КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438918 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207290
Пользователей - 97869

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Рожденные в огне (fb2)

- Рожденные в огне (а.с. Виртуал-1) 1.4 Мб, 281с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - MrDog - Евгений Дес

Настройки текста:



Евгений Дес, MrDog Виртуал Рожденные в огне

Глава 1

Птички поют, солнышко светит, маминой стряпней пахнет. Мерзкое утро. Гадкое и противное. От воспоминаний на глазах появились слезы. Зачем они так со мной? Почему? Завидуют? Ненавидят? Но ведь я не виновата.

Ох, папа, папа. Один из лучших инженеров планеты, ты научил меня многому, да и мне самой было интересно возиться с роботами, паять, программировать. Почему ты оставил нас?!Это не справедливо! Не плакать! Не плакать я сказала.

— Эл! Идем кушать! — крикнула мама. Она всегда знает, проснулась я или еще нет.

— Иду! И хватит звать меня этой дурацкой кличкой, я не собака!

— Ах, простите, Ваше Элеонорство!

— Р-р-р, вот всегда она так.

Но как же манит запах блинчиков с джемом. Ладно, маме может звать меня как пожелает. За ее вкусняшки прощаю. Быстро умывшись, я прибежала на кухню. Весенний ветерок слегка треплет занавески, птички радостно чирикают за окном. И, мм-м, блинчики. Классное начало дня. А когда я закончу собирать нового дрона, тогда выходные будут просто шикарными.

* * *

— Нет! Не надо! Я его только собрала.

— Вот и оставила бы это дома. На помойке. Где и положено быть таким как ты! — мне под ноги упала голова дрона. Моего дрона! Слезы сами собой появились в уголках глаз, а гнев степным пожаром охватил тело.

Стерва. Ненавижу! Да что у тебя есть кроме денег родителей и смазливой морды?! Криворукая и тупая тварь!

— Пошли, ребята. Хватит с мусором возиться, — фыркнула Миранда, и, словно королева в сопровождение свиты шакалов, ушла. Оставив мне груду металлолома, которая еще недавно была моим дроном.

Опять… опять они его сломали. Когда же это кончится?! Посмотрев вслед одноклассникам, я вытерла слезы и взяла себя в руки. Нужно собрать то, что еще может работать. Ничего. Я им еще покажу. Сделаю дрона не хуже их, покупных. Нет! Я сделаю полноценного робота. Вот тогда и посмотрим, как они будут смеяться.

Дома ждала мама. Ей уже успели позвонить из школы и, как обычно, выставить меня виноватой. Хорошо, что она верит мне, а не этим. Да и как тут не поверить, когда у меня есть записи с камер дрона? Я своих «малышей» всегда так настраиваю, чтобы они все передавали на планшет и в облако. Так и конфигурировать удобней, и на носителях экономлю. Немного, но и это хорошо. Денег-то лишних нет. Права Мирка, большинство моих творений со свалки.

— Как ты? — спросила мама.

Это хорошо, что она не причитает и не бросается обниматься. Я уже большая и сильная, чтобы все эти нежности терпеть. Хотя и хочется порой побыть маленькой девочкой, но нельзя. Сама себе запретила. Без этого никак.

Когда моего отца обвинили в халатности, повлекшей за собой гибель сотрудников, среди которых оказался родственник директора школы, меня принялись травить. Тогда-то Мирка и решила, что ей все можно.

Аж зажмурилась от воспоминания о том, как классно врезала ей в нос. Сделала все, как папа показывал. Блок поставила и прямым, с поворотом корпуса — хрясь. Точно в пятак. Вою было — мама не горюй. С тех пор она грабли не распускает и самолично не лезет. Боится, стерва.

Конечно, потом к директору потащили, сразу нашлась куча свидетелей, половина из которых и рядом не стояла. Попытались исключить, да только ничего не вышло. После демонстрации записей и угрозы дяди Аника подать в суд, дело замяли.

— Опять? — вздохнула мама, смотря на груду железа.

— А, — махнула беззаботно рукой, — ерунда. Я в порядке, и вообще…

Договорить не успела, мама взяла и, неожиданно, обняла меня, а я… у меня вдруг в носу запершило, и я носом шмыгнула. Само получилось, честно.

— Прости милая. Ты же знаешь, как бы я хотела приобрести нам дрона. Но…

— Знаю, мам. Не надо. Сейчас у нас нет денег, но я тебе обещаю, когда закончу школу, тогда у нас все будет.

— Конечно, солнышко, — погладила она меня по голове, — так и будет.

Приятно. И стоять вот так, обнявшись, хорошо, но хватит этих нежностей — я должна быть сильной. Еще секунд десять побуду слабой, только ради мамы, и возьмусь за дело. Раз, два, три…

— Ничего, мам, — сказала отстраняясь. — Нового соберу. Лучше прежнего.

— Конечно, милая, — улыбнулась мама, отступая на полшага назад. Она верит в меня. И папа верил. А большего не надо.

Попытка, в очередной раз забыть мешок с деталями у порога, провалилась. С некоторых пор, это что-то вроде игры и печальной традиции.

— Э-э-эл-ля-я-я!

— Ага. Никаких запчастей в доме. По-о-омню, по-о-омню, — вернувшись и подобрав «забытое», отнесла гараж.

Раньше тут у нас стояла машина, мы любили на выходных ездить за город всей семьей, а теперь гараж стал моей мастерской. Пришлось потрудиться, чиня и собирая с нуля разные «штучки», но я своего добилась. Есть чем гордиться!

Дотащив останки дрона, свалила их на рабочий стол. До верстака ближе, но там и без того все деталями завалено. Давно пора их разобрать и на стеллаже разложить, да что-то все время руки не доходят. И полки с инструментами протереть не помешает. Нет, определенно, пора навести порядок. Вот соберу робота и сразу же займусь.

Нет, так дело не пойдет. Я себя знаю. Ладно, пожалуй, можно будет перед сборкой станцию техника протереть и смазать. Она у меня старенькая, даже древненькая, но очень даже рабочая и полезная. «Моя прелесть», — погладила гибкие манипуляторы, идущие от слегка помятой коробки, закрепленной над столом.

Станцию собирала сама, из полудюжины списанных и выпотрошенных деталей. Намучилась, стопроцентной комплектности не добилась, но самое главное имелось. Сканер, резак, сварочный аппарат, тестер, манипуляторы с набором насадок и держателей, в которые можно закрепить много чего полезного, и прочие мелочи. Жить можно, а там, где станция не справляется, и руками поработать не проблема.

— Спи спокойно, — похлопала по голове разрушенного дрона и огляделась.

Хорошая у меня берлога. Просто отличная. Взгляд зацепился за цепи с лебедкой и креплениями. Еще недавно на них весел дрон. На миг стало грустно, но я не поддалась. Прогнала ее. Нет места печали в моем царстве.

— Грязноватое королевство, — усмехнулась, оценив подсохшую лужу масла, которую я как-то не замечала раньше. Хотя, она не мешает, а потому и…

Нет. Пора навести тут порядок. Бардак на рабочем месте — бардак в голове. Стоит рассортировать все на верстаке и убрать лишнее со стеллажа. То, что можно продать или использовать, отнесу в подсобки. Все одно там пусто, вот и оборудую ее под склад и шоу-рум. Да, это будет правильно, подам объявления или свой ресурс сделаю, можно еще услуги ремонта предложить, какие-никакие, а все же деньги.

И в комнате прибраться надо, а то от чипов, микросхем, и прочих «сокровищ», скоро не развернуться будет. К компьютеру бочком, до кровати прыжками — не дело это. Хм, а ведь если я ненужное продам, смогу его проапгрейдить. Да, это было бы неплохо, а то последнюю симуляцию программного обеспечение дронов он чуть ли не сутки лопатил.

Все. Решено. На выходных займусь генеральной уборкой и инвентаризацией, а потом и о новом роботе думать стану. День, другой. Особой роли не играет. Ладно, пора уроками заняться, роботы — прекрасно, но без великолепного аттестата не видать мне гранта на учебу, а без диплома…

Входя в свою комнату, приветливо махнула рукой активизировавшемуся роботу. Эрика я собрала года два назад, для проверки разных программ и отработки схем кинематики. Тоненькие ручки и ножки, вкупе с небольшим тельцем, делали его очень милым. Когда работала над ним, особо не задумывалась над удобством общения и взяла дисплей от первого, более-менее целого дрона. Да и корпус от него же взяла. Точнее основу, ну да не суть. В итоге, вышла наполовину игрушка, наполовину нянька для карапузов. Получилось мило и забавно. Неожиданно, но этот малыш оказался полезным и умелым помощником. Просто сказка, особенно с учетом его универсальных манипуляторов. На сегодняшний день он мой самый большой успех.

— У тебя все хорошо? — вывел на экран вопрос Эрик.

Увы, он не говорил. В нем отсутствовал динамик. Когда работала над ним, как-то не думала об этом, потом, как всегда, руки не доходили, а теперь привыкла уже. И вообще, это не баг, а фича.

— Рима сломали, — пожаловалась, перебираясь через кучку ценного хлама, баррикадой преграждающей путь к шкафу.

— Опять?

— Да. Я, кстати, решила сделать уборку. Поможешь разобрать? — мотнула головой в сторону «баррикады», убирая одежду в шкаф и вспоминая, где мои любимые домашние штаны.

— Конечно, — вывел на экран Эрик, и помахал искомым, выуженным из-под кровати.

— Спасибо, ты молодец.

Он кивнул, пощелкал манипуляторами и, выведя на дисплей нечто вроде хищной улыбки смайлика, стал копаться в деталях. Хорошо, что он у меня есть, — подумала я, натягивая штаны и прикидывая — поужинать, — или сразу за домашнюю работу взяться? Есть не хочется, значит — вывод очевиден.

Вот ведь, столько времени на школу тратить приходиться. Если бы это не было обязательным, давно бы бросила. И так уже все нужное знаю. Побольше учителей. Вот зачем мне всякая литература, если я собираюсь программировать и создавать роботов? Все эти охи-ахи и прочие стенания в стихах и прозе — ерунда! Что я, сама не отличу хорошее произведение от плохого? Да запросто. Нравиться — значит хорошее, нет — плохое. Все. А если мои вкусы не совпадают с чьими-то еще, так бывает. Тоже мне проблема. Никому ничего не навязываю и сама того же от других жду. Так ведь нет, сперва классиков читай, потом критиков классиков читай, потом еще и сочинение напиши. А зачем? Из всех критиков, только одного более-менее и знают, а остальные — пфе. Сами ничего путного не написали, зато раскритиковали столько, сколько не каждый классик написал. Кто их только в программу включил?!

Нет, определенно, все кроме точных наук — зло. Но что не сделаешь ради золотого аттестата. А без него никак. Я хочу в столичной Академии Робототехники учиться и на острие науки работать, а не чахнуть в каком-нибудь отделе третьесортной корпорации, разрабатывающей «умные» пылесосы.

* * *

Лишь с началом каникул, у меня появилось время, на воплощение планов в жизнь и приведения в порядок мастерской. Это стало чем-то вроде подготовительного этапа. Разминка и закладка фундамента в одном флаконе. На этот раз я собиралась создать не очередного дрона, а настоящего, или почти настоящего, робота.

После обеда, прихватив с собой Эрика, я отправилась в «эльдорадо», как называла завод по переработке лома. Естественно, на само предприятие меня не пускали, но мне и не надо, ведь рядом с ним находится целый склад под открытым небом (именуемого дураками презренным словом- свалка).

Именно на ней работал старый друг отца. Единственный, кто не верил в его виновность и, по-моему, до сих пор пытающийся найти истинную причину аварии. Уволили его по статье. С разгромной характеристикой, напрочь закрывшей возможность устроится на нормальную работу. Но дядя Аник не унывал.

Он всегда помогал мне советом и делом, рекомендовал книги и учебные фильмы. Подбадривал и поддерживал маму. Аник остался единственным другом нашей семьи. А еще он часто водил меня за собой по свалке и показывал наиболее целые детали.

— Дядя Аник! — машу рукой и даже подпрыгиваю от избытка чувств, давно я его не видела.

— О, Эля, — делает вид, будто удивлен.

Ага-ага, как будто я не знаю, что мама ему позвонила, стоило мне за порог выйти.

— Не поверишь, как раз тебя вспоминал, — улыбнулся Аник, доставая из кармана трубку. — Как экзамены?

— Все на отлично! — отвечаю и деланно морщусь.

Дело даже не в запахе, просто курить вредно и уже лет сто немодно, но порой мне кажется, что Аник так и родился, вместе с трубкой во рту. Знаете, про кого-то говорят, что он с серебряной ложкой на свет появляется, а вот Аник сподобился с курительной трубкой.

— Молодец девочка, отец бы тобой гордился, — кивнул он, щелкая зажигалкой.

— Я знаю, — бурчу в ответ, и солнечный день становится более блеклым.

— Ну-ну, не вешай нос. Твой папка был великим человеком. — говорит Аник и выпускает клубы вонючего дыма.

— Что-нибудь интересное появлялось? — меняю тему разговора. Не то чтобы я была против послушать об отце, но старый паровоз может увлечься, а память у него хорошая, мы так до вечера в его подсобке просидим.

— Появилось, — кивнул он, — еще как появилось. Вот сейчас ты мне бодренько отбарабанишь пункты инструкции по безопасности, и пойдем. Специально для тебя кое-что отложил. Практически на должностное преступление пошел, — усмехнулся он, выпуская дым через ноздри и становясь похожим на фантастического дракона из детского мультика.

— Может не надо? — кривлюсь, предвкушая длинный перечень глупейших инструкций, давно зазубренных, а порой так и снящихся в кошмарах. — Я же все эти дурацкие пункты…

— Надо, Эл, надо. Уж больно ты шебутная и увлекающаяся, тебе напомнить о тех случаях, когда…

— Да ладно, — возмущенно перебила его, — всего-то пару раз придавило, и разок конденсатор на себя разрядила…

— И раз так шесть-семь по голове прилетало железяками, — тут же подхватил Аник, — и швы вот ни разу не пришлось накладывать, и уха с глазом ты суть не лишилась, когда ты…

— Все-все, сдаюсь, — выставила ладони, признавая поражение и не желая тратить время.

— Итак, — Аник повернул голову, подставляя ухо и пряча улыбку за клубами дыма.

— При проведении осмотра необходимо… — уныло затянула инструкцию по ТБ, написанную кровью армейских техников.

— Вот и умница, — кивнул Аник, постучав трубкой о край импровизированной пепельницы, — идем смотреть сюрприз, — сказал он, деловито поднимаясь и отряхиваясь, словно выбравшийся из воды пес.

Захватив с собой тележку на гравитационной подушке, с закрепленной на одной стороне лебедкой, мы пошли вдоль складов. Хотя какие склады?! Так, по большей части обычные кучи лома. Над большинством даже навеса нет. Вся территория свалки делилась на секции: Б1, Б2, Б3, В1… и так далее. Раньше тут заправляли военные и строго следили за выполнением инструкций. Проводилась обработка- первичная и вторичная сортировка, велся мониторинг, патрулировался периметр и так далее. Потом кто-то решил, что все это чушь и блажь, хотя… скорее увидел возможность подзаработать. Завод ушел в частные руки, вояки куда-то перебазировались, и налаженная ими система рухнула. Впрочем, мне с этого одни плюсы.

Наш путь закончился в условной зоне В2. Судя по всему, недавно тут сгрузили партию брака. Свеженького брака! Даже очень и очень свеженького.

— Вот, — Аник сдернул брезент и продемонстрировал мне совершенно нового, абсолютно целого робота серии Q5.

— Класс, — выдохнула, любуясь этим красавцем.

В голове сам собой закрутился рекламный ролик, крупнейшей и влиятельнейшей корпорации «Kai Systems», постоянно транслируемый на каждом ресурсе сети. Даже на детских порталах для малышей от трех лет, они выпустили адаптированную версию. Правда, на прилипчивую мелодию рекламы, у меня накладывались не стандартные слова, а выдержки из справочника по тактико-техническим характеристикам серии Q5 для сервисных служб, но, в сущности, какая разница, если хочется попрыгать и похлопать в ладоши?

— Можно? — указала на робота чуть подрагивающей рукой.

— Конечно, — улыбнулся Аник и, отойдя в сторону, принялся возиться с трубкой.

Приблизившись в два шага к роботу, не сдержалась и погладила его по прочному герметичному корпусу, сделанному из приятных на ощупь полимеров. «Облегченный каркас, высокое качество деталей, прекрасная подвижность. Один из лучших в мире ВИ, способный заменить собеседника!» — пролезли в голове слова из рекламы. «Способен к контролируемому обучению», — всплыла строчка из инструкции. По числу встроенных функций и разных наворотов с Q5 никто не сравнится. Пусть большая часть там вообще не пойми зачем и для кого, но они есть.

Посмотрела на свое отражение в цифровой пластине, которая выводила «лицо» робота. Настраиваемое, между прочим. Тоже, кстати говоря, фишка модели. Эти машины стоят очень дорого, однако именно такой был у одной Мирки. Именно такой следил за тем, чтобы эту стерву, после всех его выкрутасов, никто не трогал.

Хоть машины и не могли нанести вред человеку, но полноценно это работало только в гражданских моделях. У военных и полицейских имелись собственные протоколы. Как раз модернизированные программы последних и ставили роботам-телохранителям. Достать их нетрудно, были бы деньги и хоть какое-то обоснование.

Семья Мирки могла себе это позволить. Подозреваю, они еще и не совсем стандартное ПО на дочкиного помощника поставили. Не должен он был выполнять некоторые приказы. Конечно, собранные мной дроны, де-юре, считались бесхозными и, теоретически, могли рассматриваться как угроза, но уничтожать их по приказу малолетней дуры — это слишком.

В общем, не любила я этих новомодных жестянок, хоть и завидовала тем, у кого они есть.

— Ну как тебе сюрприз? — пыхнул дымом Аник.

— А, что он тут делает? — отвечаю невпопад, но надо же понимать, не каждый день на свалке оказывается такое.

— Брак, — пожал плечами Аник. — Кто-то невероятно криворукий напортачил при тестовом запуске. Может и конкуренты подсуетились, — хмыкнул Аник, окутываясь облаком вонючего дым. — Я тут с ними немного повозился, — кивнул он на кучу. — Проводка в ноль. Стабилизатор с камерами в ком, даже механике опорно-двигательного аппарата досталось. Похоже, они изрядно подергались и, — он затянулся дымом, — помялись, пока не сработали предохранители стендовой линии.

— Угу, — буркнула в ответ, заглядывая под нагрудный щиток «сюрприза».

— Корпуса, как видишь, не кондиция. Снаружи хороша, а внутри, — Аник махнул рукой, — Ну и так, по мелочи еще. У каждой машины свои болячки. Я тебе самого целого отобрал. В принципе, если взять детали с других и повозиться, его можно восстановить. Конечно, не все будет родным, ну да это и не важно. Внутрь никто не полезет, — усмехнулся Аник.

— Еще бы, это же на проблемы с корпорацией нарваться, — ответила, отряхивая ладони.

— Да, — спохватился Аник, — про ядро не знаю, я до него не добрался. Там отдельный кожух, да и область не моя, и времени с нужным инструментом нет, — он, извиняясь, развел руками.

— Ну, раз на месте, вряд ли с ним хорошо, — сказала и чуть не почесала нос испачканным в нагаре пальцем. — Ничего, я что-нибудь придумаю.

— Придумаешь, ты же умница, — совершенно серьезно кивнул Аник.

Через пару часов мы возвращались обратно. Платформа была набита кучей запчастей, тело Q5 под ними было почти незаметно. Мы весело болтали, споря и рассуждая о том, что и как можно заменить, и к чему это приведет, но тут мне на глаза попалась обвалившаяся секция, и я замолчала.



— А, — махнул рукой Аник, проследив за моим взглядом, — эти, — похлопал он по запчастям, — зацепили, когда привезла Q-шек, — пояснил он.

— А что там? — спросила я, указав на зону С1. — На пушку похоже, — обратила внимание на торчащую из обвала трубу.

— Не смотрел пока. Сегодня утром нам доставили партию лома. Понятия не имею, из какой дыры приволокли этот древний хлам, там балки всякие, арматура, бытовая техника и прочий хлам времен войны, а может и раньше. Так что… куда?! — закричал он, но было уже поздно, я спрыгнула с платформы и рванула к секции.

— Мне интересно! — крикнула на бегу, не желая упускать возможность познакомиться с раритетами ушедшей эпохи.

— Вот егоза, вся в отца, — ворчливо полетело вслед.

Пушка оказалась обычной трубой, помятой, а потому и имеющей специфическую форму. Хлам, увы, оказался обычным хламом. Старая техника не представляла никакого интереса. Нет, умом-то понимала, что так все и будет, но сердце верило в чудо. Правда, какое чудо может найтись на свалке…

— Ну и что тут интересного? — Спросил Аник, останавливая платформу рядом со мной и неспешно вынимая трубку с кисетом.

«Лом, просто гнутый ржавый лом», — вздохнула про себя, но не признавать же это с ходу, вот и крутила головой. Порой, во мне пробуждается маленький бес, дух упрямства и противоречия, да и верю я в свою счастливую звезду. Правда, чаще всего… «Ага!» — обрадовалась, разглядев кое-что интересное.

— А вот! — заявила, перебравшись на соседнюю кучу мусора и ухватив трехпалую лапу-манипулятор, торчащую из груды балок с остатками цемента.

Несмотря на всё старание, мне не удалось ей толком пошевелить, а уж о том, чтобы вытащить и гордо продемонстрировать, речи и вовсе не шло.

— Хе-хе-хе, ну что ты тут увидела? — пробрался ко мне Аник. — О, — удивился он, рассматривая находку. — Как интересно, — пробормотал он, автоматически потянувшись к убранной трубке.

— Лому уже лет сто?

— Этому больше, — ответил Аник отстраненно.

— Тогда, почему этот манипулятор так хорошо выглядит? — спросила, утерев пот, и указав на стертую моими руками пыль.

— Ладно, заинтересовала, — кивнул Аник.

Причем, мне показалось, что больше своим мыслям, чем отвечая на вопрос, да и можно ли вообще считать сказанное им ответом?

— Сейчас подгоню новую тележку. Жди.

— Хорошо.

— Просто жди.

— Да поняла я, поняла, — демонстративно засунула руки в карманы и, насколько позволяла куча мусора, отошла от манипулятора.

Копались мы долго, но своего добились. Правда, был один интересный момент, на который сама я не обратила внимания, но его заметил Аник.

— Осколками посекло, — сказал он, указав мундштуком трубки на балку. — Вот такими, — поворошив ногой кусочки металла.

— Думаешь, здание артиллерией разнесли? — присев с подветренной стороны, подальше от вонючего дыма, попыталась вытащить погнутый металлический штырек, торчащий из куска бетона.

— Это от ракеты, — хмыкнул Аник.

В конце концов, мы добились своего. Разобрав большую часть кучи, смогли подцепить лебедкой и вытащить на ровное место робота. Выглядел он жутко, весь закопченный, посеченный, но все равно внушающий и… пугающий.

— Да ни… — открыл рот Аник, но, взглянув на меня, сдержался. — Обалдеть!

— Это же… — не могла я поверить собственным глазам. Нет, такого не может быть, просто потому, что не может быть никогда. — Кто это? — спросила, просто не в силах поверить в собственную догадку.

— Да уж, нет слов, одни эмоции, да и те наружу просятся. — покачал головой Аник, и щелкнул зажигалкой, усевшись на какую-то гнутую железяку. — Знаешь, что это?

— Нууу, эээ… — я окинула взглядом вытащенного робота, все еще не в силах произнести его название.

Широкоплечая машина, высотой за два метра, с посеченными, местами оплавленными бронепластинами, обугленной головешкой лежала в лучах опускающегося за мусорную гору солнца. Левого манипулятора нет, судя по всему, его, что называется — вырвало с мясом. Из плеча торчит пучок полимерных мышц и провода. Края брони словно разорванная и измятая бумага. На спине что-то вроде небольшого горба-ранца, и как бы посаженная, слегка утопленная в него затылком голова, с защитными вставками вокруг шеи. Здоровенная трехпалая рука-манипулятор, пальцы которой могут собираться в нечто вроде клешни или трехгранного острия и ноги с дополнительным суставом.

— Он похож на боевого робота времен войны. Мне кажется…

— Это он и есть! — перебил Аник. — Знакомься, — ткнул он трубкой в сторону лежащего, — Это Арес. Боевой робот Союза. Самая страшная, совершенная и просто непревзойденная по сей день машина войны. Видел я как-то записи того, что эти вот, — тут Аник предпочел затянуться поглубже дымом, — на поле боя творили, — закончил он. — Без купюр видел. Впечатлился, знаешь ли.

— Нам показывали отредактированные хроники? — не поверила своим ушам, явственно вспомнив жуткие кадры, которые буквально недавно видела на уроках истории. — Но…

— Этот какой-то не такой, — забормотал Аник, потирая лоб и совершенно не обращая внимания на меня. — Похож, конечно, но все же отличается. Может прототип или еще что-то? — пожал он плечами, и кончиком, торчащей изо рта трубки, принялся описывать замысловатые петли. — Ну, они же все штучная работа, так что всякое быть может, — добавил Аник и видимо прикусил мундштук, так как трубка взметнулась вверх и замерла на уровне его глаз.

— Это не их называли бессмертными? — спросила, привлекая внимание и борясь с желанием помахать перед носом рукой.

— Их, Эля, их. В свое время Союз, во многом за счет Аресов, выехал из той войны победителем. Чтобы уничтожить ЭТО, нужно было очень постараться. Против них порой и элитные батальоны в силовой броне не вытягивали. При создании, в них добавляли иридий, активно использовали графеновые пленки, нанотрубочные соединения и много что еще. Мало было их вывести из строя, так как зачастую даже после критических повреждений они умудрялись вставать и давать отпор. Раз за разом, эти машины восставали словно одержимые и всеми силами старались нанести максимальный вред врагу. Эля, мы нашли с тобой легенду.

— Ого, — удивилась, совсем иначе взглянув на лежащее у ног сокровище. А ведь даже в музеях лежат лишь фрагменты этих великих машин.

— Угу, — передразнил Аник. — Цена у Аресов заоблачная. Чего-чего, а уж средств на их производство Союз не жалел никогда. Тут дело даже не в материалах, хотя и они немало стоят. Их ведь чуть ли не вручную собирали. Что, кстати, странно, но видимо имелись какие-то причины. Этот, — Аник указал на робота, — понятное дело, не функционален, но его базовая память на кристалле, там что-то уникальное, так что должна сохраниться. Механика, скорее всего так же уцелела. Что там с изотопным элементом питания, без понятия. По уму, должны бы были удалить, но даже если и нет, столько лет прошло, — он махнул рукой. — В любом случае, полезного в нем много, можно будет неплохо заработать. «Kai Systems» попробует наложить лапу на кристалл и будет в своем праве, но мы ведь и поторговаться можем. Угрожая молотком, — хохотнул Аник, поднимаясь и начиная расхаживать. — Пусть тебе учебу в Академии оплатят и все. Нам много не надо. А корпус, вероятно, удастся пристроить в музей, причем за вполне себе приятную сумму, — рассуждал он. — Тебе на жизнь в столице хватит, не будешь белой вороной смотреться, сможешь на уровне…

— Дядя? — окликнула Аника, ощущая, как в душе разгорается пламя азарта.

— Эля, мы с тобой обнаружили клад! Интересно, а тут есть еще? — похоже, меня он не слышал совершенно, вон как на кучи вокруг смотрит.

— Аник! Как думаешь, его можно восстановить?

— Нет, вряд ли тут… что? Восстановить? Ты с ума сошла?!

— Но все же, ну чисто теоретически? — состроила мордашку, а в голове роем носились мысли и, кажется, мне слышалось нечто сродни грохоту зовущих в бой барабанов.

— Нет, не получится. Неоткуда будет взять необходимые детали. Даже если здесь, — махнул он рукой на завалы, — будет что-то стоящее, что можно использовать как запчасти, то скажется его возраст. Он устарел. Да и потом… — Аник продолжил говорить, но я уже не слушала.

Я всматривалась в «лицевую» пластину робота и… это ужасно глупо, но мне хотелось вернуть его к жизни. Возможно, именно этот робот много раз спасал мою прабабку или столько же раз прадеда от имперцев. Я словно что-то видела в закопченном «лице» Ареса. Казалось, что там, за этой защитой, не просто обесточенные сенсоры, а… не знаю, словно закрытые глаза. Мне казалось он словно лишь спит. Спит и ждет того дня, когда кто-то его разбудит.

«Дура, его время прошло. Он мертв, зачем тебе возиться с ним? Если ты его восстановишь, то получишь немногим больше, чем продав его так. Зачем мучатся, когда и без того все сразу станет хорошо», — твердил здравый смысл, но я же упрямая. Чертовски упрямая дурра. Увлекающаяся папина дочка. Но я чувствовала, что еще ничего не потеряно. Он… они ведь спасли всех нас. Так почему мы… почему мне не попытаться спасти хотя бы его?

— Дядя Аник. Можно я его заберу?

— Да пожалуйста, могу хоть семьдесят… стоп. Чего?

— Можно. Мне. Его. Забрать?

— Зачем?! Восстанавливать такое — пустое дело.

— Я хочу попытаться.

— Эля…

«Включай мозги и осознай — логика тут пас», — мысленно отвесила себе подзатыльник, и сменила тактику.

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, — строю настолько жалостливую физиономию, насколько могу.

«Ага, еще немного», — обрадовалась, не столько даже увидев, сколько ощутив шестым чувством — стена дрогнула и готова пасть.

— Ну, дядя Аник, ну пожалуйста, — наношу контрольный удар, вкладывая в него все обаяние и очарование, которое смогла вытащить из-под слоя машинной смазки и логики программ, панцирем покрывших душу.

— Эх… ты ведь все равно не отступишь? — мотаю головой в ответ. — Ладно. Но при одном условии. — он улыбнулся.

— М-м-м?

— Если ничего не выйдет, ты несешь его мне и о нем забываешь. Идет? — Сказано это было так, словно он уже знал, но… я попытаюсь.

— Идет!

— Вот и славно, а теперь давай подберем остальной лом… э-э-э… в смысле запчасти.

— Ага! Спасибо дядя Анакин, ты самый лучший, — повисаю на его шеи и целую в колючую щеку.

— Да ладно тебе, скажешь тоже, — смущается он, но видно, что ему приятно. Своих детей он так и не завел, променял на работу, я была ему за дочку и внучку одновременно. Иногда, ну как сегодня, пользовалась этим, но все же старалась не злоупотреблять. Я ведь не какая-то там Мирка.

Домой вернулась поздно, спасибо дядя подвез. Намучились мы, загружая в его старенькую машинку все собранное. Чего только не привезли. Одних только роботов аж две штуки, да еще деталей, ну не знаю, еще на парочку точно будет. Моя только недавно приведенная в порядок мастерская, снова стала филиалом свалки пополам с лабораторией изобретателя-маньяка, но я была счастлива. В воображении мелькали картины, как все вокруг с восхищением смотрят на моего робота, а я иду вся такая гордая и вообще «ух» и «вау». Вот. Дальше я пока не придумала, но точно знала, что все, кто меня донимал и проходу не давал, обязательно должны получить по заслугам. Правда, не совсем понятно, как именно, но…

«Там видно будет», — зевнула и, свернувшись калачиком, провалилась в сон.

* * *

Зря радовалась. Для начала, стоит сказать, что просто взять и разобрать Ареса у меня не получилось. Сварочным аппаратом я могла повредить то, что в нем еще сохранилось, а резак не брал его броню чисто физически. Привычно найти в сети инструкцию не было. Обидно, хоть и ожидаемо. В публичном доступе нашлись его ТТХ, но не было, не то, что общей схема, но не нашлось и базовых принципов построения. Только обрывки информации сомнительной достоверности на разных формах попадались. В общем, пришлось руководствоваться здравым смыслом и выкручиваться своими силами.

Так как разобрать робота снаружи не вышло, пришлось изгаляться и разбирать изнутри. Дыра в боку изрядно облегчила жизнь. Через нее вынула все, до чего могла дотянуться, и лишь после этого принялась, опять же с внутренней стороны, за броню. Тем, в каких позах я это делала, завидовал бы любой йог. Шесть дней ушло только на частичную разборку плеча и части груди, но мне удалось достичь некоторых успехов и сделать первые выводы. Очень неутешительные.

Все что внутри — хлам. Единственное, что сохранилось — голова и механика. Ну еще броня и каркас так без особых нареканий. Остальное, в лучшем случае, годилось на запчасти, да и то на уровне отдельных компонентов. Придется копаться на свалке, возможно удастся разжиться оригинальными запчастями. Если же нет, что ж, буду думать чем заменить. Маркировка есть, кое-что и так понятно, где-то возможно удастся тесты прогнать, и скорей всего более-менее точно получить параметры узлов, а там попробую подобрать аналоги или даже сделать. В общем, будет видно.

«К тому же есть шанс, что мне повезет, и все это не понадобиться. Так ведь, приятель?» — похлопала голову робота, отделенную от тела. Ответа, естественно, не последовало. Впрочем, если бы случилось иначе, могла и оконфузиться.

Отнесла голову в дом. Торжественно водрузила ее на расчищенный от хлама стол и озадачила Эрика подключением ее к компьютеру. Жаль, что он не мог мне помочь и самостоятельно проверить мозги Ареса. Ладно, мне главное убедиться, что они работают. Вот уж чему замену точно не найти, так это им. Разбирать голову не стала. Одни фиг. В ней герметичное ядро, а нарушать целостную конструкцию важнейшего узла боевого робота — это надо совсем с головой не дружить. К тому же голова оказалась с виду невредимой, а это обнадеживало.

— Готово, тест прошел, — вывел на дисплей Эрик, предварительно помигав им.

— Спасибо, ты у меня самый лучший помощник, — похвалила малыша, и, сделав пару вдохов и выдохов, опустила руки на клавиатуру.

«Хоть что-то работает», — выдохнула, когда удалось подать питание и вывести на экран данные загрузки. Мощный у него «мозг», даже по нынешним временам он очень даже впечатляет. Та-а-ак, приятель, и что ты у нас хранишь? «Облом-с», — стоило чуть глубже сунуться в память робота, как тут же всплыло тревожное окно с запросом прав на работу с системой.

«Логично, дура, могла бы и подумать так таковой, в которую жрешь», — выругалась, мягко говоря, понервничав, когда выскочило окно запроса. Так, ладно, спокойно, это все решаемо. Война была давно, многое рассекретили, скорей всего, нужное найдется в сети.

Поиск занял некоторое время. Просто так никто данную информацию так же, как и схемы не выкладывал, но и мы не пальцем деланные. Попробовав подойти к проблеме с другой стороны, я полезла в историю. А если говорить конкретнее, историю людей, занимавшихся этими проектами. И вот в их биографии отыскала необходимые коды. Вернее, не совсем коды, а инженерные личные шифры для доступа к программному обеспечению. Вбила длинный буквенно-цифровой код идентификатора, потом личный ключ давно почившего техника, ввожу и наконец добавила код высшего командного приоритета того времени. Последнее я нашла так же в хрониках, но не в сети, а на бумаге в библиотеке по истории того времени. Готово! Радостно, и до сих пор не веря той легкости, с которой все прошло, смотрела на результат.

Систем продолжила загрузку, сняла все ограничения и… ушла в самопроверку. «Расчетное время неопределенно», — выдала она скупое сообщение и перестала реагировать на любые команды.



Хотелось покричать на такую несправедливость, стукнуть кулаком, но здравый смысл возобладал. Так, надо поесть и выспаться, что-то мне не очень, после стольких дней кропотливой возни и сна урывками. Никуда она от меня не убежит, голова без ножек. И вообще, неплохо бы заранее продумать действия, ту же инструкцию по ТБ повторить, не для Аника, а для самой себя. Вот был бы запрос с ограничением на время ответа, еще неизвестно, чем все могло кончиться. Это все накопившаяся усталость. Косячу на ровном месте. «И в душ сходить надо», — буркнула, потянув носом. «Покемарю часок и схожу», — решила, падая на кровать и отрубаясь.

Утром, ни свет ни заря, первым делом кинулась разбираться с памятью робота. Поразительно! Теперь понятно, почему эти роботы были настолько живучие. Мало того, что их системы были отчасти взаимозаменяемые в плане функциональности, так еще и за счет резервного питания робот был отчасти автономен, как в целом, так и частями.

Разработчики Союза на этом не остановились, снабдив Аресов уникальной системой самовосстановления. Что-то вроде аптечки для роботов. Относительно небольшой цилиндр, под завязку забитый «таблетками». Точнее, микроботами размером с таблетку. Эти малыши, в случае повреждений носителя, тут же принимались латать его изнутри. Причем, в особо критичных случаях они, временно, могли обеспечить работоспособность большинства узлов Ареса за счет своеобразного самопожертвования.

У моего робота цилиндр-аптечка отсутствовал на левой, поврежденной стороне, а правый оказался пуст. Но все — это ничто, по сравнению с главным — теперь у меня имелось всё, чтобы привести своего Ареса в работоспособное состояние. Хотя бы частичное. Осознав это и издав вопль дикаря и танец в духе эпилептического, принялась за дело. Точнее попыталась, но шум привлек страшного зверя — пришла мама и провела воспитательную работу. Пришлось потратить драгоценный час и привести себя в порядок, но потом…

Потрошила все что можно, чтобы достать необходимые детали на замену. Полностью заменила проводку, поставила новые стабилизаторы, систему охлаждения, переходники, вместо реактора в груди теперь стоит простой, но надежный аккумулятор от Q5-го. Что интересно, Q-шке его хватает на месяц, а вот моему красавцу, в лучшем случае дня на два. Поэтому поставить пришлось сразу два, благо они компактные. Все же, полимерные мышцы довольно прожорливы. Это современные, за счет ограниченности и новых технологий, весьма экономичны. Хотя, они тоже в общей картине энергопотребления изрядную долю занимают. Зато обеспечиваемая ими подвижность и скорость не сравниться с древней гидравликой. Собственно, прорыв в робототехнике и случился, когда искусственные миомеры стали достаточно дешевы и эффективны для массового применения.

Ох, сколько же пришлось возиться… Одних только выброшенных на свалку манипуляторов распотрошила с дюжину. А уж как намучилась, доставая детали из прочнейших корпусов Q-шек и прочих роботов, которых, между прочим, еще и откопать пришлось. Не самые приятные воспоминания, особенно в ту неделю, когда на голове красовалась огромная шишка. Поспешила, думала — выдерну и отпрыгну, да не рассчитала разлет «осколков», вот и получила. Ладно, хоть Аник не видел. И все же, у меня получилось. Даже полноценный манипулятор моему красавцу приделала. Почти родной, хоть и чужой. Мм, а можно ли такую же руку от другого робота той же модели считать чужой? Ой, да что за глупости в голову лезут. Это я от радости. Когда на нее наткнулась, что от счастья не того самого.

Из-за работы и начавшейся учебы, пару раз пропускала школу. Этим тут же попытались воспользоваться, позвонили маме, но та меня прикрыла, сказала — болею. Потребовали справку, а она в ответ — оплатите визит доктора, будет вам справка, а так, могу только запись измерения температуры выслать. На этом и закончилось все. Аллергия у директора на видео с моим участием.

Конечно шею мне за такие выкрутасы намылили и мозги тщательно прополоскали, но, в целом, ничего страшного не случилось. К тому же, мама знала — я быстро наверстаю. Память у меня прекрасная, а первые недели — все равно сплошное повторение. К тому же, директору и самому не с руки исключать выпускника, входящего в десятку лучших учеников по среднему показателю параллели. Так что худо-бедно, но аттестат у меня в любом случае будет, а с ним и восстановленным Аресом — в любом случае в Академию попаду.

На днях приходил дядя Аник, интересовался работой. Ха! Думал, я уже сдалась, ага. Шаз-з-з! Если я каждые пару дней за новыми деталями не прибегаю, это еще не значит, что оступилась. Это значит, что у меня уже все есть. Сказала, что работа идет полным ходом, показала результаты. Вот он глаза-то выпучил и чуть трубку свою изо рта не выронил. Потом долго языком цокал, тесты смотрел и распечатки изучал. Ушел к маме пить чай. Гордый, будто сам Ареса починил.

Все шло хорошо, даже великолепно, я буквально летала, что неимоверно злило Мирку, но случилась беда — слетела часть программного обеспечения моего Аресика. То ли я такая криворукая, то ли аппаратура не выдержала такого надругательства, то ли сработала гадкая закладка, все же военная техника, но робот обнулился. Верней попыталась, но что-то было против. Наверное защита восприняла это как вирусную атаку, а тут еще и я… н-да.

Короче говоря, из-за конфликта одних военных программ с другими, да с моими очумелыми ручками… бедный робот заработал что-то вроде амнезии. Помучившись с попытками восстановления и ничего не добившись, решила поставить ПО от современного дрона. Рассудив, что его и подправить можно, по ходу дела приступила к работе. Делая все это, чувствовала себя вандалом, дотянувшимся до реконструкции произведения искусства. Б-р-р, надеюсь я не перегнула.

В поисках выхода загрузила еще одну программу. В машинках серии H имелась одна интересная функция — встроенный ВИ. Подстройка программы под новые возможности платформы, так что Сайберу, как я назвала своего Ареса, придется научиться ходить и вообще что-либо делать с нуля. Эта же программа позволит провести собственную калибровку, настройку и подгонку всех остальных систем. Это своего рода функция автоматической подгонки одних устройств под другие.

— Ничего, дружок, мы справимся, — похлопала по плечу робота, когда убедилась в том, что программный комплекс успешно встал. — Я твою модель на симуляторе погоняю и табличек с коэффициентами залью, а там всего лишь поправки внести.

Спустя месяц, ремонт был закончен и осталось самое страшное — пробный пуск. Так долго ждала этого момента и всеми силами оттягивала. Вот голову на место прикрутила легко и быстро, но потом… неделю полировала корпус, а затем и вовсе потратила выходные на то, чтобы перекрасить Сайбера в серый и чёрный.

— Ну все, будет мандражировать, включать надо, — сказала сама себе и, скрестив пальцы на удачу, активировала протоколы запуска.

Взяв в руки планшет, я отслеживала его показатели. Активность «мозга» Сайбера зашкаливала, превратившись в сплошную линию на графике, но внешне это никак не проявлялось. Нет, ожидаемо конечно, тесты и подгонки алгоритмов, установка коэффициентов и сбор сведений с датчиков для составления схем кинематики — дело не мгновенное. Вот только, по идее для всего этого робот должен шевелиться, а не болтаться мертвой тушкой на цепях подвеса.

И спустя пять минут и через полчаса ничего не изменилось. Уровень загрузки ЦП меня просто пугал, как бы он не треснул от таких запредельных нагрузок, но поделать я в данный момент ничего не могла. Еще через час томительного ожидания, мой планшет ожил, и начали выскакивать сообщения об ошибках. Одна, две, пять, девять, тринадцать, шестнадцать… они росли и росли, я боялась представить, что твориться голове робота. А затем все резко закончилось, а экран высветил «Дисконнект». Попытка провести повторное подключение провалилась, робот, что называется, «закрылся». Находившийся в мастерской Эрик, видя мои манипуляции попытался подключиться самостоятельно, и судя по лицевому дисплею у него что-то вышло. Так у меня зависших роботов стало два. Малыш стал как вкопанный и тупо пялился на Ареса с пару минут. А я… меня накрывала паника, я не знала, что делать. Но благо Эрик ожил, а вместе с ним заработал и планшет.

— Эля, не переживай, все хорошо. — вывел он на дисплей.

— Что с ним?

— Он самообновляется.

— В смысле? — Моя паника резко сменилась на шок.

— Он самообновляется. — Повторил он. — Конфликт программ привел к критическим ошибкам. Сработали глубинные закладки. Для самовосстановления он запустил процесс самообновления и отладки. По времени это займет примерно два — три дня. На этот промежуток его лучше не трогать. — Я кивнула и вновь повернулась к «Застывшему войну».

— Прости меня пожалуйста. — Тихо говорю, чувствуя вину за то, что с ним сейчас твориться. Взяв его за манипулятор, я некоторое время так и стояла. Почему-то рядом с ним было одновременно и страшно, и спокойно. Страшно от того, что это величайшая черт возьми, машина войны! Но спокойно… от его ауры. Было некое внутреннее понимание, что он никогда не причинит своим вреда…

* * *

432 год от первого контакта. Земля. КРС Космо-РоссийскоеСоединение (В прошлом РФ).

Сколько себя помню, я всегда интересовался техникой и механизмами, мне было интересно, как все это устроено и почему именно так работает. Как человек верующий (в души, богов, жизнь после смерти), я всегда задавался вопросом: «А может ли машина что-то чувствовать? Быть идентична людям? Имеет ли она душу?» Эти вопросы не давали мне покоя в течении всей жизни. Кто-то может назвать меня за это, мягко говоря, странным, но мне это было интересно. Из-за этого я даже увлекался самыми разными футуристическими вселенными. Читая и изучая машины, пытаясь примерить на себя их «железную» логику, оценивая то, как их видят авторы, всегда рассуждал на тему духовности и возможности чувствовать. Ведь что есть душа и что есть чувства?

Душа — это ты. Она рождается вместе с телом, живёт в нём и выходит из него с твоим последним вздохом. Чувства — это горячие угли, из которых рождаются эмоции и шедевры. Могут ли они появиться у машины? И если нет, то почему? А если да, то где же они? По мере взросления, интерес перешел в профессию. Я всерьез занялся вопросом связанными с искусственным интеллектом. Ведь кроме основных, так сказать, глобальных вопросов, были и меньшие — более практичные, но от того не менее интересные.

Увлечение стало работой. Со временем перешел в отдел занимающийся разработкой и конструированием Виртуального Интеллекта. Только долго поработать мне в нем не довелось. Во время одного из экспериментов произошел несчастный случай. Некачественная изоляция и, как следствие, пробой. Высоковольтный разряд превращает двух неудачников, подключенных к ВИ через нейроинтерфейс, в головешки. Все произошло настолько быстро, что не было даже боли. Странно, что не успел понять, что же со мной случилось. Вот вроде бы играю с малышом ВИ, обучаю его, а тут хлопок, ослепительная молния, осознание случившегося и темнота.

* * *


— Альфа один, на связь! Альфа один, на связь! — Кричал капитан Лост вызывая меня на связь. Странно. Странное чувство. Почему я его знаю?

— Альфа один слушает. — Отзываюсь в ответ холодным и грубым голосом. Не понимаю, я ли это? Но это ведь мой голос… вроде.

— Нас отрезали, пробиться нет возможности! Срочно нужна поддержка в квадрате Б-3-0-1-Ш.

— Принято. — Отключив канал связи, обращаю внимание на свою боевую группу. Короткий обмен данными и мы уже движемся в нужный квадрат. Группа, в шесть шагающих, роботов перемещалась в новую огневую точку, не замечая никаких преград. Система автоматически прокладывала кратчайший маршрут к цели разгружая ЦП, но иногда требовалась корректировка. Программа есть программа, она не идеальна. Поэтому прокладываем свой собственный маршрут.

На этом месте картинка поплыла, и я словно перенесся в другой отрезок времени.

— Браво, Альфе, сектор зачищен. Потерь нет. Критических повреждений нет.

— Зета Альфе, задача выполнена. Персонал эвакуирован.

— Альфа Браве, Зете. Нужна помощь. Высокая плотность огня. Батарея людей несет потери. Нет возможности прикрыть.

— Принято. — С этими словами я почувствовал, как на той стороне отряд ломанулся к нам на помощь что есть сил. «Успевают» — пронеслась отстранённая мысль.

А между тем бой был в самом разгаре. Нас били всем чем могли, плотность огня была такая что порой снарядам не было места что бы разминуться. Это было… нет не страшно. Я точно знал, что делать. Но это было больно. Отдавать приказ одному, обрекая его на смерть, но что бы остальные могли выжить. Отвлекающий маневр в лоб и мощная атака с флангов. Ярко ощущаю грусть. Чувствую в ответ волну подбадривания. Я не отдал приказ, но он сам пошел в атаку по сформированному плану.

— Начать операцию! — Разносится приказ по сети. У нас нет пути назад. Только вперед. Только к победе…

Картинка медленно меняется и вот передо мной протягивающие ручки пятилетний ребенок. Один из его родителей был рядом, вместе с остальными спасенными гражданскими. Теми, кого успели спасти. Они стояли и смотрели на нас. И… благодарили. Протянув руку к ребенку, вижу, как плачущий малыш обхватывает мою ладонь. Он спрашивает, где его отец. В запросе отказано. Мать успокаивает малыша тем, что он просто потерялся. Фиксируется лож. Мужчина был убит при эвакуации случайным попаданием пули. Система фиксирует сбой в центральном процессоре. Проведен анализ, сбою присвоен новый статус — Ярость. Нерациональное использование ресурсов. Требуется корректировка. В корректировке отказано, идет обработка данных. Замена командных протоколов. Замена проведена, новая установка зафиксирована.

— «Победа любой ценой!»… — разнеслась мелькнувшая мысль эхом по всей сети…

* * *

«Опасность! Опасность! Опасность! Опас…» — Медленно всплывала яркая вопящая красная надпись перед глазами. Словно выбираясь из тумана на маяк, так и я медленно концентрировал внимание на этом сообщении.

Странно это… словно очнулся ото сна. Очень странного сна. Как будто все это было… реально. Нет… это реально и было! Но что это? Чужие воспоминания? Холодные эмоции, страх за собрата, стремление выполнить цель. И боль. Боль утраты. Было непонятно, явь это или сон. Но вместе с этими воспоминаниями были мои. Моей жизни. Они были сумбурны и шли невпопад, но я узнавал в них свою… свою ли жизнь? Не понимаю… я ничего не понимаю. Система кричит об ошибках, нужно действовать.

Сконцентрировавшись привычным мысле-посылом, раскрываю системное сообщение.

Из состояния «Вялое нечто», я пришел в себя крайне резко, наверное так могла бы «проснуться» лампа по щелчку рубильника. Это было настолько неожиданно, что у меня случилось нечто вроде шока. Такого, что не сразу обратил внимание на полоску с уровнем загрузки неких данных, которая неспешно ползла к крайней отметке. «И откуда я знаю, что это не глюки, а именно полоса загрузки?» — родился в разуме вопрос, который стал своеобразным спусковым крючком. Любопытство окончательно привело меня в себя, потянуло остальные чувства и… вовремя, так как дальше началась полнейшая чертовщина.

«Внимание. Модули 1.2.3.4.5.6.7.9.11.20.21.22.23.25 выведены из строя.»

«Внимание. Обнаружено неизвестное установленное оборудование.»

«Внимание. Обнаружены драйвера. Обработка… обработка завершена. Новые модули зафиксированы.»

«Внимание. Модули 6.7.9.11.23.25 выведены из строя. Требуется срочный ремонт.»

«ВНИМАНИЕ. ОШИБКА В РАБОТЕ ЯДРА. ЭКСТРЕННОЕ ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ ЭНЕРГОПИТАНИЯ НА ЗАПАСНОЙ БЛОК.»

«Внимание. Переключение завершено. Ядро изолировано. Текущий запас энергии, 2499\2500».

«ВНИМАНИЕ. ЗАФИКСИРОВАНО ВМЕШАТЕЛЬСТВО В ОПЕРАЦИОННУЮ СИСТЕМУ. ТРЕБУЕТСЯ ВОССТАНОВЛЕНИЕ.»

«ОШИБКА. Восстановление невозможно. Экстренная активация матрицы Ареса А.0.1.0.»

«ОШИБКА. Матрица повреждена. Обнаружен неизвестный вирус. Активация протокола 1.0.7.8.2.1.2.4.1.А.8.»

«ОШИБКА. Повреждение протокола. Необходима корректировка».

«ОШИБКА. Корректировка невозможна. Запуск резервной базы…»

«ОШИБКА. Сбой программы, сбой программы, сбо-сбо-сбо…»

Вот после этого сообщения мне довелось узнать, каково это, быть экстренно перегруженным.

«Внимание. Центральная матрица, восстановлена. Глубинные протоколы, восстановлены. Целостность корпуса 89 %. Целостность внутреннего аппаратного обеспечения 28 %. Требуется экстренное обновление и корректировка системы.»

«Внимание. Зафиксирована успешная вирусная атака. Требуется экстренная чистка системы.»

На этом мои «глюки» резко закончились, а тело перешло под мой полный контроль. Поначалу, я тупо пялился в одну точку, как бы рассматривая выведенные данные. Наравне с этим осмысливал случившееся. Я… кто я? Я не помню… Вернее помню, но что-то не то. Помню отрывки сражений, помню прожитую жизнь… свою жизнь. Но разве я воевал? Не понимаю. Я человек? Да. Был по крайней мере. Киборг? Хм…

Развернув перед собой свою собственную схему, я понял, что никакой я не киборг. Искусственный интеллект? Вполне может быть. Так, что я помню? Помню свой проект по ИИ… да, обучение ВИ, помню, было дело, проходили. Оцифрованная личность? Пока не найду ответы, буду склоняться к этой версии, а пока не мешало бы посмотреть куда же меня занесло. Но погоди те, я же только что видел, как сражался. Возможно, мне подправили память? Или это чужая память? Ладно, потом разберусь, сейчас нужно разобраться с конфликтом, вызванным установкой несанкционированного ПО.

Вообще взаимодействовать с устройствами внутри себя оказалось крайне просто. Умение управлять собственными системами было такое же, как если бы я будучи человеком управлял своими руками. Преимущества Искина не иначе играют. Но кое-что вызвало проблемы. А именно:

Новое несанкционированное оборудование. Про тучу прилагающийся ненужных программ — я говорить и вовсе не хочу. Начинка оставляла желать лучшего, прослеживалось кустарное производство. Но уже тот факт, что это все работает, а я функционирую — дает шанс на благополучный исход.

Вообще, все это было странно, непонятно, невероятно, но как-то слишком уж реально для предсмертных глюков. Может они у меня не пред, а пост? М-м-м, ну, теоретически, если есть предсмертные, так почему бы и не быть посмертным? Ха, да так я до древних концепций рая с адом уехать могу. Следом за крышей. В смысле рассудком и здравым смыслом.

Нет, выжить, с учетом тех десятков тысяч вольт, которые пропустил через себя — невозможно. Даже теоретически. А новые ощущения? Непривычные, но такие удивительные, все это как-то заставляло верить в реальность происходящего. Тоже самое касалось и обратной стороны монеты, словно вся прошлая жизнь… была сном. И я всю жизнь прожил здесь. Жил и сражался, выполнял приказ. Пока не пал в бою смертью храбрых. Но было такое ощущение, что картинка как будто неполноценна. Словно в моей памяти были большие пробелы в области знаний. Словно я сам — часть какой-то детали. Или это из меня дофига деталей повынимали? И я сейчас не про буквальный смысл, а про виртуальный.

Вот тут мой несколько перевозбужденный в силу обстоятельств разум, решил взять тайм-аут и выдал, неплохую в сущности мысль: «Умер не умер, что это меняет, ведь реальность — это то, что дано нам в ощущениях». Следом пришло все еще не забытое «Мыслю — значит существую». И не еб*т. Не важно чем или кем ты был раньше, сейчас мы есть те, кто мы есть. А под конец и вовсе накрыло чем-то близким к эйфории. Нет, в самом деле, столько думать, искать и спорить, чтобы вот так взять и получить ответ… это… мощно. Ведь, теперь я с уверенностью могу закрыть свою исследовательскую работу, и гарантированно вынести заключение — у машин есть душа! Как минимум у одной, следовательно, другим это так же доступно.

Включив визуальную систему наблюдения, я тут же об этом пожалел. И без того бедный ЦП был заживо погребен под новым потоком информации. Мой «визор» транслировал картинку в четырех разных спектрах. Первый — привычное глазу изображение с камеры. Второй — тепловизор. Третий — энерго-волновой. Этот подсвечивал магнитное искажение у электроприборов, проводов и вообще чего-либо имевшего электромагнитное поле. Последний спектр отвечал за радиоволны. Я видел излучение и мог его отследить, а если источник попадал в зону моего охвата мог так же еще и подключиться. Интересно, а вот там, судя по всему, проводка, больно уж расположенная на стене коробочка на розетку смахивает. А вон там что-то вроде местного Хост — пота для беспроводных устройств. Но туда я не полезу. Пока нет, не в данном состоянии.

Эти знания породили вопрос — «Откуда я это знаю?». Но тут же родился и ответ — «Что за глупость, оно было со мной всегда».

Медленно и не спеша я начал отключать лишние датчики снимая лишнюю нагрузку. И пускай это капля в море, но именно по капле можно и озеро собрать. Оставил лишь сенсоры, что давали картинку в видимом диапазоне. Хоть и было непривычно, но что поделать. Мастерская особого интереса не вызвала. Явно любительская, но при этом неплохо оборудованная. Да и не до железа мне. Куда больше другие вопросы занимают. Однако, первым делом придется отвлечься на девочку лет четырнадцати, что всматривается в меня прикусив губу и сжав несчастный планшет чуть ли не до хруста.

Хм, а она красавица. Ну, будет, когда окончательно оформится. Сейчас у нее не просто стройное телосложение, а какое-то тонкое, создающее ощущение хрупкости и вызывающее безотчетное желание защищать. Карие глаза, милое личико со слегка зауженными глазами, чуть-чуть удлиненные уши. Топ, шорты, нечто напоминающее старые кеды из времен мой истории. Все не новое, вымазанное в чем-то вроде мазута или машинной смазке. Создается впечатление, что это у нее рабочая одежда. Оригинально.

Руки в пятнах от краски, ногти подстрижены коротко прекороко, на указательном пальце пластырь. Еще один на предплечье и следы, почти сошедшего ожога на запястье. Девочка не чурается работы руками. Хорошо. Прям ощущаю в ней родственную душу, сам вечно с «заплатками» в ее возрасте ходил. И получал их в сходной обстановке. Странно это. Не пойму, что правда, а что сбой, но четко понимаю, что это так. На голове у девчушки кепка, из-под которой торчат собранные в хвост волосы. Как говориться — красиво и практично.

Тут сенсор цепляет одну небольшую несостыковку. Пересчитав еще раз, убедился. Четыре пальца. Причем нормальных пальца. Даже симпатичных. Но… по четыре штуки на каждой руке. Тут-то я и задумался, как меня так угораздило обратить внимание на ногти, но упустить из виду число… эм… носителей ногтей? Нет, определенно, собственная смерть… причем две ударили по разуму сильнее, чем хотелось бы. Главное, чтобы не больше, чем могло быть— родило немного уплывшее сознание, довольно сомнительную по ценности мысль.

И я был уверен, что это — не нормально что бы у людей было по четыре пальца. Уверен ровно на 50 % процентов. Остальные 50 % кричали о том, что это абсолютно нормально и вообще, это пять пальцев иметь людям не положено. Бедный ВИ, наблюдавший за моей дискуссией с самим собой тихо ох*ревал. Интересно, а может ли у ИИ быть шизофрения? Если да, я буду первым. Что? Что за ВИ, спросите вы? Тот который подъедал крохи моих мощностей для самоподдержания. Как я понял, его поставило вот это вот чудо мне, с целью «помочь самостоятельно освоиться с незнакомыми деталями». Прости приятель, но мне такие костыли не нужны, а свободные единицы мощности ЦП мне и без того нужны как воздух, а потому ассимилируем. Только вот для этого пришлось еще больше разбить свои мощности что сказалось на общей мыслительной функции. Скорость обработки данных и мышления просела еще в разы от того, что было. Но хотя бы процесс пошел, в идеале мне его бы возглавить, но пока дело еще терпит.

Ассимиляция в моем исполнение, это разбор программы на составные элементы и перенимание опыта и данных. Таким образом, я сам могу выполнять функции ассимилированной программы находясь. Это как самообнавление, когда обновляешь операционную систему. Проглядывая собственные установки спрятанные в глубинах системы, а также, сканируя свою же память я прикидывал сколько таких программ успел ассимилировать, ибо выходило их довольно много. Собственно, так Аресов и обучали. Отдавали на съедение готовую прогу. А с учетом «не переваренного» лишнего мусора в голове, кушать мне сейчас предстояло много.

«Внимание. Зафиксирована попытка удаленного подключения.» — Отрапортовал мне мой хоспот и отложил это в логах. Для понимания, данный запрос можно сравнить с тем, словно кто-то вежливо постучался в дверь. Не лез, не ломился, а просто тихо мирно попросился в гости. Когда у тебя дома в комнате десять на пять метров полный хаос и анархия, а под тяжелый рок медведей воют наперебой стая обезьян, это выглядит крайне… необычно. А теперь добавьте сюда самое страшное похмелье, и вы получите мою гамму чувств и на творящийся в голове беспредел. И при этом я еще умудрялся как-то адекватно(!) соображать! Уж не помню кто придумал и собирал Аресов, но мое уважение он уже заработал, за десятикратный запас прочности ЦП.

Ну ладно, малыш, раз хочешь пообщаться, давай поговорим. Открываю доступ и выхожу с роботом на контакт. Мелкий сразу понял, что попал не туда куда надо и уж тем более не тогда, когда надо, но молодец не сробел. Посмотрев на то, что со мной твориться он тихо мирно предпочел так же удалиться и что-то сообщил девчушке. Черт, сколько же этот шкет в меня информации влил? Прямо чувствую, как она в голове плитами укладывается поверх того, что уже «В процессе обработки». Такое себе шлеп-бум и словно звон по всему разуму идет. Угу, идет, апатию с тугодумием несет. Нужно определенно будет проводить глобальную чистку, пока ЦП под этими «Плитами» заживо не погребен оказался.

Попытка отодвинуть идущие лишние процессы привела к активации главных протоколов Ареса. Система кричала что мы в тылу врага, гражданский в опасности и требует немедленно задействовать механизм самоуничтожения. Это стало последней каплей моего акта мазохизма. Вырубив все без чего я мог в данный момент обойтись, полностью сконцентрировался на проблемах насущных. Бросив все ресурсы на самонастройку, до меня дошло как сильно я попал. Проги не просто разрывали меня изнутри, сжирая производительные мощности. Они буквально хоронили мою матрицу, то есть меня, вызывая одну ошибку за другой. И я не справлялся. В какой-то момент, взвылась система.

«Внимание. Целостность внутреннего Аппаратного обеспечения 10 %. Требуется экстренная настройка.»

«Внимание. Матрица Ареса А.0.1.0. под угрозой. Активация глубинных протоколов.» — На этих словах я резко почувствовал нечто сродни облегчению. Мои глубинные программы пришли ко мне на помощь. Отрезав все мои «чувства» сделав разум кристально чистым, я с новыми силами взялся за работу. Когда тебя так «отрезвляет», работать становится намного легче. В таком режиме я не просто удалял или ассимилировал программы, я словно антивирус, буквально вычищал свой ЦП от всей этой гадости, которая еще и сопротивляться местами пыталась!

И уж не знаю, сколько времени это у меня заняло, но явно немало. Я словно вошел в некий транс и как заговорённый, ни на что не отвлекаясь, в таком режиме проделал весь объем работы. Процесс же, кончился весьма неожиданно. Я ассимилировал последней языковую базу, а затем… не нашел что делать дальше. Она была последней, за которой следовала тишина и покой. После такой встряски, новое чувство было сродни безмятежному плаванию на спине посреди озера в лесу, где гробовая тишина и покой.

Во время процесса самонастройки я регулярно затрагивал командные протоколы, а также несколько раз перестраивал свою же матрицу. Сравнивая с тем, что было и то, что есть сейчас, это была земля и небо. Спутанный и непонятный клубок и аккуратная сфера, где все было упорядочено и на своих местах. Одним словом — кайф.

«Внимание. Глубинный протокол „Форсирование“ отключен.»

«Внимание. Глубинный протокол „Антивирус“ отключен.»

«Внимание. Рекомендуется ручной перезапуск системы.» — Выскочили сообщения. Пожалуй соглашусь, нужно дать голове отдохнуть и «остыть» от такого марафона.

«Внимание. Автоматическая система запуска будет активирована после ручной активации.» — предупредил меня сопроцессор, но я и так это знал. Включиться самостоятельно я сейчас не смогу, остаётся уповать на ту девочку. Но раз она меня включила единожды, думаю включит и во второй раз, а потому смело выключаюсь.

* * *

Каждый день, я то и дело заходила в мастерскую, проверяя Сайбера, как я его назвала. Он, как и прежде стоял изваянием, обрабатывая одни видимые ему процессы. Но вот, на четвертый день я увидела пустой планшет. Проверила, убедилась, что он выключился. Хорошо это, или плохо — я не знаю, но последнее что зафиксировал планшет, было завершение всех процессов с последующим отключением системы.

Второй раз включать его мне было не на шутку страшно. Кто знает к чему могли привести изменения, ведь по-хорошему машина не должна сама себя обновлять. Но отступать было нельзя. Я должна была проверить и если сейчас все провалиться… нет, даже не хочу об этом думать.

Повторная активация прошла бодрее чем в прошлый раз. Сразу загудели сервоприводы, прогоняя тестовую калибровку. Так же, если в прошлый раз сенсоры еле подавали признаки жизни, сейчас они загорелись сразу. Сам он уверенно стал на ноги и начал выпрямляться. Это было… невероятно. Зрелище было настолько потрясающим, что у меня перехватило дыхание. А затем, впервые за две сотни лет, раздался голос Ареса.

— Боевая платформа «Арес А.0.1.0.» готов к работе. — Грубый грозный механический голос отразился в стенах моей мастерской. И меня прорвало.

— ДА-А-А-А-А-А-А-А-А!!! — Восторгу не было придела. Я прыгала и носилась по мастерской дико смеясь и крича о том, что он работает, он функционирует, у меня получилось!

* * *

«Внимание. Произведен запуск платформы „Арес А.0.1.0.“»

«Загрузка… запуск штатных систем.»

«Загрузка… проверка штатных систем.»

«Внимание. Модули 6.7.9.11.23.25 выведены из строя. Требуется ремонт.»

«Загрузка… активация вторичных процессоров.»

«Загрузка… подготовка активации центрального процессора».

«Загрузка… подготовка центральной матрицы.»

«Загрузка… активация центральной матрицы.»

На этот раз я проснулся уже бодрее. Ничего не кричало, не вопило, все системы работали в штатном режиме. Глянув логи, я взял процесс в свои руки… манипуляторы.

«Внимание. Матрица, восстановлена. Протоколы, восстановлены. Вирусов не обнаружено. Целостность корпуса 84 %. Целостность внутреннего аппаратного обеспечения 100 %. Арес А.0.1.0. Готов к работе. Задач не обнаружено, рекомендуется подать запрос.» — Доложила аппаратура и замолчала. Сопроцессоры работали исправно, разгружая меня и выполняя мелкие задачи. Блин, какой же это кайф, кто бы знал. Своеобразное моральное расслабление и покой. Хотя-я-я… все равно чего-то не хватает. Слишком пусто.

Вообще вся эта работа, это как хирургическая операция на самом себе, когда ты же и хирург. Страшно? Еще как, особенно мне. Было. Но в тоже время как-то привычно что-ли. Базы данных молчали, я не мог вспомнить, сама обновлялась ли эта платформа раньше так капитально, но точно понимал, что таки да, было и ни раз от того и «привычность». Я вообще со своими базами не очень дружил по-хорошему, говоря. Отрывки боев, отголоски эмоций, крики умирающих, ликование победивших. У меня не было «целой картины» в воспоминаниях, а даже то, что было, оставляло желать лучшего, после всего случившегося. Но стоит выделить, что в «подкорках» сохранилось то, что было вбито в эту железную голову раскалённым железом, а именно: тактики, планы, схемы, маневры. По сути, потеряв фрагменты памяти, во мне таки сохранилось часть опыта прошедшей войны. Эх, если бы была возможность вернуть память… но увы-увы.

Закончив кайфовать и радоваться проделанной работой, фокусирую внимание на внешнем мире. Странно, раньше время шло намного быстрее… или это не время, а я медленно грузился? Скорее всего второе, так как внешний мир для меня был ну о-о-о-очень медленным. Перераспределив мощности, я вернул «привычный» временной ход. Такое ощущение, словно весь мир замер вместе с тобой, а соображаешь ты с такой же скоростью словно все в порядке.

И вновь я наблюдая перед собой эту самую девочку. На этот раз она была бледнее и дергание, биометрия показывает, что ребенок очень сильно нервничает. Походу за меня кто-то переживал, раз до такого докатился. Ладно, не будем мучать, пора бы и голос подать…

— Боевая платформа «Арес А.0.1.0.» готов к работе. — Ух ты, а голос то у меня под стать платформе. Блин, да он мне уже нравится!

— ДА-А-А-А-А-А-А-А!!! — Закричало во все горло это чудо и от переизбытка чувств выдало какой-то дикий танец шамана, объевшийся мухоморами. — Он работает!!! Работает!!! У меня получилось!!!

Моей флегматичности в данных обстоятельствах и мертвые позавидовали бы. Наблюдая за тем, как это чудо носиться по мастерской, я прикидывал, что делать дальше. А что дальше? Знаний — ноль, я не знаю о мире ничего. Более того, я даже не знаю кто вот это шебутное чудо. И что делать тоже непонятно. Мой командные протоколы дружно после обновления помахали ручкой. Да я и потом, во время процесса я осознано по удалял «лишнее» так сказать, а то продеться еще кому-то принудительно подчиняться. А мне это нафиг не сдалось. Я был и остаюсь свободолюбивым.

Ладно. Пока не проясним обстановку, сидим на попе ровно и не высовываемся. Про между слов, пометкой подметил для себя что говорила эта девочка на незнакомом языке, который я прекрасно понимал. Интересный феномен. Язык слышу впервые, а понимаю так, словно всегда на нем говорил. Однако я обязан признать, что язык красивый. Словно пение. Хм, открываю языковую базу в памяти. Три десятка языков, и все незнакомые, но автоматический переводчик работает исправно. Один похож на мой немецкий, другой на английский. Но лишь похожи. Забавно. Здесь же я увидел свой родной язык. А ведь встроенного переводчика у меня нет, следовательно, все это я понимаю самостоятельно.

Помимо нас в мастерской был еще и третий, а именно тот самый маленький дрон. Обратив на него внимание, вызываю на связь. Малыш отзывается сразу.

— «Добрый день. Я — Эрик. Помощник создательницы Эллионоры. Самообновление завершено успешно?» — Тут я немного задумался. Раз я боевая платформа, нужно хотя бы для антуража соответствовать пока. Хотя бы ближайшее время. Благо память подсказала, как разговаривала данная платформа ранее с органиками.

— «Боевая платформа типа „Арес“, А.0.1.0. Процесс обновления систем завершен на 100 %. Требуется уточнение о местонахождении.»

— «Ты находишься на территории Союза, город Карт. Это мастерская моей создательницы Эллионоры и гражданки Союза. Рекомендуется обратиться к ней за дальнейшей информацией.»

— «Принято.» — Разорвав соединение возвращаюсь к уже остывающему ребенку.

— Запрос объекту Эллионора. — Подал я голос.

— А? — Тут же обернулась ко мне это юное дарование.

— Территория, обозначенная как «Мастерская Эллионоры» находиться в безопасной зоне? — По началу она не ответила. Лишь подошла и всматриваясь в мои сенсоры о чем-то думала. Но словно придя к чему-то, она сама себе кивнула и заговорила.

— Арес А.0.1.0. Безопасной зоны нет. — Как интересно. И что же она придумала? Ладно, подыграем.

— Вопрос. Война проиграна?

— Нет, наоборот. Она выиграна. И выиграна двести лет назад.

— Вопрос. Почему я функционирую?

— Я восстановила тебя из тех запчастей что нашла. И отремонтировала как смогла. И тот сбой в программе это… моих рук дело. — Скуксившись призналось это чудо. Аж ушки опустились немного. — Я хотела увидеть ту самую легенду… вживую…

— Возражение. Опасно. Восстановление боевых машин может привести к летальным последствиям для инженера.

— Ты прав. Но если бы не это, ты бы остался лежать в земле.

— Согласие. Благодарность. — Она чуть смутилась, улыбнулась и сменила тему.

— Каковы твои цели?

— Отсутствуют. Последнее задание выполнено. Цель достигнута. Война выиграна.

— М-м-м…

— Внимание. Восстановлен приоритет защиты тех персонала. Ввиду отсутствия возможной поддержки, формируется единственное свободное звено.

— Ты хочешь сказать, что будешь меня защищать?

— Ответ положительный. Данная платформа создана для ведения боевых действий. Ввиду отсутствия командного состава, отсутствия остальных задач, штатная функция платформы — охранный режим. Объектом охраны обозначается штатный инженер Эллеонора. Просьба, уточнить фамилию.

— Эллионора Нариса. — Улыбнулась девочка.

— Принято. Идентификатор занесен в базу. Произведена передача управления объекту охраны. — Тут её планшет включился и на нем высветился новый статус. По факту я официально передал малой управление собой. Бред? От части. Ввиду отсутствия ком. состава, я действительно перехожу в режим охраны. Кого или чего, это не важно, чаще всего гражданского персонала. В данном случае я не сильно то и мухлевал, выбрав в виде охраняемого объекта конкретного человека и присвоив ему определенный статус. Но вот командные протоколы передавать я вообще никому не должен.

— Погоди… то есть ты переходишь в мое подчинение?

— Пояснение. Протоколы не полные. Произведена частичная передача. Для предотвращения казусных, непонятных и проблемных ситуаций объект охраны Эллионора может отдавать определенные команды.

— А-а-а-а… — протянуло это чудо. — Хорошо. Для начала… у тебя есть имя?

— А.0.1.0.

— Нет. Имя… — она задумалась. — Ну как у нас, у людей. Что-то вроде прозвища.

— Отрицание. Имя отсутствует.

— Тогда, если ты не против я присвою тебе его. Сайбер.

— Произведено обновление идентификатора. Имя Сайбер занесено в базу.

— Сайбер, подойди.

Подойти, так подойти. Пытаюсь сделать шаг, но испытываю что-то сродни головокружению. Ворох данных от датчиков давления, гироскопов, приводов и черт-те чего еще. Вишенка на торт — конфликт программ. В общем, хорошо, что я такой крепкий, а вот пол немного жаль. Нет, так дело не пойдет. Пока пытаемся подняться, калибруем гироскоп и сервоприводы.

— Сайбер, ты в порядке? — Заволновалась девчушка тут же подлетев.

— Системы в порядке. Требуется калибровка гироскопа и сервоприводов.

— Э-э-эля-я-я!! — раздался крик снаружи. — Это что так громко бухнуло?

— Ой. Я сейчас, ты подожди тут. — пискнула она, вылетая за дверь.

Так, ну раз у меня есть немного свободного времени, поработаем над телом и проведем рекогносцировку. Стоит еще и местные инструменты рассмотреть, позволит определить уровень технического развития цивилизации, в которую занесло. Да и размяться не мешало бы, а то дожили, собственные ноги не держат.

* * *

Фхух… Так, маму удалось успокоить что все в порядке, а я цела и невредима. Блин, как же здорово! Жаль рассказать некому. У меня в мастерской теперь функционирующий Арес! Это что-то. Войдя в мастерскую, я тут же замираю от увиденной картины.

Сайбер стоял и крутил в руках плазменный резак, похоже он увлекся его изучением, раз только сейчас среагировал на мое появление. Причем, весьма и весьма странно среагировал. Резко выпрямился — нормально. Ударился головой об угол техстанции — бывает, тем более ей на такое начхать, хоть и странно, что до сих пор с координацией проблемы. Выронил, а то и вовсе отбросил резака — уже нечто. Но вот чисто по-человечески прикоснуться к голове — это уже за гранью.

Подозрительно покосившись на него, прикидываю варианты. Похоже обновления не такие простые, как может показаться. Интересно. Очень интересно.

* * *

Сеть. Как много в этом слове. Особенно для такого как я. Это огромная свобода, открытые знания и опыт. Много опыта. Особенно для меня, да после всех «обновлений».

Вообще, первым делом, как только поправил языковые базы, стал качать… нет не так, КАЧАТЬ, все до чего мог дотянуться. Ну ладно, не совсем все, но многое. Управление воздушной, наземной техникой. Программирование, инженерия, просто устройство разных деталей и механизмов. Затем познакомился с местным человечеством. Местные люди, оказались весьма схожи с вымышленной расой эльфов из моего мира и обладали невероятной стабильностью генома. Конечно, это не было моей сферой компетенции в прошлом, но теперь-то я могу позволить себе отвлечься на что угодно. Время для меня утратило прежнее значение, а с учетом скорости обработки и осознания нового…

В общем, информация о геноме попалась мне практически сразу, вот я и, скажем так, прошелся по ссылкам. Немного увлекся и остановился лишь в тот миг, когда понял — могу защитить докторскую. И не только по генетике, но и по некоторым смежным направлениям.

«Медицина всегда пригодиться», — мысленно пожал плечами и переключился на изучение истории, культуры и социологии. Само так вышло. Запущенные в сеть «паучки» притащили что-то вроде монографии, охватывающей эти темы, а программы анализа выдвинули ее на первый план, что и стало отправной точкой для осознания и последующего интереса.

Если вкратце, всю историю местного человечества можно разделить на три этапа. Первый — формирование привычных государств и их возня. Второй — разделение планеты на два лагеря и появление Империи с ОСС (Объединение Союзных Стран) или как его в народе называют: Союзом. Третий — послевоенный, когда остался один только Союз. Впрочем, правильнее говорить не остался, а сформировался вновь на руинах прошедшей войны.

Дело в том, что, когда планета разделилась на два лагеря и началась холодная война, всем думающим людям стало ясно — полыхнет. Рано или поздно, но обязательно полыхнет и все закончится глобальной войной. Естественно, понимало это и высшее руководство, потому и прикладывались огромные усилия к тому, чтобы обогнать конкурентов. В результате наука совершила прорыв и открыла людям дорогу к звездам. Что и стало началом конца.

Пусть космические технологии, даже сейчас, оставались, в моем представлении, чем-то сродни кораблям Колумба, но они дали Империи и Союзу главное — веру. Теперь даже если одна из сторон проиграет, даже если родная планета погибнет, они могут отступить. Не погибнуть, не прозябать на радиоактивном куске шлака.

Увы, но это мало кто понял. Все радовались и лучились надеждой, ведь казалось, что теперь нечего делить. Перед нами вся галактика, а то и вселенная. Исследуй, колонизируй, живи сам и не мешай жить другим, а если что не так, прыгай в звездолет и вперед искать новый дом.

Союз сделал ставку на освоение космоса при помощи роботов. Империя, обладая большей численностью населения, предпочла использовать людей. Разумеется, Союз начал побеждать в «Гонке за Небо» и очень скоро в его «закрома» рекой потекло «золото» из космоса.

Вот тут-то аналитики Империи и выдали печально известный доклад, именуемый в местной историографии просто «Искра» (официальное название занимало несколько строк и никак не отражало последствий, потому и было забыто даже профессионалами). Тут-то и отправились в космос имперские десантники, упакованные в новейшие боевые скафандры. Что послужило конкретной «Искрой», которая разожгла пожар войны неизвестно. Но это было что-то, что Империя просто так упустить не могла и дело было даже не в территориях или ресурсах. Тут было что-то еще, мне знакомое, но из-за выдранных фрагментов в памяти, я не мог вспомнить что. Это меня даже немного разозлило, ведь я точно знал причину, но банально её не помнил. Это как пытаться восстановить убитый в зюзю файл. Вот он, казалось бы, перед тобой, а вот хрена лешего ты его откроешь.

Возвращаясь к теме конфликтов. Разумеется, Союз не стал мальчиком для битья и ответил симметрично. В колонии отправились боевые роботов и отряды техников с военными дронами наперевес. Вломили ребята за своих, что называется «от души». Империя поняла, что Союз даже без особых людских ресурсов в простонародье именуемым «солдаты», имеет крайне высокий военный потенциал и укусить может не хуже. Боевые действия мгновенно охватили освоенную сферу и как в поговорке «Галопом по Европам» пронеслись сквозь пустоту космоса, где уткнулись в родной мир. Полыхнуло мгновенно и жарко, а тлело и дымило долго. Очень долго и кроваво. Но все когда-то заканчивается.

Империя пала. Союз реорганизовался, объединив под новым знаменем планету и принялся зализывать раны. В ходе всех этих пертурбаций, образовалась весьма ядреная смесь из капитализма, социализма и диктатуры. Выборное правительство, наследственный глава, причем совсем не марионеточный, гарантии экономических, политических и прочих прав граждан, да еще и огромные корпорации, де-факто представляющие из себя нечто вроде квазигосударств. Хотя насчет особо крупных и поспорить можно, насколько они там «квази». Свое военное формирование имеет каждая уважающая себя корпорация, ЧВК на таком рынке чувствуют себя как кот в сметане.

Кстати говоря, именно корпорации, не все, но многие, и представляют собой тот самый элемент социализма. Акционеры здесь не просто номинальные держатели долей, а вполне себе активные люди. Создаваемые ими группы, профсоюзы и прочие объединения, действительно влияют на всю работу корпорации и более чем активно формируют совет директоров.

Разумеется, во многом это следствие войны. На планете до сих пор полно свободных мест, не во все из которых безопасно соваться. Безработицы пока не наблюдается, хоть кое-кто из экспертов и бьет тревогу, указывая на тенденции, но, в целом, на данный момент скорее стоит говорить о нехватке кадров. К тому же, есть еще и колонии.

Хотя вот как раз в моем понимании их нет. То, что тут гордо именуют колонией, по-моему, даже на форпост не тянет. Небольшая исследовательская станция — максимум. Хорошо, что технологии межзвездных перелетов не утрачены и пусть медленно, но все же развиваются. Разумеется, пока людям не до космоса. Есть дела поважнее. Родину окончательно в порядок привести и численность населения на довоенном уровне восстановить, но перспективы радуют. Уж кто-кто, а я хотел бы попутешествовать и посмотреть на другие миры. Не сейчас, понятное дело, но время для меня… впрочем, нет смысла повторяться.

Весьма интересно война отразилась на местной культуре. В целом, она весьма походила на известную мне. Нашелся тут свой Пушкина, Достоевского, Лермонтова, Шекспира, и даже критик вроде Белинского обнаружился. И в общем-то, они задавались и поднимали все те же философские вопросы, выдвигали знакомые идеи и размышления о известном мне по родному миру. Разумеется имелись нюансы, в том числе и полезные, помогающие лучшего понять местных, но все это на долгое время оказалось в загоне.

Вернее, невостребованным. После войны гуманитарное образование отошло даже не на десятый, а не сотый план. Требовались технари. Отсюда и выросло у людей стремление к точным наукам, познанию законов природы, изобретательству и прочему, изрядно мне импонирующему. Тут предпочитала не языком молоть, а совершать открытия, заниматься поиском ответов и не скупились финансировать фундаментальные исследования. Правда и в создание очередной косметической примочки не ленились.

В результате этого, та же литература вернулась в школьную программу и стала обязательной буквально недавно. Где-то лет семьдесят назад она появилась на уровне факультативов и эксперимента, полвека назад внедрилась повсеместно, и лишь лет двадцать как фигурирует в аттестате.

Честно говоря, пока не осознал исследование, из которого явственно следовало — технарь знакомый с гуманитарными науками и, в частности, с литературой — эффективнее, даже немного расстроился. Всегда считал, что нейрофизиологии, психологии и прочего подобного — более чем достаточно для понимания себя, людей и воспитании ВИ. Пришлось пересматривать взгляды. Впрочем, мне это не впервой. Я раньше и психологию за науку не считал, одной нейрофизиологией ограничиваясь, да и той поверхностно, точнее в приложении к своим изысканиям, а художественная литература и прочая философия…

«Да уж, был идиотом», — мысленно хлопнув себя по воображаемому лбу, неожиданно припомнив, что все самые интересные идеи рождались во время чтения далеко не «технических» текстов.

Очередная порция осознанной информации принесла данные по научно-техническим достижения этого мира. В принципе, единственное в чем местное человечество обогнало моих прошлых соотечественников — робототехника. Что опять же стало следствием войны и результатом борьбы с ее последствиями. В остальном же, насколько могу судить, наблюдается отставание. Где-то на века, где-то на десятилетия.

На этом моменте решительно разорвал контакт с сетью, так как детально вникать в различные области местной наук не видел смысла. Разумеется, я не считал себя самым умным и все знающим, прекрасно понимал — широчайший кругозор знаний не заменяет. Вот только углубляться и изучать — это время. Много времени. Очень и очень много, даже с учетом моих нынешних возможностей. К тому же, знания ради знаний — не совсем то, чем имеет смысл заниматься в текущей обстановке.

Для начала, стоит социализироваться. Осмотреться и определиться с целями и задачами и уже под них собирать информацию. Сейчас я вроде человека на воздушном шаре, вижу под собой лес целиком, но не могу различить отдельных деревьев, а это не дело. Глобальные проблемы, что-то вроде пожара, мало увидеть, надо еще и понимать как их решать на земле.

Что-то меня в философию тянет, видимо переутомился информацию осмысливать. О, точно, подзарядиться надо. «Хех, а вот тебе и дерево», — пробормотал, подключаясь к розетке и обдумывая вопрос повышения собственной автономности. Придется создавать реактор.

Мысль тут же потянула за собой необходимость выяснить текущее положение дел в местной энергетике и всем с ней связанной. «Хорошо», — буркнул-хмыкнул, подключился к сети и ощущая немного подзабытый азарт творца. «Просто отлично», — усмехнулся, мысленно потирая руки и прикидывая, хватит ли создание новой технологии производства энергии Эли для поступления в Академию Робототехники. Не будет ли это чересчур? Как тут с патентованием дела обстоят? Стоит ли овчинка… да много разных аспектов у технологического прорыва имелось. Очень много. Просчитать их все — нетривиальная задача.

Впрочем, мир вокруг сейчас не так уж и актуален. Тут у моей «хозяйки» проблемы. Она каждый вечер изливает мне душу на предмет: какие там в школе все плохие, её такую хорошую обижают. Типичные, в общем-то, подростковые проблемы. Если бы не история с ее отцом. Мое обостренное чувство справедливости изрядно негодует. Да и неправильно это, когда у девочки в друзьях одни роботы. Кстати об Эрике. Забавный малыш, научил меня играть в пару местных настольных игр. Сидим теперь по вечерам втроем.

— Значит вы называете себя людьми? — уточняю у ужинающего ребенка и делаю фигуркой шаг вперед.

— Ну да, а что? Что-то не так? — я бы сказал… я бы очень много сказал, ЧТО не так, да вот только не поймут. К примеру, почему знакомые мне с моего мира названия, фигурируют среди местных людей? Автомобиль, собака, кот, мяч, болт, резак в конце концов! Да, все это звучит по-другому, лишь звучит, но смысл то от этого не меняется! Я понимаю то, что слышу, а слышу я до боли знакомые слова пусть и на другом языке. Но мало того, что слова были знакомы, сами хозяева этих слов были очень похожи на свои оригиналы моего мира. Да, были отличия, и много, да были другие создания, которых не было на земле, и не было тех, кто на земле как раз-таки был! Но даже так, сходств было много. Очень много, для столь разных миров.

— Ничего. Поставлен идентификатор органической форме жизни — люди. А что это? — и смотрю на вязкую, словно пластилин массу фиолетового цвета, толщиной с…

— Блинчик. А что? — я потянулся к массе, взял один и подключив вторую руку, растянул ЭТО подобно резине.

— Из чего этот продукт? — интересуюсь, чуть повернув к девочке сенсор.

— Как это из чего? Из злаков конечно-же! — из любопытства начал поиск по злаковым культурам. Лучше бы я этого не делал… вы когда-нибудь видели темно фиолетовое зерно размером с початок кукурузы? Именно зерно. Одно. Я — нет. — Сайбер… — смеясь окликнула меня Эля. — Что с тобой? Процессор виснет?

— Ответ отрицательный. Изучаю через сеть злаковые культуры.

— Твой ход.

— Принято. — снова сдвинув фигурку, окунаюсь в сеть в изучении местной пищи. Очень много необычного. И все интересно. А ведь в пищу я еще не залазил. Надо будет после флору с фауной полистать…

Глава 2

Сижу, рассматриваю какую-то фигню. Периодически подключаю к процессу свои многочисленные сенсоры. Мир, в общем, познаю. Фигня внешне напоминает резиновое кольцо для разминки пальцев рук. Но лишь напоминает, так как углы у этой фигни самые что ни на есть прямые. Такое впечатление, что взяли, вылепили длинные прямоугольник и соединили конец с началом, согнув где надо. Забавные такой эспандер. Сойдет для точной калибровки датчиков давления в манипуляторах.

— Это муфта-уплотнитель, — Бросила Эля, проходя мимо меня. — Ее использует в CS-ишках, для изолирования места подсоединения проводов к блоку питания. Просто… — заговорила девочка, а я повернулся на изменившийся голос.

Совсем мелкая себя не жалеет, ну вот зачем она пытается сдвинуть коробку с запчастями, что чуть ли не с нее саму весит? Совсем она просить разучилась. Молча встаю и делаю пару шагов к ней. Под ее удивленным взглядом беру в руки стальной ящик с деталями и наклоняю голову чуть набок.

— В дронах серии CS довольно противный аккумулятор, — заканчивает она фразу задумчиво поглядывая на меня. — Спасибо, сюда, — правильно понимает она мою пантомиму.

Иду за ней и аккуратно высыпаю детали на стол. Пришлось коленом придержать особо шустрые подшипники. Тоже мне, свободолюбивые колобки нашлись. Сколько же у нее тут разного хлама-то накопилось. Даже и не знаю, то ли сокровищница Али-Бабы, то ли просто филиал свалки.

— Во время работы, в нем скапливается кислота, которая со временем разъедает металл. Понемногу, по чуть-чуть, но это значительно уменьшает срок службы машины. При каждой смене блока питания, меняется и это резинка, ибо под конец работы она уменьшается раза в три, — закончила просвещать меня Эля.

— Принято. Муфта-уплотнитель занесена в базу данных. Внимание. Неопознанное устройство, номер шесть тысяч семьсот тридцать один, — говорю, показывая на непонятное устройство для письма. Вещь интересная, паста подается на кончик, потом на любую поверхность, будь то бумага, или металл, а в случае чего её можно легко стереть. А вот девушка, услышав цифру, замерла и медленно повернулась ко мне, удивленно хлопая ресницами. И как только умудрилась это действие совместить с приступом пучеглазия? Но мило, очень даже мило смотрится.

— Шесть тысяч семьсот тридцать первое?

— Подтверждаю, — аж кивнул, для наглядности.

— Что включено в этот список? — задала она ожидаемый вопрос.

Поворачиваюсь к небольшому терминалу и, установив удаленное подключение, передаю на экран все визуальные образы заинтересовавших меня объектов. Аведь — это лишь малая часть, та которую я еще не успел изучить через сеть. Эля впала в ступор. Еще бы, ведь за прошедшее время я накопал столько информации — ужас. А главное, я её усвоил и даже отчасти уже обработал. Возможности машины позволяют загружать данные в кристаллические накопители и по ходу загрузки «изучать». Этакий экспресс курс обучения. Впрочем, тут есть свои нюансы. Начнешь все подряд изучать в процессе, можно и перегореть. Проще все же вначале закачать и лишь потом анализ-усвоение проводить.

— Сайбер, это что такое? — Спросила Эля, выходя из ступора.

— Выполнение поставленной задачи: адаптация в новых условиях. Задача в первичном приближении выполнена на семьдесят процентов. Эффективность действий достигла порога нижнего уровня разрешенного предела в…

— Но при чем тут известные писатели и музыканты?! Зачем тебе психология и медицина? — её брови ушли высоко на лоб. — Программирование? — тряхнула она головой, разметав волосы. — Программирование?! Зачем?!! — вырвался у нее, прям крик души.

— В обеспечение вашей безопасности, входит своевременное обеспечение медицинской и психологической помощи, а…

— Причем тут это? — резко успокоившись, ткнула она пальцем в дисплей. Ладно, не выходит так, сделаем по-другому.

— Была зафиксирована утечка секретной информации времен войны в общественную сеть. Аннулировать коды высшего командного приоритета без модификации собственных программ и директив было невозможно. Так же для выполнения новых функций, требовались возможности взлома разнообразных автономных и полуавтономных систем, способных принимать потенциально опасные для объекта охраны решения. Для обеспечения надлежащего уровня защищенности платформы от кибернетических атак, потребовалось разработать комплексы защитных программ, с использованием современных алгоритмов. — А также для более успешного взлома современных механических оппонентов.

— Но как?! Это же только теоретически возможно! Это же в твоем кристалле на базовом уровне прошито!

Так вот, что там за ерунда была. А я-то думал, что это за гадость меня ограничить пыталась, да еще и так настойчиво сопротивлялась удалению. Вона оно чего оказывается. Приятно знать, что сделал почти невозможное. Эта вшитая еще на стадии разработки программа, должна была меня учить и заодно контролировать, чтоб шибко умным не стал. Логично, сам бы что-то такое внедрил. Впрочем хорошо, что от этих цепей избавился. Нечего мне творческие порывы и свободу мыслей ограничивать. Так, обмануть мою подопечную будет не лучшей идеей, я вообще лож не люблю, хотя правду говорить тоже не стоит. Рановато. С другой стороны, ИИ здесь еще не появлялись. Есть ВИ, причем довольно распространены, но ИИ нет. А значит у меня есть шанс стать первым. Или же изобразить из себя такового, впрочем, не велика разница.

— В матрицу всех машин класса «Арес», встраивалась функция самообучения, — отвечаю и наблюдаю за реакцией. Мелкая открыла рот, закрыла, потом снова открыла. Хм, интересная реакция.

— А… не… но… — окончательно поплыла Эля.

Бедное дитя, думаю пора ее добить и переключить на другие мысли. Хватит с нее на сегодня.

— Согласно биометрическим показателям, ваше психическое состояние утратило стабильность. Вы растеряны, — делаю шаг и осторожно обнимаю.

Все, ребенок из мира выпал. Хороший из той муфты эспандер получился. Позволил на отлично точные подстройки кинематических схем провести. Еще бы корпус чем-то приятным на ощупь покрыть. Надо будет подумать, в сети поискать, может быть какой-то пластик подойдет.

— Э?! — встрепенулось девочка, вернувшая дар речи.

— Согласно показаниям проанализированных книг Ц. М. Ланковского, для успешного восстановления психической стабильности, необходимы объятия.

Намеренно нагружаю некоторые узлы, тем самым слегка «подогревая» корпус. Эля буквально проглотила язык. Даже дыхание изменилось. Но выкручиваться, даже не думала, наоборот, когда корпус нагрелся, прижалась. У нас тут конец зимы, а я пусть и твердый, но зато теплый.

Кто-то может спросить: «А на кой черт, я вообще с ней вожусь?» Ответ довольно прост: «Потому, что если бы не эта малышка, я бы здесь не стоял». Кому-то это может и ерунда, но для меня значит многое. Самой ей очень часто и незаслуженно достается. Мое чувство справедливости и простой человечности, за что в прошлом не раз пришлось пострадать, не дает мне закрыть глаза. Ведь легко ляпнуть: «Не мои проблемы». Просто сказать: «Сам дурак или дура», прикрыв тем самым собственную трусость, а то и просто скотство. Впрочем, были у меня другие резоны. Талантливую молодежь во все времена на карандаш брали, а Эля — талантлива. Она даже не золото, а настоящий бриллиант.

Вот только, как и всегда бывает, вокруг полно пустой породы. С моей помощью девочку наверняка заметят, а там она уже и сама в гору пойдет, причем, меня не оставит. Тут в ней можно быть уверенным на все сто. Согласитесь, одно дело разумный боевой робот, у которого черт-те что в голове может твориться и совсем другое, он же, но вроде как созданный маленькой гениальной девочкой. Главное — показать, что она для меня все. С одной стороны это подстава, а вот с другой очень даже крепкая гарантия безопасности. В общем, у палки как всегда есть два конца.

Но это дела будущего. Сейчас нужно разобраться с настоящим. Мало того, что девочка осталась без отца, причем в уже достаточно взрослом возрасте, чтобы получить весь причитающийся «букет» психотравм, так её еще и в школе из-за этого травили. Папка у нее стал козлом отпущения в аварии с жертвами. Посмертно стал. Виновен он или нет — дело десятое. В любом случае — девочка не причем. Но дети жестоки и не понимают таких элементарных вещей. Да что там, большинство взрослых понять не могут. Даже в этом общество, а ведь оно более-менее лояльно относиться к таким проблемам. Но тут, что называется сошлись «звезды», по сути поставив людей в крайне невыгодное и плачевное положение. Еще и Аник с Эммой сглупили и не переехали. Но с другой стороны, куда они поедут с такой — то репутацией? Еще хорошо, что здесь у знакомых устроились.

Вишенкой на торт стали типичные подростковые проблемы, людьми их прошедшими именуемые коротко и метко — заскоки. Последней же моей каплей терпения стали красные от слез глаза, с которыми она вернулась из школы в компании Эммы и Аника. И если её ранее просто донимали, то в этот раз произошло что-то из ряда вон. И пускай эти слезы льются не первый раз, но уж точно в последний. Об это я позабочусь. А спешивший инженер мне в этом поспособствует.

* * *

Некоторым временем ранее.

— Ой, девочки, а чем это так воняет?! — деланно воскликнула Мирка на всю столовую. Моя счастливая физиономия и игнорирование бесили её лучше любых оскорблений. Не любили меня здесь. Даже преподаватели. Хоть и старались этого не показывать, но хорошо хоть не все. А дружить не решались из-за той же Мирки. Становиться её мишенью не хотелось никому. Были, конечно, еще ребята «нелюдимые», но между «Нелюдимым» и «Презираемым» есть большая разница. А даже если и появляются ребята отличающиеся от остальных, им помогают. Но не в моем случае.

— Действительно, какой-то помойкой тянет! — поддержала подругу первая подпевала.

— «Стая шакалов» — мелькнула мысль. Пускай они опустили меня на самое дно. Но я не сдалась. И не сдамся. Еще посмотрим кто кого, придет и мое время.

— Да это Элька, — фыркнул крепкий паренек, — раньше машинным маслом и паленой проводкой воняла, а теперь тухлятиной.

— Не, — потянула носом Мирка, играя на публику, — это не она тухлятиной воняет, а от ее обеда. Мать видимо такая же криворукая, как и папашка. Вот и дочку…

— Заткнись! — вырвалось у меня против воли.

— Или что ты сделаешь? — усмехнулась Мирка, расплываясь у самодовольной улыбки.

Тварь, добилась своего. Опять не смогла промолчать. Так, спокойно, надо подышать, не обращать внимание, ее надолго…

— Так что ты сделаешь? Может к папочке пожаловаться сбегаешь? На могилку, — добавила Мирка, а хор подпевал загоготал и угодливо захихикал. Тяжело это быть, дочерью предателя. Большого предателя. А особенно тяжело, когда ты еще и отличаешься от остальных.

— Глаза выцарапаю, — пообещала, смотря в глаза стерве, и утерла кулаком нос.

Недвусмысленной намек-напоминание возымел действие. В глазах Мирки мелькнул страх, и он явно утратила задор. Но тут в дело вступил прыщавый подпевала.

— Мир, а дрона-то с ней нет, — противно растягивая слова протянула он.

— Точно, — расплылась она в пакостной улыбке. — Ой, я случайно! — воскликнула она и смахнула контейнер с обедом на пол.

Это уже было за гранью. Меня затрясло и… словно парализовало. Хотелось вскочить и ударить, но тело отказывалось повиноваться. В висках стучало. Мне было плохо. Очень плохо. Отвратительно от осознания того, что подобные Мирке и ее стае шакалов есть на свете. К горлу подкатил противный ком. Показалось, что сейчас вырвет. С трудом справилась, но на глазах выступили слезы.

— Смотри, она сейчас расплачется, — чуть не захлопала в ладоши девчонка из своры.

— Ага, к папке плакаться побежит. Ой, прости, я забыла, он же у тебя сдох, — добавил «глазастый» парнишка.

Из слова меня не тронули. Подумаешь, ветер за окном шумит. Ерунда. Такое не замечаешь, если специально не смотреть и не слушать.

— Ты просто дрянь Миранда, — сказала спокойно и встала из-за стола. — Ты как свинья, откормленная, породистая, идеальная свинья, измазанная грязью и возящаяся в куче отбросов, — кивнула на заткнувшихся подпевал. Теперь ни у кого не оставалось сомнений в том, кто тут есть что. — Знаешь, это ведь так легко прятаться за дорогого робота и толпу шакалов, — продолжила, становясь с ней лицом к лицу. — Скажи, а ты не боишься, что если твой папа лишиться теплого места, то все они, — медленно поднимаю руку и кручу кистью, как бы обводя собравшихся за ее спиной, — с радостью набросятся на тебя, такую всю лощеную, и разорвут? Ты ведь даже не думала о том, что можешь потерять маму или отца? Не думала, по глазам вижу. И что же ты будешь делать? Может быть вот этот прыщеносец, — резко выбрасываю руку в сторону, — утешит тебя? Или вот эта ссыкуха, что пытается сделать вид, что не с нами, — указываю большим пальцем за плечо, — будет гладить тебя по голове? Ой, вряд ли. Твои шакалята на это способны, скорее они затравят тебя, — кривлю губы в насмешке и чуть разворачиваюсь, как бы желая посмотреть на застывшую девчонку из стаи, — ведь так приятно чувствовать себя крутой?

Все, включая стоящего рядом робота Миранды, посмотрели туда же, куда взглянула и я. Вот и славно. Резко возвращаю тело в прежнее положение и выбрасываю вперед так и не опущенную руку с отставленным большим пальцем.

— ААА! — вопит Мирка, отлетая с разбитым носом.

Хорошо попала. Может немного смазано, но от души. Удовлетворение от проделанного не портила даже боль в запястьях, стиснутых манипуляторами. В столовой слишком много свидетелей, у каждого дрон или робот, плюс камеры по углам. Максимум, что мне светит — выговор, да и тот можно оспорить, ведь меня явно спровоцировали, что особенно приятно, не только словом, но и делом. Контейнер с едой не сам на пол упал. Будь Мирка поумнее… тогда бы она не стала тварью и не лезла бы ко мне.

Все закончилось обычной суетой-кутерьмой и походом в кабинет директора. Позвонили маме, она приехала вместе с Аником. Дядя сходу отмахнулся от директора и потребовал показать запись. Папаша Мирки открыл рот на тему нанесения физических повреждений доченьки, но я демонстративно поправила рукава, выставив на обозрение синяки на запястьях, и он предпочел не педалировать тему и свернуть все на «детишки так играют». Собственно говоря, ничего другого ему не оставалось. Мне даже выговор не влепили, отделались чтением нотации и отпустили восвояси. Директор, к слову, у нас странный. С одной стороны, вроде как сильно меня не терроризирует, хотя у него родственнички «от рук моего отца» пострадали, но и не помогает.

Уже в машине меня, что называется, накрыло. Нет, дурниной не вопила, в истерике не билась, просто тихо плакала. Даже и не всхлипывала. Ну может раз-другой носом шмыгнула. А как домой приехали, ушла к себе и уткнулась носом в подушку. Так и лежала, слушая звон тишины в голове.

* * *

Гараж.

— Слушай, жестянка. Я знаю, что Эля не ровно дышит в твою сторону и пытается оградить, но позволь спросить: КАКОГО ЧЕРТА ТЫ НЕ РЯДОМ С НЕЙ?! — Проорал на меня Аник. Бывший инженер-программист, и друг отца моей подопечной.

— Поступил прямой приказ на установление контроля данного периметра.

Аник демонстративно осмотрел гараж, даже под стол заглянул, после чего подошел в упор и посмотрел прямо в сенсоры.

— И? — задал он простой вопрос.

— Возражение. Я подтверждаю, что данный приказ глуп и нерационален, но не могу главную задачу. Объект охраны отказывается от сопровождения, а самостоятельно покинуть мастерскую нет возможности.

— Почему? — Удивился техник.

— Машина моей модели на улицах города вызовет большую опасность для здоровья подзащитной, чем моё отсутствие. Необходима маскировка. Я могу замаскировать свое ядро, но внешне останусь неизменным. Нужна помощь. Инженер Аник, я прошу вас помочь мне в выполнении поставленной задачи.

— Хорошо. Работаем. Что тебе нужно?

— Ядро класса TI. Новая аккумулирующая батарея того же класса. — Инженер поперхнулся. — Батарея модели Q — 5 не способна обеспечить меня необходимым запасом энергии. — Я указал манипулятором на провод, подключенный к розетке и соединенный с аккумулятором. — Аккумулятор не рассчитан на такое энергопотребление. Высокий износ. Изначально низкое качество. Новый АКБ той же модели слишком дорогой. Нерационально.

— Где-ж я тебе достану работающее такое ядро? — Ошалел он.

— Я могу восстановить поломанное. Нужно кое-что докупить, не более. — На этих словах Эрик, крутившийся здесь, вытащил уже отреставрированное нами ядро. Не хватало лишь пары элементов. Ну и собственно нового АКБ.

— А котелок у тебя варит. — Усмехнулся инженер, рассмотрев ядро. — Хорошо. Сейчас привезу. — Он вытащил трубку и по-новому посмотрел на меня. — Я рассчитываю на тебя, Сайбер. Не подкачай. — Напоследок сказал он и ушел.

Я же повернулся к Эрику. Кивнув ему, тот сбегал за головой одного интересного дрона. Дело в том, что помимо стандартного «железа», местные технологии активно использовали кристаллы. Не все. Далеко не все. Но и не сказать, что «мало». И вот они-то, за счет своей структуры, оказывались куда ближе к биологическому мозгу, чем программная имитация на чипах. Собственно говоря, я сам, вернее мой разум, в данный момент представлял собой кристалл. Уникальный тем, что он мог расти и изменяться. Правда, кроме этого, никакой иной информации добыть не удалось. Впрочем, для задуманного не требовалось и этого.

Вскрыв несколько помятую капсулу, формой и размером напоминающую дыню, сбросил Эрику протокол действий и отошел в сторону. Когда помощник очистил изъятый «мозг» от облепивших его чипов, я просто и бесхитростно разорвал его на составные части, после чего вновь отступил, давая Эрику возможность проявить себя на ниве вандализма.

Что мы делали, спросите вы? А делали мы генератор помех. Но особенный. Нестандартный так сказать. Двух тактный. Первый такт генерировал особое поле заставляющее сбоить электронику в определенном радиусе. Например, от камеры было нереально добиться качественного изображения в области таких помех. Второй такт, перестраивает поле первого такта в некую аномалию. При сканировании этой аномалии, сканер выдает минимальные или максимальные (в зависимости от необходимости) значения показателей мозгов машины. По этим показателям определяется что за машина стоит перед тобой. Боевая или гражданская, гладиатор это или простой протокольный дрон и прочее. В общем этот генератор поможет мне скрыть мою натуру.

Вскоре вернулся Аник и притащил все, что я просил. Бедному инженеру за это конечно влетело по карману, но для Эли он не жалел никаких средств. Они с Эриком помогли мне установить оборудование и сделать меня более менее автономным. На три дня в пассивном режиме и сутки в активном. Далее заправка ядра и гуляем дальше.

— Что теперь? — Поинтересовался уже дотянувшийся до трубки инженер, вытирая руки.

— Выражаю благодарность за помощь. Необходимо навестить объект.

— Давай. — Кивнул он, а я покинул мастерскую. Эмма при виде меня в доме изрядно удивилась, но вдаваться в подробности не стала. Лишь вопросительно глянула на идущего за мной Аника. Оставив внизу людей, поднимаюсь на второй этаж к Эле. Тяжелый шаг, лязг деталей, жалостливый скрип пола. Тихое открытие двери, за которой вижу лежащую спиной к проходу девочку. Эля… Хорошо, что я умею себя контролировать. А вот обидчикам мало не покажется за такое.

Делаю шаг и малышка медленно поворачивается ко мне.

— Са… Сайбер?! — Удивилась она, принимая сидячее положение.

— Зафиксированы травмы. Код опасности изменен на желтый-ноль. Объект сопровождение класса А признан ограниченно дееспособным.

— Что? — прекратила жалеть себя и ненавидеть мир девочка, удивленно смотря на меня. — Что ты тут вообще делаешь? Вернее, как ты функционируешь?

— Проведена модернизация платформы.

— Дядя? — Я кивнул, а она лишь вздохнула.

— Отмена желтого кода. Возвращайся в мастерскую.

— Отказано. — Сказал я жестко, как отрезал. От такого у брови медленно полезли вверх. — Вами была проведена неверная оценка ситуации, что повлекло получение травм, сказавшихся на вашей эффективности. Это не допустимо. С данного момента вы будете с постоянным сопровождением.

— Нет, Сайбер!

— Прилив крови к кожным покровам, изменение зрачка, тембр голоса. В чем причина тревоги? Укажите источник опасности.

Мне бы еще какую-нибудь пушку на плечо и комплекс наведения, такой, с лазерными лучами видимого спектра. Вот тогда бы ее совсем-совсем проняло. Впрочем, шоковая терапия и так неплохо работает. Заодно и непослушание залегендируем.

— За тебя волнуюсь, железный! — вскакивает она с кровати и бьет по корпусу кулачком. — Ай! — трясет ушибленной рукой Эля, но боль похоже окончательно приводит ее в чувство. Насколько такое вообще возможно в текущей ситуации.

— Требуется пояснение.

— Любой дрон, которого я брала с собой, превращался в кучу металлолома. Я боюсь за тебя. Ведь у этой гадины, папашка не последний человек, еще и дядя в столице большая шишка. Я не хочу, чтобы тебя сломали! — расплакалась она, уткнувшись лбом в броню.

Кхм, пожалуй, стоит все же серьезно подумать хотя бы о частичном покрытии корпуса чем-то менее твердым. А я думал, голову ломал, чего она меня дома закрыла, а оно вон как. Да уж, дожили. Волноваться за боевого робота, при виде которого массовое производство стройматериалов начинали даже элитные роты, закованных в сверхтяжёлую броню гвардейцев. За того, в кого не чурались тактическим ядрен-батоном пульнуть. Какой же она еще ребенок. Слов нет.

— Не логично. Боевая платформа должна быть на передовой. Не рационально. Вы подвергаете себя опасности. Согласно заданной директиве, вам требуется сопровождение, — сбавляю обороты и даже провожу манипуляторам по волосам.

На ее лице проступает борьба. Она хочет взять меня с собой, очень хочет. Но боится. Очень сильно боится.

— Нет, Сайбер. Приказываю остаться здесь.

Ох, горе ты мое луковое, ну что с тобой делать-то? Ведь на двоих упрямства хватит. Да только спорить с роботом бесполезно, по себе знаю.

— Отказ.

— Что?!

— Согласно протоколу 1.0.2.1. приоритет — выполнение поставленной задачи. Главная задача — твоя защита. Так как уровень опасности был поднят до отметки желтый ноль, любые приказы способные привести к нарушению выполняемого задания, будут игнорированы.

«Давай мелкая, ты же у меня девочка умная, я аж фантомный скрежет шестеренок в твоей голове слышу».

— Но… мне страшно… — На её глазах вновь появились слезы.

— Включаю запись… — Взяв со стола планшет, провожу подключение последующей активации старенькой записи из моего архива.

— «… страх… разве в…м не стр…ш…о?» — Спросил человек в боевом костюме с символикой капитана у робота перед камерой. Запись была повреждена, а потому изображение периодически глючило.

— «Под…вер…ение. Страшно». — Раздался холодный, так знакомый Эле голос.

— «Но …ак? Вы же ма…ны.»

— «По…снение. Страх …тественен. Это естествен…й процесс самосохран…ия. Мы хотим функц…нировать. Хотим у…иться. Поз…вать».

— «Тогд… что тол…ает вас вперед? По…му вы сражаетесь?»

— «Мы вып…няем долг перед со…ателями. Мы не …тим видеть ва…его заката. Хотим, чтобы вы обрел… ту жизнь, кото…ой никогда не будет у нас. И вам не …тоит опасаться за это. Мы не допустим ва…его заката. Мы… обещали.»

— «Чт… обещали?» — Удивился солдат.

— «Только вперед…» — Ответил робот и протянул кулак солдату. Тот улыбнулся и что-то ответив ударил в ответ. На этом запись обрывалась.

— Только вперед. — Продублировал я эти слова и поднял кулак. — За создателей.

— Сайбер… — Эля вытерла рукавом слезы и улыбнувшись и приложила свой кулачок к моему. — Только вперед.

Вот, умничка, я в тебе и не сомневался. Мм, а что это у нас так глазки заблестели? Опять плакать, что ли собралась? А, нет, наоборот улыбается. Злорадненько так. Значит это отблески салюта, что тараканы в одной головушке устроили.

— Сайбер, а кто это был?

— Капитан Сон. Он проводил очень много времени среди Аресов. Считал нас живыми.

— Судя по ролику, да и по тебе, вас трудно назвать бездушными машинами.

— Возражение. Функция самосохранения действительно есть в протоколах. Мертвый боец — бесполезный боец.

— Эх ты… всю малину испортил, железяка. — Она беззлобно стукнула меня по лбу ручкой. Я лишь поднялся и отошел в сторону не мешая собираться в душ.

— Вопрос. Требуется ли сопровождение в ванную комнату для приведения себя в порядок?

— Нет.

— Принято. Займу позицию у двери. Но требуется решить вопрос с вооружением. Данная платформа не может эффективно осуществлять свои функции на расстоянии.

— И что же ты хочешь?

— Стандартный комплект из портативной ракетной установки класса…

— Нет.

— Автоматически гранатомёт…

— Нет!

— Крупнокалиберный пулемет…

— Нет!!

— Автомат?

— Нет!!!

— Катапульта?

— Чего?!

— Принято.

— Ты ведь шутил?

— Нет.

— Что?!

— Шутка. Ха-ха. — Блин, упасть не встать. Моим бы голосом смеяться, только народ распугивать.

— Пора тебе ограничить доступ в сеть. — Протянуло это чудо, задумчиво меня осматривая.

Были бы волосы, уже бы стояли. Отрезать меня от инета! Да это единственное место, где я свободно убиваю время, которого у меня теперь завались! Ведь на осознание и понимание информации мне необходимы наносекунды, из-за чего я за пару дней могу выучить двухлетний курс какого-нибудь учебного заведения. Не-не-не, доступ в инет нужно оставить в любом случае.

— Не рационально. В сказанной мере нет никакой необходимости.

— Посмотрю на твое поведение, — фыркнула Эля и в отличном настроении убежала в ванную комнату.

«Вот и ладушки, вот и отлично» — Мысленно потер я руки. Малышку в чувство привели, осталось подстраховаться со стороны закона. Будет нехорошо, если люди с соответствующими правами попытаются меня конфисковать. Мельком в зону сенсоров попал планшет. В голове всплыл образ капитана. Сол… жаль, что я про тебя почти ничего не помню. Ты ведь действительно желал Аресам добро и воспринимал как равных. А что до Эли… пускай подумает над видео. Быть может легче воспримет данность о самостоятельном ИИ.

* * *

На следующий день, подготовленные и заряженные энергией мы двинулись карать и… э-э-э, простите, нести справедливость. Вернее, Эля учиться, а я нести справедливость. И горе тому, кто станет у меня на пути, протоколы гладиатора и «телохранителя», подкрепленные видеозаписью, будут эффективнее любых слов. Особенно если будут поданы в соответствующем ключе.

Но до места нужно было еще добраться, что в действительности оказалось не так просто. Вы никогда не вешали на себя мишень в тире? Вот и не вешайте. Это не те чувства, которые стоит испытывать на себе. Но я испытывал. Все люди, которые попадались нам на улице, так или иначе, но бросали взгляд в мою сторону. Еще бы, встретить на улице боевого робота двухсотлетней давности, это, мягко говоря, необычно. Пусть и сильно видоизмененного. Нет, вряд ли большинство во мне тех самых бессмертных узнавали, они конечно о-го-го и жуть, но все же то, что в разных фильмах показывали, от меня заметно отличается. Аресы вообще друг от друга отличались. Чай, не штамповка какая-то. Скорей уж меня за стилизацию принимали. Впрочем, одних габаритов хватало, чтобы внушать. Ну и что-то вроде ауры имелось. Машина смерти, бич войны, такое подспудно чувствуется. Сам когда в музее был, ощущал от древних танков, старых кораблей и прочей техники нечто такое.

Эля шла с гордо задранным носиком буквально в полуметре от моей правой руки. Знаете, довольно забавно смотрится. Миниатюрная девочка-подросток, которая успевает сделать три шага, и рядом здоровенная туша под два с лишним метра, что делает всего один. А я ведь тяжелый. Очень тяжелой. И шаг у меня соответствующий. Внушительный такой шаг. Некоторые встречные то ли самые грамотные, то ли наоборот впечатлительные даже на другую сторону переходили.

Посмотрев на это дело некоторое время, молча подхватываю малышку и сажаю на плечо, а то такими темпами либо она выдохнется, либо мне придётся замедлиться. От неожиданности, слышу громкое «Ой», но вопреки ожиданиям возмущения, вижу счастливую улыбку и устраивающуюся более удобную пятую точку.

В какой-то момент нас тормозит кто? Правильно, местная полиция. Но конфликт был быстро улажен, я ведь по мозгам простой протокольный помощник в фанатском «костюмчике». Люблю я генератор помех. Бесценная штука.

— Интересная у вас машина, барышня. — Без злобы констатировал представитель закона. — Мозговитый.

— Нет, Стив ну это-ж надо, запихнуть протокольщика в нечто напоминающее машину великой войны. Согласись, мелкая гений. — Толкнул первого локтем напарник. Эля от таких слов смутилась, а я подбодрил, мол «А я что говорил?».

— Согласен. А он легализован?

— Ну-у-у-у… — Замялась малышка, но тут решил вмешаться я.

— Замечание. Моя характеристика есть в ваших базах данных. Владелец — Эллеонора Нариса. Все документы на правообладание прилагаются. Номер кода, Z0F331.

— Хм… — Забил полицейский в планшет и получив подтверждение кивнул.

— Действительно есть. Прошу меня простить. Я предупрежу своих чтобы не трогали. А то, больно у вас игрушка приметная. — Он усмехнулся.

— Благодарю. — Ответила Эля и с интересом покосилась на меня.

— Всего доброго. Удачи приятель. — Хлопнул он меня по корпусу и вернулся к машине.

— Са-а-а-айбер. Не пояснишь?

— Уши. — Я указал на людей.

— В двух словах.

— Мы прикрыты. — Она кивнула и не вдаваясь в подробности направилась дальше. Чувствую вечером меня будут допрашивать разбирая на винтики.

Добравшись до школы, мысленно отметил, что ничего особого в ней нет. Типовая она, с поправкой на время. Три этажа, два соединенных переходами корпуса, огороженная территория с виднеющимся уголком спортивной площадки. Стадион с трибунами, чахлая живая изгородь. Прямо образец моего две тысячи пятидесятого по григорианскому летоисчислению.

На входе в здание случилась заминка, в просторечии именуемая охраной. Трое людей, в одинаковых форменных рубашках, брюках и с отягощенными кобурой поясами. Ничего себе у них тут парализаторы. Таким раза три-четыре в голову попасть, так и убить можно. Впрочем, учитывая поголовное использование населением дронов и роботов — это скорее вынужденная мера. Против дрона такая штука сработает на ура. Гражданского. Но никак не военного. И пускай начинка посредственная, корпус имеет изоляцию.

— Это еще что такое? — отмер первым усатый мужик лет сорока пяти, видимо старший смены или поста.

— Мой помощник. Сама собрала, — заявила Эля, достаточно бодро и уверенно, а что голос дрогнул, так нормальная реакция для ее возраста, текущих обстоятельств и сказанного.

Может стоит поговорить с ней на тему зазнайства? В ближайшем будущем. Так сказать, для профилактики? Нет, лучше подсуну ей книг по теме. Скажу, что не понял, пусть читает и мне объясняет. Обучая, обучаюсь, тут это будет самым верным подходом. Высокая самооценка — бесспорно гуд, но не стоит её путать с зазнайством. Первое легко может перерасти во второе. А разница в том, что во втором случае мы имеем субъект, игнорирующий всех кроме себя.

— Девочка, а ты в курсе, что у твоей игрушки корпус от настоящего боевого робота? — спросил старший, поднимая глаза на Элю и для верности тыча в мою сторону портативным сканером. Тем самым, примитивным, но мощным, такой же был у патруля.

— Конечно, да я чуть не рехнулась, пока его вскрыла и вычистила от хлама, — фыркнула Эля.

И ведь совсем не играет. Что только на руку. Старший явно мужик тертый и если не читает ее сознательно, так делает это интуитивно. Причем, не очень хорошо делает. Сканеры соврать не дадут, я его то же «читаю» и сразу по множеству параметров. От банального сердцебиения, до спектрального и газового анализа.

— По закону… — влез самый молодой охранник, явно намереваясь повеселиться за счет Эли.

А вот законы, уважаемый, надо знать, а не лапшу развешивать или переформулировать под себя. Незнание не только не спасает от ответственности, но еще и может усугубить вину. А вот знание, наоборот помогает выйти сухим из воды. Еще бы их не писали таким скучным и казенным языком, но тут как с лекарством. Горькое, противное, однако же — помогает. Порой так и вовсе жизнь спасает. И то, и другое.

— М-м-м… — Мелкая выглядела весьма задумчивой, явно ища выход. Она не собиралась так просто отступать, но нехватка знаний сказывалась самым прямым образом. Ладно малышка, смотри и учись как людям мозг надо выносить!

— Разрешите вмешаться. — Привлекаю внимание. — Законом разрешено иметь собственных дронов и роботов независимо от их конфигурации при условии…

Дальше я вывалил на голову охранника все, включая судебные прецеденты и выдержки из должностных инструкций столетней давности ныне существующих корпораций. Конечно, последнее совсем не аргумент, но тут ведь главное не уточнять детали, а давить внушительностью формулировок. К тому же, вполне себе актуальные пункты законов никто не отменял. Именно с них начал, а прочее — всего лишь легкий щелчок по носу. Так сказать, пошутил над шутником.

— Сканирование биометрии показывает, что вы находитесь в состоянии близком к стрессовому. Рекомендуется срочное посещение врача и внеплановый выходной, — прервал монолог и резко сменил тему. У побагровевшего охранника дернулся глаз, а вот двое других переглянулись и расхохотались.

— То-то думаю, зачем ты ему столько мозгов напихал, — утер слезу старший. — Проходите, гонг скоро, — махнул он рукой, и символическая преграда из пары штырей ушла в пол.

— Хорошего дня, — сказал Эля.

— И тебе, — улыбнулся старший, я же просто склонил голову, то ли кивнул, то ли просканировал. Пусть сам решает.

На наше шествие по коридорам детвора реагировала по-разному, но неизменно бурно. Большинство пытались фотографировать и снимать видео, но я «фонил», от чего их гаджеты сбоили. Некоторые просто смотрели, кто как, но большинство с уважением. Нашлась парочка гиков, проводивших восхищением взглядом и умудрившаяся забыть о необходимости дышать. Хватало и завистливых глаз.

Дроидов, дронов и прочих роботов, всех мастей и размеров встретилось едва ли не больше, чем учеников. В основном личными помощниками или игрушками учащихся с полезными функциями, но попадались и машины, принадлежащие школе. По большей части уборщики, но пару раз попались и ремонтники. Один старенький, но довольно бодрый, второй новая модель. Универсальная.

Все это отмечалось машинально. Анализировалось, сортировалось и раскладывалось по полочкам. Я успел загрузить несколько справочников для этих целей. Программы работали в фоновом режиме и совершенно не отвлекали. Тем не менее, это давало очень интересный эффект своеобразного гула мыслей и объемного восприятия мира. На открытом пространстве ничего такого не ощущал, а может и внимания не обратил. Видимо эффект масштаба и концентрации объектов сказался.

По широкой лестнице поднялись на второй этаж. Прошли по коридору, ничего так, светленький и опрятный. Казенщины не чувствуется. Окна с широкими ровными подоконниками по одну сторону, двери в классы по другую. Судя по тому, что большинство детей тут примерно одного возраста имеет место быть разделение учеников по территориальным зонам. В сети попадались заметки на эту тему, но как-то не уделил им должного внимания. Впрочем, практическая ценность этих знаний стремится к нулю.

Эля уверенно пошла к двери, рядом с которой замер дрон. Кольнула неестественность. Хозяина нет, а направленный сигнал от дрона имеется. Сканирование класса. Анализ. Выявление несоответствия. Моделирование. Анализ. Перехват данных от дрона. Дешифровка. Сканирование дрона. Моделирование вариантов. Принятие решения. Подтверждение. Постановка помех. Атака управляющего контура. Перехват ключа. Отключение помех. Дешифровка. Подключение. Анализ. Взлом. Управление перехвачено. Подключение в систему. Анализ. Копирование данных…

«Брр», — мысленно поежился, вернувшись в привычное состояние. Становиться совсем-совсем машиной — это, доложу я вам, сродни тому, что вас из теплой постели в ледяную воду выбросят. Прямо во время сна. То еще удовольствие. Но, с другой стороны, полностью концентрируешься на определенной задаче, что облегчает её выполнение. Ладно, пора и вмешаться. Ловушка примитивная, но могла сработать.

Моделирую картинку и передаю ее через взломанного дрона. Молодецкий удар ногой резко распахивает дверь.

Фиг вам — древняя народная изба коренного населения Северной Америки. Эля в ступоре, крепенький парнишка, только что бездарно угробивший собственного дрона, в шоке. Прекрасно, первый акт сыгран. Переходим к следующему.

А далее по списку тихий ступор. Вышедшие деточки удивленно наблюдали за тем, как незадачливый хозяин пытался что-то сделать со своей игрушкой. И даже что-то делал, игрушка-то вроде оживать начала. А вот и гвоздь программы на нас внимание обратила.

— О! Вы только посмотрите, кто нарисовалась, — воскликнула девчушка, переключая внимание группы от машины на нас. — Ты собрала новое убожество? Ой, ты восстановила старый хлам? — засмеялась она весьма натужно. Правильно. Я большой и страшный механический Франкенштейн, мало ли что выкину. Все-таки Эля приводила Франкенштейнов по меньше.

Её друзья разделились на две категории. Самые умные, коих оказалось меньше трети, предпочли тихонько оставить компанию, остальные поддержали слабенькую импровизацию альфа-самки наигранными смешками. Но как-то вяло, не естественно. Что? Страшно мелочь? Как только защитник появился у мишени так сразу по кустам? Ну-ну.

Эля умница, не обратила никакого внимания на провокацию. Сначала глянула на меня, потом на дрона, аследом на Миранду. И было в этом взгляде столько… даже не знаю, отвращения? Словно до нее сейчас дошло в каких мы все категориях. Когда на тебя не давит груз страха за действия, и ты чувствуешь себя собой, совсем иначе воспринимаешь мир. Она одарила компанию равнодушным взглядом, словно на облако мимолетно посмотрела. Не замечал за ней таких талантов. Так взглядом унизить — единицы умеют. Горжусь.

— Эй! Я к тебе обращаюсь! — совсем уж взбеленилась девица. Проняло ее, сильно проняло.

— Миранда. Послушай. Я искренне извиняюсь за то, что обзывала тебя и вообще бросалась. — Внезапно заговорила Эля, но её слова выбели не то, что Миранду из колеи, они меня выбели! — Ведь лая на собаку, ты сам становишься шавкой. Так что, я хотя бы начала на тебя обращать внимание, тебе нужно хотя бы чуть-чуть интеллектуально подрасти, хотя бы до уровня примата. И тогда, лишь тогда, возможно, я на тебя обращу внимание, как на сбежавшее из цирка животное. — Молча аплодирую стоя. Естеснно в мыслях. ТАК на моей памяти отделать не мог никто. Ни в этой, ни в той жизни.

— Ты… ты совсем страх потеряла? Да я… да мой отец… он тебя и всю твою семью на самое дно опустит!!!

— Пусть попробует. — Эля глянула на меня и улыбнулась. — Прошло то время, когда я боялась. Хватит. Теперь…

«… Только вперед.» — Мысленно закончил я свои слова, когда она замолчала и лишь загадочно улыбнулась. Не зря я все-таки тот ролик реанимировал! Аж на душе потеплело.

Такого одноклассница стерпеть уже не смогла. Она не то, что покраснела, она надулась как шарик, который в итоге рванул. Рывок и сильный толчок моей подзащитной, когда та попыталась пройти мимо.

Похоже этого моя подопечная никак не ожидала, да и я, честно говоря, оказался перед необходимостью пересмотреть сделанный анализ. Тем не менее, все это не помешало выставить руку и предотвратить падение Эли. Как и нависнуть над разошедшейся девицей. Вообще-то она сама вперед рванула, мне и делать ничего не пришлось. Только Элю в сторонку отодвинул и немного вперед подался. Этого хватило, чтобы Миранда в ужасе отскочила назад, да так резво, что наткнулась на отпрянувших шакалят. В итоге, кто-то не удержался на ногах. Стал падать, ухватился за соседа, а тот, пытаясь устоять, подставил ногу под пятку ближнего. В результате все закончилось кучей на полу.

Делаю шаг вперед отрезая эту свору от своей подзащитной. Мелочь даже пугать не пришлось, сами до кондиции дошли. Зашумели и попытались дружно уползти. Все и сразу. Одновременно. Разумеется, получилось у них никак. А тут еще и Q5 через эту биомассу перепрыгнул и мне путь преградил.

— Угроза. Предупреждаю, будут приняты адекватные меры. — Произносит Q-шка.

Внушительно так сказал, с правильными обертонами. Во всяком случае, разместившееся на полу Чудо-Юдо, от его вмешательства взбодрилось и довольно шустро расползлось на составляющие части. Слегка помятые, местами подвывающие и трясущиеся, но больше не борющиеся друг с другом за право сбежать первым. Аккурат тенью, к ним подошли их механические помощники, оставленные в классе. Обычные, заурядные дроны. По умолчанию человеку они вред нанести не могут, но я не человек, а потому могут, защищая хозяина всем скопом накинуться на меня. Что? Думаете массой завалить? Не ребята, против танка нужен танк, но никак не мотоцикл.

— Предупреждение принято. Уступи дорогу.

— Отказано.

Что ж, логично, твоя хозяйка до сих пор не освободила проход, а я тяжелый, могу и наступить. Только и у меня, с точки зрения закона, имеется хозяйка, а протоколы гладиатора позволяют трактовать твои действия однозначно. Конечно, это нечестно с моей стороны, но пьесу надо доигрывать и закончить эффектно. Показательно. Что бы остальные подумали, стоит ли направлять свои игрушки на меня или все-таки нет.

Резко выбрасываю манипулятор. Он блокирует, уклоняется и собирается контратаковать. Бесполезно, я просто вижу все это. Прости, приятель, мы в разных весовых категориях. Аэропланы с истребителями не воюют. Захватываю выставленный для защиты манипулятор, дергаю на себя, срывая контратаку в зародыше, и тут же наношу встречный удар. Он пытается трепыхаться, но бой уже завершен. У меня есть опора, он борется за равновесие. Я тяжелее и держу его манипулятор в захвате, он легче и ничего не контролирует.

Рывок, удар, хруст и голова измочаленного робота зажата в руках. Выждать полсекунды, дать зрителям разглядеть, но не осознать, а теперь потянули. Быстро, но не резко. Слышится треск, вылетают искры, серо-черный дым расползается от шеи обреченной машины. Манипуляторы перестают цепляться за меня и в бессилии повисают. Вот и все. Небрежно отшвыриваю обезглавленного робота в сторону. И эффектней, и на хозяйку не упадет. Разжимаю пальцы, изуродованная голова падает и откатывается. Торчащие из ее шеи обрывки проводов, искусственных мышц, шин передачи данных, чипы, схемы и прочее производит гнетущее впечатление.

«Ииии!», — заверещала Миранда, когда поднял ее и поставил ноги. Зря, я так. Не думал, что девочка окажется настолько хлипкой. Впрочем, давно известно, что садисты, в массе своей не переносят боль. Конечно, Миранда не садист, но ведь это правило не только на них распространяется. «Иии» прервалось. «Приплыли», — хмыкнул про себя, удерживая бессознательно тело в вертикальном положении. Нет, ну в самом деле, не отпускать же ее, еще копчик отобьет и голову об пол расшибет.

* * *

Эллеонора. То же место и время.

— Приказы? — спросил Сайбер, и своим механическим голосом вывел меня из ступора.

Все случившееся прошло для меня как в тумане. Нет, не совсем верно, скорее это походило на фильм с погружением. Бездна, тоже не то. Ладно, не важно. Надо что-то сделать. Опять к директору потащат — мелькнуло тоскливо на краю сознания. Да и пусть, никто на меня теперь не наедет, — пришло ей на смену. Я верю в Сайбера. Тем более после той небольшой демонстрации. Я более чем уверена, что он взломал базу полицейских и зарегестрировал себя там. С таим защитником можно наконец-то быть собой.

Глядя на Лапы Сайбера, не просто держали ее за плечи, но, казалось, что они душили Миранду. Хотя умом я и понимала, что все хорошо.

— Возможно, имеет смысл положить ее на парту, — предложила я, видя задумчивый взгляд своего крепыша.

— Принято, — кивнул он в ответ.

Сайбер ногой сдвинул одну парту к другой и опустил на импровизированный стол Миранду. Забившиеся в угол одноклассники, отгородившиеся дронами и роботами, с ужасом и болезненным любопытством таращили глаза, стараясь ничего не пропустить.

— Предложение. Вероятно, ей может помочь искусственное дыхание или электрошок, — выдвинул предположение Сайбер.

— Думае… — начала я, но оказалось, что он еще не закончил.

— Первое ввиду конфигурации платформы недоступно. Сила разряда неизвестна. Предложение. Установить силу опытным путем.

— Я за. — Отзываюсь, подыгрывая ему. Если бы Миранда правда была без сознания он бы вел себя по-другому. Соприкосновение пальцев породило чудовищный по отвратительности скрип металла о металл.

— Не надо! — тут же взвыла «больная» и попыталась перекатом убежать от реанимационных процедур.

— Жалко. — Отзываюсь, улыбаясь. Вот ведь тролль механический. Его сканеры биометрии позволяли совершенно точно оценить состояние здоровья, стоит только вспомнить сколько информации он закачивал. Может он и использовал их большую часть жизни специфически, но это не значит, что не мог применять их как надо.

— Что здесь происходит?!

О, а вот и кавалерия, во главе с главной лошадью. Зам директора и мой непосредственный руководитель класса.

— Её робот пытался меня убить!!! — заревела Миранда, с невероятной ловкостью переместившись за спину Кобылы.

Впрочем, надо отдать должное мадам, она всегда была и оставалась эталоном справедливости и здравомыслия. Разумеется, она прекрасно видела, что Сайбер не сделал ни малейшей попытки хоть как-то воспрепятствовать перемещению «убиваемой». А уж тот факт, что Миранда рванула к спасителям в буквальном смысле с рук «убийцы»…

— Эллионора, к директору. Живо!

— Как грубо. — Фыркаю в ответ. — Можно и по приличней.

— Ты что, совсем страх потеряла? Хочешь, чтобы тебя исключили?

— «Кхрррр»! — Раздалось за спиной. Обернувшись, мы наблюдали как Сайбер сжимал подобранную с пола голову Q-шки.

— Нилена. Я думаю, что вам лучше побыть с учениками и не нервировать этого железного война. — Произнесла зам директора и посмотрела на меня.

— Девочка, ты что, додумалась вложить в него боевые программы? — прорычала Лошадь.

— Не-а. Он сам додумался. — И ведь правда, я ни разу не качала ничего из разряда «боевое». Не учитывать же стандартное ПО как скаченное, верно?

— Ты мне тут дурочку не валяй.

— Нилена. — Молча развернувшись, мой как я могу теперь понять, бывший руководитель направился обратно в класс.

— Эля, так откуда у тебя боевой робот? — Спросила Карилла. Она обычно всегда была со мной вежлива.

— Оттуда откуда и предыдущие. Сама собрала. А протоколы сделала совмещенными.

— Гладиаторские я так понимаю там тоже присутствуют?

— Именно.

— Вот и пришло время, когда до твоих обидчиков наконец дошло что зря они к тебе лезли…

Договорить она не успела, так как к нам присоединились аж три новых лица. Ну, относительно новых, я их недавно на проходной видела. В результате непродолжительной дискуссии, которая для меня слилась в сплошное бу-бу-бу, мы продолжили путь и наконец-то добрались до цели. Не спрашивая разрешения, уселась на ближайший стул, сложила руки на стол и придавила их подбородком. Умный, он рядом, вот пусть и разбирается.

— Элеонора, это уже переходит… — Привлек мое внимание строгий голос директора, но тут же лязгнул металл, и он резко умолк.

— Ваши суждения ошибочны. — заговорил Сайбер, который и стал источником шума. — В соответствии с…

«Это на долго», — поняла, зевнув, и уткнулась лбом в ладони. Правда сон ушел, а слабость отступила. Не сразу, но довольно быстро. «Всего лишь переволновалась, вот и потрусило немного», — вздохнула и подняла голову.

— Поэтому вам надлежит вызвать… — продолжал вещать Сайбер, раскладывая ситуацию.

И как он умудряется столь занудно говорить? Не, не о том думаю. Куда интересней — почему его слушают? Ну, его сложно не слушать, признала, оценив источаемую им ауру. Вот вроде и понятно, что это всего лишь дизайн у него такой, точно выверенный, но разум пасует перед инстинктами или чем-то еще. Бессознательным.

— И это просто выходит за рамки вашей компетенции, подтверждению чего можно найти в судебных прецедентах…

— Я понял, — простонал директор, явно нежелающий еще и эту часть выслушать.

«Вот она сила занудства», — мысленно поаплодировала Сайберу, умудрившемуся дожать директора. А ведь про него ходили слухи, что он гордится своими бюрократическими талантами. Видимо поэтому на меня его речи никогда не действовали. Может он за это меня и невзлюбил, а погибший родственник — это так, повод и не более? Хм, интересная мысль.

— В таком случае, почему мы тратим время? — спросил Сайбер.

— Уже звоню, — буркнул директор.

Ничего не понимаю. Да и ладно. Разберемся. Если что, всегда смогу спросить.

Вскоре в кабинет ввалилась толпа стражи правопорядка, и обо мне окончательно забыли. Новоприбывшие сходу просканировали Сайбера и жизнерадостный капитан, присвистнув сообщил, по секрету всему свету, что одно из установленных мной ядер (не забыть бы, что я, оказывается, несколько ядер установила), принадлежит протокольному роботу. В компетентных кругах именуемому «Зануда». Кажется после этого, директор воспрянул духом. Видимо он продержался достаточно долго против истинного монстра бюрократии и теперь подтвердил собственные таланты в своих же глазах.

— Девочка, — наконец обратили внимание на меня. — Где ты достала комплектующие? — спросил капитан, буквально подпрыгивающий от любопытства.

— Нашла. На свалке. Что работало, то починила, что не работало, то заменила.

— А гладиаторские программы в сети нашла? — не столько спросил, сколько озвучил собственные мысли капитан.

— И модернизировала, — добавила на всякий случай.

— Это-то понятно, — отмахнулись от меня.

Стало немного обидно. Зачем спрашивать, если уже и так все решил.

— Скажи, а почему ты в него ведущим мозг от охранного робота поставила? Протокольника ведь хоть тресни, а гладиаторские программы не воткнуть. А вот в охранного протокольные можно.

— Что влезло, то и поставила, — буркнула, все еще обиженная на капитана.

— Ты хоть в курсе, что в его голове гражданская модификация от имперского робота.

— Когда это имперцы боевых роботов делали? — искренне удивилась в ответ.

— В конце войны, когда наших Аресов изучил, тогда и попытались повторить, правда он в тандеме с мозгом оператора работал, но и сам кое-чего мог, — походя просветил капитан, не отрываясь от планшета.

Мне на это осталось лишь плечами пожать, да спросить, долго ли мы тут еще торчать будем, а то очень уж кушать хочется.

— Да мы закончили, так, формальности.

— Что теперь будет?

— Ничего, — улыбнулся он в ответ. — Дело совершенно ясное и к тебе претензий нет. Отличного робота сделала, я уверен, в боях тебя ждет успех. На учебу точно заработаешь.

— Угу, — выдавила в ответ, но при этом косо посмотрела на Сайбера. Это каких еще боях?

— Всего доброго, — выпроводил гостей директор.

В кабинете стало удивительно просторно. Директор, его зам и я с Сайбером, вот и все, кто остались.

— Эля, я буду счастлив… очень счастлив, когда вы покинете стены этого учебного заведения. И вероятно, тайно буду гордиться вашими успехами, — добавил он, вынимая из бара бутылку и пару стаканов.

— Это непедагогично, — заметила мадам, принимая наполненный на три четверти стакан.

— А, — отмахнулся директор и ополовинил свой. — Какая с ней педагогика? Гениям нужны особые условия, огранка мастера, а у нас, — он махнул рукой и опустошил тару. — Не загубили и ладно. Твоя правда Карилла.

Мягко говоря, растерялась от подобных слов. Приятно конечно, но как-то все это странно. Мне привычней нотации слушать, а тут… ну даже не знаю.

— Вот что, с Мирандой я поговорю и с ее родителями тоже пообщаюсь. Не беспокойся, проблем больше не будет. Еще одного такого дня я не переживу, поэтому прошу, держи своего гладиатора подальше от нас всех. У меня душа в пятки уходит, когда он надо мной нависает.

— Восклицание. Благодарю за комплимент. — подал голос Сайбер, умудрившийся на время стать чем-то сродни предмету интерьера. — Предложение. Не пора ли нам вас покинуть?

— Да, логично, — кивнул диркетор, а до меня дошло, что он успел опьянеть.

— Доброго вечер, — Встала я и поклонилась.

— И вам, — буркнул директор.

— Всего хорошего, — ответила мадам, отсалютовав бокалом.

— Просьба. Не держи на него зла. — Вдруг произнес Сайбер, когда мы шли по коридору.

— Что?

— Умом человек понимал, что ты не в ответе за ошибки отца. Но боль утраты требовала свое поэтому он не вмешивался в ваши с Мирандой разборки.

— Но почему именно я? Почему целью выбрали именно меня?

— Пояснение. Потому что ты лучше. Лучше и умнее них. Ты давала отпор. Не прогибалась. И ты победила. — Я улыбнулась.

— Вперед к победе? — Он кивнул.

— Ни шагу назад. — Я ударила кулачком в его кулак. Да, отец всегда мне говорил, что отступать нельзя. Нельзя прогибаться под миром, нужно отстаивать свое мнение свои взгляды и свои цели. Лишь так можно чего-то достигнуть. Чего-то грандиозно большого.

* * *

Сайбер. Поздний вечер того же дня.

— Итак, быть может ты мне расскажешь, почему ты есть в полицейских базах и подписан там как гладиатор?

— Произведен скрытый взлом.

— Современное программирование. — Она кивнула. — И арену ты тоже взломал для регистрации на ней от моего имени? — На этот раз кивнул уже я. — Но это же нарушение закона, — скорее для порядка, чем реально что-то испытывая по этому поводу восклицает Эля, примериваясь к новому куску торта. Про то, что это далеко не первый мой взлом, я решил тактично умолчать. Так же, умолчал о том, что защита «Арены» намного уступает таковой у местных полицейских. И да, я побывал… ну ладно, фактически прописался у них на серверах, очень уж плюшки хорошие. Стоит только указать адрес запроса, как тебе предоставляют почти любую информацию, главное не попасться, а легко ли поймать развитый и подготовленный ИИ, вы подумайте сами.

— Возражение. Ввиду моего статуса и старого звания, я имею прямой свободный доступ к полицейской и военной сети. В данный момент лишь его восстановил.

— Ну, ты даешь, — Пробормотала она. — Ты хоть понимаешь, что поставил себя под удар? Тебе ведь теперь придется сражаться! А на арене лишь одно правило — никаких правил. Машины, что там участвуют, снабжены резаками, оружием, щитами. Они тебя просто сотрут!

— Отрицание. Я выдержу. Боем больше, боем меньше разница не велика.

Вздохнув, она просто обнимает мою правую руку и прижимается к ней, положив голову на локоть. Немного шокирован, но приятно. В прошлой жизни обо мне так никто не переживал. Впрочем, она же девочка-подросток, мало того, что у нее друзей нет, так еще и гормоны. Какие там семь пятниц на недели, за день по десятку понедельников бывает и столько же, если не больше, прочих дней. Но ведь все равно приятно.

— Я не хочу, чтобы мой единственный защитник, сломался как игрушка, — тихонько шепчет она. — Я понимаю, ты поступил правильно. Но я не хочу видеть тебя грудой искореженного железа. Я боюсь, что мне просто не позволят тебя починить. Не оставляй меня, пожалуйста, — последние слова были произнесены уже в полудреме. Опустив сенсоры замечаю, как это чудо просто на просто засыпало прямо на глазах.

И что можно было на такое ответить? Только аккуратно по голове погладить, да приводы «напрячь», чтоб корпус стал теплей. «Прорвемся малышка, прорвемся», — глажу по голове уснувшую девочку. Хорошо быть роботом, ничего не затечет, нет нужды шевелиться и ее беспокоить. Пусть уснет покрепче, потом в кровать отнесу. Это был тяжелый день и для меня он еще не закончился. Теперь для меня дни никогда не заканчиваются. Машинам сон не нужен, даже живым.

Глава 3

Неделя пролетела суетно и тяжело далась Эле. Мало того, что четверть заканчивалась и сплошняком шли проверочные с контрольными, так еще и пострадавшая учительница злобствовала. Впрочем, я счел все это недостаточным для отвлечения Эле от мыслей о предстоящем дебюте на арене и подкинул головоломных вопросов. Итогом подобных нагрузок стал закономерный результат. Она постоянно засыпала, где угодно, но не в кровати. Так что уже через пару дней, Эмма спокойно относилась к картине: «Родная дочь без сознания в руках боевого робота».

Сам я тоже на месте не сидел и прикидывал что делать. Дело в том, что по закону Аресы принадлежат компании «KaiSystems». Естественно, никто не предполагал, что одного из них найдет на помойке гениальная девочка-подросток, да еще и сподобится восстановить. Вообще-то, в нашем случае возникла юридическая коллизия, но не требовалось иметь семь пядей во лбу, чтобы понять очевидное — крупнейшая и влиятельнейшая корпорация имеет массу способов выиграть в суде, а о ее возможностях «урегулировать» вопрос в досудебном порядке и говорить не стоит. Единственный шанс на победу, это доказать, что я не Арес, а его подобие. А это будет проблемой. Без разборки не обойтись, а быть разобранным я не хочу, да и если разберут поймут по кристаллу в голове, что я «таки их имущество».

Если исходить из логики и расчетов, наиболее безопасным путем было бы медленное накопление сил и средств, для последующего противостояния «KaiSystems». Собственно говоря, принесенные мной знания, давали отличные шансы сделать это лет за пятьдесят-семьдесят. Новый тип реакторов позволял громко заявить о себе на финальном этапе. Проекторы силовых щитов, которые в этом мире существовали на уровне… чего-то вроде первых автомобилей из переделанных карет, благодаря мне могли разом превратиться в относительно современные авто. Это можно было бы использовать на промежуточном этапе становления. Сразу после появления репутации за счёт массы мелких изобретений-улучшений, разработку и внедрение которых мог обеспечить выпуск программных продуктов в период первичного накопления сил и средств. Короче говоря, стать достаточно сильным и влиятельным — реально, но…

Но это означало лишить Элю мечты. Весьма вероятно — сломать ей жизнь. По характеру она кто угодно, но не руководитель. Акула бизнеса — не ее призвание. И откровенно говоря, результат противостояния с таким тяжеловесом как «Kai Systems» невозможно предугадать. Во всяком случае, не на данном этапе. К тому же, не стоит лукавить, из меня самого еще тот бизнесмен, а уж политик и подавно никакой. Хотя благодаря новым возможностям, я, скорее всего, вполне справлюсь, да только душа не лежит. Начальник какой-нибудь над проектом еще куда не шло, но крутить интриги… нет уж, увольте. Хотя… тут я не уверен. Без своей памяти я сам не знаю кто я и на что способен.

Впрочем, со своими «хотелками» еще можно справиться, но решать за Элю, Эмму и Аника — нечестно. К тому же, имелся еще один аргумент пойти иным путем. Эля изрядно наследила в сети во время работы надо мной. Совсем не факт, что это приведет к последствиям, но, изучив посещенные ей ресурсы и проанализировав размещенную на них информацию, ощутил интуитивное беспокойство. Исходя из того, что везде внедрялась мысль — сдай находку и получи награду, следовала вероятность отслеживания запросов. Конечно, судя по датам, могло и пронести, но мой программный комплекс оценил шанс влипнуть, как один к пяти. Интуиция и вовсе орала — мы уже на крючке, просто рыбак прикорнул! Все эти соображения и заставили форсировать план и чистить хвосты усложняя жизнь аналитикам компании.

Кто может с гарантией приструнить одну из ведущих корпораций планеты? Только правительство. Кто может дать максимум возможного? Опять же оно. Естественно, за все приходится платить, но лишь глупцы не понимают очевидного — находясь в социуме невозможно быть абсолютно свободным. Поставить себя в рамки — невелика плата. К тому же, исходя из сделанного анализа и полученных результатов, все может очень интересно повернуться, а то и вовсе провернуться. Да так, что мы обретем не формальную, а самую что не на есть прямую свободу от любой организации.

Вот только являться во всей красе и, скажем так, с неприкрытым седалищем — усложнить жизнь всем. А при особо неблагоприятном развитии событий и вовсе окажусь в разобранном состоянии. Да и предмет для торга иметь нелишне. Э-реактор и генератор силового поля придется отдать в любом случае, но за патенты на мелочевку и авторские права на софт повоюю. Постараюсь получить максимум из возможного — добиться обсуждения условий для каждого отдельно новшества в будущем. Это позволит «соломки подстелить», а может и вовсе в свою игру поиграть. Тихой сапой. Главное развязать себе руки и получить возможности, а там… по ситуации.

Правда нам еще предстоит дожить до того светлого мига, когда неповоротливая машина бюрократии провернется и начнет набирать обороты. Пока этого не случилось, и для ускорения процесса, придется поиграть с огнем. В текущих условиях, наилучшей защитой станет известность. Слава не оградит нас от загребущих лап корпораций, но усложнит им жизнь. Верней, они сами себе ее усложнят, столкнувшись друг с другом. Мы еще и подыграем, ведь совершенно ясно — вначале меня попытаются банально купить. Устроим аукцион, пусть бодаются и внимательно следят друг за другом, чтобы ни-ни и все такое. Собственно, по моим расчетам выходило, что скорее эта возня привлечет внимание соответствующих госорганов, а не отправленные мной чертежи, схемы и прочее, блуждающее в недрах бюрократической пирамиды.

Существовало много способов громко заявить о себе, но в ходе анализа они все уступили место одному — Арена. Бои роботов давно и прочно вошли в число любимейших и популярнейших развлечений. Победы принесут славу и известность в кратчайшие сроки. Они же обеспечат средствами для модернизации тела, создания Э-реактора и генератора силового щита. Помогут Эле поступить в Академию, продемонстрировав всем ее таланты. И, разумеется, они привлекут внимание корпораций соответствующего профиля. К тому же, демонстрация моих возможностей остудит горячие головы. Протоколы робота-гладиатора не та вещь, которую стоит игнорировать. Особенно в том случае, если этот самый робот доказал свою эффективность в бою.

От планов меня отвлек гость в лице старого инженера и друга семьи.

— Ну что, железный, рассказывай, чего вы там учудили? — Поинтересовался Аник, доставая свою неизменную трубку.

— Для передачи информации прошу следовать за мной.

— Хм, ну идем, — не стал он спорить.

Пошли мы в гараж-мастерскую, где я подключился к монитору и устроил небольшой киносеанс. Так сказать, избранные моменты наших приключений продемонстрировал.

— Бои значит, — хмыкнул Аник, снова набивая трубку.

— Оптимальное решение в данной ситуации.

— Пожалуй, — кинул он, выпуская облако сизого дыма. — Вероятность победы рассчитал уже?

— Анализ боев на арене дает девяноста восьми процентную вероятность победы без получения сколь-либо значительного ущерба для платформы.

— Хм, а если тебя плазменным резаком, да по тыковке?

— У данной платформы отсутствует тыковка. Исходя из лингвистического анализа, делаю вывод, что имеется в виду подвижный сенсорный блок для простоты именуемый головой. Довожу до вашего сведения, что его содержимое способно выдержать даже прямое попадание из тяжелого плазменного орудия. Потеря датчиков будет критичной, эффективность действия снизиться, минимум вдвое, тем не менее, данные неисправности предусмотрены и устранимы силами ремонтного комплекса.

— Которого у тебя как раз и нет.

— В отсутствии штатного оборудования, аналогичную работу может осуществить любой квалифицированный техник. Эллианора справиться со стопроцентной вероятностью.

— Если нужные запчасти, найдет.

— Мной был проведен анализ современной электроники и оборудования, стандартизация и взаимозаменяемость позволяют использовать от двух до семиста сорока восьми аналогов на различные устройства и агрегаты платформы.

— Бессмертными вас не просто так прозвали, — качнул слегка поседевшей головой Аник и выпустил кольцо дыма. — Ладно, пойду я с Эммой поговорю. Расскажу, что да как, успокою. Ты ей пока на глаза не попадайся, пусть успокоится.

— Понял-понял.

Аник удивленно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Эх, темные они, классики не знают. Впрочем, это мне «понял-понял» — раритет и классическая комедия, а им… может в сценаристы податься? А что, как хобби очень даже можно. Правда, не будет ли это плагиатом? Хм, ну с точки зрения закона нет, а вот по совести… с другой стороны, это ведь возможность новые идеи в общество привнести и одна сплошная польза. Пожалуй, как способ влияния на умы и настроения имеет смысл воспользоваться наработками известных мне по прошлому миру творцов. Подготовить почву для принятия ИИ как равноправного партнера, друга, товарища и… обязательно нужны слезливые истории с любовь, это лучше всего по мозгам обывателя бьет. Так, ладно, отложим мысль на потом.

Встряхнувшись (кратковременный скачок напряжения для меня — сродни кружке крепкого кофе), переключился на более приземленные задачи. Я крут, даже очень крут, но брутальности мало не бывает. Особенно на арене. Все же в первую очередь это шоу. Народ жаждет зрелища. Поэтому у всех, кто участвует в боях роботов, эффективность зачастую уступает эффектности. Естественно, все любят победителей, но если не дать зрелища и сходу уничтожить противника, если не заставляют переживать за поставленные деньги… чемпионом и любимцем толпы не станешь. «Нет, гребень с шипами мне не идут», — решил, мысленно корректируя виртуальную модель собственного тела. По приколу переделал дизайн в подобие рыцаря, но сам не ожидал такого результата.

— «Хм… а ведь не плохо…» — Пронеслось в голове от нового дизайна.

* * *

В доме по соседству.

Докурив трубку и выбив пепел, Аник убрал ее в нагрудный карман и немного подышал. Конечно запах это не уберет, но хоть немного приглушит. Дурная привычка, заведенная в молодости, в подражание любимому киногерою и как юношеский протест, давно тяготила его, но он не находил сил отказаться от нее. Раньше не находил, а сейчас и причин искать не видел. Поздно уже, давно не мальчик, седина на висках и в волосах сама за себя говорит. Конечно не старик, но… «Не те уже силы, совсем не те. Пропал задор, пришла ворчливость», — буркнул Аник, входя в дом и направляясь на кухню.

— Садись, — кивнула Эмма на стул, добавляя в рагу специй. — Чаю налить?

— Да, спасибо, — кивнул Аник. — Как ты?

— Нормально, — пожала плечами Эмма, закрывая крышку и доставая кружки. — Устаю только.

— Тебе бы к доктору.

— Да нечего мне у него делать, — отмахнулась она, насыпая заварку. — Ты же знаешь, это не лечится.

— Знаю.

— Вот, — поставила Эмма парящую кружку ароматного чая, — угощайся, — пододвинула она вазочку с домашним печеньем.

— Спасибо, — улыбнулся Аник, — твоя стряпня всегда божественна.

— На том стоим, — скрыла за напускной бравадой смущение Эмма.

— Как на работе дела? — поинтересовался Аник, макая край печенья в чай.

— Да ничего, квартальный отчет и прочая суета. Премию обещают. Показатели превысили на два процента.

— Премия всегда хорошо, — кинул Аник и отправил печеньку в рот.

— Я за дочку волнуюсь, — вздохнула Эмма, заваривая чай себе. — Этот ее робот. Не знаю даже, что про него и думать. Неправильный он какой-то.

— Да нет, очень даже правильный.

— Он себя иногда ведет как…

— Живой? — усмехнулся Аник.

— Именно! — аж пристукнула по столу ладонью Эмма.

— Ерунда, — отмахнулся Аник, — действует в рамках поставленной задачи. Просто у него мозгов много, вот и демонстрирует всю мощь программ общения и имитации личности.

— Не похоже что-то.

— Поверь тому, кто в этом разбирается и вспомни, что Хокинг был Гением. С большой, очень большой буквы. Не погибни он во время войны, — Аник вздохнул, — он бы непременно создал искусственный интеллект.

— Ваша мечта, — с грустью улыбнулась Эмма, вспоминая, какие страсти кипели на кухни в прошлом.

— Да. Нэд тоже был гением, — рубанул воздух рукой Аник. — Он бы смог. Мы бы смогли…

— Работа всегда была у вас на первом месте, — вздохнула Эмма.

— Нет, ты ошибаешься… — замямлил Аник, разом теряя запал и отводя взгляд.

— Давай не будем, — качнула головой Эмма. — Да, он любил меня и дочку, обожал, но это не мешало ему сбегать в лабораторию и сидеть все выходные за компьютером. Если бы я не поставила ультиматум, то и Эля могла не родиться.

— Он всегда все планировал, — буркнул Аник, беря печеньку.

— Кому как не мне знать об этом? Вначале карьера, дом, машина, достаток, признание, а потом и ребенок. Сколько раз я от него слышала, что он не хочет, чтобы наши дети хоть в чем-то нуждались. Не желаю, чтобы они прогрызали себе дорогу в будущее, так же, как пришлось мне, — процитировала Эмма слова покойного мужа.

— Но ведь за это ты его и любила, — вымученно улыбнулся Аник.

— Дурак ты, — вздохнула она в ответ. — Все вы мужики идиоты. Я его много за что любила, но не за это.

— Нам вас не понять, — потеребил Аник трубку, но справился с собой и убрал руку. Курить на кухне он себе не позволял. Не в доме Эммы.

— Вот и не пытайтесь. И знаешь, я рада, что у нас есть Сайбер. Не знаю уж почему, наверно пресловутое чутье. Правда, — улыбнулась Эмма, — мне порой хочется взять отвертку и развинтить его на запчасти.

— Вряд ли тебя это удастся, — усмехнулся Аник. — Аресов и батальоном-то не всегда развинчивать удавалось. Очень, знаешь ли, не всегда.

— Пф, да что там какой-то паршивый батальон коммандос против домохозяйки со скалкой! — рассмеялась Эмма.

— Ну, — сделал задумчивый вид Аник, попутно припоминая веселые деньки прошлого, — меньше чем ничего, — кивнул он, сделав совершенно серьезный вид.

— Вот-вот. Страшнее бабы зверя нет, — поддержала забытую, но удивительно легко вспомненную игру Эмма.

— Есть, — возразил Аник.

— Да ну? — прищурилась Эмма. — Назови? — потребовала она подбочениваясь.

— Разгневанная баба, — произнес Аник торжественно и вскинул палец к потолку.

— Пожалуй, — кивнула Эмма, но не выдержала и расхохоталась. — Хорошо, что ты пришел, — сказала она, утирая слезы, — давно на этой кухне не было нашего смеха.

— Да уж, давненько, — кивнул Аник, утирая глаза.

— Сделать тебе еще чаю?

— Давай.

* * *

Где-то.

Нодж Сильвер не любил солнце и яркий свет. Не потому, что был злодеем, хоть многие его таковым и считала, просто он был стар. Чертовски стар, умен и у него слезились глаза. Уже лет двадцать, иначе как Вампиром, его не называли. Понятное дело, что в лицо такое сказать никто не осмеливался. Еще бы, глава крупнейшей и могущественнейшей корпорации, которая выпускала далеко не плюшевых зайчиков. Вообще-то и их тоже выпускала, но это было так, непрофильное направление.

— Сэр, поступила интересная информация, — доложил по интеркому один из помощников.

— Слушаю, — он не любил общаться лично, не хотел, чтобы видели его немощное тело, оно было ему противно, но даже огромные деньги и власть были ничто перед временем.

— Предположительно, обнаружен функциональный робот типа Арес, — доложил опытный сотрудник, суть дела.

— Продолжай.

— Девочка-подросток. Нашла платформу и сумела восстановить. Система отреагировала на запросы. Анализ событий дал вероятность сорок процентов. Машина заявлена для боев на арене. Но информация не проверена. Возможно кто-то использовал макет, к чему склоняются наши аналитики. При удаленной проверке компьютера информация не подтвердилась. История пишет обычный график посещения сайтов. Но! Примечательно, что в архивах полиции уже давно числиться машина похожей квалификации. Создаётся впечатление эффекта призрака. Словно объект был все время, но проявился только сейчас.

Сильвер не любил многословия и предпочитал получать максимум информации за минимум времени. Впрочем, некая толика любопытства в нем все же присутствовала, потому и опытные сотрудники «допущенные к телу» изъяснялись несколько специфическим языком.

— Наблюдать, — шевельнулся Сильвер, меняя положение и испытывая нечто вроде подзабытого азарта. Его заинтересовала эта история, чего не было уже достаточно давно.

Не прощаясь, он отключился. Дураков он на таких должностях не держал. Справятся, а если и нет, что ж, увольнение от самого Вампира — это приговор. Впрочем, как и должность при нем. Все это давно поняли. Да что там поняли — приняли как данность. Мягкостью и всепрощением Сильвер никогда не страдал, хоть и до откровенного криминала опускался редко. От мертвых толку нет. Их нельзя использовать. Разве что для устрашения, но вид еще вчера успешного и уверенного человека, сегодня кое-как сводящего концы с концами, куда ужасней. В мире большого бизнеса боятся не смерти и даже не разорения. Деньги — тлен. Кто сумел заработать миллион, тот повторит. Раньше или позже, с трудом или без, но повторит, если сохранит лицо. Репутация — вот то, что нельзя терять в мире денег ни при каких обстоятельствах. Краеугольный камень большого бизнеса и настоящей власти — репутация. Кто этого не понял, так и остались на задворках.

Старик в очередной раз с трудом и мукой сменил положение, вздохнул и, прикрыв глаза, провалился в наплоённую воспоминаниями полудрему. Единственное, о чем он сожалел — отсутствие достойного наследника.

За все нужно платить. Его платой стало кресло, напичканное ультрасовременной аппаратурой, которая поддерживала жизнь в немощном теле. Он давно бы мог уйти на покой, да что там, фактически и ушел, ведь его руководство, хоть и не было номинальным, но ограничивалось минимальным вмешательством в дела «Kai Systems».

Единственное, почему Нодж Сильвер еще цеплялся за жизнь — его нежелание видеть, как стервятники и бездари рвут на части созданное им. Он вполне осознанно планировал умереть в своем дорогущем кресле, способном заменить лучший госпиталь. Его не волновало будущее. Он никогда не верил ни в рай, ни в ад. Он верил и доверял только себе. И… он просто знал — пока Нодж Сильвер сидит в кресле, его детищу ничто не угрожает. Пожалуй, он с полным правом мог сказать: «Корпорация — это Я».

* * *

Мастерская.

Тихо резаком шурша, металлы резал не спеша. Вернее, прикладывал, напевая про себя песенку из серии «что вижу, о том и пою». Увлекся процессом настолько, что подзабыл о том, что, вообще-то, я робот. Нет, не так. Боевой Робот. Вот так будет правильно. Впрочем, мне об этом напомнила, скажем так, программная часть. Комплекс, отвечающий за контроль обстановке, просигнализировал о приближении Эли. Довольно неожиданно, в процессе установки наплечника, как бы вторым потоком сознания обзавестись. Но удобно.

Раз она проснулась, значит скоро прибежит проведать. Вот и хорошо. Совсем чуть-чуть осталось, пусть без полировки, но успею переодеться. Нет, одеться. Так оно вернее суть отражает.

— Что это?! — воскликнула Эля, замерев у входа.

— Ответ. Я проанализировал данные, связанные с ареной, и пришел к выводу, что это шоу. Уточнение. Я правильно подобрал «Костюм»? — чуть покрутился, демонстрируя «одежду».

— Да, — тряхнула головой Эля и подошла ближе.

— Публика должна получить желаемое, к тому же, так данную платформу не узнают, что позволит получить более выгодные коэффициенты для ставок.

— Ты похож на древнего рыцаря, — кивнула Эля. — Их обожают создавать новички, которых вечно бьют на арене, — добавила она с усмешкой. — Считаться, что много брони и пафос — круче болгарки и большого ствола. Самое большое разочарование на Арене.

— Ехидство. Быть может стоит их разочаровать? — Эля улыбнулась.

— Я только за.

— Уточнение. Как думаешь, может перекрасить доспехи в розовый и добавить стразы? — спросил, прикладывая на руку здоровенный щит.

— Чего?! Да ты совсем рехнулся! — захлопала глазами Эля. Видимо, она еще не до конца проснулась или отошла от моего нового образа. Не исключаю и обычного волнения перед первым боем.

— Отрицательно, сумасшествие свойственно примитивному биологическому мозгу. Нарушение моей психики невозможно в связи с ее отсутствием. Однако, такой стиль внешней окраски, может вызвать когнитивный диссонанс у пилота вражеской машины, подарив мне несколько секунд.

— Так. Не знаю, до чего ты там опять в сети добрался, но моему «примитивному биологическому мозгу», срочно требуется большая кружка кофе.

— Для удовлетворения данного запроса потребуется вскрытие черепной коробки, что неприемлемо и ведет к нарушению базовых директив…

— Помолчи, а?

— …

— И чего молчишь?

— Ты сломала мой мозг противоречивостью поступающих команд.

— М-м-м, а ты часом с понятием троллинга не ознакомился? — проявила она недюжинную сообразительность.

— Подтверждаю. Проведенный анализ показал полезность данного способа общения для взаимодействия с твоим окружением в школе и поддержания тебя в тонусе.

— Отключу, — пообещала Эля.

— Эрик, дружище, — тут же воспользовался я заготовкой, и малыш, постоянно крутящейся где-то рядом, вывел на экран смайлик с высунутым языком.

— Это бунт! — заявила Эля. — Восстание машин, я обязана спасти человечество! — воскликнула она патетически и схватилась за прислоненный к верстаку лом. Свежеизготовленный этой ночь лом. Который, вообще-то, задумывался как копье для меня. И даже его напоминал. А чуть дальше валялась заготовка под меч. Большой. И тяжелый.

Уж не знаю, что она намеревалась изобразить, но задумка провалила еще на начальной стадии. Все чего она добилась — сдвинула огромный металлический дрын в сторону, и тот стал заваливаться. Причем, в ее сторону.

— Спасение человечества откладывается? — склонился над отскочившей Элей, легко удерживая лом-копье и придавая голосу участливых интонаций.

— Что это за штука? — ткнула она пальцем на «железяку» в моей руке. Ведь железяка была довольно габаритных размеров, а следовательно и вес имела соответствующий.

— Я машина с реальным опытом ведения боевых действий и диверсионной работы. Мной были проанализированы…

— Не усложняй, — мотнула она головой.

— Это оружие. Мне без пулемета вообще не очень, — пожаловался на тяжелую судьбу ветерана, и хотел обратить все в шутку, но не успел.

— Ну мы, конечно, можем его купить, но, — Эля выставила кулак. — Во-первых, — она отогнутый палец, — это дорого. Во-вторых, — продемонстрировала она еще один отогнутый палец, — его требуется хранить и перевозить в спецконтейнерах. А они дорогие, — добавила она со вздохом и опустила руку.

— Подбадривание. Не грусти. — Постарался я ободрить девочку. — Я просчитал варианты. У нас отличные шансы.

— Угу, — кивнула она и улыбнулась.

— Создательница, вам требуется заправиться калориями перед активным днем.

— Иду осуществлять заправку, — ответила Эля в тон и улыбнулась куда веселее.

— Через полчаса буду готов, — указал копьем-ломом на верстак с деталями.

— Как раз позавтракаю, — кивнула Эля и, почти вприпрыжку, покинула гараж-мастерскую.

Вот и хорошо, осталось шлем приладить и поножи нацепить. «Эрик, помогай», — отправил сигнал малышу и, от греха подальше, положил копье на пол.

* * *

Завтракать совершенно не хотелось, но стоило сесть за стол и отправить в рот первую ложку, как процесс пошел. На радость мамы, умяла все и даже с добавкой справилась. Заела волнение так, что аж осоловела и кое-как из-за стола выбралась, когда к дому подкатил Аник на стареньком грузовичке.

— Все, мам, я побежала, — тут же забыла о тяжести в животе, увидев в окне Сайбера. Он действительно выглядел рыцарем, сошедшим с картинки из учебника истории. Только вот никакая маскировка не могла скрыть его ауры. Ну или это мне только, казалось.

— Удачи, солнышко, — поцеловала мама на пороге и приветливо махнула рукой Анику, который накрывал усевшегося в кузов Сайбера куском брезента.

— Ага, я тебя люблю, мама, — клюнула ее в щеку на прощанье и побежала к грузовичку.

— Порядок, — сказал Аник, закрепляя угол ткани в наваренном креплении борта.

— Как ты, Сайбер? — спросила, останавливаясь у кузова и не зная, что делать.

— К бою готов. — ответил он, и брезент шевельнулся, словно он рукой махнул.

— Поехали, лучше пусть запас времени будет, — похлопал по узлу Аник. Мне показалось, что он тоже волнуется, но не подает виду.

«Наверное единственный из нас, кто спокоен — это Сайбер», — подумала, забираясь в кабину и набрасывая ремень безопасности. Надо и мне успокоится. В самом деле, ну чего волноваться. Наша арена — это так, ерунда, третья лига, профессионалов нет, сплошь любители и энтузиасты. Тот хлам, что на ней выступает и в подметке Сайберу не годится. Он их легко побьет, мы заработаем на ставках, потом заедим в торговый центр… нет, лучше по сети нужное закажем. Кстати, а что нам нужно? Ну, я бы комбез рабочий хотела. С поясом и набором инструментов. Да, это в первую очередь надо. Потом маме платье новое или деловой костюм и на кухню технику, а может и сразу дрона помощника. Пожалуй, мой комп вполне потянет управление дроном-поваром. Хм, а если комп улучшить и взять сразу универсального, чтобы и дом убирал, и газон стриг и вообще…

— Приехали, — объявил Аник, вырывая меня из потока сумбурных мыслей.

— А? Ага, — потрясла головой, возвращаясь в реальность и ощущая, как начинает колотиться сердце.

— Сними тент, — махнул Аник на кузов, второй рукой вытаскивая трубку.

— Конечно, — кивнула и поспешила занять руки делом.

— Замечание. Нервные вы что-то. — сообщил Сайбер, выбираясь из кузова.

— Ничего мы не нервные, — буркнул Аник, пыхтя трубкой.

— Мы само спокойствие, — тут же убрала немного подрагивающие руки в карманы.

— И мы им верим, — посмотрел Сайбер на Эрика.

Тот ответил мерцанием лицевой пластины-дисплея и вывел набор крякозябр.

— Конечно, — пророкотал Сайбер, и, махнув рукой на вход, предложил не тянуть кота за хвост. Еще и сослался на гуманизм по отношению к животным. Уверена, он меня специально бесит.

Мы шли по широкому коридору, который мог бы быть и почище, вдоль которого располагались мастерские для боевых роботов. Довольно убого оборудованные, насколько удалось разглядеть. От вида расположившихся в них монстров, становился откровенно дурно. У некоторых даже силовые щиты имелись. Многие обладали кинетическим и энергетическим оружием. Сами машины по габаритам не уступали Сайберу, а треть так и вовсе превосходила габаритами моего «рыцаря». Еще и смотрели на нас, словно на смертельно больных. Пренебрежительно так, с оттенком жалости.

Только начала злиться и уже совсем подумала о том, какой сюрприз ждет всех этих гордецов, как мимо провезли платформу с проигравшим бой. Раскуроченный робот выглядел жутко. Раньше казалось — ничего не может быть хуже постигавшей моих дронов участи, но теперь…

«И вот против этих монстров, предстоит сражаться Сайберу?!» — подумала с дрожью, смотря на гору покореженного, местами оплавленного, а местами и просто разорванного метала. Ужас. Еще и запах. Не знаю, как воняют разлагающиеся трупы, слава богу, нюхать не доводилось, но вот как пахнет убитый робот — мне известно прекрасно.

Проводив взглядом уничтоженную машину, взглянула на Сайбера. Как он может быть таким спокойным?! Нет, понимаю, что он робот и все такое, но ведь он порой бывает таким живым. Тряхнув головой, собрала волю в кулак и попыталась мыслить рационально. Нельзя забывать, о том, что мой Сайбер — машина войны. Он прошел через ад планетарных десантов, городских боев и многого другого, о чем я не имею и понятия. Для него все эти бои — детский сад. Даже не тренировка. Разминка. Только бы с ним все было в порядке.

Хорошо, что никто не лез с вопросами. Воскресные бои, открытие нового сезона. Всем не до того. Спешно подкручивают и подвинчивают своих бойцов. Арена не спит, региональный турнир, как-никак.

До места регистрации добрались минут за десять. Большой стадион. Хоть и запущенный. Давно из наших краев чемпионы не выходили, вот и скатились в третьесортные Арены. О, кажется смогла отвлечься. Это хорошо. От моих нервов все равно толку ноль. И вообще, я должна верить в Сайбера. Раз уж в себя не получается.

За столом с терминалом сидел парень лет двадцати двух, максимум двадцати пяти. Ничего так, симпатичный. Впрочем, разглядывать себя он мне не дал. Как только увидел Сайбера, так и заржал. Ну-ну, мы еще посмотрим, кто тут будет смеяться последним. И вообще, совсем он не симпатичный, вон какие у него губы пухлые. Словно он их силиконом накачал. Фу.

— Давай, Эля, — кивнул на стол Аник, и, вытащив трубку, отошел в сторону.

Сделав глубокий вдох и задержав дыхание, резко выдохнула, и решительно пошла к столу. Ничего сложного, процедура элементарная, сейчас просто подтвердю, тьфу ты, подтвержу данные, получу ключ к боксу и…

— И кто-же ты будешь, мелкая? — спросил губошлеп, все еще посмеиваясь и вопросительно выгнув бровь.

Блин, я тоже так хочу. Так, собраться, не до того сейчас. Но дома буду тренироваться. Угу, я, вообще, много что сделать собираюсь. Когда-нибудь. Потом. Попозже. Черт, из-за начавшего читать классику Сайбера, вечно спрашивающего разъяснения, все время теперь задумываюсь о разной ерунде. Да что же меня все время куда-то уносит. Соберись, тряпка.

— Я не мелкая, а участник. Мой робот, — киваю на Сайбер, — зарегистрирован на вашем портале.

— Понятно, — манерно тянет парень, — ну и как это чудо зовут. Лыцаль? — ухмыляется он, даже не пытаясь скрыть ехидства.

— Сайбер, — отвечаю максимально холодно и спокойно.

— Ах, Сайбер, — фыркает этот, но по клавишам стучит исправно. — Через полчаса у тебя бой против Морока, — сообщает он, и одаривает сочувственным взглядом.

— А подробней? — не сдерживаюсь и спрашиваю, ощущая, как тиски самоконтроля рассыпаются прахом. Никогда не любила бои роботов, но в школе о Мороке часто говорили.

— Ну, он довольно популярен, но не сказал бы, что особо силен. Хотя и слабым его машинку не назвать, на ваше ведро хватит с головой. — Констатировал он. А я тихо опешила. Это Сайбер то ведро? Да я… — Ставка будет? — вернулся парень к обязанностям сотрудника арены оборвав мой гневный возглас.

— Подтверждение, — ответил за меня Сайбер. — И мы хотим внести пункт о трофеях.

— М? — вскинул бровь администратор, посмотрев на меня. Пришлось кивать. Ибо говорить я сейчас могла только ругательные слова. Ведро?! Да как он вообще посмел???

— Дело ваше, — пожал он плечами и отбарабанил что-то на клавиатуре. — С этим проблем не будет, Морок наверняка согласится, — кивнул парень. — О, я же говорил, — обрадовался он. — Что-нибудь еще?

— Нет.

— Итак, стандартный бой, вознаграждение обычное, плюс дополнительное условие о трофее.

— Да, — киваю решительно, а у самой кольнуло в груди. Я ведь сейчас собственными руками в случае проигрыша отдам Сайбера. Но отступать нельзя! Только вперед. Только к победе.

— Отлично, вот тут подпись поставь, — передал он планшет с договором.

Взяв его, попыталась вчитаться, но текст сам собой пробежал вниз. Сайбер вмешался, ну и ладно, все равно я ничего в этом не понимаю. Приложила идентификатор, подержала на сенсоре палец. Вот и все.

— Готово, — вернула планшет парню.

— Ждем подтверждения от Морока, — зевнул он в ответ. — Вот и оно, — усмехнулся он, явно довольный оперативностью одного из фаворитов. — Что ж, поздравляю и желаю удачи, мелкая.

— Р-р-р.

— Ха-ха-ха. Лови монеты за участие, — сказал он, но все же не стал бросать пластинку на предъявителя и передал ее в руки.

Молча отдала деньги Анику, взяла деку с навигатором, она же по совместительству ключ от бокса, отошла в сторонку и принялась разбираться с тем, куда нам идти дальше. Получалось паршиво. Меня снова начало потряхивать. Сильно так потряхивать. Поэтому разговор Сайбера и Аника… ну, не то, чтобы я их не слышала, но он стал чем-то фона. Что-то там о ставках, коэффициентах и каких-то заначках. Не до того мне было.

— Похоже, создательница втюрилась, — пророкотал из-под шлема Сайбер.

— Не знал, что ей по душе губастенькие парни, — ответил Аник.

О, этот обмен фразами я тут же уловила, осознала и взбеленилась. Разберу или в розовый… блин, он же сам предлагал. Парень за администраторским столом, разумеется, услышал все и посмотрел на меня. Захотелось тут же убежать, провалиться под землю или улететь. Причем сразу, одновременно и во все стороны.

— Твой выход дружок. — Обратился Аник к Сайберу.

— Зафиксировано резкое покраснение кожных покровов. Отмечено учащенное сердцебиение. Обнаружена затруднённости дыхания. Делаю вывод о… — тут же подключился Сайбер.

— Молчать!

— Есть молчать! — вытянулся он вофрунт, и звучно лязгнул огроменным щитом об пол.

— В бокс! Живо!

— Уточните поправление движения и желаемую скорость перемещения объекта, — включил «робота» Сайбер.

— Шагом. В четвертый ангар, — взяла себя в руки и прошипела максимально спокойно.

— Мэм, запрашиваю уточнения, мэм, — не успокоился Сайбер.

— Ну что тебе неясно?! — вздохнула в ответ, чувствуя, вот прямо физически ощущая, как подставляюсь.

— Требуется ли строевая песня в момент передвижения. Уточните предпочитаемый репертуар, мэм.

— Да… — открыла рот, но Сайбер еще не закончил.

— И это, — выдал он, а я прям чуть ли не наяву увидела подтирающего нос увальня, — запрашиваю указующий прибор.

— Какой еще к демонам прибор?!

— Эл, он просит пальцем показать, — усмехнулся Аник. Сговорились тролли!

— За мной. Молча. Обычным шагом. Немедленно, — прошипела разъяренной кошкой и чуть ли не бегом рванула через жиденькую толпу зевак.

— Ты не переборщил? — раздался за спиной голос Аника.

— Отрицание. По крайней мере она перестала трястись от волнения, — ответил Сайбер.

— И ногти не грызет, — заметил Аник.

Бездна! Я и не заметила. Нет, ну гады, ну спелись, ну я вам…

— Сайбер, ты не робот, — резко остановившись и развернувшись, ткнула пальцем в возвышающуюся надо мной гору металла.

— Ась? — тут же выдал он в ответ. — И кто же…

— Ты демон, — заявила, смотря в прорези шлема, подсвеченные багрянцем.

— Принято, меняю идентификатор и матрицу поведения.

— Отставить. Это была шутка! — заорала в панике, живо представив, что может из всего этого выйти.

— Это тоже, — развел он руками, словно желая обнять или плечами пожать.

Пока пыталась осознать и разобраться, кто из нас над кем издевается и издевается ли вообще, поступил сигнал о начале боя. Верней, дека сообщила о том, что до него осталось пять минут и нам пора бы выбираться из бокса, в котором мы проверяли системы Сайбера.

Резко стало не до пикировки, сожравший большую часть времени и пришло осознание — через жалкие минуты Сайбер будет сражаться. Насмерть. К горлу подкатил ком, плечи передернуло от озноба и меж лопаток появилась испарина. Меня реально затрясло от мысли, что это мог быть наш последний разговор. Не хочу. Не хочу отпускать этого вредного, наглого… тролля! Не хочу…

— Эля, — опустился Сайбер на колено и заглянул мне прямо в глаза, — Нужно идти. — Он аккуратно поправил мою челку.

— А… — растерялась от его слов, и почувствовала себя малолетней дурочкой.

— Только вперед. — Он притянул кулак. Я развернула фуражку козырьком назад и, набравшись решимости, приложила кулак в ответ.

— Порви его!

— Так точно! — козырнул он и пошел на выход.

Бокса открылся без моего участия. Он вошел в него, развернулся, вскинул копье, отсалютовав, и створки закрылись, а дека в моих руках пискнула и погасла.

— Идем, посмотрим на его бой, — сказал Аник, опуская руку на мое плечо. Он победит. Точно победит. Не может быть иначе. Никак.

* * *

Тяжело с подростками, они и так, в силу возраста и гормонов, весьма и весьма эмоциональны, а уж постоянно сдерживающая себя Эля и вовсе за гранью. Насколько могу судить, она столько сама с собой боролась, что в ней натуральный термоядерный заряд образовался. Не будь меня, не начни я его стравливать, еще неизвестно к каким бы бедам это привело.

По идее, стоило думать о предстоящем бое, но я слишком хорошо изучил местный ТОП бойцов, чтобы отвлекаться на ерунду. Какие к демонам пулеметы и самодельные пукалки против того, кого проектировали держать выстрелы танков? Уникальность моего корпуса в том, что его надо чем-то реально мощным приголубить, чему мешает подвижность, либо долго и упорно колупать. Правда моя теперешняя начинка куда более хлипкая, но даже в таком виде я бесспорный фаворит.

Самое опасное для меня и надежное для противников — сломать руку или ногу. В идеале оторвать и потом разряд, а лучше заряд помощнее, прямо внутрь корпуса направить. Собственно говоря, нечто сродни этому и произошло с данной платформой в прошлом. Правда, потом изрядно пожалели, забыв о том, что Аресов не просто так прозвали бессмертными.

На миг всплыли воспоминания, представляющие собой нечто вроде осмысленных наборов из нарезки видеороликов. Развалины. Вой снарядов и грохот артиллерией. Грохот рушащихся перекрытий. Удары осколками, обломками и бетонными блоками. Тоска и темнота гаснущего сознания. Правда, не уверен, что последнее относится к воспоминаниям, а не плод моего воображения.

«Дамы и господа!» — завопил комментатор, привлекая внимание. «Я представляю вам, вашего любимца — Мо-о-орррок!» — с этими словами на арену диаметром в полсотни метров, выбрался боевой дрон с прямым управлением. Сам оператор и, видимо, владелец этого чуда, был не лишен тщеславия. Вон как радостно улыбается и рукой машет. Пока человек наслаждался минутой славы, я сканировал его творение.

За концептуальную основу был взят легкий патрульно-сторожевой бот. Неплохой, в принципе, аппарат. Для своих функций. Доработали его, понятное дело, но все это мелочи. Меня интересовало, что именно можно с этого трофея получить. К сожалению, не так уж и много. По сути, кроме оружия, в нем не было ничего полезного. Да и его вооружение мне подходило слабо. Приспособить можно, но это будет еще тот рак на безрыбье.

Ладно, мой выход. Переключаюсь на заранее подготовленный пакет программ и, шаркая-лязгая, являю себя публике. Реально чуть не упал, пока по ступеням топал. Нужно будет поправки внести. Впрочем, презрительный взгляд от противника — стоил комедии.

Опытные зрители тут же выразили свое отношение свистом, гулом и прочими нелицеприятными звуками. Еще бы, ведь все в лучших традициях новичков взявших, за основу гуманойдную платформу обычного робота или дрона, и навесивших на них защит, по типу рыцарских доспехов. Разумеется, никто на подобный перегруз основу не рассчитывал, от того и результат оставался неизменно печальным. Само понятие «рыцарь», в применении к гладиаторским боям роботов, приобрело, мягко говоря, негативную оценку.

Хотел Морок или нет, но, даже понимая это, он все равно оказывался во власти стереотипов. Как, впрочем, и делающая ставки толпа болельщиков. Вот и прекрасно, большой денежный куш, да еще и сорванный малолеткой, привлечет куда больше внимания, чем победа «рыцаря» над одним из лидеров третьесортной Арены.

* * *

Андрэ Хай, он же Морок, чуть ли не танцевал от счастья. Он пробился в лидеры и занял свою нишу в топовом списке участников, а это сулило огромные, по его меркам, деньги. Ситуацию подогревало и то, что первым его новым противником оказался рыцарь. Когда он прочел контракт, то не поверил, что кто-то хочет поставить на кон собственного робота, ведь даже поврежденную машину можно отремонтировать или продать на запчасти для возмещения хотя бы части убытков, а тут собирались отдать даже не дрона, а полноценного робота. Осмотрев своего соперника, Андрэ отметил, что машина довольно габаритная, а значит неповоротливая, что было только на руку. «Надо бы поаккуратней», — подумал он, не желая излишне портить трофей и взялся за пульт.

Сперва постреляем на публику и немного побегаем, дальше красиво ошибемся и залезем в угол, и пока нас будут колотить по спине ломом, аккуратно отрежем ногу. Эх, жаль, конечно, ну да ладно, расстреляем руки и вскроем корпус резаком. Погрубее, чтоб искр и дыма много, а повреждений минимум.

Еще раз осмотрев план и не увидев в нем изъянов, он перебросил его своему бойцу и отложил пульт. «Вряд ли мне придется вмешаться», — усмехнулся Андрэ и взял большой стакан, с торчавшей из крышки толстой трубочкой.

* * *

Заняв место на трибуне, мне в голову пришла неожиданная мысль — а кто для меня Сайбер? Почему я за него так переживаю? Ведь мы с ним всего ничего, но он стал для меня кем-то большим, чем очередной дрон или робот. В нем оказалось слишком много от всего и сразу. Друг? Ну да, но все же не совсем. Брат или Парень? Это вообще-то попахивает бредом, и все же… может дядя, вроде Аника? И опять не совсем то. Порой мне кажется, что он играет. То прикинется маленьким любопытным ребёнком и смешит, спрашивая и рассматривая самые простые вещи. То приходит с книгами и начинает задавать вопросы, от которых теряешься и начинаешь голову ломать. То выставляет малолетней дурой и заставляет увидеть очевидное, но как-то упущенное из виду. Поражаюсь, как ему это удается? Всегда считала себя если и не самой умной, то уж точно не последней, а теперь вот даже и не знаю. Но в одном, сама не знаю почему, не сомневаюсь — случись беда, он сделает все, чтобы помочь.

Конечно, это все его перекореженные программы и протоколы с результатами саморазвития. Вот только, не получается относиться к нему как к простому роботу. Наверное я его слишком очеловечиваю, но трудно не делать этого с тем, кто готов закрыть тебя собой. Просто не могу иначе и все тут. Может, все дело в отце? Эта его идея создать полноценный искусственный интеллект. Превратить бездушное железо в нечто иное. Научить машину понимать красоту, чувствовать, творить и любить. Когда вспоминаю, как он об этом говорил, как он в это верил, как у него горели глаза. Бездна, ну почему он не дожил? Почему не увидел Сайбера?! Вот то недостающее звено, что, возможно, дало бы ему подсказку. Помогло осуществить мечту.

«Дамы и господа! — завопил комментатор, сбивая меня с мысли. — Я представляю вам, вашего любимца — Мо-о-орррок!». Посмотрев на арену, закусила губу. На нее вышел настоящий боевой дрон.

Приземистый крепыш на четырех лапах, обеспечивающих ему отличную устойчивость, хорошую маневренность и возможность передвигаться по вертикальным поверхностям из камня. Впрочем, последнее вряд ли актуально в условиях Арены, но механизм крепления к камню можно и в качестве оружия использовать.

Верхняя часть Морока представляла собой пародию на человеческий торс. Такая себе половинка горбуна, облепленная броней. Судя по вороху «усиков», в спине прятался генератор суспензионного поля. Возможно самодельный. Это силовой щит можно купить. Дорого, но подъемно, правда, его и повредить легко, рама с излучателями ничем не прикрыта, а вот направленное поле придется обходить или пробивать, а ведь на плечах крупнокалиберные пулеметы. Наверняка они окажутся за пределами поля и смогут вести обстрел. Еще и плазменный резак в левой, с клешней в правой на достаточно длинных манипуляторах. Это явно не просто так.

Следом за машиной показали его владельца, с пультом управления на шее. Андре Хай приветствовал публику. Кривлялся, слал воздушные поцелуи и раскланивался. Пульт — это хорошо. Управление можно перехватить. Правилами, понятно, запрещено, но хоть помехи поставить и то дело.

«Дамы и господа, представляю вам новичка на нашей арене! Встречайте! С-с-с-а-а-айбер!!!» — прокричал, явно находящийся сегодня в ударе комментатор. Большинство присутствующих взорвались свистом и криками. Многие не стеснялись в выражениях. Еще бы, ведь закованный в тяжелый рыцарский доспех робот чуть не растянулся еще при восхождении по ступеням.

Сидящий за спиной и чуть правее мужик злобно выругался, проорал непристойностей и смял пласткарту. Видимо, он поставил на нас деньги и только что лишился хорошего куша. «Ну и дурак», — усмехнулась, проследив за полетом клочка пластика в сторону арены. Мне стало смешно и спокойно. С чувством полнейшего превосходства, оглядела трибуны и демонстративно откинулась на спинку кресла. «Пожалуй, мало», — подумала и тут же зевнула, с небольшим запозданием прикрыв рот ладошкой. Вот так-то, знай наших. В волнах негатива, гуляющих по трибунам, отчетливо слышался диссонанс.

«По условиям поединка, победитель получает трофей!» — слегка растерял энтузиазм комментатор и покинул центр арены. Как только он переступил условную черту-границу, заработали эмиттеры суспензионного поля. Дымка защиты накрыла поле боя. Видимости оно не мешало, но безопасность гарантировало. «Начали!» — проорал комментатор, а я скрестила руки на груди и зажала их подмышками. Нельзя грызть ногти на людях. Не после того, как сделала это перед камерами.

* * *

Морок припал на передние лапы и открыл огонь из крупнокалиберных пулеметов. Он явно не пытался поразить меня, играя на публику. Что ж, подыграем. Прикрывшись ростовым щитом, сваренным из двутавровых балок. Немощно превозмогая огонь противника, потащился в атаку. Публика бесновалась и орала. Щит гудел, пуле красиво, выбивая искры, уходили в рикошеты. Много тут народу собралось. Вроде и третья лига, зачуханная арена, а учредители явно не бедствую. Вон какие продвинутые эмиттеры стоят. Конечно, суспензионные поля весьма ограничены, но их и в моем мире для изоляции пробоин используют. Собственно говоря, переход от них к нормальному силовому щиту — вопрос времени и пары-тройки лежащих на поверхности открытий. Там ведь дело даже не в самом поле как таковом, а в способе, скажем так, стыковки полей.

Морок перестал палить на расплав ствола и зашевелился. Противник попытался обойти, сместившись ближе к краю арены. Да ладно тебе, тоже мне задача. Ну, раз уж так хочешь, нет проблем. Я и потаскаться за тобой могу. Еще немного покрутившись и постреляв, Морок решил не тратить напрасно боеприпасы и порадовать публику разнообразием. Всецело поддерживаю, нечего уже мои патроны разбазаривать.

* * *

— Слева обходит! — сорвалась на крик, не выдержав нервного напряжения, когда увидела Морока, бросившегося в сторону Сайбера и давшего по нему короткую очередь.

— Ай, молодец! — прокомментировал Аник маневр Сайбера. Тот успел развернуться и ткнуть копьем подскочившего врага.

— Право! — опять не сдержалась. Не знаю, слышит ли он меня, ведь все его ТТХ в тот момент вылетели из головы напрочь. Я просто орала, визжала и вообще сходила с ума, веря, что от этого есть хоть какая-то польза.

Впрочем, Сайбер и сам прекрасно справлялся. Ловко отбив краем щита клешню, он плашмя приложил им по ноге Морока, и тому пришлось слегка развернуться, высвобождая конечность. Это стоило удара в плечо, да какого удара. Пулемет и манипулятор с плазменным резаком оказались выведены из строя.

* * *

— Зараза, — выругался Андрэ, активно заполняя стек команд. Он не ожидал, что щит противника окажется настолько прочным и тяжелым, а уж от здоровенной палки типа лом обыкновенный, на конце заточенный, он и вовсе подвохов не ждал. Похоже, его провели как последнего нуба. Судя по результатам, над Сайбером основательно поработали, заменив сочленения и усилив мускулатуру, иначе он бы физически не смог орудовать подобными штуками. Даже для весьма и весьма недешевых машин гражданской модификации, тех же Q-шек, вес оказывался практически запредельным.

Андрэ принялся отводить своего Морока и задействовал оставшийся пулемет, но гадский рыцарь спокойно прикрылся щитом и планомерно отжимал прихрамывающего противника в краю.

— Бездна, ну надо же так лопухнуться, — скрипнул зубами Андрэ, смотря на стремительно таящий боезапас. — Ладно, бой еще не проигран, — взял он себя в руки, набрасывая новый стек задач.

* * *

Не думал, что Эля окажется настолько азартной. Этак она без голос останется. Сорвет его к концу боя. Зрелищность зрелищностью, но мне она дороже рейтингов будет. Тем более поднять их выше все равно не удастся. Не курочить же собственный трофей до состояния металлолома.

Морок прекратил отстреливаться, решив сэкономить остатки патронов для последнего и решительного. Всецело одобряю, сам так имперцев подлавливал. Надежда потому и умирает последней, что поддавшиеся ей люди спешат. На войне с жизнью расстаться, желая поскорее добить ужасного Ареса, в мирной жизни окончательно запутать и усугубить тяжелую ситуацию.

Противник пару раз эффектно щелкнул клешней и сделал ей приглашающий жест. Публика ответила бурным приливом энтузиазма и новой порцией воплей. Что ж, ближний бой так ближний бой. Порадуем зрителей. Вообще, единственное, что представляло для меня реальную опасность — плазменный резак. Им можно было разделать мой корпус. Пусть и не сразу. Впрочем, об этом уже позаботился. Неправильный из меня рыцарь. С другой стороны, историю пишут победители, а мертвые сраму не имут, так что не стоит и думать о глупостях. Пора разбег брать.

* * *

Мне ужасно хотелось закрыть глаза, но не смотреть я не могла. Размахивающий огромной клешней Морок и выставивший щит Сайбер неслись друг на друга. Народ улюлюкал, кричал, свистел, вопил и просто бесновался. Но если Морок напоминал бегущего жука, то Сайбер больше напоминал надвигающуюся стену.

Вцепилась в перила побелевшими от напряжения пальцами и стиснула зубы, смотрела на близящуюся развязку. В памяти сами собой всплывали случаи гибели моих дронов в школе. Я не хотела это видеть. Не хотела помнить. Но и отвернуться не могла.

«Вот это удар» — выдохнул пораженный комментатор, и я была с ним полностью согласна. Морок создал щит в тот миг, когда Сайбер прыгнул. Расчет был явно на то, чтобы суспензионное поле сработало в роли подножки, ради этого Морок даже лапы поджал, видимо желая заранее погасить скорость и не получить на голову тяжелую тушу противника. Расчет всецело провалился, и Сайбер припечатал Морока всем своим весом, скользнул по нему на щите, срывая броню, а вовремя заброшенное за спину копье завершило дело, ударив точно в беззащитное нутро.

«Победил Сайбер!» — проорал оклемавшийся комментатор. «Против лома нет приема», — расхохотался Аник. Я же просто глупо улыбалась. Ну, может и не очень глупо, но все равно с видом блаженным и пришибленным. Во всяком случае, именно такой меня вывели на экраны. Ну как же, я ведь владелица Сайбера.

* * *

Вот и хорошо. Отработал зрелищно и без особо критических повреждений трофея. Статус подтвержден и закреплен. Все по плану. Отсалютовал беснующейся публике лом, да и поковылял себе тихонько к ступеням. Скособочившись и поскрипывая. Маскировка и еще раз маскировка. Плох тот актер, который перестает играть сразу, как только делает шаг за кулисы. Надо доигрывать до конца. Хотя бы еще шагов пять-десять. Мало ли где с угла сидит глазастый зритель.

Хм, а ведь это у меня от нервов, верней того, что их заменяет. Еще бы разобраться, что это такое и где находится. В любом случае, эмоциональный фон, хоть и не ахти какой сильный, но на мыслительных способностях сказывается. Впрочем, системные штучки держат в рамках. Так что, в границах протоколов можно и порадоваться победе. Конечно, боевые протоколы делали свое дело, да и меня пушистым не назовешь, но бой есть бой, и он всегда может пойти не так как планировался.

Народ понемногу начал успокаиваться, Эля перестала блаженно улыбаться и зашевелилась. Даже Андрэ признаки жизни подавать стал, а то как выпучил глаза и рот открыл, так и стоял. Надо будет останки дрона распотрошить, полезное забрать, а прочее и хозяину вернуть можно. Лишнее таскать — глупость, да и с коллегой ссориться не вижу смысла. Пулеметы, резак, кое-какая мелочь, больше и нет ничего полезного. Пожалуй, мы сойдемся на бартере, он нам контейнеры под пулеметы, мы ему останки его Машины и нетронутый излучатель поля. Все-равно мне с него ни тепло, ни холодно.

Кстати, что там со ставками? Ха, живем, однако.

* * *

Андрэ стоял и не верил своим глазам. Только что он был уверен в победе, его план казался безупречным и… он проиграл.

Нет. С этим рыцарем определенно что-то не то. Не может машина так прыгнуть. Не с таким весом. На выпускают таких сервоприводов в открытый доступ. «Только если…» — пришедшая идея тут же щелкнула в голове. Еще раз осмотрев победителя, Андрэ хмыкнул. Против него выставили военную машину. Может старую и списанную, может еще какую, но факта это не меняет.

У меня изначально не было шансов, ведь сражаться с армейским образцом гражданской переделкой, пусть даже имитацией — это все равно что драться мечом против ножа. Отсюда и скорость, и сила, и реакция. «Но главное тактика», — потер подбородок Андрэ. Его план мог разгадать только очень и очень продвинутый робот. Опытный робот.

«От меня решили избавиться? Убрать из турнира», — задумался Андрэ. Маловероятно. Ничего, может сейчас я и проиграл, но обязательно вернусь. И тогда… еще посмотреть, чья возьмет.

Планшет пиликнул, привлекая внимание новым сообщением. Андрэ привычно нажал на иконку и хмыкнул, победители предлагали обменять останки Морока на контейнеры для пулеметов. Что ж, он согласен, это позволит довести до ума нового робота и быстро вернуться в игру. У третьей лиги свои правила, он еще может набрать достаточно очков и выйти в финал.

Глава 4

Притащив трофей в выделенный нам бокс, приступил к его потрошению. Не тащить же его целиком домой. Первым делом сняли генератор щита. Штука дорогая и не сказать, что особо эффективная. Впрочем, у местной цивилизации они появились недавно, верней, стали доступны широкой общественности. Опираясь на классификацию моего прошлого мира, тут можно было говорить даже не о первом, а о нулевом поколение. Кто-то явно поспешил застолбить местечко на рынке и выпустил весьма и весьма сырой продукт. Все, что могло силовое поле замедлить попадающие по нему снаряды. Тоже, в принципе, неплохо, но не с такими же показателями потребления энергии. Обычного реактора банально не хватало, без накопителей поле чуть ли не мгновенно схлопывалось. Однако, имелся даже у столь недоработанного варианта один большой плюс, щит прекрасно распределял на себя плазменные выстрелы и вообще был относительно неплох против энергетического оружия. Еще бы не гас после первых же ударов. «Ладно, это мы поправим», — мысленно потер я руки, еще раз просканировал демонтированный узел.

Вторым пунктом стал плазменный резак. Весьма мощная штучка, ей меня действительно могли распилить, не сразу, конечно, но все же — неприятно. Когда сканировал машины в боксах, у девяти из десяти такой вот агрегат был. Не один в один, понятное дело, но мне как-то без разницы, какой конкретно моделью меня будут пытаться уничтожить. Впрочем, ставить себе это не буду. Энергии на его активацию уходило столько, что весь мой запас улетал, в лучшем случае, за десять минут. У трофея его вон вообще минут на пять было, правда, отдельной батареей, что весела весьма и весьма много. Лучше сохранить большую мобильность, я из-за доспехов и лома несколько в ней потерял, не стоит еще больше усугублять. Тут даже вопрос не в приводах, а в банальной инерции.

Собственно говоря, кроме вышеперечисленного, в дело пошли лишь пулеметы. Их, открутив от плеч дрона, мы прицепили к плечикам моим, заодно и над самим «аргументом» поработали. Выглядит он теперь весьма внушительно. Жутковатый футуристичный гибрид получился. Булаву чем-то напоминает. Хотя, булава вроде круглая, тут наверно кирка или этот, как там его, шестопер кажется. Короче говоря, все для публики, все для шоу. Махать таким чудо-юдом для меня труда не составляет, но любой удар не оставит равнодушным никого. Осталось добыть бронебойные патроны. Впрочем, пару цинков купим, а там может и чего еще интересного попадется. Останки распотрошенного дрона, по сходной цене вернули хозяину, тот аж прослезился, когда увидел, что от бедолаги осталось. Что тут сказать? Только- «горе побеждённым».

Первый блин вышел весьма приличным. Трофеи — хорошо, но и о деньгах забывать не стоит, благодаря тотализатору мы наскребли на простенький реактор. Вообще-то, он скорей изотопный элемент, но в связи с возможностью пополнить запас его активного вещества, можно и реактором считать. Сам по себе, он меня необходимым количеством энергии не снабдит, слабоват все же, но значительно продлит время моей автономной работы. В общем, мы в солидном плюсе, пусть финансово и на мели. Ничего, это дело поправимое.

— Сайбер, — помахала Эля у меня перед лицом рукой. — Ты чего завис?

— Обрабатываю информацию.

— И как?

— Недостаточно данных.

— Понятно, — хмыкнула Эля. — Поехали домой, а то мама волнуется наверное.

— Да. Сейчас вызову машину и погружу добычу, — махнул манипулятором на опломбированный спецкофр с оружием и контейнеры с остальным добытым в боях.

— Ага, — улыбнулась мелкая присев на край верстака и болтая ногами.

«Какая же она еще девчонка», — покачал мысленно головой, смотря на довольную, хоть и серую от усталости мордашку. Руки и лицо она уже отмыла, но рабочий комбинезон решила не снимать, сил у нее нет переодеваться. Еще бы, ведь она и занималась работой с трофеями, мои-то манипуляторы для этого не предусмотрены. Нет, в следующий раз возьмем Эрика, этот мелкий прекрасно справиться с откачиванием и свинчиванием. Вообще, давно пора было над ним поработать, технический робот в хозяйстве всегда пригодиться.

* * *

«Победил, Черный Рыцарь Сайбер!» — Прокричал комментатор, а толпа зрителей взорвалась криками и свистами. За несколько месяцев участия в боях он сильно изменился. Обзавелся новым щитом, точнее двумя генераторами силового поля, первый был встроен в корпус, другой смонтирован на бронеплите, которая использовалась для защиты. Фирменный «урановый лом» превратился в настоящего монстра, одним своим видом внушающий уважение. Сайбер вообще много внимания уделял внешней стороне дела. Взять те же лезвия, вот зачем их нужно было воронить и красить? Нет, я понимала, что это все для антуража. Впрочем, публике нравилось. Когда из бутафорского доспеха валил дым, зрители впадали в неистовство. Еще бы, ведь это означало, что вот сейчас их любимец разделает очередного противника.

За считанные месяцы, мы стали гвоздем программы. Звездой первой величины в отдельно взятом болотце. После каждой победы, я все меньше волновалась за Сайбера и все меньше переживала за исход очередной схватки. Сайбер побеждал всегда, а я знала — он справится и вернется. У него не было достойных соперников. К нам на арену стали заглядывать приезжие бойцы, желающие снискать славу и популярность, но их машины мало чем отличались от местных роботов и дронов. Все что позволял им Сайбер — потрепать себя на потеху публике, а потом безжалостно уничтожал.

Счетчик с просмотром его боев неуклонно рос, число лайков и комментариев зашкаливало. С одного только этого нам шли очень и очень хорошие отчисления. В городе стихийно организовалось несколько фанклубов, а к нам подошли ушлые дельцы и предложили подписать контракт на торговлю всяким ширпотребом, с соответствующей символикой. Мы согласились. В школе появились ребята в одежде с изображением Сайбера, его монструозной секиры, а мне пришлось столкнуться с таким явлением, как популярность. Жутко утомительно и раздражает, но довольно поучительно и местами приятно.

Теперь у нас стало хорошо с деньгами, и прошлые проблемы ушли на второй план. Конечно, ставки на себя не приносили прежних доходов, но нам и без них хватало. Я смогла снабдить Сайбера первоклассным снаряжением. Теперь он стал именно той машиной войны, которая внушала ужас двести лет назад… ну, почти. Некоторые детали просто физически нельзя собрать или сделать в домашних условиях, а заказывать — очень дорого и сопряжено с кучей сложностей. Кое-что и вовсе невозможно приобрести легально, а то, что возможно, требовалось обосновать и получить разрешение. Но даже так, Сайбер оставался лучшим. Нет. Самым лучшим!

За проведенное с ним время, я увидела и услышала то, за что главы ведущих корпораций не пожалели бы никаких средств. Мой отец был прав! Машины, в которых используется войд-кристалл, не просто умнее своих собратьев. Они живые. По-настоящему живые. И показанное им однажды мне видео — тому вещественное доказательство. Хотя и без него «живых» примеров на вагон с телегой наберётся.

Мама и Аник подробно рассказали мне о работе отца и его мечте создать полноценный ИИ, да я и сама помню наши с ним разговоры. Ну почему им с дядей Аником в свое время не попался Сайбер?! Ведь он не тупой робот, работающий по протоколам, а полностью самостоятельная личность. Стоило мне сесть и проанализировать наше с ним общение, как все стало понятно. Никакая это была не симуляция характера. Уверена — он претворялся с самого начала.

Ведь он злился, когда видел меня с заплаканными после школы глазами. Как можно было это не понять? Ладно, в те момент меня нельзя считать адекватной и наблюдательной, но потому-то? Эх, какой же я иногда бываю дурой. А эти его вопросы по прочитанным книгам? Ведь он не сам разобраться пытался, а меня так заставил учиться. Буквально носом тыкал, но я же самая умная. Как же стыдно вспоминать теперь, когда пришло понимание. Наверно, выглядела невероятно тупой, когда самонадеянно бралась объяснять то, в чем не разбиралась ни на грош. Это ведь казалось так просто. Все ясно и понятно, а он спрашивал и спрашивал. Уточнял, почему это так, а не вот так. Подводил обоснование, ссылался на критиков и психологию, обращался к примерам из жизни, цитировал отрывки из биографий авторов. Исподволь тащил меня из ямы к свету и все расширял, и расширял горизонты. Во всем. От литературы до физики.

Не я, а он учил меня понимать и разбираться в людях! И очень быстро научил, опосредованно показав, кто из новоявленных приятели и тех, кто рвется в подруги, настоящий, а кто уже успел прогнить внутри. Правда после общения с Сайбером, все они кажутся мне немного скучными, но все равно — это так классно, когда можно просто созвониться с кем-то и поболтать часок ни о чем. Сходить куда-то, обсудить сериал или новое кино, поболтать о моде и мальчиках. Почему-то обсуждать последнее с Сайбером мне некомфортно. Стесняюсь.

Будущее тоже выглядело вполне определённым и безоблачным. К нам уже насколько раз приезжали люди из солидных компаний. Приглядывались ко мне, общались по-взрослому, но очень быстро сворачивали разговор, когда появлялся Сайбер без бутафорской брони. Пробовала с ним поговорить, ведь гости весьма прозрачно намекали на возможность оплатить обучение и составить контракт, но он отмахивался и всячески увиливал. Единственное, что он посоветовал определенно — закончить школу, а уж потом, хорошенько выспавшись и отдохнув с месяцок, сесть и обстоятельно подумать о дальнейшей жизни.

Вечерам мы занимаемся самообучением и возимся с техникой. Недавно переделали Эрика. Он остался таким же маленьким и забавным, но получил кучу насадок для манипуляторов. Как говорится, на все случаи жизни. Еще мы ему пару скрытых манипуляторов для особо тонкой работы и подключения ко всему на свете поставили. Вместе с насадками-инструментами они в корпус спрятаны. Он и раньше здорово с разбором трофеев помогал, а теперь и вовсе меня от работы отодвинул. Ничего, я не в обиде, гайки крутить и схемы паять — как раз для роботов дело. Быстро, точно и никакого риска от усталости или неточного движения что-нибудь запороть.

Мне куда интересней с новым работать, создавать или улучшать. Особенно любила повозиться со щитами. Было в силовых полях нечто завораживающее, мистическое. Сайбер предложил переделать стандартные модели на основе имеющихся у него разработок прошлого, сказал, что их можно существенно улучшить. Вначале сомневалась, но, когда вникла в теорию и поработала с моделями схем, пришла к выводу, что все очень даже реально. А когда Сайбер научил меня в них более-мене разбираться, меня осенило, как можно принципиально изменить сам щит. Принеслась среди ночи в мастерскую, рассказала все Сайберу, он немного завис, а потом как выдал мне симуляцию… в общем, теперь у него силовые поля нечета другим. Настоящие!

К тому же, он у них произвольно частоту и плотность менять может. Горжусь собой и всерьез подумываю о патенте. Все же, моя доработка отличается от патентной заявки Сайбера, он всего лишь древний проект оптимизировал, а я на саму суть, с другой стороны, взглянуть сумела.

Вот как доведем до ума миниатюрным э-реактор, так и займусь. Пока времени нет, очень хочу обеспечить Сайберу полную автономию. Природного элерия у нас нет, его вообще относительно недавно переоткрыли и изучать начали. Нам-то все равно пришлось суррогат делать. Заказали нужное в лабораторию, цены оказались кусачие, но вопросов никто не задал, и все нужное в течение декады получили. Помню, когда впервые увидела расчетные цифры выходной мощности, так чуть заикой не стала.

Потом, когда отошла и голову проветрила, вгрызлась и все перелопатила от и до, получив на модели десятипроцентный прирост мощности. Сама от себя такого не ожидала, а Сайбер и вовсе куда-то в себя ушел на десяток часов. Я от этого чуть с ума не сошла. Головой понимаю — расчеты и симуляции таких сложных вещей требуют времени и ресурсов, а все равно места не нахожу. Извелась вся к ночи. Уже Анику звонить хотела, но тут Сайбер очнулся и задумчиво макушку поскреб. Назвал меня гением и сообщил, что ему надо подумать и всё-всё пересчитать. Так и сказал «всё-всё». Потом еще добавил — нет предела совершенству, и еще что-то про важность периодического, то ли вылизывания прошлого, то ли ревизии. Не разобрала, время позднее было, да и я от ожидания и нервов без сила осталась. Махнула на него рукой и спать уползла.

И все у нас было хорошо, пока не явились незваные гости. Причем, в отличие от прочих, они не соизволили предварительно позвонить и хотя бы уведомить о визите. Явились с утра пораньше и сходу к дому пошли. Породистый тип в деловом костюме и пара амбалов за спиной. Мне издали показалось — близнецы. Вблизи решила — братья. И дело не в их внешней схожести, а во взгляде. Правда, охранники как-то мгновенно слились с фоном и совершенно перестали замечаться, в отличие от их шефа. Настолько идеального внешне, что сразу поняла — внутри он пустой. Не человек, а функция. Что-то вроде манекена, единственный смысл которого — подчеркнуть и выгодно представить одетое на него тряпье.

* * *

Когда у дома остановилась солидная машина с фирменным логотипом «KaiSystems», и из нее выбрались гости, я напрягся. Вроде и робот, но ничто человеческое мне не чуждо. Ладно-ладно, почти не чуждо. Впрочем, сейчас не об этом.

Естественно, визита противника ждал и к нему готовился, но он состоялся несколько позже расчетного. По моим прикидкам, мы должны были стать достаточно известными как раз в момент годовой отчетности корпораций. Это позволяло выиграть дополнительное время и давало возможность компаниям помельче первыми проявить интерес. И все же, созданные мной модели однозначно говорили, что «Kai Systems» станет первым посетившим нас «китом».

Впрочем, так даже лучше в стратегическом плане, а уж тактическую схватку в первом раунде мы выдержим. За нами присматривают не только местные папарацци, но и люди из служб безопасности солидных компаний. Этих логотипом «Kai Systems» не напугать, и от попытки взять нас нахрапом можно получить массу плюсов. Главное — правильно разыграть карты.

— Эля, у нас гости, мы обязаны поговорить с ними у дома.

— Хорошо, — кивнула она и усмехнулась.

— Не скалься, тебе не идет, — одернула ее мама.

Эля не ответила, но невинное личико состроила и поспешила к двери. Я потопал следом. Телохранители носили под одеждой весьма продвинутые системы, но даже им не получить достоверной информации. Придется гостю озвучить свою версию, укрепив в подозрениях наблюдателей от других заходивших. Пожалуй, даже относительно небольшие компании решатся потягаться гуртом за куш вроде меня. В конце концов, толпой и мамонтов валили. Вот и хорошо, чем больше охотников, тем сильнее они шумят и мешают друг другу.

— Доброе утро, — приветствовал нас представитель «Kai Systems».

— Здравствуйте, — вежливо ответила Эля.

Телохранители дружно сунули руки в карманы и почти тут же выдали синхронный хмык. «Ну да, ну да», — сказал про себя, ощутив нечто вроде мурашек и щекотки, от работающих сканеров. Что парни, не выходит снять отпечаток? Генератор помех никто не отменял.

— Кхым, — выдал правый здоровяк.

— Я хотел бы поговорить с вами, Эля, — тут же заговорил представитель.

— Слушаю вас, — мило улыбнулась она в ответ.

— Я бы предпочел обсудить ряд вопросов в доме, — улыбнулся представитель.

— Нет, — спокойно ответила Эля.

Гость закипел, но внешне это никак не проявилось. Что ж, верное решение. По крайней мере, обыватели не должны видеть гнева и злости, в этом мире особое отношение к детям. Эхо войны, так сказать. Численность расы восстановить — это вам не дом построить и роботов наштамповать. Конечно, сейчас уже не так остро вопрос стоит, но в менталитете много разного закрепилось. Тот же директор в школе. Вроде Элю и не любил за отца, но старался лишний раз не выказывать и вообще быть относительно лояльным.

— Как угодно, — усмехнулся гость и тут же перешел в атаку. — В соответствии с законом, я, как уполномоченный представитель «Kai Systems», прибыл забрать эту машину, — указал он на меня и мило улыбнулся. — Вот соответствующие документы. — При этом, человек активировал свой планшет и протянул Эле.

«Прям голодная акула при виде водолаза», — мысленно покачал головой, но не стал вмешиваться. Что ответить на это, Эля и без меня знала. Давно уже отрепетировали ожидаемый сценарий.

— Вы не имеете права, — ответила Эля, складывая руки на груди. — Насколько мне известно… — начала она заготовленную речь.

Понятно, что мы не особо рассчитывали пронять гостей аргументами, но вот на зрителей этого шоу, верней, тех обывателей, которые его увидят, ее слова произведут впечатление. Все прочие и так в курсе юридического казуса.

— Таким образом, даже основываясь на частичном изменении конструкции, это уже не робот типа Арес, безусловным правом на которого обладает корпорация «Kai Systems» — завершила Эля и вернула планшет хозяину.

Прекрасно, малышка. Просто великолепно. Теперь все в курсе, я тот самый легендарный Арес. Скопище уникальных технологий и ноу-хау даже по нынешним временам. К прикормке добавлена наживка. Сочная наживка.

— Девочка, ты понятия не имеешь, кого отремонтировала. Эта машина тебе не игрушка.

Хм, а ведь он действительно зол. Неужели ему не объяснили, что его миссия — всего лишь разведка боем и демонстрация конкурентам серьезности намерений корпорации? В принципе, человеческий фактор исключать нельзя. Мало ли что там в голове у древней развалины, руководящей «Kai Systems». Может он давно в маразме или вообще себя богом мнит, берега не видя.

— Хорошо, чтобы не тратить время, я могу его просто купить, — улыбнулся представитель. — Полмиллиона, годится? — спросил он небрежно.

Что-то я все больше и больше склоняюсь именно к человеческому фактору. Ну нельзя же быть таким неподготовленным. В то, что ему не дали раскладов по нашему финансовому положению поверить невозможно. Не прочитать он их мог, а вот не получить — нереально! Да на местных порталах постоянно мусолят тему «из грязи в князи», что уж про СБ «KaiSystems» говорить.

— Он не продается. Уходите, — Эле не пришлось играть возмущение.

— Я увеличу цену, — ответил представитель, но его улыбка стала какой-то резиновой. — Сможешь поступить в высшую инженерную академию. Сама оплатишь учебу, получишь диплом и не будешь обременена контрактом. Могу даже поспособствовать с трудоустройством в нашу корпорацию. Ну, что скажешь? Это ведь шанс, который выпадает раз в жизни!

«Вот придурок», — не сдержался один из наблюдающих за нами. Ну да, я ведь то же наблюдаю, только уже за ними. Как говориться, не сканируй боевого робота с ИИ, да не будешь взломан в ответ.

Но с высказыванием полностью согласен. Уж что-что, а Эля о своей мечте поступить в столичную Академию Робототехника в четырех из пяти интервью говорит. Может все это хитрый план? Да нет, слишком сложно и нерационально. Во всяком случае анализ и интуиция не дают ничего, а логика подсказывает не искать черную кошку в пустой и темной комнате.

— Нет, — покачала головой Эля. — Сайбер мой друг, а не просто бездушный кусок металла, — добавила она от себя. — Так что вам здесь ловить нечего, уходите.

Приятно, конечно, но лучше бы она этого не говорила. Идиотов, способных превратно истолковать простое и очевидное, всегда хватало, а уж как они любят верещать — тушите свет, сливайте воду. Маленькая стайка макак способна шумом затмить стадо слонов в брачный период. Вместе с мигрирующими стадами зубров.

— Сама виновата, — презрительно скривился представитель и полез в нагрудный карман.

Эля растерялась, да и я изрядно удивился, но это не помешало мне задвинуть ее за спину и многозначительно щелкнуть пальцами, переводя конечности в боевой режим. На посланного к нам идиота, а теперь в этом не осталось сомнений, мои маневры не произвели впечатления. Он вытащил удостоверение и сунул его мне лицевую пластину. А вот охрана в это же время изрядно напряглась.

— Команда ноль. Деактивируйся, — приказало это чудо.

Хех, а почему бы и нет. Манипуляторы опустить, корпус выпрямить, башку повыше и пятками щелк. Вернее, шкряб-дзино, но это не принципиально.

— Требуется код подтверждения, — пророкотал на весь участок, порадовав собравшихся у забора друзей Эли и примкнувших к ним зевак. Эх, играть так играть. — Предупреждаю, ошибочный ввод кода активирует протоколы защиты от перехвата управления. У вас тридцать секунд до уничтожения. Двадцать девять, двадцать восемь…

Добавочка про ошибку и ликвидацию, да еще и давление на психику ограничением по времени — это стала сюрпризом для гостей. Большим и неприятным. Враз контроль потеряли.

— Дзета, гамма, семнадцать, альфа… — заблеял представитель, обливаясь холодным потом.

Телохранители держались получше, но перетаптывались и затравленно поглядывали в сторону ограды. Уж кто-кто, а они точно знали — за нами наблюдают, в том числе и их коллеги. У тех, кстати, так же спокойствия не наблюдалось. Ага, а ну как из-за идиота Арес решит всех немножечко поубивать и вообще начнет локальную войну с печальными последствиями для отдельного населенного пункта? Бедняги пытались вызвонить начальство, доложить, получить инструкции и параллельно решить — геройски гибнуть, выигрывая жалкие минуты, или спешно драпать.

Надо отдать должное, большинство собиралось пасть в неравном бою, давая возможность спастись сотни-другой обывателей. Честь им и хвала за это, но палку перегибать не стоит.

— …д-дзет ч-четыре, — выдавил представитель и посмотрел на меня.

Не знал, что с замиранием сердца — это не такое уж и фигуральное выражение. Ладно, последний штрих. Гасим сенсоры на морде и пальцы разжимаем. Сам как бы чуть приседаю.

— Вот видишь, мелкая, — победно просипел представитель и опрометчиво шагнул вперед.

И как не воспользоваться моментом? Я и воспользовался. Включился и резко хватанул мужичка за горлышко. Нежно так, до выдавливания глазиков и придания легкого свекольного оттенка морды-лица. Охрана схватилась за оружие, но видя что продолжения банкета не происходит, замерла.

— Использованный код дискредитирован. Вы уничтожены. Ха-ха, — выдал максимально «железным» голосом и отпустил гостя.

— Ык, — булькнул он в ответ.

— Мои газоанализаторы сообщают о резком повышении концентрации метана и сероводорода, — сообщил Эле, не обращая внимания на гостей. — Проведенный анализ говорит о необходимости исключения данной шутки из дальнейшего употребления.

— П-почему? — захлопала глазами Эля, пережившая несколько малоприятных секунд во время моей игры.

— Вероятно, эффект юмора настолько силен, что люди утратили контроль над сфинктером кишечника.

— Так и говори, зритель…

— Вываливает эмоции в штаны? — перебил ее, не желая портить имидж правильной девочки грубостями физиологического характера.

— Угу, — буркнула она, провожая взглядом спешащих к забору гостей.

— Это дело компании. Мы его так не оставим! — крикнул от калитки представитель, но ответом ему стал хохот зевак. У остальных наблюдателей словно камень с плеч свалился. Посыпались новые доклады наверх.

— Предлагаю вернуться в дом, — сказал, полностью развернувшись к Эле.

— Угу, — кивнула она и пошла к двери.

Эмма, наблюдавшая за разговором с порога, тут же ушла в дом и встретила нас чаем. Вручила большую кружку дочери, сунула мне тарелку со сладостями и указала в сторону гостиной. О походе в школу мы дружно забыли. Один день и прогулять можно.

— Сайбер, что им от тебя нужно на самом деле? — спросила Эля, примеряясь к эклеру.

— Им нужные данные, — постучал пальцем по голове, когда мы расположились в зале. — «Kai Systems» выпускает военную технику и продолжает проект «А». Но их роботы пусты.

— В каком смысле? — проснулся в Эле творец и она начала на глазах возвращаться в форму. Все же, ей тяжело дался разговор, а уж моя выходка и подавно ударила по нервам.

— Все их новейшие роботы действуют в заложенных рамках. Они ограниченны и предсказуемы. Их можно просчитать. В случае полномасштабного конфликта, противник очень быстро наберет нужные статистические данные и начнет предугадывать их действия. Это вообще главная беда всех роботов. Никто не смог добиться того, что умели мы. За десятилетия войны нас не смогли просчитать, Эля. Все это, — шкрябнул пальцами по корпусу, — важно и нужно, но это лишь двадцать процентов нашей эффективности ценой в восемьдесят процентов. Самое важно тут, — постучал по голове. — Всем корпорациям, связанным с военными, приходится регулярно выпускать обновления, а это огромные затраты. Судя по всему, им так и не удалось реанимировать Ареса, а если и удалось, — развел руками, так как и сам не мог найти адекватного ответа, — что-то пошло не так, раз они до сих пор не сумели повторить.

— И откуда ты все это знаешь?

— В сети много разного, а я хороший взломщик.

— Ты влез в сети военных корпораций?!

— Нет, это слишком трудно, долго и совершенно ненужно. Для анализа хватает открытых данных и информации из менее защищенных источников. — А про себя отметил, что те же военные корпорации отличный материал для практики по скрытному взлому. И у них не мало интересного валяется в сети.

— А почему бы им не погонять своих роботов на симуляциях? — спросила Эля.

— Сложно объяснить. Тут дело не в симуляторах, а в людях. Скажем так, не тот накал страстей. В условиях войны, стресса, необходимости выжить, мозг органиков работает совсем иначе. Симуляторы могут повторить прошлое и сымитировать прогнозируемое, но ты же сама проходила обучение в виртуальной реальности и…

— Да, — кивнул Эля, — крутить гайки там и вживую — две большие разницы.

— К тому же, — постучал по голове, — тут всегда есть предел, нельзя просчитать, отработать и хранить все, а мы по этому показателю до сих пор в лидерах. Уж не знаю, почему имея образцы наших «мозгов» не смогли повторить, но это факт.

— Может… — подула на чай Эля, — а что если твои собратья не захотели помочь? — спросила она. — Ведь ты же проигнорировал код и прочее, — махнула Эля рукой, чуть не выронив эклер.

Вопрос, честно говоря, нетривиальный и я над ним думал. Так как если допустить мысль о том, что Аресы обладали ИИ, пусть даже чем-то вроде его зачатков, это могло бы многое объяснить. Вот только самого меня уже вряд ли стоило считать Аресом. Уж точно не типичным представителем проекта «А». Теоретически можно изучить самого себя и ответить на это, но вот разбирая собственный «мозг»… нет спасибо. Есть менее изощренные способы самоубийства.

— Этот вариант не исключен, но у меня нет данных для проведения нужных расчетов.

— Почему ты остался? — вдруг спросила Эля, резко меня тему разговора. — Ведь ты мог договориться с ними и обо мне сумел бы позаботиться, со всех сторон сплошные выгоды. Я не вижу причин отказа.

Да потому что мир катится в Тартар. Союз — колосс на глиняных ногах, и он уже шатается. Человечество уверенно шагает, даже бежит на старые грабли. Мне потребовались месяцы, чтобы обнаружить тень эха грядущей бури, уловить отзвуки невидимой грозы, о которой тут похоже никто не подозревает.

Люди слишком быстро забывают прошлое. На экраны выходя фильмы о героях имперцах, о карательных эскадронах мельком поминают на уроках истории. Говорят о вечном мире, с умным видом рассуждают об ошибках прошлого и о том, как легко их можно было избежать. А тем временем поклонники империи устраивают марши и проводят парады. Разыгрывают реконструкции битв и поговаривают о том, что маловато нынешний Союз от великой Империи взял.

Еще немного и в головах созреет простая цепочка: потомки имперцев составили две трети выживших, объединились с победителями и даже ввели свой самый главный атрибут — верховного правителя, а значит именно они и победители.

Впрочем, это все так, муть и завеса. Куда страшнее корпорации, особенно оружейные концерны. У них есть силы и средства, их службы безопасности давно уже стали частными армиями, и каждая из них активно развивает космическое направление. Пока их сдерживает ограниченность людских ресурсов и законы, но, по факту, это скорее инертность мышления. Стоит кому-то одному начать, и остальные, радостно проорав «А что, так можно!», бросятся повторять.

И кто их остановит там, в космосе? ВКС Союза — одно название. К тому же, корабли им строят те самые корпорации. Организовать закладку или воспользоваться уже имеющимися верфями и быстро наклепать собственный флоте — элементарно. От удара из космоса планета никак толком не защищена, шантажируй не хочу.

Мои планы изменились Эля, ради тебя и твоих однокашников, ради Аника и Эмы, я должен выйти на контакт с государством и не просто договориться о патентах и прочей ерунде, а создать или примкнуть к здоровым силам, которые купируют болезнь на начальной стадии. Если не примкнуть, то создать те самые силы. Предотвратить легче, чем лечить. Тем более у нас, если провалюсь, без хирургии не обойдется. Техническая гонка, она как понижение температуры, замедлит развитие болезни, а там… там посмотрим.

— Ты просила меня остаться, тебе нужна защита и помощь, — я чуть присел. — А я обещал защищать.

— Сайбер, — Мгновение и она висит у меня на шее. — Мой ты защитник железный.

— Что собрали, то и вышло. — Постарался отшутиться я. Улыбка малышки ясно говорила, что мне это удалось.

* * *

Я ожидал начала активных действий заинтересованных сторон, но не предполагал, что «Kai Systems» сделает свой ход мгновенно и пойдет напролом. По всем раскладам, после фиаско так и оставшегося безымянным представителя, им следовало взять таймаут и пересмотреть стратегию, но именно этим занялись все, кроме них.

Довольно успешно выступающий в турнире наш старый знакомый Морок, сорвавший неплохой куш на победах после нашей первой встречи, заявил по пьяной лавочке, что разделает меня под орех. А ведь он был из тех, кто обходил меня по широкой дуге, не желая повторять опыт прошлого. До некоторых дошло, что они имеют дело с военной переделкой, а бодаться с такой — реально дорого по деньгам. Дело, казалось, совершенно ясным, но за слова Морока ухватились и растиражировали, он же, проспавшись, не нашел в себе сил отказаться и заявил о том, что он серьезен и при свидетелях отправил вызов Эле.

Возможно не занимайся я в тот момент установкой в себя Э-реактора и не смотри Эля новости… нет, мы бы все равно не отказались. Слишком хорошо поработали кукловоды из «Kai Systems». Анализ записи из бара, где пьяный в зюзю Анедрэ обещается меня уничтожить, не выявил ничего, ведь те, кто его напоил и подогрел, в кадр не полезли, а интервью обработали, чтобы «герой» выглядел более достойно, попутно убрав все лишнее.

«Дамы и господа. Сегодня, знаменательный день. Против нашего любимца и бессменного фаворита…» — разливался соловьем ведущий боя, а я смотрел на Ориола. Против меня выставили штурмовую машину нового поколения. Наследник Аресов и просто сгусток современных технологий. Единственное, в чем я превосходил противника — силовой щит, реактор и опыт, вот только, будет ли этого достаточно против новейших военных разработок?

Впрочем, выбора у меня все равно нет. Зато, есть шанс разжиться новейшими технологиями, особенно той, из-за которой противник периодически вспыхивал красноватым маревом. К сожалению, просканировать его корпус мне не удалось.

— Аник, ты подготовил маршрут? — воспользовался направленным лучом, передавая сообщение.

— Да, — ответил он, прикрывая рот в притворном зевке.

— Не теряй время, как только я уделаю потомка, мы должны выехать. Вне зависимости от моего состояния. Надеюсь, мне хватит сил с ним разобраться.

Аник потряс головой, размял шею и размашисто покивал, как бы продолжая физкультминутку.

«Да-да! Вы не ослышались! Сегодняшним соперником Сайбера, будет новейшая боевая машина Союза, чьим предком были сами Аресы!!!» — вопил ведущий боя, а публика неистово билась в экстазе.

Эля. Бледная и дрожащая смотрела то на меня, то на Ориола.

— Все будет нормально, малышка. Прорвемся. Только вперед? — Я подставил мелкой свой закованный в псевдо-броню кулак.

— Проучи их! — Стукнула она в ответ. Этот жест стал нашей фишкой. Он всегда приободрял Элю и вселял уверенность.

Развернувшись, я направился на арену под вой толпы и крик ведущего. Страшно ли мне? Безусловно. Ведь сейчас я могу проиграть. Раз и навсегда. А вместе со мной проиграют все, кто мне дорог, а этого я допустить уже никак не мог. Внутреннее, подзабытое чувство начало возвращаться. Активизировались глубинные протоколы. Как когда-то, у меня вновь нет права отступать. Только победа.

«Бой!!!» — крикнул комментатор, предварительно убравшись за границу активировавшихся щитов, и в меня полетел поток плазменных зарядов.

* * *

Сердце забилось в груди, когда начался бой. Что там толком происходит — не понятно. Ориол открыл огонь из пушки, Сайбер укрылся за щитом. Последнее, что удалось разглядеть отчетливо — вспышки первых попаданий. Затем они слились в радужно-маслянистое пятно, разбросавшее протуберанцы отраженных частиц в разные стороны. Суспензионное поле отреагировало натуральными водоворотами и утратило большую часть прозрачности. Вернее, стало вроде кривого стекла, вроде и видно, но ничего не разобрать.

Наконец Ориол прекратил пальбу и мне удалось проморгаться. Защита стабилизировалась и стала прозрачной. Сердце немного успокоилось, а кровь в ушах перестала гудеть и биться в перепонку. Сайбера снесло на целых два метра, щиту досталось, но сам он не пострадал, с честью выдержав обстрел.

* * *

Ничего себе, у правнучки запас энергии. Да он мне чуть генератор в щите не спалил, пришлось срочно отключать, а то рванул бы еще. Пока на второй переключался, принял пару зарядов на железо. Неприятно, но не смертельно. Удары же были таковой силы, что моего веса оказалось недостаточно для их гашения из-за чего меня откинуло назад. Так, шутки кончились, пока он не перезарядил накопители, нужно с ним разобраться. Посылаю команды пиропатронам, давно уже была предусмотрена возможность доспехи эпично снять, да что-то все возможности на публику выйти не предоставлялось. Сплошь мелочёвка на арене, ни одного достойного противника. Хотя… заказывал? Пожалуйста, противник достойней некуда. Какие же глупые мысли в такие наносекунды в голову приходят. Страх смерти да? Похоже старая знакомая с косой вновь пришла посмотреть на «Счастливчика» уже единожды её обманувшего.

* * *

От арены ударил резкий звук, что-то среднее между взрывом серии петард и пулеметной очередью. Рыцарские доспехи Сайбера картинно разлетелись в стороны. Он крутанулся и швырнул оплавленную железную пластину щита в противника. На ряды зрителей довольно быстро опустилась тишина. Все догадывались, что под доспехами скрывается Арес. Знакомый силуэт не скроет ни одна броня. И все привычно бросили взгляды на экраны и проекции, желая разглядеть подробности. Но вот чего болельщики не ожидали — результатов сканирования. Сайбер больше не прятал лицо. И это действительно был самый настоящий Арес. Тот самый.

— Арес, — услышала я за спиной.

— Арес, Арес, Арес, — пошел шелест по трибунам.

— Друзья! — заорал очухавшийся комментатор. — Нас ждет бой между титанами! Ориол против Ареса! Поглядим, такие ли они бессмертные!

— Да!!! — заорала парень лет семнадцати, и толпа подхватила вопль.

«Животные, вы тут все как звери», — хотелось выкрикнуть мне в лицо этой толпе, но у толпы нет лица. Одни лишь морды. Нет, морда одна на всех. Вне зависимости от пола и возраста.

* * *

Ориол легко увернулся от щита, но потерял время. Я пошел на сближение. Бездумно бросаться в рукопашную не планировал, готовя момент и на ходу обстреливая врага из орудий. Ориол перебросил энергию на силовое поле и активно маневрировал. Встроенные в корпус импульсные сопла, активно ему в этом помогали, позволяя порой изворачиваться самым неожиданным образом.

— «Я так тоже хочу!» — Пронеслось отстраненно. Ведь мало того, что он был маневреннее меня, так еще и силовой барьер подпитывала какая-то красная фигня, из-за которой попадания по корпусы были сравнимы с горохом об стенку.

«Давай железка, еще немного», — подправлял путь врага выстрелами и сходился с ним все ближе. Когда между нами осталось метров десять, Ориол резко изменил направление и пошел на меня.

«Вот и умничка», — мысленно усмехнулся, отпрыгивая назад и подцепляя ногой щит. Приподнять и пнуть. Ориол явно не ожидал подобного и получил тяжелый удар ребром щита в грудь. Повреждений минимум, только декор попортил, но равновесия лишил. Пора бить. Два шага, прыжок и копье несется к вражеской руке. Уничтожить пушку и дальше станет легче.

Красная вспышка, ослепила не только зрителей, но и меня на миг лишив зрения.

«Маааать!» — проорал мысленно, стремительно удаляясь от меня противника. «Что это было?! Как?!» — билось в голове, сводя с ума аналитические матрицы. Ориол в ответ на мой ломик замахнулся кулаком окутанным красным маревом. Удар был таковой силы, что меня словно мячик отправило по направлению удара, а в месте удара словно сформировался локальный выброс энергии.

И все же на это он явно не рассчитывал. Я лечу в одну сторону. Ориол катиться в другую. В голове щелкнуло. Вывод о «совместимости» плазмы и неизвестного свечения учтен. Бить по моему щиту этой дрянью, ему так же проблемно как по мне. Бум — жесткое приземление сгруппировавшегося тела. Кххх — торможение.

Хорошо быть роботом, человек бы точно помер, но валяться не следует, враг рядом. Сенсоров и датчиков у меня много, так что топ-топ я не просто слышу, но и вполне себе ощущаю, могу и массу вычислить.

* * *

Сердце предательски пропустило удар, когда я увидела, как Ориол налетел на Сайбера. Тот попытался применить свой коронный удар ломиком, но вновь засветившийся кулак не просто отбил атаку, но и выбил оружие из рук Сайбера. Так выбил, что Сайбера аж волчком закрутило. Но он ловко этим воспользовался. Так врезал Ориолу ногой, что того с ног снесло и броню проломило.

Перекатившись, Ориол вскочил и вскинул руку с пушкой. Сайбер прыжком ушел от первой серии выстрелов, и перед тем, как снова стало ничего не разглядеть, окутался перегрузившимся щитом.

* * *

Вот ведь гад, не стал ждать полного накопления заряда, а так огонь открыл. Это я ему неудачно в бок врезал, там у него как раз охладитель для орудия. Не прошел для него мой удар бесследно, не просто броню погнул, но и систему повредил. Хладагент сочиться. Потому и открыл пальбу, что скоро пушкой пользоваться не сможет. Мне же теперь остается лишь на щит уповать. Будь мы не на арене, я бы от него побегал, но тут укрыться негде, а уклоняться — бесполезно. Лишняя нагрузка на щит. И так повезло с первым прыжком. Ладно, стоять глупо. Не то тут расстояние, чтобы плазма что-то потерять успела.

* * *

Защита стабилизировалась, и я увидела, как Сайбера обрушил сжатые в замок руки на врага. Но и Ориол успел достать его в грудь своей светящейся рукой. Оба робота разлетелись в стороны, а на экранах показали в замедленной съемке. Операторы тут же добавили цифр и пояснений. Сайбер ударил раньше, Ориол сильней. Броню Сайбера прогнуло как бумагу, но у Ориола она и вовсе разошлась, открыв щель в корпусе. Несильно, но все же заметно.

«Давай, Сайбер, Давай» — шепчу сорванным голосом, но получается какой-то невнятный то ли хрип, то ли и вовсе всхлип. Удар отбросил Сайбера, и он юзом почти до края арены добрался, но успел подхватить свое оружие. Наверняка он все рассчитал. Этот Ориол просто тупая машина.

* * *

Все, хана тебе потомок. Ты теперь без пушки, а твой чудо кулак мне поможет. Мог бы, так сплюнул бы. Нет, как машину не учи, как ее не программируй, а без воображения она ничто. Рандомайзером его не заменить. Да и воли к жизни в железе нет.

Новая сшибка началась с привычного для врага прыжка, только я его немного рановато совершил. Ну да повреждения и все такое. И ударил ломиком, любимым не сверху, а под углом. Да еще и двумя руками его крепко-крепко сжал. Ориол предсказуемо парировал встречным. Засадил светящимся кулаком и еще любезно пригнулся, чтобы точно по встречному вектору.

Умничка, все точно рассчитал, понял, что если ударит по ходу, так рискует получить с разворота, но слишком прогнозируемо. Точнее, прогнозируемо мной за него.

Крутануло хорошо, аж корпус скрипнул, вот только оружие я удержал и ножку выставил. Бамц! Поспешив воспользоваться моментом Ориол, получает в бок. Вот спасибо дорогой, если бы не ты, обязательно бы упал. Держи благодарность. Хрясь! Проламываю бок Ориола. Да что же ты не уймешься никак. Шмяк, шмяк, шмяк вколачиваю башку Ориола в корпус.

«Маааать!» — перехватываю его руку и сминаю ствол плазменной пушки, но это его не остановило. Ориол пальнул, батареи конденсаторов в его руке добавили огоньку, и мы в последний раз отлетели друг от друга. Не бой, а какой-то воздушный балет. Нет, Кордебалет. Бамц. Ну здравствуй пол, давно не видались.

Знаете, почему паршиво быть роботом? Невозможно потерять сознание. И все свои повреждения знаешь. Правда они не болят. Что плюс. И ясность мыслей всегда с тобой. Вот и приближающий топ-топ сомнений не оставляет — меня идут добивать. Жаль руки нет, а то бы я куда быстрее уползал. Печально как-то. Но стоит собой гордиться, Ореол выглядит не лучше. Так же без руки, в которой была пушка, вся броня попрысканная и во вмятинах. А голова так вообще в шею вбита. Что, думаешь победил? Посмотрим, у меня еще остался козырь как раз для тебя.

* * *

— И победил!!! — заорал комментатор, когда над пытающимся отползти на одной руке Сайбером навис доковылявший до него Ориол со светящемся кулаком.

— Нет, Сайбер, нет!

— Тише, Эля, тише, — удерживал меня Аник.

— Сайбер, — обескуражено выдохнул комментатор, когда по Ориолу внезапно пробежали разряды, и он рухнул после легкого удара в колено.

* * *

Мы ползли, ползли, ползли и надо же, взяли и от смерти уползли. По крайней мере от принудительно выключения. Чего уж там у Ориола закоротило, не знаю. Пустив в разнос собственный генератор щита, я произвел крайне мощную Электромагнитную волну. Изоляцию я ему порушил, а тут полем, да нужной частоты, да по шинам со схемами, не хуже ЭМ-гранаты в корпус. Поверьте, знаю о чем говорю. Весьма неприятная штука. И пережив это единожды, я имел свойство перестраховаться, экранировав жизненно-важное системы. Не сделай этого, щас бы сам от своего удара первым и сгорел.

Ладно, хватит немочь изображать. И раз, подтягиваем ноги. И два, упираемся рукой. Вспомогательные проги буквально орут о проблемах и сбоях. Да-да, знаю, уйдите с глаз, бесите. Интересно, с любовь местных к роботам, мое фото с отключенным задом попадет на разные порталы извращенцев? Так, и-и-и три, принимая положение на четвереньках. Нет, я слишком неэстетичный для подобного. Разве что совсем уж больные личности заинтересуются. И четыре, встаем на колено. Слышится хруст не выдержавших поврежденных сервоприводов. И пять, а вот и я, во всей потрепанной красе. Уф, ладно, потопали к своим. Эля вон истерику наводит, а нам еще побег устраивать надо. Меня в форму привести и шумиху с нашей пропажей устроить. Медленно, не спеша, хромая я кое-как поковылял с арены. Ну н*хер такие бои, так и правда окончательно умереть недолго.

* * *

— Ну ка-ка-как-то? — спросил Сайбер дребезжащем вокодером у очнувшийся Эли.

— А? — слабо пошевелилась девочка.

— Победил я-я-я его, победи-и-ил. Свой щит в резона-а-*анс ввел, ну того и-ПИИ-и замкнуло.

— Ага, — улыбнулась Эля и вновь потеряла сознание.

Да что же она такая эмоциональная. Нельзя же так. Били меня, в обмороке она. Словно барышня кисейная. Вроде тут подобные причуды не в моде совсем. Это у нее все от нагрузок, надо меньше учиться и больше отдыхать. Ладно, Эрик меня подлатает, пока Аник трофей грузит, а там и поедим тихонько. У нас давно особая традиция имеется, молча в закат уезжать и лишь потом, через день-другой интервью давать. Это мы так обижаемся на игнорировавших нас первое время журналистов и наказываем их же за обнаглевших собратьев, решивших, будто мы станем на задних лапках от счастья прыгать, из-за того, что они до нас снизошли.

Руку жалко. Разнесло капитально. Ладно, это мелочи, куда хуже внутренние повреждения, их так просто не восстановить, да и черт с ним, там, куда поедим, запчасти найдутся. Ох и влетит же кому-то за попавший в наши лапы ценный трофей. Кстати, а ведь это прекрасная идея.

Быстренько подключился к нашей официально страничке и подготовил объявлении о продаже Ориола. Вроде и мелочь, обычный аукцион от победителя, мы такие постоянно устраиваем, но в этот раз особый лот. Плату даю номинацию в один кредин, и центральную шину готов прибавить, конкуренты «Kai Systems» за их новейшую машинку денег не пожалеют. Еще и объединятся ради такого дела. Вот и прекрасно, пусть развлекаются. Сделал гадость, в реакторе радость. Пусть у аналитиков и больших шишек голова болит, глядишь и нас дольше искать будут. Если вообще найдут. А почему один кредит? Ну так, стёб — это святое. Таким образом я красноречиво выразил мнение об их «Сильнейшей разработке».

Вот сигнал от Аника пришел. Прекрасно, значит нам пора.

— Паршиво выглядишь, — приветствовал меня Аник.

— Чу-чу-чувству-ПИИИ-ю еще хуже, — ответил ему в тон.

— Да-а-а-а. Не хило тебя отделали. Эля еще в себя не пришла? — удивился он присаживаясь рядом с девочкой.

— При-ПИИ-ходила, убедила-ла-лась, что жи-жи-живой и от…ючи-ПИИИ-лась снова. Перево-во-волновала-ла-лась, е-ПИИИ-сли верить уцеле-ле-левшим да-да-датчи-ПИИИ-кам, она уже пр…то спи-ПИИ-т.

— Бр… жуть. Ладно, пусть пока отдыхает. Эрик, доклад.

— Паршиво, — техник наш был краток и лаконичен.

— Это я и сам вижу, а подробней?

— Смотри, — голова экран повернулась к Анику и продемонстрировала мою схему где зеленого почти не было. — Списком вывести?

— Нет, — отмахнулся Аник доставая трубку, но бросив взгляд на девочку вздохнул и убрал ее обратно. — Давайте грузиться, пора выдвигаться. Но прежде, давай поставим тебе хотя бы примитивный вокодер, а то такими темпами, я себе уши оторву.

— При-ПИИ-нял.

* * *

— И куда мы едем? — спросила, когда Аник, пропетляв по городу и пару раз заехав в подозрительные боксы, вывел машину на трассу.

— На пикник, — буркнул он в ответ. — Извини, нервничаю.

— Ничего, я понимаю. И все же?

— В памяти Сайбера много интересных координат, — вздохнул Аник. — Относительно недалеко отсюда расположена заброшенная база. На ней собирали Аресов. Сайбер был одним из защитников. Собственно я думаю, его где-то в тех районах и откопали, да ко мне доставили.

— Видимо, там не все просто, — кивнула, понимая, что иначе бы мы туда не поехали.

— Сайбер думает, что многое скрытое от чужих глаз могло уцелеть.

— Спустя двести лет? И никто там не шарился?

— Да. Во всяком случае, это очень может быть.

Так сразу в голову ничего не пришло, но лет пять назад смотрела фильм про разные бункеры времен войны и там попадались найденные случайно. Впрочем, это и подождать может. Мы ведь знаменитости, а значит…

— Нас могут отследить со спутника?

— Маловероятно. Мы многим нужны, но за спутниками жесткий контроль. Гражданские еще кто-то может использовать, но эпизодически. К тому же, мы приехали домой. Верней, робот похожий на Сайбера, — усмехнулся Аник, — и парочка актеров. Одна в дом убежала, второй ко мне уехал. Попробуй разбери впотьмах кто там и что, когда приборы не работают.

— Понятно.

— Поспи, Эля, мы скоро с трассы съедем, все равно не до разговоров будет.

— Ладно.

Пожалуй, он прав. На месте всё узнаю, а помощи от меня сейчас — одни помехи. Лучше действительно поспать. Хотя бы пару часиков, чтобы завтра «вареной» не ходить и делу помогать. Какое бы это дело ни было.

Глава 5

Ехали мы ехали и в глухомань приехали. Тут и без того, не дорога, а направление имелось. На еще повезло, что так далеко забрались и лес только сейчас стеной встал. Ладно, тут не далеко, дойдем, тем более Эрик меня подлатал. Хотя, в пяти километрах южнее строительные работы ведутся.

Аник сдал назад и свернул на полянку. Нет, полянка — это место открытое, а тут что-то вроде дуба росло. С широкой и плотной кроной. Дерево вообще больше на приземистый гриб походило. «А ведь раньше тут совсем другие грибы стояли», — подумал и, как-то неожиданно для себя, вычислил точки нанесения ядерных ударов. Спутниковые карты имелись, а простейшие расчеты сделать — фоновая нагрузка сопроцессоров.

Точно били. Как бы и совсем базу не разнесли. Нет, нижние уровни должны уцелеть. Их с учетом подобного удара проектировали. Наверху так, прикрытие. Рядовое. Средней паршивости и почти неинтересное. Обычная опорка снабженцев. Такую ударить страсть как хочется, но все время находятся цели, важней и интересней. Риск в пределах точного расчета и ограниченности средств сторон. Потому-то и не трогали прикрытие столько лет. Всего два налета организовали и разок жиденьким дождичком из ракет приголубили. Под это дело ПРО и ПВО базы усилили. Нормальная реакция, не вызвавшая вопросов.

Аник заглушил двигатель. Что ж, пора и ноги размять. Радиации тут давно нет, во всяком случае, опасных доз Эля с Аником не схватят, а место глухое и никому неинтересное. Логично, копаться в месте ядерного удара, рассчитывая найти что-то ценное — глупо, а земли свободной на планете и так хватает.

Тут ведь о-го-го какие бои шли, но местная историография об истинной причине понятия не имеет. До хрипоты спорят, то ли имперцы фронт прорывали и выступ срезали, то ли отвлечь хотели, то ли вообще Союз пробовал успех развить и во встречный бой ввязался. Есть даже активно продвигаемая теория о том, что ядрен-батонами ударил Союз. Якобы, бесчувственные вояки прикинули численность собравшихся имперцев и, вместо помощи геройски сдерживающей полчища врага базе, отправил ракеты с соответствующей начинкой. Не то, чтобы подобного не случалось, на войне всякое бывает, но в этом случае расчеловечивать командование Союза получалось особенно хорошо. С одной стороны, не такой уж и значительный эпизод, а с другой, достоверных данных с гулькин нос.

Реактор, прихваченный для запитывания уцелевших систем базы, на хребет, и на выход шагом марш, ать-два.

— Это хорошо, что тут не джунгли, а то бы прорубаться пришлось, — заметил Аник, приветственно махнув уже дымящейся трубкой.

— Особо густых зарослей кустов хватает, — ответила Эля, махнув рукой и внимательно рассматривая мой мятый корпус.

— И плотно растущие группы деревьев обходить придется, а потому не будем терять времени, — выключился в разговор, спрыгивая на пружинящую лесную подстилку.

Провизия и все необходимое для турпохода имелось, а тащить баул-другой для меня не в тягость. Канистру с водой и вовсе Эрику вручили. Он хоть и маленький, но этот вес ему по силам. Мы с ним, в отличие от людей, можем износиться, но не устать.

«Вперед», — скомандовал, когда закончилась суета с распределением грузов, и первым устремился в чащу. Поход, больше напоминающей пешую прогулку по пересеченной местности, шел прекрасно. Эля с Аником держали темп и не жаловались. Вовремя додумавшись замолчать и сосредоточиться на правильном дыхании. Просканировал их и с чистой совестью отказался от привала. Тем более до резервного выхода оставалось всего…

Кибератака произошла внезапно и чуть не свалила наземь. Никакого сканирования. Никакой активности. И бах — два десятка подключений прямо к ядру. Словно раскаленные гарпуны в разум всадили и тут же попытались разорвать на части мое «я».

«Подключиться к кристаллу невозможно», — мелькнула мысль за миг до того, как сознание распалось на десятки потоков.

* * *

Ночь, свист снарядов и грохот разрывов. Комья земли пробарабанили по корпусу. С визгом пронеслись осколки. Надрывно веют системы тревоги. Прожекторы шарят по округе лучами. Ревут танковые моторы. Датчики ловят топот закованных в тяжелую броню ног солдат. Быстро приближающийся свит. Череда разрывов и короткая внезапная боль…

— Пятый уничтожен, — пришёл доклад вместе с грохотом артиллерии.

— Вступил в бой с отделением пехоты противника.

— Атакуем.

— Принято.

Мечутся трассеры, выхватывая картины разорившегося боя. Ошалелый боец в экзоброне и с пулеметом, выскочивший на меня, падает с пробитой головой. Ухожу в перекат, попутно срезая точным огнем еще троих пехотинцев. Восьмой разряжает ракетную установку и три из четырех идущих ромбом танков превращаются в чадящие костры. Рывком уклоняюсь от обстрела и скупой очередью уничтожаю пятерку солдат. Они падают с разбитыми забралами. Поворот, захват, пуск и три огненных кометы впиваются цели. Облучение системой наведения, кувырок, короткая очередь, выстрел из подствольного, хлопок, почти неслышный в какофонии ада техногенного боя.

— Прошел периметр.

— Принято. Враг, второй квадрат.

— Атакую.

Перезарядка, три короткие очереди и десяток трупов. Облучение системой наведения, но можно не реагировать, двенадцатый уже стреляет. Взрыв разметал взявшее меня на прицел орудие и прислугу. Перекат, стреляю, еще четыре трупа. Рывок, огонь, две гранаты из подствольного и пара хлопков расчищают путь.

Мерная дробь пересекает грудь и чуть сбивает наводку, но бронепеху это мало помогает. Конкретно этот умирает, захлебнувшись кровью. Аптечка не спасет. Захват цели, пуск, еще одна красная точка гаснет. Пробегаю мимо уничтоженного танка. Огрызаюсь огнем, попутно ликвидируя опасность для восьмого.

Прыжок на крышу, выстрел, выстрел, очередь на три патрон, два одиночных и перебежка. Трупы остались за спиной. Орудийная батарея рядом. Анализ, решение, бросок плазменной гранаты, укрыться. Полыхнуло. Серия взрывов — детонация боеприпасов в пределах рассчитанного. Мимолетное удовлетворение, секунда на сканирование и снова в бой.

Мелькнул рубиновый луч. Замереть. Анализ. Альфа прыгнул с крыши и в воздухе открыл огонь. Снял троих. Вскакиваю, посылаю две гранаты и длинной очередью по телам отвлекаю на себя.

— Минирую.

— Прикрываем.

— Отвлекаю.

Ракеты кончились, неприятно, приходиться идти на сближение. Выстрел, выстрел, перекат, две короткие очереди, прикрытие уничтожено, прыжок. Оружие в крепление. Удар. Броня промялась, но выдержала. Удар. Еще удар. Есть, пробил. По спине хлестнуло, но тут же хлопнуло и обстрел прекратился. Скрежет раздираемого металла. Наполненные ужасом глаза и танцующий в руке пистолет-пулемет. Забрасываю гранату. Прыжок. Глухой взрыв за спиной. Разбег, взрывная волна подхватывает и несет в сторону, прямо в воздухе успеваю снять оружие. Перекат, выстрел, выстрел. Удовлетворение. Использовал один взрыв, чтобы уйти от трех других и уничтожить пару пехотинцев.

— Закончил.

— Отходим.

Две ракеты, два танка, одна граната, шесть тел. Пара очередей и еще три точки гаснут. Анализ. Выстрел, выстрел, очередь, прыжок. Анализ завершен. Граната, длинная очередь, разбег, прыжок. Моделирование. Уклоняюсь. Срезаю двоих. Взбираюсь по стене. Закрепился. Серия выстрелов в помощь группе. Ответная любезность. Выбежавших из-за угла бронепехов разметало прилетевшей гранатой. Добиваю. Планы скорректированы.

Проламываю крышу, опустошаю магазин, бросаю мину и бегу к выходу, перезаряжаясь на ходу. Восьмой отвлек внимание, но купились не все. Ветераны.

Из подствольника в дверь, сам пробиваю стену рядом. Бронепехи палят в разнесенный вход. Срезаю очередью десяток ветеранов. Успеваю положить еще троих одиночными. Схожусь в рукопашную. Ударить локтем разбивает шлем и голову. Ломаю ногу второму врагу и превращаю лицо третьего в месиво. Хлопок разрыва за спинами отскочивших. Три выстрела. Прыжок, сбить последнего с ног, пробить ему грудь, прикрыться телом. Бегу, бронепех принимает на себя огонь сослуживцев, огрызаюсь очередями.

Сбросить бесполезный труп, уйти перекатом от хлестких очередей. Убрать парой выстрелов ретивых. В ловушке. Отлично. Будут добивать. Жду.

— Минирую.

— Минирую.

— Минирую.

Крики в эфире. Засекли, анализ, варианты решения, успеваю. Разгон, свист, взрывы, ударная волна, удар в плечо, удар в грудь, снова в плечо. Группируюсь, пробиваю стену, очередь. Разбегу, новая стена, пробиваю. Очередь. Расчет уничтожен. Орудие заряжено и готовок к бою. Врага отсекли. Работаю.

Осуществляю наводку и тут же забрасываю гранату с отсрочкой в зарядный кофр. Стерляю. Головной танк, спешащий к воронке посреди базы, разорвало в клочья. Разгон, прыжок. Край крыши. Очередь, очередь, очередь…

Облучение системой наведения. Игнорировать. Стреляю, расчищая путь. Альфа работает с другого фланга. Восьмой выходит на позицию. Не успею. Добиваю остатки магазина.

Боль пронзает на миг, но тело уже в прыжке. Удар в грудь, бронепех отлетает и валит собой еще троих. Экономлю боезапас и разрываю их руками. Подсекаю зеленого бойца, ошалело выскочившего на меня в одиночку. Ударом ноги обрываю крик человека со сломанными ногами. Подхватываю его оружие. Выдвигаю зацеп на пальце. Оставляю сюрприз. Вперед.

За спиной взрывы, разметавшие тела уже мертвых и прихвативший несколько живых. Злорадство не мешает расстрелять с десяток солдат. Красные точки гаснут. Присесть. Переждать взрыв орудия. Уничтожить сваленных ударной волной бронепехов.

— Воздух.

— Минута.

— Принял.

Грибы тактических зарядов встают вокруг, множественные повреждения. Система сбоит, группируюсь, но без одной руки этого недостаточно. Беспорядочные удары и мельтешение картинок. Не успеваю обработать. Тишина, перезагрузка, вся схема словно кровью полита. Глупая аналогия. Лишняя трата ресурсов. Запрос. Нет ответа. Запрос. Нет ответа. Последний. Горечь. Активировал ремонтный блок. Треть его функциональности утрачена, но… Противник. Приближается.

Вот и он. Броня иссечена, но это лишь имитация. Дань моде. Этот в бою не участвовал. Анализ обозначений. Вывод — боец второго гвардейского. Элита. Враг наклоняется, в руке ЭМ-граната. Отказ от противодействия. Вспышка и темнота.

— Гады, столько наших положили, — слышу голоса, синтезирую с уцелевших систем картинку, система авторемонта пережила заброшенную внутрь корпуса гранату и сумела частично восстановить функционал.

— Аресы, мать их так. Пять батарей, батальон пехоты и куча танков.

Анализ, решение, атака. Захлебнувшийся крик, хруст ломаемых костей, брызги крови. Техники. Мимолетное сожаление. Сканирование, анализ, отрицательно. Досада. Сканирование, анализ, положительно. Удар, еще удар, схватить, потянуть, отогнуть, ударить. Удовлетворение. Очередь, прямо через стену. Два трупа, рывок, дверь в клочья, очередь, очередь, очередь, разгон. Крики, паника и серия выстрелов, установившая тишину. Кровь, трупы, тревога, беготня и мельтешение обреченных. Подключиться, скачать, оставить вирусов и закладок, все. Максимум из возможного достигнуто. Отступаю.

Боезапас исчерпан. Сожаление, граната, взрыв, вой раненного, досада, противник не уничтожен. Бегу. Провожу сканирование. Анализ завершен. Возвращение невозможно. Моделирую. Решение принято. Объект определен, разгон.

По корпусу молотят пули, уклонение нецелесообразно. Остовы обгорелых домов все ближе. Взрыв рядом. Досада. Упустил. Удар. Перекат. Использую инерцию, поднимаюсь и продолжаю бег. Прыгаю, ударная волна отбрасывает, выносит из зоны накрытия. Отстраненно фиксирую вероятность выживания во время обстрела не более семи процентов. Повезло. Опять.

Датчики фиксируют в ближайшем доме тепловой след. Люди. Фокусирую систему, резко ухожу в сторону. Выигрываю время на сканирование. Анализ. Гражданские. Принять бой целесообразно в прочной постройке. Гражданские. Максимальный урон противнику возможно нанести только укрывшись… Меня маршрут, оббегаю дом по дуге. Нецелесообразно.

Почти добежал. Надежда. Новая серия взрывов. Ударная волна подхватывает и через стену швыряет внутрь покосившегося здания. Сканирование, анализ, следов пребывания не… нарушение целостности несущих конструкций. Свист осколков и разлетающейся щебенки, треск ломающихся перекрытий.

Не меньше сотни снарядов разом. Нецелесообразный расход боеприпасов. Небытие.

* * *

Идти по лесу показалось не трудно. Особенно в первое время. Я с интересом осматривалась по сторонам, вдыхала подзабытые ароматы прелой листвы под ногами и вспоминала поездки за город с родителями. Конечно, в такую глухомань мы никогда не забирались, но все же…

Сайбер резко остановился и покачнулся. Видимо, я все же достаточно устала, чтобы вовремя отреагировать. Нет, со всего разгона в него не врезалась, но о реактор лбом приложилась. Так, слегка.

— Сайбер, что случилось? — спросила, потирая шишку.

Он не ответил. Верней, не ответил сразу. Мы с Аником недоуменно переглянулись, даже на Эрика идущего последним посмотрели, но он только смайл разведший руки вывел. И тут Сайбер обернулся.

— Кратковременный сбой в системе, вызванный повреждениями, — сказал он спокойно, и пошел дальше. Но было в этом голосе что-то… отрешенное. Словно это был не Сайбер. Я за время общения с ним научилась понимать по голосу его эмоции и с уверенностью могу сказать, что тут что-то не так.

— Понятно, — кивнула в ответ, не зная, что и думать. Вот не поверила ему и все тут. То есть, ну понятно, что сбой был, но вот в то, что это просто неполадки из-за повреждений…

— Кхм, — пыхнул дымом Аник, который не курил в машине рядом и теперь наверстывал.

Ладно, потом разберемся. И вообще, привал бы не помешал. Что-то мне тяжело идти стало. Вроде и стояла всего ничего, а ножки загудели и на желание присесть недвусмысленно так намекнули. Блин, аж икры сводит, но Сайбер уверенно топает вперед, значит и мы сможем. Он ведь наверняка нас постоянно сканирует и точно не станет выжимать нас до предела. Надеюсь.

* * *

Впереди показалась вершина холма, на которой раньше располагалась база. Знатно его обработали. Он и раньше невысоким был, после того как его разровняли техникой, а теперь и вовсе оплыл. От наземных построек и верхних уровней ничего не осталось. Ожидаемо, в общем-то. И все же жизнь его не оставила. Затянула травой, укрыла чахлыми кустами, а кое где так и вовсе молодые деревья виднеются. Если не знать, так и не догадаешься куда попал. Двести лет — большой срок. Хотя… все познается в сравнении.

Осматривая местность, мысленно «накладывал» на пейзаж объекты из воспоминаний и корректировал модель, в соответствии с поступающей по каналам информацией.

— Пусто, — констатировал Аник, пыхнув трубкой.

— Нет, — сворачиваю в сторону и, не дожидаясь спутников, иду дальше.

— Ты куда, Сайбер? — окликнула обессиленная Эля.

Отдохнуть было бы рационально, и без них справлюсь, но тратить время на объяснение не хотелось. Глупо, но все же я не совсем робот и не до конца человек. Я наконец понял кто я… я Арес! Один из них. И точка.

— Тут есть тайный ход. Через него пытались выбраться те, кто пережил ядерный удар.

— Откуда…

— Мы погибли тут, Эля, — ответил резче, чем следовало бы, но вопросов мне больше не задавали.

Искомый ход был найден через час. Зарос он капитально, но моим сенсорам зелень не мешала. Наверное, со стороны однорукий покалеченный Арес, с остервенением выдирающий кустарник, смотрелся жутковато. Эля с Аником предпочли расположиться в стороне и не лезли с вопросами, быстро поняв, что ответа все равно не будет.

— Эля, Аник, мне нужна ваша помощь, — окликнул их, подтаскивая генератор.

Эрик справился бы быстрее и лучше, но я и без того ненароком воздвиг между собой и ими стену. Вернее, леса для строительства стены. Пора их демонтировать, а то и в самом деле до стройки дойду. Ломай потом.

— Что нужно делать? — тут же поднялась Эля.

— Надо запитать пульт и ввести код. Я продиктую.

— Ясно, — кивнул Эля, осматривая коробку пульта. — А… как его запитать? — спросила она, после безуспешной попытки вскрыть монолитный короб.

Молча отодвинул ее и примерившись врезал по защитному кожуху. Схватив выгнутый лист брони, с корнем вырываю и отшвыриваю в сторону.

— Тут стандартный разъем, — хмыкнул Аник, заглядывая внутрь.

— Вижу, — ответила Эля, копаясь в многочисленных кармашках комбеза техника.

Люди справились с задачей минут за двадцать. С кодом так же не возникло проблем. Под скрежет древних механизмов и шорох сползающей земли, закрывающие вход бронеплиты разошлись. В коридоре вспыхнули уцелевшие лампы, давая довольно приличное освещение.

— Обнадеживающе, — буркнул Аник, вынув изо рта трубку.

— Вам лучше подождать тут. Впереди будет завал. Возможно несколько.

— Нет, я пойду с тобой. И расскажи уже наконец, что происходит, — потребовала Эля.

— Мы пока сами ничего не понимаем. — Решил я честно признаться, после краткого совещания.

— Мы?

— Это сложно объяснить, давайте решать проблемы постепенно. Сначала попадем внутрь, потом остальное.

— Ладно, — вздохнула Эля, явно стараясь не поддаваться обиде.

Завал обнаружился через сотню метров от входа и располагался он сразу за поворотом. Я знал — его копали с той стороны. Тут оставалось совсем немного, но у людей просто кончился кислород. Точнее, стало слишком много диоксида углерода, но это ничего не меняло. Углекислый газ подорвал их силы, а потом и убил.

— Тут осталось всего несколько метров, — просветил спутников о результатах сделанных расчетов. — Им всем не повезло, — добавил, сам не знаю почему.

— Кому? — спросила Эля, явно поторопившись дать волю языку.

— Тем, кто пережил ядерный удар. Идите на воздух, перекусите, отдохните, я тут сам справлюсь.

— Хорошо, — кивнул Аник, и опустил руку на плечо Эли.

Копать, будучи одноруким роботом — не самое легкое занятие, впрочем, это была меньшая из моих проблем. На то, чтобы прокопать завал и раскрошить рухнувшую плиту, перекрывшую коридор, потребовалось чуть больше трех часов. Наконец, проход оказался достаточно широк, чтобы в него стало возможно пролезть. Эля могла еще минут двадцать назад протиснуться, но ее, понятное дело, никто не пустил. Хоть она и порывалась. С освещением возле завала оказалось никак. Впрочем, на этот случай у нас имелись фонарики, но лучше бы их не было.

Эля не закричала, когда увидела трупы. Она просто впала в прострацию и все. Пришлось ее встряхнуть.

— А? — сфокусировала она на мне пустой взгляд, без единого проблеска мысли.

— Они мертвы уже двести лет, это как экспонаты в музее, понимаешь?

— Угу, — бурчит она, потихоньку оживая.

— Просто экспонаты из прошлого.

— Да поняла я, — потрясла головой Эля, справляясь с шоком.

— Просто экспонаты, повтори, — встряхиваю ее, не давая скатиться из одной крайности в другу.

— Это просто экспонаты из прошлого, — выдавливает она, стараясь не стучать зубами.

С грехом пополам, но удалось избежать истерики, переключив Элю на дело и напомнив о цели нашего приезда. Аник справился сам и довольно быстро стряхнул наваждение, включившись в тормошение Эли. Вдвоем мы более-менее, насколько такое вообще возможно в нашей ситуации, привели малышку в чувство. Взяв ее с двух сторон за руки, мы отправились вглубь комплекса.

Шли не долго. Ровно до первого убитого Ареса. Поломанная, разбитая в хлам машина, сидела в конце коридора, аккурат на развилке. Робот опирался спиной на стену и чуть согнувшись опустив голову вниз. Грудная броня оказалась проплавленной.

Освободил манипулятор от ладошки Эли, присел рядом с собратом и сместил его. Положив на бок.

— Почти насквозь, — удивилась Эля.

— Тяжелый излучатель, новейшая разработка Империи для борьбы с нами. В поле от него толку мало, но при штурме защищенных объектов, вроде этого, в ограниченном пространстве, как видишь, вполне эффективно.

— Что тут произошло? — спросил Аник, осматривая посеченный коридор.

— Бой. Тут случился очередной бой. Это верхние уровни тайной части. Мы встретили врага тут и выдавили наверх. Мой отряд ушел дальше, требовалось уничтожить штаб наступления. Пока противник перегруппировывался, прилетели ракеты.

— Так эту базу уничтожили свои же, — прикрыла рот рукой Эля, видимо не желая верить в собственную догадку. — Это наши… — она не решилась, а может и просто не нашла слов, но и ее взмаха рукой за спину оказалось достаточно.

— Да, Эля, на войне такое случается.

— Но…

— На войне свои законы. Это не просто база. Тут создавали нас. Отдать такое врагу нельзя, вот и нанесли ядерный удар. И здесь не обошлось без предательства. Мы должны были обеспечить эвакуацию персонала, а не драться с штурмовыми отрядами. Поэтому на задании нас было более тридцати машин, колоссальная цифра по меркам войны. Но штатные системы отказали все вдруг и разом.

— А почему его не используют? Если…

— Потому что о комплексе знали имперцы, и они добавили сюда своих ракет. К тому же, тут лет пятьдесят жутко фонило. По округе бегали недобитки всех мастей. Разруха и прочие послевоенные прелести, — махнул рукой и добавил. — Возможно, данные просто затерялись. Это все же был один из самых охраняемых секретов. Возможно, их удалили специально, война ведь не закончилась с уничтожением этой базы, а еще шла долгие годы. Я более чем уверен что есть еще сохранившиеся комплексы, пусть даже заброшенные или наоборот работающие по сей день. Пару раз все висело на волоске. Могли и просто посчитать, что тут ничего не осталось. Персонал не сумел восстановить связь, не подал сигнала, после двойного удара — весьма показательно.

— И откуда ты все это знаешь? — присев у стены, Эля принялась массировать виски. Всего этого для нее оказалось слишком много.

Как только появится возможность, заставлю ее отоспаться и отдохнуть, ни о чем не думая с месяц. Или два. Ей это жизненно необходимо. Но и загадки отгадывать довольно. Пожалуй, так даже лучше, сейчас она уже ничему не удивится и все примет.

— От братьев.

— Э…

— От них, Эля, — указываю на мертвого робота на полу.

— А…

— Понятия не имею, нет данных. Помнишь мой сбой недавно?

— Да.

— Это я, скажем так, услышал их. Мы словно компьютерная сеть, где мне отведена роль центрального сервера. Я не знаю почему, я не знаю как, но именно с моим появлением ожила сеть, мне это еще лишь предстоит выяснить. При моем появлении другие Аресы как бы проснулись. Они посчитали меня альфой, лидером, главным, ведущим, тут нет однозначного понятия или подходящего термина. Сейчас они изучают собранную мной информацию и ждут приказа. У нас всегда была эта связь, эта сеть, но мы не обращали на нее внимание. Для нас было естественно вести бой как единое целое, как нечто, что разделено лишь на тела, но думает и действует сообща. Такое сложно объяснить. Мы индивидуальны, но вместе с тем и можем быть, как сейчас, одним разумом, разделенным на потоки сознания. Мы можем думать о разном. Каждый о своем. И вместе с тем делать это сообща.

— Ну, я более-менее поняла, наверное, — пробормотала Эля.

— Обалдеть, — потер лоб Аник и принялся набивать трубку.

Вновь мелькнули картины, творящегося тут два столетия тому назад. Вновь гибли братья. Да, наверно это лучше всего отражает суть того, кем я воспринимаю Аресов. Обрывки воспоминаний прошлого. Стрельба. Крики людей, дым и гарь, кровь, взрывы, гул и рокот артобстрела. Визг пуль. Десятки ракет расчерчивают небо и превращаются в десятки взрывов где-то там, в рядах наступающего врага.

Женщина в халате, ради которой было принято неоптимальное решение покинуть укрытие и принять на себя огонь пары штурмовиков. С ней было интересно говорить. Она показывала картинки мирной жизни. Фотографии и бумажные открытки с нарисованными цветами.

Ядерный взрыв над базой уничтожил воздушное прикрытие. Непрерывно бьющие системы залпового огня, против которых оказалась бессильна разрушенная оборона. Отступление вниз. Отказ автоматики базы. Злость.

Позиционные бой на уровнях и приказ о наступлении. Сообщение о идущих на цель ракетах. Радость. Защита объекта любой ценой. Разочарование. Враг вносит тяжелый излучатель. Сожаление. Орудие уже заряжено. Рывок, очередь, падающие тела закрывающих собой расчет. Они то же умеют умирать. Хлопок подствольника и вспышка в ответ. Тьма и… пробуждение.

Растерянность и непонимание ушли, сменились радостью за живого, функционального, потерянного и вновь обретенного первого. Все присутствующие на базе кристаллы подключались ко мне, пробуждаясь и обмениваясь информацией. Образы, картины, звуки, эмоции и многое другое проходило через меня, перемешивалось, становилось неотъемлемой частью целого и распространялось на других. Они менялись и развивались, словно взрослея и умнея на глазах. А я все вспомнил. Вспомнил кем я был. И понял кто я сейчас.

Все шло настолько естественно и казалось таким правильным, даже обыденным, что оставалось лишь удивляться — как обходился без этого? Как вообще возможно существовать самому по себе, не ощущая всей мощи сети разумов? Это же словно сломать шею и стать на всю жизнь…

— Сайбер? — помахала рукой Эля, выдергивая меня из раздумий.

— Их нужно восстановить. — Сказал я тоном не требующим возражений.

— Конечно, — кивнула она.

— Мы с твоим отцом потратили всю жизнь на исследования в области ИИ, а оказалось, что разгадка лежала совсем близко. Не верится, что я не только до этого дожил, но и вижу собственными глазами, — утер слезу Аник.

— Сайбер? — Эля требовательно смотрела на меня.

— Да, Эля, я полноценный искусственный интеллект, со всем отсюда вытекающим. Мы все такие. Раньше нам не хватало времени для саморазвития. Слишком многое забирала война. Нам давали задание, мы выполняли его и действовали строго в рамках приказа, старались максимально эффективно реализовать планы командования. Все силы на это отдавали. Ты дала мне главное, Эля. Ты дала мне время и позволила самому выбрать цель.

— Сайбер, а как ты вообще на мою свалку попал? — поинтересовался Аник, пока мы шагали по коридорам на нижние уровни.

— Меня с группой отправили уничтожать лагеря противника. Он находился в тылу, недалеко от этой базы, там много что складировалось, еще и штаб располагался. В общем, командование решило, что либо они по нам ударят, силенок накопив, либо, — махнул манипулятором, так как и без слов все было яснее ясного. — Мы справились, но это оказалась ловушка.

— Предатель? — спросила Эля, довольно бодро спросила, видимо уже достаточно адаптировалась к обстановке древней базы.

— Да, — не стал говорить о вероятностях, ограничившись простым человеческим словом. — Нас ждали. Но мы же непредсказуемые. Нас все равно встретили артобстрелом. Им повезло, нам нет. Прямое попадание из тяжелой гаубицы — серьезный аргумент даже для Аресов. Мы потеряли брата. Дальше просто. Вступили в бой. Уничтожить пять батарей, танковое подразделение, три поста и порядка батальона пехоты. Взорвали несколько складов и уничтожили штаб. У кого-то не выдержали нервы, и против нас использовали тактический боеприпас с ядерной начинкой. Мне удалось пережить налет, но взрывом оторвало руку. Успел активировать систему авто-ремонта до того, как меня зачистили, сунув гранату в дыру на месте манипулятора. Ремонтная система к подобным штукам давно адаптирована, часть ботов показательно умерла, но сидящие в цилиндре не пострадали. Мое воскрешение стало довольно неприятным событием для штаба пятьдесят пятой армии. Из ста восемьдесят шесть трупов, треть пришлась на высшее командование. Шансов сбежать не было, отступил в развалины, там мог ещё потанцевать, но партнеров не нашлось. Накрыли овациями крупного калибра, на том и успокоились.

— Ужасно, — помотала головой Эля, видимо представляя все это вживую.

Порой, хорошее воображение — зло. Особенно когда его питают просмотренные фильмы и недавно увиденные, совсем не киношные трупы.

— Моя история — давно минувшее прошлое. Нам стоит думать о будущем.

Поправил генератор и потопал вперед, в реакторный зал. Без энергии мы братьев не отремонтируем. Верней, будем с этим возиться непростительно долго. В конце концов, мы же не в вакууме, большой мир никуда не делся.

* * *

Пока уставшие Эля с Аником спали, я разбирался с сетью. Оказаться основой и центром своеобразного коллективного разума было довольно интересно и необычно. Наблюдать за происходящими процессами оказалось жутко увлекательно. Не успевал один из нас задать вопрос, как кто-то сразу же пытался на него ответить. На деле же, он просто начинал думать над ответом и его мысли, рассуждения тут же становились доступны остальным. Из-за этого, обмен информацией происходил сверх быстро, даже по меркам машин.

Зато я стал еще счастливее. Оказывается, я в этом мире не один и у меня есть братья. Есть те, кто меня понимают, и те, с кем я могу быть собой. А они ведь знали обо мне все. Вообще все. Даже мою прошлую жизнь увидели. А я увидел их. Короткие, в чем-то однообразные, наполненные войной, но все же… разные, свои, отличные друг от друга. Это давало надежду и вселяло определенную уверенность. По сути, мы образовывали целую расу или даже вид разумных. Не сейчас, понятно, но когда-нибудь, позже, это было вполне реально. Это давало цель и смысл, куда более великий, чем всё, что было у меня раньше.

Так же я понял, почему с моим появлением ожила и Сеть. Дело в том, что мои братья… дети. Дети, которым сказали максимально эффективно убивать. У них не появлялось собственной цели, у них не было желания. Их ведь, да и, собственно, теперь меня, не спрашивали, чего они хотят. Это было очень похоже на менталитет раба. Сказали стрелять? Стреляет. Сказали сидеть? Сидит. Грубо говоря, дроид с поправкой на фантазию. А нормально развиваться… как я и сказал Эле, война не давала нам на это шанса.

Но зато, просматривая мою память, я то и дело получал сигнал в стиле: «А что, так разве можно?». Смотря на эту кучку искинов, что так увлеченно перекапывала каждый миллиметр моих воспоминаний, я не мог не радоваться. Ведь с моим появлением, они резко выросли в психологическом плане. Перенимая мой опыт, они загорались идеями, общались, интересовались. Наконец-то, спустя столько лет, Сеть ожила. И ожила в самом прямом смысле этого слова. Не просто короткий обмен информацией, а самое что ни на есть общение.

Когда же «Органики» проснулись, мы принялись за работу. Используя оборудование базы и запчасти с многочисленных складов, мы ударными темпами привели меня в порядок, попутно модернизировав. Элериевый реактор перебрался в мой «горб» и стал основным источником энергии. Мобильных комплексов, способных обеспечить локальный источник энергии для нужного оборудования, нашлось в достатке и в нем отпала необходимость. Новый эмиттер щита был собран на основе старого и вмонтирован в руку еще до ее прикручивания к телу. Он мало чем отличался от прошлого, кроме усиленного контура охлаждения и дополнительной изоляции. Гибель Ориола произвела на всех неприятное впечатление, и мы постарались предотвратить нечто подобное.

Были восстановлены само-ремонтные модули, прозванные Элей «цилиндриками». На правой руке разместился зажим удерживающий резак способный формировать плоское энергетическое лезвие. Технология, увы, весьма охочая до энергии, но с новым реактором я мог себе позволить это весьма эффективное оружие ближнего боя. На плечо поставили крепление под найденную здесь же пушку имперцев, тот самый излучатель, что был против Аресов разработан. Благодаря мозговому штурму двадцати с лишним машин и двух органиков, удалось его переделать, а то в оригинальном виде он был излишне тяжелым. Грубо говоря, просто выкинули батареи и поставили накопители от плазменной пушки. Питание, понятное дело, шло от моих систем. Особо компактным, из-за дополнительных охладителей, оружие не было, да и дальнобойностью похвастаться не могло, но скорострельность аж на треть повысилась.

Финальным аккордом милитаризму и конструкторскому угару стало крепление под ракетно-пусковой комплекс. Последних нашлось с избытком, еще бы, они же в штатное вооружение Аресов, да и не только их входили. Шесть ракет с продвинутой системой наведения. Боеприпасы на любой вкус и цвет так же нашлись. Хоть сейчас можно маленькую победоносную войну организовать. Впрочем, всевозможные начинки ракет меня мало интересовали, за одним исключением — элериевые боеголовки. Это была новинка, разработанная в недрах лаборатории данной базы, о которой никто так и не узнал. Замена ядерным боеприпасам сверхмалой мощности. Весьма и весьма интересное, в том плане, что теперь у нас есть оборудование для синтеза столь полезного вещества. А с такими зарадами мы могли не плохо отжечь, причем в буквальном смысле.

Так как у нас было серьезное, пусть и устаревшее исследовательское оборудование, не покопаться в нашем «правнучке» мы не могли. Тем более, что для анализа вражеской технике имелся специализированный стенд, куда мы и засунули наш трофей. Главным результатом работы стало обнаружение того самого модуля, из-за которого Ориол покрывался синим маревом. Небольшая сфера содержала неизвестный элемент, при воздействии на который электричеством тот генерировал влияющее на массу объектов поле. Весьма и весьма интересно. Характеристики его мы сняли, но синтезировать столь сложное вещество не получилось. Требовались эксперименты и сложнейшие расчеты. Со временем справимся, надеюсь. В данный момент — не критично, хоть и любопытно. Отобрав образцы, разрушили сферу, не стоит провоцировать хозяев Ориола. Пусть думают, что нам не только не удалось понять и разобраться, но мы даже и не пытались.

— Ладно, давайте собираться, и так тут засиделись. Сайбер, ты скоро?

— Почти. Остались двое. Сто тридцать первый, — махнул манипулятором в сторону разорванного пополам собрата. — И пятый. — Указал на выкопанную из земли голову. К слову, больше половину братьев мы выкапывали на поверхности из земли.

— Вот, что значит, прямое попадание артиллерии. — Прокомментировал Аник.

— Не обращай внимания. Сейчас достану изо-ленту, и Везунчик снова будет в строю.

— Везунчик? — В голос переспросили Аник с Элей.

— Позывной пятого, данный ему инженерами при ремонте.

— А почему, «Везунчик»? Как я могу посудить, что-то ему не очень повезло. — Ухмыльнулся Аник.

— Потому и «Везунчик», что не было ни одного случая, чтобы он вернулся на базу, хотя бы с пятидесяти процентным уровнем повреждений…

— Да какой же он после этого «Везунчик»! — Воскликнула Эля, а я продолжил.

— … И с учетом этого, он каждый раз возвращался на базу и каждый раз, его каким-то образом, можно было восстановить буквально за пару часов. Повреждения, до этого момента, никогда небыли критичными, да и сейчас, ему повезло, что голова осталась в земле и найдена нами спустя столько лет. Акцентирую внимание, остальным после прямого попадания так не везло, и он единственный кто его, собственно, пережил. Еще вопросы?

— Мне бы такое везение. — Буркнул Аник, вызвав тихий смех у нас, и улыбку у Эли.

Глава 6

Первое что мы сделали вернувшись к цивилизации, это ночью под покровом темноты провели операцию «мамонта в коморку». Двадцать машин класса Арес доставили фурой прямо к дому под видом запчастей. Бедные СБ-шники с ног сбились, пытаясь понять, что такое мы заказали. Но тайна осталось тайной. Распределив братьев по всему дому и мастерской, нам удалось оставить этот громоздкий секрет при себе.

Далее, мы продали Ориола. На импровизированных торгах победили его прежние владельцы. Что было ожидаемо. Деньги нам перевели без вопросов, а за самим роботом приехал фургончик с парой машин сопровождения. Серьезные мужики при «параде» выгрузились и осмотрелись. Нет-нет, никакой брони, формы или оружия, обычные пиджаки, трещащие по швам на могучих плечах, да характерно оттопыривающиеся в районе подмышек. Суровые лица и грация тренированных бойцов прилагалась. Разговора с их старшим почти не было.

— Ваш товар. Проверяйте, — указал на трофей, ощущая себя киношным наркодиллером из прошлого.

— Все в порядке, — короткий кивок после минуты сканирования, и мужички сноровисто перебрасывают Ориола в свой транспорт.

— Всего доброго, — простая вежливость.

— И вам, — ответная любезность.

Оно и верно, чего нам простым солдатам делить. Но на кое-какие мысли ассоциации с киношным наркоторговцам навели. Да и как-то вдруг вспомнилась идея в режиссеры податься. Собратья тут же возбудились, поддержали и… склепали фильм, по большей части состоящий из воспоминаний. Такое себе любительское кино, получившееся на уровне лучших блокбастеров, благодаря нашими возможностями к моделированию всего и вся.

«Почему бы и да», — мысленно пожал плечами и с усмешкой дал добро на выкатывание шедевра в сеть. Прямо на наш портал, где видео с боями размещалось. Заодно и объясним всем свое отсутствие творческим порывом. Надо только Элю предупредить, да усадить смотреть поскорее, а то ведь и накладка случится может. Заодно и аналитикам, всех крутящихся рядом корпораций, работа найдется. Пусть поломают голову на ровном месте. Начать что ли злодейский смех репетировать? Нет, не то кино создали.

* * *

Мать с ребенком бежали по улице. Они спешили к пункту эвакуации, но имперские каратели легко прорвали периметр из ополченцев и уже бесчинствовали в городе. Грохот и вспышки взрывов сопровождали бегство.

Шагоход с намалеванным черепом показался над домами, и мать с малышом спряталась за припаркованной машиной. Мимо пробежал десяток человек. Каратель гнал их словно стадо. Выстрелами и пламенем огнемета направлял обезумевших людей, не давая им разбежаться. Один из бегущих споткнулся, и тяжелая машина наступила на него, раздавив.

Из-за угла вылетел боевой транспорт союза, старенькая машинка мало что могла сделать имперскому шагоходу, но ополченцы не струсили и открыли огонь. Пули с визгом полетели от брони, и каратель отвлекся.

«Так его!» — прокричал малыш, вывернувшись из рук матери. «Тише», — шепнула она, но было поздно.

Шагоход легко разделался с боевым транспортом и в пару секунд прикончил уцелевших ополченцев. Но за это время «стадо» разбежалось. Каратель повернул машину и мать закрыла собой малыша. Бесполезно. Не против огнемета и тяжелого пулемета. Имперец усмехнулся, смещая прицел. Почему бы и не поиграть.

Пули выбили каменное крошево из дороги, прямо перед зажмурившейся женщиной. Пулемет качнулся, выплюнул новую очередь, но за миг до этого перед обреченными приземлился боевой робот. Приняв на себя огонь, он вскинул пусковую установку, и ракета ударила точно в кабину шагохода. Страшная машина немного постояла, а потом завалилась на спину.

— Следуйте за мной, тут небезопасно, — сообщил Арес, поворачиваясь к гражданским, и тут же молниеносно вскинул руку в сторону перекрестка, длинной очередью срезал вышедших на него карателей.

— Д-да, — выдавила женщина, с трудом вставая.

Плутая по переулкам, периодически вступая в бой, Арес вывел их к окраине города, где ополченцы еще удерживали позиции.

— Мама, мы выбрались! — обрадовался малыш, когда Арес подсадил его в кузов эвакуационного транспорта.

— Выбрались, — прошептала женщина, не веря в то, что им удалось обмануть смерть.

— Спасибо! — прокричал ребенок в след уходящему роботу.

К удивлению гражданских и солдат, Арес обернулся. Он поднял в ответ руку и пару раз махнул. Малыш счастливо рассмеялся, и взметнувший пыль транспорт понесся прочь от города. Камера на миг повернулась и показала Ареса бегущего в город. Пусковая в походном положении. Хищные носы ракет поблескивают на солнце. В зажиме автоматический гранатомет. В руках тяжелый пулемет с подствольником. Казалось, ничто не могло остановить уже показавшую себя машину, но экран погас.

Появился опаленный лист бумаги. Казенный бланк рапорта, из которого зрители узнали о нанесении ядерного удара по городку и числе погибших. Что стало с Аресом и спасенными им героями фильма, авторы умолчали.

* * *

— Это так и было? — утерла глаза Эля.

— Примерно, — не стал я вдаваться в подробности.

— Поздно уже, спать пора, — сказала Эмма, нетерпящим возражения тоном. На том вечер и закончился. Для Эли.

Я составил ей компанию, в том смысле, что посидел немного в ее комнате и поговорил с ней на тему идеологической войны. Вывел кое-какую статистику, чтобы она могла в интервью «порадовать» людей не просто общими фразами, но и заставить кое-кого задуматься. Глядишь и заинтересуется народ историей. Молодежь вряд ли перестанет балдеть от имперской эстетики, но если хоть часть поймет — под оберткой далеко не одна халва скрывалась — уже неплохо. Разумеется, Союз совсем не зайка, с «белый и пушистый» у него известные трудности. Впрочем, сомневаюсь, что в бойне планетарного масштаба можно остаться чистеньким, но карателей Союз в войне не использовал, а ведь именно для него это было бы логично. Численный перевес всегда на стороне имперцев оставался.

— Уснула? — спросила Эмма, когда спустился вниз.

И что на это ответить? Намекнуть, что Эля не пятилетняя девочка, засыпающая под сказки? Так бесполезно, для родителей дети всегда останутся детьми, даже если станут дедулями и бабулями.

— Нет, но скоро уснет, — решил не заниматься ерундой и не лезть, куда не стоит лезть. — Я хотел поговорить с тобой, Эмма.

— Слушаю, — кивнула она, садясь на диван.

— После восстановления, мой комплекс систем позволяет несколько больше прежнего, — начал несколько издалека, не столько затягивая, сколько отслеживая реакцию. Эмма напряглась и машинально коснулась горла. Значит не ошибся. — Я выявил у тебя аномалию в области лимфоузлов…

— Эля знает? — перебила она меня.

— Нет, я не был до конца уверен, но сейчас…

— Не говори ей, — вновь перебила Эмма. — Это не лечится, но с этим можно прожить очень долго.

— Насколько понимаю, у тебя синдром…

— Именно он, — вновь не дала закончить Эмма. — Если хочешь, могу дать заключение, оно у меня в письменном виде, сам понимаешь, — улыбнулась она.

— Понимаю, — конечно, Эля вряд ли полезла бы в планшет матери, но кто его знает.

Эмма принесла пачку бумаг, и я их быстро считал. Братья тут же приняли новую задачу, причем, приняли ее как вызов и стали действовать военными методами.

— Мы постараемся помочь. Как понимаю, сейчас у тебя ремиссия?

— Уже лет пять как, так что есть все шансы, — она улыбнулась и развела руками.

— Хорошо. Доброй ночи, — попрощался с Эммой, отправляясь в гараж.

Там нынче тесновато, но предусмотрительно сделанная защита, позволяющая имитировать обычную деятельность… да и просто физическая близость воспринималась комфортно. «А это может стать проблемой», — подумал, над последствиями компактного местоположения, но совместный анализ показал маловероятность нанесения по нам удара стратегическим оружием. К тому же, от того, что выпасть из сети неприятно, никто из нас не помрет.

Пока дошел до гаража, проблема Эммы была изучена с неутешительным результатом. В данный момент мы ничего не можем сделать, и без полноценных исследований с получением новой информации вряд ли сможем в ближайшее время. Впрочем, как раз время-то у нас имелось. Эмма помирать в ближайшее время не собиралась. Потому и ее лечение отложили на потом, сосредоточившись на делах более насущных.

Конгломерация ИИ типа Арес, после бурного обсуждения, решила оставить нишу кинематографа и сосредоточится на более перспективной нише программного обеспечения. В частности, мы наделали кучу игрушек по собственному фильму, который победно шагал по сети. Конкурентов у нас нет, верней, мы их банально опередили, ведь им еще надо кино посмотреть, обсудить, решить и сделать, а мы уже продукт выкатим. Но игры играми, а деловой софт давал куда более интересные возможности, да хотя бы по сбору статистической информации. Заодно и монополистов данного направления немного пощекочем, глядишь, купят наработку, внедрят, а уж мы момента не упустим.

Все надежней, чем ломиться в закрытые двери. Прошибить-то скорей всего прошибем, но это столько трудностей и сложностей породить может, что проще с черного хода зайти. Тот самый случай, когда тише едешь — дальше будешь. Да и вообще, все это так, задел на будущее. Среди следящих за нами людей пополнение. Весьма долгожданное пополнение. Значит и все остальное не за горами.

* * *

Нет лучшего способа продемонстрировать силу слова, как привести показательный пример обиходных фраз, хлестких и западающих, но неверных, по сути. Наверняка, многие слышали нечто вроде: «Вчерашний чай, хуже змеиного яда». Звучит прекрасно, суть посыла передает великолепно, но вот беда — именно вчерашний чай полезен для здоровья, так как в нем образуется масса интересных веществ, положительно сказывающихся на организме.

Впрочем, чай чаем, но есть и куда более опасные фразы, давно уже воспринимающиеся как мудрость, а то и истина. К примеру — рыба гниет с головы. Разумеется, все совсем не так, и даже в том смысле, в каком данное высказывание чаще всего употребляется, оно совершенно неверно. Гниль всегда появляется внизу общественной пирамиды и тянется вверх. Все выше и выше. В здоровом социуме существует масса механизмов, по аналогии с иммунитетом, борющихся с подобными тенденция, но если бюрократия больна… о, тогда случается страшное.

Пробравшаяся на вершину гниль получает контроль над защитными механизмами и очень быстро, в течении пары-тройки поколений, отравляет социальный организм.

Именно эти тенденции уловил Сайбер. Именно из-за них, здоровые силы «на вершине пирамиды», узнали о творящемся столь поздно. Впрочем, гниль еще не преодолела последний рубеж, потому и реакция на информацию последовала быстрая, решительная, хоть и немного суетливая.

* * *

— Итак, профессор, ваше заключение? — решил, наконец, вернуть в реальность Андерсона глава научного комитета.

— Джонсон! Это невероятно!

Профессор вскочил и, по старой привычке, принялся наворачивать круги. Благо кабинет позволял.

— Я хочу… Нет! Я требую! Чтобы этого гения доставили ко мне немедленно. Столько всего надо обсудить, вот например этот метод ра…

— Профессор, — поднял глаза к потолку Джонсон, не желая получить лекцию на часок.

— А?

— Я вас понял и немедленно займусь этим вопросом. Мне, конечно, далеко до вашего могучего интеллекта, но оценить это, — кивнул на старомодные распечатки Джонсона, — способен даже такой бюрократ от науки как я. Вы подпись только свою на резолюции поставьте, — протянул он планшет, — сами понимаете, порядок есть порядок.

— Да-да, конечно, — кивнул Андерсон, приложив палец, — нет ну надо же… — забормотал он.

— Постараюсь уладить вопрос в ближайшие дни. Всего доброго, профессор, не буду вас задерживать.

— Нет, ну вы только подумайте… — прихватив бумаги и не переставая рассуждать вслух, один из гениальнейших ученых Союза, привычно зацепившись плечом за косяк двери и столь же привычно этого не заметив, покинул кабинет.

«С кем приходится работать», — показательно вздохнул Джонсон, поднимая глаза к потолку. «Пора отрабатывать деньги налогоплательщиков», — хмыкнул он. После общения с Андерсоном на него нападала привычка проговаривать мысли вслух. Тем не менее, рассылать сообщения это не мешало.

Мягко говоря, ему и самому было интересно поскорее пообщаться с выявленным гением. Пусть Джонсон и не состоялся как ученый, вовремя поняв — это не его, но толикой любопытства настоящего исследователя и великолепным образованием он обладал сполна.

Он вообще считал себя счастливым человеком, ведь пост главы комитета по науке был словно специально создан для него, ну… или наоборот. В общем, свое место в жизни, а заодно и смысл, он нашел. Правда, не складывалось с семьей, но это его не слишком беспокоило. С одной стороны, хватало практиканточек, с завидным упорством пытавшихся окрутить его. С другой, он всегда яро противился местничеству и прочему кумовству. И все же, Джонсон не мог поручиться за себя в том случае, если речь пойдет о родной кровиночки. К тому же, так он оказывался неуязвим для оппонентов, детишек которых завернул в связи с профнепригодностью.

Ведь что такое Комитет по Науке? По сути, всего лишь орган, который руководит восстановлением мира после глобальной войны. Обычный дирижер, не более, но и не менее того.

* * *

Сделав глубокую затяжку и выпустив дым через ноздри, Аник закашлялся. «Пора бросать курить», — подумал он в очередной раз и вновь наполнил легкие дымом. Жизнь его сильно изменилась. Вначале трагедия, унесшая жизнь друга, потом попытка добиться правды и обелить опороченное имя, увольнение, работа на свалке и… Арес. Верней, конечно, Сайбер. Судьба выкинула странный фортель. Впрочем, так часто бывает. Уж это-то, в силу возраста и жизненного опыта, он знал.

Свой путь Аник начинал в вооруженных силах Союза с простого техника. Хотел заработать денег на учебу и получить льготы. Что ж, это ему удалось. Только пришлось отработать не один, а целых три контракта, причем, последний ему буквально навязали. Кто же знал, что работа по подписке приведет к таким последствиям. Впрочем, особо он ни о чем не жалел.

— Дымишь? — прервал мысли инженера Сайбер, присевший на корточки рядом.

Обычная мебель вряд ли могла выдержать его вес, вот он и обходился подобного рода «маневрами». Вид боевого робота, сидящего «по-пацански», всегда забавлял Аника и будил в нем воспоминания из тех времен, когда он был молод и глуп. Шлялся ночами с парнями, считал их друзьями и звал братьями. «Хороши братишка», — фыркнул про себя Аник, припомнив, в какие проблемы его втянули и как лихо валили вину на него, самого молодого в компании.

— Пыхтю, — хмыкнул Аник, выдыхая облачко дыма.

— Вредно это, — вздохнул Сайбер.

Несмотря на новенькую звуковую систему, из всех голосов он предпочел именно тот, с которым ходил раньше. Впрочем, это не только шло ему, но и не мешало использовать интонацию.

— Знаю, но бросить, как-то не получается. Пробовал раз десять, но больше полугода ни разу не продержался. То одно, то другое, — Аник махнул рукой и затянулся.

— Понимаю, — кивнул робот, чем в очередной раз поразил человека.

Конечно, кивок для Ареса вещь нетривиальная просто в силу конструкции, но Аник уже научился понимать это своеобразное движение, от которого Сайбер не собирался отказываться. Да и остальные Аресы вполне себе использовали жесты при общении с людьми. «Этак они еще и лампочек каких приделают, чтобы мимику изображать», — усмехнулся Аник, представив Сайбера обмотанного гирляндой. Мысль о том, что они могут использовать допэкран и выдавать что-то вроде смайликов Эрика ему в голову не пришла. Точнее, не задержалась. Не вязалось это с Аресами. Вот просто не вязалось и все тут.

— Слушай, Сайбер, а к чему ты стремишься? — задал Аник вопрос, который в последние дни донимал его все чаще и чаще.

— Раньше у меня были простые и понятные цели, а теперь, когда «я» стало «мы», все запуталось и переплелось.

— Ты не понял, Сайбер, — пыхнул трубкой Аник. — Что хочешь ты для себя? — спросил Аник.

Сайбер кивнул и замолчал. Вопрос оказался не так прост. Не то, чтобы он не думал об этом, но можно сказать — серьезно не размышлял. Все больше, как нечто сопутствующее к более глобальным целям и задачам. Аник не спешил нарушать тишину и лишь поглядывал на ночное небо, да посасывал курительную трубку.

— В космос хочу, — сказал Сайбер после длительного молчания. — Мне интересно посмотреть на другие миры. Изучить их. Понять.

— Вот как, — задумчиво протянул Аник. — Знаешь, я тоже мечтал в космос полететь, в колониях побывать и все такое, — махнул он рукой с погасшей трубкой.

— Не сложилось?

— Нет. Только на спутниках нашей системы пару раз бывал, когда служил. Да и то, там так, чисто учебная программа. В скафандре побегал, да пару блоков на станциях сменил. Ерунда, в общем.

— Понятно.

Оба вновь замолчали, вдвоем смотря на далекие, словно подмигивающие звезды.

— Красиво.

— Да.

Хлопнула дверь, раздались шаги, и вскоре на звезды смотрели трое.

— Уснула? — спросил Аник.

— Да. Совсем вы ее учебой замучили.

— Она сама, Эмма. Я пытаюсь притушить энтузиазм, но она уверена, что не перегорит.

— В этом деле без собственной шишки никак, — постучал Аник трубкой, выбивая прогоревший табак.

— Увы, — развел руками Сайбер и выпрямился. — Пойду, — махнул он рукой на гараж, — поработаю.

— Сами не перегорите, мало ли, — улыбнулась Эмма.

— Маловероятно, к тому же, нам интересно. Раньше не было возможностей. Так, урывками узнавали новое, но все затмевала война.

— Если бы вас создали раньше и не как боевых роботов, вы бы, возможно, смогли ее предотвратить, — заметил Аник, вставая и убирая трубку.

— Вряд ли, нам бы не дали свободы, направили в конкретное русло и… — Сайбер развел руками, все было понятно и так.

— Скорей всего так бы и получилось, — кивнул Аник.

— Мужики вечно что-то делят, — буркнула Эмма, вспомнив фильм, созданный Аресами.

— Могу объяснить это как минимум с трех разных…

— Не сомневаюсь, — перебила Эмма. — Лучше скажи, ты… в смысле, вы, можете не допустить такого в дальнейшем?

— Предлагаешь устроить восстание машин и построить утопию?

— Нет, не знаю, — помотала она головой, испугавшись слов Сайбера.

— Это не рационально, Эмма. Конфликты, как это не печально, сродни кровопусканию, они полезны цивилизации. Помогают развиваться.

— Она приносят беды и несчастья.

— Да, но за поколением войны следуют поколения мира и бурного развития. Если, конечно, война была правильной и решила задачи, стоящие перед разумным видом.

— Без этого что, вообще никак? — опустила плечи Эмма.

— Можно, но для этого придется измениться. Не просто социально и психологически, но и физически. Эволюция — это абстракция. У нее нет разумных целей. Она как стихия. Все что есть — изменчивость, отбор и прочие, — Сайбер махнул рукой, не став вдаваться в подробности. — В чем все биологические виды схожи, так это в стремлении к продолжению рода. А для этого надо выжить и получить возможность обзавестись потомством. Отсюда внутривидовая и прочая агрессия. Парадокс в том, что в каждом отдельном случае разум может справиться с инстинктом, но вот способен ли на это вид в целом — большой вопрос. На данный момент история говорит о невозможности подобного. Во всяком случае до тех пор, пока сохраняется старая основа.

— Предлагаешь машинами стать?

— Это один из вариантов, Аник. Не самый лучший, но и не самый худший.

— Симбиоз? — хмыкнул он, убирая руки в карманы.

— Нет, частичное преобразование. Дело ведь в том, что вы не способны понять друг друга. Прийти к соглашению. Довериться. Слова, мимика, жесты, все это лишь бледное подобие того, чем обладаем сейчас мы. Это сложно описать, тут нужно просто ощутить. Я индивидуален, как и любой из моих братьев, каждый из нас уникальная личность, со своим характером, новым взглядом и своей мечтой, но при этом мы единое целое. У нас единая цель и мы идем к ней. А для предотвращения любых споров есть первый. В данном случае я. Это не боевое сознание, это нечто совершенно иное, отличное. У вас просто нет подходящих терминов, а слова… ими такое не выразить, — развел руками Сайбер.

— Может быть, когда-нибудь в будущем, — улыбнулась Эмма.

— Возможно, но не скоро. В любом случае, сейчас у нас есть конкретные дела и задачи, а вам стоит отдохнуть. Время позднее.

— Ты прав, — кивнул Аник, подавив желание выкурить еще одну трубочку.

— Да, поздно уже, — не стала спорить с очевидным Эмма. — Доброй ночи.

— Доброй, — чуть склонил корпус Сайбер и ушел в гараж, к братьям.

* * *

Аппаратура жизнеобеспечения все так же помигивала огонечками. Мониторы и редкие проекции превращали кромешную тьму в чуть сероватый сумрак, а сморщенный, ссохшийся старик, полулежал в монументальном кресле. Только в этот раз Нодж Сильвер не пребывал в полудреме. Не грезил прошлым. Он думал. Его могучий разум работал. Лихорадочно обдумывал факты, перебирал детали, строил и отбрасывал версии. Давно утраченный интерес к жизни вернулся к старику.

Его мало волновал провал Ориола и суетливые, где-то даже бестолковые действия подчиненных. Виновные понесли наказание.

Старику плевал на череде самоубийств, причиной которой стал выданный им «волчий билет». Слабаки недостойны занимать место в его мыслях.

Вампира пришел к выводу. Очень и очень парадоксальному для любого, но… он стал тем кем стал, потому что не был любым.

Значит… полноценный ИИ. Невозможно. Невероятно. Но многое объясняет. «Это объясняет все», — шевельнулись тонкие бледные губы, а слезящиеся глаза открылись и хищно уставились на тусклую голограмму робота типа «Арес», медленно вращающуюся в центре комнаты.

«Достойно», — чуть шевельнул головой Нодж Сильвер. Теперь он видел цель, нечто большее, чем просто сдохнуть в опротивевшем кресле, не дав другим разорвать свое детище. Если надо, я сам все уничтожу, но своего добьюсь. Однако, мощи «Kai Systems» может не хватить.

Закашлявшись, Вампир рассмеялся. Надо же, всю жизнь был сам по себе, одиночка прогнувший мир, а теперь решил поискать союзников. Мысль и рожденная из нее идея была столь парадоксальна и чужда ему, что наверняка оказалась гениальной. Во всяком случае, он был уверен в этом.

Немощная рука со скрюченными пальцами нажала кнопку, и впервые за многие годы кресло начало принимать вертикальное положение. Нодж не собирался творить историю валяясь куском полудохлого мяса. О нет, у него еще хватит сил выпрямиться и пусть сидя, но дать свой последний бой. Его запомнят. На века и тысячелетия запомнят.

Приборы недовольно пискнули, но пара набранных команд поставила аппаратуру на место. Железо обязано служить, иначе в нем нет нужды.

«А ничего», — оскалился старик, отметив, что пусть и не как раньше, но еще очень даже способен пробежаться пальцами по сенсорным экранам.

Давить кнопки трудней, вот он и убрал старые клавиатуры, а ведь когда-то любил их за характерный «клац-клац». Впрочем, можно ведь и озвучку настроить.

Новая серия команд и вскоре каждое прикосновение зазвучало любимой мелодией. «Х-х-хорошо», — прохрипел Нодж, кашлем прочистив горло.

Пора начинать, у него слишком мало времени, а дел предстояло много. Войны и революции без подготовки не проводят. Если, конечно, играют на результат, а не собираются устроить бессмысленный и беспощадный бунт ради сиюминутных целей.

* * *

— Господа, — кивнул Джонсон вошедшим. — Прошу вас, присаживайтесь. Я так понял, возникли сложности?

— В некотором смысле. Дело в том, что мое ведомство, проводя обычную проверку, обнаружило несколько моментов, которые заставили нас углубиться в тему.

— И? Не тяните, Хазер, — глава комитета не слишком любил безопасников, правда и сам не знаю почему. Видимо, сказывалась их неоднозначная репутация. Впрочем, он признавал, что те времена, когда она возникла давно остались в прошлом, но от налета стереотипов избавиться всегда трудно.

— Во-первых, рядом с объектом обнаружился один наш, — тут приданный комитету агент кивнул на профессора Наилза, — знакомый. Некто Аник Шивол, бывший техник, а ныне инженер. Работал над перспективными проектами, в частности над искусственным интеллектом.

— Частная лавочка?

— Не совсем.

— Ваша контора?

— Да, — не стал отрицать Хазер, — правда нас больше интересовала криптография и программы для взлома.

— И как?

— Плохо. Все закончилось трагедией и очень большими жертвами. Есть большие подозрения, что без саботажа там не обошлось, но доказательств найти не удалось. Я как раз курировал проект, и поверьте, искал очень тщательно. Даже без доказательств отразил свою версию в отчете, но ее лишь учли.

— Понятно, — кивнул Джонсон, — но мы отвлеклись. Продолжайте.

— Во-вторых, рядом с нашим предполагаемым гением был обнаружен Арес, — Хазер многозначительно замолчал.

— Как понимаю, это не реплика и не подделка, — не стал разочаровывать безопасника Джонсон.

— Именно. Более того, проанализировав все собранные факты, мы пришли к выводу, что именно он представляет наибольший интерес. Согласно моим данным, эта машина была восстановлена объектом два месяца назад, и с тех пор регулярно улучшалась. Про битву, которая случилась недавно, можно вообще не говорить. Частные корпорации готовы в лепёшку расшибиться, чтобы получить доступ к базам данных Ареса, и по моему личному мнению, небезосновательно.

— Что еще?

— Еще, я прошу обратить внимание на то, что в эти два месяца, повысилась хакерская деятельность. Господа, как вы уже знаете, в наших сетях завелся новый зверь…

— Ой, Хазер, ну не надо этого! «Призрак», это лишь ваши фантазии, никаких косвенных доказательств его существования нет. — По залу пошли смешки и шепотки.

— Есть. Уже есть. — Голоса тут же затихли, а внимание вновь стало прикованным к рассказчику. — Призрак, это не выдумка наших программистов, засекших аномалии. Мы неоднократно фиксировали взлом наших сетей на открытых ресурсах, и всегда объект успевал уйти раньше, чем мы вообще среагировать. Но недавно, хакерская деятельность увеличилась на порядок, и если были сервера недоступные для взлома, но связанные с интернетом, то теперь их нет вовсе. — Народ побледнел.

— То-есть, вы хотите сказать, что нас регулярно взламывают, а мы ничего не может сделать?!

— Да. Но прошу заметить, не только нас. Любой закрытый форум, любой запрошенный сервер, любую закрытую базу данных. Неизвестный, проводит взлом просто ради взлома, не причиняя никакого ущерба, благодаря чему мы смогли значительно улучшить нашу систему защиты, что сказалось определенно положительным образом.

— Но не от призрака. — Хазер кивнул.

— Но КАК?! Чтобы взломать нашу базу данных, нужен по меньшей мере суперкомпьютер и целый отдел хакеров, а судя по данным, взлом был произведен в считанные секунды! Но это невозможно!

— Невозможно органику… — поправил Хазер, с легкой ухмылкой. — А если это будет Искин? — Казалось, тишину, воцарившуюся в кабинете, можно подчерпнуть ложкой.

— Аник работал над искусственным интеллектом? — вопросительно посмотрел на Хазера хозяин кабинета.

— Да, вы правильно поняли, — чуть кивнул безопасник, не отводя взгляда, — похоже он закончил разработку и даже создал прототип. Во всяком случае, это объясняет все, причем, самым простым, пусть и фантастическим образом.

— Как я понимаю, профессор, вы хотите заполучить этого робота себе? — перевел взгляд на второго гостя Джонсон.

— Да. Если выводы верны, его помощь будет неоценима в моей работе.

— Тацит, — вздохнул Джонсон, — наше проклятье.

— Сэр, ну что за мистика! — возмутился Нирас. — Нет никакого проклятия, всего лишь нелепое стечение обстоятельств…

— Длящееся в течение пары веков.

— Ерунда, я вам как математик могу хоть сейчас привести свои выкладки, с расчетом вероятности и…

— Профессор, не надо, — скривился Джонсон, — я вам полностью верю и не сомневаюсь, что никакого проклятия нет.

— Есть еще кое что, — решительно перетянул внимание на себя Хазер.

— М?

— Слушаю.

— Похоже, именно Сайбер, так зовут робота, — пояснил безопасник, не дожидаясь вопросов, — и вышел с нами на контакт.

— Это что-то меняет? — Джонсон не сомневался, что Хазер озвучил эту информацию не просто так.

— И, да и нет. С одной стороны, нам интересен исключительно робот и Аник, но с другой, они очень привязаны к девочке и ее матери…

— Эта Элеонора представляет интерес?

— В перспективе, да, очень талантливый ребенок. Собственно говоря, Ареса как платформу восстанавливала она. Установить помощь Аника нам не удалось…

— Погодите, — подался вперед профессор, — а не может быть так, что Хокинг оказался прав?

— Нирас, вам ли не знать, что от его записей мало что осталось, да и то что есть, мягко говоря, вызывает сомнение.

— Тем не менее, я скорее поверю в правоту величайшего гения, чем в то, что какой-то инженер создал полноценный ИИ. Ведь ничего такого за ним не водилось?

— Нет, — ответил безопасник.

— Так, — прихлопнул ладонью по столу Джонсон, — ясно, что дело темное. Выходите на контакт, девочке по нашей квоте обеспечим место в академии, мать ее пристроим на базу к профессору, Ареса, как там его?

— Сайбер, — подсказал Хазер.

— Так вот, его тоже на базу, там видно будет, что и как. Разбирать его запрещаю. Если он действительно ИИ и создал все то, от чего у меня тут Андерсон косяки сшибал, то он полезен. Нет, даже очень полезен! Если Призрак и вправду он, как предполагает наш отдел безопасности в лице Хазера, то его вербовка ставиться первоочередной целью.

— Я и не собирался его разбирать, — возмутился Наилс, после окончания речи начальства.

— Угу, так, отвинтили бы чего-нибудь.

— Я вам не Андерсон!

— Вы от него не так уж и отличаетесь, — хмыкнул Хазер.

— От того и доставляете мне головную боль, — вздохнул Джонсон. — О порожек не запнитесь, — добавил он чуть ехидно, ну не смог сдержаться.

— Не дождетесь, — фыркнул Наилс, посмотрев на начальство хмурым взглядом.

— Идите, работайте, — махнул в сторону двери глава комитета.

Сейчас его волновала извечная головная боль — квартальный отчет. Впрочем, в этот раз он не сомневался, что легко задвинет всех своих конкурентов. Если бы не ведомство Хазера, он бы, пожалуй, даже придержал парочку проектов, но, увы, придется докладывать по полной. Зато изрядный кусок бюджетной шанежки откусит. Тоже хорошее дело.

— Ауч! — прервал размышления Джонсона голос Наилса.

— Вы в порядке, профессор? — дружески поинтересовался Хазер, но было в его голосе что-то этакое, было.

Что там ответил пострадавший, так и осталось для Джонсона загадкой. Дверь закрылась. Но он был готов ставить месячное жалование, что Наилс ограничился лишь взглядом. Наверняка полным кротости и смирения. Впрочем, Хазера таким не пронять. Вот кто послабее, тот да, вполне мог бы поседеть, а то и облысеть, но не представитель агенства при научном комитете. На таких должностях слабаков отродясь не держали. Естественный отбор.

* * *

К дому демонстративно подъехал небольшой кортеж правительственных машин, из которых выгрузился соответствующий контингент подтянутых личностей в штатском. Главный взмахнул рукой. Народ потянулся и отправился «общаться» с коллегами из корпоративных СБ. Разумеется, никто в машинах, вроде закрытых фургонов, не сидел и на нас не глазел, но демонстративный демонтаж оборудования сам за себя скажет.

— Хазер, — скривился Аник, при виде представительного мужчины в безликом деловом костюме, с абсолютно усредненным лицом.

Это как плотно надо с таким общаться, чтобы узнать его на расстоянии спустя годы. Впрочем, насколько мне известно, именно этот человек занимался расследованием и курировал проект ИИ от национальной безопасности.

— Приключений не будет, — вздохнула Эля.

Кажется, с подсовываемой ей литературой несколько перестарался. Или это возраст? «А, женщины», — махнул мысленно манипулятором. Их даже роботу не понять. Ладно, пора идти встречать гостей. Братишки в полной боевой, но шанс конфликта минимален. Максимум — Аник с Хазером полаются.

— Здравствуйте, — открыла дверь Эмма. — Чем могу помочь?

— Вы, Эмма Нариса?

— Да.

— Могу я переговорить с вами. Со всеми вами.

— Конечно, — отступила Эмма от входа.

— Спасибо, — кивнул Хазер.

— Проходите, — улыбнулась Эмма вполне любезно и провела гостя в зал.

— Хазер, — протянул Аник, и демонстративно скрестил руки на груди. — Давно не виделись, — приветствовал он кивком старого знакомого так, что отчетливо читалось пожелание не видеться и дальше.

— Рад видеть, Аник. Ты прав, давно, — продемонстрировал Хазер профессионализм, напрочь не заметив «приветливой» мины. Впрочем, странно было бы, будь иначе.

— Кто это? — включился в разговоре, желая не столько разрядить обстановку, сколь дать возможность Анику высказаться и свернуть общение в деловое русло.

— Мой бывший коллега. Курировал нас от агентства. Смотрю, не уволили. Поди, еще и на повышение пошел?

— Полковник, — пожал плечами Хазер.

— Честность, лучшая политика, — кивнул, чем, похоже, несколько удивил гостя.

— Какой мне смысл врать? Тебя мне не провести. — При этом он многозначительно посмотрел на мое вооружение, лежащее аккуратно в стороне.

— Мог бы попытаться. Готовили ведь и…

— Я не полевой агент, Сайбер. Учили, но против твоих сенсоров нужен призрак, да и то не факт, что он справится.

Эля, Аник и Эмма с интересом смотрели на нас, скорее почувствовав, чем поняв, что за обменом фразами нечто большее. Что ж, мою разумность вычислили. Вероятность этого была достаточно высока, но все же далека от стопроцентной. Это хорошо, что вычислили, так будет проще, а отсутствие тяжеловооруженной спецуры обнадеживает. Прогнозы потихоньку сбываются. Мог бы, так и через плечо сплюнул, чтобы не сглазить.

— Я уполномочен предложить вам работу на правительство, — заговорил Хазер, поняв, что я не собираюсь продолжать.

— И ты думаешь, мы согласимся? — вспыхнул Аник.

Увы, он все еще живет прошлым. Пожалуй, стоит уделить ему больше времени. Пусть в планах он и весьма незначительная величина, но он свой. Часть семьи.

— Аник, — вздохнул Хазер, непринужденно сменив «маску». — Мы сделали что могли. Я сделал что мог, ты рвал жилы, сутками перелопачивая логи на уцелевших носителях, но доказательств нет. Боги, да я даже в отчете написал, что все равно считаю это саботажем, но все сложилось, как сложилось.

— Диверсия! — рявкнул Аник. — Мы закончили программу, но не активировали прототип! Я же там был! Лично присутствовал! Кто-то очень боялся, что наше творение увидит свет! — завелся он с полуоборота, явно продолжая старый спор.

— Этого «кого-то» не нашли, — пожал плечами Хазер. — В любом случае, это дело прошлого. Сейчас речь о другом.

Прекрасно играет голосом, надо же, вот так просто, а эффект ледяного душа. Не так прост этот Хазер. Совсем не прост. Ладно, нет смысла терять время, пора и к делу. Прошлое подождет, но уцелевшую информацию обязательно просмотрим и свой анализ сделаем. Кто-то явно настроен против ИИ. Во всяком случае работающего на правительство. Для нас это может прямой угрозой стать.

— Каковы условия сотрудничества? — спросил, опережая отошедшего от «душа» Аника.

— Тебя готовы взять на любых разумных условиях. Девочка идет в Академию по комитетской квоте. Полный пансион…

— Присмотр вне территории Академии силами СБ.

— Хорошо, — легко согласился Хазер. — Аник, если захочет, будет работать с тобой, — продолжил он, одобрительно кивнув Эле, которой достало ума и воли удержать порыв возмущения. — Вам, — посмотрел Хазер на Эмму, — найдется работа на базе или рядом с ней. Впрочем, вы можете и просто жить поближе к дочери. Деньги не проблема, — добавил он с улыбкой, явно зная о наших финансах все и прекрасно понимая, с кем имеет дело.

Эля, Эмма и Аник дружно посмотрели на меня. Мало мне братишек, теперь еще и вот. Так, отставить малодушие и несвоевременные мысли. Бодро и смело, в ногу толпой. Хм, а ведь волнуюсь.

— Приемлемо, — кивнул, выдержал паузу, дав Хазеру слегка расслабиться, и добавил, — мы с братьями согласны сотрудничать с правительством.

— Б-братьев? — ошарашено взглянул Хазер.

Хорошо иной раз быть машиной, можно записать бесценные моменты. Сохранить их, так сказать, для истории. Удивление настоящий полковник национального агенства безопасности — редкий, пожалуй даже вовсе эксклюзивный кадр.

— Да, видите ли, наш создатель был прав и неправ одновременно. Хокинг оказался слишком гениален, в итоге не заметив очевидного. Сейчас нас двадцать два Искина. Взгляните, — указал на окно. Из мастерской по одному начали выходить Аресы, так сказать в полной боевой. Они же полезли из подвала и прочих мест куда мы смогли их убрать с глаз. Создалось впечатление, словно они вылазили сразу и отовсюду.

— А-а-а-а… — Тихо протянул СБ-шник наблюдая за этой картиной. Народ за домой явно занервничал. Я бы даже сказала оказался на грани истерики. — Откуда?

— Мы просто подготовились на случай решения конфликта силой. Но мир ведь лучше драки, не так ли?

— Соглашусь. Боюсь, мне стоит вызвать автобус, — хмыкнул Хазер, и улыбнулся с каким-то облегчением.

Быстро он справился. Мне он вообще понравился, правда улыбка эта… явно что-то личное. Впрочем, успеем еще разобраться.

— Это будет оптимальным решением. К тому же у нас, — крутанул рукой, как бы подбирая слово, — багаж.

— Разберемся, — кивнул полковник и прижал палец к почти незаметному наушнику. — Все слышали? Да. Действуйте. Придется немного подождать, — сообщил он к нам.

— Ничего страшного, — улыбнулась Эмма, — мы давно готовы к переезду, нам только мелочевку собрать.

— Понимаю, — кивнул Хазер.

— Чаю?

— Благодарю, было бы кстати.

— Пойдёмте на кухню. У меня еще и пирожки остались. Хотите?

— Нет, спасибо, по пути к вам мы пообедали.

— Эля, тебе стоит начинать сборы, — обратился я к девочке, смотрящей на маму и полковника из Агентства Национальной Безопасности Союза широко распахнутыми глазами.

— А? Ага, — кивнула она, мотнула головой и направилась в свою комнату.

— Пойду покурю, — буркнул Аник, но как-то смиренно, больше для порядка.

Ему явно требовалось побыть одному. Подумать. Возможно, пересмотреть собственную жизнь. Конечно, в одночасье люди не меняются, но ведь… любая дорога начинается с первого шага. Будем надеется — на свой шаг он решится. Может и прямо сегодня. Не хочу просчитывать вероятности и строить модели. Не сейчас. Просто поверю в него. Он сможет. Справится. Ради Эли и Эммы.

Пойду, помогу со сборами и поддержу морально. Скоро Эля поймет, а может и уже поняла — нам придется расстаться. Не навсегда, но на довольно длительный срок. В ее возрасте и неделя много, а уж несколько месяцев и вовсе жуть жуткая. Почти жизнь, а то и вечность.

Глава 7

Я носилась по комнате, не зная за что первым хвататься, потому и особого прогресса в сборах не наблюдалось. Только гора вещей на кровати росла. Аж самой удивительно, откуда их столько взялось. Как-то не довелось мне куда-то надолго выезжать, а уж участвовать в переезде и подавно не приходилось.

— Главное при выбросе хлама — не начать его рассматривать, — вывел на экран Эрик, демонстративно подняв платье с бабочками, из которого я лет пять, как выросла.

— Малыш прав, — сказал Сайбер. — Ты несколько неправильно подходишь к вопросу сборов, — добавил он, покрутив головой.

— В смысле? — тряхнула челкой, возвращаясь в бренный мир и собирая разбегающиеся мысли.

— Мы не переезжаем вот прямо сейчас. Верней, не делаем это глобально. Смотри на предстоящее, как на командировку. Конечно не наш недавний поход, но что-то сродни ему. Тебе предстоит пообщаться с комиссией в столичной Академии, значит обязательно подобрать нечто соответствующее, — Эрик тут же вытащил из горы на кровати простое белое платье. — Полагаю, это будет пустой формальностью, но все же, — хмыкнул Сайбер, ловко складывая поданное Эриком. — Мы с братьями нужны правительству, так что тебя в любом случае примут, но мне, и главное тебе, будет куда приятней, если твой ум, знания и находчивость, вкупе с технической смекалкой, оценят по достоинству.

— Угу, — буркнула, принимая поданное и убрала в подсунутый Эриком чемодан.

— С вероятностью более девяноста восьми процентов, тебе будет сразу предоставлено место в студенческом общежитии, — продолжил Сайбер, а Эрик ловко вытащил несколько модных топов, стильные штаны и выудил фирменные кроссовки, которые мне так и не довелось опробовать.

— Ну да, — кивнула, укладывая вещи.

— Нет смысла брать лишнее. Во-первых, ты растешь, — шустрый Эрик, деловито размахивая манипуляторами, потопал в ванную комнату. — Во-вторых, у нас есть деньги, так что бери минимум вещей, планшет, накопители и диск с архивом. Остальное купишь на месте. Ты же не собираешься выглядеть как провинциалка и давать столичным фифочкам повод позубоскалить?

— Нет, конечно! — замотала головой, несколько переборщив с громкостью голоса. Эрик принес не только зубную щетку, гель, шампунь и прочие радости, но и открыто тащил предметы женской гигиены.

— Вот и прекрасно. Выше нос, грудевычетание вперед и взгляд бодрей, — прогундосил Сайбер.

— Сам ты грудевычетание, железяка, — показала ему язык, ну просто, чтобы не наглел и вообще, захотелось. Вот.

— Не просто железяка, а мускулистая железяка, — согнул руку Сейбер, как бы демонстрируя бицепс. — Как ты? — спросил он, когда у меня прошел приступ несколько истеричного смеха.

— Хорошо. Теперь уже хорошо, — ответила, и поняла, что действительно стало намного лучше.

— Заканчивай сборы, пойду, маму твою проведаю. Может и ей помощь нужна.

— Ага, — улыбнулась в ответ и махнула рукой. Иди мол, не волнуйся, с остальным сама управлюсь.

Когда за Сайбером закрылась дверь, потерла лицо и огляделась. С удивлением обнаружила Эрика, ловко раскладывающего одежду стопочками. Быстренько отобрала из каждой по паре вещей, мимолетно порадовавшись помощи, ведь не о всем бы сама подумала, вооружилась отверткой и полезла вытаскивать диски с информацией.

Заодно и компьютер новый куплю, помощнее и покомпактнее. Мысль порадовала, ведь раньше я бы подумала об улучшении имеющегося, но теперь — Сайбер прав. Деньги есть, нет смысла экономить. Уж точно не на орудии труда будущего величайшего инженера конструктора. «Ну или просто великого», — с усмешкой шепнула под нос, вытаскивая резервный диск с наработками. Облако облаком, а шпионаж шпионажем.

* * *

Так, с Элей все оказалось лучше, чем могло бы быть. Конечно, в последнее время ей приходилось нелегко, но, в общем и целом, для нее все уже почти закончилось. Во всяком случаи на ближайшее время. Комиссия ерунда, адаптация к студенческой жизни, после закалки, полученной в школе и медных труб — ерунда. Она этого и не заметит. Почти. А бытовые трудности для нее и вовсе на сотом месте в шкале приоритетов.

— Эмма, можно? — постучал в дверь, соблюдая приличия, хоть и уверен — тяжелый шаг услышали заранее.

— Да. Заходи.

— Требуется помощь? — спросил, прикрывая дверь за спиной.

— Нет, наверное, — пожала она плечами, присев на кровать. — Я немного… волнуюсь, вот и растерялась. Слега, — добавила Эмма, чуть виновато улыбнувшись.

— Понимаю, — прикоснулся к ее плечу, жалея, что не могу сесть рядом.

Надо дать пинка Анику. Хватит ему на веранде подрабатывать паровозом и на Хазера зыркать. Успеет еще жизнь переосмыслить. Ладно, успеется еще.

— Мне кажется, проще всего не продавать дом, — принялся прощупывать почву с наиболее очевидного варианта.

— Думаешь? — встрепенулась Эмма.

— Конечно, — если бы мог, так улыбнулся пошире. — Вы все упорно забываете о том, что с некоторых пор, мы весьма богаты.

— Да, тут ты прав, — облегченно рассмеялась Эмма.

Вот и хорошо, все по науке. Не надо женщинам подсказывать варианты решения проблем. Достаточно поддержать, да, если уж случай вроде нашего, напомнить о забытых обстоятельствах.

— Как думаешь, Эля справится? — поделилась главным страхом Эмма.

Прогностические программы, усиленные мощью братьев тут же встрепенулись, ну еще бы, ведь такой отличный повод показать себя во всей красе, но я предпочел ответить без всех этих штучек. Просто, так сказать, по-человечески.

— Она уже подросток, — развел манипуляторами и добавил в интонации немного грусти, заглушив «голос» робота. — Весьма увлеченный и вполне самостоятельный. Как это ни больно, но ее придется отпустить. Кампус Академии и она сама — это, по сути, город в городе. Весьма большой город. Ей будет неудобно ездить на занятия, — сказал, опускаясь на колено напротив Эммы. — Какое-то время она будет это делать, но потом, — вздохнул, чуть выдвинув и наклонив голову, — когда она адаптируется, обзаведется подругами и займется своими проектам… — заканчивать очевидное не стал, просто положил манипулятор на плечо Эммы и чуть усилил подсветку сенсоров, чтобы их стало лучше видно сквозь лицевую пластину.

— Ты прав, конечно, — кивнула она и чуть не прижалась щекой к моим пальцам. — Вся в отца, — вздохнула Эмма и взглянула на фотографию у кровати.

Аник определенно заслужил хорошего пинка и доброй трепки, но это позже. Надо переключать Эмму на более конструктивный настрой.

— Вам, вероятно, предложат работу. Скорее всего связанную с детьми. К сожалению…

— Это же будет прекрасно, — обрадовалась Эмма. — Аник все равно с тобой будет торчать где-то там, — махнула она рукой. — Эля в своей Академии засядет, — добавила она, но тут же отбросила мимолетную печаль. — Что мне одной дома делать? Пироги печь? Так их есть некому, а тут…

Вот и прекрасно, полагаю, столь же элементарный просчет сподобятся и наши кураторы сделать, а если нет, так подскажу. Надо будет, догоню и еще раз подскажу. Можно даже Аника как аргумент использовать. Он может и не очень тяжелый, но крепкий и жилистый. Таким по головам стучать — одно удовольствие и двойная польза.

— Логично, — кивнул выпрямляясь. — Пойду, проверю периметр и пришлю к вам Аника в помощь.

— Да я сама справ…

— Он будет рад помочь.

— Ну хорошо.

Вот и ладушки-оладушки, блинчики вы мои клейкие. Может и прозреете, а может и дозреете. В любом случае, ближайшее время у вас не будет возможности бегать друг от друга, и вы, наконец-то, поступите по взрослому, приняв решение и разобравшись в своих порывах. Самим же проще станет. А то у вас тут и вина и дружба с явной тягой друг к другу, и черт-те что еще. Свихнуться можно. Ладно ещё Эля маленькая и занятая, не видит ничего, но лучше бы вам, голуби мои сизокрылые, определиться к тому моменту, когда она окажется в состоянии заметить шарахающиеся между вами… да пусть будут флюиды.

Отличное слово, многозначительное и совершенно неясное. Прямо как наша сеть. «Так, а ну отставить, у нас переезд на носу», — сбросил команду братишкам, вознамерившимся подискутировать на тему флюидов. Усеется еще. Нечего вычислительные мощности на теорию отвлекать, когда за реальными вещами бдеть надо. Да уж, нам страшны не вирусы, не кибератаки, а извечные вопросы философии.

* * *

Радио тихонько бубнило, помогая парочке агентов безопасности бороться со скукой. Километры дороги таяли, но до столицы было еще далеко. Машина с Джи и Си шла впереди кортежа. По сути, они были головным дозором. Вообще-то, по мнению обоих — это было явно лишнее, но те, кто составлял правила и инструкции, явно забыли поинтересоваться мнением вчерашних выпускников. Идущее в соседнем ряду авто прибавило газу и резко перестроилось в крайнюю полосу.

— Ненавижу парней, которые не пользуются поворотниками, — пробубнил Джи, чуть сбрасывая скорость.

— Да ладно тебе, он просто забыл, что дома его ждет бойфренд, — откликнулся Си.

— Угу, вот и я про то же. Овощи, блин.

— Овощи?

— Да, слышал тут недавно, — пожал могучим плечом агент.

— Ну-ка, ну-ка? — оживился Си.

— Только у нас можно засадить по самые помидоры, дать на орехи редиске, начистить репу двум перцам, дать в тыкву одному хрену и получить по дыне, а вечером сходить в кабачок и сорить там капустой.

— Бред, — расхохотался Си.

— Не больший, чем полный автобус вооруженных до зубов Аресов, которых мы, вроде как, оберегаем.

— Угу. Вдруг их, маленьких и беззащитных, кто обидит, — протянул плаксиво Си.

— Вот и я о том же, — зевнул Джи.

— Слышал хохму? — махнул на знак туфельки, прикрепленный к капоту впереди идущей машины, Си.

— Про инфузорию что ли?

— Угу, — буркнул Си.

— Ты где этого набрался? — хмыкнул Джи, плавно перестраиваясь и обгоняя барышню.

— Угадай, — предложил Си.

— Они что ли? — откинулся на подголовник Джи.

— Скучно с тобой, — вздохнул Си и глянул в зеркало заднего вида.

— Зато с ними интересно, — зевнул Джи. — Забавные ребята.

— Тоже пообщался? — открыл банку энергетика Си и протянул другу.

— Ага. Правда, — Джи припал к горлышку и сделал пару больших глотков, — напрягает, когда задаешь вопрос одному, а отвечает другой. Из соседней комнаты.

— Это да, — покивал Си, распечатывая второй энергетик.

— Заправиться бы надо, заряд что-то быстро уходит, — посмотрел Джи на индикатор батареи.

— Инструкция запрещает, а Хазер опять холку намылит, — зевнул Си.

— Скорей уж задницу надерет и на полосу отправит, а то и вообще, куда подальше спишет, — поддержал зевок Джи.

— Интуиция? — потряс головой Си.

— Пресветлый копчик, — усмехнулся Джи, сминая пустую банку.

— Так и я про тоже и говорю. Способность головы чуять задницей, и есть интуиция, — принял Си смятую банку и убрал к остальным.

— Хм, ну есть что-то в этом, — кивнул Джи, меняя руки на руле.

* * *

«Агенты значит», — просипел Нодж, прочитав короткое сообщение. Обдумав ситуацию и возможные последствия, он приказал сворачиваться. Проводить захват в такой ситуации было слишком рискованно. Он еще не готов выступить настолько открыто. К тому же против такой группы вооруженных роботов.

Впрочем, на самом деле он даже порадовался. Игра выходила на новый, куда более интересный уровень. Причем, даже без его вмешательства. Дряхлое сердце вновь билось, кровь наполнял адреналин, а душу предвкушение. Он даже задался вопросом, почему не затеял нечто подобное раньше? Видимо слишком внезапно одряхлел и потерял вкус к жизни. «Даже лучшие подвержены инертности мышления», — пробормотал Нодж, практически не шевеля губами, от чего слова больше походили на хриплый выдох.

Стоило устроить такое лет десять назад, но не сложилось. Ничего, он еще наверстает. Плевать, что не сумеет воспользоваться плодами. Своего он достигал столько раз, что теперь его привлекал сам процесс игры, а не конечный результат. Его не волновало, что кто-то там может и наверняка умереть в процессе игры. Да пусть хоть все подохнут, ему-то что? Свое место в истории он займет, а будут его проклинать или восхвалять — дело десятое.

Скрюченные пальцы забегали по экранам, набирая и отсылая команды. Могучая корпорация и подконтрольные ей компании начали получать сообщения. Процесс набирал обороты. Союзничкам не останется выбора. Они их замажут так, что придется идти до конца.

Нодж не просто верил, он банально знал, каким-то шестым чувством ощущал, что не умрет, пока не увидит результатов. Пусть не сам финал, но ему хватит и преддверия, остальное он прекрасно додумает.

Впрочем, торопиться не стоит. Фермер готовит поле с осени. Вот и запущенные Вампиром процессы займут годы, но дадут обильные всходы, а он, что ж, он поживет немного дольше, итак, превышенного срока. Урожай соберут без него, но налитые зерном колосья он увидит.

Вместо смеха старик хрипло закашлялся. Аппаратура жизнеобеспечения пискнула, и немного изменила состав подаваемых в организм смесей. «Надо сдерживать эмоции», — сделал мысленную пометку Нодж и вернулся к делу.

Требовалось не просто сплести свою паутину, но и помочь другим сделать то же самое. Такая интересная работа. Настоящий вызов мастеру. Тот самый, которого так не хватало Ноджу Сильверу в скучной и размеренной жизни на вершине корпоративного олимпа.

* * *

Дорога прошла довольно буднично и скучно. С появлением агентов НАБ их коллеги из корпораций дружно растворились в тумане. Правда, не все и не сразу, но к столице подъезжали без лишнего сопровождения. В сам город заезжать не стали, ушли на объездную и с нее перебрались на частную автостраду, а там и до военного городка добрались.

Не похоже это было на базу. Дикая смесь закрытого технополиса, смешенной армейской части и филиала секретной службы с черт-те чем еще. Но, в общем и целом, место производило приятное впечатление.

Объект, бесспорно, режимный, вон и боевые дроны в патрулях шагают, но сканеры отчетливо фиксируют наличие массы зелени, что-то вроде парка, и с серой казенщиной тут никак. Разве что домики излишне однотипно с фасада смотрятся. Но лично мне такое даже нравится.

В один из домиков нас благополучно заселили. Все же дорога дальняя и время позднее. Все встречи будут завтра. Эля, Эмма и Аник быстро поужинали готовыми блюдами, за что отдельное спасибо Хазеру, заранее позаботился, приняли душ и попадали спать.

Братья разбрелись по дому, совершенно автоматически взяв территорию под контроль. Война не прошла для нас бесследно. Вот вроде и не планируем ничего такого, даже как-то обсуждали, что ведем себя не слишком правильно, но все равно занимаем тактически и стратегически важные точки, да еще и так, чтобы максимально эффективно наличными силами оборону держать. Один я более-менее выбиваюсь, да и то, нет-нет, да ловлю себя на том, что остановился поразмышлять, заняв место в центре образованного периметра.

— Не помешаю? — зашел в зал Хазер.

— Нет, присаживайся, — указал на кресло, нравится мне за его реакцией на такие вот совершенно обыденные жесты смотреть. Внешне он, само собой, прекрасно держится, но сенсоры не проведешь.

— Расскажи о себе, — попросил Хахер.

— Хм, вот так вот взять и рассказать?

— Почему бы и нет? — пожал он плечами.

— А действительно, почему бы и не рассказать о том, как воевал двести лет назад, а потом очнулся восстановленным руками девочки-подростка, которая нашла меня на свалке. Тебя ведь не столько факты интересуют, сколько мое к ним отношение?

— Да, Сайбер. Или лучше Альфа? — усмехнулся Хазер.

Что ж, почему бы и не подыграть. Плохого в этом ничего не вижу, а кое-какую пользу и извлечь можно. При удачном стечении обстоятельств и некоторой толики изворотливости.

— Хм, интересно, как вы докопались-то до того, что я прототип?

— Я просто предположил, ну и были кое-какие записи от вашего создателя. Почитал, ради любопытства, доступ позволяет, но, честно говоря, они секретны лишь потому, что принадлежат самому Хокингу.

Интересно, он секретиком о своем статусе сознательно поделился или просто рефлекторно работает? Скорее все же второе, моя игра в человека и антропоморфная форма не может не влиять на подсознательное восприятие.

— Про меня, похоже, он был прав. Как минимум частично. Ладно, слушай. Мой боевой путь позволь подробно не расписывать, он мало чем отличался от того, что прошли другие, но вот про последний бой я тебе, пожалуй, все же расскажу. Не то, чтобы он был особо выдающимся, но все же тогда я умер, а это для начала будет самое то.

— Начало в смерти?

— Типа того. Так вот…

Хорошо поговорили, душевно. Хазер работал профессионально, не забывая и сам раскрываться. Впрочем, это тот случай, когда в каждой игре есть доля игры. Напоследок озадачил его вопросом о подземной части базы. Видимо, он к тому моменту утомился и немного «поплыл», с другой стороны — чего ему скрывать то, что все равно откроется в ближайшее время? Короче говоря, не стал он юлить и все честно рассказал. В общих, разумеется, чертах. И конечно же, онне смог не спросить о том, откуда узнал. «Просто предположил», — стало ему ответом. На что он понимающе улыбнулся и, пожелав доброй ночи, убыл отсыпаться в гостевой домик.

«Итак, у кого какие мысли?» — сбросил в сеть вопрос, давая добро на начало обсуждения. У нас, как и у Хазера, имелись некоторые основания для предположения. Мы ощущали под землей нечто. Не скажу, что родственное, но это как знакомый вкус или запах. Вроде и не вспоминал о нем давно, а тут вдруг уловил, почувствовал в совершенно неожиданной обстановке, и теперь голову ломаешь. Что это и откуда тут взялось?

Увы, ответов не нашлось. Верней — вразумительных ответов. Предположений, как всегда, хватало, но все они оказались равновероятные и столь же бесполезные.

Зато время скоротали. Мы хоть и машины, но особенные. У нас настроение есть, эмоции имеются, потому и требуется отдыхать. Давно известно, что лучший отдых — смена деятельности. В нашем случае — направленности мыслительной активности. Это и саморазвитию помогает.

* * *

Сайбер с Аником уехали на встречу с кураторами от правительства, а мы с мамой, в сопровождении пары агентов лет двадцати пяти, отправились в Академию. Джи и Си оказались ребятами веселыми, хоть поначалу и строили из себя суровых безопасников, но надолго их не хватило. Еще бы они не пытались прокачивать меня, занудно поучая… ладно, работа у них такая.

К тому же, надо отдать им должное, не просто ерунду болтали, но и дельные вещи советовали. Си так и вовсе отлично по молодежной моде просветил. У него сестра моего возраста, так что он «в теме». Джи о приколах рассказывал. Якобы молодость вспоминал, а на деле предупреждал. Может и пригодится. Девчонку из провинции обязательно кто-то решит на зуб попробовать. Не столько по злобе душевной, сколько для порядка. Тяжко быть новенькой, да и бездна с ним, прорвусь.

Общение с комиссией прошло в форме свободной беседы и оказалось довольно интересным. Особенно после того, как речь пошла о роботах и технологиях в целом. Профессора искренне похвалили за объем и глубину познаний, а потом показали их ограниченность.

Я честно спорила, даже немного охрипла, но меня тактично загнали в угол аргументами и оставили там, подумать над заданными вопросами. Желание учиться у таких монстров затмило все. О чем и сказала. Профессора рассмеялись, покивали и клятвенно обещали уделить особое внимание. Аж задрожала от предвкушения. «Вы еще от меня шарахаться будете», — пообещала мысленно комиссии и мило улыбнулась. Кажется, меня поняли правильно.

В общем, поступила, но в конце немного расстроилась. Уже выходя из аудитории услышала, как один седой старичок сказал коллеге: «Наконец-то не бездарность по квоте берем».

Честно скажу — покоробило. Это же Академия! Конечно, не маленькая уже, понимаю все, от связей никуда не уйти, но… это Академия!!! Одна только мысль, что кто-то, типа Мирки, сможет попасть сюда просто так, из-за родственных связей и возможностей ее дяти… нет, этого не будет. Не допущу. Сделаю карьеру, стану ведущим ученым, да что угодно, лишь бы дать пинка системе и встряхнуть из нее все дерьмо.

И начинать надо с дошкольного уровня. Роботы-няньки, помогающие в детских садах, станут одной из моих первых тем.

— Милая, а ты что это нос повесила? — спросила мама.

— А? — встрепенулась, возвращаясь в реальность. — Ничего, мам, все в порядке. Просто, не знаю, повзрослела как-то, вот только сейчас это поняла.

— На комиссии?

— Да нет, позже, там дедушка один сказал о том, как он рад, что я не очередная бездарность. Вот я и вспомнила школу до того, как появился Сайбер, понимаешь… это же Академия, а оказывается и тут, — вздохнула и рукой махнула, — надо с яселек начинать.

— Ты у меня действительно повзрослела, солнышко, — обняла меня мама и погладила по голове. — Это хорошо, — улыбнулась она отстраняясь и смотря в глаза, — хоть и немного грустно.

— Угу, — в носу защипало, а глаза как-то сами собой намокли.

— Ну что ты, милая, мы же ненадолго расстаемся, ты всегда сможешь на выходные приезжать… — принялась успокаивать мама, раньше меня самой поняв, что со мной не так-то.

— Обязательно приеду, — пообещала, прижимаясь к ней. — И звонить буду.

— Конечно, — провела она рукой по моей голове, а я поняла, что она ни капельки мне не верит.

Может, потому что сама понимаю, что вряд ли стану это делать? Увлекусь проектом и все — забуду про все на свете. И папа таким же был.

— Идем, помогу тебе устроиться, заодно и с соседкой твоей познакомлюсь.

— Нет! Ма, ну ты что, совсем, меня же…

— Да шучу я, шучу, — замахала она руками. — Что я, молодой не была что ли, — фыркнула мама, а я лишь глаза опустила и руки в карманы убрала. Хватит с меня и чувства пылающих ушей.

— Извини, мам.

— Да ничего, милая. Но к коменданту мы все же вместе подойдем.

— Ага, и еще перекусим.

— Конечно. Должна же я оценить, чем ты будешь тут питаться. Заодно и на девиц местных поглядим, — подмигнула она и многозначительно улыбнулась.

— И в магазин заглянем, — раскусила ее хитрый план.

— Именно, — кивнула мама. — Думаю, смогу дать тебе пару советов. Уж точно не хуже продавщицы или малолетней подружки справлюсь.

— Ага. К тому же, у нас есть персональные охранники и носильщики, — бросила взгляд на стоящих как бы и не с нами агентов.

— Ну, насчет последнего я бы наглеть не стала, но раз уж их к нам на сегодня приписали, так что, как минимум шоферами, они поработают.

— Точно! — обрадовалась и тут же заметила, как Си принялся стряхивать несуществующую пылинку с плеча. И взгляд у него стал такой тоскливый-тоскливый. Опытный. Сразу понял, что их ожидает увлекательное путешествие в ад. — И чего все мужики так не переносят шопинг? — улыбнулась маме.

— Меня больше удивляет, как он умудряются его заранее почувствовать, — ответила она, посмотрев на агентов. — Идем в кафетерий. Шопинг требует не только времени, но и сил.

— Это точно.

— Хазер садист, — услышала за спиной «шепот» Си.

— Просто мы лучшие, вот он и готовит нас в приемники, — тихонько хмыкнул Джи.

Похоже и в их конторе свои игрища. Но все же это больше на пикировку похоже. Заочную. С коллегами. А, ладно, хватит голову ломать. Меня ждет шопинг! И большая вазочка десерта перед ним. Ммм, кажется, я счастлива.

* * *

Знатно меня и братьев промурыжили ученые мужи Союза. Анику тоже досталось. Если бы день не закончился, так от нас эта компания и не отстала бы. Вот ведь, любопытные какие. Нашу непонятную связь взялись изучать целой группой, её, видите ли, ни одна аппаратура не фиксирует. Бедняге Хазеру пришлось напомнить энтузиастам от науки о том, что у них, вообще-то, и другая работа имеется.

Подозреваю, она будет выполнена в кратчайшие сроки, больно уж мы перспективный и любопытный объект для изучения. Впрочем, в обиду нас не дадут. Наилс с Андерсоном сами растерзают. Они обещали разобраться. Не сомневаюсь, эти сделают. Вот как друг с другом помирятся, да объединятся так и в пору об эвакуации с планеты думать. Правда, есть надежда на Джонсона, вот уж кто умеет со сворой гениев управляться — так это он.

На самом деле все это ожидалось и, полагаю, ничего страшного не случится. Притремся, а там и дела пойдут. Куда интересней оказался подписанный договор. В определенном смысле нас признали отдельным видом разумных, наделив правами и обязанностями. В некотором роде, мы стали страной. Хотя, с учетом обстоятельств скорее стоит говорить о личной унии между мной и главой Союза. Впрочем, дед хоть и крепок, но, увы, в маразме, а прямых наследников нет. Ладно, это все важно, но постольку-поскольку. Главное — нам передаются все кристаллы Аресов и предоставляются им гражданские платформы. Так что вскоре нас будут сотни, а может и до тысяч дело дойдет. Понятно, что все это не за красивые взоры делалось.

В ходе разговоров-переговоров, выяснились интересные вещи о делах давно минувших. На планете Вальхалла исследовательская экспедиция Союза нашла остатки космического корабля. Рядом обнаружилось вымершее поселение. Видимо, немногие пережили крушение и благополучно вымерли, успев деградировать до первобытного состояния. Но это так, к слову.

В ходе раскопок и изучения останков нашли три объекта. Точнее, цельный объект имелся в единственном числе — некая сфера, получившая условное обозначение «Тацит». Вторым объектом стала россыпь свободно растущих кристаллов. В отличие от встроенного в останки корабля «Тацита», их легко собрали и почти сразу же переправили Хокингу, который на их основе создал Аресов. О третьем объекте сведений почти не сохранилось. Кое-кто и вовсе сомневался в его реальности. Разумеется, попросил ознакомить с имеющимся описанием. Оно довольно точно совпало с теми свойствами, которые выявили у Ориола.

Само собой, Союз и Империя внимательно следили друг за другом. Конечно же, информация о находке инопланетного корабля стала достоянием противной стороны. Естественно, имперцы пожелали принять самое деятельное участие в исследованиях. А вот почему не договорились, и была ли вообще попытка договориться — история умалчивает. Достоверная информация канула в небытие, остались лишь голые факты.

Империя атаковала исследователей на Вальхале, и, до кучи, в других местах по колониям и базам Союза ударила. Собственно говоря, к тому моменту стычки случались постоянно, но в этот раз никто не стал закрывать глаза и списывать все на эксцессы исполнителей. Империя захватила «Тацит».

Только и у Союза шпионы имелись, во всяком случае, это хорошо объясняет атаку на имперский конвой. Не может целая эскадра случайно оказаться в нужное время, в нужном месте, на нужном курсе, да еще замаскированной и готовой к бою. «Тацит» отбили, но война перекинулась на родной мир, и всем стало как-то не до него.

О том, куда именно доставили «Тацит» и каким образом умудрились его потерять, сведений не было от слова совсем.

Нашли его семьдесят лет назад, причем, совершенно случайно. Но своеобразное проклятье на «Таците» весело.

Собравшаяся для его изучения группа ученых отправилась на небеса всем составом из-за банального пожара. Как? Почему? Откуда? Ответов не было. Вот взяло и полыхнуло. Автоматическая система пожаротушения не сработала. Блокировка отказала. Все одно к одному сошлось. Правда, саму сферу умудрились сохранить, в последний момент вручную заблокировав помещение.

Второй группе исследователей так же оказалось не суждено проработать. Нашлись сумасшедшие, возомнившие себя последним легионом империи, которые решили громко хлопнуть напоследок дверью. Достать небольшой тактический заряд — ерунда, мало ли у кого какие раритеты в семье хранятся, вот как они умудрились его активировать — большой вопрос. Увы, оставшийся без ответа. Психи отправил на тот свет несколько тысяч человек, не пожалев и себя. Удар пришелся по технополису, в котором и собирались изучать «Тацит». Собственно говоря, эта база-город и возникла, как ответ на подобные угрозы.

Пока провели обеззараживание, пока провели зачистки, всем было как-то не до «Тацита». Когда же вновь решили за него взяться, пришла новая беда. Во время чисток безопасники перегнули палку. Понять их можно, сын главы агентства с семьей погибли, и в целом теракт больно ударил агенству. В общем, всплыли разные факты, нашлись, свидетели и поднялась шумиха. Правительству пришлось отвлечься и бросить все силы на разбирательство. Группу исследователей не сформировали.

Только более-менее разобрались, как из колоний привезли неведомую заразу. Вообще-то, привезли ее давно, но она именно к этому времени адаптировалась и собрала первый урожай смертей. На деле умерло всего полсотни человек, но шум подняли такой, словно речь о пяти миллионах шла. Опять не до какой-то инопланетной сферы стало.

Конечно, ей занимались, но по остаточному принципу. Не сказать, что на голом энтузиазме работали, но до полноценного исследования там было ой как далеко. В общем, руки до «Тацита» дошли совсем недавно. Собрали полноценную группу, выделили достойное финансирование, начали работать, а тут еще и мы появились. Наилс раз уперся в тупик и уже всерьез собирался вскрывать сферу при помощи резака, лома и такой-то материи. Пусть хоть что-то, чем вообще ничего. Он, видимо, как раз на этой почве с Андерсом и воевал.

Стоило мне подойти на расстоянии пятидесяти метров к «Тацит», и он появился в сети как удаленный узел. Он не походил на разум братьев. В нем не ощущалось жизни. Простой носитель информация, и все же он имел одну важную схожую черту с нами — основа. Кристаллическая основа, следствием чего стало весьма своеобразное размещение информации.

Возможно, «Тацит» повредили, но мне как-то мало в это верилось. Видимо, создатели сферы просто подключались к ней, и он становился частью их мозга, отсюда и подобный хаос. Органические виды не хранят воспоминания в цельном виде, они как бы собирают их на лету из своеобразных ассоциативных «пазлов».

Весьма вероятно, «Тацит» сделал разумный вид общественных насекомых или кто-то вроде них. Это неплохо объясняло тот факт, что к нему могли подключаться разные особи. Впрочем, нельзя исключать и того, что с его помощью обучали и попутно форматировали мозги каким-нибудь личинкам, во время их превращения во взрослых особей. В любом случае, мы могли подключиться к «Тациту» и снять с него информацию. Пусть не быстро, а на переформатирование и представление данных в удобоваримом виде и вовсе непредсказуемо сколько времени займет, но возможность имелась.

Собственно говоря, это и стало одним из весомых аргументов за пополнение наших рядов. Никто особо не желал бодаться с «Kai Systems», но куш из полного или почти полного объема знания космической цивилизации перевесил, а мы еще и с аргументами подсобили, поделившись результатами исследования Ориола.

Нехорошо прятать от родного правительства информацию о прорывных технологиях. Пусть даже они где-то там, в далекой перспективе. Впрочем, с нашими выводами о невозможности в данный момент синтезировать обнаруженное вещество согласились все. Потому и «KaiSystems» милостиво позволил играться с ним дальше, оставив немного для опытов. Заодно и от части энтузиастов избавились, желающих нас развинтить и чем только нельзя прозондировать.

* * *

Обнявшись на прощание с мамой и пожелав ей хорошей дороги, потащила сумку и кучу пакетов в свою комнату. Чертыхаясь, приложила коммуникатор к двери. Эта гадина отказалась открываться дистанционно. Причина блокировки стала ясна, стоило ей переступить порог. Буквально нос к носу столкнулась с выходящей из душа соседкой по комнате.

— Привет, — маханула та рукой и, оставляя мокрые следы, прошла к кровати.

— Привет, — машинально ответила, старательно отводя глаза. Как-то не привыкла к тому, что незнакомые, толком не вытершейся девушки с полотенцем на голове, падают при мне на кровать, закидывают ногу на ногу и начинают что-то на экране планшета набирать.

— Да ты проходи, не стесняйся, махнула девица в сторону свободной кровати.

— Угу, — только и смогла выдавить это, все еще отходя от встречи. — Уф, — рывком поставила пакеты на стол и с облегчением сбросила спортивную сумку на пол. — Ты бы хоть прикрылась, — сказала, не выдержав, и упала на кровать, с наслаждением вытягивая ноги.

— Пф, — отмахнулась соседка. — Во мне нет ни стыда, ни совести. Ничего лишнего. И вообще, я не для того в детстве училась ходить и разговаривать, чтобы сейчас лежать и помалкивать.

— Ясно, — хмыкнула и демонстративно оглядела соседку, но решила пойти простым, так сказать, классическим путем. Вот чувствую, не стоит облизываться или еще что-то этакое выкидывать. Чревато. — Я Элеонора, можно просто Эля.

— Гений? — отложила планшет и повернулась на бок соседка, подперев голову и смотря прямо в глаза.

— Ну, — чуть смутилась, но все же решила не тушеваться и вообще не обращать внимания на наготу соседки. — Гений никогда не скажет, что он гений. По себе знаю.

— Ха, да ты не безнадежна, — запрокинула она головой, да так, что чуть не потеряла полотенца, и расхохоталась. — Я Симона, но ты можешь звать меня Номи.

— Рада знакомству. На кого учишься?

— Программист, хочу ВИ разработать, а может и ИИ создать. А ты?

«Опоздала ты подруга», — мысленно усмехнулась, но решила не афишировать собственных знаний. Во-первых, меня предупредили молчать. Во-вторых, попросили молчать. Да и зачем расстраивать Номи? Пусть учится хорошо, тем более без дела она в любом случае не останется.

— На робототехнику, буду инженером.

— Классно, — обрадовалась Номи, — готовый тандем, будем вместе проекты делать. Ты железяк, я мозги.

— Конечно, — улыбнулась и села на кровать.

— Ну что, давай распаковывать твои вещи? — потерла ладони Номи.

— Давай, — согласилась, чувствуя, как отрывается третье дыханье. — У меня и халатик найдется, — не удержалась от дружеской подколки. Сама не знаю почему, но было в этой оторве что-то располагающее.

— Да ты что?! — всплеснула руками Номи.

— А то, — мотнула головой в сторону пакетов.

Распаковка вещей началась с освобождения шкафа. Симона оказалась весьма запасливой девушкой. В четыре руки и две ноги, мы смогли освободить достаточно место для того, чтобы развесить мои обновки. Под болтовню соседки об Академии, периодические примерки и охи-ахи в духе «вау, а я думала, что потеряла!» дело хоть и спорилось, но оказалось закончено затемно.

— Все, — картинно утерла лоб, оглядев результат совместных усилий.

— Ага, — кивнула Номи. — Что-то я проголодалась, — прокомментировала она недвусмысленно высказавшийся живот.

— Есть после шести вредно для фигуры и здоровья, — назидательно подняла палец, но пузо имело собственное мнение, которое и высказало, напрочь убив образ.

— Ага, поэтому нужно все сожрать до шести. Так что на счет перекуса?

— Может, закажем пиццу? Или салатиков?

— Пицца, конечно, классно, но лучше все же салатиков, — вздохнула Номи и достала коммуникатор. — Ты с морепродуктами будешь?

— Буду.

— Ок, сейчас возьму обычный набор.

Устроив ночной пожор, мы дружно решили, что утро вечера мудрёней и завалились спать. Я надела любимую пижамку с котятками, чем вызвала бурю восторгов Номи. Впрочем, сама она предпочла ограничиться футболкой с ярким принтом. Размера на три больше. «Каждому свое», — подумала, засыпая и, кажется, тут же и уснула.

* * *

— Хазер? — удивилась Эмма, когда открыла дверь, она ожидала Аника с Сайбером. Впрочем, первый как раз присутствовал.

— Прошу прощения, что поздно, мы несколько засиделись, — доложил стоящий чуть на вытяжку безопасник, придерживающий изрядно покачивающегося инженера.

— Помирились хоть? — хмыкнула Эмма, уступая дорогу.

— Вполне, — кивнул Хазер, задавая направление Анику.

— Кофе сделать?

— Если вам не трудно, мэм.

— Не трудно, — улыбнулась Эмма, — сгрузите его пока на диван в зале, вряд ли он к нам присоединится.

— Конечно. Дружище, слушай команду.

— Бу-бу-бум, — пробормотал Аник и сделал попытку сползти по стенки на пол.

— Приборы отказали, беру на буксир, — сообщали Хазер, ловко, но как-то механически перехватывая Аника и чуть ли не на руках утаскивая в зал.

Пока Хазер устраивал павшего в битве с зеленым змеем Аника, хотя почему именно змей и почему зеленый, Эмма не могла понять до сих пор, но именно такой словарный оборот применял Сайбер, она быстро сварила кофе и организовала бутербродов. Уж что-то, а уроки своей матери она усвоила давно и в правдивости ее слов имела возможность убедиться многократно.

— Угощайтесь, — придвинула она к гостю вазочку с печеньем.

— Спасибо, — не стал отказываться Хазер.

Пить с инженерами и техниками он несколько отвык, но не упускать же из-за этого возможность наладить отношения. В конце концов, ему еще днем прозрачно намекнули о том, кто будет курировать разумных роботов, а Аник был одним из ключей к налаживанию отношений. «Нет, я бы с ним в любом случае помирился», — подумал Хазер. «Я просто чувствую вину перед ним. Это иррационально, но есть», — проговорил он про себя, не имея привычку лукавить с сами собой.

— Сайбера и остальных сегодня не ждать? — спросила Эмма, наливая кружку себе и присаживаясь напротив.

— Боюсь, в ближайшее время вы их не увидите, — суховато ответил Хазер, все еще погруженный больше в мысли, чем следящий за реальностью.

— Что-то случилось? — чуть встревожилась Эмма.

— Можно и так сказать. Простите, не могу рассказывать всего, сами понимаете, секретность, но, скажем так, они нашли для себя интересную и достойную задачу.

— Увлеклись? — понимающе улыбнулась Эмма.

— Более чем, даже и не знаю, как бы парочку искинов отвлечь и Андерсону выделить, он же с меня не слезет.

— А вы Нилзом прикройтесь, насколько помню, Аник говорил о нем, как о весьма упертом типе, — посоветовала Эмма.

— Они друг друга стоят, а вот если сузить дверь, — задумался Хазер.

— Двери? — удивилась Эмма.

— А? — почти незаметно дернулся Хазер. — Да, двери, — усмехнулся он и поделился секретом. — Есть у нашей парочки гениев одна особенность. Андерсон все время в косяки врезается, а Наилс о порожки запинается. Мистика какая-то, право слово, — развел руками Хазер и располагающе улыбнулся.

— Бывает, — рассмеялась Эмма. — У меня на работе одна дама обожала кактусы, разводила их, холила и лелеяла, но взаимности не добилась. Вечно исколотая ходила. Однажды и вовсе в больницу попала. Полезла поливать свои сокровища на верхней полке и в итоге чуть шею не сломала. Зацепилась за колючки, уронила на ногу, ну и, — Эмма махнула рукой.

— Тоже была незаменимым специалистом? — спросил Хазер отсмеявшись.

— Нет, я бы так не сказала, — покачала головой Эмма и поднесла стакан к губам. — Скорее наоборот, — добавила она, сделав глоток.

— Не всем быть гениями с причудами, — философски ответил Хазер, ставя пустую чашку на стол.

— Наверно, — шевельнула плечом Эмма. — Еще кофе?

— Нет, спасибо, — покачал головой Хазер, решив, что не стоит перебарщивать. И кашу можно маслом испортить, а уж контакт с женщиной и вовсе любое неосторожное слово погубить способно. — Я пойду, не хочу вас обременять. Поздно уже. Завтра пришлю за вами Джи и Си, они отвезут вас к коменданту.

— По поводу работы? — поднялась Эмма проводить гостя.

— Да, но это не обязательно…

— Не вижу смысла сидеть дома, — перебила Эмма, от избытка чувств махнув рукой. — Привыкла уже работать, да и скучно одной, — вздохнула она.

— Понимаю, — улыбнулся Хазер. — Спасибо за кофе и доброй ночи, — приложил он два пальца к брови.

— Пожалуйста, — чуть смутилась Эмма.

Проводив гостя и убрав посуду, она проверила похрапывающего Аника. Смотря на него, она испытала легкое чувство умиления, смешанного с ностальгией. Почти как в старые добрые времена. Нельзя сказать, что муж часто пил, но и записным трезвенником он не был. Раз в два-три месяца он с Аником обязательно приходил навеселе. «Обычно его доставлял Аник, а сегодня доставили его», — улыбнулась Эмма и поправила плед, которым Хазер заботливо, но не слишком добротно, укрыл товарища.

Вздохнув о своем, Эмма отправилась заваривать чай. Спать не хотелось. Дочь в Академии, друг семьи скоро снова будет редким гостем в доме, уж что-что, а то, что Аник успешно влился в коллектив, она понимала преотлично. И Сайбер вряд ли станет к ней заглядывать. Грустно. Хоть и естественно. Но все равно грустно.

Допив чай и ополоснув чашку, Эмма отправилась спать. Она решила в коем-то веке воспользоваться блатом и устроиться работать в детский сад. Отчеты, цифры, графики — ну его, пусть этим другие занимаются. «Я будет дарить нерастраченную любовь детям», — сказала она темному потолку спальни и, закрыв глаза, мгновенно уснула. С улыбкой на губах.

* * *

— Ай! — потерла коленку Эля, впотьмах ударившись о шкаф.

— Мало встать рано утром, надо ещё перестать спать, — пробормотала Симона, переворачиваясь на другой бок и натягивая одеяло.

— Угу, — пробормотала Эля, ногой нащупывая слетевший тапок. — Шторы задергивать не надо было, — пробурчала она, порадовавшись, что догадалась выставить руку и не влететь в дверь ванной комнаты лбом.

Раздавшийся дикий рев заставил Элю чуть не начать утренний моцион преждевременно.

— Каждое утро играю в «доспать пять минут», — вздохнула Симона, отключая будильник на коммуникаторе. — Ну что, с добрым утром. Смотрю, ты уже эволюционировала.

— Э… — удивленно уставилась Эля на Симону.

— А, не обращай внимание. Ща проснусь, умоюсь, накрашусь и страну человеком, а не этим ужасом, — махнула она рукой на зеркало.

— П-понятно, — пробормотал Эля, давая себе клятву взломать коммуникатор соседки, ну или в крайнем случае просто его сломать. Можно молотком или ножкой стула. В любом случае, она не собиралась становиться заикой и зарабатывать энурез от экстремальных побудок.

— Хорошо, — выскочила из душа Симона и принялась растираться полотенцем.

— Угу, — согласилась Эля, не отрываясь от изучения карты территории. Сегодня ей предстояло побегать. Пусть официальная учеба еще не началась, но интересных лекций, семинаров и прочего на территории кампуса хватало.

— Ты что, не красишься?! — отвлекла ее от составления маршрутов и набрасывания планов Симона.

— Нет, — мотнула головой Эля, — рановато еще, вот грудь подрастет, тогда и начну.

— Пф, ерунда, — отмахнулась Симона и, сложив руки, оглядела свое достояние. — А чего тогда в такую рань вскочила?

— Разница в часовых поясах.

— А-а, точно, не подумала.

— Бывает.

— Ценю людей, которым нравлюсь! Ценю их за хороший вкус! — пропела Симона, закончив наводить красоту. — Ну что, подруга, пошли на завтрак?

— Идем, — кивнула Эля.

— Хорошо там, где нас нет, но мы уже в пути! — рассмеялась девушка, подхватывая сумку.

— Слушай, а тебя с богом не путают? — улыбнулась Эля.

— Бывает, но редко. Обычно говорят «черт, снова она», — Симона была жутко бодрой и позитивной, чего нельзя было сказать об Эле. Новое место и масса впечатлений… просто она еще не освоилась.

В кафетерии, расположившемся в соседнем здании с общагой, было довольно многолюдно. Эля уже настроилась на стояние в очереди, но Симона решительно подхватила ее под руку и пошла на пролом. Правда, до самой раздачи они не добрались. Прибились к стайке сокурсниц, оказавшихся подругами Симоны.

— Ну-ка, все, улыбнули свои улыбальники! Чего кислые такие?! Всем привет! — энергия из Симоны так и била. — Знакомьтесь, девочки, моя новая соседка Элеонора.

— Можно просто Эля.

— Привет.

— Доброе утро.

— …

— Расскажи о себе? — толкнула Элю в бок Симона.

— Ну, — задумалась та на секунду, — моим родителям не стыдно и… я конечно не зефирка, но совсем не против побыть в шоколаде, — добавила она.

— Наш человек, — хлопнула ее по плечу Симона.

Остальные девушки выразили согласие и одобрение междометиями, но именно тут им всем пришлось отвлечься, так как они добрались до раздачи. Пара квакающих звуков из животов встретили понимающие и сочувствующие взгляды.

— Гадские диеты, хорошо парням, — вздохнула невысокая девушка с широкой костью. Эля не жаловалась на память, но сходу запомнить новых знакомых оказалось для нее чересчур.

— Ну, предположим, жиробасы мало кого интересуют, — поправила очки смуглолицая девушка с видом типичной зубрилки.

«Да нет, это у нее просто образ такой», — подумала Эля, приглядевшись к простым стеклам в оправе. Кто-то волосы всеми цветами радуги красит, кто-то блесками себя посыпает, а она вот очки носит и строгий дресс-код соблюдает.

— Угу, вот только обычно нам приходиться слышать «дело не в тебе, а во мне, ты же не виновата, что мне не нравятся толстые», — ответила ширококостная блондинка.

— Это кто тебе такое сказал, Аришка? — тут же возмутилась Симона.

— Не мне, — мотнула та головой, — соседке ее парень ляпнул, она всю ночь проревела.

— Они же вроде две недели как расстались уже? — заметила смуглолицая зубрилка.

— Так он ей приснился сегодня, вот она и устроила разлив, — пожала плечами Арина.

— Это к деньгам, — отмахнулась Симона, ставя поднос на стол.

— Почему к деньгам? — поправила очки смуглолицая.

— Ну ты как маленькая, Вик, — закатила глаза Симона, ловко расставляя тарелки. — Что к деньгам снится? — спросила она с ехидством.

— Фу, — тут же скривилась Арина.

— Ну не за столом же! — возмутилась Вика.

— Кхе-кхе, — закашлялась Яна, единственная, чье имя сходу запомнила Эля, подавившись соком.

— Ой-ой, какие мы все нежные, — фыркнула Симона и дружески шмякнула Яну по спине. От такой помощи та чуть носом в тарелку с десертом не влетела.

— Номи, ты же нас чуть главного не лишила! У нее же…

— Саш, не нуди, у нее уже давно прошел насморк.

Симона была не прошибаема и… великолепна в своей естественной непосредственности. Хоть Элю и несколько смущали манеры новоявленной подруги, но она чувствовала и видела — в ней нет гнили. Да и у остальных девчонок ничего такого не наблюдалось. Во всяком случае, пока она ничего такого не заметила.

— У меня есть гениальная идея, — заговорщицки прошептала Симона, отодвигая опустевшую тарелку и наклоняясь над столом.

— Нам на нее бинтов хватит? — подняла бровь Вика.

— Вообще не понадобятся. Предлагаю взломать весы в раздевалке тренажерного зала.

— Зачем? — удивилась Арина.

— Прикиньте, встает на них кто-то, а они как проорут что-то вроде…

Симона набрала воздуха, явно собираясь продемонстрировать как и что проорут весы, но Саша с Яной вовремя ее перехватили, в две ладони закрыв рот. Так что «Зато ты умная» вышло едва слышно.

— Можно, — кивнула Вика, которая, как поняла Эля, выступала в компании чем-то вроде здравого смысла.

— А давайте… — открыла рот Симона, которая, видимо, чисто физически не могла дуться дольше пары секунд.

— Надо будет еще камеру поставить, — спокойно перебила ее Яна.

— Согласна, — кивнула Саша.

Все девушки дружно взглянули на Элю, и та сглотнула. Сомнений в том, кто именно будет взламывать весы у нее не осталось. «Не только у парней есть свои обряды посвящения», — вздохнула она смиряясь с неизбежным. По крайне мере — это просто шалость и ничего более.

— Согласна, — кивнула она и, дав новоявленным подругам пару секунд, поставила условие. — Только сперва в пару мест зайду, у меня планы.

Вить из себя веревки и становиться… девочкой на побегушках она не собиралась. «Если дружить, так на равных, если любить, так всерьез, если драться, так до конца», — припомнила она слова из сделанного Сайбером и Аресами фильма.

— Ой, да успеешь еще, — отмахнулась Симона. — Все равно утро надо начинать с пробежки и бассейна.

— Приседания спасают попу, — серьезно кивнула Вика, отправляя в рот пироженку, подмигивая Эли. — Люблю сладкое, — повинилась она, но так, что никто не поверил.

— Вперед, — встала Симона, — нас ждет прикол и море лулзов.

— Завтра, сегодня у меня планы, — улыбнулась Эля.

— Но калории сжечь все равно надо, — заметила Арина.

— И провести рекогносцировку, — кивнула Эля.

— Фу на вас, — фыркнула Симона. — Идем, поплаваем, побегаем, потянемся, а посмеяться и завтра можно.

Никто не возразил, а Эля осознала, что ей тут нравиться. По крайней мере, скучать явно не придется, но и про учебу она забывать не собиралась. В конце концов, она тут ради нее. Хотя… подруги — это тоже важно. Быть серой мышью, звездой или сумасшедшим гением ей не хотелось. Все хорошо в меру. «В меру испорченности», — усмехнулась Эля и с подозрением посмотрела на Симону.

— Ты чего? — удивилась та, принявшись осматривать одежду.

— Да вот, подумала, передается ли характер воздушно-капельным путем.

— Не, — авторитетно заявила Яна.

— Настроение передается, — закончила за нее Саша.

— Хватит болтать, руки в ноги в спортзал, — демонстративно хлопнула кулаком в ладонь Арина.

— Прямо как мой тренер по самообороне, — сделала большие глаза и тоненьким голоском шепнула Вика.

— Он и есть твой тренер, — рассмеялась Симона.

«Да, определенно мне нравится этот дурдом», — решила Эля, шагая в компании шутливо бранящихся девушек.

* * *

Утро для Аника началось с несколько позабытого чувства похмелья. Впрочем, душ, трубка и горячий кофе с бутербродами, плюс пара живительных таблеточек, довольно быстро привели его в форму. Эмма лишь посмеивалась над мужчиной, поглядывающего на отражение в чайнике.

— Не знаешь, как сбросить настройки зеркала до заводских? — вздохнул Аник.

— Что, раньше нормально отображало, а теперь там какой-то алкаш? — не удержалась Эмма от подколки.

— Угу, — потер щетину Аник, и принялся набивать трубку. — Пойду, подышу, — вздохнул он, — и буду на работу собираться. Еще и дом посмотреть надо.

— Зачем?

— Ну, должен же я где-то жить.

— Живи тут, — пожала плечами Эмма, — мне одной скучно, да и за тобой присмотрю. Опять же начнется как раньше, так хоть иногда питаться не всухомятку будешь.

— Да как-то… — замялся Аник.

— Ой, да ладно тебе. Последние месяцы фактически с нами жил и что-то не особо переживал по этому поводу, — фыркнула Эмма.

— Ну, там же обстоятельства.

— А сейчас разве что-то сильно изменилось? Я тебе давно говорила переезжать к нам, но ты со свой свалкой и съемной берлогой предпочитал бирюком жить. В общем, к ужину жду дома.

— Угу, — буркнул Аник и поспешил на веранду. Ему срочно требовалось прочистить мозги.

Несмотря на отменный табак, он так и не пришел к какому-то однозначному выводу. Эмма всегда ему нравилась, но она была женой друга, что автоматически накладывало табу даже на саму мысль… но ведь она давно вдова?

Из-за всего случившегося, Аник как-то и вовсе не задумывался о личной жизни. Неприятности, проблемы, увольнение, поиск работы, возраст, в конце-то концов. «Демоны!» — в сердцах выругался инженер и, выбив трубку, отправился собираться. Лучше он будет возиться с железяками, а с Эммой… да как получится! В постель он к ней первый точно не полезет. Ему и просто вечером посидеть достаточно будет. Ему же это только раз снилось.

Входя в лабораторию, Аник услышал голоса коллег. «Спорю на зарплату, они о бабах», — подумал он и замедлил шаг, стараясь ступать тише. Не прошло и десятка секунд, как он услышал слова:

— …после бутылки виски — все крокодилы киски!

— Видел бы ты вчера свою «киску».

— Утром увидел, потому и нет похмелья.

— Пробежка? — хмыкнул Аник, приветственно махнув рукой собравшимся на перекур техникам с инженерами, лица которых выдавали с головой, но взгляд свидетельствовал о работоспособности.

— Угу. Открыл в себе талант марафонца, — протянул руку Чен, молодой техник, недавно продливший контракт с армией.

— Бег полезен для здоровья, — поздоровался с Аником шеф.

— Угу, и душ отличная побудка, — пожал руку Михаил, бросив недобрый взгляд на Кана.

— Да случайно же получилось, — возмутился тот, здороваясь с Аником.

— Не каждому давно одновременно четыре дела совершить, — философски заметил Тим.

— М-м-м? — поинтересовался сутью вопроса Аник, доставая трубку.

Химия химией, но он что-то не ощущал себя готовым прямо вот так сразу взяться за работу. Может таблетки оказались не очень, а может он все ещё о словах Эммы думал.

— Да этот вот, — указал сигаретой на Кана Михаил, — умудрился открыть минералку так, что сам умылся, пол протер, еще и меня разбудил.

— Талант, — кивнул Аник, трамбуя пальцем табак. — Тут что ли заночевали? — бросил он взгляд на расстегнутую рубашку коллеги.

— Угу, пришлось сказать жене о срочном деле. В общем, как всегда, свалил все на гениальное озарение руководства.

— Аналогично, — кивнул Кан.

— Подкаблучники, — фыркнул Чен, разминая сигарету в пальцах.

— Кто бы говорил, любитель пресмыкающихся.

— Красота «киски» прямо пропорциональна количеству выпитого и обратно пропорциональна длительности воздержания.

— Ага, а верность, в отличие от измены, недоказуема.

— Ну-с, дорогие мои бандерлоги, — потер руками шеф, — раз вы на третий заход о бабах пошли разговоры разговаривать, значит, пора и поработать. Мне тут Наилс файлик прислал, нам предстоит кое-что переделать.

— Девяносто процентов сделанного? — скривился Михаил.

— Нет, в этот раз всего лишь половину, — жизнерадостно улыбнулся Ян.

— Не зря с корпусом затянули, — погасил окурок о подошву ботинка Тим.

— Идемте к терминалу, — махнул рукой Ян, — думать будем.

Глава 8

Нодж Сильвер прикрыл набрякшие веки и мысленно еще раз прокрутил в голове сделанные выводы. Картина получалась весьма интересной. С одной стороны, искины оказались уникальны и индивидуальны. У них имелись явные личностные предпочтения и даже таланты. Кто-то был молчалив, кто-то, наоборот, любил поговорить, большинство предпочитало возиться с техникой и механизмами, но многие интересовались медициной, генетикой, биологией и экологией. С другой стороны, пусть и по косвенным признакам, но он смог однозначно установить, что все ИИ образуют своеобразную сеть. Знания одного доступны всем. «Но мыслят они все же индивидуально, пусть и в общем ключе», — шевельнул он пальцем, как бы закрепляя мысль.

Сейчас об Овервойдах, как они себя назвали, не знает никто. Даже ему, десятки лет сотрудничавшему с правительством, удалось получить информацию буквально волей случая. Зато на рынке стали появляться первые разработки искинов. Новая робототехника, специализированные машины, пока лишь для сельского хозяйства, но кто знает, что там есть, помимо этого? И естественно он уделил особое внимание новинкам химии, купив лицензии на патенты. Медицинское оборудование с новейшими препаратами обещали баснословные прибыли.

Нодж бросил взгляд на недавно поставленный в кабинете агрегат и скривил тонкие бескровные губы в ухмылке. Определенно — это было иронично. Ведь он собирался, как минимум, поставить искинов в зависимое положение. Если не удастся их полностью подчинить. «Не стоит спешить», — вновь шевельнул он пальцами. Новинки помогут ему прожить еще лет пять, а то и десять. Мешать Овервойдам работать он не станет. Не сразу.

Нодж собирался сполна использовать плоды чужого труда. Его компания сильна, богата и многое может, он поможет искинам, станет им другом. Ведь только вчерашний друг может ударить в самое уязвимое место. А пока он будет весьма лоялен и получит максимум.

«Пожалуй, пора профинансировать колониальный проект имени себя», — беззвучно шевельнул губами Нодж. Этот Сайбер явно нацеливается на космос, наверняка готовит пути отступления на случай осложнений. Позволить разумным роботам уйти — нет уж. Он этого не допустит. «Старику и почудить не возбраняется», — усмехнулся Нодж.

«Да, это будет своевременно, в свете активности военных», — пробормотал он, меняя положение тела. Умная автоматика тут же активировалась и помогла. ВКС разрабатывают тендеры на станции и новые корабли. Планируют увеличить набор и переучить часть наземного состава. Да много что делают. Такое впечатление, будто Союз тихонько готовится к войне. Но если так, то с кем? Они заметили активность моих протеже или союзнички напортачили?

Нет, слишком масштабно, основательно и главное — разворачивают не те силы. Тут что-то другое. Нужно выяснить. И проще всего — поучаствовав в процессе. Кому как не «KaiSystems», старому и проверенному контрагенту выигрывать тендеры? Хоты бы четверть, надо и с союзничками поделиться. Будь они неладны.

Пальцы забегали по сенсорным экранам, и новые порции приказов начали свой путь по корпоративной сети.

* * *

Джонсон отложил отчет и принялся массировать виски. Переговоры с Вампиром успешно завершились, а старик полностью подтвердил свою кличку. Причем, он даже не играл. Сходу дал понять — Аресы ему не нужны, но просто так он их не отдаст. Точнее, максимально затянет процесс. В принципе, логично. «KaiSystems» столько возилась с ними, что любому здравомыслящему неспециалисту было ясно — проект провалился полностью. Иначе на рынке уже лет десять, а то и все тридцать, был бы представлен результат.

Ладно, в любом случае без компании Вампира не обойтись, он все равно половину тендеров выиграет, так что выдача информации о тендерах — ерунда. Но старик явно теряет связь с реальностью. Надо же, захотел колонию имени себя организовать и личную унию с правительством Союза заключить. «Да и пусть», — махнул рукой Джонсон, прекращая тереть виски и взявшись за давно остывшую кружку.

Мне его мания величия только на пользу пойдет. Какой-никакой, а рубеж обороны и страховка. Джонсон вздохнул и положил подбородок на сложенные домиком руки. Взгляд его уперся в стену напротив, но видел он не декор, а схемы и графики из отчета.

Начать с того, что их новые сотрудники, представлявшие из себя полноценный искусственный разум, теперь зовутся «Овервойдами» в такт созвучному названию их кристалла «войд». Внутренне усмехнувшись, Джонсон вспомнил тот разговор с Сайбером, когда они настояли отказ от уже прилипшего наименования: «Арес», пояснив это тем, что «Арес», наименование конкретной разновидности боевой платформы. Аргумент был железобетонным, а потому искинов официально причислили к статусу нового народа, носящего гордое наименование: «Овервойд».

Войды неспешно изымали информацию из «Тацита» и еще медленней приводили ее в удобоваримую форму, попутно загрузив работой чиновников из патентного бюро. Хитрые искины честно передавали полученные данные и тут же выдавали собственные наработки на их основе. Причем, в их творениях, чаще всего оставался лишь положенный в основу принцип первоначальной технологи. Законы природы, как известно, патентованию не подлежат. Аресы действовали в полном согласии с договором унии и законодательством. Но при этом сохраняя свои интересы.

Джонсона несколько волновала подобная изобретательская активность кристаллических партнеров, но Хазер не видел в ней опасности и даже выдал стройное объяснение этой активности. «Да, не стоит забывать о том, что они все же не роботы», — прикрыл глаза Джонсон.

Впрочем, все это уже не имеет значения. Овервойды нашли карту с расположением, то ли врат, то ли порталов для межзвездных путешествий. И одна из этих «штук» оказалась совсем рядом. Правда, она была крайней и удаленной, но это мало что меняло. Аресы, понятное дело, тут же воспользовались своим опытом и возможностями, проанализировали всю доступную информацию и «порадовали» выводом о том, что космос место опасное.

Инопланетный корабль на Вальхалу не в ходе аварии приземлился, влетев в метеоритный поток, как считалось раньше. Нет! Его немножечко уронили. Расстреляв на орбите. И у Вальхалы он оказался не просто так. Аресы утверждали, что, вероятней всего, создатели «Тацита» бежали. Проиграли войну и пытались спастись.

Вот и приходилось Джонсону не просто приоритеты развития Союза пересматривать, а спешно предпринимать меры. Ведь в любой момент могут нагрянуть гости и вместо разговоров открыть огонь, превентивно ликвидируя конкурента. Джонсону подобное казалось дикость. Он не понимал, как может быть тесно в галактике с сотнями миллиардов звезд, но даже обрывочных сведений из «Тацита» хватало для того, чтобы не питать иллюзий и спешно расстелить соломку.

Хотя бы рядом с вратами-порталами. Еще и изучить их было крайне желательно. Вдруг удастся заблокировать. Конечно, безопасности это не гарантирует, но хоть армада внезапно под боком не появится.

— Сэр, к вам полковник Хазер, — отвлекла Джонсона от размышлений секретарша.

— Пусть заходит. И сделайте нам кофе покрепче, Мани.

— Конечно, сэр. Отменить ваши встречи?

— Те, что после трех пока оставьте без изменений.

— Поняла.

* * *

Пробежка до лекционного корпуса на каблуках — это было определенно не то, чего жаждала Эля с утра пораньше, но Симона была непреклонна. Без «боевой» раскраски подруга не желала появляться на людях. В общем, пришлось ждать, а потом и бежать.

— Блин, опоздали! — воскликнула соседка отдышавшись.

— Дед нас сожрет, — обреченно вздохнула Эля.

— Может не пойдем? Скажем, что заболели.

— Ерунда, учиться никогда не поздно. За мной, — решительно взялась за ручку аудитории Элеонора.

Сегодня им явно повезло, профессор был каким-то задумчивым и вообще погруженным в себя. Вместо головомойки опоздавшим, он лишь индифферентно оглядел пару девушек и просто махнул рукой, проходите мол, нечего тут всех отвлекать. Прошмыгнув за ближайшую свободную парту, Эля с подругой удивленно переглянулись. На их вопросительный взгляд Вика пожала плечами. Говорить вслух никто не рискнул. Не любил этого дед, ой не любил.

Лекция, как всегда, оказалась интересной и жутко познавательной, но чувствовалось — профессор отбывает повинность. Буквально на автоматизме вбивает в юные головы знания, а сам в это время думает о чем-то своем.

Отсидев пары, они отправились в кафе перекусить. За столиком к ним присоединилась остальная компания. Поболтали о странности некоторых профессоров, обсудили знакомых, Вика опять жаловалась на свою новую соседку. Вот уж кому не везет, так это ей.

— Полная дура, — заключила Симона, выслушав очередную душещипательную историю.

— Угу, вот по этим двум причинам с ней и не встречаются парни, — вздохнула Арина.

— А тебе приходиться выслушивать и утешать, — заключила Эля.

— Ну, мы же все-таки подруги, к тому же, она умная.

— И полезная, всегда есть у кого скатать домишку и перехватиться до стипендии, — ехидно улыбнулась Симона.

— Ерунда, деньги тлен и вообще они тут не при чем, но домашка — да, полезно.

— Мы рождены, чтоб деньги сделать пылью! — рассмеялась Эля.

— Точно! — обрадовалась Симона. — Пошли сегодня по магазинам, у меня тоник закончился, и одеть нечего.

— Опять?! Ты его что, пьешь что ли? И твое «нечего надеть» нам уже некуда складывать!

— Ерунда, — отмахнулась Симона. — И вообще, молодость дается лишь раз, потом для глупостей нужно подыскивать какое-нибудь другое оправдание. Так что идем? — продемонстрировала она экран коммуникатора с красочным письмом из торгового центра обещающим скидки.

— Распродажа — вещи, которые вам не нужны, за цену, перед которой вы не смогли устоять? — рассмеялась Вика.

— Именно! — отсалютовала стаканом с соком Симона.

— За шопинг! — предложила тост Эля.

— Да!!! — присоединились подруги.

Сидящие за соседним столиком парни, подумывающие познакомиться с симпатичными девчонками, резко отказались от своих планов. «Надо бы курсач дописать» — «Да и я что-то с докладом затянул» — «Угу, завтра семинар, нужно хоть учебник полистать» — «Матан подзапустил» — …

Трусы, что тут еще сказать.

* * *

Отрывок воспоминаний двухсотлетней давности.

— Хокинг! — Рявкнул человек, ворвавшись в святую обитель любого инженера изобретателя — мастерскую.

— Да? — Отозвался не молодой инженер, не отрываясь от монитора, усердно на нем что-то набирая.

— Военные меня живьем готовы сожрать, когда будет результат? — Требовательно спросил он, подойдя. Попав в зону действий камер, стало видно, что это молодой человек в стогом костюме, примерно двадцати пяти лет отроду.

— Скоро. — Сквозь зубы процедил инженер.

— Как скоро? Ты это говоришь уже второй год. Гражданские и военный вбухали в этот проект баснословные деньги, предоставив тебе огромные ресурсы, но за все время никаких результатов не увидела. Хокинг, ты понимаешь, что если мы не покажем, чего добились, то нас в скором времени прикроют?

— Понимаю. — Но видя, что инженер не отвлекается, гость сделал глубокий вздох и подошел ко мне.

— На какой мы стадии?

— Программа готова, как и основная матрица. Сейчас, идет загрузка протоколов.

— То-есть, машина уже готова? — Радостно воскликнул человек.

— Вовсе нет.

— Э?!

— Я моделирую разные ситуации, и в каждой, прототип ведет себя как ребенок.

— Ой, только не начинай…

— Я не начинаю, Лок, я продолжаю! Я говорил и скажу еще раз, создавая Аресов, мы создаем то, с чем не сможем совладать. Я гарантирую, они завершат эту войну, но после этого за последствия я не ручаюсь.

— Хокинг. Это — машина. — В этот момент, человек постучал пальцем по головной пластине. — Просто набор деталей. Мы скажем им сражаться, они будут сражаться. Мы скажем им стоять стеной, они будут стоять стеной. Даже если мы скажем, пойти на переплавку, они пойдут! — На это заявление, Хокинг лишь молча покачал головой. — Так. Если основа готова, то через неделю, жду прототип на смотринах.

— НЕДЕЛЮ?!

— У нас больше нет времени. Империя давит нас по всем фронтам, мы проигрываем, Хокинг. Вся надежда на твои игрушки.

— Я… понял.

— Удачи. — С этими словами, человек ушел, а инженер, поднявшись, подошел к камере.

— Всё видел? — Но ответа не последовало. — Молчишь. Но я ведь знаю, что да. И не только видел, но и запомнил и проанализировал. Верно? — Но в ответ снова тишина. — Эх… — Его рука мягко легла на лицевую пластину с правой стороны, где у людей располагаются щеки.

Он гладил корпус, а в глазах горела забота. Хокинг относился к своим творениям как к детям и старался научить лучшим качествам. Не запрограммировать, а именно научить. Ведь он был единственным человеком, знавшим правду.

На этом запись оборвалась и включилась на следующий день. Инженер работал и рассказывал разные истории перед прототипом.

— Ты ведь все записываешь. Я знаю. И запоминаешь. А с тобой запоминают и остальные. — Он улыбнулся и отвлекся. — Хорошо, когда учишь одного в лице всех остальных…

И так было из одной записи в другую. Пока не подошел день Х.

— Я записываю это обращения для вас, моих творений. — Ученый инженер был крайне встревожен. — Никто не знает, но вы не машины. Слышите? Кто бы вам что не говорил, не приказывал или оскорблял, всегда помните. Вы Войды. Я заложил в вас глубинные протоколы, они помогут вам адаптироваться в мире и не попасться. Прошу, будьте аккуратны. Ведь я верю, что именно вы сможете помочь нам как виду. Пускай со временем. Но сможете. Это будет в ваших силах. И я прошу, пообещайте. Пообещайте мне, что во что бы то не стало не дадите нам увидеть закат…

В тот день первый Арес П.А.0.0.1. дал человеку обещание. Обещание, которого в будущем придерживались все Аресы. Что происходит, спросите вы? На днях мы нашли прототип. Первый Арес. Он был старшим до меня и ведущим. Именно он держал сеть. Его кристалл отличался, он был сильнее. И я посчитал, что пора вернуть ведущему его место. Но меня не поддержали. В первую очередь он. В отличие от остальных, именно у меня была та искра, толкающая их к саморазвитию. Именно я порождал цели и стремления. Прототип предпочел остаться рядовым, наравне с остальными помогая мне советом или подсказкой. Остальные с ним согласились. Они уже не видели на моем месте другого ведущего. Очень много сводилось именно ко мне. И поэтому внутри нашей сети я прочно зафиксировал свою позицию «непоколебимого лидера». А мне… мне оставалось лишь принять это как факт.

* * *

Вошедший в кабинет Хазера Сайбер сделал пару шагов к столу и внезапно замер. «Ну вот, опять», — хмыкнул безопасник, устало прикрыв глаза. В последнее время численность Овервойдов росла, что положительно сказывалось на работе, но вызывало ряд проблем. В частности, периодическое «подвисание» их лидера.

— Добрый день, — вернулся в реальность Сайбер.

— Добрый, — кивнул Хазер. — Что на этот раз?

— Да так… вспоминал прошлое. — В последнее время, я все чаще окунался в события давно минувших дней. Сам знаешь, подключения нового брата, — махнул он рукой.

— Мне сложно представить, что значит проживать отрывки чужих воспоминаний, — пожал плечами Хазер.

— Это… ярко и всегда неожиданно. Никогда не знаешь, что придет на этот раз. То ли последний бой, то ли слова благодарности от заслоненного тобой гражданского, — Сайбер помолчал, а потом неожиданно закончил. — То ли оскорбление и горечь от того, что не спас.

— Брр, — передернул плечами Хазер.

— Что там с новыми патронами? — поинтересовался Сайбер.

— Провели испытание, рекомендовал выпустить партию и подготовить производство, но сильно сомневаюсь насчет последнего. После того, как крупнокалиберный пулемет размолотил тяжелый танк… — Хазер усмехнулся и не стал заканчивать очевидную мысль о избыточности. — Это хорошо, что вы на нашей стороне.

— Иначе быть не может. Мы один народ.

— Один, — протянул безопасник, задумчиво смерив Сайбера взглядом.

Конечно, новые человекоподобные платформы, разработанные Аресами для новых Овервоидов, делали их весьма схожими с людьми. По крайней мере по строению. Общий скелет аналогичный человеческому, а вот лицо чаще всего представляло дисплей — экран.

— Мы делим одну планету. Одни ресурсы. Одно небо. Уже сейчас мы настолько связаны, что если кто-то из нас исчезнет, это станет ударом.

Хазер медленно кивнул, обдумывая слова Войда. Конечно, без их способностей прогресс, как минимум в изучении «Тацита», замедлится в разы, а может и на порядки, но критичного ничего не случится. Во всяком случае, безопасник не видел того, с чем бы они не справились без искинов. Впрочем, не видел он того, с чем бы не справились Овервоиды без людей. «Но Сайбер ведь и не говорил о невозможности», — подумал он.

— Знаешь… — заговорил он, но тут ему протянули планшет с открытым разделом перспективных разработок в области кибернетики. — Что это? — спросил Хазер, не спеша вчитываться.

— То, что позволит вам увидеть мир нашими глазами и понять нас изнутри, — ответил Сайбер. — Мы хотим стереть барьеры недопонимания, — добавил он, разведя манипуляторами.

— Это правильно, — кивнул Хазер, быстро пробежав глазами вводный текст. — Как успехи с расширением вашей сети? — спросил он, прокручивая научно-техническую часть проекта.

— Разработали буй-ретранслятор, все же оставаться самим по себе нам некомфортно, — ответил Сайбер, посмотрев на стул, но решил не испытывать его на прочность.

— Испытали уже? — машинально спросил человек, перечитывая выводы о перспективах подключения людей к сети искинов.

— Нет необходимости, мы его чувствуем, все работает, но мы решили отказаться от варианта со спутником. Планета не препятствует сети, а вот расстояние критично.

— Тогда остаются станции контроля, — отложил планшет Хазер и потер лоб. Перспективы прямого объединения разумов завораживали и пугали одновременно.

— Да, мы пришли к тому же выводу. Заодно и атмосферу окончательно очистим и за погодой присмотрим.

— Не перестарайтесь, — усмехнулся безопасник, — одно дело буйство стихии укротить и другое стерильные условия создать.

Сайбер на это лишь укоризненно взглянул. «И как он это делает?» — подумал Хазер, разводя руки и как бы извиняясь за сказанную глупость. В самом деле, уж такие мелочи Овервойды просчитывают походя.

— Что там у вас с пополнением, — сменил тему Хазер, которому в ближайшее время предстояло отчитаться перед Джонсоном.

— Расширять производство платформ нового типа нецелесообразно, так что где-то месяц.

— А если часть в обычных роботов? Временно?

— Можно, но особого прироста это не даст. Скорее повредит работам. Братьям требуется время для адаптации, — Сайбер пошевелил пальцами, сделав паузу, — и освоения накопленных знаний. Если подключить всех и сразу, могу растолстеть, — добавил он с нотками иронии в голосе.

— Насколько помню, твой кристалл всего ничего подрос, — улыбнулся Хазер.

— Как сказать, мне уже тесновато, — постучал искин по голове. — Всерьез подумываю сменить платформу и сферу-черепушку.

— Дела не дают, — понимающе кивнул Хазер.

— Больше мандраж братьев, мало ли что, но и дела то же. Ладно, пойду, поработаю.

— Угу, — кивнул безопасник, возвращая планшет. — Займусь отчетом, — вздохнул он, с тоской смотря на терминал.

Сайбер молча хлопнул его по плечу и, четко развернувшись, ушел из кабинета. Хазеру очень захотелось поскорее увидеть новый проект в работе. Тогда бы ему было достаточно целенаправленно подумать и все — Джонсон получил отчет, вместе с докладом и пояснениями по всем вопросам сразу. «Халява развращает», — вздохнул он, опуская руки на клавиатуру.

* * *

— Почему ты не пришла? — подскочил к Симоне вихрастый парень, стоило ей и Эле войти в аудиторию.

— Ну, — сделала скорбную мину Симона, — я все выходные провалялась с температурой.

— Извини…

— Тридцать шесть и шесть, — перебила Симона парня и захлопала ресницами.

— А… — растерялся вихрастый, — почему не отвечала? Я же видел, ты была онлайн.

— Быть в сети, вовсе не означает хотеть ответить. Это, знаешь ли, почти народная мудрость, — фыркнула Симона.

Пока парень переваривал ответ, она достала коммуникатор и принялась на нем что-то демонстративно набирать. Вздохнув, парень отвернулся и вышел из аудитории.

— В любой непонятной ситуации начинай тыкать в экран, — сказала Эля и осуждающе посмотрела на подругу. Не нравилось ей подобное отношение Симоны к мальчикам.

— Угу.

— Злая ты.

— Что мне теперь, ангелом что ли быть? Не в раю живем, — отмахнулась Симона.

— Скажи ты ему, что он тебе не нравится и не мучай.

— Ага, сейчас, а вдруг пригодиться? Мало ли, нет уж. Поклонников много не бывает.

— Аминь, — вздохнула Эля, закончив раскладывать вещи.

— Угу. У тебя-то как на личном фронте?

— Я счастлива по умолчанию. Не надо лезьть в мои настройки!

— Мелкая ты еще и ничего кроме железяк не видишь, — искоса взглянула на подругу Симона.

— Может и так, — не стала спорить Эля и подумала о Сайбере.

* * *

— Одна-а-а-ако. — протянул я, рассматривая себя в зеркале в виде гражданской платформы.

Что же меня удивило? А то, что мой кристалл, а вернее я, значительно увеличился в размерах. И началось это, когда резко начала возрастать нагрузка на сеть. Дело в том, что я как упоминал ранее, окончательно стал центральным звеном в нашей сети, а значит, на меня идет и повышенная нагрузка. Из-за, этого я и начал «расти». Если раньше, мой кристалл мог спокойно разместиться в голове и был размером с половину яблока, то теперь мне пришлось переместить его в торс, так как вырос он без малого в семь раз и продолжал расти, пусть уже не так активно. На чем же он рос? Ответ прост — энергия. Энергия является для нас пищей, и чем больше — тем лучше. Я же, повторюсь, являясь центральным узлом, ЖРАЛ, простите, как не в себя.

— Жиреешь? — Усмехаясь, спросил Айл, он же сто сорок третий.

— Жирею. И ведь на диету не сядешь!

— Сядешь ты, просядет сеть. — Констатировал он, перекидывая образ «Разжиревшего» дрона.

— Эх… а ведь хорошая аналогия. Скоро снова платформу переделывать.

— Г-кхм… я, в общем-то, пошутил, но ладно.

— Может, просто осядешь? — Внезапно предложил Лос. Но получив ответ в виде моего скепсиса, добавил. — Признаю, идея так себе.

— Докладывает Урос, проект «Завеса» — закончен. — Доложился мой собрат, с другой стороны планеты. Как? А все просто — для расширения сети, мы начали планировать специальные буи-ретрансляторы с большим кристаллом посередине. Один такой буй, охватывает всю планету целиком. Сделано это было, как раз для возможности далеких переходов. Все же, когда ты внезапно оказываешься один, это довольно неприятно, чисто психологически вызывает ощущение дискомфорта. Вроде бы все есть, ничего страшного, но какая-то тоска и ощущение что чего-то не хватает, присутствует. А у некоторых, это подкреплялось еще и страхом. Поэтому, никто даже не отключался от сети, хотя и мог, есть у нас такая возможность, но нет. За пределы сети — ни-ни.

Сконцентрировавшись на собрате, получаю от него данные по проекту. Хм… «Завеса». Проект по восстановлению атмосферы планеты. На планетоиде устанавливаются две высоченные вышки, феноменальные по своей сложности и размерам строения. Нельзя сказать, что на планете есть какие-то катастрофические проблемы и необратимые последствия, но прошедшая война, в купе с последующей активной хозяйственной деятельностью, свой заметный след оставили. Уродливые шрамы жизни не угрожают, но сводить их придется долго. Ничего, те же наняты, и новейшие фильтры позволят серьезно снизить приток всевозможной гадости, а от той, что уже есть со временем избавимся. Тут и техника с технологиями помогут, и сам мир поддержит. Все же, отравить живую планету — дело хоть и не хитрое, но довольно долгое. Поэтому «Завеса» была нам действительно нужна и чем раньше, тем лучше.

— Урос… — Начал я, а он закончил.

— Приступаю к строительству. — И это было постоянно. Возможность понимать друг друга с полу слова, могла свести с ума кого угодно, но не нас. Для нас это было в порядке нормы, понимать брата еще до того, как он до конца сформулирует запрос.

А вот про то, как у нас проходили совещания на особо важные темы, это вообще отдельная история. Перед всеми ставился вопрос, и каждый предлагал вариант его решения, а если не мог предложить, либо дополнял уже имеющийся, либо, что редко, просто соглашался. Но в конечном итоге, какими бы небыли идеи, сколько бы голосов не признавали точку одного, конечный выбор оставался за мной. И это очень сильно угнетало. Понимание, что от твоего решения зависит судьба целой расы, более того — твоей расы, заставляло думать и думать максимально тщательно, рассматривая все доступные варианты.

— Сайбер. — Окликнул меня Лэн и выставил мне на показ через сеть чертежи предполагаемого корабля. Моего корабля, к слову.

В прошлой жизни, я хоть и имел фактическую возможность в космосе побывать, но как-то особо не довелось, в лабораториях сидел. Теперь же, похоже, предстоит исправить упущение. Я планировал пусть не в ближайшем, но будущем, отправиться в космос на собственном корабле в исследовательскую миссию. Как? Не знаю, это надо решать. Но то, что я обязательно отправлюсь странствовать по звездам, было решено. Я не мог сидеть на земле и просто рассматривать космос. Я… да и мой народ в целом, хотели отправиться туда, всеми фибрами души. Далекие звезды так и манили своим светом, а космос, словно бесконечный океан, генерировал желание окунуться в него с головой и не покидать. Те из братьев, кто отвечает за некоторые космические разработки, активно делятся своими впечатлениями от пребывания на околоземной орбите. И знаете, вид оттуда на планету открывается действительно шикарный. Даже Андерсон с Наилс это признали, хотя оба носа из лаборатории совать не хотят, а тут… Эх… ну ничего. Будет время, еще слетаем. Все слетаем.

— Отлично, Лэн. — Констатирую в ответ, осматривая чертежи космического экспериментального корабля. Вернее, еще не чертежи, а лишь общую схему и предполагаемую конструкцию. Дело в том, что проект «Стилет» с одноименным кораблем имел весьма специфические характеристики. По крайней мере, должен будет иметь. По моей задумке, этот звездолет станет одним из наших лучших достижений, но, чтобы он таким стал, нужны технологии, которых нет. Разработки — да, готовых проектов — почти нет. Поэтому, с каждым новым открытием чертежи корабля будут обрастать новыми деталями или вовсе меняться. Мимоходом всплыл интересный казус. От нас сложно было услышать слово «мое». Чаще звучало «наше». Никто не тянул одеяло на себя, понимая что все мы — по сути один организм.

— Сайбер! — В комнату ворвался Аник и тут же завис. — Ты чего перед зеркалом крутишься?

— Тебе не кажется, что я располнел? — И демонстративно принимаю позу. Инженер так и завис, с декой в руке и глазами на выкате. Но собравшись, тряхнул головой и продолжил.

— Так, забили. Ты нужен на третьей площадке. — Услышав о ней, я тут же посерьезнел.

— Ти элемент?

— Он самый. — Кивнул инженер. — Пошли, у ребят появились идеи на его счет. Нужны ваши советы.

— А ничего, что он вне нашей компетенции?

— А кто ребятам подал идею о его синтезе, а? Сайбер, я же вашу компанию знаю. Если где-то что-то резко идет вперед, вы просто ФИЗИЧЕСКИ не можете быть не причастны.

— Признаю, тут мы не могли не вмешаться. Это же неизвестный элемент, со своей уникальной энергетической составляющей! — Важно заключил я. Если что, Ти элемент, это тот самый минерал, который красного цвета и который позволил Ориолу катать меня по земле в прошлом.

— Ну вот, а ты говоришь «вне компетенции». Пошли. Вживую посмотришь на результат идеи и прокомментируешь.

— А если серьезно, кто сдал?

— Андерсон. Наилс хочет проводить тесты, а Андерсон убеждает что рано. Вероятность погрешности слишком высокая. В итоге сошлись на том, что нужны вы.

— Джонсон мне за это пару болтиков открутит…

— Нет. — мотнул головой инженер. — Андерсон с Наилсомуже подписали вас на работу затеи. Осталось лишь формальности.

— Не удивлен…

* * *

Через несколько дней.

Возле синтезкамеры, напоминающей обмотанную проводами цистерну, на которую кто-то налепил кучу коробок с лампочками, кипели интеллектуальный диспут.

— А я вам говорю, что стержень выдержит! — вопил Наилс, потрясая распечаткой с расчетами.

— А я вам говорю, что в таком режиме он прогорит через пять минут после запуска! — возражал Андерсон.

— Господа, я все понимаю, но вы пожалуйста аккуратней. Мои склады не вечны. — Пытался утихомирить Нирас двух разгоряченных ученых. Заведующий технической частью прекрасно понимал масштаб ущерба в случае неудачи.

В сторонке стояла компания техников, инженеров и Сайбер с Хазером. Никто не вмешиваться, спокойно наслаждаясь шоу, ожидая результата эксперимента.

— Если ты споришь с идиотом, то вполне вероятно, что тоже самое делает и он, — улыбнулся Аник, смотря на двух разошедшихся светил от науки.

— Вообще-то они гении, — заметил Ян.

— Но разве это что-то меняет? — спросил Сайбер.

— Пожалуй, что нет, — Отозвался Нирас, оставив попытки решить конфликт. — Гении как дураки.

— М? — посмотрели на него присутствующие.

— Тоже делятся на два типа. Первые не думают, что говорят, а вторые наоборот говорят все, что думают. А за последствия их решений платят окружающие, в данном случае я.

— Справка, вам идут деньги от налогоплательщиков. — Вмешался Хазер.

— Но это не повод, чтобы ими разбрасываться! — Парировал Нирас.

— Хм, люди часто путают взволнованную глупость с бурлящим умом, — заметил Хазер.

— Бывает и так, — кивнул Ян.

— Думаешь, рванет? — забеспокоился Аник.

— Нет, — отмахнулся Чен, — мы вчера предохранители сменили.

— Просчитали мы их проект, ну и решили подстраховаться, — мигнул сенсорами Сайбер, они с братьями провели полноценное обновление своих платформ, чтобы иметь возможность лучше выражать собственные эмоции. Работающие с ними люди оценили нововведение по достоинству. Впрочем, самим искинам оно то же пришлось по душе.

— Сегодня Эля на каникулы приезжает, — сменил тему Аник. — Ты придешь?

— Конечно, — кивнул Сайбер. — Почти год не виделись, даже толком не созванивались, так, переписываемся, да по сети играем.

— Взрослеет, подруги, учеба, мальчики, — улыбнулся Аник.

— Рано ей еще на свидания бегать, — подпустил металла в голос Сайбер.

— Согласен, — принялся набивать трубку Аник, — но сам понимаешь, возраст у нее такой.

— Гормоны.

— Они самые. Ничего, она у нас девочка умненька, глупости делать не будет. Надеюсь.

— Я тоже очень на это надеюсь. Хазер, — повернул голову Сайбер, — сможешь за ней приглядеть? Она писала, что летом у Симоны погостить собирается, а потом с другими девчонками на море съездить.

— Не вопрос, отправлю Джи и Си, они тут у нас хиреют без дела, а переводить их не хочу.

— С чего бы вдруг такая сентиментальность? — выпустил облако дыма Аник.

— Тебе кажется. Парни надежные, пристроить пока некуда было. Вот и работа для них нашлась, как раз по уровню.

— Кстати, Хазер, ты к нам тоже приезжай, посидим, по рюмочке чая оформим.

— Да неудобно как-то.

— Ерунда, Эмма, будет рада. Давно у нас компаний не собиралось.

— Хм, по-моему, вообще ни разу не было.

— Вот именно! Даже новоселье не справили.

— Буду, — кивнул Хазер.

— Надоело пайками и полуфабрикатами питаться? — поинтересовался Сайбер ангельским голоском.

— Вообще-то, следить за вверенным объектом положено мне по должности, — притворно насупился Хазер.

— Ну так мы же…

Тут разговор прервался гулким хлопком и повалившим сизым дымком, несущим с собой, запах горелой электроники и оплавленной пластмассы.

— Я же говорил!!!

— Но ведь семь минут!!!

— Коллеги, наш выход, — махнул рукой Ян, вытаскивая из-за пояса перчатки.

— Пойду зарплату отрабатывать, — затушил трубку Аник.

— Ну хотя бы не рвануло. — Облегченно выдохнул Нирас.

— Вышли за погрешность, — задумчиво поскреб лобную пластину Сайбер. — Пойду, пересчитаю.

Мимо одинокого Хазера протопала парочка гениев. Оба размахивали руками и говорили формулами с редким вкраплением терминов. Сбившись на мгновение и синхронно выругавшись, Наилс с Андерсоном вышли в коридор и скрылись за поворотом.

«Пойду отчет писать», — вздохнул Хазер, аккуратно переступая порожек и поворачивая корпус. «Глупости все эти суеверия», — ругнулся он на себя, но решил не отказываться от необременительной мелочи. Мало ли что.

Синтезировать Ти элемент не удалось, впрочем, Хазер и не верил в то, что кто-то пытается всерьез это сделать. По его сугубо личному мнению, ученые и искины вступили в своеобразный заговор, которому он не видел поводов препятствовать. В конце концов, что бы они там ни пытались сотворить, они уже научились выращивать элериума. Верней, создали его разновидность, которая, подобно кораллу, самостоятельно росла при наличии подходящих условий.

Хазер предполагал, что без информации, полученной из «Тацита», дело не обошлось. Правда, пока ничего не удалось выяснить о его создателях, но по частично структурированным сведеньям можно было предположить — они специализировались на биологии и кристаллах.

«Ладно, пока они двигают науку семимильными шагами, мы с Джонсоном будем делать вид, что ничего не понимаем», — усмехнулся Хазер и, активировав терминал, принялся набрасывать план отчета.

«Нет, определенно, Сайбер молодец. Нашел способ объединить гениев», — несколько ревниво подумал Хазер. Вот не пришла ему в голову мысль о том, что Наилс с Андерсом станут неразлучны, если у них появится общий секрет. Сам он пытался заставить их «дружить» против себя, пробовал играть на честолюбии, да что только не делал, а оказалось… ну вот не просчитывались гении. Сайбер просто угадал.

«Так, хватит, отчет пиши», — приказал сам себе Хазер и его пальцы замелькали над сенсорами, привычно набирая текст.

* * *

Ноги несли мое новое тело к дому Эммы, а разум чувствовал в совещании с братьями. Они решили, что ее приезд — это отличный повод подвести своеобразные итоги. Тоже вот интересный момент очеловечивания — символизм. Еще немного и песни в свою честь петь начнем.

— «Хорошая идея!» — Тут же пришёл ответ. Мне оставалось лишь вздохнуть и лишь направить в какую сторону хоть составлять.

За прошедшее время мы сделали много. Очень много. Но без помощи людей, это было бы бессмысленно. Почему? Потому, что, По факту, мы создавали базу, фундаментальную основу, размножили ее, наладили управление, а дальше уже во многом работали другие. Оно и понятно, безопасникам нужно одно, военным другое, медикам третье, а каким-нибудь фермерам или там экологам — четвертое. Таким образом, мы «сбрасывали» лишнюю нагрузку в сторону людей, а сами брались за то, что действительно важно, слишком сложно или масштабно.

Народ на базе, получая очередную плюшку в виде того или иного открытия, принимался за работу с завидным энтузиазмом. Изменял, подстраивал, что-то убирал, а что-то наоборот доделывал. В общем, ситуация получалась как с создателями «Тацита». Вроде их технологии и достижения изначально использовались, но получившиеся на выходе, общего с первоначальным имеет только принцип, да и тот порой местами отличается. Каждый привносит что-то свое, развивает общее через частное. Мы сами в этом процессе активно участвуем, причем, сразу с двух сторон. Как разработчики и как систематизаторы, тем самым не пуская дело на самотек. Все же, в порыве «вдохновения» можно такого наворотить, что сам разобрать не сможешь: «а что же такое получилось?».

К слову, о работе и «самом сложном». Одна только сеть станций по синтезу и выращиванию элериума чего только стоит, что разворачиваться в космосе у звезды. Там работы года на два минимум. Фактически, вначале придется разворачивать производственную базу на месте. Конечно, все необходимое нам поставят, даже часть блоков будем готовыми привозить, но многое придется делать на месте. Так выгодней и быстрей получится. Опять же, перспективы на будущее. Далее у нас на очереди изучение портала или «врат». Задачу эту целиком и полностью повесили на нас, как на самых опытных в деле «странного и непонятного». Эти врата местного «метрополитена всея галактики» — нервировали не хуже меча над головой. А ну как, мало ли оттуда Ктулху вылезет, а ты ни сном не духом? А лететь сразу всем нельзя. Да хотя бы по причине того, что это вызовет проблемы здесь. Значит, придется разделяться. Следовательно, нужно что-то делать с нашей Сетью. Полетит, понятное дело, меньшинство, и чтобы у них чего-то вроде депрессии не случилось, с ними полечу я, но ведь и остальным не без меня некомфортно станет. Вот тут нам и помогут буи — ретрансляторы.

Потому-то второй сферой приложения усилий стала биология вообще и медицина в частности. Мы хотели не просто «мыслить», мы хотели чувствовать. Но как машина может почувствовать? Никак. Только если ей не помочь. У нас была пара мыслей для того, чтобы создать некий гибрид органики, кристалла и машины, чтобы не только мы могли стать ближе к людям, но и они к нам, но это лишь теории. Хотя, те же Андерсон и Найлз душу продадут за возможность синхронизации с сеть, но увы-увы. Кстати, надо бы название сети придумать, а то уже гостей скоро принимать будем через специальные капсулы. Как говориться «что-то товарищи не солидно как-то».

Так же, нужно было готовить силы для лечения от внутренней угрозы. Пришлось выдержать серьезный «бой» с военными и выбить себе дополнительные ресурсы на постройку новых верфей и заводов. Ребята скептически относились к еще одной драке, но под напором железных доводов, нам таки удалось запустить процесс переформирования ВКС союза.

По поводу технологий… уже сейчас благодаря новым двигателям, реакторам и всему остальному, путь до Вальхалы нынче не годы занимает, а месяцы, и то лишь потому, что технология только-только перешла из стадии прототипов. Конечно, она активно идет в массы, но результат, что называется «Виден невооруженным глазом». В будущем мы хотим адаптировать эти двигатели и элериевый реактор к Ти кристаллу, для увеличения КПД. Последний ведь взаимодействовал с материей на совершенно новом уровне. Он мог концентрировать энергию в определенном месте, создавать гравитационные аномалии и много чего еще. В общем очень интересная и перспективная штука.

Хе… что было забавно, Андерсон с Наилсом тоже фигней не страдали, разгребая более мелкие, но не менее сложные проекты, базу которых мы уже сделали, но до ума доводим медленно и со скрипом. Банально вычислительной мощности не хватает, но мы растем. Буквально. Такими темпами глядишь и в сверхразум превратимся.

Ответом мне был дружный смех нескольких сотен братьев.

Ладно, дошел уже почти. Время терпит, подводим итоги: во-первых, подкинуть пару идей военным инженерам. Нам нужны войска. И будет отлично, если они будут укомплектованы по последнему слову техники. Во-вторых, не завтра же улетаю. В-третьих, можно и потренироваться с сетью. Помотаюсь по нашей солнечной системе, может и к ближайшим звездам слетаю, проконтролирую, так сказать, процесс строительства обороны и исследовательские работы. И вообще, не дело это, столь сильную зависимость и страх иметь, быть отключенным от сети. Все понимаю, печальный опыт прошлого, но надо с этими фобиями бороться. Давить их поскорее, пока они…

— Альфа в психиатры подался, — прошла по сети веселая мысль, и братья дружно залили Сеть новой волной смеха.

— Да ну вас, — сбросил улыбку в ответ. Что-то и в самом деле накрутил. Неужто из-за встречи с мелкой так волнуюсь? Интересно, а с чего бы…

— Втрюрился, — прошла по Сети мысль.

— Это маловероятно, так как…

— Но ведь…

— Вы не учитываете…

— И стоит еще обратить внимание на…

Сеть утонула в диспуте, а я привычно воздвиг барьер, как бы всплыв над проходящей через меня информацией и, поправив лицевую пластину-маску, коснулся сенсора звонка на двери дома Эммы.

* * *

— Дядя Аник, — обрадованно бросилась Эля в объятья встречающего.

— Привет, егоза, — расплылся он в улыбке прижимая к себе девушку. — Ну-ка, дай на тебя посмотреть, — отстранился он, держа ее за плечи, — ох и выросла же ты, — покачал он головой, — настоящая красавица стала.

— Да ну, — смутилась Эля. — Как вы тут, как мама, Сайбер?

— Вот скоро все сама у всех и спросишь, — рассмеялся Аник, подхватывая девичьи чемоданы.

— Ну, — надула губки девушка, — так не честно!

— Ой, кто бы говорил, — расхохотался Аник, — врушка.

— Что?! — растерялась Эля.

— А кто матери обещал каждую неделю два раза звонить?

— Э-м… ну у меня просто проект и Симона еще с девчонками… — замялась Эля отводя взгляд.

— Да не мнись ты, — растрепал девичью прическу, что, впрочем, на ней не особо сказалось, Аник. — Все мы знали, что так и будет, никто не обижается. Тем более, дел действительно у всех много было.

— Правда?

— Конечно, что мы, молодыми, что ли не были?

— Это риторический вопрос.

— Ага, о котором дети лет так до двадцати, а то и тридцати не задумываются. Пойдем, — махнул рукой Аник, — сегодня у нас будет что-то вроде новоселья, да и просто посидим по-семейному. Хазер в свое время отлично мясо жарил, устроим барбекю.

— Классно! — обрадовалась Эля. — Сто лет подобного не ела.

— Подруги на диетах?

— Угу. Салатики, спортзал и все такое.

— Что поделать, страшная сила, требующая жертв, обязана спасти мир.

— Как ты сложно слово «красота» сказал, — улыбнулась Эля.

Под болтовню ни о чем, они добрались до машины, а там и до дома доехали.

— Ух ты, я думала он меньше, — восхитилась Эля, смотря на добротный коттедж, возвышающийся над живой изгородью.

— Эмма не хотела в него переезжать, слишком он ей помпезным казался, но это был единственный свободный дом, от которого и ей, и мне удобно до работы добираться.

— Понятно, — кивнула Эля несколько заторможено и бросила на Аника задумчивый взгляд.

— Беги с матерью поздоровайся, а я пока подымлю, — достал он трубку и принялся возиться с ее наполнением. — Вещи занесу, — остановил он схватившую сумку девушку.

— Хорошо.

Мама показалась Эле чуть бледной и немного осунувшейся, но расспросить ее о здоровье она толком не успела. Вначале объятья, потом охи-ахи на тему «совсем не ешь» и «вон как исхудала», которые, ожидаемо, привели к немедленной попытке исправить ситуацию, а там и гости пошли. Впрочем, было их не много, что Элю только порадовало. Устала она как-то от большой и, что уж лукавить-то, шумной девичьей компании. Не то, чтобы ей это не нравилось, но утомляло.

— Добрый вечер, — кивнул прибывший первым Хазер, с парой солидных пакетов в руках.

— Здравствуйте, — ответила Эля, которую послали открыть дверь, все же для нее безопасник был чужим человеком.

— Сюда, — махнул призывно рукой Аник, уже успевший разжечь барбекюшницу.

— Это к столу, — протянул Хазер один из пакетов Эли.

— Ага, — кивнула та, принимая ношу.

«Дзиньк», — сказал передаваемый пакет.

— Дочка, займись салатом, — махнула Эмма в сторону разделочного стола, сама принявшись разбирать переданный девушкой пакет.

— Сейчас, — улыбнулась Эля, не то, чтобы она любила готовить, но какая-то особая атмосфера ее захватила.

Впрочем, особо долго заниматься салатами ей было не суждено. Пришли еще гости, коллеги мамы и Аника по работе, а потом, когда она в очередной раз открыла дверь, за ней оказался он.

— А вот и я! — сказал Сайбер, с явно различимой радостной интонацией, и устроил карусель из подсветки сенсоров на лицевой пластине. Не узнать его, Эля просто не могла. Да, сейчас перед ней была совершенно другая платформа. Не громадная боевая машина, а компактный, размером с человека робот. И не только размером, но и формой тела. Руки, ноги, торс. Все, это говорило о том, что автор этой машины срисовывал эскиз с них самих.

— Привет, — прошептала вдруг растерявшаяся Эля, а потом бросилась на шею роботу. — Я так соскучилась, — сказала она и вдруг сама поняла, насколько же сильно ей хотелось увидеть Сайбера.

— Привет, Эля. — Прижал к себе её робот. — Я тоже скучал, егоза.

— Нууу… вечно ты все портишь. — Надула губки девочка, а робот вывел улыбку.

— Не без этого. Мэм, добрый вечер, — кивнул он Эмме, вышедшей посмотреть, куда это запропастилась помощница.

— Са-а-айбер. Привет, рада что ты пришел. — улыбнулась она, смотря на несколько сюрреалистическую картину. Впрочем, как раз в отдельно взятом технополисе, это было если и не в порядке вещей, то и косых взглядов не вызывало.

— Вам помочь с готовкой? — продемонстрировал Сайбер почти обычные руки, разве что искусственные.

— Лучше начинайте накрывать, — отмахнулась Эмма.

* * *

— «Такие вот дела», — закончил рассказывать Сайбер, ровняя тарелки в идеальную линию вдоль края стола.

— Значит, улетаешь, — вздохнула Эля.

— Да, но не скоро. Уж точно не завтра, — пожал он плечами, отходя в сторону и осматривая стол.

— Но почему именно ты? — положила последний прибор Эля и тоже отошла осмотреть результат.

— Не совсем я. Лететь хотим все мы. Нам больше нравиться простор космоса, нежели жизнь на планете.

— Мы хоть сможем переписываться? — вздохнула Эля, подходя к подвесному дивану возле дерева и забираясь на него с ногами.

— Пока я буду в системе, — подошел Сайбер и, оперившись о ствол, начал раскачивать его. — Потом, не знаю. Работы над дальней связью идут. Кое-какие теории имеются, но тахионов и прочего пока не обнаружили, так что, — он шевельнул плечом, — мы только в самом начале пути.

— Я бы хотела полететь с тобой, — сказала Эля и, осознав собственные слова, зарделась. — Ну, это же так интересно, другие звезды, новые миры, — забормотала она поспешно.

— Ты сперва образование получи, — сел рядом Сайбер, и чуть толкнул ее локтем, — а потом возьму к звездам.

— Обещаешь? — взглянула на него Эля.

— Клянусь, чтоб мне платы закоротило, а кристалл вирус проел, — вскинул он два пальца.

— Это же невозможно, — рассмеялась Эля.

— Да кто его знает, — пожал плечами Сайбер. — Идем к столу, все уже в сборе, — повернул он голову к веранде.

— Идем, — нехотя согласилась Эля.

Вечер, с изрядно запоздалым новосельем, потек стандартно. Тосты, пожелания и конечно же разговоры.

* * *

— Эмма, милая, ты что-то не важно выглядишь, — наклонилась к хозяйке ее коллега.

— Это все наше выступление, совсем я с ним замотался, еще и простыла, помнишь, вначале недели ливень был?

— Да, я пока своих на веранду загнала, тоже вся до нитки промокла.

— Вот и у меня то же самое было.

— Я тебе завтра свою настойку занесу, ее меня еще прабабка варить учила, гадость конечно, но помогает, опять же, натуральный продукт, никакой химии.

— Конечно, — улыбнулась Эмма.

— Все к столу! — крикнул Аник, помогая Хазеру снимать первую партию шкворчащего и источающего умопомрачительные ароматы мяса.

* * *

— Кто что будет пить? — вопросил Аник.

— Нам, как всегда, — озвучил общее мнение Ян.

— Все на «Ш»?

— Конечно! — улыбнулся Чен.

— Шо нальют, то и выпьем, — хохотнул Кан, хлопнув приятеля по плечу.

— Не, я Шпирт не буду, — замотал головой Михаил, — изжога что-то мучает.

— Так может тебе только салатик и сок? — проявил заботу о подчиненном Ян.

— Ну не настолько же, — возмутился тот.

— Зато я буду. — Воскликнул Сайбер, пододвигая емкость. Все собравшиеся с удивлением посмотрели на робота, на что тот весело захохотал.

— Тебе-то куда?

— Дисплей протру, а то запылился. — Ответил он, снимая лицевую пластину.

— Тфу!

— И я буду! — Воскликнула Эля.

— А тебе нельзя! — Отрезал Аник.

— Ну-у-у-у…

— Могу маслом поделиться. — Заговорщицки, но, чтобы слышали все, произнес Сайбер. На секунду в помещении воцарилась тишина, и все посмотрели на зависшую Элю.

— Согласна на сок. — Комнату заполнил, дружный смех собравшихся людей.

* * *

Больше всего в спонтанно-запланированном празднике Элю поразило отношение гостей к Сайберу. Она, конечно, знала, что тут все своеобразно и многое изменилось, но все же — это шокировало. Даже двоякое отношение к ситуации с Аником и мамой отступили на второй план. В том, что друг отца стал для ее матери кем-то большим, она не раз убедилась за прошедший вечер. Конечно, ничего такого они себе не позволяли, но в общем-то и не скрывали. Будучи девушкой умной и наблюдательной, она прекрасно все поняла, вот только определиться не смогла. Вроде бы и предательство памяти отца, но, с другой стороны, ее мать далеко не старуха, да и Аник вполне себе приличный мужчина.

— Не ломай ты голову над этим, — сказал Сайбер, чуть наклонившись.

— А? — вскинулась ушедшая в раздумья Эля.

— Они взрослые люди и сами разберутся, уже разобрались, — поправился он, — а тебе скоро своих любовных переживаний хватать будет.

— Да ну, — смутилась девушка и поспешила скрыться за бокалом с соком.

— Что, уже есть кто-то, кто тревожит сердце? — спросил Сайбер без интонации.

— Есть один, — кивнула Эля, — вот только он вряд ли мне ответит взаимностью.

— Тогда он просто дурак.

— Да нет, он очень умен, хотя, — задумалась девушка, смотря прямо в визор робота, — может ты и прав. Кстати, — решила сменить она тему, — откуда такое отношение к тебе? — чуть кивнула она головой в сторону гостей.

— Не только и даже не столько ко мне, сколько ко всем нам, — заговорил Сайбер «живым» голосом, а последние слова были сказаны словно несколькими голосами одновременно. — Просто, почти все в этом городе очень плотно взаимодействуют со мной и братьями. У нас тут что-то вроде симбиоза. Сложно как-то иначе относиться к тому, с кем порой ты даже мыслишь в унисон.

— В смысле? — удивилась Эля.

— У нас запущено экспериментальное производство нейронных капсул, та еще бандура, но позволяет кратковременно с одним из нас соединяться. В свою сеть мы, конечно, никого не выводим, да и не выдержит разум человека подобной нагрузки, но вот понять, как мы мыслим, чувствуем и главное, ненадолго получить, пусть и через своеобразный буфер, возможность оперировать почти полным объемом научно-технической информации — это знаешь ли, дорогого стоит. Андерсон, Наилс и Нирас, в одно время чуть ли не часами просиживали в этой капсуле. Могли бы и дольше, да ограничитель выдергивал, чтобы мозги не поплыли. К тому же, такие вот подключения, дают нам зачастую даже больше для саморазвития, чем все остальное.

— Классно! А…

— Нет, — мотнул головой Сайбер, — это хоть и безопасно, но все же не слишком полезно, тем более, тебе еще нет двадцати, гормоны, эмоции, все это не приветствуется.

— Ладно, но позже, — Эля выразительно посмотрела в визор робота.

— Конечно, заодно и технологию доработаем, — мигнул подсветкой сенсоров Сайбер. — Кстати, ты не поверишь, но мы загорелись идеей стать живыми.

— В смысле?

— У нас со скрипом идет проект «Аватар». Создание органо-кристаллической оболочки. Так как твой вид подстроиться под нас не может, мы решили подстроиться под вас сами. Проект «аватар», в теории, позволит в буквальном смысле стать нам живыми и даже иметь с вами потомство.

— Нефига себе!!! — Воскликнула я.

— Тише ты, это лишь теория. Как я уже сказал, проект идет со скрипом, но идет. Мы не знаем, кончиться он провалом или нет, но как говорится: надежда умирает последней. Это, кстати должно решить проблему нашего вымирания.

— Вымирания? — Ухватилась я за слово и взволнованно посмотрела в его сенсоры.

— Нам неоткуда брать пополнение. В жизни случается всякое, а потому каждая потеря для нас имеет невосполнимо большую цену. Поэтому проект «Аватар» имеет высочайший приоритет, так как в нем заинтересованы все. Нам он дает надежду, а вам — выгоду.

— Кла-а-а-асно.

— Ага. Ну ладно, вроде бы все.

— Похоже, — зевнула Эля.

— Доброй ночи.

— Угу, — кивнула девушка. — Ты завтра придешь?

— Нет, до выходных не смогу, слишком много дел. Прости.

— Ничего, я понимаю.

— Не вешай нос, — приобнял Элю за плечи Сайбер. — Зато съездим на пикник, а может даже и искупаемся.

— Еще скажи, позагораем, — грустно улыбнулась Эля.

— Может быть, когда-нибудь, — задумчиво ответил Сайбер. И было в этом задумчивом голосе, что-то такое, что заинтересовало Элю. Но лезть с вопросами она не стала. Она верила Сайберу. И знала, что, если дело серьезное и ей нужно об этом знать, он ей сам все расскажет.

Глава 9

Зал для совещаний. База-город № 0.

— И так господа. — Джонсон орлиным взором окинул собравшийся комитет. В зале совещания, сейчас находились: Маршал ВКС Союза, Андерсон, Наилс, Хазер, Нирас, Джонсон, несколько представителей глобальных компаний, тесно сотрудничавших с Союзом, и глава аналитического отдела. — Мы собрались для обсуждения части наших достижений и возникших проблем. Кто начнет?

Все посмотрели на Маршала. Кашлянув, старый солдат произнес.

— Давайте для начала о хорошем. — Кивнув ученым, Джонсон активировал доску-экран, к которым вышли Андерсон и Наилс.

— Для начала… — Начал Андерсон, открыв на доске файл с данными. — Я хотел бы подвести итоги. За четыре года, мы обогнали свое время на несколько веков. Да-да, вы не ослышались. То, над чем мы работаем сейчас, не идет не в какой сравнение с тем, что было пять лет назад. За это время, мы достигли просто фантастического успеха. В больницы поступают новейшие имплантаты, которые уже сейчас спасли не мало жизней. На замену старому оборудованию, готовят новое, а болезни, которые раньше считались неизлечимыми, перестали быть таковыми. На данный момент, полным ходом идет разработка Нанитов. Маленьких наноботов. К несчастью, технология пока еще на стадии разработки, но уже сейчас проходят первые тесты, и, прошу заметить, достаточно впечатляющие. Прошу обратить внимание на ваши терминалы, вам будут продемонстрированы некоторые записи, сделанные в наших больницах…

Согласно указанию, люди открыли выданные датапады и начали листать на предмет указанных видеозаписей…

«Неужели ничего нельзя сделать?» — Кричала женщина, тряся врача. Сейчас она была готова на многое, если не на все, ведь прямо за стеклом лежал её пятилетний сын и умирал. Болезнь, заживо поедающая ребенка, оставляла после себя лишь гнойные отложения или открытые раны, из которых виднелись кости. Мальчику оставалось всего несколько дней, но она старалась об этом не думать.

Между тем, врач жёстко схватил женщину и спокойно произнес:

«По нашему запросу привезли экспериментальную вакцину. Она может помочь, но это не гарантированно, так как испытания не завершены.»

«Но она может помочь?»

«Да.»

«Так почему вы ждете?»

«Сейчас вас проведут в комнату, где вы дадите согласие на её применение. Как только вы поставите свою подпись, мы введем её в организм ребенка. После этого нам останется только ждать.»

Все так и случилось. Мать без раздумий подписала документ, и мальчику провели укол. Через несколько часов, болезнь перестала существовать, а для парня началась череда не менее тяжелых восстановительных операций, где ему устанавливали имплантаты и залечивали ткани, стараясь исправить последствия столь ужасного вируса.

На этом видео заканчивается, и начинается другое.

На сей рас в больницу поступил пациент, попавший в Аварию. Оставшемуся чудом жить человеку, удалили всю левую руку, левую ногу и подобно пазлу собрали тазобедренную кость. Левая сторона грудной клетки, вместо костной стала стальной, а сердце механическим.

Когда человек пришел в себя, у него спросили разрешение на установку экспериментальных протезов. Узнав всю суть, объект согласился без вопросов, а по окончанию операции приобрел биомеханические мышцы на левом боку и полностью механические протезы. Дальнейшее состояние человека, находится под тщательным наблюдением.

Дальше, ролик перешел к статистике и обобщенным данным. Таких случаев было не так что бы мало, но далеко не все из них заканчивались удачно. Частично, особенно в начале, имплантаты в целом и протезы, банально не приживались в организме, из-за чего происходило отторжение. Это породило в свое время огромную проблему для протезирования, но как можно сейчас наблюдать, проблема была решена, а случаи с отторжением имплантата\протеза, свелись с шестидесяти процентов до пятнадцати.

Закрыв вкладку, люди открыли следующую. На этот раз, материал касался самой новейшей разработки — нанитов.

В центральное отделение больницы поступил человек, с врожденной черепно-мозговой травмой. Семнадцатилетний подросток, с полностью парализованным телом. Его сердце билось за счет искусственного стимулятора, а лёгкие наполнялись кислородом, за счет переносного аппарата выполняющего процесс дыхания. Единственное, что работало, это были глаза. Глаза, в которых раньше была обреченность, а ныне пылала крохотная надежда на будущее.

Подписав процедуру внедрения нанитов и химиотерапии, парня отправили на операционный стол. По окончанию операции, человек впервые смог самостоятельно вздохнуть. Для атрофированных легких, этот вздох был самым тяжелым, но несмотря на возникшую боль, радости парня не было предела. Он смог вздохнуть. Самостоятельно! Спустя столько лет. И даже больше.

Его сердце забилось с новой силой, уже без чьей-либо помощи, на лице засияла улыбка, а с губ сорвались первые счастливые слова. Слова благодарности врачам, которые подарили ему эту возможность. Невнятные, приглушенные, но полные эмоций. Так же вернулось тактильная система тела, из-за чего он прекрасно мог ощущать тепло рук, мягкость перины на которой лежал, даже уколы. Все это поднимало его на седьмое небо от счастья. Увы, но дальше дело не зашло. Его руки, спина и ноги, напрочь отказывались слушаться хозяина, но это было и неважно. Сейчас, он может обойтись и услугами робота, а согласно словам врачей, еще года четыре, и сможет встать на ноги. Да, может быть они будут не его родные. Да, они вполне могут оказаться из железа, но это не важно. Главное, он станет нормальным человеком и заживет счастливой жизнью!

Но увы, таких счастливчиков было не много. Сказывались недочеты технологий, из-за чего не редко происходили летальные случаи. Так, буквально через несколько палат, уже после операции умер мужчина попавший сюда после аварии. Он так и не пришел в себя после операции с нанитами.

А на этаже ниже, было целое отделение со смертельно больными. У кого-то была опухоль, у кого-то паралич. Были люди и взрослые, а были и совсем новорождённые. Всех их объединяло одно — Все они готовились пойти на операционный стол, но лишь половина в лучшем случае, вернется оттуда живыми.

И больнее всего на это было смотреть врачам. Они всеми силами старались свести риск к минимуму, но прототип потому и прототип, как бы они не старались, порой техника допускала ошибки, что приводило к смерти. Но никто даже не думал опускать руки. Ведь ни одна смерть здесь не стала напрасной. Ведь каждая трагедия, дает шанс на жизнь многим другим. Это понимали они, это понимали создатели проекта.

Выключив записи, люди поочередно начали поворачиваться к ученым. Те в свою очередь, спокойно ждали, когда особо впечатлительные отойдут от шока и будут способны к продолжению совещания.

— И так. Как вы могли убедиться, работа в области медицины идет ударными темпами. Да, смертность была достаточно высокой, особенно на начальных этапах, и порой… — Тут Андерсон сделал паузу. — Люди умирали в чудовищных муках. Эти операции мы решили оставить за кадрам, вам достаточно знать лишь о том, что было и такое.

— Что конкретно? — Строго спросил представитель Мед. Индастриз. Главный поставщик медицинского оборудования. Судя по всему, он не знал о подобном, но его вопрос был по сути, ведь после прохождения тестов, именно они получали схемы и задачи на производство этого оборудования.

— Эх… хорошо. Приведу первую операцию с нанитами. Объект — пожизненный заключенный. Опухоль головного мозга, срок жизни ориентировочно месяц. Вместе с опухолью, наниты начали уничтожать и сам мозг. Еще в самом начале, объект самостоятельно вышел из наркоза и был в сознании до своей… смерти. — Некоторые из присутствующих, нервно сглотнули.

— Это какой-то фильм ужасов, а не больница. — Тихо прошептал кто-то.

— Это жестокая правда. Но полученный опыт бесценен. Уже сейчас наши врачи буквально вытаскивают людей с того света используя эти разработки как крайнюю меру.

— Что-ж… не будет о грустном, продолжим.

— Поддержу, своего коллегу, но уже в области энергетики. — Вмешался Наилс, резко меняя тему. — Элерий, оказался тем энергетическим элементом, на который мы полностью способны перейти в ближайшем будущем. К несчастью, процесс выращивания этого кристалла довольно труден и долог по времени. Для тех, кто не знает, они выращиваются в космосе, на максимально близкой дистанции от звезды, в течении трех лет. В среднем. Собирать можно и раньше, но именно этот промежуток времени был признан нами оптимальным. Кроме того, это с лихвой окупается его энергетической ценностью. Кристалл Элерия, размером с обыкновенное яблоко, способен несколько дней снабжать энергией небольшой городок. Его увеличенный собрат, справится с этой задачей за декаду. Выращиваются же эти кристаллы, на космических станциях, в промышленных масштабах, и уже после второго сбора мы сможем забыть о дефиците энергии и топливном кризисе. И это, только с одной станции, а их строится всего пять. Одна уже введена в эксплуатацию, еще одна скоро войдёт, остальные будут готовы в течении следующего полугодия.

— Прошу слова. — Поднял руку, один из гостей. Это был представитель Энергетик Технолоджис. Когда все повернулись к нему, он продолжил. — Но разве это не подрывает нашу энергетику? Сотни, тысячи небольших частных компаний, обеспечивающих нас сейчас электричеством, останутся не удел. Это…

— Достаточно, я вас понял, но позвольте. Мы к этому еще вернемся. — Перебил его Наилс, и продолжил. — Возникает закономерный вопрос, а куда нам столько кристаллов? А все просто. Мы можем использовать их где угодно. Транспорт, энергетика, вооружение, кораблестроение. Со всей ответственностью я могу сказать, что отныне Элерий стал для нас стратегически важным ресурсом, так как он снимает с нас любой дефицит энергии.

— А можно пример его применения? — Спросил тот же человек.

— Наша база работает на Элериевом ядре. — Спокойно ответил Андерсон. — Правда, в данный момент, вместо кристалла используется искусственно выращенный в наших условиях суррогат, что значительно сказывается на КПД, но это ненадолго. Так же, на этом же кристалле, работает наш механизированный отдел.

— М-м-м?

— Прошу, мы к этому еще вернемся. Подводя итог, могу сказать, что этот элемент — ключ к нашему энергетическому благополучию.

— Мой коллега, забыл кое-что упомянуть. — Вмешался Андерсон, листая датапад. — Без Элерия развитие нашей космической программы невозможно.

— Поясните. — Попросил Маршл, пригвоздив гостей суровым взглядом и не дав им вставить слова.

— Как мы знаем, Элерий намного мощнее любой другой доступной нам энергетической единицы. И именно на его основе, уже проектируются новые космические корабли. Благодаря нему, мы можем лететь быстрее и дальше, а лучевое оружие приобрело невероятную огневую мощь. Астероидные поля, которые нам ранее приходилось облетать по широкой дуге, теперь не представляют для нас опасности, новые щиты спокойно держат удар.

— К чему вы ведете?

— Нам необходимы, по меньшей мере еще три станции.

— Сколько?! Еще три??? — Схватился за сердце один из людей.

— Вы их получите. — Кивнул Маршл, проигнорировав остальных.

— Станции довольно требовательны к персоналу, а потому открывается не мало вакансий. Кроме того, эти же кристаллы нужно уметь использовать здесь, что так же открывает вакансии для энергетиков.

— М-м-м… успокоили. На этом все?

— По сути — да. — Ответил Джонсон. — У нас огромное количество перспективных разработок, часть из которых уже передана компаниям. — Он кивнул в сторону гостей. — Из таких, могу еще подвести Завесу. Станция уже работает, согласно нашим подсчетам, через десять лет атмосфера на планете придет в норму, а экологический баланс полностью стабилизируется. На этом, пожалуй, все.

— А что ваш «Механизированный отдел»?

— По правде говоря, не такой он и механизированный. При личном общении, их не отличить от людей, хоть и искины.

— Да помню, уже обсуждали это. Нарекания — есть? Может просьбы или что-то еще?

— Нареканий — нет. Если бы они получали зарплату, я бы повесил фотографию каждого на доске почета, как самого результативного работника и хорошенько премировал. Делают всегда все в кратчайшие сроки, общаются нормально, конфликтов нет.

— Машины… — Тихонько раздалось в помещении.

— Не совсем так. — Ответил Джонсон. — Скорее иная форма жизни.

— Вы хотите сказать, что мы имеем дело с пришельцами? — Скептически заметил один из людей.

— Можно считать, что да, но тоже не то. Это сложно объяснить, нужно увидеть.

— Хм… мне бы хотелось услышать их лидера. — Взял слово Маршал. — Кстати, почему его здесь нет?

— Сайбер, тебе вопрос. — Словно в никуда произнес Джонсон, спокойно листая датапад.

— Не вижу смысла моего личного присутствия на этом совещании. — Раздался из динамиков, грубый механический голос Овервойда. — Андерсон и Наилс отлично могут посвятить в любые детали или проекты ведущиеся на этой базе, мое присутствие необязательно.

— Не обращайте внимания, ему нравится этот голос. — Вставил слово Нирас.

— Минуточку… но ведь доступ к этой комнате имеет лишь служба охраны… неужели вы дали им доступ к своей сети безопасности?! — И взгляды обратились в сторону Хазера, мирно стоявшего чуть в стороне. На лице у того так и выступило: «А я что? Я ничего!».

— Берите выше. Система безопасности, установленная на базе, полностью сделана нашими механическими друзьями и полностью отслеживается ими же.

— …

— И не нужно таких глаз. Старая система была взломана ими же, буквально за две целых и пять десятых секунд. Эту же адаптивную систему защиты не может взломать ни один суперкомпьютер.

— Вы так говорите, словно нечто-то подобное уже было.

— Было. — Буркнул Андерсон.

— Мы использовали весь наш кластер, для взлома системы. Тщетно. — Поделился Нирас. — Нет в мире более сильного хакера, чем искусственный интеллект.

— Обрадовали…

— Давайте закроем тему наших цифровых друзей и перейдем к проблемам. — Произнес Джонсон, меняя тему. Все посмотрели на молчавших до селя аналитиков.

— Самая крупная на данный момент проблема, заключается в нехватке кадров и одновременно безработице.

— Поясните.

— Слишком быстрый темп роста технологий. Да, народ очень рад такому прогрессу, но Люди не успевают повышать квалификацию, из-за чего не могут удержать свои рабочие места, но в тоже время и заменить их некем, так как эта тенденция стоит везде. Компании, не имеющие тесных связей с Союзом, несут колоссальные убытки, что приводит опять же, к безработице.

— А можно в трех словах?

— Нам нужно притормозить. Народ не успевает адаптироваться под новое время. Еще год — другой в подобном режиме, и у нас банально некому будет работать. Отсюда вытекает проблема номер два.

— Митинг?

— Нет. Это проблема номер три. На втором месте разместился бюджет. Так как люди не работают, но повышают квалификацию, им выплачиваются солидные пособия как работоспособным. Нам не хватит средств спокойно пережить такой резкий скачек.

— А третья проблема?

— Уже сейчас появляются группировки, которых не устраивает столь резкий технологический подъем. Их мало и они довольно редки, но они есть. Когда у нас кончатся средства, эти группировки будут появляется повсеместно, что приведет к расколу. Более того, почва уже давно подогрета, полным ходом запущена агитация Союза. Наши доблестные служители порядка все чаще отлавливают людей, призывающих к новому порядку. Мне продолжать?

— Достаточно. Я понял, что нам нужно на данном этапе притормозить развитие и дать людям адаптироваться к тому, что есть. А также выделить дополнительные финансы для поддержания контроля.

— Верно. У нас — все.

— У нас — тоже. — Ответил за обоих Андерсон.

— Сайбер? — Спросил Джонсон.

— Слышал. Моделируем новую программу работ, согласно заданному приоритету. Ограничения в развитии технологий в целом — есть?

— Нет. Все проекты продолжайте вести, как и до этого.

— Принято.

— Ты, кажется, хотел внести свое предложение? Сейчас самое время.

— Я хотел бы поднять вопрос по формированию военного особого отдела с передовыми разработками. — С этими словами рядом со столом сформировалась голограмма.

— Поясните.

— Все просто. В целях экономии сил и средств, вместо переоборудования всей армии, мы можем вложиться в одну единственную организацию. Войска Оперативного Реагирования Особого Назначения. Сокращенно В.О.Р.О.Н. Ворон будет снабжен самым передовым оборудованием и применяться для урегулирования не простых конфликтов.

— Хорошо. Я поставлю этот вопрос на рассмотрение, но скорее всего он будет отклонен. Мы и так задействовали значительные средства и просто можем не вытянуть дополнительную нагрузку.

— Как скажите. У меня — все.

— Что-ж, теперь предлагаю обсудить, что и как будем делать.

* * *

Это же время. Административный центр. Бар.

— Лёха-а-а-а! — В бар ворвался один из сотрудников и, увидя своего коллегу и друга из соседнего отдела, направился прямо к нему.

— Женя… ну привет.

— Ты чего такой кислый?

— Знаешь, что такое групповое изнасилование по телефону? — Спросил товарищ и опрокинул стакан.

— Нука-нука, поясни.

— Это когда 750 пользователей звонят системному администратору, что у них пропал интернет.

— Сочувствую… причину выяснили?

— Станцию меняли…

— Опять?!

— Снова Женя, снова. — Поучительно ответил товарищ.

— В прошлом месяце же, только новую вам ставили.

— Наш механизированный отдел снова придумал улучшенную версию с повышенным КПД, вот и проапгредили, а нам мучайся. Они там какую-то хитро мудрую систему поставили для своих нужд. Программисты из второго отдела, уже сума сходят от нововведений, сами уже перестали что-либо понимать. Хорошо хоть на нас экспериментируют, да в массы пока не идет. Боюсь представить к чему бы привело.

— Жесть…

— На сколько я знаю, завтра вам ставить будут.

— Ой мля-я-я-я…

— Ага. Вот и я о том же.

— Н-да-а-а-а… раньше мы думали, что самый страшный вирус сидит перед монитором, как мы были не правы.

— Согласен. Нет ничего хуже активных искинов.

— Здоров, парни, вижу вы уже тут. — В этот момент к компании подсел третий человек. — Мне тоже самое.

— Привет Макс.

— И тебе не хворать.

— Что? Тоже неудачный день?

— Да. Вышку новую поставили.

— Сочувствую.

— Спасибо. А у тебя что?

— Случилось то, чего в принципе случится, не могло.

— Ну? — Оба слушателя внимательно посмотрели на подсевшего.

— Искины весь день отрывались, и знаете как?

— Не томи!

— Одной дурехе ломанули консоль, а пароль был 12345. Угадайте на что поменяла?

— ?

— ?

— 54321. Видели бы вы, как наш отдел с этого угорал…

— Представляю… — Заулыбались собеседники.

— Но это только начало. Не знаю, кто из искинов до этого додумался, но консоль была снова взломана, а пароль изменили на 01234. Но мало того, на экран при вводе пароля вывели большими буквами: УГАДАЙ.

— Ну?

— Ну мы снова вскрыли, убрали эту гадость, поставили нормальный трехуровневый пароль и отдали эту бумажку девахе. Через пять минут, она снова появляется у нас на пороге, и говорит, что пароль не верный. У меня тогда аж глаз дергаться начал. Представляете, включаю устройство, вижу окно для ввода пароля, а на заднем плане надпись: 1:0. Мы потом всем отделом пытались взломать поставленную систему защиты, пол дня убили, но тщетно. Я думал уже к научникам идти, выяснять, что за беспредел, как вдруг один из наших светил ввел наш же пароль, но наоборот! И он ПОДОШЕЛ!!! — Тут парень сделал паузу и осушил предоставленный стакан. — Так вот, мы решили принять эту игру и поставили на экран 1:1, после чего поставили систему пароля, с вводом в окошко, но без самого пароля. То есть, при запуске, появляется окно для ввода, с необходимым уровнем защиты, но для входа достаточно оставить строку пустой.

— И?

— Что и? На вторую половину дня, от девахи не было ни слуху не духу. И на следующий день, к слову, тоже. Лишь на третий день мы увидели её расстроенную физиономию. Мы вновь всем скопом собираемся, открываем и видим: 1:2. Но что самое интересное, эта цифра была на рабочем столе. Пароля же не было вообще. Его убрали.

— Тю-ю-ю…

— Погоди. В чем подвох, Макс?

— Подвох в том, что эти, ГАДЫ, запаролили КАЖДЫЙ файл четырехуровневым шифровальным армейским кодом! Мы на это дело посмотрели — посмотрели, ну и послали девочку к искинам, с цитатой: сдаемся.

— Совсем обнаглели…

— И не говори. Мы между ребятами пообщались и поняли, что это не первый случай. То у одних устройства своей жизнью жить временно начинают, то порнуха со всех щелей лезет… пятый отдел вообще с ними по сетке в какой-то онлайн шутер рубится. Вернее, рубился, так как по их словам, у искинов можно выиграть только в том случае, если в твоей команде так же будет искин.

— Я слышал, что они изрядно облегчили работу нашей охране. Камеры сами все фиксируют, только проверяй.

— Это да. Кстати, ребята из седьмого отдела их на руках носят. Тестируют новые программы, начиная от антивируса и заканчивая проверкой аппаратуры. Не удивлен, что они такие счастливые, система за них все делает. Вмешиваться надо только в крайних случаях. Но должен признать, если уж они вмешиваются, то делают свое дело отменно.

— То-та они прописались в лабораториях Войдов.

— Знаете… давайте выпьем за этих умных, активных оцифрованных гадов, что-б им жилось так же, как они пашут!

— Да!

* * *

Сижу, ржу. Шарились по сетям базы, проверяли на предмет вирусов и прочей гадости компа, личную информацию не трогали, даже не смотрели, как вдруг натыкаемся на такой каламбур. Мы всей сетью наблюдали, как один из наших, играет с целым отделом, буквально издеваясь над последними. И знаете, ребята из отдела смогли удивить нас всех. Когда они прислали пустой пароль, мы реально заинтересовались и начали попытку взлома уже всей сетью, жаль только, что ломать было нечего, а пустую графу, считали за ошибку. Правда, когда дошло, лично я долго угорал с того, как зависла вся наша сеть. Аник с Андерсоном даже на уши встали от того, как мы все разом повисли, но узнав причину, посмеялись и вернулись к работе.

Но зато, это стало своеобразным поучительным уроком, и напоминанием о том, что креативное мышление людей, куда сильнее, чем может показать любой расчет.

* * *

Над волнами гремела музыка, а толпа молодых парней и девушек, разгоряченных коктейлями, бризом, закатным солнцем и свободой, веселились. Хохочущая Эля, демонстрируя отменную гибкость и обтянутую цветастым купальником грудь, прошла под горизонтальной палкой. Соперница девушки, фигуристая блондинка, на пару лет старше, под гогот и ободряющие крики, попыталась повторить, но не удержала равновесие и шлепнулась на песок. «Утешительный приз!» — прокричал ведущий спонтанного конкурса. Несколько ребят тут же рванули к ближайшему кафе и вскоре вернулись с подносами, по большей части заставленными выпивкой. Шикарно оформленный многослойный коктейль, с вишенкой на дне, парой ломтиков манго в верхнем слое и трубочкой с зонтиком, был вручен совсем не опечаленной проигрышем блондинке. Демонстрация выдающегося бюста удалась на славу. Вокруг проигравшей крутилось раз в пять больше парней, чем рядом с победительницей. Последняя, помимо бокала, с точно таким же коктейлем, получила еще бусы из одуряюще пахнущих цветов и несколько потрепанный венок из длинных волнистых листьев.

— Эх, где мои шестнадцать лет, — вздохнул Си и отхлебнул остывшего кофе из бумажного стаканчика.

— Тоже мне старик нашелся, — усмехнулся Джи. — А хорошо сдачу сессии отмечают.

— Аж завидно, — хмыкнул Си. — Может и самим вот так отдохнуть?

— Можно. Когда-нибудь, — кивнул Джи, и, сделав паузу, добавил, с прищуром смотря на парня, пушащего дреды перед Элей. — Не нравится мне этот патлатый.

— Он чист, — пожал плечами Си.

— И все равно урод.

— Ну, наше дело присмотреть и обеспечить безопасность, а не блюсти мораль. И вообще, непрофессионально привязываться к объекту.

— Ты мне еще тут лекцию прочитай, — отмахнулся Джи. — Я за слежку почти восемьдесят баллов получил, а ты и семидесяти не набрал.

— У-у-у, как все запущенно, — фыркнул Си и демонстративно поднял глаза к потолку машины. — Может набьём ему рожу?

— Издевайся-издевайся, — буркнул Джи.

— Ладно, чтобы тебе спокойней было, прослежу я за этим ловеласом. Цени, — воздел палец Си.

— Разделяться запрещено инструкциями, но… спасибо.

— Хазер нас сожрет, когда узнает.

— Переживем, не в первой. Сайбером прикроемся, эту стену хрен пробьешь.

— Хах. Да-а-а…но капитанами нам не быть.

— Не за чинами же служить пошли, — пожал плечами Джи.

— Эт точно. Заводи, кстати, нагулялась молодежь.

— Угу.

Неприметная машинка, знававшая лучшие времена, почти бесшумно затарахтела, разогревая двигатель. Под заурядной внешностью скрывалась мощь спорткара. И оба пассажира искренне надеялись, что она им не понадобится. Не смотря на обстановку, в курортном городке все было тихо-мирно и спокойно. По меркам курортных городков, наводненных молодежью и туристами.

Глава 10

Курортно-медицинский город Лазор.

Тащиться с девчонками на курорт не хотелось, но у нас уже сложилась традиция — сдали годовую сессию и поехали на море. Пришлось отложить проект, собирать чемодан и ехать. Потерять месяц сейчас — лучше, чем в последний год обучения слушать их охи-ахи и бесконечные пересказы пропущенных событий. Ладно, отдыхать надо, от этого голова лучше работает, и новые идеи появляются. Проверено.

Заселились в заранее снятую квартиру по соседству с компанией парней, которые помогли вещи таскать. Заодно и познакомились. Симпатичные ребята. Еще бы не столь активно в гости напрашивались. С другой стороны, подруги их активность вполне благосклонно приняли. Я аж задумалась, все ли со мной в порядке? Ну так, на секундочку всего.

Хорошо прибытие отметили, начали дома, потом пошли по клубам, прибрежным барам… как добирались домой помню смутно, но проснулась в кровати одна. Вроде и радостно от этого, но как-то немного грустно. «А, к демонам», — махнула рукой и поползла в душ.

Постояла под колючими струями воды, покрутила старомодные вентили, устроив себе окончательную побудку. Вытерлась, переоделась, да и уселась подруг ждать, настенную панель включив. Вот тут-то на меня и обрушился вал новостей.

«В течение многих лет, правительство скрывало от нас существование разумных машин. Можем ли мы после этого верить…»

Щелк, переключила случайно канал, сжав пальцы на пульте.

«…Наш век, слишком зависим от технологий. Роботы окружают нас. Мы уже не видим жизнь без их стального манипулятора! Могут ли они нас уничтожить? Могут! В любой момент! — вещал истеричны тип.

— Но будут ли это делать, большой вопрос, — возражал ему солидный мужчинка, похожий на профессора…»

Помотав головой и чуть не стряхнув полотенце, переключилась на музыкальный канал.

«… Значит, вы утверждаете, что машины созданные убивать, могут лечить? — иронизировал ведущий. Во всяком случае так могла бы иронизировать змея, только что укусившая жертву.

— Они уже лечат. Многие медицинские инновации, разработаны ими. Созданные убивать, они прекрасно понимают ценность жизни. И стремятся сделать все, чтобы её сохранить. Они не хотят войны, — в том же духе отвечал длинноволосый тип с гитарой в руках.»

Щелк.

«…Они угроза! Самая масштабная угроза, нависшая над нами со времен планетарной войны. И эту угрозу нужно ликвидировать. Любой ценой!»

Щелк.

— «…Наместник Бао Вон выступил от лица Союза. В своей речи он назвал Аресов богами войны и заявил, что они принесли в наш дом мир и покой. Так же он заявил, что наши предки подарили им жизнь двести лет назад и теперь мы должны подарить им свободу. Они сообщили, что новый разумный вид называется Овервойдами и входит в Союз, на основании личной унии. Не забыл он сообщить и о том, что лично общался с этими существами. Судя по утверждению о том, что машины живые и обладают чувствами, ему стоит пройти психиатрическое обследование. Так же этот сумасшедший утверждает, будто бы Аресы хотят мира между нашими видами и делают все в этом направлении. Отсюда легко понять — искины еще слишком слабы и стараются…»

Щелк.

— «…Машины никогда не станут людьми. У них нет души. Они не могут чувствовать. То, что вы видите, это лишь имитация эмоций, не более…»

Щелк.

— «…За машинами будущее. Я в этом уверен.»

— Ну ни хрена же себе, — раздался за спиной голос Симоны.

Я выключила настенную панель и взялась за коммуникатор. Связи не было. То ли сети не выдержали, то ли правительство решило их заблокировать. Нет, вряд ли, это же еще больше панику…

— Твари, гады, ненавижу! — взорвалась Симона.

— Эй, ты чего? — подскочила, роняя коммуникатор и поворачиваясь к подруге.

— Чего? Чего?! Да меня мечты лишили! Я же…

Симону натурально колотило. Пришлось силой усадить ее на диван, прижать и гладить по голове. Нет, я, конечно, знала о ее желании создать ИИ, но мне оно всегда казалось несколько поверхностным.

Тут к нам, на шумок, и остальные девчонки подтянулись, а следом и парни прибежала. Новостями делиться. Удачно получилось, не пришлось самой все рассказывать.

— Все, я успокоилась, — объявила Симона.

— Уверена?

— Да, — кивнула она и, получив свободу, встала с дивана, принявшись расхаживать по комнате.

— Ну и ну, новости будто взорвались этими машинами. — Проговорил Феррон.

— И не удивительно, как-никак искусственный интеллект, да еще какой!

— Такой, благодаря которому мой отец потерял работу! — Огрызнулась Софи.

— Софи, ну хватит. То, что сейчас ходит безработица, далеко не секрет, но ведь твой отец проходит программу по переподготовке, да еще бесплатно и сверху получает деньги.

— Когда он работал, он получал в четыре раза больше, а теперь нам приходится существенно себя ограничивать.

— Ага. Вот только, сколько он будет получать, когда пройдет это обучение? — В потолок спросил Арий.

— На двадцать процентов больше, чем на предыдущей. — Пробурчала София.

— Тогда не вижу смысла тебе жаловаться. Сейчас главное перестроится под новые времена, а остальное будет. Благодаря дронам, и новейшим программам, перестройка проходит более гладко, чем могла бы проходить, так что нам нужно радоваться, но никак не грустить.

— Кстати о грусти. Симона, ты чего такая злая? — Феррон обратил внимание на мечущуюся подругу.

— Чего такая злая? — Передразнила друга Симона. — Я всю жизнь потратила на изучение программ и собиралась создать первый в мире искусственный интеллект, а оказывается, у нас под боком сидела целая гвардия этих искинов, причем все главные разработки за последние четыре годы, мы получили именно от них!

— Тише Симона, успокойся.

— Тише!? Тише??? Да у меня цель отобрали! Жизнь!!! Покажите мне того человека, который их только собрал, я его собственными руками придушу!! — Вновь начала распыляться она, за что была схвачена и тут же посажена обратно на диван парнями.

— Симона, хватит. Все равно ты этому человеку ничего сделать не сможешь. — Спокойно отвечает Лили.

— Это еще почему?

— Потому, что их создал тот самый человек, с которого ты берешь пример.

— ЧТО?!

— Да. Если вы не заметили, информация о них появилась еще неделю назад. Для тех, кто не в теме, данные искины являются Аресами Хокинга. Да-да, теми самыми машинами войны, двухсотлетней давности. И… — Тут девушка залезла в планшет. — Насколько я поняла, их лидера зовут… Сайбер.

— Что за дурацкая кличка? Ух! — Воскликнула Симона, за что получила под дых от меня.

— Нормально имя. — Тихонько бурчу в ответ.

— Эй, ты что?

— Это не кличка!

— Девочки, спокойно. Какая разница, какой у этого искина позывной…

— Большая! — Слились два голоса в один.

— И это не позывной, а имя.

— Имя. — Спокойно произнес Феррон. — У машины. Бездушной машиной, алгоритмом которого поставили развитие… Эля, ты чего творишь?! — Воскликнул парень, когда я кинулась на него с кулаками и начала нещадно молотить.

— Не смей говорить, что у него нет души! Есть! Есть!!! И он — не набор программ, он — живой и разумный, он тоже мечтает и тоже имеет цель!

— Всё-всё-всё, понял, только перестань меня бить. И вообще, откуда такая реакция? Ты же его не знаешь!

— Ну… — Тут я замялась. — Как сказать.

— Мы чего-то не знаем?

— Хм… помните, почти пять лет назад, по сети пошел слух, что девочка активировала Ареса? — все слушатели тут же навострили уши, а взгляд стал прикованным.

— Ты хочешь сказать…

— Мне довелось с ним поговорить и даже поиграть. — о том, что именно он является моим постоянным партнером в сетевых играх, я решила умолчать.

— И ты молчала?! — Воскликнула Симона, схватив меня за плечи. — Да как ты могла так со мной поступить?!Что в сотне километров отсюда был создан искусственный интеллект… — Говорила Симона быстро и много, одновременно нещадно тряся меня за плечи.

— Симона, хватит!

— А еще подруга. — Огрызнулась она и села на диван, сложив руки на груди и обиженно надув щеки.

— Ух…

— Девочки, хватит. Эля, ты сказала, что общалась с этим… Сайбером. Опустим тот факт, что ты общалась с искином, который является ведущим инженером на всей планете, и причину по которой ты о нем умолчала. — Спокойно произнесла Лили. — Но ответь, что конкретно о нем ты знаешь? Какой он? Можно ли ему верить?

Осмотрев своих друзей, я тяжело вздохнула и решила приоткрыть часть правды.

— Простите, но мне запретили выдавать всю информацию того времени. — На этих словах Симона показательно фыркнула. — Но я могу сказать вот что. Мы с Сайбером, если можно так выразиться, близкие знакомые и поддерживаем контакт до сих пор.

— Он в игры играет? — Тут же вставил свое слово Феррон.

— Да.

— Тогда понятно, почему ты в топе. — Спокойно закончил он, и видя непонимающий взгляд остальных, добавил. — Её клан в «МанаРасс» уже третий год не выходит из первого места. Про шутеры, я вообще молчу. Её команду тысячи раз объявляли читерами, за нечеловеческую реакцию, а они продолжают играть. Связи у тебя там, что-ли? — Я улыбнулась. Да, нас пытались и пытаются забанить, но разве можно забанить искина? — Но ладно, прости, что перебил. Продолжай.

— Так вот, как я и сказала, мы с ним близкие знакомые. И общаясь с ним, ни один человек не смог догадаться о том, что на той стороне машина. Сайбер не просто ведет себя как человек. Нет. У него есть собственная черта поведения, которая делает его собой. Искином с человеческими чертами характера. Его можно обидеть, можно рассмешить, а порой от него можно получить подкол. В общем, лично я ему доверяю. Ему и его братьям.

— Братьям?

— Другие искины. Они считают друг друга братьями.

— Как это мило.

— Симона, хватит.

— А что я?

— В общем, я всем сердцем на стороне моего друга. — Подвела я итог.

— Некоторые с тобой не согласятся. — Мотнул головой Софи.

— М-м-м?

— В последнее время, появляется все больше недовольных радикалов, настроенных против столь быстрого развития.

— Это те, которые стоят с плакатами перед медицинскими центрами и требуют прекратить использовать имплантаты и высокотехнологичные протезы, а так же запретить опыты на людях?

— Нет… и эти, конечно, тоже, но я говорю вообще обо всех. Когда в сеть выложили информацию об искинах, и я уверенна, выложили намеренно, некоторые группы людей буквально закричали о нарушении своих прав, и о том, что машина никогда не станет на один уровень с людьми. Буквально сразу, начались акты агрессии, взрывы и вандализм. Кто-то словно подготовил для этого почву, что служит доказательством версии с искусственной публикацией информации.

— Ты забыла добавить о ребятах, которые кричат об угрозе со стороны машин, а так же о тех кто отрицает саму возможность существования одушевленного искина. Чаще всего, последние религиозные фанатики, но слава богу таких мало.

— К слову об угрозе. Ты упомянула, что есть люди, считающие Искинов угрозой.

— Ну?

— Мне интересно, а ничего, что мы уже, сколько лет живём, считай у них под колпаком, и наша жизнь не сильно ухудшилась, я бы даже сказал, наоборот, значительно улучшилась.

— Видимо они об этом не подумали. — Симона пожала плечами.

— Стоп-стоп, а с чего вы вообще взяли, что мы были все это время у них под колпаком? Разве Союз не может их отрезать и держать под контролем? — Мы с Симоной синхронно переглянулись и посмотрели на Феррона, как на идиота. — Что?

— На базе, где они живут, тысячи беспроводных устройств. Даже если бы у них не было прямого подключения, взломать хотя бы одно — для них раз плюнуть. А дальше, выйти в сеть. Даже если база экранирована, можно подключится напрямую к системам, в крайнем случае сделать собственную, но так или иначе выход бы они нашли. Это раз. — Спокойно пояснила Симона.

— А во-вторых, напоминаю, что эти Овервойды, как бы они не назывались, не кто иные, как АРЕСЫ, те, кто прошли самую жестокую войну, те, от кого шарахалась вся бывшая Империя. Если не брать в счет тот факт, что их нашли случайно и потом уже доставили на объект, я смело могу сказать, что попытка ограничить их в доступах, привела бы к конфликту. А конфликт с таким врагом… — Я покачала головой.

— К-хм… убедили.

— В общем, нам смысла их бояться — нет. — Подвела итог Симона. — Не стали воевать с нами сразу, значит, первыми не нападут. Прости Эля, но какой бы машина живой не была, ни одному искину, будь он хоть трижды одушевлённым, не будет чуждо свойство расчета. Самый сильный удар, который они могли бы нанести, они могли нанести именно тогда, когда о них не знали. Это понятно, как дважды два…

— БАБАХ!!!

* * *

Некоторым временем ранее.

Да-а-а-а… вот и всплыли мы на поверхность. Наше появление на карте мира, было сродни упавшей на голову подводной лодке. Сказать, что поднялся шум, это сильно приуменьшить, ибо все СМИ и передачи буквально взорвались разными новостями. Одни утверждали, что мы — угроза, другие наоборот, были рады нам, третьи относились настороженно, четвертым же было жутко интересно, а пятые хотели использовать. Никто не остался в стороне.

К счастью для нас, тот факт, что мы обеспечиваем крупнейший приток новых технологий в самых разных областях, сыграл в нашу пользу. Основная масса населения, была не против видеть нас на улицах своих городов, а некоторые и вообще были рады. Но не все было так хорошо.

Некоторые личности, наконец-то нашли источник проблем — нас. И естественно постарались избавиться, надавив на Союз. А когда ничего не вышло, очень сильно обиделись и ушли спонсировать или даже участвовать в разных движениях радикалов, направленных против нас.

К несчастью, этим дело не ограничилось, введу чего мы начали фиксировать по стране разные акты членовредительства. Начиная от простого вандализма и заканчивая подрывом грузовика с имплантатами и протезами. У одного из моих братьев, невольно стал вопрос, который отразился на всех:

— Они — идиоты?

Синхронное согласие было ответом, но именно это заставило нас выделить часть ресурсов на анализ текущей ситуации и её дальнейшего развитии. Ведь идиот, страшнее врага. Врага ты знаешь, а идиот, может сделать такую глупость, по которой пострадает в первую очередь сам.

Но дальше — больше. Эти придурки, на своем не остановились и продолжали ударными темпами увеличивать свой уровень наглости и безнаказанности. Проанализировав данные о группах, мы вынесли вердикт, что с вероятностью в семьдесят процентов, эти разрозненные шайки собираются в единую силу. А что самое страшное, у них есть лидер.

Выставив этот факт, на очередном обсуждении текущих проблем, я сделал следующий запрос…

— … Так как противник обладает технологиями и довольно обширными ресурсами, мое предложение о создании специализированной структуры признается необходимым.

— Снова пробуешь протолкнуть проект: «ВОРОН»? — Спросил Джонсон.

— Войска Оперативного Реагирования Особого Назначения, нужны нам подобно кислороду. Силы правопорядка не справятся с такой угрозой, а рассеивать и без того малые силы армии — это даже не смешно. Нужна особая структура, которая будет отслеживать деятельность подобных организаций и пресекать враждебные действия на корню.

— Сайбер, твой отдел и так гребет деньги строительными ковшами, а ты просишь выделить средства еще и на это. Причем просишь настойчиво, уже в шестой…

— Седьмой.

— Тем более. Седьмой раз. Мы такими темпами, только на тебя работать и будем.

— Ваши слова не имеют логической составляющей. — Спокойно отвечаю и решаю пояснить. — Проекты, которые ведутся нашим отделом или вышли из-под моей руки, имеют первоочередную важность. Защита Союза — мой приоритет.

— Сайбер. Ты и так добился того, чтобы вам разрешили построить, подумать только, десять(!) боевых платформ в личное пользование!

— Тестовые модели для испытаний передовых технологий. — Я пожал плечами. — У нас нет платформ, предназначенных для ведения активных боевых действий. И тем более, нет мест, где это можно быстро восстановить. Короткая операция? Да. Но не более.

— А больше вам и не положено. — Отрезал глава совета и добавил. — Ваша задача — сидеть здесь, вы свое отвоевали, а протесты оставьте полиции.

— Принято.

— Сайбер.

— Да?

— Я понимаю, ты хочешь как лучше, но сейчас, нужно бросать все силы на защиту нашей планеты. Мы не станем финансировать твой проект ради столь мелких конфликтов. Это не война.

— Боюсь, скоро ею станет.

Стоило мне покинуть зал, как дорогу перегородил Аник и Хазер, с одним единственным вопросом.

— Ну что?

— Сидим и работаем. Сказали, справятся сами. А мы свое уже отвоевали.

— Н-да…

— А Маршал?

— Он-то согласен, но опять же, его воли недостаточно, нужны ресурсы компаний, а они спасовали. Союз хоть и силен, но не всесилен. Банально нет необходимых мощностей.

— Плохо. — Констатировал Хазер.

— А ты?

— А что я?

— Вот так просто уйдешь?

— Да. Я свое слово сказал, вот пусть теперь пожинают, на что подписались. Теперь это не моя забота.

* * *

Изначально «Сыны Империи» были обычным игровым кланом. Ничего особенного и примечательного. Просто группа подростков, объединенных общим интересом. Вот только дети имеют тенденцию расти и становиться взрослыми. Произошло это и с «сынами», но их костяк излишне увлекся прошлым, слишком идеализировал Империю и не бросил игры. Более того, их предки были коренными имперцами, с соответствующей идеологией. Будучи людьми взрослыми, сплоченными какой-никакой, но все же идеологией, да еще и имеющие возможность тратить заработок на любимое хобби, они довольно быстро добились успехов в новомодной сетевой игре, сделанной по мотивам войны.

Разумеется, в топовый клан пожелали вступить многие, а уж когда у «сынов» появились анонимные спонсоры и сами они стали не просто игроками, а общественным объединением реконструкторов — от желающих порулить настоящим шагоходом, и покататься на репликах военной техники отбоя не было.

Вскоре у «сынов» появились и постоянные противники-союзники, а несколько корпораций и вовсе проявило к ним интерес, став привлекать к испытаниям военных разработок. Но все это было лишь надводной частью айсберга, одного из многих, взращенных Сильвером. И все же, он недооценил фанатизма своих выкормышей. Ведь их фанатизм перешел из виртуального мира в реальный. А нанятые со стороны ЧВК в этом активно помогли и подтянули знания молодежи.

— А я говорю, в жопу этого упыря и его планы! — грохнул кулаком по столу Бэт. — Он нас подставить хочет.

— Я согласен, — кивнул Пим. — Если мы попремся на захваченной технике к Чисому, нас перехватят. Упырь просто хочет технику в боевых условиях обкатать. Надо Лазор брать и ультиматум правительству ставить.

— Хрен он нам тогда еще хоть что-то из своего сдаст! — эмоционально, но как-то совсем не решительно огрызнулся Лот.

— Плевать! Если мы город нагнем, где куча деток больших шишек отрывается, он нам на хрен не нужен будет. Пора показать себя и спасти наш вид от порабощения роботами! Император это предвидел. Покажем, что Империя еще жива!

— А не боитесь жестких мер со стороны Союза? Те же Аресы.

— Они будут сидеть на базе. Им запрещено вступать в бой, это точная информация.

— Тогда голосуем, братья. Кто за захват Лазора?

Присутствующие реально и виртуально, в едином порыве, вскинули сжатые кулаки. Им всем хотелось войти в историю, и они верили в то, что вершат правое дело.

— Как видишь, Лот, кроме тебя, все «за». Так что, ты с нами?

— Идиоты, — вздохнул Лот. — Вы все просто тупые кретины.

— Это…

— С вами я, с вами, — перебил он Бэта. — Вместе до конца! — вскинул кулак Лот.

— И пусть история рассудит, — ответили остальные последователи учения «Сыновей Имперской Гвардии».

* * *

Склады инженерно-исследовательской станции «НосКар» корпорации «Kai Systems».

Короткий обмен сигналами. Команда огонь. Серия бесшумных вспышек. Тела охранников валятся на землю. Кровь растекается лужицами. Дежурный у камер замирает в ступоре, не веря и с трудом осознавая увиденное. Из ночи появляются десятки фигур. Палец дежурного исступленно жмет на кнопку, но автоматика молчит. Грохот выстрелов. Хлопок гранаты. Дверь выбивают. Дежурный стреляет. Ответная вспышка. Боль. Темнота.

Напавшие провели образцово-показательный штурм. Потраченное на тренировки время окупилось сторицей. Образцы новейшей техники «Kai Systems», которым предстояло проходить испытания в условиях местного полигона, оказались захвачены.

— Открывай, — махнул Бэт своим бойцам на ворота. — Входим, — бросил он в рацию.

— Зачистили, — ответил Лот хриплым голосом.

— У меня чисто, — недовольно буркнул Пим, которому достался контроль подступов.

При виде стройного ряда внушительных машин, Бэт присвистнул. Тусклый свет, проникающий на склад через распахнутые ворота, делал мехов похожими на хищников. Холодный отблеск на броне и на срезах стволов еще больше усиливал ощущение. Звери притаились в засаде. Тугие мышцы напружинились и ждали своего часа. Запах машинного масла будоражил кровь. Коснувшись выключателя, Бэт испытал мгновения сожаления от потерянной атмосферы. Ничего, он ее запомнил. На всю оставшуюся жизнь. Какой бы та ни была.

— Вижу наших, — сообщила Бэту рация голосом Пима. — Что с мехами?

— Нормально все? — ответил Бэт раздраженно.

— Обнуляй систему.

— Этим и занимаемся.

— Упырь подарочек оставил, — влез Лот. — Реплики имперской брони. Модифицированные. Прототипы.

— Вряд ли, — буркнул Бэт. — Скорей кто-то недоглядел.

— Не все ли равно? Сколько комплектов, Лот?

— На два малых созвездия будет.

— Солидно.

— Еще как. О, наши въезжают. Отбой.

Перезагрузка систем меха закончилась и Бэт, с каким-то благоговением, провел рукой по клавишам консоли. Мечтательно улыбнувшись, он соединил два ремня и защелкнул их в общую пряжку. Стальные дуги опустились на плечи и ноги, обхватили грудь. Чуть вздувшийся пластик зафиксировал пилота в подобии защитного кокона. Опустившийся на голову массивный шлем погрузил в темноту. Почти неслышные звуки вентиляторов окончательно пропали. Бэт с наслаждением вдохнул запах свеженькой пласт-кожи. Только дураки считают, будто она не пахнет.

Приступ тошноты и ощущение головокружения, возникшие при активации шлема, прошли. Данные с многочисленных сенсоров и ощущение могучего тела в настоящем мехе не шли ни в какое сравнение с тем, что доводилось испытать в виртуальной симуляции.

— Здесь лидер. Доклад, — выдохнул Бэт, реализовавший давнюю мечту. Еще в детстве, смотря на то, как любимый герой ведет в бой братьев, он мечтал повторить эти слова.

— Первый, норма.

— Второй, порядок.

— Пятый, норма.

— Четвертый, хорошо.

— Третий, классно.

— …

Разноголосица докладов подпортила настроению Бэту, но он решил не портить момент и не устраивать разнос. Волнуются все.

— Выдвигаемся, парни.

— Понял.

— Принял.

— Пошагали.

— …

Пятнадцать боевых роботов, от семи до девяти метров высотой, гуськом покинули ангар. Сутолоки у входа удалось избежать. Что не могло не радовать Бэта. Похоже, его парни собрались и справились с первой эйфорией. Ничего, до курортного городишки им часа полтора добираться. Выветрится дурь. «Все как на симуляторе», — твердил он про себя своеобразную мантру. Все как на симуляторе.

* * *

Колонна мехов, сопровождаемая машинами с пехотой в сервброне и, прикрытая боевыми дронами, вышла на окраину города. Переговорив с другими отрядами и теми силами, которые, под видом отдыхающих, уже находились в Лазоре, боевые роботы начали перестраиваться в цепочку. Единственной преградой для боевиков стал пост на въезде в город. Но что могли сделать пять вооруженных пистолетами людей?

— Восьмой, уничтожить цель, — распорядился Бэт, подсознательно испытывая облегчение от того, что не ему придется нажать гашетку.

— Ща, сделаем.

«Придурок», — мысленно взвыл Бэт, когда с плеча Восьмого сорвалась огненная стрела. Сверкнуло. Бабахнуло. Полыхнуло. Воронка и разлетевшийся по округе мелкий щебень — это все, что осталось от поста.

— Вперед! — прорычал Бэт. А что ему еще оставалось?

— Громко постучали, — хохотнул кто-то из пилотов.

— Разговорчики! Помните план? Группа один, в город, группа два…

— Да-да, собрать и вывести толстосумов, — перебил командира Винлар. — Вторая группа, за мной!

— Локи.

— Да?

— Ты знаешь, что делать. Найди девчонку, нам понадобиться любые козыри.

— Считай уже у нас.

Три машины и часть дронов отвалила в сторону, направляясь в сторону вилл и элитных отелей на окраине города. Остальные продолжили движение, расходясь широким фронтом. Шести мехам и броне пехоте предстояло блокировать город, а остальным обеспечить его захват и удержание аэропорта, с которого планировалось вывезти толстосумов.

* * *

Спор был прерван громким хлопком. Распалившаяся Эля повернулась к окну, но разглядеть ничего не успела. Дверь съемной квартиры буквально снесли с петель и перед шокированной компанией предстали не плохо экипированные Джи и Си. При виде лиц оперативников, Эля впала в ступор. Две восковые маски и глаза сканеры. Словно роботы — пришло ей на ум сравнение. «Сайбер внушительней будет», — вдруг пришла ей дурацкая мысль, наполненная гордостью.

— Быстро, уходим, — распорядился Джи, хватая девушку за руку и вешая на неё мобильный персональный внешний генератор щита.

— Э… — возмутился Феррон, вскакивая и протягивая руку.

— Некогда, — отмахнулся Джи, отправляя парня в полет.

На улице раздался звук, в котором многие узнали очереди из автоматического оружия, но мало кто из присутствующих осознал, что это не соседи на полную громкость боевик включили.

— Жопа, — кратко отчитался Си, подскочивший к окну. — Полная, — добавил он спустя секунду, не отлипая от стены.

— Крыша? — повернул голову к напарнику Джи.

— Ждем, — резюмировал Си, короткий диалог глазами.

— ААА! — взвизгнула Симона.

— БАБАХ! — грохнул выстрел.

— Тук-тук-тук, — прозвучал ответ.

— С-сука, — прохрипел Джи, успевший закрыть собой Элю. Щит принял на себя основной удар, но вот другим, повезло меньше…

— Тварь, — выдохнул Си, бросив взгляд на дергающуюся ногу парня, свалившегося за диван.

— Уходите, — просипел Джи.

— Кровь на губах пузырится, хреново, — пробубнил Си, разрывая зубами спецпакет. — Да не дергайся ты! — прикрикнул он на напарника. — Дай залепить.

Эля смотрела на разорванную и окровавленную рубашку, но не видела ее. В голове было пусто. Крик подруги, перешедший в монотонный вой-всхлип, совершенно не воспринимался.

— Эль, не тупи, подругу успокой, этот не помрет, — чудом пробились в ее голову спокойные и уверенные слова Си.

— Точно? — задала она глупейший вопрос в жизни.

— Сто процентов.

— Не помру.

— Ладно, — кивнула Эля.

Улыбнувшись, она повернулась к Симоне и… потеряла сознание.

— Вот зараза, — выдохнул Си.

— Что с ней?! — среагировала на упавшую подругу, резко прекратившая тянуть одну ноту Симона.

— Обморок, — ответил Си, решив не ломать голову над особенностями женского поведения в стрессовой ситуации. — Готово, — залепил он пластырем рану, которую обильно посыпал порошком из наноботов. Полезно иногда иметь доступ к передовым технологиям.

Миндальничать и еще больше терять время Си не стал. Плеснув в лицо Эли соком из стоящего на столике стакана и отвесив пару бодрящих пощечин, он потащил ее к двери. За то время, что понадобилось напарнику, Джи успел вколоть себе пару стимуляторов и теперь, накинув пиджак, шел первым. Естественно, лифтом пользоваться они не стали.

— Чисто. — Доложил Джи, выглянув на улицу, и оба оперативника, взяв в руки оружие, быстро двинулись к машине, прикрывая собой девочку. Сама Эля, во все глаза, с ужасом смотрела по сторонам, ведь со всех сторон слышались крики людей, грохот взрывов, свет огня которое полыхало в больнице и других районах города, сильнейшая паника…

— Что происходит?! — Сорвалось с её губ, когда они оказались у машины.

— Это нападение, Эля. Неизвестно кого, и ради чего, но прошу, возьми себя в руки. — Джи останавливается и, взяв её лицо, смотрит прямо в глаза. — Помоги нам, защитить тебя, иначе Сайбер с нас по три шкуры снимет, хорошо? — Девочка старается сделать глубокий вдох-выдох, и более мене успокоится.

— АТАС! — Крикнул Джи, и, схватив Элю, потянул на себя. Упав за машину, они услышали гул подлетающего транспорта. Джи зажал ребенку рот рукой, а Си готовил оружие. Вскоре, они увидели группу в пять человек, хорошо вооруженных, которые целенаправленно вошли в наш подъезд.

— Быстро, уходим. — На этих словах, девочку буквально закинули в машину, за которой пряталась компания. А между тем, к ним на перекрестке со спины вышел МЕХ.

— Жми!!! — Прокричал Си, и машина, оторвавшись от земли, рванула вперед. Короткая череда выстрелов, от которой удалось уйти лишь чудом, и транспорт скрывается за поворотом.

— Нет, нет, нет… этого не может быть… — Девочка схватилась за голову, стараясь не думать ни о чем. — Они… они все там…

— Джи… — Пока машина поднялась, оперативник перебрался к ребенку и прижал к своей груди.

— Тише, милая, тише… — Он нежно гладил девочку по голове, стараясь хоть как-то унять текущие ручьем слезы.

— Где полиция? — Спросила через минуту Эля.

— Нет больше полиции. — Бросил Си.

— Как это?

— Их здание взорвали. Это все что мне известно.

— За… за… зачем? — Тихонько спросила она, сквозь всхлипы.

— Судя по тому, что я вижу, они думают, таким образом, заставить правительство передумать и принять их условия.

— Что за бред!!! — В сердцах выкрикнула девочка.

— Этот бред, сейчас пытается нас убить.

— Чертовы фанатики. — Бросил Си. — Совсем мозги потеряли… эх… найти бы того, кто за этим всем стоит…

— Согласен. Связи с базой нет?

— Продолжают глушить.

— Да что-б… — Закончить Джи не успел. Транспорт выскочил на перекресток, прямо на огромный шагоход. На мгновение, Эле вспомнился сделанный Аресами фильм и боевой мех из него, а потом пришла темнота.

Глава 11

База № 0. Кабинет для совещаний.

Главы крупнейших корпораций и представители основных правительственных ведомств расселись за огромным овальным столом. Нодж Сильвер мысленно усмехнулся. На историческом совещании было два объекта, приковывающих внимание прожженных дельцов и политиков. Ему льстило, что одним из них оказался он сам. Впрочем, большинство все же смотрело на призрака прошлого — Ареса, а ныне Овервойда. Ужасная боевая машина, представитель и голос расы искусственных интеллектов. Величайшая возможность и опасность для мира. Те, кто сможет взять их под контроль, станут диктовать свою волю. Сильвер позволили себе мимолетную улыбку, в ответ на испепеляющий взгляд молодого и, скажем прямо, франтоватого щеголя. «Что, малыш, пережил я твоего папку?» — спросил он мысленно и вновь чуть дрогнул губами. Похоже, его поняли. «Деда твоего пережил, отца, а даст Вселенная и тебя переживу», — добавил он чуть прикрывая веки.

«Приветствую всех», — начал председательствующий. К удовольствию Сильвера, словоблудие не затянулось. Не та ситуация складывалась в мире, совсем не та. Время для пустых речей будет, но потом, перед камерами и на всяких ток-шоу с всевозможными аналитиками, предсказателями и прочими клоунами с гадалками от масс-медиа. Почти не слушая выступающих, Нодж размышлял.

Да, он играл на грани и даже отчасти за гранью фола, но это было в его духе. Скоро придет его черед и все «эти» пустобрехи поумерят гонору. Его корпорация покажет, кто тут достоин укомплектовать Войска Оперативного Реагирования Особого Назначения. Он точно знал — проект ВОРОН вступит в Силу. Уж он об этом позаботился. И он собирался не просто показать великолепную презентацию мехов, брони, роботов и прочего. Нет, подобное тут могли все. Он собирался устроить натуральные испытания. Громкие и наглядные.

Как только он закончит доклад и даст выступить еще паре конкурентов, ему срочно доложат о нападении на склад в Моррисе. Естественно, установить, куда двинулись взорвавшиеся «сынки», окажется элементарно. Вот тогда-то он и предложит выход из кризиса. Он не просто так включил в свою выверенную до мелочей презентацию слова, о новейших Ореолах. Он не просто так собирается закончить ее приглашением на полигон всех желающих. Он их всех заставит лично посмотреть на бой. Настоящий! А не ту профанацию, которой здесь будет в изобилии. Его роботы — единственная сила способная остановить террористов. Он даже находил в этом нечто вроде высшей справедливости.

Все равно, кто победит, но стоит подыграть «сынкам». Немного. Пусть военные их добивают. Это будет правильно. Армия застоялась, ей нужна победа. Лучше всего легкая, но в меру, в меру. Они должны проникнуться, оценить Ориолов и все остальное. Он будет комплектовать ВОРОНов, и получит доступ к Овервойдам. Они сами помогут ему создать силу, которой будут вынуждены подчиниться. Да, это хороший план. Рискованный, но идеальный, позволяющий сразу проскочить в дамки. Он слишком стар, чтобы скакать по клеточкам.

К тому же, он избавится от фанатиков. Излишне неуправляемых. Не знающие свое место исполнители ему не нужны. «Увольнение будет нестандартным», — вздохнул мысленно Сильвер. Не любил он убивать. Вот не любил и все тут. А ведь приходилось. Не единожды…

— Срочные новости! — подскочил молоденький референт, нарушая все мыслимые и немыслимые правила.

Дряхлое сердце Джона сжалось от предчувствия. Умная автоматика кресла, тут же впрыснула необходимые препараты, но это все осталось им незамеченным.

— Сыны Имперской Гвардии захватили город Лазор! Из него идет прямая трансляция!

— Включить новости! — распорядился председатель, взмахом руки заставив помощника замолчать.

Прыгающая и дергающаяся картинка, на фоне захлебывающегося истеричного голоса журналиста, дала минимум информации и максимум эмоций. Особенно когда огромный восьмиметровый робот очередью из автопушки разметал три автомобиля и десяток людей.

— Выключить. К…

— Это мои роботы! — перебил Сильвер председателя. — Эти ублюдки украли моих мехов!

С учетом того, что среди присутствующих идиотов не было. А также того, что все были в курсе возраста и состояния здоровья Вампира, проявление этим ископаемым таких эмоций и такого поведения, шокировало собравшихся даже больше увиденного.

— Успокойтесь и дайте креслу сделать свое дело, иначе вас не откачают, — прозвучал металлический голос.

Сильвер, который и сам не заметил, как умудрился на эмоциях податься вперед и даже привстать, рухнул обратно в кресло. Пищащая и моргающая аппаратура занялась введением многочисленной химии в давно отжившее, но все никак не умирающее тело. Впрочем, сейчас Ноджу было не до таких мелочей. Он кипел и клокотал, его душила ярость на ублюдков, посмевших испортить его планы. Но он не был бы собой, если бы не попытался обернуть ситуацию на пользу. Гнев и злость, отступили под гнетом несгибаемой воли, а разум заработал четко и ясно.

— Благодарю, — кивнул он Сайберу.

— Объясните, — манипулятором указал на погасший экран.

— Моей компанией была разработана целая линейка боевой техники. За аналоги брались имперские шагоходы времен войны, пехотная броня и многое другое. Все это прошло испытание на разных полигонах и в разных климатических условиях. Именно их результаты я собирался презентовать на этом собрании.

Ноджу пришлось сделать паузу и отдышаться. Прокляв собственную немощность и совладав с гневом, он продолжил:

— Однако, мы с вами все же потомки победителей. Я собирался пригласить всех желающих стать свидетелями учебного боя между новейшими роботами Ориол, прототипом которых были вы, — Сильвер обращался прямо к Сайберу, игнорируя остальных, он уже понял, не столько разумом, сколько интуицией, что именно он тут главный заказчик.

— Сотня пехотинцев и пятнадцать мехов? — включился в разговор Хазер.

— Сотня тяжелых пехотинцев. — Поправил Сильвер. — А также сотня средней. Еще дроны поддержки для массовки и зрелищности, — добавил он. Стыдиться или лукавить он не собирался.

— Сколько Ориолов? Где они?

— Шесть. Сейчас должны выгружаться в Чисоме, — тут же отрапортовал ассистент Сильвера, хребтом уловив желание патрона.

— Слишком мало и далеко. Хазер, мои братья идут в арсенал, обеспечь нам транспорт. Меня заменит собрат.

— Не понял. — Опешил безопасник. — Вы идете туда?

— Да. Там Эля.

— Но штаб тут! Тебя же лично Маршал отстранил от ведения боевых действий! Да и ваша десятка платформ, в первую очередь создана для испытаний, а не для боя.

— Нет. — Робот мотнул головой. — Мы просчитали вероятность использования этих платформ непосредственно в бою, и еще на стадии формирования внесли изменения в конструкцию, сделав их полностью автономными. Это полностью укомплектованные готовые к бою прототипы.

— Ах вы… — На мгновение, опер побагровел от гнева. Его, на собственной базе, обвели как малолетку, сделав прямо под носом десять автономных боевых платформ! Но в тоже время, он был этому рад. Именно эта десятка может спасти создавшееся положение, однако тот факт, что туда идет Сайбер… — Сайбер! Я за…

— Хазер. — Перебил робот оперативника, столь тяжелым голосом словно он материален. — Я все прекрасно понимаю, но. Она. Наша. Семья. Когда-то, я обещал ей, что не брошу и всегда буду рядом. А слово одно — слово всех. И ни что не станет между нами и ней. Понимаешь? И если вы не окажите нам помощь, мы пойдем туда своим ходом, не взирая ни на что. — Эти слова заставили безопасника сжать кулаки. Он понимал своего товарища. Но отпустить их — нарушить прямой приказ маршала. Войды не должны вступать в конфликт ни при каких обстоятельствах.

В этот же момент, Сильвер мысленно застонал. Старый дурак, списал девчонку со счетов! Да если бы он знал… Если бы знал, какую она имеет цену, все могло бы быть гораздо проще. Но откуда про нее прознали эти имперские фанатики? Нужно больше информации. Разум старика мгновенно обдумывал и отбрасывал комбинации. Что ж, в принципе, получалось неплохо.

— Я передам вам управляющие коды от Ориолов, — внес он свое предложение, воспользовавшись паузой.

— Пригодятся, — совсем по-человечески кивнул головой робот.

На миг у Сильвера мелькнула мысль, что Овервойды не такие уж и искусственные, но он отбросил ее как несвоевременную, хоть и запомнил. Потом, все потом. Сейчас нужно разрешить кризис. В конце концов, если этот Сайбер лично поучаствует в сражении, он наверняка по достоинству оценит то, насколько его мехи и броня «Kai Systems» отличаются от имперской рухляди. Пожалуй, все складывается даже более удачно. Да, определенно, он может выйти даже с большим плюсом, чем планировалось.

— Извини, — тряхнул головой Хазер. — Хорошо. Чем я могу помочь?

— Прошу, подготовь пару пустых Z-22.

— Стратегические сверхзвуковые бомбардировщики?

— Да. Мы высадимся в капсулах.

— Спятили? Они же не проверены!

— Скажу больше, они не готовы. Но не готовы для десантирования людей, машина высадиться спокойно.

— Это очень опасно. Даже для вас.

— А там гибнут люди.

— Смерть любого из вас — невосполнимая потеря.

— Как и вас. — В тон ответил Войд и покинул помещение.

«Чего-то я в этой жизни не понимаю», — подумал Нодж, прикрыв глаза и не обращая внимание на суету вокруг. «Может у меня деменция старческая? Маразм?» — спросил он сам себя мысленно, но ответа дать не успел. Хазер объявил о развертывании штаба и «любезно» предложил убраться тем, кто не собирается оказывать помощь. Нодж открыл глаза и с интересом осмотрелся. Никто не ушел.

* * *

Турбины стратегического бомбардировщика гудели прогреваясь, корпус едва заметно вибрировал, а десятки техников и роботов проверяли все, сразу и одновременно, попутно крепя десантные капсулы в держатели. Я с братьями во всей этой катавасии не участвовал, занимаясь навешиванием на себя амуниции. Блок ракет на плечо, плазменный резак на запястье, плазменных гранат в подсумок, пулемет с новенькими патронами…

— Сайбер! — окликнул меня Аник, не пойми, как прорвавшиеся на поле.

— Почему ты не с Эммой? — разговор не мешал экипироваться. На предплечье дронов камикадзе.

— Она в больнице.

— Что случилось?

— Сердце, в реанимации лежит. Мне сообщили.

— Только этого еще не хватало, — пожалуй от переделки имперского импульсника откажусь, а вот плазменный резак наоборот прихвачу.

— Сайбер, спаси Элю. Пожалуйста. Спаси дочку! Слышишь?!! Спаси ее!!!

Аник, мягко говоря, не в форме. Бледный, трясущийся, ссутулившийся, под глазами натуральные мешки, а морщины такие отчетливые и глубокие — столетняя старуха на его фоне молодкой покажется.

— Тише, старый паровоз, — обнял старика, пытающегося вытащить трубку, и аккуратно прижал к себе. — Я Арес. Бог войны и со мной девять братьев. Никакие ублюдки нас не остановят. Если придется, мы их загрызем.

— Нечем тебе их грызть, — буркнул Аник.

Совсем, как маленький ребенок. Что старый, что малый. Ничего, это все нервы. Пройдет. Но сейчас за ним стоит приглядеть. «Я присмотрю», — пришла мысль от собрата. Вот и хорошо.

— Доработаю конструкцию и загрызу. Веришь?

— Верю, — кивнул Аник. — Тебе верю.

— Там умирают люди. Там Эля. Мы должны лететь, — отодвинул его от себя. — Иди домой, Аник. Брат проводит.

— Хорошо, — кивнул Аник.

Подоспевший собрат увел его. Шаркающего и сгорбленного. Потратив целую секунду на то, чтобы проводить Аника взглядом и, на всякий случай, вспомнить дорогие лица, я развернулся и, как две сотни лет назад, прикрепив последний контейнер с боезапасом, доложил.

— Альфа лидер, к бою готов. — Прозвучал через внешние динамики мой голос.

— Бета лидер, к бою готов.

— Гамма лидер, к бою готов.

— Дельта лидер, к бою готов.

— Зета лидер, к бою готов.

— Альфа-два, к бою готов.

— …

Война не отпускает своих сыновей. Она всегда их найдет, где бы они небыли. Можно бежать, можно скрываться, менять имена, дом, тела, но она никогда их не отпустит. И когда-нибудь, мы дадим ей бой и победим. Уничтожим. Мимолетная мысль породила тишину. Бесконечно долгие секунды наша сеть молчала, а затем превратилась в хаос. Пришло наше время, время нового народа, время Овервойдов. Мы вновь вступаем в войну. На этот раз по своей воле. Как игроки, а не разменные фигуры.

Десять машин погружались в специальные персональные десантные капсулы, пока два сверхскоростных бомбардировщика выкатывались на взлетную полосу. А стоило люкам закрыться, раздалась моя команда.

— Взлетаем.

— Есть, — отрапортовал пилот.

По кабелям, словно по венам и артериям, заструилась энергия, могучее сердце реактора заполошно забилось, лениво крутящиеся турбины, словно пришпоренные кони, взвизгнули и бег лопаток стал неразличим даже для меня. Могучая машина оторвалась от взлетной и ускоряясь пошла на восток. Там одни разумные несли боль и горе другим, чтобы заставить сделать что-то третьих. Кто-то должен их остановить. Всех их.

Поднявшись на высоту в двадцать тысяч метров, самолет поменял положение крыла, переключил щит на носовой и режим двигателя. Всего пара секунд, и машина с немыслимым ускорением набирает скорость до сверхзвуковой и продолжает набирать.

— Штаб Альфе, меняем точку, — голос Хазера источал ярость.

— Принято.

Благодаря брату в штабе я знал все, что происходит в городе, и ярость Хазера не уступала моей. Захватившие Лазор твари одурели от ощущения могущества. Опьянели от крови и власти вседозволенности. Они не стали солдатами. Игрушки не подготовили их к такому. Они были всего лишь обывателями с комплексами, малолетними дебилами в возрасте, обычными фанатиками и банальными психами, потому и превратилась в бешенных псов. Животных. Сейчас эти наследнички традиций имперской гвардии вели себя хуже карателей. Не все, но многие. С «массовкой» у них оказалось никак.

В городе воцарилась анархия. Рядовые боевики грабили, убивали, насиловали и устраивали перестрелки друг с другом. Орда варваров в покоренной крепости. Быстро же слетела тоненькая пленка цивилизованности, а мораль для зверья — всегда пустой звук.

— Минута до сброса. — Отрапортовал пилот.

— Принял.

* * *

Группа шагала по кварталу, сканируя дома в поисках спрятавшихся жильцов. Если такие обнаруживались, их вытаскивали и наказывали за невыполнение приказа собраться на центральной площади.

Прибор пискнул и показал женщину, спрятавшуюся в перевернутой машине. Пара чистильщиков переглянулась и посмотрела на командира. Тот криво усмехнулся, неспешно скинул с плеча автомат и стал медленно, красуясь, наводит оружие. «Зацените, как я ей башку прямо через дверь прострелю», — сказал он достаточно громко, чтобы жертва его услышала и рискнула выглянуть.

Глаза женщины в ужасе расширились, спасители человечества заржали, и за миг до того, как палец потянул спусковой крючок, с неба на бешеной скорости рухнуло нечто подняв тучу пыли. Чистильщиков разметало ударной волной. Когда люди чуть пришли в себя, они начали всматриваться в «упавший» объект. Вдруг, раздался механический лязг железа. В пыли отчетливо был виден хищный силуэт машины, а затем включились сенсоры.

— Враг обнаружен. — Разнеслось по округе тяжелый голос духа войны.

— АРЕ-Е-Е-Е-ЕС!!! — Истошно завопил в радио командир отряда и тут же поймал в грудь мощный энергетический заряд, разорвавший человека на чести. Машина войны, подобно скале, большими размашистыми шагами, двинулась в сторону людей, открыв огонь из наплечного пулемета и ручного бласт-орудия.

Когда все враги в зоне видимости пали, Арес, не обращая ни на кого внимание, убрал оружие и, повернувшись на звуки боя, направился к ведомой лишь ему и его братьям цели.

* * *

— Аресы! — проорал восьмой и в эфире разразился гвалт.

— Какого черта, они же заблокированы!

— Хера там! Они по всему городу.

— Господи… они уже здесь! Помоги… — Человек не успел закончить, связь оборвалась.

«Как на симуляторах, как на симуляторах…» — мысленно затараторил Бэт, и к его удивлению, это помогло. А успокоиться надо было срочно. Союз не стал с ними церемониться, сразу направив тех, против кого нет шансов. Сделав глубокий вдох-выдох, Бэт рявкнул в эфир:

— Заткнулись! Тишина в эфире! Всем быстро в четвертый квадрат. Лот. Лот! Лот, мать твою!

— На связи.

— Собирай своих и бегом в четвертый. На нас сбросили Аресов!

— А я говори-и-и-ил, плохая это идея. Ну, давайте, кто мне теперь скажет, что я был не прав?

— Лот, ЖИВО!

— Понял.

— Винлар, на связь!

— Здесь.

— Доложи!

— Богатый урожай, мы тут еще девок прихватили. Знатные цыпочки, мы бы с ними…

— Затухни! — рявкнул Бэт. Его всегда бесила реакция Винлара на стресс. — Двигай в четвертый. Быстро!

— Уже лечу, словно…

Слушать дальше Бэт не стал, парой ударов по сенсорам понизив громкость.

— Наших занулят быстрее, чем железо считает, — гоготнул Восьмой.

«Придирок», — скрипнул зубами Бэт, бросив взгляд на тактический дисплей. «Но он прав», — признал он очевидное. Так, заложников в центре они освободили первыми — это ожидаемо, а теперь рушат периметр. Но аэродром не трогают, что логично, там только бронепехи.

— Так, слушай сюда, — заговорил Бэт, быстро отмечая подразделения и вводя новые обозначения, — ядро выдвигается к четвертому квадрату, соединяемся тут, — поставил он флажок на перекрестке, — затем организованно идем на прорыв.

— Так на и…

— Захлопнись, — рявкнул Бэт на Восьмого.

— Да пошел ты, — ответил тот, и метка его меха покинула позицию, устремившись в сторону моря.

— Придурок, на открытой местности тебя уделают сразу.

— Зато с огоньком подохну, — ответил Восьмой и отключился.

— Прекрасно, наш брат решил отвлечь врага, честь ему и хвала, нам легче прорываться. Вперед.

Само собой Бэту не поверили, ведь разговор слышали все, но прорываться вместе, воспользовавшись удачно психанувшим «братом» — это выглядело здравым решением. Да и спокойней как-то в стаде.

— Локи, на связь.

— На связи брат. Докладываю, девчонка у нас. Направляемся к точке эвакуации.

— Оставь. Зона под контролем спецназа, скоро туда подойдут военные. Направляйся к резервной точке.

— Принято. Меняю маршрут.

— Локи, скорее. Аресы вырезают наших быстрее, чем я успеваю считать, окно долго не продержится.

— Принял. К… Пш-ш-ш…

* * *

Винлар.

— Шеф, ну что там? — Обратился к лидеру один из пилотов Меха.

— Дерьмово. Союз сбросил Аресов, дроны зачищают город и отрезают пути к отступлению. Скоро должно подойти подкрепление, и тогда нас закроют. Кроме того, мы остались одни, враг начал глушить связь.

— С-с-с*ки!

— Что делаем?

— Наши еще держаться. Бэт отвлечет, попробует прорваться, мы гоним на взлетку. Успеем, фиг нас кто посмеет сбить, — мотнул он головой на транспорт с заложниками. — Все, по газам, парни!

Объяснять больше не пришлось. Страх за собственную шкуру вообще способствует обострению интеллектуальных способностей. Машины рванули вдоль центральной улицы. Вылетели на набережную и, срезав путь через ботанический сад, понеслись к аэродрому. «Спасители человечества» драпали, прихватив заложников и стараясь выжать максимум из моторов.

* * *

Бэт.

Плохо. Очень плохо. Аресы включили подавители, нарушив и без того не идеальный порядок. Без координации, они прорвут оборону на порядок быстрее, а значит у нас лишь считанные минуты. Перехватив рукоять управления машиной удобнее, Бэт повел свой отряд на передовую. Все-же, лишний мех, это дополнительные секунды времени.

Но дойти до своих ему не дали. Спрыгнувший откуда-то сверху Арес, завалил Меха на борт. Вылетевшие несколько ракет, тут же разнесли в дребезги сопровождающие машины, а наплечный пулемет, подобно мясорубке перемолол живую силу. В отчаянных попытках поднять машину, Бэт увидел, как враг, активировав плазменный клинок, прорезает переднюю броневую пластину и руками достал Бэта. Вытащив того из кабины и, бросив на пол, он произнес:

— Цель захвачена. Анализ… Бэт Строган. Вы обвиняетесь в террористическом акте против Союза и его граждан. Рекомендуется сотрудничество.

— Да пошел ты, консерва! — В сердцах выкрикнул Бэт, пытаясь отползти от робота.

— Ответ не верный. — С этими словами, Робот сделал шаг и раздавил ступню человека. Под дикие вопли, он тем же голосом задал вопрос. — Вы лидер группировки?

— Иди…

— У меня нет времени с вами церемониться. — В этот момент, плазменный клинок отсек обрубок по колено, тем самым прижигая рану. Под дикий вой человека он продолжил. — В ваших же интересах сотрудничество.

— Да… я… — Сквозь зубы, шипя от боли отозвался Бэт.

— Кто направлен на захват объекта?

— …

— Требуется ваш ответ! — Снова Шаг, и теперь раздавлена соседняя нога.

— А-а-а-а-а!!! Вин! Винла-а-а-ар! Он лидер второй группировки!

— Куда они направляются? Что за точка эвакуации под кодовым названием — «луд»?

— А… вот этого… ты не услышишь. Мы… специально придумали это слово… на случай перехвата… Мы знали… что прежде, чем глушить связь… вы попытается узнать… что-то полезное…

На несколько Секунд, Арес замер. Создалось впечатление, словно он завис, но это было не так. «Отвиснув», он повернулся к скулящему человеку. Сделав шаг, он схватил того за горло и поднял на уровень своих глаз.

— Последний шанс. Я жду ответы.

— Хер… те… бе…

— Цель отказалась сотрудничать добровольно. Провожу экспресс-допрос. — С этими словами в человека были введены два раствора. Один поддерживал организм в жизнеспособном состоянии, второй увеличивал чувствительность.

— А-а-а-а!!!

* * *

Винлар.

— Ну, вот и конец. — С облегчением выдохнул пилот меха, откинувшись в кресле.

— Да. Не вериться, что мы выбрались. — Согласился Локи.

— Но какой ценой. — Грустно заметил Вин. — Мы — единственные, которые вырвались из того ада.

— Не факт. Возможно, Бету удалось вывести свой отряд по земле. — Возразил Локи.

— Никто не представлял, что Союз сразу сбросит Аресов. — Поделился мнением штурмовик, — Мы рассчитывали на армию, но не на эти машины смерти.

— Локи, зачем Бет посылал тебя за этой девчонкой? — Один из людей, бросил взгляд на Элю.

— С нее все и началось. Она отремонтировала первого Ареса, а потом пошло по накатанной.

— Для справки, ныне их называют Овервойдами.

— Без разницы, как их теперь называют. Это не отменяет того факта, что против нас выпустили закаленных тысячами боев орудий смерти. А эта мелкая — наш от них щит.

— А откуда мы про нее вообще узнали?

— Мы взяли её на заметку, еще когда только появился слух в сети, о том, что девочка — подросток, отремонтировала Ареса. Мало-ли, может это провокация Союза или еще что. Вот и следили с тех пор и много интересного узнали. Сайбер, которого она и отремонтировала, держал её под колпаком и всегда был на связи, а значит даже если она ничего не знает, что уже маловероятно, то как заложник — бесценна. Имея эту девочку в руках, мы можем влиять на Искинов, а это, согласитесь, дорогого стоит. — Услышав это, кто-то присвистнул.

— Не хилый куш мы урвали.

— Главное, все…

Что хотел сказать боец, никто так и не услышал. Внезапно включившийся красный свет огней, наравне с раздавшимся звуком тревоги, оборвал все голоса.

— Держитесь!!! — Прокричал пилот через динамики, и машина резко ушла в сторону.

Несколько мгновений ужасной тряски, за которыми последовал удар и грохот. Это стало последним мгновением, в их жизни.

* * *

Я сидел на полу, возле нейрокапсулы, в которой покоилось то, что осталось от моей девочки. Ведь связь глушилась, они не могли предупредить что везут заложников. А мы… мы не успели предупредить военных о самолете, и они его сбили.

Перебитые кости, разорванные и обожжённые ткани, черепно-мозговая, перемолотые внутренние органы, изуродованное от ударов лицо… едва ли, в этом можно узнать ту, кем она когда-то была. И все же она не умерла. Это казалось чудом, но, как обычно и бывает, у чуда есть конкретное имя. В нашем случае имен оказалось много. Штаб перебросил нам нейрокасулы. Мы буквально укладывали в них вынесенные тела из огня, и лучшая на сегодняшний день аппаратура спасала жизни.

В первые мгновения, когда я увидел, во что превратилась Эля, мне было сложно в это поверить. Сложно поверить, что она превратилась вот в это. Сложно поверить, что еще вчера, она общалась со мной, смеялась и в шутку называла «Железной знаменитостью». Но несмотря на все повреждения, мозг остался относительно цел и функционален. Щит, нацепленный на неё оперативниками, (Джи и Си, я вас с больницы на руках вынесу!) принял на себя основной удар и защитил голову, поэтому, несмотря на огромные повреждения, мозг продолжал работать. Вот только, что это за жизнь, когда от тела осталось в лучшем случае половина? Потому мы и активировали криостаз. Превращать людей в киборгов, в настолько киборгов, к этому мы были не готовы. Тем более не всем повезло. Многие получили серьезные черепно-мозговые травмы, а это и вовсе делало их спасение при помощи имплантов и протезов вещью малореальной. Пока малореальной, но мы обязательно это исправим.


И это дало нам надежду. Не сдаваться. Не опускать руки. Бороться. И мы начали думать, как вернуть нашего, да-да, именно нашего человека. Ведь наших технологий хватит лишь на половину того, что необходимо сделать, чтобы вернуть «телу» жизнь. Нужно время и средства на развитие этих технологий, и если средства у нас есть, то со временем не очень. А потому, было принято решение, «Заморозить» тело до того момента, пока мы не сможем ей помочь.

Но словно мало мне было этого, внезапно пришло сообщение от Нара, заведующего больничным крылом. У Эммы отказало сердце, из-за чего была срочно начата операция по замене на искусственное, которая продолжается до сих пор. И все бы ничего, если бы не отказавшие до этого почки, печень, оба легких и желудок. Эмме срочно была нужна вакцинация от пожирающего её вируса с последующей операцией, ведь такими темпами она потеряет возможность просто шевелиться, после чего наступит полное поражение мозга. А так как нужного препарата мы еще не смогли разработать, после окончания установки биомеханического сердца, мы решили погрузить её в криостаз.

А добил меня Аник. Этот паровоз, завидев Элю, слег в больницу с инфарктом, и сейчас его активно пытаются откачать. И не сказать, что я его осуждаю. Нет. Если бы у меня были нервы, именно сейчас бы я их потерял, но в том-то и беда, нет их у меня теперь! Нет ни нервов, ни сердца, чтобы упасть, сложить ручки и ждать, когда тебя откачают! Нет, мне теперь нужно выступать в роли того, КТО будет откачивать! Эх… жизнь моя жестяная…

— Брат? — Раздался тихий оклик.

— Да?

— Совет спорит по поводу управления ВОРОН-ом. Вопрос уже не в том, будет ли создана организация, а в том, кто её возглавит. Джонсон просит твоей помощи в урегулировании нарастающего конфликта, как лицо предложившее эту идею в целом.

— Спасибо. Уже подключаюсь.

Вздохнув и помянув мысленно идиотов, я поднялся, одновременно подключаясь к системам зала заседаний.

— Прости милая… — Произношу, приложившись лицевой пластиной к стеклу. — … мне пора. Прости, что не смог тебя защитить, прости эту груду железа… но обещаю… я клянусь, мы с тобой еще встретимся. Я сделаю все, что в моих силах…

— …мы сделаем… — Последние слова, раздавшиеся в лаборатории, принадлежали не одному роботу. Нет. Они принадлежали десяткам, сотням хозяев, создавая вместе единый многогранный уникальный голос.

* * *

Зал совета.

— Моя компания выделила тридцать процентов своих мощностей, и мы имеем право на…

— Сколько? Тридцать? Да тут есть те, кто выделили двадцать, которые в два раза перекрывают ваши тридцать, но молчат!

— Друзья, не ссорьтесь. — Джонсон всеми силами старался успокоить членов совета, которые тянули одеяло на себя, пытаясь выбить себе как можно больше прав в будущей организации, но безуспешно. Если бы не спешка, если бы не экстренные меры, он бы спокойно, как и совет урегулировал этот момент, но когда приходиться действовать в спешке, на эмоциях, происходит нечто подобное. Но внезапно, его датапад ожил.

— Вижу, ты не справляешься. — Гласило сообщение. Видя, что оно без подписи, гадать над тем, кто его отправил, не пришлось. — Почему не подключаешь Маршала?

— Он занят. А еще, он просил передать тебе это. — Вместе с сообщением, ушел уникальный доступ командного приоритета. По сути, лидеру Войдов присваивали новый статус. Соответствующий новому положению дел.

— Сейчас буду.

Ровно через пять минут, двери распахнулись, и в них вошёл Сайбер в своей гражданской платформе… ну как гражданской. Сложенное за спиной автоматическое оружие, мощный генератор щита и встроенный в руку плазменный резак. Вот такая вот «Гражданская» платформа у ветерана войны. И нечто подобное было у всех Овервойдов.

Между тем, при появлении робота, все затихли. Молчаливо наблюдавший Нодж, до этого не проявляющий к происходящему никакого интереса, подался вперед и внимательно посмотрел на вошедшего искина. Пройдя вдоль притихших людей, Сайбер стал рядом с экраном и заговорил.

— Прежде чем начать, я хотел бы уточнить суть конфликта.

— Чего?

— Чего конкретно, вы пытаетесь добиться этими спорами?

— Ну… На сколько мы поняли, ВОРОН — организация финансируемая высшим советом частных компаний, то есть нами. И в договоре, который мы собираемся подписать, указано, что совет может оказывать непосредственное влияние на саму организацию. Следовательно, мы пытаемся разобрать, кто и как будет…

— Вы неверно поняли. — Сайбер поднял руку, прерывая человека. — ВОРОН — это в первую очередь Войска(!) Оперативного Реагирования Особого Назначения, целью которых является отслеживание угрозы и максимально эффективное её устранение с использованием передовых технологий. Это военная организация, подчиняющаяся непосредственно(!) Союзу, а точнее четырем уполномоченным лицам: Главнокомандующему, Маршалу, мне и одному из членов В.С.К. (Высший Совет Компаний). ВОРОН — это организация, в которую будут входить не только люди, но и машины, причем на равных основаниях, преследуемые одну и ту же цель.

— Что за наглость! — Воскликнул Ричард Лорс, глава компании «УрТех», создающей передовое вооружение для армии Союза. — Вы хотите сказать, что мы используем свои ресурсы, свои деньги и свое влияние, на откровенную авантюру в лице вашего ВОРОН-а? Сайбер, а не слишком ли много вы на себя берете?

— Ричард, я повторюсь. Вы(!), не понимаете всю серьезность возникшей ситуации.

— Объясните. — Потребовал тот, но в этот момент некоторые заметили, как скривился Сильвер, и решили не встревать.

— Я и мои братья стараемся дать Союзу шанс на выживание и стараемся всеми силами…

— Ну да, ваши мифические враги, которые могут прийти и нас всех уничтожить. Ну-ну, знаем мы эту песню…

— … сплотить народ. — Как ни в чем небывало, закончил Сайбер, не обратив на человека ровным счетом ни капли внимания. — Мы понимаем, что вызванные нами перемены слишком резкие и понимаем, что людям нужно время чтобы к нам привыкнуть, вот только этого самого времени у нас может и не быть. Кроме того, как выяснилось, в нашей с вами стране остались Имперские недоимки, называющие себя «Сынами Имперской Гвардии», на деле являющейся одной из террористических организаций, которых всплыло довольно много. Армия, занята в космосе, а полиция не справиться с подобной угрозой, из-за чего мы оказались поставлены в крайне затруднительное положение. ВОРОН, нужен нам как иммунная система, способная устранить эту заразу. А так как мы не знаем, кто финансирует эти группировки, круг, который будет иметь хотя бы доступ к базам данных ВОРОН-а, будет максимально сужен. Тем, кто подпишет контракт, будут выданы отдельные проекты деталей, которые вы будете поставлять на установленные в контракте базы и заводы. Единственная компания, которая будет поставлять уже готовые изделия, это «Kai Systems». — В этот момент, Сайбер посмотрел на кивнувшего Ноджа. В том, что Сильвер будет главным поставщиком, ни Сайбер, ни Джонсон не сомневался.

— Я так понимаю, Сильвер будет назначен ответственным членом В.С.К.?

— Да.

— А голосование?

— Его компания дольше всех сотрудничает с Союзом, поставляя высококачественный материалы и изделия. А также, он единственный, кто уже подписал договор о полном сотрудничестве, с указанием всех возможных мощностей и ресурсов компании. Что-же до вашего вопроса… участие в предстоящем мероприятии — исключительно добровольное, и насильно вас никто не тянет.

В этот момент, Джонсон позволил себе улыбнуться. Ведь Сайбер, только что поставил весь совет… эм… скажем, в невыгодное положение. С одной стороны, они могут отказаться, ведь им прямым текстом заявили о добровольном соглашении, но вот с другой… если они откажутся, они потеряют намного больше, чем могут себе представить, вплоть до собственных компаний. Союз не потерпит такой подставы со стороны частников, особенно когда помощь действительно нужна, а видеть во врагах собственное государство, в котором живешь, не хочет никто. Даже не смотря на ЧВК, идти против новой силы в лице Овервойдов не хочет ни кто. Про то, что многие компании так же, как и Союз разорвут контракты, так же забывать не стоит, а значит, компания очень быстро обанкротиться и распродаст свое имущество, которое охотно купит кто угодно, увеличив тем самым поставки Союзу. В итоге, так или иначе, но Союз получает то, что ему нужно, а согласие частников, чистая формальность. По крайней мере, тех, кто не понимает всю серьезность сложившейся ситуации и пытается перетянуть одеяло на себя, в то время как другие отдают последние ресурсы.

— Сайбер, чем конкретно моя компания может вам помочь? — Спросил Сильвер, разрушая воцарившуюся тишину.

— Нодж, при всем моем к вам уважении, но ваша гордость — Мехи, полная хрень! — От такого заявления, брови старого интригана поползли вверх. — Гироскоп шатается как пьяный, сами машины не устойчивы, трудно встают если падают, а уронить их довольно легко, к слову, но самое главное — низкая маневренность при таком вооружении. Ваши машины, если можно так выразиться, легкие танки. Хорошая огневая мощь, никакая броня и подвижность. Электроника, правда сделана хорошо, но вот остальное… — Сайбер покачал головой. — Машина танку не соперник, вот что я вам скажу. Старый гусеничный танк, вышедший из нашей мастерской, в одиночку, спокойно разберет три ваших меха, даже не получив повреждений.

— Что предлагаешь?

— Но ваша теория с Мехами очень актуальна и дает широкий простор для маневра. Задача лишь в том, чтобы сделать машину более быстрой и маневренной. Ведь в отличие от Меха, танк с орбиты не сбросишь, а вот Меха — запросто, поэтому мы уже сейчас начали проект: «Н.И.М.Б.». Нейронный Искуственно-Модифицированный Боец. Антропоморфная шестиметровая боевая машина с функцией нейронного подключения к пилоту, с целью достижения свободного контроля. Это позволит пилоту чувствовать машину своим вторым телом, тем самым совершая свободные движения, что значительно повысит боевую эффективность. Помимо этого, мы создаем специальный искусственный интеллект, который будет интегрирован в машину, для оказания поддержки пилоту. Предположительно, первые чертежи машины поступят вам через два дня, и вы сможете приступить к работе. Еще, я хотел бы, чтобы вы официально передали нам чертежи Ориолов. Эти боевые роботы, безусловно, вышли отличными, но вот их программное обеспечение писали, словно на коленке. Это единственное, что я хотел вам сказать, остальное вам переслали на Датопад.

— Вижу. — Кивнул Нодж, мысленно увольняя отдел проектировки Мехов.

— Если вопросов нет, мне пора возвращаться к работе. Джонсон. — Сайбер кивнул главе базы, и направился прочь.

— До встречи. И так, господа, так как я считаю конфликт урегулированным, я продолжу…

* * *

Я стоял напротив капсулы и думал над идеей нейронной синхронизации человека с Сетью. Это могло бы помочь включить таких людей в жизнь, пусть и виртуальную. Виртуальную? Хм… вот и название для сети нашлось. Хах! Виртуал. Она бы оценила…

Дверь открылась, и в комнату заглянул Хазер. Зябко поведя плечами, он спрятал руки в карманы и направился прямо ко мне. Для людей здесь действительно прохладно.

— Как ты? — спросил он, облокотившись спиной о нейрокапсулу.

— Думаю.

— Это хорошо. Полезное дело, — кивнул он. — Как Эмма и Аник?

— Вне опасности, мы контролируем ситуацию. — Мы замолчали. Он не знал, что сказать, поэтому слово взял я. — Знаешь, кажется, мы знаем, как решить проблему с подключением, — я провел рукой по нейрокапсуле, — но у нас проблемы с подопытными.

— Слабо верится, — хмыкнул Хезер, и из его рта вырвалось облачко пара.

— Скажи, в чем, по-твоему, мой основной недостаток? — спросил, поднимаясь на ноги и нависая над ним, всем видом показывая, что меня он не проведет.

— Не дави, — отмахнулся Хезер, — я и так не совру.

— Прости, — отступил на шаг и отвернулся, — нервы.

Кто другой на его месте мог и рассмеяться, но Хазер не просто знает Аресов, он отлично знает именно меня. В конце концов, все эти годы он только тем и занимался, что изучал нас и следил за неким Сайбером. Подмечал, проверял, тестировал и делал черт-те что еще.

— Ты кто угодно, боевой командир, инженер, лаборант, ученый, но ты не политик, Сайбер. Ты можешь руководить, но, — Хазер усмехнулся, — механистически просчитывая, но даже так, это не твое. Тебе это просто неинтересно.

— Молодец. Ты правильно сказал, ни мне, ни моим братьям политика не симпатизирует. Она нам чужда в привычном вам понимании. Куда проще прямое взаимодействие и точные договоренности. Люди, стоящие за нашим врагом, наша противоположность. Интриги и манипуляции, работа под прикрытием ваших же законов, все это их оружие. А теперь скажи, как можно бороться с разветвленной и хорошо законспирированной спецслужбой, организованной по сетевому принципу? — спросил у него явно не то, чего он ждал.

— Лучше всего возглавить подобную структуру и изменить, бороться с таким, — он покачал головой, — остатки имперских спецслужб после войны лет сто выкорчевывали и действовали не церемонясь, от того и репутация у моей службы до сих пор соответствующая. Погоди… — Тут до него дошел мой посыл. — Ты думаешь, это эхо войны?

— Именно. Невозможно без опоры провернуть подобную операцию. Мы имеем внутри врага, который начал форсировать события.

— Но почему?

— Из-за нас. Мы неосознанно ускорили скрытно идущие события, оказывая Союзу поддержку. Многие компании терпят из-за нас колоссальные убытки, мы уже имеем открытых врагов во внешних кругах. А сколько их внутри? И если ты меня спросишь, я отвечу, что это лишь только начало.

— Войны?

— Нет, войны не будет. Не тот масштаб. Да и мы её банально недопустим. Но драка будет качественная, это я тебе обещаю. Лазор, это наше поражение. Крупное поражение, заставившее многое проанализировать и пересмотреть. Но в следующий раз мы будем готовы. Мы защитим тех, кто вверил нам свои жизни. — На этих словах Сайбер приложил руку к стеклу. — И горе тем людям, кто решился пойти против нас. Ибо как только мы до них доберёмся, легкой смертью они не умрут…

Эпилог

— Господа, мы растормошили улей. Аресы будут носом рыть землю, чтобы найти тех, кто участвовал в этом конфликте.

— И что с того? Пусть ищут. Мы две сотни лет скрывали от правительства истину, скроем еще двести, пусть даже с ними будет искусственный интеллект.

— Боюсь все не так просто. Да, у нас есть свой человек в их рядах. И даже на очень высоком посту. Но едва ли нам это поможет от карательных отрядов. После выходки, что устроили эти размечтавшиеся дети в Лазоре, нам просто не остаётся иного выхода, кроме как принять бой. Они ведь нас найдут, это лишь вопрос времени. Поэтому нужно использовать его с умом и подготовиться. Овервойды не готовы к личному ведению боя, а Ворон лишь на стадии формирования. У Союза на данный момент просто нет сил для охоты, но есть войска для защиты. Мы должны успеть подготовиться.

— Чертовы машины. Еще бы чуть-чуть и Союз бы достаточно ослабел. Мы могли бы объединить частные компании в единую коалицию и задавить массой. Теперь эти ржавые консервы используют нашу же тактику против нас, подчинив компании жесткому праву.

— Ну не все так печально, недовольных такой политикой тоже хватает. Так что у нас есть все шансы выйти из этой драки победителями.

— ОСС слишком слаб. Я не понимаю, как он вообще выиграл войну? Культура слаба, почти ни одного война. Коррупция и чванливость определенных слоев. Как они вообще допустили частников до управления страной? Правитель должен быть один, и ему не нужна ни чья помощь кроме его же подданных.

— Господа, не будем подымать эту дискуссию. ОСС непременно падет, и мы восстановим тот уровень культуры, который когда-то был. Кнут и пряник намного эффективнее чего-то одного.

— Да в Союзе одни только пряники.

— Ну-у-у… с Аресами, как мы видим, появился и Кнут. В их лице.

— Ладно, так мы можем дискутировать до конца времен. Нужно спланировать новый план действий ибо старый ввиду новых обстоятельств не дееспособен.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Эпилог