КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471653 томов
Объем библиотеки - 691 Гб.
Всего авторов - 219910
Пользователей - 102217

Впечатления

Витовт про Щепетнов: Изгой (Боевая фантастика)

Хороший цикл, но недописаный. Возможно в планах автора закончить приключения попаданца в мире фентези.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovik86 про Кузнєцов: Закоłот. Невимовні культи (Космическая фантастика)

Книга сподобалася. На мою думку, найкраще читати так, як пропонує автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Ратникова: Обещанная герцогу (Фэнтези: прочее)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Осторожно, двери открываются (fb2)

- Осторожно, двери открываются 2.7 Мб, 379с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Кэтрин Вэйн

Настройки текста:



Кэтрин Вэйн Осторожно, двери открываются

Глава 1

Сделай вдох. Это просто. Начни движение с правой ноги и вперёд, плавно. В такт музыке. Ты ведь можешь, не ленись. Подключай руки. Вот, нежнее. Нежнее. Плавно. Я говорю плавно. Слышишь ритм? Ритм! Вот так. В каждой секунде оставайся лёгкой. Давай же! Что за прищур? Открой глаза. В чём же дело? Не смотри в окно. Танцуй!

В настойчивом дневном свете вилась тонкая нить холодного воздуха, и яркий луч заставлял веки сомкнуться. За окном бегут стройные ряды деревьев. Непрерывный поток. И по ушам бьёт звук пролетающих грузовых поездов. А ещё, чёрт возьми, как назло сильно затекают руки от долгого нахождения в одной позе. Парень пошевелил безымянным пальцем. Никаких ощущений не следует. Ни больно, ни приятно. Никак. Чёрт… Он шикнул и неприязненно поморщился, вжимаясь от усталости в кресло. Все части тела сгруппировались в один тугой комок. Стиснув зубы, он грубо сжал пальцы левой руки в кулак так, что спрятанные за спокойствием скулы на лице стали слишком острыми. Но пальцы… Перед зелёными глазами пассажира в воздух поднялась совершенно тонкая, изящная ручка с кожей светлого тона. Звенья браслета от запястья поползли вниз как ящерки. Тонкие пальцы. Мягко напрягаются. В лёгком движении раскидываются веером. И по очереди то сгибаются, то выпрямляются. Живые. Они стали в воздухе считать не то пылинки, не то ноты воображаемой музыки. Пальцы девушки напротив поправили наушник. Музыка. Шипящая нота фортепиано пробивалась через вакуум тишины вагона. Неведомая парню классическая музыка. Зелёные глаза опытным путём проследили как девушка поправила прядь коротких волос и да, она заметила шпиона напротив – резко отвернулась к окну. Да, очень, наверное, интересно смотреть как слякотный пейзаж меняется на унылый городской ландшафт. Девушка с чёрными волосами остановила музыку на полпути, чтобы убрать наушники в маленькую сумочку. Осталось каких-то десять минут. Дальше только перрон Ленинградского вокзала. Подготовиться надо. От её лёгких движений тонкая жемчужная нить на шее приходила в движение, обрамляя хрупкие как у ребёнка ключицы.

Заметила. Ещё одно наблюдение. Поправила блузку, пригладила локон у уха. Парень наклонил голову. Нет, изгибы шеи и ключиц у неё неестественные. Слишком скульптурные. Он наклонил голову на другой бок. С этого ракурса проглядывала ямка между ключицами, и острый кончик носа казался гораздо миниатюрным.

Опять заметила. Девушка неуверенно улыбнулась. За всё время поездки этот парень первый раз обратил на неё внимание. Или ей бы хотелось верить в то, что она для него была незаметной.

Поезд замедлил ход, приближаясь к бесконечным узлам железнодорожных путей, пролетая под широкими мостами федеральных трасс. Спокойно девушка взглянула в сторону парня. Лишь на секунду, чтобы понять, что он опять переводит свои глаза на неё. Надо ведь было найти кошелёк и паспорт, но она выбрала посмотреть в глаза напротив.

Познакомимся? Что прямо здесь? По заветам советского кино в транспорте?

– Да… Ужасно некомфортно три часа в одном положении, – парень попытался вырулить переглядки на новый уровень и слегка улыбнулся.

Кроме шеи, ключиц и рук у пассажирки были исключительно примечательные глаза. Яркие. Карие. С янтарным отливом. Губы по эскизу художника. Резкие. Призывные. А это каре. Возможно, именно из-за него казалось, что её шея вытягивается как на пружине.

– Да, неудобно. Без движения, – она всё также робко ответила и поёжилась как будто подтверждая свои же слова.

В вагоне началась суета. Пассажиры по дурной привычке вскакивали со своих мест и искали то, что не нужно было искать. Рефлекторное рвение быть впереди других, схватив свои пожитки. Побыстрее. Бежать, успеть, неважно куда и зачем.

Девушка сидела и лишь спокойно бросала взгляд в окно.

– А если часто ездить на поездах, то привыкаешь. И так приятно каких-то три часа посидеть никуда ни бежать, ни торопиться. Просто не двигаться три часа… – парень продолжал бессмысленный разговор, не отрывая от соседки по вагону взгляд.

Может, и правда познакомимся?

Она посмотрела на парня в смятении и сожалеюще вздохнула.

– Просто не двигаться… Да, бывает полезно.

Поближе к земле заскрипели механические составы. Поезд ещё тянется как растаявшая жвачка на солнце и финал поездки всё никак не наступит. Девушка повела плечами и стала что-то перебирать в сумочке. Ничего лишнего, всё на месте, но она копошилась в недрах хранилища. Искала. Нервно. Наверное успокоительное от приступа неловкости.

Парень осмотрел спешащих на волю узников "Сапсана" и усмехнулся.

– Неужели надо это делать, господи? – он закатил глаза, лениво потянувшись за своими вещами.

– Что делать? – неожиданно девушка оживилась, когда вагон остановился.

– Не люблю переполненные поезда в начале и в конце поездки. Ужасный народ. Всегда и везде столпотворение. Вам помочь с чемоданом? Выйти будет трудновато, – парень пропыхтел, закинув рюкзак на плечо. Карие глаза с недоумением смотрели в зелёные. Всегда будет непривычно, когда вдруг, с тобой заговаривает кто-то. О чём-то глубоко глупом. – Давайте я помогу. Где ваш багаж?

Незнакомка продолжала молчать. Слушала как людей становится всё меньше и меньше. В самом деле, такая мелочь – принять помощь. И это ведь не страшно. Побыть слабой девушкой перед сильным, пускай и достаточно худым, парнем. Но как ребёнок она моргала часто. Пыталась вспомнить, что нужно отвечать на такие предложения.

– Меня Таня зовут, – она несмело совершила ход первой, оглядываясь беспокойно по сторонам, и приняла опору на руки, чтобы одним рывком встать. – Багаж он где-то там.

– А меня Юра. Мы можем вместе пойти к выходу…

– Таня! – в салоне раздался чей-то звонкий голос, и девушка вздрогнула, посмотрев туда, где был выход. Из уличного воздуха сформировалась фигура и быстро оказалась у места.

– Танюх, ну ты опять взяла билеты в середине? Ну, знаешь же как неудобно выходить, – высокий стройный парень низко наклонился к девушке и быстро поцеловал в губы. Торопится, – где твоя коляска? Там, тут, где? Бегом пойдём на воздух.

Пассажирка Татьяна молча махнула рукой в сторону другого выхода и поджала губы. Вокруг неё как будто скопилась толпа, стало неудобно. В глазах мелькнула грусть и тут же сменилась вопросом вежливости.

– А вы обратно в Питер едете, да? —

– Почему?

– Не выходите из поезда…

В ногу неторопливого пассажира что-то упёрлось и он обернулся.

– Ой, извини, можешь в сторону как-нибудь? Вот, ага, спасибо, – парень блондин пропыхтел за спиной, толкая вперёд багаж.

Он сделал мгновенный манёвр инвалидным креслом, оказавшись как раз рядом с Таней. Кресло. Такое обычное. Два колеса, ручки, сидение. Обычное кресло, в каких по улице чаще всего можно увидеть попрошаек и реже всего тех, кого прохожие не знают как назвать. Люди с особенностями.

Высокий блондин наклонился, приобнял девушку и помог ей оказаться в кресле. Быстро. Почти небрежно и без заботы.

В руках Татьяны из багажа осталась лишь миниатюрная сумочка.

– Едем домой? Там мама пирог приготовила, я вина купил…

Инвалидное кресло покатилось вперёд к выходу быстро. Без шанса на прощание или ещё одну доброжелательную улыбку между двумя нелепыми пассажирами. Только на выходе девушка Таня повернула голову в сторону своего места и закрыла глаза. Там по-прежнему стоял парень с рюкзаком в руке и уже сам себя чувствовал растеряно, неуверенно. Бывает, что же. И ей действительно некуда торопиться. Бежать.

Надо же было оказаться в глупом положении по случайности. Там, уже на перроне, Таня самостоятельно крутила колёса кресла, не совершая особых усилий. Она смотрела вниз и слушала со скромным спокойствием, что ей говорит встречающий парень.

Ошибка общения останется тут, в стенках скорого поезда. Вместе со вкусом оплошности и аккуратно свёрнутым в квадратик платком на месте пассажирки.


Ты не можешь. Нет. Просто уже не можешь. Ты уже даже просто не слышишь что я тебе говорю. Делаешь в пределах своих возможностей. А их… Катастрофически мало. Слышишь меня? Слышишь? Быстро выпрями спину!

Таня открыла широко глаза и резко выпрямилась за столом, не заметив как в тарелке оказался кусок пирога.

– М-м-м вкусно. Чего не ешь? – парень кивнул на блюдце, разрезая свою порцию на маленькие кусочки. Аристократично. Медленно вонзая нож в мягкое тесто.

– Не хочу.

Парень подмигнул и протянул блюдце с фруктами. В слабо освещённой кухне цвет его волос казался ближе к тёмному. Парню это придавало мужественности, но стоило ему наклониться через стол, потрепать свою Таню по щеке, как тут же темнота сменялась на пшеничный цвет и он опять вечно нежный мальчик. Какой есть. Неизменно лишь голубые глаза выделялись на лице и низко посаженные брови. Он был её парнем. Просто любимый, по которому Таня соскучилась.

– Лёш, тебе не поздно для пирога? – она вздохнула, глядя только перед собой. Как танцору кордебалета в Большом театре и блюстителю диеты, Алексею давно пора вешать замки амбарные на всё, что стряпает мать. Но запретить себе он никак не мог. Маленькая сила воли.

Любовно парень улыбнулся и пожал плечами.

– Для маминой стряпни не поздно никогда. Сама попробуй. Это ж чудо какое-то.

Девушка вздохнула, подняв голову, чтобы приглядеться к лицу танцора. Он совсем другой сегодня. Улыбается, смотрит ответно в карие глаза больше пяти секунд, вечером дома. Эта разлука в несколько дней оказалась на пользу. Обоим. Отдохнули.

– Лёш, я по тебе соскучилась. Сильно.

Парень кивнул, заёрзав на стуле. Каждый раз, приезжая из родного Питера, Таня смотрела на него как первый раз. Счастливые глаза, спина и плечи ни на миллиметр недвижимы. Чисто аристократично парень утирает с уголков губ крошки. И она смотрит на этот жест с дурацкой улыбкой, обмякнув в кресле. Даже квартира теперь казалась для Тани новой. Излишне свободная, в бело-серых тонах, открытая для мрака и закрытая чаще всего от солнечных лучей. Коробка для съёмки ситкомов или рекламы дорогого вина. Вот и дегустатор есть. Герой этой рекламы. Голубоглазый блондин с ровными, прочерченными скулами. Он по-королевски смотрит на рекламируемый товар с красным содержимым и улыбается своей рекламной улыбкой.

– Мы вино попозже откроем. Ближе к ночи. Да? – Лёша обнял пальцами сосуд, с прищуром рассматривая этикетку. Вино привезли специально из Тосканы для обмывания повышения в театре. Оно маячило, уже было так близко. Сольная партия в постановке Большого театра. Ближе, чем карие глаза. Подумать только: с училища и в солисты. Самоуверенность подмывала танцора поверить в этот успех, отмести от себя лишние старания и просто наслаждаться, уже сейчас. Пьяным успехом.

Таня, чьи глаза теперь смотрели пусто и с нулевым значением эмоций, обняла себя руками. Зябко. Неловко. От того, что действительно в горло ничего не лезет.

– Как хочешь. Откроем позже. Но тебе смотр назначили на завтра. И это только первый день.

– И? Как это всё связано между собой? – усмехнулся парень.

– Никак, – Таня смутилась, – просто повод для вина будет… потом. Сейчас тебе нужно подготовиться, отдохнуть.

– Потом? Я не считаю, что назначение меня на роль это "потом", – тон беседы стал опускаться к нулю по Цельсию, но быстро перевалил за отметку "выше ноля", что могло создать вокруг пары опять рекламную атмосферу.

– Смотр это формальность. Поэтому выпить – дело святое. Не глупи.

– Ты звонил и говорил, что тебя волнует этот смотр.

– Тань, скажи просто что пить не будешь, и мы закончим этот дискуссионный час, – за каждым спокойным словом Лёша тянутся через стол, разрезая пирог на маленькие кусочки, и старался не встречаться глазами с Таней. Это сейчас ни к чему. – Главная роль будет моей.

Ей не оставалось ничего, кроме как ответить:

– Хорошо.

Тишина квартиры становится всегда тяжёлой, когда не о чем поговорить. Лёша улыбается, кажется, о чём-то своём. По тарелке Таня скребёт вилкой и разгребает то, что приехало за ней из северной столицы. Ещё одно медицинское обследование. Безрезультатное. В маленькой сумочке свёрнуты документы. Чистая формальность о стабильно нормальном состоянии здоровья. Но она всегда ждала, чего-то иного. Банального "есть улучшения" и больше не видеть бесполезные больничные очереди. Не слышать никаких больше вопросов от Лёши. О наболевшем.

С минуту девушка смотрела в глаза своего парня и верила, что если он так счастлив, то не станет говорить с ней так, как всегда.

Это ошибка.

– Как ты съездила? Была в Мариинке? – Лёша покосился в сторону любимой, желая чувствовать диалог. А может взять за руку? Ну, как банально и слишком театрально. И также банально ждать, когда она ответит. На вопрос, о котором ничего не хочет слышать.

В комнате загудел холодильник. В подъезде затрещала чья-то входная дверь. Таня съёжилась и хотела глубоко вздохнуть, но колкость по телу стала мешать. Она поправила рукава кофты и подняла взгляд на глаза напротив.

– Нет, не была. Не смогла.

– Хм-м-м не успела?

Глупые вопросы. Убеждение, что она должна была попасть в Мариинку, сидело не к месту в голове Алексея. Всё сейчас выбивает почву из-под ног девушки. Которой и так нет. Таня танцевала. Тоже. Ходила в Мариинский театр вместе с мамой вместо детского сада. Сдавала экзамен по классическому танцу на легендарной сцене. Вечерами бежала к театру, чтобы встретить выходящих из него балерин. Просто посмотреть какие они. Стройные, эстетичные, правильные. Всё в миг закончилось. Теперь, попадая в родной город на пару дней, она старалась даже близко не появляться в своём некогда любимом районе. Тяжело.

Таня глубоко вздохнула и, наконец, откусила кусочек пирога.

– Ты прав, очень вк-вкусно.

Довольно приятно говорить и делать для людей то, чего они хотят. В конце концов, в новинку видеть как Лёша, оставив балетные дела, сидит за одним столом со своей девушкой. Это ничего, что он занимает ужин расспросами про то, чего Таня не могла знать. Как там репертуар Мариинки, как там знакомые танцоры живут, не отменили ли танцевальный конкурс. Это, правда ничего, ведь парень возьмёт за руку и скажет то, чего тайком хотела Таня.

– Мы поедем с тобой в театр вместе. Как только мне дадут перерыв, сразу туда. И в Карелию. Обещаю.

Девушка улыбнулась. Бывает полезно уехать. Расстаться на дни, недели и потом встретиться, представив, что прошло десять лет. Увидеть в голубых глазах танцора шалость, игривость. Его скользящую нежность по её рукам.

– Как ты провёл эти дни?

Больше всего Лёша ждал именно этого вопроса. Когда можно будет снова гордо выпрямившись рассказать, как его с последней линии кордебалета перевели в первую. Не забудет рассказать, как в апреле едет на гастроли в Европу. Сметая с блюдца дольки яблок говорить и говорить. О себе. Танцор номер 45 в списке Большого театра. Его успех оценит только она. Любимая. Родная. Молчаливая. В быстром такте на тональности адажио. Он и не ждал, что Таня спросит: "Как так, тебя взяли на гастроли?!" Лёша прекрасно знал, что она удивится. Таня знала, что ему это не понравится и разговор за столом мог превратиться в гордый монолог мужчины-творца.

Можно не отвечать на его фразы, а любоваться модельным личиком. В паре должен кто-то выполнять эту функцию: смотреть влюблённо, бездумно на другого. Таня. Она водила по своей шее пальцами и наблюдала как меняется выражение голубых глаз. Радость, настороженность, нежность, счастье, томное "ничего" при взгляде в её сторону. На ровных, слегка полноватых губах Лёши оставались ещё крошки. Таня могла бы провести по ним языком, упираясь ладонью в его гладкую щеку. Но всё это было лишним. Не совпадающим с гармонией. Он говорит о себе, она сидит напротив думает о нём в его же присутствии. Да, есть смысл в долгом отсутствии, чтобы страшно соскучиться. Залюбоваться родными чертами. До глухоты. Ключицы, кадык, вены на пальцах…

– Тань, слышишь меня, нет? – парень щёлкнул пару раз пальцами перед кончиком носа девушки. Его встречал стеклянный взгляд и молчание на вопрос, – "как ты думаешь, с Леной мы бы смотрелись в дуэте?".

– Что? – медленно моргнув Таня расправила пальцы своей руки веером, поправляя вилку на столе. Отголосок из поезда заморозил ум. "Да… Бывает хорошо три часа никуда не спешить. Не идти никуда. Бывает полезно".

Она опустила голову, сжав губы.

– Ты вся уставшая, заторможенная, – Лёша поднялся со стула, чтобы оказаться рядом. Поцеловать в макушку. Тяжко вздохнуть. Закрыть глаза и вновь вздохнуть, прежде чем взять свою девушку на руки. В кресло, в кровать, спать. Вернуть в её нехитрый образ жизни.

– Тебе болеутоляющее кололи?

Глаза мгновенно опустели. Как будто пришла глубокая ночь, и робот уснул без солнечной батареи. Болеутоляющее. Было ли?

Нахмурившись, она потёрла веки подушечками пальцев и опустила голову.

– Ах да, обезболивающее. Папа вколол. Я попросила, чтобы легче было доехать.

Парень улыбнулся и ловко взял Таню на руки, поцеловав крепко в губы.

– Тогда, может, поспишь, раз так устала?

Таня ответно чмокнула своего парня в губы.

– Ты останешься со мной, в постели?

Лёша потерялся. С сожалением бросил взгляд в сторону коридора и быстро вернулся обратно. К состоянию "милый парень". Хотя бы не сегодня.

– Конечно, останусь.


***

Ты не должна упасть. Не вздумай. Держись. Давай же! Что ты за балерина без равновесия?! Давай! Иного выхода нет! Если ты потеряешься – упадёшь. Упадёшь и костей не соберём. Думаешь это мелочь, перелом? Нет! Оступиться нельзя. Если оступишься – упадёшь и…

Юра споткнулся, быстро побежав по переходу на мигающий зелёный. Твою мать. Из рук почти посыпались бумаги, сложенные ровной стопкой. Споткнуться и упасть в такую грязную погоду – непозволительно. Всё к чёрту идёт после выволочки на работе.

Он лишь успел в семь утра вбежать в офис, надеть фирменную толстовку курьера, как его тут же осёк низкий мужской голос за спиной.

– Стрельников! Явление Христа народу! – это был директор отдела. Крепкий мужчина средних лет, уже сгоравший от нетерпения всунуть своему сотруднику в руки стопку документов и пару ласковых фраз, – Я начинаю уставать терпеть твои отгулы, а опоздания… Десять минут. Ты уже должен быть на пути к заказчику.

Сквозь недобрый тон на руки Юры плюхнулась та самая стопка с бумагами и планшет с табелем для клиентов. Принтер в маленькой комнатушке жужжал, пока печатались квитанции, а в голове парня ещё трещит пробежка от дома до работы.

– Метро закрыли. Это моё первое опоздание и больше такого не будет, – как виноватый школьник курьер кивал, попутно осматриваясь по сторонам. Ни души. Пустые столы, взятые заказы и только он, надо же, опоздал на десять минут.

Директор, пересчитывая бумаги, косо смотрел на парня. Никогда не любил оправдания, выполнял свою механическую работу главнокомандующего, однако сам, лично, отпускал в необходимые отгулы Юру. Винить можно только себя в мягкости таких решений.

– Ну, как поездка? Есть результат?

Одной рукой удерживая конверты с документами, другой ставя печати на квитанциях, Юра закрыл глаза. Катастрофически не было времени говорить. О неприятном особенно.

– Два собеседования обошёл, в третьем отказали сразу. На первом сказали, что перезвонят.

Директор едко усмехнулся.

– Не перезвонят. Свыкнись. И перестань уже в пустую тратить время.

Юра прижал со злостью печать на последней квитанции, спокойно вздохнув.

– Вы, как всегда, очень проницательны. Спасибо. Кстати, через четыре дня мне опять нужно ехать.

– Наглец! – прошипел мужчина и шлёпнул поверх стопки ещё несколько документов, – Это срочно, у тебя есть сорок минут на доставку. А отгул… Пожалуй, хрен с тобой. Езжай. Вернешься, будешь работать без выходных.

Наконец Юра сбавил мрачное настроение и расплылся в улыбке. Всё же, как ни крути, строгий (на первый взгляд) босс был даже очень благосклонен к своему сотруднику. На то была причина. Веская. Стабильно каждые три месяца кто-то увольнялся, на его место приходил новый бездельник и так по кругу. Конвейер и нескончаемый цикл. Неизменным на своём месте был Юрий Стрельников. Не сходящий со своей должности добрых два с половиной года. Шустрый парень из провинции, с хорошим навигатором в башке.

Махнув все необходимые документы в рюкзак, он кивнул начальству и полетел терять равновесие по улицам столицы. Завтра два поколения опять встретятся ворчать друг на друга, но эти десять минут пустой болтовни как ничто другое знатно бодрят и настраивают на рабочий лад.


Двадцать минут толкотни в метро, перебежки между станциями и вот он, в конце концов, божий свет. Юра поправил рюкзак на плече и быстро побежал в сторону Тверской. Всего пять минут осталось. В эту самую секунду он уже должен был стоять у секретарши очередной важной бумажной компании и ждать, когда подпишут квитанцию о получении ценных бумаг, но....

– Простите, лифт не работает. Вы не могли бы выйти? – мужчина в робе пожал плечами и, поставив грузный чемодан с инструментами, двинулся в кабинку лифта. Опять бежать, запыхаться и смысла нет на часы смотреть. Двенадцатый этаж. Юра закатил глаза и тяжело пропыхтел. Пять минут ожидания закончились на шестом этаже. Вот ещё пролёты, уже можно придумывать объяснительную, оправдываться перед клиентами. Долбанные ленивые толстосумы, мать их. Забывают о счетах и договорах. Их наглая мода – отправлять всё в последний момент. И виновны в этом всегда третьи и пятые лица. Например, курьер, который никогда больше в жизни не встретится с этими клиентами, но за опоздание получит выговор. Минус из зарплаты.

Юра достал плитку шоколада и положил поверх папки с документами. Задобрить ту милую особу, от которой девять инвесторов на совещании уже минут двадцать ждут бумаги с печатями.

– Лифт у вас сломался, – парень пожал плечами и протянул заказ разъярённой брюнетке, которая принялась изучать каждый лист.

– Лифт? Я обязательно укажу этот факт в книге жалоб Вашей курьерской компании, – она протяжно заключила, покосившись с наглой усмешкой на шоколад, – это что, взятка? А где коньяк или билеты в кино? Давайте распишусь за доставку, – и сладкая плитка всё же исчезла в районе выдвинутой полки шкафчика.

– Буду безмерно благодарен, если вы не будете писать в книгу жалоб, – курьер широко улыбнулся, смотря во все глаза в очаровательно холодное лицо девушки. Симпатия, соблазн, молодой курьер, да ещё и с ярко-зелёными глазами. Галочка. Девушка закрепила листы степлером и вернула нужные с подписью, кокетливо улыбнувшись.

– Оставлю своё негодование в 2ГИС. Устроит?

Юра подмигнул и, сделав кивок, тут же быстро удалился.

Новый адрес. "Охотный ряд".

Так бегать он бы мог в любом городе России. Взять свой родной Екатеринбург. Он мог бы быть директором курьерской службы. Или курьером с авто.

Но нет.

Горит зелёный и нужно бежать дальше по улицам Москвы, по новым адресам. На ходу проверять квитанции, конверты, не смотря под ноги и часто забывая смотреть на минутную стрелку часов. На метро. От станции "Динамо" до "Театральной" и обратно. В старой куртке под снегом, сутулясь бежать до новой организации, где через десять минут кончится время ожидания. Какие-то десять минут. С голода сводит желудок и дыхание сбивается, но надо бежать. Не рассчитал парень, что входить в колею высоких темпов улиц с разбега не выйдет.

Невольно ноги затормозили в двух шагах от остановки, и Юра накинул капюшон, защищаясь от пощёчин ветром. Успокоить пульс. Буквально минутку. Он щурился и смотрел под наклоном на площадь Театральную, глотая огромными порциями прохладный воздух. Оттуда, через дорогу, в его глаза заглядывали холодные стены, тяжёлые крыши и маленькие детали под нарастающим снегопадом. Никогда не остановишься просто так, постоять и посмотреть что такое перед тобой. Дом, магазин, кафе, ресторан или театр. Времени нет. Никогда. Но вот Юра прищурился сильнее, когда в усталой тревоге свело мышцы ног. Из рюкзака достав блокнот и карандаш, он заслонил ладонью бумагу от снега и сделал несколько линий. Ловких, ровных. Минута из жизни, чтобы фасад Большого театра переехал на тонкий слой бумаги. Узоры маленькие, колонны приземистые и крыша крепче сидит как главное украшение на голове.

Он художник. Он так видит.

В голове щёлкнул будильник. Бежать же надо. Курьер скинул с плеча сумку и положил разрисованный лист обратно. Вот, совсем другое дело, теперь по его телу разливается покой. Важно сказать "стоп" и по-человечески любопытно остановиться хотя бы на миг. Стоять и просто смотреть на этот суетливый мир не внутри, а за пределами его. От тебя большего и не потребуют. Ты настройся на хорошее, остановись. Всего-то надо обратить внимание на то, как от перемещения облаков и солнца меняется блеск на одной стороне театра. Как он извивается плавно по стенам и спускается к подножию, подобно тонкой женской руке. Рука, шея, губы, глаза. Нам лишь стоит вспомнить одно, как волшебная кисть памяти дорисует портрет дальше. Юра наклонил голову, заметив как солнечный луч полетел каскадом вниз по колоннам театра. Будто прядь волос из причёски той девушки, что была в поезде.

– Ой, дура-а-ак, – шикнул он и двинул дальше. Её черты, особый изгиб шеи и тонкая деталь. Инвалидность. Сказать при ней так просто, шутя, непринуждённо, не думая ни о чём, – "Как прекрасно не ходить". Грубость. Глупость. Парень стиснул зубы и прибавил шаг, сутулясь всё больше. К земле тянула ноша суточной давности. Дурак. Дурак вдвойне. Вчера, через дорогу от Театральной площади он видел эту самую девушку, сидящую у памятника в своём кресле. Она непрерывно смотрела на цитадель балета и оперы. Ждала кого-то. А, может и была с кем-то. Спокойная. Всё так же, уже издалека, казалась скромной, смущённой проходящими мимо людьми. Юра лишь наблюдал из дальнего угла проезжей части. Не подошёл.

– Когда я перестану тупить?

Никогда.

Из делового здания, торгового центра и подземных линий выходили, входили люди на скорости метр в секунду и ей, неспешной девушке, в этих скоростях было невозможно поселиться.

Наверняка и незачем.

Юра быстро взбежал по лестнице адресата, выуживая из сумки бумаги. Если не сам Бог, то директор курьерской службы велели здесь быть в срок. Важная доставка. Важная пассажирка. Таня. На бейджике у проходившей мимо сотрудницы Юра заметил это имя и опустил глаза. Если он будет ждать её у того самого места сегодня вечером, какова вероятность увидеть? Поздороваться. Из…

–… вините меня, пожалуйста. Добрый день. Распишитесь.

Мужчина в идеально сидящем сером костюме вздохнул и усмехнулся.

– Вы секунда в секунду. С Тверской к нам бежали? – взмахом руки он оставил подпись и благодарно пожал руку, – Спасибо.

Первое "спасибо" за два дня. Слово редкое, почти забытое в недрах большого города. Вместо "спасибо" ждут чаевые или фразу – "можно без сдачи", кэшбэк по штрихкоду или отзыв на сайте, за который тоже начислят в зарплату. Но обычное "спасибо" курьер слышит редко. Слишком редко. Юрий быстро прошёл по переходу и оказался подле бывшей гостиницы "Москва". Он смотрел под ноги и думал: сколько раз девушке Тане за сутки портят настроение своими фразами такие как он? Нисколько. Да, точно нет. Ему, одному, могло прийти в голову говорить с незнакомкой-инвалидом о том, что неприятно ей. Кажется, в поезде она смотрела достаточно недружелюбно и отвечала из чистого воспитания. Не более. Взгляд её не был похож на "продолжение следует". Сколько, в конце концов, мы знакомимся с попутчиками или соседями по очереди? Всего-навсего маленькая слабость – разбавить путь до конечного пункта какой-нибудь болтовнёй. А потом жизнь дальше. Тебе налево, ему направо. И вряд ли большая часть из нас поздоровается с таким случайным встречным через много дней в очереди у кассы. Улыбнёмся. Вместе сделаем вид, что не знаем друг друга. Пойдём дальше. Тебе направо, ему налево.

Только в один момент планета решает поменять направления. Юра пропустил зелёный светофор и быстро развернулся в обратную сторону от перехода, но заметил ту, что стыдила его совесть уже не первый день. Неприметное инвалидное кресло, волосы выше плеч, шея… Шея. Юра запомнил эту часть скромного образа и поэтому мог безошибочно узнать девушку в толпе. Три родинки слева. Три малые точки, создающие треугольник на коже чуть ниже мочки уха. Тонкие хрупкие плечи и там было что-то вроде пореза в районе ключицы. Маленькая красноватая линия справа. Она, правда, она. На том же месте, лицом к Большому театру. Прямая спина, сложенные на коленях руки.

Юра просчитал, что сейчас позволительно растянуть десять минут и опоздать на новый адрес. Шагнуть в сторону. Он имеет на это право. Вдохнуть поглубже и пройти через толпу школьников, чтобы оказаться возле незнакомки. Коснуться ладонью её плеча и осторожно спросить:

– Таня?

Девушка вздрогнула и обернулась. Лицо парня светилось счастьем. Что это? Она его счастливый выигрыш в тысячу рублей?

– Знакомы? – Таня прищурилась, переместив руки на колёса.

Юра гордо выпрямился. Узнала, значит.

– Поезд. Мы вместе ехали в поезде. "Питер – Москва". Ну, вспоминай. Два дня назад. Ты слушала фортепиано в наушниках.

Девушка язвительно улыбнулась. Как интересно. Наверное подкат у памятника в центре Москвы нынче выглядит именно так. Или очередной акт помощи ограниченному человеку в инвалидном кресле.

Она сосредоточенно сложила руки на своих коленях и наклонила голову на бок.

– Так, и что ещё?

Успешным знакомством мгновенно перестало пахнуть в воздухе, как только голос знакомой незнакомки стал твёрдым.

– Тебя забирал парень. Чёрная кожанка, белые кроссовки. Твоё кресло было для него неудобно расположено. В середине вагона.

– Интересная попытка. Ещё что?

– Я Юра. Может так?

На лице девушки по щелчку строгость сменилась на улыбку.

– Ах да, конечно, так действительно стало ясней.

– Я видел тебя здесь позавчера. В районе четырёх часов.

– И что же не подошёл, раз узнал? Сомнения?

Парень пожал плечами.

– Но ведь ты – это ты? Таня?

– Конечно я – это я. Хотя, наверное, стоит поспорить.

Её лицо засияло радостью. В телефоне мелькнуло спасительное СМС. Лёша приехал. Пора заканчивать акт этой глупой комедии "мы с вами где-то встречались?" и сматывать удочки.

– Вот видишь, ты изменила своё настроение. Благодаря мне, – Юра поправил рюкзак, заметив лёгкую суету в руках Тани. Она легко толкнула колёса вперёд.

– Да, скромность это не Ваше.

– Брось, давай на "ты".

Девушка мотнула головой, вырулив обратно.

– Ты уверен?

Она замерла и посмотрела в самонадеянные глаза парня. Дураком прикидываться нынче модно, но она видела, что он таковым был.

– Более чем.

– Тогда тебе придётся уступить мне дорогу. Меня уже ждут.

Снова сделав манёвр и потирая руки от холодных шин кресла, Таня глядя впереди себя рванула туда, к переходу. По мокрому асфальту шипели авто, хрустели люди, и для обособленной от странного парня девушки было удобно в этой шумихе не слышать его наивность.

Юра прибавил шаг.

– Уже уезжаешь? А я… Я только хотел извиниться за сказанное в поезде. Я был груб и может даже наглый сильно. Но могу исправиться.

Таня остановилась. Урывками память дала лист с репликой. Так полезно не ходить… Не ходить… Щёки девушки порозовели. Невкусная фраза отбила желание ужинать, поселила бессонницу. Неприятное извинение. Ведь будь она девушка с обычным переломом, он бы и не вспомнил. Не заметил её.

Таня стиснула зубы.

– Нет, не помню, чтобы меня в последнее время окружали грубые мужчины.

Она торопилась уехать, немедленно. Извинился, молодец. Не слушать, больше нет, этот свист любезности и извинения как долг перед собственной совестью. Карие глаза пялились на асфальт, Таня сгорбилась и на зелёный свет поспешила вперёд, стараясь не смотреть как близится и становится всё выше Большой театр. Он напирает на слабую девушку, грозится упасть на мокрую от снега площадь и прихлопнуть. Как же охота прихлопнуть того парня, что настойчиво бежит следом.

– Тебе помочь? Куда держишь путь?

В конце концов, если этот мастер извинений не до конца дурак, то отстанет. Надоест ему слушать тишину и отвалится как банный лист от жопы. В противном случае… Парень продолжал бежать и всё придумывал, чем можно остановить новую знакомую.

– Я провожу, мне несложно.

Шины засвистели, и настырно Таня подняла голову высоко, вглядываясь в лицо сумасшедшего. Может, он понимает только грубость? Бывает. Больной дурак с историями из поезда. Ну, что-ж.

Она скрестила руки и выпрямила спину. Рефлекторно и практически неосознанно.

– Юра значит.

– Поезд.

– Грубый и наглый.

Парень хотел бы улыбнуться, но лишь неуверенно кивнул.

– Ты ехала из дома или из гостей?

– Из дома.

– А я… Я с работы.

Работа. А как погода? Как пройти в библиотеку? Ради этого он знакомился, подходил? Занятно. Таня стучала тонкими пальцами по ручкам кресла. Нетерпеливо. Глупость. Огромная глупость крутить жёсткие колёса кресла без перчаток круглый год, и вечно затирать потом мозоли на ладонях. Когда же Лёша купит нормальное кресло? Очень глупо опускать голову и что-то бубнить себе под нос.

– И где твой дом?

Это обычно раздражает людей, когда на тебя не обращают внимания. Должно работать и Таня уже считала секунды до того, как её оставят в покое.

– Вообще я из Екатеринбурга. А ты в Москве…

– Живу. Гуляю. Учусь. Почему бы тебе не поехать домой, Юра из поезда? Наверное, там теплее, чем на улице.

Таня щёлкнула пару раз пальцами, чтобы согреться. Раз, два. Её научили раздражительно говорить с людьми ради безопасности. Так спокойней. Но дураки слов не понимают.

Парень весело усмехнулся, запихивая поглубже в рюкзак торчащие конверты с документами.

– Дома-то теплее, но работу ведь никто не отменял. К тому же дома четыре стены и…

Таня нетерпеливо перебила

– И так, дорогу мы перешли. И мне сейчас налево, а тебе направо к станции метро.

Неловкость. Свалилась на голову. Не та, совсем не та пассажирка из экспресса. В моменты разговора становится незнакомой. Грубо энергичной, по-преподавательски сложной. Будто в секунду встаёт со своего кресла и, приподняв подбородок, гордо сыплет ответами. Колкими. С виду хрупкая, она оказывается главней и уже нет в чертах той стеснительной Тани из поезда "Питер-Москва". Всё. Интригующе холодная.

Быстро достав телефон, Юра приготовился записывать её номер. Но след девушки уже простыл.

Не простила. Нет, точно не простила выходку в поезде. Смылась, как и хотела: побыстрее, оставив вместо себя колёса машин, грязную дорогу и шумных людей. Скрылась.

Чёрт.

Провал.

Юра пересёк квадрат перед Большим театром несколько раз. Вправо, влево. Её же так сложно не заметить. Но Тани нигде не было. Перед большими зелёными глазами осталась только секундная девичья улыбка и холодный голос. Как у подростка с ярко выраженным максимализмом и тоном аристократки. Уехала. Слишком быстро.

Глава 2

– Ты не устаёшь так долго гулять? – Лёша сидел на шпагате в гостиной и разминал спину, смотря прямо перед собой. В ту же точку, за которой наблюдала Таня.

Она сидела в кресле за его спиной и тянулась к мускулистым крепким плечам. Находясь в роли милой возлюбленной, разминала мышцы танцора по очереди. Как можно сильнее.

Так, как требовал Лёша.

– Тань, не ленись, пожалуйста. Сильнее дави.

Вздохнув и закрыв глаза, она устало опускала ладони через каждые десять секунд на лопатки и давила на твёрдые мышцы. Чаще всего мимо. И только когда парень нетерпеливо ёрзал, Таня приходила в себя. Её полусонный, слишком томный взгляд опускался по коже танцора вниз, на идеальный прогиб. Туда, где заканчивалась линия талии и начиналась упругая полоска белья. Прижать бы его к себе, опять уснуть как две недели назад вместе. Только руки девушки всё никак не дотянуться до заветной черты.

Лёша опять поёрзал на коврике и потянулся вперёд. Подальше от неловких рук.

– Ладно. Хватит. И всё же, ответишь на мой вопрос?

Вопросы? Что? Наклонив голову на бок, девушка с малой дозой внимания стала наблюдать за каждым движением своего танцора. Садится в шпагат. Тянется в стороны. Как же он хорош. Снова создаёт искусный изгиб от самых пяток до пальцев на руках. Его ягодицы в коротких шортах не двигаются. Твёрдые. Округлые. И как только Алексей подходит к балетному станку сделать плие, эти шорты исчезают где-то в районе талии.

Она мучительно вздохнула и взяла с дивана книгу. С такой задницей и не танцевать было бы огромным грехом. С идеально выточенными изгибами рук и бёдер только на сцену. Крепкие плечи блондина не смеют лишний раз приподняться выше положенного и веки томно опускаются вниз, чтобы следить за положением локтей. На этом всё, перечень идеального заканчивается. Лёша разминает пальцы ног, готовясь сделать контрольный элемент. Таня знает – сделает неправильно. Маленький градус взмаха руками, стопа в отвратительном положении и грудные мышцы пляшут как у куклы на верёвочке. Смазанно. Без гармонии. Он наклоняется вперёд и гнётся… Нет, боже, он опять это сделал неправильно.

Таня вздохнула.

Говорить о его недостатках она никогда не смела. Куда ей, уже два года не стоявшей на пуантах? Неопытной, с незаконченным средним хореографическим образованием. Куда раздавать советы?

Она уткнулась в книгу.

– Таня, я же говорю с тобой. Что за игнор? – приняв исходное положение, Алексей потянулся назад, закидывая голову, чтобы увидеть лицо. Молчаливое.

Она отложила книгу, прокручивая колёса своего кресла то вперёд, то назад. Как будто намеревалась задавить парня. За ошибки.

– Устаю дома.

Никогда не охота говорить о себе, о своей жизни. Не говорила и о нём. Танцующий парень из Большого театра. Он заслужил своей преданностью балету огромную порцию внимания. К технике ассамбле. К кривой линии рук. Неправильно поставленным стопам. Она обязана остановить и сделать замечание, чтобы завтра перед коллегами и хореографом танцор не опозорился. Но не говорила. Молчи, за умную сойдёшь.

Лёша вальяжно подошёл к станку у стены.

– Да, Алексей, Вы совершенно не бережёте себя и свой товарный вид, – похлопав себя по щекам, парень передразнил манеру своего хореографа и тут же мигом выпрямился, поставив руки и ноги в первой позиции. Спина прямая, попа в гармонии с плечами, руки расслаблены и улыбка шире, чем полушпагат на паркете. Он поправил причёску и подмигнул своему отражению, – ну вот, совсем другое дело. Вы умница, Алексей!

Таня закатила глаза. Вечер подошёл к концу. Конечно, они ещё будут говорить, устроившись по разные концы стола на кухне. Но всё это сухое: глобальные вопросы о планах Татьяны на завтра и короткое "ну всё как всегда" от танцора, его просьба приготовить что-то диетическое на завтра и ответно улыбчивое "конечно" от девушки с книгой.

"Спасибо" не входит в рацион этого питания.

В таком каждодневном перекидывании репликами их возраст терялся. Тане девятнадцать, Лёше три месяца назад исполнилось двадцать. Юные, счастливые ровнялось усталые, друг другу не особо интересные. Психологически старше самих себя лет на семь. За ужином они обменяются мнениями об одиночных пикетах у здания администрации Москвы. Две минуты разговора. Спорить не станут. Лёша не терпит, когда с ним не соглашаются. Таню же не пленит желание быть лишний раз неугодной в своих ответах.

Тот странный парень на площади был прекрасной темой для долгого разговора про сумасшедших людей. Задумчиво девушка собрала посуду в раковине.

– Он странный. Не встречала давно таких. Думаешь он, правда, сумасшедший?

Танцор лишь допьёт сок и всё. Не ответит ничего. Один: Один. Мол – "да, я тебя выслушал, неплохая история для твоих прогулок".

Таня застыла рукой на ручке умывальника. Конечно, её скучная жизнь не может быть хоть на грамм интересной. Должно быть, обычно неумолкающий Алексей весь день ждал как бы рассказать все сплетни, обмыть кости всем неугодным коллегам и тем, кого недавно взяли в основной состав. В конце концов, итоги смотра, как же?

Парень пожал плечами.

– Ничего нового. Отменили смотр.

Остальное… Таня не поймёт. Парень не расскажет заманчивые истории балетной жизни. Ей попросту нечего будет ответить на них. Любимая не оценит. Ведь она-то уже давно вышла из этой красочной танцевальной жизни.

– Отдыхай, – Таня вздохнула и, похлопав своего парня по плечу, уехала в комнату.

Тусклый свет включился в просторной спальной со второго щелчка. Здесь ещё царила та атмосфера, когда двое влюблённых до одури, юных танцоров обустраивали для себя комфорт. Четыре года назад. Сумасшедшее решение жить вместе. Ей пятнадцать, ему только исполнилось шестнадцать. Переводом из лучшей балетной академии в хореографическое училище, с чемоданами из Питера в Москву, Таня оказалась здесь. В квартирке на Грохольском переулке, в пяти минутах от лечебницы имени Склифосовского.

Она проехала до кровати, обведя весь периметр комнаты глазами. Ещё одна картонная коробка. Пусто. Небольшой шкаф в стене, комод, кровать и всё. Всё преимущественно забито вещами Лёши. Ему родители подарили эту квартиру в четырнадцать лет, чтобы мальчик учился суровой жизни танцора в своём собственном жилье. Колёса бесшумно проехали вдоль кровати. Поближе к окну. Широкий подоконник заставлен многочисленными фотографиями в одинаково серых рамках. На них пара. Рядом с любительским дурачеством из совместных селфи красуются профессиональные кадры. Таня и Лёша в белых костюмах на фоне бирюзовой стены делают поддержку. Таня и Лёша в костюмах Руслана и Людмилы. Таня и Лёша в бальных нарядах делают па из балета "Евгений Онегин". И портрет, некогда украшавший стены хореографического училища: юная Татьяна-Мари и гордый принц Алексей-Щелкунчик. Ещё одна большая картина стояла недалеко от кровати: Таня сидела покорной балериной в шпагате и тянула руки к нему, тому, кто в бейсболке и толстовке оверсайз повторял позу классической постановки.

Таня переставила большие картины поближе к подоконнику, оставив на тумбе у двери лишь фото в маленьких рамках. Когда им вдвоём снова не о чем будет поговорить, она соберёт кадры их жизни в одну кучу на видном месте. И долго, с улыбкой, с щемящим на сердце счастьем будет думать – он есть у меня.

Дверь комнаты немного приоткрылась. Может быть, сегодня можно попытаться уснуть вместе и сказать "спокойной ночи". Знать, что в ответ услышишь то же самое. Лёша не идёт? Девушка прислушалась. Тихо. Где-то играет мелодичный опус скрипки и скрипит подошва балетной обуви. Репетирует. Лишь бы не молчать рядом с ней. Тяжело и намеренно. Лёша обычно так и поступает: подолгу смотрит в карие глаза, играя в "скажи ты что-нибудь первая" и никогда не сделает ход первым.

Таня посмотрела на сольное фото Лёши с его выпускного выступления в училище. Соло из "Дон-Кихота". Гордый. С улыбкой. Счастливый на взлёте в свою яркую карьеру. Подушечки тонких девичьих пальцев стёрли тонкий слой пыли. Улыбка. Ей нравится до ужаса, до зажимов в сердце смотреть как он танцует. Радоваться, когда делает это наконец-то хорошо. Думать постоянно одно и то же. Если не получилось у меня, пусть получится у него. Нравится…

– Таня, закрой окно, в конце концов, дома холодно.

Громкий возмущённый голос из гостиной заставил девушку вздрогнуть. Боже. И он ведь знает, что она не может дотянуться, чтобы закрыть.

Таня сделала глубокий вдох и, собрав пару рамок, опустила их на поверхность тумбы. Лицом вниз. Так лучше.


За стеклом трамвая в районе Останкино мимо непогоды летают сонные, вечно недовольные жизнью лица. Юра сделал глоток кофе и посмотрел вдаль, на закрытые грязью рельсы. Как хорошо. Ему сегодня выпал счастливый билет. За сутки до отгула получить адреса на доставку недалеко от дома. Совсем нет времени, чтобы случайно забрести в район Театральной площади. Хорошо, что сегодня там не удастся появиться. И завтра, и послезавтра. Никогда. За пару дней глубокой занятости получится утопить воспоминание о себе как о нелепом человеке. Взять и забыть. О ней. Таня. Парень поджал губы, сжавшись как будто от холода. Озноб. Он действительно присутствует под одеждой. И не от имени. От самого себя. Идиотская улыбка, тупое извинение, "меня зовут Юра", "прости за грубость" и бесконечный трёп. А ведь он же обыкновенно не был таким. Настойчиво дурным. И никогда не чувствовал, как с самого утра в голову закрадывается коварное, сильное угрызение совести. Забыть. Надо это всё забыть. Со всеми бывает – нелепая грубость перед незнакомкой. Курьер потёр виски, с облегчением слушая как приближается трамвай. Хорошо. Действительно нужно забыть. Как это сделала она. Таня.

Пройдёт полдня и парню нужно бежать на другой конец города. Исполнять свои обязанности. Наступит завтра и под гнётом начальства нужно снова ехать в Питер, искать достойного себя. Работу. В рюкзаке у Юры всегда про запас будут старые, замусоленные чертежи вместо портфолио. И отдельно закреплённые степлером рисунки – бонусное портфолио. Вдруг в этот раз его рассмотрят на должность иллюстратора. Помимо этого в рюкзаке где-то была потеряна надежда, но ею парень почти никогда не пользовался. Не пригодится. Обычно, сидя в очередном офисе на собеседовании, он крутил чертежи в руках и уже заранее знал – не возьмут. Частые "мы с вами свяжемся" перестают внушать доверие. А в рюкзаке всё-таки остаётся где-то глубоко эта вещица. Надежда. Она могла бы ему помочь по пути домой. Вдохнуть радость в отвергнутого художника. Но в вагоне скоростного поезда напротив никого. Пустое место. Там нет девушки. Оттуда не доносится звук фортепиано. Никто скромно не улыбается. Пустое место. А за окном последние дни февраля завывают серой унылостью. Да, надежду из рюкзака уже давно надо было выкинуть.

Парень искал взглядом кусочек светлой, положительной картинки в уходящих сутках и ничего не находя начинал прокручивать в голове вопросы, которые падали ему в голову каждый день по одному. Кто она? Что с ней случилось? Как и почему это случилось? Чем она занимается? И как живёт? Где её дом? Кто её родители? И кто тот парень, что забирал из поезда? Вопросы без ответа и встреч. Таня казалась одной из тех, кто даёт понять: не интересует, глубоко замужем, муж убийственно ревнив, за спиной как минимум четверо детей. А ещё её родители вырастили дочь в тоталитарной строгости, где знакомство в общественных местах под запретом. Это всё может быть и не так, но Таня даёт один жирный месседж таким случайным прохожим как Юра – "не интересует". Она холодна, насмешлива. Не хочет.

Парень посмотрел вновь на место напротив и вспомнил заинтересованный взгляд карих глаз. В это самое окно. В быстро проносящихся пейзажах Таня видела особенности, которых на первый взгляд и нет. Она приподнимала подбородок на определённых нотах в наушниках, наклоняла голову в такт ритму. Что-то в ней оживало в эти моменты, чего не увидит никто. Это могло быть счастье, что она жива. Это могло быть рвение перестать бояться людей. Парень подпёр голову рукой и попытался ухватиться за сонливость. Стоило полагать, что внутри девушки есть это пожирающее чувство обиды на всех людей. И немного стыда перед этими же людьми. За себя такую, кто не может выйти из вагона поезда и убежать прочь от незнакомца. Жизнь наградила не самым лучшим передвижением. И случайному парню сложно было угадать, что способно удержать девушку Таню рядом хотя бы на пару десяток минут, чтобы она, в конце концов, сказала – "я простила и уже забыла, что ты говорил".

Только я сам себя не прощу. Очень долго.

Бесшумно поезд въехал в окрестности города. Вокзал. Теперь опять можно нырнуть с головой в знакомые до боли адреса, маршруты, офисы и бумаги. Только Таня, она вряд ли уйдёт из памяти.


***

Разбейся в лепёшку, но чтобы я видела, как из тебя выходит ненависть. И любовь. Ты должна парить. Не смей опускать голову! Гранд жете выше! Ещё выше! Я хочу слышать как скрипит пол! Продолжай делать без остановки, пока я не скажу…

– Остановись, – будто в панике Таня выдохнула на заднем сиденье в авто, как тут же Лёша покорно свернул к обочине.

В окно заглядывал луч искусственного освещения из ресторана рядом, проходившие мимо люди кутались в тепло верхних одежд. Погода не лучшая для прогулок, но ещё больше она противна для нахождения в заточении квартирных стен.

Лёша бросил взгляд на часы. Его уже ждут в театре.

– Что? Ты что-то забыла? – он спросил из любезности, поскольку знал, что с собой у девушки не было ничего, кроме телефона, пачки сигарет и паспорта.

Таня подняла полусонный взгляд.

– Здесь меня высади. Проедусь.

Он привозил свою возлюбленную и увозил в одно и то же место почти каждый день. Парковка возле основной сцены Большого театра. С 13:00 до 18:00. Никаких такси, метро и автобусов. Только Алексей и его BMW. Туда и обратно. Его никогда не подмывало спросить, чем же Татьяна занята все эти часы. Что можно изо дня в день делать на Театральной площади? Не делала ничего, а просто сидела в своём кресле напротив старого здания театра и всё. Читала книгу, слушала музыку и иногда отлучалась в кофейню, чтобы перекусить и переждать непогоду.

Обычные будние.

– Я заканчиваю в четыре, потом еду с парнями в одно место, это надолго. Можешь в шесть подъехать к Ильинскому скверу? Отвезу тебя домой.

Участь Лёши такова и с этим не поспоришь: брать свою девочку на руки и пересаживать в кресло. Хотя в последнее время Таня делала это сама. По его же настоянию: "Тебе нагрузка нужна, справляйся со всем сама. Вдруг у меня будут гастроли, кто поможет?".

Сама.

Таня только послушно в ответ кивала без улыбки.

– Да, в пять на Ильинском. Подъеду.

И блестящий после чистки автомобиль быстро скрывался прочь в сторону Большого театра.

Карие глаза поднялись вверх по фасадам, чтобы не увидеть ничего, кроме верхних этажей. Сорок минут назад резала уши тишина, царившая рядом с Лёшей в авто и хотелось скорее убежать. От него подальше. Всё опять как обычно. Но теперь, когда оставшись одна в февральский день на улице, Таня приподняла вязаный шарф до самых ушей и позволила своей осанке спуститься ниже. Он уезжает, а она в каждой минуте видит всё новый и новый удар от каждого прохожего. Опасно. Одной без Лёши. Взгляд её сбито упал на асфальт и шины кресла заскрипели на скорости человеческих ног. Стоять на месте на узком тротуаре никогда нельзя дольше двух минут. Людей становится слишком много, и они оттесняют тихую девочку в кресле поближе к дороге.

Пять метров вверх ветер прокатился по зданию, сквозь окна и кабинеты. По бумаге чиркнул кончик шариковой ручки.

– Вы не могли бы завтра отвезти эти бумаги? Спешка ни к чему, – заверял молодой парень Юру на выходе из офиса на Тверском бульваре.

Да, конечно, это его работа. Желание клиента закон.

– Не позже полудня только.

Обязательно, до полудня.

В большом фирменном рюкзаке курьерской службы ещё хранились заказы, расписанные по минутам. Через пятнадцать минут ждут в офисе торговой галереи, потом есть двадцать минут, чтобы дойти до Ленинской библиотеки, а оттуда сесть и рвануть на "Динамо" искать ещё десяток адресов. Парень вышел во внутренний двор здания, поёжившись от ветра. Он сильно потёр глаза пальцами, пробуждая себя к жизни. Не спал – проспал. Ел – не много. Кофе – не выпил. И настроение, работоспособность ни к чёрту. Шутка ли на двух ногах обойти двадцать адресов до обеда и, заехав в офис, схватить ещё заказов на Центральный округ. Да, с личным авто было бы куда лучше. Да и дома, в Екатеринбурге, на должности при строительной компании куда спокойней. Но там дом, где стены не помогают, а тут Москва. На севере Питер и там остались кабинеты, в которых ещё не звучали фразы до боли знакомые. "К сожалению, на эту должность у нас есть более подходящая кандидатура. Советуем обратить внимание на московские фирмы. Там есть вакансии. Дать вам номер?". Нет, спасибо. Юра и здесь слышал от улыбчивых начальников эти же слова: "Вы хороши, но, увы", "Да, у вас хорошие познания, но нет", "Мы рады, что вы откликнулись на вакансию, но она уже закрыта", "Простите, но мы закрываем проект", "А вы готовы работать бесплатно с перспективой большого заработка, но через год?"… Курьер твоя работа. Лёгкая стабильность в многоэтажном городе, где на каждый квадратный метр есть вакансия, но из миллиона таких вакансий дай бог в одной тебе скажут "да".

По Тверской парень шёл не торопясь и чаще всего не поднимал голову, а косился по сторонам. Настроение нулевое. Это всё погода. Как всегда серая. Там, ближе к небу квартиры, беззаботная жизнь. Наверняка в этих элитных квадратах не витают мысли, куда нужно уехать, чтобы найти хорошую работу. Нет в таких метрах украденных свободных минут. Там могут себя мучить вопросами "кто я на этой земле?", но только после ударной дозы спиртного.

Неспешная Тверская и почти пустой Театральный проезд. Внутренний навигатор уточнял, что через сто метров Большой театр. Четвёртый раз в воронку… Нет, глупость. Юра угрюмо посмотрит на время, сжав пальцы свободной руки от холода в кулак. Незнакомым людям один лишь раз дают сказать "простите" и больше нет. Быстро перебежав переход, он ускорился, но тут же резко остановился. Снаряд всё же попадает несколько раз в эту воронку. Знакомые колёсики. Куртка. Глаза. Каре. Прошла ещё неделя и вот она, снова здесь.

Так, шанс дан. Ещё один, запасной и точно последний, когда нужно собраться, спрятать за спину рюкзак, под курткой скрыть курьерскую толстовку и раз, два, три широких шага сделать прямиком на то самое место, где сидела девушка из поезда.

– Привет. Ты снова здесь? Как неожиданно.

Голос незнакомца был уверенней, чем в прошлый раз, но это до поры до времени, пока Таня не подняла свои карие глаза в его сторону.

Девушка нахмурилась, вытянув губы в тонкую линию. Вот, опять. Этот странный преследователь, о котором она думать забыла.

– А-а-а Юра, поезд? Здравствуйте, – она протянула руку, но тут же вернула обратно на свои колени, – Второй раз видеть тебя здесь это уже не совпадение.

– Второй раз, думаю ещё пока оно. Если только…

– Пусть будет оно.

В каждом секундном поведении девушки Юра с настырностью старался уловить промежуток, где он может вставить хотя бы слово, после которого она не пошлёт куда подальше. Судя по каменному выражению лица – могла, умела, практиковала.

– Ты гуляешь? Или ждёшь кого-то?

Таня фыркнула.

– Не жду, гуляю.

– Не холодно для одиночной прогулки?

Девушка медленно двинулась с места, подумав о том, что сделает он. Пойдёт ли следом или…

Следом. Сунув руки в карманы куртки, Юра совершил медленный шаг, другой и уже не замечал как почти гонится за знакомой до светофора.

– Нет, не холодно. А что, это приглашение в кафе на кофе и что-то типа – "давай я составлю тебе компанию"? – Таня без улыбки реагировала на каждый его шаг. Есть в нелюбви человеческой к общению страх, неприязнь, замкнутость. Проще оттолкнуть от себя, ежели подать руку. Таня не умела. Не хотела.

– Кафе? Заметь, ты это сама предложила. Идея хорошая. Почему бы нет?

– Ты не отстанешь от меня, да?

– Верно. Советую не отказываться от моей компании, – Юра обогнул коляску и встал почти вплотную. К ней. Сдаться? Вот уж нет.

Курьер-сумазброд с зелёными глазами не упускает своего, когда дают второй шанс. Обычное "прости" в его голове так и сидит до сих пор застрявшим звуком, который не доходит до адресата. С этим ещё ему спать, есть, работать. И проклятое чувство вины уйдёт нескоро. Возможно, будет напоминать всегда. Нечаянно. В самый неподходящий момент.

Таня наехала колёсами на его ноги. Если не совсем поехал умом, то должен отступиться. В конце концов, это неприлично – приставать к инвалиду на людях.

– Мы совсем не знакомы, с какой стати я должна с вами куда-то тащиться, пить кофе? Я не люблю кстати кофе. Отойди, пожалуйста.

Парень резко наклонился и сжал двумя руками колёса, широко открытыми глазами взглянув в лицо девушки. Вблизи её злость и металлическое нежелание не были реальностью. Бледная кожа без изъянов, по причине печальные карие глаза, в губах прослеживается что-то от Моны Лизы и когда она моргает, появляется слабый огонёк детской наивности. Таня не дышит и, стиснув зубы, готовится к нападению.

Какая глупая настырность. В её злости.

Парень усмехнулся, наклонив голову на бок.

– Ещё лучше, я знаю отлично место, где заваривают невероятно вкусный чай, дают свежевыжатый сок и кормят сытно, – он хитро подмигнул и, передразнивая девушку, сменил радость на искусственный гнев, – неужели так интересно бесконечно сидеть напротив какого-то театра каждый день? Что в нём такого? Кусок культуры, да и только.

В карих глазах метнулась слабость, кольнуло в горле. Таня соединила руки в защитном жесте. Убрать его. Вместе с намерениями и вопросом. Зачем же? Упал на голову. Придумал поезд. Внешне вменяемый парень. Точная линия скул на улыбке и природой очерченный чёткий контур губ. Большие глаза доверчивого ребёнка. Улыбка подростка. Таня опустила глаза. Неужели он не замечает, что есть внутри неё частичка ещё живого счастья смотреть на этот непонятный кусок посреди центра Москвы? Неужели ему не важно, что она на пару уровней ниже? Грубо… Зачем?

И между этим она заметила, как любопытно на неё он смотрит. Хочет быть серьёзным, угрюмым, но не выходит. Опуская наблюдение на кончик носа, Юра улыбается.

Тук, тук. Кто там? Можно ты немного ослабишь оборону и опустишь ножи из глаз? Давай попробуем познакомиться, просто так.

Девушка взяла парня за запястья и скинула его руки с колёс.

– Давай… те, показывайте ваше место для гурманов.

Игра, про одолжение и воспитание. Воспитанная девочка не будет истерично отбиваться от мальчика, а уступит ему, пока он сам не поймёт, что пора сваливать. Поймёт? Таня хмыкнула, печатая сообщение:

"Освободишься пораньше, позвони. Хорошей репетиции. Люблю"


Юра действительно дойдёт до кафе, откроет дверь, пропуская спутницу впереди себя, быстро отыщет глазами пустой столик и с довольным лицом сядет напротив, предусмотрительно убрав лишний стул в сторону. Он делает это каждый день? Таня, недоумевая, смотрела как парень двигает стол к ней поближе, смотрит, чтобы ей было удобно. Откуда это? Где же неловкость перед посетителями? Где же скромность первого знакомства? Да, говорят психам не чужды нормы этикета и сдерживающие эмоции.

– Вы что-то про чай говорили, да? – Таня произнесла чётко, строго, ощущая в воздухе тесного зала сплошной запах корицы, цитрусовых и ягодных добавок, а так же, ой, на кухне, кажется, подгорели булочки.

– Какой ты хочешь, зелёный или чёрный? – рядом с ней Юра стал казаться маленьким человеком. От немного высокомерия некуда деться, слова сжимаются и остаются только в голове, а руки сжимаются в замок под столом. Что делать?

Спасаться в официантке, которая подошла за заказом.

– Что вы будете?

– Нам…

И даже здесь, девочка из поезда вырывала все возможности.

– Зелёный чай с лимоном, американо двойной и круассан, – Таня мило произнесла заказ и, посмотрев на парня, быстро добавила, – и сэндвич с тунцом.

Официантка отошла от стола. Юра хотел было подняться, чтобы молча в компании рюкзака уйти отсюда, но, боже. Бросать одну. Девушку в кафе. Бабуля не такому учила.

– Почему такой заказ? – напряжённо курьер прокрутил в руках солонку.

– Американо и сэндвич это тебе. Ты должен взбодриться. Смотреть страшно. Глаза спящие, лицо бледное. Голодный и невыспавшийся. С такими людьми я диалог не веду.

– Если я сделаю глоток кофе, ты будешь говорить со мной? Это все условия или…

– Пока остановимся на этом.

Юра хотел было что-то сказать, но смысл затирался. Таня в один момент, вздёрнув подбородок, на чуть повышенном тоне перебьёт.

Заказ на столе посетителей появился раньше заявленного.

– А…

Таня отпила немного чая.

– Нет, нет. Сначала кофе и сэндвич, потом говорить.

Внезапно этот приказной тон стал отдавать сильной игривостью. Она спокойно смотрела перед собой и ни разу не заглянула в зелёные глаза. Нет, она ни разу не посмотрела на парня. Эдакое косоглазие есть у всех, когда собеседника мы обделяем вниманием.

Юра усмехнулся, откусив сэндвич и быстро запил это всё живительным напитком.

– Теперь можно?

Едва проглотил. Слова смешались с едой, причмокиванием и Таня закатила глаза. Сил нет наблюдать за этой несмешной комедией. Она уже принялась искать в сумочке кредитную карту, как напротив кто-то не похожий на эстета задал вопрос.

– А почему "Большой"?

Таня пожала плечами, вопросительно смотря в лицо парня исподлобья.

– Почему что?

– Почему ты приезжаешь именно сюда? Уже третий раз. Нет, четвёртый.

Медленно она опустила свои руки под стол, смирно положив на колени. Губы задрожали, и волевой взгляд был потерян. Как снайпер сбитый с прицела ищет ту самую опору, ту самую цель, а найти уже не может.

– Я танцовщица… – Таня запнулась и горько усмехнулась. Рука нервно поправила причёску, взгляд карих глаз метнулся в окно, – раньше танцевала и балету училась.

– Ты танцевала в Большом театре?!

– Нет, не успела.

Тихо стало вокруг. Для курьера. И людей стало меньше специально для неё. Ещё один промах. Дьявольский. Вопросы про театр. Совсем некстати.

– Прости. Ты прости, что я такой идиот. Говорю и спрашиваю обидные вещи.

Девушка видела как чудо псих действительно потерялся от её ответов, и готов был уйти. Убежать.

Это в небольшой степени прельщало.

Она улыбнулась уголками губ.

– Да нет. "Прости" не надо. Были когда-то танцы, теперь нет. Вот и всё.

Неловкий взгляд. Оба смотрят в противоположные стороны, подбирая с пола слово за словом. Правильные комбинации, чтобы не делать молчание тяжёлым. В окно было смотреть не за чем. Унылый, серый февраль, ещё по-прежнему одетые в зимнее люди. Может, наконец, именно сейчас Юра поймёт, что всё это напрасно.

Разве?

Он покосился на девушку, невольно фотографируя глазами её выражение лица. Грустное, печальное, отрешённое не только от собеседника в толстовке с непонятным логотипом, но и от всего окружающего мира. Во что же ты вляпался со своими нелепыми "прости" и "извини"?

Таня не любила, когда из человека нужно было ждать каких-то слов. Она вернулась к разговору первая.

– Каждый день тут бываешь?

Балерину кадрит обычный курьер. Глупая глупость. Есть риск не допрыгнуть до неё.

– Ну, я… Я.... работаю в центре города. В этом районе тоже бывают. Приходится сюда захаживать. Эти площади, улицы. Вижу каждый день, в общем, всё одно и то же.

Вместо воздуха с корицей совсем рядом образовалось волокнистое напряжение. Каждое негромкое слово грозилось перейти в бессмысленные минуты за столом. Под пристальным взглядом девушки курьер запинается, глотает окончания, слабость в его голосе как от внезапной простуды, и от волнения он держит кружку двумя руками.

Таня поправила локон причёски и сделала глоток напитка, чинно смакуя каждую капельку.

– А мы, правда, познакомились в поезде?

Всего немного отойти в сторонку тёплого разговора и вот Юрий уже смотрит с благодарностью за то, что диалог не превращается в монолог.

– Ты так и не вспомнила? Да. Правда. Познакомились в поезде. Интересно, зачем же мне выдумывать это?

Хотелось бы и Тане знать ответ на этот вопрос, но она решила смягчиться. Пускай продолжает. Это впрямь становится занятно.

– Ты слушала фортепиано. Что-то классическое в наушниках. Тебя встречал парень. Высокий, с яркими голубыми глазами. Светлые волосы. На нём была куртка. Кожаная. Коричневая. Нет, стой, чёрная, да. И белые кроссовки.

Наклонив голову на правый бок, Таня соединила пальцы обеих рук в замок на поверхности столика. Продолжим.

– Ну, и что Вы ещё можете изложить суду, уважаемый свидетель?

– Тонкая цепочка с жемчужинами была у тебя на шее. Маленькие такие звенья. И камень посередине. С фиолетовым отливом. И на пальце кольцо. С завитками.

– Походит на то как маньяк изучает свою жертву.

– У меня память хорошая. Проходит мимо девушка – я буду помнить во что она одета. Или парень – могу через пару дней рассказать что у него было в руках. Или ребёнка описать и с кем он был. Я не знаю почему, но запоминаю.

– Да, из таких как ты и выходят отменные маньяки. Только учти – за насилие над инвалидом в аду тебе приготовят отдельное место, – хмурость напротив стала сильней и губы девушка поджала в недовольном жесте.

– Я это запомню. На будущее. И придумаю что-нибудь другое.

Юрий обиженно опустил голову.

– Тебе неприятно моё общество? Я слишком навязчивый, наверное. Просто хотел… Познакомиться поближе. И извиниться за поезд.

Голос парня сделался виноватым. Лобовое столкновение. Тане оно явно не нравилось. Именно потому, что такой тон разговора всегда ставит людей в неловкое положение. И вот она уже ежится, словно от холода и сожалеюще улыбается.

– Мне неожиданно твоё общество. Почему именно меня выбрал ты? Что, никого больше нет вокруг? С чего бы вдруг? Я приняла твоё "прости". И, смотри, вторую встречу не могу вспомнить, что же было в поезде. Так часто знакомишься с людьми от скуки ради? И захотелось немного разнообразия?

– От интереса ради. Ты заинтересовала меня.

Таня вздёрнула брови, допивая чай.

– Значит заинтересовала? Чем?

– Твои руки. И шея. Мне понравилось как цепочка огибает твою шею, а руки всё делали не спеша, лениво. Они совсем у тебя хрупкие.

Те самые руки приподнялись над столом. Двинулись плавно в сторону, вверх, вниз, снова плавно в сторону и застыли перед зелёными глазами. Волнительно. Парень следует взглядом за пальцами. Каждым шевелением. И вытягивает голову вперёд, когда руки девушки исчезают под столом, и улыбается хитро, поднимая взгляд по её шее.

– Ты меня клеишь сейчас?

– Нет. Ты спросила, а я ответил. Мне свойственно интересоваться подобными деталями. Я архитектурный институт закончил.

Ах, умалишённый художник. Неудивительно. Хотя… Таня вернула руки на стол, раскинув пальцы веером. Взгляд зелёных глаз впялился в них. Внимательно. Она их убрала вновь под стол себе на колени и зелёные глаза нахмурились. Интересно. Это ведь может продолжаться долго. Вечно. Никто, да, кажется, действительно никто ещё так не зацикливался на её обычных балетных руках.

– Пишешь картины?

– Нет, скорее иллюстрации и так, немного чертёжник, чуть-чуть архитектор.

В ответ Таня наклонилась, чтобы рассмотреть и его пальцы. Что ж, не похож. Не художник. Обычные пальцы среднестатистического парня, в котором вряд ли с первого взгляда можно увидеть хоть какой-то творческий потенциал. Есть след от клея и порез на большом пальце. А больше… Ничего.

– И мои руки, естественно, вдохновили тебя на художественный подвиг?

– Ещё нет, но только если…

Юра запнулся и хотел попросить о новой встрече. Помешал телефон. Он зазвонил совсем не вовремя на стороне Тани.

– Да Лёш. У…уже? Так быстро? Я на Никольской. Чай пью. Да, через пять минут подъеду. Жди.

Торопливо девушка надела куртку, вытерла с уголков губ крошки, оставив право заплатить за обоих малознакомому Юре.

– Уже уходишь, да? – его глаза заметались в недоумении.

– Уезжаю, – язвительно отозвалась девушка, надеясь, что это действительно последние пять минут их общения. В этой жизни.

– Тебя пров… Забирают отсюда? – Юра встал, решив пойти против плана. Открыть дверь. Ни отстать, ни оставить Таню без многообещающего "до встречи". Не оставить себя без этого прощания.

– Да, тот самый голубоглазый блондин в куртке и белых кроссовках. Ну что, Юра из поезда, счастливо оставаться.

В руках под неловкими пальцами были набраны буквы. "Таня". Успеть. Не допустить ошибку.

– Когда девушка уходит из кафе, она оставляет свой номер телефона на салфетке.

Таня закатила глаза.

– Пафосные мелодрамы любишь посмотреть? Забудь. Никогда не говори девушкам такой бред. Бывай.

– Но номер… Ты разве не оставишь? – Юра попытался задержать. Готов был свои контакты написать на любом клочке бумаги. Но девушка лишь пожала плечами, отъехав от столика сделала полукруг и, сжав колёса, направилась к выходу. Всё делает быстро, сосредоточенно. Таня была из тех людей, что не любят тратить лишние секунды зря.

Напоследок с улицы карие глаза обжигают парня взглядом. Догонять и преследовать не надо, не нарывайся. Бывай… Просто слово, оставляющее вкус незаконченного разговора. Так действительно говорят, когда будущее становится ненужным. Именно после этого встретиться снова не получится. Да, приятно было познакомиться, бывай.

Юра открыл в телефоне список адресов на завтра и отметил для себя, что время на площадь Театральную у него снова будет.

Глава 3

Взгляд. В глаза своего партнёра. Такой бывает один на миллион. Когда ты рассказываешь лишь мимикой лица, движением тела всё, что внутри. Любовно обвить за талию, сгибая ногу в па. Прислонить к его крепкому плечу свою голову и веки поднять, чтобы ваши взгляды встретились. Но есть опасность, что он увидит какой зверь из тебя вырывается. Волчица с переломанными конечностями, которая от боли даже не может выть. Есть партнёры, которые чувствуют тебя. А есть…

Есть Лёша, смотревший перед собой на стоп-кадр репетиции. В минуты, когда в квартире появлялся он, любой вечер, любой час превращался в репетицию. Гостиная становилась репетиционным залом с многочисленными зеркалами и балетным станком. Вместо фортепиано был плазменный телевизор как окно в театральный зал.

Таня лежала головой на бёдрах Лёши и вместо экрана телевизора смотрела в потолок. Считала несуществующие трещины пока он, будущая надежда балета, считал по пальцам замечания хореографа.

– Ну, ты же видишь, я всё сделал правильно, – обозлённо парень поставил видео на паузу, сжав переносицу, – не с той ноги пошёл. Нет, ты слышала? "Ты пошёл не с той ноги и всех сбил". Охренеть. А то, что Васильев ушёл на вторую линию…

Таня закинула голову, чтобы встретить голубые глаза на самом пике возмущения. Но нет. Неправедный гнев летел в несчастную телевизионную коробку, и жестикуляция руками была отправлена в воздух. Девушка улыбнулась и поднялась рукой до щеки. Тш-ш-ш, успокойся, ты прав. И даже когда это было не так.

– Лёш, остынь, просто сегодня не твой день. Завтра тебе скажут – "молодец, сегодня отлично".

Она не смотрела на экран, а лишь по изменениям на лице парня читала, что там происходит. Руки высоко, поворот всем туловищем и вытянутая под нужным углом нога. Подбородок на нужном уровне и Лёшин шаг один из лучших в первой линии мужского кордебалета. Голубые глаза вкрадчиво смотрели на экран не ради ошибок. Зачем? Когда с четырёх лет талантливому Алёшке повторяют – бриллиантовый, хрустальный мальчик. Лучше его и нет. Планка. Цели. Это не просто слова, а смысл его жизни. И теперь он смотрит с прищуром на подтверждение этих слов. Бриллиант. Да, так оно и есть.

Нет.

Таня знала каждую претензию в сторону танцора от и до. Неизменные замечания, идущие ещё с хореографической академии. Грубые руки, слишком пошлые изгибы тела, смазанные прыжки, излишняя пластичность, выпадание из ритма. И далее, далее, далее.

Но Лёша был глух, нем и после каждого замечания с экрана перематывал на момент, где ему говорили заветное "молодец".

А ей бы сейчас простого. Ласки. Мягкие, нежные руки поближе к себе. Таня любила касания. Будь они лёгкие, незаметные, грубые или совсем детские. Крепкие руки танцора схватят за запястье, и Таня обычно знает: за этой хваткой будет мягкий поцелуй в плечо. Тёплое уединение. Он её согревал, а она неизменно жалела.

Всё это было где-то там, в прошлых месяцах, в новогодние каникулы до и после спектакля "Щелкунчик".

Сейчас Лёша лениво отклонялся и морщился.

– Тань, я не могу сосредоточиться, хватит. Как ты видишь, целостность танца от моей помарки не нарушена.

– Ты повернул голову и сделал шаг не в ту сторону. Изменил ход истории. Ты ведь ведёшь эту линию. Должен понимать важность технического соответствия. Картинка разрушилась.

Парень закусил губу. Глупость. Конечно, Таня сказала глупость. Вместо похвалы всегда кидает упрёки. Одного не понимает она – это не помогает. Как и её пальцы по его бёдрам. Не успокоит. По упругой коже они ведут туда и сюда незаметно, легко. Не права, конечно, как всегда. Голубые глаза опустились мимолётно вниз. На открытые девичьи розоватые губы и её бледные веки. Что она делает? Слепо водит по упругим бёдрам, забираясь под тонкие ткани. Сначала шорты, потом майка, а дальше что… Что-то ищет? Что она потеряла в его голой коже?

– Ты заметила, как мой прыжок стал лучше? Или…

– Да, лучше. Гораздо лучше, – Таня прервала речь. Соврала, чтобы не огорчать. Не продолжать диалог о танцах. Становилось всё труднее дышать, когда музыка с экрана звучала близко, совсем близко. Опускалась недогоревшим остатком пламени внутри на острые края раны. Не говорить, не дышать воздухом профессиональной болтовни.

Не хотела.

Стиснув зубы, Лёша сжал руки своей девушки и резко убрал в сторону от себя.

– В экран посмотри и скажи, как?

Таня закрыла глаза. Перевела дух. Вниз по телу уже бежало многообещающее тепло, но как обычно оно там и останется.

– Дело не в прыжке, Лёш. А в тебе. Это ты изменился.

Парень задумчиво посмотрел на экран, потом в карие глаза. Опять на экран и в глаза. Однако права. Он за год стал гораздо лучше. Практика в театре, выступления на сцене дают свои плоды. Теперь Алёшка не просто мальчик из училища. Он – танцор. Настоящий. Гордый. Идеальный.

Музыка стала тише, и мысли влюблённой танцовщицы унесло в ностальгию. К тем дням, где среди летних пейзажей, закатов и сна под самое утро, был восторг преподавателей. Девочка не самых лучших внешних данных сошла с Петербужской академии. Партнёршей к высокому парню с призовыми местами на конкурсах. Ей не нужно было особых усилий, чтобы в каждом балетном па была исключительно точная техника. "Вагановская воспитанница, сразу видно" – говорили хореографы. Ему не стоило делать ничего вообще. Природа и династия постаралась. "Мальчику грех с таким лицом и физическими данными не давать сольные партии". Идеальная пара как вишня на низкокалорийном торте училища.

Пара осталась.

А сольные партии нет.

Ни у неё, ни у него.

Никто в той ностальгии не предупредил, что одному в балет закроют двери, другому до статуса "солист" приготовят длинный тернистый коридор. Никто не сказал, что "пахать и плакать" поставят занавеску для свободных часов влюблённым. Вот там, на Никольской, какой-то Юра может утащить в кафе, нести чушь битый час и невольно теряться каждую минуту разговора. А здесь, на диване в квартирке из рекламного ролика, Лёша не может взять и запустить пальцы в её волосы, лечь рядом, лицом к её лицу и говорить о планах на выходные.

Поедем к родителям. В Питер к твоему отцу. А хочешь куплю билеты в кино на весь день? Будем вместе готовить моей маме торт.

Нет.

Идеальные слова. Они так и останутся в мыслях. Как и тело Алексея не сменит своего положения. Как и лицо Юры, останется за стеклом кафе на Никольской. Сожалеющим и печальным.

В конце концов, Таня взяла ладонь своего парня и приложила к щеке. Так хорошо. Действительно хорошо.

– Почему мы не ходим в ресторан? – она пальцами по его венам как по шёлковой постели провела сверху вниз. Перебежала дорогу и оказалась снова под его майкой.

Алексей пожал плечами. Холодно.

– У меня времени нет. Я в театре одну часть дня, другую у меня съёмки в рекламах, клипах, – на лице танцора мелькнула тень сочувствия и мысль, что нужно подумать про ресторан. Но он быстро вернулся в обратное, безразличное состояние. Сжал запястье Тани, когда её пальцы потянули резинку его шорт вниз. Не хотел. Боже, как он не хотел ложиться с ней в постель. Нет, нет, нет. Не сегодня. Просто не хотел без всяких причин.

Нежелание граничит со злостью.

– Тань, я попросил, заканчивай уже!

Он рявкнул с ненавистью, поэтому Тане пришлось повиноваться и сложить в позе мертвеца руки на своей груди. Опять разглядывать потолок и только невзначай косить глазами в сторону любимого. Просто устал, не надо раздражать.

– Знаешь, у нас появился парень новый. Ты не представляешь как он талантлив. Из Латвии приехал. Вот посмотри, я снял его репетицию.

И у танцора дверь закрывается прямо перед чьим-то носом. Это можно было назвать семейным. Таня закрывалась от незнакомцев, Лёша открывался всем, кроме своих близких. Спать предпочитал в этой самой гостиной, пускал Таню поближе к себе, когда был очень уставшим и на твёрдое "нет" просто не было сил. Его глаза увлечённо следили, как тот самый новенький из Прибалтики исполняет комплекс движений.

Это любование с хитрой тенью в глазах.

– Посмотри, как он тебе?

Таня сжала свои пальцы в кулак. Хотелось забиться в стенку дивана, спрятаться за обивку. Чтобы не слышать оркестр балета, не понимать абсолютно ничего.

– Спасибо, я не хочу.

– Ты только посмотри, посмотри. Это же готовый солист!

Рядом с девичьим слухом пальцы захрустели. С каждым повышением громкости звука Лёша хрустит громче и сильнее. Так, что в голове появляется нарастающая боль. В районе висков.

– Лёш, я не хочу на него смотреть.

Её настырный тон страдал. Сколько можно не замечать, что несостоявшейся артистке со статусом инвалида не хочется обсуждать танцы. Никакие. Никогда. Больше ни за что. Смотреть на тех, кто сделал рывок, к цели. А она осталась далеко позади.

– … ему в пару поставили Наташу. Помнишь рыженькая такая? Помнишь, она с тобой училась в Питере? Так хорошо смотрятся вместе.

Танцоров переводят из одного театра в другой. Из города в город. Один за другим. Они чувствуют своими кончиками пальцев ног все по очереди сцену Большого театра. А ей остаётся об этом лишь слушать, стиснув зубы. Да нет, никто не виновен, что ей не дано это счастье. Танцевать. Из всех танцоров мира никто не виноват, что теперь её образ жизни исключительно сидячий. Таня закрывает глаза и думает только в свою сторону: "Какая же дура, сожалеть, что не можешь так же, по сцене в пачке из фатина, в шёлковой юбке на долгих репетициях скакать. Какая ж дура, тайком хотеть этого всего. Ревновать сцену к тем, кто может". Звуки скрипок сливаются в один музыкальный звук и в голове танцовщицы превращаются в пищащий ультразвук. Больно.

– Отнеси меня в ванную. Я хочу погреться, – Таня промямлила, упорно отворачиваясь от телевизора. Потянулась руками к шее своего парня. Уцепиться. Не в желании. А лишь, чтобы держаться по дороге в маленькую комнатку. Под воду.


***

Из зала на тебя обязательно посмотрит тот, кому ты танцуешь этот танец. Для кого ты стоишь и, превозмогая боль, меняешь позиции, смотря целенаправленно как учили – в никуда. В пустоту.

Юра складывал обычно пальцы по форме маленького окошка и, прищурив глаз, рассматривал объекты, уходящие верхушкой в небо. В пустоту. Грубые здания, несчастный вид, дух давно почивших эпох. В магазинах, офисах, метро он постоянно видел с профессиональной художественной точки зрения море несовершенств. И точно знал как их можно было исправить.

Но это было никому не нужно.

Курьеры. Вот кто действительно нужны. Говорить лишнего не надо. На то нет причин. Выдумывать что-то этакое для результата подавно. Раздавать советы полезно, да, но они никак не влияли на жизнь. Клиенту можно лишь посоветовать как лучше отправить письмо и на какое время сделать заказ. Вот и всё. И Юра продолжал делать в свободную минуту пальцы рамочкой и рассматривать в неё очередное здание.

Руки архитектора-курьера теплом обдавал стаканчик зелёного чая из дорогого кафе и стаканчик с обыкновенно крепким американо из "Макдоналдса". Холодными пальцами парень водил по ёмкостям, чтобы согреться. Кофе бодрит и, кажется, работает так только с ним. Там, на Никольской за столиком, вчера, недовольная Татьяна, учуяв запах кофейных зерен, опускала глаза, морщилась. Как ребёнок, знавший с рождения запах горькой микстуры от кашля. И как она мякла, чертами лица становилась свободной от глотка чая.

На этот фрагмент мягкости была игральная карта большего значения. Её звонкое "бывай".

Юра смотрел по сторонам, укрывая от ветра напитки. Лишь бы не остыли до её появления.

Бывай.

Она наверняка не захочет видеть безумного парня. В третий раз нет, уже не даст ходу его наглости. Юра встал со скамейки и перешёл на другую сторону Театрального проезда, чтобы обойти всё вокруг.

Нет, никого.

Излишний напор убивает в руках птицу, но и бездействие опустошает эти самые руки. Глаза парня кружили по периметру площади. В голове был рой вопросов и все они вели к одной мысли – она испугалась. Что псих. Что маньяк. Что просто легкомысленный мудак. Или наоборот простодушный идиот, решивший посочувствовать девушке, но убивший тем самым шанс на хорошее. Нельзя было так. Именно с ней.

Наступавший март добавлял тон меланхолии, от которой Юра закрывался своими яркими зелёными глазами и редкой улыбкой. Всё и так слишком плохо, чтобы каждый час ощущать себя виноватым. Планы портились, погода нагоняла ветер. Ещё пять минут, чай остынет и придётся топтать грязь, до вечера по адресам разносить документы.

Только не сегодня.

Кто-то за спиной парня громко кашлянул. Послышался скрип резины.

– А как ты догадался, что я сюда приду?

Вылетев из потока бесконечных москвичей и туристов, попутчица из поезда тихо оказалась за спиной. Из глубины холодного озера пыталась выплыть на воздух. Вдохнуть кислород и понять – всё хорошо. А этот Юра тренер по плаванью ждал её у берега. Чтобы недоумевая улыбнуться и спросить:

– Ты… Как… Откуда появилась?

Парень протянул стаканчик чая. Хорошо, ей как раз нужно было немного тепла.

– Из дома я появилась. Но оттуда отправилась по Тверской и "пришла" сюда, – жестом руки Таня показала кавычки, подозрительно глядя на Юру. Сама не знала по какой детали его узнала сейчас. Наверное, по манере поправлять рюкзак на плече каждые тридцать секунд, когда он сдвигается хотя бы на миллиметр. И причёска. Такой искусно подстриженный затылок запоминается сразу.

– А я думал ты больше не приедешь сюда.

Таня мотнула головой.

– С чего бы?

– Из-за меня.

Удивительно, но было трудно связать сейчас сутулость незнакомца с самодовольными словами.

– Оу, да? Самомнение наивысшей категории.

– Иначе с такой проблемой я бы не смог жить дальше.

– С проблемой, что первый встречный боится или что инвалид испугался тебя?

Парад странных шуток Таню успокаивал. И никак не помогал Юре как горе джентльмену. "Привет, я Таня, подающая надежды балерина, но теперь инвалид".

– Чувство вины неприятное ощущение. Особенно перед девушкой. Особенно после восемнадцати лет. И это знаешь, действительно трагедия для парня, когда его боится девушка. Вдобавок интересная.

Таня достала пачку сигарет, задумчиво на неё посмотрела и, крутанув один раз в руке, переложила в другой карман. С прищуром посмотрела на Юру. Искренность. Она искала в зелёных глазах именно её и, кажется, находила. Вот там, чуть подальше от радужки зрачка. Видно, но не самым лучшим образом.

– Не переживай. Я не боюсь. Мужчин. И сюда буду приезжать в любом случае и в любом состоянии. Препятствий нет.

Она нагло усмехнулась, подмигнула, в конце концов, прикусив зубами сигарету. Огонь, дымок и жест как будто запланированный очень давно. Смелый, расхлябанный. Она пустила порцию никотина в сторону парня и переместила свой задумчивый взгляд на восток, далеко за пределы привычного места дислокации.

Юра заметил, как они вместе смотрят в одну и ту же сторону. На колонны Большого театра, уходящие в небо.

– Давно ты была внутри? – он скользнул глазами по профилю новой знакомой. Меланхолично она разглядывала объект разговора. Слышала, с какой осторожностью парень задал вопрос. О важном.

– Года два с половиной не была в театре.

Яркие карие глаза потускнели. Можно было не говорить, почему так. На лице отражалось всё. Большой театр… Танцовщица смотрела на фасад и вместо колонн Бове видела железобетонный забор под амбарным замком. Не было ни греческих скульптур, ни колесницы Аполлона на самом верху. Ничего. Для неё всё было под запретом. Внутренним. Сердечным.

– Я знаю что это. Примерно понимаю, что ты чувствуешь, – Юра убрал с лица вечную полуулыбку, – когда умерла моя бабушка, я не мог собрать силы в кулак, чтобы пройтись по улице, где она жила и тем более взглянуть на тот самый дом. Где я жил вместе с ней и где она воспитывала меня. Там я пережил столько моментов. После её смерти не мог представить, что в том самом доме для меня нет места. Без неё.

Он смотрел впереди себя и видел, как сейчас: трещины на старых оконных рамах, покосившийся забор возле клумб, занавески на первом этаже, которые не меняли никогда. Мальчика в зимней куртке охватило беспокойство. Из года в год Юра так и стоял, смотрел как без него и его бабушки не меняется совершенно ничего. Как в каждом кирпичном сантиметре застывает навечно его детство и присутствие родной, всегда близкой женщины.

– Что же ты сделал?

Таня спросила тихо. Видится, прямо сейчас, что они вместе оказались у этого самого дома, и решают дилемму: войти или нет.

– Просто захотел. Открыл своим ключом подъезд. Позвонил в квартиру. Представил, что сейчас кто-то родной откроет дверь, улыбнётся и пригласит посидеть, выпить чаю, поговорить. Я так уверено к этому шёл. Показалось, что даже учуял с лестницы запах бабушкиной выпечки. Но в квартире уже жила новая семья. Родители очень быстро её продали. Мне осталось лишь извиниться, сказать что ошибся и медленно спуститься по лестнице во двор. Но я ощутил такую лёгкость, что спустя шесть лет смог, наконец, туда прийти. И потом стал приходить туда чаще. Легче, знаешь, подумать, что всё как прежде хорошо.

Глаза карие проводят по асфальту зрительный маршрут. Короткий. От стоянки до исторической сцены. Вон в левом ряду пятая машина Лёши. И этот пятачок перед входом в цитадель русской культуры для неё больше, чем место встречи со странными людьми. Тот самый дом, в котором её уже никто не ждал. Что-то общее возникло между двумя незнакомцами. Прожитое на черновую детство. И юность. И оба они теперь смотрели на реальную жизнь как на продолжительный сон. Надо проснуться, улыбнуться новому дню, но они смотрели и не находили слова. Точка соприкосновения неприятная для обоих – недоступность.

С Красной площади донёсся далёкий, глухой звон курантов.

– Как ты смотришь на то, чтоб подождать меня здесь десять минут, а потом двинуть гулять? – Юра посмотрел на экран телефона и с паникой заметил, что через пять минут нужно быть у клиента. Благо это было рядом. Не благо, что Таня не готова была к такому развитию событий.

– Смотрю отрицательно, но… – она протяжно вздохнула, прищурившись, – ты же всё равно будешь ловить меня здесь завтра. Послезавтра…

– Вот и отлично! Пять минут. Ты только не уходи никуда.

И след простыл. Нет. Не успеет. Пять минут, говоришь? В воздухе чиркнула зажигалка… Одна сигарета это пять минут. Выкурит, забудет. Потом преспокойно Таня уедет в знакомую кофейню, где парень не найдёт никогда. А завтра можно остаться дома. Обмануть его ожидания. Хороший выбор. Нужный… Но непонятно кому.

Карие глаза обратились к стоянке авто. Можно было надеется, что сейчас там окажется Лёша, он предложит сходить в кино и вся погода, природа города, суета балета оставить их обоих в покое. Выбор прекрасен. Но в среду уж точно был не нужен никому. Танцор не захочет. Не согласится. Упрекнёт, что Таня зазря, в пустую проводит время. А он же, он же круглые сутки вне отдыха. Пашет и пашет. И Лёшке приятней, очень даже, смотреть на люстры репетиционного зала, чем за плотным слоем смога не видит никакого неба.

Таня скинула с сигареты дым. Если честно и она бы лучше смотрела на старые люстры, чем на февральско-мартовское мрачное небо. Она могла бы настойчиво ожидать своего парня в коридорах театра, осматривать их, коротать молчаливые часы как брошенный ребёнок в театральном запахе, чем здесь, в несмолкаемом шуме машин. С сигареты упала ещё одна порция пепла. Осталось две затяжки.

И кто это? Запыхаясь, Юра прибежал к прежнему месту встречи, поправил причёску и наглухо застегнул куртку.

– Надеюсь, ты не скучала.

Четыре сорок пять. Успел.

– И где же ты был?

– Рабочие дела. Так, мелочь.

Таня улыбнулась, мотнув головой.

– Так может рабочие дела лучше, чем прогулка со мной?

В заметках курьера остались лишь адреса, далёкие от центрального округа Москвы, а в цифрах на часах осталось время, убить которое было не в чем. Так для себя решил Юра.

– Мой рабочий день закончен. Поэтому… Давай честно, тебе же нечем себя занять. Мне тоже. Тогда почему бы не прогуляться?

Почему бы не ответить ему что-то? Но не хотелось. Опытный путь показал, что на каждый аргумент девушки, художник Юрий найдёт контраргументов не меньше пяти.

Девушка сжала губы и, резко развернув кресло, двинулась в сторону Лубянки.

– Тебе говорили, что наглость не украшает человека?

– Мне говорили, что наглость города берёт.

– И как успехи?

Юра быстро пошёл следом, стараясь не отставать ни на шаг.

– Думаю неплохо. Ты меня ещё не послала ни разу, значит что-то я делаю правильно.

"Наглец, как есть наглец" про себя улыбнулась Таня, концентрируясь на тротуарной плитке глазами. Её наглость молчал, когда приходилось лавировать по шумному городу. Десять метров до светофора, какие-то десять метров. Проехать бы их побыстрее. И нет никакой наглости внутри, когда прохожие бросают злые взгляды, обходя кресло стороной, жмутся недовольно друг к другу, чтобы быстрее проскочить мимо инвалида. Изредка сыпят словами. Таня их не запоминала, но знала, что чаще это были синонимы слова "блядь".

Когда долгий контроль за собой становится ношей, девичьи глаза поднимаются к небу, чтобы видеть. Что-то большее, чем дорогу и снующие ноги. Сейчас купол неба покрыт серой тучей, будто её кто-то только что нарисовал и бросил поверх горстку пыли.

Таня остановилась.

– Знаешь от чего устаёшь иногда в этом городе?

– От чего?

Юра подумал о себе. О наглых людях, какие могли давно пробудить в девушке ненависть. Да, от таких как он она и устаёт.

– От пыли на небе.

Парень присмотрелся. Небом это не назовёшь. Серая грязная тряпка. Сгусток малого числа грязных поступков людей. Если бы оно было способно собрать всю грязь земли себе, на планете наверняка воцарил вечный, непросветный мрак.

– У меня ощущение, будто это пыльное небо не закончится никогда.

Девушка опустила голову. Снова подняла. В её жизни стало мало чистого. Было раньше блескучее солнце и просвечивающая синева сквозь серую сетку. И даже родной Питер она помнила всегда только с ярким небом. С недавнего времени, почти как три года, всё вокруг покрылось плотным серым слоем. Только в воздухе оставался неизменный свежий запах. Выезжая на прогулку смыслом девушки в инвалидном кресле было надышаться воздухом. Каким-нибудь. Удостовериться, что Большой театр стоит на месте, а её ранее любимое дорогое кафе до сих пор работает на последнем вздохе. Жить этой жизнью искусственных витрин и фасадов.

Парень пожал плечами.

– Бывает лучше. Ты просто смотришь не туда.

– А куда нужно? Покажешь?

Ещё выше парень поднял голову и присмотрелся к небу. Закрыв один глаз, он водил головой как верхушкой циркуля в поисках верной траектории. Искал точку опоры, чтобы прочертить линию чистого неба. Страсть как хотелось сделать хотя бы что-нибудь правильно. Неужели их знакомству суждено погибнуть в сухих потугах? Нет. Начнём с неба, закончим о вечном.

Так он хотел. Видел реальным.

Наконец точка нашлась, и парень быстро опустился на корточки возле колёс, выставив руку немного вверх.

– Вон, смотри, не отрывай глаз. Видишь?

Сквозь слои неприятного цвета пробивалось голубое небо. Оно отражалось в стёклах зданий чётко, ярко, будто настоящее родилось и живёт именно там, в искусственных витринах верхних этажей. Похоже на маленькие глянцевые наклейки от жвачки.

Девушка улыбнулась, устало опустив голову.

– Хотелось бы мне в него не вглядываться.

Она смотрит с надеждой. Детской наивностью, которой не хватало. Иногда Таня загадывала, так, в шутку, чтобы у людей исчезли глаза. Не видя её они могли спешить куда-нибудь, а она продолжать свой серый будний день. Она мешает им, они мешают ей. Обоюдное неприятие.

Мимо прошёл важного значения мужчина и, уцепившись пальто за кресло, буркнул.

– Смотреть надо, куда едешь, курица слепая.

Обида. Бессмысленная трата времени. Таня поморщилась, продолжая крепко управлять колёсами. Сколько ещё таких как он придётся ей встретить? Слишком много, чтобы вслед ответить той же грубостью. А в глазах останется след сказанных незнакомкой слов. За что же, если она, беззащитная девушка ничего не сделала никому?

Юра было дёрнулся догнать наглеца, но лёгкая хватка тонких пальцев застопорила его.

– Не надо строить из себя рыцаря, он уже ушёл.

Юра выпрямился в полный рост. Одёрнув свою куртку он схватился за ручки кресла за спиной девушки и взял ровный курс сквозь людей. Ей трудно. Он знает.

– Что… Что ты? Куда мы едем? – Таня хваталась за колёса, но была не в силах остановить их. Непривычно. Страшно. Что кто-то катит тебя вперёд по прямой.

– Мы ведь гуляем, так? Какой тогда смысл прогулок, если ты торопишься и вечно смотришь на дорогу, обращая внимание на всяких козлов?

Вот чёрт. В груди девушки заныла паника. Нет ничего ужасней, когда тебе пытаются помочь, Ей ведь сложно, она инвалид. Это было выше любых моральных сил. Когда из тебя делают беспомощного. Слишком часто Таня повторяла, замирая у зеркала: не инвалид, очень даже обычный человек, ей не нужна помощь и все трудности это лишь временно. Девочка с короткой стрижкой и грубоватым взглядом до сих пор и не поняла, что уже два года живёт в три раза замедленном ритме. Закончилось временное и началось постоянное. Её руки привыкли к тому, что из двадцати четырёх часов в сутки пятнадцать нужно крутить колёса. Из всех панических мыслей, бывшая балерина оставила себе именно её. Мысль, истину, что слабой быть запрещено.

– Так, остановись, – Таня схватилась опять за колёса, но резина обожгла ладони.

Юра ловко объезжал ямы по тротуару.

– Я могу сбавить темп.

С креслом как с велосипедом – села и поехала сама.

– Нет, вообще остановись. Я сама.

Парень всё-таки остановился. Никто не заметит её свирепый взгляд. Его насмешливость. Что за манеры? Глупая помощь, нелепое сопротивление. В карих глазах мешалась боль, злоба и те самые маты, на которые упорно нарывался парень. Зелёные глаза, глубоко ввинчены в голову, отвечали только нежным покоем. Юра наклонился низко, обдав свои тёплым дыханием висок девушки.

– Ты замечала, что много всего пропускаешь, когда едешь сама? Контролируешь каждые полметра. Едешь сгорбившись и опустив голову. Смотришь на асфальт и пометки на нём. Ещё изредка на дорожные знаки. А как же жизнь, которая проходит мимо?

Возмущённо Таня часто задышала. Так, это становится слишком. Обнаглевшее хамло перед глазами всё наглеет и наглеет. Она соединила свои красные, обожжённые ладони. Крепко.

– Охренеть. Мы практически не знакомы. Откуда тебе знать как и куда я смотрю?

– Мне хватило вчерашней поездки до кафе. Ты ни разу не подняла голову. И каждый метр горбишься.

Горбишься. А ты же балерина. Ровная спина, выворот колен и правильный изгиб руки – это твоё тело. Остальное – это не ты. Не Таня, не балерина.

Звон одного лишь слова и тонкие плечи девушки нервно дёрнулись назад. Всё, что она так гордо несла всю жизнь, ставят под сомнение. Могла ли она смело ехать по дороге вперёд почти с закрытыми глазами?

Таня крепко стиснула зубы, закинув голову назад.

– Сгорбившись, значит? Тогда смотри!

Подняв гордо голову и по возможности выпрямив спину она как будто вдавила ногу в педаль авто и рванула вперёд. Псевдогонщица с закрытыми глазами лихо катила вперёд, а сердце выпрыгивало. По узкому тротуару мелькали люди, и было нечеловечески страшно наехать им на ноги. Но она ехала, всё удаляясь и удаляясь от парня. Так же убегала от проблем в детстве. Быстро, по узким коридорчикам в порванной пачке. Быстрее по пышным залам училища с разбитыми коленями. С сильной тряской на каталке по больничным коридорам. Таня грузно дышала. Её веки дрожали, когда ориентация в пространстве терялась. Секунда, другая и на непредвиденной кочке колёса сворачивают с маршрута на большой скорости. К проезжающим по дороге авто.

В голове метнулся страх и в пару шагов Юра добежал до девушки, поймав в падении кресло. Всего пару сантиметров и асфальт. Ещё одна травма, трагедия.

Его встретили обиженные карие глаза. Неприятно падать. На виду у людей ловить косяк за косяком и быть лохом в таком обычном деле как передвижение по улице. Самоуверенность, смешанная со страхом.

– Давай не геройствовать. Нет, так нет, – Юра с досадой смотрел, как девушка поправляет ноги на подставке кресла и отряхивает ладони от грязи, – извини, я просто…

– Хватит, – грубо она процедила сквозь зубы, стряхивая с колен несуществующую грязь, – твои частые извинения начинают действовать на нервы.

В висках пульсирует. Не смогла. Сделать обычной вещи. Показать, что может быть живой, простой. Девушкой с прежде ровной осанкой. Героям быть героями не суждено.

Таня двинулась дальше, теряя силы на вдох. Свободный и спокойный. Не должен продолжаться этот день. С ним, рядом. С каким-то действительно ненормальным парнем, что так просто берёт её на понт. Гад.

– Не надо больше ходить за мной. Не надо ждать меня на площади. Ты извинился, я услышала. Очистил совесть? Давай, чеши отсюда.

А он стоял, смотрел ей в спину и замечал, как дрожат пальцы девушки на колёсах. Её голова всё опускалась и опускалась. И плечи аккуратно гордые поднимались высоко. Неправильно. Горбилась. Как бы ни старалась она всё горбилась, толкая саму себя вперёд. Неправильно. До него она всё это делала именно так.

– Обидно, наверное, когда ничего плохого не сделал человеку, а он уже ненавидит тебя. Давай вместе будем ненавидеть таких людей. Начнём с меня. Я тоже себя ненавижу.

Он не спеша пошёл следом, выкрикивая через тротуар. Люди идут, оборачиваясь, но она же этого не делает, а, значит, Юра продолжит.

– Там пешеходный переход далеко, устанешь. Поехали в другую сторону.

Таня ускорялась. Лишь бы не ответить. Нет, уже точно нет. На это она не поведётся. Не развернётся.

– Там впереди кафе, я приглашаю на обед. Ты же скоро замёрзнешь, Таня.

– Как вы себя ведёте, молодой человек. Прекратите орать, – кто-то возмутился за спиной Юры, но ему было всё равно. Успеть бы, не потерять её из виду. Опять.

Он повысил голос, когда Таня замедлила оборот колёс. Нужно прибавить шаг.

– Мы не можем так просто прервать наше знакомство, Таня. Кстати, ты тогда в поезде оставила платок. Может, заберёшь?

Девушка не реагировала. Ей оставалось каких-то десять с половиной шагов до перехода.

– Хорошо, давай будем просто говорить о чём хочешь ты. О балете, например.

Загорелся зелёный свет на светофоре и люди поспешили туда. Кроме Тани. Она закрыла глаза, слыша последний выкрик в голове эхом. О балете… О её умершей части жизни. То, о чём с её же позволения никто никогда не спросит. Просто потому, что не интересно. Никому.

Могло ли быть интересно ему?

Светофор загорелся красным и резко Таня развернулась обратно. Перед самым носом Юры. Она тяжело дышала, обращая спокойствие в быструю злость. И как могла отворачивалась от разговора, но глаза всё равно косили в сторону наглеца.

– О балете? Что ты можешь не знать о балете?

Парень напрягся, спрятав руки за спину.

– Я ничего не знаю о балете. И ничего не знаю о тебе. Давай познакомимся? Ты со мной, а я с балетом.

Ветер сильный подул с запада и заставил девушку наклонится вниз. Укутать длинную шею в шарф, убирая с глаз мешавшие пряди волос. Она мило строила из себя сильную женщину и так же мило становилась обычной девочкой, которую двадцать минут назад случайный Юра хотел спасти от всего, а теперь он же смотрит изучающе, наклонив голову на бок. Вряд ли сможет сказать, зачем ему знакомство с девушкой в определённых обстоятельствах и честно не ответит, что такого интересующего было в балете.

Таня остывала. Становилась мягче взглядом и теплее голосом.

– Ты там про платок что-то орал. Покажи.

Быстро художник нырнул в карман куртки и вынул ткань, свёрнутую в десять раз. Старые затёртые узоры, застиранный орнамент, края заштопаны не в первый раз. И в глазах танцовщицы появляется трогательная детская нежность. Щёлк. И ей уже не за что злиться.

В руках парень держал дорогую вещь из её детства.

– Спасибо, – она робко выдохнула, спрятав платок между сжатых пальцев. Улыбка. Она была похожа на больную, испуганную и руки всё крепче и крепче, с остервенением сжимают потерянную вещицу.

Зелёные глаза опять смотрят с лёгким испугом.

– Пошёл я на хер, да?

– Нет. Ты там про балет что-то спрашивал или мне показалось?

Таня прищурилась и изобразила нечто, похожее на доброжелательность. Интерес. Теплеет парус одинокий в тумане серых дней. И ей до Лёши осталось больше двух часов. А здесь рядом парень ничего не знает о балете.

Он бы хотел в ответ расплыться в радостной улыбке, но запретил себе. Чего ещё можно ждать от взбалмошной танцовщицы.

Того, о чём ты и просил.

Она родилась без окружения танцев и почти по случайности попала туда. В хореографическую студию, куда бежала перед школой. Маленькая девочка Таня, жившая в неприметном питерском дворике и не имевшая никаких данных для будущей балерины. Пухлые щёчки, короткие ноги, полноватые руки. Да, повзрослеет, и вся полнота уйдёт в нужные места. Но учителя по хореографии смотрели с укором и не верили, что что-то изменится.

– В конце концов, я поступила в балетную академию Вагановой.

Юра останавливался, чтобы взглянуть на свою спутницу, но косым взглядом замечал, что она смотрит на последние этажи зданий, отыскивая в этом что-то занимательное. Было ли? Если и не было, Юра отыскивал. Поймав паузу в её словах, парень щурился и без запинки, как на экзамене рассказывал, что за здание конструктивизма высится перед ними в уже очищенное небо.

– А в академии строгий распорядок?

Таня кивнула.

– Да, весь балет это строгое расписание. Тебя приучают к нему с детства, а потом ты всю жизнь с ним живёшь. Строгое расписание, строгие правила, спартанское самовоспитание.

– Это армия, а не балет.

– Это жизнь.

В который раз, заглядываясь на город вокруг, Таня сделала оборот колёсами, выехав на красный свет. Юра с ужасом ухватился за ручки её кресла и вернул назад.

– Ты обещала не геройствовать.

Девушка смутилась и пожала плечами. Слишком громко, грубовато прозвучала для её ушей эта фраза, а в глазах парня наблюдался лёгкий испуг.

– Я засмотрелась. По твоей, между прочим, вине.

– Вине? Ну, раз такое дело, тогда…

В руках парня оказались тёплые перчатки. Их он протянул Тане, увидев ещё улиц пять назад, что костяшки её пальцев порядком покраснели от холода. Сам же он ухватился за ручки кресла за её спиной и медленно покатил вперёд. К светлому будущему.

– Ты обещал, что…

– И так, этот дом построили в 1897 году и по приказу…

Таня нахмурила брови и опустила голову. Её сопротивление подавляют. И что удивительно вполне спокойно, приятно. Руки в тёплой ткани отдохнут на собственных коленях смирно, спина придёт в идеально ровное положение, а громкий голос за спиной будет заставлять небольшое количество встречных людей оборачиваться. Иногда на крутых поворотах танцовщица вжималась крепко в кресло и переставала дышать. Вот сейчас, сейчас свалится отсюда в грязь. Но ухватив спокойно взглядом ровную линию, Таня успокаивалась. И за спиной всегда был убедительный голос.

– Я ещё пока не собирался тебя угробить, можешь не напрягаться. И так, "Лебединое озеро", расскажи мне, о чём этот балет.


Два часа скитаний незнакомцев закончились на Театральной площади. Финиш спонтанной прогулки. Юра мельком посмотрел в телефон, изучая стройный ряд гневных сообщений от начальства, где среди прочего светилось одно непривычное – "Стрельников, соскучилась. Очень. Позвони вечером". Ему останутся на остаток дня рюкзак, невыполненная за сегодня работа, а теперь и чей-то милый голос в трубке перед сном. Всё это было там, за пределом, забором, стеной. А здесь, в круговом периметре светлого неба и безлюдной площади, оставалась девушка.

– Хорошо прогулялись, – скромно произнёс парень, оглядываясь по сторонам.

– Да, неплохо. И погода улучшилась, – Таня протараторила не глядя в сторону парня и, достав сигарету из кармана, закурила.

Опять явилось ощущение безразличия. Пустые карие глаза и струйка дыма не специально, может быть, но пущенная прямо в лицо художника.

– Мы встретимся завтра?

– Встретимся? Зачем? – Таня спокойно пожала плечами и опять ткнулась в телефон. Встретимся, отличный план. Для хорошо знакомых людей. Парень Юра не был таковым. Встретиться, чтобы говорить ни о чём, вести лекции на тему искусства и спросить интересное только под конец встречи. Знакомая история, очень редко заканчивается удачей.

– Да просто так. Ещё один день неплохо провести. В компании друг друга. Ты же… Всегда здесь сидишь одна, верно?

Таня усмехнулась. Какая обидная наблюдательность. Она отвела глаза, чтобы спрятать неприязнь в рекламных щитах. Удивится её сегодняшний экскурсовод, но раньше, до него, ей не доводилось волноваться о том, что здесь, в своём мирке она сидит всегда одна. Теперь волнение.

Горе художник поёжился от того, как же быстро стало прохладно. Между ними.

– Вообще люблю общение и знакомства. Я… Парень общительный, так, на будущее. И в этом плане для меня ты необычный человек. В том смысле что… Никогда не был знаком с балериной. Да, вот так всё просто и примитивно.

Необычный. Человек. Таня знала, что скрыто за этой фразой. Необычно, правда, встретить на улице молодую девушку в инвалидном кресле, которая в недавнем прошлом танцевала.

Танцевала. А как ты это делала?

В глазах стоящего рядом строка: "С тобой случилось что-то, не будем об этом, но как ты танцевала, скажи, ты не успела". Обмануться бывает чаще приятно. Почему бы да? Таня смотрела на то, как между пальцев тлеет сигарета, а на неё направлен заинтересованный взгляд. Ты танцевала, да расскажи об этом.

– Хорошо. Я согласна встретиться опять. На Тверском бульваре.

– Отлично. Я как раз знаю хорошее место, где можно перекусить, – парень ответил на одном дыхании, крепко пожимая руку спутницы.

Таня усмирила его нечаянную радость строгим взглядом, слепо бросив бычок в урну. С расстояния три шага попала.

– Не обольщайтесь, молодой человек. Про "перекусить" я ещё подумаю.

Они синхронно улыбнулись, случайно, конечно, и совершенно специально в руках курьера оказался клочок бумаги из блокнота. Быстрым почерком он набросал одиннадцать цифр.

– Напиши мне, если вдруг, передумаешь.

Таня скомкала клочок бумаги в карман куртки и, глядя стёртым взглядом сказала обычное "бывай".

Обещать было нечего.

И в этот раз Юра заметит, как медленно она удаляется. Неподвижные ровные плечи. Гордая осанка Одиллии. Неспешное движение порядком потёртых колёс и заметно, очень чётко видно, как Таня едет вперед, не опуская головы. Совсем. Она порывается обернуться назад, махнуть рукой на прощание, но из воспитанности не делает этого. Юра улыбнулся. Она строгая, очень даже, но когда ей надоедает быть такой, не собой, превращается в ту самую смешную девочку из балетной школы. Которую он не знал.


В машине на стоянке уже ждал Алексей. Он сжимал крепко руль и наблюдал усталым взглядом, как Таня лавирует между оставшимися машинами и людьми. Гордо дождётся её, усадит небрежно на переднее сиденье и не позволит себя поцеловать. Не злой, не уставший, а просто тяжёлое и привычное уже "не надо" прозвучит в душном воздухе.

Пристегнувшись, Таня коснулась щеки своего танцора.

– Я соскучилась.

В ответ он усмехнулся, круто сворачивая на дорогу.

– Пару часов прошло.

– Мне и минуты без тебя очень много. Как ты?

– Хорошо.

– На этот раз балетмейстер заметил твои старания?

– Да.

– Что говорит?

Включив третью скорость, Алексей покрепче сжал руль. Нет, он не беспокоен. Напротив. В такт попсовой песенке весело отбивает бит пальцами по обивке. Наклонив голову на бок дышит так, что этого не видно, не слышно. Покой, каким никто бы никогда не мог похвастать.

И вопросы оставит без ответа.

– Ах да, пока не забыл, сегодня дома не ночую, не жди.

Карие глаза посмотрели в окно. Высокая скорость и всё, что пролетает мимо, прямо сейчас начинает сваливаться в тёмную дыру, а слова, те самые слова, звучат как удар мяча о бетонную стену. Потупив взгляд, Таня прикусит сильно нижнюю губу. Хотела спросить простое "почему?", но этот момент всегда опускала потому как знала – Лёша ничего не скажет. Покрепче зажмёт руль, вдавив ногу в "газ" сделает радио погромче и всё. Теперь ему, правда, хорошо. Сейчас хорошо, когда опять можно помолчать.

Простая фраза "ночевать не буду" дёргала за брови, губы, скулы и физически меняла настрой. Руки искали тепла или тихого места. Если бы только она, она тоже могла работать, Лёша был бы ночами рядом, в постели. Как и должно это быть. Авто уже почти свернуло в район, где жила пара, как в кармане под пальцами Тани зашуршал лист. Неровно вырванный клочок. Синие чернила. Номер. Аккуратно сложен в шесть частей. Лежит точно там же, где и маленький платочек из детства. Открывая изгиб за изгибом стоит подумать – "написать, не написать?". Гадать известной дорожкой. Машина сбавляла скорость. За стеклом виднелся Проспект Мира, белоснежный забор нелюбимой больницы и очень близко окна карикатурной квартиры. Написать? Не написать?

– Завтра не знаю, утром вернусь ли или поеду сразу в театр. Может, поеду к родителям. Может и вернусь. Не знаю, – мимолётно танцор посмотрел как раскрывается клочок бумаги в руках его девушки.

И так она украдкой, как списывая контрольную по физике, наспех забивая телефон в мессенджер, пишет обычное, простое, механическое. Озлобленное:

"Я не передумала. Завтра встретимся на Тверской"

Приятное.

Для Юры.

Авто свернуло во двор, а чья-то входная дверь с тяжестью открылась. На пол в прихожей небрежно был скинут рюкзак. Юра вздохнул и, не включая свет, прошёл по мрачному коридору вглубь квартиры. Можно теперь отдохнуть. Осталось из головы убрать сообщение директора.

"Стрельников, ты получаешь ещё один штраф и последнее предупреждение. Следующий отгул и увольняю".

На кухне загорелся свет, спускаясь на пол из-под абажура старой советской люстры. Через два оборота вокруг своей оси в вечернем мраке располагалась единственная маленькая комната. Уютный жилой угол. У окна стол заброшен бумагами, карандашами, линейками и красками. Бесконечная инсталляция "Хлам", где в её недрах запрятаны чертежи и портреты.

Скрипнуло окно. Курьер опустился на стул, закрыв усталые глаза. Наверное, ему как образцовому художнику, немного архитектору ночами стоило под уличный шум создавать шедевры или около того, но парень не брался всерьёз за эту историю вот уже три года. С тех пор, как закончил университет. Многочисленные картины и макеты никому не смогут принести пользы. Это будут убитые в пустую минуты. Иногда даже дни. И садился теперь Юра только лишь затем за свой стол, чтобы говорить по телефону и крутить между пальцев карандаш. На каждом повороте он улыбался и проводил ладонью по хаотичным бумагам как по чьей-то голой спине. Это она перед его глазами, та, с которой он говорил вечерами. Любимый и иногда нежный голос. Чаще уставший и обиженный. Но ведь любимый.

– Ты обещал приехать на восьмое марта, почему теперь нет? – любимая душа художника Майя сидела в позе лотоса на кровати, неловко держа плечом трубку телефона. Перед ней валялся смятый выпуск екатеринбургской газеты, на которой сушились покрашенные баллончиком кроссовки.

– Я проштрафился. И теперь на меня повесили куча работы. Буду работать без выходных, – грузно вздыхал парень, запуская пальцы в волосы. А в трубке звучало обидчивое мычание.

– Как проштрафился? Почему? Зачем ты это сделал? Ты не скучаешь по мне, раз позволяешь косячить и не приезжать на праздники?

Горькая улыбка в ответ. Любить на расстоянии было странно, но не тяжело. Екатеринбург – Москва. Они быстро научились так жить. Говорить нечасто, встречаться по праздникам, обмениваться подарками через "Почту России". И иногда Юра представлял, что его девушка в долгой-долгой командировке.

– Дадут выходной, ты приедешь ко мне сама.

Скоро Майя вернётся и будут ужины, прогулки, завтраки и занятые до отказа выходные. Вдвоём.

– Сама я могу и без тебя отдохнуть, – она обижено делала долгие паузы и после них всегда хотела одного – поскорее завершить вызов, – ладно, я спать, мне бутик открывать в восемь утра.

Юра глянул на время. Десять. Всего лишь десять вечера. А рядом, на циферблате, зарубка маркером – "+2 часа".

– Постоянно забываю, что у вас уже ночь.

– Звонил бы почаще, помнил бы всегда. День и ночь.

В ушах расстроенный голос. Юра подумает, что именно уставший. Да, середина рабочей недели и она точно устала. А он… Он вздохнул и улыбнулся. Палец по столу кончиком прочертил линию. И ещё одну. Тонкую. Они сливаются в контур незнакомого лица. Стоит сделать изгиб шеи и она будет узнаваема. Было бы неплохо не чувствовать сейчас усталость на завтра. Сказать "сладких снов, люблю тебя" и сесть за стол. Поближе к бумаге и карандашу. Продолжить контуры, линии, глаза… Но он уже забыл, как это – рисовать по памяти.

– У тебя ещё что-то? – сонный голос в трубке внушал обойтись без лишней болтовни напоследок. Но так нельзя. Не по правилам. Сейчас Юра не скажет, а завтра Майя обидится, послезавтра трубку не возьмёт и затем перестанет читать СМС.

Он сделал линию ещё, сдувая пыль с бумаги. Улыбается невольно и ведёт линию другим пальцем.

– Я люблю тебя. Вот и всё.

– Так просто?

– Да, незатейливо и так просто.

В конце концов, Мая всегда проигрывала и сменяла тон нытика на влюблённую девочку, прижав телефон к себе поближе.

– Люблю. Крепких снов. И всё-таки ты… Приедешь ко мне?

– Да, сегодня же. Приснюсь.

Нарисую шею, ключицы. Карандашом, которым не пользовался два года. Растушую тени подушечками пальцев, чтобы они создавали продолжение тела. Наклоню лампу поближе к бумаге, полусонный добавлю к мыслям Тверской бульвар, чистые облака, поменяю серые цвета на яркие. Зафиксирую карандашом улыбку в три часа ночи и потом приснюсь. Обязательно.


Потом проснётся она. Откроет свои карие глаза. Привычно утром от неудобного положения тела болят мышцы. Руки, спина, шея. Всё, кроме ног. Непривычно другое. За дверью, по коридору, через твёрдые стены сочатся запахи кофе, слегка подгоревшего хлеба и яиц. Таня поднесла к лицу будильник. Семь тридцать утра. Плотно к кровати приставлено инвалидное кресло, окно приоткрыто и холодный воздух вместе с солнечными лучами в комнату забегает на секунду, после растворяясь в тепле батарей.

Она с трудом приподнялась, ощущая невозможную слабость в теле. Ещё не до конца проснулась.

– Лёш, ты дома?

С громким стуком что-то грохнуло на кухне. Во сколько он пришёл? Не знала, но могла наверняка угадать, что пару часов назад. В районе четырёх утра. Рядом постель была не смята. Значит, Лёша на диване спал. Нормальная реальность. Совсем такая же, как мешком завалиться в кресло. Десять минут Таня каждый день тратит на то, чтобы пристроить себя. Собрать по частям на тесном сиденье. Поставить ноги на хлипкую подставку и выруливая между окном и кроватью, отправиться в соседние стены квартиры.

Из гостиной тихо звучала музыка. Попса, какую Лёша непрерывно слушает в машине. Между комнатами запах еды меняется на острый одеколон и яркий букет геля для душа.

– Доброе утро. Давно встал? – явившись на кухню, Таня проехала прямиком к холодильнику. Лёша был сильно занят. Кажется нарезанием овощей в контейнер для перекуса. Лучше не отвлекать.

– Не ложился. Привет.

Буркнет, бросит нож в мойку и быстро шагнёт обратно к столу. Обкусать сэндвич, черпнуть яичницу и глотнуть кофе. Быстрее испариться, пока не стало тесно на просторной кухне.

Дверца холодильника открылась, и постепенно на столе появились коржи, сахарные розы, тарелка с воздушным кремом. Всё, что Лёша позволять себе запретил. Не думая о завтраке, Таня сосредоточилась на своей работе. Придумала себе полгода назад от скуки ради. Кулинария. Вкусно, на заказ, не дорого. Смешивать сладкое со сладким, доводить до кипения и пускать струи сказочной пропитки по коржам. Делать что-нибудь. Умело. Просто. Ей нравилось суетиться среди многочисленных приборов, греметь посудой. Делать что-нибудь. Чтобы для самой себя казаться хотя бы на грамм живой. Занятой чем-то важным.

Лёша сделал вдох и закатил глаза, вальяжно удаляясь из кухни. Всего десять минут спокойствия и тишины. Их украли. Торт "Чудо" и кипящая на плите глазурь.

– Лёшечка, не убегай, мне хочется поговорить. С тобой. Пожалуйста.

По привычке он промычал что-то невнятно, но уточнять Таня не стала. Понятно, говорить они не будут, момент упущен. Значит, стоит погрузить всю себя в приготовление торта. Остался час, и девушка с убранными локонами волос на затылке делала невозможное, чтобы успеть. В маленькой кастрюле заходилась плитка шоколада. Закипала, выпаривая сладкий запах. Руки танцовщицы быстро, профессионально делали всё, чему она училась интуитивно. Словно балет творила из сладких десертов. Это оказалось несложно, спокойно соблюдая рецептуру превращать простые вещи в нечто вкусное, что немногие клиенты танцовщицы называют – "неповторимые шедевры".

По полу проскользнули шаркающие шаги. Танцор навис над столом, разглядывая сахарные лепестки цветов на бисквите.

– И что, во сколько кулинария откроется? – он язвительно протянул слова, смотря на то, с какой осторожностью, в пять раз замедленным движением Таня заливает глазурь, выдавливает из шоколада вкусные горы и расстилает из крема реки, облака.

Она посмотрела вглубь голубых глаз и бодро улыбнувшись, чмокнула парня. Наконец. Смогла, дотянувшись, поцеловать. Долгожданно и не сдержанно.

– Покупатель должен приехать через час, мне ещё нужно вафли использовать и дольки…

Лёша уже и не слушал. Зевая он уходил в сторону. Пил кофе и молчал, гоняя свои мысли из угла в угол, как в пустом вагоне товарного поезда. Извивался в модельных позах, смотря из кухни в гостиную. Как лучше ракурс издалека для съёмки – справа или слева? Важный вопрос на сегодня, на завтра и в остальные дни, когда выдаётся немного свободного времени.

Услышав тишину, танцор зевнул, вставив обязательные слова:

– Тебя отвезти куда-нибудь?

Таня помешивала быстро в миске безе, думая над вопросом. Куда-то на Тверскую. "Встретимся в пять вечера" – висело в телефоне СМС. Таня остановила вращение ложки в миске. Её кто-то будет ждать на Тверской. Улица давно забытая и глупость никогда не совершаемая – продолжать. Когда это успело случиться с ней? Кто-то ждёт.

– Ты разве не в театре сегодня? Мне в пять вечера нужно на Пушкинскую.

Парень пожал плечами.

– Там… – куда-то в даль растерянно он махнул, но тут же расплылся в улыбке, – сдвинули смотр. Репетицию перенесли на вечер. Съёмки у меня после обеда. Кстати, вернусь поздно.

– В восемь утра?

– Что?

– Нет, ничего.

Таня знала, что означают эти слова. "Вернусь поздно". Всё то же самое, что и фраза "сегодня дома не ночую". Она грубо втоптала крем ложкой в бисквит. Враньё. К этому легко привыкнуть, когда происходит регулярно. Обман на пустом месте без особых причин. Но невозможно игнорировать, когда врёт тот, за кого ты переживаешь более всего. Смотра не было, Лёшу не взяли, заменили на другого, темпераментный танцор в который раз показал зубы. Все варианты сейчас подходили, и Таня не хотела разводить этот разговор.

Он же не скажет. От нервного импульса парень дёрнулся в комнату переодеваться на тренировку в спортзал.

– А чем до вечера займёшься? Может вместе куда-нибудь сходим? – торт в руках бывшей балерины начинал постепенно принимать волшебные формы. Плавающие движения ножиком, лопаткой и вот это уже готовый пейзаж с картин Айвазовского.

– Нет, сегодня не сходим. У меня сейчас тренировка, потом в училище мастер-класс, затем встреча с фотографом это до шести, поужинаю в ресторане и репетировать.

Иногда танцора звали на съёмки для рекламы и изредка танцора звали на фотосессии. Ведь с такой фигурой грех не снять. Но глаза голубые врали. Неприкрыто и легко. Он этим жил и дышал – врал без причины, приумножая значимость своей персоны. Перед любимой, которая и так его любила. Любила, поэтому молчала. Нелегко сдерживать злость, но Таня старается. Аккуратно убирает салфеткой излишки крема и вместо тяжёлых вздохов сминает полотенце в руках. Безжалостно, сильно. Глаза карие смотрят косо в сторону Алексея и в его адрес нечего сказать.

– Какие планы у тебя? Что интересного на Пушкинской?

– Иду гулять.

Танцор исказился в театральном изумлении.

– М-м-м правда? С кем?

Он отлично знал, что чаще Таня проводит время в одиночестве. Точнее сказать она всегда одна. И вопросы о её "прогулках" всегда задавались ради приличия. Вроде так мама с папой делают и это правильно.

– Встречаюсь с одним интересным парнем. Он художник. Будем гулять и пить кофе, – Таня вздохнула и ужаснулась, как легко её одиночные прогулки сменили содержание. Стало необходимым поскорее переключить внимание. На коробку из картона.

Алексей нахмурил лоб.

– Я его знаю?

– М-м-м вряд ли. Нет, точно не знаешь, – Таня мотнула головой и язвительно улыбнулась.

– Познакомить не хочешь?

– Зачем?

– Ну, ты моя девушка, могу я знать, с какими ты парнями дружишь?

– Нет. Это не обязательно. Я же не знаю, с какими примами дружишь ты.

Лёша фыркнул, двинувшись обратно в комнату.

– Малышка, всех балерин из театра ты прекрасно знаешь.

Таня пожала плечами. Действительно знает. Но это были не они, с кем свободные минуты проводит её парень. К слову он до сих пор не всех своих коллег знал по именам. И не всем говорил "привет", приходя на репетиции. Он был ровно так же холоден в театре, как и в ревности. Безразличен. Пуст и закрыт. И ни единого больше слова не скажет о том, где и действительно с кем крутит знакомства Таня. Это не его дело.

Его дело одеться максимально привлекательно. Из сотни брендовых рубашек надеть ту, которая лучше обтянет его плечи и прочертит линию талии. Сделать лучший выбор в запонках, брюках и туфлях.

Лучший выбор. Для Тани это был не "Армани" или "Гуччи", а алая или бледно фиолетовая лента на коробке с тортом. Тоненькая полоска, которую в короткий срок непременно сорвут.

Как и рубашку с тела танцора.

Он на мгновенье перестал проводить для себя кастинг шмоток и вернулся на кухню. И всё же, она первый раз за год с кем-то познакомилась.

– Наверное, я постараюсь вернуться домой раньше. Заберу тебя. Познакомлюсь с твоим знакомым художником.

В толстых стенах квартиры голос его был тяжеловатым, непривычным сейчас. Преподавательским. Таким, что Тане пришлось выпрямить спину и коротко кивнуть.

– Как тебе угодно.

Минута прошла и, направив взгляд в зеркало, танцор принялся приводить свою причёску в порядок, предварительно залив в глаза пару капель. Глазки должны блестеть, губы манить, причёска довершать образ. А ревность? Для живости. Она ненастоящая.

Там художник, понимаешь? Какой-то художник гуляет со мной.

Лёша выйдет стремительно из комнаты. Поправит у зеркала пряжку на ремне, сделает пару глубоких вдохов, чтобы удостовериться, что недобор в весе присутствует и это отлично. И ведь действительно, куда как не на тренировку отправиться в свежем классическом костюме. Только туда.

– Боже, парень, ты просто секс. Как же мне с тобой повезло. Раздевайся, останемся дома, расстелем плед на полу… – Лёша понижал голос, пока поправлял воротник. Всё это должна говорить Таня при каждом взгляде на своего Короля лебединых сердец, но речь и в его собственном исполнении была что водка с ликёром. Сначала холодно и сексуально, а потом горячо и мягко.

Таня закатила глаза, услышав звонок домофона.

– Алексей Нарциссович, дверь открой, пожалуйста. Это клиент.

– О боже… Проходной двор!

Прыснув ядом вместо ответа, танцор не спеша открыл дверь, с презрением окинув взглядом мужчину на пороге.

– Вытирайте ноги. Здесь чисто.

В карих глазах балерины всегда горит счастье, когда люди улыбаются. Персонально ей. Принимая сладость из рук, Таню тепло благодарят, и не важно сколько дадут за это денег. Куда важней слова. Два, одно или несколько. Улыбка незнакомца, его благодарность и иногда в продолжении фразы – "обязательно закажу у вас что-нибудь на праздники".

Ей другого никогда было не нужно.

От людей, учителей. От Лёши. Всего лишь улыбка, доброе слово. Порой танцор потасканный жизнью забывал простые вещи. Быть нежным. Быть влюблённым. "Она посмотрит на меня и так всё поймёт, что дорога мне". Но сколько бы Таня не смотрела в голубые глаза, она видела лишь расширенные зрачки. Слишком. Из них за сутки занятости будто вытекали все чувства, какие только могли быть. И это можно понять. Творческий мальчик, танцующий с трёх лет сын, ученик, муж и любовник сцены. Танцор кордебалета оставляет у балетного станка всё лучшее о себе. Свои глаза он оставляет в стенах искусства. Нет. Через голубые глаза чувства всегда утекали по иным причинам. Неестественным. Через иглу сторонних страстей.

Алексей взял спортивную сумку и, увидев на кухонном столе денежную сумму равную его ужину в ресторане, хмыкнул, поспешив удалиться из квартиры со словами: "Пустая трата времени. Кончай эту хрень".


***

В четыре часа по полудню Пушкинская площадь была почти нелюдима. Пустой сквер, сомневающееся за серыми облаками солнце и два пассажира, вышедшие с разных сторон: блестящего на солнце BMW и станции метро. Две точки из школьной программы, "А" и "Б", движение коих происходило с одинаковой скоростью.

Юра с улыбкой поздоровался с Таней и заметил, что она как и в первую встречу оказалась слишком строга. Смотрела по сторонам. В желании найти предлог уйти. Передумала. Точно. Перепутала "не встретимся" с "да, почему бы и нет".

– Ты не в настроении? — "или я по-прежнему придурок для тебя?". Парень постарался быть похожим на тех, кто безоговорочно вызывает впечатление невинных мальчиков с чистыми помыслами. Рюкзак оставлен в офисе, рубашка в клетку застёгнута на все пуговицы и навстречу теплу парень вынырнул на свет божий из подземелья в расстёгнутой осенней куртке.

– Что? – заторможено Таня смотрела сквозь лицо парня. Она видела его, но от погружённости в свои мысли глаза собирались в кучку и взгляд съезжал с лица на вывеску ресторана. Лёша ничего не сказал. Ни "пока", ни "в шесть как всегда на стоянке". Ничего. Водитель для маленькой балерины в инвалидном кресле. Всегда безупречный, сексуальный с другими и надменно пустой с ней.

– Да нет. Ничего серьёзного. Духи разбила любимые. Жалко.

– Какой пустяк, духи, – неуверенно Юра перешагнул лужу, чтобы оказаться слева. Духи. Отговорка. Детская, с кривой улыбкой неудовольствия. Конечно, истину ему не суждено узнать. Он ведь никто. Можно было надеяться, немного, что ветер с юга изменит настрой. Немного. Пожалуйста.

Таня остановилась, смотря в сторону Макдоналдса.

– Пустяк. Да, может ты и прав.

Юра обогнал Таню и попятился спиной.

– Я пойду лицом к тебе, если ты не против.

– Если хочешь упасть, то конечно, – она улыбнулась, сбавляя темп.

– Не хочу. На тебя хочу смотреть. Чтобы ты улыбалась. Ведь духи это такой пустяк.

С дураками может быть неплохо. Высокий взрослый шатен. С умом явно дружить стал не так давно. Шатаясь идёт неловко лицом к лицу и говорит что-то про разбитую в детстве вазу. Не важно о чём в действительности эта история. Таня и не слушала. Она мысленно из своего словарного запаса подбирала прилагательные. Про него. Легкомысленный. Несерьёзный. Наивный. Простодушный. Болтливый. Сейчас упадёт.

Её всегда окружали парни и мужчины, которые, кажется, не были никогда детьми. О них нельзя было сказать – "мыслями он ещё ветреный ребёнок и повзрослеет только к сорока". Вокруг взрослели рано. Все эти танцоры, натасканные искусством с малых лет и музыканты, не любившие детские забавы, а желавшие хлебнуть побольше серьёзной жизни. Некогда быть ребёнком. Репетиции, школа, репетиции, сон. За место в первой линии только книги, музыка, танцы. Никто за руку в эту линию не приведёт. Мальчик сам. Девочка сама. Не тратить время на игрушки. Пренебрегать драками. Всё сам. С утра до вечера выворачивать колени. Растягивать ступни. Выгибать спину. Это были мальчики, слишком хорошо знавшие как жить самостоятельно. Теперь он. Юра замедлил шаг на скользкой тропинке, изображая падение. Нет, правда, дурак. Совсем не похожий на Лёшу. Похожий на школьника, который вечерами после работы рубится в приставку и смотрит взрослые мультики. А по выходным ловит девочек в вагонах поезда, чтобы каждой рассказывать эти одинаковые весёлые истории.

Штамповка номер триста девяносто два среди тех, кого танцовщица видит на Театральной площади каждый божий день.

– Неужели в твоей жизни не бывает настолько дерьмово, чтобы ты продолжал улыбался?

Юра исказил лицо в комической гримасе, прищурив один глаз.

– А ты с духами вместе свою улыбку разбила?

Таня бы ответила. Приложила крепким словом и, развернувшись, уехала, куда-нибудь подальше. Но колёса кресла в слякотный март всегда становились неуправляемые. Ей бы не расквасить лицо при спуске вниз. Удержать себя, свои руки, ноги, голову.

– Окружающим незачем смотреть на меня в минуты "жизнь дерьмо". У них этого и в своей жизни хватает. Хочу, чтобы они тоже улыбались. В конце концов, улыбающихся дебилов не трогают.

Улыбка в здоровые тридцать два зуба и смелые два шага спиной назад сопроводились столкновением с ямой, что грозило падением. Но и тут парень тихо засмеялся, подобно фигуристу выворачивая не то тулуп, не то танец пьяного лебедя, чтобы не упасть.

Ребёнок. Какой есть. Без доли серьёзности клоун с шилом где-то в районе ягодиц. Нелепый, простой. Не входящий ни в одни идеалы.

Таня закрыла глаза и сжала пальцами переносицу.

– Ты ненормальный.

– Возможно. Но это не преступление. Такова моя натура, – Юра встал подобно памятнику Пушкина и задумчиво посмотрел в небо, – на французском это звучит как… Эм-м-м… Лэ ма натур.

Сверху опускался лучистый тёплый свет и вот он, помощник в неловкости, нарисовал на светлом лице мадемуазель смех.

– Хороший французский, с украинским уклоном.

– Будь тоже ненормальной. Хотя бы пока мы вместе.

Резко Таня затормозила. Прекрасная порция борзянки ударила в чью-то голову.

– А мы вместе?

Парень покачал головой.

– Мы вместе гуляем.

Да, причина веская. На это можно открыть рот, искривить сомнение на губах, но слова девушки потускнели. Все, какие она знала. Сама согласилась, сама едет дальше. Вместе. С ним. Шах и мат.

Юра молча смотрел, как девушка смотрит вокруг на бульвар с восторженным любопытством. Всё время ёрзает, чтобы встать. Улыбается, когда солнце становится ярче и маленькие снежные сугробы хрустят каждый сантиметр. Закрывая глаза, Таня представляла всё то, что было у неё раньше. Под ногами, своими же ногами, хрустит этот снег. Лёша без остановки рассказывает о будущем, а Таня перебивает, чтобы продолжить его мысль. Боже…

– Ну вот, умеешь ведь улыбаться, – художник остановился, замечая милые и наивные тени на лице девушки. Мимолётные. Это была её секундная слабость – вспомнить прошлое.

– Тебе показалось. Да, показалось.

– Да? Жаль. Только мне нравится это. Такая улыбка. В ней есть что – то непосредственное, интересное.

На скользком тротуаре кресло заскрипело. Таня резко обернулась, пристально глядя в лицо художника. Её задело. Одно лишь слово "нравится", с которого никогда не получается себя удержать под контролем. Оно не звучит чаще всего в поле её существования. Ведь что может нравиться по-настоящему в бывшей танцовщице, застывшей на отметке "ноль". Ничего. А вот ему почему-то нравилась, какая-то мелочь. Улыбка.

– Изобразишь её?

Юра сделал невольно шаг назад, открыв глаза пошире.

– Твою улыбку? Я не… Я не знаю даже. Можно, конечно, только мне…

Да, правда, поторопилась. Таня покосилась в сторону от зелёных глаз.

– Да нет, забудь. Не надо.


Она пошутила. И ляпнула не думая. А он, уцепившись, запомнил. Вечером, по забытой привычке открыв окно, парень сел за стол. Без кружки чая и телефона в руках, с карандашом и памятной улыбкой в голове. Она действительно попросила нарисовать себя или… Юра поднёс кончик карандаша к губам. Сколько же человек его в этой жизни просили нарисовать портрет? Зажав зубами письменную принадлежность, курьер вытянул руку перед собой. Раз, два, три, четыре… Четыре человека. Теперь она. Пятый согнутый палец на руке.

Он улыбнулся, воображая, что сидя рядом, Таня вместе с ним считает. Свои моменты, когда же её просили улыбнуться.

– Мы на равных. У меня тоже пять.

Грифель карандаша чиркает как спичка по бумаге. Нижняя линия. Плавная. Она продолжается дальше. К округлым щекам. Потом наверх, где две дуги сходятся в небольшой ямке под носом. Она и правда захотела, чтобы он нарисовал? Парень длительно выдохнул, взглянув на телефон. Два часа ночи. Кажется, он успел уснуть, упираясь на собственную руку, пока рядом, на маленьком листе были заготовлены яркие губы в улыбке, нарисованные ровно пять одинаковых раз.

Это так случилось. Как бывало с Юрой только в школе. В мыслях его появлялся образ и чёрт, вот же чёрт, он не сможет уснуть, есть, пить, дышать, пока не перенесёт задуманное на бумагу. Ощущения равные жизни. И наступает такое облегчение, когда получается. Изрисовать любую чистую поверхность правильно. Посмотреть и понять. Нравится.

Эти губы мне нравятся. Так же как и её улыбка.

На бумаге, в мыслях, в жизни.

В прогулках он больше не ждал, что Таня повторит свою просьбу. Достаточно того, что наедине с собой она опять невзначай улыбнётся. На следующий день, когда Юра напишет:

"Давай дойдём до Арбата от Тверской. Согласна?"

Глава 4

Сегодня, как и в любой другой день, после полудня всё интересное для бывшей балерины только начиналось. Всё то, что могло бы вызвать волнение открытий. В девятнадцать лет именно этого и хочется. Открывать. Входить не в те двери и изучать то, куда ты попал. Смотреть за грань привычного, собственного мира и хоть раз в сутки подумать – "что там?". Двигаясь не спеша вдоль Никитского бульвара, она, девушка с вопросами без изучения, смотрела по сторонам. Какой-то другой мир. Без особых прогулок. Никто не предлагал ей рассказать "что там?" за стенами неизвестного. И некогда было всё тем же людям ответить уже на прямо заданный вопрос. Что там?

Там жизнь, которой можно никогда не узнать. Между словами Юры "посмотрите направо" и "взгляните налево" Таня смотрела только на дорогу, опустив глаза. Вот здесь несчётное количество раз пролетало авто Лёши. При разной погоде, на разной скорости. Неизменно было одно. Он молчал. Держал по-пижонски руль одной рукой, подняв высоко подбородок, смотрел вперёд. Иногда, при самом хорошем настроении мог мычать любимую песню или отвечать на звонок. Но никогда не отвечал на вопросы Тани, аргументируя это одним – "не отвлекай, пожалуйста, опасно".

И каждый небольшой бульвар Москвы преодолевался в два раза медленней, когда девушка смотрела в окно и всё хотела, очень хотела сказать – "давай пройдёмся вместе до театра". А теперь он, парень Юра. Вышагивает к ней лицом, останавливаясь показать то, что не видит никто. Какие-то архитектурные фишки интересные теперь не только ему.

Они обедали в уютной маленькой кафешке, говорили без остановки. Где он так много узнал о Москве? Иногда те, кто живут здесь всю жизнь, не знают и трёх процентов того, что рассказывал парень, живущий здесь… Сколько? Таня не спрашивала, а Юра и не говорил. Оставят этот момент на десерт. Следующую встречу. Следующую. Встречу. Таня отводила глаза в сторону, когда вспоминала вдруг о том, что продолжает гулять со странным парнем. Смотрит вместе с ним, как тает последний снег, как поздним вечером окна заливает яркое мартовское солнце. Она приезжает на место встречи, говорит своё "бывай" на прощание и не просит ничего взамен.

– Мы просто гуляем. Ничего необычного, – говорила она сама себе в ванной у зеркала утром и ощущала – "ещё один день прожит не зря".

Улицы заканчивались, повторялись. Двое молодых людей можно было застать где-то там, в одинаковом детстве. Прилежно одетую в платьице и с косичками Таню на набережной Невы. Скромного Юру с копной густых волос, в белой рубашке, у стены с ковром за юбилейным бабушкиным столом. Таню папа всегда садил на шею, чтобы она увидела из сотен людей проплывающие махины кораблей. Юра подкладывал как можно больше подушек, чтобы за столом казаться выше и наливал яблочный сок в громадный бокал. Они говорили эти глупости из жизни, сами не зная зачем. Продлить встречи? Убить время? Понравиться друг другу? Странные способы, трудный переход на лёгкость.

Ты знаешь, что этот человек тебе не опасен и всегда можно остановиться, развернуться и уйти, указать без шуток, что ты калека и нужно иметь хоть капельку совести. Но она не в силах что-либо сказать или сделать, если за последнее время это первый человек с помыслами – "привет, давай познакомимся, мне нравится твоя улыбка". Ты не можешь себя держать вечно взаперти сомнений, страхов и, в конце концов, отвечаешь – "да, привет, я не против, давай прогуляемся".

Гулять. Говорить. Обедать. Пересекать одни и те же улицы, где каждая дверь заведения уже выучила двух молодых людей, ведь за час оба сделав круг оказываются у одного и того же кафе. Нет, им туда не нужно, но эта дверь их запомнит и через четверть часа увидит вновь. Там, в витринных окнах Юра рассматривал отражение девичьего лица и после работы, не успевая поужинать, бросался дома к столу, чтобы повторить её нос, глаза и аккуратную линию подбородка. Наспех, почти вслепую. Было в Тане то, что не похоже на девушек, каких ему доводилось встречать. В офисах, в метро и на вокзалах городов. Осторожная красота, как на портретах недавно ушедшей эпохи. Балерина. Из тех документальных фильмов о классическом искусстве, какие он помнил из детства.

Портрет как фотография. Той, что в десяти километрах на юг от курьера спряталась от одинаковой музыки, идущей по пятому кругу из колонок в гостиной.

Сидя на балконе и укутавшись в шерстяное одеяло, Таня смотрела в телефоне краткую историю Москвы и её улиц. От Тверской на Триумфальную. Пешком. Сколько времени пройти? Что она может сказать? Два дня была послушной туристкой на улицах, которые знала наизусть. Нет, оказывается, не знала. Таня не знала ничего. Дурной до безобразия парень говорил тридцать слов в минуту, а она не знала что ответить. Не думала о том, во сколько они встретятся. В четыре? Юра ничего не ответил. И напрасно было предполагать, где он живёт. Что если в доме напротив, где один из фонарей уже неделю не работает? Что если он скажет "мне уже тридцать лет", она растеряется и снова подумает "надо заканчивать эту забавную историю"?

Тане было всё равно. Она тщательно читала исторические заметки из блогов и книг. И всё, что помнила – это яркие зелёные глаза. Цвет. Яркий. Контрастирующий с серыми оттенками первых весенних дней.

Но что если это всё обманка?

Таня прикрыла балконную дверь, постаравшись въехать очень тихо в мини репетиционный зал, где от одного угла до другого Лёша растягивал свои отточенные движения. Всё, что было на нём сейчас это плотно прилегающая к ступням балетная обувь и упруго держащая в стяжке линию бёдер резинка от белья.

– Помнишь, Григорий Степанович говорил, что репетировать нужно одетым? – девушка улыбнулась, подъехав очень-очень близко. Холодная и горячая кожа танцора. И на груди его красные пятна от разогретых мышц. А в голубых глазах непонятное счастье. Безопасный вечер. Стоит рассчитывать, что у любимого парня хорошее настроение.

Он вытянул шею, прогибаясь в спине.

– Вспомнила тоже, маразматика. Посмотришь как я танцую связку?

Заезженная история, когда Алексей, потакая своим амбициям, танцует то, что ему вряд ли теперь дадут скоро – сольная партия.

Звучат вступительные тяжёлые аккорды. В районе рёбер у Тани появляется ледяная корка. Дышать становится тяжелее, а музыка всё нарастает, нарастает. До соло героя ой как далеко.

Таня сжала руки в замок.

– Давай сразу к партии. Я… Хотела поговорить с тобой.

– Да-да, настроиться надо. Сейчас.

Парень утопает в собственных задумках. Делает глубокий вдох и выдох. Репетирует часто дома. Делает то, чем должен быть занят в театре.

Зачем?

– Может, отдохнёшь? Со мной. Рядом. Хотя бы немного? – Таня подъехала к музыкальной колонке, чтобы сделать потише. Но Лёша не реагирует даже в тишине. Он делает шаг, представляет себя на сцене. Круговорот движений. Неверных, смазанных. Здесь, в гостиной, не те полы, чтобы репетировать в полную силу. Размах вращений и прыжков. Всё не так. Оценивать невозможно. Зачем это всё?

Единственное, чем мог всегда похвастаться Лёша это постоянной уверенностью. Харизмой. Может, умеет, остальное не важно.

Партия закончилась очень быстро, и даже не сделав верную точку, танцор обратил свои глаза к девушке.

– Ну как?

Она растерянно посмотрела на балетный станок.

– Неплохо. Только движения слишком расхлябаны. Ты делаешь всё смазанно. Это усталость. Опять твои бёдра. Они смотрятся пошловато.

– Вот как? – парень вытер полотенцем лоб от пота. Снова его брови опустились почти на переносицу, – Опять в тебе говорит хореограф из Вагановки. Строгий, нудный и очень консервативный. И да, это не усталость, а лёгкость, которой требует роль. По факту есть какие-то замечания?

Таня открыла было рот, чтобы упомянуть сбитый ритм и ошибки в элементах. Но это было немыслимо. Что её услышат.

– Нет, ты прав. Это, наверное, я устала. Поеду спать.

– Точно не посмотришь ещё раз?

В глазах друг друга они не увидели, что это делать обязательно: поддерживать здесь и сейчас.

– У тебя всё хорошо, Лёш. Только долго не танцуй, тебе рано вставать.

Вслед привычней было бы услышать "спокойной ночи". Но не в этой квартире. Не сейчас. В глубоко голубых глазах была занятость собой. Теми самыми бёдрами. Обидой на замечание. Смазанность. Да, что она понимает? Спать? Пускай идёт. Нравится так скучно жить. Пускай живёт.

Пока Таня двенадцать минут будет высаживаться с кресла на кровать, он будет снимать свой танец на телефон. Мысленно бежать к кому-то кто от его танца задохнётся в слепом восторге. Он будет улыбаться от комплиментов и нежно ворковать перед сном. С кем-то очень близким, кто танцовщицу в кресле обогнал на раз.


Закроются глаза. Холодная ткань одеяла ляжет на пустое место рядом. Так и Юра теперь вечером садится на парапет рядом, возле памятника Карлу Марксу. Он устраивает свои руки на холодный мрамор и дышит полной грудью. Таня не исчезает. Если по ночам постель рядом всегда пуста, то днём, о боже, как хочется чтобы кто-то был рядом. На площади Театральной. Теперь двое незнакомцев после часовых прогулок оказываются всегда здесь, напротив Большого театра.

Таня поднимает подбородок, чтобы выпустить струйку дыма в небо, угасающее в сумерках. Его цвет с южной стороны превращается после восемнадцати ноль-ноль в молочно голубой. Рядом тёмная линия надвигается на здания современного типа и забирает туда, наверх, к самым звёздам свечение искусственного света. Было стойкое ощущение, что мир центральной Москвы застыл на пороге рассвета.

Парень украдкой посмотрел на Таню.

– Устала?

Как будто отойдя от долгого сна, девушка посмотрела на парня.

– Нет.

Было это правдой. И не правдой. Ещё не попав домой, она непривычно ощущала себя уставшей. Выжатой. Там весь вечер, ночь и точно всё утро следующего дня будут висеть нерешённые вопросы. Почему ты не участвуешь в кастинге основного состава? Почему тебя не взяли в поездку в Чехию? Где ты бываешь ночами? Усталость в разговорах без результатов.

Юра считал вечерние часы в сутках прекрасными. Можно говорить открыто. Когда устаёшь, сил на обман и сокрытие не остаётся. И ты начинаешь говорить кому-то правду. Всё, что у тебя есть. Может и Таня теперь сможет?

Он нерешительно вздохнул и как пианист сделал выдохом вступительный аккорд.

– Что… Произошло с тобой?

Голос рядом с Таней был тише, гораздо тише. Чтобы, в самом деле, она не услышала. Переспросила и парень, опомнившись, улыбнулся, спросил про что-то другое. Но нет. Она повернула голову, пристально глядя на своего экскурсовода. Узнать, как он изучает механизмы кресла, осматривает линию её согнутой руки, присматривался к изгибам её ног. Следила как парень ищет сам ответ на свой вопрос.

– Два года назад меня на дороге сбила машина. Это была моя вина, не посмотрев выскочила на проезжую часть, перебежать на другую сторону и вот итог, – руки Тани легли на собственные колени, пальцы крепко выпрямились, а взгляд искал покой, – тяжёлая травма спины. Нарушение двигательной системы. Ниже пояса я ничего не чувствую. Совсем ничего. Кто-то говорил, что скоро всё пройдёт, после операции нужно восстановиться, пройти лечение и реабилитацию. Но ничего не поменялось. Чувствительность не вернулась через месяц, два, год.

Легко говорить об этом, если быстро, на одном дыхании и почти без пауз. Таня улыбнётся, заправит прядь волос за ухо и вокруг, рядом с ней, царит особая атмосфера покоя.

– И сейчас ничего не чувствуешь?

Юра думал, она ответит так же. С улыбкой и строкой в глазах – "ничего, я смирилась, привыкла и всё в порядке".

Всё не так. И Таня резко опустила взгляд как провинившийся ребёнок. Руки оставив на коленях, она стала заламывать пальцы.

– Нет.

Тяжко. Глаза курьера ищут в пространстве города переключатель разговора. Только Таня не хотела уходить. Все они, ударенные жизнью, порой грубые садомазохисты, втягивающие в свою игру памяти посторонних слушателей. Их всегда манит странное желание пережить моменты с кем-то. Вслух. Опять.

– Я помню как в первые дни долго хотела встать, пройтись. Не понимала, что со мной, и никто ничего не мог объяснить. Все говорили – "ещё немного нужно подождать". Через месяц больничных мучений папа пришёл в палату, с цветами, весь уставший. Страшно похудел. Я видела как у него появилась лысина, свежие морщинки. И голос стал сиплый. Я попросила его прогуляться со мной по коридору, – глубокий вдох требовал закусить осколок памяти дымом. Едким. Вредным, – папа молчал не меньше десяти минут, а может и больше, всё просил меня есть фрукты. Потом вернулся, сел обратно на кровать и, взяв за руку, спросил: "Ты ведь у меня сильная девочка?". Я не поняла, зачем он это спрашивает. А он сжал крепко мои пальцы, опустил глаза и сказал – "я тебе оформил инвалидность".

Юра сжал свои руки в замок, подавшись немного вперёд. Чтобы успеть обнять Таню за плечи. Если она позволит.

– Сначала я не поняла, что происходит. Успокоила, что мне не так плохо, как отец думает. И только ночью, вот посреди ночи, я стала понимать, что такое инвалидность. Почти месяц ты лежишь в больничной палате без движения. Не разрешают. Тебя возят от операции к операции, ничего не объясняют. Таня потерпите, скоро будет лучше. И вот наступила эта ночь, когда приходит осознание. Знаешь, что за ощущения в такой момент? Кажется я чувствовала то, что чувствуют люди, которых сжигают заживо.

Там были крики, истерики, срывы и тяжёлое снотворное, но стряхнув пепел, Таня не стала говорить. Умолчала. Для самой себя она решила, что и так слишком много сказала всё ещё незнакомому парню.

Юра потёр лоб. Его растерянный взгляд искал, где бы можно было найти хорошее в этой истории, но разве оно может быть? Сочувствовать побоялся.

– Сколько было операций?

– Не знаю. После двух я перестала считать. Врачи рекомендовали не тратить зря время, убивать здоровье и просто смириться. Научиться жить с тем, что есть.

– Но как же их долг?

– Честность. Вот это их долг.

Таня отрезала фразы как ненужные куски ткани и, наконец, замолчала. Удалилась, погрузившись глубоко в себя. Любой миллион раз будет прав, спрашивая обычное – "почему?". Есть глубоко в душе всякого человека ещё немного детской наивности, благодаря которой веришь, что обязательно должно быть иначе. Больные должны быть здоровыми, неходячие должны ходить, старики не стареть. Но это всё из фантастики, а по существу остаётся немыслимая реальность.

Грубый молодой голос, затяжки сигаретой были несопоставимы с нежными чертами танцовщицы. Профилем героини со сказочной обложки. И взглядом, всегда устремлённым на Большой театр.

Художник наклонился поближе, чтобы обратить внимание на себя.

– А я бы хотел посмотреть как ты танцуешь.

Показалось, что кто-то так сказал.

Сказал. И не показалось. Историю нелёгкой судьбы нужно было уже закрывать. Легко. Красиво. Подобно тому, как прима убегает со сцены с охапкой цветов: припрыгивая. Прямо сейчас меняется она, её взгляд. От напряжения к панике, от спущенных на тормоза ощущений до сияния глаз. Детскости на уголках губ.

– Да, спасибо, но можно и без этих мотивирующих речей.

– Нет, правда, честно. Хотел бы я видеть, как ты танцуешь. Балерина это же красиво.


Таня не отрывала взгляд от танцующего в гостиной Алексея и вспоминала слова из прогулки – "балерина это же красиво". Когда с ней рядом нет художника, нет его вопросов, его настырного взгляда, к мыслям о балете приклеивается опухший нервный комок. Лёша никогда не принимал мечты своей партнёрши вслух и отмахивался от них. Правда ведь, зачем фантазии о танцах и балете, если ты больше никогда не сможешь ходить. Слабая, зажатая в границы… И говорить с ним о себе, о прошлой себе, не могла. В любой момент на глаза наворачивались слёзы, а Лёша только закатывал глаза. "Всё, хватит, ты должна уже привыкнуть, что это изменилось". И никогда больше Таня не поднимала эту тему.

Если бы не художник Юра. Он, похожий на опытного биографа, с искусством превращал больные вопросы в разговор об обычном. Искал себе занятие на ночь и радость ей на остатки дня. Это было глубоко занятно наблюдать за тем, как Таня тихо говорит свои мечты. Опять становится балериной. Надевает пуанты, платье из полупрозрачной ткани, закалывает волосы назад и выходит на шумный проспект. Слева библиотека, справа виднеется стена Кремля, и яркий ореол заката касается изгибов её тела. Она плавная, нежная. И каждое движение происходит как будто случайно, спонтанно. Гибко, пластично. Белая ткань развивается от каждого па, словно обжигаясь о солнечные лучи. А рядом только тени от города...

И грифель, рассыпаный мелкими гранулами из точилки.

Парень откинулся на спинку кресла, приложив пальцы к подбородку. С листа на него смотрели глаза, губы, нос. В хаотично безобразном разбросе. Наглец. И как он так безжалостно мог: разобрав чьё-то лицо на части так и не собрать воедино. Всё это её мечты. Они сбивали карты и подмывали набросать на бумаге быстро её танцы в полный рост. Но боже… Боже уже третий час ночи. И лицо Татьяны запомнить надолго тяжело. Не подчиняясь запросам курьера, танцовщица всегда смотрела куда-то в сторону или вовсе опускала голову. Не доверяет. Не верит. Подпускает к себе поближе через силу. А ты ещё продолжаешь надеяться на что-то.

Выключив настольную лампу, Юра потёр глаза. Она сказала: "Завтра встретимся и пойдём в Зарядье как ты и хочешь, но у меня условие – ты мне расскажешь всё о себе". Необычная. Сложней чем кажется. С ней каждую минуту ты думаешь о том, что ответить и какой вопрос задать. В ней стучит жизнь. Скромно. Незаметно. И каждый день Таня как будто бы знает, чего хочет. Милое лицо. Стройные руки. И размер одежды оставался на отметке едва доходившей до сорок второго. В своих представлениях о танцах она продолжала держать диету и слушала в наушниках классическую музыку. Как сканером Юра видел, что тайком она ещё там, каждый день на сцене. Представляет себя. Спит и видит как выступает. Без остановки. И эта щепотка фантазии, мечты – её счастье.

А у него… Всё совершенно не так.

Парень быстро включил лампу и провёл ластиком по местам, где карандашная история казалось ему неверной. Разрез медовых глаз. Мягче. Кончик носа казался неправильным. Стереть всё напрочь. Нет, всё. Хватит. Со злостью он бросил карандаш в сторону. Ничего уже не получится, когда о себе рассказать нечего. Привет, я Юра и я положил хер на свой талант, устроившись простым курьером.

Я не художник, у меня даже твой простой нос нарисовать не выходит.

Неприятная игра, этот ваш пин-понг.

Что отличительное есть в нём? Истории из детства и целый провал до двадцати трёх лет? Пальцы покрепче сжали корни волос. Заволновалось за душой море событий. И становится не по себе, что такая простая просьба превращается в пытку. Ты просто расскажи.

Мечта? У Юры её нет. Здесь, на столе, валялась засохшая палитра красок. Старые потрёпанные кисти, исписанный карандаш. Листы с незаконченными и наспех начатыми рисунками, документы на оплату квартиры. Завтра опять заплатить за месяц и зубы на полку. Всё это было неважным, привычным, не проблемным. Займу, возьму в долг у директора на работе, попрошу помощи у коллег. И даже потенциальная ругань начальства была ничем.

"Ты мне расскажешь о себе" – сказала девушка в коричневой куртке, и сразу стало стыдно.

Соврать можно, да. Нарисовать в свои глаза успех, деньги и счастье выведенные в абсолют. Но ведь однажды человек сам не выдерживает и говорит правду. Утаить. Ничего не сказав. Да, тоже выход. Надеяться и ждать, что Таня не спросит, забудет спросить "кто ты?".

Но есть внутри то, что грызёт вечерами. Совесть. Она никогда не позволит соврать.

Того легче всегда было убежать. Свалить в нужный момент, как и хотела того девушка.

И рядом на Театральной площади больше не будет.

Никого.

Однажды спустя десять лет всё ещё курьер, но уже Юрий Викторович вспомнит как прекратил общение с одной необычной девушкой. И всё из-за каких-то предрассудков. Страхов. Однажды она спросит – "почему ты такой?". Проблемы выступят на поверхности как мурашки от холода. Придётся сознаться. Сказать правду. И всё закончится. Именно на этом вопросе.

И что, из-за такой глупой проблемы опять забросить придётся свои художества? Нет.

Сам себе назло Юра вернётся к столу, во всей квартире включит свет и, взяв чистый лист, начнёт историю заново. Вместе с линиями губ и глаз на бумаге появились скулы. Пальцы водили по ним медленно вверх, вниз. Растирая каждый миллиметр. Руки то помнят. Каждый художественный приём. Словно он в учебном классе, хочет побыстрее сдать работу и не находиться больше в рамках старого университета. Побыстрее рассказать лекцию на тему – "Как проходит моя нелепая жизнь".


***

Таня ждала у гостиницы "Москва", потягивая кофе. Она сменила свою привычку, когда погода заставила. Чай имел свойство сильно быстро остывать. Пробрасывал снег и мартовский ветер был ни разу не теплее, чем зимой. Всё, что могло сохранить настрой гулять долго и счастливо это горячий кофе. Непривычный крепкий вкус. Непривычно пытаться понять, что в этом напитке прекрасного. Лишь бы начать понимать парня, который уже как минут пять опаздывает.

Взбежав по лестнице из перехода, Юра побежал на другую сторону проезда, нарушая все правила движения. Собьют это ладно, но если вечно пристальная девушка укажет, что уже шестнадцать десять? Неприлично. Заставлять её ожидать.

– Ещё немного и он бы остыл, – девушка протянула стаканчик и кивнула. Так теперь начинались эти встречи. Без "привет" и "как долго ждёшь?", а с маленьких деталей.

– Спасибо. Но я мужчина, должен был…

– Так, давай сразу это обговорим. Если ты собрался со мной гулять, то никто никому ничего не должен. Я захотела кофе, я его купила. Себе и тебе. Просто захотела.

Юра пожал плечами. Хотелось бы поспорить, произнести фразы извинений, но Таня не дала этого сделать.

Ровно по линии колёса её кресла двинулись вперёд.

– И так, начнём. Ты значит из этого… Ну… А из Екатеринбурга. Давно в Москве?

– Два с половиной года.

Парень ускорил шаг, запустив одну руку в карман брюк. Неловко. Нарочно ли она не помнит город, специально ли притворяется. Или всё по-прежнему ставит странного парня на место. Сегодня Таня выглядит под стать своему характеру. Её спортивная куртка с большим капюшоном и просторные джинсы клёш выбивались из понятия о той утончённой балерине с тихим голосом, какой она была вчера. Смотрела прожигающе и напоминала уверенного в себе прокурора в отставке из передач по ящику. И в каждом своём вопросе она подозрительно чувствовала, что чем дальше заходишь в чью-то биографию, тем проще перед тобой человек.

– Я курьер. Развожу документы по компаниям. Сегодня мой рабочий день закончился в три, – и дай бог Таня не спросит почему. Придётся врать, а лимит Юрия сегодня в этом деле исчерпан. Час назад он виновато отпрашивался на работе к зубному и, сутулясь, объяснялся перед начальством: "это, ей богу, в последний раз".

Карие глаза профессионально осматривали парня с ног до головы. Не модель, но параметры хорошо подходящие для творческой профессии. Например, натурщика. Правильные широкие плечи, длинные ноги, длинная шея. Курьер… Девушка пожала плечами.

– Из Свиблово. Курьер, представляющийся художником. Пока все параметры маньяка сходятся. Что за работа у тебя в Питере? Или там живёт твоя девушка? – Таня скомкала последний вопрос. Хотелось бы, чтобы никакой девушки не… Нет, что за бред? Она себя одёрнула и сгруппировалась в маленький комок, надеясь, что парень не услышал последний вопрос.

Услышал и, опустив голову, сильно низко растянул на своём лице улыбку. Напряжение Юры медленно сползало вниз, впитываясь в самую землю. Он мог расслабиться, пока вызывал любопытство простое, обязательное о своём настоящем и будущем. Шёл и рассказывал всё, что обычно вызывает только фразу – "а-а-а, понятно". Но не вызывал.

– Из чего ты состоишь?

– Я весь из бумаг, подземки и вечного недосыпа.

Уголками губ девушка улыбалась.

– Да, как мне это знакомо. С шести лет. Мне приходилось бежать в балетную студию. Потом на уроки в школу. И круглые сутки так, – она вздохнула, подняв голову к небу, где слева облака заслонял шпиль Спасской башни, – кажется, я до сих пор всё не могу выспаться.

Юра улыбнулся, глядя перед собой на стены Кремля. Галочка. Ещё одна. Они всё же немногим, но похожи. В голове Тани по-прежнему каждый день танцевальный счёт. Под него она засыпает. У Юры бумаги, адреса, бумаги, адреса. Всё по кругу как в фуэте. Он никогда не умел танцевать, она умела рисовать лишь звёзды и сердечки на фоторамках. Он шёл, она ехала.

Она не танцевала, он не рисовал.


Пара не спеша пересекала Красную площадь, временами замолкая и оглядываясь вокруг. Как будто шли не вместе. Порознь. Вспоминали, что в друг друге нет никакой необходимости, но каждый думал о чём-то неудобном для другого. "Почему Москва?" – хотела спросить Таня. "Почему гулять без парня?" – хотел спросить Юра. Личное. Неудобное. И в этом мире замкнутых людей давно такие вопросы задаются лишь через долгие месяцы знакомства, когда человек уже понимает всё сам.

Таня замирала на месте, потирая руки. От холода. Врачи рекомендуют ей не мёрзнуть, не болеть. Организм слишком слаб для таких испытаний. Но больно нравилось, когда ветер в лицо, пальцы коченеют, а дыхание внутри горячее. И она идёт навстречу этому, ветру. Идёт напористо, сопротивляется. Вот как они, все такие же люди вокруг. И парень рядом высокий. Неторопливый. Он говорит о погоде, конечно, о чём же ещё. И скрывает ото всех небольшую радость, от мелодичного "понятно", рядом с собой.

– Когда ты успеваешь писать картины?

Юра остановился посреди дорожки. Стоп, опять не показалось. Внутри, прямо сейчас, развернулось что-то горячее, мягкое. Вместо сердца часто забилось. Ощущение знакомое, но давно забытое. Побежало по уголкам и ударило прямо в голову. Удовольствие от слов.

– Ты первая кто сказал именно так: писать картины.

– Да? Хорошо, постараюсь в это поверить. Так и когда успеваешь?

Обернувшись лицом к девушке, Юра гордо врал. Ночами писать – это истинная жизнь художника. С хлеба на воду перебиваться – вот оно высшее искусство.

– Твоя девушка как относится к картинам?

Юра опешил, нахмурив брови. Простой вопрос, а заставляет мысли нервно метаться по клетке.

– Не знаю. Она в Екатеринбурге осталась. Мы видимся только по большим праздникам и… Ей просто некогда узнать, что я пишу. Но раньше нравилось. Да, точно нравилось.

Взгляд устремился вдаль. Не к реке. К дороге, набережной, где автобусы летали по своим делам. Кто-то среди этого потока завтра или послезавтра поедет туда, в Екатеринбург. А кто-то уже сейчас летит в Питер. Кого-то ждут в Питере. Кого-то ждут в Екатеринбурге. А его не ждали нигде.

Таня заметила, как зелёные глаза покрылись тоской. Не по людям, не по местам, а по чувствам. Когда тебе про тебя говорят ласковые фразы. Знакомая для девушки тоска. Очень.

– Покажешь мне свои картины. Я их оценю.

Тепло опять растеклось в крепком теле. Там, где за мужским, несокрушимым был участок нежности. Маленький отрезок сердца. Художник с улыбкой. И эту картину Таня нарисовала сейчас в пару любезных слов. Майя никогда не просила написать картину, показать её, а нагло рылась в стопках сама, ради скуки. Давно.


Мартовский ветер стих и двое оказались на краю смотровой площадки. Эта стрелка с туристами, стремительно ведущая на противоположный берег реки обрывается посередине, оставляя людей в парящем состоянии. Юра сжал стеклянные стенки и наклонился сильно вперёд, вдохнуть речной запах. Он никогда не был в "Зарядье" с кем-то. Всегда один. Вообще вся Москва была только для него одного. Ходил по улицам один, сидел в парке с пространственными мыслями один и только раз, один раз на свой день рождения устроил Майе прогулку по центральным улицам. По видеосвязи.

Один. И это было всегда неплохо. Но однажды захочется рассказать этот мир кому-то по-своему, а рядом только одиночество.

Кажется, Таня сейчас думала об этом тоже.

– Здесь лучше стоять под это.

Она вынула из кармана куртки наушники и протянула парню. Там, в глубинах памяти и эмоций у неё была своя универсальная отмычка от одиночества. Музыка. Есть такая полка с грампластинками, кассетами и дисками о которой никому не охота рассказывать. Чаще всего (всегда) это тайное место скрыто от лишних глаз. Как маленькая именная татуировка на лопатке.

Юра притих, вслушиваясь в звучание в правом ухе. Послышалась первая, совсем тихая нота. Она тянет за собой такие же семь последующих. Тук, тук. Фортепиано.

– Это та самая музыка из поезда?

– Наверное. Это Людовико Эйнауди, современный композитор.

По-джентельменски парень вздохнул.

– Красивая.

Он не любил слишком громкую музыку. Песни без слов его отталкивали. Классика… Была слишком неведомым миром. Одинаково усыпляющая. Исключительно тяжёлая. Для себя Юра признавал лишь тишину. В этой музыке он бегал по городу и отдыхал от города, утыкался в затылок Майи во время встреч и целовал её в губы на прощание. Всё под одну и ту же тишину.

Таня ждала, когда протянутый далёкий звук утихнет. Чтобы тихонько, как в консерватории спросить:

– Что ты сейчас чувствуешь?

Аккорды сменились на волнообразные переходы. С максимально тихого на покойно громкий мажор твёрдых клавиш.

– Хм-м-м я даже не знаю. Покой.

Переливы перешли в наступление. На маленьком музыкальном море случилось волнение. Оно не вызывает опасности. Впечатляет. Как и вид текущей реки при пасмурной погоде. Шелестит одежда, и голоса людей вокруг перебиты в далёкое эхо.

Таня украдкой посмотрела на Юру. Слушает. Внимательно. В каждой ноте теряется и тут же находит себя.

– Я чувствую жизнь. Настоящую. Это о том, как каждый из нас проживая в борьбе, наконец, обретает доступную цель. Чувствую красоту. Гармонию. Знаешь, что люди находят в классической музыке? Своё настоящее и прошлое.

Молчание. Не успев заскочить в осмысление композиции, парень услышал новый звук, повёрнутый на 180 градусов. Новая классика. Из тех, какие слушают в небольших клубах среди "своих людей". Бит, клавиши, электронные переливы. Так, как мог бы звучать искусственный свет и глянцевые окна на современных высотках. Из прошлой эстетики в современный по-своему гламурный космос. Электро-поп. В него вписывались стройные девушки с цветными волосами, парни в укороченных джинсах и модных кроссовках. Таня любила называть эту музыку – "здесь и сейчас".

– Воу, – Юра отметил этот переход интересным, сделав шаг влево. Поближе к спутнице.

– Что теперь ты чувствуешь? – спросила она, не отрываясь от ландшафта вокруг. Всё стало спокойней. Время замедлилось. Тихое течение реки под ногами, приклеены навсегда облака над головой и люди, застывшие в радиусе ста метров. Так, как живёт Таня и ещё миллионы таких же молодых людей вокруг. Неспешно. Никуда не двигаясь.

Зрачки карих глаз стали шире. Девушка прижала ладони груди, как будто опустившись глубоко в собственные мысли. Да, в такой момент она бы хотела танцевать. Ни минутой ранее. Её плечи начали пластично танцевать под музыку. Голова поднималась всё выше и выше. Шея, свободная от вязаного шарфа была поставлена под удары тёплого воздуха. И ей так нравится, улетать отсюда в музыку. В образы.

Улети и ты.


Карандаш поздно вечером начинает бег по бумаге, как лезвие конька по льду, как мягкая подошва пуант по скрипучей сцене. Глаза под этим чёрным лезвием утопают в удовольствии от всего, что есть вокруг. Город, солнце, весна. Спутник. Карандаш делает скачок и приземляется на другом конце поверхности. По крыше ударил гром, и старая звукозапись фортепиано стала едва слышна. Юра потёр глаза, пуская руку на плечо. Бумажное, но живое. Нельзя себе запретить любоваться женщиной, если в ней есть то, что выбивается из всех проблем ярким пятном, окутанным тканью одежды. Впечатлительность мальчишеская сыграла. И карандаш вновь берёт вершину номер пять. Скулы. В стороне от всех художественных дел стояла тарелка с остывшим супом и кружка чая давно дала холодный осадок. А парень всё смотрел на свои попытки изобразить особенное и вспоминал встречу на Патриарших прудах.


Здесь, в тихом парке у пруда, да и в окрестностях всего Пресненского района всегда казалось, что весна наступает рано. Яркое солнце разливалось на небе золотым блеском, сквозь остатки снега пробивалась зелень. И тёплый воздух с тёплым градусом позволял усесться на скамейку, чтобы пообедать.

– С самого утра ничего не ел, вот, держи, – Юра выуживал из бумажного пакета ещё тёплый салат с креветками в контейнере и протягивал его Тане, а себе оставлял обычное картофельное пюре с котлетой по-киевски.

Таня удивлённо смотрела на съедобное нечто и поджимала губы. Она ведь не просила и даже не думала, но он… Что он вообще делает?

– Надеюсь, ты диету никакую не соблюдаешь.

Таня удивлённо ответила:

– Я с ней как-нибудь договорюсь, но…

– Вот и прекрасно. Сейчас найдём шоколадницу и пообедаем. Не мог же я тебя оставить голодать.

С ней никогда не было этих внезапных – "я тебе взял вот это блюдо с соусом и никаких "но". Друг для друга они понимали, что нет ничего кроме этих встреч и быть другого не может. Никогда. Они не пишут длинные сообщения друг другу. Не звонят по два раза в день, чтобы удостовериться, что всё хорошо. Ни у неё, ни у него нет мысли продолжить встречи в квартирах. Это рано. Этого не может случиться. Друг для друга оба были обозначены как спутник для прогулки. Таня не хотела увлекаться людьми, а Юра ей в этом подыгрывал. Два партнёра на театральной сцене. А за ней… Ничего. Шоколадница, обед и столик у окна это ещё немые десять минут из их жизни. Обязательное место действия вне одинаковых надоедливых стен. И всё же. Таня помешивала кофе в кружке и смотрела по сторонам. Старается, как может, ей богу, держать дистанцию. С парнем, который сидит и забавно причмокивает, запивая кусок торта чаем. Всё меняется. Поразительно быстро.

– А почему ты до сих пор не сбежал от меня?

Юра лишь пожимал плечами.

– Это Москва. Тут некуда сбежать друг от друга.

И даже если мы обоюдно решим, что больше незачем гулять, всё равно неосознанно будем встречаться в этих обстоятельствах города. Поверь, оно именно так и будет.

Курьеру нравилось следить, как после его нечаянной наглости балерина поднимала глаза и пристально глядя медленно изгибала губы в улыбке. Она подпирала голову руками и невзначай брала на себя тоже хорошую долю наглости.

– Тебе не идёт щетина. Она старить. Это ужасно.

Юра ощупал щёки.

– Воду отключили.

Дело привычное.

Если бы не одна деталь: он хотел попробовать так. Слушать круглые сутки классику и не бриться неделю. Говорят, это солидно. Таня вчера упомянула, что ей это нравится в мужчинах – солидность.

– Предлагаешь побриться?

Она торжественно кивнула, сомневаясь, что этот каприз будет исполнен.

– Ага. Попробуй. Хуже не будет.

Кивала и водила указательным пальцем по очертанию своего лица. Правильная линия. Одна дуга соединяется возле подбородка с другой. Гордые скулы, где начинается шея, а дальше… В комнате погасла лампа. Тело балерины спряталось под мрак. Опять в районе выключили свет.

Глава 5

Карандаш резал бумагу теперь всегда. Везде. Сбегая в три часа дня с работы, курьер сидел на трамвайной остановке и, низко склонившись, рисовал в блокноте зацветавшую аллергией Москву. Представлял на бумаге, каким сегодня будет закат в проулках. Портил бланки, сидя в метро, чтобы не забыть, как две точные родинки были засвечены на запястье Тани. А утром, у стены офиса портил ещё один бланк, чтобы напомнить самому себе какими были её глаза вчера. Опять другие. Опять заманчивые.

После обеда Юра забегал в офис, чтобы взять стопку заказов как можно побольше. Перемешивал на виду начальства обязательные заказы с отложенными, и бросал подальше в шкаф фирменную бейсболку.

– Ты что, это всё за сегодня решил развести? – вразвалочку усевшись отдохнуть, коллега ждал, когда остынет обед. Редкая ситуация, когда курьеры пересекались в офисе. К слову Юра с ними пересекался ещё реже. Никогда. Работал за двоих всегда и время на обед это как минимум пять упущенных адресов в центральном округе.

Быстро фиксируя печать на бумагах, он волнительно смотрел на время.

– Сегодня. А что, есть желание помочь?

– Да нет. У меня своих хватает, – задумчиво брюнет перевернул журнал с договорами и взглянул снова в лицо Юры, – только ты же не развозишь всё это. Я тебя вчера на проспекте Ленина видел. С какой-то девушкой в инвалидном кресле. Да и униформу у тебя не вижу.

Юра пожал плечами.

– Наверное, тебе показалось. А в униформе уже душно. Весна, Жень, весна.

– Нет, это точно был ты.

Парень не унимался, растягивая каждое своё слово. Он был из тех курьеров, кто готов был, закрыв глаза на приятельские отношения, скинуть свою рабочую ленивость на промахи лучшего сотрудника. Вовремя стукануть начальству на своего коллегу.

Юра загрузил документы в рюкзак, взглянув на него с прищуром. В это же время у дальней стены щёлкнула микроволновка.

– Обед не забудь съесть и окно открой. Документы пропахнут.

И можно дальше бежать, никому ничего не объясняя. Не нужно было. Юра и не любил. Оправдываться перед коллегами. Ему нередко доводилось в мизерные перерывы говорить со своей девушкой по телефону на еле сдержанных тонах ранним утром у стопки с клиентскими конвертами. Коллеги косились, усмехались и видели как бедные заказы шлёпались на стол под рык и стиснутые зубы Юры. Недовольный писклявый голос в трубке. Междугородний из Екатеринбурга. И эти минуты театральной драмы слышали все. Порой начальство выглядывало из своего кабинета, чтобы посмотреть как вечно спокойный Юра выходит из себя.

Не за чем объяснять. Ничего.

Иногда, очень иногда, к парню мог подойти его постоянный "заказчик" высокий курьер Паша, державший в руках лист бумаги и карандаш. Разбавить типичные будни.

– Привет Павел, что хотел? – Юра всегда знал, что просто так здесь не подходят. Особенно к нему.

С заботой Паша протянул содержимое своих рук, на что Юра закатил глаза. Карандаш и листок А4. Белоснежный, из свежей упаковки бумаг.

– Нет, всё, ты же знаешь, я не пишу больше обнажёнку.

– Юра, я заплачу. Двадцать процентов от зарплаты. Нет, двадцать пять.

– Да хоть семьдесят. Я не рисую больше.

Парень озирался по сторонам, переминаясь с ноги на ногу и как зависимый от дозы женского тела на бумаге, наклонялся с хитрым оскалом пониже. Чтобы художник хорошенько услышал:

– Я заплачу двадцать тысяч за эту картину. Давай.

Подняв свои зелёные глаза на коллегу, Юра потянулся к карандашу. Под рукой оказывается снимок из журнала, рядом голодный заказчик. И, господи, он опять это делает. Режет свой талант голыми бабами на листочках. Сыграл азарт, тот противный подростковый азарт, сделать что-то беспринципное ради денег. Все вокруг оживились, смотря в сторону коллег. Они никогда не видели, чтобы Юра рисовал за деньги. И теперь были готовы делать ставки, что будет дальше. Как за двадцать минут перерыва на бумаге появится удовлетворительный шедевр.

– Но сначала деньги. Я ведь никуда с ними не убегу. Давай, – нагло Юрий кивнул на стол, где тут же на поверхность была нехотя отсчитана нужная сумма.

Таня не одобрит этого. При встрече съест своим взглядом. Решит, что я извращенец.

Но просто сильно хотелось нарисовать. Хоть что-нибудь. Не останавливать этот цикл собственных желаний.

Зелёные глаза сосредоточились на фото всего на минуту и затем ткнулись в чистый лист бумаги. От точки до точки грифель скользил. Туда, обратно. Хаотично в стороны. Менял резко траектории. Задерживаясь на линии груди, тут же переходил на бёдра, возвращался к лицу и спускался на пальцы ног.

– Не веси над душой, хорошо? – бубнил Юра наблюдающему заказчику.

Не успевало пройти минуты как возникали фотогенично чёткие руки, прижатые к листу бумаги как к стене. Смущённо сведённые в истоме ноги девушки были готовы следом, через две минуты. В памяти ускользало лицо, но невозмутимо Юра успевал его переносить на тонкий холст. Длинные вьющиеся волосы были нанесены одним лишь кончиком пальца. За десять секунд. Эти живые локоны, они словно наяву развивались в разные стороны. Грудь застыла в тяжёлом вдохе. Оставалось приоткрыть губы рисунка, чтобы выдох вырвался на свободу. И делал он это с невозмутимым покоем, дыша размеренно и глядя перед собой безразлично.

– Всё. Готово, – Юра протянул Павлу свою работу, стирая следы от карандаша с пальцев.

С обычного листа А4 на окружающий мир смотрело женское, объёмное тело. Его можно было тронуть, обнять за талию, целовать и забрать к себе домой на содержание. Как будто бы. От таких картин всегда сводило дыхание.

– Как фотография. Невероятно. Парни, за восемнадцать минут, – Паша повернулся к Юре, чтобы пожать руку и отблагодарить, но за столом уже никого не было. Только пачка денег лежала нетронутой.

Работа. Адресатам нужны документы. А не эти картины.

Завтра он опять явится в офис и, схватив заказов больше чем надо, побежит не в униформе по Москве. В ушах Юры теперь всегда наушники и вместо междугородних разговоров появятся обычные письма в мессенджерах, сопровождаемые классической музыкой.

Вляпался. Незаметно и сильно. Улыбаясь мыслям о каких-то глупых вещах. Глядя на людей в метро разглядывать, на самом деле, панически в окнах вагонов как там, на перроне может ждать она. Балерина Таня. В стройном ряду танцоров.


***

Спускается вечер, и тёмный коридор неба наступает всё позже и позже, по мере приближения к летнему сезону. Таня глубоко вздохнула, глядя усталым взглядом в одну точку.

Час назад новый день закончился. Внезапно, когда Лёша попросил принести галстук и перед своим уходом не наклонился поцеловать.

– У тебя крем на губах, запачкаешь.

В квартире томится сладкий запах эклеров, и настенные часы за зря считают время, которое Таня не хотела замечать. Сейчас она хотела одного – влюблённой дурочкой смотреть как её танцор нарушает законы диеты. Хотя бы раз.

Помнит ли он вкус её десертов? Знает ли вообще? Сомнения. Лёша не помнит, как они познакомились. Какое это было время года и какой это был город. Одним он всегда говорит на банкете конкурса, но Таня туда не пошла. Другим, что на лестнице Большого театра, но до переезда Таня там была лишь один раз в семь лет. Родителям парень романтично рассказывает как Таня спускалась по лестнице после выступления на конкурсе, споткнулась и почти упала в объятия перелома голени, но он, рыцарь в рейтузах, поймал её и просто спросил как зовут. И даже настоящая версия знакомства казалась Тане какой-то надуманной. Враньём чистой воды. За кулисами конкурса, за пять минут до её выхода на сцену, Лёша пожелал удачи. А потом, взяв девчонку за руку, потянул в буфет праздновать её третье место и своё второе. Через годы совместной жизни начинает казаться, что человек таким не мог быть. Тогда. Ведь он сейчас такой. Другой. Он бы не стал подходить к незнакомой девочке, звать её в буфет. И выхода на сцену ждал всегда в окружении себя, замкнувшись от мира где-то в уголке. А после танца чувствовал себя королём всего мира, с гордо поднятой головой как на многочисленных фото, расставленных по квартире.

Таня мотнула головой.

Да, знакомства их, наверное, не было. Эта мысль в хрупкой голове танцовщицы иногда переходила из стадии "может быть" в активную стадию "да, всё точно так и есть". Было всё искусственно. Просто так. Разговорились, назвали имена друг другу и стали вместе жить. Без любви и согласия.

Реальней было знакомство с парнем из поезда. Курьер, художник. Юра. Он каждый день узнавал объект своего наблюдения и делал это слишком прямо, в лоб. Как будущий научный сотрудник. Сначала складывал дважды два в карих глазах незнакомки, потом находил икс в её ответах, теперь им предстоит пройти тему логарифмов её чувств, а потом вернуться к чётным и нечётным числам её предпочтений, чтобы в конце он стал профессором академии дружеских наук. Большим профессионалом своего дела. Просто общение ради жизни. Развёрнутой и насыщенной. Без чёткого плана, на авось.

В комнате Таня оказалась рядом с большой картиной на полу. Лёша и она. Натянутые улыбки ради кадра, отличный ракурс, чёткие движения и цвета ядовито-яркие. Она наклонила голову на бок и опустила руки на свои колени. Жутко. От того, что они не настоящие. Кадры, что впечатаны в периметр спальной комнаты. Там, здесь. Везде. Эти пластмассовые лица, взгляды. Как неродные. Чужие. Она подъехала поближе, чтобы поднять за раму изображение поближе. Первое, что увидела Таня это голубые глаза, в которых отражался фотограф. Наклон позирующего Лёши вперёд, фотоаппарат на уровне груди. Да, хороший парень был. Тот фотограф. Глаза танцора неотрывно заигрывали с ним. Так надо, так лучше. Как сейчас она помнит: Алексей должен был лёгким поворотом головы направить свой флиртующий взгляд на любимую, лелеять её нежный образ, но он выбрал пялиться на фотографа и часто спрашивать – "как я в кадре смотрюсь?".

Девушка отвернулась. Неинтересный сюжет. Уже давно нет.

Всё могло быть по-настоящему с кем-то другим. С Юрой. Незнакомцем. Он бы стоял с рюкзаком на плече, смотрел на свою спутницу и улыбался своей дурацкой улыбкой.

Я ненормальный, но мне интересно с тобой.

Таня бы в отстранённости скрестила руки на груди и с усмешкой косилась на партнёра по кадру. А потом… Они бы искренне смеялись на следующем фото и обнимали друг друга в знак ободрения. Одобрения. Может, у них бы даже было фото с симпатиями друг к другу в глазах. И это было бы по-настоящему. В отличии от…

– Какой же бред, – ядовитая усмешка и фото оказывается спрятано где-то за шкаф. Чтобы фотограф в глазах любимого отражался в пыли у стены.

Уже начинало темнеть и по привычке, когда Лёша не планировал ночевать дома, телефон его был вне зоны действия сети. Танин звонок, как и любой другой, был бесполезен.

Она заглянула в мессенджер проверить заказы. Пусто. Глухо. Ничего.

Родители Лёши не брали трубку. "У нас гости, позже перезвоним, милая".

Отец… Охота набрать его номер, но в этот поздний час он занят. Вот именно в данную минуту, надев очки и открыв огромную тетрадь, отец приветствует второй курс в аудитории, громко провозглашая тему.

На этом всё. Звонить было некому. По рукам танцовщицы пробежался холод. Такое случается, когда приходит стойкое ощущение одиночества. И бессилие физическое стягивает конечности тела. Такое, что девушка без движения сидит в кресле посреди комнаты и смотрит на тикающие часы. Восемь пятнадцать. Затем восемь двадцать. Можно спуститься во двор, но физически не тянет. Включить телевизор и ни разу непросмотренный фильм посмотреть тоже можно, но не тянет. Поужинать. Нет сил. Куда-то уехать, сбежать за пять минут на другой край города. Карие глаза посмотрели вниз, на криво установленные собственные ноги на подставке. Нервное дыхание пыталось заглушить тиканье часов. Неприятный механический звук. Даже часы, они, они куда-то всё время идут. Механическая штука.

– Но я нет. Я никуда не иду и никуда не пойду.

Зафиксировав большую стрелку взглядом на отметке "тридцать", Таня услышала вибрацию в телефоне. В руках ослабла боль, холод. Стало немного легче.

– Здравствуй, не потревожу? – она услышала бодрый женский голос. Всегда улыбавшийся голос сквозь километры. Нина Александровна. Или просто Нина. Преподаватель в балетной академии. Главная женщина в жизни Тани. Её голос строгий, медный она слышит до сих пор. Утром, днём и вечером. Когда девочка Таня забывает как это правильно делать. Проживать дни.

Окончив поздно занятия с первым курсом, Нина раз в три дня звонила своей ученице, которая никогда в её глазах не может стать бывшей. Всегда вторая дочка.

– Добрый вечер. Ты же знаешь, Нина, что не тревожишь, – Таня ответила слишком вяло, ещё не успев обрадоваться звонку.

– Не знаю. Сегодня "Жизель" в Большом. Вдруг ты там.

Теперь можно улыбаться. Пускай горько, печально, разминая пальцы свободной руки, но улыбаться.

– Лёша сегодня занят, поэтому… Нет, я дома.

Уловив нотку дрожащего голоса, Нина Александровна устроилась поудобней в своём кабинете.

– Значит, я вовремя позвонила.

И даже если это была усталость или сонливость Тани, Нина знала – случилось. Всё и сразу. Всего-то три дня прошло с их разговора. Уже случилось. То, что ученица не говорила в прошлый разговор, позапрошлый. Те "случилось", о которых девочка всегда быстро забывала, но помнила Нина. С ней, кажется, ничего не должно случиться, ведь она дома, в тепле, в уюте, её парень неплохо зарабатывает и, кажется, любит сильно. Так думали другие. Но мама Нина своим давно каменным сердцем чувствовала всё.

В окружении Тани не было тех, кому можно сказать – "крутит ноги, руки, спину. И это не как всегда. Это из-за сердца, души, из-за него". Была Нина Александровна. Для каждого танцора в жизни случается вторая семья. Второй папа или вторая мама. Хореограф. Она и есть та самая мама. С родителями можно проводить время как с близкими друзьями каждый день, но хореографический мир забирает времени ещё больше. Там, в студии с зеркалами у станка всегда ждёт умудрённый жизнью человек с кнутом в устах и пряником в руках. Этот человек остаётся с тобой до конца. К ней, своей второй маме, балерина будет бежать плакать, смеяться, задирать голову, хвастать короной и шептать – "я сломался".

Уже прошло много времени как Таня променяла Санкт-Петербург на Москву. А Нина всё так и осталась той первой инстанцией, которой бывшая ученица, немного придя в себя в больнице, корявыми словами написала – "я сломалась". И продолжала робко повторять эти слова до сих пор.

Эта мама из балетной академии строгая. Без видимой жалости и редкой похвалой в словах. Но она мама, благодаря которой девочке Тане когда-то жюри говорили – "ты волшебная". Та близкая Нина, которая на каждую жалобу помолчит и, вздохнув, ответит: "Только помни, ныть будешь, когда уже совсем всё, а сейчас расскажи, что в твоей жизни".

– Когда же твоему Алексею дадут отпуск или… Давать не за что? – иногда Нина говорила тоном настоящей матери. Лёша. Он и не Лёша для неё. Алексей. Никак иначе. И в голосе женщины всегда звучит исключительная усмешка в его адрес.

Таня всегда делал вид, что не слышала этого.

– Сказал, что в августе.

– В выходные всё так же шляется где-то? Он помнит, что тебе нужно разрабатывать мышцы?

– Помнит, – Таня поджала губы, болезненно сжав пальцы в кулак. Сейчас отпустит, секундочку. Она улыбнулась, – расскажи лучше, как там ремонт прошёл? Так хочу увидеть новый, свежий вид академии.

Хотела бы она вовсе никогда не покидать те самые стены. Поселиться в общежитии с видом на улицу Правды, сутками пропадать в корпусе на занятиях и на ночь пройтись пешком от площади Ломоносова до сквера Довлатова. Такую жизнь Таня хотела выбрать прямо сейчас, когда от тёплого голоса учительницы становится легко и приятно.

Они проболтают до самой ночи ни о чём. О пустом. Опять обсудят все постановки Петипа, как на лекции по изящным искусствам, промоют кости странным деятелям культуры, вспомнят былое, смешное и только после слов – "ну хорошо, пойду класс закрывать", Таня захочет сказать о важном. Быстро, не думая над словами. Она ждала звонка своей мамы вчера именно для этого. Рассказать, как кто-то в жизни появляется без предупреждений.

– Я тут с парнем познакомилась и он художник. Думала, может ты его знаешь, но сейчас поняла, что не знаю его фамилию.

На две минуты между подругами разного возраста появилось молчание. Опасное. То время, за которое Таня успела ощутить на своих щеках жар и начала сжимать по очереди пальцы.

– Это ничего такого, мы просто гуляем по городу. Но он как будто не видит, что со мной что-то не так. Странный парень. Художники, они же все такие?

– Мы такие все. Кто делает искусство, – Нина довольно улыбнулась, став на тон тише, – Тань, ты познакомилась с художником и не знаешь его фамилии?! Так, я буду тебе звонить в пятницу и чтобы фамилия была.

В трубке появились гудки, и жар на щеках стал ещё сильнее. И ведь Нина не шутит. Через неделю она первым делом спросит свою ученицу о том самом парне. Без фамилии.


– Стрельников. Юрий Степанович, – парень протянул Тане руку для приветствия, уже прекратив удивляться её вопросам, – паспорт могу показать.

Таня смутилась, пожав руку в ответ.

– Не надо.

– Тогда я быстро схожу за кофе, а ты жди меня здесь.

Они встретились в ГУМе, решив немного подождать, когда ближе к вечеру станет более менее солнечно. В разговоре с Ниной балерина крутила мысленный календарь, стараясь понять, сколько встреч она и Юра разменяли. Нисколько. Вчера наперегонки гоняли по красной площади, позавчера пили кофе возле библиотеки Ленина, а до этого, в жаркий мартовский день смотрели на статуэтку "Принцесса Турандот" на Старом Арбате. Таня потерялась во времени, силясь вспомнить, какой сегодня день. По радио сказали второе апреля, а только вчера показалось, что прошло мимо восьмое марта.

Она отъехала в угол подальше от людей, ещё раз заглядывая в календарь телефона. Правда, второе апреля. В здании главного универмага Москвы было почти безлюдно. Будний день и месяц не совсем заманчивый для туристов. С улиц только-только стала уходить грязь предыдущего сезона, погода капризничала, меняясь каждые три часа.

Таня осмотрелась по сторонам, вынув из кармана пальто маленькое зеркальце. С недавних пор она стала его брать с собой, чтобы в минутном отсутствии курьера удостовериться, что с лицом всё хорошо и локоны каре после ветра ведут себя прилично. Для себя с вздохом она заметила, что вот так же, четыре года назад стояла в уголочке у входа в ГУМ и поправляла макияж, пока Лёша пытался купить в гастрономе дорогую бутылку шампанского. В который раз отметить переезд будущей звезды балета.

В том времени, которое привычно зовут "недавнее прошлое", Лёша любезно водил Таню в кино, говоря о том, как здесь "тухло и уныло" когда много людей и как здесь "романтично красиво" когда никого нет. И в маленьком, старом кинозале ей всегда казалось, что весь этот большой мир роскоши существует только для них. Свидание в кинотеатре и ужин на Патриарших прудах. Дурочкой Таня никогда не была, но в такие дни… Хотелось. Раз в жизни можно.

Теперь бы вряд ли повелась.

В этом времени, которое привычно зовут "непримиримая реальность", ужин в ГУМе не составит больше тридцати минут, Лёша бросит "мне пора, дела", убежит, не проводив свою Таню в кинозал. Спустя пару часов он пришлёт СМС – "тебя заберёт мой отец, домой не жди".

Это время "домой не жди". Время странное, оно всегда появляется не по расписанию. Внезапно. И не думать об этом времени невозможно. Никак. Особенно, если объект этого времени именно сейчас вышагивает по коридору универмага.

Высокая фигура, руки покачиваются лениво вперёд назад, единому такту бёдер. На запястье под манжетой брендовой накрахмаленной рубашки блестят массивные часы и точно так же поблёскивают лакированные туфли. Голубые глаза, с прищуром флирта оглядываются по сторонам, но парень знает свою цель. Ему довольно душно, поэтому пальто из Италии приходится поправлять так, чтобы встречный ветер от бутиковых вентиляторов обдувал хотя бы шею и ключицы, ненароком проникая глубже.

Лёша удивлённо вздёрнул бровями и подошёл к своей партнёрше.

– Вы так поразительно похожи на мою девушку. Как вас зовут?

Таня закатила глаза и тут же перевела их на пол. Считать трещины в плитке.

– Да, вы мне тоже напоминаете одного красивого мальчика. Кажется, я его сильно люблю.

Парень расплылся в улыбке и гордо повёл плечами.

– Ты сменила место прогулок? – жестом неприхотливым, как старший брат он наклонился и заправил прядь её волос за ухо.

Таня поморщилась.

– Давно уже здесь гуляю. А ты?

– Заехал пообедать.

Подоспел Юра, устремивший взгляд на парня и попутно протянул один стаканчик напитка девушке.

– Тань, кофе было только…

Не глядя танцор протянул руку Юре. Как будто в спешке.

– Привет. Алексей, – он пожал руку, глядя пристально голубыми глазами на его шею. Быстро переключился на свою девушку, сунув свободную руку в карман, – Так что, тебя забрать? Я закончу в семь.

Юра замешкался, но руку пожал.

– Привет, я Юра мы тут…

А это было и не важно. Лёша прервал.

– Тань? Я закончу в семь. Ты можешь подъехать к новой сцене?

Девушка нехотя кивнула, будто он предложил уехать прямо сейчас.

– Да, можно.

Её взгляд виновато спустился заново ковырять полы ГУМа, искать царапины в стёклах магазинов. Вдруг там что-то изменилось. Лишь бы не смотреть. Ни на кого из присутствующих. И эта встреча могла бы пройти незаметно как землетрясение в два балла, если бы не Лёша. Типичный Лёша.

Он наклонился низко и потянулся губами к бледной щеке своей девушки, но свернул, пристально глядя в её глаза.

– Хорошей Вам прогулки, – язвительно процедил сквозь зубы он и вальяжно двинулся сквозь посетителей дальше.

Сердце сделало пару ощутимых сокращений. Стакан в руках Тани слегка дрожал. И всё бы, правда, ничего, но напряжение воцарившее вокруг закручивалось в воронку. Всё бы ничего, если бы землетрясение не сопровождалось смерчем и показательным выступлением танцора из Большого театра.

– Он теперь тебя приревнует?

Таня подняла голову и безразлично отметила.

– Сейчас, нет. Он тебя не заметил.

– Но ведь поздоровался. Он посмотрел на меня.

– Это крайним образом ни черта не значит. Вот увидишь.

Недоумевая парень посмотрел на руки девушки вновь. Они успокоились. Если бы она совладала с собой, могла бы сказать, что ревновать в паре на полном серьёзе никто не может. Потому что ни Таня, ни Лёша от этого не выигрывают. Там, внутри себя, она всё время думала о том, что плохо: когда тебя ревнуют или нет? Власть над тобой или безразличие к тебе? Но плохо становилось всегда, когда Лёша уходил.

Руки танцовщицы хотели прижаться к лицу, чтобы отгородиться от всего и прямо здесь на этом месте немного пострадать. Может первый раз сделать это на виду у всех? Но нет, нет. Это не позволительная роскошь. Юра видел одну из тех живых картин, когда любовь на любовь не похожа. Какое-то деловое обязательство между двумя разными людьми. Он не должен, никак, думать об этом.

– Здесь становится людно. Идём на воздух, – широко Таня улыбнулась и двинула вперёд, – спасибо, кстати, за кофе. Он вкусны.

За все те малые встречи что были у них, Таня ни разу не смотрела с благодарностью в лицо курьера. Теперь изменилась, дабы прогнать смазанный фрагмент. Но неужели… Неужели бывает так, что счастливая пара сухо и безразлично проживает вместе эту жизнь? Юра помнил всю нежность, с какой танцор встречал свою девушку на вокзале, как она ждала его возле театра и всякий раз говорила "всё, мне пора", когда он звонил. Но это всё было ненастоящее?

– Все думают, что у танцоров балета такая красивая, яркая жизнь. Такие они счастливые, одухотворённые… Нет. Мы – эгоисты. Одинокие и жадные до славы. Путаем часто ревность и любовь, приличие с безразличием.

Оказавшись на Варварке, Таня спрятала себя в пальто, оглядываясь по сторонам. Вдруг кто-то давно знакомый пройдёт.

– Но Лёша… – она хотела было сказать, что ему трудно, он не такой как все и вообще она сказала там, в ГУМе полную глупость про него. Нервничает. Как бы не начать вываливать свои проблемы на обычного знакомого. Пришлось, поправив лицо, уйти от этих мыслей.

– Да нет, забудь. Давай просто гулять.

Давай представим, что небо – неоновая завеса. А капли дождя медленно угасающие искры. И каждый звон синтезатора в ушах это новый элемент в видеоклипе мира.

И все неправильные танцоры остаются за стеной.

Переключатель света с тёмного на светлый сработал мгновенно и вот уже они, два пассажира, опять гонялись жадно за музыкальными смыслами этой жизни. Таня изображала процесс создания музыки пальцами по воздуху и меняла песни по степени ухудшения погоды.

– И что ты там видишь, между Кузнецким мостом и Большой Лубянкой?

Юра улыбался и ничего не говорил. То, что видит он это не его. Это теперь каждый день были только её взгляд и мысли. Глазами парень пролетал по улицам, сквозь стены и ряды машин, переходил от места к месту, чтобы под магическое электро оказаться в Зарядье.

Представить тот мир, в котором Таня танцует. На узком помосте, где всё скрипит в такт музыке. Было так не потому, что художник не имел ума и фантазии, а лишь потому, что она этого хотела сильно. Синтетический звук в ушах теперь всегда навевал её движения. Нет никого на улицах, на площадях и в парках. Единое кто есть – она. Балерина в классическом наряде белого лебедя. Курьер наклонял голову на бок и видел как всё вокруг наклоняется на тот же градус. Сорок пять на восток. Танцующая Таня грозилась скатиться вниз, прямо в воду с помоста. Но танцевала. Смело. Без помарок. Юра наклонял голову в другую сторону и вместе с ней наклонялось всё и все вокруг. Таня плавно скатывалась в движении на пуантах, меняя положение рук. Над головой. Укутанные в фатин её руки художнику казались ещё длиннее и тоньше. От капель дождя ресницы походили на куст смородины с утренней росой. Как и в реальности, в своих (её) мечтах Юра чувствовал весенний мелкий дождь. От него кожа Тани постепенно покрывалась красным румянцем. Оголённые плечи, холодные в мурашках. Крутит. Неизменное движение. Шестьдесят поворотов в минуту. Невозможное число. От него сердце замирает. Её образ становится без чётких граней. Телесный цвет смешивается с белыми одеждами и создаёт сплошное вращающееся облако. Механическая. Она. Кружит не себя. Чью-то одарённую на картины голову. А вместе с этим крутит вокруг себя мир, слетевший с катушек…

– Юра, ты слышишь меня? – Таня дёрнула своего спутника за рукав и только тогда он вернулся в реальность. Из-за туч показалось солнце, смотровую площадку заполнили туристы и парочки, а в стакане художника уже давно было пусто. В наушниках тихо.

– А?

Таня закатила глаза, поняв, что её уже давно не слышат.

– Ты всю песню молчал. Неужели тебе нечего сказать. Что ты ощущаешь?

Парень посмотрел в лицо девушки и улыбнулся. Да, крутить фуэте с каре ей идёт куда лучше. Глаза светились от того, что Юра хотел поделиться важной новостью. Той, о которой может и никогда не скажет без разрешения. Два дня, что они не виделись, он скучал.

– Радость. Я ощущаю радость.


Просто представь, что кроме пешеходов здесь нет ничего. Есть только не спешащие никуда люди. И мы, кто может случайно проходящего человека поставить в другую реальность.


Время быстро близилось к вечеру. Природные часы выпустили солнце на прогулку. Шесть часов вечера. Уже пора. Пройти медленно по площади, мимо "Охотного ряда" и по правой стороне прямо. До конечного пункта встречи. Стоянка на Театральной площади. Там уже ждал персональный таксист балерины.

Карие глаза девушки, из далёкого далека разглядели силуэт, который никогда не нуждался в раскраске и презентации. Кажется, он таким был с рождения. Напитанный яркими цветами. Губы девушки вытянулись в тонкую линию. В солнечном свете этот мальчик в правильных контурах становился ещё ярче. Лёша, который часто не видел вокруг себя никого. Включал своё зрение, когда это нужно было только ему. Недостаток 1256. Его мать один раз верно подметила – "всегда был такой". Одни люди были мальчику безразличны всегда. Он мог с ними говорить, улыбаться им, но для себя ничего не оставлял. Ни имени, ни лишней информации. Порой Таня ловила себя на мысли, что он уже не видит, что с ней что-то не то. Он не запомнил, что многое давно изменилось.

Танцор говорил с партнёршей по кордебалету на автостоянке и совершенно не понимал, кто она. Имя, в каком ряду групповых актов числится и какой танец всегда они оттачивают для постановки дольше других. Он и не помнил имя того, с кем уединялся в потаённых углах репетиционного зала.

Кто все эти люди?

Фон, окружение, расфокусированное ничто.

Заметив приметное авто, Юра запустил руки в карманы. Там, в недрах ткани он сжал пальцы неуверенно, но крепко в кулак. Брови нахмурились. И какое-то ревностное ощущение появилось в сердце с двумя быстрыми ударами. Ничего не зная о человеке, уже не хотелось видеть его ещё раз.

Таня решила с невозмутимым видом, что они с Юрой должны подойти вместе. Исправить знакомство. Хотя бы попытаться. А ведь глубоко в душе знала – это невозможно. По мере приближения к стройным рядам модных авто, её лицо становилось холодным. Снова и снова по кругу она крепко сжимала шины кресла. Набиралась смелости, чтобы, в конце концов, для самой себя признать.

Стыдно.

Это был тот самый вид стыда, когда ещё ничего не произошло, а ты уже знаешь, что будет и начинаешь стыдиться. Заблаговременный испанский стыд. Тане не хотелось, чтобы её парень выглядел странным, с недостатками. Идеальная, нормальная жизнь. Хотя бы чем-то она должна быть нормальной. Встречному Юре лучше знать утопию, чем реальность. Рано или поздно он начнёт думать, что если один в парочке ненормальный, то и второй становится таким же. Раньше определение "ненормальная" ей даже льстило. Теперь же при всех жирных недостатках хотелось быть нормальной. Как все.

– Лёш, познакомься, это тот самый художник Юра, о котором я тебе рассказывала.

Таня гордо подняла голову и кивнула на своего спутника.

Парень посмотрел на художника с прищуром. Оценивающий взгляд и полуулыбка. Алексей никогда не видел его в этой или прошлой жизни, если она была. Как же он его мог видеть: на десять сантиметров ниже, особой красотой не обладает. А это что? С прищуром танцор отметил: куртка, футболка, джинсы… Распродажа "всё по тысячи". Нет, точно не видел.

Наконец, смягчив высокомерие, голубоглазый танцор вынул из кармана руку и протянул нехотя навстречу незнакомцу.

– Привет. Алексей. Наконец-то увидел, с кем она по улицам рассекает. Всегда только слышал о тебе. Давно гуляете?

Прозвучало с ревностью. И кажется было не про сегодня. Юра не знал что ответить. А лишь кивнул.

Не растерялась Таня.

– Это наша десятая прогулка.

– Ясно, я думал больше.

Хотелось уехать побыстрее отсюда. На край света. Таня фиксировала слишком заметные, не скромные перемены в лице своего парня: взгляд свысока, излишне вытянутая шея, под пиджаком от Boss втянутый живот. Поправив осанку, парень становится гораздо выше обычного, неприметного художника.

В воздухе повисла тишина. Таня взглянула на Юру и закатила глаза. Сказать бы что-то, но все трое чувствовали себя неудобно в треугольнике. Цепная реакция. Лёша поглядывал с презрением на Юру, Юра с миллиардом вопросов смотрел на Таню, у которой в глазах читалось лишь разочарование. И просьба: "Скажи что-нибудь. Спроси, чтобы нам стало легче". Но все предпочитали молчать.

К тому же танцор устало вздыхал, театрально сдерживал зевок. Оглядывался по сторонам лишь потому, что считал наглым сказать: "Юрий, вы здесь уже лишний. Уёбывайте".

– Я, наверное, пойду, – бодро художник сделал всё сам и на его слова Алексей наигранно улыбнулся, кивнув.

– Ты завтра будешь здесь? – Таня с тревогой устремилась к парню. Не своему. Чужому.

– Буду. В пять вечера, – хотел добавить, что ему нужно доставить последний заказ именно в пять на Лубянку, но не стал. На фоне пафосного танцора классического балета деталь в виде курьерских обязанностей была лишней.


***

Авто мчало по магистрали, нетерпеливо перегоняя ряды, минуя пробки. Скорость максимальная. Необоснованный драйв. Спокойствие и бесстрашие водителя пробивалось через дёрганные, нервные движения руками. Лёша наклонял голову, разминал шею. Негодование. Вздох. Таня тянется к приёмнику авто, чтобы настроить приятную, расслабляющую музыку. Ту, что уже сегодня слышали её уши. Но водитель раздражённо перебивал волну.

– Странный парень. Невзрачный, – наконец сказал блондин, когда пришлось встрять в пробку и резко затормозить.

– Не в твоём вкусе, да? – фыркнула Таня, не глядя даже краем глаза в сторону парня.

Лёша крепко сжал руль, громко выдохнув.

– Ты говоришь он художник. И что же он рисует?

– Художник не рисует, а пишет, – голос девушки стал громче привычного, но она мгновенно осеклась, потупив взгляд, – не знаю.

– Чего? Вы столько вместе… гуляете. А ты даже не знаешь, что он рисует.

Это была игра. Извращённая порой. Ревность без причин. Удар со стороны партнёра, да ещё какой. И так он будет бить, задавать вопросы, пока без сил вторая сторона не упадёт в припадках клятвы верности. Наверное, будь танцор Большого театра более сосредоточен на жизни внутри квартиры, он бы никуда Таню не возил. Нередко утром встретив её на кухне у приборов для выпечки, он бросал одинаковые фразы – "займись уже делом", "запишись на курсы", "доучись французскому и начни зарабатывать на переводах", "бери курсовые по искусству", "сделай уже что-нибудь". Он бы запер свою бывшую партнёршу на этих словах дома и избавил себя от нужды тратить минуты на… Пустое.

Руки Алексея часто зудели, когда натыкались в шкафу на принадлежности для тортов и кексов. Этот хлам. Он бы с большим удовольствием всё давным-давно выкинул на помойку, если бы карие глаза тщательно не бдели.

Парень крепко сжал руль. А эти её прогулки. Просто сидит возле театра, смотрит. Ничего не делает. Как и этот художник Юра. Да, видимо они нашли общую точку. Бездельники.

Зачем копать глубже, в её проблемы? В самую душу. Зачем спрашивать о важном, о сердечно, когда её натянутой улыбки хватает, чтобы сказать – "с ней уже всё хорошо, она пережила".

Молчание натянулось как провод с электрическим зарядом и Таня с Лёшей ждали, когда же кто-то решится зацепить этот провод. По глупости велась на это Таня, ещё раз прибегнув к попытке включить музыку. Парень раздражительно выключил приёмник, выглядывая как бы съехать на чистый путь из потока ленивых машин. Невозможно.

– Ты вообще уверена, что он художник? Вдруг наркоман. Скоро, смотри-ка, попросит у тебя занять деньги на краски, потом на аренду зала, а потом…

Таня сжала переносицу. Рядом с ней давно уже не тот любезный герой из балета "Дон-Кихот", который встретил её и чемоданы на Ленинградском вокзале. Нет той нежности и ласки, какая была два с половиной года назад. Какой-то другой, Лжеалексей теперь рядом.

– Ты такой бред несёшь. По себе людей не судят, – Таня зацепила опасный улей, за который не так давно получила пощёчину. От него. "Ты такой, каким видишь других. Выдохшийся танцор кордебалета". Всего лишь слова, за которые она позже попросила бы прощение. Но вышло всё нечаянно. Как будто бы. Нет, специально. Алексей психанул. Как обычно просто дёрнулся, но его тяжёлая ладонь в тот самый вечер почему-то оставила горячий след на девичьей щеке.

– Да, Танечка, ты уже первых встречных защищаешь. Может тебе, правда, себя чем-то занять? – наконец дорожный путь освободился, и можно было дать газу. Выместить злость в запредельной скорости, которой девушка страшно боялась.

Она закрыла лицо ладонями. Как страшно. Этот свист. Уже не в ушах, а в самом эпицентре мозга. Ещё крутые перестройки с колеи на колею на дороге. Боже…

– Прошу тебя, сбавь скорость, – затаив дыхание она тихо просила. Бога ради, меня же сбила машина, не надо.

– Опять съезжаешь с темы? – насмешливо, погромче парень оскалился, открыв окно. Из ушей пару было попросту некуда выходить.

Таня в панике часто задышала, всё боясь открыть глаза. Больно, страшно, очень страшно невыносимо, смотреть как Лёша сворачивает в десяти сантиметрах от чьего-то капота на другую полосу и так через каждые пятьсот метров. Оправдать его можно, это сколько угодно. Обнять и пожалеть. Понять и простить. Устал. Замаялся… Таня всегда придумывала именно эти оправдания, стараясь развеять в мыслях след от правды. Правда была самым что ни на есть отравляющим веществом. Он мчит домой на огромной скорости от бессилия. Там, в театре, наверняка опять ставит себя выше других, вечно зубы хореографу показывает и психует, хлопает дверью. Этот адов котёл, в который он залез однажды сам. Лёше нужен покой. Покой от тех, кто не видит в нём успеха. Того огромного, о котором родители твердят с детства.

Он – хороший.

Просто устал.

И за скоростью авто нет ничего ужасного. Запрещённого. Таня даже попыталась представить: Лёша ласково спрашивает "ты голодна?" и предлагает поужинать в ресторане недалеко от дома или приготовить что-то вместе. И едет быстро именно поэтому – не потерять бронь столика. Не трудно было представить: он включает её любимую музыку за пару кварталов от дома и, затормозив на светофоре, просит прощения. О, как же Таня любила погрузиться в такие иллюзии. Открыть глаза.

Сейчас, повысив голос, Лёша успокоится. Пускай скажет, как ему неприятен Юра. Какой-то дешево одетый Юра. Пускай пересчитает, приблизительно сколько стоит его одежда и представит, что художник-то Юра на уровне самоучки, а рисует обычные цветы на заборах.

Пускай.

Он успокоится.

Вот прямо сейчас, авто въедет во двор дома и Таня с удовольствием обхватит шею любимого руками и всё будет в порядке.

Только не сегодня.

Заглушив мотор на стоянке, танцор потянулся в кресле, приводя в движение все свои натянутые мышцы. Он, как ни в чём не бывало, вышел из машины и, поставив её на сигнализацию, ушёл домой. Откроет подъезд, пройдёт спокойно до лифта, нажмёт этаж и устало вздохнёт. Дома он. И больше ничего.

Таня не успела ничего сказать. Боже. Нет ничего уродливей, чем повторы событий. Карие глаза всмотрелись сквозь автомобильное окно в этажи дома. Выше. Выше. Она смотрела и представляла как скрипит лифт, какой этаж он преодолевает сейчас. И вот финал. Она замечает как в районе гостиной появился яркий свет.

Всё. Можно сделать неровный выдох и вынув сигарету щёлкнуть зажигалкой в салоне авто.

Так бывает, ничего страшного. Закинув голову назад, Таня закрыла глаза, выпустила впереди себя порцию дыма. Бывает. Закрыть в авто, забыть в такси, не забрать с Театральной площади. Назло. Конечно, так бывает. Лёша воспитывает в своей капризной девушке сдержанность и молчаливость. "Меньше дряни в мой адрес будешь говорить". Так Лёша называл замечания Тани в адрес его из кожи вон плохих репетиций. Как злой ребёнок, он хлопал дверцей и, размахивая руками, уходил прочь, оставив пленницу за автоматическими замками гнедого коня.

А сколько раз так было?

Пальцы коснулись губ. Внутренний голос сделал отсчёт. Пять раз за два года или больше. Точную цифру она не помнит. Из такси любезно помогал высадиться водитель, а с Театральной по обычаю могли забрать родители Лёши.

В авто возле дома она сидела теперь, смотрела как заходят и выходят из дома люди. Они не помогут. Как и звонки с мобильного на телефон водителя. Карие глаза ещё раз поднялись на уровень нужного этажа. Там телефон где-то на беззвучном режиме в коридоре, танцор в ванной промывает мозги и сосредоточенно пытается понять, чего не достаёт в его картине жизни.

Обычно через три часа Лёша выходит на балкон и с минуту смотрит вниз на площадку перед подъездом. Вспоминает, что кое-что забыл. Затем спускается босиком и молча, как ни в чём не бывало, помогает пассажирке оказаться в её привычном кресле.

Таня отстегнула ремень безопасности и откинулась назад ещё больше. Три часа. Долго ждать. Можно уснуть и забыть. Так бывает, правда. И иногда полезно три часа никуда не спешить.


Карие глаза открылись, когда со двора послышался лай, а в плечах возникла болючая колкость. Таня провела по воздуху рукой полукруг. Всё та же обивка салона, запах освежителя, сигарет и всё это в душном, спёртом пространстве. Жарко, каждый вдох отдаёт горечью.

Она взглянула на телефон. Прошло три с половиной часа. "Идём на рекорд" – подумала Таня и обратила сонливый взгляд на четырнадцатый этаж. В гостиной всё так же горел свет. Значит, Лёша не спит. Да и о ней, наверняка, не вспоминает.

И это тоже привычно. Уже даже не больно, не обидно. Прижилось. Ощущение ненужности. Забытости. Всё равно ни обида, ни боль не приносят исправлений в ситуацию. Ты можешь плакать, кричать, биться в непробиваемые стёкла, но там, в квартире, у танцора ничего не ёкнет.

Пока он сам не вспомнит.

Чего же именно не хватает.

Алексей изогнулся в правую сторону в растяжке, находясь в абсолютной тишине. Ни музыки, ни слов. Ничего. Только нервы скрепят, как дрова в камине. Тихонько так, слух разрезает. И ещё немного резкой тишины. Он закусил губу и крепко сжал свои светлые волосы в крепкие тиски. Внутри, после новых нареканий и упрёков столько много тяжести, столько слабости, неспособности сделать свой танец лучше. И сказать "ты умница" некому. Лёша наклонился вперёд, вглядываясь в отражение зеркал. Обиженные, блестящие от слёз голубые глаза, брови в состоянии прощения и голова ходит мелкой дрожью. Вверх, вниз. В квартире тихо. Чего-то не хватает. И стоит парню сосредоточится на криках хореографа с репетиции, как тут же "чего-то" меняется на "кто-то".

Таня.

Лёша вскочил с места, кинувшись в спальную. Пусто. И до очертения холодно, ведь там открыто настежь окно. Кухня. Чистая, прилежная, минималистичная, но пустая. Как любит танцор. Ванная, единственное тёплое место, но и там пусто. "Вот же, сука, коробка, а не дом" – обозлённо хлопнула дверь одной из комнат.

Может показаться, что кто-то ласково из-за спины спросит – "как дела?". Но это кажется. Нет никого.

И для него, босого парня в холодном вечернем свете, нет ничего ядовитей, чем остаться одному. В темноте, в тишине. А где она, где его незнакомая знакомка? Закуривая третью сигарету, стирает салфеткой со лба пот и считает минуты. Те двадцать минут, которые перевалили за три часа и сорок восемь минут.

Сорок девять.

Как в готической сказке в темноте пискнула сигнализация и дверь открылась. Таня, глядя перед собой сделала глубокие пару вдохов. Главное никак не выдать замученное состояние. Всё ничего. Лицо ослабло, раскраснелось, и где-то скатываются невольные слёзы. Но это же, правда, ничего страшного.

Она может и дальше остаться здесь. Стряхнув пепел с сигареты на асфальт остаться ночевать сидя в неудобном сиденье.

Лёша опустился на корточки перед открытой дверью и прижался рукой к бедру девушки.

– Прости. Я перегнул сегодня палку.

В ответ не было никакой реакции. Если только ком, подкативший к горлу. Ведь всё опять повторяется. Срывы, извинения, потом опять новые срывы. И это всё нескончаемо идёт по кругу. Каждый месяц.

Парень вздохнул и нехотя коснулся её колен.

– Я так устал. От того, что происходит. Устал танцевать. Впервые в своей жизни. Давай вечер проведём без скандалов? Хорошо?

Таня хотела затянуться, помолчать, сказать, что ей надоело. Достало. Отлично знала, что сейчас они окажутся в квартире и такая мелочь, как открытое в спальной окно, заставит Лёшу кипеть опять. Скандал. И там, у открытого настежь окна, они опять вернуться к теме – "похожий на наркомана Юра"…

В голубых глазах появилось сильное беспокойство. Нет, он будет сегодня послушно молчать. Скажет что-нибудь мило на ночь, пообещает ещё пять раз, что больше так не будет. Плохо, Танечка, ему же так плохо. Без тебя.

Горько она улыбнулась и мягко, по-матерински коснулась белёсых волос парня.

– Давай попробуем. Не нравится, с кем я гуляю – сделай вид, что никого нет и я одна. И поверь, как только этот парень даст мне хоть повод сомневаться в нём, наше общение мгновенно закончится, – и голос её, совсем как у мамы. Убедительный. Правдивый. Успокаивал.

– Что происходит с тобой, расскажи мне? – Таня сдалась и стала ещё нежней. Уже не мать, а любимая девушка. Её пальцы касались кончиков ушей. Лёша это любил. Такой жест успокаивал его неспокойную душу.

– Меня настойчиво хотят убрать обратно. В последнюю линию. За что они только так со мной?

Его жалостливый, гнусавый голос. Плаксивые глазки. И нет, сейчас здесь никого, кроме мальчика лет пяти, которому учитель первый раз вывернул ноги и сделал бобо.

Таня наклонилась и поцеловала парня в макушку.

– Они ничего не понимаю, милый, – вздох и она же знает, что это всё неправда. Алексея то и дело, из раза в раз, переставляли то в одну линию, то в другую. За дело. В стенах репетиционного зала уже все заучили наизусть перечень претензий в сторону ушлого парня.

Лёша же любил слушать в свой адрес только лживую лесть.

– Что у нас на ужин?

– Салат с тунцом и куриный суп. Как тебе вчера хотелось.

Он улыбнулся, перехватив руку девушки. Целует. Нежно. Как будто это происходит не в реальности. Не с ними. Не здесь. А во сне.

– Там окно в комнате открыто…

– Не волнуйся, я закрыл.

С облегчением Таня выдохнула. Теперь действительно всё, можно рассчитывать на покой.

Опять.

Глава 6

Однажды утром Таня проснётся и превратиться в обычную женщину, каких было в доме наверняка столько же, сколько и квартир в одном подъезде. Она будет кричать, истерить, наконец, выпинывать Лёшу в театр, где его уже готовились костерить. На любой его крик будет отвечать криком, закроет на все замки двери, когда после десяти вечера его не будет дома и в следующую пощёчину обязательно огреет чем-нибудь тяжёлым по его пьяной голове.

Однажды… Этого всего не будет.

Жизнь показала, чем громче твой крик, тем сильнее тебя не слышат. Утром нового дня Таня не говорила ничего. После каждого скандала с Лёшей молча провожала его на работу в театр. Не пыталась включить музыку в машине. И по расширенным зрачкам голубых глаз понимала: он уже с утра на взводе. Не целовать. Даже улыбка могла вызвать вопрос: "Чего улыбаешься? Нравится думать, что у тебя есть кто-то кроме меня?". Наверняка знать этого не могла, но лишний раз и в правду не улыбалась.

Даже при встрече с Юрой.

Иногда, нет, точно всегда, художник выглядел счастливым, даже когда не улыбался. Глаза блестят, голос звонкий, яркий и в конструкциях слов одно лишь тепло. Притворно улыбаться при нём было стыдно. Он по-настоящему счастлив, а ты как дура натягиваешь улыбку на роже… Иногда, прогуливаясь по Арбату Тане было стыдно молчать, копошась в собственных мыслях. Просто Юра. Просто никто, а стыд заполоняет тело внутри. Сказать бы хотелось. Многое. Там Лёша, он понимаешь, ну хороший, я его люблю, но временами такой ужасный, такая эгоистичная сволочь.

Научили молчать.

В жизни остался лишь один человек, с которым Таня могла говорить без остановки долго, долго, ни разу не застревая на паузах. Легче по вечерам слушать гудки в трубке, идущие из Санкт-Петербурга. Там кто-то устало выходя из метро, поднимается по лестнице домой. Снимает плащ, ставит портфель с работами студентов на пол и, вздыхая, уже на последней секунде звонка, поднимает трубку.

Таня облегчённо вздохнула.

– Папа здравствуй, я уже подумала ты опять в университете допоздна.

– Доченька. Да, я только вошёл домой. Привет, родная. Как ты?

И она широко улыбнётся, прижимая руку к шее. Холодно в квартире. Было. Без знакомого родного голоса.

– Как у вас погода?

Спросит отец.

– Ничего. С каждым днём теплей.

Ответит дочь.

– Я вчера вспомнил, как мы гуляли по Васильевскому острову.

– Да, по выходным. И смотрели как разводят мосты. Ночью так тепло было.

– А бабушка ругалась, что ты простынешь, сляжешь дома и пропустишь школу.

– Да-да. Но мы продолжали гулять допоздна по выходным. Интересно, там до сих пор есть та самая кулинария?

– Есть. Завтра туда собираюсь в обед.

– М-м-м и я бы хотела. Приеду, мы обязательно сходим.

– Да, сходим. Танцору своему напомни, что я не против, если он тоже приедет. И да, твои десерты всё равно вкуснее, чем в любой кулинарии.

С лица Тани не сходила улыбка. Становилась всё теплей и теплей. Появляется чёткое ощущение, что эта самая кондитерская и тот самый Васильевский остров на расстоянии километра. Можно оказавшись на балконе увидеть вдали Неву и Биржевую набережную, где в жаркую погоду дул свежий, приятно охлаждающий ветер. Воспоминания, фрагменты ютились в душе как засаленная книжка, которую Таня перечитывала с кем-то в те часы, когда было пусто. Вокруг и внутри.

После разговора, она решила, не раздумывая, написать Юре. Пару строк о том, как ей хорошо. С ним. Каждую встречу. В бесполезной болтовне, дурацких шутках и одинаковых маршрутах. Это отец, его мягкий, вечно добрый тембр напомнил, что нужно быть благодарной тем, кто для тебя делает дни счастливыми или похожими на такие… Палец печатал и резко остановился. Глаза карие смотрели на маленькие буквы на экране, как на источник какой-то опасности. Неверно. Неправильно. Давать кокетливые намёки привлекательному парню, который скоро, вот совсем скоро, начнёт понимать всю скукоту своей спутницы.

Метры сообщения были стёрты, телефон оказался откинут в сторону. От греха подальше. Благодарной. Надо просто быть благодарной, что есть кто-то, кому можно написать без всякой цели. Просто так. Руки сжимаются. Нервно. Как будто страшно, что одно СМС способно привязать к человеку крепко. Захочется ему писать ещё. Завтра утром, днём и вечером. И можно этому не придавать особого значения. Но если и, правда, привяжется сама, а потом будет трудно признать, что это были лишь приятельские отношения.

Глупо. Всё это глупо.

Перед сном её хватит на ёмкие слова:

"Завтра встретимся? Штормовое передают"

В пяти станциях на север города, Юра сидел в своём уголке хаоса мольберта с карандашом в зубах:

"Завтра и послезавтра не могу. Никак. В среду. А до неё даю домашнее задание: петь, петь и, пожалуй, ещё петь. Как можно громче"

Таня заулыбалась, укрывая свои плечи тёплым пледом.

"Нет, это так не работает. Без тебя этого делать не буду"

Не выпуская из пальцев карандаш, парень закатил глаза. Капризы. Так это теперь играют в разнообразие общения? Он быстро надиктовал ответ:

"Музыка. На всю громкость. И пой. Я проверю"

Девушка посмотрела на стену напротив. Очень просто, оказалось, представить в комнате, рядом с собой собеседника-курьера. Его зелёные глаза и чёткие, прорисованные черты лица. Пожать плечами и улыбнуться.

"А я не умею"

В сообщениях воцарилась тишина. Двенадцать десять на часах. Наверное, он спать ушёл. Завтра рано работа, клиенты. Голодное утро, усталый вечер. Ну, что ж… Нужно лишь закрыть свои карие глаза и начать по детской давно забытой привычке считать мысленно па. Раз, два, три, четыре…

Телефон брякнул на столике от новой весточки. Выдержка небольшая. Всего-то десять минут.

"А я не умею танцевать. Но танцую ведь"


Таня засмеялась. Вслед за сообщением прилетело видео. Парень в шортах и в майке, обнимая стул, вальсировал нелепо по маленькой кухне, гордо подняв голову. Чёткие движения. Одно. Ещё одно. Кто-то ради тебя, посреди ночи делает бред, чтобы ты улыбнулась. Таня перемотала видео на начало. Стул наклоняется в сторону и парень в кадре ловит его с невозмутимым лицом. Так, будто это стройное тело танцовщицы. Дилетант Юра, но… Нет, не очень похож на него. С каким прищуром не смотри. Длина ног, широта обхвата рук. И для непрофессионала он кажется ничуть не хуже обычного танцора-первокурсника.

После пятого просмотра, Таня написала ответ.

"Хорошо. Убедил. Я попробую спеть"

"Значит завтра вечером жду видеоотчет твоего дз"


Таня с трудом перевалилась из кресла в кровать. Этот трудный путь в пять минут мучений, чтобы плюхнуться головой в подушку и, закрыв глаза, с облегчением улыбнуться. Видеоотчёт. Да, конечно. Завтра же она снимет как поёт нескладно мимо нот любимую песню, пока духовке запекаются кексы. Можно улыбнуться пошире, когда представляет эту секунду неловкости перед самой собой. Кто-то справа, посторонний толкает кресло на колёсах вперёд, к глупостям поближе. И он не зависает в таких заморочках, как правильно и не правильно. Он просто толкает это чёртово кресло вперёд и прогуливает с неизвестной девушкой свою работу.

Разрешите Вам испортить жизнь собой?

Лёгкое, тёплое одеяло греет. Совсем как питерская квартирка. Как встречи с незнакомым художником. Легко думать и представлять в таком тепле как на милое "доброй ночи" от Юры прилетит сообщение "сладких снов".

А кто ты такая, чтобы он ответил? А кто он такой, чтобы ты радовалась?

Это нелепо говорить "спокойной ночи" постороннему курьеру, поэтому Таня стёрла сообщение и принялась считать мысленно "па".

После девятого вращения пришёл сон. Странно, что в нём уже не очертания любимого танцора. Юра. Его шорты, майка, маленькая кухонька. И с ним она. В своей пижаме на два размера больше. Длинные рукава, широкие штаны и холодный пол. Под ногами. Танец под знакомую мелодию. Вместо классики электронный мотив. Карие глаза всматриваются в щёки партнёра, его подбородок, глаза и полуулыбку. Юра выше, почти на голову, но это не ощутимо. Комфортно. Хорошо. Притягательно. Сильный, надёжный партнёр. Правильный. Он бережно держит руку на талии. Как галантный кавалер. Относился к танцовщице с осторожностью, будто лишние движения за гранью стыда. Сон и танец повторялись, как бесконечная плёнка видеокассеты. По кругу. Всю ночь.

Почти.

В четвёртом часу ночи Таня услышала как Лёша что-то свалил своей поступью на пол и грузно упал в кровать. Спальная самый ближний путь от входной двери, поэтому танцор оказался рядом. Рано утром Тане не трудно вспомнить с закрытыми глазами, что это их пятая за тридцать дней ночёвка вместе. И первый сон без его участия.

Глубокий вдох и выдох. Таня стёрла с лица улыбку. Незаслуженно утерянные часы, дни, минуты без любимого. А теперь вот он, рядом, спит, спрятав лицо в подушку и мирно дышит. Карие глаза упали на белёсую копну волос. Губы девушки поцелуют макушку, а голос, молчаливый, оставшийся в горле оскалится. Сволочь. Этот душный запах перегара. Лёша обещал перестать, бросить. Кричал же – "успокойся, я смогу себя остановить". Но опять. Ночь, улица и стакан с горячим. Невольно в сердце появляется лишний стук. Помнит ли Лёша, как первый год им было хорошо? Как это самое одеяло оказывалось выброшено на пол, а он её, смешную и хрупкую, крепко обнимал, касаясь губами повсюду и везде. На самом тёплом задерживаясь на сто поцелуев в минуту. Он помнит ли, как она, гуляя пальцами по его телу, спускалась на впалый живот парня не спеша, очень медленно. Проводила ломаные линии по лопаткам, кралась под футболкой к пупку, хватала за горло, чтобы высоко подняв голову начать поцелуй первой, обратив взор голубых глаз строго на себя. Он… Помнит ли Лёша, слыша гул вертолёта в голове, как он был доволен той любовью, их взрослой жизнью?

Как только девичьи пальцы коснулись плеч, парень дёрнулся и промычал:

– Тань… Пожалуйста. Воды. Я сейчас сдохну.

Пальцем левой руки Лёша указывал на кресло, стоявшее вплотную у кровати. Предусмотрительный. И во все дни любит повторять истинно правильные слова: "Тебе нужно уметь самой садиться в кресло. Где твоё стремление быть как все? Только на словах? Учись элементарному".

Только где его помощь в этих умениях?

Где?

Где жизнь по законам лучшего мира?

Где?

Где по-обычному прожитые дни?

Где их счастье?

Может там же, где аспирин, коробка с обезболивающим, шприцами и тяжёлыми антибиотиками? Пусто. Может где-то в букетах цветов невзначай, которых давно не видела эта квартира? Нету. Может… В кармане куртки танцора?

Да, именно там.


Налив в стакан воды и бросив небрежно пару таблеток в спасительное море, Таня посмотрела на телефон Лёши. Там, в статистике звонков, она едва могла запрыгнуть в вагон первой пятёрки. Ей в этих созвонах и переписках отведена нижняя полка у туалета. Ещё не верхняя и не боковая, но уже не самый лучший вариант. На это не всегда есть силы обидеться. На это никогда нет времени бросить упрёк. Можно игнорировать похмельные просьбы. Назло парню громко петь, нарезать оливки с овощами в салатницу и варить кофе.

Делать то, что делают в пятнадцать лет назло другому. Невкусная месть.

Лёша перестал любить оливки давно, а на пение Тани всегда лишь грубо шипел – "помолчи, пожалуйста, у меня голова трескается. Дай прийти в себя в тишине". Сказка была. Да где-то там. Когда родители и преподаватели с изумлением охали да ахали над тем, как ради любви Таня и Алексей съехались и резко стали жить взрослой жизнью. Москва и Питер объединились, чтобы вместе покорить сцену. Она вставала рано утром готовила завтраки, вместе они ехали на занятия и по вечерам перед сном вместе смотрели кино в гостиной. Вместе принимали ванную и, чтобы не сглазить, всем говорили, что ругаются по мелочам.

Как это водится, эталонный мальчик Лёша сломался, вместе с этим надломив и отношения.

После девяти часов утра он сидел на кухне и пил чай, что-то перелистывая, написывать в телефоне с отсутствием эмоций на своём лице. Таня как дурочка любовалась им, будто никого прекрасней в жизни нет. За эти глаза, пронзительно ласковые и в то же время соблазнительные можно было простить всё. За то, как он расслабляет губы и поправляет чёлку выбросить весь хлам проблем и на каждый факт неприятной жизни сказать: "Это неправда, люди врут". Проклятье безбашенно влюблённых: бесконечная вера в сказочную, без изъянов любовь в никуда. Стерпится – слюбится, сегодня поплачу – завтра забуду, сегодня молчит – послезавтра опять у меня попросит совет. Накричал – виноватая, ударил – значит заслужила. Выпил… А кто сейчас не пьёт литрами алкоголь? Зато он рядом, ещё официально её парень. Ещё порой искренне улыбается и целует в щёку с благодарностью за завтрак. Его не бывает дома 20 часов из 24 за сутки. Это тоже ничего. Он зарабатывает им на жизнь. Красивую, без трудностей.

Взамен Лёше Таня предпочитала увлекаться кулинарией. Оно отвлекает от дурного. Расслабляет. В миске замешивая безе, попутно готовить тесто для кексов. Поливать бисквит шоколадом и не заморачиваться, что жизнь не удалась. Завтра. Получится. Пока печётся торт, Таня будет повторять балетный счёт. Это отвлекает. Процесс. Каждая его минута заряжает на лучшее завтра.

И нет уже в глазах глубокого разочарования, что входная дверь хлопнула, кто-то спешащий в Большой театр ничего не сказал. Всё это "ладно". Ведь впереди были три часа ароматов и заставленный коробками и банками кухонный стол.

Таня сидела, задумчиво глядя на упругий шар теста и думала о том, для кого готовит. Лёша, папа, преподаватель по танцам, подруга-соседка из Питера, Юра… Она свела брови и мотнула головой. В эту привычку думать о важных людях во время готовки новый знакомый не вписывался. От слова совсем. Для него готовить… Бред. Кормить кексами… Она закатила глаза. Ну, сейчас же. Никогда. В эту стереотипную игру "путь к сердцу мужчины" Таня не играла. Но всё же вспоминала имя Юра, когда смотрела на молчащий телефон. В стекле духовки разглядывала румяные изделия и думала, совсем случайно, что было бы неплохо дать именно незнакомцу снимать пробу с её десертов. Все вокруг только и говорят, что это сладкие шедевры. Но есть ли правда в их словах? Сомнения.

Прижав ладони к щекам, девушка опять бросила взгляд на телефон. Сердце постороннего курьера подошло бы для оценки нового рецепта, но сутки длится его тишина. Молчит. Не звонит, не пишет.

Не думая о гордости, Таня смыла с двух пальцев крем и быстро отправила СМС.

"Привет. Как рабочие будние?"


На другом конце города в вагоне метро сообщение было мгновенно прочитано. Парень опёрся спиной в дверь разделяющую вагоны и умиротворённо закрыл глаза. Кто-то, кажется, за двое суток впервые спросил у него "как дела?". Напомнил, что он задолжал встречу. И уже не одну. В наушниках Юры заиграла классическая вариация для фортепиано с оркестром. Там, для бывшей танцовщицы, в вагоне метро, он с усердием запоминал имя композитора. И дал обещание ответить ей, как только будет свободное время.

Только откладывая что-то важное на ближайшее "потом", не все понимают, как это вызывает у кого-то волнение. Укол негодования. Почему он молчит?

В минуты, когда вкусный запах остывал на подносе, Таня находила ответ – потому что он лишь психолог-курьер-художник. Многофункциональный парень определённых задач. Время близилось к пяти часам вечера, кексы уже давно остыли, а карие глаза бездумно смотрели на настенные часы. Неотрывно. По трубам слышен шум воды. С подъезда доходят чьи-то редкие шаги. А руки Тани без движения. Мысли отключены. Она сидела посреди гостиной с включенным светом и ничего не делала. Так часто бывает. Не знает что делать. Для чего делать. Просто так, не надеясь ни на что.

Зачем напоминать о себе, когда в ответ тишина. Зачем говорить кому-то милые слова, если в ответ будет грубость. Зачем делать что-либо, если всё это пустое?

Наклонив голову на бок, Таня крутила коробок с сигаретами и вспоминала разы, когда Лёша был счастлив от её достижений. Один. Раз. Когда она пришла в сознание в больнице, он сказал – "слава богу, ты очнулась". Больше не за что хвалить. Два года она усердно билась в попытках сделать. Что-то. Встать с кровати. Подняться с кресла. Разбудить непослушные ноги. Да, врачи обрубили надежду. Но не силы. Это же кажется проще простого – встать. Ничего, упадёшь. Сделаешь ещё раз. Но попытки множились. Не происходило ничего. Нередко, взяв Лёшу за руку, Таня говорила – "помоги мне, сделаем это вместе". Но он сдавался. Каждый раз неуверенно держал за руку и быстро отпускал – "врачи сказали бесполезно, значит бесполезно, поумней".

Одна лишь Нина, ласково повторяла: "Ты пробуй, продолжай, балерина не может сдаваться. А ты балерина. Ты рождена, чтобы ей быть".

И тайком ото всех, в лишние минуты одиночества, а то есть всегда, Таня раскидывала по дому подушки. Чтобы было не больно падать. И вставала. Вставала. Рвалась. Ещё и ещё. Раз за разом, не успев оторваться от сиденья, падала, но продолжала тщетные попытки. И вот теперь, наблюдая как кто-то другой, с улыбкой на лице пытает попытки танцевать, Таня слышит в голове звук собственных падений. Хруст хрупких костей. Ощущает эти многочисленные синяки на теле.

Всё закончилось на цифре 315 пыток. И за такие попытки невозможно хвалить. Ничего же не изменилось, согласись.


В полночь, как только Таня оказалась в постели, завибрировал телефон. Юра.

"Привет. Прости, что так поздно. Очень много было работы. Бегаю всё по тем же улицам. Знаешь, сегодня в обед был на Проспекте Мира. У вас тут хорошо. Пытался угадать, какой дом именно твой, но понял, что проспект больше, чем я ожидал. Думаю, мы как-нибудь должны здесь провести вечер. Твоя очередь водить меня на экскурсию. Как прошёл твой день?"


Утром, притянув одеяло к подбородку, Таня не стала звать Лёшу на помощь. Судя по витавшему запаху духов, он уже уехал. Тогда можно не торопиться. Сегодня ни с чем и никуда. Ещё один пустой день.

Первое, что она сделала, это ответила на сообщение.

"Привет. Если это ещё интересно, то мой дом на Грохольском переулке. Но от метро идти долго, вечный ремонт дорог. Идея с прогулкой хорошая, мне нравится. Помнится, недалеко от дома был уютный, доступный бар. Как тебе такой вариант?"


Подпирая колонны станции метро "Киевская", Юра наспех, минуя ошибки в словах, печатал ответ.

"А мне нравится говорить про бар в семь утра во вторник. Одобряю идею. Запишу в наш график прогулок. Почему так рано встала?"


Зависнув в ванной комнате с щёткой и зубным гелем во рту, она быстро набрала ответ.

"Ты же помнишь, я привыкла так жить – вставать в пять утра. По-другому и не умею"


Шагнув слепо в открытый вагон, на механизме, парень прислонился к двери между вагонами, прикидывая как давно он позволял себе проснуться позже обычного. Увы, даже в выходной день умудрялся открыть глаза, когда за окном только светает.

"Хочешь, я буду звонить тебе в пять утра? "


Таня убрала прядь волос за ухо и широко улыбнулась. Отложив телефон, быстро сделала себе кофе, разогрела завтрак и пристроила на салфетку кекс, между всем печатая слог за слогом ответ.

"Завтра в пять утра ты мне позвонишь. Посмотрим, что из этого выйдет. О чём мы будем говорить?"

Юра быстро сменил локацию и уже следовал по улице под гул огромного потока машин. И дай бог ему успеть к назначенному времени оказаться в нужном офисе.

"Мы найдём темы. Заметила, у нас они появляются сами собой. Расскажу тебе о художественных приёмах"

Остановившись на перекрёстке, курьер посмотрел на зеркало витрины и поправил причёску. Ему не хватало рядом кого-то, кто так же, встав возле витрины, будет смотреть в неё и корчить гримасы. Совсем как в детстве.

"Может, будем созваниваться по фейстайм?"

Таня напряглась, отложив в сторону телефон. Причёска, утреннее лицо. Всё не располагает к общению через камеру. Она продолжала часто стирать сообщения, подбирая верные слова. Тормозила в ответах на минуту. Сложная задача – необдуманно говорить вслух.

"Не люблю по фейстайм"


"Очень жаль. Мне было бы интересно видеть тебя каждый день…"

Юра поджал губы и стёр последнее предложение, как это делают неудавшиеся революционеры, вытравливая из манифеста лишние строчки. Затирка следов преступления.

"… Тогда, чтобы я увидел тебя, а ты меня, мы должны встретиться в каком-то месте. Кино, например… Давно там была? Я в прошлом году"


"А я в прошлой жизни" – подумала Таня, глядя в большое зеркало в коридоре. Короткое каре едва закрывало уши, плавной линией подчёркивая овал её лица. Раньше они были длиннее. Тёмные волосы, заплетённые в косу или уложенные в объёмный пучок.

Она вспоминала с периодичностью в две недели тот миг, когда входная дверь квартиры открылась и Лёша увидел её. В кресле. С кривой волной коротких волос. Таня обрезала их сама. Её карие глаза с такой длиной стали ещё больше, ярче. И девушка представляла, как эта перемена понравится Лёше. Он отрешённо взглянул на неё в тот вечер, не придал значения, а лишь коротко заключил – "хм-м-м интересно смотрится". И всё.

Просто всё.

После аварии танцор сразу забыл её длинные волосы, достающие до самой поясницы, как любил в них запускать свои пальцы, вдыхать мятный запах и ночью ощущать щекочущие пряди на своём теле. Забыл, как были они дороги Тане. И что, что она с собой сделала? Это каре, открытая бледная шея. Зачем? Танцору было не интересно. Только папа, увидев дочь впервые с каре, улыбнулся и сказал – "ты стала ещё выразительней. Такая красивая, моя малышка". Рядом с Таней Лёша забывал, что есть эти ласковые слова. Много раз сидела рядом, слушая как он, её парень, делает комплименты друзьям, подругам, сокурсникам, пианистам и скрипачкам. Отмечал каждую деталь в переменах других. Но не своей возлюбленной. Комплименты в словах – бесцельная трата времени, человек должен делать, совершать и доказывать. Это и есть комплименты. Настоящие. Так себя оправдывал танцор. А между этим скрывалось настоящее объяснение всего и вся. Безразличие. Его девушка жива, его девушка улыбается, его девушка дышит, его девушка изредка бывает радостна. А нужно ли что-то ещё? Не нужно. Она уезжает в комнату, чтобы самостоятельно перевалиться в кровать и парень уверен – она счастлива. Если ей не звонить, ничего ужасного не случится. Она умная девочка. Найдёт себе занятие. Напишет ему – "хочу, чтобы мы поужинали вместе", а он в ответ – "пригласи моих родителей, я буду поздно".

А что же другие? Подруги, друзья, приятели и приятельницы… Их не было. Все, кто остался с Таней в статусе "друг" это был Лёша. Больше никто.

В балете не нашлось места настоящей дружбе. В столичных кругах танцоров это не принято. Подруги уходят и приходят, жить можно без них, а вот сцена у тебя одна. Всё это была несменяемая мантра с первого шага у станка. Шанс один на миллион таких же девочек как ты. И сегодня эта подруга тебе улыбается, а завтра отбирает роль или путёвку в турне по Европе. Кому нужна дружба с девочкой из Питера, которая за заслуги без вступительных испытаний приходит в сильную группу, чтобы занять первую позицию? Кто будет дружить? Никто. Комплименты? Поддержка? Советы? Да, если это способно тебе навредить. По-другому и никто.

Таня посмотрела в зеркало, и, гордо подняв голову, приняла рабочее выражение лица. Вздёрнутый подбородок указывал глазам на центр зеркала, губы строго сомкнуты, чтобы затем изогнуть их в обольстительную улыбку и руки механически опускаются на талию. Строгость, статика, каждая мышца натянута. И это уже не то лицо, с каким она пришла в здание училища четыре года назад. Скромная балерина. С короткими ногами и припухшими щёчками. Лучшая на первом занятии после каникул. Таня умела делать на сцене живой театр. И на каждую героиню лица, как маски, можно снять, поменять. В мгновение ока. За шестьдесят минут она умела играть Одиллию, Одетту, Кармен, Машу, Джульетту и просто придворную девчонку, которая выходит на сцену всего лишь на одну минуту. Она могла то, что делают настоящие балерины. Сквозь опыт. Сквозь долгие годы.

Уже всё не так.

После рокового столкновения из мира Тани ушли все друзья. Все подруги. Они позвонили каждый лишь пару раз, спросить, когда она вернётся в училище и как долго будет проходить её лечение. После возвращения домой они вовсе пропали. "Если ей нужна помощь, поддержка, она сама позвонит". Друзья… Они думают, что только в книгах, в фильмах и на полотнах художника человек может хранить в себе молча боль, слёзы, переживания, депрессию и только там же его друзья, знакомые, коллеги догадываются интуитивно об этих проблемах. Они думают, что в жизни так не может и не должно. Молчать, смотреть и еле сдерживая слёзы ждать секунды, когда вот-вот и переживание в ком-то дёрнется и он спросит – "что я могу для тебя сделать? Может, развеемся? Сходим в кино?". Никто. За год Таня привыкла, что она одна. Перестала отвечать на звонки абонентов, которые только и ждали, когда она привыкнет к этой сидячей жизни. Чтобы не делить с ней трудности адаптации, чтобы не слушать её, не успокаивать.

– Как дела?

– Ещё не пошла.

Встав на пуанты, Таня открывала дверь за дверью и тут же закрывала. Потому что это были двери не в её жизнь. Друзья оказывались до тошноты завистливыми. Это одна дверь. Другая дверь вела к открытой ненависти. А к ручке другой двери закреплена была нить, которая тянула за собой ведро ледяной воды. Издевательства. Была дверь, которую откроют с той стороны любезно, но до неё Таня ещё не дошла. Вот он возник попутчик, Алексей. Ему тоже нужно было найти свою дверь, и они пошли вместе. По дороге его соблазнила уже приоткрытая дверь с запахом заманчивой славы. Фальшивая дверца. Таня же двинулась дальше.

Одна.

Вот сейчас, через три глотка вина, откроется настоящая входная дверь. И чьи-то знакомые голубые глаза посмотрят на неё. По-доброму, сияющие две точки на лице. Ярче, чем лампа над столом. Он скажет – "собирайся, едем в Питер, а сначала в ресторан". Протянет букет цветов, поможет подобрать лучшее платье, и они опять пойдут искать правильные двери. Всё это так просто.

Или совершенно кто-то другой, чужой, передаст консьержу конверт с запиской, где будет незнакомый почерк и лишь одна строка.

"Я нашёл твой дом, спускайся, двинем гулять"


Таня лениво двинула к окну. Темно. Безлюдно. Есть ощущение изоляции от мира. И видно из этого окна помутневшим взглядом только пустые квадраты света на другой стороне улицы. Такие же чьи-то окна, где люди приходят с работы, люди уходят на работу, садятся семьей ужинать, сидят на дорожку перед вылетом в отпуск, собираются на концерт, суетятся перед свиданием или лениво болтают о том, как прошёл день. Там, за этими окнами, тепло. А ей холодно. От сильного ветра фонари улицы погасли. На стекле застыли жирные капли дождя. Их бы сейчас, после вина, ощутить на щеках. Позволить спуститься на голову, под футболку. Промокнуть и взбодриться.

Нужно только повернуть ручку окна. Таня вытянула руку. Высоко. Не дотянешься. Если бы только можно было хотя бы немного приподняться. Всего лишь чуть-чуть. Она сжала кресло. Впилась пальцами. Оттолкнуться. Хотя бы немного. Чуть-чуть. Собрала в руки всю силу, напрягла плечи и… Всё. Тело повело вперёд. Резко. Неуправляемо. Девушка уцепилась за подоконник. Жарко. Виски пульсируют и руки дрожат. Ей хочется рвануть ещё раз. Вдруг получится, но мешает засевшая ненависть в голове. И вибрирующий от сообщения телефон.


"Придумал. Мы едем в "Музеон"

Тяжело дыша, Таня резко опустила жалюзи. Гроза началась. Дождь усилился. К тому же лучше не знать, что в этой жилищной коробке есть окна. Которые невозможно открыть.

"Дождь на улице. Вряд ли в "Музеон"

Юра посмотрел в потолок вагона метро.

"У меня в метро дождя нет"

Скрипнули жалюзи взмыв к потолку, и Таня быстро сделала кадр отвратительной погоды, зацепив объективом фото в рамке. Она. В образе Одилии из "Лебединого озера".

Поезд красной ветки метро стремительно вырвался на поверхность городской суеты. В небе, над Воробьёвыми горами, велась несчастная борьба непогоды со светлыми силами. Там, где наступила темнота, поглотившая солнце, живёт она. А здесь он, включив Танин плейлист, смотрел на угол фото. Небольшой портрет юной балерины. Её глаза светились от невинности, чистых чувств радости и влюблённости. Там же, незаметной тенью было напечатано стремление. Танцевать, жить. Эти карие глаза всех прощали и всем доверяли. Чистая и наивная Танюша. В наушниках заиграл опус из "Лебединого озера". Образ совпал. Белёсая кожа на щеках, шее, ключицах. Яркие пышные ресницы, чёрные как смоль стрелки, но совершенно мягкие для зрения. Он любовался. Танцовщицей Таней, о которой до сих пор совершенно ничего не знал.

Апатично отставив бутылку вина в сторону, она тонкими пальцами притянула к себе чашку с фруктами. Час. Всего час прошёл, а время тянется и тянется как бесконечное. Рядом валяется книга. Прочитать бы дальше. До конца. Но Таня не хотела.

Это ведь так ужасно, когда герой, которого ты полюбил, решает погибнуть. Или нет. Так решает беззащитный автор – взять и обнулить чью-то значимость. Оно что-то напоминает. Сюжет романа как чей-то настоящий сценарий жизни. Парень, не достигая цели, любви и места в этой жизни, выбирает ринуться в бой, где исход у всех один – погибнуть. Погибнуть, кажется, единственный исход, который ждёт тех, кто тянется к цели через невозможное.

Руки девушки листали страницы с лёгкой дрожью. Неприятный осадок от слов оседает печатными буквами на сердце. Ты можешь попытаться исправить всё, что можно. Но за смелость награда всегда приходит не в том виде как хочешь ты. Хочешь освободиться от мечты, а это происходит так, как решает кто-то сверху.

Таня не хотела быть печальной героиней, у которой погибель это счастье свободы.

Она всегда хотела жить.


***

Поздно вечером Юра сел у окна, выключив свет в комнате. Осталась только настольная лампа, бросавшая яркий свет исключительно на главное. Разрисованные листы. От кружки с чаем и тарелки с бульоном на краю стола шёл тёплый пар.

Сделав глоток напитка для согрева, парень закусил кончик карандаша и позвонил Тане.

– Значит, "Музеон"? Мы договорились?

Она ответила сразу.

–С тобой спорить бесполезно?

Включив громкую связь, Юра отложил в сторону телефон и взял в руки бумагу, карандаш.

– В "Музеоне" весной очень красиво. Но я думаю, ты это и так знаешь, но в дождь там красивее в тысячу раз. Это я и хочу тебе показать.

Она прижала телефон к уху, не зная, что ответит. "Как жаль, что мы не рядом и не можем гулять по ночам". Хорошая фраза. Уставший обволакивающий голос Юры располагал к такому ответу.

Но она не сказала.

Не успела.

Со стороны подъезда послышался стук ключей. Застучали затворы и через минуту повеяло воздухом присутствия третьего в атмосфере. Тяжёлый стук двери и топот по коридору не предвещал ничего хорошего.

Таня закрыла глаза, прикрыла ладонью динамик телефона. Перед этим она быстро спрятала бутылку вина под стол. Механическое действие, чтобы зазря не раздражать Лёшу. Со стороны комнаты послышался какой-то грохот.

– Юр, я тебе перезвоню чуть позже.

Не дожидаясь ответа, она сбросила вызов. Быстро поворачивая колёса кресла двинулась в коридор. Всё по-прежнему преданно ожидала встретить своего ненаглядного.

Танцор в спешке скинул куртку, взъерошил мокрые от дождя волосы и, кинув спортивную сумку в сторону, выискивал на вешалке что-то уникальное.

– Ты сейчас куда? – Таня быстро следовала за ним, на сколько это было возможно. Дублировала каждый шаг, чтобы поймать взгляд.

Лёша фыркнул, скинул футболку на кровать и на подтянутое красивое тело натянул облегающую рубашку, между тем джинсы заменив на укороченные брюки. Таня протянула руку, нырнув под одежду парня, чтобы обратить на себя внимание.

– Тань, некогда. Мне бежать пора.

Устанешь от этой фразы, когда она появляется 365 раз за год. Тане надоест молча задавать вопрос. Терпеть. Она устала и настойчиво ухватила в руках парня пояс от брюк, дёрнув резко к себе.

– Куда ты едешь? Посмотри на меня.

На миг можно и повиноваться. Закатив глаза, Лёша обернулся. Трезвый, но с явно тревожными глазами, которые бежали вперёд всех частей тела. Красные веки. Громкое дыхание.

Опять.

– Ты за рулём? – Таня процедила сквозь зубы.

– Давай ты лезть ко мне не будешь? Уйди, не мешай. За рулём… Какая разница кто за рулём? Тебе вообще какая разница? Я тороплюсь, – бросив ремень, Лёша кинулся искать другой. Нервный. Дёрганый. Там в глазах мечется адреналин и иногда с губ летят маты. И если бы сейчас, в авто, был целый гардероб, он и не подумал наведаться в квартиру.

Как же он не любил, когда Таня отвлекает от важных ночных путешествий по чьим-то пьянкам. Путается под ногами в своём кресле. Не отвернуться, не отойти от неё. И даже взгляд не отвести, всё так тесно вокруг.

– Я не пущу тебя в таком состоянии. Ты не поедешь никуда, – она схватила за рубашку, но тут же была поймана. За запястье. Больно. Крепко. До хруста.

– Блять, да ты успокоишься уже? Я опаздываю, а ты решила мне мозг проесть. Пропусти. Иначе посажу в ванную, а кресло тут оставлю. Давай. Уезжай.

В ответ Таня могла бы сказать резкое "нет" и остаться на месте. Стерпеть пощёчину, оказаться в ванной под холодным душем. Всё бы могла. Но в голове с детства сидит сверло – с любимыми быть грубым нельзя, на то они и любимые. Пришлось отступить, опустив голову. Тяжело дышать, смотреть как он уходит. Надевает кожанку, кроссовки и приглаживает волосы на разный манер. Это всё вызывает ноющую боль в спине. Невозможность удержать.

– Мне нужно сделать укол, – тихим и виноватым голосом она попросила, подъехав к входной двери. Знала, что все просьбы не работают. Никогда не работали. Но хотелось, чтобы однажды этот движок "никогда" наконец-то сломался.

Ещё глубже за рёбрами последним теплом дышит надежда, что он никуда не поедет.

– Даже не пытайся. Ампулы все в коробке. Дотянешься. Шприцы в шкафу ещё остались. А я уехал. Чао.


Входная дверь хлопнула. Слишком быстро. В воздухе ещё летал запах парфюма. Укол. Лёша это никогда не делал. Просто не хотел. Это ведь её проблемы, её лечение. Ему проще управлять другой иглой. Своим языком. Подняв юбку, танцовщица недавнего прошлого могла ввести иглу в бедро метко, безболезненно и пустить препарат по телу. И это делала. Всегда. Но зачем же тогда двери, комнаты, завтраки и её ласковое "доброе утро"? Поморщившись, Таня почувствовала боль в районе лопаток. Укол в виде рёва мотора на улице, а потом каменная боль в сердце. Опять нетрезвый за рулём. Зачем им быть вместе? В этой квартире. Рядом. Вроде вдвоём, а по факту по отдельности. Препарат растекается по телу. Зачем он нужен, если от него… Ничего?

А если утром он не вернётся? А вечером Таня найдёт его где? В больнице? В морге? Ладонь прижалась к губам. Всхлипнет. Боже мой. Как же тяжелеет с каждой секундой её сердце. Лёша – единственный, кто остался. Пальцы сжимают ткань. Напряжение нервных клеток замедляет действие препарата. Сейчас. Сейчас отпустит.

Таня закрыла глаза и сосчитала до десяти. Девять… В последний раз, когда произошло это, скандал на неровном месте, за секунду до звонкого удара по щеке, по телу её пробежался мороз. Настоящий, природный. Тот зимний, лютый, какой охватывает ребёнка, когда он выскакивает на улицу без верхней одежды. В лёгких туфлях и школьном костюме по хрустящему снегу. Таня ждала этой секунды до удара, чтобы приготовиться. Вспомнить, как это, когда твои сапоги выкидывают в воду Обводного канала одноклассницы, а она ничего, идёт, в туфлях по морозному ветру домой. Ощутить, как под кожей леденеет. Чтобы от холода было больно моргать и дышать. Касаться голой кожи опасно до дрожи, а деться больше некуда. В этот момент кто-то похожий на Таню как две капли воды окажется рядом. Сама Таня, только старше лет на десять и ей гораздо теплее в этих поганых условиях. Всё потому что она, другая Таня, умеет справляться с этим. Она сама себя касается щеки и ледяными глазами смотрит, чтобы согреть. Улыбка алая, живая, тёплая. И шёпотом звучат такие простые, но бодрые слова – "давай, ты справишься, ты знаешь, что надо делать".

Таня представляла эту картину и всё, что было дальше уже теряло силу. Удар был лёгким. Слова не слышны. А сердце успокаивается и встаёт на место. Не больно.

Всё хорошо.


Перед карими глазами расплылся волнами входящий вызов. Юра. Рука всё так и держит опустевший шприц. Голос застрял. Хрипотцой. Надо вернуться в прежнее русло, пока лимит дозвона не иссяк.

– Привет. Только собиралась звонить.

В её голосе парень услышал тревогу. Слабость.

– Всё хорошо?

Таня поморщилась и тихо ответила.

– Всё чудесно. Вот… Кексы из духовки достала.

– Кексы? Так, ты испекла кексы, значит я выезжаю. Сто недель не ел домашней выпечки.

Снова настроив лампу на лист бумаги, Юра включил громкую связь, глядя в окно. Будто где-то там, совсем близко была она. Соседний дом, этаж десятый и на просторной кухне небольшая лаборатория по вкусным сладостям. Взгляд курьера переметнулся обратно, к себе домой. Можно представить, что танцовщица сидит на подоконнике и курит в окно, а может ходит по комнате на носочках и танцует. Юра закусил кончик карандаша, соединив воображаемое в одну картину. Она…

– Знаешь, что я вижу сейчас?

Карандаш приземлился изгибом линии на бумагу.

Таня пожала плечами.

– Пыльное небо?

– Нет, я вижу балкон напротив. А там танцуешь ты, – парень улыбнулся, не отрываясь от бумаги, – Пуанты белые, пачка. У тебя на голове лента розовая с мелкими белыми цветами. Длинные волосы и чёлка.

Таня зажмурилась. Сделала вдох.

– Я красиво танцую?

Юра размазал тонкую чёрную линию пальцем, чтобы образовалась тень.

– Очень.

Не в силах сделать ещё один вдох, Таня прошептала:

– А какая музыка играет?

– Поп-хаус и классика.

Таня тихонько засмеялась.

– Какой ужас.

– Хорошо. Тогда только классика.

– А там темно?

– Там? Нет. Там лунный свет спускается сверху.

– И бордовый занавес? – дрожащим голосом отозвалась Таня, подъехав поближе к окну в своей комнате. Она тоже представила как в комнате напротив у окна сидит художник и смотрит. Как она танцует.

– Да, с золотой бахромой снизу.

Он лишь воображал как может выглядеть сцена Большого театра. Какое оно, то самое пространство. Парень никогда там не был. Не видел вживую ярусы балконов, оркестровую яму, помпезные люстры и масштабную сцену. Он ничего не знал о балете до встречи с Таней.

– Я до сих пор танцую?

– Не прерываясь.

Дыхание девушки перехватило.

– Там не слышно фортепиано?

– Даже не знаю. Послушай сама.

В трубке заиграла до боли знакомая музыка. Тихая, мелодичная. Томная. Это Дебюсси. Фортепианное вступление. Тихое, напоминающее шёпот. За вступлением следует акт в четыре руки. Звучание подобно подъёму по лестнице. Танцовщице не нужно было прикладывать усилия, чтобы глаза защипало от слёз. Первая капля скатилась от уголка, вторая. Мелодичный переход всего лишь из двух нот.

– У меня хороший… Вкус.

– Да, мне тоже нравится, – художник заменил твёрдый карандаш на мягкий, вглядываясь в свечение фонарей, – Я думаю в следующий раз вместо майки на тебе должно быть что-то другое. На балконе холодно и можно простыть. Пусть это будет свитер.

– И волосы собраны в пучок, – Таня улыбалась сквозь слёзы, жадно вслушиваясь в музыку.

– Нет, пусть будут такими же.

Курьер, художник, человек в неизвестном статусе всё смотрел и думал. О том, что люди должны встречаться гораздо раньше положенного срока. Не так как задуманно свыше или предназначенно судьбой. Встретить Таню девочкой-балериной, которая бежит сквозь толпу в метро, чтобы успеть на занятие, а Юра мог быть художником, что рисует портреты в подземке. "Девушка, давайте я вас нарисую. Просто так. Бесплатно". А она бы улыбнулась и, убегая, сказала – "Я опаздываю. В следующий раз". И они бы вот так сталкивались под землёй в холодных тоннелях, чтобы однажды сказать друг другу имена и начать узнавать по кусочкам. Через год, два быть лучшими друзьями. А может…

Таня сжала телефон, пропуская всхлип.

– А что ты бы хотел, чтобы я станцевала?

Юра задумался. Думал об этом всякий раз, когда вздыхая, она смотрела на колонны Большого театра. Как много они потеряли… И если бы им пришлось познакомиться раньше, то он бы ответил не думая. И она бы ему танцевала. В парках, скверах. Он ходил бы на конкурсы и смотры, где участвует знакомая балерина. Ждал бы после занятий…

Молчание испугало, и Таня робко повторила вопрос.

– Я не эксперт в танцах, ты же знаешь. Танцуй, что тебе нравится. Чего ты хочешь?

– Я… Я просто… Просто хочу танцевать. На том балконе напротив.

Опустив голову, Юра сжал переносицу.

– И ты будешь танцевать. Я же это вижу.

Кто видел как Таня танцует? Уже сейчас, оказавшись в статусе "инвалид второй степени". Воображает ли кто-то? Никто. Ей самой давалось это с трудом. Реальность событий заслоняла плотной тканью мысли о том, что она могла бы. Как она могла бы танцевать сейчас. Став старше. Система нервная невыносимо страдала и на каждую подобную мысль возражала слёзно: "Дура, думать забудь, это невозможно". Ибо этого не будет никогда. Никогда.

Стрелка настенных часов добежала до полуночи. Юра сделал ещё несколько поворотов грифелем по бумаге и зевнул. Они уже час говорили о природе искусства и уходили от разговора о встрече. Погода ужасна, балерина прекрасна. Но погода…

– Если мы не встретимся завтра в Музеоне, ты потратишь в пустую день. И этого я не могу допустить.

Таня выдохнула и провела ладонью по лицу. Липкие солёные слёзы долго остывали, но если вот так и правда сидеть в тишине и темноте, сойти с ума недалеко. И завтра, возможно, ей придётся это сделать – остаться брошенной и поехать крышей. А голос, голос в голове доверчиво говорит, что в штормовой погоде лучше. Гораздо лучше.

– Окей, согласна, мы встретимся у Музеона. После твоей работы завтра.

До завтра.

Глава 7

Обещание. Она дала его впервые за всё время знакомства. Счастье ли это? Это победа. Небольшая стена, сломанная между людьми. Её возводил не ты. Да, до тебя были не лучшего сорта люди, и они поставили эти стены. И гораздо важнее, кто будет тем человеком, кто их разрушит.

Ты молодец, ты смог сломать, а что до неё, то ей достаточно уметь видеть в себе танцовщицу. Как прежде.

Благодаря тебе.

Юра ехал к условленному времени, стерев из памяти рабочий день. Стало единственно верным вычеркнуть напряжённые часы беготни по офисам и отдохнуть. В этот вечер, когда он обещал ей дождь. И… Танцевать.

Парень смотрел вкрадчиво в шаги людей. Эти секундные отпечатки. Разные. Каждый час их рядом появляется десятки тысяч. Шаги… Зелёные глаза поднимаются чуть выше. Здесь, на уровне колен, уже щеголяют девушки на каблуках, в юбках, платьях. Ещё выше если подняться, там покачиваются в походке их бёдра. И каждый этот шаг настолько лёгкий. Простой. А вот она… Пока кто-то делает два кокетливых шажка, Таня может лишь с трудом сдвинуть себя с места. Между лужами, ямами и недовольными матами.

Юра поднял воротник джинсовки, пряча тем самым шею в минимальное тепло. На верхней ступеньке входа в парк было видно, как угрожающе на медленной скорости туча наезжает на прохожих и как ей точно Пётр Великий указывает путь. Вот туда, на север.

Откуда быстро вырулила спутница. С гордой осанкой.

– Я опоздала, искала вход, но взяла кое-какое возмещение ущерба, – Таня протянула парню жестяную бутылку пива. Ну, надо же… Так их встречи станут гораздо интересней, – А ещё вот это, – следом в руках художника оказался крафтовый пакет. Кексы.

– Подумала, что рабочий день у тебя закончен, уже вечер и можно расслабиться. А это… Решила прервать твоё столетнее воздержание от выпечки. Надеюсь, ты не против, – девушка улыбалась непосредственно, легко. Как того заслуживал парень.

Он несколько виновато открыл банку напитка и сделал глоток. Лицо выдало мимику удовольствия. Что-то приятное пошло по организму, снимая напряжение рабочего дня.

– У тебя хороший вкус не только в музыке.

В руках Тани был стаканчик ягодного смузи. "Не пью" – кивнула она на немой вопрос зелёных глаз.

Парень сделал ещё глоток, громко промычав от. Но не от пива, а от того как сегодня выглядит она. Спрятанное за уши каре, лёгкая дымка теней на веках, длинные ресницы и лёгкий блеск на губах.

– Ты хорошо выглядишь. Даже стыдно, если вдруг промокнешь…

– А я хочу промокнуть, – прервала Таня как протестующий активист и двинулась вперёд. – Это ведь прогулка, не так ли?


Ей надоела тишина. Доконала монотонность и изоляция от мира. Не видеть город, так как видела раньше. Не делать глупых поступков, ведь кто-то сказал, что они глупые. Жить в рамках и не пытаться их расширить. Дождь ещё одна прекрасная возможность закрутить в себе механизм сумасшедшей глупости.

Надвигающийся гром грозился опрокинуть воду на улицы сиюминутно, поэтому постепенно набережная у Киевского моста пустела. Тане это нравилось. Теперь действительно нужно чувствовать себя свободней. Они выпили каждый по своему напитку и направились к Третьяковской галерее, где Таня была лишь раз, а Юра не был вовсе. "Я водила сюда папу. Ему нравится искусство картин. Хотя работает он преподавателем экономики". До закрытия галереи был час с лишним. Молодым и свободным хватало этого времени, чтобы обойти хотя бы парочку залов. Там, среди прогрессивных художников-революционеров, авангардистов и будущих эмигрантов висели те полотна, какие были любимы парнем со школы. Галерея для него была местом, которое можно назвать домом. Территория, где он мог говорить свободно, без пауз. Рассказывать чью-то историю. Как будто о себе.

Он шёл рядом с девушкой и разглядывал картины, которые знал наизусть. Грубые, сумбурные композиции. Краски будто смешанные с грязью. Реализм прошлой эпохи как он есть.

– Эти натюрморты так точно передают эпоху. Дорогая посуда. Деликатесы, серебро. Это стол аристократов или интеллигенции в пятом поколении, – Юра опускался на корточки рядом с Таней и пальцем обводил в воздухе необходимый участок картины, – обрати внимания на оттенки. Они серые, мрачные. Через них можно понять, что эти люди несладко пережили революцию и продолжают жить в опасениях. Они не богатого образа жизни. Возможно, прошли жестокие ущемления. И всё что ценное есть у них – это обеденный стол. Где они могут создать видимость благополучия и роскоши.

Таня с вниманием первоклассницы подъезжала к тем картинам, которые казались ей близкими, и слушала, как Юра рассказывает не о них, не о художниках, а о ней. Такая же серость и у неё в квартире. Комната и ряды фотографий в рамках как иллюзия красивой, живой жизни. Эти рамки старые, всегда пыльные, а за ними ничего. И красивое нечто в стенах дома уже давно незаметный элемент. Каждый день в душе танцовщицы создаётся ощущение, что реклама образцовой пары давно закончилась, а её не предупредили.

Таня смотрела на Юру и в каждом его шаге терялась. Куда смотреть? Художнику реальному в глаза или в глаза полотен. Первое было куда интересней. Наблюдать, как зелёный зрачок начинал шириться, блестеть и чем дальше художник заходил, тем глубже погружал спутницу в очевидное, невероятное.

– А Марк Шагал? – она остановилась напротив картины "Прогулка" и наклонила голову на бок, – что ты можешь сказать об этой картине?

Юра скрестил руки на груди, невозмутимо смотря на объект обсуждения. Внимательно и скрупулёзно подбирая слова. Странно, что именно эта картина привлекла внимание девушки. Странно, что она хочет что-то слышать от него.

– Здесь история самого художника. Эта картина о том, как, наконец, мужчина обретает настоящую любовь. И она кажется ему настолько лёгкой, прекрасной, что с ней (с любимой) можно воспарить над землёй. Закрыться ото всех и… Любить.

Таня посмотрела пристально на парня.

– Она нравится тебе?

Каре, карие глаза, тонкие пальцы. Она может не нравится только неразборчивым в искусстве людям. А её задумчивость, стоящая на грани детского любопытства. Разве это может не нравиться?

– Нравится. Я люблю серию таких картин у Шагала. Влюблённые неразрывно связаны друг с другом.

То, чего не было у него. Зелёные глаза опустились в пол. Майя, проживая суетную жизнь в Екатеринбурге, уже давно не звонила и не писала. Две недели. И он, курьер Юра, уже перестал ощущать, что их отношения хотя бы немного похожи на картины Марка Шагала. Перестал чувствовать, что её рука по-прежнему в его руке. Пропало как нюх ощущение, что они ещё вместе. Связанны друг с другом. Не расстояние это физическое, а состояние внутри, за сердцем.

Таня ничего не сказала. Её рука с рукой Лёши давно оборвалась. Раньше, чем приехало в спину танцовщицы злосчастное авто. Но ей нравилось смотреть на яркие краски картины, видеть чужое счастье влюблённости. Думать, знать, представлять, что такое ещё бывает – неразрывная любовь.

– Мне нравится эта любовь, – в лёгкой улыбке она наклонила голову на бок, – Здесь такая красивая история. Художник привозит свою любимую в свой родной город. Он хочет видеть перед собой две влюблённости: город детства и женщину всей жизни. И он красит эти две страсти в разные цвета. Город спокоен, он такой, каким был в детстве художника, а его женщина навсегда останется в ярких красках. Счастливая и волшебная.

Глаза парня расширились.

– Ого, а вы, мадемуазель, любительница Шагала?

Таня смущённо заулыбалась, заправив прядь волос за ухо. И тут же гордо приподняла голову.

– Да, есть немножко. А что, не похожа на любительницу таких художественных течений?

По громкоговорителю галереи механический голос сообщил о том, что Третьяковка закрывается через десять минут.

– Скорее ты похожа на создательницу таких течений. А создатели, как правило, не любят то, что создают, – Юра нехотя шагнул в направлении выхода.

– И ты не любишь, что создаёшь?

– Чаще да. Рисунки на бумаге А4 мало удовольствия приносят.

Он дал ответ и быстро отвернулся, чтобы Таня не узнала насколько это неправда. Последних трёх недель. Всё изменилось. Он не мог, глядя на начатый портрет думать иначе. Юра уже любил те ночные часы, когда садился за стол и брал бумагу. Любил писать черты. Любил исправить разрез глаз и из остатков старой краски подобрать цвет губ. Любил достать мольберт и мысленно перенести всё ранее написанное на большое полотно. Любил, конечно, что делает сейчас. То, как гуляет работу, гуляет новую подругу. Только же не скажет. Это всё уж слишком для неё.

Таня застопорилась у выхода, слушая, как агрессивно дождь поливает парк.

– Твоя девушка не любит искусство?

Юра развернулся к ней лицом, делая вид, что ему этот разговор не делает больно.

– С чего ты взяла?

– Ты говорил ей некогда интересоваться тем, что ты пишешь.

Он усмехнулся и потёр двумя пальцами нижнюю губу. Надо же, запомнила, а он думал Тане всё равно.

– Я не говорю ей, чем занимаюсь. Она же не интересуется. Иногда… Бывает сложно делиться своим творчеством даже с близкими.

– И поэтому ты пошёл курьером, а не дизайнером, например?

Молодые люди вышли нехотя из здания. Таня застегнула плащ под самое горло, надвинув на голову капюшон, а Юра позволил себе остыть перед, кажется, серьёзным для него разговором.

– По всей стране дизайнеров, декораторов и архитекторов как собак нерезаных. Много. Это нынче модно, распознав в себе хоть маленькую творческую жилку лезть в искусство. А я… Я видимо не дотягиваю до художника.

– У тебя отличные теоретические знания. Ты бы мог стать экскурсоводом, искусствоведом.

Парень снисходительно улыбнулся.

– Консультанты и менеджеры в области таких знаний уже не нужны обществу. Тем более молодые и неопытные. Люди сами всё знают. По крайней мере, многие делают вид. Гид из меня тоже не очень. Пересказ своими словами почти никто не любит. Это не по правилам нашего музея, – он скорчил гримасу, передразнивая манеру всякого канцелярского работника советского образца.

– Однажды всё-таки заставлю тебя показать свои картины и я, как человек хоть немного разбирающийся в этом, скажу, что ты не прав и тебе пора менять работу.

Таня знала, что это такое – когда ты умеешь, а тебя отталкивают. Говорят "не нужен ты", а тебе охота доказать что можешь многое, великое. Только доказательства эти никто не увидит. Они оба замолчали, и в глазах парня Таня заметила тень неприятия. К своей жизни. Тем недостаткам, которые не получается искоренить. Совсем как у неё.

– На месте твоей девушки я бы начала интересоваться искусством. Чтобы поддержать тебя.

Юра повёл плечами, смахивая с причёски капли дождя. На месте её парня он бы уже сделал всё, чтобы балерина снова могла ходить. Как это делают все люди вокруг. Но это невозможно. Там, видимо, крепкая любовь и влезть в неё художник не хотел. Куда ему с глупыми советами. А в сердце растекается тепло от окончаний слов девушки. Поддержать тебя…

Таня закурила, метнув струйку дыма куда-то вдаль дождя.

– А что есть у балерины кроме танца?

– Ничего, – отрезала Таня, опустив голову.

– Как это ничего? Не может быть.

Она остановилась и посмотрела в лицо спутника пристально. Зелёные глаза стали темнее и он, конечно, понимает, почему так. Почему она, сидя в инвалидном кресле, не может.

– Это происходит со мной, с такими как я, с тобой. В России творчество продаётся Юра, и с этим ничего не сделаешь, – она вздохнула и сбросила с сигареты пепел. Ведь раньше это казалось бессмысленным и невероятным – в искусство через постель. Но вот она, ученица лучшего хореографического училища, по наивности закрутила любовь с сыном крупного издателя и сразу поимела возможность попасть в это самое училище без вступительных. И каждый день, каждый божий день, ей напоминали об этом. "Какой у тебя талант? Заурядный. Никакой. Пока ты живёшь с Лёшей, тебя и будут здесь учить. Пока ты с ним спишь, тебя терпят". И каждый день, регулярно, выбиваясь из сил, она доказывала, что всё это не так и без него она сможет быть кем-то. В голове молотком отбивалась знакомая фраза преподавателей – "кто её в Питере в балет-то взял, боже мой… С такими данными". Таня щёлкнула зажигалкой, заметая следы от нареканий о её "слишком правильных па".

– Что такое театр? Это всего лишь деньги. Просто деньги и подчинение. Это не ты, не твои помыслы, фантазии. Творчество – это рынок. Продал – молодец. Не продал – какая разница, что талант или гений? Не продал, не молодец. Ты можешь быть замечательным и безумно талантливым, нести людям глубокое философское послание, помогать им видеть этот мир, но это ничто, если не продаётся.

Увы, Таня жила в этом мире. Ей повезло начать в семь лет танцевать, чтобы в шестнадцать хоть немного оправдывать своё место в солидной академии. Блюсти строгие правила, не замахиваясь ни на что. Если вдруг, после выпуска, тебя не берут ни в один театр страны, ну что ж, это твои проблемы, дорогая. Ты просто не дотягиваешь. Десять лет танцевала, чтобы услышать – не дотягиваешь.

Дождь постепенно стих, и Таня двинулась вперёд, под неприятные мелкие капли. Остыть.

– Лёша танцует с трёх лет. Он выиграл битву с успехом благодаря времени. Мало кто может так жить: протащить свой талант и способности через жизнь с рождения. Ему удалось.

Ещё она помнит, свежо в памяти, как за неявку на экзамен перед всей комиссией Таню протянули "добрым словом". Попала по блату, выпендривается, плюёт на все нормы, ставит танцульки на кастингах выше училища, имеет наглость просить сольные партии на выступлениях, с такими ногами нужно быть благодарной, что тебе дали доучиться…

Задумчиво Юра посмотрел в небо и опять на девушку. Проблемная тема. На длинных фразах не хватало воздуха, и Таня спускалась на шёпот, окончания её слов дрожали и мысли казались не до конца высказанными. На последних словах закусила губу и отвернула голову навстречу ветру. Остудить горящие щёки.

– А ты продала?

Она усмехнулась.

– Если бы продала, мы бы не говорили сейчас с тобой.

Парень сделал шаг поближе. К её лицу. Чтобы наклонившись, убрать прядь волос назад. Прочитать в глазах просьбу о помощи. Какой? Юра и сам не знал. Но в каждой интонации ловил междустрочные слова - я снова хочу танцевать.

– Ты просто смотришь на какой-то не тот мир.

Поймав детский, вопрошающий взгляд карих глаз, Юра присел на корточки и взял танцовщицу за руку. Испуг. Холодные, замёрзшие пальцы крепко напряглись. Таня приоткрыла губы что-то сказать, но он оборвал такую возможность.

– Представь, что весь мир искусства – это лабиринт. И естественно в этом лабиринте будет ложная дорожка. Но есть же и верная. Где ценят талант, способности, рвение. Нужно просто выйти из этого лабиринта и попробовать заново. С другого входа, – художник соединил руки в своих ладонях, чтобы согреть. Таня напряглась ещё сильнее, – Жестокий мир. Кто его придумал? Ты? Он? Кто-то, кому нравится быть где-то внизу развития? Это всё придуманная сеть, которую никто разорвать не хочет. Вас просто устраивает такая жизнь. Делать так, чтобы продать себя. Но есть и другая. Жизнь. Например, танец. Не думать о том, чтобы танцевать ради щедрой кассы и аншлага. А брать и танцевать. Просто так, для себя, для папы с мамой, твоего придурковатого Лёши. Вот ты… Ты думала о том, что встать это не цель, а действие, которое надо взять и сделать?

Парень поднялся, пристроив руки на плечах девушки. Он опустился по её рукам ниже, чтобы рывком оторвать от зоны комфорта.

Спор должен был иметь исход.

И порыв к исходу был таков.

Таня вжалась в кресло и вцепилась в колёса тонкими пальцами. Только не опять.

– Юра, не надо. Ты же не серьёзно?

– Ну, почему? Ты можешь ведь лежать, сидеть.

– Не могу.

– Ой, не ври. Давай же мне руки, я помогу тебе.

Неконтролируемое. Эгоистичное желание быть смелым и Юра через силу взял хрупкую девушку в инвалидном кресле за руки. Если есть у него это время на помощь, почему не здесь и не сейчас?

Потому что она не умела. Так жить. По телу Тани прокатились панические атаки. Нервы дрожат и мышцы не подчиняются, когда Юра хватает ловко за талию.

– О, нет. Не надо.

– Хватит ныть. Мне говорили балерины самые волевые люди на Земле. Так где же всё это?

– Я не балерина. Не балерина. Я инвалид. Что, это не видно?

Это перестало резко быть шуткой, после грубого тона и дрожью сильной по рукам, плечам, губам девушки. Юра притянул девушку к себе, чтобы стойко поставить на ноги. От страха, задыхаясь возмущением, она замахнулась ладонью по щеке художника. Удар. Неожиданно звонкий.

Юра сделал шаг в сторону, встряхнув головой. Это нам, людям способным ходить, так кажется, навязывают кино и разные шоу, что ходить после травмы можно. Сейчас, хрупкая девушка как Форрест Гамп поднимется и побежит прочь. На своих ногах. Но это там, в кино возможно. А здесь… От переживаний по спине Тани прошёл разряд и ниже лопаток, как будто прямо на позвоночнике появилась огромная точечная боль.

– Почему? Ты боишься меня? Что с тобой? Я хочу помочь тебе.

– Мне нельзя. Нельзя. Никогда больше ходить! Услышь меня, – Таня говорила всё тише и тише, прижимая ладонь ко лбу. Ей казалось, будто злой, уставший от кордебалета Лёша сейчас рядом. Говорит тем голосом, каким только он может сказать – "как же ты бесишь своей ленью. Откуда, блять, это в тебе?".

– Кто сказал? Врачи? Они как и все люди могут ошибаться. И часто ошибаются.

Юра прижал ребро ладони к своей щеке. Горит. Ощущается отпечаток пальцев. Надо же, ему никто никогда не давал пощёчину. И все старания быть галантным, примерным, услужливым пошли по кривой траектории.

Он тяжело дышал и старался доказать. Свою нужность. Повышенным тоном. Какого не допускал никогда.

– Диагноз на бумажке. Всего лишь. Я хочу, чтобы ты просто попробовала встать. Доверилась мне. Хотя бы немного. Я же вижу твои глаза, когда ты рассказываешь о танцах. Неужели это противоестественно, желать того, чего хочешь ты? Чтобы ты ходила.

Всего бы ничего. Глупость. Обычная обида на ошибки жизни. Порыв душевный. Помочь. Всего-то. Вот только Таня стиснула зубы и волчьим взглядом посмотрела на курьера. История известная – помочь, чтобы успокоить себя. Приглушить совесть, жалость.

– А-а-а-а… Я поняла. Тебе стыдно, что я инвалид. Тебе стыдно быть рядом с девушкой инвалидом. Всё ведь просто.

Юра закрыл лицо руками, простонав.

– Тань, ты, правда, это сказала? Нет, это же чушь!

– Да, да, да. Эти бесконечные выводы на тему танцев, нормальной жизни, давай побегаем по площади, походим под дождём, спустимся в метро… Я не дура, Юра, – Таня дёргала кресло то вправо, то влево и не замечала, ни капли, как сама начинает походить на своего же парня. Бросать слова в пустоту, выбирать фразы рандомно. Делала так как делал Лёша – выставляла другого виноватым. Без причин, – Ты же хочешь видеть меня нормальной. Я не оправдываю твои ожидания. Что, скажи, что это неправда. Тебе же нравится смотреть, как рядом проходят девушки. А я как обуза еду в кресле. Так нахрена, нахрена ты сам увязался за мной? Зачем эти прогулки, зачем я тебе нужна? Тебе деньги нужны? Сколько?

Не разбирая где берег, а где тина её несчастий, Таня быстро достала кошелёк. Отмахнуться деньгами. В страхе за то, что дальше могут сделать больно.

Теперь Юре приходилось сводить брови и как в первые встречи долго подбирать слова. Он терпеливо стоял на месте, смотрел под ноги. Неужели Таня… Да неужели она видит его таким?

– Я хотел, правда, чтобы ты была рада: мне, времени, которое мы проводим вместе. Улыбалась, говорила со мной. Чтобы мы могли быть друзьями. Ты нравишься мне. И всё равно, плевать я хотел, можешь ты ходить или нет. Мне всё равно. Но не всё равно, что ТЫ хочешь ходить, хочешь танцевать, но не можешь.

Его грубый тон заставил Таню притихнуть. Совсем. Вот ведь как бывает, откровенность оказывается настолько приятной, что аж неприятно. Они оба не смотрели друг на друга на допустимом расстоянии. Два метра. Между ними могла бы пройти ещё толпа, в которой и он и она могли затеряться. Но колотил частый дождь. Уже ливень. Он не позволяет быстро уйти по разные стороны. Ветер и пониженная температура задевали нервные окончания, что не строило перспектив на тихое "прости" друг от друга.

А нужно ли? Юра косил в сторону девушки, сжимая крепко ткань куртки. Не любит, когда вот так на взбешённых эмоциях приходится рассказывать о своих чувствах. Не понимает сам до конца, а туда же… Теперь, с опасением выжидает время. Для спокойных слов. Но будут ли? Теперь вряд ли. Наверное, она ненавидит извинения, а он просто боится быть нелепым идиотом. И сделать вид, что ничего не произошло, не выйдет. Она же всё слышала.

Или…

Таня в пятый раз закурила. Больше для того, чтобы погреть пальцы воздухом. Не было ничего. Показалось. Ты ошиблась. Никто ничего не делал, никто ничего не говорил. Вы просто стоите под мостом, пережидая непогоду. Вот и всё. Так мама её бежала от папы. "Это была не любовь. А просто… Просто я хотела, чтобы кто-то был рядом. Тебе показалось, что я любила". Показалось. Ничего не было.

Дождь стучал, а холодное молчание становилось всё длиннее и длиннее.

Наконец Юра сделал вдох, чтобы сказать, но Таня громко опередила.

– Мне уже пора домой.

Она хотела убежать. Скрыться и сделать так как сделала мама двенадцать лет назад – уйти и ничего не решать. Юра кивнул, отводя взгляд. Надо бы. Взять и сказать. Надо бы. Прекратить эту глупость. Надо бы вслух пообещать – больше не говорить. Ничего цепляющего. Но её щеки краснели. Глаза балерины уже нельзя было схватить взглядом.

– Тебя проводить? – Юра тут же осёкся, подумав, что и это способно оскорбить Таню.

Она молчала. Или, может, в действительности сказала что-то, только этого уже не было слышно. Дождь. Мешал. Стук, грохот, завывание ветра у ушей и шелест машин по мосту. И как нельзя кстати в телефоне звякнуло сообщение. От Лёши: "Я освободился. Где тебя забрать?".

Юра сделал шаг ближе. Может, обнять на прощание. Может, извиниться. А может… Ничего не сделать.

– Тогда… Я пойду?

– Да, бывай.


Бывай. Опять. Давно она не говорила это слово. Грубо. Нахально. Отвернувшись в кресле так, чтобы было видно только затылок. Зачем ты только это всё говорил? Простое слово вместо "до встречи" или "пока". А оно до сих пор значит одинаковое – возможно мы больше не встретимся никогда.

Асфальт блестел от погоды и глянцем сиял на глазах от фонарей. Таня осталась точкой на карте города, от которой отдаляется ещё одна точка. Координаты, которые слишком рано разделились. С каждой секундой трудно хранить спокойствие. Слышать знакомый шаг за спиной. Она поёжилась. Хлюпающие лужи и вокруг больше никого не осталось.

И звук пощёчины. На входе в метрополитен курьер скинул капюшон и обернулся. На щеке уже от дождя остывал след недопонимания, а за спиной бежали и спешили все. Кроме Тани. Она там осталась под ливнем, простынет, наверняка, и всё это по твоей вине. Парень сжал крафтовый пакетик со сладкими кексами и зажмурился. Рассчитывал. На что-то. В другой истории, другом положении, Таня бы непременно побежала следом. Чтоб согреться в подземке и добраться домой. Знакомую макушку она бы заметила на эскалаторе, а там всё могло пойти по банальному сценарию.

Но посмотри вокруг, мир реальный совершенно не тот, каким ты его представлял.

Майя, которая любила музыку, кино, шмотки и Юру, не побежала бы за ним. Захочет ночью – сам вернётся. И не любила она картины, искусство, а только восхищалась яркими картинками красивого мира. Просила каждую встречу написать её портрет, чтобы гордо выложить в соц.сетях с пометкой – "великий художник. Мой любимый". В белых простынях, драповом пальто, у ковра на стене и на фоне огромной родительской библиотеки, голая она была прекрасной моделью для вечно сонного художника. Больше ничего.

Зелёные глаза вглядывались в стёкла метро. "Не прислонятся". Стёртая краска. Старый вагон. Майя не видела такой жизни. Она мечтала, как будет каждый день на такси ездить на работу. Как жить они будут на ВДНХ. Юра будет мультипликатором, а она устроится в бутик ЦУМа. По вечерам будут гулять по городу, и ходить на вечеринки, в шикарные рестораны Москвы. Спорить на какой концерт поп-звезды сходить. Ездить раз в месяц в Питер, а оттуда в Финляндию. Заведут кота, а потом собаку. Быстро забудут Екатеринбург как страшный сон. Всё это же так просто. "Ведь ты талантливый, а я смелая". Майя не знает, что этого не может быть. Холодное метро и экономия на завтраках. Сплошной обман и бесконечные отказы. И такое бывает. Она не верила, истерично в трубке восклицая – "ты не любишь меня! Я стала тебе не нужна! И нехрен оправдывать это своей бедностью!".

О боже.

А там Таня. Осталась одна. Это привычное состояние, сделав круг, вернулось к ней. Как оно было ещё месяца два назад. Вечером в квартире ощутить опять на одежде Лёши чужие духи. Сильно не любимый одеколон. Не его. Как пахнет Юра? Свежестью, смелостью, наглостью и покоем. Это тоже одеколон. Мягкий. Пахнет лишь только тогда, когда уходит к метро, а она остаётся. Его голос никогда не меняется. Даже сегодня в этой странной пародии на ссору. Он был готов наверняка сказать "глупышка" и пойти дальше бродить по набережной. Но убежал. Просто взял и ушёл.

Ты же сама виновата.

Сказал "ты нравишься". Таня опустила стыдливо глаза за ужином и сжала пальцы наглой руки в кулак. Был нервный, неправильный рефлекс, просто испуг, а в памяти останутся первые комплименты за два года. Настоящие. Чистые. От обычного курьера, который знает всю Третьяковскую галерею наизусть. Внутри нервы приходят в напряжение, и вилка со звоном падает на тарелку. Нет, глупые моменты утихнут только к послезавтра.

У парня, выходящего из станции метро "Свиблово" никогда. Он взял баночку пива в супермаркете у дома. На выходе понял – мало. Мало, чтобы перестать дурно думать о самом себе. По старинке художник устроился на скамейке маленькой аллеи.

Она совершенно верно попросила уйти.

Это к лучшему. Да, точно.

Это всего лишь прогулки. И её жизнь с жизнью недохудожника две разно проходящие линии. Две противоположные стороны Театрального проезда. Не пересекутся никогда.

В телефоне, сквозь сигаретный треск, Майя рассказывала своему парню про какую-то ерунду. Он сделал глоток, провожая взглядом прохожих, и закрыл глаза, ожидая ответа в трубке.

– Ты же приедешь ко мне, правда?

– Сказала ж нет.

И в этом коротком ответе всегда было что-то неприязненное. Такое, что обычно говорят кассиры последнему покупателю, который зашёл за пять минут до закрытия супермаркета с огромной тележкой покупок. Моментами Майя была озверевшей. Просила забрать, ведь страсть как умирает от скуки по своему Юрочке. Иногда бубнила, чтобы он не звонил ей больше и не присылал подарки. Отвечала так, как будто парень был обязан и должен ей по гроб жизни.

– Ты так устала. Возьми парочку выходных, и мы замечательно проведём их в Москве.

– Я и без тебя знаю, что устала. А в твою Москву лететь не из дешёвых удовольствий. Тебе вот больше не о чем говорить со мной как о поездках, которых не будет? Сменить тему не хочешь?

– А ты? Сменишь тему?

Юра знал, что Майе было главное рассказать о себе, ощутить, что кто-то далёкий скучает о ней, любит её. На сильно дальнем расстоянии. Парень соглашался играть в это. Обычно он имел привычку говорить своей девушке "скучаю по тебе" через каждую минуту. Но сейчас сил не осталось. Лишние десять секунд на три слова, которые она пустит мимо ушей.

– Если бы только тебе было интересно слушать меня…

– Я слушаю, слушаю. Внимательно. Говори же.

– Что я только что говорила, скажи.

Парень посмотрел между деревьев на спрятанные дома, подъезды, машины. Что же говорила? Нет, не слышал. Слушал, но почему-то не запомнил. Пил мелкими глотками пиво и думал о том, что рядом лежащие кексы в крафтовом пакете должно быть ещё тёплые.

Услышав в трубке тишину, девушка повысила тон.

– С тобой стало невозможно. Я со стеной разговариваю. Достал!

– Майя, я просто устал. Прости, не расслышал, что ты говорила. Ты прилетай ко мне. Давай? Погуляем по Москве, сходим на концерт как ты хотела…

Приходилось говорить с собственной девушкой как с ребёнком. Иначе она не воспринимала. Его слова, его голос, смыслы. Иногда Майя, не стесняясь, вздыхала и полупьяно мямлила – "скучный ты стал, как в Москву уехал очень стал скучным. Не хочу говорить с тобой. Ску-чно".

В трубке длилось молчание, и парень точно знал, что двадцати секунд достаточно, чтобы девочка его опять стала ласковой.

Не в этот раз.

– У меня мало денег, чтобы к тебе приехать.

– Я куплю тебе билет на самолёт и концерт. Это не проблема.

– Проблема. Ты просто делаешь одолжение, чтобы я не выносила тебе мозг в ближайшие пару недель.

Юра опустился обратно на скамейку. Силы покидали. И продолжать разговор не хотелось. Руки крепко сжимают волосы, чтобы спокойным быть. Держаться. И не обижать свою любимую. Бабушка так учила – "девочек ни словом, ни пальцем не обижай. В каждой из них (даже в грубых) есть тонкая, очень ранимая частичка. Душа".

В трубке Юра услышал звук открывающейся бутылки, на заднем плане зазвучал громкий насмешливый мужской голос. Тонкая, очень ранимая.

– Майя, позвони, когда успокоишься, хорошо? Люблю тебя.

Отношения. Уже давно туго натянутые вьются как нитки паутины и для чего существуют неясно. Ведут неизвестно куда. Зачем… Пора бы эту паутину снять, чтобы не портила картинку жизни, вот только руки вечно недотягиваются. Да и привычно это уже, что кто-то может просто так в любой день позвонить и женским голосом сказать "привет". Расслабляет. Немного утешает. Ещё похоже на любовь.

Ключи тихо легли на столик художника, и грузно он опустился на стул, так и не сняв с себя мокрую куртку. Он помнил всегда свою обязанность и обещание любить, не оставлять Майю. Но она там, истерит и редко звонит сама. Часто в трубке по вечерам у неё мужские голоса, веселье, музыка. А он здесь, в городе возможностей. Людей, знакомств. После каждой зарплаты пересчитывает деньги и думает, как бы верно, красиво дожить до следующей. Зато есть этот город. С красивыми девушками, которых простое предложение встать и пойти выбивает из колеи. Юра улыбнулся, сдвинув со стола в комнате набор для письма в сторону.

С белого листа бумаги в сторону парня смотрели глаза, улыбка, аккуратный нос и скулы. Майя однажды настояла, что ему будет лучше в архитектуре. Это деньги, забудь ты, нахрен, что художник. Это не профессия. "Ты выкинь свои рисунки, чтобы они не мешали" – шептала она, ночью окутывая себя его теплом.

А раньше любила. Говорила, возбуждает, когда Юра сидит у мольберта ночью и пишет её портрет. Возбуждает, когда он слишком медленно проводит кистью по бумаге, очень близко наклоняется к новому шедевру. Как приоткрыв рот, медленно дышит, держа раму картины двумя пальцами левой руки.

– На хрен всё это! – грубо парень зарычал, скинув на пол стопку смятых давно иллюстраций. Его первая попытка устроиться на серьёзную работу. А под ней вторая, пятая и десятая.

В ноутбуке, возле лампы, уже который день открыты сотни вкладок в поисковике. Балет. Классика 20 века. Лучшие танцоры балета. Академия Вагановой. Большой театр. Таня… Парень щёлкнул пробел на клавиатуре, и взгляд его устроился опять в поисках бессмысленного. Пощёчина канула в прошлое, а в галереях поисковых систем много похожих танцовщиц осталось. Общие фотографии, фото с конкурсов, выступлений. Но везде была не та. Сегодня утром в планы художника входило при встрече сказать – "ты танцевала раньше так, как мало кто танцует. Зачем не говорить о танцах, если тебе это нравится?". Каждую встречу спрашивать Таню о том, чего она хочет. Не делать больно. По глупости. Быть для неё хорошим парнем. Тем самым, который умеет угадывать желания и читать мысли.

Часы дошли до отметки час, когда в ютубе Юра наткнулся на видео. "Отчётный концерт Санкт-Петербуржской государственной танцевальной академии. Соло феи Драже из балета" Щелкунчик" в исполнении Татьяны Ильиной". Она. Её нельзя было не узнать, несмотря на то, что в кадре была девочка на пять лет младше нынешней Тани. Ещё далеко до аварии. Она. С сияющим лицом в пышной пачке. Семенит тонкими ножками по сцене в такт музыке. Лицо. Сказочная фея. Телодвижениями сама создаёт музыку. Пуантами отбивает звон колокольчиков. В движении рук лёгкость. Плавность. Изящество. Тонкость. Словно держит в своих пальцах струны скрипки и в нужный момент обращает воздух в музыку. Уверенные фуэте похожи больше на полёт птицы. А она лёгкая. Почти прозрачная фея. И неужели не заслужила? Жить. Танцевать. Снова быть лёгкой. Эмоциональной. Неужели она не заслужила, чтобы её движением восторгались? Неужели ей нельзя… Встать? Выйти на сцену и рассказать всё, что бы она хотела?

Нельзя. Вот так же как ей, художнику Юре как будто кто-то сказал – не рисуй. Не делай ничего. Эта жизнь неправильна. Теряя время на утоление творческой жажды пропускать дни, недели. Зазря. Кто-то позавидовал ей, ему, таким как они и всё. Руки опустились, ноги ослабли. Она должна танцевать, он должен бегать по галереям и предлагать свои картины без остановки. Ведь нужно не предавать себя и свои желания. Запреты… Как же они мешают.

Юра открывал всё новые вкладки браузера и на фоне классической музыки забивал в поисковик новые запросы. Про аварию. Ученица хореографического училища попала в серьёзное ДТП. В мелких сводках об этом должны были писать. Наверное. Хоть одно сообщение. Одной строкой. Пару слов поддержки где-нибудь.

Ничего.

Ничего не было и про таких как она. Артистов, молодых парней и девушек, кто уходят быстро из профессии из-за одного происшествия. Таких людей словно вычёркивают из жизни. Отправляют на раннюю пенсию и забывают.

А ей всего девятнадцать.

Глава 8

Таня долго возилась в прихожей, высушивая волосы от дождя. Алексей суетится так же как и всегда. Он громко дышит. Бессмысленно улыбается и избегает столкновения с карими глазами. Всё как всегда, но Таня смотрела в зеркало, проводя расчёской по одной и той же пряди вот уже минуту. Всё как всегда завтра может и не быть. Не быть встречи, не быть звонков и СМС. Не быть ничего.

– Ты в следующий раз зонт не забывай, —Лёша громко ответил с кухни, на ходу закусывая лист салата огурцом. Он ходил без одежды, чтобы освежиться. Замёрзла ли она? Промокла? Танцору не было никакого дела до этого. Было важно, чтобы она посмотрела, как он репетирует танец рыцарей из балета "Ромео и Джульетта".

– Скажи мне просто… Куда ты уезжаешь по ночам?

Лёша напрягся, натягивая боксеры и балетную обувь.

– Тебе самой не надоело это спрашивать постоянно?

– А тебе не надоело не отвечать?

Танцор делал медленные шаги в сторону своей девушки. Сжимал крепкими руками шею. Нервозно. Сгибал руки в локте до хруста. И даже на расстоянии было заметно, как крепко стискивает зубы. Злость и руки чешутся по-настоящему.

– Ты посмотришь, как я репетирую?

Таня не собиралась направляться в гостиную смотреть театр абсурда, поэтому осталась в коридоре как на распутье.

– Чтобы сказать, как ты здорово танцуешь?

– Нет, чтобы ты оценила меня. Мнение со стороны.

– Ты же не слушаешь меня и любишь только – "Лёшенька, всё очень прекрасно". Нет, спасибо, я не хочу.

Парень снова стиснул зубы, захрустев костяшками пальцев. Это успокаивает. Немного.

– Ты сегодня пила лекарства? А то…

– А то, что? Бесит тебя? Я могу выпить снотворное и не беспокоить тебя больше никогда.

Лёша закатил глаза и наклонился низко к её лицу. Эти карие волчьи глаза. Диковатые. Они прямо здесь и сейчас дают отпор не только ему, танцору, но и всему миру. Так любил думать. Что в редкие, очень редкие минуты, Таня по существу зла не на него, а на весь мир сразу. Дура.

Лёша заправил прядь волос ей за ухо, сделал это ещё раз и ещё.

– Значит, не пила. Выпей, пожалуйста, и не кури в квартире, мне мешает запах.

Таня дёрнула голову в сторону и быстро отъехала назад. Она бы давно переселилась на балкон. Лишь бы не слышать ту музыку, которая осталась в памяти из дня, когда случились: машина, ночь, фары, реанимация. Сергей Прокофьев, "Ромео и Джульетта", акт первый картина третья, "Танец рыцарей".

За два года можно было уже научиться не вспоминать. Забыть. Стереть. Лёша… Всегда напомнит. Запахом чужого одеколона на своём теле. Бегающими глазами. Голым телом. Пятнами на шее от чужих губ.

Грёбаная карусель.

В воздухе чиркнула зажигалка, и Таня сильно затянулась, пуская струйку дыма. В район училища. Где она стала чужой. И Лёша стал для неё чужим. Это не бывает резко, внезапно. Начинается всё с однажды. Сказки, ужасы, жизненные истории, маленькие трагедии и антиутопии. С одного лишь слова.

Однажды в февральский холодный день в здании хореографического училища за кулисами концертного зала Таня стояла, поправляла шёлк на своём бюсте, чтобы складки платья лежали правильно. Очередной экзамен. Сольное выступление. Ей было до выхода ещё целых двадцать минут. Все ученики сидели в зале, ждали своей очереди на сцену. Но не она. Послушно стоя за сценой, девушка наблюдала за движениями других. Ошибки, верные па, техника, мимика. Каждое выступление смотрела сбоку за сценой, не отводя глаз. Нервничала, боялась, волновалась, но смотрела, чтобы выступить лучше. Быть первой в списке по оценкам.

– Таня выходишь с другого конца, здесь прожектор перегорел, – кто-то похлопал её по плечу, указав на закулисный обход сцены. Ничего не поделаешь. Нервно вздохнув, ученица быстрым шагом двинулась тёмным коридором. Раз – два, раз – два, раз – два… Счёт повторяется в голове по кругу и кисти рук напрягаются. Её обувь тихо поскрипывала и в слух настойчиво пробирался чей-то шёпот. Ещё один шаг и в шёпот добавились смешки. Из гримёрки. Поправив ещё раз раздражающую складку костюма, Таня свернула к дверце той маленькой комнаты. Там никого быть не должно. Все в зале. Если только Лёша пришёл к своему выходу приготовиться. Он часто сюда уходил. Закрывался подальше ото всех. "В одиночестве сосредоточиться легче" – говорил он, а Таня часто моргая наивными глазами верила. Про эту комнатку ходили слухи. Она как шкаф, ведущий в Нарнию. Скандалы. Сплетни. Расследования. И Таня отметала от себя все эти хихи-хаха. Но сейчас невольно окунулась. В знакомый шёпот.

Танцовщица встала на пуанты, чтобы её не было слышно. Сделала осторожный шаг к приоткрытой двери. Всего двадцать сантиметров от щели в чью-то тайну. Какое не вовремя зашедшее в темноволосую голову любопытство. До боли знакомый голос. Удары сердца подняли планку, когда глаза присмотрелись к щели. За приоткрытой дверцей в комнатке с тусклым светом ей не трудно было увидеть, как на столе сидел Лёша. Её Лёша. Он плавно водил кончиками пальцев по чьим-то рукам. На своих бёдрах. Таня прищурилась. Волнение. Ещё раз сердце сильно стукнулось как бешеная птица о стекло. Влажные розоватые губы парня на курс младше спускались на шею Алексея. Между ними нет никакого расстояния. Ни сантиметра. Они улыбались друг другу. Таня прижала ладонь к стене, ощущая дрожь в коленях. Лёша перехватил губы парня, втягивая в поцелуй. Глубокий. Резкий. Дыхание ученицы остановилось. Обитатели комнатки сильно злились, что нельзя избавиться от костюмов. Снять рубашки, лосины, обувь… Грубее рычал Лёша, когда бледные пальцы юноши бегали по его торсу. "Мне скоро выходить на сцену. Не расстёгивай до конца" – мягко шептал он и позволял стройному парню целовать себя и дальше. На сцене умолкла музыка, и более всего Тане хотелось громко выдохнуть. Ведь всё в горле дрожит. Чертовски сильно. Если она это сделает, её услышат. А если услышат, подумают что подслушивает всё и за всеми. Подумают так и решат, что все сплетни разносит она и никто другой. Свободная ладонь сжала рот. В глазах плывут очертания, пропадает чёткость. Но предательски Таня видела. Каждую деталь. Её Лёша открывал для поцелуев ключицы, грудь, подбородок. Касаясь нижней губы, хватал парнишку напротив себя за ворот рубашки и резко тянул к себе. Успеть. Сорвать ещё с десяток французских поцелуев. Таня потеряла равновесие, когда Алексей швырнул на пол её свитер. Освободить место на столе. Для себя и своей спины. А ей… Выходить на сцену. Уняв дрожь подбородка и век прийти в себя. Дойти до точки и расправив ткань на платье вернуться в экзамен, где нет ничего кроме оценки преподавателей и слёз на веках, с которыми ничего нельзя было сделать. Можно. Натянув улыбку начинать па с правой ноги. Раз, два, три.

Папа учил не делать поспешных выводов и не рубить сразу. Подождать, само образумится и разрешится. Забыть… И Таня это делала: продолжала ложиться с парнем в одну постель; позволяла стягивать платье через голову и целовать грудь через кружево лифчика. Забыть. Замолчать. Нас этому с детства учат – молчать. Само пройдёт. Не ворошить понапрасну проблему. А что если этой проблемы нет? А если показалось, и она сама себе это придумала? Молчи, за умную сойдёшь.

Это стало новым образом жизни хрупкой девочки Тани. Молчать. И ничего, что в поцелуе с Лёшей она думала о том, как его целует кто-то другой. Не другая, а другой. И ничего, что у училища, спустя полгода, его регулярно ждал парень из Большого театра. Совсем ничего, что поздно ночью в тёмной гостиной, как попадая под забвение эйфории, её парень Лёша отправляет свои голые снимки кому-то вместо "спокойной ночи". Молчать. Забыть. Ничего не было. Ничего нет. Проехали. Танцуем дальше.


***

В шесть утра зазвонил будильник. Юра быстро соскочил с кровати, машинально отыскивая в контактах имя девушки. Таня Ильина. Он приписал перед сном в телефоне фамилию, чтобы знать на будущее. Наверняка. Оно точно может понадобиться. Например, чтобы назвать её по фамилии при созвоне в пять утра. Они договорились каждый день созваниваться. Но сегодня… После вчера… Юра взъерошил волосы. Его разрывала та радость от увиденных танцев, которой он хотел поделиться. "Я в двадцать три года увидел впервые, как танцует балерина. И это было прекрасно". Только она, эта самая балерина может не ответить. Палец дрожит возле кнопки вызова и сил хватает признаться только самому себе, молча, что вчера был совершён огромный провал.


Таня включила на кухне приёмник. Заиграла музыка. Она сделала поворот в коляске, ещё один, двинулась вперёд, назад и под музыку хлопнула в ладоши. Не умела этого делать – ловко форсировать в танце на колёсах. Но оказалось это совсем не сложно. Легко. Мимо тумбы, резкий манёвр назад, и спиной по периметру кухни. Продукты для выпечки в руках как элементы художественной гимнастики. Своё мастерство танца она перенесла в сладкие изделия. Это кажется невозможным, но танцовщица смогла. Смешать муку и яйца в вальс под миксером в нежный бисквит. Белок с сахаром взбить в воздушный полёт. Сорок минут духовки это антракт, а ганаш струйками по бисквиту долгожданная сладкая кульминация. Чем-то надо было замещать прошлую жизнь. И шум на кухне такой как за кулисами балета: треск, шуршание, музыка, кипение, механическое жужжание и сыпучие приправы как песок для пуант.

– Гаси всю эту дребедень, мне надо репетировать. Ты мешаешь, – Лёша хлопнул по столу ладонью.

Таня пожала плечами, сделав приёмник на кухне тише. Там целый мир в гостиной, а у неё кастрюли, бумага для выпекания, металлические формочки, ложки, мерные стаканы. В детстве девочки тоже был вымышленный мир театра и танцев. В квартирке спального Питерского района. Папа часто задерживался в университете допоздна. Проверял работы студентов, готовил лекции и практики на дни вперёд. Мама пропадала неизвестно где. В коридоре квартиры номер пятьдесят семь висели часы. Большой круглый циферблат с тяжёлыми римскими цифрами. В полной тишине как из потолка по воздуху рассеивался стук маленькой стрелки. Тик–тик–тик. Записывая буквы в прописи, Таня поспевала за этим звуком. Чтобы когда часы дошли ровно до восьми часов вечера, она соскочила и побежала к телевизору. В это время показывали отрывки из балетных постановок. Девочка заворачивала в пучок копну волос на затылке, надевала чешки для танцев, где вместо подошвы была наждачка и, садясь на шпагат возле телевизора, с тихим дыханием наблюдала за всем, что происходит. Она садилась как можно ближе, чтобы видеть, как сгибаются ноги танцоров, как поднимаются их руки и насколько прямыми кажутся спины. В этом мире она представляла, как прославленная балерина стоит за её спиной и помогает учиться. Балету. Прямо здесь, в гостиной. Они вместе смеются от того, что вместо металлического станка есть высокая тумба. Вместо метронома громкие часы. А зеркало это дверцы платяного лакированного шкафа.

Вечер за вечером этот собственный маленький мир занимал Таню так, что она не слышала, как свистел звонок у двери, как входил папа или соседка стучала в дверь, чтобы проверить всё ли с маленькой Танечкой хорошо.

Да, не беспокойтесь, всё прелестно.

Микроволновая печь звякнула. С улицы пролетел звук скорой помощи. Таня заколола локоны коротких волос поближе к затылку, и гордо подняв подбородок с блеском влаги на веках вслух прошептала – "со мной всё хорошо". Никто никогда не заходит в Москве проверить как она. Но девочка как и прежде вслух говорит – "со мной всё хорошо".

С возрастом телевизор смолкал, и в пьянящем дыму вечеринок она разрешала себя обнимать за талию и проводить в мир, где не нравилась никому. Только своему проводнику с голубыми глазами. Но это не точно. Мир танцев оказался настолько ужасен насколько был прекрасен. Она, новенькая в училище, ещё ничего не сделала, но на вечеринках уже никто не считал правильным поздороваться с ней. Таня не успела ещё встать в угол зала у станка, её уже не любили длинноногие будущие белые лебеди. Девочка смотрела на них вопрошающим взглядом. "А что я Вам сделала?". И не получала ответ. Не нужно делать что-то, чтобы тебя не любили. Успех, талант, красота. Этого хватит. Среди дымных людей и какофонии звуков всегда витало строгое напряжение. Соперницы-балерины бросались взглядами ревнивиц, как шакалы смотрят на жертву. И всякий раз мило улыбаются, когда рядом с Таней появляется Лёша.

Что он такое?

Для девушек – возбуждающая уверенность.

Что такое Таня?

Способ убить время.

Его свободное время.


С коридора послышался бодрый голос.

– Сегодня буду поздно, не жди.

На плите закипела турка с кофе, и Таня быстро сняла горячую ёмкость, шикнув от щекотки под кожей. Обожглась. Но это даже приятно. Бодрит. Лучше любого будильника. Ей был час до приезда покупателя. Капкейки доходили до идеального состояния в духовке. А как же кексы? Беспокойно девушка потупила взгляд. Ещё вчера, в это же самое время, ей было важно, волнительно подумать и представить, что Юра скажет о её способностях. А если он гурман и ему не понравится? Будут слишком приторные, чёрствые, недопечённые. Если у него аллергия на изюм или лактозу. Сегодня это потерялось. Забота и желание узнать его вердикт.

Таня с сожалением посмотрела в мессенджере на абонент "Юра, поезд" и поджала губы. Часы на двенадцать. Он уже давно на работе. Напишет, позвонит? Вряд ли. Обиделся. На её нежелание что-то менять. Если бы Юра только мог прочесть мысли, пролистать их как дипломную работу вдоль, он бы понял, почему всё так. Знал бы, что с ним и вообще с кем бы то ни было бывшая танцовщица как будто под стеклянным куполом. Отдельно ото всех. Его невозможно разбить. А тот юноша по ту сторону купола точно так же ограничен. Каждую встречу стоит как маленький мальчик у витрины магазина, прижав к стеклу свои холодные ладошки, смотрит на огромную пластмассовую машину среди множества игрушек. А по пути цепляет взглядом девочку, лицо которой словно кукольное. А может она и есть кукла. А, может, и нет.

"Ты мне нравишься". Интересно, неживым куклам говорят такие скромные слова?

Таня улыбнулась, ожидая, когда в чашке остынет кофе. Она подушечками пальцев гладила горячие стенки кружки. Нет, она была точно не права. Эти прогулки, встречи были нужнее, чем лживые речи Алексея – "честно, я нетрезвый за руль не сяду". Больше чем он беспокоил другой. Юра.

Обожжённым пальцем Таня опять провела по горячему и поджала губы как можно сильнее. Что же было раньше? До курьера. Не самые лучшие образцы семейного счастья и продолжительные кошмары о том, что Лёша… Таня задержала дыхание, чтобы отсчитать спокойную минуту. А что же Лёша? Блистательный танцор первой линии, который за кулисами целует алые губы танцора второй линии.

Вагон с памятью событий пролетел в голове мимо станции метро "Призрачная".

Снова мессенджер. Тишина.

Курьер. Юра. Юра. Курьер.

Теплее думать о том мужчине, который невзначай говорит "ты нравишься мне", чем о том, кто хлопает дверью. И тот мужчина, кажется, нужней. ОН заставит снова захотеть встать. Курьер, спутник, психолог, экскурсовод и художник, чьи работы она ещё ни разу не видела. Он каждодневный повод писать, звонить кому-то кроме отца, парня и доктора, причина номер один постараться проснуться в пять утра. И им двоим нет обязанности бояться друг о друге знать что-то большее и не оправдывать ожидания. Не должны. Друг другу ничего. Она не должна ему зло. Он не должен ей понимание. Рано или поздно они все, все до единого такие. Стесняются, чувствуют неловкость рядом. Кто-то это маскирует, кто-то не умеет. Юра не первый, не последний. Завтра к Тане подкатит такой же Юра по имени Вася и будет стесняться. Но этот Вася не потянет гонять по площади наперегонки, не потащит за час до закрытия в галерею. С ним вряд ли будет тепло, когда холодно. И песни с ним на бульваре не споёшь. Вкусы могут не сойтись.

Завтрак стыл, и время тянулось так медленно. Как будто на часах заворачивали слишком туго гайки и не было у стрелок ни малейшей способности двигаться стремительно вперёд как у Тани. Она бы хотела этого. Передвигаться быстро. Как того хотел Юра. Не кружить по кухне в громоздком кресле. И ведь, наверное, нет, точно, будь здесь Юра он бы выпнул на балкон злосчастное средство передвижения и заставил встать на ноги. Даже если это невозможно. Он бы взял на руки. Носил до стула и обратно. До ванной, до кровати. Он бы сделал гениальную перестановку, чтобы гонять по квартире с мощностью Шумахера.

Таня улыбнулась.

"Ты хорошая, для меня ты хорошая".


Много ли нужно девушке, чтобы отсканировать мужчину, который проявляет к ней интерес? Всего лишь номер. Телефона. Забитый поиск, множество вкладок и покусывание губы всякий раз, когда не находишь то, что нужно. Двадцать минут напряжения. И вот Таня, спецагент своего микро министерства безопасности уже знает место учёбы, дипломную работу, бывшую девушку и явки от всех социальных сетей.

Она помешивала в чашке кофе уже по тысячному кругу, пока листала вкладки мировой паутины. Стрельников Юрий Анатольевич. Прищуренный взгляд как поверх увеличительного стекла фиксирует детали. Фото, фото. Поездка к морю, путешествие в Чехию, Польшу. Много компании и мало его. Старые фото, где не узнать, есть ли тот парень вообще. И его ли это страница, фамилия. В маленьких мозаичных квадратах карие глаза усматривали то, что говорил ей художник. "Подними голову и оглянись, сколько вокруг тебя красивых зданий". Бесконечный ворох архитектурных фрагментов, обрамлённых белыми рамками фоторедактора. Поднимается телефон чуть выше уровня глаз и с прищуром Таня всматривается в каждую деталь. Через пять с лишним фото появилось то, на чём они оба долго в разговорах не задерживались. Глубоко личная история. Парень склонялся к румяной щеке и держал свою руку на талии тонкой. Властно. Красные от напряжения пальцы. Вытянутые губы. Шрам на щеке, знакомая черта. Его острые скулы, чёлка мелкими локонами как будто немного мокрая спадала на бок. Горячий поцелуй на щеке. Взволнованно Таня размешивала кофе в стакане быстрее. Громче. Взмах пальцем по экрану дальше. И вот опять та же талия и руки те же, но они на шее. Мягко. Юра расстёгивал первые пуговицы на рубашке той же девушки и тянулся к ней. Приоткрыв рот, ловил кончики алых губ, закрыв томно глаза и гордо приподняв девичью голову за подбородок. Стоп. Погасив экран, Таня бросила телефон на стол и прекратила вращение ложки. Тишина. Перевести дыхание волнения. Что же так? Это просто наблюдение за чьей-то жизнью в постановочных кадрах. Ничего. Это всё. Стрела в незащищённый участок сердца. Свою впечатлительность Тане нужно заткнуть куда подальше. Умеет ведь, давно и хорошо скрывать истинное за маской покоя. Но внутри не микросхемы и пружины с болтами. Там человеческие материи. Уязвимые.

Таня прижала ладони к лицу. Досчитать до десяти. Авось это всё забудется. Чьи-то искренние чувства. Чья-то любовь, направленная не на неё.

В коридоре раздался звонок домофона. Ах, чёрт, заказ. Упаковка, капкейки, лента, визитка. И вот ещё один, прекрасный парень на пороге квартиры с обворожительной улыбкой. Скажет "спасибо", сделает перевод и был таков. Они, покупатели, всегда почему-то такие предательски, сука, красивые. Как будто их подсылают Тане откуда-то из цеха счастья, чтобы поднять настроение на ближайшие два дня и исчезнуть навсегда.

Думать о других парнях, мужчинах танцовщица никогда не могла. Дельфинизмом это зовётся. Когда ты любишь одного и думаешь что это навсегда. Навечно. "У других не получилось любить всю жизнь, у меня получится". Таня поёжилась. Никогда после ухода покупателей так быстро не может закрыть дверь. Думает вот сейчас, красивый посланник вернётся, поговорит, попросит номерок, сделает ещё заказ.

Но не происходило. Они все уходят даже не оборачиваются.

На экране настойчиво светился снимок пары. Чужой. В ней есть тот, глядя на кого внутри море волнуется. Раз, два, три. Она бы этого хотела. Любовь. Настоящую. Взять и рискнуть. Нарушить идиотскую, не нужную верность. Кто сказал, что когда в паре один не любит, второй не может тоже не любить? Искать других. Увлекаться. Симпатизировать. Хотеть.

Танцовщица потёрла руки и неровно тяжело задышала. Этот Юра… меньше, чем за месяц приучил её к кофе. Напиток, без которого она теперь не может. От жажды пьёт глоток за глотком и всё так же косит карими глазами на экран телефона.

Это же не может быть оно. То, ради чего переехала в Москву. Это же не может быть. Чувство. Тяжкая мука дней без того, кого знаешь два месяца. Ведь этого просто не бывает. Не бывает.

Снова дёрнуло руку. Юра пропал с радаров. Сорок четыре часа назад. Ему надоело возиться с ленивым инвалидом. Ленивой и злой. Понятно. И прогнозируемо. Одного нельзя было предвидеть. Что её будет мучить его молчание. Ведь они не договорились о встрече.

Какое ужасное состояние. Новое одиночество, усиленное в сто крат.

Она неправильно напала первой. Не по правилам. А значит, первой должна была сделать шаг.

"Привет. Сегодня у ЦУМа не хочешь встретиться? Хочу кое-где тебя угостить"


Ответа не было. Час, два. Возрастало волнение. В душе оно начинает зарождаться тогда, когда появляется первая мысль – "он забыл обо мне. Так и знала". Ответа не следует и позже. Волнение перерастает в обиду. Бросил. Забил. Продинамил. Испугался. И в этом процессе вряд ли будет стадия принятия. Надо забыть и смириться, что слабая женщина в этом мире нужна куда больше чем сильная, но зависимая от обстоятельств и страхов.


Вот эта самая дверь, входная, на которую смотрели карие глаза с утра до вечера, была объектом тотального страха три месяца. Всё началось осенью прошлого года. Эпизод номе восемь.

Это было пятое сентября. Поздний вечер. Тёплая погода. По привычке приготовив ужин, Таня сидела и ждала своего Лёшу. Две недели назад они крупно поскандалили, но она уже и забыла. Виновата, наехала не в подходящий момент из-за какой-то порванной куртки. В прошлом месяце получила пощёчину за нытьё. Да, заслужила, ведь это детский сад из-за всякого мнимого спазма в ноге умолять вызвать скорую. Позавчера Алексей сжал её голову, и пристально впялив глаза в карие, кричал – "просто не говори. Не говори, молчи, пожалуйста. Заткни свой рот и дай мне слышать, твою мать, музыку. Сука достала уже. Как ты не понимаешь у меня постановка послезавтра!". Багровое лицо, выпадающие из орбит глазные яблоки и сбитый на хрипотцу крик. А между строк был смысл – "исчезни, сука, навсегда". Но это тоже всё пережить можно, нужно же понимать его и… Таня вздрогнула, когда в дверях застучали затворы. Замок. Один, второй. Да, вот сейчас они как примерная пара сядут поужинать, отметят его премьеру и… Ключи с грохотом упали на полку у двери. Топот, шум. Где-то в комнате.

Лёша, что случилось? Как всё прошло? Я хотела тебя поздравить. Там ужин, он…

Нет, я сегодня ужинаю не с тобой. Я на три дня уеду, шмыгая носом каждые три секунды, танцор собирал вещи и между делом что-то искал в шкафу.

Куда уедешь? Таня удивилась, глядя, что в чемодан летят непонятные вещи. Жакет, жилет, галстук, бабочка и ни одной рубашки, ни одной футболки.

Глупый вопрос, — парень насмешливо рыкнул, продолжая бросать в чемодан теперь бельё, носки…

Ты едешь на три дня, конечно, мне интересно куда.

На кудыкину гору.

Лёш, я серьёзно…

Разворот на градусов девяносто и пальцы крепко схватят охапку волос Тани в кулак, крепко так. Со всей злости.

Ты как из балета ушла, стала непозволительно много тупых вопросов задавать, Лёша дёрнул девушку за волосы, чтобы та завизжала. Ему нравилось, когда её холодность и спокойствие превращается в отчаяние. Искажённое лицо, визг неожиданности.

Таня обеими руками вцепилась в мускулистые руки парня.

Да что ты делаешь, хватит! Я за тебя волнуюсь. Поэтому…

Поэтому выносишь мозг? Ты уже правда достала! Нет, ты заебала уже!

Его тихий, глубинный голос. Был не в себе. Руки тряслись, и когда танцор терял хватку, стряхивал голову Тани как бренчащую игрушку и желал лишь одного. Чтобы она замолчала. Скрылась где-нибудь. Сказала "извини" и больше ничего. Ему этого хватит для удовольствия.

Ей же, нет.

Я сказала, хватит! Таня закричала и мотнула головой, повернувшись креслом на месте. Наехала на ноги, заставив парня отшатнуться к стене. Бок. Его бок резко задел угол комода, оставив от себя след. Боль, которая впилась страшным разрядом по каждому уголку нервной системы. Скрючило. Сжала сердце.

А через час закрылась дверца, за которой опустив голову, Таня смешивала слёзы с бордовой струйкой крови из носа.

За что?

Иногда хватает лишь того, что мы существуем. Ходим по земле, дышим воздухом, говорим и смотрим. Этого достаточно, чтобы ударить. Уничтожить.

Запугать.

И ведь получается.

Теперь как только в квартире слышался скрип замков, девушка глубоко вздыхала и готовилась только к худшему, принимая за чудо моменты, когда почти правдоподобно влюблённо Алексей улыбался ей.

Любила принца. Любила монстра. И надоело. Быть никем и ничем. Она смотрела на фото чужого счастья. В груди горело. Желание, чтоб так же… С ней. Её. Целовали. Обнимали. Крепкая волевая рука притягивала к себе и в ухо дыдыхани Спокойное. Приятное. Возбуждающее.

Перед сном телефон завибрировал от сообщения. Он. Юрий Стрельников.


"Привет. ЦУМ? Послезавтра да, отличное место. Давай сходим туда"

Глава 9

В закрытом пространстве городских квадратов дышала весна. Она зеленела редкими балконами, входными группами и скверами, сквозь который пробивался тёплый запах плюсовой температуры. На углу Тверской оживлённые толпы стремились на концерт в "Известия холл" или на мюзикл в кинотеатр "Россия". Тот самый кинотеатр, куда ученицу Таню пригласили на итоговое прослушивание три года назад. Она стояла и волнительно держала в руках куртку. Был май. Был мюзикл, куда её не пустило хореографическое училище. Запрет, железный занавес и угрозы исключения. Никто не верил, что у талантливой ученицы хватает сил и совести после долгих, сложных занятий в балетном классе, топтать пороги всяких попсовых кастингов.

Хватало. И Таня всегда находила в себе запасы этих сил.

Юра вышагивал, озираясь по сторонам из подземки. Его видно, как всегда, издалека. Уверенный спешащий шаг, открытое лицо в котором никогда не увидеть разочарования жизнью и сверкающие зелёные глаза. Жар касается девичьей щеки, Таня старается её остудить холодными пальцами, но не выходит. Там же стыдно. Что она была сукой, какую поискать, а Юра теперь идёт ей навстречу с радостью в глазах.

Первым скажет "привет". Первым скажет "наконец-то выходной". Будет не отводить взгляд от своей спутницы. Просто так.

Может потому что тоже скучал?

– Ну что, едем? Или меняем маршрут?

Художник опустил голову, обдумывая: не слишком ли рано будет обнимать Таню при встречах? Провинился как школьник за прошлый раз. В голове тикающие часы предупредили. "Рано. Ваше время ещё не пришло". Но сколько можно ждать, если вот так можно упустить человека?

Он подался вперёд, но встретил глубоко печальный взгляд карих глаз.

– Я что-то опять делаю не так?

Таня рассеяно взглянула в яркие глаза.

– Разве ты… Не обиделся на меня?

В ответ художник потёр пальцами пострадавшую щеку.

– Не успел. Да и за что, если виноват я.

– О, нет. Не ты, а я.

– Нет, ты была права, что я сильно обнаглел. Спасибо, что отрезвила.

С каждым словом парень прищуривался всё сильней и сильней, всё ближе и ближе наклонялся к лицу спутницы, чтобы она не смогла соврать. И ей было непросто. Волновалась, как бы не сказать что-то нежелательное. И как бы не сместить щеку влево. Туда, где его губы. Как бы не сделать что-нибудь лишнее.

– Так что, могу я тебя при встрече теперь обнимать? Мир?

Обнять при встрече. И если честно, держась минут двадцать назад за шею Лёши, она хотела именно этого – по-настоящему кого-то обнять. Извиниться, чтобы услышали. Улыбнуться тепло. И больше не вспоминать дурное.

Молчание – знак согласия, поэтому наклонившись вперёд, Юра приобнял балерину за плечи, задержавшись рядом с ней на два десятка минут. Чтобы провести носом по волосам, нащупать сквозь пряди висок и невесомо поцеловать. Волнуется, а хочет сильно. Сказать тактильно, как он маялся в чувстве вины и… Скучал. Именно сейчас, когда Таня прижала свои руки к его лопаткам и, чуть дыша, закрывала глаза, художник понял, что без неё два дня тянулись долго. Сложно.

Объятие затянулось больше чем на минуту. Так, что Тане пришлось громче обычного привести парня к сознанию.

– Ты там что-то забыл в моих волосах?

Юра выпрямился в полный рост, отводя глаза в сторону.

– Запах кексов. Тебе кто-то говорил, что они замечательные? Ну как замечательные… Они великолепные.

Таня усмехнулась.

– Правда? Прямо великолепные?

– Да, и прямо и криво и косо. Они ве-ли-ко-ле-пные.

Последнее слово художник протянул на итальянский манер и опустил свой нечаянный взгляд на руки прелестного кондитера-балерины. Она смирно сложила их на коленях, согнув пальцы точно так, как будто это крылья маленькой птицы. Воздушные пальцы как перья, кожа совсем белая.

Мотор в голове художника заработал. Быстро. Чётко. И ему срочно нужно было найти место, чтобы запомнить эти руки на бумаге. Наугад Юра выбрал не самое дешёвое кафе взглядом и предложил зарулить туда.

– Я, как всегда, угощаю.

И хотя его бюджет в постоянных прогулках трещал по швам, терпел непозволительные потери, он на всё это плевал с высокой колокольни, имея лишь одно желание – утолить внезапную творческую потребность.

Юра скинул куртку на вешалку у ближайшего столика и быстро с рюкзаком в руках бросился к барной стойке.

– Заказывать то что? – вдогонку бросила Таня, заметив, что минимальная стоимость десерта переваливала за стоимость её тортов.

Но парню было всё равно.

– Всё, что твоей душе угодно. Я угощаю.

Он вынул маленькую потрёпанную записную книжку. Устроившись у стойки, принялся быстро, быстро бросать руки чудесницы грифелем на бумагу. Случайное кафе случайно стало на маленькое мгновение прибежищем художника. Как неврастенику ему нужно было только пять минут, чтобы выплеснуть своё вдохновение на бумагу.

Любопытный бармен усмехнулся, протянув художнику подставку под шот. Чтобы бумага не скользила по лакировке. Карандаш быстро летает по поверхности. Бесшумно. Так, как танцуют балерины.

– Чьи это такие руки? – отозвался бармен, заглядывая в маленький лист, который можно было уместить в карман рубашки. Художник размазывал тени кончиком пальца и агрессивно, раскидывал вены, сухожилия по листу. Только он поднял на секунду глаза, бармен смотрел вопрошающе на готовый рисунок.

– Это руки… Руки самой прекрасной балерины на свете. Это золото, а не руки. Не знавшие сильной работы они измождены искусством и любовью. Такие сильные руки, но легко ломкие. Руки противоречивые. Тебе их хочется и целовать, и в то же время оторвать… Чтобы принадлежали тебе одному. Вам нравится? – Юра бормотал не отвлекаясь. Говорил сам себе, лишь бы не злить. Хрупкую девушку за спиной. Побыстрее.

Бармен с удивлением всмотрелся ещё раз в перевёрнутый рисунок.

– Очень неплохо. Девушка твоя?

Юра усмехнулся, мотнув головой.

– Нет. К сожалению. Не моя.

А кто он, чтобы рассчитывать на большее?

И для чего?

С мастерством виртуоза он завершил свой полёт по бумаге и обернулся посмотреть. Как там она? Задумчивая, взволнованная неизвестными переживаниями Таня сидела, сложив руки в замок на столе и выкручивала нервозно по очереди пальцы. Один за другим. Кусала губы, опуская медленно веки. Что-то её волнует. А что-то в ней волнует Юру. Он мило улыбнулся и посмотрел на свою зарисовку. Нечто тяжёлое есть в этих руках. Странное. Он что-то сделал неправильно. Придирается и уже не хочет, чтобы Таня видела. Нет, она точно не должна видеть.

– Ты что-то заказала? – быстро парень сунул рисунок в сумку, кивнув на два крафтовых стаканчика кофе.

– Только это и…

– Тогда делаем вот так, – Юра положил тысячную купюру в конверт с чеком, – и уходим.

– Что а…

– Просто молча мы уходим.

Растеряно Таня оглядывалась по сторонам, пока они выезжали из кафе. Что вообще с ним происходит? Где он был? И всё это…

– Что всё это было? – Таня улыбалась, заметив, что беспокойство на лице Юры набирало всё большие и большие обороты.

Он сжал переносицу и засмеялся.

– Я не выношу запах… Запах корицы. Да. У меня начинает кружиться голова и… Да. Вот так у меня с корицей. Я хотел заказать кексы. Сравнить с твоими. Но тот парень, у стойки, бармен который, сказал рецептуру. Она мне не понравилась. Ни в какое сравнение не идут с твоими кексами, – в оправдание он пожмёт плечами и зашагает очень медленно дальше, сунув руки в карманы.

– Хорошо. Прогиб засчитан. Но, а по правде. Что ты делал там? Рисовал мой портрет на салфетке?

Юра бы и сказал, что делал возле барной стойки, но соврал – "угадала, но только салфетки у них слишком тонкие".

– Понятно. Не хочешь сознаваться. Чёрт с тобой.

Услышана обида. Небольшая. Такая лёгкая как расстояние между ними на тротуаре.

Юра резко затормозил, наклонив голову на бок.

– Знаешь, у меня через четыре дня день рождение. И раз уж ты повесила на меня статус наглеца, могу я тебя попросить испечь торт "Наполеон"? На работе проставиться. Можешь?

Таня без промедления ответила.

– Да, конечно. Могу, не проблема. Но не лучше ли купить…

– Помнишь, твои изделия вол-шеб-ны-е? Поэтому ты – мой кондитер. Но если у тебя слишком много клиентов…

– Нет, всё хорошо. Для тебя я найду время. Можешь рассчитывать на "Наполеон".

И если он мог сделать какую-нибудь благополучную малость, то теперь это будут каждодневные покупки выпечки. Её и больше никакой.

Таня улыбнулась, сделав глоток кофе.

– Он горчит. Странно так.

– Из кофе можно писать отличные картины, – Юра присмотрелся к своему стаканчику, заметив, что там не осталось ни капли. Только гуща. С которой уже нечего сделать.

– В ЦУМе купим мороженое, и ты мне ложкой нарисуешь что-нибудь. Из гущи кофе.

Юра мотнул головой. Нет. Это не возможно. Нужны кисти, нужная бумага… Нужно мастерство, в коем парень отлично сомневался.

Таня круто развернулась, вплотную наехав на парня. Её подбородок был приподнят так, что оголилась шея под оборотами шёлкового шарфа. На ней гордо натянулись жилы.

– Что? Нет? У тебя наверняка есть лишний бланк для клиентов. Испортишь его. Ничего. Но я хочу видеть, как ты это делаешь.


И ведь нет, ничего не поделаешь. Если женщина, которую ты посвятил себе на прогулки, хочет что-то, ей невероятно трудно отказать. Зачем им нужен был глянцевый ЦУМ и его пёстрые бутики, куда нет нужды заходить? Таня не знала. В юные времена ей нравилось заглядывать на здание издалека в мрачную погоду с Театральной площади и видеть, что там, в миру роскоши светлее. Этот драгоценный подарок вечерами стоит и красит уличные линии своим сиянием. Теперь пересекая коридор за коридором, Таня смотрела и представляла, что всё это в Париже. Она в Париже. Гастролирующая звезда Большого театра в больших архитектурных ансамблях Европы. Зашла выпить чашечку кофе и съесть шарик мороженого. Со своим спутником. Юра мог бы быть в статусе друга художник, который перебрался в Париж и теперь работает дизайнером в модном доме. Красит шёлк и ситец в разные картины.

Шутка хорошая, но не про него, севшего рядом за один столиком. Юра слишком мужчина, чтобы быть дизайнером в Париже и слишком здесь (в Москве) как дома, чтобы уехать в Европу.

Он слишком нужен сейчас. Ей.

Заказав одно не из дешёвых мороженых, Таня с интересом взглянула на чистый лист бумаги, выложенный Юрой на стол.

– Мы сегодня второй раз попадаем в дорогое заведение.

– Тебе неловко? – он улыбнулся, постукивая ложкой по крафтовому стаканчику, чтобы собрать крупинки кофе воедино.

Таня пожала плечами. Эта роскошь. Напыщенность. Люди входят в неё, чтобы приобрести себе временный пафос и стать уверенней на шаг. Быть на уровне с этой элитой. Какая не интересность. Скука. Монотонность. У них нет таких историй как у него и у неё. Нет порванных курток и разбитых глаз за картину в драке, нет сожжённых вафель в старой вафельнице и потерянной первой зарплаты. Там нет разбитых коленок на роликах и нечаянной пощёчины. В мире роскоши не собирали по карманам старых курток деньги на метро и не продавали дорогую вещицу ради подарка бабушке в день рождения. Нет там наполненной жизни. От этого хорошо. Являясь обычной, незаметной девушкой в инвалидном кресле вот в эту секунду она проживает какую-то интересную историю. Ещё одну. Десятую за последние полгода.

И в этих историях её любование спутником перешло в особый интерес. Глаз как дорогой объектив камеры приближаются к объекту, чтобы присмотреться к скулам. За пару дней они стали более выразительны. Шрам под нижним веком справа выглядит как две ровные железнодорожные линии. Когда Юра смотрит косо, похож на слишком серьёзного мужчину. Меняет взгляд и улыбку, начиная походить на парня помладше, что только выпустился из школы. Таня стремилась запомнить. Этот портрет, который так поздно заметила в деталях. И с недавнего времени часто поджимала губы. Просто хотела сказать – ты фотогеничный.

– И как ты будешь рисовать? – она поставила горделиво свой стакан, материал для работы, на середину стола.

– Как? Ложка, вилка и зубочистки. По-моему этого достаточно. Ведь ты так сама сказала, – курье горделиво закусил краешек зубочистки, серьёзно подмигнув.

– Нет. Как это будет происходить? Я просто никогда не видела…

– Сейчас увидишь.

Пододвинувшись ближе к столу, Юра взял десертную ложку и тщательно вытер её насухо салфеткой. Затем окунул прибор в самую сердцевину кофейной гущи и, вынув, распределил на листе.

– Это будет Большой театр с деревьями вокруг. Мы берём, распределяем гущу равномерно вот так, но удобней подушечками пальцев, легко. Чтобы полотно не намокло, – он наклонился низко и подобно учителю ловко объяснял практическую часть занятия. И как подобает на теории, замедлял речь, чтобы ученики успели записать.

Таня смотрела как обычная капелька, более похожая на грязь превращалась в каплю краски, которая растекалась до заранее созданных контуров. Юра повторял эту процедуру, поправляя картину кончиком салфетки.

Таня скромно пробормотала.

– Можно я сделаю колонны? Или…

– Да, давай, только внимательно делай. И не спеши, – Юра круто развернул лист бумаги, второй рукой протягивая ложку. Сегодня суббота, а значит, было достаточно людно. Официанты не успевали убрать со свободного столика, как его тут же кто-то занимал. Что кто-то был вокруг парочки молодых людей, они сами и не знали. Не было шума, проходящих рядом посетителей. Только их вакуум.

Таня распределила кофе под "крышей" театра в пару дорожек. И мягким постукиванием…

– Ой, нет, – Юра взял её мягко за руку, и сам стёр с указательного пальца следы напитка. Теплота рук. Мужских рук. К мягким рукам балерины. Она напряглась и тут же размякла, когда поступательными, медленными движениями художник растирал подушечки пальцев танцовщицы. Это были какие-то пять секунд, но она их запомнила. Закрепила на степлер в памяти и его заботливый взгляд, – Здесь тонкие линии, поэтому нужен мизинец. Давай им.

Частое моргание, осторожность каждого движения по бумаге. Ты как будто под надзором тысяче людей проводишь научные опыты. Рисуешь эту картину сам, в одиночку. И на банковский счёт за неё отсчитали миллионы долларов наперёд.

Закончив пару колонн, Таня отложила холст в сторону.

– Давай ты лучше сам. Я… Понаблюдаю. Только если ты не против.

– С ума сошла?! – Юра поднял голову, вытаращив глаза, – Даже… Да даже не вздумай! Отвернись и не смотри сюда!

Возмущение. Оно вырвалось как жар из холодной печи. Грубое возражение, поднявшее в груди девушки страх. Да как он, да как же… Да какое он… Да как он мог!

Её глаза были в растерянности и руки готовы к развороту и прочь. Залепить пощёчину? Уже слишком просто.

Юра, шутя, похлопал её по плечу.

– Да я же шучу. Ну, ей богу. Ты можешь смотреть с какой захочешь стороны, и как тебе хочется.

Таня улыбнулась. По бумаге распылялась ещё одна порция гущи. Крыша, небо. На глазах изумлённой одиночной публики Большой театр строился заново. В кофейном цвете. Юра наклонился низко и, макнув зубочистку в мороженое, стал растирать рыжие облака. Необыкновенно и фантастично, но картинка, маленькая, созданная за менее чем четверть часа, стала похожа на выставочную работу, какие иногда промелькивают в журналах.

Наконец парень осторожно перегородил картину меню и смирно сел, взглянув на спутницу.

– Чего мороженое не ешь? Оно уже прилично растаяло.

Таня вернулась к своему месту, заглядывая за меню. Не видно. Ни единого штриха.

– И что, ты мне даже не покажешь?

– Ждём десять минут. Картина как блюдо кулинарное. Должно потомиться в собственном соку. Тогда она откроет тебе полный свой вкусовой спектр.

Взгляд Тани метнулся печалью. И она так делала со своими героинями. Они должны были в её жизни улечься. Врасти в её жизнь. Стать её частью. Чтобы на сцене быть убедительной. Чтобы на сцене была не Таня, а Джульетта. И все вкусовые эксперименты на кухне для неё были моментом какого-то прекрасного открытия. Возможно это лучшее, что могла бы открыть она, а он мог изобразить лучшее в своей жизни.

Юра смотрел на девушку рядом с собой с улыбкой. Теперь, когда она поглощала мелкими порциями мороженое, стала другой. В выражении девичьего лица было что-то спокойное, радостное.

Наверное, погода. Там солнце выглянуло, и оно явно повлияло на перемены. Больше ведь некому.

– От меня хотя бы немного было пользы? Или… Я испортила твой эксперимент?

– Ты была бы хорошей ученицей, – Юра завёл руку над своей головой, нервно поправляя волосы. Нет, это не то, – умеешь слушать художника, всё делаешь правильно, – совершенно не то и не туда, – думаю, что вместе мы бы могли написать какой-нибудь натюрморт. Кстати… Наша картина уже высохла.

Его нервное состояние. В каждой букве. Движении головы, руки. Таня смотрела на это, склонив голову и улыбалась. Ей должно по природным законам в минуты встречи быть даровано смущение, скромность, нелепость, волнительное заикание. Но Юра сейчас брал эту роль на себя. Он держал картину на уровне глаз, в поисках недостатков. Кривых пропорций. Прежде чем Таня посмотрит. Скажет.

Он нехотя протянул работу спутнице. Напрягся. Приподняв подбородок и прикрыв веки, Таня приглядывается к волнистым очертаниям Большого театра. Как же волнительно, что она скажет. Как она оценит, подумает. Поймёт ли.

– Вау. Это интересно. Впечатляет.

Так говорят, когда работа не блещет истинной красотой. Необычно, интересно, не все поймут, и я не поняла, но ты ведь сделал, очень интересно.

– Значит, вышло плохо.

– Плохо?! Это отвратительно, – Таня усмехнулась, приближая и отдаляя изображение, – Это отвратительно, что ты так говоришь. Она интересная. Это не классическая рисовка красками. Как будто выточенная в белом камне картина или иллюстрация к книге, которую создавали несколько дней. Юра, это же отличная работа. Я её заберу себе.

Таня прижала картину к груди.

– Нет. Это просто набросок. Я напишу тебе лучше. Давай сюда.

Он потянулся, но получил каприз.

– Нет, всё, я её оставлю себе на память. Она прекрасная и не волнует. И не обещай того, в чём не уверен на сто процентов.

Парень засмеялся. Тут было трудно спорить. И терять её ребячество. Не хотелось.


***

Есть что-то ценное, когда ты смотришь на объект своей симпатии, чтобы зафиксировать, запомнить то, чего никогда в ней не видел. Эти губы, улыбку, блеск в глазах, смех по Красной площади и голос, мелодично звучащий после полуночи в трубке телефона.

– И всё-таки, когда ты покажешь свои большие работы? – Таня сидела в кресле на кухне, расправляя перед собой края маленького кофейного творения из ЦУМа.

В трубке послышался усталый вздох.

– Всему своё время.

– Что, боишься я раскритикую?

Юра подошёл к столу и две стопки помятых листов разложил в хаотичном порядке. Зачем он их только хранит? Ведь и действительно, оно давно никому не нужно. Выкинуть. Жалко. Придать огню, земле, мусорному баку то, что когда-то художнику до безумия нравилось. Предать себя… Нет.

– Не понравиться тебе. Совсем.

На тех многочисленных картинах, была какая-то другая прожитая им жизнь. Непонятная балерине. Неприятная с недавних пор художнику. Там была другая кареглазая брюнетка.

– Если верить календарю, то мы гуляем уже два месяца. Думаешь, на этом сроке я имею право сказать "мне не нравится"? Сомневаюсь.

Она не хотела спать, совсем. Продолжить говорить до пяти часов утра и лечь спать на весь день, чтобы встретиться опять в шесть часов вечера. Хорошая перспектива, греющая тонкую душу.

Юра вздохнул, наткнувшись взглядом на увесистую папку. Портфолио.

– Я со школы не писал ничего стоящего.

– Так напиши. Для меня напиши. Мы придём на Крымский вал и поставим эту картину в Третьяковке, рядом с Шагалом. И пускай люди решают, хороша она или так себе.

Улыбка сквозь сон и господи, она, правда, говорит всё то, что простой курьер и сложный художник не слышал. Никогда. Чаще сам себе говорил эти глупые фантазии.

– Ты хочешь, чтобы я сел и написал картину?

– Да, просто возьми и напиши.

– Для тебя?

В квартире у Проспекта Мира в комнатном мраке по чьей-то коже пробежались мурашки.

– Если хочешь, то для меня. Но я не настаиваю так, что просто сделай это.

Чувство необходимости растеклось одновременно бледно-розовым светом после дождя от одной станции метро до другой и двое просто знакомых друг другу людей замолчат. Улыбаясь. В этом молчании могло возникнуть знакомое слово "нравишься", но оно стеснительно пряталось в сердцах. Ещё рано. Ещё страшно. А завершать вызов никак не хотелось.

Когда на полотне перед собой курьер заметил нарисованные вчера пучки цветов, он вспомнил те места, в каких за пять минут до сна представлял Таню. Он макнул кисть в остатки старой краски, прижав ворсинки к полотну.

– Какие у тебя планы на Первомай?

Таня огляделась по сторонам. А какое сегодня число? Какой месяц и день недели? Апрель ли или всё ещё март? Она растеряно улыбнулась, мотнув головой. Вот же глупость, потеряла в прогулках ощущение настоящего времени.

– Ах… Первомай… Это когда? Послезавтра? Планы встретить тебя у входа в метро ВДНХ.

– Я тоже хочу встретить тебя там же. Первого мая, – Юра улыбнулся, кистью приводя в порядок зарождение флоры на поверхности холста.

– Хорошее совпадение, правда? Тогда ВДНХ, восемь вечера, – Таня прибодрилась, взъерошив чёлку. По рукам растекалось предвкушение ещё одной встречи. Ещё один день не прожитый зря.

– Как я тебя узнаю?

– Я буду в шляпе.

– Значит, ты будешь в шляпе. Тогда мне придётся надеть рубашку, – Юра кинулся в вальсирующем шаге к единственному в съёмной квартирке шкафу, где наряду с сезонными куртками висели парочка изрядно помятых рубашек.

– Хорошая идея! – с радостью приметила Таня, представив, что художнику идут рубашки.

Тогда до встречи.

И не забудь шляпу, ты обещала.


Точно в назначенное время у арки сталинского ампира с огромными буквами ВДНХ художник будет стоять и ждать девушку в шляпе. Таня уже научилась опаздывать на пять минут. Балерины так не делают, но сейчас, в шесть часов вечера она была просто девушкой, чья привилегия по жизни это долго подбирать наряд и опаздывать на пять минут. Она не имела в гардеробе множество шляп, поэтому напротив курьера оказалась в старой летней, соломенной шляпе, с выцветшей лентой на полях. Пришлось отыскать. Обещала ведь.

– Тебе идёт. Но я ждал ещё и платье, – Юра усмехнулся, заметив на коленях у девушки что-то увесистое, в бумажном пакете. Он разглядывал её, и в голову шла одна лишь истинная мысль – "я так скучал по тебе".

Таня пожала плечами.

– Я думала юбка в самый раз. Ты не говорил, что тебе нравятся девушки в платьях, – она протянула крафтовый пакет. Для курьера. Нет, для художника, – Держи. Надеюсь, угадала. Это подарок, тебе на день рождения. Знаю, рано, но если хочешь, откроешь потом. В срок.

Таня смущённо поджала губы. В душе её сохранился ещё тот запал, с каким она заезжала в художественные магазины один за другим тремя часами ранее. Сделать мужчину счастливым. Хотя бы одного. Хоть немного. Ведь он сегодня в синих брюках, светло-синей рубашке, с тщательно выбритым лицом подходит для принятия подарков.

Юра взвесил в руках упаковку. Странно будет признаться, но подарки он получал в последний раз сильно давно. Может быть, это были школьные годы, может это было на первом курсе в университете. Давно. Так, что не вспомнить. Даже простые носки, перевязанные ленточкой он, увы, давно не получал. И теперь этот шуршащий крафтовый пакет с турецкими чёрными узорами.

Парень ещё раз ощупал его.

– Ты туда весь магазин канцелярии скупила?

Рука быстро нырнула в сюрприз. Да, не трудно опознать жестяные тюбики краски, ворсинки кистей, пластик с углублениями для смешения красок.

– Вау! Ты, правда, взяла эти краски? А как ты поняла, что нужны именно они? Кисти с ворсом и без. Да как ты…

– Я просто увидела на полке, подумала это именно то, что вечно не хватает художнику. Наверное да, необходимо. Поэтому… Даже не вздумай вернуть. Просто возьми, – Таня взяла Юру за руку и тут же медленно дёрнула её назад. Детский восторг. От мальчишки. Она так давно не испытывала этого. Не слышала благодарности. Совсем забыла, что надо делать в таких ситуациях. Смутилась, ощупывая горячие щёки.

– Спасибо. Правда. Неожиданно. И… От тебя особо приятно.

От каждого "спасибо" Таня сжимала колёса, вертела головой по сторонам. По коже жар, а внутри тела всё не на месте. Точно одно слово адресовано ей?

– Теперь, надеюсь, ты напишешь картину, и я её увижу.

Юра положил ладонь на плечо девушки, она дрогнула и двинула вперёд. Невольно. Рефлекторно. Отстраниться от неизвестного. Комплиментов и благодарности. Лишь в двух шагах от спутника Таня ощутила себя комфортно и, развернувшись к нему лицом, подмигнула.

– Кстати, рубашка к твоим глазам хорошо подходит. И гладкие щёки. Смотрится достойно.

Парень облегчённо выдохнул. Гештальт закрыт. Ещё одна галочка. Из пятнадцати встреч он угодил ей. Это не обманешь. Оно, впечатление её, сверкает в глазах. Сквозь привычную печаль пробивается очевидное, хотя и ни разу не сказанное – "я рада видеть тебя".


В майском воздухе парила сладость, тёплый воздух уносил пару молодых людей в близкое ощущение вакуума. Люди не нужны. Нет вокруг никого. Для них парк после шести часов вечера будто бы опустел. В одночасье. Толпы прохожих не мешают громко говорить, смеяться и смотреть друг на друга. Не виделись ведь давно. Целые сутки. Юра замедлял шаг, рассматривая парк, как живую картину. Нет, всё-таки люди нужны. Без них нельзя увидеть как у фонтана дружбы в вечернем свете персикового заката каждый прохожий превращался в тени как на картинах Виллема Хайенраетса. Розоватые штрихи вокруг золотого свечения фонтана. Дымчатое журчание воды и мягкая зелень деревьев.

– А как ты ловишь пейзаж? – спросила Таня, развернувшись от фонтана по левую сторону, потом правую. Она закидывала голову назад и слышала где-то в отголосках открытых веранд мелодию любимой группы. Закрывала глаза. Ловила очаровательно юным личиком брызги воды, руками чувствовала как на тело опускается тёплый неон.

Она была такой. Обычной сегодня. Той Таней, какой приехала в Москву четыре года назад. Пусть художник смотрит, запоминает, что она может быть как та девушка с его фотографий. Черты лица в мерцающих шёлковых линиях. Глаза закрыты завесой медового оттенка. Локоны от света заката становятся на тон светлее. И кожа, ранее бледная, переходит на два оттенка выше.

– Посмотри на меня, Тань, – сделав пальцы прямоугольником, Юра вытянул руки перед собой.

Она обернулась. Внезапный взгляд. Такой бывает за секунду до счастья. За секунду до шквала аплодисментов. За секунду до объятий. Недоумение, надежда, просьба. Всё смешивается. И уголки розовых губ изгибаются в полуулыбке.

– Делаем вот так и…

Быстро парень достал телефон и одним нажатием сделал кадр.

– Что ты…

– И всё. Я пишу по памяти. Тот кадр, что остался у меня в руках, – парень торжествующе улыбнулся, спрятав телефон. Главный гештальт номер два. Её фото. Из настоящего. Теперь она есть не только в его голове.

– Что вот это ты сейчас сделал? Ты сфотал меня? Даже не предупредил? – строго девушка приближалась, стиснув зубы, – ты должен удалить это.

– Я ответил на твой вопрос, как ловлю пейзаж…

С взглядом дурачка Юра пожал плечами, улыбаясь во все свои белоснежные зубы.

– Удали сейчас же, при мне. Даю гарантию, я вышла ужасно.

Она приближалась. Угрожающе. Недовольная. И наивно ведомая. Своим страхам. Та красота, сопровождавшая её с детства, закончилась. Совсем. Избитое истериками, препаратами, больничным запахом лицо. Таня смотрит обычно в зеркало и не видит его. Не хочет. Знать, что там в отражении. Хватило один раз, увидеть после реанимации себя в зеркале. Опухшую, с вечно полными щеками, синяками под глазами, треснувшими губами. Нет, нет, нет. И никаких, больше никаких никогда фото.

Она знала, что изменилась. Стала не Таней, а кем-то другим. Человеком без имени.

Остановившись, парень заглянул в глаза балерины, услышав, как от резкого напряжения между её губ мечется сильное волнение. Шипение воздуха и лёгкой истерики. Он сел перед ней на корточки, заглядывая в обиженное лицо.

– Не важно какая ты на фото. Главное то, какая ты в моей памяти. Фото – это условность. Оно может обезобразить или сделать человека идеальным. Можно в нём исправить всё до неузнаваемости. А сердце, – парень взял Таню за руку и приложил к своей груди. Бьётся. Не сердце, а превышенный пульс в ладонях танцовщицы, – сердце запомнит тебя вот так целиком. Какая ты есть. Оно не обманет.

Таня посмотрела в зелёные глаза. Опять светлые, яркие. Наивные. Как у ребёнка. От таких глаз тело становится мягче, голос потише, а руки сами тянутся поправить идеально лежащий у шеи воротник рубашки.

– Обманывает. Часто.

Юра встал, с важным видом одёрнув рубашку.

– Ну, тогда… Тебе придётся меня догнать, чтобы удалить то фото.

И прочь наутёк.

Как дети они будут гонять по дорожкам, задевая прохожих не нарочно. Извините, мы идиоты. Они бегали друг за другом, теряясь в бликах вечерних огней. Заново находили друг друга в тени павильонов. Смотрели ввысь, на звёзды, которых не видно. Туда, в дальнем углу парка, в самый космос стремился нос ракеты, освещаемый прожекторами. Как будто сейчас, минута до старта. И этому событию есть только два свидетеля.

– Наверное, не зря люди в худшие моменты жизни хотят улететь в космос или на другую планету. В этом что-то есть. Проблема остаётся на Земле, а ты где-то там. Проживаешь на орбите десять лет за один день. И, возвращаясь, понимаешь, что проблема решилась. Ты можешь жить дальше… – Юра мечтательно смотрел на самую верхушку здания, где золотыми буквами высечено слово со множеством значений – "КОСМОС".

Таня смотрела прямо. Нечего было ответить. Небо, звёзды, космос. Всё это слишком мечтательно для неё. Уход из реальности в миры, в которых спасения и нет. Увы, проблем не решаемых даже космосом больше, чем одна. И оставить за пределами атмосферы их не получится. Не получится оставить за бортом себя. В космосе не учат ходить и опорный аппарат не лечат. Если ты не робот. Пока ты там, вся жизнь просто проходит. Спокойно, без перемен.

С упорством осла Таня закрутила колёса прочь, весело выкрикивая:

– Таких как мы не берут в космонавты. Поэтому проблема ужасного фото так и осталась открытой.

Какая она невыносимая.

Смешная. Нежная, но коварная. Хитро улыбаясь мчит на скоростях, чтобы за ней бежать. Сидит такая штука. Во многих. Любая девочка превращается в милую с бантиками и в платьишке. Она хочет, чтобы за ней побегал понравившийся мальчик. Хотя бы один, чёртов один раз в этом отрезке юности. Когда ты этого действительно хочешь.

Колёса свистели по асфальту, но Таня гнала как можно быстрее, чувствуя, что вот-вот шляпа сорвётся с головы и полетит. Юра бежал за ней, торопился и просил – "тише, спокойно, давай тормози", а она только смеялась и прислушивалась к тому, как где-то снова играла музыка. Её любимая.

– Ты слышишь? – восклицала Таня, сворачивая на неудобные тропинки.

Юра прислушивался и готов был достать телефон и волшебный "Шазам", чтобы блеснуть знаниями. Но в голове эти мотивы, слова так внезапно и очень недавно заняли большое место.

Он остановился и, поспевая за музыкантами, напел парочку строчек, отщёлкивая такт пальцами. И Таня, придержав шляпу, остановилась, опустив голову. В сердце что-то поменялось. Оно стало легче, быстрее. Ритм. Под ключицами возникло рассеянное по самым маленьким пустотам воздушное тепло. А за что он ей был нужен? Юра, чьи интересы крутились вокруг истории изобразительных искусств и написания картин. Курьер Юра. Не секс символ и даже не приближен к нему. А зачем? Она развернулась и, улыбаясь, продолжила строки песни, тихим голосом стреляя точно в ноты и промахиваясь лишь редкие мгновения.

Как и он.

Парень ступал по тонкому льду музыки, не промахиваясь. Он затихал, когда чувствовал, что вот-вот не попадёт в ноты и гордо растягивал их, когда был уверен, попал.

– Так, теперь, мы с тобой научились петь. Хороший результат прогулок. Согласна? – Юра пропивал слова под музыку и поправлял Тане шляпу. Чтобы та не упала. Он соблазнялся накинуть ей на плечи свою куртку и поправить рукав её блузки, но видел смущённый жест плечами. Не стоит. Ещё тепло.

– Вот так нам и приходится, оставшись за пределами возможностей только петь.

– Не только петь. Говорить.

Таня задумчиво кивнула. Ещё никогда не было от простых, незатейливых прогулок столько пользы. Их больше, чем думает Юра.

Он поглядывал на неё, намереваясь спросить то, о чём думал вчера. Когда Майя не взяла трубку.

– А как у тебя… С Лёшей. Помирились?

Таня машинально вытянула из кармана сигареты. Она заглянула в пачку и вздохнула. Нет, это уже давно не успокоение нервной системы. К чёрту их. Как и к чёрту врать. Что там, дома, проблемы не имеют никакого веса.

– Никак. Ничего. Мы никогда не миримся. Всё как-то само уходит. Как и приходит. Как у всех. Покричали и забыли почему.

Юра мотнул головой. Вспомнилось. Сразу. Как Майя чётко помнила все большие, маленькие, фатальные и незаметные ссоры. Можно было предположить и угадать, что у неё всегда при себе имеется блокнот, куда она записывает всё, что неверно сделал Юра. Одного она не могла зафиксировать, как сейчас, шагая медленно по аллее ВДНХ, он стискивает зубы, сводит брови и молчит. Перебирает мысли не о ней.

– А как ты понимаешь, что ссора и проблема ушла? Как это у вас?

– В квартире царит тишина. Слышно как тикают часы, гудят машины за окном, как пылинки оседают на мебель. И дверь закрывается тише обычного. В кровати, рядом не холодно, потому что место не пустое. И классическая музыка играет не громко. Вот тогда, когда в каждой комнате стоит такая тишина, тогда ты понимаешь – всё уже хорошо.

– Просто тишина? И всё?

– А у вас по-другому?

Юра остановился, потирая лоб указательным пальцем.

– В каждом доме всё по-другому. Где-то, когда всё становится на свои места, летает мебель.

– О нет, мне тяжело поднимать мебель.

– Но ведь когда наступает перемирие, нужно что-то говорить? Неужели просто тишина?

– Когда наступает перемирие, начинаешь смотреть в глаза человеку. Там ты и видишь нужные тебе слова. Тяжёлая работа – говорить. Не всем дано. Одна неверная фраза и вместо ссоры ты взял и получил войну. Войну я не люблю. А Лёша не умеет.

В голосе Тани дрогнуло заикание. Она опустила голову, закрыв глаза. И всё же нет, вся правда комом встала. В горле. Крепко так. Что такое перемирие она не знала. Забыла за давностью дней. И изображала по привычке милую маму, которая всё простит и стерпит. Ведь любимое, родное, своё. Тихо – значит всё хорошо. Только вот Юра знал, что когда её руки прячутся в карман, а взгляд устремлён на небо, Таня говорит какой-то заученный текст. Как побитые жизнью жёны в полицейском участке. И спросит… Нет, он больше не спросит, ведь это действительно не каждому дано – говорить. Он не умел верно ворошить чьё-то прошлое.


После 19:00 за границей вечера площадка ВДНХ покрылась обильным количеством теней. Они с целеустремлённостью проходили в опасной близости на велосипедах. Гудели роликами и самокатами, рычали скейтбордами. Но двое, парень и девушка, всё оставались в этой безопасной для себя оболочке, внутрь которой не проникали звуки, лишний свет, ощущения.

Они сделали круг и оказались снова у ворот входа. Давно уже солнце скрылось под густым чёрным небом и здесь, в потоке посетителей, царила своя атмосфера. Немного неловкая для просто друзей.

– Твой Алексей когда приедет? – Юра опустил голову, стараясь скрыть нежелание так быстро расходиться по разные стороны. Его голос отдал холодом, пренебрежением, ведь неприятно, ревностно, может и гнусно думать, что какой-то танцор парит этой хрупкой девушке мозги ссорами. А могла ли быть она виновной? Разве эти карие глаза могут?

Таня промолчала с минуту. Расставаться, ещё на сутки. Она этого не хотела ещё больше.

– Думаю, минут через тридцать. Он уже выехал.

Она поправила прядь волос. К сожалению. Не успела, а хотела сказать правильно. "К сожалению, Лёша уже выехал".

В другой ситуации сейчас Таня сидела бы в зале Большого театра. И этот визит всегда похож на шутку. Глупую, жестокую. В прошлом году был день рождения Лёши и для него приятно начать отмечать событие на сцене, чтобы в зале были его самые близкие. Мама, папа, невеста и два любовника где-то в бельэтаже. Штучная акция – сводить Таню в театр на балет. А что сегодня? Опять "Спартак", третья линия кордебалета (она же последняя). Просто работа. Очередной спектакль не причина приводить на балет некогда любимую. Лёша и не позвал. Не предложил. Ничего не сказал. Собственно он никогда этого и не делал – не приглашал куда-нибудь. Чтобы вместе, рядом. Да и Таня… Сидя в зале, она могла лишь считать количество па, которые крутила прима и едва сдерживать от этого вида слёзы. В Большой на постановку? Вскрыть вены себе в зале? Вспороть артерию? Теперь эта жизнь будет всегда такой. Любовь и ненависть к балету.

Не лучшее воспоминание в голове девушки. Она мило улыбнулась. Вечер, ВДНХ, здесь уже расцветает ярким букетом романтика. Юра неловко осматривался по сторонам и видел лишь влюблённых. Повсюду, его мать и, чёрт возьми, везде. Да, это, наверное, хорошо радоваться за других и не обременять себя грызливой завистью. Но мы же эгоисты. Люди. Ещё мы все дети. Взрослые дети. И нам бы тоже вот так хотелось бы под ручку. Как все или против всех.

Неловкость.

Двое оказались лишними на этом лёгком первомайском полотне. Привязанные друг к другу парень и девушка. Не обязаны ничем. Возможно, назначены кем-то, а может и друг другом, чтобы как эти парочки. Быть вместе. Но в собственной атмосфере они напряжены. Порознь.

Художник поправил воротник куртки.

– Хорошая локация для фотосессии и свиданий. Раньше этого не замечал.

Там, левее в метрах пятидесяти слева была скамейка, безлюдное место, разбитый фонарь и летний поцелуй с мальчиком. У него дико кудрявая шевелюра, высокий рост и туфли девочки на высоком каблуке он держит в своих руках,а она, прижавшись к парню, наматывает его волосы себе на палец, улыбаясь у самых губ. Босая в сентябре месяце. Это были какие-то совсем ещё дети, которых видела Таня, прогуливаясь от метро до парка между занятиями.

Сейчас ей бы хотелось говорить о том, что это была она и Лёша.

Художник вздохнул. Ещё пять минут и наступит десять часов вечера. Хорошее время для затянутого прощания. Поступков без слов. Действия, перед которым никто ничего не попросит и после ничего не объяснить. Взять девушку на руки и оправдать это желанием обнять. Попросить парня наклонится и коротко глядя в зелёные глаза остаться губами на его губах. Это целая схема. Сложная, трудная. Требующая времени. Закрытая несколькими стенами, которые трудно, очень трудно сломать.

Если только рискнуть, наугад.

– Я видела как ты целуешься. С другими, – Таня сказала быстро. Сжала руки в замок, сосредоточившись глазами на фонарном столбе, – ты был со своей девушкой или бывшей. Это выглядит так неповторимо. Не как у всех. Я смотрю как будто на замедленную съёмку Голливудской мелодрамы 50х. Губами тянешься к губам так искренне. По-настоящему. Ты почти закрываешь глаза, когда уже вот он поцелуй на ваших губах. Я вижу впадину на твоих щеках. Вот тут, где скулы, – её пальцы правильно провели линию на собственном лице и было совсем не важно, что Юра не видит и более того не слушает, а смотрит в небо, запустив руки в карманы джинсов. Спокоен, а она… Она дрожащую ладонь оставит на своей щеке, – ощущение, будто ты осторожно прикасаешься сначала к уголкам чьих-то губ, потом медленно пробираешься дальше и овладеваешь губами полностью. Через десять отсчитанных секунд. Руками обнимаешь. Хватаешь за края одежды. Скромно, как в первый раз. Обхватываешь за талию, как на третьем свидании. А потом, в порыве страсти тянешь к себе за руки. Сжимаешь крепко запястья и не замечаешь, что любимой может быть больно. Хотя ей не больно. Она же полностью поглощена твоими губами, языком. Она полностью теряется в тебе. И для тебя она, а для неё ты в данную секунду, единственный существующий на этой планете человек. Только ты и она, а ещё этот поцелуй. Это красиво.

Ей не нужно было видеть это движение сейчас. Руки, губы, голова. Мозг запоминает то, что потом превращается в желаемое. Чья-то глянцевая любовь и ты начинаешь хотеть. Такую же. Чьи-то туфли в метро, они не подойдут, но их охота забрать себе, потому что красивые. Улочка мальтийского городка. Какая к чёрту Мальта, но длинная улица с готическими замками манит всё бросить и поехать туда.

Поцелуй курьера. Да, она хочет такой же глянец в свою жизнь.

Юра опустил взгляд. От неба на проходящих людей. Парочек стало меньше и на пяточке площади перед входом в парк они остались одни. Совсем. Конечно, Таня уже могла знать всё, что только можно. Естественно она видела то, что не видел никто. Девичья натура, строгая танцовщица. Могла ли что-то чувствовать… Парень запускал в себе эту мысль, сидя за набросками в своей квартире, но быстро, панически отметал. Нет, нет. Его просто не за что было желать. Он слишком хорошо знает себя. Она не могла.

Но теперь могла?

Он опустил голову, пытаясь взглянуть. В её лицо. Заметить особый свет в глазах. Неровно дыша узнать, хочет ли.

– И что ты думала, когда видела как я целуюсь с другими?

Виновато Таня посмотрела в зелёные глаза. Нет, он не сделает. Точно нет. Здесь только есть спутник Юра, художник Юра, курьер Юра. Больше никого.

– Я думала, что… – она посмотрела замороженным взглядом вперёд, – в балете нет таких элементов, которые могли бы изобразить такой поцелуй.

Поджав губы, Юра подошёл ближе, сосредоточил свои руки на её плечах, чтобы успеть. Не прозевать.

– И ты… Ты хотела, чтобы я…

– Конечно я бы хотела, чтобы они были.

Нервно руки дёрнулась и медленно Таня поехала вперёд. Движение и правда избавляет от дурного.

– Я начала придумывать танцы уже в голове, после просмотра твоих фото. Запоминать. Мысленно фотографировать эти поцелуи, чтобы вспоминать потом. Превращать в танцевальные движения. Ты же не против, что я смотрела твою страничку?

Юра нахмурился, так и оставшись на месте. Её голос твёрдый. Ну вот, опять. Поцелуи, фото. Он давно забыл всё, что с ним было. Эти старые фото, прошлая жизнь. И понять невозможно, как она в них увидела необычное. Желаемое. А Юра не мог взять и сделать. Что если она сейчас, как под крымским мостом разозлится? Что если опять залепит пощёчину и это будет их всё? Какое всё? Почему всё? Так быстро? А ведь Юра из поезда ещё не успел сказать, что пассажирка Таня лучшая девушка на земле каких он только встречал.

Парень нерешительно подошёл к спутнице, остановившись за её спиной.

– А ты бы хотела, чтобы я это сделал с тобой? Поцеловал тебя.

Остановилась. Молча. Руки легли на колёса. По спине пробрался укол. Спазм. Стыд того, что её рассекретили. Грубо. Нагло. И вместо того, чтобы сделать Юра озвучил. Таня и дала бы ему пощёчину, назвала бы кретином, но он мог именно сделать. Просто взять и сделать, вместо одного единственного грёбаного вопроса.

– Знаешь, Юрий Владимирович, это самый идиотский вопрос, который ты когда либо мне задавал.

Резко развернувшись, Таня закрутила колёса, далеко в сторону. Подальше от места, где под тёмным вечерним небосводом собирается в куски романтика. Им нет никакой романтики. С её банальностью, с его несмелостью.

– Таня, это же просто вопрос, – Юра смотрел как девушка удаляется. Дальше, дальше.

– Просто вопрос, Юра, просто его не должно быть в природе.

В миру несправедливости, нахальности и вседозволенности, увы, где-то глубоко в душе ей хотелось, чтобы кто-то против воли смирил её страхи да обиды. Взял, обнял, поцеловал.

А ты не смог. Испугался, подумал что неприлично. Только думать. Не надо было.

Широким шагом парень догонял танцовщицу.

– Подожди…

С каждым метром Таня крутила несчастные колёса всё быстрее и быстрее.

– Нет, нет, я не хотела и не хочу. Сделаем вид, что ничего не было.

Голос её кусачий, холодный. Как кусок мороженого из морозильной камеры. Злится? Что, опять?

Не выдержав, Юра схватился за ручки кресла и остановил её.

– За что теперь я должен извиниться?

Таня дёрнулась вперёд, но не смогла. Крепко держит.

– Ни за что. Ничего не было. Мне пора.

– Нет, было. Только что, объясни мне.

Насмешливо Таня кивнула.

– Тупой вопрос номер два. Мне завтра к врачу. Мы с тобой загулялись, Юра.

Ему пришлось отпустить ручки кресла и позволить девушке мчать быстро вперёд. До неизвестной цели.

– Хорошо. Не буду больше тянуть из тебя слова. Просто скажи, завтра то мы встретимся? – он злился и практически бежал за ней, чтобы не смущать людей криками на расстоянии.

– Нет, я весь день в больнице.

– Могу с тобой сходить.

– С какой стати? Нет, сама схожу.

Каждое слово Таня отрывала как страницы из блокнота. Поначалу шутя. Не придавая значения. Теперь заигралась.

– Тогда встретимся послезавтра?

– Не знаю.

– Ты торт обещала. Он нужен мне послезавтра.

– Если обещала, значит, будет готов.

– Ну, написать или позвонить я тебе могу?

Он так ничего и не понял, ответ не получил. Разговор окончен.

Не было никакого "пока" и "до встречи". Наугад курьер уже готов был сделать. Всё, что она хочет. Догнать, обнять, поцеловать в щёку. И чёрт с ним, что может быть после этого. Но Таня подъехала к авто, откуда вышел безупречно одетый Лёша. Его она поцеловала, первая, чего за последний год никогда не делала. Взъерошила волосы. Широко улыбнулась, коснувшись нежно щеки танцора своей ладонью. Идиллия. Ревнующей девушки. И за черту, в чужую жизнь, художник не осмеливался зайти. Бабушка так научила.


Таня с холодом встретила безразличный взгляд своего парня в салоне авто и опустила голову. Мы играем спектакли не для тех, кому нужно отомстить или что-то доказать, а для себя. Чтобы успокоить. Себя. Не успокоилась, а только заглянула в мессенджер, чтобы увидеть ничего. А хотелось. Заметить несколько брошенных вдогонку слов.

– Что за настроение у тебя… Странное, а? – Лёша усмехнулся, круто выворачивая в нужное направление к дому. По большому счёту было всё равно, что происходит с Таней. Только бы не ехать молча.

Она запустила пальцы в свои волосы и крепко сжала голову. Считать до десяти. Смотреть как свет, летящий в лобовое стекло даёт пощёчину. Таня фальшиво улыбнулась и, опустив руку на бедро парня, сказала:

– Лёшка, следи за дорогой. А у меня просто всё хорошо.

Хотела сделать наклон, увлечь на светофоре в поцелуй и закрыть эту тему. Но десять минут назад это уже было сделано. Они безвкусные. Не влюблённые. Те самые губы. Не для Тани они. Взаимностью не отвечают и всякую секунду крепко сжимаются, становятся закрытой дверью. Неприятно. Ни Лёше, ни Тане.

– Сегодня был хороший вечер на сцене. Мне кажется я смотрелся охрененно. Так сказали, по крайней мере, – в конце концов, наступила эта стартовая минута славы для танцора. Он ёрзал на месте, криво рулил, но с таким счастьем рассказывал как смог держать линию остальных танцующих. Да, великое достижение для первокурсника академии и обязанность для артиста Большого театра. Таня вспомнила утреннее СМС от педагога. Лёша прогуливает, не в состоянии выходить на сцену, резко говорит с хореографами старше себя. И всё это дали ей в обязанность – разобраться.

– Ты прогуливаешь репетиции и срываешься на хореографа. Так сказали, по крайней мере.

Алексей выдавил ухмылку и включил третью скорость перед сложным поворотом.

– Даже не начинай. Я выхожу на сцену, танцую в первой линии, всё круто. И ты мне, дорогая моя, своими нравоучениями настроение не испортишь. Сегодня даже тест на трезвость прошёл.

– Ах, вот как… Даже тест… – Таня опустила голову. Это всё не вечно. Её способность влиять и менять ход событий. Умело форсировать и плавать между добром и злом. Оно, благополучное, заканчивается и Лёша уже заметно закипает. Краснеет от злости, твердит – "твари не любят талантливых" и ищет слепо руками приёмник, чтобы включить свою любимую музыку.

Люди меняются, взрослеют, они принимают тянуть лямку ради того, чтобы однажды стать кем-то значимым во всеобщей истории. Лёша нет. Он ещё по прежнему жил только в сегодня и в честь удачного выхода на сцену ехал в клуб со словами – "не скучай в своих старческих упрёках в мою сторону".

Вот она жизнь. Одним ярким днём. Точнее ночью. Что будет завтра… Да какая разница, когда сегодня был новый успех. Это они, одиночки в квартирах пусть думают о завтра. Мучаются в переживаниях, написывают и стирают сообщения. Пускай. Вот они думают о других и о полезности другим. Кто-то же должен жить праздно и думать о себе. Всё равно за пустым днём придёт ещё один такой же. Таня не приедет на Театральную площадь. Юра не позвонит и не напишет. Придётся ужинать одной и ждать, когда родители Лёши приедут за выпечкой. Только занимает особо заказ. Обычный торт для обычного курьера.

Глава 10

В вечернем мраке гостиной щёлкнул таймер духовки. На столике за стеклом телефона завибрировало сообщение. Юра.

"Я завтра в час за заказом заеду. Уточни адрес"

Таймер щёлкнул ещё раз, но Таня не двинулась с места. Подперев спину подушками, она читала сидя в кресле. Точнее сказать делала вид для самой себя. Бегала глазами по строчкам, выискивая цепляющие фразы. Любить, бежать, хотеть, схватить, сказать, раздеть… Таймер щёлкнул ещё раз, а в сообщениях появилось ещё одно послание.

"Уже не надо, ты говорила мне, я вспомнил"

Таня бросила книгу на стол, как можно посильнее прижав ладони к лицу. Как там доктор говорит? Медленный вдох и медленный выдох. Внутри ещё осталось волнение от первого сообщения и вот оно, второе, превратило состояние в нервостеничную трясучку. Хочется, ну хочется же, любить без последствий, предрассудков, стеснений. Ах, я инвалид, куда ж мне ждать его губы? Я не пою, не танцую, не рисую. Бесполезная, подходит только под размер дружбы.

А может пусть оно горит? Обугливается бисквит в духовке, зажаривается по краям. Ведь там, в словах художника надменный и пустой тон. Он ничего не напишет более, смотря глуповатым взглядом на экран телефона. Там, строчка совсем глупая. Всё никак сама не хочет отправляться. "Прости. Я должен был поступить по-мужски и поцеловать".

Какое смазливое оправдание. Юра отставил бутылку пива в сторону и прижал как можно крепче ладони к лицу. Как оно всё так получилось? Что непреодолимо хотелось сейчас, взять и приехать. К Тане. Извиниться. Рассказать, что с ним творится. Поговорить, наконец-то. Но он сидел и смотрел на сообщение Майи. Потом на заметки в телефоне предназначенные для начальства курьерской службы. Затем его мозг шёл прямо до электронного ящика почты, где лежало давно, ой как давно заветное, выстраданное письмо. Его прислали из Питера. Похоже ему всего четыре часа. "С радостью сообщаем, что готовы пригласить Вас… ". О, какая эта строчка леденящая душу. Дальше Юра и не перечитывал письмо. За шесть раз его содержание не изменилось.

Парень сделал глоток хмельного, свернув вкладку с почтой. Не получается, оказывается, с одного маху взять и разрушить одно, чтобы построить другое. Не получится.


***

Как и не получится нажать код в домофоне на Грохольском переулке сразу.

Юра застегнул куртку, скрывая атрибуты курьера и виновато озираясь по сторонам, нажал кнопку. Сигнал по проводам полетел на четырнадцатый этаж. Молниеносный звон, заставивший Таню быстро бросить украшательство кондитерских изделий и кинуться в коридор, снеся на своём пути парочку стульев.

– Чёрт.

Минутой назад она приводила квартиру в идеальный порядок. Как и себя саму. Юра ведь заедет. Чтобы на секунду войти и услышать – "с тебя полторы тысячи". Волнительное девичье сердце подкачивало. Подводила и гордость танцовщицы. Она так хотела казаться безразличной и обиженной, что вместо Лёшиной футболки (как и хотела) надела то, в чём всегда гуляет. Случайно нанесла тоненький слой пудры. Подкрасила глаза и включила тихонько музыку на кухне. Таня действительно обиделась.

В прочем то Юра тоже. Он, у зеркала в лифте три раза зачесал волосы на разные стороны. Идёт ли. Нет, и даже не едет. Ему казалось, что фирменная курьерская футболка выглядывает из-под куртки. Джинсы слишком поношенные. Да и вообще букет цветов пришлось оставить у консьержки, чтобы не объясняться долго.

А надо бы.

Таня приоткрыла тихонько дверь, увидев знакомые руки в карманах. Чёрт. И снова запахло её глупостью в воздухе. Ощущение, что вчерашний день не закончился и всё продолжается. Её встретил улыбающийся широко рот, смеющиеся зелёные глаза.

– Здравствуй, ты подожди минут пятнадцать, я ещё не закончила, – её тихий голосок в щели двери звучал как милая детская просьба. Таня откашлялась.

– Привет. Ждать где, на лестничной площадке или в квартире?

Заскрипел замок, щёлкнул затвор, звякнула ручка двери раз, второй третий и сквозь грубое "твою мать" на четвёртый раз дверь открылась.

– Сильно быстро ты нашёл дом. Я надеялась, у меня есть время. Проходи.

Глаза девушки метались от одного предмета к другому, туда и сюда. Не смотреть на курьера, не смотреть. Ведь ты же обиделась на его глупость.

– Оказалось, я часто бывал здесь, когда только пришёл курьером и вспомнил маршруты. Рядом больница, Мещанский суд, Ботанический сад, прекрасный треугольник.

В воздухе квартиры летал запах сладковатый, перебитый резкими мужскими духами. С кухни, предположительно оттуда, задувал свежий дождливый воздух. Оттуда же шёл тихий грохот посуды. Юра стоял в прихожей и переминался с ноги на ногу, оглядываясь вокруг. Уютные светлые тона, серые, создающие эффект прозрачности цвета и идеальная чистота, как будто здесь никто никогда не жил и не живёт по сей день. Ступая осторожно по паркету, парень заглядывал с любопытством в каждый угол. Просторная гостиная. Как мини-сцена. Своя, съёмная квартира, казалась ему коробкой. Даже не из-под холодильника, а старого советского телевизора.

– Помочь тебе? – Юра спросил заботливо, услышав в ответ ничего. Только увидел выставленную на кухонный стол спелую клубнику.

– Очистить надо.

Таня торопилась, даже не осознав до конца – что это? Юра в её квартире, моет руки, закатывает рукава, чистит клубнику, у него сегодня день рождения и вроде он на работе.

Её казавшиеся хрупкими пальцы, ловко и резко орудовали ножами. Лезвие свистело в мякоти киви, почти у самых кончиков пальцев. Таня с холодным равнодушием следила только затем, чтобы дольки были ровными.

Юра с улыбкой косился на её хлопоты, разыскивая на кухне комплимент.

– Кексы, уже мои любимые.

– Тоже тебе.

– Надеюсь, парни будут в таком же восторге как и я.

– Сколько вас там будет? Я сразу нарежу торт.

Они говорили на уровне близких. Спокойный тон и обыденные поглядывания друг на друга. Один резал, другой чистил. Затем они поменялись местами. Юра, после каждого фрукта мыл быстро руки и приступал к новой помощи. Открыть банку мёда, макнуть в неё клубнику. Легко. Только пальцы теперь липкие. Распутать ленту для упаковки. Это легче. И сейчас, в этот момент, когда с липкими от мёда и клубники пальцами он стоял и смотрел в карие глаза, Таня слегка улыбнулась. Наконец-то. Ведь чем-то мальчик Юра, до безобразия нелепый похож на неё. Забавный. Притягательный. Рядом. Это тепло от его нечаянных прикосновений врезается в бледную кожу и проникает глубже, глубже. До сердца. Юра терпит, очень стойко терпит её капризы. Злится, наверное, но всё-таки снисходительно улыбается, осматривая готовые шедевры.

– Теперь готово?

Таня кивнула.

– Да, готово, – водрузив огромный пакет со сладостями, кондитер протянула его своему клиенту. Прекрасному. Сегодня, в свой день рождения он казался особенно привлекательным. Бледные щёки девушки покраснели. Чёрт возьми, она не придумала поздравление. А должна была? Да, ведь в ней огромных размеров обида.

Она вытерла руки полотенцем и подъехала к парню поближе.

– С Днём Рождения тебя и приятного аппетита.

Юра замялся.

– Спасибо. Уже не терпится всё съесть.

– Не всё, оставь своим гостям что-нибудь.

– Сладкое, как любимую женщину, никогда и не с кем не хочется делить.

Они оба засмеялись в коридоре у входной двери. Юра бы хотел спросить, где её парень и, может быть, они бы сегодня встретились, но чёрт… Его же день рождения и её больная тема последних дней казались совершенно несовместимыми вещами.

Понять сразу он только не мог, что внутри Тани зарождалось лёгкое счастье. Увидеть его. Просто опять. Поймать улыбку, глубокие магнетические глаза. Влюбляешься ведь в это – маленькие детали. И сначала любишь их, уже потом втягиваясь в человека полностью.

Девушка дышала редко, коротко, смотря пристально на Юру. Да, наверное, он не сделает шаг и дружба, только дружба способна их сблизить. Но она волновалась, часто моргала от напряжения. Всё никак не могла перестать хотеть. Его губы.

Уже один раз он сделал эту ошибку. Сейчас нет. Осторожно парень наклонился вперёд, как можно ниже, свободной рукой накрыл тонкие пальцы девушки. Посмотрел в её глаза, где метался страх. Всё, хватит пристреливаться. Прикрыв веки, курьер приоткрыл свои губы и быстро подался вперёд.

Звонок. В домофон.

– Чёрт. Это Лёшин отец, – Таня откинулась на спинку кресла. Отвернулась и сильно, до боли закусила нижнюю губу. Да бред. Полный бред. Даже небеса против её хотелок. И было так, и будет. Не стоит препятствовать, а надо ещё раз шёпотом сказать.

– С Днём Рождения!


***

Не пытайся обмануть. Себя и её. Может время не пришло. А, может, суждено вот так всю жизнь только гулять по Москве и не ворошить личное пространство.

Юра прижался к дверце вагона метро, закрыв глаза. Туман. На улице и здесь, перед глазами. Он не понял как доехал до работы, вошёл в офис и плюхнул торт с кексами на стол.

– Налетайте, ребята.

Сегодня был вторник, поэтому большая часть сотрудников после обеда задерживалась распределить заказы на пару дней вперёд.

Невысокий парень-студент заглянул в пакет и блаженно закрыл глаза.

– Какая свежесть. А пахнет м-м-м… Что это, Юр? У тебя же день рождения в августе. Увольняешься?

Юра остановился по дороге в кабинет начальника. В горле застыл верный ответ. Нет, на сегодня глупостей хватит.

– Не сегодня, Дим, не сегодня. Василич у себя?

– А где ж ему быть? Зайди, он очень скучал по тебе. Выпишет пару нареканий.

Возле стола уже собирались голодные курьеры, почуявшие запах прекрасной халявы. Только начальство этим вряд ли проймёшь.

Сутулясь, Юрий заглянул в кабинет.

– Сергей Васильевич, можно?

Мужчина, сосредоточенный на компьютерных делах, не глядя кивнул.

– Что, Стрельников, на этот раз собеседование в Газпроме и тебе нужен недельный отгул?

Виновато Юра мотнул головой.

– Нет. Я там кое-что принёс. Коллектив угостить. В благодарность за то, что терпите меня.

Мужчина прыснул, оторвавшись от дел.

– Это что, прощальный жест? Тебе наконец-то предложили работу?

– Пока не знаю. Так, просто, пришло в голову сюрприз устроить. Праздники ведь.

– Не знаю… – директор задумчиво протянул, в конец отложив дела на потом, – ясно. Выглядишь запаренным. Всё в порядке?

Парень поправил стопку бумаг на краю стола, не глядя в глаза собеседнику. Василичу соврать трудно, но нужно постараться. Улыбнуться, поправить причёску и уверенно кивнуть. Всё-таки он как отец, видит давнего сотрудника насквозь.

– Да, думаю всё неплохо.

Сергей Васильевич почесал подбородок, вытянув голову вперёд. Сколько не старайся изогнуть губы в улыбке, надеть это счастье на лицо, в зелёных глазах всё равно останется что-то не то. Он, как мужчина с опытом за сорок, видел нечто похожее на тоску.

– А я вот не думаю.

Юра вздохнул, заёрзав на стуле. Чёрт дёрнул зайти, поговорить, а вот теперь, зараза такая, ни слова из горла не идёт. Всё, как всегда, само образуется.

Он взял ручку, карандаш, чистый блокнот и сунул быстро в рюкзак.

– Простите, мне уже выходить надо. Заказов много, времени того меньше.

Василич усмехнулся. Надо же, этого парня первый раз за полтора месяца стало заботить время и заказы. Мужчина придвинулся поближе к столу, сложив руки в замок, пока за дверью голодные студенты расхватывали угощения и убегали по адресам.

– Срочные заказы у тебя есть? – Юра неуверенно кивнул, – тогда не спеши. Что у тебя стряслось?

Чёрт возьми. Эта идиотская неловкость, как в детстве, когда отец знает о двойках по алгебре и русскому, знает о разбитом в спортзале окне, но хочет чтобы ты, ты сам взял и добровольно рассказал. Подробно и в деталях. Смакуя каждую минуту своей оплошности.

– Пока ничего, но…

– Но… – Василич передразнил, по-отечески улыбнувшись.

Юра отмахнулся.

– Ничего серьёзного.

– Правда? Это всё из-за той девочки-инвалида, да?

Ещё минуту назад сутулые плечи Юры разошлись теперь в стороны как меха гармошки. Воздух стал горячее как минимум на десять градусов. Он впялил свой взгляд в глаза директора.

– Что?

– Да брось, парни видели тебя много раз. Думаешь, Москва, это мегаполис, где легко скрыться? Нет, это же большая деревня, где все друг друга видя, знают. Так что, это из-за неё ты такой мутный?

Юра снова вернулся к состоянию маленького, забитого человека и кивнул.

– Она твоя родственница, подруга?

– Знакомая.

Мужчина мотнул головой.

– Понятно. Это из-за неё ты рано с работы уходил, – Юра хотел было возразить, но Василич продолжил, – это не вопрос, ясно же что из-за неё.

– Поэтому я и принёс свои… извинения. Кстати торт пекла она. Попробуйте, пока не расхватали.

– А, ну конечно, попробую. Она кто, кондитер?

– Танцовщица. Была ею раньше, пока не попала в аварию.

– Бедная. Так и что она тебе? Стыдно, что зашёл сильно далеко, а она…

Юра быстро замотал головой.

– Я её… люблю, кажется. И вот что интересно, мне не стыдно. Мне страшно.

Мужчина надул щёки и тяжело выдохнул. А как же… Майя? Василич знал о ней даже больше, чем рассказывал Юра. В первый год работы парня эта милая на голос девушка часто звонила на рабочий номер и иногда говорила с Василичем по душам. Чтобы её ненаглядный побыстрее стал зарабатывать больше. Других у Юры не было. Женщин, девушек, просто баб на сутки. Однолюб, однако. А теперь девочка в инвалидном кресле. И ведь не врёт. Глаза зелёные сверкают, губы невольно изгибаются в улыбке. И ведь не мальчик уже, серьёзный мужчина Юра с мышлением архитектора. Видимо любовь она действительно не спрашивает, какого ты склада ума и каким должен оставаться. Косит всех, под одну линию наивных мечтателей. Это всё мутное, непробиваемое забвение. И всегда собранный парень превращается в смущённого романтика, кто увлечённо говорит – "я ей помочь хочу. Просыпаюсь, думаю о том, как она. Засыпаю, думаю о том, что с ней. У неё даже кресло, это же самое дешёвое кресло и ладони у неё от колёс уже в мазолях. А так нельзя. Нет, нельзя".

Юра говорил и сам себя не слышал. Тон его голоса стал на редкость ласковым, брови изгибались в жалости, а пальцы выстукивали по столу каждый сказанный слог. Накопилось. Накрыло то, что он прикрывал густыми красками и карандашными портретами. Вчера, сегодня, неделю назад под мостом. И всё хотел сказать – "ты больше, чем просто нравишься". Глупил. Не успевал. Терялся и Таня имела свойство стирать его подготовительные паузы очень быстро.

– И что же ты хочешь? Что тебя так сильно напрягает?

Юра беспокойно поднялся с кресла. Он сделал пару шагов к окну. Дождь стих. Выглянуло солнце. А на душе было всё так же погано. Не смог.

– Помните, как я пришёл в эту компанию? Два адреса в день. Никчёмный курьер. Мальчик, рисующий портреты всему офису за бесплатно. И вы же меня прощали. Давали шанс. Снова прощали. И вот через полгода я стал лучшим курьером службы. Мотаюсь безрезультатно на собеседования который год. А тем временем она, девочка лет девятнадцати, одна, сидит возле Большого театра каждый день и смотрит туда, куда больше не сможет попасть. Ей больше не выйти на сцену, не осуществить свою мечту. Ей больше не стать кем-то. Потому что никто ей не помогает. Она сидит, печёт свои торты, продаёт на три цены дешевле, чтобы хоть кто-то брал. Никто, понимаете, ей не помогает, – парень провёл по лицу ладонью, снять дневную усталость, зажать жалость и выйти отсюда работать дальше. Но не выходит. Юра обернулся, – У меня были вы. Все эти подарки Майе, денежные переводы ей. Всё потому что вы мне помогли, не выкинули, а дали шанс. А вот ей, этой девочке, никто шанса не даёт. Таким как она никто не даёт шанса. Они сидят в своих квартирах и не могут выйти даже на простую прогулку. Подышать свежим воздухом. Да, знаю, что таких как она сотни, тысячи. Но ведь я её заметил, а не тысячи других. А боюсь я знаете чего, Сергей Васильевич? Я влюбился, а сделать ничего не могу для неё.

Парень уселся обратно. Задрожали руки. Ведь этими руками он сегодня даже толком не обнял её.

– Что же тебя в ней так привлекло, в этой девчонке?

– А вас? Что привлекло вас в будущей жене?

Он, тот, кто каждый месяц выдаёт зарплату и всерьёз никогда не держит зла на Юру, мог бы давно сказать: "забудь и вспомни, что тебя ждёт Майя и эти крепкие отношения". Но Сергей Васильевич стал расхаживать из стороны в сторону, размышляя о том, как сильно парень встрял. Такой же был, в молодости. Когда из тысячи красивых и хороших выбрал ту, которую пришлось брать боем. Годом ухаживаний и левых заработков. Потому что любил. А за что и сейчас, через двадцать пять лет брака, сказать толком и не мог.

Юра опустил голову, крепко сжав свои руки в замок.

– Может, люблю за то, что я такой же как она. Художник, который не смог. А она танцовщица, которая не смогла.

– А может это ты сам себе придумал, что ничего не сможешь для неё сделать? Знаешь, после чего моя Варя приняла меня?

– После того, как вы открыли дело?

– Нет. Я её украл. Против её воли взял и повёз в Сочи. Из Москвы на попутках. Без денег. И оказалось этого недельного путешествия хватило, чтобы через полгода мы поженились. Она согласилась поехать просто потому, что я взял и вывел её из той жизни, к которой она привыкла. Доступное жильё, доступные развлечения, шмотки, отдых в Крыму каждое лето. А потом раз и ни копейки в карманах, сплошной экстрим. Я ей показал то, о чём она только думала и, наверное, тайком мечтала, – мужчина улыбался себе под нос, расхаживая по сторонам. Он взглянул на смурного Юру и щёлкнул в воздухе пальцами, – выведи её из её же жизни. Фантазия, краски и кисточки у тебя есть. А ещё ты жутко наглый.


***

Он встанет утром, нальёт чаю, поставит на стол завтрак, но без неё утром не то. Всё становится не тем, когда громко, при свидетелях ты признаёшься, что полюбил. Опять вляпался в эту историю. Тебе охота свернуть горы, изменить весь мир, достать нечто яркое с неба… А в реальности есть только с шумом открытые двери метро и долго непрочитанное сообщение. Ей.

"Давай встретимся у твоего дома, хочу увезти тебя. Кое-куда"

Видела ли, знала ли, обижается ли, любит ли… Считая пролетающие перед глазами окна вагонов, Юра закрывал глаза. Тянет душу наружу. Ноет всё там. Часы, проходящие просто так, перемены, скребущие в дверь. И слова, на которые ему, кажется, никогда не хватит смелости. Он за сутки стёр одно и то же сообщение уже пять раз.

"Ты прости меня. Просто за глупость. Я всё ещё боюсь сделать всё неправильно и потерять тебя"

Вагон метро распахнул свои двери пассажиру с рюкзаком и в телефон Тани полетит сообщение. В последней его редакции.

"Ты прости меня. За то, что я очень сильно туп. Теперь мы можем встретиться?"

И она в ответ ничего. Ничего кроме звонка ближе к вечеру и фразы – "да, давай встретимся, на "Сухаревской".

Таня уже не могла в этой игре вести счёт на опережение. Всегда проиграет. Забудет, что было. Закроет двери квартиры, чтобы спуститься во двор и оттуда коротким путём добраться до метро. Она вечером рассказала папе, что есть один странный художник, что каждый день занимает её мысли. Хороший парень, интересное общение… Он стал для неё очень красивым. Вот там, в минуту на пороге собственной квартиры Таня говорила отцу, много, убедительно, что старается быть хорошей для людей. Открытой, приятной. Но дальше боится зайти за ограждение. А вдруг там опасно? А если там пусто? А если перепутала?

– Если парень и, правда, хороший, зачем его отталкивать? Дружи. Хороших людей сейчас мало. Их надо беречь.

Он, папа, правда, хороший.

Стоит гордо ждёт свою вечную спутницу у входа в метро и всё ещё думает, как верно извиниться. Ищет слова, прячет в руках волнение и смотрит всё куда-то в облака.

– Я думала, так рано мы не договаривались встречаться, – Таня появилась за спиной и коснулась ладонью пальцев художника. Обняла их, вместо рукопожатия.

Парень обернулся, наклонившись обнять свою подругу. Чего греха таить, горячо любимую спутницу.

– Есть большие планы на этот день. Поэтому так, – он вынул из кармана маленький листок и развернул его, чтобы показать план путешествия на сегодня. Утром быстро набросал специально для неё, – Сначала по кольцу на метро, потом едем в парк, затем нас ждёт прогулка в Деловом центре и мы завершаем всё на Театральной площади. А ещё кафе или, если ты не возражаешь, может даже и ресторан ближе к вечеру.

Таня с прищуром посмотрела в сторону художника.

– Но… Мы не будем спускаться в метро. Здесь для меня нет спуска.

И не поспоришь. За спиной парочки в подземный мир вела одна лишь лестница.

– Тогда автобус. Я очень люблю ездить на автобусах.

Без лишних разговоров Юра взялся за ручки кресла за спиной девушки и взял курс на север. И вот теперь им стало легко рядом. Таня чувствовала, что когда есть спутник, другого желать не приходится. Раньше кто-то за спиной непременно сулил опасность. Он кто-то злой из детства, приходит, чтобы взяться за ручки кресла и скинуть твоё ненужное тело куда-нибудь. Как в квартирный мусоропровод… Громко девушка выдохнула и закинула голову назад. Всё, опасные люди остались за бортом. Теперь она может наблюдать за тем, как парень идёт и светится от глупой радости и иногда свои ладони пристраивается на плечах любимой балерины. А она и слова против не скажет.

Только посмотрит украдкой и кивнёт.

– Мне кажется, ты похож на свою бабушку, хотя семейных фото на твоей страничке я не нашла.

– Ты просто не до конца листала. Там дальше всё самое интересное, – Юра остановился и вынул из кармана телефон, где в маленькой галерее снимков быстро нашёл нужный снимок, – Это мы с мамой. На моём выпускном.

С экрана в карие глаза заглядывал мальчишка. Точно такой, что стоял перед ней. Только худой. Сильно, очень сильно худой и без улыбки. А рядом стояла она, чьей копией был Юра. С теплом в глазах и тенью улыбки. Он не знал, уже давно не понимал, зачем хранит семейный архив из четырёх фотографий. Ведь каждый раз, когда видит кадры этой прошлой жизни, по телу следует разряд тока и глаза погружаются в те дни, где не было ничего хорошего. Уходят в пустоту и молчание.

Таня крепко сжала колёса и закинула голову назад, чтобы видеть лицо парня. Побледнел и смотрит отстранённо куда-то очень далеко. В отдаляющийся горизонт проспекта.

– Расскажешь, что было в Екатеринбурге?

Не понимаешь, когда начинается это дикое желание знать то, как он прожил каждый свой день в далёком прошлом. Но смотришь и видишь, он чувствует то же, что и ты когда-то. Тяжёлый груз прошлого. Если в предыдущих прогулках Таня могла часами рассказывать о своём городе детства, разбирать на кирпичи родную балетную академию, то Юра же ни слова не сказал ей. Будто боялся оказаться не таким как она. Ярким и интересным. Опять вернуться в образ плохого с их первой встречи.

Но вот теперь, когда перед зелёными глазами открылся кадр из закрытого шкафа, уйти в сторону и сказать "не моё" не выйдет.

В раннем детстве Юра остался жить при бабушке. Родители его горели великой целью – геология. "Юра к бабушке, а мы рассекать земную кору планеты". Воспитывать ребёнка стало менее интересно, чем заниматься исследованием на благо других. Это даже и хорошо, что их не было рядом. За скукой о родителях мальчик стал рисовать.

– Я срисовывал пейзажи с фотокарточек родителей. Рисовал их портреты. Культивировал ощущение, что они рядом.

По праздникам мамы и папы не было дома, дни рождения сына отмечали позже, в подарок вместо игрушек привозили пятилетнему Юре книги на английском языке, где кроме чёрно-белых картинок ничто не способно было заинтересовать детский ум.

– Они приезжали за год домой всего два раза. На пару дней. Вместо них рядом была бабушка.

Он с теплотой отозвался о женщине, которая вырастила в нём человека, мужчину и опустил голову. Замолчал. О ней всё так же трудно вспоминать, хотя прошло уже десять лет.

Когда мальчику Юре исполнилось тринадцать лет, она умерла. Всё как у многих: сердечный приступ. Нехотя родители забрали сына к себе. Нехотя. Им предстояло уехать в Америку, и сын был балластом. Куда он без знания языка, совсем одомашненный обстоятельствами. И что с ним, ещё не взрослым человеком, делать они не знали. Родители, которые не были родителями. Не способные решать проблемы маленького человека. От Америки пришлось отказаться, ограничившись работой над тем, что у них уже было. Написание научных книг и учебных статей в еженедельники по геологии.

– Они не получают великих денег. Не получали никогда. Это работа на идею, за идею. Во благо человечества, – художник горько усмехался, провожая глазами пролетающие автобусы.

Вот так же он стоял с портфелем на остановке в Екатеринбурге и часами пропускал свой автобус. Чтобы не возвращаться домой. Ведь там не интересно. Там никто не включает телевизор, громко не смеётся, там нет запаха выпечки, и чаще всего пахнет одной лишь пылью. А ещё там чаще всего никого нет. Мальчик не торопился никуда и грел на морозе пальцы за воротом куртки, а нос прятал в шерстяных варежках. Иногда, доехав до своей остановки, ему не хватало сил вынуть окоченевшими пальцами деньги за проезд.

– Я не был сыном в полном понимании. Мы не говорили друг с другом годами, они даже по имени меня позвали всего один раз. А сыном не называли никогда. Я вроде карточки на заводе, где нужно ставить галочки или крестики о выполненных нормах. Сколько еды потребляю в день, как сплю, к каким врачам и сколько хожу, какая одежда куплена за полгода и что делал за месяц, какие оценки в школе и сколько у меня друзей. Отметил позиции в карточке, заполнил пустоты и можно работать дальше. На идею.

Родители не встретили идеи сына быть дизайнером интерьеров. Раскрашивать стены и разрисовывать потолки. Великое занятие – малевать всякую чушь без смысла и сюжета, воровать идеи и выдавать за эксклюзив ради денег. Ещё хуже художник. Вечно бедный, всегда на грани "жить или умереть". Проектировщик зданий – да, то, что нужно. Родители могли гордиться таким сыном. Холодный расчёт, точность, благородное занятие во благо людей. Тогда Юра бы вписался в их семейную идиллию. Но и её не случилось. Мать и отец не говорили парню "хорошие рисунки" и "у тебя талант". Смотрели, изучали, критиковали как будто завистливые одноклассники в школе. Насмешки и просьбы не маяться ерундой. Это всегда были родители. После этого начались проблемы…

Стоп.

Юра замер на дороге. Дальше была черта, за которую ни с кем не мог зайти. Даже с самим собой. Но вот она… Таня, с сочувствием смотрящая в зелёные глаза не скажет ни единого слова. Внимательно обдумывает всё, что слышит. Наблюдает как слова сходят с губ, приобретают объём. История одного курьера как у каждого второго прохожего. Да, таких детей не счесть. Предоставленны сами себе, трава в поле, рано взрослеют. Обычная ничем не примечательная история. Но Юра стоял сейчас на месте, переводил дух и улыбался.

Забавно бывает вспомнить, как нехотя родители пишут и звонят до сих пор узнать, что сын живой и сын в порядке. Обязанность, галочка в новой карточке. Ещё забавней вспомнить, как в шестнадцать лет Юра стал ненавидим и мамой и папой, как основная причина их развода (который, к слову, так до сих пор и не произошёл).

Об этом Тане не скажет. Посмотрит с прищуром на небо и двинет кресло дальше по тротуару.

– Теперь я в Москве. Мне здесь нравится. Отец был прав, что архитектура, дизайн и картины это всё бездарно. Я курьер и это кажется моё законное место.

Пришлось остановиться. Впереди ожидал нужный автобус.

Таня часто заморгала, тем самым прогоняя слезливость. Раньше ей казалось, что со своими проблемами она здесь балерина с неудачной биографией. Оказалось, есть Юра, брошенный живыми родителями просто так.

Если бы они… То он бы....

Девушка задумалась, разглядывая трассу, заполненную машинами. Нет, они похожи. Их обе две семейные истории. Дети, оказавшиеся непонятным элементом в картине мировоззрения.

Ты приходишь в этот мир и думаешь, что надо выживать среди таких как ты, детей, взрослеть, а, оказывается, ты должен выжить ребёнком в мире взрослых.

Подошёл нужный автобус и два пассажира не спеша въехали вовнутрь, устроившись в пустом углу. Подальше ото всех.

– Глупость, – хмуро глядя в окно, Таня покачала головой, – ты должен продолжать это делать. Свои рисунки. Брать и превращать в картины. Если кто-то скажет тебе, что это глупость, не слушай. Это не глупость, а чья-то зависть или непонимание. Люди редко бывают добрыми к талантливым людям…

Юра слушал и смотрел в глаза своей Тане, но слышал не её. А свою бабушку. Всё это она говорила своему маленькому внуку и после поцелуя в макушку добавляла – "Рисуй, внучек, это очень красиво".

Салон автобуса был почти пуст и через маленькое окно бился свежий воздух. Жизнеутверждающе говорила за всю жизнь курьера только бабушка. Рисуй. Теперь Таня повторяла как завороженная, в своей строгой манере – "если тебе дан талант, просрать его ты не имеешь право. Это измена самому себе. А знаешь, со временем такая измена начинает грызть изнутри. Сжирать и сжигать. Поверь, я знаю, что говорю".

Странно, что за долгие годы она первая, кто это говорит.

Странно, по-прежнему странно, что для того, чтобы сломать, господь бог выбрал именно эту девочку.

Юра взялся за перекладину, когда транспорт свернул на шумную магистраль, и высоко подняв плечи, громко вздохнул.

– Часто человек изменяет себе и не замечает этого. А когда внутри начинает жрать и сгорать, как ты говоришь, исправить уже ничего нельзя.

– А ты не изменяй себе. Это же так просто.


Через час пара молодых людей уже пересекала ворота Парка Горького. Юра не хотел говорить, что для него его родители сейчас. Они звонят и спрашивают как жизнь и напоследок предупреждают – "как приедешь в Екатеринбург, ты домой заехать не забудь". Три минуты разговора. Родители, похожие больше на дальних родственников. Номенклатурный отчёт о том, что сын жив. И в словах не теплота и забота, а строгое предупреждение. "Ты – сын".

Таня стянула кофту и ровно уложила на свои колени, позволяя Юре катить не спеша кресло.

– Здесь очень тихо. Странно. Неужели так бывает? – она оглядывалась по сторонам, наблюдая, как на пути им не попадается никто. Совсем. Отдалённо прогуливались парочки почтенного возраста, семьи, но молодых людей все как будто обходили стороной. Вакуум. По водной глади пруда плыли птицы. Медленно. Лениво качались на волнах, изредка расправляя крылья для попытки взлететь. Не делали этого. А продолжали плыть дальше.

Таня смотрела снизу вверх на Юру и видела, что он потихоньку забывает этот разговор. О сокровенном. Больная тема. Для неё она была ещё больнее. Парень закрылся, думая о том, что будет, если напишет матери или отцу – "я тебя люблю". Наверное, это будет острое недоумение. Запретные слова. То, что Юра не должен говорить им. А что же Таня? Ей можно ли такое говорить? Юра напрягся, круто развернув девушку в кресле к себе лицом.

– А твои родители? Кто они?

Она спрятала пряди волос за уши и стала расправлять складки кофты. Простые вопросы, казавшиеся адской воронкой, которая втягивает в водоворот проблем о родных людях, которым она не помогла. Уже не поможет.

– Моя мама была художницей по костюмам в Мариинском театре. Я часто ходила к ней на работу. Смотреть как она это делает. Сидит, делает выкройки, шьёт, бегает с метром между танцорами.

– Да ладно? Ты шутишь? – Юра улыбнулся, отметив, что в совпадения не верит. Но если она не шутит, то что это?

Таня пожала плечами и, опустив голову, улыбнулась.

– Художник по костюмам. Да, правда, – заключение более чем спокойное. Совпадение. Так бывает. И наверняка их дальние предки могли работать на одно и то же дело в веке восемнадцатом. Или их прадеды оказались в одном окопе на войне. Мир он всё же тесен, чтобы воспринимать с восторгом совпадения и случайности.

– Я до пяти лет не мечтала танцевать. У меня было желание в кондитерской работать. На Васильевском острове есть одна кондитерская. Папа приносил домой такие вкусные пирожные и батон оттуда м-м-м-м… Невероятный вкус. До сих пор его помню. И вот я мечтала, что буду печь для него и мамы всё то же самое. Открою свою пекарню, – её губы дёрнула улыбка сожаления. Если бы не закулисье Мариинского театра, то маленькая Таня не танцевала. И кем бы она была? Просто кондитерская и вечные дни, похожие друг на друга.

Она медленно двинула колёса кресла вперёд, неотрывно глядя на ярко зелёные листья кустов. Здесь уже завтра появятся цветы, природа изменит свой облик. А в памяти Тани детство так и останется только серым. Без перемен.

– Когда мне было 7 лет, мама сбежала из семьи. Просто собрала вещи и рванула с каким-то музыкантом в Англию. Она не любила меня. И папу тоже. Всегда было видно, что ей не нравится такая жизнь – жена и мать. Как будто это было её наказание. Жила в гримёрках театра, неделями дома не появлялась. Отец был для неё скучным человеком, а я… Даже не знаю, что ей во мне не нравилось. Наверное, что я ребёнок и ничего не умею, не знаю, – в руках девушки появился знакомый для Юры предмет и в нос ударил запах. Неприятный. Но ей так было проще, – а вот её любовник… С ним получилось всё по-другому. С ним она стала счастлива. Изменилась до неузнаваемости. Думаю, в нём она нашла свою настоящую жизнь.

Пара остановилась на крохотном мосту через пруд, где лебеди разыгрывали нестареющую балетную классику.

Юра присел на корточки рядом, чтобы Тане не пришлось говорить громко. О близком сердцу.

– Вы сейчас общаетесь? Она знает, что с тобой случилось? – он ощущал, что ей, как и ему, не хватает родителей. Кого-то одного из них сильнее. Ей бы хотелось сидеть с матерью на кухне и обсуждать мужчин. Он бы хотел говорить со своим отцом о профессии и своих успехах, познаниях. И всего этого не было. Таня не могла кому-то взять и рассказать, что её парень изменяет с мужчинами. Юра не мог спросить совета и помощи, показать свои работы.

– Мама ничего не знает, – девушка сжала губы и жёстко погасила окурок о резину колеса. Глаза её перестали быть медовыми и словно вовсе потеряли всякий цвет, – она погибла со своим музыкантом восемь лет назад. Они отдыхали в Италии, любили экстрим, взяли мотоциклы, поехали по серпантину и не вписались в поворот. Обоих выбросило в ущелье, – замолчав, она взяла в руки шнурок от юбки и нервно стала накручивать на палец. Никому не интересна эта жизнь кроме тебя самой и твоих самых близких. Но вот он сидит, парень. Далёк от определения "близкий". И трудно его назвать "лучший друг". Однако ему эта жизнь интересна. Его глаза вглядываются в мимику девушки. Близко так кончик носа, краешек губ, руки всё стремятся лечь на плечи. Таня может заплакать. Нервно засмеяться. Юра ощущал на себе обязанность быть осторожным в выборе слов. Ведь это её жизнь.

Плечи девушки дёрнулись. Сказала ещё не всё. И хотела бы сказать гораздо, гораздо больше. Но в мыслях появилось последнее от матери сообщение. За месяц до трагедии. "Доча, я видела твоё выступление. Ты большая молодец". Первый большой конкурс девочки Тани и первое полное тепла и любви сообщение от мамы. А после этого нелепость и обрыв.

Юра взглянул на спутницу. Её губы ранее чувственные спрятались, взгляд стал влажным и сейчас ей не хватало своих ранее длинных волос. Чтобы спрятать себя за ними. Или ткнуться в плечо своего спутника. Укрыться. От всего. Превратилась в девочку. Первоклассницу. Ту, с длинными хвостиками, худенькую по фигурке и с округлым личиком. Эта девочка, в октябрьский день бежала после школы домой, чтобы, наконец, застать маму. Просто снова увидеть её в квартире. Узнать, что мама есть. Открыть дверь, поймать запах её духов и довольно выдохнуть. Мама дома, наконец-то. Только всё менялось, когда в школьных туфельках перешагивая порог, она не видела маминых туфель на каблуке, которые любила примерять. И пальто мамино всё ещё не на месте. А отец, сидящий на кухне с картофельными очистками в чашке, устало говорит – "Танюш, мама уехала. Не жди её". Он никогда не говорил когда вернётся мама. Не уточнял, сколько дней её не будет. Повторял одну и ту же фразу пять лет подряд – "не жди её".

И тогда, точно так как сейчас, девочка Таня ощущала себя одиночкой в пустом, тёмном помещении. При живой матери без неё. Она сейчас ёжилась точно так же как в детстве, когда ходила по двору в ожидании мамы. Так же дышала, мало, неслышно, как в детстве, чтобы услышать стук каблуков на лестнице. И Лёше, как маме, во сне часто говорит – "я исправлюсь, правда, буду хорошей, только вернись ко мне".

Юра наклонил голову. Его пальцы мягко убрали с щёк девочки пряди волос. Девочки. Без маминой любви. А он мальчик постарше, который во дворе защищает её от паразитов. У него нет никакой любви родителей. Как сирота. И можно миллион раз повзрослеть, заработать все деньги и прелести мира, осуществить все свои и её мечты, но это сиротское состояние, лицо ребёнка будет появляться всегда. Чтобы добить. Человека внутри до конца.

– Хочешь, я возьму тебя на руки? – он сказал это безразлично. Так послышалось. Вытянулся в полный рост.

По телу девушки пробежали мурашки. Грудь сковало оцепенение. Состояние детства испарилось, и она уже снова была готова к обороне.

– Зачем это?

– Пройдёмся до скамейки. Точнее я донесу тебя, – надёжные руки курьера провели по плечам вверх, по шее легонько и вниз до сгиба руки. Непринуждённо для него и волнительно для неё.

– Не надо, надорвёшься, – Таня сама уже не удивлялась своему спокойному, ленивому сопротивлению. Рано или поздно ей начинало нравиться, что делает он. Против её испуганного "нет".

Но Юра лишь хотел, чтобы маленькая девочка Таня чувствовала, что к ней относятся хорошо. И ему есть о ком заботиться. Два объекта из неправильных семей. Просто поступки друг для друга как выслуга за неприятное детство. Приласкать в себе детей из прошлого.

Парень обогнал кресло, встал перед Таней так, что можно было увидеть лёгкий тик на её правом веке. Он наклонился и поднял вверх обе руки девушки, чтобы она крепко схватилась за его шею.

– Тяжёлая я, не выдумывай.

– Очень смешно. Сколько в тебе веса? Пятьдесят? Сорок?

Парень улыбнулся и наклонился ближе, подхватив Таню ловко на руки.

Невольно она вцепилась пальцами в воротник его рубашки и громко выкрикнула.

– Юра нет… Не надо… Ну, пожалуйста…

Парень легонько пошатнулся. По его обонянию ударил запах духов, её мягкие пальцы неумело, неопытно щипали кожу на шее. Непривычно. Необычно, когда держишь что-то тяжелее стопки срочных бумаг.

Он засмеялся, сделав два мелких шага вперёд по неровной тропинке.

– Не двигайтесь, гражданка кулинар.

Она дрожала в руках сильного художника. И с опаской смотрела как они удаляются от места. Всё дальше и дальше. Посмотреть вниз? Повернуть голову? Все органы внутри сжимались и начинали болеть. Нервная система жестоко обманывала и заставляла паниковать.

– Ты уронишь меня. Хватит! Вернись обратно.

Юра опять пошатнулся и замедлил шаг, наслаждаясь её близостью к себе. Как Таня, подобно маленькому ребёнку, боится опустить руки или немного расслабиться. Не упасть бы, не упасть…

Он посмотрел на неё, пытаясь изобразить родительскую заботу и, сделав губы трубочкой, сдул со лба прядь волос.

– Как мы назовём твою кондитерскую?

Таня опустила взгляд. Боже. Воздух застревает чуть выше горла и не входит, не выходит. Проклятье.

– Ты издеваешься?

– Я предлагаю назвать "Анна Павлова". Банально, да?

– Да верни же ты меня!

– А что если торт наполеон по твоему рецепту назвать "Мариинский"?

– Ты бредишь! Идиот! Юра!

Таня стиснула зубы. Как неудачно ближайшее место опоры было далеко. Кроме слов в ушах паникёрши всё громче и громче стучало собственное сердце.

– Ты уже запыхаешься. Верни, меня, на место.

– Ух, как ты рычишь, мне даже нравится.

Юра сделал вид, что падает и быстро побежал вперёд.

Таня завизжала.

– Идиота кусок, мне страшно!

Мимо шли люди, и каждый считал своим долгом засмотреться на громкую пару.

– Не обращайте внимание, товарищи, я её из дурдома украл, – Юра кивал всем прохожим и улыбался почти по-голливудски. Это вызывает забавную злость девушки на руках.

Конец мучениям наступил спустя двадцать шагов. Парень опустил Таню на скамейку с той осторожностью, с какой продавец выставляет на витрину самый дорогой товар. Его рука скользнула по её спине. Вверх, вниз. Плавное касание плеча и, в конце концов, неловкость на её коленях. Ноги. На ощупь они как две ниточки. Держались на одних лишь костях. Слабые. Таня мигом принялась поправлять длинную юбку, сутулилась, чтобы скрыть своё нелепое положение. То, как в разные стороны, будто у пьянчуги, её ноги раскиданы туда да сюда. Она вздрагивала. Смирно ставила их вместе. Пыталась согнуть, чтобы не казаться со стороны неуклюжей. Нелепой. С трудом держала спину и не дышала полной грудью. Это просто скамейка, а для Тани непреодолимое препятствие.

Юра быстро сел рядом и обнял девушку за талию.

– Ты расслабься. Я рядом. Держу тебя.

Ощутив слабость в теле, Таня слегка повела плечами. Затем исправилась и постараюсь вернуть осанку в ровное положение. Как и учили. Хотя с первого дня после больницы это по-прежнему делать тяжело. В теле многое мешает. Словно в спину вставили лишние кости и подкрутили их тяжёлыми шурупами.

Обманка мысли. Уже который год организм сам держит танцовщицу в напряжении. Память происшествия, когда ради собственного спасения принимаешь решение не шевелиться и даже не дышать. Но сейчас это не тогда. Это скамейка, парк и погода разбила купол серой краски, под которым скрывалось солнце.

Юра выпрямил спину, смотря туда же, куда смотрели карие глаза. На водную гладь. И танцовщице рядом большего вправду не надо. Собеседник, парк. Всё. Художник Юра не обязательно должен отвечать на всё, что она говорит. Услышал, понял, она счастлива. В миру жёсткой дисциплины, спортивного соперничества иногда простая вещь становится великой. Поговорить о чём-то кроме балетной техники. После происшествия Тане осталось это как в наказание – часами сидеть и слушать о безупречной балетной жизни от Алексея. И соответствовать его требованиям: жадно глотать неприятный слог, восхищаться своим танцором, никогда не идти поперёк его слова, не возражать. Если он жесток, то конечно это Таня виновата, нарушила требование. Это не просто так он дал пощёчину танцовщице на кухне, это она, она своим повторением вопроса вывела. Из себя. Таня гордо приподняла голову, когда стало тяжело держать спину ровно. Особенно изощрённо Лёша любил наказывать Таню "за поведение", усевшись перед ней на корточки и милым голосом вспоминал, как она была прекрасна в балете. Была. "Ты помнишь, как делала гранд жете лучше всех в академии? Скажи же, это было лучшим твоим достижением. Я до сих пор до такого прыжка не дорос". Кинжал в спину. "Примерял корону из постановки и вдруг вспомнил, что мы её с тобой видели под стеклом, когда ходили в Большой на "Ромео и Джульетту". Да, прекрасное время. И оно тоже было. Когда то. Когда то Алексей любил или пропитан был приятным чувством к своей девушке. Ещё кинжал в спину. Парни. "В нашем училище, помнишь, был парень, его хотели поставить с тобой в пару? Так вот, он теперь уезжает в гастрольный тур с Российским театром балета и партнёрша у него тоже Таня. Знаешь, где его встретил?"… Этого было достаточно, чтобы Таня с прежней болью в глазах улыбнулась, сжимая и разжимая свои пальцы. Не осталось ничего.

Теперь мелькала малая видимость на что-то. Она наклонилась поближе к Юре. Её рука указала на пруд. Тёплый. Воздух, солнце и парень. Через одежду хорошо чувствуется жар его тела. Тане это нравится. Наконец не чувствовать холода.

– Когда-то один режиссёр хотел поставить балет на воде, – Таня улыбнулась, наклонив голову поближе к плечу своего спутника, – в пруд устанавливалась платформа, танцоры по щиколотку в воде. Балет про сказочный мир русалок. Представляешь, балерина делает взмах ногой и вокруг веером разлетаются брызги. Он хотел это сделать вечером. Прохладным летним вечером. На дне пруда прожекторы. Разного цвета. А в финале салют из тысячи залпов.

– Этот режиссёр ты? – Юра свёл брови, присматриваясь к пруду.

Девушка спряталась обратно в своё внутреннее несуществование. Да, это по-прежнему глупо звучит.

– Придумываю иногда. Не могу избавиться от танцев навсегда. Это моя жизнь. И режиссёр постановщик может единственное, что мне доступно.

Юра наклонился к её щеке, высматривая на противоположном берегу пруда то, что Таня придумала. Всё это прекрасное, сказочное нечто, но вот она в ворохе своих фантазий выглядит ещё привлекательней. Такая прекрасная. С розоватыми щеками, тёмными волосами и немного заметной улыбкой.

– А где же будет музыка? Рояль в кустах спрячем?

Таня уверенно знала, как должна выглядеть сцена для танцоров, она знала как расположить свет, распределить музыку. И смеялась по-настоящему живо, когда Юра предлагал подвесить инструменты в воздухе.

– Оркестр живой на берегу. На трибунах в десять уровней. Сначала ударные, а вон там…

Руками она готова была прямо здесь и сейчас расставить всё и всех по местам. Возвести мощную платформу. Установить лестницей трибуны для музыкантов и всем раздать свои, собственно сочинённые ноты. Карие глаза отражали блеск всего задуманного, и Таня верила, наверняка на сто процентов, что всё это будет. Юра молчал. Такие мечты нельзя перебивать. Человеку нужно разрешать мечтать вслух. Так эта мечта выглядит реальной и сбыточной. С каждым фантазийным рисунком в воздухе он и она становились ближе. Её голая рука касалась его руки. Неощутимо. Её волосы щекочут крепкую шею, голова спокойно легла на сильное мужское плечо. Да, вот так хорошо. За парком ощущалась бурная деловая жизнь. Высотки, офисы и квартиры с бытовыми проблемами. Кто-то пишет отчёты, решает задачи, кто-то едет в училище на экзамен, кто-то кого-то пилит проблемами. А она, в пожизненном статусе "балерина" в глазах Юры, неподвижно сидит рядом с ним. Не надо ничего. Более.

Вот его рука. Обнимает и позволяет Тане держать спину прямо. Художник спрашивал помаленьку о балете. Её собственном, придуманном произведении искусства. Он слышал ровный такт её сердца. Вспоминал как танцует она. Девочка лет двенадцати. Чувствовал, что все эти встречи ему нужны как воздух. Её способность затаить дыхание, говорить потише, чтобы сбавить темп речей. Скромность соединяется со строгим нравом. Он это сильно полюбил.


Таня подняла глаза к художнику, устроив руку на его плечо.

– Ты чувствуешь что-то к своим родителям?

В ответ он задумался, и хотел было просто пожать плечами, но не стал. Прогонять девичью шалость. К тому же касания были музыкальными. Мягкими, струящимися поверх одежды как луч света. Нет, пусть оно вот так продолжает расслаблять. Её податливость.

– Не знаю. Наверное что-то чувствую. Может быть, мы ещё не поняли, что я их сын, а они мои отец и мать. Из моих 23 года мы были вместе суммарно шесть лет. Это мало, чтобы понять, кто мы друг другу. А ты? – Юра запнулся, поджав губы, – что ты чувствуешь к маме?

Вопрос не из простых. Что чувствовать, если мама уходила переждать кризис самой себя, только лишь на время, но не вернулась? Она виновата и нет. Никто не может быть виноват, когда человек меняется не по плану. Таню можно пожалеть, но жалость это неприятное чувство, напоминающее сухое "сочувствую" от мало знакомых людей. Можно пожалеть любого, но оно уже ничему не поможет.

– Она нужна мне. Мама не уходила из моей жизни до конца. Присылала подарки, узнавала, танцую ли я. Всё же она была матерью. Плохой, но была. И думаю, что будь она жива сейчас, мы бы стали подругами, – Таня посмотрела на пруд с прищуром. Сейчас они могли бы сидеть с мамой на этой скамейке и обсуждать жизнь друг друга. Вспоминать жизнь в Питере так, как Таня вспоминает её с отцом по одиноким вечерам.

– Мать и дочь. Да, она научила бы меня кулинарить. Всё-таки умела готовить и делала это хорошо. Я бы ей показала, что Москва не так испорчена, как она думала. Мы бы были настоящей… – Таня запнулась, растеряно улыбнувшись, – мы бы были настоящей семьёй.

В карих лазах снова появился блеск. В жизни, где ты становишься никому не нужным, всегда вспоминаются те, кого уже нет. Ты думаешь о том, что мог бы к ним убежать, чтобы обрести эту нужность. Хотя бы немного. Вот вчера взять, собрать вещи и уйти именно к ней. К маме. Ты думаешь, что вот она бы тебя спасла. Окажись она рядом и не случилось бы происшествия, больницы, бесконечного восстановления. Но… Это всё "бы", а значит не реально. Не воплотиться. Не зачем об этом думать.

Наконец Таня попыталась выпрямиться, прилагая к этому немало усилий. Стиснула зубы, поморщилась и ощутила снова на своей талии крепкую надёжную руку. Ей захотелось встать и пройти хотя бы немного к краю пруда. Это же малость. Несерьёзно мало. Всего девять шагов. И даже это сделать не могла. Совсем. Но что-то ведь нужно было менять. Привстать. Тут же упадёт. Вращавшая раньше смело сорок фуэте без труда, Таня теперь с равновесием рассталась. Оно и она существуют в разных вселенных и как будто бы никогда не пересекутся. Мимо пробегает парень. У него пробежка. Пара проходит и девушка встаёт на носочки, чтобы снять со своего парня кепку и надеть себе. Девочка… Идёт с мамой и, ставя руки во вторую позицию, кружит танец в джинсовом платьишке и маленьких ботинках – "мам, смотри, что я умею".

Таня стиснула зубы, опустив голову.

Она. Она тоже так умела… Умеет… Не сможет. Уже и с мамой не пройтись по тропинкам, не станцевать случайно у входа в станцию метро, не встать на носочки, чтобы поцеловать художника в щёку. Или Лёшу. Или нет, всё же Юру. Но правильно целовать того, с кем ты вместе много лет, а он, тот, кто рядом, просто парень из поезда. А она просто не ходит.

Карие глаза устремились в расплывчатую точку. Там, где отражалось чистое голубое небо, переставшее быть ярким за секунду. Из шумно поднятого с северной стороны ветра, сквозь шелест листьев курьер услышал хриплый обрывок фразы:

– Юр, поехали в Большой театр.

Глава 11

Давно тема старой и не забытой локации висела в воздухе. Большой театр. Эта греческая гора в центре русской духовности. Великий квадрат богемной Москвы. Того элитарного мира, где даже воздух совершенно иной, чем в таких же театрах и музеях столицы. Камень, края которого ранят всё время одну и ту же девушку.

Зайти туда.

Не надо.

Глядя на прибежавшие с ветром тучи, танцовщица прошлой жизни была ещё совсем не готова. Пересечь порог того мира. Но это уже перестало иметь значение. К скольким вещам она была не готова и всё же сделала. Сама. Открыть дверь и попасть вовнутрь? Таня могла. Да всё могла. Сама взявшись за колёса направить их к тем самым колоннам, которые всегда объезжала стороной с закрытыми глазами.

Как только у нужного подъезда Юра почтительно открыл дверь, Таня упёрлась ладонями в стекло, затаив дыхание. Просто въехать в здание, посмотреть репертуар и уехать. Десять минут подышать театральным воздухом. За дверью шла ещё одна дверь и от каждого скрипа Таня вздрагивала, стискивая зубы как можно сильнее.

– Если ты передумала… – парень осёкся и готов был уйти, вместе с ней.

Танцовщица настойчиво оборвала.

– Нет, идём!

Её решительность была безумной. Глаза карие широко открыты. Нижняя губа вздрагивает. Дыхание перебивает всякий шум. Всё. Только один оборот скрипящей резины и всё. Мраморный тёмный коридор. Приглушённый свет. И загадочный величественный мрак. Несмотря на то, что улица уже дышала летним настроением и облака к параду разгоняли каждый день неукоризненно, здесь, внутри театра, времени года не было. Как и не было эпохи. Таня замерла на месте и медленно закрыла глаза. Открыла лишь когда подняла голову к потолку. Жизнь, совершив резкий временной оборот назад, вернула танцовщицу в десять лет. Балетная школа из Питера на экскурсии в Большом театре. Танечка, заплетая волосы в косу, вошла с высоко поднятой головой, которую так и не опустила. Где-то там, вверх и по коридору вправо вход в партер, а дальше сцена, где юных танцоров пустили танцевать и резвиться, глядя на могущественный зрительный зал алого цвета. Сердце Тани сжалось. Она помнит как быстрее всех скинула за незнакомыми кулисами обувь и сделала первые шаги на большой сцене. Этот простор. Смесь золотых и красных цветов ударяет в глаза при каждом резком повороте головы куда-нибудь в центр самой высокой ложи. Огромная люстра. Блеск от неё изредка режет глаза и заставляет улыбаться. И если ты делаешь резкий поворот вокруг своей оси, эта люстра кидает на всех зрителей свою золотую сказочную пыль.

Таня смотрела в потолок и не могла дышать. Ей было десять и так, как тогда у неё никогда больше не горело тело. От волнения. От восторга. И широко были распахнуты её глаза при ощущении, что под ногами необъятное пространство. Свобода.

Сейчас, в её трудные девятнадцать лет глаза пытались смотреть так же. По щенячьи восторженно. Из зала, отдалённо доносили звуки виолончели, громоздкий клич трубы, колкие скачки фортепиано. Настройка инструментов. Какофония, которой она всегда наслаждалась в концертных залах на конкурсах. Время застыло. И казалось, что сейчас танцовщица кордебалета Ильина Таня прибежала с обеда сюда, на репетицию перед балетом. Вот-вот всё начнётся, а ей осталось всего десять минут. Бесшумно она пробегает лестницу, минует коридор и на ходу снимает куртку, шёлковый шарф со своей вытянутой шеи. Каждому встречному с улыбкой говорит "добрый день". Под кожей пробила барабанная дробь.

Весь мир – это стеклянный куб, а Большой театр островок свободного и настоящего. Стало трудно дышать от избытка воздуха. Перед глазами носились клочки с репетиций. В детстве, Тане Ильиной выворачивали колени до хруста в суставах и рыданий. Если ты хочешь в Большой, ты должна быть лучшей во всём. Она с ангиной репетировала у балетного станка часами, только лишь бы быть в первой линии. Терпела порванные пачки, колготки и разбитые локти от сверстников по танцам. Лишь бы в Большой. Сюда. На сцену. Она прима, её любимый мальчик Лёша – премьер. И это самая настоящая реальная сказка современного российского искусства, какая только может быть. Только эта идеальная картинка ползёт перед карими глазами безобразными потёками вниз, на самый пол, превращаясь в чёрную краску. Голова кругом. В сердце врезаются колючки.

Вот теперь стоп!

Губы девушки задрожали, когда она услышала из зала театра опус из "Жизель". Сольная женская партия. Стоп! Таня не дышала. И что это было? Вот это всё? Все четырнадцать из девятнадцати лет жизни, когда всё, на что теперь хватает сил, труда и смелости – это лишь въехать в здание мечты на инвалидном кресле и, сделав только вдох, тут же исчезнуть. Навсегда уехать обратно в свою вакуумную жизнь. Что это всё было?! Таня сама себе в душе срывала криком голос. И пальцы рук сжимались добела. Ей дана была жизнь. Настоящая. Ленты атласные, белый фатин, шёлк на пуантах и счастье того, что получается быть лучшей с неидеальным ногами и пухлыми щеками. А теперь жизни нет. Ленты атласные стёрлись. Шёлк на пуантах с запёкшейся капелькой крови давно на помойке. Белый фатин только на витринах свадебных салонов, которые Таня никогда и не видела. Танец есть только в хрупких пальцах, дрожащих на проводах воздуха. А жизни в этом нет. Забрали всё. Закрыли навсегда.

– Пошли.

Слово прозвучало невнятно. Его приглушили слёзы и заикание. Опустив голову, резко Таня развернула кресло и двинула к двери. Охрана уже наверняка заметила посторонних и всё равно их рано или поздно грубо погонят в шею.

Дверь входная скрипнет, хлопнет. И всё.

Лёша бегает сюда часто. Постоянно. Репетирует, выступает. В этом зале с лепниной, искусственным золотом, хрустальной люстрой и королевской ложей. Он делает это так же часто, как исполняет свои психологические срывы дома, в карикатурной квартирке для идеальной семейной рекламы. В Большом бывает чаще, чем дома. Жизнь такая, творческая, балетная. А она, его партнёрша, попала сюда только сейчас. Балерина без визитов в Большой театр. Это всё. Разбивало на части. Расчленяло. Таня ни на каплю не была готова задержаться хоть на минуту. Спонтанная зверская ошибка. Не важно. Всё не важно. Никто не важен.

Большой…

Никогда уже не важен.

В сторону отъехав лицом к колоннам, девушка закурит, часто моргая. Чтобы от слёз не размазалась тушь.

– Не смотри на меня, – всхлипнула она, чувствуя, что растерянно Юра изучает взглядом. Косо смотрит на то, как Таня тянется рукой стереть с щёк влагу, но заслоняет лишь глаза. Голос дрожит как от сорокаградусного мороза. Приходится быть настолько слабой. Отвратительной. С ноющими нотками, которые Таня терпеть не могла с детства. "Сопли подними свои. Ты – балерина, а не девочка в кокошнике. Услышу как ревёшь, побежишь галопом к народникам отсюда! Это ясно?". Нина так говорила на своих занятиях в пустом зале. Звонко, грубо. Заставляла не плакать. Никогда. Ни-ког-да. Ни перед кем. И помнить, что перед собой можно плакать только когда получилось.

Внутри хрупкого тельца сорвался занавес и полетел вниз. Скрыть слёзы невозможно. Стыдно то как. Она поднимала голову, с обильным потоком слёз смотрела в зелёные глаза. Давила улыбку. Юра же поверит, что всё хорошо. Он ведь должен.

– Ты был когда-нибудь здесь? Или ходил на балет? Или, может, посещал другой зал? Расскажи мне, как тебе здесь?

Юра опустился на корточки рядом с ней, ощущая запах дыма. Таня часто облизывает красные, припухшие губы и отворачивается, чтобы ветер остудил эмоции. Её пальцы дрожали, когда снова и снова притягивала сигарету, чтобы затянуться. Но эта неуправляемая паника ничего не позволяла.

Парень положил свою руку поверх её руки.

– Я видел как ты танцуешь. Это единственный балет, который я смотрел в своей жизни. "Щелкунчик" Петра Ильича Чайковского, акт второй, танец Феи Драже, конкурс юных танцоров, Польша, 2009 год. И сейчас я был здесь, в Большом театре, впервые. Никогда не понимал и не хотел понять, что такое классика и эти нудные танцы. Сейчас мне нравится это. Музыка, движения, ты… – глотнув воздуха, парень приподнялся, потянувшись повернуть лицо балерины к себе за подбородок. Он хотел заглушить в ней все страдания. Губами. По щеке. Но остановился. Ещё не до конца сгоревший бычок Таня сжала в кулаке. Глушила нервное, – то, что ты сделала сейчас достойно. Позволила то, чего хотела. Взяла и перешагнула через боль. Ты взяла и попала домой. Знаешь, что такое предать мечту? Это перестать думать о ней, перестать видеть её. Не бывать там, где эта мечта. Вот что это такое. Ты не должна останавливаться.

Лицо на расстоянии десяти сантиметров снова отворачивается прочь. От нежности. Не надо ничего говорить. Эти буквы не избавят от боли. Всё так же стыдно.

– Посмотри на меня, – произнёс Юра, потянувшись к мокрой от слёз девичьей щеке, – ты всё ещё балерина. Посмотри на меня.

Таня попыталась сделать вдох. Снова всхлип. И тяжёлый взгляд в зелёные глаза.

– Тебе нужно продолжать думать о балете. Говорить о нём. И вспоминать прошлое. Как ты танцевала. Без этого ты не можешь пойти дальше, в будущее. Не запрещай себе. Помнить о лучших моментах своей жизни. И мечтать разрешай. Каждый день.

Сломленная, но гордая Таня повернула голову в сторону здания, где проходили репетиции кордебалета. Прямо сейчас. И воздух вокруг сгущается, превращаясь в ядовитый газ.

Когда она, танцовщица академии Вагановой, вспоминает моменты счастья, кто-то в реальности сбивает её на дороге. Этот кто-то делает это во сне, в состоянии сознания и счастья. А вот ещё, трубка телефона постоянно молчит. Постоянно холодно спать одной в большой кровати. Обед готовит на двоих, а он портится, его неделями никто не ест. Боль сменяет боль. Одна другую. И так семь раз в неделю. Мечта, танцы?

– О какой мечте можно говорить, если ты живёшь с человеком, для которого ты обязанность? – резко Таня развернулась и кивнула на второй этаж театра, – вот там сейчас Лёша репетирует. День и ночь не появляется дома. Постоянно пропускает репетиции, не помнит как зовут его хореографа. И для всех он золото. А я просто при нём. Да просто никто и никак, – не успокоить рыдания, а лишь направить этот сдавленный голос в быстрые слова и в дым сигаретный, который по-прежнему дрожащими руками трудно удержать, – Лёша мог тысячу раз пригласить, просто пригласить меня на балет. В любой театр, на любой фильм, в ресторан. Но ему это не надо. Это удобно, знаешь ли, когда девушка в инвалидном кресле и никуда не может выйти. Она приготовит еду, постирает балетную одежду, заштопает что надо. Она выслушает всё, что связанно с балетом. Лишнего слова не скажет. Ему хорошо так. Удобно. Я же буду сидеть и смотреть как он танцует дома свою партию. Оценивать его. Хвалить. Восторгаться. Ведь кто если не я, любимая женщина? И больно не потому, что я больше не могу танцевать и ходить, а потому что так и не научилась жить по-новому. Я не научилась быть кем-то для кого-то. Хотя бы… Для себя.

Таня обняла себя руками, опустив голову. Руки заболели. Шея напряглась. Побелели пальцы. Слёзы смыли всё красивое, что только можно было смыть с милого лица. Ей некомфортно было погружать в глубины своих тайн. Недоговаривая прятать что-то, чего не знает никто. Убежать. Попрощавшись уехать куда-нибудь в привычное одиночество. Переждать этот приступ. Потом, через пару дней встретиться и опять пойти гулять как ни в чём не бывало. Повторять этот цикл постоянно и каждый раз выплёскивать ненужное в плачущих разговорах. Говорить затем про жизнь беззаботно и не знать, что сегодня было здесь. Ничего не было. Но… Было. Таня повернула голову к окнам, где промелькнула фигура. Статная, плавная. Глаза закрылись, слёзы хлынули. Она же знает, что это Лёша. Гримёрная. Дверь на замке. И в темноте рядом с ним коллега по сцене. Какой-нибудь брюнет из первой линии с упругим задом.

Молча Юра взялся за ручки кресла и повёз спутницу прочь. Подальше от сгустка губительного. Правда губит, когда близкие сердцу места способны вызвать счастье и одновременно убить.

Через дорогу от театра оба остановились друг против друга.

– Он… Тебе изменяет?

Таня стёрла с лица салфеткой влагу. Солёную, неприятную, от которой горят щёки и воздух поступает тяжёлыми порциями. Крепко стоя на сдержанности, она посмотрела в лицо Юры и тихо отчеканила каждое слово.

– Да, изменяет. С парнями. Регулярно.

Юра вздохнул.

– Моя девушка тоже. Думает, что я не знаю, но это просто уз… – парень в замешательстве посмотрел прямо в карие, уже спокойные, но всё ещё с красными веками глаза, – стоп. Повтори.

– Да, Лёша изменяет мне с парнями. Может даже прямо сейчас. Вон там, за теми окнами. Тебе не послышалось. Очень приятно, правда?

Нелепо Юра напрягся. Куда девать глаза? На бывшую гостиницу "Москва". Куда деть руки? Сжать в кулаки в кармане брюк. Куда деть мысли? Некуда. Она с нежностью кошки, искренней любовью часто говорила о человеке, с которым жила. В самом деле… Любит. Танцора. Который…

Парень поморщился. Нет, это только её догадки. Наверняка.

– Кто-то тебе сказал?

– Сама видела. В гримёрке, прямо перед моим выходом на сцену.

Она опять спрятала глаза. За четыре месяца до аварии приговор был более чем однозначный. Обжалованию и обсуждению не подлежит. Он не может тебя любить и никогда не мог, потому что он другой. Таня жила с этой мыслью и никогда не смотрела на неё всерьёз. Да нет, любит по-своему. Как подругу, сестру, партнёршу. Это другая любовь, необъяснимая. Но вот пошли пощёчины в стенах квартиры, настоящие, жгучие, и уже другим переливом играет эта мысль.

Не может любить и никогда не мог.

Не так далеко от театральной площади гремел гром. Между Таней и Юрой было молчание. Жуткое. Невыносимое. Она сказала всё, что могла и считала, что на сегодня действительно хватит этих мрачных историй из жизни.

– Почему вы не расстались?

Таня скомкала салфетку в руках, решив не торопиться отправлять её в мусорный бак. Пригодится.

– Помню, когда пришла в себя, Лёша смотрел в мои глаза и пятнадцать минут без остановки повторял – "это я виноват, это я виноват. Моя любимая, прости меня". Никогда не видела его таким жалким. Может это бред, но я подумала, что, в самом деле, он ещё любит меня. Так же может быть… Думала я. Что его любовники это ошибка. Но всё оказалось проще, я вернулась домой и побеги к парням продолжились.

– А сейчас? Что тебя держит?

Судорожно Таня вздохнула. Говорила себе, что больше никогда не будет искать ответы на такие вопросы. Потому что нет в ответах ничего, что сама бы могла назвать правдой. Хотя… Она опять стёрла с век слёзы. Есть кое-что правдивое.

– Наверное… Я всё ещё люблю его.

Юра закатил глаза. Стоило догадаться, что причина банальна и хорошо известна наперёд.

– Любишь, да… Гея, да… Того, кто никогда не ответит взаимностью. А так можно?

Таня сделала глубокий вдох. Глупый вопрос, тупая реакция, но так точно описавшая её жизнь. Возможно ли любить, ждать, терпеть? Невозможно ведь, но Таня как-то живёт.

– Все говорят так просто взять и уйти. Расстаться. Оборвать отношения. И я миллион раз придумывала как и куда уйду. Что скажу напоследок. Или молча куплю билеты в Питер и не вернусь. Но главное уйти. Просто. Несложное действие. Но знаешь, сложное. Мой отец по-прежнему любит маму. Представляешь, уже тринадцать лет прошло, а он так и не нашёл никого. Всегда говорит – "доча не будь эгоисткой. Будь одним из взрослых людей, кто умеет исправлять и искать выход. Уходят из отношений слабые и терпят тоже слабые, а сильные люди исправляют, меняют. Будь же сильной, когда захочешь уйти. Вспомни, что ты любишь. И это действительно главное". Я помню, как ему было больно, когда мать развелась и уехала. Он знал, что у неё кризис, затяжная депрессия, нужно было подождать. Он сидел и ждал, когда она перебесится и вернётся в семью. Подождал, а она так и не вернулась. Его ошибка была в том, что он ничего не сделал. И я такая же как он, ничего не делаю, чтобы что-то сохранить. Но могу ли? – задумчиво девушка обратила свой взор на дали, где громыхал надвигающийся временный апокалипсис, – Всё, что я могу это держать всё как есть.

– В чём же действительно трудность уйти. Если… – Юра осёкся. Он прекрасно знал, что не может палить очевидностью как из пушки. "Он гей и поэтому ни ты, ни другая женщина ему не нужна". Правда из уст незнакомца как необоснованный удар по морде. Ни за что, – что он делает для тебя, что ты не уходишь?

– Он не бросил меня. Не отказался. Те деньги что ему дают родители… Лёша обеспечивает меня ими.

Она сглотнула, закашляла. Неправда. Такая гадкая неправда. Но ведь надо за что-то любить и оправдывать.

Юра спрятал руки за спину, глядя как с запада подул холодный ветер. Ей, желавшей ходить, а более всего желавшей танцевать, сильно играл этот пластиковый и давно изживший себя аргумент – деньги.

– И что ты взамен для него? Кем он считает тебя?

Кем? Девушка, проехалась взад, вперёд, улыбнувшись себе под нос. Вспомнилось, как в шестнадцать лет Лёша предложил отметить их годовщину как "год в гражданском браке" и зачитать клятву. Так это было по-настоящему и действительно навечно. Теперь клятвы Таня повторяла про себя. В одиночку. Каждую годовщину. Возведя глаза к небу. Чтобы не допустить слёз. Через год всё прошло. Танцор забыл какого числа они съехались, каким числом обозначили свои отношения и ночью разбуди его он не вспомнит ни единого пункта из клятвы. Даже интуитивно.

Тишина продолжалась. Таня искала в памяти хоть что-то связанное с ответом на вопрос. Честно, но стыдно для самой себя понять, что любой её ответ звучит фальшиво.

– Заботиться о нём, создавать уют, выслушивать, быть всегда хорошим… Другом. Когда у тебя нет никого, быть просто другом для него – достаточно. Или я напоминаю ему мальчика, которого он безответно любил.

– И всё?

– А что ещё нужно?

Юра пожал плечами.

– Неравно это всё. Он тебе измены, а ты ему чистую рубашку. А любовь? Где-то в этом во всём есть любовь? Что он тебе дал? Ничего.

Таня обиженно усмехнулась. Самоуверенный… А говорит правду. Кто-то раньше любил. Может быть она, а может быть немного Лёша. Но вот теперь вопрос: что он дал? И ответа нет. Даже в мыслях нет нужных слов, чтобы соврать. Однажды дал уверенность в силах, в своём таланте. Всё.

– Уверен, что ничего?

– Да, иначе ты бы меня отшила в первую встречу раз и навсегда.

Правда. Уцепившись за встречного, простая девочка Таня захотела обычного – счастья для себя. Малейшего, пускай иллюзорного. Как раньше. Очень давно раньше.

Таня покосилась на Юру.

– Хочешь сказать, твои отношения равные и есть любовь.

Курьер встал с мраморного выступа, мелкими шагами раскидывая брызги луж. Равные. А как же. Юра и Майя равно одинаковую цель преследовали в своих отношениях, что вроде любовью зовётся: создать видимость нормальных людей – у него есть девушка, у неё есть парень. И оба друг другу ничего не должны и не обязаны. Ласка, забота, интерес и любовь нет, не про их ячейку общества. Бывает же люди просто так вместе, пережить эту жизнь, переждать её с кем-то. Чтоб поинтересней.

А любовь?

Она вот так, мимо проходит и остаётся неузнанной.

Парень ничего не ответил на слова Тани.

– В таких случаях нужно расставаться. Уходить. И это по правде не трудно. Когда ты уверен. А уверенность она ведь нужна. Чтобы двигаться вперёд. В жизнь.

Движение. Девушка опустила голову, сильно прикусив нижнюю губу. Чтоб не всхлипнуть. Движение это когда лифт работает и можно поменять квартиру на улицу. Движение это когда пандус у супермаркета есть и в автобус можно въехать без затруднений. Движение. Даже в Москве не трудно сосчитать людей в инвалидной коляске без сопровождения. А без такого движения она не представляла полную, красочную, насыщенную, да просто настоящую жизнь.

– У тебя всё так складно, правильно и заманчиво звучит. Только на реальность слабо похоже. Уходят, когда есть куда или к кому. И можно дверь с пинка на свободу открыть. Как ты видишь, чтобы я ушла в никуда?

Юра на строгий тон девушки пожал плечами.

– Вот видишь. Не знаешь. И никто не знает. А рядом с ним я знаю, что всё необходимое есть, оно рядом. Мне есть где спать, есть что приготовить на ужин, есть кому отвезти в больницу. Это всё. Большего и не надо. Просто перестаёшь хотеть чего-то большего, когда жизнь заставляет играть по иным правилам.

Ещё один грохочущий раскат прошёлся по небу. Как третий звонок между антрактом и вторым актом. Дождь обрушился на площадь так как хотелось. Стеной. Ливнем. Частыми каплями на поверхность. Он быстро закрадывается за шиворот. Проникает змеиным движением под рукава одежды. Увлажняет лицо. Капли тёплые давят на веки, давят на нерв. А Таня улыбается. Какое-то действительно детское счастье её посещает, когда подставив голову под удары дождя, она закрывает глаза. Улыбка радости, помешанной на боли. Можно плакать и отпускать эмоции. Никто не заметит. Дождь умеет смывать всё. Неприемлемое и плохое.

Юра смотрел как строгая девушка вновь стала девочкой, которая готова под звуки грозы и мокрые потоки дурачится и… Бегать. Наверное, она бы хотела бегать по улицам или площади. Прыгать по лужам или перескакивать через них. Нет, сильнее она хотела бы танцевать. Под дождём. Таня смотрит туда, на небо. Закрытые глаза, приоткрытые губы и руки сжимают крепко края футболки. Она держится этими пальцами за желание нормального, стабильного. Убегать от дождя или бежать к нему навстречу. Устраивать танцевальный перформанс прямо тут, на Театральной площади. Расправив гордо плечи. Вытянув ногу в сторону, подняв руки над головой. Пируэт, прыжок, арабеск по сверкающим от осадков дорогам. Курьер до сих пор помнил, как примерно она это представляла в их третью "случайную встречу".

Юра взял её за руку. Охладевшая. Нежная. И всё такая же лёгкая, хрупкая. Уже не вздрагивает и не мешает слёзы с дождём. Открыв широко глаза, Таня смотрит вперёд, на театр своей мечты. Дождь становится тёплым под натиском солнца и боже… Она повернула голову в сторону своего спутника. Мокрая чёлка почти закрывает глаза, скулы и выделенные водой губы. Таня скромно стискивает руку спутника. Минута спасения. Рядом с ним всё сказанное, выплаканное превращается в сущий пустяк. И вот уже совсем, окончательно хорошо.

Когда он и она наклоняются друг к другу. Смешать дождь на губах друг друга в тёплый поцелуй, в котором дрожь может быть под одеждой только приятной. Нечаянно. Вот так бывает хорошо. Прижать холодную ладонь к мокрой щеке. Потянуться к ней поближе. И сжать свободную руку покрепче. Чтобы в испуге Таня не могла оторваться. От желаемого.

Но она могла. Чувствуя неверность момента разорвать поцелуй и опустить низко голову, виновато пролепетав – "прости, сорвалась".

– Что ты делаешь? – прошептал Юра, стираясь с её лица слёзы.

– Ошибаюсь.

– Мне так не кажется.

Юра потянулся продолжить нечаянное тепло, но с болезненной улыбкой Таня сказала – "не надо".

Его там кто-то ждёт. По-прежнему в Екатеринбурге кто-то ждёт. Да и Лёша… Он не умеет так целовать. Никогда не умел. Но тоже ждёт. Через скандалы и крики ждёт свою Таню домой. Так, как в детстве ждала она маму домой.

И её карие глаза просят не продолжать. Не надо. Будет больно. То, что было минуту назад случайность. Всего лишь порыв. Забудь.

– Ты замёрз? – не отнимая руки, тише обычного спросила Таня. Она ждала, что парень скажет "да" и вот радость от дождя закончится. Ведь о чём то мы спрашиваем только лишь с целью намекнуть "я тоже".

– Мне не холодно. Дождь заканчивается, – а новая реальность в мире Юры была такова, что он готов был делать всё то, что делает она. Дождь, и спрятаться от него? Нет и ни за что. Больше не целовать… Да, если она хочет, он покорно согласится.

– Но нам всё равно нужно найти кафе. Я бы что-нибудь выпила.

Ей хотелось выпить что-нибудь крепкое. Забыться. От той жизни, в которой привлекательного было мало.

Всё проходит и это пройдёт. Желание любить девочку, которая любит неправильного парня. Которую из них? Юра посмотрел в мессенджерах сообщения от Майи. Ничего. Пусто. Таня написала что-то бесцельно Лёше и получила в ответ твёрдое "ясно". Это тоже ничего. Но эти двое за столиком в кафе стеснительно теперь смотрели друг на друга. Редко, украдкой они наблюдают друг за другом. В тайном желании сделать что-то особенное.

Юра сидел напротив, согреваясь горячим американо. Карие глаза. Смотрят. Трепетный взгляд и его лицо сияет от счастья. Не получилось, ничего, зато она рядом. Таня делает глоток мокко и губ её касается горячий взгляд зелёных глаз. Когда свою ладонь прикладывает к её щеке, она не против. Так теплее. Таня тянется поправить его причёску и не скажет. Ничего лишнего.

– День был хороший. Правда.

Милая. Скромная. И ей так было удобно. Легко. Расслабиться, не париться.

– Улыбайся чаще, тебе так больше идёт.


***

– Все эти кафе и бары такие одинаковые. Другое дело кондитерская. Твоя, – Юра игриво подмигнул, аккуратно разрезая кусочек пирога с клубникой.

Таня наклонила голову на бок, скрывая улыбку.

– Ну, ты же не серьёзно?

– Как это не серьёзно? Открой рот, – зацепив на вилку аристократичных размеров кусочек, художник потянулся через стол. Ни капли крошки не уронить. Доставить сладость прямо до рецепторов спутницы. Приглушить её недоумение. Таня подалась вперёд. Как ребёнок быстро откусила кусочек, прикрыв губы ладонью, – неплохо, правда, сидеть в собственной кондитерской и есть пирог по своему рецепту? Возьмём деньги твоего танцора, арендуем первый этаж в жилом доме и откроем кондитерскую. Чай, кофе прилагаются.

Едва не подавившись, Таня засмеялась.

– Да, твоя наглость переходит на новый уровень.

– Это не наглость. Планы на будущее. На ту мечту, которую легко осуществить. Не думала, что такая должна быть?

Потянувшись за ещё одной порцией десерта, Таня села ровно. По струнке. Мечту. Осуществимую. И кажется что да, вот она, всё просто. Умение печь, придумывать вкусные рецепты, старание и душа в каждом изделии, есть парень и его деньги. Только здесь как в танцах: это никому не нужно, кроме неё самой. А эти все мечты… Они всегда выглядят яркими, простыми. Самому легко справиться, сможешь, исполнишь. Нет. Это всё не просто. Два года и никакой клиентуры. Два года кто-то проходит мимо этого важного увлечения, напоминая что "пора бы и делом заняться".

Напротив теперь сидит курьер, он улыбается, складывает салфетку в самолётик и бубнит под нос как считалочку – "мы снимем помещение, кредит возьмём, найдём тебе помощников, мы сделаем красивое место".

– Что значит "мы"? – она повысила голос и резко осеклась, когда удивлённо на неё уставился не только Юра, но и все вокруг.

– Что ты городишь? Какие "мы"?

– Мы – это я и ты. Неужели ты думаешь, что я тебя брошу одну на проспекте с кондитерской?! – пустив кривой самолёт по кривой траектории, Юра взял Таню за руку. Не верит. Конечно. Ей же никто этого не предлагал – помощи. И заоблачные обещания от своего парня она слышит всегда. После такого верить нельзя. Но хотелось… Парню с зелёными глазами напротив так хотелось, чтобы она верила. Ему. Никому может не верить, но ему должна, должна поверить хоть немного, – Только "мы" с тобой и должны торжественно открыть кондитерскую. Твою. Собственную.

Таня просветлела. Улыбнулась. Дождевым ветром надуло. Всё ясно. Она коснулась щеки парня указательным пальцем. Там, где был шрам.

– Хорошая фантазия. А говорил не умеешь. Такое я бы вряд ли придумала.

И обоюдным прикосновением эта глупая неслучайность закончится заказом ещё одной чашки кофе и посветлевшим клочкам вечернего неба.

– Поговорим лучше о выставке. Твоей. Её тоже будем делать "мы".

Таня гордо выпрямилась, не убирая руки со стола.

– Нет, сначала кондитерскую откроем, а потом, может быть, очень маловероятно, возьмёмся за мои картины.

Кошмарный разговор о будущем, которое не будет таким. Красочным как пара себе представляет. Кондитерская это долги и вечные кредиты, годы до настоящей прибыли. Выставка это нервы, испорченные холсты и выкинутые одна за другой несовершенные картины. Но в сегодняшнем дне это всё весело. Ванильное будущее.


Они разошлись только ближе к десяти вечера, когда Юра заказал Тане такси до дома. "Я не хочу сегодня связываться с Лёшей" – вздохнула она, сожалея, что день закончился. Быстро.

– Два дня мы не встретимся. Перед праздниками всегда много адресов, – Юра опустил взгляд, заметив у обочины такси. Уже пора. Прощание должно быть коротким. Как это было раньше.

Таня повела плечами. Странно. "Два дня" звучат как приговор. Это сорок восемь часов строгого режима за тупейшие провинности. Она сжала крепко колёса кресла. Совсем не хочется домой.

– Два дня… Мы их переживём. Ты только звони мне. Когда время свободное есть. И пиши картины, ты обещал.

Юра засмеялся.

– Хорошо. Клянусь, что буду звонить и просто обещаю, что сяду за картины, – его рука легла на её плечо. Поближе к шее. Было хорошо выражать свою радость через простое. Пальцы на шее, щека у щеки, а губы примерно там же. Но Юра не уходил далеко. Без разрешения, – Девятого мая мы могли бы где-нибудь посидеть. Только сомневаюсь, что место безлюдное и спокойное удастся найти.

Засигналило такси и Таня закрыла глаза, отвернув голову в сторону ветра.

– Мы что-нибудь придумаем…

Она сделала вдох, чтобы сказать что-то ещё, но заикание застряло. Губы задрожали. Нет, она не скажет, чего действительно сейчас хочет. Чертовски сильно.

Только бы не домой…

Юра усадил Таню на заднем сиденье авто, погрузил кресло в багажник и задержался, когда девушка ухватила его за руку из окна такси.

– Звони, пожалуйста.

Он наклонился к ней и поцеловал на прощание в щёку. Крепко. Тепло. Растерянно.

– Обещаю, позвоню.


Два дня были разрезаны временем на неравные куски торта. Нелепые разрезы. Юра находил время на телефон только в пять утра и двенадцать часов ночи. Таня позвонила лишь раз невовремя и больше не звонила. Когда живёшь с человеком определённых правил, эти же правила начинаешь соблюдать со всеми. Позвонила не во время, ничего страшного, можно позвонить потом. Нет, Таня не звонила совсем, чтобы не вызвать собой раздражение. Страшно ведь постоянно вызывать у человека раздражение нелепыми поступками. Чёртово время. Ритм города. Суетливый май. Сжимая руки, Таня всё ждала, каждый ответ Юры. На СМС. Это было пока ещё единственное безопасное место, где можно не бояться выбесить кого-нибудь случайно.

Вот только курьер был занят на две руки. В одной держал тюбик краски, в другой кусочек марли, а в зубах кисть с грубыми ворсинками на кончике. Он вносил ясность в чей-то взгляд. Проводил изредка кистью, выравнивая тон заката на заднем плане. Наклоняясь в десяти сантиметрах от картины, Юра высматривал чистые, белые пятна. Как засветы на старой киноплёнке, которые срочно нужно устранить. Лёгкими мазками, точками размазанными. Этот полёт руки сохраняет баланс на уровне горизонта непрерывно до трёх часов ночи. Художник бы хотел быть рядом с ней, той любимой, что просила звонить в любое время дня и ночи. Но её образ, увиденный его глазами, не оставлял в покое. Стрелки на часах тикали и создавали ту мелодию, под которую кистью Юра касался лица и тела танцовщицы. В паузах он покрывал её изгибы лёгкой дымкой красок и бросал вокруг антураж из автомобилей, размытых зданий. На полотно был накинут как фатин кружевной узор. Тот, что Юра видел на платье Тани. В тех самых видео, когда она ещё была ученицей балетной академии. Кружево, которое тонкой кистью, водой и красками парень ткал по миллиметру в час. Он не дышал и по памяти восстанавливал узор на машины, дороги, здания, людей. Но не трогал её. Балерину.

Что-то щёлкнуло в районе кухни и, вздрогнув, парень закрыл глаза, первый раз за два часа опустив руки на колени. Если бы только та, кого он любит была здесь, он бы подумал, что она проснулась. Прошла на кухню открыть окно из-за квартирной духоты. Юра обернулся в сторону кухни. Нету там никого. Показалось. Обманулся. Разум сдал силы.

Из памяти на час стёрлось, что она где-то правее от Проспекта Мира, одна в своём обиталище, смотрит на плазме все свои выступления и записывает в старый блокнот промахи. Так, создавая видимость деятельности можно было рассудительно себе пообещать их исправить. Когда-нибудь. Но сможет ли?

Услышав треск за окном, Таня поставила видео на паузу. Можно представить, что в спальной горит свет. Кто-то, кто ей нужен, сейчас не спит. Сидя на кровати перебирает стопки рисунков и решает задачу: какие же картины продать лучше. Лучше же было подумать, наклонив голову на бок, что этот кто-то сидит замазюканный краской перед мольбертом и, стянув от квартирной жары футболку, старается разгадать – идеально или совершенно выходит его картина. На вытянутой шее виднеются испарины, на руках, выше локтя засохли крупные красочные капли. Они же и на щеке, размашистыми штрихами подчёркивают наглый образ. И вот в процессе этой сложной задачи на пол падает телефон, рамка под картину. Разряженный треск.

Девушка посмотрела на дверь спальной. Там нет никого. Треск за окном. На улице. Кто-то празднует шикарные выходные, запуская фейверк. А на её экране сложная танцевальная позиция и шторы училища. Это не балет. Современный танец. Кастинг в танцевальное шоу. Когда у Тани была смелость сбежать из балета и никогда туда не возвращаться. Балет стал ужасен. Громкие замечания учителей. Где ты была вчера после занятий, на прослушивание в "Тодес" бегала? Надменные замечания по внешности. Ещё пару лишних грамм и на ноги будет невозможно смотреть. А ещё пустое место для других танцовщиц. Нет, не пустое место. Объект для уничтожения. Девочка, ты переспала с лучшим танцором, кто поверит, что тебя взяли за талант? Уйти. Всегда лучший выход развернувшись уйти от того, что уничтожает в тебе человеческое.

Экран телевизора погас. Вдох… Если бы тогда девочка успела отправить это видео, всего бы не было. Жизнь была бы другой. Плохой или хорошей. Да неважно это всё. Другой.

Ещё раз Таня обернулась. Смотреть на дверь, за которой после сложного дня она бы могла в чьих-то крепких, но нежных руках вздрагивать от приятных спазм по телу. Та дверь, за которой ей давно не было приятно. Взгляд карих глаз направился к зеркалам гостиной, к балетному станку. Та основа, с которой начинается балет и заканчивается детство. Глаза не моргают. Они смотрят в отражение. Тусклое, разрезанное на части. Там расплывается взгляд, в котором не было страдания. Свобода, счастье, влюблённость. Кисть выскользнула из рук художника. Взгляд Татьяны сместился в сторону Лёши. Страх, забота, боль. Таня смотрела в его сторону ровно минуту. Не замечает, не знает что его девушка здесь. Не видит и не знает, что Таня впервые после происшествия смотрит на себя в экран.

Не замечал. Это уже привычно.

Ему было не до неё.

Лёша нервно листал свой трудовой договор и тёр пальцами часто кончик своего носа.

– Лёш, что случилось? – Таня вздохнула и заметила, как моментально танцор бросил бумаги на пол с громким стоном. Жест знакомый. Не желает говорить. Всегда думает, что девушка, влюблённая нимфа, интуитивно должна понимать что с ним и не говорить об этом.

Он схватил со стола стакан воды и с остервенением сжал его. Чтобы поставить обратно.

– Почему именно что-то должно случиться? – Лёша процедил сквозь зубы каждое слово, потирая руки. Дрожат. Крайняя, внезапная стадия раздражения. Ещё покраснение на нижних веках и вздутая на шее вена. Пазл сложен.

Прогулы репетиций – проблема. Не взяли в основной состав балета – проблема. Плохая физическая подготовка – проблема. Его регулярное похмелье – проблема. Угроза вылета из Большого театра… Таня сжала переносицу. Всё это уже было, и каждый раз случается как дежавю. Он так живёт, это его здоровый образ жизни: собрать все проблемы в кучу и отдать их на разрешение своей партнёрше-сожительнице. Она всегда найдет, что сказать в его оправдание. Это ей вместо Лёши хватит сил соврать хореографам о причинах, что с ним происходит. И не забыть прибавить – "он хороший, мы всё исправим".

– Что ты смотришь на меня? Почему ты это делаешь? – процедил сквозь зубы блондин, изредка крепко сжимая кулаки.

Опять. Это нервно пограничное состояние. Вероятно, отпустит через час. Но это время…

Таня обняла себя.

– Я вижу с тобой что-то не так. Меня беспокоит…

Лёша хотел было сесть обратно, но только слуха коснулся её успокаивающий тон, от тут же соскочил с дивана. Как всегда.

– Да почему это надо делать каждый раз, когда я задаю вопрос?

Он схватился за стул. В желании бросить его в сторону. Таня отвернулась, забившись в угол. Чтобы ненароком не прилетело в голову.

Ей надоело ставить запятую, многоточие во всякой ссоре. Никогда не доходить до конца и опускаться к тому, что это из раза в раз будет повторяться. Её вопрос – его крик. Нервные окончания в теле дрожали. Сдерживать себя от истеричного скандала было непросто. Всегда нелегко. Ведь это были истории на ровном месте. Как сейчас. Обычно нервно брошенные на пол листы договора.

Нет, не обычно.

– Ты что после аварии дар экстрасенсорики приобрела? – Лёша быстро рванут из комнаты. Как подросток, не желавший слушать нравоучения. От мамы.

Таня следует за ним в каждый метр квартиры. Опасно. Очень опасно.

– Что с тобой, скажи мне? Тебе угрожают увольнением? Тебя сняли с постановок? Лёша, просто поговори со мной.

Таня повышала тон. О, знала, что после этого всё только станет хуже. Но не достучаться. Нет, нет. Тихие слова танцор не слышал вовсе. Он любил, когда она жалеет его как родная мама. Значит, он должен слышать, когда с ним говорят так же, ласково строго. Берут за руку, обнимают за талию. И, прижимаясь лбом к спине, кто-то повторяет: "Малыш, просто расскажи мне".

Мальчик Лёша возмущённо зарычал, скинув тонкие руки девушки подальше от себя. Он не любил её твёрдый тон. Он не любил её спокойный голос. Этот голос душит. Ненавидел эту ласку, фальшивую и раздражительную. Он не любил, когда надо отвечать. За себя.

Парень ринулся к холодильнику. Дрожит всё. Выпить виски. Боже как хочется искусственно успокоиться. Активизировать поскорее в себе действие успокоина.

Таня закрыла лицо руками. Бутылка ещё не открыта, но уже пьяно стукнулась о поверхность стола. Руки танцора. Они дёргаются как от разряда током. Наливает в стакан. Нелепо. Грузно, громко дышит. Слушать это сложнее, чем тик часов в пустой квартире.

– Ты, блять, так и будешь сидеть давить на мозг? – ребром ладони он провёл под носом, смачно шмыгнув.

Таня крепко сжала колёса, оказавшись ещё ближе. К его спине.

– Что бы я ни спросила, что бы я ни сделала, ты делаешь это, разворачиваешься и уходишь, гонишь меня. Лёша, есть будешь? Лёша, во сколько вернёшься? Лёшенька, мама бу-будет зае-заежать? Лё-лёшенька, купи-купишь парацетамол? – Таня снова начала задыхаться. Заикаться. Так было теперь всегда. Симптомы волнения и нервного расстройства, каких у неё не было никогда.

Теперь были.

И врач говорил – "меньше волнений. Больше позитива". Отдыхать. Не спорить и не ссориться.

Никакого негатива.

Невозможно это, когда конструктив ушёл в минусовую степень. Она объехала стол кругом. Лёша стал усердно прятать глаза. Глотать алкоголь от жажды. Сохнет да, в горле? В теле не хватает влаги? О да…

– Любой вопрос от меня, любой и ты срываешься. Что это всё?

Вернуться в рекламную картину это как выплыть не на тот берег. В жизнь, где она его бесит. Просто потому что рядом, пользы не приносит никакой. Просто потому что путается под ногами. Каждый вопрос от неё был веской причиной взорваться. Выплеснуть на беззащитную весь свой гнев. Беспокойство – триггер. Любовь – триггер.

Лёша низко наклонился над столом.

– Давай не будем затевать.

Он лениво пошёл в комнату. Спокойный. И таким уйдёт отсюда в ночь. Чтобы не быть с ней.

– Затевать? Скажи ка мне, что такого отвратного в вопросе "что случилось?", – рассудительно громкий голос девушки следовал по пятам. Минуту назад далёкий, он был вновь рядом. "Твоя жизнь это надзиратель в колонии или психушке. Ты зря выбрала балет" – изредка, с грубой усмешкой отмечал танцор. Вверх его дипломатического таланта – побольнее кольнуть свою девушку.

Лёша вернулся из спальной и надел пиджак, буркнув:

– Сам вопрос. Он отвратен.

– Как девушка, которая любит тебя, я не могу задавать такие вопросы? Посмотри на меня, я сижу круглые сутки, ищу способы вернуть себя в нормальную жизнь и всё, что мне осталось это любить тебя. Это всё, Лёш, что мне осталось после реанимации. Ты мне остался и отец. Больше никого. Почему каждый раз мне нужно говорить об этом? Почему обязательно нужно рассказать тебе, как у меня болит за тебя сердце, как хочу, чтобы ты достиг того, чего хочешь? Почему я не могу узнать твои проблемы? С каких пор? Может с тех, когда появился кое-кто другой?

На быстро покрасневшем лице танцора заострились скулы, дыхание пропало. Правая рука крепко сжала дверной косяк. Стерва, не упустит возможности упомянуть про настоящего тебя. Какая же она сука. Убегая от голоса бывшей танцовщицы, танцор на ходу быстро сменил брюки. Босиком он пошёл на выход с кроссовками в руках. "Надену в машине".

– Ты никуда не поедешь. Ты выпил, Лёша! – Таня всунула руку между входной дверью и косяком, прекрасно зная, что не глядя и не думая в помутнении рассудка, парень хлопнет и пальцы останутся в переломе, но как же хотелось его остановить. Когда по лицу катятся неконтролируемые слёзы.

Она отпускает свой покой и плачет всегда потому, что бессильна. Не может спасти, уберечь, убедить. Быть сильной для одного танцора… Она бы так хотела, но не может.

И он не мог. Не мог просто взять и рассказать что там, за дверью квартиры, в большом мире происходит. Никогда. Не научили его. Каждый день ему выносят предупреждения в театре за дисциплину. За прогулы случаются долгие разговоры в кабинетах с плотно закрытыми шторами. В училище летят одно за другим анонимные письма о никчёмности артиста кордебалета. Его, начищенного и наглаженного с детства, махрового мальчика-танцора, выпустили в этот мир без напутствий, без предупреждения. Неодобрения каждый день. Добрые слова не за танцы, а за глаза голубые и волосы белокурые мягкие. И ни дай бог мальчик Лёша даст хоть на миг усомниться хореографу в его таланте – дверь закрывается со стороны улицы. Мальчику из хорошей семьи нужен был восторг, поблажки. Сказали ведь мама с папой, что "терпение и труд, всё…". Всё. Он научился от жизни принимать один восторг. Иное – несправедливость. В этом мире был исключением. Правильный и всегда несправедливо оскорблённый мальчик-танцор.

Лёша стоял на лестничной площадке босиком и, обернувшись, смотрел, как Таня пытается не быть жалкой. Мелко дышит, вздохом гонит слёзы. Но только зачем, если там, в голубых глазах дымовая завеса.

Она взяла парня за руку. Ослабел. Значит, есть пару минут на десяток слов.

– Я не виновата в том, что оказалась в инвалидном кресле. Не виновата, что не танцую рядом с тобой и не даю то, что тебе нужно. Но у меня всё болит за тебя, как прежде. Я хочу слушать тебя. Хочу делить твои проблемы. Пожалуйста, начни уже со мной говорить. Где ты теперь, Лёшка?

На секунду парень с нервной дробью по телу расправил плечи. Стиснул зубы и бросил кроссовки в сторону. Эти карие глаза, смотрящие снизу вверх в самую спину. Сверло. Длинное, заострённое. Эти щенячие глаза, моргающие так редко, что собственный пульс неестественным образом увеличивается. Под гнётом еле слышного "Лёш, пожалуйста" невозможно открыть дверь, шагнуть за порог. Унижение. Бежать от инвалида. Именно бежать и именно от инвалида. Совесть. Потом замучает.

Пришлось опуститься перед ней на колени и поцеловать её руки. Доверительно посмотреть в глаза и хотя бы на минутку сделать вид, что успокоило. Отпустило. И любовь победила.

Но то, чего нет, победить никак не могло.

– Днями и ночами мне приходится выворачиваться на сцене, чтобы иметь деньги. Свои, понимаешь? Вот на эту жизнь, – парень обвёл глазами квартиру, – Я давно ни копейки не брал у отца. Ты должна понимать, чего мне стоит место в Большом театре. Представь, но, даже добившись своего, я получаю не много, – опустив голову, парень тяжко вздохнул, – Нет, я получаю пиздец как не много. Съёмки это разовый гонорар, уходящий резко в никуда. И всё, чего я требую, это не лезть мне под кожу. Всего лишь. Смирись уже с тем, что нужно учиться жить по-другому. Другой жизнью, – Алексей ещё раз поцеловал ладони своей партнёрши. Бывшей. Прижимается покрепче к ней и слепо целует колени. Ещё немного добить.

– Мне нужно время, чтобы была стабильность. Надо подождать, чтобы я хотя бы адаптировался к ритмам театра.

Одно и то же. Эти речи она уже слышала на этом самом месте. Про время. Про терпение. Не про то, что беспокойно витало в воздухе. И голубые глаза, за всю жизнь обучения так и не научившиеся играть роли.

Девушка подняла руку. Схватить бы его крепко за волосы, оцарапать шею. Кажется, что от этого станет легче, но нет. Никогда. Она мягко провела по светлым волосам ладонью.

– Ты не слышишь меня, Лёша. Вот просто не слышишь. Уже давно.


***

Не понимаешь… И они снова больше ни слова друг другу не произнесут за вечер. Это всё было трудно: прижать хвост танцора и довести скандал до победного конца. На пути к этому финалу всегда появляется чей-то крепкий кулак. В конце концов, всё опустилось в окопы. Затаилось ждать. Следующего раза. Она, девочка не жившая в полной семье, скандалы родителей не помнила. Детская память припрятала это сильно далеко в сознании. За стеклом балконной двери, за прохладой вечернего воздуха, карие глаза смотрели, как сидя за столом, парень продолжает вертеть в руках документы и пить. Ещё и ещё, закрыв глаза ладонью. Мальчик из приличной семьи. В этом всегда было что-то с возбуждающим аристократическим воздухом. Правильное воспитание. Уважение, понимание, терпение, сдержанность. В такой семье не принято обсуждать проблемы друг друга. Решать? Тем более. Всё само образуется. Нет таких проблем, из которых человек не может выйти сам. Это лишняя трата времени – всей семьей решать проблему танцующего Лёшки. Какие же у него могут быть проблемы? Квартира в элитной высотке, отличник академии, родительские деньги, неплохой гонорар и красивая девушка ждёт каждый день. Где же здесь проблемы? Душевные… Это всё глупости. Вот сейчас он допьёт виски до середины, забудет угрозы увольнения в театре и ляжет спать с мыслью из детства – всё решится само собой.

Таня укрылась одеялом, чувствуя за спиной крепкий перегар. Не спит. Молчит. Лежа на боку, Лёша смотрит в стену. Молчит. О, боже мой, он мог бы просто спросить её о чём-нибудь. Да просто так.

Но будет упорно смотреть в стену, пока сон не упадёт на голову.

На часах было почти час ночи.

– Лёш, – Таня погладила парня по спине.

Но в ответ получила лишь вялое мычание. По расписанию ему вставать через пять часов.

– Я тебя люблю.

Ей тяжело давались эти слова. Говорить и осознавать, что там, в душе рядом отклика не будет. Настоящего. Искреннего.

Притворно сонно зевнув, Лёша пролепетал:

– Ага.

Таня закрыла глаза и, немного помолчав, спросила то, на что в этой самой паре нужно было повесить ярлык "табу".

– Как ты думаешь, я смогу скоро ходить?

Он повёл плечами, чтобы сбросить этот разговор на пол и спрятал голову в подушку, чтобы побыстрее уснуть.

– Что за трудные разговоры на ночь глядя? Мне завтра рано вставать, давай спать.

– Просто однажды это может случиться, и я буду ходить? – она гладила его по спине и держала слёзы.

Никакого оптимизма уже нет. Его и не было. Кажется, даже когда она ещё могла крутить обязательное число фуэте. У стены Лёша всегда стоял и надменно наблюдал со стороны. Словно жизнь Тани – чужая вещь. А в чужие дела мама учила не вмешиваться.

Танцор зажмурился.

– Не нужно рисковать. Давай спать.

Да, давай.

Таня мысленно приподнялась и потянулась к парню, чтобы поцеловать. Ещё одно болезненное действие. Он не поймёт. Задавать вопросы о жизни, проявлять нежность, делать комплименты мимо танцев, тянуть на дурачества и пытаться разнообразить их монотонную жизнь – всё лишнее. Пьяный парень уснул. А вопрос остался. Упорно открытым, сквозящим холодным воздухом. Танцовщице захотелось снова начать, попробовать встать. Спустить ноги с кровати, дотянуться до окна или подняться в полный рост. Темно. Будет шумно. Таня зажмурилась. Всё было бы проще, если бы кто-то был рядом.

И всё это невозможно. Даже имея крепкие руки как опору, она понимала, что не сможет. Встать. Устоять на месте. Похерит чьи-то старания. Всё так и останется человеком-овощем.

Она стянула с тумбы телефон. Два часа ночи. В голове был один человек, способный её горькие слова и интонации превратить в – "эй, хватит ныть, сколько тебе лет? Ты кондитер или кто?". Юра. От одной мысли, что он способен сказать, девушка улыбнулась. Он нужнее, каждые полчаса жизни. Очень.

По дому послышался скрип колёс. В тёмную кухню пробивается мелкий свет фонарей. Не было нужды включать люстру. В чёрных сгустках ночи лучше. Таня не думая набрала номер, ещё продолжая слышать в голове железобетонную фразу. "Не будем рисковать".

Гудки шли, и она начала корить себя за навязчивость. В час ночи, а в шесть утра Юре на работу. Продирать глаза, не выспавшись делать наспех завтрак, плестись в метро.

Скучаю. Хочу слышать тебя сейчас.

На последнем гудке ожидания, наконец, послышалось бодрое "алло".

– Я боялась, что ты уже спишь, – Таня улыбнулась, опустив глаза. Горячее дыхание за грудной клеткой растеклось и понеслось по телу к щекам.

Юра прислонил телефон к уху и поднял плечо, чтобы удержать аппарат. Грифель карандаша влетел в отверстие точилки и сделал характерный вжикающий звук.

– Собирался. Ты запрыгнула в последний вагон.

Его голос был… Каким он был? Таня мучительно пыталась понять. Глухой. Непривычный голос курьера, который умел быть серьёзным, но зачем, если в их прогулочном союзе за это уже отвечала Таня. Тусклый и пустой голос. Теперь так.

– У тебя что-то случилось? Голос беспокойный.

– В наблюдательности тебе не занимать. Да так, ничего особенного. Пять минут назад расстался с девушкой.

Бодрая горечь. Он отложил в сторону телефон и приложил к лицу свои ладони. Пока Таня с улыбкой считала в темноте все отличительные черты Юры, он просил свою продавщицу из Екатеринбурга больше не звонить на его номер. "Я понял, что дальнейшая жизнь вместе нам не светит. И тебе давно хорошо без меня". Теперь погано. Внутри, снаружи. Грубо брать и бросать по телефону. Стоя с пакетом продуктов посреди дороги два часа выслушивать в трубку все чудесные слова. Скотина, тварь, урод, гнида, сука, хуесос… Неделя обдумывания, час аккуратных подходов и вот теперь Юра хуесос. Для той, чьи измены это как торт после двенадцати: можно ведь обойтись и без этого, но зачем отказывать, когда никому не вредит.

Юра сжал переносицу. Оказалось, уходить первым галантно, это не галантно. И минимальное расстройство превращается в глыбу укоров на плечах.

– Ничего особенного? – Таня удивилась. Радостно. Её лицо озарила улыбка. Каждая мышца лица чувствовала как ей хорошо от таких новостей. Поразительно. Но это была до смеха ужасная радость. Боже… Она совершенно не могла контролировать всё, что сейчас внутри. Идиотскую радость.

– Эти отношения с самого начала были тупиковые. И я, наконец, нашёл причину из них выйти.

Юра сменил маску угрызения совести на прежнее удовольствие от голоса на том конце телефона. Нет, ничего не произошло. Он просто сделал то, чего ждал от Тани – бросил старое, чтобы взяться за новое. Тот холст уже заржавел и требует свалки, вот этот, новый, уже закончен. Кажется, он имеет огромные перспективы.

– И виной всему её измены?

Парень открыл настежь окно, позволяя ветру разметать карандаши, линейки, бумагу по столу. Не измены. Он сделал глубокий вдох, и смущённая улыбка заставила закрыть глаза. Причина висела на том проводе телефона.

– Не будем о том, что кончилось уже. Давай поговорим о том, где мы встретимся.

– А что она? Что она сказала тебе? – с любопытством ребёнка Таня кусала нижнюю губу. Никогда не расставалась. Не знала, что там бывает, когда от кого-то уходишь. Интересно и страшно. Страшно быть неуместной. Страшно не узнать, что может быть с ней, если вдруг решится, собрать вещи и уйти. От Лёши.

В трубке послышался вжик карандаша.

– Если кратко, она пожелала мне всего хорошего, сказала не пропадёт без меня. Если подробно, то "ты, мразь, никого кроме себя и картин не любишь, катись к херам, загнёшься в своей Москве, я буду только рада".

– Да, видно она тебя очень любила.

– Она? О да…

– Но ведь ты же знаешь, что не виноват?

– Знаю. Что виноват.

– Нет, не обвиняй себя. Это неправильное знание. В паре не бывает одного козла отпущения… Рядом с ним всегда есть такая же коза.

Юра прижал ладонь ко лбу, тихо засмеявшись.

– Хорошо. Не буду. Тогда и ты не заставляй меня говорить об этих отношениях.

Таня стыдливо отвела глаза в сторону.

– Хорошо. Не буду.

Художник кивнул, сжав свои волосы в кулак. Вот же чёрт. В сторону метнулся взгляд, а там, прижатый детективом лист. "Заявление на…". Надо сказать Тане. Предупредить её. Но не хочется рушить мальчику Юре прекрасный разговор лишней морокой. Хоть кто-то должен в этом мире, в эту ночь не переживать. Не испытывать тяжесть на сердце, не грызть себя за то, за это. Таня. Пусть это будет она, на редкость простая и радостная. Смягчи голос, ведь и, правда, ничего серьёзного не произошло.

В каждой паузе им обоим хотелось быть рядом сейчас. Физически. Юра бы не марал пальцы в краске, а проводил по лицу танцовщицы. Обрисовывал её черты. Медленные подъёмы к губам и падение на ключицы. Вечером. Что-то подобное было сегодня вечером. Он улыбнулся, потирая двумя пальцами губы. Ещё помнит, что произошло на площади. Случайное откровение, о котором они решили – вспоминать не будут.

А он запомнит. Её холод и тепло, ягодный вкус, мягкую кожу…

Мечтания оборвал грустный голос в телефоне.

– Юра, у меня к тебе есть серьёзный вопрос. Ответь мне на него честно, пожалуйста.

Парень утвердительно промычал, отложив все свои дела в сторону. Он сделал потише музыку на ноутбуке, отметив, что опусы из балета "Ромео и Джульетта" пошли уже по второму кругу за вечер.

В трубке опять затянулось молчание.

– Как ты думаешь, я скоро смогу ходить?

Художник открыл широко глаза, всем телом пережив волну дикого напряжения. Опасные весы. Сказать "скоро" – дать лишнюю надежду. Ответить "сомневаюсь, что будешь ходить" – убить в бывшей танцовщице маленькие части надежды. А ведь она не была бывшей. Ни девушкой, ни танцовщицей. Она любила своего неверного парня так сильно, как к своему стыду свою девушку не любил Юра. И в каждом повороте головы, движении рук, изгибе мизинца в Тане оставалось поставленное с детства изящество. Она ещё может поднять руку к волосам и сделать из этого целую танцевальную историю.

Парень поднялся со стула, вытирая руки о порванную, старую футболку на теле.

– Юр…

Таня смотрела пристально на телефон.

– А ты пыталась ходить?

– Нет.

– А вставать?

– Давно нет.

Юра стал быстро ходить из точки в точку.

– А хочешь?

– Что хочешь?

– Встать.

Таня наклонила голову на бок, глядя в тёмный коридор. Столько в квадратных метрах квартиры возможности ходить, вставать и повторять это снова и снова. Но даже сейчас, напрягая руки для рывка, что-то внутри неуправляемое тянет вниз.

– У меня не получится.

Юра остановился у картины.

– А теперь ещё раз задай первый вопрос.

Он говорил строго и знал, что это тяжёлый мазохизм сидел внутри девушки, заставлявший её старательно говорить о действии, но не делать ничего.

– Когда-нибудь к тебе вернётся ощущения и чувствительность. И ты начнёшь ходить. Но это не случиться вдруг или потому что. Для этого нужно действие. Тебе нужно самой ответить на вопрос. Скоро ли я пойду, если не буду хоть что-нибудь делать?

– Это правильно. Жёстко, но правильно.

Таня гладила поверхность стола, и немного улыбалась. Это было в удовольствие услышать, как кто-то своим тоном заставляет задуматься, поверить в простое.

– Чтобы поменять жизнь мне стоило уехать как можно далеко и не говорить "а как ты думаешь, всё поменяется?". Слова ничего не значат, если не делать.

Таня кивнула в пустоту, будто её художник здесь. Эта кухня для них как кафе. Стол с меню перед глазами. И мрак, романтика, отражение далёкого света с улицы в уголок зала. Для них где-то в центре Москвы. Сидят они сейчас друг против друга. Заказывают перекусить и выпить горячий кофе. А лучше горячий шоколад. Нет, это ведь уже май, можно фраппе или крепкий напиток по имени вино. Не смотрят на время. Говорят обо всём. Чтобы заполнить пустоты от отсутствия. Любимых. В собственной жизни. И в этой атмосфере один из них прав. В каждом своём слове он прав. Ничего не сделав, ты стоишь на месте, и почему-то планета крутится, время проходит, а ты стоишь на месте. Рваные отношения, одинаковое одиночество, и взгляд вечно волочится по дороге.

На плечи Тани лёг холод. Тяжёлый. Такой, который тянет к самой земле. Упасть. Провалиться. Тихое звучание музыки в трубке заставляет закрыв глаза произнести заветный вопрос:

– Ты научишь меня ходить?

Эта тихая строчка, как из песни. Ложится по нотам верно. Волнуется художник в ответ. Может ли он? Помочь, восстановить её жизнь. А может ли она так дальше жить, страдая молча? Больше нельзя спускать на тормоза.

– Я уже думал, ты никогда меня не попросишь, – в трубке Татьяны был шёпот, – хочешь, начнём прямо завтра?

Она прижала телефон сильнее к своей щеке.

– Давай. Давай завтра.

По холсту Юра провёл сухой кистью. Там, где в изображении картины были щёки и веки.

– В Сокольниках.

– В шесть часов вечера.

И в этот раз парень не забудет на прощание сказать ей.

– Я скучаю по тебе.

Таня тихо-тихо, скрывая улыбку, ответит.

– И я по тебе. Сладких снов.

Короткий гудок заставит понервничать двух жителей в разных районах Москвы. Глубокая ночь. И на губах останутся недосказанные слова. Синоним фразы "я люблю тебя" и слёзное "забери меня к себе, прямо сейчас". Таня отложила на столе в сторону телефон и закрыла ладонями лицо. Фонарный маленький свет освещал комнату. Холодильник, шкафы, плита, на столе бутылка виски, а рядом с ней две белые незавершённые дорожки, раскиданные крупинками по всей поверхности. Эта белая дрянь, приводящая нервы в мгновенную дрожь. Под бликами ночного света виднеются на этих двух тонких дорожках отпечатки пальцев. Лёшины. И это для Тани не закончится никогда. Он там сопит в кровати под этой белой дозой, по углам театра всасывает ноздрями эту дрянь и запивает, всегда запивает большими каплями сорокаградусной жидкости. По кухне прокатился всхлип. Ладони намокли от солоноватой влаги. Вспомнилось, как привлекательный танцор Большого театра сожрал половину упаковки её антибиотиков через полгода после аварии. Снотворное, болеутоляющее. Тане не осталось ничего, ни одной таблетки, когда в теле возникла ножевая боль. Колкая, пронзающая. До слёз. Пальцы слабой девушки с дрожью перебирали коробки в поисках спасительных таблеток. Тело ломило. Нужно срочно притупить скотское ощущение – "я умираю". Но сука… Сука… Глаза несчастной от слёз разбухли. Губы от нервных волнений высохли. Пальцы непослушно повсюду ищут куда спрятать боль, пока Лёша сидел в своём авто в районе Кутузовского проспекта и крутил меж пальцев последнюю капсулу. Нужную. Ту спасительную, что была нужна ей… Но что вы, ему нужней. Конец дозы – конец денег. Конец денег – конец дозы. Последняя капсула падает на чей-то язык с лёгкой руки Алексея. Это заднее сиденье. Ему нужно лишь полчаса на отдых. И раз… С кончика языка он ловит пилюлю в свой рот, притягивая юного красавца в поцелуй. Пьяный. Дикий…

Как же это надоело. Из девичьей груди рвётся крик. Зверский. Всё это крутится по спирали, продолжается. Наркотики, крики, наркотики, крики. И в этом колесе невозможно втиснуть свои мольбы остановиться. Её "пожалуйста, хватит" не слышно. Совсем. Как бы громко она не кричала. Неприятно порой вслух говорить правду. Вспоминать те дни, когда находясь где-то там, в прострации, далеко от себя, Лёша изводил Таню. Не позволял спать, пока его не отпустит. Она сидела и слушала, а танцор рассказывал, что видит рой мух на их кухне и все они лезут к нему в уши, в нос. "А как мы их достанем потом?". Прятала ножницы и бритвы, когда в особо тяжком состоянии танцор норовил выбрить голову. "Там херовина какая-то, чешется, до крови. Сука, я срежу её". И всё это невозможно было остановить. Никогда.

Она могла уйти. В любое утро из тех, когда Лёша закрывался особо наглухо в своём мире ото всех. Взять вещи и уехать. Оставить его в новом дне одинокого, пьяного. Но он так смотрит. Всегда проникает в душу, хватает за горло и голубыми глазами просит, нет, чаще приказывает – "не думай уйти. Даже не смей". Она – его таблетка. После каждого загула. Каждое утро. В новом дне она лечит, успокаивает. Верная, покорная, убитая.

Руки Тани не могли уже крутить колёса в сторону комнаты. Скользят вниз. Слабеют. С семнадцати лет Лёша уже перестал скрывать от неё пакетики с волшебством, в открытую рылся в её лекарствах и прямо на тумбе хранил пилюли, которые закидывал в себя перед репетицией. Он мог перед её глазами дышать кокаином и, видя слёзы на веках, ничего не говорил. Там, за душой Алексея ни мускул не дрогнет, когда Таня прошепчет – "хватит травить себя, прошу". Дрожать ведь было нечему, когда души нет.

В два часа ночи она перевалится тяжело с кресла на диван. Спать с ним рядом не хотелось. Оправдывать уже устала. Защищать надоело. Лучше подальше, как можно подальше. Уснуть в гостиной в неудобном положении, укрывшись тонким пледом и отсчитать двадцать секунд, чтобы сердце перестало больно сжиматься. И в голове появится имя из трёх букв. Юра. Таня сквозь слёзы улыбнулась и, посмотрев в темноте на настенные часы, закрыла глаза. О как хотелось, чтобы они тикали быстрее. Дождаться бы, когда же все обе стрелки дойдут до нужного назначения. Когда сутки, совершив оборот, достигнут момента, где заперев входную дверь на ключ, Таня надолго покинет квартиру.

Глава 12

Перед глазами проносится жизнь. Там за окнами. Яркая майская жизнь. В ней нет ничего ужасного, пока колёса автобуса крутятся и небо покрывает розовая вечерняя дымка. Глаза с счастливым блеском отыщут пункт назначения. Парк "Сокольники". Руки волнительно расправят складки на юбке и поправят рукава блузки. У входа в парк Таня посмотрела вниз на свои ноги и качнула отрицательно головой. Туфли… Она не знает, какого они размера и правильно ли она надела. Главное, чтобы нравилось.

Ему.

Парню, которому вместо привет она скажет "я соскучилась", когда Юра опустится обнять и поцеловать. В щёку. На большее его смелость замолчала. А Таня… Таня взяла за руку, спокойно двинув одной рукой колёса кресла вперёд. Ничего лишнего им не нужно было говорить. Он расстался, а ты, похоже, влюбилась. Сильно.

Сегодня Юра был тем джентльменом, каких можно встретить у деловых зданий на Арбате или на Воздвиженке. Рубашка чистого небесного цвета. В ней он казался стройнее, чем обычно. Чёрные брюки, больше напоминавшие джинсы и пиджак, который быстро оказался на плечах танцовщицы, сохранив в своей ткани тепло мужского тела.

– И как наш настрой? – Юра по привычке пятился спиной вперёд, осматривая свою спутницу. Не выпускал её пальцы из своей ладони.

– Наш хороший. А как ваш?

Как она это делает? Улыбается глазами, но не губами. Хитрая.

Парень сделал на месте пируэт и расправил руки в стороны. Изящно. Или почти так.

– Это ответ?

– Да. Мой настрой на встречу просто не просто описать словами, поэтому так.

– Хочу сказать, у тебя неплохо получается. Сделай ещё раз.

Повинуясь, парень повторил свои действия, сделав поворот туловищем так, как это сделал бы начинающий фигурист. Края его рубашки выбились из-под пояса брюк, оголяя стройное тело художника на каких-то незаметных десяток миллиметров. Она заметила. Пальцы сжались. Автоматически хотелось заправить. Провести невзначай одним пальцем под тканью и сделать вид, как всегда, что ничего не происходить. Но он всё почувствует и Тане будет неловко.

Она лишь поджала как ребёнок губы, оглядываясь по сторонам.

– Здесь не самое лучшее место для прогулок… Столько людей.

С улыбкой Юра привёл себя в порядок, выравнивая аристократично двумя пальцами воротник.

– Есть здесь места, куда людям просто лень добраться. Спрячемся от них. Если хочешь.

Хочет. И просит об этом своими карими наивными глазами. Сегодня она будет такой. Ведомой во всём.

И они медленно двинулись по просторной аллее, откуда Таня бы не уходила. Никогда. И смотрела бы именно здесь. На Юру. Под раскиданными в стороны ветками деревьев, где прохлада и скрытность от мира. Она старалась ехать медленней. Нежный взгляд зелёных глаз. Плавные движения рук. Парень, порой неловкий, продолжал учиться танцевать. Для неё.

– Я смотрел как танцует Барышников. Никогда не видел, чтобы человек танцевал с такой лёгкостью. Как ты думаешь, я так же смогу?

Таня поправила на своих плечах пиджак начинающего танцора.

– Сможешь. Если захочешь. Ты ведь похож на него.

Парень смотрел исподлобья на спутницу и делал прыжок вверх на месте, подняв руки над головой. Она смотрит. Эта девочка, которая мне нравится, смотрит. И делает это уже по-другому. Не так как раньше. Видит родное, близкое. То, что увлекает в желание оказаться рядом с художником в один лишь шаг.

В минуты, когда пальцы запускались в волосы, Таня мысленно брала курьера за руку. Не так как обычно. Крепко. Чтобы пальцы сплетались, и она могла пересчитать все его костяшки. Вспомнить, что за ощущения бывают, когда так. Крепкая мужская рука в хрупкой власти и это не разорвать до следующего дня.

Этого ведь не было так давно. Внезапно накрывшей бешеной симпатии.

– Ты выглядишь сегодня отменно, – парень подмигнул, резко повернувшись к балерине лицом.

– Ужасное слово.

– Но ты и, правда, выглядишь отменно. Эта блузка, юбка, туфли. Тебе очень идёт каблук. И я вижу как быть такой тебе приносит удовольствие. Это обаятельно, – Юра опустился перед её лицом на корточки, заметив, что одна нога девушки соскользнула с подставки кресла и теперь скрежетом каблука царапает асфальт. Он опустил руку вниз. Ребром ладони коснулся голой щиколотки и поправил туфлю на тонкой ноге. Совсем тонкая. Настолько, что ощутимы только кости.

Может ли человек быть ещё красивее? Да, когда ты опускаешься перед ним на колени и можешь рассмотреть близко всё то, что уже нравится. Её мягкие, густые локоны прикрывающие щёки, яркие глаза без макияжа. Юра не устанет думать, что она, настоящая Таня, была просто напросто закрыта в маленькой комнате определёнными обстоятельствами. И вот теперь её изредка оттуда выпускают. Чтобы и она видела мир, дышала свежим воздухом, слушала комплименты. Любила улыбаться, смотря в зелёные глаза.

Парень устроил свой подбородок на её колени. Она хорошая. Простая, но сложная. Удивительная вблизи и желанная в далёких километрах. Он смотрит на неё и, стараясь быть серьёзным, всё равно превращается влюблённого дурачка с широкой улыбкой.

– Что такое?

– Ничего. Я любуюсь тобой, – Юра протянул руку к щеке Тани и большим пальцем стёр след от упавшей реснички. Кожа её мягкая, без изъянов, с бледно-розовым оттенком. Совсем как воздух над их головой. Он любовался этим, не решаясь разрушить тишину хотя бы одним словом. Не надо. Её красота не нуждается в разговорах. А лёгкую улыбку не хотелось занимать репликами. Рисуя поздними вечерами части её тела, Юра останавливался на губах. И нередко водил по застывшим краскам пальцем. Чтобы ещё сильнее захотеть коснуться их в реальности.

Как и она, хотела запустить пальцы в его волосы. Осторожно сжать и обратить все мысли на себя. Теперь он близко. У самой руки. Ровно дышит. В какой-то музыкальный такт. Тот самый ритмичный лаунж, которым они друг друга угощали в каждой прогулке. Таня сделала вдох и опустила свою ладонь на макушку парня. Он опустился щекой на её колени, закрыв глаза. Пальцы танцовщицы расправляются веером и пускаются дальше. На затылок, виски. Хорошо. Хорошо вот так, когда и говорить не надо. Волнительно подбирать формулы признания. Всё просто так. И хорошо.

В каждой секунде окружающий мир замедляется. Специально для них двоих. Чтобы суетная жизнь дала шанс быть чаще рядом. Узнавать, как можно скучать по незнакомым людям и как это на самом деле называется. Когда она гладит его волосы и иногда опускается на плечи. А он смотрит на её губы и глаза. Просто улыбается.

Тебе хорошо сейчас рядом со мной?

С тобой рядом мне не бывает плохо.

– Может, на скамейку сядем?

Ей хотелось этого. Сильно. Оказаться в руках художника, ткнуться носом в его плечо, улыбаться. И горло прожигает желание оставить след от губ на его шее.

Юра поднял голову и взял её тонкие, прохладные пальцы в свою ладонь.

– А, может, начнём учиться ходить?

В карих глазах есть дикое стремление к этому. Чтобы художник опять заставил осуществить попытку. Если нет рядом тех, кто должен пройти этот путь трудностей, то таким близким станет он, попутчик из поезда. И будет делать всё, чтобы она чувствовала себя настоящей. Твёрдо стоящей на своих двух ногах.

– Если ты не сможешь удержать меня? – голос несмело прозвучал в тёплом воздухе.

Быстро Юра поднялся, закатывая рукава. Шутя. Но с серьёзным выражением лица, словно ему придётся толкать поезд до самого Питера.

– Я тебя, вообще-то, уже на руках носил. И мне помнится, мы обошлись без происшествий. Будет сложно, тяжело, но мы попробуем. Я хочу, чтобы ты встала.

Эта попытка. Пытка. Но парню с надёжной хваткой в руках уже точно можно доверять. Полностью и целиком. Собрать все свои мизерные силы. Успокоить сердечный ритм хотя бы на один такт. Напрячь руки, и попробовать оторваться к небу. Нет, просто сделать сразу. Таня сможет. Эти страхи, стены, пропасти вырастали, когда никого не было рядом. А ещё в шкафу лежат больничные документы с пожизненным приговором на инвалидность. Это теперь не препятствие, и Таня с взволнованным взглядом предоставлена ему. Простому курьеру Юре.

Она протягивает руки и слышит тихое – "держись за меня крепко". Дыхание сбивает в угол тела. В маленький, но мощный комок нервов. Не дрожать. Могла ли она сейчас не дрожать, когда поднимает вверх по воздуху? Никак. Таня крепко схватилась за руку парня. Сжала его пальцы, насколько хватит сил и оторвалась. Потянулась вперёд. Неумело. Как ребёнок делает первые шаги. Тело не понимает, что под ногами земля. А она усердно пытается представить это ощущение, чтобы испытать восторг. Стоит. Двумя ногами на ровном асфальте. Постепенно её дыхание запускалось медленно. Стиснув зубы, девочка с каре рвалась к желанной цели. Посмотреть в зелёные глаза. Прямо. Не поднимая головы. На уровне собственных глаз. Прижаться к груди парня. Обнять его за талию или шею. Принять его к себе. Не могла.

Есть люди сильнее на эту роль.

Юра сам наклонил девушку к себе ближе. Опустил руку крепко на её талию. Чтобы она не упала. И выждав десять секунд, резко притянул её. Слабую, повисшую на руках. Без волнения губами накрыл её губы. Он прижмёт её покрепче к себе. Помягче, нежнее проведёт подушечками пальцев по затылку. Пока нерв девушки один за другим вздрагивает, натягивается и снова вздрагивает. От приятного под кожей.

Она стояла как будто на носочках и тянулась через обрыв. А это лишь были руки художника, державшие крепко. Она боялась сделать лишнее движение. Потерять поцелуй, в котором ей было и холодно, и жарко, и хорошо так, что даже больно. Здесь было главное не сойти с ума. Внутренние механизмы тела заработали разом. Дерзко. Громко застучало сердце. Голос рвался стоном. Кожа от циркуляции крови поднимала градус.

Страшно.

Хорошо.

Одно дуновение ветра и показалось, будто девушка сползает вниз. Не имея сил держаться. Она готова была обнять парня так, чтобы захрустели кости. Его и её. Всего лишь момент, которого у обоих не было давно. Никогда.

Таня отстранилась и ухватилась за обе руки Юры ещё крепче. Солнце касалось её лица и заставляло щёки краснеть. Но нет, это же, в самом деле, было не солнце.

– Ты точно ненормальный.

Воздух ударил по лицу и, не сдержав улыбки, она отвернула голову.

– Я сделал лишь то, чего хотела ты, – рукой художник переместился на её лопатки, отвечая так тихо, чтобы не испугать.

Она прижала ладонь к его груди. Слышно сердце, но только собственное.

– Уверен, что делаешь всё правильно?

– Нет, но меня это не беспокоит. А тебя?

– Мне всё равно.

Он притянул её к себе снова. Медленно поднял лицо за подбородок. Дал возможность начать первой. Примкнуть к губам. Ещё раз. Нагнать нечто упущенное за те дни, когда он впервые сказал – "ты мне нравишься". И теперь позволял этой хрупкой сильной девушке делать всё. Запустить пальцы в его волосы и целовать настолько насколько хватит сил держаться стоя. Вместе. Ведь она действительно этого хотела. И скучала только потому, что ждала, когда курьер сделает что-нибудь. Эти неправильные поступки. Невысказанные чувства. Необъяснимая жажда друг друга. Упасть в руки. Ослабнуть.

Неизбежно. Всё это было неизбежно. Прижать, привязать, приклеить чью-то ласку к себе. Она ведь долго думала, как парень, с такими правильно обозначенными губами умеет целовать. Как с такой наглостью в душе он умеет обнимать. Может ли он быть ласковым за пределами возможного. Вызывать трепет от скользящего языка девушки на его губах. Может. Когда человек влюблённо смотрит каждый день на ту, к кому бежит сломя голову, он может всё.

Воздух в телах обоих спутников заканчивался. Желаемый жест пришлось оборвать, цепляясь за губы друг друга как за спасательный трос. Что теперь сказать друг другу? Не знали.

– И что теперь ты чувствуешь? – спрашивал он, смотря на припухшие красные губы танцовщицы.

Таня закрыла глаза, ткнувшись носом в шею курьера. Её защекотал запах свежести от одеколона, крохотная капля на ключице и вместе с этим по коже парня распластались запахи ромашкового мыла, ацетона и кажется масляных красок, которые она ему подарила.

– Я чувствую себя. Просто чувствую. А ты?

Юра поцеловал в висок, вдыхая аромат духов. Сладковатый притупленный запах, смешанный с табачным дымком. С этой примесью Таня казалась сама не своя. В таком состоянии её хотелось прижать ещё сильнее, чтобы найти лёгкий, настоящий аромат.

– Чувствую, что мы близки к осуществлению твоей мечты.

– Какой?

– Снова ходить.

– Ты, правда, рад этому?

– Конечно. А ещё немного, совсем чуть, чуть чувствую, как мне плохо было без тебя два дня.

Юра затихал с каждым словом. Ещё немного и можно было ловить то самое признание, которое он заготовил недавно. На чьём-то старом чеке. Карандашные пару слов. Ведь вслух не всегда получается. Он готовился и взволнованно подводил к этому моменту. Не успел. Увидев его полуулыбку, Таня напряглась и остановила слова своими губами.

В его объятиях хотелось в это верить. Ткнувшись носом в запах манящий думать, что это бывает. Он просто приходит в твою жизнь. Без громких слов и рыцарских поступков. И через долгое долго становится тем, кому охота отдать всю себя. Таня снова быстро разорвала поцелуй и задумчиво подняла глаза к небу. Это всё хорошо. Интересно и прекрасно. Но слишком. Солнце сядет за горизонт и это всё закончится. Снова начнётся реальная жизнь не для семейной рекламы. Она сжала руки на затылке Юры. Он первый кто усердно и старательно помог встать. И он же первый, кто уверенно сказал запретное. В лоб. "Ты будешь ходить".

И вероятней всё это так и застынет в разговорах, растаяв с наступлением лета.

– А что если я всё-таки не смогу ходить? – девушка спросила, уже мысленно проклиная свою неспособность хоть на минуту, хоть на мгновенье стать наивной. Но правда лезла наружу. Долгая невысказанность, накопившаяся за три месяца, – если честно. Вдруг всё будет иначе и я действительно никогда не смогу ходить. Что… Что ты сделаешь и скажешь тогда?

Как же она привыкла к холодной жизни. Не пробитый снежный сугроб. Он знал, к чему это идёт. И подозревал, что она хочет слышать. Остаться одинокой. Всё так же на месте. Но так не мог Юра.

– Ты хочешь спросить, кем мы будем друг для друга? Я не знаю. Но одно могу сказать точно: тебя я не оставлю ни в коем случае. И знаешь… Давай попробуем сделать первые шаги сейчас.

Не дав ничего сообразить, Юра поставил медленно, как статуэтку, Таню на асфальт и быстро обнял её за талию. Со спины.

– Тебе лишь нужно довериться.

Часто-часто задышав, она вытянула руки вперёд и хотела за что-то ухватиться. Но рядом был только воздух. И больше ничего. Секунда и в руках начинает ныть чувство падения, ещё одна секунда и голова кружится от высоты. Шутка ли два года находиться на уровень ниже, как маленький человек в гигантском мире.

Юра поставил ноги девушки на свои туфли и крепко вцепился в талию, будто они вместе намертво связаны цепями. Склеяны самым прочным клеем. И ничего нельзя сделать кроме как доверяя друг другу двигаться синхронно. Вперёд.

– Смотри перед собой и просто дыши. Как ты там говорила? Сердце и ощущение надо слушать. Прислушайся, прямо сейчас.

– Мне страшно… Страшно! – протараторила Таня и зажмурилась, – я не чувствую ног и это не изменится. Ты зря тратишь время…

– Мы опаздываем? Не спеши. Дыши ровно. Вот так. И пробуй, пробуй преодолеть себя. У тебя уже получается. Видишь, мы не упали. А это успех.

Юра знал что делает. Говорит как папа, совсем как папа, который учил Таню в пять лет кататься на роликах. Парень двигал ногой вперёд, и вместе с ним двигалась Таня.

– Юра!

Но это надо сделать. Держать взгляд и успокаивать панику, слушая приятный шёпот руководителя за своей спиной. Не его, не Юры, а первого учителя, танцора Мариинского театра, который тридцать минут в день уделял пятилетней Танечке. Её первым шагам в танце.

Она помнила его. Высокий, широкоплечий мужчина. Ему было тридцать два. Серые глаза, гордое лицо и нос, породистый, острый, немного вздёрнутый. Широкая улыбка. Не был злым, не был строгим. В коридоре театра однажды увидел маленькую девочку Таню.

Моя мама зашивает костюмы, а мне скучно.

С улыбкой мужчина кивал.

А ты любишь танцевать? Хочешь выйти на сцену? Там красиво. Пойдём, пока нет никого, можешь потанцевать.

Большие глаза ребёнка загорались радостью, и она шла с дяденькой-танцором, которому все сотрудники театра улыбались. Тогда Таня вышла первый раз на сцену, в своих кроссовках. Чтобы кружить и кружить рядом с танцором, каких девочка кажется больше и не видела. Он для неё всегда выбирал слова тёплые, доверчивые. Говорил мягко и уверенно. "Ты способная девочка, продолжай танцевать".

Как Юра. Совсем как Юра.

– Держимся. Осанку. Плечи. Вот так. Сжимай мои руки крепче. Я – твоя опора. Костыли. Давай. Управляй мной. Не стесняйся.

Таня опять пошатнулась и сдавленно выдохнула.

– Это сложно.

– Нет, ты умница. Мы вместе сделали как минимум три шага.

– Не могу. Устала. Зачем тебе это? Зачем ты возишься со мной?

Она готова была протестовать и беспомощно рвалась сделать самостоятельный шаг. Сколько можно было уже разочаровывать. Девочка Таня тянулась вперёд и, ощущая, что падает, со стоном хваталась за руки и одежду спутника. Как придётся.

Глупая.

– Я хочу, чтобы ты снова могла танцевать. Со мной.

– Да, да мы это уже слышали. И поцелуй под луной. Забудь. Я же, правда, не смогу.

Злость и девушка отпустила руки парня. Всего лишь полсекунды, чтобы упасть и пропахать лицом асфальт. Но он, в самом деле, крепко поверил в то, что делает и ради чего.

Поймает.

В любые полсекунды Юра поймает её и возьмёт ловко на руки. Совсем испуганная девочка. Оказалась дрожью и наивным взглядом рядом.

– Буду говорить. И делать будут. Потому что нравишься. Ты мне нравишься. С каждым днём сильнее и сильнее. И видеть тебя счастливой это настоящее удовольствие. Твою улыбку, блеск в глазах. Держать твои руки… Держать тебя на руках. Я готов хоть часами помогать вставать, ходить. Потому что это нужно тебе. А всё, что нужно тебе становится нужным для меня.

С горячим рвением несутся слова из головы, пролетая все возможные фильтры. А Таня то как хочет. Встать и пойти. Взять за руку и пойти вальсировать, привстав на носочки. Непрерывно представляет, закрыв глаза и пряча это желание как можно подальше. Как с детства научили.

А ведь жутко надоело. Уже ведь выросла девочка Таня, и указывать некому, а она запрещает и запрещает. Любить, менять матрицу жизни.

Надоело.

Почти у губ парня оказались её тёплые губы. И тихий шёпот, всё уже без тени страха. Твёрдый, целеустремлённый.

– Тогда поставь меня на ноги, и мы продолжим.

Она доверилась. Опять и снова. Сжав крепко руки, подавалась вперёд и пыталась понять, что вместе с ногами парня двигаются её ноги. Нужно подняться на уровень выше. Сплетать свои пальцы с пальцами влюблённого художника. Это целое всё. Он кто-то уже незаменимый. Вряд ли мог найтись тот, кто бы сделал так – "ты будешь ходить, и мы сделаем это сейчас". И нет вокруг больше никого, кто, откинув взад её проблемы поцелует. Просто за то, что старается. Ещё раз воскликнет "молодец", когда Таня попытается сделать шаг. Доверится. Так просто. Прижмётся спиной и улыбнётся.

Этого мало. И достаточно, чтобы стало хорошо. От жизни. Эти двое странных молодых людей стояли у обочины аллеи и вместе с несуществующими шагами учили арифметику чувства. Если сложить любовь курьера с женскими слабостями танцовщицы, помножить на его желание помогать ей и прибавить к этой сумме её жажду быть с ним рядом, получится правильное число любви. А между этим запоминать ещё и ноты этой арифметики. Ноты песни, которую они оба, не сговариваясь в последнее время пели, когда думали друг о друге. Они ютились друг у друга в руках и заглядывали в глаза друг другу с одним лишь вопросом "тебе так хорошо?".

Более чем.

В конце концов, Юра бережно, как маленького ребёнка, усадил свою спутницу на скамейку и убежал в парковую кафешку. Она устала, она голодна. Парень решил, что что-то вкусное и не полезное им сейчас подойдёт. Таня не стала сопротивляться. Оба решили, что когда вместе, могут говорить что угодно и есть что угодно. Самое запретное и желанное. Как малые дети, хотя уже давно научились жить слишком по-взрослому.

Таня ждала, поправляя причёску. Когда он, Юра, тесно рядом, желание одно – быть прекрасной. Если не телом – лицом. Скрыть недостатки за ярко сверкающими глазами и лениво обрамляющим овал лица локоном. Только дрожь в руках не скрыть. Как же часто невозможно быть хорошей хотя бы наполовину. Порой даже для самой себя не получается быть такой. И успокоиться трудно. Ой, как трудно. Ведь кому нужна была ныне не танцующая девочка в инвалидном кресле? Она всё ещё видела для всех себя обузой и да, господи, да и миллион раз "да", это не скрыть за красивым лицом. Никогда.

А он… Парень шёл, сунув руку в карман брюк. Свой негодующий взгляд он бросал на проходивших девушек. Они идут. Гуляют. Делают в этой жизни что хотят. Ему в последнее время часто вместе с счастьем приходится думать об этом. Она не живёт такой жизнью и давно стоит понять, что очень возможно, да скорей всего, уже не будет жить вот так же как они. Все эти красивые, эталонные и не очень девушки. Спускаться в метро. Улыбаться, перебегая дорогу. Переставлять кокетливо ноги, чтобы привлечь внимание. Не будет же так. Одна на тысячу этих ног сидит в своём кресле и собирает силы, чтобы дать согласие на обычную мысль о невозможном. О балете. Она сидит и боится упасть даже в надёжных руках.

Есть, каждый день в голове курьера мерзкое понимание, что она оставила от дня Х часть. Тлеющий кусок, который будет дымиться и дымиться без остановки. И только из-за этого куска памяти она будет вечно бояться, давить истерику и ставить оборону.

Блядская авария.

Как?

На аллее Юра замедлил шаг, опустив голову. Как? Таня сейчас сидит, подняв голову к небу, сложив покорно руки на бёдрах улыбается. И это ведь недолгий миг её необычной радости закончится. И может там, ночью, в своей квартире, она наденет гримасу слёз и будет вспоминать, как случился тот день, когда часть её вырубило.

Как?

Он думал об этом неприлично часто и всегда боялся спросить. Кто был за рулём? Что в тот день случилось? Этот человек понёс наказание? Тебе он помог? Один раз Таня поджала губы в улыбке и строго бросила – "Неизвестный сбил. Говорить не о чем".

Но всё же было о чём.

Говорить всегда есть о чём. Эти происшествия не одна строка, а страницы на целый протокольный юридический роман антиутопию. Молчать? Опять и снова? Давиться этим куском до конца дней? Трудно до конца помочь человеку, когда ты не знаешь, кто его так изувечил. Руки то будут чесаться уничтожить весь мир за то, что она стала такой.

Юра вышагивал не так уверенно, когда увидел знакомую картину маслом – скамейка, девушка и рядом кресло на колёсиках. Таня сидела по-детски подставив лицо своё под солнечные лучи и облизывала губы. Голодная. Да, отчасти. Но больше ей хотелось успокоить самоунижение вкусом губ Юры. Его надолго она теперь отпускать не могла. Боялась.

– Спасибо. Пахнет вкусно, – Таня улыбнулась, развернув тёплый обед в коробке.

– В следующий раз мы поменяем парк на террасу ресторана. Чтобы как у людей.

За её улыбкой всё та же печаль. Что не пошла. Здесь. Сейчас. Не удержалась. И может сколько угодно с радостью заявлять, что "перекус с тобой самый вкусный". Юра же не мог. Улыбаться в ответ по-настоящему и делать вид, что не замечает. Как она плакала в его отсутствие. На лице виднелись эти солоноватые, высохшие две рваные дорожки и красные следы на нижних веках.

Парень поёжился. Она действительно улыбалась. По-настоящему. Скромно поедала греческий салат и запивала коктейлем, заботливо упоминая – "ты чего не ешь? Я без тебя дальше есть не буду. Давай, приступай". А он смотрел на дрожь в её пальцах и ничего не мог сделать. Покоя не даёт. Очень тяжёлый. С мыслями о горьком. Но как…

– Я видел много случаев, когда люди оставались инвалидами на всю жизнь. Больше я видел случаев, когда люди начинали очень быстро ходить. И… Ты говорила, что тебя на проезжей части сбила случайная машина и ты сама виновата, что выскочила на красный… – Юра запнулся, поджав губы, – я не эксперт, но, кажется, после таких происшествий люди не выживают. Скажи… Что на самом деле случилось с тобой?

В ответ в воздух вырвался вздох. Глухой, неуловимый стон и руки девочки хотят прижаться к лицу, чтобы нырнуть на час назад, когда всех этих вопросов не было. Нет, они были. Всегда. Немой строкой в зелёных глазах. В виде того сочувствия, которое Таня уже научилась видеть в лицах людей. Только легче не становилось от этого. Вовсе.

– Случилось то, что случилось – меня сбила машина. На дороге без фонарей. А жива… Просто потому что виновник аварии помог, – Таня снова тяжело задышала, кусая губы. Её пустой взгляд смотрел в небо. Одну единственную точку, благодаря которой могла говорить, – мы ехали с Лёшей с экзамена. И вдруг он сказал, что мы прокатимся до его родителей. У него есть, мол, серьёзный разговор.

Юра заёрзал, потирая руки.

– Ударил тебя, да? Поэтому ты выскочила на дорогу со злости…

Таня сожалеюще улыбнулась. Врать не получится. Сочинять на ходу уже поздно. А подготовленных версий случившегося у неё не было.

– Нет, просто выслушай меня.


Это был неприятный по погоде октябрьский вечер. Поздний вечер. Без пяти минут как кончился сильный дождь. Градус тепла на улице заметно понизился. Устало Таня сидела на переднем сиденье и смотрела в окно. Вчерашний день был ни разу не лучше. Она попыталась поговорить с любимым об отношениях, но Лёша хлопнул дверью и где-то с кем-то провёл ночь. Таня не знала, кто этот парень и как его зовут. Знала поверхностное – это было с кем-то из тех, кто достаёт весёлые колёса на вечер.

Их ссоры по принципу воронки всегда стягивались к главному объекту внимания, к вопросу: что делать? Электризация воздуха каждый день поднималась на пару вольтов. "Ты гей, как мне дальше с этим жить рядом с тобой?". Ни ей, ни ему не нужно было это расставание. Таня несмотря ни на что любила. Паршиво, мерзко, но… Чувство ведь. Неистребимое. Самая ненавистная любовь. Танцору нужна была она по миллиону причин. Спрятать тайны от тех, кто мог открыть ему двери на большую сцену. И что удобней для этого? Заключить брак. Фиктивный для сохранения репутации. Глупость. Мерзость. И Таня была готова выйти из этих отношений. Попытаться жить без обмана.

Но случился тот самый вечер. Без камер наблюдения на дороге и без свидетелей.

Юра с сожалением выдохнул, мотнув головой. Опять её покой сдал позиции. Из маленькой дамской сумочки блеснула зажигалка. Шаркнул огонёк, и Таня глубоко затянулась, потирая руки.

– Я до сих пор не помню, что было. Всё то, что мы орали друг другу. Но он мне предлагал что-то делать со слухами вокруг его ориентации. Мол, мы, только мы, а не он один, как-то должны решить эту проблему, – она усмехнулась. Грубовато. Сжала губы и опустила голову, – и всё, что придумало больное воображение Лёши это брак. Я жена, он муж. И всё ж так идеально, что всем всё равно с кем спит он и… с кем не сплю я, – Таня взглянула на Юру. Он всё так и смотрел себе под ноги, сжимая руки в замок. Едва заметные ранее скулы заострились теперь. Ну что же, с этими воспоминаниями Таня ложится, Таня встаёт. Готовит обед и стряпает несостоявшемуся свёкру булочки.

– Не помню, сколько продолжался этот крик. Но чётко запомнила как авто остановилось. Лёша смотрел с ненавистью на меня, а потом ударил по лицу.

Юра вздрогнул и поднял глаза. Значит всё-таки…

– Это просто пощёчина. Не тяжёлая, а больше припугивающая. Я выскочила на улицу. Без документов, денег, вещей. Без куртки. Вокруг темень и мы неизвестно где. Мне казалось, я была уверена, он выскочит следом, даст вторую пощёчину и на этом скандал закончится. У нас уже так было, проходили. Но он просто уехал. Один.

По рукам, под блузкой танцовщицы в тело врезался резкий холод. На грани ноля градуса, как в тот самый вечер.

Она стояла у обочины, обняв себя голыми руками.

– Я ждала его, ждала. Знала, что вернётся. Машин и людей вокруг нет. Зверский холод. И да, можно было уже смириться, что Лёша всегда и во всём такой. Мразь и сволочь, но нет, не на столько. Мне в это хотелось думать…

Думать, верить и ждать. Десять минут, двадцать. Закутавшись в шёлковый шарф, Таня ходила по кругу обочины. Не замёрзнуть. Словить любую машину и… Домой. Чемодан, вещи. В Питер. Домой. Каждые десять минут всё сильнее холодало. Её пальцы вжимались в тёплые участки под одеждой. Ноги двигались лениво, устало. Скоро опять зачёты, её снова зовут в мюзикл, дают шанс танцевать и развиваться прямо сейчас. Застудить ноги нельзя. Ни в коем случает. Нет, нет. В тонких осенних ботинках Таня танцевала чечётку для одинокого пустыря. Губы холодные. Ни одной машины нет. Проклятье! Проклятье…

Глаза девушки окончательно заморозились на одной точке вдали парка.

– Никогда не знала, что может быть так холодно. Когда уже хочется лечь куда-нибудь и заснуть. Окоченеть намертво. И думать ни о чём не охота. Ни секунды. В конце концов, ноги заболели. Я села на бордюр и вижу недалеко, через дорогу остановился автомобиль у заброшки. Темно, но, кажется, что это был Лёша.

Её слова были похожи на те, какие Таня должна была давать в прокуратуре или на суде. Та речь, какую она обдумывала целыми днями в больнице и тут же забывала, погружаясь в медикаментозный сон.

И даже там её преследовал тёмный асфальт, уродская погода и машина через дорогу.

– Не думая, не оглядываясь по сторонам, я рванула через дорогу, но не успела, – Таня опустила голову. Кусочки искажённой памяти вмешивались в речь как осколки переломанного ребра. Сложно сделать вдох.

Она сделала три беговые прыжка в сторону тёмной пустоты и остановилась. Последовал удар сбоку. Ноги подкосило. Так, будто в тело кинули кусок бетона. Несравнимое ощущение. Когда на метров десять замёрзшее, слабое тело девочки проносит по асфальту, разбивая и без того тончайшие кости в месиво. И всё, что остаётся в памяти от удара это холодные кончики пальцев.

Машинально Таня стянула с плеч пиджак Юры и укутала руки ниже запястий в тёплую ткань.

– За рулём был Лёша. На большой скорости он сбил меня. Где-то накатался, остыл и вернулся. Забрать, – в своей памяти она ещё раз совершила этот повторный пролёт по асфальту и затянулась, – вот он и забрал. Меня. Он всегда любил ездить с погашенными фарами. Ему нравился такой адреналин. Очнувшись уже в больнице, я сделала вид, что потеряла память. До сих пор так делаю. Не знаю как можно было в тот момент жить и знать, что твой парень гей; жить и знать, что училище отозвало твою заявку с конкурса из-за другой танцовщицы; жить и понимать, что в Большом театре не смогла пройти первый этап смотра из-за отказа одного члена комиссии, а всего их там было семь; жить с инвалидностью как? Знаешь, вот в моменты, когда всё говно мира валится и валится на тебя бесконечным потоком, стать конченой дурой это спасение. Это облегчение. Никак иначе. Я сделала вид, что знаю лишь одно – не могу ходить. Вот и всё.

Таня замолчала, смотря себе под ноги. Говорить далее не стоило. Всё могло бы быть по-другому. То "бы" которое разрушает жизни всяких людей на Земле. Не закончив академию, Таня БЫ вернулась в родной город и начала жизнь там. Лёша БЫ бросил наркотики. Мама БЫ не ушла из семьи. Есть на этот случай всегда отличное возвращение в реальность. НО. Всё бы ничего, НО авария… Таня взяла Юру за руку. Поцеловать хотела, а губы дрожат. Она сжимала его пальцы как шарик антистресс и за монотонными словами скрывала ещё одно закулисье аварии. "Я пролежала на асфальте час, пока Лёша приходил в себя".

– Уголовное дело не стали даже открывать. Камер наблюдения нет, свидетелей тоже. Полицейский приходил и только руками разводил. Говорил – "фантастика просто". И уходил. А он не сказал. Лёша никому не сказал правду. Мать, его отец, мой отец все думают, что это "какая-то пьяная мразь без принципов и однозначно не местный". Лёша даже сам, кажется, забыл, что сбил. Меня. Мы с ним вместе для всех придумали историю, что я выскочила из машины во время ссоры и сама виновата.

Таня прервалась. Накрыло. Опять. Эти усталые отцовские глаза, с которыми он смотрел на танцора в палате, сжимал его плечи, что было сил тряс и говорил – "сохрани мне, твою мать, дочь. Прошу тебя. Сделай всё, чтобы она была счастлива даже вот так, не чувствуя ног". Сохранил. Но не Лёша. Его родители. Как у большинства детей, родители делают за него домашнюю работу и работу над ошибками. Они оплачивают операции, лекарства, врачей, всерьёз планируют лечение девушки в Германии. Она им ещё по-прежнему никто и вины их никакой нет за спинами, но они это делают. Родители. Всегда за своё дитё сделают всё, что необходимо.

Из карих глаз опять покатились слёзы. Машина часто выходит из строя, когда вдруг устаёт. Люди позволяют себе слёзы, ткнуться в плечо кого-нибудь, когда надоедает. Не знать как жить. Два года. Уже два года прошли. Перерыв для старта вперёд оказался откатом назад. И лицо танцовщицы искажает не жалость к самой себе, а сожаление, что люди действительно ломаются и выходят из строя. Даже сильные.

Юра стискивал зубы и старался не напрягать руки. Чтобы Таня не заметила. Злость и ненависть. Если бы он только знал… Что всё так ужасно, невыносимо в жизни девочки из Сапсана, он бы забрал её в тот же день. В их первое нелепое знакомство. Он бы сам лично разбил при той встрече лицо какого-то парня с голубыми глазами. Он бы… Да нет, ничего Юра не мог. Сделать. Это не фантастика, а жизнь. И встретились они так, как встретились. И двери в её шкафу открылись от переполненности только сейчас. И все "если бы…" ничего не обозначающее сочетание. Просто буквы. Просто не нужно об этом думать.

Но если бы…

Юра прижал руки Тани к своей груди:

– Давай ты уйдёшь от него. Это не любовь. Дом, Театральная площадь, дом и раз в три месяца визит к врачу на физиотерапию. Разве это жизнь? Спать одной в чужой квартире и знать, что если вдруг тебе станет плохо, а он где-то с кем-то. Ждать каждый вечер того, кто тебя посадил в это кресло. Тебе это всё неужели нравится?

Разве ты хочешь так дальше?

Она задумалась и попыталась встать. Сама. Но сил от откровений в воздухе не прибавилось.

– Но уход не происходит в щелчок. Так сразу. Без причины…

– Он твоя причина.

Карие глаза снова посмотрели вдаль. Каждое слово художника Таня уже произносила наедине с собой. И да, "давай ты уйдёшь от него, дорогая"– слишком затянувшееся предложение самой себе. Тысячу раз Таня крутила в мозгу это время. Вечер, чемоданы у двери и её рваное – "ну всё, пока". Или это будет днём, утром, когда Алексея нет дома. Всё бы хорошо. Она уходит. Она уезжает домой. Навсегда. А после? Что остаётся после? Прежняя разгульная жизнь танцора со всеми вытекающими отходниками, передозами, скорыми, слезами его родителей… Внутри опять просыпается Мать Тереза. Сначала помочь, спасти, потом уйти. Он без меня не сможет, что-то произойдёт без меня, из-за меня.

Нетерпеливо Таня выдохнула и в очередной раз прижалась губами к шее художника. Кто он? Просто случайный. И единственный, кто сказал "надо уходить". С твёрдым намерением. Смотря в любимое лицо на закате дня, молча передавал заветное послание. "Уходи от него".

Юра точно знал, что поздно вечером, расставшись у дома Тани, они останутся друг с другом. Он позвонит через час, спросит, "ты одна?", а она не предложит приехать. Ведь Лёша… Он скоро будет дома и его нужно, обязательно нужно успокоить. Кто такой Юра, чтобы знать точно, наверняка, что её необходимость и правильный выбор это уйти от наркомана, за которым нужно наблюдать? Как за маленьким ребёнком. Кто ты такой? Просто художник без работ, просто курьер.

– Он тебя бьёт. Я не пущу тебя одну в квартиру. Давай поговорю с ним по-мужски, – стоя у такси, Юра настаивал поехать с Таней и открывал дверь заднего сиденья, но девушка отпиралась. Закрывала дверь.

– Нет. Не надо, я справлюсь. Ты его не знаешь. Лучше сама. Правда, я сама…

– Сама, да? Нет. Не сама. Я еду с тобой и буду с ним разбираться.

– Юра.

– Не перебивай, я не закончил. Мы поедем вместе, подождем, когда он приедет, я…

– Когда он приедет, ты будешь у себя в квартире. Юр, не говори никогда громких слов, а. Посади меня, пожалуйста, в такси и спокойно езжай домой.

Спорить будут двадцать минут. Закипая, угасая и не отпуская руки друг друга. Не пущу… Фраза, которая звучит всё настойчивей и громче. Таня захочет возразить, но Юра перебивает. Юра захочет упрямо задержать, но Таня отвернётся.

– Я ведь жила до тебя с ним. Ещё сутки проживу.

Пришлось уступить и, открыв дверцу такси, усадить Таню на заднее сиденье одну. Наклониться низко-низко к её губам и поцеловав напоследок сказать:

– Только запомни: тебя я одну больше не оставлю, поняла меня? Потому что люблю. Хорошо?

Таня провела рукой по шее своего художника и поправила пиджак на плече. Это трудно осознавать, что кто-то может тебя любить просто так, без поступков. Рваться защитить безбашенно.

На одном дыхании, спёртом в горле, она ответила:

– Прекрасно. Не оставляй меня и одну и не одну. Я тоже тебя не оставлю. Хорошо?

Юра коротко кивнул и дал авто уехать в нужном северо-восточном направлении. Всего десять минут по вечерней Москве, и она будет дома. И он туда же: должен сесть в метро и ехать домой. Хлопнет тяжело дверью квартиры, сбросит на пороге обувь и всё. Опять пустые часы. Таня не сказала ответное "и я тебя люблю", а значит, ты ещё остаёшься никем. Надо бы бережно повесить пиджак в шкаф, но стоя посреди комнаты, Юра прижимал его к себе, прикрыв глаза. Её стойкие духи. Ещё до сих пор оставались здесь. Придавливали запах одеколона и растекались по всей ткани запахом сладковатым. Хрупкая балерина в его пиджаке, на листках А4 на столе у окна, в компьютере на видео и музыкой в наушниках. Она на холсте. В памяти… Парень медленно опустился на стул, ещё раз втягивая ноздрями чей-то крепкий след на воротнике пиджака. Тут он берёт свои истоки. Флакон её духов.

Юра включил лампу и быстро взял карандаш, прочерчивая на холсте в районе талии грани. Легко. Будто сейчас его рука на теле танцовщицы. И она здесь. Стоит рядом. Возможно раздетая и к ней можно прикоснуться. Дышать этим резким ароматом и целовать. Подбородок. Шею. Уже прошло столько встреч. Счёт потерян. А до сих пор первое, что видит парень это шею. Тонкую, длинную шею. Пластичную. Она всегда делает поворот головы элегантно. Смотрит вслед с гордо поднятым подбородком, но всегда с опущенными глазами. Всегда виноватая может и никогда не скажет – "я тоже тебя люблю". А Юрию и не важно. В полуулыбке он краской щупал её бёдра, руки, плечи. Цвет на губах становится ярче. Благодаря ему. Он делал всё быстро, очень быстро, и боялся что не успеет. Не сможет закончить работу в срок. Ведь есть куда опаздывать. Есть те мгновения, когда лишнего времени не остаётся. Поодаль от красок, черновиков и палитры, среди прочего художественного творческого беспорядка, лежала бумажка, ускоряющая это время – подписанное заявление на увольнение и сверху полный расчёт от курьерской службы в белоснежном конверте. Начало путёвки в новую жизнь, которую парень усердно выискивал двадцать четыре месяца, а теперь не хотел. Менять. Зачёркивать.


Утром Таня увидит в своём телефоне СМС.

"Завтра в семь вечера ты должна быть: в вечернем платье, туфлях, украшениях и свободна. Заеду за тобой. Ах да, хорошее настроение тоже должно быть в комплекте с платьем. Если чего-то будет не хватать, я приеду и, даю слово, разберусь с твоим танцором. Сладких снов. Люблю"

Но, а пока… На волнах счастья и царившего в душе благополучия, Таня ждала прихода Лёши. Как же хотелось сегодня поставить что-то другое вместо многоточия или запятой. Наконец заставить танцора увидеть, что она счастлива. Вот она, девочка, не доставляющая хлопот, тихая всегда как мышь, наконец, счастлива и хочет, чтобы так было каждый день. Не глядя на время, решив не переодеваться, Таня расставляла на столе блюда к ужину и поставила морс в графине вместо цветов. Когда же ей последний раз дарили цветы… Поморщившись, она не вспомнит. Сильно давно. Непростительно давно. Кажется, это было в прошлом году на её день рождения. И, кажется, это был папа, приехавший всего на день. Таня ободряюще улыбнулась, лавируя в кресле между столом и плитой. Ничего страшного.


***

В прихожей открылась дверь. Закрылась. Бесшумно кто-то прошёл по квартире в ванную комнату. Об пол брякнула сумка. Зашумела вода. Неприятно осознавать, что вопрос о чувствах перестал существовать. Практичность стала важнее всего. Таня выдохнула, когда вода в ванной стихла. Она вполне была готова рассказать о Юре. О том, что "Лёш, представь, но меня тянет к другому парню". Дверь опять хлопнула. Да, пора рассказать хотя бы это.

– Лёша, садись ужинать.

Девушка взглянула на таймер мультиварки и позвала парня ещё раз. Уже привыкла, что он ничего не отвечает, а просто приходит. Чаще, когда ему это нужно, а не когда можно поесть вместе. В такие моменты Таня чувствовала себя униженной. Сделав всё возможное, всё равно осталась не у дел. Лузер. Всё как и в балете.

"Десять минут", ровно столько отметила большая стрелка на настенных часах. Утка была аккуратно нарезана на большом блюде и увенчана спелым виноградом с орехами. Пора было отметить их долгожданный разговор на тему расставания. И Таня уже готова говорить всё сама. Громко, чётко. Чтобы её услышали. В конце концов.

Никто не шёл.

Это длится десять минут, потом ещё десять. Стрелка отметила тридцать минут на циферблате. Утка начинала остывать. Таня, повысив тон, позвала ещё раз. И ещё раз, чуть громче. Никакой реакции. Боже… Вот и настало слишком быстро время, когда её уже действительно не замечают.

– Если ты занят, то скажи через сколько освободишься, я пока оставлю утку.

Ноль. Цифра, выведенная в абсолют. Никаких слов, никаких звуков и жестов. Ноль.

Наклонившись вперёд, Таня быстро сделала круг по кухне. Ещё один вокруг стола, понимая, что сервировка так никому сегодня и не нужна. Она взяла в руки приборы. Вилки. Покупали вместе. В феврале прошлого года. Рядом тарелки, скатерть и графин. Всё оттуда же. Подарили его родители. Сентябрь, четыре года назад. Красивый фарфор. Только не нужен. Никому.

Эти прекрасные памятные снимки мельтешили перед карими глазами. Они быстро сменяли друг друга, напоминая, что в те времена никто никого долго не ждал. Тогда было вездесущее "долго и счастливо". Теперь приходится смотреть как расплывается от влаги чистая посуда, блестящие приборы, графин со сладким морсом и всё так чисто, прилежно. Не для кого.

А если не для кого, зачем оно нужно? Зачем вообще нужна эта кухня, если она никому не нужна?

Пустая тарелка упала. Одна. За ней посыпалась вилка, ложка из-под тонких бледных пальцев. Отношения как будто были подобны этой посуде: куплены для особых случаев. Разбились. За тарелкой на пол отправилась чашка. Ещё один элемент "совместно нажитого имущества". Разбилось. Лицо Тани невозмутимо наблюдало за каждым действием. Она сидела и смотрела на то, как звонко и метко осколки разлетаются в воздухе. В пяти сантиметрах от пола. А рука умело, не глядя сметает всё на своём пути. С особым энтузиазмом Таня схватила графин, смотря как он падает лёгким взрывом на пол и разбрасывает сладкий жидкий коктейль по кафелю.

Услышав раздражающий звон, танцор прибежал. Наконец-то.

– Грёбаный па-де-де, что ты делаешь?! – парень возмущённо осмотрел кухню, чуть не наступив на огромный кусок стекла голыми ступнями.

– Зову тебя обедать, – Таня спокойно подъехала к столешнице. Разумность ослепла. А тут ещё были кружки, чашки, которые она не так давно купила. Не нужно.

Посуда продолжала падать вниз, вниз. Одна за другой. Чтобы постепенно нижняя поверхность кухонного гарнитура начала пустеть. Ей хотелось, чтобы вот так же опустела жизнь. Её жизнь. От всего того, чем она не пользуется. И что ей не принадлежит.

Парень схватил девушку за руку и крепко сжал запястье.

– Таня, ты вменяемая? Ты посуду бьёшь, – он повысил голос, чтобы она услышала. Что с ней? Почему она нарушает его вечерний покой? Этот перформанс похож на обострение нездорового человека. Но более всего его бесило её спокойствие. Томные глаза и тихий, умиротворённый голос.

– Правда? – заторможенный тон заставил танцора вздрогнуть. Струна. Внутри лопнула, – Садись ужинать. Остывает.

Она с силой дёрнула руку, но не смогла освободиться. Ещё раз. И нет. Мужская хватка была всегда сильней. Алексей знал, наверняка Таня захочет разбить ещё что-нибудь, в глазах была влажная предпосылка к этому. Нужно держать руку. Нужно держать.

– Ты ненормальная дура! Идиотка! Ты…

– А ты? Ты нормальный? – Таня сделала снова рывок, и теперь будет повторять попытки освободиться ещё и ещё. Напрягать мышцу, рваться и рвать словами тяжёлый воздух на кухне. Пахло уткой, минуту назад. Теперь пришёл едкий привкус парфюма и принятого в ноздри удовольствия.

– Это нормально вкидывать в себя кокаин? В перерывах между репетициями по углам нюхать всё, что только можно, нормально? Нормально не слышать меня часами и не видеть днями? Других иметь… С другими… Нормально?

В голубых глазах запрыгало нервное. Сверху на голову сыплется горячие куски потолка. Как будто в подтверждение слов Лёша шмыгнул носом. Сжал тонкую руку крепче. Какая же она сука…

Спокойная, выносливая сука. А внутри у неё всё держится на слабых надорванных нитях. Вот ещё минута и она взорвётся рыданием. Перед глазами заметаются все ситуации, когда было неприятно, больно, глаза поднимет эгоистичная саможалейка и начнёт сверлить душу.

– Ты больной. Глушишь свои желания и амбиции в людях и каждый день заводишь себе нового и нового парня для развлечения. Для тебя это нормально, трахать всех, кто движется хоть немного пластичней примы.

По голове с белёсыми взъерошенными волосами ударили слова. Потолок в конце концов рухнул. Сверху. На башку. Смысл слов, который мальчик Лёша сам сочинил для себя. "Ты больной, ты гей". Агрегатор ненависти. Всего каких-то пару слов. Всё то, что заставило шесть лет назад поцеловать девочку Таню, чтобы видели все и гордо вторить каждому – "посмотрите, я не гей". И тайком таить ненависть на всех, кто смотрит не так. В ушах звенит. Сегодня танцора довели приставаниями и гейскими шутками, позавчера флирт за порцию порошочка в целлофане, завтра репетиция, бесконечный крик хореографа, а сил нет. Сейчас она выводит. Ни соратница, ни советница. Женщина, которая не могла и не может сделать своего мужчину великим.

На шее блондина вздулись вены. Он замахнулся ладонью, но не по щеке девушки, а снести со стола последний элемент – подставку под фрукты. Голубые глаза потемнели. Какая дрянь.

– Ты бесишь меня, бесишь блять. Чего тебе ещё не хватает? Никогда, даже не думай говорить мне кем я должен быть, как жить и что делать.

Парень дёрнулся к прихожей и, схватив ключи от авто, побежал босиком вниз по лестнице. Соратница. Любимая женщина. Эгоистка. Не думавшая спросить – "как торжественный концерт и постановка прошли?". Он бежал по лестнице и с каждой обозлённой мыслью стучал пальцами по перекладинам. Ничего не сказала, не поздоровалась, никогда, ни разу не подумала похвалить, просто так. Скинула, разбила всю посуду. Сука! Какая же сука! Какая идиотка! Кретинка!

Сердце танцора от высокой скорости запустилось в полную мощь. Он давно забыл, что Таня каждый день, по несколько раз, только и делала что спрашивала. Каждый день разные вопросы одинакового содержания – "расскажи, как у тебя дела?". В конце концов, надоело говорить со стенами, и девочка Таня решила замолчать. Насовсем.

Не надоедает только думать и переживать за любимого монстра. Всякой душе, как ни крути, нужны эти моменты боли и томления. Таня сидела опустив руки и глубоко дышала. Ушёл. Одурманенный и злой. Самое время подумать – "вот и пускай катится". Но она же живёт в образе матери, чьё второе имя было Забота. Всё сейчас дрожит. Внутренности, руки, голова, губы, веки. А в голове только одно – "ну и куда он босиком убежал, ноги застудит, завтра репетиция".

Таня заслонила свои глаза ладонью. О, как устала. Проехавшись по осколкам вперёд, назад всхлипнула. Все осколки на полу громко хрустят. Она не сможет. Ни собрать, ни склеить. Кажется, что здесь надо начать с крупных кусков стекла, но они не так остро ранят как маленькие кусочки.

Выбор, что решать: свои проблемы или чьи-то?

Если бы только Юра был рядом. Он бы нашёл силы помочь. Вот так сесть на корточки перед ней, улыбнуться, сказать – "ну какая же ты глупая". Он мог бы прямо сейчас взять Танюшу на руки и унести куда подальше. Неизвестно точно, что с ними может быть в Свибловской квартирке. Но можно знать наверняка. Там спокойно. Дышать не одиноко и утром и ночью. Там не штормит и не качает. С ним спокойно. Наверное поэтому три месяца пришлось отвечать на его порыв. Один, второй и все последующие. Хватая за руки держаться за него и целовать. Он кто-то другой. Её синоним и антоним Алексея. К своим тянет. И это должно быть правильно.

Но Лёша… без неё он… Таня приложила ладонь ко лбу. Жар, холод, внутри неспокойно. Как будто что-то должно однозначно случиться. Вот сейчас. Так ведь всегда и было. Вспомнилось. Вот на этой кухне она в прошлом году отпаивала сидящего на полу своего парня. За неделю до последнего зачётного выступления танцор сидел в её ногах, смотрел потухшим взглядом полным зависимости и заветной порции успокоительного. Лёша обессилен, Лёша не в себе. Белая кожа, бледные губы, слёзы, смех. Всё. Поволокло по камням… Он принимал что-то и говорил – "я не знаю, я не помню, но это не трава и кокаин. Плохо. Танечка. Господи. Завтра. Я провалюсь. Что мне делать?". Он шептал и закрывал глаза. Обнимал её ноги и впивался в них пальцами. А она… Она только стискивала зубы и, поглаживая парня по волосам, ласково говорила – "Солнце, скоро всё плохое закончится, скоро, правда, пройдёт это всё".

По-другому не умела.

Не могла.

Под колёсами опять захрустели осколки и невольно Таня зарыдала. Она столько раз кричала, просила его "остановись", обманом заманивала в наркологическую клинику, умоляла остановиться. Но не слышал. Парень открывал ночью тяжёлую железную дверь и выгонял свою босую девушку в пижаме переждать ночь в холодном подъезде. "Твой гундёж мешает мне смотреть балет".


Через сорок минут дверь хлопнула. Таня стёрла с лица страх и слёзы, поправила волосы. Как ни в чём не бывало, принялась приводить кухню в божеский вид. Хотя бы на уровне ста сантиметров от пола. Алексей быстро прошёл на кухню и, поставив на стол бутылку водки, опустился на пол, собирать осколки.

Вот она, волна, набиравшая силы за углом дома.

– Я знаю, в чём дело.

Слова как лезвия разрезали воздух и заставляли Таню отъезжать всё дальше и дальше. Становилось страшно, что вернулся Лёша не просто так. Его тяжёлый тёмный взгляд ткнулся острым концом очередного осколка на губы Тани, когда рука слепо шарила по полу.

– Это твой хрен, с которым ты гуляешь, – голос сумасшедшего и движения ювелира. Парень брал осколок за осколком и кончиками пальцев клал в ладонь. Гнусные слова. Танцор в роли идеального диктатора. Нет, это суть его, натура. В особо стрессовых ситуациях он превращается в маньяка педанта и в каждое своё идиотское предположение вкладывает сильный смысл, заставляя поверить, что всё сказанное – правда.

Таня сделала круг и оказалась за спиной танцора. Так безопасней.

– Ю-Юра? А что с ним не так?

– Он? Он со своим мнение избаловал тебя. Рассказал уже, какая ты уникальная и выше всех и всего мира? Думаю, что уже точно это сделал. Да. Я теперь всё понял. Это всё он, грёбанный художник. Который просто хочет трахнуть тебя и вытащить деньги. Мои, между прочим.

Лицо танцора озарила улыбка. Широкая, сумасшедшая. Приятно осознавать, что твой пятиминутный мыслительный процесс оказался победой. Ударом в правильную точку.

Пускай это даже лишь в воображении Лёши. Но это ли не счастье, обмануть себя самого и сказать – "видишь, я победил".

– Твою мать… Ты… Ты сейчас серьёзно? Нет, стоп, остановись, ты на полном серьёзе говоришь эту чушь сейчас мне, здесь?! – Таня простонала, и её взгляд метнулся к бутылке с алкоголем. Понятно. Отпитая ровно на четверть. Не о чем говорить.

– Что не так? Скажи, тебе же он нравится, – танцор зловеще улыбнулся, с громким стуком бросив ещё немного стекла. В ведро, – Ты вернулась вся такая приодетая, туфли достала пыльные, юбку в которой переехала сюда пять лет назад. Нет, Танюш, это не чушь. Теперь ты чувствуешь, что он тебя защитит, и решила открыть на меня рот. Да, я понял. Решила доконать, вывести меня, чтобы в побоях сбежать к нему… Художник, твою мать. Кисточку, наверное, в руках никогда не держал.

– Невероятно! – Таня закричала и поехала в свою комнату. Свою. Лёша в ней почти не живёт. Ей не хватало воздуха. Эти слова сдавливали горло. Несвязный ветер, гулявший в голове танцора, принёс неподдающиеся логике слова. На какие низкопробные речи, в самом деле, способен человек. Нужно что-то делать с заиканием. Он… Идиот… Безмозглый дебил… Боже… Да как он вообще придумал эту чушь. А ведь она… Чтобы сейчас не сказала Таня в ответ, будет неправа. Станет лживой, как всегда.

Она сжала колёса, и быстро поворачивая с комнаты, вернулась на кухню. На территорию грохочущего полигона.

– Если он действительно говорит мне, какая я и хочет меня трахнуть, то что? Вот что? Нельзя только мне быть свободной от тебя? – Таня сделала наезд на Лёшу. Чтобы он очнулся и, наконец, вернулся в реальность. Хотя бы раз честно посмотрел своими бездонными глазищами, – я не могу нравиться кому-то? Мне не могут говорить комплименты? Быть особенной нельзя? А ты, ты почему для этого всего особенный? Мы же не вместе. Давно, Лёш, очень давно.

Парень сбросил тяжесть осколков и, потупив взгляд, положил пальцы на колени балерины.

– Я забочусь о тебе, истеричка. Не хочу, чтобы кто-то сделал тебе больно. Мы же вместе… И для меня ты особенная. Всегда ею была. Иначе как? Будь ты никем, мы бы не были вместе…

– Была, Лёш, "была" – ключевое слово. И ты отлично знаешь, если не авария, мы бы уже расстались…

Он резко поднялся, прервав речь громким мычанием. Опять невыносимая тема. Правдивая. Она – ноша. А он лишь отрабатывает повинность за ошибки. Свои же. Парень начал ходить из стороны в сторону. Пускать пальцы по воздуху, будто разрывал завесы тяжёлого дыма. Взгляд несчастный, вздох глубокий и его панические одинаковые фразы – "ты не права, делаешь из меня животное, незаслуженно, а ведь я люблю тебя". Спектакль, который танцор отрабатывал миллион раз.

– Лёша, прекращай. Я знаю, ты знаешь, что мы вместе не потому что ты любишь. И это подтвердит сотня парней, проводивших с тобой время. Скажи честно, зачем всё это?

Она снова оказалась сильно близко. Поднимает голову, чтобы остаться услышанной. Опять снизу вверх? Нет, уже свысока.

– Давай я скажу. Я – твоя ширма. И нужна только, чтобы прикрыть твою ориентацию. Но знаешь, да, ты же знаешь, что таких как ты в балете много. И знаешь, вдруг не знаешь, но они адаптировались жить с теми, кого любят без подозрений со стороны.

Танцор сидел на холодном паркете и, вздрагивая, сжимал в руках осколки. Сегодняшний день уже стоило обвести в календаре. Она повысила на меня голос.

На сжатые в кулак осколки Таня сжала запястья Алексея, не отрываясь взглядом от его глаз.

– Ты ещё не премьер и даже не солист. Спустись на землю. В клипе очередного певца будешь сниматься спроси как ему жить с мужчиной и не бояться этого. Спроси его, как жить в этом мире и быть честным хотя бы с собой. Иногда. По праздникам. Смотря в зеркало говорить правду. Узнай у него, как уважать тех, кто тебя любит.

Стиснув зубы, Лёша чувствовал всем телом, как её ногти впиваются в чувствительную кожу. Мелкая боль. И голос сквозящий морозом ниже нуля.

Под напором танцор вложил в мягкие ладони девушки осколки.

– Ты жестока. Говоришь как последняя дрянь.

Острое, колючее впивается в кожу. Оно может ранить глубоко. Разрезать до мяса. Проникнуть до самых тонких вен. Вонзиться в ладонь так, что без хирурга не вытащить. Чтобы от боли девушка замолчала. Насовсем.

Но она лишь мило улыбнулась.

– У меня учитель есть хороший. Ты.

Таня скинула порцию стекла в ведро. Ловко. Без вреда. Пожала плечами и двинула мимо стола, оставив за бортом внимания Алексея. Хрупкая, смешная Таня стала слишком сильной. Опасной. Для тех, кто испытывал и испытывает её нервы. Кто-то смотрит с ненавистью ей вслед и только хочет что-то крикнуть. А не может.

Не может человек ответить наотмашь, когда она может припечатать ответом покрепче. Неподготовленный, слабый парень Лёша никогда не мог постоять за себя словами верными. Только криками и матом. И не умел думать о важном. На это не было времени в его личном расписании. С утра подумать о том, сколько километров пробежать сегодня или как скорее вывезти из себя токсин кокаина. В обед помучить разум мыслями, как бы он смотрелся на сцене Парижской оперы. Ближе к вечеру запарить себя на несколько часов о внешности для хороших съёмок. Вечером математически вычислить вероятность того, что ему сегодня повезёт подцепить хорошего парня. Любовь и сочувствие не были в этом списке.

Голубые глаза могли смотреть бесконечно уезжающей девушке вслед. Но она всё так и не обернётся, ласково не скажет "поужинай" и не прошепчет смущённо "прости, сорвалась".

Хотя нет. Таня остановилась.

– Юра, – она болезненно улыбнулась, – он хороший парень. И не потому что натурал, а потому что он меня видит, слышит, понимает. Ты прав, он дал понять, что я уникальная и необычная. Но ни разу об этом не сказал. Он поступает так, чтобы я это поняла. Это то, что я чувствовала с тобой, когда там, на Аничковом мосту ты сказал – "поехали в Москву со мной". Настоящее ощущение необходимости. Юра… Видит меня той, какой я была до… – девушка запнулась, опустив голову. Не мешало бы сказать как есть, назвать толчок на трассе ночью своим, настоящим именем, но на сегодня хватит. Генератор правды перегрелся. Рванёт. На это ещё никто не готов, – какой я была до больницы. Не зная ничего обо мне увидел, той, какой я приехала в этот город. А ты… Сегодня спишь на диване. Я не хочу тебя видеть, – немного помолчав, она добавила, – будь добр, не смешивай водку с наркотой. Я инвалид и мне трудно будет тебе оказать первую помощь.

Глава 13

32 фуэте. Ты крутишь их, чтобы проверить себя на прочность. Остановки не должно быть. Только вращение. Руки ровные. По линии. Подбородок направлен на указательный палец. Глаза. В точку. Ты смотришь прямо. В одну только точку. Как будто стрелой из лука метишь в мишень. В самую сердцевину. В самую суть. Начиная вращение тут же падаешь в бездну. Только представь. Что тебя кинули в чёрную дыру неизвестности и ты летишь, летишь. Не зная есть ли этому конец или нет. Если получается 32 оборота – падаешь в мягкие облака. Если упала – свернула шею. Выбор за тобой. Начинай…

Падать. Считать. Одну пятёрку поворотов, другую. Ритмичные вдох и выдох. Вместо точки мама, папа, Нина, Лёша… Падение в бездну. Ещё пятёрка поворотов, за ней другая. Точка. Нету точки, но нужно её представить. Ещё три оборота. Точка мама, папа, Нина, Лёша… Всё не то, не то. Скорость падения увеличивается и в бок будто что-то бьёт. Выбивает из-под талии равновесие. Вынимает кости, звенья хребта. Осталось пятнадцать оборотов. Точка. Точки нет. В любую секунду падение закончится свёрнутой шеей. Насмерть. Двадцать один, двадцать два. Где-то справа засветилась. Вот она, точка. Юра. Его силуэт. Он облокотился боком на стену и, скрестив руки на груди наблюдает. С улыбкой, радостью. Но чёрт! Смотреть нельзя. Равновесие упадёт. Шея. Ноги. Двадцать шесть, двадцать семь. Это ничего, что не докрутишь. Но никогда не знаешь: свернёшь шею или будут облака. Пальцы непослушно тянут указать в лёгком жесте на точку. Она сместилась ещё правее. В тень. Юра улыбается. Не так как раньше. Любовно, горделиво. Уходя в сторону, он заставляет, наконец, повернуть голову, перевести взгляд. Увидеть голубые сумасшедшие глаза, открытые широко за стеклом. Тридцать… Падение. Стоп. Тело ощущает холод. Крик. Визг шин авто. В кулаках осколки пробивают руки сквозным. Шея… Свёрнута на 98 градусов…

Таня мучительно промычала, сжимая в кулак одеяло. Бездна. Не докрутила. Не смогла. Потерялась. Пропала… Она поднялась холодными пальцами к шее. На месте. Руки, голова, ноги. Всё на месте. Глаза открыть опасно. Неприятно. Зарево солнца бьёт в окно. Не греет. Ни черта. В руках озноб. И губы пробивает холод. Чёрт. Опять не смогла сделать обычное, простое. Но, слава богу, что это лишь сон. Девушка лежала в кровати, и немного приоткрыв глаза, смотрела в потолок. Первый сон за десять месяцев. Тот, что она запомнила. От начала и до конца. От балетного класса, до… Асфальт, шея, гос.номер авто.

– М-м-м какое же дерьмо, – прошептала озлобленно Таня, закрыв лицо руками. Ей вспомнились те дни, когда с гордостью в балетном классе она крутила 32 фуэте. И как одна из первых в потоке начала крутить больше 32. 40.45… И могла бы крутить дальше, если бы не строгий голос – "заканчивай эти развлечения, давай партию с первой позиции".

Утро случается как рецидив вечера. Во сне продолжается тот кошмарный разговор, который был заведён в уходящем дне. Ничего не решено. Любовь и ненависть продолжают соседствовать в душе, объект этих чувств всё ещё рядом, за дверью и он по-прежнему ничего не говорит. Божественно тяжёлое мучительное молчание. Эта попытка изменений подобна тому, когда кому-то сверлят зуб. Это ему приходится испытывать неприятные ощущения, чувствовать обман сознания и говорить "больно", но и тебе эти ощущения знакомы, ты их испытывал когда-то. Постепенно чувствуешь, что и в тебе выворачивают эту душу. Медленно. Прямо как сверлом по негодному зубу…

Таня спрятала пряди волос за уши и сделала глубокий вдох. Только сон и больше ничего. Надо забыть. Вдохнуть, выдохнуть, навести как-нибудь порядок после вчерашнего.

Да, так лучше.

Она застала пустую квартиру и нетронутую бутылку водки на кухне. Чистый пол, уцелевшая посуда в шкафу. На столе чистая скатерть и ваза с фруктами. Рядом завтрак. Судя по ароматам, он был приготовлен не так давно. Всё так необычно. Как у всех. Лёша не любит бардак и кухню в убитом состоянии. Должна быть непременно картинка из глянца, иначе это триггер на весь оставшийся день.

И завтрак. Ну, а что завтрак, он в первую очередь для него самого, а всё что осталось на тарелках, ну не выкидывать же в мусорное ведро. Оно останется Тане. Виновность? Внутри танцора для этого места не было. Там эгоизм всё занял и фальшивая ревность, о которой он уже явно успел поведать сомневающимся в его ориентации коллегам. Обрубить ещё один канат сомнений.

А в телефоне танцовщицы светилось средь бесполезных уведомлений то самое СМС сулившее хорошие планы на вечер. Таня не будет сегодня разговаривать с Алексеем. Звонить и писать ему. Чужие люди? Да, отлично, сегодня будет именно так. В конце концов, ей нужно подготовить платье и сделать причёску на вечер. Она только задумалась о том, как было бы неплохо собрать часть вещей в чемодан, но… нет. Очень сильно хотелось резко, не планируя уехать. Не проводить больше скандальные вечера, не пытаться заговорить и нет, не объяснять, почему на её руках билет всего лишь в один конец. Об этом стоит подумать чуть позже, когда в Питере наступит хорошая погода.

Пока что Питер был на проводе в разговоре с тёплым оттенком родного и всегда любимого. Папа. Он так давно не говорил, что сильно любит свою дочь. Неделю назад, но для Тани это так давно. Она ему не скажет, какой кромешный ад творится в её жизни. С улыбкой выслушает его напутствия и краткий анализ результатов её обследования. Нужно лечиться в Германии. Тема старая и давно закрытая. Если бы только родители Лёши дали эти нужные деньги. "Он ведь твой жених…". Но нет. Таня по привычке горько улыбнётся и скажет – "время ещё не пришло". И отец с ней согласиться.

– Нина говорит, что его время никогда не придёт. Наверное, она права.

– Она всё ещё не может простить твой побег в Москву.

– Пап, она давно простила. Лёшу она мне не может простить. И в чём-то Нина права. Понимаешь, никогда не видела его, а знает каждый проступок и характер.

Мужчина усмехнулся, снял очки и разложил ещё раз в записной книжке шпаргалки для лекций.

– У Нины четыре развода, она тебя от любого парня отвертит. Её обида на род мужской велика, поэтому…

Разговор о личном мог продолжаться до следующего дня, пока оба не признают правоту друг друга. Хотя не было в душе Тани никакой правды. Знал бы отец что было и есть, он бы не захотел даже слышать это гордое имя. Алексей. Нина, пропитанная всеми сторонами жизни, и без слов знала. Не любит. А папа, как романтик верный по жизни одной женщине, просил – "не горячись, у вас просто кризис. Он устал в театре, ты устала одна. Вам бы в отпуск вдвоём и будет всё как прежде".

Прежде.

Таня с умиротворением обрезала сухие листья цветов и пропускала слова мимо себя.

Наверное, женитьба могла бы ускорить вопрос с операциями и лечением в Германии. Вопрос денежный. Решаемый только лишь штампом в паспорте. Да, родители Алексея любят девочку своего сына и чувствуют ответственность перед Таней, привозят её отцу дорогие подарки из столицы и ей помогают. Но для лечения с шестью нолями нужны веские причины. Сказать, что их сын виновник её инвалидности или смена статуса с "возлюбленная" на статус "жена". Что тяжелее на весах? Второе было удобным для всех. Просто смена статуса. И можно жить как жили. Нет… После того как Тане долго этого хотелось, вмиг перегорело. Это случается, когда давно желаемое появляется на расстоянии вытянутой руки и легко достижимо. Тогда то ты и понимаешь "не хочу". Оно уже не нужно. Таня провела по столу легонько ребром ладони. Крепкое, но фиктивное или Юра, как свободная неизвестность? Пальцы сжались в крепкий кулак. Так тяжело стало допускать мысли о выборе и вместе с этим приятно, до улыбки думать о неизвестности.

Неизвестность стояла возле плиты, ожидая, когда закипит чайник. В единственной комнате ровно стопкой были собранны рубашки, футболки, которые можно уместить в один единственный чемодан. Туда же уже были уложены куртки, джинсы и всё. Рабочий стол у стены был впервые за три года почти очищен. Осталось собрать в коробку карандаши, кисти да краски, после чего можно было оставить стол таким же девственно чистым, каким Юра его видел, когда переехал в Москву. Рядом с идеальным порядком на том же столике лежал конверт. Кажется это последняя зарплата в Москве, но зарекаться не стоит. Мало ли?

Чайник щёлкнул после закипания и Юра протяжно вздохнул. Сутки настолько сильно изменились. Нет уже похожих дней как раньше. Подъём в пять утра исчез, обеденный перерыв перестал существовать и Васильевич вчера с радостью сказал "счастливо". А скажет ли она так?

Запустив пальцы в волосы, художник закрыл глаза. Хотелось бы, чтобы Таня говорила это слово каждое утро на новом месте. "Счастливого дня", "Не запутайся в улицах", "Жду на ужин", "Люблю"… Но это безумное безумие. Брать и менять её жизнь кардинально. Точно так же как и свою. Не согласится. Нет, нет. Она не была похожа в первый день их знакомства и не похожа до сих пор на ту, кто согласна на неизвестность. Кардинально изменить жизнь.

Взгляд сожаления был устремлён на иллюстрации, которые парень рисовал для книг в прошлом году. А что если продать? Он осматривал лист за листом и находил непростительные погрешности. Неинтересно. Некрасиво. На этом денег не заработать.

А возможна ли её любовь без них?

Часом ранее, собирая ничтожное количество своих картин, Юра думал: как странно, что настолько сильно перемалывает трагедия людей. Не в деньгах счастье, но они становятся основой всего. Таня не станет ходить от одной лишь слепой любви. И "жили долго и счастливо" это всё же про деньги. Про крепкие ноги и частные клиники.

Юра посмотрел на часы. Таня не звонила, не писала. Есть у них привычка – молча встречаться. Без согласия и сговора. Но теперь это всё должно остаться в скромном прошлом. Парень обернулся, где рядом с разобранным мольбертом лежало нечто сложное, волнительное в деревянной раме. Оттуда на художника смотрела с твёрдой поверхности та, которую теперь любил, целовал, обнимал и отчаянно пытался поставить на ноги. Разве можно с ней молчать? Разве можно начинать этот день без беспокойства о ней? Никак. В своей, но чужой квартире, она в ежеминутной опасности. Хочешь не волновать её своим вмешательством, а сердце всё равно волнуется. Она, девушка на картине, могла любить кого хотела, могла быть с тем, кто её любил, танцевать то, что хотела и где хотела. Быть смешной могла, великой и неповторимой. Свободной от жизни и трудностей.

Таков был взгляд зеленоглазого художника в душу Тани.

Жаль, что наши фантазии это далеко не реальность.

Ближе к трём часа дня Юра сделал контрольный звонок. Волнительный, с взглядом надежды в окно. Это помогает говорить ровно, легко. Смотреть как тепло и жаркий майский воздух падает на улицы города, щекочет краем лучей плечи парня, окутанные лёгкой белой рубашкой.

Художнику рассматривал в зеркале как сидят на бёдрах чёрные брюки, когда в трубке послышалось лёгкое – "ну наконец-то, привет".

– Я ждал всё утро, что ты ответишь на моё предложение и сильно волнуюсь, что или что-то случилось, или ты не готова пойти со мной на свидание.

От голоса её сделалось не по себе. Приспичило ходить по комнате. Делая паузы в словах, рассматривать отутюженную рубашку на предмет несуществующих складок. И вот, приехали, щёки парня покрылись румянцем в далеко не самой тёплой квартире.

Наматывая локон на плойку, Таня закрыла глаза. "Ваш звонок очень важен для нас" крутится в её голове, и прибавляются сверху строки из сердца – "я ждала тебя. Ты спас меня".

– Молчание – знак согласия, – девушка попыталась ответить бодро, но не смогла. Всё ещё вчерашний вечер как похмелье шатал по сторонам.

– Ты не в настроении? – Юра вернулся к столу, решив от волнения переложить всё по разным углам, – что, у тебя нет вечернего платья для нашего вечера?

Таня усмехнулась. Иносказатель.

– Нет, платье у меня есть. Только…

– Только…

– Мелочь. Туфли не подходят.

Этот новый шифр заставлял обоих забывать проблему. Настоящую, серьёзную. Она веселит. Глупость про туфли. Ну какая же глупость переводить тему на какие-то туфли. А оно работает.

– Да, правда, мелочь, – парень провёл пальцем по тонким линиям рук, плеч, лица на картине, – хочешь, я приеду за тобой раньше? Мы прокатимся по центру. Наши любимые места. Театральная, Красная площадь, Зарядье. Можешь?

– Да! Давай! Я только "за"!

– Тогда через час я заеду за тобой.


Час.

Ещё недавно Таня могла запаниковать и попросила бы дать ей больше времени. Ведь она девушка и ей трудно, чертовски трудно, за час собраться на свидание. Свидание, настоящее свидание, которого никогда и не было. Сейчас уже было всё равно. Час, два или пять минут. Юра видел её в слезах, с мокрыми от дождя волосами и без макияжа. Ему было всё равно, что она не успеет накрасить губы. Это ведь к лучшему, помада не оставит размазанных следов на его лице. Поэтому сделав пару дорожек утюгом по шёлковому топу и юбке на платье, Таня почти была готова. Волновалась. Смотрела на время, чтобы не упустить нужную нулевую минуту. Только слышала, как за окном сигналит авто, тут же быстро двигала колёса к входной двери. А, может, стоило забыть прогулки и остаться дома, вдвоём? Решиться сменить замки, чтобы Лёша больше не тревожил своей невменяемостью. Остаться вместе с Юрой… Тане стало душно от того, как в собственных мыслях выглядела эта мысль. Спешит. Или нет, уже опаздывает. Парень, должно быть уже подъехал.

С трудом заехав в скрипящий лифт, она спустилась на первый этаж, вернулась обратно. Нужно перекусить. Не усложнять жизнь бедному курьеру. Он не должен платить за ресторан много. Бокал шампанского, закуска и "мы уходим". Торопясь, не до конца прожевав кусок утки, Таня спустилась обратно на первый этаж и вдруг поняла. Обувь. Не надела. Вернулась в квартиру и, не закрывая дверь, впопыхах вставила ноги в туфли на небольшой шпильке. Из квартиры на лестничную площадку. Нет, ресторан, центр города, нужна помада. Вернувшись, Таня нанесла слой нюдового цвета на губы. Нет, жирно, много. Стёрла. И провела по розоватой коже гигиенической помадой. Блестит. Стёрла. Нет, без помады действительно лучше. Вновь спустилась к подъезду. Сумка. Дверь. Ключи. Забыла. Она опять вернулась в квартиру и даже не посмотрела, как за анекдотичной суетой прошло всего двадцать минут.

Где-то в пробке Юра писал сообщение – "опоздаю минут на 20". Стирал. Снова что-то писал и опять стирал. Со вздохом он переводил взгляд в окно и улыбался. Надо же, первый раз не знал, что написать девушке.

Свидание. Такое важное событие. Опоздать – нельзя. Что-то забыть – нельзя. Быть не в духе, да Боже упаси, на какой чёрт мы вообще встретились. Слова не складываются в "извини, пробка", а нежные тонкие женские руки беспокойно подрагивают, от волнения, что что-то уже до встречи сделала не так. Пять или десять минут, не важно сколько длится это ожидание "до", оно всегда растягивается на более долгие минуты. Иногда часы. Таня сидела у подъезда и, кусая нижнюю губу, придумывала, с какой улыбкой встретит Юру. Как посмотрит. И не лучше ли снять кардиган, оголив плечи. Несовременно это. Платье в пол, кардиган. Старо. Не модно. Некомфортно. А этот браслет на руке, серьги? А туфли? Из-за подола кораллового платья их и не было видно, но девушка знала, что там кошмарно синего цвета туфли. Катастрофа безвкусицы. Но просто… Ей было нечего надеть. Поморщившись, Таня натянула обратно на плечи кардиган, как во двор медленно въехало такси.

На секунду появилось волнение, что это кто-то другой, не Юра. Напрасно. Из авто вышел именно он. Они не виделись меньше суток, но Таня успела соскучиться. По его манере менять серьёзный взгляд на смешливый, по щелчку. Соскучилась по тому, как ему идут классические рубашки. Его гладкие щёки. Руки всегда в карманах брюк. Взгляд, регулярно устремлён только в одну точку. И когда Таня сталкивается с этим взглядом, она неизменно улыбается.

Его образ был бы не полным, если бы не большой букет свежих цветов в руках. На контрасте с туфлями спутницы, они идеально подходили к платью.

– Привет, ты так прекрасна, – Юра подошёл к ней близко и не дав сказать ни слова, наклонившись, оставил на губах крепкий поцелуй. – Готова посвятить этот вечер одному мне?

Таня не успела сделать вдох, не смогла ответить, а только глубоко погрузилась в миг сиюминутной близости, прижав букет к себе. Дышала неровно. Хотела, чтобы Юра повторил действие. Так нравилось как он целует.

– Ты сегодня как актер, сошедший с обложки глянца. Выглядишь отменно. Мне нравится.

Юра широко улыбнулся и резко взял Таню на руки, сделав оборот вокруг своей оси.

– Отменно это же ужасное слово. Кто мне это вчера говорил? – он провёл пальцем по открытой девичьей шее и ощутил как девушка неожиданно вздрогнула, приоткрыв губы.

Участок чувства задет. Легко, невинно и сильно.

– Так, не надо комментировать мои комплименты. Отменно, значит отменно и это так, – Таня, шутя, свела брови и тут же тихо засмеялась. Она стала быстро привыкать держаться за шею парня. Смотреть в зелёные глаза и сделав губы трубочкой сдувать с его лба пряди волос. Ей до сильных сокращений в сердце, хотелось взять Юру за руку в такси. Она это сделала. Провела между пальцев парня, соединяя его и свою ладонь. Ей нужно было вспомнить, что такое, довольствуясь малым быть счастливой.

– Курьер, художник, романтик. Мне кажется, я этого не заслужила, – Таня опускала голову и не играла роль кокетливой скромницы. Она была такой – боялась, что хорошие дни ей перепали по чистой случайности. Невероятное совпание симпатий, интересов и это может по щелчку закончится.

Юра закатил глаза и передразнил её.

– Танцовщица, пекарь, красавица. Мне кажется, я этого не заслужил.

Он повернул её голову в свою сторону за подбородок, чтобы поцеловать первым, но Таня опередила.

– Только два таких самокритичных человека как мы с тобой могли встретиться.


Авто проезжало мимо улиц, уже вступивших обеими ногами в летнюю атмосферу. Воздух прогревался каждый час выше отметки +20, тёплый приятный ветер носил по площадям и тротуарам цветочный аромат клумб и веранд с уличных кафе. Немногих прохожих можно было встретить в одежде не по погоде. Лёгкие ткани на людях были будто сотканы из облаков, а их шаги по пешеходным переходам шуршали как мокрая трава в саду. Лето в Москве. Таня с прищуром рассматривала этот день через стекло заднего сиденья и иногда поднимала руку в воздухе, чтобы укрыть лицо от палящего солнца. Её тут же обнимал Юра и целовал в макушку, сплетая свои пальцы с её. Лето в душе. Раньше срока пришло. Наверное, для них, пассажиров и прохожих это отличный бонус за зимнее терпение.

Хорошо, что уже начинается вечер. Через пять минут температура воздуха пойдёт на спад и небо поменяет оттенки.

Оказавшись на Театральной площади, Юра заметил, что закат только-только входит в свою самую красивую стадию. Яркое зарево среди размашисто намазанных облаков на голубом небе, а за ними привычно розовая дымка. Скоро и Большой театр и ЦУМ начнут кидать острые тени с о