КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451306 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212185
Пользователей - 99543

Впечатления

Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Serg55 про Шелег: Боярич Морозов (Фэнтези: прочее)

странно, что зная, что жена убирает наследников физически, папаша не принимает ни каких мер

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Интересно почитать: Проспект-НТМ

Алчущий силы - 3 (СИ) (fb2)

- Алчущий силы - 3 (СИ) (а.с. Алчущий силы-3) 926 Кб, 230с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Владислав Андреевич Бобков

Настройки текста:



Владислав Бобков Метаморф. Алчущий силы — 3

Глава 1


* * *

— А знаешь, я не против, — решился Макс. — Есть в этом что-то невероятное. Другие миры, новые знакомства. Может ангела увижу, о которых ты рассказывал. У нас на земле за такую возможность убивать готовы.

— Нечего там смотреть, — довольно ухмыльнулся Алекс. — Они редко показываются на публике, а если все же и появляются, то выглядят довольно обычно. Только сильнейшие из них уже не могут скрывать свою силу из-за чего и светятся словно долбанные елочные игрушки.

— Правда у меня есть пара условий, — сразу отметил важный момент Макс.

— Выкладывай.

— Судя по тому, насколько ты силен, мир Тысячи Путей опасное место. Я предлагаю потратить хотя бы год на мою тренировку. Учитывая, что я становлюсь сильнее от сражений, попутно можно будет продолжить поиск и твоих демонов.

— Принимается, — кивнул Вульфс. — Скажу даже, что года может и не хватить. Все же тебя нужно много где подтянуть. И уж поверь, в этом деле я собаку в свое время съел.

На вопросительный взгляд Макса он пояснил.

— Довелось одно время командовать несколькими сотнями напрочь отбитых средневековых псов войны. Эти гаврики могут думать лишь своей жадностью, жаждой бухла и яйцами. Так что вдолбить в них хоть немного здравого смысла и знаний оказалось той еще задачкой. Но я справился. — лицо мага хаоса пересекла многообещающая усмешка.

— Уже боюсь. — с предвкушением улыбнулся Макс. Тренировки он любил и раньше, но теперь жажда силы стала еще яростней, ведь от этого уже зависела жизнь.

— Жаль ты метаморф, а то ты бы у меня поплясал, — с легким сожалением отметил чернокнижник. — Тренировать же тебя в физическом плане бесполезно? Пока есть энергия, ты неутомим?

— В некотором роде. Еще важным является обычное питание, — согласился Зимин. — Разве что для внутренней энергии, но сам понимаешь…

— Это да. Сам в какой-то момент пришел к выводу, что внутренняя энергия спасение для тех, кто оказался по жизни в пролете. Она дает силу, но требует слишком много усилий. Всегда есть пути попроще. В моем случае магия хаоса, в твоем, метаморфизм.

— Хорошо, с этим решили, — подвел итог Макс. — Теперь второй момент. Как мне, к примеру, вернуться сюда, если с тобой что-то случится? Не пойми неправильно…

— Ай, не лей мне дерьмо в уши, — отмахнулся Алекс. — Вдруг я тебя там и кину, думаешь? Да ладно, я бы и сам об этом первым же делом подумал, поэтому не смущайся. А насчет твоего вопроса, все просто. Я дам тебе координаты этого мира, а в Мире Тысячи Путей зайдешь в гильдию телепортеров и они перенесут тебя в лучшем виде. В конце концов, это их работа.

— Целая гильдия? Хорошо у них там все поставлено.

— А ты что думал? Это тебе не это захолустье. Там, цивилизация! Пускай местами и уродская, плюс магическая, но все же цивилизация. Ладно, это все твои вопросы?

— Ну разве что последний. С Упрямым же все решили?

— Да, если хочет, пускай валит с нами. Но его тренировки на тебе. Я не подвязываюсь следить за аборигеном, тем более зеленошкурым, пускай он и твой друг.

— Заметано. — согласно кивнул Макс.

— Ну коль уж все порешали, — хлопнул в ладоши Алекс и откуда-то сбоку выплыли две полуодетых темных эльфийки. Судя по знакам, не принадлежавших к кланам.

Высокая тут же села на колени Вульфсу, а ее подруга мягко ткнулась под бочок к Зимину.

Макс скосил глаза на неожиданный подарок, девушка посмотрела на него в ответ своими большими светящимися фиолетовыми глазами. Как и все эльфы большой грудью они похвастаться не могли, но миловидные лица и точеные фигуры у них было не отнять.

— Ну что, брат наемник, — Алекс поднял кружку и Макс с радостью повторил его жест. Старый добрый земной тост наполнял радостью обоих собутыльников. — Выпьем же за то, чтобы все наши враги сдохли в страшных муках, а наши желания выполнились лучшими образом!

— Выпьем! — кружки сокрушительно встретились и тут же были опрокинуты вовнутрь. Алекс тут же смачно поцеловал свою эльфийку. Та на это лишь старательно хихикала.

В Хантине все решает сила, но в подземной его части, эта истина намного более выражена.

Макс же, поглядев в огромные фиолетовые глазища у себя возле плеча, решил, что жизнь определенно хороша.

Морф же привычно оставил своего босса заниматься скучным занятием, которое так любят глупые разумные.

Симбионт считал, что у его предков все куда естественней, когда самки после спаривания пытались сожрать самца.

Морф в очередной раз подозрительно оглядел новую самку босса. Вроде как она тоже не замышляла ничего злодейского.

Но это не значило, что симбионт когда-либо расслабиться. Ведь он знал истину: «самки опасны».

Жаль, что его хозяин лишь смеялся над попытками Морфа его предостеречь. Но ничего, Морф продолжит заботится о боссе даже, если тот не будет знать о его заботе.

*****

— Ха! А вот и наш герой. — возвращение Макса встретили радостно, пускай обстановка и не очень к этому располагала.

Огромный приток беженцев создал критическую нехватку жилья. Это вылилось в непомерных ценах даже на самое прискорбное жилье.

Та же ночевка на конюшне стала стоить словно комната в пятизвездочном отеле где все включено.

Группе друзей Макса невероятно повезло найти старый, заплесневевший чердак в одном из домов на краю города. Там они хотя бы могли лечь так, чтобы вытянуть ноги, и чтобы была крыша над головой. Не многие в это время имели такую щедрую возможность.

Местный гном сжалился над своим соотечественником и его друзьями. Правда это не помешало ему содрать с родича три шкуры.

— Ну че, как прошел разговор? — все с интересом уставились на удивительно довольного Макса.

Глаза Марты подозрительно сузились. Хоть Макс и убрал все признаки активного вечера и ночи, но Высокая, как и любая женщина, нутром чуяла подвох.

— Да нормально, — Зимин замялся. Ему было немного неловко рассказывать, как с подачи Вульфса каждому из них был предоставлен целый номер, не говоря уже о гибкой темной красотке.

Все это веселье было перемешано с изысканным алкоголем и мягким широким ложем.

Землянин чувствовал, что начни он все это рассказывать, и его товарищи внезапно, по совершенно непонятным причинам, захотят его прикончить.

— А какие у вас планы, парни? — Макс быстро перевел тему. — Не хотите остаться здесь?

— Чтобы сдохнуть от голода? — мрачно хмыкнул Караз, аккуратно полируя свой топор. Точильный камень медленно двигался сверху вниз. — Сейчас здесь такая конкуренция, что все заявки разлетаются в мгновении ока.

— Я могу попробовать попросить…

— Ты хороший разумный для человека, Макс, — перебил гном. — Но в людях явно не разбираешься. Хорошо, что он решил помочь тебе, но нас он пошлет сразу же. К тому же, он вошкается с темным эльфами. Извини, но это без меня.

— А ты хочешь остаться? — правильно расценила слова Макса Марта.

— Ага, — Макс присел в уголке на какую-то старую деревянную коробку. — Алекс предложил вместе поработать.

Остальные молча переглянулись. В их глазах можно было разглядеть легкую зависть. Не каждый день в столь трудной ситуации встречаешь земляка готового тебе тут же помочь.

Разговор плавно перешел на дальнейшие планы и на то, как подняться на поверхность уже в Империи.

Жена Матиса уложила детей спать, поэтому разговоры поутихли.

Чуть погодя Макс и Горшах вообще вышли на улицу.

— Говоришь, другой мир? — протянул орк, с интересом смотря на какую-то толкотню в подворотне. Кого-то явно пытались ограбить, то ли местная шпана что-то не поделила. — Я бы с радостью, но помнишь мое обещание?

— Не особо. — без успеха напряг память Макс.

— Если выживу, то отправлюсь домой. — пояснил Гор, на что Зимин понимающе кивнул. Зеленокожий не часто поднимал тему дома, но каждый раз, когда все же делал, в его словах чувствовалась тоска и горечь.

Хоть гигант и сумел интегрироваться в мир за пределами степей, он все же скучал по бесконечным равнинам и своим сородичам.

— Я давно думал об этом, — продолжал орк. — Стать сильнее и вернуться, но постоянно что-то мешало. Теперь же, — он вдохнул. — Я дал слово.

— Значит скоро отправишься? — стоило словам сорваться, как Макс почувствовал легкую грусть. Все же расставание с друзьями всегда тягостно, тем более, когда неизвестно, встретитесь ли вы вообще.

Сначала Марта с отрядом, а теперь еще и Гор.

Жизнь в двадцать первом веке на Земле приучила людей, что никто просто так не теряется. Всегда можно позвонить, написать письмо на электронную почту или даже отправить на реальный почтовый ящик.

Здесь же все было иначе.

— Человек, ты от меня так просто не отвяжешься, — хмыкнула гора мускулов. — Сколько ты собираешься быть еще в этом мире?

— Где-то год, может чуть больше.

— Ну вот и отлично. Я тоже не уверен, что прямо сейчас мне стоит идти на родину. Когда ты отправишься в этот свой…

— Мир Тысячи Путей.

— Тогда я и пойду своей дорогой. А пока подкачаюсь. Внутренняя энергия у меня все же не достаточно развита. Если я хочу занять подобающее место в племени надо быть намного опаснее.

— Договорились, — довольно кивнул Макс. — Есть только одна проблема.

*****

— Значит ты ручаешься за этого человека и орка? — Иримэ Гиардру, старшая жрица клана Карасшха приподняла бровь.

— Истинно так. — с не меньшим пафосом ответил Алекс, стоя перед троном жрицы. Позади застыли на одном колене Макс и Гор. Им это не особо нравилось, но они и были куда слабее, чем тот же чернокнижник.

Если Вульфс мог позволить себе наглое поведение, то вот у обычных авантюристов медного ранга такой возможности не было.

— Хорошо, — Иримэ к огромному удивлению всех присутствующих просто согласилась. Не было ни требований, ни других условий. — Ты отвечаешь за них своей жизнью и ходить они будут только вместе с тобой.

Вульфс взглянул на эльфийку с подозрением, от чего та кинула ему лукавый взгляд в ответ, чем лишь подтвердила его опасения.

— А теперь все прочь отсюда, — повелительно взмахнула она рукой, сотворив небольшое облако тумана, которое двигалось прямо за ладонью. — А вас, Алекс Вульфс, я попрошу остаться.

Стоявшие на одном колене Макс и Гор сделали короткий поклон и двинулись к выходу. Впереди и позади пристроилась охрана.

Макс и Гор обменялись смущенными взглядами. Они отлично видели невербальный обмен между эльфийкой и чернокнижником. При этом оба авантюриста придерживались мнения, что проще и безопаснее засунуть свой член в банку с ядовитыми змеями, чем переспать с клановой старшей жрицей темных эльфов.

«Абсолютно ненормальный». — пришли к единому выводу оба мужчины. Конечно, они заметили поражающую воображение красоту Иримэ. Вот только ее красота была сродни блеску острого кинжала, вошедшего кому-то в кишки.

Морф же был шоке от кого-то, кто был еще безумнее его собственного босса. Маленький метаморф впервые в жизни вознес молитву богам за то, что он очутился не внутри чернокнижника.

Последняя серьезность, которую Алекс все еще старался поддерживать при всех, мгновенно слетела.

— И что же за важное дело заставило вас меня оставить, моя повелительница? — при этом оба из могущественных магов прекрасно понимали, что последние слова не стоило воспринимать всерьез.

Все же маг хаоса не терпел над собой никого и готов был убить любого, кто посмел бы претендовать на его свободу.

С другой стороны, это лишь распаляло темную эльфийку. Подчинить и привязать к себе столь сильного и непокорного мага, более того, демонолога, это ли не настоящий вызов?

— Пойдем, — жрица плавно поднялась с трона и двинулась куда-то в сторону главного комплекса. — Я хочу тебе кое-что показать.

— Случаем не знаменитые пыточные и жертвенные палаты темных эльфов? — оскалился Алекс, но незамедлительно двинулся следом.

— Кто знает? — жрица соблазнительно улыбнулась. — Ведь в этом и вся ирония. Жизнь или смерть. Уже испугался?

— Жизнь или смерть. — Вульфс коснулся головы, будто хотел снять невидимую шляпу. — Вопрос только чья именно? Ведь никогда не знаешь, когда охотник может стать жертвой.

Старшая жрица кивнула. Она правильно выбрала. Из этого человека получится, как хорошая жертва для темной богини, так и… Превосходный и яростный любовник.

К тому же, кто сказал, что нужно выбирать? Темная богиня позволяла совместить оба понятия.



Глава 2


— И вот против этих тварей мы собираемся драться? — с удивительным для этой ситуации спокойствием уточнил Гор. — А они нас просто-напросто не задавят и не сожрут? Как я слышал, магия против них работает плохо.

— Если все будем делать, как надо, то не сожрут. — «успокоил» Гора Алекс.

Опасения орка можно было понять. Прямо сейчас троица старательно пряталась на вершине каменной горы, которая выглядела жалким холмиком на фоне той пещеры, в которой она находилась.

И у подножья их укрытия резвились те, кто заставил местных чудовищ в ужасе разбежаться.

Алекс Вульфс максимально серьезно воспринял необходимость подтянуть Макса до приемлемого уровня. Приемлемым же, он считал тот уровень, когда чернокнижнику не придется отвлекаться, чтобы спасти Максу жизнь.

Первым делом Вульфс потратил несколько дней на ликбез для Зимина, касающийся магии.

В нем он прошелся по всем самым распространенным типам магии и том, как с ними бороться или защищаться.

Конечно, то, что Макс не был магом немного затрудняло процесс обучения, так как большинство защитных методик исходило из прямого противодействия на энергетическом уровне.

Однако, даже так Макс мог выучить, что заклинания стихии огня и уж тем более земли, куда менее подвижные, чем у того же воздуха или воды.

Это значило, что заклинателю намного сложнее повернуть собственное заклинание за врагом, если тот увернулся.

Немаловажным было знать и о слабости магов стихий. Причем вещи вроде того, что вода бьет огонь, а последний сильнее воздуха в расчет не принимались. Это считалось само собой разумеющимся.

Также Алекс рассказал об обычной конфигурации магических щитов, затем прошелся по средней атакующей магии и закончил парочкой слов о ритуалах.

При этом под разбор попала не только очевидная четверка, но и необычные стихии вроде молнии, света или магнетизма.

Насчет последнего Алекс рассказал не так чтобы и много. Эта невероятно могущественная стихия была чрезвычайно редкой, чтобы Вульфс имел большой опыт борьбы против нее.

Слушая старшего товарища, Макс отметил, что хоть миров могло быть великое множество, но вот воображение их обитателей, в целом, было удручающе низким.

Это значило, что формы атакующей и защитной магии почти всегда сохранялись от мира к миру. Огненные шары, плети, каменные столбы и водяные пули кочевали от вида к виду.

А может дело было в том, что стихии сами стремились к определенной форме и разумным всего лишь оставалось методом «тыка» эти формы найти.

Вместе с тем, Алекс был не против, если Горшах будет присутствовать на таких лекциях. Но было условие. Он никоим образом не должен был показывать свое присутствие. Это значило никаких вопросов и разговоров.

Макс подозревал по различным оговоркам и поведению, что чернокнижник был законченным ксенофобом. С другой стороны, если бы Зимин знал, кто бы учителем Вульфса, то сомневался бы куда как меньше об этом.

Впрочем, взаимная любовь была обоюдной. Гор хоть и принял Макса, как друга, больше не сделал ни единого исключения.

Даже с Мартой или Каразом у них были исключительно деловые отношения.

И если кто-то думает, что ликбез по боевой магии был единственным, то этот кто-то жестоко ошибался.

Следующей темой оказалось устройство вселенной, а точнее миров и их взаимодействия.

Алекс старался подбирать выражения попроще, поэтому воспринималось эта информация довольно легко.

Хоть это и не отменяло того факта, что Макс слушал подобные истории, развесив уши.

Как оказалось, миры не были похожи друг на друга. Начать стоит с того, что вообще понимать под миром.

К примеру, если взять ту же Землю, с которой прибыли Алекс и Макс, то кроме Солнечной системы и Млечного пути, существует огромное количество галактик, которые уходят в бесконечные глубины космоса.

Более того, вся эта космическая чушь была настолько безумна, что хоть сам мир мог быть конечен, в нем все равно мог быть бесконечный объем с бесконечным числом галактик.

Алекс на все вопросы просто разводил руками. Он больше специализировался на боевой магии и связанной с ней теорией, чем над чем-то столь изощренным и редким.

Однако Макса эта тема и впрямь заинтересовала.

Видя неподдельный интерес ученика, ближайшее направление, по которому Вульфс посоветовал двигаться было связано с космической магией.

Причудливая школа, опасно близко подходящая к хаосу и доступная лишь для по-настоящему избранных разумных.

Поговаривали, что на заре времен несколько планов ангелов, истинных существ порядка, соблазнившись космосом, отринули свою природу, отдавшись космосу и превратившись в невиданную мерзость, о которой до сих пор не принято вспоминать.

Это была ошибка, которая вошла в историю. Ведь было принято считать, что миры, плавая в бездонном хаосе, полностью являются творениями порядка.

Но ирония заключалась в том, что космос внутри миров порядка, не был ни хаосом, ни его антиподом. Он был чем-то третьим. И ангелы заплатили дорогую цену за владение этой безграничной силой.

Сейчас неизвестно где они и живы ли, ведь их появление не могло обойтись без ужасающей войны, подробности которой затерялись в тысячелетиях. Но многие считают, что, как их еще называют, космические ангелы до сих пор живы и все еще лелеют свои сумасшедший цели.

Но вернёмся же к мирам. Если Землю можно было отнести к подтипу больших, бесконечных миров, то существовали и маленькие, конечные.

Это значило, что предполагаемый космонавт, рискнувший выйти в космос сам бы не понял, как его ракеты двигалась бы обратно по направлению к планете.

Само пространство закручивалось в непроницаемый многомерный шар, из которого не было выхода.

Стоит также отметить, что круглая или эллиптическая форма были не единственной формой для миров.

Иногда не было даже тех же планет.

К примеру, существовал небольшой конечный мир полный огромного количества плывущих в небесах летающих гигантских скал, на некоторых из которых спокойно могли размещаться целые города.

Назывался этот мир довольно красиво — Мир Бесконечных островов, хоть и был, по факту, довольно мерзким местом из-за того, что был базой для целого роя межмировых пиратов.

Алекс кстати побывал в том мире и поведал о забавной форме казни, практикуемой именно там.

Так как мир был конечным и небольшим, то любой, кто упал с острова или распространенных там летающих кораблей, закономерно полетел бы вниз.

Но так как у мира не было конца, но была гравитация, то казненный вылетел бы откуда-то сверху и вновь полетел бы вниз.

Так как точка появления немного плавала, то пираты любили сбрасывать жертв возле островов, ставя ставки в какой момент несчастный появится прямо над землей высоко в небесах.

Если же сбросить разумного вдалеке от любой суши, то жертва могла умереть от голода в бесконечном падении.

Страшная смерть, которой, тем не менее, жители этого мира очень гордились, считая эксклюзивной фишкой своего мира.

Поток знаний был столь обширен, что в какой-то момент Максу пришлось закупать бумагу и учиться писать алхимическим карандашом.

При этом бумага и карандаш обошлись в столь астрономическую сумму, что авантюрист писал максимально мелким почерком, попутно используя всю имеющуюся площадь листков.

Филонить Макс даже не пытался. Ведь любой пропущенный факт в будущем мог стоит ему или кому-то из его товарищей жизни.

Слушая рассказы Вульфса, Макс не мог не отметить ту легкость, с которой чернокнижник подмечал темные и жуткие особенности миров.

Да и рассуждения о магии носили исключительно кровожадный характер. Из-за особенностей работы, Алекс видел действия множества различных заклинаний на плоть противника.

Нет, это не он сжигал, топил, разрывал или замораживал врагов.

Просто в бесконечных сражениях. Которыми была наполнена вселенная, всегда участвует и погибает множество людей.

Поэтому маг хаоса во всех подробностях видел, что может сделать боевая магия с живыми разумными.

Эту науку он и передавал Максу.

Профессиональная деформация выковала из бывшего землянина беспощадного пса войны, но при этом же и вырвала из его мира множество ярких красок, оставив лишь огонь и гнев.

Зимин и до этого подозревал, что его знаний и навыков решительно не хватает для схваток с магически одаренными противниками. Но после таких лекций он знал это абсолютно точно.

Но Макс был не из тех, кто видя проблему, смиряется с ней.

После долгого обсуждения с Алексом и консультирования с архивариусом темных эльфов, к которому их после все же допустили, компаньоны вывели список тварей, смерть которых сделает Макса намного сильнее.

Он был обязан попытаться их поглотить. Вульфс, оценив перспективы, радостно потирал ладони. Если все пройдет по плану, его будущий компаньон должен был превратиться в ценного бойца.

И прямо сейчас они выследили первых тварей из списка смерти.

Для этого им пришлось нанять пару проводников, которые, проведя их на самый низ третьего уровня, теперь ждали в стороне, не желая ввязываться в столь опасное сражение.

Почему проводников было несколько? Очевидно, чтобы снизить вероятность того, что они их попросту бросят, оставив бродить по бесконечному лабиринту туннелей. Никто из них все еще не имел достаточных навыков для ориентирования на третьем уровне.

Макс глубоко вдохнул и мысленным усилием подавил бешено бьющееся сердце. После чего тихо выдохнул. Его тело жадно рвалось в бой, но Алекс выразил верную мысль. Надо было подобрать нужный момент.

Перед глазами трех авантюристов застыли две исполинских твари, и если одна из них лениво лежала на земле, глодая какую-то кость, то вторая наворачивала круг за кругом в воздухе.

Макс, да и Алекс были очень удивлены, что мантикоры выглядели именно так, как их описывали книги на Земле. Конечно, за рядом мелких отличий.

Огромные монстры, в холке достигающие трех метров. Голова невероятно уродливого льва с облезлой сероватой гривой, тело покрыто костяной чешуей, идущей внахлест. Широкие кожаные крылья острыми шипами на суставах и исполинский сегментированный хвост, так похожий на скорпионий.

Серый цвет монстров позволял им практически сливаться как с каменной почвой, так и с потолком, ухудшая обнаружение.

Если бы кто спросил мнение Макса, то он бы выбрал скорее рожу обезьяны, скрещенную с львиной, чтобы описать морду сей невиданной твари.

«Шкр-р-р!» — пронзительный скрип разнесся во все стороны, предупреждая местное зверье, что сюда лучше бы не соваться. Лежащая на земле Мантикора решила потянуться и выпустила когти, разом прорезав камень, словно плавленый сырок. Во все стороны брызнула каменная крошка.

— Жалко, что твоя способность не умеет поглощать уже убитых монстров. Столько бы сил и времени сохранили. Да и риска, что эта тварь тебя сейчас сожрет, не было бы. — тихо хмыкнул Алекс, внимательно смотря за плывущей в небесах мантикорой.

— Метаморфы хищники, а не падальщики, — пожал плечами Макс. Он наоборот был рад предстоящей схватке. А вот его сосед, Морф, не очень. Будучи в некотором роде самым слабым метаморфом в этом мире, жить со столь беспокойным хозяином было тяжко.

Ведь истинные метаморфы, живя на самой глубине, не могли порождать слабых детей. Их бы мгновенно кто-нибудь сожрал. Из-за этого отпочковывающиеся юные метаморфики с самого рождения обладали определёнными знаниями, плюс огромной силой.

Морф же был рождён лишь с мощью немного продвинутого человеческого тела, а отнюдь не своих легендарных предков.

— Ладно, — Алекс размял запястья. — Я начну, а дальше действуем по плану. — Все всё помнят? Ну тогда погнали!


Глава 3


«Давай Морф!»

«Слушаюсь».

Хоть процесс активации форсажа и был все еще болезненным, но это не шло ни в какое сравнение с прошлыми разами.

Тело мужчины немного подрагивало пока его мышцы конвульсивно дергались, переходя на форсированный режим.

Если раньше большую часть изменений брал на себя Морф, то теперь он был ответственен лишь за самые сложные манипуляции. Монотонную и простую работу решительно взял на себя Макс.

Конечно, мужчина мог приказать Морфу работать, как и прежде. Но этому мешали две вещи.

Во-первых, он хотел двигаться вперед самому и не быть зависимым от симбионта. А во-вторых, это была обычная порядочность. Скидывать свою работу на кого-то другого Макс никогда не любил.

Сидящий рядом орк прикрыл глаза, мысленно шепча пожелание духам и настраиваясь на будущий бой. Его топоры в этот момент были скрещены на груди.

Алекс тоже не терял зря времени. Его кинжал вырезал на земле мерцающие темным светом символы. Как свет может быть «темным» Макс решительно не представлял, но эта дрянь светилась именно им, что заставляла мозги буквально кипеть.

Взгляд Зимина остановился на кинжале. Последний не раз заставлял мужчину насторожиться. Все его чувства, в том числе данные влиянием Морфа, буквально вопили, что с этим ножом что-то не так.

Макс быстро моргнул, на секунду ему показалось, что на рукоятке появился самый настоящий глаз с вытянутым змеиным зрачком, который пристально за ним следил.

— Долго тебе еще? — Алекс закончил готовить ритуал и задумчиво постукивал жертвенным ножом по ладони. Последний тихо млел от подобного внимания и радостно подрагивал, ласково прося расчленить и растерзать всех вокруг. — Эти уродливые кошаки не долго будут резвиться. К тому же, если помнишь, они отлично чуют магию. Еще немного, и они заметят наши приготовления.

— Все, я готов! — Макс поднял голову, открыв вид на белую костяную маску с горящими золотыми глазами. Последние щитки с шелестом вставали на свои места, вырастая прямиком из-под кожи. Мускулы были так напряжены, что, казалось, ткни и они взорвутся кровавым дождем.

— По моему сигналу атакуй нижнюю и не дай ей взлететь. Я возьму на себя летающую — Алекс сжал пальцы в уродливую щепоть и между ними заплясали мистические огни.

— Давай! — мерцающая сеть слетела с рук чернокнижника, окутав рванувшего вперед метаморфа.

Рывок был столь силен, что камни из-под его ног ударили назад, словно шрапнель, а его товарищам пришлось прикрыть лица от пыли.

Вылетев с гребня горы, Макс всеми четырьмя конечностями ударил в каменистый склон и тут же бросил себя дальше вниз и вперед.

В ушах засвистело от бешеной скорости. Тело, словно серая стрела летело по диагонали вниз прямиком к своей ничего не подозревающей жертве.

Он двигался на подобии тех лыжников, которые пытаются поставить рекорды скорости, спускаясь с самых высоких гор.

Правда, кроме желания побыстрее добраться до врага, у Безумного была и другая важная причина поспешить.

Заклинание, накинутое магом хаоса, могло скрыть своего владельца лишь на десяток секунд. Хуже того, пока оно действовало, то буквально стесывало кожу с мяса.

Обычный человек, не выдержав этой пытки, немедленно бы открыл рот в крике, что стало бы его последней ошибкой. Магия тут же рванула бы внутрь, сжигая внутренности.

Благо метаморф мог своей силой напитывать мускулы, какое-то время не нуждаясь в дыхании, а нервные окончания заблаговременно отключались.

Магия хаоса, мягко говоря, не очень предрасположена для скрытности.

С другой стороны, столь жуткая магия и впрямь скрыла мужчину не только в визуальном плане, но и магическом, что против мантикор было не менее важно.

Не просто же так, эти монстры, кроме всего, относились к подклассу убийц магов. То есть тех тварей, против которых магия работает исключительно плохо.

И то, что Алекс Вульфс решил сразиться даже с одной из них в одиночку, посчиталось бы остальным магическим сообществом, как сумасшествие.

Обычно против таких монстров выходила отлично снаряженная группа авантюристов с тяжелыми арбалетами или мощными атакующими артефактами, чтобы сбить чудовище на землю. Почти никакой магии, лишь физическое превосходство.

Впрочем, что Максу, что Алексу далеко не впервой было делать невозможное.

В последний момент лежащая мантикора резко встрепенулась, откинув кость и насторожившись.

Звериные глаза безошибочно вычленили падающие камешки, а уши уловили звук рассекаемого воздуха.

Мгновение и чудовищный зверь наносит молниеносный удар лапой, призванный разорвать безумца на несколько частей.

К счастью Макс подсознательно был к этому готов.

Вырвавшаяся из левой руки плоть с хлюпаньем ударилась прямиком об несущуюся лапу. Этого было не достаточно чтобы ее остановить или перенаправить, но это и не требовалось

Ударив навстречу вражескому удару, Макс буквально бросил себя вниз, попутно отсоединив разорванный отросток, чтобы тот ему не мешал.

Удивленная морда мантикоры проследила за скользящим под ней человеком, как из правой руки авантюриста ей в морду ударило сразу два костяных кола, глубоко уйдя в кости черепа.

Оглушительный рев заставил мужчину беспорядочно катиться по земле круша его же кости и разрывая мышцы, чтобы в следующую секунду вновь бросить себя в сторону.

На то место, где он должен был находиться, рухнула многотонная туша, сотрясая окрестности мини землетрясением.

Мантикора оказалась чудовищно быстрой и ловкой, по праву имея репутацию одного из самых страшных монстров всего третьего уровня.

Максу было немного не до того, чтобы наблюдать за своими товарищами, но они тоже времени не теряли.

В летающую мантикору ударил светящийся до упора узкий луч, вырвавшийся из сложенных ладоней чернокнижника.

Рядом с ним пылала пентаграмма, перекачивая чистый хаос прямиком в руки чернокнижнику.

По идее, маг хаоса мог вызвать какого-нибудь высшего демона и бой стал бы в разы проще. Вот только любой такой контракт — это козырь, который демонолог старался разыгрывать лишь в крайнем случае.

Демоны, а тем более такие сильные, невероятно неохотно идут на контракты, особенно где отнюдь не они являются хозяевами.

Цель этого удара была незаметность, поэтому луч буквально растворялся в воздухе, скользя почти вертикально вверх, но напрасно.

Алекс с раздражением смотрел, как его заклинание бессильно лопается в антимагическом пламени мантикоры.

Вот только в отличие от того же стихийного заклинания, хаос не пожелал просто так исчезать.

Хоть мантиктора и успела уничтожить угрозу, та отнюдь не сразу потеряла вложенный заряд, что позволило сделать великолепный взрыв.

БУ-У-УМ!

Пещеру озарил ослепительный огненный шар, создавший сокрушительную ударную волну, здорово потрепав монстра, но та все еще уверенно держалась в воздухе.

О чем она и доложила, обрушив на позицию чернокнижника потоки столь опасного антимагического пламени и ту же уйдя на новый заход.

Выглядело это словно штурмовой бомбардировщик, приблизившись к земле, вывалил на позиции противника целую россыпь фосфорных боеприпасов, напрочь затянув все клубами дыма и искрами, после чего резко, на пределе перегрузки, взмыл вверх.

Из клубов огня и дыма, кашляя, вывалился чернокнижник. Его броня раскалилась, волосы тихо тлели, а плащ весело дымился, но Вульфс лишь вошел во вкус. Он сотворил три маленькие направленные ударные волны, разогнав дым.

Вокруг него сформировались несколько копий хаоса, чьи острия пристально поворачивались за летающей целью.

Выстрел!

Два пробных копья одно за другим отправились к мантикоре, чтобы тут же сгореть в двух выплюнутых из пасти огненных шарах.

А вот отправленные одновременно три следующих копья заставили монстра сделать пике, так как от третьего ей пришлось уворачиваться.

— Значит вот как, — нехорошо оскалился Вульфс: — А как тебе понравится вот это!

Мужчина начал быстро рубить воздух появившимся в руке кинжалом, формируя висящие знаки хаоса.

Повинуясь его воле, они сложились в цельную структуру.

Мантикора вновь обрушила на позиции чернокнижника огонь, но в этот раз наготове был Палач. Из земли вырвались сотни черных щупалец, создав непроницаемый купол, принявший на себя удар.

Самой же мантикоре пришлось экстренно спасаться, чтобы Палач не ухватил ее протянутыми бесчисленными лапами.

— Ну давай, сожри это! — азартно выкрикнул Алекс и активировал то, над чем работал все это время.

Задумка была проста — мантикора сильна в уничтожении мощных, но и немногочисленных атак, в свою очередь это значит, что чем больше одновременных мелких атак, тем ей сложнее их всех заблокировать. Ведь в отличие от заклинаний мага хаоса она не способна постоянно выдыхать пламя.

Заклинание загорелось и загудело, перерабатывая поступающий хаос.

— Трубка пятнадцать, прицел сто двадцать. О-о-гонь! — и магический аналог земной зенитной пушки послушно застрочил, обрушив вверх поток за потоком алых очередей мелких шариков.

Словно среди настоящих трассирующих линий бешено вертелась мантикора, окутавшись в потоках магического огня.

Она пыталась сжечь угрозу огнем, но Вульфс специально бил рассеянно чтобы огонь мантикоры задевал как можно меньше очередей.

Если взглянуть на это заклинание, сформированное Вульфсом буквально на коленке, то оно было бесполезно против настоящих магических щитов, попросту зазря истощая силу нападающего. Но вот против магического зверя оно показало себя отлично.

Мантикоре приходилось без конца вихлять и маневрировать, чтобы высказывать из-под зенитного огня ухмыляющегося чернокнижника.

— Время кое-что добавить. — заклинание засияло пуще прежнего, когда пара дополнительных блоков все же активировалась.

Если до этого даже попавшие в мантикору шарики пускай и причиняли ей боль, но лишь рвали чешую, то теперь появился маленький, но важный эффект.

Алекс дождался пока мантикора инстинктивно доберется до самой верхней точки пещеры, а затем включил у своих шариков взрывной эффект.

Каждый десятый шарик хаоса из очереди теперь нес на себе взрывную начинку, что стало мгновенно видно, учитывая скорострельность «орудия».

Чернокнижник знал, что даже целенаправленного подрыва недостаточно, чтобы пробить магией броню мантикоры, поэтому он целился в кое-что другое.

Несколько десятков взрывов в секунду расцвели по всему телу взревевшего от ужаса чудовища, но если чешуя выдержала, то куда как более тонкие крылья мгновенно превратились в рванные лоскутки.

Алекс с улыбкой следил за падающей вниз визжащей точкой, а стоило ей с оглушительным хрустом рухнуть вниз, как в это место немедленно ударил Столп Хаоса, одно из самых удачных заклинаний в его магическом арсенале.

Все же магия хаоса порой опасна не только для противника, но и для своего владельца.

Столп прогудел еще пару секунд прежде чем исчезнуть, оставив лицезреть обугленные останки в идеально круглой цилиндрической воронке. Магический удар буквально дезинтегрировал пару метров каменной породы.

— Нет, ну что же за крепкая тварь, — удивленно хмыкнул Вульфс. — после такого удара он особо не рассчитывал на то, что от монстра что-то останется. Но даже после такого, мертвая мантикора была все еще ценным активом. — Интересно, как там мой будущий компаньон. Зная живучесть метаморфов не хотелось бы его доставать из задницы мантикоры…


Глава 4


В то время как Алекс Вульфс методично и расчетливо уничтожал своего врага, дела Макса шли не столь хорошо.

Всех навыков, скорости и способностей Зимина хватало лишь на то, чтобы в последнюю секунду убирать свое несчастное тело от сокрушительных ударов осатаневшей зверюги.

Когти с жутким свистом полосовали воздух и попавшие под руку камни и скалы, ничуть не замедляли этих движений.

При том, нельзя сказать, что Макс не огрызался. То и дело с его рук срывались костяные шипы, впиваясь в чешую и в ней застревая. Вот только импульса снарядов не хватало чтобы углубиться, поразив что-нибудь жизненно важное.

А на легкие порезы, оставленные костяными лезвиями, без жалости и взглянуть нельзя было.

От выстрелов, направленных в глаза, мантикора же ловко уклонялась.

Зимин резко присел. Сделал он это настолько быстро, что не прикрепись он ногами к земле, то на секунду застыл бы в воздухе.

Но даже так, ядовитое жало на хвосте пронеслось слишком близко к его голове, чтобы нельзя было не считать это чем-то значимым

С другой стороны, кто сказал, что этим нельзя было воспользоваться?

Левая рука инстинктивно схватилась за промахнувшийся хвост. Выдвинутые когти с хрустом вошли в чешую, начиная ее прорезать…

Удар!

Макс отлетает прочь, орошая землю кровью из обрубка на месте руки. Мантикора раздраженно машет хвостом, словно гигантский тигр.

«Ну да, должен был помнить, что кошки не любят, когда их трогают за хвост». — иронично отметил Макс, спешно прыгая в ближайшее сборище камней. Мантикора решила, что можно сожрать и подгоревшую тушку противника, поэтому от души жахнула потоками пламени по направлению жалкого человечишки.

«Ну как Морф? Порядок?» — Макс словно чертик из табакерки выскочил из пылающего ада, теряя по пути куски кожи и брони, которые продолжали гореть. Все же его тело было заполнено магической энергией и пламя мантикоры было для него чрезвычайно опасным.


Все это происходило с непрекращающейся регенерацией конечности, которая из-за форсажа росла буквально на глазах.

«Приступаю к внедрению». — ответил вцепившийся в хвост мантикоры Морф, продолжая изображать безвольную конечность.

Все это время он незаметно формировал внутри себя лезвие и дополнительные мышцы. Когда же процесс закончился, он разом активировал получившийся биомеханизм.

Видели ли вы когда-нибудь гильотины для сигар, чтобы отрезать кончики этих ароматных убийц здоровья?

Морф не видел, но это не помешало ему в лучших традициях такого изобретения, напрочь отсечь мантикоре треть хвоста вместе со столь опасным жалом.

Округу сотряс пронзительный вой боли, и итак быстрая тварь окончательно осатанела, превратившись в вихрь клыков и когтей.

Все еще цепляющийся за остатки хвоста Морф был мгновенно скинут и растерзан. А затем наступила очередь Макса. Мужчина приготовился, собираясь еще побороться.

К счастью, именно этот момент выбрал Горшах, чтобы окончательно спуститься с горы и с безумным воем рухнуть на спину гигантскому чудовищу, воткнув топоры ей в позвоночник.

Закрутившись на месте, мантикора попыталась скинуть неожиданную угрозу, но не тут-то было. Выпустив один из топоров, Гор, усилив тело, вбил руку в тело монстра, ухватившись, в прямом смысле, за живую плоть.

Надо ли говорить, что это был лучший из возможных способов переходить в наступление?

Мышцы ног вздулись, посылая метаморфа прямиком на озверевшее от боли чудовище.

Гор, изображая из себя ковбоя, умудрился упереться ногами о спину зверя, после чего яростно нанес удар двуручным топором, попутно напитав его лезвие внутренней энергии.

Развез вышел что надо, плеснув на зеленого громилу красным, заставив его выть от счастья. А может это было от страха, когда мантикора, подпрыгнув рухнула на спину, пытаясь размазать столь раздражающего орка.

К ее несчастью, открывшимся брюхом воспользовался Безумный.

Появившись, словно мстительный демон, он с силой вбил обе руки, принявших вид пик, в пузо монстра, разом активировав рост костяной ткани.

После чего отломал руки от костяных огрызков и отпрыгнул, спасаясь от полосующих все и вся лап.

Вот только урон уже был нанесен. Оставшиеся в ранах пики распустились, словно диковинные цветки, направляя во все стороны сотни острых костяных ростков, рассекая и пронзая все жизненно важное.

Причем не стоит забывать, что и просто удар пиками нанес некий урон. Лужа крови от вставшей на лапы мантикоры стремительно увеличивалась.

Пахнуло жаренной плотью и на глазах охреневших авантюристов монстр без всяких колебаний выдохнул прямиком в рану узкий поток пламени, разрушив тело Морфа, и прижигая рану.

Макса передернуло. Он даже боялся представить ту боль, которую сейчас испытывал монстр. Еще одно подтверждение, что чем глубже в глубины, тем разумнее живущие там твари.

С другой стороны, Макс краем уха слышал, что на Земле попавшие в капкан волки бывало отгрызали себе лапу, чтобы спастись.

— Пора с этим кончать, — недовольно прошипел Макс стоявшему в стороне орку. — А то это уже превращается не в бой, а какую-то пытку. Сколько животину-то можно мучать.

— Как бы эта животина, клянусь предками, не замучила тебя! — с последним словом Макс и Гор ринулись на покачивающееся чудовище.

Мантикора не просила о сохранении жизни, да она и не умела. На счету этих двух чудовищ был не один десяток жизней разумных, не говоря уже о сотнях монстров, но даже при этом, нельзя было не уважать ее решимость идти до конца.

Из-за тяжелейших ран мантикора уже не могла поддерживать тот же темп, приключенцы же лишь разогрелись.

Топор орка впился в череп зверя всего лишь спустя секунду, после того, как рука Макса пробила горло чудовища и вошла в ее мозг.

Гор, не торопясь, отошел от тела. Прямо сейчас он мог лицезреть омерзительное в своей отвратительности зрелище.

Или, проще говоря, попытки Макса и Морфа придумать гарантированный способ получения полезных способностей с убитых противников.

Для этого требовалось, не много ни мало, в кратчайшие сроки поглотить несколько важных органов и образцов тканей. В списке были: мозг, энергетическое ядро, сердце, спинной мозг и еще парочка компонентов. А образцы тканей включали в себя кости, кожу и мышцы с различных участков тела.

Как говорилось выше, сделать это надо было очень быстро, в идеале вообще с еще живым противником.

Метаморфы, как и многие глубинные хищники, были по-настоящему ужасны. Так, Морф рассказал, что в его памяти были навыки поддержания в жертве жизни, чтобы успешно ее выпить.

При должной обработке эти знания могли пригодится и для спасения чьих-то жизней в будущем.

Все это привело к тому, что тело Макса, вырастив многочисленные крючья, раздвигающие кожу и мясо, стремительно ввинчивалось внутрь разорванного горла монстра.

Можно было использовать и пасть монстра, если бы метаморф не опасался яда, который иногда скапливался в ротовой полости.

Мелькнули когтистые ноги и человек, если его теперь можно было так называть, полностью скрылся внутри тела.

— Ну че, успешно прошло? — наконец подошедший Алекс с интересом оглядел тушу мантикоры. — А где, кстати, Макс? Его случаем не сожрали? Надеюсь нам не придется доставать его из задницы этой твари. — в тот момент, когда Макс залез в монстра, вид на эту сцену был для Алекса скрыт россыпью камней.

Чернокнижник ухмыльнулся своей собственной шутке, но усмешка медленно сползла с его лица, когда он увидел многозначительный взгляд орка.

Офигевший Вульфс уставился на внезапно вздрогнувшую тушу, у которой подозрительно натянулась чешуя на боку.

— Да ла-а-адно, — протянул он в шоке. — Он и такое способен пережить? Макс! Если ты меня слышишь, то слушай шутку! Если тебя проглотил дракон, то никогда не теряй присутствие духа, ведь у тебя всегда будет, как минимум, два выхода! Делай выводы, Макс! Делай выводы!

Гор, хрюкнув, попытался удержать смех, но не преуспел и громогласно заржал. Вид с ног до головы покрытого кровью смеющегося гиганта заставил и Вульфс усмехнуться. Не часто ему в последнее время доводилось видеть, чтобы над его шутками кто-то искренне смеялся.

Обычно от них кто-то плакал.

Подошедший откуда-то со стороны Палач бросил на своего призывателя пристальный взгляд.

Алекс раздраженно закатил глаза.

«Вот надо было тебе, Палач, всю шутку испортить. Ну знаю я теперь, что он сам туда залез и что? А у меня еще столько шуток было! Рассказать? Ну ладно, слушай».

Первые две шутки заставили Палача презрительно отмахнуться, слишком уж они были очевидными, а вот третья вызвала нервное подергивание сотен щупалец.

Было видно, что черный юмор чернокнижника все-таки нашел своего адресата.

К концу процесса тело мантикоры напоминало сдувшийся шарик. Большая часть мяса была поглощена и переработана в энергию. Все же бой требовал очень уж много ресурсов.

Треснув, чешуя возле раны на животе выпустила наружу два широких костяных тесака, которые разошлись в стороны, открывая вид на страшно довольного Зимина.

— Ну че, маньячила? Готов хвастаться? Раз рожа кирпича просит, значит уж точно готов! — хмыкнул Алекс, которому надоело стоять без дела. Анекдоты закончились еще минут как пять назад.

— А почему маньячила? — Макс с наслаждением потянулся, размявшись и вдохнув относительно свежий воздух, после чего поморщился. От него все еще воняло кровью и внутренностями, хоть его тело вроде, как и поглощало любую органику, попадавшую на него.

— Ну знаешь, даже мне не приходило в голову залезать внутрь своих убитых врагов! — покачал головой Алекс. — Интересно, это подпадает под некрофилию? Честно, не разбираюсь в таких тонкостях, вроде бы там нужен половой акт.

Макс не ответил. Он расслабленно стоял, полуприкрыв глаза. В этот момент Морф и Зимин раскладывали по полочкам ту информацию, которую получили от столь сильного монстра.

К тому же, информацией дело не ограничивалось.

На глазах у внимательных зрителей из спины Макса вылезли два костяных отростка, похожих на те, которые он получил от муравьев. Но чем дальше они росли, тем больше было отличий.

Так, в какой-то момент кость разделилась на пять тонких косточек, которые продолжили свой рост. Словно этого они и ждали, за костью двинулись мясо и красноватая кожа.

Не прошло и пяти минут, как перед Гором и Алексом застыл полуголый мужчина с двумя красными кожистыми крыльями за спиной.

— Взлететь можешь? — жадно уточнил Алекс. Он никогда бы не признался, но Вульфс всегда страшно завидовал воздушникам. Те могли без всяких проблем летать, начиная уже с ранга полноценных магов.

Маг хаоса же не был готов ставить свою жизнь высоко в небе в зависимость от непостоянной силы хаоса. Умереть, тупо разбившись насмерть, ему совершенно не улыбалось.

— Насколько я помню, — продолжил он. — Что Все эти летающие огромные твари, вроде тех же драконов, да и виверн, не смогли бы даже подняться в воздух без магии.

— Да, — Согласился Макс. — У мантикор тот же принцип. И я его, к счастью, тоже забрал. Это нечто легкое и неуловимое. — он на пару секунд замолчал. — Но насколько же это чувство восхительно!

Стоило последнему слову сорваться с его губ, как крылья мощно толкнули его тело в воздух, заставив стрелой взлететь вверх.

— А-а-а-а! — по пещере гулял его восторженный и панический крик.

Достигнув отметки в десять метров, крылья расправились, давая своему хозяину возможность медленно спланировать к земле.

В последнюю секунду перед приземлением что-то пошло не так и он куда сильнее ударился ногами о почву, но все равно удержал равновесие.

— Я пока еще не умею летать, но… — Макс счастливо улыбнулся. — Скоро я определенно научусь. Полет — это великолепно!


Глава 5


— Знаешь, а за нами в последнее время следят какие-то подозрительные личности. — как-то отметил Макс, когда они вернулись после очередного спуска в глубины.

К тому моменту большая часть авантюристов и жителей покинутого Хейдена окончательно перебралась на поверхность, поэтому число подозрительных личностей значительно снизилось.

Тем подозрительнее была странная активность.

В принципе, Макс с Алексом особо за этим даже не следили, так как большую часть времени проводили на подземных тропах.

Гор как-то заметил, что им всем очень повезло, что третий уровень оказался минимально достаточным для мага уровня Вульфса. Иначе им бы пришлось двигаться сразу же на четвертый, чтобы не схлопотать локальным безумием подземелья.

— Тоже это заметил? — Алекс поудобнее перехватил жаренную птичью ножку, впившись в нее крепкими зубами. Прямо сейчас разговор шел в довольно популярном заведении Бандоварата. Что-то среднее между театром и трактиром. По центру зала находилась сцена, а вокруг, как в амфитеатре, расположены небольшие столы, где кушали зрители.

На сцене было расположено несколько каменных тумб, обернутых мягкими шкурами, на которых изгибались штук пять шесть привлекательных представительниц разных рас. Иногда они менялись и на их место приходили новые полуголые танцовщицы, соблазнительно изгибаясь на своих ложах.

Когда Макс первый раз это увидел, то невольно захотел добавить немного прогрессорства, рассказав о такой великолепной штуке, как шест или пилон для танцев.

Заведение же принадлежало хоббитам, поэтому надо было постоянно следить под ноги, чтобы о кого-нибудь споткнуться.

Мелкие коротышки хоть и были поразительно слабы в ближнем бою, тем не менее обладали почти повальной склонностью к магии камня и целительства. Правда и силы у их племени редко превышали уровень среднего мага.

Гор, которого в последнем спуске здорово приложило о стену, решил никуда не идти, а поспать. Макс и Алекс, которые в свое время отслужили в армии, отлично знали цену сна, поэтому решили ему не мешать.

— Я сначала думал, что это гаврики из клана, на который мы сейчас работаем, — развил мысль Вульфс. — Но недавно убедился в обратном. Готов поспорить на яйца архидемона плана удовольствия, что это клан Насандра.

— А разве там не демонесса? — припомнил Макс рассказы Алекса.

— Уж поверь, для архидемона пол вещь относительная. Тем более с плана удовольствий.

— И что им надо? — иронично уточнил Зимин, с удовольствием берясь за жаренную картошку. Ну или похожий на нее местный овощ. — Дай угадаю. Они на кого-то сильно обиделись?

— Ай, — махнул рукой Алекс. — Подумаешь, убил десяток их рядовых солдат и принес в жертву одну глупую жрицу. Видят боги, я в кои-то веки пытался решить дело миром. Но эти дебилы не поняли своего счастья и наплевали на мое доброе отношение. А теперь явно хотят отомстить.

— Так что планируешь с ними сделать? — Макс хотел облизнуть пальцы, но потом попросту заставил жир впитаться прямиком в кожу, оставив руки абсолютно чистыми. — будет очень печально, если они подгадают момент и ударят тогда, когда мы будем драться с чем-то реально опасным.

— Рубишь фишку, — кивнул Вульфс. — В это дерьмо темные эльфы умеют играть, как никто другой. Однако, — он поднял палец. — Просто убить любой дурак сможет, надо и выгоду какую с этого поиметь.

— Я так понимаю, кое-что уже есть на примете?

— Я думаю нам пора рискнуть и попытаться подчинить одного миленького демонического зверя, — внезапно перевел тему Алекс.

— Ну если ты так уверен, — протянул Макс. С начала их сотрудничества прошло уже полгода и Макс стал куда сильнее. — Только я не понял, какая связь между эльфами и этим зверем.

— Самая что ни на есть прямая, — Алекс наклонился вперед. — Иногда для того, чтобы привлечь демонов требуется ряд четко выверенных действий. И лучше с этим справляются ритуалы. А как известно, одни из самых сильных ритуалов это те, где используются жертвы.

— Начинаю понимать. Значит эльфы…

— Именно, — Алекс замолчал внимательно смотря на своего собеседника. — Что за выражение лица? Если хочешь что-то сказать, то говори.

Макс замялся.

— Я пока еще никого не убивал, — наконец выдохнул он. — Монстров, да. А вот разумных, как-то не приходилось.

— Пф-ф, — фыркнул Алекс. — Нашел, блин, проблему. Уж поверь моему опыту, сделать это очень просто. Люди, как и многие разумные, невероятно хрупкие существа. Один хороший удар или заклинание, и они уже мертвы.

— Я имею в виду в моральном плане, — окончательно смутился Макс под недоверчивым взглядом собеседника. — Хотя нет, забудь. Хрень это все, они ведь нас убить хотят.

— Тогда в чем реальная проблема? Хватит уже вешать мне лапшу на уши.

— Ты сказал, что используешь пленных эльфов в ритуалах? Ты принесешь их в жертву. Я понимаю убить в бою, но резать тех, кто не может дать сдачи… Это как-то — Макс не нашел подходящих слов и замолчал.

Повисла неловкая тишина. Макс перевел взгляд на сцену, на которой девушки явно что-то задумали. Некоторые из них перешли на ложа к своим товаркам, сплетаясь под немыслимыми углами.

Особенно старались девушка-драконид и полуэльфийка с миленьким черным ошейником, исписанным рунами.

— Мда, не ожидал я такого, чего уж там, — наконец заговорил Вульфс. — Сам к этому настолько привык, да и мои знакомые тоже, что воспринимаю это уже, как должное. А на Земле за такие фортели меня бы кем-только не сочли. Да, ты в чем-то прав, Макс.

Зимин удивленно посмотрел на спокойно смотрящего на него Алекса. Уж чего-чего, но понимания Макс не ожидал.

— Резать пленных, пускай даже собирающихся тебя убить врагов, это подло. Более того, использовать их души и тела в нечестивых, темных ритуалах — это страшно и мерзко. Я давно перешел эту черту и теперь не вижу в этом ничего плохого. Но при этом ты должен понимать, что мы не на Земле. Наша мораль далеко не всегда применима в таких условиях. Чтобы выжить требуется взять местную мораль и повернуть ее против них самих. Вот тогда они будут нас бояться и считаться с нашими интересами.

— Да, — согласился Макс. — Но если мы, земляне, начнем перенимать местную мораль, плюя на свои же принципы. Во что мы превратимся в итоге? Будем ли иметь смысл наше выживание? Предположим, где-нибудь приносить демонам в жертву детей — это норма. Или трахать малолетних девочек, а после забирать их себе в гарем. Значит мы тоже будем убивать и трахать? — под конец Макс изо всех сил старался сдерживаться, чтобы говорить ровным голосом.

Слова Вульфса разбередили давнюю проблему, о которой Макс уже давно думал. Он прекрасно видел, что его товарищи не видят ничего дурного во многих вещах, которые для самого Макса были не приемлемы.

И землянин никак не мог решить, что с этим всем делать и на какую сторону встать.

До этого момента он мог позволить себе отмахиваться или оставлять решение на потом. Но сейчас так делать уже было нельзя.

В отличие напряженного Макса, Вульфс был абсолютно спокоен и с пониманием смотрел на своего молодого собеседника.

Нет, он не видел себя в этом молодом мужчине. Все же его попадание в другой мир было не в пример более жестким и жестоким. У него не было времени размусоливать и думать над моральными дилемами.

Убей или будь убитым — вот тот принцип, который исповедовал его «родной» мир.

Но мужчина все же понимал тот выбор, который должен сделать Макс.

— Я скажу тебе так, — Алекс решил немного рассказать о своем прошлом. — если ты помнишь, я говорил, что командовал несколькими сотнями ландскнехтов. Это беспринципные наемники, порой готовые убить за косой взгляд. Нам не раз и не два отдавали города на разграбление. Мы грабили, убивали, мучали и казнили. Я видел ужасы войны, о которых не напишут в книгах и обо этом не снимут фильмов. Знаешь почему?

Макс внимательно слушал, неторопливая речь чернокнижника чем-то завораживала.

— Все просто, потому что люди не захотят смотреть столь неприятные вещи. Одно дело слышать о них краем уха и другое видеть своими собственными глазами. И вот в таких условиях ты должен для себя решить, постараешься ли ты остаться человеком или превратится в безумного зверя.

Он отпил вина.

— Я выбрал человечность, но сказать намного легче, чем сделать. Именно поэтому я создал у себя в голове ряд правил, которым я следовал неукоснительно. Не было ни разу, когда я их нарушал.

Алекс начал загибать пальцы.

— Первое, я никогда не насиловал женщин. Более того, я следил, чтобы этим не увлекался и мой отряд. Ну или, как минимум, не убивали их после своих развлечений. Второе, я не драл малолеток. Знал бы ты сколько торгашей, рыцарей или других уродов пытались подсунуть их малолетних дочерей. Все они были посланы к черту. В-третьих, я никогда не убивал детей. — Вульфс споткнулся. — Кроме тех раз, когда их души были поглощены порождениями хаоса. Но это были уже не дети, а лишь мутировавшие куски плоти. Более того, каждый солдат из моего отряда знал, что за убийство детей они сами рискуют быть вздернутыми на ближайшем суку.

Мужчина загнул четвертый палец.

— И наконец четвертое. Я всегда старался держать слово и придерживаться, как буквы, так и духа любого соглашения. Если не считать, конечно же, работы с демонами. Этих ублюдков я готов обманывать хоть целый день. Да, возможно, этого не достаточно, чтобы называться честным человеком, но достаточно, чтобы зваться просто человеком.

Алекс серьезно взглянул на задумавшегося Макса.

— Поэтому прямо сейчас ты должен решить для себя, чем ты можешь пренебречь, а чем нет. И если твое решение будет идти против того, что привычно для меня, то лучше нам расстаться сейчас.

— Нет, — решительно отверг это предложение Зимин. — Я дал свое согласие стать твоими компаньоном. И не в моих правилах забирать слова назад. К тому же, что-то мне подсказывает, что рано или поздно я все равно бы столкнулся с такой проблемой и мне пришлось бы решать. Поэтому будем считать, что я сделал выбор. Хоть он мне и не нравится.

— Отлично, — ухмыльнулся Вульфс. — Надеюсь тогда больше не слышать этих сопливых разговоров о том, что убийство — это плохо и не стоит почем зря пытать и мучать своих убийц. Ну а скоро ты грохнешь парочку эльфов, лишишься своей моральной девственности и со смехом будешь смотреть на все свои говнострадашки.

— Да пошел ты. Все бы тебе только опошлить. — отмахнулся Макс.

— А тебе усложнить. — вернул подачу Алекс. — Ладно, коль уж закончили с моральными терзаниями и тяжелыми душевными выборами, то давай спланируем, что мы сделаем с нашими дорогими консервами на ножках.


Глава 6


— Не нравится мне все это, — тихо прошипел Гинз из клана Насандра. — Разве старейшины не решили не трогать эту отрыжку бездны?

— Заткнись Гинз. — буркнул идущий рядом Хоун, такой же рядовой темный эльф, как и его товарищ. — Ты не вправе обсуждать решения главной жрицы.

— Ну сам посуди, — Гинз все никак не унимался. Двое разведчиков осторожно обошли очередной туннель, убедившись, что основную группу никто не обнаружит. — Его уже пытались убить три раза. Три раза, Хоун. И он еще жив. А все нанятые убийцы мертвы. Тела последних, как я слышал, вообще не нашли.

Его товарищ промолчал, надеясь, что Гинз заткнется. Он ошибался.

— И вообще, раньше он вообще один бывало ходил и часто отрывался от проводников. Его надо было тогда ловить. А теперь с ним какой-то непонятный, проклятый богиней, маг плоти.

— Иногда я очень жалею, что ты мой брат, — Хоун смерил его нехорошим взглядом. — Будь иначе, я уже давно бы отдал тебя в пыточные жрицам. Небось тебе бы пришлись по душе десятки жреческих змеиных хлыстов, которую изорвут твою плоть в кровавое мясо. А из твоего длинного языка сделали бы какой-нибудь кожаный ремень.

— Как будто лишь это тебя останавливает, — зло фыркнул разговорчивый Гинз. — Не знай я о твоих делишках на стороне, то возможно. А так ты слишком боишься, что я тебя сдам. А незаметно меня убить, ты пока просто не можешь.

Хоун ничего не сказал, но судя по поджавшимся губам под тканевой маской, это было недалеко от правды.

— Ты же слышал эти истории про Хейден и безумие подземелья? Да, самый ужас развернулся на первых двух уровнях и до нас докатились лишь остатки. Но даже этого хватило, чтобы многих убить.

— И что ты этим хочешь сказать?

— Включи мозги, брат! Вспомни, что рассказывают о Гидре, том, кто за все это в ответе! Город стоял на ушах неделю, перетряхивали всех и каждого, ища его, когда прошел слух, что он спустился в Бандоварат.

Гинз перевел дух.

— Он способен идеально менять внешность и даже подделывать ауры. Он маг плоти чудовищной силы, и какое-то время был в Хейдене. А теперь из Хейдена приходит, ну вот совершенно не подозрительный авантюрист, который запросто пожирает монстров и управляет этой самой плотью. При этом путь троицы буквально выложен демоническими письменами и выскобленными костями врагов! Тебе не кажется, что это подозрительно?

— Ну, предположим, — Хоун остановился и повернулся к брату. — Этот Макс Зимин и есть Гидра…

— Он может быть просто его последователем или учеником. — влез с уточнением Гинз.

— Плевать, это не важно. Даже если ты прав, чего ты добиваешься, все это рассказывая мне?

— Я предлагаю бросить этот гиблый рейд, — немедленно выдвинул свою идею Гинз.

— Ты рехнулся, — недоверчиво уточнил Хоун. — Ты представляешь, что с нами сделают, когда отряд вернется и доложит о нашем побеге? Коль уж так хочешь смерти, то перережь себе горло здесь и сейчас. Я не буду тебя останавливать.

— Уж поверь, никто не вернется, — отрезал Гинз. — Сам подумай, — не дал он и слова вставить. — Главой отряда назначили ту шлюху, старшую жрицу Мариаршу. А всем отлично известно, что она попала в немилость главной жрицы. Поговаривают, что от нее даже может отвернуться сама богиня. Да и остальных жриц, рангом пожиже, они также набирали лишь из приближенных старшей жрицы. Наш клан в любом случае останется в плюсе. Если мы сумеем убить оскорбившего наш клан, так и если опальная жрица погибнет.

Хоун, в начале желавший что-то сказать, крепко задумался. Хоть большую часть времени Гинз и раздражал, ведя себя так, будто их мать один раз переспала с человеком, в этот раз его слова имели пугающий смысл.

Внезапно земля под их ногами содрогнулась, заставив инстинктивно присесть, ловко вытащив оружие.

Оба эльфа, не сговариваясь повернулись в направлении своего отряда. Оттуда доносились отчаянные крики, стоны и звук падающих камней.

— Хорошо, — Хоун, как старший брат, все же решил их дальнейшую судьбу. — Мы пройдем по краю и не будем вмешиваться.

— А может, — Гинз выглядел напугано. Вероятно, он вспомнил свои собственные опасения насчет Гидры. — Просто свалим?

— Нет, — отрезал его брат. — Мы обязаны будем предоставить хоть какую-то информацию о случившемся, иначе сами ненадолго переживем остальных. И не мне тебе говорить, что некоторые жрицы умеют чувствовать ложь. А уж главная жрица, которая обязательно захочет нас опросить, тут же раскусит любую неправду.

Закончив с разговорами, оба разведчика тихо, но стремительно понеслись по направлению случившейся засады. А ничем иным это быть не могло.

Когда пара эльфов выглянула из одного из боковых туннелей, к тому же, благоразумно идущих сверху, перед ними предстала ужасная картина.

Скорее всего это был взрыв. Во всяком случае получившаяся воронка очень на это намекала. Вот только, как и у любого заклинания хаоса, был целый ряд последствий, которые было трудно объяснить.

Так, ударная волна не только убила и покалечила переднюю часть отряда, но непонятным образом вплавила некоторых из жертв прямиком в камень.

Самое жуткое было в том, что они были еще живы, буквально сросшись с полом подземного мира.

Те же, кому повезло чуть больше, прямо сейчас старательно расползались и пытались прийти в себя.

Правда, им никто не собирался давать на это времени.

Раздалось столь знакомое жителям третьего уровня хлопанье крыльями и в вышине мелькнул красный цвет.

— Мантикора! — раздался панический крик одной из жриц, в этот момент пытавшейся поднять на ноги бесполезных мужчин. Магия тьмы защитила ее от части взрыва, поэтому она чувствовала себя намного лучше обычных бойцов. — Вставайте бесполезные паучьи ублюдки! Если вы сейчас не встанете, то по возвращению всех вас…

Свист!

Упавшая с черных небес тень плавно скользнула мимо замолчавшей жрицы и растопырила крылья, чтобы погасить скорость.

Верхняя часть черепа жрицы, хлюпнув, рухнула на землю. Тело почти сразу последовало за своим мозгом, решив прилечь.

Макс, оказавшийся прямо среди контуженных эльфов, мгновенно отменил крылья, которые с щелчком отсоединились от его спины. Поглощать такое количество плоти было бы слишком долго. Два кровавых провала в спине тут же заросли мясом и были скрыты костяной защитой.

Прямо сейчас он сменил привычную зеленую чешую, на серовато-красную. Крепость мантикоры оказалась в разы выше, поэтому теперь Морф с Максом использовали именно ее за основу своей брони.

Один из опытных эльфов вскинул вверх клинок, намереваясь пронзить голову метаморфа. Поражение основного мозга было тяжелым ударом даже для таких тяжело убиваемых целей.

Вот только кто ему бы позволил?

Принять покрытый эльфийскими письменами клинок на костяную броню, поморщиться от того, что эта дрянь начала успешно ее прорезать, после чего сильным ударом сложить врага почти пополам, отбросив куда-то в сторону.

Острые когти, правильно поставленный удар и чудовищная скорость позволяли вообще рвать тела пополам. Но жизнь эльфа продлили доспехи и укрепление тела.

Впрочем, его жажда жить лишь создали ему же проблем. Удар буквально порвал его желудок и кишки, попутно раскрошив нижнюю часть позвоночника.

Эльф ветеран только падал на землю, а Макс уже принялся носиться среди врагов, сея смерть и разрушение.

Он не пытался останавливаться на одном месте, как и обязательно убивать, но зато каждый его удар рвал плоть, отрубал конечности или крошил кости.

Это было особенно легко сделать с удлинившимися лапами с огромными длинными когтями, против которых даже сталь иногда пасовала.

Но даже несмотря на неожиданное нападение, темные эльфы не зря считались опасными врагами. Прошло не больше пары десятков секунд, а воины ушастых начали зажимать крутящегося метаморфа со всех сторон, посылая со всех сторон поток ударов.

Не будь регенерации, скорости и брони, Макс превратился бы очень быстро в рубленную котлету.

Однако, было довольно самонадеянно с их стороны забыть о валяющихся без дела крыльях метаморфа.

Стоявшие позади бойцы, захрипели, пытаясь повернуться, но вошедшие им в спины костяные лапы не дали такой возможности.

Морф, получив контроль над крыльями, преобразовал их в пару пастей, начавших тайно жрать ближайшие трупы. Поглотив же достаточно биомассы, он атаковал нападающих на его босса.

Развернувшиеся эльфы принялись рубить лапы раздувшегося и пульсирующего мешка плоти, тянувшего в их стороны костистые острые конечности.

Другое дело, что их мечи хоть и прорезали его тело, но наносили не так уж и много урона. Как такового мозга у куска мяса не было, а нервы и мышцы он успешно восстанавливал.

Лишь, когда ближайшая жрица бахнула сверху заклинанием тьмы похожим на цветок, только тогда Морфу спешно пришлось покинуть это тело. Как оказалось, тьма била не только по физике, но и по энергетике.

Оставшиеся в живых жрицы отошли от Безумного, начиная готовить какое общее заклинание, чтобы прихлопнуть его одним ударом. Ведущей была старшая жрица, которую взрыв здорово подкоптил, но магия ее защитила.

Они хотели приложить его и чем-то послабее, но Безумный специально держался поближе к их же воинам.

Но к несчастью ушастых, Макс был не единственным нападающим. Эльфийки не успели даже пикнуть, как в них влетело искрящееся облако хаоса. В отличие от обычной магии в этот раз заклинание не предназначалось для уничтожения.

Вот только никто не отменял сводящую с ума, безумную боль, которая теперь терзала их тела, сводя с ума.

Из облака, пошатываясь, вышла старшая жрица. Выглядела она ужасно, но в ее глазах горела решимость. Впрочем, иные личности к вершинам власти у темных эльфов и не пробивались.

Ее слезящиеся глаза наткнулись на кого-то, кто терпеливо стоял возле границы облика.

— Привет, — улыбнулся Алекс Вульфс. — И спокойной ночи. — его бронированный кулак напрочь вышибил сознание из жрицы, отправляя ее обратно в мучительно высасывающее магию облако хаоса.

Попутно удар чернокнижника задел край построения солдат темных эльфов, что позволило Максу вырваться и сеять хаос и дальше. К тому времени присоединился и Гор, круша своими двуручными топорами любое организованное сопротивление.

От его ударов хлипких эльфов откидывало на целые метры.

Подобного даже темные эльфы уже не могли вынести и попытались скрыться, вот только кто бы им это дал.

Гинз и Хоун ускользнули почти в самом начале, даже не подозревая, что оказались самыми удачливыми из всех.

В тот момент Палач был занят вылавливанием других их товарищей разведчиков, оставив буквально на пару минут прореху в своей защите, в которую братья и проскользнули.


Глава 7


Спустя пять минут сражение закончилось. Вокруг остались лишь стонавшие раненные, потерявшие сознание жрицы и трупы. Конечно, мертвых было не так уж и много. Даже Макс за время своих приключений видел больше, не говоря уже о Вульфсе.

С другой стороны, учитывая немногочисленность эльфов и их умение драться, это было серьезное количество.

— Ну и че это, мать его, было такое? — Вульфс был в ярости, что выражалось в оскаленных клыках и мрачном взгляде исподлобья. И хоть он был ниже Макса, было полное ощущение, что он возвышается над своим высоченным соотечественником. — Какого хрена ты послал весь план к черту и принялся рубить этих уродов?! Ты должен был сконцентрироваться на жрицах пока они были не готовы и находились на расстоянии вытянутой руки…

— Я помню, — буркнул Макс. — Потом отступить и позволить тебе накрыть остальных эльфов магией.

— Ну коль ты весь такой из себя помнящий, что за дерьмо только что было? Не ты ли не так давно лил мне сопли в уши о ценности жизни, а теперь устроил тут, понимаешь, филиал Хостела!

— Это не от меня зависело! — рыкнул Макс. — Если бы я мог, я бы следовал нашему плану!

— Что значит, если бы ты мог? — подозрительно уточнил Алекс.

Зимин напрягся, вспомнив свои ощущения, когда упав с неба, он прикончил жрицу.

— Когда все это началось, — начал пытаться объяснить Макс. — Стоило мне начать убивать эльфов, как перед глазами вспыхнула кровавая пелена. Я не мог ни о чем другом думать, кроме как о творившейся бойне. Мое тело жаждало жрать и рвать, но я все же держался, не дав себе превратить в зверя до конца.

— А вот на то, чтобы выбирать цели тебя уже не хватило, — понимающе кивнул Вульфс, задумавшись и успокоившись. — Это получается тебя вообще нельзя выпускать против немонстров, чтобы ты не потерял контроль? Забавный тебе подарочекк сделало подземелье.

Внимательно слушавший Гор с интересом оглядел порванных эльфов, после чего отметил, что на тренировках безумие монстра не просыпается.

— Нет, — Макс облегченно покачал головой. — Под конец я немного пришел в себя. Видимо, это все же можно контролировать. Просто тяжело.

Глаза мужчины посмотрели на свои руки, которые почему-то до сих пор были покрыты кровью. Возможно, он до сих пор не давал себе поглощать кровь эльфов. Повинуясь его желанию, красная жидкостьмгновенно впиталась в кожу. К его облегчению, никаких позывов продолжить резню не появилось.

— Мда. Умеешь ты удивлять. Ладно, давай, с Гором прикончите раненных. Как раз и потренируешь свою кровожадность. — посоветовал Вульфс, отходя в сторону и доставая жертвенный нож. С кончика лезвия сорвалась яркая огненная указка, которой он принялся чертить особенно яркие символы пентаграммы. Обычные круги и линии он выжигал мысленным контролем хаоса.

Макс не стал ничего говорить, двинувшись в сторону валяющихся эльфов. В этот момент Палач подхватывал щупальцами пятерых бессознательных жриц, обертывая их целым потоком черных конечностей. С еле слышным треском эти лапы отделялись от тела демона, оставляя жертв в невероятно крепких путах, обернутых с ног до головы, словно гусениц.

Метаморф поднял руку и из нее вылетал костяной шип, ударившийся прямиком в шею одного из раненных. Тело эльфа дернулось, мгновенно обмякнув.

«Почти ничего не почувствовал». — мрачно заключил Макс, двигаясь дальше: «Хорошо».

Одно из тел резко попыталось встать, вытаскивая из-под спины спрятанный клинок, но, резко удлинившись, пальцы Безумного вошли в грудь и лицо ушастого.

Зимин громко скрипнув многочисленными клыками, рывком оторвал руку, оставив костяные пальцы внутри. Хоть он и убрал большую часть самых энергозатратных модификаций, за человека его все еще было трудно признать.

Жажда вновь вернулась. Как оказалось, ей требовался прямой контакт для своего пробуждения.

«Морф, ты можешь что-то с этим сделать?»

«Нет, босс». — пришел удивленный ответ симбионта: «Эта жажда часть меня. Я всегда с нею жил. Это что-то столь естественное, вроде дыхания. Я порождение глубин, и мы были созданы для того, чтобы убивать. Босс, тебе придется самому научиться бороться с этими позывами».

Макс на это лишь тяжело вздохнул.

«Кстати, босс». — внезапно Морф вновь заговорил.

«Да?»

«У меня были проблемы с этим чувством, когда я только родился. А это значит, что сейчас, как монстр, вы моложе меня».

«Научил на свою голову, юмору». — улыбнулся Макс, чувствуя внутри довольство симбионта.

Очередной раненный эльф, чья жизнь была безжалостно оборвана, а покрывающая руки кровь впитана, питая существо, которое шаг за шагом все дальше отходило от человеческих ограничений, но и стандартов.

Да, Максу Зимину не нравилось то, что он сейчас делал, но он смирился, понимая их пользу.

Оставь он в живых этих эльфов и они немедленно ударили бы им в спину. Но от этого было немногим легче.

Полгода сражений с Вульфсом медленно, но верно меняли Макса. Не спасало и то, что они не так уж и часто спускались в глубины. Никто из них никуда не торопился, проводя учебные спарринги и уча теорию магии.

Морф тоже изменил свой подход. Получив столь ожидаемую передышку, он сконцентрировался не на количестве, а на качестве.

К примеру, за все сражения Зимина в их теле накопился значительный багаж знаний биологии монстров и работы с плотью.

Симбионт тратил время и силы, чтобы связать все это в единую, стройную систему. В долгосрочной перспективе подобный подход имел куда больше смысла.

Если представить их тело и знания за броню, то ранее это был конгломерат множество отдельных кусков стали, которые сварили вместе.

Теперь же он переплавлял все куски в единый лист, который был несоизмеримо крепче.

— Эй, Безумный, — Гор привлек внимание, задумавшегося мужчины.

— Не думай об этом слишком много. Мой род знает, что такое ярость берсеркера. Такие орки иногда рождаются и ничто кроме ярости битвы не способно их накормить и напоить. Им не нужны женщины, семья или власть. Они сходят с ума, когда чувствуют запах крови, и при этом, их невероятно трудно убить.

— И к чему ты их вспомнил?

— К чему? А, ну да, — Гор отбросил воспоминания. — Жажду крови можно контролировать, и опытные берсеркеры так и делают. Поэтому я думаю, что у тебя получится это подавить.

— Спасибо, Упрямый.

— Единственное, они все равно долго не живут. Убивают их быстро.

— Еще раз спасибо, что бы я делал без этого уточнения.

— Зачем еще нужны друзья, чтобы не напомнить о неминуемой и кровавой смерти, которая порадует духов твоих предков?

— И впрямь, зачем? — скривился Макс, но настроение, что примечательно, медленно поползло вверх.

Орочье отношение к жизни иной раз до боли напоминало земных японцев. Те тоже были заядлыми самоубийцами и фаталистами. Но нельзя было отбрасывать, что с таким подходом иной раз живется куда как легче.

Правда словно всего случившегося было мало, чтобы восстановить потраченную в сражении энергию, Максу волей-неволей приходилось поглощать при ударах ближайшую органику.

И если пожирание разумных было просто плохо, то вот приходящее за этим ощущения сытости было за гранью добра и зла.

Как оказалось, плоть темных эльфов, как ярких долгожителей, имела в своей основе куда больше жизни, сравнившись с особо сильными монстрами.

Единственное чем Макс мог себя утешать, это то, что он не поглощал мясо обычным способом, через желудок, а использовал измененные лапы.

Весь процесс стал последней соломинкой, от чего, когда он все же закончил, то был явно не в духе. Поглядевший на него чернокнижник даже не стал шутить на эту тему.

— Так, слушай вводную, — Алекс отошел на несколько шагов от готовой пентаграммы, которая заняла добрых пять метров в диаметре.

В ключевых точках круга лежали пять эльфийских жриц.

— Изначально я собирался использовать обычных эльфов воинов, но твой демарш позволил обзавестись куда лучшими жертвами. А это значит, что и призовется сюда что-то реально сильное и необычное.

— Ты что, сам не знаешь, что это будет? — недоверчиво уточнил Макс. С демонами он не сталкивался из-за чего был легкий мандраж. Все же знание того, что души вполне себе существуют, как и многосотлетняя пытка в животах адских тварей, не прибавляло ему уверенности.

Одно дело просто умереть, другое расплачиваться за это по ощущениям целую вечность.

Алекс Вульфс находил извращенное удовольствие просвещать своего компаньона о том, почему же порождения хаоса так стремятся попасть в миры порядка.

Как оказалось, хоть демоны и не могут пожрать искру души, они могут ее переваривать на протяжении веков, увеличивая таким образом свою силу. Те же высшие демоны обладают тысячами, а иногда и десятками тысяч душ в своих бездонных утробах.

А так как через какое-то время искра души в любом случае отправится на перерождение, то демонам постоянно требуются новые души.

— Очень уж скрытный вид, — пожал плечами чернокнижник, попутно проверяя все ли мелочи ритуала готовы правильно. — Это как обычно бывает. Или никто не видел, или все, кто видел, уже мертвы. Так, правила безопасности я тебе говорил, но повторю еще раз. В пентаграмму ни ногой, что бы ты там не увидел. Будет красивая баба голыми сиськами трясти, не ведись. Родственников увидишь, та же петрушка.

— Пф-ф, какой идиот полезет в работающую пентаграмму, когда в ней появляется голая баба? — закатил глаза Безумный.

— Ты удивишься, но таких идиотов гребанная бесконечность, — усмехнулся чернокнижник. — Ну, поехали!

Пентаграмма вспыхнула, порождая пронзительный гул и бросая во все стороны мечущиеся тени.

Активация ритуала происходила постепенно. Первым заработал самый маленький внутренний круг, сформировав бешено вертящийся огненный провал, который спустя пару секунд начал крутиться еще и вверх, создав огненную сферу.

Чем-то это напоминало бешеную шутиху, которую засунули в стакан и пустили на Новый год. Она вертится, визжит и пытается вырваться наружу.

Следом от своеобразного демонического двигателя по нарисованным энергетическим дорожкам потекли расплавленные ручейки камня и чистого хаоса, активировав второй круг.


Глава 8


Макс инстинктивно сделал шаг назад, когда вверх рванула гудящая стена пламени. Второй шаг назад он сделал, когда увидел в этом огне искаженные, кривящиеся лица. Десятки, нет, сотни морд жадно смотрели из-за грани, следя за каждым его движением.

Их было так много, что они буквально наслаивались друг на друга, сливаясь в сумасшедший дрожащий круговорот.

— Всегда происходит такая иллюминация? — Стараясь успокоиться, уточнил он у стоявшего рядом Алекса. Гор вообще отошел им за спину. Зеленый сын степей как-то не оценил творившуюся магию, а тем более жутких демонов. Для него была куда ближе добрая сталь, а не темнейшая магия.

— Не всегда, но часто. — ответил Вульфс, внимательно следя за разворачивающимся действом. Кинжал у него в руке то и дело немного двигался, подправляя текущие потоки силы. — Не мешай. Демонология не приемлет ошибок. Ты же не хочешь внезапно оказаться прямиком в чистом хаосе между мирами…

От происходящего ужаса проснулись даже лишенные магии жрицы. Не прошло много времени, как на троицу обрушился нескончаемый поток угроз, оскорблений и просьб отменить ритуал.

Жрицы умоляли, грозились и обещали неслыханные деньги и ингредиенты если их пощадят. Макс пытался игнорировать их слова, но получалось с трудом.

У мужчины было ощущение будто он смотрит страшный фильм ужасов с функцией полного погружения.

Но то, что выглядит весело на экране, становится совсем иным в реальности.

Длинноухие пытались убежать и порвать стягивающие их путы, но все было бесполезно.

Одна из них принялась биться лицом об пол в тщетной попытке убить себя до того, как ритуал начнет работать в полную силу. Видимо, она хорошо разбиралась в демонологии и смогла распознать некоторые из сиволов.

А когда вспыхнули линии, идущие к третьему, заключительному кругу, в котором они, собственно, и лежали, то из ртов жертв вырвался пронзительный вой, сменившийся шумом вырывающейся из них энергии.

Рванувшие из центра пентаграммы жгуты хаоса прожгли губы и зубы жертв, погрузившись во внутренности. Глаза жриц вспыхнули потусторонним светом, когда их суть вырывали и перерабатывали в столь вкусную для демонов энергию. Яркость была столь сильной, что вены и кости высветились даже сквозь одежду.

Грандиозная приманка запульсировала, отправляя во все стороны волны энергии, столь манительной для хаотического рода. Даже Палач начал нервничать, переминаясь на щупальцах и оскалив клыки.

Макс же смотрел на жриц. В его голове было пусто, ведь несмотря на бушующее внутри эльфиек пламя, они все еще были живы.

«Иногда бывает участь похуже смерти. Теперь я могу с полной уверенностью сказать, что я отлично понимаю, что значит эта фраза».

Первым, что удивительно, почувствовал неладное орк. Все же не он был тут квалифицированным демонологом.

— Что-то здесь, — рыкнул он, поудобнее перехватив топоры. — Оно рядом.

В ту же секунду, как он это сказал, случилось следующее. Макс увидел у себя под ногами две белесые конечности и попытался прыгнуть в сторону. Самое же ужасное, что у него не получилось.

Длинные, вытянутые лапы прошли сквозь камень пола и буквально всосались внутрь тела Безумного, причиняя нестерпимую боль.

Рядом отчаянно матерился Вульфс, создав вокруг себя бушующий ад, уничтожая множество полупрозрачных лап, которые почти ухватили его самого за пятки.

Гор тоже успел среагировать, прыгая словно кузнечик и шинкуя тянущиеся к нему призрачные конечности. Его топоры горели неярким светом внутренней энергии, нанося удары мистическим демонам.

Палач попытался ухватить этих монстров щупальцами, но вскоре понял, что единственный урон, который он может им нанести, это проглатывать их целиком.

Макс же в этот момент отчаянно ковылял в сторону, борясь с желанием потерять сознание. Из последних сил он взмахивал измененными руками, разрывая кружащиеся вокруг лапы.

Он видел, что непонятные демоны бывало касались и Гора, но орк лишь морщился от боли. Ничего столь ужасного, что чувствовал Макс, у Горшаха не проявлялось.

А вот Зимин ощущал, как будто саму его суть пытаются разорвать пополам. И если Макс просто страдал от боли, то Морф от нее буквально сходил с ума, так как ему было намного хуже.

Мужчине было мучительно больно слушать пронзительный крик Морфа у себя в голове, от которого нельзя было даже скрыться. Зимин чувствовал, как маленький метаморф мечется, пытаясь скрыться от рвущих все и вся лап демона, но сбежать было некуда.

Тело, получая разнообразные несвязанные команды бурлило. То и дело вырастали ложноножки или кости, которые тут же осыпались вниз, чтобы не мешать. Это лишь истощало его биоресурс, приближая смерть от истощения.

— Давай! — отбивающийся чернокнижник все же закончил заклинание, над которым все это время работал. От него во все стороны ударили десятки огненных стрел, глубоко вошедших в окружающие стены. И кое-какой успех все же был.

С еле слышным шипением из стен полезли белые склизкие летающие черви. Огромная шипастая пасть плавно переходила в множество спиральных хвостов направляющих монстров в пространстве.

Именно из этих хвостов и выходили тонкие нити, постепенно превращающиеся в белесые лапы.

Нетрудно было догадаться, как именно охотились эти существа. Они прятались в стенах туннелей, а когда жертва приближалась к ним, то ее облепляли десятки призрачных рук, высасывая саму душу. Все же физическая часть чудовищ не особо интересовала.

По этим признакам, особенно по целым, но мертвым телам, Вульфс и натолкнулся на их след. Обычные монстры съедали все. Впрочем, демоны действовали похоже.

С боевым кличем Гор прыгнул, взлетев в воздух на десяток метров и разрубив разом двух тварей. Ждущих его внизу он приголубил двумя энергетическими лезвиями, после чего ловко перекувыркнулся, встав на ноги в окружении.

Рассеченные твари тихо корчились, истаивая клубами дыма.

От демонолога рванула толстая стена огня, которой как раз хватило, чтобы перекрыть всю пещеру, не оставив и шанса спасения.

Гор и Палач еле успели уйти с пути.

Какого же было удивление Вульфса, когда он увидел, как большая часть демонов, совершенно не пострадав, проходит через хаотический огонь.

— Вот значит, как, — мрачно протянул он, доставая висящий на бедре меч и перекладывая в левую руку жертвенный нож. Оба клинка вспыхнули мрачным черно-красным пламенем. — Любите баловаться бесплотностью? Ну посмотрим, как вы справитесь с этим!

Посмевшие приблизиться к чернокнижнику демоны в отличие от жертв Упрямого не распались, а вспыхнули черным пламенем.

Белые тела извивались, осыпаясь черным пеплом, который, словно под воздействием очень мощного пылесоса, втягивался в меч и нож.

Немного придя в себя, Макс попытался активировать внутреннюю энергию, напитав свои костяные руки по примеру Гору. Он уже успешно делал это ранее и тем отвратительнее была неудача. Терзающая их боль критически мешала контролю.

А кружащихся вокруг него демонов становилось все больше. Черви, почувствовав, что он самый беззащитный, кидались все чаще, концентрируясь именно вокруг метаморфа.

Они вились, будто стая акул, почувствовавшая запах крови.

Гор, Палач и Вульфс были скрыты сонмом белесых червей, кружащихся вокруг. В этом белом мареве их вообще было почти не видно.

«Приспосабливаемость!» — отчаянно ищущий выход разум мужчины наткнулся на подходящую мысль: «Метаморфы умели инстинктивно подбирать противодействие разнообразным энергетическим атакам! Нужно просто выхватить из них суть их сил, не убивая».

Главное теперь было все же достучаться до симбионта.

«Морф, приди в себя! Я сейчас сделаю кое-что дико глупое, но это наш единственный шанс. Пойми и разорви ее суть!» — крик Морфа ничуть не изменился, но Макс надеялся, что его товарищ все же услышал послание, иначе скоро им придет невероятно глупый конец.

Зимин яростно вбил кулак в очередную подобравшуюся вплотную тварь, изо всех сил пытаясь ощутить столь необходимое и неуловимое чувство.

Белые хвосты радостно обернулись вокруг конечности, пустив внутрь полупрозрачные пальцы.

Ощущение было подобно опусканию живой руки в чан с жидким азотом. Невероятная боль в начале и постепенное онемение с сотнями иголочек входящих под кожу, будто нервные окончания дружно отправлялись на тот свет.

На мужчину навалилась дикая слабость. С каждой секундой думать было все сложнее, а холод стал приближаться и к плечу. Хуже того, несколько монстров успели прицепится к ногами и тоже начали пожирание.

Появились мысли о том, чтобы сдаться и не оттягивать неизбежное. Макс решительно отметал их, чувствуя чужое влияние.

Невероятно слабый импульс пришел в мечущийся разум землянина, заставив его замереть. Вторая часть послания Морфа заставила Макса сбросить сонную одурь.

«Молодчина, Морфи. Я в тебе и не сомневался».

Окутавший руку демон даже не успел ничего понять, как конечность ощетинилась десятками мелких, но очень острых костяных игл, пронзивших его сущность. А затем он попросту всосался внутрь тела землянина, мгновенно преобразовавшись в энергию.

Похожая судьба постигла и тех, кто вцепился в ноги.

Крик Морфа к тому момент стих, сменившись мрачной тишиной.

«Морф, ты как там? Ты в порядке?»

«Нет, босс. Я сильно не в порядке».

Макс не стал больше надоедать, когда у него на спине вспух горб, быстро превратившийся в уже привычную форму Морфа.

Эта клякса, встав на свои шесть лап бодро заковыляла вперед, рассекая по пути всех попадающихся демонов. При этом Зимин отлично чувствовал мрачную ярость и решимость симбионта.

Чувства метаморфа были тяжелыми и удушающими, захлестывая с головой второго владельца тела с головой. Это был первый раз, когда обычно спокойный Морф реально разозлился.

И это внушало, так как абсолютно не было похоже на то, как может злиться обычный человек.

Трое авантюристов, демон и один приручённый монстр активно принялись крошить всех попадающихся на пути чудовищ. Благо, Вульфсу тоже не пришлось долго думать, чтобы продлить пламя со своих клинков на пару метров дальше.

Это позволило захватывать значительную площадь, испаряя все к чему огонь притрагивался.

— Стоять! Загоняйте их! — ближе к концу Вульфс командовал блокированием остатков тварей от туннелей. Магия чернокнижника заблокировала стены и потолок для бесплотности демонов, но вот сбежать сквозь обычные ходы никто не запрещал.

Сами же черви очень скоро поняли, что их банально убивают, но вот сбежать оказалось куда сложнее, чем это осознать.

Пульсирующая пентаграмма с жрицами уже давно прогорела, испепелив все в пределах своей досягаемости.

Остались лишь скелеты, смотрящие безглазыми провалами глазниц вверх и скалящиеся обломками черных зубов.

Очередная антидемоническая ловушка была начерчена впопыхах, но сработала она качественно, заключив штук пять демонических червей в круглом цилиндрическом барьере.

Демоны бесновались и кружились, но проникнуть сквозь защиту не могли ни в бесплотном ни в более-менее плотном состоянии.

Алекс перепроверил печать, после чего принялся выводить кинжалом второй круг, чтобы пленники точно не выскользнули.

Гор задумчиво собирал пыль, оставшуюся после кончины демонов, ссыпая ее в специальный мешочек. Он был решительно настроен это вскоре продать.

Макс устало рухнул на землю. Делать ничего не хотелось. Это сражение вымотало его похлеще многих других. Рядом, возле ноги, печально лег Морф.

Макс, чувствуя состояние симбионта, мягко положил руку на спину кляксы из плоти, в которой была утоплена белая костяная маска, так похожая на его собственную.

Нехитрая ласка заставила Морфа немного расслабиться. Вот только Макс чувствовал, что симбионту было очень плохо.

Он свернулся в глубине сознания мужчины, словно пытался защититься от столь страшного окружающего мира.

Глядя мысленным взором на своего верного компаньона, Макс впервые осознал насколько же молод его хтонический друг.

А затем он невольно задумался над своей жизнью.

Правильно ли он делает, что ради потворства жажде риска, приносит боль своим родным?

Макс не хотел об этом думать, но даже на Земле, его родственники и многие друзья отнюдь не одобряли столь наплевательского отношение к жизни.

Но одно дело моральная боль и совсем другое физическая.

Ведь сейчас его верный друг, Морф, страдал отнюдь не морально, а вполне себе физически, пусть в его случае это и было, скорее, духовно.

Внезапно что-то тихо ткнулось в его ногу. Задумавшийся Зимин встрепенулся, обратив внимание на то, как физическое тело Морфа село прямо перед ним, поместив маску Макса и его самого друг перед другом.

Это не были слова, которыми они уже давно общались. Сейчас это было похоже на те образы, которые симбионт отправлял, когда они только познакомились.

Метаморф видел состояние мужчины. Он чувствовал его раскаяние, но при этом Морф не желал, чтобы его боль повлияла на их будущее.

«Босс, мы монстры. Мы убиваем, пожираем и становимся сильнее. Иногда убивают и пожирают нас. Мы можем чувствовать боль, но это никогда не станет поводом остановить наше восхождение».

«Морф, но это из-за меня сегодня ты…»

«Нет», — маленький хтонический монстр был непреклонен: «Это было наше общее решение. Я не мыслю своего существования без сражений. А ты, босс, без риска. Это наша жизнь и судьба, вот и все».

«Когда ты стал таким умным». — улыбнулся Зимин, потрепав Морфа по той части, которая больше всего соответствовала голове.

«С таким боссом это было несложно». — немедленно пришел ответ.

«А вот льстить я тебя не учил!» — рассмеялся Макс, отвесив щелбан стоящей напротив костяной маске.

Да, Макс Зимин по прозвищу Безумный решил не менять своих принципов и желаний, однако случившееся все же оставило на нем след.

Теперь в будущем он станет куда серьезней подходить к любому риску. А что из этого выйдет, станет видно лишь в будущем.



Глава 9


— Не передумал? — в последний раз уточнил Макс, уже, в принципе, зная ответ. За прошедшие полтора года с момента его попадания в этот мир, полгода до и год после встречи с Вульфсом, у Зимина была достаточно времени чтобы разобраться в характере своего зеленокожего друга.

Смешно, но именно здесь, в мире, который, казалось бы, меньше всего подходит для заведения товарищей, лучше всего было искать настоящих друзей.

Тех, кому ты доверишь защищать свою спину от полчищ кровожадных тварей, зная, что тебя не бросят и не предадут.

Как пел еще Высоцкий, больно уж много на Земле было так называемых «Не друг и не враг, а так».

Тут же человеческая «начинка» проявлялась куда ярче и быстрее. Сложно притворяться, когда на кону твоя жизнь.

Горшах тем и понравился Максу, что он был невероятно упрямым орком. Тренировки с внутренней энергией требуют запредельной усидчивости и упертости. Ежедневные повторения, конца и края которым попросту нет.

Дабы поддерживать форму, воинам приходится сражаться всю свою жизнь.

Развитие магов, как бы они не пытались пыжиться, по мнению Зимина, не шло ни в какое сравнение с тренировками воинов. Правда Вульфс все же отказывался соглашаться с такой постановкой вопроса, хоть и умел немного во внутреннюю энергию.

Как оказалось, в его мире это направление силы тоже практиковалось.

Поэтому коль уж зеленокожий что-то решил, то ни за что не поменяет своего решения.

— Нет, Макс, — Гор покачал головой, подзывая слугу чтобы заказать еще пива. В окна ярко светило солнце. За прошедшие месяцы они буквально отвыкли от его вида.

Прямо сейчас они все вместе выбрались на поверхность в Империи Золотых Гор. Здесь же они и узнали, что войска Империи уже как месяц гордо вернулись назад, сообщив всему миру, что с муравьями покончено.

Выжившие жители Хейдена даже начали потихоньку вновь возвращаться на руины города. Все же вход в подземелье так и остался, поэтому было бы грешно упускать такую возможность.

Второй новостью стало отсутствие товарищей по отряду. Марта вместе с Мастисом и его семьей двинулись к Ничейным землям. Причем не куда либо, а именно к тому городу, который посоветовал Гидра для связи.

Макс лишь покачал головой от такого совпадения. Узнал же он это от того, что Высокая благоразумно оставила в главном представительстве гильдии письмо на его имя.

В нем сообщалось, что друзья сочли имперский снобизм чрезвычайно раздражающим, послав этот город к черту. Да и цены на жилья тут были не демоскратическими.

Все бы ничего, но внимание Макса царапнуло упоминание того, что именно с рекомендации Хирда они отправились прямиком в Эгон.

Почему именно туда? Не было ли в этом чего-то большего?

Макс старательно отбрасывал эти мысли. Даже если он был прав в своих подозрениях, то сделать уже ничего не мог.

Да и сомневался он, что Гидре понадобится что-то даже от той же Марты. Слишком уж из разных они были в весовых категорий.

Прямо сейчас орк и человек сидели в трактике и праздновали свое третье повышение. Вульфс сослался на какие-то неотложные дела и умотал в торговые кварталы.

Если медный ранг товарищи получили в Хейдене, стальной в Бандоварате, как оказалось там было свое небольшое представительство гильдии, то вот ради серебряного ранга им пришлось тащиться на поверхность.

При этом приходилось опрашивать всех спускающихся авантюристов о сроках начала аккредитации, чтобы подгадать время подъема.

Благо, они успели и здесь им было чем похвастаться.

В отличие от массовой выдачи медного ранга, чуть менее массового, но все же проходного стального, серебряный уже требовал собеседования с высокой комиссией.

Конечно, никто не стал бы собирать комиссию лишь ради двух никому не известных авантюристов, претендующих на серебряный ранг. За ними была очередь таких же счастливчиков.

Однако, когда началась аккредитация они удостоились отдельного кабинета, где были только они.

Там Макс и Гор и показали клыки мантикоры, пепел призрачных демонических червей и последний трофей.

Зимин, благодаря сотрудничеству с Вульфсом, прикончил мантикору, получив крылья. Теперь требовалось что-то, что также добавит ему живучести.

Выбор пал на толсторогов. Огромных плотоядных парнокопытных, обожающих ходить стадом в пару десятков голов и размазывать все по полу и стенам туннелей.

Их габариты и прочность направленных вперед рогов позволяла разом перекрывать даже широкие туннели, втаптывая все живое на своем пути.

Несмотря на примитивность их тактики, она была чудовищно эффективной.

Даже Алекс признавал, что за те секунды, что оставались до столкновения, немногие, даже из сильных магов, сумели бы скастовать что-то, что способно было остановить эти непрошибаемые танки из сверхплотной плоти.

К примеру тот же огонь хаоса отлично сжигает, но его останавливающие свойства оставляют желать лучшего.

Живучесть же толсторогов позволяет пробежать еще пару десятков метров даже с напрочь сожженым мозгом.

В итоге товарищи решили в этот раз обойтись без превозмогания.

Вульфс, благодаря хаосу, сумел выжечь в скальной породе глубокую кубическую яму, которую старательно прикрыли тканью, насыпав сверху каменной пыли и разровняв.

Маскировка была такой себе, но толстороги не были великими мыслителями.

Смешно, но в кои-то веки все прошло по плану. Единственной сложностью оказалась парочка грязевых барсуков. Своеобразных тварюшек, обладающих удивительной тягой к клептомании и любопытству.

Эти монстрики занимали нишу падальщиков. При этом они обладали ужасающим вкусом, минимальной питательностью, а их внутренности были отвратительными ингредиентами.

Добавим сюда слабую опасность и как итог, они особо никого не интересовали, ни монстров, ни разумных.

Вульфсу с орком пришлось, ругаясь доставать барсука из ловушки, когда тот прокрался мимо них и порушил всю маскировку. Сжигать барсука было нельзя, чтобы не насторожить толсторогов запахом смерти.

Тот еще, словно этого было мало, запутался в ткани, норовя ее еще и порвать, сорвав тем самым все предприятие.

Когда обезумевший от страха зверь был все же поднят, то получил хорошего такого подсрачника от раздраженного чернокнижника.

Макс же в это время усиленно загонял стадо в нужный туннель. Все же из-за наличия крыльев и великолепной физической формы, он был самым быстрым из них всех. И, вероятно, самым живучим.

План увенчался успехом. Гор и Алекс, услышав приближающийся топот, дружно скрылись в идущем наверх небольшом отнорке. Несущийся же первым толсторог на полном ходу провалился в яму, хорошенько приложившись башкой об острый край.

Туда же ухнули и последующие двое, но высота ямы была спроектирована таким образом, чтобы последующие толстороги все же смогли выбраться, встав на спину первому. А вот самый первый так и остался обиженно реветь, царапая и круша каменные стены рогами.

Максу же осталось всего лишь отвести оставшееся стадо подальше в просторную пещеру, после чего улететь и вернуться назад.

К тому моменту стены ямы кое-где были порядком измочалены и частично осыпались. Продолжи зверь бушевать, и он в конце концов выкопал бы себе путь на свободу.

Но Зимин не дал ему такой возможности, спрыгнув сверху.

Теснота ловушки не дала толсторогу места для маневра, поэтому он мог лишь биться боками о стены, пока метаморф деловито не проковырял у него на спине дырочку, а затем не сожрал его живьем.

Процесс был медленным, невероятно болезненным, но в конце концов чудовище отмучилось, отправившись в мир иной, а Макс приступил к законному обеду.

Поглощение толсторога принесло требуемую крепость костей и плоти, ведь сражение все же присутствовало, пускай и довольно урезанное. Все же Макс мог свалиться под копыта монстра, превратившись в блин.

Как и ожидалось такая аномальная живучесть была обусловлена наличием магии земли, которую толстороги инстинктивно проводили внутри себя.

Способности мантикор к полетам были из той же категории.

Инстинктивная магия воздуха помогала им не только летать, но и просто подняться с земли.

Теперь Зимин теоретически мог похвастаться наличием внутри себя аж целых двух стихий: воздуха и земли. Более того, он мог управлять одновременно обеими, укреплять тело и летать.

Примечательно, что подобным мог похвастаться не каждый магистр.

Другое дело, что это было бы огромным преувеличением. Его оперирование этими стихиями было кастрировано ровно до полетов и укрепления. У Зимина просто не существовало той душевной пристройки, которая позволяла быть магом и полноценно управлять стихиями.

Он был, своего рода, всего лишь пользователем некоего артефакта, пускай артефактом и выступало его собственное тело.

Рог толсторога, клык мантикоры и пепел червей убедили высокую комиссию в законности желания товарищей получить серебряный ранг.

Но был еще второй этап — показ своих сил. Макс ожидал какого-нибудь спарринга, но обошлось обычный демонстрацией.

За эти полтора года Горшах сделал почти невозможное. На глазах у принимающей комиссии он спокойно подошел к деревянной стене и поднялся по ней до потолка, после чего застыл вверх ногами.

То, на что обычные люди тратят лет пять, он освоил за пару лет. После этого напитывание тела внутренней энергией и наполнение ей оружия прошло куда менее впечатляюще.

Однако орк припас, и кое-что напоследок. Было видно, по его напряженному лицу и капелькам пота, что этот фокус оказался намного сложнее в исполнении, чем все, что он до этого продемонстрировал.

Гор вытянул перед собой топоры. Под его пристальным взглядом лезвия начали покрываться полупрозрачной пленкой энергии, которая начала потихоньку расширяться, обретая толщину.

Макс не заметил в какой момент, но появилась искра, которая тут же ярко вспыхнула, поглощая топоры. Это выглядело так, как будто кто-то поднес к налитому чистому спирту спичку.

Теперь становилось понятно, что магия Вульфса оставила след на душе у зеленого гиганта. Ведь его стихией с одинаковой вероятностью могла быть земля, вода или воздух.

Пламя яростно гудело стремясь двигаться дальше, но удерживаемое волей Горшаха.

Правда вся эта огненная феерия погасла так же быстро, как и началась, оставив тяжело дышащего орка.

Суровый мужик с рыжими волосами, представляющий воинов, одобрительно кивнул. Остальные два члена комиссии, магичка и еще один седой авантюрист платинового ранга тоже были не против.

Теперь настала очередь Макса. Сейчас не было смысла экономить, поэтому мужчина решил немного покрасоваться. Именно поэтому сюда он пришел в заранее купленной самой дешевой одежде.

«Давай, Морф, впечатлим зрителей!»

«Слушаюсь, босс».

Плоть, получив команду, резко рванула во все стороны. Одежда, отчаянно затрещав, начала расползаться по швам.

Хлопнув, порвалась ткань на спине, выпуская костяные пластины, которые тут же сменились стремительно растущими крыльями.

Штаны лопнули в районе колен, освобождая вид на изменённый голеностоп и колено.

Обрывки рубашки спланировали вниз, открывая вид на огромную глубоко дышащую зверюгу.

С человеком это существо невозможно было перепутать даже ночью.

Руки, покрывшись толстой чешуей, остановили свой рост последними. При желании, если бы Макс чуть-чуть наклонился, он мог коснуться пола кончиками когтей.

Сейчас он намного больше напоминал странную помесь легендарных горгулий и демона.

Крылья инстинктивно дрогнули, заставив занавески на окнах яростно затрепетать.

Единственной странностью была белая костяная маска, которая немного выбивалась из образа. Куда лучше бы подошла огромная зубастая пасть.

Впрочем, горящие чистым золотом глаза исправляли этот момент.

В этой форме он был даже выше Горшаха, над чем, в свое время, долго потешался, припоминая, как зеленокожий постоянно называл людей коротышками и сетовал на их рост.

Комиссия выглядела приятно удивленной. С интересом осматривая получившийся гибрид нескольких чудовищ.

К примеру, толсторог увеличил толщину и размер чешуек, сделав их больше похожими на небольшие наконечники копий.

Макс невольно поймал взгляд второго члена комиссии, обольстительной магички, которая жадно осматривала его тело. Было видно, что она отнюдь не молода, но до потери красоты было еще далеко.

И почему-то ее взгляд концентрировался не на бугрящихся мышцах, а на порванных штанах, верхняя часть которых все же была целой.

Возможно, женщину сбила с толку толстая костяная пластина, которая находилась на месте дорого любому мужчине органа. Сам же орган был убран из этой формы дабы убрать уязвимые точки.

Тем не менее от этого изучающего взгляда Макс почувствовал себя немного неловко. Мужчина затруднялся сказать, что творилось в голове этой сумасшедшей, которую возбуждало стоявшее напротив нее чудовище.

Вспоминая чернокнижника, Макс невольно согласился с мнением, что все маги немного, а иногда и «очень даже», того.

Спустя два выпущенных шипа в специальную подставку и ударов на полной скорости по воздуху, Макс и Гор были признаны авантюристами серебряного ранга. Тут же были привязаны и выданы два значка. Обработанная магией сталь выглядела, как серебряная.

С другой стороны, учитывая работу мага, она и стоила почти столько же, сколько и настоящее серебро.

Уже уходя, со смешанными чувствами Макс нашел в штанах небольшую записку с адресом, написанным аккуратным женским почерком. Надо ли говорить, что он не собирался даже приближаться к тому месту?

Шанс того, что он там найден то, что ему серьезно не понравится, был далеко не нулевым.

Теперь же орк и человек дружно напивались, вспоминая веселые моменты, пытаясь хотя бы таким образом смягчить скорое расставание.

— Эх, — Гор прикрыл глаза. — Знал бы ты, как я первое время не мог привыкнуть к отсутствию степей. Ты только представь всю свою жизнь я мог посмотреть вперед и увидеть горизонт. Вид на километры вокруг куда бы ты не посмотришь. А когда я приехал сюда, то начались эти проклятые леса и горы. Мне в них до сих пор не по себе, — невероятное признание для орка в том, что он чего-то может бояться.

Конечно же, задача лучшего друга углубить эту тему.

— Получается гордый представитель своего зеленого народа боится деревьев и веточек? — весело подначил Макс.

— Я не боюсь! — взревел Гор. — Просто не нравится. Постоянно кажется, что кто-то пристально смотрит в спину.

— А это случаем не связано с вашими терками с эльфами?

— Хм, — задумался Гор. — Может и так, хоть я никогда не был в их лесах.

— Генетическая память, — умно покивал головой Зимин. — Вам так часто в лесах втыкали в жопу стрелы, что вам теперь они никогда не нравятся.

— Ха! Кто еще кому втыкал! Слышал вот, поймали как-то в соседнем пламени парочку эльфов разведчиков, ну и, дык, решили, коль уж эти длинноухие сволочи так любят свои деревья, то, значит, углубить их любовь. Нашли деревца потоньше, чтобы веселье не кончилось быстро, после чего, ка-а-ак…

Дальше орк и человек дружно надирались и делали это со всей тщательностью и методичностью.

Все же оба имели слишком высокую устойчивость к отравлениям, даже тогда, когда Макс намеренно старался ее снизить.

Тем не менее, как говорится, «ищите да обрящете».

Когда Макс был экстренно приведен в чувство Морфом, то очнулся лежащим прикованным за руки и ноги к огромному металлическому ложу покрытому многочисленными укрепляющими рунами.

По идее, сия конструкция могла спокойно выдержать даже выстрел из того же танка.

При этом Зимин, что странно находился в своей измененной форме за исключением одной важной детали. Костяной пластины не было и вместо нее было кое-что другое.

Следом в воспаленный мозг пришел вал шокирующих воспоминаний из которых Макс сумел вычленить то, где именно он находился

При ближайшем рассмотрении цепочки и оковы оказались, как и ожидалось, антимагическими. Более того, они были тоже укреплены на прочность, теоретически позволяя удержать даже такого как он.

Почему теоретически?

Просто завалившись с пьяным орком, к магичке из комиссии ночью, они даже не успели осознать, как был спелёнаты воздушной магией.

Разгневанная магиня не оставляла места для воображения, так как ее одежда совершенно не скрывала отличную фигуру.

Полуодетая женщина же, оценив, кто же все-таки к ней пожаловал, иронично фыркнула после чего отлеветировала орка в темницу, а Макса ждало кое-что более приятное.

Надо ли говорить, что пьяный метаморф был совсем не против, посчитав несущественной деталью, что так как его биоморфизм не был чисто магическим, то и кандалы на него почти не действовали.

Зачем портить столь красивой женщине ее небольшие иллюзии. Как оказалось, сделал он это очень даже не зря.

Морф же, как самый трезвый, оценив, что женщина по уровню силы полноценный магистр, протрезвил и разбудил Макса лишь, когда магиня ушла по какому-то срочному вызову утром.

Далеко не факт, что метаморф сумел бы справиться с ней с одного, пускай даже неожиданного, удара.

Зимин споро истончил руки и ноги выше кандалов, позволив прикованным конечностям остаться в путах. Новые руки и ноги выросли за считанные секунды, учитывая, что Макс вернулся в человеческую форму.

Трогать плоть в антимагических кандалах он даже не стал. Все же проклятый металл сделал свое дело, высосав почти всю энергию. Другое дело, что в отличие от магов это касалось лишь небольших участков плоти, а не всего тела.

Дальше он стремительно оделся, благо одежда валялась неподалеку, после чего экстренно вытащил продрогшего и тоже прикованного орка из темницы.

К тому моменту Гор уже пришел в себя и был очень недоволен своим положением.

Макс не стал ему говорить, насколько сильно отличались их условия содержания. После чего невольно провел параллель с недавними событиями, где Зимин опять же отдыхал в плену очередной красотки, пока его товарищи хрен без хлеба доедали.

Небольшая тенденция, которую друзья, скорее всего, не оценили бы.

Спустя еще пару часов, попрощавшись, Гор отправился в дорогу, держа курс строго в сторону родных степей. Макс же раздраженно потащился искать Вульфса.

Ведь теперь ничто не останавливало их от путешествия в Мир Тысячи Путей.

*****

— Ну как же так… — Айрис Кардулиан расстроенно смотрела на пустую кровать и уже начавшие пахнуть четыре куска мертвой плоти в оковах. Легкое усилие и плоть высвобождается из цепей, мгновенно скатавшись в малюсенький шарик. Еще одна мысль и кровать сияет чистотой, а весь неприятий запах присоединяется к шару. — Стоит только найти кого-то, кто сумеет удовлетворить одинокую женщину, как он тут же сбегает! Это просто-напросто не вежливо!

Айрис, по официальным источникам магистр, а по неофициальным, практически высший магистр, решительно топнула ножкой, заставив каменный пол опасно затрещать.

Метаморфы невероятно редки, и она ни за что не позволит столь пылкому экземпляру ускользнуть.

В конце концов ей редко кто так нравится.

Один же невероятно удачливый метаморф дернулся, почувствовав нешуточную опасность. После чего резко заторопился, ища Вульфса.

Ему почему-то показалось, что стоит поспешить с отбытием из этого гостеприимного мира.


Глава 10


— Попрощался? — такими словами встретил Макса Вульфс. Чернокнижник к тому моменту усиленно тратил всю имеющуюся наличность, скупая дорогие зелья.

Мир Хантина был приятно известен и з своими пределами отличными ингредиентами и алхимией. Обилие магических монстров из разных миров и их составляющих позволяли мастерам алхимии и артефакторики расцветать, радуя не только своих одномирян, но и путешественников из других реальностей.

Такого многообразия сложных и необычных зелий мало где можно было найти, чтобы при этом еще и не опасаться за свою жизнь или душу.

К тому же, Вульфс не собирался в ближайшее время возвращаться. Как оказалось, старшая жрица темных эльфов почему-то очень огорчилась побегом демонолога.

Макс не особо лез в их дела, но даже так, он видел, что любовью там и не пахло.

Ну или это была очень извращенная, темная любовь, что опять же отлично соответствовало безумным ушастикам.

Зимин мог лишь поражаться тому, что его товарищ сумел выжить целый год.

В любом случае, Максу и Вульфсу пришлось совершить экстренный марафон сквозь все три уровня, чтобы вырваться на поверхность, не встречаясь с поисковыми командами злых ушастых.

И то, темные эльфы частенько выбирались на поверхность, поэтому стоило вскоре неприятных ожидать гостей.

— Ну что? Когда отправляемся? — Излишне весело уточнил Макс. По мнению Алекса, он вел себя как-то непривычно. Можно сказать, излишне нервно.

— А ты куда-то спешишь? — уточнил Вульфс. — Мне надо еще подготовить ритуал перемещения. Тут спешка ни к чему, если не хочешь, чтобы тебя выбросило в чистый хаос. Хотя я это уже говорил.

— Ха-ха-ха, — Макс смущенно почесал затылок. — Ну я, типа, познакомился с одной женщиной. Ну а с ней появились некоторые проблемы. Поэтому мне кажется лучше бы нам поспешить.

— Мстительный и ревнивый муж, не так ли? — хмыкнул чернокнижник, доставая из сумки несколько чистых листов и не слушая попытки Макса оправдаться. — Да мне похрен кого ты там трахал, в любом случае скоро уже свалим. — следом он достал довольно толстую записную книжку, которую раскрыл и положил на стол.

Разговор проходил на заднем дворе таверны, который Алекс выкупил у владельца на весь оставшийся день. Теперь сюда никто не имел права заходить.

Правда усиленные чувства метаморфа чувствовали какое-то шебуршание возле окон и пару раз мелькали чьи-то любопытные глазки.

Сверяясь с записями из дневника, Алекс, к удивлению Макса, начал писать самые настоящие формулы и что-то считать.

— Проклятье, — буркнул демонолог. — Пол царства отдал бы за калькулятор.

— А что это ты делаешь? — Макс знал, что этот вопрос всегда бесит Алекса, но не смог удержаться.

Вульфс, как и ожидалось, тяжело вздохнул, но все же ответил, причем довольно подробно.

— Собираюсь рассчитать координаты нашего мира, затем проложить путь до координат Мира Тысячи Путей. Прямо сейчас я вписываю формулы с имеющимися константами. Однако, если ты не знал, все миры постоянно движутся в чистом хаосе. Благо это происходит довольно неторопливо иначе приходилось бы делать все расчеты за доли секунды, что практически невозможно, если ты, конечно, не долбанное божество. Тем не менее, если ты попытаешься прыгнуть по старым координатам спустя, ну, предположим, пару суток, то рискуешь промахнуться мимо указанного мира.

Мужчина прервал лекцию, чтобы вызвать какое-то странное заклинание, похожее на голубые песочные часы, внутри которых мигали странные символы. Увидев что-то столь нужное, он начал править формулы.

— А сейчас, — продолжил рассказ Алекс, не дожидаясь вопроса. — Я применил заклинание, которое должен знать любой уважающий себя путешественник между мирами. Оно дает тебе недостающие данные в те формулы, о которых я говорил ранее. Кстати, — Алекс потряс листками. — Вот это все, хоть и бесит, но полная хрень. Мир Тысячи Путей на то и сверх популярное место, так как какой-то то ли демиург, то ли еще какая-то сверхмощная сущность, закрепила его в реальности на одном месте. Мне остается посчитать лишь свое положение, чтобы переместиться куда надо. Скакать из обычного мира в обычный, намного сложнее.

— Поня-я-тно, — протянул Макс. — А что это за заклинание? Оно не похоже на магию хаоса.

— Любишь же ты поболтать, когда не надо, — ругнулся Алекс, допустив ошибку и яростно черкая листки. — В нашем мироздании дохреналион всякой магической чуши, которая пришла с незапамятных времен, и никто понятия не имеет, как она работает и что с ней делать. Маги, если ты не заметил, не особо часто спешат делиться своими наработками. Все такие заклинания называют «Магия древних», расписываясь в собственной глупости и невежественности. Так вот, это «древнее» заклинание умудряется превращать любую ману, даже тот же хаос в магию порядка, которая дает информацию по магии пространства. Как это работает, не спрашивай, сам не знаю.

Закончив с подсчетами, Алекс принялся за уже привычную работу с черчением магических знаков на земле. Правда в этот раз он подошел к работе намного серьезнее.

Так, он мощным потоком пламени, запек окружающую землю в твердую корку. Затем достал разнообразные колышки с привязанной к ним леской и принялся вбивать их в вниз, четко отмеряя расстояние.

Макс же в этот момент решил не тратить время зря, начав тренировку по микроконтролю плоти.

Морф всецело поддерживал начинание босса к совершенствованию, тоже присоединившись.

Так, кожа сидящего за столом землянина иногда шла мелкими волнами, расширялась или наоборот немного усыхала. Иногда вырастал мелкий шерстяной покров, который тут же сменялся миничешуйками и так помногу раз.

Наигравшись с этим, Макс отрастил у себя на ладони малюсенькую копию любимого тела Морфа, после чего выпустил эту химеру на столешницу.

Контролировать разом шесть лапок и положение монстрика в пространстве было далеко не так просто, как могло показаться. Благо, Морф давал подсказки и разъяснял тот или иной непонятный момент.

Первые разы у мужчины вообще ничего не получалось. Сейчас же конструкт из плоти весело носился туда-сюда, щелкая многочисленными лапками.

Это было похоже на очень сложное управление причудливой игрушечной машинкой.

Подобные развлечения хоть и тратили силы, но вполне покрывались имеющейся выработкой энергии. За прошедший год Макс стал значительней сильнее, впрочем, все также серьезно отставая от Вульфса.

Правда, Макса это не сильно огорчало. Его товарищ потратил пару десятилетий чтобы достичь своей силы. Более того, даже сейчас он продолжал свой рост.

Тем не менее, Алекс как-то признался, что темпы роста Зимина впечатляют даже его. Что бы не хотело создать Подземелье этого мира, оно создало вполне себе стремительно развивающийся организм.

Любой поглощенный враг в потенциале добавлял метаморфу могущества. Каждое сражение и победа делали его сильнее и крепче. Возможность же перенимать инстинктивное управление стихиями вообще выглядела, как невероятно сломанная способность… В теории.

Если так подумать, за прошедший год Макс должен был обладать куда большим числом полезных способностей, чем крылья мантикоры и крепость толсторога.

Все же с поддержкой Вульфса перед метаморфом открывались огромные перспективы.

Вот только все спотыкалось о то, что поглощение отнюдь не всегда оканчивалось успехом. Большая часть убитых монстров принесла Максу лишь обычный прирост энергии, но никаких особых сил.

А с ростом силы слабые твари переставали что-либо приносить, кроме обычного повышения энерго-запаса.

Оказалось, что подобрать чудовище, которое будет восприниматься тело Макса, как идеальный донор, не так-то просто.

Причем некоторые параметры этого поиска оставались для Зимина тайной даже сейчас.

Да, теперь форсаж уже нельзя было назвать смертоносным навыком скорее для самого его владельца, да и все остальные способности шагнули на новый уровень.

Но абсолютно новых сил было не так-то и много.

С другой стороны, даже такой прогресс всего лишь за год был немыслимым. Все же Макс не был талантлив как тот же Горшах, а вывозил исключительно на том, что дало подземелье.

— Я закончил, — прервал тренировку Макса Алекс.

Зимин с интересом оглядел внушительную печать, испещрённую линиями и мистическими знаками и, что логично, ничего в этом не понял.

— А ты как-то рассказывал, что в мире Тысячи Путей можно купить перемещающий артефакт, — этот вопрос Зимина очень интересовал, так как он сомневался в своих силах рассчитать самому что-то подобное.

— Если хочешь тратить кучу бабла за тупые финтифлюшки, твое право, — гордо задрал подбородок чернокнижник. — Но у меня хватает навыков, знаний и силы, чтобы не полагаться на чужие костыли. И да, эти артефакты работают лишь в сторону Тысячи Путей. Я уже рассказывал почему. Ладно, хватит тянуть время, вставай внутрь.

— Хех, — Макс передернулся. — Да я просто видел, что делают твои пентаграммы и вставать в одну из них…

— Просто не просто, — фыркнул демонолог, первым входя внутрь рисунка. — Хватит ссать, солдат. Видишь, я уже внутри. Так и быть, сегодня, обещаю, приносить тебя в жертву не буду.

— Как же я ненавижу пространственную магию, — внезапно осознал для себя эту простую истину Зимин.

— Я же сказал, не ссы. Если тебя перенесет в стену или землю, не паникуй, экономь воздух. Я постараюсь тебя побыстрее достать.

— Что?!

Шварк!

С яркой вспышкой, ослепившей прятавшихся в таверне служанок, двое мужчин исчезли из Хантина, на невообразимой скорости несясь сквозь безграничный хаос, пространство и само время.

*****

Спустя десять минут после вспышки во дворе появилось сразу несколько важных гостей, одно появление которых, запугало до полусмерти бедного трактирщика.

Первой вошла высокая женщина маг воздуха. Оглядев выжженный рисунок она мгновенно помрачнела, после чего, резко развернувшись и хлестнув длинными волосами по спине, куда-то решительно пошла.

Спустя буквально несколько минут появился второй гость, точнее гостья.

Темная эльфийка, гневно раздувая ноздри, сузившимися глазами оглядела случившийся беспорядок. Стоявшая вокруг охрана старалась выглядеть максимально незаметно и почти не дышать, чтобы ненароком не привлечь к себе внимание.

— Сбежать значит вздумал?! Трус-с-с, как и все мужчины! — столь похожему змеиному шипению позавидовал бы и висящий у нее на бедре змеиный кнут.

Скоро напуганные гражданские начали постепенно приходить в себя, проклиная столь неприятных посетителей, а в особенности ту двоицу, которую так активно искали.


Глава 11


Перемещение вышло коротким, но запоминающимся. Макса трясло, кидало из стороны в сторону и буквально растягивало, как хорошо пожеванную жвачку.

Низ, верх, право и лево исчезли, сменившись визгом, ярким светом со всех сторон и ощущением непонятного бурления.

Но наконец, спустя пару десятков секунд это испытание, к невероятной радости Зимина, закончилось, выбросив его прямиком на какую-то гладкую площадку из белого камня.

Макс, не удержался на ногах, чуть не разбив лицо. При этом вид более-менее спокойно стоявшего Вульфса изрядно раздражал.

— Никто не может удержаться в свой первый раз, — пояснил удивительно спокойный чернокнижник.

— Внимание прибывшим! — сухой голос раздался откуда-то сверху. — Просьба покинуть телепортационную площадку, освободив ее для следующей партии прибывших. В случае невыполнения этого требования в течение минуты, вы понесете административную ответственность согласно законам центральной части Мира Тысячи Путей. Начат отсчет: пятьдесят девять, пятьдесят восемь…

— Пошли, — Алекс дал руку, помогая Максу подняться. — Не стоит привлекать к себе лишнее внимание, тем более таким тривиальным способом. Уж поверь, правосудие гремлинов тебе не понравится.

Зимин огляделся, оценив круглую белую комнату, будто бы целиком высеченную в каменной породе. Потолок был куполообразным, и вся его площадь испускала ровный свет.

Выход оказался буквально в паре шагов, поэтому не составило никаких трудов покинуть помещение в указанный срок.

— Большое спасибо за использование телепортационных площадок компании Гремлин и Ко, — вновь раздался искусственный голос пока они шли по короткому туннелю. — Мы надеемся, что опыт работы с нами исключительно положительный. И раз вы выбрали именно нас, мы хотели бы рассказать вам о новейших услугах, которые позволят вам…

— Да-да, пасть захлопни, — рявкнул Алекс, разом остановив вещание. — Долбанная реклама. Все же в средневековых мирах есть и свои плюсы.

— А почему она замолчала? — не удержавшись, все же хмыкнул Макс. Уж чего-чего, но этого он не ожидал. Сюрреализм происходящего заставлял его чувствовать себя очень странно. — Рекламу обычно фиг закроешь.

— Да потому что чинить зал или ближайшие окрестности не хотят, — ответил Вульфс, подходя к опять же белой коробке и кидая в нее вытащенный из-за пазухи слабо засветившийся плоский камушек. — Плата за использование площадки. Можно было обойтись и без нее, но так будет ближе к смотровой площадке, — пояснил он. — Иногда через эти порталы какие только личности не проходят. Они же гарантируют анонимность и неотслеживаемость. И вот представь, хотя бы твой дружбан, Гидра, огорчится от рекламы, которую нельзя выключить, и выпустит вокруг какую-нибудь адскую чуму. Все подохнут, а зачем гремлинам ненужные расходы? Трупы там вытаскивать, пол отмывать. Вот и решили коротышки свести риски к минимуму.

За разговором мужчины подошли к выходу из комплекса.

— Ладно, Макс. Я специально выбрал самую лучшую точку обзора центрального района, чтобы ты смог в полной мере оценить красоту этого места.

— И что тут такого красив… — слова застряли у Зимина в горле, когда он все же вышел на свет.

Что же заставило Макса буквально потерять дар речи?

Скорее всего так на него повлияла форма Мира Тысячи Путей. Первое слово, которое он сумел подобрать у себя в голове для творившегося ужаса, это «гигантская ромашка».

Представьте себе титаническое круглое плато, которое полностью застроено невообразимой застройкой и его края уходят куда-то в туман и облака.

Вздымающиеся вверх небоскребы из черного камня, соседствовали с такими же высотными домами будто бы полностью выращенными из дерева. Хотя почему будто? На вершинах парочки таких строений на полном серьезе цвели какие-то гигантские цветы.

Имелись и современные строения из стали и стекла, но блестящие так ярко будто высечены из алмазов.

Но более чем стоэтажными небоскребами дело не ограничивалось, ведь между этими гигантами все было покрыто разнокалиберной архитектурой, формы которой навевали мысли о забористости той травы, которую курили строители.

Так, некоторые из зданий имели самые настоящие дыры сквозь которые то и дело проносились различные летающие твари или даже футуристические машины, будто бы шагнувшие из далекого будущего.

Значительно выше были уже внушительные платформы, нагруженные длинными контейнерами и неторопливо плывущие по своим делам.

Крыши некоторых домов пестрели садами или наоборот в них мигала светомузыка и можно было даже различить фигурки танцующих разумных. Вдалеке имелся бассейн размером с футбольное поле. Столь грандиозная конструкция покоилась сразу на нескольких массивных домах, в которых судя по многочисленным окнам тоже кто-то жил.

Людей на таком расстоянии было не видно, но многочисленные пляжные зонтики и зелень давали понять, что живущие там хорошо проводят время.

Вдруг разнесся чудовищный рев, когда прямо на глазах у опешившего Зимина с крыши одного из относительно высоких зданий ввысь взмыл титанических размеров красный дракон закованный в толстенную броню.

Рептилия усиленно махала пару секунд крыльями пока перед ней не открылся внушительный портал, в который она со всего маху и влетела, сложив крылья.

— Нихрена же себе, — выдавил Макс, пытаясь навсегда запечатлеть в памяти вид города, который сумел воплотить в себе фантастику и фэнтези, магическое прошлое и футуристическое будущее.

— Это еще че, — довольно улыбнулся Вульфс. Он буквально тащился от растерянности своего компаньона. — Если у тебя есть бабки, этот мир покажется раем, ну а если нет, то и ад кое-что может отсюда позаимствовать.

Макс поднял глаза в небо и язык вновь ему отказал.

Как было сказано выше, основание Мира Тысячи Путей представлял собой грандиозную, но все же конечную равнину, уходящую далеко вперед.

Да, землянин не мог увидеть края основания, но это и не требовалось, ведь он видел, чем оно заканчивалось.

От основания мира по диагонали вверх уходили пять лепестков. Пять титанических вытянутых кусков земли размерами ничуть не уступающие своему основанию, а, скорее всего, его превышающими.

И каждый из лепестков был застроен не меньше чем само основание «ромашки».

На таком расстоянии было видно плохо, но вполне четко прослеживались особо высокие шпили тамошних небоскребов и других построек.

Макс решительно не представлял, как здесь работает гравитация, позволяя существовать такой сумасшедшей конструкции.

«Интересно, если кто-то попадет на стык, разорвет ли его гравитация на две части? Или она размажет его по земле?»

Морф тоже молчал, пораженный таким зрелищем. Можно даже сказать, для видевшего так мало в жизни симбионта, представленный вид был скорее пугающим.

На одном из лепестков особо выделялась сияющая неприятно ярко башня, на противоположном же лепестке мерцала жутким красноватым светом широченная гора, так похожая на вулкан.

— Представительство ангелов, как сил порядка и демонов, как сил хаоса, — пояснил Вульфс, заметив куда смотрит Макс.

— А разве демоны не хотят лишь уничтожать?

— Обычно так и есть, — кивнул чернокнижник. — Я бы даже сказал, это в их природе всегда независимо от обстоятельств. Вот только они, как и это бы не парадоксально, иногда могут эволюционировать, контролируя собственные позывы и направляя их в более конструктивное русло. Поэтому демонические миры, которые сумели это сделать, открыли свое представительство в Тысячи Миров.

Макс вновь перевел взгляд на лепестки и содрогнулся, когда представил, что произойдет если вся эта масса камня, размером с какую-то небольшую планету, рухнет им на голову.

— Что за странная форма, — тихо протянул он, но Вульфс все же услышал. — как это могло вообще появиться.

— А оно появилось не само по себе, — пожал плечами демонолог. — Приглядись, — он указал пальцем четко в небо, где очень близко сияло местное Солнце.

— А, оно не слишком близко? — подметил Безумный какую-то странность. Хотя в этом мире труднее было найти что-то обыденное.

— Даже ближе чем ты думаешь! Все что ты видишь — это исполинских размеров манипулятор, который миллионы лет назад что-то делал с этой мини звездой. Но потом он был почему-то заброшен. Спустя тысячелетия на него случайно наткнулись гремлины, после чего, немного поработав, сумели создать для себя маленький мирок. Но они что-то напутали и поле, скрывающее столь лакомый кусочек, исчезло. Что привело сюда целую уйму вторженцев. Как ты понимаешь, они все пересобачились, повоевали, ну и наконец помирились, решив, что это место станет нейтральной территорией для всех.

— А гремлины? Я как-то сомневаюсь, что их вся эта чехарда не коснулась.

— Еще как коснулась. Но эти безумные артефакторы и механики пролезли слишком глубоко внутрь механизмов манипулятора, чтобы их можно было так просто выбить. Скорее уж сам мир рухнет, чем они бросят так понравившуюся им железку.

— Да уж. А на чем мы, кстати, вообще стоим? — более-менее пришел в себя Макс. — Отсюда видно все как на ладони. Это какой-то небоскреб?

— Лучше, — довольно хмыкнул Вульфс. — Мы сейчас, на лучшей полуофициальной обзорной площадке, которая в свою очередь расположена на главной цитадели кланов гремлинов. Это если что их собственное представительство для гремлинов из других миров этой части вселенной.

Мимо них прошли какие-то прямоходящие розовые крысы без клочка шерсти одетые просторные серые одежды. Они заняли место чуть дальше возле следующего обзорного бортика, рассматривая город внизу и дружно попискивая.

— Ну а что дальше? — уточнил Макс.

— Дальше мы с тобой попремся продавать купленные мной и тобой в Хантине зелья. Ты надеюсь тоже все купил?

— Да, — Зимин потряс тощей сумкой, в которой звякнули несколько дорогих эликсиров. У мужчины имелось золото, но оно обладало куда меньшей ценностью в мире Тысячи Путей.

— Ладно, тогда пошли.

Товарищи прошли чуть дальше в сторону причудливых знаков с изображением зеркала. Как оказалось, путь туда вел к местной сети телепортеров.

Вновь похожая белая комната, правда и размерами поменьше.

Алекс полез в карман и достал очередной плоский камешек. Макс сумел разглядеть на нем вырезанные знаки. Местная монета отправилась в коробку и перед путешественниками появился полупрозрачный список, где слева был выписан текст, а справа картинки районов.

— Пожалуйста, выберите точку перемещения.

— Нижние районы, третий лепесток, Двадцать Четвертая Площадь Торговли. — четко сказал Вульфс, смотря как список замерцал и перед мужчинами осталось лишь одно изображение.

Макс с удивлением осознал, что он вполне себе понимает текст, на что он и обратил внимание Алекса.

— Ангелы постарались. Эти пернатые, мастаки накладывать мощные заклинания изменения реальности. Теперь любой прибывший разом получает знание местного гремлинского языка.

Переход прошел не в пример лучше межмирового. Легкое чувство падения, как в самолете при воздушной яме, и они в такой же комнате, но уже за сотни километров выше и дальше.

— Большое спасибо за использование телепортационных… — вновь забубнил привычный голос, но товарищи успели выйти до того, как началось рекламное предложение.


Глава 12


Что можно сказать об одном из нижних районов Мира Тысячи Путей? Ну, во-первых, он располагался возле самой поверхности, учитывая же многоярусность этого мира, надо полагать здесь жили отнюдь не самые богатые и законопослушные люди.

Правда насчет законопослушности мало кто вообще мог здесь этим похвастаться. Сюда приезжали космические и межмировые пираты, торговцы, правители стран, богачи, могущественные маги и жуткие чудовища.

Кто-то продавал ресурсы своих миров, другие покупали редкие технологии, третьи торговали рабами, захваченными в последних завоевательных походах.

Объединяло их всех одно, после заключенных сделок они знали где можно хорошенько отдохнуть и расслабиться.

Мир Тысячи Путей был великолепным курортом, перевалочной базой и торговой площадкой для такого рода посетителей.

Любые сексуальные удовольствия, наркотики, развлечения, извращения и еда были доступны тем, кто готов был заплатить.

И весь этот спектр услуг был доступен не только для людей и рас на них похожих. Жуткие иллитиды, печально известные пожиратели разума, могли купить мозги любого разумного, а бессмертные драконы могли потешить свою кровожадность, заживо пожирая десятки беспомощных разумных.

Как было сказано выше, непрекращающаяся война порождала рабов и секс-рабынь даже на самый притязательный вкус. Хотите молодых, старых, со свободной волей или без? Промытыми мозгами или полностью осознающих ужас своего положения?

Бордели Мира Тысячи Путей радостно откроют перед вами свои двери. Главное, платите.

Души, мистические артефакты, сложные технологии, космические корабли или банальное золото — это было валютой, от которой зависело все.

Но если всего этого было мало, то как вам идея растрясти кровь на одних из самых ярких гладиаторских аренах? Ведь можно не только смотреть, но и участвовать. Правда надо быть готовым, мало того, что представить другим разумным зрелище, так и быть готовым умереть самому, если что-то пойдет не так.

Вся эта страшная в своей безжалостности система плавно опускалась с самого верха вниз.

Если вершину занимали правители планет и даже целых миров, архидемоны и архангелы, середину же известные завоеватели, архимаги и сильные сущности, нижний уровень, как самый обширный, отводился всем, начиная от адмиралов межмировых пиратских армад, заканчивая матросами этих самых объединений.

Они выплескивались на уровни бушующей, пенящейся от грязи волной, заливая все на своем пути деньгами и кровью.

Могло бы показаться, что в таком мире правит балом беззаконие, но это было бы не до конца верным.

Лучше всего бы описал сложившуюся систему термин: «Контролируемый хаос».

Вся поверхность Мира Тысячи Путей была разделена на глобальные области, где вершину занимали различные могущественные силы. Где-то это мог быть план порядка в лице ангелов, а где-то силы хаоса. Иногда это могли быть маги или даже те же драконы.

Области в свою очередь делились на районы, в которых опять же балом правило какое-либо мощное существо или организация, присягнувшие на верность первым.

Районы делились на улицы и кварталы, которые опять же отходили той или иной банде.

Гремлины не хотели монополизации целых областей одними силами, поэтому высшие сущности были вынуждены иметь под контролем не своих представителей.

Проще говоря, хоть тем же ангелам Порядка и было проще создать полную вертикаль власти вплоть до улиц лишь из ангелов, им приходилось нанимать кого-то другого.

Именно на плечи всего этого многообразия и ложились заботы по оказанию порядка.

Другое дело, что за то же убийство, всегда можно было откупиться, как и за многие другие преступления.

Каждого «правителя», начиная от улицы и заканчивая областью интересовал лишь доход, который они получали от нижестоящих. Пока уровень дохода не падал никого особо не интересовало, как живут обычные смертные.

Наплевательское отношение включало в себя прикрывание глаз на войны банд или то и дело случавшиеся перевороты во власти. Главное, новым боссам было не просрочить «ежемесячную выплату дани» и тогда проблем не будет.

К тому же, даже несмотря на то, что в Мире Тысячи Путей смертность была намного выше, чем естественный прирост населения, никогда не было нехватки в приезжих.

Ведь все знали, что это место настоящий Клондайк для смелых и находчивых, почему-то забывая, что таких, как они, тут каждый второй, если не первый.

Во-вторых, же, нижние уровни до боли напоминали тот же Хейден со всем своим многообразием различных рас, правда, с намеком на цивилизацию.

Так, мусора в округе было все же поменьше, да и одежда у многих из жителей этого мира была посовременней. Хоть и ненамного. Тут могли соседствовать невообразимые камзолы и кафтаны вместе с рыцарскими доспехами.

Особенно весело было наблюдать артефактные повозки вместе с вполне современными машинами или даже конными бричками. Движение по таким дорогам было ужасным, так как многие пешеходы выходили на проезжую часть, вызывая ругань и оскорбления.

Вероятно, это было из-за чрезмерного количества народу. Трудно было пройти и метра чтобы кого-то не задеть плечом.

Путь Алекса и Макса закончился возле одной из вывесок, на которой значилось «Алхимическая лавка Рашиновича». Чтобы подняться к двери даже имелись более-менее целые каменные ступеньки.

— Ничего не говори, а то этот жук опять начнет пытаться выскользнуть, — предупредил Макса Вульфс. — Говорить буду лишь я.

На это Зимин лишь пожал плечами. Ему было все равно.

Открывшаяся дверь звякнула привязанным сверху колокольчиком. Не особо ярко освещенное помещение порадовало покупателей многочисленными стеллажами, наполненными десятками зелий, тянущихся аж до потолка.

Возле стойки мрачно стоял темнокожий громила с кожей похожей на наждачную бумагу. Он подозрительно оглядел товарищей, стиснув массивную лапу у себя на поясе, где висели одноручные топорики.

— Иду-иду, — откуда-то из глубины магазина раздался угодливый голос. — Наш магазин всегда рад любому клиенту! Это счастье, что луна и звезды привели вас сегодня к н… А! Вульфс, какое счастье тебя тут видеть. Давно ты к нам не заходил.

Лицо выглянувшего торговца успело сменить сразу несколько выражений, от радости до страха и заканчивая вновь натянутой улыбкой.

Алекс мрачно ухмыльнулся, подходя к насторожившемуся алхимику.

— Да вот, Рашинович. Решил вновь наведаться в этот мир по делам. И тут про тебя сразу вспомнил. Думаю, дай навещу старого друга.

— Ах, дела, понимаю-понимаю. Все мы занятые люди! И ваша правда, друзей забывать никогда не стоит.

— Кстати, Рашинович, — Алекс тронул висок будто что-то вспомнил. — А ты уже вернул те деньги, которые ты мне должен? Как я понимаю они уже лежат на базе, не так ли?

— Ой, господин Вульфс, — пригорюнился торговец. — Понимаете, тут такие обстоятельства… Ой, больно-больно! Пожалуйста, отпустите мой нос!

Чернокнижник резко выкинул руку и ухватил Рашиновича за его длинный шнобель, заставив танцевать на носках и упереться руками в стойку, чтобы удержать равновесие.

Охранник резко вскинулся, доставая топоры, а Макс, хоть ему и решительно не нравилось происходящее, уже трансформировал руки в острые клинки.

— Стой-стой! — Перепугался торговец, крича своему охраннику. — Это же господин Вульфс, ты дубина! Как ты только выжил тут, если не узнаешь таких людей. Убери топоры, кому сказал!

— Ну так что, прощелыга ты этакая, — ласково уточнил Алекс, совершенно не обращая внимания на грозно сопящего охранника, который неохотно встал на прежнее место. — Мы оба понимаем, что ты мне должен. Сколько еще собираешься тянуть с выплатой? У меня ведь терпение не железное, уверен, ты это отлично понимаешь.

— Я бы рад, честно! — Рашинович начал яростно жестикулировать руками. — Но недавно была очередная война банд, да и торговля стала хуже идти. К тому же, я только заплатил дань, свободных денег вообще нет, поэтому…

— Понятно все с тобой, — Алекс отпустил нос торговца и вытер пальцы о стойку. — Я слышал это песенку уже не один раз. Скользкий ты все же человек, Рашинович. Как просить мою помощь, это на раз два, а как платить, так у тебя обстоятельства. Тебе повезло, что у меня есть эксклюзивный товар зелий с Хантина, уверен ты найдешь у себя им применение. Причем заметь, максимально выгодно для меня с товарищем. И уж поверь, это лишь проценты за неуплату.

— С Хантина говорите? — маска Рашиновича на мгновение треснула, показав под ней нечто другое. Но он мгновенно собрался, вновь вернув угодливый тон. — Тогда надо бы сначала посмотреть товар.

— Смотри. Безумный, доставай и свои зелья тоже.

Спустя сорок минут товарищи вышли из магазина с значительной партией местной валюты.

Рашинович вертелся как уж на сковороде, дерясь за каждую монетку, но демонолог был непреклонен, заставив его под конец через слово поминать богов и свое несомненное разорение.

— А это было обязательно? — уточнил Макс, когда они отошли. — А то больно это похоже было на рэкет из девяностых.

— А это он самый и есть, — ошеломил Зимина ответ. — Вот только перед тем как ты будешь делать выводы, знай, что этот, Рашинович, паскуда, которая кроме своих любимых зелий барыжит еще и наркотой. Тоже, если что, алхимической, и уж поверь убивает она не хуже, чем тот же клинок. В доме же у него имеется несколько молоденьких рабынь.

— Получается ты крышуешь наркоторговца?

— Скорее перекупщика, — поправил Алекс. — Он сам не торгует, а лишь сплавляет наркоту дальше, за пределы нашей территории. И мы не только его крышуем, а всех, кто торгует и барыжит на этой и еще четырех соседних улицах. И нет, это все под контролем нашей банды.

— Но разве это правильно? — возмутился Макс. — Я понимаю суть «крыши» и хоть она мне не нравится, но я ее понимаю. Но наркотики?

— Эх, парень, — Вульфс как-то невесело хмыкнул. — Уж поверь, это далеко не самое худшее, что есть в этом городе. А бороться с этим бессмысленно и бесполезно. Это место буквально создано чтобы этими самым пороками торговать. К тому же, если ты не заметил, я сказал, что он лишь перекупщик. Остальные торговцы тоже не толкают здесь дурь. И уж поверь, это мало кому нравится. Наша банда придерживается правила, не сри там, где живешь. Та же фигня и с работорговцами. На наших улицах никто не будет бояться, что его как-нибудь утянут в темный уголок, после чего продадут богатым извращенцам.

Чернокнижник зло замолчал и между товарищами повисла неловкая тишина.

Причина, почему Вульфс так яростно отстаивал свои слова, заключалась в том, что он и сам не особо любил ту систему, которая сложилась в этом мире. Пусть он и не был святым, но отсутствие запретов беспокоило.

Уже то, что его банда отказалась от наркотиков и работорговли было исключительно его собственным достижением. Именно он протолкнул и доказал необходимость таких условий.

Конечно, это негативным образом сказалось на прибыли, однако все компенсировалось тем спокойствием, которым могли похвастаться немногие районы этого проклятого города.

Живущие здесь местные и сами постепенно оценили плюс от такого развития событий, пускай и продолжали сожалеть о невозможности возвратить старый добрый «бизнес».

Впрочем, он не собирался этим хвастаться перед Зиминым, считая подобные выше своего достоинства.

— Как-то это все же неправильно. — вновь повторил Макс.

— Такова жизнь. А сейчас пошли уже на базу, познакомлю тебя кое с кем. Предупреждаю, много не болтай, ну и особо им не доверяй.

Зимин иронично хмыкнул.

— Я так смотрю, этот совет ты будешь мне давать при каждой встречи со своими знакомыми.

— Начинаешь улавливать суть. — ответно усмехнулся Вульфс.

— Кто-то не умеет подбирать знакомых? Или «такова жизнь»?

— Скорее я лучше всего могу понять, что у таких людей в голове. — закончил разговор Алекс. — С праведниками никогда не знаешь, в какое полушарие им ударит моча в следующую секунду. — и в последнем утверждении вполне себе чувствовалось предупреждение.


Глава 13


Базой группировки Вульфса оказалось красивое десятиэтажное здание, на первых трех этажах которого оказался огромный клуб-ресторан и, попутно, дорогой бордель. По резным балкончикам, специальным нишам с каменными вазами и искусной лепниной по фасаду становилось понятно, что это не типовая застройка.

А уж богатство внутреннего убранства окончательно подводило итог, что это заведение явно не для всех. Чем-то оно напоминало те великолепные и порочные заведения из фильмов про мафию тридцатых годов двадцатого века.

Это там, где были роковые красотки в красных платьях с полностью открытой спиной, широкие сцены с поющими музыкантами и нарочитой пышностью, лезущей из всех щелей.

Люди приходили туда проматывать настоящие состояния и не важно, что заработаны они были кровью и потом обычных людей.

Осталось добавить ко всему этому, что многие из официанток были представительницами различных рас и одеты они были довольно слабо.

Все это великолепие просматривалось через большущие, чуть ли не на всю стену, выходящие на улицу окна.

На входе, как полагается, оказалась охрана из нескольких человек, закованных в сталь. В руках они держали тяжелые арбалеты, обводя улицу перед ними мрачными взглядами и заставляя обычных зевак не толпиться у окон.

Однако стоило Вульфсу перед ними появится, как бойцы дружно вытянулись по струнке, преданно пожирая глазами чернокнижника.

Особенно это было примечательно тем, что они были бандитами, которым обычно не присуща дисциплина и выправка.

— Господин Вульфс! Рады, что вы вернулись! — рявкнул главный из их караула, здоровенный амбал с бычьей шеей и бритой головой. Одного уха у него не было, вместо этого имелась неприятная даже на вид оплавленная воронка. В этом углублении торчал встроенный в плоть небольшой артефакт похожий на древнюю слуховую трубку.

— Вольно Бочка, — отмахнулся Алекс. — За время моего отсутствия ничего важного не случалось?

— Никак нет, господин. Разве что банда Кожевника опять начала возникать, но мы быстро заставили их засунуть свои языки обратно себе в задницы! Куда им переть против нас?!

— Рад слышать. Кстати, этот парень, Макс Зимин, со мной. Он собирается присоединится к нашей дружной семье. И да, Бочка, я бы советовал быть внимательней, когда соберетесь его проверять.

— Да что вы босс. — бандит гулко засмеялся. — Мы же просто веселимся.

— Ну-ну, — хмыкнул Алекс. — Тогда знай, что Макс у нас парень резкий, поэтому осторожней со своими любимыми проверками на прочность.

Сказав все, что хотел, Алекс с Максом двинулись вперед. Один из бойцов нервно дернулся к двери, аккуратно ее придержав, после чего тихо за ними ее закрыл.

— А что за проверка? — уточнил Макс, пока они шли по небольшому коридору обшитому бархатом и украшенному эротическими картинами.

— Стандартная практика новых коллективов с местными особенностями. Будут пытаться понять, что ты за человек, что умеешь, насколько опасен. Можно ли тебя нагнуть, шестерка ли ты или нормальный пацан, если перейти на определения попроще.

— Ну мы это еще посмотрим, — ухмыльнулся Макс. — Кто тут шестерка.

Тяжелые стальные двери поддались невероятно легко, что явно не обошлось без магии. Тут же товарищей оглушила музыка, громкие разговоры и смех десятков, если не сотен людей.

Нижние этажи базы были разделены на обширные залы, в которых могли стоять столики с удобными диванчиками, сцены с полуголыми танцовщицами и зрителями, или те же бары с любителями алкоголя.

Ну и, конечно же, не стоит забывать многочисленные игорные столы и прочие места по более-менее честному отъему денег у толстосумов.

Тусующийся и развлекающийся народ был достаточно разнородным. Буквально в паре метров можно было увидеть чопорных аристократов, недовольно смотрящих на громко обсуждающих прелести танцовщиц наемников или шаманов варваров, одетых в шкуры и жадно жрущих еду руками.

Многие, ничуть не стесняясь других, жадно тискали местных жриц любви, каждая из которых выглядела достаточно дорого, подчеркивая статус этого места.

Идущий за Вульфсом Макс почувствовал за спиной подозрительное движение, мгновение и он разворачивается, готовясь вскрыть наглого убийцу на месте.

Когтистые лапы уже легли на чешуйчатое тело, в то время как чьи-то руки обхватили шею метаморфа крепким захватом, чтобы тут же запечатать его губы крепким поцелуем. Макс опешил, когда тонкий и не по-человечески длинный язык начал блуждать у него во рту, опускаясь чуть ли не в пищевод.

Удовлетворившись поцелуем змеелюдка отпустила Зимина, чтобы он сумел повнимательнее ее рассмотреть. Змеиная голова и шея плавно переходила в толстый капюшон вроде тех, которые бывают у кобр. Минимум же одежды позволял оглядеть стройное, пускай и худое тело. Все же у змей нет груди, так как они не млекопитающие.

— Шасса, ну сколько можно, — выругался стоящий рядом Вульфс, обратив на себя внимание. Возле него нашлась сестра близнец первой змейки. — Твои с сестрой увлечения становятся все напряжней. Я же приказал вам не приближаться ближе чем на десять шагов.

— Мы с Шиссой соскучились-с-с, — прошипела Шасса, попытавшись обнять демонолога, но тот оттолкнул ту, ткнув ладонью в грудь. — Ты так быстро ушел-с, что мы не успели толком попрощаться-с.

— Макс, пошли. Хватит тратить время на этих гребанных извращенок.

Зимин только тут заметил, что вторая сестра уже приблизилась к нему невероятно близко и ее шаловливые ручки тянулись куда-то вниз.

— Приятно познакомиться дамы. Вы одна из самых прекрасных вещей, которой сумел порадовать меня этот мир, — улыбнулся Макс своей лучшей улыбкой. — Но у меня с моим товарищем еще есть важные дела. Если что я…

— Пошли герой любовник. — недовольно толкнул его Алекс в спину, заставив прерваться.

— А почему ты с ними так груб? — Макс оглянулся, смотря на двух таинственно улыбающихся змеелюдок. Шисса, которая его поцеловала, приложила ладонь к губам, отправив воздушный поцелуй.

— Угу, груб, — Алекс сделал вид, что хотел сплюнуть, но передумал. — Шасса и Шисса, две сестры змеелюдки. Конченные нимфоманки и извращенки, которые обожают причинение боли как себе, так и партнерам. Бисексуальны. Инцест для них совершенно обыденен. Ходят слухи о некрофилии, — от последних слов Зимина перекосило, когда он вспомнил тот поцелуй.

Однако Алекс, наслаждаясь ситуацией, еще не закончил.

— Для них не существенно если их партнер во время акта соития перейдет в, скажем так, не совсем живое состояние. Скорее, по их мнению, это лишь добавить процессу изюминки. И кроме всего прочего, они одни из самых лучших боевиков нашей группировки. Шасса владеет техникой боевого исцеления своего народа, это что-то типа твоего форсажа. Шисса же превосходная убийца и отравитель. И при этом обе из них неплохие маги воды. Такими кадрами, к сожалению, не разбрасываются, даже не смотря на их наклонности.

Макс потерянно все это слушал, пока они поднимались по лестнице на второй, а затем и на третий этаж.

— Ну и вишенка на торте в том, что ты, герой-любовник, выразил свой интерес к этим двум напрочь отбитым бестиям. И уж поверь, они это так не оставят. Думаешь, почему они спустились в общий зал? Просто среди бойцов нашей банды уже давно нет столь отмороженных, что согласны с ними перепихнуться. О чем-то я еще забыл… А! Они вроде как какое-то время тусовались в какому-то демоническом культе, связанном с удовольствием, но вроде как ушли. Но знаешь ли, по своему опыту могу сказать, что из культов редко просто так уходят.

Алекс повернулся и с мерзкой улыбочкой похлопал Зимина по плечу, вроде как с дружеской поддержкой.

— Но ты парень крепкий, части тела умеешь отращивать там. Так что дерзай, может и сумеешь все это пережить.

Макс зло глянул на насмехающегося чернокнижника, как вдруг его внимание что-то привлекло.

— У тебя с ними что-то было, — Зимин не спрашивал, а утверждал.

— Не понимаю, о чем ты. — тут же отбрехался Вульфс. По мнению Макса слишком поспешно.

Макс хотел было продолжить тему, но их прервали.

— Кого я вижу! — Они были уже на пятом этаже, как кто-то их громко окликнул. До этого стоявшие в коридорах охранники лишь открывали закрытые двери или отдавали воинское приветствие.

К удивлению, Безумного порядки в здешней преступной группировки были жесткими. По большому счету, все происходящее чем-то даже напоминало самую настоящую армию. Каждый из встречных бандитов относился к стоянию на посту максимально серьезно.

Лицо чернокнижника дернулось в раздражении, и он медленно развернулся к хромающему старику. Тот выглядел довольно жутко. Высушенное временем тело, выцветшие, практически белые глаза и неприятные усмешка, которая была столь похожа на ту, которую изображал сам Вульфс. Одет он был в черно-красную мантию, подвязанную толстым изукрашенным поясом.

— Кого я вижу! — маг, а это был, без сомнения, именно он театрально взмахнул руками. — Это же мой предательский ученик. Кха-кха! Как прошли твои странствия? Втесался кому-то в доверие и предал его? Хотя? где мои манеры, — старик посмотрел на Зимина, гулко закашлявшись. — Позволь представиться. Гарсиус-Ван-Дойч, архимаг хаоса и демонологии и, по совместительству, учитель этого неблагодарного куска говна, который оскверняет своим существованием мир возле тебя. Что сверкаешь глазами, Вульфс? Я говорю, кха, именно про тебя!

— Проклятье, учитель. Мы уже обсуждали это множество раз! — мгновенно взорвался Вульфс, уперев яростный взгляд в архимага. — В той ситуации это был единственный выход! Твоя жажда мести заставила выбирать между тобой и долбанным миром, чтоб ему провалиться! Да даже если бы я выбрал тебя, думаешь это что-то бы изменило?! Мы все просто отправились бы следом за тобой в ад!

— Говори, что хочешь, предатель, — Гарсиус плевался ядом ничуть не хуже своего ученика. — Это не изменит факта твоего мерзкого предательства!

— Вы вообще-то выжили! Все остались в плюсе! А если бы мы последовали вашему плану, то уже переваривались в желудке архидемонов.

— Уж не твоими заботами! Что, сказать нечего, отрыжка бездны? Радуйся, что я до сих пор не скормил твою мерзкую плоть самым жутким тварям бездны. А уж душу. О-о-о… Я бы мучил ее вечность! Не иначе мягким стал на старости лет. Поэтому убирайся с глаз моих и наслаждайся своим дерьмовым существованием!

— Я уже убивал архимагов, — рявкнул Вульфс, наливаясь злобой. — Кто сказал, что у тебя бы это получилось? Поэтому оставь свои пустые угрозы при себе!

— Пустые?! Ты сказал, пустые? Да я тебя за это…!!

Макс медленно отходил от брызжущих друг на друга ненавистью магов. От гнева столь могущественных людей стоять рядом было физически неприятно. Тени в углах стали гуще, а уши стали слышать подозрительный шепот.


Глава 14


Находившиеся поблизости бандиты, видя творившуюся чертовщину, оперативно сбежали. Правда, как оказалось, за помощью.

— Господа! Господа! — мягкий и ироничный голос заставил спорщиков повернуться к новому действующему лицу.

— Слерс, — цыкнул Алекс, смерив того нехорошим взглядом. — У меня к тебе тоже есть парочка вопросов. И первый из них где ты достал тот портал? Его координаты в Хейден оказались полной хренью. Меня выбросило в чертовом подземелье, где я несколько дней искал путь к разумным! Это, по твоему, называется: «лучший портал»?!

— Как я сказал, господа, не стоит так горячиться. У всех у нас есть единая цель и все мы в одной лодке. Не стоит устраивать конфликт на ровном месте. — Слерс говорил тепло и убедительно. Выглядел он как невысокий добрый толстячок, который разъезжает в фургончике и продает детишкам мороженое.

Единственное, что все портило — это глаза. По ним было очевидно, что твой собеседник даже не убийца, а нечто куда худшее.

Нечто от чего любой серийный убийца на Земле предпочел бы сам себе вскрыть глотку, чтобы не вызывать неодобрения у такого человека.

— А насчет порталов, Алекс, давай выберем место для разговора получше. Уверен, это здание нам всем еще пригодится. — данная фраза намечалась архимагу.

— Не радуйся раньше времени. Хорошо, что у меня есть дела, которые важнее такого предателя, как ты. — с этими словами Гарсиус раздраженно похромал куда-то прочь.

— Вот же сука, — буркнул Вульфс. — Сам же ту кашу заварил, а теперь меня во всем и обвинил.

— Как будто тебя это удивляет, — рассмеялся Янис. Смех у него был, на удивление, заразительный. — Мы, чернокнижники, вообще редко признаем свою вину.

— Нет. Просто бесит.

— Хорошо. Я так понял, твое путешествие прошло не без проблем. И честно говоря я удивлен, что ты решил кого-то захватить с собой. Насколько я знаю, на тебя это не похоже, Алекс.

— Макс Зимин, — Вульфс кивнул в сторону Безумного. — Перспективный метаморф, а попутно мой земляк. Да, именно, что с той Земли. А это Янис Слерс магистр магии хаоса. Но в некоторых аспектах знаний о гибельных силах он может дать фору даже моему, мать его, учителю. В конце концов, Янис настоящий глава огромного демонического культа.

— Бывший глава. — поправил Слерс с улыбкой. — К счастью, все это в прошлом и я теперь, можно сказать, на пенсии. — он с намеком посмотрел на Вульфса.

— Я думаю довольно скоро он сумеет достичь уровня сил, чтобы добраться до внутреннего круга, — кивнул Алекс на молчаливый вопрос. — Ну а пока, уверен, можно будет рассказать ему о наших целях. Как мне кажется ты для этого лучше подходишь.

— Любишь же ты, Алекс, вечно переводить ответственность на кого-то другого. — шутливо покачал головой Слерс. — То на бедного Портиса скинул всю тяжесть власти, то на меня пытаешься?

— «Бедный Портис» как бы нас обоих еще не пережил.

Макс во время этого разговора переводил взгляд с одного на другого. Он догадывался, что сейчас решается его дальнейшее положение в группировке, поэтому особо не лез с вопросами.

— Если ты в нем так уверен, то под твою ответственность, — кивнул Слерс, двинувшись наверх, следом пристроились и оба землянина. Путь их вывел на восьмой этаж в серьезно обставленный кабинет. Черный мрамор на полу, огромная площадь помещения и здоровенный вытянутый стол — все это буквально кричало, что тут сидит большой босс.

Тем не менее, Слерс двинулся к небольшому круглому столику в углу с шестью мягкими креслами.

Когда товарищи расселись внутрь вошла секретарь, сверкая длинными ногами и вполне себе современной юбкой и кофтой. Макс до сих пор не мог привыкнуть к этому смешению культур, времен и технологий. Она расставила перед троицей чашки с горячим кофе, после чего, дежурно улыбнувшись, ушла.

Все трое с наслаждением приложились к кофе. Если для землян это было напоминание о доме, то Янису просто нравился вкус. К тому же, даже на вкус такого дилетанта, как Макс, кофе явно было каким-то особо дорогим и приготовлено оно было не просто так.

— Хорошо, — Слерс поставил чашку и откинулся в кресле. — Иногда я думаю, что знания это, конечно, хорошо, но удовольствия намного более… М-м-м… Притягательны. Как ты считаешь, Вульфс?

— Даже если бы я захотел, то ничего бы не смог изменить, — оскалился Алекс. — Я намертво привязан к демоническому плану гнева. Это ты птица вольная, то у архидемона знаний зернышки поклевал, то к повелительнице удовольствий заглянул.

— Извини меня, Макс, правильно? Если я начал говорить о вещах, которые тебе не совсем понятны. — повернулся Слерс к Зимину. — Это наша, так сказать, внутренняя кухня, как чернокнижников.

— Ничего-ничего, — отмахнулся Макс. — Я в магии все еще профан хоть и стараюсь это исправить. Поэтому узнать что-то новое для меня очень ценно.

— Жажда знаний, — благодушно кивнул Слерс. — Как бывший культист плана стремления к тайнам, я не могу этого осуждать. Но что я все о себе и о себе? Как ты уже, наверное, понял, двое из троих самых главных людей нашей группировки уже здесь. Поэтому расскажи все самое важное о себе, что считаешь нужным.

— Ну, — Макс задумался. — Я метаморф, причем магический. Это значит, что с некоторыми ограничениями я способен повторять природные способности и магических монстров, а также комбинировать их умения. К примеру, сейчас я имею возможность управлять магией воздуха для полета и землей для укрепления чешуи.

— Что за ограничения? — уточнил Янис.

— Для использования новых сил мне недостаточно просто посмотреть на владельца. Я должен его поглотить, сожрать ключевые органы и определенную массу тела. Причем сделать это надо исключительно в бою и при этом, желательно, в бою один на один. Чем больше помощи со стороны, тем ниже шанс получения сил.

— Сколько мы из-за этого просрали потенциальных возможностей, не сосчитать, — хмыкнул Вульфс, приложившись к кофе.

— От чего зависят ограничения? Возможно ли это психологический барьер?

— Не похоже, — покачал головой Зимин. — Мои силы, скажем так, очень похожи на одного монстра Хантина. И у него та же самая проблема. Сомневаюсь, что истинные метаморфы имеют психологические ограничения.

— Понятно. Это все?

— Нет. Кроме этого, я способен к взрывной адаптации, правда эта способность действует далеко не всегда. К примеру, мне пришлось сразиться с одним необычным типом демонов. Они были способны проходить через материальные объекты и становится нематериальным даже для магических атак. Так вот, я был на краю гибели, и лишь тогда мое тело научилось поглощать эту призрачную энергию.

— Готов поспорить, это из-за тебя, а Вульфс, нашему другу пришлось с ними драться? — ухмылялся Янис.

— Если будешь говорить таким тоном, хер тебе, а не доступ к ним.

— Все-все, зачем так горячиться, — поднял руки Слерс. — Ты же знаешь мой интерес к необычному проявлению хаоса.

— Как и у всех нас. Ведь неизвестный хаос — смертельно опасный хаос. — подвел точку Вульфс.

— Из минусов, я не маг. Совсем. Способен контролировать лишь ту магию, которая напрямую связана с телом.

— Итак, подведем итоги. Ты, Макс Зимин, форменный и бескомпромиссный штурмовик. Твоя сила растет лишь в прямых сражениях. Ты способен адаптироваться к противникам. Как у всех метаморфов, пока есть жратва ты очень трудноубиваем. В недостатки запишем невозможность развития в магическом плане. — Слерс задумчиво постучал пальцами по столу. — А знаешь, Вульфс, в твоем случае вопрос снимается. И впрямь лучше приводить кого-то пореже, но зато качественнее.

— Кого-то приводить? — поднял важный момент Макс.

— Да, — кивнул Янис, улыбнувшись. — Думаю, теперь моя очередь кое-что рассказать. Как ты видишь, все вокруг принадлежит нашей банде, Темные Души, и у этой банды есть те, кто стоял у ее истоков.

Слерс кивнул на Алекса.

— Это я, наш друг, Алекс, и тот ворчливый старик, которого ты видел в коридоре, архимаг Гарсиус-Ван-Дойч. Прибыв в это место, мы не захотели довольствоваться ролью мальчиков на побегушках и сумели отжать небольшую часть пирога. Тем не менее, аппетит приходит во время еды, поэтому, как оказалось, бытие небольшой бандой Тысячи Мировой — это не так весело, как может показаться.

— Куда лучше быть большой бандой? — фыркнул Макс, допивая кофе. Тут же, словно этого только и ждали, Зимину принесли новую чашку, унеся старую.

— Все именно так, — Слерс был доволен разумностью Зимина. — Однако просто так эту задачу не выполнить. У нас есть на примете будущая цель для расширения, однако требуются опытные, а главное верные члены группировки, чтобы это провернуть подобную аферу. Эта задача лежит на нас троих. Вульфс до этого момента не особо стремился кого-либо предлагать, но теперь, как мы видим, все изменилось. Тебе, Макс, не приходило в голову почему в этом мире на политической доске все еще играют независимые игроки, а не марионетки стран?

Зимин покачал головой, но тут и не требовался ответ.

— Задумайся, здесь сходятся интересы не просто могущественных личностей, а правителей межмировых Империй. В их подчинении могут быть ресурсы десятков планет и миров.

— Договор? — напряг память Макс, вспомнив рассказ Алекса.

— Именно. Все действующие лица внимательно друг за другом смотрят, чтобы никто не получил даже капельку власти. Лишь это позволяет таким, как мы, существовать. Этот же договор налагает неофициальные ограничения на размеры наших банд и активность боевых действий. Никто не хочет, чтобы десяток архимагов в случайной заварушке разнесли половину мира. Конечно, то и дело происходят нарушения, споры, иногда даже начинаются войны за пределами Тысячи Миров, но все держится в некоем балансе.

— И к чему это? — Макс немного потерялся во всей это информации.

— Все это к тому, что нам требуются независимые и сильные бойцы, которые не предадут в неожиданный момент, перекинувшись на вражескую сторону. Такие разумные в этом мире есть, но надежнее их искать все же за пределами. Так, Вульфс привел тебя, я привел еще кого-то, Гарсиус порекомендовал третьего. Однако этого все еще недостаточно для будущего захвата всего района.

Повисла тишина.

— Получается вы предлагаете мне с… Алексом, — Вульфс щелкнул пальцами, привлекая к себе внимание. — Находить будущих членов нашей группировки?

— Да, но не только, — на этот раз, для разнообразия, заговорил Вульфс. — У Темных Душ, кроме крышевания местных торговцев и бордельного бизнеса есть еще и второе направление деятельности, а именно выполнение различных наемных заказов в других мирах. Рассматривай это, как более усложненную версию гильдий. Заказы поступают в общий банк данных, а уже из него их разбирают компании вроде нашей.


Глава 15


— Эм-м-м, я не слышал, чтобы на Хантине что либо говорили про мир Тысячи Путей. Как вообще работает связь? — уточнил Макс.

— Я особо не вдавался в тонкости работы, но снаружи это выглядит, как сделанные под золото пластины, на которых заказчик пишет то, что он желает, а также цену, которую готов заплатить. Принадлежащая джиннам гильдия проверяет запрос и если он имеет смысл, то он уже направляется на доску объявлений, где его могут взять частные лица вроде нас. — пояснил Слерс

Макс вычленил из всего этого одно знакомое слово.

— Джинны? А желания они исполняют?

— Еще как, — хохотнул Вульфс. — Помнишь еще тот мультик с Джафаром и попугаем? Ну вот местные джинны руководствуются похожими принципами. Учитывая же, что они одни из самых старых созданий целой вселенной, надо понимать, что они уж точно тебя облапошат. Ну и сила каждого из их представителей немногим уступает богам.

— Стой, а почему они вообще тогда исполняют желания? И откуда в нашем мире вообще о них известно? Как они выглядят? Случаем не как синие летающие мужики без ног? — Макс вывалил целую прорву вопросов. Не каждый день узнаешь о существовании таких сказочных персонажей.

— Блин, — Алекс закатил глаза. — Как выглядят, сам не видел, но слышал, что их описывают как полупрозрачные облака дыма и пыли, в которых появляются и исчезают множество смутных лиц и морд. Желания они исполняют, потому что в незапамятные времена ангелы поработили их расу, здорово поигравшись с их сутью. Из рабства они в конце концов вырвались, но эти настройки скинуть не сумели. Пернатые большие специалисты в таких изменениях.

— Поэтому, если тебя занесет к джиннам не смей упоминать себя и ангелов в одном предложении. Лучше вообще о них не говори, — посоветовал Янис. — Но я вынужден вклинится в ваш разговор. Макс, чистая формальность, ты присоединяешься к нашей веселой и дружной компании? Я бы даже сказал, почти семье.

— Если бы ты был моим родственником, я бы вышиб себе мозги, — засмеялся Алекс. Лицо Яниса ничуть не потеряло своей доброжелательности, но Морф забеспокоился что-то почувствовав.

— А на каких условиях? — Макс не собирался без оглядки прыгать в омут с головой. Судя по довольному кивку Алекса, он это лишь поддерживал. С другой стороны, если бы Макс так и не спросил, он бы не стал его останавливать. Вульфс всегда считал, что человеку лучше набивать свои шишки самостоятельно. Тогда жизненные уроки лучше запоминаются.

— Проживание, питание, бары, игровые комнаты и, конечно же, лучшие девочки…

— А что это ты про мальчиков-то в этот раз молчишь? — хмыкнул Вульфс.

— После того, как ты чуть не вмазал мне бронированным кулаком по лицу? — сморщился Слерс. — Сомневаюсь, что ты бы привел кого-то с такими пристрастиями. Так, на чем я остановился? Ах да, девочки. Кроме всего этого, ты получишь доступ к заданиям гильдии наемников мира Тысяч Путей. Уж поверь, это вполне себе преимущество. Гильдия кого попало не допускает. Тем не менее, с каждого из выполненных заданий налог в казну группировки десять процентов.

— И разве проживание, дамы легкого поведения и еда стоят десяти процентов от подобного рода заказов? — демонстративно засомневался Макс. — Как я понял, задания сложные, но и плата за них велика.

— Ты упускаешь еще и то, — губы толстяка растянулись в ухмылке. — Что теперь за тобой будем все мы. Если кто-то попробует на тебя наехать, убить или ограбить, то они будут иметь дело с каждым из наших бойцом, магом или воином. Уж поверь, в нашем деле мало кто может жить без поддержки верных товарищей. Или думаешь почему твой соотечественник, Алекс, все еще здесь? Уж кто-кто, но он один из самых упрямых и независимых сукиных сынов, с которыми я когда-либо имел дело. Но он все равно присоединился к банде.

— Эй, меня не впутывай!

— Хорошо. Я согласен. Чувствую себя, будто душу дьяволу продаю.

— Это в нашем деле, уж поверь, никогда не поздно, — по-доброму улыбнулся Слерс. — И еще одно, — он посерьезнел. — Учитывая твои способности, ты можешь подняться в нашей банде довольно высоко. Прямо сейчас ты на испытательном сроке, по которому станет ясно, будешь ли ты с нами работать или нет. Если проявишь себя лучшим образом войдешь в элиту, если же сможешь сделать что-нибудь сверх этого, то можно будет задуматься о место наравне с нами тремя. Все в твоих руках, а сейчас я попрошу вас уйти. Слишком много работы.

Товарищи покинули кабинет, оставив Яниса одного, который вернулся к лежащим на столе бумагам.

— И что теперь? — повернулся Макс в сторону Алекса. Тот же, нажав пару символов на наручи, выпустил Палача. Выглядело это словно обратно сработавшая черная дыра. То есть из черной точки мини портала по спирали появилось все демонические тело.

Демон, расправив щупальца, недовольно встряхнулся и бодро куда-то свинтил, цепляясь за стены коридора. Через десяток секунд раздался чей-то мужской вскрик и последующий за этим испуганный мат и смешки других бойцов, подзуживающих товарища.

— Теперь ты пойдешь на минус второй этаж к нашему завхозу. Он выдаст тебе ключи от твоей будущей квартиры, также передаст всякие житейские мелочи, ну и расскажет, что да как. А я пока пойду прилягу. Меня все эти перемещения всегда с ног валят.

— Окей, давай. — Макс проводил взглядом Вульфса и глубоко вздохнул. Хоть это место и было, вроде как, безопасным, но он все еще чувствовал себя не в своей тарелке.

Сложно было даже переварить концепцию, что он не где-то в другой стране, а в другом мире. Причем мире, о законах которого он имеет довольно смутное представление.

Присущий Зимину авантюризм шептал спуститься в местный бар и расслабиться, но данное после сражения с демонами обещание «быть осмотрительнее» этому мешало.

Да и нудящий в ухо Морф, который был всеми щупальцами за безопасность, мешал думать.

Вот почему Зимин решил все же последовать совету Алекса и поговорить сначала с завхозом.

Вот только кто сказал, что он сумеет добраться до туда без приключений? Будучи на втором этаже и заворачивая за угол, Макс на полном ходу столкнулся с двумя уже знакомыми личностями.

Зимин не успел даже пикнуть, как два гибких тела обвились вокруг него, намертво блокируя любые пути к отступлению.

— Знаешь, Шасса, а наш дорогой Вульфс оказывается умеет дарить подарки. — прошипела первая сестра, щекоча длинным языком шею Максу слева.

— Согласна Шисса, возможно, мы его даже простим за то, что он нас так грубо бросил. — сестра справа по-хозяйски потянула руки куда-то вниз.

— Так, девушки, — происходящее же Макса совершенно не устраивало. Мало того, что он не забыл рассказ Алекса об этих красотках, так еще он не привык, чтобы до него домогался теоретически слабый пол. Чувствовать, как тебя пытается изнасиловать женщины было в чем-то приятным, но при этом отдавало какой-то гнильцой. — Я сейчас занят, поэтому, пожалуйста, давайте вы меня сейчас отпустите, и мы поговорим об этом позже?

— Шасса чувствуешь эти мышцы?

— О да, сестра. Понесли его быстрее в комнату, пока нас не поймали. Я не хочу, чтобы новое развлечение сбежало, как прошлое.

Легкие попытки выбраться не принесли никаких результатов. Змейки совершенно не воспринимали трепыхания мужчины, более того, судя по прилагаемым Максом усилиям, обычный человек ни за что бы не смог выбраться, так сильны были тела бандиток.

Надо было становиться серьезнее.

Мускулы метаморфа вздулись, получив столь нужную порцию энергии, Шасса и Шисса с огромным удивлением почувствовали, как вроде бы беспомощный человек с легкостью выбирается из их захвата.

Они попытались воспрепятствовать этому, чем окончательно убили у Макса любые теплые эмоции.

— Я. Сказал. Вам. Свалить. — чуть ли не по буквам процедил Макс, невольно скопировав тон Вульфса.

Ладони уперлись в лица змеек, жестко их отталкивая, чтобы в следующую секунду ощутить, как девушки начали демонстративно облизывать его пальцы, вцепившись в запястья мертвой хваткой.

Ситуация начинала походить то ли на фарс, то ли на трагедию. Бить змеек вроде было не за что, но и спускать их поведение тоже было нельзя. На Макса уже косились рядовые члены банды, почти не скрывая косые ухмылки.

Старшая сестра начала лихорадочно шептать.

— Что он тебе сказал о нас? Он по любому что-то сказал, чтобы нас опорочить. Что-то плохое. Я не верю, что мужчина может нас отвергнуть. Мы же видим, что мы тебе нравимся, так дай же нам…

— Шасса! Шисса! — громкий вопль заставил всю троицу содрогнуться и вытянуться перед… Макс с небольшим омерзением смотрел на голову нового собеседника.

Она напоминала плод неестественного совокупления осьминога с человеком. Раздувшийся и вытянутый назад затылок, грубые, выступающие вперед надбровные дуги и, конечно же, извивающиеся фиолетовые щупальца на месте рта.

«Иллитид. Пожиратель разума. Какой же он все-таки отвратительный». — правда Макс мгновенно пожалел о собственных мыслях. Ведь все иллитиды были мощнейшими псиониками и телепатами, а это значило, что он отлично знает, что Зимин прямо сейчас о нем думает.

Раса осьминогоподобных существ, которые обожали пожирать мозги и мысли своих все еще живых жертв. Учитывая ужасную мораль, отсутствие уважения к ценности жизни и любовь к ментальному насилию, иллитиды по праву занимали одно из худших мест в рейтинге всех известных рас. Хуже них были лишь демоны и подобные им проявления самых темных глубин вселенной.

Невольно заставляет задуматься над вопросом: «Правда ли любая жизнь ценна? Неужели вселенная не сумела бы обойтись без кучки проклятых иллитидов?»

Становилось понятна та покорность, которую старательно изображали змейки перед одетым в тяжелый фиолетовый балахон осьминогоголовым.

— Прочь с моих глаз, мерзавки! — ментальный вопль заставил сестер подпрыгнуть и тут же дать деру, оставив Макса и пожирателя разума один на один.

Повисла неловкая тишина.

— Я тот самый завхоз, которого ты искал. Следуй за мной. Тебе повезло, что господин Слерс со мной связался. — рот существа не двигался, а сообщение отправлялось телепатически. Посчитав сказанное достаточным, иллитид, ничего больше не говоря, развернулся и пошел вниз. Макс, после небольшого колебания последовал следом.

— Я извиняюсь. — Максу чувствовал себя последней сволочью. Что бы не говорили о его расе, этот иллитид ему помог, а он проявил черную неблагодарность, пускай и лишь в мыслях.

— Несущественно. Большинство других рас неспособны оценить красоту нашего вида. — глубокий бас вновь раздался в голове Макса. — Также, как вы, безщупальцевые видите в нас монстров, так и для меня вы все глубоко омерзительны.

— Вот и поговорили… — протянул Макс, удивленный такой злостью. — Так почему вы мне тогда помогли?

— Отбросы. Эти две ошибки мироздания в очередной своей оргии разрушили свою и соседнюю квартиру. Мне пришлось нанимать и платить строителям за восстановление. Группировке от них только вред! Доставление им даже мелких проблем наполняет мой разум ликованием.

— Понятно. — весь оставшийся путь до подземелья Макс ничего больше не говорил. Он и до этого подозревал, что Темных Душах собрались необычные личности, но лишь сейчас картина начала вырисовываться окончательно.

Ненавидящий всех и вся иллитид, сошедшие с ума на почве секса змеелюдки-боевики, склочный архимаг хаоса и демонологии, чернокнижник заключивший нерушимый союз с планов гнева и бывший глава целого демонического культа.

Метаморф с взрывной адаптацией, предпочитающий пожирать своих врагов живьем, как оказалось, впишется в Темные Души, как родной.


Глава 16


У Макса оказалось не так уж и много времени чтобы познакомиться со своим новым домом, если его можно так назвать.

О знакомстве с остальными членами банды и говорить не приходилось. Рядовые «быки» с самого начала уже знали о привилегированном положении Зимина.

Мыслимое ли дело, по одной лишь протекции мгновенно получить место в группе? Там, где обычных бойцов заставляли тратить недели на показ своей верности и возможностей, Макс разом взлетел на недосягаемую для них величину.

Это злило и раздражало обычных членов банды. Выскочек нигде не любят, будь это обычный офис где-нибудь на Земле или зависший в пустоте лепесток гигантского космического манипулятора.

Возможно в этом была и вина самого Алекса.

Вульфс хоть и был одним из трех ключевых создателей Темных Душ, но относился к этому делу довольно наплевательски. Да, он пользовался своими привилегиями или выполнял задания группировки, но в заботах банды принимал минимальное участие.

Даже его учитель Гарсиус-Ван-Дойч, который перекинул часть своего недовольства и на самого Макса, и тот привязывал к банде различных демонов или укреплял рубежи обороны.

Словно этого мало, Алекс плевать хотел, что о нем или Максе подумают остальные члены банды, когда он звал Зимина выпить или потренироваться на мечах, точнее на мече и топоре.

Хоть каждый из них и сделал обычное оружие не столь актуальным, как раньше, но совсем отказываться от него они не планировали.

Тот же топор Макса не только пережил перемещение в другой мир, но и обзавелся причудливой вязью выплавленных на металле демонических рун.

Как хвастался Алекс, который ее и сделал, это была самая стабильная и смертоносная магическая схема, которую он пока сумел придумать.

В доказательство ее безопасности лучше всего говорили точно такие же узоры уже на мече самого чернокнижника. Зная трепетное отношение мага хаоса к своей безопасности, это были не просто слова.

Суть наложенных рун была проста и вместе с тем довольно необычна. Что для Макса, что для Алекса не имело смысла драться этим оружием постоянно.

Один специализировался на дальней и средней дистанции, второй на сверхближней, где топор скорее бы мешал.

Следовательно, им требовалось оружие, которое можно было максимально использовать в коротком столкновении. Всего лишь на несколько мощных и стремительных ударов.

Именно поэтому активация рун заставляла металл клинка и топора буквально испаряться от чудовищного всепробивающего пламени.

Так, Макс мог использовать подобное оружие чтобы пробить особо толстую броню, разрушить чье-либо заклинание или просто метнуть невероятно опасный снаряд кому-то в голову.

Учитывая же хаотическую природу рун, такой удар мог заставить почесаться и самого настоящего дракона.

Столь неофициальные встречи и спарринги лишь укрепляли отчуждение между Максом и рядовым составом. Не сказать, что Зимин собирался с ними подружиться, просто его общительная натура стремилась завязать общение с как можно большим числом людей.

С другой стороны, он уж как-то мог пережить небольшое отчуждение от самых настоящих бандитов. Правда понимание того, что он теперь тоже один из них, все еще заставляло Макса изредка морщиться.

Все мы хотим быть героями своей истории, а отнюдь не презренными бандитами.

Если обобщить все вышеперечисленное, единственным настоящим лидером всей группировки был Янис Слерс, который тем не менее умел и знал, как привлекать на свою сторону сильных, но и безумных разумных.

И хоть обещанные девочки и выпивка оказались выше всяких похвал, а в азартные игры Макс играть не стал, но он все же потратил пару дней чтобы выбраться на улицу и погулять по столь знаменитому Миру Тысячи Путей.

Как оказалось, у этого места вполне себе существовали туристические агентства и даже, что было немыслимо, своя версия интернета.

Точнее, не так. Как такового интернета не было. Были десятки сетей, которые в некоторых местах друг с другом кооперировались, а иногда даже враждовали, перетягивая клиентскую базу и сотрудничающие с ними компании.

Поэтому если ты захотел войти в нужную тебе сеть надо было тащиться до ближайшего нужного тебе клуба с терминалами, затем заплатить за аренду одного места, после чего искать так необходимую тебе информацию.

Как же вы спросите искать нужные, к примеру, туристические терминалы, а точнее клуб, где они будут находиться? Тут на помощь приходят информационные стенды и доски, на которые крепят листки с многочисленной рекламой. Также то тут, то там продаются карты с городом, где уже отмечено положение самого магазина и нужные места.

Огромную роль во всей местной жизни играли телепортационные площадки. Именно они позволяли скакать по всей «ромашке» за символическую плату.

Именно благодаря ним Макс сумел перенестись на обратную сторону одного из лепестков. И впечатлений от такого путешествия было море.

К примеру, из-за неподвижного положение манипулятора в пространстве день в Мире Тысячи Путей никогда не заканчивается. Время от лепестка к лепестку отмеряется тоже по-разному, так как множеству разумных требуется разное количество часов сна.

При этом, если внутренняя сторона лепестков всегда освещается, то внешняя, соответственно, всегда находится в тени, в вечной ночи.

Однако, так как именно с этой стороны и находятся легендарные Верфи, то манипулятор со стороны выглядит сияющим в темноте алмазом.

Миллионы ярких огней, начиная от бесчисленных сварок, вспыхивающих на корпусах футуристических звездолетов, заканчивая сиянием мистических огней гигантских рунных конструкций, вшитых в корпусы магических летающих барж.

Понятие верха и низа в этом месте очень условно, так как из-за необходимости стыковки тысяч различных летающих средств, самых разных размеров, ремонтным докам приходится располагаться под совершенно безумными углами.

Макс какое-то время не мог понять, что на этих верфях делают те же космические звездолеты? Это могли быть острые вытянутые вперед корабли с мягко гудящими позади них синими соплами двигателей или исполинские сигары с множеством проходов внутрь, закрытых горящими силовыми полями. Была даже парочка органических кораблей со всеми этими щупальцами, и гигантскими выпуклыми глазами с несколькими постоянно двигающимися зрачками.

Лишь через время к Зимину пришло осознание. В его голове еще с Земли всегда существовало разделение между, так называемым, фэнтези и научной фантастикой.

Эти две вещи редко пересекались, существуя как бы в двух разных мирах.

Но кто сказал, что не бывает магически-технических миров, в которых маги и ученые могли идти рука об руку? Ну или находиться в той или иной пропорции.

Как оказалось, на темной стороне Мира Тысячи Путей кроме грандиозных Верфей тоже находилось бесчисленное количество кабаков и борделей, в которых отдыхали матросы кораблей.

Почему-то Макс совершенно не удивился, когда узнал, что большая часть из видимых посудин принадлежит разного рода авантюристам, пиратам, корсарам, ну или каперам, кому как удобнее их называть.

Имелась у этого и отрицательная сторона — за пределами верфей творился еще больший хаос и бедлам чем на Светлой стороне мира.

Макс выпил в одном из баров, с удовольствием погрузившись в атмосферу эдакого салуна из Звездных Войн. Конечно, все выглядело иначе, но наличие достоверных космических отбросов, вооруженных высокотехнологическим оружием, позволяло ощутить себя чуть ли не в каком-то фильме.

На него, конечно, косились из-за висящего на спине топора, но докапываться никто все же не стал. Магия могла быть не менее опасной, чем технология.

Тем не менее блаженное ничегонеделание не долго радовало Зимина. Его деятельная натура очень скоро начала скучать. Скука, которая так долго донимала его еще на Земле, вновь вернулась.

И когда он уже подумывал было полезть на гладиаторские арены, причем отнюдь не в роли зрителя, ему пришел вызов от Слерса.

За прошедшие две недели Макс всего два раза встречался с бывшим главой культа и то мельком.

У него в кабинете уже развалился в кресле Вульфс.

— Ха! — Алекс кивнул Янису. — Смотри какой довольный. Я же говорил, что ему эта мирная жизнь, нахрен не сдалась. Я удивлен, что ты еще не ввязался в какую-то переделку за все это время. — последнее было обращено уже Максу.

— Не успел, — не стал отнекиваться Зимин, садясь в соседнее кресло. Все это время Слерс заканчивал подписывать какие-то бумаги. — Уже собирался, но тут вы меня позвали. Появилось задание от гильдии?

— Он самое, мой безбашенный друг, — довольно усмехнулся Вульфс. — Самому надоело уже трахать баб и потихоньку заплывать жирком. Благо задание предстоит прям, как я люблю.

— Что-то вроде как: «войти без смазки в анус вселенной, после чего разорвать его, выбираясь оттуда»? — предположил Макс.

— А он неплохо тебя знает, Вульфс, — закончив с неотложными делами и передав бумаги быстро вошедшему и ушедшему в кабинет курьеру, Слерс подошел к парням, держа в руках пластиковую книгу. — Задание опасное, но и плата за него велика. Более того, есть выгода и для нашей группировки, что тоже нелишнее.

— Мы все во внимании. — Алекс даже сел ровнее.

— Вот. Ознакомьтесь. — Янис передал товарищам свою ношу.

Макс и Алекс с интересом склонились над современно выглядящей книгой. К несчастью ни Макс, ни Алекс не понимали, что там было написано.

Другое дело, что это и не требовалось так как каждый лист имел цветные картинки, на которых были представлены живописные виды.

Где-то это были красивые города из стали и бетона, на других забавно выглядящие машины, перевозящие людей, в других местах счастливые улыбающиеся люди, отдыхающие в тени высоких деревьев.

По картинкам становилось понятно, что книга представляет сразу две планеты, одна из которых была спутником. Впрочем, судя по виду культура на них была идентичной.

— Довольно красивое место. — удивленно уточнил Макс, да и Алекс поднял брови. Этот мир не был похож на что-то сложное.

— Это миры Хамар Один и его спутник Хамар Два, — бесстрастно заговорил Янис. — техномагический мир дошедший до технологии межпланетных полетов, но не дошедший до межзвездных. Точнее, просто не успевший. Так они выглядели, примерно, десять лет назад. Теперь их мир выглядит совсем иначе.

Слерс положил на стол серебряный медальон и нажал на инкрустированный в центре драгоценный камень. Перед зрителями возникла трехмерная иллюзия планеты и спутника.

Но если на картинках книги это были пышущие зеленью и пронзительной синевой миры, то теперь вид был совершенно иным.

Теперь Хамар Два представлял собой голый черно-серый шар, покрытый, неприятными даже на вид, красными и голубыми трещинами. То тут, то там на нем виднелись рытвины, учитывая же масштаб, это могли быть лишь гигантские воронки.

Хамар Один в противовес своему спутнику выглядел лучше, но ненамного. Еще можно было увидеть кое-где зелень или чистую воду, но по огромным опустошенным проплешинам было видно, что и тут явно что-то пошло сильно не так.

Выглядело все так, будто мир пожирает некая чудовищная чума. Самое же печальное было в том, что конец этого мира уже был близок.

— Хамар Один и Хамар Два, — в мрачной тишине раздался зловещий голос Слерса. — Оказались открывшимся пятнадцать лет назад новорожденным миром. К несчастью, их мир по какой-то причине десять лет назад потерял защиту от чего его обитатели оказались беззащитны против иномирных вторженцев. Уже десять лет Хамар является местом непрекращающейся ни на секунду войны демонов хаоса и ангелов порядка. Из этого места не было почти никаких вестей, так как вокруг мира действует огромное количество помех. Все признали этот мир мертвым. Но недавно джинны все же сумели получить запрос. Кое-кто оказывается сумел выжить и владеет достаточным количеством ценностей для оплаты заказа.

— И в чем наша цель? — хмыкнул Алекс.

— Ваша задача вытащить этого «кое-кого» из самого настоящего адского пекла. И уж поверьте, это будет совсем непросто.


Глава 17


Приготовления не заняли много времени. Как говорится, нищим, лишь подпоясаться. Единственное, что пришлось все же подождать, оказался расчет координат Хамара Первого.

Проблема была в уже упомянутых помехах, которые грозили любым путешественникам множеством непредвиденных сложностей.

— Ты уверен, что в этот раз твои координаты верны? — в очередной раз подозрительно уточнил Вульфс, пронзительно смотря на раздраженного Яниса.

Глава их банды, собственно, как и сам Алекс, корячились уже двадцать минут в заклинательном зале, выжигая и выписывая пентаграмму и имеющиеся в ней руны.

Они то и дело ругались и спорили, сверяясь с расчетами. Благо у Слерса оказался магический аналог калькулятора, что облегчило работу. Алекс взял бы с собой такой и в другой мир, но тонкий магический конструкт обязательно бы испортился.

— В прошлый раз когда я тебе доверился, меня выбросило хер знает где!

— Знаешь ли! — все же не выдержал Янис критики, злобно смотря на Алекса. — Хантин не такое уж и известное место! О нем стараются особо не распространяться, чтобы не потерять поставки ценных ингредиентов. Вообще, настоящее чудо, что я нашел хотя бы такой путь! Мог бы и спасибо сказать!

— Говно твой путь. — заключил Вульфс и Максу показалось, что у Слерса на секунду нервно дернулось веко.

— Иногда я поражаюсь, что с таким подходом к жизни ты еще не подох. — мстительно процедил Янис, возвращаясь к черчению.

— Сам удивляюсь. — паскудно ухмыльнулся Алекс.

Дальше продолжили работу молча пока телепортационная площадка была окончательно не закончена.

— Повторим ваше задание, — подвел итог Слерс, Алекс на удивление ничего не стал говорить. Макс же согласно кивнул, чем получил довольный взгляд Яниса.

Вообще глава группировки явно испытывал некоторые сомнения по отношению к Максу. У Зимина даже сложилось ощущение, что это были предубеждения даже не против него, а в целом, против землян.

Однако пообщавшись с Зиминым чуть дольше, Янис немного расслабился, Макс приятно выделялся на фоне тех землян, с которыми ему приходилось сталкиваться раньше.

Он умел слушать и прислушиваться, да и в моральном плане не являлся сумасшедшим последователем демонов гнева, потекшей шлюхой плана удовольствий, прогнившей насквозь марионеткой гнили или циничным и педантичным диктатором.

— Как мы уже обговаривали ранее, ваша задача добраться до местного сопротивления. Для чего вам понадобится вначале их найти. Затем вы пройдете к верхушке этой организации, скажете заранее указанные коды и проводите тех, кого они скажут, до прокола. И хоть мы постарались расположить место прокола как можно ближе к месту отправки задания, но скорее всего расстояние между этими двумя точками значительное. Когда указанные в задании люди окажутся в Тысячи путей, задание считается выполненным.

— Эх, не люблю я порталы, — тяжело вздохнул Вульфс. — Постоянно с ними у меня какая-то хрень случается.

Янис передал Максу и Алексу по артефакту, похожих на кресты, выполненных из стали, покрытых рунами.

— Это активирующие порталы. Они будут работать лишь возле мест прокола. Когда приведете цели назад, активируете. Также этот же артефакт поможет найти, в случае чего, этот самый пролом.

Кивнув, оба товарища вошли в центр пентаграммы.

— Ну и если ты все же не вернешься, — пожелал напоследок Янис, смотря на Вульфса. — Желаю тебе в аду в жопу раскаленный стальной лом потолще.

— Да пошел т… — земляне исчезли из зала без всяких спецэффектов. Янис же внимательно всматривался в показания, которые транслировала полученная магическая печать. И увиденное ему совсем не нравилось.

— Может он проклят? — Задумчиво уточнил бывший культист. — Или я никак не могу объяснить почему телепортация опять пошла по пи…!

*****

Очередная битва между ангелами и демонами, которой Хамар Один видел уже слишком много.

О чем говорить, если жизнь на одной из планет, Хамар Два, была полностью уничтожена в самом начале этого чудовищного конфликта.

Если в первые годы битв у каждой из сторон были какие-то планы на местное население, то с ростом эскалации об этом уже никто особо не вспоминал.

Города смертных сгорали в демоническом пламени или превращались в безжизненные ледяные статуи под пятой ангелов и некому их было остановить.

Ведь порядок, хоть и противостоял хаосу, но не мог считаться добром. Да, он дал жизнь бесчисленным мирам, позволив жить на них смертным.

Но чистый порядок не приемлет жизнь, которая содержит в себе эманации хаоса. Не для никого ведь не секрет, что демоны родились и рождаются из эмоций смертных. Убей жизнь, и демоны тоже исчезнут.

Смешно, но ближайшая из стихий к порядку, которая разделяет множество из его аспектов была — смерть.

Если демоны, как порождения эмоций смертных, как было всегда, полагались на свое огромное количество, то ангелы руководствовались качеством.

Сияющие нестерпимым светом крылатые фигуры развели руки в стороны, буквально испаряя надвигающийся на них рой низших демонов. Синие лучи раз за разом перечеркивали эту бурлящую стену из плоти, сея жуткую смерть в ее рядах.

Другое дело, что низшие демоны, тем более, которых ведут высшие, не знают страха.

Именно поэтому горящие голубым глаза ангелов спокойно и безэмоционально выискивали в этой орде присутствие скрывающихся там сильных демонов.

Вдруг в стену ангелов ударило огненное копье. Одно из созданий порядка раскрыло рот в крике, из него вырвался свет и со вспышкой он развоплотился, погибнув

Лица остальных ангелов не дрогнули, они лишь закрыли появившуюся брешь. Привязанность, жалость, сострадание — все это было им чуждо. Смерть ребенка или гибель целого мира, для них не было ничего, что могло поколебить порядок их существования и ненависть к порождениям хаоса.

Внезапно между двумя сражающимися сторонами появились электрические змеи, которые принялись изничтожать ближайших адских гончих. Волна демонов стала обходить этот опасное место, когда электрические круг все-таки выплюнул дымящуюся человеческую фигуру.

Алекс Вульфс, пошатываясь встал, после чего оценил свои перспективы.

Его горящий взгляд посмотрел сначала на синие лазеры ангелов, затем сконцентрировался на огненных копьях демонов, после чего мужчина пришел к одному единственному выводу.

— Янис Слерс, какая же ты сука!

*****

Макс заранее уточнил у Вульфса, как проходит телепортация и какие ощущения при этом возможно испытывать. Как оказалось, их перемещение из Хантина было далеко не самым худшим.

Прямо сейчас Зимин узнал те ощущения, когда телепортация идет совсем не так как задумано.

Что же натолкнуло его на эту мысль?

Возможно то, что он возник метров за семьдесят над уровнем земли? На его счастье на десять метров ниже имелась какая-то разрушенная каменная стена с зиящими оконными проемами.

Именно эту стену он со всего маху и поцеловал зубами, летя вниз исудорожно пытаясь вырастить крылья.

Видели ли вы когда-нибудь кадры бомбардировки городов Второй Мировой? Это когда здания со стороны могут выглядеть вроде как целыми, но на самом деле все перекрытия внутри разрушены и осыпались вниз.

В итоге остается эдакая каменная коробка с черными проемами окон.

На стене, на которой он оставил часть своих зубов спуск Макса не закончился. Его тело пересчитало каждую балку или оставшиеся целыми полы перекрытий, которые рушились под его весом.

Макс слепо пытался вцепиться хоть во что-то, но лишь увлекал за собой все новые камни и хрупкие перекрытия.

С оглушительным грохотом вся масса камня, стали, бетона и хорошенько отбитой плоти рухнула в самый низ, подняв внушительную тучу пыли.

Бродящие вокруг одержимые, местные люди, чьи тела еще годы назад были захвачены демоническими духами заинтересовано посмотрели в ту сторону, после чего, загребая ногами радиоактивную пыль, двинулись в сторону звука.

Наконец пыль немного осела, и груда строительного мусора дрогнула, чтобы резко разлететься во все стороны, пробивая новые дыры в окружающих стенах и сметая уцелевшие столы и стулья.

Макс Зимин обвел бешеным взглядом окружающий мир. Повреждения, полученные при спуске, уже заросли, но вот моральный урон никуда не делся.

Перед Максом предстал основательно разрушенный зал какого-то бизнес центра. Все вокруг было в пыли и обломках, но все еще можно было проследить декоративные фонтанчики, пропускной пункт, полуразложившиеся ковры и пустые кадки, видимо, для цветов. Кое-где стояли столы с причудливыми круглыми мониторами компьютеров.

С грустным хрустом чудом пережившая апокалипсис стеклянная дверь рассыпалась на миллион осколков, когда внутрь рванули живые трупы.

Макс с радостью бросился на неожиданных врагов. Ему требовалось что-то на чем можно было сорвать стресс.

Сухие, почерневшие тела, красные светящиеся вены по всему телу и огненные провалы на месте глаз — именно так выглядели местные одержимые.

После того, как защита от демонов и ангелов пала, в Хамар хлынули орды нематериальных сущностей. Живущие здесь люди оказались не готовы к противостоянию.

Правда, если Хамар Второй пал сразу, то Хамар Первый все же дал, пускай и безнадёжный, но бой.

Легкие тела одержимых с легкостью разрывались и уничтожались. Их невесомая плоть черными хлопьями разлеталась во все стороны.

Максу даже не пришлось трансформироваться в свою полную форму.

В какой-то момент метаморф застыл ошалело оглядываясь — враги просто кончились. Это было непривычное чувство. Он как-то привык, что все его походы с Алексом, это сражения на грани жизни и смерти.

Внезапно он дернулся и согнулся, его вырвало. На землю шлепнулась шипящая бурая гадость, которая продолжала отвратительно подергиваться и испускать нехорошее мерцание.

Тела одержимых, которых он невольно пожирал, были переполнены хаосом. Благо, Морф и Зимин умели концентрировать и сбрасывать эту гадость до того, как она начнет их менять.

Вытерев рот, Макс поправил топор за спиной и двинулся на выход из бизнес центра. Лишь тихо хрустнуло крошево под ногами оставшееся от двустворчатых дверей.

Вид представший перед Максом был, в целом, ожидаем.

Темные небеса с грозными тучами и пронзительным ветром гонящем клубы радиоактивной серой пыли.

Так как этот мир был техно-магическим, его обитатели имели доступ к термоядерным ракетам. И, надо признать, они не пожалели своего ядерного потенциала на иномирных захватчиков.

Вся эта информация с перерывами доходила до Мира Тысячи Путей, еще когда Хамар Один все еще отчаянно защищался, с горем наблюдая как Хамар Два рушится под натиском полчищ демонов.

Иногда ракеты падали на города, в которых официально не было живых, иногда рядом. Это привело к тому, что в атмосферу было выброшено огромное количество радиоактивной пыли, которая, повинуясь мощным ветрам, понеслась по всему миру, вызывая болезни и мутации.

Единственной причиной почему в этом мире все еще была жизнь заключалась в том, что местные маги в свое время сумели снизить «грязность» ракет, но даже так природа этого мира медленно умирала.


Глава 18


Макс вышел на длинную и широкую улицу, явно центральную. На всем ее протяжении стояли высокие дома и небоскрёбы. Точнее то, что от них осталось. Многие из них рухнули, завалив проезжую часть обломками. Другие все еще стояли, но выглядели они явно так себе.

«Так, Морф надо найти ближайших выживших. Коль где-то рядом есть сопротивление, мы обязательно натолкнемся на их разведчиков, поэтому внимательность на максимум».

«Понял». — От Макса отделился Морф, вырастив на своей спине здоровенную раковину уха. Выглядел он при этом довольно забавно. Почувствовав веселье босса, симбионт раздраженно дернул той частью, которая выполняла роль головы.

Наконец парочка двинулась вправо, обходя ржавые остовы машин и валяющиеся то тут, то там, человеческие останки. Судя по их расположению, множество человек бежало куда-то вверх по улице, но не успело, разом от чего-то умерев.

Хоть Максу и казалось, что он морально готов к увиденному, но он понял, что ошибался.

«Я видел столько фильмов про постапокалипсис. Я дрался с монстрами на поверхности и в подземельях. Участвовал в самой настоящей, пускай и неудачной, войне против монстров. Что может меня впечатлить?» — так думал он.

Что же, в реальности лицезрение погибшего города оказалось намного страшнее того, чего он ждал.

Раньше этот город был многолюдным. Теперь же его жители радовали своими останками тротуары, дороги и здания.

Возникало неприятное чувство, что все эти бесчисленные пустые черепа осуждающе смотрят на идущего по своим делам метаморфа.

«Почему ты жив, а мы нет?» — словно бы задавали они один и тот же вопрос своими отсутствующими ртами: «Мы мертвы, а ты все еще жив».

Макс нервно засмеялся и постарался выкинуть такие мысли из головы, списав все на свое богатое воображение.

Он не заметил, что Морф тоже будто бы присел под тяжестью непонятно чего и стал куда чаще подозрительно оглядываться.

Мертвый город смотрел на них. И они ему не нравились.

Пару раз человек и монстр видели летающих демонов, двигающихся по своим делам. Один раз им пришлось спрятаться в обломках больницы, чтобы пропустить здоровенный табор демонов. Макс был бы не против с ними смахнуться, чтобы сбросить давящее чувство опустошенности, но сейчас лучше было бы не привлекать лишнего внимания.

Именно поэтому он не решился подняться в воздух. Слишком уж заметной целью он бы стал.

В какой-то момент над ними пролетел четырёхкрылый ангел. Одет он был цельные доспехи, будто бы сделанные из единого куска металла. Макс буквально кожей почувствовал его давящий взгляд. Он уже приготовился было к драке, но ангел даже не остановился, устремившись дальше.

Зимин был этому рад. Мощь конкретно этого порождения порядка была подавляющей. В лучшем случае, Макс мог рассчитывать лишь на удачный побег.

И вот на второй час этой настороженной ходьбы, Морф услышал так ожидаемую ими стрельбу.

А это могло значит лишь одно — где-то рядом все еще были живые люди.

Морф рванул в сторону звуков, словно опытная гончая, Макс же четко последовал следом.

Чем ближе они приближались к месту боевых действий, тем яростней звучал бой. Если изначально стреляло лишь что-то похожее на пару автоматов, то теперь в дело включилось и тяжелое вооружение.

Когда до места столкновения остались считанные десятки метров, Макс постарался держаться темных и скрытых углов. Он не хотел влезать в чужое противостояние, без актуальной информации.

Именно поэтому, в отличие от своей обычной тактики, он осторожно и тихо выглянул из-за угла какой-то полуразрушенной закусочной. Постройка провалилась сама в себя, но здоровенный знак с улыбающимся человеком, державшим в руках еду, остался.

Увиденная картина заставила Зимина помрачнеть.

Он не был каким-то гениальным детективом, способным по паре волосков на одежде жертвы, полностью восстановить картину, но сейчас это и не требовалось.

Судя по расположению машин, трупов людей и направленному оружию в руках трупов, изначально это было бандитское нападение.

Караван, состоявший из нескольких машин с закрепленными на крышах пулеметами и длинных фургонов, заехал точно в западню.

Бандиты предложили жертвам сдаться и сложить оружие, а может открыли огонь с самого начала. Это все уже было не важно.

Ведь нападавшие посчитали, что в фургонах везут какие-то ценности. И в принципе это было верным предположением. Проблема была в том, что ценностью были обычные мирные люди, которые оказались прямиком посредине жаркой битвы.

Именно тогда Макс особо сильно пожалел о своей нечеловеческой природе. Его зрение было лучше, чем идеальным, позволяя во всех подробностях разглядеть маски предсмертного ужаса на лицах расстрелянных женщин и детей.

Возможно, нападавшие бандиты и не хотели их убивать, но разрубивший стену одного из фургонов случайный огонь крупнокалиберного пулемета не оставил ехавшим там людям ни шанса.

Кровь просочилась сквозь щели прицепа и стекала на серую землю красными струями.

Десятки трупов появились еще в первые секунды столкновения, но это было лишь начало.

Непонятно на что рассчитывали бандиты, но сегодня их удача закончилась ведь стрельба привлекла внимание истинных правителей этого гибнущего мира.

Одержимые начали прибывать почти сразу же и чем дольше шло сражение, тем больше их было.

Постепенно бойцы каравана и головорезов были вынуждены объединиться, чтобы хотя бы просто выжить в все ожесточавшейся схватке.

Но толпы одержимых хоть и представляли опасность, но меркли перед настоящими, природными демонами.

Оружие выживших было превосходным и стреляло на диво тяжелыми боеприпасами, также среди них была парочка огненных магов, которые поливали монстров огнем, но этого было недостаточно.

Будучи со стороны, Макс отлично видел, что у бьющихся нет ни шанса ведь со всех сторон прибывало еще больше чудовищ. Вдалеке тяжело переваливались массивные демоны, сминая и отталкивая мешающие их движению машины. За ними же текла река адских гончих, четырех, да и просто многолапых мелких тварей, отдаленно напоминающих псов. Люди их еще не видели, но это скоро изменится.

И если он прямо сейчас что-нибудь не сделает, то напрочь лишится потенциального источника информации.

И как бы Зимину не хотелось помочь людям выжить, он понимал, что его сил тут просто не хватит.

Да, он может дать бой, устроив тут кровавую мясорубку. Но даже если его не завалят телами, то обязательно прилетят или прибегут сильные демоны, которые тут всеми командуют. А уж против них он явно не сможет выстоять.

Макс начал привычный процесс трансформации, но если он обычно концентрировался на силе, то сейчас упор был на скорости, ловкости и… Грузоподъемности.

Крылья, получив недвусмысленный приказ, начали еще сильнее укрепляться и расти вширь, напитываясь воздушной маной до упора. Траты энергии были значительными, но Безумный был уже далеко не тем, прежним, которого такие затраты могли убить.

Изменения завершились довольно быстро, Морф же втек обратно в тело босса, отдав всю имеющуюся энергию назад. Теперь осталось только выбрать момент, когда начать действовать.

Однако Макс не долго над этим думал, ведь и так шаткие порядки выживших дрогнули и рассыпались, пропуская в свой центр ревущую демоническую лавину.

Люди в ужасе закричали, видя свою смерть.

Зимин сорвался с места, расправляя крылья, и возносясь вверх. Его глаза цепко осматривали сражающихся в рукопашную бойцов.

Он судорожно пытался найти силуэты женщин и детей, которых он мог вытащить, но это было бесполезно. Не имея возможности защищаться, они первыми пали под натиском демонов, будучи разорванными за доли секунды. Их пытались защищать, но бойцы не могли защитить даже свои жизни.

Макс силой заставил себя забыть эти жуткие картины. Да, потом они обязательно вернуться, дав ему очередной повод напиться, но сейчас ему нужна была абсолютно трезвая голова.

Мир привычно замедлился, когда тело метаморфа перешло на форсаж. Творившееся внизу безумие выглядело от этого еще более сюрреалистически.

Чем больше он странствовал по миру, тем больше понимал, что бы не создало все сущее, его точно нельзя назвать «любовью».

Наконец взгляд мужчины зацепился за подходящую цель.

Яростно сражающаяся чумазая рыжеволосая женщина шаг за шагом отступала, выпуская магазин за магазином в оскаленные пасти демонов. Судя по ее снаряжению она занимала важное положение в караване выживших.

Чего стоила хотя бы тяжелая автоматическая пушка, с которой она обращалась с такой легкостью, будто это пистолет-пулемет. Выстрелы из этой гаубицы разрывали живые трупы порой с одного попадания.

В какой-то момент ей пришлось взобраться на крышу одной из отстреливающейся из пулемета машин, чтобы было сподручнее изничтожать лезущих со всех сторон тварей. Броня бронемобиля еще держалась, но это было явно временным явлением.

Один из одержимых сумел чудом миновать град пуль, но рыжеволосая привычным движением выхватила из-за пояса здоровенный нож, больше похожий на тесак и отсекла ему голову, оставив ту висеть на жалких нитках плоти. Тем же отработанным движением она сунула нож обратно.

Время замедлилось, Макс понесся к земле. Его ноги уже изменились превратившись в мускулистые лапы, способные с легкостью удержать человеческое тело.

Но в последнюю секунду женщина что-то почувствовала. Голубые глаза незнакомки с удивлением поднялись вверх, уставившись на падающую прямо на нее огромную крылатую фигуру.

Она не успела даже пискнуть, как ее тело мягко подхватили и потащили вверх. Один из ближайших бойцов, заметив происходящее похищение, выпустил длинную очередь вверх. То, что он промазал, объяснялось лишь тем, что он пытался не попасть по рыжей.

Максу же пришлось резко направиться в сторону. Падать с довольно увесистой ношей в гущу демонов он не хотел.

Кроме того, сама спасаемая не облегчала задачу.

Макс догадывался о такой реакции, поэтому стоило ему схватить женщину, как Морф выпустил из их общего тела путы из плоти, которые начали пытаться ее связать.

И если с правой рукой, державшей исполинскую пушку все вышло по плану, то вот левая из-за отчаянного сопротивления осталась свободной.

Именно поэтому Макс зашипел от боли, когда женщина-солдат сумела изловчиться и вытащить свой тесак, врубив его в державшую ее ногу.

Мысль, по мнению Зимина, далеко не самая умная. Не зря же существует поговорка про рубку сука, на котором сидишь. Тем более на высоте нескольких десятков метров.

К счастью Морф все же сумел окончательно упаковать брыкающуюся рыжеволосую. Тесак же так и остался в ноге.

Яростные крики и оскорбления на неизвестном языке Макс старался игнорировать, однако в какой-то момент не поленился и лично вырастил маску, залепившей его цели рот.

В ответ раздалось лишь эмоциональное и очень возмущенное мычание.

Так они и летели пока Зимин не выбрал безопасное место для спуска. Посадочной площадкой была выбрана крепкая на вид крыша одного из небоскребов, лестницы которого были хорошо так разрушены. Это давало хоть какую-то гарантию, что их разговору никто не помешает.



Глава 19


Приземление вышло довольно грубым, заставив и так разрушенную крышу опасно затрещать. Девушку, которую Макс переложил в руки, здорово тряхнуло, но заметив, что они теперь на земле, она удвоила усилия в своих попытках вырваться.

Зимин на эти дрыганья лишь закатил глаза и вытащил из ноги уже порядком раздражающий тесак. Под внимательным взглядом рыжеволосой глубокая рана заросла прямо на глазах, что ей явно не понравилось. Здоровенную пушку он вытащил из ее рук сразу по приземлению и убрал от греха подальше.

Узнавать, как быстро он может заращивать пулевые ранения, диаметром, сродни крупняку бтр-ов, он как-то не хотел.

Дальше он внимательно осмотрел и прощупал девушку, достав несколько гранат, еще один нож и небольшой пистолет. На возмущенное мычание он уже привычно не обращал внимания.

Все это добро он выложил метрах в десяти.

Костяная маска, повинуясь желанию Зимина, мягко растворилась, открывая взгляд на обычное человеческое лицо. Вот только судя по подозрительному взгляду женщины-солдата она не особо поверила изменившемуся виду.

Макс тяжело вздохнул и достал из поясной сумки, заранее припасенный артефакт. Небольшая блестящая пластина из неизвестного материала позволяла копировать и обучать неизвестным языкам.

Очевидно, незаменимая вещь для путешественников между мирами.

А так как она могла выдержать перемещение посредством межмировой телепортации, ее стоимость разом подскакивала не недосягаемую для Зимина высоту.

Пластинку выдал Максу Янис Слерс с обязательным возвратом. Такие артефакты были дорогим удовольствием.

Нажав на один из знаков и обнулив память артефакта, Макс покрепче ухватил девушку за шею и приложил пластинку к ее лбу. Раздался тихий писк и загорелся красный индикатор — запустился процесс копирования.

Непонятно что себе навыдумывала женщина, но билась она так, будто от этого прямо сейчас зависела ее жизнь. Однако человеческое тело, пускай даже явно чем-то усиленное, не могло соперничать с укрепленными мускулами метаморфа, которые даже не шевельнулись.

Максу больше приходилось обращать внимание на то, чтобы она не сломала себе шею во время серии яростных рывков.

Наконец осточертевший процесс копирования языков завершился и ментальный артефакт загорелся синим, предлагая перейти к следующему этапу.

Пластинка сменила место дислокации и заняла положение уже на лбу Макса.

Голову мужчины будто бы стянуло обручем из тонкой проволоки, которая так и норовила прорезать кожу. Благо, эти ощущения почти сразу же начали утихать и через пять минут пластинка загорелась зеленым. Процесс копирования завершился.

Макс, откровенно говоря, не чувствовал в себе каких-то новых знаний, но это, вроде как, было нормально.

Морф, получив команду, послушно отпустил рот пленницы, после чего Макс получил отличную возможность познакомиться с местным матом.

Как оказалось, девушка обладала большим словарным запасом и богатым пространственным мышлением, от чего ее воображение генерировало на диво интересные оскорбления.

— … Проклятый, сучьи демон! — замолчала она чтобы перевести дух.

— Вообще-то не демон, — дружелюбно парировал Макс, смотря как его собеседница осеклась, взглянув на него совершенно иными глазами.

— Разумный. Наверное, еще и высший демон с моей удачей, — мрачное смирение так и звучало в голосе его собеседницы. — Чем же я прогневала богов, что они послали высшего демона, чтобы меня похитить? Почему меня просто не сожрали обычные низшие. Уверена, это было бы намного милосерднее. Может просто убьешь меня, да и дело с концом? Обойдемся без сводящих с ума пыток, отвратительных оргий и страшных мутаций?

— Ну как же без этой части программы, — пошутил Макс, но быстро отставил шуточки под пронизывающим взглядом пленницы. — Я понимаю, что выгляжу тут лишним, но сосредоточься, пожалуйста, на мне, — хмыкнул Макс. — Я еще раз повторю, я не демон. И, уж поверь, не собираюсь тебя пытать и мучить. А насчет оргий только по обоюдному согласию.

— Да неужели? — на этот раз хмыкнула его собеседница, вернув себе ядовитое чувство юмора, после чего демонстративно окинула фигуру землянина, прокрытого чешуей и костяными плитками брони. — А выглядишь ты так уродски, скажи, потому что выпил че-то не то? Или нет. Отодрал какую-то особо лакомую суккубу, и она наградила тебя демоническим триппером?

— Метаморфизм. — пожал плечами Макс и начал обратную трансформацию, немного уменьшившись в размерах. Крылья и ряд изменений он решил все еще не убирать на случае если на них нападут или крыша рухнет.

— Демоны тоже так умеют. — бросила женщина, смотря на Макса недружелюбным взглядом. Однако Зимин видел, что лицо его собеседницы на секунду дрогнуло будто она всеми силами пыталась не дать себе надежду.

Все же ее излишняя общительность была лишь инстинктивной реакцией на стресс. Макс был даже рад. Стало бы намного хуже, если она просто билась в истерике.

— Для начала давай познакомимся, — весело продолжил Зимин, пытаясь развеять гнетущую атмосферу. — Меня зовут, Максом Зиминым по прозвищу Безумный. Я со своим товарищем Алексом Вульфсом, — он не стал говорить, что Алекс чернокнижник. Мужчина не знал, как в этом мире к подобному относятся. Может они великие герои, а может проклятые выродки подлежащие немедленному уничтожению. — Прибыли в этот мир по заказу гильдии мира Тысячи Путей, чтобы помочь кое-кому из вашего Сопротивления.

— Что за чушь? Всем известно, что связь с другими мирами была оборвана почти сразу же, как началась эта война!

— Тем не менее, она еще какое-то время существовала, — уточнил Макс. — Насколько я знаю, из вашего мира были те, кто сумел вырваться. Именно от них мы узнали, что у вас творилось первые годы. Да, это сложно, но не невозможно, если у тебя есть опытные специалисты.

— Вот значит, как, — задумалась рыжеволосая. — Хорошо, — она приняла решение. — Меня зовут Джейна Кастер по прозвищу Рыжий Снайпер. И каким образом ты докажешь, что и впрямь имеешь какое-то отношение к Сопротивлению?

— Нам предоставили ряд паролей и отзывов, по которым мы могли бы доказать свои личности и попасть в ваши убежища.

— Жуткий туманник. — тут же буркнула Джейна.

— Кривой кровавик. — немедленно ответил Макс. Он подошел к этому заданию максимально серьезно и выучил все, что касалось миссии, в том числе и кодовые отзывы.

— Синяя призма.

— Двадцать четыре осколка.

— Отзывы верные, — женщина немного расслабилась. Оба собеседника помолчали, внимательно рассматривая друг друга. — Ну так что, может уже отпустишь меня?

— А пытаться меня убить не будешь?

— Нет, — раздражённо махнула головой Кастер, после чего сдула упавшие на лицо пряди, чем Макса улыбнуться.

Девушка, видя выражение лица Зимина, закатила глаза.

— Поверю на слово. — Морф мягко стек на землю, отпустив пошатнувшуюся девушку. Та демонстративно размялась.

Макс спокойно отошел в сторону, открыв путь к снаряжению.

— Значит тебе нужно попасть в одно из убежищ? Есть идеи в какое именно? — заговорила Джейна, когда последняя граната заняла место в многочисленных подсумках.

— Нет. Вероятно, лучше будет то, которое покрупнее остальных. Меньше шансов, что придется топать куда-то еще.

— Тогда спускаемся, — кивнула своим мыслям Джейна.

— А…?

— Нет. В воздухе мы будем слишком заметными, поэтому спускаемся. — Кастер двинулась было в сторону лестницы, но Макс ее остановил, положив руку на плечо и заставив напрячься.

— Лестница разрушена, поэтому нам придется еще немного полетать.

— Твою ж мать, — ругнулась рыжеволосая. — Ну давай, неси меня, прекрасный принц. Главное не урони.

— Еще никто не успевал пожаловаться, — пошутил Зимин, но судя по глазам девушки, шутку она не оценила.

Спуск, к счастью, прошел без проблем. Джейна, видя, как крылья и остальные нечеловеческие части тела рассасываются, облегченно выдохнула и заметно повеселела.

Правда Макс не ослаблял бдительность, оставляя ряд изменений внутри. Так, он имел хорошие шансы успеть увернуться или атаковать, если женщина задумала что-то недоброе.

Доверяй, но проверяй — далеко не самая плохая мудрость, которой лучше бы следовать.

Глядя на то, с каким равнодушием Кастер смотрит на валяющиеся высохшие трупы и виды разрушенного города, Макс испытал небольшое чувство стыда. Хоть рыжая и не выглядела нежной девушкой, ему было неловко чувствовать себя столь мягкотелым.

Зимин задавался вопросом — это с ним что-то не так или с остальными? Чем больше он странствовал, тем больше встречал людей наподобие Алекса Вульфса, для кого чужая смерть была столь же обыденным явлением, как восход и закат Солнца на Земле.

Так почему же даже сейчас, Максу все равно было неприятно видеть смерти, даже злых разумных?

— Знаешь, я почему-то думал, ты будешь недовольна, что я спас тебя, а остальных твоих товарищей бросил. — как бы невзначай уточнил Макс. Этот вопрос его беспокоил весь их путь.

— Сразу видно иномирца, — презрительно сплюнула Джейна, осторожно выглядывая сквозь очередные обломки и исследуя местность. — Когда живешь в условиях вроде наших, очень быстро избавляешься от глупых иллюзий. Если что, мы постоянно умираем. Отсутствие еды, демонические болезни, нападения демонов или рейды ангелов. Мутации хаоса, из-за которых мы убиваем собственных детей. Все это косит последних из нас каждый божий день. Все мы смертники и уже давно не испытываем никаких иллюзий насчет наших жизней. Если мы, разведчики и воины, начинаем есть почти каждый день, то это значит лишь, что на верхних уровнях дети начинают умирать от голода еще чаще. Поэтому если я осталась в живых, а мои товарищи умерли, то насрать. Может я присоединюсь к ним уже завтра? Нет смысла горевать.

— Как-то грустно. — буркнул Макс, не зная, что еще сказать на столь жуткую и беспощадную речь.

— Это, блин, еще мягко сказано, — ухмыльнулась Кастер. — Некоторые предпочитают наркоту всей этой дряни. Типа, скрыться от реальности. И хоть я никогда не пользовалась этим путем, но я их отлично понимаю. Другие, например, сводят счеты с жизнью. Когда слишком часто смотришь на весь этот ужас, крыша начинает ехать очень и очень быстро. Да и лучше сдохнуть от милосердной пули, чем попасть в плен к демонам.

Макс внимательно слушал. Тем более развлечений в этом пути было немного.

— Но это еще не самое худшее, — в голосе женщины появилась неприятная резкость. — Некоторые ублюдки так хотят жить, что решают переметнуться на сторону наших убийц.

— Демонов или ангелов?

— Один хрен. Если для ангелов мы в лучшем случае послушный скот или одноразовые работники, то для демонов мы что-то среднее между кормом и развлечением. Эти уроды раскрывают расположения наших убежищ ради даров своих ублюдочных хозяев. Правда не всегда им нравится награда. — мстительно улыбнулась Джейна.

На вопросительный взгляд Макса она с радостью пояснила.

— Я как-то видела одного из магов предателей переметнувшегося к демонам. Они отрезали ему нижнюю часть тела и пришили его к какой-то свиноподобной туше. Одной руки у него не было, а на ее месте был извергающий гниль раструб. И видел бы то страдание и отвращение к своему существованию, которое было написано на его лице.

Она глубоко вздохнула.

— Мне было даже жаль обрывать его отвратительному существованию. Будь моя воля, я бы его так и отпустила назад к хозяевам, пускай они бы и дальше извращали его тело и душу. Но приказ есть приказ.

— А ты мстительная, — подначил свою собеседницу Макс.

— А чье задание вы прибыли сюда выполнять? — перевела тему Джейна.

— Понятия не имею, — пожал плечами Макс. — В задании об этом не говорилось. Наверное, вашего начальства. Нам требовалось достигнуть ваших центров Сопротивления, после чего связаться с главными, назвать условные коды, после чего перевести кое-кого в Мир Тысячи Путей.

— Кого? — как бы невзначай уточнила Джейна, почему-то не смотря на Зимина.

— Тоже не знаю. Там нам и должны были сказать. — развел руками мужчина.

— Интересно, зачем такая секретность? — хмуро протянула Кастер.

— А ты что-то говорила про верхние и нижние уровни. Не поделишься?

— Все просто. Наши защитные руны не могут сдержать скверну хаоса одинаково хорошо. Следовательно, чем глубже находится уровень, тем выше у него защита от демонов и мутаций. Бедняки и обычные люди живут и умирают под когтями чудовищ, пока элита сидит в безопасности на глубине. Самых слабых и больных насильно выкидывают на верхние уровни, чтобы они не тратили воздух и пищу бункеров.

В голосе женщины чувствовалась неприкрытая вражда.

— И ты все равно им служишь? Как я понял, ты вела к ним новую партию людей?

— А какой выбор? — рявкнула Джейна от чего Макс судорожно закрутил головой, оглядывая местность. Эта вспышка эмоций была явно аномальной. — Эти уроды контролируют воду, запасы еды и, самое главное, печати хаоса! — Кастер залезла рукой под бронник и показала причудливый круглый знак так и фонящий магией. — К тому же, у них самое лучшее оружие и доспехи. Они могут отключить подачу воздуха, печатей и воды чтобы мы разом все передохли.

— Вы вынуждены подчиняться, — понимающе кивнул Зимин, продолжая движение. — Но это не значит, что вы их любите или уважаете.

— Это уж точно. С удовольствием пустила бы на их уровни отравляющий газ, — женщина опустила глаза, чтобы Макс не увидел в них чистую и незамутненную ярость. В голове рыжеволосый бился раскаленным гвоздем один единственный вопрос: «Кого, эти развращенные уроды, так хотят переправить в мир Тысячи Путей?»

И от ответа на этот вопрос зависело слишком многое.



Глава 20


Иногда Алекс Вульфс ненавидел свою жизнь, а иногда он хотел взорвать всю вселенную вместе с собой.

Сейчас он испытывал что-то среднее между первым и вторым.

Спустя три часа непрерывного сражения между силами ангелов и демонов выявился победитель.

Демонические орды, поливая все и вся злобой и яростью, покатились прочь, а поле боя осталось за непреклонными ангелами.

Очередная часть Хамара превратилась в бесплодное и проклятое место, в котором никогда и ничто не будет расти. Но кого это интересовало? Когда сталкиваются силы подобного уровня на горе обычных смертных всем глубоко плевать.

Однако кроме ангелов был еще один выживший. Этот человек сумел сделать почти невозможное, что он так любил делать постоянно — он выжил вопреки.

Четырехкрылый трехметровый херувим с презрительным равнодушием смотрел на бушующего человека, закованного в сияющие цепи.

Там, где ангельские оковы касались кожи мужчины, возникали волдыри и спекалась кожа, но боль еще сильнее распаляла ненависть чернокнижника.

Четверо обычных воинов-ангелов тащили цепи, волоча за собой пленника прямо по запекшейся от жара земле.

Наконец они остановились перед херувимом, рывком растянув руки и ноги демонолога, подняв того на землей.

Залитое кровью и грязью лицо человека встретилось с «непогрешимым» ликом посланника «небес».

— По какому праву, вы, ублюдки, сковали меня здесь?! — в своей манере поприветствовал их Алекс. — Я с вами не дрался, хер ли вы докопались, то?

Вульфс выглядел откровенно паршиво. Его броня была пробита во множестве мест, одного наруча не было, а второй был невероятно смят. Одежда выглядела же так, будто ее долгое время коптили на костре с горящей пластмассой.

На протяжении трех часов его всем силами пытались убить как демоны, так и ангелы. Вульфсу пришлось безумным образом изворачиваться, творя барьеры и запитывая их тут же от самих же демонов, чтобы в следующую секунду с помощью них же призывать демонов из враждебных кругов.

Из-за этого он сильно вымотался, почти терял сознание, но даже так отказывался признавать поражение.

— Замолчи еретик, — все же решил ответить Херувим. Его голос неприятно резонировал, отдаваясь тупой болью в голове Алекса. — Твои слова пусты и бессмысленны. Ты чернокнижник, маг хаоса, и этим все сказано.

— Ну и что? — возмутился Алекс. — Я наоборот, знаешь ли, демонов убиваю и порабощаю. Меня с этими проклятыми культистами ничего не связывает!

— Это не важно, — херувим уже отвернулся. — Тебя, как и этот мир, как и живущих здесь уже коснулось тлетворное влияние презренного хаоса. Мы, как высшее проявление милостивого порядка, окажем в этой ситуации вам высшее благословение, позволив с ним слиться.

— Да пошел ты нахер!!! — взвыл Алекс, обрушивая на спину ангела поток самых жутких ругательств и проклятий, которые он знал.

— Засуньте эту несчастную душу в клетки и позаботьтесь, чтобы за ним был хороший пригляд, — поднял сияющие глаза к хмурому небу четырехкрылый. — Скоро я вернусь, и мы проведем над всеми пойманными ритуал порядка, направив их проклятые жизни на высшее служение нашему делу.

— Слушаемся. — монотонный ответ низших ангелов был все таким же ровным и четким, что наполняло их командира стол приятным осознанием истинности их миссии.

Серафим знал, что торжество Порядка рано или поздно случится.

Кто бы что ни говорил, но хаос породил Порядок. И Порядок, как верный ребенок, должен был пожрать и уничтожить своего родителя, поглотив все его силы.

Ну а следом придет черед большей части разумных галактики, которые, сами того не зная, носили в себе мельчайшие частицы хаоса.

Да, это тяжелое решение, на которое ангелы пойдут скрепя сердцем. Все же несчастные не виноваты в том, что их миры были задеты мельчайшими касаниями хаоса.

Но когда это все же произойдет. Истинные существа порядка наконец смогут насладиться единственным верным положением дел.

*****

Яркие лучи мощных фонарей уперлись в фигуры Макса и Джейны сразу же стоило им только войти в разрушенное здание.

Даже спустя столько времени оно все еще внушало.

Было видно, что это монументальное строение далеко не раз бомбили и взрывали, но шпили гигантского собора гордо смотрели вверх, а колонны хоть и потрескались, но все еще держали ношу на своих могучих плечах.

Почему-то лицезрение этого, отказывающегося сдаваться гиганта, заставило Макса сглотнуть неприятный комок в горле.

Собор словно олицетворял собой весь мир — побежденный, разрушенный, но вопреки всему все еще отказывающийся сдаваться.

К несчастью живущие в этом мире люди выглядели намного хуже.

Макс догадывался, что разведчики должны были выглядеть и обладать лучшим вооружением и снаряжением, но он даже не предполагал уровень разрыва между обычными солдатами Сопротивления и разведчиками.

Грязные и оборванные бомжи, со страхом вглядывались в их лица, словно бы думая, что прямо сейчас они отрастят когтистые лапы и бросятся на них. Единственное, что выглядело хоть сколько-то качественно, было оружием. За ним явно следили изо всех сил.

Хотя, учитывая все происходящее, они имели право что-то такое подозревать.

Макс тихо хмыкнул, чем привлек внимание своей спутницы, от чего ему пришлось пояснить свою мысль, отметив, что и впрямь способен на их глазах превратится в какого-то монстра.

Кастер хоть и попыталась нахмуриться, но не выдержала и улыбнулась. Позитивный подход Зимина к жизни все же подкупал. Тем более, подобным уж точно не могли похвастаться никто из ее прежних знакомых. Как-то сложно наслаждаться жизнью, живя в умирающем апокалиптическом мире.

— Медленно подойдите к сканеру и дождитесь сигнала. — говорившего было не видно, лишь доносился усиленный мегафоном голос. Зато было хорошо видно десятки орудий, нервно направленных прямо на них. Учитывая же их калибр, Макс подозревал, что даже с его прочностью и живучестью, его просто расплескает по полу и стенам. Да и нехорошее свечение рун на некоторых из стволов как бы намекало на нежелательность резких движений.

Джейна и Макс послушно встали под три вытянутых металлических когтя. Между спицами засверкало, завоняло озоном и почти сразу раздался приятный сигнал.

Девушка судорожно выдохнула, опустошенно опустив плечи. Расслабилась и охрана, раздался приглушенный смех и парочка приглушенных шуток.

— Эй, красавица, ты что, мне до сих не верила? — ухмыльнулся Макс, смерив даже не думающую смущаться женщину. — Я же говорил, что не демон.

— Мало проверок не бывает, — фыркнула она и независимо двинулась вперед. — Что застыл? Давай следом. Проведу тебе небольшую экскурсию и познакомлю кое с кем. Ведь что мы будем за хозяева, если как следует не примем гостя?

— Ну, ладно, — с небольшим сомнением протянул Зимин, удивляясь непонятно откуда взявшемуся энтузиазму и гостеприимству.

— Эй, Джейна! Джейна, кому я говорю! А ну стой! — со спины раздались чьи-то крики, но женщина даже не остановилась. Кричавшему пришлось пробежать и встать перед ней, чтобы наконец нормально поговорить.

Был это уже сильно постаревший мужчина с явной сединой на висках и сильно порванной одеждой в районе груди.

— Что тебе Маклин? — буркнула рыжеволосая, стараясь не смотреть на его лицо.

— Что значит, что тебе?! Где мой сын?! Где весь отряд?! Какого черта ты приходишь сюда одна вместе с каким-то прилизанным богатеем, который будто только выбрался из самых нижних уровней?

Зимин оглядел себя, после чего мысленно отвесил себе хорошенького леща.

Если он ставил себе цель слиться с местными и не привлекать внимания, он с треском провалился.

Его тело, уже давно практически не имело каких-либо бесконтрольных выделений. От него никогда не несло потом, а кожа выглядела такой чистой, будто он только что помылся. Да и те же волосы по сравнению с колтунами большей части солдат как-то привлекали внимание.

Да, одежда немного потрепалась, но она выглядела королевским одеянием перед рубищами местных бродяг.

Как итог, он выделялся так сильно, как только это было вообще возможно.

— Все погибли, — рублено ответила Джейна. Как оказалось, чуть в стороне стояли и другие родственники бойцов. По их рядам прошлась волна испуганных вскриков. Спустя секунду раздались всхлипы, а за ними и пронзительный вой горя.

Каждый из погибших был главной опорой их существования. Лишившись своих кормильцев эти семьи, скорее всего, гарантированно погибнут.

Макс с холодком внезапно понял, что он смотрит на еще живых мертвецов.

— Что значит погибли? — прыгающими губами спросил мужчина, дернув ворот грязного комбинезона, словно тот его душил.

— Нападение демонов. Я сама спаслась лишь благодаря помощи этого парня. Поэтому отведу его к начальству.

— Нет-нет, это неправда. Ты врешь… А-а-а, я понял-понял! — судорожно начал шептать обезумевший от горя мужчина. — Подстилка драная! Значит променялась на теплое местечко под боком у аристократов! Шлюха! Проститутка!

Бах!

От мощного джеба в челюсть бессвязно оравший оппонент чуть ли не перекувыркнулся, отлетев в кучи мусора, где и потерял сознание. Лазившие неподалеку бродяги испуганно рассосались в стороны, оставив тяжело дышащую девушку.

— Пошли отсюда, — дернула она головой, вновь продолжив путь вниз. Никто их не останавливал.

Макс ничего не сказал, следуя следом, под все усиливающийся плач и вой горя за спиной.

Каждый его шаг совпадал с чьим-то криком, каждая ступенька во тьму сливалась с безумным стоном горя.

Их компанию провожали залитые слезами взгляды, в которых больше не было надежды.

— Так и живем, — спустя время наконец все же заговорила Джейна, проведя рукой по лицу, будто снимая невидимую паутину.

Ее палец вдавился в кнопку лифта и спустя время, тот нещадно скрипя все же подъехал.

Рядом, как и полагается, находился пост охраны. Там Максу тоже пришлось сказать указанные в задании пароли.

Они, к счастью, имелись в базе данных, поэтому охрана тут же их пропустила. Более того, судя по вытянувшемуся и ставшему куда более уважительнее начальнику караула, эти пароли явно были высшего уровня доступа.

Все происходящее заставляло Макса все сильнее не понимать происходящее. Почему Джейна так напористо его куда-то вела? Разве она не должна была его первым делом направить именно к искомым аристократам?

«Что за игру затеяла эта рыжая?»

Словно услышав мысли Макса, Джейна вновь заговорила.

— По образованию я была мастером артефактором орудийных систем. Когда все рухнуло, я, как и все мне подобные, была на вес золота. Демоны плохо убивались обычным оружием, зато магическое действовало намного лучше. Мы днями напролет вписывали руны облегчения веса, укрепления и усиления во все, что стреляет или взрывается. Магии у меня оказалось немного, поэтому путь боевого мага был мне не доступен.

— Странно. Так почему ты оказалась в разведке?

— Все просто, — грустно улыбнулась девушка. — Любые артефакты требуют множество расходников. И если вначале у нас они были, то чем дальше шла эта бессмысленная война, тем их становилось меньше. Наша же стоимость, как мастеров, тоже снижалась. А если ты приносишь мало пользы, то и ешь ты меньше. Конечно, остались еще работающие мастера, но лишь лучшие из лучших. Поэтому я решила и стала солдатом. Лучшие же пайки у разведчиков.

— Так куда мы тогда идем? — решил все же прояснить ситуацию Макс.

— Я хочу тебя познакомить со своим учителем и нашим домом. Мой учитель — настоящая, одна из немногих живых легенд этого проклятого мира. Он один из лучших мастеров артефакторы, о которых я когда-либо слышала. — в голосе Джейны слышалось ничем не прикрытое восхищение. Может быть даже почти религиозное преклонение.

— Именно благодаря ему мы вообще сумели выжить в этом кошмаре. Он придумал и реализовал всю систему борьбы со скверной хаоса. Его чертежи отправились во все другие убежища Сопротивления по всему миру. Это он создал антихаотические амулеты, что позволило нам хоть как-то защищаться от мутаций.

— И зачем мне с ним встречаться? — поднял бровь Зимин.

— Возможно, он захочет тебе кое-что сказать, — очень расплывчато ответила девушка и тут же перевела тему, лукаво стрельнув глазками. — К тому же, ты не думал, что я просто захочу отблагодарить своего спасителя?

— И как же именно отблагодарить? — Макс сделал вид, что повелся на эту игру, впрочем, ни на секунду не ослабляя бдительность.

— Как дойдем, так и узнаешь, — отвернулась, взмахнув волосами, хитрая рыжая.

Так, пока Алекс Вульфс планировал план побега из ангельского плена и тихо расшатывал мучавшие его цепи, Макс Зимин спускался в глубины огромного убежища с красивой рыжеволосой девушкой.

И после этого кто-то посмеет сказать, что судьба относится ко всем одинаково?


Глава 21


Макс присвистнул, оглядываясь вокруг.

— Не правда ли впечатляет? — хмыкнула Джейна. — Это наша гордость. Место, которое сыграло важнейшую роль в противостоянии демонам и ангелам. Знал бы ты, сколько трудов стоило его построить.

— Согласен, — кивнул Макс. — Это и впрямь впечатляет.

— Вот только, — продолжила она тихо. — У всего этого и темная сторона.

Уровень, на котором расположились, так называемые механики, маги и артефакторы представлял собой несколько взаимосвязанных друг с другом ангаров, расположенных в нескольких десятков метров под землей.

Кое где было видно, что Сопротивлению пришлось сломать туннели выше, чтобы объединить все это великолепие к единую сеть. Некоторые из туннелей вели наверх. По ним поднимали и опускали отремонтированные машины.

Для чего же всем этим людям потребовался такой объем? Как оказалось, сразу для нескольких вещей.

Изначально весь этот комплекс принадлежал военным и не был предназначен для проживания такого числа мирного населения.

Как итог, его пришлось срочно доукомплектовывать дополнительными реакторами и прочими энергетическими и очистительными системами.

Добавим сюда необходимость энергии для работы артефактных мастерских магов и инженеров.

Всюду сновали чем-то занятые люди, шумели станки и стучали молоты, на которых ремонтировались или даже создавались новые детали. То и дело, воздух разрывали крики и громкие приказы.

Что-то пойдет на оружие, другое на технику и машины, а что-то на поддержание разрушающегося убежища.

Однако Макс не мог не обратить внимание и на довольно печальное состояние людей.

Так как топливо и энергия были дорогими, некоторые из тяжелых заготовок тащили волоком. Веревки впивались в костлявые плечи, впавшие щеки судорожно вдыхали загазованный воздух, иногда надувая болезненные пузыри. Бурлаки тащили тяжеленую металлическую бандуру, кряхтя и стеная под непосильным весом.

Более слабые подкладывали под путь болванки круглые прутья. Вдруг раздался отчаянный крик. Один из рабочих не успел убрать руку, которую мгновенно перемололо в хлам.

Пострадавший так и застыл на пути объект, в неверии смотря на покалеченную конечность.

Сытый бригадир, поставленный напрямую аристократами, безразлично оттолкнул рабочего с пути и двинулся дальше, прикрикивая на замедлившихся остальных. Калека в ужасе вскочил и начал что-то говорить срывающимся голосом, но его никто не слушал.

Калекам обычных рабочих не было места в мастерских. Ведь на освободившееся место среди верхних уровней будет настоящее сражение.

Если машины и пол выглядели просто грязными, то вот работающие на них люди были по-настоящему чумазыми и худыми.

Грязь, копоть, сажа покрывали их с ног до головы. Волосы давно превратились в паклю, поэтому многие из рабочих брились налысо.

Эти несчастные провожали Макса и Кастер голодными темными глазами. Узловатые, сучковатые пальцы нервно сжимались, видя бугрящиеся мускулы Зимина. Невольно у этих людей вырабатывалась слюна, когда они думали, как много может есть этот человек, чтобы поддерживать такую мускулатуру.

Морф чувствуя подобные взгляды ощетинился.

«Босс, кажется, они хотят нас съесть».

«Спокойно, Морф. Они не каннибалы… Наверное». — После увиденного Макс был уже ни в чем не уверен.

В этом месте не было дискриминации. Мужчины и женщины вкалывали на равных. Не можешь поддерживать указанный темп? Твои проблемы, найдутся тысячи других желающих.

Выжимай из своего тела последние крохи или тебя заменят — вот девиз этого страшного места.

Один из рабочих поднял свою рванину и почесал ребра. Макс сумел отлично разглядеть впалый живот, который почти прилип к позвоночному столбу.

С другой стороны, те, кто здесь работал хотя бы получали какую-то еду, в то время как люди на пару уровней выше выглядели еще хуже. Плюс, это место было экранировано от хаоса, что Хамаре равнялось почти божественному чуду.

Видимо, местные правители понимали, что без еды рабочие уж точно не смогут работать, поэтому, скрепя сердцем, давали хоть что-то.

Джейна, которая вначале еще как-то держалась, заметила шокированный взгляд Макса, направленный на людей. Тут же вся ее сдержанность окончательно испарилась и ее место занял ожидаемый гнев.

— Вот почему я бросила мастерскую, — буркнула она. — Лучше уж быстро сдохнуть от клыков демонов, чем медленно подыхать здесь. — она кивнула на больного мужчину, у которого отсутствовала левая рука. Его поддерживали пара мужчин, которые имели схожие черты лица.

Над парочкой вспыхнула сварка и им на спины посыпался град искр, скатывающихся вниз водопадом желтого и золотого. Девушка привычно хлопнула пару раз по волосам, сбивая возможное пламя.

— Джейна, девочка моя, как я рад тебя видеть! — вдалеке раздался радостный старческий голос.

— Курос, я тоже рада вас видеть, — Джейна опустила глаза перед подошедшим милым старичком. Тот был невысокого роста, с посыпанными пеплом белыми бровями и серой, на удивление чистой одеждой. Позади него стояли несколько подчиненных инженеров с бумагами и ручками. Они не спешили присоединятся к разговору.

— Дорогуша, что случилось? — старик осторожно взял Джейну за руку, заметив ее состояние. Та на это издала дерганный смешок.

— Наш отряд весь погиб. Демоны. А я вот все равно выжила, словно заговоренная. Я же говорила, мастер Курос, что меня не так просто убить…

— Эх, я всегда был против, чтобы ты шла в эти отряды, — нахмурился мастер. — Пошли за мной, у меня как раз есть немного времени. Представляешь, у меня осталось немного контрабандного чая, — последнюю фразу он прошептал заговорщицким шепотом. — Там и представишь своего спутника. Судя по его виду, история, будет захватывающая.

— Я бы с радостью, — с сожалением вздохнула Джейна, все-таки собравшись. — Но у меня очень важные сведения, да и я хотела бы представить моего спасителя, Макса Зимина, грандмастеру Адлару.

— О-о-о, тогда я не буду вас беспокоить. И да, мистер Зимин, мы все очень благодарны, что вы сохранили жизнь мисс Кастер. Она наша маленькая звездочка. Если бы еще и она умерла, это было бы большим ударом для всех. — в голосе Куроса слышалась неподдельная теплота.

Макс лишь уважительно кивнул.

— Да ладно вам, мастер Курос. — смутилась девушка и быстро потащила мужчину за собой. Старик же проводил их внимательным и одновременно веселым взглядом.

— Эх, молодость.

Курос был одним из старых и опытных артефакторов, на которых, собственно, и держалась мастерская. Даже тем же аристократам приходилось разговаривать с такими, как он, уважительно.

Ведь без инженеров закончится и их беззаботная жизнь.

— А что он имел в виду под маленькой звездочкой? — хитро уточнил Макс.

Рыжая смерила его недовольным взглядом, но все же ответила.

— Среди магов я была одна из немногих девушек. Как-то так получилось, что меня принялись учить лучшие из артефакторов.

— То есть ты стала для старичков, кем-то вроде любимой внучки?

— Смешно, — улыбка девушки была грустной. — Военные успели эвакуировать лишь лучших. Но у каждого из них до вторжения были семьи, у некоторых уже внуки и даже правнуки. Когда все рухнуло у многих из этих людей не было желания жить. Я была сиротой, поэтому перенесла подобное куда легче. Я старалась не дать им скатить в депрессию и заставляла их делать хоть что-то. Мне было больно видеть, во что они превращаются от горя.

Девушка, замолчала, а Макс убрал улыбку с лица.

— Смешно, я, пигалица, которая ничего толком не знала, чуть ли не пинала и кричала на мэтров, которым годилась во внучки. И они меня слушали. Ну и как-то так получилось…

— Понятно… Хотя подожди, если ты была так близка к верхушке этого места, то о каком голоде ты говорила? Что-то не сходится, не находишь? — Зимин не любил, когда ему вешали лапшу на уши.

Джейна отвернулась, однако Макс требовательно на ней смотрел.

— Что ты от меня хочешь услышать? Да, это меня и впрямь не касалось, но я не могла смотреть как другие мои знакомые умирают от голода, как люди дерутся и убивают за долбанное место. Я сбежала, вот и все. Меня пытались остановить, убеждали, но я была непреклонна. Впрочем, старички помогали мне даже там. Мое снаряжение их заслуга. Да и защитный артефакт тоже.

— Прости. — Максу было неловко.

— Что мне твои извинения.

На этом разговор увял.

Чем дальше шел Метаморф со своей сопровождающей, тем больше появилось охраны и тем серьезней она выглядела.

Было очевидно, что этот путь ведет не только к грандмастеру, но и на еще более нижние уровни.

— Макс, — Джейна привлекла его внимание. — Перед тем как мы придем к грандмастеру Адлару Ортханту я должна тебя предупредить. Адлар безусловный гений. Наступи вторжение лет хотя бы на двадцать тридцать позже, благодаря его гению мы имели бы шансы победить. Однако его характер, — девушка замялась.

— Сложный? — подсказал Зимин.

— Да, очень сложный. Поэтому, пожалуйста, будь вежлив и не воспринимай его слова слишком серьезно. Обещаешь? Он очень обидчивый и злопамятный. И хоть ты сильный, но в его обители, лишь он правитель и бог.

— Я постараюсь. — с сомнением ответил Макс.

— Я тебя предупредила.

Двери в личную мастерскую Ортханта сторожили отнюдь не люди.

Макс с неподдельным интересом разглядывал самых настоящих роботов, которые навели на них руки пулеметы. Хотя судя по множеству странных рун и трубок, это не было их единственное оружие.

Чем-то эти техно-магические машины напоминали марионеток из кукольных театров. Безликие, а все конечности способны двигаться во все стороны. ну и конечно, же абсолютно гладкие маски.

Девушка не успела ничего сказать, как сверху раздался голос.

— А, Джейна. Давно не виделись. Слишком давно. Жестянки, пропустить!

Роботы дружно прижались к стенам, а находившиеся по бокам турели перевели раструбы дальше по коридору.

Зашипев, гермоворота разошлись в стороны, открывая путь вперед.

Зайдя, первым делом Макс чуть было не споткнулся о толстый ковер. Дальше его внимание привлекла забавная конструкция из кружащихся у потолка мелких разноцветных шариков, отправляющих между друг другом яркие вспышки искр.

Однако это было не единственное на что можно было обратить внимание.

Всюду куда падал взгляд находилось множество сложных технологических запчастей, проводов или горящих экранов компьютеров.

Все это великолепие попутно соседствовало с заклинательскими кругами и пентаграммами.


Глава 22


— Джейна, какая неожиданность. Давно ты ко мне не заглядывала. А я уж начал беспокоиться, что тебя сожрала какая-то жуткая тварь. Уже думал снарядить поисковую экспедицию. Как-то не красиво, не находишь?

Грандмастер Адлар Ортхант выглядел колоритно. Низенький, метра полтора, пожилой мужчина, имел странный, неестественно неподвижный взгляд и сильно всклоченные белые волосы.

Одет он был в голубой, измазанный чем-то черный халат, откровенно похожий на медицинский.

Но самым необычным были многочисленные артефактные вставки в его же тело. Зимин отметил самые значительные вроде металлического затылка, который толком не прикрывался волосами, сложного пенсне из нескольких стеклышек интегрированного в скулу и полностью киборгинезированной правой руки.

От шеи вниз тоже уходили какие-то дорожки металла. Не было сомнений, что Адлар заменил значительную часть своего тела имплантами.

— Ха-ха. Как-то постоянно отвлекали дела и заботы. — неловко потерла затылок девушка. Судя по всему, она намеренно не заходила к Адлару, и это того немного задело.

— А это что за примитив? — сумасшедший артефактор перевел взгляд на Макса. — Огромные мускулы, здоровенный рост, выражение лица явно говорит нам о небольшом интеллекте. О энергетический контур, это что, топор? Милая, где ты нашла этого пещерного человека?

Макс со сложным выражением лица посмотрел на Джейну, от чего та только закатила глаза.

— Но что это? — грандмастер бесстрашно подошел прямо к Максу и совершенно не смущаясь того, что тот может убить его с одного удара, начал щупать его руку, после чего взлетел в воздух и схватил обеими руками Зимина за лицо. — Первый раз вижу подобное строение черепа. Какая непривычная форма и длина. Или мой внутренний процессор неправильно высчитывает расстояние или вы мутант, молодой человек? Не беспокойтесь, я не сторонник ликвидации человеческих отбросов, мне все равно на их, ну или ваше существование.

— Я не мутант. — Макс мысленным усилием заставил лицо потечь и немного измениться. Однако надеждам Зимина испугать ученого не суждено было сбыться.

К раздражению землянина хватка грандмастера даже не дрогнула.

— Как интересно! — воскликнул артефактор, тем не менее отпуская Макса и опускаясь на пол. — Какая занимательная магическая школа. Никак не могу определить ваших учителей. Такое забавное, неловкое, но в то же время четкое изменение биологического поля.

Пенсне на лице задвигалось, меняя магические стекляшки, позволяя грандмастеру взглянуть на Зимина на разных энергетических уровнях.

— Грандмастер! — вклинилась Джейна. — Мы как раз и хотели вам все это рассказать. Но может отойдем от входа и поговорим хотя бы за столом?

— Глупые предрассудки и этикет. Я всегда говорил, что истинным разумам не требуется ничего кроме друг друга. Но ладно, только ради тебя дорогая.

— Спасибо грандмастер я это очень ценю. — голос Кастер был такой, будто она еле-еле подавляет усталый вздох.

— Я уже сколько раз говорил тебе, звать меня учителем. — поправил ее Ортхант.

— Я не смею. Я почти ничему у вас не смогла выучиться. Называть вас учителем, это оскорбление против всех ваших учеников.

— Глупости. Твоя голова все так же полна глупых мыслей. Все мои ученики полные бездарности. Ни один из вас даже не смог приблизиться к моему гению. Уж поверь, даже лучшие из них, в сравнении со мной, немногим отличаются от тебя. Поэтому можешь с чистой совестью звать меня учителем.

— Спасибо, учитель. — только глухой не услышал бы толстый слой сарказма в голосе Джейны.

— Не за что, ученица.

Вот только Макс начал подозревать, что грандмастер Адлар был не особо силен в социальных взаимодействиях.

А уж, когда он привел их к столу и тупо уставился в ответ, даже не предложив сесть, подозрения мужчины лишь укрепились.

— Садись, Макс, — закатила глаза девушка. — Учитель, печеньки и чай у вас все там же?

— Конечно же. Джейна, ты же знаешь, что я сторонник четкого и неизменчивого положения такого рода вещей.

— Просто спросила! — донеслось откуда-то из соседней комнаты, пока девушка усиленно искала искомое.

— Так что же вас привело в Убежище? — заговорил Адлар внимательно смотря на Макса.

— Все началось с того момента, когда в Мир Тысячи Путей пришел заказ в гильдию джиннов… — Зимин не видел смысла что-либо скрывать.

Когда мужчина заканчивал не особо длинную историю своих приключений, девушка как раз принесла нехитрую снедь и горячий чай. Тот исходил паром, но задумчивый Ортхант недрогнувшей рукой влил внутрь себя чуть ли не булькающий кипяток.

Если вначале рассказа Зимина артефактор проявлял хоть какие-то человеческие эмоции и жесты, то с каждым новым предложением он все сильнее переставал напоминать живое существо.

Исчезла мелкая моторика и даже не было видно движения грудной клетки. Если бы не поднятая кружка с чаем, можно было подумать, что собеседник отправился в мир иной.

— Вот и получается, учитель, — заговорила Джейна, мрачно смотря на Ортханта. — Что они все же начали действовать именно так, как мы и боялись.

— Хоть я обычно и не считаюсь с выводами своих учеников, но в этот раз ты права, ученица.

— И почему я совсем не рада столь редкому моменту. — хмыкнула рыжая.

— Наемник, — Адлар наконец немного зашевелился. — Ты понимаешь, о чем мы говорим?

— Возможно, — пожал плечами Зимин. — Но я не хочу гадать.

— Тогда я тебе объясню. — фарфоровые глаза артефакторы немного сдвинулись и снова замерли. — Аристократы и прочие властьимущие этого убежища хоть и жили и живут несравненно лучше, чем кто-либо еще, но им всегда этого было недостаточно. Когда связь с другими мирами прекратилась и порталы перестали работать, они каждый день на протяжении всех десяти лет тратили мыслимые и немыслимые ресурсы лишь на одно.

Адлар замолчал, давая прочувствовать следующее, что он скажет.

— Они искали способ покинуть этот мир.

— Как будто вы этого не хотите, — фыркнул Макс, сложив руки на груди. Весь этот разговор ему решительно не нравился. Влезать в местные политические терки ему совершенно не хотелось. — Думаете я не понимаю к чему вы тут мне клоните? Но у меня с товарищем четкое задание и вариантов тут быть не может.

Другое дело, что его, кажется, никто не спрашивал.

— Да, мы тоже хотим покинуть этот мир, — заговорила Джейна, серьезно смотря на Макса. — Тут ты прав. Но мы хотим не просто покинуть этот мир. Мы хотим спасти тех немногих, кто еще остался.

— Я уже говорил, — отмахнулся Макс. — Портал будет работать очень ограниченное количество времени. Хорошо, если успеет пройти хотя бы пара десятков человек.

— В этом и не стоит суть, — Адлар вернулся в разговор. — Хватит и пары десятков. В них буду я и самые опытные артефакторы и маги. Когда мы окажемся в мире Тысячи Путей, мы сами узнаем, как построить портал, чтобы переправить наших сограждан в новый дом. Если надо, мы заработаем достаточно, чтобы это реализовать.

— И почему я должен выбрать именно вас? — зло уточнил Макс. — Уверен, ваши правители будут говорить то же самое. Как узнать, кто из вас будет говорить правду? К тому же, задание было взято именно на аристократов. Они должны будут пройти через портал.

— Как узнать? — Джейна усмехнулась, но это была неприятная улыбка. — Все просто. Нам доподлинно известно, что эти крысы, перед тем как покинуть убежище захватят с собой все самое ценное. Редкие ингредиенты, золото, серебро и артефакты. А именно все это позволяет убежищу функционировать. Забери все это и реакторы очень скоро остановятся, а магическая защита исчезнет, приглашая демонов и ангелов на неожиданный пир.

Она остановилась, чтобы перевести дух от долгой речи и хоть немного успокоится. Под конец ее голос ощутимо дрожал.

— Им плевать на то, что будет, когда они уйдут. Мы давно об этом поняли, но ничего не могли сделать. Ты сам это поймешь, когда они тебя вызовут. И вот тогда ты будешь должен сделать выбор.

— Ну и что вы от меня тогда хотите?! — рыкнул Зимин.

— Мы множество раз пытались получить доступ к нижним уровням, — заговорил Отрхант. — И хоть мы прикладывали свои руки к ремонту защиты, тем не менее она достаточно надежна и дублирована, чтобы ее можно было выключить лишь изнутри. Аристократы достаточно осторожны, чтобы не пускать никого из наших или даже просто сильных людей внутрь. Но тебя они определенно пустят, — грандмастер дернул уголками губ и это, видимо, изображало улыбку. — Ведь ты их единственный билет из этого кошмара.

— Мы хотим, — Джейна с просящим выражением смотрела на Макса. — Чтобы, когда мы поднимем восстание, и большая часть охраны двинется наверх, ты отключил хотя бы часть защиты, чтобы мы смогли прорваться. Если этого не сделать, то старая защита в виде роботов и турелей, оставшаяся еще от военных, размажет наши силы в кашу. А затем выжившие умрут от голода.

— Касательно же твоего задания, — Адлар покрутил механической рукой, провернув ее в запястье. — Не будет ничего страшного, если заказчики успешно переместятся в мир Тысячи Путей. Просто вместе с ними вместо большей части украденных ценностей, слуг и охраны на этот раз будут наши люди. Таким образом вы успешно выполните задание, но и поможете нашему делу, спасая множество невинных жизней.

— Проклятье! — выругался Макс, откидываясь на стуле. За время разговора чай остыл, но Зимин как-то потерял аппетит.

На него прямо сейчас смотрели два напряженных лидера самых настоящих мятежников. Макс почему-то не сомневался, что Джейна не до конца рассказала ему почему она ушла из мастерских.

«Я почему-то уверен, что она провела время с пользой среди самых боеспособных войск Сопротивления, а именно разведчиков. Ведь, когда она была среди них, то совершенно случайно могла передать парочку интересных мыслей и идей тамошним командирам».

Макс Зимин всей душой ненавидел ответственность. О чем говорить, если он не хотел отвечать даже за свою собственную жизнь, бросаясь в самые опасные авантюры.

С большим трудом в последние месяцы он начал переосмысливать свое поведение, когда Морф чуть не пострадал. И то, это было сделано ради кого-то другого, но не себя.

И в этот момент ему на плечи пытались возложить ответственность за тысячи и тысячи жизней, среди которых были беззащитные женщины и дети.

Макс не был готов делать такой выбор. Он уже был готов открыть рот, чтобы отказаться, как вспыхнул огромный экран на стене.

Изображение показывало богато украшенный зал с троном, на котором сидел толстый человек, одетый в ярко красный костюм.

Рядом с ним застыли несколько чопорных слуг. Ниже же расположился столик весь заставленный едой.

— Адлар Ортхант! Как понимать ваши действия?!


Глава 23


— Мы очень сожалеем, что вас господин Зимин отвлекли… Всякие. — глава почетного эскорта, поднявшегося за Максом, неопределенно взмахнул рукой.

Макс на этот спич ничего не ответил. Вообще землянин был удивительно молчалив на протяжении всего процесса ругани между грандмастером и позвонившим аристократом.

Из разговора стало ясно, что Адлара просто-напросто терпят из-за его ценности. Скверный характер мастера рассорил его со всем руководством убежища. Джейна во время разговора не отсвечивала, но судя по недружелюбным взглядам, она тоже была печально известна.

Ждать людей правителей пришлось не долго. Скорее всего их отправили задолго до того, как позвонили.

Крепкое снаряжение, отличные навыки и отличное вооружение — вот как можно было их описать. Лиц было не видно — черные непроницаемые шлемы, чем-то напоминающие мотоциклетные, отлично их скрывали.

Аристократы явно понимали, что без хороших бойцов их власть не так уж и прочна, поэтому они не скупились на своей личной гвардии.

Видимо, поэтому у мятежников так и не получилось договориться ни с одним из них.

Зимин сумел в подробностях рассмотреть и легендарную линию защиты, и она не оставила его равнодушным.

Абсолютно автоматизированная система, которая чуть меньше десятка раз требовала от них подтверждения полномочий. Как только их не просканировали при этом. Самое забавное, что снаряжение и артефакты Макса несколько раз вызывали повышенную настороженность роботов и сканеров, но сверху каждый раз приходили подтверждающие коды.

Когда же они миновали защиту и несколько тяжелых многотонных стальных дверей отъехали в сторону Зимин устало огляделся.

Как и ожидалось нижние уровни выглядели не в пример чище и опрятнее своих верхних собратьев.

Блестящие вымытые полы стали возможными из-за эксклюзивного доступа к чистой воде. Там, где люди наверху толком не могли помыться, здесь воду тратили на уборку коридоров.

Судя по всему, властьимущие Хамара, эвакуировавшись, успели прихватить множество образцов искусства. Иначе Макс затруднялся ответить откуда в этом месте такое количество картин и скульптур.

Заметив парочку картин с нарисованными кляксами и бессистемными мазками краски, Макс невольно усмехнулся — глупость кляксографии добралась и до этого мира.

Сопровождающие Зимина держались на отдалении, всеми силами стараясь создать впечатление отсутствия конвоя. С мужчиной шел лишь командир, который его вначале и поприветствовал.

Наконец их путь закончился, выведя в просторный зал, но целью были дополнительные кабинеты, возле которых охрана и остановилась.

Глава охраны услужливо открыл дверь, впустив настороженного Макса внутрь.

Перед глазами Зимина предстала уютная комнатка с диванчиками и парочкой столиков с закусками.

На одном из диванов и сидел звонивший Адлеру толстяк. Рядом с ним, стоя коленями на мягкой подушке, застыла сухая женщина, делающая ему маникюр.

— О, уважаемый… — аристократ поднял брови в вопросе.

— Макс Зимин. — представился землянин, стараясь сохранять нейтральный тон.

— Прошу вас садиться, — толстяк довольно указал на место напротив него. — Позвольте представиться, Хеймуд Фен. Эх, десять лет назад моя фамилия гремела на весь мир, но вторжение все значительно усложнило.

Дождавшись, когда Макс усядется, Хеймуд знаком прогнал маникюрщицу.

— Не передать словами, как мы рады, что вы все же сумели прибыть. Как оказалось, прорваться через хаотические помехи стало очень сложной задачей. Однако вы все же здесь и это ли не признак успеха! — Фен усмехнулся своим мыслям. — Как там поживает мир Тысячи Путей?

— Все такой же порочный и испорченный, — отстраненно пожал плечами Макс. — Я не так уж и много времени провожу там.

— Понимаю-понимаю. Заказы сами себя не сделают. Вначале я бы хотел перед вами извиниться за действия Адлара Ортханта и его приближенных. Уверен, знакомство с ними не доставило вам приятных минут.

— Вам не за что извиняться, — очнулся Макс от мыслей.

— Ладно вам, — Хеймуд улыбнулся от чего складки жира на его шее задорно заколыхались. — Как будто трудно понять, что именно они вам рассказывали?

Макс вопросительно уставился на собеседника.

— Знали бы вы, как трудно управлять столь огромным убежищем, которое к тому же, совершенно не предназначено для приема такого количества людей. — сменил тему Фен. — Постоянно возникает множество проблем, которые требуют безотлагательного решения. И словно мало внешних проблем, постоянно появляются внутренние. В том числе и те, кто эти проблемы создает.

Теперь Макс уже серьезно напрягся, окинув кабинет быстрым взглядом, в поисках турелей и прочих средств защиты. А то, что они есть, он не сомневался.

— Не стоит, уважаемый Зимин, — лицо толстяка была максимально собранным. Хоть его вид и вызывал отвращение, но несерьезным его никак нельзя было назвать. — даю слово, что вам здесь ничего не угрожает. Поэтому не смотрите на меня столь гневно.

— Тогда что вы имели ввиду?

— Гранмастер Ортхант, мастер Курос, Джейна Кастер и многие другие уже очень давно пытаются мутить воду, подбивая жителей верхних уровней на какие-либо действия против нижних уровней. Уверен, ваше путешествие прошло со зрелищной программой лицезрения на бедность и лишения, не так ли? Скорее всего, дополнительно они рассказали вам о нашей подлости и жадности?

— Допустим. И в чем-то они мне соврали? — Макс с интересом посмотрел на Фена.

— О, это уже, как минимум, разговор, — обрадовался толстяк и устроился поудобнее. — Во-первых, знали ли вы, что все это убежище было построено благодаря мне? Двадцать лет назад я сотрудничал с военными по одному вопросу. Итогом сотрудничества стал совместный проект нашей корпорации и их ресурсов в создании этого комплекса. Все, что вы видите здесь, принадлежит мне. Именно я открыл двери для испуганных и отчаявшихся жителей погибающего города. Я приютил их, обогрел, предоставил, на минутку, свои запасы еды и воды.

Под конец речи Хеймуд барабанил ногой в дорогой туфле по полу.

— Откуда вы думаете берется продовольствие для всех тех дармоедов наверху? Правильно, большей частью из моих же складов! Да, мы научились выращивать животных и растения даже здесь, но это недостаточно. Поэтому не кажется ли вам, что я, как хозяин этого места, имею право обустроить хорошую жизнь для себя и моих друзей? Да, жизнь наверху тяжела, но все же возможна! Я мог бы включить защиту, выключить воду и отменить выдачу продовольствия и жить себе припеваючи пока эти неблагодарные свиньи будут подыхать от голода наверху.

— Но вы тоже от них зависите, — Макс привел разумный аргумент. — Именно артефакты Ортханта, насколько я знаю, позволили защититься и вам в том числе от скверны хаоса. Да и поисковые партии приносят столь требуемые детали и магические ингредиенты.

— Вы правы. Именно поэтому я до сих пор терплю эту свору лающих псов. Хоть грандмастер Адлар один из самых раздражающих людей, с которыми я работал, но он приносит пользу нашему общему делу. Теперь вы понимаете мою позицию и что вы насчет всего этого думаете теперь?

— Я думаю, что вся эта ситуация полное дерьмище, — ответ землянина заставил аристократа на секунду поморщиться, но тот быстро вернул вежливое выражение лица. — Я просто хочу выполнить задание, не влезая в ваши своры. Но что вы скажите насчет того, как будут жить люди, после того, как вы уйдете?

— А что с ними будет не так? — непритворно удивился Фен.

— Разве вы не заберете все имеющиеся ценные запасы, оставив убежище ни с чем?

— Кто вам сказал подобную чушь? — раздраженно фыркнул толстяк. — Хамар Один мой дом. Живущие же здесь люди мои соотечественники и подчиненные. Я не собираюсь выбрасывать столь ценные активы, как мои соотечественники. Когда я разберусь с делами в мире Тысячи Путей, то незамедлительно вытащу отсюда все ценное, в том числе и людей.

Зимин устало смотрел на говорившего. Все в нем буквально кричало, что тот искренен. Это было особенно забавно, ведь Ортхан и Джейна тоже, вроде как, верили в свои слова.

И кто из них врет и что Максу сейчас делать?

— Поэтому, уважаемый Зимин, — Хеймуд явно удовлетворился выражением лица Макса и продолжил намного более благодушным тоном. — Не воспринимайте слова тех балаболов сверху, как что-то важное. Они мутят воду уже десять лет и будут делать это столько же.

Макс же, смотря на так уверенно говорившего аристократа, чувствовал, что тот ошибается.

Мятежники были настроены очень решительно. Именно с подобным настроем люди готовы идти вперед на пулеметы. «Смерть или победа» — вот что горело в их глазах.

Ошибался ли Хеймуд, недооценивая угрозу?

Но что если Фен прав и рассказ Макса о будущем мятеже лишь начнет никому не нужную бойню?

«Я не буду выбирать ничью сторону», — наконец принял решение Зимин: «Пусть все идет как идет. Посмотрим, кто из них был прав и что из этого выйдет. Как минимум, я не дам этому жирному куску плоти умереть, что от меня и требуется».

— Есть еще кое-что, — Макс указал на себя. — Я прибыл в этот мир не один. Вместе со мной был маг, Алекс Вульфс. К несчастью при перемещении нас сильно раскидало. Перед тем как мы отправимся требуется его найти. Все же именно он лучше всего разбирается в межмировых перемещениях.

— Без него перемещение возможно?

— Конечно, — Макс никак не показал, что этот вопрос его уязвил. Фен, почти не задумываясь, был готов пожертвовать товарищем Зимина. — Но тогда шанс того, что нас выкинет где-то в чистом хаосе значительно увеличивается.

— Значит без Алекса Вульфса не обойтись, — нахмурился Хеймуд. — Хорошо, тогда от вас требуются его приметы. Все свободные разведчики получат задачу с его поиском. Однако, вы должны понимать, что если мы не найдем его за несколько недель, то шансов его найти потом, почти не будет.

— Да, я это понимаю. — Макс не хотел бросать Вульфса, но сколько он должен будет его ждать? Месяц, два?

Мужчина никак не мог забыть свое собственное появление. Землянин сомневался, что чернокнижник смог бы пережить похожее падение с небоскреба. Конечно, он надеялся на лучшее, но был готов к худшему.

— Хорошо, основные вопросы мы решили. — толстяк решительно встал, Макс последовал за ним. — Сейчас же я просто обязан представить вам тех друзей, о которых я вам говорил. Именно они последуют вместе с нами в Мир Тысячи Путей.

Макс на это лишь кивнул. Говорить что-то вроде «Был бы рад» ему не хотелось. Ведь он совершенно не был рад.


Глава 24


«Интересно, в чем был их план?» — Макс невольно задался этим вопросом.

Очевидно, Адлара прервали до того момента, когда он начал рассказывать, как именно Макс сможет добраться и отключить защиту и что он за это получит.

Зимин сомневался, что такой умный человек, как грандмастер не понимал, что наемники не работают за гипотетическое благо для людей.

Теперь же все его планы накрылись медным тазом и с защитой некому будет помочь. Макс лишь надеялся, что по пути до разлома повстанцы не решат сделать какую-то гадость.

Впрочем, эти мысли не долго занимали голову мужчины.

Забавно, но прибытие Безумного совпало с одним из тожественных приемов. Это позволило Зимину сразу же познакомиться со всеми будущими сопровождающими.

И знакомство оставило довольно двоякие впечатления.

Невероятно яркий зал, на который, по ощущениям, потратили все электричество убежища, был заполнен столами с закусками, самим гостями и ходящими среди них слугами с подносами.

Все были одеты в дорогие костюмы, которые тем не менее, явно видели лучшие времена.

В уголках располагались столики и диванчики, а в центре находилась сцена для танцев

В дальнем же углу играла живая музыка в лице небольшого оркестра.

Представленные Максу друзья Хеймуда оказались такими же, как и все, обычными людьми, которые просто желали свалить из погибающего мира любой ценой.

Тем не менее, хоть они и были абсолютно вежливы и улыбались землянину, Зимин не мог отделаться от чувства, что его самым наглым образом водят за нос.

Было что-то в глазах всех этих разодетых господ и их дам. Некое пренебрежение перед кем-то, кто хоть сейчас и полезен, но все же находится ниже их по социальному статусу.

Макса подобное отношение невольно задевало. Однако, как бы он не относился ко всем этим разряженным павлинам, его задание от этого не изменилось.

Поэтому Макс, сославшись на то, что устал, решил отсидеться в углу. Но его надеждам не суждено было сбыться.

— Мистер Зимин, — чопорный слуга с уже намечающимися залысинами, глубоко поклонился. — С вами желают пообщаться.

— Кто если не секрет? — буркнул Макс, вставая.

— Господин президент, — еще один глубокой поклон. Макс же был невольно заинтригован. С президентом в этой жизни еще не доводилось общаться.

«Стоило всего лишь немного влезть в политику и уже буду ручкаться с президентом». — посмеялся про себя мужчина.

«Эти люди постоянно говорят не то, что думают». — внезапный голос Морфа вмешался в мысли Макса: «Почему так? Все, с кем ты общался до этого, врали намного меньше».

«О-о-о», — Макс весело протянул на вопрос симбионта: «Вот мы и подошли, Морфи, к вопросам политики».

«Политики?»

«Именно. Почти все, кого ты тут видишь, в прошлом, скорее всего, были видными политическими деятелями. А как известно, политика и управление большим скоплением людей невозможно без подлости, грязи и обмана».

«Почему?» — Морф весь превратился во внимание. Как старательный представитель своей расы, монстрик изо всех сил пытался понять психологию других рас. И люди интересовали его больше всего: «Босс, ты же сам говорил, что все обычно стараются жить по правилам или понятиям…»

«Не, про понятия ты это, конечно, загнул…» — Макс невольно смутился, пообещав себе тщательнее следить за языком. В который раз.

«Так почему? Ты сам говорил, что тех, кто не следует этим законам, все осуждают, убивают или ограничивают свободу».

«Ну давай попробую ответить», — Макс под недоуменным взглядом слуги, почесал затылок: «Смотри, для примера я возьму демократическое общество».

«Где выборы во власть происходят с помощью власти народа?»

«Ну тут много тонкостей и уж поверь, Морф, все красиво лишь на бумаге. Но предположим, что ты прав. Итак, у нас есть человек, который хочет попасть во власть. Для того, чтобы ему это сделать он должен принадлежать к той или иной группе заинтересованных лиц, которые смогут ему в этом деле помочь. В таком деле одиночки ничего не решают. Проще говоря, он станет их знаменем и голосом. Живым олицетворением, если сказать красиво. Сотни рук и кошельков этих господ поднимут не кого-то там, а того, кто, по их мнению, лучше всего сможет помочь их группе».

Макс прервался, чтобы получше сформулировать свои мысли.

«Ну и вот. Наш представитель, предположим, исполнил цель всей своей жизни. Он стал президентом. Предложим еще, кое-что невероятное. Этот парень с самого детства желал помочь своей стране. Ну там, искоренить бедность, поднять производство, ослабить коррупцию и многое другое. Вот только когда этот парень начинает работать, то неожиданно оказывается, что некоторые из его желаний идут вразрез с желаниями тех, кто ему и помог взобраться на вершину»

«А разве не может быть, чтобы все были довольны? Чтобы и решить проблемы и помочь друзьям?»

«Эх, Морф. Так никогда не бывает. Люди, такие тварюшки, что им никогда не бывает достаточно. Без ограничений человек будет лишь хапать пока не лопнет. Но я отвлекся. Перед нашим парнем встанет выбор, встать на сторону своих друзей, которые ему всегда помогали или выбрать страну. Добавим сюда к этому то, что без помощи своих друзей этот парень, скорее всего, не сможет усидеть второй срок. И в этой ситуации, по большому счету, нет выбора. Если кого и пустят на самый верх, то лишь того, кто выберет своих друзей. И такая ситуация распространена повсеместно, не надо думать, что каких-то стран — это не касается».

«Это грустно». — в голосе Морфа слышалась печаль: «И ничего нельзя сделать?»

«Почему же? Можно, конечно», — пожал плечами Макс: «Можно совершить невозможное и кровью, репрессиями и яростными ударами перебить всех тех, кто может тебе мешать или влиять на тебя, а потом повести страну туда, куда ты считаешь нужным. Но при этом стоит понимать, что всю оставшуюся жизнь тебе придется жить и ожидать удара в спину. А после смерти тебя заклеймят ужасным убийцей».

«Босс, ты говоришь про Иосифа Сталина, про которого ты рассказывал ранее?»

«А вот и не угадал», — ухмыльнулся Макс, вновь привлекая странный взгляд слуги: «Я говорил про Ивана Грозного. Правда, Иосиф Сталин тоже подходит под все выше сказанное».

За разговорами мужчина и слуга добрались до отдельных апартаментов. Там расположились Фен Хеймуд и самолично президент.

Макс со сложными чувствами смотрел на смертельно высохшего старика, опутанного трубками и проводами, которые уходили куда-то под одежду. Сидел он на сложном летающем кресле, которое, видимо, поддерживало в нем жизнь.

Вытянутое лицо с землистой кожей и губами похожими на куриную жопу, завершали образ.

— Вот значит каков наш билет отсюда, — прошамкал он, с брезгливостью рассматривая удивленного таким отношением Макса. — Я слышал, что он связался с мятежниками. Фен, ты уверен, что он наш лучший вариант? Может решить вопрос и вызвать новых наемников?

— Очень сожалею господин президент, но артефакт больше не сможет дозвониться до Мира Тысячи путей. Он и его потерянный товарищ наш последний шанс.

— Прискорбно, — президент пожевал губами и обвел помещение странным взглядом будто первый раз его видит. — Все же ты, Фен, слишком доверчивый. Уж у меня бы эти проклятые предатели бы попрыгали…

Макс перевел взгляд на Хеймуда, подняв бровь. Тот на это лишь с сожалением прикрыл глаза.

— Нашему президенту, Сигманду Раншу буквально два месяца назад исполнилось целых сто двадцать девять лет. Вот уже как три десятилетия он ведет наш народ в светлое будущее. И события десятилетней давности никоим образом не пошатнули нашу страну!

— Хорошо сказано, Фен! — очнулся от своего транса президент. — Мы их всех. В бараний рог! В пыль!

— Вы как всегда полностью правы, господин президент. — подхватил Фен, давая в судорожно дергающиеся руки Ранша что-то похожее на счеты. Тот же, подхватив эту безделицу, начал ее очень внимательно перебирать, полностью забыв о разговоре.

Макс, не зная, как на такое реагировать, наблюдал за всем этим безумием с застывшей улыбкой.

Чего ждать миру, который использует, как лицо прошлого, давно спятившего на старости лет полумертвого главу разрушенного государства?

И так неловкая встреча была полностью разрушена, когда президент приказал вызвать, как оказалось, уже давным-давно мертвых людей.

Эта встреча окончательно убила у Макса желание как-либо участвовать в местной жизни. Именно поэтому он удалился в свои покои на ближайшие несколько дней.

Его не трогали, так как у всех появились неотлагательные дела.

Подготовка будущего похода, тем более в тайне, оказалась трудной вещью, на которую потребовалось множество времени и усилий.

Зимин не особо вдавался в детали, лишь указав, что часть каравана может не успеть пройти в разрыв, поэтому первым делом идут самые ценные вещи и люди.

Судя по задумчивому взгляду Хеймуда он размышлял, что ценнее, некоторые из его друзей или особо ценные вещи.

Не стоило забывать и об охране, самая преданная часть которой тоже отправится в другой мир. Все же мир Тысячи Путей не был безопасным курортом.

Наблюдение за всем этим движением наполняло сердце Макса чувством гадливости. Единственное, что спасало — это тренировки и общение с Морфом.

Маленький метаморф внимательно слушал рассказы Макса о политике, экономике и культуре, попутно задавая вопросы.

Зимин знал не так уж и много, но старался рассказывать симбионту все без прикрас. Так, он не пытался ему пропагандировать ту или иную сторону. Почему-то это казалось ему неправильным.

Скорее Макс предоставлял сухие факты, попутно оперируя появившимся у него недавно цинизмом.

Конечно, до взгляда Алекса Вульфса на мир было еще далеко, но и жизнь Зимина в новых мирах не исчислялся десятилетиями.

И вопрос стоял лишь в том, сможет ли Максим Зимин оставить в себе хоть что-то человеческое.

*****

Наконец, цепи сковывающие большую часть способностей чернокнижника поддались. Да они все также висели на его руках и ногах, но теперь он мог магичить почти без проблем.

Вульфс внимательно оглядел свою нынешнюю темницу. Когда-то это был большой полицейский участок. Теперь же в клетках сидели те, кто заинтересовал ангелов достаточно, чтобы не быть убитыми на месте.

С пальца Алекс сорвался тонкий лучик, которым он принялся чертить на полу малюсенькую пентаграмму. При этом он прерывался всякий раз, когда видел пролетающего мимо ангела или их следящие конструкты.

Светящиеся ромбовидные стальные магические роботы вполне могли заметить приготовления землянина.

Когда же он закончил, то с замиранием сердца актировал свою разработку, внимательно следя за процессом.

В ту же секунду ближайшие к нему сидельцы резко подняли головы, начиная оглядываться.

Выглядели они внушительно. Звероватого вида здоровяк, вся кожа лица которого была изрезана демоническими знаками. Губ не было, как и щек. Однако яркость ангельских цепей как бы намекала на его силу.

Второй был куда невзрачнее. Маленький, плюгавенький, но со здоровенным покрытым струпьями пузом. Да и его руки были покрыты очень уж характерными волдырями.

«Тихо. Ничего не говорить» — в головах культистов раздался голос Вульфса: «Кто желает выйти и поквитаться с ангелами?»

Здоровяк широко раскрыл свою пасть и облизнул остатки щек. Из живота же невзрачного вылезла кишка, которой он почесал нос.

«Рад слышать. Тогда готовьтесь. По сигналу я начну снимать со всех нас цепи. Тогда вы и устроите столь любимую вами резню».

Десятки самых безумных и проклятых культистов с новым интересом начинали смотреть на одну из камер, в которой сидел их пропуск на волю.

Жуткие мутации, вплавленные в тела артефакты или просто подручные предметы, страшные раны, от которых они лишь получали кайф. Выпускать этот ужас было настоящим преступлением, но Алекса Вульфса редко заботили такие тонкости. Да и уж точно не тогда, когда это был кратчайший путь к его мести.

Да, в некоторых из камер были обычные люди — командиры или те же маги. Но большущую часть все же занимали демонопоклонники.

Зря ангелы решили не слушать Алекса Вульфса, когда тот предложил его отпустить. И абсолютно зря они после этого его не убили.

Над тюрьмой ангелов начинали сгущаться очень темные тучи.


Глава 25


Информация страшная вещь. Она словно вода, просачивается всюду. Нет, скорее, как яд, который стремительно катится по телу убежища, заливая мельчайшие трещинки и щели.

Лица людей кривятся, сворачиваются, словно засушенные сухофрукты, а затем распрямляются, показывая одну единственную оставшуюся эмоцию — ненависть.

Все быстрее и быстрее информация о том, что верхушка хочет сбежать распространяется по туннелям, пенясь и бурля на резких поворотах.

Хеймуд серьезно недооценил градус недовольства «черни». Жизнь в таких условиях тяжелая и неблагодарная вещь. Единственное, что поддерживало всех этих людей столь долгое время — смутная надежда. Надежда на то, что когда-нибудь случится что-то хорошее и все изменится.

В ней не было ничего рационального или логического. Лишь чистая, отчаянная вера.

Тем страшнее была ее потеря.

И так черные сердца чернели еще больше, воздух наполнился ругательствами и проклятиями, руки же хватались за все, что могло сойти за оружие. И уж тем более, когда это самое оружие тебе радостно всучивают.

Мрачные, серьезные мужики выходили из штолен, цехов и мастерских цепко держа в руках огнестрельное и даже холодное оружие вроде тех же молотов или молотков.

Мятежники, во главе которых стоял технический цех, максимально оперативно вооружали и группировали будущие штурмовые бригады. Командиры для каждого такого формирования уже давно были назначены, планы заверены и оставалось лишь отдать команду.

И команда была отдана.

*****

Макс проснулся от пронзительного визга сирены. Этот звук казалось ввинчивался прямо ему в голову.

Он звучал не так как на Земле, но было в нем что-то родственное.

Подхваченный топор занял привычное место на спине. С ним была пара мутных моментов, так как охрану он изрядно беспокоил. Но Макса беспокоило его отсутствие, поэтому охране пришлось уйти ни с чем.

Всюду по коридорам носились взбудораженная охрана и слуги. Последних яростно отталкивали к стенам, чтобы те не мешались. Иной раз могли даже зарядить прикладом, чтобы шевелились расторопнее.

С Максом один раз тоже попытались подобное провернуть, но пытавшийся лишь оттолкнулся сам. Хоть Зимин и выглядел как человек, но его начинка была от подобного далека. Пара сотен килограмм веса — это далеко не предел.

Все же измененные мышцы и кости, напитанные той же землей, обладали куда большим весом, чем обычная человеческая требуха.

У слову, интересный момент для каких-нибудь ученых — обладает ли мана весом? Или он появляется лишь после взаимодействия с материей.

Фена и остальных он нашел лишь с помощью советов охраны. Как оказалось, у правительства имелся вполне себе обустроенный командный центр с множеством экранов, на которых транслировалась ситуация по всему убежищу.

Макса пропустили внутрь без вопросов.

Аристократы мрачно смотрели как по десяткам коридоров вниз спускается вооруженная до зубов толпа.

На других же экранах шел вполне себе реальный бой. Судя по всему, часть бунтовщиков сходу влетела в защитные построения и завязла.

Тяжелые стационарные пулеметные турели в тесных коридорах — страшная вещь. Одной их очереди было вполне достаточно, чтобы перерубать за раз сразу несколько человеческих тел друг за дружкой.

Однако все было далеко от радужного. Туннели кишели множеством технических туннелей, и жители убежища отлично знали, как по ним ходить, обходя и отключая роботов и турели.

Если же не получалось хитрость, то особо трудные места брали штурмом, не считаясь с потерями.

— Господин Хеймуд! — один из сидящих за компьютеров солдат, указал куда-то вверх. — Они прорвали первое защитное кольцо. Судя по всему, комбинации к нашей охранной системы у них были с самого начала.

— Проклятье! — выругался Фен. Весь его аристократический лоск куда-то делся, сменившись самым настоящим страхом.

— Ведутся тяжелые бои в северо-западном направлении, — из другого кресла донесся новый отчет. — оттуда просят подкрепления или они долго не выдержат!

— Восточный блок тоже просит подкрепления!

— Отправить! Снять людей с южной части. Там давление оказывается куда меньше. — командующий всей охраной был грузным человеком с усталыми глазами. Тем не менее, судя по командам, он знал свое дело. Его команды были четкими и фронт боевых действий немного стабилизировался.

Правда ненадолго.

— Северный пост прорван! Наши войска вынуждены отступить на вторую линию, если они не хотят попасть в окружение!

— Никакого отступления! — шипящий старческий голос разорвал и так напряженную атмосферу. Безумный президент яростно размахивал руками, отвлекая работающих военных. — Отступают лишь трусы и дезертиры. Никогда наша страна так не поступала и поступать не будет!

Генерал презрительно глянул на Сигманда и потом требовательно посмотрел на Хеймуда, предлагая как-то заткнуть древнее ископаемое.

— Генерал Харен, — Фен посмотрел на экраны. — Доложите, какая ситуация?

— Мало хорошего, — Харен мрачно посмотрел в туже сторону, где было видно, как обезумевшие бунтовщики почти кидаются на пулеметы, но все же продавливают оборону отчаянно отбивающейся охраны. Позади же основную массу «мяса» поддерживали элитные части артефакторы и тяжелое вооружение технического цеха. — Мы не в состоянии долго держаться против столь ожесточенного нападения. Наши противники превосходят нас числом чуть ли не в десять раз.

— Плохо…

— Срочное сообщение от Капитана Прайса, проводящего подготовку каравана к отбытию!

Хеймуд резко повернулся в сторону одного из солдат.

— Так чего вы ждете?! Срочно подсоедините его к нам!

Тут же после дробной комбинации клавиш один из ближайших экранов показал кишащий муравейник, сплошь состоящий из людей и множества грузов.

Тяжелые машины ощетинились во все стороны угрожающего вида стволами пулеметов и пушек. К машинам тут же крепились платформы с грузами.

— Генерал Харен! — голос Прайса прерывался особо громкими взрывами и продолжительными очередями. — Бунтовщики нашли выход секретного туннеля, по которому планировался выезд! Мы заставили их остановиться, но я требую подкрепление или мы долго не продержимся! Их слишком много!

«Вот оказывается на что они надеялись», — мысленно хмыкнул Макс, смотря на побледневшего аристократа.

— Так как здесь нет никакой охранной системы мы не способны их сдерживать сколько-то долго!

— Будет вам подкрепление, — отставить панику солдат! — рявкнул Харен. — Ждите, конец связи!

Сидящие в командном центре люди испуганно переглядывались. Ситуация стремительно начинала выходить из-под контроля.

— Значит выбора не остается, — кивнул своим мыслям Хеймуд. — Генерал, приказываю активировать систему «Мертвая голова».

— Подождите, но она же была признана недоработанной! — командующий Харен аж забыл о субординации, в неверии смотря на хмурящегося Фена. — Если мы ее активируем, то есть шанс обрушения нескольких несущих конструкций! Может задеть даже нас. Вы же сами ее запретили!

— А сейчас я приказываю ее все же активировать, — сорвался на крик Хеймуд, окончательно потеряв самоконтроль. — Если мы этого не сделаем, то через пару часов позавидуем мертвым!

— Что за система «Мертвая голова»?! — рыкнул Макс, который от нервов тоже перешел на повышенный тон. У него зрели нехорошие предчувствия. Это название ему что-то напоминало еще с Земли, но он никак не мог вспомнить что.

— Система давно заложенных бомб вдоль основных туннелей и залов, по которым могут пойти и концентрироваться потенциальные атакующие, — глухо ответил командующий, смотря в пол. — Но после ее тайной установки всплыли неожиданные проблемы. Несущие конструкции убежища с каждым годом все больше приходят в негодность. Плюс, сила взрыва, после дополнительных расчетов, оказалась куда больше, чем закладывалось изначально…

— Отставить, генерал! — выругался Фен. — Вам был отдан приказ. Немедленно его исполняйте!

— Если активировать систему велик риск обрушения значительной части жилых помещений выше. А это значит…

— Сотни гражданских погибнут.

— Тысячи, — мрачно поправил его старый солдат, стараясь не смотреть на бесившегося Хеймуда. Он все также колебался и не решался отдать преступный приказ. Его подчиненные испуганно смотрели на своего командира, ожидая его решения.

— Харен, совесть внезапно замучила?! Где же она была раньше! Ты понимаешь, что с нами будет? С тобой, со мной и всеми нами, если ты немедленно не отдашь приказ?! — надвинулся на генерала Фен.

— А как же ваши слова насчет возвращения за остальными? — Макс гневно смотрел на Хеймуда, сжимая до треска кулаки. — Не за кем будет возвращаться после этой вашей «Мертвой головы»!

— Плевать! Главное не дать им сюда добра… Хр-р-р! — аристократ захрипел оказавшись в крепком захвате рванувшего вперед метаморфа.

Силы землянина хватало чтобы с легкостью держать бьющееся в одной руке полузадушенное тело.

Стоявшая вокруг охрана тут же наставила на землянина оружие, начиная заключать его в кольцо.

— Как же вы мне все надоели, — процедил Макс в лицо хрипящего Хеймуда. — Генерал, объявляйте о том, что сдаетесь. Я возьму на себя гарантию того, что вы все выживите, ведь без меня хрен вам всем, а не мир Тысячи Путей. Они будут вынуждены меня слушать. Хватит уже этой вашей долбанной войны.

Зимин решительно плюнул на все попытки нейтралитета. Если на решивших воевать местных ему было все равно, то вот смерть обычных, ни в чем не повинных гражданских, была уже через чур.

Тем более если он мог что-то сделать. Зимин сам бы себе не простил другое решение.

Генерал пристально посмотрел в глаза Максу, что-то решая, после чего решительно кивнул.

— Я тебе поверю иномирец, но не подведи нас. Или я после смерти задолблю тебя до смерти.

— Договорились, — облегченно улыбнулся Макс, ставя Фена на пол и давая тому вдохнуть немного кислорода.

— Включить общую связь, в том числе с мятежниками, — командующий прокашлялся. — Я, генерал Харен, от лица командования объявляю…

— Бах! — чей-то мощный выстрел разорвал спину военного, отбросив безвольное тело на заискрившие мониторы.

Макс в шоке обернулся и застыл.

Забытый всеми президент держал в дрожащей руке артефактный пистолет и торжествующее ухмылялся.

— Я знал, что тебе, иномирная сволочь, нельзя доверять! Солдаты, слушайте вашего президента! Этот проклятый иномирец заключил соглашение с нашими врагами! Он предал нас. Срочно активировать систему «Мертвая голова»! Бойцы, убить мерзавца!

— Нет! — Макс еле успел отпрыгнуть в сторону, когда новый заряд чудо-пушки пронесся мимо него. И судя по той воронке в стене, что она оставила, даже ему бы не поздоровилось. Хуже того, некоторые солдаты, повинуясь словам президента открыли огонь, совершенно не заботясь о висящем в руках Зимина аристократе.

Со смертью же Хеймуда задание можно считать проваленным.

Ругаясь на чем свет стоит, Макс вскинул второую руку, экстренно трансформируя ее в костяной щит, от которого тут же из-за пуль начали отлетать значительные куски. Благо Зимин не стоял на месте, петляя между столов и каменных тумб, сбивая прицел.

Внезапно все затряслось и с потолка посыпалась пыль. Некоторые из бойцов потеряли равновесие, свалившись на пол. Сразу же последовали новые подземные толчки, мешая им встать и прицелиться.

Макс в ужасе замер за каменной плитой, о которую выбивали крошку очереди солдат. Фен, с запаянным ртом, что-то яростно мычал, но землянину было не до него.

Все внимание мужчины сконцентрировалось на экранах, на некоторых из которых были видны падающие перекрытия и ударные волны, разрывающие и давящие бойцов мятежников.

Но куда страшнее было видеть те экраны, где показывались самые верхние этажи с мирными жителями.

Складывающиеся убогие халупы муравейников и рушащийся пол, утягивающий за собой в безжалостную бездну беззвучно кричащих женщин и детей.

Ни о каком централизованном спасении не шло и речи, так как не понятно была куда бежать и спасаться — смерть могла прийти ото всюду.

Все эти трагические сцены сливались в один нестерпимый комок боли, из которого сложно было что-то вычленить, но внимание Макса все же привлекла одна единственная сцена.

На подергивающемся от помех экране сложно было увидеть детали, но по волосам становилось понятно, что это женщина. Она судорожно сжимала маленького ребенка, изо всех спасая его и свою жизни.

Плита пола под ней рухнула не сразу, позволив женщине мертвой хваткой вцепиться в один из оборванных кабелей. Одной рукой она сжимала кабель, вися над постоянно осыпающейся пропастью, а другой держала ребенка.

Подтянувшись, она чудом положила сверток на край, пододвинув его как можно дальше от пропасти. Удостоверившись, что младенец в безопасности, она ухватилась обоими руками за кабель и попыталась подняться, однако последующий оползень чуть не сбросил ее обратно.

Наконец, напряжением всех ее сил, она сумела вскарабкаться наверх и застыла, тяжело дыша.

Лицо Макса дернула судорога.

Отдышавшись, женщина молча посмотрела на пустой пол. Прошлый толчок и оползень оказались фатальными, сбросив несчастного младенца вниз.

Жуткое осознание непоправимого медленно накатило на женщину и невольного свидетеля.

Мать не стала рвать и метать, она спокойно развернулась и шагнула прямо во тьму бездонной пропасти, вслед за своим потерянным дитя.

Зимин прикрыл глаза, а когда он их открыл, там плескалось что-то нехорошее.

Кто-то совершенно точно должен был за весь этот ужас ответить.


Глава 26


Во время всей перестрелки солдаты ответственные за работу с командным центром так и не рискнули никуда уйти, хоть у них за спиной и свистели пули. Долг был выше чувства самосохранения.

А может, они понимали, что от этого куда ярче зависят их жизни.

— Докладываю! — один из операторов громко закричал, привлекая всеобщее внимание. Правда, было непонятно кому он это говорит, если кровь генерала залапала стену в паре метров от его рабочего стола. — Взорвались не все заложенные заряды!

— Меня не интересует как, но вы должны их взорвать или будете объявлены предателями! А с ними у нас разговор короткий, — воинственно размахивал пистолетом президент. Его зрачки невероятно широко раскрылись и было полное ощущение, что он вмазался чем-то особо сильным.

— Судя по поступающим сведениям часть из них была заранее демонтирована! Мы не можем…

Говоривший оператор откинулся на консоль, заляпав ее своей кровью. Выстрел прожег спинку кресла и вошел ему точно в позвоночник. Даже будучи в совершенно невменяемом состоянии, сто двадцати девятилетний старик отлично умел стрелять.

«Морф, на тебе Хеймуд. Любой ценой не дай ему умереть или все будет зря. А я пока решу кое-какую проблему…»

«Босс, может я вам помогу?»

«Нет, Морф. Я не хочу, чтобы ты пачкался во всей этой грязи».

Под охреневшим взглядом Фена кожа с метаморфа начала сползать, перебираясь на него самого. Судя по позеленевшему виду аристократа и тяжелому сглатыванию, его завтрак решительно решил попроситься наружу.

Удостоверившись, что Морф получил достаточную часть биомассы для последующего ее расширения.

Тело же самого Макса начало раздуваться, обрастая дополнительными мускулами и теряя последние признаки человечности. Для собственного удобства Макс встал на четвереньки, так как каменная тумба переставала его скрывать до конца, а ловить лбом пули пока что не хотелось.

Судя по шуму от охраны, та окончательно пришла в себя от землетрясения и была решительно настроена выковырять спрятавшегося иномирца. Если же учесть, что среди них были маги, то они имели вполне себе хорошие шансы на успех.

Единственной возможностью на победу была атака первым, что Зимин и продемонстрировал.

«Активировать форсаж!»

И так здоровенные мускулы рывком расширились, начиная практически взрываться от переполнявшей их энергии. Удвоенное сердце в груди словно обезумевшая помпа принялась качать ускорившийся поток, который превратился чуть ли не кисель, так много в нем было намешано.

Единым текучим движением метаморф перемахнул свое укрытие, попутно в полете отправив четыре шипа по самым опасным и непредсказуемым целям.

К сожалению охрана оказалась намного профессиональней, чем от нее можно было ожидать.

Так, два шипа, предназначенных для двух магов, оказались отбиты землей и электричеством соответственно.

Оставшиеся же два снаряда Макс целенаправленно потратил на президента. Однако, возникший вокруг него магический щит, отвел смертельную опасность. Летающее кресло, кроме биологического поддержания своего носителя, оказывало ему еще и физическую защиту.

Максу же пришлось экстренно вильнуть в сторону чтобы не отхватить очередным светящимся сгустком из артефактам Сигманда. Да и проносившиеся мимо очереди автоматов не добавляли положительных чувств.

Лишь сумасшедшая скорость работающего до отказа тела, позволяли Максу вытворять все эти пируэты, скачки и уклонения, попутно приближаясь к охране.

— Ха-ха-ха! Жалкий иномирец. Никак не пробьешь… — президент начал было смеяться, но последний смешок застыл у него на губах, когда, раскрученный внезапно выросшей на спине конечностью, топор пролетел всю дистанцию, пробил наспех возведенный одним из магов каменный щит и вонзился прямо напротив лица Сигманда в, на этот раз, щит кресла.

Шедевр артефактного искусства старого мира загудел, изо всех сил пытаясь спасти жизнь своего никчемного хозяина, но против лома, как говорится, нет приема.

Творение Алекса Вульфса было предназначено, чтобы в максимально грубой и бескомпромиссной форме проламывать магические защиты.

Руны на топоре вспыхнули адским пламенем, высвобождая хаотический порыв прямо в раскрывшийся от ужаса рот мерзкого старика. За ту секунду, что понадобилась топору чтобы преодолеть пленку щита, хаотическое пламя ворвавшись внутрь магического пузыря начисто стесало с вопящего президента кожу, оставив лишь кричащий от боли, вцепившийся в подлокотники, горящий скелет.

Наконец, двуручный артефакт преодолел барьер и, напрочь располовинив свою жертву, влетел в стену, попутно в ней же и застряв.

Бушующее же на летающем кресле адское пламя, лишившись сдерживающего его щита, рвануло во все стороны, хватая в свои жестокие объятия ближайших бойцов.

Пылающий трон, печально вильнув, с треском рухнул на пол.

Однако Макс этого не видел. Прямо сейчас его целью были три мага, каждый из которых делал все возможное, чтобы добиться его смерти.

Особенно впечатлял электро-маг. Выглядел он колоритно. По техномагической броне то и дело проскакивали потоки электричества, создавая этакий мерцающий ореол. На спине же были закреплены два вытянутых электрода, между которыми трещали потоки синей энергии.

И с ребятами вроде них никогда нельзя расслабляться.

Будь это маги из того же Хантина, то у Макса были бы огромные проблемы. Однако уровень развития магических искусств от мира к миру разнится. Так, один маг может иметь всего лишь ранг подмастерья у себя дома, а где-нибудь в мире со слабым магическим фоном, встанет на уровень полноценного мага, если не магистра.

Сейчас же Максу предстояло противостоять одновременно трем стихиям — электричеству, смерти и камню. Причем первые две были смертельно опасным именно для плоти.

Почему же Макс запретил Морфу вмешиваться в эту битву? Симбионт вполне мог бы и поддержать Безумного в его яростной атаке.

Ответ прост. В глазах мужчины Морф, не смотря на весь свой ум и невероятную сообразительность, все еще оставался ребенком.

Да, этот «ребенок» дрался не на жизнь и насмерть с сотнями монстров и рисковал жизнью вместе с боссом не один раз.

Более того, один раз он убивал вполне себе разумных тёмных эльфов, но Макс не хотел, чтобы это становилось обыденностью.

Именно поэтому Зимин хотел дать симбионту возможность вначале повзрослеть без такого рода потрясений.

В своем стремлении к усовершенствованию, Макс давным-давно прошел ту грань силы, которая была возможна для обычных хищных животных.

К примеру, тот же медведь в драке с человеком без оружия, способен растерзать его за считанные секунды. У человека просто нет сил, чтобы хоть как-то сопротивляться.

Модифицированное магией и форсажем тело Макса было во много раз сильнее, быстрее и крепче того гипотетического медведя. Добавив сюда же острые и непропорционально длинные когти.

И подобная сила позволяла ему с одного удара разрывать своих врагов на части.

Рвущие его плоть пули были неприятной частью, но не смертельной, пока они не попадали в голову и суставы. Раскаленные кусочки металла почти сразу же после попадания выталкивались растущей плотью прямо на глазах.

Макс метался бешеной тенью между автоматчиками, расправляясь с ними один за другим. Он не испытывал жалости или сожаления. Эти люди слышали его призыв к переговорам, но все равно выбрали путь сражения.

Так пусть не жалуются.

Единственное, о чем он сожалел, так это о том, что он теперь имел сомнительную честь «испробовать» человеческую плоть. Каждое растерзанное тело, невольно одаривало его некоторой частью биомассы, пополняя истощаемые запасы.

Конечно, при таком процессе, Макс не чувствовал вкуса, поэтому нельзя сказать, что он прямо ел людей. Однако в психологическом плане это было все же тяжело.

Впрочем, в пылу схватки Безумный Макс не мог на это сильно отвлекаться. Никуда не делась и проклятая жажда плоти разумных.

Контролировать её безумные порывы в пылу схватки было особенно неприятно.

Открывшаяся под ногами яма, заполненная шипами чуть было не поймала метаморфа в ловушку, а хлестнувший над головой электрический хлыст почти отрезал ему руки, которыми он вытянул себя из первой западни.

Дальше тянуть было нельзя.

Макс мысленно ухмыльнулся, физически это сделать он не смог бы при всем желании, так как лица, как такового, у него и не было.

Сражаясь, они беспорядочно кружились по разгромленному залу, осыпая друг друга потоком пуль, шипов и магических атак.

Однако, Макс кое-что постоянно держал у себя в голове. Козырь, который можно было припрятать в рукаве.

И этим кое-чем, наконец, можно было воспользоваться.

В последнюю секунду маг земли почувствовал неладное и попытался сформировать вокруг себя каменный саркофаг, но не успел.

Всеми забытый, вонзившийся в стену в самом начале схватки топор, повинуясь приказу своего хозяина, рванул по направлению к руке. И совершенно случайно на его пути оказалась спина геоманта.

В этот раз не было никаких вспышек или взрывов. Просто магический артефакт почти по рукоять скрылся во внутренностях незадачливого мага.

Тот неожиданно для себя выблевал на пол поток крови и внутренностей, но упасть не успел.

Очередная команда и топор вновь рванулся, сбросив с себя мертвые ножны. Зимин бросился вперед, протягивая руку, однако оставшиеся два мага тоже не зевали.

Электрическая дуга вонзилась в топорище с оглушительным треском отбросило его в сторону от метаморфа.

Остаточный же заряд от взрыва хорошенько прошелся по нервам метаморфа, словно тысячи мелких иголок, вонзившихся в каждую мышцу.

Вот только, Макс совершенно не учел мага смерти, который выждал идеальный момент для атаки.

Зная скорость и ловкость землянина, маг энтропии положился на удар по площади, в край которой Зимин и угодил.

Выглядела атака как серая, не особо примечательная дымка. Но любая органика попадая в пределы действия этой силы мгновенно начинала разрушаться.

Так, кости мертвых солдат оседали внутрь синтетической одежды, чуть позже начинали рассыпаться, и они сами. Но в те секунды, что были еще видны, они рассылали вокруг ослепительные улыбки голых черепов.

Тело мужчины взвыло от невыносимой боли. Костяные пластины трескались и осыпались с дробным стуком. Кожа и мясо съеживались и превращались в прах.

Если бы не активировавшееся поглощение смерти, которое они с симбионтом освоили еще в Хантине в драке с нежитью, то метаморф там бы и остался.

Но даже так, последствия были сокрушительными.

Зимин кое-как вывалился из облака и чуть ли не из последних сил откатился вбок. На том месте где он был прошлись очередные разряды молнии. Сила этой атаки была столь мощной, что бетон крошился на куски.

Оставшиеся маги довольно переглянулись, празднуя победу.

Вся сущность мужчины сконцентрировалось в одном единственном желании — выжить.

Обгорелый топор, крутясь вновь рванулся к Максу, но на этот раз он двигался вдоль земли, затрудняя прицеливание. Да и сам Макс, опустившись к полу, извивался подобно змее, ускользая при первых же признаках опасности.

Изменившееся строение тела позволяло делать и не такие фокусы.

Измученное магией физическая форма стремительно восстанавливалась, сбрасывая поврежденные и оскверненные смертью куски.

Почерневшая, словно обожжённая, когтистая лапа сомкнулась на рукояти топора, со второй же сорвались сразу два костяных клинка напитанных под завязку магией земли. Это позволяло добавить им небывалую прочность и пробивную способность против магических щитов.

Как оказалось, перенести способность толсторогов на любые кости не особо и сложно. Главное было приложить воображение.

Энергии оставалось критически мало, поэтому столь отчаянная трата последних крох обязана была себя оправдать. Иначе…

Магу смерти пришлось тяжелее всего, так как его сила плохо подходила для блокирования физических атак. Поэтому он вложил все свои силы в защиту, закрыв самому себе обзор.

Эта заминка позволила Максу выпустить второй снаряд уже в электро-мага.

Рванувшая наперерез волна отбила костяной клинок, но вот летящее следом тело отбить не смогла.

Макс яростно взревел, когда нырнул в бушующие вокруг электрические разряды.

Завоняло паленым и грозой.

Словно в замедленной съемке обожжённый монстр с горящим раскаленным топором падал на светящегося мага, поднимающего руки и выпускавшего в сторону врага разряд за разрядом.

Ни отдать, ни взять, идеальная картина с названием вроде: «Вечное сражение добро со злом». И Макс как-то не был похож на добро.

Однако раскочегаренная до максимума секира хаоса знала свое дело дестабилизируя или впитывая удар за ударом.

Но и остаточных эффектов хватало вдоволь, чтобы терзать несчастную, постоянно восстанавливающуюся плоть, причиняя невыносимые страдания.

Удар!

Но не тут-то было!

Чрезвычайными усилиями электро-маг сумел заблокировать полотно топора между своими руками, сформировав какую-то дрожащую и сыплющую искрами сферу, в которой топор и застыл.

Попытка надавать со стороны метаморфа ни к чему не привела. Маг хрипел от натуги, но держал удар. Правда и сделать он больше ничего не мог.

Вот только на его несчастье у Макса могло быть больше чем две конечности.

Вражеский маг подавился собственной же кровью, когда рванувшие из груди Зимина костяные конечности пробили его насквозь.

«Экстренное поглощение!» — разбухшая биомасса из костяных клинков мгновенно добралась до позвоночника электро-мага, оборвав его жизнь.

«Опасность!»

Зимин еле успел пнуть ногой уже мертвое тело врага в сторону мага смерти. Гнилостный снаряд расплескалась о труп, заставив тот начать растворяться в клубах нехорошего изумрудного дымка.

Тело шлепнулось у ног одетого в черное мага, и тот, опустив руку, вытянул неиспользованную ману из своего заклинания, заставив ту вновь собраться в уже знакомую стрелу.

К тому моменту обычных людей почти не осталось. Макс никого и не думал щадить, пройдясь косой смерти по всем охранникам. Операторы же, не желая попасть под раздачу во все расширяющемся сражении, разбежались.

Тяжело дышащий Безумный внимательно смотрел на стоявшего напротив него мага смерти, вокруг которого лениво летали темные хлопья праха, то ли физического воплощения энергии смерти, то ли еще какого-то заклинания.

Ни один из противников не спешил атаковать, давая своему врагу право первого хода и возможности ошибиться.

Очевидно, ни о каких переговорах, после всего случившегося не могло идти и речи.

Однако Макс все же решил попробовать. Броня на нижней части лица дрогнула и раскрылась на подобии хелицеров, открывая вполне человеческие губы.

— Эй, мертвяк. Может тогда парлямен… Парланен… Ну что же за сложное слово на вашем языке? Переговоры, во!

— О чем нам с тобой разговаривать, предатель?

— Вот не надо тут, — отмахнулся Макс. — Это сказал ваш чокнутый президент, который давно потерял чувство реальности. Генерала вашего убил ни за что, ни про что. Вон он там дымится себе тихо, поэтому его мнение можно не учитывать.

— За свою дерзость ты будешь умирать очень медленно и страшно иномирец. — вокруг мага смерти начало что-то собираться.

— Эх, зря ты так. Мог бы жить и жить. Правда в вашем мире это как бы не пострашнее смерти, — покачал головой Зимин. — А еще больше зря, ты отменил то заклинание.

— Какое зак… — сбился маг смерти, не успев договорить.

Вообще сложно говорить, когда тебя насквозь через задницу пробивают острые костяные шипы, вырвавшиеся из откинутого Максом тела электро-мага.

Всего-то и стоило оставить внутри спрятавшуюся биомассу, которая за время разговора разрослась достаточно, чтобы провести неожиданную и смертоносную атаку.

— Вот это тело. — безжалостно сказал метаморф, смотря прямо в глаза насаженного на пару кольев мага. Одно из остриев пробило позвоночник, поэтому содрогающееся в агонии тело было парализовано по шею.

Может это и к лучшему, ощущения от насаживания на кол, должно быть, не самые лучшие.

Подойдя к почти мертвецу, Макс оборвал его страдания, попутно поглотив значительную часть биомассы, чтобы восстановить силы. Плоть магов, как он только что заметил, обладала куда большими восстанавливающими свойствами.

Тут внимание землянина привлек один примечательный артефакт. В момент попадания топора президент выронил свой пистолет, от чего тот почти не пострадал.

Макс бережно поднял этот шедевр артефактного искусства, после чего проверил его работоспособность прямо в дымящееся тело самого Сигманда. Тот сработал выше всяких похвал отправив куски президента скакать по всему залу.

Зимин криво улыбнулся, постаравшись оттереть пепел старого хозяина ближайшей найденной тряпкой, бывшей раньше чьим мундиром.

Наконец пистолет был любовно убран за спину за пояс. Судя по всему, патроны к этому техно-магическому чуду не требовались, так как он стрелял чистой энергией. Шкала же заряда, расположенная чуть сверху и сбоку была на максимуме.

Так он и собирался оставить командный центр, — разгромленное помещение с кучей распотрошенных трупов и насаженным на колья скелетом, лишенный большей части кожи и мышц.

Фен Хеймуд, увидев столь выразительную композицию, сидел как мышка, совершенно не возмущаясь путами Морфа.

Вероятно, он очень быстро передумал высказывать свои претензии.

Вот только, как говорится, если ситуация может стать хуже, значит она обязательно это и сделает.

Одна из уцелевших мигающих операторских станций неожиданно включилась, заполнив все помещение звуками отчаянной стрельбы, криками умирающих и надрывным воплем.

— Демоны! Демоны нас нашли! Они уже здесь! Командующий ваши приказы?! Что нам делать?!


Глава 27


— Почему я, мать его, совершенно этому не удивлен? — не смотря на всю серьезность ситуации, Макс не смог удержаться от ироничного смешка. — Ладно как эта хрень работает?

Зимин подошел к наиболее целой операторской консоли и принялся нажимать ближайшие кнопки, пытаясь запустить необходимые экраны. Правда он быстро отказался от этой идеи.

Хоть он и получил благодаря артефакту знание языка, но вот письмо в сделку не входило.

Мгновение и Фен был усажен на поставленное на ножки кресло.

— Быстро включи камеры на самых верхних этажах и на самых нижних возле вашего каравана. Надо понять куда бежать.

Хеймвуд с отвращением принялся отплевываться и разминать руки, когда Морф сполз с его лица.

— Я попросил бы вас соблюдать хотя бы мельчайшие признаки вежливости. В конце концов вы разговариваете…

Бам!

Голова аристократа мотнулась туда-сюда от звонкой затрещины. Макс наклонился и проникновенно посмотрел тому в глаза.

— Мне насрать на то, что ты меня там просишь. На твоей совести тысячи невинных жизней и будь я проклят, если мне на тебя не насрать. Поэтому, поднял свою жирную жопу и быстро сделал то, что я тебе сказал, — миндальничать с местными Зимин больше не собирался. Очевидно, в этом деле хорошее слово действует куда слабее доброго пистолета. — Или ты, клянусь богом, очень пожалеешь, что меня не послушал.

— Вы не имеете права! — гневно зашипел Хеймуд. — Вы заключили контракт доставить меня и моих соратников в Мир Тысячи Путей, поэтому ваши угрозы бессмысленны!

— Да неужели? — Макс под маской нехорошо прищурился. — А если я доставлю тебя до портала, скажем, без одной ноги? По совершенно случайной случайности, конечно же? Ты же будешь жив? Будешь. Так какие ко мне претензии? Хотя нет, нога — это слишком расточительно, тащить тебя еще. А вот рука вполне может и подойти. — для придания своим словам веса Макс демонстративно покосился на лишенный плоти и насаженный на пики скелет.

Фен проследил за направлением взгляда землянина, после чего, поморщившись, развернулся и уже молчаливо застучал пальцами по клавиатуре.

Когда же терпение Макса начало опасно потрескивать у Хеймуда все-таки получилось реанимировать на ладан дышащую систему.

Вниманию мужчин предстала совершенно нерадостная картина.

Отчаянно отбивающихся мятежников совершенно безжалостно и бескомпромиссно теснили по всем фронтам вливающийся через все входы нескончаемый поток мелких демонов.

Кого здесь только не было — всевозможные виды гончих, мутировавшие и перекрученные одержимые и обычные демоны всех цветов и уродств.

Люди отбивались яростно, но это была заведомо проигранная битва. Поток порождений хаоса не имел конца, а вот патроны и бойцы у людей его все же имели.

В то же время немногие, не участвующие в битве люди, пытались начать эвакуацию гражданских ниже, но их решительно не хватало.

То и дело вспыхивала паника, от чего люди, словно обезумевший скот, неслись куда глаза глядят, попутно давя самых слабых и молодых. Когда же по тебе на полном ходу пробегает пара десятков человек, встать ты уже не в силах. А когда сверху добавить еще пару сотен, то и вставать уже некому.

Обезумевшая толпа билась почти на одном месте, убивая сама себя и без помощи хаоса.

Макс отвернулся от экрана. Смотреть на творившийся ужас у него не было никакого желания.

Если изначально он планировал схватить Хеймуда и прорываться наверх, чтобы довести лишь его до телепорта, то сейчас этот план уже был неприменим.

Даже если Зимин сумеет пробиться сквозь орды демонов и вырваться из ловушки, то сохранить жизнь аристократу он уж точно не сможет.

Значит оставался единственный путь — вниз.

— Вперед! Шевелись! Попробуем прорваться вместе с твоим караваном через тайный туннель. Будем надеяться мятежники не полные идиоты и не станут нам препятствовать!

— Я бы на это особо не надеялся, — буркнул Хеймуд.

— Ты там еще что-то вякаешь? Пошел!

Но чем ниже они спускались, тем меньше у Макса оставалось надежды на благоразумие местных.

Всюду где они проходили, мятежники и охрана продолжали сражаться. Это было особенно «смешно», когда в один прекрасный момент на одну из таких схваток напали демоны, прошедшие по одному из воздушных туннелей слишком мелких для обычных людей.

В итоге битва продолжилась, но уже с тремя участниками.

Это было столь сюрреалистично, что Максу невольно пришла в голову ассоциация с гибнущим Титаником, в котором его экипаж решил устроить увлекательную поножовщину со своими пассажирами.

С каждым же новым уровнем в глубины убежища, все начинало приобретать какой-то мистический ореол. Словно Макс с грешной душой в виде Фена решил спуститься в самые глубины ада Данте, попутно наблюдая за страданиями грешников.

А может, Зимин потихоньку сходил с ума от творившейся вокруг жести.

Чего стоили хотя бы расправы обозленных мятежников над пойманными аристократами. Один раз Макс и его подопечный вышли как раз к такой процедуре.

Радостно улюлюкавшие рабочие распнули нескольких богато одетых господ, всячески извращаясь в игре под названием: «как доставить кое-кому максимум боли и при этом не убить».

Хотя богатыми они выглядели раньше. Сейчас же это были одетые в рванье визжащие от боли окровавленные куски людей, которые искренне желали избавления, пускай и вечного.

Глуп тот, кто считает, что пытки при сильной воле можно выдержать. Если палач не хочет, чтобы жертва умерла и знает, как это сделать, то надежды попросту нет.

Так, парочке человек вбивали в руки и ноги железки похожие на железнодорожные костыли.

Истязаемые плакали, кричали и умоляли остановиться или даже просто убить их, но мучители были непреклонны.

Грязные, осунувшиеся лица, подергивающиеся руки и лихорадочные глаза.

Эти люди знали, что скоро умрут. Через время все убежище заполнили завывания системы оповещения, раз за разом повторяющие о вторжении в убежище демонических орд.

Вечный голод, болезни, наплевательское отношение к их жизням и здоровью — эти люди пережили слишком и слишком многое, чтобы еще оставаться людьми. А страх смерти окончательно убил в них то немногое за что они еще держались.

Появление Зимина с Феном не прошло незамеченным. И если Макс в своем полуголом виде особо не привлек внимание, то Хеймуда каким-то образом узнали и возжелали забить и в его ноги костыли.

— Стоять! — рявкнул Макс, доставая пистолет. Но, видя лица приближающихся людей, среди которых были как женщины, так и мужчины, Зимин знал, что они не отступят. Им просто незачем, ведь так и так они скоро умрут.

А смерть от пули намного предпочтительнее гибели в лапах демона. В последнем случае нет даже тени шанса избежать попадания в демоническую утробу с последующими веками пыток.

Да, душа бессмертна. Точнее бессмертно ее ядро, но за бесчисленные перерождения — это ядро, словно сердцевина дерева, опутывается кольцами прошлых жизней.

Демоны переваривают это напыление, причиняя душе невыносимые страдания. Настолько невыносимые, что рано или поздно сбежавшие ядра, в будущих перерождениях несут в себе эту боль.

И Макс поднял тяжелый пистолет, направив широкий раструб дула в сторону приближающихся людей.

Выстрел! Выстрел! Выстрел!

Рукоять артефакта приятно толкалась в ладонь, будто требуя еще и еще. Каждая вспышка выстрела в полутьме освещала будто бы высеченное из камня лицо Зимина. Он отказался от костяной маски, чтобы его случайно не приняли за демона.

Почему-то не был криков. А, возможно, память Зимина их просто не сохранила.

Он помнил лишь свои выстрелы, которыми он с удивительной точность, истреблял ничего не сделавших ему людей.

Артефакт же работал выше всяких похвал.

Каждый энергетический снаряд не только пробивал не одетую в броню цель, но и отбрасывал мертвое тело на идущих позади, затрудняя движение вперед и замедляя порядки. А иной раз светящийся желтым шарик прошивал сразу два или даже три тела за раз, сея настоящее опустошение.

Все закончилось относительно быстро. Вот вперед идут те, кто выбрал смерть, а не стояние на коленях, а будто в следующую секунду Макс опустошенно опускает пистолет, из которого вверх поднимается сероватая струйка дыма.

Индикатор заряда артефакта весело показывал, что он мало того, что полный, так еще и перегрев орудия в пределах нормы.

«Стреляй хозяин. Я готов убивать. Только нажми на курок». — словно бы шептал пистолет: «Посмотри сколько вокруг целей и всех них мы можем…»

Макс яростно затряс головой, будто вытряхивая из них проклятые мысли.

— С-сучьи демоны, — буркнул он, попутно подзатыльником выбивая стоявшего рядом Хеймуда из того же состояния. — Явно уже пожаловал кто-то и высшего состава. Только они могут с такого расстояния и через весь бетон и камень так проходиться по мозгам.

Наука Алекса Вульфса давала о себе знать. Чернокнижник потратил немало времени расписывая особо часто встречающиеся типы демонов, их силы и слабости. Конечно, влиянием на разум еще особо отличались суккубы, но им требовалось находиться рядом с жертвой.

— Спускаемся дальше. Сколько еще осталось уровней? Понастроили, блин. — выразил недовольство Макс, которому уже надоел этот бесконечный адский спуск.

— Еще три уровня и будем на месте. — Фен держался за голову. Мысли плыли и в отличие от Макса, который имел к человеческой физиологии уже довольно далекое отношение, ему было намного труднее сопротивляться демоническому влиянию.

Оставшиеся три уровня не показали ничего нового за исключением, так называемого, пира во время чумы.

Так как нижние уровни были куда богаче верхних и сражения до них еще не докатились, то местная элита, а, впрочем, и их охранники, осознав, что им вскоре настанет очевидный конец, ударились во все тяжкие.

Что только Зимин за это время не видел.

Упивавшихся до рвоты самым дорогим алкоголем женщин и мужчин. Жрущих как не в себя толстяков, которые в какой-то момент невольно отрыгивали съеденное, чтобы тут же тянуться за новыми кусками. Помещения и коридоры заполненные ядовитым, наркотическим дымом и валяющиеся то тут, то там укурки с передозировкой.

Некоторые отдавали душу в корчах прямо на глазах Зимина, плюясь и захлебываясь пузырящейся белой пеной.

Умереть в наркотическом угаре некоторым из них показалось лучшим выходом.

А уж разнузданные, кровавые оргии, зачастую даже с животными, в которых трудно определить кому принадлежит рука или нога вообще будут сниться ему в кошмарах.

Всюду слышался смех и плач, стоны и крики. Страдания и удовольствие так тесно перемешались в этом месте, что их уже нельзя было разъединить.

Спуск же в глубины продолжался.

Можно было сказать, что во всем виновата демоническая скверна, но Макс знал, что это была лишь полуправда — вся эта грязь уже была в этих людях. Им требовался лишь маленький толчок, чтобы с головой ухнуть в пучину столь упоительного хаоса.

Бывало Макса и Фена звали присоединиться к тем или иным тусовкам. Иной раз даже пытались сделать это насильно.

Где можно землянин отделываться зуботычинами и затрещинами, откидывая особо рьяных безумцев.

Иногда же приходилось вновь использовать пистолет, буквально прожигая себе путь вниз.

В какой-то момент Макс понял, что жмет на курок почти автоматически, не испытывая никаких чувств или сожалений. Просто препятствия, которые нужно как можно быстрее убрать.

Оскаленные размалеванные лица смешались в непрекращающуюся какофонию, где уже невозможно различить где женщины, а где мужчины.

Иногда Фена Хеймуда узнавали, учитывая же, что о готовящемся караване знали на самом верху, некоторые из местных изъявляли желание присоединится к их компании.

Макс был не против, но сразу говорил, что никого защищать не будет и это исключительно их забота.

Даже до самых нижних этажей за это время добрались некоторые отряды мятежников и демонов.

Охранять еще пару десятков человек Безумный просто бы не смог.

Именно поэтому некоторые, посылая проклятья вновь возвращались в свои «безопасные» убежища, надеясь еще немного покутить.

Таким образом, к каравану добрались всего лишь пятеро сопровождающих. Причем, четыре из них, судя по одетой форме, были из охраны. Пятая же, довольно миловидная аристократка, усиленно жалась к одному из бойцов.

Как говорится, в сложной жизненной ситуации не до приличий и аристократической гордости.

Самый низ встретил «товарищей» громовой канонадой. Осторожно оценив обстановку, стало ясно, что здесь насмерть сцепился отряд мятежников, который прошел по тайному ходу, и охрана каравана.

Потолок здоровенного зала был покрыт дымом от многочисленных пожаров. Горела взорванная техника, импровизированные баррикады и подсобные помещения. Всюду валялись тела защитников и атакующих.

Система вентиляции явно не справлялась с все разгорающимся пожаром, но возможности ни у кого не было его потушить. Любой, кто выбежал бы на открытое пространство, тут же бы получил пулю или заклинанием от противника.

Зимин выждал момент, когда появился небольшой просвет между продолжительными атаками мятежников. Вот только приблизиться незамеченными к порядкам изрядно потрепанной охраны оказалось непросто.

Тут же, как только стоило им показаться из-за угла, как ближайшие пулеметы и стволы автоматов были направлены в их сторону.

— Стойте! — закричал аристократ, прячась за перевернутой бронетехникой, отдаленно напоминающей БТР. — Я Хеймуд Фен! Владелец убежища! Не стреляйте!

Небольшая возня среди охраны и оттуда донесся хриплый голос.

— Быстро идите сюда, но держите руки подальше от оружия! Парни нынче больно нервные, — на его словах из-за баррикады донеслась пара смешков, но тут же все затихло.

Макс же придержал Фена за ворот и с вполне ощутимым предостережением тихо отметил, чтобы его не услышали остальные выжившие.

— Мне бы не хотелось убивать еще и этих парней. А если ты попытаешься их на меня натравить, то этим все обязательно и закончится.

— Пусти, — Хеймуд раздраженно выдернул воротник из хватки метаморфа и двинулся в сторону охранников каравана. — Сейчас мы все в одной лодке.

— Я рад, что ты это понимаешь. — удовлетворенно хмыкнул Макс, двинувшись следом. Позади пристроилась пятерка выживших.

— Господин Хеймуд, мы очень рады видеть вас в живых. Прошел слух, что вы мертвы. — капитан Прайс, который ранее отчитывался о нападении мятежников, имел аккуратную черную бородку, по краям тронутую серебром. В отличие от своих бойцов он снял шлем.

— Почти был. Если бы не этот иномирец я бы не дошел до вас.

— Как положение наверху? — напряженно задал вопрос капитан. — Все так плохо, как докладывают?

— Если не хуже. — покачала головой Фен. — Почему вы все еще здесь?

— Мы не можем отступить, — помрачнел капитан. — Если мы двинемся, то подставим спины мятежникам. Но и они не могут пройти дальше так как тут стоим мы. Плюс туннель заблокирован ими намертво.

«Упертые бараны». — невольно подумал Морф и Макс был склонен с ним согласиться.

— Господин Хеймуд, каков план? Что нам делать? — от такой постановки вопроса аристократ замялся так как он и сам не знал, что делать.

— Внимание! — зал сотряс знакомый голос из мегафона, доносившийся из секретного туннеля. — Говорит грандмастер Адлар Ортхант. Мы видели, как сюда добрались Макс Зимин и Фен Хеймуд. Мы призываем начать переговоры или никто из нас не доживет до завтра. Предлагается немедленно объявить перемирие!

— Проклятые предатели, — скривился Фен.

— Господин владелец убежища. — с нажимом протянул Макс.

— Будь ты проклят! Будь проклят день, когда я решил заключить контракт с гильдией джиннов! Хорошо, капитан Прайс объявите, что мы согласны на перемирие. Встреча будет проходить… Капитан?

— Вон то строение отлично подойдет. — Прайс кивнул куда-то в сторону. — есть несколько отходов, плюс оно почти не простреливается.

— Тогда организацию этого мероприятия я возлагаю на вас. Не подведите. А теперь предоставьте мне кого-нибудь, кто может отчитаться, что уже успели загрузить в караван!

Макс закатил глаза. Вторжение демонов, смерть тысяч людей, восстание, но некоторые люди даже в таких обстоятельствах будут первым делом заботиться о собственных деньгах.


Глава 28


Мятежники выглядели устало, впрочем, их противники выглядели не лучше. Грязные, покрытые кровью и потом, они яростно сверлили друг друга ненавистными взглядами, нервно тыркая рукояти оружия.

Главы же этих образований хоть и выглядели чуть лучше, но вот ненависти в них было ничуть не меньше. Адлар был одет в тяжелый механический доспех, делающий его настоящим гигантом. Без искусственных мышц и сервоприводов тут явно не обошлось. Сдвинуть такую бандуру без электроники или артефактов Макс смог бы разве что под максимальным усилением.

Какое-то полупустое заляпанное машинным маслом техническое помещение никогда бы не смогло рассчитывать встречать у себя внутри такую важную делегацию.

Среди знакомых Максу лиц присутствовали Хеймуд, капитан Прайс, грандмастер Адлар Ортхант и непотопляемая Джейна. Рыжие волосы частично подгорели и были присыпаны пеплом. Броня же вся была покрыта мелкими черточками, видимо, от прилетевших на излете осколков, ну или шрапнели взорванного пола, или стены. Тем не менее она была все еще жива и, судя по скрытой усмешке, бодра духом.

— Как же я жалею, что своевременно не отдал приказ вырезать вас всех с корнем, — буркнул Хеймуд, исподлобья разглядывая своих противников. — А ведь мне говорили: «Не недооценивай этих недоумков, они опасны».

— Недоумков? — приподнял бровь грандмастер. — Прости, но когда я слышу от кого-то вроде тебя такой бред, то мой процессор невольно начинает коротить. Сложно представить более некомпетентного человека, чем ты, на столь высокой должности. Если бы не наши усилия по поддержанию убежища, то оно давным-давно развалилось бы, не выдержав твоих критических ошибок.

— Да неужели? — сарказм так и сквозил в словах Хеймуда. — Поддержание убежища?! — он громко и камерно расхохотался, обводя руками все вокруг. — Это ваша поддержка? Эй, бойцы! — Фен повернулся к стоящим позади главарей мятежников обычным повстанцам. — Вы осознаете кому вы служите? Эти идиоты начали гражданскую войну, уничтожили всю систему обороны, положили множество наших солдат, так еще и привели демонов в наш с вами дом! Они убийцы!

— Кто еще убийца, — пренебрежительно фыркнула Джейна, сверкнув глазами. — Это вы, проклятые аристократы, установили бомбы под жилыми районами. Это вы не давали нам еду и воду. Заставляли жить впроголодь и выбрасывать лишние рты на поверхность.

— Потому-что еды на всех все равно не хватило бы!

— Вам же всем как-то хватило, жирная ты свинья.

— Я не вижу смысла о чем-либо говорить с этими невоспитанными зверями! Очевидно же с ними просто невозможно договориться. Капитан Прайс…

Стоило последним словам сорваться, как все присутствующие схватились за оружие, направив друг на дружку. Никто еще не нажал на курки и гашетки, но до этого было не далеко.

— Ти-и-хо-о-о! — ожидавший чего-то подобного Макс, специально расширил легкие для столь проникновенной просьбы заткнуться. Более того, Морф частично использовал свою новую наработку, которая была создана исключительно его усилиями, без помощи природных знаний.

За время странствий по подземному миру Хантина, Максу и симбионту несколько раз встречались монстры, оперирующие звуком, как оружием. Крушащие камни крики, сводящие с ума визги или подчиняющее разум пение.

Морф почему-то отчаянно желал себе именно эту силу. Зимин не особо понял, причину, но решил удовлетворить желание компаньона. Благо, то не так часто что-то просил.

Однако, как потом оказалось, значительная часть влияния этих природных способностей было заключена в определенном подтипе магии воздуха.

А без успешного поглощения, способности нельзя было получить. И словно специально, все убитые и поглощенные ими чудовища, как один, оказались пустышками.

В тот раз Морф очень сильно расстроился. Настолько сильно, что почти не общался и ни на что не реагировал, чем заставил Макса здорово поволноваться.

Пытаясь хоть как-то расшевелить своего компаньона, мужчина совершил невозможное и воскресил в своей памяти какие-то остаточные школьные знания о том, что собой представляет звук, инфразвук, ультразвук и их влияние на живые организмы. А точнее то, что инфразвук вызывает беспричинный страх, а ультразвук страшит тех же собак. Последнее он, вроде как, слышал по телевизору.

Зимин не был уверен в своих сведениях, но эта информация вдохнула в Морфа новую жизнь.

Так, какое-то время Макс мог вдоволь наслушаться раздраженной ругани Вульфса, которого бесили попытки Морфа подобрать нужные частоты. Благо хоть он мог делать это в своем теле, однако проблема была в том, что далеко от основы в лице Зимина он отойти не мог.

Итогом его изысканий стала техника инфразвука, при которой Макс посредством громкого крика мог частично замедлить движения человекоподобных противников. Принцип работы основался на все том же «застыть от страха».

Другое дело, что способность была все же слабоватой, да и сопротивление ей вырабатывалось очень и очень быстро. Уже второй крик подряд был бы полностью бесполезен.

Однако этого было достаточно, чтобы не дать произойти непоправимому.

— А теперь вы все послушаете меня. Однако сначала ты, — Макс грубо ткнул пальцами в Джейну. — Расскажешь, что вы имели ввиду под тем, что никто не доживет до завтра. Если все остальные в ловушке, то почему вы не могли запереть нас здесь и сбежать?

Зимин с самого начала не мог отделать от мысли, что мятежники не стали бы предлагать переговоров, если бы ситуация была хоть сколько-то выгодной. Это значило что они о чем «забыли» сообщить.

Джейна вопросительно посмотрела на Ортханта. Тот, помедлив, все же кивнул головой.

— Демоны нашли вход в секретный туннель, — лицо Хеймуда от таких «радостных» новостей надо было видеть. — Пока что мы их еще сдерживаем, так как основное давление приходится на главные выходы, но с каждой минутой их становится все больше.

— И вы молчали?! — все-таки взвился аристократ. — Из-за вас мы все погибнем!

— А ну заткнулись оба, — вновь оборвал Макс зарождающийся спор.

— По какому праву, ты, иномирец смеешь нас прерывать? — доспехи Адлара опасно затрещали, открывая темные зевы каких-то устрашающих устройств и приспособлений. Забрало шлема захлопнулось, оставив лишь матовую поверхность. — По сравнению со мной, ты жалкий недоучка, научившийся паре фокусов. Я в состоянии раздавить тебя просто походя.

— А я разве спорю? — громко фыркнул Макс, бесстрашно смотря в шлем артефактора, а именно туда, где, по идее, должны были располагаться его глаза. — Я сомневаюсь, что смогу тебя победить и уж тем более убить. Вот только вы все, — землянин обвел их серьезным взглядом. — Потенциальные мертвецы, которые недолго меня переживут. А даже если вы каким-то чудом и спасетесь, что дальше? Будете продолжать влачить жалкое существование вечно скрывающихся крыс? Рано или поздно этот мир отойдет одной из сторон, и ничего живого и мятежного тут не останется. И я как-то сомневаюсь, что джинны будут рады узнать о том, что их наемника вы же и убили, когда он всеми силами пытался вас спасти.

— И ты хочешь сказать, что не боишься смерти? — с интересом склонил голову Адлар. Переменчивое настроение немного безумного артефактора сменилось в сторону интереса. — Готов положить жизнь ради… Чего?

— Ха! — Макс гордо поднял голову, стараясь не слушать возмущенный писк Морфа. Симбионт в праведной ярости колотил мысленным кулаком по черепушке босса. — Я почти всю свою жизнь искал риска и вызова. Даже не думайте, что я отступлю потому что испугался. А ради чего? Ради собственного самоуважения. Стерпишь один раз и на тебе будут кататься вечно.

— А ты не врешь, — странно хмыкнул грандмастер, прислушавшись к показаниям своей машинерии. — Забавно, что ты и впрямь так готов умереть. Не могу сразу сказать есть ли в этом что-то кроме бессмысленной глупости.

Мужчина лишь пожал плечами.

— Но коль уж мы все порешали? — Зимин оглядел собравшихся, как бы предлагая высказывать свои претензии. Однако все молчали. Фен хмурился, Джейна задумчиво рассматривала землянина, а Адлар остался полностью недвижим.

— Хватит уже вашей бесконечной грызни. Я предлагаю объединиться до того момента, как мы все выйдем в мире Тысячи Путей. Вот тогда и режьте друг дружке глотки и стреляйтесь сколько хотите. У капитана Прайса, — Макс ткнул в военного. — Имеется техника и запасы патронов. Уверен, вам всем они будут не лишними. Пробиваться через все убежища бессмысленно, значит остается лишь путь через секретный туннель. Все же он послужит своей цели, спасая чьи-то жопы, — ухмыльнулся Макс, правда никто больше не улыбнулся.

Тем не менее, ни один человек не сдвинулся с места, смотря на противоположную сторону и ожидая что они сделают первый ход. Макс тяжело вздохнул.

— Капитан Прайс, у меня невольно сложилось впечатление о вас, как о серьезном человеке. Можете вы показать всем этим «детишкам» пример, что значит быть настоящим солдатом и брать на себя ответственность?

Прайс задумался, постучав пальцами по прикладу висящего на ремне автомата.

— Хорошо, — прошу всех за мной, — капитан смерил противников серьезным взглядом и махнул рукой, приглашая за собой. — Только отдайте приказ о начале перемирия.

— Сделано. — экзоскелет Ортханта мягко двинулся вперед, тихо жужжа сочленениями. Сразу за ним двинулись и остальные мятежники, нервно оглядываясь на бойцов охраны. — Мы выходим из туннелей. Где мы расположимся? Надеюсь не прямо под дулами ваших пулеметов?

— Как бы не хотелось, но нет…

Макс облегченно выдохнул и двинулся прочь. Ему требовалось хоть немного отдохнуть. Морфу, вновь побывавшему на острие смерти, тоже надо было прийти в себя. Бедный монстрик уже и забыл каким его босс может быть конченным отморозком. А он уж думал было, что человек под его влиянием стал хоть чуточку разумным.

«Предстоит еще много работы». — рассудил хтонический шарик: «Здесь требуется комплексный подход. Я слишком рано стал праздновать победу».

Невольно симбионт вспомнил давние рассуждения босса о неких психологах, людях, что лечат психические болезни».

Симбионт был уверен, что рано или поздно, если их не убьют, у него получится сделать из своего хозяина адекватного человека. Ну или просто человека.

Тем ироничнее, что этим заботился совершенно бесчеловечный монстр.

Место для отдыха мужчина нашёл на подбитом и перевернутом на бок БТР-е. Грозная машина напоминала выкинутого на берег кита, которого лишили столь любимой им стихии — войны.

Глядя на суетящихся повсюду людей, готовящих выезд, Макс никак не мог отделать от желания закурить, ну или выпить. Подошел бы любой способ отделаться от неприятной действительности хоть на секунду.

Слишком уж происходящее вокруг было похоже на дурной сон, из которого все никак не получается проснуться.

Прямо в эту секунду ложного спокойствия демонические орды наверху заживо пожирают последних выживших и ломают один заслон за другим. Не будь секретного туннеля они все были бы обречены разделить со всеми их страшную участь.

Что дает им право жить, в то время как остальные умирают? Сила? Так, Макс не был достаточно силен, чтобы пережить демоническую атаку.

Возможно, дело в простейшей удаче или разумному планированию? Ведь тайный ход появился не на пустом месте.

Макс снова покачал головой, раздраженно смеясь над собственными мыслями. В такие моменты он был сам себе противен.

Где тот драйв и веселый угар, который он демонстрировал перед грандмастером? Был ли он изысканной ложью или и впрямь все еще оставался в нем?

— Эй, стальные яйца, что грустишь тут? — рядом бухнулась Джейна, с наслаждением вдохнув затхлый воздух зала, и, потянувшись, выставила на все обозрение два своих внушительных достоинства. — Только не говори, что ты скуксился от всех этих жертв и убийств? А то перед моим мастером ты был прям… Даже не знаю. Редко кто может ему так бросить вызов и остаться целым и невредимым.

— Блять! — выругался Макс, крепко ухватив девушку за плечо, и посмотрел на нее в упор. Их глаза встретились. — Это были твои соотечественники, Джейна. Твой народ! Я тебя просто не понимаю. Все они мертвы. Кому ты теперь собираешься помогать? Что вы вообще собираетесь делать?

— Как же вы мне все надоели, — вымученно протянула Джейна даже не пытаясь отстраниться. — Я же уже тебе говорила, почему. Но, окей. Повторю еще раз. Может со мной что-то не так, но я не вижу смысла горевать о том, что произошло, и ты ничего не можешь с этим поделать. Существование убежища было чудом. Нас могли найти в любой день и очень хорошо, что мы протянули хотя бы столько. Я спокойна, потому что уже давным-давно всех нас похоронила. Скорее, я буду удивлена если выживет вообще хоть кто-нибудь. Поэтому отстань уже от меня со своими страдашками по кучке мертвецов и, мой тебе совет, сконцентрируйся на тех, кто еще жив. Глядишь нам повезет и вообще хоть кто-то уцелеет.

— Первый раз вижу такую стерву, как ты. — Макс отпустил ее и удивленно покачал головой.

— Я не стерва, а всего лишь человек, которого заботит то, что происходит здесь и сейчас. Заботься о живых, а не мертвых, иномирец…

Рация в одном из подсумков девушки внезапно заверещала, развеяв всю ту задумчивую атмосферу.

— Джейна слушает.

— Джейна давай тащи этого шибанутого иномирца сюда! — голос Адлара не допускал никаких возражений. — Демоны решили окончательно исследовать наш тайный проход. Если мы не уберемся отсюда сейчас, то уже не сделаем это никогда!

— Слушаюсь! — четко отрапортовала девушка и повернулась к землянину, однако тому не надо было говорить дважды.

Мощный прыжок сбросил Макса с кучи металлолома, на которой он предавался меланхолии, и многотонный грузовик под маты и проклятия девушки опасно зашатался, заставив ее вцепиться в бойницы, чтобы удержаться.

Макс сразу бросил искать Прайса. Уж кто-кто, а он точно должен был быть в курсе происходящего.

Последний нашелся в здоровенном открытом грузовике, обшитом стальными листами и с двумя тяжелыми пулеметными установками на крыше. Прямо сейчас он быстро тыкал в ящики с патронами что-то подсчитывая.

— Так, — тут же собрался капитан. — Иномирец, тебе приказано занять среднюю машину. Именно там будет самое безопасное место. По приказу командования мы не имеем права тобой рисковать.

— Черт с два, — емко ответил Макс. — Мне плевать на приказы вашего начальства. Оно уж точно не мое. Скорее политики станут честными людьми, чем я буду убегать от хорошей драки!

— Ну и хер с тобой, — ответ военного заставил Зимина опешить. — Еще на такого упертого дебила вроде тебя мне время тратить? Еще чего! Мне столько не платят. Сдохнешь? Значит такая судьба. Один фиг, нам скорее всего конец, а у меня еще дел по горло. — все это капитан проговаривал спешно удаляясь к другой машине.

— А мне тогда какую машину занять?

— Мне насрать! — донеслось издалека удаляющееся. — Выбирай сам!

— Макс оглядел караван. Прямо сейчас над машинами шла последняя работа. Затаскивались оставшиеся боеприпасы, подтягивались уцелевшие бойцы и устанавливались всевозможные артефакты.

Последнее стало возможно благодаря появлению большого числа артефакторов пришедших вместе с Ортхантом. Сейчас же все эти маги пытались в кратчайшие сроки усилить и укрепить свои машины на максимум.

Завидев Джейну, которая подправляла выжженные на броне символы, Макс решительно двинулся в ту сторону. К тому же ее машина оказалась одной из самых первых.

Он молча запрыгнул внутрь, после чего на нем сконцентрировались внимательные взгляды бойцов мятежников.

— Буду вам помогать демонов резать. В ближнем бою я очень хорош. — в доказательство Зимин отрастил коготки на руках, после чего все вопросы отпали.

Невольно скучая, внимание Макса привлекла одна из самых первых машин, на которой трудился Адлар Ортхант. И на творившейся чертовщине стоило остановиться поподробнее.


Глава 29


Кроме Макса имелись, и другие зрители, наблюдавшие за мастерством грандмастера артефакторики.

То и дело идущие по своим делам люди спотыкались и засматривались на творившуюся магию.

От машины остался один лишь каркас, вокруг которого кружились, соединялись и трансформировались десятки мелких и крупных деталей.

Громоздкие плиты брони пролетали рядом с тончайшей электронной начинкой, чтобы в следующую секунду соединиться вместе под треск сварочных аппаратов и вспышки вырезанных линий мистического алфавита.

Макс даже боялся представить какой разум и контроль нужен, чтобы одновременно контролировать столько объектов, попутно соединяя их в единый работающий конструктор. Вполне возможно, технические улучшения мозга Ортханта были куда серьезнее, чем можно было подумать.

Особенно же интересно выглядели здоровенные пушки, которые грандмастер принес с собой. Каждая из них загадочно мерцала, намекая на то, что они себя еще покажут. Ранее они участвовали в пробитии обороны охранки, теперь послужат против демонов.

Таким образом машина Адлара уже давно престала быть простым БТРом, превратившись в «крафт-мобиль», где было даже сложно определить, что за машина это изначально была.

Там, где требовался десяток мастеров артефакторов, Адлар Ортхант спокойно справлялся один. Более того, он делал еще лучше, чем могли бы те вместе взятые.

Становилось чуточку понятней то детское восхищение Джейны своим учителем. Макс оглядел остальных и кивнул своим мыслям.

Никто больше не демонстрировал столь поражающее воображение мастерство. Конечно, были и другие мастера, пользующиеся техническим телекинезом, чтобы разбирать и собирать технику, но не в таких объемах.

— Эй, иномирец! — Макс покосился на подошедшего Фена. — Давай поговорим в стороне.

Подобная просьба не понравилась уже бойцам мятежников, но что-либо сказать они не посмели. Разве что пара человек демонстративно сплюнула в сторону.

Зимин решил удовлетворить просьбу аристократа, хоть ему и хотелось послать его к черту.

— Что такое? — Зимин догадывался, о чем пойдет речь, но все же решил уточнить.

— Почему ты отказался ехать в середине бронеколонны? — сразу спросил его интересующую вещь Фен.

— Потому-что уверен, что от меня будет больше толку на переднем краю. Или боитесь, что я сдохну? Не беспокойтесь, меня не так просто убить.

— Тебя, пожалуй, — согласился Хемвуд. — А меня? Что ты будешь делать, когда пока ты сражаешься с демонами, меня грохнет какой-нибудь залетный монстр? Как ты будешь отчитываться в гильдии за «прекрасно» выполненное задание?

Макс открыл было рот и тут же его закрыл. Ему было нечего сказать, признаваться же в том, что он об этом просто не подумал у него не было никакого желания.

«Босс», — осторожно передал симбионт: «Этот человек в чем-то прав. Я знаю, как для тебя важны сражения, но, возможно, сейчас для этого не лучшее время?»

Разрываемый столь противоречивыми желаниями, Макс мрачно молчал.

Хеймуд тяжело выдохнул, проведя руками по лицу.

— Мистер Зимин, да, мы с вами начали не с той ноги. Согласен, скорее всего, у вас о мне сложилось не самое лучшее мнение. И, может быть, оно даже верное. Более того, вы явно не видите в нас не то что друзей, но и товарищей. Но вы же сами говорили о необходимости откинуть прошлые обиды перед лицом необходимости. Мы вас послушали, так, пожалуйста, подайте пример и сами. Поверьте, если все так, как говорят, сражений хватит на нас всех.

— Ладно, где ваша машина? — проскрипел Макс, двигаясь за явно обрадовавшимся Феном. Иначе почему он будто лучился радостью.

— Мы как раз к ней и идем. — пояснил Хемвуд.

Их техника представляла собой некую помесь танка и машины. То есть гусеничный привод сзади и два колеса спереди. Крыши над большей части машины не было, зато была тяжелая автопушка впереди и несколько вмонтированных пулеметов, крепившихся к бортам.

Места, даже несмотря на лежащие на полу боеприпасы, было немало. Здешние машины, в отличии от Земли, отличались великанскими размерами. Скорее всего, дело было в дополнительной магической броне, помогающей высокой технике прожить чуть дольше.

Вместе с двумя водителями в машине собрался десяток человек. Один занял рубку автопушки, трое ухватились за пулеметы, оставшиеся четверо прижались к бортам, деловито проверяя подсумки и оружие. Фен скрылся под небольшим козырьком, устроив себе лежбище среди патронов и амуниции. Он явно не боялся прослыть трусом, что было хорошо. Макс собирался сделать всевозможное, чтобы спасти эту «жирную задницу». И сделать это будет куда легче, если тот не станет даже нос высовывать наружу.

Никто не смеялся или улыбался. Ситуация, как бы не располагала. Все понимали, что даже в самом удачном случае, выживут немногие.

Однако Макс то и дело ловил на себе обнадеженные взгляды не только от тех, кто располагался в их машине, но и из соседних. О чем говорить, если он сбежал от каравана, чтобы не слышать эти вечные шепотки и тыканья пальцами.

Но даже сейчас многие из бойцов высовывались из кабин чтобы лишь посмотреть на столь важного в их судьбе человека.

Как-то плавно информация о том, что же собой представлял план аристократов распространился среди всех выживших. И это породило взрыв сродни ядерной бомбе.

Многие из местных жили по привычке. Из вечного упрямства обреченных на смерть протянуть еще чуть-чуть. Выжить, так сказать, вопреки и всем назло.

Однако теперь у них была надежда. Пускай смутная и дрожащая, но это все равно лучше, чем совсем ничего.

Макс же, поначалу крутивший головой во все стороны, потихоньку забрался внутрь. Столь восторженные взгляды его откровенно смущали и злили.

Да и чувствовать за других ответственность, это мало приятная штука. Как бы проще жилось, обладай он характером того же Хемвуда.

— Все готовы? — зазвенела рация голосом капитана Прайса. — Тогда завести двигатели! Тронулись! — рев десятков мощных военных моторов, по ощущениям, заставил дрожать весь потолок, будто рискуя похоронить их десятками тысяч тонн камня и стали.

Стоило же отзвучать последней команде, как БТРы и танки неторопливо двинулись вперед и вверх, постепенно ускоряясь.

Гусеницы местных танков, что забавно, шли на подобии самых первых земных танков. То есть, как бы, обертывая весь танк по бокам.

При этом, словно насмешка, имелись и колесные танки, которые на Земле наоборот стали распространены намного позже.

Каждая пядь этих гигантов была исписана спешно вырезанными рунами и закрепленными артефактами, а сверху на них были установлены металлические заслоны, за которыми сидели обычные бойцы. Лишь таким образом можно было расположить изрядно выросшее число людей.

Внезапно одна из машин, дернулась, завизжав двигателем, и заглохла. Тут же у оставшихся позади людей вспыхнула паника. Многие, осознав, что поломка слишком серьёзная в ужасе бросились следом за уезжающей бронеколонной.

Все понимали, что оставшихся ждет лишь смерть. Многих спасло то, что техника еще недостаточно разогналась, поэтому самых быстрых хватали сидящие на броне солдаты и подтягивали наверх. Никто и не думал останавливать технику, так как в этот момент, закрытые ранее огромные створки ворот, открывались, пропуская первых демонов, все это время пытавшихся пробиться внутрь.

Макс видел, как один из водителей, до последнего пытавшийся отремонтировать свою технику, выскочил наружу, обвел безумными глазами картину уезжающих машин, после чего вытащил пистолет и застрелился.

Зимин не стал смотреть за душераздирающим концом остальных «не успевших», так как прямо сейчас были другие проблемы.

Ворота открыли заранее, так как из-за своей толщины они двигались очень медленно. Демоны же, столпившиеся с той стороны, не желали ждать.

Они взбирались друг дружке на спины и головы лишь бы самыми первыми протиснуться через проем и рвануть в сторону столь вкусных человечков.

Новые и новые твари, обдирая бока падали внутрь зала, и, встав на лапы, завывая и рыча, бросались в сторону двигающейся на них колонны.

Туннель был достаточно широким чтобы по нему спокойно могли проехать борт о борт целых три танка и еще осталось бы место по бокам. Это было сделано с той цель, что если одну из машин подобьют, у остальных была возможность ее объехать. Хоть туннель и был тайным, но его создатели были готовы и к такому развитию событий. И, как оказалось, не зря.

Именно поэтому первую волну тварей встретили сразу три пушечных орудия, несколько крупнокалиберных пулеметов и десятки автоматов и винтовок закреплённых на броне танков бойцов.

Во все стороны полетело мясо. Макс не знал, что это такое, но вместо обычных снарядов из танка вылетало множество мелких стрелок, которые разрывали демоническую плоть в клочья. Он понял это лишь благодаря улучшенному зрению, отсутствию взрывов и по блестящим в крови кусочкам металла.

Своего рода, картечь, решил Зимин, после небольших размышлений. Правда он не знал, что в современной войне что-то такое до сих пор используется.

Каждый такой выстрел устраивал настоящую просеку во все прибывающих демонических рядах. Даже мелькающие среди мелочи обычные демоны и средней силы твари не могли остаться целыми после таких залпов. В отличие от гончих, эти чудовища не умирали, однако стрелки и пулеметные очереди вполне успешно отрывали и крошили их лапы, лапки и конечности.

Они в ярости бились на черном, склизком бетоне, пытаясь встать, но было очевидно, что их время прошло. Их же «товарищи» бежали по ним, чтобы тоже расплескаться под орудийными залпами.

Наконец, когда до ворот осталось не такое уж и большое расстояние и колеса машин начали хлюпать по трупам самых быстрых монстров, сервоприводы створок, зашипев, резко ускорились, пропуская основную, уже порядком разреженную массу тварей. Однако даже так их было слишком много.

— Внимание! Готовность номер один! Зарядить СППС. — напряженный голос Прайса ворвался в машину.

В эту же секунду первая тройка танков максимально разошлась друг от друга, расширив расстояние между собой. Это было сделано для того, чтобы едущие позади два танка смогли прицелиться в образовавшиеся проемы. Теперь уже пять длинных орудия смотрели черными зевами вперед.

— Свет! — окружающие бойцы быстро прикрыли глаза, а некоторые даже легли лицами на броню. Макс же наоборот уставился в ту сторону. Легко быть смелым, когда можешь восстановить зрение за несколько секунд.

— Огонь! — громкая команда и все пять машин смерти разом исторгли из своих чрев маленькие подарочки апокалипсиса.

Ярчайшая вспышка мгновенно выжгла у землянина сетчатку глаз, чтобы та спустя пару секунд вновь восстановилась. Именно благодаря этому он смог самым первым во всей красе рассмотреть действие этих необычных, чтобы они не значили, СППС.

Оплавленные стены и пол как бы намекали больше на термическое действие снарядов, чем ударное. Большая часть демонов была обращена в жирный, летающий в воздухе пепел.

Металлические конструкции раскалились, пуская вверх струйки белого дыма.

Среди всей разрухи темными холмиками выделялись останки сильных демонов. Их сил было достаточно, чтобы оставить после себя обугленные трупы, а не обычный пепел.

— Что значит СППС? — Макс требовательно повернулся к ближайшему бойцу, тот в этот момент как раз тер слезящиеся глаза. Скорее всего недостаточно их прикрыл.

— Снаряд повышенной пробивной силы, — за бойца ответил командир машины, мужик лет сорока с двумя наградными знаками на броне. — Используются для пробивания особо мощных магических защит или точечного уничтожения могущественной живой силы без значительных повреждений в строениях и зданиях. С начала катастрофы осталась пара десятков, хранили как зеницу ока. Ну теперь то уж можно и вдарить напоследок по этим уродам.

— Спасибо, — хмыкнул Макс. — Ответ командира невольно поднял у мужчины воспоминания о его службе в армии. Меняются миры, а человеческая армия остается той же.

Однако глупо было бы считать, что на этом демоническое нашествие и закончится.

Да, они пробились через своеобразную «пробку», но их еще ждал длинный туннель доверху наполненный всеми ужасами, которые смог придумать хаос.

Макс среагировал на опасность на чистых инстинктах, которые в его измененном теле, находились на совершенно новом уровне.

Три падающих демона уж точно не ожидали столь горячего приема. Первая тварь с пастью заполненной иглообразными зубами была насажена на руку, пробившую ее насквозь. Не успела она сообразить, что да как, а уже летела под колеса ближайшему бронетранспортеру. Лишь хрустнули кости под огромными колесами, да кишки намотало на протекторы.

Второй монстр поближе познакомился с отработанным выстрелом двумя шипами, сбросившими его вниз.

А вот третьей гончей особенно не повезло. Она, высекая искры своими когтями, успешно влезла на крышу когда Зимин, удлинив руку, ее попросту сожрал. Ладонь мужчины, под руководством Морфа раскрылась, обволакивая жертву, после чего, пустив внутрь костяные корни, быстро ее высушила.

Макс же, получив столь необходимую ему энергию, начал меняться, расширяясь и обрастая полезным «инвентарем». Те же шипометатели расширились. Теперь с одной руки можно было выстрелить не двумя, а сразу четырьмя шипами.

Не забыл мужчина и о спинных лапах, которые хищно поводили своими слепыми головами, готовые атаковать во все стороны.

Бойцы испуганно дернулись, поднимая автоматы, когда все уже кончилось.

Однако на других машинах все только начиналось.

Довольно очевидно, что нападение произошло очень неожиданно. Глядя на происходящее становилось понятно, что за всем происходящим явно стоит куда более совершенный и злобный разум, чем у обычных низших.

Колонна завернула за небольшой поворот, но достаточный, чтобы не видеть притаившихся сверху во тьме демонов, вцепившихся потолок. К тому же, здешние туннели не были освещены и единственный свет исходил от мощных фонарей машин, которых все же не хватало.

Да, они освещали те места, куда светили, но имелось вдосталь непроницаемо темных углов.

Когда же машины оказались ровно под ними, порождения непостоянства прыгнули вниз, цепляясь за все что только можно и усиленно это рвя на куски.

Воздух прорезали истошные крики пожираемых заживо и отчаянные очереди, рассекающие тьму туннеля.

— Внимание! Автоматчики и пулеметчики, подать свет на потолок! Не дайте им добраться до машин! Стреляйте! — рация разразилась четкими приказами, однако люди и без этого знали, что делать. Вот только проблема была в том, что попробуй еще попади по столь быстрым и юрким целям.

Какая-то тварь в очередной раз не придумала ничего умнее, чем прыгнуть с ближайшего БТР прямо в жадные объятия Макса.

Тихий всхлип и тело монстра усыхает, а метаморф наоборот становится шире, заставляя остальных бойцов опасливо прижиматься к стенкам.

Правда их это не особо огорчало, ведь все враждебно живое, что смело приблизиться к их машине, тут же попадало в жадные лапы иномирца, чтобы быть тут же распотрошенными.

Но хоть успехи Макса и были неплохи, это не значило, что у остальных все было также хорошо.

Нападение с потолка было не единственным.

Из тьмы туннеля вырывались новые и новые орды и на этот раз их вели настоящие ужасы планов хаоса — разумные демоны чемпионы.

Обычно демонам, как существам энергетическим, трудно закрепиться в физическом мире, даже столь благоприятном, как лишившийся природной защиты Хамар. Именно поэтому они так стремятся овладеть подходящим физическим сосудом. В идеале, сосуд должен еще и добровольно согласиться принять в себя иномирную сущность.

Надо ли говорить, что последствия такого противоестественного союза, для тела и разума одержимых самые печальные?

Перекрученные, сотни раз мутировавшие, обзаведшиеся новыми конечностями и органами, они возвышались живыми олицетворениями ужаса хаоса.

Главное же, они могли мыслить, владеть оружием и обладать сотнями лет боевого опыта.

И при всем своем уродстве, нельзя было отрицать их силу, ведь на подобные вселения были способны лишь демоны начиная со среднего круга.

Так, на глазах Макса один из чемпионов, прыгнув прямо на несущийся на него танк, воткнул двуручный костяной топор, сделанный будто из чьей-то гигантской ключицы, прямиком в башню, и, что примечательно, пробил ее.

Застрочивший прямо ему в лицо пулемет, пускай и срывал мясо с черепа, оторвал рог и стесал парочку другую глаз с его мутировавшего лица, но не остановил этот оживший кошмар от продолжения по разрыванию брони и выковыриванию засевших там танкистов.

Когда же, плиты брони все же поддались, и чемпион засунул голову, руку, и часть плеча внутрь, как из нутра машины ударила мощная волна яркого пламени, испарившая одержимого и подорвавшая машину.

Экипаж, с честью выполнил свой долг, выбрав героическую смерть.

Горящая машина, звеня траками, начала замедляться, давая время едущим за ней объехать неожиданное препятствие.

К тому же передовые танки имели на своих «капотах» внушительные железные волноломы, с помощью которых они буквально прорезали море недобитых порождений хаоса, отбрасывая их под траки других машин. Гладкая же структура треугольных плит не давали монстрам на них закрепиться. Эти же устройства помогали откидывать с дороги колонны всякий мусор.


Глава 30


С каждой секундой сражение шло все ожесточённей. Поток демонов не ослабевал, наоборот, он лишь усиливался.

Они бежали по земле, скакали по стенам и ползли по потолку. Фонари крутились туда-сюда, пытаясь уследить за этими неуловимыми тенями, но то и дело упускали очередную партию, спрыгивающую сверху или сбоку.

Некоторые танки, почти полностью лишившись сидящих сверху бойцов, просили о помощи своих собратьев сбоку. И им ее радостно оказывали.

Ближайшие машины окатывали их свинцовым дождем из пулеметов, смывая облепивший их ковер из чудовищ. Вот только тот быстро восстанавливался, словно покров из морских обитателей днищ кораблей.

Трещание пулеметов, очереди автоматов, оглушительный в закрытом туннели грохот пушечных орудий все это смешалось в невыносимой какофонии, которая давила на сам мозг, пытаясь выдолбить его через уши.

В отличие от обычных людей Макс мог снизить слух, однако делать этого было категорически нельзя ведь зачастую о нападении демонов можно было лишь услышать.

Выделять стук когтей по броне, визг летающего тела или свист какой-нибудь зловредной магии было тяжело, но выбора не было.

С появлением одержимых чемпионов ситуация из «плохой» перешла в категорию «очень плохой».

Демонические командиры кроме владения чудовищно сильными телами, умели еще и творить магию. Последняя же зачастую уже была способна нанести существенный вред даже танку, что уж говорить об обычных бронетранспортерах.

Единственные, кто вообще что-то могли сделать были маги. Причем не важно, стихийные или те же артефакторы. Пушки последних обладали достаточной убойной мощью, чтобы справится даже со столь непробиваемыми целями.

Вспышки пламени, огня и электричества освещали тьму мощными, пускай и кратковременными вспышками. Земля и вода были куда как незаметнее. Зато их можно было лучше услышать. Звонкий хруст льда и грохот каменных глыб ни с чем нельзя было перепутать.

— Берегись! — ближайший к Максу солдат лишь успел крикнуть, прежде чем когтистая рука демона оборвала его жизнь, напрочь снеся голову с плеч. Обезглавленное тело, брызжа кровью из обрубка на месте шеи, повалилось вниз, забрызгав отчаянно ругающегося Фена, который копошился среди постепенно тающих ящиков патронов.

Макс из-за своего размера и тесноты машины тоже не успел увернуться, однако его ловкости хватило чтобы удар всего лишь разрубил мышцы на руке, сломав попутно кость. Рука на обрывке мяса весело закрутилась из стороны в сторону. Однако Морф уже начал экстренное восстановление.

Зимин, подтянувшись на оставшейся руке поднялся выше, встав на крышу водительской рубки. Рядом с ним размеренно бухала автопушка, снимая точными попаданиями ползущих по потолку тварей.

Окончательно рассмотрев противника, Макс мгновенно выхватил топор со спины. Расслабляться против демона чемпиона было равносильно смерти.

Последний же уже довольно слабо напоминал человека. Мутации зашли так далеко, что от человеческой плоти ничего уже не осталось.

Длинные, узкие, будто бы лишенные мяса ноги, вытянутое вверх тело с дистрофичным животом и черной выпуклой грудью, руки были настолько длинными, что спокойно касались пола, а уж размеру когтей мог позавидовать и Фредди Крюгер. Макс с все усиливающимся омерзением начал подозревать, что это раньше, возможно, было женщиной. Голова мерзости напоминала сплетение кораллов, в котором еле угадывалась узкая пасть, глаз вообще было не видно.

Выжившие бойцы скучковались под Максом, направив все, что может стрелять в сторону неведомой твари. Однако никто пока не открывал огонь, так как демон почему-то не спешил атаковать.

Хоть Макс и стоял на крыше, а чудовище залезло в край десантного отсека, однако их лица, из-за высоты демона, были на одном уровне.

— Хи-хи-хи! Какая прелесть, — голос чемпиона звучал отнюдь не в физическом мире, да он и не смог бы ничего сказать своим скукожившимся ртом.

Нет, его слова издавала сама реальность, болезненно резонируя с его желанием поговорить.

«Босс, будьте осторожны». — Морф звучал напряженно: «Его удар очень трудно заращивать. Хаос меняет нашу плоть. Я его смогу поглотить, но лишь потому, что его мало. Чем больше рана, тем меньше у нас шансов на победу».

— Я чувствую в тебе его. Единственное верное. Вы, смертные, зовете его множеством имен, мы же предпочитаем одно единственное — хаос.

Свалившаяся с потолка гончая была размозжена ленивым, но этого не менее стремительным ударом демона. Он явно не собирался делиться.

— Ты явно не из этого мира. Ты прошел через хаос, и он оставил на тебе свою метку. Небольшую, но это и не важно. Ты готов впустить в себя нашего господина и создателя…

— Я как-нибудь обойдусь, — фыркнул Макс на это откровенно безумное предложение.

— Я знал, что ты откажешься, — существо мелко затряслось, видимо от смеха. — Значит мне всего лишь надо тебя уговорить. Думаю, пара лет пыток будут к тебе в самый раз!

Стоило последним словам отзвучать, как демон бросился вперед. Автоматы бойцов суматошно застрочили, но с такого уровня противником они, к сожалению, ничего не решали.

А вот пурпурная волна хаоса, сорвавшаяся с лап демона оказалась намного страшнее.

Все чего она касалась покрывалось жуткими бугрящимися наростами из непонятного розового материала. Металл, плоть или одежда все тут же начинало меняться, поддаваясь нечеловеческой магии.

Бойцы погибли жуткой смертью, сумев во всех подробностях ощутить, как их плоть отслаивается от костей и превращается в нечто чуждое. При этом Макс не знал, но их души оказались заперты в уродливых скрученных розовых, и, самое страшное, еще полуживых и все чувствующих обрубках. Демон не собирался так просто отпускать свой завтрак

Единственная вещь, что спасла Макса и находившегося за ним Фена и водителей со стрелком, это слабая проникающая способность этой силы. Пройдя через бойцов она здорово потеряла в силе, а два костяных шипа окончательно ее развеяли.

Вот только взаимные выстрелы были лишь прелюдией перед настоящей дракой.

Зимин кинулся наперерез демону, и они встретились ровно посередине десантного отсека.

Морф к тому моменту сумел полностью восстановить руку, однако проблема была в том, что когти чемпиона все также горели этой непонятной силой, и встреча с ними даже укрепленными землей когтями и лезвием секиры было не безопасно.

Вот только выбора в любом случае не было.

Монстр был выше Макса, однако намного тоньше, что позволяло ему куда легче двигаться в тесном отсеке. Словно этого мало, его скорость лишь немногим уступала скорости Зимина под форсажем.

Хоть Макс во время разговора и подготавливал тело к битве, но этого оказалось недостаточно.

Метаморфу пришлось без раскачки активировать максимум усиления форсажа, чтобы не умереть в первые же секунды обмена ударами. Это не могло обойтись без множества микроразрывов мышц и невыносимой боли.

Правда, сейчас было не до этого.

Для взгляда обычного человека, сражающиеся то и дело бы расплывались в пространстве, где было бы непонятно, кто бьет, а кто защищается.

Стенки броневика почти сразу же начали обзаводиться широкими разрезами, а чуть погодя и вовсе отрываться, и отбрасываться под все усиливающейся схваткой. Сила, прочность и скорость бойцов давала возможность походя крушить окружающие их объекты, даже если это оружейная сталь.

Как можно описать вихрь ударов, блоков, судорожных уворотов в замкнутом пространстве и толчков?

Вероятно, как бы это было не смешно, с игрой в ладошки. Двое игроков, стоя друг напротив друга, все ускоряясь обязаны поочередно ударить в протянутую ладонь, после чего повторить это много и много раз с все увеличивающейся скоростью.

Однако, здесь вместо ладошек использовались напитанные землей костяные клинки, лезвие топора и горящие нехорошим пламенем когти демона.

Любая ошибка влекла за собой немедленную рану, которая и не думала зарастать из-за копошащегося в ней хаоса.

И если левая рука, перехватившая топор возле лезвия еще как-то была защищена, то вот правая покрывалась страшными подергивающимися ранами.

Чем дольше длилась схватка, тем больше Макс с ужасом понимал, что его противник все это время с ним играется.

По перекрученному и заросшему кораллами лицу демона ничего нельзя было судить, однако Безумный не сомневался, что он весело улыбается.

Монстр с самого начала изъявил нежелание убивать метаморфа, однако никто не говорил, что он его не будет мучить и пытать. А уж о пытках демонов ходили легенды.

И теперь с каждым мгновением скорость и сила ударов демона начинала постепенно расти, угрожающе приближаясь к тому пределу, когда Макс никак не сможет их блокировать.

Если поначалу они сражались на равных, то теперь постепенно мужчина шаг за шагом отступал, к прижавшемуся к двери водительской рубки до смерти испуганному Фену.

— Мне понравилась наша игра, но пора заканчивать, — мерзкий голос демона вновь заполз в разум Макса. — Сколько еще душ не собрано, а смертных не убито и не замучено. Не бойся. Я оставлю тебя тут и никто не тронет твое беспомощное тело, так как ты будешь отмечен моей меткой. Ну а жизнь на потери рук и ног ведь не заканчивается, да? Нам предстоит еще много совместных игр. Уверен, рано или поздно ты их полюбишь. Все любят.

Зимин от отчаяния выпустил в противника все успевшие регенерировать костяные клинки и одновременно ударил скрытно выросшими костяными лапами.

Все зря. Если от шипов демон увернулся, то лапы вообще отрубил, заставив тело метаморфа содрогнуться.

Последующий же удар бросил Безумного на пол, заставив весь БТР содрогнуться. Тут же ожила автопушка, посылая снаряд за снарядом прямой наводкой. Видимо, стрелок ждал исхода битвы.

Без толку, снаряды оставляли лишь небольшие кровавые лунки на теле демона, но не могли достигнуть никаких важных органов. Взмах лапами и орудие оказалось рассечено возникшим клинком из чистого хаоса.

Макс же был пригвождён ногой с глубоко вошедшими в живот когтями к полу.

— Ну начнем операцию, — один из когтей демона нестерпимо засиял, когда тот сконцентрировал в нем всю энергию.

Взмах демонической руки и затылок демона взрывается костяным крошевом и шрапнелью из рогов-кораллов.

Почти полная потеря головы заставила демона взмахнуть когтем совершенно не туда куда он целился. Полоса ярко горящей энергии насквозь прошла орудийную рубку автопушки и вошла чуть ниже водительской кабины прямо в двигатель.

Оттуда потянуло черным дымом. Фен, возле которого красовался аккуратный медленно остывающий разрез, боялся даже вздохнуть.

Макс понял, что это его единственный оставшийся шанс, ведь даже не смотря на почти разорванную голову, чемпион отказывался умирать.

Впервые в жизни рванувшийся вперед метаморф почти полностью разорвал себя на две самостоятельные части, оставив под ногой демона свою нижнюю половину.

Верхняя же вытянувшись в струну, сформировала на левой руке одно гигантское лезвие, которым Зимин ударил монстра сверху вниз. В правой же нестерпимо сиял пылающий двуручный топор. Именно последний и пробил кожу демона, впустив костяной клинок.

Острая кромка кости еле-еле резала твердую, как камень плоть, но все же резала, топор же в правой руке выполнял роль уступа, на котором висело тело без ног.

С гулким щелчком лезвие, войдя где-то на уровне живота, вышло из шеи демона, развалив того почти пополам.

Всосав обратно кости, Макс ухватился за все еще дергающиеся и пытающиеся собраться половинки и предельным напряжением мускулов окончательно порвал демона надвое и бросил куски в разные стороны. Глядишь, если он и соберется, то тогда, когда их в этом мире давно уже не будет.

Делал он это практически лежа на своей оторванной половине. Теперь же надо было поспешить собраться обратно. Нижняя часть дернулась, переворачиваясь нужной стороной. Под внимательным приглядом Морфа и Зимина первым делом соединился позвоночник, следом пошли мышцы, органы и сухожилия. Последними встали на место нервы, пустив короткую, но ослепительную волну боли.

Макс отметил для себя, что начинает каким-то образом привыкать к постоянным страданиям своего тела. Такими темпами он станет или стоиком, или мазохистом.

Штаны после всех телодвижений были настолько пропитаны кровью, что ими можно было напоить вампиров небольшого клана.

— Как же это отвратительно выглядит, — протянул Хеймвуд наблюдавший весь процесс соединения в подробностях. — Тебя вообще можно убить?

— Если очень постараться, — Макс с огромным трудом встал на ноги, раны, нанесенные демоном очень плохо заживали, принося массу проблем. Судя по постоянному отчету симбионта повреждения были нанесены не столько физическому телу, сколько энергетическому. А это было очень плохо. Плюс, сюда надо было добавить, серьезное заражение хаосом. Чемпион был буквально переполнен до краев энергией непостоянства. Обычный человек уже начал бы от такого мутировать, но тело мужчины боролось с инородной заразой.

Зимин огляделся и сразу же заметил гордо стоявшую Джейну с тяжелой винтовкой. Та весело ему ухмыльнулась и махнула рукой. Становилось понятно, кого стоит благодарить за спасительный выстрел.

— Что же, ты все-таки вернула свой должок. Один-один. — улыбнулся Макс в ответ. Если в начале он спас ей жизнь, то теперь это сделала и она.

Однако надо было что-то делать и быстро. Их машина стремительно теряла ход, двигатель явно отказывал.

— Иди сюда. — рыкнул Зимин Фену. Сам же метаморф наскабливал по сусекам последние крохи энергии, выращивая между руками небольшие перепонки. Сил на полноценные крылья не было, да и с не особо высокими потолками был шанс навернуться.

Хеймуд настороженно подошел к Максу.

— Что ты собираешься делать? — в его голосе звучало подозрение, что ответ ему не понравится.

— Не задавай глупых вопросов, на которые не хочешь до поры до времени знать ответ. — пошутил Зимин, после чего сгреб взвизгнувшего толстяка, примерил расстояние и совершил мощный прыжок.

Напитанные воздушной магией маленькие перепонки не могли поднять Макса в воздух, однако их было достаточно, чтобы создать небольшую невесомость, продлив дальность прыжка.

Приземление вышло жестким. Оба тела практически воткнулись в твердую броню ближайшего танка. И если Хеймуд вцепился как клещ, то вот Макс из-за полученных ран, чуть было не сверзился вниз.

Зимин устало проследил за замедляющимся БТРом, с которого они только что спрыгнули. Было грустно, что он бросил оставшихся бойцов, но еще кого-то он бы просто не вытащил.

— О господи… — шокированный возглас одного из сидящих на броне уцелевших солдат вернул его в чувство.

Если поначалу они таращились на метаморфа с аристократом, то теперь всех их внимание перешло в другое место.

Всюду, куда не посмотри, трескался бетон выпуская наружу слепые головы огромных демонических червей.

Самые маленькие из них спокойно могли бы проглотить человека, большие же запросто справились бы и с танком.

Самое же страшное было в том, что они вылазили не только из стен и потолка, но и из-под земли.

Их танк дрогнул, чуть не сбросив всех. Вылезший под днищем червь был намотан на гусеницы. А вот едущей позади машине не повезло больше — их червяк оказался настолько огромным, что своим телом умудрился сбить технику в сторону, от чего та на всем ходу врезалась в стену и заглохла.

— Дерьмо-дерьмо-дерьмо! — рядом блажил какой-то молодой солдатик, смотря вперед остекленевшими глазами и повторяя раз за разом одно и то же слово.

Максу же было не до него, он устало прислонился к башне танка. Перед глазами все плыло. С легким удивлением он поднял левую руку и увидел, что одна из ран, полученных в битве с демоническим чемпионом мало того, что открылась, так еще и усиленно кровоточит.

Дальнейший осмотр своего тела показал такую же удручающую картину. За прошедшую минуту над ним уже успела натечь немаленькая такая лужа крови.

«Босс, извини, но я не справляюсь». — голос Морфа дрожал и прерывался. Симбионт впервые на памяти Макса находился в такой панике: «Я пытаюсь зарастить раны, но тот странный хаос не дает этого сделать! А я не могу убрать хаос, так как ширятся повреждения! И у нас не хватает ресурсов, босс! Мы умираем, босс! Что мне делать?! Я не хочу умирать!»

«Спокойно мелкий, ты не умрешь». — мягко попытался успокоить Зимин паникующего Морфа. Взгляд мужчины упал на несколько трупов гончих, застрявших на шипах или плитами брони.

Кхекнув от боли, Безумный протянул руку и начал поглощать одно тело за другим.

«Босс, что ты делаешь!» — Тут же закричал симбионт: «Эти тела заполнены хаосом! Его в нас и так много. Это нас скорее всего убьет!»

«Надо решать проблемы поочередно», — ободряюще хмыкнул Зимин, глядя как его раны вновь закрываются. Впрочем, он понимал, что это ненадолго. Хаос никуда не делся, более того, его стало еще больше. Стоит ресурсам вновь закончится и все раны тут же вернутся в еще большем объеме.

Хаос ширился и рос, захватывая все новую и новую плоть. Менял ее, уродовал и осквернял. Как долго еще они смогут противиться его влиянию и как скоро их тело перестанет им принадлежать?

«Живы будем, не помрем». — единственное, что знал Зимин, это то, что он будет бороться до последнего. Если не ради себя, то ради того невинного шарика, что затерялся где-то в его теле.

«Живы будем, не помрем». - вновь устало повторил Зимин


Глава 31


«Босс!» — Макс дернулся, после чего замер от нехорошей мысли. Только что он и впрямь потерял на секунду сознание. Надо было лучше себя контролировать, или он рисковал больше никогда не проснуться: «Рядом лежит биоматериал без тлетворного хаоса. Настоятельно рекомендую его к поглощению!»

Макс перевел взгляд чуть дальше, после чего нахмурился.

Рядом с ним и впрямь лежала… Пара убитых бойцов. Демонов, что это сделали, расстреляли, но с порванными глотками и выпотрошенными внутренностями долго не живут.

«Мы этого не будем делать». — резко ответил Зимин.

«Но почему, босс?!» — практически закричал непонимающий монстрик: «Мы уже поглощали человеческую плоть. Помните, когда защищали того толстяка! Мы ели и разумных других рас. Тех же эльфов. Почему мы не можем пополнить ресурсы с помощью этих тел?!»

«Потому-что это та грань, про которую рассказывал Вульфс», — мягко заговорил Макс, будто общаясь с маленьким ребенком. Хотя почему «будто»?

«Помнишь, когда он рассказывал о том, что делал ужасные вещи, он также упомянул, что даже тогда не переходил некую черту? Так и здесь. Да, мы поглощали человеческую плоть, чтобы экстренно восстановить ресурсы…»

Морф молча слушал раненного и измученного мужчину, который прислонившись к скользкой от крови броне танка, изо всех сил пытался остаться человеком, и, попутно, хотел дать такую возможность и своему юному другу.

«Однако все с кем мы это проделывали были врагами. Они пытались нас убить и мы поступили с ними также. Да, это очень скользкая дорожка, но такова жизнь. Сейчас же вокруг нас наши же боевые товарищи. Они прикрывают нашу спину, а мы их. Пожирать, пускай даже трупы, своих товарищей — это низко и подло. Даже если ты один раз так поступишь, назад пути уже не будет».

«Босс, вы готовы умереть из-за этого?» — спустя короткое молчание Морф задал вопрос странным прерывистым тоном. Да, в мыслеречи не могло быть охрипшего голоса и тому подобных вещей, но эмоциональное состояние собеседника все же можно было почувствовать.

«Да, Морфи. Лучше умереть человеком, чем жить неприятным самому же себе чудовищем».

Грохот впереди заставил мужчину собрать оставшиеся силы в кулак и посмотреть, какой же ужас происходит на этот раз.

Земля на пути их движения раскалывалась и взбухала тяжелыми плитами, которые под действием немыслимой силы вставали вертикально, после чего обрушивались на дорогу.

Наконец показался и сам виновник происходящего.

Огромный, больше всяких других монстров, демонический червь вытолкнул наружу свою голову и открыл многосуставчатую пасть, показав длинные, уходящие в темноту глотки, ряды острых, покрытых пищеварительным соком зубов.

На лбу монстра имелся тяжелый рог, а в сотнях, разбросанных тут и там глазок имелся самый настоящий разум. Демонический король червей все же решил прийти на эту вечеринку во всем своем великолепии.

Даже одной его головы было достаточно, чтобы почти полностью перегородить туннель. А уж о размере всего его тела можно было только догадываться.

Ближайшие танки открыли сокрушительный огонь по этому чудовищному порождению хаоса, но перед монстром возникла мерцающая преграда, которая приняла на себя взрывоопасные гостинцы. Бушующее пламя, сотни осколков и ударные волны не особо беспокоили эту тварь.

Самое же страшное, что их машина была одной из первых, кто несся навстречу неминуемой смерти.

— Мистер Зимин, надо уходить! — Фен подполз к лежащему Максу и начал его толкать, указывая куда-то в бок. — Грандмастер собирается ударить, но он не успевает!

Зимин повернул голову и увидел в отдалении крафт-мобиль Ортхант. Одно из самых больших закрепленных на крыше орудий в данный момент искрилось от проходящих сквозь него энергий. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что идет зарядка для некоего супер выстрела.

Вот только проблема была в том, что оно не успевало зарядиться до того, как Макс с Феном окажутся в пасти одного активного порождения кошмара.

— Что ж так тяжко-то. — Макс не убирал выращенные ради полета перепонки, однако их нужно было еще и запитать, а вот энергии решительно не доставало.

Тело Безумного вздрогнуло и немного усохло. В дело пошли неприкосновенные запасы. Это был отчаянный шаг, но другого пути не было.

Зимин ухватил нервничающего Хемвуда и, хорошенько оттолкнувшись, взлетел в воздух.

— Какой же ты, сука, тяжелый, — прохрипел Макс. В данный момент каждый лишний килограмм был для него критическим. — Если выживем, ты, мать его, обязан похудеть!

— Договорились, — прохрипел Фен, которому ворот куртки немножко так перетянул горло, но он не жаловался, кося глазом вниз на стремительно пролетающую под ним землю.

Прыгни Макс вперед, и они бы так и не смогли бы долететь. Но сейчас прыжок был назад, что значило, что место их приземления ехало прямо на них.

И даже так они почти промахнулись. Точка их приземления, бронемобиль Адлара, проплывал в паре метров правее, и они ничего не могли поделать.

Вдруг одна из стальных плит крафт-мобиля стремительно метнулась и обошла их сбоку, чтобы мощным толчком отбросить прямо в сторону техники.

Максу понадобилось несколько секунд чтобы вновь осознать реальность, такой силы был удар. Когда же он пришел в себя, то понял, что его вместе с толстяком затащили прямо в рубку управления техникой.

— Добро пожаловать на борт, мистер Зимин, — весело поприветствовал Макса не оборачивающийся Адлар, который в данный момент стоял за приборами. — Должен сказать, что с глазомером у вас явные проблемы. Если бы я вас не поймал, то весь наш план полетел бы прямиком в демоническую пасть.

— Спасибо, — прохрипел Макс. — Я очень признателен.

— Не за что, мистер Зимин. А теперь мы все же узнаем, на что способна моя малышка под максимальным усилением, давно хотел это протестировать! — вся кабина затряслась и пронзительно загудела. Толком не прикрытые изоляцией катушки за спиной экипажа машины заискрились и начали издавать басовитые щелчки, словно от исполинского счетчика Гейгера.

Макс напрягся и заставил себя подняться чтобы посмотреть сквозь лобовое стекло.

Прямо на его глазах танк, на котором они ехали ранее, воткнулся на всем ходу в раскрывшуюся пасть червя короля и совершенно не нанес ему никаких повреждений.

Более того челюсти червя опустились, сминая броню, дуло и часть башни, заставляя грозную машину сложиться словно карточный домик и словно этого было мало, шея червя наклонилась, поднимая многотонную махину в воздух.

Зимин даже боялся представить, что могли чувствовать еще живые танкисты. Кроме разве что водителя, его, скорее всего, раздавил самый первый укус, пришедшийся как раз на перед танка.

Мелкие глазки демона уставились прямо на них. Возможно, он почувствовал общую магическую мощь, а может его внимание привлекла та световая подсветка, что создавала пушка Адлара.

Тем не менее, червь воспринял угрозу серьёзно.

— Он создает щиты! — рыкнул Макс, схватившись за ближайший поручень, сам не замечая, как комкает словно бумагу, металл. — Стреляйте быстрее!

— Это не так просто, знаете ли, мистер Зимин! — бурчал Адлар, его пальцы мелькали над широкой приборной панелью. — Будь вы хотя чуточку умнее, то смогли бы осознать, что если бы не мои усилия вся эта установка немедленно взлетела на воздух. Вот что значит монтаж в кратчайшие сро… Получай!

Ортхант прервал свое же бурчание и резко посмотрел в сторону готовящегося червя.

Секунда тишины, а затем их крафт-мобиль затрясся и пушку, и червя соединил толстенный голубой луч, испаряющий на своем пути даже воздух.

Стоявший на пути луча поднятый танк, которым червь инстинктивно прикрылся, был мгновенно насквозь пробит и взорвался в пламенном взрыве от подрыва боекомплекта. Однако последующая детонация от столкновения луча и защиты демона сдула первый взрыв словно клубы сигаретного дыма.

Туннель опасно затрещал и пошел десятками трещин. Демоны словно гроздья спелого винограда посыпались сверху, попадая под колеса и траки оставшихся в живых машин. Окружающие Макса люди, крича и ругаясь, хватались за все что только можно, пытаясь удержаться на ногах.

Единственные кто сохранял в сложившейся обстановке спокойствие были Адлар Ортхант и Макс Зимин. Последний же лишь потому, что смертельно устал.

Грандмастер повелительно взмахнул рукой и пыль перед ними сдул вперед мощный телекинетический толчок.

Бойцы радостно закричали, хлопая друг друга по плечам. Даже Адлар позволил себе небольшую улыбку.

Головы гигантского червя больше не было. Теперь из бетона торчали лишь оплавленные огрызки плоти, по которым колонна проехала как по шоссе, лишь скрипели обугленные волокна мяса на гусеницах.

— Так и запишем: несмотря на значительную опасность установки для оператора, полученной мощности даже неоткалиброванного выстрела более чем хватает чтобы уничтожить демонического противника класса верхней планки среднего уровня или даже высшего уровня опасности… — Макс услышал шепот Ортханта.

Странно, но ближе к выходу количество демонов вместо того чтобы расти начало постепенно падать, да и атаки червей значительно снизили свою интенсивность.

Макс подозревал, что дело было в гибели короля червей, который и контролировал большую часть нападения.

Машин, как и людей, осталось немного. Раненные, испуганные и уставшие они ехали на покрытых своей и чужой кровью бронемашинах, заляпанных потрохами и внутренностями.

Стволы автоматов и пулеметов медленно остывали, теряя свой красноватый оттенок. Чтобы выжить бойцам приходилось практически непрерывно отстреливаться. Из-за этого нагруженные под завязку патронами машины теперь «радовали» бойцов лишь остатками былого великолепия.

А впереди всех ориентировочно ждало неизвестно насколько долгое путешествие по захваченному демонами и ангелами городу.

Именно поэтому небольшая радость и ликование очень скоро сменились напряженной тишиной и предельной собранностью.

Свет из конца туннеля все восприняли отнюдь не с облегчением.

Неизвестность всегда пугает.

Макс на секунду прикрыл глаза, чтобы тут же приспособиться к солнечному свету и тут же их открыть.

Именно поэтому он первым удивленно уставился на открывшуюся картину. Возможно, вместе с ним все увидел и Ортхант благодаря фильтрам в шлеме. Чуть погодя начали раздаваться вскрики из раций и рядом стоявших солдат.

Небо в буквальном смысле горело. Огромные протуберанцы пламени лениво текли по всему небосводу, сталкиваясь и перекручиваясь с гигантскими синеватыми кристаллами, выстраивающими между собой ширившиеся заборы из чуть меньших кристаллов, будто бы пытаясь опутать собой всю планету.

Нетрудно было догадаться, что все происходящее противостояние непонятных сил связано с ангелами и демонами. Особенно явно это становилось понятно если отвести взгляд от неба и увидеть, как все пространство города было заполнено непрекращающейся битвой легионов ангелов и орд демонов.

То и дело из паривших высоко в небе кристаллов исходили вспышки и вниз пикировали новые и новые подкрепления ангелов. Демоны тоже не отставали, извергая из пламени настоящий дождь монстров. Что забавно, далеко не все из тварей умели летать, но это никого особо не волновало. Недостатка в низших демонах хаос никогда не испытывал.

— Эй, иномирец! Ты там еще не сдох? А то выглядишь больно уж погано, — Адлар все же повернулся к Максу. — Куда нам ехать?

— Туда, — Зимин кивнул в сторону одной из запомнившихся высоток. — От нее надо будет ехать дальше в сторону бизнес квартала по такой длинной широкой улице…

— Понятно, я там рядом какое-то время работал, — кивнул Ортхант. — На, — он кинул Максу небольшую пластинку с медленно текущими по ней синеватыми прожилками. — Прижми к животу и нажми на знак посередине, это должно помочь ослабить влияние хаоса. Одно время пытался использовать ангельскую магию, чтобы бороться с хаосом. Толку не много, но на время поможет.

— Благодарю. — Зимин поступил именно так, как сказали. Играть в «верю, не верю» сейчас было не время.

Тело сотряс спазм, будто его окунули в невероятно холодную воду, однако последнее ощущение быстро прошло, принеся столь необходимую легкость. Жгущий внутренности хаос чуть успокоился, будто затаившийся зверь.

Макс не знал, что вызвало творившийся вокруг ужас, но был этому глубоко благодарен.

Демоны, даже если бы хотели им помешать, сейчас были заняты всецело противостоянию ангелам, и почти не обращали внимания на едущую по своим делам колонну машин.

Конечно, ближайшие демоны пытались попробовать их на прочность, но не было того чудовищного давления, как в туннеле.

Крафт-мобиль Адлара поместили в центре, закрывая его со всех сторон. В этот раз у Зимина не было никакого желания рваться на передний край борьбы.

Макс должен был признать, что эта схватка хоть и была довольно скоротечной, но и самой опасной из всех тех, в которых ему доводилось участвовать.

Чувства полной беспомощности и жуткой участи пленника у демонов могли прочистить голову даже у таких упрямцев, как Безумный Макс.

Морф, пользуясь передышкой, изо всех сил работал над тем, чтобы вывести зловредный хаос из их общего тела.

Успехи пока что были такими себе, спасала тихо горящая пластинка Ортханта.

— Внимание! — рация разразилась отрывистым голосом капитана Прайса, который все же пережил бой. — Впереди на дороге замечен подозрительный человек. Ориентировочно демонолог, так как он в окружении демонов. Да и вид у него, хм, странный.

— Подождите, среди демонов есть такой весь абсолютной черный, круглый и с множество тента… Тьфу ты. Щупалец?! — Макс сжал кулаки, пытаясь не дать надежде распространиться дальше. Вульфс объяснял, что его демон редкость даже среди всего многообразия демонов. Хотя бы чего стоят их взаимоотношения, где демонолог в лице Алекса отнюдь не полностью контролировал своего слугу.

— Да, — спустя секунду раздался ответ. — Кто-то знакомый?

— Это Алекс Вульфс, — облегченно улыбнулся Макс. — Я вам про него рассказывал. Я вместе с ним прибыл в ваш мир, но он потерялся по дороге.

— Ты не говорил, что он чернокнижник. — в голосе Фена нельзя было не услышать насмешку.

— Счел не важным моментом, — хмыкнул Макс.

— Что с ним делать? — вновь повторил вопрос Прайс.

— Не стреляйте. Пропустите его к моей машине. За демонами внимательно следите. — отдал приказ Адлар. Никто и не подумал ему возразить. Колонна замедлилась, подъезжая к спокойно стоявшему мужчине. Макс внимательно пригляделся, после чего вздохнул с облегчением — это был и впрямь Вульфс.

Бронедвери мягко открылись, пропуская изрядно помятого Алекса, одетого во что-то наподобие свежесодранной шкуры и рванные штаны почти без штанин.

— О-о-о, Макс. Знаешь, я почему-то так и знал, что ты будешь уже тут. Поэтому и устроил тут везде обзорные пункты с помощью демонов. Тебе надо было получить прозвище «Везунчик», а не какой-то там «Безумный». Уверен, пока я там устраивал игру на выбывание с демонами и ангелами, ты тут с девочками развлекался? Ну давай, признавайся.

— И я тебя рад видеть, Алекс. — Макс с небольшой гримасой пожал протянутую руку.

— Хотя что-то я погорячился, — Алекс внимательно осмотрел Зимина, после чего сделал это еще тщательнее явно с помощью магии. — Ты что-то больно уж погано выглядишь… Мать честная, ни хрена ж себе, в тебе хаоса то натырено! Как ты еще третью голову-то не отрастил?

— С трудом, — вымучено ответил Зимин, вновь присаживаясь на свою скамейку.

— Так, садись, попробую вытащить из тебя хоть часть этой дряни. Вот ни на секунду нельзя тебя, блин, оставить. — Алекс споро принялся чертить кровью Макса какую-то пентаграмму на его же груди.

— Приятно встретить второго человека, который был отправлен, чтобы нам помочь. Меня зовут Фен Хемвуд. Тот, кого вы должны вытащить. — толстяк решил тоже присоединится к общению.

— Приятно познакомиться, — хотя по тону Вульфса было очевидно, что плевать он хотел на Фена и всех здесь присутствующих. — Макс вам уже сказал, что пойдем в портал налегке? Технику и все, что вы, скорее всего, туда положили придется оставить.

— Да, мы это слышали, — в разговор к вящему неудовольствию Хемвуда вмешался Ортхант. Одного взгляда Вульфса на него хватило, чтобы заставить Алекса подобраться. Хоть специализацией артефактора и не был прямой бой, маги его силы не могли быть неопасными. — Но не могли бы вы рассказать, что же тут случилось? Почему началось очередное демонически-ангельское вторжение?

— Что тут случилось? — злобно ощерился Вульфс. — Что-что, я тут случился. А ведь говорил одним пернатым уродам отпустить меня по-хорошему.



Глава 32


Слушатели задумчиво переглянулись. Алекс же продолжал.

— Скажем так, меня по неосторожности загребли ваши крылатые друзья. На мое же логичное возмущение творившимся произволом они класть хотели из-за чего утащили меня в какую-то свою местную тюрьму. Знаете, такую?

— Да, — Фен кивнул. — Очень неприятное место. Ходят слухи, что там ангелы проводят опыты над заинтересовавшими их людьми и демонами.

— Так это не слухи, — отмахнулся Вульфс, вновь диагностируя состояние Макса, после чего нахмурился. — Форменный концлагерь, кстати, забавно, в вашем языке тоже есть это слово, и оно обозначает примерно то же. Но я отвлекся. Эти летающие уроды решили пригнать в свою богадельню побольше интересных зверушек или пленников из других мест. И больно уж среди них было много опасных личностей. Культисты, безумные маги, чемпионы хаоса и просто необычные порождения неопределенного.

Алекс хитро усмехнулся.

— Стоило всего лишь поднести спичку, как вся эта гремучая смесь вспыхнула, разнеся все в кровавую кашу. Мне оставалось разве что выбраться из руин ангельской тюрьмы и набрать ближайших демонов, чтобы создать разведывательную сеть, дабы не пропустить вас. Ну а уж дальше, как говорится, сколько культистов хаоса не корми, все одно демоническое вторжение хотят начать.

Все дружно посмотрели на творившуюся огненную феерию в небесах. Трудно было представить, что весь творившийся ужас произошел лишь из-за одного рассердившегося мага хаоса, однако Зимин знал Алекса достаточно, чтобы понимать, что тот не стал бы врать.

— Проклятье, — Алекс выругался, пристально смотря в грудь Макса. — В тебе скрылся явно необычный хаос. Эта дрянь словно бы разумна. Она поглощает любую хаотическую энергию, после чего преобразует ее в себя же. А вытащить из тебя эту хрень в сложившихся условиях тупо не получится, больно уж она хитрая и крепкая.

— Да, смахнулся вот с чемпионом хаоса одним, — шутливо махнул рукой Макс, однако Вульфс не принял его веселого тона.

— Не знаю, кого ты умудрился найти на свою задницу, но это явно был не твой уровень, — тон Алекса не подразумевал места для шуток. — Скорее всего тебе не повезло наткнуться на демона из плана разложения и гнили, ну или чего-то подобного. Яды их специализация. Проклятье, не хочется этого говорить, но я не могу тебе помочь. Может быть мой учитель смог бы, хотя нет, это не его специализация, тут разве что Янис Слерс подойдет.

Улыбка Макса, который все это время пытался храбриться начала медленно и неуклонно сползать. Мужчина наконец осознал, что Вульфс впервые на его памяти растерян, хоть и по привычке пытается это скрыть.

Да, Александр прошел через великие кошмары разных миров, что заставило его смотреть на многое циничнее. Однако, даже так он невольно оставлял маленькую брешь в своей броне из грубости и равнодушия.

Друзья Вульфса были его единственной слабостью, которую этот человек смог себе позволить. Друзей у него было немного и выбирал он их столь тщательно, что в их число почти невозможно было попасть.

Веселый, отмороженный и в чем-то наивный Макс по прозвищу Безумный сумел стать его другом. Возможно, значительную роль в этом сыграло то, что они оба были с Земли, однако, в любом случае, Вульфс не хотел, чтобы его товарищ умер.

А прямо сейчас, на полном серьезе, именно это и происходило.

— Так, — Вульфс резко поднялся, в упор посмотрев на Хемвуда и Ортханта. — Неизвестно сколько демоны и ангелы будут заняты друг другом. За это время мы обязаны добраться до портала. Однако есть проблема.

Чернокнижник указал пальцем в сторону особо густых клубов черного дыма и пепла.

— Точка портала сдвинулась. И как в том анекдоте, который вы скорее всего не знаете, есть хорошая новость и плохая. Хорошая новость заключается в том, что портал на уровне земли, а не где-то в небе. Плохая — он расположился аккурат в особо лютой схватке всех этих высших сущностей.

— Да сколько это может продолжаться! — всплеснул руками аристократ, чьи нервы все же не выдержали. — Такое чувство, что сами боги против нас! За что мы бы не взялись, обязательно все пойдет как-то не так!

— В таком случае мы давно были бы все мертвы, — сухо отметил Вульфс. — А теперь возьмите себя в руки и отдайте приказ всем выжившим собраться на оставшихся машинах. Это значит, что не надо тащить полупустую технику за собой. Чем нас будет меньше, тем больше шансов, что нас не заметят, и мы успешно проскользнем. Правда, — губы мага хаоса тронула неприятная усмешка. — Особо на это не рассчитывайте.

Фен и Адлар не стали больше ничего спрашивать, начиная связываться со своими людьми и отдавать приказы.

Чтобы провести перестановку бронеколонне пришлось остановиться в одном из ближайших к сражению дворов.

Уютный дворик с небольшими, явно старинной архитектуры, домиками, скорее всего, раньше принадлежал местной элите. Теперь же внутренний сад давно засох и уродовал мир черными, опустившимися к земле ветками деревьев.

Особенно жутковато смотрелась сиротливая детская площадка, чья краска, не потускнев от времени, навевала какой-то потусторонней жути, контрастируя с окружающим миром.

Макс вздрогнул, когда его кто-то легонько похлопал по щеке. Очередное уже почему-то привычное забытье. И опять он не заметил, как провалился в это странное состояние.

Как оказалось, Джайна решила присоединится к ним и теперь с какой-то понимающей усмешкой смотрела прямо на Зимина.

— Что смотришь? — буркнул Макс, привалившись поудобнее спиной к стенке машины, чтобы вновь открывшиеся нанесенные демоном раны не так болели. В какой-то момент Макс с Морфом были вынуждены перестать тратить силы на блокировку боли.

— Просто, — пожала девушка плечами. На требовательный же взгляд Безумного она лишь закатила глаза. — Ну хорошо, просто хотела пожалеть твои чувства. Я узнаю этот взгляд, ну и, в принципе, выражение лица. Ты отъезжаешь. Знал бы ты сколько я видела таких лиц.

— Я тебя еще переживу. — фыркнул Макс.

— Ну-ну, — на секунду на лице Кастер мелькнула грусть, но тут же пропала, будто Максу это просто показалось. — Ты мне, наверное, не поверишь, но сейчас я хотела бы ошибаться. Но я, к сожалению, никогда не ошибаюсь в таких вещах.

— Ты прямо долбанная больничная кошка, что приходит к постели умирающих. Некоторые поговаривают, что эти пушистые засранцы специально садятся на лица умирающих, чтобы быстрее спровадить тех на тот свет.

— Кошки? — подняла бровь девушка, так как в этом мире подобных зверей не было.

— Ну они… — Максу требовалось хоть как-то отрешиться от терзающей его все усиливающейся боли, поэтому он принялся описывать одних из самых милых, по его мнению, зверьков своего мира. Девушка, поставив тяжелую винтовку между ног, оперлась подбородком о рукоять и внимательно слушали рассказ Зимина о другом мире.

В это же время процесс подготовки подходил к своему завершению.

Некоторые из бойцов на прощание горько хлопали спасшую их технику по броне. Эти машины спасли им жизни, вытащив из кромешного ада, но теперь они были вынуждены бросить их на медленное разрушение под действием хаоса и погодных условий.

Ведь сомнительно, что их найдут люди. Время человечества в этом мире подошло к концу — теперь у него были новые хозяева.

Так, вытаскивались последние патроны и складировались в максимально целую технику. Предпочтение отдавалось танкам и прочим особенно крепким машинам. Туда же шли и самые ценные вещи, а именно артефакты. Вульфс сразу предупредил, что сложная и тонкая артефакторика при межмировом переходе скорее всего даст дуба, но главари готовы были рискнуть. Впрочем, это не значило, что они не прихватили и обычное золотишко или другие ценные элементы.

— Готовы? — уточнил Вульфс, взявший на себя роль проводника. — Ну тогда поехали!

И сильно ужавшаяся, но все еще опасная колонна, рыкнув двигателями, стремительно покатила во все ширившуюся перед ними стену из пламени, взрывов и дерущихся насмерть ангелов, и демонов.

От невероятной концентрации хаоса мир начал подергиваться, постепенно теряя все краски. Стоило же им въехать внутрь, как он окончательно стал черно-белым.

Низшие порождения хаоса наличествовали в таких количествах, что не было видно земли, по которой они носились. Среди этого колышущегося моря мерзкой плоти, сияющими башнями возвышались закованные в доспехи ангелы, кружащиеся в смертоносном танце погибели.

Их пылающие мечи безостановочно рубили все живое, но и демоны не знали страха, поэтому рано или поздно фигурки ангелов поглощались, чтобы тут же прибыли новые воинства порядка.

Покрытые сотнями зарубок отвалы передних машин с хрустом врезались в это море и принялись отбрасывать все живое и неживое в стороны, расчищая путь. Пушки и пулеметы открывали огонь лишь в крайнем случае, дабы не сильно привлекать всеобщее внимание.

И хоть их колонна не была целью ни одной из сторон, но это и не требовалось, ведь в этом месте сошлись не обычные представители вечно противоборствующих сторон, а их высшие таланты.

Архангелы и высшие демоны схлестнулись насмерть на этом жалком клочке почвы. Они двигались с такой скоростью, то и дело скрывались взрывами и вспышками, да и использовали те же иллюзии, что было даже трудно понять сколько их было на самом деле.

Макс сумел насчитать троих высших демонов и двоих архангелов, но, возможно, он ошибался.

Демоны тоже были вооружены. Мечи, топоры и даже один колдовской посох. От столкновения наполненных под завязку силой орудий, дрожала сама реальность. А там, где порядок и хаос из-за прилагаемой силы сражающихся соприкасались особенно сильно, расцветали мощные детонации, испепеляющие и разрывающие все, что попадало в зону их действия.

В такие моменты законы физики начинали творить странные вещи, вплоть до частичного отключении гравитации, от чего ближайшие к взрывам монстры невольно поднимались в воздух, отчаянно перебирая лапами. Порой, сражения продолжались и в состоянии невесомости.

Довольно скоро стало понятно, что ситуация совершенно не контролируема, когда яростная волна энергии, сорвавшись с клинка одного из сильнейших слуг порядка, мимоходом разрубила три танка. Ровный, красноватый от раскаленного металла срез и три зарывшиеся в пыль и пепел машины были мгновенно поглощены кишащими повсюду ордами низших демонов.

Причем это не было целенаправленной атакой. Меч архангела был всего лишь сбит одним из демонов в сторону каравана людей. Такое вот обычное невезение походя унёсшее жизни трех экипажей.

А демоническое пламя перекрывшее дорогу доброй трети едущих позади машин? Даже находясь одним из первых, Макс почувствовал тот нестерпимый жар, который, казалось, прошел даже через замагиченную по самое не могу броню крафт-мобиля.

— Это сумасшествие! Это безумие! Мы все умрем! — тихо шептал Хемвуд, вцепившись мертвой хваткой в ближайшие поручни и смотрев остановившимися глазами на творившийся за бронированным стеклом ад.

— Это еще что, — хмыкнул Вульфс внимательно следя за дорогой и корректируя их маршрут. Демонолог лучше, чем кто-либо еще в этой машине, знал, как именно стоит объезжать тех или иных монстров. Плюс он единственный озаботился до начала всей этой свистопляски поиском нового расположения портала. — Вот помню пришлось мне как-то спасать один из, вне всяких сомнений, самых дерьмовых миров в этой сраной вселенной и…

Что он хотел сказать в тот момент, так никто и не узнал.

Сложно было понять, кто именно атаковал и что это была за атака. Вспыхнувший вокруг машины щит сумел спасти находящимся внутри людям жизнь в первую секунду. Однако последующий взрыв начисто оторвал крышу крафт-мобиля вместе с закрепленным сверху орудием.

Получивший же сокрушительный удар в бок, бронемобиль закувыркался по дороге, теряя своих пассажиров.

Пробуждение Макса вышло далеко не лучшим. Вот, он старается оставаться в сознании, помогая Морфу блокировать распространяющийся по телу хаос, а в следующую секунду ему приходится лежа отбиваться сразу от нескольких демонических гончих, вцепившихся в него с разных сторон.

Одна из тварей заинтересовалась животом и находившимися там кишками, вторая трепала и так поврежденную и переломанную левую руку, третья же примеривалась к ноге.

Почему-то Макс не чувствовала боли, хоть должен был сходить от нее с ума. Не каждый день тебя заживо пожирают.

На правой руке Зимин привычно попробовал сформировать костяной клинок и чуть вновь не отправился в страну снов, правда, на этот раз навсегда.

Энергии не было совершенно.

Зимин медленно завел руку за спину, резкий толчок за ногу одной из тварей помог ему это сделать быстрее.

Рука вцепилась в рукоять закрепленного сзади топора.

Зимин понимал, что у него нет права на ошибку.

Удар! Стремительно опущенный топор глубоко врезается в череп копошащейся у него в животе гончей.

Тяжелое, покрытое гнойниками и сочащимися язвами тело рухнуло прямо на разодранную грудь мужчины. Секунда и плоть метаморфа споро начала поглощать верхний слой демона, питая раненную основу.

Новый хаос пополнил и так критически переполненную чашу, однако плоти хватило чтобы Макс вновь почувствовал хоть какую-то силу.

Товарки сдохшей твари так увлеклись едой, что не сразу поняли изменившееся положение вещей.

Удар топором и вторая мерзость, занятая левой рукой, отправилась в хаос. Подобный финт уже привлек внимание третьей, но ей не повезло — пара шипов регенерировало в правой руке Безумного и он, не колеблясь, потратил их на нее.

Зимин огляделся и облегченно откинулся на спину. Ему повезло упасть в глубокую воронку и бой шел выше, поэтому и демонов вокруг было не так много.

Макс подтащил к себе поближе все три тела гончих и принялся спешно восстанавливать силы.

Но даже когда от монстров остались одни кости, Зимин понимал, что этого хватит ненадолго.

Выбраться из воронки оказалось не таким простым делом, как могло показаться. Осыпающаяся земля, щедро приправленная пеплом и золой великолепна скользила, мешая зацепиться хоть за что-то, а паршивое состояние так и не восстановившегося тела лишь усугубляло проблему.

Наконец перепачканная рука метаморфа вцепилась в край воронки и выдернула его наверх. Черная фигура, вся изгвазданная в пепле, быстро оглядела округу.

Сразу же его взгляд упал на вошедший вертикально в землю крафт-мобиль. Рядом с ним шел бой и остановились оставшиеся в живых бронемашины. То и дело оттуда доносились взрывы и сверкали вспышки магии хаоса, как бы намекая, что Алекс Вульфс еще жив.

Морф в последнее время подозрительно молчал, но Макс не хотел его трогать. Ему было стыдно, что он загнал их в такое плачевное состояние. В конце концов именно он принимал решение.

Зимин, скривившись, достал левой рукой артефактный пистолет, в правой же покачивался топор. Сил на полноценную трансформацию не было, поэтому надо было пробиваться тем, что есть.

— Ну, поехали! — прохрипел мужчина, рывком вскакивая с земли, и, прихрамывая, понесся в сторону сражающихся людей.

Слева выскочил огромный рогатый красный демон, вооруженный длинным стальным ломом с односторонней заточкой.

«Обычный демон-воин плана гнева» — мелькнуло воспоминание давней лекции Вульфса: «Низшая каста относительно разумных порождений хаоса. Для обычного человека смертельно опасен». — последняя приписка про «смертельно опасен» касалась, по большему счету, почти всего зверинца непостоянства.

Монстр, распахнув пасть, оглушительно взревел. Туда и влетел заряд магии, вылетевший из пистолета Макса.

Голова порождения хаоса вспыхнула, испаряя плоть прямо на глазах. Из глазниц и ушных впадин повалило пламя, но, что примечательно, сам череп остался цел. Становилось понятно, почему Вульфс сделал из него себе шлем.

Следующий монстр был разрублен уже топором, благо, это была всего лишь гончая.

Рубя и стреляя во все на своем пути, Макс упорно продвигался к своим и даже сумел это сделать. Вот только увиденное его совсем не обрадовало.

Остановка каравана дорого обошлась людям. Если раньше на них почти не обращали внимания, то теперь они невольно стали третьим участником этого звериного противостояния.

И люди оказались к нему совершенно не готовы.

Кроме обычных демонов воинов имелись и демоны средней силы, способных довольно просто сминать броню самых прочных машин. Те же твари, похожие на гигантских сколопендр, вполне себе держали даже пушечные снаряды, отказываясь умирать с первого выстрела.

И хоть пушки и пулеметы сеяли опустошение в их рядах, но что толку, если свежее подкрепление приходит в ту же секунду.

Единственные, благодаря кому люди еще держались, были Вульфс и Ортхант.

Если первый, стоя в горящей пентаграмме, раз за разом подчинял ближайших демонов, натравливая их на своих собратьев, то второй включил на полную телекинез и встроенные в его экзоскелет орудия.

Энергетические лучи из рук, плазменные шары из вылезшего из-за спины орудия, гравитационные выстрелы, сминающие за раз сразу десятки врагов в кучу — все это отлично действовало против тварей хаоса.

— Ну наконец-то! — громко рявкнул Адлар, пройдясь лучом по ближайшим врагам. — Вот он твой товарищ. Теперь-то мы можем уже отсюда уйти или еще кого-то подождем?!

— Теперь можем, — не менее громко ответил Алекс, быстро оглядев Зимина. — Краше в гроб кладут. Ладно, пошлите к машинам! Я же говорил, что он сейчас придет!

Внезапно взгляд Вульфса метнулся за спину Макса, и он изменился в лице. С руки чернокнижника сорвалась какое-то разворачивающееся в воздухе заклинание. Очевидно, он хотел защитить не только себя, но и почти подошедшего к ним Макса.

Вот только он решительно не успел.

Сражающийся рядом черный Палач демонов бросился в сторону мага хаоса, прикрывая того своим телом.

А дальше Макс почувствовал чудовищный удар в спину и мир стремительно закрутился. Земля сменила верх и низ несколько раз прежде чем он наконец понял где находится, но вот встать уже почему-то не получалось.

Поднапрягшись, он все же сумел немного поднять голову и увиденное, как и ожидалось, больше походило на какой-то кошмар.

На месте каравана осталось перепаханное поле, хорошенько усеянное обломками техники. Искореженная броня, оторванные башни, вывернутые траки и лежащие повсюду мертвые тела.

Чуть дальше, яростно взревев, поднимался огромный высший демон, которого ударом архангела и откинуло в эту сторону.

«Нас чуть было не раздавила задница демона». — вот только от этой мысли почему-то не хотелось смеяться: «Неужели все погибли?»

Следующая мысль была куда прозаичнее: «Почему я не могу встать?»

«Повреждения слишком значительны». — голос Морфа был странно спокойным: «Раны включают в себя обширные внутренние повреждения, отсутствие нижних конечностей, критическое заражение хаосом». — он замолчал: «Ресурсов для восстановления недостаточно. Более того, даже если они все же будут, мы не в состоянии начать их поглощение, так как на это нет энергии».

«Как так?»

«Сразу же после появления она поглощается хаосом».

«Плохо».

«Да, босс».

«Сколько нам осталось?»

«Если хаос как-то не ускорится, то десять-одиннадцать минут. Затем наступит лавинообразное поглощение нашего тела этим ядом».

Почему-то не хотелось двигаться. Больше ничего не хотелось. Так, Макс и лежал, смотря в пылающие черно-белые небеса. Он знал, что там, наверху, происходит настоящая феерия красного и синего, но из-за концентрации хаоса весь мир был уродливо черно-белым.

— Он здесь! Он жив! — голос Джайны сложно было перепутать. Именно она чуть погодя склонилась над ним, кого-то зовя.

Приблизившийся Вульфс выглядел погано, собственно, как и все остальные. Броня Ортханта выглядела настолько побитой, что некоторые ее части ему приходилось поддерживать собственным телекинезом. Фен умудрился лишиться глаза, обзавелся пробитой щекой и отсутствием небольшой части скальпа с волосами. Его спешно замотали бинтами, но выглядел он так себе. Позади столпилась пара десятков чудом выживших бойцов.

— Адлар, хватай его телекинезом! — тут же начал отдавать приказ Алекс. — Помести его в центр строя.

— Не имеет смысла, — спокойно ответил Ортхант, даже не думая что-то делать.

— Что ты, сука, имеешь в виду? — мгновенно завелся Вульфс. — Предлагаешь мне бросить тут своего друга?

— Нет, — не меняясь в лице сказал Адлар. — Просто прямо сейчас он умирает. И прежде чем ты что-то скажешь, посмотри на него внимательнее.

Так Алекс и сделал, после чего застыл, ничего не говоря.

Макс перевел взгляд на устало присевшую на землю Джайну. Та лишь криво улыбнулась и отвела взгляд.

«Морф, ты меня слышишь?» — ответ от симбионта пришел мгновенно.

«Да, босс?»

«Я думаю пришло время попрощаться. Мне было очень приятно учить тебя всему. Смешно, но я невольно стал относиться к тебе, как к кому-то, кого бы я мог назвать своим самым близким другом. Я почти не встречал такого честного, заботливого и трудолюбивого существа, как ты».

«Босс…» — мыслесвязь между симбионтом и мужчиной аж завибрировала от той полноты чувств, которые Морф хотел сказать человеку, но не мог подобрать слов.

«Не надо слов, Морфи, я все почувствовал», — грустно улыбнулся Макс: «А теперь иди, Морф. Нет смысла умирать нам обоим в этот день».

«Босс, что вы имеете в виду, я не понимаю…»

«Морф, пожалуйста, не начинай. Мне не так много осталось, чтобы все это выслушивать».

«Но я…»

«Морф», — в голос Зимина вернулась твердость: «Может я и не самый умный человек, но я достаточно внимателен, чтобы заметить твои попытки и эксперименты. Я видел, что ты пытался найти способ покинуть мое тело».

«Босс…» — по чувствам человека ударила волна нестерпимого стыда.

«Морфи-Морфи», — мысленно улыбнулся Макс: «В этом нет ничего плохого. Ты разумное существо, которого силой заставили жить в чужом теле. Я тебя прекрасно понимал, поэтому и не мешал твоим исследованиям. Я знал, что ты не будешь делать ничего мне во вред».

«Я не могу вас бросить, босс!» — расстроенно закричал симбионт: «Вы же сами говорили, что нет ничего хуже предательства! Это оно самое. Лучше умереть человеком, чем жить чудовищем!»

«Ты меня не предаешь, Морф. Я тебя отпускаю сам. А теперь вытри слезы и сделай это. Я знаю, что ты можешь. Забери все, что еще не было поглощено хаосом и отделись. Не заботься обо мне, так как я сам виноват».

«Вы ни в чем не виноваты босс. Я…»

«Готовься», — оборвал его Макс, после чего вернулся в реальный мир. Их разговор происходил намного быстрее, чем шло время в реальности.

— Алекс, — кое-как прошептал Макс, заставив Вульфса спешно наклониться. — Я умираю, но хочу тебя попросить, пожалуйста, позаботься о Морфе. Он живое воплощение моей силы. Когда он покинет мое тело, я умру. Не дай ему пропасть.

— Хорошо, — Алекс не отводил взгляда от постепенного усыхающего лица своего умирающего друга. Он не стал и задавать вопросов, так как понимал, что на этот уже нет времени. Особенно жутко смотрелись на этом фоне постепенно западающие глаза, которые словно становились все больше и больше. — Я о нем позабочусь.

— Береги себя, Алекс. Эх, я надеялся, что это закончится как-то иначе.

— А я почему-то был уверен, что именно так, — вытолкнул из себя шутку Вульфс. — Больно уж ты шебутной.

Компаньоны весело друг другу улыбнулись.

«Прощайте, босс. Я вас никогда не забуду».

«Удачи тебе, Морфи».

Так, Макс Зимин по прозвищу Безумный и застыл с широкой улыбкой на своих тонких губах. А спустя десяток секунд из груди мужчины, прорвав высохшую кожу появился маленький шарик розовой плоти с множеством роящихся щупалец.

Опытные авантюристы Хантина тут же бы узнали в нем новорожденного метаморфа, одного из самых опасных порождений подземного мира.

— Алекс Вульфс. Сегодня все потеряли кого-то из близких или друзей. Если мы не хотим потерять всех, надо идти.

Вульфс бесстрашно протянул руку к печально замершему на груди тела Макса Морфу. Тот, чуть поколебавшись, перелез на протянутую ладонь, а затем перебрался в одну из сумок на поясе.

Плоти не затронутой хаосом осталось немного, поэтому он без труда смог влезть.

— Вначале, возьми его тело, — Алекс Вульфс мрачно уставился на Адлара. — И вот тогда пошли.

— Но зачем тратить энергию, он ведь уже мертв…

— Я. Сказал. Взял. Его. Тело. — Ортхант, смерив чернокнижника оценивающим взглядом, молчал выполнил «просьбу».

Маленький караван, скрываясь, двинулся в сторону портала, скоро окончательно скрывшись из виду.

Сражение же хаоса продолжилось, постепенно лишь набирая силу и уродуя и так больной мир.

*****

Что случилось, после того, как оставшиеся в живых люди сумели вернуться в мир Тысячи Путей?

Алекс Вульфс сумел успешно выполнить задание гильдии джиннов, чем получил доступ к еще более важным и прибыльным заказам.

Смерть Макса Зимина сильно по нему ударила. Настолько сильно, что он взял отпуск и нашел одну из версий Земли, наиболее похожую на их собственную. Там, возле Иркутска, он и похоронил тело своего друга.

После того дня сторож Василий долгое время рассказывал всем о мистическим образом возникшей богато украшенной могиле и странном человеке вместе с каким-то мелким существом, стоявших возле нее некоторое время. Правда, никто ему не верил, считая заядлым пьяницей.

Адлар Ортхант и Джайна Кастер изъявил желание присоединится к банде Яниса Слерса. Им не отказали, все же опытные артефакторы их уровня на дороге не валяются.

Марта и Караз успешно устроились на новом месте, постепенно достигнув платинового ранга. Они поженились, после чего сильно снизили частоту спусков, впрочем, не забросив тренировки. Иногда они вспоминали свои старые приключения, каждый раз добрым словом поминая Безумного Макса.

Казалось, на этом история Макса Зимина и должна завершиться, оставшись, в памяти немногих близких людей и нелюдей.

Однако что-то ей все же мешало это сделать.

*****

Алекс Вульфс, сидя у себя в номере, внимательно смотрел на сидевшего на столе Морфа. За это время он неплохо так отъелся, но все равно был лишь чуть больше футбольного шара.

— Ты уверен, что готов на это пойти? Ты представляешь себе последствия?

— Да. Но выбора нет. Я не отступлюсь пока жив. — голос Морфа в физическом мире все еще требовал доработки, но его уже можно было без проблем понимать.

— Хорошо, — Алекс кивнул, чуть прикрыв глаза. — Значит ты хочешь найти Гидру и попросить его об услуге, предложив свою верность. И ты прекрасно понимаешь, что этот безумный и невероятно сильный маг плоти может тебя просто разобрать по винтикам, даже не став слушать? Тогда у меня остался лишь один вопрос.

В комнате сгустилось напряжение.

— Ты и впрямь уверен, что Гидра может помочь тебе возродить Макса?

— Нет, — Морф ответил, не дрогнув. — Но я обязан все же попробовать. Это мой долг перед ним.

Уважаю, — серьезно кивнул Вульфс, после чего улыбнулся. — И какой же из меня был бы друг, если бы я тебе сейчас не помог?

Морф этого не стал говорить, чтобы не давать ложную надежду, но что-то в глубине него подсказывало, что его босс может быть не до конца мертв.

Ведь если подумать, плоть, что сейчас использовал метаморф не переставала принадлежать Безумному. А это значило, что надежда все еще была.

И симбионт был решительно настроен не упустить, пускай даже, и призрачный шанс на возрождение своего босса.





Конец третьей книги.



От автора



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32