти люди сами решили улететь…

— Как это?

— У нас случилось нечто вроде революции, и часть людей сами, без всякого разрешения покинули старый мир и обосновались на новом.

— Вот оно как… И как сейчас? Ну, когда ты улетал… Много их?

— Ну, добавилось…

— Паа-а-арень… — протянул Ром. — Вот по поводу псионов на своей планете никогда больше и никому ни слова.

— Чего так? — удивился Леон.

— У нас псионов дай бог один на тысяч четыреста попадается. Да и не особо сильных. А у вас там целая сокровищница.

— Сокровищница чего? — Хмыкнул Леон.

— Псионов, Леон, псионов… У нас за ними охотятся. Вот, к примеру, лет десять назад аттарцы нашли планетку, где вообще люди только из пещер вышли. И оказалось, что у местных есть способности. Причем там таких каждый сотый… Ну так вот. За эту планету чуть галактическая война не началась…

— И чем закончилась?

— Да аттарцы, сволочи такие, все население вывезли вглубь своей империи. Куда — черт его знает. Говорят, целый континент своих подданных выперли. Даже не зажали компенсацию… Теперь растят там этих варваров…

В конце концов, спор между Леоном и Ромом закончился тем, что было решено рассказывать Серому Узлу всю историю землян-попаданцев. Однако обходя некоторые моменты. Конечно, если Серый Узел что-то заподозрит, начнет задавать прямые вопросы — тогда делать нечего, придется говорить правду. Главное — не врать.

И Леон рассказал. Вопреки всем его опасениям, Серый Узел слушал без особого интереса. И каверзных вопросов задавать не стал. В конце рассказа он хмыкнул и выдал заключение:

— Ну что же… Вроде и правда… Хотя, кажется мне, что-то ты упустил в своем рассказе… Что-то ты не договорил… Так ведь, мальчик?

Леон с хитрой улыбкой кивнул.

— Это правда. А то, что не рассказал, лишь добавляет деталей, не меняя картины в целом.

— Ладно, будь по-вашему, — без всяких эмоций ответил Серый Узел. — Каждый имеет право на тайну…

Тут он как-то грустно улыбнулся, но быстро взял себя в руки, вновь став, казалось, совершенно беспристрастным и равнодушным ко всему происходящему вокруг.

— И все же, — сказал он. — Кое-что я должен проверить. Почему бы нам пока не перекусить?

Он откинулся на спинку мягкого диванчика, которые стояли возле столиков, и расфокусировал взгляд.

— Чего это он? — шепнул Рому Леон.

— В сеть полез, — пожал плечами Ром. — Может, заказ делает, может, сообщение составляет. Сказал ведь — проверить твою историю хочет.

— Да как он проверит? — удивился Леон.

— О, этот проверит… — ухмыльнулся Ром. — Не заморачивайся. Лучше заказ делай.

— Как будто я знаю, что такое роллады или хамалим… — проворчал Леон, разглядывая интерактивную рекламку на столе.

— Пойди к бару, там на экранах есть изображения блюд. Может, так проще будет сориентироваться…

Леон кивнул и, поднявшись из-за стола, отправился к стойке, где все так же торчал Арч.

Леон разглядывал все три экрана, на которых посменно менялись картинки местных блюд. В конце концов, он решил не рисковать и заказал нечто похожее на земную картошку-фри и здоровенный бургер или как оно тут называется.

Когда он уже собирался вернуться к столику, его взгляд наткнулся на необычную вещь — возле полок с алкоголем, на полу, стоял очень странный и в тоже время очень знакомый предмет….

— Что это? — спросил он у Арча.

Тот оглянулся, отслеживая взгляд Леона, пытаясь понять, что его заинтересовало…

— А… — догадался он. — Гатар.

— Это мне, конечно, многое объяснило, — хмыкнул Леон. — Гатар — это музыкальный инструмент?

— Да, — кивнул Арч. — Был тут один прохиндей, пил как лошадь, а в конце заявил, что деньги кончились… Оставил мне свой гатар в залог…

— И что, не вернулся?

— Да уже месяца два от него ни слуху, ни духу…

— Можно посмотреть?

— Держи, — Арч передал инструмент Леону. — Только смотри аккуратнее, а то еще вернется и начнет ныть, что повредили…

Леон его уже не слышал. Он примостил гатар на колене и попробовал сыграть самую простую мелодию, которую знал. Гатар выглядел как почти обычная земная гитара, хотя сходство было относительное — как внешний вид, так и название лишь отдаленно напоминали земной аналог. Во-первых, форма была прямоугольная, во-вторых, струн было целых 25, в-третьих, резонансное отверстие отсутствовало, в-четвертых, гриф был в разы короче, чем у земного аналога.

Тем не менее, сыграть желаемое ему удалось уже с третьей попытки. И тогда он решил попробовать нечто более сложное…

— Хм… Интересная мелодия… — покачал головой, так же подошедший к бару Серый Узел. — Никогда такого не слышал. А слова у нее есть?

— Есть, — ответил Леон и начал играть с начала, в этот раз уже со словами. Когда он закончил и поднял глаза, оказалось, что к Серому Узлу присоединился и Ром, а мужики, которых Леон видел, когда только зашел в бар, покинули свой стол и стоят поблизости, так же слушая его.

— Парень! — сказал один из них. — Да тебе надо в центральные миры, ты звездой станешь…

— Во-во… Там конкуренции у тебя не будет. Достал весь этот бред, что сейчас крутят, — поддержал его собутыльник.

— Интересная песня, — Сказал и Серый Узел. — Сам придумал?

— Нет, это человек с моей планеты. Он жил очень давно… Владимиром Высоцким звали…

— То-то я и думаю, что за проверка горами… — хмыкнул Ром. — А хотя, какая разница — что космос, что горы — проверить кто рядом с тобой можно и там и там…

— А еще чего-нибудь можешь?

Леон кивнул. Струны под его пальцами дрогнули, и полилась новая мелодия…

— Так… — сказал Серый Узел, когда Леон закончил исполнять уже то ли восьмую, то ли девятую песню. — Ты, парень, действительно талант… Но надо и делом заняться…

Они с Ромом вернулись к своему столику. Леон вернул инструмент бармену и последовал за ними. Мужики, квасившие за отдельным столом, с недовольным ворчанием также отправились восвояси.

— Итак, — начал Серый узел, когда все трое уселись на свои места. — Мне все равно, двое вас или один ты, Ром…

Ром кивнул.

— Есть такое предложение…

Выяснилось, что Серый Узел был неким посредником на станции сканировщиков, который связывал заказчиков и старателей между собой. Иногда из центральных миров приходили предложения касательно добычи тех или иных сведений, разведки в той, или иной системе. Еще реже сканировщикам заказывали тушки охранных дронов сгинувшей цивилизации. Причем именно в том виде, в каком их погрузили в трюм после боя — нельзя было снимать даже поврежденную броню с корпуса. А еще Серый Узел выступал чем-то вроде доверенного лица старателей. Многие перед очередным полетом в неизведанные дали оставляли ему завещания или ценные вещи, которые не захотели хранить в собственных контейнерах. Даже Ром, как оказалось, оставлял свое завещание Серому Узлу перед каждым вылетом на протяжении вот уже нескольких лет…

И вот, один из старателей оставил Серому Узлу автономный искин. Обычно такие устройства устанавливали в корабли, чтобы пилоту не приходилось самому контролировать все процессы. Искин брал на себя рутину, позволяя живому пилоту сосредоточиться на главном. А кроме этого, искины являлись своеобразными сейфами для информации. Вскрыть его без разрешения владельцев было невероятно сложно.

Что касается автономных искинов — их можно было сравнить с земными лэптопами. Переносное устройство, банк данных, вычислительные мощности и многое другое всегда под рукой и к услугам пользователя. А еще такие устройства можно было подключить к кораблю, усилить бортовой искин или же позволить бортовому искину использовать информацию с автономного, при этом не сохраняя ее в корабельных блоках памяти.

Не суть. Один из старателей оставил свой искин на сохранение Серому Узлу. Старатель сообщил, что он несколько лет назад нашел систему, в которой есть несколько сигнатур — ему удалось выяснить, что это дата-центры. К сожалению, в тот момент, когда он их нашел, они оказались ему не по зубам — еле ноги унес. Однако сейчас он уже скопил достаточно средств на покупку нужного оборудования и решил вернуться в ту систему. Как он говорил: «Чую, там я сорву самый большой куш в жизни!». Но, на всякий случай, решил оставить искин, в котором хранились координаты этой системы Серому Узлу. «Если через 5 месяцев не вернусь — искин разблокируется. Пришли кого-нибудь туда, может — успеют мне помочь. А если нет — так хоть добро не пропадет…», — сказал он и отбыл. И вот, с того момента прошло уже достаточно времени. Пару недель назад искин разблокировался, и Серый Узел смог по достоинству оценить открывшуюся ему информацию. Однако сам Серый Узел не являлся сканировщиком. А на станции, словно специально, не было никого опытного и надежного. И вот, вернулся Ром…

— Там три сигнатуры, — говорил Серый Узел. — Сигнал 3Т.

— Ого! — ужаснулся Ром. — Да я не высканю их — у меня пробки слабые, да и на 3Т не то что не настроены, а вообще изначально не работали с таким сигналом…

— Не страшно. Я готов рискнуть — у меня есть пробки Ассоциации и пусковая установка к ним…

— Да ладно… — удивился Ром, а Леон присвистнул про себя. Если верить Рому — комплект зондов от Ассоциации и, тем более, пусковая установка этого же производителя чрезвычайно высоко ценились старателями. Имея такое оборудование, можно с легкостью обнаружить любые объекты в системе — отслеживаются все частоты и все сигналы, включая стандарты Сгинувших. При этом цикл работы зондов составляет полчаса-час, уже в зависимости от мощности искина корабля и его возможности быстро обработать входящие данные. Единственным минусом такого комплекта являлась цена — корабль Рома стоил на рынке около 60 миллионов, оборудование к нему еще 10. А комплект для сканирования от Ассоциации Исследователей оценивался в 20 миллионов. Иначе говоря, даже если Ром продаст все железо со своего корабля, ему не хватит на покупку такого оборудования.

— Главное не слейся просто так, — хмыкнул Серый Узел. — И это еще не все… Посмотри данные по первому дата-центру. Пропавший старатель, когда сканировал систему в первый раз, решил к нему подлететь…

У Рома расфокусировались глаза. А Леон с интересом наблюдал за ним. Эта их сеть, получается, передает сообщения, и он может читать текст, появляющийся перед глазами и не видимый окружающим. Эдакий компьютер в голове, или, как минимум, почтовый клиент. Ну да нам такое не в новинку — дома было нечто подобное. Это было вполне привычно и обыденно. Правда здесь эту самую сеть так расхваливали… Прямо человек без нее и не человек вовсе, а так… Нечто только внешне схожее.

— Там пять дронов, причем типоразмер фрегат. А один вообще крейсерский. Судя по логам полученных повреждений на корабле старателя — орудия кинетические и термальные. Но мощность… Мой щит не вытянет…

— Он ведь у тебя универсальный? — спросил Серый Узел. — От всех типов урона?

— Угу… — кивнул Ром. — Кинетику замедляет на 40 %, а термальный урон поглощает только на 15. Я ведь хожу на простые дата-центры. Там в основном дроны электромагнитным оружием оснащены… Под это корабль и готовил…

— Значит тогда так… — Серый Узел задумался, словно решая, делать предложение или нет. — Я дам тебе два специализированных щита, причем не стандартные, а военного образца. Кадарские…

— На каких условиях? — подобрался Ром.

— Сможешь забрать данные со всех центров — 25 % твои и щиты тоже. Естественно, если информация из дата-центров будет ценной…

— Э нет, так не пойдет, — улыбнулся Ром. — Сам тогда лети и башку свою суй.

— Твои условия?

— 80 % мои. И щиты можешь себе забрать, когда вернусь.

— А если там информация дешевая?

— Ну, что же… С твоими щитами я справлюсь. Локти, конечно, буду кусать, что лучше бы щиты взял…

— Нет. Так не устраивает меня… — сложил руки на груди Серый Узел. — Давай искать золотую середину.

— Ну да… Ты еще скажи «поровну поделим»?

— Почему нет?

— Я башкой рискую так то… — воскликнул Ром.

— Я рискую деньгами, причем такими, какие тебе и не снились. А если я потеряю щиты — как думаешь, как долго я задержусь среди живых?

— А сколько щиты стоят? — поинтересовался Леон.

— По сорок лямов, — сказал Ром.

— Вообще-то, по шестьдесят.

Леон не выдержал и присвистнул.

— Это что же получается, щиты на корабль стоят как целый корабль? Ничего себе…

— А что такое корабль? Консервная банка… — пожал плечами Серый Узел.

— А чего же ты не пошел со своим предложением к другим? — вспыхнул Ром. — Вон — Тай и Сэт бухают. Им делать нечего — предложи им свои 20 % — они тут же побегут куда скажешь…

Ром явно говорил о тех двух мужиках за соседним столиком, которые прервали свое застолье, чтобы послушать Леона.

— У Сэта корабль простой военный фрегат — он не годится для скана. Ну а Тай недостаточно опытен. Что с одним, что со вторым я гарантировано потеряю щиты…

— Почему бы вам сейчас не обговорить условия для разных сумм? — поинтересовался Леон.

— Это как? — не понял Ром.

— Ну, к примеру, до десяти лямов — делите добычу 80 на 20. И ты отдаешь Серому Узлу щиты. До 50 лямов — делите 50 на 50 и, к примеру, один щит оставляешь себе. Если свыше 100 лямов, снова пополам, но уже оба щита остаются Рому… Как пример, не обязательно такие условия.

— А что? Мне нравится, — сказал Серый Узел, прервав Рома, уже открывшего было рот, чтобы сказать что-то.

— Пожалуй, можно на таких условиях работать… — наконец проворчал и Ром. — А что, при любой сумме интересы сторон соблюдаются честно…

— Вот и славно… — подвел итог Леон. — Ладно, тогда обсуждайте детали суммы, а мне тут что делать? Я вон лучше еще поиграю на этой, как ее…

— На этом. На гатаре, — поправил его Серый Узел.

— Во, точно! — сказал Леон и поднялся из-за стола. — И когда Арч обед принесет? Сидим тут уже сколько…

— Эй, парень, — окликнул Серый Узел Леона.

— Что?

— Пожалуй, я тебе с нейросетью смогу помочь…У тебя ведь ее нет?

— Нет… А с чего такая щедрость?

— Ну… С нейросетью всяко быстрее работа пойдет. Это в моих интересах.

— И только?

— Я думал, что с Ромом не смогу договориться. Так и будем торговаться, пока либо он не плюнет и не улетит, либо я не найду другого, более сговорчивого… Так что считай благодарностью за помощь.

— Ясно… Ну и на том спасибо, — Леон уже взял инструмент в руки…

Глава 1–5 Нейросети и их особенности

Серый Узел с Ромом смогли прийти к обоюдному согласию. Причем Ром после разговора находился в приподнятом настроении. Как удалось выяснить Леону — он выторговал себе зонды Ассоциации. Причем вне зависимости от того, насколько дорогой клад будет найден. Даже если его стоимость будет пара тысяч кредитов — зонды и пусковая установка остаются у Рома. Как он сам это назвал — «плата за риск».

Серый Узел, казалось, нисколько не расстроен тем, что ему пришлось идти на такую уступку. А ведь рисковал он миллионами кредитов. Как понял и прикинул Леон, такой суммы вполне хватило бы на безбедное существование в каком-нибудь провинциальном мирке. Да даже на станции можно было шиковать — аренда жилья — от 300 кредов за ночь до 5 тысяч за месяц (хотя при желании можно было найти угол и дешевле, ну или истинные хоромы, которые обошлись бы в несколько десятков тысяч за сутки — кому как). Жратва — до двух-трех сотен в неделю хватит. Если жировать и трапезничать исключительно в ресторане — накидываем тысчонку другую…

Так что двадцать лямов для самого Леона были колоссальной суммой. Но не для Серого Узла или Рома. У этих господ крупные суммы измерялись цифрой с другим количеством нулей… Хотя и лям кредитов был для них существенным. Как рассказывал Ром — среднестатистический сканировщик в месяц без особых рисков мог достать от 10 до 100 тысяч кредитов.

Но Ром был далеко не среднестатистическим. Если другие сканировщики, как Сэт или Тай, в корабль вложились очень скромно (на двоих лямов пять наберется — и то хорошо), то Ром летал на целом кладе… Вот только клад был зубастым, и отдавать его просто так никто не собирался. Хотя, чтобы поймать такой кораблик, тоже деньги нужны — организовать ловушку и поймать такого жирного сканировщика мало. Необходимо еще и не повредить корабль. Взорванное корыто никому не нужно, как и уничтоженное оборудование…

Таких, как Ром, на станции было всего несколько десятков. И застать их на станции было делом сложным — появлялись они редко. Именно потому, что сканировщики уровня Рома пропадали в неизвестных уголках космоса. У них и водились деньги. А Сэт или Тай предпочитали относительно безопасные места и, соответственно, имели сравнительно небольшой, зато стабильный заработок — на местное пиво — элес, как называли его местные, ребяткам хватало. А большего, судя по всему, им и не надо было.

Короче Серый Узел все-таки блефовал. Не найди он точку соприкосновения с Ромом, пришлось бы ему сидеть еще долго. Может, месяц, может, два… Пока не прилетел бы другой старатель. И ведь не факт, что с ним дело наладилось бы быстрее и проще, чем с Ромом.

Когда наевшиеся и напившиеся Ром и Леон, поглаживая набитые животы, двинулись к выходу, Леона окликнул развалившийся на диване и выглядящий неимоверно довольным Серый Узел.

— Эй, Леон!

— Чего?

— Зайди завтра ко мне.

— Куда?

— У меня на станции лавка есть, Ром знает где — расскажет.

— Окей…

Покинув бар, Ром вызвал через сеть местное такси — грузовую гравиплатформу, которую обставили мягкими сидениями и обшили пластиком. Леону она напомнила эдакую карету образца 18 века. Только фонарей сзади не хватало, кучера и лошадей.

— А где кучер? — не выдержав, с улыбкой поинтересовался Леон у Рома.

— Чего?

— Ну, водитель…

— А… Он не нужен. Платформа летает только по стандартным маршрутам и только к определенным остановкам.

— Маршрутка? — хмыкнул Леон.

— Как? Маршрутка?

— Ну… Такой транспорт, который ходит по маршруту туда-сюда, останавливаясь в одних и тех же местах. Маршрутное такси…

— Хах. Ну типа того… А кто такой кучер?

— У нас на земле есть такие животные — лошади. На них верхом можно ездить. Раньше их запрягали в повозки, сани. А тот, кто этими повозками или санями управлял, звался кучером или ямщиком.

— Ну вы и варвары, — хмыкнул слегка осоловевший от всего съеденного и выпитого Ром. — Залезай!

Они уселись в платформу, которая унесла их внутрь станции. По пути Ром рассказал Леону, как добраться до лавки Серого узла. Оказалось, что она буквально в паре шагов от места жительства Рома.

— Вот и приехали… — Ром вылез наружу.

— И где это мы?

— Добро пожаловать в мою берлогу, — ответил Ром и двинулся в сторону широких дверей, скорее всего являвшимися створками лифта. Как оказалось, Леон не ошибся в своих предположениях — это действительно был лифт. Вот только двигался он не только вверх и вниз, но еще и влево-вправо.

Они покинули его, оказавшись на небольшой площадке, метров пяти по ширине и длине. Одна из стен была полностью прозрачной, и сквозь нее отлично просматривалась «улица». Только из этого импровизированного окна Леон смог оценить, насколько огромным был корабль, превращенный в станцию старателей… А ведь раньше это была всего лишь одна из офицерских кают. И из этого окна какой-нибудь капитан или майор мог наблюдать за тем, что творилось внизу — «улица» ранее являлась площадкой для занятий рядовых матросов — абордажников. Там, внизу, раньше кипели пусть и тренировочные, но схватки, перестрелки между условно нападающими на корабль и отчаянно защищающимися…

— Чего застыл? Пошли! — Ром на ходу скинул куртку и шагнул к двери.

— Э! А шмотки свои так и оставишь в коридоре?

— А? Чего? — не понял Ром, пока взглядом не проследил, на что указывает Леон. — Аааа! Забей. Площадка уже часть моего жилья. Лифт не пустит никого постороннего.

— А я как завтра выйду и вернусь? — удивился Леон.

— Я уже скинул заказ на временный ключ. Утром курьер доставит, — слегка пошатываясь (видать, развезло все-таки), Ром вошел внутрь своего «жилья».

— Значит так. Я спать. А ты устраивайся тут.

— Окей, — ответил Леон, оглядываясь. «Аппартаменты» Рома состояли из небольшой комнатушки возле лифта, одной общей комнаты, которая могла бы выступать в роли столовой, гостевой, спальни, в которой и пропал Ром и из которой уже доносился громовой храп (однако, быстро он), а также маленькой кухни, и, собственно, и наверняка уборной, ванной.

Гостиная хоть и была весьма просторной, но неуютной назвать ее было нельзя. Нечто вроде ковра на полу, диван, на котором можно развалиться и попялиться в головизор — огромное устройство, висящее на одной из стен. Журнальный столик, заваленный упаковками чего-то, наверняка похожего на земные чипсы, соленые орешки и семечки. Судя по виду, валялись они тут с прошлого посещения Ромом станции.

Вот, в принципе, и все, что было в «гостиной».

Леон посетил гигиеническую комнату, которая, слава местным богам, мало отличалась от того, что он привык видеть дома. А то, что и отличалось, не было слишком уж непривычным, чтобы нельзя было разобраться с тем, как этим самым необычным пользоваться. Тут Леон вспомнил старый фильм о том, как человек попал в будущее и как над ним смеялись окружающие, что он не знает, как пользоваться «тремя ракушками». Леон усмехнулся этой своей внезапной мысли и вернулся в гостиную.

Он развалился на огромном диване и решил попялиться в головизор. Как говорил Ром, вся техника управлялась через сеть. Однако у Леона ее не было, поэтому пришлось потратить время на поиски альтернативы — пульта. Ром говорил, что, согласно правилам безопасности или же устоявшейся привычке (Леон не запомнил), все устройства оснащались и дублирующим вариантом управления. В том числе подобная возможность присутствовала и на местных вариантах микроволновок или устройств на них очень похожих, только с другим принципом действия: кидаешь аккуратный квадратик внутрь устройства и через минуту достаешь свежий, приятно пахнущий хлеб, кусок ростбифа или отбивной, салат из местных овощей и так далее. Правда, Ром такую пищу не любил, называя ее пластмассовым дерьмом. Леон же не был настолько привередливым — в детстве он питался вообще военными сухпайками, когда родная планета была в осаде — и ничего, не помер…

Пульт, наконец, нашелся. Как и на родине, местные пульты предпочитали прятаться под диваном. Спрашивается, зачем Ром вообще его трогал, если мог управлять головизором с помощью собственной сети?

По «ящику» шла реклама. Леон понял это буквально через пару фраз.

— Лучшие курорты Латоны ждут вас. Восхитительные пляжи с контролируемой температурой воды, удобнейшие…

Клац

— …он выбрал «Дэйз»! Как и любой другой настоящий кадарец…

Клац

— …Вспыхнул новый конфликт! На данный момент корпорация Ширх отказывается комментировать…

Клац

— …годня мы в деталях рассмотрим, чем же отличается нейросеть от обычного порта и почему она не нужна тем, кто не собирается покидать свою родную планету. Для начала стоит разобраться, что из себя представляет порт, а чем является нейросеть…

Оппа! Вот это он вовремя попал. Судя по всему, это была какая-то научно-познавательная программа, в которой наверняка все разжуют, как для ребенка. Вот и славно. А то Ром так и не смог нормально сформулировать, как устанавливают сеть, что она из себя представляет и что позволяет, кроме как «Отправлять и получать сообщения» или «Управлять кораблем».

Сам Леон с чем-то подобным и дома имел дело. Каждому вживлялся чип, с помощью которого и можно было подключиться к глобальной сети. Однако там чип не был единым целым с человеком, он все равно являлся сторонним механизмом. А здесь, судя по всему, нейросеть могла быть чем-то вроде симбионта…

Досмотрев программу до конца, отчаянно борясь с сильным желанием отключиться и заснуть, Леон смог, наконец, сформулировать для себя, что такое нейросеть, чем отличается от «порта», и в чем особенности обоих этих «устройств».

Итак, если дома Леон имел дело с чипом, то здесь имела место быть бионика. Нейросеть представляла собой нечто вроде аналога нейронной сети головного мозга. Главной ее особенностью было то, что она позволяла своему владельцу «думать быстрее». На протяжении нескольких месяцев или лет система обучалась, привыкала к пользователю, осваивалась. К примеру, училась распознавать опасность, как он. Могла из длинного списка выделять наиболее высокие, или наоборот, низкие цены, как пользователь, частично контролировать внешние устройства. Как, например, Ром говорил, что его сеть «наблюдала» за космосом, пока сам он занимался сканированием. Ром научил свою сеть распознавать странности, изменения в показаниях сканера, помехи, трактовать их как опасность, предупреждая самого Рома. Причем после «обучения» нейросеть принимала решения, опознавала опасность намного быстрее, чем сам человек.

Также постоянные действия владельца по подключению к почтовым ящикам, получение и отправка сообщений, позволили научить нейросеть делать это все за владельца.

Фактически нейросеть являлась эдаким роботом в голове человека, механическим слугой, натасканным выполнять рутинную работу. Однако назвать нейросеть полноценным искусственным интеллектом было нельзя — решения принимал сам владелец. Конечно, нейросеть можно было существенно улучшить. И существовало масса способов это сделать — для начала установка дополнительных блоков памяти, как и сама нейросеть изготовленных по принципам бионики. Скорость мышления увеличивалась за счет установки биопроцессоров. Так можно было искусственно повысить интеллект. Существовали и различные импланты, которые могли увеличить силу, ловкость… В большинстве случаев такие импланты устанавливались хирургическим путем и являлись, по сути, искусственной железой, вырабатывающей определенную субстанцию, заставляющую мышцы, тело в целом реагировать соответствующе. Так, если хочешь стать силачом — предстоит выдержать несколько недель в клинике, пока железа приживется, врачи убедятся в этом, а твое собственное тело перестанет болеть от того, что под действием препаратов мышцы растут, меняются…

Импланты позволяют кардинально изменить природные возможности. Так, существует железа, меняющая состав кожи, да вообще изменяющая кожу до неузнаваемости. Хочешь быть в прямом смысле «пуленепробиваемым»? Да пожалуйста… Хочешь получать больший кайф от секса? Да какие проблемы? Не желаешь чувствовать боль или быть совершенно безэмоциональным — тут и хирурги не нужны. Ввод специальных программ заставит нейросеть влиять на определенные участки мозга или же нервной системы таким образом, чтобы достичь желаемого результата…

Существуют импланты не только в виде желез — можно заменить органы, конечности… Вообще заменить кости во всем теле. Хочешь кости из адамантия — на! Только объясни, что такое «адамантий». А так любой каприз — хоть из дерева. Такие искусственные руки могли обладать просто колоссальной силой — человек с подобным «имплантом» мог с легкостью проломить обшивку боевого корабля одним ударом. Или же можно было оснастить собственную конечность каким-либо оружием — хоть холодным, хоть огнестрельным, хоть энергетическим…

Конечно, такие модификации были не по карману обычным людям. Да что там обычным. Поставить модифицированную руку мог очень не бедный человек. Там цены начинались от нескольких миллионов. Хотя, зачем богатому человеку, привыкшему к роскоши, рука, способная пробить борт боевого корабля, или глаз, видящий в темноте? Если и случилось нечто необычное, например, богатей потерял часть тела, он легко мог поставить бионический протез, без лишних наворотов.

Конечно, были и варианты «для бедных». Кибернетические импланты. Однако они существенно уступали бионическим аналогам. Если бионический глаз воспринимался как родной, да еще и давал массу новых возможностей, будь то ночное зрение, возможность смотреть на мир в ином спектре, то кибернетический повторял все его возможности, вот только каждую секунду, каждый миг своей жизни пользователь чувствовал, что в его теле чужеродная железяка…

Нашлись здесь и варианты для извращенцев. Стандартные конечности, обычные тела можно было легко модифицировать с упором на «эстетику». Импланты, меняющие характеристики тела — рост, вес, фигуру, черты лица и даже пол, — были чуть ли не самыми популярными и, что удивительно, дешевыми по сравнению с другими имплантами…

Всего несколько тысяч кредов, и ты получаешь шевелюру, которой позавидует сама Рапунцель, а хочешь — можно сменить цвет кожи, волос, ногтей на любой, самый радикальный, или менять их в мгновение ока в любой момент времени. Несколько примеров, показанных в программе, заставили Леона содрогнуться. Человеческая изобретательность в плане извращенности не знала границ: женщины приживляли себе нечто вроде ангельских крыльев за спиной, использовали импланты, которые могли за секунды изменить форму и размер грудей. Диктор особо подчеркнул, что существуют импланты, популярные среди представительниц самой древней профессии — позволяющие половому партнеру получать дополнительное удовольствие от процесса, так как имплант в корне менял самую интимную часть тела жрицы любви.

Были и запрещенные импланты — приживление лишних конечностей, установка конечностей, имеющих в основе не человеческий материал, и даже их модификацию. Изображение тварей с огромными когтями, множеством рук, человекоподного существа с длинной, словно у аллигатора, оскаленной пастью привело Леона в легкий шок. Хотя чего он ожидал? Всегда найдутся те, кому имеющегося недостаточно, и как раз то, что лежит за гранью разрешенного — самое желанное.

Подобные модификации требовали установки дополнительных органов и желез, причем многим для функционирования необходимы были специальные препараты. Если их не принять вовремя — в лучшем случае исчезнет возможность использовать импланты, а в худшем — страшная и мучительная смерть неизбежна. Одним словом, эти препараты можно было смело отнести к категории наркотиков…

Что касается обучения — вопреки мнению Леона, который еще дома увлекался чтением фантастики, здесь не была отменена стандартная система образования. Однако был и иной способ обучения. Картриджи с набором знаний по определенной дисциплине можно было легко загрузить в блоки памяти нейросети. Но! Сеть будет знать, как работает, к примеру, станок на заводе. И рабочему не нужно будет разбираться с ним. Стоит только начать, и руки, независимо от головы, сами сделают свое дело. Однако чтобы стать, к примеру, механиком, этого будет недостаточно. Получив знания таким образом, их нужно освоить — испытать на практике. Человек должен «осознать» теорию, попробовать ее на практике. А говоря иначе — перекачать информацию из блоков памяти нейросети себе в голову. Ты учишь нейросеть, а она учит тебя…

Конечно, освоение профессии инженера таким образом требовало гораздо меньше времени, чем при стандартном обучении. К примеру, инженер, только закончивший обучение, мог сравниться с тем, кто в течение месяца изучал данную дисциплину посредством нейросети. Инженер с пяти- или десятилетним стажем равнялся пользователю нейросети, который изучил и освоил 2 и 3 пакет данных этого типа и потратил на процесс полгода-год и так далее… Таким образом, основы профессии сканировщика Леон мог освоить за неделю. Стать «теоретическим профи» можно было за год. Но ведь сканировщики не только лишь сканируют. Они еще и пилоты, операторы щита, канониры, навигаторы… прикинув объем знаний, который следует освоить, и предстоящие траты на эти самые картриджи, он понял, что не все так просто. Предстояло собрать несколько миллионов и потратить пару лет жизни, чтобы достичь хотя бы половины того, что знает Ром. И то чисто теоретически! Наверняка есть еще подводные камни, которые предстоит найти, если не наткнуться на них… К примеру — знания и теория это хорошо, а вот практические умения, профессиональная интуиция играют весьма важную роль. И получить их посредством одной лишь нейросети невозможно. Лишь месяцы и годы практики позволят их развить.

А вот «порт» был очень интересным изобретением, и именно его для начала Леон и хотел себе установить…

Глава 1–6 Человек человеку волк

Проснулся Леон рано, даже вопреки тому, что заснул уже, считай, под утро. Он тихо выскользнул из «квартиры» и вызвал лифт.

Спустившись вниз, в вестибюль, он столкнулся с мальчишкой — посыльным, на вид — чуть младше самого Леона.

— Господин! Это ваше.

Он вручил Леону небольшой конверт. Леон поблагодарил пацана и отправился на выход. По пути он распаковал конверт. В нем оказалась карточка-пропуск. Именно с ее помощью можно было попасть назад, в апартаменты Рома.

Леон вышел из жилого комплекса и отправился в сторону трюма. Лавка Серого Узла, как и было обещано, попалось всего через метров триста. Леон открыл дверь и ступил внутрь.

Назвать это лавкой не поворачивался язык. Скорее, антикварный магазин — все полки, столы, стеллажи и витрины были забиты диковинными вещами. Они выглядели старыми, покрытыми толстым слоем пыли. Вот только если приглядеться, то сразу становилось понятно, что ни одна вещь не похожа на земной антиквариат. Платы, некие устройства, детали и запчасти — казалось, ты попал на склад техники, вот только заброшенный, в котором уже много дней, если не лет, никто не заходил.

Серый Узел обнаружился за чем-то вроде прилавка. Он сидел в мягком кресле, явно скрученном с мостика какого-нибудь космического корабля, закинув ноги на один из столов.

— А… Леон, — сказал он, словно ожидая увидеть его прямо сейчас. — Вот и молодец, что пришел. Ну что, будем решать твою проблему?

— Какую именно?

— Так отсутствие нейросети.

— Хотелось бы… Есть что предложить?

— Как тебе сказать… Я ведь не специализированный магазин — это там ты сможешь найти модели, заточенные на определенные цели. А у меня — что завалялось, то и предлагаю…

— И что же у тебя завалялось?

— «Порт».

— Ну что же… Если больше ничего нет… — на самом деле, Леон очень обрадовался такой новости. Вчерашняя программа описывала нейросеть в целом, не вдаваясь в подробности того, какие существуют модели, чем они отличаются друг от друга в деталях. Из всего сказанного Леон пришел к выводу, что, во-первых, есть нейросети облегченные — представляющие собой, скорее, банки памяти. Подобные вариации предпочитали люди, идущие по гуманитарным специальностям — всякие философы, историки, аналитики и прогнозисты, для которых именно знания являлись главными. А вот с техническими науками все было сложнее. Скажем, для химика предлагались несколько вариантов. Или для инженера. Подобные сети затачивались под дальнейшее развитие — к примеру, инженер мог в будущем стать конструктором, разработчиком или же остаться практиком, занимающимся обслуживанием важных узлов и систем станций, кораблей. В зависимости от собственных жизненных планов и предстояло выбрать подходящую нейросеть, ее модель. Существовало различие и по количеству имплантов, которые можно было подключить. Ограничение обосновывалось тем, что нельзя было поставить пятый имплант на сеть, рассчитанную на 4. В таком случае эффективно работать не будет ни один, или вообще начнутся проблемы со здоровьем — перегруженная сеть очень сильно бьет по владельцу. А само ограничение обосновывалось тем, что изначально специализированные сети (проще назвать их узкопрофильными, модифицированными) уже имели дополнительные возможности. К примеру, те же сети, которые подходили гуманитариям, изначально были оснащены дополнительными модулями памяти, поэтому установка дополнительных имплантов была ограничена — слотов было меньше, чем в дефолтной сети. Или же сеть пилота, заточенная на быстродействие, сразу подстраивающая мозг владельца на определенный такт, заставляющая мыслить и действовать быстрее, воспринимать окружающее в бешенном ритме, предлагала установить только один дополнительный модуль памяти, причем маленький, в который можно сохранять только буферные данные с картриджей знаний. Зато была возможность подключить всевозможные импланты, способные увеличить силу, скорость, восприятие и т. д.

Леон пока не знал, какая сеть ему нужна, и с этим стоило еще долго разбираться. Но как это сделать, если ты не можешь получить доступ к информации, если у тебя нет нейросети? Все оказалось просто. Многие до совершеннолетия не устанавливают нейросеть вообще. Вместо этого используют ее облегченный вариант, лайт-версию, так сказать. И этот вариант именовался как «порт» и являлся наиболее популярным вариантом для тех, кто не хотел или не мог установить полноценную нейросеть, был не в состоянии обучаться обычным способом на протяжении нескольких лет. «Портовики», как называли пользователей данного устройства, могли быстро освоить какую-то работу, но стать профи в этой области, самосовершенствоваться в дальнейшем были не в состоянии. Словно тебе дали чемодан со знаниями. Ты не можешь дополнять его содержимое и пользуешься тем, что есть. Но стоит у тебя забрать этот самый чемодан, и все — ты снова ничего не умеешь.

Данное устройство, выглядящее как наручные часы, только более громоздкое, носилось на руке, оснащалось собственными блоками памяти, в которые можно было загрузить те или иные практические или теоретические знания. Кроме того именно это устройство являлось тем самым адаптером, позволяющим человеку без нейросети пользоваться всеми благами общества и современными устройствами. К примеру, ты хочешь стать таксистом. Для этого необходимо научиться водить глайдер (летающий аналог земного автомобиля), а, в свою очередь, для обучения навыкам водителя глайдера необходимы и другие знания: умение ориентироваться по знакам, хотя бы теоретические познания в принципах работы глайдера и т. д.

Вот в этом случае и приходил на помощь «порт». Знания не переносились в мозг, пользователь сам их не запоминал. Но водить глайдер, знать все правила он мог. Стоило лишь забрать порт и все, человек «забывал» не только как пользоваться летающей машиной, но даже что обозначает тот или иной знак. Конечно, если этой информации у него не было раньше, или он не потрудился ознакомиться с ней, изучить ее традиционным способом.

Порт являлся урезанной, очень простой копией нейросети. А еще у него был очень большой плюс — с его помощью можно было подключиться к любому устройству, будь то головизор или целый крейсер. При этом человек словно ощущал себя единым целым с машиной. С тостером, конечно, или головизором, подобные ощущения не появлялись. Но водитель глайдера, к примеру, полностью ассимилировался с летающей машиной, считая себя ею. Он чувствовал, ощущал, все, что с ней происходило. Фактически можно было сказать, что он сам является глайдером. Именно поэтому многие профессиональные гонщики, даже пилоты боевых истребителей предпочитали вообще не ставить себе сеть, довольствуясь только портом. Но был у такого подхода и существенный минус. Даже два. Во-первых, когда водитель такси подключался к своему глайдеру, он отключался от реальности — с ним нельзя было поговорить, он не реагировал на боль, дискомфорт. Все это существовало для него в виде пиктограмм, возникающих перед глазами. И тогда он вынужден был останавливать глайдер, отключаться от него и решать проблемы своего бренного тела. Во-вторых, как уже говорилось, порт был ограничен в возможностях, и с его помощью можно было ощутить себя целым крейсером или линкором, вот только с тем объемом знаний, который вмещал в себя порт, этим огромным организмом, которым и являлся звездолет, управлять было чрезвычайно сложно, а точнее — невозможно. Человек становился эдаким парализованным инвалидом, имеющим, вроде как, здоровое тело, но не способным пошевелить даже пальцем (а в случае, если тело — звездолет, включить щиты, задействовать двигатели, использовать орудия). Для управления крейсером необходимо несколько человек с портами, каждый из которых выполнял то или иное действие, отвечал за отдельное устройство, систему — один управлял щитами, другой двигателями, третий орудиями… Или вообще на каждое орудие нужен был отдельный человек — оператор. Была и альтернатива — специализированная нейросеть с возможностью подключить к ней ии отдельных устройств, не управлять, но контролировать работу устройств, находящихся в ведомстве искинов. Таких людей называли капсулерами, и их сети стоили дорого. Рядовой работяга даже помечтать не мог о подобной покупке. Хотя и у капсулеров были свои минусы… К примеру, многие подозрительные личности воспринимали капсулеров как мешок с ценностями и вели за ними охоту, желая выпотрошить…

Короче, если собираешься жить на планете — порта тебе будет вполне достаточно, а вот если своей стезей решил выбрать одну из космических профессий — забудь об этом устройстве и думай, какую нейросеть будет лучше установить… Конечно, если деньги у тебя есть.

Для Леона же, который еще не определился ни с профессией, ни даже с собственными планами на будущее, порт был спасением и возможностью отсрочить необходимость установки нейросети на потом, а за отведенное время он собирался узнать как можно больше о существующих моделях, подобрать для себя оптимальную.

— Ну, парень, извини, — развел руками Серый Узел. — Нейросети у меня нет. Да даже если бы и была, сами бы мы ее не поставили…

— Все нормально. С портом ведь я смогу полноценно заниматься сканированием?

— Если ты загрузишь знания — да…Но до уровня Рома, конечно, не дотянешь — нужна практика…

— Да, это понятно… Хотя бы не вручную все делать, уже проще. Ром за секунду делает то, что я могу выполнить минут за 10…

Надев на руку устройство, Леон тут же подключил к свободному слоту чип с данными «Основ сканирования и практических примеров размещения зондов».

— Спасибо, — сказал Леон. — Ну, пойду будить Рома. Чего зря время терять — надо зарабатывать…

— Постой…

— Да?

— Ты ведь военный, парень? У меня глаз наметанный, такое сразу вижу…

— Учился, да…

— Так может, к черту этот сканинг? Я могу тебя устроить в регулярную армию кадарцев. Если покажешь себя — через пару лет в офицеры выбьешься. У нас все равны, нет ограничений по национальности…Если ты, конечно, не Элантэ…

Он зло усмехнулся. А Леон задумался над подобным предложением… С чего вдруг Серый Узел такое ему предложил?

— Почему ты мне помогаешь?

— Я получу хорошую премию за перспективного новобранца и помогу устроиться тебе в этом мире…

— Это наверняка копейки по сравнению с тем, что вы сейчас задумали с Ромом. Да и на филантропа ты не похож.

— Не всегда и не все измеряется только деньгами…

Леон задумался. Он с детства хотел стать кадровым военным. Он бредил космосом и знал, куда поступит на учебу, когда достигнет определенного возраста. Но перед глазами вновь возникло лицо Кира, обреченное и уверенное в своей непогрешимости, вспомнился собственный крик, адресованный Улыбашке, требующий обезвредить, остановить Кира… И вновь эти лицо и глаза — обреченность и готовность к смерти… Леон не такой… Он не готов расстаться с жизнью только из-за приказа, потому что кто-то там сказал, что это правильно. Он почувствовал, что покраснел — такие мысли показались ему признаком трусости. Но ведь он не трус! Он не боится смерти, он просто хочет сам решать, ради чего жить и умирать, он хочет сам принимать решения, и если его когда-нибудь загонят в угол, у него не останется выбора — тогда он сделает то же, что собирался сделать Кир. Но сам, по своей воле, а не по прихоти каких-то там замшелых генералов!

— Извини, — вздохнул Леон, — но я завязал с карьерой военного. Не мое это…

— Ну как знаешь, — кивнул Серый Узел, все это время внимательно наблюдавший за Леоном, внутри которого кипела самая настоящая схватка с самим собой. — Если вдруг передумаешь…

* * *

«Нимея» вот уже вторую неделю добиралась к системе, указанной в искине погибшего старателя. За это время на нее дважды пытались напасть пираты. В одной из систем на них устроили ловушку, разместив сеть, активирующуюся при попадании в нее корабля. Также в системе была и ловушка, блокирующая работу варпдвигателя. Пожалуй, именно это устройство Леон назвал бы самым подлым. Именно с его помощью пираты могли резвиться даже в относительно безопасных системах. Принцип ее размещения был прост. Большинство пилотов через проходную систему летели напрямик — появлялись в воротах и тут же, включив варпдвигатель, позволявший двигаться по системе с неимоверной скоростью, летели к другим воротам. И где-то посреди этого пути, в пустом космосе, где нет ничего, их и ждала ловушка. Корабль неожиданно выходил из варп-режима, замедлялся и попадал прямо в лапы пиратов.

Однако Ром был опытным пилотом и никогда не летал через систему к точке назначения по прямой. Он всегда выбирал обходной путь.

— Лучше потратить несколько часов или даже дней на приступы паранойи, чем лишиться всего из-за банальной лени… — говорил он.

В той злополучной системе так и получилось. Когда они вошли в нее — ничего не предвещало беды. Полная тишина. Ром тут же направил корабль к ближайшей планете, но остановил полет на половине пути.

— Что случилось? — не понял Леон.

— Так надо.

— Почему?

— Возле ворот нас тоже могут поджидать. Но там пиратам опасно. Тем более, если они проделывали такой финт, ловили кого-то прямо возле врат. Есть вероятность, что следующий гость в этой системе окажется боевым кораблем, цель которого — пираты.

— А почему мы не долетели до планеты?

— Там тоже может быть противник. А так мы сейчас в открытом космосе, без всяких ориентиров возле нас. Чтобы напасть — нужно будет сначала нас вычислить.

— А что помешает?

— Ты!

— Я?!

— Да. Ты должен следить за сканером — если засечешь чужие зонды, нужно срочно убегать… Особенно если зонды будут не исследовательскими, а боевыми — они специально заточены на поиск кораблей…

— Понял…

Затем, пока Ром просчитывал маршрут через очередную систему, Леон без устали следил за показаниями приборов — однако ничего подозрительного увидеть не удалось. И именно тогда это и началось.

— Срочно! Нужна помощь! Атакован неизвестными! Мои координаты…

— Это что? — удивился Леон. — Где он?

— Вот здесь… — Ром тыкнул пальцем в экран, указав на точку в пустом космосе.

— Ловушка? Заманивают ложным сигналом о помощи?

— Да нет… Скорее всего, действительно, один из наших коллег попал в переделку: эта точка как раз на прямой между вратами…

Словно в подтверждение раздался голос на общем канале:

— Атакован неизвестными, используют стазис сеть и варпблокиратор… Нужна помощь!

— Ну, понятно… — хмыкнул Ром.

— Что?

— Вот как раз этот бедолага поленился летать правильно и полетел к вратам напрямую. Судя по координатам, по пути его перехватили пираты… Сейчас потрошат…

— И что, мы не будем ему помогать?

Ром молча покачал головой.

— Но почему???

— Все сканировщики знают о том, как нужно летать так, чтобы тебя не поймали — это азы профессии. Все отлично знают, что наши корабли не полноценные боевые. Они заточены на поиск и драки с охранными дронами Сгинувших. Каждый сканировщик знает, что если на тебя нападет пират — у тебя будет мало шансов… Да чего там — их вообще нет. Но этот ленивый ублюдок, который зовет на помощь на общей волне, прекрасно знал все правила, знал, чем рискует. Но ему стало лень действовать правильно, позаботиться о своей безопасности. Так почему теперь я должен лететь к нему на помощь? При этом, с большей вероятностью, ничем не смогу помочь, лишь следом за ним также лишусь корабля и жизни…

— Но ведь это не правильно…

— Ну так выйди и беги к нему на помощь, — хмыкнул Ром.

Леон обиженно замолчал.

— На помощь! На помощь! — продолжал уже орать динамик, включенный на общую волну. Ром выключил его, оборвав очередной призыв о помощи на полуслове.

— Как думаешь, сколько времени нужно боевому кораблю, чтобы уничтожить такой кораблик, как мой?

— Минуту, не больше, — буркнул Леон.

— А этот страдалец распинается уже как минимум три… — вновь горько усмехнулся Ром. — Знаешь почему?

— У него корабль сильнее твоего?

— Нет… — покачал головой Ром. — Скорее, еще хуже…

— Так в чем тогда дело?

— Ему позволяют звать на помощь…

Леон хотел было переспросить, но тут до него дошло. Сканировщика не уничтожили до сих пор только потому, что надеялись на то, что он своими криками приманит на огонек еще кого-нибудь…

— Так то… — хмуро сказал Ром, заметивший, как изменилось лицо Леона.

Он перепроверил введенные в искин данные и дал добро на выполнение. Корабль тут же начал движение — разворот к первой навигационной точке, включение варпдвигателя, ускорение…

Дальнейший путь они прошли без всяких сложностей. И вот оказались там, где и хотели — система, в которой и сгинул старатель, оставивший после себя искин с координатами.

— Сканируй, — приказал Ром. — А я пока уведу корабль в какой-нибудь укромный уголок…

Леон тут же дал залп пусковой установки, выбрасывающей зонды. Тут же приказал им разлететься по системе, сканируя пространство по пути. Это позволяло сэкономить время и быстро обнаружить все объекты, имеющиеся в системе. Конечно, определить корабль пиратов, особенно если корабль находится в пассивном режиме — выключил двигатели, отключил щиты, перевел генератор в экономный режим, — было сложно, но все же шансы были. Но пока все было тихо — странностей не наблюдалось. Спустя минут десять удалось засечь сигнал. Сверившись с данными из искина старателя, Ром пришел к выводу, что это и есть тот самый дата-центр, к которому покойному удалось добраться и от которого затем он еле удрал…

Тут же Ром переместил корабль куда-то вглубь системы. Во всяком случае, Леону так показалось. На самом деле они пролетели всю систему насквозь и появились на самом ее краю.

— Что за странный маневр? — удивился Леон.

— Нужно было проскочить сквозь всю систему, — ответил Ром. — Хотел посмотреть, нет ли каких либо объектов в центре…

Леон только обратил внимание, что сканер корабля стоял на самом широком разрешении, а значит — мог засечь искусственные объекты даже на огромном расстоянии от себя.

Однако ничего такого по пути не попалось, и Ром успокоился.

— Все. Ищем дата-центры! — приказал он.

А сам начал разворачивать мобильное депо.

Леон вздохнул. Если Ром решил выкинуть депо, значит — он ждет крупных неприятностей… Ну да, Леон вспомнил — дроны тут опасные…

Глава 1–7 Йо-хо-хо и сундук мертвеца

Зонды ассоциации с блеском выполнили свою задачу — точно определить местоположение первого дата цента удалось всего за несколько часов, и всего то 3 цикла сканирования.

«Нимея» тут же устремилась к нужной точке.

Оказавшись в 50 километрах от огромного сооружения, построенного неизвестно сколько столетий назад, Леон и Ром тут же принялись проверять показания сканера. Вокруг, как и прежде, не было ни одного намека на другие корабли. Зато за дата центром, километрах в двухстах был зафиксирован объект, очень напоминающий остов звездолета. То, что он все еще может быть на ходу — исключили с ходу. Посредством внешней камеры, с максимальным приближением остов удалось рассмотреть детально — он был просто страшно побит и искорежен, огромная дыра в корпусе исключала любые другие толкования, даже вызванные вечной паранойей Рома.

— И что будем делать? — поинтересовался леон.

— В каком смысле?

— Ну будем осматривать его?

— Сначала главная цель — дата центр. Что взять с обломков корабля сканировщика?

— Он мог успеть вскрыть дата центр… — предположил Леон.

— Исключено. Не разобравшись с охраной, он не смог бы этого сделать — кораблик не похож на те, что способны выдержать одновременную атаку дронов такого класса — фрегаты. А ведь тут, вроде как, дрон — крейсер должен был быть. С этой дурой и нам предстоит повозиться…так что нет — ничего полезного на корабле мы не найдем. Только труп старателя и его вещички. А они копейки стоят, по сравнению с тем, что в дата центре…

— Ты ведь говорил, что там может и не оказаться ничего ценного.

— Тут уж как повезет. Но однозначно — в дата центре у нас шансов будет больше…

«Нимея» плавно развернулась и двинулась к огромному сооружению.

Когда они приблизились на расстояние в 30 км, из древней космической станции к ним устремилось два корабля — дрона. Один был лишь немного крупнее тех, которых леону уже довелось видеть, второй же был больше «Нимеи» раза в три, как минимум.

— Вот это громадина… — выдохнул леон.

— Это еще не громадина… — хмыкнул Ром. — но что-то с ними обоими не так…

Леон подавил свой детский восторг и тоже принялся просматривать входящие данные по целям. Дрон-крейсер двигался необычайно медленно, а фрегат, уже приблизившийся к «Нимеи», почему то вел огонь только кинетическим оружием, со снарядами которого щит Серого Узла справлялся неимоверно эффективно. Все посланные в «Нимею» снаряды, при попадании в зону действия щита, тут же теряли скорость, останавливались и навсегда оставались дрейфовать в открытом космосе, мертвые и бесполезные.

«Нимея» при обнаружении противника, сразу же развернулась на 180 градусов и сейчас продолжала набирать скорость. Если фрегат — дрон как-то еще успевал за ней, продолжая вести огонь, то крейсер сильно отстал, более того, он даже не успел сделать ни одного залпа — сканировщики успели покинуть зону эффективного огня орудий крейсера.

— Чего зеваешь? — Прикрикнул Ром на Леона. — пали по этой штуке…

«Нимея» тут же стала огрызаться — плюясь в фрегат пучками плазмы. Ром перед отлетом решил подстраховаться — купил и установил плазменную турель. Конечно, калибр у нее был не ахти — все таки для фрегата разработана. Но, как показала практика, для дрона и этого хватило. После очередного попадания, сопла его двигателей прекратили исторгать факел выхлопа, а сам дрон, словно раненый кит, медленно и вальяжно стал заворачивать в сторону, теряя ход.

— Первый готов. — радостно заявил Ром. — теперь давай по второму. Только аккуратно — крейсер намного опаснее и орудий у него воз и маленькая тележка.

Однако и с ним удалось быстро выработать оптимальную и эффективную тактику. Так как крейсер еле полз, «Нимея» держалась вне пределов его орудий, а сама вела огонь. Причем тут Ром не экономил — не только плазменная турель, нещадно пожиравшая запасы аккумуляторов, но и штатные орудия корабля класса «Астрид» вели огонь по противнику.

Как с фрегатом не получилось — пришлось около 4 часов водить дрон-крейсер вокруг дата центра. Но, наконец и с ним все было кончено: когда Рим и Леон, уже порядком устали, очередной залп турели вдруг заставил крейсер замолчать, а затем вообще, он остановился.

Ром тут же встрепенулся.

— Неужели завалили? — спросил Леон.

— Похоже на то…Я, во всяком случае, не слышал историй, что дроны прикидываются. Они всегда атакуют до тех пор, пока не уничтожат нарушителя, или же пока он не уйдет в варп прыжок. Короче, только когда противника не будет, дроны успокоятся и вернутся в свои ангары.

Они аккуратно развернули «Нимею» и сканировщик должен был пройти неподалеку от крейсера, на несколько секунд появившись в зоне досягаемости его орудий. Однако крейсер никак на это не отреагировал.

— Все…ему точно конец. — сказал с довольным лицом Ром. — потрошим дата центр.

Взлом информаториев дата центра очень напоминал Леону своеобразную игру. Следует найти оптимальный путь, обойти все защитные программы и ловушки, или же придется начинать все заново.

В качестве дополнительных инструментов, у Леона были вирусные программы, нейтрализующие файрволлы и защитные протоколы информатория. С их помощью удавалось медленно, но уверенно пробираться к желанной цели.

Вдвоем им удалось заполучить полный доступ и теперь оставалось только скачать всю имеющуюся информацию…

— Что за черт? — воскликнул Ром.

— Что?

— Тут нихрена нет!

— Как так?

— Да вот так! Вообще ничего нет!

— А такое бывает?

— Нет. Такого вообще быть не может. Хоть что-то но всегда есть. Другое дело, сколько оно будет стоить. Но всегда есть, что забрать в качестве трофея…

— Может, ничего не загрузили? Не запустили этот дата центр Сгинувшие?

— Нееет. Если бы не запустили, тогда бы и охраны не было. Что тут защищать?

— Ну тогда вариант только один…

— Какой? — недоуменно спросил Ром и взглянул на Леона.

А тот, в свою очередь, указал на экран, все еще транслирующий останки корабля старателя.

— Так. Давай тогда к нему. Потом дронами займемся…

— Как скажешь…

* * *

Леона переполняли эмоции. Как-то не сложилось ему раньше оказаться в открытом космосе. Нет, в кораблях, в станциях, это понятно…Но вот так, когда от бесконечной пустоты тебя отделяет только прозрачное забрало шлема — еще не приходилось.

Он любовался мириадами звезд вокруг, его пугала бесконечная темнота с одной стороны, и неимоверно красивый, словно мазок разноцветными красками, космос с другой. А впереди виднелся, с каждой секундой увеличивающийся остов разрушенного корабля.

Леон вспомнил старые фильмы, которые он любил пересматривать в свободное время — ведь там с такого момента начинался сущий кошмар — на астронавта нападало нечто, вселялось в его тело, овладевало его разумом…

Леон отогнал от себя подобные мысли — ни о чем подобном Ром никогда не рассказывал, а ведь трепались они постоянно, можно сказать, сутки напролет. И никогда он не упоминал о неких тварях, притаившихся в глубинах космоса, или поджидавшие людей в разрушенных кораблях, словно призраки в склепах.

Но корабль был все ближе и его покореженный корпус, огромная дыра в броне лишь разогревали подобные мысли. Леон почувствовал, как по телу прошлись мурашки.

— Ром!

— Что? — Ром остался на корабле, следить за показаниями сканеров. Нельзя было идти вдвоем — ведь появись кто и они окажутся не то что беззащитны перед противником, а вообще, могут навсегда застрять здесь. Вряд ли удастся вызвать такси и благополучно добраться до станции. Ром вообще настаивал отправить дрона. Конечно, так бы пришлось провозиться гораздо дольше, зато безопаснее. Но Леон отверг эту идею, сам вызвавшись в экспедицию. То ли возраст, в котором все бредят приключениями, то ли все еще оставшееся чувство вины, желание доказать самому себе, что ты не трус, погнали его на разбитый корабль. В любом случае, какова бы не была причина — он все равно должен был пойти туда. И ром, после долгой перепалки, наконец сдался.

И вот Леон уже почти подлетел к кораблю…Осталось всего ничего — несколько метров.

Он погасил скорость, стараясь как можно более аккуратно подойти к кораблю. Не получилось — ударился он солидно. Скрежет и гулкий удар оглушили его. Однако более ничего страшного не случилось.

— Ты как там?

— Все в порядке. Немного не рассчитал со скоростью.

— Это бывает…

И вновь тишина…Давящая, страшная тишина. Казалось, что ты здесь один. А голос напарника словно доносится из другого мира, добраться до которого тебе не дано.

Леон влетел в пробоину и его обувь с магнитной подошвой тут же зафиксировалась на палубе.

Леон огляделся — это был коридор, который наверняка раньше вел в капитанскому мостику. Хотя какой мостик на таком корабле? В кабину пилота он вел.

Леон направился направо — именно там был нос корабля. Конечно же, дверь в кабину была заперта. Ну ничего, Ром его подготовил. Он достал инструменты и включил резак, способный работать даже в условиях вакуума.

На вскрытие двери ушло всего минут тридцать, не больше…

Далее осталось только поддеть ее чем-то вроде ломика (местное название инструмента леон не знал, да и особо не интересовался). Надавив, леон ощутил, как дверь поддалась. Получившейся щели между створками было недостаточно, чтобы он пролез. Поэтому пришлось отодвигать створки вручную, по очереди.

Наконец, ему это удалось и он проник в святая святых разрушенного корабля. Конечно же, освещения здесь не было, а слабый нашлемный фонарик позволял разглядеть только то, что попадало под луч света. Первое, что заметил Леон, оказалось трупом пилота и, по совместительству, владельца корабля. Человек сидел в скафандре, словно чего то ожидая…

До леона вдруг дошло, чего он ждал. Ну конечно он не просто так оставил искин Серому Узлу. Он сомневался, что сможет справиться сам. Однако жадность не позволила ему сразу поделиться информацией. А может просто боялся что его кинут. Это на станции старатели друзья, каких свет не видывал. А вот в открытом космосе, особенно в отдаленной системе без свидетелей, нередки были случаи, когда свои разногласия сканировщики решали весьма радикально. Тот же Ром отправил на тот свет парочку своих коллег, хотя и клялся, что это они на него напали…Ну да Леон уже убедился, что если хочешь выжить в этом мире — не будь доверчивым лопухом. Ему-то с Ромом повезло- вроде неплохой дядька. Хотя…кто знает что у него на уме на самом деле?

Вот к примеру, появись сейчас пират — будет Ром дожидаться, пока леон вернется на «нимею»? Вряд ли…оставит здесь. А может Леон не прав? Может Ром как раз до последнего будет его ждать?

Ну его к черту такие проверки и такие мысли! Леон переключился на текущие дела. Итак. Владелец корабля здесь, явно ждал помощи, да не дождался…Жаль его, ну да кто ему доктор, что не захотел делиться и решил все сам сделать? Не рассчитал сил, не рассчитал…

— Ром?

— Чего?

— Я тут ничерта не вижу…где мне искать-то?

— Смотри на панель управления. Либо сверху либо сбоку должен быть маленький люк…

Леон внимательно осмотрел пульт. И ничего не нашел. Не стоит спешить, стоит проверить еще раз, но медленно и внимательно…

— Как там на сканере?

— Успокойся, Леон, ничего нет. Вообще ничего. Делай спокойно свое дело, не отвлекайся и не думаю о том, о чем ты сейчас думаешь.

— А откуда ты знаешь, о чем я думаю?

— А ты думаешь я никогда не выходил в одном скафандре из корабля?

— А что, приходилось?

— И не раз…

— Зачем?

— Дроны крупные попадались. В трюм не помещались, а бросать просто так не хотелось. Вот и лазил, вручную детали доставал…

Диалог с Ромом немного успокоил Леона. И, возможно, именно благодаря этому он все же заметил люк. Открыв его, он тут же придвинул инструментальный ящик, в котором помимо стандартного набора был еще и небольшой декор-ретранслятор. Его Леон и начал подключать к искину мертвого корабля.

— Ну что? Идут данные?

— Погоди…проверка и подключение…

Ждать пришлось минут десять…

— Так. Вот! Нашел!

— Что нашел?

— Это он скачал данные из дата центра.

— А как же охранные дроны?

— Не знаю…с этим позже разберемся…Погоди еще чуть-чуть…

Вновь потянулись минуты ожидания.

— Леон?

— Что?

— Данные копируются и копироваться будут долго. Я вот что откопал в искине. Знаешь почему дронов было так мало и вели они себя так странно?

— Ну?

— Наш друг перед смертью успел их перебить. А те последние два были им серьезно повреждены…

— Во как… — хмыкнул леон. — и что?

— ТО, что этот жлоб умудрился часть оборудования с них скрутить!

— При условии что два дрона были еще в строю?

— Угу.

— Но как?

— Без понятия. Может, поставил навигационную метку на один из остовов, отвел еще рабочих дронов подальше и потом включил варп-двигатель, вернулся назад. Фора по времени у него была, успел скрутить самое ценное…Скорее всего именно на этом моменте жадность его и погубила — или не успел вовремя, или дроны оказались быстрее, чем он расчитывал…не знаю…ну, короче: у него в трюме куча оборудования. Спускайся туда и выбрасывай его тупо в космос. А я подберу.

— Лады…Так а что с информацией из дата центра? Хоть что-то стоит?

— Не знаю пока. Нужно дождаться. Пока полностью скопируется, а потом начну смотреть…

— Ну ясно…

* * *

Леон пододвинул очередной контейнер к краю. Упершись в него плечом, он надавил, контейнер поддался — и вот, квадратный ящик уже кувыркается в пустоте. А в следующий миг он попадает под голубоватый луч и тут же уносится вверх, в трюм «Нимеи».

Леон тяжело вздохнул. Это был шестой. Еще три…

Он, уже с трудом волоча ноги, двинулся в обратный путь, к очередному контейнеру.

Последние пару часов он выталкивал тяжелые контейнеры из трюма разбитого корабля. И ведь черт возьми! Корабль в хлам разбит, не работает ничего, но вот именно генератор гравитации вообще не пострадал и посасывает себе энергию из еле живых аккумуляторов…И хватит ему их надолго.

Ром как только не бился, чтобы отключить генератор — ведь тогда процесс перегрузки занял бы считанные минуты…Но не судьба. И последнее западло — единственный дроид, пребывавший на борту «Нимеи» и способный перетаскивать грузы, оказался неисправным. Как только Ром, всегда бдевший за состоянием своего корабля, содержащий его чуть ли не в идеале, допустил подобное — вопрос.

Сам Ром чертыхаясь и, словно извиняясь, объяснил все просто:

— хрен меня дернул купить это старое барахло…И ведь как купить? Был пьян в доску и уговорили. А он мне и нафиг не надо был. Вот спрашивается — на кой мне грузовой дроид? Разгрузку на станции производит дроид станции. В открытом космосе, в невесомости, я сам могу справится в разы быстрее, чем эта консервная банка…

— Вот на такие случаи ты его купил. — проворчал Леон. — а точно не получится отключить генератор?

— Точно. Владелец этой посудины редкостный параноик. Еще похлеще меня. Все запаролено, вообще никак не пролезть. Чтобы данные из дата центра скачать, пришлось взломщик информатория применять, представляешь?

Леон только хмыкнул. Да уж…взлом информатория мог отнять часы…Еще повезло, что Ром так быстро справился…

Наконец, последний контейнер покинул трюм разбитого корабля и скрылся в трюме уже «Нимеи».

— Ну все, давай, возвращайся. — приказал Ром.

Леон тут же отключил магнитные подошвы и медленно поплыл в открытый космос.

— Пока долетишь, как раз проверю, сколько может стоить информация из дата центра…

— Уже скопировал?

— Угу…сверяю с каталогами.

— Ну, даже если мало — хотя бы от дронов оборудование подобрали.

— Ага, и еще остались фрегат и крейсер. Их до винтика разберем. Если окажется, что в дата центре дешевый ширпотреб был…

Когда до «Нимеи» оставалось всего ничего — метров двадцать, раздался выкрик Рома, от которого у Леона все застало внутри.

— О черт!

— Что? Что случилось?

— Твою то мать! Леон, давай быстрее! Давай быстрее и валим отсюда!

Глава 1–8 Не жадный, а любопытный

— Четыреста миллионов! А может и больше — оценочная база у меня старая!

— Так… — Леон даже опешил от подобных новостей. — Получается, та информация, которую вытянул наш предшественник, стоит не меньше 400 лямов?

— Да!

— Да ладно…

— Уж можешь мне поверить…

— И зачем нам тогда сейчас убегать?

— Мы сорвали куш. Надо уходить, — Ром удивился такой непонятливости напарника. — Зачем еще рисковать? Половина денег наша, щиты — наши. Чего еще надо?

— Погоди… — Леон размышлял. — Я не могу понять, почему нам сейчас нужно убегать. Ты на сканере кого-то засек?

— Нет.

— Есть вероятность, что кто-то придет?

— Не знаю, если придет — может оказаться поздно.

— Нападения мы ждали еще когда только искали систему и аномалию. Врагов пока нет, опасности тоже. Так зачем нам уходить? Давай и остальные аномалии вскроем.

Ром задумался.

— Вообще-то, есть среди сканировщиков одно незыблемое правило, или, скорее, рекомендация: сорвал куш — беги. Да и сам я считаю, что ни к чему хорошему жадность не приведет…

— Так мы еще куш и не сорвали — в этой системе есть еще две аномалии. Причин для беспокойства, как ты говоришь, нет. Ну и зачем убегать сейчас? — поинтересовался Леон.

Ром же надолго задумался.

— Хорошо. Значит, ты предлагаешь проверить еще две аномалии?

— Как минимум одну.

— Ладно. Хотя ой чувствую — наша жадность нам еще аукнется.

— Наша жадность нас будет грызть на станции, когда мы припрем данные на 400 миллионов, зная, что здесь, возможно, есть еще 800.

— Тоже верно, — хмыкнул Ром. — Тогда уходим к депо и начинаем искать второй инфо-центр.

— А вот к этому моменту у меня есть несколько вопросов.

Ром удивленно уставился на Леона.

— Ну?

— А зачем нам улетать к депо? Почему не начать скан прямо отсюда? У нас ведь еще два врека[7] летают.

— Предлагаешь и сканировать, и лом одновременно собирать?

— А почему нет?

Ром вновь задумался.

— Ну…

— Есть и еще одна мысль.

— Давай. Излагай, — Ром глядел на Леона уже заинтересованно и нетерпеливо. Что же еще придумал напарник?

— А что в самом дата-центре?

Ром очень удивился.

— Ты что, хочешь залезть внутрь станции?

— Да, интересно, что там.

— Тогда сразу тебя огорчу — ничего интересного. Дата-центры — это нечто вроде дорожных указателей. Еще в них бывают залы ожидания для пассажиров. Короче — это своеобразные пересадочные станции, в которых хранится туристическая информация.

— Вот, кстати, что за информация такая, которая стоит 400 лямов?

— Координаты различных систем, баз или фабрик Сгинувших. Она закодирована, но есть возможность провести анализ и выделить нужную информацию. Знаний, чтобы самостоятельно определить координаты, у меня нет. Да и вообще, таким занимаются специально обученные люди.

— А зачем вообще кому-то эти системы, фабрики и прочее?

— В системах — ценные ресурсы. А если эта система еще не известна человечеству, то она может быть очень богатой. Фабрики, заводы, базы — это источник артефактов и устройств Сгинувших. В наши дни все вещи прошлой цивилизации ценятся очень дорого.

— Тогда зачем продавать эти данные всего за 400 миллионов? Не проще самим найти эти системы?

— Ээ-эх, — вздохнул Ром. — Тут не все так просто. Расшифровать информацию стоит больших денег. Да и обмануть на этом могут. Разведать новую систему — это не на сканировщике слетать. Нужен специальный корабль, который сможет провести анализ планет, выявить тип и количество полезных ресурсов на них, просканировать астероидные поля и снова таки определить, рентабельно ли их разрабатывать. А еще новую систему нужно объявить своей. А ты ведь знаешь, что необходимо владельцу, чтобы не лишиться системы?

— Защищать ее?

— Во-от. А нам чем ее защищать?

— Ну а базы, фабрики?

— Там все еще хуже, — вздохнул Ром. — Чаще всего в такие рейды идут наемники — защита на таких объектах сильная. Я слышал, что один из заводов обороняли около сотни дронов, размером от истребителя до линкора.

— Ого, — удивился Леон. — И наемники их перебили?

— Для наемников это не сложно. Тем более, если знать, к какой фракции Сгинувших относится объект.

— Это как?

— Их было несколько, и у каждой есть своя специфика — к примеру, у сандоров упор шел в кинетическое и термальное оружие. Элты предпочитают ЭМ. Ну и так далее. Вот наемники и вооружаются, исходя из знаний о противнике. А когда знаешь, чем бить противника наиболее эффективно, то уже не особо и опасно — фрегат при желании линкор сможет завалить. Повозится, конечно, но завалит.

— Тяжело представить.

— И тем не менее. Фрегат несколько часов будет грызть линкор, но рано или поздно победит.

— А линкор что, не отвечает?

— Отвечает. Но если у фрегата щиты вроде наших, и сам фрегат военной модификации, то щиты успевают восстановиться до того момента, как линкор снова выстрелит. А если говорить предельно точно — большие орудия просто не могут нанести серьезные повреждения мелкой цели — к примеру снаряд размером с фрегат просто разнесет цель в клочья, но снаряду еще попасть надо. А фрегаты, как правило, не стоят на месте. Поэтому наемники используют различные тактики: к примеру сначала выманивают мелочь, выбивают ее, а затем начинают бить большие корабли, которые оказываются совершенно беспомощны против роя мелких кораблей наемников.

— Интересно! Тогда зачем вообще нужны линкоры, если их фрегаты могут уничтожить?

— Все просто — если фрегат будет держаться на средней дистанции, то будет в безопасности, если окажется близко — спарки ближней обороны разорвут его за секунду. Или же если фрегат окажется в зоне действия основных орудий линкора — как правило это дальняя дистанция, тоже есть большой шанс, что фрегат будет уничтожен с одного залпа. Если линкор, конечно попадет…

— Хм…а если…

— Так! Хватит трепаться. Делом нужно заниматься!

— Вот! Я все же хочу слетать на станцию — а вдруг там что-то ценное?

— Да не будет там ничего ценного — фыркнул Ром.

— Ну а вдруг?

— Знаешь, сколько уже было умников до тебя?

— А сам-то ты там был?

— Вот еще. Пока я буду бродить по этим древним остановкам — прохлопаю появление пиратов, и все. Останусь на станции навсегда — они мой бесхозный кораблик тут же оприходуют.

— Но теперь то ты не один — сканируй себе, собирай вреки, а я слетаю и разведаю.

— Да далось оно тебе? Нет там ничего!

— Вот как раз сейчас слетаю — увижу все своими глазами и больше не полезу.

— Да и черт с тобой, упрямый хасал[8]! — в сердцах бросил Ром. — Иди! Но помни — если прилетят пираты, я не буду ждать, пока ты приползешь назад. Тут же ухожу.

— Хорошо, — легко согласился Леон. А Ром продолжил что-то недовольно бормотать себе под нос о всяких упрямых и глупых малолетках, свалившихся на его голову.

* * *

Леон уже успел облачиться в скафандр и направлялся к выходу, как путь ему перегородил Ром. Все еще недовольный решением напарника, глядящий сердито, Ром сунул в руки Леона рюкзак и буркнул:

— Это сухпаек. Можно использовать, не снимая скафа. Еще забросил дополнительные кислородные картриджи и сменные фильтры для скафа.

— Спасибо.

— За что спасибо? Сам это должен был собрать, я тебе не нянька! Если застрянешь на станции — используй экономно. Черт его знает, когда я смогу за тобой вернуться.

Леон взял рюкзак и повесил на спину. После чего двинулся к шлюзу.

— Постарайся по-быстрому, — крикнул ему в догонку Ром.

Двери шлюза распахнулись, и Леон вновь оказался в открытом космосе.

Леон через интерфейс скафа зафиксировал станцию Сгинувших и настроил полет на автопилоте к ней. Попасть внутрь он намеревался через один из открытых ангаров, откуда совсем недавно на встречу их «Нимеи» вылетели агрессивно настроенные дроны.

«Нимея» была очень близко от станции давно сгинувшей расы — «своим ходом» Леону нужно было пролететь всего несколько километров — судя по текущей скорости, минут двадцать-тридцать.

Встроенный компьютер скафа, несоизмеримо скромный по своим возможностям, если сравнивать его с искином «Нимеи», справлялся со своими обязанностями — корректировал траекторию, постепенно гасил скорость по мере приближения к дата-центру. Но делал это как-то опасливо, аккуратно, постоянно перестраховываясь. Леон прикинул, что если бы он управлял полетом сам, то ему удалось бы долететь намного быстрее — скорее всего, за те же 20 минут. А вот на автопилоте полет длился уже больше 40.

Наконец, он медленно влетел в огромный ангар. Только сейчас Леон сообразил, насколько большим был дрон — крейсер. Конечно, если это был его ангар — вглубь он тянулся по меньшей мере метров триста, а ширина составляла как минимум сто пятьдесят. В конце ангара, напротив убранных сейчас внешних ворот, виднелась невысокая рампа. Здесь же находились большие ворота, ведущие на станцию, или, скорее, на склад, а также дверь, через которую наверняка можно было проникнуть вглубь самой станции.

К ней Леон и направился. Дверь, как только он к ней приблизился, тут же гостеприимно ушла к потолку. За ней оказалась небольшая комната.

— Шлюз. Что же это еще может быть? — догадался Леон.

Он вошел внутрь, и дверь за ним закрылась. Леону показалось, что он попал в ловушку. Но паническая мысль тут же отступила — дверь, ведущая дальше, уже открылась.

Он шагнул вперед, озираясь по сторонам.

Скорее всего, это были служебные помещения — возможно, склад, с которого через огромные ворота к дроиду — крейсеру доставлялись запчасти, расходники и боеприпасы.

Зал был пуст, если не считать пары контейнеров. Ром подошел к одному из них и нажал на единственную кнопку, светившуюся блеклым, синим цветом. «Крышка» контейнера тут же сложилась в гармошку, и Леон с любопытством заглянул внутрь. Как он и думал — внутри оказали боеприпасы для крейсерских орудий.

— Ром! Нашел боеприпасы! — тут же оповестил он напарника.

— Черт с ними! — откликнулся Ром, словно только и ждал когда Леон выйдет на связь. — Они стоят дешево, а места занимают…

— Понял, — Леон тут же потерял контейнер и огляделся по сторонам. Куда идти?

В стенах было множество дверей, и Леон был уверен, что вели они в закутки, в служебные помещения, в которых вряд ли было хоть что-то интересное.

А вот одна из дверей, находящихся в противоположном конце зала, привлекла внимание — она как-то выделялась от остальных. Была иной, словно втопленной в стену. Леон направился к ней.

Вопреки уже сложившимся традициям и ожиданиям самого Леона, она не распахнулась, когда он к ней приблизился. Зато рядом, справа от самой двери, обнаружилась панель. Леон прикоснулся к ней, и тут же раздался ровный, спокойный гул. Он продолжался всего пару минут, после чего двери перед человеком распахнулись, явив небольшую комнатушку, буквально три на три метра.

Леон вошел в нее и удивленно завертел головой. И что? Что это за комната? На стенке возле входа несколько клавиш — и все, больше ничего, никаких дверей… А! Так это же Лифт.

Как раз сейчас нижняя клавиша горела тусклым синим цветом, наверняка показывая, где находится пользователь. Леон тут же вдавил самую верхнюю.

Незнакомый, совершенно чужой, по ощущением Леона, даже нечеловеческий голос что-то пробулькал, прошипел, и лифт остался на месте. Тогда Леон нажал на вторую сверху клавишу. Лифт закрыл двери, и вновь раздался легкий гул.

Когда дверцы ушли в сторону, перед Леоном распахнулась до боли знакомая картина — прямо один в один зал ожидания человеческих станций — несколько непривычные, но вполне ожидаемые ряды сидений, несколько стоек — наверняка информ-центров, или магазинов, кафе. Повсюду висели картины, изображавшие какие-то странные предметы, и на всех изображениях были совершенно непонятные символы. Конечно же, это реклама — хоть и жили Сгинувшие черт знает когда, хоть и были существенно более развитыми, чем их потомки и приемники люди, однако ничто им было не чуждо — вот и реклама, пожалуйста. А ничем иным увиденное оказаться не могло.

Леон хмыкнул своим мыслям.

— Что там? — тут же ожил динамик.

— Да рекламу увидел Сгинувших. Пытаюсь понять, что на ней изображено.

— Можешь не гадать. Что могли, уже угадали, а с остальным до сих пор думают. Наверняка какая-нибудь мелочевка, вроде продуктов, или модных шмоток, с которых мы ничего не поимеем…

Однако Леон уже не слушал Рома. Ему, наконец, попалась на глаза реклама, где был изображен представитель той, навсегда исчезнувшей расы.

— Ром? А как выглядели Сгинувшие?

— Что, нашел рекламу с какой-то непонятной пакостью? Забей, не факт, что это Сгинувшие. Яйцеголовые так и не решили, была ли эта цивилизация из представителей одной расы, или их было несколько. Быть может, Сгинувшие-настоящие управляли другими расами. Кого только на таких изображениях не видели — от червей и жуков, заканчивая кристаллами и камнями. Вот кого ты сейчас видишь?

— Не знаю… Рептилия какая-то. Вот только с шерстью.

— И таких уже видели. Забей. Давай, турист, быстрее осматривай, что тебе интересно, и вали оттуда.

Леон двинулся вдоль зала. Он был пустой и безжизненный. Когда сам Леон только летел к дата-центру, он представлял увидеть высохшие мумии и скелеты. Однако никаких трупов обнаружить пока не удалось.

Не найдя ничего интересного в самом зале, он принялся изучать содержимое стоек и лотков (ну или как их называли Сгинувшие?). В одном были найдены странные металлические бруски, очень напоминающие по форме детские мелки для рисования. Причем было их тут десятка три. В другом странные, похожие на тарелки изделия, выполненные из какого-то гибкого материала. Леон, не долго думая, все это сгрузил в свой рюкзак — авось пригодится.

На очереди было нечто, как думал Леон, служившее ранее инфо-центром. Он подошел к стойке, перегнулся через нее и тут же с испугом отшатнулся. Его мечты сбылись — за стойкой на полу лежало нечто, очень напоминающее труп. Вот только формы его были очень странными. Тело, если конечно, это были останки разумного существа, было совсем крохотным — метр длинной, не более. Четыре отростка в верхней части наверняка служили как руки, еще три в нижней — ноги. Голова, сейчас высохшая, сжавшаяся, все равно казалась непропорционально большой, даже гигантской.

Леон тут же сделал скриншот[9] и отправил его Рому.

— Фу! Что это за дрянь? — тут же возмутился напарник.

— Думаю, это и есть представитель Сгинувших.

— Ну да… Сколько народу лазило до тебя по центрам, но такого не находили. А тут ты раз и нашел сгинувшего, — хохотнул Ром.

— Ну а почему бы и нет?

— Ну если это так, то ты миллиардер. То, что мы накопали в этой системе — это так, мелочь по сравнению с твоей находкой. Так что давай, хватай ее, пакуй и тащи на «Нимею». Я скоро закончу — полетим к новому дата-центру. Да и вреки я уже успел собрать.

— Подожди. Есть одна идея, — Леон заметил предмет, слабо напоминающий те тарелки, что он уже сгрузил в свой рюкзак. Однако эта была в разы меньше, да и символов на ней было совсем немного.

Может, это нечто вроде удостоверения, или идентификатора нынче покойного Сгинувшего, лежащего сейчас под стойкой информатория? Или это аналоги книг и журналов? Гадать можно было долго. Но на Леона словно озарение нашло — ему показалось, что проверить свою догадку можно легко и просто.

Тем не менее, в первую очередь он аккуратно запаковал тело найденного чужака в специальный мешок, обнаруженный в рюкзаке, и поволок тело к лифту.

Оказалось, что мумия, неизвестно сколько пролежавшая в инфо-центре, практически ничего не весит — для переноски не требовалось особых сил. Хотя Леон не знал, какая сила тяжести действует здесь, на станции — наверняка она не равна привычной, земной. Даже на «Нимеи» он ощущал, что сила тяжести на корабле, да и на самой станции старателей намного ниже, чем он привык дома. Вот, быть может, здесь она была еще ниже? Жаль нельзя было снять громоздкий и тяжелый скафандр — без него было бы гораздо проще, а так Леон просто не мог определиться со своими ощущениями.

Он затянул тело в лифт и вновь нажал на самую верхнюю клавишу — вновь грозный, чужой голос начал вещать совершенно непонятную ахинею на совершенно незнакомом языке. И тогда Леон просто приложил найденную «тарелку» к панели с клавишами.

Голос вновь что-то произнес. Но в этот раз фраза прозвучала не как предупреждение, а, словно доклад. Да и вообще, звучала совершенно иначе, чем в первые два раза.

Леон вновь нажал на верхнюю клавишу. Голос вновь прошипел — проплямкал что-то неразборчивое, однако в конце его фразы лифт закрылся и раздался уже знакомый гул.

Когда дверцы распахнулись, Леон тут же, покинув лифт и оглядев помещение, понял — он попал в командный пункт всей станции Сгинувших — масса всевозможных пультов, каких-то сложных устройств с массой клавиш и экранов навевали одну мысль — он в центре управления, ну или в диспетчерской.

Интересно, чем можно было разжиться здесь? Да и вообще — можно ли было?

— Леон!

— Что?

— У меня на сканере пробки появились.

У Леона все похолодело внутри — если появились пираты, нужно срочно возвращаться. Да даже другие сканировщики представляли угрозу.

— Боевые пробки?

— Нет. Дешевые разведчики. Но это ни о чем не говорит.

Конечно, это ни о чем не говорило — дешевые пробки могли использовать и старатели, и пираты. Хотя последние предпочитали военные модели — они специально были заточены на быстрый поиск и обнаружение кораблей, определение их типа, массы, мощности реактора. А по этим данным пират — сканировщик легко мог узнать, кто ему будет противостоять. Во всяком случае, линкор и фрегат точно не спутаешь. Ну а если пробки принадлежат сканировщику, то велик шанс, что он засечет «Нимею» и постарается удрать. Многие сканировщики, обнаружив в системе другой корабль предпочитали делать именно так — если пират, то бегство самое правильное решение, если коллега по ремеслу — то система занята, зачем пытаться высканить аномалию, которую, с большей вероятностью, уже обчистил предшественник.

— Возвращаюсь?

— Давай быстрее, — проворчал Ром и тут же добавил уже совсем другим тоном. — Стоп! Сиди там! Я варпаю! Засек боевые пробки!

Связь тут же прервалась.

Глава 1–9 Адмирал всея системы

— Ром! Ром!!! Ты меня слышишь?

Но в ответ была лишь тишина. Ром улетел. И Леон осознал, в какую тупиковую ситуацию его загнало собственное любопытство. И ведь самое обидное — Ром оказался совершенно прав — здесь нет ничего интересного или полезного. Чего уж там, Леон рассчитывал на то, что на самой станции он сможет найти нечто полезное. Нечто, на что может претендовать и считать собственным трофеем, за продажу которого все деньги достанутся только ему.

А что в результате? Удалось найти несколько «тарелок» и «мелков», труп какого-то странного инопланетянина и все. Ну разве что к плюсам можно отнести тот факт, что Леону удалось воочию увидеть, как станция Сгинувших выглядит изнутри. И даже побывать в ее командном центре, диспетчерской, или как еще назвать это помещение?

Кста-а-а-ати!

Леон развернулся и направился к выключенным терминалам. Конечно, разобраться в том, как они работают или хотя бы включаются, не выходило. Но Леон пробовал это сделать, и результат был одним — терминалы, как и минуту, месяц, год или столетие назад оставались мертвыми, экраны — черными.

Что же… Он пытался. Усевшись за одно из странных кресел с высокой, изогнутой необычным образом спинкой, он достал из рюкзака одну из пачек с «НЗ». Пачку необходимо было установить в приемник на скафе и закрыть крышку.

После того, как Леон проделал все необходимое, скаф через уведомление, вылезшее на внутренней стороне забрала прямо перед глазами пользователя, сообщил, что пища будет готова к употреблению всего через пару минут.

— Подождем. Мы никуда не торопимся, — подбадривая сам себя, сказал Леон.

Ровно через две минуты скаф предложил начать трапезу. Леон дал свое согласие, и тут же ему в лицо уткнулось нечто. Оказалось, это нечто вроде соломинки — трубочки — неизменного декоративного элемента в любом легком женском коктейле.

Леон начал втягивать в себя через трубочку содержимое «НЗ». Оказалось, что вкус вовсе не настолько отвратительный, как он ожидал. Даже более того — очень похоже на обычный суп, причем наваристый — маленькие комочки пищи чувствовались при каждом глотке. Интересно, может в нз были натуральные продукты?

— Что за глупость? — сам себя одернул Леон. — Какие натуральные продукты? Если это «НЗ», то там консервантов столько, что пачка, будучи нераспакованной, будет годна к употреблению и лет через сто. Уж он-то это знал не понаслышке. Один из бравых завхозов академии, где Леон и учился, как-то смог подешевке раздобыть просроченные сухпайки ирдского производства. Но курсанты слопали их без всяких вопросов и последствий для собственных организмов. Когда история открылась — завхоза уволили (ведь сэкономленные деньги на покупке просроченных сухпайков он не стал возвращать в бухгалтерию академии, а оставил себе как премию). Но вот абсолютно все курсанты навсегда запомнили отвратительный вкус этой партии. Причем спустя много месяцев Леону во время учений довелось попробовать сухпаек с нормальным сроком годности — абсолютно никакой разницы по вкусу. Все та же мерзкая гадость, есть которую можно себя заставить только разве что под угрозой немедленного расстрела, или тогда, когда еще не знаешь, каков на вкус армейский сухпаек.

Короче предложенный Ромом провиант Леону пришелся по вкусу. Жрать можно, и без всяких уговаривания и упрашиваний самого себя.

Леон вспомнил, что содержимое рюкзака не ограничивается только лишь продуктами питания. Он проверил картриджи с кислородом и заряд батареи на скафе — все было в порядке, до их замены была масса времени. А затем он несколько минут недоуменно крутил в руках фильтр. Фильтр для скафа. И что же он фильтрует?

Ответ на вопрос пришел сам собой в виде внезапно заурчавшего желудка, начавшего крутить в себе полученную пищу, словно стиральная машинка белье.

И вот именно в тот момент, когда Леон задумался о том, как же решить вопрос с естественными надобностями, до него дошло, зачем нужен фильтр.

Твою же мать! Вот зачем он поперся на эту станцию? Чем ему на корабле не сиделось — все удобства, не надо ходить в скафе. А теперь что?

Пока он не хотел портить собственный скаф изнутри, тем более, бороться с организмом, а точнее его надобностями, пока еще было возможно.

Чтобы хоть как-то себя отвлечь, он решил еще раз оглядеться в диспетчерской.

В этот раз он стал осматривать пульты более внимательно. И вот на одном из них, с огромным, дюймов в 30, экраном, он заметил небольшую щель. По размерам она как раз совпадала с той загадочной тарелкой, которую он нашел в зале ожидания.

А что если…

Ни секунды более не колеблясь, он достал «тарелку» и воткнул ее в паз. «Тарелка» тут же влезла внутрь. Почти также, как это делали диски — носители информации у землян несколько десятилетий назад, «тарелка» тут же скрылась внутри терминала, и — о, чудо — он включился.

Экран загорелся, начали бегать невнятные символы и значки, появляться какие-то таблицы и, судя по всему, отчеты о проведенной диагностике. Проблема была только в одном — Леон совершенно не понимал, что сейчас отображается на экране.

А в следующую секунду на экране появились несколько строк, и среди них было даже нечто знакомое.

«Эрдже мов тендаре язык. Нажми гэдре».

Целых два знакомых слова. Конечно, слово можно было узнать с трудом — символы совершенно не походили на знакомые Леону. И как нажать эту «гэдрэ»? что это вообще?

И он, не особо рассчитывая на успех, просто ткнул пальцем в экран, в то самое место, где и горела полузнакомая, полупонятная фраза.

«Эрдже тендаре выбран. Система Аллой» — сообщил экран.

— И тебе Аллой. Дальше что? — пробурчал Леон.

Появилось несколько квадратов, в которых были… Нет, не загадочные символы, а скорее изображения. Правда, и они оставались для Леона непонятными. Он ткнул в квадрат, в центре которого была точка, от которой, словно волны, расходились скобки.

— Или связь, или сканер. Другого быть не должно, — подбодрил себя Леон. Он сейчас боролся с желанием вообще отойти от терминала — мало ли каких дел можно наделать? А вдруг самоуничтожение включит?

В этот раз ему повезло — вместо самоуничтожения включился большой экран в центре командного центра, или диспетчерской, как уже привык именовать это место Леон.

И он легко узнал, что сейчас отображалось на экране — это была система, где и находилась станция. Он легко нашел ее, обозначенную темно-синим цветом, увидел две белые точки, которые, с большей долей вероятности, являлись еще двумя такими же, как и эта, станциями. А еще он обнаружил целых пять оранжевых точек. Две из них были на самом краю системы. Леон даже не сомневался, что это ничто иное, как корабль Рома и его мобильное депо. А вот еще три точки, разбросанные по системе, Леону совершенно не понравились. Одна из них была возле дальней планеты, еще две сейчас быстро двигались к центру системы. Спустя несколько секунд Леон смог разглядеть и мелкие, фиолетовые точки, которые ранее не смог увидеть на общем фоне — уж больно мелкими они были. Леон их тут же пересчитал — 24. И что это могло быть?

— Пробки! — тут же осенило его, как только он попытался разобраться в закономерности расположения странных объектов. Выходило, что они сейчас высканивали дата-центр, в котором находился сам Леон, и ближайший к нему. Несколько пробок летало по системе, как казалось, хаотично. Однако и тут Леон понял, в чем дело — пираты, или кто они там были, пытались нащупать затаившегося Рома. Но пока пробки летали слишком далеко, чтобы хотя бы зацепить его. Если пираты не поменяют векторы пробкам — то вообще не узнают, что в этой системе есть кто-то кроме них.

Ром рассказывал о своих приемах, как ему удавалось обмануть таких ловцов — пираты могли решить, что старатель успел сбежать от них и, боясь его упустить, кинуться вслед — в вормхолл, из которого и пришли. А сейчас они наверняка проверяют, нет ли в системе других лазов, и точно ли жертва ушла, а не затаилась?

Пока Леон размышлял, пробки вдруг стали собираться вокруг того дата-центра, на борту которого находился он сам. И чего им здесь надо?

— А, черт! — Леон сообразил. — Ведь здесь корабль старателя. Наверняка его засекли и думают, что это их жертва.

Не прошло и нескольких минут, как две оранжевые точки сорвались со своих мест и понеслись к дата-центру.

Леон следил за их движением на экране. Ну вот, они уже здесь. Эх, если бы знать, есть ли на станции оружие, ох бы и устроил он им торжественную встречу.

Кстати… А ведь это идея!

Леон оглядел сенсорный экран перед собой и увидел квадрат, на котором изображено нечто вроде корабля. Леон коснулся рисунка.

В это раз вокруг ничего не включилось, зато на самом сенсорном экране вдруг изменилось изображение. Перед ним теперь было следующее: в нижней части экрана находилось шесть небольших квадратов, по краям еще два больших. В верхней части один большой квадрат, занимающий половину экрана.

Интересно, что это?

В нижней части экрана большие квадраты, три маленьких были пустыми, а вот в трех оставшихся, маленьких, снова наблюдались изображения, очень походившие на корабли.

Леон поочередно ткнул пальцем в каждую из трех картинок. Как ему показалось вначале, совершенно ничего не произошло. А затем он поднял голову и заметил, что соседний терминал включен, и его экран светится. Леон тут же бросился к нему.

Здесь был экран поменьше, чем на первом, однако то, что увидел Леон здесь, оказалось для него более понятным. Это был участок космоса, вблизи от станции. От нее сейчас отделились три синие точки, медленно плывшие вместе в одном направлении. Чуть в стороне от станции были обозначены противники — две оранжевые точки, замершие возле одной черной — наверняка так обозначался разбитый корабль старателя.

Пока ни пираты, ни выпущенные Леоном дроны не проявляли агрессии.

Как же заставить дронов атаковать «гостей»?

Потыкав пальцами в противников, Леон так и не дождался никакой реакции от дронов. А вот когда он тыкнул пальцем в дрона, тут же синяя точка увеличилась в размере и появилась надпись «Меньший алгор». Леон ткнул во второй дрон. Такая же надпись. Тогда он ткнул в противника. Снова никакой реакции.

Леон решил сменить тактику. Он выбрал один из дронов и от него, не отрывая палец от экрана, провел линию до оранжевой точки. Сработало! Дрон тот же час двинулся в нужную сторону. Леон тоже самое проделал с двумя другими дронами. Судя по начавшему мельтешению оранжевых и синих точек — между пиратами и дронами завязался бой.

Однако Леон не сомневался в том, кто одержит победу — если дронов удавалось победить на сканировщике — далеко не военном корабле, то пираты, наверняка летающие если не на военных модификациях, то как минимум на хорошо вооруженных и защищенных кораблях, легко справятся с тройкой малых дронов класса фрегат. Ну или, используя терминологию станции — с «меньшими алгорами».

Леон безрезультатно тыкал пальцами в пустые квадраты, скорее всего символизирующие ангары, без кораблей внутри. Каждый раз он получал малопонятные сообщения и предупреждения.

И вот на очередной попытке, когда он пытался выпустить в космос несуществующий корабль из ангара для крейсеров (из одного из больших квадратов по бокам экрана), выскочило новое сообщение, к которому Леон уже присмотрелся более внимательно:

«Раваант ницер. Замена рааваант. Раваант усшера заменить».

Оп-па! А если попробовать вот так. Леон нажал на большой квадрат, занимавший верхнюю часть экрана, который, как он предполагал, обозначал склад, и перетянул его на квадрат — ангар крейсера.

Новое сообщение:

«Замена раваанта. Раваант беллеске. Щит беллеске, передние даты беллеске…»

Ну, тут догадаться было не сложно. Имеющийся на складе Раваант — крейсер либо был частично неисправным, либо не укомплектованным. Да и черт с ним. Леон попытался проделать такой же финт и с еще одним крейсером. Но в этот раз чуда не произошло — скорее всего, даже поврежденных или неукомплектованных крейсеров больше на станции не было.

Вернувшись к главному терминалу, Леон начал пристально рассматривать оставшиеся клавиши. Может, удастся найти возможность управлять орудиями самой станции? Ведь должны же они быть…

Очередное нажатие на рисунок привело к тому, что бронещиты открылись, и Леон смог лицезреть огромные иллюминаторы, за которыми чернела пустота космоса.

Он подошел к одному из них, стараясь рассмотреть пиратские корабли и дронов станции. Конечно, расстояние было слишком велико. Зато техника Сгинувших снова смогла показать себя во всей красе.

Внезапно прямо на стекле иллюминатора стали появляться синие и оранжевые кружки, явно обозначавшие сражающие в глубине космоса корабли. Леон нажал на один из них. Внезапно космос за иллюминатором изменился, и теперь Леон мог видеть сражающиеся звездолеты во всех подробностях, будто до них было всего пара километров. Абсолютно все дроны станции нацелились на одного из пиратов, и ему приходилось несладко — судя по всему, щит ему уже выбили, и сейчас автоматические корабли пытались прожечь броню. Один из дронов выглядел не лучше пирата — щита на нем уже давно не было, задняя часть корпуса помята, виднеются черные проплешины, остающиеся после попаданий энергетическим орудиям. Похоже, сейчас решалась судьба одного из этих полуживых кораблей — если выбить одного из противников, то появится значительный перевес в силе. Если погибнет пират — со вторым разберутся однозначно, если же будет уничтожен дрон — мощности орудий оставшихся автоматических звездолетов будет недостаточно не только для повреждения пиратов, но даже для снятия с них щитов.

Однако, как оказалось, выпущенного в космос через пару минут крейсера оказалось достаточно. Конечно, он был лишь частично готов к бою — щит и передние орудия не работали. Тем не менее, его остальные орудия справлялись с поставленной задачей — Леон смог понять, что один из пиратских кораблей начал получать повреждения структуры — иначе говоря, внутренних отсеков, оборудования и всего остального, жизненно важного для функционирования корабля и ведения им боевых действий.

Леон на секунду отвлекся, задумавшись. А как тому старателю на слабеньком сканировщике удалось справиться с пятеркой дронов-фрегатов и тем более парой крейсеров? Ведь им с Ромом пришлось повозиться с поврежденным крейсером и последним, оставшимся в живых, фрегатом… Нужно будет обсудить это с Ромом.

От размышлений его отвлекла яркая вспышка, появившаяся на месте одного из кораблей пиратов. Дроны все-таки сделали свое дело. После того, как вспышка прошла, Леону удалось разглядеть лишь остов некогда юркого и опасного пиратского судна, а также спасательную капсулу, стремительно уносившуюся прочь от места сражения. За ней уже вовсю улепетывал и второй оставшийся в живых пиратский корабль.

Дроны, обнаружив, что противники ушли в варп-прыжок, развернулись и направились обратно к станции. Шедший последним серьезно отставал от остальных — пираты здорово его потрепали.

Леон дождался, пока все корабли вернутся обратно в ангары, а затем перенес их на склад. Вполне возможно, что он сможет извлечь из них дорогие детали и компоненты, как это делал Ром, правда, с уже уничтоженными автоматическими охранниками Сгинувших.

Следовало выяснить, что сейчас происходит в системе, и Леон вернулся обратно к главному пульту.

Судя по всему, пираты уже собрались вместе и собирались покинуть систему — старателя они не нашли, решив, что тот успел сбежать. А самим связываться с дата-центрами резона не было — стоимость останков дронов слишком мизерная, чтобы подвергать себя риску и сражаться с ними. То ли дело потрошить удачливого сканировщика…

Корабль Рома оставался на своем прежнем месте — возле депо. Леон заметил, что от него отделилось несколько точек — наверняка Ром выпустил пробки, чтобы разведать, есть ли в системе противник.

Леон понял, что осторожный Ром явится за ним еще не скоро — не раньше, чем убедится в собственной безопасности, а сам, тем временем, решил продолжить изучать управление станцией, построенной давно сгинувшей цивилизацией, но до сих пор еще способной оборонять свое имущество.

Глава 1-10 Рояли в кустах

Пока Ром не вернулся, Леон успел сделать много полезного. Для начала он успел, как ему казалось, убрать только что защищавших станцию дроидов на склад. А благодаря еще одному включившемуся терминалу, скорее всего, отвечающему за обслуживание кораблей, смог полностью разоружить, даже разобрать автоматические звездолеты.

А вот затем он нашел еще одну интересную функцию. Конечно, Леон слабо понимал, что написано на экране, что пытается донести ему система в малопонятных сообщениях. Хорошо, если в фразе он мог понять хотя бы одно слово. И тем не менее, он разобрался в своем открытии.

Выяснилось, или Леон так предполагал, что станция, на которой он сейчас находился, является как раз не «указателем маршрутов», как обзывал ее Ром, а полноценным грузовым и пассажирским терминалом, в свое время обслуживающим серьезный поток кораблей, проходивших через эту систему. Еще один дата-центр в системе, скорее всего, являлся чем-то вроде грузового терминала — он был в разы больше этой станции, но, судя по схеме, появившейся на экране, среди его отеков были только ангары и склады. Никаких залов ожидания или центральных диспетчерских, управляющих комнат.

Третий дата-центр в системе был еще меньше. И вот он как раз и мог быть тем самым указателем, о котором говорил Ром.

Леон смог добиться, чтобы все дроны, имеющиеся на еще не посещенных сканировщиками станциях были перемещены из своих ангаров в склад и далее разобраны. Рому оставалось только подлететь к станции, взломать систему и забрать все данные (к сожалению, Леон так и не разобрался, как можно обойти эту длительную процедуру и получить данные сразу, не применяя вредоносные программы).

И вот, увлекшись очередными своими исследованиями и испытаниями инородного оборудования, Леон потерял счет времени.

— Леон! Ты как? Цел?

Леон подскочил на месте. Голос Рома ворвался так неожиданно и громко, что заставил вздрогнуть.

— Порядок, Ром. Залетай в ангар для крейсера. Я подготовил массу всего интересного и наверняка дорогого.

— Да ты с ума сошел? Пираты рядом…

— Нет, — перебил его Леон. — Они уже убрались. Причем один улетел уже не на корабле, а на спасательной капсуле.

— Так, — Леон, не видя лица собеседника, сразу представил, как Ром морщит лоб, тем самым демонстрируя работу мысли. — Ну-ка объяснись!

* * *

Ром сидел в кресле пилота и тарабанил пальцами по подлокотнику, пребывая в глубочайших размышлениях. Только что он собирался забрать Леона и бежать из этой системы на всей возможной скорости. Все-таки 400 лямов и куча всевозможного оборудования уже были на борту. Однако то, что предлагал Леон, было очень заманчиво. Слишком заманчиво.

— И ты уверен, что на оставшихся двух станциях вообще не будет дронов? Мы просто подлетим к станции, взломаем систему, заберем данные? Вот так вот просто?

— Ну, в теории все так, — пожал плечами Леон. — А еще мы сможем забрать разобранные дроны. Точнее — самое дорогое и малогабаритное оборудование.

— Вот что… — похоже, Ром принял решение. — Попробовать, конечно, стоит. Иначе я потом локти себе кусать буду. А за то, что мы делали в этой системе, кроме меня никому не говори.

— Почему?

— Те изображения, что ты мне сбросил через свой порт. Это какой-то язык. Нужно будет, как вернемся на станцию, покопаться в сети — быть может, найдем базу знаний, обучающую этому языку. Лично я ни единого слова не понял.

— Ну как же? — растерялся Леон и, выведя изображение на один из экранов, тут же принялся тыкать пальцами в то или иное слово. — Вот, смотри. Это «Замена», а это…

— Успокойся. То, что ты понимаешь значение этих слов — я верю. Проблема в том, что мне они совершенно незнакомы. Вопрос в ином. Откуда тебе они известны?

— Некоторые буквы очень похожи на буквы в алфавите моего родного языка. Но я понимаю только одно слово на всю фразу. Остальное — сплошная тарабарщина.

— А уверен, что это не совпадение?

— Нет. Ведь я с горем пополам добился желаемого — смог выпустить дронов, а затем вернуть их. И кстати, если бы похожим оказалось только одно слово — я бы согласился, что это совпадение. Но ведь таких слов много.

— Что же, выходит, что ты и твои соплеменники либо очень далекие потомки Сгинувших, либо вы и есть те самые Сгинувшие, вследствие какого-то катаклизма откатившиеся в технологическом плане далеко назад. Ну или просто знаете их язык.

— Но…

— А язык с тех пор мог упроститься или усложниться. Какие-то термины выпали из него за ненадобностью, позже были заменены на новые… Вот и все. Даже сами буквы могли видоизмениться, принципы построения слов, фраз. В этом может быть объяснение.

— И как это выяснить?

Ром вздохнул.

— Никак. А вот поискать в сети варианты, как обучиться этому языку, есть. Знаю, что существует масса мертвых языков, оставшихся от рас, представителей которых не осталось, либо же представители этих рас уже влились в более крупное объединение и отказались от своих истоков, в том числе и родного языка.

— Но почему?

— Так проще. Ведь учиться проще на языке того, кто тебя учит. Обучать учителя твоему языку — это лишние траты. Да и вот это существенно облегчило процесс интеграции новых рас, как раз и заставив их отказаться от собственного языка.

Он указал себе на голову, в то место, где виднелась маленькая таблетка-переводчик.

— Может быть, спросить о такой базе у Серого Узла? — предложил Леон. — У меня сложилось о нем впечатление, как о человеке, способном достать что угодно.

— Нет. Вот как раз ему о происшедшем здесь не стоит говорить вообще ничего. Даже не так. Не вздумай ему об этом говорить, если не хочешь проблем.

— Почему?

— Серый Узел никогда ничего не делает просто так. Он всегда находит выгоду для себя. А уж если он узнает, что ты умеешь или в скором будущем научишься управлять оборудованием Сгинувших… Считай, ты будешь постоянно работать только на него, и он будет следить за каждым твоим шагом. И это только в лучшем случае.

— Куда уж хуже?

— Куда? — Ром зло усмехнулся. — Ты ведь слышал, как он относится к аттарцам и элантэ? Даже несмотря на то, что его изгнали, он остался кадарцам до кончиков ногтей. Если он посчитает, что ты представляешь определенную ценность для спецслужб его страны, или вообще для его родины в целом — ты и глазом моргнуть не успеешь, как станешь подопытной крысой. А следом за тобой эту участь разделят все те, кто остался на твоей родной планете. Кадарцы наизнанку вывернут всех, сколько бы миллионов вас не было, лишь бы заполучить новую технологию, с помощью которой они смогут сокрушить элантэ. Или, хотя бы, смогут получить небольшое преимущество по сравнению с другими расами. Поэтому, если тебе дорога собственная жизнь и жизнь соплеменников, ничего не говори Серому Узлу. И вообще будь с ним осторожнее.

— Я понял, Ром. Спасибо, — серьезно кивнул Леон.

— Ну а теперь вернемся к нашим делам, — уже гораздо спокойнее сказал Ром. Во время спича про Серого Узла он прямо слюной брызжел.

— Что ты решил? Рискнем?

— Судя из всего, что ты рассказал, пираты ушли из системы — им тут ловить нечего. Дронов самостоятельно они выбивать не будут — навару с их вреков мало. То, что я, сканировщик в смысле, сбежал из системы, наверняка до них дошло. Ну и охотиться за нами нет смысла — я наблюдал за третьим пиратом. Он как раз высканивал еще два дата-центра. И нашел их, как я думаю. Вот только софта и оборудования у них точно нет. Иначе они и не пираты вовсе. Ну так вот. Пираты убедились, что мы не вскрыли дата-центры и сбежали. Поэтому и искать нас, расставлять ловушки они не будут — полетели дальше искать другие жертвы.

— Думаешь? — недоверчиво хмыкнул Леон. — Может, они решили вернуться и вместо выбитого корабля взять новый?

— Вряд ли. Пираты народ такой — никогда у них денег нет. Летают вечно голодные, а заполучив трофей — тут же спускают все. Некоторые, конечно, совершенствуют свои корабли, но большинство уходят в отрыв на неделю или месяц, в зависимости от того, насколько удачный был улов. А потом, когда средства к существованию закончатся, вновь выходят на охоту. А наши знакомцы только что потеряли корабль — смысл им возвращаться не только без прибытка, но еще и с диким минусом — нужно ведь новый корабль покупать. Так что однозначно полетели они искать следующую жертву.

— Ну хорошо, пока опасности нет. Так что? Будем взламывать оставшиеся два дата-центра? И что по луту от дронов?

— Я думаю — рискнем. А лут от дронов будем собирать в последнюю очередь. Все таки — это копейки по сравнению с содержимым дата-центров.

* * *

И вот до станции старателей осталось всего ничего — пройти через два вормхола, пролететь через две системы. Ну и уже в третьей системе долететь до самой станции.

Ром был в приподнятом настроении, он чуть ли не пританцовывал. Из динамиков в каждом отсеке корабля играла разудалая мелодия, которой Ром и подпевал. Леону лившаяся по кораблю мелодия не доставляла столько удовольствия, сколько Рому, однако и его настроение было на высоте. Из этого похода он возвращался богатым. Конечно, все относительно. Но всего пару дней назад он был чуть ли не раб, батрак, работающий только за еду. А как только они прибудут на станцию сканировщиков, он станет полноправным гражданином и заслуживающим уважение старателем, пусть и пока неопытным, наивным, однако уже доказавшим, что сможет себе добыть пропитание таким опасным и тяжелым ремеслом, как работа сканировщиком.

Причин для такого настроения была масса. Для начала экипаж «Нимеи» смог удачно взломать второй дата-центр, и там тоже оказалось информации почти на 400 миллионов. Чуть меньше, чем в первом, но все же. Третий же центр никак не давался. Ром пытался вскрыть его на протяжении более, чем двух суток.

— Все, черт с ним, — наконец, Ром не сдержался, отбросил от себя клавиатуру, которая с грохотанием упала куда-то на пол. — Не открывается — и ладно. Пора валить отсюда. Еще с твоих дронов хлам нужно забрать…

— Почему с моих? С наших, — поправил Леон. — мы ведь обсуждали, что я ученик и не претендую на долю с добычи.

— Ну все же это именно ты добыл эти детали. Да и почти 800 миллионами я обязан именно благодаря тебе. Если бы не твое любопытство — я бы сбежал из системы после взлома первого дата-центра. Это раз.

— Раз?

— Во-вторых, я решил поделиться с тобой добычей. И не спорь, — Ром тут же перебил собравшегося возражать Леона. — Ведь если бы я поступил, как и собирался, с большей вероятностью не только не довез бы это все до станции, но еще и подох бы. В то время, как ты летел и ковырялся на станции, пираты наверняка дежурили на вормхолле. Так что взяли бы они меня тепленьким. Да и тот факт, что они отвалили не солоно хлебавши — тоже исключительно твоя заслуга.

Леон не знал что ответить.

— Ром, я…

— Не стоит благодарностей, парень. Я считаю, что это будет по-честному. Ну что, валим отсюда?

— А вот здесь я с тобой не согласен.

Ром нахмурился.

— Слушай! Теперь в тебе однозначно говорит жадность. Черт с ним — вернемся еще раз. Но сейчас нужно уходить!

— Да ты двое суток сидишь за терминалом — от тебя толку ноль. Кому корабль вести? Мне? Так у меня и базы знаний слабенькие, так, на уровне первичной теории, да и опыта нет — точно вляпаюсь. Давай поступим вот каким образом — ты отоспишься хотя бы часов 8, а я попробую вскрыть дата-центр, ну и как раз на сканере подежурю.

Ром задумался.

— Вообще дрыхнуть тут слишком опасно… Но да, лететь в таком состоянии тоже не дело. Ладно. Давай сделаем по-твоему. Но как только проснусь — улетаем. Никаких отсрочек!

— Договорились.

Когда отоспавшийся и бодрый Ром вернулся на капитанский мостик, он обнаружил крайне возбужденного Леона.

— Что? Что случилось? Кто-то в системе? — тут же бросился к сканеру Ром.

— Нет. Все в порядке — никто не появлялся и даже следов пробок не было. Я почти взломал его, Ром, почти!

— Ну-ка пусти, малец, — Ром беспардонно поднял со своего места Леона и уселся сам.

— Так. Получается, ты почти обошел защиту. Проблема в чем? Ага, ты так и не нашел хранилища данных. Тут вот в чем секрет — оно спрятано. Замаскировано.

Леон прислушивался к бормотанию Рома, не перебивая.

— Та-ак, а где же оно может быть? Мы ведь всю сеть открыли. А, так вот же оно! Выглядит как фаервол, но на самом деле…

Ром тут же активировал передачу данных и, довольный собой, откинулся в кресле, заложив руки за голову.

— Красавчик я?

— Да, даже не додумался бы, что это база данных и есть…

— Так все просто — видишь, фаерволов есть целых два, а этот, третий, вообще никак не реагирует на твои вирусные атаки…

Ром тут же ударился в подобные объяснения, обосновав все, в конце концов, неопытностью Леона.

— Я бы, если бы был новичком, тоже не догадался. Так что тебе простительно. А ты молодец — смог дойти сюда. Я-то еще на вторичной линии защиты застрял. Ладно, хватит лирики — пока инфа скачивается, заберем и с этой станции оборудование. Ты ведь и здесь дронов раскурочил?

Они уже успели собрать вреки на первой станции, вытащить все ценное из самого склада и проделали то же самое со вторым дата-центром. Там, к слову, добыча была и ценнее, и гораздо обильнее — ведь на втором дата-центре все дроны были целыми, и Леон их банально разоружил и снял с них все устройства. Так что, по предварительной оценке, проведенной Ромом, Леон должен был получить с продажи всех устройств миллион точно, а то и два. Это сразу выводило его в один ряд с опытными и старыми сканировщиками, которые, все же, предпочитали не рисковать и искать артефакты исчезнувшей расы в относительно безопасных местах, а не в таком опасном захолустье, где сейчас находилась «Нимея».

Когда и на третьей станции процесс мародерки был закончен, а информация полностью скопирована из хранилища в блоки памяти искина «Нимеи», Ром переключил управление кораблем в ручной режим и развернул судно носом к червоточине.

— Ну все, дело сделано, по пути оценим, сколько нам упало с последнего дата-центра. Чего тут торчать?

Корабль начал набирать скорость, готовясь уйти в варп прыжок к вормхоллу, из которого и прибыл несколько дней назад.

— Я надеюсь, пираты не ждут нас на выходе.

— Не каркай под руку, — срдито ответил Ром. — Кто ж такое говорит перед прыжком? Эх, молодняк. Всему вас учить надо.

Вопреки опасениям Леона, они удачно проскочили несколько систем, с каждым прыжком оказываясь все ближе и ближе к безопасным системам и станции старателей.

Все это время Леон учился работать с торговой базой, стараясь определить, сколько будет стоить его улов. Ориентировался он по работе, уже проведенной Ромом, подглядывал, как старший товарищ сравнивал предложения, выделял схожие лоты или идентичные, и на основе этих данных смог приблизительно определить цену своего трофея.

У Леона же пока откровенно не получалось. Если с оборудованием дронов он справился относительно быстро — выходило где-то на три миллиона, то с последней порцией информации, полученной с дата-центра, выходила белиберда. Если говорить точно — то получалась баснословная сумма в несколько миллиардов кредитов.

— Что ты там сидишь, весь обиженный и недоумевающий? — поинтересовался Ром, обратив внимание на задумавшегося Леона.

— Да с последнего дата-центра инфу пытаюсь оценить.

— И что? Мало получается? Расстроился? Так не переживай, итак хорошо заработали.

— Да нет, как раз наоборот. У меня выходит сумма в миллиард кредитов и это так, навскидку.

— Так это в центре. Тут, на периферии, цены будут ниже, на треть точно…

— Это я назвал сумму с учетом периферии…

— А ну-ка пусти меня… — Ром крайне заинтересовался и явно намеревался проверить подсчеты сам. — Корабль идет на автопилоте. Так что на скан поглядывай и больше ничего не трогай.

Спустя полчаса Ром оторвался от расчетов и с крайне озадаченной физиономией повернулся к Леону.

— У меня получилось около 3,5 миллиардов кредитов.

— Ого!

— Что же там такого? Ну-ка…

Спустя еще полтора часа Ром поднялся с кресла и принялся разминать затекшие конечности.

— Что, как успехи? — поинтересовался Леон.

— Мы с тобой, Леон, без пяти минут олигархи галактического масштаба, — с улыбкой ответил Ром.

— Что, сумма еще больше, чем мы насчитали?

— Да нет, все правильно — около трех миллиардов за эту инфу в центральных системах получить можно. Вот только продавать мы ее не будем.

— Почему?

— А потому, что эта инфа — список систем с дата-центрами. Я смог расшифровать только три записи. В каждой координаты и пути через вормхоллы к системам, в которых такие же дата-центры, как те, что мы с тобой только обобрали. Только представь — 9 центров. Если там инфы так же, как в наших первых двух, то это уже выходит…

Ром задумался, прикидывая в уме цифры.

— Ну да, — кивнул он сам себе, словно подтверждая полученный результат. — Это, считай, 4 миллиарда как минимум. Уже отобьем цену этих данных. А ведь там записей — тьма тьмущая.

— Как ты смог расшифровать данные?

— Самое смешное, что они и не шифрованные. Программка — адаптер, переводящая координаты из системы Сгинувших на наши, стоит не мало, но у меня она есть. Как знал, что пригодится. Хоть и жалел не раз, что такие деньжища на нее потратил.

— Прямо рояль в кустах какой-то, — хмыкнул Леон.

— Чего?

— Да у меня на родине, в книгах, если главному герою вдруг повезло — это называлось роялем. Или, говоря иначе, нужная вещь подворачивалась в самое подходящее время. Крайне удачное совпадение.

— Ну рояль и рояль, — пожал плечами Ром. — Мне вот раньше не везло, так, по мелочи разве что. Когда-то ведь в жизни должно было повезти по крупному? Так почему не сейчас?

Глава 1-11 Так не правильно

— И все же, я считаю, что Серому Узлу стоит рассказать об этой находке!

Ром тяжело вздохнул и в очередной раз, как ему казалось, начал растолковывать простейшие истины глупому и наивному юноше.

— Ну сколько раз тебе еще повторять — Серый Узел будет настаивать на продаже. Он не позволит расшифровать данные. Он захочет денег сейчас и здесь. Я тебе более того скажу, он даже может переплатить за эти данные — все равно потом загонит своим, кадарцам. Причем если ему рассказать и затем отказаться продавать трофей, знаешь, чем все закончится?

— Чем?

— Тебя найдут на улице, скоропостижно скончавшимся от передозировки «Озарением». Я закончу не лучше — зарежут в каком-нибудь баре. Или подорвут на входе в систему. И все.

— Да ладно.

— Поверь моему опыту! Серый Узел очень, повторюсь, очень опасный человек. С ним нельзя вести себя так.

— Если он такой опасный, то что же случится с нами, если мы скроем от него такую информацию, и затем он узнает, что мы его обманули?

— Я надеюсь договориться с ним.

— Угу, с уже описанным тобой итогом для нас обоих.

— Э нет, — рассмеялся Ром. — Как раз тогда нас убивать ему будет нельзя. Мы для него станем… Как ты говорил: «курица с золотыми яйцами»?

— Курица, несущая золотые яйца.

— Вот-вот.

— И в чем же заключается твой план?

— Терпение. Я не все продумал. Как только буду готов воплотить идею в жизнь — ты сразу же об этом узнаешь. Договорились?

— Ну, хорошо.

— Вот и славно. Все, теперь ни слова больше.

Они как раз подошли к бару «Две пинты», который совершенно не изменился с момента их последнего посещения. Причем как снаружи, так и внутри.

Разве что сегодня сразу за тремя столиками гуляли несколько компаний старателей, явно уже перебравших свою норму. Они весело галдели, пытались что-то петь хором, смеялись и кричали. Весь этот бедлам периодически прекращался, когда подвыпившие гуляки дружно и с веселым ревом поднимали кружки с местным пивом — элесом, а затем заливали спиртное в себя.

Леон сразу, на входе, заметил, что Серый Узел поджидает их на старом месте — за самым отдаленным столиком.

Ром тут же отправился к нему, также увидев кадарца. Леон двинулся следом. Однако дойти до столика ему была не судьба.

— Эй! Это ведь тот самый парень, о котором я вам сегодня рассказывал, — крикнул один из гуляк, здоровенный верзила, чье лицо явно было не знакомо с бритвой — за густыми зарослями волос даже лица было не разглядеть.

— Эй Сэт! Сэээт! — позвал бородач приятеля. От соседнего столика поднялся мужик, смутно знакомый Леону. Ах да — это один из той парочки, что при прошлом их с Ромом визите попивала здесь элес.

— О! Леон! — громко икнув, Сэт приблизился к парню и хлопнул его по плечу. — Я буквально полчаса назад парням рассказывал, как ты играешь. Ты бог музыки!

— Да ладно…

— Нет! Нет! Я свидетель! Не прибедняйся, Леон! — Тут же появился еще один гуляка. Его Леон тут же вспомнил — Кажется, его звали Тай.

— Да я и не пытался… — несколько растерянно ответил Леон.

— Вот! — обрадованно взревел Тай. — А сыграешь нам, а?

— Да, я не против, но…

— Вот и славно! Эй, Арч! Дай парню инструмент.

— Да щас! — Возмутился бармен. — Сломаете, и что мне делать? Он денег стоит.

— А не ты ли ныл, что этот хлам тебе и даром не надо, и что ты уже точно уверен, что бывший владелец за ним не придет? — хитро сощурив глаза и с деланной угрозой поинтересовался у бармена Сэт.

— Может, не придет. А может, как раз и придет, — отрезал Арч. — Эта брынчалка мне и даром не нужна. А вот деньги за нее как раз ой как надо.

— Скупердяй! — подвел итог Сэт, а затем, совершенно незаметно для Арча, подмигнул Леону. — И сколько ты за нее хочешь?

— Тысячу кредитов, — выпалил Арч.

— Да побойся богов, Арч! Тебе ведь гатар достался кредитов за сто, не больше!

— Это уже не твое дело. Ты спросил — я ответил.

— Да и черт с тобой, сраный лавочник, — проворчал Сэт и неуверенной походкой направился к бару.

Арч напрягся, когда Сэт оказался совсем близко. Однако тот уцепился за стойку, стараясь сохранить свое вертикальное положение, и замер.

— Ну что, получил, скупердяй? — поинтересовался спустя несколько секунд Сэт.

— Завтра жалеть будешь, — хмыкнул Арч.

— Это уже не твоя проблема. Отдавай мою вещь!

Арч нырнул за стойку и тут же снова появился, держа в руках гатар. Сэт выхватил инструмент из рук бармена и все так же, виляя, путаясь в собственных ногах, направился к Леону.

— На! — сказал он, подойдя вплотную.

— У меня нет денег, — попытался отбрыкаться Леон.

— Дарю! — махнул рукой Сэт и добавил. — Эта штука у тебя больше пользы принесет, чем валяясь под стойкой у Арча. А деньги… Деньги — дело наживное. Вон, неделю назад я еле концы с концами сводил, а сегодня банкую!

— Что за повод? — поинтересовался Леон.

— Нашел нетронутую базу Сгинувших. На четыреста тыщ барахла припер. Вот, теперь отмечаем, — объяснил Сэт и словно в доказательство раскинул руки, указывая столы с гуляками.

— Понятно, — кивнул Леон.

— Сыграй нам, парень! Как в прошлый раз! — попросил Сэт.

Леон отправился к небольшому возвышению возле бара, по пути захватив для себя табурет. Он уселся на него, удобно уложил инструмент и дотронулся до струн…

Уйти с импровизированной сцены ему удалось только часа через два. Все это время ему приходилось играть. Причем старателям особенно понравилась песня, которую Леона заставили исполнять подряд аж 5 раз. Это была песня, написанная еще в прошлом тысячелетии, в последние его годы. И хотя, по мнению Леона, там речь шла совсем не о том, о чем думали старатели, она пришлась им по вкусу. На последних повторениях они уже горланили припев, досконально зная его.

— Горят над нами, горят… — Леону уже не приходилось петь самому — за него это делали слушатели. — …Помрачая рассудок… Бриллиантовые дороги![10] В темное время суток!

Наконец, ему удалось отставить инструмент и протиснуться к столику, где должны были находиться Ром и Серый Узел. Однако так просто покинуть окружившую сцену толпу, продолжавшую горланить понравившуюся песню и размахивающую кружками с элесом. Он почти выбрался, однако в последний момент его кто-то схватил за рукав. Обернувшись, Леон узнал Сэта.

— Черт! Парень! Это лучшее, что я слышал в жизни! И ведь все как про нас! Где ты услышал эту песню?

— Ее написали много лет назад на моей родине. И она… Не совсем о старателях, — честно признался Леон.

— Да ладно! А о ком же тогда? — удивился Сэт. — Узкие дороги, пираты — никуда не дернешься, всегда нас жмут. Не пираты, так жадные корпораты. Да и по поводу горьких трав — среди нас ведь много интуитов, и они тратят массу денег на «откровения». Еле сводят концы с концами. Малейшая ошибка — и все, сгниешь тут на станции. Попал в переплет, лишился корабля — считай ты нищий. Так что все про нас.

— А что за интуиты? — поинтересовался Леон.

— Ах да. Все время забываю, что ты тут еще новичок. Про псионов слыхал?

Леон кивнул.

— Вот, а интуиты — это слабые псионы. Чтобы усилить свои способности, они принимают «откровение».

— И что, это им хоть чем-то помогает?

— Помогает. Шансы на удачный поход существенно возрастают.

— За счет чего?

— Ну… Интуитами их ведь называют не просто так. То самое, шестое чувство обостряется. Я слышал множество историй, как интуит в давно обследованной системе умудрялся найти неактивную базу Сгинувших. А еще «Откровение» вызывает сильное привыкание. Оно нужно, хоть в небольшой дозе, но регулярно. И если его не принять — начинается сильная ломка. Человек буквально готов на все ради новой дозы. И если не получит ее — быстро сгорает, умирает за считанные дни.

— Понятно… — протянул Леон, заметивший возле дальнего столика явно недовольного и даже разозлённого Рома. — Ты извини, мне нужно с Ромом переговорить. Мы ведь сюда по делу пришли.

— Конечно, парень, конечно! — Сэт хлопнул Леона по плечу. — Но ты ведь еще сыграешь нам? Позже?

Леон пообещал и направился к Рому.

— Что случилось?

— Полное дерьмо случилось, — мрачно ответил Ром. Судя по всему, Серый Узел уже ушел — так как ни за столом, ни возле барной стойки Леон его не обнаружил.

— А если поконкретнее?

— Поконкретнее — Серый Узел сказал, что в лучшем случае мы сможем получить половину от цены за инфу.

— Как так? Четыреста лямов всего?

— Угу.

— Почему?

— Корпораты не будут давать больше. А через Серого Узла продать не получится. Он за каждый из пакетов обещает дать максимум двести пятьдесят лямов.

— И что ты решил?

— Отдал Серому Узлу один из пакетов. Второй оставил себе.

— И что ты с ним делать будешь?

— Сам повезу в центр. Пусть жлобы из «Эстрел» вместе с Серым Узлом идут в задницу!

— А не накладно ли будет вести товара всего на 400 миллионов? — насколько знал Леон, аренда транспорта стоила около 100 миллионов. Причем в один конец. А добраться до центральных систем на сканировщике и думать было нечего — не прорвешься.

— Я уже все обдумал. Зафрахтую транспорт, найму пару крейсеров сопровождения. Для пиратов этого будет за глаза — не решатся напасть. А пока транспорт сюда прибудет — мы сами обследуем пару систем из нашего списка, да и кину клич среди других старателей — наверняка найдутся те, кто захочет загрузить свой скарб на транспорт и отвезти его в центральные миры. Там-то он будет стоить в два, а то и в три раза дороже.

— А не кажется ли тебе, что это как раз та самая жадность, о которой ты мне говорил и которая до добра не доведет.

— Не-ет, — упрямо ответил Ром. — Здесь как раз жадность до добра не довела корпорацию «Эстрел». Они совсем уже с реальностью связь потеряли. Предлагать за товар в 400 миллионов только половину. Что дальше? Начнут платить вообще десятую часть от реальной цены?

— А если именно «Эстрел» попытается перехватить твой караван?

— Силенок им не хватит, — ответил Ром, но Леон услышал, как неуверенно прозвучал его ответ.

— А если хватит? Ведь на кону будет их собственная прибыль и репутация. Если тебе удастся вывезти добытое в центральные миры, то так начнут поступать и все остальные. А корпорации никто ничего продавать не будет — она разорится. А если на кону сам факт ее существования, как ты думаешь, корпораты смогут взять себя в руки и раскошелиться на крупную сумму, чтобы нанять столько кораблей, сколько точно хватит на перехват твоего каравана?

Ром задумался.

— Я думаю, — продолжил Леон, — они смогут себе позволить найм такой эскадры, которой два твоих крейсера охраны будут на один зуб.

— Ладно. Я еще подумаю, — согласился Ром. Хотя было видно, что оставить свою идею он не собирался. — Пока еще транспорт прибудет…

— Ты что, уже вызвал транспорт? — удивился Леон.

Ром кивнул.

— Хоть бы посоветовался…

— Парень! Ты тут без году неделю! Что ты можешь посоветовать?

— А что, я сейчас был не прав?

— Может и прав. Я не все продумал. Но время у меня есть. И у всех твоих доводов есть и обратная сторона — «Эстрел» нужно поставить на место, если этого не сделать — на всех нас можно ставить крест. Мы просто, через год или два, станем рабами корпорации, работая только за еду.

Так как разговор перешел на повышенные тона, некоторые старатели, до этого беззаботно гулявшие, стали стягиваться к Рому и Леону. Если до этого замечания Рома они молчали, то теперь уже некоторые из них решили вступить в диалог.

— Да, малец, Ром прав, — сказал Тай. — Корпораты уже совсем зажрались. Я припер хлама на пол ляма, а получил всего двести тысяч! Так дела не делаются. «Эстрел» устроила монополию? А вот хрен им!

Стоявшие рядом старатели согласно загудели.

— Если бы здесь была еще хоть одна, а лучше две корпы, конкурирующие с «Эстрел», хрен бы у них получилось так снижать цену! — продолжил Тай. — Я понимаю, перелет в центральные системы стоит дорого и он опасен — корпорации нужно тратиться на найм охраны или обслуживание собственных кораблей, конвоирующих транспорты. Но ведь не 50 % от реальной стоимости нашего хлама! 1/3 от цены, мне кажется, уже более чем достаточная плата за их «услуги».

Старатели вокруг вновь одобрительно загудели.

— А помните ту историю, про шахтеров? — Леон вспомнил рассказ Рома о том, как корпораты разобрались со своенравными шахтерами, решившими начать сбывать свою руду в обход «Эстрел».

Все притихли.

— А что шахтеры? — спросил Сэт. — У шахтеров и денег-то особых нет никогда. На что им было нанять охрану? Сглупили, и корпораты их разорвали руками пиратов. С нами такой номер не пройдет. Вот что, Ром, ты уже транспорт, как я понял, вызвал?

Ром кивнул.

— Через сколько он прибудет?

— Месяца два-три, — ответил Ром, на секунду задумавшись.

— Значит, у нас всех есть время собрать барахло и отвезти его в центр.

— А охрану вы на что будете нанимать? — поинтересовался Леон. — Наемники, вроде как, за обещания не работают, им как минимум аванс нужно будет заплатить.

— А и не надо охрана. Пары крейсеров в качестве главного аргумента будет достаточно, — ответил Сэт. — А сопровождать караван будем на своих лоханках. Не бог весть что, но даже один корабль старателей не даст себя в обиду. А вместе мы уж как-нибудь от пиратской эскадры отобьемся.

— А если «Эстрел» наемников привлечет?

— На нормальный отряд им денег не хватит. Да и не будут серьезные наемники влезать в такую грязную историю. А с тем, на что у них хватит, мы справимся. Ром! Какой тоннаж транспорта?

— 400 тысяч тонн.

— Вот. В такой транспорт влезет куча барахла. У нас будет даже не конвой, а целый флот старателей, — обрадованно сообщил Сэт. — А еще могут присоединиться те, кто хочет подлатать свои корыта по нормальным ценам в центральных системах, а не заляпывать соплями дыры здесь, за бешеные деньги.

Старатели вновь одобрительно загудели. Похоже, многим такая идея пришлась по вкусу. Ведь в центральных системах и оборудование лучше, и качество работ выше, и цены намного ниже, чем дерут здесь, на окраине.

— Вот и порешили, — подвел конец дискуссии Сэт. — Допиваем элес, отсыпаемся и за работу! Времени мало, и нам всем нужно собрать барахло на продажу!

* * *

Пока Ром и Леон добирались до жилья, они не проронили ни слова. И только лишь войдя в «апартаменты», Леон задал самый главный вопрос, который его беспокоил.

— Ром! Ты ведь так ничего и не сказал Серому Узлу за третий дата-центр?

— Нет, — спокойно ответил тот. — Лишь то, что у меня есть список нескольких систем, где, возможно, есть дата-центры.

— Ты ведь сам говорил, что Серый Узел опасен. А теперь вот так спокойно кинул его на три миллиарда. Ты уверен, что поступил правильно?

— Никто никого не кинул, — устало ответил Ром. — Скажи я ему всю правду, и пришлось бы продавать всю базу данных, причем за копейки. А так мы можем спокойно разведать системы самостоятельно и прибарахлиться. Если уж ты так хочешь — можем отстегнуть долю с добычи и Серому Узлу.

— М-да? И как ты это объяснишь ему? Мол, на тебе, друг, просто так несколько миллионов. За что? Да просто так. Ты так себе это представляешь?

Ром молча почесал голову.

— Мы его кинули. Самым откровенным образом. И почему-то мне кажется, что если он это поймет, мы — покойники.

— Не надо сгущать краски. Сейчас мы всего несколько систем проверим. Продавать из добытого мы ничего не будем. Так, всякое барахло, чтоб на жизнь хватало. А если у нас нет огромных прибытков, то и Серый Узел ничего не заподозрит.

— А что потом?

— Потом я отвезу все добытое в центральные миры. Вернусь с кучей денег.

— А зачем возвращаться, если ты уже миллионер?

— Денег много не бывает. Да и нравится мне эта работенка. В центре все-таки установлю себе клона, куплю хороший кораблик у Искателей, оборудую его… А тебе достанется моя «Нимея». Как тебе идея?

— Мне и вдвоем леталось неплохо, — проворчал Леон.

— Брось. Старатель должен работать один. В этом сама суть профессии. Мы одиночки, добывающие себе на пропитание.

— Как скажешь.

— Леон, прекращай дуться. Поверь, я знаю, что делаю. Вот и с конвоем, смотри, как все сложилось — мы спокойно довезем все до центральных систем. Кто решится напасть на флот в сотню вымпелов?

— В сотню сканировщиков?

— Ты не забывай, корабли сканировщиков — это не скорлупки «лопат». Мы за себя можем постоять!

— Чего же мы тогда от пиратов прятались? — съязвил Леон.

— Их было трое, — пожал плечами Ром. — Да и, к тому же, зачем ввязываться в неприятности, которых можно избежать?

— Ладно, — Леон сдался. Он понял, что после того, как Рома поддержали старатели в баре, его уже не переубедить. — И что мы будем делать?

— Для начала отдохнем пару дней. А дальше… Дальше летим по тем координатам, что я расшифровал, и добываем все, что сможем. Интересно, ты сможешь управлять и другими станциями?

— Не знаю. Надо пробовать. А ты, все-таки, не стал спрашивать у Серого Узла про язык Сгинувших?

— Нет. Сам попробую найти и подобрать нужную базу данных. Вот как раз завтра и займусь. Все! Теперь отдыхаем! Что-то я устал…

Глава 1-12 Хэппи энд?

Транспорт, а также нанятые для охраны крейсера должны были прибыть на станцию старателей всего через полтора месяца. Поэтому Ром и Леон старались действовать как можно быстрее. Все последнее время, проведенное с момента того памятного дня, в баре, они только и занимались тем, что потрошили станции из систем, указанных в базе из дата-центра.

У них даже наметилась определенная тактика действий. «Нимея» подлетала к станции Сгинувших, цепляла себе на хвост абсолютно всех дронов-охранников и улепетывала на полной мощности своих движков, уводя за собой все корабли-защитники. Затем они уничтожались по одному, и Леон спокойно высаживался на станции. К сожалению, загадочная «тарелка-пропуск» на других станциях не работала, поэтому дополнительного заработка в виде целых, разобранных до последнего винтика кораблей-дроидов не было. Однако Леон не отчаивался — из раза в раз он пробовал взять под управление очередную станцию, но, к сожалению, пока не везло. Похоже, добытый им пропуск был актуален всего для одной из станций исчезнувшей цивилизации — того самого космического «вокзала» и для других объектов в той же системе. На других станциях, как бы Леон не шевелил тарелку в пазе, не пытался засунуть ее вручную, переворачивая, подбирая сторону, пропуск работать отказывался, и запустить спящие несколько столетий, а, быть может, и тысячелетий терминалы не выходило.

Зато добыча данных шла ударными темпами. В общей сложности выходило, что они уже добыли около 5 миллиардов кредитов. И все эти данные пока нигде не засветились. Леон убедил Рома продать «Эстрелу» хотя бы оборудование дронов, которые они добыли во время первого рейда. Не стоило раньше времени дразнить корпоратов. Ведь наверняка они начнут интересоваться, куда же собрался продавать или кому уже продал свои трофеи старатель. Однако, избавившись от лута, о котором знали и сами корпораты, и Серый Узел, и много кто еще, (ведь все старатели заметили, что на корабле Рома вдруг появились весьма дорогостоящие щиты, добыть которые в этой глуши мог только Серый Узел), всю последующую добычу они не светили, для отвода глаз торгуя мелкими трофеями на 200–300 тысяч кредитов, добытыми в относительно безопасных зонах, неподалеку от станции старателей.

— Ну все, хватит.

— Что «хватит»? — не понял Леон.

— Хватит тратить время на поиски этого ширпотреба! — заявил Ром.

— Этот ширпотреб позволяет нам водить за нос корпоратов. Если мы вообще ничего привозить не будем, то это вызовет подозрения.

— Понимаю. Поэтому предлагаю покупать этот хлам у других старателей.

— Это вызовет лишние вопросы.

— Ну пойми ты, за все время, что мы тратим на поиск и добычу данных, цена которым полляма максимум, мы могли слетать к системе, из которой можно привезти информации на миллиард кредитов!

— И за нами тут же начнут пристально следить — слетали, ничего не продали, а деньги у них все равно водятся. Как так? Нужно добывать и продавать хлам. Считай это нашей страховкой!

— Да наверняка кто-то из сканировщиков стучит корпоратам. Так что никакой разницы.

— Разница в том, что слова осведомителя лишь слова, и за нами пока идет слежка. Зачем давать им лишние поводы для размышлений?

— Другие старатели вообще перестали сдавать лут «Эстрел»!

— И мы теряемся на их фоне.

Ром не соглашался с доводами Леона, хотя и качать права прекратил. Рома словно накрыло волной — он хотел больше и больше. Та самая жадность, о которой он говорил, о которой предупреждал, захватила его самого. И самое обидное, Леон ничего с этим поделать не мог. Однако хотя бы убедить Рома в том, что добывать скромные копейки необходимо, хотя бы из соображений элементарной безопасности, удалось. Вот только Ром периодически возвращался к этой теме, ворча, что лишняя трата времени, риск собственными жизнями ради жалких копеек — вот истинная жадность, и накрыла она как раз Рома.

Во время очередного такого приступа Леон не выдержал.

— Знаешь что? Хватит. Или ты летаешь сам, как хочешь, или же закрываем эту тему. Я понимаю, ты хочешь хапнуть как можно больше и отвезти в центральные системы. Но знать меру тоже нужно. С такими темпами корпораты убьют нас задолго до того, как прибудет транспорт. Сколько уже всего лежит в ангаре? На сколько миллиардов? Если об этом узнает хоть кто-то, тот же Серый Узел — нам не жить.

Ром присмирел. То ли угроза жизни отрезвила его, или же он к этому времени привык летать с напарником, но гневный спич Леона сработал, и Ром, наконец, перестал гнуть свою линию.

Леон же продолжал свои эксперименты — он не побрезговал ни одной станцией, которую они с Ромом разоряли. Абсолютно в каждой из найденных он пытался оживить терминалы. Однако, не говоря уж о том, что все его попытки были неудачными, стоит отметить, что и самих станций, в которых был тот самый командный центр, или, как его называл Леон, «диспетческая», встречалось очень мало. Одна из 5 найденных станций была таковой. И это в лучшем случае.

Так что пока они довольствовались останками изувеченных ими же дронов и добычей информации с серверов дата-центра.

Пираты им во время всего времени так и не повстречались. Нет, были, конечно, опасные моменты — сканеры засекали и боевые пробки, и корабли, причем очень близко от «Нимеи», однако пока удавалось вовремя уйти, при этом не бросив добытое. Практически всегда опасность появлялась тогда, когда напарников в системе уже ничего и не держало. Тем не менее, даже периодически возникающие приступы жадности не заставили Рома отойти от своих принципов — как бы он не спешил, он все равно летал кружными путями и в случае обнаружения потенциального противника предпочитал пересидеть, спрятаться, переждать, а не пытаться прорваться с боем.

Этот факт радовал Леона — значит, еще не все потеряно. Огромные деньги вскружили голову Рому, однако не лишили его рассудка окончательно.

Были во время их путешествий и забавные ситуации.

К примеру, когда до прибытия транспорта и крейсеров оставалось всего две недели, Ром и Леон решили отправиться в очередной рейд — а чего зря две недели штаны просиживать? Тем более и место назначения было относительно близко — пяток прыжков через вормхоллы.

Добрались до точки они без всяких проблем — ни кораблей, ни пробок в самой системе обнаружено тоже не было. Аномалий, являющихся как раз дата-центрами, обнаружено было всего две.

— Хм. А почему две? — нахмурился Ром. — Обычно ведь три было!

— Да мало ли. Может, одна от старости сгнила, — пошутил Леон.

— Да нет… Что-то тут не так, — не разделил его настроения Ром. — Нужно быть готовым к встрече.

— Ты накручиваешь себя. Две, три, какая разница?

— В том разница, что третья станция могла быть банально уничтожена, разграблена… Да мало ли?

— И кому это надо?

— Всякие бывают.

Леон явно был не согласен с Ромом, однако решил не продолжать дискуссию — зачем злить и без того насупившегося, готовящегося к худшему напарника? Да и как не крути — именно Ром более опытный. Значит, к его словам, как минимум, стоит прислушаться.

Первый дата-центр они отбили у дронов относительно легко — защищала их всего тройка дронов класса фрегат. Вскрыть систему защиты и стащить данные удалось всего за пару часов, что по сравнению со всеми прошлыми станциями можно было назвать «молниеносным открытием». Ведь обычно приходилось потратить часов 10 минимум, а бывало, что и несколько суток висели возле сооружения Сгинувших, пытаясь взломать системы защиты и заполучить драгоценную информацию.

Как только данные были получены, Ром тут же начал их сравнивать с имеющимся торговым каталогом, посадив на свое место Леона и заставив его искать точные координаты второй имеющейся в системе аномалии.

— Ну блин, только зря летели, — разочаровано протянул Ром, оторвавшись, наконец, от расчетов.

— Что там? — поинтересовался Леон, не отрывая взгляда от экрана сканера.

— Да лямов 80 всего выходит, — обиженно протянул Ром. — Вообще ни о чем.

— Если бы ты нашел такую аномалию до предложения Серого Узла, то наверняка прыгал бы от радости, — предположил Леон, хмыкнув.

— Ой, ты еще детство мое вспомни, когда отец мне десяток кредитов на неделю давал, — проворчал Ром. — Мало ли что и когда было. Сейчас такие прибыли уже для нас не серьезные.

— Ром! Тебя опять заносит. То, что мы добыли, может и стоит миллиарды, вот только их пока нет, и чтобы получить добычу, нужно еще доставить покупателю и продать. А затем уйти живым.

— Ты пессимист, — хохотнул Ром. — Главное и самое сложное сделано. А долететь до центральных миров это плевое дело…

— Плевое, если удастся долететь, — согласился Леон.

— Да ну тебя, зануда. О боги, завяжите ему язык, что бы этот глупый мальчишка не накликал на нас беду, — шутовски вскинув руки к потолку мостика, голосом киношного шамана произнес Ром.

Леон ничего не ответил, занятый своим делом.

— Так, все. Вычислил координаты. Летим?

— Нет, тут будем сидеть… Летим, конечно, — ответил в тон ему Ром.

С этой станцией получилось еще быстрее — дронов оказалась всего парочка. Еще две тушки, побитые выстрелами и без всяких признаков жизни, дрейфовали неподалеку от станции.

— Похоже, тут кто-то побывал до нас, — насупился Ром. — Я ведь говорил, что третьей станции тут нет не просто так…

Леон пожал плечами. Да мало ли кто завалил этих дронов? Может, это случилось несколько лет или даже десятилетий назад. А что касается самой станции — может, по каким-то своим причинам Сгинувшие решили здесь поставить только две. Может, третья действительно развалилась от старости, может, случилось нечто, из-за чего она разрушилась — к примеру, встретилась с крупным астероидом, летящем на высокой скорости. Да мало ли что могло с ней случиться?

Тем не менее, без всяких проблем, как обычно выманив дронов, разведя подальше друг от друга, «Нимея» справилась с ними по одному. Далее корабль сканировщиков вернулся к самой станции, и напарники приступили к взлому. И вот, когда до финиша оставались уже считанные минуты, на сканере появилась новая отметка.

— Вижу корабль, расстояние — 300 тысяч километров, сокращается, — доложил Леон.

— Тип корабля?

— Типоразмер фрегат. Сигнатура малая. Похоже, один из наших…

— Это ни о чем не говорит, — проворчал Ром. — «Наши» могут быть на станции, а здесь, у черта на куличиках, этот «наш» подлетит поближе и влепит из всех орудий так, что мало не покажется. Включай разгон!

— Но до взлома пара минут всего! — возмутился Леон.

— Ты еще меня в жадности обвинял? — в свою очередь возмутился Ром. — Включай, говорю!

Леон повиновался. «Нимея» поплыла прочь от станции Сгинувших, с каждой секундой увеличивая скорость.

— А вот и наш друг… — сообщил Ром.

На радаре, буквально в двух сотнях километров от «Нимеи», появилась новая отметка.

— Сейчас посмотрим, кто это… — пробормотал Ром. — Ага, фрегат типа «Астрид». Младшая сестренка нашей «Нимеи».

— Почему младшая?

— Ну да, скорее старшая — эта предыдущая серия. Стоп машина, разворот к станции.

— Ты ведь сказал уходить?

— Да что он нам сделает? — хмыкнул Ром. — А вот данные мы все-таки заберем.

Им повезло — отойти далеко они не успели, поэтому процесс взлома не был прерван. Буквально через несколько секунд началось скачивание доступной информации.

Леон же наблюдал за неожиданным гостем.

— Ром! Эта сволочь наши дроны потрошит! — воскликнул он, наконец, поняв, чем занят пришелец.

— Вот засранец, — хмыкнул Ром. — Ну ничего, пусть потрошит. Нам еще двадцать минут надо и потом уйдем.

Но двадцати минут у них не оказалось. С обломками дронов гость справился быстро и сейчас уже приближался к «Нимеи».

— Вот ведь урод, — прошипел Ром. — Неужели атаковать будет?

— Корабль взят в цель! — тут же доложил искин корабля.

У Рома закатились глаза, а Леон стал замечать, как на экранах резко начали меняться показатели энергопотребления различных систем. Похоже, Ром через сеть отдавал приказания искину. Сейчас приоритетными устройствами для подпитки от генератора стали орудия и щиты.

— Ты что, его атаковать собираешься? — спросил Леон.

— Если он начнет, — оветил Ром. — Искин! Взять в прицел фрегат.

Залетный сканировщик, скорее всего, тоже понял, что убегать от него никто не собирается. Более того, ему собираются показать зубы. Он не стал давать форы противнику и открыл огонь.

— Пффф… Двадцать процентов щита просело от полного залпа, — рассмеялся Ром.

— И что это значит? Как по мне — некисло так дало.

— Я тебя умоляю. У нас щиты успеют восстановиться до того, как он снова сможет выстрелить. Ну а раз он открыл по нам огонь, то и мы в праве!

Яркие вспышки на носу «Нимеи» подсказали, что она начала отвечать на атаку врага.

— Хм… — Ром удивленно разглядывал экран, на котором отображалась проекция вражеского корабля. — А у него щиты не хуже наших. Тоже только двадцать процентов щита сняли.

— Так долбани еще турелью! — предложил Леон.

— Нет. Это на крайний случай. Знаешь, как у нас накопитель энергии разрядится, если ее задействовать?

— Быстро?

— Еще как. А не будет энергии — мы проиграли. Так что покружим пока. Вот как данные скачаем, тогда и посмотрим.

Корабли, словно дикие животные, кружили напротив друг друга, периодически обмениваясь залпами своих орудий. Однако пока никто не получил преимущества.

— Мда… Такими темпами мы тут несколько месяцев можем кружиться, — вздохнул Ром.

— Входящий вызов, — доложил Леон.

— Включай.

На экране появилось лицо, принадлежащее явно не молодому, даже потрепанному жизнью человеку. Хоть он не производил впечатления умного человека, Леон тут же отметил, что этот тот еще плут и мошенник — было в человеке нечто такое, что каждый, кто его видел, наверняка приходил бы к таким выводам. Быть может, это были глаза, глядящие эдак презрительно, надменно и оценивающе, или рот с тонкими губами, сложившимися в подобие глумливой улыбки. Неприятный тип, одним словом.

— Приветствую коллег, — сказал он. А Леон заметил, что даже голос у него был малоприятным — он тянул слова, словно говорить ему было лень, скучно, и только обстоятельства заставили его снизойти до разговора с ними — двумя «лохами». — Мне кажется, что вы без разрешения работаете на моей территории.

— Ты ее метил, что ли? — хмыкнул Ром.

— Метил, — ответил собеседник. — И сообщаю тебе об этом. Так что, если не хочешь быть уничтоженным — предлагаю разойтись миром.

— Так уходи, кто тебе мешает?

— Уйду. Как только вы вернете мое.

— Это что же?

— Информацию с дата-центра.

— С чего ты решил, что она твоя? — Ром даже удивился подобной наглости.

— Я ведь сказал, вы влезли на мою территорию.

— Знаешь что, «друг», — ответил Ром, специально выделив последнее слово. — А забери!

— Ты сам напрашиваешься! — прошипел собеседник. — Ваш щит долго не выдержит, и тогда молить о пощаде будет поздно!

— А чего же ты тогда сейчас с нами разговариваешь?

— Не люблю зря терять время. Да и вас, дураков, жалко.

— Ну да… Ты смотри, какой жалостливый, — Ром на секунду бросил взгляд на экран, на котором отображался процент копирования данных: до конца оставалось всего несколько секунд. — Вот что, хозяин этой дыры. Сейчас я предлагаю тебе свалить по-хорошему. То, что добыто — наше. Можешь валить и даже оборудование с дронов себе оставить — я сегодня добрый.

— Ты сам напросился! — прошипел собеседник и отключился.

— Активировать Турель! — приказал Ром искину, почему-то не став отдавать указания через сеть. — Огонь всеми орудиями!

— Щит противника просел на 25 процентов! — доложил Леон. — Ответная атака! Мы потеряли 20 % щита. Восстанавливаем.

— Уже преимущество, — азартно воскликнул Ром. — А ну-ка посчитай, через сколько залпов у нас закончится энергия.

— Десяток, не больше, — тут же ответил Леон.

— Ну тогда будем давить ему на психику.

Следующий залп «Нимея» произвела уже без турели, просадив снова 20 % щита противника. Вот только восстановить до нормы он его не успел, последующий залп «Нимеи» снова снял 25 %.

— Поиграемся с ним несколько часов, — объяснил Ром. — Он нам сделать ничего не сможет. Топлива для генератора у нас достаточно. Сделаем 8–9 залпов и восстановим энергию. Главное — проковырять ему щит и начать долбить броню. Вот тогда он запаникует.

Этот своеобразный танец кораблей длился уже несколько часов. У противника оставалось всего 15 % щита, но он, похоже, не собирался сдаваться. Наверняка надеялся, что у «Нимеи» через пару залпов кончится энергия.

— Новые отметки на радаре! — Леон так увлекся боем, что забыл проверять сканер. А когда кинулся, новые точки на нем уже расположились в безобразной близости от них — всего-то 150–200 тысяч километров. Еще минут пятнадцать и противник сможет вычислить их координаты.

— Что за отметки?

— Сравниваю… — пробормотал Леон. — О, черт! Это боевые пробки.

Ром тут же начал вызывать противника.

Улыбающийся своей неприятной улыбкой человек тут же появился на экране.

— Что, энергия заканчивается? — ехидно осведомился он. — Ну теперь я тебя так просто не отпущу. Прогрызу твое корыто, чтобы тебе его латать пришлось…

— Заткнись и слушай! — перебил его Ром. — На сканере боевые пробки! Надо уходить!

На секунду улыбка исчезла с лица собеседника, он бросил испуганный взгляд на экран собственного сканера.

— Что ты мне зубы заговариваешь? Никого нет!

— Ты или слепой, или твой сканер годится только для помойки. Пробки, считай, возле нас.

— Ты считаешь меня идиотом, чтобы я повелся на такой дешевый фокус? — закричал собеседник.

— Я ухожу, а ты как знаешь!

— Попробуешь сбежать, я скину варп-глушилку.

— Тогда мы тут сдохнем оба!

«Нимея» уже начала поворот и уход, постепенно набирая скорость. Фрегат противника шел чуть отставая, однако между суднами было не больше километра дистанции.

И вот, сканер начал фиксировать новые цели, приближающиеся к месту событий с огромной скоростью.

— Шесть целей, — доложил Леон. — Сигнатура от фрегата до крейсера. Два крупных, четыре маленьких.

— Хоть бы успеть, хоть бы успеть… — приговаривал Ром, с напряжением всматриваясь в значения скорости. Еще немного, и можно будет совершить прыжок.

Их противник, все же, не блефовал — у него таки была варп-глушилка. Дешевая, малого радиуса действия, но была. И он не пожалел так бездарно использовать одноразовое устройство, стоившее, по меркам старателей, не малых денег.

— Твою же мать! — взревел Ром, когда скорость Нимеи упала почти в три раза. — Этот идиот все же сбросил глушилку.

— Он был сзади нас, у нее малый радиус действия. Сейчас выйдем за ее пределы, — отрапортовал Леон.

— Сколько до выхода из ее радиуса?

— Полторы минуты.

— Хоть бы успеть…

Они оба отсчитывали секунды, вглядываясь в сканер, молясь, чтобы успеть сбежать до того, как рядом появятся боевые корабли пиратов — сомнений в том, кто их вычислял и сейчас летел на встречу, не было никаких.

Похоже, противник, наконец, тоже увидел на своем сканере гостей, так как его корабль резко шарахнулся в сторону.

— Дурак! За нами надо было идти — быстрей бы из зоны действия своей глушилки вышел, — прокомментировал его действия Ром.

Всего за десять секунд до выхода из зоны рядом с ними, километрах в 5-10 от «Нимеи», стали появляться новые звездолеты. И это действительно были полноценные боевые корабли, справиться с которыми у двух кораблей старателей, даже если бы они действовали согласовано, не было ни единого шанса.

— Взятие в прицел, наведение орудий, взятие в прицел, взятие в прицел… — начал рапортовать искин корабля, однако «Нимея» уже успела вырваться из зоны действия глушилки и почти набрала достаточную для варп прыжка скорость.

— Обнаружен запуск ракет, взятие в прицел, щит 70 %, попадание, попадание, щит 35 %, щит 15 %.

Корабль сильно тряхнуло.

— Щит 0 %, фиксирую попадания по бронелистам, внутренняя структура не пострадала, — равнодушно продолжал бубнить искин.

В эту секунду совсем неподалеку вспух ярко красный шар. Словно в системе появилось новое, карликовое солнце.

— Вот и нет хозяина местной дыры… — пробормотал Ром, а в следующую секунду их «Нимея» перешла в варп режим, стремительно удаляясь от поля боя.

* * *

Леон уже который день валялся на диване и смотрел очередную псевдо-научную программу. Сегодня лощеный, пузатый и явно распираемый осознанием собственной непогрешимости тип разглагольствовал на тему того, кто же такие Сгинувшие, как они выглядели, почему исчезли и каким образом многое от их цивилизации осталось потомкам — людям.

Леон откровенно улыбался рассказам телевизионного индюка, явно ни разу в жизни не видевшему боевой дрон Сгинувших и ни разу не ступавший по палубам их же станций.

Ром улетел около двух недель назад. А вместе с ним еще около 50 кораблей других старателей, решивших сопровождать собственные пожитки и починить корабли в центральных системах.

Когда Леон провожал Рома, тот пребывал в приподнятом настроении, шутил и строил планы. А уж когда они увидели вплывающую в ангар огромную тушу транспорта, сопровождаемую двумя крейсерами, то вообще пришел в восторг.

— Смотри, Леон! — воскликнул Ром. — Транспорт даже называется «Шанс». Это прямо знак!

Леон скептически относился к таким знакам и вообще был против всей этой затеи. Однако Рома было не переубедить. Да даже если бы и удалось — сдать назад он уже не мог. Во-первых, остальные старатели его бы не поняли, да и деньги за найм крейсеров и самого «Шанса» уже были уплачены.

Поэтому лететь было надо.

Когда дядька на экране в очередной раз начал разжевывать собственную, как ему казалось, гениальную и единственно верную теорию происхождения Сгинувших, головизор внезапно поставил программу на паузу, а вместо пафосного дядьки появился символ входящего вызова. Леона вызывал Серый Узел.

Леон тут же ответил.

— Привет.

— Здравствуй, Леон, — поздоровался Серый Узел, и что-то в его лице совершенно не понравилось Леону. Что-то явственно намекало на то, что сейчас Серый Узел сообщит что-то не очень приятное.

Серый Узел опустил глаза и начал спокойным, даже немного тихим голосом.

— Сегодня мне поступила информация, что на эскадру во главе с «Шансом» было совершено пиратское нападение.

— И? — Леон вперил взгляд в Серого Узла. — Какие потери?

— Спаслись только единицы, — ответил Серый Узел. — Несколько старателей на своих кораблях смогли прорваться к обитаемым мирам. Весь экипаж «Шанса» пираты демонстративно казнили…

— Ром?

— Он был среди казненных. Эти сволочи даже на видео сняли расстрел…

Часть 2 Наемники ​

Глава 2–1 Добро пожаловать на «Пламя»

Покинув невольничий рынок, следуя за новых хозяином, Демид и Тим не переговаривались — кто знает, как на это отреагирует новый «хозяин». Да и говорить пока было особо не о чем.

Когда троица прибыла на космодром — огромную площадку, расположенную под открытым небом, на которой сейчас под лучами палящего солнца блестели хромированными корпусами тысячи, а возможно даже десятки тысяч орбитальных челноков, их проводник остановился, окинул своим острым, словно видящим насквозь, взглядом и процедил сквозь зубы:

— Площадка 718-D3, челнок ЛОК-11. Ждать возле него.

После чего, даже не поинтересовавшись, а смогут ли «варвары» найти корабль, развернулся и зашагал прочь.

«Варвары» же, проводив его недоуменным взглядом, принялись озираться, стараясь найти хоть какие-то указатели.

— Простите! — окликнул Тим проходившего мимо человека в синей униформе — явно местный чиновник.

— Пошел прочь, грязный варвар! — прорычал тот, замахнувшись рукой. Тим тут же отскочил в сторону.

— Мда… Очень отзывчивый и приветливый контингент, — хмыкнул Демид. — Ладно, пошли искать корабль сами…

— Да как мы его найдем?

— Уж как-нибудь.

Сделав, буквально, десяток шагов, обойдя один из кораблей — больше похожий на гигантскую застывшую каплю, почему-то положенную набок, Демид обрадованно взревел.

— Чего? — удивился Тим.

Демид молча указал ему под ноги. Оказалось, тот стоит на покрашенной желтой краской полосе, а рядом с ней выведенные под трафарет цифры «214». Если говорить предельно точно — Тим видел непонятную каракулю, однако словно ассоциация всплыла мысль, сразу объяснив, что эта каракуля значит. Вот как люди, привычные к арабским цифрам, все же понимают, что X — это десять, а II — это два. Хотя в голове цифра в визуальном плане представляется совершенно иначе. Ну да кто над этим задумывается? Разве что Тим, который, тем не менее, сразу смекнул, что эта его понятливость наверняка связана с небольшим устройством, похожим на таблетку и выполняющим функции переводчика.

— Вот! Где искать обозначения — определились, — сказал Демид. — Осталось выяснить, в какую сторону нам нужно идти. Ну да методом «тыка» разберемся.

Они проследовали вдоль желтой линии и уже возле следующего корабля обнаружили цифры «215».

— Верной дорогой идем, — ухмыльнулся Демид.

Однако эта верная дорога привела их совсем не туда, куда они ожидали. Когда оба растерянно остановились у высокой стены, явно огораживающей территорию космопорта от остального мира, сзади их окликнул сердитый голос.

— Эй вы! Оборванцы! Чего замерли? Стены никогда не видели?

— Э… — в этот раз в разговор решил вступить Демид. Их окликнул мужчина, лет 50 на первый взгляд, с крупной лысиной, обрамленной короткими седыми волосами. — Прости, папаша…

— Папаша? — обозлился вдруг мужик. — Я на твою мамашу и за мешок «Озарения» не залез бы!

— Слыш, мужик! Давай-ка полегче про мать, — разозлился и Демид.

— Ты что, варвар, угрожаешь мне? — зло прошипел мужик.

— А ты не хами — и бит не будешь.

— Я тебя научу как…

— Что здесь происходит? — их интересную дискуссию прервал человек в черной, блестящей форме. Или, скорее, экзоскелете — уж больно массивно смотрелся.

— Простите, господин, — влез Тим. — Мы не местные и…

— Я заметил, — кивнул без всякой тени на улыбку новый собеседник.

— …и мы не можем найти свой корабль, — закончил Тим, совершенно не отреагировав на то, что его прервали.

— Номер парковки знаете?

Тим назвал комбинацию.

— Вам в ту сторону, — человек указал рукой направление. — Первая цифра — это линия, дальше — порядковый номер. Вы сейчас в секторе D1, вам нужно протопать еще один, и окажетесь в нужном.

— Огромное спасибо, сэр, — Тим дернул Демида и первым поспешил отправиться в указанном направлении.

— Эй, варвары, — окликнул их человек, когда они уже отошли на несколько метров.

Оба курсанта повернулись.

— Больше не хамите персоналу, да и вообще кому бы то ни было на планете — для вас ничем хорошим это не закончится.

Тим хотел было уже рассыпаться в обещаниях и благодарностях за совет, однако Демид молча толкнул его вперед.

— Нечего с ними расшаркиваться, — зло прошептал он. — Тоже мне, высшая раса.

Когда они уже почти подошли, судя по цифрам на линиях, к нужному парковочному месту, то быстро догадались, какой из нескольких десятков челноков им нужен. Возле одного из кораблей стоял человек в темно-красном бронескафе, а вокруг него сгрудилось не менее двух дюжин человек, которых даже Тим спокойно мог бы назвать варварами — уж больно специфические лица, одежда и повадки у них были. Кто-то носил нечто вроде пончо, у парочки были только набедренные повязки. У еще одного были проткнуты какими-то костями нос, уши и даже щеки. Одним словом — даже не варвары, а самые настоящие дикари.

— Та-ак. Вот и последние! — констатировал мужик в бронескафе, глядя на приближающихся Тима и Демида. — Кто из вас механик? А впрочем…

Он пристально рассмотрел Тима.

— Ты, толстый, механ?

— Ну, вроде.

— Славно, — мужик указал на стоящий неподалеку челнок. — Иди к кораблю, там тебя встретят.

— А я? — встрял Демид.

— Ну ты-то, вроде как, пилот?

— Почему вроде как? Пилот!

— Тогда тут стой. А какой ты пилот, мы еще посмотрим… — мужик тут же потерял всякий интерес к парочке и вновь опустил глаза в небольшое устройство, чем-то очень напоминающее планшет из 21 века Земли.

— Ну, надеюсь, встретимся еще, — шепнул Тим Демиду и отправился к указанному кораблю.

— Я тоже на это надеюсь, — вздохнул Демид. Если честно, то во время учебы он несколько недолюбливал Тима. Да чего уж, скажем прямо — презирал. Однако сейчас перспектива остаться совершенно одному, без всяких знакомых лиц, его не радовала. Хотя что он мог сделать? Ведь так им приказали и особо выбора не оставили.

А Тим тем временем уже добрался до корабля. Его двери отворились, словно приглашая внутрь. Тим еще раз оглянулся на Демида, а затем, влекомый неким порывом, то ли тоже не хотел терять единственное знакомое в этом мире лицо, то ли просто сентиментальность накрыла, однако Тим поднял руку и помахал Демиду, прежде чем скрыться во внутренних отсеках корабля.

Оставшись один, Демид принялся рассматривать окружавших его людей. Верзила в тяжелом скафе не выражал никаких эмоций — он был весь поглощен своим гаджетом. Именно поэтому Демиду удалось рассмотреть его максимально детально — множественные шрамы на лице говорили о том, что этому человеку довелось побывать во многих переделках. Обе руки, сейчас свободные, без перчаток от боевого скафа, держали гаджет. При этом левая кисть явно была искусственной — ее выдавали неестественная бледность по сравнению со второй рукой, резкие, какие-то механические движения. Да чего там, даже кожа казалась словно резиновой, ненастоящей.

Демид переключился на других. Больше всего его заинтересовала пара дикарей в набедренных повязках. На данный момент оба гладили серебристый бок корабля и переговаривались — наверняка обсуждали, какие боги или демоны смогли создать подобное?

Еще парочка вполне себе обычных людей, в непримечательной, повседневной одежде стояли, опершись об ограду, отделяющую место посадки корабля от общей зоны. Один из них, закрыв глаза, подставил лицо солнцу, словно наслаждаясь и купаясь в его лучах.

Второй же, как и Демид, разглядывал разношерстную толпу, и, в какой-то миг, их взгляды пересеклись. Человек усмехнулся и посоветовал:

— Наслаждайся воздухом и солнцем, пока можешь.

— Почему? — не понял Демид.

— Потому, — оторвался от своего гаджета и тип в броне, — что в ближайшие лет пять увидеть подобное тебе не светит. Разве что при десантных операциях.

— Что же, безвылазно сидеть на корабле, пока не разрешат выйти?

— Ты — раб. Мы тебя купили, и ты принадлежишь нам. Чего же ты хотел? Вот кэп решит, что тебе можно предложить контракт — тогда и станешь вновь свободным. Ну или пинка под зад получишь, когда решит, что затраты на тебя уже окупились. Хотя не. До этих моментов такое «мясо» как вы — не доживают.

Он хохотнул над собственной шуткой и вновь уткнулся в экран своего устройства.

Это что же получается? Он должен будет несколько лет зарабатывать себе свободу? Такая перспектива Демиду не пришлась по вкусу. Ну да ладно, главное — заполучить истребитель. Дальше он себя покажет. И покажет быстро — ведь нужно вытягивать остальных курсантов и искать «Горизонт». Что-то подсказывало Демиду, что их лысые захватчики не будут хранить корабль слишком долго — постараются продать как можно быстрее и дороже. А что с ним случится дальше — одному богу известно. Быть может — утилизируют, быть может — починят, адаптировав под нужды нового хозяина. Хотя последнее вряд ли — Демид уже понял, что здесь все они считаются за варваров, и не один, считающий себя «Цивилизованным», не станет летать на жалкой поделке дикарей. Был, правда, и еще один вариант — вполне возможно, что корабль достанется тем, кто оценит его возможности. Тогда о «Горизонте» можно забыть — яйцеголовые разберут его по винтикам, чтобы понять принципы работы его гипердрайва.

Вдруг мужик в броне резко подобрался.

— Так, голодьба! Все на корабль! Бегом.

Большая часть ожидающих тут же двинулась к открывшимся дверям корабля. Часть, та самая, в набедренных повязках, удивленно озиралась, явно не понимая, что от них требуется.

— Ну вы! Тупые дикари! — в сердцах прикрикнул на них мужик. — Бегом туда!

Он указал рукой направление и даже помог одному из дикарей, с тупым видом продолжавшего взирать на мужика. Помощь представляла собой мощный пинок под зад, отправивший непонятливого в нужном направлении.

Дикарь упал, однако тут же вскочил и бросился к обидчику. Но ничего у него не получилось, так как моментально получил удар в лицо здоровенным кулачищем, наверняка еще и усиленным мышцами экзоскелета.

— Вот ведь идиоты… — вздохнул мужик, схватив тело, не подающее признаков жизни, и направился к кораблю.

Когда все расселись, мужик проверил, пристегнуты ли пассажиры. Когда он заканчивал с последними, в дверях показался знакомый Демиду человек — тот самый, купивший их у работорговцев. Он молча, совершенно без всяких эмоций и ни на кого не глядя проследовал в кабину пилотов. Через пару минут корабль дернулся — они взлетели.

* * *

— Добро пожаловать на «Пламя». Меня зовут сержант Телл, и я буду учить вас и следить за вами, тупые выродки, — сказал здоровяк в полном боевом скафе, окрашенном защитной зеленой краской. — Значит так. Кто тут хоть что-то умеет?

Из ряда новоприбывших вышли несколько человек. Демид также сделал шаг вперед.

— Ну и что вы умеете, дерьмо ласров[11]?

— Я — пилот, — сказал один из вышедших. Демид тут же узнал в нем одного из парочки, гревшейся на солнце с безмятежным видом.

— Я тоже! — тут же появился и второй.

— Ну, быть может, ваше сиятельство соизволит прояснить, в какой области он считает себя непризнанным гением? — с ехидством поинтересовался сержант у Демида.

— Я… Я тоже пилот.

— Да ну? На рабском рынке сегодня акция — пилоты по цене обычного раба, — хохотнул сержант. — Ладно! Вы трое идете вон туда.

Он указал на дальний конец ангара, где виднелись несколько истребителей, а возле них со скучающим видом стояли и болтали три человека в обычной рабочей робе.

— Это пилоты из эскадрильи «Пламени». Они вас проверят. И я очень вам не завидую, если вы мне сейчас соврали. Если вас вернут — я с вас шкуру спущу. А теперь бегом в указанном направлении, ленивые, тупые куски дерьма!

Демид и те двое «пилотов» тут же отправились, куда было сказано. Сзади раздался рык сержанта, обращавшегося уже к остальным новичкам.

— Ну что, уроды! А вас мы научим, как стать настоящими мужиками! Теперь вы десантники! И если будете слушаться меня, быть может, доживете до своей второй битвы, не сдохнув и не став калекой в первой!

— Эй! Вы что, все пилоты? — окликнул один из троицы, говоривший возле истребителя и первым заметивший приближение чужаков.

— Да, — ответил за всех Демид.

— И все трое умеют летать на космических истребителях? — поинтересовался тот же тип с улыбкой на лице.

— Могу говорить только за себя, — ответил Демид.

— У нас нет портов. Если выдадите, загрузите основу — то сможем, — ответил один из «загоравших».

— А тебе что, порт не нужен? — поинтересовался один из тройки у Демида.

— Не знаю. Нет, наверное, — пожал плечами Демид. Что еще за порт? Он умеет летать и точка. Правда, сможет ли он освоить незнакомую ему модель истребителя… Однако Демид не переживал. Пусть он и в другой галактике, пусть корабль ему совершенно не знаком, однако разобраться с ним он сможет, он был уверен в этом. Были бы инструкции…

— Вот с тебя тогда и начнем. Впервые вижу раба с нейросетью. Забавно, — хихикнул один из троих, до этого молчавший.

Троица отвела новоиспеченных пилотов прочь от кораблей, внутрь «Пламени». Оказалось, вели их в нечто вроде тренировочного центра — просторная комната, в которой были размещены несколько странных кресел, с массой оборудования вокруг них.

— Что это? — спросил Демид.

— Тренировочные стенды, — ответил один из провожатых. — Залезай внутрь. Час на адаптацию, а затем посмотрим, какие вы в деле.

Демид и двое его новоиспеченных коллег тут же уселись в облюбованные кресла. Пилоты начали напяливать на новичков всякие датчики, шлемы, начали включать оборудование, настраивать его.

— Ну давай, покажи, что можешь! — напутствовал Демида пилот, который и готовил его кресло.

Мир тут же погас, превратившись в непроглядную тьму. А затем Демид увидел себя в кабине истребителя. Причем истребитель этот, конечно же, был ему совершенно не знаком.

Демид оглядел приборную панель — все экраны были выключены, ни одна сигнальная лампочка не горела, вообще никаких намеков, что корабль активен. Конечно же, все надписи были на совершенно незнакомом языке. Точнее, язык Демид понимал, вот только термины интерпретировались им так, словно он переводил с языка Японской Директории. Вот скажите, что может скрываться под фразой «Стабильность лета»? Автопилот? Минимизация скольжения, поддержка маневровыми во время полета по прямой? Что? Похоже, именно для подобного и нужен был тот пресловутый порт. Ни хрена не понятно… Он даже попробовал пошевелить джойстиком — благо тот был вполне привычным. Естественно, совершенно ничего не произошло.

Тут же корабль и пилотская кабина исчезли. Миг полной темноты, и вот он вновь в комнате, в кресле, а над ним склонился с озадаченным видом один из пилотов.

— И что ты там делал? Джойстика никогда не видел?

— Видел, — ответил Демид. — А вот все подписи к клавишам и датчикам не понимаю — другая терминология. Даже как включить системы корабля не нашел.

— Варвары… — проворчал пилот и, сделав шаг назад, взял со столика небольшой прибор. — На, прицепи на руку.

— Что это?

— Это порт, — ответил пилот. — С ним ты хотя бы с основами разберешься. Не будешь тупить, пытаясь найти клавишу включения, или выброс капсулы не включишь вместо открытия огня по противнику.

Последнюю фразу пилот сказал, уже хохотнув.

Демид послушно закрепил устройство на руке, вновь уселся в кресле. Пилот же достал кабель и подключил его сначала к порту на руке Демида, а затем к креслу тренажера.

Вновь полная темнота наполнила все вокруг него, а в следующий миг он уже оказался в кабине пилота. На этот раз проблем с кораблем не возникло. Демид сразу же… Вспомнил, осознал, догадался, ему подсказал внутренний голос? Он так и не смог понять, что именно подтолкнуло его к этому действию, однако он перещелкнул тумблер слева от себя, и корабль тут же ожил: включились экраны, по которым начали бежать сухие строчки отчетов по проведенной предстартовой диагностике, замигали лампочки — сигнализаторы, уведомляющие о состоянии корабля и отдельных его систем. Еще секунда, и на двух экранах, справа от джойстика, появилось изображение корабля — вытянутая капля, увенчанная двумя крыльями в форме полумесяца. На втором экране такое же изображение корабля было словно в окружении скобок. Демид догадался, что под этими скобками подразумеваются щиты. Получается, что корабль имел не один щит, выглядящий как пузырь, полностью закрывающий корабль в себе, а несколько, проецируемые на бока, нос корабля, закрывающие его днище и верхнюю часть. При этом мощность щитов можно было регулировать вручную — к примеру, полностью снять фронтальный щит, за счет этого усилив боковые или тыловой. Интересная система.

Ну, пора уже и опробовать полет на этой штуковине. Демид легонько сдвинул джойстик, левой рукой увеличив тягу — истребитель послушно, плавно двинулся вперед.

Глава 2–2 Победителей судят

Корабль слушался беспрекословно. Стоило Демиду немного надавить на джойстик, звездолет тут же поворачивал, любое резкое движение пилота бросало корабль в лихой маневр. Эта машина была самим совершенством, отточенным оружием, над которым работали лучшие инженеры. Любая деталь, любое решение диктовались многими годами практики, все ошибки и недочеты конструкции были устранены, так как за каждую было заплачено кровью многих пилотов. Демид знал об этом корабле все, но, к сожалению, лишь в теории — он точно знал, что первая модель появилась около 300 лет назад, и с тех пор в ней многое поменяли. Текущая модификация являлась уже 24 по счету. Этот истребитель был старым, очень старым, однако все еще использовался многими государствами, так как являлся дешевым, эффективным, надежным. Именно за это его любили многие пилоты. А то, что такое произведение военного искусства доверили ему, Демиду — новичку и варвару, было обусловлено тем, что именно эта модель являлась самой простой и наиболее удобной для новичков. Даже многие, закаленные сотнями битв, ветераны отдавали предпочтение этому кораблю. «Клинки» — именно так назывался этот истребитель, хотя наемники обзывали его и «диском», и «тарелкой». Однако как бы не именовался этот корабль, как давно бы он не был спроектирован — с ним стоило считаться на поле боя даже сейчас. Даже новейшие модели истребителей, которые, казалось бы, по всем характеристикам превосходят это древний реликт, в бою могли уступить ему. Даже продырявленный, без щитов, с массой повреждений, «Клинки» мог продолжать бой. Такие ситуации встречались сплошь и рядом, и даже сами конструкторы не могли ответить, почему, как эта груда металла продолжает летать. Клинки — это шанс для пилота выйти из боя живым, это лучшее, что только может себе позволить новичок. А главное — это один из самых дешевых истребителей на рынке, который по качеству и надежности оставляет других конкурентов далеко позади. И поэтому Клинки еще называют истребителем наемников — именно они являются самыми восторженными его фанатами и предпочитают иметь на борту своих носителей эскадрилью этих, пусть и старых, но неимоверно везучих и удачливых бестий.

Демид наслаждался полетом — он вытворял такие пируэты, что если бы попытался провести подобное дома, с теми истребителями, которые строят его соплеменники, наверняка бы случилось нечто плачевное — или корабль на опасном маневре потерял бы управление, или сам пилот остался без сознания. Здесь же гравикомпенсаторы работали так, что Демид вообще не чувствовал перегрузок, которые, по идее, должны были быть.

— Ну что, наигрался? — поинтересовался голос, вернувший Демида к реальности. Он вспомнил, что на самом деле находится в виртуальной реальности, а не в кресле боевого корабля.

— Освоился, вроде.

— Угу. Я вижу. Вот только, управляя кораблем без всех возможностей порта, ты и гроша ломанного не стоишь. Давай подключайся полноценно.

— Что? А как?

Отвечать ему не стали. Почувствовав себя эдаким недотепой, он попытался разобраться сам, первым делом взглянув на порт, а на нем как раз высветился запрос, мигавший текст требовал к себе внимания.

«Найдено устройство для прямого подключения. Истребитель „Клинки“, мод 1125. Произвести прямое подключение? Да/Нет».

«Да».

Демид вдруг осознал, что его тела больше нет. Точнее есть, но теперь его тело — это истребитель, Он ощущал крылья, пока еще сжатые, напряженные руки-орудия, готовые в любой момент ударить по врагу, его ноги, или скорее их мышцы, двигатели, с помощью которых он мог ускоряться или замедляться, бросать свое тело-корабль в любую сторону.

Все его тело вибрировало от касаний энергетического щита, сжимающегося со всех сторон. Демид тут же сменил дистанцию постановки щита на несколько миллиметров и тут же ощутил облегчение — зуд исчез, а еще он почувствовал себя в безопасности — щиты включены на полную мощность, и ничто не способно пробраться через них, навредить его телу — кораблю.

Он ощущал себя легко и свободно, летая в открытом космосе. Ни холод, ни вакуум совершенно ему не мешали, он просто наслаждался полетом, получал удовольствие от каждого мига, прожитого как единое целое с кораблем.

— Ну все! Готовься! — ворвался вдруг голос в его сознание. — Сейчас твоих коллег запустим.

Демид своими ушами — сенсорами ощутил, что рядом кто-то появился. Он развернул свой корабль и увидел, что всего в паре километров слева и справа замерло по истребителю, такому же, каковым являлся он сам. Три корабля были на одинаковом расстоянии друг от друга, являясь углами эдакого треугольника.

— Значит так! — вновь нарушил тишину голос. — Устроим битву «все против всех». Победителю спишут долг за порт. Понеслось!

Замершие истребители вдруг ринулись к Демиду. Он сообразил, что это те двое, «загорающие». Конечно, стоило сразу догадаться, что они сначала решат расправиться с ним, а лишь затем устроят баталию друг с другом. Однако так просто сдаваться Демид не хотел. Тем более — противников всего двое. В академии он умудрялся выйти без единой царапинки с 3–4 противниками. И пусть у него совершенно нет опыта драк в ситуациях, когда твой корабль — это твое тело, и пусть этот корабль еще малознаком, однако справиться с двумя дилетантами (а назвать их профессионалами язык не поворачивается — иначе как можно было попасть на рабский рынок?) он должен был.

Когда противники приблизились уже достаточно близко для того, чтобы открыть по нему огонь, Демид заставил свой корабль просто подняться вверх, при этом наклонив нос вниз. Противники купились и начали стрелять на опережение — чуть выше Демида. А он, прежде чем они успели скорректировать огонь, дал полную мощность на движки, и корабль сорвался с места, уйдя под обоими противниками.

Этот маневр их явно удивил — ведь так делать нелогично… Зато Демиду все показалось логичным — с подобными гравикомпенсаторами можно было проделывать и не такие фортели.

Пройдя ниже противников, он сбросил скорость, включил передний маневровый и перевернул корабль вверх ногами. Теперь противники были перед ним, все еще разворачивающиеся, беззащитные. Демид полетел на них, начав экономно стрелять поочередно из всех бортовых орудий. Один из залпов оказался удачным, хотя сам Демид на подобной дистанции даже не рассчитывал попасть.

Противник потерял управление и завертелся волчком. Второй тут же ушел в сторону, а Демид сел ему на хвост. Несколько залпов из всех орудий поставили жирную точку в этом бою — Демид победил, не получив никаких повреждений.

— Черт подери! — воскликнул голос, который уже изрядно надоел Демиду — вечно вклинивается в самый неподходящий момент. Вот и сейчас все удовольствие от драки испортил. — Парень! Да ты неплохо справился. Я бы сказал, что восхищен!

— Восхищен? А сам бы ты так мог? — поинтересовался Демид, все еще распаленный битвой.

— Ты нос-то не задирай. Повезло и ладно.

— Повезло? Да эти дилетанты вообще ничего не могли сделать. Если у вас тут все так летают, то мне стоит задуматься над тем, а не брать ли деньги за уроки.

Наступило молчание, и Демид прикусил язык — похоже, победа вскружила ему голову, и он ляпнул лишнего.

— Знаешь что? — уже совсем другим тоном ответил голос. — Сейчас я войду в игру и покажу, у кого ТЕБЕ стоит брать уроки.

— А если у тебя не получится?

— У меня — получится!

— А что если нет? Что готов поставить на то, что победишь?

— Черт! Если я проиграю, то сделаю тебя лидером звена вместо себя, — с хохотом ответил голос.

— Идет!

— А вот если сольешься ты, то после заключения контракта все деньги в течение полугода идут мне.

— Договорились, — решился Демид.

И рядом тут же появился новый корабль. Снова всего в паре километров от него самого.

— Ну что, готов?

— Готов.

Корабль-противник тут же сорвался с места, устремившись к Демиду. Однако он, включив маневровые, начал скользить в сторону, разворачивая нос к противнику.

Когда до точки, откуда можно было вести эффективный огонь, остались мгновения, Демид включил маневровые на обратной стороне, погасив скольжение, а затем дал полную мощность на тормозные движки. Точка прицела у противника, естественно, тут же сбилась — его залпы прошли мимо. А вот Демид нанес несколько точных попаданий. К сожалению, все они были погашены щитом противника.

— Вот ведь сволочь — мухлюет! — подумал Демид, успев рассмотреть корабль — противник, пронесшийся мимо. Это был не «Клинки», это было нечто другое. И, к сожалению, скудных знаний Демида не хватило, чтобы по днищу и силуэту опознать звездолет. Однако, что он теперь знал точно — щиты у противника намного лучше, чем у истребителя Демида.

Пока сам Демид гасил смещение и набирал скорость, противник успел пристроиться к нему в хвост и от всей души поливал «Клинки» из своих пушек.

Энергощиты уже не выдерживали — десяток залпов попали в цель и были поглощены. Теперь осталось получить пару удачных попаданий, и все — от Демида ничего не останется.

Ну что же, время для неординарных решений. Демид резко сбросил скорость, включил передние движки, а противник тут же пронесся мимо, словив хвостом несколько метких залпов от «Клинки», пятящегося назад. Похоже, враг настолько расслабился, что даже снял щиты, перебросив всю энергию на орудия. За это и поплатился — Демид точно видел, что один из движков вышел из строя, да и сам истребитель противника начал вилять, затем, все же, выровняв полет.

— А ведь действительно, серьезный противник! — подумал Демид.

Однако первая кровь уже была пущена, и враг, явно не ожидавший подобного, был деморализован. Конечно, он быстро придет в себя, поэтому следовало закрепить успех.

Демид, уже успевший набрать достаточную скорость, крепко сел на хвост вражеской машине, без паузы поливая ее огнем из всех своих орудий. При этом он не стал повышать подаваемую на них мощность — пусть враг считает, что сейчас получает максимальный удар. Он наверняка подстроил щиты под текущий урон, бросив все излишки на израненный движок. Демиду все же удалось серьезно достать противника — оторваться от «Клинки» он уже не мог, подбитый двигатель был не в состоянии работать как прежде.

Полеты по космосу продолжались пару минут. Противник не мог оторваться, однако и не особо нервничал — Демид так и не смог пробить его щиты, они успевали восстановиться между залпами. И вот тогда и пришла очередь сюрприза — Демид отключил свои щиты, перебросив всю освободившуюся мощность на орудия. Залп, за ним еще один, и противника не стало.

Мир сжался и превратился в сплошную, непроглядную тьму, а в следующую секунду пришло осознание, что он сейчас находится в мягком кресле, в полулежащем положении.

— Вставай, мразь! — кто-то схватил его за комбез и поднял с кресла. Тут же перехватило дыхание — удар под дых был очень сильным. Демид присел, держась за грудь. В следующую секунду перед его глазами появился чей-то ботинок, больно ударивший в лицо. И он, получив еще несколько ударов в корпус, не удержал равновесия, завалился на пол. Его тут же окружили и начали бить ногами.

Все, что Демид мог сделать, это прикрыть лицо, скрутиться в калачик, постараться не дать окружившим его противникам слишком уж навредить телу.

— Что здесь происходит?

Голос, прозвучавший как удар набата, тут же успокоил жаждущих крови — Демида перестали бить. Однако сил пошевелиться у него не было. Все тело болело, глаза залило кровью, он не мог сфокусироваться на окружении, людях рядом.

— Тифон, мы… — Демид узнал голос пилота, который он слышал в виртуальной реальности и с которым только что сражался.

— Заткнись! Какого хрена вы его пинаете? Или ты думаешь, что найти дешевых пилотов плевое дело? Если вы ему отбили кишки, его придется просто выкинуть в космос. И отгадай, кто возместит Гору стоимость здорового раба?

— Да эта сволочь…

— Заткнись! Эл! А ты чего не пинаешь это «мясо»?

— Не вижу смысла, — это был новый голос.

— А какой смысл видит в этом Дитр?

— Тифон, я…

Послышался звук удара, и рядом с Демидом кто-то упал.

— Дитр! Я ведь предупреждал! Говорил — «Заткнись»! — угрожающе заговорил этот нежданный спаситель Демида, а затем сменил тон. — Итак, Эл, что здесь произошло?

— Этот тип в дуэли разнес истребитель Дитра, — ответил «Эл».

— Да ладно, — хохотнул «спаситель». — Мясо завалило Дитра?

— Угу. Причем мясо было на «Клинках», ну а Дитр…

— …на «Пауке», — зкончил «спаситель». — Вот оно значит как! Ну, зная Дитра, он ведь опять бабло с новичка хотел состричь?

— Именно.

— А что же он сам пообещал новичку?

— Сделать того лидером звена.

— Да ладно, — удивился «Спаситель». — Дитр, ты совсем идиот?

Но ответа не последовало. Дитр уже был научен горьким опытом.

— Значит так, — сказал «Спаситель». — «Мясо» — в медотсек. Дальше поглядим.

— Боюсь, — сказал тот, кто отзывался на «Эла», — чтобы привести его в чувство, придется раскошелиться. Может, проще нового раба купить? Денег на лечение этого хватит на покупку даже не одного, а двух.

— Ничего, Дитр спонсирует, — хмыкнул «спаситель». — Так ведь, Дитр?

— Тифон, да это ж тыщи три выйдет. Откуда у меня такие деньги? — заныл Дитр.

— Это твои проблемы. Но этот парень должен выжить. Если смог в тренажере поджечь тебе задницу, значит хоть чего-то, да стоит.

В полной тишине до Демида донеслись удаляющиеся шаги. А затем разозленных Дитр зашипел.

— Эл, крыса! Ты что, не мог придержать язык за зубами?

— Да пошел ты, Дитр. Если ты его убил бы, спросили бы со всех. А оно мне надо?

— Зачем ты про спор сказал?

— Ты думаешь, я тупой? Не догадался, чего ты «мясо» стал пинать? Тебе ведь не обидно, ты банально трясешься за свое лидерство. Ведь так?

— Да тебе ли не плевать?

— А ты не забыл, кто был лидером до тебя?

— Ты сам виноват — незачем было тогда в порту убивать навигатора.

— И я виноват в том, что ты шепнул Тифону, от чего умер навигатор?

— Я ничего не говорил.

— Да ну? А вот мне так не кажется! Так что теперь квиты, Дитр.

— Ах ты…

— Что? Есть претензия? Поединок?

— Да пошел ты…

— Вот то-то же. Ты, трусливое дерьмо ласров, никогда не согласишься на поединок. Все, на что тебя хватает, это обирать «мясо» и запинывать его до смерти, если вдруг оно тебя сделает. Ты просто ничто. И должность лидера ты просрал так же, как и получил — из-за того, что ты дерьмо по жизни.

Дитр на это ничего не ответил, зато «Эл» продолжил.

— А теперь хватит таращить на меня свои зеньки. Ты слышал Тифона.

— Ладно, — проворчал Дитр. — Эй, парни, помогите донести «Мясо» до лазарета.

— Хрена с два, — обломал его Эл. — Сам дотащишь. Эти двое идут со мной. Эй Ларс! Ты тоже!

— Сраный урод! — проворчал Дитр, когда трое его помощников, избивавших «мясо», вместе с Элом покинули комнату.

Он принялся с пыхтеньем поднимать безвольное тело Демида, к тому моменту уже потерявшему сознание.

Потратив почти полчаса на то, что бы дотянуть тело до лазарета, Дитр со страдальческим выражением распрямился возле очередной двери и нажал на клавишу разблокировки.

— Эй, доктор! Я тебе пациента привел. Помоги дотащить.

— Дитр? Кто это? И что с ним?

— «Мясо». Поскользнулся.

Они вдвоем затащили Демида в лазарет и общими усилиями уложили тело в медицинскую капсулу.

— Так… Сейчас посмотрим, что с ним, — сказал доктор. — Если это «мясо», то кто будет платить за диагностирование и лечение?

— Я, доктор.

— Ты? — удивился док. — С чего такая щедрость?

— Карма… — ответил Дитр и сплюнул на пол.

— Да ну? — улыбнулся док. — А вот мне перед твоим приходом звонил Эл и сказал, что ты сейчас притянешь своего будущего лидера. Это что за шутка?

— Не шутка. Я пообещал, что если он победит в дуэли на истребителях, то станет лидером.

— Ты ему проиграл?

Дитр поморщился и не ответил.

— Значит, проиграл, — догадался доктор. — А потом поздравил, значит, «мясо» с победой и новой должностью таким вот образом? — он показал на Демида в капсуле. — Ну что же, сейчас оценим, насколько ты можешь быть щедр.

Он несколько секунд всматривался в экран, а затем начал перечислять:

— Два сломанных ребра, отбитые почки, вывих руки, многочисленные гематомы… М-да, хорошее поздравление, что и сказать. Итого лечение тебе выйдет в… 15 тысяч.

— Чего? Да за пятнашку я себя омолодить смогу.

— Ну, омолодиться, положим, не сможешь — первая процедура будет стоить в несколько раз дороже, а у тебя она будет не первой, следовательно, умножаем еще на сто как минимум. Это раз. А два — Тифон сказал привести «мясо» в норму как можно быстрее. А это лишние расходы картриджей, необходимость следить за работой капсулы на протяжении нескольких часов… Так что…

Глава 2–3 Будь скромнее

Демид проснулся. Оказалось, что он лежит на чем-то вроде обычной больничной кушетки, и прямо над ним вполне себе обычный потолок. На мгновение показалось, что события последних дней являются не более чем сном: бегство со станции, уход от огромных кораблей неизвестной конструкции, взятие в плен работорговцами и последующая продажа на… Куда? В какое-то «Пламя». Однако ощущение сна тут же превратилось в осознание полной реальности всего происходящего. А причиной этому стал внезапно донесшийся голос, который произносил слова, абсолютно понятные Демиду, но и совершенно не знакомые одновременно. Короче, как он уже и привык со времен взятия в плен работорговцами.

— Ну что, молодой человек? Как вы себя чувствуете?

Демид повернул голову и рассмотрел пожилого мужчину, одетого в нечто, сильно напоминающее обычный халат, который как раз и носили врачи, ученые и прочий люд, вынужденный заботиться о стерильности своего рабочего места.

— Спасибо, вроде неплохо, — признался Демид.

— Всего лишь неплохо? — всплеснул руками доктор. — Вы должны чувствовать себя великолепно! Был проведен полный сеанс восстановления, ваше тело сейчас в таком состоянии, в каком не было никогда! А вы себя чувствуете всего лишь неплохо…

— Простите, — смутился Демид. — Я чувствую себя хорошо.

Он прислушался к собственным ощущениям и тут же поспешно добавил.

— И действительно, бодрый и полный сил, меня словно переполняет энергия.

Последние слова были явно теми, которые и хотел услышать доктор. Он тут же расплылся в улыбке.

— Да уж, постарался. Чего и говорить, — доктор вздохнул и сменил тему. — Ну что же, пора вам собираться — скоро за вами зайдет старший помощник, и к этому моменту вы должны быть готовы. Ваша одежда в том шкафчике.

Врач указал на небольшой ящик, скромно притаившийся в углу комнаты, а сам поднялся со стула, с явным намерением оставить Демида одного.

— Док! Постойте!

— Что? Док? — не понял врач.

— Да… Мы так называем врачей у себя, — стушевался Демид.

— Док… Хм… Интересно. Так что вы хотели, молодой человек?

— Док, вы хоть вкратце можете посвятить меня: куда я попал, что такое «Пламя», да и вообще, в целом, что тут к чему?

Доктор опустил свой зад обратно в кресло. Судя по всему, у него тут не часто бывали посетители, а поговорить он был большой любитель. Дефицит собеседников, или, скорее слушателей, явно сказывался — док был готов говорить о чем угодно, лишь бы у него был благодарный слушатель.

— Ну что же… Начнем по порядку. Сейчас вы, молодой человек, как и я, находитесь на флагманском корабле — носителе «Пламя», который, в свою очередь, входит в наемный флот «Брабант», командует которым Вилг Брабант эр Онотье, барон Брабантский.

— Во как!

— Да. Однако сам он предпочитает, чтобы его звали Вилгом или эр Онотье. Зависит от должности обращающегося. Что касается тебя — как и других рабов, вас купили для пополнения абордажной команды и на места пилотов, выбитых в последнем бою. Для нас он оказался чрезвычайно тяжелым.

— Много потерь? — догадался Демид.

— Да, очень много. Причем не из-за того, что столкнулись с серьезным противником, а потому, что сам заказчик не захотел с нами рассчитываться по завершению контракта. Решил, дурак такой, что побитый в бою флот «Брабант» сможет жалкими силами своей корпорации задавить. Не вышло.

— Подождите. Сам наниматель хотел убить вас?

— Именно. Ну чего ты смотришь на меня таким удивленным взглядом? Вполне обычная практика. Если бы ему удалось — он бы сорвал огромный куш. Корабли наемников стоят дорого. Даже в побитом состоянии, после того, как побывали в бою и проиграли.

— И что, ему бы ничего не сделали?

— Кто? Другие наемники? Ну, биржа могла бы вступиться. Вот только кто при таком деле живых свидетелей оставляет?

— Вы смогли сбежать, и что дальше?

— Сбежать? Да Вилг разнес флот корпоратов в пух и прах. А сейчас мы залижем раны, обучим новичков, таких как ты, и вернемся за своей оплатой. И пусть я сгину в бездне, если Вилг не выбьет такое возмещение ущерба, что нам на две жизни хватит.

— Значит, скоро бой?

— Успокойся. Никто не бросит тебя вот так сразу в самое пекло. Вилг взял небольшой заказ на поимку пиратской шайки. Так что там как раз молодняк и обкатают. Ну а потом, скорее всего, да — пойдем мстить старому заказчику. Но не переживай — выживешь в стычке с пиратами, тебя уже не будут считать просто «мясом». А если еще и трофеи сможешь добыть — так и вообще могут освободить и предложить контракт.

— Контракт?

Доктор взглянул на Демида с явным недоумением.

— Скажи-ка, с какой ты планеты? Из федерации? Отдаленного королевства?

— Я, мягко говоря, вообще не здешний.

— Дикарь? — удивился доктор. — А так сразу и не скажешь. Ну да ладно, слушай: наемники часто покупают рабов. Но все прекрасно понимают, что требовать от человека идти на смерть просто так — бессмысленно. Даже более того, зачем ему штурмовать чужой корабль с винтовкой наперевес, если можно отсидеться в углу, дождаться, что тебя просто продадут другому владельцу. Пусть ты и останешься рабом, зато рисковать своей жизнью не нужно. Поэтому у наемников есть такое правило: если «мясо» пережило первую стычку, причем очень серьезную, или смогло добыть трофей, равный или превышающий сумму, за которую это самое «мясо» и купили, то старший среди наемников может предложить везунчику контракт. Проще говоря, дать свободу. Относительную, конечно. К примеру, ты отличился и выжил — заключаешь контракт и следующие годы работаешь на наемников. Но ты уже не раб, и за каждую операцию получаешь деньги. Пусть и небольшие, но все же…

— А когда контракт закончится? И вообще, на какой срок он заключается?

— С абордажниками на год, с технарями на 5 лет, с пилотами от года до трех, — ответил доктор. — По окончанию срока ты волен решать свою судьбу сам — высадят на первой попавшейся цивилизованной планете или станции, благо, денег у тебя немного скопится — с голоду не помрешь. Либо можешь продлить свой контракт и остаться среди наемников.

— На тех же условиях? — хмыкнул Демид.

— Нет! Второй контракт уже на адекватных условиях. Если ты чего-то стоишь, то, поверь, тебе и сумму контракта предложат соответствующую, и условия нормальные.

— Ясно.

— Ну вот, парень. Как-то так. А теперь собирайся — мы и так с тобой засиделись. Тифон нам по первое число задаст, если ты будешь не готов к его приходу. Так что собирайся и жди.

Демид кивнул и отправился к шкафчику, где, как говорил доктор, находилась одежда. Сам же доктор, уже дойдя до двери, вдруг остановился и бросил:

— И еще! Ты, вроде, парень нормальный. Но то, что с тобой случилось — это исключительно твоя собственная глупость. Скромнее нужно быть. Как ты теперь со своим звеном будешь уживаться — ума не приложу.

— Со своим звеном?

— Ну ты ведь выиграл спор. Теперь ты — лидер звена, — доктор открыл дверь и покинул комнату, оставив Демида в замешательстве. А ведь точно, тот тип так и сказал — за победу он уступит свое место лидера.

* * *

Доктор был не прав — за Демидом никто так и не пришел. Хотя на «Пламени» — огромном носителе, который вполне можно было назвать даже кариером, хоть и карликовым, сейчас только начиналось утро, тот самый первый помощник Тифон оказался занят. И поэтому, когда дверь в медицинский отсек, где так и сидел Демид, открылась, и вновь вошел доктор, пациент нисколько не удивился.

— Все, парень, Тифону пока не до тебя. А у меня тебе торчать тоже незачем. Так что собирай ноги в руки и дуй в столовку — как раз время завтрака. Там, я думаю, тебя Тифон и найдет.

Демид покинул медотсек, предварительно выспросив у говорливого доктора, как ему добраться до той самой столовки. Оказалось, что заблудиться на корабле было чрезвычайно сложно — по всей его длине шел один единственный коридор, на каждой из 8 палуб. Причем на нечастых перекрестках были установлены специальные экраны, на которых отображалось, в какой именно отсек ведет каждое ответвление и что находится в прочих направлениях. Поэтому Демиду не пришлось тыкаться во все закоулки как слепому котенку, он быстро и легко нашел нужное помещение.

Когда он ступил в огромный зал, заставленный столами, за которыми сидели и завтракали люди, его даже удивил стоящий гул — казалось, тут сейчас находилось несколько сот человек. Хотя, а почему и нет? Что он вообще знает об этом корабле и количестве членов экипажа?

Демид обратил внимание, что возле ряда устройств, вмонтированных в стену, выстроилась небольшая очередь. Больше всего они напоминали банкоматы или терминалы пополнения счета, фотографии которых Демид встречал дома, в сети, изучая прошлое Земли.

От каждого такого «терминала» человек отходил уже с подносом, заполненным тарелками с некой субстанцией. Ну что же, стоит попробовать и самому.

Демид подошел к одному из автоматов и принялся изучать его. Оказалось — все довольно просто. На экране отображались поделенные по группам несколько блюд. Выбирай желаемое и нажимай на его изображение — тут же на подносе появится тарелка с облюбованным тобой блюдом.

Была и странность — Демид исподтишка наблюдал за другими людьми, чья очередь подошла заказывать еду. Кто-то, как и Демид, нажимал пальцем на экран, а кто-то, казалось, вообще ничего не делал, не прикасался к автомату, а тот сам по себе заполнял поднос и тарелки.

— Через сеть заказывают, — сказал ближайший к Демиду человек, кивнув на тех, кто не трогал автоматы. — А у тебя, как и у меня, порт. Так что все своими руками делаем. Хотя можно дистанционно.

— Что за сети? — удивился Демид.

— Ты новенький? — удивился сосед, а потом на лице его появилось озарение. — А… Ты из варваров. Забудь пока за сеть, с тебя и порта хватит.

Сказав это, он взял свой поднос и удалился вглубь столовки, в поисках свободного места.

Демид закончил свой заказ, взял поднос и направился следом. Практически все места были заняты. Однако ему повезло — он увидел столик, почти под самой стенкой, где сидели всего два человека, еще два места были свободны.

Демид отправился к ним. Причем уже на подходе он узнал неспешно завтракающих людей. Это были те самые двое пилотов-новичков, с которыми у него был первый бой.

— Привет, парни, — Демид уселся на свободное место, поставив на стол свой поднос.

Оба соседа по столу несколько секунд смотрели на него с недоумением, а затем в их взглядах начала читаться явная угроза.

— Валил бы ты отсюда… — тихо сказал один из них.

— Пока цел, — добавил второй.

— Вы чего? — не понял Демид.

— Пилот ты от бога. Мы не чета тебе, чтоб за одним столом сидеть. Так что вали…

— Да ребят, что…

— Встал и ушел!

Однако Демид не успел подняться, как возле их столика появился еще один человек. Он был без подноса, однако за стол сел.

— Что не поделили, «мясо»? — поинтересовался он.

Двое пилотов молча жевали свою еду, глядя в собственные тарелки. Демид тоже сделал вид, что занят ковырянием вилкой в одной из тарелок, в которой наблюдалась некая бурая жижа, совершенно не съедобная на вид.

— Все в порядке, значит? — усмехнулся гость. — Ну-ну.

Вновь ответом ему была только тишина.

— Значит так, вы, два обиженных, — вдруг резко сменив тон, обратился гость к двум пилотам, прикидывающимся глухонемыми. — Если вдруг решите слить лидера в первом же бою — знайте, все ваши действия сохраняются в логах, и если я узнаю, что выстрел был сделан намеренно, то поход в шлюз без скафа вам обеспечен. Ясно?

— Ясно, — синхронно отозвались оба, даже не подняв глаза на гостя.

— Вот и славно.

Оба пилота тут же поднялись, взяли свои подносы и покинули стол.

— Теперь с тобой поговорим, — обратился к Демиду гость. — Если ты и дальше будешь себя так вести, то уже к утру твое бездыханное тельце с ножом в брюхе найдут в коридоре.

— Да что такого я сделал?

— Унизил таких же, как и ты — пилотов-новичков. Унизил лидера звена. Да ты вообще чудом жив остался, если бы я не вмешался — уже бы в космосе, в обнимку с мусором, болтался.

— Ты? А кто ты?

— Ах да. Меня зовут Эл. И вчера Дитр тебя не бросил подыхать только из-за того, что я сдал его Тифону.

— Спасибо, конечно…

— В задницу свое спасибо засунь, — огрызнулся Эл. — Теперь тебе нужно всегда держать глаза открытыми. Особенно в бою — Дитр сволочь мстительная, и он тебе не простит унижения. Да что унижения, он, как говорит доктор, пятнадцать тысяч на твое лечение выкинул. Деньги — его бог. За них он порвет любого.

— И что теперь делать?

— Лучше всего прикончить Дитра первым, — спокойно предложил Эл. — Я даже готов помочь тебе в этом. После вчерашнего он и на меня зол. А оставлять такую сволочь за спиной — верх глупости. Никогда не знаешь, когда он нож в спину воткнет. А он воткнет, можешь не сомневаться.

— Да я как то…

— Кишка тонка? Ну ничего, привыкнешь. Главное — не дай себя убить. Я думаю, пары попыток хватит, и ты возьмешься за голову.

— Это в каком смысле?

— Лучшая защита — это нападение. Считай, что Дитр — твой самый главный враг.

— Спасибо, я понял, — протянул Демид. — Я, кстати, Демид.

Он протянул руку собеседнику, но тот уже поднялся на ноги.

— Мне плевать, кто ты, — сказал он и добавил. — Советую наладить контакт с другими новичками. Пока они не только не предупредят, если Дитр задумает тебя грохнуть, но еще и помогут ему.

— Да почему?

— Потому что ты повел себя как засранец, — ответил Эл и отправился прочь, оставив Демида наедине со своими мыслями.

Однако погрузиться в них не дал новый посетитель.

К столику подошел здоровенный, больше двух метров роста, детина, с крайне серьезным выражением лица.

— Можно? — поинтересовался он, указывая на одно из свободных мест.

— Прошу, — кивнул Демид.

— Вот и славно. Только сейчас время появилось, — сказал детина, плюхнувшись на стул. — Итак. Поздравляю с должностью. Ты, на моей памяти, первый из «мяса», кто умудрился стать лидером в такой короткий срок. Даже когда у нас был дефицит кадров, такого не было.

— Спасибо.

— Да не за что, тем более, что протянешь ты не долго, — хмыкнул Детина.

— Почему это?

— Наглый больно, скромнее надо быть…

— Уже не в первый раз слышу. В чем скромнее надо было быть? Слиться тем двоим или Дитру и тем самым фактически к нему в рабы попасть?

Детина хмыкнул.

— Ну, может и так. Вопрос теперь в том, во что тебе это все выльется.

— В худшем случае, убьют, — буркнул Демид.

— Вот-вот. А вот если вывернешься и в первом же бою не помрешь, не говоря уж о том, чтобы не сдохнуть тут, на корабле, от ножа в спине, то буду тебе рукоплескать.

— Поживем — увидим, — философски ответил Демид.

— Да ты мыслитель, — хохотнул амбал. — Ладно, приятного аппетита. Нужна будет помощь — обращайся.

— К кому?

— Ах да, я — Тифон, — сказал детина и встал из-за стола.

Демид продолжил ковыряться в своем завтраке, обдумывая сложившуюся ситуацию. М-да! Возможно, правы Тифон и Эл. Он сам себе устроил патовую ситуацию. Командовать звеном, в котором каждый, или почти каждый хочет тебя убить — это развлечение не для слабонервных. Итак, с чего начать? Для начала с того, что нужно наладить отношения с парой новичков — они производят впечатление тертых калачей, и пусть как пилоты звезд с неба не хватают, однако в связке три истребителя могут наделать много шуму, особенно под руководством талантливого тактика. А Демид себя склонен был считать таковым. Во-вторых, проблемой будет Дитр, который наверняка не успокоится. Только чудом удалось пережить вчерашнюю расправу. И наверняка Дитр теперь озаботится тем, чтобы новую попытку не прервал никто посторонний, и все дошло до своего логического и печального для Демида конца.

Демид взял поднос уже с пустыми тарелками и отправился в угол, куда шли и другие посетители столовой после трапезы.

— Всем Лидерам звеньев! Явиться для инструктажа в 4 зал! Всем лидерам звеньев…

Объявление было повторено еще три раза. Ну что же, похоже, Демид закончил свою трапезу как раз вовремя — теперь нужно было отправляться на инструктаж. Удивительно, но эта новость здорово подняла ему настроение: возможность окунуться в привычную среду, решать вопросы, которые находятся в его компетенции было намного лучше, чем ломать себе голову над тем, как примириться с бывшими рабами и как избежать расправы со стороны жадного и неимоверно обиженного бывшего лидера звена.

Глава 2–4 Охотники на пиратов

Когда Демид оказался в нужном зале, было еще пусто. Всего полдюжины человек сидели в креслах и лениво, приглушенными голосами, обсуждали свои дела. Демид занял крайнее место возле прохода и принялся ждать. Буквально за 10 минут ситуация кардинально поменялась. Сейчас почти половина кресел, которых здесь было около сотни, оказались занятыми. Разговоры затихали и все с нетерпением поглядывали на импровизированную трибуну, пока все еще пустовавшую.

Наконец, появились и те, кого ждали в зале. Демид с любопытством рассматривал появившихся возле «Трибуны». Ими оказались уже знакомый ему Тифон, женщина, одетая во все черное, и похрамывающий, опирающийся на трость человек, носивший нечто похожее на кислородную маску. Из-за чего было сложно рассмотреть его лицо, тем более определить его возраст.

Первым говорить начал Тифон, двое его спутников сели в кресла, установленные прямо на сцене, за «трибуной».

— Итак. Я не буду ходить вокруг да около. Скажу прямо как есть: после «расчета» с последним нанимателем мы потеряли много кораблей и находимся в, мягко говоря, сложной ситуации. Но! Уже появилась отличная возможность быстро из нее выпутаться. Вилг смог заключить контракт, который просто идеален для нашего сегодняшнего положения…

Тифон обернулся к командиру, но тот лишь кивнул ему, позволяя продолжать речь.

— Так вот, — продолжил Тифон. — У нас есть контракт от местной корпорации, которой досаждают несколько мелких пиратских ватаг.

— Какая сумма контракта? — спросил кто-то из зала.

— Это не важно, и не в этих деньгах дело, — отмахнулся Тифон. — Вы получите свою ставку, можете не переживать. Однако с трофеями все будет не так, как обычно…

— Это в каком смысле? Какой процент? Вы решили не выплачивать премиальных?

— Я расскажу все по порядку, — ответил Тифон. — И пока прошу не перебивать. У кого возникнут вопросы — зададите в конце инструктажа.

Он обвел всех сидевших в зале сердитым взглядом.

— Итак. Как вы знаете, у нас сейчас большая проблема с кораблями малых типов — в последнем сражении более половины выбили. Также у нас проблема и с абордажными командами. Мы не смогли восполнить потери среди бойцов даже после посещения рабского рынка. Слишком мало там было «мяса», способного не то, что пережить первое же столкновение, но и даже принести хоть какую-то пользу. Большая часть тех доходяг не просто подохнет, но еще и зря потратит наши итак скудные запасы амуниции. Аналогичная проблема и с кораблями — на рынке удалось купить лишь пару фрегатов. Остальные — старье, которое рассыплется, если противник просто дерьмом в него бросит. Единственный плюс — получилось договориться с верфями в системе, так что хотя бы крупные корабли мы починим. Сейчас на ходу «Пламя», «Грабеж» и «Возмездие». Носитель, тяжелый крейсер и линкор.

Зал зашумел, однако Тифон поднял руку, заставив всех замолчать.

— Это временная ситуация. Уже через пару недель остальные корабли выйдут с верфей в идеальном состоянии. Можно дождаться их, однако зачем зря просиживать штаны, когда у нас появился отличный вариант бесплатно восполнить свои потери в кораблях и, опять же, бесплатно заполучить новое «Мясо»?

Вновь зал оживился. Но на этот раз уже одобрительно.

— Вилг Брабант эр Онотье, барон Брабантский, — Тифон указал на человека в «кислородной маске», — смог получить контракт для нас. Да, сумма контракта не то, что невелика — она мизерна. Причем не только для нас, флота «Брабант», но и для любого, хоть сколько-нибудь уважаемого соединения наемников. Однако мы согласились на эту работу. И знаете, почему?

Ответом ему было молчание. Часть собравшихся уже догадалась, в чем был план Вилга, часть недоумевала, однако показывать свою глупость не спешили — зачем? Ведь Тифон сейчас все сам расскажет. Так и получилось.

— Корпорация, которая выдала нам контракт, всего лишь контора землероек, и денег у нее с гулькин хрен. Но последнее время ее рудовозам и шахтерам стали досаждать несколько пиратских эскадр. Не понятно, случайно ли они выбрали в качестве жертв эту контору, либо же пиратов наняли конкуренты землероек. Нам это не важно. Главное то, что все, как удалось установить, три пиратские эскадры состоят преимущественно из малых кораблей, которые так нам необходимы. Поэтому наша задача — с как можно меньшими потерями для себя и как можно меньшими повреждениями для кораблей противника захватить их. Каждый из оставшихся на ходу наших кораблей возьмет на себя по одной эскадре. При этом, все захваченные корабли будут числиться трофеями, и те, кто их захватят, будут их полноценными владельцами. И вот здесь мы дошли до сути вопроса. После захвата флот «Брабант» реквизирует все трофейные корабли и использует их для атаки на нашего прежнего нанимателя. Ну а когда мы выбьем из господина Дибусье наши кровные, компенсацию за нанесенные нам потери и все прочее, корабли или их стоимость будут возвращены вам. Теперь вопросы.

Зал сидел в тишине, и вопросов задавать пока никто не спешил.

— А что с самими пиратами? — поинтересовался кто-то.

— Ах да, совсем забыл, — спохватился Тифон. — Пиратов желательно тоже захватывать в плен — все они пойдут в бой против корпорации «Дибусье инк.» в качестве мяса. И снова-таки, будут являться собственностью тех из вас, кто их и захватит. В случае смерти мяса — получите компенсацию, или же в случае, если «мясу» будет сделано предложение о переходе на контракт.

— Справедливо, — кивнул сидевший рядом с Демидом уже седой мужчина с серыми, холодными глазами. — Когда выступаем?

— После инструктажа возвращаетесь на свои корабли, и расходимся. «Грабеж» останется в этой системе и пойдет к пиратскому логову. Мы уже знаем его координаты. «Возмездие» прыгает с нами в соседнюю систему — его задачей будет захват еще одной базы пиратов. «Пламя» должно будет перехватить эскадру пиратов, которые, согласно нашим источникам, сейчас караулят рудовозы.

— Почему «Пламя» берет на себя флот, а не базы? — поинтересовался сосед Демида.

— «Пламя» — носитель. Мы не будем нападать на пиратов, пока вы не подойдете к их базам. Как только вы это сделаете, мы возьмемся за флот. Именно истребители носителя и являются лучшей гарантией того, что эскадра пиратов не сможет просто сбежать от нас.

— Так почему бы сначала не взять пиратов в космосе, а потом идти к их кублам? — продолжил допытываться наемник.

— Мы думали над такой идеей. Однако Вирг считает, что в случае, если мы совершим нападение на корабли, то пираты, пока сидящие на базе, тут же попытаются или прийти к избиваемой эскадре на помощь, либо попросту попытаются сбежать, что более вероятно. Зачем нам ловить три флота, если достаточно поймать один, а остальных взять готовенькими? Приятным бонусом станет все то, что есть на их базах.

— Что же, мне все ясно, — кивнул наемник с серыми глазами.

— Отлично. Тогда экипажи «Возмездия» и «Грабежа» могут быть свободны. Ну а всех лидеров «Пламени» я прошу остаться — проведем уже непосредственный инструктаж.

Когда большая часть находившихся в зале людей покинула зал, Тифон оглядел оставшихся и заговорил.

— Так. Вот и осталось только мое «Пламя». Отлично. Начну с новостей. У нас замена лидера во втором звене истребителей. Новый лидер — Демид.

Все синхронно повернули голову и рассматривали новичка, тот несколько стушевался, особенно когда пошли негромкие комментарии окружающих.

— Откуда он взялся?

— А ты не знаешь? Это ведь мясо!

— А какого черта мясо, даже не побывав в бою, уже стало лидером?

— Так ведь он уделал Дирта в тренировочной схватке.

— Ну и что? Это не повод…

— У Дирта было преимущество — мясо было на «Клинках», а вот для себя Дирт выбрал кораблик получше, «Паука» вроде…

— Хитрозадый засранец!

— Да, Дирт в своем репертуаре!

— А парень молодец.

— Не без этого! Дирт пилот неплохой…

— Так-с, ну что, закончили обсуждение новичка? — ехидно поинтересовался Тифон.

Все тут же умолкли.

— Вот и славно. Теперь к делу — у нас с вами самая сложная задача: поймать эскадру, которая бодрствует и вряд ли проморгает наше появление. А, между прочим, нам нужно их найти, локализовать и вести до тех пор, пока «Грабеж» и «Возмездие» не начнут атаку на базы. Важно не начать раньше, но и потом не стоит тянуть — иначе пираты уйдут.

— И как ты себе это представляешь? — сосед Демида оказался с «Пламени» и все еще оставался в своем кресле. — Если мы их засечем, то и они нас. Увидев носитель наемников, они тут же поймут, что мы пришли по их души, и попытаются сбежать.

— Не попытаются и не сбегут, — заявила женщина, поднявшаяся с кресла и молчавшая до сих пор. Демид внимательно рассмотрел ее. Довольно еще молодая, однако, судя по ее манере держаться, жестким ноткам в голосе, холодным, оценивающим глазам, уже повидавшая жизнь — не больше тридцати лет на первый взгляд. Однако голос у нее был таков, что Демид внутренне содрогнулся. Казалось, что от него буквально веет подвальным холодом. Ее глаза, словно заглядывающие в самую душу, внимательно наблюдали за окружающими, следили за ними. Тонкие губы словно искривились в гримасе пренебрежения, а лицо, как будто вытесанное из камня, не выражало никаких эмоций. Такой персоне было бы самое место в академии, где и учился Демид. С таким преподавателем сразу понятно было бы, особо не побалуешь.

— А-а-а! Ведьма! — произнес кто-то. — И откуда такая уверенность? Зачаруешь всех пиратов? Силенок хватит?

Демид сразу понял, что к женщине в черном наемники относились, мягко говоря, враждебно. И от чего такая нелюбовь?

— Умар Тош! — произнесла женщина таким голосом, что ехидная улыбка моментально сползла с лица задавшего вопрос. — Мне достаточно «зачаровать» всего одного! Того самого, который будет на пиратском флагмане и через которого я сообщу пиратам, что они видят рудовоз.

— А что ты сделаешь с операторами сканеров на других кораблях? — уже без всякого ехидства поинтересовался Умар.

— Ничего. Нам известно, что у эскадры пиратов всего один корабль классом выше фрегата — легкий крейсер. У него самые мощные сканеры, и именно он сможет нас засечь. Остальные смогут опознать нас, лишь подойдя ближе. Как только они клюнут и пойдут на сближение, нам нужно развернуть «Пламя» и уходить…

Сидевший рядом с ней мужчина в кислородной маске коснулся её за локоть, и она тут же замолчала. Мужчина поднялся, отдышался и затем заговорил сиплым, слабым голосом.

— Дальше свой план уже изложу я сам. Спасибо, Терма.

Женщина кивнула и села на место.

— Но прежде, чем я начну… — мужчина прервал свою речь, отдышался и продолжил. — Умар Тош! Я ведь предупреждал, что называть мою псионику «ведьмой» не стоит? Я ведь говорил тебе, что случится после того, как ты это сделаешь вновь?

Умар Тош заерзал, почувствовав себя неуютно. Явно предупреждение, сделанное ему в прошлый раз, было довольно жесткое.

— Прости, Вилг, но…

Вилг повернул голову к женщине и коротко кивнул. В туже секунду женщина прикрыла глаза, а Умар Тош истерично завопил, схватившись за голову. Он свалился с кресла и катался по полу, отчаянно вопя и продолжая держаться за голову. Все остальные спокойно наблюдали за происходящим, не предпринимая не единой попытки помочь бедолаге. Демид, не понимая происходящего, уже поднялся, чтобы подойти к несчастному, которому явно требовалось помощь.

— Сядь! — тут же дернул его за рукав сосед с серыми глазами.

— Но…

— Он долго напрашивался, и вот получил свое.

— В каком смысле? — не понял Демид. Он все еще думал, что у Умара просто был некий припадок.

— Он долго издевался над Термой, а она никак ему не отвечала. Вилгу это надоело, и он позволил своему псионику поквитаться с обидчиком.

Сосед досадно покачал головой.

— Жаль Умара. Неплохой воин. Не стоило ему постоянно провоцировать Терму. Ну да что с миторца возьмешь?

Видимо, сказанное соседом должно было все объяснить для Демида. Вот только ничего подобного не произошло — Демид совершенно не понял, к чему ведет сосед.

Тот вздохнул и разъяснил:

— Варвары… Как можно не знать элементарного… Миторцы — это люди, привыкшие жить в своих кланах и прежде всего уважающие силу. Они отрицают и не верят в существование псионов, считая их лишь наркоманами, плотно сидящими на «откровении». Лиши их наркотика, и они не будут ничего из себя представлять. Миторцы презирают псионов, считая их никчемными шарлатанами и неумехами.

— А это не так? — осторожно поинтересовался Демид.

Сосед лишь пожал плечами.

— И среди интуитов встречаются сильные псионы. Хоть и редко, большинство же, сидящих на «откровении», всего лишь интуиты, и достичь большего им не дано.

— А Терма?

— Без понятия. Как по мне — она слишком сильная, чтобы быть просто интуитом. Убивать взглядом, мешать мысли или затуманивать сознание на огромных расстояниях могут только псионы. Сильные псионы. А я не встречал интуита, который бы обладал подобными силами. Их максимум — предвидеть события, иногда телепатия или телекинез. А обычно — просто своей пятой точкой чувствуют проблемы. Но на этом возможности интуитов исчерпываются.

За время их разговора все уже закончилось. Умар затих, лежа на полу. И уже было совершенно понятно, что он мертв.

— Надеюсь, больше ни у кого не возникнет глупого желания подтрунивать над моим псиоником? — поинтересовался Вилг, оглядывая зал.

— Тогда продолжим. «Пламя» будет идти на 1/8 от номинальной скорости. Именно такая скорость у рудовозов. Кроме легкого крейсера, чьего оператора будет контролировать Терма, ни один из кораблей пиратов не успеет рассмотреть и опознать нас. Как только контакт будет зафиксирован, мы разворачиваем «Пламя», делая вид, что пытаемся сбежать от пиратов. Они наверняка бросятся за нами. Чтобы догнать и опознать нас, самым скоростным фрегатам пиратов потребуется минут 5-10. Этого должно с лихвой хватить, чтобы «Грабеж» и «Возмездие» успели начать атаку на базы. Как только они начнут, мы выпускаем истребители, которые прикроют десантные боты, идущие второй волной. Все должно будет произойти максимально быстро — пираты опознают нас как носитель, наши истребители уже летят к ним, следом, с отставанием в несколько секунд, двигаются боты с абордажными командами. Мы застанем противника врасплох. А теперь самое главное: не рекомендую истребителям вообще открывать огонь. Ваша задача остановить вражеские корабли, принять на себя удар от их турелей непосредственной обороны, дав возможность десантным ботам подойти как можно ближе. Поэтому всю энергию перебрасываете на движки и щиты. На вашем месте орудия я бы вообще обесточил.

— Но если у них есть свои истребители… — не удержался и спросил Демид.

— …То ты ими займешься потом. Твой щит будет полным, и выдержать пару попаданий ты сможешь. К тому времени десантные боты уже зафиксируются на корпусе пиратских кораблей, и начнется абордаж. Вот тогда истребители могут начать бой. А носитель их прикроет.

Демид собирался что-то еще сказать, но Вилг его перебил.

— Я знаю, что ты хочешь сказать, «мясо»! И мне все равно, если тебя убьют. ТЫ не один из моих бойцов — эту честь еще нужно заслужить. У тебя есть задача, и тебе нужно ее выполнить. Только после этого ты можешь защищать свою драгоценную жизнь. Если же ты не выполнишь приказ, попытаешься сначала спасти свою жалкую трусливую задницу, то поверь, в конце боя мы об этом узнаем, и твое никчемное существование закончится в шлюзе.

Ну что же, Демид совершенно не удивился подобному раскладу. Хоть он и стал лидером звена, однако ожидать к себе другого отношения не стоило. Он так и остался мясом, ничем в глазах других наемников, и их уважение нужно было еще заслужить. А пока он, как и его жизнь, оцениваются крайне низко… Однако был и еще один вопрос, который следовало прояснить.

— В случае, если благодаря мне будет захвачен корабль, я могу на него претендовать?

Вилг на секунду задумался. А затем с усмешкой сказал.

— Что же, «мясо», ты уже смог выделиться и стать лидером звена. Поэтому если благодаря тебе будет захвачен корабль, то ты получишь с него долю после оконча…

— Я не о том, — перебил Вилга Демид.

Тот нахмурился. Ему явно не понравилось такое отношение новичка.

— Так о чем же?

— В случае проведения захвата я бы хотел стать не только владельцем, но и капитаном корабля.

Вилг Удивленно поднял брови.

— Мне докладывали, что ты неплохой пилот истребителя. Управлять истребителем и большим кораблем с экипажем — это две разные вещи…

— Я обучался этому, — ответил Демид.

— Ну что же… — Вилг задумался. — Если ты сможешь захватить корабль, то, так и быть, станешь его капитан-стажером.

— Благодарю.

— И мясо! На будущее — не смей меня перебивать! А чтобы ты лучше это запомнил — ближайшие сутки ты проведешь в «пещере».

Глава 2–5 Ату пиратов

Когда дверь внезапно открылась, Демиду показалось, что он ослеп — яркий сноп света, ударивший в глаза, заставил его отвернуться и зажмуриться.

— Ну что, лидер, жив еще? — поинтересовался Тифон.

— Жив, — еле слышано ответил Демид.

— Вот и славно. Выходи.

Он просидел в этой комнатушке, где находилось оборудование, предназначенное для фильтрации всех сточных вод, поступающих из многочисленных душей, раковин, туалетов огромного носителя «Пламя», как ему самому казалось, целую вечность. Высокая влажность, отвратительный запах, холод, пробирающий до костей, не давали ни согреться, ни задремать. Казалось — еще чуть-чуть, и Демид потеряет сознание. Но, к сожалению, этого не происходило. Он мучился здесь, будучи не в силах ни провалиться в сон, ни выйти наружу. Действительно, наказание оказалось эффективным — Демид уже не раз упрекнул себя в том, что постоянно забывает, что находится не в своей академии, и окружают его не курсанты и преподаватели, а совершенно посторонние, опасные люди, которым совершенно нет дела до него самого, как и до его блестящих успехов и талантов в качестве пилота. Он здесь никто, и нужно было спрятать подальше свои спесь, гонор и самомнение, неимоверно завышенные после академии, где он был самой настоящей звездой. Нет, становиться серой мышью, крепким середнячком не стоило. Нужно было доказать на деле, что он чего-то стоит, и именно с этой мыслью он покинул свою «темницу».

Оба пилота — «мяса» нашлись там, где он и полагал — валяющимися на своих койках в отсеке, отведенном для их звена. Демид мысленно облегченно выдохнул — ни Эла, ни тем более Дитра здесь не было. И хорошо — они бы сейчас сильно помешали его планам.

— Привет, парни, — поздоровался он с пилотами-новичками.

Те только неприязненно взглянули на него и вернулись к своим делам — один закрыл глаза и сделал вид, что дремлет, второй продолжал что-то рассматривать на своем порте.

— Я понимаю, что поступил с вами нечестно. Даже более того — повел себя, как последняя скотина. Однако сейчас я лидер, и мне хотелось бы наладить с вами нормальное общение.

— ПОКА лидер, — проронил один из пилотов, даже не взглянув на Демида. — А теперь отвали.

— Дитр уже что-то вам пообещал, — догадался Демид. — И вы согласились. Понимаю ваше решение.

Оба пилота промолчали.

— Но я хочу предложить вам помочь мне, взамен вы получите контракты наемников, перестанете именоваться «мясом» и даже получите хороший куш после первого же боя.

Пилот, прикидывающийся спящим, открыл глаза и с презрением взглянул на Демида.

— Да кто ты такой, чтобы подобное обещать? Ты сам «мясо».

— После этого боя перестану им быть.

— Если переживешь, — хохотнул второй, продолжавший развлекаться с портом.

— Вот для того, чтобы пережить, мне и нужна ваша помощь.

— Ладно, молокосос, излагай.

Демид мысленно зааплодировал сам себе — получилось! Пилоты хотя бы пошли на контакт. Теперь главное — не сплоховать, убедить их в собственной правоте. И Демид начал излагать свой план.

— Наверняка в самом начале, или ближе к моменту, когда все пираты поймут, что они обречены, кто-то попытается сбежать. Причем будет их несколько. И всех одновременно мы поймать не сможем. Однозначно кому-то дадут уйти. Вы видели количество кораблей в пиратской эскадре и знаете, сколько есть кораблей у нас.

Демид указал на порт, закрепленный на руке одного из пилотов.

— Ну и? — поинтересовался второй.

— Так вот, мы не дадим этому беглецу уйти. Мы его поймаем. Втроем.

— Ну, если это будет какое-нибудь мелкое корыто, то да, поймаем. Но ты ведь знаешь, наша основная задача отвлекать противника, пока до пиратских кораблей не доберутся наши абордажники?

— Знаю, — кивнул Демид. — Но если убегающий корабль будет большим, то можно запросить командование — и оно наверняка согласится. Позволит нам рискнуть.

— Да конечно, — фыркнул пилот. — Так они и доверят такую задачу мясу-новичку, который еще даже в заваруху ни разу не попадал. Да и не факт, что мы окажемся рядом с тем кораблем, который решит удрать.

— Окажемся. Это моя проблема.

— Ну допустим. Допустим, мы будем рядом с беглецом, допустим, нам дадут «добро» на его преследование. Как мы его останавливать будем? У нас истребители. Что ими можно сделать против фрегата второго и выше класса? Мы даже щиты не пробьем.

— Этого и не требуется. Мы можем комплектовать свои корабли стазис-пульсарами.

Демид совсем недавно узнал о существовании подобных устройств. Все таки время, проведенное в «пещере», не пропало зря. Представляли собой эти устройства аналоги штатных орудий для звездолетов. Но в отличие от энергетических, кинетических, термальных пушек, стазис-пульсары выполняли иную цель — мешали работе двигателей корабля-цели, существенно ее замедляя.

— Да ты рехнулся, — возмутился один из пилотов. — Нас ведь размажут за секунды.

— Не размажут. Используем энергию на движки и на пушки, снимая с кораблей все щиты.

— Да ты псих! — возмутились хором оба пилота. — Летать без щитов?

— Именно, — кивнул Демид. Все-таки не зря он проштудировал свой порт, а затем провел массу времени в раздумьях, продумывая различные технические схемы, которые доступны в свете открывшихся ему знаний и возможностей имеющегося оборудования.

Оба пилота недоуменно переглянулись.

— Парень! Ты ведь понимаешь, что без щитов твой кораблик уничтожат с одного залпа? — без всякой издевки прямо поинтересовался один из пилотов.

— Вот что. Предлагаю сходить в центр обучения и все испытать на деле. Вы убедитесь, что без щитов, перебросив всю энергию на движки и пульсары, выжить можно. Даже имея на хвосте вражеский истребитель, вы сможете прожить хотя бы минуту — две.

— И смысл от этой минуты другой? — хмыкнул второй пилот.

— Давайте вы сначала убедитесь, что минута другая у меня будет, и вы меня не собьете. А затем все остальное.

— Черт с тобой, убедил, — махнул рукой один из пилотов. — Я не совсем понимаю, как мы удержим корабль-беглец и тем более как с него получим куш. Ты ведь хочешь поделить корабль на троих?

— Типа того, — кивнул Демид. — Поверьте, вы получите свой куш. И давайте, в конце концов, уже по-нормальному познакомимся. Я Демид.

Демид протянул руку одному из пилотов. Тот несколько секунд внимательно смотрел на нее, а затем неуверенно пожал.

— Я Жадина.

— Жадина?

— Да. Это мои позывной и имя.

— А имя-то у тебя какое?

— Не важно. Зови Жадиной.

— Ну, хорошо.

— А я Эйдэл, — представился второй.

— Ну что же, вот теперь мы хотя бы можем нормально обращаться друг к другу. Ну что, пойдем тренироваться?

— Ну пошли, покажешь, что ты там задумал, — хмыкнул Жадина.

После того, как они в тот день впервые улеглись в кресла, а техники провели все необходимые подготовительные работы, подключив их виртуальные терминалы в единую сеть, в виртуале вся тройка застряла почти на 12 часов, вывалившись в реал только к вечеру.

Когда они сидели в столовке и быстро поглощали пищу, Жадина не выдержал первым и сказал.

— Черт! Демид! А ведь может сработать! Конечно, слишком много «если». Но, забери меня бездна, мы ведь смогли продержаться против ботов целых 4 минуты. С людьми, конечно, такое не пройдет, максимум 2 — но и этого будет достаточно.

Демид ухмыльнулся и кивнул.

— Так и есть. Теперь убедились, что план может сработать?

— Есть одно НО! — мрачно сказал Эйдел.

И Жадина, и Демид уставились на него.

— В предстоящем бою Дитр намеревается тебя убить.

— Значит, он все-таки подкупил вас? — задумчиво протянул Демид.

— Нет, — покачал головой Эйден. — Он даже не собирался нам ничего платить. Просто предупредил, чтобы мы не вертелись рядом с тобой, иначе один неудачный выстрел — и все.

— Значит, нужно быть готовым к тому, что, как только к нам приблизится Дитр, мне нужно будет уходить…

— Он сильно удивится тому, что увидит, — хохотнул Жадина. — Быть может, если подвернется случай, его самого… Убрать?

— Нет, — ответил Демид. — В этом бою наша главная цель — трофей. С его помощью мы перестанем быть мясом, вы станете полноценными пилотами, а я — лидером. Или даже…

— Что, «даже»?

— Увидите, — отмахнулся Демид. — Вот после этого уже нужно будет разбираться с Дитром. И кстати.

Демид радостно хлопнул по столу.

— Я знаю, кто нам поможет. Вот что. Как закончите здесь — возвращайтесь к тренажерам. Я скоро подойду.

— А ты куда? — поинтересовался Жадина.

— Заключать союз с Элом.

— Он тебе что-то предлагал?

— Намекал.

— Тогда смотри, чтобы он не записывал ваш разговор, — предупредил Жадина. — Ты, когда к нам пришел, я подумал, что провоцируешь нас рассказать про покушение на тебя и хочешь настучать Тифону.

— Да поверил бы он мне, — хмыкнул Демид.

— Поверил бы, если разговор записан, — без усмешки ответил Эйдел.

— Как это?

— Нейросеть и порты могут фиксировать разговор. Он может стать уликой, вещественным доказательством. А в среде наемников убийц не особо жалуют. Докажешь, что он пытался тебя убить, то…

— Что, убьют его?

— Нет. Но точно ссадят в ближайшем порту, разорвав контракт. Зачем в наемном отряде человек, к которому нельзя повернуться спиной.

— Да какое всем дело до моих с ним разборок? — удивился Демид.

— Это сегодня у него с тобой разборки, а завтра еще с кем-то. Мало ли, затаит обиду, а затем изподтишка во время боя и ударит. И хрен его знает, как это отразится на группе в целом. Кто ему доверять будет после первого раза? Да никто. И зачем тогда нужен боец, если даже свои не хотят поворачиваться к нему спиной? Не доверяют ему.

— Вот как… — понятливо хмыкнул Демид. — Спасибо за подсказку, парни. Но Эл, как мне кажется, нормальный мужик, и подобные финты он не станет проворачивать.

— Как знаешь, — пожал плечами Жадина.

* * *

3

2

1

Истребитель, словно снаряд в жерле орудия, устремился вперед, за секунду преодолев весь разгонный стартовый коридор, оказавшись к космосе. Где-то там, среди звезд, пока совершенно незаметные для глаза, к «Пламени» спешат пиратские фрегаты, считающие его рудовозом, жертвой, с которой можно легко получить немалые деньги.

И именно сейчас, в эти секунды операторы сканеров недоуменно уставились в экраны своих терминалов, обнаружив массу мелких точек, окруживших «рудовоз». Всего несколько мгновений пройдет, прежде чем операторы осознают, что это не помехи, не обман их собственного зрения, а действительно отметки малых кораблей. Но будет уже слишком поздно…

Истребители флота «Брабант» устремились к ним. А следом за истребителями из огромной туши «Пламени» начали появляться и десантные боты.

Пираты сориентировались быстро. Несколько фрегатов начали закладывать резкий поворот, разворачиваясь на 180 градусов, собираясь убегать, спасаться. Многие из них все еще не поняли, что случилось, продолжая идти прежним курсом. Именно эти тугодумы станут первыми жертвами десантных ботов. Каждая секунда, каждый пройденный десантными ботами и этими фрегатами километр навстречу друг другу ведут к неизбежному финалу — бывшим пиратским кораблям суждено сменить род деятельности, превратившись из грабителей в благородных наемников.

Истребителям «Пламени» предстояло идти дальше — их целями являлись как раз те из пиратов, кто оказался более смышленым. Их нужно было отвлечь и занять, задержать, пока не подоспеют десантные боты.

Звену Демида достался фрегат, удиравший в первых рядах. Для обычных наемников это показалось бы неприятным поворотом. Однако для самого Демида, как и для Жадины, Эйдела это стало настоящим подарком судьбы. Им и нужно было отойти как можно дальше от основного побоища, оставив позади себя, на безопасном расстоянии, двух пилотов своего звена — Эла и Дитра, которым казавшийся недалеким увальнем, но являвшимся на редкость хитрым Тифон приказал помогать первому звену, попавшему в переплет — фрегаты отбивались от них так, словно это был бой насмерть. Хотя так оно и было — кому из пиратов хотелось идти в «мясо»? Именно будучи «мясом» легче всего расстаться с жизнью. Поэтому пираты сражались отчаянно.

Перед тем, как непосредственно вступить в бой, а точнее — начать отвлекать на себя турели непосредственной обороны, Демид успел выпустить трех дронов, которых еле выклянчил у начальника ангара — хоть и редко их использовали пилоты истребителей, но на складе они были, пусть и мало.

Демид рассматривал сканер — до подхода десантных ботов необходимо было продержаться всего пару минут. А затем… Затем, или даже еще в эти оставшиеся пару минут и должно было случиться то, что они — Демид, Эйден и Жадина, так ждали — какой-нибудь корабль пиратов должен был вырваться из бойни. И это случилось. Правда, все получилось так, как Демид даже представить себе не мог.

* * *

Вилг Брабант эр Онотье, барон Брабантский, лишенный наследства, права на титул и возможности вернуться домой, адмирал флота «Брабант», один из самых беспощадных и опасных наемников, сидел в кресле капитана и рассматривал тактическую карту. Пока все шло просто отлично — ни один из кораблей противника не успел уйти далеко. Практически все фрегаты были связаны боем с истребителями «Пламени», и через пару минут к ним доберутся абордажные боты. Единственное, что смущало Вилга — это флагман пиратской эскадры. Легкий крейсер «Новое начало» повел себя неправильно. Нет, когда остальные пираты бросились на «рудовоз», которым до поры до времени прикидывался носитель «Пламя», «Новое начало» сильно отстал. Но так и должно было быть — фрегаты превосходили его в скорости как минимум в полтора раза. Однако почему крейсер так и не набрал максимальной скорости, почему начал поворот так рано, намного раньше, чем это начали делать фрегаты, Вилг не догадывался.

Хотя нет, догадывался. Тут и думать нечего было — на борту «Нового Начала» был интуит. Слабенький, возможно, даже не пользующийся «откровением», но был. И к его советам прислушивались старшие офицеры, или он сам был старшим офицером корабля, кто знает? Как бы то ни было, но по всему выходило, что самый лакомый кусочек торта уйдет.

И Вилг старался успокоить себя, не винить в происшедшем — ему был чертовски нужен этот корабль, но стоит только дать слабину, поддаться разбушевавшейся в нем жадности, отдать приказ кораблям начать преследование противника, как все затрещит по швам. Сейчас истребители отвлекают противника, боты уже на подходе. Буквально несколько минут, и весь флот пиратов станет его собственностью, Вилга. Однако за эти две минуты крейсер уйдет, и нагнать его будет невозможно. Если же бросить истребители на «Новое начало», то они, возможно, смогут его затормозить, но тогда придется пожертвовать частью фрегатов, которые могли бы влиться в его флот — без истребителей пираты смогут расстрелять десантные боты и убежать.

Неимоверным усилием своей железной воли, которая до сих пор и поддерживала жизнь в его израненном, полуживом теле, Вилг загнал свою жадность как можно глубже, продолжая спокойно наблюдать за положением своих и вражеских кораблей на тактической карте. Однако неизменно, предательски его взгляд соскальзывал к жирной красной точке, все больше и больше отдаляющейся от свалки.

— Крейсер уйдет, — печально констатировал Тифон — первый помощник и зам Вилга, а также капитан носителя «Пламя». Тифон был одним из тех, кто знал Вилга не адмиралом флота наемников, а глупым дворянином, попавшим в серьезный переплет и вынужденным бежать с родины. Они многое прошли вместе, многое пережили и на многое смотрели с одинаковой точки зрения, вот как сейчас — оба сожалели об упущенном вражеском корабле, но и прекрасно понимали, что ничего с этим поделать уже нельзя.

— Звено 2–1 просит разрешения на преследование крейсера! — раздался вдруг голос оператора связи.

— Это кто? — оживился Вилг.

— Мясо… — поморщился Тифон. — Толку от них?

— Звено 2–1 требует связи, — сообщил оператор.

— Что-то у тебя мясо совершенно распустилось, — хмыкнул Вилг Тифону.

— А нечего было ему разрешать оставаться в лидерах только из-за спора с тупым наемником, — парировал Тифон и тут же рявкнул оператору. — Давай его сюда!

— Звено 2–1 просит разре…

— Ты что, щенок, забыл, кто ты есть? Что ты сделаешь на своей малявке крейсеру? Я бы тебя даже на фрегат не бросил, все равно не остановишь! — рявкнул Тифон.

— Прошу вывести тактические данные по крейсеру, — спокойным голосом ответил парень, купленный всего пару дней назад на рабском рынке.

— Да ты… — Тифон даже задохнулся от подобной наглости.

— Выведи, — приказал Вилг.

Тифон, в каком бы гневе он не был, помнил свою вассальную клятву и никогда не оспаривал приказы Вилга в бою. Вне боя он мог спорить часами. Но только не сейчас. Он, как обычно в таких ситуациях, молча подчинился — на экране, где отображались зеленые и красные точки — корабли флота «Брабант» и корабли пиратской эскадры, вдруг поверх картинки появилось новое окно, на котором был изображен легкий крейсер типа «Оспра», названный так в честь хищной птицы, живущей в центральном мире кадарцев. Кораблик был неплохой — есть и достаточно мощные орудия, и возможность использовать мелкие дроны (хотя редкий корабль классом от крейсера не умеет этого), но не дотягивающий по совершенству до «Моргана», производства тех же кадарцев, или «Вектора» — настоящей матки-дроновоза, созданного любителями автоматизированных технологий и ИИ — Элантэ. Однако у Вилга особо не было выбора — либо такой крейсер, либо вообще никакого.

— Ну и что? — меж тем с нескрываемой злостью в голосе поинтересовался Тифон у пилота-новичка. — Вывели. Что мы должны увидеть?

— Смотрите на его скорость.

Тут же скорость крейсера начала стремительно падать, снизившись за пару секунд процентов на 80.

— Что за черт? — удивился Тифон.

— Прошу разрешения на преследование и захват крейсера! — вновь повторил пилот-новичок.

— Разрешаю! — опередив Тифона, ответил Вилг. — Действуй, мясо!

Вилг и Тифон продолжали рассматривать ТТХ крейсера, который вновь разогнался до прежней скорости, а затем вновь и вновь почти остановился.

— Что за чертовщина происходит с этим крейсером? — проворчал Тифон.

— Стазис — дроны, — догадался Вилг. — Ну хорошо, допустим, они их сейчас спустят на крейсер все, а дальше что? За это время боты не успеют подойти. Если это «мясо» просто так спустило дроны, то клянусь…

Однако в этот момент скорость крейсера вновь упала. На этот раз до полной остановки.

— Как они… — начал было Вилг, пытаясь сообразить, каким образом истребители смогли остановить крейсер. Однако договорить не успел. Только что кружившие возле крейсера три точки резко сменили курс, и их осталось две. Спустя минуту уже одна.

— Ну вот и все, заигралось мясо, — зло бросил Тифон.

Однако спустя несколько секунд возле крейсера вновь появилось две зеленых точки. Секунд десять, и она исчезла. Тифон и Вилг наблюдали за внезапным исчезновением и появлением своих истребителей возле замершего крейсера несколько секунд.

— Лидер звена 2–1 задачу выполнил. Разрешите доклад? — раздался молодой голос.

— Докладывайте… — милостиво согласился Вилг.

Глава 2–6 Рекрутеры флота «Брабант»

Когда «Новое начало» начал разворот, бой даже не кипел, он лишь собирался начаться. Все-таки легкий крейсер, не глядя на название, был достаточно большим и неповоротливым звездолетом. Демид был уверен, что, пока он совершит разворот, в него уже вцепятся абордажные боты с «Пламени». Но, вопреки его расчетам, «Новое Начало» оказался более маневренным. А быть может, сказался тот факт, что «Новое начало» начал маневр поворота намного раньше, чем ожидалось. Очень странно — как они так быстро поняли, что их поджидает впереди вовсе не беззащитный рудовоз, а настоящий боевой носитель, да еще и далеко не старой модели. Тем не менее, по всему выходило, что именно «Новое Начало» станет тем самым кораблем, который и предстоит атаковать Демиду, Эйдену и Жадине. Подобная цель была им, мягко говоря, не по зубам — слишком большой корабль, слишком высокая огневая мощь. Стазис-дроны, как и стазис-пульсары, не смогут долго удерживать этот мощный корабль. Однако смогут его замедлить. А ведь для пиратов это равносильно полному разгрому — каждая секунда задержки позволяет десантным ботам с «Пламени» приближаться все ближе и ближе. Демид колебался лишь секунду. Если все удастся, то вместо вшивого фрегата древней модели он сможет получить целый крейсер. Игра стоит свеч и риска, так что все сомнения в сторону.

Получив приказ, стазис-дроны, кружившие сейчас вокруг поля боя на большом отдалении, словно пастушьи псы вокруг отары, начали набирать скорость, мчаться к уходящему от свалки «Новому Началу».

Когда они уже приблизились на дистанцию, достаточную для активации стазис-системы, глушащей двигатели корабля, Демид принялся вызывать командный центр.

— Звено 2–1 просит разрешения на преследование крейсера!

— Ожидайте, — ответил оператор связи. Несколько секунд ожидания, за которые крейсер успел отойти еще дальше, заставили Демида занервничать. Если они будут затягивать — трофей уйдет. Что же они так тянут?

— Командующий на связи, — сообщил оператор.

— Звено 2–1 просит разре… — повторил было Демид, но его фразу прервал недовольный рев Тифона.

— Ты что щенок, забыл, кто ты есть? Что ты сделаешь на своей малявке крейсеру? Я бы тебя даже на фрегат не бросил, все равно не остановишь! — рявкнул Тифон.

— Прошу вывести тактические данные по крейсеру, — ответил Демид, стараясь, чтобы его голос звучал уверено и спокойно. Если его сейчас пошлют — весь план пойдет коту под хвост. Действовать самостоятельно, проявлять инициативу ему было нельзя. Будь он уже полноценным наемником, планируемый финт сошел бы ему с рук. А сейчас, даже если у него все получится — наверняка вместо наград его будет ждать наказание. Ведь он нарушит прямой приказ.

— Да ты… — Тифон даже задохнулся от подобной наглости.

«Вот и все…» — подумал Демид. Все его планы пошли псу под хвост, причем только из-за того, что начальство не воспринимает его всерьез. Но как он может винить их за то, что они не хотят доверять какому-то мясу? Он и сам на их месте, наверное, действовал бы также.

— Выведи, — послышался другой голос, звучащий с натугой, словно ему было тяжело говорить.

— Вилг! — догадался Демид. Вилг дал добро! Значит, шансы есть, значит, ему дали возможность проявить себя. Теперь главное не сплоховать, главное не ошибиться и не спешить. Нужно все сделать так, как они втроем, с Эйденом и Жадиной, проделывали на тренировках. И пусть там был только фрегат, а сейчас их цель — крейсер, чуть сложнее, чуть аккуратнее нужно быть, но результат должен быть такой же.

— Ну и что? — меж тем голос Тифона, злой и недовольный, оторвал Демида от размышлений. — Вывели. Что мы должны увидеть?

— Смотрите за его скоростью, — ответил Демид, уже отдавая приказы одному из стазис-дронов.

Тут же скорость крейсера начала стремительно падать, снизившись за пару секунд процентов на 80.

— Что за черт? — удивился Тифон.

— Прошу разрешения на преследование и захват крейсера! — вновь повторил пилот-новичок.

— Разрешаю! — опередив Тифона, ответил Вилг. — Действуй, мясо!

Командный центр отключился, и теперь все было в руках самого Демида. Его истребитель устремился к замедлившемуся крейсеру, а следом, чуть отставая, шли еще два быстрых космических корабля — истребители Жадины и Эйдена.

Крейсер не дал истребителям подойти к себе — он выцелил стазис-дрон и расстрелял его. Сейчас звездолет опять начал набирать скорость.

— Да, конечно, — ухмыльнулся Демид, активируя второй дрон. Крейсер, едва успевший набрать максимальную скорость, вновь стал замедляться. Однако в этот раз его команда знала, что случилось с кораблем, почему он останавливается, и как с этим бороться. Второй дрон взорвался всего спустя секунд 20 после начала работы. Третий дрон продержался еще меньше. Однако хватило и этого — истребители звена Демида успели достаточно приблизиться к крейсеру, взяли его в цель, и стазис-пульсары принялись активно глушить двигатели. Совместная работа сразу трех истребителей заставила крейсер не просто замедлиться, а полностью остановиться. Но и пираты не дремали — несколько секунд замешательства, связанных с тем, что кроме истребителей возле крейсера никого не было, непонимание того, кто глушит им движки, сыграли на руку Демиду. Однако на этом везение закончилось — то ли пираты догадались, что сами истребители удерживают крейсер, то ли просто от безысходности и отсутствия других целей, но пираты открыли бешенный огонь по трем мелким кораблям.

Как оказалось — полностью спускать энергию на пульсары, оставив корабль без щита, было не нужно: три истребителя совместно прекрасно справлялись с задачей, глуша движки крейсера практически на 100 %. Конечно, если бы на его месте оказался полноценный или тяжелый крейсер, то вряд ли удалось бы снизить скорость более, чем на половину, а вот если на месте «Нового Начала» был обычный фрегат, то, с большей вероятностью, было бы достаточно и одного истребителя.

Так что наличие щитов на истребителях пришлось как нельзя кстати. Правда, этой защиты хватило ненадолго. Первым не выдержал Эйден.

— Щит потерян, получаю урон по броне. Вынужден уходить.

— Давай, — разрешил Демид.

Их план был прост — три истребителя начинают атаку на крейсер, а в случае концентрации огня противника на одном из них — цель сбегает обратно к «Пламени», активируя варп-двигатель. Там, в безопасности, восстанавливает целостность щита и возвращается обратно. Затем уходит второй истребитель, и так, не оставляя крейсер в покое ни на секунду, они продолжают глушить его движки, при этом сохраняя свои истребители.

Вообще, когда Демид только узнал о том, что даже самые маленькие корабли оснащены варп-двигателями, устройствами, позволяющими практически моментально перемещаться из одной точки системы в другую, то дико удивился. Он привык к тому, что по системам корабли летают медленно и вальяжно. Бывает, что и по нескольку дней. А малые корабли, истребители в частности, хотя иногда и фрегаты, называют внутрисистемниками именно потому, что самостоятельно уйти в другую систему они не могут. Здесь же пролететь полгалактики можно было даже на истребителе. Всему виной наличие врат и червоточин. Дома подобного нет, и, возможно, именно поэтому люди и иные разумные из его части космоса вынуждены были придумывать двигатели, способные переносить корабли из системы в систему. Тут местные изначально получили подарок в виде системы врат, с помощью которой перемещались, заселяли планеты, изучали новые системы. Им попросту не было необходимости заморачиваться над созданием аналогов устройств, известных Демиду. Хотя попытки были, однако неуклюжие, словно первые шаги ребенка — корабль мог уйти в соседнюю систему, если она была достаточно близко, чтобы искин корабля смог просчитать прыжок. Или же могли перейти в систему, в которой работало специальное устройство — нечто вроде маяка, постоянного передающего данные о координатах, наличии в системе тех или иных объектов, которое и обеспечивало возможность попасть в эту систему. Однако, как уже знал Демид, подобная система не пользовалась популярностью — кораблей, оснащенных двигателями для самостоятельного перехода между системами, было едва 1/3 от общего числа звездолетов, бороздящих просторы этого космоса. Да и та приходилась на отсталые монархические государства — всякие королевства и империи. Подавляющее большинство космических странников предпочитало пользоваться системой врат или путешествовать с помощью червоточин, чье появление, направление и длительность работы были самой дорогой информацией в этом мире, за которую постоянно велись войны как между крупными государствами, так и между мелкими корпорациями, или даже между самими сканировщиками, как называли тех, кто и занимался поиском и изучением аномалий.

Во всяком случае, Демид быстро смекнул, что открывать рот и рассказывать направо и налево о том, как он сюда прилетел, откуда и каким образом — не стоило. Он уже понял, что его информация, он сам и, тем более, «Горизонт» могут стать желанной добычей для многих, не говоря уж об их стоимости. Стоило молчать, чтобы сохранить свою голову на плечах. А вот укрепиться, встать на ноги, найти друзей, с которыми он и путешествовал на «Горизонте» было целью номер один. Хотя нет, главной целью, как ни крути, было обнаружение и захват самого «Горизонта». Курсантов можно было найти и после.

Пока все эти мысли и воспоминания пролетели в его голове, Эйден успел вернуться и вновь ударил своими пульсарами по крейсеру. Настала очередь уходить Жадине. У того щита уже не было вообще. Его истребитель тут же исчез с экрана сканера, чтобы появиться уже возле «Пламени», в безопасном месте.

Демид крутил свой истребитель как мог, однако крейсер словно сосредоточил все свои орудия исключительно на нем, полностью игнорируя корабль Эйдена. Быть может, капитан «Нового Начала» решил, что именно у Демида на истребителе самые мощные стазис-орудия.

— Демид! Уходи! — послышался голос Эйдена. — У меня полный щит, я смогу продержаться, пока не придет Жадина.

Демид задумался всего на миг. Втроем они держали крейсер на нулевой скорости. Два истребителя серьезно тормозили «Новое начало», позволяя ему идти лишь на 15–20 % от мощности. Если оставить один истребитель — максимальная скорость могла подняться до 40 %. Однако это уже было не существенно — уйти крейсер не сможет. Демид тут же активировал варп-двигатель, прыгнув к «Пламени».

Он успел увидеть, как заряжавший щит Жадина сорвался с места и ушел к крейсеру — он быстро понял, что если оставаться здесь и дожидаться, пока щит восстановится полностью, Эйдену придется туго.

Демид тоже не стал дожидаться, пока его щит дойдет до отметки в 100 %, дождавшись 70 % заряда, он прыгнул к крейсеру. Надо сказать, как раз вовремя — истребитель Эйдена уже потерял свою энергетическую защиту, и все залпы приходились на броню. Однако истребитель держался — Эйден крутился на нем, как белка в колесе.

— Эйден! Отход! — приказал Демид, вновь активировав пульсары и начав замедлять крейсер.

— Есть, — с явным облегчением ответил Эйден, и его истребитель исчез.

Так продолжалось минуты три. Они подменяли друг друга, давая наиболее побитому истребителю отойти в безопасное место, восстановить щиты и вновь вернуться к крейсеру.

Во время очередного такого прыжка возле «Пламени» оказались Эйден и Демид.

— Еще процентов десять, и ухожу, — сообщил Эйден, а затем, вдруг, сорвался на крик. — Демид! Справа.

Демид не стал вертеть головой и тут же бросил корабль вперед, уходя от залпа истребителя, пронесшегося совсем близко от его собственного корабля.

— Держу пульсарами! — сообщил Эйден. А Демид, развернув корабль, рассматривал противника. Ну конечно, он даже не сомневался — им оказался Дитр.

— Бросай его и уходи к крейсеру, — приказал Демид.

Истребитель Эйдела тут же ушел в прыжок.

Демид, держа истребитель противника под прицелом, закусив губу до крови, с сожалением подумал о том, что если бы сейчас вместо пульсаров на его истребителе было установлено штатное вооружение, на Дитре можно было ставить крест. Но сегодня ему повезло.

Истребитель Демида ушел к крейсеру.

Положение «Нового Начала» было однозначным — до прибытия первой группы из истребителей и идущих за ними десантных ботов оставалось всего 80 секунд. Они уже однозначно проиграли. Пираты сами это понимали, даже снизив интенсивность обстрела. Главной ошибкой пиратского капитана стало то, что он решил дождаться полного разворота корабля носом к воротам. Он был уверен, что успеет набрать достаточную для варп-прыжка скорость. Поверни он не к воротам, а к планете — успел бы убежать. Уже на орбите планеты развернулся бы, куда хотел, и спокойно ушел. Но он поступил так, как поступил, и теперь осознал, что он, его экипаж и его корабль обречены. Крейсер даже перестал стрелять. Поэтому в последние минуты этого странного боя ни Демид, ни Эйден, ни Жадина уже не уходили к «Пламени» восстанавливать щиты.

Однако такое положение дел не устраивало Демида. Он принялся вызывать пиратский крейсер.

— Чего тебе, наемник? — хмуро поинтересовался тип, одетый в грязный комбез.

— Предлагаю капитуляцию, — ответил Демид.

— А оно нам надо? — хмыкнул пират. — Попасть к вам в ряды «мяса» никому не хочется. Да и какая разница, когда подохнуть — сейчас или чуть позже? Вы ведь явно задумали что-то чрезвычайно опасное, раз решили укрепить свой флот нашими кораблями и набрать мясо из пиратов?

— Есть такое. Но вот идти в рядовое мясо вам вовсе не обязательно.

— Это как? — насторожился тип.

— Вы можете сдаться мне, и я гарантирую, что вы все, будучи моей собственностью, моим мясом, останетесь служить на этом корабле под моим руководством.

Пират задумался.

— Думай быстрее, скоро прибудут десантные боты, и тогда я не смогу объявить вас своим «призом», — поторопил его Демид.

— Хорошо, мы согласны, — кивнул пират.

— Вы подпишите со мной контракт. Подчеркну — со мной, а не с наемниками. И в случае его нарушения — попытки бунта, к примеру, именно я буду решать, что с вами будет.

Подобное шло в разрез этике наемников. Фактически, Демид предлагал пиратам стать его личными наемниками. Иначе говоря — Демид создавал собственную корпорацию и становился полноправным ее владельцем, имея право не только приказывать своим подчиненным, но и решать — жить им или умереть.

В этот раз пирату для размышлений потребовалось меньше времени.

— Согласны.

— Вот и отлично. Объявляйте на общей волне, что вы сдаетесь лидеру второму звена истребителей Демиду. И блокируйте ручное управление, передайте коды доступа на «Пламя».

* * *

Вилг сидел в своем кресле и рассматривал новичка — молодого парня, совсем недавно ставшего лидером звена.

— И зачем ты это сделал? — поинтересовался Вилг, прервав тишину.

— Что именно? — невинно осведомился новичок.

— Зачем ты заставил пиратов сдаться именно тебе?

— Все просто, — пожал плечами новичок. — Теперь крейсер и его экипаж принадлежат исключительно мне. Если бы я позволил до них добраться десантным ботам, то трофеями и добычей пришлось делиться еще и с абордажниками.

— Я не о том, — поморщился Вилг. — Зачем ты с ними подписал отдельный контракт? Почему не дал сделать их обычным мясом, ну в худшем случае — заключить договор с моим флотом?

— Все просто. Я планирую создать собственный флот. Который будет действовать в составе твоего.

— Вот как… — Вилг задумался. — И зачем мне это терпеть?

— А какой у тебя есть выбор?

— К примеру, пинками выгнать тебя из наемников.

— В таком случае за мной уйдет и крейсер, и его экипаж, так как они заключили контракт со мной.

— Ну тогда позволить Дитру сделать то, что ему не удалось во время боя… — вкрадчиво произнес Вилг.

— В бою ему повезло, что на моем истребители были стазис-пульсары. Если бы на корабле было хоть одно орудие — Дитр вряд ли сейчас сидел бы в «пещере».

Вилг усмехнулся. Что да, то да.

— Ладно, парень. Твоя наглость мне даже нравится. Однако впредь не стоит перетягивать одеяло на себя. Это был мой крейсер.

— Если бы не я, он бы вообще ушел и остался пиратским.

Вилг нахмурился. Этот парень был слишком своенравным. Однако его наглость, независимость очень напоминали Вилгу его самого пару лет назад. С одной стороны, этого выскочку нужно было поставить на место, с другой — наемники уже вычеркнули паренька из списка мяса, приняли за своего, захваченные пираты держались за него как могли — ведь случись что с ним, и они станут мясом, да и два других пилота, сражавшиеся в одном звене с новичком, также перестали быть мясом, заслужив себе имя и получив контракты. К тому же они стали совладельцами новообразованной корпорации. Попытайся Вилг что-то сделать, и наемники начнут роптать. Следовало тщательно обдумать ситуацию и затем, когда все поутихнет, подумать, как забрать крейсер себе и опустить с небес на землю молодого пилота, при этом не настроив против себя других наемников.

— Ладно. Свободен, — сказал Вилг, наблюдая, как пилот четко развернулся на месте и строевым шагом покинул каюту Вилга Брабанта эр Онотье, барона Брабантского и адмирала наемного флота «Брабант».

Глава 2–7 Предложение, от которого нельзя отказаться

Вилг откинулся в кресле и задумался. Похоже, вариантов больше не было: ни один контракт в этом секторе ему не подходил — либо долговременные охранные и конвойные контракты, либо охота на слишком мелкие пиратские ватаги, за которыми гоняться придется долго, а получить корабли — сложно. Да к тому же все они будут слишком старыми, или слабыми, маленькими. Особого усиления от их прибавления во флот не будет. Другие контракты подразумевали атаки космических станций, либо длительные осады, полную блокировку планет. Подобные операции оплачивались хорошо, но не устраивали Вилга по той простой причине, что осаду нужно было держать недели, а то и месяцы. Похоже, выбора нет — атаковать корпорацию «Дибусье инк» необходимо было сейчас — пока они не набрались сил, не восстановили численность своего флота после того, проведенного против флота «Брабант» боя.

— Нет контрактов? — как всегда Терма появилась совершенно незаметно, ее неслышная походка и манера держаться, словно тень, всегда поражали Вилга. Если бы Терма захотела — она бы с легкостью могла стать одной из Умбрам Суам Тимэрэ — тайной организации, в которую входили лучшие наемные убийцы известного космоса. Умбрами были истинными профессионалами своего дела и никто не знал, как они выглядят, как подкрадываются к своим жертвам, как уходят. Было известно только одно, если такого убийцу наняли — он выполнит свою задачу. Те же, кто узнавал о планируемом покушении на себя, начинали бояться собственной тени. Но ни армии охранников, ни добровольное заточение в собственной космической станции, ни попытки сменить внешность ни к чему не приводили — жертву всегда находили мертвой. «Бойся своей тени» — девиз наемных убийц был как нельзя точным. Конечно, вряд ли Терма смогла бы стать одой из них — слишком уж специфическими были ее знания, и хотя она могла убивать, обладала огромным опытом и практическими навыками в этом деле, делать заказные убийства своим ремеслом не хотела. Да и действительно, зачем псиону становиться Умброй? Ведь псион ценен сам по себе.

— Контракты есть и неплохие, — ответил Вилг. — Однако ни одного, подходящего нам.

— Значит, если мы больше не можем усилить свой флот, пришло время нанести удар Дибусье?

— Похоже, что так, — вздохнув, ответил Вилг. — Я уже вызвал Тифона. Как раз и обсудим сложившуюся ситуацию, вы поможете принять мне окончательное решение.

— Ты адмирал флота, зачем тебе наши советы?

Вилг ухмыльнулся.

— Когда я был юн и глуп, полагал, что знаю все, мой отец сказал мне: «когда тебе кажется, что все очевидно и выход всего один, он логичен и прост, попроси кого-то другого рассмотреть проблему и найти выход. Ты удивишься, узнав, что у каждого будет свой взгляд на ситуацию и собственное решение в этом вопросе».

— И что?

— Это действительно так. Сейчас мне кажется, что у меня нет иных вариантов, кроме как отдать приказ о начале атаки на «Дибусье инк». Тебе, как мне кажется, хочется предложить мне вообще не атаковать этого жадного толстосума, или сделать это через пару лет, когда он расслабится и будет считать, что я отказался от мести. Ведь так?

Терма кивнула.

— И вот сейчас придет Тифон. У него, возможно, будет вообще иное, отличное от наших, предложение.

— Не факт, что оно будет лучше наших, — возразила Терма.

— Не факт, — согласился Вилг. — Но мы ведь его даже не услышали, вполне возможно, что как раз его решение будет наиболее удобным для нас. А, возможно, мы принимаем решение, просто основываясь на той информации, которая у нас есть и которой не достаточно для принятия правильного решения.

— И ты думаешь, что такая информация есть у Тифона?

— Может — да, может — нет. Сейчас и узнаем…

Как раз к концу его фразы дверь в зал для совещаний распахнулась, и на пороге появился сам Тифон.

Он быстрым шагом проследовал к одному из свободных мест, уселся и, повернувшись к Терме и Вилгу, спросил:

— Ну, что решил?

— Пока ничего. Нормальных контрактов я не нашел. Так что…

— А как насчет контракта от корпорации «Эстрел»?

Вилг удивленно взглянул на Тифона, взял со стола свой голопланшет и принялся листать отобранные предложения по найму. Спустя несколько секунд поиска он обнаружил искомое. Прочитав содержание, он поморщился.

— Этот заказ явно попахивает. Указана атака на взбунтовавшиеся корабли сотрудников корпорации. Но мне почему-то кажется, что там будут вообще не сотрудники этой «Эстрел» а совершенно посторонние люди, которые не захотели сотрудничать с корпоратами.

— Все так, — кивнул Тифон. — Но есть несколько нюансов.

— Каких же? — недовольно поинтересовался Вилг. Нет, он, конечно, был далеко не ангел. Таковых среди наемников отродясь не бывало. Но если без разбора принимать все подозрительные заказы, можно очень быстро потерять репутацию, когда ни один уважаемый клиент не захочет связываться с твоей «бандой убийц и головорезов». Не говоря уже о том, что подобные контракты могут привести к снижению понимания с тем или иным государством, или более того — можно стать врагом и преступником для этих самых государств. В таком случае, рассчитывать на контракты от их граждан было сложно, не говоря уж о возможности вести дела в границах этих самых государств. Так зачем себе портить жизнь в обозримом будущем, если можно просто не принимать подозрительный заказ, не обещающий ни особых прибылей, ни особых плюсов. Всего-то пара крейсеров и транспорт. А судя по маршруту следования, в качестве груза транспорт будет везти всякий хлам, добытый сканировщиками. Здесь вообще была чистая рулетка — либо хлам этот стоил миллиарды, либо копейки. А если судить по количеству охраны — всего-то два крейсера, можно было предположить, что транспорт под завязку набит именно дешевым хламом.

— Во-первых, там два крейсера, которые могут стать нашими, — начал перечислять Тифон. — Во-вторых, в транспорте может быть весьма ценный груз…

— Так, стоп, — прервал его Вилг. — Во-первых, два крейсера не окупят нам подмоченную репутацию, во-вторых, заказчик отмечает, что весь груз принадлежит ему, и именно из-за него поднята вся эта кутерьма. И в третьих, а скорее — именно это «Во-первых», у меня есть стойкое ощущение, что в этом конвое не взбунтовавшиеся сотрудники этой «Эстрел», а самые обычные свободные сканировщики, которые не сошлись с «Эстрел» в цене на свой хлам и решили наказать корпорацию, продав все ими добытое самостоятельно и по нормальной стоимости.

— Все так, — кивнул Тифон. — Но есть вот какие «Но»: теоретически мы сейчас может только догадываться, с кем столкнемся — с бунтовщиками «Эстрел» или же действительно свободными сканировщиками, доставляющими для продажи свои находки. Если со вторыми — мы имеем право отказаться от контракта, сославшись на заведомо ложные данные, предоставленные заказчиком и его попыткой впутать нас в противозаконную деятельность…

— И зачем нам влезать в контракт, который мы затем должны будем оспаривать, доказывая свою правоту, и просто терять время? — перебил Вилг.

— Вот тут появляется следующее «но»: на транспорте лута не на миллионы кредитов, а на миллиарды.

— С чего ты это взял? — Вилг тут же оживился. Подобная сумма кардинально меняла ситуацию.

— Мой старый знакомый, отставник из кадарских военных, шепнул мне об этом. Причем он готов рассказать в деталях, какого рода груз там будет.

— И чего же он хочет за эту информацию?

— Один из пакетов дата-центров Сгинувших, добытых сканировщиками и перевозимых в этом конвое.

— Всего один? — удивился Вилг.

— Зная моего приятеля — кадарца — этот пакет может стоить половину всего груза, — усмехнулся Тифон.

— Ну хорошо, допустим. Он делится с нами информацией, мы делимся с ним трофеями. Но остается пункт касательно незаконности всей операции. Напав на конвой, мы будем объявлены пиратами.

— Это если останутся свидетели, — ответил Тифон.

— Я, конечно, не святой, но и плавать в крови не хочу. — отрицательно мотнул головой Вилг.

— Тогда мы всегда можем договориться со сканировщиками. Захватываем их, узнаем, что они не сотрудники «Эстрел», начинаются дебаты с руководством корпорации, переговоры касательно передачи захваченного конвоя корпоратам за весьма круглую сумму ну и так далее. Сканировщики сами предложат нам отпустить их. И мы в любом случае остаемся в выигрыше — получаем часть груза, сбиваем рано или поздно компенсацию с «Эстрел» и вуаля. Этих денег нам хватит на приобретение пары крейсеров. Уже хороший плюс, не так ли? А ведь еще можно сюда же добавить два крейсера из охраны конвоя, если, конечно, ты не захочешь их отпустить.

— И мы в любом случае в выигрыше… — задумчиво повторил Вилг.

— Мне не нравится вся эта затея. Она еще не началась, а от нее уже воняет, — заявила Терма. — Я против.

Вилг задумчиво посмотрел на нее и вновь обратился к Тифону.

— А если корпораты захотят решить ситуацию кардинально?

— У них нет кораблей. Скорее всего, пара пиратских эскадр прикормлены, чтобы терроризировать особо не сговорчивых сканировщиков. Собственный флот у них очень маленький. Нечего бояться. Плюс мой старый знакомый предлагает помочь нам — его бывшие коллеги смогут присоединиться к нашему флоту и в случае проблем — помогут.

— А взамен мы им будем должны ту самую загадочную информацию из дата — центра… — вновь задумчиво произнес Вилг, потирая виски. — И сколько они готовы предоставить кораблей нам в помощь?

— Системный флот[12], — ответил Тифон.

Вилг округлил глаза и уставился на него.

— Что?

— Системный флот. Это пара линкоров, или дюжина крейсеров, носитель, с полсотни фрегатов.

— Я знаю что такое системный флот, — ответил Вилг. — Я просто ожидал совсем другое — ну пару крейсеров, ну десятка два фрегатов.

— Похоже, та информация, которая нужна моему знакомому, обещана кадарским военным. И они ради нее готовы выделить системный флот.

— Знаешь, — Вилг усмехнулся. — Мне кажется, что твой знакомый вовсе не отставник, а, скорее, из кадрового военного перешел в другое ведомство, не любящее афишировать себя.

— Есть такая мысль, — кивнул и Тифон. — Ну да мне как-то плевать.

— Ты уверен, что груз там будет, и что это не хлам?

— Вот список.

Вилг тут же получил уведомление о входящем сообщении. Когда он вернулся в реальность, то выражение его лица уже говорило о том, что он принял решение.

— Там только хлама на 600 миллионов. А, я так понимаю, сканировщики везут с собой данные из дата-центров. Значит, конечная сумма может варьироваться уже в пределах нескольких миллиардов.

— Именно. И если мы не побрезгуем запачкаться — все это станет нашим.

— А корпоратам мы как все объясним?

— Скажем, что их сотрудники были слишком решительно настроены и взорвали собственные корабли, лишь бы не отдавать свое имущество.

— Корпораты нас по судам затаскают.

— Брось. Ничего не будет. Стоит только дать делу ход, как всплывет, что они дали заказ не на своих сотрудников, а вообще на сторонних сканировщиков. Тогда уже дело на нас повернется против них — какого черта они наняли наемников для перехвата свободных граждан?

— Ты ведь понимаешь, что свидетелей придется убрать, если контракт с «Эстрел» по каким либо причинам придется выполнить? Если там действительно груз сканировщиков, то конвой сопровождают их скорлупки. Их будет слишком много, и всех мы не поймаем.

— Вилг! Ты сгущаешь краски! Как только мы появимся, большая их часть тут же даст деру. Они ничего и не увидят — ну появились мы рядом с конвоем, и что?

— А если не дадут деру и будут ждать, пока мы не откроем огонь?

— А мы представимся корпорацией «Эстрел», — ухмыльнулся Тифон.

— Черт побери, ты коварный сукин сын, — захохотал Вилг. — С тобой надо быть настороже.

— А то…

* * *

Контракт с корпорацией «Эстрел» был заключен. Сейчас флот «Брабант» медленно отползал от верфей и ремонтных доков, висящих на орбите планеты Хозяин-2, являющейся не только столичной планетой этой системы, а также сектора, но еще и известной по всему миру, как планета — рынок. Причем не обычный рынок, а рабский. Конечно, подобная деятельность аттарцев, являющихся владельцами и сектора, и системы, и планеты, не особо нравилась многим. Именно поэтому система была защищена по последнему слову военной науки — несколько орбитальных станций, способных вести огонь на огромные дистанции, чьи зоны обстрела закрывали практически всю систему, достаточно сильный системный флот, способный отбить атаку даже превосходящих сил противника.

Флот «Брабант» покидал эту гостеприимную систему, чтобы уйти в глубины космоса, где закон и порядок отсутствовали вовсе. И где сам флот «Брабант», фактически, собирался выступить в роли пиратов и грабителей, пусть и юридически обосновав свои действия как законные.

Вилг же все время с момента объявления сборов и до самого старта испытывал сильные сомнения — стоило ли браться за подобные дела. Нет, и раньше ему приходилось вмешиваться в не совсем честные сделки и заключать за версту воняющие дерьмом контракты. Да чего уж говорить, его флот выступал и на стороне пиратской республики, которую не признало ни одно существующее государство, объявив преступниками. И ведь тогда ему с трудом удалось увернуться, не попасть в мясорубку, которую устроил объединенный флот нескольких государств новообразованной республике. Да, пиратского государства больше не существовало, да — большинство его сторонников сгинуло как раз в той мясорубке, которая была организована именно благодаря Вилгу. Человеку, предавшему своих соратников. И ведь до сих пор другие адмиралы наемников глядели на него с презрением. Мол, лучше бы пиратом стал, чем сначала поддержал их, а затем сдал всех. И ведь сейчас, похоже, наступала такая же ситуация — если хоть что-то пойдет не так, то Вилг и наемники его флота вновь могут стать отщепенцами среди солдат удачи.

Он вспомнил, как трудно было достать контракт после того случая. А если он облажается и в этот — то у него попросту не останется иного выхода, кроме как идти в пираты, ну не к торгашам же в охрану наниматься. Да даже если и наниматься — его флот не потянет ни один из существующих торговых домов. Значит, «Брабант» придется расформировать…

Вилг усилием воли отогнал от себя пессимистические мысли: все выйдет, все получится. Не стоит сомневаться в себе и своих ребятах. Они с Тифоном продумали все возможные варианты событий и в любом случае выйдут из этого болота либо чистыми, либо богатыми, либо и чистыми и богатыми. А затем «Брабант» нанесет удар по «Дибусье», и этот жадный подонок сильно пожалеет о том, что сделал…

Но тогда, если все правильно, если все продуманно, почему его мучают все эти мысли? Может, это совесть?

* * *

Флот «Брабант» разослал малые корабли во все соседние системы. Им предстояло стать неким подобием сигнальных маячков, которые должны подать сигнал основным силам, когда будет обнаружен конвой. Вычислить путь потенциальных жертв удалось достаточно быстро. И что самое хорошее — не было особых вариантов, как именно конвой будет идти. На последнем участке пути, перед обитаемыми и вполне цивилизованными системами, конвой должен был пройти через 4 системы, обойти которые они не могли. Наёмники ждали их уже во второй. А разведчики-фрегаты как раз и стерегли, откуда появится транспорт с крейсерами.

— Фрегат «Дамп» докладывает: противник обнаружен. Двигается штатно, первыми идут крейсера, транспорт за ними. Замыкают конвой порядка 70 малых кораблей. Фрегат идентифицировал их как «малый корабль-разведчик». Несколько малых кораблей разведки двигаются впереди конвоя.

— Сканировщики, — догадался Вилг. — Как я и говорил: охраняют собственные пожитки.

— Мы обсуждали и такой вариант. Сказочная версия касательно взбунтовавшихся сотрудников самой «Эстрел», решивших внезапно сбежать с имуществом корпорации, нами вообще не рассматривалась. Так что все идет, как и ожидалось.

— Да, как и ожидалось, — вздохнул Вилг. Его еще больше начало беспокоить непонятное чувство, ощущение то ли подступающих проблем, то ли предстоящих непредвиденных осложнений. Эх, а ведь Терма сразу отказалась от всей этой идеи и его пыталась отговорить. А он уперся… Зря! Но отступать теперь уже было поздно. Поэтому Вилг приказал. — Активируйте стазис-сети!

Глава 2–8 Ловцы ловцов

Вилг не ожидал подобного. Сканировщики не зря ели свой хлеб — когда конвою нужно было решить, по какому из нескольких путей предстоит идти, вперед выходили малые корабли их необычного флота. Быстрые и маневренные кораблики, экипаж которых в большинстве случаев составлял всего один человек, резво бросались вперед, разведывая на одну, две, а то и три системы вперед.

Сейчас флот малых кораблей разделился, разошелся по трем возможным путям следования каравана. Логика, конечно, в этом была — сканировщикам намного проще уйти от возможной пиратской ловушки, чем здоровенным крейсерам охранения, или тем более неповоротливому транспорту. Сканировщики пробивали весь путь вплоть до разветвления, и в каждой пройденной ими системе оставалось несколько кораблей. Видимо, продолжавших сканировать пространство, готовых в любой момент засечь противников и сообщить об этом на основные суда, дабы те не попали в ловушку.

Очень скоро разведчики должны были оказаться и в той системе, где Вилг задумал устроить ловушку. То, что его флот будет обнаружен — он не сомневался. Все-таки сканировщики — это не пираты-раздолбаи, не обычные гражданские и не военные. От того, насколько качественно они проверят систему, порой зависела их собственная жизнь. Поэтому следовало что-то думать. Решение было простым до безобразия — для того, чтобы корабли не засекли, их нужно «выключить». Хотя и, конечно, существовала высокая вероятность того, что сканировщики, обнаружив крупные скопления неизвестных объектов, выполненных из металлов, забьют тревогу сразу. Либо, будучи людьми крайне любопытными и, как не крути, жадными, решат проверить обнаруженные странные сигнатуры — кто знает, может, там найдется что-то ценное…

Значит, самое простое решение, которое было бы лучшим в случае, если флот «Брабант» собирался воевать против обычных военных, гражданских, пиратов или таких же наемников, здесь совершенно не годилось.

Но все же Вилг прошел долгий путь от аристократа— изгнанника до адмирала флота наемников. У него были богатый опыт и масса знаний в самых разных областях. В том числе и как профессионального сканировщика, коим ему пришлось поработать много лет назад и на протяжении долгих месяцев, пока фортуна, наконец, не осчастливила его своим подарком, позволив создать собственное военное подразделение, со временем, благодаря упорству и уму самого Вилга, превратившееся в сегодняшний огромный флот.

Именно поэтому многие корабли «Брабанта» сейчас находились далеко за пределами системы. Далеко от планет и других объектов, на безопасном расстоянии от зоны покрытия сканировочного оборудования старателей. Всего несколько кораблей находились в самой системе — 4 фрегата и 3 звена истребителей, замерших возле пока не работающих стазис-сетей. Их задачей было держать пойманные крейсера и транспорт конвоя до тех пор, пока на точку не прыгнут остальные корабли флота.

Еще два корабля находились в режиме готовности прыгнуть к вратам из центра системы сразу по команде. Их задачей было стать на вратах соседних систем, не пуская другие корабли сюда, пока будет идти процесс захвата конвоя. Одним из этих кораблей был легкий крейсер «Новое Начало», тот самый, бывший пиратский звездолет, захваченный новичком-выскочкой Демидом. По уму, Вилгу следовало как раз этот корабль оставить возле стазис-сети, которая должна была остановить и удерживать транспорт. Однако Вилг не доверял новичку и справедливо полагал, что тот вновь может воспользоваться ситуацией и выкинуть фортель. Нет, что «Новое начало» объявит транспорт своим единоличным призом он не думал — слишком нагло и тупо. Демид на подобное не пойдет, поймет, что это моментально испортит к нему отношение ветеранов-наемников. А значит, Вилг сможет сделать с ним все, что захочет, не боясь бунта собственных подчиненных. Но вот то, что новичок может придумать какую-то иную пакость, Вилг не сомневался и решил подстраховаться. Задачей «Нового Начала» было перекрытие ворот, расположенных после системы — ловушки, ведущих из этой системы ближе к обитаемым мирам. Крейсер новичка должен был отсечь сканировщиков, успевших добраться сюда, не пустить их обратно, а кроме того, «Новое Начало» должен был встретить союзников — тот самый системный флот кадарцев. Именно для этих целей на борту легкого крейсера сейчас находились Тифон, покинувший свое «Пламя», и Терма. Первый должен был от лица Вилга вести переговоры с союзниками, а вторая должна была проверить кадарцев на честность — если они что-то задумали, что-то такое, что может навредить «Брабанту» и самому Вилгу, Терма сможет это предвидеть и предупредить хозяина — Вилга.

— Передовые корабли — разведчики уже в системе! — доложил оператор пространства, отслеживающий все движения в системе. «Пламя» был практически полностью выключен, однако сканирующее оборудование работало в полную мощность — Вилг приказал разбросать по системе и возле врат сканировочные буи, с которых оператор и считывал всю информацию, при этом сам оставаясь вне зоны действия сканеров противника.

— Сколько их?

— Шесть кораблей, — сообщил оператор. — Начинают разгон в сторону ближайшей планеты. Один отлетает в другую сторону.

В его голосе сквозило удивление. Почему сканировщики не прыгают напрямую к вратам в следующую систему? Вилг лишь ухмыльнулся. В отличие от оператора, он прекрасно знал, почему. Сканировщики народ опасливый, только самые ленивые и неопытные проходят систему напрямую. Зачастую такие и живут недолго. Опытные сканировщики никогда так не пойдут. Они всегда боятся, что могут нарваться на пиратов, которые очень любят расставлять стазис-сети. А ставят стазис-сети как раз где-то по прямой линии, соединяющей врата между собой. Вот только Вилг это прекрасно знал, поэтому свои сети он как раз и выставил между вратами входа и ближайшей планетой, чем вызвал недоумение у старших офицеров своего флота. Конечно, была вероятность, что конвой не следует привычкам сканировщиков и пойдет напрямую, как только разведчики сообщат ему, что противников в секторе не обнаружено. На такой случай Вилг тоже подстраховался — возле самых ворот, ведущих в следующую систему, были расположены целых три стазис-сети, которые должны были активироваться по очереди, не дав транспорту дойти до врат. Это был запасной вариант на самый крайний случай, если конвой все же пойдет напрямую или сможет выйти из ловушки, имеющейся возле планеты. Сам Вилг не сомневался, что конвой застрянет именно там, возле планеты, однако решил подстраховаться, тем самым успокоив своих офицеров. Да и для собственного спокойствия так стоило сделать — не следовало считать себя самым умным. Как много хитроумных планов проваливались только потому, что противник оказался хитрее или более непредсказуем. Становиться примером такового Вилг не собирался.

— Разведчики на планете. Четыре берут разгон к воротам, один остался у планеты.

Что-же, это было предсказуемо. Сканировщик вряд ли засек обесточенные корабли с выключенными генераторами, как и не обнаружил еще не развернутую стазис-сеть. Скорее всего, разведчик остался дежурить на контрольной точке и не более того. Как, кстати, и еще один кораблик, который сейчас вертится возле врат в предыдущую систему, откуда и должен был вскоре появиться конвой.

— Сканировщики возле врат, — сообщил оператор.

— Отлично, как только они уйдут, начинаем, — приказал Вилг.

— А они не всполошатся? — спросил оператор.

— Всполошатся. Но, как я понимаю, конвой уже подходит к воротам, чтобы прыгнуть к нам. А в следующей от нас системе прямо возле врат висит «Новое начало», которое точно всполошит разведчиков. Особенно когда не позволит им приблизиться к вратам, чтобы прыгнуть назад.

— Но ведь и конвой может развернуться?

— Это не точно. Одиночный легкий крейсер их вряд ли испугает.

— А если…

— Хватит вопросов, капрал. Занимайтесь своим делом, — благодушное настроение покинуло Вилга. Отвечать на вопросы низшего чина ему надоело. Да и сосредоточиться нужно было на предстоящем, а не отвлекаться по мелочам, разжевывая каждой бестолочи все свои решения и обоснования для них. Зря он вообще все это начал — многие наемники знали, что, когда их командир в хорошем настроении, можно узнать у него массу интересного касательно тактики и стратегии ведения боя между космическими кораблями. Однако если командир выразил неудовольствие — демократия закончилась, и стоит заткнуться, иначе последует суровое наказание. Вот и оператор проглотил свой очередной вопрос и полностью погрузился в экран сканировочного терминала.

— Крейсера и транспорт вошли в систему, — тут же доложил он. — Начали разгон на… Планету.

Вилг даже дышать перестал, пока оператор не произнес последнего слова. До последнего момента он мучился сомнениями, правильно ли ему подсказал опыт, действительно ли конвой пойдет так же, как и рядовые сканировщики. Похоже, на транспорте или одном из крейсеров находился кто-то из сканировщиков, который и заставлял большие корабли действовать по привычной старателям схеме. Вот и отлично.

— Прыгнули, — облегченно выдохнул оператор.

— Ловушка один! Активация. Корабли ловушки один! Активация! — тут же принялся раздавать приказы Вилг. — «Возмездие», занять точку возле врат предыдущей системы. Никого не пускать сюда и не выпускать отсюда!

Флот «Брабант» начал пробуждаться. Первым очнулся «Возмездие», тут же бросившись к вратам, из которых пришел конвой. За те три минуты, пока транспорт и его охрана были в варп-прыжке, «Возмездие» успел появиться возле ворот, одним залпом уничтожил сканировщика, дежурившего возле них, и ушел в предыдущую систему. Его задачей было не дать проникнуть сюда тем из старателей, кто следовал за конвоем, отслеживая возможный хвост.

Стазис-сеть возле планеты активировалась, а фрегаты и истребители флота «Брабант», находящиеся вне пределов сети, пробудились. Они стояли всего в нескольких километрах от края, от точки, до куда стазис-эффект мог действовать. Их задачей было начать торможение конвоя тогда, когда стазис-сеть отработает, ее аккумуляторы истощатся. С этой ловушкой Вилг заморочился и использовал приемы того новичка, Демида. Конвой и сканировщики наверняка начнут вести огонь по фрегатам, думая, что именно те и являются ловцами. На самом деле, все истребители на ловушке-1 были оснащены стазис-пульсарами, и именно они должны были задержать конвой до прибытия основных сил флота «Брабант». Фрегаты же должны были начать отстрел мелких кораблей сканировщиков.

Подобный подход был проверен на тактическом симуляторе. Сканировщики должны были начать обстрел истребителей, так как фрегаты были им не по зубам. А истребители, которые в теории могли нанести вред сканировщикам, на деле не будут отвлекаться и выполнят совсем другую задачу. Фрегаты же как раз и разберутся с мелкими кораблями. С их огневой мощью сделать это будет вопросом нескольких секунд. Тем самым они обезопасят истребители, уберут большую часть противников и отвлекут крупные корабли на себя.

Пока конвой разберется с тем, кто именно их удерживает — будет уже слишком поздно.

В итоге ловушка сработала даже лучше, чем планировалось. Первыми в стазис-сеть вляпались мелкие корабли старателей, застряв сразу на ее границе. Крейсера и транспорт по инерции смогли дойти почти до эпипецентра сферической стазис-сети, где и потеряли почти 95 % скорости. Фрегаты и истребители флота «Брабант» вились рядом, на границе сети, не спеша вступать в схватку. А зачем? Пока работала стазис-сеть, им ничего не нужно было делать. Попытайся они войти в зону ее действия, то тут же окажутся в положении мухи в паутине — стазис-сети плевать, кто вошел в зону ее действия, противник или союзник — она глушит всех.

Тем временем, флот «Брабант» большинство кораблей которого находились далеко от места основного действа, окончательно очнулись от спячки — реакторы вышли на номинальную мощность, включились двигатели, звездолеты стали на разгон. Еще секунд 40, и они смогут прыгнуть к ловушке-1.

— Докладывает «Возмездие». К нам попытались пройти два сканировщика. Уничтожил одного. Второй захвачен.

Вилг поморщился. Убивать сканировщиков ему вовсе не хотелось. Однако и оставлять в живых тех, кто гипотетически может прямо сейчас добраться до обитаемых систем и заявить о нападении, не хотелось. Совсем другое дело с экипажами крейсеров и транспорта, с суденышками сканировщиков, вляпавшихся в сеть. Их убивать не собирались, их нужно было захватить, а затем начать искренне удивляться, что они, оказывается, вовсе не сотрудники «Эстрел», а свободные граждане своих государств. Конечно, что последует дальше, было под большим вопросом. То, что «Эстрел» придется «кинуть», Вилг уже не сомневался. И это не было проблемой. Тут он чувствовал, что юридически совершенно защищен. А вот что было сделать со сканировщиками в случае, если они не поверят в то, что наемники собираются отдать их «Эстрел» или просто станут в позу, не желая делиться своим честно нажитым? Вот тогда и придется измараться. Но Вилг, все же, надеялся, что до этого не дойдет. Вряд ли сканировщики хотят умереть ради собственных денег, наемники не хотят замараться в их крови. И первые, и вторые должны были прекрасно понимать эти истины. Следовательно, договориться они должны были.

Флот «Брабант» ушел в варп-прыжок. Через пару минут они будут у ловушки-1. Причем прыгнули они как можно ближе к транспортам и крейсерам охраны. К моменту появления флота стазис-сеть уже должна была свернуться, так что с ходу, при появлении, можно было начинать абордаж. Главное, чтобы истребители не сплоховали и смогли удержать корабли, не дав им сильно продвинуться.

Когда флот вынырнул в обычное пространство, и тактическая карта вновь заработала, Вилг оценил происшедшие изменения. Истребители справились с задачей — крупные корабли конвоя не сдвинулись и на километр. Отлично отработали и фрегаты — на тактической карте уже не отображалось ни одной мелкой точки — кораблей сканировщиков. Их всех успели выбить. Вот искин «Пламени» начал выдавать информацию по новым обнаруженным объектам — спасательным капсулам, останкам уничтоженных кораблей сканировщиков.

— Начать атаку, — приказал Вилг. Пол под его ногами содрогнулся. Несколько десятков абордажных ботов одновременно стартовали из своих доков, устремившись к крейсерам и транспорту противника.

Вот и все, похоже, операция удалась. Теперь главное, чтобы союзники не подвели, не задумали пакость. Ну и, конечно, чтобы добыча была достойной. Если на транспорте окажется хлам стоимостью в сотню-другую миллионов, это будет грандиозный провал.

— На связи «Новое начало», — доложил оператор связи.

— Соединяй! — кивнул Вилг.

— Привет! — на экране появился Тифон. — Все хорошо, мы отпугнули сканировщиков. Судя по всему, они уже получили сообщения от своих коллег, которых ты сейчас берешь на абордаж. Ребятки в нашей системе решили не рисковать и отошли.

— Это прекрасно, но что по союзникам?

— Здесь тоже все хорошо. Они решили не вмешиваться, пока необходимости нет. Висят себе в нашей системе и ждут от нас сообщения о взятии конвоя. Не хотят появляться на глаза сканировщикам.

— Ну понятно, — кивнул Вилг. — Зачем честь мундира марать, когда все наемники сделают.

— Типа того. Мы договорились, что в случае проблем со стороны «Эстрел» они тут же вылетят на помощь…

— Ты ведь говорил, что у «Эстрел» нет собственного флота, способного нам хоть как-то навредить.

— Я говорил, что такой информации нет. И говорил о том, что нам было известно. Черт его знает, а вдруг они наняли других наемников, чтобы нас перебить?

— В этом секторе нет других наемников. Во всяком случае, способных меряться с нами силами.

— Не важно. Союзники все равно пришли за своей долей. А если смогут помочь в случае проблем — лишний им плюсик в карму.

— Ты уверен, что они не задумали пакость?

На экране появилась Терма.

— Я уверена. Эмоции их командующего просты и понятны. Он в ожидании и нетерпении, однако никаких даже отзвуков касательно лживости его слов я не ощутила.

— А какие были слова именно?

— Что они пришли забрать свою долю — ту самую информацию из дата-центра.

— И все? Никакого дележа пополам, или попытки отхапать больше?

— Нет, что странно. Их интересует только информация из дата-центра Сгинувших.

— Подозреваю, что именно это и стоит несколько миллиардов. Ну да ладно. Уговор есть уговор.

— С «Эстрел» еще не связывался?

— Нет, с минуты на минуту мы должны захватить корабли конвоя. Вот тогда я «обнаружу», что напал не на бунтующих корпоратов, а на совершенно свободных граждан и начну возмущаться.

— Ну хорошо, — кивнул Тифон и улыбнулся. — Давай, удачных торгов. Дай знать, как все решится.

Глава 2–9 Счастливчик

На «Пламени» Демида встретили словно героя. Хотя действительно, было за что. Каждый встреченный им наемник в коридоре, ангаре или комнате инструктажа считал своим долгом хлопнуть новичка по плечу и заявить что-то вроде:

— Молодец, новичок! Такое провернуть — это надо уметь! Ты прирожденный наемник.

Добравшись вечером того дня до столовки, Демид вообще был встречен овациями. Он оказался в кругу людей, улыбающихся ему как старому приятелю, поднимавших стаканы с соком, бутылки с пивом или банки с энергетиком в его честь.

Хотя, по большому счету, хвалить Демида было за что. Его хитроумная затея закончилась полным успехом — легкий крейсер в полном составе сдался лично ему, позволив стать не только единоличным владельцам целого корабля, но еще и хозяином для почти пяти десятков пиратов, ставших его собственными рабами.

Вилг, явно не ожидавший такого поворота событий, явно хотел вывернуться из сложившейся ситуации, однако Демид ему не позволил. Адмирал попытался отделаться от новичка лишь заключением полноценного контракта выплатой 1/3 от стоимости крейсера и рабов. Вот только Демид покачал головой и сказал:

— Нет. Так не пойдет.

— Что? — опешил Вилг, с явственной злобой задышав в свою кислородную маску.

— Я сказал, что так не пойдет. Ты пытаешься меня обмануть.

— В чем? Ты был рабом, мясом. Фактически, ты ничем не можешь владеть, пока я не позволю тебе вновь стать свободным. Все, что ты добудешь в бою, является моим. И то, что я решил тебя наградить — это лишь моя собственная щедрость. Так чем ты недоволен?

— Для начала, — усмехнулся Демид. — Я не являюсь рабом. Ты продал мне порт, заставив подписать контракт на минимальных условиях. Так что, как ты говоришь, «фактически» с момента подписания этого контракта я стал полноценным наемником. Да, у меня нет фиксированной ставки, которую ты мне должен платить, однако я числюсь как наемный работник, а не раб. А если я наемный работник, уже получивший порт, который, несомненно, после подписания контракта на его покупку в кредит перешел в мое личное пользование, то, значит, я свободный человек, не раб, имеющий право на свою собственность. Ведь так?

— Ну допустим, — Вилг откинулся и сложил руки на груди. — И что?

— Экипаж «Нового Начала» в полном составе сдался мне. Абордаж корабля не требовался. Следовательно, корабль мой.

— Ты получишь 1/3 от его стоимости… — начал было Вилг.

— Нет. Он мой, так как я его сам захватил, — отрезал Демид. — И ты можешь его использовать для собственных целей, но затем вернешь его мне или выплатишь его стоимость. Ведь такая была договоренность с другими наемниками перед операцией?

— Ты — не другие наемники!

— Кажется, мы уже решили этот вопрос, — напомнил Демид. — Нужно было просто дать мне порт, а не оформлять на него кредит. Тогда бы я остался рабом, твоей собственностью, пользующейся другой твоей собственностью — портом. Но вы сами себя перехитрили, заключив именно такой контракт именно на таких условиях. Так что извини…

Вилг скрипнул зубами, но смолчал.

— Теперь дальше. Корабль и все его содержимое мое, как и его экипаж, сдавшийся лично мне.

— Эти пираты… — начал Вилг.

— Стали моими наемниками. Я создал собственную компанию, и они ее сотрудники. Однако сейчас выполняют твои приказы через меня, так как я подписал контракт с тобой.

Вилг молча смотрел на Демида пронзительным, злым взглядом, однако тот не собирался отводить глаза или тушеваться.

— Парень, мне кажется, что ты несколько перегнул палку, — наконец, соизволил продолжить разговор Вилг.

— Я? Да ладно! — Демид сделал вид, что удивился. — В чем перегиб-то?

— Слишком много решил захапать…

— Ну, тут у кого как получается. Не вижу проблемы — у меня своя компания, свои люди и свой корабль. Однако сам я связан контрактом с тобой.

— Будучи наемником моего флота, часть добычи ты должен отдавать флоту.

— Так я отдал все содержимое трюмов, часть оружия и даже оборудование со своего крейсера. Там более, чем половина стоимости корабля. Так что и за рабов ты свою долю получил. А вот отдавать тебе их или корабль — решать мне. Ты ведь, как мой непосредственный командир и наниматель, получил всю полагающуюся долю?

Вилг снова принялся буравить новичка взглядом.

— Но если тебя все это не устраивает, — не смущаясь, продолжил Демид, — я готов расторгнуть с тобой контракт в одностороннем порядке и выплатить всю полагающуюся в таком случае компенсацию. Сколько там? 50 тысяч? Ну или инициировать расторжение можешь ты — разойдемся миром.

Вилг скрипнул зубами.

— А может, не стоит тебя выпускать отсюда? — вкрадчиво поинтересовался он.

— Можешь попробовать, — Демид с усмешкой посмотрел на адмирала. — Вот только что после этого скажут твои наемники? Весь флот? Я думаю, что многие тут же захотят расторгнуть свои контракты. Кто захочет наниматься к столь жадному и подлому флотоводцу, способному убить только потому, что кто-то из его подчиненных оказался удачлив и взял хороший приз. Ведь каждый из них тут же решит: «Сегодня Вилг убил новичка, а завтра может решить, что настал мой черед».

Вилг с бешенством смотрел на юного наемника.

— Пошел вон!

— Обязательно. Но перед уходом у меня всего один вопрос: как долго флот «Брабант» простоит возле доков и верфей? Я бы хотел опробовать свой крейсер в деле. Тут много контрактов на мелкие пиратские шайки.

Вилг в какой уже раз лишь заскрипел зубами.

— Ладно, спрошу у Тифона, — пожал плечами Демид и покинул каюту адмирала наемников.

Разговор прошел не совсем так, как он планировал. Ну да кто доктор Вилгу, что тот решил взять быка за рога? Решил, что может захапать все, что захватил Демид. Неужели он всерьез думал, что если Демиду и двадцати лет нет, то он лопух и простофиля, который вот так, без боя, после первой же угрозы отдаст все честно добытое?

* * *

«Новое начало» отошел всего на две системы от рабского рынка и верфей, где чинили корабли флота «Брабант». Судя по информации заказчика, именно здесь резвилась мелкая пиратская эскадра, занимающаяся нападением на мелкие корабли.

Конечно, появление легкого крейсера могло насторожить пиратов, однако Демид сделал проще. Пару часов назад в системе появился малый транспорт, нанятый им. Его задачей было привлечь к себе пиратов, стать наживкой. Пираты клюнули — транспорт, управляемый искином, уже сообщил о появлении трех мелких кораблей, идущих параллельным курсом. Напасть они еще не решились, так как не вовремя в системе появился «Новое начало». Однако Демид направил крейсер не по маршруту транспорта, а совсем в другую сторону — в данной системе находилось аж трое врат.

Пошло всего полчаса, и пираты, явно удостоверившись в том, что легкий крейсер совершенно не интересуется ими, осмелели и взялись за транспорт. «Новое начало» никак не реагировал на обстрел мирного транспорта и призывы о помощи управляющего им искина. Пираты же, окончательно удостоверившиеся, что легкому крейсеру нет до них никакого дела, еще больше остервенели. Или, скорее, потеряли осторожность. Они так увлеклись обстрелом транспорта, что не заметили, как «Новое Начало» сначала сбросил скорость, затем развернулся и, наконец, вообще ушел в варп-прыжок.

Когда в непосредственной близости от транспорта появился легкий крейсер, пираты от неожиданности замешкались. И это им стоило всего. Один из пиратских кораблей был захвачен стазис-лучом крейсера, еще два поймали истребители, выпущенные из ангара «Нового начала». Жадина и Эйдэн отработали по уже опробованной схеме — оба их корабля были оснащены стазис-пульсарами.

Пираты не стали пытаться отбиваться, понимая, что внезапно появившийся так близко крейсер может легко и одновременно разнести их всех, причем всего за один залп. Поэтому сдались.

Один из захваченных кораблей пошел в качестве налога флоту «Брабант», выделившего на операцию Демида собственные истребители. Остальные два Демид оставил себе. Теперь в его собственном мини-флоте было уже три корабля. И пусть два из них являлись всего лишь истребителями — это только начало.

А вот по пути назад возникли проблемы.

* * *

— Итар! Все готово?

— Да, босс!

— Сколько человек точно за нас?

— Пятеро. На мостике мы с вами, Дженкс и Карри.

— А остальные?

— Остальные не ответили ни да, ни нет.

— Так они будут нам мешать? Или же просто не станут вмешиваться.

Итар на секунду задумался.

— Думаю, просто не будут вмешиваться. Дождутся, когда нарисуется победитель, и молча перейдут на его сторону. Но есть и другая проблема.

— Какая?

— Многие боятся ведьму.

— Ай, да это просто байки. Ну трется возле этого молокососа баба-интуит. И что?

— Она может узнать, что мы задумали.

— Ну допустим, узнает, предупредит молокососа, что он сделает? Указать точно на тех, кто задумал бунт, она сможет?

— Я не знаю, насколько она сильная… — пожал плечами Итар. — А ведь наверняка найдутся и те, кто вступятся за молокососа.

— Значит, пойдут в шлюз вслед за ним. Или на месте пристрелим, — бывший капитан «Нового Начала» зло ощерился. С момента захвата его корабля он лелеял надежду, что сможет вернуть себе капитанство. Однако пребывая среди других кораблей флота «Брабант» нечего было и думать о бунте. Но молокосос его не подвел — увел корабль с бывшими пиратами черт знает куда. Это ведь хватило мозгов-то? Или он считает, что у остальных, как и у него самого, короткая память? Неужели он действительно считает, что все пираты вдруг резко осознали свою неправоту и решили стать наемниками, да еще и под началом этого сопляка? Ну да и хрен с ним. Почему он это сделал — бывшего капитана интересовало мало. А вот то, что как раз сейчас, пока они не успели уйти из этой системы, можно устроить бунт и вновь захватить корабль для себя, было самым важным. Сейчас можно не бояться других кораблей наемников — они далеко. Если удастся захватить корабль — сбежать можно без всяких проблем.

Они с Итаром вооружились, захватили оружие для подельников, ждущих их появления на капитанском мостике и сейчас шли по коридорам «Нового начала».

Внезапно активировалась внутрикорабельная связь, и послышался голос молокососа.

— Значит так, ребята. Нам достались три новеньких истребителя. Один из них пойдет как доля флота «Брабант», два других теперь наши. Со следующего контракта их стоимость будет разделена поровну между всей командой. Ну а если нам удастся разговорить пойманных пиратов, и они смогут оплатить свою свободу или скажут, где тайник с содержимым трюмов других захваченных ими кораблей — то уже эти деньги мы разделим сразу. Вы отлично поработали! Так держать!

Бывший капитан поморщился — такое объявление поступило команде как раз не в самое лучшее время. Раньше вся команда получала голое жалование, а не долю с добычи. Всю добычу бывший капитан «Нового Начала» оставлял себе. Так что неожиданное сообщение молокососа о том, что теперь команда получает не только положенную зарплату, но еще и часть трофеев, могло поколебать многих. Если раньше большинство соблюдало нейтралитет, предпочитая не вмешиваться, то теперь вполне могли перейти на сторону молокососа.

Бывший капитан отогнал от себя эти мысли — подумаешь, сообщение. Он слишком уж бурно отреагировал на это сообщение, а его фантазия тут же накидала идей, что из этого может выйти. Не стоит беспокоиться, у него все получится!

Дверь ушла в сторону, открыв проход на капитанский мостик. Бывший капитан шагнул вперед и двинулся к самому центру помещения, где прямо под большим экраном стояли сам молокосос и ведьма. Они не обращали внимания на приближавшегося бывшего капитана, о чем-то отчаянно споря. Бывший капитан ухмыльнулся — такая беспечность дорого им обойдется.

Когда до парочки оставалось всего несколько метров, два оператора, сидящих за ближайшими терминалами, поднялись и подошли к Итару, получив от того оружие. Затем все четверо окружили молодого капитана и его спутницу.

— Вы что-то хотели? — молокосос, словно только их заметив, развернулся к четверке.

— Да, есть одно дело, — хмыкнул бывший капитан и навел на молокососа свой плазменный пистолет.

Однако реакция молокососа была совсем иной, чем та, которую ожидал бывший капитан. Парень хмыкнул, нисколько не испугавшись наведенного на себя оружия, и повернулся к спутнице.

— Ну вот видишь, Терма, всего четверо. А ты говоришь, большинство…

— Ты смухлевал, — возмутилась женщина. — Если бы не твое сообщение, их было бы больше.

— Ну так нечего меня было провоцировать. Наш спор не предусматривал того, что я не смогу сделать сообщение для команды.

— Тебе все нужно проговаривать? Абсолютно все, что ты не можешь делать? — женщина выглядела раздраженной. — Признайся, Демид, ты сейчас банально сжульничал.

— Нет, не согласен. Я…

— Может, вы заткнетесь? — предложил бывший капитан, отойдя от удивления.

— Или что? — парень повернулся к бывшему капитану и спокойно заглянул ему в глаза. — Убьешь нас?

Бывший капитан собрался было ответить нечто оскорбительное и угрожающее, однако заметил, что несколько операторов поднялись с места, и уже их четверка бунтовщиков оказалась словно в окружении. Причем у каждого из окруживших их было при себе оружие.

— Вы что, поддерживаете этого молокососа? — Крикнул бывший капитан своим бывшим подчиненным, сейчас молча, но с явно ощущаемой угрозой глядевшим на него.

— Капитан. Я допустил ошибку и прошу простить меня! — вдруг заявил один из тех двоих, присоединившихся к мятежу на капитанском мостике. Обращался же он к молокососу.

— Эрби! Что ты… — бывший капитан даже не нашелся, что сказать на такое вероломное предательство.

— Я тоже! — Вперед выдвинулся и Итар, сделав шаг вперед и протянув свое оружие рукояткой к молокососу.

— Ты! — зарычал бывший капитан и поднял руку с оружием. Однако в следующее мгновение его голова разлетелась, словно переспелый арбуз — третий его подельник оказался быстрее.

— Ну вот. Теперь я точно выиграл! — Заявил молодой капитан, обращаясь к женщине — псионику. — Ты говорила, что на мятеж в открытую пойдет не меньше семи человек. А их изначально было всего четверо. А под конец и вовсе один…

— Это из-за твоего сообщения, мошенник! — закричала Терма. — Я больше никогда не стану с тобой спорить — ты жульничаешь!

* * *

Вернувшись из первого же рейда, в котором Демид выступил в роли капитана своего легкого крейсера, он получил приказ явиться в каюту к Вилгу. Ну конечно, тот не успокоился, решив вновь начать давить на молодого наемника.

Но, на удивление, разговор прошел намного спокойнее, чем в первый раз. Конечно, Вилг не удержался и попытался вновь угрожать. Но Демиду было плевать на все эти угрозы — попробуй адмирал что-то выкинуть подобное, как все наемники ополчатся против него. Единственная угроза, являвшаяся наиболее реальной, касалась Дитра. Этот тип, сейчас сидевший в «пещере», не остановится ни перед чем, лишь бы убить Демида.

Демид брел по коридорам, особо не глядя по сторонам. И чуть за это не поплатился.

— Ну что, щенок, думал, дядя Дитр все забыл, испугался, и ты в безопасности?

Что-то больно укололо в правый бок, расплескав боль по всему телу. Демид охнул и рефлекторно дернулся. Дитр, словно черт, которого не стоит поминать к ночи, а это был именно Дитр, отпрыгнул на добрый метр, глядя на Демида хищным и голодным взглядом.

Рука Демида внезапно нащупала ручку короткого ножа, торчавшего сейчас прямо в боку.

— Ах ты крыса! — прошипел он ухмыляющемуся Дитру.

У того улыбка моментально сползла с лица. Конечно, он понятия не имел, что такое крыса, а быть может и имел — может быть переводчик смог донести ему вложенный в слово смысл, или привести аналогию.

— Сейчас ты умрешь! — прошипел он и бросился вперед.

Демид встретил его как и полагалась — сотни и тысячи повторений одного и того же приема, дотошность и упрямство инструкторов сделали свое дело: тело само отреагировало так, как надо, перехватило руку противника, заломало ее, а затем Демид зафиксировал шею противника.

Дитр захрипел — бывший курсант сжал шею изо всех сил.

— Демид! Дитр! Прекратить! — послышался голос.

Демид скосил глаза и увидел Тифона в окружении нескольких наемников, офицеров корабля. Он с некоторым сожалением отпустил противника, а затем вытащил из раны нож, бросив его на пол.

— Что тут происходит? — поинтересовался Тифон.

— Эта крыса напала на меня! — ответил Демид, сейчас пытавшийся зажать обильно кровоточащую рану в боку. — Напал со спины и нож в бок воткнул.

Наемники позади Тифона раздраженно загудели. Подобное поведение не приветствовалось наемниками — захотел разобраться с обидчиком, так вызови на бой и там убей, если сможешь. А вот так бить исподтишка было позорно. Скорее всего, наемники потребуют от Вилга выгнать Дитра. Ну и славно — тогда у Демида будет проблемой меньше.

Но, похоже, это понял и Дитр. Однако его не испугала перспектива остаться не у дел, как оказалось, он хотел отомстить Демиду любой ценой.

Стоящий на четвереньках, сжимающий собственную шею, хрипящий, после разразившегося гневного ропота со стороны наемников, он словно изменился. Резким движением он кинулся к лежащему на полу ножу, ухватил его, вскочил на ноги и бросился на Демида. Однако Демид в этот раз уже был готов к такому повороту. Рука с ножом была отбита, удар под дых, подсечка, уход за спину противнику и вновь провел удушающий прием. Внезапно мелькнула мысль, что этот человек, даже если выгонят из флота «Брабант», не остановится и будет искать любую возможность навредить Демиду. Он враг, беспринципный, жестокий и коварный, причем враг, желающий смерти Демиду. Значит, оставлять его в живых будет глупой и опасной затеей.

Решение пришло моментально, и Демид не испытывал страха, сомнений или сожалений по поводу запланированного. Он упер колено в спину противнику, снова стоящему на четвереньках, а затем резко дернул голову Дитра назад.

Послышался мерзкий треск. Демид отпустил Дитра, и уже мертвое тело со свернутой головой, с подрагивающими от конвульсий конечностями осталось лежать на полу. Прямо у ног внезапно замолчавших наемников.

— Ты убил его! — заявил Тифон.

— Ну да, — кивнул Демид. — Он ведь на меня напал, и я вынужден был защищаться.

Тифон открыл рот, собираясь возразить, однако офицеры вокруг него согласно загудели. Поэтому Тифон счел за лучшее промолчать.

Глава 2-10 Плата за «свою игру»

Конечно, диалог с главой сканировщиков, находящимся на борту транспорта «Шанс», прошел далеко не так легко, как хотелось бы Вилгу. Но, в конце концов, добиться взаимопонимания удалось. Сканировщики согласились отдать 20 % от продажи своего имущества. Откуда им было знать, что Вилг блефует? Он в любом случае не собирался сдавать транспорт и захваченные корабли корпорации «Эстрел». Зачем ему портить себе репутацию из-за каких-то 50 миллионов кредитов, ну или сколько там выйдет? Но вот самим сканировщикам это знать было не обязательно. И в разговоре с их главой, неким Ромом, Вилг старался максимально создать тому впечатление, что получить деньги корпорации является самым лучшим решением для наемников. И лишь последующая после выполнения слава кровавых мясников сдерживала их от подобного поступка.

Ром купился на этот блеф и начал ожесточенно торговаться. Сканировщик понимал, что, попади он и его транспорт в руки «Эстрел», самим старателям вообще ничего не достанется. Даже сохранение им жизни остается под вопросом. «Эстрел» вполне могла провести показательную казнь, чтобы показать другим сканировщикам, что лучше сотрудничать с корпоратами, чем пытаться самостоятельно сбыть свои находки.

Переговоры касательно доли наемников прошли вполне себе удачно. А вот с той информацией, которую жаждали кадарцы, оказалось не все так просто.

— А нет у меня этих данных, — усмехнулся Ром, когда услышал вопрос Вилга касательно информации с дата-центров, — Не брал я их с собой. И вот ведь — как в воду глядел, правильно сделал!

— И где же данные? — поинтересовался Вилг.

— В безопасном месте. И говорить более подробно я об этом не собираюсь, — отрезал Ром. — Хотят кадарцы получить это — пусть попробуют выбить из меня. Сам и добровольно ничего я говорить не буду.

Вилг задумался. В любом случае сообщить об этом кадарцам придется. А вот что они после этого сделают, было сложным вопросом. Вполне возможно, что заберут Рома и действительно будут пытать. Хотя Вилг склонялся к мысли, что они просто отбудут восвояси — не получилось и ладно. Пусть у того приятеля Тифона, который и навел кадарцев на конвой сканировщиков, болит голова, и пусть сам ищет данные. Вилг этим заниматься не хотел — сулило слишком много проблем. А как он знал, во всем следует меру знать — вырвал приличный кусок и деру. Жадные долго не живут.

Хотя, судя по тому, как кадарцы вели себя сейчас, они вряд ли захотят или даже осмелятся попросить его, Вилга, передать Рома им. Не захотят мараться. Так что вероятность того, что они утрутся и просто уйдут, была очень велика.

Подводя итог, можно было отметить следующее: флот «Брабант» получит свои деньги в любом случае, сканировщики продолжат путь. Даже более того, «Брабант» будет их сопровождать, кадарцы уйдут не солоно хлебавши, а «Эстрел» останется с носом.

Кстати о последних. Вилг вспомнил, что ему еще предстоит пообщаться с главным корпоратом и мысленно поморщился — Паэль Чогос был неприятным человеком. Эдакий офисный серый клерк, который готов вертеться как уж на сковородке, лишь бы получить новую должность. Скорее всего, текущее свое теплое местечко он так и получил. Не за таланты же? Придумать настолько тупой план — нанять наемников, чтобы захватить сканировщиков, и при этом надеяться, что наемники выполнят свою задачу, отдадут груз корпоратам, не будут требовать компенсации за обман в контракте, было верхом глупости.

Этот тип явно считал, что его место подразумевает не контроль текущей ситуации и плавной корректировки действующей политики корпорации с целью получения прибыли в будущем. Нет! Паэль Чогос был из тех, кто, достигнув должности, подразумевающей наличия хоть толики власти, считал, что должен учить уму разуму тупое быдло, заставлять его большую часть своего заработка отдавать корпорации, причем немалую часть из этой суммы оставляя себе любимому. Ведь именно он заставил все это быдло платить, так что именно он и имеет право на скромную прибавку к своему жалованию.

И когда это самое быдло внезапно начинало сопротивляться, причем выстраивая, как казалось господину директору, коварные планы конкретно против него, причем настолько изощренные и хитроумные, что называть это самое быдло быдлом было глупо, директор приходил в бешенство, готовый любой ценой и не взирая ни на что (будь то закон, этика, совесть) вернуть ситуацию в наиболее удобное для себя положение.

Так произошло и сейчас, когда он явно переусердствовал с давлением на старателей. Вилг с легкостью мог рассказать, что именно послужило причиной для появления этого конвоя и найма его флота для атаки на этот самый конвой.

С большей вероятностью господин Паэль Чогос опустил покупные цены до столь малых величин, что сканировщики, посидев пару вечеров с бокалом элеса, смогли дойти до одной простой мысли — проще нанять транспорт и охрану для него, собрать за пару месяцев хлама и загрузить его в транспорт, отвезти в центральные миры и там сбыть. Прибыль от подобной операции будет в разы больше, чем в случае, если сдавать хлам господину Чогосу. А если сюда добавить возможность починить лоханки по ценам, которые в разы ниже, чем, возможно, на их станции, то такой поход будет верхом их желаний. Собственно, к этому все и пришло, и этим объяснялось наличие в конвое такого большого числа лоханок сканировщиков. Они сопровождали свой груз и хотели починить свои кораблики в центральных мирах.

А теперь самое забавное. Господин Чогос ни секунды не сомневался в том, что подобное решение появилось вследствие жадности и коварности самих сканировщиков. Он даже после страшных пыток не признал бы, что все это, начиная от появившегося странного желания обычно ленивых сканировщиков просчитать прибыльность от найма транспорта и полета к центральным мирам и заканчивая падением доходов корпорации, так как сканировщики несколько месяцев к ряду собирали свой хлам, а не продавали ему, стало лишь следствием его глупой политики занижения цен на покупку этого самого хлама у старателей. Держи он ставку прежней или опусти всего на пару процентов, ничего этого не произошло бы. Однако такие, как господин Чогос, никогда не умели находить компромисс между собственной жадностью и мыслью, что надо дать заработать другим, никогда не могли увидеть тут тонкую грань, при переходе за которую начинаются не баснословные дивиденды, огромные прибыли и шикарная жизнь, а самая настоящая лавина проблем. Которая, кстати, вот прямо сейчас и накроет его корпорацию с головой — Вилг уселся в кресло и принялся вызывать главу корпорации «Эстрел».

На экране возник кабинет, причем явно обставленный по последнему слову моды и трендам делового общества. За дорогим, явно сделанным из натурального дерева, столом восседал довольно молодой тип, явно не достигший планки 30-тилетнего возраста, хотя его одутловатое, круглое лицо, с несколькими подбородками и отвисшими щеками, говорили, что сам их владелец считает себя намного удачливее и умнее многих, даже намного его старше или стоящих выше, людей. Глава корпорации откинулся на спинку шикарного кресла, протянув левую руку маникюрщице, не видимой из-за ракурса камеры. В другой руке он держал явно дорогостоящий фужер с янтарной жидкостью. В общем, глава корпорации «Эстрел» как мог демонстрировал свою удачливость, важность и достаток.

— А, адмирал Вилг, — лицо господина Чогоса попыталось скорчить гримасу доброжелательной улыбки. Однако она ему не удалась, и, видимо, сам господин Чогос знал об этой своей особенности, поэтому улыбку спрятал, зато выдавил из себя новую фразу, из которой так и сквозило ехидство. — И как дела у столь известного и прославленного вояки? Надеюсь, вам удалось поймать моих беглецов.

— Удалось, — Вилг не стал акцентировать внимание на таком фамильярном отношении к себе — в процессе разговора отыграется. — Вот только оказались они далеко не беглецами, как вы заявляли.

— А кем же? — сделал удивленное лицо Чогос, и это ему тоже не удалось — актер он был никакой. — Быть может, вы напали не на тот конвой?

— Хватит шуток, Чогос. Вы изначально обманули нас с контрактом, заставив охотиться за свободными сканировщиками, которые никоим образом не связаны с вашей корпорацией.

— Они связаны контрактом, — Чогос нисколько не смутился заявлением Вилга. — Все они обязаны сдавать свою добычу мне, а не пытаться увезти ее из владений моей корпорации.

«Владений моей корпорации» — Вилг мысленно расхохотался. Похоже, его домыслы касательно главы корпорации были как нельзя точно сформулированы — этот тип действительно считает себя местным царьком.

— Законность их груза меня не интересует, — спокойно ответил Вилг. — Проверить, из какой системы они привезли артефакты Сгинувших, у меня нет никакой возможности. Доказывать же, кто его владелец, вы можете в суде, заморозив сканировщикам возможность продажи груза, банально заявив в соответствующие органы. Сейчас, выявив нарушение с вашей стороны в заключенном нами контракте, я имею полное право от него отказаться и стребовать с вас компенсацию и оплату неустойки.

— Послушайте, Вилг, — директор с раздражением вырвал свою руку у маникюрщицы, поставил бокал на стол и занял в кресле нормальное положение.

— По имени меня называют только друзья, — прервал его Вилг.

— А мы разве не друзья?

— Вы издеваетесь, Чогос? Максимум, наши отношения можно назвать как отношения между исполнителем и заказчиком, а после того, как выяснилось, что вы банально пытались меня обмануть, то понятие «друзья» по отношению к вам, с моей стороны, просто невозможно.

— Ну что же, адмирал Вилг, — Чогос надулся и побагровел. — И что же вы намерены теперь делать?

— Как, что? Отпустить ни в чем не повинных сканировщиков. А в случае, если не дождусь от вас компенсации, то еще и сопровожу их до точки назначения. Кто знает, может, вам вздумается обмануть еще одну корпорацию наемников.

— Я бы на вашем месте очень хорошо подумал, — прошипел Чогос. — За мной стоят очень и очень серьезные силы. И они хотят получить груз этого конвоя. Вы взялись за работу — так доделайте ее до конца…

— Если меня наняли убрать в комнате, это не значит, что я буду убирать всю квартиру. Вам нужны были не наемники, а пираты для подобных дел. Мы таковыми не являемся. Я не собираюсь марать свою репутацию.

— Очень странно для «ренегата пиратской республики» — улыбнулся Чогос. Вилг же насупился — этот тип знал о давнем инциденте, который очень сильно запятнал Вилга, сделав не только пиратом, но еще и предателем. Однако Чогос вдруг решил резко сменить свое поведение. — Ну что же, я могу вас понять. В какую сумму вы оцениваете себя, как пирата?

— Ни в какую!

— Простите? — не понял Чогос.

— Я не хочу влезать в подобные дела и выполнять задачи, за которые с радостью возьмется любой пират, не буду.

— Значит вот так. Вы решили стать в позу и выбивать из меня деньги. Но заметьте, вы хотите получить с меня денег, совершенно ничего не предлагая в ответ.

— Ваши позиции были бы сильнее, если бы вы не соврали при подписании контракта.

— Иначе говоря, я сам виноват в том, что вы не хотите выполнить свою задачу?

— Я с удовольствием захвачу для вас конвой беглецов ваших сотрудников. Но его ведь нет, не так ли? А сканировщики под определение «ваших сотрудников» не попадают. Знали вы это или нет — это сугубо ваша проблема. И за свою ошибку вам придется платить. Мне. Так как в своих заблуждениях вы зашли слишком далеко и попытались втянуть в них меня и мой флот.

— Адмирал Вилг Брабант эр Онотье, барон Брабантский! — несколько пафосно произнес Чогос. — Я правильно вас понимаю: вы отказываетесь выполнять взятые на себя ранее обязательства?

— Нет. Не отказываюсь. Если есть флот беглецов — я его остановлю. Если же его нет — я хочу получить компенсацию за трату своего времени.

— Флот беглецов перед вами, — вскипел Чогос.

— Передо мной флот свободных граждан, которые под определение «беглецов» вашей корпорации совершенно никак не подходят. Если вы хотите, чтобы я захватил или уничтожил их — так и скажите.

— Да! Именно этого я хочу! — не выдержав, закричал Чогос.

— В таком случае, вынужден вам отказать. Это совсем другая работа, а не та, о которой мы договаривались, и выполнять ее я не буду ни за какие деньги.

— Ну что же, — Чогос внезапно и моментально успокоился. — Я давал вам шанс. Вы напрасно решили вести «свою игру». Я великодушен, ну а вы… Вы глупы, жадны и упрямы…

Вилг ухмыльнулся и отключил связь. О чем еще можно было говорить с этим ослом? Не получилось выбить деньги — и ладно. Вернувшись вместе с конвоем сканировщиков он запустит судебную машину и, рано или поздно, выбьет деньги из этого напыщенного хмыря.

— Входящий вызов, — сообщил оператор связи.

— Отклонить, — приказал Вилг. А сам задумался. Интересно, а какие такие «большие силы» могут стоять за корпорацией «Эстрел»? Вилг тут же открыл перед собой с помощью встроенной нейросети окно с поиском и ввел название корпорации бывшего нанимателя.

Корпорация «Эстрел» оказалась дочерней компанией более крупного предприятия — корпорации «Руды Клоссе». Бегло просмотрев информацию по этой компании, Вилг лишь ухмыльнулся. Обычная контора, нажившая состояние копкой астероидов, накопившая достаточно, чтобы создать дочернюю компанию у черта на куличках, задачей которой была скупка найденного хлама. О каких силах лепетал этот Чогос? Вот Дибусье — это был серьезный противник. Крупный монополист, который твердо стоял на ногах, опираясь на капиталы трех известных и богатых аристократических родов из империи Раш. Вот с ним бы пришлось повозиться. И Вилг повозится. После того, как сканировщики доберутся до причалов станции в одном из центральных миров, а флот «Брабант» получит положенный им процент от продажи хлама, то Вилг тут же бросит его в бой против этой самой корпорации Дибусье. А что могут ему сделать эти «Руды Клоссе»?

Вилг даже улыбнулся, представив, как Чогос нанимает пиратские эскадры для атаки его, Вилга, флота. Эх, если бы подобное было правдой — пираты сами будут идти к нему, а он — захватывать их корабли. Пару месяцев и десяток таких атак, и ему хватит сил, чтобы раздавить Дибусье без особых потерь для себя.

— Фиксирую аномалию, — голос оператора пространства вернул Вилга в реальность.

— Что за аномалия?

— В 350 километрах от нас неизвестная акти… Это червоточина! И из нее кто-то идет к нам.

Миг, и совсем близко от флота «Брабант» появилось три корабля. Но каких корабля! Они были просто гигантских размеров. Один корабль гостей по массе и размерам превосходил все корабли флота «Брабант» в несколько раз.

Вилг ошалело рассматривал изображение внезапного противника, выведенное на главный экран командного центра носителя «Пламя».

Плоский, словно сделанный из огромного листа металла, корабль поражал. По всей его поверхности: и на днище, и по бокам, и в верхней части виднелись башни и надстройки, огромные турели с жерлами орудий в несколько десятков, а то и всю сотню метров длиной.

— Дэусы! — еле слышно прошептал Вилг. — Но что они тут делают так далеко от своих владений?

Секунды текли, а адмирал все еще пребывал в оцепенении, равно, как и все наемники на корабле, весь флот.

Оцепенение прошло лишь в тот момент, когда гигант выстрелил по одному из крейсеров конвоя, с первого же залпа превратив его в облако обломков.

Именно это событие и вернуло Вилга к действительности.

— Разворот! Полный ход! Прыжок к ближайшим вратам! — приказал он.

— Адмирал! Мы пристыкованы к транспорту…

Вилг помрачнел, а затем произнес.

— Нам не уйти. Я не знаю, ребята, как вы, а лично я не хочу стать чертовой куклой этих тварей…

С этими словами он достал свой личный лазерный пистолет, который всегда носил в кобуре на поясе.

Все офицеры в командном центре молча смотрели на своего адмирала.

— Лучше так, чем попасть к ним, — первым нарушил молчание навигатор «пламени». Он без всяких колебаний достал свое табельное оружие, прислонил дулом к виску, включил полную мощность и нажал на спуск. Все присутствующие, не отрываясь, смотрели, как обезглавленное тело одного из старших офицеров корабля упало на пол.

— Передайте на транспорт, с кем мы столкнулись, — приказал Вилг офицеру связи. — И предупредите наши корабли в соседних системах, чтобы бежали отсюда.

— Внешней связи нет, адмирал! — доложил оператор связи. — А с транспорта старший абордажник сообщает, что сканировщики тоже не хотят попадать в плен.

— Тогда пусть делают, как мы, — мрачно предложил Вилг.

Спустя несколько минут он все еще держал свое оружие у виска, с налитыми слезами глазами, наблюдая, как все наемники, все люди, прошедшие с ним не одну битву, добровольно уходят из жизни.

Его рука дрожала, но он понимал, что лучше уйти так, чем остаться в живых, попасть в руки к дэусам. Стать одним из них он не мог, не хотел. Но как же хотелось жить, как не хотелось умирать…

Он видел на одном из экранов, за терминалом которого лежал с простреленной из собственного оружия головой один из операторов, как на транспорте, в ангаре, под стенкой выстроились сканировщики, а его собственные абордажники нацеливают на них свои винтовки. Миг, и мертвые тела повалились на пол. А затем и сами абордажники, кто с помощью винтовок, кто с помощью пистолетов, а кто, не найдя в себе сил самостоятельно нажать на курок, с помощью гранат уходят из этого мира.

Слезы отчаянья и досады заставили окружение расплыться, превратившись в нечеткую, дрожащую картинку. Вилг зажмурил глаза и приставил оружие к голове.

Глава 2-11 Истина среди обломков

Когда связь со всем флотом «Брабант» оборвалась, Тифон и Демид решили, что это всего лишь техническая проблема. Однако Терма, которая последний час вела себя очень нервно, вдруг заявила:

— Флота Брабант больше нет!

— Что? — у Тифона от такого заявления даже челюсть упала вниз. — Как это нет?

— К ним кто-то пришел. Кто-то сильный, — уверенно ответила Терма. — И это не люди. Это… Я не могу объяснить… Они не живые, у них нет эмоций, они как машины…

— Дэусы! — догадался Тифон. — Нет! Этого быть не может! Они никак не могли появиться здесь. В последней войне их выкинули из наших секторов, загнали туда, откуда эти твари и выползли!

— Это кто такие? — поинтересовался Демид.

— Да ну? — полностью проигнорировав Демида, ответила Тифону Терма. — В жизни не поверю, что ты о «прорывах» не слышал…

— Это сказки, — ответил Тифон. — Не было никаких прорывов. Если бы они действительно были, то дэусы хлынули бы сюда, в наши системы, сплошным потоком. Началась бы такая бойня…

— Вполне возможно, скоро и начнется, — ответила Терма. — Быть может, этот прорыв — один из последних, пробных, экспериментальных, и следующий закончится вторжением.

— Ты преувеличиваешь! Вы, псионики, злоупотребляете «откровением». Оттого и мерещиться не пойми что. Не демоны, так дэусы. Не может их тут быть, и точка.

— Да-а-а? Так проверить это не составит никакого труда. Не так ли? — поинтересовалась Терма.

— Вот сейчас и проверим, — Тифон повернулся к навигатору «Нового Начала» и приказал. — Прыжок в систему.

— Есть! — ответил тот.

— А ну стоп, — Демиду пришлось повысить голос, и оба спорщика тут же смолкли. Даже навигатор замер, уже занеся руку над консолью, чтобы ввести команды. — Никто никуда не пойдет, пока кто-то не объяснит мне, что за чушь вы тут городите!

Терма и Тифон переглянулись.

— Парень, ты что, не знаешь, кто такие дэусы? — поинтересовался Тифон.

— Вообще без понятия, кто это и что вы за панику устроили вокруг них. Но на этом корабле команды могу отдавать только я. И никто более. А если члены моего экипажа это забыли, — Демид зыркнул в сторону тут же стушевавшегося навигатора, — то я могу доходчиво напомнить!

— Да, извини, я как-то забыл, что не на своем «Пламени», — тут же пошел на попятную Тифон. — Просто мне не привычно слышать, что кто-то может не знать о чужеродной расе, которая в свое время чуть не уничтожила все человечество…

— Так расскажи мне!

— Может, отложим это разговор на потом, а сейчас…

— Сейчас ты хочешь отправить МОЙ корабль в систему, где может быть противник, о котором я ничего не знаю. Рассказывай. Иначе корабль останется на месте и никуда не сдвинется.

— Ну хорошо, — сдался Тифон. — Черт, парень, ты без году неделя среди наемников. Может, не стоит вести себя…

— Тифон! — Демид говорил спокойно, но в его голосе отдавал сталью. — Если бы я был на борту «Пламени», который является неотъемлемой частью флота «Брабант» и где ты являешься одним из старших офицеров, то вел бы себя соответствующе. Но сейчас уже ты находишься на борту моего корабля.

Тифон улыбнулся.

— Быстро зазнался.

— А мне кажется, что вы просто с Вилгом пытаетесь «опустить меня с небес на землю», — хмыкнул Демид. — Я себе цену знаю. Так что не стоит пытаться. Итак, рассказ.

— Я не помню точно, когда это было… — начал Тифон. — То ли 3, то ли 4 столетия назад…

— 450 лет назад, — перебила его Терма.

— Ну может. Так вот, — нисколько не смутившись, продолжил Тифон. — Впервые дэусы появились у границ империи Раш, на тот момент одного из самых сильных государств в известной части галактики. Дэусы начали атаку на приграничные территории, принадлежавшие кланам и так называемым вольным баронам. Именно поэтому империя не вмешивалась — кланы и бароны часто устраивали набеги на территории империи, поэтому свара чужих с агрессивными соседями имперцам была только на руку. Однако ситуация очень быстро и кардинально изменилась — чужие быстро перемололи весьма воинственные, но слишком мелкие и держащиеся сами по себе племена и начали атаку уже на имперские территории. Выяснилось, что изначально дэусов считали чужими, внешне совершенно не похожими на людей. Однако в ходе нескольких битв имперцы заметили, что на стороне чужаков воюют бывшие солдаты вольных баронств и приграничных кланов. Причем совершенно добровольно, плечом к плечу с чужаками. Первые битвы были весьма ощутимыми для империи — она несла огромные потери. Затем началось затишье, продлившееся несколько месяцев. Имперские аристократы уже успели вновь вернуться к своим сварам возле трона, когда война полыхнула с новой силой. И каково же было удивление защитников, когда в рядах противников они увидели своих же солдат, командиров, аристократов. Те призывали не сопротивляться и примкнуть к противнику, обещая «великую революцию», «наказание всех виновных», «раздел всего поровну и честно» ну и многие другие лозунги, которыми принято разбрасываться при подобном. Империя была в таком шоке от предательства своих, как казалось, наиболее верных и лояльных солдат и офицеров, что чужаки практически без боя смогли захватить несколько дюжин систем. А затем имперцы очухались.

Ожесточенные бои длились несколько месяцев, однако империя медленно отступала. Дэусы уже не продвигались столь стремительно, как это было в начале войны, их успехи уже были не столь значительны. Но главным фактором, который однозначно указывал на их неизбежную победу, было то, что захваченные в плен люди империи всегда переходили на сторону агрессора. Вскоре выяснилось, почему. Оказалось, что дэусы не были одной разумной расой, а точнее — даже не являлись живыми. Дэусы — это огромная компьютерная сеть, которая захватывала разумных, подчиняя себе. Даже самый преданный империи боец после проведенных над ним операций становился безропотной и послушной куклой своих владельцев, выполнял любые задачи, не чураясь ничего. Если приказать ему убить себя — он убивал, заставить уничтожить всех родных этого некогда человека — он без тени сомнений сделает это.

Каждое сражение, даже каждая победа империи над врагом не приближала конец войне, а означала гибель самой империи — дэусы в каждом сражении восполняли свои потери за счет раненых или захваченных бойцов империи. И, казалось, спасения нет.

Однако ученые империи не сидели, сложа руки. Им удалось разработать средство, способное помочь человеку сопротивляться обращению. Тысячи и даже сотни тысяч бойцов прошли клинические испытания и отправились в бой. То, ставшее легендарным, сражение вошло в анналы истории как «Осада непокоренных». В ходе длительного боя часть бойцов как раз из числа прошедших клинические испытания оказалась в окружении противника. Практически все они были убиты — дэусы не смогли захватить даже одного защитника империи. После этого сражения события стремительно изменились — империя начала теснить дэусов. В течение трех лет людям удалось отбить все системы, некогда отданные врагу, а затем и сами враги — дэусы вынуждены были вернуться восвояси — огромный флот отступил и больше не возвращался. Хотя долго после этого бытовали слухи о том, что дэусы появлялись тут и там, но лишь небольшими эскадрами. Со временем эта история перешла в область легенд, так как обросла домыслами, слухами и откровенными враками.

До сего дня бытовали истории о том, что дэусы периодически возникали в той или иной системе и нападали на корабли, не оставляя в живых никого. Однако никаких подтверждений этому не находилось — уничтоженные же корабли не были доказательствами нападения именно этой загадочной расы. Нападение мог совершить кто угодно, начиная от конкурентов, заканчивая банальными пиратами.

Одним из слухов, вертящихся вокруг дэусов, было утверждение, что когда они приходят в систему и там вершат свои черные дела, то врата перестают работать. Не известно, сами дэусы их блокируют, либо врата отказываются работать из-за близости этих существ, однако всегда неизменным доказательством наличия в системе дэусов были именно не функционирующие врата.

— Ну что же, проверим, — Демид, мягко говоря, не особо поверил рассказу Тифона. Все это больше смахивало на байку, которую рассказывают за пивным столикам случайным собутыльникам. Однако они сейчас находились не в баре, да и забулдыгой Тифона назвать было нельзя.

— Парень, ты напрасно мне не веришь, — Терма явно заметила недоверчивую ухмылку Демида. — Если там действительно дэусы, то флота больше нет. Да и нам нужно быть острожными.

— Либо там есть эти твари, и нас к ним не пустит, либо мы пройдем, но этих ваших дэусов уже не застанем. Так? — подытожил Демид. — В любом случае, риска нет. Поэтому и согласен проверить врата.

Когда крейсер подлетел к вратам, оказалось, что пройти в соседнюю систему, где сейчас находился весь флот «Брабант», было нельзя — ворота не работали.

— Может, врата не работают временно? — размышлял Демид. — Их ведь должны обслуживать?

— Брось, Демид, какое обслуживание? — взревела Терма. — Их строили Сгинувшие, мы совершенно не понимаем принципов их функционирования, они всегда работали как часы, без поломок и без пауз. Если вратами нельзя воспользоваться, это говорит об одном — там, в соседней системе, находятся дэусы.

— Или же врата полностью вышли из строя, — нашелся Демид.

— Не веришь — не надо, но вот делать из меня психа — параноика я… — Терма разозлилась и собралась разразиться гневной речью, однако ее перебил оператор связи, обративший к Демиду.

— Кэп! Кадарцы на связи!

— Выводи на основной экран.

Тут же на главном мониторе, установленным под потолком мостика, возник суровый человек, в темно-зеленой военной форме. Он рассмотрел всех, кого видел на собственном экране и, безошибочно определив Тифона в качестве старшего, сообщил:

— Военно-космические силы Кадарского государства объявляют данную систему и следующую, на той стороне врат, закрытой зоной. Не пытайтесь пройти через врата до того, как вам будет позволено. В ином случае вы будете уничтожены.

— Что вы себе поз… — но военный уже сказал все, что хотел и отключил связь.

— Кэп! — доложил оператор сканера. — Кадарские корабли совершили варп-переход. Сейчас три крейсера находятся прямо возле ворот.

— Вот ведь засранцы, — бросил в сердцах Тифон.

* * *

Демид не стал отводить «Новое начало». Вот уже на протяжении 5 часов их крейсер висел всего в нескольких километрах от врат, которые перекрыли кадарские корабли. Весь их остальной флот находился совсем рядом, готовый в любой момент обрушиться всей своей мощью на легкий крейсер наемников, в случае, если он попытается нарушить полученный приказ.

— Кэп! — доложил оператор пространства. — Линкор и два крейсера выдвинулись к вратам.

Не только Демид, но и все остальные на мостике напряженно всматривались в большой экран, в данный момент транслирующий картинку с внешних камер, многократно увеличенную. Два огромных корабля, раскрашенных в защитные цвета, как всегда любили делать кадарцы, двигались к огромному строению, одного взгляда на которое должно было хватить, чтобы понять — подобное не строили люди, здесь постарался иной разум.

— Они ушли из системы, — сообщил оператор, когда все три корабля исчезли в яркой вспышке.

— Ворота заработали, — констатировал Тифон.

— И что это значит? — мрачно поинтересовался Демид.

Тифон лишь пожал плечами.

— Либо дэусы ушли, и врата вернулись в штатный режим, либо…

— Что либо?

— Либо дэусов и не было, а с воротами, как ты говоришь, произошел сбой.

— Вызвать флот «Брабант» — приказал Демид.

— Нет ответа, — тут же отозвался оператор.

— Ну что же… Нам остается только ждать, — вздохнул Демид.

— Чего?

— Пока кадарцы там все обнюхают и разрешат влететь нам. Тогда сами все и увидим…

Пройти сквозь врата им разрешили только тогда, когда врата ярко вспыхнули, и рядом с «Новым Началом» появились линкор и два крейсера, несколько часов назад уходившие на разведку в запрещенную систему.

Как только появились разведчики, весь флот кадарцев развернулся и отправился прочь.

— Ну что же, теперь наша очередь посмотреть, что там было, — хмыкнул Демид.

«Новое начало» двинулся к вратам. Вспышка, чувство невесомости, резко навалившаяся тяжесть, и они уже там, где оставили «Брабант».

— Кораблей не обнаружено, — отчеканил оператор пространства, внимательно вглядывающийся в экран своего терминала.

— И где тогда они? — поинтересовался Демид, рассматривая тактическую схему системы.

— Вон там, — мрачно ответил ему Тифон, указав в точку возле планеты, где была организована ловушка на конвой.

— Там никого нет, — уверенно ответил оператор пространства, — Там только какие-то мелкие обломки. Астероиды, что ли?

— Они там были, — ответил Тифон с какой-то горечью в голосе. — И это не помехи, это обломки.

Когда «Новое начало» добрался до места засады, то абсолютно все на мостике словно воду в рот набрали — никто ничего не говорил и не хотел говорить. Они оказались словно среди былого побоища — везде летали ошметки кораблей, или даже целые фрагменты, в которых угадывались фюзеляжи, крылья, носовые части лоханок старателей.

Были и крупные обломки, которые могли остаться только после разрушения больших кораблей.

— Их всех уничтожили, — прошептала Терма. — Никто не остался… Я… Я не чувствую выживших. В этой системе вообще нет живых.

— Не могли же их всех убить, — рассуждал Демид вслух. — Да и обломки. Их много, но и в тоже время слишком мало. В «Брабанте» было почти две дюжины крупных кораблей. Если бы уничтожили их все — то здесь был бы настоящий мусорник…

— Корабли забрали, — ответил ему Тифон.

— Что?

— Дэусы всегда забирают корабли противника. Они для них вторсырье — перерабатывают и используют в своих целях. Говорят, у дэусов корабли как города, даже собственные заводы и фабрики есть. Они делают все, что им нужно, прямо на борту.

— А люди?

— Я ведь рассказывал, что они людей обрабатывают. Все наши теперь их послушные куклы. Люди — это тоже ресурс, из которого дэусы создают себе солдат.

— Но ты ведь говорил, что разработали средство защиты.

— Да, вот только в империи. Да и лабораторию дэусы умудрились уничтожить. Сколько-то людей получили защиту, может сто, может триста тысяч. Но таковые есть только среди имперцев. Да и то, когда это было. Сейчас человечество также беззащитно перед дэусами, как и в момент их нападения на империю.

— Так чего же они не нападают?

Тифон лишь пожал плечами.

— Кэп! Я вижу что-то странное, — сообщил оператор пространства.

— Что?

— Вот этот обломок транспорта, — оператор указал на огромный кусок обшивки «Шанса», медленно дрейфующий в невесомости.

— И что в нем странного? — поинтересовался Демид, рассматривая указанный обломок.

— Но в нем спасательная капсула!

* * *

Кадарцы действительно отутюжили всю систему. Уничтожили все, что могло бы стать уликой того, что именно здесь произошло. Вот только умудрились проморгать спасательную капсулу, застрявшую в крупном обломке транспорта «Шанс». И в ней находился человек — пилот того самого транспорта. Раненый, еле живой, но все же — живой свидетель.

Когда Демид увидел носилки с человеком, все лицо которого было залито кровью, крупными порезами и гематомами, он даже на секунду решил, что на борт принесли мертвеца. Однако корабельный врач его обнадежил.

— И что? Он жив?

— Похоже. Хотя состояние критическое. Он без сознания — рана опасная, большая кровопотеря. Удивительно, что этот человек остался жив.

— Когда он придет в чувство?

— Трудно сказать, — доктор сделал неопределенный жест. — Может, к вечеру, может завтра, может, через неделю.

— Док! Он должен прийти в себя! Он единственный свидетель того, что произошло в этой системе, и он один может рассказать, что случилось.

— Я сделаю все, что в моих силах. Но наш медотсек, мягко говоря, в плачевном состоянии…

— Док! Я знаю! Клянусь, с первого же контракта обновим тебе все оборудование. А пока делай, что можешь!

— Кэп! Ведь тут были кадарцы? У них отличная медицина, наверняка на кораблях медкапсулы последнего поколения — давайте попросим их…

— Док. Они заявили, что наемники флота «Брабант» сцепились друг с другом, и оставшиеся в живых просто сбежали из системы. Более того, вы видели тот короткий ролик, что они пустили по всем частотам? Как наемники расстреливают сканировщиков? Если кадарцы узнают, что у нас есть человек, который знает правду о том, что здесь произошло, и может ее рассказать, как думаете, сколько он проживет?

— Но зачем им скрывать правду?

— Если бы я знал… — тяжело вздохнул Демид и закончил. — Сделайте все, чтобы пациент пришел в себя. Как только это случится — вызывайте меня. Вы слышите? Сразу!

— Да-да, я понял.

Ну что же, осталось лишь дождаться, когда спасенный придет в сознание и сможет рассказать обо всем, что здесь случилось. Нужно только ждать.

Глава 2-12 Новое начало

— Внимание! В системе появился новый корабль!

Предупреждение оператора пространство заставило напрячься всех на мостике. Однако ответственный за сканеры объявил:

— Это «Возмездие».

Все облегченно выдохнули. У каждого на лице читалось облегчение — за тот короткий миг, прошедший между появлением нового корабля и его точной идентификацией, у каждого в голове пронеслись мысли, что вернулись дэусы, что вновь появился флот кадарцев, и при любом из этих раскладов ничего хорошего «Новому началу» не светило. Однако появление союзного корабля заставило всех облегченно выдохнуть.

— «Возмездие» просит связи, — сообщил оператор связи.

— Включай, — кивнул Демид.

На экране появилось лицо старого и опытного наемника. Демид знал его, правда, имя забыл.

— Приветствую, — сказал наемник. — Я так понимаю, «Брабант» перестал существовать…

— Скорее всего, да, — кивнул Демид.

— Вилг?

— Трупа не нашли.

— Значит… — наемник нахмурился. — В любом случае нам здесь делать нечего. Пора уходить.

— Мы еще не закончили с обломками.

— А есть ли смысл? Летим к ближайшей обитаемой системе и становимся на подзарядку. Я постараюсь найти нам контракт.

— Нам? — вмешался Тифон. — С чего именно ТЕБЕ искать нам контракт?

— С того, что я принял командование после смерти Вилга.

— И почему именно ты? — глухо поинтересовался Тифон, явно взбешенный такими заявлениями. — Я являюсь его заместителем.

— Являлся, — поправил его наемник. — У тебя больше нет «Пламени», ты находишься на чужом корабле из чужой корпорации. Так с чего мне тебя слушать?

— Ты заключил контракт с Вилгом, — вступила в разговор Терма.

— А-а-а, Ведьма! И ты тут? Очень интересно, почему верный первый помощник и псион адмирала в момент его гибели оказались на другом корабле? — усмехнулся наемник.

— Адмирал отправил меня сюда для ведения переговоров с кадарцами, — ответил Тифон. — А что касается Термы…

— Что касается меня, — встряла Терма, — то я должна была помочь Тифону убедиться в том, что кадарцы не задумали ничего…

— Ты была на «Новом Начале» задолго до этого, — хмыкнул наемник и повернулся к Демиду. — Парень! Ее приставили к тебе, чтобы ты чего не выкинул или вообще не смылся. Ведьма следила за тобой и, поверь мне, сделай ты что-то не то, она бы тебя не пожалела…

— Еще одно слово, и я… — зашипела разгневанная Терма.

Однако наемник не обратил на нее никакого внимания.

— Вот тебе мое предложение — сгрузи этих двух пассажиров в спасательный бот и присоединяйся ко мне. А лучше убей. Что касается нас с тобой: два крейсера — это не бог весть что, но какой-никакой контракт мы добыть сможем. А там, если все пойдет хорошо, разрастемся до эскадры, а то и до флота…

— Спасибо, но у меня уже есть корпорация, — ответил Демид. — Что касается Тифона и Термы: они не пассажиры, а члены моей команды, если, конечно, захотят присоединиться ко мне.

— Твое дело, — равнодушно пожал плечами наемник. — Но я бы на твоем месте прислушался к моему совету.

Его тон уже звучал угрожающе.

— Мы, конечно, можем устроить тут бой. Конечно, тебе кажется, что преимущество на твоей стороне — легкий крейсер против обычного, да еще и модифицированного.

— Его можно считать тяжелым, — улыбнулся наемник. — По классификации он проходит как линкор. Огневая мощь в два раза выше, чем у тво…

— Неужели ты думаешь, что я этого не понимаю? — нагло перебил его Демид. — Но мой легкий крейсер намного быстрее твоего, а еще у меня есть два истребителя. Кстати, пока мы разговаривали, я приказал развернуть крейсер и поставить его в разгон. Так что уйти без всякого боя я могу легко. Ну а если подумать — можно попробовать провернуть такой же финт, как тот, благодаря которому я получил «Новое начало».

— В этот раз у тебя это не получится, — хохотнул наемник. — Тогда у пиратов был выбор сдаться тебе или дождаться абордажных команд. Теперь же сдаваться тебе нет никакого смысла, а бойцов у меня намного больше, чем у тебя.

— А кто сказал, что я буду брать тебя на абордаж? — хмыкнул Демид. — Тут дело в другом. Мои орудия имеют большую дальность, чем твои.

— Но они слабее!

— Это не имеет никакого значения, если ты не сможешь вести огонь. Догнать меня ты не сможешь — твой корабль медленнее. А теперь добавим к ситуации два истребителя со стазис-пилонами. Твой корабль не может догнать нас, не может отступить, не может убежать через врата. Как ты успел убедиться, снести истребители тебе не удастся. Твои орудия не могут достать меня, а вот мои могут. Да, они слабее твоих, и что? Спустя 5–6 часов мы проковыряем твои щиты и начнем бить броню. Максимум сутки, и твой корабль превратится в решето. И вот тогда твои бойцы, которых больше моих, начнут молить, чтобы я их взял в плен.

Наемник не нашелся, что ответить на это.

— Я понимаю, если сейчас, в силу сложившейся ситуации, заставлю тебя подписать со мной контракт, ты будешь постоянно искать случая, как его разорвать: прикончить меня или просто вырваться на свободу. Оно мне надо? Нет.

— И что ты предлагаешь?

— Почему бы тебе не открыть, как ты и хотел, собственную корпорацию? А работать мы будем при необходимости на основе временного контракта, заключенного на короткий срок. Тебе посчастливилось получить задание — привлекаешь меня. Мне удалось его получить — я прошу о помощи тебя.

— И как будем делить доход? Пополам? — поинтересовался наемник.

— Ну ты ведь претендуешь на большую часть, так как твой корабль сильнее? — хмыкнул Демид. — Правда, в конкретно этой ситуации сильнее все-таки мой «Новое начало». Поэтому будем обсуждать детали уже тогда, когда получим контракт. Какой смысл делить шкуру неубитого медведя?

— А что мне мешает сейчас согласиться, а когда наши корабли сблизятся, начать атаку? — вновь ехидно спросил наемник.

— Ничего не мешает, — пожал плечами Демид. — Большую часть команды таким внезапным ударом ты выбьешь, часть моего экипажа уничтожишь. Наверняка повредишь крейсер. А вот денег на ремонт у тебя особо нет. Соответственно, у тебя будет два крейсера, вот только один не на ходу. Тебе банально не выгодно нападать на меня. А вот когда накопишь деньги, будешь рядом с обитаемыми системами, где можно набрать новый экипаж, вот тогда да, мне нужно будет осторожничать.

— Черт! Малец! Я зауважал тебя после захвата «Нового Начала», ты доказал, что не трус и не слабак, когда не отдал его Вилгу, зарекомендовал себя как умелый боец, когда прикончил Дитра, но сейчас, вынужден признать, у тебя еще и мозги есть. Ладно, давай думать, как поступим дальше.

— А что тут думать? Идем к обитаемым мирам…

* * *

Оба корабля смогли без всяких проблем добраться до окраин центральных миров. Они по очереди присоединились к станции подзарядки, пополнив свои накопители. Такой способ восстановления энергии был в разы дешевле и быстрее, чем восстановление за счет имеющегося на корабле реактора, потребляющего в качестве топлива специализированные и прилично стоящие элементы.

А вот затем начались проблемы. В системе, где удалось подзарядиться, контрактов им найти не удалось, а так же не повезло и капитану «Возмездия», Шарку, в вопросе открытия собственной корпорации. Здесь попросту не было чиновников, способных зарегистрировать прошение.

Проход еще через несколько систем не привел к другим результатам — контрактов нет, возможности открыть собственную корпорацию — тоже нет. А что поделать — захолустье. Эти места были идеальными для шахтерских корпораций и отдельных «Лопат», для небольших пиратских эскадр, но никак не для наемников. Нанимать последних для ловли пиратов тут ни у кого не было денег, если говорить о корпоратах, то они были в состоянии самостоятельно защитить свое имущество и в профессионалах не нуждались. Ну а ловить пиратов самим наемникам здесь не имело смысла — старые и полуживые корабли старых моделей, вооруженные кое-как, ценности не представляли, а чтобы поймать или вычислишь крупную шайку, требовалось время. Поэтому пираты здесь чувствовали себя вольготно. Кроме того, сами контролируя свою популяцию — стычки между ватагами были привычным делом, и особо прожорливые и наглые надолго тут не оставались, либо уходя куда подальше, набрав силы, решив, наконец, отстать от лопат и попытаться заработать себе не на хлеб с маслом, а на целый бутерброд с колбасой, пытаясь поймать и ограбить сканировщиков.

Либо же их карьера трагически заканчивалась здесь, после стычки с себе подобными, но гораздо более удачливыми коллегами.

В очередной системе, как показалось Демиду, удача им улыбнулась — загадочный наниматель искал корабли в собственный флот, набирая всех, кого не попадя. Однако что-то в контракте Демида настораживало, и он привлек в качестве консультанта Шарка. Опытный наемник тут же просек, в чем дело — скромная цена контракта, таинственность нанимателя, весьма скромное описание предстоящего задания и главной цели, по его мнению, говорило о том, что грядет война корпораций, участвовать в которой им, уважаемым наемникам, нет никакого резона. Из-за такого контракта можно легко оказаться в списке пиратов. Корпораты часто так делают — организовывают атаку на систему или станцию конкурента, нанимая всех, кого не попадя, сами при этом оставаясь в стороне. И не важно, выполнят наемники контракт или нет — пострадавшая сторона однозначно объявит их пиратами. Спорить и доказывать обратное бесполезно — наниматель окажется либо подставным, либо почившим к моменту окончания боя, и связать его имя с какой-то корпорацией, пусть и крайне заинтересованной в проведенной атаке, никак не получится.

— Сам знаю, что у нас уже и денег-то толком не осталось. Чувствую, что как только пристыкуемся к какой-нибудь станции, мы не досчитаемся кучи людей — сбегут. Но поверь, лучше так, чем встрять во всю эту поганую затею. Получим клеймо пиратов — и о наемничестве можно забыть навсегда. Вилг в свое время рискнул и чуть не поплатился за это. Хотя почему «чуть»? Поплатился — ему до сих пор вспоминают предательство.

— Это ты о чем? — заинтересовался Демид.

— Вот как получим контракт, выполним его и засядем где-нибудь за кружкой элеса, я обязательно тебе расскажу эту историю, — ответил Шарк. — А пока забудь за этот контракт. Уж я точно в это дело не полезу, сколько бы не предложили…

Демид решил прислушаться к совету опытного наемника. Тем более, Тифон и Терма также отговаривали его от этой затеи. Пусть экипаж и разбежится — рано или поздно удача им улыбнется, они выполнят контракт и наймут новых бойцов, операторов, канониров.

— Жизнь наемника состоит из полос, — философски заметил Тифон. — Сейчас не везет, значит — потом пойдет фарт. Закончится фарт, и снова начнется полная задница.

— Или задница будет до самого конца, — фыркнул Жадина, сидевший рядом и слышавший весь разговор. — Вот что, Демид! Мы с Эйденом также не в восторге от этого контракта. Лучше подождать. Я не против пиратства, но здесь, пятой точкой чувствую, можно и голову сложить.

Демид не стал спорить. Его соратники были гораздо более опытными в этих делах, тем более, они все как один были против этого контракта. Что же, придется искать следующий…

* * *

Посетив еще несколько систем поблизости, было решено продвинуться чуть дальше от обитаемых миров, чуть глубже во фронтир. Кому-то из команды, отдыхавшей на очередной станции, шепнули, что именно там нужны наемники. Перелет занял несколько дней, однако слух оказался лишь слухом — никто тут не искал помощи наемников. Шарк, итак злой как черт, не выдержал и предложил лететь ближе к цивилизованных мирам.

— Хоть к торгашам в охрану наймемся. Какие никакие деньги… — сказал он.

Так и решили. Но долететь до обитаемых миров спокойно была не судьба. Уже на третий день в очередной системе их ждал сюрприз.

Когда они только зашли в эту систему, оператор связи тут же заявил:

— Одна из станций требует канал связи. Включить?

— Давай, — кивнул Демид.

— …вестные корабли! Идентифицируйте себя! Неизвестные корабли! — монотонно бубнил оператор станции.

— Мы — военизированная наемная корпорация «Терранцы»! — сказал Демид.

Оператор станции оживился и повернулся к экрану.

— Что?

— Наемники мы, — повторил Демид. — В чем дело?

— Переключаю на своего начальника, — бросил оператор и тут же нажал несколько клавиш на своем экране.

Новый оппонент не появился, зато послышался его голос — девушка, молодая, не старше самого Демида. А главное — было в этом голосе нечто знакомое.

— Говорит старший контролер харвестера «Сокровище» Скрушетская. На станцию нашей корпорации совершено нападение неизвестными. Просим вашей помощи. Главная задача — не дать противнику уничтожить центральную станцию. Нужно всего несколько часов — от штаб-квартиры уже выдвинулся флот нашей корпорации, но до его прихода нужно продержаться. Я готова предложить вам 30 миллионов.

— Ого! — Демид даже опешил от такой суммы. Эта Скрушетская, судя по всему, была в отчаянье, если готова была предложить такую сумму без торга. — Мне нужно… Э-эм… Обдумать…

— Готова поднять сумму контракта до 35 миллионов! — сказала девушка. — Решайте быстрее.

— Демид! — первым из ступора вышел Шарк. — Их главную станцию атакует как раз тот флот, в который мы чуть было не вступили. Там нет особо страшных для нас кораблей — если ударим сейчас, неожиданно, то у нас есть шанс.

— Девчонка всего лишь контролер, — возразил Тифон. — Предлагать контракты может либо сам глава корпорации, либо доверенные лица, либо, в случае атаки на объект корпорации, глава службы безопасности.

— Девушка не блефует и не обманывает, — вступилась за контролера Терма. — Но с юридической точки зрения… Тифон прав.

— Мы готовы принять контракт, но у вас нет прав его с нами заключать. — решился Демид.

— Сейчас решим, — девушка отключила микрофон. А затем появился значок, говорящий о том, что к их разговору присоединился кто-то еще.

— Скрушетская только что получила полномочия и.о. главы службы безопасности корпорации «Руды Клоссе». - сказал Тифон, вглядываясь в экран терминала связи. — Сейчас с нами на связи и сам владелец — Костас Клоссе.

— Да, я подтверждаю, что госпожа Скрушетская является временным главой нашей СБ и может заключать контракты от имени моей корпорации, — произнес старческий голос. Явно это и был владелец корпорации.

— Отлично, — ответил Демид. — Мы принимаем контракт. А сейчас мне нужны технические характеристики центральной станции, ее текущее состояние и точные координаты для варп-прыжка. Нам нужно будет несколько минут, чтобы разработать предварительный план действий и прибыть туда.

— Хорошо, — ответила новоиспеченная глава службы безопасности. — Информация будет отправлена вам через пару минут. Щиты на станции мощные, даже с учетом имеющихся у противника кораблей они легко продержатся еще полтора часа. Но, все же, постарайтесь не затягивать…

На этом связь оборвалась.

— Капитан! — в этот раз вызов был внутрикорабельный. Внимания добивался врач.

— Вы не вовремя, док.

— Простите, но вы сами приказали… Пациент очнулся!

— В каком он состоянии?

— Все еще тяжелое. Я достал его из капсулы, нужно заменить раствор. Буквально через несколько минут верну его назад. Сейчас он в сознании.

— Как долго на этот раз он пробудет в капсуле?

— Не менее недели, — ответил врач.

— Иду.

Демид направился в лазарет. Сейчас для него наиболее важным было узнать, кто именно напал на флот «Брабант». От этого многое зависело. Как ни крути, было интересно поглядеть на единственного выжившего. Как-то до этого у него не находилось времени, да и как можно разглядеть лицо человека, находящегося в медкапсуле, заполненной вязкой, не прозрачной жидкостью? Тем более, в ближайшие пару минут делать на мостике нечего — пока корпораты сбросят всю затребованную информацию, пока навигатор просчитает прыжки для обоих крейсеров…

Когда он вбежал в лазарет (времени было мало, нужно было срочно возвращаться на мостик), он понимал, что подобная спешка не особо нужна — пациент никуда не денется. Однако многие просмотренные фильмы, прочитанные художественные книги говорили Демиду об обратном — всякое может случиться, и вполне может оказаться так, что поговорить с выжившим ему в дальнейшем не удастся. Поэтому почему не поторопиться и не потратить свободную минуту сейчас?

Он вошел в лазарет и окинул взглядом помещение. В самом центре, на столе лежал голый человек, который повернул голову на шум открывшейся двери.

Он уставился на Демида, как и Демид на него.

— ТЫ?!

— Ну, привет…

Часть 3 Корпорат

Глава 3–1 За двадцать минут до конца смены

Улыбашка устало потянулась и зевнула. Вот почти и закончилась ее смена. Она взглянула на часы — прошло уже больше 11 часов, а это значит, что последний час пролетит очень быстро — необходимо было заполнить тучу бланков касательно принятой руды, ее качества, текущего уровня переработки и оставшегося до конца процесса времени.

Она вновь зевнула и подтянула ближе планшет с электронным журналом, в котором вела запись всех кораблей, привезших руду, количество груза и зафиксированный системой уровень ее качества.

Предстояло каждую партию расписать на отдельном листике, указав вес, тип, качество, время принятия, время начала цикла переработки и время его окончания, указать результат проведенной процедуры. И так несколько десятков раз по количеству всех принятых грузов.

Когда она закончила и вновь взглянула на часы, оказалось, что у нее в запасе есть еще целых 20 минут. Жаль, что спать на рабочем месте было нельзя — она сейчас являлась не только приемщиком на харвестере, но еще и его контролером. Конечно, по всем документам контролером являлся Паэль Чогос — мерзкий и пронырливый тип, который обычно в разгар своей смены нагло дрых в своей каюте, перед уходом с мостика заявляя ей, что должен заполнить важные формуляры и предоставить их в местную штаб-квартиру до того, как у клерков станции начнется рабочий день.

Улыбашка совершенно не верила во все эти росказни. Чогос был ленивым, глупым, однако чрезвычайно хитрым и пронырливым типом. С вероятностью в 99 % он просто дрых. Все документы, которые он «должен» был предоставить клеркам либо существовали в его рассказах, либо уже были предоставлены, либо в них нуждались далеко не с самого утра. Самое обидное, что жаловаться на Чогоса было совершенно бесполезно — глава местной СБ корпорации был то ли его родственником, то ли хорошим приятелем, поэтому любые жалобы вели лишь к одному результату — Чогос узнавал о них, и тогда попытавшемуся найти на него, Чогоса, управу был доступен только один выход — увольняться, разорвав контракт с корпорацией «Руды Клоссе» по собственной инициативе. В ином случае жизни бедолаге не будет — Чогос найдет причину, как его оштрафовать или максимально усложнить ему быт и работу: или переселит в каюту, в которой не работает вентиляция, санузел, или заставит работать на «копалке», находящейся в бедственном положении и отремонтировать которую попавший в немилость сможет только за свои средства. И то, если повезет — Чогос был редкой сволочью и часто приказывал ремонтникам и сервисникам не обслуживать некоторых «копалок» под предлогом отсутствия деталей, неремонтабельности и прочего. Конечно, такая «копалка», представляющая собой малый одноместный кораблик, оснащенный буровыми лазерами и большим грузовым отсеком для сбора руды, должна была списываться. Однако так как замены ей не было — продолжала эксплуатироваться. И затем попавшему в немилость к Чогосу еще предстояло отстоять свое право на нормальную получку, ведь он не выполнял даже минимальный план. А Чогос «забывал» его понизить, «потеряв» документы, подтверждающие неисправность и непригодность «копалки».

Так что с Чогосом старожилы предпочитали не связываться. Вот и Улыбашка, уже ставшая опытным шахтером, предпочитала не думать о том, что Чогос нагло дрыхнет, а ей самой этого делать нельзя (хотя она-то свою работу выполнила, и новых грузов в конце смены уже не предвидится). Улыбашка в отсутствие Чогоса должна была неустанно следить за показателями находящихся в работе «копалок», а также следить за сканером. Если появятся посторонние корабли — в течение 10 секунд она была обязана предупредить об этом главу СБ. Промедление здесь могло стоить работникам жизни — пираты были не редкостью, а нападать на шахтеров было самым любимым их занятием.

Вот и сейчас Улыбашка сидела не на месте приемщика, а в кресле контролера. Даже все свои бумажки перетащила. В первую очередь нужно было следить за сканером. В эту смену Чогоса нет. Наконец он получил повышение и отбыл к новому месту службы. Теперь он — глава корпорации, правда, в каком-то захолустье. Его же место здесь предстояло занять Улыбашке, а пока она просто выполняла его обязанности. Бесплатно.

К счастью, сейчас она могла немного расслабиться — ее работа как приемщика была выполнена, «копалки» уже не стали возращаться к астероидам, а подлетают к днищу харвестера, чтобы состыковаться с ним, и пилоты смогут, наконец, вылезти из неудобных, крохотных кабин, за 12 часов провонявших потом и мочой (согласно нормам безопасности, пилот «копалки» должен был находиться в скафе. Соответственно, в него же и справлять свои естественные надобности. Конечно, как требовали нормы, никто из пилотов шлемы не надевал — дешевые скафы были дешевыми во всем — плохо фильтровали фекалии, прозрачное забрало запотевало, а у некоторых вообще было деформированным, искажая картинку.). Затем, за 5 минут до конца смены, крохотные «копалки», гордо именуемые добывающими кораблями 5 поколения (ДК-5, или как их еще называли «Дэка пятерка»), будут дезинфицироваться, заправляться, и затем в них сядут пилоты уже следующей смены, которым вновь предстоит провести в собственных скафах и крохотных кабинках следующие 12 часов.

Так вот. Для Улыбашки сейчас было самое неприятное время — делать было нечего и нужно было только следить за сканером. Она отвечала за безопасность харвестера и всех его обитателей — сервисников, ремонтников, экипаж, 2 смены шахтеров и всю имеющуюся на борту руду. Именно она представляла особую ценность для пиратов. И именно в такое время, между сменами, они любили совершать атаку. Если говорить точно — харвестер был уже почти полон, и со дня на день должен был прилететь транспортник корпорации, чтобы забрать всю собранную и переработанную руду. Как знала Улыбашка, согласно статистике, именно перед появлением транспорта могли появиться пираты с собственным грузовозом. И этот момент проспать было нельзя.

Она внимательно следила за экраном сканера, стараясь, чтобы глаза не расфокусировались и она сама не впала в некое подобие дремы. Всего 15–20 минут, и она будет свободна — добредет до общего душа, освежится, а затем дойдет до своей каюты и завалится спать. Всего 20 минут нужно заставить себя быть максимально собранной и внимательной…

Как назло, в такие мгновения всегда в голове начинают появляться совершенно посторонние мысли, которые не приходят в другое время. Именно они и пытаются отвлечь, притупить внимание, но отогнать их не легко, да и не всегда возможно.

Вот и в этот раз у Улыбашки пронеслось перед глазами ее детство, затем учеба в академии. Э-эх, а ведь она даже не подозревала, насколько это было счастливое и беззаботное время.

А затем все это и началось — бегство на «Горизонте», пленение работорговцами, неожиданная помощь в лице Атласа — рекрутера наемников, который выкупил ее за собственные деньги. Какая же она тогда была дура, решив, что Атлас весь из себя такой порядочный и щедрый. Понимание всего пришло намного позже… Ну да ладно, пусть он и извлек для себя пользу, но все же помог и ей.

Вот только не сделай он этого, все могло сложиться намного хуже. Так что можно ему простить. Но и выводы сделать тоже следует правильные. Именно благодаря «помощи» Атласа она целых полгода перебивалась на «подножном» корме, уже почти готовая уступить тем вонючим, озабоченным мужланам, постоянно пожиравшим ее тело своими похабными взглядами.

Атлас увел ее с рынка, доставив в самый центр столичного города планеты работорговцев. Здесь они зашли в какое-то огромное здание, отливающее хромом и бликующее многочисленными окнами.

Поднялись на нескольких лифтах, побродили по множеству коридоров, пока, наконец, Атлас не замер возле одной из многочисленных, ничем не приметной двери.

— Нам сюда, — сказал он и, дернув дверь, первым прошел внутрь.

Здесь, в небольшой комнатушке, где за вполне себе обычным и даже привычным столом сидел плюгавый, ничем не примечательный клерк.

— Я контрактер. Хочу устроить на работу своего клиента, — заявил Атлас.

Мужичонка пожал плечами и поинтересовался:

— Как договор выдать? В сети или на руки?

— В сети, — ответил Атлас. — А ей выдай клиентский бланк.

Тот кивнул, и перед Улыбашкой появилось нечто, напоминающее лист формата А4, но с рамкой внизу. Она попыталась взять «это» в руки, однако документ прошел через пальцы, словно был призрачным.

— Вот ведь дикари, — улыбнулся Атлас и сказал. — Сейчас на бланке появится твое имя, приложи к квадрату возле него палец — это будет твоей подписью.

— И на что я подписываюсь? — поинтересовалась Улыбашка.

— Я тебя на работу устраиваю, — ответил Атлас. — Не как рабыню, а как свободного человека, заметь. Еще и нейросеть установят.

— Спасибо. Даже не знаю, как тебя благодарить…

— Не стоит, — величественно отмахнулся Атлас.

Если бы она тогда знала, за что его благодарит. Если бы она тогда обладала сегодняшними знаниями, то отбила бы ему все достоинство. А если бы смогла, то и голову бы отбила, чтобы самого его вписать как «агента», а себя назначив его «контрактером».

— Ну вот и все, — несколько минут он сидел с закрытыми глазами. — Поздравляю, теперь ты — сотрудница корпорации «Руды Клоссе». Оператор и пилот ДК5.

— Пилот? — глаза девушки удивленно расширились. — Серьезно?

— Серьезно, — с отеческой улыбкой кивнул Атлас. — А теперь мне пора…

Она попрощалась с ним чуть ли не со слезами на глазах. Еще бы, совершенно чужой человек помог ей устроиться, сделал пилотом…

А затем ее отправили на орбиту, где дожидался новых рабочих челнок корпорации.

Увидев лица таких же, как она, «счастливчиков», Улыбашка поняла, что не все так просто…

По достоинству все прелести своего положения она оценила после окончания первой смены. Когда она вылезла из кабины «копалки», то сама себе не напоминала человека — уставшая, вонючая, выжатая как лимон, она тут же, не снимая скафа, отправилась в душевую.

Каково же было ее удивление, когда она обнаружила, что «женской» душевой и «мужской» нет — есть только общая. Тогда она просидела минут двадцать, дожидаясь, пока все справятся со своими делами и уйдут. Некоторые, как ей тогда показалось, специально задержались, словно поджидая ее. Однако и наконец, она смогла без лишних глаз сбросить с себя мерзкий, провонявшийся мочой и дерьмом скаф, в котором, как оказалось, не работала система фильтрации. А затем Улыбашка еще минут тридцать плескалась под прохладным душем, стараясь счистить, соскрести со своего тела не только грязь, но и запах, который, как ей казалось, впитался в кожу.

Решив, что с нее достаточно, она отправилась в свою каюту. Хоть здесь ей повезло. Большинство «Лопат», как принято было называть пилотов Пятых Дэк, ютились в общих казармах, ей же было выделено место в двухместной каюте.

Старичок-капитан харвестера, корабля, представлявшего собой нечто среднее между кораблем — ангаром для дэк и перерабатывающим породу заводом, сообщил ей, что такое шикарное место она получила благодаря наличию нейросети. Будь у нее обычный порт, то ее место было бы среди обычных рабочих — в казарме. Однако старичок тут же предупредил, что она туда переселится, если не станет изучать новые знания, которые можно было купить у него. Отдельные двух- и одноместные каюты предназначались только для экипажа и руководства, обычные пилоты такие места получить не могли. Что же, если для того, чтобы оставить эту койку за собой и продвигаться выше по карьерной лестнице в корпорации, необходимо было усваивать новые знания — Улыбашка была совсем не против. Ведь у нее была цель — нужно было найти остальных курсантов и забрать «Горизонт», с помощью которого можно было вернуться домой…

Второй день прошел ничуть не лучше первого — ей снова пришлось влезать в вонючий скаф, который она забыла почистить и в котором, опять же, по ее вине не работала фильтрация. Вновь провести 12 часов в аду, чтобы затем сидеть лишние полчаса под дверью общего душа, поджидая, пока все остальные его покинут.

Сегодня «коллеги» вдоволь поиздевались над новенькой, подтрунивая и издеваясь над ней:

— Что, так смердишь, что с остальными мыться стыдно? Эй, вонючка, может, тебе в душевой всю ночь провести? Дэл, ты посмотри, какая цаца, если бы так не воняла, вполне можно было бы ее…

Улыбашка пропускала подколки мимо ушей.

На третий день помыться в одиночестве ей не дали. Оказывается, ее караулили двое.

— Эй детка! Может, тебе помочь? Не стесняйся!

Помощников оказалось всего двое, и приемы рукопашного боя, которыми Улыбашка владела в совершенстве, оказались как нельзя кстати — эта парочка все свои 12 часов отдыха проведет на холодном металлическом полу душевой комнаты, в глубокой отключке.

Первый месяц прошел для нее напряженно. Попыток изнасиловать было еще несколько. Однако ей удавалось отбиться. Тем не менее, она прекрасно понимала, что рано или поздно либо она совершит ошибку, либо противников окажется слишком много, либо на нее нападут неожиданно. С этим следовало что-то делать. Но что, она пока не представляла.

Появились и новые проблемы — выданный перед отлетом аванс таял на глазах. Хотя соседка и сообщила ей приятную новость — месячная выплата будет через неделю, у Улыбашки практически ничего уже не осталось. А ведь жить предстояло целый месяц. Более менее она уже знала, какая сумма будет ей выдана, и у нее были на нее определенные планы — большая ее часть должна была уйти на покупку новых баз знаний, с помощью которых она собирался продвинуться по карьерной лестнице, забыв о вонючем скафе и тесной кабинке пятой дэки.

Однако ее планам было не суждено сбыться. Когда на ее счет поступило всего лишь треть от ожидаемой суммы, она тут же отправилась к старичку-капитану.

— Только треть? Хм… — Старичок задумался. — Ну давай посмотрим, что у тебя там с контрактом.

Он недвижимо просидел минут десять, а Улыбашка все это время стояла рядом, терпеливо ожидая, пока старичок вынырнет из сети.

Когда его взгляд посветлел, Улыбашка поняла, что сейчас он ей сообщит далеко не приятные новости.

— У тебя был контрактер?

— Да.

— Тогда все понятно. Ты получила свою плату полностью.

— Но как?..

— Ты знаешь, кто такой контрактер?

— Нет…

— Это человек, который помогает тебе трудоустроиться, берет на себя всю бумажную волокиту. Обычно его гонорар составляет 30 % от месячной платы клиента. Причем взымается эта сумма на протяжении 3 месяцев. В твоем контракте стоит премия контрактера в размере 66 %, срок выплат составляет полгода…

— Да нет, это какая-то ошибка, — Улыбашка не могла поверить, что Атлас вот так ее «кинул».

— Контракт заполнен именно так, и ты, как клиент контрактора, подтвердила свое согласие подписью.

— Вот ведь сукин сын! — прошипела Улыбашка. — Вот ведь…

— Ну-ну, успокойся, — попытался угомонить разбушевавшуюся девушку старик. — Все, конечно, печально, но это не конец света. Отработаешь полгода, потом накопишь на базы…

— Я хочу купить первую базу сейчас! — заявила Улыбашка.

— Да как ты ее купишь? Тебе есть не на что будет! — удивился старик.

— Как-нибудь разберусь, — сквозь зубы зло бросила Улыбашка.

— Ну хорошо, — согласился старик, тяжело вздохнув. — И что ты хочешь выучить?

— Что мне нужно учить, чтобы вылезти из дэки?

— Ну, следующая ступень — это оператор-приемщик харвестера. Но тут скорее опыт нужен и знания, причем не только в области переработки руды, но еще и…

— Мне хватит имеющихся средств? — перебила его Улыбашка.

— Вот что, — предложил старик. — Средств тебе не хватит. Но мы можем сделать вот как. Я согласен дать тебе все нужные базы в кредит, взяв, скажем, 20 % сверху. Если ты все это освоишь, то сможешь перейти на новую должность. А это уже обнулит твой договор с контрактером. Ты будешь получать полную месячную плату.

— Я согласна! — без колебаний выдохнула Улыбашка.

— Ну тогда сейчас подсчитаем, сколько можно сейчас у тебя списать кредитов, чтобы на еду хотя бы тебе хватило…

Глава 3–2 За 10 минут до конца смены

Улыбашка поймала себя на мысли, что слишком погрузилась в воспоминания и совершенно не следит за показаниями сканера, хоть и смотрит в его экран. Она вновь сконцентрировалась, собралась и стала проверять, где и что делают оставшиеся в космосе дэки. Их осталось всего четыре. Две все еще были в астероидном поле — наверняка размечают для себя объекты на следующую смену. Среди «лопат» так было принято — все-таки от размера добычи зависела дополнительная премия. И многие «столбили» за собой отдельные астероиды, которые посчитали наиболее перспективными в последующей копке. Еще две уже спешили к харвестеру. То ли успели разметить себе объекты, то ли не собирались этого делать вообще, решив, что с них на сегодня достаточно.

Улыбашка вспомнила, как она и сама «столбила» для себя астероиды. Первое время ей совершенно не везло — те объекты, которые она разрабатывала, оказывались очень бедны на руду. В конце концов, она разобралась, в чем дело — копать следовало не с краю, а в самой гуще поля. Да, там опаснее: летающие глыбы в любой момент могли ударить или вообще зажать дэку, однако и добыча там была намного лучше, чем в безопасных местах. Улыбашка, всегда любившая риск и являвшаяся весьма азартной, тут же бросилась в самый центр. Однако быстро поняла, что такая копка доведет ее до истерики — все 12 часов смены она находилась в диком напряжении, не столько отслеживая процесс копки, сколько все ближайшие глыбы. Пару раз ее кораблик чуть не раздавило, один раз незамеченный ею вовремя астероид, хоть и летевший с маленькой скоростью, однако являвшийся весьма приличных размеров, серьезно повредил ее дэку, смяв правый ускоритель. Она тогда была вынуждена раньше закончить смену, едва дотянув на раненом кораблике до харвестера.

Помимо опасностей в виде летающих астероидов и их обломков была и другая, не менее существенная — пираты. Поначалу она считала, что это лишь байки. Слишком уж невероятным ей казалось, что головорезы решат напасть на такой корабль, как харвестер — он был огромен и вполне мог за себя постоять — мощные щиты, несколько лазерных турелей, пусть и старая, но вполне рабочая ракетная установка.

Да, без сомнения, огромный корабль, набитый переработанной рудой, был заманчивым трофеем. Тем более даже с пустыми трюмами он стоил немало — перерабатывающее оборудование, склады с запасными частями, доки и ангары, в которых можно было ремонтировать не только дэки, но и мелкие боевые корабли, делал харвестер не только желанной добычей в плане продажи, но и в плане передвижной пиратской базы. Улыбашка не один раз натыкалась в сети на информацию, где описывался разгром очередной пиратской эскадры, которая в качестве флагмана или базы использовала захваченный ранее харвестер.

Тем не менее, все эти истории происходили где-то далеко и, как казалось тогда Улыбашке, ее совсем не касались. Так было до того самого дня, когда капитан харвестера, тот самый старик, снабжавший ее базами знаний в кредит, не обнаружил, что на харвестере начал сбоить генератор щита. Старик был опытным капитаном и тут же решил, что нужно отвести огромный корабль к одной из станции корпорации, находившихся в этой системе. С работающим через раз или выключающимися в самое неподходящее время энергетическими щитами в открытом космосе делать было нечего — появись пираты, и они разнесут огромный корабль в клочья, и единственной возможностью избежать столь глупой гибели для экипажа будет сдача в плен, что тоже не сулило ничего хорошего.

Улыбашка к тому моменту уже заняла должность бригадира смены. Уход харвестера для нее и ее рабочих означал одно — внеплановый выходной. С одной стороны это было хорошо, однако месяц и так не задался — выработка шла плохо. Сейчас они «докапывали» очередное астероидное поле, и контролер не позволял переходить на следующее, аргументируя это тем, что и в текущем осталось достаточно руды. Однако добывать ее, как и искать, с каждым днем становилось все сложнее и сложнее. О копке на границе уже никто и не думал — там ничего не было. Все дэки давно уже работали в самом сердце поля, хотя и там пригодных для разработки астероидов было мало.

Именно все это и подвигло Улыбашку отказаться от выходного. Она уговорила старого капитана сбросить с харвестера два громадных контейнера, в которые дэки могли сгружать добытые ресурсы. Позже, когда харвестер вернется на место — он может забрать контейнеры в свой трюм и переработать ресурсы. Однако на этом Улыбашка не остановилась. Она не поленилась слетать на ближайшую станцию и сменить свою ДК5 на ДК10. Данная модификация отличалась тем, что могла сама перерабатывать добытые ресурсы, пусть и не в таких масштабах, как харвестер.

Бывшая соседка по комнате получила повышение — стала заведовать всем имуществом вспомогательной станции, где и хранились корабли, находящиеся «про запас» и отбыла на станцию, оставив каюту в полном распоряжении Улыбашки. Так как между девушкой-кладовщиком и Улыбашкой были довольно теплые отношения, последней легко удалось выпросить корабль. Хотя повозиться и поуговаривать пришлось.

Тем не менее, дело было сделано, и теперь Улыбашка возвращалась к астероидному полю, где уже приступила к работе вся ее бригада.

В отличие от обычной дэки, ее кораблик был оснащен и более мощным сканером, благодаря чему пилот следил за окружающим поле пространством. Девушка искренне надеялась, что обнаружить противника сможет заблаговременно. Конечно, она и сама не верила, что пираты могут появиться — все-таки у них тут плюсовая система. В том смысле, что рейтинг безопасности был достаточно высок, и нападений, а тем более уничтожения кораблей, здесь не было, по крайней мере, несколько последних месяцев. Однако она не поддавалась общему настроению: если нападений давно не было или не было вообще, это вовсе не значит, что их и не будет. Тем более сейчас, в такой неудачный для них момент — когда харвестер ушел к станции, и они все, шахтеры, никак не защищены. Все-таки появись сейчас пираты, и все работяги окажутся в роли мелкой стаи рыбешек, к которой незаметно подобрался хищник и устроил пир.

Однако пока дела шли хорошо — прошло уже больше двух часов с момента ухода харвестера. Дэки исправно таскали ресурсы к одному из контейнеров, Улыбашка, чей корабль висел прямо возле них, перерабатывала добытые минералы в руду, сбрасывая их из трюма своего корабля во второй контейнер, при этом она следила за пространством вокруг. Подобная схема работы позволяла сэкономить время, а следовательно — можно было рассчитывать на приличные премиальные. Причем не только ей, но и всей бригаде.

На третьем часу, взглянув на сканер, она насторожилась — на самой границе, на предельной дальности работы сканера был засечен объект. Конечно, это могло быть что угодно, начиная от какого-нибудь обломка давно дрейфующего корабля и заканчивая блуждающим астроидом. Однако интуиция подсказала, что с засеченным объектом не все так просто. Появившись всего на несколько секунд, он тут же исчез, покинув зону действия ее сканера. Прошло еще полчаса. На всем их протяжении девушка внимательно следила за сканером, иногда даже игнорируя сигналы перерабатывающего комплекса, сообщавшего об окончании очередного цикла. Такое ее упрямство было в конце концов вознаграждено — буквально на пару секунд вновь появился странный объект, резко изменил направление и вновь исчез.

— Бригада 2, запрашиваю центральный пост!

— На связи! — отозвался мужской голос — это был дежурный на станции, сотрудник службы безопасности.

— Квадрат Н-15, ближе к Л-3. Был замечен странный объект. Прошу проверить.

— И что там проверять? — лениво отозвался дежурный, — обломок или еще какой хлам.

— Согласно инструкции, требую отправить туда зонд. — ответила ему Улыбашка, начав злиться. Этому типу было лень отправлять зонд, а потом лень писать отчет. Конечно — ему- то что угрожает? Он на станции сидит.

— Ну вот появится еще раз сигнатура — отправлю, — огрызнулся тип, надеясь, что Улыбашка от него отстала.

— Принимайте отчет сканера. Аномалия была засечена дважды.

— Да мало ли… — начал было тип, но Улыбашка его прервала.

— Значит так, «друг», — заявила она. — Или ты отправляешь зонд, или я сворачиваю работы и возвращаюсь на станцию, пишу докладную, а ты потом сам выворачивайся, как хочешь.

— Ладно-ладно, — обиженно ответил дежурный. — Сейчас запущу зонд.

Улыбашку очень раздражала царящая на главной станции атмосфера наплевательства ко всему. Виной тому был сам глава местной СБ — непонятно как заполучивший эту должность, относящийся к своим обязанностям спустя рукава, а как следствие — все сотрудники СБ относились к своей работе аналогичным образом.

Спустя всего секунд 10 от главной станции корпорации «Руды Клоссе» отделился небольшой объект, за считанные мгновения набравший дикую скорость и улетевший как раз к точке, где была обнаружена аномалия в последний раз.

Но, похоже, запуск зонда кому-то очень сильно не понравился. Уже почти дойдя до нужной точки, зонд исчез.

— Что случилось? — поинтересовалась Улыбашка у дежурного.

— Не знаю, — в голосе последнего звучала растерянность. — Зонд отключился. Ни метрики, ни отклика…

Улыбашка задумалась всего не секунду, и тут до нее дошло.

— Бригада! Бросайте все, уходим к станции! Пираты!

Словно в подтверждение ее слов, на экране радара появились несколько точек, стремительно приближающиеся к астероидному полю, где и работали «лопаты».

Оценив их скорость и оставшееся время, она тут же приказала.

— Ребята! Поздно! Мы не успеем дойти, прячемся в поле!

А затем переключила канал связи на станцию.

— Нападение! Прошу помощи!

— Да, да, сейчас… — растерянный голос дежурного сразу сказал Улыбашке, что он не знает, что делать, находится в прострации. А эти потерянные секунды могут стоить кому-то из ее бригады, или ей самой, жизни.

— Отправляй к нам дежурную эскадру и сообщи о происшедшем своему начальнику, — приказала она. Конечно, отдавать приказы сотруднику СБ ей, пусть и бригадиру шахтеров, было не позволительно. Однако дежурный нисколько не обиделся на нее, более того, даже поблагодарил.

Теперь же ей предстояло решить, что делать, пока не прибудет помощь.

Время еще было — пираты относительно далеко. Добраться до поля они могли минуты за 4–5, самой же Улыбашке для этого требовалось не больше минуты.

Скорее механически, чем осознанно, она начала перегружать переработанную руду из контейнера обратно в трюм своего корабля. Руды было не много, она вся должна была уместиться в ДК10, а вот оставлять ее пиратам Улыбашка не собиралась. Приблизительно руды было на 300–400 тысяч. Забери ее пираты, и контролер харвестера — мерзкий, скользкий и хитрый проныра по имени Паэль Чогос, пусть и отбывший к новому месту работы, но номинально все еще числившийся контролером, принимавший и подтверждавший отчеты, наверняка спишет потерю на нее и бригаду. А следовательно, о премиальных можно забыть. Не обработанную руду пираты вряд ли тронут — уж слишком ее много, да и стоит копейки. Поэтому сейчас Улыбашка принялась набивать трюм своего корабля, с напряжением всматриваясь в шкалу заполнения контейнера. Еще немного — и все, можно будет уходить.

Практически все рабочие из ее бригады уже спрятались в поле астероидов. Но парочка решила рискнуть и сейчас на всех парах мчалась к станции.

— Вы чего делаете? — возмутилась Улыбашка. — Вас ведь уничтожат!

— Иди к черту! — отозвался один из удирающих. — В поле нас точно прихлопнут. А тут хоть какой- то шанс есть.

— Наоборот! Вас на подлете к станции убьют! Возвращайтесь! Немедленно!

— Иди к черту! — повторил шахтер и отключился.

Что же, она ничем больше не могла помочь этим кретинам. Конечно, оставалась призрачная надежда, что дежурная эскадра корпорации успеет подойти вовремя. Но Улыбашка прекрасно понимала, что шансов на это не много.

Когда ее ДК10 нырнула в поле, до подлета пиратских кораблей оставалось всего секунд 40. Судя по той скорости, на которой они летели, эскадра сост