КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474905 томов
Объем библиотеки - 700 Гб.
Всего авторов - 221240
Пользователей - 102863

Последние комментарии


Впечатления

Сварщик Сварщиков про Тишанская: Проклятье старинного кольца (Альтернативная история)

вопрос залившему
где тут альтернативная история?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
a3flex про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Класс! Я думал авторов расстреляют, а им позволили преподавать))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Рокоссовский: Солдатский долг (Биографии и Мемуары)

Книгу, правда, не читал, а слушал :), но...

Порадовало, что маршал ни разу не ездил на Малую землю посоветоваться о том, как проводить ту или иную операцию, с полковником Брежневым... Да и Хрущев упомянут только один раз.

Зато постоянно прорывались его нестыковки с Жуковым. Рокоссовский корректен, но мы-то привыкли читать (и слушать :)) меж строк. Особенно грустно было ему, как я понимаю, отдавать в конце войны I Белорусский и взятие Берлина...

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Один в поле не воин [Владимир Тарасов] (fb2) читать онлайн

- Один в поле не воин [СИ] (а.с. Некромант- Один в поле не воин -1) 821 Кб, 228с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Владимир Тарасов (СИ)

Настройки текста:



Некромант - Один в поле не воин

Глава 1. Прибытие

В космосе мчался корабль, унося в своих недрах более десяти тысячи бойцов на край галактики…

Заседание совета. За неделю до этого, зал совещаний космофлота.

Один из присутствующих адмиралов взял слово.

— Все знают, для чего мы здесь собрались. Буду краток, аналитики прогнозируют поражение в войне в ближайшие пять-десять лет, при текущем раскладе сил. Предлагаю обсудить проект «Семя». К тому же, у меня есть конкретное предложение.

Один из адмиралов вскочил.

— Но позвольте, адмирал Флин, у нас нет ресурсов для этого! Мы не можем ослабить фронт, это ускорит наше поражение в войне! Тем более, мы уже обсуждали эту тему и ничего не можем сделать — проект признан нереализуемым.

Первый говорящий спокойно продолжил.

— Тем более, предлагаю вам выслушать. Сейчас все изменилось.  Десять лет назад один из приписанных к моему флоту кораблей, выходя из боя повреждённым, совершил прыжок по стандартным координатам на базу для ремонта. Как в процессе оказалось, в бою навигационное оборудование было повреждено, и курс корабля оказался другим. Они прыгнули в систему, находящуюся в стороне от проторенных путей галактики, произведя ремонт корабля своими силами, насколько это возможно в таких условиях. И, прибыв домой, доставили интересные разведывательные данные. Они тогда затерялись в ворохе информации и отчётов. Недавно мои аналитики наткнулись на этот конкретный отчёт. Предлагаю ознакомиться: вся информация у вас на экране.

— Вы шутите? — Раздался голос спустя несколько минут тишины. — В неизвестной системе обнаружена обитаемая планета, населенная людьми? Что вы конкретно предлагаете?

Адмирал Флин снова взял слово.

— Предлагаю укомплектовать корабль стазис-капсулами. Погрузить в сон десять тысяч бойцов, поровну каждого пола, чтобы затем они смогли создать семьи. По прибытию на неизвестную обитаемую планету они проведут разведку и организуют там колонию. Таким образом, у нашей цивилизации появится шанс уцелеть и пустить корни. Руководителем данной операции советую назначить генерала Вольф Ганга. Всё вы знакомы с ним. Для безумного задания — сумасшедший глава. У меня все.

Другой адмирал прокричал:

— Генерала Вольф Ганга? Он военный преступник, не подчинившийся приказу, не признающий авторитетов. Он не в себе, он устроил бойню, о которой всем известно.

Его прервали.

— Адмирал, всем нам известно ваше неприятие Вольф Ганга и конфликты с генералом, ведь именно ваши приказы он и нарушил тогда. И вы настояли, чтобы его наказали, требовали смертной казни. В итоге он получил вечный сон в криокамере, до востребования. То есть — пока не призовет Родина. И спит уже десять лет, а мог бы послужить своей стране. Он и ещё четыре офицера, что добровольно разделили его наказание. Хороший солдат, которому просто выпал фиговый расклад, но он поступил как должно и взял на себя всю ответственность за произошедшее.

Ко мне тогда поступал доклад от аналитиков, показавшийся мне очень интересным. Эксперт считает, что действия адмирала, при которых погибло около десяти миллиардов человек с обеих сторон, были единственно верными и дали нам пять-десять лет отсрочки поражения, а иначе — поступи он тогда по-другому и просто уйдя из системы — мы бы пали ещё тогда. Аналитик решил, что генерал-герой сделал то, что необходимо. Кроваво, но действенно. Так что если кто и подойдёт для подобной задачи, так это генерал Вольф Ганг. У меня в наличии этот доклад. Подождите минуту, я отправлю для ознакомления.

К тому же я отдал приказ: пока Вольф Ганг спит, через нейросеть происходит его обучение новым мирным навыкам. Я выбрал инженерию, технику, роботов, строительство. Думаю, что когда он очнется, то будет более миролюбив и созидающ в своих действиях и поступках.

— Однако!.. — Прозвучало спустя пару минут.

Слово взял адмирал Флин.

— Поскольку все ознакомились с докладами и выкладками аналитиков, предлагаю голосовать.

Спустя пару минут решение было принято.

— Единогласно, значит проекту «семя» быть. Давайте уточним нюансы: всем им необходимо обновить нейросети. Недавно наши яйцеголовые выдали ноу-хау — встроенный интеллектуальный помощник, который может подлатать бойца, имея новое поколение нанитов. Таким образом можно восстановить чуть ли не половину снесенной головы, или даже управляя бессознательным телом солдата, вернуть его на базу или довести в более-менее безопасное место. Чудо в общем, а не ноу-хау. Также предлагаю провести всем омоложение и обновить организм до шестнадцати лет, то есть подготовить их по максимуму к любым ситуациям

— Засим решено, готовьте все необходимое: нейросети, корабль и солдат.


Разведка.

Корабль вынырнул из гиперпространства по указанным координатам. Пилот продолжал свою работу, делая скупые профессиональные движения. На орбиту обитаемой планеты этой системы были запущены искусственные спутники. Начали поступать потоки данных разведки. Составив рапорт, пилот принял решение посадить корабль на местную луну и замаскироваться. На этом его работа заканчивалась. И настала пора ложится спать в криокапсулу, ведь ресурсы были ограничены. Никто не знал, насколько затянется миссия, поэтому была введена жесткая экономия. Единственный корабль вдали от своей родины с единственным заданием: организовать колонию. Вернуться и оказать помощь в войне никто не просил, но подразумевалось, что если вдруг будет такая возможность, то…

Но это уже решать не ему.

Дав через нейросеть приказ «железному капитану» будить генерала Вольф Ганга, пилот залез в криокапсулу и, запустив процедуру подготовки к криосну, закрыл глаза, мгновенно засыпая.

Сознание генерала Вольф Ганга возвращалась к нему рывками. Полежав ещё несколько минут, полностью пробуждаясь, начал выбираться из криокамеры. Одеваясь в комбинезон, думал о том, что помнил последним. Самые яркие его воспоминания были о том, как его и подчинённых судили за невыполнение приказа и преступную тактику. Его действия были необходимыми в тех условиях, и он не жалел о них, у него просто не было выбора поступить иначе. Интересно, сколько времени прошло с тех пор? Вовремя мелькнуло оповещение о том, что нейросеть заработала в штатном режиме. Далее прозвенели ещё уведомления. Живот свело, похоже тысячу лет там не было и кусочка еды. Отмахнувшись от всех сообщений, отправился в столовую. Вроде все так же, как он помнил. Классический военный корабль, значит, прошло не так уж много, только почему он не встретил никого по пути сюда? Заказав еды, начал разбираться с данными нейросети и причинах безлюдности корабля.

Итак, прошло десять лет. Во время криосна ему были загружены немедленно изученные им инженерные базы, только не было практики — сплошная голая теория. Хотят направить его энергию в мирное русло? Усмехнулся, это лишним не будет. Заказал ещё кофе. Далее последовала куча приказов. Если кратко: во-первых, разведать и организовать поселение на планете «Хрей 01». В идеале — захватить всю власть и направить все силы на укоренение «семян цивилизации» на новой земле. Эти так называемые  «семена» мирно спали в криокапсулах в точном количестве десять тысяч пять человек. Знакомая система и планета, именно сюда они прыгнули из того памятного боя…

Ещё раз усмехнувшись, изучил все данные. В списках значились четыре его подчинённых офицера и друга. Также половина бойцов была женского пола. Да уж, все свое беру с собой, генофонд нации будет жить. Вторая часть приказов имела следующее содержание: если будет возможность помочь в войне, то вернуться и помочь. Ну тут уж я скривился. Пойди туда не знаю куда, сделай то, не знаю что, а потом вернись и помоги выиграть войну. Не адмиралы, а сказочники. Хотя учитывая, что нас отправили сюда… Видать, у стариков в совете совсем отчаянные времена, и выбор был не из легких

Насытившись, генерал решил, что пришло время для душа. Голова стала лучше думать. Что там по разведданным? Спутники уже двенадцать часов над планетой. Планета раза в два больше родной Земли, есть материки, океаны, горы. Материки заселены. С виду — людьми, есть животные, леса. А вот это интересно.

— Железный капитан?

— Да, генерал Вольф Ганг!

— Как тебя зовут?

— Мне присвоено имя «Ковчег», как и название корабля.

— Ну да, конечно, как иначе. Старики любят все философское. Скажи мне, Ковчег, какие выводы ты сделал из увиденного на планете? Что используют эти люди?

— Слишком мало данных, генерал, имеются только данные со спутника. Исходя из этого, они или более технически развитая раса, или — что невероятно и приходится делать вывод на основе фантастических книг человечества — магическая цивилизация. Пятьдесят на пятьдесят: или магия, или техника. Но ещё раз, повторюсь, заключение не окончательное и за гранью достоверных фактов. Нужен физический контакт и больше информации, чтобы сделать более корректные выводы.

— Что посоветуешь, Ковчег?

— Рекомендую разведывательную операцию малым составом. Весь экипаж задействовать нельзя. Неопределённый уровень угрозы. Могут погибнуть все. И режим жесткой экономии, опять же.

— Хорошо, буди членов экипажа со второго по пятый номер. Вводи их в курс дела. Я пока ещё раз просмотрю всю информацию, что у нас есть.

— Есть, генерал.


Приземление.

— Рать к походу построена! — И приветствие, от сердца к солнцу.

Ответил тем же. Наша классическая шутка.

Передо мной стояли четыре друга-сослуживца. Мы учились и служили вместе еще со времен военной академии. Вместе прошли огонь, воду и медные трубы кораблей и космоса.

— Ковчег, есть ещё рекомендации при подготовке к разведке?

— Да, генерал. Вы провели в криокапсуле десять лет, ваши нейросети и импланты морально устарели. Предлагаю произвести апгрейд нейросети и заменить импланты на полноценную нейросеть уже не для мозга, а для мышц тела.

— Расскажи об этом подробнее.

— Нейросети нового поколения имеют функции советника — не полноценный искин, как я, но что-то вроде небольшого интеллектуального компьютера. Для небольших расчётов  или следования жёстким инструкциям годится. Также стоит приоритет сохранения жизни носителя, даже ценой потери полного функционала нейросети. Вместо имплантов старого поколения — уже полноценная нейросеть, дублирующая нервную систему. Усиливает общий потенциал носителя примерно в два-три раза: сила, ловкость, регенерация. При необходимости возьмет под контроль бессознательное тело и постарается добраться туда, где помогут. Если же носитель мертв, то сохраняет всю необходимую информацию. Справку я скинул вам на сети. Ознакомьтесь. Всем уже поставили, только вам, «спящим красавицам», задержали апгрейд и омоложение.

— Звучит неплохо! Давай действуй, эскулап железный. И ещё, Ковчег, остаёшься за главного. Основная задача — пассивное наблюдение за планетой, сбор данных и анализ. Мы вскоре отправимся. Если не вернёмся, то через год разбудишь «шестую», ну или после моей смерти.

— Принято.

Очнувшись от операций, проверил обновления, дал нейросети приказ придать советнику черты своей личности. Люблю поговорить сам с собой, да и приятна беседа с умным человеком.

В конференц-зале мы собрались через шесть часов, выглядящие как шестнадцатилетние подростки с обновлёнными нейросетями. Обсудили все касательно предстоящей высадки.

Мы  пошли готовиться. Решили взять небольшой бот, почти не имеющий вооружения, но обладающий более маскирующими характеристиками. Мы же летим на разведку, а не воевать. В наличии на боте также была медкапсула на непредвиденный случай и расходники к ней, аварийные нейросети. В общем, запаска и аптечка — весь комплект, как полагается по инструкции. Облетев планету по орбите, мы совершили штатную посадку.

— Малый Ковчег, доложи обстановку вокруг, привлекли ли мы своей посадкой стервятников.

— Да, генерал, похоже привлекли, с юга сюда движется человек. Кажется, он летит, средств передвижения не обнаружено, он просто летит с помощью силы неизвестного происхождения. На основе полученных разведданных, предлагаю присвоить им кодовое название магические, магия и т. д.

— Принято, Малый Ковчег. Пока не доказано обратного, возьмём за основу, что к нам летит маг с использованием магических сил. Как скоро он будет здесь?

— Есть, генерал! Маг будет здесь через минуту. Спрятать бот или взлететь не успеваем, рекомендую вынужденный контакт. Подготовьтесь, возможно вооружённое столкновение. На основе разведданных — аборигены агрессивны, тем более они маги.

— Принято. Ребята, займите позиции вокруг бота. Как позывные использовать номера. Я первый, вы второй и так далее в соответствии списку командного состава.

— Принято, генерал. Позвольте мне — второму — идти первым на контакт. Вы наш командир, должны быть в тылу.

— Принято, второй. Действуйте.

— Докладывает искин Малый Ковчег: до контакта десять секунд. Всем приготовиться.

Отсчёт: 9,8,7,6,5,4,3,2,1…

В нашем поле зрения появился человек. С виду такой же человек, как мы — значит, планета все же населена людьми. Он производил впечатление воина: около двух метров ростом, одетый в лёгкий кожаный доспех из шикарно и дорого выглядящего прочного материала. За спиной виднелись рукояти двух мечей. Ещё он был очень молод, белокож и очень высокомерен, что выражалось мимикой и жестами. Стало понятно, что абориген-«маг» привык отдавать приказы, не сомневаясь, что они будут исполнены. Он пружинисто приземлился, сделал шаг вперёд. Секунду нас осматривал, о чем-то задумался. Затем что-то сказал.

Второй вышел вперёд и начал говорить, чтобы показать наличие языкового барьера. Лицо мага скривила гримаса презрения, а затем он нанёс удар. Не знаю, что он сделал. Но выглядело и ощущалось это, как ветряной  мини-вихрь: плоть просто срезало с костей, частично сдуло, как листья с дерева.

Мы открыли огонь, но пули просто не долетали, они вязли в каком-то подобии щита.

Затем маг произвёл вторую атаку. Вихрь в этот раз был больше и намного сильнее. Он поглотил сразу всех пятерых. Третий пытался закрыть меня собой. Но это не сильно помогло. Я видел, как плоть слезала с моих конечностей и с костей моих друзей. Замертво падали уже очищенные скелеты. Я тоже упал. Угасающим сознанием видел, как маг протянул руку в сторону бота, и корабль исчез. Меня поглотила спасительная тьма…

Тем временем по лесу лёгким бегом передвигалась четвёрка подростков. Они возвращались с охоты домой, оставалось около пяти часов пути. Вдруг чуть левее от направления их движения что-то приземлилось. Они решили разведать и после недолгого рывка прибыли на место. То, что они увидели, их удивило. В центре лежал мертвый человек, у которого плоть слезла с части черепа и левой стороны рук и ног. Его окружали четыре скелета, причём не лежачих, как им полагается, а вполне себе ходячих, как полагается живым. Ну как окружали — скорее, защищали или оберегали. А уже их окружали волки, как живые, так и мёртвые. Шёл бой, причём скелеты добивали остатки серой стаи. Четвёрка вновь прибывших решила совершить разведку боем и вышла на поляну. Маг льда приморозила скелеты к земле, а маг земли замуровал их в камень. Маг огня приблизилась к мертвецу лежащему в центре.

— Да, он живой. Ему нужно к магу жизни, возможно, он сможет помочь. Маги быстро забрали раненого, едва живого незнакомца и так же быстро покинули поляну, как и появились на ней, что указывало на определённый опыт.

Сознание медленно возвращалось. Всё болело, особенно голова, адски болела голова…

Последним воспоминанием было… С ужасом понимаю, что их не было, не то что последних, вообще ничего не было. Память была пуста. Пытался открыть глаза, левый кольнуло болью. Я понял, что ничего не вижу им. Правый не подвёл. Первое, что я увидел, была богиня — она была прекрасна. Темно зелёные пронзающие насквозь глаза с искрами безумия. Рыжие волосы до пояса, если смотреть со спины, то как перевернутое пламя с языками огня. Рост её был около ста семидесяти пяти, а фигура — просто огонь: пышная упругая попа, грудь ей под стать, изящные запястья и щиколотки. Как есть богиня, меня один её вид ввёл в транс и я просто смотрел. Незнакомка смотрела на меня. Я наслаждался той картиной, что созерцал, а мозг смаковал это чувство. Вряд ли я раньше видел что-то прекраснее… Возможно, я умер и это загробный мир. Подождите, видел что-то… Я все больше осознавал, что это и есть моё первое видение и воспоминание, больше я ничего не помнил. Огляделся: я лежал на кровати. Попытался лечь, левая рука не слушалась.

Я все же смог сесть. Левая рука была забинтована. Ощупал её и понял, что рука цела от плеча и чуть ниже локтя. Дальше я руки не чувствовал, нащупывался только бинт. Он, похоже, был использован не только в лечебных целях, но и маскировал то, что осталось от руки — одни лишь кости. Почему руку совсем не ампутировали, я не понимал. Откинул одеяло с ног. Та же история была и с левой ногой, она была цела от паха и чуть ниже колена, дальше я тоже нащупывал только ткань бинтов и под ними кости. Как будто кости обглодало какое-то животное. Интересно, что с глазом, который не видел? На голове тоже были бинты. Похоже, это все-таки мир живых. Вряд ли в мире мертвых так приветствуют вновь прибывших.

Глава 2. Новый статус

Я огляделся вокруг. Обстановка была похожа на какое-то лечебное помещение, рядом стояло ещё четыре незанятых кровати. Значит, та ситуация, в которой я пострадал, не зацепила других. Раненых больше не было. Надеюсь, как и погибших. Пахло сухими травами, было много зелени в горшках. Из окна лился солнечный свет. Чувства были притуплены, оттого что, по сути, стал калекой, да ещё и ничего не помнил. Ужаса не ощущал, хотя должен был. Возможно, это действие лекарств или подсознание знало, что это не окончательный вердикт и мы ещё повоюем. Поняв, что меня лечили, и атмосфера не похожа на тюремное заключение, сделал вывод: возможно, я у «своих» и можно позвать и попросить все объяснить. Уж очень хотелось знать, что со мной приключилось. Отметил спокойствие и логичность своих суждений, учитывая травмы, я должен больше переживать, а не холодно принимать факты. Кажется, я воин-ветеран или просто на голову стукнутый. Хотя, разглядывая тело, я понял, что очень молод и крепок. Скорее всего, я начинающий воин и уже калека. От этой мысли стало грустно. Дал себе ещё несколько минут на то, чтобы успокоиться.

Рыжая девушка, похожая на богиню, спокойно наблюдала за мной. Когда я попробовал заговорить с ней, она порывисто развернулась и вышла из помещения. Через небольшой промежуток времени прибежала какая-то девчонка лет пятнадцати, что-то пролепетала и так же резко убежала. Всё это время мои мысли были о Рыжей девушке — «Рыжике», как я окрестил эту богиню — совсем не благочестиво.

Спустя ещё минут тридцать появились другие посетители, это были двое крепких мужчин лет сорока пяти. От одного веяло лесом, ручьём, спокойствием. Одет он был в кожаные сапоги, тёмные штаны, и светлую рубаху. Я так понял, он был моим врачом-целителем, не знаю, как правильно, и почему в голове разные термины. Может, мне знакомо несколько человеческих культур. Другой тоже был одет примерно так, только был похож на охотника или воина: ростом больше двух метров, широкие плечи, передвигался мощно, пружинисто, экономно. У него была чёрная борода, в отличие от небольшой щетины целителя. Он-то и начал разговор. Да, вот это голос! Под стать внешности — мощный, раскатистый. Только вот языка я не понимал. Чтобы дать им понять, что не понимаю их, но иду на контакт, заговорил в ответ. Они переглянулись, немного посовещались, и целитель подошёл ко мне, что-то сказал, потом чертыхнулся, вспомнив, что я его не понимаю. Жестом успокоил меня, положил руку на лоб. Сначала ничего не происходило. Но затем в голове начала нарастать боль. Я попытался пошевелиться — целитель что-то произнёс, и я не смог ни пошевелить пальцем, ни открыть рот. Боль длилась ещё пару минут, затем руку с моего лба убрали. И пришло облегчение. Мне дали ещё немного времени, чтобы прийти в себя. Затем раздался голос.

— Эй, парень слышишь меня, дай знать, что понимаешь. Наш целитель вложил тебе в голову знание языка, умение говорить, читать, в общем, свое понимание всего этого. Голова может болеть. Ты можешь сразу не все понимать, но постепенно освоишься. И говорить пока старайся попроще, односложно. Понимаешь меня?

— Да…

— Вот и хорошо. Помнишь, что с тобой произошло?

— Нет. Вообще ничего не помню, даже кто я. Ни имени, ни откуда я. Я так понимаю, из-за того, что я не знал ваш язык. Значит мы не… эм… как это сказать, не соратники.

— Верно юноша, ты не местный.

— А мы не враги?

Раздался громогласный смех.

— Нет, парень, расслабься. Мы не враги. Мы даже не знаем, кто ты. Тебя нашли недалеко от деревни. Один из наших молодых охотничьих отрядов, возвращаясь домой, нашел тебя и четыре немёртвых скелета рядом. Ты был ещё жив, ребята принесли тебя уже на последнем издыхании. Док подлатал тебя, ну насколько это возможно, вытащив практически с того света — он маг жизни. Не будь его, ты бы не выкарабкался.

— Спасибо за ваши усилия, я их ценю. Вы говорите, я и ещё четверо мёртвых, находились рядом. Расскажите, что произошло?

— Да мы и сами не знаем. Только со слов тех, кто тебя нашёл.  Я попрошу их позже зайти. Ребята  говорят, что поработал маг ветра высокого уровня. Что-то типа заклинания «ветряной вихрь», плоть просто срезало с костей, частично сдуло, как листья с дерева. Остался просто чистый скелет. Вокруг — ошметки плоти. Все мертвы, вот и вся картина, что они увидели.

— А почему я выжил, почему меня не добили?

— Ты был позади, маг одной атакой убил всех, наверное, решил не тратить силы на мелочи, возможно, торопился. В общем, его незаинтересованность и спасла тебя. Если бы охотники там не появились так быстро, твоя жизнь вскоре закончилась бы. Больше ничего не известно.

— Понятно, а вот вы говорили «маг жизни», «маг ветра». Значит, магия существует? Вы маг? А я, я тоже маг? Мои руки и ноги — их можно исцелить?

— Да, я маг земли, парень. Меня зовут Терр. По поводу магии и здоровья тебе расскажет наш целитель. А я пойду, есть ещё чем заняться.

— Спасибо за все.

— Да уж, поправляйся.

— Я маг жизни, моё имя Дикс, — представился маг жизни.

— Приятно познакомиться, Дикс. К сожалению, не назову своего имени, поскольку не помню его.

— Ничего страшного, позволь предложить тебе временное имя Иноминатам, что значит безымянный.

— Хорошо, ничего не имею против, Иноминатам, значит. Давайте только сократим до Ин. Доктор, расскажите, пожалуйста, про то, можно ли меня вылечить?

— Это сложный вопрос. Я постараюсь объяснить как можно проще. Ты, наверное, заметил характерность твоих травм, это «неполная ампутация», если можно так сказать. В момент ранения ты был на грани жизни и смерти. Это не прошло бесследно, подтолкнув тебя пробудиться в качестве мага смерти — «Некроманта», что и не дало тебе умереть. С другой стороны, часть твоего тела пропиталась магией смерти — кости руки и ноги, часть костей черепа, и приобрела прочность неплохого артефакта. Поэтому я не стал их ампутировать, или все равно бы не смог, а только обработал раны и замаскировал. Возможно, с помощью своей магии ты сможешь управлять ими или излечиться. Я, к сожалению, тебе помочь не могу. Наша магия как бы противоречит друг другу. Ты — маг смерти, все только в твоих руках. Хотя и не рекомендую этим заниматься, магия каждого элемента влияет на носителя. Моя, например, магия укрепляет моё тело — маги жизни известны свои здоровьем и долголетием. Твоя же магия смерти, наоборот, приближает день твоей кончины, тем быстрее, чем ты сильнее. Да и не развито это направление, или скорее забыто и уничтожены все ростки знаний о нем. Но решение за тобой.

— Спасибо, док, что спасли мне жизнь и не стали отрезать сразу все, что можно. Надеюсь, смогу с этим что-то сделать. И за имя тоже спасибо. Иноминатам. Звучит. Можете мне рассказать про магию?

— Давай я лучше поищу книгу с базовыми знаниями и пришлю тебе, все равно ещё как минимум неделю отлеживаться, почитаешь и сделаешь выводы.

— Спасибо, Док.

— Ну все, я пошёл, скоро тебе принесут ужин и книгу. Через какое-то время и правда пришла та девчонка, принесла супа и книгу. Разговаривать со мной не стала — тут же убежала. Поев и отставив тарелку в сторону, я погрузился в книгу про основы магии.

«Основы магического мира». Закрыв фолиант с таким названием, я начал рассортировывать по полочкам полученную информацию. Книга была очень хорошая и подробная. Мне кажется, если док так легко мне её дал, значит, информация в ней общеизвестна, и я бы её знал, если бы не потерял память, рано или поздно выяснив из разговоров. А доку было жаль времени объяснять подростку прописные истины. Вот и откупился книгой.

Во-первых, магами становились не все, примерно каждый десятый. Сложно сказать, почему кто-то становился магом, а кто-то нет, разве что оба родители маги. А в остальных ситуациях все решал его величество слепой случай. При этом здесь настолько много магической энергии, что простой человек мог похвастать отличным здоровьем и прожить около ста двадцати пяти лет. Достаточно весомо. Маги же жили не просто долго, а очень долго, в зависимости от уровня своей магической мощи. От ста пятидесяти до тысячи лет и больше. Поэтому маги были кровно заинтересованы в увеличении своих сил. Маги здесь были не ваншотными персонажами, запуская заклинания издали, а вполне себе бойцами и ближнего боя в том числе. Магия изменяла тело, делая его крепче и наоборот, хорошо развитое тело ускоряло увеличение магических сил. Поэтому маги редко сачковали от физических нагрузок. Итак, около десяти процентов населения пробуждали магический дар. При этом маги делились на два типа: безатрибутные, или маги тела, и маги элемента.

Сила безатрибутных позволяла усиливать тела и пользоваться магией около тела и не имела в себе основ первостихии. Их можно было назвать воинами. Возможности их были направлены исключительно на свое тело и его усиление. Они были воинами меча, топора и т. д. и специализировались на ближнем бое. Их количество — около девяноста процентов от общего числа магов. Не хуже и не лучше прочих, просто со своей специализацией. Считалось, что безатрибутные и атрибутные маги примерно равны в силах на близкой дистанции. На дальней же атрибутные маги получали преимущество. Итак, атрибутные или элементные маги: магом с атрибутом становился каждый десятый, пробудивший магические силы. И элементные маги уже делились по атрибутам — маги воды, земли, огня и так далее.

Как становились магами? Человек либо был одарённым, либо нет. Одаренность — это наличие или отсутствие источника, ядра или сердца магии, в книге называли это по-разному. Человеку, имеющему ядро, нужно было пройти инициацию. Инициация — это определение и воспламенение ядра любым элементом. Атака, давление. Или более медленное и стабильное — медитировать возле элемента, магом которого хочется стать. Если нужен элемент огня, то медитировать нужно возле костра или вулкана, если нужен элемент льда, то медитируют в заснеженных областях и тому подобное. Вероятность не абсолютная, но все же вероятность приобрести желаемый элемент велика. Если привести пример на основе дыхания, то кислород попадает в кровь и разносится по всему телу, поступая в каждую клеточку. Так же и медитация — это как дыхание всем телом, как погружение в воду, необходимый элемент впитывается и меняет тело. Соответственно, начинающие маги воды медитируют около рек, озёр — объектов, как можно более насыщенных элементами воды. Маги огня — возле костров, открытого огня, вулканов и тому подобное.

Источник магии, по сути, имеет то же происхождение, что и аура, душа — имеется в виду его нематериальность. А вот уже наличие источника притягивает энергию и элемент, к которому относится источник. И, соответственно, тело получает родство стихии определённого элемента. Исходя из чего уже косвенно можно оценить уровень магических сил. Источник находится в груди справа, отзеркаливая настоящее сердце, из этого и его второе название. Когда же источник, накапливая энергию, материализуется, то его называют магическим ядром. Впрочем, нет большой ошибки называть его любым из трех вариантов. После того, как у мага источник заработал, с помощью медитации его укрепляют и расширяют, материализуют. Ядро выглядит как драгоценный камень. Так же от источника развивают энергоканалы, дублирующие, если можно так сказать, кровеносную и нервную системы. Постепенно увеличивают энергосеть. Её развитие соотносится с мощью мага.

Специализация элементного мага более расширенная — ближний и дальний бой. В книге описывались и такие разделы, как артефакторика, ритуалы, алхимия, рунология. То есть, каждый маг мог ещё и в этом специализироваться, увеличивая и расширяя свой потенциал. Но в моем случае пока об этом говорить рано. Сегодня мне предстояло познакомиться со спасителями моей бренной тушки. К одному из них, к магу металла, у меня была небольшая просьба.

С утра попрыгав на улицу и усевшись на скамью в тени, начал размышлять. Итак, по фактам. Я в момент несостоявшейся смерти инициировался как маг смерти — Некромант. Соответственно, мои места для медитации — кладбища, места боев и тому подобное, в общем, территория смерти. В деревне наверняка есть местное кладбище. Сегодня ко мне должны зайти ребята, которые спасли мне жизнь. Начинающие маги огня и земли — со специализацией металла, ветра и воды. Сбалансированная боевая четвёрка. У меня была просьба к магу металла, поэтому я попросил девчонку найти их. Кстати, её зовут  Нутрикс. Она стеснительная, поэтому так шустро исчезает, ей бы быть шпионом. Сегодня, когда она принесла мне завтрак, мы немного поговорили. Она достала мне зеркало, чтобы я мог рассмотреть себя. Рост около ста восьмидесяти, вес около восьмидесяти килограмм. Нормальное телосложение. Приятная внешность, серые глаза, русые волосы, очень короткие, белая кожа. Такой образ отразился в зеркале: красивый юноша, если бы не мои травмы.

А вот и ребята подошли. Во главе с магом метала, сыном Терра, главы посёлка. Юношу звали Ретт. Весь в отца, такой же мощный рост — около ста девяноста. Только волосы темные, и серые глаза, наверное, в мать. За ним шла его сестра, маг воды, голубоглазая блондинка в зелёном платье, ростом сто семьдесят пять сантиметров и с прекрасной фигурой — отрада для глаз. Её имя Акви. В ногу с ней шла маг огня Игрис в тёмно-красном сарафане. Это и есть та самая богиня, которую я увидел сразу, как очнулся. Оказалось, эта девушка вовсе не богиня, а местная магиня. Ну, это кому как, а мне казалось, что она — идеальное воплощение божества красоты и опасной сексуальности. Стоит ли говорить, кто приковал мой взгляд, но я старался не показывать своих эмоций, или чувств. Отвести от неё взгляд было физически тяжело, но я смог и обратил внимание на ещё одного присутствующего. Замыкающим шел маг ветра, он был чуть выше девчат, стройный, смазливый и светлоглазый. Звали его Этер. Мне док подробно рассказал и описал ребят, что меня спасли, по его представлению легко было догадаться, кто есть кто. Когда четвёрка подошла, я поприветствовал их и поблагодарил. На удивление, ребята были адекватные, ведь учитывая вероятность стать элементальным магом, то есть один из ста, высокомерие должно переть из всех щелей. Но нет. На редкость приятные подростки. Не в первый раз замечаю, что сужу с высоты более солидного возраста, чем тот, на который выглядит моё тело. Хотя маги и могли казаться моложе своего возраста, но учитывая, что я только недавно зажёг свой источник, что-то не сходится. Получается очень противоречиво. Да и мыслю я понятиями другой культуры. Как будто шире. Думать — думал, но ничего не помнил. Немного поболтали с ребятами, и в итоге я попросил помощи у Ретта, по его профилю мага металла. Парень согласился мне подсобить. Когда девчонки ушли с магом огня, я принялся пояснять, что я хочу.

— Ретт, мне нужно, чтобы ты покрыл тонким слоем металла мои кости. Давай начнём с ноги. От плоти и дальше равномерно. Зафиксировав ступню, чтобы получился более удобный протез, мы приступили к делу. Ну как «мы» — я только наблюдал. Маг земли поднёс ладонь на расстояние примерно пяти сантиметров от ноги и начал концентрироваться. Мана сначала густела, а потом появлялся слой металла — буквально толщиной пару миллиметров. Примерно через полчаса повреждённый участок ноги был покрыт должным образом. Я поднялся на ноги, ходить стало удобнее, чем до этого, единственное, что не двигалась — ступня, но при должной сноровке и бегать можно. Далее я попросил покрыть металл деревом, взяв за образец правую ногу, отзеркалив её. Что касается магов земли, то у них было разнообразие специализаций: металл, камень, дерево. Например, Ретт был магом земли со специализацией металла. Просто на другие элементы земли он тратил больше энергии. Через час левая нога выглядела шикарно настолько, насколько шикарно вообще может выглядеть полупротез, ведь часть ноги была на месте. Белое дерево, парень даже заморочился, изобразив подобие волос, типа рисунка — издалека даже было не отличить от настоящей правой ноги. Я был доволен. Ретт тоже, как творец, своим трудом — настолько тонкой была работа. Это ведь не кирпичи клепать или ямы рыть. Я бы продолжал и дальше, но было видно, что маг металла хоть и был доволен, но очень устал и истощил магическую и психическую энергию. Поскольку работа весьма ювелирная и на живом человеке, отнимает много сил и концентрации. Мы договорились на завтра заняться рукой, и Ретт отправился отдыхать. Я же направился на кладбище, бодро прихрамывая.

Придя на кладбище и найдя скамью в тени, я присел и задумался, с чего начать. Отрешенно стал разглядывать ровные ряды каменных склепов, все на кладбище выглядело таким монументальным и размеренным. Зелень обвила все вокруг — землю, строения и оградку. Это было даже красиво: вот они, жизнь и смерть, две стороны одной медали. Мысль вернулась к магии. Моя инициация была случайной и редкой. Никто не выбирает некромантию. Из книги я узнал, что десять тысяч лет назад была война Великого Некроманта против всех. Были вырезаны целые расы. Многие семейства магов с древней родословной погибли. После победы в той войне вся информация об этом направлении магии выжигалась, а некромантов преследовали как зверей. В настоящий момент магия смерти была в упадке. Её практиковали только такие неудачники, как я, которым повезло случайно пробудить элемент смерти.

Глава 3. Магия

Интересно получается — я физически, магически и психически калека. Известно, что магия усиливает физическое тело и здоровье мага, постепенно совершенствуя его. С каждым уровнем силы увеличивается продолжительность и качество жизни. Но магия смерти противоположна магии жизни, поэтому с увеличением ядра и энергосети, энергия смерти в теле становится более насыщенной, высасывая жизнь из мага. То есть, чем сильнее Некромант, тем короче его жизнь и ближе смерть. Поэтому рекомендовалось не изучать данный вид магии. А если вдруг загорелся источник смерти, то не развивать его, и продолжать жить как обычный смертный, будто ничего не изменилось. Я же об этом не думал, я не помнил прошлого, да ещё являлся инвалидом. Просто мне больше ничего не оставалось. Все, что у меня было, так это магия смерти — только я и она. Так что я сосредоточился на медитации и развитии магических сил. Док сказал, что мои травмированные участки тела напитаны энергией смерти. Возможно, эти части тела выступят как своеобразные ступени, и это мне поможет в развитии. Мне должно быть полегче, чем новичку, ведь маги с нуля создают энергоканалы, у меня же уже есть участки, которые должны быть готовы присоединиться к общей магосети. Я немного читер, раз имею участки, уже напитанные нужной мне энергией — мне она нужна для медитации. Также имелся зажженный источник.

Сдаётся мне, что между двумя зонами с одинаковым видом энергии легче провести энергоканал, он должен притягиваться, чтобы уравновесить две зоны, как вода в сообщающихся сосудах. И ближайшей зоной к ядру была левая часть черепа, потом левый локоть и затем левое колено. Причём если провести энергоканал к плечу, потом можно сделать ответвление к голове и руке. Ногу же я решил оставить напоследок, так как требовался больший объем работы, а как это делать — не ясно. К голове я пока побоялся вести энергоканал. Так что решил начать с руки. Может, что-то получится. Итак, первым делом нужно запитать источник энергией. Сел поудобнее, вспомнил базовую медитацию. Вдыхая, представлял, как энергия смерти проникает в моё тело и затем накапливается в ядре. Мысль о том, как я медитирую и накапливаю ману смерти в организме, заставляла испытать меня дикий ужас. Это противоречило всем инстинктам, меня бросило в холодный пот, но я продолжал. Температура тела заметно снижалась, как будто я был магом холода. Через пять минут мне показалось, что накопление энергии излишне, мой источник и так полон. Тогда я начал представлять, как из источника вьется энергоканал тоньше волоса, от правой груди к левому плечу. Вроде не так сложно. Может, я и был прав, когда думал, что будет притяжение энергии и мана сама потянется куда нужно. Когда я довёл нить до плеча, то хотел продолжать. Внезапно раздался голос дока:

— Так и знал, что ты здесь медитируешь. Привет. Как тебе занятия магией?

Открыв глаза, увидел, что уже наступил вечер. Да уж, увлёкся, а казалось, прошло полчаса — вот что значит медитация прошла хорошо.

— Здравствуй, Док. Да так, все в новинку. Какими судьбами?

— Да вот, проведать пациента, и посмотреть, что вы сделали с ногой. Терр мне рассказал, что ты просил его сына помочь, покажи что вышло.

— Ну что же, смотри. — Я закатал штанину. — Поверх кости нанесён тонкий слой металла, сверху — дерево. Док подошёл ближе, потрогал ногу руками. Попросил походить туда-сюда. Слишком он был возбужден.

— Иноминатам, знаешь, что это значит? Это новый подход, причём все на поверхности! Как много простых людей, да и магов изувечены. А ты просто взял и сделал себе новую ногу, пусть она и не так хороша, как родная. Но замена отличная. Теперь я смогу помочь многим в деревне. Мы же деревня охотников, много людей, бывает, попадает в когти и зубы диких зверей. Жизнь спасли, а руки-ноги утрачены. Теперь не знают, чем заняться, горемыки. Теперь много опытных воинов можно поставить на ноги, и будут хоть дозорными на стенах, или инструкторами для молодняка. Воинов много не бывает, верно? Мы и с тобой не знали, что делать. Но теперь я поговорю с главой посёлка, многого не ожидай, но еда и кров у тебя будут, да и благодарность вставших в строй, пусть и не совсем полноценный, тебе обеспечена. Всё лучше, чем лежать, маяться бездельем и ждать смерти. Книгу прочитал, или нет ещё? Как дочитаешь, приходи. Я дам тебе доступ к моей библиотеке. Авось ещё что в голову придёт. Вспомнил что из старой жизни?

— Нет, док. Я как будто вчера родился — разум девственно чист. И спасибо за заботу. Пойдём уже, а то темнеет, а мы на кладбище. Подумают ещё, что теперь и ты тёмный маг.

— Ахах, а ты смешной, Иноминатам. Как самочувствие? Чем занимался?

— Да самочувствие хорошее, твоими молитвами, док. Ну, а чем занимался, ты и сам, наверное, догадался, учитывая, где встретились — пытался медитировать, увеличивая свои силы.

— Как успехи?

— Да какие успехи? Полдня медитации, немного разобрался, что к чему. Надеюсь, перегодя смогу и достижениями похвастать.

— Ну да, действительно, рано говорить о результатах в первый день начинаний. Беседуя таким образом, мы подходили к местной лечебнице. Возле нее док попрощался, сказал, что отправит девчонку принести еды и ушел.

Поужинав, я продолжил чтение, меня хватило на несколько часов, затем я провалился в сон. Так закончился мой второй день здесь. На третий день я проснулся от оповещения. Перед лицом висело уведомление, что нейросеть готова к работе в аварийном режиме. Я ничего не понимал.

— Что такое нейросеть?.. — Подумал я изумленно.

— Бионейросеть, симбиот. Это продукт, созданный на стыке наук — искусственного интеллекта и биохимии, призванный улучшить и повысить потенциал человека, — раздался в голове голос.

— Понятно, что ничего не понятно. Объясни простыми словами. Что ты и где ты? У тебя есть информация, что произошло три дня назад?

— Я у тебя в голове, часть тебя, моя функция — помощь тебе. Нет, информация о произошедшем отсутствует, все ресурсы были отданы для сохранения жизни носителя, как следствие этого, в данный момент в полевых условиях восстановление данных невозможно. Все архивы памяти утеряны. Функционал нарушен. Возможна работа только в аварийном режиме.

— Эх, бесполезное создание. Ты можешь хоть что-то прояснить? И быть мне полезным?

— Я не владею информацией. Но есть слабые сигнатуры четырех нейросетей неподалёку, возможно информация есть у них.

— Четыре источника сигнала? Ребята сказали, что когда нашли меня, рядом было четыре трупа. Надо с ними обсудить и попросить отвести меня на место, где все случилось, возможно, это даст толчок моей памяти.

Поскольку для встречи с магом земли и протезирования руки было слишком рано, я похромал на кладбище для саморазвития. Найдя уже облюбованную скамью, начал сеанс медитации. Вдох, выдох, тянем нить энергоканала. В этот раз я решил попробовать от локтя протянуть энергоканал навстречу к плечу и позволить им соединиться там. Через десять минут меня отвлекла нейросеть.

— Носитель, вы спрашивали, чем я могу помочь. Так вот, то, что вы сейчас делаете, я могу делать за вас. Доверьте мне эту задачу, мне это по плечу. А сами займитесь другим делом.

— Хм, а что звучит уже как аргумент в сторону твоей пользы. Маг должен каждый день медитировать, строить энергоканалы. Увеличивать родство с элементом каждый божий день, неважно, новичок ты или признанный мастер. Сбросить эту задачу на кого-то другого, пусть пока мне это было интересно и в новинку, звучит не так плохо. Объяснив нейросети про источник, энергоканалы и прочее, дав доступ к своей памяти, поставил задачу тянуть ману от сердца магии к трем зонам, представленным в виде повреждённых частей тела. Только зону головы не доводить до конца, оставить напоследок. Сначала проверим, как поведут себя рука и нога, объединенные с источником магии. Я задумался о другом, казалось, даже задремал. Очнулся, когда прилетела пчела. Я отмахнулся от неё и задумался опять, спустя пару минут до меня дошло: я отмахнулся от неё левой покалеченной рукой. Пошевелил, помахал, поперебирал пальцами. Казалось, рука слушается как родная, хотя родная и есть, только покалеченная. Решил проверить энергоканал — так и есть, нейросеть успела достроить его до конца и соединить с рукой. И сейчас нить канала довольно ощутимо тянулась к ноге.

— Нейросеть, как у тебя так быстро получилось?

— Просто КПД моих действий около ста процентов, ваш же — около пяти процентов, меня просто ничего не отвлекает.

— То есть, ты хочешь сказать, что один день твоей медитации равен двадцати дням моей?

— Не совсем. Даже если предположить, что носитель может каждый день не отвлекаться и медитировать восемь часов, то я могу делать это двадцать четыре часа семь дней в неделю. Ваше дыхание и впитывание элемента происходит автоматически. Иначе говоря, один день моей медитации равен шестидесяти дням вашей.

— Подожди, получается, один год медитации с помощью нейросети будет равен шестидесяти годам без неё?

— Да, примерно так.

Тут уж меня захватил восторг, и следом — трепетный ужас.

— Слушай, а все время медитировать не принесет больше вреда, чем пользы?

— Не должно, это часть основы жизнедеятельности и развития силы мага. В любом случае, я буду наблюдать за состоянием носителя.

— Хорошо, тогда медитация, развитие энергоядра и энергоканалов на тебе.

— Приказ принят. Кстати, энергоканал к ноге протянут.

Я попробовал пошевелить ногой. Но с учётом деревянного протезирования это теперь играло против меня, надо будет попросить на сгибах изменить форму.

На радостях разрешил тянуть энергоканал к голове и тут же пожалел — в голову как будто ударил снаряд, и я потерял сознание от шока.

В себя я приходил с головной болью.

— Нейросеть, что случилось?

— К участку с некроэнергией в голове был проведён энергоканал от магического сердца. Носитель потерял сознание на сорок минут. Патологических изменений не наблюдаю.

Я сел и принялся разбинтовывать голову. Если рука и нога заработали исправно, то и голова должна, и глаз в том числе. Разбинтовав голову, не сразу решился открыть глаз. Но когда открыл, то…

— Нейросеть, ты тоже это видишь?

— Ты про потоки энергии и магии?

— Да, похоже, это энергия или некроэнергия в частности.

Я видел, как энергия вместе с дыханием попадала внутрь тела, затем в источник, и как он пульсировал — и впрямь магическое сердце. Зрительно видел энергоканалы тоньше волоса, идущие в трех направлениях. Казалось бы, вот они уже готовы, но это первый шаг, их ещё укреплять и множить, дублируя нервную и кровеносную систему — масштабная задача на годы. Тут же дал задание нейросети провести энергоканалы в правые руку и ногу. С этим будет намного сложнее, там ведь нет готовых зон, притягивающих энергию. Кстати, левые рука и нога светились в несколько раз более насыщенно в энергетическом плане, чем ядро. Наблюдая все это, пришел выводу, что, похоже, левый глаз мне будет более полезным, чем я думал раньше.

Поскольку энергоканалы проведены, дальше начинался следующий этап — формирование узлов на ладони и ступне для выхода магии. Когда энерговыходы будут сформированы, я смогу полноценно использовать магию. Дал нейросети задание сделать пять точек выхода магии: руки, ноги, рот. Руки — понятно: всякие магические фаерболы, ноги тоже нужны для направления магии в землю — например, для магов воды — заморозить все под ногами. Зачем магу смерти энерговыходы на ногах и во рту, ещё не знал. Но, думаю, в будущем для какого-нибудь заклинания, типа дыхания тьмы, сгодится. Пора возвращаться, скоро встреча с магом для протезирования, да и ногу надо переделать на сгибах. И узнать про четырёх павших соратников.

— Носитель, похоже, мы не принадлежим этому месту, поэтому наличие у вас нейросети должно оставаться секретом. На основе известных данных, у местных жителей деревни нет ничего подобного.

— Я понял тебя, буду держать личную информацию при себе.

Я отправился к лечебнице. Скоро я должен был встретиться с магом земли для протезирования руки. Ретт не заставил себя ждать и вскоре подошел. Сначала мы исправили ногу на сгибе, теперь нога стала слушаться куда как лучше, и ощущалась почти как живая, насколько это возможно. Далее мы занялись рукой. С учетом вчерашнего и сегодняшнего опыта, дела шли намного быстрее. Не прошло и получаса, как с рукой было покончено, ну или, точнее, мы дали ей новую жизнь. Подвигав рукой, пошевелив пальцами, побросав камней, я остался доволен подвижностью и отзывчивостью руки моим командам. Пришёл черёд головы. Травмирована была примерно четвертая часть головы — от середины левого уха до середины лба. Мы пошли проторенным путем: сначала покрытие части черепа тонким слоем металла, затем деревом. Смотрелось, конечно, гротескно, как будто голова состоит из двух частей, но все же лучше, чем до этого. Если раньше я мог пугать детей, теперь это смотрелось не так страшно, скорее необычно. Бандана мне в помощь — прикрыть голову и повязку на глаз. Все равно могу видеть сквозь ткань, зато не буду пугать людей. Так и сделаю, чтобы не слишком бросаться в глаза своими особенностями. Теперь можно сказать, что моё тело восстановлено, пускай и не так, как изначально, до травмы, но выбор невелик. И всё равно это маленькая победа, я могу двигать рукой, бегать, пускай конечности и потеряли чувствительность и естественность, они могут мне служить почти так же, за мелкими деталями и ограничениями. Я даже почти не хромал. Нужно было привыкнуть к весу, все-таки «протезы» были слегка тяжелее оригинала. Теперь можно было перейти к разговору о моих погибших товарищах.

— Ретт, я хотел бы попросить вас отвести меня в то место, где вы меня нашли. Я хочу увидеть все своими глазами. И похоронить своих товарищей. К тому же, возможно, это поможет мне вспомнить мое прошлое.

— Иноминатам, насчёт этого мы не все тебе сказали. Мы не скрывали, скорее было просто не до этого. Дело в том, что когда произошла твоя инициация в мага и становление Некромантом, возможно, произошел какой-то самопроизвольный всплеск магии в этот момент, и твоё желание, чтобы они жили… В общем, ты их поднял в виде нежити. Так, собственно, мы тебя и нашли — животные пытались добраться до твоего тела, чтобы съесть тебя, а скелеты держали вокруг своеобразную оборону. Они были не очень сообразительны, но с грехом пополам они справлялись с охраной бессознательного тебя. Ты остался жив благодаря им.

— Вы уничтожили их?

— Нет, что ты, они не представляли для нас угрозы, к тому же было интересно, мы никогда не видели ничего подобного. Мы их просто обездвижили магией, чтобы добраться до тебя. Я покрыл их кости камнем, так что они стоят на том же месте в виде четырёх скал. Ты можешь их увидеть, когда будешь готов. Я могу убрать магию в любой момент.

— Хорошо, я хочу их увидеть как можно скорее.

— У нас есть встречное предложение. Теперь, когда ты можешь передвигаться почти без ограничений и ты маг смерти — Некромант, можешь поднимать павших и управлять скелетами. Мы с ребятами все обсудили. Ну как обсудили, мы болтали и девчатам пришла в голову идея. Мы же охотничий Отряд, ходим в лес, добываем различные ресурсы. Часто вступаем в бой с дикими зверями или с людьми — теми, кто зарится на нашу добычу. С тобой же мы сможем сделать больше. Конечно, в ближний бой мы тебя не отправим, да и специализация магии у тебя другая. Представь, ты управляешь несколькими скелетами. Скелеты хрупкие, сыпятся от одного удара. Но мы их покроем металлом, так же, как тебя, только более мощно. Бросим их в ближний бой, даже если они будут просто мешаться и отвлекать наших противников, это даст нам время на атаку. Добычу делим поровну, то есть на пятерых. Что скажешь? Не обязательно использовать те четыре скелета, их можно похоронить и использовать другие, не суть важно — животного или человека. Только, я думаю, лучше об этом не распространяться, если нежить будет человеческая, что скажешь?

— Звучит неплохо, я согласен, только я ведь ещё ничего не умею.

— Ну, дело за малым, учитывая, что ты поднял ту четверку, а сейчас двигаешь рукой и ногой. Начало положено, а дальше — больше, осознаешь свои возможности и натренируешь новые. Что касается конечностей, могу предположить, что ты провел к ним энергоканалы, учитывая, что твой дар — управлять мёртвыми. А твои рука и нога по сути мертвы, это помогло ими управлять. Что-то подобное предполагал док. Ты же сделал это. Осталось сформировать энерговыходы, как у тебя с этим?

— Энергосеть, как у нас дела с этим? Спросил я мысленно.

— Энерговыход на руке готов, на ноге ещё формируется. Я могу делать сразу несколько дел одновременно, так что тяну одновременно ещё два энергоканала, но с этим сложнее. Прогнозирую в течение нескольких дней формирование энергоканалов и пять энерговыходов — то есть, получается, энергосистемы начинающего мага.

Я смотрел своим новым глазом на новое богатство, в энергетическом зрении на ладони я видел что-то вроде воронки и вихря энергии в ней.

— Прекрасно, ты молодец, — мысленно ответил нейросети.

— Да, один энерговыход я сформировал, — это уже Ретту.

— А ты молодец, обычно это делают намного дольше, ты талантлив — или у тебя особый случай.

Глава 4. Эксперименты

— У нас в деревне нет ни одного Некроманта. Значит, тебе нужен материал для экспериментов. Как насчёт скелета крысы для начала? Я знаю, где моя собака закапывает останки своей добычи. Это избавит нас от поисков чего-то другого.

— Я думаю да, крыса вполне подойдёт.

Пока мы шли, я снова задумался о магии, как её применить. Вспомнил и разложил по полочкам прочитанное вчера. У магии много параметров. Например, уровень энергии источника. Чем больше объем маны, тем больше может колдовать маг, тем он сильнее. Как маг использует энергию? Он представляет себе, что хочет получить. Например, маг льда. Представляя сосульку, он визуализирует себе нематериальный конструкт и напитывает его маной. Из этого выходит другой параметр — дальность зарождения заклинания. Его можно создать возле тела или, например, в метре или даже десяти метрах от себя. Из этого же получается и зона манипуляции с заклинанием: то есть создал в десяти метрах от себя, а затем отправил, скажем, на сотню. Ещё есть такие параметры, как контроль заклинания, перемещение его, умение изменить, взорвать. Неопытные маги могут только создать небольшое заклинание. С опытом растёт уровень мастерства. Следующим считается умение атаковать, то есть отправить его в полет. Более высокий уровень умения — создать заклинание рядом с противником. Итого получается сила заклинания, умение им манипулировать и атаковать и дальность манипуляции с магией. То есть, предположим, маг, который может создать сильное заклинание, но не умеющий направить его на противника, проиграет магу, который создаёт более слабое заклинание, но отправит его в полет. Или же два мага, которые могут создавать заклинания и атаковать ими. Но, скажем, у одного дальность атаки пять метров, а у другого — десять, победитель очевиден. Но и о силе заклинания не следует забывать: если два мага атакуют друг друга в лоб и их заклинания встречаются, то более слабое развеется, а оставшееся продолжит свое дело, насколько хватит энергии.

Магия уже обкатана веками, и маги знают, чего ожидать друг от друга. Что касается некромантии, известно только, что я могу поднимать и управлять мёртвыми. И все. Ну, наверно, и для меня справедливы параметры: сила, контроль и дальность. Забыл, есть еще один — материальность. Можно оперировать маной, делать те или иные вещи, а можно с её помощью материализовать свой элемент. Да, имеет значение градация магов по силе: неофит, ученик, подмастерье, колдун, волшебник, маг, мастер, грандмастер, архимаг, магистр или элементальный уровень, архимагистр или сверхэлементальный уровень. Уровень магистра считаю наиболее интересным: например, маг огня полностью превращается в Элементаль огня и родство со стихией становится полным и равным ста процентам. А архимагистр уже может держать под контролем свой элемент и возвращает себе человеческий вид, это уже сравнимо с уровнем бога. Но это скорее легенды, самые сильные маги застревали на уровне грандмастера, и их были единицы.

А я и ребята были все в ранге подмастерья. По крайней мере, я — по уровню сил, а не по умению. Это мне док сообщил. Маг уровня подмастерья должен уметь создавать заклинания и оперировать ими на расстоянии примерно пятнадцать метров. То есть создать из магии «снежок» и отправить его в полет на пятнадцать метров им вполне по силам. Это я новичок по знаниям, неофит то есть. Ничего не знаю, не умею. Остаётся только уповать, что мои руки, ноги и глаз смерти дадут мне фору. Кстати глядя на все это «счастье» другим «счастьем» — энергетическим зрением, я понял, что они довольно таки сильно напитаны родственным мне элементом смерти, что косвенно увеличивает силу и другие параметры магии. По сути, мои вновь приобретенные конечности и состояли из концентрированной магии — родство было полным. Поэтому так легко было создать энергоканалы и энерговыходы маны. Смотреть на других левым глазом я опасался, мало ли какие последствия будут, вдруг атака или проклятье, все же глаз смерти, получается.

Пришло время для эксперимента. Ретт привёл к себе во двор, как ни странно. К слову сказать, вся деревня была монументной, каменной, дома, все увитые зеленью, стояли ровными рядами, как солдаты. Весь посёлок был окружён каменной стеной в два человеческих роста. Думаю, население вполне могло быть в районе трех — пяти тысяч человек. Чувствовался размах мага земли, не зря отец Ретта, глава посёлка, имел специализацию камня. Кстати, посёлок был достаточно большим, имелась гостиница, столовая. Всё-таки деревня промышляла охотой, добывая в диком лесу всевозможные ресурсы, от растительного до животного происхождения. Иногда приезжали и торговцы, но чаще отправляли караван в ближайший город, раз в несколько месяцев. Ну да ладно, пришли мы во двор. Ретт водил руками над землёй.

— Что ты делаешь?

— Напитываю маной землю, так проще будет почувствовать, что мы ищем, да и вообще не обязательно создавать что-то с нуля. Например, мне металл можно напитать маной — и использовать для изготовления изделия, как будто сам создал. А сейчас я ищу нам подходящий хорошо сохранившийся скелет крысы.

— Понятно. Значит, по идее, я действую своей магией по такому же принципу? Беру готовый конструкт, в данном случае — скелет крысы, напитываю магией и манипулирую, как ты сейчас с землёй.

— Да, что-то похожее. Но я думаю, вся магия использует или имеет в своей основе общие принципы, мы просто не все их знаем. Я, кстати, нашёл. Словно в подтверждение его слов, над поверхностью травы поднялся комок земли, далее он пролевитировал на дорожку, оставив скелет крысы. Затем земля вернулась на свое место.

— Все, дело за тобой.

— Давай отойдем куда-нибудь. Всё-таки занятия некромантией на тропинке перед домом вряд ли кто-то одобрит.

— Да, ты прав, отношение к некромантии неоднозначное. Могут и прибить. Поднимать мёртвых — это не по-людски. Пойдём в беседку.

— Ну спасибо, друг, поддержал.

— Иди за мной, — и пошёл.

— Эй, а крыса?

— Ты же Некромант, заставь её! Можешь пригрозить, что убьёшь всю её крысиную семью.

— Ох, твой юмор озаряет мою жизнь! И кто из нас тёмный маг? Ты слишком кровожаден. Убить всю семью маленьких беззащитных крысок, оставшихся без мамы.

— Или папы. Тащи её сюда, белоручка, привыкай уже! — раздался голос уже из беседки.

Я взял её за черепок и пошел на голос. Мы сели друг напротив друга. Я положил крысу на стол. Мы с магом смотрели то на крысу, то друг на друга. Крыса же нас игнорировала, то есть просто лежала мертвая.

— Ну же, приступай.

— Легко тебе говорить, не тебе же тревожить покой многодетной матери. Ретт только насмешливо посмотрел на меня.

Я положил на крысу свою руку, открыл левый глаз и сконцентрироваться на потоке маны, направив его течение от источника по энергоканалам к ладони, а затем в скелет. Он слегка светился тёмным светом, по мере насыщения окрас темнел в энергофоне. Когда, как мне показалось, стало достаточно, убрал руку и попытался заставить крысу встать на четыре лапы. Когда она зашевелилась, стоит признать, отшатнулся не я один. Маг земли тоже подался назад.

— А кто-то хвалился, что бравый воин, — я засмеялся.

— Да пошёл ты. Маг-новичок пробует неизвестное заклинание, оно могло и взорваться. Беззлобно заметил «металлист».

— Твоя правда, я об этом не подумал.

Затем наше внимание сосредоточилось на крысе. Она сидела в той же позе. Или стояла на четырёх конечностях — не совсем понятно. В общем, замерла.

Я заставил её пошевелиться, пойти, побежать, попрыгать. Заставил её сдать экзамен на общую физическую подготовку для крыс-нежитей. Думается мне, если бы крыса была жива, она бы вспотела. В восторге был не только я, но и маг земли (землевик). Дальше мы проверили дальность действия моего контроля над крысой. Как такового, его не было, но в пределах ста метров крыса меня слушалась. А большего нам пока и не нужно, по задумке ребят они приглашали меня, чтобы я своими «призывами» хотя бы отвлекал и мешал противнику, а сто метров для этого с запасом, учитывая, что дальность атаки ребят около пятнадцати метров. Посмотрев своим «волшебным взором», я увидел, как от меня к крысе тянется нить магии, и когда я отдавал приказы, по ней проходили волнения. Возможно, так передавался магический сигнал. В общем, я пригнал крысу назад, заставил совершить победный круг вокруг нас — она была в какой-то мере даже быстрее живой, но ей не хватало плавности, что ли. Она перла как танк, при желании я мог просто заставить её врезаться в стену. То есть она была полностью управляемым неодушевленным конструктом, никакой души или разумности, только я рулил ею, без моего контроля это просто скелет мёртвой крысы.

— Носитель, босс. Есть предложение. Дай я попробую от твоего имени управлять заклинанием, должно получиться, с управлением энергии и медитацией вышло же.

Ещё несколько минут мы потратили, чтобы убедиться, что без разницы, кто управляет: нейросеть или я. Ну, все правильно. Как я понимаю, этот биосимбиот в моем мозгу является частью меня, как и магия, для источника мы едины. Приятное и немного пугающее открытие, вдруг нейросеть захочет восстать и убьёт меня во сне?

— Не боись, босс, я создан как помощник, для того чтобы раскрыть полностью твой потенциал. Можешь положиться на меня. Я всего лишь выполняю рутинные задачи. Элемент творчества мне неподвластен. Я полностью предан и послушен. К тому же, я у тебя в голове и у тебя нет выбора.

— Понятно, хорошо, как скажешь. Ещё один шутник на мою голову. Давай дадим тебе имя, скажем «Призрак»? В духе магии, никто тебя не видит, но я же с тобой общаюсь. Или, может, «шиза»?

— Нет, Призрак, мне вполне подойдёт.

Повернувшись к Ретту, я промолвил:

— Хорошо, теперь займёмся следующим этапом, покрой скелет металлом.

— Давай.

Это заняло около пятнадцати минут.

— Деревом покрывать?

— Нет, не нужно. Это я для себя делал, для эстетики, так сказать, чтобы народ не пугать. Да и самому так лучше, чем видеть свои белые кости, приятного мало. Сделай ей когти бритвенно-острые для понту.

— Понятно. Готово, сделал тебе настоящего хищника.

Тестируя проапгрейденную крысу, я понял, что слушается она так же, в общем начало прекрасное.

— Все. Теперь нам нужно что-то побольше, хотя бы собака или типа того. За скелет человека нас могут и прибить впечатлительные и сознательные граждане — за надругательство над умершими.

— Это да. Но насчёт скелета животного — это легко. Когда-то первого убитого волка я сохранил как статую, покрыв её всю металлом, не только кости, а и плоть, мех и остальное — тренировался в контроле над элементом. Кучу времени убил тогда, но поработал, как настоящий скульптор. Получилось, как по мне, вполне неплохо. Можно взять его, лишний метал я уберу. Я так понимаю, он мешает движению и нужен только для защиты костей, поскольку их можно разнести простым молотком или лёгким заклинанием. Вон он, видишь? Стоит возле дорожки прекрасный образец моего творчества?

— Да, все верно, металл нужен для защиты, это своего рода броня, кости слишком хрупки. Но они — проводник моей магии, поэтому необходимый компонент. А не жалко волка, все-таки первый трофей?

— Совсем нет, я с тех пор убил целую кучу волков и других опасных хищников. Да и если все получится, и мы поставим его в один строй с нами, его сентиментальная ценность только возрастёт. Только подумай, первый трофей будет охотиться вместе со мной! Пойдём обедать, вон дорогая сестрица Акви машет, зовёт. Видать, все готово.

— Да, пойдём. Меня эксперименты морально утомили, для меня все это ново. А после обеда займёмся волком. Кстати, эта боевая крыса — готовый маленький воин, если сделать таких стаю, могут натворить дел. Жалко её выбрасывать, надо куда-то её деть.

— Не переживай, у меня есть пространственное кольцо, отец подарил, я спрячу её туда, так что наш воин будет с нами.

— А что такое пространственное кольцо?

— Это магический артефакт, только не атакующий. С виду просто кольцо, но на него завязана сильная магия, оно служит якорем пространству примерно несколько сотен кубических метров. Так что очень удобно.

— Круто! А где можно раздобыть такое прелестное кольцо?

— Не знаю, в деревне едва ли будет больше двух десятков. Второе есть у отца. И это жутко дорогая вещь, о которой можно только мечтать и не получить за всю долгую жизнь мага.

— Понятно, сейчас заберу у крысы излишки маны, оставлю самый минимум и погружу её в некросон… Готово, можешь прятать в свое драгоценное колечко. Как только тебя за него не убили?

— Пошли обедать, шутник. А никто и не знает о нем, только отец и команда. Ты же часть команды, верно?

— Верно. Я могила.

— Ага, смешно слышать это от некроманта. У тебя все могила.

После вкусного обеда мы вернулись в столь живописный двор, где маг земли полностью убрал с костей свое творчество — не уничтожил, а сделал как было. На том же месте стояла хорошо сделанная статуя волка, только уже без костей внутри. Я уже изученным способом напитал конструкт маной и поднял некроволка. Сделал по двору проверочный круг, ничего особого не заметил, только маны тратилось больше. С учетом постоянной медитации Призрака это было не критично Думаю, при желании смогу управлять десятью волками. Волк подбежал к металлисту, намекая на апгрейд до модели «хищный некроволк-два». Пока маг творил магическое преображение, я попросил не только покрыть металлом кости, но и вспомнить свое детское творчество, добавить разных дополнительных элементов, чтобы можно было издали принять за живого волка, а вблизи за скульптуру, нечего людей пугать. Главное, чтобы движению не мешало. Я задумался. Мелкий и средний юниты — это хорошо. Но что насчёт юнита летающего? Эх, как же мне нравится магия. Когда маг закончил, мы пошли на выход из посёлка, чтобы проверить волка на свободе. И устроили волку настоящий тест драйв — и маневры тебе, и бег, и уклонения. Испытали даже взбирания на деревья, проверив остроту когтей. Когда волчара прошёл проверку на ура, я высказал товарищу свою мысль о летающих юнитах, как о разведчиках, моих глазах в небе.

Об этом он даже и не думал. И мы пошли на охоту, с магией это оказалось очень просто. Мы нашли дерево с гнездом вороны. Ретт воздействовал своей энергией на участок дерева, где сидел ворон, и обездвижил его. Затем поверх перьев по всему телу герметично покрыл металлом — ворон просто задохнулся и упал нам под ноги с дерева уже мёртвым. Металлист снял все последствия своей магии, затем выпотрошил птицу, убрав все лишнее и оставив только скелет и перья. Я же приступил к делу, это уже стало гораздо привычнее. Напитал ворона своей магией и заставил взлететь. Ворон сделал круг над нами, и мне захотелось увидеть все его глазами, или что там ему заменяет зрение. Теперь это и правда птица смерти, а не только миф. Левый глаз неожиданно кольнуло — и я увидел лес, посёлок, нас, и все это с высоты птичьего полёта. Это было чудесно. Обрадовал своего союзника. Учитывая, что я могу поднять птицу как минимум на сотню метров вверх, это давало нам большой обзор для обзора местности, а там уж открывался огромный простор для деятельности. Разведка, преследование, сигнал — да мало ли как можно использовать птицу, управляя ею человеческим разумом. Было столько идей и способов использовать новые способности! Только за всеми этими восторгами и впечатлениями я понял, что жутко устал. Убрав волка в кольцо и отдав контроль над вороном Призраку, решил, что тренировка будет и для него полезна. Мы вернулись в деревню. Попрощавшись, я отправился на свое место жительства. Кстати, надо подумать о переезде. Я уже не пациент, не нужна мне теперь срочная помощь, и неудобно оставаться в лечебнице. Но это все утром. После ужина я засел за книгу.

Глава 5. Поход в лес

Утром мы собрались за пределами посёлка — там, где мы вчера тестировали мои возможности, а также моих нежитей. Я поздоровался с Акви и Игрис, пожал руки Ретту и Этеру. Первое собрание команды в новом составе можно считать открытым. Мы с Реттом рассказали ребятам о вчерашних экспериментах, показали мою подопечную нежить. Этер тут же спросил:

— И сколько волков или других нежитей ты можешь контролировать одновременно?

— Думаю, около десяти. Судя по затратности маны, сложно сказать. Надо пробовать, я же начинающий маг, только пару дней как, — был мой ответ.

— Тогда что мы теряем время? Нужно собираться в лес на охоту, это даст нам столько возможностей! Мало ли как их можно использовать: в защите, в атаке и тому подобное, они выиграют нам время. А если падут в бою, их можно поднять снова или поднять нежить из свежих тел, что добудем в битве, — взволнованно сказал тот же порывистый Этер.

— В лес охотиться — это, конечно, хорошо, но сначала надо проверить их боеспособность, я готова сразиться сейчас! Давай же, трусливый Некромант, натрави на меня свою шавку! — предвкушая интересный бой, закричала Игрис.

— Надо сначала подготовиться и сработаться, не нужно ни куда торопиться. Ещё не хватало погибнуть в первой же совместной охоте, — подал голос основательный Ретт.

Акви примиряюще подняла руки:

— Не ссорьтесь, пожалуйста, вы все правы. Давайте начнём с идеи Игрис, проверим нежитей в бою: как они двигаются хотя бы. Мы должны понимать, чего от них ожидать, чтобы кооперироваться и действовать слаженно и совместно. Но как они реагируют на магию? Возможно, достаточно небольшого заклинания — и они станут бесполезны. Затем воспользуемся здравым смыслом, как говорит Ретт, и основательно подготовимся. Ну а потом, на радость Этера и всех нас, отправимся на охоту.

— Вот это уже похоже на хороший план, — влез в диалог я.

Слушая ребят, я кое-что осознал: магия влияет не только на внешность, но и на характер. Если Этер был порывистым и лёгким на подъем, очень подвижным, как ветер, то Ретт в противовес ему был основательным, осторожным, даже несколько скупым в движениях под стать своей стихии-земли. Акви и Игрис же были как вода и огонь, коса и камень, лёд и пламень — полные противоположности. Игрис — как искра, готовая зажечь пожар, первая броситься на врага, с Этер будут те ещё два сапога пара. Вторая же тушила эти порывы, была тем, кто объединял ребят. Несмотря на возраст, была мудра и спокойна, как поверхность озера в безветренную погоду. Команда удивительно уравновешивала друг друга, не удивлюсь, если это влияние старших. Но я не заблуждался и не оценивал ребят однобоко. Ту же Акви не смел недооценивать: вода не только спокойно течёт, но и при необходимости сметает все преграды на своём пути. Команда была боевыми магами, не раз ходившими в удачно заканчивающиеся рейды в лес. Раз все живы, значит удачно, верно? Я думаю, они прекрасно знали свои сильные и слабые стороны, иначе давно бы совершили ошибку и погибли. Значит, откровенных идиотов не было, что не могло не радовать. Мне ведь вскоре предстояло стать частью команды, и не только на словах, но и в деле. Пока я все это обдумывал, Игрис уже отошла на ударную позицию — на двадцать метров. Возле меня стоял волк. Условия для начала были одинаковые. Для победы ей нужно было победить моего четырёхлапого бойца, мне — с его помощью продавить её магический щит, если она раньше не победит, и мой волк приблизится к ней вплотную. Бой начнётся на счёт три. Ретт начал отсчет:

— Один, два, три!

Волк сорвался с места, у Игрис в руке появился шар огня, она метнула его. И промахнулась. Вторая попытка вышла удачнее, и морду волка объял огонь. Я почувствовал отток магии от меня до него. Вероятно, работал принцип, как с магическими щитами. Мои призывы — тоже стабильное заклинание, которое как щит при атаке потребляет магию носителя, то есть будет цел, пока есть запас маны или пока его не схлопнули одной резкой атакой — это когда входящий урон намного больше запаса прочности щита, или говоря проще, более насыщен магией. Начинающие маги из-за недостатка контроля могли использовать одновременно только одно заклинание: или защитное, или атакующее, два же одновременно — это уже сложнее. Это я с помощью Призрака слегка читер. Тем временем, волк набрал скорость и с объятой пламенем пастью прыгнул на Игрис, мощь прыжка была столь высока, что щит сразу исчез, хотя запаса маны у Рыжика ещё было много. Она не пострадала, только ушиблась, когда упала и её сшиб с ног мой красавец. Надо только озаботиться защитой, а то била бы магией по мне и все. Был тёмный маг и нет его, погиб смертью храбрых от первой же атаки начинающего мага, возомнив себя крутым. Но я и правда крут, мне нужны ещё бойцы для статуса, ну и чтобы прятаться за спиной нежити.

— Призрак, ты там медитируешь? А то запаса маны на десять нежитей маловато. У меня большие планы.

— Смотри ресницы не опали, большие планы у него, девица-то недовольна поражением, может шарахнуть из вредности фаерболом в лицо, которое и так светится.

Я от греха прикрылся нежитью.

— Я думаю, для начала понятны твои возможности, как насчёт активной бомбардировки заклинаниями? Не против ради проверки потерять свою нежить? — предложила Акви с лёгкой улыбкой. А ещё говорят, девушки — милейшие создания, взять и убить моего второго питомца, который дорог мне как память! Прости, волчара, тебе предстоит пасть даже не в бою.

— Хорошо, звучит разумно, лучше сейчас, чем на охоте. Давай теперь ты, Акви, твой резерв полон. Давай от слабых и до самых мощных заклинаний, — высказался я.

— Хорошо, веди сюда своего волка, — приняла предложения Акви. Я остановил его примерно в пятнадцати метрах от противника. В её ладони началась появляться сосулька, обычная ледышка из воды, какие бывают зимой. Магия завораживала: вот так, из ничего, создать что-то, пусть даже такое обыденное, как сверкающий на солнце кусок льда… Создав его, она отправила лед в волка. И так раз за разом повышая мощность. Я чувствовал потихоньку возрастающий отток маны, но не настолько сильный, как я ожидал. Несмотря на материальность атак, битва все-таки шла на нематериальной основе, на истощении запасов энергии. Я решил посмотреть все левым глазом, половину нагрузки на себя брала металлическая прослойка, в ней была часть энергии Ретта. Но она была уже подвластна мне — находясь на нежити, металл и сам пропитался некротической энергией. Я думаю, сейчас и магу земли было бы сложно забрать контроль над металлом, покрывающим некроволка. Радовало то, что металл по сути стал не отдельным конструктом, а объединился со скелетом на энергетическом уровне и его сложнее стало разрушить, будь то физический или энергетический план. Полный контроль над своими созданиями не мог не радовать. Противоборство маны смотрелось занимательно, при столкновении энергий смерти и воды они взаимно уничтожались и вился дымок. К слову сказать, уничтожение происходило один к трём, в пользу энергии смерти. Она или более стабильна, или являлась немезидой для энергии водного элемента, или для всех других элементов. Занимательно и не могло не радовать. Тут голос подала Акви:

— Я все! Источник почти истощен, что скажешь?

Я немного помолчал, подумал и ответил:

— Нежить достаточно устойчива для заклинаний. Для более полной проверки, пожалуйста, атакуйте по очереди, одним заклинанием каждого элемента.

Когда команда закончила, я понял, что разницы в атаке между элементами для нежити нет.

— Ну все, достаточно, пойдёмте обедать, — огласил я окончание экспериментов, ибо проголодались все.

Во время еды ребята рассказали мне, что сегодня состоится турнир среди магов начальных рангов. Предложили сходить посмотреть: должны остаться более сильные соперники, должны быть интересные моменты. Вдруг я увижу что-то, что поможет мне расширить свой кругозор, понимание магии и магических боев. Я решил на это взглянуть. Стадион находился в центре деревни, в виде каменного амфитеатра на пару сотен людей. Вход был свободный. Занято было около половины мест. Наблюдая за боем неофитов, я подтвердил прочитанное и увидел это наяву. Соперникам было лет по двенадцать, они были маги земли и воды. Парни создали заклинаниями мечи и сражались в близком бою. На этом уровне маги ещё могут управлять магией только при контакте с телом. Соответственно, на этом уровне идёт большая работа с телом, физическое усиление и работа с оружием. Ребята показали неплохой бой — неплохой для одиннадцатилетних ребят. Он закончился, когда участники истощили источники. Кому засчитали победу, я не знаю, мне было не интересно, я был погружен в мысли.

Следующий бой состоялся между учениками, магами огня и ветра. Тут уже было больше уклона в магию и меньше ближнего боя. Маги кидались ветряными клинками и огненными фаерболами и закрывались магическими щитами в виде обычных щитов. Поочерёдно либо атака, либо защита, одновременно два заклинания доступны начиная уже с уровня колдуна. Победил огневик. Я увидел много интересных боев, сражались и безатрибутные маги. Пока единственное, чем отличались их бои — это тем, что уже с уровня ученика им были доступны два заклинания одновременно: магических щит и создание магического оружия. В этом и есть их особенность — упор на укрепление тела, создание оружия и щитов. С ростом магических сил им станет доступно то же самое, только мощи будет побольше. Потом были бои магов уровня подмастерья, большого отличия от учеников не было — только в увеличении уровня сил и длительности поединка. Насколько я понял, на начальных уровнях бои однообразные и скучные, поскольку сил маловато для разнообразия. После зрелища мы разошлись по домам. Я поужинал и провел вечер за книгой.

На следующий день мы встретились около деревни. Я попросил рассказать поподробнее о деревне, лесах вокруг.

— Эй, ребята, зачем вы конкретно ходите в лес?

— Так сразу и не скажешь… В лесу есть разные травы, деревья, плоды и так далее. Это что касается растительного мира. Что касается животных, то части их тел, ядра, кровь. Всё это используется в алхимии, ритуалах, создании артефактов. Понятное дело, что на своём уровне мы мало что можем ценного добыть, не хватает сил. Но не все сразу, у нас довольно хорошие результаты. Мы достаточно сильны для своего возраста и уже стоим на пороге к прорыву на следующий уровень колдуна. Все это благодаря результатам наших походов: мы продавали добытое и покупали таблетки алхимии.

— А деревня посреди леса, почему животные не нападают на неё?

— Точно не знаем. Это секрет, передающийся поколениями, есть что-то отпугивающее их, какой-то артефакт.

— Понятно. А животные, они сильны?

— Да разные. Мы же охотимся на равных нам по силе, на тех, чьи уровни примерно равны нашим. Они становятся сильнее, охотясь и поедая друг друга. Они также могут использовать магию, и постепенно у них зарождается разум. Но это пока не наш уровень. Например, скелет твоего ручного песика принадлежит ветряному волку, он был довольно силен, инстинктивно ставил ветряные щиты. С ним я бился под надзором отца.

— А каковы ваши ближайшие планы?

— Нам нужны алхимические пилюли для прорыва на уровень колдуна. Теперь ты входишь в нашу команду. Нам нужно помочь и тебе понять и натренировать свои навыки. Я предлагаю начать с небольшой стаи волков, она нам вполне по силам. И у тебя будут свежие тела для экспериментов. Это будет новый опыт для тебя, может, что-то новое узнаешь. Что скажешь? Есть предложения?

— Волки? Да годится. И по поводу предложения: я хочу, чтобы вы отвели меня туда, где вы тогда меня нашли, хочу увидеть все своими глазами.

— Годится. Я займусь припасами для похода. Кольцо в этом — большое преимущество. Да и нет у тебя пока ничего.

— Хорошо, я тогда пока помедитирую.

Попрощавшись с ребятами, решил заглянуть в библиотеку дока и скопировать все доступные мне книги в память нейросети. Это, к сожалению, не позволяло моментально усвоить всю информацию книг. Их изображение, картинки будут в памяти, а мне ещё предстоит их «прочитать». Потратил несколько часов, перелистывая каждую страницу и чуток зависая — довольно муторное занятие. В книгах не было ничего важного и ценного — базовая информация, которую знает каждый, но для меня и это было открытием. Я думаю, целитель доверил мне не всю библиотеку, а публичную её часть, так сказать.

Потом читал на кладбище, а призрак, как всегда, занимался медитацией. Вечер прошёл как обычно — за чтением книги.

Выход из деревни был запланирован на утро, и оно было откровенно говенным. Хотелось спать, было прохладно, а ещё сборы и куда-то топать… По сравнению со вчерашним воодушевлением, сегодня ничего не хотелось. Встретились мы у Ретта и Акви возле дома.

— Доброе утро всем, — хмуро поприветствовал я хозяев и Игрис с Этером.

— Привет, привет. — Донеслось в ответ.

— Пойдём подгоним тебе походную сбрую, — позвал меня Ретт.

Они, оказывается, нашли мне вчера лёгкий кожаный доспех, куртку, штаны и остальное по мелочи. И ещё короткий меч в ножнах. Так что теперь я был одет в два слоя. Нижний — все мягкое и тканевое, сверху — кожаные куртка и штаны, а также доспех и шлем.

— Ну, что вроде все впору, выдвигаемся.

Выдвинулись. Лес сначала был достаточно редким, но чем глубже заходили, тем он становился гуще и темнее.

— И долго нам идти так?

— До вечера. Один переход — условно безопасная зона, а затем уже начинается зона охоты.

— Понятно.

Мы и шли целый день. Я в середине, как самый неопытный, Ретт и Игрис шли впереди меня, сзади Акви, замыкал наш отряд Этер. Поскольку было нечем заняться, кроме неспешной ходьбы и лёгкой беседы ни о чем, я наблюдал за ягодицами впереди идущей Игрис: раз, два — и по новой, завораживающее зрелище. Какой поход? Хочу хлеба и зрелищ, и Игрис — или другую красавицу, я человек не привередливый. Хотя это, конечно, шутка. Кто может быть лучше моей рыжей богини? Ну, или не совсем моей, эх.

— Эй, извращенец, — послышался сзади голос Акви, хватит пялится на прелести Игрис.

Та оглянулась, поймала мой взгляд, усмехнулась и двинулись дальше.

— Я… Кхм… На тропу смотрел…

— И как тебе «тропа»? — иронично спросила Игрис.

— Замечательная «тропа», я бы ходил и ходил.

— Под ноги смотри, ходок, а то споткнешься!

Так и шли, перекидываясь подколками.

Вечером мы остановились на ночевку на небольшой полянке. Мне доверили собрать дровишек для костра. Пока я таскал то, что станет в будущем пеплом, наблюдал странную картину: ребята поделили стоянку на четыре части и начали проводить какие-то манипуляции. Открыв левый глаз, я наблюдал потоки маны.

— Что это вы делаете?

— Напитываем участок маной, чтобы было потом легче создавать заклинания, — просветила меня Акви, — при создании заклинаний с нуля тратится больше энергии. Но, например, Игрис будет проще колдовать возле костра, мне — возле воды, и так далее. Подготавливая же территорию, нам при должной подготовке будет возможно одержать победу над равным соперником. Всегда так не сделаешь, поскольку не знаешь место битвы, ну а место ночлега или засады известно, поэтому будет не лишним подготовится.

— Понятно, — сказал я задумчиво.

Подготовив ночлег, мы занялись ужином. Приятная атмосфера костра, звёзды над головой и соседство тёмного леса.

Из пространственного кольца Ретт также достал моего волка, я отправил его на дерево. Ворон обитал там же. Я дал Призраку команду каждые пять минут поднимать его в небо, где ворон делал разведывательный круг и вновь отправлялся на свой пост.

Глава 6. Немного воспоминаний


Поскольку стопроцентной гарантии такой охраны у нас не было, мы договорились дежурить по очереди. Меня пока отстранили от этого. Так как я недавно был сильно ранен и дневной переход меня с непривычки утомил, команда решила пока дать мне поблажку. Атака на стаю волков была запланирована на утро. Сегодня же отдых от перехода. Когда мы поужинали и оставалось ещё пару часов до сна, я вновь вернулся к разговору о напитке манной нужного участка.

— Послушай, Акви, вот если нам предстоит бой в идеальных условиях — опиши мне их, какие они для тебя?

— Хм, ну например, нам противостоит равный соперник, каждому свой. Ближний бой слишком непредсказуем, оставляем его напоследок. Я бы распределила зону боев — также каждому свою, чтобы заранее напитать их своей маной, что улучшит скорость, силу и общую мощность заклинаний. Подготовила бы укрытия для ответной атаки по нам. Например, Ретт бы подготовил нам своей магией скалы, и мы затем напитали бы её своей магией, чтобы она стала нам подконтрольна, чтобы питать и укреплять ее уже своей энергией. То есть не создавать щиты с нуля, а использовать готовые материальные щиты, которые мы своей магией бы усиливали и атаковали бы из-за этих укрытий. И, соответственно, были бы отдохнувшими и с полными источниками. Тогда, при этих условиях, начни мы бой с равным соперниками, победа была бы за нами — уж слишком велик перевес. Готовые щиты, подготовленное под нас поле боя. У них просто бы не хватило энергии в источниках. И конечно, если бы мы были осторожны, ибо всегда есть место неожиданности.

— Понятно. Ретт, слушай, а отец давно подарил тебе кольцо?

— Да, нет, недавно, буквально несколько дней. А что?

— А если подготовить это все заранее — все как говорит Акви, а затем убрать в кольцо? Кольцо же сохраняет все как есть. И затем — при атаке — все достать, это же будет большим преимуществом, что скажешь?

Тут встрепенулись все, уж слишком большой плюс я предложил.

— Надо попробовать.

Маг метала тут же создал небольшой кусок металла, напитал его магией по максимуму и убрал в кольцо, затем вернул нам на суд. По его взгляду мы поняли, что это работает.

— Ребята, я предлагаю для каждого создать индивидуальный «щит» — кусок из металла примерно полтора метра высотой и где то метр шириной. Вы напитаете свои щиты каждый своим элементом и будете постоянно подпитывать. Со временем прочность будет только возрастать. И ещё один вариант: общий щит. Или второй Ретта, отличие будет только в ширине — около пять метров. Ещё и третий вариант — круговой, при атаке на нас со всех сторон. Тогда он сможет сконцентрироваться на защите, а мы на атаке. С его кольцом мы превращаемся в передвижную зубастую крепость. Что скажете?

После минутного молчания первой начала разговор Игрис.

— И почему нам это раньше не пришло в голову, идея ведь лежала на поверхности! Не зря говорят, что при должной сноровке и подготовке десять магов, координируясь, побеждают мага на ранг выше. Да, у этих вариантов щитов есть недостаток — атаки сверху, но это лучше, чем ничего. Ещё предлагаю сделать индивидуальные круговые щиты. Нам бы каждому пространственное кольцо, и мы были бы непобедимы в своём ранге.

— Да-а-а… — Протянул Этер, — Ретт, ты лучший из нас, кто подходит для создания чего-то материального. Наши огонь, вода, ветер — стоит их создать, исчезают без подпитки маной… Что скажешь, следует объединить все предложения и сделать щиты? Как думаешь?

— Что я скажу? Я согласен! Идея хорошая, даже отличная. Только я не смогу сделать все сразу, нужно выбрать для начала что-то одно.

В итоге, спустя полчаса диалогов мы сошлись на круговом щите-башне с крышей и четырьмя бойницами, которые можно прикрыть индивидуальными щитами, чтобы избежать последствия одного заклиная в узком пространстве. Ретт воплотил нашу задумку. Круговая металлическая крепость с конической крышей и четырьмя бойницами стояла перед нами через часа три, блестя тёмными стенами и отражая блики огня. Маг земли постарался: на стенах был узор, создавая впечатление постройки из металлических кирпичей, а крыша на вид была из металлической черепицы. При этом все стены имели толщину около метра, внутри было пространство около четырёх метров в диаметре, и высотой тоже примерно около четырёх. Наверняка скульптурное детство прошло для мага не впустую: строение не только впечатляло монументальностью, но и радовало взгляд эстетикой.

Видно было, что создатель полностью истощил свой источник и в ближайшее время он не боец, в итоге его смену я взял на себя. Я и дежурил первым. Ночевать мы решили в нашей крепости, все лучше, чем на открытом пространстве, в темноте среди хищников. Я решил залезть на крышу, но оказалось неудобно. Надо как-то обдумать этот момент, перестроить проект, чтобы предусмотреть «гнездо» на крыше для наблюдения. Видно, наша крепость станет нашей походной палаткой.

Ворон делал свой дежурный облет, я тоже смотрел по сторонам. Погода была хорошая, безоблачная, созвездия ясно различались. Это настроило меня на умиротворяющую волну. Так — без мыслей о чем-либо серьезном — прошло моё время дежурства. Я разбудил Акви, а сам отправился спать. Сон пришёл мгновенно… Как и побудка.

— Носитель, проснись! Тревога! — Верещал Призрак.

— Какая ещё тревога?

— Стая волков, которую вы хотели атаковать завтра, в количестве десяти единиц будет тут через пару минут. Ворон не зря ест хлеб, или что он там вообще ест.

Сон сразу ушёл из моих глаз, светало.

— Народ просыпайтесь, тревога!

Все были на месте, кроме Этера — наверное, дежурит и пока сквозь лес не видит ни черта.

— Этер, слепая скотина, иди сюда!

— Ты чего орёшь?

— В общем, мой ворон засек стаю волков. Через минуту она будет здесь, готовьтесь!

Ребята соскочили со своих лежанок. Спали мы, не раздеваясь, разве что сняли доспехи. Минуты хватило, чтобы вооружиться. Ретт убрал в кольцо все лишнее. Этер залез к нам в окно — и подоспели волки. Ну что, мой первый бой — он трудный самый! Волки вылетели на поляну — большие шерстяные серые машины смерти, красные глаза, в которых плещется безумие… Разбежавшись вокруг веером, они на секунду замерли. Тут-то и ударили самые нетерпеливые Игрис и Этер. Ветряной клинок и огненный фаербол вынесли двух волков в первую же секунду.

Акви и Ретт избрали другой путь. Акви приморозила лапы волка к земле. Ретт же использовал что-то подобное, отчего ещё один волк оказался в земляном капкане. Тут уже я вспомнил про своего некроволка. Он спрыгнул с дерева и разорвал горло сначала одному замершему зверю, затем второму. Итого минус четыре волка, оставшиеся шесть сделали рывок в наши окна бойниц. Но ребята уже закрыли их щитами маны. Волки, не пробив защиту, врезались в них и отскочили назад. Команда вновь повторила свои действия, атаковав: минус ещё два волка от ветряного и огненного заклинаний. Два разъяренных зверя тут же замерли под воздействием водного и земляного заклинаний. Я повторил свои действия. Некроволк разорвал горло этой паре животных. И тут я решил поднять ещё одну нежить, благо было из чего: направил ману в ещё секунду назад живого, но уже не дышавшего волчару. Когда он с разорванным, хлещущим кровью горлом вскочил на лапы, это была сюрреалистичная и ужасающая картина. Я направил его на ещё живого волка — тот не ожидал подвоха от бывшего напарника. Тут же подскочил мой первый некроволк, вдвоём они его добили. Последний зверь пал от совместных атак Игрис и Этера. Так закончился мой первый бой.

— Носитель, есть данные. Поток маны при убийстве волков повысился. Стало легче её впитывать в источник. Это как воду решетом черпать — долго, нудно и результат слабенький. Теперь же концентрация стала, как будто открыли бутылку вина — её можно взять и утолить жажду.

— А ты поэт!

— Это так чувствуется.

— То есть, если я правильно понимаю, убийства ускоряют мой прогресс как мага?

— Да, все верно.

— Интересное наблюдение. Чтобы быстро расти в силе, мне нужно устроить большую охоту.

Завтракали мы в окружении мёртвых волков, что не мешало нашему аппетиту.

— Если бы не наша новая крепость, мы были бы в более сложной ситуации и могли бы погибнуть, — молвила наконец Акви.

Остальные с ней молча согласились. Я же думал о свежих телах волков. Мана сейчас насыщала меня, я чувствовал себя опьянённым. На это можно и подсесть: рост силы — как личный наркотик.

После завтрака я решил поднять всех волков. Оставил пятёрку с собой, а остальные отправились в кольцо, как и наша крепость. Мы стали решать, что делать дальше. Слово взял Ретт.

— Так как проблема с волками решена, предлагаю заняться вторым вопросом на повестке дня. Иноминатем просил отвести его туда, где мы его нашли. К обеду мы там будем, что скажете?

На том мы и порешили. В путь отправились в том же порядке, что и накануне, разве что в авангарде и арьергарде было по два волка — как были, так и поднял. Мой же первый, металлический, бежал рядом, а ворон летал сверху кругами. Моя нежить потихоньку тянула из меня ману. Я же размышлял, как мне увеличить количество подопечных ведь энергия источника не бесконечна. Я поднял волков как есть, не нарушая их природную структуру, так как хотел понаблюдать за ними и попробовать заранее напоить их ядра энергией. У животных источник кристаллизуется намного быстрее, чем у людей. Они берут крепостью тела — вследствие развитого источника. А их магия — скорее инстинктивное действие, впервые получающееся, в момент нахождения на пороге жизни и смерти.

Стоит сказать, что волки обладали элементом ветра — то есть их ядра были наполнены этой энергией. Во время же поднятия и наполнения энергией смерти ядра тоже поменяли элемент. Пока мы шли, я пытался, используя их энергоканалы, впитывать ядром некроэнергию, окружающую нас — вплетенную, как и другие элементы, в картину мира, конечно, не видимую другими. Это я — благодаря глазу смерти — видел потоки энергии. Попробовал раз десять — у меня ни черта не выходило. Всё-таки медитировать самому или пытаться медитировать телом волка — та ещё задача. Тогда я озадачил этим Призрака. У него тоже ничего не вышло. Отчаявшись, я решил смешать энергию из своего источника и энергию из окружающего мира. И дело пошло: сначала я смешал поровну, затем потихоньку начал уменьшать долю энергии источника и увеличивать внешний поток.

В итоге, мы с Призраком нашли идеальное соотношение. Девяносто девять процентов энергии с помощью энергоканалов волка впитывалось извне, а оставшийся один процент — шёл из моего источника и нёс мою ауру, при этом я сохранял контроль и минимизировал энергопотребление. Конечно, все это я скинул на Призрака.

При новых данных я могу управлять около сотней волков — ну, не я конкретно, а Призрак. Правда, имелся один минус: тела волков были плохо приспособлены для медитации, поэтому их энергия быстро истощалась. По сути, в этом они не отличались от живых. Им нужны перерывы, меньше движения. Ночью, пока я буду спать, они восстановят энергию полностью — либо же я должен буду напрямую питать их своим источником: как и следует «правильному» магу, напитывать манной свое заклинание, иначе оно исчезнет. Мне же, естественно, хотелось самодостаточности моих созданий.

Пока я отвлекался на свои эксперименты, мы подошли к тому самому месту. Ребята подвели к четырём скалам, стоявшим неподалёку. Пока товарищи обустраивали привал, Ретт убрал камень со скелетов, «оголив» их по пояс, похлопал меня по плечу и оставил с этим разбираться. Могу я их контролировать или нет — но пока они не могут сдвинуться с места, они не опасны. Я попытался напитать их своей манной и достучаться до них.

— Здравствуйте, генерал! — Внезапно раздалось четыре отклика в моей голове.

— Вы кто?! — Вздрогнул я.

— Генерал, это мы — нейросети павших бойцов!

Что такое нейросеть, я уже знал, поэтому сразу перешел к делу.

— Вы знаете, что произошло? Можете мне показать?

— Да, позвольте мне отправить вам файл.

— Разрешаю.

Получив его, я сразу начал просмотр. Очевидно, запись шла от другого лица: в кадре мелькал и я. Четыре человека плюс я сам откуда-то прилетели, высадились и крепко огребли от мага ветра. Выжил только я.

— Нейросети, вы называете меня генералом, можете пояснить, что это значит? Дело в том, что я был ранен и потерял память, ни черта не помню.

— Да, конечно. Дело в том, что на эту планету отправили корабль с колонистами- солдатами, и вы — руководитель миссии. Ну а «генерал» потому, что стоят соответствующие отметки, и мы вам подчиняется. Когда наши носители погибли, мы сохранили свою функциональность лишь частично: работаем в аварийном режиме с урезанными возможностями. Новый апгрейд дал нам возможность сохранить информацию при смерти носителя чтобы следующим воинам было проще узнать, с чем они столкнутся. Когда все погибли, неведомая нам энергия подняла павших, и мы смогли ими управлять. Единственное, что получилось сделать — это отгонять от вас животных. А когда пришли люди, мы убедились, что они не несут агрессивных намерений и не стали им мешать. Поскольку у вас нет воспоминаний, мы сейчас соберём общую информацию о вас и отправим вам файл — он поможет вам вспомнить, кто вы.

Спустя несколько минут я получил означенный файл и начал жадно впитывать из него информацию. Там были воспоминания солдат обо мне, информация о другой цивилизации, а также приказы и моя задача. Нейросети находились в аварийном режиме, так что информация была неполной и обрывочной, она скорее провоцировала новые вопросы, нежели отвечала на старые. Вопреки ожиданиям, не стал собой после получения данных — я имею в виду, память если и получила толчок, то совсем минимальный. Я не вспомнил, а скорее просто узнал какие-то детали о своем прошлом. Для полноценного восстановления была нужна медицинская капсула.

Но и частицы хватило, чтобы спина выпрямилась. Я — не безымянный подросток, потерявший память. Я генерал Вольф Ганг, волчья стая то бишь. Герой, солдат своей империи. Пусть я сейчас не на родине, но у меня тоже свой фронт. Я — боевой ветеран, за плечами шестьдесят космических боев с превосходящим по силе противником, не говоря уже о последней бойне. Исключение, шестьдесят первый бой… За него меня осудили как военного преступника… Я, принимая во внимание все факты и последствия, решился на немыслимое. Тогда вражеский флот в полном составе, по сути, появился у нас в тылу — я не знаю, как они прошмыгнули мимо пограничных флотов! Мой же — находился тогда на ремонте, а экипажи — на отдыхе.

По сигналу тревоги мы сразу бросились помогать местным воякам. Но куда там! Нас оттеснили от планеты — а могли ведь моментально уничтожить. Хотели  унизить, чтобы мы беспомощно наблюдали, как они захватывают планету с мирным населением и организовывают защиту? Которую было так сложно расковырять…

Эта система была очень удобным перевалочным пунктом, к тому же планеты для жизни очень редки. И противник долго готовился к важной миссии, пригнав кучу кораблей, станций и носителей с наземной армией. Они её сразу и высадили — на наших глазах, просто издеваясь.

Около пять миллиардов солдат — это показывало их крайне серьёзные намерения удержать систему. Присутствовала, наверное, целая треть их армии и космофлота. Они форсировали события и в конечном итоге неизбежно захватили бы планету, наши укрепления, ресурсы, пленных — и их было бы не выбить.

Это было бы началом конца. Признаком поражения в войне. Всё так и произошло бы, будь на моем месте другой солдат. Но там был я и, и я отдал приказ. Под прикрытием той части планеты, где ещё была жива оборона, мы приблизились к цели. И я отдал приказ выжечь все с лица планеты. Со слезами на глазах мои люди подчинились, а кто не смог — просто смотрел. Мы погрузили эту планету в ад. Я думаю, эту картину наблюдали и мы, и противники. Мы уничтожили все живое там: пять миллиардов солдат противника, столько же и своих сограждан — солдат, гражданских, детей.

Я не знаю, насколько оправдан был такой шаг… Но я это сделал.

Несколько минут царила тишина, потом противник отправил все корабли на наше уничтожение. Нам же защищать было нечего, и мы спаслись бегством.

Мы остановили победное шествие врага. Они ушли из системы, поскольку не смогли бы её удержать. Они потеряли там все свои козыри: армию, продовольствие, пленных — и саму планету, которая не скоро восстановит условия для жизни. Я же отправился под трибунал. Моё имя отныне табу. Но его узнали все — и враги, и каждый гражданин моей империи. Никто просто не смел рассуждать о правильности или ошибочности моих действий.

По сути, сон в криокапсуле для меня и моих офицеров, что хотели разделить мою судьбу, стал даже не наказанием, а покоем.

Глава 7. Старые товарищи

И теперь я снова смогу послужить своей стране. Пусть и вдалеке от нее, в другой космической системе и на другой планете. Десять тысяч бойцов под единым командованием — это большая возможность в данных условиях. Судя по тому, что я стал магом, для десятой части этих бойцов вероятность обрести такую же силу достаточно велика, учитывая статистику магического мира. В таком случае, мы имеем потенциальную тысячу магов. С современным вооружением и нейросетями это будет сила, с которой необходимо считаться. Остальные девять тысяч при должной подготовке и информированности могут стать противниками магам уровня подмастерья, что тоже неплохо. Значит, для меня появляется много задач.

Во-первых, стать намного сильнее и быстрее. Добыть информацию и ресурсы для новых магов, которых ещё нужно учить, а это время, много времени! Также нужно искать космический бот, чтобы вернуться на борт корабля. И найти того мага, чтобы отмстить за моих офицеров, погибших ни за что. Без челнока самое большее через год искин корабля Ковчег разбудит шестую, и она меня найдёт. Значит, делаю то, что в моих силах — сбор информации и усиление. В этом я могу положиться на моих павших братьев, мои призывы и мою новую команду. Следовательно, их тоже нужно сделать сильнее. Уж больно топорно бьются местные маги, наращивая только мощь своих заклинаний. Нарастить щит побольше и вдарить из-за него заклинанием более мощным, как гранатомётом из крепости по муравьям — никакой фантазии! Все грубо, слишком прямо, ни тебе тактики, ни стратегии. В лоб, в крайнем случае — из засады. Опять же, если не убил с первого раза, возвращаемся к началу — наращиваем щиты и палим. У кого больше энергии, тот и победитель. Классика магических боев, можно сказать. Слишком топорно для опытного офицера с опытом войны средствами современного вооружения — по меркам моего мира. Здесь-то почти каменный век, даром что цивилизация магическая. Хотя десять тысяч лет назад была война, многое было уничтожено и, по сути, они восстанавливают давно потерянное. Значит, четвёрку надо учить тактической гибкости и расширять кругозор. Надо продумать разные варианты, как приспособить мое видение под магию, или магию под видение.

Как бы ребятам покорректнее это все преподнести, чтобы не шифроваться излишне? Все-таки другая культура и другой взгляд на вещи. Вдруг, узнав, что с другой планеты, убьют без суда и следствия — по инопланетным понятиям.

— Хм, ребята, я частично восстановил воспоминания, хотя это громко сказано. Если коротко, то мой народ потерпел поражение в войне и остатки населения ищут новое место для жизни. Я, так сказать, разведчик издалека — ищу землю, чтобы без лишних конфликтов поселиться там.

— С другого материка, что ли?

— Ну да, типа того. У нас другая культура, знания о магии потеряны, и мы выработали другие стратегии войны. И сейчас я понимаю, что если соединить оба способа вместе, то мы станем сильнее в несколько раз. Я хотел бы научить вас этому, и, о свою очередь, обучиться магии у вас. Точнее, попробовать ассимилировать знания моего народа и кое-какие идеи, что, возможно, качественно нас усилит. Что скажете?

— Из какой ты вылез дыры, что там забыли магию? Ужас, как вы живёте, строите, охотитесь? Ты уверен, что это нам поможет стать сильнее?

— Ну да, учитывая, что у нас нет сильных магов. Каждый по отдельности слаб, и мы научились работать все вместе, как единый организм. Именно в этом наша сила — в единстве. И в разделении труда, когда каждый знает свою задачу и делает то, что умеет лучше всего. Вот, например, вы каждый по отдельности держите магические щиты. Во-первых, слишком большие, закрывающие не только ваше тело, но и много пространства рядом. Зачем? Надо делать щиты меньше, покрывая только тело в виде доспеха. Во-вторых, вы все тратите на это кучу совместной энергии. Также вы пока можете только либо защищаться, либо атаковать, одно из двух. А если мы сделаем иначе? Кто у нас самый сильный в защите? Ретт, верно. Смотрите: если он всех закроет общим щитом, будет не четыре отдельных, а один общий, то энергии будет уходить меньше раза в четыре. И к тому же, у вас свободны руки и вы можете атаковать в три дополнительных руки, а не изображать из себя четыре мишени. И я также буду под защитой — буду четвёртым атакующим. В вашей культуре слишком сильна именно индивидуальность мага. Мы же — команда. Вы все знаете друг друга с детства. Теперь, правда, появился я. Каждый по отдельности силен, как палец, но вместе мы — сжатый кулак. Я вам привёл пример на основе защиты, но таких нюансов я вижу целую кучу, что скажете?

Ребята постояли с минуту молча, под впечатлением от моего монолога. Затем слово взяла Акви.

— Мы и раньше пытались сделать, что-то совместное, но выходило скорее случайно. Но вообще то. что ты сказал, звучит логично. Если у тебя есть конкретные наработки твоего народа, которые сделают нас сильнее, то я только за.

— Что думаете, Игрис, Этер, Ретт?

— Я только за! Хочу узнать что-то новое, что позволит нам быстрее расти в силе! — горячо ответила маг огня.

Ретт и Этер также воодушевленно кивали. Эх, дети, обещай им конфет, и они пойдут с тобой на войну.

Я вновь вернулся к наполовину замурованным скелетам павших соратников.

— Вы, значит, можете управлять телами носителей?

— Да, генерал, можем. Позвольте послужить вам таким образом!

— Хорошо, принимайте позывные ваших носителей: второй, третий, четвёртый и пятый!

— Принято, генерал.

Хм, надо и себе позывной новый взять. Иноминатем не годится, Вольф Ганг в бою тоже не очень. Генералом звать меня ребятам тоже не с руки. Я же теперь Некромант, значит, позывной должен это отражать. Был у нас в мифах один неумирающий скелет — Кощей.

— Ретт, освободи скелетов до конца, они полностью подконтрольны и безопасны.

При взгляде на то, как камень освобождает кости, мне пришла в голову мысль: может, Медуза Горгона из мифов была на самом деле магом с элементом камня, а со взглядом просто троллила всех?

Пока обедали, я рассматривал второго глазом смерти и увидел интересную картину. Источник смерти и энергоканалы в наличии. Это что получается, они тоже могут пользоваться магией и медитировать? Даже есть перестал от пришедшей в голову мысли, которую нужно проверить. Тут же через Призрака дал приказ: второму и остальным начать совместную медитацию. Призрак каждому из них исправно поставлял по одному проценту энергии, остальное они получали сами — извне. Отработанная схема распределения маны сработала и со скелетом человека. Даже лучше: они полноценно медитировали, как и я — то есть нейросети, как и Призрак, не подвели.

В дальнейшем со временем узнаем, могут ли они так же развивать свой источник магии. Осталось проверить вторую мысль. Я за это время прочитал несколько книг, в том числе по рунологии и всяким ритуалам. Руны использовались в создании артефактов, оружия, доспехов, защитных контуров — достаточно повсеместно. Я, в общем-то, знал основы. Думаю, для небольшого эксперимента этого хватит.

Одолжив у Ретта острый нож, принялся вырезать на костях у второго вязь рун. Когда я нацарапал пару рун, понял, что так каши не сваришь. Попросил ещё ножей, скинул схему рун всем на нейросети — пусть сами поработают — и отошёл к ребятам. Наблюдая их ошарашенные выражения лиц, проследил за взглядом за свою спину, увидел, что их так шокировало. Скелет второго лежал на земле, третий вырезал руны на его черепе, четвёртый и пятый же царапали символы на его правой и левой костях рук соответственно. Ну да, со стороны картина выглядела сюрреалистично: сосредоточенные скелеты, занятые делом, кого угодно могут выбить из колеи.

— Ребят, боюсь, мы здесь зависнем на ночь, хочу подготовить наше пополнение. Ретт, потребуется твоя помощь. Поможешь укрепить металлом наших новых бойцов?

— Да, конечно.

— А мы пока что помедитируем.

Ребята занялись развитием, скелеты наносили руны на кости друг друга, а меня тем временем одолевали разные думы. Четыре подростка и боевой ветеран войны слишком разные, чтобы ужиться вместе. Они ещё дети, познают мир, я же уже закостенелый «старикан». Они смотрят на мир воодушевленно и сквозь розовые очки, мне же уже чуждо многое: добро, мораль, сострадание. Я следую приказам и своим желаниям, не взирая ни на что. С одной стороны, они все равно что балласт. С другой стороны, это их мир, их культура и мировоззрение, источник информации. Я отношусь к ребятам хорошо, просто с точки зрения моего возраста они просто дети, ну что может быть у нас общего? Хотя это потенциальные бойцы четырёх стихий и, может, все-таки подружимся.

Скелеты вскоре закончили наносить руны друг на друга. Пришла очередь Ретта ими заняться. Я попросил укрепить их кости и добавить дополнительные элементы: плотно прилегающие доспехи, которые не мешают движению. На локти и колени добавить десятисантиметровые острые шипы. На череп — шлем с двумя рогами.

Каждому вручили по короткому мечу и небольшому щиту. У нейросетей есть базы ножевого боя и боя с шестом, я дал приказ адаптировать это все к бою с щитом и мечом. Надеюсь, получится и будет жизнеспособно, чтобы они могли защитить свой мозг и тушку — своеобразный и неожиданный синтез магии и науки моей цивилизации. Захочешь — и специально не получится повторить.

За этой суетой день пролетел незаметно и пришло время ночи заявить свои права. Захотелось спать. Мы достали нашу крепость и решили переделать: добавили второй этаж, только стены там были по пояс и радиус сделали немного поменьше, как раз для сторожевого гнезда. Туда и отправили наблюдать за периметром второго, а третий, четвёртый и пятый рассредоточились по территории. Контроль над вороном отдал второму. Они оба — продукт моей магии, как будто слеплены из одного теста, так что это было несложно. В усиление охраны каждый скелет получил по волку, второй получил в нагрузку целых двух. Так что наш сон берегли четыре скелета, пять волков и один ворон. Ещё пяток волков дожидались своего времени в кольце Ретта. Как же мне нужно такое же — с ним я стану просто ходячей армией, оперативно реагируя на изменение обстановки. Как всегда, время перед сном провел за чтением книги, и сон поглотил меня незаметно.

Утро было холодным и недобрым. Судя по тому, как мне не нравится утреннее время, я или жаворонок или, как темный маг, люблю темное время суток. Даже не знаю, ведь ни помню почти не черта — ладно хоть полчерепа цело благодаря нейросети и магии. И доку, конечно, да будут благословенны к нему предки. Слава богу, если боги тут есть, ночь прошла без тревог. Пока завтракали, я обдумывал одну идею по поводу второго и остальных. Они могут стать не только полноценными помощниками, распределяя нагрузки Призрака, но, как мне казалось, и чем-то большим. Хм, это стоило проверить.

Я отправил ворона в разведку: мне нужна какая-то живность, чтобы испытать мою новую «старую» гвардию в деле. Спустя минут пятнадцать ворон нашёл стаю обезьян, голов двадцать. Тогда и рассказал команде свою мысль.

— В общем, хочу кинуть нежить в бой, проверить пару идей, поможете?

— Да конечно, что требуется? — всегда горячая Игрис откликнулась первой. Чувствую, я когда-нибудь сорвусь, утащу её подальше от всех и покажу, зачем она родилась женщиной. Уф, спокойно Кощей, спокойно, они же дети. Ну, почти.

— Кстати, я восстановил часть памяти, и поскольку моё имя несколько неуместно, решил взять себе другое. Зовите меня Кощей. А то «Иноминатем» застряет оскоминой на зубах. Идея проста: я с помощью ворона нашёл стаю обезьян и решил дать своим подопечным поохотиться. Мне нужно, чтобы вы помогли сбить обезьян с деревьев на землю, там мои бойцы их добьют. Стая недалеко — минутах в пятнадцати от нас.

— Окей, звучит как план.

Мы достали оставшихся волков из кольца, в итоге я и остальные скелеты получили каждый двух волчар. Ворон мониторил обстановку сверху.

Атака на несчастную стаю прошла как нельзя лучше, мы налетели, как кавалерия или саранча. Маги срезали ветви деревьев, обезьяны падали. В окружении магических щитов им уже некуда было деваться. Волки, перепрыгивая щиты, быстро их добивали. Вряд ли это продлилось больше пары минут. Объекты нашей охоты были беззащитны: глупые животные, что сказать. В итоге, нам досталось двадцать тел метровых мартышек. И энергия смерти просто заливала меня — меня переполняла эйфория, ярость и злость. Мне хотелось продолжать, утопить все в крови! Вот и первые звоночки мага смерти, эта магия меняет мой и так не самый лучший характер.

— Призрак, доложи. Какие наблюдения, идеи и мысли есть.

— Да, Кощей. Во-первых, отсутствуют проторенные пути для освоения магии смерти. Схем нужных энергоканалов, правильных заклинаний и прочего просто нет, а то, что есть, убивает тебя, но ты это уже знаешь. Эту информацию неоткуда взять. И чем сильнее ты как маг, тем быстрее ты умрёшь. Что ещё?.. Участие в боях и смерть вокруг делают тебя сильнее. Правда, у этого есть два недостатка, один из которых я уже упомянул: приближение смерти и приток свежей энергии смерти для тебя как наркотик. Возможно, ты однажды потеряешь контроль и устроишь бойню. Хотя эйфория от прилива сил наверняка присуща всем магам, не зря они стараются стать сильнее всеми возможными способами.

— Возможно.

Ну что же, пришло время проверить силы своих скелетов, ради чего собственно все и затевалось. Я уже скидывал нейросетям всю информацию о новом мире. Так что они были готовы. Далее — дал приказ второму самостоятельно поднять нежить-обезьяну. Второй подошёл к тушке, протянул свою костяную руку к её голове. И дальше я переключился на глаз смерти и наблюдал, как мана потекла из второго в обезьяну и распределилась в ней. А затем она восстала. Черт возьми, мой поднятый скелет поднял свою нежить. Дал приказ третьему и остальным поднять ещё обезьян, и через несколько минут перед нами уже стояли четыре свежеподнятые мартышки-бойца. Это поворотная веха! Мои бывшие товарищи не просто скелеты, а личи! Некроманты, полностью подконтрольные мне, как старшему по званию, и по силе магии равные мне. Интересно, они смогут расти в силе со временем вместе со мной или вместо меня? Тогда можно было бы и не развивать свой источник, чтобы прожить отмеренный мне срок, не уменьшая и так короткую жизнь… Эх, мечты.

Впрочем, мои офицеры никогда меня не подводили, даже после смерти встали рядом плечом к плечу. Наши будущие битвы будут славными! Кстати, по поводу битв. Нужно поднять всех обезьян — и снова в бой!

В итоге такой прокачки каждый Некромант — живой и мёртвые — получили по паре волков и четырёх обезьян, плюс ворон, всего получается около тридцати нежитей. В нашем полку ощутимо прибыло. Надо раздобыть ещё воронов для разведки. Эта задача в целом казалась не сложной, что мы вскоре и доказали. Теперь над нами летал пяток воздушных разведчиков.

Ретт сделал обезьянам по паре ножей каждому, с учётом их природной ловкости и силы, плюс были задействованы базы нейросетей по ножевому бою. Это получился сильный Отряд. Я не боялся возможных потерь. Единственные, кто были важны — это маги и личи, рядовая же нежить — это просто мясо, всегда можно поднять свежее.

— Команда, слушайте! А есть ли тут поблизости что-то более серьёзное? Хорош уже осторожничать и пробовать силы. Нам нужны ресурсы. Где все это можно достать, желательно уже в готовом виде? Как говорится, грабь награбленное! Что скажете?

Все несколько минут помолчали, обдумывая сказанное. Потом слово взял Этер.

— Тут неподалёку есть поселение гоблинов, душ на двести. У них очень удобное расположение — там ущелье в скалах, живут они в пещерах.

Глава 8. Атака

От Этера мы узнали и остальные подробности про это поселение монстров. Выход из ущелья, где они живут, перегораживают каменные стены и ворота, замаскированные под естественное скальное образование. Ведь они больше уповают на маскировку, нежели на крепость стен. Что же, умно, не зря они выжили, так что, наверное, хитрые твари. После войны с Великим магом смерти иных народов, кроме людей, почти не осталось, не удивлюсь, если это последние их представители.

Воистину мерзкие создания, при случае они были не прочь отведать человеческого мяса. Гоблинские маги имеют предрасположенность к элементу земли. Там настоящая крепость. Не думаю, что это нам по силам, но куш был бы велик. Гоблинам не с кем торговать и обмениваться, а охотятся они постоянно, их сокровищница должна быть полна добра, ну или что там вместо неё. Только вот зря я об этом сказал, нам такое не по силам даже близко.

— Постой, постой, — влезла Игрис, — почему ты нам не говорил об этом?

— Ну, эта информация не была нам особо полезной.

— Мы знаем, что хотим сделать. Нам нужно произвести разведку и на месте решить, по силам нам или нет. — Серьёзно сказала Акви, как всегда умница.

— Твоё слово, Ретт?

— Я — за ответственный подход. Сначала разведка, потом все остальное. На месте решим, сможем ли мы что предпринять, или нет. Возможно, передадим информацию родителям, и они позаботятся об этом гнезде недобитков. Хотя звучит как сказка: напасть на укрепленное поселение гоблинов в двести голов. Но с нами Кощей — ходячая армия. Мы сможем набрать сил, раз за разом накатываться волной и просто закидать их мясом.

— Кощей, сколько ты можешь поднять нежити? — прозвучал вопрос от Ретта.

— Я думаю, пятьдесят или сто не будет проблемой, надо пробовать. Я сказал ребятам про себя. А если брать в расчёт и личей, то можно будет поднять ещё четыре сотни. Но я не хотел пугать, пусть привыкнут к моим способностям. Потом, постепенно, буду увеличивать число нежити.

В конечном счете, мы всё-таки двинулись в сторону поселения гоблинов. Часть нежити при этом убрали в кольцо. Остались личи, вороны для разведки и пяток волков — на всякий случай.

До места обитания гоблинов мы добирались несколько часов. Там затаились неподалеку и замаскировали свое лежбище, чтобы ненароком не засветиться. Вороны отправились на разведку, кружа вокруг того места, где по словам Этера, должны находиться эти создания. И правда, наблюдая глазами ворона я легко нашел искомое.

Закрывая глаза, я мог подключаться к зрению нежити, и видел то же, что и они, своим необычным левым глазом. Глаз смерти, как я называл его, или попросту мертвый глаз. Часть меня уже была мертва и частично я представлял собой нежить, поэтому мне так легко давалась магия смерти: я ею помечен, находясь одной ногой в могиле. Что-то не вовремя я задумался…

Ворон, паря в небе незримым соглядатаем, внимательно наблюдал, как гоблины, ничего не подозревая, занимались своими суетливыми, непонятными делами. Я делал выводы из увиденного. Это было попросту ущелье между гор. Горы были изрыты пещерами и ходами, вход же в ущелье перекрывала цепь скал, нагроможденных друг на друга будто бы случайно, но в то же время образуя хорошую укрепленную стену.

Весь день не происходило ничего особенного. Под вечер вернулись охотники поселения с добычей. Три оленя нашли сегодня свою смерть от рук гоблинских охотников — их, кстати, было около двадцати. Когда они приблизились к стойбищу, одна скала открыла проход вернувшимся и соплеменники встретили их с радостью. Затем все занялись делом — приготовлением то ли пира, то ли ужина на все племя. И я решил, что и нам пора перекусить. «Отключившись» от зрения ворона, я обратил внимание на ребят, которые спокойно занимались медитацией все это время.

Управляя воронами, я старался делать это естественно, не просто летая по кругу, а кого-то сажая иногда на дерево, кого-то на скалу, в общем, старался придать нежити вид обычных воронов в своей естественной птичьей рутине, какая у них была при жизни — как я себе представлял воронью жизнедеятельность. Поскольку пустить ворона летать по кругу было бы глупо, и даже самый мелкий шкет-гоблиненок допер бы, что дело нечисто. Оторвав ребят от медитации, я пошел с ними готовить ужин и устраивать место для ночлега. Жаль, что нам никто не добыл оленя. Но пространственное кольцо и тут выручило — у нас нашлись свои вкусности. Ретт достал нашу походную башню для сна из кольца. Нежить стала на караул, уже доказав свою полезность, давая нам выспаться и хорошо отдохнуть, что сказывалось на значительно улучшившейся продуктивности.

Понаблюдав за поселением несколько дней, я пришел к определенным выводам. Для начала, опишу, как они выглядят. Рост — около полутора метров, темно-зелёная покрытая чёрными пятнами кожа, что производила впечатление лягушачьей, холодные желто-карие глаза и длинные острые уши. Острые иглоподобные зубы дополняли образ этих мерзких монстров. Нос отсутствовал, как будто отрезан, волосы на голове с боков тёмные, сверху — как будто лысина. Сами тощие, но руки и ноги гипертрофированно большие. Далее, во-первых, численность племени составляла около двух сотен голов. Все выглядели как взрослые особи и были вооружены, самая боеспособная часть — маги, их около двадцати. Во-вторых, каждый день с утра примерно двадцать воинов уходили на охоту, с ними — несколько магов. Возвращались они вечером с добычей, на которую сбегалось почти все племя. В-третьих, выход из ущелья один, закрытый скалами с секретом. В-четвёртых, само поселение представляет собой овальную поляну внутри ущелья, с кучей пещер в скалах. Пещеры сосредоточены в противоположной от входа в ущелье стороне. По большому счету, это вся глобальная информация по поселению зеленокожих монстров. За исключением пары мелочей. Такова текущая и явная сила противника, а что может скрываться в их рукавах — неизвестно.

Наши же силы — четыре элементальных мага, они же бойцы ближнего и дальнего боя. Один Некромант, руководитель дальнего боя, четыре лича, которых я тоже не могу отправить в ближний бой, они невосполнимый ресурс, который я не могу позволить себе потерять. Если, может, мёртвых Некромантов в будущем я и смогу поднимать, то явно без нейросетей — они будут тупыми скелетами или зомби. К слову о зомби, поднимая мёртвых обезьян или волков, заметил, что от их плоти мало-помалу начинала идти вонь, слишком мерзкая и демаскирующая. О любом приближении или засаде врагу станет известно благодаря подсказке запахом. Поэтому — только экологически чистые скелеты, ну или с покрытием металлом от фирмы ООО «Ретт». Итого — ещё десяток волков и два десятка обезьян, плюс несколько воронов. Надо заняться пополнением армии будущего тёмного властелина. И придумать для начала план, как захватить поселение неправильных зелёных. Надо с ребятами посоветоваться… А потом уже и весь мир захватим. Но сначала — поселение зеленокожих монстров.

Я пересказал все, что узнал и думаю обо всем этом ребятам за завтраком.

— У нас мало сил для победоносной атаки. Нужно ещё нежить поднять. Та, которая имеется в наличии, слишком количественно мала. План я частично придумал. Какие будут идеи и предложения?

Всё помолчали пару минут. Первым слово взял Ретт.

— Как насчёт диких бронированных быков? Добыть сотню, превратить в нежить, укрепить как тараны. Открыв им вход в ущелье. Набрав скорости, быки просто вынесут большую часть защитников. А потом наступит наша очередь для прореживания монстров. Что скажете?

— Годится! — Это уже Этер. — Тут неподалеку есть племя горилл, очень здоровые твари… Я думаю, пара десятков мощных человекоподобных машин смерти будет не лишней.

Девчата тоже высказали свои мысли о предстоящей авантюре. И мы отправились сперва искать горилл. Что могу сказать, полдня по лесу — так себе туристический маршрут: духота, бездорожье, только небольшие тропы иногда позволяли облегчить проход в нужную сторону, а не прорываться с боем через бесконечный кустарник. Я наконец-то понял, почему мы все в грубых крепких одеждах: кожаные мягкие штаны и лёгкий доспех из  твёрдой кожи поверх нательной одежды. Всё остальное давно бы порвалось. Когда мне выдали этот комплект одеяния, я думал, что предстоят битвы на каждом шагу. В принципе, ошибся не сильно: сражение с кустарником отнимало немало сил, уж лучше старый добрый бой. Когда мы добрались, далёкие родственники человека оказались на старом месте. Они жили в той же пещере, что и прежде. Поскольку мы добрались под вечер, ребята, не долго думая, перебили всех во сне. Сначала Акви и Ретт обездвижили все дикое племя, набросив на них заклинания оков, а лежа особо активно не поборешься. Затем Этер ветряными клинками просто перерезал им глотки. Затем пришло время превращать трупы горилл в элитную костнометаллическую нежить.

Ребята каждый по своему, в связи особенностей своей магии, снимали плоть. Этер — своими любимыми ветряными клинками очищал все снаружи, Акви промывала все большим водяным резаком, Игрис выжигала остатки. Затем моя нежить наносила рунический рисунок на кости. Завершал обработку Ретт, укрепляя нежить матовым металлом, чтобы не блестеть, демаскируя себя. Первая горилла после апгрейда выглядела внушительно, ростом около трех метров, на руках и ногах добавили брони, поверх рук нарастили побольше метала. Со стороны, возможно, смотрелось, как будто щиты приросли к внешней стороне рук — или как подобие крыльев — но стоило свести две руки вместе, и они образовывали единый большой щит, снизу, у ладоней, заостренный. Учитывая природную склонность горилл наносить удары, у нас получился стопроцентный тяжело бронированный юнит. Это будет обоерукий боец, только вместо мечей на руках щиты. С лицевой стороны решили добавить шипов. По идее, можно будет толкать противника, а потом месить и кромсать щитами. Получилось у нас двадцать пять таких бронированных монстров за целый день, они отправились в пространственное кольцо Ретта. Ребята стараясь сохранить материал нежити, повышали уровень контроля над магией, стараясь догнать нашего мага металла, который в этом направлении всем давал фору.

Переночевав подальше от места разделки, оставив кому-то пир, на следующий день мы тронулись в путь к бронированным быкам. Охотиться на них решили возле водопоя, для этого нам нужно было выйти из леса, что меня очень порадовало. В дороге предстояло провести три дня.

Спустя день пути я психанул.

— Ретт, доставай пять горилл из кольца!

— Что такое, ты что-то заметил?

— А? Нет! Мне надоело идти пешком, когда можно ехать. Щас объясню, нужно сделать им что-то вроде седел.

Ретт сразу понял мою задумку и сделал нам шикарные кресла. Постелив на них одеяла, мы получили удобный четырехлапый транспорт. Игрис и Акви были довольны в один голос, нарезая вокруг меня круги.

— Где ты раньше был? Мы все время натирали мозоли и получали царапины от веток, что нас не красит. И вообще, не дело благовоспитанной леди ходить пешком. Теперь же, на этой страхолюдине, мы будем в относительном комфорте: с учётом больших передних конечностей она будет встречать грудью все препятствия, а мы — наслаждаться поездкой, можно как раз и помедитировать.

Так мы и отправились довольные в путь верхом: Ретт — первый, указывая нежити путь, а мы — за ним. Вороны несли дозор сверху. Второй шёл возле Ретта направляя нежить по его указке. Мне было лень, меня разморило.

Спустя ещё пару дней мы вышли из леса и перед нами предстала река. Мы нашли место, где животные спускаются к воде, и начали готовить ловушки. Тут за дело принялся наш труженик Ретт, поскольку нужно было выкопать кучу земли. Затем Этер, перепрофилировав свои ветряные клинки под грузовые платформы, увозил излишки грунта с тропы, ведущей на водопой — подальше в сторону, чтобы не спугнуть животных. Игрис и Акви тоже помогали по мере сил, как, впрочем, и я с нежитью. Мы выкопали метров семьдесят тропы, шириною около двадцати. Верхний слой дерна мы сразу же аккуратно убрали. Ретт сделал решетчатый настил, и мы вернули дерн на место, прикрыв яму сверху.

Убрав все следы своей диверсии, мы стали ждать, когда жаждущее воды стадо придёт на вечерний водопой. Мы решили просто поймать их в ловушку. Ямы были достаточно глубокие, чтобы не выбраться, и можно было перебить животных в удобных нам условиях. Потому что встречать стадо диких бронированных быков в лоб крайне глупо и смерти подобно, поэтому мы даже убрались подальше — на тот максимум, который мог себе позволить Ретт, чтобы в нужный момент разрушить настил. Идея ловушки принадлежала Этеру. Нам даже пришлось вокруг неё создать скальное убежище, вернее не нам, а магу земли. Он у нас вообще работает больше всех, полезный элемент достался, но вроде не жалуется.

Мы, пока ждали, решили перекусить. Игрис все подогрела до нужной кондиции, хорошо иметь с собой походную печь. Акви замагичила нам воды, хорошо иметь с собой рукомойник. Красивые, полезные девушки. Можно выгнать женщину из кухни, но кухню из женщины — никогда. От своей природы ведь не уйдёшь, как и от женской судьбы и стереотипов. Которые я не поддерживаю, нет! Вслух так шутить я зарекся — думал про себя, я ещё жить хочу. Забьют меня два боевых тренированных мага и не поможет моя нежить. Оп — и нет у них хозяина, вот обрадуются, наверное. Смотрят и мечтают, наверное, о транспаранте на шею: «Свободу нежити!» А хрен вам, революционеры костяные, язык буду держать за зубами! Хотя чего мне это стоило… Хорошая шутка дороже дружбы. И почему у меня нет друзей? А-а-а, так их же убили. Ну да ладно, так шутить уж точно грех.

Уже в сумерках раздался трубный звук. Бронированные быки  шли на водопой, как на битву — настолько это было мощно. Мы дали им напиться и на обратном пути обвалили навес. Задняя часть  стада рухнула вниз, в заботливо приготовленную ловушку. Быки тут же пришли в бешенство, запертые носились по внутреннему кругу, те что остались наверху — по внешнему, что-то трубно мыча. Угрожали, наверное. Поносившись так полчаса, свободные быки ушли. Нам же предстояла грязная работа. Моя команда играла роль добытчиков пропитания для деревни, как и все команды подростков. Пока для них были опасны даже слегка магические животные, что говорить о тех монстрах, что обрели разум, близкий к человеческому, и развили магический дар. Они были невероятно опасны, и на них охотились опытные маги, которые поначалу, как и мы, набивали руку на травоядных. Это я сбил ребят с толкового пути. Они поверили в меня и мои силы и работали, не покладая рук. Так что нам предстояло забить и освежевать больше ста туш говядины. Мы и принялись за дело.

Ретт сделал необходимые станки: из земли поднимались столбы, фиксируя добычу как нужно. Акви стравливала кровь и промывала все водой. Мы же разделывали туши вручную, единственное отличие от классического мясника состояло в том, что нам нужно было снять мясо и оставить кости скелета целыми. На то. чтобы снять и упаковать мясо, ушла вся ночь. Да здравствует магия, без неё было бы не реально. Например то же освещение обеспечила Игрис. Я говорил, что иметь походный светильник здорово? Ну, или не совсем светильник… И не совсем иметь. В общем, магия — вещь! Даже мои личи поработали мясниками на полставки. Так что мяса мы заготовили много. Тяжела и неказиста жизнь простого мазохиста, то бишь в данном случае — некроманта. Зато у нас был поздний ужин или ранний завтрак из свежайшей вырезки. Акви у нас, оказывается, профи в кулинарии и любит готовить вкусности.

Очищенные скелеты Ретт тоже убрал в кольцо, займёмся ими завтра. Настил над ямой мы восстановили, вернули, так сказать, в первозданный вид. И тропа цела, и нам может пригодиться когда-нибудь. Поев, убрались подальше и организовали ночлег в нашей любимой башне-палатке. Вороны встали на крыло и берегли наш покой. Их в кольцо, как и Второго, почти никогда не убирали. Перед сном я проверил, все ли в порядке с летающими бойцами и отправился спать.

Отступление от автора. Подписывайтесь, ставьте лайк, если произведение по душе.


Глава 9. Хабар


Проснулись мы к обеду. Делать ничего не хотелось, но есть такое слово «надо». С будущей парнокопытной нежитью не мудрили: личи вырезали на костях руны, Ретт восстанавливал первозданный вид, данный от природы, только вместо плоти использовался метал и образовывалась броня. Задача быков — тараном выносить наших врагов, тем же макаром, что и при жизни. На это занятие потратили три дня — как всегда, больше всех выкладывался Ретт. На четвёртый мы отправились в путь, пора уже переходить к заключительной части нашего гениального или не очень плана. Вернувшись в лес, мы первым делом отследили ежедневную партию охотников-гоблинов. И, не мудрствуя лукаво, решили сразу на них поохотиться. Пару магов-зеленокожих  взяла на себя наша боевая четвёрка. По два заклинания исподтишка — и нет больше магов. Оставшихся вынесли трехметровые гориллы: против их мощи и брони у мелких гоблинов не было и шанса. Это был первый этап плана — лишить противника десятой части боевых сил. Далее наступала вторая часть плана.

Мы восстановили броню и одеяния гоблинов, смыли всю кровь и почистили все следы боя. Затем я поднял их как зомби, и с этим козырем мы отправились к поселению. Перед ущельем оставили всех быков и двух личей — Второго и Третьего. Они будут командовать парнокопытным ударным отрядом.

Мы заранее подготовили пять тонких стволов дерева (жердей) и привязались к каждому в качестве «жертв». Пять пар зомби взяли груз себе на плечи и понесли нас в поселение как добычу, второй десяток зомби кружился рядом создавая ту же картину, что и при жизни. Приближаясь к проходу, Терр своей магией убрал ворота, и мы вошли, оставив их открытыми. Зомби несли нас вглубь ущелья, а мы делали вид, что в отключке.

Нас начало окружать племя, что-то радостно крича. Я дал приказ зомби ускориться — нас могли раскрыть в любой момент. Как только мы приблизились к пещерам, я дал приказ личам начать атаку. Стадо нежитей начало свой разбег. Раздавшийся шум и дрожь земли заставили монстров повернуться к выходу из ущелья. В этот момент показалось стадо. Мы же, находясь в тылу, достали всю доступную нежить и ударили в спину. Казалось бы, происходит встреча недавних товарищей-соплеменников, но оказавшиеся вовсе не дружественными зомби коварно напали на не ожидавших подвоха коротышек. Удар же горилл был мощнейшим — других слов не подобрать.

Ретт тем временем достал нашу башню, и мы укрылись в ней, поливая сверху заклинаниями проявивших себя магов врага. У Этера была своя миссия: он заранее приготовленными валунами перекрывал находящиеся  у нас в тылу входы в пещеры — дабы исключить удар в спину и побег гоблинов туда же. И тут жалкие остатки гоблинов страшным ударом смели быки. С одной стороны их зажимали ставшие стеной гориллы, с другой — атаковали бронированные быки, выполнившие свою миссию на все сто. В живых осталось менее десятка гоблинов, судя по всему, магов — а кто ещё смог бы пережить этот пресс? Но и они были ранены, окровавлены и с переломами. С того момента, как мы вошли в ущелье, едва ли прошла хоть минута. Только мы хотели было сосредоточиться на добивании врага, как сзади раздался шум. Камень, закрывавший вход в одну из пещер, взорвался шрапнелью.

Оттуда вышли два рослых гоблина, одетых более качественно, чем обычно — вероятно глава и шаман племени, сразу видно: серьёзные и опасные дяди. Я тут же переориентировал большую часть нежити на эту парочку. На раненый десяток осталось десятка три нежити разного вида. Мертвецы разогнались для таранного удара, но не смогли пробить щиты вновь прибывших: не было разгона.

И стало ясно, что один из них — очень могущественный маг земли, уж очень он хорошо держал щиты, они прямо светились и гудели от мощи и вложенной в них маны. Причём делал он это очень спокойно, как будто даже не опасался нас. В этот момент мои маги стали серьёзней и начали усиливать бомбардировку заклинаниями, превращая атаку в сплошной поток маны. Я ясно понимал, что мы уступали им в силах, но толпа муравьёв валит слона. По крайней мере, хотелось в это верить. Нежить откатывала и накатывала волной, но смертоносное цунами было не таким разрушительным, как хотелось. Казалось, наши потуги безрезультатны. Маг, державший щит, начал атаковать и выносить моих некробойцов. Его атаки просто сносили и сминали мою нежить, превращая некоторых в бесполезный мусор. Они погибли, отдавая энергию своим некробратьям по оружию. А получившие не критичные повреждения тянули магию на восстановление из меня, павших соратников и из только что умерших гоблинов. Тем и сильна магия смерти — бесконечностью восстановления, если есть запас энергии, а он был: казалось, что энергия смерти стелилась вокруг, как туман. Мы только что порешали две сотни разумных, и последствия для мага смерти ощущались почти физически.

Мои личи впитывали энергию и отдавали её подконтрольной нежити, она же часть энергии черпала напрямую из окружающих нас нагромождений тел. Энергия смерти была буквально разлита вокруг. Я чувствовал нарастающую эйфорию. Тем временем второй гоблин начал что-то магичить, и я почувствовал нечто знакомое. «Он тоже Некромант!» — резануло осознание. Я начал крутить головой, ища вражескую нежить и не зря — нашёл. Всего десяток, но зато какой! Окружавшие нас ранее осколки скал оказались пятиметровыми каменными великанами. Вот и причина, почему маг земли не паниковал: он ждал, когда товарищ начнёт свою игру. Я начал понимать, что нам хана. Великанов нам не победить при всем желании, их мощь слишком велика, если даже мои мелкие мартышки и трехметровые гориллы так сильны, причём опасность возрастает экспоненциально, в разы то есть. Я кричал об этом ребятам, наш шанс только в одном: пробить щит и убить магов как можно скорее, немедленно. Иначе великаны переломят нас массой и мощью. Где они только их достали? Пока они ещё не полностью восстали из «спящего режима», я отправил двадцать горилл — фиксировать им конечности своими телами, валить и прижимать к земле. Часть быков начала свой коронный таранный разбег на новую цель. Пяток горилл оставался возле нас, как щиты. Я понял что пришло и их время идти в бой, иначе он будет последним. Наш шанс был, повторюсь, в атаке на магов, на них я отправил всю нежить. В процессе оказалось, что раненый десяток добили, так что вся нежить отправилась в лобовую атаку на щит. Ребята также нанесли совместный магический удар. И как бы ни был силен маг, он не сдюжил — щит схлопнулся, их смели и растоптали…

Великаны тут же утихли, будто лишённые энергии, они не нанесли ни одного удара по живым, нежить я не считаю: судьба у неё такая — быть мясом в бою, как бы это не звучало. Поражение было близко. Все опустились наземь прямо где стояли, нас потряхивало. Нежить заняла круговую оборону. Нужно было перевести дух.

Прошли по самому краю. Надо больше войск держать в резерве…

Глядя на великанов, я начал тяготеть к гигантомании. Метровые мартышки на фоне пятиметровых великанов не смотрелись совершенно, как их не забронируй, масса решает. Делаем пометку на будущее: делать больших и мощных бойцов, мелкие годятся только детей пугать. А теперь самое сладкое — обыскивать закрома и, может, добить недобитков. А сейчас я кайфовал. Из-за смерти стольких разумных и сильных магов выплеснулось огромное количество энергии смерти и она так легко и просто усваивалась!

— Призрак, какие идеи по поводу некроэнергии?

— Я подозреваю, что чем ближе существа, которых убили, к человеческому виду, тем чище и полноценнее выделяемая ими энергия при смерти. Считаю, что стоит тебе только убить человека и ты, носитель, больше не сможешь вернуться к энергии, выделяющейся при смерти животных или той, которая есть в природном фоне. Поэтому рекомендую максимально возможное время воздержаться от убийства себе подобных. Это будет как открытие ящика Пандоры — началом чего-то страшного и неподконтрольного. Ну и, конечно, информация должна держаться в секрете, иначе прикопают где-нибудь пока не поздно.

— Принято.

Осмотревшись вокруг, я понял, что мне уже досталась большая выгода. Два десятка личей! Да, маг после смерти переходит на тёмную сторону, так сказать. Или его источник тоже умирает, или перерождается и способен оперировать магией смерти. И два особо мощных лича. Все новые были гораздо сильнее меня и моих родных личей по силе, но глава и шаман были невероятно сильны. Думаю, не застань мы их врасплох и распакуй они своих каменных некроголемов — нам бы ничего не светило.

Да здравствует грабёж! У двух главных гоблинов оказались пространственные кольца, там и было самое ценное. Мы поделили все поровну на пятерых. Сказать, что мы сорвали куш — значит ничего не сказать. Там была куча ядер, драгоценных трав, артефакты и прочее. Одно кольцо решено было отдать мне, как Некроманту, для более гибкого обращения с армией нежити, это даже не обсуждалось. Второе кольцо получила Игрис. И на сладкое у главного гоблина оказались рукописи по магии земли, их присвоил Ретт, что в общем-то, тоже не вызвало возражений. Мне же из кольца шамана достались его рукописи по некромантии, неизвестные ингредиенты и артефакты. Всё остальное мы поделили на три части и убрали в свои кольца. Поселение мы решили присвоить и использовать как свою перевалочную базу, уж очень она была удобна и скрыта от глаз, поэтому заблокировали вход и взялись за уборку. Часть пещер мы закрыли и решили использовать самую большую, бывшую раньше в пользовании главы зелёных. Трупы и нежить я убрал в кольцо, чтобы разобраться с ними завтра. А сейчас нас ждёт ужин. Акви превзошла саму себя в приготовлении ужина. У Ретта в кольце нашлось вино. Он, недолго думая, сделал нам крытую беседку с отверстием в центре для дыма от костра, который нам организовала Игрис из настоящих дров — их принесла моя нежить.

Я, пораскинув мозгами, переиграл планы на нежить. В дальней части ущелья под большим сухим деревом личи занялись подготовкой моей будущей армии некрогоблинов. Очищали кости от плоти и наносили руны для укрепления, силы, проводимости моей магии и сопротивления другой, поэтому Ретту было сложнее укреплять растущую армию. Приходилось тратить больше времени и сил, но в бою это окупалось большой защищенностью некробойцов от манипуляций вражеских магов. Двадцать магов пополнили мой Отряд личей, правда, не таких сообразительных, как «верераны», но намного сильнее — особенно два бывших руководителя племени гоблинов. Ну да Второй и другие, навскидку, должны справиться с управлением…

Мне теперь стала доступна власть над несколькими тысячами нежити. Но тут уже с управлением будет проблема. Так что нужно скорее делать упор на качество и мощь армии, как у моих вновь обретенных великанов, нежели на количество. Хотя для мяса всегда найдётся место: оно будет отвлекающим элементом, пока элитная нежить будет делать свою работу. Впрочем, все дела завтра, а сейчас у нас пьянка! И я отдал последний приказ на сегодня Второму: заняться охраной нашей базы.

Тем временем подоспел шашлык Акви. Мы уселись за стол, и Ретт решил сказать тост.

— Ну, за нас! Мы молодцы, сделали большое дело, урвали такой куш, что теперь можно купить необходимые нам ресурсы для дальнейшего роста наших сил. Так что предлагаю следующим караваном отправится с ним и закупить все необходимое.

— Да, мы задержались на нашем ранге, пора становится сильнее! — Вставила Игрис, и Этер её поддержал.

Акви, как всегда, сдерживала напор вулкана и урагана.

— Нам 16 лет, а мы уже так сильны. Вам ли не знать, что обычно этого достигают значительно старше? В нашей деревне, например, ребятам из команд на этом уровне сил уже больше двадцати лет, так что поспешай медленно и с головой.

— Спасибо, Акви. Но я продолжу. Также хотелось поблагодарить за усилия нашего нового члена команды, теперь мы знаем, что пригласить его было правильным решением. Я думаю, все понимают, что именно благодаря ему мы смогли превзойти свой предел.

— Да.

— Верно!

— Поддерживаю.

— Спасибо за тёплые слова, а также за то, что дали возможность присоединиться к вам. Я, бесспорно, делал все возможное для нашего общего дела. Но без вас я бы не справился. Ретт так вообще у нас вместо раба, все время пашет. Я к чему клоню, мы хорошо дополняем друг друга, вместе мы — крепко сжатый кулак в латной перчатке. Так что нужно держаться вместе, и весь мир падёт перед нами ниц. Да пребудет с нами магия! За нас! Пьём.

— Пьём! — Ответила мне четвёрка.

Повезло мне с ними. А мог до сих пор валяться в деревне. Да что там, если бы они не появились, давно бы умер. Надо ответить благодарностью по мере сил и возможностей. Эх, я вроде добрый, но постоянно мысли скатываются к циничности. Это мои бойцы и о них нужно заботиться, вместе мы сильнее. Дальше были ещё тосты и выпивка. Потихоньку ребята пошли отдыхать. Мне же не хотелось, сознание было ясным. Я пошёл посмотреть, как там дела у нежити.

Они уже закончили отделять плоть и прикопали её у дерева. Дерево заслуживает отдельного описания: около трех сотен метров высотой, оно поражало своей мощью и раскидистостью, было основательное и величественное. Возможно, это и прогневало небеса: дереву был нанесён урон, на стволе чернел след от молнии. И урон оказался настолько велик, что дерево не оклемалось и засохло, но до сих пор поражало своим великолепием. Возможно, гоблины не чужды тяге к прекрасному, и поэтому его не порубили на дрова.

Я настолько погрузился в свои мысли, что пришёл в себя лишь когда со спины меня кто то обнял. Мы стояли молча несколько минут, так казалось правильно. Она нарушила тишину первой.

— Думаешь, я не вижу как ты на меня смотришь? Отвечать не хотелось, я обернулся и залюбовался, при свете луны была видна только левая часть лица. Волосы были распущены, в глазах тлели искры. В такой момент я жалел, что не художник и не могу нарисовать эту красоту. Этот порыв тут же сменил другой, мысли ожесточились. Я шагнул к ней и поцеловал. Если губы могли жечь, то я воспламенился. Она ответила с такой страстью, что мы слегка ударились зубами. Я обнял её крепче и несколько минут наслаждался её податливостью. Затем она отстранилась, поставив мне ладонь на грудь, оттолкнула меня и ушла. Женщины… Я даже не хотел думать об этом, все решится позже. Возможно, она так выпустила пар от стресса в бою.

Какое-то время в голове была пустота. Этот взрыв эмоций лишил меня сил, и я потихоньку успокоился, ночь к этому располагала. Мой взгляд снова вернулся к дереву, оно чем-то притягивало меня, но я не мог понять чем. Мысли текли вяло, я не заметил, как сел и начал созерцать, потом впал в транс. Ощущение реальности покинуло меня, были только я, дерево и ясная ночь. Как будто оно звало, хотело что-то сказать, но я не слышал и не понимал. Так прошла вся ночь. Я очнулся только с утра, мне принесла завтрак Игрис. Машинально поев, я опять замер.

— Кощей. Кощей! Кощей!!! — Раздался голос Ретта. И хлестнуло болью в щеке. Передо мной стояла все компания.

— Что кричите? Я не глухой!

— Ты сидишь так уже несколько дней, сначала мы не хотели тебя отвлекать, думали у тебя озарение, прорыв, какие-то новые мысли, связанные с твоей магией. Но ты с каждым днем все глубже впадал в транс, это очень опасно. Только зрелые маги обычно уходят в долгую медитацию. Ты же слишком молод и слаб, тебе не хватило бы энергии и ты просто не очнулся бы и умер, лишившись сил. Что такого в этом мёртвом дереве, что тебя это так зацепило?

— Погоди, что ты сказал? Мёртвое дерево.

— Ну да мёртвое дерево. Чего такого.

Внутри я беззвучно кричал: «Ну конечно!»

Какой я тугодум… Я же Некромант, а тут — превосходный мертвый образец, который просто вопит о том, что его необходимо «обратить в свою веру», метафорически выражаясь.


Глава 10. Ритуал

Интересно, смогу ли я сделать из дерева нежить, и что из этого получится? Будет ли какая польза? Подумав, применил в деле свой мертвый глаз, видящий недоступное обычному зрению — потоки сил и магии. Завис, ошалев от увиденного: картина, представшая передо мной, полностью поразила самую суть моего естества. Это же невозможно! Этого не должно существовать — по крайней мере, на мой дилетантский взгляд. Не зря небесам это было не по нраву, и они обрушили свое негодование и гнев. Это дерево бросило вызов естественному порядку. Такое я видел только у магов: развитую энергетическую магическую сеть, только мёртвую и гигантских размеров у огромного, мать его, дерева! У меня даже не было слов, чтобы описать всю степень шока, овладевшего мной. Мой мир — он разрушился от осознания безграничности возможностей Вселенной… Это просто шедевр который создала природа. Затем ужаснулась и решила обратить в пепел.

Решил уточнить у ребят.

— Народ, а бывают деревья-маги?

— А-а-а… Эм… Нет…

— Никогда не слышал о таком.

— А что, это дерево — маг?

— Не знаю, но в общем-то все равно. Отойдите, что-то будет. Это дерево должно стать нежитью. Второй, у меня для тебя задание.

— Да генерал, исполню все, что прикажете.

— Нужно вырезать руны по всему дереву, узоры тебе знакомы. Займитесь этим делом всеми доступными силами и как можно быстрее, немедленно!

— Принято, мой генерал, будет исполнено.

— Игрис, Акви, Этер, у меня к вам будет огромная просьба: мне нужно большое количество живых животных или монстров, кого угодно, но как можно больше. Это важно: нужны живые и не обескровленные.

— Хорошо, займёмся.

— Ретт, мне нужно, чтобы ты поработал с личами. Они вырезают на дереве руны как заготовки и формы. А ты, как кузнец, должен заливать туда металл, чтобы он принял форму рун. Поможешь?

— Ладно, сделаю. Если скажешь, что задумал.

— В общем-то очень просто, я хочу этого исполина в свою армию нежити. Только я не знаю, получится ли, и будет ли стоить результат приложенных усилий.

— Понятно, интересная задача.

И работа закипела. Ребята отправились на охоту, несколько раз в день доставляя партии всякой живности. Даже сделали для этого загон, где всех держали: и хищников, и травоядных — все были обездвижены. С грузом на руках и шее больно не побегаешь. Магией легко создать, например, браслет вокруг запястья, то же самое и с кандалами. Ретт как всегда молодец, отвлекался от выполнения рун, чтобы сделать кандалы для новой партии — и снова за руны. А ребята раз за разом уходили на охоту, с ними я отправил часть нежити для переноса добычи, а также личей для контроля над ней.

Я же занялся трудами мёртвого коллеги, некроманта гоблинов — рукописями, то бишь. Там были интересные моменты и необходимые мне для будущего действа ритуалы. Вычленяя нужное и пропуская непонятное, я был как первоклашка, читающий учебник физики за пятый класс.

Там же встречались совершенно непонятные мне символы и руны. Даже не так, поясню: я без проблем понимал несколько простых рун и небольшую руническую цепочку из двух-трех символов. По сути, те узоры, что носила вся моя нежить, рассмешили бы любого начинающего рунолога, поскольку я неуч, магом стал буквально вчера. Ведь всю информацию я почерпнул из тех книг, что дал мне док. А как потом сказали мне ребята, это упрощенные книги для обычных людей, где примитивно описана магия — чтобы приблизить, так сказать, магов к народу и сделать их чуть понятнее, а неведомым и незнакомым монстрам дать хоть какое-то объяснение. Это — инициатива государства для «социализации» магии и направления ее в более мирное русло, а не на бесконечную бойню и добычу ресурсов. Как я думаю, не удивительно, что затея провалилась, а книги остались и давали вдохновение желающим стать магами. У некоторых получалось, что породило всплеск количества новых магов, так что определенный результат инициаторы получили.

Настоящие же книги о магии редки и очень ценны. Находятся чаще у больших кланов магов. Да-да, есть клан магов огня, воды и всех элементов. Мы, собственно, и находимся на земле, принадлежащей клану огня. Его члены из поколения в поколение добывали информацию и ставили эксперименты. Они обладают большой библиотекой и ценной информацией. Но делились ею обычно лишь с теми, кто родился или вступал в клан — и то в соответствии с рангом и важностью мага. Просто так никогда ничего не бывает, только за кровь, пот и усилия. А знания — это власть, и ею не делятся с кем попало. Этот мир жесток, здесь в почете право сильного. Даже не знаю, как мне так повезло, что меня спасли, а не добили. К чему клоню: книг такого уровня, как достались нам с Реттом, в деревне не было и близко. И это даст нам шанс развить магическое искусство дальше. Остальная часть нашей команды этого бонуса лишена. И завидовали нам сильно, и радовались за нас. Ведь сильнее мы — сильнее станут и они, мы же команда. И если мы хотим развиваться совместно, нам нужно заполнить этот пробел в знаниях. Возможно, при поездке в город мы найдём нужные книги для Игрис, Акви и Этера. И они окажутся нам по карману и действительно будут содержать нужную информацию: как правильно развивать магические каналы, примеры заклинаний… Например то, что Ретт постоянно делает из метала — это его личные наработки благодаря увлечению скульптурой. А также наработки и влияние отца. Так как он маг земли во втором поколении, ему несколько проще. Отец всегда постарается уберечь сына от многих ошибок. Как я понял позже, моя просьба сделать мне протезы была очень наивной. Вряд ли любой другой маг такой же силы и направления смог бы повторить поделки Ретта — это талант. То есть возможность такая есть, но умеют так единицы.

В итоге я нашёл то, в чем я крайне нуждался — описание ритуала, который позволит получить с жертвоприношения животных больше некроэнергии, чем при обычной охоте, где все происходит хаотично и энергия рассеивается. А то, боюсь, количества маны моего источника не хватит на этого гиганта даже близко: с его обхватом ствола — около сотни метров — и высотой свыше трехсот. Вывод я делал на основе увиденного источника этого исполина, а не только физических размеров. Поскольку я не могу сам обеспечить поток нужного уровня, будем пользоваться костылями, в данном случае — жертвоприношением, рунами и ритуалом. Узнав все, что нужно, я начал подготовку.

Для начала нужна была пентаграмма в круге, с деревом в центре. Учитывая его диаметр более тридцати трех метров, это должна быть огромная пентаграмма. Я отрядил нежить сначала начертить, а потом выкопать по линиям траншеи до двух метров глубиной и шириной метр. Вмешивать Ретта я не стал, нежить все делала вручную. На остриях звезды нужно было выкопать ямы глубиной до пятнадцати метров. Через равные промежутки на дне траншей и в ямы поместили ядра и те необходимые ингредиенты, что я нашёл в кольце некроманта: вот и пригодились, очень быстро.

Когда все было готово к ритуалу, я попросил ребят ради безопасности уйти подальше в лес, потому что не знал, что у меня получится: может и рвануть! Ну, значит, судьба у меня такая… Кому повешенному быть, то не утонет. Это моя авантюрная жилка хотела приключений и большой бабах. Что не мешало мне дотошно все подготовить. Моя нежить принесла жертвы, необходимые для сегодняшнего ритуала, первого в моей практике мага, и поместила их в траншеи и ямы пентаграммы. В ямах также уже находилась нежить, все начнется одновременно.

Я начал те действия, что обычно совершал при поднятии нежити: направил поток маны в мёртвое дерево. Из меня резко начало вытягивать всю ману. Подал сигнал нежити начать жертвоприношения, от ям к центру пентаграммы. Полилась кровь и некроэнергия, мне стало легче, дерево переключилось на новый источник энергии. Но ему было все мало, нежить подводила к ямам все новые жертвы. И смерть получала свой урожай. Зашевелились корни мёртвого дерева и уже стали сами высасывать жизнь из предназначенных для этого несчастных. Неожиданно быстро живность кончилась, и я отправил свою нежить в ямы отдавать всю некроэнергию, что в них была. А дерево все тянуло и тянуло, что не понравилось не только мне. Я понял, что замахнулся на что-то глобальное. Возможно, мне не суждено это пережить… Небо неожиданно потемнело, пошёл дождь и над деревом вспыхнул росчерк молнии — конечно, она ударила в дерево начиненное металлическими рунами на поверхности, так же как и ранее. Но победить мертвое дерево на этот раз ей было не суждено. А говорят молния не бьет дважды в одно место! Оказывается, бьет — в грешников. Так что живущий ложными целями и идеалами неизбежно будет страдать. Мертвое же дерево, получив необходимую ему энергию и высосав меня досуха, начало перерождение. Скоро в этом мире появится первое дерево-нежить. Что принесет это миру? Благо или смерть? На остатках сознания я ощутил, что все получилось — и потерял сознание.

Очнувшись, ощутил боль во всем теле. Болело абсолютно все. Осмотревшись вокруг, понял, что нахожусь в пещере в деревне у гоблинов. Рядом была только Игрис, ребят не было. Заметив, что я очнулся. Игрис начала рассказывать:

— Ты осушил источник досуха, это последствия магического перенапряжения. Спустя несколько дней пройдет, но пока лучше не перенапрягаться. Стоило то, что ты хотел сделать, этого всего?! Ты чуть не умер, идиот!

— Это смотря получилось у меня или нет… С вами все хорошо? Где все?

— Остальные наблюдают за тем, что у тебя вышло. И да — у тебя получилось пугающее до усрачки дерево.

— Я должен это видеть.

— Ты не можешь пока двигаться.

— Ничего, некромант я или погулять вышел?

Я вызвал Второго и быка с седлом. Второй вместе с Игрис помогли мне взобраться на быка, и я поехал из пещеры к дереву. Поздоровавшись с ребятами, обратил жадный взор на свой шедевр.

Да-а-а! А посмотреть было на что!.. Ствол дерева потемнел, стал даже черным, только блестели два четких следа от удара молнии — как ордена у преодолевшего смерть ветерана. По металлу рун, казалось, пробегали искры. И все это было как в тумане от насыщенной и концентрированной энергии смерти: она темнела, как крона дерева вместо листвы. И вокруг как будто кружили призраки. Перейдя на магическое зрение, ощутил, что глаз привычно кольнуло болью. И тут я почувствовал НЕЧТО! И оно было мне благодарно за вторую жизнь…

Это же дерево! Оно не говорило в привычном мне понимании, то есть словами — скорее, образами и чувствами. Оно хотело быть полезным, предлагало помощь и просило открыться, чтобы что-то показать и самому посмотреть, как я пробовал с вороном, наблюдая с воздуха. Сосредоточившись, я почувствовал себя деревом — его мощь и все живое и мертвое на многие километры вокруг. По мозгам ударило болью, и меня выбросило из сознания дерева, или что там было вместо него.

И тут я понял, что мне стало доступно. Дерево, по сути, стало источником и хранилищем некроэнергии, которую могло добывать из окружающей среды. И я мог пользоваться источником дерева как своим, внешним. То есть, у меня появился второй внешний источник магии, с огромной мощностью и большой зоной покрытия. Я могу использовать свой родной источник как передатчик, подключаться к источнику дерева и с его помощью в радиусе нескольких километров от дерева я могу призвать несколько тысяч нежити, если не десятков тысяч. И это только начало, древоисточник еще далеко не полон, он развивается и пополняет энергию. Оно попросило меня отдать ей несколько некробойцов для охоты и кормления. Господи, я породил чудовище! Но это мое чудовище.

У меня было пару сотен нежити, от них осталось пару десятков. Спрашивается, стоило ли оно того? Ведь мое сердце обливалось кровью, когда я отправлял их на заклание дереву… Да, сто раз да! Представил армию в десятки тысяч, выносящую все на своем пути. Это ли не могущество, к которому каждый стремится? Только вот распространяться об это не стоит, а то упекут в психушку. Я истерически захохотал.

— Эй, ты в порядке? У тебя крыша поехала на фоне истощенного источника?

— Да не, все хорошо, просто настроение хорошее.

— Что с деревом? Стоило оно вложенных усилий?

— Ну, возле дерева я могу черпать из него энергию.

— И все? А столько приготовлений…

— Ну, вот так. Необходимый опыт. Только давайте сохраним дерево в секрете, уж больно оно чудное и очень мне нравится.

Вот и словом не соврал. Не говорить же, что «рядом» — это несколько километров. А энергии могу начерпать на несколько тысяч нежити. Вроде немного, но это начало. За такое и прикопать могут, или порадоваться за товарища. Но лучше не рисковать. Как говорится молчаливый некромант — живой некромант. Как сейчас помню, мне мама говорила.

И тут мою голову пронзила догадка: дерево и до преображения меня звало, я чувствовал, но не понимал. Возможно ли, что у дерева есть душа и я его реинкарнировал, или реанимировал? Значит, душа и есть у другой моей нежити, животной и человеческой. В каждом погибшем существе должно быть что-то такое, только, возможно, разной силы. У всех существ, что мы убили, душа была слабой, поэтому я не почувствовал и не понял. И как это узнать или почувствовать? Или дерево — большое исключение и смогло до меня достучаться потому, что его душа была большой? Как ее найти? Сохраняются ли воспоминания о жизни? Будет ли нежить мне по-прежнему верна? Этим вопросом стоило бы заняться, поскольку наличие у нежити души позволит ей гибче исполнять мои приказы. У классического некроманта поднятая нежить управляется непосредственно магом благодаря мысленному контролю. Нежить — это пустая кукла. В этом и сложность…

Маг не может управлять большим количеством мертвых: не хватит уровня контроля. Человеческий мозг просто не предназначен для этого. У меня же эти функции взяли на себя нейросети — моя и личей. Я ставил им задачу, а они уже непосредственно управляли нежитью. Я же иногда брал под контроль воронов, только чтобы оценить обстановку. Да, большому количеству некробойцов можно отдать общие приказы идти куда-то, делать что-то совместное. Но если уже имеется специализация и, например, каждая из трех нежитей выполняет свою гибкую миссию, то такую концентрацию мозг уже не потянет. То есть, можно заставить их ходить строем, атаковать однообразно, но это будет как сломанный телефон, потому что в этом не будет гибкости — а враг не будет действовать однообразно. Так что с этим мне повезло: у меня есть нейросети. Но я не знаю предел возможностей по управлению моих подопечных, вряд ли он велик… Я думаю, несколько сотен — потолок. Так что информация о возможном существовании души и вероятность заполучить себе это знание дорогого стоит.

Надо только разобраться, что да как. Возможно, у моего мертвого коллеги есть нужные мне подробности в рукописях. Или придется самому искать ответы. Первым делом, нужно попробовать увидеть сущность посмертия.

Начать я решил с дерева. Мой ищущий взор буквально видел потоки стекающие к дереву-личу, их было слишком много и разобраться было сложно. Тогда я решил выбрать цели попроще и поставил перед собой в ряд разные виды нежити, что у меня были: человек-лич Второй, горилла, гоблин, обезьяна, бык и ворон. Я пытался как-то разобраться в потоках энергии, что их пронизывали, поначалу было сложно разобраться в этой мешанине. Поскольку нити некроэнергии шли от меня к личам и остальной нежити, а также от нежити к личам. Потоки темной маны шли из окружающего пространства ко всем. И, конечно же, вокруг в пространстве фонила магия других элементов — это была та еще каша. Таким образом, в магическом и энергетическом спектре мир смотрелся, как картина художника, работающего в жанре сюрреализма, не жалеющего красок и не оставляющего пустых мест, да еще в объемном формате.

Глава 11. Гном

Но кто ищет, тот всегда находит. Я увидел, что представляют собой души после смерти. Выглядело это как облако взрыва, где эпицентром было тело, а осколки облака стремились вдаль. Магия смерти же была похожа на щупальца, поймавшие не успевшие улететь частички души, и застывшие в этом положении постоянного взрыва. Возможно, это и была суть Некромантии — магия смерти не давала рассеяться остаткам души, цепляясь к ней, как оковы, и уже через них управляя бывшим физическим сосудом этой души. Самое интересное, что сам термин некромантии в книгах описывают как возможность и способ общения с душами умерших. Именно так, ни о каком поднятии нежити в толковании не сказано. Возможно, когда-то Некроманты были связующим звеном между миром живых и миром мертвых и участвовали обмене знаниями между ними наподобие шаманов. А уже потом сведения были либо утеряны, либо намеренно искаженны, поскольку давали доступ к бесконечным знаниям и слишком большому могуществу.

— Здорово, малец! Это ты тут магией балуешься, кровавые ритуалы исполняешь и жертвоприношения практикуешь? И не рано тебе еще играть силами такого масштаба? — Раздался голос у меня над ухом. — И так позорно использовать руны!.. Мои глаза кровоточат, когда видят этот мрак. Как ты мог сделать такое убожество? Ты что, слепой, больной или извращенец какой? Это же святотатство, так бездарно и нелепо заниматься магией. Ты умственно отсталый или при родах тебя роняли несколько раз вниз в головой? Может тебя в детстве не любили? Моя слепая бабка при смерти и то чертила ногами получше, а уж она-то была косорукая… Я подумал тебя прибить, чтобы избавить мир от мага, исполняющее такое убожество и недоразумение. Не боись, не больно прибью, подойди ток, лень шевелится.

Обернувшись я имел счастье или несчастье лицезреть гнома, которого здесь быть не должно. Ошалев от его потока слов и от неожиданности ответил ему в его же стиле:

— О, гном! Так вы же вымерли. Ты что, призрак? Так я не заказывал, шуруй назад в подземный мир — этот мир не для тебя, он для живых.

Теперь ошалел уже гном и насупившись, ответил.

— Ничего мы не вымерли, нас просто мало осталось. Вот нас и не видел никто в последние годы. Взлянул я на результат твоей магии с деревом — впечатляет, несмотря на убогую подготовку. Что было бы, знай и владей ты рунами больше, чем сейчас? Да и другой необходимой информацией. Некромантия много с какими направлениями пересекается — жертвоприношения, ритуальная и руническая магия, химерология, магия крови и тому подобное, просто об этом почти никто не знает. Только синтез всех направлений приведёт тебя на вершину магии. Хотя стоит признать, твоя работа в своём роде шедевральна. При других прочих условиях не факт бы, что получилось — а тут простота, грубость и прорва энергии от умерщвления жертв для ритуала. Плюс ещё дурные мозги и бесстрашие — как говорится, слабоумие и отвага. Но победителей не судят. Только не пойму, почему так убого, кто тебя учил?

— Да никто меня не учил, я и маг-то недавно, пару недель как очнулся. После травмы и амнезия у меня — не помню почти ничего, что было до. Так, немного отрывков прошлого. Так что я самоучка, все сам.

Пока гном переваривал услышанное, рассмотрел его внимательнее. Выше гоблинов, около ста шестидесяти сантиметров, широченный и квадратный, как кусок гранита. Шикарная седая борода до пояса и лысая голова. Он был старым, очень старым, даже древним. Кожа была грубая и коричневая, как кора дерева-долгожителя. Несмотря на возраст, он был очень крепок, под стать кряжистому дубу. Из одежды и брони на нем была кольчуга из тёмного металла, кожаные штаны и крепкие ботинки, за спиной виднелись края прямоугольного щита, а сбоку — молот на петле, потертой рукоятью вниз. Эдакий ветеран на отдыхе. Я даже не представлял, сколько ему лет. Учитывая, сколько живут маги, и что гномов давно перебили, а он из последних, ему точно за тысячу лет, а то и несколько тысяч. Стало понятно, как он появился тихо и незаметно. Это просто могущество превосходящей силы и опыта. Мы для него все равно, что дети, захотел — пришёл, захотел — ушёл, мы никак ни можем на это повлиять, разве что расплакаться. В принципе, мы и есть дети — некоторые из нас так точно. Да и я тоже по здешним меркам, сколько бы мне ни было. Тысячу лет прожить — это не поле перекатить, тут мозги нужны. Значит, делаем выводы: гном очень стар, опытен и хитер, силен и опасен. Значит, не трепыхаться и идти на контакт. А ещё он сказал, что пришёл убить меня за что-то.

— Дедушка гном, а за что вы хотите убить меня? Я гномов не обижал, да и вообще вы первый гном, которого я встретил.

— Была такая мысль, но я передумал. Я почувствовал твой ритуал, уж больно мощный раздрай был в магическом фоне, пришёл проверить что такое тревожит мой покой. Думал, какая нечисть завелась, надо прибить, пока силы не набрала. И что я вижу? Малолетку-неуча, топорно использующего руническую магию. Кстати, ты осознаешь, что все должно было рвануть к чертям собачьим? Но у тебя, к счастью, выгорело… Возможно, удача или талант, в общем звезды, так сложились. И мне это по душе, нельзя оставлять такой многообещающий росток без внимания. Я решил взять тебя в ученики и научить полноценной рунической магии, в которой мы, гномы, лучшие. И не только, остальные направления тоже зацепим. И научу не абы как — всему, что знаю сам, падай на колени и приветствуй же своего учителя!.. Не вижу радости на твоём лице, малец. Или ты не хочешь признавать меня учителем?

— Нельзя вставать на колени: у моего народа это знак унижения, к таким людям нет уважения, и с ними не считаются. Воин должен стоять на своих ногах твёрдо, а не пресмыкаться перед кем либо, выпрашивая крохи со стола. Даже первоклассные знания у могучего мага.

— Первый раз слышу, вроде традиция испокон веков.

— Я не местный, издалека. И с чего такое счастье, в чем подвох? Уж слишком мягко стелешь, гном. Звучит как анекдот: приходит великий и могучий маг-гном и предлагает научить рунологии и всему-всему. И всё, не видели больше доверчивого, молодого, красивого, многообещающего мага, даже косточек не нашли. Гном раскатисто расхохотался.

— А ты ершистый и смешной! Не боись, я детей не трогаю. Ты — как котенок, не боящийся тигра. Пошли, не обижу, все в пути расскажу и как придем, покажу. Там и примешь решение, стать учеником или убраться восвояси. Обещаю отпустить живым и здоровым.

— Куда идти? Как далеко? А можно друзей предупредить, чтобы не волновались?

— Ну иди, предупреди, только в темпе. Некогда мне тут с тобой возиться. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на ожидание, — гном покряхтел и присел в кресло материализовавшиеся из воздуха — черт его знает, магия или кольцо.

— Я мигом! — И побежал искать ребят.

Надо им сказать что-то, чтобы не искали и не волновались.

— Народ, я отлучусь ненадолго. Если не вернусь через день, не ищите меня, хорошо? Возвращайтесь в деревню, я вернусь туда. Про гнома я говорить не стал, сил противостоять ему у нас нет, а если что, пропаду один.

— Хорошо, но мы в ближайшее время не собираемся в деревню. Ретт — фанатик новых знаний о магии, засел за рукописи оставленные вождём гоблинов. Его теперь за уши не оттащишь, пока сам не остановится. Так что нам остаётся только тренироваться, пока наши везунчики изучают доставшиеся им труды.

— Не завидуй, будут ещё и в твоей жизни поселения беззащитных гоблинов с упором в магию огня, воды и ветра. Все сразу!

— Ага, сказочник, иди уже.

Вернувшись к старику-гному, мирно дремавшему в кресле под тенью, образованной магической кроной дерева-лича, я был готов отправиться с ним куда нужно.

— Старик, я ребятам ничего не сказал, так что не трогайте их, если что. И пойдёмте.

— Тетеря недоверчивый!.. Следуй за мной, юноша, — и повёл меня за дерево к скалам, там виднелся грот пещеры. Вот как гном прошёл незамеченным — через чёрный ход, старый шарлатан!

Когда мы зашли в грот, вход закрылся. Около получаса мы шли молча. Затем гном начал диалог.

— Ты знаешь, на чьих землях мы находимся?

— Да, это земли великого клана огня, большого и могучего клана, что истинный владыка этих земель, правит железным кулаком и сапогом. Тут нет сил, которые могли бы бросить им вызов.

— Да-а? А раньше, около тысячи лет назад, половина или около того этих земель принадлежала нам, гномам. У нас были хорошие соседские и союзнические отношения с этим самым кланом огня. Так думал наш народ до одного важного события для нашей расы, изменившего все. Наши кузнецы изобрели антимагический сплав металла. Это было величайшее достижение нашей культуры, венец изысканий десятков поколений и конечный продукт нашего труда. Сплав адарил, как мы его назвали. Это величайшее достижение и стало началом нашего конца. Из адарила выковали доспехи сначала для своих воинов, затем для человеческих и преподнесли их в дар своему союзнику — клану огня. Клан огня испугался нового сплава из адамантия и мифрила и ещё некоторых примесей. Доспехи из этого сплава, адарила, делали магию бесполезной. То есть простой воин, не маг, мог биться с сильным магом и победить. Это в корне поменяло бы баланс сил, если бы попало не в те руки. Клан огня, видно, решил, что руки гномов не надёжные и их нужно отрубить. Но мы сделали его для своей защиты. И решили обезопасить своих союзников. Мы не хотели начинать экспансию. Старейшины гномов думали, это укрепит и без того дружный союз двух народов, но они просчитались. Клан огня просил все больше и больше этих доспехов, а ковать их было действительно сложно. Впрочем, они покупали их по той цене, что мы просили, не торгуясь. Только потом мы поняли причину этих действий, они хотели потом просто ограбить нас, забрав всю оплату и наши запасы.

Когда у них образовался необходимый запас доспехов, они вооружили ими своих воинов. Объединили их с отрядами магов и ночью напали на наш город. Всё они продумали, кроме одного: они не учли, что мы ранее заготовили необходимый запас и для своих воинов. А наша традиция всегда требует ходить в броне и быть готовым к бою. Так что их победоносная и коварная атака в спину своим союзникам захлебнулась, и наша гномья армия обрушила на них свой гнев.

И они умылись кровью, их армия была разбита, и остатки бежали. Но нам от этого не стало легче, большой ценой досталась победа моему народу. Почти все погибли, а оставшиеся были ранены и без конца умирали каждый день. У нас просто не было сил, чтобы куда-то добрести и попросить или купить помощь. Начали прибывать всякие мародеры в надежде поживиться на пепелище войны.

В итоге, в живых остались жалкие остатки гномов. Нам пришлось все бросить и укрыться в этих горах. До сегодняшнего дня едва дотянул десяток — мы доживаем свои последние годы… Ещё несколько лет — и никого не останется от славного народа гномов, наше наследие и культура исчезнет в веках. И все из-за того, что были излишне добры к людям.

Я чувствовал в словах гнома тоску и горечь, ненависти уже не было. Видно, за все эти бесчисленные годы бессилия и невозможности отомстить на неё уже не осталось сил. Сердце давно онемело от застарелой боли и обиды от предательства.

— Старик, но ведь я человек. Ты хочешь убить меня?

— Ан нет! — он засмеялся, — ты не понимаешь, маленький Некромант. Ты — маг смерти, талантливый и нестандартно мыслящий. Я сразу понял, на что способно это дерево. И ты его породил или создал, смотря как ты это видишь. Знаешь, что случилось в прошлый раз, когда этот мир породил талантливого и не закостенелого в привычных рамках магии некроманта? Тогда этот мирок был частью большого мира — других материков и планет, связанных сетью порталов. Но кто-то умудрился обидеть этого мага, и он раздолбал тут все, что только можно. Уничтожил почти все народы, кроме гномов и людей: у нас был нейтралитет. Разрушил систему порталов, отрезав эту планету от сети миров. Даже изолировал этот материк от других таких же на этой планете, запер всех в изоляции, как в тюрьме. Это все стало результатом той войны, а знаешь, как его победили тогда? Старое доброе предательство, обычный удар в спину от союзников. Соратники решили, что он зашёл слишком далеко, и конец всего был его прощальной арией. И они уже ничего не могли с этим поделать. Ты знаешь, как зародилась магия, как люди научились её использовать?

— Нет.

— Все началось со строительства пирамид в начале времен. В определённых уголках этой планеты находили места силы, где существует постоянный поток энергии к планете и от неё. Возможно, он есть везде, но в этих местах это выражалось более явно. Люди чувствовали там что-то особенное. Эта была концентрация силы, и люди путём долгих экспериментов и передачи любопытства следующим поколениям придумали форму пирамид. С помощью строительства этих сооружений они поменяли что-то в этой планете. С каждым годом энергонасыщенность планеты повышалась: и мана, и магия стала ощущаться физически. Сначала пирамиды служили местом отдыха элиты разных стран. Постепенно стали замечать увеличившуюся продолжительность жизни, здоровья и прочего. И спустя поколения начали появляться маги.

Человечество каким-то образом подключились к энергетическому полю планеты, стало ему ближе, роднее. Возможно, таким образом задерживался отток энергии в космос. Версий много, а суть одна. Величие магов зиждется на пирамидах — это такое сосредоточие силы, что там все проще, и пробудить дар, и нарастить силу, развивая его. У каждого клана своя пирамида. У клана огня, соответственно, узкоспециализированная пирамида огня. Так вот, эти пирамиды были объединены в единую сеть, выполняющую разные функции, в том числе служащую в качестве сети порталов.

Тут мы приходим к самому интересному: у того великого некроманта из древних времен тоже была своя пирамида смерти. Ну как была, он её сначала отбил у других и переориентировал на родственный себе элемент. Он отрубил её от общей сети, обрушив и нарушив баланс, и многие пирамиды потеряли часть своих возможностей, сохранив только полезное поле для магов. Фишка в том, что пирамида сейчас находится там же, где и была, но к ней нельзя подобраться. Там засела огромная армия нежити бывшего повелителя смерти, а пирамида питает их некроэнергией. Армия настолько велика, что её просто невозможно выбить. Попытки осуществлялись, но погибшие лишь пополняли их армию. Постепенно эту идею забросили, как ни хотели все вернуть на круги своя. И угадай, где находится эта пирамида смерти? Рядом, на землях клана огня. Пирамида огня выделяет энергию жара, а пирамида смерти — некроэнергию. Между ними образовалась пустыня, где бродит нежить, охраняя свою территорию, что называется запретной зоной.

— А причем тут я?

— Все очень просто. Ты — талантливый Некромант, который появился на землях клана огня. А некроманту, чтобы расти в силах, нужно много смертей. У моего народа есть записи и легенды о Великом Некроманте, так что я знаю. И ты должен был уже это понять. А гора не выдержит двух тигров и рано или поздно вы схлестнетесь. Ваши интересы диаметрально противоположны. Взяв тебя в ученики и хорошо обучив, я знатно поднасру Великому Клану Огня. Когда придёт время, на твоей стороне будет и некромантия, и знания гномов. Ну все, мы пришли.

И действительно, мы вошли в огромный зал, в котором сколько хватало глаз занимали место статуи гномов в полной амуниции.

— То, что ты видишь — остатки той армии. В бою постепенно доспехи получали повреждения и выходили из строя, руны переставали работать, и воины гибли. В итоге, в противостоянии с кланом огня наши воины оказались вплавлены в металл, став одним целым с ним.

Глава 12. В деревню

Гном продолжал свою историю:

— Мы собрали десять тысяч целых статуй наших воинов из разных частей тел, вплавленных в металл. Одна статуя может быть собрана из пяти и более павших воинов. Мы решили так сделать, и не дали нашим воинам упокоиться в надежде на возмездие. Как напоминание о человеческой и нашей жадности и о собственной глупости. Мы восстановили доспехи из адарила. Веками мы приходили сюда и вспоминали прошлое, но не в наших силах противостоять или как-то отомстить клану огня. Все имеют внутренние раны с тех времен, у нас просто нет сил на активные действия. Я и последний десяток гномов тоже скоро умрем… И тут ты заявляешься на порог и начинаешь активно использовать магию, знания о которой давно мертвы! Но у гномов хорошее наследие, и часть информации у нас есть. Я могу ею с тобой поделиться и согласен тебя учить без всяких условий. Не нужно вставать на колени. Ты готов?

— Я готов. Пойдем, я покажу тебе библиотеку. Пока ты осмотришься, я введу старых пердунов в курс дела.

— Хорошо.

Попав в святая святых магов — библиотеку, я позвал личей с нейросетью из пространства кольца и дал задание нейроличам искать все необходимое, начиная с базовой информации и выше, чтобы сохранить эти знания в их памяти. Второму задал искать направление магии огня, третьему — магии воды, четвёртому — магии ветра. Этим я закрывал потребности и голод по знаниям нашей невезучей троицы, кому в бою не досталось рукописей по их магии. Пятый же искал все по некромантии, ритуалам, химерологии и рунологии — все, что поможет мне стать сильнее. Остальные после завершения своих дел должны были присоединиться к пятому и помочь ему. Я же задумался обо всей это ситуации. Мстить за гномов я пока не собирался, с кланом огня у меня нет никаких обид, так что держим нейтралитет. К тому моменту, как пришёл гном, моя нежить закончила с воровством интеллектуальной собственности и убралась в пространство кольца. Или не совсем воровством, меня же пригласили. Только вряд ли хозяин ожидал такого всплеска активности.

— Гномы одобрили моё решение учить тебя. Так что можешь взять любые книги из этой библиотеки без необходимости возврата, нам они уже не к чему, нам некому передавать эти знания. Забирай и уходи. Как будут вопросы — возвращайся. Вот тебе амулет, он откроет тебе путь.

— Я могу забрать любые книги?

— Да.

— Могу ли я забрать книги для магии других направлений — огня, воды, земли, ветра?

— Зачем они тебе? Для тебя они бесполезны.

— Для моих друзей. Вместе мы гораздо сильнее, чем поодиночке. Если они будут развиваться наравне со мной, мы будем дополнять друг друга, это сильно упростит и мой, и их пути.

— Хорошо, забирай, мне все равно и уходи, я устал. Гном развернулся и вышел из библиотеки. Похоже, мои нейроличи сделали бесполезную работу… Или нет? Информация, записанная под коркой, всегда лучше кучи книг, которые можно потерять или отобрать. Я вызвал их из кольца вновь, и мы собрали все необходимые книги. По моим направлениям тоже: почитать бумажную книгу иногда было бы неплохо.

Забрав со стола оставленный амулет, направился назад к моей команде. Подойдя к тупику пещеры, приложил амулет к стене. Вход раскрылся, как и заказывали, и солнечный свет резанул по глазу. Вдохнув после пребывания в замкнутом пространстве глоток свежего воздуха, отравился искать ребят.

Они ужинали.

— Привет, пропажа, пойдём есть, — предложила Игрис.

— Ничего не пропажа, просто познакомился кое с кем. Давайте мне самую большую порцию вкусностей, я с чудными подарками. — И рассказал им все про гнома и ученичество, пропустив только моменты про клан огня. Обвинив во всем причуды умирающего старика взять себе ученика, скрыл истинные мотивы

— А как его зовут, этого великого мага земли, последнего из народа гномов? — спросила Акви.

— Не знаю, не спросил.

— Он был прав, ты и правда умственно отсталый. Великий маг оказал тебя честь, взяв в ученики, подарил тебе кучу книг для себя и друзей, а ты даже не спросил его имя! — сделала выпад Игрис.

— Ты хоть спасибо сказал? — предположил Этер.

— А-а-а, нет…

— Да ты гонишь, брат, говоря по-нашему, — снова Этер.

Все остальные сделали жест рука-лицо. А я просто не успел, так все быстро произошло. Да и ни старику, ни мне это не было нужно. Но имя в следующий раз надо спросить и поблагодарить. Он большое дело сделал, что сильно нам поможет, все это понимали. Также я попросил ребят оставить в секрете информацию про гнома и все книги использовать только для себя, чтобы не обмануть доверие неожиданного помощника.

После ужина ребята пошли штудировать книги и грызть гранит науки. Я же под моим любимым деревом развесил гамак. Конечно же, не лично я, а моя любимая нежить, но не суть важно. Все равно она почти часть меня и моей магии. После всего случившегося, стольких событий, свалившихся на мою многострадальную голову, а я — на секунду! — раненый и больной человек, мне захотелось покоя. Я лежал, раскачиваясь в гамаке, и любовался закатными лучами солнца. Качался и думал.

У меня есть одно волшебное дерево, но нужно больше, намного больше, покрыть сетью весь лес. Скажем, через каждые пять-десять и более километров, в зависимости от мощности деревьев, должно быть как минимум одно. Для начала мне нужны разведчики из птиц. В этот раз не стал заморачиваться и отдал приказ использовать любые породы. Нежить отправилась выполнять, попутно восстанавливая свою численность за счёт человекоподобных обезьян. И, ловя другую живность для жертвоприношений, решил пойти проторенным путем. Разве что на каждое дерево масштаб будет поменьше, но с учётом количества деревьев, ритуалов будет очень много. Теперь вместо меня деревья пробуждали нейроличи и личи-гоблины. Через несколько часов в разные стороны полетела стая птиц для разведки и поиска нужного. Для начала я решил взять под свое некроманское крыло все сухие и мёртвые деревья, а затем уже заполнять пробелы за счёт живых. В след за птицами отправлялись партии личей и будущих жертв ритуала. Деревья должны будут выполнять у меня функцию сбора маны из окружающего мира: хранения и передачи ее моей нежити и обратно в двух направлениях, в том числе и помогая управлять ею, и увеличивая численность некробойцов. Чем больше деревьев, тем большую я смогу собрать армию, а она мне пригодится, когда я найду того мага, что убил моих офицеров и покалечил меня. Так что готовимся, поскольку маг он дюже сильный. Сначала у меня появилась связь со вторым деревом, третьим и так далее. Я оставил эту задачу на пятого, поставив условия, что через каждые десять километров должно быть дерево-лич. Как сеть, покрывающая лес, постепенно она ширилась.

Сам же я занялся другим вопросом. В рукописях гоблина я нашёл интересный момент. Оказывается, каменных великанов было больше. Некромант и маг земли объединились и сделали мощных некрокаменных големов, умудрившись передать часть контроля другим гоблинам — почти каждому второму в деревне, как оказалось. То есть, все эти скалы вокруг — такой замаскированный Отряд великанов. Мы просто застали гоблинов врасплох и не дали им развернуться, нам очень сильно повезло. Контроль два главных мага гоблинов передавали с помощью кучи парных амулетов, которые содержали определённый набор рун и кровь мага-будущего контролёра. Один амулет был вмурован в нежить, другой находился у мага, и маг так же, как я, мог мысленно управлять нежитью.

Я загорелся этой мыслью. Думаю, ребята не откажутся от подконтрольной им нежити. Тут же достал необходимые ингредиенты: ядра и прочее. И, привычно используя нежить как вторые руки, быстро сделал четыре пары амулетов, дело осталось за малым — достать крови у магов, объяснив им, что хочу получить. Я тут же получил необходимое со словами, что если нужно, могу приходить ещё. Определив, какие из скал настоящие, а какие нет, озадачил Ретта заменить амулеты гоблинов на наши. Он, убрав часть камня закрывающего доступ к амулетам, заменил их нужными нам и, вернув заплаты на место, посмотрел на меня. Мой выход. Привычно отправив ману в нежить, поднял её и «прописал» первоочередное исполнение приказов моих и нейроличей. А также рангом пониже — подчинение человеку с амулетом.

Дал отмашку команде. Что могу сказать, получив пятиметровую игрушку, они стали вести себя как дети, даже затеяли бои. Нежить под контролем не некроманта показала себя на ура. После ко мне подошёл Ретт.

— Кощей, а много ты можешь сделать таких амулетов и нежити?

— Ну, амулеты не сложно сделать, нужно время, ядра первого уровня и ещё несколько распространённых ингредиентов. А с нежитью… Великанов больше не дам! А любой другой — пожалуйста.

— А сможешь всей деревне сделать? По одному бойцу на каждого воина, если они принесут все заготовки под нежить, что им нужна. Кому ворона, для разведки. Кому горилл и так далее. Таким образом, мы поднимем боеспособность деревни в разы.

— Если с готовыми материалами, то почему бы и нет.

— Тогда я поговорю с отцом. Спасибо!

— Да вроде не за что, мы же в одной упряжке.

— Хорошо. Я думаю, нам пора возвращаться домой. Мы много достигли за этот поход. Получили кучу добычи. Уничтожили поселение монстров числом около двух сотен, включая два десятка магов сильнее нас. Забрали их сокровища, которые потом обменяем на нужное нам. И ещё Кощей достал нам книг у своего учителя, вот кому наглости не занимать! Я считаю, что пора возвращаться. Что скажете?

— Да, мы все хотим вернуться, — ответила за всех Акви.

Мы согласно покивали головой.

— Хорошо, решено, утром отправимся домой. — И мы пошли готовиться ко сну.

Утром после превосходного завтрака мы отправились в путь: кто на быке, кто на горилле из оставшихся, годившихся под седло. Остатки разрушенный нежити я забрал, восстановлю позже. Из каменных великанов половину я оставил моему первому древоличу и пятому нейроличу, на всякий случай. Они будут заниматься расширением моего влияния, увеличивая зону покрытия леса сетью связанных между собой древоличей во главе с первым. Да и пространство кольца не безразмерное. Оставшуюся половину великанов распределили по трём кольцам.

Для нежити под седлом я сделал амулеты новых владельцев. Девушки получили оставшихся горилл, поскольку очень просили. Парни же довольствовались быками. Также я сделал им разведчиков-воронов. Так что каждый член моей команды получил по три нежити: ворона, великана и скакуна.

Пока мы ехали, я обдумывал несколько идей, которые мелькали передо мной, и которые нужно как-то преобразовать в выполнимые задачи. Одна из них — повышение уровня нежити, чтобы созданная нежить могла расти в силе, участвуя в бою. Затем мне бы хотелось разумную нежить, чтобы уходило меньше контроля на это дело. Тут мне бы помогли знания о душах: как их восстановить и пробудить. Но таких сведений не было, только метод проб и ошибок. Далее, мне бы хотелось, чтобы вся некроэнергия, что добывалась в бою, не пропадала зря, а уходила к древоличам на хранение или той нежити, что в ней нуждалась, чтобы минимизировать потери в мане. В общем, мыслей куча, надо остановиться на чем-то одном.

Пока что Пятый и древоличи создают все больше древесной и животной нежити, ведь после ритуалов остаётся куча материала. Экспансия все ширится. Мне придётся заняться созданием нежити для воинов деревни и надо сделать так, чтобы она не зависела от меня. Это возможно, когда рядом есть древолич, питающий эту нежить, или же нежить сама будет добывать себе энергию. Значит, нужно делать некроголемов только тем, кто охотится, чтобы на меня не пала задача по обеспечению маной этих паразитов. Лучше подумать об идее наоборот — как излишки у них забирать.

Значит, подведём итоги. Создаём нежить только для боевых групп, кто постоянно занимается охотой. И забирать излишки энергии для своих нужд, то есть сделать энергетические потоки в этой нежити только исходящими: чтобы, когда она полна энергии, начинала автоматически отправлять излишки древоличам. А вот древоличи не будут питать эту нежить, пусть о ней заботятся новые хозяева.

Надо порекомендовать не использовать часто нежить вне боя, чтобы исключить её истощение. Надо добавить в амулет новую функцию, чтобы новые хозяева нежити могли контролировать уровень маны в ней. Блин, как я сразу не подумал. Надо ещё придумать конвертер энергии, например, чтобы маг земли мог питать нежить своей маной. Да, будут потери энергии, но часть-то пойдёт в дело, стоит заняться этим. Озадачу нейроличей — пусть копаются в информации, чтобы выполнить эти задачи.

Мы подходили все ближе к цели своего пути.

Надо определиться, где я буду жить, я же вроде как бездомный.

— Э-э-э, Ретт?.. А где я буду жить, есть идеи?

— Надо подумать. Ты же хочешь один жить?

— Ну наверное, специфика магии и все такое. Только вот с готовкой я не дружу, как бы с голоду не умереть.

— Ну, насчёт пустого дома я выясню. Поговорю с отцом, в крайнем случае сами что-нить организуем. А с едой — ходи в местную харчевню. Отдашь им, например, какой-то запас говядины и договоришься на кормежку, или у тебя столько добра в кольце, что можешь и просто деньгами платить. Мы же теперь богаты, забыл?

— Ну да, выпало из головы, столько событий.

— Ну да, понимаю.

Тем временем мы пришли в деревню. Попрощавшись с Игрис и Этером, мы с Реттом и Акви направились домой. Первой в душ ушла Акви. Затем Ретт пропустил меня, я же быстро искупался, не заставляя его ждать. Пока мы мылись, Акви организовала перекус. После еды пришло время поговорить с Терром. Нашли мы его в местном центре самоуправления.

— Отец, здравствуй.

— Привет, сын, как успехи?

— Здравствуйте, Терр.

— И тебе привет. Рассказывайте, что натворили. Все целы?

— Все!.. — Пока Ретт рассказывал о наших приключениях, я созерцал картину за окном.

Я заметил за собой привычку лежать или сидеть и смотреть в никуда. Возможно, это последствие травмы, ведь, по сути, у меня одно полушарие мозга живо, а второе мёртво. Интересно, как мозг до сих пор работает, и не едет крыша? А может, едет, а я и не замечаю. Я же маг смерти, совершаю кровавые обряды и собираю армию нежити. Может это и есть сдвиг по фазе. Но вроде пока никто не кричит об этом и не хочет упечь меня в дурку или тюрьму. Нужно быть осторожнее, как там говорил Призрак. Не убивать людей, не открывать ящик Пандоры — значит пока он ещё закрыт. Замечательно.

Тем временем Ретт закончил вкратце рассказывать отцу о наших забавах и спросил о жилье для меня.

— Да, есть небольшой домик. Даже есть место, где можно собраться всем пятерым. Пойдём, покажу.

Домик находился недалеко. И правда славный, с верандой. В доме была большая комната для гостей, с большим столом и креслами, и поменьше — спальная для хозяина, ещё кухня, но ей я не планировал пользоваться, разве что когда ребята будут приходить, девушки что-то организуют.

Имелся небольшой зелёный дворик, огороженный двухметровым забором. Значит, могу остаться наедине со своими мыслями и нежитью.

— Спасибо, мистер Терр, домик прекрасный.

— Да не за что, живи сколько хочешь, все равно стоит, пылится. — Затем отец с сыном попрощались и ушли.

Я же выпустил нежить из кольца. Дал им задание вырыть яму. Дело в том, что несколько древоличей небольшого размера я взял с собой, как раз для такого случая. Они быстро организовали новое пристанище для необычных переселенцев, и я ненадолго превратился в садовода-любителя.

Когда дерево заняло свое новое место жительства, я установил полюбившийся мне гамак и озадачил нежить настройкой управления для себе подобных. С отцом Ретта мы обсудили мою работу на благо деревни: я пока свободен и могу заняться амулетами и своими делами.



Глава 13. Кузница нежити

Терр же пока донесет нашу идею до охотников. До момента, когда первые энтузиасты добудут нужное, у меня есть несколько дней. Организовав цех по производству, я решил вздремнуть. Проснулся, когда почувствовал, что кто-то на меня смотрит.

Это была она. Минуту я любовался на неё. Затем Игрис легко, как перышко, очутилась в гамаке и свернулась калачиком на моей груди, обняв её одной рукой. Я продолжал лежать уже не один, при этом никто не разговаривал. А о чем? О том, что между нами зарождается? Просто нам пока была нужна тишина… Мы лежали, было хорошо, и я не заметил, как снова уснул.

Когда я проснулся, были уже сумерки и Игрис уже не было. Она как кошка — приходит и уходит, когда хочет. Но мне это по душе. Проспав целый день, я не хило так отдохнул. Хотелось действовать. Поскольку ещё только начало вечера, можно ещё что-то придумать. Для начала, сходить в харчевню на ужин.

До храма местной кулинарии было несколько минут ходьбы. Выглядело здание внушительно: крытая большая веранда без стен с трех сторон. Её крышу поддерживали каменные резные колоны, а единственная стена служила фасадом самого здания, чтобы войти в которое, нужно было пересечь веранду. Здесь стояли большие длинные каменные столы с массивными деревянными лавками со спинкой с каждой стороны стола. Сразу видно основательный подход к прочности и комфорту. Найдя раздатчицу, попросил мяса, зелени, хлеба до кваса и хозяина на разговор. Через минут пять мне принесли заказ, ещё через десять — появился хозяин этого заведения.

— Привет парень, ты что хотел?

— Меня зовут Кощей. Я хотел бы питаться в этом месте и сразу бы хотел прояснить способ оплаты. Могу деньгами, могу мясом. Мы недавно с охоты, есть около двадцати разделённых туш говядины, правда без костей, они нам понадобились для других вещей. Половину оставлю себе, а вот десяток выделю вам. Меня Ретт надоумил мясо вам предложить.

— Ну, Ретта я знаю! Это он хорошо придумал. За одну тушу я могу тебя кормить три-четыре раза в день на протяжении одного месяца. А за десять туш, соответственно, десять месяцев, но это долгий срок. Вдруг что-то изменится.

— Тогда давай так: я отдаю тебе мясо, а сюда могу ходить и с друзьями, тогда мой лимит кончится быстрее, и там видно будет.

— Годится! Работников я предупрежу, оценю все в деньгах, установлю тебе лимит — и приходи, пожалуйста, каждый день. Я так понимаю, у тебя все с собой? Пойдём в холодильник, выложишь все.

Пройдя через кухню, мы зашли в дальнюю комнату, от которой веяло холодом. Я зашел внутрь и, не увидев ничего интересного, кроме замороженных продуктов, выложил ящики с договоренным товаром. Следом попрощался с хозяином и пошёл доедать свой ужин.

Надо ещё было дойти до местного рынка, купить одежды и всяких мелочей для дома и походов: посуды, одеял и прочего.

И вот я вернулся в дом, можно сказать. В космосе ведь моим домом был корабль, а сейчас я даже не знаю…

Нежить давно навела порядок, я отправился на гамак. В харчевне я взял неплохой запас пива и закуску к нему. Не успел я открыть бутылку и сделать глоток, в гости заявились Ретт с Акви.

— Привет пьющим в одиночку!

— И вам привет. Какими судьбами?

— Ты ещё спрашиваешь? А отметить новоселье и возвращение домой? Игрис и Этер тоже должны подойти.

Они не заставили себя ждать и вскоре показались, подходя к нам.

— Ретт, а Этер и Игрис частенько появляются вместе… Как вы с Акви… Их что-то связывает?

— Ну, как сказать… Игрис дружит с его старшей сестрой, а та сейчас беременна. И Игрис бегает к ней пообщаться и помочь.

— Понятно.

— А вот и мы, всем привет. Уже пьёте?

— Пойдёмте на веранду, обновим.

Поставив на стол пива и закусок, Ретт и Игрис добавили то, что по их мнению нужно для хороших посиделок. У Игрис оказалось хорошее вино, которое пили девушки. Мы, парни, пили пиво и вели неспешную беседу. Стало совсем темно и нежить организовала нам небольшой костёр.

Не помню подробностей моей прошлой жизни, как генерала… Возможно, она тоже прошла в комфорте, положенному высокой должности… Но сейчас нежить избавляла меня от необходимости все делать самому, что было очень удобно и располагало к расслаблению. Чем мы и занимались: пили, говорили и расслаблялись после тяжёлой охоты. Потихоньку этот вечер заканчивался, все засобирались домой. А Игрис осталась, никто не стал заострять внимание, на этом моменте.

Когда все ушли, мы легли на мой любимый гамак и смотрели в небеса, на звезды. Романтика!.. Постепенно наши губы соединились. Обнимая Игрис, я, возможно, наконец-то начал ощущать себя по-настоящему дома. Что ещё нужно старому битому волку, чтобы зализать раны? Дом, где жить, и достойная женщина, чтобы любить ее, тем более такая горячая, как Игрис. Не удивлюсь, если она воспламеняет сердца парней всей деревни. И что она нашла во мне? По сути, калека… Хотя, возможно, она женской интуицией чувствовала уверенность зрелого мужчины под личиной подростка. Она потихоньку притиралась ко мне, прирастая нежностью и эмоциями, а я не мешал и не давил. Я тоже чувствовал, что все развивается как нужно. Пообнимавшись со мной ещё немного, Игрис засобирались домой. Я, конечно же, вызвался проводить. Так прекрасно закончился вечер, и ночь заступила на пост…

Когда я вернулся, решил обдумать планы на завтра. Парные амулеты для нежити и контролирующего мага были готовы. Мне же заниматься этой скучной и не творческой работой в роли конвейера по производству нежити для деревни откровенно не хотелось. Решено, дойду завтра до кузнеца и настрою все, что нужно. Отдам амулеты и все подробно поясню: куда их установить и как бронировать заготовки под нежить, что принесут охотники. Для поднятия готовых конструктов оставлю четвёртого нейролича, ему все равно, чем заниматься, а мне лень. Всё, спать.

Утром, позавтракав в харчевне, отправился в кузницу, где произошло знакомство с её хозяином по имени Девис. Мы сразу нашли общий язык. Ему предстояла творческая работа, а я, высказав свои пожелания и заметки, не собирался вмешиваться, что полностью устраивало кузнеца. Пока я наблюдал за работой профессионала, меня осенило. У меня становилось все больше костной нежити, без бронирования она очень беззащитна, нужно было с этим что-то делать.

В поселении гоблинов мы обнаружили шахту и кучу добытого металла. Постепенно идея полностью занимала мой ум: мне нужно вернуться и организовать там собственную кузницу. Загоревшись, я закупил у Девиса все материалы, горны — всё, что он соизволил продать, обменяв часть на амулеты и нежить ему в помощь. Остальные же амулеты оставил на реализацию, как и договаривались с Терром.

Всё я это делал не бесплатно. Материалы мне должны были вернуть, делал я только работу. Взамен я получил дом и ещё кое-какие преференции. Сошлись на трех сотнях нежити, учитывая, что я палец о палец не ударил. Работу осуществляли некробойцы, по сути, штампуя себе собратьев, которые будут питать мою сеть древоличей, и контроль над которыми я могу забрать в любой момент. Так что это была беспроигрышная сделка. Попрощавшись с кузнецом, увлечённым работой, я удалился восвояси, отставив Четвёртого.

Ещё я попросил, чтобы с работой закончили как можно быстрее, чтобы охотники предоставили все необходимое, и кузнец тут же установил магические сердца, а Четвёртый бы поднял нежить. Отделкой уже пусть занимаются как хотят, мне главное быстрее забрать моего нейролича. Я заметно нервничаю, оставляя их где либо. За того же Пятого я периодически переживал, хотя все было хорошо, и моя нежить передвигались, используя разведчиков и стараясь не попадаться никому на глаза. При этом они маскировали места проведения ритуалов. Больше такого светопреставления, как в первый раз, не было, и новые древоличи с виду ничем не отличались от обычных сухих деревьев. Так что я не только разветвлял свою сеть, но и скрывал её, оставляя в секрете. Ребятам я тоже ничего не сказал.

Я решил найти Ретта и спросить, когда же состоится следующий поход.

— Ретт, привет, чем занят?

— Твоими молитвами, отец озадачил работой, поскольку я знаю, как подготовить нежить. Вот, как видишь, этим и занимаюсь. А ты чего хотел?

— Да спросить… Когда следующий поход на охоту?

— Даже не знаю… Добыча была слишком велика, народ занимается саморазвитием, это надолго. Ты опять что-то надумал?

— Да. Глядя на кузнеца, я озадачился идеей сделать собственную кузницу для бронирования некробойцов. Чтобы тебе каждый раз на коленке не заниматься этим, что нас ускорит и сохранит наши силы.

— Идея очень хорошая, а то я последнее время в работе. Нет времени для себя и своего развития, и источник все время на нуле. Даже дома припахали, надеюсь, ненадолго. Учитывая, что там уже есть готовая кузница гномов и готовый металл, который мы не трогали, тема очень даже реальная. Ты же помнишь дорогу?

— Да, вполне.

— Ну, так и сгоняй один. Земли относительно безопасные. С твоей подконтрольной нежитью вряд ли тебе может кто-то причинить вред. А если попадётся кто слишком сильный, то и мы не поможем.

— А ты оптимист. Ну, тогда решено, выдвигаюсь на нашу базу, размещать кузницу. Не теряйте меня. Я ненадолго, разве что попадётся что-то интересное, тогда немного задержусь.

— Хорошо, успехов!

Я попрощался с Реттом. Он скажет ребятам, что я ушёл. Решил найти Игрис. Кстати, надо продумать амулеты для связи. Займусь этим после кузни, надо детализировать идею. Что я могу? Создать нежить, которая будет передавать сигналы или голубиную почту, но это долго. Или маленькую нежить с карандашом и блокнотом… А что, вполне жизнеспособная идея, и можно написать все, что угодно. Всё, иду домой, но сначала придумаю жизнеспособную модель, а потом к Игрис.

Недолго думая, решил пока оставить эту идею. Может, потом придет в голову наиболее удобный способ её реализации. Например, браслет из змейки на запястье, которая будет пульсировать разными сигналами, которые образуют слова… А сейчас отдал приказ нежити найти штуки четыре самых маленьких обезьянок и превратить их в нежить. На это много времени не ушло. Через некоторое время ко мне прибежали малюсенькие некрообезьянки, не более десяти сантиметров каждая.

Снова отправился к Ретту, объяснив ему задачу: просто сделать обезьянок милее, спрятав кости. Никакого бронирования, лёгкие и приятные глазу зверюшки. Он справился быстро. Потом вручил каждой по маленькому блокноту и карандашу, оставив их Ретту для передачи ребятам. Связь будет происходить через древоличей, нейроличей и мою нейросеть. Мне обезьянка не нужна, я буду получать сообщения напрямую.

Найдя Игрис с помощью ворона, отправился к ней. Подарил ей обезьянку и объяснил её функционал. Обезьянка мило прицепилась за какой-то ремешок в одежде и не мешалась. Игрис вроде порывалась пойти со мной, но осталась. Её родители явно бы не отпустили дочь в опасный лес с малознакомым парнем. Попрощавшись, я отправился к выходу из деревни. Всё свое у меня было с собой. Взобравшись на быка и окружив себя необходимым эскортом, отправился в путь.

Добрался я без приключений, дав нежити задачу все обустроить. Чтобы был большой конвейер и можно было беспрерывно создавать солдат для моей армии. Часть нежити отправилась в одну шахту — добывать металлсодержащую руду, часть — в другую шахту на противоположной стороне ущелья. Гоблинам в этом плане повезло: хорошее расположение шахт и достаточный запас жилы для их нужд. Теперь это перешло ко мне по наследству.

Теперь что касается кузни. У гоблинов она располагалась глубоко внизу в шахте с рудой металла. Не знаю, как у них тут все работало, скорее всего, они отдавали приоритет маскировке и тишине. Мне же пришлось заморочиться с будущей подачей воздуха. Как скрыть дым? Выложив все необходимое из кольца, я понял, что ничего не знаю про кузнечное дело. Со стороны и в голове смотрелось легко: нежить раздвигает мехи, метал плавится, другая нежить стучит по наковальне, а тут, оказывается, все сложнее… Моя нежить — не меч, нужен другой подход. Так что мне нужен кое-кто понимающий в кузнечном деле. Как хорошо, что у меня он есть.

Отправившись к нужной скале, я приложил амулет входа и пошёл в библиотеку. Стоило только озадачиться поиском книг по этому делу, пришёл гном.

— Привет, малец. Ты быстро вернулся, неужели все прочитал и есть вопросы?

— Привет, старик. Нет, я по другому вопросу. Как твоё имя?.. И спасибо тебе за то, что взял в ученики и надарил книг. Моё имя Кощей.

— Моё имя Гром, будем знакомы, ученик Кощей. Так что у тебя там за нужда?

— Мне нужна информация по кузнечном делу.

— Удивил! И зачем тебе это?

— Хочу сделать кузницу для бронирования нежити. Если поднимать зомби, они воняют, что не комильфо. Если призывать скелеты, то они беззащитны. Следовательно, нужна броня. Раньше этим занимался Ретт, он маг металла. Но он не потянет входящий поток. Да и не хотелось бы сильно от него зависеть, а то не смогу и шагу ступить самостоятельно. А в поселении гоблинов есть две шахты: металлической руды и угля, там же есть и подобие кузницы, но я не знаю, с какой стороны взяться, чтобы настроить автоматический процесс производства. Как-то так.

— Понятно… Бери нужные книги и пошли, посмотрю как помочь твоему горю.

Придя на место, гном изрядно матерился, пытался мне что-то объяснить. Я сразу съехал с темы. Подвёл Третьего нейролича и сказал:

— Вот, это Третий. Ему все расскажи. Он будет тут всем рулить: где, что и как поставить, какую нежить в каком месте приспособить.

— Он, что разумный?

— Да нет, не в полном смысле этого слова. Сложно объяснить, но он тебя поймёт и выполнит, потому что я приказал. Без моего приказа он сам ничего не сделает. Считай, особая мутация нежити.

— Понятно, ну пошли, Третий, постигать азы кузнечного дела!

Пока Гром настраивал работу моей кузни, я связался с Пятым. К слову сказать, связь была через мой новый лес, сетью соединенный между собой — нейросеть уже такие расстояния не брала. Поставил ему задачу отправлять нежить партиями на апгрейд, а так же задачу искать новые и интересные виды животной и растительной жизни, чтобы разнообразить свою армию. Еще дал задание искать великанов и больших летающих птиц: путешествовать на быке через заросли мне тоже разонравилась. Хочу быстрый и удобный способ добираться до нужного мне места. Пока я обдумывал все эти моменты, ко мне подошёл Гром.

— Очень умная у тебя нежить, мы все сделали. Глобальные вещи они скоро переделают, и твоя кузница заработает. Я так понял, что ты хочешь получить инструмент массового бронирования без внимания к мелким деталям, главное — сохранить подвижность. Под эти задачи мы и сделали небольшой чан, где металл будет расплавлен до жидкого состояния. Нежить на цепях будут опускать туда, как в воду, и металл образует корку. Поднимут — и на наковальню, пока горячий, сразу обработают и приведут в порядок. В это время задача третьего будет подавать объекту ковки ману на укрепление, чтобы метал не повредил кость, но я думаю, он с этим справится.

— Он не совсем разумный, скорее, у него хорошо прописаны команды и алгоритм действия. Штучная работа, случайность, по сути. Он робот, тебе знакомо это понятие?

— Конечно. Мы, гномы, его и придумали. И много у тебя такой разумной нежити?

— Четыре всего, и её потерю невозможно восполнить, какой бы силы я не достиг в будущем. Уже сейчас, в основном, все упирается в них. Если я их потеряю, мои возможности разом сократятся в пять раз.

— Тогда береги её и держи в секрете. Если они так важны, сделай обманки. Пусть другая нежить под их управлением ведёт себя, как они — как кукла-двойник или аватар. А то если я понял, что эта нежить особенная, то и другие догадаются, и в какой-то момент это станет известно врагу. Спрячь их, сделай им аватаров — пусть они привлекают внимание, и если ты их потеряешь, это никак не отразится на тебе.

— Спасибо, Гром, за совет и за помощь.

— Это моя обязанность как учителя. Если у тебя все, я пойду. Я все-таки старик, меня утомляет долго оставаться на ногах и делать работу, как в молодости. — Гном попрощался и ушёл.

Я же готовился ко сну, решил заночевать в гамаке. Конвейер нежити запущен, ответственным останется Третий, а я себе занятие придумаю завтра.

Глава 14. Королева муравьёв

На следующий день проснулся рано. Пока завтракал, меня обрадовал новостями Пятый: они продвинулись далеко на восток и на своём пути встретили новый вид животных или насекомоподобных. В общем, двухметровых муравьёв с блестящим крепким металлическим панцирем, но пока ничего не предпринимает. И тут я уже заинтересовался этой новостью. Представив себе размер их муравейника и их общее количество, я принял решение отправиться в том направлении и самому проконтролировать процесс первого контакта. Тут, считай, куча однообразных юнитов, которых я могу заиметь. Я давно подумал о специализации моих некробойцов: пехота, конница и тому подобное. И такая информация в тему! Возможно ли будет всех муравьёв сделать пехотой? Я решил двигаться с комфортом, отправив воздушных разведчиков — найти кратчайший хороший путь, и наземных — прорубить мне дорогу сквозь лес, чтобы я не терял время и скорость.

Мой бык под седлом стремительно двигался вперёд, я решил даже не останавливаться на ночлег. Ел и спал в пути, благо магия укрепила тело намного сильнее, чем у обычного человека. Через три дня я уже был на границе муравьиной территории. Не теряя времени, не успев приехать, я подключился к зрению ворона. Мне открылась впечатляющая картина: среди деревьев высился огромный трехсотметровый муравейник и рядом сновало огромное количество спешащих по своим делам его обитателей. Это внушало опасения. Я решил не связываться со всей колонией, а поохотиться на забредающих далеко от сердца муравейника одиночек и небольшие группы муравьёв. Я подумывал набить сотню-другую и свалить от греха подальше, пока их не хватился комитет по решению проблем и не решил заняться уже охотой на меня.

Я захотел поучаствовать при добыче первого, чтобы понять их особенности, чтобы выработать общую стратегию и тактику успешной и быстрой охоты. Сперва ничего не предвещало беды. Я решил для начала связать, немного понаблюдать и потом уже умертвить. Муравей же нам попался боевой, верёвки тут же перекусил жвалами и порвал лапами. Двигался он на форсаже — намного быстрее моей нежити. Когда его попытались убить, оружие просто отскакивало от него, оставляя царапины. Умирать он явно не хотел. Тогда я вызвал на помощь тяжелую артиллерию, и великаны быстро зажали шустрого бойца. Его скорость и острота жвал оказались бессильны против размера и прочности камня. Мы его немного попытали, чтобы узнать слабые и смертельные точки и больше не попадать впросак.

Эта тварь, преподнесшая нам сюрпризы, оказалось закована в природную металло-хитиновую броню. Поначалу я не воспринял схожесть панциря с металлом всерьёз. Оказалось, природа тоже может хорошо поработать и сделать смертоносное создание. Не удивлюсь, если у них просто нет противников в своей нише. Когда я поднял некромуравья, он сохранил все свои качества, что и при жизни: скорость, защиту и мощь. Я слышал, что обычные муравьи поднимают вес, до пятидесяти раз больший массы собственного тела. Раньше мне казалось, что из прямоходящих двухметровых муравьёв получится хорошая армия копьеносцев, сейчас я решил изменить свое мнение и планы. Это боец ближнего боя, его и не нужно апгрейдить, только оружие. Им станут обоюдоострые серпы в количестве шести штук на каждую лапу, и это будет нежить-мясорубка, неостановимая машина смерти.

После первого блина комом началась целенаправленная вполне уже профессиональная охота на одиночек. Где-то на сотом муравье, от Третьего нейроличам пришло сообщение, что новый муравей хочет пообщаться. Меня это крайне удивило, я не думал, что они разумный вид. Что вполне законно вызвало большой интерес и энтузиазм с ноткой опасения. Их тут под боком тьма, и мы их чуток проредили. Но я решил с ним все же пообщаться.

Выглядел он так же, как и остальные: такой же, как ранее встреченные. Хитоно-металлический корпус рыжеватого цвета, острые жвалы, разве что мощнее и на метр выше. У него был амулет-переводчик — его трескотание переводилось в понятный мне язык.

— Приветствую, человек! Моя королева желает говорить с тобой. Недавно на одном участке начали массово пропадать наши рабочие и меня отправили выяснить, что случилось. Я узнал, что это дело рук твоих слуг. Моя королева спрашивает, почему ты убиваешь её подданных, у тебя какая-то обида на наш народ?

— Приветствую тебя и твою королеву! У меня нет никаких обид с твоим народом. Я не знал, что Гигантские Металлические Муравьи разумны. Иначе я никогда бы не стал делать то, что сделал. Мне нужны были только их тела и ничего более. Я прошу простить меня и моих слуг за это.

— Не все Муравьи разумны. Те, которых вы убили, обладают только базовыми инстинктами, но они часть моего вида. И да, мы, Муравьи, — разумный народ. И моя королева мудра и миролюбива, поэтому прощает тебя, если ты прекратишь охотиться на нашей территории. Она не хочет бессмысленной вражды. Моя королева, интересуется, зачем тебе тела наших рабочих муравьёв?

— Я не знал, что это только рабочие, я думал, что это обычные Муравьи… Как же тогда выглядят воины твоего народа? У них слишком мощные и сильные тела, мне казалось, из них получатся сильные новые слуги. Я маг-Некромант, поднимаю тела мёртвых и они мне служат. Меня восхищает хищность и мощь вашего народа, помноженная на скорость.

— Королева тоже довольна своим народом. Я — солдат моей королевы, мы, солдаты, намного сильнее рабочих особей. Сколько тебе нужно тел и что ты готов отдать взамен?

— Эм, тысяча тел. А что взамен?.. Я также могу создать нежить для королевы, они будут подчиняться ей и выполнят любой приказ. Их можно использовать в опасных работах или в войне, чтобы не терять живую силу: они способны восстанавливаться.

— Какие бы тела ты хотел получить?

— Что ты предлагаешь, я не понимаю?

— Королева даёт тебе выбор из трех вариантов: муравьи-воины, рабочие и летающие особи, какие тебе нужны?

— Пятьсот воинов, двести рабочих и триста летающих, так годится?

— Моя королева даст тебе десять тысяч в этой же пропорции, что ты просишь, взамен она хочет такое же количество нежити, что ты поднимешь своей магией. Сможешь сделать такое количество, что требует моя Королева?

— Да без проблем. Единственный нюанс, они работают на некроэнергии, поэтому их нужно использовать в бою или там, где энергия смерти постоянно пополняется. Так же нужны ядра первого уровня в количестве десять тысяч один, для амулетов, чтобы передать контроль над воинством королеве, и ещё некоторые ингредиенты. Ну, в общем то, всё.

— Хорошо, пойдём ближе к муравейнику, тебе все принесут и помогут. Если нужно, я останусь с тобой.

Я решил рискнуть и согласился пойти с ним, в крайнем случае великаны станут моим аргументом для ухода.

— Да, хорошо. Помощь не нужна, разве что контролировать своих, чтобы не было недоразумения. А мои слуги справятся с этим делом сами.

Так, беседуя, мы достигли нужного места, куда уже подходил груженный караван муравьёв.

Я рассматривал принесенное и увидел воочию разницу между муравьем-солдатом и муравьем-рабочим. Если рабочий муравей, каковых насчитывалось около двух тысяч, был двухметровым и чёрным, то солдат был рыжеватым, трехметровым и более мордастым и тяжёлым, их было около пяти тысяч. Крылатые же были по размеру нечто среднее между первыми двумя и выделялись темно-красным оттенком. С парой блестящих прозрачных крыльев. Их было около трех тысяч. Вот она, моя партия будущей нежити. Вдобавок предстоял королевский заказ — десять тысяч солдат-муравьёв, обращенных в армию нежити. Как обычно, всем рулил Второй.

В это время прекрасное создание, похожее на человеческую девушку, только имевшее хитиноподобную чешуйчатую поверхность тела, находясь глубоко под землёй, предавалось размышлениям. Этим созданием была Королева муравьёв. Казалось, зачем ей нежить? Она королева, и по её приказу сотни тысяч муравьёв пойдут умирать, если не миллионы. Но мать, умерев, так и не определила, кто из дочерей должен занять её место. В итоге, Лия стала королевой, но у муравьев она должна быть одна… А их оказалось две. И обе королевы. Сестра хотела забрать половину муравейника и уйти, только она не понимала, что люди не позволят им расширяться и экспансия станет началом конца… Ведь люди обратят на них свой взор. Ареал их колонии уже занял свою нишу. Если захватить больше, то ты уже приходишь на территорию того, кто этому будет недоволен и может ответить тотальной агрессией и уничтожением. Королева Лия, в отличие от сестры, не питала иллюзий. Ей старая королева часто рассказывала, что люди — монстры и не стоит переходить им дорогу или задевать их интересы. Людей очень много, и они сильны — объединятся и истребят, как многие другие народы до этого. Раньше в лесу было много разных волшебных народов, сейчас же остались только муравьи.

Королева не была склонна к панике или страху, но небольшая осторожность была не лишней. И сейчас сестра задумала отделить часть муравейника и уйти на территорию людей, поскольку считала их мягкокожими и слабыми, но, опять же, не понимала, что эти люди-рабочие многочисленные и слабые, а воины людей сильны так же, как у муравьёв. Взять хотя бы этого мага, он очень силен. Даже не шевелился, все сделали его слуги, а когда слабые не справлялись, он отправил посильнее. Королева все это видела. У неё были не только огромные создания, но и очень крохотные, и она могла управлять любым, как и видеть его глазами и прочее. Поэтому когда происходила охота на её рабочих особей, она наблюдала и пришла к выводу, что маг не имеет предубеждения к её народу и не планирует геноцид, он скорее экспериментировал. Поэтому она решила пойти на контакт и узнать, что он на самом деле хочет. Как оказалось, его интересы были безобидны: трупы муравьёв. Да их куча на нижних этажах муравейника! А сотня рабочих — не такая уж большая потеря. Она пошла на контакт и не пожалела. Скоро в её руках окажется новый козырь, который пригодится в борьбе с сестрой.

Дело в том, что они обе королевы и у муравьёв в инстинктах прописано не причинение вреда королеве, послушание и помощь. Сейчас у неё появятся те же Муравьи, только не скованные ограничением. А потом она отправит их на один проблемный участок… Дело в том, что когда-то было извержение вулкана и нижние этажи пришлось покинуть и подняться выше. Нежить же может спуститься вниз и сделать все необходимые работы, чтобы вернуть утерянные этажи. А близость к вулкану дарила необходимое тепло, которое было нужно для яиц — чтобы они созревали и появлялось новое поколение муравьёв. Так что неожиданно нагрянувший маг поможет решить пару серьёзных проблем, причём за небольшую плату, ту, что обычно гниет в земле.

Наблюдая, как моя нежить делает амулеты и поднимает армию для королевы, я радовался неожиданной прибыли. Только вдумайтесь: десять тысяч металлических муравьёв! Надо наладить с королевой взаимовыгодный обмен, уверен, у неё этого добра дофига, и она тоже получила какую-то выгоду для себя.

Обратился к муравью-солдату, его звали Ксеркс.

— Ксеркс, мы закончили. Кому мне передать управляющий медальон?

— Отдай мне, я передам своей королеве.

— Ещё просьба: могу ли я на подконтрольной вам территории посадить деревья?

— Королева спрашивает, что это за деревья и зачем они нужны?

— Эти деревья впитывают энергию смерти и потом отдают её нежити. Результатом их жизнедеятельности будет пользоваться Армия нежити Королевы и моя нежить, они не опасны и не несут вреда.

— Королева разрешает. Отдай деревья нашим рабочим — они все сделают. Это все или тебе есть что добавить?

— Нежить, что я сделал для королевы — я тоже имею над ней контроль. Но я не враг Королеве. Так что предупреждаю: используйте их активно в бою или ещё где, при необходимости разделите на небольшие отряды, а в покое держите в кандалах или как вам угодно. Я не причиню вам вреда. Но я не знаю, как поведёт себя нежить при моей смерти, например. Я не собираюсь помирать. Но Королева была добра ко мне и не сердится, что я убивал её подданных. И я хочу ответить добром на добро и проясняю все нюансы.

— Моя Королева ценит твою честность, маг, и спрашивает твоё имя.

— Меня зовут Кощей.

— Королеву зовут Лия, она довольна сотрудничеством с тобой и готова его продолжать. Если у тебя появится предмет для диалога, возвращайся — обсудим.

— Я могу сделать небольшой артефакт для общения, и мы сможем связаться с Королевой в любой момент. Что скажет Королева Лия?

— Королева примет твой амулет. Что нужно для создания?

— Есть ли у вас небольшие Муравьи, сантиметров десять? Можно мне их десяток?

Быстро получив запрошенное, сделал артефакт и пояснил, как им пользоваться. Поблагодарил Ксеркса и Королеву за радушие и, попрощавшись, отправился в обратный путь. Спустя несколько часов со мной связался Ретт.

— Кощей ты где? С тобой все хорошо? Нас обследовал Док, мы все перешли на следующий ранг магической силы. Ты, наверное, тоже, нужно проверять. Возвращайся скорее, у отца есть дело к тебе. Его одолели наши охотники, подозреваю, что выбивают себе больше нежити, готовься. Через несколько дней отец планирует караван в город, мы же все вместе хотели поехать? Я все рассказал отцу. Он рекомендует поступить учится в магическую академию. У нас достаточно добра из деревни гоблинов, чтобы оплатить учёбу за пятерых, книги это конечно хорошо, но хорошего учителя ничто не заменит. Да и талантливые сверстники расширят наш кругозор. Так что возвращайся, все обсудим и решим.

— Со мной все хорошо. Поздравляю с новым рангом. Собираюсь домой, прибуду как смогу.

Закончив общаться с Реттом, я решил протестировать моих летающих юнитов. Сами-то они летали, а как насчёт полетать мне? Выбрав самую крупную особь, взобравшись на неё, отправился в путь. Летающий муравей легко взмыл со мной на борту и путь, вместо недельного шатания по лесу, занял несколько часов.

В полете обдумывал все произошедшее. Этот гигантский вид муравьёв меня сильно поразил с их хищным видом и мощью. Природа создала их естественными убийцами. Надо что-то придумать для обмена с Королевой Лией.

Мне хотелось как можно больше этих воинов под моим командованием. Надо теперь раздобыть им оружие — двенадцать тысяч серпов для двухметровых. Трехметровых решил вооружить на манер македонской фаланги. А вот для летающих долго ничего в голову не приходило, пока не осенило: лучники! Вооружить их мощными бронебойными луками — и они с недосягаемой высоты будут безнаказанно выкашивать врагов. Всё упирается в деньги, а вот их-то как раз не было. Надо найти ещё цель для ограбления. Или, когда поедем в город, начать продавать нежить как големов. Надо обдумать эту мысль. На это меня натолкнул взаимовыгодный бартер с королевой муравьёв. Учитывал ещё, что распространение нежити, даже с амулетами, это увеличение своей сети слуг и разведчиков. Все равно перво-наперво они подчинены мне и пригодится всегда. Тем более, хозяева будут её холить и лелеять, а я смогу забрать в любой момент, хоть это и не честно. Но мало ли какая ситуация случится в будущем, возможно, от случайно оказавшейся рядом нежити, которую я продал, будет зависеть моя жизнь или жизни друзей. Я далеко, а чужая нежить близко, выбор очевиден. За этими размышлениями не заметил, как добрался.

Я решил приземлиться на опушке немного в стороне от деревни, чтобы не поднимать переполох и отправился к отцу Ретта на разговор. А позже решил навестить ребят — подарить им по паре каждой разновидности муравьёв. Думаю, заценят: они вызывали восхищение своим видом, а летающий юнит — так вообще намного облегчит нам жизнь. Девчата будут визжать от восторга.


Глава 15. Планы

Я привычно уточнил у моих разведчиков, где глава поселения. Оказалось, в местном центре управления, туда и отправился.

— Здравствуйте, Терр. Ваш сын сказал, что вы искали меня, чтобы поговорить о важном деле?

— Привет, Кощей! Да, хотел обсудить, есть несколько просьб. Я тебя огорошу, вывалив сразу все. Те триста амулетов для управления нежити уже закончились. Я понимаю, что у нас с тобой был конкретный договор на определённое количество нежити. Но охотники меня одолели, уж слишком шикарно показала себя твоя нежить. Мужики, да и девчата, не нарадуются. Птицы-нежить находят и выслеживают добычу, пока охотники доберутся. Затем, у кого есть боевая нежить, ею отвлекают внимание зверя и добивают его более безопасно и легко. А ведь на их уровне зверь уже очень опасен и оперирует магией, так что даже небольшое облегчение нелёгкой доли охотника воспринимается с радостью.

Ещё момент. Приходили наши рыбаки, что занимаются водной охотой и добычей жемчуга со дна озера, тоже просили себе нежить, только подводную, чтобы могла и рыбу убить большую, и жемчуг со дна поднимать. Также я слышал от сына, ты придумал артефакты, которые позволяют полноценно общаться на расстоянии? Они мне нужны. Понимаю, много прошу. Но это твой новый дом, и грех не воспользоваться твоими возможностями. Мы помогли тебе когда-то, теперь нам нужна твоя помощь, и в твоих силах её оказать.

— Что могу сказать, без ножа режешь. Ты правильно сказал, это мой дом и я помогу. По поводу артефактов связи, могу сделать, но немного, максимум десяток, и чтобы пользовались не часто, поскольку нагрузка идёт на меня: все общение будет проходить через мою скромную персону. Если что-то секретное, то сразу придумывайте шифр. Годится?

— Да вполне.

— Хорошо, по следующему вопросу. Мы сделали каждому магу по нежити, верно, но помимо магов на охоту ходят и простые воины. Сколько их всего?

— Ещё, помимо магов, около тысячи двести. Всего около полторы тысячи охотников. Кто-то обеспечивает едой деревню, кто-то добывает редких и опасных животных, живых или мёртвых, а кто-то занимается морским промыслом. Но работа у каждого опасна. Все передаётся из поколения в поколение, так что специализация каждому досталась от родителей, которые обучили всяким нюансам и секретам.

— Так вот, готов сделать ещё полторы тысячи амулетов, с условием, что каждый обычный охотник, не маг, получит некроголема. Оставшиеся триста амулетов распределяйте, как хотите. Делать же нежити больше я считаю излишним, они её просто не прокормят, образно выражаясь, так что считайте это официальным лимитом. Подъёмом нежити уже отработан с кузнецом, продолжайте так же. И снова просьба: быстрее освободить мою нежить, которая занимается вместе с кузнецом, у меня тоже есть свои дела. Согласны?

— Да, я понял тебя.

— Что касается подводной нежити, тут нужно думать и экспериментировать, отправьте меня со следующей командой, я понаблюдаю и сориентируюсь, что им нужно и могу ли я помочь. Хорошо?

— Да, по всем фронтам замечательно. Ну, иди отдыхай. Я пошлю за тобой, как узнаю, когда и какая команда собирается выходить на рыбный промысел. Вроде, завтра одна собиралась.

— Хорошо. Ещё момент. Поскольку мой дом — моя крепость, хотел бы повысить уровень безопасности деревни, воспользовавшись фишкой гоблинов. Предлагаю по всему поселению поставить статуи, с виду просто украшения, а на самом деле — некроголемы в спячке. Скажем, сотни три и штук десять управляющих амулетов, которые вы отдадите тем, кому доверяете безопасность и оборону деревни. Эта нежить проснётся только в момент опасности. Также нужно будет по периметру деревни посадить несколько деревьев, что я дам. Они будут питать эту спящую нежить и обеспечат ей энергию в бою. Дополнительные триста амулетов я тоже подготовлю, выбор вида вида нежити и бронирование её камнем на вас. Я обеспечу её поднятие и спячку, выделю из своих запасов десяток пятиметровых каменных великанов. Остальные виды, я думаю, доступны и вам, Ретт рассказывал, как мы отбили деревню гоблинов, думаю, что-то подобное, можно придумать и для обороны. Что скажете?

— Звучит вполне не плохо. Договорились. Детали обсудим позже.

— Прощаюсь.

Вернувшись домой, отписавшись через ручных мелких некросекретарей, пригласил ребят к себе, через часок. Сходив в харчевню, сделал заказ и оставил нежить, чтобы забрать, когда будет готово. На обратном пути решил трактирщику сделать амулет, чтобы делать заказы или посылать нежить с запиской: неохота тратить время на всякие мелочи. Тёмный маг должен тратить свое время только на план по завоеванию всего мира и на манную кашку по утрам.

Не успел я искупаться и переодеться в чистое, как подошли ребята и нежить с нашим ужином.

— Привет всем!

— Привет, пропажа наша! Где был? Рассказывай.

— Сначала еда, потом разговор. Умираю с голоду!

Девушки разложили всем еды и начался диалог. Я кратко поведал о встрече с гигантскими муравьями и появлении у меня новой нежити. Подарил им новых юнитов каждого вида по паре. Распределили поровну по кольцам Ретта и Игрис. При возможности летать все загорелись, даже Этер. У него этот навык, можно сказать профильный, то есть он должен раньше начать летать с помощью магии. Также зажглись энтузиазмом проверить крылатых муравьёв в небе, но отложили этот вопрос на завтра, поскольку предстояло обсудить наши планы. Слово взял Ретт.

— Наши охотники почти забили добычей все свои пространственные кольца и скоро будут готовы выдвигаться в Красный город, принадлежащий огненному клану.

У нас у всех было желание присоединиться к каравану, чтобы добраться до рынка и избавиться от сокровищ гоблинов, которые жгут карманы и закупиться всем необходимым. Раньше приоритетом были книги и рукописи для Акви, Игрис и Эрета. Сейчас же у них все это есть. Значит, можно покупать только ресурсы для развития. Я посоветовался с отцом, и он рекомендует нам отправится дальше — в столицу нашего государства, в город, принадлежащий королевскому клану ветра. В Небесный город. И поступить там в академию магии, средств нам хватит. Отец считает, что оставаться в деревне — все равно, что губить наши таланты. Нам шестнадцать лет, а мы уже на уровне колдуна. Кстати, Кощея надо проверить на уровень магических сил. Отец уверен, что учёба в академии пойдёт нам на пользу. Учителя уровня Мастера дорогого стоят, они могут уберечь нас от многих ошибок и передать свой опыт. Также конкуренция с нашими ровесниками, будет стимулировать нас к развитию. К тому же, предстоят новые знакомства, возможно, заведём друзей. Увидим новый город, столицу, там наверняка куча нового и интересного. Что думаете? Мы с Акви хотим поступить в академию.

Первым согласился Этер. Игрис о чем-то думала и нервно покусывала губу.

— Все вы знаете, что знания о некромантии, как о ветви магии уничтожены и сейчас те, кто её практикуют — слепцы, бредущие на ощупь. Мне, по сути, бесполезна академия, вряд ли я узнаю там много нового. Да и вы знаете, кто мой учитель — маг, которому бог знает сколько тысяч лет. Если у меня возникнут вопросы, он обещал помощь. Сейчас же у меня столько идей, что я не успеваю их реализовать. Может, потом, если я освою, все что имею… Ещё Терр загружает меня работой. Так что, если я поеду, то за компанию с вами. Точнее, я поеду с Игрис. Как вы уже догадались, у нас взаимная симпатия и начинаются отношения, что скажешь Игрис?

— Я подтверждаю сказанное Кощеем, у нас взаимная симпатия и начинаются отношения. Просто я в курсе, что академия для него бесполезна и не знала, какое он примет решение. Хотела быть рядом, но поскольку у него тоже желание поехать, то мы едем все вместе учиться. — Сказав это, Игрис мило покраснела.

Ребята, смеясь, хлопали нам. Я обнял её, и она спрятала пылающее лицо у меня на груди. Я тоже хорош, как наедине, так ни слова. Как при людях, так огорошил девчонку. Нехорошо. Надо поговорить тет-а-тет, обсудить все нюансы и произнести слова, что должны быть услышаны. Чувствовать-чувствуем и понимать-понимаем, что тянет к друг другу, но надо и в слова облечь это, чтобы озвучить, что никто не ошибается и не строит иллюзий.

Ретт подвёл итоги:

— Хорошо, что все обсудили. Значит, едем учиться полным составом.

— А что мой отец, чем грузит?

— Да хочет артефактов для связи, что я вам сделал, пообещал ему с десяток. Также решили укрепить оборону замаскированными под каменные статуи некроголемами. Типа как у гоблинов, только они не успели реализовать. Здесь я постараюсь более гибко подойти к обороне. Оставлю всякой небольшой нежити вокруг как разведку. В случае опасности все будут оповещены, у вас же есть колокол для тревоги? Надо поставить рядом статую с молотом.

И ещё рыбакам или охотникам на водную дичь нужна нежить, чтобы в воде чувствовала себя как дома. Но я же этим не занимался. Вот и планирую завтра отправиться с командой и уже на месте сообразить, что им нужно.

— О-о-о! Давай те вместе стартанем! Замутим рыбалку, шашлыки и хорошенько отдохнём перед большой дорогой. Я так замучился! Ты, Кощей, со своей нежитью удружил, отец заставляет её апгрейдить… Хочу на волю, — пожаловался нам Ретт.

— Я тоже за рыбалку. Я чахну над книгами, а скоро ещё и академия, когда выпадет ещё возможность, — поддержал друга Этер.

— Мы тоже согласны, заодно посмотрим, чего нового придумает Кощей.

— Ну тогда решено, стартуем завтра на озеро. Неважно, будет ли команда, которая выскажет свои пожелания на подводную нежить — сам придумаю.

— Хорошо.

Все разошлись, и мы с Игрис остались наедине. Я начал плести словесные кружева, то есть говорить ей то, что она должна была услышать.

— Игрис, ты мне сильно нравишься. С первого мгновения, когда я тебя увидел, ты врезалась в моё естество. Я хочу, чтобы ты стала моей девушкой. Что ты мне ответишь?

— Я тоже этого хочу. А ты все молчал… Я уже переживала, вдруг со мной что то не так.

— Ты прекрасна, лучше всех!

Два силуэта слились в один, соединенные поцелуем. Немного позажимавшись, Игрис убежала домой. У неё очень строгий отец, если что, достанется нам обоим, так что пока никаких официальных знакомств с родителями ближайшие года два, как и всего остального. Вот тут я приуныл, девушка есть, а недоступна. Магия, с женщинами всегда так… Ароблемы вроде бы нет — а вот она. Обдумывая эту мысль, уснул в моем любимом гамаке. Наверное, я так компенсировал подсознательную оторванность от космоса. Хоть какое-то чувство полёта и невесомости.

Вся компания с утра была у меня. Позавтракав, отправились в путь. Ретт сказал, что сегодня ни одна команда не собирается на водный промысел, поэтому мы сами по себе. Но они высказали свои пожелания: что-то умеющее хорошо плавать, убивать подводных монстров и добывать жемчуг со дна. Они, конечно, молодцы, нашли золотую рыбку.

Отойдя на достаточное расстояние от деревни, мы выпустили на волю своих летающих коней, это я про муравьев. И, кстати, о конях — надо обдумать! Впору записывать каждую идею в блокнот.

Ретт снова поработал у нас скульптором и дизайнером в одном лице, сделал нам удобные седла- кресла с небольшой спинкой, стремена для ног и что-то вроде поводьев в виде цепочки из мелких звеньев. Дружно и с энтузиазмом взобравшись на новый вид транспорта, мы взмыли вверх. Скоро полет превратился в гонки и игру, и не зря — небо опьяняло. Это прошлый раз я был один и все прошло спокойно. Сейчас же меня накрыло эйфорией наравне со всеми.

Спустя несколько часов, уже привыкшие смотреть на землю с высоты птичьего полета, добрались до озера. Ретт и Этер тут же развернули удочки, стульчики и все, что нужно для удобной рыбалки. Акви с Игрис решили заняться обедом, приготовлением шашлыка в частности. Я же рыбачить или готовить не хотел и остался не у дел. Решил озадачиться просьбой рыбаков сделать подводную нежить. Для вдохновения бродил по берегу, думая, с чего начать. В итоге решил ознакомится с животными и флорой этого озера. Недолго думая, подтянул себе на помощь Акви. Она же водный маг, вот пусть из воды и достанет мне с десяток образцов покрупнее. Когда через несколько минут передо мной лежали десяток огромных, с человека, рыбин, я офигел. Водному магу должна быть запрещена ловля рыбы! Это же фирменное браконьерство, где дар вместо сетей. Да и не честно по отношению к Ретту и Этеру, им такого улова в жизни не видать. Акви, выполнив мою просьбу, ушла помогать с готовкой своей подруге.

В моей голове начала формироваться идея. Давно я хотел сделать нежить-химеру, вот и пришло для этого время. У меня в кольце был небольшой запас на разные случаи, например как этот. Достав скелет обезьяны, положил рядом с уже очищенным скелетом неизвестной мне рыбины и призадумался над общей концепцией. Решил соединить верхнюю часть от обезьяны, начиная от пояса, и вторую половину рыбы с хвоста. Встал вопрос, как это сделать — чтобы совместить магические потоки, чтобы одна часть тела дружила с другой. Подняв ещё пока целые скелеты обезьяны и рыбы, отправил в воду понаблюдать в естественной среде, так сказать, наблюдал проходящие в них нить маны. В общем-то, все просто. Как и в трансплантации органов, перерезаем сосуды, зажимаем их, потом добавляем новый орган — и сосуды соединяются, крепятся, и поток начинает свой новый цикл уже по общим путям. Это справедливо и для химерологии. Ну-с, начнём-с операцию.

Аккуратно отделив по позвонкам верхнюю часть обезьяны от нижней, так же поступив с рыбой. Направив ману, сплавлял позвонки в единый позвоночник, а закончив, позвал Ретта, чтобы одеть кости в металл. Так у меня получилась моя первая русалка. Маг не подвёл и быстро закончил свою часть. Вооружив новый вид нежити копьем, отправили её на тест драйв. Ну что могу сказать, идеально: может быстро плавать под водой благодаря хвосту. Ретт постарался, и он вышел шикарным, плоским и широким, как и нужно для маневренности. Также нежить могла гарпунить нужную добычу, а с помощью лап и развитых пальцев добывать жемчуг или что там им нужно. Полноценная подводная нежить. Я посчитал свой заказ выполненным, только использовав весь десяток, что поймала Акви.

Решил, что отдам первый образец и остальных Терру, пусть радуются. Хорошего понемногу, а то устроят здешней флоре и фауне геноцид. Я немного «зелёный». Все должны как можно больше плодиться и размножаться, а потом умирать и производить энергию смерти. Нельзя убивать курицу, несущую золотые яйца, их нужно разводить, а уж умрут они сами. Это я понял, максимально расширяя свою сеть деревьев-личей. И без моего вмешательства в мире постоянно происходила смерть, по сути, моя нежить вышла на самообеспечение: чтобы ей существовать, не нужно было убивать — мир сам обеспечивал необходимую нам энергию, нужно было только продолжать расширять охват своих щупальцев.

Выполнив свою миссию, пошёл к девчатам наблюдать за приготовлением пищи и ждать её готовности. Ну и помочь, если попросят. Установив невдалеке небольшое кресло, эх тяготею я к комфорту, стал любоваться гибкой фигуркой Игрис. Красавица она у меня, так недолго и ревнивцем стать, начать окружающим парням головы откручивать, не потому, что тёмный маг, а потому, что они сами виноваты, нечего было смотреть.

Прервав мои недалёкие мысли, девушки отправили меня за доблестными рыбаками — обед был готов. Когда все собрались, мы достали немного пива и вина и устроили небольшой пир. Шашлык у девчат удался! Правильно, Акви — шикарный повар, а Игрис контролировала огонь, грех при таких исходных данных испортить блюдо. Насытившись и прогулявшись по берегу, решено было тут и заночевать, прям под открытым небом, без нашей крепости. Нежить у меня всегда бдела, я старался делать свой эскорт менее заметным и основную часть составляли птицы. У них хороший обзор, а при сигнале опасности мне достать армию нежити из кольца — секундное дело. Оно, кстати, уже забито, часть вещей приходилось прятать в других местах. Нужно срочно раздобыть как можно больше колец, для Некроманта это ресурс эпического масштаба.

Переночевав на берегу озера, с утра доев мясо, мы отправились в деревню тем же способом, что и раньше — верхом на наших крылатых скакунах. Пора уже собираться в город.

Глава 16. Засада

В течение нескольких дней деревню лихорадило. Все готовились к большой поездке, народу собралось достаточно, около трети всех сил деревни: сотня магов и ещё четыре сотни воинов. Итого около пяти сотен внушительно выглядевших бойцов. Даже во время охоты в деревне всегда оставалось около двух третей всех боевых сил: только что пришедшие для отдыха и уже отдохнувшие и заступившие на пост обороны поселения. Деревня, кстати, называлась Крист, все как-то обходил это вниманием.

Почему так много ресурсов отводилось безопасности? Охотники специализировались на добыче драгоценных ингредиентов для магического ремесла, алхимии и производства артефактов. А любителей поживиться за чужой счёт хватает во все времена, в любом месте. Так что караван будет боевым и готовым встретить почти любую опасность. Всех разделили на десять отрядов по пятьдесят человек — кроме нашей команды, мы временные пассажиры, что с нас взять. С ними путешествуем в одну сторону, обратно вернутся уже без нас. Никто не видел смысла ставить подростков в боевое охранение, успеется ещё. Планировалось провести в дороге пару недель. Эх, рвануть бы на летающей нежити, да не хотелось светить, чую, замучают, а летуны, как оказалось, на вес золота. Уж слишком всем надоедают длинные переходы, порой скучные, порой смертельно опасные.

Летающие артефакты жутко дорогие, но я не собирался продавать этих крылатых красавцев. Неизвестно, смогу ли я в будущем достать их снова, или что-то подобное им. Так что наша пятерка тихо плелась в середине общей колоны, каждый на своём ездовом некроскакуне. Меня бык вполне устраивал, как и ребят, девушки же красовались верхом на гориллах.

Увидев нас верхом на нежити, охотники нашли тему для разговоров. Часть из них уже владели нежитью разнообразного вида, я даже не вникал, всем занимался один из моих нейроличей, Четвёртый, по-моему. Но насколько я знаю, ни у кого не было ездовой нежити, все в основном заказывали боевых, ну или одну некроптицу на команду для разведки. Так что сейчас я был относительно расслаблен, вокруг куча сильных магов, а дозор несут подконтрольные им птицы-нежить. Неделя пути прошла спокойно, правда, было жарко и душно. Единственным моментом радости были обнимашки вечером с Игрис, которые неизменно обламывала Акви, блюдя честь и целомудрие своей подруги. Не удивлюсь, если её Игрис попросила, не доверяя самой себе. Это вызывало улыбку, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось. Всему свое время, все будет. Я, с одной стороны, не торопил. Неудобно об этом даже думать, я все таки инвалид, пусть я и вернул подвижность конечностям магией, но они все так же выглядели чужеродно. Как будто металлические протезы. И полголовы обезображено — кость закрыта металлом… Это немного грустно, так что мне тоже нужно созреть. Хотя не знаю, я просто боюсь шокировать девчонку. Так что все-таки дело в Игрис, не хочу её напугать. Ну да ладно, разберёмся.

Почти две трети пути были позади. Как и десять дней до этого момента, все шло спокойно, пока мои разведчики не стали наблюдать подозрительное шевеление, на которое пока наши маги не обратили внимания, поскольку дальность их контроля нежити не была такой большой, как моя.

— Ретт, скажи отцу: дальше по пути непонятное шевеление, километрах в пяти. Сейчас зашлю разведку выяснить подробности, просто слишком близко от нас, мне это не нравится, очень подозрительно.

— Хорошо, передам.

Моя интуиция не подвела, в нашу сторону бежало стадо бронированных быков, подобных тем, на которых мы охотились ранее. Так вот, их было около одной-двух тысяч, точнее сказать сложно, они все-таки несутся сплошным потоком. И самое гадкое, что есть еще вишенка на торте. Их целенаправленно загоняли какие-то люди в нашу сторону. Не понять, что это засада, было сложно. Самое обидное, воспользовались тем же способом, что я считал нашей фишкой, которой мы вынесли гоблинов. Видно, «дураки мыслят одинаково». Стадо бежало быстро и минут через десять-пятнадцать будет здесь. Твою мать, а мы в степи и спрятаться негде

— Терр! ТЕРР! Твою мать.

— Полегче с моей мамой, у нее ещё хватит сил выпороть тебя, чего орёшь, как при пожаре?

— Сюда несётся стадо быков на пару тысяч голов, будут здесь через десяток минут. Их подгоняет с полтысячи недружелюбных к нам людей.

— Твою мать!

— Во-во.

— Отряд, на месте стой! Маги земли, ко мне! С какой стороны, говоришь, стадо появится со своими пастухами?

— А вот аккурат со стороны, куда мы двигались.

— Отряд, занимай круговую оборону! Маги земли, наращивайте вокруг стены. Остальные ройте с наружной стороны ямы. Ледяные маги, формируйте на стенах острые пики. Все знают что делать, не первый раз замужем. Быстрее, быстрее! Что вы как девочки-подростки меньжуетесь? Резче, бойцы, если жить хотите!

Терр не просто командовал, но и также наращивал часть каменной стены толщиной метра полтора — она стремилась вверх. Ретт рядом с отцом создавал кусок стены из металла. Появляющаяся вокруг нас крепость выглядела немного несуразно — из разных материалов, но без щелей. Части были из камня, металла и дерева. Те, кто заканчивал свои участки, помогал соседям, постепенно наращивая толщину и высоту стен. Деревянные участки сверху дополнительно покрывали металлом. Только так можно пережить встречу с быками в степи. Бешеное стадо все воспринимает как угрозу. Также делали бойницы и сделали ступени с внутренней стороны, чтобы атаковать со стены. Картина поражала: слаженный труд ветеранов, спокойно и без суеты. Ясно, почему нас не включили в свои спаянные отряды: мы были бы слабым звеном. Хотя и нам тоже есть чем ответить. Но наша тактика и стратегия годится только для нашей пятёрки. Только Ретт вносил вклад в укрепление нашей обороны, ну он вообще тот ещё уникум, остальная же четвёрка тупо наблюдала со стороны.

Через минут десять укрепление было готово, насколько я могу судить по высоте стен. Воины заняли свои места. Враг не заставил себя долго ждать. Первым показалось ревущее стадо, быстро приближаясь, быки врезались в нашу свежую крепость. Она задрожала, даже казалось, что рухнет, но устояла. Маги ещё дополнительно смягчили удар щитами. Они, конечно, лопнули, но свою роль буферной подушки сыграли превосходно. И быки, волной проносясь вокруг нашей импровизированной крепости, умчались дальше, в ведомый только им путь. Стало понятно, что план врага, кем бы он ни был, провалился. Очевидно, хотели снести нас живым тараном. Затем снять пространственные кольца с наших свежих тел. Но увы и ах, Некромант сегодня здесь.

В итоге, когда вражеский отряд прибыл, мы замерли в немом удивлении от обстоятельств встречи. Наш отряд — от осознания того, что стадо было коварным ходом противника. Только небольшая часть слышала мой диалог с Терром. Наши же противники удивились, не ожидая встретить нас ещё живыми, даже не ранеными да ещё и в крепости, учитывая, что нас было примерно равное количество, то вроде как мы в выигрыше. Но это только на первый взгляд, ведь враг действительно застал нас врасплох. У нас не было другого выбора, кроме как сделать ответный ход в виде экстренного строительства крепости, иначе быки бы нас растоптали. Думать боюсь, сколько маги вбухали в неё маны и теперь, когда крепость выдержала первый удар и спасла наши жизни, боюсь, она уже наш балласт.

Это понял не только я. Наши враги тоже осознавали этот момент. И они свежие, а наши маги опустошены как минимум на половину, с полупустыми источниками не повоюешь. Хотя кто знает как там дела с маной на самом деле, это лишь моё грубое предположение. Теперь нам противостоит враг, который не убежит, как быки. И люди — не тупые животные, они решили не пытаться пробиться в крепость, а нанести магический удар с неба, нашим же магам не оставалось выбора и пришлось ставить щиты. Мысль, пришедшая мне в голову, не оставляла даже мгновения на раздумья. В данный момент это лучший выбор. Пришло моё время сделать ход и свалить отсюда, пока не стало жарко.

Меня устраивал только огонь Игрис. Вызвал из кольца летуна и схватил её, притягивая к себе. Она, думая, что хочу обнять, доверчиво подалась ко мне, я же оседлал муравья появившегося уже под нами. Игрис пыталась вырываться, но я не мог оставить её здесь, это смертельная ловушка. А я силен в позиционном бою, а не рукопашке, лоб в лоб. Мы сумели пересечь грань щитов буквально за мгновения до слитного удара потока вражеской магии. Светопреставление скрыло нас от чужого взора. Вот так-то нужно красиво уходить в закат.

Кто-то внутри крепости:

— А ваш-то Некромант трус оказался, как стало жарко, сразу сбежал, прихватил свою девочку и улетел, а нас оставил погибать.

— Заткнись, как бы тебе не пришлось пожалеть о своих неразумных словах. Кощей нас не бросил, он не такой маг, как мы, у него нет заклинаний атаки или защиты, он только контролирует нежить. Вы все об этом прекрасно знаете, он сейчас отлетит, и со стороны посмотрит, чем нам можно помочь. У него должен быть план. Вот увидите.

— Дай бог, девонька, дай бог…

Был ли у меня план? Он действительно был: нужно доставить свою девушку в безопасность, а потом сообразим, как обыграть выпавший расклад на поле боя. Только сперва нужно было успокоить Игрис, она вырывалась и пыталась спрыгнуть.

— Отпусти ты меня, я должна им помочь, зачем мы сбежали, надо вернуться!

— Игрис, успокойся. Мы и поможем, просто если бы ты осталась там, я бы не смог мыслить хладнокровно, а сейчас мне ничего не мешает, и чем быстрее ты успокоишься, тем быстрее мы прибудем на помощь. Она ещё по инерции пыталась вырваться, но действительно начала успокаиваться.

— Что нужно сделать, — перешла моя барышня к делу, вот что значит воинская выучка магов.

— Пересаживайся на своего летуна и держись рядом. Положись на своего мужчину, я все порешаю так, что сможешь мной гордиться. — Сам себя не похвалишь, — никто не похвалит.

Отлетев от крепости и скрывшись из виду, мы приземлились, чтобы Игрис пересела на своего питомца. Мы полетели по окружности в тыл нашего нового врага, стараясь не показываться в их поле зрения. Отлетев примерно на километр, я решил ответить им той же монетой, что они использовали против нас. Люблю иронию и бить врагов на его же поле, его же картами. Эх, злой я! А что, направление магии обязывает, Некромант я или погулять вышел.

За это время у меня набралось около двух с половиной сотен быков нежити с апгрейдом, я посадил на них муравьев-рабочих. Дал приказ максимально ускориться и ударить врагу в спину — милое это дело, бить исподтишка. Вдобавок достав две с половиной сотни летунов, тоже посадил на каждого из них по муравью, они будут сегодня десантом, только без парашютов.

Тем временем в крепости у защитников заканчивались силы, они сами загнали себя в тупиковую ситуацию в гонке со смертью, но вариантов не было: держи щит и жди, пока закончится манна. Не было другого выбора, кроме как держать падающее небо. Акви с надеждой смотрела по сторонам и ждала помощи. Если Кощей, не придёт в течении нескольких минут, то помощь уже не понадобится. Она хорошо относилась к Некроманту, бывало, ловила его холодный насмешливый взгляд. Поначалу она даже его боялась, она чувствовала в нем опасного зверя, который сыто порыгивал и ничего не предпринимал. Он ни к чему не относился серьёзно, кроме своих границ. А их команда приняла его и стала частью его границ, это она поняла. Она видела, с какой страстью он смотрел на Игрис, когда думал, что никто не видит, это был взгляд собственника и безумца, постепенно Акви поняла, что Кощей очень хорошо себя контролирует. Неизвестно, кем он был в прошлой жизни, но чтобы контролировать столько безумия, нужны титанические усилия. И вся страсть этого безумия была направлена на Игрис, не зря магиня огня ответила взаимностью. Она хотела сгореть вместе с ним в объятиях этого безумия. И горе тому, кто заденет возлюбленную некроманта. Акви была уверена, что это сорвет тормоза у мага.

К примеру, ситуация, где неизвестный отряд магов косвенно угрожал безопасности Игрис. Даже если Кощею плевать на их жизни, этого он просто так не оставит, она была абсолютно убеждена. И смотрела по сторонам, выискивая признаки приближающегося шторма, который не заставил себя ждать.

Внезапно раздался знакомый гул и начала дрожать поверхность земли — быки несутся, сразу поняла Акви. «Я знала, что он мстительный и мелочный сукин сын, захотел макнуть этих бандитов в их же выгребную яму», — с восторгом пронеслась в её голове мысль. Тут же начала порицать себя, что девушкам неприлично так выражаться, даже если никто не слышит. И её захватило ликование: он спасёт их, он не бросил их и неважно, чем он руководствоваться и что его сподвигло — Игрис или их дружба. Если ему нужна Игрис — да пусть забирает, не буду больше встревать, только пусть все выживут. Она знала окружающих людей с детства, была ровесницей их детям и играла с многими из них.

Картина приближения тучи пыли, вот что наблюдали обессиленные люди из крепости. Позади вражеского отряда вновь показалось бычье стадо, но оно же уже пробежало в другую сторону, снова они? Чем ближе приближались быки, тем явственней становилось, что они какие-то другие. Оборонявшиеся воины поняли, что это нежить Кощея, который несколько минут назад улетел — как они думали, безвозвратно. Вражеский отряд, увлеченный победными, как им казалось, атаками, не сразу заметил опасность за спиной. И тут раздались крики тех кто был повнимательнее, постепенно они перестали атаковать и начали ставить щиты, готовясь к встрече с неожиданным противником. На спине быков можно было разглядеть насекомоподных огромных тварей, что играли роль всадников.

В крепости Терр, не разочаровав как опытный командир, отдавал своевременный приказ.

— У кого есть силы, готовьтесь к атаке! Мы нанесем удар за секунду до столкновения с быками.

Тут сверху послышался шелестящий звук. Часть неба как будто потемнела и начала быстро приближаться. Стало очевидно, что это те же создания, на которых летал Некромант. Оборонявшиеся осознали это, и Терр стал готовил людей к нападению.

— По моему сигналу!.. Готовься!.. Ждать, ждать… Атакуй!

Слитный удар магов из крепости ударил в спину щитов вражеских магов и тут же в лоб им тараном пришли быки. Щиты схлопнулись, муравьи-рабочие скатывались со спин своих новых верховых союзников, и падали с неба с собратьев. И тут началась кровавая и жестокая мясорубка. Муравьи двигались как единый механизм, нанося беспрерывный урон шестью лапами. Это были просто жнецы смерти. С каждой секундой падало все больше магов. Вряд ли кто продержался больше двадцати секунд. Всё закончилось так же быстро, как и началось. В этот момент уставшие маги в крепости узрели, как один Некромант перевесил чашу весов за такой короткий миг и выиграл уже почти проигранный бой. Казалось бы, победить пятьсот воинов из сильного отряда, из которого минимум треть маги — невероятно. Только что они легко побеждали и были существенной силой. И в одну секунду вдруг были уничтожены по мановению руки подростка. Стало ясно, почему предыдущие поколения выжигали знания о некромантии. Это направление магии слишком смертоносно. Под стать их размышлениям был окружающий пейзаж: кровавая снизу доверху нежить, повсюду искромсанные куски человеческих тел, целых не осталось ни одного, лужи крови, которую не успевала впитывать земля, и гробовая тишина. Если бы охотники не были битыми опытными старыми волками, наверняка бы кого-то вырвало, а так лишь ощутили небольшое неудобство в желудке.

Глава 17. Ящик пандоры

Так они и стояли: нежить перед крепостью, а люди внутри, боясь пошевелиться и спровоцировать агрессию победоносных монстров, ведь некроманта не было видно.

Я же в то время, когда началась бойня, спокойно наблюдал свысока, сидя на летуне. С первым и последующими за ним убийствами, когда резко пошёл поток маны смерти, я закричал от неожиданности и удовольствия и чуть не свалился. Меня придержала Игрис, с беспокойством глядя на меня, я же, прижавшись к ней, не мог пошевелиться или же что-то сказать, просто отдался процессу, тихо стонал в удовольствии от приходящей в мой источник чистейшей энергии смерти.

Прав был Призрак, не стоило убивать людей. Это ящик Пандоры, открыв который из любопытства, уже не закрыть. Теперь зная, насколько хороша мана от смерти людей, вряд ли я стану дальше охотиться на животных. Отныне цель моей охоты — это люди, надо только это красиво легализировать и молчать об истинных причинах. Или пойти на войну… Интересно, тут есть военные-наёмники?

Пока мана прибывала, тело потихоньку адаптировалось и я начал соображать, что с этим всем теперь поделать. Я, раньше как будто делавший поделки из грязи, получил в руки чистейший материал для творчества.

— Кощей, с тобой все хорошо? — С беспокойством в голосе вопрошала Игрис.

— Да, все в порядке, прости, что напугал. Просто от такого количества смертей шёл слишком сильный поток маны. Я же маг смерти, и очень чувствителен к ней. Мы никогда столько не убивали, только гоблинов, но это и близко не сравнить. Полетели уже к нашим, успокоим их, а то, я смотрю, замерли — боятся сагрить моих муравьёв. Они же лапочки! Надеюсь, никто из хитиновых бойцов не пострадал?

Приземлившись, я попросил магов воды устроить для моих муравьёв душ, а то непростительно порядочной нежити ходить грязным, папка заругает. Пока отмывали моих бойцов, кто-то оказывал помощь раненым, кто-то уже шмонал куски вражеских тел и магов, ища пространственные кольца, оружие и прочие артефакты и драгоценности.

Ко мне подошёл Терр.

— Кощей, ну удивил. Удивил и напугал. Хорошо, что ты на нашей стороне. Мне Ретт рассказывал, что нежить в атаке действует как единая машина смерти, собирая причитающиеся ей дары, и жатва происходит быстро и жёстко. Но увидеть своими глазами дорогого стоит. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем несколько раз услышать.

— Да, спасибо за высокую оценку! Много погибших?

— А это самое веселое, их нет, только раненые. Ты вовремя провернул свой финт с нежитью.

Мы продолжали разговаривать с Терром. Игрис общалась с ребятами, обнявшись с Акви, плакала… Опять я повёл себя как бесчувственное бревно. Мой Рыжик сначала испугалась, потом была готова умереть с жителями своей деревни, затем я её, можно сказать, похитил, она переживала, что бросила их, затем — спасение. А я как всегда. Ни грамма тёплого слова, заставил успокоиться, как обычного солдата, а не свою любимую девушку. Эх, такой вот я, на то и мужчина, чтобы быть героем, а не сопли разводить. Пришёл, всех спас — и снова гамак, валяться. Хотя ни один спасенный не стоит ни слезинки моей женщины.

Терр мне что-то говорил, но я, не обращая внимания, знал, что нужно сделать. Подошёл к ребятам и обнял Игрис, она спрятала лицо на моей груди зарыдала ещё сильнее. Ребята благоразумно удалились.

— Я… Я испугалась. Потом, когда ты увёз меня, я даже испытала облегчение, но хотела вернуться, подумала, что ты хочешь бросить их. Не потому, что трус, а просто решил не возиться или тебе лень. Я знаю, ты думаешь, я маленькая девочка, не понимаю ничего. Но я чувствую тебя, я понимаю твои мотивы. Если бы я была внутри, ты бы никогда не ушёл, даже если бы это повлекло за собой тяжёлые последствия. За это я тебя и полюбила. Если ты принимаешь решение или имеешь какое-то убеждение, то не меняешь его, а следуешь ему до конца, даже если это убьёт тебя. Прости меня, что подумала, что бросишь их.

— Тебе не за что извиняться, никогда, ни перед кем не делай этого! Я бы ушёл, если бы не было сил что-то изменить, иначе это глупо — умирать ни за что. Но они были! Пообещай, если будет подобная ситуация, и я скажу уходить, ты уйдёшь.

— Я сделаю все, что ты скажешь.

— Хорошо.

Мы сидели и смотрели на закат. Игрис постепенно успокоилась. Тут появился Ретт.

— Отец хочет поговорить, пойдёшь?

— Милая, ты как?

— Все хорошо. Я пойду к Акви, мы найдём, чем заняться.

— Иду, веди к отцу.

Наш отряд встал лагерем частично в крепости частично рядом. Следы боя уже убрали, надо раздобыть останки. Пять сотен человеческих скелетов будут не лишними. К тому же, около ста пятидесяти из них были магами, лишние полторы сотни личей мне не помешают.

— Терр, ты хотел поговорить?

— Да, присаживайся. Вот кольцо, тут останки магов. Ты же Некромант, найдёшь им применение. В этом кольце часть добычи, десятая часть. Я понимаю, что ты сделал большую часть работы, но люди устали и чуть не погибли, добыча успокоит их дух. В душе они понимают, что ты подарил им второй день рождения и благодарны.

— Хорошо, спасибо, я не в обиде, десятая часть тоже хорошо. И как, хороший улов?

— А то! Видно, профессиональная команда действовала. По наводке, ожидая караваны из деревень охотников. Как минимум, пару рейдов у них вышли успешными. Наверное, действовали одной и той же тактикой. Таран стада, добить раненых, сбор добычи. В этот раз удача от них отвернулась. К слову, об удаче. Хорошая у тебя нежить, поделишься?

— Нет, если потеряю, то не смогу восстановить, раз свезло.

— И летающей нежити у тебя много, что это за вид такой, на насекомых похожи?

— Это Муравьи.

— Как насчёт поделиться, скажем, половиной? Охотники обезумели, когда поняли, что можно заиметь летающего питомца.

— Нет. Они драгоценны.

— Кощей, ну мы же почти семья, бой насмерть плечом к плечу сплотил нас. Всего сто крылатых?

— Сотня и вы обещаете никогда больше не просить ни одну нежить-муравья. Они — бриллиант моей коллекции.

— То есть сотня, не половина? Разве у тебя их не две сотни, а больше?

— Нет, больше нет. Сто и ни на одного больше. И я дорого за них возьму. Вот, придумал: пять тысяч крепких копий и щитов, девять тысяч бронебойных луков со стрелами и двенадцать тысяч боевых серпов. Мы же братья по оружию, бой нас сплотил и все такое. Столько стоит сотня моей летающей нежити, кто хочет её, пусть платит, не может — пусть ходит пешком!

— Однако и правда, видать, нелегко она тебе досталась. Но признаю, она того стоит. Заиметь летающего маунта — такой возможности за всю жизнь не выпадало. Я куплю у тебя пару, для себя и Ретта.

— Ретту я подарил, — заметил я мрачно. Перспектива расстаться даже с одним летуном или любым другим муравьем была для меня невыносима, не говоря уже о сотне, настолько меня восхищали эти создания.

— Да? Вот паршивец, кормишь его, одеваешь, заботишься, а он неблагодарный. Хотя правильно, знал, что заберу.

— Нельзя забирать мои подарки. Не будут слушаться. То, что я дарю друзьям — особенное. Может и убить.

— Я понял, не разевать рот на твои подарки. Я все же куплю двух летунов, а сколько ты подарил сыну? Как насчёт артефактов связи, ты обещал с десяток?

— Двух подарил, один запасной. Вот, пожалуйста, забирайте амулеты для связи. По поводу оружия разберёмся в городе. Я получаю качественное оружие все разом, одной партией, вам передаю летунов, дальше разбирайтесь сами. Ко мне охотники пусть даже не думают соваться и торговаться. Не буду вести даже диалог. Я несу убыток в этих сделках, меня это не устраивает. Если денег на оружие я всегда добуду — той же десятой доли добычи хватит на десяток таких покупок, то даже одного летуна добыть — задача невыполнимая. Как-то так. Пойду к команде ужинать.

— Хорошо. Твоя нежить — имеешь право устанавливать справедливую, как тебе кажется, цену. Тебе виднее… До охотников я это донесу. Ведь никто не заставляет, дело сугубо добровольное, и я думаю, от желающих отбоя не будет, если не аукцион.

— Доброй ночи. Завтра предлагаю всем лететь на нежити в город, у меня больше нет желания медленно плестись ещё почти неделю, раз мои летуны — больше не секрет. Предупредите завтра всех. Развернулся и ушёл.

Нашёл ребят снаружи крепости, они решили установить нашу малую родную крепость, и готовка ужина подходила к логическому завершению.

— Кощей, ты чего такой смурной?

— Терр хочет моих летунов, охотники его, видите ли, одолели. А мне какое дело? Я не хочу их ни отдавать, ни продавать, они бесценны! Договорились в итоге на сотню в обмен на кучу оружия для другой нежити, и чтобы больше не просили. Но все равно сердце болит.

Игрис, чувствуя, что я впервые зол, подошла и взяла меня за руку, успокаивая. Покушав, мы с рыжей красавицей пошли прогуляться. Когда ушли, между братом и сестрой произошёл диалог.

— Ретт, я никогда не видела Кощея разозленным. Поговори с отцом, чтобы не давил. Он любит получать то, что хочет. Кощей благодарен нам, что спасли его, но постоянно выезжать за счёт этого уже не получится. Я чувствую, что этой битвой, половиной тысячи спасенных и сотней летунов, он считает долг закрытым. Наша связь — это Игрис, но она безумно влюблена в Кощея. Если она поймёт, что у него слишком много требуют, она может разорвать все связи с деревней. Я думаю, ты понимаешь, что женщины разделяют судьбу своего мужчины, тем более такая темпераментная магиня огня. Хороша смесь: маг смерти и магиня огня, лучше и не придумать, если только ещё магиня грома — чур меня, чур! А ведь у нас многоженство — это норма… Хотя это же Кощей, он остальных, кроме Игрис, даже в упор не видит, а ведь пытаются виться в деревне. Видать, смекнули девки, что парень видный.

— Я тебя услышал и согласен, завтра с утра переговорю с отцом, чтобы больше ничего не вымогал у Кощея и оставил пока его в покое. Я заметил, что Кощея тяготит, когда слишком много людей вокруг. Он устаёт и раздражается, путешествие такой толпой его выматывает. Он любит тишину и спокойствие. Всё, я пошёл к себе, доброй ночи, сестра.

— Доброй ночи, брат.

Немного погуляв с Игрис, проводил её к Акви и отправился спать. Завтра предстоит перелет, это не так легко, как звучит. Это поначалу забавно, а потом холодно и нужно держаться изо всех сил, иначе снесёт встречным потоком ветра, Муравьи развивают достаточно большую скорость.

Утром Ретт, как только проснулся, забежал к отцу и высказал общие с Акви предостережения: не обижать некроманта. Парень и так много делает для жителей деревни, почти у каждого бойца есть нежить, которую тот сам выбирал. У кого ещё нет — значит, делается. Амулеты для контроля Некромант давно отдал, плюс ещё амулеты для связи. Пусть и выглядят забавно, но настолько полно надиктовать и мгновенно отправить текст — он не слышал о подобных артефактах. Также сотня летунов существенно облегчит и улучшит жизнь поселения, если распорядиться ими с умом. Про летающие сокровища он слышал, но они слишком дороги, чтобы они могли себе позволить даже один. А тут сотня и за какие-то копья, щиты и серпы. Пусть и тысячи, но обычного оружия, для мага металла это вообще не проблема. Отец обещал прислушаться. И согласился, что слегка перегнул, по инерции считая некроманта своим местным подростком, что по определению должен выполнять требования главы на благо всех, пусть и не бесплатно, но по мере сил. А тут вроде и свой уже, и в тот же момент чужак.

Проснувшись, отметил по инерции, что утро добрым не бывает. Хотя проснулся слишком бодрым.

— Призрак, что за дела? Чувствую себя слишком хорошо.

— Вчера произошёл очередной прорыв, во сне. Теперь твой ранг волшебник. Когда док недавно тебя обследовал, ты был колдуном. Столь резкий скачок, поздравляю! Ты опережаешь команду. С другой стороны, вчера случилось первое убийство людей. Как у всякого мага смерти, это не может не поменять отношение к ней. Прошу носителя держать себя в руках. Любая мана смерти хороша. Не стоит убивать людей по любому поводу, это не приведёт ни к чему хорошему. Если захочется начать резню, то лучше не надо, это будет преувеличенная реакция, самообман, чтобы найти оправдание своим поступкам. Отныне девиз должен быть таков: скажи убийствам «нет».

— Я понял тебя, Призрак. Никакой бойни. Только старый добрый мир и улыбка.

— Именно так. Потому что мана — как наркотик, чем больше её, тем сложнее остановиться. А если развиваться медленнее, то организм адаптируется. Магу смерти легко набрать сил, но и съехать с катушек — так же легко.

— Хорошо, учту. Призрак, ты зануда.

Вот так за переговорами с Призраком начался день. Все завтракали и собирались в путь. Ладно маги шустрый народ, и лошади им не нужны. Выпустив достаточное количество насекомоподобной нежити, пришлось дождаться, пока каждый подготовит транспорт к полёту: седло, узду и прочее, по желанию, как кому видится комфорт. Как только все взобрались в седло, мы встали на крыло. Земля стремительно удалялась, а небо распахнуло свои объятия. Набрав достаточную высоту, чтобы не мозолить глаза случайным встречным, мы отправились в нужную сторону. В этот раз все подчинялись единому управлению — кроме летунов ребят — поэтому летели походным клином и чётким строем. После дня стремительного полета мы приземлились для ночлега. С непривычки маги, сходя с птицы, чуть не падали. Но восторгов это не уменьшало. Право слово, все взрослые, некоторые седые, а ведут себя, как дети. Чтобы не привлекать внимание, последний день решено было пройти по земле. Остаток пути должен пройти спокойно, если не считать просьбы охотников: подарить, отдать, продать летунов. Я пресекал все эти разговоры. А когда меня вкрай достало, пошёл к Терру и попросил всех организовать. Когда все собрались, залез на импровизированную трибуну и толкнул речь.

— Господа маги, а вы не охренели ли часом? Нежить — часть моих сил, а вы предлагаете и даже требуете, чтобы я её вам отдал. Вы бы отдали или заблокировали часть своих сил, например руки или источник? Тем более просто так, не получив ничего взамен. Поймите эту аналогию и поймите абсурдность своих просьб. Почему я должен тратить свое время и силы, на то что мне не нужно? Я поделился частью, считаю это достаточным. Что мне с того? Ваша благодарность? Так я уже спас ваши жизни, будьте благодарны и поумерьте свой пыл. Хотите нежить в виде послушного голема? Добудьте и подготовьте, я её подниму. А отдавать свою я не намерен. Будете настаивать — та, что у вас, просто выйдет из строя. Простота хуже воровства, у меня всё. — Маги что-то галдели, а мне было все равно.

Все стали собираться на ночлег. Акви с Игрис занимались ужином. Никто не лез ко мне с разговорами, чувствуя моё раздражение. Я быстро отошёл и начал с аппетитом уплетать ужин. Ведь все живы, ну почти, девушка рядом и нежить.

Прогулявшись с Игрис, решил почитать книги, нужны новые идеи для реализации, а то я немного выдохся. Мы едим в город, какая там мне нежить может пригодиться? Наверное, та, которую не примут за нежить. У меня есть кольцо с телами напавших на нас. Что если сделать из них нежить, будто это люди-охранники? Доспехи на тело, шлем на голову — все тип-топ. Смогу передвигаться с ними по городу, цивилизованно, без лишнего внимания и криков. Сделаю их обоерукими мечниками, этакий отряд смертников, который умрет за своего господина. С количеством определимся, я думаю, около десятка, будет в тему. Подготовим, конечно, всех. Только, я думаю, пятьсот воинов привлекут много внимания, так что ограничимся сотней. На том и порешив, я заснул, так и не достав магических книг.


Глава 18. Город огня

Город предстал перед нами неожиданно ещё издалека. За несколько километров стала видна красная вершина пирамиды. Как мне объяснили, она расположена в центре города, который считается родовыми землями клана огня и запретной для остальных территорией. Смотреть можно — трогать нельзя. Хотя и так результат был, только одно нахождение рядом было прибыльно и сильно помогало магам огня. Пирамида сгущала плотность магической энергии возле себя, в частности ману огня. Возможно, результат за один день не так очевиден, но при постоянной медитации рядом даёт очевидный выигрыш. Даже опережение сверстников в силе на несколько лет не является чем-то особенным. Я думаю, понятно, насколько пирамида ценна и насколько благодаря ей силен клан огня. Для Игрис и остальных магов огня — это священная земля. Именно ради неё и решили подзадержаться в этом городе на несколько дней.

К воротам города выстроилась небольшая вереница обозов. Мы были налегке, считай весь груз находился в пространственных кольцах магов. Кстати, в десятой доле добычи мне, помимо всего прочего, перепало пару десятков пространственных колец и я вчера вечером отправил гонца к моим некроличам, теперь им будет намного проще выполнять мои приказы. Я представлял собой человека-армию, сразу распределив каждый вид нежити на одно кольцо. Соответственно, разновидности муравьёв — три кольца. Каменные великаны — четвёртое кольцо и так далее, чтобы в сложной ситуации не тупить, а сразу использовать нужное, главное не перепутать. С кольцами мои личи, Второй и остальные, тоже будут нежить-армия. И все приготовления и переброска существенно упростится.

Тем временем, уже подходя к пропускному пункту на воротах, нас пыталась подвинуть компания на лошадях, человек десять, из которых была пара девушек. Обе красавицы, но мне приглянулась одна, зеленоглазая, с тёмными шикарными вьющимися волосами, собранными в высоких хвост. Она была хрупкая и стройная, как берёзка, с аккуратной фигурой, ростом около ста шестидесяти пяти сантиметров. Хотелось обнять и защищать её. Но вид у неё был дюже воинственный, как бы руки не отрубила, меч был в наличии, как и доспехи. Мы пересеклись с ней взглядом, и меня словно пронзила молния. Я её так и прозвал её — девушка-молния.

Надо, в общем, потребовать от Игрис полагающееся мне, как её парню, а то я уже стал засматриваться на других девушек. Перевёл взгляд на Игрис, она сурово смотрела на меня, словно женская интуиция подсказала ей, что дело нечисто. Ну что же, извиняйте, уж больно Молния красива — я оценил её, как независимый эксперт оценивает произведение искусства, то есть беспристрастно, и вообще я не при делах. Вслух я, конечно, этого говорить не стал.

Так вот, возмущалась вторая девушка. Как видно, главная, поскольку ее спутники воспринимали это как должное. Суть её претензии в том, что нас куча народа и мы должны её пропустить, поскольку ждать когда с полтысячи людей пройдёт ворота, она не намерена. Нет, маги бы пропустили, попроси она вежливо, все мы люди. Но тон её слов не оставил пути к мирному разрешению конфликта, она была завуалированно послана и её демонстративно игнорировали. Мой взгляд нет-нет и возвращался к Молнии. У них же тут многоженство в почёте. Надо познакомиться, если судьба сведёт ещё раз, сейчас меня тупо пошлют из женской солидарности. Пройдя ворота, мы выслушали предупреждение, что этот город находится под властью клана огня, и лучше нам не нарушать закон, иначе нам придется держать ответ перед стражами правопорядка. И вообще, лучше помнить, что мы гости, и вести себя подобающе благоразумному посетителю. Понятное дело, я был единственным, кто услышал это первый раз, все остальные бывали тут несколько раз в году.

Затем мы разделились на несколько ручейков и отправились в десяток таверн-гостиниц, чтобы найти себе ночлег. Забронировав себе номера, мы отправились к главной достопримечательности Красного Города — огромной пирамиде. Что могу сказать, она внушала некоторый трепет: почти полтора километра в основании и девять сотен в высоту. Чем ближе мы подходили, тем жарче становилось, как будто приближаешься к солнцу. Постепенно, по мере увеличения объёма маны огня вокруг, нам становилось не комфортно. Кроме Игрис — она, казалось, дышала полной грудью и вся светилась. Оставив эту фанатку магии рядом с центром своей вселенной, мы отправились по своим делам. Каждому было чем заняться и что купить. Я оказался предоставлен самому себе и решил пройтись по рынку, чтобы присмотреться к магическим товарам.

Немного оглядевшись, я понял, что полный профан в этом вопросе. Уже когда решил возвращаться в таверну, от Терра пришло сообщение, что партия оружия на обмен готова. Нужно подойти к такой-то кузнице и, если меня все устраивает, то завершить сделку. Быстро найдя нужное мне строение — да здравствует воздушный некронавигатор — я отправился по подсказанному пути.

Я вспомнил разговор с гномом, что нам не ужиться с кланом огня, хотя и не понимал почему. Хотя со старика станется: выбрав меня в ученики, затем обучив, объявить этому клану, что я наследник народа гномов и мне завещана месть. Или их разведка сама все узнает. Если конфликт не разгорается сам, его можно спровоцировать. Так что я был настороже и решил на всякий случай проверить обороноспособность данного города, чисто из неагрессивного любопытства.

Я начал потихоньку отпускать из кольца нежить-крыс. Мои личи в свое время знатно поохотились, подготавливая мне разнообразных некроголемов.

До сих пор шла моя экспансия и обращение мёртвых деревьев в личей-дендроидов. Пятый уже давно вернулся к главному дереву-личу и оттуда рулил нежитью, решая поставленную задачу. Я планировал всю доступную зону материка взять под контроль. Пока что до этого ой как далеко, учитывая, что нейроличи достигли потолка в количественном управлении нежитью. Некродендроиды выступали скорее как точки связи для передачи и хранения энергии, которую они же и собирали, только главное дерево было полноценным и с душой. В вопросах души я пока не продвинулся ни грамма. В итоге, личи решали проблему с контролем элементарной переключаемостью. То есть, отдав приказ одной части нежити, они переключались на управление другой и так далее.

Пока не было идей для решения этого нюанса, поэтому я вынужденно пришёл к идее специализации нежити. Например, управление тысячью лучников существенно упрощается — ведь отдается один приказ, как одному юниту. Разной нежити, например, каменному гиганту, быку и горилле требовались разные потоки приказов, что повышало нагрузку на нейросети.

За этими мыслями я нашел искомое здание, представительного вида магазин-кузницу. Войдя внутрь, увидел кучу стеллажей, витрин, и вешалок с разнообразным товаром, от амулетов до брони. Пройдясь взглядом по помещению, увидел Терра общающегося, похоже, с хозяином сего заведения. Отправился к ним.

— Здравствуйте!

— Приветствую, молодой человек. Это вам нужна большая партия оружия? Копья, щиты и луки распространены и часто покупаются, так что всегда есть большой запас. А вот боевые серпы пришлось поискать. Выяснилось, что когда-то давно кто-то заказал, внёс предоплату и не явился забрать товар. Так что вам повезло, мы смогли собрать требуемое вам количество оружия. Смотрите, вот образцы, — хозяин достал и положил на прилавок передо мной по одному предмету каждого вида оружия.

Что я могу сказать, я не профи и не фанат оружия. С виду они были качественные, прочные и острые. Я решил, что состояние товара приемлемо, о чем тут же и сказал. В итоге, кольцо с оружием перекочевало ко мне, а кольцо с нежитью — к Терру, завершая обмен. По виду, он казался очень довольным, как будто не прогадал в сделке. Тут уж я не смог сдержаться, всему виной моя мстительная душонка.

— Уважаемый, кузнец, ваше оружие пришлось мне по душе. Меня зовут Кощей, у меня есть к вам деловое предложение. Как я могу к вам обращаться?

— Меня зовут Брамс, — сказал кузнец, чей голос звучал, как будто удары молотом.

— Так вот, есть у меня сотни три големов, они очень гибкие в управлении. — Достав один скелет, заставил сделать его разнообразные движения.

При виде этой картины Терра перекосило. Видно, жалел, что нежить ушла мимо его загребущих рук. А что, идеальный работник — послушный, есть, пить не просит, хранить можно в кольце, как предмет.

— Не совсем понимаю, юноша, что вы от меня хотите. Ну, скелет, двигается на потеху людям, мой какой интерес?

— Это легко, уважаемый Брамс, вы займетесь бронированием данного голема. Представьте его в вашей броне и с той же подвижностью и готовностью выполнить любой приказ. Я думаю, любой богатей не откажется иметь таких парочку-другую в кольце, на всякий случай, ведь жизнь полна неожиданностей и даже опасностей.

По тому, как загорелись глаза кузнеца, идею он понял и заценил. Подойдя к скелету, он пощупал его и повернулся ко мне.

— Это, я так понимаю, скелет человека. А другие возможны?

— Да, это человеческий скелет. Это конкретная заготовка под рыцаря, чтобы глазу было привычнее, и в идеале тяжело бронированного. Также можно использовать любой другой скелет. Например, лошади, и другие.

Пока говорил это, меня осенило: я же могу теперь муравьёв, вооружённых копьями, посадить на быков — получится супертяжёлая конница. Или быковница? Или быконница?.. Определённо последний вариант. Чтобы стимулировать фантазию кузнеца, достал быка и гориллу уже полностью в металле. Брамс ходил, цокал языком, затем перешёл на деловой тон.

— Тема новая, интересная. Мне как профессионалу ясны все нюансы, но как это воспримут покупатели, неизвестно. Как насчёт того, чтобы оставить около пятидесяти человеческих скелетов и такое же количество скелетов быков на реализацию? Я закую их и постараюсь представить в выгодном свете по соответствующей цене.

— Хорошо.

Передав сотню нежити и управляющие ими амулеты, решил раскошелиться на амулет связи, объяснив кузницу, как им пользоваться. Меня тут же обломали, что в продажу они не пойдут, слишком сложные в обслуживании. Попросив у кузнеца показать и рассказать о разных артефактах, остановил свой взор на магических щитах и закупил несколько десятков. Отдам нейроличам и Игрис, надо что-то придумать, чтобы постоянно знать, где она и обеспечить ей скрытое прикрытие на всякий случай. Попрощался, и мы с Терром отправились в трактир. Терр не выдержал и спросил.

— Кощей, почему ты решил продать нежить на сторону, а не нашим? Ты же знаешь, с удовольствием купили бы.

— Терр, этому несколько причин. Для каждой нежити нужна некромана для осуществления её нежизни, у нас в деревне уже на каждого охотника, по одной-две нежити. Если увеличить её количество, в один прекрасный день она просто встанет от недостатка энергии и не выполнит свою задачу. Кто-то пострадает, а виноват буду я. К тому же, ответь, сколько некроголемов единовременно ты можешь качественно контролировать?

— Одного, — внезапно и с осознанием ответил Терр. Но как же ты? Я видел, ты управлял сотнями?

— Я — Некромант, Терр. Это моя специализация — подъем и управление нежитью. Ты же — маг земли. То, что ты делаешь, я никогда не смогу. Просто я не подумал, что вы видите ситуацию иначе. К тому же, продажей големов я расширяю круг знакомых и деловых партнёров. Мне нужно вливаться в этот мир.

До таверны дошли в молчании. Игрис ещё не вернулась, я отправил разведчиков наблюдать за ней, начав заниматься своими делами. Спокойно мне поужинать так и не дали. К Игрис активно подкатывал какой-то франт с друзьями, судя по клановым знакам, из местного клана огня. Судя по всему, ситуация накалялась. Недолго думая, отправился туда, достигнув максимального предела, который мог пройти до пирамиды. Мана огня просто выжигала энергоканалы — дальше просто смерть. Достав из кольца три десятка тяжело бронированных рыцарей, отправил для моральной поддержки Игрис. С одним из них был управляющий амулет, пусть будут с ней, давно надо было это сделать.

Поначалу парни хотели вежливо пригласить красивую магичку на свидание. Все знают редкость магов-женщин, их на порядок меньше магов-мужчин. И магу-мужчине взять в жены женщину-мага — это стопроцентная гарантия, что дети от их союза тоже будут магами. Тогда как при неравном союзе — пятьдесят на пятьдесят. Поэтому и процветало многоженство, поскольку каждый маг должен передать свое наследие дальше через поколения, иначе все, чего он добился, покроется пеплом после его смерти. Этот мир жесток, если ты слаб, то у тебя все отберут. Поэтому за женщин-магов шла нешуточная конкуренция, тем более за такую красавицу.

Парни становились все более настойчивы, уже переходя границы приличия и начиная угрожать. В это время подоспели три десятка рыцарей, которые взяли Игрис в охранную коробочку. Один из них передал амулет для управления, на этот раз сделанный в виде кольца, не сразу мне это далось. Парни, увидев такой численный перевес, поутихли, осознав, что перешли границы и, возможно, задели кого-то важного, по ошибке приняв нежить за людей. За бронёй невозможно разглядеть детали. А учитывая, что эти тридцать человек — в едином обмундировании, все — маги огня, иначе не смогли бы подойти так близко. В итоге, парни решили по-тихому свалить. Игрис же подняла голову вверх, осознавая, что птицы сверху — это разведчики Кощея.

Да и какие другие птицы могут быть в зоне пирамиды? Просто никто не обратил внимания на эту незначительную деталь. Приятно, когда о тебе беспокоятся и приглядывают. Убрав пару десятков нежити в кольцо, оставив лишь десяток, счастливо улыбаясь, девушка продолжила медитацию. В этом месте она поняла, что её энергия огня была не такой чистой, как должна быть. Сейчас, пользуясь случаем, она выжигала примеси, повышая качество своей маны в источнике, что, как следствие, повысит её силу как мага. Промедитировав допоздна, убрала ещё часть нежити, чтобы не привлекать внимание, и отправилась к нужной гостинице. Вдруг Игрис поняла, что очень соскучилась по Кощею. Недолго думая, тут же заявилась к нему в номер и напала с поцелуями и объятиями. Некромант аж оторопел от такого напора, магиня же, выплеснув эмоции и ехидно улыбаясь, гордо удалилась. Ей нравилась эта игра, немного издеваться над беззащитным перед ней магом.

После ухода Игрис спать не хотелось, тупо смотрел в потолок, но долго созерцать мне не дали. Мои крысы-разведчики обнаружили подземные туннели для различной контрабанды. Владея магией, прорыть их не так сложно. Взял их на заметку, вдруг пригодятся для того, чтобы валить из города, учитывая конфликт сегодня с сопляками из клана огня. Вдруг они из верхушки, и о желании получить жену-магиню дойдёт до могущественного отца или деда. Но хрен вам, а не Игрис. Если что, я сожгу этот город огня, как бы это не звучало. Так что новая информация была в тему. Также я узнал, что боевых сил у города было около ста тысяч, из них около двадцати тысяч — маги, причем не обязательно огня.

Даже стараясь пробудить нужный тебе элемент и медитируя возле его источника, типа вулкана или озера, повышаешь вероятность, но не обязательно пробудишь именно этот элемент. Наверно, предрасположенность к определённым силам тоже имеет значение. К тому же, имея магов только одной направленности, клан бы ограничил свою жизнедеятельность. Маги огня, по сути, нужны только для войны и поэтому они так сильны. Но остальные маги — например, земли — требуются для возведения построек, другие — для подведения воды для оросительных систем, маги жизни — для медицины и прочее. Это был сильный и мощный клан в военном плане и сбалансированный в других. И врагами с ним становиться нежелательно. Так что сидим тихо и не высовываемся. Под эти мысли и уснул.

Глава 19. Новые друзья, новые бои

Игрис каждый день пропадала на облюбованном месте, возле пирамиды, под защитой нежити. Ребята тоже чем-то занимались, один я не знал, чем себя занять. Новых идей не было, да и город — не лучшее место для занятия некромантией, так что я просто бродил по улицам, идя туда, куда ведут ноги.

В конце концов, жители деревни продали весь свой товар. В этот раз было сложнее: благодаря добыче с бандитов объёмы сбываемого значительно возросли, как и получаемая прибыль, так деревенские были довольны неожиданному кушу. Распродав все и закупив нужное, они попрощались и отправились домой. Наша же команда снова осталась в своем составе. Мы дожидались, когда Игрис закончит самосовершенствование, чтобы отправиться в Лазурный город, являющийся столицей — именно там находится Академия магов.

Эти дни проходили для меня долго и мучительно, но и они наконец-то закончились. Игрис завершила очищение и культивирование своей магической энергии, и можно было выдвигаться. С утра позавтракав и отправившись к выходу из города, мы столкнулись со знакомой десяткой конников, с которыми произошёл конфликт при въезде. Найдя глазами Молнию, снова вздрогнул от пересечения взглядов и старался на неё больше не смотреть. Из города выбирались пешком.

Пришлось отдать Этеру и Акви по пространственному кольцу из своих запасов. Ребята поблагодарили и сразу заполнили их своим добром из колец Ретта и Игрис. Достав наших скакунов, мы отправились в путь, двигаясь параллельно десятке конников. Сначала они пытались делать гордый и независимый вид, но видно было, что необычный вид нашего транспорта вызвал любопытство: мы с парнями передвигались верхом на быках, а девушки — на гориллах, причём не в седле, а в удобных креслах. Так и ехали бок о бок. Конечно, у нас был и воздушный транспорт, но засидевшись в городе, мы захотели движения и возможности размяться. Холодный нейтралитет продолжился до первой стоянки на ночь. Выяснив, что у нас одна цель, пришли к решению, что в пути благоразумнее держаться кучно. Пятнадцать человек более внушительны вместе, чем десяток и пяток по отдельности. Первыми, как ни странно, общий язык нашли девушки, мы же спокойно общались с парнями, нам нечего делить.

В той же ситуации возле ворот они считали, что их красавица перегнула палку. Ну так это потому, что устала с дороги и хотела быстрее найти ночлег и отдохнуть, а тут нарисовалась огромная колонна очереди — вот она и сорвалась. Нашей же вины там не было, поскольку мы ничего не решали. Объективно, это Терр и компания решили проявить вредность перед подростками, не получив должного уважения к магам их уровня. И я их понимаю, было бы дело подольше от города, на одну общую могилу и десяток трупов было бы больше. Я ни минуты не сомневался, что деревенские — волчары в овечьей шкуре.

В итоге был заключён мир, от парней же и узнали, что они тоже едут поступать в магическую академию. И что они из соседнего государства, где только что произошёл военный переворот и их клану пришлось уйти. Одна из девушек — наследница клана и бывшая наследницей государства, она поэтому и была столь дерзкая в своём поведении. Раньше все её капризы беспрекословно выполнялись, хотя стоит признать, что она не так плоха и достойный маг. Естественно, это было сказано другими словами и красиво подано, но сделанные мною выводы были такими. Молния была её двоюродной сестрой.

От них я узнал, что материк примерно посередине разделен большой рекой, и как раз за великой рекой находится их бывшая родина. Также ребята заинтересовались необычными созданиями. Я сказал, что это големы. Тогда парни спросили о возможности заиметь таких. Я решил не кочевряжиться и обменял нежить в количестве восьми быков для парней и двух горилл для девушек на чисто символическую сумму. Народ жест оценил, и отношения потеплели ещё больше. И тут начался детсад: девушки устроили битвы некрогорилл сначала один на один, потом два на два. Наши подруги победили: сказался опыт в управлении, хотя Молния была хороша и новичком, ей чуть практики — и она составит конкуренцию нашим гордячкам. Звали молнию Илиа, на остальных я даже не заострял внимания, поскольку не был душой компании. Диалоги, в основном, вели Этер и Ретт, я же отвечал на вопросы по своей части. Парни боев не проводили, пробуя быков в деле, разгоняя и маневрируя ими в свое удовольствие. Парней поразило то, какой удар могут нанести быки. Мы при случае обещали им показать, на что способно целое стадо.

Достав нашу походную крепость, мы снова впечатлили новых друзей, и они тоже решили озадачиться подобной конструкцией. Ведь совсем недавно у них был дом, и им не нужно было задумываться о таких вещах. Поскольку у них были маги земли, через небольшое время рядом с нашим замком вырос ещё один. Мы пояснили все нюансы, и наша модель крепости приняла свой законченный вид после выявленных в процессе эксплуатации изъянов и многочисленных переделок. Так что маги земли, не мудрствуя, пошли лёгким путем, просто скопировав конструкцию. Нам же было не жалко, мы не считали это каким-то гениальным изобретением. Рано или поздно, тот, кому нужно, сам дойдёт до этого.

Я обрадовал ребят, что караул будет нести нежить, имея в виду големов, однако, не особо заостряя на этом внимание. Как они это воспримут, будут отдыхать или оставят караул — уже их дело, хотя я бы в первое время, конечно же, ставил ночные посты. Ну да ладно, озадачил нежить бдением и заодно приглядом за нашими новыми друзьями. Доверяй, но проверяй, а после — держи нож под подушкой, а нежить в кольце (народная мудрость Некромантов). Отправился спать, уделив перед этим время своей ненаглядной. Получив свою дозу любви и ласки, под насмешливыми взглядами девушек отправился спать.

Ночь прошла спокойно, и позавтракав, мы отправились в путь. Ближе к обеду нарисовались первые звоночки, что день не пройдёт безоблачно, да я и не прочь был устроить небольшую драку. Эти звоночки проявили себя в виде цепочки наблюдателей. Пока не обращая на них внимания, дал приказ нежити усилить разведку ближайшей территории и через десяток километров нашёл активно готовящуюся засаду, уж больно было удобное место: начинался лес и замаскировать засаду было намного проще, чем на открытом пространстве.

Бандитов было, по моему скромному мнению, немного — человек пятьдесят. Обрадовал народ неожиданными приключениями или неприятностями, кому как нравится. Новая компания захотела повернуть назад или найти другой путь, поскольку глупо связываться с противником, превосходящим тебя в численности более чем в три раза. Мои же на это лишь усмехнулись. Чтобы успокоить ребят, я достал из кольца сразу сотню нежити, показав, что перевес в численности не на той стороне. В итоге, я и предложил план, простой как топор. Все, как я люблю: сложности не работают, а если и да, то это уже магия. И это не ко мне, у меня только нежить.

Некоторые, кстати, не считали некромантию полноценной магией — так, небольшим ущербным ответвлением магии земли, чьи возможности ограничены поднятием големов с помощью энергии земли. Ну, встретив этих любителей теории, отправлю нежить оспаривать ограниченность или ущербность данной магии.

Не доходя около километра до противника, оставили лошадей под охраной нежити, чтобы не потерять их в бою. Также я отправил сотни три нежити обойти по кругу место засады и выйти в тыл бандитам. Чувствую, этот приём становится обыденным — заходить в тыл засадным… Как хорошо иметь разветвленную сеть разведчиков, тебя сложно застать со спущенными штанами. А кому другому могло бы быть стыдно, ей богу. Экзорцизм — или эксгибиционизм? — нынче не в почёте, то ли были времена в славном добром райском саду Эдеме!

Далее, метров за триста до засады противника мы установили свою, выставив две крепости и организовав подобие частокола на грани дальности нашей магии, ограничив нужную дистанцию для задержки противника, реши он перелезть этот заборчик. Отдал нежити приказ атаковать, я решил их использовать как гончих, загоняя бандитов нам под огонь — как делали собаки, направляя оленя под ружье охотника. Единственным минус в такой охоте, я считаю, — никакого тебе шашлыка после. Хотя кому как. Когда у каннибалов умирает соплеменник, как говорится, грустно, но вкусно.

Для своих магов я постарался, организуя супер удобный полигон и мишени как в тире, разве что слегка более подвижные, для пущего интереса. Нежить не подвела, с разгону ударив в тыл поджидавшим нас бандитам. Те попытались огрызаться — но моя нежить на ходу восстанавливалась и снова бросалась в бой. Стояла задача не уничтожить, а скорее загнать в определённом направлении, поэтому нежить была несколько скована в маневрах и смертельных ударах, часто зря подставляясь выдавливая противника в нужную нам сторону. Положив половину численности в бессмысленной обороне, бандиты потеряли надежду, а вместе с ней и голову. Они бросились в единственном свободном направлении. Подгоняемые нежитью, выбегали к нам под огонь и становились лёгкой добычей: четырнадцать магов, словно на тренировке, использовали всего по несколько заклинаний атаки. Народ, разбившись по парам, концентрируясь каждая на одной цели, выносили первым делом щит. Добивая, переключались на следующего врага.

Илиа оказалась магом грома или молнии — не знаю, как будет правильно, пусть будет молнии. Не успев об этом подумать, я снова слегка поплыл от прилива приносящей эйфорию маны, немного не ожидал… Игрис, второй раз наблюдая подобное, уже смекнула, что к чему. Она поймала меня, оседающего на землю, и посадила мою тушку на стул, поцеловала в лоб и вернулась к бою. Многозадачные заботливые женщины прекрасны. Вскоре эта пародия на битву было окончена.

Собрав нехитрый улов, делить решили по количеству отрядов. То есть на две части, справедливо признав, что я с големами справился бы и один. Отправив второго с кольцом собрать все тела, я выделил самого шикарно одетого и решил проверить новую идею. Поскольку я могу управлять и вселять свой разум в свою нежить, почему я не могу увидеть её воспоминания и допросить её?

Каждый раз при изготовлении заготовку под нежить и снятии плоти мозг оставался нетронутым — он был сосредоточием нежизни. Или мне хотелось так думать, шаблонность мышления — она такая. Жизненная энергия, словно электричество пробегая по живому мозгу, создаёт импульсы жизни, мыслей, памяти. Я сделаю нечто подобное, только роль электричества у меня будет играть энергия смерти.

До этого я делал это только для тела, экономя энергию, но теперь пора познать и более сложные и энергоемкие процессы и задачи. К тому же, мною двигал корыстный мотив: я хотел узнать, где у них база, чтобы ограбить все их честно награбленное и, самая главная причина — ещё одна бойня.

Призрак был тысячу раз прав, рекомендуя не использовать людей, как доноров некроэнергии. Похоже, от реципиента родственного вида она была более сбалансированная и принималась, как родная, облегчая процессы очищения и использования, косвенно увеличивая мои силы. Чем-то подобным занималась Игрис в городе огня, медитируя возле пирамиды.

Достав нож, я стал вырезать руны на лбу бывшего главаря этой кодлы. Наши новые друзья немного оторопели. Моя команда пояснила им, что это особенности моей магии, а не больной фетиш. Закончив все необходимые приготовления, приложив руки по обе стороны головы трупа и направив ману для поднятия нежити, я запустил электрический импульс в мозгу и начал диалог с мертвецом. Особой разницы между общением с живым или мёртвым я не нашёл, разве что мертвый менее гибко трактовал мои вопросы, лаконично отвечая или показывая видеоряд и само общение происходило мысленно и беззвучно. Приятный собеседник, как оказалось. Ни тебе лишних вопросов: почему не женат, чего добился, ни рассказов про свою дерьмовую жизнь. В общем, рекомендую. Закончив допрос, я поделился информацией с компанией.

База бандитов, голов на триста, находилась в нескольких километрах от нас, в небольшом ущелье. Любит всякая нечисть подобные места. А что — естественные укрепления, если поискать, всегда можно найти подобное или возвести самим, замаскировав под природное образование.

Я предложил навестить базу, а бандитов вырезать под ноль и добычу поделить по прежнему принципу. Путем недолгих разговоров решили заняться таким лакомым кусочком. Маги после такой лёгкой победы над превосходящим по количеству людей противником, забыв про вклад нежити, были воодушевлены и горели боем. В предыдущем бою, по их словам, они даже не успели разогреться. И не слова восхищения моей чудесной нежитью, никто её не ценит! Проклятые эксплуататоры. Ладно, хотите боя — будет вам бой. Отойдя в сторону, я выпустил полтысячи летунов и столько же рабочих муравьёв для десанта, дав им задачу скрытно от врагов и союзников переместиться недалеко от ущелья и ждать сигнала атаки.

С ребятами же решили воспользоваться старыми заготовками — как с гоблинами, использовать способ троянского коня. Я достал все тела бандитов, кроме самых покалеченных, приведя их в порядок и подняв, как зомби. Используя их, как пропуск для наблюдателей, сами мы шли, изображая пленных. Подойдя ко входу в ущелье, отдал приказ сидевшему в засаде отряду нежити стремительно подниматься в воздух и следовать дальнейшей инструкции. Ребят же предупредил, что атака начинается, и что все выбегающие из ущелья — их противники. Команда немного растерялась, поскольку уговор был другой — оказаться в центре базы и из крепостей мочить вражину. Ага, ищите идиота! Это у них от эйфории крыша слегка двинулась на ощущении своего могущества. Ничего, остынут. Будут впредь разумнее или нет, но уже без меня.

Раздался гул от моего летучего отряда, усиленно машущего крыльями. Мгновенно зависнув над центром ущелья и сбросив десант, они вернулись ко мне, их задача на этом заканчивалась. Рабочие же муравьи только начали свою резню, это был первый раз, когда они участвовали в бою, вооруженные шестью боевыми серпами. Я наблюдал за этим побоищем сверху, и у меня пошёл мороз по коже.

Немного цифр: примерная средняя сила удара двухметрового человека, при весе около ста, равна ста пятидесяти килограммам. Известно, что муравей может поднять вес в десять, а то и в сто раз больше массы своего тела. Берём двухметровую рабочую особь муравья, приравниваем с человеком, за отсутствием иной статистики по муравьям, округляем удар до двухсот килограмм — ввиду более тяжёлой массы насекомоподобного, а также увеличиваем силу удара — по скромному, даже в пять раз, в силу расовой особенности. Поскольку у нас нет опытного специалиста для муравьёв и точной информации, я думаю, носителей оной Муравьи съели. Получается, что удар одной лапой муравья наносит где-то тысячекилограммовый урон. А слитные удары шестью лапами — более чем шеститонный. Плюс ещё вооруженные острыми серпами. Муравей при приземлении наносил удар всеми шестью серпами, это была страшная картина. Щиты выносились с одного удара, и человек просто расчленялся на шесть частей. Когда ещё труп не успевал упасть в аккуратную кучку, муравей уже настигал вторую, а то и третью жертву. Теперь если я и представлял себе смерть, собирающую жатву, то только так. Я создал монстров, отныне эта нежить заслужила себе имя: Жнецы Смерти. Они достойны уважения, а если кто не согласен, то земля ему пухом, эти машины смерти камня на камне не оставят. Не прошло и минуты, как все было кончено. Надо выпускать их в меньшем количестве, а то никакой интриги. На нас выбежало ровно четырнадцать магов, нежить точна в исполнении своих приказов, чему я искренне радуюсь.

Глава 20. Совет старейшин деревни Крист

Когда я сказал, что битва окончена, мои товарищи некоторое время сверлили меня недовольными взглядами. Подозреваю, что из-за моих поделок им не досталось противников. Быстро они сдружились против вредного меня. Одна Игрис ехидно хихикала, демонстративно никого не поддерживая. Но было видно, что моя идея обломать ожидания магов пришлась ей по душе, не зря мы пара. Как говорится, муж и жена — одна сатана. Мы не женаты, но общаемся достаточно долго, чтобы подспудно влиять друг на друга. Я хотел сперва отправить Второго собрать тела, но народ желал увидеть поле боя в его первозданном, так сказать, виде. Я еще раз вежливо сказал, что сперва необходимо прибраться. Игрис странно на меня посмотрела, со смешинкой в глазах. Я ей подмигнул. Ну что же, это их добровольный выбор, я пытался их уберечь. Но видно, не судьба, веселье продолжается.

Мы зашли в ущелье, и перед нами предстали построенные в чёткий строй окровавленные Жнецы Смерти, а также кучи искромсанных тел и лужи крови, которую не успела впитать земля, покрытая кровавой травой.

В этот момент послышались звуки рвоты. Тут уже Игрис не сдержалась, начав хохотать во весь голос над слабаками, продолжавшими блевать под её хохот. Она сразу смекнула, что дело нечисто, когда я заботливо попросил подождать, пока моя нежить приберется. Я говорил, что моя девушка безумна и мне это по душе? Акви, глядя на нас, крутила пальцем у виска. Маги же моей команды слегка высокомерно посматривали на сбледнувшую другую команду. Те, по ходу, только сейчас осознали, с кем связались, тепличные цветочки. Мою команду с детства натаскивали на охоту и разделку туш, мне же, как Некроманту, по профилю положено игнорировать кровавые подробности, замечая кровь только в те моменты, когда она попадает на одежду.

Я попросил магов воды почистить победоносных некробойцов и отправил их в кольцо. Часть нежити оставил сторожить входы в пещеры, запустив крыс на разведку. Что я могу сказать, бандиты заслужили смерть. У них внизу были и бордели с измученными жертвами, и пыточные. Некоторые бандиты до сих пор развлекались, не услышав боя наверху. Отправил нежить добить все живое внизу и зачистить хабар. Народ порывался пойти вниз, хотели исследовать пещеры, им не давала покоя жажда действия. Но я кратко пояснил, что их там ждёт, и никто больше не спешил спускаться, слишком много грязных картин для юной психики.

Собрав хабар и поделив его, решили найти место для стоянки. Бандиты были не то чтобы бедны, но и не шибко богаты, но для нас, пятнадцати подростков, это был большой урожай. Девушки активно готовили ужин, вовлекая в это принцессу, а то и парней. Например, чистка картошки магией ветра у Этера выходила на ура. Каждый должен заниматься тем, в чем он хорош, так что Этер в крайнем случае может стать поваренком и чистить тонны картохи в день, аминь.

Также новая компания попыталась добиться от меня обмена или продажи летающей нежити и других насекомоподобных. Но тут уже я упёрся рогом на смерть и не сдавался. Вмешался Ретт.

— Бесполезно, на него не подействуют ваши уговоры. На него как-то насели полторы тысячи бойцов и требовали отдать им нежить. Так он готов был забрать то, что уже дал и начать войну, но не отдавать свою драгоценную нежить. Я даже не знаю, кого он любит больше — нежить или Игрис!

Я в шоке обернулся на него, Игрис — на меня. Молния, я заметил, оценивающе посмотрела на Игрис. Остальные притихли, им не хотелось давить на мозоль, на которую им вежливо указали. Особенно затевать споры с могущественным Некромантом.

Я всегда имел привычку следовать своим порывам, поскольку это желания души. Возможно, именно это отличает живых от мёртвых. Может, поэтому я и приглянулся смерти, и она дала мне второй шанс. Ладно, это все лирика. Я взял и подарил Молнии трех муравьёв каждого вида. Увидев трехметровую машину смерти с башенным щитом и тяжёлым копьем, народ присвистнул. Они-то ещё не знакомы со всей моей нежитью, по крайней мере, новая часть.

Молния благосклонно приняла подарок и незамедлительно сострила:

— Если я тебе так нравлюсь, может, подаришь мне армию, чтобы отвоевать мой дом? И я стану твоей второй женой. — И ехидно посмотрела на Игрис.

Я же спросил:

— А сколько нужно? Какое количество магов и воинов у противника?

Ребят мой вопрос ввёл в ступор, шутка явно перешла на серьёзное поле. Игрис ткнула меня локтем в бок. А Молния все же ответила.

— Несколько сотен тысяч, может больше. Полмиллиона воинов и в том числе под сотню тысяч магов. Примерно такая численность врага. Не все хотят войны, мы хорошо правили, просто кое-кто воспользовался нашим хорошим отношением и предал нас. — На этом разговор заглох, новые друзья грустили о доме, нас за компанию тоже настигла меланхолия.

Мы начали готовиться ко сну. На этот раз все новые напарники легли спать. А смысл выставлять караул, если нежить бдит? Из-за неё же нет резона опасаться нас: мы вынесли триста бойцов с магами, не замарав рук, что нам жалкий десяток. Маги — народ практичный.

Игрис сегодня была особенно горяча и просила подождать ещё немного, ей скоро семнадцать, родители благословят — и она вся моя. Тут с этим серьёзно, родословная, все дела. Незадачливого жениха могут прибить — и будто и не было ничего. Но я же сильный маг, вряд ли родители будут против. Если что, Игрис их упросит. А если не выйдет, мы просто сбежим, но с чистой совестью, что сделали все для благоприятного решения вопроса. Этим разговором Игрис показала, насколько она готова быть со мной — даже вопреки воле родителей, хотя и уважала, и чтила их. Ну, это планы далёкие, а сейчас спать.

С утра сразу после завтрака решили выдвигаться в город. Проехав чутка, я решил, что мне влом двигаться в таком темпе ещё неделю — или сколько там займёт дорога. Приключений с меня пока достаточно, и я решил предложить компании другой вариант.

— Эй, народ! Может, полетим? Как-то не хочется тащится в таком темпе.

— Это, конечно, хорошо, но коней ты куда денешь? В карман? — Спросила Молния, делая невинное лицо.

— Пф, нашли проблему. Сейчас все будет. — Я кратко объяснил, что требуется, и мы приступили к делу.

Мы соорудили подобие сети с большими ячейками, только вместо лески были крепкие верёвки. Одев эту ячеистую сбрую на коня, точнее под коня, прикрепив сверху четыре верёвки, я выпустил четырёх летунов, которые протестировали систему, слегка приподняв коня. Повторили для оставшихся лошадей. Маг жизни успокоил их и ввёл в сон, чтобы бедные животные проспали всю дорогу, а не боялись. Гуманное отношение к животным — наш девиз. В итоге сорок летунов понесут десяток лошадей. Ещё девять дал ребятам во временное пользование, чтобы они подготовили себе седла и прочие удобства и крепления, как их душе будет угодно. Подготовившись, отправились в полет в Лазурный город.

Весь день мы провели в полете, и остановились на ночлег в нескольких часах пути от города. С утра уже выступали в него. В какой-то мере он представлял собой копию города Огня — та же пирамида и монументальность зданий. Только если в городе Огня все казалось сделанным из красного кирпича, то в Лазурном городе — из непрозрачного нефрита или хрусталя лазурного цвета морской волны. Он выглядел намного большим по размерам и более красивым, переливаясь в лучах солнца. Казалось бы, откуда столько драгоценного материала? Но реальность в другом. Построй ты здесь даже что-то совсем убогое из камня — и с течением времени это все пропитывается маной ветра и меняет свойства и внешний вид материала. Пирамида не только оказывает влияние на культивацию магов, но и на окружающую действительность.

Найдя таверну, подходящую под наши нужды, мы заблаговременно забронировали там номера и отправились искать академию магов. Найти её оказалось проще простого. Академия выглядела как пирамида более скромного размера, так что ошибиться было сложно. С поступлением нас не мурыжили, лишь взяли денег на то, чтобы проверить наш возраст и наличие источника. Удостоверившись в том, что мы подходим, потребовали оплатить учёбу за семестр вперед. Затем каждый выбрал факультет своей магии. Я, само собой, выбрал факультет артефакторики. Считалось, что туда идут ребята с более слабым талантом, дабы использовать магические костыли, чтобы хоть немного нагнать более талантливых. Факультет предполагал более углубленное изучение рунологии, артефактостроения, ритуалов и прочего. В общем, то, что нужно. Закончив со всей бюрократией, нас отправили восвояси с наказом вернуться через месяц, когда начнётся учебный год. Этер тут же стартанул в сторону пирамиды. Мы же — в таверну, привести себя в порядок после пути и расслабиться. После всех этих процедур, я наконец почувствовал себя способным заняться делами.

Мне ещё нужно было найти хорошую кузницу: хотел так же, как и в красном городе, оставить нежить на реализацию. Поскольку я не знал, с чего начать, спросил мнение трактирщика, сказав ему, что хочу совместно с кузнецом продавать новый вид големов-защитников. Я делаю всю начинку, а кузнец — бронь и внешность, и, собственно, осуществляет саму продажу. Трактирщик, почесав голову, отправил меня по одному адресу, где кузнец может заинтересоваться моими задумками. Придя на место, я застал за стойкой молодую барышню.

— Здравствуйте, могу увидеть кузнеца?

— Здравствуйте. Зачем? Заказ можете сделать через меня.

— Нет, дело хочу совместное предложить: может быть очень прибыльным. Нужен глаз профессионала, возьмётся ли за работу.

— Не пусто мелешь?

— Нет, зови кузнеца.

— Деда, тут к тебе юноша, дело какое то хочет предложить. Вроде, не пустослов, выйди глянь!

— Иду! — Вышел крепкий плечистый седой дед с кожей, что кора дерева, но яркими и живыми глазами.

— Здравствуй, юноша. Показывай и рассказывай, какое дело у тебя ко мне.

Не говоря ни слова, я достал скелеты человека и быка и немного поуправлял ими. Затем уже достал бронированные копии, проделав то же самое.

— Я хочу отдать вам на реализацию големов в виде скелетов. Вы их бронируете и продаёте — прибыль поровну. Что скажете?

— Так у тебя же вроде есть кому этим заниматься?

— Нет, это друг делал, для демонстрации, можно сказать. У нас с ним и других дел полно, поэтому и обращаюсь к вам с подобным предложением.

Дед, недолго думая, согласился. Разве что взял зачем-то аж по сотне скелетов каждого вида. Видно и его потянуло на старости лет сделать что-то эдакое, уникальное. Попрощавшись, я отправился по ещё одному делу, что ранее обсудили мы с командой: найти и вступить в гильдию наёмников и брать заказы, выполняя их за деньги. Отряд мы сильный, нам многое может быть по плечу.

Нужный квартал гильдии наёмников нашел быстро. Тут было все для наёмников и их клиентов — трактир, гостиница, дом гильдии с заказами, рынок для торговли оружием и ресурсами. Настоящий «уголок по интересам». Зайдя в дом гильдии, уточнил все вопросы. Решил зарегистрировать наш наёмный отряд под названием Экира, по первым буквам наших имен: Этер, Кощей, Игрис, Ретт, Акви.

Заплатив нужные суммы за оформление, получил на руки книгу заказов. Полистав её, сравнил точки заказов с картой, а также прикинул, сможем ли мы справиться. И решил выбрать заказ на уничтожение большого гнезда гигантских змей, что расплодились на болоте и не давали покоя окружающим сельскохозяйственным поселениям. Не везде есть маги и, бывает, нечисть выходит из-под контроля и тогда магов нанимают, чтобы извести её. Этот заказ был нам по пути домой, нам все равно долго жить в этом городе и учиться, надо начинать обживаться. Взяв заказ, внёс пятипроцентный залог в подтверждение серьёзности своих намерений выполнить его — как комиссию за пользование услугами гильдии по предоставлению заказов.

Расплатившись, я попрощался и отправился в трактир, где мы остановились. И повторилась ситуация, когда все чем-то занимались, а я ждал, когда же это кончится. Слишком много людей. У некроманта хорошие люди — мёртвые люди, а так — шум, гам, попытки мне что-то продать, рассказать и так далее. Сплошной ужас для ранимой и неокрепшей детской психики. Но все мы ожидали Этера — он дорвался, как прежде Игрис.

Однажды, обедая в таверне, в общем зале, мы услышали такой рассказ:

— Говорят у принца, наследника нашего государства редкой хворью приболел ребёнок, и чтобы его излечить, алхимики готовы приготовить лекарство. Но нет основного ингредиента — кости дракона.

— Да их не существует, ты гонишь!

— Да вы дослушайте. Сейчас их, может быть, и нет, но раньше-то были. Так вот, принц издал указ: кто принесёт ему кость дракона или информацию, что поможет в её добыче, того он щедро вознаградит всякими сокровищами и ресурсами для культивации и приблизит к себе.

Всё бы ничего, но Ретт после этого смертельно побледнел, на что уже я не преминул обратить внимание.

Примерно в это же время в небезызвестной нам деревушке охотников Крист происходило совещание старейшин. Десяток самых сильных и матёрых мужчин решали, как быть с неожиданными новостями.

— Все вы слышали о приказе принца? Предоставить ему кость для лечения ребёнка, в обмен на награду невиданной щедрости. Вам известно, что у нас есть, а чего у нас нет? Нам необходимо решить, как быть с этим знанием. Кто выскажется первым?

— Я начну. Это часть нашего наследия. Все прекрасно знают, почему деревня, находясь в глубине леса, имеет вокруг себя стабильную и безопасную зону. Если вы забыли, то я напомню. Аура кости дракона отпугивает всю опасную живность на инстинктивном уровне. Чем более разумен и опасен зверь, тем дальше он находится от деревни: мы имеем стабильные буферные круги живности, благодаря которым мы можем натаскивать новичков, постепенно отпуская их все дальше от деревни, постепенно повышая опасность уровня охоты — по мере роста их навыков как магов и воинов. Если мы этого лишимся, мы перечеркнем преемственность поколений и из деревни придётся уйти, поскольку зверей ничего не будет больше удерживать. Награда для одного поколения не стоит того, чтобы оставить последующие без прибыли.

— Да деревню придётся покинуть, но принц не оставит нашей жертвы просто так: щедро вознаградит нас и приблизит к себе. Мы переберемся в город, это будет не шаг назад и не предательство пути предков. А наоборот — шаг вперёд и новое начало. Наши дети заживут лучшей жизнью.

— Я считаю, и так все хорошо, от добра добра не ищут. В этом году у нас тройная прибыль, нужно поумерить свои аппетиты. К тому же, внимание большого человека чревато, он может и вознаградит, а может и прогневаться, что так долго исполняли его приказ, и плевать, что мы живём далеко в лесу и узнаем новости пару раз в год. Тогда всех ждёт смерть.

— Ещё кто-то выскажется? Раз больше никто ничего не хочет добавить, предлагаю голосовать. За передачу кости дракона — четыре голоса, против передачи — шесть голосов. Голосование окончено. Всё останется, как и было прежде. Всем спасибо, на этом совещание окончено, можете быть свободны. — И маги поплелись на выход, кто-то недовольно, кто-то равнодушно.

Спустя несколько дней один старик желчного вида покинул деревню пешком, затем, отдалившись на некоторое расстояние от деревни, сел на летающую нежить-муравья и отправился в только ему известном направлении.

Компания магов же в это время, дождавшись окончания культивации своего товарища, начала готовиться отправляться в путь. Устроив с новыми друзьями прощальный пир и договорившись встретиться в академии через месяц, мы тронулись. По сложившейся традиции — сначала по земле, чтобы размять кости. Мы решили сперва выполнить нашу первую наемническую миссию, сдать её в городе огня и затем уже отправиться домой. Немного попутешествовав на наших наземных скакунах, мы пересели на воздушный транспорт, и полетели к деревне, где нам расскажут все подробности о нашем заказе.



Глава 21. Охота на гигантских змей

Прилетев в нужную деревню, мы нашли старосту.

— Здравствуйте! Мы — команда, прибывшая по вашему запросу: уничтожить змей.

— Привет, хлопцы и дивчины. А мы уже и заждались, почитай месяц назад ездил в город, оформлял заявку. Меня Матвеем кличут.

— Ну, мы недавно стали частью гильдии и решили помочь. Расскажите, нам, пожалуйста, что у вас тут случилось? Все детали, нюансы, чтобы мы смогли приступить к решению вашей проблемы.

— Да змеи эти окаянные случились. Завелись, похоже, с полгода назад, да поначалу никто не обратил внимания. А потом расплодились и совсем продыху не дают, ползают и отравляют всю территорию. Всю живность сожрали, а кого не сожрали, тех распугали. Здоровые ещё, зараза, есть и десяти- и двадцатиметровые, и мелкие есть, с метр, а то и меньше. И много их. Шкура прочная, будто металл, и ядовитые они, все ядом вокруг залили: вся округа что отрава. Вы же маги, которых мы заказывали? Только больно молодые, сгинете зазря…

— Не переживай, дед Матвей. Мы сильнее, чем кажется, сдюжим твою и деревни беду. Определи нас на постой, мы с утра, со свежими силами и головой займёмся уничтожением этих тварей.

— Это можно. Вы как, все вместе будете жить, или по парам?

— Всех рядом сели, в один дом, девок в одну комнату, парней в другую. Мы привыкли быть рядом, ситуации разные бывают. Есть такой дом на несколько дней?

— Понял, есть такой вариант, все организуем. Идемте за мной.

— Спасибо, дед. Ты знай: не просто так, за все заплатим.

— Да какие деньги, соколики! Главное, змеюк изведите — и мы будем счастливы, а от гостеприимства от нас не убудет.

— Как скажешь, будем благодарны.

И мы пошли за старостой, по пути крутя головой. Хорошая, крепенькая деревенька на несколько тысяч человек. Только в деревне Крист было все монументально и все из камня — и дома, и дороги. По сути, маленький крепкий городок. А это — обычная деревенька, построенная обычными людьми, а не магами. Она была слегка хаотичной, кое-где стояли дома из кирпича, кое-где из дерева, за ними громоздились саманные. Кто во что горазд — или богат и трудолюбив. Вряд ли в деревне есть хоть один маг — сплошные крестьяне и охотники на не магическую дичь. Добравшись до нужного нам дома, староста сказал, что тот принадлежит то ли его сыну, то ли племяннику. Но сейчас он в отъезде, так что можно открывать дверь и заселяться. Порывался ещё и накормить. Мы сначала отказывались, а потом махнули рукой и пошли к нему домой, где бабы споро накрывали на стол — как раз наступило время вечерней трапезы. Поев и рыбы, и мяса, мы поблагодарили гостеприимных хозяев и отправились спать.

Утром, совершив привычный моцион, мы отправились на разведку. Мне было откровенно лень, я хотел, чтобы на этот раз все сделали ребята, а то они расслабились на шее у меня и моей нежити. Команда согласилась и даже воодушевилась, все-таки я их немного подавлял. Да, с нежитью безопаснее, но в тепличных условиях талант не раскрыть. Поэтому они все это восприняли как глоток свежего воздуха. На том и порешили: я вмешиваюсь только в смертельных ситуациях, когда понятно, что четвёрка не вывозит. Я оставил за собой право вызвать пару нежитей. Одна будет как заклинание защиты для меня, вторая нежить будет «атакующим заклинанием». Команда согласилась, что это в некотором роде справедливо.

Без всякой разведки, по старинке, шли сначала в ту сторону, куда указал дед. Сперва покружили по окрестностям, пока не вышли на след от большой змеи. Он направил нас через опушку чахлого леса и привёл к болоту. Ясно, почему лес такой слабенький, не больно в таких условиях можно податься в рост. В центре болота находился небольшой остров и, судя по всему, там и было гнездо змей. Нужно проверять. Тут все немного пришли в ступор, поскольку ни разу не бывали в болотистой местности. Пришло время Акви блеснуть своими силами — она легко заморозила поверхность болота небольшой полоской в виде мостика от нас до острова. Не всю сразу, конечно, но по мере продвижения лёд сковывал болотистый грунт. И мы отправились по этому ледяному мосту, следуя за Акви. Сойдя на твёрдую землю острова, дальше уже передвигались намного осторожнее, помня про словах деда об опасности змей, особенно об их возможной огромной двадцатиметровой длине. Так и шли, пока перед нами не предстала большая огромная нора. Да что там нора, пещера в подземный мир! Ребята хотели двигаться дальше в глубины пещеры. Но тут уж я не выдержал.

— Вы что, совсем ку-ку, сражаться с врагом у него дома? Их там много, Матвей говорил. Что, уже забыли? Вы знаете, что они выходят здесь? Сейчас ещё слишком рано. Обычно змеи любят погреться на солнце, может, и эти тоже, вот и подумайте, что с этим делать, вы же доблестные охотники. Вступление в гильдию ничего не меняет, та же охота, только по заказу, остудите свой энтузиазм. Предположительно, через какое-то время огромные змеи вылезут. А я пойду в гамаке поваляюсь, — и свалил подальше от норы, оставив ошарашенных ребят, слишком они привыкли, что я вечно что-нибудь придумываю и организовываю.

Вроде недавно с ними, а уже избаловал, пусть думают своей головой. А у некроманта сегодня выходной, как у создателя на седьмой день. Развернувшись с комфортом, растянув тент, под ним гамак, поставив нежить на охрану, предался ленивому созерцанию попыток ребят скоординировать свои действия, и вообще просто глядя вокруг. Природа и правда красива. Ряска зелёным покрывалом укрыла воду вокруг острова. Деревья дополняли пейзаж, все это настраивало на умиротворяющий лад. Недолго посовещавшись, ребята пришли к каким-то выводам и не дали мне побалдеть.

— Пойдём отсюда! Вернёмся завтра на рассвете, нам нужна приманка и другие приготовления. С наскоку задачу не решить. — Ну вот, не дали поваляться, ироды, ну что же, раз нужно, то уходим.

Вернувшись, тем же путем, что и пришли, мы отправились поохотиться на бедных зверушек, не буду всего перечислять. В общем, приманку они поймали живьем. Вернувшись к вечеру в деревню, успокоили старосту, поведав ему, что заключительная часть охоты будет завтра, а сегодня — подготовительный день.

Ретт мастерил что-то типа клеток, только специально для змей. Должна была выйти металлическая решетчатая ловушка-нора, внутри которой зафиксируют окровавленную и верещащую жертву. Змее или змеям нужно будет залезть и попытаться съесть угощение — и тут гостеприимное место перестанет быть таким, превращаясь для посетителей в капкан. Таких ловушек Ретт сделал с десяток. Да, команда явно проявила фантазию или, может, что-то слышала от опытных охотников.

С утра мы, как добросовестные члены гильдии и охотники на нечисть, были уже на змеином острове. В нужных местах установили готовые ловушки, разместив внутри добычу, и замаскировались под скалу, наблюдая за развитием событий.

Змеи не заставили себя ждать, не успев появиться из норы, ломанулись в заботливо приготовленные ловушки. Мы заметили несколько самых взрослых двадцатиметровых особей, с десяток — поменьше, десятиметровых, остальных было чем меньше по размеру, тем больше количественно. Змей, в общем и целом, наверное было под тысячу. Считая и метровых и полуметровых, коих было под сотню.

Ловушки показали себя на ура. Глядя на то, как переплелись клубки змей, я загорелся одной мыслью. Умертвив всех этих тварей, отправил нежить собрать всю отравленную растительность по всей округе в кольцо — авось когда-нибудь сгодится. Дед сказал, жутко ядовитая вещь: вдыхая пары, теряешь сознание. Так что нам тут приходилось выкручиваться с помощью щитов Этера, нашего мага воздуха. Часть нежити я отправил в нору, добить остатки и принести яйца, коли те будут. Игрис выжгла весь остров, очищая от яда округу.

Удалив со змей весь яд и пройдя весь этап химчистки, я убрал все трупы в кольцо. Вернувшись в деревню, мы показали старосте его страшилку. Он остался доволен, все оплатил и подписал все бумаги, сказав, что со своей стороны тотчас же уведомит гильдию, что заказ выполнен, дабы мы стали внушать там доверие. А то не только наёмники выбирают клиента, но и наоборот — соответственно, на бумаге надо выглядеть достойно.

— Ретт, а ты умеешь делать тросы?

— Что это?

— Ты же видел плетение канатов или кнутов?

— Конечно видел, даже плел.

— Можешь сделать змеям такую же оплетку из тонких волокон металла сверху скелета, но под кожей, чтобы она сохранила вид змеи? Она останется такой же гибкой, а прочность возрастет в разы.

— Да, могу… Но это слишком мелкая и муторная работа, предлагаю бартер. Свою работу — на твою нежить, трех штук воинов-муравьёв.

— Годится, грязный вымогатель.

В итоге, мы остались в деревне ещё на несколько дней, чтобы убедиться что змей больше не осталось. Не хотелось лохануться на первом же заказе, поэтому мы каждый день обшаривали округу в поисках свежих следов змей и убеждались, что то гнездо было единственным и ни одна змея не затаились, собираясь позже расцвести целым выводком и похерить всю нашу работу на благо деревни.

Ретт делал работу над моим заказом. Я и правда попросил его о сложном кропотливом и методичном деле… Когда Ретт закончил, он выглядел измученным и опухшим, как панда — ну да, тысячу змей переформатировать, в то что я просил! Даже не знаю, не продешевил ли он с ценой, но я был доволен. Это будет блестящий проект, надеюсь, увидим его в бою. Далее я озадачил Второго прописать каждой Змее жёсткий алгоритм действий. То есть, когда надо, они должны действовать в определённой последовательности. Когда и он закончил, убрал их в кольцо, кроме одной маленькой. Ретт красиво отделал змейку металлом и камнями, я же сделал её амулетом управления всеми змеями. Раньше королевой змей была самая мощная, с этого же момента — самая малюсенькая. Змейку управления и кольцо подарил Игрис, с наказом в опасной ситуации выпускать всех змей, а по мере надобности — взамен погибших, они сильно помогут. Им будет нужно отдать общий приказ, так как их база приказов прописана очень гибко: они знают, что делают. Змейка-амулет, повинуясь моему приказу, обвилась вокруг прекрасной щиколотки моей девушки и замерла. Игрис благодарно меня поцеловала за такую красоту. Это она ещё не понимает, насколько ценный подарок я ей сделал. Ну, дай бог, чтобы и не узнала, а колония змей в кольце будет постоянной страховкой на случай опасности.

Поблагодарив доброго Матвея-старосту за гостеприимство, мы засобирались домой. По земле передвигаться не хотелось. Поэтому, чуть отойдя от деревни, чтобы лишний раз не будорожить народ, мы сели на воздушную нежить и сразу же улетели. В пути встретив стало оленей, немного поохотились, добыв несколько тушек. Разнообразие в рационе нам не помешает, а ситуации бывают разные.

По прибытию в Крист жизнь вошла в привычную налаженную колею. До учёбы оставался ещё целый месяц. У Игрис скоро день рождения, ей будет семнадцать. Надо раздобыть королевский подарок для неё и родителей, чтобы не сомневаясь отдали дочь за меня замуж. Охота на гигантских змей сошлась во времени с новостями о том, что драконы существовали, раз ищут их кости для алхимии. Я начал пробивать эту тему: существует ли что-то подобное, типа маленьких драконов? Оказывается, есть такой вид виверн, они очень редки, но иногда встречаются. Я решил, что лучшего подарка на день рождения Игрис не найти. Инужно добыть ещё одну пару как выкуп за невесту — итого, нужно минимум три небольших дракона. Я не знаю, насколько надо быть суровым, чтобы препятствовать чувствам дочери и её счастью, в довесок ещё получая пару летающих драконов. Так что я озадачил всю свою разведывательную сеть нежити поисками нужных мне созданий.

На следующий день после нашего прибытия домой Игрис привела ко мне свою племянницу. У той от старости умерла любимая кошка. Девочка плакала в истерике и не отпускала труп животного. Игрис с трудом удалось убедить племяшку пойти ко мне, потому что я могу помочь оживить питомца. Девочка плакала и просила оживить Мурку, потому что она хорошая и красивая. Я конечно же согласился, но сперва мне нужно было забрать её у ребёнка. Кое как убедив девочку отдать мне мёртвую кошку и с трудом разжав её объятия, я забрал несчастное создание, которое уже успело застыть в одной позе. Далее оставив Игрис успокаивать и развлекать ребёнка, я отправился искать Ретта, чтобы попросить его помощи. Живя в деревне охотников, я поневоле научился разделывать животных. Но сейчас, как и всегда, я заставил нежить все сделать за меня. Выпотрошив кошку, выкинув мясо и все внутренности — то есть убрав все ненужное, что будет гнить, нежить отдала мне заготовку.

Далее пришёл этап работы Ретта. Он слегка покрыл кости небольшим, с толщину волоса, напылением металла для прочности. Мы ведь делаем домашнюю кошку ребёнку, а не бойца моей некроармии. Вместо мышц сделали, как и у змей, систему тросов, очень нам с Реттом понравилась эта идея: вместо мышечных волокон — волокна троса. Вроде бы, тот же металл, а нежить получается легче и менее ограниченной в движении: те же змеи двигались, как живые. Так что, чтобы животное было гибким и не таким тяжёлым для ребёнка, но в тоже время прочным, идея тросов вместо мышц оказалась очень хороша. Но всё равно кошак потяжелел минимум в два раза. Вместо глаз мы вставили два зелёных изумруда и вернули на место обработанную шелковистую шкурку. Со стороны смотрелось как шикарное чучело домашней трехшерстной кошки. Эстеты бы оценили, но нам нужна высшая оценка — счастье довольного ребёнка. Использовав небольшую змейку, сделали амулет управления в виде прочного детского браслетика.

Я горячо поблагодарил Ретта за помощь и отправился искать Игрис с племяшкой, чтобы вернуть кошку. Ребёнок по-прежнему был заплаканный. Увидев кошку, девочка поначалу обрадовалась, но заметив, что та не подаёт признаков жизни, снова расстроилась. Мой косяк, так торопился сделать, что не поднял сразу.

Отдав браслетик управления, я направил некроману в кошку — ушло неожиданно много. Кошка встала, отряхнулась и побежала к девочке. Та, плача от счастья, обнимала её. Я же ошарашено смотрел магическим взором на результат своего, казалось бы, обыденного труда. Во-первых, в кошке светилась душа, то есть она была разумна и была как бы жива и мертва одновременно. Во-вторых, она сбросила нити управления и питания, сама получая энергию из окружающей среды. В-третьих она иронично смотрела на меня, как будто смерть и нежизнь добавили ей разума, и она знала, что я недоумеваю, как это вышло. Смотрит и издевается, зараза, старательно подставляя голову под руку девочки. Ну, вроде существо играет свою прежнюю роль и безобидно.

Игрис сначала поблагодарила меня за помощь, а потом, заметив мой взгляд полный шока, спросила:

— Что такое? Что случилось? Ты будто приведение увидел!

— Так и есть! Кошка, она живая!

— Конечно, моя кошка живая, как иначе! И её новые глаза стали ещё красивее.

— Я серьёзно, она живая. Меня пугает это создание.

— Такой взрослый маг, а такой глупый и боится мою прелесть! — Тиская кошку, ребёнок убежал.

Мы с Игрис проводили их ошарашенными взглядами.

— Пригляди за ребёнком и кошкой. Это не классическая нежить, у неё есть душа. Она оборвала все магические связи со мной и существует сама по себе. Может, потому, что свежая смерть? Так нет… Может, сильная душа, как у дерева? Кошка же старая, прожила лет двадцать… Или дело в том, к какому виду она относится? Чур меня чур от подобных экспериментов, не хватало ещё, чтобы по поселению бегали бесконтрольные кошки-нежити, и одной достаточно.

— Хорошо, присмотрю. — Чмокнув меня на прощание убежала в след за девочкой.

Я же переваривал новую информацию. Как и с деревом, тут чистая случайность, так что знаний о душах у меня по-прежнему нет. Может, когда таких случайностей станет больше, я смогу сделать какие-то выводы.


Глава 22. Малый ковчег

Случилось так, что у нас с командой образовалось свободное время. Для начала, я решил выполнить работу по своей специализации, обнаружив проблему со своими подарками, и забрал у ребят всю нежить и кучу управляющих амулетов. Для каждой отдельной нежити был свой индивидуальный амулет управления — слишком громоздко и неудобно. В этом и обнаружился нюанс, ребята банально путались. Я задумал решить это проблему, создав для каждого члена команды единственный эксклюзивный амулет, с помощью которого можно управлять всей нежитью, что я подарил или подарю в будущем. Временно посвятил себя одному этому вопросу.

У каждого имелись пространственные кольца, в связи с этим мы решили отработать новую тактику, где у каждого в запасе были заранее подготовленные щиты, по типу нашей башни. Только теперь индивидуально — у каждого своя, это сделает нашу тактику гибче и мы сможем атаковать врага не из одной точки, а из кучи разных, если будет такая нужда.

Также у ребят была ограниченная дальность действия магии и мне давно пришла на ум идея несложного решения этого нюанса, по крайней мере частичного. Эксперимент решили провести с Акви. Задумка такова: она материализует свои атакующие заклинания, и те временно застывают в покое. Затем в игру вступает моя нежить вида обезьян, берет ледяной снежок и кидает его в цель. Покидая зону контроля Акви, заклинание взрывается при попадании в цель — получается магическая граната. Идея всем понравилась и была признана жизнеспособной, ребята потребовали себе каждому индивидуальный отряд бомбометателей. За мной дело не встало, я быстро подготовил требуемое. А уж снаряды они заготовят и будут хранить в кольце. Так наш отряд усилился еще немного.

Был еще момент: чем сильнее магия и заклинание, тем оно массивнее. Благодаря этим нюансам обороняющийся маг видит примерный объем и силу атаки и ставит щит с чуть большим запасом силы. Я высказал ребятам идею сделать обманку, учиться вкладывать силы больше, а заклинание визуально делать меньше. Так что команда тренировалась.

Еще важная для нас с Игрис новость. Я познакомился с ее родителями и они вроде благодушно меня восприняли, так что я официально носил статус ее парня. Ведь скоро ей исполнится семнадцать, и можно будет просить ее руки. У меня была идея для шикарного подарка, но пока все откладывалось. Я искал недостающие элементы. У нас с Игрис расцвел романтический настрой, мы летали ночью на муравьях побродить вдвоем вдали ото всех, полюбоваться на звезды или покупаться голышом под водопадом. В общем, жизнь была прекрасна и стабильна.

Также я навестил нашу базу на месте гоблинского поселения. Или, скорее, мою — ребята там больше не появлялись. Я проверил, как работает моя кузня по бронированию нежити, чтобы не зависеть от Ретта. Под контролем Пятого все работало прекрасно, все было автоматизировано. Поступали жертвы, вся плоть уходила моему первому дереву-личу — оно стало еще прекрасней и могущественней. А затем заготовка под нежить бронировалась в кузне и попадала в пространственное кольцо Пятого. Я запретил устраивать геноцид, поэтому не было безостановочного конвейера смерти, скорее это модно было назвать мелкомасштабной охотой с целью покрытия нужд в некроэнергии. Приоритет стоял скорее в поиске интересных видов, таких как великаны или драконы и тому подобное. Моя нежить могла заходить в лесу не во все зоны, чаще посещая окраины, ведь мощному зверю она на один зуб, а я не хотел бессмысленных потерь. Вот когда стану сильнее и моя нежить вместе со мною, тогда и сделаем шаг вперед. Новых же идей не было, я просто медитировал и набирался сил.

Увиделся со своим учителем Громом. Любили мы с ним поваляться в гамаках под деревом-личем, обсуждая ту или иную магическую тему. Бросалось в глаза, что старик заметно сдал и не за горами тот день, когда гномов реально не останется. Гром мне завещал все их имущество, просил только похоронить по гномьим традициям.


Интерлюдия


Все началось, когда принц получил в свои руки странный летающий артефакт. Чтобы развеяться от проблем с престолонаследием, неизлечимой болезни дочери и подумать как быть, принц иногда отправлялся на охоту. Болезнь дочери усугубляло еще то, что она не была магом, иначе была бы покрепче и могла бы бороться с приступами.

Вот и в этот раз, устав от бесполезных переживаний, принц отправился в лес поохотиться на сильного зверя и таким образом перенаправить свой гнев на другую цель и успокоиться. Охота была привычным и проверенным способом выпустить пар, не раз помогавшим прийти в себя. В этот раз данный метод опять показал свою полезность. Оставив за собой несколько убитых сильных магических хищников, когда мозги наконец-то прочистились и мысли обрели привычную легкость, принц решил отправиться домой. И уже при возвращении назад в столицу, заметил, как кто-то приземлился на корабле необычной формы, чуть в стороне от направления его движения. Конечно, это вызвало закономерный интерес: кто в его государстве обладает такими ресурсами, или это залетные гости? В этой ситуации стоило разобраться. Приблизившись к необычному кораблю, принц затаился, наблюдая. Не заставив его ждать и секунды, из корабля вышли четыре человека в странной одежде, похожей на экипировку солдат.

Принц призвал себя к осторожности, увидев это, но тут же понял, что предосторожности излишни, так как сразу пришло осознание, что вновь прибывшие не были магами и не имели ни капли магических сил, являясь обычными людьми. Что удивительно, ведь они прилетели на сокровище, которые, как известно, без магии не работают. Возможно, этот артефакт сделан так, что им может управлять и обычный человек. Интересно. Значит, у этих людей нет никакой силы и они не представляют ни малейшей угрозы одному из сильнейших магов страны. Поняв это, принц решил действовать. Для начала, решил с ними заговорить, чтобы в процессе диалога выяснить, кто они, откуда прибыли и где взяли корабль, и как им управляли без магии. Начав разговор и получив ответ, принц сразу понял, что они его не понимают, как и он их. Решил не копошиться больше с бесталанной чернью, где-то благодаря счастливой удаче получившие летающее сокровище и просто убил их своим любимым заклинанием — вихрем клинков. И, не мешкая, забрал корабль в кольцо и отправился в столицу с помощью собственного летающего сокровища. По прибытии домой решил заняться исследованием артефакта, случайно попавшего в его руки. Спустился в свою лабораторию, что находилась в нижних этажах дворца, и там достал неизвестный корабль для изучения. Перво-наперво принц решил напитать его своей маной, чтобы исключить все случайности и обезвредить артефакт от влияния и закладок предыдущего хозяина, чтобы обезопасить дальнейшую работу с неизвестным типом сокровища.

Искусственный интеллект по имени Малый Ковчег бессильно наблюдал, как его команда из четырёх человек погибает от рук неизвестного мага. С трех нейросетей прошла сигнатура смерти носителей, четвертый был еще жив, но смертельно ранен, требовалась срочная медицинская помощь. Но Малый Ковчег не успел ее оказать, сам оказавшись в плену. Он вместе с кораблем попал в какое-то метафизическое пространство и все его мыслительные процессы замерли. Снова все сдвинулось с мёртвой точки, когда неизвестный маг-убийца достал его в пространство нормального мира. Малый Ковчег тут же попытался связаться со своими, посылая сигнал за сигналом, но казалось, его что-то глушило — поле неизвестной энергии. Когда установить связь не вышло, попытался взлететь — и снова неизвестная энергия блокировала контроль, уже над двигателями корабля. Тогда Малый Ковчег решил запустить систему самоуничтожения корабля, как предписывают инструкции при попадании в руки врага. Но неизвестная энергия опять помешала осуществиться планам искина. Тогда он сделал, единственное, что мог: поджарил все связующие линии питания и потоков информации к себе, уничтожив всю секретную информацию, оставив только рабочие алгоритмы. Малый Ковчег до конца исполнил свою миссию и прекратил свое существование, отключившись, чтобы не служить врагу. Но он не знал, что один из членов команды выжил.

Принц понял, что сокровище ему сопротивляется. Наверняка хотело использовать технику самоуничтожения! Но он улыбался. Опыта принцу было не занимать, он знал, как обращаться с подобными артефактами. Их нужно напитать своей маной — и тогда все хитрости станут бесполезны, ведь все будет под управлением его силы. Что, кстати, было странно — в этом аппарате изначально не было и капли маны, что существенно облегчало ему задачу по получению контроля над артефактом, и скорость тока его маны была максимально возможной. Но вскоре раздался небольшой взрыв, и улыбка померкла, когда он понял, что скорее всего уничтожен центр управления сокровищем — или любая другая важная часть, имевшая ценность у предыдущего хозяина. Да-а-а, недооценил он параноидальность прежнего владельца.

Постепенно пропитав маной артефакт, принц решил взойти на борт. Обойдя небольшой корабль, он смог выйти на контакт с искусственным интеллектом медицинской части корабля. Искин был примитивным, почти простым компьютером, отвечал однообразно и в одном тоне, но и ему хватило данных и вычислительной мощности, чтобы синхронизировать языковые базы и отвечать принцу. С помощью своей энергии, пропитавшей весь корабль, принц не считался более чужаком, скорее наоборот, все было под его влиянием. Задавая медицинскому искину кучу разнообразных наводящих вопросов, принц постепенно выяснил способности этой штуки, и что летать она больше не может. Вероятно, эти функции и потеряны в результате взрыва. Но кибер-доктор медкапсулы может лечить людей и ставить какие-то аварийные сети.

Решив провести небольшой эксперимент для точного понимания функционала артефакта, принц отправился в тюрьму и выбрал бесталанного будущего смертника, предопределяя ему роль подопытной крысы. Положив пациента в медкапсулу, он попросил кибер-доктора привести его здоровье и показатели в норму и установить ему аварийную нейросеть. Спустя несколько часов кибер-доктор закончил операцию. Изменения стали заметны сразу. Во-первых у смертника появился источник магии, не говоря уже о здоровом теле. Нужно было выяснить все про нейросеть. Приведя пленного в чувство, принц постепенно разобрался, что представляет собой эта аварийная нейросеть. Он определил её как своеобразного духовного помощника, чья задача — следить за твоим здоровьем и выполнять твои приказы по мере сил. Полезный инструмент. Смертника было решено убить — никто не должен знать про сокровище и его возможности. Он никогда даже не слышал про такой артефакт — обладающий способностью сделать мага из простого человека. Из-за таких вещей могут начаться войны, нужно грамотно распорядиться попавшей в руки возможностью.

Сперва принц решил поставить себе нейросеть и уже лично оценить её прелести и доступный функционал. Работать с сокровищем стало намного проще. И тут уже он понял, что это не артефакт, а продукт не магической науки, но мыслительного труда обычных людей. Это заставило его еще раз пожалеть, что скоропалительно убил предыдущих владельцев корабля. Нужно было оставить их в живых и, хорошенько допросив, возможно, сделать своими слугами. Они, небось, и сами не осознавали всех возможностей своей машины, раз не были магами. А он уж нашел бы общие точки соприкосновения.

Установив себе нейросеть и поправив здоровье, он решил, что следующим пациентом медкапсулы будет Виолетта. У принца была прекрасная дочь по имени Виолетта. Прекрасней и умнее создания он не встречал, ну возможно отцовские чувства искажали реальную картину, но не сильно. Ей было шестнадцать лет, она была смертельно больна и должна была умереть в течении года. Время потихоньку истекало. А теперь, когда в его руки попало это замечательное сокровище, может, он сможет помочь своему ребёнку обрести магию и здоровье? Это возможность все исправить, небеса помогают ему! Недолго думая, он привёл Виолетту в свою лабораторию в нижних этажах дворца. Перед процедурой усыпил — не то чтобы не доверял ей, но девочка может случайно рассказать лишнее. Уложив дочь в медицинскую капсулу и дав приказание кибер-доктору заняться своей работой, он с напряжением ждал результата. Когда машина выяснила, что у девочки за болезнь, он понадеялся, что у медкапсулы есть решение. Но кибер-доктор требовал какие то особые картриджи. Принц не сразу понял, что имеется в виду, но постепенно догадался, что это ресурсы для работы медкапсулы с человеком. Увы, был только один вид картриджей. Видно, у создателя были разные разновидности, и он знал о лечении этой болезни, но у принца их не было. Он в который раз пожалел, что убил ты четвёрку сразу, а не допросил, чтобы узнать все подробности. Когда кибер-доктор закончил с пациентом, принц отнёс дочь в её покои и остался дожидаться там результата. Когда она очнулась, стало понятно, что медкапсула все же смогла немного улучшить здоровье ребёнка, а также пробудить магию, и теперь его ребенку станет полегче, ведь магия начнёт постепенно укреплять организм своего носителя. Рассказав Виолетте, что она теперь тоже маг и необходимо укрепить её силы, отец очень обрадовал её. И она занялась развитием источника, принц же удалился искать другие способы лечения её болезни. Она теперь маг и нуждается в иных подходах, нежели обычный человек.

Так что принц приказал собрать всех придворных алхимиков и медиков и сообщить им, что Виолетта теперь маг, и им нужно подойти к процессу лечения, как для мага. Закончив с этим и отправив этих шарлатанов и лентяев делать свою работу, принц задумался о дальнейших действиях. Дело в том, что он — не единственный наследник на престол, у него есть ещё братья. Необходимо было укрепить свои возможности, ведь теперь он имел существенный рычаг давления — способность сделать человека магом. Многие сиятельные и могущественные мужи отдадут самое ценное, чтобы их дети без дара стали магами. К тому же, он не попросит слишком много — всего лишь стать его сторонником, честная сделка. Начать нужно с самых сильных фигур: неизвестно, сколько проработает медкапсула.

Пока он думал о подходящих кандидатурах, алхимики попросили о неотложной встрече. Дело в том, что они еще раз обследовали Виолетту и окончательно убедились что она и правда пробудила магический талант. Поэтому отправились искать решение уже для мага. И в одной из древних книг внимательный алхимик вычитал древний рецепт, что может помочь. Одна беда: в наличии были все составляющие ингредиенты, кроме одного, самого важного — кости дракона. Принц сначала не увидел проблемы, просто издав указ, чтобы ее нашли и доставили к нему за большое вознаграждение. Но время шло и результата не было. Постепенно он понял, что кость дракона — и правда редкий ингредиент.

Что касается сторонников, он решил, что ими станут повелители огненного и водного городов. Принц думал, что их заинтересует возможность сделать простого человека магом. Наверняка у них есть подходящие кандидатуры, кому не повезло родиться без магического дара. Надо выслать им приглашения и обсудить все вопросы при личной встрече. Также следовало попросить их начать поиски кости дракона: чем больше людей этим займутся, тем скорее появится результат. И дочь наконец-то сможет обрести здоровье, а отец — покой… Хотя и сейчас уже, получив магические силы, она стала активна и требует учителей, чтобы учиться магии. Раньше этому вопросу внимание не уделялось. Она так же, как и родитель, пробудила магию ветра. Так что принц планировал лично обучать дочь магии, проводя с ней больше времени за общим занятием. Ведь Виолетта уже взрослая, и им сложнее найти общие темы для разговоров. Тем более, ему было очень тяжело видеть умирающую дочь и быть бессильным помочь. А теперь у него появился шанс, и он не упустит своего — вернет здоровье дочери, чего бы это не стоило.

Глава 23. Охота на виверн

Когда некроразведчики сообщили мне, что нашли гнездо на пару десятков виверн, я был несказанно рад, поскольку поиски драконов затягивались, а я хотел их иметь у себя как можно быстрее. После получения новостей о завершении поисков, я отправил сообщения всем членам команды, чтобы собраться и обсудить предстоящую охоту. Когда все подошли, мы сначала устроили ужин у меня на веранде. Затем, когда все насытились, я как инициатор встречи рассказал, зачем позвал.

— Ребята, я вам не говорил, но усиленно искал гнездо виверн: мои разведчики обследовали всю округу в поисках драконов. И теперь наконец-то, место, где они живут, найдено, и я горю желанием поехать туда и поохотиться на них. Вы что скажете? Кто со мной охотиться на драконов? Это будет незабываемо!

Игрис и Акви, к моему удивлению, сразу откололись, поскольку сестра Этера, Лания, должна была скоро родить, и девушки хотели её поддержать, ведь им тоже когда-то предстоят подобные хлопоты. Да уж, не участвую я в жизни деревни, первый раз об этом слышу… Ну, таков я. Все, что не лежит в зоне моих интересов, пропускаю мимо.

И вот мы, парни, пожелали держаться от этого подальше. Не мужское это дело — думать о детях и материнстве. То ли дело охота на дракона. Так что мы по-тихому решили слинять, пока бы нас не переубедили в обратном. Этер и Ретт загорелись идеей заиметь своего дракона, пусть и намного меньше, чем настоящий повелитель неба. Верхом на вивернах они будут первые парни на деревне, все девы будут их, да и городских дев можно будет удивить. Эх, подростки!.. Хотя я тоже хотел погонять на дракончике. Летающий муравей — это, конечно, хорошо, но аппетит приходит во время еды, и это близко не звучит так же круто, как Дра-а-акон!.. На охоту мы собирались втроём, сказано — сделано, мы отправились в путь.

Гнездо виверн находилось от деревни в нескольких днях лету на муравьях, а если пешим ходом, то, может, и месяц пути. Возможно, это последний наш совместный полет на муравьях, а завтра мы уже пересядем на могучих драконов! Виверны жили высоко в горах, среди скал, в глубоких пещерах, иногда выбираясь на охоту и добывая горных козлов, или отлетая подальше за олениной или говядиной. Предпочитали по большей части спать и греться на солнце. Вопрос один: как поймать виверну? Идей не было от слова совсем.

Понаблюдав денек за этими созданиями, мы отправились на ночлег. Заодно прикидывали, как заловить вожделенных виверн. Ночью возле их дневного лежбища добавили новую прочную скалу, замаскировав себя таким образом, и постановили, что Ретт зафиксирует вивирнам лапы, а моя человекоподобная нежить копьями в глаз убьёт одну виверну.

Напитав округу своей маной, дождавшись пока с утра виверны улягутся греться на солнце, мы решили провернуть свой план с дальней от нас, чтобы было меньше подозрений о новой скале, маскирующей нашу компанию. Этер скрывал нас и наш запах от вездесущих виверн своей магией: мы затаились под воздушными щитами. В итоге, запустив заклинание оков, Ретт подал мне сигнал для десантирования моей нежити. Я тут же отправил её вниз. Всё пошло не по плану. Виверна легко сломала магические оковы и оторвала лапы от земли. А нежить, не успев приземлиться, была уничтожена ветряными клинками. Мне показалось, или виверны смотрели в нашу сторону с усмешкой. Так выяснилось, эти твари владеют ветряной магией — ну, немудрено, все-таки это драконы.

На следующий день мы придумали их просто отравить, ведь после охоты на змей моё кольцо было забито отравленной растительностью. Для этого мы решили поймать двадцать больших быков, чтобы яда можно было добавить побольше. С утра полетели искать стадо, потратив весь день на путь к стаду и обратно. Проведя его очень напряжённо, вернулись, заряженные тушами. Мы предвкушали следующее утро.

С утра заботливо уложив всем вивернам угощение, щедро посыпали ядом, который не пах и предположительно не имел вкуса. Виверны проснувшись, с готовностью и жадностью лакомились вкусной говядиной. Поев, они лениво развалились и грели свои округлившие животы на солнышке. Наблюдая эту картину весь день, мы не заметили не то что смертей — даже расстройства желудка. Даже Иногда казалось, что виверны нагло косились в нашу сторону и сыто порыгивали, как бы благодаря за пир, который мы им устроили — или требуя добавки.

Потом мы замыслили обрушить на них скалы, устроив им большое землетрясение и похоронить их спящими в пещерах. Ретт целый день напитывал скалы и камень магией, пока не сдался, сказав, что это бесполезно.

— Они тут поколениями непроизвольно выпускали магию, подспудно укрепляя эти скалы и земли своей маной. Устроить в этом месте землетрясение — невыполнимая задача, по крайней мере, мне в одиночку.

В очередной день нашей горе-охоты мы попробовали виверн утопить: закрыли вход в пещеру, а снизу, после долгих трудов, направили в гнездо поток воды. Чего нам это стоило, сколько мы вложили труда в этот план! В итоге какая-то виверна, поставив щит ветра, завалила русло потока камнями, затем они спокойно вышибли монолит, загораживающий вход. И опять казалось, что глядя на замаскированных нас, они ехидно косились, как бы говоря, что им все нипочем. И подспудно ждали следующей каверзы, чтобы развеяться и снова насмехаться над нами. Но идей больше не было и сил тоже не было. Была злость от неудач, и мы решили биться на их территории лоб в лоб, без всяких уверток: посмотрим, чья возьмет.

Достав своих пятиметровых великанов, укрепленных моей магией смерти, я решил их проапгрейдить — наконец-то заменить камень на металл, иначе они не выдержат бой с драконами. У Ретта ушел целый день, чтобы заменить броню нашим великанам. Я озаботился тем, чтобы добавить им рогов — так-то издалека они были похожи на огромных минотавров. Также мы вооружили их огромными молотами и щитами, потратив на это еще целый день.

Наконец настал ключевой день боя, к которому мы методично готовились. Перед этим пару дней мы хорошо отдохнули, не раз обсудив поле боя и план битвы. Стратегия незамысловатая: великаны просто месят драконов в мясо щитами и молотами — потом восстановим, надо только убить. Нам ведь нужны только кости. Ко всему, металлические минотавры должны были принимать на свои мощные укрепленные щиты магические ветряные атаки виверн. Щиты сделали массивными — четыре метра в высоту и два в ширину, прямоугольными, толщиной с полметра, острыми снизу, чтобы можно было воткнуть в землю. С тыльной стороны щита были опоры, чтобы упереть щит и стоять намертво. Великанов у меня осталось где-то восемьдесят пять.

Теперь нужно пояснить, как выглядит виверна. Около двадцати пяти метров длиной от начала морды до кончика хвоста. Две мощные лапы, заканчивающиеся пробивными острыми когтями. И прочная бронеподобная чешуя, которую не брало оружие и магия. Остаётся только раздавить это препятствие в пасту под названием «отбивная виверна». Задача магов — следить за наиболее ослабленными монстрами и добивать их, целя в глаза. Скрепя сердце, отправил сотню трехметровых воинов муравьёв, вооруженных копьями. В загонно-таранный отряд вошли быки, гориллы и вся нежить большого размера, что у меня была. В её задачу будет входить мешаться под ногами и отвлекать внимание виверн в горячке боя на себя. Основную тяжесть борьбы возьмут на свои могучие металлические плечи великаны. Драться, повторюсь, предстоит в глубине пещер, где драконы не смогут развернуться во всей своей красе и мощи. Поле боя будет максимально неудобным для их огромного размера. Виверн мы постараемся зажать в тесном пространстве и задавить, как крыс в их же норе.

Закрепив по четырёх великанов на каждую виверну, ещё пять оставшихся лишними добавил на первую жертву: её будут атаковать сразу девять великанов. Плюс остальная нежить поровну на всех — для отвлечения внимания и создания хаоса, вряд ли они смогут нанести большой урон драконам — так, поцарапать. Не их весовая категория. Но бой покажет — может, и они принесут пользу.

Мы остались за спинами нежити, которая стремительно бросилась в бой. Первыми ворвались великаны. Первый сонный дракона был сметен с места щитами, как таранами, тут же на его голову упало несколько тяжёлых молотов. С этой жертвы и началась кровавая битва. Больше таких лёгких побед не было. Драконы давили массой и магией, если бы не своеобразные щиты и помощь товарищей, великаны бы отлетали намного дальше, а так — лишь скользили по полу от напора настоящих гигантов. Что касается остальной нежити, то ей хватало и удара, чтобы рассыпаться в труху, все-таки размеры не сопоставимы. Постепенно установился паритет. Виверна держалась в обороне, нанося тяжёлые удары в щиты великанов, а те слегка скользили на метр и снова приближались для удара молотом.

Мелкую нежить смели в первую минуту и свои, и чужие. Не тот их ранг, чтобы участвовать в этом бою, не доросли. Убрал их в кольцо, чтобы самого не отвлекали. Самое интересное и яростное действо происходило там, где девять великанов бились плечом к плечу, стеной окружая виверну. Она была хороша, юлой крутилась: била хвостом, лапами, магией. Но она была одна, её товарки не могли ей помочь и постепенно тварь пала в неравном бою. Это стало краеугольным камнем, заложившим основу нашей приближающейся победы.

Освободившиеся великаны разделились и отправились помогать соратникам убивать следующего зверя. В итоге, уже два дракона погибли и теперь уже трех виверн окружил двойной состав великанов, вооруженных щитами и молотами. Маги тоже не плошали, активно участвуя в бою, нанося магические удары и помогая этим гасить щиты, где это необходимо. Я периодически брал контроль над нежитью: например, отбросив металлический щит, схватил дракона за хвост, притормозив его на секунду, дав нанести решающий удар другому великану. Призрак и без меня великолепно дирижировал полем боя. Я иногда помогал — влезал, видя удачные моменты, перехватывая контроль.

У виверн постепенно стали кончаться магия и силы, их осталось в живых едва половина. Я решил поднять десяток умерших драконов, чтобы ускорить развязку боя. Великаны просто зажали ещё живых щитами, а недавно поменявшие сторону драконы спокойно добили еще недавно гордых и сильных, но сейчас уже обессиленных животных, невзирая на прошлое братство или родство. Виверны этой борьбой заслужили наше уважение — гордые звери, которые пали в жестоком и несправедливом бою.

Мы с парнями так и упали на месте, где стояли. Наша одежда и доспехи были насквозь пропитаны потом, и ноги нас больше не держали. Не знаю, сколько по времени шёл бой, но и нам доставались заклинания виверн, приходилось выдергивать великанов из боя и прикрываться ими. Это был достойный бой, хоть и изначально неравный по отношению к вивернам. Нежить не устает, вопрос поставки маны решён древоличами. Если бы бой происходил на открытом пространстве, то у нас не было бы и капли шанса против драконов, а сейчас вся эта сила и мощь станут принадлежать нам. Четыре виверны отойдут каждому члену команды, две — родителям Игрис, как выкуп за невесту. Я уже предвкушаю этот момент. И лично в моё пользование, как внесшему максимальный вклад, останется четырнадцать драконов, никому низачто их не отдам! Ну, может, Молнии одного подарю.

Убрав трупы драконов в кольца, мы отправились приводить себя в порядок и мыться. Без нашей прекрасной магини воды Акви это было сложновато, пришлось тащиться до ближайшего водоёма и там принимать необходимые водные процедуры. Вяло что-то пожевав — настолько у нас не было сил — мы выключились. На следующий день перед нами стояла задача: изъять из тел драконов все мясо и прочие ингредиенты, которые стоят бешеных денег. Ведь найти и убить виверну — сложная затея, которая у нас выгорела только благодаря великанам гоблинов, иначе мы бы ушли, не солоно хлебавши. Добычу было решено делить также на пятерых.

Мы теперь не только назывались командой, но и по-настоящему стали ею, сработавшись и сплотившись. И неважно, что девушки не участвовали в бою — равная доля добычи обеспечивает равную долю ресурсов и одинаковый рост сил. А небольшая конкуренция плечом к плечу заставляет всех стараться чуть лучше, чтобы не отстать. В итоге, решено было обработать только пятерых драконов, уж больно стояла огромная задача: изъять, распределить и упаковать ингредиенты. А мы уже сбились, как давно мы тут и жутко хотели вернуться домой.

Очистив драконов до костей, я отправил нежить вырезать новую, улучшенную руновязь для укрепления кости, проводимости некроманы, включая особые руны для облегчения веса, а также руны для препятствования току чужой маны. Что, увы, усложняло работу Ретта по укреплению… Но в мирной обстановке можно потратить намного больше маны, чтобы довести дело до конца. После того, как нежить завершила с рунами, пришла очередь Ретта. И он принялся покрывать скелет металлом, где тяжело бронируя необходимые те части дракона, которые будут использоваться при таранных ударах, где используя идею стальных канатов для придания большей гибкости и для смягчения простых случайных ударов по виверне.

Закончив необходимые работы по укреплению каркаса некродракона, мы вернули на место родную кожу и броню дракона, которая в бою так и не пострадала. Также добавили удобные седла-кресла с защитой от воздуха — считай, комфортабельная кабина. Ретт сделал прозрачное крепкое стекло, укрепив мелкой стальной сеткой изнутри от случайного разбития и осколков, что могут ранить пилота- пассажира. Кабина находилась чуть позади первого седла, которое было предназначено для экстремалов, чтобы насладиться всеми нюансами полёта и хорошим обзором. Таким образом, мы закончили со всеми пятью новыми машинами смерти и по совместительству нашим новым воздушным средством передвижения. На следующий день было решено отправляться домой в Крист.

В пути мы гоняли наперегонки, делали мёртвую петлю, даже охотились, стремительно спускаясь на драконе и хватая когтями жертву. Власть над таким мощным существом пьянила, предыдущие полёты на муравьях уже так не впечатляли, став серой обыденностью. Да и скорость, и мощь полёта значительно выше.

Когда до дома осталось пару дней лета, я стал чувствовать, что где-то моя нежить постоянно разрушается. Сначала я не совсем осознавал, что это значит, но потом стали гибнуть деревья-личи находящиеся в деревне. Начали погибать змеи Игрис. Попытавшись посмотреть, что происходит там, я увидел хаотичную картину боя. Не совсем было понятно, кто враг: все заволокло вспышками магии. Попытался докричаться до ребят, что было не так просто. Решил снизиться и привлечь их внимание, и это помогло. Они спустились вслед за мной.

— Ретт, Этер, парни!.. На нашу деревню напали, сейчас там идет бой! Нам нужно возвращаться!

— Кто напал? Зачем? — В шоке вопрошал Этер.

— Кажется, я знаю кто… — Ответил Ретт — Помнит, е принцу нужна была кость дракона для алхимического зелья, чтобы помочь дочери выздороветь? Так вот, эта кость дракона есть в Кристе. Это наш секрет, передающийся по наследству из поколения в поколение. С помощью кости сделан артефакт, что отпугивает сильных зверей от деревни, поэтому она, находясь в центре леса, окружена безопасной зоной. Инстинкт зверей держит их на расстоянии. Благодаря этому мы имеем удачное расположение и можем с комфортом охотиться, не преодолевая большие расстояния в поисках нужных зверей. У нас, можно сказать, все находится за порогом. А теперь принцу стало как-то известно об этом, и он решил забрать нашу кость дракона. А учитывая, что мы не преподнесли ее добровольно, он, вероятно, очень зол и решил истребить нашу деревню. Или я могу ошибаться и это другие силы?.. Но большая вероятность, что это все связано именно с костью дракона. Что будем делать?

— У меня там Игрис, я возвращаюсь!

— У меня там вся семья, я тоже возвращаюсь!

— Как и у меня! Ну что же, решено, летим.

Мы сели на драконов и полетели в деревню Крист со всей возможной скоростью.


Глава 24. Нападение

Принц находился на встрече с главами огненного и водного городов. Они обсуждали две интересные темы. Одна касалась пробуждения магических сил у людей, которых они выберут, в обмен на помощь принцу в политической борьбе за трон в свое время. Нужно ли говорить, что такое предложение было неожиданным. В плане наделения человека магией — это было неслыханно, даже в древних легендах не упоминалось подобное. И нужно было хорошенько всё обдумать, чтобы не продешевить и воспользоваться возможностью по максимуму.

Вторая же тема касалась кости дракона для алхимического зелья, будь она не ладна. Ее поиски уже давно были принцу как кость в горле. Самое горькое, что необходимое имело соседнее государство. У правителя которого она просто пылилась в сокровищнице. Принц пытался выкупить её или обменять, но ему было отказано. Это нисколько не добавляло ему радости и настроения. Он даже подумывал о военной аннексии требуемого. Об этом и совещались.

Когда диалог был в самом разгаре, в зал зашёл слуга и обратился к принцу.

— Мой господин, извините что прерываю, но я следую вашему приказу — сразу докладывать, если будут новости о кости дракона.

— Слушаю, продолжай.

— В дворец явился старик, он утверждает, что знает, где достать кость. Сам не смог её привезти. Но если с ним будет принц, то получить её не составит труда.

— Где он? Веди его сюда!

— Сию секунду.

Через минуту слуга снова появился и привёл с собой желчного старика. Как ни странно, тот был магом и, судя по всему, опытным воином, это проглядывалось по его повадкам. Принц, не мешкая, заговорил с пришедшим.

— Мой слуга говорит, ты утверждаешь, что знаешь, где взять нужный мне ресурс. Немедленно объяснись.

— Да, господин… господа. Дело в том, что кость дракона передаётся в моем поселении из поколения в поколение и используется в артефакте, свойства которого активно приносят выгоду всей деревне и жителям. Сложно от этого отказаться. Я же считаю, что награда, обещанная принцем, сделает всех довольными: и жители деревни и вы, мой принц, получите то, что вам нужно. В итоге, все будут при своем, но я не смог убедить в этом совет своей деревни. Они держатся за традиции. И тогда я, как верноподданный, поспешил к вам, мой принц. Уверен, если вы посетите нашу деревню, то совет передумает и преподнесет кость дракона вам в дар, вы нас вознаградите и все будут счастливы. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы. Так я вижу эту ситуацию, господин. Я укажу вам путь, если вам ещё угодно получить эту вещь.

Принц, слушая старика, внутренне все мрачнел и мрачнел, внешне же оставаясь спокойным. В тот момент, когда он с ног сбился в поисках, его подданные, вместо того, чтобы преподнести ему предмет поиска в дар, решили утаить это. А пришедший старик ещё торгуется и хочет, чтобы он куда-то поехал, просить кость, как нищий? Он в этот момент чуть ли не планировал развязать войну с соседним государством, а требуемое находилось у него прямо под носом! Стоит ли говорить, что принц был зол, очень зол. И, вероятно, в глазах глав городов он казался полным идиотом в этой ситуации. Но нужно успокоиться и позволить старику привести его к нужной деревне. Там уж он получит желаемое и в полной мере воздаст по заслугам своим верноподданным.

— Я услышал тебя, старик. Я доволен твоим отношением, присущим верному подданному. Ты получишь награду, подобающую твоему поступку. А сейчас выйди, слуга позаботиться о тебе. Нам нужно обсудить дела.

— Да, мой господин, благодарю за понимание и доброе отношение.

Когда слуга и старик вышли, принц продолжил прерванный диалог.

— Что скажете обо всем этом?

Первым высказался глава красного города.

— Жители этой деревни забыли о том, кому служат и на чьей земле живут. Нужно им показать, кто хозяин и благодаря чьей милости они процветают. Наглые смерды посмели пропустить мимо своих ушей указ принца — будущего короля своей родины! Нужно туда наведаться, мой принц. Со мной три сотни неопытного молодняка, как раз убьём двух зайцев: накажем деревню и молодёжь побывает в своём первом бою.

— Раз так, я тоже возьму три сотни необстрелянных, пусть набираются опыта.

— Решено, — подытожил принц, — каждый возьмёт по триста молодых магов, устроим им первый бой в этой непокорной деревне, забывшей, кто её государь и кому она подчиняется. Я думаю, почти тысяча молодых магов наведут там шороху и здорово повеселятся. Не будем откладывать задуманное в долгий ящик, поскольку чем быстрее все ингредиенты окажутся у алхимиков, тем быстрее будет приготовлено зелье и дочь получит исцеление.

Ради срочности дела, принц достал из закромов огромный летающий корабль, способный вместить около пары тысяч пассажиров. Корабль был похож на морские суда, но не имел мачт и парусов, был сделан из особого дерева и выглядел просто шикарно. Пригласил глав городов с их людьми, воспользоваться его гостеприимством во время полета на этом впечатляющем артефакте. Когда все поднялись на борт, корабль взмыл в воздух и отправился по направлению, указанному желчным стариком. Пробыв несколько дней в пути, они достигли точки назначения _ деревни Крист. Принц решил посмотреть на это поселение сверху, принимая окончательное решение уничтожить это место, чтобы другим было неповадно навлекать на себя гнев государев.

— Старик, собери всю деревню в одном месте, и пускай мне вручат ваш подарок.

— Да, мой принц.

Приземлившись в центре деревни, пассажиры покинули корабль, и принц убрал его в пространство кольца. Старик отправился искать членов совета, что не заняло много времени — все видели приземление шикарного корабля. Видно, их посетил кто-то важный. Старик, когда нашел руководство, начал диалог первым, на опережение — не теряя времени, чтобы не испытывать терпение принца.

— Принц в нашей деревне — он ждет, когда мы преподнесем ему в дар кость дракона! Не заставляйте его ждать.

— Эх, старик, снова ты втянул нас в авантюру…

— Это не кончится добром, помяните мое слово!

Отец Ретта, Терр, не имея выбора в присутствии одного из наследников престола, отправился в секретное место деревни, чтобы извлечь кость дракона из древнего артефакта, тем самым прекращая его работу. С этих пор его пугающая аура перестанет сдерживать сильных магических животных на расстоянии и деревня перестанет быть безопасной. Жители будут вынуждены переехать.

Было неизвестно, что последует за этим визитом. Но старые стабильные времена закончились — придется скитаться и искать новое место для жизни и охоты… Привычный уклад скоро пойдет прахом. Чертов старик, подставил их! Совет же решил не делать ничего. Но теперь придется отдать их реликвию…

С этими невеселыми думами Терр достал кость дракона и отправился в центр деревни, чтобы на площади, при всем населении, вручить ее в дар принцу, будь он неладен. Когда глава деревни прибыл, все уже собрались. Бросив взгляд на толпу, увидев Акви с подружками, невзначай подумал, что лучше бы они в этот раз были на охоте с братом и компанией. Увы, Ретт и парни отправились втроем, девушки решили остаться дома. Решив не тянуть резину и найдя принца глазами, отправился к нему. Встав на одно колено, скрепя сердце, протянул резную шкатулку с драгоценным содержимым.

— Принц, господин, примите от ваших верноподданных граждан этот скромный подарок. Примите, не побрезгуйте, от чистого сердца. Это самое ценное, что у нас есть, передавалось из поколения в поколение.

И замер, ожидая реакции принца. Тот же, не обманывая ожидания людей, взмахом руки отправил слугу забрать шкатулку. Слуга неспешно завладел коробкой, поднес ее к господину и открыл. Принц, удостоверившись, что там находится именно то, что он так долго искал, удовлетворенно кивнул головой. Посмотрел на всех этих людей, ожидающих его реакции… Но все было решено заранее. Не зря он прибыл не один, а с девятью сотнями молодых воинов, ожидающих приказа, чтобы устроить бойню.

— Да, это то, что я искал, когда издавал приказ своим подданным, обещая взамен большую награду. Но что я вижу, или точнее не вижу? А не вижу я верноподданных, как вы себя называете. Вместо этого я вижу жадных людишек, которым наплевать на жизнь внучки вашего короля. Вы — хитрое, трусливое племя, не заслуживаете награды, вы даже не заслуживаете жизни, мерзкие создания! Все это время моя дочь страдала от болезни, а вы прятали эту проклятую кость, чахли над ней, как над сокровищем. Вы все должны смертью искупить свой грех! Воины, слушай мой приказ: убить здесь всех! Никакой пощады, и я щедро вас вознагражу за пролитую кровь.

Терр стоял ошеломленно, слушая эту страшную речь, будто оплеванный. Казалось, что это чья-то плохая шутка — принц погрозит пальцем и уберется восвояси, но этого не происходило. Его привела в чувство лишь пролитая кровь и первые убитые. Он начал лихорадочно искать свою дочь, но толпа, окруженная вновь прибывшими магами, вела себя как безумная, пытаясь покинуть площадь, как животное пытается покинуть западню. А чужие маги наносили магические удары по беснующейся толпе, как по мишени. Но не только Терр пришел в чувство, местные охотники тоже: появились щиты, стала организовываться оборона, пропуская беззащитное население деревни себе в тыл. Увидев там и свою дочь, Терр встал в ряды защитников, вовремя вспоминая про нежить, которую оставил Кощей в деревне на случай внезапного нападения. Как раз их вариант! Судорожно ища амулет управления в кольце, хватая его и резко явив на свет, он отдал только один приказ: атаковать прибывших всех разом.

Атака нежити не заставила себя долго ждать. Разбросанные по всей деревне, будто каменные и металлические статуи быков, горилл и великанов, некроголемы одновременно оживали, поджидали себе подобных и самоорганизовывались согласно приказу, чтобы ударить в нужный момент. В это время сложился временный паритет между местными и пришлыми магами. Но три сотни магов и тысяча двести местных простых охотников, против девяти сотен нападающих магов — это изначально плохая математика. Одни только магов имели перевес в три раза, простые воины без магического дара, без защиты своих соратников-магов — просто пушечное мясо. Единственное, что могли противопоставить этому напору местные — свой опыт бесконечной охоты и боев. Нашла коса на камень. Мало преобладать в количестве и силе, еще необходимо этим преимуществом правильно распорядиться. И когда нападающие усилили свой напор, Терр решил, что пришла пора ударить нежити. Она не подвела — резко выскочила в тыл нападающим, думающим, что у них враг только с одной стороны.

Внезапный удар нежити принес свои плоды. Первыми врезались в толпу бронированные быки, с их спин скатились всадники гориллы. Затем свой удар нанесли десяток каменных великанов. Щедрость Кощея в этот момент показала себя во всей красе. Нападающие разом потеряли пару сотен убитыми и ранеными.

Увидев столь радужный результат, охотники стали вспоминать и про свою нежить, тут же массово выпуская ее из колец, атакуя вражеских магов некроголемами с другой стороны. Очень скоро бой стенка на стенку разбился на кучу маленьких поединков. Стало преобладать количество местной неживой силы. На каждого местного воина или мага приходилось по одной-две, а у некоторых — даже по три нежити.

Охотники, привычно разбившись и действуя спаянными отрядами по пять человек плюс нежить, начали теснить врагов. Те не ожидали столь резкого изменения вектора силы — полторы тысячи местных воинов и около трех тысяч помогающей им нежити. Теперь их семь с половиной сотен оказались окружены. Принц и главы городов не рассчитывали на столь серьезный отпор и до этого не вмешивались, планируя остаться сторонними наблюдателями. Но, как видно, это не вариант, иначе потеряют молодняк, который они планировали натаскать, бросая в первый бой, что должен был превратиться в легкое избиение местных. Он обернулся большими потерями для пришлых — эти непонятные големы, откуда столь дорогие артефакты в простой деревеньке, находящейся у черта на куличках?

Не планируя больше оставаться пассивными наблюдателями, опытная троица начала организовывать магов и наводить порядок. Постепенно прерывая одиночные и небольшие групповые бои, в которых так опытны местные. Уничтожая или вытесняя тех за общую линию обороны, где их преимущество в количестве магов станет вновь очевидным. Возвращая своему поредевшему магическому воинству привычный им строй, в котором они соберутся с силами. Их потери объясняются неопытностью и всеобщим хаосом, который устроила нежить, а охотники удачно для себя этим воспользовались. Теперь неудачам пришел конец, все-таки преимущество в магах — это не только для галочки.

У местных начали заканчиваться силы и они стали отступать. Нежить тоже исчерпала свое преимущество, реализовав его в основном за счет неожиданности. Охотники не могли ею толком управлять, отвлекались на свои бои и использовали нежить в основном как щиты и простое мясо. Вражеские маги, разобравшись, кто им противостоит, стали выносить некроголемов слитными магическими ударами, раздирая их на куски и не давая времени и возможности на восстановление. Десяток же великанов лично уничтожили принц и главы городов. Здесь не было настоящего повелителя нежити, который знал все ее возможности и мог бы реализовать весь ее потенциал. Ряды защитников постепенно таяли, а маги уставали.

Игрис и Акви, видя, как силы их сторонников тают, лично влились в ряды обороняющихся. Они использовали свои магические силы и свою нежить, в частности муравьев-солдат, что дали небольшой глоток свежего воздуха местным, забирая свою кровавую жатву вражеских магов. Уж слишком эта нежить отличалась от обычной, как элита от отбросов. Для пришлых это стало неприятным сюрпризом, но и эту нежить перемололи вместе с остатками защищающихся. Вот и Терр пал, сраженный чьим то заклинанием. Настал момент, когда Игрис и Акви остались вдвоем, окруженные врагом, лишние мгновения жизни им купила нежить, подаренная Кощеем: на друзьях и любимой он не скупился. Игрис, ожидая последнего удара, смотрела не змейку на щиколотке — последний подарок Кощея. Неожиданно ее осенило: у нее было еще кольцо с кучей змей, что он велел выпустить в сложный момент, поэтому она и забыла про них, поскольку не использовала раньше. С мыслью «лишь бы успеть», она выпустила всю кучу змей из кольца.

И тут произошло то, чего никто не ожидал: змеи, переплетаясь всевозможными узлами и узорами образовали новое девятиголовое чудовище, похожее на гидру, она нежно оплела Игрис и Акви и посадила их себе на спину, защищая. Начав свою войну против всех. Это новое создание было королем кругового боя. Сплетенные телами кучи змей девять головоподобных хлыстов врывались в ряды магов, давя или разветвляясь в процессе еще на кучу голов, находя и душа своих жертв. У этого гидроподобного создания в момент удара в щиты было девять голов, но когда щиты были пробиты, то каждая голова, собирая свою кровавую жатву, расплетаясь на кучу отдельных голов-змей — для удобства множественной атаки. Кощей еще, как оказалось, в самых крупных змей внедрил амулеты щитов, купленные у кузнеца в огненном городе. Поэтому часть атак магов просто скатывалась с этого многоголового создания. Огонь не брал шкуру рептилий, имеющих природную защиту. Когда все же удавалось нанести удар и отсечь многосоставную голову гидры, змеи просто переплетались по новой из меньших кусков. Это походило на войну с морем или ветром, казалось, у создания просто не было слабых мест. Даже крушащие удары будто просто пружинили. Тогда атакующие взяли на вооружение новую тактику, отсекая часть тела создания, они старалась тут же уничтожить ее в труху и пепел.

На данный момент в деревне в живых осталась половина нападающих и две местных девушки. Постепенно некрогидра, несмотря на обилие некроэнергии и совершенство управляющих алгоритмов, начала сдавать позиции в пользу количественно превосходящего противника. Она постепенно безвозвратно теряла все больше и больше своих частей, становясь все меньше и меньше, пока совсем уже перестала быть угрозой. Последняя большая змея отнесла бессознательных девушек в сторону и бросилась в последнюю самоубийственную атаку.

Обессиленные и злые от потерь молодые маги хотели добить девушек, но вмешался маг.

— Постойте! Девушка — маг огня, это редкость. Я заберу ее — будет трофеем, станет кому-нибудь женой и родит моему клану еще воинов-магов.

— Я тогда заберу девушку-мага воды. С паршивой овцы — хоть шерсти клок. Потерять в какой-то паршивой деревеньке почти пятьсот магов! Это хоть и совместные потери, а ведь они должны были стать в будущем элитой и надеждой кланов! Ладно, те что выжили вдвойне ценней после этой бойни, надолго ее запомнят. Ну что, салаги, с почином, первый бой позади.

— Собираем тела павших и улетаем, я получил то, зачем прибыл сюда, — оборвал их диалог принц. Так глупо потерять магов, конечно, было жаль, но дело сделано и теперь его дочь получит лекарство. Не время для сожалений. Эти слабаки умерли, значит туда им и дорога.


Глава 25. Превращение в вампира

Прилетев в деревню, ещё издалека мы застали погром, кучи трупов, пепелище и несколько мародеров, которых тут же скрутила моя нежить. Парни и я, мы все тут же ринулись искать своих родных, обыскивая все уголки деревни. Я же сразу понёсся к дому любимой, пытаясь найти её, но безрезультатно. Потом я оббежал всю деревню тщетно ища следы Игрис, затем медленно обошёл ещё раз. Моей девушки нигде не было, нашёл только с помощью магического чутья амулет змейки, который она носила на щиколотке для управления Гидрой, как я назвал составного монстра — она была почти неубиваемой, но все равно не помогла Игрис избежать её участи, какой бы она не была. Подняв змейку и внимательно рассмотрев, я пришёл к выводу, что браслет сорвали — значит, Игрис захватили в плен, иначе не было бы такого ровного надреза, и без крови. Наверняка после истощения источника и уничтожения всей нежити у моей девушки не осталось сил на сопротивление. Ну что, логично, Игрис — молодая, красивая девчонка, к тому же маг, такие идут на вес золота, или что тут в цене. Считай, гарантированно получить детей-магов от такой женщины. Заковали в антимагические оковы и получили покорную рабыню. Ну, допустим, не совсем покорную, но без магических сил невелика разница. Поскольку магия — это не только способность использовать её в заклинаниях, она также укрепляет тело, а без неё маг не сильнее обычного смертного. Естественно, её забрали в подарок или на продажу какому-нибудь богачу, ведь на этом можно срубить куш.

Было какое-то опустошение, как будто жил надеждой найти сокровище, а когда обрёл, тут же потерял. Этим сокровищем была для меня Игрис, моя любимая.

Подожди, моя маленькая, я отыщу тебя и все те, кто причинил тебе хоть малейший вред, будут страдать!

Меня охватила ярость, все тело трясло, как в припадке, сложно было ходить, двигаться или соображать. В висках пульсировало, стуча набатом — казалось, что голова сейчас лопнет, настолько меня переполнял гнев. Ни разу с момента, как я очнулся в этой деревне, я не был в такой ярости. Я даже не знал, что так бывает. Мне казалось, я как будто горю в агонии, и это рождает все больше энергии и каждую секунду укрепляет мою решимость идти до конца, невзирая на любые препятствия. Понимая, что так делу не поможешь, осадил себя: для начала мне нужна холодная голова — ярость будем использовать в бою.

Так что я проверенным способом начал себя успокаивать — обдумывая какую-то задумку или идею. Вот и выяснился минус моей нежити. Те, кому я передал амулеты для управления, просто не могут ими полноценно управлять, это я с нейросетями даже не задумывался об этой проблеме. И так же на далёком расстоянии от меня, поскольку нет непосредственного наблюдателя и контролёра, сложность управления нежитью возрастает, если хотите — происходит задержка сигнала. Поэтому возможны только общие и простые приказы, что то типа: нападай или защищай. Используя все силы, получаем тупую и агрессивную нежить, которой чуждо понятие тактики и стратегии.

Поэтому все меры предосторожности для Игрис не сработали. Я-то беспокоился на всякий случай, от небольшого бандитского наскока уберечь. А тут кто-то целенаправленно прошёл катком по всей деревне, полной жителей. И вся военная сила была на месте — только недавно приехали из Красного города. После двух недель пути маги явно не собирались ближайшее время покидать дом, планируя уделить время отдыху и семьям. Кто же обладает такими возможностями, чтобы так быстро уничтожить силы пяти сотен магов, тысячи ветеранов-магов плюс мою нежить? Несколько минут мне хватило, что прийти в себя. Полностью осознав, что она похищена и её в данный момент увозят все дальше от меня, дал приказ всей нежити искать её, а также выпустил всех летающих муравьев, чтобы проверить с воздуха пути отхода нападающих, взяв деревню за центр и постепенно расширяя зону поиска.

В этот момент раздались крики Этера. Я побежал на звук, втайне надеясь на чудо, которого не увидел. Вместо этого передо мной предстала картина смертельно раненой беременной сестры Этера. Как раз ради неё в деревне, и остались Игрис и Акви — они хотели поддержать будущую молодую мать. Сейчас же она лежала передо мной, смертельно бледная. Она была очень плоха, жизнь уходила из неё с каждой секундой, а мы были не в силах ей помочь, среди нас троих не было мага жизни. У Этера по лицу текли слезы отчаяния, он что-то бормотал, иногда выл, пытаясь что-либо сделать, затыкая ладонями колотые раны, через которые текла темно-красная кровь — сама эссенция жизни. Мы с Реттом замерли рядом, понимая, что все мы бессильны и не находя в себе сил остановить действия Ретта и дать сестре спокойно умереть. Хотя она и так была без сознания, если Этер и причинял ей боль своими действиями, то не чувствовала этого. Сегодня они потеряли всю семью и людей, которых знали с детства, все они умерли… Я же потерял Игрис, но надеялся, что она похищена. Внезапно Этер поднял полный безумия взгляд от окровавленной сестры, и посмотрел на меня, кровь на его лице смотрелась жутко, тут его как будто осенило, он подскочил ко мне, схватил за руку и начал убеждать.

— Ты же маг смерти, останови это!

— Этер, я не маг жизни, не в моих силах вдохнуть жизнь в умирающего человека, я скорее занимаюсь обратными вещами, вытягиваю из живых их энергию жизни, преобразуя её в энергию смерти.

— Вот видишь, жизнь и смерть — разные стороны одной медали, я не верю, что нет способа как-то сохранить ей жизнь. Если какой Некромант сможет, то только ты, я столько раз видел как твои оригинальные идеи воплощались в жизнь! Хотя бы попытайся, может что-то получится. Я буду знать, что мы сделали все, что могли, а не просто стояли смотрели, как из моей сестры вытекает жизнь!

Понимая, что для споров времени нет, и если я ничего не предприниму, Этер мне этого никогда не простит, я пытался что-то придумать. Что-то более гениальное, чем залить её энергией жизни, мне в голову не приходило. Дав нежити задание быстро приволочь сюда все живое, что встретится у них на пути, начал чертить пентаграмму, распределяющую и сохраняющую энергию. Я специально подобрал место, чтобы по центру стояло дерево — ценный источник жизненных сил. Ретта попросил выкопать рядом с ним яму с метр глубиной и метра два в диаметре и покрыть поверхность ямы непроницаемым металлом — как бассейн, и к нему сделать желоба для стоков. Также сохранить целыми корни, попадающие в область бассейна. Взяв Ланию на руки, опустился с ней в импровизированный бассейн и сел в позу лотоса, положив её себе на колени. Нежить уже вела первую добычу, обреченную стать жертвоприношением. Не мешкая ни секунды, нежить перерезала горло живым, начав конвейер смерти и поток крови, текущий к нам. Я же попытался выделить из крови жизненную энергию, отделить её и, концентрированную, направить в Ланию. В итоге, к ней подходил двойной поток: из неё поступала энергия смерти вперемешку с энергией жизни, и такой же поток, только с преимуществом жизненной силы, втекал в неё.

Поняв, что так результата я не добьюсь, я попытался заткнуть те дыры, через которые утекала её жизнь. Кровь уже достигла уровня моей груди, у Лании же только голова была сверху, все остальное тело скрылось под поверхностью бассейна крови. Затыкая потоки входящей энергии жизни, препятствовал и выходу энергии смерти, возвращая её назад. В какой-то момент энергия жизни перестала утекать и начала увеличиваться, как и энергия смерти. Причём её источник магии, будто проснувшись голодным волком, начал как насосом втягивать в себя обе эти энергии даже из меня. Дерево тоже внесло свою лепту, широким потоком отдавая энергию жизни, проявляя признаки усыхания и увядания, давая приток жизненной силы природы, уравновешивая два вида энергии, что бушевали в Лании. Причём спасая её, я забыл об ещё одной жизни, что искрой все ещё горела в утробе будущей матери. Но голодному источнику было все равно на материнские чувства и он начал растворять эту ещё не рожденную жизнь, на моих глазах живот беременной становился все меньше. Меня ужаснуло сделанное мной. Вмешавшись в цикл жизни и смерти, пытаясь его обратить, я запустил создание чего-то, что хотело выжить любой ценой. А не пожалею ли я о последствиях? Но добить сестру Этера я не имел морального права. Поняв, что импровизированный ритуал вышел из-под контроля — кровь начала уходить с большой скоростью, я дал приказ снова организовать её прибытие и попытался вернуть контроль. Но маховик уже запустился. Я стал лишним элементом и решил удалиться. Раны Лании стали затягиваться прямо на глазах, но жизненного румянца ещё не было, она была все так же бледна и холодна.

Сообразив, что её источник грозил истощить меня, я отпустил её на дно и выбрался из бассейна. Тут же шла битва между уменьшением и увеличением уровня крови. В этот момент стало не хватать животных для жертвоприношения, и я обратил свой взор на мародеров, до этого позабыв про них. Жалкие жертвы перехватили мой взгляд, и их объял ужас. Они, осознавая, что за судьба им уготована, пытались бороться, но им мешали сковывающие движения путы, а ведь они даже не были магами. Спокойно отдал приказ пустить их под нож, чтобы восполнить недостаток крови. Этер и Ретт так же спокойно смотрели, как обыденно умирают люди: по казалось бы, мелочной причине — некроманту не хватило животной крови и не хотелось ждать.

В какой-то момент установился паритет, и кровь перестала уходить и начала густеть и кристаллизоваться, как стекло. Я магическим взором наблюдал за происходящимио процессами, смысла которых я не мог понять, но искра жизни все еще тлела в сестре Этера. Что из этого получится, я даже не предполагал. Единственное, что приходило в голову: идёт какая-то необратимая реакция, которую я невольно запустил и не контролирую. Только по окончании будет ясен результат. Возможно, придётся убить получившееся существо. Выбравшись из бассейна, я встретился с горевшими надеждой глазами Этера и пожал плечами, давая понять, что не знаю, будет ли она жить или нет, и вообще, что из этого выйдет.

Материализовав из кольца стол и три стула, я присел, достал кувшин пива и стаканы, налил и, не отрываясь от кровавого бассейна начал судорожно пить. Допив один, налил ещё — уж очень хотелось пить, ребята на автомате ко мне присоединились. Выпив не знаю сколько кувшинов, мы так и уснули, сидя за столом.

Утром я проснулся от треска, и не я один, Этер и Ретт один за другим обращали свой взор в сторону звука. Трещала поверхность ритуального бассейна, за ночь превратившегося в стекло кровавого оттенка. Внезапно оно разбилось и осколки разлетелись в стороны, как снежный взрыв. Оттуда выскочила… сестра Этера.

Ну как сестра, выглядела она похоже, только сейчас превратилась в свою идеальную версию. Если раньше она выглядела обычной девушкой, то теперь — стала прекрасной хищницей и предстала перед нами в чем мать родила. Кожа её побелела и стала идеально чистой, без единого родимого пятнышка. Самое большое изменение — глаза и волосы стали красными. Она выглядела, как валькирия.

Этер попытался подорваться и бежать к сестре, но я схватил его за руку и придержал.

Он с отчаянным вопросом во взоре прокричал:

— Отпусти! Моя сестра жива, я должен обнять её и дать вещей прикрыться!

На что я ответил:

— Это нечто, выглядящее как твоя сестра, но не факт, что ею являющееся…

Этер на пару с Реттом снова начали рассматривать девушку, пытаясь определить, где истина.

— Лания, ты слышишь меня?

— Да, мой господин.

— Почему ты меня так называешь?

— Вы создали меня, мой господин, моя преданность принадлежит вам.

— Я пытался спасти Ланию, сестру Этера, что с ней произошло? Кто ты?

— Я и есть Лания. Я помню всю свою жизнь. Просто в попытках меня спасти меня изменили. Я — другое существо, нежели прежняя я. Я не человек, а что-то другое, более совершенный вид. Если раньше у меня не было магии, то сейчас я чувствую источник.

Точно я дебил, когда при ритуале её источник потянул энергию, я и не вспомнил, что она не была магом — обычная девчонка. Между тем, она продолжила.

— Я теперь быстрее и сильнее, и для жизни мне нужна энергия моего господина и свежая кровь.

Я начал разбираться в нитях, связывающих меня с моей нежитью и обнаружил новообразованную связь с Ланией. Я что создал разумную, одушевленную и выглядящую, как человек, нежить? Да это же вампир из мифов моего старого мира, тут о них слыхом не слыхивали. Осталось объяснить Этеру…

Обернувшись к нему, решил сказать кратко.

— У моего народа ходили мифы о ночных охотниках. Они живут и охотятся во мраке. Их считают нежитью и монстрами и пытаются убить. Похоже, Лания — что-то подобное. Но вроде адекватна.

— Кощей, я тебя ни в чем не виню. Сейчас, отойдя от шока, я понимаю, что практически заставил сделать тебя это. И у тебя получилось. Ты слышал её слова. Она — моя сестра, просто изменилась. Мне от этого намного легче, чем если бы она просто умерла. И не важно, что она не человек, выглядит-то она вполне по-человечески.

Говоря это, он двинулся к Лании, доставая из кольца одежду и передавая ей. Она споро оделась и подошла ко мне, у неё был голодный взгляд кошки. Через нашу связь я понял, что она хочет. Достав стакан, резанул себе запястье и начал его наполнять. У неё аж глаза заискрились. Передал ей вожделенный стакан — она пила и чуть ли не мурлыкала. Было ясно, что процесс ей доставлял большое удовольствие.

Я решил протестировать новые возможности Лании. Что касается скорости, она двигалась быстрее, чем я мог уследить за ней. По силе она оказалась тоже на порядок сильнее. Попробовал передать ей контроль над нежитью. Она с лёгкостью могла ею манипулировать, как и нейроличи. Вот и ещё один офицер моей армии. Больше мне в голову ничего не приходило. Лания ещё говорила про источник магии, но мы пока ничего от него не добились. Мне было интересно, смогу ли я ещё сделать подобных ей, или она сама может это сделать. Вопросы, вопросы, и нет ресурсов для экспериментов. Зря всех пленных убили. Ну да ладно, все будет.

За этими мыслями не сразу заметил, как перед моим взором появилась моя вторая нежить — кошка Мурка. А уже в паре десятков метров от неё — племянница Игрис, чумазая, заплаканная, но живая. Увидев моё ошарашенное лицо, и все остальные обернулись посмотреть, что же меня так удивило. И все повторили мою удивленную мимику. Ретт кинулся к ней первым.

— Малышка, Вега, здравствуй! Ты где была? Ты одна?

Ребёнок, размазывая грязь по лицу, вытирал слезы.

— Здравствуйте… Я… заблудилась. У вас есть еда?

Тут в разговор вмешалась Лания — то ли материнские чувства не изменились, то ли, уловив моё замешательство, откликнулась помочь с девочкой. Пока Лания умывала и приводила девчушку в порядок, мы с парнями доставали из колец всякие деликатесы для ребёнка — не конфеты, нет. Глядя на стол, ломившийся от еды, и учитывая, что ребенок не ел неизвестно сколько времени, мы подсократили количество пищи, даже найдя супчик. Вега не капризничала, а со сдержанной жадностью стучала ложкой о тарелку. Когда ребёнок наелся, мы выяснили, что случилось. Оказывается, Вега играла с кошкой Муркой в догонялки, а та убежала в лес. Девочка побежала за кошкой, и они заблудились. Все это время она провела в лесу с кошкой одна и не знает, что случилось с деревней. Я перевёл свой взгляд на кошку, а та разумным взглядом посмотрела на меня. Заблудились, говоришь? Это вряд ли. Скорее всего, кошка почуяла неладное и поскольку не в её силах было защитить иначе, просто увела свою маленькую хозяйку из опасной деревни. Переждав за пределами опасной территории и почуяв, что я здесь, она привела ребёнка назад.

Да-а-а… А кошка-то — молодец!

Отступление от автора. Если понравилось произведение ставьте лайк.



Глава 26. Эпилог

После того, как Вега вернулась, мы поняли, что деревня в таком разрушенном состоянии и валяющимися вокруг телами — не место для ребёнка и отправили Ланию занять чем-нибудь девочку. Сами же решили похоронить погибших. А то шок от свершившегося, а затем помощь Лании застопорили этот процесс. Ретт, зная где хранилась общая документация деревни, раздобыл единственно полезные сейчас бумаги, где содержалась перепись всех жителей поименно. И мы решили пересчитать все тела и определить, кому чей труп принадлежал при жизни — таким образом получить хоть какую-то информацию о наших родных, найти их и похоронить — или считать без вести пропавшими. Это необходимо было выяснить.

Нашлась только одна сестра, сестра Этера — Лания. Ретт же не знал, что с Акви, как я не знал, что с Игрис. Возможно их тела здесь… Требовалось это выяснить. Неизвестность убивала не хуже всего остального. Но сначала нужно заняться грязным неблагодарным делом и похоронить всех. С тяжелым сердцем мы принялись за необходимые действия.

Мы делали свое скорбное дело, а нежить разгребала завалы и буквально просеивала землю в поисках разных частей тел или других деталей произошедшего. Мы же пытались по разным приметам понять, чье тело перед нами на сей раз. Некоторых погибших можно было сразу опознать, поскольку они были более или менее целыми, таких сразу хоронили, вычеркивая из списка живых и пропавших. С другими же возникали проблемы. Ретт сверялся со списком населения и составлял новый список — для Харона, что перевозит души умерших через реку Стикс. Тех же, кто был обезображен или неузнаваем, откладывали в сторону, чтобы потом методом исключения определить личность. По половым или возрастным признакам, росту и тому подобное — работа криминалистом и по совместительству патологоанатомом никого не вдохновляла. Но сделать это было крайне необходимо, чем мы скрепя сердце и занимались. Как мы поняли, находя только местных, нападавшие забрали своих погибших с собой — если таковые вообще были.

По ходу этого депрессивного, но неизбежного действа мы перекопали всю деревню и нашли все тела. Не хватало только двух тел — Игрис и Акви. Это подарило нам надежду, что они выжили и, возможно, находятся в плену. И мы сможем их найти и выбить им свободу. Похоронив всех жителей деревни и убрав последствия боя и следы своих раскопок, мы привели деревню Крист в относительный порядок, в память о прошлой мирной жизни. Ретт стоял над свежей могилой Терра и что-то вполголоса призносил.

Закончив с похоронами и прощанием с мертвыми и деревней, мы договорились отправиться на нашу базу, в бывшее поселение гоблинов. В мёртвой разоренной деревне смысла оставаться не было, да и никто не хотел видеть место, лишенное жизни, которая раньше искрила всеми красками. Тем более артефакт, что раньше обеспечивал вокруг безопасную область, больше не активен. Пока что звери по привычке обходят это место стороной, но скоро округа будет кишеть опасной живностью, которая нам может оказаться не по плечу.

Я оставил наблюдение за деревней на случай, если девушки вдруг смогут спастись и вернутся в поисках нас. Надо спросить у Лании. Она должна знать, что произошло, кто напал и что с девушками. Упустил я из виду этот источник информации, совсем голова из-за переживаний не работает. От моих же разведчиков тоже не поступало ни капли информации. Я дал приказ буквально прочесывать Лазурный город сверху до низу, чем занимались птицы и крысы соответственно. Если это по приказу принца уничтожили деревню и забрали кость дракона, то есть шанс, что девушек, должно быть, уже доставили к нему. В комплекте, так сказать. Учитывая, что в лесу девушек не было, как и караванов бойцов, вполне вероятно, что у того, кто вырезал деревню, были артефакты, позволяющие летать, и злодеи, похоже, где-то в пути, в воздухе. Следовательно, их сложнее отыскать — воздушное пространство масштабнее, нежели поверхность земли. И передвижение в нём более стремительное и незаметное. Поэтому летающие артефакты так ценились, как и моя летающая нежить. Как только эта мысль пришла мне в голову, я приказал увеличить количество воздушных разведчиков. И взять под контроль все воздушное пространство, насколько это возможно.

Спустя какое-то время, меня настигли первые новости. Внучка короля выздоровела от тяжелой болезни, и король устроил праздник на всю столицу. Празднуют, ублюдки. Ну радуйтесь, пока можете, я не вечно буду слабым и беспомощным, придет и мое время, пройтись катком по вашим жизням.

Значит, Ретт был прав в своей догадке о причастных. Все дело и правда в той кости дракона — будь она проклята — что хранилась в деревне. Вот за что погибли все жители и вот почему я не знаю, что случилось с Игрис и где сейчас она. Жива ли вообще. И ничего не могу сделать и помочь ей, не зная ничего о ней. Остается надеяться, что моя сеть некроразведчиков будет расторопна и скоро добудет мне нужную информацию, иначе я не смогу найти себе места и успокоиться.

Поделившись с ребятами известиями из столицы о празднике, снова погрузился в оцепенение. Передвигались мы по земле, монотонность преодолевания сложности пути хоть чуть-чуть отвлекала от невеселых дум. Шли молча и мрачно, одна Вега радостно носилась туда-сюда, довольная, что ее взяли с собой. Наверное, ребенок даже не понимал, что произошло, а мы не спешили рушить чудесный мир малышки. Пусть радуется, пока может. Возможно, скоро она станет задавать неудобные серьезные вопросы, а пока пусть резвится.

Добравшись до места, мы решили обосноваться надолго. Новостей о девушках не было, чем заниматься — не ясно, да и ничего не хотелось. Все были в прострации, потеряв родных и онемев от стольких похорон. И как дальше быть, тоже непонятно. До начала обучения в академии было около трех недель, но какая теперь учеба, если произошел крах нашего мира? Так мы и тухли, неприкаянные.

Я завис в гамаке под деревом-личем, глядя в одну точку. Голова была пуста, даже мысли разбежались от этой безнадеги. Вестей из Лазурного города все не было, тогда я решил, что отсутствие новостей — тоже новость. Если их там до сих пор не нашли, значит их там нету и не было. Нужно усилить разведку других направлений и ближайших городов. Рано или поздно мои разведчики должны напасть на след, не могли девчата бесследно пропасть. Я буду носом землю рыть в их поисках — или моя нежить, что гораздо эффективнее. Передав приказ расширить зону поисков и оставить в Лазурном городе минимальный состав разведки, на крайний случай, я снова залип, созерцая пустоту, и ожидая хороших вестей. На этот раз результаты не заставили себя ждать.


Интерлюдия


Игрис, очнувшись, обнаружила на своих запястьях антимагические браслеты. Она и так была слаба, истощив свой источник, так его еще и заблокировали — это сделало ее совсем обессиленной. Огляделась, пришло понимание, что она находится в роскошных апартаментах. Девушка сначала растерялась, а затем накатившие воспоминания разом освежили память. Так что дорогая обстановка не ввела ее в заблуждение, будто она в гостях. Еще и антимагические оковы не давали забыть, что она в плену у врага, а все ее близкие погибли, как и все те, кого она знала с детства. Слезы непрошено навернулись на глаза, тут же душу заполнили злость и ярость. Нет, они не увидят ее слабости, она будет биться до конца. И не нужна ей милость победителя, зачем бы не сохранили её жизнь. Она прекрасно знает и помнит, кто виноват в крушении её жизни и ей нужна месть. Только это облегчит боль сердца от потери близких. Они должны быть отомщены — лишь в этом случае мертвые обретут вечный покой в посмертии.

Служанки, обнаружив, что Игрис очнулась, побежали кому-то докладывать. Ей было все равно, энергии не было даже на переживания. Вслед за всплеском ненависти пришла волна бессилия — настолько она была физически и психически опустошена после прошедшего боя и потерь. Хозяева не заставили себя ждать, вскоре явился тот самый подросток, который пытался к ней подкатывать возле пирамиды в городе клана огня, когда нежить Кощея поставила его на место.

Ну, хоть стало ясно, где она находится и кто еще причастен к случившейся бойне в родной деревне. Интересно, Кощей знает, что она жива и где находится? Игрис осознавала, что вряд ему это известно, ведь он был на охоте. Наверное, поняв что происходит нехорошее и рванув в деревню, застал поле боя, а сейчас не находит себе места от переживаний о ней. Взглянула на щиколотку, надеясь увидеть там украшение-змейку, но там была пустота. Бросила взгляд на пальцы рук, понимая, что и там не увидит пространственных колец. Ну конечно, у нее все забрали, и она никак не может подать сигнал Кощею, разве что он сам ее найдет.

Но это будет сложнее, если она будет сидеть взаперти. Нужно выйти наружу и как-то дать знать, что она жива. Мерзкий подросток, захлебываясь словами, пытался убедить ее в добровольном сотрудничестве, описывая все преимущества, которые она получит. Она же пропускала его слова мимо ушей. Ее тошнило от его довольного вида, будто он получил игрушку, о которой давно мечтал. Игрис передернуло при мыслях, о какой именно игрушке идет речь. Еще один повод скорее дать знать о себе, пока юнец не перешел от слов к делу. Она, за неимением других вариантов, обратилась к нему, сказав лишь, что ей нехорошо после перенапряжения магических сил и нужно на воздух, подышать.

Втайне Игрис надеялась, что он не откажет в такой малости, раз пытается задобрить ее. А тут как раз такая возможность — практически не прилагая усилий, на ровном месте, оказать услугу непокорной красавице. Юноша с готовностью повел ее на балкон. Видя, что девушка смертельно бледна, он активно не наседал, только в общих чертах описал, что ее ждет, если она согласится сотрудничать и добровольно вступит в их клан, а также выйдет за него замуж, став младшей женой. Женщины-маги очень редки по сравнению с магами мужчинами, и только такие женщины могли родить потомство с магическим даром. В случае же союза мага с женщиной без дара, вероятность родить детей магов была пятьдесят на пятьдесят, и то без четкой гарантии. Можно было иметь десяток детей от разных женщин, и всех без таланта. Поэтому он обрадовался, когда дедушка привез ему такой подарок: девушку-мага огня. Тем более, как оказалось, ту, что ранее ему сильно понравилась, но была холодна и высокомерна с ним и ускользнула от него.

Теперь же она в его руках, и он решил не торопить события, дав птичке привыкнуть к нему и к своей золотой клетке. Она еще будет игрушкой в его объятиях, как ему нравилась эта перемена в девушках! Сначала гордая и неприступная, затем — такая податливая в его руках. Поэтому он не спешил, предвкушая и растягивая удовольствие. Такой девушки у него еще не было, она станет вершиной его достижений. Наслаждаясь про себя мыслями про совместное прекрасное будущее, привел свою будущую младшую жену на балкон, с которого открывался прекрасный вид — еще один «кирпичик», чтобы впечатлить ее и завоевать ее юное сердечко.

Глядя же на эту красавицу, с мрачным видом шедшую за ним, заметил, как она посветлела лицом — видно, его план работает и девушка начинает понимать, в какой великий клан попала и какие почести ее ожидают, когда она выйдет замуж за внука главы клана. Роскошь, почет, уважение — все это будет ей доступно, как только она падет к его ногам. Самодовольству юноши не было предела, и он не замечал ничего вокруг, предаваясь розовым мечтам, которым не суждено было сбыться. Глупый юнец не мог знать, что его дед не счастье привез своему внуку, а погибель всему клану, на развитие и укрепление величия которого потратил всю свою жизнь.

Выйдя наружу и осмотревшись, Игрис увидела пирамиду и красный город, как на ладони. Она была тут с друзьями и любимым и помнила этот вид. Только тогда видела это все с земли, сейчас же видит ту картину, что доступна только высокородным членам клана огня. Бросив взгляд вверх, поискала глазами птиц. Птицы здесь не летают из-за насыщенности воздуха маной огня. Все это знают. Но Игрис тянула время, делая вид, что любуется панорамой. Похоже этого и ожидал от нее внук главы клана. Он, заметив, что девушка впечатлилась, ушел в себя и не торопил ее возвращаться в комнату. Побыть с ней на балконе — эта такая малость, которая принесет ему ее сердце и прекрасное тело.

Юноша был терпелив и вежлив, несмотря на занимаемое высокое положение. Он понимал, как нужно себя вести, чтобы произвести правильное впечатление на пленницу. Ведь она только что лишилась всего и страдает, а он, такой добрый и обходительный, будет рядом. Какая девица не растает? Этот план срабатывал не раз. Ведь он не те, кто нанес ей обиду. В диалоге с ней он категорично осудит содеянное его соклановцами, даже возмутится их поступками. И, разделив ее печаль и негодование, пообещает наказать виновных, если это в его силах.

Наконец-то Игрис увидела то, чего так долго ждала. В ее поле зрения появилась точка, что быстро приближалась. Постепенно становилось ясно, что это птица. Юноша проследил за радостным взглядом девушки и с удивлением увидел птицу. Странно… Сколько он себя помнит, они тут не летали — слишком агрессивная зона из-за маны огня. Птица сделала круг и спокойно улетела. Юноша пожал плечами — странности случаются. Игрис же была довольна, она добилась своего. Все, дело сделано, Кощей знает, где она. Остается ждать. когда он что-то придумает и вытащит ее из плена. Только бы побыстрее.


Как только моя некроптица заметила обессиленную Игрис в антимагических браслетах в самом центре красного города, я тут же получил эту информацию. Скатился с гамака — почти упал — и начал беспокойно ходить кругами, решая, что мне делать. Ясно, что добровольно любимую мне не отдадут. Я лишь накличу свою смерть. Мне нужна сила, мощь, что поставит этот город на колени! То чего у меня не было… В отчаянии схватившись за голову, я пытался придумать выход. Ведь безвыходных ситуаций не бывает: даже если тебя съел крокодил, то у тебя есть три пути. Классический, при котором тебя переварит. И еще два: либо крокодила поймают и вскроют живот, доставая тебя, или его стошнит тобой. Значит, выход есть, просто я его не вижу. Думай голова, думай — шапку куплю. Так, для начала, что у меня есть? Разложим все по полочкам.

Некродеревья, позволяющие собирать, аккумулировать и затем использовать энергию смерти. Также сеть деревьев использовалась для контроля нежити и как связующее звено. Далее. Несколько десятков тысяч нежити разного вида. Затем, друзья — Ретт и Этер, что не откажут в помощи. Лания— предполагаемый, новообращенный вампир, обладающий неизвестной силой и возможностями. А также учитель, гном Гром. И предполагаемый союзник — королева муравьев.

Для начала, нужно поделиться информацией с ребятами — одна голова хорошо, а три лучше. Может, подкинут идей, что делать.

— Ребята, я нашел Игрис, она в городе огня. Есть предложения, как вытащить ее оттуда? Про Акви вестей пока нет.

— Хм, какие тут предложения. Один из самых мощных в военном плане городов нашей страны. — Заметил Этер.

Ретт же молчал несколько минут, что-то обдумывая.

— Когда мы были в деревне, я про кое-что забыл. Информация об этом передавалась в моей семье, от поколения к поколению, даже совет ничего не знал. Теперь, когда все мертвы, это бесполезное знание. Возможно, оно поможет тебе, только нужно вернуться в Крист — я все покажу. Тут мало рассказать — это надо видеть.

В мертвую деревню мы собирались лететь тут же. Я не собирался терять и секунды, зная, где томится в неволе Игрис. Неизвестно, что покажет нам Ретт, и поможет ли это вытащить её из рук огненного клана. Но я был готов спасти любимую любой ценой, и ничто не сможет мне помешать. План постепенно начал вырисовываться в моей голове. Зря вы, ублюдки, все это затеяли и забрали мою девушку. Вам не спрятаться за красными стенами от ярости Некроманта. И гнев вам мой не пережить.


Оглавление

  • Глава 1. Прибытие
  • Глава 2. Новый статус
  • Глава 3. Магия
  • Глава 4. Эксперименты
  • Глава 5. Поход в лес
  • Глава 6. Немного воспоминаний
  • Глава 7. Старые товарищи
  • Глава 8. Атака
  • Глава 9. Хабар
  • Глава 10. Ритуал
  • Глава 11. Гном
  • Глава 12. В деревню
  • Глава 13. Кузница нежити
  • Глава 14. Королева муравьёв
  • Глава 15. Планы
  • Глава 16. Засада
  • Глава 17. Ящик пандоры
  • Глава 18. Город огня
  • Глава 19. Новые друзья, новые бои
  • Глава 20. Совет старейшин деревни Крист
  • Глава 21. Охота на гигантских змей
  • Глава 22. Малый ковчег
  • Глава 23. Охота на виверн
  • Глава 24. Нападение
  • Глава 25. Превращение в вампира
  • Глава 26. Эпилог