КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471654 томов
Объем библиотеки - 691 Гб.
Всего авторов - 219911
Пользователей - 102220

Впечатления

Витовт про Щепетнов: Изгой (Боевая фантастика)

Хороший цикл, но недописаный. Возможно в планах автора закончить приключения попаданца в мире фентези.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovik86 про Кузнєцов: Закоłот. Невимовні культи (Космическая фантастика)

Книга сподобалася. На мою думку, найкраще читати так, як пропонує автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Ратникова: Обещанная герцогу (Фэнтези: прочее)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Империя Хоста 2 (fb2)

- Империя Хоста 2 [СИ] (а.с. Империя Хоста -2) 1 Мб, 285с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий

Настройки текста:



Империя Хоста 2

Глава 1

Знал бы, что так далеко, не поехал бы! Вместо двух часов ехали три с половиной, и прибыли к замку только в обед. Но последующий комфорт размещения, все тяготы пути затмил. Большой замок, даже два, один основной, где жил хозяин и второй гостевой. Изысканный обед, манерные, вышколенные слуги, и прочая, прочая, прочая. Леди, как и подобает аристократкам, надели драгоценности, дамы попроще- довольствовались природной красотой, ну, те, у кого она была, конечно. Все промокшее сушили, все сломанное чинили, кучерам поставили ведро вина и дали отдых до утра. Я пообщался с подружкой по пансионату Милы.

— Ирила, ты барона видела?

— Ну, видела, ушастик, ушастиком, с тобой не сравнить! — она взяла меня за бицепс.

— А ведь он очень одинок! Коварные женщины разбили его сердце, завладели деньгами и сбежали!

— Что, всеми деньгами? — мне удалось, наконец, сильно заинтересовать Ирилу.

— Нет, конечно, у барона богатый медный рудник, большой город на тракте платит ему налоги, три тысячи селян пашут день и ночь в долинах. Они у него копятся, видишь новый замок? Построен он за полтора года всего!

— Очень интересный паренёк! Продолжай.

— Но сердце его свободно! И очень одиноко. Короче! Бери быка за рога и тащи его в койку! Не будь дурой!

— Понравлюсь ли я ему! — засомневалась Ирила.

— Я ему тебя расписал в лучшем виде, ломаться не будешь — понравишься.

— Что бы одеть! Заметалась она по выделенной комнате.

— Радуйся! Я все принес!

Я заставил её надеть облегающие кожаные шорты, не закрывающие попу целиком, белую прозрачную блузку с большим декольте, в империи как раз была мода на показ сисек. Блузка запахивалась внизу, но я укоротил её, завязав узлом в районе живота, показав пупок. Так, носочки белые, и вот эту обувку на высоком каблуке, жаль не шпильки.

— Мила! Нужно сделать прическу! Попросил я свою невесту.

— Что-нибудь пышное! — загорелась она.

— И самое главное, на обед тебя не пригласили, будет Ольча, Пьон, Мила и обе жены графа.

— А как же я…

— Не перебивай! Мила, в разгар обеда, попросит слугу барона позвать тебя, чтобы познакомить. Ты придешь в этой одежде, увидишь барона и смутишься. Скажешь, что чинила одежду и не осмелилась заставлять нас ждать. Мол, пришла в чем была.

— Гарод, ты такой романтичный! — ахнула моя невеста.

Ирила, скептически посмотрела на подругу и спросила:

— И все? А дальше что?

— Дальше, я позову тебя к нам присоединиться, ты подойдешь к свободному месту, постарайся пару раз нагнуться, и показать попку.

— Но как? — с горящими глазами спросила инструктируемая.

— Урони, что-нибудь, или, когда будешь садиться на стул, прогнись и протри сиденье.

— Поняла!

— Главное, правильно выгнуть спину, не горбом, а прогнись в районе хребта.

— Так? — неумело показала она.

И мне пришлось показать, как нужно выгибать спину руками.

— А так и правда красивее, высунула язык Мила глядя на подругу.

— Ладно, закончишь с прической, присоединяйся к обеду, — кивнул я Миле и удалился.

Жалко, мне моя Мила помешала, я бы ещё и рассказал, что мужикам нравиться, но с другой стороны мог её и трахнуть, уж очень сексуально она выглядела.

Обед начался с церемоний, мажордом, седой тощий дядя, с ломом вместо позвоночника, сгибался только на девяносто градусов. Других углов он не признавал. Он представил всех нас, и мы расселись на обозначенные места. Я слева он барона, а Доранд справа. Мой молодой, неопытный, но любвеобильный друг уставился на мои награды!

— Гарод расскажи, за что получил! — взмолился он!

Я неспешно рассказывал, сочиняя на ходу подробности, мы насыщались и тут Мила «вспомнила» про подругу.

— Ой! А позовите мою подругу по пансиону, она же голодная! Разбирает мокрую одежду.

— Да! Позовите! — заинтересовался хозяин замка.

Служанка сбегала за Ирилой, и та вошла в обеденную залу.

— Ой! Я не переоделась! Мне сказали, Мила зовет, я и пришла быстрее! Я пойду, переоденусь.

— Да уж! Надо бы! — ляпнула Бон де Ро.

Ирила повернулась к выходу и уронила бусы на пол, они покатились, но не далеко, пол был не ровен. Ирила стала собирать бусинки, встав на четвереньки, парочка закатилась под подставку с вазами, Ирила прогнулась, как я учил, и достала их.

— Я такая неловкая, как увидела барона, так и руки разжались. — извинилась она и пошла к выходу.

— И ноги раздвинулись, — пробурчала злая Бон Де Ро.

— Ирила, да садись так, обедай, пришлось вмешаться в дело мне.

Ибо Кортин застыл восковой фигурой. Да, что Кортин, вторая жена графа, еле отвернула его лицо в тарелку, шипя как змея. Ольча и Мила хищно смотрели, запоминая все, и лишь Пьон, без задней мысли, по своему простодушию и малолетству поддержала меня.

— Да Ирила, садись, вот тут около меня место есть!

— Конечно! К чему церемонии! — опомнился Кортин. Садись и кушай!


Ирила, помялась немного, повернулась пару раз попой, будто собиралась на выход, прогнулась прямо в спине, показав осанку и грудь, и пошла к креслу. Не забыв, перед тем как сесть «протереть» стул, повернувшись ко всем попой в кожаных шортах. Барон был убит наповал! А Мила, с какой-то скрытой гордостью, проступавшей улыбкой на лице, посмотрела на меня.

Глава 2

Я и сам ошалел по началу, а я ведь сам одевал её. Есть шарм у девочки!

— Ирила, у вас такие чудные короткие брючки! Очень вам идут. С улыбкой сказала вторая жена графа- графиня Растин Де Ро. И прическа красивая.

— Это мне Гарод, отдал, а прическу Мила сделала! — ответила Ирила, не отрывая глаз от Кортина.

— Барон! У вас есть ещё подобные наряды? Я бы померила, вдруг подойдет? — не унималась графиня.

— Я вложился в одно дело, вот неплохой спрос на эти штаны, я назвал их шорты. Берут партиями, для рабов, для матросов брали. А с собой есть немного образцов, с удовольствием дам вам померить!

— И мне! — вставила реплику Бон де Ро, первая жена графа.

— Для матросов? — возмутился граф. Это же похабно как!

— Есть и другие, не такие открытые и облегающие шорты. — успокоил я его.

— А что-то в этом есть! — с жаром высказалась Растин. Ты матросик, а я рабыня!

— Ну и фантазии у вас мама! Язвительно сказала молчавшая до этого момента Пьон. Папе точно не понравится если ты такое будешь носить!

— Гм… ну конечно дочка, Растин просто померяет их!

— И я тоже просто надену разок другой, — влезла настоящая мама Пьон.

— Вот вы…! Не нашлась что сказать Пьон, но мысли быстро пришли в её умную головку! Я считаю надо всем померить, и посмотреть кому идет или не идет!

— Ни хрена себе! — поразился выверту её мысли я.

— Кортин! У вас есть служанки или рабыни! Я хочу оценить новую одежду!

— Конечно! Весь замок и все слуги в твоем распоряжении! А мне это не интересно, я уже оценил все, что хотел.

Отмазался хозяин замка, смотря как Ирила кушает фрукты. Блин! Она ещё и кушает так, что я до оценки служанок не дотерплю! Облизывает губы, надкусывает персик показывая на мгновение розовый язычок.

— Что время терять! Я уже покушал! Ольча, поможешь мне подобрать образцы? — принял решения я.

— Помогу, помогу! — засобиралась она

Ольча быстро встала и запила гранатовым соком кусок сладкого пирога. Капли с бокала упали её в декольте, но она уже торопилась за мной. Еле дотерпел до своих покоев, но закрыв дверь я дал волю своему желанию. Ольча и пискнуть не успела как осталось без юбок, все я конечно снять быстро не смог, но оставшаяся часть не мешала сексу. Но первым делом я слизнул сок с груди Ольчи.

— Да ты варвар! Я голову потеряла совсем, нас же ждут! — возмутилась довольная как слон жена.

Демпоказ шорт затмил все события в замке до этого! Начну с того, что шорты надо носить с футболкой, например, а их ещё не придумали. Но я уже нашел выход, выдавая рубашки, без пуговиц с запахом. Носки с резинкой тоже не придумали, но вязанные чулки с завязками на бедрах смотрелись не хуже! Ну и обувь, легкая, с высокой платформой, она как нельзя лучше подходила для передвижения по грязной земле. Я сделал маленькую модернизацию в виде каблука, прибитого к подошве, но ходить на нём никто не смог! Пришлось оставить как есть. Барон не стал смотреть, и повел Ирилу после обеда показывать замок. Надеюсь, и та покажет, все что требуется. А буду только рад! А, что! Баба с возу — кобыле легче! Меньше головняка в будущем.

Пьон с головой ввязалась в организацию показа, отобрала восемь девушек из числа замковых, сделала для них отдельную раздевалку, пытливо вынула из меня весь мозг расспросами что, как и для чего в шортах. Я после секса был расслаблен, и мне было все «индифферентно»! Да, это слово после одной истории я выучил наизусть, и иногда поражал своим кругозором разных враждебно настроенных «быков» на разборках.

— Гарод, как тебе? — Пьон задумчиво вертелась перед зеркалом пытаясь рассмотреть себя в новых шортах.

— Тебе очень идет, — не соврал я.

Она умудрилась одеть чуть ли не единственный образец, подходящий для неё. Шорты с подворотами насыщенного темно-синего цвета. Они были ещё и высоко посажены, и снабжены пояском. Они скрывали костлявую попу невесты, но открывали две ровные и красивые ножки.

— Конечно! Мне все идет, что я одену, я же девочка и красивая при том! — показала ноль сомнений Пьон.

Вот чего у графской дочки нет, так это комплекса неполноценности. Да и странно было бы, если бы дочке графа кто-то сказал подобное! Она находится в благодушном неведение, а и там и останется! Я уж, про свою жену, гадости говорить никому не позволю!

Показ начался с конфуза, пока рассаживались, Бон Де Ро заняла кресло по центру, буквально на секунду опередив пятившегося в него мужа. Чего пятился? Так девочки служанки уже вышли в первых нарядах на показ, и граф все внимание уделял им. Короче, граф уселся на колени к первой жене, что было негативно воспринято обеими женами. И тут ещё я подставился — заржал как жеребец! Ну смешно же натурально! Но взгляды графа- укоризненно и его жен уничтожающе — мой смех задавили.

— Прости, не вижу куда сажусь, стушевался граф.

— Ой да ничего, давай просто поменяемся местами.

И Бон вскочив усадила в кресло мужа, плюхнувшись ему на колени. Растин медленно повернула голову и пристально, как через прицел, посмотрела на них. Но выстрел был холостой, отвлечь графа от задниц в шортах было невозможно, а Бон, просто порадовалась гневу Растин.

Я рассказал невесте пару приемов из показа мод, вроде проходки до зрителей и обратно, поворотов во время движения на сто восемьдесят градусов и тому подобное. Просмотр прошел на ура! Более того, граф затребовал повтор, и требовал бы ещё и ещё, но явно решил устроить демонстрацию на женах у себя в покоях. Он забрал все шорты, кроме тех, что были на его дочке и удалился, а я под впечатлением, опять потащил жену в кровать, где мы и зависли до ужина.

На ужин Ирила с бароном уже вышла без шорт, а в красивом платье, с кучей дорогих цацек на себе. Держались они вместе как пионеры за руки, но губы искусаны, на шее ушастика засосы, прически как таковой нет. Не знаю, что там подруга Милы успела осмотреть в замке. Хотя, потолок в спальне Кортина, могла изучить, судя по всему.

Гарод! Я знаю, твоя невеста Мила знакома с Ирилой дольше всех, это её единственная подруга. Знаю, что ты заступился за неё и помог моей невесте! Да, невесте! Я сделал предложение, и она подумав согласилась! Я очень благодарен тебе, и знай, что у тебя есть друг! Несколько напыщенно, и несвязно сообщил он главные новости.

— Поздравляю! Счастья вам! Подарок от меня позже! — жуя мясо, я ответил Кортину.

— Подарок! Да, я знаю ты торопишься на войну домой, и у меня к тебе подарок!

— Про войну это секрет! А что за подарок?

— Штурмовая сотня наёмников! У меня есть и своя армия, но я нанял почти год назад наёмников. Хотел там, один замок захватить, чтобы жениться, но не успел, дочку уже выдали замуж…

— Я так понял у них найм, не под конкретную войну, а на любые военные действия? Перебил словоблудие Ригард.

— Да! Благодарно посмотрел на моего полусотника мой косноязычный друг.

— Это же очень дорого! И как ты их использовал? — опять спросил Ригард.

— Да никак, и уже не нужны они, я хотел вот замок захватить у тамошнего барона две дочки в столице учатся. Вызвал наёмников сюда, но начал раньше, потом вы подъехали, а потом и захватывать не надо никого.

— И сколько отдал? — ради интереса спросил я.

— Пять тысяч золотом! Маг у них ещё, ты видел десятого ранга. И главное ни воевали ни разу, а осталось им сорок пять дней. Пригодятся?

— Да конечно! А штурмовые там или питание мне платить?

— Ежедневных расходов нет, питание да твое, ну и за штурм доплата, триста золотом магу, три золотых рядовому, пять десятнику, десять сотнику и его помощнику.

— Шикарный подарок! Обрадовался Доранд! И вправду, чего им на месте стоять! Пусть отработают!

— От души благодарен! Поддержал я будущего родственника.

— Нам их особо ждать некогда, и так выбились из графика, — вступила в беседу Пьон.

Шорты она кстати не сняла, видно понравились.

— Я вас пропущу по короткой дороге в горах, выйдете прямо на имперский тракт.

— Нет такого на карте, — возмутилась всезнайка.

— На карте нет, а пройти можно! — усмехнулся барон.

Потом были торжества, в честь будущей свадьбы, Кортин жалел, что я не могу погостить, а я под конец подарил подарок. Ну как подарил, заставил молодых скушать порцию щупальца, чтобы увеличить вероятность появления мага в их молодой семье. Им об этом я не сказал, но уровень доверия у меня был большой, и порцию они скушали под соусом, что это от болезней средство.

Уже утром, когда мы собирались в дорогу, я столкнулся в комнате Милы с новой баронессой.

— Гарод, очень благодарна за всё. Барон меня покорил! И богатый и в постели неутомимый.

— Рога смотри береги его. — пошутил я.

— Что ты, я вообще не планирую походу на сторону.

Она поцеловала меня в губы, обняв обоими руками за шею, прямо при Миле, и ушла.

— С трудом верится в её верность, но и Кортин тоже может взбрыкнуть от жены. Помолчав, заметила её подруга и моя будущая жена.

Выезд наметили ближе к обеду, новый путь экономил прилично, мы часов двадцать экономили не меньше, в график конечно не входили, но мозг нашей поездки запланировала много вариантов исправления ситуации. Мозг, кукольное личико, и стройные ножки! Пьон из новой одежки просто не вылазила. Утро вроде, а она в шортах!

И надо такому случиться, за час до отбытия из города прибыла штурмовая сотня. А точнее сто семь военных, и один маг, который был всё это время в замке, но гасился от меня.

Два десятка конных, и остальные на повозках. С собой везли припасы и осадные орудия. Два требушета, таран, разобранные лестницы, щиты огромные для укрытия. Итого было пятнадцать телег и две кареты.

— Сотник Рауц Кейл! Прибыл в ваше распоряжение барон!

— Доложи по составу. Вступил в дело Мейкил, которого я попросил принять командование.

— Восемьдесят восемь рядовых¸ девять десятников, полусотник и я. Есть восемь человек при осадных орудиях, и двадцать шесть человек наемный персонал обслуги, большая часть кучера.

— Сколько за штурм выходит у вас по деньгам? — спросил я.

— Триста пятьдесят золотом ровно!

— И магу триста! Итого шестьсот пятьдесят всего золотом! А мы прилично экономим! Удовлетворенно подытожил Мейкил.

— Ну да, ну да, но все равно расходы, вроде и согласился я, но не был совсем доволен.

Мы тепло простились с новым другом, я конечно звал его в гости, но получалось что-то вроде «будете у нас на колыме…» И Кортин, всеми силами противился мне и говорил, что-то вроде, «уж лучше вы к нам» Наконец мы выдвинулись, наш караван ещё удлинился и ехать нам было до вечера, по верховьям бешенной речки. Тропа через перевал была ухоженной, и двигались мы легко.

Глава 3

Мы поднимались в горы всё выше и выше, а телеги, с сотней наемников, отставали, все больше и больше. Но я не переживал, накатилась апатия и усталость, я задремал в карете. Проснулся я от криков, карета стояла. Я вышел и увидел неприглядную картину. Один из дилижансов на спуске набрал скорость, перевернулся, и сейчас лежал внизу обрыва весь разбитый в хлам.

— Пострадал кто? — был мой первый вопрос.

— Да успели выпрыгнуть, так, царапины. — ответил мне Доранд.

— Лошадь понесла? — спросил я у него.

— Тормоза дилижанса оказались сломаны, как теперь вещи доставать?

Я присмотрелся, да, это его транспортное средство сейчас валялось внизу.

— Там много ценного?

— До жопы! — просто сказал граф, и угрюмо спросил: — Поможешь?

— Надо доставать, пока не стемнело. Моё предложение ехать дальше, а здесь оставить людей для поднятия ценностей. Обломки не собираем, только вещи. — резюмировал я.

— До окончания спуска ещё часа полтора, там будет городок небольшой, можно будет там заночевать, а можно ехать дальше и ночью уже выехать на имперский тракт и сменить коней на станции. — сверилась со своими записями Пьон.

— Люди устали, и кони, наверное, лучше ночевать, — высказал мнение граф.

— Я долго спал, вижу перевал проехали уже. — зевнул я. Я за то, чтобы ехать без остановок. Но давайте уж доедем до места и решим.

— Гарод ты молодец, поспал, я вот на ухабах весь измучился, — пожаловался граф. А едем уже часов десять. Когда ты уснул не знаю.

И чего меня не будили, хотел же посмотреть вид с перевала. — спросил у всех я.

— Решай, кого оставить, пусть ждут наёмников и с ними едут уже отдельно от нас. — высказал я свое мнения графу.

— Придется, не ночевать же в горах, огорченно сказал он.

— Да, своих ребят, кто был в дилижансе можешь в мой посадить. Всё равно Мила ошивается у меня в карете, а Ирила, что там ехала как ты помнишь осталась у барона.

Ничего меня так вырубило! Проспать часов восемь, и что я ночью буду делать? Ох грехи мои тяжкие и обед проспал ведь, и ужин скорее всего!

— Лиска сообрази перекус пока стоим, — крикнул я рабыне.

— У меня все готово и жаркое и уха. — она указала на пару котелков в руках.

— Холодное все уже, как разогреть бы, — почесал репу я.

Блин! Я же маг! Что я котелок не нагрею? Да легко! Мы тронулись в путь, я с аппетитом пообедал и поужинал сразу.

— Так чего не разбудили то? — спросил у соседок.

— Я сама спала, — пожала плечами Мила.

— А я побоялась, ты злой говорят, когда тебя будят.

Ответила Ольча. А я, подивился вывертам девичьего сознания, но спорить не стал. Полтора часа превратились в два и в городок въехали затемно. Решили заночевать тут, ведь лошадям нужен отдых, а люди конечно могли и потерпеть. В городке, только что закончилась ярмарка в честь именин императора, и мест было свободных много. Но мы не стали искать ничего хорошего, а легли спать буквально в ближайшем заведении. Утром все жаловались на клопов, ну кроме меня. Знак доблести работал! Энергичная Пьон составляла план поездки по новому маршруту.

— Все равно отстаем от графика на пол дня, но это нормально! Осталось дороги на тридцать восемь часов, завтра, после обеда, будем на месте! В нашем замке!

— Гарод! — отвлек меня Доранд. — Хорошая новость, груз достали, и мы можем продолжить путь дальше без потерь.

— Отлично!

— Дилижанс забираю твой пустой?

— Ну конечно.

— Денег скажи сколько надо?

— Ничего не надо, ты все сделал шестнадцать лет назад, когда невеста моя у тебя родилась. Польстил я девочке и графу.

— Вообще семнадцать! — ткнул носом меня в моё незнание биографии невесты граф, но ткнул мягко так, по-семейному.

Штурмовая рота хоть и почти догнала нас, но дальше все равное поедем порознь. У них и скорость движения ниже и сменных коней нет. У нас тоже нет, но к обеду мы выйдем на конную станцию на тракте и сменим кучеров и коней. Я, для мотивации, раздал каждому кучеру, и своему и графскому по пятьдесят серебрушек. Для них это хороший заработок, не сомневаюсь, слава о таком благородном нанимателе в определённых кругах пойдет. В бодром настроении мы выдвинулись в путь, никаких следов катаклизма по пути мы не встретили, но находились мы с другой стороны, хоть и небольших, но гор. Караван набрал приличный ход, кучера, не жалели лошадей, ведь скоро смена. На конной станции нам откровенно повезло, ведь найти смену не только лошадям, но и людям можно было не везде. Мы конечно могли посадить на управление дилижансами своих людей, но тут, как и в любом другом деле, опыт приветствовался. Дальше путь пошел по тракту, оживленное движение, куча конных станций, полно было и заведений для отдыха и перекуса. В одном из них мы решили остановиться перед ночной дорогой. Большой постоялый двор без труда вместил наши дилижансы. Сам обеденный зал, состоял из двух частей, одна общая, вторая отдельная для компании. К сожалению, она была занята шумной компанией, но я не сильно расстроился, ведь мы тут ненадолго, перекусить да помыться перед ночной поездкой. Для помывки мы сняли несколько номеров, и из одного из них спускалась Лиска с братом. У меня не было времени оценить его умения, но вел он себя спокойно и послушно. На потопе, он помогал как мог Бурхесу, как равный, каковым и являлся по рангу. Из магов сейчас со мной ехал наш новый главнокомандующий Ден Мейкил, маг фактически четырнадцатого ранга, мой пятый ранг, седьмой у Бурхеса. Баронский маг с наёмной роты пока едет вместе с ротой, магичка — ученица Бурхеса, уже второй ранг, ну и маг графа, младенец считай, первого ранга, зачем он его брал непонятно. В общем, магов в одной таверне, собралось много, но нашелся и ещё один, он махнул перед носом Ланчера и Лиски, и довольно ухмыльнулся, и крикнул:

— Эй! Кто хозяин этих рабов?

— Тот кто тебя не боится! — пошутил я. — Надо чего?

— Не наглей барон! Я вижу герой, маг и прочая. — спокойно сказал он.

— Говори, чего хотел, продолжая поглощать пищу спросил я.

— Три дня назад император издал эдикт о выкупе рабов с «Эмирата Джинов». Пояснил свой интерес незнакомый маг.

— А с чего такой эдикт? — спросил молчавший до этого Ден.

— О господин маг! Вы я вижу тут старший по рангу, позвольте представиться, маг тринадцатого ранга Баш Бус!

— Я старший только по рангу, Ден Мейкил меня зовут, а так я в найме у господина барона, но вы продолжайте! С чего ваш интерес к эдикту? Прочитаем его, сами решим, что нам с нашими рабами делать. Вы, чего встрепенулись?

— Я работаю в канцелярии императора, сектор внешней политики. Новый эмир, готов дать присягу вассала нашему императору. Вот сегодня мог уже и дать.

— Пока не понял, — вступил в разговор опять я.

— В знак доброй воли все рабы «Эмирата джинов» в срок до трех месяцев будут выкуплены, или переведены в закупные. У Вас же прямой интерес продать их! Император даст цену покупки!

— Ах как интересно, — подошел к нам Граф, услышав конец разговора.

— Нет у меня интереса! — возразил я, пусть будут закупные.

— Ну сами подумайте, сколько будет выкупаться закупной и окупит ли он свои расходы, а тут деньги сразу! Пояснил Баш Бус.

— Такие вопросы быстро не решаются, я подумаю, посоветуюсь со знающими людьми. Время подумать у меня есть.

— И все-таки… — хотел настоять Баш Бус.

— Не мешайте ужинать, я все сказал! — подпустив металла в голос, отбрил недовольного мага.

— Ну и правильно! Но эдикт почитать надо, согласился Доранд.

— А чем он махал перед рабами? — заинтересовался я.

— Служебный артефакт, в виде кольца, читает рабские метки, — пояснил Бурхес.

— В вообще странно, я в столице не слышал о новом вассале империи, а новость то горячая. — протянул удивленно мой главнокомандующий.

— Ладно поехали!

Закончил прения я, но перед посадкой перемолвился с Лиской и её братом.

— Лиска ты говорила у тебя могут быть проблемы из-за статуса свободного человека.

— Большой разницы рабыня я или закупная нет. Но эдикт почитать надо. А вот Ланчер хотел бы выкупиться из рабов, если возможно.

— Это так? — спросил я у него.

— Не совсем, на меня как на свободного могут навесить ущерб ордену, что я нанёс. Может статус закупного и выход для меня, а может ничего страшного, тогда свободный человек конечно лучше. Правда мне с моим седьмым рангом такие деньги долго зарабатывать.

— Хорошо, почитаем эдикт — разберемся! — решил я.

Далее мы сели по местам и поехали, что удивительно я вырубился сразу, как сел в карету. Хотя спал до этого долго.

— Светает уже, — заметил я Миле, которая тоже проснулась.

— Гарод жалко мы по империи галопом едем, так хотелось мир посмотреть. — сказала между прочим она.

— Я, когда в столицу ехал, насмотрелся, каждый день приключения были. Да и ты тоже прилично на дорогу потратила время.

— Мы посмотрели парочку красивых мест, я оказывается люблю путешествовать.

— Мила, к чему этот разговор? Будешь моей женой и родишь наследника — будет возможность путешествовать у тебя.

— Рожу! Куда я денусь! И обязательно мальчика!

— Кого ты там родишь и когда? — сонно сказала Ольча!

— Спи! Рано ещё! — попробовал уложить её я.

— Не, не! Я в туалет хочу! — прикажи остановить карету.

Я подал знак, караван начал тормозить. По идее, тормозить могли два человека я и граф, но, если надо, мог остановку затребовать любой кучер. Порядок таких остановок был оговорен. Четверка наёмных охранников убежала в подлесок с обоих сторон дороги, и лишь затем девочки направо, мальчики налево. Из девочек удобнее всех было Пьон. Она не вылазила из шорт, что по дорожным удобствам ни в какое сравнение с платьями не шло. Она же первая и вернулась, постепенно вернулись все кроме Милы.

— Ольча, где там твоя родственница застряла? — спрашиваю у жены.

— Вон за пригорком была пять минут назад. Она все дела сделала, но хотела ежика поймать.

— Бурхес! Пошли за Милой свою ученицу, пусть её поторопит! Я ей ежей наловлю потом.

— Да я сбегаю, — с готовностью согласилась ученица, не спрашивая приказа Бурхеса.

— А вы знаете как ежики размножаются? — спросил я у окружающих.

— Да нам не интересно, посмеялся Ригард, тоже вглядываясь в подлесок.

— Расскажи! — Загорелась Пьон.

— Ежик! Приводит домой ежиху! А дальше все как у людей!

Грохнул залп смеха слушателей, я слыл королем остроумия.

— Так не интересно! — надула губы Пьон.

— Сюда! — заричала плохо различимая из-за кустов разведчица.

Я рванул с низкого старта, а обгоняя меня бежал Мейкил! Он обогнал и меня и Ригарда и остальных.

— Что! где! — запыхавшись, спросил я.

— Она провалилась в яму, или нору и вылезти не может!

— Вытащите меня! Тут темно! раздался голос пропажи, откуда-то из-под земли.

И точно, небольшая по диаметру яма, скрывала мою невесту, судя по всему глубине три, четыре под землей!

— Ты цела? Тебе ничто не угрожает! — заволновался я.

— Неет, — плачущим голосом сказала Мила.

— А чего ревешь? — удивился я.

— Ежик — убежаал! И страшно!

— Края неровные, спускаться опасно, надо веревку и вытаскивать! — принял решение Ригард.

— Можно ступеньки сделать, — лениво процедил Мейкил.

— Делай, не томи! — попросил я.

Мейкил развел руки в стороны и по спуску в яму побежали трещины, которые превратились в полочки — ступени. Вскоре пленница показалась на свет сжимая в руках кусок травы.

— Страху натерпелась. Вас так долго не было! Я подумала вы меня тут оставите. Ежик сволочь! — возмущалась Мила.

— Да выкинь ты эту траву, зачем ты её таскаешь! Показал я на зажатый в руке пучок травы.

— Ежика накормить хотела! Удрал! — выкинула она травку.

— Стоп! Не шевелимся! Мейкил нагнулся и поднял невзрачный цветок из пучка, выброшенного невестой.

— «Сирокский свет» — ахнул Бурхес.

— Ты его в яме сорвала? Излишне возбужденно спросил Ден Мейкил.

— Тут где-то, а что? Слезы, задавленные любопытством, моментально высохли.

— Очень редки цветок, растет в местах с большим магическим фоном, но не это главное! Это основа эликсира долголетия! Дал справку Бурхес.

— То есть он стоит дорого? Сколько?

— Ничего он не стоит, запрещена его продажа в империи, сдавать надо. Но взамен получаешь очередь на эликсир, его маги двадцатого ранга делают или выше. Сдашь пяток и получишь снадобье!

Все за озирались вокруг. Но были остановлены воплем Бурхеса.

— Не топчите! Важна сохранность листьев! Вообще на выход всем за мной.

— Щас, ага! Бегу уже! Я тоже поискать хочу, и этот Миле отдайте!

В процессе спора, в подлеске осталось четыре человека, Бурхес, Мейкил, Доранд и я.

— Всем остальным привал! Готовим завтрак! — заорал я.

Убив два часа и прочесав траву от и до в радиусе двадцати метров, мы нашли ещё пять цветков, один я и по два Бурхес и Ден. Граф не нашел ничего, но не сильно то и расстроился, более того он искал всего минут двадцать, а потом ушел завтракать, пугая окрестности бурчанием живота. С предложил поискать на другой стороне дороги, но максимальный радиус семейки цветов был не больше десяти метров.

— Редкая вещь, мне до этого не попадался, — довольно сказал Ден.

— А я давно, лет в пятьдесят, нашел два десятка этих цветов, три раза омолаживался. Сознался Бурхес.

— А почему не четыре? А где? Может туда наведаемся? — влез я.

— Раньше расценки были другие, а возвращаться нет смысла, они в разных местах растут, но в одном и тоже чтобы — не слышал. Обломал мои надежды старик.

— А чего их не разводят? А они не пропадут?

Получив ответы на ещё пяток вопросов подошли к стоянке. Завтрак уже прошел и люди расслаблялись.

— Кушать! — крикнула Лиска.

И мы не стали чваница и сели набивать брюхо.

— В ближайшей гильдии магов сдадим, там сделают пометку на твоей крови, и никто не воспользуется твоей долей. Сыто отрыгивая сказал Мейкил.

— А магический фон отчего? Может в норе есть что ценное?

— Вряд ли, но искать некогда, надо ехать. — посетовал жадноватый Бурхес.

Мы собравшись двинулись в путь, дальше разговоров было только о находке, ну Мила ежика конечно оплакала пару раз. Любит она животных, любит! Я, устав от их болтовни перебрался в дилижанс графа, и мы, с удовольствием, вчетвером поиграли в монополию до обеда. В обед очередная и последняя смена коней, играть я уже не хотел, и хотел уйти, но граф уже начал узнавать окрестные места и рассказывал мне о том где мы проезжали. Я не упустил возможность посмотреть на магический обелиск, родственник моему. Хоть это нам и обошлось ещё в полчаса, час задержки. Радиус у него был меньше всего два километра, но была серьёзная охрана, не от вандалов, а от халявщиков. Посещение обелиска стоило двадцать серебра, а так, как посмотреть хотели почти все я лично отдал полтора золотых.

— Надо и у себя брать деньги! — высказался я и нашел полное одобрение со стороны Бурхеса.

— О! Соседнее графство! Будьте настороже! Удвоить караулы! Не сегодня, завтра война с ними будет! — заволновался граф.

— Так не сегодня! Завтра! — пробовал поспорить я, но передумал и спросил. Сколько до места ещё?

— В графстве будет часа через четыре, заночуем в городке, и уже с утра поедем в замок ко мне. Это ещё часов пять.

— Ночью не хочешь ехать, что ли? — спросил я графа.

— Там дальше дорога не по тракту, лучше засветло ехать пояснил он.

— Ну сам решай, ты хозяин я гость!


Часа два или полтора, дорога была спокойная, и я уже расслабился, нападать на имперском тракте в праздники именин императора рискованно. Это вам не глушь в горах, свидетелей много. Но хитрый враг Доранда имел свое мнение и на нас напали, но не сосед, а чужими руками.

Глава 4

Началось нападение по всем правилам засад. Упавшие деревья сзади и впереди по дороге, град стрел, усиленных магией по дилижансам, в первую очередь по кучерам первой и последней упряжки. Удар магией молнии по каравану. Послышались крики раненых и умирающих, дилижансы тормозили и сталкивались. Но не все прошло гладко у нападавших.

Во-первых, тупой и забывчивый я, забыл забрать «щиты берта» у наёмников, гвардейцев и охраны графа. Выпрыгнувшие воины, повреждений не имели, удар молнией по ним не достиг никаких успехов.

Во — вторых, они не учли мощный магический личный состав каравана! Я и Бурхес под защитой артефактов. Ответили тем же ударом молнии, но модернизированным и имеющим широкий фронт удара. Раздались вопли засадного отряда, град стрел моментально иссяк. Ден Мейкил, сразу прикрыл нас от магического удара, и следующий удар магией вообще никого не затронул. Не имеющий магической защиты от стрел Ланчер, был ранен, но это не помешало ему прямо из дилижанса, заморозить подлесок с засадой. И тут же его поддержал наш маг четырнадцатого ранга, запустив волну холода в другую сторону.

В — третьих, они думали создадут панику, заставят прятаться, защищаться? Да хрен им по всей их глупой морде! В обе стороны побежали хорошо обученные воины, граф рванул налево, я направо.

Дальнейшее было видно для меня очень четко. Пять секунд добежать до засады, поломанные мелкие деревья, где шевелились ужаленные волной молнии нападавшие, подмороженные холодом. Я рубил, руки, ноги головы налево и направо. Ригард и Джун поддерживали слева и справа. Крики просивших пощады не трогали меня, группа лидеров нападения попыталась, вскочив на коней, скрыться в густом лесу, но не успели. Широкий веер моей молнии, и трое из пяти падают из седла, остальных двух убегавших зацепил воздушной сетью Ден. Минута и все кончено, мы в азарте порубили весь состав засады кроме убегавших. Связав их, потащили на допрос к каретам. А где там мой палач? Вот и пригодился!

— Барон, Миле плохо! — закричала Лиска, сама раненая стрелой в плечо.

— Ден! Помоги! — крикнул я магу.

Ольча и Пьон имели артефакты защиты, у меня сработал знак, а вот пятеро кучеров, старый слуга графа, и ученица Бурхеса уже не дышали. Мила была ранена в шею, и потеряла много крови, к тому же не говорила. Остальные были если и ранены, то легко.

— Потерпи девочка, я не дам тебе умереть. Шепнул я ей.

— Не мешай, коротко сказал Ден, и сняв боль, одним движением руки, обратил внимание на стрелу.

— Гортань задело, но все обойдется, высказал свое мнение многоопытный Бурхес.

— У тебя же четырнадцатый ранг, сделай по максимуму я заплачу! Попросил я.

— Да не в деньгах дело, и не в мастерстве. Есть ещё две вещи, время и ингредиенты. Я как-то себе руку отращивал, три месяца заняло, и некоторых материалов в открытой продаже нет. — пояснял Ден.

— Тут не рука же, а проще. — уже понимая его правоту по инерции сказал я аргумент.

— Не рука. Заживет все быстрее, но неделю надо пить только жидкое и через трубочку, и не говорить! Строго добавил он, глядя на пытающуюся вступить в дискуссию Милу.

— Слышала, егоза?!

С улыбкой сказал я, а самому захотелось пойти проведать как дела у палача, ведущего допрос пленных. А у палача уже стоял граф и с интересом смотрел за его работой.

— Мастер своего дела! Смотри как грамотно одного на запчасти разобрал, и тот жив еще! — резюмировал Доранд.

— А ведь как лекаря брал! Сам не ожидал таких талантов у него! А чего у них рты заткнуты? Они, же ничего и рассказать не смогут так.

— Пока заткнуты не могут, но он потом вытащит. Те и рады попугать, по угрожать, предложить денег, да может и сознаться, а них ничего и не спрашивают! Гениально же, правда? — восхитился ещё раз граф.

— У тебя слугу убило, сочувствую.

— А! — отмахнулся граф от такой мелочи.

Мол помер максим и хрен с ним.

— С кучерами что будем делать? Посадим слуг? — спросил он.

— А что делать. Мы убитых тут будем хоронить или довезём до твоего графства? Ну и с магессой убитой, что делать не понимаю, есть ли кто у неё из близких, пойду Бурхеса спрошу.

— Так она выжила, арт у неё был лечебный, он и вытянул. — обрадовал меня Доранд.

— А я думаю, чего это Бурхес спокойный! Он ведь так с ней сблизился за последнее время! — с облегчением сказал я.

— Ага! Сблизился! Теперь думает, как бы отдалиться! Заездила она его, баба то молодая, а он и боится опозорится. — удивил меня ещё раз граф.

— Это их дело! Смотри, кляп вытаскивает у главного, толкнул я Доранда.

— Главный у них маг был, старенький дед, ты его молнией пришиб, а может и не ты, а сам окочурился по возрасту. — сказал ещё одну новость собеседник.

Тем временем, лишившись кляпа пленный начал громок вопить, привлекая наше внимание. Палач деловито ковырял ножиком привязанного пленника и внимание на крики не обращал.

— Давай послушаем, кто такие, предложил я.

— Кто такие? — хмуро спросил я, примериваясь обнаженным мечом, чтобы отчекрыжить болезному.

— Оууу. Наемники, я сотник, все скажу, Ааааа.

И поведал, свою нехитрую историю очень быстро. Граф, сосед Доранда, с которым уже лет триста соперничество, а то и война, нанял их отряд с магом девятого ранга, для одной, по словам нанимателя плевой, операции. Нужно было напасть на караван торгашей, любой причем. Всех убить, вещи забрать. Для чего это нужно было, он не знал. И надо же такому случиться, по совпадению мы попались ему первые!

— Странно это, не водилось такое за соседом. Подивился Доранд.

— Эх не смогу отряд дать тебе, надо ответку готовить. Да и Пьон нужна!

— Пьон не отдам, договорились же!

— Да знаю я, — досадливо махнул рукой граф

— А ты сам нанимателя видел? — пришла мне в голову мысль.

— Через посредника найм был, мы за такое не беремся, но тут потрепало наш отряд сильно, и очень деньги нужны!

— Кстати о деньгах! Встрепенулся граф, и сколько? — Да разделим по справедливости, попытался заткнуть мне рот думая, что я возмущен деньгами.

— Я не про деньги, может и не граф нанял их, а третий недоброжелатель!

— А ведь так и есть! Убить торгашей, и свалить на меня, а вот это в духе другого моего соседа, и с ним я воевал! Обрадовался идеи граф.

— Вот! Обсуждай совместный рейд к врагу с местным властителем. — посоветовал я.

— Можно попробовать, совместная война на моё благо сближает!

— А с этими чего делать? Уточнил я.

— А у вас два пути! Или откупаетесь, или сдадим вас за нападения на аристократа, за военные действия в праздник, за… — начал угрожать Доранд.

— Я понял, всё отдадим! Но деньги в банке.

— Сколько? А то может и возиться не стоит. — лениво процедил я.

— За этот заказ восемьсот золотых.

— Ты не понял значит. Восемьсот мало! Прервал его я. Сколько готов отдать за себя и за этих троих с половиной, я кивнул на ещё живого, но уже не здоровую первую жертву палача.

— Нету же! Мы от бедности заказ взяли! — смотрел разговорчивый сотник честными глазами.

— Проще их удавить по-тихому, как будто во время нападения, — якобы «посоветовался» я с графом.

— Вот ещё один мычит и глаза пучит, может послушаем? — вопросом на вопрос ответил Доранд.

— Ай, че его слушать, может он в туалет хочет. «Отмахнулся» я. Ещё больше заставляя прыгать пленника.

— Давай развяжи его, а этому рот закрой. — дал команду кату граф.

— Врет он! Есть у нас запасы! Едва выплюнув кляп стал колоться нетерпеливый, заставляя сотника бросать на него бросать недобрые взгляды. За найм тысячу взяли, и ещё так запасы были такие же, да и личные средства, у меня больше сорока монет. Всё отдам!

— Вот тебе верю! — хлопнув его по макушке произнес граф. — Теперь с тобой, повернулся он к сотнику, у тебя сейчас два варианта либо мы тебя здесь и закапаем, либо отдаешь все деньги, и мы тебя сдаем имперскому суду, за нападение на аристократов. Других вариантов уже нет, и не надо было врать нам.

Мы собрали трофеи, особенно порадовали неплохие доспехи и лошади, в количестве двух, с небольшим, десятков. Я ещё раз навестил Милу и навесил на неё браслет в виде цепочки, подаренный Малосси. Он неплохо обезболит при случае. Мила слабо, но улыбалась, и сжала мою руку рукой.

— Держись, до свадьбы заживет! — поддержал её я.

Сходил и проведал раненую ученицу Бурхеса, последний раз я её видел в виде ежика с иголками в виде стрел, и был уверен в её смерти, ан нет! Выжила. И была даже не сильно расстроена. А Бурхес, хоть отдохнет, хоть он страдал, на мой взгляд излишне показушно. Наконец мы двинулись в путь, и меня ощутимо клонило в сон, а спал я в последние дни неплохо. Короче, въезд в графство Де Ро я проспал, и мы прибыли в городок графства уже под вечер, ни о каком дальнейшем пути речь уже не шла, и мы спокойно располагались в усадьбе графа на краю его земель. Пленных, уже четверых, мы поместили в под охрану. Отделение нужного банка было лишь столице графства, а отпускать, не ограбив душа протестовала. Не смотря на поздний час по приказу Доранда к нам прибыли оценщики трофеев, и уже вечером, перед сном он отдал мне мою долю двести двадцать пять золотых.

— За коней дали сотку, можно и дороже, но не сразу, за доспехи и оружие примерно также, остальное артефакты и наличные. — дал расклад по доходам он.

— Это за минус расходов кучерам или надо из своих платить? — уточнил я.

— Погибшим отдал по десять, раненым от трех до пяти, остальным по одному. Ну и остаток между нами поделил, тебе семьдесят процентов, а мне тридцать.

— А что так? Можно и пятьдесят на пятьдесят. — поспорил, зачем-то я.

— Нет, у тебя маги работали я на них сразу сорок процентов вычел. Они сильно помогли.

Вызвал всех магов, и отдал полтинник Дену, по двадцать пять Бурхесу, Ланчеру и мне, и пять отдал раненой девочке. Надо имя, что ли её узнать. Остатки раздели между наёмниками и гвардейцами по двенадцать золотых.

— Мне то деньги за что, я же раб! — подошел ко мне Ланчер.

— Да мне похрен! Бери и трать.

Вечером, хорошо так посидели, с запасами из графского погреба. Дела не обсуждали, но граф, соседу, через земли которого мы проехали, отправил гонца, с предложением побеседовать. Утром подошла конная полусотня из армии графа и мы двинулись в путь в столичный город графства Молиден. Он состоял из двух городков, слившихся вместе лет сорок назад, сам город был населен и имперскими свободными людьми, и людьми графа, бывшими впрочем, в меньшинстве в городе. Но налоги город платил в казну графства. В Молидене жило около сорока тысяч жителей. Это примерно треть свободных жителей графства. У графа ещё было два порта, с городками тысяч по десять тысяч жителей и ещё один порт я заложу на своих землях, которые граф выделит для наследства. Я заботился о Миле, она поправлялась, но кушать могла только через трубочку. Ради её удовольствия купил ей подарок большой отрез золотой ткани, буквально золотой, за небольшой кусок на платье отдал сотку золотом! Миле понравился, она перебирала его руками с смотрела блеск на солнце. Тайком купил подарки на свадьбу невестам. Для Милы разорился на артефакт защиты — колечко за двести сорок золотых, а для Пьон купил шикарную вещь, хоть и немного дешевле чем у Милы. Набор солдатиков из топаза! Набор огромный с осадными машинами, с повозками, с элементами ландшафта, три замка, два маленьких и один большой. Все это заняло целый отсек дилижанса и стоило двести золотых!

Думаю, знатоку военного дела Пьон он подойдет на ура! Это сколько же сражений можно будет провести с помощью этого набора!

В столицу добрались к обеду, тут был и имперский суд, и отделения банка. И уже в обед мы стали богаче на две тысячи сто пятьдесят золотых! Это мы уже поделили пополам. Троих человек мы, как и обещали отпустили, а сотника сдали для суда.

— Еще монет тридцать можем получить, шепнул мне граф за обедом.

Сразу по приезду отправил магической связью запрос в Параз, городок куда мы причалили по пути в столицу. Надо вызывать оба свои корабля. Проведал я и приданное Пьон, швейную мастерскую.

В городе узнали новости о выкупе рабов «Эмирата Джинов», и было все немного не так. Например, Ланчер, не подлежал выкупу вообще, как совершивший преступления. Остальных, вроде потомственной рабыни Лиски, или захваченных в плен в военных конфликтов казна выкупала, но по минимуму. Или можно было перевести их в закупные, назначив выкуп для каждого. У Лиски это была сумма в триста золотом, что в три раза больше той, что я заплатил за неё. Но она, опасаясь нового эмира, и сама не хотела быть свободной. А вот с орденом «Великого Астена» и с их переездом, уже не так гладко выходило. Они планировали бежать от будущего конклава ордена. Эмир сам глава местного ордена, а ну как прогнется под конклав, когда войдет в состав империи? Надо ждать ответ эмира, но что-то мне подсказывает, не будет у меня восемь лет зашиты ордена. Но и пес с ними, решил я.

Сижу прикидываю дебет с кредитом, после выезда у меня было пять тысяч шестьсот шестьдесят пять золотом, Наем Мейкила мне выйдет две тысячи за два штурма, ещё по шестьсот пятьдесят за штурм стоят наёмники Кортина. Итого три триста шестьдесят пять золотом, минус дорожные расходы и подарки, плюс доходы с трофеев. Три тысячи девятьсот пятьдесят золотом, имеем ввиду, из них надо запас сделать, две свадьбы, и на военные расходы потратить. Вроде пока в плюсе, но чую могу приехать к нулям. Был ещё прикол, отдал за работу кату пяток золотом, он очень удивился.

— Я раб! Рабы не могут иметь имущество!

Надо ли говорить, что я ответил, то же что и Ланчеру?

— Да мне похрен! Бери и трать!

Ну и посмотрели они на меня как на малолетку, которому блажь в голову пришла, ну и что. Мои тараканы в голове, мне с ними жить. Не могу я рабов и крепостных держать за людей второго сорта, для меня и простолюдин может лучше аристократа быть. Воспитание земное. Хотя силу я конечно уважаю, но любую.

После обеда, не спеша, поехали в замок Графа. Дорога была заметно хуже, чем тракт, но увы и ах. У меня и такой нет! Так, просека в лесу, зарастающая травой каждый год.

— Барон, обратите внимание на вот эту развилку. — обратился ко мне граф.

Он сменил дилижанс на коня, и ехал рядом с моей каретой.

— Что в ней примечательного?

— Она ведет на ваш хутор! Приданное моей дочери.

— Надо будет обязательно его осмотреть. — заинтересованно посмотрел на дорогу я. — И долго до берега моря от замка ехать?

— Часа два, три, хоть на коне, хоть по реке вниз на лодках. Вверх по течению, конечно дольше.

— Реке? Там река есть?

— Барон я вам говорил, речка впадает в море около хутора.

— Когда планировать свадьбу будем? — спросил граф!

— Никогда! — ошарашил я его.

— Э.

— Я уже запланировал на послезавтра. Но не с тобой, а твоей дочкой. — посмеялся я.

— Ну если с дочкой, то можно не волноваться. Но есть просьба, давай через два дня на третий. Я хоть гостей приглашу? Первый ребенок из крыла папы вылетает. — сентиментально добавил он.

— Не охота время терять, но давай!

Зачем спорить из-за мелочи? Я ещё и не знаю, когда кони мои подъедут с всадниками Филика, когда наёмная сотня доползет, когда корабли в порт прибудут. Может дней на десять зависну тут. За разговорами я пропустил момент, когда мы выехали на поляну, и показался графский замок во всей красе! Больше моего раз в три, не меньше! Новее, красивее и пейзаж симпатичный! Никаких гор, небольшая речка и лесок хвойный. Перед поднятым мостом стояла делегация, десяток конных и две кареты, но никто из местных не напрягался, а вторая жена графа Растин сказала.

— Папа мой приехал, а зачем? И как он узнал о нашем прибытии?

Глава 5

— Барон познакомься! Это мой родственник, граф Юстил Доревинтер. — представил мне мужчину, моложе себя Доранд.

А после представил и меня

— Моё почтение будущему родственнику! — кивнул я.

— Наслышан, наслышан! А ведь мы могли бы и ближе родственниками стать! — Элоиза детка иди ко мне!

Плавно покачивая бедрами, ко мне подошла героиня снов Гарода, до попадания меня в его тело! Бюст, корма, влажный, чувственный взгляд, а голос! Кажется, она что-то сказала.

— Барон! Вы не хотите вспоминать? — понимающим тоном произнесла она абракадабру.

— Барон спас императора! И за это получил знак доблести! Выручил меня Ригард.

Это она про знак спросила! Вот это удар гормонов по голове. Очень уж совпал образ желаемой подруги в голове Гарода с оригиналом. Мне сны тоже снились в новом теле, но там подобные дамы приходили по две, три штуки, и особого пиетета я перед ними не испытывал. Я земной, знал, что с ними делать! Загнав вожделение под смирительную рубашку, я кивнул Элоизе:

— Пожалуй, стоит вам рассказать эту печальную историю.

Чем вверг её в состояние близкое к панике. Дама была осведомленная о своем действии на неокрепшие умы подростков, и видела первую реакцию моего тела. А тут, за секунду, она из охотницы превратилась в дичь, и мои ироничный и раздевающий взгляд заставил её забыть о возможности получить надо мною власть. Но хороша чертовка! А папа то у Растин и Элоизе — тот ещё ювелир! Пьон, каким-то женским чутьём, уловила этот момент и победно посмотрела на соперницу. А ведь, да! Соперница, сосед решил подложить под меня дочку? А зачем? Жены уже три, и её ничего не светит.

Графство Доревинтер не отправляла своих представителей в столицу в этом году, и прослышав об возвращении соседа, они захотели узнать подробности из первых рук. Мне, для проживания, было выделено целое крыло на третьем этаже. Десяток комнат разного размера, своя кухня и гостиная. Чувствовалось богатство и достаток. Для ухода за раненой Милой выделили две служанки, и я ещё Лиану прикрепил. Перед ужином мы собрались тесным коллективом в кабинете Доранда, обсудить свадьбу, да войну.

— Половина денег на расходы, как и обещал, я отдам! — спорил я с нежелающим брать меня в долю с тестем.

— Да с какой стати? Я позвал с сотню человек! Мне их и кормить! — резонно возражал он.

— Так ты и помещение предоставил, и слуг, я уж на еду раскошелюсь! — находил новые аргументы я.

Кроме нас с графом был Мейкил, Ригард, Бурхес, Пьон, и первым трем вопросы расходов на свадьбы были не интересны. Мы решили обсудить это позже, а пока делать как надо всё.

— «Чтобы стыдно не было перед гостями, и они запомнили» — несколько расплывчато сформулировал свое желание Доранд.

— По армии, даю сотню конных моих на службе, но в случае гибели пять золотых, ранение от одного до трех! — проинформировал о своих задумках тесть.

— Папа, надо ещё же и обоз брать, и пехоты, а ополчение не хочу. — дополнила отца Пьон, бывшая тут полноценным участником.

— Есть наёмники барона с магом неплохим, как я помню. — добавил я. Ну и двадцать конных от Филика.

— Да, стены он знатно жег, согласился Мейкил.

Итого после обсуждений отряд вырисовывался неплохой, сто сорок конных, сто пятьдесят пехоты (шестьдесят даёт городской набор и опытных ветеранов) Два требушета, три тарана, две баллисты, сто сорок человек обслуги орудий, возчиков, обозников.

Маги составляли другу часть нашей армии.

Маг четырнадцатого ранга Ден Мейкил, маг десятого ранга Йотт Алмур, Маг седьмого ранга Бурхес, Маг седьмого ранга Ланчер, Маг пятого ранга я, магесса второго ранга Хокмун.


Плюс мой десяток гвардейцев, плюс пятеро личной охраны Пьон. Но этих пускать в бой буду, только при серьёзной опасности.

— Бурхес, ты там по своим связям не можешь узнать, кто из магов поддерживает братьев. — спросил я.

— Я нет, а вот у Малосси шпион там есть, мне Альфрика проговорилась. — удивил меня маг.

— А ведь её тоже привлечь можно, и второго мага соседа, предложил я.

— Давай попробуем без посторонних, поморщился Ден Мейкил.

— И на Хокмун сильно не рассчитывайте, максимум может артефакт запитать, ну и полечить чуток. Честно сказал Бурхес.

— А где мы кораблей то возьмем на перевозку? — задала логичный вопрос Пьон.

— Можно на островах, там и наёмников среди пиратов нанять можно. — пришла мне мысль.

— Можно и их, но с десяток судов зафрахтуем в моих портах. — сообщил Доранд. А насчет наёмников мысль!

— У меня самого пару кораблей есть, но там только нас перевести, ещё и яхта, подаренная где-то, и раненого забрать надо.

— Нашего раненого Тарака заберёт капитан шхуны «Риц». — проинформировал Ригард о судьбе гвардейца. Надеюсь его подлечили.

— А яхта должна уже сегодня в порту графа быть, я сам передавал через амулет приказ капитану. — добавил Бурхес.

Затем мы обсудили обозные дела и отправились ужинать.

На ужине Элоиза попыталась взять реванш, сочные груди, округлая, фигуристая попа, обтянутая дорогим шелком. Она сидела напротив и содержимое её декольте было мне доступно для обозрения. Рядом со мной сидела Ольча и Пьон с разных сторон, что вроде и по статусу, а на самом деле зацепится глазами за что-то кроме груди Элоизе напротив меня не было.

— Так вот! Приезжает ко мне мой барон, тот который с гор и просил… — загонял очередную историю балагур Юстил.

— Должны приехать повозки с ротой наёмников, считай подарок, а всего-то барон подружку ему сосватал! — это уже Доранд хвастал нашими приключениями.

— Восьмой ранг — это не предел, сам глава гильдии мне его вручал! — пьяно выводил нудную историю своего героизма Бурхес Бро своей соседке — пышной даме с характерным аристократическим выражением лица.

— Это бабушка моя, шепнула мне на ухо Пьон, заставив напрячься.

Зубки у девочки острые, и ухо её моё нравится. Господи, какие тараканы бывают у баб в голове! Одна из моих земных подружек любила царапать во время секса меня ногтями, а я по малолетству и не знал, что можно в лоб дать, а не терпеть, ну или сказать для начала. Ужин подошел к концу, я с Ольчей уже пошёл в свои покой, как меня остановил Юстил.

— Барон уделите мне немного вашего времени? Хочу поговорить по поводу вашей доли в дилижансной компании.

— Можем пройти ко мне в покои. — предложил я.

— Уж лучше ко мне, там и вина можно моего выпить! Вы такое не пробовали!

Мы извилистым коридором дошли до номера графа, уселись в уютных креслах, вышколенный седой слуга подал рекламируемое вино.

— Дам за вашу долю, тысяча двести золотом. — начал без предисловий граф

— Согласен! — получил он от меня молниеносный ответ.

— Я думал мы выпьем вина, поторгуемся! — посмеялся собеседник.

— Мне в тысячу оценили долю, признаюсь графу.

— Ай, там занижают цену, но раз этот вопрос решили, давайте решим ещё один.

— Слушаю.

— Как вам моя средняя дочь Элоиза?

— Выше всяких похвал! Не знаю, как вы управляете графством, но дочки у вас, что Растин, что Элоиза просто бесподобны!

— Это они в маму! — поскромничал граф.

— А к чему вопрос? У меня уже есть две невесты и жена.

— Я слышал краем ушка, — и он хлопнул себя пальцем по мочке, что ваша невеста больна. И не имеет ни приданного, ни титула.

— Есть такое. — не отрицал я, уже понимая, о чем речь.

— Вы вполне можете сделать её своей наложницей, а я вам за Элоизу дам хорошее приданное.

— Император одобрил, даже дал подарок её на свадьбу, так бы я конечно рассмотрел такой вариант.

— А если она сама откажется, или не выживет, рана то серьёзная была у неё.

— Ты граф, если задумал что, так отступись! — я пристально посмотрел на Юстила.

Разговор увял, мы ещё побеседовали минут пять и я, попрощавшись, засобирался в свои покои.

Выйдя из коридора, вслед заслугой я после поворота столкнулся я Элоизой.

— Барон, какая неожиданность!

Она был слегка пьяной и мягко говоря не совсем одетой, вместо пышных юбок было платье, хоть и до пола, но, с разрезами от бедра по обоим сторонам.

— Ну, что уговорил мой папа меня взять? — иронично осведомилась она, протянув ко мне руки.

— Увы и ах! У меня уже есть выбранные невесты и император их одобрил. — сделал грустную моську я.

— Да неужели! Барон, ты славный мальчик, а я все равно рада что ничего не выйдет! У меня есть милый, и папа был не против отдать за него. Но он безземельный сын барона, а ты сам барон, а это статус! Да и с Де Ро нам бы поближе стать неплохо. Растин конечно не дура, но мало ли.

— Чего ты ко мне тогда липнешь? — удивился я.

— Что папа сказал, то и делаю. — неожиданно трезво ответила Элоиза.

И неожиданно, прижавшись телом страстно поцеловала меня.

— Это, чтобы ты знал дурачок от чего отказался, хихикнула она, опять пьяно проведя руками от грудей до попы.

И от чего я отказался? Да ничего такого, что я могу получить у других у неё нет. Но я разумно промолчал, не за чем наживать врагов на ровном месте.

— Ну как все прошло? — подозрительно осматривая меня спросила Ольча.

— А! Хотели, чтобы я Миле дал отставку, а взял третьей женой Элоизу эту. — не стал врать я.

— А она ничего так! Сочная! Но Мила наша лучше! Да и привыкли мы уже друг к другу, а эта скорее всего задавака ещё та!

Я, сходив и проведав Милу, которой было заметно лучше, пошел в спальню. Мы легли отдыхать, а утром я устроил шоу. Вышел на разминку голый по пояс во двор и устроил избиение воздуха, подручных предметов, ногами и руками. Это зрелище собрались посмотреть многие.

— Баловство это, — неожиданно заявил рослый воин в доспехах, не смотря на жару.

— Были случаи, когда спасал себе жизнь кулаками да ногами, я ведь не всегда железо ношу на себе. Ночью вот как-то диверсантка напала.

— Ну если девчонка, то её не бить надо было, заржал железный бок.

— Гарод это один из моих баронов — Би-Ульф. — представил железного человека Доранд.

— Свободный барон Гарод Кныш! — кивнул головой я.

— Так что там за нападение женщины ночью на тебя было, расскажи! Я такие вещи уважаю! На меня тоже нападают! — ржал как конь Би-Ульф.

— Орден силы «великого Астена», залезла по стене башни ночью, набросилась на меня с мечом.

— Астена? Ну слышал, серьезные ребята. И по стенам лазят суки, помрачнел, видно вспомнив что-то своё он.

— И ногами машут выше головы, пришлось в нос бить! Повезло там, я светляк зажег и ослепил её.

— Верю, наверняка под эликсиром была ночного зрения. Ты, я вижу, и маг не из последних. — польстил Би-Ульф

— Тогда был первого ранга, открыл второй в той схватке.

— Ого! Сейчас ты я вижу уже пятый? Быстро, быстро! — похвалил он, зачем-то снимая доспехи.

— Жарко стало?

— Хочу попробовать погонять тебя. — стал скрывать своих намерений здоровяк.

— Ты же меня на голову выше! Показушно возмутился я.

— Не буду я больно бить! Я с понятием же. — открестился он.

— Может тогда деньги поставим, или там коня на кон?

— А почему нет! Только коня мелко! Давай на сотню золотом! Но сами не ставим!

— Принимаю ставку сто золотом! — рубанул я.

Я уже был размятый, и барон и не собирался, и пауза минут пять была лишь из-за ставок. Пьон взяла дело в свои руки и за десять процентов золотом набрала банк. На меня ставили лишь Малик, Ольча и Ригард, остальных во дворе не было. На барона, все остальные включая обоих графьев. Итоговое соотношение было сотня против тысячи четыреста с небольшим. Пьон отсчитала аккуратно полторы сотни золотом и положила в мешочек на поясе шорт. Да она не вылазит из этих шорт, так они ей полюбились.

Нам отвели пространство на брусчатке внутреннего замка, я внимательно оглядел барона. Сантиметров на тридцать выше, и сильно мускулистее. Пресс просто бетон, а я хотел печень ему пощупать. Может и не выйти! Но я тут же составил другой план. Но бой пошёл не по нему. Я до этого не видел людей быстрее меня. А Би-Ульф был ещё и быстрее. Свой первый бросок ко мне он сделал очень быстро, удар без замаха, и я не успеваю уклониться, лишь чуть сместил тело и правая рука, взрываясь болью, опадает вниз отсушенная ударом. Чёрт! Браслет то у Милы, а сейчас пригодился бы. На морально волевых контратакую, он по большому счету всё-таки промахнулся и открыл мне свой бок, хоть и сомневался, но заряжаю джеб в печень! И пробиваю! Я стал сильнее, это заметно. Он уже развернувшись задыхаясь сгибается, и я коленом бью в челюсть и вырубаю наглухо!

— Ну ты зверь! Восхищенно говорит Доранд! Даже денег не жалко, что проиграл!

— Подождииитееее! Я тоже хочу поставить на Гарода. Истошный вопль выбегающего Бурхеса заставляет всех зайтись в смехе.

— Долго бежал! Улыбнулась Пьон.

— Гарод! Не могу подождать да! Возмущенно наехал на мены Бурхес.

— Да не подумал, мало ли ты чем там занят, может на женщине лежишь!

— Запомни, ради такого я бы закончил в другой раз!

Расстройство Бурхеса почти материально осязаемо.

Би-Ульф очнувшись, с трудом встаёт.

— Никогда не встречал людей быстрее себя! — удивленно жалуется он.

— Ты был неплох, у меня вот рука до сих пор болит правая.

— А ведь я намного больше тебя, — продолжает беззлобно бормотать он. Ну, будь я в доспехах! Тут же он пытается сделать хорошую мину при плохом, даже очень плохом лице.

— Можем повторить в доспехах, — предлагаю я.

— Ах, да, ты маг, но всего пятый ранг, что ты можешь против мастера мечника!

— А давай! Пари! — орет азартно Бурхес чуя наживу.

— Пари? — усмехается Би-Ульф.

— Такие деньги просто так! — вдруг обращает на себя внимание Ольча.

Она поставила пятьдесят золотых и получила кошель с золотом, увесистый такой!

— Надо же! Шестьсот тридцать золотых! На ровном месте!

Её удивлению не было пределов. Она из небогатого королевства, на всем экономят, ну может кроме безопасности, а тут её засыпали деньгами. Император дал тысячу и сейчас получила! Плюс подарки разные.

— Пожалуй, я не буду спорить, неожиданно отказывается Би-Ульф. Что-то с тобой не так!

— Ну вот! Баронесса! Вы спугнули весьма приличный заработок! Вот что за день такой сегодня! — негодует мой алчный личный маг.

— И правильно! — смеется Доранд. Я видел его работу по доспехам. Там не пятый ранг, а раза в два, три выше! Молнией убил с десяток воинов сразу, и они были достаточно далеко!

— Что же ты за зверь такой! С тобой лучше дружить! — искренне говорит барон.

— Уверен, мы подружимся! — хлопаю я по плечу его.

Естественно левой, правая до сих пор отходит от удара. Я и сам не стал бы второй раз лезть с ним врукопашную! Хотя в девяти случаях из десяти я его выиграю, но в десятом могу знатно огребсти. Что в мои планы не входит.

— Какие планы? — озвучиваю вслух другие слова Доранду

— Я назад, у меня ещё есть незаконченные дела! — недовольный Бурхес ушёл.

— Приданное смотреть!

— Только коней нет, а мои — ещё в пути.

— Ай да найду я лишний десяток коней! — успокоил тесть.

Столько не понадобилось. Выехали я, Малик, Ригард, Джун от нас, и от графа Доранд с Пьон и Ден Мейкил. Ну и два десятка конной дружины графа. На всякий случай я одел и плащ, и кольчугу, и знаки и артефакты.

— Видел бы я тебя при параде — и не дернулся даже! — Би — Ульф уважительно оглядел мой обвес и снарягу.

А и вправду я нехило прибарахлился! Мы выехали из замка, и в хорошем темпе направил путь к морю. Ехали рысью, да кони устанут, они тут ни разу не скаковые, скорее тяжеловесы. Но мы решили отдохнуть на месте на берегу моря. Впереди по всем правилам двигались две пары авангарда, мы с Дорандом и Пьон были в середине. Граф, иногда давал хвастливые пояснения типа:

— А вот тут я завалил такого кабана с коня размером!


Я все ожидал нападение, было неприятное предчувствие, но ничего не произошло в пути. А вот когда мы уже вдоль речки спускались к морю, и показался хутор, увидели весьма неприятную картину. На хутор нападали, и по всей видимости пираты!

Глава 6

Сам хутор расположенный от нас на расстоянии около километра, представлял собой небольшое огороженное кольями поселение. Небольшой залив в море был оборудован причалами, весьма скромных размеров. Изгородь горела, а в хуторе уже хозяйничали вооруженные разбойники. Они согнали в кучу десяток рыбаков и членов их семей, и таскали сейчас всё ценное из домов. Незахваченной оставалась лишь башня, невысокий, метров десять, старый маяк из камней. Оттуда иногда постреливали, но пираты и эту проблему готовы были решить очень быстро. Вокруг башни уже виднелись связки с хворостом, обломки изгороди и прочие деревянные материалы. Вот-вот и подожгут, и тогда защитникам останется или бежать из башни на милость победителей, или сгореть или задохнуться от огня. В районе хутора стояло три корабля, средних размеров, один особенно близко к берегу, с него были опущены трапы на берег. Я увидел, как наливается гневом лицо Доранда.

— К бою! — тихо дал он команду.

— Гарод ты вперед не лезь! — предостерег меня Ригард.

— Да я и не лезу!

Я прекрасно понимал свою невеликую силу в поединках с оружием, но я ещё и маг, и самое время попробовать ещё одну задумку!

— Режь, коли, убивай! — заорал граф.

Два десятка конных, волной накатывались на нападающих, те заметили это, но не бросились к судам, а собрались в строй, взяв в руки длинные копья. Тем временем, Ден подобрался, вытащил артефакт неизвестного назначения из сумки и простер руки в сторону пиратов. И, ничего не случилось! Наоборот навстречу нашей коннице рванулась волна земли. У пиратов был маг, не менее сильный чем наш. Всё это я уже видел краем глаза, пришпорив коня, стремясь выйти на дистанцию удара.

— Гарод назад! — орет Ригард.

Джун с копьем вырвался вперед, наклонился к коню, пропуская несколько стрел, которые, впрочем, были не опасны из-за расстояния. Ап! Перепрыгнул его конь волну земли. Ап! Прыгнул мой следом. Граф со своей армией сильно не пострадал, скорее всего помогли амулеты, но кони попадали и их нападавший строй смешался. Однако его бойцы, упрямо встав и обнажив мечи ринулись в нападение, желая любой ценой достичь строй из трёх десятков пиратов с копьями. Сзади них с кораблей прыгала подмога, а вражеский маг запустил волну огня, но её погасил Мейкил. Хера се я встрял, но страха не было, была злость и было любопытство, удастся ли мне достичь желаемого магией.

Мы с Джуном уже догнали спешившихся всадников графа, вот проскочили их, вот забор из копий пиратов уже близко, настало время магии! Я, взмахнул руками, и резко хлопнул в ладоши, при этом я создал вибрацию, которая привела к образованию серии волн сжатия в воздухе, они за пол секунды преодолели оставшиеся сто пятьдесят метров до пиратов и ударили звуковой волной по ушам обороняющихся. Мне, не удалось расширить сетку вибрации на весь строй, но две трети нападавших, бросив оружие, схватились за уши, за голову, у них потекла кровь из ушей и носа. Остатки обороны, тоже были не боеспособны, они, получив удар звуком лишь вскользь потеряли ориентацию секунд на пять, которых, хватило чтобы нам с Джуном ворваться в их строй! Следом влетели туда Ригард и Малик с мечами. Началась резня. Я мазал мечом, попадал иногда, конь сбивал и топтал сидевших и лежавших. Сейчас я порадовался, что подо мной тяжелая боевая лошадь, а не скаковое, легконогое создание. Два десятка секунд, и вместо трех десятков пиратов осталось на расправу Доранду и его подбежавшему отряду не больше пяти. Бежавшая подмога разбойников, числом не более двадцати, видя такое развитие событий, не будь дураками, побежали обратно. Оставался ещё вражеский маг, отчетливо видный на одном из трех кораблей. Он конечно заметил избиение его коллег по опасному бизнесу, но Мейкил связал его боем и предпринять что-то в поддержку ему было трудно, да и уже не нужно. Мы хозяйничали в хуторе полностью вырезав врагов.

— Гарод, куда ты лезешь! — осипло возмущался мой полусотник.

— Тихо будь!

Я готовил свое коронное заклинание, расстояние до вражьего мага уже было приемлемо, и он не мог уделить мне внимание. Поляризую воздух, направляю разряд электричества по узкой полосе в сторону врага. Осечка! На нем вспыхивает и начинает дымиться неизвестный мне артефакт. Но удар не прошёл даром, во-первых, он зацепил мощного мужчину, стоящего рядом с магом, и тот упал с криком на палубу, и во-вторых разряженный амулет, был не только важен для защиты, но и видимо для нападения. Сила ударов пирата сразу ослабла, секунда другая. И Ден Мейкил продавил его защиту и поджёг судно! Тут же вспыхнул и задымился стоящий рядом корабль, но его принялись активно тушить!

— Мейкил — сука! Без трофеев оставишь! — со психа, крикнул я.

И, о чудо, он меня услышал, и сев на коня, стал приближаться, а может выдохся просто.

Бежавшая назад к кораблям подмога, заметалась на пристани, возвращаться было некуда, корабли горели. Я, направил своего коня в их сторону, рядом со мной моя тройка гвардейцев взяла меня в коробочку. Вид наш был страшен, все в крови, но не своей, перекошенные злобой лица, обнаженный мечи. Секунда, другая и пираты, бросив оружие упали на колени перед нами. Я, сделав круг, увидел плывущих с горящих кораблей матросов и стал мстительно их бить новым заклинанием. Что я могу сказать, в воде звук передается значительно быстрее, а мой радиус заклинания меньше километра, метров семьсот, восемьсот. Но все плыли к берегу! И давали возможность отточить заклинание на них. Два оставшихся на плаву пострадавших корабля, начинают поднимать паруса, готовясь удрать, но Мейкил, уже подобравшийся к берегу, был на расстоянии удара магий, и в секунду сжег паруса на обоих кораблях. Те, намек поняли правильно, и выбросили белый флаг.

— Гарод спасибо! — сказал подъехавший сзади Мейкил.

— Тебе спасибо, выжили только из-за тебя.

— Не только, но не важно, я видел что-то странное, как ты обезвредил этих солдат? — он показал на пиратов.

— Новое заклинание, звуком бил. А что с рукой у тебя?

— А! Не обращай внимание, маг достал, сильный падла был, может даже пятнадцатый ранг, ещё и застал меня врасплох.

— Всё хорошо, что хорошо кончается. — изрек мудрость я.

— Покажешь заклинание? Забыл и про мага, и про руку Ден.

— Нет, эффективность хорошая, а хорошие заклинания и гильдия магов купит.

— Да на пятый ранг тебе не дадут много! Там есть верхняя граница.

— Это как просить! Мне вот дали и неплохо!

— Может в бою по захвате твоих замков пригодиться! — сделал ещё одну попытку выудить из меня заклинание Ден.

— Я подумаю! — не стал сжигать мосты я, хотя больше для того, чтобы он отстал.

Граф тем временем направил по десятку своих всадников на каждый из кораблей, и сейчас те, споро вязали пленных матросов. Джун и Малик были, заняты тем же с полутора десятком сдавшейся подмоги. Пленные рыбаки, офигевшие от молниеносно расправы с их поработителями, подходили и кланялись мне и графу. Из маяка вылезло трое взрослых и пяток детей. В руках одного из них был лук.

— Ты лук то брось, посоветовал Доранд, случайно подобрал?

— Да, да! Истинно так, случайно!

Хуторянин отбросил лук в сторону. Простолюдинам, а тем более крепостным владеть луком и арбалетом нельзя, но граф был настроен благодушно и не собирался наказывать провинившегося. Вот так и разрушаются устои империи! Сегодня лук для защиты, а завтра отряд крестьян истыкает стрелами аристократов! Хотя, тут ещё и артефакты у знати есть, и маги.

— Много погибших? — спросил я.

— Трое! Один мальчишка гонец, и двух подростков зарубили, — нахмурился нарушитель.

— Это ваш будущий хозяин, без пяти минут муж Пьон, он кивнул на подъехавшею с парой слуг дочь.

— Я Гарод Кныш! Кто тут староста! Сколько тут людей?

— Так я! Токин меня кличут! На хуторе семь семей, тридцать один человек был, сейчас стало быть двадцать восемь.

— И часто такие нападения?

— На моей памяти второй раз, что с нас брать? Эти пришли оттуда, он показал налево стоя лицом к морю. Скорее всего или шли в наши порты или уже пограбили кого. — отвечал староста, крепкий жилистый мужчина, с обветренным лицом.

— Тут товара много! — заорал один из подчиненных графа.

— Точно пограбили! Эй! Лысый! Откуда вы? — крикнул граф одному из пленников.

— С архипелага, черт дернул нас сюда аж доплыть. — не стал корчить из себя несгибаемого пират.

— Не близко вы! А кого до нас грабили? — продолжал допрос Доранд.

— Эмират Шараджман!

— Погоди! Так на этих суднах их знаменитый шелк? — ахнул граф.

— Был на флагмане, вон догорает этот шелк, тысяч на триста золотом награбили! — с каким-то ехидством сообщил нам горестную весть пленник.

— Мейкиииииилллл! Сукааааа! — разорялся граф.

— Я что мог сделать? Умереть только! Так и тогда тебе шелк бы не достался.

— Туши что осталось! — взмолил Доранд.

Мейкил сбросил на каждое судно по туче воды, но пожар не затих и ему ещё долго пришлось трудиться. Я порадовался, что тут нет Бурхеса. Да его омолодили, но щедрее не сделали, и жадность бы задавила его напрочь. Вскоре все матросы были выловлены, и связаны, суда потушены, груз снимали с кораблей. Много утвари домашней, кареты, оружие и доспехи, но тюков с шелком спасли не более десятка. Всё самое ценное сгорело.

— И так неплохая добыча, — пытался я утешить графа.

— Вместе все и пятой части шелка не стоит. Да и продавать надо скупщикам, сам же не повезешь в столицу.

— Ещё рабов почти семьдесят человек! — кивнул я на связанных пленников, казна с корабля тоже не горит, поднимем!

С каждой фразой граф веселел.

— И точно! Казну достанем! Эй! Где тут капитаны! Тащи их!

Нам притащили двух связанных пиратов, и мы начали свой допрос. Трое капитанов с различных пиратских островов архипелага давно задумали этот план, но серьезные маги эмира мешали им. Наконец, за двадцать тысяч золотом, они нашли сильного мага отшельника и преступника, как и предполагал Мейкил пятнадцатого ранга. Наняли отряд в пятьдесят штурмовиков, его мы и пленили, а большей частью перебили. Операция прошла удачно, и они, запутывая следы, направились не к архипелагу, а к берегу моря, километров на пятьсот от своего дома. Гениальная мысль немного пограбить пришла уже когда они собирались назад. Вроде и рабов они не брали, мало места, а тут польстились на жалкие сотни две золотом, и это максимум, что они могли выручить. Сдали они нам и казну, весьма распухшую от золота после нападения на эмират. Поисковые работы на сгоревшем судне, ещё продолжались, а шесть тысяч золотых уже были в кармане, по оценкам графа, ещё около двадцати тысяч можно получить за награбленное имущество, и это без спасенного шелка, за рабов получил не более тысячи оптом, ну и два корабля стоят больше пяти тысяч монет! Разделить решили на четыре части, по одной графу, Мейкилу и мне. Последнею разделим между моими гвардейцами и отрядом графа. Мы с графом взяли в счет своей доли по кораблю, их стоимость довольно занижена, и они нужны мне лично прямо сейчас.

— Общая стоимость добычи сейчас тридцать семь тысяч золотом! На долю выйдет девять тысяч с лишним золотых. Итак, на каждого из бойцов выйдет триста пятьдесят золотых! — посчитала Пьон к обеду.

Общий крик восторга наших бойцов заставил вспомнить о моем новом заклинании!

— Получите их после реализации имущества, через день, два. То же самое и с долей Мейкила, а вот папа и мой Гарод прямо сейчас получают по кораблю и по три тысяч золотом! После реализации имущества, им ещё добавят по тысяче золотом примерно.

— Звучит как тост! — сказал я графу.

— А не выпить ли нам вина? Тем более хуторяне уже организовали нам стол! — кивнул он на большой стол за полусгоревшей изгороди.

Мы сели за стол, налили, и я задал вопрос про шелк.

— А чего его исключили из добычи?

— Он не подлежит продаже в империи, его можно брать для себя, но не на продажу. И покупать его могут лишь аристократы. Десять тюков могут стоить тысячи две золотых, но мы поделим их пополам.

— А как император разрешает его вообще производить? — удивился я.

— Ты что! Эмират не входит в империю, как и архипелаг. Ах я забываю, тебя же не учили ничему. Эх Гарод, Гарод! Всё бы тебе убивать да…гм…оглянулся он Пьон, и добавил, пьянствовать, явно имея ввиду другое. Обвинить меня в излишнем пьянстве не мог никто, я бы и рад иногда, а масса тела не хватает душевно посидеть! А интересно есть ли магические же артефакты или снадобья! Вроде вина на императорском балу!

— Какие мои годы! Поучусь еще!

— А с тобой выгодно воевать! — заметил Ден Мейкил садясь с нами за стол. — Ещё бы заклинание пояснил новое. — помечтал он.

— Откажешься от платы за наем на войну, расскажу, но без передачи ещё кому-то.

— Гм… Я подумаю. — молвил маг.

— Папочка, а что там с шелком? Будет мне платье? — влезла ужиком Пьон.

— У тебя вот Гарод есть! — возмутился граф.

— Гарод пока не муж, а жених! И сколько ты нам земли отдашь с хутором?

— Да один тюк твой! И радуйся, что первая успела, у меня и жены и другие дочки есть.

— А по земле что? — не отставала «эта» дочка.

— Три километра по берегу и пять вглубь! — пьяно пообещал Доранд! — Ой! Пять много! Ну ладно!

Я пока дочка выкручивала руки папе пошёл пообщался со старостой.

— Значит так! Я тут планирую поселение побольше, у вас какой годовой доход?

— Налоги? — переспросил тот.

— Нет общий.

— Около пяти золотых в месяц минимум. Почти всю рыбу и другое продаем графу и его баронам.

— То есть налоги в год около двадцатки?

— Всё так.

— На этот год налоги не платишь, отстраивайся! Да погоди ты падать в ноги. — Буду строить тут форт и пристань хорошую, а вот за той бухтой, где песок будет стоять моя крепость небольшая стоять будет, людей потом сюда пришлю строить.

— А зачем большая пристань? Что тут кораблям делать? Только с графом торговать, да дороги до него хорошей нет, а речка мелковата.

— Есть у меня флот, два торговых судна, одна яхта, и эту вот каракатицу в дело пущу. А замок для меня лично, климат хороший тут, песочек. Отдыхать буду может здесь.

— Тогда понятно, но глубины тут небольшие, большой корабль не войдёт в бухту. Вот как этот пиратская шхуна, то да.

— Гарод надо корабль наш посмотреть! — отвлекла меня Пьон.

— Чего его смотреть!

Я уже был датый и двигаться лень было.

— Ну Гарод!

— Идём, конечно! Надо так надо!

Мы поднялись по трапу на не горевшее судно, и я начал осмотр. Без особых удобств, размещалось пол сотни солдат. Было две каюты побольше, для капитана и боцмана. Пьон немного отстала, а впереди шел Ригард, задумавший видно и на брачную ночь со мной вместе пойти.

— Гарод! — завизжала Пьон!

Я похолодел и развернувшись ворвался обратно в каюту капитана. Там стояла Пьон и показывала на попугайчика в клетке.

— Гарод! Он такой милый! Давай заберем его себе?

Сзади за мной был Ригард, и он втолкнул меня как пробку в каюту.

— Милая! — с бесконечным обожанием в голосе сказал я. Конечно я тебе его возьму.

Восторженный писк Пьон, немного компенсировал мне сожжённые нервные клетки, а вот перекошенная морда Ригарда намекала на более серьезные последствия.

— Леди Пьон! Вы очаровательны! — проскрежетал зубами он.

А силен он! Я думал укатают сивку горки. Хотя и меня вопли невесты взбудоражили. Я уже шел к выходу как меня остановил мощный удар в кольчугу стрелой, погашенный конечно артефактом, но импульс никуда не делся и меня отбросило на стенку. Я увидел мелькнувшую в полутемном коридоре фигуру перед собой и на рефлексах лягнул её, тут же для верности врезал электричеством, и напоследок ударил мечом, явно что-то отрубив нападавшему. Светляк над головой, и я вижу карлика в кольчуге и с арбалетом, причем эта тварь ещё была живой!

Глава 7

Кровь хлещет из отрубленных пальцев, но не мешает врагу бросив мне в лицо арбалет выскочить на палубу. Я бегу за ним, надеясь захватить живым. Сзади пыхтит Ригард. Но моим чаяньям не довелось сбыться. Мерзавца зарубил оставшийся снаружи Джун. И ругать его за это я не могу. Там дело решали секунды. Внимательно осмотрел нападавшего, мускулистые руки, отличный загар, неплохая кольчуга, не спасшая его от удара Джуна.

— Кто это? — удивленно спросил я, глядя на струйки крови на палубе.

— А познакомься! Это подданный эмира — судя по его татуировкам. — усмехнулся Ригард.

— А чего он напал на меня? Я бы его наоборот освободил.

— Может он тут затиховался ещё с момента грабежа порта. — предположил Ригард.

— Надо капитана попытать. — сказал я, спускаясь по трапу вместе с Пьон.

— А я сразу пожалел, что нет палача вашего с нами! — влез в разговор Доранд, услышав краем уха конец нашей беседы.

— Просто спрошу, зачем пытать. — отмахнулся я.

А пленный капитан нам не все рассказал. Этот карлик совсем ни от кого не прятался, он даже в доле был. Именно он дал наводку на порт, и просигналил об отъезде магов из него.

— Чё молчал что его не хватает? — зло спросил Ригард.

— Откуда я должен знать, что его не хватает, связали так что я и головой повернуть не могу, да и мало ли кого прирезали да магий убили.

— Остынь! Он прав, косяк что плохо проверили корабль и повели туда мою невесту.

— Я не маленькая! — взъерошилась Пьон.

— Не важно, торопится больше не будем. — отрезал я.

Пьон послушно замолчала. Хорошо граф дочку воспитал. Из отряда Доранда никто не пострадал летально, но пятерых зацепило магией, и один сломал ногу. Их и оставили стеречь пленных, а сами засобирались назад.

— Может ещё кого оставим? Коней потеряли много, как все поедем? — спросил у «пока хозяина» хутора.

— Шесть человек тут, двое на лодке, один уже гонец час назад в замок поехал. Хватает нам коней. — поспорил граф.

— Давай дождемся подкрепления? — настаивал я.

— Хорошо! — нехотя согласился он.

Мы расположились и более вдумчиво рассматривали трофеи, «мой» капитан смотрел как я роюсь в его вещал и явно нервничал! Наверное, есть ценные вещи у него, и я принялся проверять всё на магические свойства. Но причина оказалась в другом!

— Барон с вами командир наёмников хочет поговорить. — неслышно подошел Ригард.

— Веди его сюда, — равнодушно сказал я.

— Барон! Наш контракт в связи со смертью нанимателя закончен, не отдавайте нас в рабство!

— И что с вами делать?

— Можем заключить новый контракт с вами…

— Ох и шустрый ты! — меня рассмешила его наглость.

— Конечно без оплаты, за нас дадут здесь монет десять пятнадцать, а мы можем найм и на пять лет заключить. Бойцы все проверены войной…

— Бегают хорошо ещё.

Я заскучал от его тупой просьбы. Да можно их взять на контракт, но зачем мне трусы и как ни крути разбойники.

— Нас семнадцать, и пятеро в лесу прячутся, — услышал я краем уха.

— Кто прячется и где?

— Наши, они переправились за речку.

— Ригард! А чего мы их не ловим?

— А я говорил, надо палача с собой возить, — вступил в беседу Доранд, заставив поежится капитана наёмников.

— А ты чего молчал? — высказал претензию ему.

— Я сразу сказал, как у видел, что их нет. Если вы их магий не убили, то они сидят и ждут.

— Гарод! А давай я их заберу! Буду ставить на таможню по одному, два. Пять лет меня устроит!

— Меня устроит четыреста золотых за двадцать два пирата.

— Этих поймать надо ещё, и половина то моя и так! — резонно возразил граф.

— Двести, так двести, но намаешься ты с ними.

Довольный капитан наемников дал звуковой сигнал, в небольшую, но громкую дудку и вскоре у нас в лагере появились ещё пятеро пиратов, бывшие, как оказалось, следопытами.

— В лесу могли быть хуторяне, мы всегда окрестности осматриваем. — то ли похвастал, то ли оправдался наёмник.

Ещё через час прибыла конная полусотня графа, а следом, по их словам, едет большой обоз для имущества, и команда моряков перегнать суда в порты графства. Мы двинулись обратно, и через час, полтора были в замке. Где нас уже ждали и требовали подробностей.

— Гарод! — нашла меня Ольча, — пошли поговорим.

Мы зашли в нашу комнату, и она, явно стесняясь, спросила:

— Гарод, я вот поговорила с Милой…

— Она уже говорит? Обрадовался я.

— Нет, она пишет, но не важно, я не об этом. Так вот. У тебя послезавтра первая ночь с Пьон, она очень волнуется и хочет…

— Кто? Мила волнуется? — я опять туплю.

— Не перебивай! Пьон волнуется, что тебе не понравится, а мы с Милой волнуемся, что ты ей больно сделаешь.

— А?

— Не Миле больно, а Пьон!

Видя мою попытку спросить, перебила жена.

— Так! Буду стараться быть нежным, или у тебя иные предложения? И мне заранее понравится! Вот уверен в этом! Пусть не переживает!

— Предложение такое мы с Милой будем вместе с вами в спальне и проверим, что бы ты не навредил ей! И чтобы тебе понравилось тоже проверим.

Нихрена се! Девчонки мне предложили тройничок! Или даже четверачок? Есть такое слово? А оно мне надо? Будут две малолетки давать советы типа.

Не так! Не так! Не туда! Эх!

Ну хороша советовать одна будет, вторая, думаю, руками показывать собралась. Вот если бы они себя предложили взамен, другое дело, и то нет смысла, я в первую ночь не похоть свою утоляю, а брак закрепляю! Тут так принято!

— Если надо тебе, так мы с Милой тебя и сами можем, … Это… Ну ты понял! Вместо Пьон.

— Так! Я вам обеим очень благодарен, но помощь не нужна, мы сами разберемся. Что вы вообще себе придумали, я дикарь какой злобный?

Покрасневшая Ольча надулась, и явно не верила в мою благоразумность.

— С чего вам такая мысль в голову пришла?

— Пьон попросила нас рассказать свои ощущения, Миле было больно первый раз, она и всполошилась.

— А Мила не сказала, что больно было не со мной? А за год до этого с чиновником канцелярии?

— Рассказала, ты ему потом отрубил голову и отросток его мерзкий.

— Вот. А со мной, у неё полный комфорт был.

— Хорошо. Хотя если Пьон будет жаловаться. — начала грозно пугать красная от стыда мышка.

— Я сам себя накажу. Ну или вы с Милой.

Закончив неловкий для себя разговор, с видимым облегчением моя жена удалилась, обернувшись напоследок и пронзив меня убийственным взором мокрого котенка. И зачем я малолеток взял, на земле от них шарахался, мой идеал был слегка за тридцать. Всё умеет, всё знает, и главное мужчину ценит, а не ждет, когда за ней бегать будут и умолять. Что делать с Пьон давно решил, если физиология не позволит, есть палец, но и это не обязательно. Окровавленных простыней тут не предъявляют. Ужин прошёл как бенефис графа! Если подумать большую часть работы сделал Ден Мейкил, пусть и пока не нанятый мной маг, но уже почти мой. Он уничтожил самый мощный элемент обороны пиратов, и без него нас бы размазали магией. На втором месте мы, с моими гвардейцами. А граф… да просто рядом стоял по факту. Но мы, без его отряда, два корабля пиратов в плен не взяли бы вчетвером. Самой пострадавшей стороной считал себя не пиратский капитан, а мой личный маг Бурхес.

— Я сразу понял! Сегодня не мой день! То с ученицей не смог! Гм. Не смог выучить одно простое заклинание, — под смех окружающих начал вечер жалоб маг.

— Да, заклинание! Потом я не смог поставить на своего ученика и подопечного Гарода. Никогда себе не прощу! Ну и бой с пиратами прошёл без меня. Итог- раненых куча, корабль с ценнейшим грузом сгорел. Я бы никогда не дал пропасть таким сокровищам.

— Я, я, я, я. Господин маг, всё самое хорошее у вас ещё впереди! — утешил Доранд его.

Граф ещё рассказывал о затрофееном богатстве и демонстрировал знаменитый шелк. Потом хвастал числом пленных, и новых наемников. Я скромно молчал и загадочно улыбался. Почему? Да опять бухой! На земле я выпивал раз в месяц, не чаще, а тут не просыхаю почти. До кровати я дошел сам, попутно отметив, что нас обслуживают, или не нас, а лично меня, самые горилообразные служанки. Интересно, Пьон попросили или папА додумался. В кровати, кое как выполнив супружеский долг, что на качестве не отразилось, ибо я велик, я спать не стал. Отсушённая богатырским ударом Би — Ульфа рука ещё болела, и я сел спать сидя в кресло. Утром на удивление чувствовал себя отлично, будто и не было ни поединка, ни войны. Хорошо быть молодым. Хотя я тупой, были же планы полечить руку сразу, нет — мучился. Зашел утром к Миле, посидел с ней минут тридцать до завтрака, рассказывал о прошедшем бое, затронул тему брачной ночи. Но пришлось уйти, наступило время завтрака, а она не хотела, чтобы я видел, как её кормят. После завтрака мы засобирались в ближайший порт графства, продавать трофеи, которые туда ушли ещё вчера, рабов которые уплыли на пиратских шхунах, да нанимать корабли для переправы. В порту меня должны ждать яхта — подаренная императором. Пьон и вообще прочий балласт не взяли, я оставил Джуна на хозяйстве, все-таки тут мои невесты и жена. Хотел оставить и Бурхеса, но тот с негодованием отверг моё предложение.

— Моё место рядом с тобой! Никаких других поручение император не давал!

Я не сильно противился, в замке оставался не уступающим ему по силам Ланчер. Граф взял опять двадцать всадников из своих конных сотен, плюс Ден Мейкил, Бурхес, я, Ригард, Малик, Кант. Итого двадцать семь человек. Ехать было прилично, примерно, как до столицы графства, но дорога ещё хуже. Хотя мы планировали её преодолеть часов за пять, пришпорив лошадей. В дороге говорить на такой скорости было неудобно, но, когда мы сделали небольшой привал в графской деревеньке, Доранд подсел ко мне.

— Гарод, продай своего палача или поменяй? У меня конфликтов много, один сосед только в союзниках. А пытать сам видишь частенько нужно.

— У меня у самого война на носу. Возмутился я.

— Это не обсуждается, после войны конечно.

— Привык я к нему, костоправ он хороший, да и мало ли, выпороть кого из крепостных надо.

— Пороть надо да, но таких умельцев найти проще. А костоправа я тебе дам.

— Я должен умелого палача, да ещё и лекаря поменять просто на костоправа? — поднял я бровь.

— Добавлю две любые книги из моей библиотеки, а она у меня немаленькая.

— Пьон я думаю и так их заберёт?

— Нет, у неё своя и больше моей, но моя старше.

— Прям есть из чего выбрать? Сколько книг?

— Двадцать семь!

— Это много? У меня почти столько же, с теми, что везу. Да и там про любовь скорее всего?

— Про любовь одна всего, и то там рисунки одни, тебе не интересная она. Много по истории империи, по военному делу, по магии есть парочка даже. От деда мне досталось, рано ушёл он из жизни конечно, да не магу труднее долго жить.

— Хорошо четыре книги!

— Три! И с рисунками не брать, ту про любовь.

— Уговорил, но после войны отдам ката. А как так получилось, что ты графом стал, а не отец твой?

— Это длинная история, отец давно умер, а вот внуков у деда было аж дюжина. Да ты их почти всех увидишь, живут кто где, но на свадьбу приедут.

Перехватив кусок еды и напоив коней мы часам к двум были уже в порту. Графа встретили со всем почетом. Порт был один из самых крупных в округе, десять тысяч народу!

Большая пристань меня порадовала обоими моими кораблями, и шикарной яхтой! Успели прибыть! Трофейные суда стояли в другом месте на ремонте.

— А что граф! Осмотрим мою яхту для начала! А потом уж в вашу усадьбу поедем.

— Давай, только не долго, и потом не в усадьбу, а в портовую гильдию, нанимать корабли для переброса армии.

На яхте было два громадных паруса, один был на носу, второй по центру, сейчас они были полуспущены. Сама яхта по прикидкам была метров двадцать пять в длину и метров шесть, семь в ширину. Огромное судно и шикарно как отделано! Яхта расположена была к нам кормой, и я видел, как на палубе важный господин сидел на диване и пил из бокалов. Около него были две длинноногие девушки практически голые, и прислуживали ему. В данный момент одна подливала ему из кувшина, вторая массировала стопы его ног. Черт. На его месте должен быть я! Вспомнил я фразу из фильма.

— Эй на яхте! Встречай хозяина!

Ноль эмоций! Он даже не повернулся. Я, спокойно вытаскиваю арбалет, пристегнутый к седлу, заряжаю и под смешки графа стреляю в кувшин. Стрелок из меня ещё тот, я разумеется мажу, но получается ещё эффектнее, стрела разбивает бокал сибарита.

— Что ты себе позволяешь мальчишка! Эй! Гвардия! К бою. — орёт он.

И из нижней палубы выскакивает пара гвардейцев императора, не видно какой полк, в полном вооружении и броне, а следом уже частично одетые ещё восемь воинов.

— Десятник второго гвардейского Орб Турис! Вы напали на судно императора! Граф потрудитесь назвать причину.

— Я хозяин этого города, и не нападал, вот барон стрелял. Моментально сквозь смех сдал меня Доранд.

— А, что яхта разве императора? — уточняю я под недобрые жесты с палубы.

— Пока не передали хозяину, да. — ответил Орб. А ты кто? И как посмел стрелять?

— Я смотрю вас там во втором гвардейском распустили, надо будет сообщить Мод О При о таких разгильдяях.

Обращаясь вроде как к Ригарду, говорю на самом деле для всех.

— Я новый хозяин этой яхты барон Гарод Кныш!

— Врет он! Новый хозяин заслуженные боец, кавалер знака отличия двенадцатой ступени, рубин. — брызжет слюной мужик с палубы. Надо на кровь проверить, где там указ императора и дарственная?

— Ты ничего не попутал скотина? Как ты смел меня, барона оскорбить, отвечай кто ты и что делаешь на моем корабле?

— Барон, не надо горячится, сейчас всё выясним.

После упоминания имени полутысячника, Орб стал заметно смирнее. А ведь он и вправду порядочная скотина по отзывам его однополчан. Я уже понял, что это мой дополнительный десяток гвардейцев на полгода выделенный мне императором, а мужик на палубе скорее всего капитан. Статус девушек мне пока не ясен.

— Вот! Торжествуя, несет десятнику бронзовую пластину капитан, или кто там.

Орб спускается и просит капнуть в углубление немного моей крови. Достаю ножик, чиркаю себя по руке и поток крови хлынул на мостовую и пластинку. Тут же понтуясь заращиваю порез, сил уже на это хватает. Пластинка моментально нагревается, и меняет цвет.

— Господин барон, пожалуйте на борт свое яхты. — говорит десятник виновато глядя на меня.

— Это ошибка, бормочет мужик, и на борту корабля всегда старший капитан.

— А кто капитан? — спрашиваю я поднимаясь вслед за веселым Ригардом.

Ну не любит он столичные полки и косяк Орба его точно радует.

— Я капитан, Моссул, и не надо было стрелять, можно было попросить, бормочет он явную чушь.

— Я? Должен просить своего подчиненного? Простолюдина к тому же? Я тебе крикнул, ты даже не посмотрел на меня. Охренел скот? Пошёл вон с моего судна, десять минут времени на сбор вещей, и не дай бог чего возьмешь не своё, просто зарежу. Малик, проследи за капитаном.

— Нам что делать господин барон? — интересуется Орб.

— Тоже самое собирайте манатки и стройтесь на площади, найду вам дела не переживайте.

— Нельзя меня уволить, я нанятый специалист, мне император деньги платит. — упорствует Моссул.

— Да пусть платит дальше, пока другой команды нет — получай казенные деньги, но я от твоих услуг уже отказался. — пожал я плечами.

— А нам, что делать? — спросили растерянные моментальной расправой милахи.

— Вы кто?

— Служанки на яхте, нас три рабыни. Есть ещё кок, тоже рабыня, и трое матросов, но они на берегу сейчас. И кок, и матросы. — пояснила она дополнительно.

— Услуживать мне, были другие обязанности ещё?

— Да и очень много.

— Потом обсудим.

— Ну что барон, осмотрим судно? Обратился ко мне веселящийся Доранд.

Глава 8

Малик, подталкивая в спину Моссула, выходя из каюты сообщил.

— Там был сейф у него, вещей набрал много, его не его не знаю.

— Всё моё! Господин барон. Приношу свои извинения и по-прежнему считаю, что мой контракт действует, меня нанял император и вы…

— Я могу вас всех выгнать. Наёмная команда, это бонус к подарку императора, а не условие.

— Я свяжусь с канцелярией императора и сообщу о вашем самоуправстве…

— Малик, выложи всё, что он взял, и перепиши, а потом дай пинка, чтобы летел кувырком с яхты. — недослушал я его.

— Яхтой не так просто управлять, я управлял подобными судами больше сорока лет…

Я врезал ему в челюсть, Моссул упал на палубу.

— Ещё одно слово, или писк, или мычание, и я тебе что-нибудь отрежу. — кровожадно пообещал ему.

Достал он меня!

— Гарод, дело твое, но найти капитана на эту красавицу будет трудно. — заметил Доранд.

— Лучше уж без него, чем с капитаном, для которого мои слава не указ. У меня в баронстве — моё слово главное и последнее.

— Хорошо, давай уже посмотрим, чем там тебя наградили.

— А нам что делать, господин барон? — крикнул Орб с пристани.

— Стойте смирно и думайте, о том, что вас император не нежится на чужой яхте послал, а умирать за меня при случае.

И я вслед за Ригардом пошёл смотреть яхту. Пояснения давала одна из рабынь служанок, их имена я пока не запоминал. Я сразу обратил внимание что невысокая надстройка, на которую крепился парус, была с площадкой для отдыха, плохо видно, но вроде лежаки для загара, что странно, ибо половина корабля было прикрыта навесом.

— Навес можно поднимать. — озвучила ответ на мои мысли первая.

Пройдя мимо диванов и большого стола на палубе, я вступил в большое помещение верхнего яруса. Тоже диваны и тоже столы, по правую руку один большой по левую два маленьких. Приятный бежевый цвет и мебели и драпировки успокаивал. Оглянувшись я увидел по обоим сторонам шкафы, закрывающиеся на замочки. Впереди виднелось, что-то типа бара, там стояла третья рабыня, клон первых двух, длинные красивые ноги, тело без грамма лишнего веса, подтянутые ягодицы, и плоские животы. Да, ещё и лица реально похожи.

— Вы сестры что ли? — спросил, оборачиваясь к первой.

— Нет, мы с одного племени с островов между империей и теократией. У нас маленькое государство, тысяч десять, пятнадцать населения.

— А как вы сюда попали? В империю?

— Пять лет назад, нас захватил бывший хозяин этой яхты, я не имею право называть его имя. С тех пор мы тут.

— Не имеешь право? А почему?

— Это дядя императора, он поднял мятеж недавно, теперь его имя под запретом.

— Я понял про кого ты, я помог императору убить мятежника, а он таким образом избавился от ненужной ему яхты. — подумал я вслух.

Дальше виднелась кухня и три каюты экипажа, мальчики отдельно, девочки отдельно, капитан отдельно. Наверх к лежакам пока не пошел, спустился вниз к жилым каютам. Такой роскоши я ещё не видел. Шесть кают, чем-то похожих, отделанных в разные цвета. Двуспальная кровать, посередине стоявшая изголовьем к стене, диванчик справа, шкаф для одежды слева. По той же стене что и диванчик был столик. Магические светильники, ещё из освещения были длинные вытянутые иллюминаторы в два ряда, нижние показывали подводное пространство, а верхние самый край воды, но солнце проникало внутрь. Закончив осмотр, я поднялся наверх, и успел к финальному пинку от Малика. Моссул, полетел по трапу, чуть не свернув шею и упал прямо к ногам изумленной второй четверки моей команды. Трем матросам, весьма могучей комплекции, и одной хрупкой и коротко стриженной миловидной женщине лет тридцати.

— А что тут? Господин барон, мы рады вас приветствовать на борту вашей яхты! — моментально, оглянувшись на стоящих смирно гвардейцев, сказала оная.

— Как звать?

— Кайлани. — глубоко поклонилась она. Рабыня, как и все девочки тут.

— А вы я матросы, я так понял? У вас будет новый капитан, а пока кто из вас старше?

— Седогрив, я помощник капитана Моссула.

— Он больше не капитан, уволен за наглость. Малик, дай Седогриву почитать список вещей, что этот хам забрал с собой. Теперь с вами гвардейцы.

— Готовы выполнить любой приказ, прибыли на яхте сегодня утром и не успели найти место для жилья. — отчитался Орб.

— Отмазались! Место не ищите, ждите на яхте, коней у вас нет? Так бы взял с собой парочку.

— Мы пехота, охрана осадных орудий, но будут кони, готовы и на конях.

Раздав поручения, поехали в портовые гильдии, благо не далеко. Посещение моих торговых судов оставлю на потом.

Портовая гильдия, была совмещена с гостиницей и таверной с другой стороны от входа. Поэтому пяток пьяных матросов, попавшихся по пути, не удивили. Графа там знали и уважали. Нас моментально обеспечили креслами, и организовали стол с напитками и перекусами. Хоть кушать и хотелось, но сначала я побеседовал с капитанами коммерческих судов.

— Пятьсот человек, две с половиной сотни лошадей, осадные орудия, телеги. — перечислял по памяти.

— Хороший заказ! — обрадовались морские волки и стали спорить кто сколько возьмёт груза и людей.

— У меня четыре своих корабля, два пирата и две шхуны, ну и яхта, но там для своих только.

— Ох и шикарная яхта! А мы думали, неужели кто из императорской семьи нас навестил. Один из двух пиратов подгорел и ему починки недели две. Второй возьмет человек пятьдесят легко, ваши шхуны человек тридцать и столько же коней. — сразу дали расклад опытные моряки.

— Это я в курсе. Остальное надо срочно, дня три тут буду, а потом, чем раньше, тем лучше.

— Монет триста надо будет на всё! Но это в оба конца, и с ожиданием в неделю. Далее простой, по десять золотых в день. Будет кроме ваших ещё восемь кораблей от нас.

— Устроит. Ещё нужен капитан на яхту, но с испытательным сроком.

— А что со старым? — удивились они.

— Пинка под сраку за неуважение.

— Это сложнее, зря вы так с капитаном, но поищем.

Я выдал задаток в сто золотых, и мы поехали уже к нашим шхунам. Капитан Рица, был искренне рад, а за его спиной маячил мой оставленный на лечение гвардеец Тарак.

— Как хорошо, что вы вернулись, у меня на руках огромная сумма, мне её передал граф, весьма щедрый наниматель. Сижу и боюсь, хорошо хоть Тарак выздоровел.

— Двести пятьдесят золотых, что ли? — недоуменно смотрю на него.

— Да! Я таких денег никогда не видел, а доску он забрал с игрой, но оставил вам перстень магический.

— Хорош! Не тараторь! Заберу я деньги, тоже нашёл большую сумму, и перстень тащи. Тарак, как самочувствие?

— Спасибо барон, уже могу воевать.

Золото как золото, а перстень был реально ценный! Вроде и лечебный, но ещё и защитный от ядов.

— Тарак, император наградил тебя рубиновым знаком доблести восьмой ступени. — достаю приготовленную награду.

Наградив офигевшего гвардейца, мы поехали по банкам да по скупщикам краденого. Ну не краденого, а награбленного, или затрофеенного. Выставив имущество на продажу и обговорив цены, поехали на рынок рабов, там пришлось задержаться. Самих то рабов оценили споро, и мы их выставили по твердой ставке, но на рынке я увидел большую партию крестьян.

— А чего их продают как рабов? Видно же трудяги, а не разбойники, спросил я у распорядителя.

— Видно да не видно, именно разбойники. — усмехнулся он.

— И дети и младенцы? — не верилось мне.

— Дети, как члены семей, а деревня их взбунтовалась, убила и сборщика налогов и баронского сына, что приехал к ним. Бери не прогадаешь! Сто семьдесят человек, из них семь десятков взрослых, и четыре десятка детей, но уже работающих. За все оптом четыреста золотых, а там одних кожевников десяток!

— Тогда понятно, я хочу побеседовать с чернью, кто у них старший?

— Разорвали конями старосту их, нету старшего.

— Есть! Подал голос сильно побитый мужик, с заплывшим глазом. Я Бронт, брат старосты, меня слушают.

— Что ж ты Бронт, напал на аристократа?

— Я отговаривал, и брат мой был против, зря его казнили.

— Соврал значит?

— Как это? — не понял он.

— Сначала сказал, что тебя слушают, потом что не послушали. Так слушают или нет?

— Тогда нет, те кто остались да. Да и тех, кого казнили не виноваты. Баронет покойный, любил по деревням ездить и над девками издеваться. Вот и в тот раз покалечил двух девчушек. Мать бросилась на него, и её зарубил.

— Жалобу в имперский суд, кто мешал?

— Баронство свободное, но мы не рабы, это с рабами, если они не государственные можно, что угодно делать, а мы крепостные. Увечить, убивать нас нельзя, имущество наше забирать нельзя, налоги выше половины доходов нельзя ставить, детей до двенадцати лет из семьи продавать тоже нельзя. А он возомнил себя императором.

— А что не выкупились? — в принципе понимая их все-таки спросил.

— Откуда деньги? Не было возможности. В суд можно и на свободного подать, но не успели. Терпели, терпели, а потом всё быстро произошло. Бабу зарубили, остальных плетьми, мы защищались.

— А что суд имперский?

— Продал нас в рабство, имущество забрали, всё что есть на нас. Купи нас скопом, иначе заберут по одиночке в разные места.

— Я тоже свободный барон, вы и меня пришибете?

— Да мы мирные, но там баронет реально зверь был, стольких покалечил.

Я задумался, была у меня мысль прикупить людей в баронство, но не рабов же. Освобождать их, да с какой стати? А не освободить толку с них? Нет выгоды, они и работать хорошо не станут. Да может я и сам их порознь расселю. Оглядел их ещё раз, откровенно разбойничьих морд нету. Но деньги нужны сейчас, не до покупок! А, авось хватит мне с учётом последних доходов.

— Беру! Где вас только селить и чем кормить.

— Ой дурак! — восхищенно сказал Доранд внимательно наблюдавший за беседой.

— Мало народу у меня, и люди нужны, есть планы стройку затеять опять же. — кажется покраснел я.

— На стройку? Не глупи. Строительством должны заниматься те, кто научен этому.

— Уж дома себе они смогут поднять?

— Не сомневайтесь. — раздались несколько голосов из толпы.

— Помогу твоему горю, всех этих бандитов размещу и накормлю, но не бесплатно, по десять серебрушек с носа в день. Есть у меня казармы тут, Пьон их для ополчения использует, ну а сейчас пустуют. Продуктов подвезу им, а готовят пусть сами.

— Выручил спасибо!

Слышу шум сзади, оборачиваюсь и вижу слезы радости на лицах, и стоящих на коленях людей. А вот это я не люблю, понты это корявые.

— Так! Слушай команду, сейчас идете в казармы, будете пока там жить.

— Ты не пожалеешь, у нас и мастера есть, и с кожей лучше нас никто в округе не работал, радуется Бронт.

— Что же вас таких ценных продали. — не удержался и спросил.

— Прежний барон рудниками владеет, ему деревни лишние заботы! А в хорошие времена — мы по сорок золотых в год налога платили!

— Однако!

Вспомнил я доходы от своего баронства, хотя я же не половину забираю, да и цены за морем выше. Предложу им выкупиться со временем, будут каждый год выкупать кого-то из своих с доходов, налог им сделаю треть, хотя по идее у рабов нет налога, всё их доходы хозяйские. Но попытаюсь из них образцовую деревню сделать.

— Пиши список по продуктам, что надо и каждый день так, сколько получили.

— Сделаем, нам бы подлечить ещё несколько человек и мыла для постирки. — отвечает Бронт.

— И в баню бы, — раздался бас из глубины толпы.

— Ха, ха! И бабу ему, бабу! Купил барон себе мороки! Сейчас они у тебя на выпрашивают! Ой смешно! А зря я Пьон не взял! — смеялся граф.

Ничего, насупившись, я не обращал внимание на смех, цыплят по восемь считают! Или по осени! Короче, будущее покажет. Почуяв бабки, деляга с рабского рынка, стал мне втюхивать ещё и ещё рабов и рабынь, последних, видя мою молодость особенно, даже маг у него был.

— Нет возможности, расходы и так растут. — печально отказался от предложений.

— Ну теперь ко мне на обед? Или ещё кошелек пояс оттягивает? — фонтанировал юмором тесть.

Доехали до его усадьбы, с комфортом разместились. И собрались там заночевать. До этого я попытался подбить бабки. Было три тысячи девятьсот пятьдесят золотых, к ним прибавились сотня от выигрыша пари с Би-Ульфом, потом четыре тысячи от пиратов, корабль я не считаю, тут я правда не все пока получил, но отъезда точно недостающую тысячу за трофеи и рабов мне отдадут, даже тысяча триста вышло и наконец сегодняшние двести пятьдесят. Итого восемь тысяч шестьсот золотых, и корабль! И дальше пошло вычитание, по четыреста на рабов и триста на наем флота, это пока, а мне перевозить рабов за море! Мама дорогая! И каждый день идёт по семнадцать золотых за их содержание, а если корабли простаивать будут, а кормить наёмников и прочих. То есть уже не меньше тысячи расходы плюсом, на питание и прочее всей моей оравы мне Пьон считала около полтинника золотом в день! Пусть три недели, больше времени у меня просто нет, это ещё две тысячи, на свадьбу отдам пятьсот графу, как и обещал, и остаток чуть больше пяти тысяч. Эх, граблю убиваю, а денег нет. До вечера успели по магазинам, прикупил к свадьбе товара, я с болью в жадном сердце, отдал ещё сотню золотых, и дальше пошли приятные новости. Прибыли наемники, и граф их отправил в те же казармы что и крестьян, на этот раз бесплатно. Магу я сразу дал команду лечить моих рабов, а что, на свадьбу то я его не позвал. Потом прибыли наши кони и двадцатка всадников Филика. Это было реально опасные парни. Все в броне, и кони тоже, с амулетами, с хорошим, но не броским оружием. Головорезы! Их граф позвал к себе в поместье. Старший был у них невозмутимый широкоплечий полусотник королевской гвардии.

— Баронет Борд Де Тон. — учтиво кивнул он нам с графом.

— Как дорога? — вежливо спросил я, с уважением оглядывая его мощную фигуру.

— Хорошо добрались, с вас девятнадцать золотых дорожных расходов.

— А Филик не дал? — зная ответ заранее спросил его.

— Филик просит прощение за своего протеже, денег дал конечно, но с возвратом. Точнее сказал вы компенсируете.

— Куда я денусь, сейчас отсчитаю.

Вечером, сжалился и позвал мага Алмура и сотника Рауца из наемников. Уселись на ужин, я, как водится, в последнее время, выпил, но немного и разговорился с магом, который меня серьезно опасался.

— Что больных много было?

— Половине лечение нужно, мало ингредиентов, помог двум десяткам самых тяжелых. Трое могут не выжить, что же вы рабов не проверили?

— Денег дам, купи сколько, чего надо. А купил случайно, можно сказать жалко стало.

— Надо тридцать, сорок монет. По поводу жалости вы её не показывайте, на шею сядут.

— Они не сядут, далеко будут от меня жить.

— Я про всех. Нахлебники быстро набегут. — со вздохом сказал маг.

— У меня не выпросишь! — пьяно возразил я.

На самом деле понимая, что деньги мне давать в руки нельзя. Скорей бы на Пьон жениться.

— А что ты со своим рангом в наёмниках? Жить надоело?

— А какие варианты? Для столичной гильдии магов я слаб, можно пойти в услужение к знати, но это две три сотни в год, в армию совсем не вариант, хотя там и тысячу с моим рангом можно получить.

— В школы, академии магические. — предложил ему альтернативу.

— Это сотня, плюс восемьдесят за ранг. Не вариант.

— А наемники я понимаю больше.

— За ваши два штурма шестьсот золотом. И это не предел, по две тысячи за год зарабатывал. Но это мой последний найм. Денег на омоложение хватит уже. Очередь, вот только большая, уже лет пятнадцать стою, и ещё столько же ждать.

— И какова цена на омоложение? — заинтересовался я.

— Правильная мысль, для твоего знака доблести скидки, и тысяч в тридцать пять по общим расходам уложишься. Но у тебя три жены будет, а если они захотят. Тебе и ждать меньше чем им придется, всего лет десять двенадцать. Но нужно половину внести суммы, для постановки в очередь.

— А для жен моих?

— Женам ждать, как и мне лет тридцать, представляешь ты сначала себе омоложение взял и три старухи будут тебе мозг клевать каждый день лет двадцать. И по деньгам раза в два больше.

Я призадумался, так далеко я свои планы не составлял. Но в резерве домик в столице же, потяну первое омоложение точно. А что делать с женщинами?

Глава 9

Граф из соображений гостеприимства пытался мне подсунуть служанку. Ничего так фемина, но, одолеваемый думами о жизни я отказался, хлопнув поощрительно её по объемистому заду. Утром день начался с посещения усадьбы скупщиками. Нам авансом выдали оговоренную сумму. Я, пока граф решал свои дела поехал в казармы.

— Ну, что Бронт вам не хватает прямо сейчас? — я спросил у номинального старосты.

— Нам бы мага вчерашнего, очень хороший лекарь.

— Купит с утра для вас кое-что и придет долечивать. — успокоил его я.

— Котел, тут есть продукты дали, спать на досках, но мы привычные.

— Что и тюфяков нет никаких? Хоть из соломы.

— Нет, да и мы привычные.

— Скажешь я сказал дать, — перебил я его.

Прошелся по казарме, посмотрел на новых жителей баронства, а чем черт не шутит и графства и поехал в гильдию мореманов. Там обрадовал новым заказом на перевозку рабов. Заплатил им в один конец за две вместительных каравеллы ещё двадцатку и собеседовал двух капитанов на яхту. Первый был мускулистый молодой парень.

— Крок, господин барон моё имя.

— И ты плавал на подобных яхтах.

— Не капитаном, а помощником, и яхта больше была даже метров на десять.

Минут пять беседы, и я уже хотел брать парня, но решил посмотреть на второго. Это был морщинистый дядька средних лет, среднего возраста, средней внешности. Хотя нет. Внешность была блеклой.

— Умаль, ваша светлость. — кивнул головой мне.

— Я барон пока, а не граф. Расскажи где трудился.

— За тридцать лет прошел путь от юнги до капитана боевого осадного фрегата императорского флота.

— Что за осадный такой?

— Обычный, стоят на палубе катапульты, мы и в реки можем зайти и прибрежные города атаковать. Двенадцать катапульт и баллист, в районе ста метров в длину, три мага восьмого ранга, экипаж семьдесят человек и обслуга баллист ещё семьдесят.

— А зачем катапульты если маги есть?

— Магу не так просто разрушить стенку из камней шириной метра три и высотой двадцать. А катапульта, не за день, а за неделю, но сломает, как бы она не укреплена была магией. Бывает дороги нет хорошей, а нам она не нужны реки, моря вместо неё.

— И как ты ушёл то оттуда?

— Не сошелся характерами с адмиралом, а на мое место два десятка желающих было. Мыкаюсь вот сейчас, работаю за пять золотых в год. А у вас сколько жалование?

— Да не думал, а сколько нормально для такой яхты?

— Яхта шикарная, знаю эту модель, хоть и не был на ней ни разу. А по оплате, я подслушал пьяный разговор Моссула в таверне, платит император сто золотых в год, и ещё пять лет платить будет. Но не ясно, будет ли платить мне, вот и спросил сразу.

— Император платит не конкретному человеку, а должности, и должность эта будет твоя. От себя буду платить через пять лет, и скорее всего не больше двадцати монет.

— В таком случае готов заключить контракт на пять лет.

И я, уже почти принявший молодого, остановил свой выбор на старом. Отправив его с Маликов на яхту, сам поехал в поместье к тестю.

— Я все дела свои сделал, надо выдвигаться, завтра свадьба. — проинформировал я родственника.

— Я тоже готов, ты с сбой берешь кого из прибывших?

— Нет, не так уж мне и близки прибывшие. Баронет, конечно аристократ, но у него тут дел полно будет. Денег я ему и магу на закуп снаряжения оставил.

Мы выдвинулись в путь, на выезде из порта нас караулил Малик.

— Что как там приняли его? — спросил у провожатого.

— Опытный дядька, сразу порядки наводить стал выгнал всех на уборку. Чувствуется в нём армейская жилка.

— Что есть, то есть.

В замок прибыли после обеда, ещё одним плюсом было, что я получил назад своего Гаврюшу. Так я назвал молодого жеребца, на котором ехал в столицу. Он радовался нашей встрече не хуже собаки.

— Гарод, наконец то вы вернулись! Пошли скорее! Схватила меня за рукав Пьон.

— Деньги считать пойдем? — пошутил я, и попал в точку.

— Ну а что ещё делать, ты там потратился, наверное, могли тебя обсчитать!

— Я рабов купил сто семьдесят человек! — почему с оттенком хвастовства получилась фраза.

— Ох, и куда столько?

— Крестьяне за бунт получили рабские ошейники, я их выкупил, посажу на землю будут трудится.

— Рабы? Ой Гарод ты ребенок ещё, вот как чуяла не хотела тебя отпускать. Растратчик. Из рабов плохие работники, а уж из бунтовщиков ещё хуже. Ничего, может ещё продать их можно. И сколько отдал?

— Так! Объясняю один раз. Сколько купил моё дело и сейчас и в будущем. Я тебя ценю, но не наглей, я тебе не папа, попу набью быстро.

— Ой. — испугалась натурально невеста. А папа бывало бил в детстве нас. Я поняла и про рабов, и про продажу, и про деньги. Не тупая! Была бы тупая то не поняла бы!

— Я знаю, но там у них выбора не было, я бы сам на их месте поступил так же. А сколько там кожевников знаешь? Десять человек! Кожей займемся. — попытался приободрить поникшую было Пьон.

— Да, а шкуры откуда?

— Степь рядом у нас, ну не рядом, а близко. Видела коней моих? Оттуда. Ханская порода — дорогие жуть.

— Некрасивые, но дорогие, и выносливые. Хорошие кони. — молвила невеста. Для дороги.

— Не суть, главное я им дело найду и заработаю на этом.

— Купил и купил, пойдем деньги посчитаем?

Тут меня окликнул Бурхес.

— Гарод на пару слов можно?

— Да тут говори, жена почти, не чужой человек.

— Это личное, отойдем. — настаивал он.

— Ну, что там у тебя? Рабыню какую купить захотел?

— Как узнал? И это тоже, но главное другое. Ты в курсе, что Ланчер полноценная десятка?

— Ты имеешь ввиду ранг мага? Нет не в курсе. А откуда узнал?

— Видел пару заклинаний, редких, бытовых, но на десятку точно. Например, рост растений стимулировал.

— Что за растения?

— Да ерунда, цветы. Хотят вам на свадьбу подарить от Лиски и Ланчера. Может ещё от конюха и Лианы.

— Я тоже использую заклинания выше своего ранга. — я попробовал поспорить с опытным магом.

— У тебя новые, а тут я видел старые заклинания. И десятка — это минимум.

— Интересно, интересно. Расспрошу, сегодня. Всё у тебя?

— Ну раз уж сам заговорил, мне нужна рабыня, и графиня готова её продать, очень неплохой вариант, и по деньгам я сам за не заплачу. Просто жить её надо будет со мной в замке.

— Шут с тобой бери, не запутайся только в бабах мой совет.

— Насмешил. — улыбнулся он. Молодой паренёк, окольцованный аж три раза будет мне рассказывать, как от баб бегать?

— Ну, да ты стрелянный воробей.

Я поднялся в комнату Пьон, даже не комнату, а часть крыла.

— Что он хотел? Высунулась любопытная мордашка. Если не секрет, я понимаю ты мужчина, ты сам решишь, что рассказать…

— Да забей, мне не надо напоминать, что я мужчина я это всегда знаю. Рабыню хотел выкупить у твоей мамы как я понял. Пусть покупает, если продадут.

— Знаю про кого он, невзлюбила её мама. Но мне то зачем эту змею подсовывать? — вслух подумала Пьон.

— В смысле мне, наверное, а не тебе? Да не переживай ты и за это, давай считай, что на войну тратим. И самое интересное, по факту денег у меня было больше и не на копейки, а на тысячу двести золотых.

— Ой не ломай голову, от Юстила не посчитал долю за долю в дилижансной компании. — быстро вычислила Пьон

Перед самым ужином, у был заловлен Ольчей и утащен в нашу комнату.

— Гарод, как съездил? — гладя меня по разным местам и увлекая на кровать спросила она.

— Яхту вот посмотрел, наемники добрались до нас, твоего папы двадцатка.

— Не интересно, — гладя меня сказала жена.

— Рабов купил! Сто семьдесят человек. Буду их на землю садить. Они так-то мирные, хоть и бунтовщики, уже с трудом говорил я чувствую нарастающее желание.

— Гарод, мне плевать на эту чернь! Хоть всех их запори. Мне вообще эти дела не интересны. — тяжело дыша постепенно раздела меня Ольча.

Вот ты чего такая высокомерная? Я сам можно сказать по земному происхождению чернь. Даже стало обидно за людей, ну не воспринимал я их как рабов, как лохов мог, как рабов нет. Я сам на земле не благородных кровей был. Принцесса мать вашу! И я отодрал её со всей пролетарской ненавистью.

— Гарод, я летала! А когда мы снова с тобой?

— Да хоть завтра, — брякнул не подумавши я.

— Завтра никак, Пьон не хочу обижать, а вот уже в пути можно.

— Мы на нашей яхте в путь двинемся, шикарная она.

— А что там есть, а сколько кают, а кого ты возьмешь на неё?

— Не думал пока, завтра решим.

Одевшись я велел найти Ланчера.

— Ну рассказывай, уселся я в кресло оставив стоять парня.

— Что именно?

— Всё, что я должен знать, я имею ввиду важное.

— Наверное про мой ранг магии? — усмехнулся он.

— Почему ты думаешь, что мне это известно?

— Завтра стало бы известно, когда подарок дарили бы тебе. Моментальный рост растений — это десятый ранг.

— А сразу чего не сказал?

— Мы толком и не общались же, не успел.

— Время найти был обязан, а чего вообще это скрывать?

— Тут не все так просто, я был в ордене последнее время, а он не совсем хорошими делами занимался. Ты уверен, что тебе надо знать? Я расскажу.

— Про дела не надо пока, — ответил я подумав.

— Вот и я так решил, а ещё мне есть что скрывать, потому что я обокрал их, они до сих пор ищут свой эликсир силы.

— Так есть эликсир, поднимающий ранги магии??

— Нет, это название такое, на самом деле он помогает осваивать сложные заклинания. А про десятку орден знает. Кстати ты бы не купил меня так дешево.

— Кстати, а чего орден тебя так дешево продал?

— О моём реальном ранге там пара человек знало, а продавали другие, и со психу. Я бы сбежал от этих садистов, так или иначе.

— Ладно, свой уровень и дальше скрывай, будешь моим козырем в рукаве. Что у тебя самое убойное?

— Волна огня, да ты видел у мага наёмников.

— Когда стены горели? Ага неплохо.

Тем временем в замок съезжались многочисленные родственники Доранда, брат, сестра, два дяди, тетя, пяток племяшей. Пришлось со всеми заводить знакомство. Что интересно, дядя и тетя были баронами в его графстве.

— А как ты смог? — спросил я у него.

— Тетка временная баронесса, пока её сын не подрастет до шестнадцати лет, муж погиб. А выдали её в свое время за нашего барона. А вот с дядей была комбинация. Отжали баронство у соседей, потом лет пять согласовывали передачу его к моему отцу. Но я тогда маленький был и деталей не знаю.

Вечером ужин, достаточно торжественный, но почти семейный. Родня обсуждала свои, малопонятные мне дела, и я заскучал. Попрощался со всеми и лег спать.

А утром, проснувшись в объятьях Ольчи я вспомнил, что забыл сделать. Обговорить итого, сколько дадут с собой мне графских войск. С утра Пьон уже было не поймать, женщины разной комплекции и родовитости утащили готовить невесту к свадьбе. Поэтому пошел мучить Доранда.

— Итого что у нас по армии?

— Как и обещал. Моя конная сотня, и пехоты я решил дам столько же! Половина на половину ополчение, и регулярная моя армия. Ну и обоз сорок человек. Все снаряжение даю бесплатно, но, если надо подкупить чего-то сам решай. Ну и плата за проживание и их питание с тебя.

— Два вопроса. Ополчение, когда будет? Если послезавтра отплываем? И компенсация за погибших и раненых какая?

— Сразу по компенсации, это моя забота, а вот штурмовые бы выделить для энтузиазма неплохо. По ополчению, да придется не послезавтра отплывать, а на день позже.

— Штурмовые как наемникам барона устроят?

— Вполне, это твое право. На свои штурмы я ничего вообще не плачу им.

Обговорив важный вопрос пошел готовиться сам. Одеть планировал самое красивое, и не смотря на жаркую погоду плащ обязательно, но в виде накидки. Ордена свои тоже. Потом подарок Пьон надо было приготовить, а вы как помните он был очень объемный!

Подарок я частично собрал, а частично просто вытащил из ящиков. Доранд показал место, где его можно поставить в общей зале, а я накрыл его тканью, чтобы невеста заранее не обрадовалась. Прибывший градоначальник столицы, уже ходил и посматривал на столы, но ему не наливали заранее, ведь регистрацию брака доверили ему.

— На хорошем счету в столице. — шепнул мне граф на ушко.

— Судя по цвету носа — любитель выпить. — пошутил я. — Слушай пока время есть пойдем в библиотеку? Ты на обмен книги давал.

— А давай, молодец, что решился на обмен, такой мастер не должен простаивать.

Мы поднялись на третий этаж, граф свои ключом открыл кабинет.

— А чего не запирающийся магий закрыт он?

— Первый подарок Пьон, настоящий замок, да и нет там особо ничего ценного. — неожиданно сентиментально сказал Доранд.

Мы зашли в комнату, довольно пустынную, два резных шкафа с книгами вместили всю «огромную библиотеку графа», все двадцать семь книг. Хотя вру. Одна, та самая с картинками, лежала на столе открытая. Сам стол стоял перед широким диваном, и рядом ещё был сервированный маленький столик, явно предназначенный, что бы кушать лежа на диване. Дрочит, что ли он тут? Рассеяно подумал я, глядя на эти самые картинки, женщины в разных позах и что-то типа пояснений на каждой странице. Я видал таких картинок поболе, и книга меня не заинтересовала. Похожа на ту, что подарил мне Бурхес. Небольшой бар, отдельный туалет и шкаф для одежды. Ах — да, много цветов в горшках и тяжелые парчовые шторы яркого, красного цвета на окнах, задвинутые сейчас в углы, давая свет оранжерее. Вот уж не знал, что граф такой садовод.

— Вожу сюда иногда служанок, жены думают что служанки тут за цветами ухаживают, для того и держу тут кучу растительности — граф похабно подмигнул мне по-свойски. Сразу опровергнув два моих предположения- не садовод он, и точно не дрочер. Да и было бы странно это.

Я прошелся и мельком посмотрел все книги, затем уже выбрав десяток я уселся на диван и стал смотреть подробнее.

— Настойки будешь? Для снятия стресса? Хотя ты по молодости лет не понимаешь, какой это капкан. — тяжело вздохнул Доранд. — Жены, дети, капризы и ссоры, ох. Я сейчас не про расходы говорю, а про нервы. Ты пока молодой ничего не боишься.

Это он меня сейчас отговаривает от свадьбы? Знаю я что это такое, и стресс присутствует и я не отказался от предложения выпить.

— Наливай. Поверю опытному человеку на слово.

— Нет, с моей дочкой тебе повезло, я её правильно воспитал, засуетился граф, наливая из графинчика прозрачную, как слеза, дозу напитка и мне и себе. — Ты меня меньше слушай иногда.

Он понял, что перегнул немного палку рассказывая про ужасы семейной жизни, а поскольку вид у меня придурковатый а поступки резкие попытался сгладить слова.

— Хорошо пошла, а почему настойка, ведь она прозрачная. — проглатывая неожиданно мягкий напиток.

— Есть способы очистить цвет потом, — махнул рукой граф. Ты выбирай книги то, дел полно ещё.

Точно ссыканул, что я свалю, ведь не торопился никуда, неужели я так со стороны безбашенно выгляжу? Надо менять имидж. И я углубился в книги.

Выбрать особо нечего, взял одну книгу по истории древних времен, вторую взял по магии, называлась она «лечебные плетения от третьего ранга до восьмого». Я почти ничего и не лечу, надо будет полистать. Третью выбирал из двух плохих, и выбрал ту, что чуть получше — «Правила Выбора гербов, девизов и знамен».

Я много видел таких в магазинах, и не особо дорогие, но брать не стал, а тут новое образование на карте империи хочу организовать, графство Кныш, может пригодиться, или проще нанять кого-то, опыта у меня тут ноль, выдумаю чего, а потом позора не оберешься.

— Вот эти три беру. — указываю на отобранные книги.

— Да что там, раз так понравилось, бери и четвертую, я вижу, с каким сожалением ты её отложил, две сразу выбрал, а ещё из одну из двух выбирал долго.

— Спасибо граф. — кивнул головой, пряча усмешку.


Да сдалась она мне эта книга — «как выбрать подарок». Но дареному коню как говорится, в зубы не смотрят.

Глава 10

Закончив с выбором, спустились ко всем, где нас уже ждали гости. Раба костоправа на замену смотреть не стану, что дадут, то дадут.

Наконец стала собираться вся приглашенная толпа, кроме родни приехали представители парочки орденов и что самое интересное, приехал сосед, с которым у графа намечалась бойня, именно в его лесу на нас напали. Нам была уготован отдельный столик, кроме нас там сидел Ригард справа от меня и Доранд слева от Пьон. Заиграла музыка, собравшиеся, знавшие порядок церемонии замолчали. Наконец, ведомая мамой ко мне вышла невеста, и первый раз за все время желание поиметь графиню отошло на второй план, настолько желанной выглядела моя девочка. Казалось бы, другая одежда и прическа, ну и украшения, ан нет. Изящные и ровные ноги подчеркивал подол платья выше колен сантиметров на десять, конечно в империи и не такое носили, но Пьон я видел в таком виде нечасто. Вроде бы надо было как-то замаскировать отсутствие титек, но сделано было все наоборот. Плотный тонкий золотистый шёлк, натягивал небольшие бугорки на груди, думаю даже меньше первого размера. Но груди стояли, были красивой формы, и крупные соски дерзко торчали из-под платья, иначе, чем у моей первой жены Ольчи, длинный, но узкий вырез подчеркивал красоту их формы. Особое внимание уделено талии и осанке. Талия была перетянута платьем так, что фигура казалось идеальной формы песочных часов, а то, с каким достоинством Пьон держала спину, вызывало восхищение. Прическа имитировала беспорядок, локоны волос то тут, то там ложились на шею, но этот беспорядок был мнимым. Каждый локон был украшен или жемчугом или драгоценным камнем. Ниже подмышек был тоже вырез, от чего невинная Пьон, выглядела опытной кокеткой. Я принял невесту у графини, пройдясь мимо столов с гостями, мы сели на свои места. Собрание ощутимо выдохнуло, и зашуршало негромкими разговорами, обсуждая невесту.

— Может сразу в спальню? — ляпнул я первое, что пришло в голову.

— Гарод! Ты меня раздел глазами, хватит смотреть, я уже покраснела.

Началась церемония свадьбы. Слово дали градоначальнику столицы графства. Он долго перечислял подарки, который я большей частью пропустил мимо ушей. Но удивился ценному подарку от Мейкила, он подарил нам оба найденных цветка «Сирокский свет», точнее документы на него, ведь цветы мы сдали. Мой подарок Пьон очень понравился, это я понял по ноготкам, впившимся мне в руку. Она уже хотела провести один, два штурма замка играя. А мне невеста, хотя почему невеста, уже жена, подарила коня, жутко красивого и породистого, породы немного пафосного названия «императорская». Купить такой можно было только водном месте, на императорском конезаводе и продавали не всем, от графа не меньше, ну или по разрешению канцелярии императора. Это был молодой жеребец по имени Донт, мощный и быстрый. Поговаривали, что при выводе этой породы, постарались маги. Конь был огромный, выше двух метров роста и вес больше тонны. Очень хороший рывок, обеспечивал ему мощный импульс удара. Обычно приходилось выбирать или выносливость, или скорость, но тут маги нашли способ сочетать и то и другое. Минусы были, например горы, болота, не подходили для коня, из-за большой массы, да уход требовался особый, что попало он не жрал. Конь уже был обучен для войны, и мог сам убивать врагов. Стоила такая «машинка» около пятисот монет, но очередь была лет на десять вперед на них, и продавали не всем. Словом я теперь буду заметен на таком коне среди всех спутников, это как блатные номера на дорогой тачке на земле. С другой стороны я теперь самая заметная мишень для засады. Явно на таком-то коне едет самый, самый главный. Доранд подарил седло артефакт с защитой от дальних атак, цену я уже примерно знал, ещё полтысячи. Бурхес кстати подарил второй том, той книги, что подарил нам с Ольчей, и её я даже не листал. Уверен, на третью свадьбу у него будет в подарок мне третий том, прижимистый старик решил из одного подарка сделать три.

— Шикарный подарок. — поблагодарил от души невесту.

— Я его двенадцать лет ждала, и купила на свои. — похвасталась она.

— Сколько тебе лет-то тогда было? Лет пять?

— Да, уже тогда я научилась читать, и прочла свой первый роман, про красавца барона. И выпросила у папы стать на очередь на коня, и денег взаймы. Потом постепенно отдала, я неплохо зарабатывала на питомнике собак.

— Ну, угодила, так угодила.

— Ты тоже Гарод, я такие наборы раньше даже и не видела. Но уже сейчас хочу попробовать штурмануть замок вон того типа, — она кивнула на соседского графа, с которым ещё возможно придется воевать. — Я его замок хорошо изучила.

— Ты у меня ещё тот захватчик. — похвалил я свою жену.

Затем было много выступлений акробатов, певцов, актеров. Были танцы, где я смог уже не оттоптать ноги своей милой. Уже перед самым уходом в спальню, к нам пробилась Мила! Она сняла трубочку и могла сипеть.

— Скорей бы ты выздоровела, обняла её добрая Пьон.

— Пьон, помни, что мы тебе говорили, если что, мы будем рядом в соседней комнате спать.

Для первой ночи выбрали специально оборудованную спальню для гостей. Находилась она в конце коридора и охранялась четверкой латников. Я зашел в комнату, огляделся, половина спальни кровать, столик с напитками и закусками, туалет и душ сгорячей водой. Я разделся до пояса, и Пьон стала гладить меня руками и целовать пресс, руки, шею. Потом мы целовались в губы, я уже исследовал руками её тело, и снял с плеч платье, целую её грудь. Пьон от этого реально заводилась! Урча, как кошка, она закрыла глаза, и позволила мне гладить её везде. Я освободил её от платья и положил на кровать, стал целовать ноги, неожиданно жена открыла глаза и сказала.

— Знаю, может быть больно, девочки сказали можно сделать руками все, но мне приятно, и я хочу быть твоей.

Я не решался войти в неё, умом я понимал, что ничего страшного не случиться, тем более можно всё вылечить магией, но не хотелось делать больно. Пока я колебался, Пьон неожиданно впилась ногтями в зад и я, вздрогнув от боли и неожиданности, вошел в неё. Дальше было проще.

— До свадьбы с Милой будем, тренироваться. — серьезно сказала мне Пьон. Врали много, мне больше приятно было чем больно.

— Мне тоже больше приятно, чем больно, — соврал я, потому что исцарапанная моя задница сильно болела.

Утром я проснулся от стука в дверь, звуковой полог был поставлен, но вибрации ударов я услышал.

— Кого то там принесло? — лениво крикнул снимая полог.

— Гарод, это я Доранд, — как вы там?

— Папочка всё отлично! Не переживай. — крикнула проснувшаяся Пьон.

— Всё хорошо пошли пить дальше! — забасил кому-то, явно обрадованный граф.

Они что без перерыва пили всю ночь? Удивился про себя я. А граф переживал за дочку. Мировой у меня тесть! Грех жаловаться.

Что мне особенно нравится в женщинах, так это умение быстро собираться. Пьон в этом плане была близка к идеалу. В том, смысле, что она оделась и собралась быстрее меня.

— Ничего у тебя скорость. — удивился я, глядя за окончанием её метаний по комнате.

— Гарод, надо же девочкам рассказать.

— Что именно?

— Тебе не понять, не путай меня. Они там ждут, не знают ведь, ну это, что мы уже…

— А были сомнения? — поразился я.

— Все я готова, а ты ещё без плаща до сих пор. Выходим, выходим.

Моя жена умчалась рассказывать своим подружкам важные новости. Я, не спеша спустился в зал, вообще тут по два дня не гуляют, но и один день может быть без перерыва длиться часов сто. Кто-то спал, кое-кто проснулся и сейчас опохмелялся, были и те, кто не ложились. В зале было полупусто, парочка латников стояли, охранили подарки. А ведь мне коня подарили! Пойду, посмотрю свою Бугатти. Спустился к конюшням, и там увидел разминающегося Ригарда.

— Мои поздравления! — кивнул и продолжил разминку.

— Спасибо, пойду коня посмотрю.

Зайдя в конюшню, увидел Мирта, внимательно слушавшего седого сухощавого дядьку.

— Господин барон, я вот осваиваю науку ухода за вашим подарком. — поклонившись сказал Мирт.

— Правильно, а ты кто? — спросил я дядьку.

— Конюх местный, про таких коней и не слышал, но он у нас уже третий день, маленько разобрались, даже в боевой схватке проверили, люто дерётся.

— Ну давай знакомь, что ли его с хозяином.

Мы пошли к Донту, его стати поражали, смотрел он настороженно, а я слушал пояснения дядьки.

— Господин барон, он курагу любит, вот возьмите, и подходит спереди только, чтобы не лягнул. Поговорите с лошадью, скажите ей несколько ласковых слов, говорите спокойно, но при этом уверенно. Пусть он привыкнет к вашему голосу, запомнит его.

— А как его кормить, — уточнил, беря курагу.

— Осторожно протяните руку ладонью вверх, сжав пальцы, и угостите коня. После угощения лошадь, скорее всего, начнет вас обнюхивать. Ей нужно запомнить ваш запах, различать его среди других, и поверьте, она вас уже никогда не спутает с кем-то другим.

— А точно, нюхает. И угощением не побрезговала. — радовался я. На других коней, садился без проблем и предисловий, а тут такая махина, мало ли.

— У вас ханские кони, они приучены к разным всадникам, там в степи они общие, семейные, пустят любого, да и возраст. — Молодой Донт ещё, и хозяина одного не было.

Я уже не слушал, я гладил морду коня, чесал за шею.

— А у вас же ещё и знак доблести двенадцатого ранга, а животные к таким людям очень расположены говорят.

— Может уже оседлать его? — нетерпеливо спросил я.

— Барон, пожалуйте к столу! Гости ждут! — услышал крик графа за спиной.

— Ладно, потом продолжим, — пришлось закруглить знакомство мне.

В зале действительно меня ждали, в том числе и невеста, уже одевшая свои шортики, но прическа у неё опять стал как у звезды.

— Гарод! Иди сюда! — махала рукой мне моя жена.

Хорошо, что тут нет обычая воровать невест, бросил понимаешь молодую без присмотра. Хотя она то уже жена! Надо привыкать к этой мысли. С этими раздумьями я занял свое место и Пьон принялась закармливать меня разной едой.

— Ты кушай кушай, тебе силы надо восстановить!

— Ты про сейчас? — подозрительно кошусь на её.

— Не спорь, мне девочки всё рассказали, чтобы много трудится, нужно кушать.

— Когда это я много трудился? — озадачено чешу макушку.

— Ночью, например, что ты прикидываешься!

— Да это не напряжно, не переживай, что ты там Миле с Ольчей рассказала?

— Кушай говорю! Не отвлекайся!

Пришлось есть, хотя не сильно то и хотел.

— Ополчение уже собирают, завтра отплываем! — обрадовал меня «папа» усевшись на место Ригарда.

— А что так рано, мы хотели послезавтра?

— Сегодня уже выдвинутся мои люди в порт, ну а мы завтра уже с утра поедем. После обеда будем там, и к вечеру отплытие.

— Завтра так завтра, — пожал я плечами.

И в правду пришлось собираться с обеда, по здравому размышлению поеду на старом коне, вернее не старом, а на том, на котором приехал. Конная сотня, пехота, обоз уезжали на моих глазах, я немного волновался, ведь опыта ноль у меня в таких делах, но надеялся на Мейкила, он точно справится. Думал кого взять на яхту с собой, по итогу решил так: Одна каюта моя личная, вторая для жен, невест, в третьей поместиться пятерка моих проверенных гвардейцев, в тесноте, но не в обиде, в четвертой Бурхес и Мейкил, его решил взять из соображений личной безопасности, в пятой Лиска, Лиана, и Хокмун, и в последней, в шестой, Ланчер, старый слуга Пьон по имени Болин, ну и палач мой, я же пока его не отдал, а слова о том, что он должен быть под рукой — неприятия у меня не вызвали. Итого шестнадцать человек и восемь человек экипажа. Каюты, были двух-трех местные, и больше не поместить.

Перед сном, ещё раз обсудили место высадки, было два варианта или в, порту Синока, с последующей дорогой в мой замок, либо сразу на земли королевства в районе баронства Готриб, в горах, того, что справа от меня, если смотреть на замок. Почему начнём с него? Оно было недалеко от моря это раз, ну и два раньше принадлежало покойному барону Смельту, с которым был в союзе был мой отец. Я по памяти, а был я там не один раз, нарисовал схему замка. И вроде Ден уже составил план штурма, конечно там все могло изменится, но, например, расположение замка точно нет, да и стены не перестроить. Решили и там, и там, сначала в порту высадим лишних, пусть ждут нас в гостинице. Девочки там помарокавали между собой, и выдали мне на ночь опять Пьон, но смотрели на меня подозрительно, как бы не растерзал. Сами они в ночь уже выехали на карете в порт, под охраной полусотни гвардейцев. Пьон, впрочем, сомнений во мне не испытывала, но у неё и дел много было, некогда переживать. Я думал она вещи собирает, а она подарки разбирала, причем так по серьезному, сверяясь со списком, полученным от бургомистра столицы. Но вечером потащила меня в свою девичью комнату. Зашёл — как после мамая помещение.

— Все увезли уже, книги, одежду, — пояснила жена.

— Нам кровати хватит, — серьезно глядя ей в глаза сказал я.

Но я соврал, кроватью мы не ограничились, продолжили в ванной, потом на полу, но уснули рано. Больно её уже не было, а удовольствие она получала.

Утром нас разбудили рано, мы сели на коней, и в хорошем темпе отправились добывать мне графство. Приехали, даже раньше, чем планировали и попали на посадку на корабли, войска и рабов. Двигаться решили одним караваном, ведь серьёзный маг, способный ускорить наше продвижение по морю был только один. Пиратскую шхуну не смогли отремонтировать, но остальные все суда прибыли, как и обещали. Ден, обещал переправить нас через море за три, пять дней, вместо недели. Погрузка шла полным ходом, люди, телеги, кони, припасы. Кроме нас пристань была заполнена и другими кораблями, на них тоже шла погрузка и, по-моему, наёмники. Я уже собирался уезжать к себе на яхту, где полным ходом уже размещались остальные, как моё внимание привлек небольшой припортовый магазинчик, туда зашел знакомый мне маг Остин! Зашел он в сопровождении двух важных господ, меня стоявшего вдалеке он не заметил. Странно, вроде он собирался долго пробыть в столице, а ещё он хотел повоевать с Готрибами, но для возврата земель королевству. А тут на пристани, и он и куча наёмников, грузящихся на корабли. А мог он посильнее, хоть и немного чем Мейкил. А что, если он все-таки решился на захват замка. Хотя в канцелярии говорили, что им отказали. Первой моей попыткой было подойти и прямо спросить у него, но я не стал, а вместо этого подъехал к Доранду.

— Есть разговор, давай отъедем срочно.

— Что там у тебя случилось, — заворчал граф, но отъехал.

— Оба эти баронства принадлежат королевству Синок, это их порт они ограбили недавно. Они обратились к императору, но тот им быстро не ответил. Сказал, что занимается безопасностью их границ. Они или не стали ждать, или узнали о моих планах. И с ними их маг пятнадцатого ранга Остин, я его сейчас видел здесь. Есть подозрения, что они тоже хотят захватить замки, вернуть их королевству. И император тут ничего не сделает, они в своем праве, впрочем, как и я.

— Так, хреново конечно, но без паники, и что нам делать? — подобрался тесть.

— Во-первых надо узнать через гильдию, куда капитаны этих пяти шхун на которые грузят наёмников держат путь, во-вторых, что за наёмники и сколько, и самое главное надо задержать их отплытие.

— Да как я их задержу?

— Придумай, карантин, таможня, пираты, да хоть напади на них.

— Дураков нет на мага такого уровня нападать, и потом ссорится с целым королевством, хоть и небольшим не в моих планах. Будут моё побережье потом грабить.

— Думай, иначе присядем тут на задницу со всеми нашими планами. Зря мы лишний день теряли, гостей твоих ждали.

— А есть у меня одна мысль! Внезапно воскликнул граф, ты давай поторопи своих с посадкой, а сам жди меня на яхте, и нее мелькай тут. — решился Доранд.

— Узнай осторожно, интересовались ли они про нашу армию, и про меня. — дал задание Графу напоследок я.

— Узнаю, жаль времени у нас мало осталось! Но кроме капитанов и никто не знает куда мы точно отправимся.

Я поехал на яхту, и не слушая приветствие нового капитана яхты, быстро прошел в каюту магов. По пути я прихватил Пьон, буквально вырвав её из рук девочек.

— Ден у нас появились соперники, надо поспешать с пересечением моря.

— Говори подробнее.

После моего рассказа, он подумав высказался по ситуации.

— Я тебя поздравляю, у нас две проблемы. Первая ненужная помощь, вторая, нам придётся захватывать оба замка сразу! Мы не знаем куда рванут силы королевства.

— Точно, а у нас всё вперемешку? На одном корабле кони, на других люди и припасы?

— Нут не так плохо, мы подразделения не дробили, с конями грузили всадников. Два корабля чисто под наёмников и их барахло. Значит мое предложение такое, захватываем сразу оба замка, все маги работают на ветер включая Хокмун нулевую.

— Она второго ранга, но не суть. — немного перебил я рассказчика.

— Не суть, согласился он, тогда правый замок сможем осадить через три дня, а левый через пять. Там день пути лишний по морю и день по суше. Также надо взять кого можно у графа в помощь, хоть ополчение, хоть наёмников, но в течении трех, пяти часов пока погрузка идёт. Ну и нужен второй командующий, на штурм замка.

Папа с собой взял из второй латной сотни тридцать конных, всех не отдаст, но два десятка считай уже у нас на корабле, стражников в городе сотня, но их брать нет смысла, зато ополчение я как знала сотню собрала, думаю, путь потренируются, а теперь всех заберу. Платить им надо конечно будет, но штурму я их учила, наёмников ехать надо в гильдию, а места хватит нам на кораблях? — Выслушав нас дала справку молчавшая до этого Пьон.

— Вот, предлагаю второго командующего — твоя жена, а я поеду дальний замок брать, мне конных всех, а вам пехоту. — обрадовался Ден.

— Пьон, видишь гвардейский десяток на пристани, бери и езжай распоряжайся по ополчению и папу потирань, а я поеду в гильдию наёмников. А что там с местом?

— Места с трудом, но найдём, продуктов не надо брать, будем двигаться очень быстро, нам хватит. — ответил Мейкил. — Все валите я буду план новый делать.

Я взял Ригарда и Малика и помчался в гильдию. А Пьон поехала в казармы ополчения, обрадовать их предстоящим ратным делом.

Глава 11

Пока ехал, все думал, а не зря ли я кипишь затеял, ведь Остин чувак темный, может и нет у него планов на захват братьев, а может надо подождать пока он ослабит Готрибов? Да нет, туфта. Хотя не дурак он нападать без шансов, это я сунулся не пойму в расчете на что. Доехал до гильдии, зашёл в небольшой двухэтажный домик с таверной поблизости и обломался. Никого из руководства гильдии не было на месте.

— Вы их в таверне поищите, посоветовал калека привратник, без одной руки.

Захожу в таверну, оглядываю присутствующих, сразу понимаю где начальство их. Отдельная кабинка, наполовину задернутая шторой, там сидят четыре серьезного вида мужчины захожу, отодвигая штору, к ним в закуток и представляюсь.

— Акан, глава местного отделения гильдии. Чем можем быть полезными господин барон?

— Найм, срочный, двойной тариф, что предложите?

— Не поверите, всё выгребли подчистую вчера, но через пару дней будет отряд в пятьдесят копий.

— Акан, спасибо за предложение, но прямой сейчас есть хоть кто-то?

— Хоть кто-то есть, вон сидит десятка два человек в таверне, в основном одиночки. — он кивнул на общий зал.

Я оглядел пропитые рожи, потасканную амуницию публики и недовольно поморщился. Брать их не имело смысл, и дело не в цене, явно десяток серебром для них приемлемая сумма, и не в их пьяном виде, в конце концов есть маг, да и в пути протрезвеют, и не в оружие и доспехах, их можно и выдать. Дело в их нулевой квалификации и надежности. Взять некого.

— Выбора я так понял нет, а кто забрал всех подчистую?

— Королевство Синок, — не стал скрывать глава гильдии. Мол у них город ограбили, убили стражников, вот и наняли две сотни с лишним в качестве охраны и для недопущения инцидентов.

Блин, а такой вариант возможен, а я шухер навел уже, в таком разе наемники и не сильно нужны. Попрощавшись, я пошел к выходу, сопровождаемый Маликом.

— Господин барон позвольте на пару слов. — напугал меня голос за спиной.

Невысокая фигурка молодого мужчины появилась ни откуда, отлипая от стены. И как я его не заметил?

— Магический артефакт отвода глаз, вы меня и не заметили. — пояснил он на мой не заданный вопрос.

— Слушаю, вы кто?

— Хисан, я разведчик. Слышал ваш разговор с Аканом. Я свободен в найме, двадцать золотых в день меня устроят.

— Ну, мне из тебя каждое слово клещами тянуть? Рассказывай про свои навыки, не думаешь же ты, что я с бухты барахты буду платить любому по двадцать монет. — немного раздраженно спросил его выходя на улицу.

— Последний наниматель заплатил мне двести золотых, за открытие ворот вражеского замка во время осады. Диверсии, разведка, артефакты свои, сам маг четвертого ранга.

— Уже лучше, а что двадцать золотом не мало для твоей квалификации?

— Нормально, это мой средний заработок, в год выходит около пяти тысяч золотом у меня на руки.

— Ты нанят, бывшую императорскую яхту знаешь в порту? Жду там тебя через два, три часа.

— Я буду.

В раздумьях еду обратно, мысли те же. Навстречу Доранд собственной персоной, с всего трёмя сопровождающими.

— А вот я тебя и нашел, на яхте сказали поехал в гильдию. Ну чего, нанял хоть кого?

— Одного то ли диверсанта, то ли разведчика, остальных Остин выкупил.

— А это плохая новость, ведь они точно собираются замки брать.

— Это ты в портовой гильдии узнал? — заинтересовался я.

— Ничего там не знают сами, им дали конечный пункт порт, но в дороге могут любой маршрут выбрать. Но грузили требушеты и тараны, последние при защите порта не нужны, значит планируют захваты замков.

— Ну хоть тут определились, а меня не узнали? И как бы задержать их отплытие.

— Насчет тебя нет понимания, скорее всего нет, так-как не торопятся, завтра с утра отчаливают. А вот как задержать я придумал!

— Да ладно!

— Сутки двое есть у тебя, завтра с утра на порт нападут пираты.

— И сожгут их корабли? Да там маг пятнадцатого ранга!

— Ты дослушай сынок, впервые меня так назвал Доранд. Они пожгут пару складов, мы закроем цепью горловину бухты, якобы от десанта.

— А чем сожгут и где взять пиратов?

— Пиратов я нашел, с десяток шхун их изобразят, с тебя сотка золотом, а поджечь можем и сами, это тоже убытки монет двести, раскошеливайся.

— Одни расходы, — проворчал я. А надолго задержишь?

— Сутки точно есть, а может и двое, ведь цепь и заклинит может.

— Что-то мне подсказывает, что заклинит как раз, и не сможет опуститься. — посмеялся вместе с графом, чувствую, что отпускает напряжение.

— Да, вспоминаю, давно мы не поднимали её, — поддерживал веселье граф.

— А не лучше взять моего мага из наёмников Алмура, десятка как никак? Он потом догонит нас быстро.

— Давай так. — пожал плечами тесть. Но долго парить мозги не выйдет, хотя есть и запасной план.

— Ого у тебя мысль скачет, и какой?

— Напоить капитанов, матросов побольше. Когда пираты, как бы нападут, попробую провернуть. Ой чую, ещё на полтинник золотом попадешь, разрежет Остин твой мою цепь со злости.

— Пьон нашла тебя?

— Да, и двадцать конных латников уже с собой увела, и ополчение думаю через час погрузит. Хотел бы я с тобой рвануть, но графство не оставить. Ещё переговоры с соседом не так прошли.

— А, да он же приезжал. — вспомнил я. Что убедил ты его?

— Нет, но перемирие на месяц заключили, будем оба рыть.

— И то хлеб, ладно бывай. — хлопаю его по плечам, а он неожиданно приобнял меня.

— Береги себя и дочку, если, что хрен с ним с графством.

Напутствуемый таким не оптимистичным прощанием прибыл на яхту. Отчалили лишь часа через четыре, когда уже солнце почти опустилось. Осмотрел ещё раз яхту, побеседовал с капитаном, от заверил, что всё в порядке, но матросы приставали к служанкам. Он приказал их выпороть, что и сделает по прибытию в порт.

— Эй, красотка подойди, кивнул я давешней массажистке.

— Слушаю господин.

— Запомни, никакого блуда в команде, не хватало мне ещё детский сад тут разводить.

— И с вами?

— Со мной нужно, но как-нибудь потом, — согласился я, оглядев ладную фигурку малышки. Утром меня разбуди, как солнце встанет. Дал я команду рабыне.

— Ты тут старший, будут бузить наймем новых матросов, резюмировал я капитану.

— Эх, давно я не работал вместо ветра. Молвил Ден Мейкил.

— Говори, чего помогать, — горю энтузиазмом я.

— Смотри, пока, я запитываю контур, растягиваю его над всем ордером кораблей и запускаю не воздушную волну, а перемещение воздушных масс. Так идет экономия сил, и все.

— И надолго хватит?

— Часа на два, потом надо подпитывать, я научу тебя как делать это. Делай небольшие забросы в контур, у тебя я вижу сил пока немного, будешь на подхвате, а вот Ланчер и Бурхес вполне могут раз в два часа добавлять в контур энергию.

Корабли и вправду прибавили ходу, но не сильно, ветер и так был неплохой до применения заклинания. Быстро сообразив, что от меня мало толку я отправился спать, в кровати меня ждала неутомимая Пьон. Но вместо нежностей пришлось слушать её план, под монотонной бу бу бу я уснул. Проснулся я от крика, а вернее от яростного шёпота Пьон.

— Стой говорю! Спит он, ишь пришла тут грудью сверкать.

— Барон приказал разбудить. — невозмутимо говорила вчерашняя собеседница.

— Пьон, скажи её что я проснулся, — пробурчал, открыв один глаз.

Завтракать я решил в кают-компании, поднялся на палубу, и стал ждать, пока наш кок Кайлани, начнёт расставлять блюда.

— Не знало, что вы любите и приготовила на свой вкус.

Я перекусил паштетом и овощным салатом, выпил чаю и собирался идти к себе как ко мне обратился мой матрос, Седогрив вроде, помощник капитана.

— Господин барон, у меня к вам необычная просьба.

— Говори, — сыто и благодушно разрешил я ему.

— Продайте рабыню, нашу служанку, Гвинерию, я дам ей вольную и женюсь, — выпалил он смущаясь.

— Так запала тебе? Не вижу препятствий, сколько она стоит правда я не в курсе, ну и нужна она пока мне, ведь надо найти замену для начала. Какой суммой располагаешь? И кто эта Гвинерия.

— Она сейчас с вами беседовала, а денег у меня хватит.

— Хм, а как вы жить будете? Ведь на яхте неудобно, да и места нет.

— Пусть живет в своей каюте, меня это устроит, — предложил влюблённый.

— Не вариант, ведь на её месте будет жить другая рабыня.

— Да вы сможете нанять её же служанкой! Я уверен пару золотых в месяц её хватит.

— Офигел? У меня гвардейцы получают по золотому в месяц, и сейчас я никому не плачу, а тут начну? Мне проще купить новую рабыню, и то, её учить надо, а это время и расходы.

— Господин барон я жить без неё не могу.

Отдавать симпотяжку мне не хотелось, но у меня и так баб полно, надо помочь.

— Хорошо, поселю у себя в баронстве её, ты свой контракт закончишь можешь потом забрать.

— Пять лет ждать? Да она мне пятерых за это время родит, и так Моссул её постоянно в кровати валял, может наймете её?

— Пфф, хрен с тобой, зови Гвинерию.

Вообще не хорошо, что я об этом не подумал, если Моссул пользовался девочками, то и новый может. Надо пообщаться с Умалем на эту тему.

— Господин барон, я к вашим услугам, поклонилась суженная Седогрива.

— Замуж за него хочешь? — без прелюдий спросил я.

— Нет, он ревнивый и грубый. — удивила меня рабыня.

— Да ты сама всем улыбалась, а я тебя из рабынь выкуплю! — возмущался грубиян и ревнивей.

Уууу, а тут ещё сложнее чем я думал, похоже любовь односторонняя, не вышло бы как с конюхом Миртом, когда я привез ему невесту без её желания. Не то чтобы меня это волновало, но тут налицо конфликт в экипаже. Надо общаться с Умалем.

— Хорош! Я приму решение позже. Пока не лезь к ней, мне только ссор тут не хватало. Всё ясно?

— Да, — услышал их хоровой ответ.

Благодушное настроение улетучилось, и я пошел размяться на верх, где стояли шезлонги. Так, что тут у нас, море, море сплошное море и строй кораблей перед нами, мы оказывается последние идём. Небольшая площадка, столик, три лежака прикрытые зонтами с одно стороны и два с другой, между ними свободное место, два на два метра. Я принялся за разминку и думал, как там сейчас Доранд отбивается от попыток Остина и компании уйти из гавани. Попинав воздух, спустился вниз и увидел уже наполненную пассажирами столовую. Тут же сидел усталый Бурхес, вид у него был измученный.

— Ты спал хоть? — от нечего делать спросил я.

— Пару часов смог, сейчас лягу, а утром уже через два часа, проснётся Мейкил. — без эмоций ответил он.

— На том свете отдохнёшь. — пошутил, желая приободрить его.

— На каком на том? В другом мире? Так не просто уйти на перерождение.

— Я пошутил, а что за другие миры и перерождение?

— Давай вечером, спать хочу, сил нет. — отмазался Бурхес и ушел отдыхать.

Глава 12

Вплоть до вечера было все спокойно, и я хотел уже идти спать, но под занавес спокойного дня начался шторм. Море было фактически внутренним, хоть и огромным, и сильные шторма были редкостью. У меня никогда не было морской болезни, да и маги c ней уверенно справлялись, но начавшаяся качка заставила позеленеть даже меня, не говоря уж об других, менее приспособленных пассажиров.

— Гарод, я все сил трачу удержание кораблей в кильватере, на другое не хватает. — пожаловался Мейкил.

— Ну и ладно, ветер сильный мы неплохой ход набрали, — беспечно ответил я.

— Ход хороший, курс не тот, мы в порт планировали, девочек высадить, второй отряд на левый замок Готриба, а сейчас? Сносит вправо, но и это не беда, проблема в том, что прямо по ветру несет нас на Джиманат.

— Куда? Что за страна такая? Первый раз слышу.

— Шутишь? Самая высокая гора в империи. Просто скальный пик в центре моря без населения и растительности.

— Не знал, и чем чревато? Рифы?

— Птицы, орлы размером с твоего коня, причем магией их не достать. Вернее нам не достать, нет в арсенале у меня необходимых заклинании. Могут и людей похватать и оснастку парусную испортить.

— А что продать их можно? Убитых, например?

— Толку с них никакого, даже перья не использовать.

— А сожрать? — мне стало дико интересно.

— Гарод, ты чего такой ненасытный, все бы тебе сожрать! Сразу гниет он, не съедобный.

— Бесполезная птица. — подытожил свои размышления я.

— Да кто бы сомневался, но ночью нам с ними не справиться, решай что делать, я предлагаю или распустить ордер или тормозить общее движение по возможности. В первом случае мы наверняка спасемся, но остальных разбросает, во втором есть шанс таки попасть к этим гадинам на обед.

— Давай тормози, эх знать бы еще, сколько у нас форы.

Мейкил ушел давать распоряжения, а у меня сон пропал. Интересно мой знак доблести на них действует, может, меня и не тронут? И ведь можно спрятаться в каюты, хотя на таком ветре, матросы должны работать с парусами. Постепенно темнело, скорость кораблей упала, но шли все в пределах видимости, и то хлеб.

— Вроде проскочили, давай спать иди, да и шторм стихает. — посоветовал мне Ден.

— Ну и славно, а ты?

— Я вот, что подумал, — сказал он, вытирая голову полотенцем, — приму зелье, и подежурю до утра.

— Если, что буди сразу. — попросил я его.

— Хорошо, — командир, задумался, решая одному ему известные задачи, — Хорошо, — повторил он, — Ты возьми…

Страшный удар, прервал его слова, мелькнула темная тень сверху, и Ден упал на палубу, глухо стукнувшись головой. Следов послышался вскрик одного из матросов, и тени начали мелькать то там, то тут. Я, оцепенев на долю секунды, действовал на автомате, и всадил свое любимое заклинание в ближайшую цель. Яркая вспышка ослепила глаза, истошный, невероятно противный визг и шлепок чего-то тяжелого о палубу, доказал — заклинание пятого ранга отлично работает против орлов. Как же так? Меня уверяли, что они защищены от магии! Да оно мне надо? Думать? Шесть ударов — шесть тушек шлепнулись в море, и слава богу, боюсь, яхта второго попаданца не выдержит. Ден встает, трясет бошкой, запускает светляка в небо, я вижу соседние корабли, тоже подверглись нападению, но почему-то в меньшей мере. Тем не менее, пуляю по темным сгусткам в небе разрядом электричества, я уже наловчился определять вторую точку пробоя. Пара минут, и я выбил все бандформирование диких и агрессивных птиц. Получили? Отдыхайте!

— Гарод, а что это было? — тряся головой, и заикаясь, спросил Ден.

— Сейчас проверим, можно их использовать или нет. — проигнорировав его вопрос я отправился к единственной тушке орла, что упала на палубу а не в море.

— Гарод! Через пень колоду тебя! Не съедобен он! Как ты его убил? — истерил Мейкил.

— Спокойно, я понял, есть нельзя, но вот может, чешуйки отдеру от перьев? — я попытался сковырнуть плотные, налегающие друг на друга блестящие, в свете светляка, пластинки с крыльев.

— Гарод этих тварей магией не взять, как ты маг пятого ранга справился с ними?

— А я знаю, сам обалдел.

Я задумался, и понял, фактически я магию использовал для пробоя от точки А до точки Б. А бил я не магией а электричеством. Наверное, я использовал законы физики, а не магии. Грубо говоря, урони я этому орлу на голову глыбу тонн двадцать, я его убью не магией, а физикой. Так и тут, я не бил их магией, я лишь создал условия для работы сил электрического разряда. Или как там правильно в терминах физики. Эх, жаль я со школы плохо, что помню. Тычинки, пестики, билять это не то. Атомная бомба? Бред. «Жиши пиши через и», какое-то древнее заклинание, зазубрил, а что оно значит, ни разу не думал. Как в том анекдоте, когда выкупили солдата из плена моджахедов, а он и говорит, ребята учите матчасть, там спрашивают. Что сказать Мейкилу, спалился по самое не хочу.

— Господин барон, там справа корабль, — углядел в темноте один из двух оставшихся матросов, как бы не Седогрив.

— Поднять паруса, передать команду всем влево, — откуда не возьмись, вылез мой новый капитан.

— Стопе! Давай бедолаг на борт прими! Если есть там кто живой. — тормознул я своего капитана Умаля.

— Право руля, сходни за борт! — моментально понял он мой приказ.

Подсветив море я увидел, раздолбленное птицами и штормом судно, уже грозящееся хапнуть воды одним бортом. То там, то тут виднелись утопающие мужики. Хрясь! Раздался звук хруста, и поверхность моря около тонущего корабля превратилось в лед, тут же сломавшийся от волн на большие глыбы.

— Ничего лучше не придумал, — пожал плечами Мейкил.

Людям это помогало мало, лишь некоторые сумели оседлать льдины. В общей сложности мы спасли всего восьмерых человек, в том числе высокого статного аристократа лет сорока пяти, хотя с этим омоложением совсем не ясно. На ногах был он один, остальным требовалась помощь врача и я вызвал Бурхеса и Ланчера.

— Барон Шак Кагал, — представился мне спасенный.

— Много погибло? — сочувственно спросил я, тоже представившись.

— На том корабле вместе с экипажем было сорок четыре человека, из них тридцать пять моих солдат, кони, оружие не считаю. Но мы передвигались ордером из семи кораблей, сколько выжило — не знаю.

— Да у нас, маг держит все корабли рядом. — я кивнул на Мейкила.

— Сраные Джиманатские орлы! Ещё, давно бы вывели, но магия их почти не берет. Хотя я вижу по парусам и по той обугленной тушке на палубе на вас тоже напали, и вы смогли убить одну?

— Повезло. — не стал акцентировать внимание на своих секретах перед малознакомым бароном. И тут же, переводя стрелки, спросил:

— А куда вы армией отправлялись, если не секрет?

— В королевство Синок, помочь одним людям надо, братьям баронам. — И не хочу, но старый долг уже висит на нас лет сорок, пришлось собирать отряд, да и наёмников нанимать.

— Это не Готрибам? — настороженно спросил у него.

— Ты их знаешь? — обрадовался Шак.

— И не с лучшей стороны, отец мой с ними воевал, а недавно они целый город ограбили, порт королевства. Соседи мои. Вот я собрал отряд чтобы закончить с ними.

— Надеюсь, вы нас за борт не бросите, — криво усмехнулся барон, оглядывая своих спутников, которым оказывали помощь.

— Была такая мысль, но глупо как-то, да и с вас такие помощники сейчас.

— Не скажи, всего у нас две сотни обученных людей, даже если половина доберется, то уже хорошо поможем.

— Ну да. — вынужден был признать его правоту я. — За стенами замка это вообще хорошее усиление обороны.

— Никаких стен, от нас требуется держать побережье, пока наёмники их не прибудут, а это неделя примерно, как я понял. Да и не стал бы я лезть в эту склоку, но клятва магическая была, может, всему моему роду аукнутся потом.

— А вот тут поподробнее!

— Про клятву, да ничего интересного, мой отец…

— Про вашу задачу расскажи, — невежливо перебил его. — И почему только одно побережье? У них на побережье один замок всего, второй в глубине в лесах и горах.

— Это я не знаю, как они второй дальний замок защитят, а нас за стены этого не пустят, боятся, может. Но задача такая, построить укрепления и оседлать единственную дорогу к замку.

— Это меняет все дело!

— Это, каким образом?

— Делай, что должен, становись лагерем на побережье и отбивай атаку отряда в сотни три числом и мага пятнадцатого ранга. Ты же не виноват, что кто-то успел до вашего прибытия проехать к замку.

— Ты хочешь высадиться первым? А что за маг, и что за отряд? — понял мой замысел спасенный.

— Король сильно обиделся за нападение, будет мстить. А маг жил в порту, нанял наемников и планирует атаку на замки. Мы их на сутки опережали, сейчас не знаю.

— А ведь можно так, задание было четкое, повоюем неделю и свободны! Маг у меня тоже пятнадцатого ранга кстати, наёмник, он точно утонуть не даст своему кораблю.

— Зачем неделю? Грохну их и земли мои, эдикт императора. И ваша клятва спадет.

— Не факт, но такое возможно. На этом и порешим. Где тут моим людям можно прикорнуть? — согласился барон.

Я поселил их в кают-компании, на диванах и полу. Наказав приглядывать за ними дежурному магу. Сам отправился спать. Перед сном, спросил у капитана, нужна ли помощь, но тот сказал, сам отработает за матроса.

Утром проснулся от деликатного стука в дверь. Стучал зевающий во весь рот Ланчер.

— Ден Мейкил просит встречи для корректировки плана.

— Ща.

Поднимаюсь, и, перешагивая через спящих, в кают-компании выхожу на палубу, щурясь от солнечного утра. Шторм закончился, и моя эскадра уверенно мчалась к берегу.

— Слушаю. — начинаю разминку, лицом к Дену.

— План отличный, но что делаем, мы силы делили наполовину, а сейчас с новой информацией предлагаю такую корректировку.

— Левый замок осаждаю я сам, со мной будет ополчение графа, это почти сотня, его же конные латники, это ещё сто двадцать, припасов минимум, только два тарана возьмем и без обоза почти сразу направимся на захват.

— Правый замок на тебе и Пьон, сил там, я уверен, мало, справитесь. С тобой будут все наемники, и двадцатка конных от Филика. Ну и твои пятнадцать гвардейцев, и все маги, и остальная техника.

— Нормально, а женщин куда? — уточнил я у командира.

— Их в порт, в том числе и твою яхту туда же. Охрану им выдели из своих сил.

— У меня там есть имение, если не сожгли, то поселю их там, в городе после набега не известно, что с жильем. — вслух подумал я. — У Пьон есть своя пятерка воинов, Хокмун с ними отправится, хотя надо одного отправить туда из старой десятки, вот Малика, например. Чтобы не было проблем, каких, с поиском пути туда, или с пропуском на территорию, его помнят.

— Да, точно! Есть же пятерка охранников ещё. От Хокмун толку нет, кровь остановить разве что сможет. — напомнил Мейкил.

— Мешаться под ногами не будет зато, ты иди отдыхай, проснёшься, ещё раз обсудим.

Мейкил ушел спать, оставив Ланчера на дежурстве. А я продолжил разминку, и размышления заодно. Птица сгнила за час, явно магическая. А моя магическая сила не в новых заклинаниях, а в физике. Я раньше не делал разницу, ну молния и молния, и маг бьет электричеством, и я бью. А разница есть. Магия тут, наверное, отдельный вид энергии, и светильники светятся не от раскаленной нити, а можно и нитью осветить же, но знаний мало у меня, буду использовать, что вспомню.

Из раздумий меня вывел глумливый голос одного из спасенных, накачанного парня лет двадцати от роду.

— Слышь, паренёк, а бабы у тебя тут смачные, и служанки и остальные. Я бы заплатил десяток другой серебра даже, если приласкают. Есть рабыни у тебя?

— Ты, я смотрю, совсем выздоровел, раз сил и здоровья девать некуда. — я прекратил махать ногами и недоуменно уставился на наглеца.

— Вот ваш завтрак! — пробиралась ко мне одна из рабынь из экипажа с подносом в руках.

Одета она была не в пример скромнее, чем раньше, легкие свободные брючки, и рубаха на выпуск, с подвернутыми рукавами. Все белого цвета. А капитан наводит порядок, молодец! Всё успевает.

— Ой!

Раздался испуганный крик служанки, которую нахал крепко шлепнул по заду, от чего та ускорилась, и чуть не выронила еду.

Глава 13

В проходе за спиной парня показался мой спасенный барон, только это и спасло хама от заслуженного наказания.

— Шак, твой подчиненный забыл законы гостеприимства, — сказал я спокойно.

— Этот? Этот не мой, это с экипажа наёмного судна, вроде помощник капитана.

— Я сын хозяина погибшего корабля, а ты кто? — уставился тот на меня.

— Раньше надо было спрашивать, — я втащил со все дури ему в печень левой.

К моему удивлению удар пришёлся вскользь, паренёк довернул тело и урона почти не понёс. Но моя подсечка и толчок в грудь посадили его на задницу.

— Стой, юнга! Я же нормально спросил у тебя, чего ты завелся. — он выставил ладони ко мне, как — бы тормозя меня.

— Это не юнга а владелец судна, барон, между прочим. А ты простолюдин, — заметил из-за спины Шак.

— Прошу прощения, я обманулся вашим юным возрастом, — быстро извинился парень.

Стою, туплю, не от того что наехали на моих девочек, и не от того что меня за юнгу приняли, а от непонимания того как он увернулся. Не должно быть так, я размятый, он расслабленный, бил по серьезному, а он стоял на расстоянии вытянутой руки. Как?

— Проехали. — наконец определился я. — А как ты увернулся от удара?

— Я во время шторма эликсир выпил на реакцию.

— Тьфу, а я уже накрутил себя, короче, не борзей, сиди тихо, рот не раскрывай, тогда за борт не выкину.

— Шак, надо тебя как-то переправить к своим, есть идеи?

— Да откуда, но капитаны опытные, если с кораблями хорошо все, то место высадки знают.

— Ммммм… Замычал с улыбкой паренёк.

— Че тебе, говори, — разрешил я.

— К вечеру, по плану у нас остановка в малом Эрлиане. Это город такой на острове, — пояснил он, видя мое непонимание.

— Не помню такого, не планировали мы там, да и в сторонке он — пробормотал Шак.

— Это уже перед самым штормом условились, когда в пределах видимости корабли были.

— Тогда можем там сойти, если подбросите. — вопросительно посмотрел на меня барон.

— Мне надо с капитаном посоветоваться, — не стал сразу соглашаться с предложением.

Кают компания была переполнена, и я отправил всех спасенных, кроме барона наверх, там есть, где посидеть, покормить мы их покормили. Да Шак уже мне должен.

Я пообщался с капитаном, и он сказал, что крюк небольшой до этого порта, но надо обсудить с Мейкилом. Сам порт представлял собой имперский город, тысячи три населением, и там, что немаловажно, были ремонтные доки. А наши корабли могли пострадать во время шторма. Ну и матрос нам нужен вместо погибшего. В обед проснулся Мейкил, и был согласен с нами в вопросе захода в порт, хотя часов десять могли потерять на этом.

— Надо нам перестановки сделать и завтра к вечеру наш флот разделиться, а я покину яхту.

— Не так сделаем, яхту оставлю девочкам, а сам пересяду, с Пьон конечно.

Я пошел к себе и стал проводить эксперименты с магией, для начала почитал бытовые и лечебные заклинания. На пятом ранге я мог уже много по части излечения, но так как я был здоров, решил проверить свою версию с законами физики, а не магии — в заклинаниях. Для начала, я наэлектризовал лежащую на полу шкуру электричеством, шерсть ожидаемо встала дыбом, потом, разрядил её же сначала рукой, потом ещё и, побрызгав водой. Магией полностью зарядить шкуру было труднее, наверно действуют другие законы, но получалось заряжать кусками, что смотрелось диковато, кусок с растопыренным мехом, кусок нет. Потом я стал делать кипятильник в кувшине, две точки на одну подал заряд, вторую просто заземлил об корпус яхты. Вода стала бурлить, но медленно, сближаю точки, кипение увеличивается, наконец, хлопок, и кувшин развалился, а заряд весь ушел в заземление. Проделал тоже самое магией, как написано в учебнике, вода закипела моментом, и кувшин цел. Ещё я хотел сделать аккумулятор, но нечем было ни свинца, ни электролита. А кроме как автомобильного, я другие аккумуляторы не разбирал. А было бы неплохо, сделаю себе зарубку на память, чтобы в замке попробовать. На этом кружок юного физика был закончен, надо идти ужинать и скоро островок этот.

— Гарод, хотел поговорить про ночной бой. — выловил меня перед самым портом Мейкил.

— Я же пояснял, бил новым заклинанием, учить никого не имею права, в гильдию обращайся.

— Вот и Бурхес тоже сказал в гильдию, бесит, когда не понимаю, что происходит.

Я ещё раз развел руками и стал рассматривать порт, освещённый лучами заходящего солнца.

— А ведь у нас всего пару часов на перегрузку, потом стемнеет, ты давай там, с переездом не затягивай. — посоветовал напоследок Ден.

Остров как остров, много зелени и по центру острова высокая двугорбая гора, в обоих горбах говорят по озеру. Бухта просторная, десятка три судов размера моей яхты тут поместится. Порт был неожиданно пустоват, лишь одинокая шхуна маячила на рейде, на самом козырном месте по центру. Мы причалили бор о борт, на палубе стоял кто-то смутно знакомый. Приглядевшись, я увидел мага моих наёмников Йотт Алмура. Догнал значит, и даже перегнал, ну конечно, у нас общая скорость ордера по самому медленному кораблю, а у него- ничто не сдерживает. Любопытство гложет, но надо забирать вещи, конечно мне помогут, но дальше надо самому. Я служанок брать с собой не буду. Но и в свою каюту решил никого не пускать, места им хватит.

— Спасибо за спасение, не был бы я сейчас таким нищим, обязательно отдарился бы. — попрощался со мной спасенный барон.

— Ты сделай как договаривались, и все хорошо будет, — напутствовал его я.

— Сделаю, — Шак указал на два корабля, входящих в гавань. — Это мои два судна, хорошо, что спаслись, надеюсь и остальные не пострадали.

Я, видя, что ко мне торопится Алмур, пошел навстречу ему.

— Как все прошло? — с расстояния в пять метров нетерпеливо начал допрос.

— Откуда мне знать, я поджег утром склады и сразу вдогонку рванул. Тридцать пять часов под эликсирами работал вместо ветра, чуть судно не развалил вот чинят его сейчас. Так бы меня здесь не было, около семисот километров пролетели, правда шторм нам помог, а вы как тут?

— И нас шторм зацепил, потом орлы эти тоже, попали по их налет.

— Большие потери? — нахмурился Алмур.

— На яхте один всего, а на других не ясно сейчас совет устроим и посчитаем. Стая нас краем зацепила.

— Повезло, вполне могут и судна повредить, одно радует, далеко они от острова не летают.

Я постепенно перебрался на свою адмиральскую каюту на «Риц», улыбнулся доске с монополией, посидел на широкой кровати, нам тут удобно с женой будет, и пошел на военный совет в кают-компанию Риц. Там уже были все маги кроме Хокмун, а также Пьон, Ригард, сотник ополченцев, сотник наемников Рауц Кейл, сотник графа, командир отряда от Филика — Баронет Борд Де Тон. Совет начала Пьон.

— Гарод ты мою пятерку охранников хочешь на яхте оставить? Может ополченцев лучше?

— Давай так парочку им оставим, в бой их посылать не будем. Да и твои только тебя охраняют.

— Ещё вопрос, — настырно спрашивал жена. А зачем Мейкилу ополченцы и таран, ведь скорость движения очень различается? Конная сотня, что будет идти в отрыве? Я читала, разделение сил на чужой территории…

— В отрыве. — перебил её Ден. — Нам нужно начать осаду раньше, чем королевство, дойдёт ополченцы начнём штурм.

— А если замок уже осадили? — спросил я.

— Нет у них сил осаду ставить, а малыми риск. Уверен — они ждут наёмников. — опять отбился Ден.

— А второй штурм может мне взять в свои руки? Всё равно вы сунете нас на острие атаки. — спросил Рауц.

— Отлично, пусть будет штаб из трех человек, но старший конечно Гарод. — обрадовался командующий.

— А то, что мы пойдем по королевству с не совсем полезной для него целью — нам не помешает? — опять интересовалась моя непоседа.

Постепенно, в течении часа обсудили все вопросы и разошлись по своим кораблям, а я имею минут двадцать до отплытия решился пройтись по порту, посмотреть мир, так сказать. Ригард нехотя отпустил меня, кругом шлялись мои люди, он и мне в провожатые только Джуна дал. Неплохо освещённые улицы, чистые дома, но это центр, а на окраине уверен иначе. Зашли в рыбную лавку и купили морских деликатесов, за пять медных монет паренёк из лавки взялся отнести деликатесы на мою шхуну. Заглянул в книжный магазин, подивился книге на не имперском языке, купил её за один золотой и направились в порт на отплытие. Проходя, мимо ограды порта, я краем глаза уловил шевеление на высоком дереве вдоль дороги, мамин краденый амулет сигнализирующий об опасности щелкнул разряжаясь, я молниеносно вытащил меч, вернее вытащил, но не полностью, так как сверху на нас упала сеть и тут же начала затягиваться. Дыхания сбилось, я рванулся, наугад ударил молнией, свет магических светильников погас, и нас потащило куда-то вглубь порта.

— На помощь, — громко крикнул Джун.

И, получил пяток стрел в тушку, по мне тоже ударили, но спас амулет, купленный в гильдии. Джун застонал, а во мне разлилась волна гнева. Чего я расслабился, турист беспонтовый! Ведь тут кроме моих людей есть и наёмники братьев! Зажигаю светляк и чувствую, что сеть, затянувшая меня разорвана. Перед этим я услышал дуновения ветра как при сильном ударе мечом. Резко встаю на ноги, и в свете своего фонаря вижу человека, разрезавшего сеть — это наёмник диверсант, нанятый в день отплыва, как его там — Хисан.

— Сзади, — крикнул он

И я на инстинктах присел, через мгновение сверху прошелестел меч, или сабля. Тут же мой удар молнией, широким фронтом и я добавил падающей сзади тушке, своим мечом, наконец высвобожденным из плена сети. Топот убегающий в темноту толпы, послужил мне ориентиром для ещё одного удара молнией, вскрик, и громкое падение. Быстро вытащил стрелы и остановил кровь Джуну, Хисан тоже помогает мне.

— А ты вовремя, или ты знал про нападение. — уточнил как бы между делом я.

— Не знал, просто было скучно, решил навыки слежки отточить. — ответил спаситель. — Я бы правда на твоем месте поджег сеть. Да немного подгорел бы, но зато спасся.

— Растерялся я, — признаюсь честно ему.

— Гарод ты жив? Что с Джуном? Без пятерки охранников никуда, гоношился около нас, подбежавший на крик Джуна Ригард.

— Всё хорошо, что хорошо закончилось, Джуна на яхту к Мейкилу, пусть лечит, даже свою каюту разрешаю занять. — не стал спорить с упреками Ригарда.

— Кто это был, не видел? — успокоился тот.

— Вон убитый лежит, и в глубине тоже был. Проверь. — кивнул на труп я.

Глава 14

— Не пойми кто, что один, что другой. Очень необычная экипировка. Один убитый матрос, причем без оружия, но с какими-то крюками на поясе, второй мечник вроде, но на руках следы как у опытного лучника. — задумчиво сказал неожиданно оказавшийся полезным Хисан.

— Бери их на своё судно и обыщи, а сейчас уходим. Стоим тут на виду. — дал я команду Хисану и всем остальным.

Уже на судне, отчалив я размышлял о своей везучести, и слушал выговор от Пьон. Уж она меня ругала. Но русского человека этим не напугать. Я спокойно загреб её в горсть и после выполнения супружеского долга, завалился спать. Спал я до обеда, что удивительно меня никто не будил, никакие пираты и морские гады не напали, никому не требовался срочно мой совет или приказ. Но как только проснулся, меня сразу поставили в стойло и заставили пахать вместо ветра. Я и забыл, что Мейкила уже с нами нет, а необходимость поддерживать скорость осталось. Но держать корабли в коробочке было проще, ведь мой флот уменьшился процентов на шестьдесят, почти вся конница и рабы отправились в другую сторону. Я отстоял четырехчасовую вахту и передал дежурство Алмуру. Вечерело, захотелось бабу, недовольно отметив факт, что гормоны по-прежнему бьют по голове, решаю размяться и бестолково лезу помогать матросам с парусами. Еще раз убеждаюсь, что физический труд на свежем воздухе здорово прочищает мозги и предохраняет от реализации всяческих дурных, и не очень желаний. Зато спать ложусь безо всяких лишних расходов калорий. Утром мне уже поспать не дали, настойчивая Пьон разбудила мужа и выдала целое наставление.

— Ты в первые ряды не лезь, сначала Алмур и десяток наёмников осмотрят место высадки, ещё не хватало на засаду нарваться.

— Да я и не лезу, — пытаюсь неумело оправдаться.

— Лезешь, ещё как. Потом твой гвардейский десяток, те кого прислали позже уже осматривает берег поглубже, ну и потом уже технику разгрузим, ну и мы уже после. После высадки сразу отправляем наших конных к замку, понять где дороги есть ну и место для осадного лагеря прикинуть.

— Намек, понял, — отмахнулся я от её наставлений. Только с высадкой будет неудобно, нет люди и кони по мелководью пройдут, а вот обозные и телеги с осадными орудиями нет.

— А маги на что? Ланчер подморозит море, с кораблей спустим, а далее они сами. Но долго он держать не может лед, волны о берег его разрушат.

Стою, вглядываюсь в место высадки, и оно мне не нравится, река, впадающая в море, большой гавани сделать не смогла, и насколько я помнил причалы строить тут братья не планировали, но сейчас я четко видел, что подобные сооружения там имелись. Новый замок Готриба был в небольшой долине в горах, километрах в десяти от моря, очень удобная долина, из неё можно и ко мне попасть и к Малосси и в королевский городок ещё правее, и в ханство. Владение бывшего барона Смельта имело выход к морю, но уже очень небольшой и неудобный для постройки порта. Алмур с небольшим отрядом на лодке уже высадились на берег и попали в засаду, как и пророчествовала Пьон. Хотя о том, кто куда попал говорить рано, несколько огненных заклинаний мага, и сопротивление подавлено. Постепенно идёт разгрузка, причем за счет недавно построенных причалов разгрузка идёт быстро, ничего морозить не надо. Хоть явно ждали и не нас, но нам зашло на ура. Мы с Пьон, как и планировали сошли одними из последних.

— Захватили два десятка крепостных и убили троих солдат барона. Это хорошие новости, есть и плохие. В замке знают, что мы высадились, допросили пленных и они показали, что перед высадкой успели гонца в замок отослать. — сделал доклад сотник Рауц Кейл. — Конный отряд Борд Де Тона и Алмура с тремя следопытами уже выдвинулись к замку.

— Следопыты? — удивленно поднимаю брови.

— У нас в отряде есть несколько человек. — подтвердил сотник. Ещё маг этот, которого в последний день наняли увязался с ними.

— Хисан?

— Он.

— Имущество разгружаем пока. — закончил доклад Рауц.

— Да, берите всё. Мы наши суда отправим в порт королевства, чтобы они тут глаза не мозолили. И оставь тут парочку наблюдателей, пусть следят за высадкой наёмников Готриба.

— Сначала нам перебраться поближе к замку надо, а тропинка узкая, местами в лесу местами по горам. Обоз если, что бросим.

— Давай, сотник командуй. Если что подкину дополнительно денег вам.

Оставив Пьон с её охранниками в импровизированном лагере высадки, сам вместе с Ригардом Кантом и Тараком пошёл глянуть тропу к замку. Джун, хоть и потерял много крови, но усилиями магов восстановиться за пару дней. А малик уехал с девочками в порт, вернее в мое имение.

— Пока ехать можно, даже обозу, но дальше подъем начинается, — сказал Ригард.

— Мы всего километр проехали, — ответил ему. Надо назад двигаться, тут уже обозники скоро будут, не разминутся. И прочесать подлесок вдоль тропы. Не охота терять людей.

— Жаль по речке нельзя, камней много и мелкая она, добавил Тарак.

Мы повернули назад в лагерь, мимо нас в обратном направлении шла моя армия. Я отправил десяток своих гвардейцев, вернее императорских, и два десятка наёмников. Через три часа после высадки, уже когда мы вкушали обед, вернулся один следопыт и Хисан. Вид у последнего был сияющий.

— Господин барон, можете радоваться, в замке почти нет охраны. — с довольным видом заявил мой диверсант.

— Давай по порядку.

— По порядку, удалось взять пленного и допросить.

— Крепостного, наверное? — подозрительно посмотрел на него.

— Десятника с солдатом, допросил обоих раздельно, так, что уверенность в правдивости ответов есть. — не повелся на подколку Хисан.

— Ну, жги давай.

— В настоящее время в замке один брат из трех, раненый младший. Двое старших в другом. Всего в замке двадцать два человека охраны, в другом почти сотня. Они ждут со дня на день прибытие своего союзника для охраны побережья, и ещё четыреста человек наняли в разных местах. Они прибудут в течении недели. Но в этот замок прибудут две с половиной сотни, а полторы сотни прибудут из ханства, там горячих голов много, они сразу во второй замок отправятся.

— Маги есть?

— В замке пока один седьмого ранга, и прибудут непонятно сколько с наёмниками.

— Двадцать два это с убитыми?

— Без. Считай сейчас там всего семнадцать человек, планы баронов десятник не знает, но слышал, что средний, который здесь недавно хозяин, прибудет дней через десять, со своей гвардией в сорок человек.

— Сам замок осмотрели?

— Да господин барон, — откашлялся следопыт. Обошли со всех сторон, два десятка конных караулят выход из замка, но у них может быть и потайной ход. А силами двух десятков осаду не поставить. Но уже подошли имперские гвардейцы и наемники. Повторяю, если и уйдёт кто, то только через потайной ход. А замок примыкает к горе, там нам трудно его будут искать.

Эх, спешить надо. — озадаченно чешу репу.

— Ещё добавлю, как непроверенная информация, по прибытию наемников планируют захват баронства между братьями, образования графства и вассалитет императору.

— После заявки полгода у них будет на укрепление обороны, атаковать их нельзя будет. — заявила Пьон за спиной, и замок похоже наш захватить хотят.

— Почему атаковать нельзя? Возмутился я.

— Имперская защита, я думаю и эмират пошел под крыло Хоста не просто так, а под влиянием обстоятельств. — отвели мне жена.

— Планы совпали. — усмехнулся я. Что же, не будем время терять. Заканчиваем прием пищи, выдвигаемся!

Длинная змея из двух десятков телег с припасами, и больше сотни народа вытянулась на километр.


Часть моего отряда уже около замка, как мне доложили там паника, заехали в обе соседние деревни, набрали мужиков для засыпки рва. Два часа пути и мы встали на перевале. Никакой возможности проехать телегам, крутой подъём, сужение дороги, да и сама дорога, превратившаяся из наезженной тропки в полосу препятствий.

— Нет телегам пути дальше, — огорчённо заметил Рауц.

— На руках понесем? — полуспросил, полупредложил ему.

— Тут бросим, надо резво дойти до замка, а тут оставлю десяток и обозников, и так пол дня потеряли.

— А как мы там штурмовать будем?

— Постепенно перетащим, сегодня же штурма не будет, людям приготовится нужно, отдохнуть. — пояснил сотник наёмников.

Без обузы в виде обоза добрались за час, я ехал на своем старом коне, а подарок шел за мной на поводу. Не для него такие кручи, я и приотстал. Заехав в долину одним из последних, я огляделся, последний раз тут был совсем мальцом, но местность узнал. Замок был больше моего раза в полтора, мой вообще один из самых мелких в округе. Строить замок в горах проще, тут и лес рядом и камни, вот люди не экономят место. Узкое, двухсотметровое ущелье, невысокие горы по бокам, к одной из них притулилась крепость врага. Всё как у всех, ров, поднятый мост, высокие стены, и суета на них. А ведь никакого потайного хода нет у них! Я вспомнил подслушанный разговор между отцом и Смельтом, тот жаловался, что в долине все на виду, а скалу насквозь не пробить. Некуда уходить. Скалы высокие, почти отвесные, к замку можно попасть с трех сторон, с четвертой гора. Лес около замка вырублен, и наш осадный лагерь как на ладони, но переживать не о чём, сил у них достать нас нет. Конный Филика патрулируют окрестности, дымиться костер, а ведь зря не утопил этого наемного барона, не нужны мне его услуги. Даже если он завтра высадиться мы замок уже возьмём штурмом и Остин опоздает. С другой стороны, я же не знал, что в замке три калеки.

— Барон, лагерь готов, завтра можем попробовать штурмовать, согнал крепостных с деревень делают мостки через ров и лестницы осадные. — доложил мне через час сотник.

— Можно и ночью, — задумчиво сказала Пьон.

Последний час она что-то чертила на своей дощечке.

— Поясни, — попросил я.

— Замок слишком большой, а стены ещё больше, атаковать надо в этих местах, — она показала схему.

— Что это за черточки и точки, — я не понял её обозначения.

— Точки маги, черточки — это мосты через ров и направления атаки. — отмахнулась жена. Всего двенадцать мест, где можно быстро преодолеть стену. Если учесть, что всего воинов у них девятнадцать, то на одно место атаки не больше пары солдат будет против нас.

— Буду собирать совет, — вздохнул я. Мысль понятна, а вот конкретные задания магам — надо ставить.

Собравшись вместе обсудили, кто что может, причем меня в дело не пустили, буду резерв, ну и освещение поля боя с меня. Бурхес, будет прикрывать ворота от прорыва, моё новое заклинание он знает, если надо ударит лучше, чем я даже, он же будет противодействовать вражескому магу. Двенадцать точек атаки по восемь человек в каждой, десяток гвардии по центру ворот, Ланчер и Алмур с двух концов прикрывают штурм.

— Притащили пока один таран, но мост поднят. Отчитался пожилой обозник наёмников.

— Я могу попробовать опустить ворота, — сказал молчавший этого Хисан. Проберусь с началом штурма под артефактом невидимости через ров.

— Там наверняка сигналка, смысл в этой невидимости? — спросил я.

— Сигналка сработает ещё в двенадцати местах, — напомнил диверсант

— Да, но там будет видна причина, а у ворот она просто сработает. — не уступал я.

— Значит надо и в центре пробовать штурм.

— Не легко будет, ворота прикрыты двумя башнями, мимо них не пройти, — отметила Пьон. Но давайте и там имитируем штурм, но ров там в два раза шире, и башни эти ещё. Но если дело выгорит один десяток из отряда Филика надо тоже по центру поставить, и таран приготовить.

Вечерело и темнело, лестницы и мостки уже готовы, пора всех ставить на позиции. Немного мандражировал, мой первый штурм, а ну как положу ребят, чё-то расхотелось воевать, если убивать я ещё готов, то к смерти своих подчиненных я готов меньше. В час ночи тихонько будим всех на позициях, они взвевают броню, разбирают арендные артефакты и готовятся к штурму. Получение дорогих артефактов подняло моральный дух штурмовых отрядов, на смертников такие вещи жалеют. В час тридцать ночи начало штурма, одновременное форсирование рва, и тут же в замке раздаются сигналы тревоги, зажигают свет, теперь время идёт на минуты. Группы штурмующих видны при свете очень хорошо. Хисан сиганул с приличной высоты в ров, и исчез из виду. Внезапные взрывы застают меня врасплох, крики боли и вспышки на стенах говорят о домашних заготовках врага, лестницы, вместе с наёмниками летят вниз с приличной высоты. Всё затягивает дымом. Неплохая задумка, мины и дымовая завеса. И ведь как знали, где будет атака. Ах как плохо, ведь если от тех же дальних атак армейский артефакт защитит, то от силы тяготения вряд ли. Тут опускается падая мост, пружиня и подпрыгивая на месте падения, Молодец Хисан! Группа с тараном бежит к воротам, магически их бить нет смысла, стены и ворота уже хорошо защитили от магии, я помню как тот же Алмур жег сетны больше часа и ничего не достиг, а от тарана защиты нет. И от дождя, а он начинаем капать. Удар, шаги назад, разбег, удар и так далее. Над площадкой у ворот висит сетка Бурхеса, вернее не сетка, а вроде крыши домика треугольником, и принимает камни, кипящую смолу и прочее из обеих приворотных башен. Всё это бессильно валится в ров. Молодец старик. Конный десяток и десяток гвардии императора готовы после падения ворот ворваться за крепостную стену, я пересел на нового подарочного коня и выгляжу грозно.

Дым убирают наши маги, и я вижу, что в четырех местах лестницы устояли, и сейчас в этих местах бой идет уже на замковой стене. Остальные лестницы попадали, люди барахтаются внизу, но помочь им некому. Видны ямы от взрывов. От злости, фигачу по воротам и они падают! Или я зверюга, или это было последней каплей. Баронет де Тон даёт приказ и десяток набирает ход, но тут же ещё один взрыв, уже на мосту и они летят вниз в ров, не все, трое удержались. А неплохо они готовы к штурму, подумал я про себя. Огибая дыру в мосту десяток Орб Туриса уже прорвался к воротам. И забегает внутрь замка. Бой идёт уже во дворе замка, и Ланчер и Алмур не сговариваясь забегают через мост туда же.

— Не торопись, а то успеешь. — тормозите меня Пьон за штанину.

За штанину, так как до рукава её не достать, уж очень разный рост у наших коней.

Я дал команду оказывать помощь раненым, которых постепенно вытаскивали из-под стен и из рва. Оказывал помощь сам, других магов нет. Останавливал кровь и обезболивал я, а вправлял кости мой уже в перспективе обменянный палач. Были и погибшие, например, погиб один из отряда короля Филика. Наемников на стенах погибло как бы не с десяток.

Шум стихал, наконец, ко мне выехал выживший Де Тон.

— Замок захвачен. — доложил он.

— Подробности, самое главное захватили ли младшего Готриба.

— Он убит, но мы захватили его племянника, сына старшего брата.

— Поехали, погибло много?

— У меня только те, что упали пострадали, а так парочку видел.

— Убит один из твоих, — принес неприятную весть командиру.

— Печально, третий за год в моей полусотне, — помрачнел тот.

— Что Филик много воюет?

— Одного змея укусила, один погиб в стычке с браконьерами.

— Змея? Меня тоже кусала, залезла под кольчугу. — вспомнил я.

— Вот, там также было.

Заехали в захваченный замок, и первое что я увидел труп вражеского мага и довольного Бурхеса собирающего с него артефакты.

— Трофеи святое дело, имеешь право. — приободрил я его.

— Это я убил, — ухмыльнулся Ланчер.

— Вместе считай. — зло зыркнул на него старик.

— Так, а теперь подробнее, если мой раб убил, то и имущество моё — я протянул руку за артефактами к Бурхесу.

— Да забирай, можно я вот это колечко возьму? Я все-таки отвлек немного вражину. — попросил старик.

— А что это?

— Для мужской силы, — опять ухмыльнулся Ланчер.

— Тьфу! Одни бабы на уме! Бери конечно, я пока не жалуюсь на мужскую силу.

— Но и особо не хвастаешься! — буркнул довольный старик.

Глава 15

Замок неприятно поразил чистотой и хорошим ремонтом, видно, что деньги и вкус у новых хозяев были, не то что в моей обители. Просторный двор, раза в четыре больше моего, в левом углу несколько плодоносящих яблонь и беседка в их тени. Пригляделся — тьфу! Там и прудик есть четыре на четыре метра. Все постройки во дворе функциональны, две конюшни, домик прислуги, баня. Мостовая новая, каменная. Вход в замок в стиле наших древнеримских строений с колоннами и фигурами зверей. Чувствую себя дремучей лошарой, особенно когда смотрю на Ольчу, ей увиденное нравится, а переезжать из фамильного замка сюда я не планировал. Ничё, будут как жены декабристов.

— Здесь мило, — подтвердила мои опасения Пьон. Я поеду конюшни гляну, и псарню.

— Где ты псарню увидела? Аааа… Это псарня, ну посмотри.

— Господин барон, — обратился ко мне Рауц. Мы пленных нашли в подвале.

— Сколько вы в плен взяли?

— В плен взяли троих раненых, остальные или рабы, или крепостные, но я говорю про заложников из королевского порта.

— Тут и такие есть? Давай тащи их сюда на площадь. Алмур! Помощь окажи медицинскую если надо.

— Надо, надо, — подтвердил сотник.

— Ригард поехали замок осмотрим, суки три этажа отстроили.

— Мы прислугу и прочих согнали в один общий зал на первом этаже, — добавил Рауц.

Шесть ступенек, тяжелые трехметровые ворота, позолоченные и изукрашенные чеканкой, открыли мне путь в замок. Небольшой гардероб, чучела медведя и рыси по обоим сторонам, ещё одни двери, и я в квадратном холле, метров двадцать на двадцать. Был я тут ребенком паркета не было, камин был, два, три десятка коленопреклоненных людей не было. Оглядываю их, разные персонажи, вот эти двое точно повара, а этот судя по мантии мажордом.

— Слушаем меня, теперь я ваш новые хозяин, если кто имперский гражданин не раб и не крепостной можете сказать об этом, я решу, что с вами делать. Те, кто не принимал участие, в обороне, наверное, будут свободны.

— А аристократов тоже отпустишь? — спросила меня, неожиданно красивая женщина лет тридцати, с девочкой лет пятнадцати стоящие на коленях.

— Ты кто?

— Хозяйка этого замка, Артина Готриб.

— Я тут сейчас хозяин, это твоя дочка — кивнул на смотрящую в пол девицу. Встань и подойди ко мне.

Мадама встала, потянулась, и выискивая тропки между сидящими и покачивая бедрами подошла ко мне. Пухлые груди, скрытые платьем лишь наполовину, обтянутые бедра, красивая прическа и дерзкий взор. И как я её сразу не заметил?

— Мой муж, хозяин этого замка, ты лишь временный захватчик тут. Я баронесса этого баронства.

— Ты навсегда имеешь титул леди, но баронессой тебе уже не быть. Тебе напомнить, что стало с бароном Смельтом? Когда твой муж захватил этот замок?

— Я это видела, мой муж вставил ему кол в задницу и умирал этот неудачник очень долго, тоже мой муж сделает и с тобой малолетний идиот!

Хрясь, отвесил я Артине по лицу пощечину, она пошатнулась и ахнула. Я схватил её за шею и подтянул к себе одной рукой, второй я залез её в лифчик и сжал, как ни странно, все же упругую грудь. Слезы покатились по лицу дамы, а её дочка бросилась с криком ко мне.

— Убью тебя, папа тебя собакам скормит!

Хрясь, ударил по лицу бежавшую ко мне девицу, от чего она упала на пол, пуская из разбитого носа струйку крови. Её мать дернулась к ней, но я не отпускал шею и отвесил ей ещё одну пощечину. От чего та взмолилась.

— Барон, не трогайте мою дочь!

Не то, чтобы я был любитель бить женщин, да и не бил никогда, разве, что пару раз при истериках, но явные угрозы и оскорбления в свой адрес спускать нельзя. Нужно сразу показать их место, и дать понять, что кроме послушания у них других вариантов нет. Да и спектакль это был больше для слуг и рабов. Хотя врать не буду, лапать её за сиськи мне понравилось, зачетные они. А вот её дочка никаких сексуальных мыслей не вызывала, страшненькая и тощая на мой вкус. Но выходить из образа отмороженного злодея нельзя.

— Трогать? А это мысль! Иди тащи сюда свою костлявую задницу малышка, я тебе кое с кем познакомлю!

— Нет, возьми лучше меня, — упала на колени маман.

— Тебя тоже возьму, но сначала на кол твоего мужа, у меня и палач опытный есть. — почти не соврал я.

— Муж заплатит за меня, а если ты нас тронешь тебя ждёт страшная смерть. — тут же противоречит себе моя потенциальная любовница.

— Ты так и не поняла, что угрожать мне плохая идея. — я схватил стоящую на коленях даму за волосы и посмотрел её в глаза.

— Гм… Гарод ты не прав. — раздался за спиной голос Пьон.

Я повернулся, и кажется покраснел. Вот я влип! Теперь жена будет думать, что я отмороженный на всю голову насильник. Напугал я свою девочку.

— Им это будет не бесчестье, ведь ты барон, молод и красив собой, вон та уродина и шансов не имела, чтобы такого мужчину как ты получить. — она кивнула на дочку. Эта. — она кивнула на мать. Эта вообще мужика год не видела, а нормального вообще никогда, уже всего тебя раздела взглядом, и смотрит исключительно на гульфик. Озабоченная. Ты их отдай даже не гвардейцам, а наёмникам или слугам и рабам. Это их научит правильно говорить с тем, кто может с тебя волосы снять.

— Да? — ошарашенно спросил я, только для того, чтобы не молчать.

Это же надо как правильно воспитана моя вторая жена! Ну Доранд, ну сукин сын! Надо проставиться «папане». Ведь не закатила сцену ревности, а просто поправила несуразности, неочевидные почему-то мне, но заметные женским взглядом.

— Дамы я вам подберу кавалера, если будете неправильно себя вести.

И тут же обратился к Пьон.

— Представляешь тут и заложники есть! Они и порт ограбили и народ захватили, куда император смотрит. — фальшиво перевел стрелки я.

— А что император? Он вмешается если вассал попросит, но тут два вассала между собой воюют, вернее даже три, ведь у братьев два баронства, с чего бы императору лезть в эти разборки? Кто сильнее тот и прав. — удивилась Пьон.

— А имперские люди?

— Маги, имперские чиновники под защитой, но ты уверен, что они тут есть?

— Сейчас их выведут, посмотрим. — не стал спорить я дальше.

А ведь мне император реально помог, хоть как-то прикрыть баронство от жадных взглядов соседей. Теперь мне стало понятно желание заполучить в родню соседа Малосси, даже женив собственного сына на жабоподобной дочке барона. Да и в таком раскладе, мне сильно злить королевство не стоит. Политика ептыть, как я далек от всего этого, чую наломаю ещё дров.

И тут нам обзор замка пришлось прекратить, повели наружу пленников, ясно что брали орденских, купцов да служащих королевства, ну и женщин красивых простолюдинок. А первым шёл мой старый знакомый Ойлин, а за ним, собственной персоной, господин градоначальник порта баронет Идрин. Они шли, наклонив голову и не смотря по сторонам, а за ними шли ещё человек сорок разного пола и социального статуса.

— Это все, кто сидел в казематах. — пояснил гвардеец из нового десятка.

— Такая большая тюрьма, надо же. — удивился я количеству людей.

— Там и пустые камеры были, — дополнил тот же гвардеец.

— Ну выводи на улицу и распутывай руки, кто связан.

Людей вывели, они удивленно оглядывались, а Ойлин меня заметил и явно узнал, но помалкивал.


— Внимание! Захватившие вас бароны потерпели здесь поражение, я свободный барон Гарод Кныш, освободил вас захватив этот замок и убив одного из разбойников. После беседы я всех отпущу.

Раздались голоса в толпе, а Идрин наконец разглядел меня и скривился, очевидно не ожидая от меня ничего хорошего. Но он ошибался, я от пленных особо ничего не хотел, а в свете предстоящего конфликта интересов по поводу земель Готрибов, мне нужно было набирать висты перед королевством. И в этом плане, безвозмездное освобождение захваченных заложников мне очень поможет. В самом деле, много ли я слуплю с того же Ойлина? Пяток серебрушек, золотой? Нет если старушка гривенник, то десять уже рубль это я знаю, но заморачиваться не охота. Хотя если подать под углом понесенных расходов, и потерь, то я вроде и прав, любой поймет.

— А наши вещи? — прокричал, кто-то из толпы.

— Меня обесчестили! — истерила дама такой наружности, что ей не огорчаться факту сексуального насилия надо, а радоваться.

Они сожгли мою лавку, — я требую компенсацию, вот, например, этого коня заберу, — волновался толстый мужчина, показывая при этом на подарок Пьон.

— Молчать! Никаких компенсаций! Никаких вещей! Я и мой отряд героически сражался за вашу свободу, мы потратились и понесли потери. Ваше имущество и честь беречь может ваш король, я вам ничем не обязан. Все в замке мои трофеи, за расходы, которые я понес каждый заплатит, за доставку домой тоже услуга платная. Конь этот мой подарок в частности, с чего ты решил, что я тебе должен? — уставился я на толстяка.

— Простите барон оговорился. — испугался он моего спича, а может и меча, коим я размахивал в пылу дискуссии.

— Сейчас подходят по одному вон к тому магу, — я указал на Бурхеса, и записываетесь, кто откуда и почем. Ты! — указываю на Идрина, подойди ко мне.

Бургомистр подошел с недовольной моськой, будто делал мне одолжение.

— Мой друг, я рад, что вы не пострадали! — я был само радушие. С вас за расходы всего двадцать золотом, есть тут ещё благородные люди, посмотрите, вы своих горожан лучше знаете. И не благодарите за освобождение, вы нужны своему городу. — пафосно закончил я.

— Спасибо, спасибо, заплачу конечно — ответил он, а то с какой легкостью он согласился говорило о том, что я явно продешевил. Между прочим, за меня уже внесли выкуп, и я ждал прибытия освобождения со дня на день. А из благородных тут только вооон та леди в красном. — он некультурно показал пальцем на мослатую девицу с мордой лошади. Это правнучка короля, но в порядке наследования титула не значится.

— Выкуп? А где он? — затупил я.

— В казне, скорее всего. — равнодушно пожал плечами спасенный.

— В казне. — послушным болванчиком повторил я.

Вот я тупой! Даже ещё тупее, рассматриваю тут слуг, рабов, пленников, а у меня казна хрен знает где, да ещё и не посчитана!

— Ригард, Пьон за мной, пока никого не отпускать, ворота на замке. — быстро отдаю приказы, и поднимаюсь наверх на второй этаж в баронские покои, из воспоминаний я помнил, что они там и ошибся. Готрибы все переделали, и перенесли на третий. Спальня зияла вышибленной дверью и следами разгрома, то там, то тут бродили наёмники, некоторые уже прибарахлившиеся. Это мне активно не понравилось, долю в добыче я никому не обещал.

— Вам делать нечего? — рявкнул я на парочку не успевших шугануться от меня. Марш на улицу, сотнику скажите, что я вас на разбор обломков моста отправил, и шмотки бросьте тут, не дай бог найду у кого что из вещей, укорочу на голову. — Это всех касается, — крикнул я погромче, на этот раз для всех.

— Запрета не было, недовольно сказал один из солдат, вытаскивая из карманов безделушки.

— И разрешения тоже не было, — оставил за собой последнее слово.

— Пьон, ты со своими тремя охранниками тут перепись вещей произведи, покомнатно, всё ценное, и местного кого найдите, вот, например, мажордома того из зала, пусть отчитается об имуществе.

— Все сделаю. — влюблённым чижиком посмотрела на меня жена.

В спальне сейфа или сундука не было, но я не переживал, надо сначала проверить кабинет. Иду дальше, небольшая, но вполне обставленная приемная, нигде такого не видел тут, и приоткрытая дверь в кабинет. Захожу с Ригардом, и вижу искомый сундук, но не в одиночестве, а компании мага наёмников Алмура, склонившегося в поклоне над сокровищницей и явно пытающиеся её открыть. Преодолев позыв с разбега пнуть его кованным сапогом по заднице, скромно кашляю.

— Не помещаю?

— Не открыть никак, Мейкил бы смог, а у меня сил не хватает. — не глядя назад жалуется неудачливый расхититель. — А, барон, вот трофеи ваши пытаюсь достать.

— Спасибо, мой друг, дальше я сам. Идите оказывайте помощь раненым.

Алмур выходит с невозмутимым лицом, пытается выйти, но я замечаю набухший мешок на поясе у него под плащом. А ведь не было его перед штурмом.

— Мешочек оставь, торможу я его за рукав, наконец выдавив невозмутимость из его физиономии.

— Это мой, личное. — пытается соврать он.

— А если позвать мажордома, и он узнает вещи братьев? — наугад забрасываю удочку и попадаю в цель.

— Ах мешок, да конечно, я для вас и собрал его, я думал ты про мой кошель говоришь, — он похлопал кошель на другой стороне пояса.

И он скидывает мешок на пол и уходит, явно с моими деньгами в кошеле, но я не протестую, там едва ли десяток монет поместится. А если там драгоценности, артефакты? Мучает меня жадность. И я, получив ценный урок в марадёрке, наконец осматриваю кабинет. Просторный и светлый, на стенах оружие, диваны, большой стол, два шкафа, один встроенный бар. Дверь в уборную. Стол барона состоит из двух частей, одна для него, вторая буквой Т для посетителей. Баронская часть изобилует ящиками и полками. Роюсь, половину ящиков открыть не могу, делаю пометку в уме посмотреть позже, там наверняка ценности. На столе писчий набор, на стене огромная карта, окрестностей, я её точно с собой заберу. Очень уж понравилась. Там и мое баронство подробно обозначено, мои карты не в пример хуже, а тут и дорожки, и поселения, и пояснения типа, речка шириной два метра, или лес дубовый, возраст до ста лет. На карте есть и линии, которые мне не нравятся, вроде как атака на мой замок с двух сторон. Позже разберусь. Открываю бар, смотрю на бутылки и кувшины, в задумчивости беру один кувшин и наливаю в фужер темное, плотное и приятно пахнущее вино. Тут же получаю укол, от перстня. Помню купил его ещё перед поездкой для определения отравы! Вино отравлено! Свят, свят, свят, в испуге ставлю фужер и бутылку на место. Любопытство кошку сгубило. Надо проверить для начала что тут можно пить, а что нет. Вот и пригодилось покупка, так-то я маг конечно, и подлечить себя уже могу, но вспоминая укус змейки вздрагиваю, не люблю яды. Перевожу взгляд на Ригарда, не видел ли он мой испуг, но тот рассматривает кинжал длинной в пол руки, почти что меч.

— Редкая вещь. Ритуальный, горло резать. — поясняет он свой интерес.

— Нравится? Забирай. — щедро машу рукой, ещё не отойдя от испуга.

В кабинет протискивается Алмур, немного запыханный.

— Я тут в мешочке и свою вещь оставил.

— Ты меня за дурака держишь? — удивляюсь я. Я наш контракт проверю через ментала, пусть через год, два, подожду, пусть заплачу что-то. Оно тебе надо — меня обкрадывать.

— Хорошо, сдаётся Алмур прикинув хрен к носу. Разреши хотя бы выкупить, тебе это не нужно, а мне пригодится. — просит он.

— Что там? — вытряхивая содержимое мешка на диван интересуюсь у него.

Овальное зеркало, вроде даже не золотое, а серебряное, два золотых фужера, письменный набор, явно со стола, перо птицы, красивое, перламутровое с синими ставками по краям, изящные дамские перчатки, по виду новые упакованный ленточкой, Готриб в подарок кому приготовил?

— Что хотел?

— Вот перо литии, редкая вещь, в моей коллекции нет такого. — он указывает на перышко пальцем.

— Ты собираешь их? Интересно. И сколько стоит они и сколько дашь?

— Стоить может и сотню, может и десять, в этих рамках примерно. Я дам пятнадцать, тебе его продать очень трудно будет, ты никого же из коллекционеров не знаешь.

— Забирай.

Алмур лезет в кошель, и опустошает его, а я кроме пятнадцати монет, ещё и увидел, что ничего там кроме денег нет. Забрав свои же деньги за свою же вещь я тем не менее доволен, коллекционеры люди с прибабахом, значит есть у него неплохие связи, может пригодится он мне когда-нибудь. Да и воевать Алмуру ещё месяц вместе со мной.

Глава 16

Только маг ушёл как я внезапно услышал тихое рычание, помотав башкой по сторонам заметил ещё одну дверку в кабинете, но высотой около метра. Открываю её и вижу нишу с клеткой, а в ней небольшой песик. Открываю клетку достаю, размер указывает на возраст около полугода, года. Мощные лапы и шея, но интересен цвет собаки, серебристо белоснежный. Мех густой, глаза умные, но меня не боится, да я и не пугаю его, обоссытся ещё на руках у меня. Покажу Пьон, она любительница подобной темы. На улице уже начинает светать, надо бы перекусить. Довольный спускаюсь вниз и сталкиваюсь внизу с Пьон, которая уже вполне мирно и профессионально беседует с мажордомом. Оба увидев меня застыли, явно испуганные. Че это они? Замыслили против меня чего? Да ну, бред! Смотрят на песика. Ах песик, вспоминаю я.

— Милая я тебе собачку нашёл, нравится? Можешь погладить.

— Ррррр — подтверждает щенок.

— Это горный волк! Выпалили одновременно Пьон и мажордом.

— Гарод он очень злобный, а зубы видел какие? Прокусит и доспехи! Его надо срочно убить! — возбужденно, почему-то зашептала жена.

— Это подарок был на день рождения убитому брату, и да они не приручаются, ума не приложу чего он вас не укусил до сих пор. Зубы даже после смерти не разжимает. — добавил местный житель.

— Я кажется поняла! У тебя знак доблести под кольчугой? — спросила жена.

— Да, не снимал, забыл.

— Это какой же ранг? Удивился старик мажордом, двенадцатый что ли?

— Ну да, рубин — добавил я.

— Ясно, скорее всего он тебя и не трогает, но отпустишь нам плохо будет, посади в клетку обратно. — посоветовал он.

Пришлось так и делать, потом я спустился вниз к слугам и рабам. Им пришлось потеснится, Ланчер сделал из холла больницу.

— Как успехи в лечении?

— Погибло двенадцать человек у нас, в основном от взрывов, один из таранщиков, один конный Филика и десять пехотинцев Рауца. Раненых человек сорок, но все выживут, половина уже в строю, троих надо будет месяц лечить.

— Приемлемо. — почесав репу решил я. — Хисана не видел?

— Я тут!

Затенённость у стены приобрела глубину и шагнула ко мне уже в виде диверсанта. А неплохой у него артефакт невидимости.

— Молодец, хорошо действовал, будет премия тебе.

— Барон, я конечно буду благодарен за любой подарок, но мне тут одна рабыня приглянулась из слуг, взял бы её себе.

— Показывай.

— Эта. — он показал на скромную девушку в короткой ночнушке, не скрывающей ничего из её юного тела.

Не успела одеться, хотя остальным вроде дали. Девушка как девушка, да пусть берёт.

— Забирай, а чем приглянулась она тебе? Ты её видел минуты не больше. — стало мне любопытно.

— Она из моего города, пропала во время набегов пиратов три года назад, братья её купили для постельных утех и домашней работы год назад. Привезу домой, дам вольную, мне её родня спасибо скажет, а они не последние торговцы у нас, и её любят.

— Ничё не скажут, мол опозорена?

— Наложницей у барона? Да не сильный и позор это, аристократ, она простолюдинка, хоть и не бедная, вот рабыня да, это плохо. Ну так я ей вольную дам. Как только до имперской службы доберусь ближайшей.

Я походил между слуг, посмотрел, подумал, чего мне с этим богатством делать. И решил рабов продать, слуг нанять новых. Нет у меня доверия к этим. А вот, что делать с женой Готриба и дочкой? Племянник оказался пятилетним мальчуганом, и толку от него нет. А интересно она сможет открыть сундук? Посажу их по разным камерам и допрошу раздельно. Пока палач со мной, а спрашивать он умеет.

— Турис, отведи этих дамочек по разным камерам, и попроси у Рауца охрану поставить. — даю команду десятнику гвардии.

— Я бы всех местных по камерам рассадил. — не слышно подошел сзади Бурхес.

— Не доверяешь? И правильно, нечего им тут толочься, Турис всех давай по камерам, кроме вон той рабыни, я её Хисану отдал. Хотя детей можно в любой комнате запереть. И поварих оставляйте тут, пусть готовят, но их тоже пусть часовой охраняет. — окончательно решил я.

— Что с пленными? Переписал?

— Да, их надо спать тоже укладывать, но там кроме бургомистра и внучки короля есть интересные персонажи, им бы место хорошее в замке найти. — попросил Бурхес.

— Тебе там денег пообещали? — просек фишку я.

— Да мелочь совсем. — ничуть не смутился Бурхес. Двадцать шесть человек, двое аристократов, восемь служащих короля, шесть из торговцев, и двенадцать девиц разной степени молодости, вот их можно и вместе. Их в рабство хотели на сторону продать.

— Куда?

— Да на архипелаг, формально не империя это туда взяли бы.

— Хорошо, иди на второй этаж и найди там Пьон с мажордомом, пусть расселять согласно твоим прикидкам, но сильной хорошие им комнаты не отдавай, нам самим спать надо где-то.

Наёмная сотня свое дело знала, не смотря на потери. Организовали и охрану и патрулирование, но им помогали конечно остальные. Я помимо обещанных денег выделил на каждого погибшего пехотинца полсотни монет, на гвардейца Филика сотню, и на обозников двадцатку. Всему отряду добавил по десять золотых, на военного и два золотых на обозника. Магам, гвардии по двадцатке, но Алмуру добавлю, парням Филика по десятке, после окончания добавлю, пока берегу денежки. Посчитал наличные в моем сундуке, тысяча Мейкилу за штурм отложена отдельно, наёмникам Кортеса я уже отдал. И остаток после всех расходов пять тысяч шестьсот семьдесят золотых, в замке пока ничего не нашел, Я лег спать, чтобы уже с утра отправится по деревням Готрибов, а их было четыре, общим числом крепостных почти в шестьсот человек. Поспать удалось часов пять, потом прибыл гонец с берега и сообщил, что высадились наёмники на берег, и начинают укреплять там лагерь.

— Много народу там? — спросил я.

— Человек двести, половина конных. — ответил мне гонец.

— Наблюдение не снимать! — если кто ещё прибудет, сразу доклад мне.

Даже если обоз часть из них, то и полторы сотни много, а ну как пойдут на меня? Нет, отправлю Бурхеса по деревням, пусть объявит о смене власти. Сам займусь сундуком, раз уж разбудили. Из замка ни ногой. Нехотя позавтракал, пошел навестить баронессу и её дочку. Спустился вниз, и осмотрел, наконец, тюрьму, длинный коридор из клеток, в которых кроме лавок и помойного ведра ничего не было. Скудновато тут держали заложников. Дошел до камеры баронессы — она спала. Даю команду открыть клетку.

— Как спалось баронесса? — издевательски спросил я спящую на голых досках даму.

— А это ты, я уже надеялась, что мне это приснилось. Пришли отдать меня рабам и солдатам? Или сначала себя потешите?

— Или.

— Я так и думала, что же, — она стала задиратьплатье.

— От тебя мне другая услуга нужна, собирайся, прогуляемся. Вместе с удивленной баронессой поднимаемся наверх, и заходим в кабинет.

— Сундук открыть надо? — понимающе спросила Артина Готриб.

— Тут много что заперто на фамильную магию.

— А если я откажусь?

— Палач, есть, отдам ему. — равнодушно пожал я плечами.

— Ай, забирай, муж все равно вернёт. Она прошлась к сундуку и столу, сделав пасы руками. Потом прошла к дверке с волком, и изобразила тоже самое.

— Начинайте прямо с этой ниши. — посоветовала она.

Волку скормить хочет? А неплохая задумка. Подхожу к дверке, открываю и вытаскиваю волчонка наружу, тот сонно глядит на меня и тыкается холодным носом в руку.

— И кто тут у нас? Ух, ты горный волк! — сказал я, умильным голосом поглаживая животное по шерсти.

— Кккак? — заикнулась баронесса.

— Хочешь подержать? — с невинным выражение лица протягиваю зверюгу ей.

— Нет, нет! Ты и волка прикормил, да что ты за человек? — удивленно воскликнула она.

Баронесса безропотно подняла крышку сундука, явив почти пустое дно. Вытаскиваю, считаю восемьсот золотом, и увесистый мешок украшений, явно награбленное в порту.

— А остальное где? Уверен, тысяч двадцать не меньше подняли при набеге.

— Больше сотни тысяч не хочешь, долги раздали, наёмников наняли, на одних магов семь тысяч ушло, и это до конца года. Потом как дадут нам графство, платить нужно будет меньше. Но основная добыча, больше половины в товаре и заложниках.

— Заложники слишком уже ничтожные, ну с бургомистра, ну с внучки короля, а остальные что дали бы?

— В нашем родовом замке тоже люди есть, с этих да, тысяча уже хорошо. Но тут у нас товар хранился.

— Товар я не видел.

— И не увидишь, большую часть уже на архипелаг вывезли. Даже если захватишь оба замка, у нас больше пятидесяти тысяч после реализации будет. Наймём людей, и сковырнём вас. Не будет у тебя графства.

— Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы. Вырежу вас под корень, ты с дочкой в моих руках, младшенького уже убил. Давай дальше открывай ящики стола. — с неожиданным ожесточением выпалил ей в лицо.

— Даю, открываю. — задумчиво сказала баронесса, явно впечатленная моей экспрессией.

Нашел ещё двадцатку золотых, но серебром, увесистый мешочек был задвинут в один из ящиков стола. Два неплохих кинжала, а кстати оружие то где у них, а должно быть. Отвел мадаму в камеру, не замечая призывно расстёгнутого лифа платья и столкнулся нос носом с Ригардом.

— Гарод, я вот, что подумал. Остин не чужой нам человек, и нехорошо как — то его не поддержать.

— Не боись, я все продумал, как причалит его войско, я ему сразу сообщу, что замок захвачен и смысла воевать с заслоном нет.

— Так может и заслону сказать, мол некого защищать?

— Не пройдет, ведь Готрибы живы, и долг перед ними не исчез никуда. Я вот, что думаю, отправь туда Джуна, например, на берег, пусть караулит, хотя, по уму надо связаться с бароном этим на берегу, и проинструктировать. Сам поеду!

— Ну начинается! Нет уж, сами известим, если захочет барон тебя видеть, организуем встречу на нейтральной территории. — сразу возмутился Ригард.

Так препираясь я спустился вниз, и задумался. Замок то я не осмотрел, но задание давал. А где моя Пьон, утром её уже не было.

— Ригард, а где баронесса?

— В конюшне видел недавно.

Иду туда и точно, моя милая ухаживает за лошадьми.

— Делать нечего? — целую в шею задаю вопрос.

— Ты же всех слуг запер в камеры кроме поваров, ну за своими конями сами будем ухаживать, а вот за местными баронскими один твой конюх не успевает.

— Взяла бы обозных, что ты в самом деле, сейчас выгоню на работы лентяев. Ты лучше расскажи, что там по вчерашнему подсчёту трофеев.

— Прошлись по всем комнатам, но три не открыли, надо мага посильнее чем Ланчер.

— Зря не сказала, у баронессы есть доступ ко всем помещениям, я сейчас вскрыл казну их, правда всего восемьсот золотых, но…

— Гарод лапушка, коня домой, я пойду баронессу возьму, и вскроем комнаты, ах как я сама не додумалась. — она, с низкого старта, рванула в замок, чуть не сбив своего охранника.

— Погоди, а чего нашли? — растерянно крикнул ей вслед сжимая тряпку.

— Вот дура-то, хорошо муж умный. — не в тему ответила Пьон, сверкнув ускользавшим задиком в дверях.

Стою смотрю на ведро воды и щетку, конь, будто чуя во мне захватчика и врага своих хозяев, косит недобрым глазом, показывая зубы в злой усмешке. Ну его нахрен, без меня домоют, и ведь знак мой не помогает!

— Рауц, отправь своих обозных коня домыть. — увидел я сотника.

— Отправлю, господин барон, там шпиона поймали, будете допрашивать?

— Буду, а где он?

— Тут пыточная хорошая, там ваш раб уже его начинает обрабатывать, пока без увечий, ждет вас.

Спускаемся в подвал, да пыточная тут хорошая, отдельная неприметная дверь, там комната для охраны и в ней ещё одна дверь. Полный фарш, я бы на земле так назвал, ясно что большую часть вещей я и в глаза не видел, и слава богу. Одинокий парнишка лет двадцати с кляпом, жаровня, куча инструмента, два стола один омываемый. И место для пленных, маленькая клетка высотой метр.

— Неплохо тут всё оборудовано. — вырвалось у меня вслух.

— Да, тут работать одно удовольствие, — согласился со мной страшномордый громила. Когда покупал видел, что не красавец, а в этом антураже он реально страшнее любой пыточной приспособы, и голос уже не тихий, а зловещий.

— Что говорит, — кивнул на пленника.

— Я пока ничего не спрашивал, сейчас кляп выну.

— Я не виноват, все расскажу, господин барон пощадите, — тут же завопил шпион.

— Кто послал. — спросил я.

— Граф Зулаг!

— Кто это? — удивился я, чего ему надо?

— Граф из королевства Синок. — с готовностью выдал информацию, слабый на допрос парнишка.

— А мага Остина там случайно не было? — смутные подозрения начали зарождаться в моей голове.

— Есть как не быть, наш лучший маг в отряде.

— Развяжи его, — обращаюсь к палачу, и видя недоумение в его глазах добавляю. С Остином мы друзья.

— Воля ваша, но лучше бы ему вопросы задавать пока он связанный и беспомощный, поверьте уж мне. — проворчал, развязывая пленника кат.

— Слушай сюда, вернёшься в отряд и скажи, мол барон Гарод Кныш уже захватил этот замок, в целях безопасности своих владений.

— Вы меня отпускаете? — удивленно и радостно воскликнул мой будущий связной.

— Идиота кусок! Отпускаю? Пинком под жопу выгоняю! Где у тебя с Остином встреча?

— Не знаю пока они ещё не прибыли, но сегодня к вечеру будут, я на быстроходном судне прибыл, а они мало того, что вышли позже, так ещё и в шторм попали немного.

— И насколько позже вышли?

— Больше суток задержка была, представляете на порт пираты напали, пожгли имущество, а потом цепь сломалось которая залив перегородила, пока маг не на куски не развалил так и стояли ждали.

— Да что ты говоришь? — фальшиво удивился я, выходя вместе с парнем наверх в замок. А как ты пробрался сквозь защиту, там же на побережье армия целая караулит?

— Я горами, я привычный.

Отправив недопытанного бедалагу, вместе с парочкой конных из отряда Филика, собирался уже покушать, как услышал истошный, разгневанный крик какой-то девицы!

— Я этого так не оставлю! Я внучка короля! Я полос из вас нарежу! Извольте пропустить меня до моря, дать полагающееся мне сопровождение и корабль!

— Тихо дамочка, решила сдохнуть и перед этим вдоволь натрахаться?

— Хм…, барон я конечно понимаю свою привлекательность, но мне надо домой, а меня никто не везет.

— На побережье, стоит армия Готрибов, вернее армия их союзников. Они тебя изнасилуют не я, и уж точно никуда не отпустят. Но я готов немедленно проводить вас до побережья. До спуска с горы, дальше сами пойдете общаться с матросами.

— И что нет выхода другого?

— Это долина! С двух сторон горы, второй выход ведет через болота в замок Малосси.

— Не хочу в плен и в болото, а долго ждать?

— Недельку поживите тут. — пожал я плечами.

— Господин барон, вас зовет ваша жена, — подскочил ко мне молоденький солдатик Рауца.

Глава 17

— Чего она сама не идёт? — ворча, я тем не менее двинулся на зов супруги.

— Гарод, может убить их обеих? — устало махнула в сторону мамы и дочки недовольная Пьон. Намучилась я с ними, всё юлят, выкручиваются, хамят без перерыва.

— Ригард, отведи этих к кату в допросную, я подойду попозже. — даю команду стоящему за спиной гвардейцу.

— Не надо в пыточную, мы всё, что она требует, сделали, вот шкафы открыли, комнаты наши, пусть твоя голодранка носит наше бельё. — зло сказала доча.

— Ригард надо, веди их, пусть поучат разговаривать. — вступила Пьон.

— Нет, — на этот раз крикнула мама, уже немного знакомая с моими принципами.

— Ну, давай вместе походим. — предложил жене.

— Так, это что за письмо? — Пьон указала на один из листков бумаги. — обращаясь к баронессе.

— Обычный ответ.

— От соседней империи Аками? С которой у нас не война конечно, а шаткий мир?

Я заинтересовался, ведь у нашей империи, помимо полусотни мелких государств, есть и два крупных соседа, империя Аками — один из них, и к моему баронству ближайший. Если по морю — то пару дней пути. Там и язык другой и люди немного внешне отличаются. Самое интересное, что торговля с ними есть, а внешних отношений нет, хотя и не воевали лет двести уже. Императоры тут долго живут, и договоренности помнят.

— Ты перевести что написано можешь? — в упор спросил я у баронессы.

— Муж мой помощи просил, — устало созналась она.

— Мама! Папа просил не говорить! — возмутилась дочка.

— Он все равно смог бы перевести, а он по малолетству жесток, а жена его упертая и хваткая, и вообще похожа на часовой механизм. Своего не упустит. Так хоть целыми останемся.

— Ну и что в ответе? И просьба о помощи не измена императору? — задала вопрос Пьон.

— В ответе отказ, да мы и не надеялись, просили у всех подряд. Нам бы год продержаться, и вассалитет на графство получить, тогда бы и помощь от Аками получили, а с двумя баронами, они и связываться не захотели. Начет измены, мы вассалы королевства Синок, и хотели стать графством, можно тоже под их вассалитетом. Нет тут измены.

— Тут ещё пара писем есть, на других языках, и одно из теократии. Там что? — допытывалась моя упорная малышка.

— В двух словах, просили о переезде, в случае объявления нас вне закона императором. Тоже отказ.

— А вот это измена, у нас с теократией война же! — торжествующе крикнул я.

— Нет Гарод, нет. — не поддержала мой порыв Пьон. Пока войны нет, будет возможно, но сейчас нет, аристократ из одной империи переезжает в другую, что тут измена? Землю же с собой они не заберут.

— Умная девочка, — кивнула Артина.

— Что ценного нашли, тут они про какие-то обноски говорили? Лучше сжечь или рабам отдать?

— Ой там такие позорные вещи, я и смотреть не стала, стыд и срам, гулящие девки, а не женщины. — говоря это Пьон смотрела глаза в глаза багровеющим от негодования дамам, но они осторожно помалкивали. Но колечки, цепочки, на сотни три золотом набрались, и это без артефактов. Есть ткани, большой винный погреб, двенадцать очень неплохих коней, и два десятка обычных. Запасов еды на год для человек трехсот, красивый фольский серебряный сервиз, я его заберу нам.

— Это моё приданное! — взвизгнула Артина.

— Тут ничего нет твоего, даже трусов. — отмахнулась Пьон.

— Да забирай! — ожесточенно сказала баронесса и задрав подол стянула кружевные трусики с пышных бедер обнажив при этом всё самое сокровенное.

— Гарод, если хочешь трахни эту суку, может спокойнее будет, но сдаётся мне она бесчувственная как камень. — посмотрела на меня Пьон.

— Да на кой мне она сдалась, вон вся жопа в шрамах! — честно ответил я, разглядывая немалые шрамы на попе. А, впрочем, я знаю для чего она пригодиться, платье снимай ложись животом на диван. Дал команду я.

— Гарод я попозже зайду, — смутилась моя малышка.

— Ни в коем разе, посмотришь, что твой муж умеет, — остановил я её.

— Ну вы больные на всю голову, — выполнила мой приказ баронесса, ложась на диван и задрав при этом неприлично задницу. — Доченька отвернись, рано тебе смотреть на таких жеребцов.

Я, усмехнувшись в течении пяти минут закрыл все её шрамы своим заклинанием.

— Мама у тебя попа как у младенца, и шрамов нет совсем! — ахнула дочка.

— Где? — резво вскочила Артина и подбежав к зеркалу, отпихнув меня с дороги и разглядывая зад тихо прошептала. — Гарод ты волшебник.

— Маг — я, теперь можно и солдатом отдавать! Им понравится.

— Ой милый, ты у меня самый, самый. — захохотала Пьон.

— Спасибо, пятнадцать лет не могла свести эти шрамы. — залилась слезами баронесса и опустив платье обняла меня за шею рыдая как белуга.

— Да отстань ты. — возмутился я, но это не произвело на Артину никакого впечатления.

— Отцепись от моего мужа, а то он обратно вернёт шрамы. — вступилась за меня жена.

И о чудо, баронесса отпрыгнула от меня как кошка.

— Барон не знаю, как, но вы сделали невозможное. Я в свое время попадала в плен кочевникам, там и обзавелась этим украшением, а какой у вас ранг?

— Рассказывай лучше, что там твой муж задумал и чего он уехал спешно к старшему брату?

— Через пару дней наемники начнут прибывать, но я уверена ты это уже знаешь. Сотни две три, в этом замке да с нормальным магом можем хоть год сидеть. Я так думала, а сейчас не уверена уже. Может нам уехать лучше?

— Мясо с островов? — презрительно кривлюсь.

— Не мясо, нормальные с магом двенадцатого ранга.

— Ладно девоньки, дела у меня. — я ушёл.

Спускаюсь вниз, а там то один подошёл, то другой, перекусил, освободил конюхов и ещё пару слуг для уборки, разобрал скандалы с пленниками, разрешил пятерым самым торопливым выехать через земли Малосси из баронства. Потом вернулся Бурхес из деревень и упал мне на уши.

— А ты знаешь, что тут ещё крепость одна есть? Недостроенная.

— Первый раз слышу, а что крепость и где?

— Ну слушай.

Крепость оказалась, как крепость, — четырёхугольник стен с восемью башнями; стены, сделанные из твёрдой глины, были толщиною в четыре метра при такой же, четырёхметровой, высоте по отвесу; кроме того, на гребне стен торчали зубцы вышиной в полметра. Большой ров, пока без воды, был выкопан перед стенами, в общем быстро дешево, сердито. На выезде из долины братья строили заслон от Малосси? А может ещё от кого, и ни слова никто не сказал же.

— Что с деревнями?

— Были в двух, затюканные они все там, но старост предупредил о смене власти.

— Ладно отдыхай, вечером понадобишься.

И я ушёл проверять восстановление моста и стен. Если со стенами всё было более- менее, то мост удалось восстановить, но не в подъемном состоянии. Механизм подъёма на коленке не сделать. Тут квалификация нужна, явно заказная вещь. Проходил по делам до вечера, все заняты, два свободных человека я и палач, но уже затемно прибежал гонец с побережья.

— Барон прибыли корабли, но высадиться людям не дали, была дуэль магов, но вялая. Сейчас дрейфуют рядом с заливом шесть кораблей.

А я ведь шпика давно отослал, а прибыл явно Остин, иначе зачем воевать. Эх, предупредить бы его, может этот трусливый мерзавец спрятался. Надо посылать мага, Бурхес подходит.

— Слушай у тебя же артефакт для связи с Остином был? — спросил я у старика.

— Он и сейчас со мной.

— А дальность какая?

— Не уверен, что Остин таскает с собой связной артефакт, не самая нужная вещь, эти штуки парные и весят хорошо, но давай попробуем.

Пять минут позора и Бурхес огорченно сказал:

— Нет связи, я могу без артефакта, но там расстояние километров пять не больше должно быть.

— Собирайся, на берег поедешь. — Рауц, выдели десять конных для сопровождения. В бой не вступать, цель связаться с отрядом осаждающих кораблей и сказать, что замок захвачен.

Спать лег спокойно, вместе с женой в баронских покоях, выспался хорошо, но проснулся опять не сам, разбудили.

— Гарод, нужно поговорить, — скребся в дверь Бурхес.

— Чего тебе, — почесывая загривок и зевая спросил я.

С Остином связался, тот очень недоволен, как он выразился нашей инициативой. Недоволен мягко сказано, в бешенстве был. Чего ему с этого баронства? Спрашивал про второй замой, я сказался несведущим.

— Они уже двинулись в порт?

— Нет, они успели высадится на углу баронства и даже продвинутся к устью реки, человек двадцать потеряли, но недоволен он не этим, а нашим ударом в спину, ой зря ты всё затеял.

— Не нуди, в- первых не я, а канцелярия императора, во-вторых не удар в спину, а пинок под жопу, в третьих, чего ты переживаешь? Он никто и звать его никак, я твой начальник. А чего они обратно не загрузятся?

— На побережье два мага двенадцатого и тринадцатого ранга, и полторы сотни солдат, не так просто отойти.

— Ладно мы его предупредили, хотя и зря, мог бы нам свои отрядом помочь.

— Барон, крикнул Ланчер с другой стороны ворот, к вам тут прибыл маг серьёзный, говорит, что вы его знаете. Остин. Пускать?

— Пускай, не пустишь его, как же.

Я оделся и кликнув десяток гвардейцев и Алмура спустился вниз. Остин и один его сопровождающий заехали во двор и спешились, второй остался на той стороне моста.

— Гарод, ты чего творишь? Земли королевства захватываешь?

— Тут есть подданные короля, хотя сидели они в тюрьме, и тебе привет Остин. Будь спокойнее, видишь мои люди нервничают.

— Ты чего мне угрожаешь?

— Ты оглянись.

Остин оглядел, меня Бурхеса, Ланчера, Алмура и дюжину гвардейцев императора.

— И что нападешь? — спросил он.

— В целях самозащиты да, у меня есть императорский эдикт, гильдия магов дала свое одобрение опять же, вопрос к тебе. Что ты тут делаешь? Это мои земли теперь.

— Это земли принадлежали Готрибам…

— А до этого Смельтам и что? По какому праву ты мешаешь мне выполнить пожелание императора? Решил пойти против него? И против гильдии заодно? Тебе там ветром бошку не надуло?

— Я не в курсе был, но у меня к Готрибам особые счеты, а граф что командует нашим отрядом планировал оба баронства себе забрать. Вы второе их баронство тоже захватывать будете?

— Второе тоже. — не стал углубляться в тему я. А, что за счеты? У меня в руках жена второго Готриба и его дочь.

— Продай, — запросто предложил Остин.

— Как я тебе аристократов продам? Ты в своем уме?

— Молодой ты, неопытный. Ясно что не продашь, а передашь, скажешь мол выкуп за вас внесли.

— А что взамен, вместо выкупа?

— Могу деньги, могу помощь при обороне этого замка.

— А помощь при захвате второго?

— Не имею право, я подданный короля, и его дальний родственник кстати, а граф Зулаг намерен был захватить оба куска земли, а тут я влезу. Не проси, но могу тут остаться скажем на месяц, для обороны, а ты взамен мне обеих пленниц отдашь.

— Что думаешь делать с ними? Убьешь?

— Нет, обменяю на свою жену и сына, их в теократию переправили, вроде.

— По рукам. — недолго раздумывал я. Тут ещё внучка короля, я так понимаю и твоя родня?

— Идиотка малолетняя, но король за спасение будет тебе немного должен, глядишь и спустит с рук уменьшение королевства.

— А в вассалы может взять? Я вот ни разу не порадовался, что свободный барон, лучше быть в составе королевства, чем как прыщ на заднице один среди недружелюбных соседей, а то и вовсе врагов.

— Вот грамотная мысль, но сначала захвати второй замок потом проси.

— Если ты тут будешь в охране, можно и на второй двинутся.

— Только не морем, там на побережье банда засела, гнобит всех подряд не даёт к замку пройти.

— Меня должна пропустить, да я ведь из замка поеду — это раз, ну и спас я при шторме этого барона — это два.

— Однако! Шустрый ты малый, а ведь всего пятнадцать лет.

— Шестнадцать, у меня с императором в один день именины.

— Ох же, а я и без подарка. Хотя… там кроме наемников графа ещё и моих два десятка пехоты есть, заберу я их с собой. На тот же месяц, я уверен скоро осада этого замка будет, ты бы уже готовился, а то уедешь и без замка останешься.

— Я согласен, хороший подарок. Давай распоряжайся, потом передам тебе обеих дамочек.

Остин ушел к своим спутникам и после недолгой беседы, ты бодро отправились обратно. А я думал, Остин пока не понял, что у меня два отряда, и это хорошо, мало ли какие возможности для связи у него есть с королевством, хотя по моим прикидкам, второй замок уже должны осаждать. То, что я отдал ему почти бесплатно заложниц меня не волновало, я и так сломал голову куда бы их деть, вот убивать не поднимается рука, и пытать тоже. Хотя на земле я чистоплюем не был, но и зря никого не отправлял на свидание с предками. Осада со стороны наёмников Готриба? Да это реально угроза, но я рассчитывал раньше захватить второй замок и покончить с братьями, вот уж кому я не оставлю даже шанса выжить. Мстительные сволочи и со связями, да и не гнушаются ни чем. Это же надо у серьезного мага семью украсть, я не говорю про ограбления порта. Вернулся Остин и сразу вопрос.

— Когда мне покажешь баб этих? Надеюсь они в тюрьме?

— Не сомневайся, в разных камерах, но пока они нужны мне, много замков на них завязано, пока перенастроишь. Давай пока позавтракаем.

Мы пошли в общий зал, но там после пребывания кучи народа было некомфортно, и пленники из королевства то там то тут попадались, вот тоже головная боль.

— Может где ещё можно перекусить? — неожиданно снял с языка мое предложение маг. А то я вижу тут пленники, знакомых куча начнут с просьбами лезть, не дадут позавтракать.

И действительно, две трети встреченных уважительно здоровались с магом и тут же лезли с просьбами.

— Давай в кабинет, пойдем. Эй, кто там из слуг, в кабинет нам завтрак и жену мою позовите.

— Ты женился? — округлил глаза маг пока мы поднимались в кабинет.

— Уже дважды, — вздохнул я. И ещё одна свадьба будет.

— Ну ты реально шустрый! — заржал Остин во весь голос. — Гарод! Чтобы бабу трахнуть не надо жениться, ты барон! Молодой с деньгами с армией, не страшный на рожу, тебе любая даст. Ой учить тебя и учить.

Я не стал его разубеждать в своей опытности или неопытности а просто промолчал, а то я не знаю его науки, сам могу поучить кого хочешь. Пусть я лучше молодым компанейским дурачком буду, чем продуманным хитрожопым мерзавцем, каковым я в сущности являюсь. Иногда полезно, когда тебя недооценивают. Мы зашли в кабинет, пока расселись, пока Остин оглядел все, пока я волчонком хвастался, пришла слуга с подносом еды, а следом за ним вбежала Пьон, в своих симпатичных шортиках, открывающих ровные ножки.

— Знакомься моя вторая супруга Пьон, — представил я её. — Это один из сильнейших магов королевства, пятнадцатый ранг — Остин.

— Баронесса вы очень мило выглядите, а что на вас надето? Очень красиво.

— Очень приятно, — чуток присела жена в поклоне. Муж придумал, вам правда нравится?

— Исключительная вещь! И странно что вторая, выглядишь как первая.

— Первая у него принцесса, а я всего лишь дочка графа, но не жалею. — усаживаясь поудобнее, явно желая произвести впечатление, сообщила опешившему Остину плутовка.

— Принцесса, графиня, а у тебя губа не дура! А третья кто? Богиня?

— Выглядит она как богиня, но сама из простых дочек солдат императора, сирота, жила в приюте. — выбирая кусочек повкуснее задумчиво ответила жена.

— Давайте позавтракаем. Милая ты там с этими дамами закончила? — решил прервать их беседу я.

— Почти, с замком все уже, имущество приняла, а вот по баронству они или дурочку валяют, или не знают правда. Ни годовой доход, ни структуру хозяйства, да что говорить выращивают сторожевых в питомнике, а кто у них в родословной не знают. Да и документам там ещё есть над чем поработать. Денька два буду возиться, дашь палача — за пол дня управлюсь. Но жопу её придется опять лечить.

Ошарашеную моську Остина надо было видеть. Он чё ожидал разговоры про цветочки и бабочки? Или про новые наряды и куклы?

Глава 18

— Гарод, беру свои слова обратно, баронесса вы на редкость интересный человек. А что там с задницей? Ты лечил её как-то?

— Шрамы закрыл, наловчился новой кожей прикрывать, моё заклинание, самолично выдумал. Есть ещё парочка новых вон за одно их них, и за это лечебное гильдия магов и впряглась за меня.

— Слышал, что-то, но не ожидал, что это именно ты. Хотя уверен, что у сына Леи шансы на рост очень высоки.

— Ещё перегоню тебя в рангах.

— Ха, ха, ха. — не воспринял серьезно мои слова Остин.

А вот это обидно, тем более я не шутил, имелись такие планы подняться по рангам. Но виду конечно не подал. Кушали не спеша, Остин рассказывал печальную историю захвата порта. Сначала рано утром высадились с двух сторон от города и обогнув его замкнули кольцо. Потом спокойный заход трех кораблей в порт и высадка наёмников. На соседние корабли не полезли, ведь там и охрана, и маги могли быть, да и обидчивые купцы бывают. А вот сам город пограбили прилично, сотня убитых, сотня захваченных в плен для городка в три тысячи населением это много. Насчет моей усадьбы он не в курсе, но могли и не заехать туда, ведь и в городе добычи хватало. Грабили почти весь световой день, а потом успели ускользнуть от королевского полка, прибывшего на подмогу только ночью. Банк говорят в городе ещё не захватили, но скорее всего откупились от них.

— А у тебя связь есть с городом? — сделав простодушный вид интересуюсь у мага.

— Тебе зачем? — тут же насторожился он.

— Узнать, что там с моей компанией судоходной, живы нет, да и по поместью своему в устье реки переживаю.

— Есть, но только по графику, там амулет связи стационарный стоит, и раз в день утром приходит, наш бездарь туда.

— Это маг который меня проверял?

— Он.

— Спроси по дружбе? Про мои дела.

— Завтра утром только теперь. — пообещал Остин обрадовав меня до глубины души.

Теперь я был уверен в том, что помешать захвату второго замка королевство уже не успеет. Не сомневаюсь, что новость о том, что я захватываю сразу оба баронства дойдет до Остина сегодня же, кто ни будь да проболтается из моей армии, что нас было больше изначально, но предупредить он уже не сможет.

— Ты расскажи какие планы у тебя по обороне этого замка? Спросил Остин.

— Сейчас перетащили катапульты и вот-вот начнут пристрелку по поляне перед замком, патрули из всадников короля Филика объезжают окрестности, есть парочка стационарных засад, лекари ставят в строй наёмников, ребята после получения денег воодушевлены. И да, Гарод, надо бы праздник людям сделать, и разрешить им выкупить не задорого часть имущества и доспехов, а также продать что-нибудь из замкового барахла. Денюжки которые ты выдал, хочу видеть опять в твоём кошельке. — ответила вместо меня Пьон.

— Госпожа баронесса, а у вас сестра есть? — восхищенно спросил Остин.

— Есть, но маленькая ещё.

— Я подожду, есть хоть немного будет похожа на тебя женюсь второй раз! — захохотал он.

— Ну что, поели теперь можно поспать? Попытался шуткой увести внимание с моей жены, уж очень заинтересованно на неё смотрел маг.

— А ты умеешь жить, не смотря на возраст! Показывайте мои покои, я бы и вправду отдохнул, ну и служаночку или рабыню помоложе, не помешает.

— Может сразу маму или дочку дать? Обе вполне в расцвете сил, а то и обеих. — щедро предложил я, не зная кого из служанок можно озадачить такой работой.

— Уговорил, давай с мамы начнем, заодно посмотрю на её задницу, надо же оценить результаты твоего лечения. — согласился Остин, поднимаясь наконец из-за стола.

— Я распоряжусь, — серьезно кивнула моя малышка.

— Гарод, может мост чинить не будет пока? Ведь наши все в замке, кроме патрулей, а зачем осаждающим облегчать осаду? — спросила Пьон, когда мы остались одни.

— Не будет осады я уверен в Мейкиле. Думаю, сегодня завтра захватит уже второй замок, амулет связи жаль одноразовый у нас с ним, но зато Бурхес хороший связник и минут пять для разговора у нас будет.

Гонец с побережья, наши глаза и уши информировали о больших потерях среди обороняющихся и о том, что осаждающие корабли вчера вечером снялись с якорей и двинулись в неизвестном направлении. Я спокойно воспринял новости, ведь такое развитие событий было очевидно сразу. Теперь только ждать звонка от Мейкил. Не люблю ждать и догонять, но ждать больше. Прошло после расставания наших отрядов больше трех дней, он в эти минуты должен штурмовать второй замок Готрибы, вернее первый. Сука, я кажется нервничаю, иначе зачем потащил Пьон в кровать? Стресс снять не иначе, но у малышки один вопрос, чего это я с ней не пользуюсь добавками для лучшего секса из кальмара? Я сначала не понял, зачем нам афродизиаки, а потом поспрашивав разузнал, что Ольча раскололась и сказала про добавки другого типа.

— Кстати, для чего они? — невинно спросила меня Пьон.

— Для зачатия магов, сильно увеличивают вероятность.

— Хачу! — отпихнула меня жена.

— Это час надо ждать, да не опасные период у тебя же.

— Подождешь, насчет периода, как раз сегодня начался, у меня артефакт показывает.

Делать нечего, притащил ещё одну порцию, и принялся час ждать. Такова инструкция, но сейчас она меня злила.

— Куда тебе рожать? Повзрослей.

— Я взрослая, просто худенькая, но ты бы видел какая жопень у беременных баб бывает, да и девять месяцев ждать же наберу вес.

За время ожидания к нам ломились люди, но каждый раз разные, ибо я так тявкал со злости на них, что второй раз мешать нам дураков не было. Наконец час прошел, я истомленный ожиданием справился минуты за три, но не опозорился.

— Эх, поваляться бы недельку, но дел много. — огорченно вымолвила любовница, застегивая шортики.

— Да? А у меня нет дел, я поваляюсь ещё.

И я незаметно уснул, проспав обед. Но после меня разбудил Остин.

— Гарод, а ты чего молчал что отправил армию на захват ещё одного баронства? — спросил он у меня едва одевшегося.

— Чего? А чего? — туплю я спросоня.

— Я про замок, как раз сегодня должны выйти туда войска из королевства.

— А должен был? Скажи, ты для это мелочи меня разбудил?

— Ниче себе мелочь, ай! — махнул рукой и ушёл восвояси.

Весь сон сбил, недовольно ворча я вышел в коридор и был атакован ещё Бурхесом, Алмуром, и каким недовольным бывшим заложником.

— Гарод, срочно отдай приказ о переходе на осадное положение!

— С каких?

— Сигналки сработали сразу в четырех местах, ладно в лесу, там может крестьяне шарохаются, но около недостроенной крепости их быть не должно. А там обе мои сигналки показали отряд человек в сто, двести.

— Тревога! — завопил я! Всем прейти на осадное положение, патрули убрать, ремонтников со стен тоже!

— Я поэтому же вопросу. — бросил на лету Алмур и умчался вниз.

— Тебе чего? Видишь заняты.

— Случайно услышал, что в замке есть стационарный связной артефакт, искал свое имущество в подвале, пришлось ждать около часа пока спустится охранник, и две крайние клетки переговаривались между собой. Меня они не видели и думали, что одни.

— Подробности? Ты молодец, что сказал, я награжу тебя, как твое имя?

— Я торговец, Мортин. Не надо благодарности, я сам не хочу снова попасть в клетку.

— Ригард, тащи там всех к палачу. — Мортин покажи клетки. В темпе в темпе! — хлопнул в ладоши я.

Немного переживаю за Малосси, он в империи, а с его земель идут враги. А может не враги? Нет, мне так повезти не может. Спускаюсь вниз и застаю суету сборов. Ох покой мне только снится, но делать нечего будем воевать, с Остином это совсем не страшно, хоть и злой он на меня. От крепости до замка часа три пути, но это неспешным ходом, а если поставить цель, можно и за полтора часа добраться.

Первым меня порадовал Ригард, он занимался сопровождением пленников к палачу, переговоры про скорую помощь вел мажордом, и два оставшихся в живых солдата. Мажордом запел ещё по пути в пыточную. Мол его никто не спрашивал, да и мага у него нет, запитать артефакт некому, но дорогу тут же показал. Неприметная дверь в коридоре одной из башен скрывала небольшую комнату, и там стоял передающий камень, накопление энергии естественным путём, но минут на пять в день его хватало, и зона покрытия была большой. Этакий аналог радиостанции. Ясен пень, при нашем нападении маг в первую очередь сообщил об осаде в другой замок и средний барон Готриб, муж Артины сейчас уже на подходе, явно сигналки на него сработали. Это конечно неприятно, но я на такое рассчитывал, тем более пока наёмников их с архипелага не видать, ещё один плюс — это уменьшение сил охраны замка, и как следствие меньше усилий для Мейкила. Вторым порадовал как ни странно Остин, он отложил обиды в стороны и притащив небольшую полоску из метала заявил, что это мощный, но одноразовый артефакт.

— Чего он делает?

— Редкая вещь, завалялась с обучения ещё.

— И ты решил отдать мне, редкую вещь непонятного действия просто так?

— Не просто, ты мне Готриба отдашь живым или мертвым.

— А если это не он идёт?

— Он, жена сказал он её любит, и не оставит в руках врагов.

— Ну хрен с тобой, что за артефакт, рассказывай подробно.

— Я лучше покажу, пошли в мой кабинет.

— Твой кабинет? Нет тут ничего твоего кроме этих двух баб. Пошли уже, собственник.

Зайдя в комнату, Остин достал клетку с птицей, что-то вроде чижика. Закрепил на шее полоску, что-то там активировал, и выпустил птаху из окна. Она крутанулась минуту на месте, и затем рванула с низкого старта в сторону вторжения.

— Я понял замысел, долетит и нагадит Готрибу на голову? — съязвил на свою голову.

— Вот ты неуч! С твоим то рангом уж обязан базовые заклинания по управление зверьём знать. И артефакт связи мог узнать, там ровно с пятого ранга активация.

— Хочешь поговорить с бароном, чтобы он сдался? — туплю неимоверно.

— Дай мне сил и терпения мироздание! — взмолил Остин. Нет, не говорить, а слушать, причем часа на два хватает после активации. Будет такая птаха летать, а я буду разговоры слышать, те что рядом с ней.

— О как! Это только слышать можно, а видеть не получится? — против воли я оживился.

— Нет, не бывает такого, может на больших рангах, но я не слышал.

— А как она поймет, кого слушать и где летать?

— Тут сложности, но она летит по заданному направлению, к ближайшей большой группе людей. Толком управлять не могу, но всё равно буду слушать, два часа меня не трогай, и оставь пару посыльных тут.

Ну не трогать так не трогать, посыльных так посыльных. Спустился в подвал к палачу, там уже допросили порознь обоих солдат, и они подтвердили слова мажордома, они тоже ждут своего барона. Хоть этот не наврал. К осаде все было готово, но по задумке Рауца — оба конных отряда и его и Филика, числом тридцать два человека расположились в пяти километрах в засаде, с ними же был отрядный маг Алмур. Решили наших сил хватит, сначала ударит Остин и остальные маги, а конника добьет ударом с тылу. Почему тридцать три? Всех раненых кроме одного поставили в строй, кони были, но два погибших, по одному в каждом отряде, уменьшили нашу конную рать. Я тоже готовил вылазку, все мои четырнадцать королевских гвардейца тоже были конные, но мост по-прежнему сломан и на конях атаковать сложно, но вылазку мы готовили, хоть и пешую. Ну и наша артиллерия, баллисты и требушеты уже пристреляны. Остин посылал мне одного посыльного за другим. Информация подтвердилась, с отрядом кочевников в сто пятьдесят человек шёл сам барон, бывший владелец этого замка, ну и своих у него тридцать, сорок рыл личного отряды были. По магам ничего не ясно, ладно бой покажет. Вскоре отряд врагов уже был на подходе, и Остин готовил самые убойные свои заклинания, вроде сети что показывал мне в море. Первым на поляну выскочил десяток конных кочевников, потрясая щитами и копьями. Сделав круг, они направились в лесок, но хорошо не в сторону засады, хотя Алмур и прикрыл заклинание засаду. Постепенно замок окружался людьми и судя по всему их было около трехсот человек. Маги сразу проверили друг друга на ранги, огненная плеть двенадцатого ранга была отбита заклинанием Остина развеявшим её за долю секунды. Ответное заклинание четырнадцатого ранга зацепило десяток человек свалив их с коней, но особого вреда не нанесла.

— У них серьёзные защитные артефакты, а маг скорее всего ниже меня рангом. — сказал довольный Остин.

— Но и четырнадцатый ранг нам может проблем доставить. — пробормотал я и дал команду — По пристрелянным позициям обстрел требушетами!

Предсмертный вой пятерых или больше раздавленных солдат Готриба, был музыкой для моих ушей. К сожалению, для моих скромных сил, дистанция была большой, но кроме Остина уверенно мог только бить Ланчер, а Бурхес больше уделял время обороне. Радиус действия требушетов небольшой, и осаждающие отойдя ещё метров на двести принялись ставить лагерь, впрочем, в седле с пол сотни кочевников они оставили.

— Если ничего не делать, ночью пойдут на штурм, — задумчиво сказал Рауц глядя как мои уже закупные начинают делать лестницы и готовить бревна.

— Если ничего не делать через час другой найдут наш засадный отряд, — добавил Остин. — Алмур уже связывался со мной пару раз, спрашивал инструкции.

— И что? Действуем по плану? Нападение из засады и вылазка через главные ворота? — спросил я своих командиров.

— Я уже вызвал нашу конницу, надо готовить вылазку. — добавил Остин.

— Похоже на то, но потери будут лютые, второй вариант ждать пока они ещё усилятся за время осады гораздо хуже. — Согласился нехотя Рауц.

Оно и понятно, основные потери понесет опять его отряд. Мы стояли и смотрели на действия неприятеля сверху вниз, и видели, что победа будет трудная, против нас не новички. Вдруг в глубине крепости раздался шум, зазвенели мечи, послышались крики в районе первого этажа или подвала. Мы находились в одной из башен замка на приличном расстоянии от событий, но рванули вниз по ступенькам на третий этаж, а потом уже и подвал. Я за счет близости к выходу бежал первым, да и молодость и ловкость тела тоже помогла добежать раньше других в подвал. Увиденная картина меня чуть не бросила в шок. Невесть как попавшие в замок пяток вражеских солдат, уже освободили дочку и жену Готриба, вывели двух солдат, которых мы пытали, и двигались в сторону неожиданного ответвления в стене подвала. Не было его! Явно потайной ход, причем он вел не в сторону гор, а в обратную! Но и это меня мало трогало, а вот то, что один из нападавших тащил за волосы Пьон меня разъярило донельзя. В несколько больших шагов подбегаю к уже начинавшей закрывать двери, куда заскочили нападающие, вижу темный тоннель, освещаемый тусклыми факелами, слышу истошный крик жены и делаю единственно возможное, чтобы спасти её. Бью своей новой магией — звуковой волной вглубь подземного хода, конечно, я понимаю, что Пьон пострадает, возможно серьёзно, но её мы сможем поставить на ноги, а вот если её заберут с собой, это сделать будет сложнее. Да черт возьми, полоснут ножом по горлу, и я вдовец! Звуковой удар не подвел, рухнули все, кого я видел, шум моментально прекратился, а факелы по всей видимости упали на землю. Кастую светляк на входе, второй уже в конец коридора и вижу лежащих на земле людей. Оглядевшись вижу, некоторые лежат без сознания, а один богато одетый здоровый дядя, стоял на ногах, но схватился за голову, из-под шлёма лились капли крови.

— Отойди, — отпихнул меня Ригард, заскочив в подземный ход.

Следом за ним командир второго десятка из второго полка Орб Турис, и затем уже неспортивный Остин.

Опомнившись, я тоже влетел в подземный ход и увидел Пьон лежащую на земле с окровавленными волосами.

— Жить будет, уши повредила, сознание потеряла, — быстро сказал Остин, уже производя манипуляции руками, лечебного характера.

Мои гвардейцы споро вязали остальных, вытаскивая их в основной подвал. Мужик в сознании, был уже без него, из-за молодецкого удара Ригарда в челюсть, а затем мимолетного движения руки Остина.

— Гарод, на нас напали, тут Готриб. — издала первые слова очнувшаяся Пьон.

— Ты уже в безопасности, а барон этот валяется связанный.

— Ох, чем-то страшным меня ударили, очень больно было.

— Это я ударил, мне нужно было вырубить сразу всех, чтобы тебе не успели навредить. — признаюсь, наклоняясь к ней, и помогая встать.

— А этот лапал меня за грудь, когда тащил, я ему сразу сказала, что муж ему руки отрубит. — Пьон указала на одного из связанных, только пришедшего в себя и взирающего по сторонам с ужасом.

— И правда, зачем ему руки, сказал я, взмахнув два раза мечом отсекая кисти рук.

— Гарод, ну зачем, забормотал Бурхес залечивая обрубки. — Теперь кто такого раба купит?

Что я ему мог сказать? У девочки явный шок, я старался вывести её из этого состояния, тем более за грудь лапал! Я сам себе такого не позволяю, правда по другой причине, грудь у моей жены ещё поискать надо. Снова шум, на этот раз на улице.

— Господин барон, они пошли на штурм! Крикнул забегающий в подвал наёмник.

Глава 19

— Бурхес за старшего тут, ты и ты в помощь ему, — ткнул я на двоих гвардейцев. — Разберись с пленниками, по камерам их распихай, но не развязывай пока.

— Гарод, надо отправить отряд по ходу подземному, мало ли кто ещё проберётся по нему к нам. — советует Ригард.

— Черт! Орб, бери оставшихся своих ребят и проверь, Ланчер с ними давай. В темпе темпе!

— Вылазки не будет? — переспросил десятник.

— Не до неё, у нас дыра в защите!

Выбираемся дружной компанией наружу, ничего не видно. Идём на прежнее место, замковую башню. Но уже без излишней торопливости. На стенках и без нас пока справляются, но ещё не вступал в работу вражеский маг.

Осада замка наверху видна как на ладони, но не понятна, всё затянуто дымом, который Остин тут же принялся потоком ветра сносить в сторону. Вражеский маг, а может и алхимия какая, не давали иссякнуть дымному потоку, но проскользнувшая во время сноса дыма картина боя показала, что враг уже спешился и в данный момент штурмует стены, или готовится к этому. Мост я не увидел.

— Остин — резче надо действовать, ворвется сотня человек на стены будут проблемы. — волнуюсь я.

— Скоро им в тыл ударят, — сообщил приятную новость Остин на секунды замерев видимо для связи по амулету с Алмуром.

— Хорошо бы!

Я попробовал ударить молнией наугад в дым в сторону осаждающих. Ноль эмоций со стороны врага. Тем временем раздался шум в районе стен, но что там происходит не вижу, как они там не задохнутся то? Подумал я про атакующих, да и про своих защитников тоже. Внезапно Остин покачнулся и упал, мелкая, морозная крошка ударила по нам, невесть откуда взявшись. Тут же прилетела в открытое пространство донжона, где мы стояли шрапнель из камня, щелкнул разряжаясь купленный в гильдии амулет от дальних атак, я стоял на первой линии и меня снесло ударом прямо на Ригарда и Джуна, стоявших за моей спиной. Оба упали, тоже получив свою порцию камня.

— Остин бей! — закричал я в бешенстве.

— Их трое, еле держу защиту на стенах. — покачал головой сидя мой маг.

Весь продуманный план защиты рушился на глазах, прорыв через подземный ход, затем куча вражеских магов, полное бессилие Остина перед ними, застрявший неизвестно где засадный отряд, да и ополовиненный отряд для вылазки уже и страшно выпускать. Стоять ждать? Да ну на!

— Ригард давай пощиплем как хотели врагов за вымя.

— Дымно там, ничего не видно. — засомневался тот.

— А мы на ощупь, можем и не увидеть никого из врагов, но если нащупаем…

Но и этим планам не суждено было сбыться, едва мы построились для вылазки, причем в первой линии стояли мои Тарак, Джун и Кант, а мы с Ригардом у них за плечами, как произошел прорыв во двор замка. Прямо на нас со стен скатились по ступеням лестницы несколько кочевников, узкие кривые мечи, и хорошая металлическая броня заставили меня ударить молнией автоматически. Расстояние было несколько метров и пяток зажаренных нападавших рухнули на землю дымя раскаленной броней. Тут же справа от ворот с лестницы сначала скатился мой наёмник, уже без оружия, а за ним с криками показались не наёмники, а для разнообразия люди Готриба, судя по цветам одежды.

Я кинул молнию и им, но уже с худшим эффектом, видно сработали амулеты. В бой вступила моя четверка гвардейцев, уверенно тесня соперников.

— Всем на стены! — Закричал Рауц и два десятка готовых к вылазке его подчиненных шустро полезли на стены.

Вжух! Сработала ещё раз катапульта, или требушет. Бля, они сейчас нашу же конницу зацепят, появится же наконец она когда-то!

— Прекратить стрельбу, — отдал я команду обслуге боевых механизмов.

— Гарод, там среди пленных был маг, он ударил по Бурхесу, услышал я голосок Пьон за спиной.

— Ты почему одна, где твоя тройка охраны? Быстро в замок!

— Охрана помогает с пленным магом разобраться, не переживай они справлятся! Тебе помочь?

— Пьон. Десять секунд и тебя тут нет, иначе выпорю. — слишком спокойно сказал я.

— Ой, — пискнула непослушное, но храброе создание, и исчезла в замке быстрее чем я моргнул.

Глова прояснилась, я мысленно представил себе общую картину боя. В подвале семеро нападавших и пятеро моих солдат, но там враги связаны, правда есть маг, вырубивший Бурхеса, но он я так понял тоже уже не опасен. Орб со своими ребятами непонятно где в подземном лазе, но там ребята тертые, и их восемь человек и маг Ланчер. Остин наверху, держит вражьих магов числом с три штуки, не знаю, как у него дела, но новых магических атак врага не вижу. Засадный полк, в три с лишним десятка конных и маг Алмур не известно где, скорее всего у них проблемы, раз до сих пор не слышно. Два десятка вместе с сотником Рауцем отвоёвывают стены обратно. Моя четверка гвардейцев помогает им с другой стороны от ворот. И я — одинокий недомаг, недобоец в резерве. Ах да, Пьон ещё, мощная ударная сила! Враг сдохнет со смеху. Теперь по сопернику, вылазка в наш тыл провалилась, захвачен барон и некий маг с ним, остальные их маги пытаются бороться с моим Остином, отряды наемников и баронские — штурмуют стены, ворота пока не трогают.

Бух! Раздался удар по воротам, с той стороны. Накаркал, мелькнула мысль в моей голове. Пара бойцов в башнях при воротах, стреляют из арбалетов в дым. Спокойно сажусь на моего даренного коня, вытаскиваю фамильный папин меч, он уже привычно сидит в руке как влитой. Пока ворота держатся под ударами, от нечего делать, пробую сдуть дым, но сил маловато, тогда я переношу точку приложения сил за ворота и пытаюсь нагреть воздух, и о чудо, дым медленно поднимается вверх, открывая вид на поле боя для обоих стрелков в башне! Удары в ворота тут же прекращаются, а к лязгу мечей на стенах, прибавились крики боли за воротами. Но ворота уже никакие и буквально ещё один удар и в появившийся пролом сунулся нос тарана, который тут же исчез, и в дыру полезли, держа щиты в свой рост враги. Удар молнией, потом звуком нашли свои цели, и я бодро двинув коня к пролому приголубил, сначала одного, затем другого врага мечом, те недобитые магией не сильно то и был и против.

— Гарод мы тут!

Слева и справа выросли фигуры моей гвардейской четверки, Джун и Кант с любимыми, копьями — добытыми не иначе как у врагов. Следующая порция врагов была сильно жиже, всего трое, видно моя магия и работа арбалетчиков в башнях дала свои плоды. Ворота уже не открыть, и я спешиваюсь, а затем продираюсь наружу замка через дыру. В обозримом пространстве врагов не видно, я начинаю нагревать воздух слева, а затем справа и поднявшийся дым обнажил ещё метров по пять замковых стен.

— Налево или направо? — спросил я у своих телохранителей.

— Лучше назад в ворота, вдруг кто прорвется в замок. — советует Джун.

— Гарод, командуй! — кричит где-то сзади за воротами Бурхес.

Выглядываю, и вижу четверку солдат и окровавленного, но уверенно стоящего на ногах старика.

— Двоих гвардейцев ко мне, двоим, Пьоновским, охранять вход в замок. — не долго думаю я.

— Парни оба вправо, бей руби коли! Джун, Тарак налево.

Бреду за ребятами сзади, сил нагревать воздух уже нет, поэтому идёт наощупь в дыму, дым оказался не едким, это скорее всего не дым а туман, дышим спокойно, вижу лестницу, приставленную к стене, и двоих раненых кочевников оказывающих себе медицинскую помощь. Два удара копьем и бредем дальше, вдруг на той стороне рва раздались вопли, тут же дым начал быстро рассеиваться, я огляделся. На той стороне рва, моя конница, чего-то без коней, а пехом, рубит и колит врагов, в основном кочевников. Алмур фигачит огнём, бугорок около леса, но волна огня гаснет, явно там засел маг. Со стен скидывают нападавших, но и мои бойцы изломанными куклами лежат внизу, живы или нет надо смотреть, но врагов заметно больше. Слева, тоже за рвом вижу Орба с пятью бойцами, черт не иначе потери, они рубятся с кучкой баронских мечников, и не смотря на двукратное преимущество тех уверено побеждают. Два мощных громовых удара откуда-то сверху, и парочка проплешин на луге приобретают глубину и окрашиваются предсмертными криками. Остин, наконец разбил магов осаждающих, находящихся к тому же под скрытом от глаз. Но передохнуть не могу на нас бежит десятка полтора разной израненности врагов, но силы мага уже вернулись ко мне, и их хватает на воздушный удар. Прочему не молния? А я уже уверен в нашей победе и терять добычу в виде рабов не хочу. А молния уж очень зло может ударить. Упс, переоценил я себя и свои силы, человек пять осталось в строю, и мы схлестнулись с ними на мечах. Отмахиваюсь от одного удара, тут же получаю второй, чуть ли не разрезавший мне ногу пополам, боли почему-то, хотя так и должно быть, ведь работает амулет Малосси на обезболивание, но стоять на больной ноге не могу и покосившись падаю на землю, успев подрубить уже лежа кому-то ногу. Бой закончился для нас, Джун и Тарак выжаты как лимон и в крови, не известно чей, своей или чужой. Впрочем, я помочь им не могу всё равно, сил только хватило остановить кровь себе. Откидываюсь на стену замка и наблюдаю разгром врага. Вышедший из боя с магами Остин зол, и бьёт даже по раненым. Джун опираясь на обломок копья пытается сделать себе перевязку, Тарак давно уже с мечом, где копье не понятно, но он хотя бы цел, судя по довольной морде. Вижу мостки через ров, не ров, а недоразумение, мы его спокойно форсировали и враг тоже, на кой он нужен.

— Гарод ты жив? Ну и славно. — слышу голос Ригарда за спиной.

— Нас без соли не сожрать, а они не захватили. — устало шучу, но никто не смеётся.

— Господин барон, — мнётся на той стороне баронет Борд Де Тон. — Попали в засаду, вернее нам путь перегородили деревьями, пришлось спешится и бежать пару километров в амуниции.

— Забей, не простой нам соперник достался, опытный, и как Малосси от него отбился. — снисходительно махнул рукой я.

Из крепости потянулись мои наёмники, помогать вязать врагов конному отряду. Делать мне тут нечего, пойду в замок. Хотя вон Орб с Ланчером идёт, надо поспрашАть их.

— Ланчер в темпе сюда, надо помощь оказать, Орб — доложи обстановку.

— Ход оканчивался во рве, чуть выше воды, там нас ждали парочка солдат, но Ланчер снял их магией. Вылезли и тут же были атакованы, но отбились. Оставил двоих караулить вход, а сам пошёл на звук битвы в дым.

— То есть потерь нет? — переворачиваясь на бок для приступившего к лечению Ланчера спрашиваю десятника.

— У нас нет, сами зарубили около полутора десятка разных солдат.

— Молодцы, — хвалю их и командую Ланчеру. Джуну помоги, потом остальным кого встретишь.

— Исчерпался на часок я, Джуна подлечу, а потом сил не будет. — нога ваша уже в норме, порез чуть ли не до кости, но зарастил, шрам будет конечно. — оправдывался маг-раб.

Нога уверенно держала мой вес, боли и раньше не было, но ступать было боязно, а надо. Шрамы? Что я себе шрам не сведу? А может и не сведу, мужиков украшают шрамы, если они не на жопе конечно. Захожу через сломанные ворота во двор замка и сталкиваюсь со злым, ещё не отошедшим от боя Остином, но увидев меня он весь свой запал теряет, стыдно ему.

— Три мага было, рангом десять, тринадцать примерно. Я двух убил, ещё одного кто-то. — оправдывается он, стараясь не смотреть мне в глаза.

— Четыре было, ещё одного я оглоушил, он как очнулся чуть Бурхеса не кокнул, уже связанный. А третьего убил Алмур. — Недооценили мы их.

— Моя вина, надо было бить на опережение всех, до кого дотянулся бы. — опять виноватится он.

— Забей, помогай раненым, Готрибы ждут тебя. — утешил я его.

— Что и барона отдашь? — ощерился Остин.

— Продам или сменяю, на кой он мне? Но в живых его оставлять не хочу, поэтому после допроса кончай его.

— Мне бы жену забрать с дочей, а потом можно и убить. Да и бабы эти его не нужны, но тебе их хоть продать можно в рабство, а барон может претендовать на земли, тут ты прав.

Беседуя таким образом на светские темы мы подошли к замку, и я был атакован ураганом по имени Пьон.

— Вот ты гад какой! Весь в крови. Зачем сам полез? Что больше некому? Этот порез откуда? — задавала тысячи вопрос жена, стуча по груди, и иногда подпрыгивая и по макушки своими кулачками.

— Некому, веришь, стою один перед воротами, их вот-вот сломают, и думаю о твоих красивых глазах. — героически хвалюсь перед женой, ощущая наступивший откат от боя.

— А где твоя гвардия была? — зло сказала Пьон и так посмотрела на Ригарда, что тот стал меньше раза в два.

— Они вовремя успели, встали рядом, бились потом мы вместе. Ты давай в замок иди, я навещу пленных.

Против ожидания жена не стала спорить, а ещё раз зыркнув на Ригарда, гордо удалилась. Спустились в подвал и первым, что увидели труп мага в клетке.

— А что мы могли сделать? — оправдывались гвардейцы Орба. Он опять очнулся, а мага рядом нет, пришлось резать.

— Проехали, так где тут Готриб? — отмахнулся я.

Подумаешь убили, «помер Максим и хрен с ним». Сам барон не впечатлил, грязный израненный, с одним открывающимся глазом, и что Артина в нём нашла?

— Зажился ты на свете, — обращаюсь, присев на корточки к лежащему и связанному барону.

— А ты далеко пойдешь, мальчишка. — усмехнулся окровавленными губами тот.

— Где моя жена и дочь. — вступил в разговор Остин.

— Знал бы что это твои, не тронул бы. А так жена тебе правду сказала, они и занималась продажей у нас. Не достать тебе их с того берега, не любят там наших магов теократы. Ничего, ты я знаю моей пользуешься.

— На кой их рядом посадили? — поморщился Остин. Хотя тут такая суета была, ну да ладно.

— Смешной ты, да не успели они в теократию добраться, дам контакты тебе их нового владельца, они ещё в сторону границы движутся, если жену и дочь отпустите. — посулил барон.

— Отпущу, если отдашь семью его. — подтвердил я.

— По моим прикидкам они уже прошли степь и скоро будут в нашем главном порту на берегу океана.

— В Карасте? — перебил Остин.

— Да, гильдия магов там есть, у меня есть связной камень, артефакт стационарный, нашли вы его уже думаю. Свяжешься с бароном Азаларом, дрянной человечишко, но деньги любит и маг гильдейский связной. Дашь две цены, он тебе и вернёт пленников.

— Их я понимаю тайно везут? Уточнил Остин. С чего ему бы мне верить?

— Заедешь в банк, отдашь деньги нужному человеку, и всё, остальное не твоя забота. — упорствовал Готриб. Он скажет кому.

— Гарод, это мне уехать срочно надо в порт! А я тебе обещал? Отпустишь? — бил копытом Остин.

— Зачем? А ты же раз в день связываешься с портом, неужели за тебя некому заплатить?

— Точно, я пошёл наверх к связному камню. — заторопился муж и отец.

Глава 20

В задумчивости выхожу наверх, оглядывая поле боя. Стены целые, а ворота разбиты. Ещё и ход этот подземный! Вот какой с него толк теперь? Каждая собака знает про него, придётся завалить. А шустро они его выкопали, и место выхода удачное. Ведь вокруг замка нет леса, а тут во рве и не на глазах, и копать недалеко. Самое то для вылазки или диверсии.

— Что с потерями? — поймал за рукав Рауца.

— А! — не спрашивай, укоротили наш отряд на стенах, да и парочка конных погибла. — ответил тот.

— И всё-таки?

— Дюжину потеряли, и ваш один, ну и два из расчета требушета, и два обозника итого семнадцать трупов.

— Это кто из наших?

— Тот, который вашу жену охранял.

— Я-то думаю, кого там маг зашиб в подвале, когда очнулся, а это вон кто.

— Помощь медицинскую твои оказывают, отрядный маг жив, за остальных ты платишь неплохо. В целом, могло быть хуже.

— А враги?

— Удрало человек десять кочевников, отряд Филика их преследует, ну и остальных пока считаем.

— Занимайся делами, нормально вам заплачу, в очередь к вам стоять новобранцы будут. — постарался его успокоить.

Минут сорок ушло на беседу с женой, она хоть и бодрилась, но такие передряги для неё непривычны. И жалко было погибшего воина, она его с детства знала, и момент с утаскиванием её в подземный ход приятных впечатлений не добавил. Но паники особой у неё не увидел, она занималась привычным делом, сортировала трофеи, взяв на себя и деньги и артефакты, ну и конечно коней описывала. Раз всё спокойно попытался выйти во двор, но был пойман алчным другом.

— Барона бы на суд отдать. — заикнулся было неслышно подошедший сзади Бурхес.

— Щас, вот делать нечего мне! Этот суд, да над аристократом затянется на год, а не дай бог сбежит или накажут не строго. — запротестовал я.

— Ага, угон в рабство и убийства граждан империи, ладно местечковые разборки между соседями, но нападение на порт — это самое дно. Отрубят ему голову как пить дать, а нам премия за его поимку, и от королевства, и от империи. — соблазнял жадный старикашка.

— И не уговаривай, он мою жену пытался похитить, я в своем праве. Хотя и неприятно, как мясник себя буду чувствовать

— И все равно подумай, а насчет мясника — у тебя же палач тут есть, зачем самому? — сказал Бурхес и ушёл в глубь замка.

И то верно, нахрен чистоплюйство, в суд отдавать не хочу, там так понакручено в законах, что не разобрать и судейские этим пользуются. Но в случае с Готрибом ему бы не помогло, на что вообще они рассчитывали, грабя порт? Да император не вмешается, но королевство то не забудет. Надо задать вопрос барону. Все вокруг суетились, раненым оказывалась первая помощь, пленных врагов сортировали, ловили лошадей, что было непросто, кони кочевников не так просто в руки даются. Собирали оружие и трофеи, за этим следила моя гвардия, но Ригард не отступал ни на шаг от меня, но и под руку не лез, и то хлеб. Стоп, а куда пошел Остин? Связь у него только утром, а не к моему ли артефакту он отправился?

— Ригард узнай где Остин сейчас. — даю задание телохранителю, особенно молчаливому сегодня.

— Узнал уже, вот стоит в воротах.

— Остин, ну как связался?

— Да с трудом, моя связь утром только, а твой стационарный камень ещё не зарядился толком, но сил у меня хватило достать до этого рабовладельца гильдейского, он конечно отпирался, но потом дал контакт в банке нашем, пришлось последний резерв использовать с графом поговорил, ну который хотел эти земли воевать. Был у меня амулет одноразовый.

— И что граф?

— Узнает, а я утром выясню подробности.

Если помощь нужна говори, ну и пусть кто навестит мое поместье, мало ли, может там одни угли остались.

— Это само собой я уже попросил, пойду общаться с бароном нашим пленным. Дашь палача?

— Да бери, — скажешь я разрешил.

— Гарод, — торопится ко мне Бурхес. Связь была с Мейкилом, полная победа!

— Меня что не позвал? — радуясь, все же делаю замечание старику.

— Не было времени, в деталях потом расскажет. Замок захвачен, погибло двадцати человек у нас, но главное старший Готриб с сыновьями убит. В плен попало около сотни человек. Но замок прилично разрушен.

Порезвился там Ден, ну цель достигнута, сейчас этому, своему пленнику, голову отрежу, и конец их фамилии. Можно подавать оба баронства на включение в состав моего графства.

— Опа на, ценная информация и вовремя. — улыбается не успевший уйти Остин. — А ты тихушник, ни слова не сказал, что есть ещё один отряд у тебя.

— Да к слову не пришлось, а ты и не спросил. — отмазался я.

Провозились мы с разбором последствий штурма аж до следующего утра, я отдал несчастным крепостным горсть серебра за ущерб и на обустройство, чем вызвал у них почти божественное обожание меня. Под утро, разбирая кучу мелких дел и попутно отбиваясь от пленников Готриба которые как один взялись проситься домой я уснул в кабинете. Стыдно да, бросил молодую жену, неизвестно где ночевала она, но я за её верность я не переживал, да и глаз в замке много. Ближе к обеду меня разбудил довольный Остин, был сеанс ежедневной связи с портом, и он получил заверения, что до завтра его семья будет свободна. По моему имению точной информации нет, но оно не сгорело и не разграблено, я уже начал маленько переживать и за Милу, и за Ольчу. Отправил гонца к барону Шак Кагалу на побережье, с информацией о смерти его кредиторов.

— Что там с Готрибами? — Я конечно соврал, но надо сегодня решать с ними. — спрашиваю у Остина.

— Баб продадим в теократию или отпустим, например, в империю Аками или на острова архипелага, тут в империи им жизни не будет, а барону голову с плеч, хоть сейчас. Погоди я за мечом схожу.

— Я в подвале подожду. — пообещал я ему.

— Гарод милый, я не стала тебя будить, а сама не спала ещё. — показалась мне на глаза Пьон. — пойду отдохну, после обеда разбуди. С трофеями порядок, одних коней тысячи на три золотом, артефактов примерно также, ну и наличными с тысячу золотом мелочью, оружие и броню не считали ещё.

Моя ты хорошая, думал я, спускаясь в подвал к пленникам. Кивнув наемнику Рауца, стоявшему на охране я пошел и сначала осмотрел скрытый подземный ход, его ещё не начинали заваливать, надо проконтролировать сегодня. Готриба мы посадили отдельно от остальных, в рукаве коридора в самом углу подвала. Освещение было неплохое, но дешёвое. Подходя к клетке, я издалека увидел сгорбленную фигуру, сидевшую у входа. Расслышав шаги сзади, я обернулся и увидел бредущего за мной охранника.

— Ты иди на пост, нечего тут делать, да и Остин сейчас подойдет.

— Да господин барон, — послушно кивнул охранник и неожиданно ударил меня мечом в грудь.

Я не знаю, каким чудом я одел сегодня кольчугу, но и она бы не спасла меня, к счастью, меч охранника попал мне в знак доблести. Меня от силы удара немного отшатнуло и перед носом просвистел ещё один меч. Это Готриб открыл клетку и пытался отрезать мне голову. Не став заморачиваться откуда у него меч и почему открыта клетка, я действовал на инстинктах. Удар ногой по опорной ноге наемника, и он падает, не успевая нанести ещё один удар, левой рукой я ловлю на излом руку барона зажимая её, с секунду мы боремся за меч, молодость победила опыт. Наёмник из положения лежа пытается рубануть меня по ногам, но я, делая подсечку Готрибу, роняю его перед собой. Удар мечом по лежащему барону, и его голова покатилась по полу. Наёмник пытается встать, но резкий тычок завоеванным мною у Готриба мечом, с трудом, но парированный им, был не последний. Заученная связка, спасибо науке Ригарда и протыкаю предателя как зубочистка, и его труп заваливается в клетку. Неплохо это я размялся утром, думаю глядя на голову барона выкатывающуюся из закутка в общий коридор.

— Гарод, а подождать не мог? — слышу недовольный голос Остина.

— Чего? — в первую секунду не понял я. Ты оглянись на меня напал охранник, вон в клетке лежит, и Готриб с мечом выскочил из неё, а дверка то открыта была.

— И ты обоих порубил безоружный? Ну ты зверь конечно, весь в папу. — толи похвалил, толи пожурил маг. — Подкупил, наверное, наёмника покойный.

— Идём-ка с дамами побеседуем. — сказал я, взяв за волосы голову барона.

Я не из брезгливых, помню также я на земле как-то на разборках притащил в мешке пару голов. Но там я тупо купил их в морге, мне нужны были любые, произвести впечатление чтобы.


Только встав, я покачнулся от сотрясения пола подо мной, внезапно на нас с Остином посыпались стены! Глядя на падающие каменюги, я пригнулся в ошеломлении. Да что такое!? Крупные куски камня начисто похоронили нас, по-моему, ещё и потолок упал. Хорошо у моего старшего товарища был нужный амулет, «купол», поэтому мы и выжили. Он, кричит мне непонятно что, я его не слышу. Ситуация патовая, нам пока, что ничего не угрожает, но что мы тут должны год куковать? Как нам выбраться? Но мой друг и спаситель бодрым трактором стал идти сквозь сплошную стену из камней. Делать нечего, бреду за ним, он периодически оборачивается и мне что-то сообщает, я периодически не понимаю его. За нами в образовавшийся пузырь сыпятся камни, поход метров в тридцать занял минут десять, но купол стал проседать, да и воздуха, по-моему, не хватает. Или я себе внушаю. Остин резко свернул влево я за ним, и мы очутились в бывшем секретном подземном ходе. Счастье, что его не закопали! Пузырь защиты опал серебристой пленкой, светляк показывал извилистый путь за замком. Мы его преодолели чуть ли не бегом, и я увидел место выхода хода в окружающем замке рве. Небольшой выступ на это стороне и еле заметная деревянная лестница, буквально впечатанная в землю, и вследствие этого не заметная со стороны. Вылез вслед за Остином наверх и на полусогнутых к воротам. Забежав слышу голоса, близкие к панике.

— Вытаскивай камни по одному! Бурхес, Ланчер бросайте все дела и занимайтесь только входом в подвал. — кричала Пьон.

Прямо на мостовой сидел чуток помятый палач, и пара слуг, сидевших ранее в клетках у входа. Слух вернулся! Машинально отметил я.

— Да уже никому там не помочь. — сказал подошедший к спасателям Остин.

— Да милая, нет смысла торопиться, человек двадцать засыпало. — поддержал я его.

— Ой! — почти мужским голосом ойкнула жена, и подпрыгнув на месте и развернувшись на сто восемьдесят градусов уставилась на меня. — Ты как тут? Вы же в подземелье были!

— Да еле выбрались, засыпало капитально, а мы через ход под замком, вот и пригодился.

— Ты меня напугал! — кинулась на шею жена, укусив за ухо от избытка эмоций.

— Сам в шоке, землетрясение думаю.

— Ты чего? Я тебе сразу сказал это из-за смерти барона, последний привет, так сказать. — возмутился Остин моей тупостью.

— Я и не слышал, что ты там мне говорил, оглох маленько. — оправдывался я.

— Наверняка заготовка, чтобы подгадить напоследок, есть такие заклинания, как он умер они и сработали. Странно что только в этом замке подгадили, иначе меня Мейкил бы предупредил. — пояснил маг.

— Можно не торопится, нет там живых. Эх, сколько золота пропало, могли бы за рабов получить, хорошо хоть пленных в замок не потащили, там перед замком и оставили их ночевать. — сокрушался убыткам Бурхес

— И дамочек этих не допросили до конца. — поддержал его Остин.

— А много у нас пленных? — задал интересующий вопрос я.

— Кочевников сотня почти, а точнее девяносто семь разного состояния здоровья, и от баронского отряда десять человек осталось. Сбежали несколько человек из кочевников, лови их теперь в степи. — доложил подошедший и услышавший край разговора Рауц.

— Гарод, а зачем ты голову барона притащил? И чего она отрезана? — удивилась жена.

— Покажу обе наёмникам которые прибудут. — ответил ей.

— Вот ты продуманный, и не бросил же, тащил её с собой. — польстил мне Остин.

Щас ага, в шоке был и не бросил так и по лестнице лез с ней. Но отмазался красиво. Жалко, что слуг подавило, да и эту семейку. Я обещал отпустить. Хотя с ними была бы проблема возможно, а так нет. Нет человека нет проблемы, опять вспомнил я.

— И всё-таки, чего она отрезана? — докопалась правдолюбка. — И след на кольчуге рваный, как от удара.

— Там твой охранник на меня с мечом кинулся, а перед этим открыл клетку с Готрибом и меч ему дал. Пришлось драться. — пояснил я сразу все моменты.

— Ригард! — тонким голосом завопила Пьон. Лентяй гвардейский, почему мой муж ходит один по опасным местам?

— Он же спал! Я ждал, когда его разбудят. — виноватился тот, с надеждой поглядывая на меня явно в поисках защиты от разгневанной баронессы.

— Тихо всем! Вот не надо меня опекать у себя же в замке! Сам разберусь. Занимайтесь своими делами.

Толпа постепенно рассосалась, а Остин подключился к разгребанию завала, с его помощью дела пошли быстро. Я ещё раз поговорил с женой, и пошёл обедать. Но не успел.

— Гарод, там прибыл Шак Кагал с побережья, перед замком стоит. — сказал Баронет Борд Де Тон, командир отряда конных от Филика.

— Как он так быстро? — вслух удивился я. Эй! Коня мне подарочного, и вторую голову тащите. Собирай своих поедем вместе. — обратился я к Борду.

— У меня тут десяток всего, остальные патрулируют. — проинформировал он, не выразив несогласия.

— И я с тобой, и гвардейцев надо взять всех, и Остина обязательно. — влез с предложением Ригард.

— Тебя что Пьон укусила? Да не будем мы воевать, и наверняка их там не сотня стоит. — возмутился было я.

— Да это для солидности. — аргументировал мой полусотник.

— Их там пятеро кроме барона. — подтвердил мои слова Борд Де Тон.

Короче сборы заняли минут двадцать, ведь гвардию собрать время нужно, опять же накидку из шкуры одел, кольчугу дырявую поменял, вот время и ушло. Пьон пыталась увязаться со мной, но я не согласился. Зато выехали мы при полном параде, Четырнадцать гвардейцев, Остин, Бурхес, десять конных от Филика и я впереди, как завещал чапай на лихом коне, с привязанными к седлу головами Готрибов. Собственно я всех на коней посадил. Мост уже починили, и мы переправились за ров быстро, там ещё десять минут аллюра, и мы около леса, где действительно ждал меня спасенный барон.

— Гарод собирался навестить тебя, а тут ещё твой посыльный по пути встретился.

— И тебе привет! С чем пожаловал?

— Это Готрибы? Кивнул на головы он.

— Да, ещё один последний убит в их родовом замке, я недавно узнал. Полный комплект!

— А жены и дети?

— Нет никого в живых, — не стал вдаваться в подробности я.

— Резко ты с ними, но я доволен. Нет смысла в нашей охране уже.

— Так ты зачем приехал сюда? — решил прояснить ситуацию у должника.

— Как корабли ушли, никто и не заглянул ни разу, завтра уже должны причалить наёмники для войны с вами, вот решил попрощаться лично.

— И заодно разведку произвести? — усмехнулся я.

— А что тут разведывать я и так вижу. — он указал на стада трофейных коней и на шатры с пленниками. Теперь я свободен от обязательств, и могу тебе помочь за небольшую плату. Тысяч скажем пять золотом, — закинул удочку барон Шак Кагал. — у меня парочка приличных магов.

— Хорошие маги. — неожиданно сказал Остин. — Пободались мы с ними на побережье.

— Зачем мне ещё отряд для защиты? Покажу головы они и уберутся восвояси. — усмехнулся я.

— Тоже верно, — чего-то мялся Кагал.

— Переговорить хотел? — правильно понял его заминку.

— Давай отъедем немного, поговорим. — согласился тот, направил коня к леску.

— Ну чего ты там ломаешься? Говори как есть. — попросил я неожиданно застенчивого барона. Когда мы отъехали на приличное расстояние.

— Там документы есть, переписка с теократией. Отдай мне их.

— Вот оно чего, ты меня под суд имперский подставить хочешь?

— Что ты! Да и не враги же мы пока, войны нет официально, просто может проблемы в будущем быть. — даже испугался моего предположения барон.

— Ты из-за этих бумаг здесь? А то про долги говорил какие-то старинные.

— Тоже есть такое, но и бумаги важны.

— Отдать не отдам, но письмо это с ответом сожгу. Я его и прочесть не могу.

— Слово?

— Нет, пока нет. Ты мне, что взамен?

— Куплю рабов у тебя, например, неплохо заплачу, с конями, информацией о прибытии наёмников с архипелага поделюсь и своего мага оставлю для беседы с ними. Глядишь, и вправду разойдётесь без войны.

— А просто за письмо деньги дать? Зачем эти заморочки? — удивился я.

— Ох, неопытный ты, если я денег за письмо дам, то как бы признаюсь, что есть, что скрывать.

— Аааа… — протянул я в задумчивости. Ну сколько дашь за рабов и коней? Коней моя жена оценила в три тысячи.

— Дам четыре, моментально перебил меня барон.

— Продано. — кивнул головой я и продолжил. Сто семь рабов, из них девяносто семь кочевники.

— Кочевники за тридцать уйдут, хотя цена им двадцать пять, хан их по столько выкупает, все продают. Готрибовских только в рабы и двести за всех отдам, и то может утоплю, опасные ребята и обученные и преданные баронам были.

— Согласен. — вздохнул я, сожалея, что Пьон не взял с собой, чую облапошили меня.

— Но письмо на моих глазах сожги, и с меня семь тысяч сто десять золотом! — быстро прикинул Кагал.

Глава 21

— Что там по наёмникам, скажи уже точнее. — попросил я барона.

— Завтра будут, первая группа в районе обеда, но мы к тому времени отчалим.

— Хорошо, постараюсь провести с ними переговоры. — решил я.

— Помогу тебе, есть у меня связь с ними, в районе обеда на место нашего лагеря приезжай.

— Ну, удружил. — Поехали к нашим. Я тебе письмо привезу сейчас. — подобрел я.

Разойдясь краями с Кагалом и уничтожив письмо из Теократии, дал указание Остину на завтра — вызвать мои корабли для перевозки граждан королевства. Надоели мне хуже горькой редьки они. Особенно это родственница короля, глаза бы мои её не видели, то комната ей нужна отдельная, а у меня толпы народа в замке, то за нашим столом желает, чтобы мы её потчевали, то банально скучно ей, видите ли. Нет всё! Нафик всех! Вот и сейчас ужиная, я терплю её болтовню.

— А вы знаете, что королевство до сих пор в состоянии войны с Ханством? Нет? А ведь уже больше ста лет воюем.

И конца и краю не видно. Никто не хочет уступать.

— Леди Доресса (Черт — я узнал её имя! Лишняя информация.), а вы не расскажете в чем суть спора? — заинтересовалась Пьон.

— Давняя история, но расскажу. За баронством Готриб, есть ещё одно, узкое, но длинное, как раз до ханства Вей идёт. Долина — зажатая двумя рядами гор, но она широкая километров десять, и в длину семьдесят. Эти земли принадлежали хану, но сотню лет назад он передал по обмену этот кусок земли королевству, вместе с дочкой, выданной замуж, моей прабабкой.

— А кто сейчас этим баронством правит? — невежливо перебил собеседницу я, чувствуя неподдельный интерес к рассказу.

— Ну обменял и обменял, мы вон тоже думает кусок на кусок поменять, а в чём проблема? — уточнила жена.

— Правит там барон Карил, а проблема в том, что тот кусок, которое королевство передало ханству Вей, через месяц объявил о выходе из ханства, и хан потребовал вернуть долину.

— Так он не прав, — хмыкнула жена.

— Тут есть нюансы, обмен утверждали в столице империи, и он потребовал до утверждения, но, когда весть пришла в столицу император уже одобрил это. — наслаждалась нашим интересом Доресса. Хан, вместо возврата силой переданных земель, требует долину назад.

— Канцелярия империи на это что говорит? — уточнил я.

— Дали статус вольного баронства на сто лет, и эти сто лет проходят через неделю или две, не помню точно. Так, что есть все шансы скоро увидеть военные действия между ханством и королевством. — спокойно сказала наш информатор.

— А херли я ничего не знаю?

Мат я произнёс по-русски, но вопросительная интонация была понята девочками правильно.

— Я такие вещи и не должна знать. — немного испуганно ответила милая.

— А тебя то как это коснётся? — удивилась Доресса.

— Я захватил оба баронства Готрибов, и ожидаю их объединения в одно графство.

— Хм, а ты завидный жених. — польстила мне дамочка. Но ты то с ханством и королевством не в союзе и не в вассалитете. Чего переживать к тебе и не полезет никто, тем более если утвердят графство, то империя даст защиту на четыре года.

— Четыре года? А такие вещи ты должна знать? — обратился я к Пьон.

— Я думала ты знаешь, — Да это и не важно, но теперь понятно замыслы Готрибов. — молвила жена. И ясно что это были не наёмники от ханства, а как бы не личная гвардия! И кони слишком хорошие, для наемников. И ты продешевил — продавая их Кагалу! — обвиняющий палец уставился на меня.

— Надо было пытать парочку пленников, палач у вас квалифицированный, обвал конечно помешал, да и барон этот приехал слишком быстро. — дала уже не нужный совет Доресса.

Я сидел и молча обдумывал ситуацию. Не думаю, что канцелярия затянет с утверждение графства, там ещё были нюансы по свободным поселениям, но это потом. Готрибы не боялись королевства, так как хотели войти в состав ханства, а там так и так война. Я вспомнил, что отец говорил по этому поводу, мельком слышал. Ханство Вей заметно больше чем королевство и по территории, и по населению, там с пол миллиона живет народу, но король Синока богаче, имеет лучшие связи, да и маги покруче у него. Парочка в столице уровнем повыше Остина будут, а это редкость. Решено, сразу по встрече с Мейкилом созываю общий совет, будем решать, стоит ли нам залазить в спор между двумя государствами. С такими мыслями мы ушли с женой спать. Зайдя в комнату, я наклонился, чтобы снять сапоги, ну не могу я в обувке ходить по спальне! Тут же ощутил шлепок по заднице от Пьон.

— Ты чего? — ошарашено смотрю на улыбающеюся проказницу.

— А что? Красивая попка, я и шлепнула, мы ведь в постель сейчас ляжем?

— Где ты этой пошлости нахваталась? — изумился я.

— Видела. Повариха шлепнула так конюха нашего.

— Мирта? У него невеста есть, я сам выкупал.

— Невеста? Ну и что? Он её замуж не звал, он её в конюшню потащил.

— Вот бабник, — не знал, как отреагировать я и просто констатировал факт.

Пришлось отомстить Пьон за шлепок пару раз, ну и уснул как мертвый сразу. Не мстительный я стал в последнее время, навалилось всего, уже на женщин не гляжу. Того и смотри забуду для чего они нужны. Ничего, разберусь как-нибудь, методом тыка — например.

Утром проконтролировал Остина в вызове моих судов, прибудут послезавтра. А сегодня должны добраться до берега первые наёмники с архипелага. Завалы уже разобрали, но тюрьме каюк пришёл, целыми осталась только пыточная и две пары клеток. Собираюсь в путь.

Со мной кроме моих гвардейцев, конные Филика, Остин, Бурхес. Пьон, не смотря на все её просьбы, и жалостливо глядящие глазки я не взял. Да, могу в деньгах иногда потерять, но подвергать её риску не стану. Пока ехал обсуждал с Ригардом и магами ситуацию с возможным конфликтом соседних стран.

— Особого риска нет, во всем ханстве дай бог полсотни магов есть, и выше моего я там никого не помню, да набрать армию они могут, но у нас горы, а по ним конница не ходок. Перекрыть пару долин и хватит. — лениво оценивал ситуацию Остин.

— А за ханством полоска прибрежных графств и баронств, и далее пролив с Теократией. Хан по вассальному договору пару полков обязан держать наготове, для помощи в случаи нападения на наши портовые города. — добавил свои пять копеек Бурхес.

— Странная война, сколько помню ни одного сражения не было. У нас не думают, что ханство Вей нападет. Да у нас и торговля приличная с ними, невыгодно им нападать на нас. — приводил доводы Остин.

Доводы они приводили, но жопа у меня чует проблемы. А ей доверяю. За разговорами добрались до побережья, посланный разведчик сообщил о небольшой лодке с трёмя парусами стоявшей неподалеку. На берегу расположилось шесть человек неизвестных мне мужчин, явно аристократов.

— Маг четырнадцатого ранга Нашгар, приветствует вас свободный барон Гарод Кныш. — несколько пафосно начал один из них.

Представились и его спутники, все как один бароны и командиры наёмных отрядов. Мы тоже представились, и я начал переговоры.

— Я знаю, что вас наняли братья Готрибы, но ваши наниматели мертвы, головы двух из них в мешке. — я кивнул на мешок притороченный к седлу одного из всадников. Третьего показать пока не могу, но он тоже мертв.

— Я знаю, не надо нам показывать, у нас была связь периодическая с баронами, ни один не выходит. Вопрос в семьях, у двоих и дети были. — удивил меня Нашгар.

— Тоже мертвы. — коротко сказал я.

— А ты далеко пойдешь мальчик. — весело хмыкнул один из наемников барон Хирсан. У меня вопрос, вернее предложение. Тебе нужны наёмники? Или нам плыть назад?

— Нет, мы сами справимся. — отказался было я, но мои спутники имели другое мнение.

— Не торопись Гарод. — тронул меня за руку Бурхес.

Мало ли кого ещё они наняли.

— Дед дело говорит. — грубо поддержал Бурхеса тот же наёмник, отчего старик поморщился.

— Ну и что вы можете предложить? — решил послушать совет я.

— Я не смогу, один из баронов развернулся и поехал назад.

— Мой отряд в девяносто пехоты, с магом шестого ранга стоит совсем недорого, восемьсот золотом в месяц. Все повоевали, с опытом ребята. Хороши и на стенах, и за стенами. — расхваливал себя Хирсан. Каждая стычка с неприятелем свыше десяти человек плюс двести монет, две монеты погибшим, по одной раненым и тем, кто участвовал в стычке.

— Здесь лагерем встанешь? А при нужде на помощь к замку нудно подойти. — уточнил я детали.

— Без проблем, и то и другое. Питание ваше, кстати.

— По рукам, вызывай своих и располагайся, задача никого не пускать без вообще без моего отдельного распоряжения.

— Я отдельно от отряда не нанимаюсь, — пожал плечами Нашгар, а командир ушел. — ответил на мой невысказанный вопрос маг, и тоже поехал в сторону лодки.

Ещё двоих я отбраковал уж очень ценник был негуманный, а вот последний предложил, то, что я сам давно хотел.

— Барон Мутрил, у меня отрядик небольшой, всего сорок человек, но два мага десятки и работают они парно это раз, и остальные все отличные лучники — это два. Мы можем и не отрядом, а группами в разных местах. Оплата всего семьсот монет в месяц, и маги в цену уже входят.

— И как вы имперские законы нарушаете? Ведь луки и арбалеты лишь для аристократов, или армии императора. — удивился я.

— Мы не граждане империи, мы с архипелага, у нас можно, ну и все сорок два человека рыцари, по нашим законам у каждого земельный надел, и все аристо.

— Империя это признаёт? — обернулся я за советом к магам.

— У нас с архипелагом дипломатии нет никакой, торгуют на свой страх и риск конечно. Но было одно решение, что всех аристократов из таких стран, которых империя не может подтвердить она не может и опровергнуть. — улыбнулся Бурхес. А по лукам, были прецеденты, для обороны их использовать можно, а для атаки нет. То есть в замке сидеть или в засаде это не нарушение закона.

— Берём на месяц. — решаюсь я. Пока все в замок, там решим куда и кого отправить.

Обратно ехали в приподнятом настроении, дело сделано, завтра отправлю Остина в порт, да и сам скорее всего тоже поеду. Отправим заявку на графство, и надо решить, кого куда. Тут оставлю десяток лучников, заберу всех кроме наёмников Рауца. За главного оставлю Орб Туриса десятника гвардейцев, его десяток тоже тут будет. Магов и остальных лучников в новый замок захваченный Мейкилом. Его, людей графа и Филика отпускаем, а также отпущу Остина.

Вечером опять пытал Дорессу и выяснил кучу интересных вещей. У короля два мага брата близнеца, оба семнадцатого ранга, но ходят слухи что выше. Обоих он женил на своих внучках. Хитрый подла. Народу в королевстве не сто сорок тысяч, а чуть ли не сто семьдесят, всему виной политика короля принимающих всех крепостных без счёта и садящих на свои земли без закрепления и закабаления. Несколько орденских поселений, постоянные гости из соседних стран, и самое главное — у короля обширный рабский контингент. Около шести тысяч рабов, вкалывают на железных рудниках и других не очень пригодных для комфортной жизни мест.

Знал бы доил её каждый день, а так завтра с утра уезжать. На все ценные места я поставил свои запоры, слуг, оставшихся в живых я не стал выгонять, а поселения объеду позже. Мажордома отстранил, но оставил советником, командовать будет тот же Орб. Ему тут долго куковать со своим десятком. Трофеи забрал все себе, чем вызвал неудовольствие наёмников, хотя я в своём праве, но якобы так не делают. Но я решил перед отъездом утром осыпать их золотом. Поди продай этот доспех или копье, а так деньги есть покупай, что хочу. Хотя бы те же доспехи у меня, я и недорого отдам им. Подумал подумал, и решил в крепости на въезде в баронство поставить пост, хоть она и недостроенная, но всё удобнее чем в лесу жить. Перед сном, будучи в приподнятом настроении я даже шлёпнул по заднице Дорессу, та сделала страшные глаза, но промолчала. По настроению понял, что польстил. Пошёл ночевать к себе, планировал грандиозный секс марафон. Но полноценного секса не получилось, да и неполноценного тоже, жена, измотанная трофеями, вырубилась за одну минуту, едва голова упала на кровать. Ясно, что не стал её будить, потерплю.

Спал плохо, проклятые гормоны мучили, поняв, что могу не выспаться, ушел на пол и отлично отдохнул. Мы с аппетитом позавтракали и выехали к морю. Перед этим, собрав наёмников, двинул речугу о том, что буду рекомендовать их отряд, о том, что они настоящие бойцы, о будущем отдыхе через месяц, о бабах, которые будут рады дать таким бравым парням. Ничего их не могло расшевелить, пока я не раздал деньги. Обозникам по половине золотого медью, метким метателям камней по три золотых, солдатам по два с половиной, десятникам по пять золотых, но уже награбленным серебром. Больше всех досталось сотнику Рауцу и магу Алмуру по семьдесят полновесных золотых. Погибшим, а вернее сотнику для передачи родным, по три золотых, таких вновь оказалось много в их отряде. Двенадцать человек. Итого отряд уменьшился на двадцать три человека у них. Кровавый вышел найм, а так тихо всё начиналось, слышал я беседы солдат. Наёмники полученным монетам оказались так рады, что позови я их ещё на один найм — проголосовали бы единогласно за него. Своих я решил наградить позже, палача и диверсанта само собой забрал, палача отдавать, а диверсанту думаю предложить ещё один найм, постоянный. Решил я создавать свой спец отряд, с разведкой, киллерами, диверсантами. Жалею сейчас об обмене палача. Нужный человек. Отряд Филика едет со мной, корабли повезут его обратно. Я каждому, кроме барона, выдал по десятке, барону пол сотни. Эх, зачем я много кораблей заказал на перевозку. Денег жалко, хотя поднялся я нехило. К берегу мой обоз прибыл к обеду, и я поразился царящему тут порядку. Все удобные места для высадки были завалены деревьями, мне аж жалко стало, мой лес рубят. Кораблей за нами пока не было, но я и вызвал их на после обеда. Пока ждали мои судна, для меня провели экскурсию, и даже накормили обедом. Наконец показались паруса, а за ними и сами судна. Первым шла моя яхта, причалив к наскоро сделанному помосту, она высадила бодрого колобка, чиновника королевской резиденции, который шустро помчался к Дорессе. Следом на помост спустился капитан, и вид у него был такой грустный, что моё сердце ёкнуло. Явно у него плохие новости.

Глава 22

— Плохие новости господин барон, — начал за упокой капитан Умаль.

Сразу нехорошие мысли полезли про жену и невесту, и я незамедлительно спросил:

— Баронесса Ольча и Мила в порядке?

— Когда они высаживались в порту то да, а потом я их не видел. — несколько удивленно ответил Умаль.

— Ну говори свои новости тогда, — моментально успокоился я.

— Сбежали с яхты двое слуг, вернее не так. Один слуга и рабыня. Даже не так, возможно один сбежал, а вторую он силой увел.

— Завтра расскажешь про это горе, или вечером, сейчас давай погрузку организовывать, — невежливо прервав капитана я развернулся к нему спиной и стал выбирать тех, кто будет на яхте со мной.

Ригард и ещё трое гвардейцев, Бурхес, Остин, мы с женой, пришлось взять и Дорессу с колобком. Подумав позвал и бургомистра и Ойлина. И все, яхту решил не забивать народом. Грузились медленно, до самого вечера. Очень много хлопот доставили кони, особенной мой дорогой красавец. Наконец отчалили, за это время успел пообедать и поговорить с Умалем. Он меня порадовал, нанял двух матросов вместо сбежавшего Седогрива и погибшего матроса.

— Молодец, проявил инициативу! — хвалю и наливаю ему немного крепкого напитка из бара яхты.

— Делать нечего, пришлось нанимать, по уму ещё бы один матрос нужен. А вот со служанками перебор. Кайлани нужна, и готовит она отменно, и подавать блюда может сама, а на шесть кают вполне достаточно и одной служанки. А у нас три рабыни, вернее две уже.

— Я тебя услышал, трех матросов тебе за глаза, тут и два вполне справятся. А насчет девочек, ну куда их девать?

— Так одна сбежала! Вместо неё матроса можно взять.

— сам сказал, может украли, вернем её и куда матроса твоего? И платить казна не будет. — привел я несущественный для себя довод, но для капитана он оказался решающим.

— Точно, оплаты то от казны не будет, тогда ловим их?

— Кого их? Ну захотел матрос уйти его право, раз щедрая оплата не нужна, а рабыню да, объявим в розыск.

— Уже заявил о пропаже рабыни Гвинереи в канцелярию королевства, там бардак правда сейчас. Бургомистр то пропал!

— Нашёлся уже, сейчас придет жрать.

И действительно вскоре в кают-компанию закатился колобок чиновник и бургомистр баронет Идрин.

— Ох барон и шикарная у вас яхта. — польстил он мне сходу. Вот только женился ты рано, и нечего было в столицу кататься, ведь у меня, например, такая дочка растет. Да я сейчас её портрет покажу, засуетился он.

— Видел я видел, — лениво отмахнулся от него.

Шустрый падла, палец дашь укусить, так он руку по локоть откусит.

— Ты скажи лучше, что у вас с поиском рабов в королевстве?

— Магические печати стоят? Или не ставил, так это нарушение, если есть основание, то в течение месяца надо поставить, и граждан империи осторожно в рабство, а ну как кочевники обжалуют?

— Все печати стоят на моих рабах, все через рынок прошли, а что до кочевников так я и убить их мог, в своем праве, я защищался. Вот не надо меня тут судом пугать, пуганный.

— Я не пугаю, и что кочевники напали первые я свидетель наоборот. Просто по-отечески предупреждаю, ведь мы с твоим папой так мечтали породнится! Я ведь рассказывал про наше совместное дело. За пару месяцев до его кончины, продал ему свою долю.

— Так что с рабами? — прервал его затянувшийся рассказ.

— Если печать на месте, то любой стражник может поймать, или маг. У них есть амулеты нужные. Но на практике никому это особенно не нужно. Есть гильдии что выслеживают потеряшек и возвращают хозяевам. У нас правда такая только в столице.

— О чем спор? Бодрым танком влез в разговор Остин подойдя на ужин.

— Рабыню у меня увели. — в двух словах дал пояснение.

— Печать есть? Через рынок проходили?

— Одну украли, или сбежала. Бывшая имперская рабыня, всё нормально там с печатью. — уверил его одной фразой.

— Найду, есть поисковик у меня.

— Если не украли Готрибы, — язвительно недовольно вставил фразу Идрин.

— Он в банке, на хранении, как и все остальные ценности мои. — отмахнулся Остин.

— Ладно, ужинайте, мы с женой к себе в каюту. — попрощался я со всеми.

До порта было всего ничего плыть, меньше сотни километров и причалили мы туда ночью, полог тишины помешал шуму разгружаемых судов разбудить меня. Но проснулся я рано. Проснулся, сделал зарядку и фальшиво замурлыкал про себя:

— Ох рано, встаёт охрана. Или типа того.

Город после нападения на него уже оправился, и в порту стояло два десятка судов и это хорошо. Так, как других источников доходов в городе было мало. В свое поместье я поехал без Пьон. Взял четверку своих гвардейцев и Бурхеса. В общем, как раньше. Остин умчался к себе узнавать, насчет семьи, вернее в банк для начала. Артефакт для поиска рабыни он захватит. Любопытно будет посмотреть. Бургомистр вчера в одну харю нарезался на радостях, и спал, Доресса спала одна в каюте и к моменту моего отъезда ещё не выходила. Остальные суетились и собирались, кто со мной в новый замок, кто обратно за море. Ребята Филика обещали меня дождаться из поместья. Хотели гульнуть чуток после выполнения трудного задания. Ехали мы споро и вскоре показалась река и мое поместье. Выглядело оно целым.

— Сова открывай, медведь пришёл. — радостно стучу в ворота.

— Кого там нелегкая в такую рань? — раздался голос из-за дверей.

— Хозяин этого поместья, барон Кныш. — поняв, что шутки спросоня никто из них не заценил, да и не видели они этот мультик.

Хотя мои гвардейцы привыкли к таким закидонам с моей стороны, ну били парня по башке, любой может чудить.

— Кныш? — раздался другой, более грубый голос через минуту, и ворота начали приоткрываться.

Но, увидел я то, что совсем не ожидал. В открытой половине ворот стоял могучий мужик, с такой золотой цепью на шее, что во временя девяностых любой бык за неё удавился бы. В руках у него был мощный тесак с меня ростом. За ним стояли ещё несколько парней в броне и с оружием, что показывало, люди серьёзные, и нас тут ждали.

— Я граф Мортри, это имение за долги перешло ко мне. Надеюсь вопросов нет?

— Что за долги? И где мои девочки? — буквально онемел я.

— Вы сорвали морские перевозки, которые обещали сделать своими судами, я понёс убытки и суд десять дней назад за долги отдал мне этот кусок земли.

— Девочки где? — глядя в упор медленно задаю вопрос по слогам.

— Приходили тут, кого просто не пустил, кого погостить оставил. — неприятно засмеялся граф.

Где-то в глубине дома раздался сдавленный женский вскрик, он то меня и сорвал с катушек. Да нас было шестеро и один из них старик, да перед нами стоял уверенный в своей правоте аристократ и что-то втирал про суд. Но я не стал интересовать, что за суд, имперский или королевский, не стал жалеть, что мало народу взял с собой, не жалел об отсутствии могучего мага Остина рядом, я хотел только одного- убивать. Бью в упор молнией, парочка крайних солдат падает, обугливаясь на глазах но вроде живы, но на графе скорее всего мощный амулет и молния его не задела даже. Из его глаз сначала уходит веселье — оно сменяется непониманием, потом появляется гнев, и наконец перед тем как я вспорол ему брюхо я увидел в них страх. Но ещё до этого я вдарил звуковой волной, и от неё защиты не было. Граф даже не попытался поднять меч, лишь раскрыл рот, явно желая высказаться, но такого шанса я не дал. Удар мечом в живот пробивает кольчужку, я резко веду меч вниз, и требуха из брюха медленно высыпается на землю, а гневная речь вылетает из-за рта графа криком боли. Шкаф падает, слева и справа Джун и Ригард, за ними ещё парочка гвардейцев шагает в ворота вместе со мной. С удовольствием наступая на поверженного врага я влетаю вихрем во двор, на земле валяется с десяток оружных людей, и кажется какой-то маг. Окна во двор осыпались стеклами, весьма дорогими тут. Навстречу мне выбегает весьма растрепанная Лиана, измученного вида и следом за ней сильно побитая Лиска.

— Где Мила и Ольча. — кричу им.

— Их тут нет, не пустили, а нас мучают уже который день — ответила только Лиска, так-ка Лиана из-за слез и рыданий и слова сказать не могла.

Меня сразу отпускает.

— Бурхес подлечи борова, — киваю на графа почему-то ещё живого, наверняка амулет опять какой. — парни, вяжите солдат, Ригард — за мной!

Шагаю в дверь дома и слышу в спину от Лиски:

— Там ещё двое.

Этих двоих мы встретили прямо на входе, полуодетыми, но с мечами в руках. Ригард геройствовать мне не дал, два молниеносных прочерка мечом, и отрубленные руки падают на пол вместе с оружием, а оба недобитка орошают кровью пол. Заживляю раны, связываем их и выходим во двор. Граф уже очнулся, но понять ничего не может, лишь трясёт башкой в изумлении оглядывая окрестности двора, где валяется его связанный отряд. Самое удивительно мы никого не убили, так покалечили нескольких.

— Граф ты из ума выжил? Назови мне хоть одну причину не отрезать тебе голову сейчас.

— Мальчишка ты не знаешь кто я, — пытается храбрится он.

— Ты труп почти, и я в своем праве. Что за суд, чей?

— Королевский суд, моё графство около столицы. У меня сын в гвардии императора, у меня ещё два сына бароны каждый с армией, у меня вассалитет с королевством, жизни тебе тут не будет, ты не знаешь, что натворил.

— У меня вот тоже имперские гвардейцы, но не в родне, а в охране лично от императора, и маг его же. Приплыл я сюда на яхте императорского семейства подаренной мне, знак доблести на груди видишь? Считай ступени. И срал я свободный барон на ваше графство и королевство. А уж суд ваш местный, вообще не имел право судить меня, но что-то подсказывает, что и перевозки мы не обязаны делать никакие тебе, да и забирать за невесть какие убытки, это как — по закону? Захват чужой собственности — это война. А на войне убивают, ты в курсе?

— Он насиловал меня, — всхлипнула за спиной Лиана.

— Не ври, тебе в радость было, запорю. — озлобился Мортри.

Всаживаю молнию графу в пах, и с удовольствием вижу, амулет уже с него сняли. Тот орёт от боли.

— Тормози, пусть помучается, останавливаю я Бурхеса.

Вжик, прилетает арбалетная стрела откуда-то с крыши, но мой амулет от дальних атак выручил и в этот раз. Оборачиваясь и видя сгорбленую цель, торопливо заряжающую арбалет, кидаю молнию. Цель в виде молодого парня, в форме цветов графа, летит вниз и кажется ломает себе шею. Вот и первый труп, и эта мысль меня радует.

— Выкуп, — хрипит Мортри.

— Сколько, — спрашиваю, разглядывая упавшего — шевелиться, а может и выживет он, а убить по-прежнему очень хочется.

— Пятьсот сегодня в городе и пятьсот через три дня.

— Золотых? — деловито уточняю у болезного. Обезболь его, командую Бурхесу.

— Да, умоляю мага, я долго не протяну, амулет уже на треть разрядился.

— Чего ты амулеты не все снял? — недовольно смотрю на Бурхеса.

— Часа два, три протянет с амулетом. Надо к Остину везти. — отвечает он.

— Остина нет, он в империи, — кривится граф.

— Привез его сегодня на своей яхте, а до этого он мой новый замок защищал. — снизошёл я до пояснений.

— Тогда к нему, умоляю. — стонал от боли раненый.

— Ещё есть в имении твои люди? И где мой гарнизон, что был тут?

— В замке повариха и служанки две, твои вроде, охранники не стали спорить и уехали в твой замок.

— А как ты решил меня пограбить — то?

— На порт напали, твою компанию сожгли, все документы по долгам тоже уничтожили в канцелярии, бургомистра видимо убили, суд подкупил, там новый судья, жадный ещё.

— А девочки мои где?

— Мы забрали двух служанок, остальные уехали обратно в порт.

— Да как в голову то пришло меня ограбить? — вспыхнул я.

— Сказали парень остался один, уехал в столицу, баронство маленькое, сам слабый маг.

— Кто? Кто сказал?

— Готрибы, когда порт грабили я был в банке, там на переговорах с охраной банка и сообщили мне.

— Не зря я их убил. — повернулся я к своим людям.

— Ты их убил? — удивился граф.

— И баронства теперь мои. Ладно ехать верхом тебе нельзя, повозку берём и едем искать моих девочек, заодно и тебя сдадим Остину. Деньги где?

— В банке сразу отдам.

Мы, оставив Лиану и Лиску вместе со слугами, и с Джуном — воином одиночкой, поехали искать моих людей. Нагрузив на повозку пленных, вповалку ехали не быстро, но путь был недалекий. Явно мое баронство было следующим на очереди у Готрибов, иначе зачем им стравливать меня и графа. Как ни странно, не я нашёл девочек, а они меня первыми. Личный охранник Пьон и Ольча встретились мне на пути.

— Гарод! Завизжала Ольча и спрыгнув с коня схватила меня за сапог.

Пришлось слазить и минут пять после десятка поцелуев слушать её не особо связный рассказ. Они поселились в разграбленном здании моей судовой компании, и услышав о прибытии яхты пытались меня найти уже час. В принципе кроме пострадавших Лианы и Лиски потерь не было. Деньги у них были и не смотря на высокие цены в городе, они себе ни в чем не отказывали.

— Так и надо, одобрил я. — Ещё можно было добрать до моего замка.

— Мы бы так и сделали через пару дней, — уверила меня жена.

По приезде в город сбагрил незадачливого графа Остину, и получил пятьсот монет в банке выкупа. Бурхес связался с Мейкилом и договорился, о встрече. В моем новом баронстве было все в порядке, и старосты уже извещены о смене владельца. Встреча с Милой была как бы не менее бурной, а её поцелуй превзошел все остальные. Потом заехал в отделение имперской канцелярии и подал заявку на графство, но это дело не быстрое. Затем мы отправились на яхту. В порту дал команду новым наёмникам арбалетчикам выдвигаться в новый замок, кроме пятерых, которых я отправил в имение вместе с Ланчером, надеюсь, сестру он больше в обиду не даст.

Долгий рассказ затянулся до обеда, а на обеде девочки сговорившись стали пытать меня, когда я женюсь на Миле.

— Будем в моем замке так сразу! Сегодня ночуем здесь, а завтра я еду смотреть новый замок.

— Я с тобой! — сказали хором три красивые девичьи головки.

— Вы решайте с кем я сегодня ночую, а поеду я один. Я быстро, дня три не больше займет это.

— Мы уже решили, сегодня ты принадлежишь Ольче. — сказала за всех Пьон.

— А чего так? — мне стало интересно.

— Мила скоро тебя получит, а я уже была недавно, тут и вариантов нет логических других. — пояснила умничка, причем Мила с ней явно была не согласна, но помалкивала.

Уже под вечер приехал Остин.

— Намучился я с графом, до конца и не вылечил, не знаю, отрастет у него нужный орган или нет, но как магу интересно поработать с новыми заклинаниями. Нужны ещё и ингредиенты разные.

— А что по поиску рабыни?

— А вот тут интересно! Нашел я её метку, в королевском дворце! Связался с тамошними магами, и что ты думаешь? Она сейчас любовница короля, а парня, который с ней был, говорят в тюрьму посадили!

— Он же старый, — хором сказали те же красивые головы.

— Нормальный он! В самом расцвете сил. — возмутился Остин дожевывая окорок.

— И король не в курсе, чья эта рабыня? — не обратил внимания на их перепалку.

— Может и в курсе, может и нет, но я сообщил чья она и потребовал вернуть. Посмотрим, что скажет канцелярия.

— Ему баб, что ли мало? — удивился я от души.

— Не скажи, таких какие на твоей яхте поискать надо, да и умелые они в постели. — парировал Остин. Ты подумай, может продашь её?

— Гарод мы пойдем с рабынями пообщаемся. — встала из-за стола Пьон, и вслед за неё остальные, вежливо попрощавшись с магом.

— Пьон у тебя главная? — повернулся ко мне маг.

— Вообще она у меня вторая, но я не лезу в их дела.

— Не по годам зрелое размышление! — согласился мой собутыльник наливая себе из запасов бара.

Глава 23

То ли общение с рабынями помогло, то ли я соскучился по Ольче, но одним двумя разком не обошлось, выжат был в постели досуха. Поэтому проснулся не сам, а от толчков жены. Она давно встала и уже сбегала за завтраком.

— Ты хотел рано уезжать, я тебе покушать принесла.

Я и не думал отказываться, и после утреннего туалета я перекусил чем бог послал как говориться на земле. Ветчиной, немного зажаренной на очаге, салатом, двумя видами паштета, свежим хлебом с маслом и кувшином молока. Надо сказать, на земле я вообще не пил молоко, не для моего желудка оно, а вот Гарод мерзавец приучил меня к нему, и моему телу нравилось, хоть и мозг протестовал против насилия.

— Чего там было, когда вы пришли к имению? Жуя спросил я.

— Мейкил уже уехал, а наши сопровождающие побоялись связываться с графом.

— Правильно сделали, надо их поощрить. Ваша безопасность на первом месте. А как получилась, что Лиана и Лиска там остались?

— Граф не хамил, был трезв и учтив. Сетовал, закон мол закон, предлагал и нам остаться в имении, но десяток незнакомых вооруженных мужчин нам не нужны в соседях. Мы вежливо отказались и решили ждать тебя в городе, там гостиницы все забитые, но у нас были деньги, и мы решили, что найдем где жить. Но решили отправить гонца в твой замок.

— Ну и что?

— Ну и всё, Лиска с Лианой и охранником Пьон должны были дождаться лодки и доплыть до твоего хутора, а там уже на повозке или на конях до замка. А к вечеру охранник вернулся в замок и сообщил, что пока ждали лодку Лиска приготовила обед, и все были в восторге, а Лиана занялась домашней уборкой. Вот граф и оставил их в поместье силой. Лодки не было, охранник один ничего сделать не смог и вернулся.

— И вы решили ждать.

— А что делать? Малик так решил, ведь у нас всего двое охранников от Пьон и умирать за нас они не спешили. А что один Малик сделает? Да и магесса наша Хокмун тоже никакая. Да и замучили её твои рабы крепостные, ведь ты их на кораблях оставил. А там то одно, то другое. Вот она и лечила как могла.

— А там была охрана в имении же.

— Они ушли в твой замок сразу после того как их граф осадил.

На понт значит взял скотина, но ссориться с ним пока не буду окончательно, уж очень дорого воевать. Надо бы свою дружину создавать с сотню человек хотя бы. Это если прикинуть по шесть золотых в год, всего шестьсот, семьсот расходы будут. Потянуть потяну, но что буду делать, когда проем трофейные деньги? Имущество продавать? Хотя вроде у Смельта имелись две шахты рудные, но после смены власти Готрибы из забросили, ведь грабить выгоднее, чем зарабатывать. Сила графства и в его доходах, и в союзниках. Доходов нет пока, а союзники далеко. Значит, что? Буду искать источники дохода, и не плодить врагов. То есть и королю придётся рабыню продать. Можно возмутится и попытаться забрать, но отношения и так никакие после увода земель из королевства, а я ещё и подумывал о вассалитете королю. После того, как узнал про конфликт с ханством я уже об этом не думаю.

Была мысль заехать к своим крепостным рабам, найти им работу, но не стали терять время и ещё по утру двинулись в сторону Мейкила. Я взял с собой всех гвардейцев, включая Малика и конечно Бурхеса. Уже на выезде из города меня догнал всадник, молодой парень рыжей наружности в богатом одеянии.

— Барон Кныш? Я личный посланник короля Урхеса Флинта, баронет Парий Флинт. Да я один из внуков короля и у меня к вам срочное дело.

— По поводу рабыни моей? Я угадал?

— Вы проницательны.

— Я думаю с королем мы договоримся, продам я ему её.

— Гм… Просьба другого плана, совершенно противоположного. Забрать её как можно быстрее.

— Что случилось? Вроде она у не короля в фаворе была? — удивлённо смотрю на парня.

— Случилась жена короля, моя бабка, она вернулась из столицы империи и узнав об новой пассии схватила её и бросила в тюрьму, хочет казнить её, а король против. Но идти против жены не может, вот и желательно забрать её, до тех пор, пока её не казнили.

— Да нет у меня времени ездить по столицам за рабынями. И рад бы помочь, а некогда. А что бабка твоя в конец опухла? Это моя собственность, подаренная императором.

— Ну после захвата замков Готрибов и заявки на графство, у вас плохая репутация при дворе.

— Да похрен, я кстати внучку короля спас Дорессу.

— Этот факт вам симпатий тоже не добавил, моя двоюродная сестра заноза из заноз.

— Когда суд?

— Сегодня, и казнят уже завтра послезавтра, и вам обвинения предъявят.

— В захвате земель?

— Нет, тут вы имеете право, но ваше имущество нанесло вред королевской семье.

— Да в жопу всё, тебя лично кто послал? — чувствую, что злюсь.

— Сам король.

— Передай прибуду по возможности, за казнь спрошу. — дернув поводья я поехал по выбранному маршруту.

— А король то запал на твою служанку. — заметил Бурхес. — Иначе зачем ему посылать гонца? Не бойся не даст казнить до твоего приезда, да и претензии у его жены нелепые. Но самодурство допускаю, кинут потом сотню золотом и скажут в расчете.

— Не станут они со мной в преддверии войны с кочевниками сорится. — закончил я прения.

Девку жалко, но время терять сейчас не могу. Пообедали в небольшом городке, который стоял около озера, хоть и населения там человек пятьсот, а с комфортом покушать было где. Мы устали не сильно, а вот кони нуждались в отдыхе и уходе, поэтому двинулись в путь только через пару часов, а я замученный Ольчей даже вздремнул.

Путь был неблизкий и преодолеть его за день мы не успели, заночевали на самой границе баронства в чистом поле. Ну как в поле, родничок был небольшой, ну пара деревьев, и горы кругом. Конечно выставили двух часовых, конечно меня и Бурхеса от такой вахты освободили, но именно мы оказались на переднем фронте во время ночной атаки. Удушение как магия имеет место быть, но радиус действия, даже на высоких рангах мага оставляет желать лучшего. Проснулись мы с Бурхесом, как я потом узнал, одновременно от нехватки воздуха. Только старик успел отреагировать, а я нет. Открыв глаза, я тут же бросил светляк, воздуха было все меньше и меньше, говорить я не мог, а магичить не видел кого. Пока глаза привыкали, я уже принял решение долбануть воздушной магией по всей округе, хоть и пострадают мои люди, но и враг не уйдет. Но не успел, за секунду до моего удара взвился Бурхес, что-то кастанул, и возможность дышать вернулась. А ещё через секунды земля под нами вздыбилась и выбросила кого-то. Я попытался ударить мечом, но попал по пустому месту. Враг был очень быстр и опомнившись от атаки Бурхеса моментально, исчез. Очумелые гвардейцы и часовые и только, что проснувшиеся в недоумении от нашего кипежа.

— Это маг был, под эликсирами скорости, и сидел он под нами. — отдышавшись промолвил Бурхес.

— Чего твоя сигналка молчала? — недоумевал Ригард.

— Он под нами сидел в норе, — ответил ему маг.

— Кто это вообще? Чего он напал на нас? — были вопросы и у меня.

— Спроси у него сейчас, но я бы не стал дальше ночевать, а выдвинулся в замок, тем более уже светает. — ответил маг мне.

Вняв совету, мы двинулись в путь, и каково было наше удивление, когда передовое охранения заметило лежащую без сознания девушку очень изящных форм, в накидке и со знаком мага седьмого ранга.

— Свяжи как её, — попросил Ригарда и вовремя, ибо через пару секунд она очнулась и задергалась со скоростью пулемета.

— Ты кто? Внезапно остановившись от попыток выбраться спросила девушка.

— Ты на нас напала, судя по грязной заднице?

— Я. Мне показалось меня выследили кочевники, у вас ханские кони, что я должна подумать?

— Я еду в свой новый замок. Гарод. Гарод Кныш, свободный барон, но подал заявку на графство.

— Илия, магесса седьмого ранга, была в плену у хана и сбежала. — она встала, и показала свою гибкую фигурку.

— Где ты их видела в последний раз?

— Сбежала четыре дня назад, вотпробираюсь в столицу королевства. У них магов немного, но есть собаки.

— А как в плен попала?

— Наняли меня в королевской канцелярии для поиска минералов на границе ханства и королевства в горах, пятеро нас было. Легла спать, и проснулась в ставке ханского сына.

— Хан тоже интересуется минералами?

— Если бы! Задница ему моя приглянулась. — она обернувшись показала всем свою круглую фигуристую попу.

— Я бы тоже украл, — ляпнул Бурхес.

— И я. — добавил Ригард.

— У тебя Хокмун у тебя Маликна есть, — парировал я их притязания.

— Простите за нападение, почуяла ханских коней и запаниковала. Вы проводите меня до столицы?

— Мы едем в другую сторону, я тут недавно замок Готриба захватил, еду смотреть его.

— Знаю, знаю такой. Они тебе этого не забудут, не завидую.

— Нету их, кончились. Оба баронства захватил.

— Точно, ты же про заявку говорил на графство. А ведь мы вашу гору зацепили, когда обследования проводили.

— Нашли что-нибудь?

— Ты мне не платил, да и развязать бы мог уже.

— Заплачу, если есть за что. — ответил развязывая лично.

— На границе есть хорошее месторождение алебастра.

— А что из него делают? — заинтересовало меня.

— Много чего, различную посуду, небольшого размера стекла, украшения, скульптуры. Он там, в пещере, прозрачный.

— И дорого стоит? Уточняю опять.

— Изделия ценятся, а сам материал не редкий. Так что заплатишь?

— Конечно, сколько хочешь? Ну и могу нанять для дальнейшего исследования тебя одну или с командой.

— Пять золотых в месяц, — выпалила она. Ну, и за находку двадцать золотых марок.

— По рукам, — отсчитываю ей половину суммы. Вторую, когда покажешь.

— Конечно, покажу! Да я тебе всё покажу, двусмысленно прозвучало из уст грязноватой, в буквальном смысле красотки. Но сначала в канцелярию, узнать, куда делись мои спутники, и получить деньги за работу.

Договорившись о встрече через гильдию магов, в столице или порту, мы оставили её и двинулись в мое новое баронство. Через часа два, когда уже окончательно рассвело, мы въехали в узкую долину, постепенно расширяющиеся по мере движения. Вскоре мы увидели на развилке дорог небольшой пост, состоящий из двух домиков, там караулили несколько пеших и парочка всадников. Меня узнали.

— Добро утро господин барон!

— И вам привет! Что за развилка? Которая идёт к моему замку? — спросил я спешиваясь.

— Левая, идёт в городок неподалеку, а правая в замок, отсюда до него километров сорок пять. Отвечал старший, по виду из конной сотни графа.

Я огляделся, один домик это место для ночевки солдат, второй конюшня и хоз. постройка, в ней уже дымился очаг, наверное, готовилась еда. Четверо пеших и двое конных.

Однако! Держать пост накладно, хотя может тут трафик движения больше и можно сбирать за проезд.

— Много в городок народу направляется?

— За день, десяток всадников и пяток повозок в обе стороны, а вот в сторону вашего замка больше трех десятков проезжало.

— А что им у меня надо? — опешил я.

— Не у вас, там ещё одна развилка, и этот путь самый короткий к кочевникам.

— Самый удобный, есть и короче, но там тропки по горам. — поправил товарища второй всадник.

— Не досаждают?

— Кто? — не поняли они меня.

— Кочевники, например.

— Мы ни разу не видели, ни одного воина.

— А при штурме замка?

— Тоже не застали их, они за день до нашего прибытияуехали со средним Готрибом.

— Деньги не собираете с проезжих.

— Господин маг дал команду пять медяков с всадника, десять с повозки. Уже за смену четыре серебра собрали, и до обеда, когда нас сменят, ещё что-то будет.

Ещё немного осмотревшись, двинулись дальше, и действительно через двадцать километров была ещё развилка, и там стоял постоялый двор, не очень большой. Ну как не зайти! Подбежавший мальчонка, выслушал задание по уходу за конями и зажав в ладошке серебруху так резво принялся за дело, что стало ясно я переплатил в несколько раз. Темноватый зал, освещаемый какими-то чадящими плошками, но чисто. За стойкой ещё не старая дама, приятной полноты, тоже чистая. В углу сидели и завтракали четверо торговцев, их две повозки я видел во дворе. Кроме них сидел крестьянского вида парнишка и жадно поглощал похлебку.

— Что изволите господа? — устало спросила дама.

— Мы тут в первый раз, посоветуйте. — предложил я.

— Закуски разные есть, яйца, сыр, мясо вяленое, паштеты, каши. Есть похлебка из баранины, есть рагу из овощей, рыбу могу зажарить, но она не дешева, цыплята гриль есть, но вчерашние, разогреть?

— А выпить что? — спросил Бурхес.

— Пиво хорошее есть, вчера привезли, вино и красное и белое, есть и покрепче наливки и настойки. — не тушевалась она.

Мы сделали заказ, вышло на восемь серебра, но подозреваю в основном за вино, которое заказал старик для дегустации, как он выразился. Отдельной обслуги не было, все блюда подавала хозяйка. А хозяйка ли?

— Ты тут хозяйка? — вонзая зубы в кусок лепешки, поинтересовался я.

— Да теперь и не знаю, на паях с бароном Готрибом заведение, но недавно убили его, и замок захватили. Сильный маг ехал с хорошим отрядом конным, а потом ещё и ополчение прошло. — вздохнула она. А так я с мужем тут давно уже, лет пятнадцать как мужа после ранения списали из королевской гвардии, вот тут и осели семьёй. Что будет дальше не понятно. А барон брал недорого с нас, всего треть от прибыли.

— Готриб твой сам напросился, ишь чего удумал, порт грабить. — неожиданно вступил в беседу один из торговцев. Правда я слышал, скоро вернутся баронские братья с отрядом и повесят на деревьях и ополчение заморское и мага и всадников.

— Правда слышал? — включил дурачка я. А кто говорит? Что такой хороший хозяин был барон?

— Жестокий он, а ругать его из округи никто не станет, барон накажет. А слышал от тех, кто успел сбежать после захвата замка. — ответил уже другой торговец.

— И много сбежали? — невинно спросил я.

— Мы троих встретили из замка. Двух солдат и баронского управляющего. Они к кочевникам двинулись. Одна радость, таможня берет в два раза меньше с повозки, чем при Готрибе. Вы вот оттуда едите, сколько отдали?

— Пять медяшек, за повозки вроде десять просят, но у нас их нет. — ответил я, и ткнул локтем Ригарда, уже набравшего воздуха для гневной тирады.

— Вот и нам так встречные торговцы сказали, а раньше брали за повозку двадцать две медных монеты и за всадника двенадцать медяшек.

— Не дорого? Чай не столица. — удивился таким ценам я.

— Не дорого, путь на день короче в ханство, так тридцать километров, ну чуть больше может, а в объезд больше сотни ехать. А это ночёвка лишняя, оплата возчикам, да и груз разный бывает, который и срочный.

— Вот оно как. — протянул я, уже раскидывая расчёты в голове.

Мы перекусили, и не узнанные двинулись в путь.

— А это баронство поинтереснее твоего, и в горах есть ценное, и путь проезжий. — молвил Бурхес.

— А чего ты не представился? — спросил Ригард.

— Хотел поспрашивать для начала, а потом уже и смысла не было.

— А торговцы шерсть везут. — неожиданно заметил Малик.

— Ценный товар? Не видел у нас в баронстве.

— Невыделанная недорого стоит, а после обработки и в столицу возят, я и одежду и накидки видел там. — ответил глазастый Малик.

Вскоре местность сменилась, горы отступили далеко, попались две мелкие речушки с мостиками. Лес становился гуще и гуще, но около дороги он был вырублен, и вдруг показался замок. Что удивительно, он оказался белым. Только в район ворот подкопченный. Не иначе работа Мейкила. Тут же на нас наткнулся дозор из трёх всадников, меняу знали.

— Господин барон, добро пожаловать в ваш замок. — весело сказал один из них, по виду десятник.

Навстречу показался и Мейкил. Он подъехал мы спешились и обнялись.

— Молодец, во время захватил замок. — похвалил я его.

— Это было легче, чем думал, отряд кочевников уехал прямо перед нашим прибытием. К вам направились?

— К нам, кого убили, кого продал спасенному барону, помнишь такого? И я уже заявку на графство подал.

— Это хорошо, ну поехали в замок? Там тебя ждут гости. — заинтриговал он меня.

Глава 24

— Гости? Кто? Я не звал никого!

— Соседи граф, соседи. Два барона со свитой. — польстил мне Мейкил. Приехали вчера.

— Что за баронства у них?

— Оба слева от Готрибов, одно мелкое человек пятьсот и размером двадцать на двадцать километров, второе раза в два больше и народу там живет полторы тысячи. А ты не знаешь что ли своих соседей? Между вами только это бывшее баронство Готрибов.

— Карту видел, имена не запомнил, а уж что там да как у них не узнавал.

— Это ты зря, Готрибы справа граничат с тобой через реку и горы твой замок по прямой меньше ста километров, с этими ребятами ты граничишь слева, с землями короля снизу и слева, и спорным баронством сверху. Ты хоть про войну возможную слышал?

— Слышал, надеюсь, меня не затронет.

— Ну, ну. Надейся. — усмехнулся маг.

— Чтож давайте в замок двинемся и познакомимся. — надоело стоять мне.

— В замок я их не пустил, они приехали каждый с десятком воинов, ждут на постоялом дворе.

— Постоялый двор? — удивился я.

— Всё как полагается, таверна, бордель, номера. Конечно двадцать, двадцать пять человек многовато, но разместились с трудом, второй день ждут.

— А где он? — завертел бошкой, не наблюдая оного сооружения.

— По дороге, за замком, я все же предлагаю для начала заехать в замок, осмотреться.

— Ну уж нет, два дня ждут и так. Едем в постоялый двор.

Мейкил дал команду и к нам присоединился десяток всадников тестя. Следуя по дороге и обогнув замок слева, я увидел небольшой хуторок в двух километрах от замка. Пяток зданий огороженных не забором, а дырявой изгородью, видно при Готрибах тут о своей безопасности хуторяне не переживали. Заехали во двор и спешились, двухэтажный постоялый двор и вправду был забит народом, это было видно по конюшне и по стоящим под навесом лошадям, не вместившимся туда. Захожу туда вторым после Ригарда.

Два довольно чистых зала — один побольше, другой поменьше — и несколько отдельных кабинетов. Большой очаг работал на износ, то тут то там бегали официантки. Стены украшены в военном стиле, мечи, доспехи, пара картин помпезного вида. Всё это создавало неплохой антураж. В большом зале сидело человек пятнадцать солдат, все простого вида.

— Где бароны Рокамуш и Акарог? — громко спросил Мейкил.

— У себя в номерах господин маг. — негромко ответило сразу несколько человек.

— Эй трактирщик, лучший кабинет мне. — крикнул я в сторону стойки, отмечая, что Мейкила тут знают, и побаиваются. — И зовите гостей туда.

— Вы новый хозяин замка? — спросил у меня опрятный крепкий дедок за стойкой.

— Ты догадливый. — усмехнулся я ему.

— Сейчас освобожу комнату, она занята, а может, пройдете в другой кабинет, он не хуже, но вид во двор и стоит дешевле. Меня зовут Крампс, маг первого ранга.

— Веди. — просто согласился я, удивляясь его маленькому рангу, и тому, что трактирщик маг.

Мы зашли в комнату четыре на четыре метра, с мощным столом и удобными лавками со спинками. Окно и вправду выходило во двор, но было оно мутным и происходящее снаружи видно было с трудом. А ведь окна — это проблема для местных жителей, обычно или пузырь типа бычьего или слюда, а стекол и в замке не много, спрос будет. Мейкил распорядился поставить караулы около входа в трактир и входа в комнату. Расселись я, Ригард, Бурхес и Мейкил и стали ждать гостей. Спустились они быстро, но ещё до их прибытия стол заставили различными блюдами, среди которых выделялся огромный гусь запеченный целиком и фаршированный травками и крупой. Пара кувшинов с пивом была разлита по кружкам, и тут же их заменили на полные. Гости зашли впятером, но баронов я узнал сразу, два надменных мордатых мужика лет пятидесяти были похожи друг на друга, парочка военных блеснули выправкой и молодой маг, чуть ли не тридцати лет со знаком гильдии пятого ранга. Мы представились друг другу, и наступила тишина. Я не хотел начинать первым, это они ко мне приехали, а не я к ним, чего суетится? Наконец осмотрев меня, Бурхеса и Ригарда один из мордатых, а именно Рокамуш, начал разговор.

— А ты молодой совсем, трудно тебе будет удержать баронство.

— Графство. — ответил коротко я.

— Даже так? Ну, тогда у вас будет четыре года, а потом разные люди захотят прийти к вам за долгами.

— Не помню, чтобы занимал у кого-то, а ты решил начать с угроз? За этим приехали?

— Угроз? Совсем наоборот, мы твои соседи, и можем помочь при случае, если договоримся.

— Хорошо.

— Что хорошо? — вступил в разговор Акарог.

— Нужна будет помощь, договоримся. — ответил я. Сейчас чего суетится? Может, это вам помощь нужна будет.

— Я расскажу тебе в чем опасность, сто лет назад… — начал Рокамуш.

— Бла бла бла, — я в курсе! Дальше в сторону ханства есть баронство спорное, и что? Я вольный барон, а может, и граф буду. Меня разборки между королевством и ханством не касаются. — оборвал поток красноречия, немного раздражаясь пустой беседой.

— Как обидно слышать, ведь ты в окружении земель королевства! — опять сказал Рокамуш.

— Баронство да, моё наследное тоже, а вот бывшее баронство Смельта, а потом Готриба среднего, имеет выход к морю. И все мы вместе граничим друг с другом. А у меня один тесть король, второй граф и причем на побережье эти вот люди, которые замок захватили все от него. Корабли у меня свои, деньги есть. А откуда деньги рассказать? В основном воинская добыча, то пираты, то бароны мятежные.

— Шустрый ты парень. — посмеялись бароны.

— Ну рассказывайте, чего приехали в такую даль? — продолжал я напирать на них.

— Что хотели уже расхотели, а вот наёмники нам бы не помешали твои.

— Это не наёмники, это тесть дал армию. Без денег. Помочь. Ополчение городское тоже его, но тренировала моя жена.

— Чудеса, да и только. — развел руками Акарог.

— Насчёт меня можем договорится. — удивил меня Мейкил, я-то думал он давно хотел убраться домой, а он хочет подзаработать, может я сам бы его нанял.

— На три месяца какая цена? — опять спросил Акарог, все не могу узнать какое у кого из них баронство.

— Две тысячи, скину немного вам, плюс за каждую серьёзную битву ещё пятьсот.

Ан-нет — не нанял бы! Жаба давит тратить золото, когда будет доход неизвестно, а я ещё планировал всех местных вояк денюжкой осыпать, тесть им платит, но и совсем уж скотиной быть нельзя.

— По рукам, — облегченно вздохнули оба. Когда приступите?

— Когда я буду свободен? — Мейкил переадресовал вопрос мне.

— Как графство мне одобрят, месяц думаю ждать не больше, так изначально обещали. — наугад ответил магу.

— Когда у вас военные действия начинаются? — спросил маг.

— Через две недели король собирает армию, но он заранее её собирает. — помявшись ответили бароны. Беда с этой войной, всех наёмников кого можно наняли, хоть вези из-за моря.

— Не вовремя как война эта, мне гарнизон в каждый замок садить, на месяц другой я нанял людей, а дальше? — подумал я вслух.

— У меня вообще сын женится через две недели, пришлось перенести свадьбу на завтра. — пожаловался Рокамуш.

— Поздравляю. — искренне сказал я. А что помногу солдат собирает король с каждого?

— С одной сотни населения один воин, мне вот пятнадцать бойцов ставить, а у меня всего двадцать один человек в армии. — пожаловался Рокамуш, и стало ясно, чьё баронство больше.

— Маг вашего ранга закроет наши обязательства перед королем полностью. — добавил Акарог.

— Стоп, стоп! Я один воевать не буду, хотя бы человек пять, десять выделите. — поднял руки Мейкил.

— Само собой, конный десяток с вами будет. — заверили его гости.

Дальше мы выпивали, я охотно подливал гостям, беседовали о погоде, о соседях, о товарах, которые можем поставить, я с удивлением узнал, что оказывается у Готриба помимо двух таверн и двух постов таможни имеется ещё один источник доходов в виде ткацкого цеха, даже не цеха, а чуть ли не фабрики по пряже тканей из шерсти овец. Обширные связи с ханством и получение от них качественной сырья позволило Готрибам создать производство из трех десятков рабов, а большей части даже не рабов, а рабынь по ручной пряже. Постельные принадлежности, одежда, обувь, ковровые покрытия и многое другое. Все конечно в основном вручную, но руку его невольницы уже набили. В горах в сторону моего баронства пасутся три отары горных коз, и из их подшерстка делают самый дорогой товар кашемировые нитки.

— А что мы этот цех уже нашли. — спросил я у Мейкила.

— Конечно, в замке же они, и в горы эти послал десяток конных известить пастухов о смене власти. — отвечал Мейкил. По уму, там надо держать человек пять не больше охраны. Пух этот собирают раз в год, вот тогда послать десятка два можно, для охраны.

— И много можно поднять на этом? — впервые открыл рот Бурхес.

— Барон продавал ниток на триста золотых в год я слышал, но он часть оставлял для себя. Там с одной козы грамм сто пуха всего, итого с сотни коз, а вряд ли их там больше, выйдет килограмм десять этих очень тонких и красивых ниток. — пьяно рассуждал Рокамуш. В порту килограмм кашемировых нитей стоит пятьдесят, шестьдесят золотых, в ханстве вроде ещё дороже покупают, у них такого нет.

— Надо охрану побольше украдут ещё ценных коз. — заволновался Бурхес.

— Они в других местах такую шерсть не дадут, климат им нужен особенный, да и собирать пух только раз в год можно. — успокоил его Акарог.

Выяснил и про своего соседа из спорного баронства, оказывается все сто лет там один барон, дети и внуки и правнуки напрасно ждут свое очереди, барон уже дважды получал омоложение. Откуда только деньги берёт? Хотя в баронство размерам с моё родовое, только населения там в десять раз больше, но ничего кроме продуктов натурального хозяйства не продаёт, а деньги находит на омоложение. Сам никуда не ездит, гостей… Гостей терпит, но недолго. Семейство вроде и большое, но как наступает шестнадцать лет кому из родни, пинок под жопу и идут, кто в пансионат, кто в военную академию, кто тупо замуж или берет кого в жены. Есть торговцы в роде, пара магов, но никто барона не любит, кроме короля, с которым он дружен. Разумеется, меня пригласили на свадьбу, но она была уже завтра, и я под этим предлогом с трудом, но отказался. У Акарога оказалось три дочки и ни одного сына, он недавно взял вторую жену, продолжить род. Тоже заманивал в свой замок, и я выяснил, что девицам от пятнадцати до двадцати лет. Оно мне надо? Нет, Гарод внутри моего сознания кричал что надо, но я запихнул его вглубь подальше. Хватит мне баб пока. В общем расстались бухими, но друзьями. Естественно по прибытию в замок никаких сил у меня не оставалось на его осмотр, и я рухнул в сон. Пробуждение было не запланированным, по естественным причинам. Проснулся ночью. Походил в темноте, запнулся об что-то и догадался подвесить светляк, осмотрелся, что тут сказать. Готрибы жили в пошлой роскоши. Нашёл удобства сделал свои кошачье дела, и сна ни в одном глазу. Часов нет в комнате, да и вообще дороги они, но, за приличного размера окном — темень. Сна ни в одном глазу, лег рано, выспался. Делать нечего одеваюсь и иду побродить по замку. Около выхода из комнаты меня ожидал первый сюрприз, молоденький парень, по виду ополченец спал сидя на полу, меч валялся рядом с ним. Я принюхался, трезв вроде. Будить не стал, а забрал меч. Иду дальше, тусклое освещение и лестница вниз, народу ноль, хотя я слышу пьяные голоса внизу. Тихонько ступая спускаюсь, на первом этаже что-то вроде помещения для слуг, сейчас занято кучкой солдат, пьющих алкоголь из красивых кувшинов, меня не заметили, подошел ближе к неплотно прикрытой двери и прислушался. Бог ты мой, там ещё энергично пользуют служанку, а та, судя по негромким, но энергичным крикам очень даже против этих забав. На столе кидают кости группа из пяти солдат. Пьяные возгласы, обсуждающие в том числе и мой приезд. Авторитета ноль я так понял у меня, и малец, и нахлебник я, они своими жизнями ради не пойми кого рисковали, ради алкаша, и граф у них жмот, а сотник сука зажимает монеты на бордель. Но слава богу, кое-что успели подобрать, и девочки тут есть неплохие, необъезженные только, но сильные, эта вон уже под пятым извивается, а все силы не заканчиваются. Да и вино в погребе отличное. Мда, расстроили меня, а я им денег хотел дать хрен теперь им по всей их глупой морде, а не деньги. Завтра поговорю с сотником насчет дисциплины, а вообще, лучше эту банду Махновцев выгнать из замка в чистое поле. Да и служанку обидно, мне не жалко, но убыток же, зачем портить? А что там они говорили про «подобрать», они что на мои трофеи позарились? А вот это зря. И как с этим бороться? Два пути менталист и палач приходят на ум сразу. Пытать союзников неохота, а менталиста быстро только против коронных преступлений можно вызвать, да и овчинка выделки не стоит, нет тут столько ценностей на оплату услуг мага. Черт меня дернул зайти в комнату, там оказалось две смежные, в дальней бабы и солдаты, а в ближней на столе кроме миски с костями, я увидел приличную кучку женских украшений, ложек из драгоценных металлов и прочего.

— Кто старший? — стараясь быть хмурым и опасным спрашиваю я.

Но моё появление вызвало смех, одет простенько, без излишеств, меч в руках дрянной.

— Я барон Кныш! — ещё громче говорю им, ожидая подчинения.

— Глянь, вроде похож. — заржал рослый дылда с нашивками десятника. Чего изволите? Вина, кости кинуть, или может даму? Он кивнул в сторону комнаты, где крики и стоны девки даже не прекратились.

— Вы я вижу в моём замке решили похозяйничать? Награбили уже? — я кивнул на кучку золотых украшений стараясь быть спокойным.

— Мы за этот замок кровь проливали и жизни отдавали? И что нельзя отдохнуть? Всегда дают замок на три дня тем, кто захватил. А ты зажал. — вступил в разговор второй, вальяжно развалившийся на шкуре рыси и не подумавший менять позу при моём появлении.

— Подъём! На выход бегом марш! И бабу оставь немедленно. — заорал уже в гневе я, вызвав очередной взрыв смеха.

— Ладно парни, ставка моя, выигрыш мой. — не обращая на меня внимание потянулся за кучкой ценностей третий.

Волосатая наглая рука тянувшееся к моим трофеям взбесила больше всего. Я рубанул по ней отрубив кусок кисти. На секунду повисла тишина, взорвавшаяся потом сгустком криков гнева и боли. Дылда, схватил меч и пытался меня ткнуть, но я отбил медленный удар, чуть не отсушив себе руку, уж очень здоровенная железяка была у дылды. Остальные схватили мечи, парочка из дальней комнаты тоже выскочили уже оружные, я отбиваю удары, им мешает теснота и алкоголь. Но дверь за мной захлопнулась, и я отступаю в угол. Слышу азартные крики, и понимаю, их выучка и количество не оставит мне шансов.

Тут меня пробивает на ха-ха. Я вспомнил что я охрененный маг для этих дебилов и кастую молнию. Запах палёной кожи и грохот падающих тел хорошо подчеркивают мою победу. Баба в дальней комнате тоже затихла, я что её тоже зацепил? Бил от души. Переступая через дылду и насильника захожу в комнату, вижу двух дамочек без сознания, причем одна из них вовсе не похожа на служанку. Живы обе, подлечиваю их, одна в отрубе вторая уже открыла глаза и стонет. Черт, если эти живы, то уж солдаты и подавно, резко разворачиваюсь и вижу открывающуюся дверь.

— Что тут происходит? — в дверь зашёл недоуменный, сонный Ригард.

— Бунт утихомирил. — опуская меч говорю я. А тебе где черти носят? Почему у моей двери ополченец пацан спит. Где твои люди?

— Я хотел поставить, но Мейкил сказал даст команду по двое графских поставит там до утра. Вот, зашел проверить караул.

— Время навестить его. — успокаиваюсь залечиваю рану кисти у солдата, истекёт кровью, убивать уже не так охота. Вернее охота но не их.

Глава 25

— Где это маг недоучка?

— Ты про Бурхеса он у себя был, но… — не понял меня Ригард.

— Я про Мейкила, командующий из него как замок из дерьма, вообще не следит за дисциплиной.

— А что тут произошло то?

— Ты отупел? — опять зло наезжаю на него. Убить меня пытались, трахали баб каких-то, бухали мое вино, играли в кости на мои трофеи, оскорбляли меня, не выполняли приказы, напали на меня всей толпой.

— Надо наших будить всех, не нравится мне это. — наконец начал соображать Ригард.

— Буди, Мейкил покажи где для начала, пора ему просыпаться. — сказал я, зло врезав сапогом по морде начинающего оживать десятника.

— Жди две минуты, я бегом. — действительно умчался за подмогой встревоженный полусотник.

Из второй комнаты вышла довольно изящная и привлекательная ранее дама лет тридцати, сейчас представляющая из себя опухший кусок мяса в обрывках одежды.

— Кто вы? Вы спасли меня?

— Спас, только нечаянно зацепил молнией за компанию с этими тварями. — кивнул я на лежащую семёрку. Я новый хозяин этого замка, барон Гарод Кныш. А ты кто?

— Я баронесса заложница бывшего хозяина этого замка, живу тут уже месяца три, жду выкуп.

— Много запросил? Ты прикройся, посоветовал я — немного подлечивая её раны, и снимая боль. Мог бы и серьёзнее её полечить, но ночь чудес не окончена и берегу силы.

Вернулся Ригард с моими гвардейцами, и мы связав караул выдвинулись в другое крыло к магу. По пути попался ещё один часовой, тоже ополченец и тоже дрых бессовестно, сидя на ступеньках лестницы, которую мы должны были охранять. Но этот хоть меч в руках держал, да и вообще был из заслуженных, два свежих шрама на лице говорили о том, что воевал и кровь проливал за меня. К Мейкилу попасть было сложнее, он не только звуковой полог поставил и сигналку, но и усилил защиту каким-то артефактом. Мне было насрать, развеиваю эту защиту и ударом в прыжке пытаюсь вынести дверь во внутрь, не удалось, хотя она заскрипела.

— Какой черт там шутит? — раздался сонный голос Мейкила. Я сейчас вам огнешар брошу!

— Это Гарод. — стараясь успокоится, но говорю громко.

Дверь открывается, и удивленная моська Мейкила высовывается в щель. Беру его за подбородок и толкаю во внутрь. Захожу, та же пошлая роскошь, кровать и смазливая бабенка на ней, испуганно прикрывавшаяся одеялом.

— Кто вы? — пролепетали её милые губки.

— Конь в пальто! Говорю на русском, ну не смог себе в удовольствии отказать ответить как привык.

— Гарод, что за фамильярность, быстро поясни! — приказывает Мейкил.

Фигачу его молнией, но не сильно, а ещё и арт какой-то на нём ослабляет удар, тем не менее он отлетает и падает на кровать.

— Вопрос тот же. — холод в его словах мог заморозить океан, а под пальцами формируется боевое плетение.

— Бунт? — тихо вышел на сцену Ригард. — Барон охраняется императорской волей.

— Я что тут умирать должен? Имею право на защиту. — уже эмоциональней отвечает маг.

— Вопрос тот же говоришь? А у меня они разные знаешь. — отвечаю магу. Почему твои люди в карауле, бухие до нельзя, напали на меня и пытались убить, почему насилуют заложниц, почему я должен выслушивать их оскорбления, почему часовой у моей двери молодой ополченец и спит, спит и твой охранник внизу на лестницу. Почему бухают моё вино и играют в кости на наворованные трофеи. Что за три дня на разграбление замка? Кто это девка наконец!

Мейкил ошарашен, но пытается соображать, что спросонья получается плохо, также ему мешает, то что он голый сидит против шестерых мужиков вооруженных до зубов.

— Во-первых не мои, а твои люди, это твой тесть тебе их дал, пытается отвечать он.

— Твои, ты командующий, ты за них отвечаешь, ты отвечаешь за караулы и порядок в замке и за прочее.

— Хорошо, хорошо, — поднимает руки маг. Три дня это я в шутку ляпнул перед штурмом, хотел напряжение снять, ясно же что это шутка, кто же свой замок будет грабить. Про утаивание добычи, есть такое, я сам хотел тебе доложить, но не успел, ты наклюкался быстрее. — пытается уязвить меня и это получается.

— Напали на тебя просто так? В твоей комнате?

— Нет, пришёл на шум пьянки вижу играют моими ценностями начали хамить и оскорблять, парочка насиловала баб и тоже ноль эмоций на меня, один потянулся за моими вещами я отрубил кусок кисти.

— Вот видишь! Бухие идиоты просто, бошки им поотрубаем и делов. Я не могу отвечать за всех, всегда есть уроды в любом коллективе. Тем более сегодня дежурит десятка не из конной сотни графа, а те, кого он дал тебе перед отъездом, там навыки есть воевать, а дисциплины нет, были уже с ними инциденты. Караулы я поручил ставить сотнику, вернее его помощнику — а это молодой парень полусотник. Сотник графа получил ранения при штурме и до сих пор редко приходи в себя, а если бы не моё мастерство, то и помер бы давно. Что ещё? Девка эта проститутка из борделя, самая дорогая кстати.

— Платил? — уточняю у Мейкила.

— Я что за все платить должен? Содержать нас твоя обязанность.

— Кормить поить, оружие чинить и так далее, девок вам не обязан. Ты её в борделе взял, ко мне в карман залез, так?

— Я заплачу, хорошо!

— Теперь по твоим отмазкам. Ты командующий и не надо мне тут упирать на ранения чьи-то на молодость полусотника. Ты виноват, в том, что эти недоумки бросились на меня в других грехах, ты лично всё должен был проверит, а не доверять не пойми кому, это товя работа как Командующего. Значит так, час времени тебе и уматывай отсюда, графу я доложу потом. Денег я тебе платить не буду, и вообще подумаю сколько ты мне должен. Развел тут бардак. Хотя за штурм заплачу пятьсот золотых, замок ты взял всё-таки.

— Гарод я приношу извинения и согласен на штраф, но я и сделал немало, меня подвело, то что люди фактически не мои и я боялся палку перегнуть.

— А мне что делать? — пискнула шокированная девчонка на кровати.

— Сколько ты стоишь?

— Десять серебрушек час, тридцать ночь!

Я прикинул, сколько с Мейкила взять, золотой?

— Правда! Я свободная и обученная в ордене «путь в небеса». — не так поняла мои раздумья дама.

— Отлично, посчитай сама сколько он должен заплатить и отдай в бордель деньги сколько положено. А что за орден?

— Гм… Гарод реши со мной, время идет, скажешь уехать уеду.

— Оставайся пока. Может ты ещё где накосячил, вот решу тебя повесить — а ты уехал. — коряво пошутил я. Одевайся будем побудку делать. Выспались уже все.

Подъём показал довольно высокую выучку графской сотни, всего десять минут и на плацу стоят все. Караул на стенах тоже несли ополченцы, и мне это не нравилось. Вытаскиваем всех пленных и раскладываем перед строем.

— Я как многие из вас знаю барон Гарод Кныш. — начал я свою речугу перед строем солдат. Хозяин этого замка и ваш командир. Свое властью я поставил вашим командиром Ден Мейкила, его приказы вы обязаны выполнять беспрекословно. Взгляните на лежащих перед вами ваших друзей.

Далее я подробно расписывал все их грехи, рассказывал, о том, сколько я заплатил наёмникам сверх оговоренной суммы. Сумма в два с половиной золотом впечатлила их, а я ведь платил им два раза, а ещё и три золотых за погибшего. Но тут я не стал жмотиться, и сказал, что три золотых семьи погибших получат, а им ничего не достанется. Потребовал под страхом казни сдать все трофеи, дал на это три часа. После этого устроил им часовую разминку в полном вооружение, бег, отжимания, прыжки, ходьба гуськом и прочее, пока они не сдохли от усталости. Затем выносил мозг временному командующему сотней, разжаловал его в рядовые, тоже временно, пусть потом граф решает, как его наказать. Назначил сотником Джуна как самого здорового и запретил назначение в караулы ополченцев. Подумал, и выгнал из замка всею сотню с гаком в чистое поле, пусть в шатрах живут. Ополченцев залетчиков хотел выпороть, но палача не было, вот ведь необходимая в этом мире фигура! Ограничился тем что всем их товарищам, кроме них выдал по половине золотого. Тем временем гора сданных ценностей росла, крали всё, что не прибито, посуду, драгоценности, вещи, оружие и доспехи, я впечатлился и решил не обыскивать никого, и так нормально отдали. Найду чего ненароком, придется казнить, а не хочу этого делать. Напавших на меня я оставил связанными в тюрьме замка, пусть протрезвеют для начала, с бухими разговаривать нет смысла. Убивать я их тоже расхотел, хотя точно как-то накажу. Раз сон уже пропал, да и светало, пошел разбираться с пленницами, в замке было двенадцать человек заложников, но лишь одна благородная, её я сказал. что готов отпустить в любой момент и могу забрать с собой при отъезде, денег конечно не возьму. С остальными было сложнее, например, пятеро были из соседней империи Аками, обычные торгаши. Что отпускать их без залога? А каждый обещал отдать за себя по сотне золотом! Я не Робин Гуд. Скостил им выкуп на четверть, те и рады, благодарят. Выделил им отдельную комнату, сейчас полно пустых, вся сотня дружно ушла за стены, оставив пять сдвоенных караулов на стенах и в замке. Ещё пятеро были… бандитами! Вот и встретились мои коллеги на этой планете. Эти пятеро конкретно занимались контрабандой и поставкой живого товара в другие страны. Что отпустить их? Хрен, отдам королю на суд. И последний седой дедушка представился представителем небольшого ордена. Хрен с ним, отпущу.

— А что за орден то? И сколько выкуп за тебя?

— Выкуп триста золотых марок, а орден небольшой «путь в небеса»

— Суицидники или убийцы?

— Кто? — не понял дедок.

Я пояснил, вспоминая где я слышал показавшееся знакомым название ордена.

— Нет, что вы. Мирный орден, практикуем разные искусства.

— Что-то выкуп большой за тебя. — засомневался я. Стоп! Девчонка из борделя местного тоже из вашего ордена.

— Какая именно их там четыре, — усмехнулся дедок.

— Вот что за орден у тебя, и что за искусства.

— Ну вот, отрабатывают мои долги они. Замечу это низшая ступень послушниц.

— Как ты попал к этим упырям в плен?

— Были на захваченном корабле, бароны не брезговали пиратством. Основное отделение ордена в столице, а по окраинам лишь небольшие отделения, вот доездился с инспекциями. — поморщился дед.

— Выкуп с тебя не беру, можешь отчаливать в любое время, но я скоро поеду назад королевский порт, и у меня есть пара кораблей. А пока переселяйся в покои покомфортнее.

— Вижу вы настоящий аристократ, — смахнул несуществующую слезу дедок. — Для тебя, чтобы отблагодарить такое редкое в последнее время великодушие, я могу организовать хороших послушниц, с хорошей скидкой. — принялся ковать железо пока горячо он.

— У меня две жены и невеста, и баб полный замок, нет смысла, хотя тут наверняка твои девочки были бы нелишними, не знаю есть ли кто кроме них в борделе или нет.

— Есть ещё трое, на с моими не сравнить, моими и братья не брезговали.

— Да видел я одну в спальне мага. — отмахиваюсь от его рекламы.

— Есть и другие услуги, например, информация. — не сдавался дед.

Зашибись! Он мне шпионок сунуть хотел, хотя местные жрицы любви должны знать местные слухи!

— Это интересно, всё что про королевство и про местные расклады. Запиши, и считай отблагодарил.

— Сколько вы тут будете?

— Завтра поеду обратно с утра, так что и вы сбирайтесь, на конях твои девочки ездят или повозку надо?

— Ездят, за день управимся. — пообещал старый сводник и шпион.

Такс, с пленными я разобрался, а что делать с местными служками? Менять всех надо по уму, но куда девать и где взять новых?

— И надо осмотреть все ценности, что тут в замке есть, включая казну. — подумал вслух я, и Ригард не отходящий от меня ни на шаг кивнул.

— А вот это верно! — раздался голос проснувшегося и пропустившего всё веселье Бурхеса. — Что ту за переселение и что за куча во дворе замка?

— Я тебе говорил не ставить звуковой полог? Проснёшься так один раз, а от меня и кучки пепла не останется — начал я выговор магу.

— Ничего не говорил, а что Мейкил как ошпаренный бегает и орет на всех.

— Значит говорю теперь, полог не ставь больше.

— А как если… — открыл было рот Бурхес, но тут же закрыл, видя немного нервное моё лицо.

— Чуть не зарезали меня с утра, и я чуть Мейкила не выгнал, кучка во дворе — это нахапанные трофеи солдатами.

— Ого! Надо бы посчитать и переписать, — заволновался маг и после моей отмашки отправился считать богатство.

Я собрал всю прислугу Готрибов и стал разбираться с каждым, казна подождёт, надо с пятой колонной решить, что делать. По итогу оставил в замке двоих конюхов, двоих поваров, и троих рабынь помоложе и покрасивее для прислуги, в том числе и за обедом. Надо искать теперь пару, тройку служанок для уборки, одного плотника для хозяйственных дел, мажордома, печника, помощника на кухню или двух. Дюжину свободных граждан, просто выставил из замка дав им расчёт по обещанной бывшим владельцем планке. Готрибы их не жаловали, но и не забывали платить, но на всех пришлось выдать всего семь десятков серебра. Ещё пяток рабов, и трех рабынь продам в городе, они были близки барону и их семье, поэтому посидят пока в клетке. Личные слуги. Больше никого не нужно, тем более скоро подойдут мои наёмники, двадцать семь человек с луками и арбалетами, и два мага десятки. После этого можно всех графских отпускать назад. Слуг найму в порту, а пока потерпят. Всё! Время навестить казну! Поднимаюсь наверх в кабинет барона. А барон то любитель морской тематики! Штурвал на стене, кинжалы, карта огромная, модели кораблей, компас и прочие морские приблуды. Интересно, а у барона ведь и флот был свой, раз он захватывал корабли! На стене даже пара картин с морскими сражениями. Даже симпатию почувствовал некоторую к убиенному. Налил в стаканчик, что-то крепкое, не забыв проверить на отраву перстнем. Пара глотков, а мне похорошело, настроение поднялось, может поэтому я начал не с сундука где хранилась казна, а с поиска тайников. Один знакомый сиделец учил меня на земле разным хитростям, в том числе и простукивать поверхности. Стоп, мне же Бурхес дарил перстенёк, я его не ношу на пальце, но он вроде в моём кошеле, который со мной. Точно! Одеваю перстень и приступаю к поиску. Первую находку обнаружил в стене, явно небольшая ниша, но судя по всему пустая. Даже не стал искать как открыть. Затем долго ничего не находил, и уже решая плюнуть на такое бесперспективное дело нахожу узкую потайную нишу в столе. Механизма открывания нет, тупо ломаю кинжалом, снятым со стены. Дерево поддаётся плохо, что за сорт такой, но я сильный. Может и тупой, но сильный, расковыриваю стенку и достаю журнальчик потрепанного вида, больше в нише нет ничего. Сажусь поудобнее в кресло, открываю и довольное восклицание вылетает из моего рта, само собой. В кабинет тут же заглядывает встревоженный Ригард, стоящий на страже, но я успокаивающе машу ему рукой, и он кивнув молча закрывает дверь с той стороны. А что вы думали? Поиски денег — это дело, личное можно сказать интимное, я в кабинете один. В журнале всю бухгалтерия Готриба! Старший из братьев уже был близко к шестидесяти годам, и видно память подводила его, а может просто любил порядок. Листаю, первые страницы тупо приход расход за год, откладываю в голове, что где-то хранятся такие журналы за другие годы. С интересом смотрю суммы дохода за год. А у барона красивый подчерк.

Глава 26

Читаю:


Сто сорок четыре золотых даёт таможня.

Двести шесть дают три таверны, а где третья?

Бордель всего сорок семь, мало, может он бесплатный абонемент кому открыл?

Выкупные — шестьсот шестьдесят шесть золотых! Однако!

Шерсть, ткани (так и написано) — семьсот один золотой — а вот это приятно, выкупные доходы мне не светят, а последний пункт это моё.

Продажа рабов — пятьсот. Не похоже на реальную сумму, слишком круглая, скорее всего братья эту тему попилили между собой.


Далее ещё с десяток пунктов, типа торговля, налог с деревень, налог с ремесел (непонятно пока), доходы от торговли, от хана (так и написал) всего на сумму двести одиннадцать золотых.

Итого около двух с половиной тысяч! И как с такими доходами не выкупить всё вокруг? Пропускаю несколько листов с расходами и вижу общую сумму расходов. Три тысячи пять золотых на дату последней записи. Что там самое большое? Наёмники, покупка снаряжения для армии, выплаты баронскому отряду ежемесячные и боевые, покупка коней. Последняя выплата гарнизону была за день до штурма сорок четыре золотых в сумме на всех бойцов, а их по списку семьдесят один. Итого дружина Готрибу только на зарплату выходила пятьсот тридцать золотых монет в год. Я такую большую держать точно не буду, по крайней мере первые четыре года, а потом, наверное, да, придётся.

Тут явно нет доходов с грабежа порта, ничего не сказано про пиратство. Надо навестить и поспрашивать пленных солдат, их больше полусотни у меня в подвале. Пролистываю журнал, нахожу страницу — остаток в казне.

Ну, так не интересно, смысл открывать сундук? Там лежит семьсот золотых марок и мелких, серебряных и медных монет ещё на десять золотых. Зову помощника за дверью.

— Помоги сундук отодвинуть от стены, буду запор сбивать.

— Ключ у Мейкила. — сообщил Ригард.

— Тьфу, ну зови его подожду.

Прячу журнальчик, оглядываю ещё раз помещение, и вижу настенные часы! Очень большая редкость. Стоят не заведенные, делаю несколько оборотов блестящей ручки и о чудо, затикали. Жаль, что они с меня ростом, так бы забрал прямо сейчас, когда бы возвращался назад. Входит Мейкил.

— Ключи у нас есть, с тела барона сняли, был запасной комплект, но он у сбежавшего управляющего. — говорит он, открывая сундук.

В сундуке сверху лежит большая связка ключей, что странно, ведь замки тут не распространены из-за возможности закрыть магией.

— Барон был любитель механизмов, — пояснил Мейкил. Вон часы, например.

Роюсь дальше, вернее выкладываю. Флаг Готрибов, печать, накидка меховая вроде моей, но потертая, мешочки со специями, узнаю у Лиски потом что это. Пара шкатулок с драгоценностями, возможно награбленные. Несколько артефактов, ещё накидка уже из кашемира, новая с гербом Готрибов, и куда её сейчас такую? Два хищного вида кинжала, магию в них не ощущаю, но хороший баланс, вполне можно метать, это я умею. Что ещё, тетради с записями, шесть книг, несколько карт, зеркальце, мешочки с деньгами, увесистые.

— Тут только медь и серебро, золото было на столе при захвате замка, я унёс к себе. — раздался голос Мейкила сзади.

— И сколько там? — равнодушным тоном спросил у него.

— Семьсот золотом, — уверенно ответил маг.

Ты смотри какой честный, ничего не убавил, а мог.

— Ну семьсот так семьсот, с паршивой овцы хоть шерсти клок.

— Ещё с полсотни отняли у пленных солдат, ты кстати их смотреть будешь? И решай, что делать с напавшими на тебя, я бы убил.

— Всех? — вопросительно смотрю на него.

— Кроме того, которого ранил.

— А что так? Компенсация за страдания?

— Нет, он же на тебя не нападал, кровь пытался остановить. — удивленно напоминает мне Мейкил очевидный факт.

— Точно, он не нападал, хотя из-за него все накинулись на меня, забавно. Казнить я и сам хотел, но потом решил руку им отрубить.

— Добрый ты. — с непонятной интонацией сказал Мейкил. Очнулся сотник, я уже успел ему доложить, он сказал ты вправе сам наказать.

— Давай навестим его, — решил я, складывая обратно сокровища с сундук.

— Погоди, вон я там заколку артефакт видел, отличный подарок женщине.

— Эта? — уточнил я, вертя в руках серебряную, тусклую заколку, с красным камушком. И что он может? Сам не могу понять.

— Показывает, когда у дамы благоприятные дни для зачатия, начинает светится камень, при ежемесячных кровотечениях облегчает состояние, ну и придаёт силу и блеск волосам.

— Заберу с собой, действительно отличная вещь.

Идём к сотнику, он лежит оказывается в настоящем лазарете, часть крыла замка занята ранеными, их десяток человек, но важный больной лежит отдельно и выглядит неважно, попал под заклинание, вражеский маг целенаправленно выбивал командиров.

— Барон, прошу простить за этих мерзавцев, это не с моей сотни, перед самым отъездом сунули их. Это вообще не люди графа — а наёмники.

— Вроде граф приехал с ними, и когда приняли решение он их и отдал на подмогу. — возразил я.

— Нет, он своих не отдал, это были с охраны города ребята наёмные, они и на конях то сидеть толком не могут. Не наши эти два десятка. В том, который на вас напал, гниловатый десятник, троих они при штурме потеряли. Второй десяток более, менее, с дисциплиной.

— Ну папа удружил, и не сказал ничего же, я у него просил из графской дружины. — возмутился я. Чего тогда тебе извиняться?

— Я хоть и временный, но их командир, что вы с ними делать будете? Казните?

— Хотел руку отрубить одну. — признался я. Однако сейчас в раздумьях.

— С вашего позволения, обычно казнят через одного при бунте и нападению на нанимателя, а наш граф устраивал поединки между виноватыми, до смерти. И наказание соответствует и зрелище, народу нравится.

— Хм, поединок! А это мысль. Поправляйся! Я было решил всех оштрафовать, но сейчас солдатам выдам по два золотых, десятника по пять, а тебе сотню. Но твоего зама наградой обделю, устроил бардак.

— Молодой, но хорошие родители. — криво усмехнулся сотник.

Мы вышли из лазарета, и я решил-таки глянуть на пленных солдат, их я планировал передать королевству, вполне могли и в порту отметится они, не за бесплатно, но налаживать отношения надо с королем. Блин, рабыня ещё эта. Спустились в подвал в тюрьму, гораздо большую чем в другом замке была. Солдаты сидели в нескольких клетках, много раненых.

— Ну что кончилась ваша служба как кончились все Готрибы, а я новый барон и хозяин этого замка.

— Ещё надо согласие получить, на объединение баронств, а такие большие владения империя старается не делать, ну и три баронства это три барона, а это лучше, чем один, да и королевство явно будет против. — блеснул знаниями один из них.

— Кто там такой умный? — спросил Ригард у них.

— Я не хочу одно баронство, будет графство. А вот Королевство мои проблемы, но продам вас королю, глядишь и отношения наладятся. — сообщил им новость я.

Солдаты зашумели, обсуждая новость.

— К вам есть предложение, если кто знает об имуществе Готрибов в королевстве или иных кроме баронств мест, или может рассказать интересные мне вещи, не стесняйтесь. Я могу и отпустить таких. А если информация ценная, ещё и наградить.

— У нас предателей нет. — опять влез в разговор умник.

— Предателей кого? Все Готрибы включая членов семьи мертвы.

— В горах козы пасутся, с ценным мехом. — выпалил один из солдат и тут же получил ребром локтя от умного.

Бью молнией наглеца, кажется зацепило ещё парочку рядом, но мне лень открывать дверь.

— Вытащите обоих. — даю команду своим. — Про коз я знаю, и про переработку шерсти из ханства тоже. Ещё жду информацию. Никто вам кроме вас самих не поможет.

— Он лжет про баронов. — крикнул вытащенный упрямец и я велел засунуть его подальше в отдельную клетку и закрыть рот.

— Не лгу, жаль головы не захватил показать вам, но это не главное, вас должна заботить собственная судьба.

— Я могу рассказать про связи с ханством. — промолвил седой, но крепкий ветеран, с окровавленным пузом. Но, вы ещё поможете мне, подлечите, а то кровь остановили и всё.

— По рукам, этого тоже вытаскивайте. — кивнул я своим на ветерана. Мы уходим а вы думайте, что и как вы можете предложить.

Глава 27

— Барон, — раздался голос одного из пленных. Я вам верю про смерть баронов, запирающая магия закончила свое

действие во время штурма, значит все наследники мертвы. Я не знаю никаких секретов, но в лапы королю нет желания попадать, там меня обратят в рабство или убьют.

— Участвовал в налет на порт? — уточнил я у него.

— Как и многие другие, а что делать. Бароны честно платили, у некоторых и семьи тут есть в ближайшей деревне, у меня вот тоже.

— Я подумаю, но ничего не обещаю.

Мы поднялись наверх, старому наёмнику развязали руки, но Ригард стоял рядом с обнаженным мечом, хотя, как по мне это излишне.

— Что по ханству Вей ты знаешь? И как тебя зовут?

— Я не из гарнизона замка, а командовал разведкой барона, имя моё Никлоус.

— Что-то не похож на командира. — заметил я ему.

— Вы обещали полечить? А непохож, так это так надо. Зачем всем знать кто я, это секрет был.

— А ты потом передумаешь вдруг? Рассказывай давай.

— Если передумаю, долго ли покалечить? — резонно возразил ветеран.

— Фиг с тобой. Путь Мейкил поправит ему здоровье. — отдал я команду Малику.

— У баронов были шпионы везде, и в твоем баронстве тоже.

— Да кто? Неужели кухарка Мелия? — решил я пошутить.

— Как вы догадались? — открыл рот Никлоус. Да у неё есть брат, поданный короля, торговец он и иногда заезжает и в замок за продуктами, обычно раз пять, шесть в год. Папа ваш продавал разным людям монет на тридцать в год еды.

— Это я тоже знаю, продолжай. — обалдело кивнул я.

— Мелия конечно ни о чем не догадывается, но она болтлива и ворчлива, и сама все новости рассказывает при встрече. Так себе шпион. Но вас хотели захватить последними, сначала Малосси и Смельта.

— А что так?

— Пока была жива ваша маменька, бароны и смотреть в вашу сторону боялись, потом выгоднее было Смельта, ведь у него выход к морю, потом Малосси ведь у него выход к кочевникам. Смельта захватили ваша дружина там и полегла, а вот Малосси не получилось, не посчитали серьёзным соперником, отправили мало сил.

— А императора не боялись? Ведь я под его защитой.

— Именно вы, а не ваше баронство. Дождаться пока уедете и захватить, и что бы вы делали? Денег на армию у вас нет.

— Что ещё по шпионам расскажешь.

— Не сказать, что это шпионы, просто информаторы. В столице империи один, в столице королевства тоже, в порту есть до сих пор. У попугаев этих крашенных, ваших новых соседей Акарога и Рокамуша по одному солдату в дружине на меня работают.

— А в ханстве что там? Меня вообще всё интересует, торговля, армия какая у них, кто правит, кто имеет силу.

— Там черт ногу сломит, верховный хан конечно правит, но условно. А там около сорока родов, у каждого, свой кусок земли, своя отара, своя армия. Мы торгуем с тремя родами, но там завербовать никого не смогли, большая опасность обиды старейшин рода при поимке шпиков.

— А люди чьи были? — те, что средний брат увел с собой?

— То ханская сотня, наёмники. Пришлось нанять, а что с ними?

— Продал союзникам Готриба, которые приплыли ему на помощь, а что? Проблемы будут?

— Были бы, теперь нет. Это по их правилам, по ханским, да и золото заранее заплачено им.

Тут зашёл Мейкил и пришлось разговор прервать, и я обдумал вариант вербовки этого вояки. Чем бы его только привязать к себе. Мейкил ушел, и мы продолжили беседу.

— Ты мне подробно напиши по всем соседям и по своей сети шпионской. Что думаешь по вашему гарнизону?

— Напишу, по гарнизону скажу, что можно и оставить людей, если не в замке, то на таможне они пригодятся. Там восемь человек семейных, ещё двое погибли. Выплати этим двум семьям пенсию, глядишь и остальные будут думать, что ты и их при случае не бросишь. Остальных отдавай королю, мой совет. Ненадежные люди, хоть и дисциплина хорошая, а зацепить их не чем.

— А тебя чем зацепить? Если оставить на своем месте?

— Я один из этих восьми, и у меня два близнеца сына шестнадцать лет, может пристроишь их куда? Вроде заложника, пока ты мне доверять не начал.

— Шустрый ты и сам на зарплате и детей пристроишь. — засмеялся я. А что они умеют, к чему склонность?

— Один морем бредит, второй в горах как дома. Дочка ещё есть, старшенькая, замуж бы её, и жених есть. Но он свободный, а дочка крепостная, не хочет.

— А ты сам свободный?

— В дружине других нет, но жены крепостные, значит и дети в крепости. Я понимаю, пока сделал мало, но за дочку и сыновей рвать жилы буду.

— Есть у меня яхта, император подарил, туда матрос нужен, пусть послужит, а второму другое дело дам, есть залежи в горах их надо обследовать получше. Ну и насчет дочки, если в себе уверен выдавай замуж, я через год дам вольную ей. Сколько гарнизон обычно в замке?

— Да сколько не ставь, если придёт такой маг да с таким артефактом, всё одно мало. А в мирное время да в период под защитой императора, человек пять хватит на воротах дежурить, ну и десятка два грузы сопровождать да на таможне стоять.

— Что за артефакт? — удивился я.

— Стены замка, закопченные видел? Это работа артефакта, как врезали по стенке, все кто на ней был запекся сразу же, ваш отряд в это время закидал ров и вышибли ворота.

— Точно, был артефакт, мне его тесть отдал, король Филик! — вспомнил я. «Двойной Удар Огня».

— Гм. — поперхнулся Никлоус. Третий раз удивляете меня, а это не просто.

— Поясни.

— То император вам яхту подарил, то у вас тесть король, недоработал я на Готрибов.

— А третий раз, когда удивил?

— Так Мелия шпионка, вот на эту дуру никто и не подумал бы.

— Ты пиши, что вспомнил. Пойдем мы. Для всех ты просто наёмник, будешь на таможне стоять да по моим поручениям ездить. — и мы с Ригардом удалились.

— Что думаешь?

— Мне он глянулся, и ему интерес есть с тобой работать. Правильно решил. Да и поменять никогда не поздно, сеть осведомителей у нас в руках будет.

— Тогда так и решу. А по поводу гарнизона?

— Подбирать надо, пока есть лучники, потом десяток гвардейцев на половину года поможет, тех что со второго полка выделили. Нанимать лучше послуживших в гвардии, есть у меня знакомые, извещу их. По расходам прикинь, мы сейчас по золотому получаем, я как десятник полтора. Но есть ещё и магическое лечение, движение по службе, выделение надела земли в аренду, пенсия наконец. Если платить десяток золотых в год, а меньше из нашего полка не пойдут, то уже за постоянных пятьдесят бойцов пятьсот золотых в год. А содержание? Пусть таможня себя окупает здесь, а в других баронствах точно нет, а это ещё человек тридцать. В замках по десятку оставишь в каждом. Так может и набежать сотня.

— Нанимай пока тридцать человек, остальных тут найдем. — решил я непростую задачу.

Внизу меня нашёл Джун и спросил можно ли переселяться обратно в замок бойцам.

— Сам решай, тебя оставляю здесь старшим, пока больше некого уж извини. Дождись наёмников и можешь отпускать конных графа, а Мейкил пока останется тут. С наёмникам и пленных оправляй. Кроме тех, кого я отпущу сегодня.

— Там раненых с десяток, идти не смогут. — проинформировал он меня.

— Это к Мейкилу, не надо сил много тратить, чтобы дошли главное.

— А долго мне тут? — Джун явно был огорчённым.

— Не знаю, вот честно не знаю. Надо на постоянку сюда гарнизон. Вообще не думал кого в замки сажать буду.

— Я понял, надо так надо, хотя нет у меня опыта, но я не подведу. — обнадежил меня мой боец.

Целый день ушел на осмотр хозяйства, и только к вечеру я вспомнил артефакт Филика, нашел Мейкила и потребовал его назад. Тот сначала его хотел зажать, мол одноразовый он, но я настоял, тот нехотя отдал блестящий шар с выемками для активации удара. Их реально было три, может и не соврал маг. На вечер я запланировал две вещи, поединки преступников и наем новых солдат из бывшего отряда Готриба. Начал с последнего, вывел всех семейных и предложил поработать на таможенных постах у меня. Все ожидаемо согласились и были отпущены по домам на три дня. Оплату я им положил сорок серебра в месяц, хотя барон платил шестьдесят, но им ещё нужно заслужить моё доверие. Дежурить будут сутки через сутки, по двое. Третий таможенный пост со спорным баронством не приносил почти денег, судя по отчетам, я его со временем совсем прикрою. А проходная дорога нужна, туда я и отправлю новых моих подчиненных. На закуску я оставил бои.

— За нападения на аристократа, за воровство, за насилие над моими людьми, за нанесение ущерба приговариваю вас к смерти, которую могу заменить схваткой. Победителя отпущу, и даже дам коня. Если кто откажется сразу голову с плеч.

Дураков не было, первую схватку составил один из насильников и десятник. Выдали им по мечу, доспехи разумеется сняли, вот ещё хорошие вещи портить! Двор, хорошо освещался, солдаты делали ставки, и толпа ожидала зрелища, но его не было.

Десятник убил своего соперника за пять секунд, выбил меч и отрубил голову. Все разочарованно загудели. Потом был ещё один из насильников и молодой парень, с реально дрожащими руками. Никто не хотел умирать, и они как бараны минут пять толклись на большом расстоянии друг от друга. Мне это надоело, да и людям тоже не нравилось.

— Ден, можешь стену поставить вокруг них прозрачную? И уменьшать постепенно?

— Могу, но не долго, минут пять.

— Хватит я уверен. Ставь и уменьшай сразу до пяти метров.

Это помогло и вояки реально задергались, и стали обозначать выпады, стена их сдвигала ближе и ближе, и через минуту, насильник сделал резвый выпад в сторону пацана и ткнул его в бок, сразу окрасившийся в кровавый цвет. Но это была не победа, и он попытался добить заоравшего парня и сделал пару шагов. Паренёк, падая изловчился и рубанул по ноге соперника, меч врага просвистел поверх головы, шевельнув волосы на ней. Теперь лежали и орали оба, но насильник, получив более глубокую рану истек кровью быстрее. Эта схватка понравилась мне больше, да и остальные тоже были удовлетворены. Я остановил кровь у парня, и немного подлечил порез. Наконец вышла третья пара, мощный мужик с низко посаженной головой, и тот — вальяжный, весь в шрамах. Мечи в руках засверкали, толпа орала и улюлюкала, схватка завлекла даже меня. Долго в таком темпе они конечно драться не смогли, и вот вальяжный стал уставать, и уходить от боя, но это была уловка, когда быкообразный заревел и бросился за отступавшим, он неожиданно нарвался на меч в сердце. Он постоял, постоял, у грузно упал. Победитель радостно вскинул руки, заставив меня огорченно цыкнуть. Я болел за его соперника. Последнему седьмому, который не нападал на меня я просто отрубил руку до конца, и приказал всех четверых до утра запереть в тюрьму. После боя ко мне полез с отчетом по трофеям Бурхес¸ но я приказал все ценности закрыть в кабинете барона, а список потом посмотрю, или Пьон отдам читать. Поужинал и лег спать, но уснуть не успел, ко мне пришла благодарить изнасилованная заложница, её неплохо вылечил Мейкил, она принарядилась, ну и моя охрана в виде Малика решила её допустить до барского тела. Вот оно мне надо? Не известно после кого? Но гормоны взяли своё, да и что дама зря помылась что ли

Глава 28

Утром меня заманивали поехать в деревню, но я отказался. Что я там не видел, лучше назад с самого утра поехать. Не хотелось ночевать в поле. Но не вышло, то одно то другое отвлекало меня, особенно нервничал мой новый комендант замка Джун.

— Я за сам замок не переживаю, ведь наёмники с магами будут, отобьемся при случае. Меня пугает необходимость хозяйственными делами заниматься. — ворчал он. Не моё это — деревнями управлять. А тут ещё и мастерская, таверны, козы эти.

— Да найду я тебе нормального управляющего, дай неделю. — успокаивал я, не имея, впрочем, уверенности в своих словах.

По итогу выехали мы ближе к обеду, большая шумная компания, я и моих четыре гвардейца, Бурхес, дедок сутенёр и его четыре весьма миловидные спутницы, ну и спасенная баронесса. Следом после обеда выдвинутся две телеги с разбойниками и торгашами, сопровождаемые тремя десятками всадников Филика, но они будет ехать дольше, и мы их в свой караван не взяли. Проехав развилку, мы не стали тормозить и двинулись дальше к границе баронства. На самой таможне нам попались наёмники лучники — движущиеся нам навстречу. Пришлось останавливаться и битый час давать инструкции. Потом пришло время обеда, потом один из запасных коней потерял подкову и нам пришлось его разгружать. В общем, вечер, и начинавшее темнеть небо застало на в пути. Мой шатер ехал рядом на заводном коне, и я разместился с удобствами, мои гвардейцы архаровцы разбили небольшой общий лагерь, назначили дежурство часовых, а Бурхес поставил сигналку. Его палатка была заметно меньше, но он по доброте душевной пригласил туда и всех орденских сопровождающих, чувствую ему сегодня придётся работать на износ. А я себя неплохо чувствовал с баронессой, оказавшейся ещё той выдумщицей. Ночью было все хорошо и тем неприятнее было пробуждение от мощной грозы. Выглянул из шатра и увидел идущего ко мне Ригарда, наверняка стоящего на посту.

— Гарод, надо уезжать срочно, ливень будет усиливаться, а остановились мы в низине. Тут через час три пути, будет развилка, если есть желание можно в столицу направится, но это день пути почти лишний.

— Это получается в сторону столицы как раз?

— Таким небольшим отрядом? А ну как взбредёт, что королю в голову.

— Или жене его. Поддержал моё мнение незаметно подошедший сзади Бурхес.

— Собираем вещи и выдвигаемся.

И мы под уже серьёзным дождём быстро собрались и двинулись в путь. Ехать стало сразу труднее, тракт хоть и каменный, но местами разрушен, да и потоки воды заметно мешали нам. Ближе к обеду дождь утих, но мы окончательно промокли и пришлось делать не запланированную остановку и сушится, благо магов в отряде было аж два- Бурхес и я. В общем в порт мы добрались ближе к вечеру, и меня сразу ожила сюрприз на посту на въезде в город.

— Господин барон Кныш. У меня указание срочно сопроводить вас к королю Урхесу Флинту. — обратился ко мне один из караульных.

— Он здесь, что ли? И где он остановился?

— О, тут недалеко у него есть усадьба. Я имею указание проводить вас к нему. Он ждет вас уже два дня.

— Знаешь, если два дня ждал, то пусть подождет ещё два часа, мне надо привести себя в порядок, проверить своих жен и невесту. Это для меня важнее всего сейчас.

— Никак нельзя! Король будет в гневе, указания чёткие. Немедленно! — испугался стражник.

— Тьфу на тебя, он уже отдыхать собирается, а тут я с визитом. У меня вот ещё компания есть, как видишь, дамочек проводить, да стариков.

— Спасибо господин барон, дальше мы сами. — тут же отозвался старик из ордена.

— Да и я, пожалуй, вам мешаться не стану, гостиный двор найду. — открестилась от опеки баронесса.

— Вот видите, обрадовался стражник, а примет или нет вас наше королевское высочество вопрос другой. Вы сразу приехали, проявили уважение.

— Пес с вами, едем. — уже почти согласился я, но увидел знакомых всадников.

Пока мы теряли время на сушку, да на дорогу под дождем нас догнал наш отряд с разбойниками и торговцами.

— Как вы вовремя, даю задание пятеро пусть сопроводят торговцев в мою усадьбу, остальные включая бандитов со мной.

— Эй барон, пощади. — взмолился один из разбойников, но я остался глух к его просьбам.

К королевской усадьбе мы подъезжали если не при параде, то очень приличным составом. Шутка ли, три десятка всадников. Сразу в усадьбу не попасть, высокий, сплошной забор закрывал вид на дом, стража на вороте относилась к своим обязанностям должным образом, вышел всего один человек навстречу нам, остальные находились за воротами.

— Кто такие? — задал вопрос вышедший.

— Гарод Кныш, по приглашению короля. — ответил я не тушуясь.

— Сейчас выясним, будьте добры подождать. — моментально исчез охранник.

— Просят вас одного пройти, такую компанию большую незачем. — через минуту появился он назад.

— Открывай ворота не умничай. Во двор все заедем, а к королю со мной пойдут имперские гвардейцы и имперский маг. — рассердился я.

— Не могу, пожалуйте один. — упирался посыльный — охранник.

— Передай старшему или так, или я еду назад, и жду короля у себя в усадьбе завтра с утра и до обеда, потом у меня дела. — не поддался я на его провокацию.

— Барон ты не наглей. — из начинающегося сумрака показалась ещё одно действующее лицо, крепкий мужчина в цветах королевства с большим шрамом на лице. Такой, вполне себе повидавший вояка.

— Жду пять минут. — сообщил я ему. — А то не понятно, что за минуту вы бы нее успели от короля получить распоряжения.

— Дайте мне минут десять, а наглеешь ты зря барон, и не таких обламывали. — прошипел вояка мне в лицо.

Вжик, чиркнул я мечом ему по морде, с другой стороны. Сам от себя не ожидал такой прыти, а уж стоящий почти вплотную королевский воин, тем более. Хлынула кровь, ворота моментально закрылись, а перед ними оказались двое бедолаг, один стражник, а второй скорее всего его начальник. Раздался сигнал тревоги за оградой, и сразу же послышался шум.

— Гарод давай от ворот отъедем. — предложил Ригард.

Я дал команду отъехать, и остановил кровь у ошеломленного вояки.

— Да как ты, да я тебя. — не находил слов он.

— Ещё грубой, что-то вякнешь голову отрежу. — предупредил я его. Или молнией зажарю.

— Взяли моду свободного барона оскорблять. — выразил полное согласие со мной Бурхес.

— Эй бандиты, чего надо, раздался немного визгливый голос из двора усадьбы.

— Я свободный барон Гарод Кныш. Приехал по просьбе короля, не пускают, ещё и оскорбляют. — пожаловался я.

— не пойми, что происходит, вы чего тревогу подняли. — стал выговаривать голос явно охране ворот.

После нескольких минут разборок в закрытом периметре, ворота открылись настежь и мне предложили заехать

— Не стоило его, резать. Он выполнял приказ. — пытались отмазать до сих пор не отошедшего от неожиданного увечья дядьку.

— Приказ был обломать меня? — притворно удивился я. Заезжая за своей свитой в просторный двор и обнаруживая десяток пеших солдат с обнаженными мечами.

— Он так сказал? Ну, дурак, наверное, король ждёт вас. Надеюсь вы всех воинов с собой не возьмёте.

— Шестеро нас будет. Там в повозке пятеро разбойников, хотел королю отдать, теперь не знаю, может отпущу. — сказал я, спрыгивая с коня.

Входим в дом, у ворот охрана в прихожей тоже, следуя за сопровождающим идём на второй этаж и попадаем в небольшую гостиную, где уже сидит парочка чинуш с недовольными рожами. Стоящие у стен диваны намекали на возможность отдохнуть, но я проигнорировал. Малик вышел из гостиной и стал у дверей, Бурхес уселся на диван. Через минуту, отворилась неприметная дверь, чуть ли не за портьерой и оттуда быстро вышел рослый богато одетый мужчина — король Урхес Флинт. А следом за ним выбежала моя рабыня, которую и не узнать было сразу. Приодетая, завитая, с кучей золотых цацек.

— Господин барон, простите, меня обманом увез Седогрив. — сразу начала с главного Гвинерея.

— Барон, это ваш матрос в тюрьме, а я хочу поговорить с вами без свидетелей. — сказал король — этот уже в возрасте, седоватый мужчина крепкого телосложения.

Ну никак не дать ему его семь десятков лет. Я конечно, согласился и мы прошли вдвоём через эту же дверь за портьерой в неожиданной светлый и большой кабинет. Помимо большого стола, там был и небольшой круглый столик с двумя резными стульями. Мы расселись, и я приготовился слушать короля, но он явно не знал с чего начать.

— Гм… Господин барон, скажу сразу, за свою жизнь я впервые в такой сложной ситуации. — начал наконец он.

— Я слушаю вас.

— Вопросы есть и по вашим действиям в моём королевстве, и вашей рабыне. Не думал, что я влюблюсь так быстро. — слегка огорченно заметил он.

— Начнём с моих действий, у меня и выбора не было, или я или они, причем Готрибы натравили на меня и ваших вассалов, граф Мортри захватил моё имение, насиловал моих крепостных, причинил ущерб

— Это было уже после вашего захвата и не могло являться причиной. — возразил король. Да и компенсировал он свою ошибку. Он дурачок у нас, но родовитый, чудит иногда, нарвется, когда-нибудь.

— Но это подтверждает обоснованность моих опасений. А об угрозе со стороны баронов я и так знал, мой сосед и ваш вассал барон Малосси пострадал также. И это было до моего захвата.

— Было, было. Но Готрибы нанесли нам ущерб, ограбив порт, и я мог захватить их земли, уверен император бы одобрил потом.

— Ключевое слово потом! Может, одобрил потом, может, не одобрил потом. А мне император одобрил до! Мне, а не вам помогла гильдия магов арендой артефактов, а император даже дал ещё десяток гвардейцев второго полка на полгода.

— Чем ты его ублажил? И обелиск магический тебе поставили около замка, и яхта императорская. — посопев спросил король.

— Парочка очень нужных империи новых заклинаний от меня, новая игра, которую я выдумал, кусок щупальца «ужаса глубин», жизни моего отца и братьев, наконец. Мало?

— Шустрый ты парень. Слышал про надвигающуюся войну с кочевниками? — резко, без перехода, сменил тему Флинт.

— Я мимо, не моя война, нет людей.

— Маг я слышал у тебя сильный. — не сдавался король.

— Он будет воевать, но не от меня, а от моих новых соседей.

— Это хорошая новость. — повеселел глава государства. — Рокамуш или Акарог?

— Оба хотели, но это ваша забота.

— А наёмники твои? С тобой полно разных отрядов, я изапутался даже в них.

— Пара отрядов есть неплохих, нанял. Их могу переуступить, а конная сотня не моя, а тестя короля Филика. Да и отпускаю я их.

— И на этом спасибо, теперь о твоей рабыни поговорим? Сколько?

— За то, что сразу не вернул, пять золотых. — и, видя возмущение на лице собеседника, добавил, а так она подарок считай от меня. Но вопрос с баронствами Готрибов закрыт. Да, добавлю разбойников, что у тебя шалили, пятеро с собой привез, ну и дружину Готриба, но не всю, семейных оставлю себе.

— Я согласен, конечно будут недовольные, но я пока во власти, и предложение к тебе — пойдешь ко мне вассалом? Мне такие люди нужны.

— Подумаю, но скорее всего, нет, у тебя говорят, жена твоя много власти имеет.

— Оба моих самых сильных мага её кровные родственники, так и живу. А так я к ней привык уже. Хорошо, что вспомнил, рабыню ты мне не дарил, я тебе её вернул, но это на бумагах. А так поселю её в порту отдельно.

— Да без проблем, и ещё, приезжай к обелиску, если надо, ну и дорогу в сторону хана я тебе закрывать не буду.

— Опять спасибо, а что там с моим сотником у тебя вышло?

— Угрожать пытался, я намекнул, чтобы не зарывался. — пожимаю плечами.

— Зря не убил, жена навязала своего человека, я признаться рассчитывал, что вы поссоритесь, а судя по слухам, ты быстро и надежно решаешь проблемы. Теперь у меня к тебе ещё одна просьба. Забери с собой мою девочку и отвези в её новый дом.

— Да не вопрос, сделаю. Раз мы всё оговорили, поеду я к своим, они уже заждались.

Мы попрощались, а я думал, что стоит услуга, что уже оказана? Разбойников отдам, рабыню отдам, солдат отдам, хотя рабыня моя на бумагах. Выйдя в обширный двор, размером с футбольное поле я оглядел своих наемников, куда их деть? В усадьбу тесно будет, гостиницы можем и не найти, на корабль наверное придётся. Так я и поступил. В усадьбу прибыли уже затемно, но нас ждали. Визг моих девочек, и их загадочные лица намекали о неком сюрпризе. Они что там груповуху затеяли? Если да, то я нет. В смысле против — устал как собака. Ладно, сами расколются. Не смотряна позднее время, я решил помыться, в усадьбе был небольшой бассейн, мы с Бурхесом в две руки нагрели воду и я, выгнав его, с удовольствием залез и стал отмокать. Стук в дверь, заходят мои милые. Точно секс будет, боюсь сегодня облажаюсь, как не вовремя-то

— Гарод, вот скажи тебя считать учили? — начала почему-то не Пьон а Мила.

— Ну. — с интересом сморю на них и жду продолжения.

— Вот сколько нас сейчас тут? — опять спросила Мила.

— Вас трое и я один. — намекаю им на их численное превосходство, не дай бог ещё кого позовут из дам.

— А вот и нет! — радостно, как-то по-детски смеётся Пьон.

— Нас уже четверо! Я беременная. — тихо говорит Ольча.

Глава 29

Эта новость не застала меня врасплох, но как на неё реагировать я не знал, орать от радости особого желания не было, никаких чувств я не испытывал к будущему ребёнку, хотя вру, я немного побаивался его и своего будущего отцовства.

— Звучит как тост! — после секундной паузы выдал я девочкам, впрочем, судя по их лицам они ожидали не то.

Пришлось вскочить, в чем мать родила, и обнять Ольчу, намочив её одежду своим мокрым телом.

— Я очень рад! — обнял и поцеловал её я.

— Ты правда рад? — улыбнулась она. Я так переживала и ждала тебя любимый.

— Гарод! Жеребец свинский, а ну оделся быстро, перед тобой три дамы! — возмутилась Пьон.

— Есть мысль лучше, давайте примем ванну все вместе? Чистота залог здоровья. — с надеждой гляжу на девочек и удивляюсь своему неожиданному энтузиазму.

— Никаких помывок, вижу о каком здоровье ты нам толкуешь, — указала на восставшее естество Мила, и указала на тот факт, что силы на жен у меня нашлись.

— Ждите! Сейчас вытрусь и будем праздновать, я так рад! — и я, поцеловав Ольчу стал быстро одеваться.

Не смотря на поздний час, праздник удался. Я прилично тяпнул и не смотря на вялое сопротивление Ольчи утащил её в спальню, закреплять как я сказал. Посидев с девочками, я понял, что реально рад, ведь рождение сына — это свобода для меня, ну и само ощущение, новое и приятное. Вот чего я от себя не ожидал. Правда в спальне я быстро расслабился после секса и уснул. Но проснувшись показал ещё раз жене, что она мне небезразлична как женщина.

Утром, я почти впал в нирвану, сделал гимнастику, размялся на мечах, поработал с копьём. Дел срочных не было, угроз тоже, можно было ехать наконец в свой родовой замок, но были и дела в порту, да и с рабами крестьянами надо, что-то решать было. Вот не было печали, купила баба порося. Утром ко мне попросился на приём один из заложников, я принял его в личном кабинете. Выкуп, что ли нашел?

— Господин барон, я хозяин торговой компании, у меня десяток магазинов, и шесть кораблей, не считая того на котором меня захватил этот злодей.

— Отлично! А что деньги не везут до сих пор? Там сумма то небольшая.

— Да я не об этом, деньги в течении недели будут я по другому вопросу.

— Что-то хочешь продать? Не стесняйся, нужное куплю.

— Продать тоже, но есть и другое предложение. Сегодня утром я видел вашего замечательного коня. В нашей империи тоже разводят подобных коней, очень дорогое и статусное приобретение.

— Что есть, то есть, мой Донт особой породы, у нас на неё очередь, и стоят немало она. Подарок жены. — неизвестно зачем похвастал я.

— Порода хороша, но он ценный и из-за свое выучки. У нас на таких мощных коней спрос большой, а продавать нельзя кроме как через императорские конюшни. И скрещивать их не дадут с кем попало, чуть ли не коронное преступление. А тут такая возможность получить породистого жеребца, не нарушая наших законов.

— Погоди, ты про разведение говоришь? — дошёл до меня смысл его предложения. А что мысль хорошая. А с кем скрещивать?

— Тут сложнее, но это моя забота, от вас я прошу создать условия.

— Что требуется?

— Содержать кобыл и жеребцов, само вынашивание до года, ну и полгода после, жеребцу лучше подрасти, прежде чем иго забрать. Заработки буду в районе сотни, а то и двух золотых за каждого. Если учесть, что жеребцов у вас будет до полусотни в год, прибыль считайте. С вас случка и содержание табуна, с меня доставка и продажа.

— Интересно, а ты мне зачем? Конь мой, я сам могу этим заниматься без чужой помощи.

— Я знаю законы вашей империи, ухудшать породу сильно нельзя, и вам будет трудно подобрать кобыл здесь в глуши, ну и продать вообще невозможно. Я же все эти трудности решаю, есть у меня связи, найду кобыл нужной породы и кому продать их потом.

— Погоди я позову жену.

Пока вызвал Пьон, пока она слушала предложение купца заново всё думал, по моим нынешним дохода сумма небольшая, ведь надо и содержать, и охранять табун, я уже совсем решил было отказаться как услышал голос Пьон.

— Гарод предложение хорошее, надо соглашаться, но процент предлагаю равный каждой стороне.

— Вся забота и риск на мне, сорок на шестьдесят — это крайняя цена.

— А если что случится с дорогими кобылами, а содержать их, это ты подумала? — на своей волне немного не в тему возразил жене я.

— Ну да, глупая женщина, не подумала. — искренне огорчилась Пьон.

— Эх, уговорили! Доходы поровну. — быстро согласился купец, видя моё реальное нежелание.

Мы обговорили детали, и после ухода купца я спросил у Пьон.

— И что это было? Зачем на эта головная боль?

— Гарод ты так вовремя возмутился, такой ты у меня умничка, и так убедительно же!

— Я умничка, спорить не буду, ты поясни подробнее.

— Это очень редкое предложение, обычно владельцам таких коней как твой Донт нет необходимости побочного заработка, а тем, кому есть трудно подобрать кобылу, конь то немаленький и сильно ухудшать породу и правда нельзя, и продавать тоже, только дарить. У соседей в империи Аками также, породу ухудшать и продавать нельзя, а вывозить кобыл можно, и ввозить жеребцов тоже, тем более таких элитных. Дыра в законах! К нам привезут породистую кобылу, потом увезут вместе с жеребцом, а что там в империи Аками — сделают их дело. Ну и ценник будет никак не меньше трехсот монет, ведь потомство такой элитной породы поискать надо и у нас, и у них.

— А содержание?

— Поставим около твоего обелиска, радиус у него пять километров, место для конезавода найдем, завозить будем чем бывшее баронство Готриба, морем. Содержание считай только расходы на конюхов и обучение жеребцов, но можно и крепостных нанять и обучить, или рабов купить.

— Деньги не скоро, года через полтора или два даже. — посетовал я.

— Деньги будут всегда нужны.

— И то верно, тогда надо отпускать этих нахлебников, что им тут киснуть за две сотни монет.

— Под расписку отпустим, ты прав, а прощать не надо, нам ещё твоих крестьян селить. Сам, что думал по ним?

— Думал в двух местах, на месте нашей бывшей деревне, и на месте той, что около замка.

— Есть поправка, часть отправить на добычу минералов, часть перебросить к морю, там много не поселишь, да и место неудобное для рыбалки, а вот небольшой пор соорудить можно, чего ваши бароны такие ленивые?

— Вроде король запрещал, два порта рядом, да и побережье узкое пригодное для застройки. — ответил, подумав я.

— Идём, надо собираться в город дела делать, заедем на рабский рынок заодно, по яхте решать надо, что она стоять будет просто так, да и Ольча хотела тебя видеть.

— Ты то, когда порадуешь наследником? — вспомнил я.

— Не в этот раз, не получилось у нас. — огорченно отвернулась Пьон, и я заметил слезки на её глазах.

— Как так?

— Время неудачное выбрали, мама говорила, да я вполуха слушала. Ничего в следующий раз попробуем ещё.

— Точно, там же «эти дни» надо знать. — вспомнил я особенности женской физиологии.

Мы вышли во двор, и я наблюдал как Маликна о чем- то шепчется с Ригардом.

— Что обсуждаете будущую свадьбу? — пошутил я и попал в точку.

— Да, я скоро стану отцом. — с довольной лыбой ответил мой гвардеец.

— И ты тоже! Поздравляю, тогда и правда надо жениться тебе.

— Почему и ты, а кто ещё? — удивился Ригард.

— Ты же не в курсе ещё, Ольча моя в положении.

— Вот это новость! Надо отметить! — предложил сразу он.

— Обижаешь, сращу как вернёмся домой. Теперь по твоей свадьбе, можно сделать совместную я и Мила, и ты и Маликна.

— Да я не против. Ты как? — обратился он к невесте.

— Я рада буду. А где мы жить будем? — спросила шустрая невеста.

— Ригард есть желание быть комендантом замка? У меня по случаю два свободно, я из родового не перееду, а вот оба Готрибовских нуждаются в опеке и управление.

— Я с тобой лучше, да и в твоём баронстве дел много. — сразу открестился он.

Мы собрались и большой дружной компанией поехали по делам в город, для начала заехали в порт и целый час разбирались и расплачивались с капитанами нанятых кораблей. Правда для этого пришлось выгрузить всех моих крестьян. Чтобы, там мы не решили, но первый пункт их назначения — это мой родовой замок. Худо-бедно они были все одеты, накормлены и подлечены, но предстояло купить кучу вещей, вроде, временных шатров для проживания или инструмента для постройки жилища, нанять повозки, выделить сопровождающих. Я отправил их, не дожидаясь нашего отъезда прямо сейчас, в сопровождении им дал двух охранников Пьон, гвардейца Тарака и магов Хокмун и Ланчера. С королем мы замирились, и этих сопровождающих я посчитал, что хватит. С ними же отправлю Лиану и Лиску, обоих рабов мастеровых купленных в столице, ну и двух служанок для моих девочек, купленных там же. Надо же, набралось народу, а я ещё хотел заехать и в гильдию наёмников и на рабский рынок.

— Слушай Гарод, а если по реке доставить их? — задумалась об этом же Пьон.

— Там ходят несколько плотов, но не потянут они такую перевозку, а глубина реки небольшая для нормального судна.

— Тогда телег надо десятка три четыре, найдем ли мы тут. Вещей купить я список составила, ну пусть выдвигаются своих ходом пока к реке. Хотя стой, сама пойду со старостой переговорю.

Хорошо то как что жена такая есть у меня. Знал бы — всех трех таких искал. Наконец, я выехал из порта, изрядно облегчив свой кошелёк, и мы двинулись в гильдию наёмников, хотя и Мила и Ольча просились по торговым лавкам. До этого мне в этом здании бывать не приходилось, и я должен признать, что оно было не хуже столичного. Таверна, гостиница, сама гильдия, большая конюшня, лавка с оружием, доспехами, и амуницией, мастер по ремонту, он же кузнец, была даже баня. Места это всё занимало прилично, что наводило о мысли процветания наёмничества в королевстве. Что ж вы падлы нападение на порт не отразили, думал я, оглядывая толпу на первом этаже гильдии.

— Где у вас глава гильдии? — вопросил окружающих я и был «обласкан» взорами солдат, хорошо Милу и Ольчу оставил снаружи, зашел только с Кантом, Ригардом, Бурхесом и Пьон.

Последняя наёмников не впечатлила, среди этих ребят были любители дам постарше и покрупнее.

— На второй этаж вам, но там сейчас клиенты, надобно подождать. — ответил неприметный худой дядька средних лет, среднего роста, и средней внешности.

И что делать? Ждать или идти в наглую? В наглую — это конфликт на ровном месте, а ждать — как-то неуместно мне.

— Кто-нибудь доложит о моём прибытии? — спросил я без надежды на ответ.

Но на моё удивление желающие нашлись, и через минуту на лестнице показался глава гильдии круглоголовый гигант с повязкой на одном глазу.

— Где тут герой? — спросил он, мазнув по мне взглядом и разглядывая Ригарда.

— Я барон Гарод Кныш, пришел поговорить о найме. — несколько обидчиво ответил я, ещё не разобравшись оскорбили меня или нет.

— Кныш? Как же слышали? — усмехнулся он, и собрание наёмников тоже отреагировало негромким гулом.

— Что-то не так? — холодно спросил я.

— Проходите барон, и не обижайтесь, просто вы сотне человек найм сорвали, когда захватили Готрибов ранее короля, вот он найм и отменил. — пояснил глава.

Подняли наверх, тут были кабинеты, и небольшая приемная, где сидели, кто бы вы думали, Малосси с Альфрикой. Мы тепло обнялись.

— Слышал ты уже почти граф! Жаль, что один выехал из столицы, да и Готрибов без меня побил, я бы в таком добром деле помог тебе. — забасил мой сосед.

— Не было у меня лишнего времени, ты-то сам, когда вернулся?

— Да сегодня утром, а тут такая новость, король собирает армию вассалов.

— Да слышал уже, общался с ним вчера. — похвастал связями между делом я и зашел в отдельный кабинет главы гильдии.

— Что помешал вам заработать, вижу люди без работы маются. — с ходу начал общение я.

— Позвольте представится, баронет Игрин, и никакой нехватки в работе нет, почти всех наняли аристократы королевства для войны. — сразу обломал меня он. Да неделю назад люди остались без работы, но дело обычное для нас.

— Как жаль, я бы нанял десятка два людей для замковой охраны на постоянной основе. — огорчился я.

— Я сказал почти, но сегодня появился свободный отрядик, человек двадцать пять, у них умер наниматель, один из баронов королевства, а наследник не захотел продлить контракт.

— Мне можно не отрядом, а отдельными людьми.

— Трудность в другом, барон Малосси раньше пришел, но пока не дал согласие на наши цены.

— А какие цены? Кстати.

— Отряд двадцать трех солдат, двух десятников и одного командира нанимается на год и просит двести двадцать золотых всего, но у них есть маг девятого ранга, он пока на излечении, но в перспективе тоже свободен это ещё три сотни золотом.

— А без мага никак?

— Нет, и ещё, барон Малосси просит пятерых и готов выделить сорок золотых не больше. Такие вот трудности с наймом.

— Не вижу проблем, беру двадцать одного наёмника, плачу сто восемьдесят им в год, и сорок от моего соседа. Маг, когда поправиться?

— Через пару месяцев. — поощрительно кивнул Игрни. Но цены высока из-за слаженности отряда, а вы его разделите. Подождите несколько месяцев, пока король распустит армию.

— Сто восемьдесят отряду, двести пятьдесят магу, я потяну, зови Малосси.

Малосси выслушал меня и был в принципе согласен. Скрепив сделку бокалом вина, мы спустились на улицу и тепло попрощались с соседом, он отправился к себе, а я знакомится с отрядом. Там меня ждал сюрприз. Одним из наёмников оказался сбежавший матрос Седогрив.

— Ну, что я ведь говорил, что планета круглая, вот за углом и встретились. — ласково улыбнулся я косячнику.

Глава 30

Седогрив дернулся, за озирался, попытался развернутся ко входу, но был приперт Ригардом к стене.

— Вы знакомы? Заинтересовался Игрин. Сегодня в отряд взяли, саблей хорошо работает.

— Служил на моей яхте матросом, удрал и утащил с собой рабыню.

— Я любил её. — дернулся Седогрив, но был опять прижат к стене гвардейцем.

— Прошла любовь то? А ты как из королевской тюрьмы сбежал? — ухмыльнулся я.

— Королева выпустила, что со мной будет? — угрюмо смотрел мой бывший матрос на меня.

— Ты нанес мне ущерб, отдам в королевский суд, самому лень возиться.

Подошёл командир отряда, уверенный в себе, улыбчивый мужчина, с кучерявой головой и изогнутым носом.

— Я Тибуртус — командир этого отряда, слышу этот парень нанёс вам ущерб, позвольте поинтересоваться какова его величина.

— Ущерб уже компенсирован частично, рабыню мне отдали обратно, — стал врать я, памятуя о просьбе короля. Пяток золотых, и пусть посидит за решёткой.

— Восемь и мы это дело решаем без суда. — неожиданно предложил Тибуртус.

— Зачем тебе это надо? — удивился я. Он у тебя первый день же, так хорош в сабельной рубке?

— И в сабле хорош и сеть кидает, но не из-за этого. Я своих людей не бросаю, а этот успел им стать с утра.

— Молодец что не бросаешь, ладно договорились, но его в мой найм я не возьму.

— Я и не планировал, тут ещё наниматель один был. Может обговорим наш найм?

Мы отправились в отдельный кабинет на втором этаже, я приказал позвать Пьон, а к Тибуртусу присоединился глава гильдии и его отрядный казначей, само собой и Ригард был с нами. Обсудив детали со мной, наёмники с интересом осмотрели зашедшую Пьон, явно сомневаясь в её деловых качествах. А и верно, выглядела моя жена кукольно, лишь стройные ноги привлекали внимание, ну и шорты, куда без них, Пьон их обожала. Но это не важно, я уже принял решение заключить контракт с отрядом, мне понравилось отношение Тибуртуса к своим людям, ну и открытость контракта, я его перечитал пару раз, ничего лишнего, всё как я люблю.

— Гарод в таком виде контракт не подойдет. — неожиданно высказал свое мнение Пьон.

— Что-то не так госпожа баронесса? — удивились наёмники.

— Для начала, случай с нанятым матросом заставляет проверить квалификацию всего нанимаемого отряда. Вы берете за услуги по верхней ставке, а у вас новички без опыта в отряде. — начала вещать моё въедливое, хоть и воздушное создание.

— У нас есть отзывы нанимателей, — заволновался Игрин.

— Отзывы на отряд, а его состав может изменится за день, я думаю квалификацию каждого солдата мы проверим и оценим. — ответила жена.

— Баронесса у нас отряд, и важна не квалификация отдельного наёмника, а их совместные действия! По одиночке он может и плох, но выучка отряда важнее, а с ней у нас как раз по высшей ставке. — упорствовал Тибуртус.

— Мы будем их использовать порознь, ну и отрядную выучку я тоже проверю. — настаивала на своем жена. А кони? Где хоть намек на то какого они качества? Есть общее число, а какие они не понятно, может клячи которым жить пару дней осталось.

— Проверить ваши умения будет нелишним, заметил я Тибуртусу. Пьон, а ещё какие вопросы к контракту? — прекратил их прения я.

— Боевые надо уменьшить, или поднять число человек в стычке, по ранению ничего не платить, если наши маги помогут, цены на мага завышены, такие цены у нас, а тут дешевле должно быть, воевать магу возможно и не придётся. Надо увеличить для него боевые и уменьшить контракт. — подробно рассказывала Пьон наёмникам, и их лица от насмешливого выражение менялись до уважения и офигивания.

Минут десять откровенной торговли, и мы сошлись во мнении.

— Упарила ты меня, но молодец. — похвалил жену на выходе.

— Ну что по магазинам? — нетерпеливо спросила Ольча, да и Мила была с ней согласна.

— На рабский рынок заедем, пока деньги есть может кого прикупим.

— Нам надо проконтролировать выдвижение твоих крестьян, всё ли купили, хватило ли повозок. — напомнила Пьон.

— В темпе — рынок, магазин потом проверим закупки и выдвижение. — принял соломоново решение я.

Но на рынке пришлось задержаться, и дело не в количестве рабов, а во встрече с этим хамлом графом Мортри.

— Граф, а где моих пятьсот золотых. — гаркнул я со спины ему в ухо, заставив напрячься его двух охранников.

— Чуть не оглох, от вашего крика! Я передал их на яхту вашему капитану, как и обещал. — укоризненно посмотрел на меня должник. А они мне сейчас могут понадобиться. Магессу продавать будут, одиннадцатый ранг.

— А в рабство её за убийство нанимателя отдали? — невинно поинтересовался я.

— Нет, коронное преступление, украла собственность императора. — не понял моего юмора граф. Ей на выбор предложили руки отрубить или в рабство.

— А чего её тут продают? — удивилась Пьон за моей спиной. В столице и денег больше будет за неё.

— Уроженка королевства, тут и продают, хоть и не было тут она двадцать пять лет уже. — снизошёл до пояснения Мортри.

— Ой она старая уже, да и всего одиннадцатый ранг. — пренебрежительно пискнула Мила.

— У меня сейчас только маги десятки самые сильные, — задумчиво промолвил я, вовсе не желая купить магессу, а лишь желая позлить графа.

— Барон, я же всё компенсировал, не надо набивать цену. — испугался Мортри.

Тут вышел распорядитель рынка и начал аукцион, на нём кроме упомянутой магессы, были и ещё трое рабов.

— Уважаемая публика, первым предлагается раб лекарь, начальная цена семь золотых. — и вытолкнул из-за ширмы дряхлого старика, впрочем, стоящего ещё на своих двоих.

Почтенная публика в количестве трёх десятков покупателей и зрителей отреагировала вяло. Раздались редкие вопросы, на которые старались дать развернутые ответы. Лекарь как лекарь, всё по немного, травник, зельевар, и самое важное умел лечить зубы. Очень ценное умение, не у всех есть деньги на мага и старикан ушёл за пятнадцать золотых.

— Следующее предложение, две девочки двенадцати лет, близняшки можно вдвоём, можно по одной. Начальная цена двадцать шесть золотых.

За девочек, приличного вида бабуля, дала шестьдесят золотом, повезло что не педофил попался. Хотя хрен его знает, может старуха бандерша.

— И наконец последний лот, впервые в нашем городе магесса одиннадцатого ранга, редкое предложение, стоит метальный контроль, против побега и вреда нанимателю, стоимость для начала пятьсот золотом! — и в круг вытолкнули абсолютно голую стройную женщину, с высокой грудью с крупными сосками, лет тридцати, с короткой стрижкой светло русых волос.

— Семьсот, крикнул Мортри.

Я против своего желание, не смотря на окружающих меня девочек, вдруг захотел эту женщину. Не как мага конечно. К моей заводной лошади был привязан походный сундук с пол центнером золота, почти все мои запасы денег, нажитых грабежом. Я почти со всеми старыми отрядами уже рассчитался, но не подбивал давно сальдо. Но факт оставался фактом на руках кроме прочих ценностей было около десяти тысяч золотом. Ещё на яхте лежали деньги пять тысяч, но из них на найм двух новых отрядов полторы тысячи. Но были и ценности в виде артефактов и оружия, а также товара различного. И эту десятку я себе отложил на траты.

— Тысяча сто. — крикнул я, увидев с каким неудовольствием посмотрел на меня Мортри.

— Гарод, зачем нам она? Тебе нас мало? — капризно спросила Мила.

— Не такой уж она и сильный маг, хотя ментальная защита — это вещь. — пробормотала Пьон, больше мне кажется из солидарности к девочкам.

— Тысяча сто пятьдесят, крикнул граф.

— Тысяча двести, — вступил в торговлю седой, но крепкий старик.

— Ты из-за её груди так завелся? — спросила Ольча невзначай потершись об меня своей большой грудью.

Это меня несколько отрезвило, вернее переключило моё либидо на Ольчу. Торг тем временем дошел до двух с половиной тысяч золотых.

— Да хрен с ней, у меня вы есть. — легко согласился я, вызвав вздох облегчения девчонок и мы отправились от аукциона к рядам с другими рабами.

— А что так можно было? — прошептала почти невинная Пьон моей большегрудой Ольче.

Что она ответила, мне было уже не слышно, ибо я смотрел на диковинное создание больше похожее на кусок скалы чем на человека. Огромный двух с лишним метровый мужик, и широкими плечами, и мощными мышцами. Девки сзади, тоже подозрительно притихли, перед этой горой мышц.

— Что за чудо, сколько стоит? Спросил я у продавца.

— Стоит сто золотых, раб из самой Теократии. Вышколен как садовник. — ответил тот.

— Что? — раздался голос Ригарда, девочек и мой.

— Говорит он по-нашему? — уточнил я, обходя это тоже плохо одетое чудо вокруг.

— Немного понимает, но в своём деле ас. — берите, его точно уже завтра не будет, сейчас аукцион пройдет и купят.

— Гарод, а можно я его потрогаю? — святая невинность в виде Пьон искренне заинтересовалась рабом.

— Конечно потрогай, он не опасен? — уточнил у продавца.

— Нет, что вы. У них рабы живут хуже наших, он думаю рад что раб здесь, а не на родине. — успокоили меня.

Пьон, опасливо подойдя к рабу, стала трогать его за ногу, до его руки ей было трудно достать.

— Ррррр. — рыкнул неожиданно раб, напугав Пьон отскочившую за один прыжок на метр.

А он ещё и с юмором, неожиданно понял я, увидел веселые глаза гиганта. Надо брать, интересно же про жизнь в теократии узнать, решил я. Да и как спаринг партнёр подойдет.

— Беру. — решился я на покупку.

— Гарод он злой, какой-то. — воспротивилась Пьон, которую обидела шутка раба. И ест наверняка много!

— Ничего, если кого-то долго бить по морде камнем, он непременно станет добрее. — утешил я её.

Раб, картинно закатил глаза, подтвердив, что кроме юмора ему и доступна наша речь, так как мои слова он точно понял. Рассчитавшись, я задумался, а где найти коня ему? Кроме моего фирменного никто и не выдержит.

— Как звать? Я с высоты коня был не сильно выше его ростом.

— Болик, ваша светлость. — немного с акцентом ответил он.

— Болик, анаболик слушай сюда. Твои способности мы конечно проверим, а пока будешь делать что скажу, девочкам не грубить не пугать, а то зубов меньше станет. Всё ясно?

— Предельно! И спасибо что купили, а то уже была тут старушка с такими добрыми глазками что аж жутко стало.

— Это не она с двумя девочками ушла недавно? — заподозрил я давешнюю покупательницу близняшек.

— Нет, та ещё не вернулась, сказала пошла за монетками.

— Пойдешь с караваном других рабов, а пока следуй за мной.

Я разрешил делать девочкам покупки, и они с довольным писком начали это делать, заходя то в один магазин, то другой. Причем если Пьон, почти ничего не покупала, то Мила и Ольча не стеснялись, оно и понятно, жизнь у них не особо богатая была. Но если Ольча покупала, женские вещи, то Мила брала хозяйственные, чем меня приятно удивила. Зато в книжной и магической лавке немного отоварилась и Пьон, купив магический нагреватель в частности. Провозились мы до вечера, и придя к месту отправки каравана в замок увидели уже только часть его.

— Повозок купили мало. — подошла ко мне Лиска, которую я оставил на закупке вместе со старостой. Но я наняла три плота, будут перевозить по десять человек до хутора, всё быстрее чем пешком.

— Вот тебе помощник, купил только что. Болик зовут. — я кивнул на гиганта.

— С теократии я вижу, по-нашему говорит?

— Уж получше тебя. — внезапно подал голос Болик.

— Она старшая, что скажет то и делай. — наставительно сказал я и мы направились в наше имение. Я тоже прикупил немного вещей, серебряный круглый календарик для подсчёта женского цикла. Там вращались два диска и окошко показывало сколько дней до благоприятного периода. Собственно, даже два штуки, для Милы и Пьон. Картина эффектной рабыни стояла у меня перед глазами, и Ольче сегодня придётся нелегко.

Глава 31

На самом деле нелегко пришлось мне, Ольча, подстегнутая моим интересом к магессе, решила выжать меня досуха, и её это удалось. Поматросили меня знатно. Поспать, я смог только урывками, но недовольным не был, расслабон настиг меня, хотя ещё день минимум пути до дома. Потягиваясь, я вышел утром из своей комнаты и наткнулся на встревоженную моську Милы.

— Гарод, там с рынка рабов приехали, бабу эту привезли. — недовольно сказала невеста.

— А зачем её привезли если мы её не покупали? — удивился я.

— Гарод давай я пойду узнаю, и отправим её назад. — услышала разговор Ольча.

— Сам схожу, — буркнул я и вышел во двор.

Там уже стояла Пьон и о чем-то беседовала с давешним распорядителем, рядом стояла рабыня со скучающим видом, ради разнообразия одетая, но так, что я понял, что Ольча не все соки из меня выжала, пожалуй, я ещё на что-то годен как самец. Предметов одежды на ней было всего два — приталенная короткая туника, но с таким разрезом сбоку в области подмышек, что колыхающуюся грудь было отчетливо видно в эти дырки, а в области талии разрез смыкался, но лишь для того чтобы дальше стать ещё шире и обнажить красивые ноги и узкую полоску трусиков, являвшимися вторым предметом одежды. Я растерянно обернулся, и увидел узкий прищуренный взгляд Милы и Ольчи направленный на красотку. Если бы их черные и голубые глазки были лазером, то на месте магессы уже была бы обгоревшая проплешина, а в тот момент, когда они перевели взор на меня я почувствовал, что такое быть мишенью.

— Пьон, что тут происходит? — спросил я лишь для того, чтобы загнать во внутрь ощущение неминуемого расстрела.

— Позвольте я поясню. — двинулся ко мне распорядитель.

— Жду с нетерпением. — отвечаю ему, стараясь не смотреть на живой товар.

— Всё дело в правилах аукциона, если победитель не может оплатить он лишается права на год участвовать в нём, и товар (он назвал магессу товаром, отметило моё подсознание, но не возмутилось, а слушало) может быть выкупленным по предпоследней ставке тем, кто её сделал.

— Короче, в двух словах. — перебиваю его, уже поняв в чём прикол.

— У нас так и произошло, сначала отказался покупатель в азарте предложив больше чем мог, потом сделавший предпоследнею ставку граф Мортри отказался от покупки видимо обдумав немаленькую сумму, а скорее всего не набрав её. И тогда вступил в правило следующий пункт, товар может выкупить третий по счету претендент, либо аукцион проведут заново через месяц, но по уценённой ставке, на этом месте невозмутимая магесса недовольно скривилась, её не понравилось быть уценённой, наверное. А вы и есть этот самый претендент.

— Я уже и забыл сколько ставил, — пробормотал ему лихорадочно обдумывая ситуацию.

— Конечная ставка была четыре тысячи четыреста, граф Морти давал ровно четыре тысячи, ну а ваша ставка была тысяча сто золотых. — с апломбом произнес сумму дядька. Беспрецедентно маленькая цена, за ментально обработанного мага одиннадцатого ранга.

— Тысяча сто. — пробормотал я попугаем.

— Гарод надо брать, — запищала в ухо Пьон, заставив меня отшатнуться. — Это очень выгодно для мага такого ранга, мы можем боевой отряд создать приличного качества, да и просто в замке для защиты, для обустройства такой маг всегда пригодится.

— Пьон, умничка подойди к нам, — умильным голосом прервала рекламу магессы Ольча.

И от этого голоса явно повеяло могильным холодом, вот чувствуется королевская кровь, что не говори. Пьон споткнувшись во время речи, недоуменно посмотрела на первую мою жену, но подошла и стала слушать шипение двух рассерженных змеек — Ольчи и Милы.

— Да её перепродать всегда можно, — услышал я голос рачительной Пьон, не сильно то она и испугалась этих примыкающих. — Да она может….

Далее было неразборчиво, и я перестал прислушиваться к их беседе. Сам решу, что мне делать.

— Значит всего тысяча сто! И что ты умеешь делать? — с интересом спросил я у магессы.

— Позвольте барон, сначала купите — а потом пробуйте. — несколько нелогично заявил распорядитель.

— Тихо будь! — посоветовал я ему. — Так что скажешь? На что ты годна?

— Все что прикажете, любое ваше желание! — облизнула губы языком рабыня.

— Ты тут шлюху не изображай, рассказывай, про свои умения! — неожиданно подошедшая, и наскипидаренная подружками Пьон, пнула рабыню по голени, да больно так, та аж скривилась.

— Девочка ты чего злая такая? — удивилась рабыня.

— Это моя жена, и она права. — пришлось вступиться мне.

— Многое могу, из боевых хорошо с землей работаю, из лечебных могу почти всё на своем ранге, например, камни в органах дроблю на раз, и зрение правлю. Что ещё, зачаровываю на запоры до одиннадцатого ранга и вскрываю до десятого запоры. Сферу давления могу показать, секунд тридцать держу, и бросаю её на метров сорок, молнию цепью бью неплохо.

— Молнию я и сам могу, — задумался я, уже решив брать магессу.

— Вы уж извините, ваш ранг никак моему не равен. — заспорила магесса.

— Не равен в ранге, а молнией лучше бью. — полусогласился я. Видишь коновязь около забора? Два десятка покрытых жестью колышков, вбитых в землю. Ударь по ним.

— Да это просто, — и она кастанул молнию, заставив половину кольев заискрить и почернеть.

— Смотри как надо. — я швырнул свою цепь буквально расплавив все колья, отчего те задымились, как задымилась и земля принявшая солидный запас энергии молнии.

— Не может быть. — удивилась магесса.

— Ладно беру я эту рабыню, оформляй. — кивнул я распорядителю слыша фырканье сзади Ольчи и Милы и довольный вздох Пьон.

— Отличный выбор, я и не сомневался, а как расстроен вчера был граф Мортри. — бормотал он. Но денег у него не оказалось за положенное время, азартен он.

— Зовут её как?

— Да как вам угодно, так и зовите! Вы хозяин. — отмахнулся распорядитель.

— Грей моё имя. — торопливо сказала рабыня. Хотя, да имя можете любое дать.

— Иди в дом Грей, там тебе дадут другую одежду, через час выезжаем, а остальные навыки я после проверю. — распорядился я и звонко шлепнул по её округлой попе.

— Да кто бы сомневался, что проверишь. — пробормотала она, и пошла в дом, впрочем, не будучи недовольной.

— Пьон через час выезжаем, собирай всех — ты старшая.

— Я старшая, я старшая. — засуетилась она. — Эй, ты с луком, иди сюда. — крикнула она наёмнику.

Такс, день начался отлично, через час конечно не сможем выдвинуться, но через полтора, два это реально. А если учесть, что солнце только встало, то к вечеру можем добраться до замка. Тут километров сто всего, для конного вполне достижимый перегон, хотя Мила и Ольча не особо на конях, а последняя ещё и в положении. Надо брать карету. Хотя ходячую гору мышц — раба, купленного вчера, надо бы отправить на плоту, благо их мы наняли. Так и вышло, на сборы ушло ровно два часа, и оставив в имении пятерых стражников и пару слуг, мы выдвинулись к мостику через реку, где мне пришлось платить за таможню. Двигались мы неспешно, но уже к границе моего баронства нагнали крестьян, они двигались двумя группами, и последняя сильно отстала.

— Жалобы просьбы есть? — ради проформы спросил я.

— Есть, ваша милость полечить бы, у нас двое неходячих, если ребенка мы на плот посадили, то второй только что ногу подвернул ждать пока плоты вернутся?

— Я не костоправ, — тут же открестился Бурхес. Пусть садят и его на телегу.

— А давай я попробую, положите его на носилки, нужна подушка под колено и пара помощников. — решил вспомнить спортивное прошлое я, ведь вправлять вывихи умею неплохо. — Так, лежи на спине, колено согни немного, подушку под колено. — давал я команды. — Ты — обхвати икроножную мышцу и будь готов тянуть на себя, а ты — одной рукой берешь лодыжку и смотри, чтобы не шевелилась. Это я уже Ригарду и Бурхесу вызвавшимся мне помогать.

— Гарод, чего ты удумал, рано тебе ещё вправлять, оставишь без ноги болезного. — напугал больного Бурхес.

— Барон, может на телегу? — с надеждой посмотрел, явно не веривший в мой успех больной.

Но я уже умело дернул, и лодыжка встала на место с явно слышным щелчком.

— Теперь на телегу. — разрешил я после установки двух шин из палок.

— А меньше болит нога! — удивленно сказал пациент. — Спасибо, господин барон, век не забуду.

— Пустое, заодно потренировался. — я был рад не потерянным в этом теле навыкам.

Обогнав караван переселенцев, мы часа за три добрались до моего хутора. Придётся ночевать возможно, ведь дальше дорога хуже, а ехать столько же, даже больше. На хуторе нас ждали, и сам хутор изменился. Два новых дома, из моего леса между прочим, перенесли ограду немного. Вперед папы ко мне выбежала его дочка, та самая умница, умеющая читать.

— Добро пожаловать граф отобедать! — звонко польстила мне малышка.

— Я пока барон, но за доброе слово спасибо. — засмеялся я, ища в карманах чем бы порадовать ребёнка, и не найдя ничего дал монету в десять серебряных марок.

— Ого! — обрадовалась она. — Папа смотри!

— Балуете вы её. — улыбнулся отец. Все готово к обеду, столы поставил во дворе, тепло пока.

Надо сказать, все мы во дворе не смогли поместиться, двор хоть и стал больше, но два новых дома сожрали немало пространства. Но карета и на улице постоит, да и кони там травку пощиплют.

— Что-то я нанятых лодок не видел. — вслух произнес вопрос к никому, давно вертящийся на языке.

— Они поплыли вверх к замку, перевозят ваших новых подданных. — ответил глава хутора. Так быстрее будет.

— Да? А что у нас в замке? Как-то некого было расспросить.

— Все тихо было, обелиск поставили, в память о семье твоей погибшей во благо императора. Очень полезная вещь, я первый раз и пожалел, что не в замке живу. Бордель твой и таверна процветает, аж из самой степи к тебе приезжают. Чего говорить про прочих проезжих.

— Сам-то как? Вижу дома успел поставить сыновьям.

— Вы я тоже знаю время не теряли, и два баронства ваших и две жены, и третью возьмете.

Беседуя таким образом я наконец насытился, и дав распоряжения мы все-таки выдвинулись в путь. До замка было часов восемь, десять пути и приедем мы после полуночи. Ничего, потерпим надоела уже дорога лично мне, хотя Ригард просил остаться на хуторе. Переживает за безопасность. Едем по знакомым местам, лес всё гуще, а дорога всё хуже.

— А есть ремонт тракта у нас в империи? — спрашиваю многоопытного Бурхеса, которого дорога тоже задрала.

— Это местный тракт, не имперский. Имперские ремонтируют, а тут есть закон, но я его и не читал. Скорее всего ты и должен эти дороги чинить.

— Так и есть, — влез в разговор Ригард. Да это и в твоих интересах, лес уже вплотную к дороге, самое место для засады.

— Гарод, нам нужна остановка! — крикнула из кареты Пьон.

Делать нечего мы тормознули караван, Мила, Ольча и Маликна пошли в кустики, а кричавшая Пьон осталась в карете.

— Ты чего перехотела? — удивился я.

— Я не хотела, это девочки просто стеснялись. — тут же сдала своих родственниц она. — Я пока с собаками погуляю.

Веселый гав раздался тут же, собакам тоже в карете было скучно. Я спрыгнул с коня и стал разминаться, а вокруг меня вертелся песик Милы. Оба мои купленных раба собаковода, и собаки, сторожевые и розыскные из моего бывшего питомника, ещё вчера выехали с первой партией рабов, там же были и два личных пса Пьон, а эту мелкоту Ольча и Мила взяли с собой потискать. Я уже подумывал взять палку и поиграть с веселым Рушкой, как увидел, что он не бегает, а смотрит в сторону кустов где скрылись девочки, и выражение его морды очень настороженное, уши торчком, зубы обнажены в оскале, он тихонько порыкивает. Там явно кто-то с его точки зрения опасный и могучий. Решение принимаю быстро.

— Грей — просканируй до упора лес, Бурхес — забрось защитную сферу, ты вроде метров на двадцать пять её ставишь. Ригард — паники не поднимай, но к бою. — Девочки, выходим из леса, а то там останетесь, без вас поедем. — громко кричу, надеясь что с ними всё хорошо.

— Сфера стоит. — шепчет Бурхес.

— Четыре сигнала, три мелких один очень крупный, в двадцати метрах от нас. — выполнила мой приказ и Грей.

— Идём к ним. — сразу бросаю сомневаться надо ли идти в лесок и мешать уединению девчонок.

Но сделав пяток шагов раздался сильный крик, трёх натренированных особ.

— Есть попадание, — Грей, кастует заклинание вглубь подлеска. — Поймала в сеть-сферу давления, торопись, секунд тридцать продержу заразу. — непонятно выразилась магесса.

Врываюсь в заросли, вижу бегущую мне навстречу Ольчу, потом Милу, и в глубине орущую Маликну.

— Девочки назад. — орет Ригард и обгоняет меня. Но не на много.

Глаз выхватывает лежащую на земле невесту моего гвардейца, явно подвернувшую ногу и в метре от неё что-то ревущее и мохнатое в магическое сфере. Наши с Ригардом мечи вонзились одновременно, а я ещё и ударил с испуга в полную силу молнией, тут сеть развалилась, видно закончилось действие заклинания Грей и шерстеная туша упала на землю с глухим шлепком, явно безжизненное или потерявшее сознание.

Глава 32

— Гарод назад. — крикнул Ригард и с яростью стал кромсать, все-таки безжизненное тело, похожее на медведя.

Я нашел себе задачу в перемещении Маликны подальше от этого непонятного создания. Она, будучи в шоке, уцепилась мне за шею, так, что не оторвать.

— Готово. — сказал Ригард убирая меч в ножны, и глядя на повисшую у меня на шее невесту.

— Что это за зверь? — удивленно спросила подбежавшая Грей.

— У меня вопросы те же. — глядя на огромную тушу заявил я.

— Похож на медведя, но не он морда другая, задумчиво молвил гвардеец, разворачивая тушку на спину.

— Ох неучи. Вы что гориллу не видели? — пояснил загадку подошедший сзади Бурхес. — Как только она сюда попала, у нас для них холодно.

Мне стало стыдно, гориллу я конечно видел, но целиком, а не покромсанный комок. Мы ещё немного посуетились около зверя, Бурхес намекал, что мясо съедобно, но увольте! Я не каннибал. В дальнейшем пути до замка мы почти не делали остановок, да и дорога пошла получше чем в лесу, в результате уже за полночь мы добрались к замку.

Пока мы ехали, приходилось постоянно вешать освещение. Подъехав к замку, я удивился темноте на стенах, точно помню было светлее намного. Хотя заряжать магические светильники некому, все маги в отъезде вот и освещают с помощью факелов. Гонца я отправил заранее, поэтому нас ждали.

— С прибытием! — пробасил Борил. Банька готова, если надо

— А почему бы благородному дону не сходить в баню? — весело спросил сам себя.

Растолкали спящих девочек в карете и поручили их заботам Клариссы. Я решил сегодня один заночевать, все-равно девки никакие. Встала проблема и в расселении, ведь приехало нас больше чем уезжало. Но это не мои заботы, есть комендантша, а я в домике. В баню пошли чисто мужской компанией, в том числе и оставленный старшим Борил. Парились чуть ли не час, за это время узнал все новости. Обелиск поставили не в сторону деревни, а ближе к реке. Это не есть хорошо, я хотел, чтобы земли моих крепостных приносили больше урожая, а так как он стоит сейчас и пашни нет никакой. Зато попадает и харчевня моя, и замок, и немалый кусок леса. Прослышав об свойствах памятника, уже приезжали люди из ханства. Правда Ригард высказал мнение, что это шпионы, но, зная о количестве аристократов в ханстве, я вполне допускал мысль, что и на лечение приезжали. В замке и деревне тишь и благодать, новых крестьян пока оставляют около пристани в шатрах, от реки до замка километров пятнадцать по дороге, по прямой ненамного быстрее. Нет смысла их тащить сюда. Из происшествий, только что кузнеца били ещё два раза за посещение борделя, жена била и дочка помогала, да торгаш недавно был с артистами. Распаренный, я поднялся к себе в комнату, и удивился её сырости и не уютности. Привык я в столицах к другим условиям. Уснул я быстро, но проспал недолго, перед сном я не ставил звуковой полог и меня разбудил шум. Часов у меня не было, вот как-то привык без них жить, больше по солнцу, и судя по нему утро было раннее. Не спеша принял душ, оделся и спустился во двор.

— Ригард, ты чего поднялся не свет не заря. — увидел я разминающегося и довольного жизнь гвардейца во дворе.

— Скажи Гарод, ты мне обещал кусок земли в аренду, могу я получить его в зоне памятника? Хоть на краю.

— Я же тебе во дворе дом выделил, где Лиана с сестрой жила, а кусок земли после службы. Ты мне нужен пока.

— Я и говорю после. Хотя я по сроку службы могу хоть завтра подать в отставку.

— Подумаю, насчет земли там, но скорее всего не проблема, надо сегодня проехать по тем землям. Лес вырубать жалко если честно.

— Гарод, ты, о чем? Какой лес? Я был около подобного обелиска, но с радиусом раза в два больше, так там всё засажено было, а деревья только ценные, которые на продажу, ну или фруктовые.

— Будет тебе земля, но со службы зачем уходить? Это статус же, я вас вообще хотел не менять, оставить на все десять лет.

— Все будут только рады. Я по твоей просьбе в полку агитацию провел, там желающих конечно не много было, ведь из гвардии и в столице можно устроится, но были. Может кто и приедет из отставников.

— Красавец! Я на дорогу денег дам, если надо.

Замок постепенно наполнялся людьми, вот прошла, вертя попкой служанка Гита, вот приехали из пасеки и привезли дичь целую телегу, оно и хорошо, народу прибавилось. Вон Малосси распрягает коня. Стоп! Он нас догнал уже? А чего мне не доложили?

— Барон! Или граф уже? — крикнул мне сосед. Ты чего в таком виде?

— Разминаюсь, а ты, когда приехал? Мне не доложили, — я сердито поглядел на стражника на воротах, кажется из тех, кого нанимали до отъезда.

— Только что приехал, решил на пару с Альфрикой обогнать наш караван. Надеюсь успею зоопарк застать. Я же и сына женил и дочку замуж выдал, прям гора с плеч. Дочка там в империи осталась, а сын с женой у меня пока поживут, вот я и хочу с размахом отметить. — засыпал информацией мой не разбуженной с утра мозг.

— Рад, рад. Если пригласишь, то приеду.

— Да уже приглашаю! — не растерялся барон.

— Ты я больше обеспокоен вижу зоопарком. — посмеялся я, спросив. — что за зоопарк и где он?

— Я думал уже уехал к кочевникам, там и актеры, и зоопарк, и торговцы, но они растяпы зверя потеряли, поэтому и гостят у тебя в таверне. Так бы не догнал их, повезло.

— Зверя? Не гориллу случайно?

— Да вроде такое название я слышал, да хрен с ним, найдут.

— Это вряд ли. — вздохнул я. Убили мы его, он полез в кусты к девочкам, пришлось наказать. Не девочек конечно, зверюгу эту.

— Хм, это значит у них не полный состав, и можно скидку требовать. — сделал неожиданный вывод Малосси. — слушай девица принеси воды попить. — попросил он у Гиты, уже раз пятый попавшейся мне на глаза.

— А то так есть охота, что переночевать негде? — пошутил я земной шуткой.

Все заржали, в том числе и Гита, взмахнувшая юбкой до колена и убежавшей за водой.

— Слушай, а как твоя служанка в постели? — заинтересовался сосед.

— Мне то откуда знать? Или ты думаешь, что я всех служанок тут перепортил.

— Барон извольте завтракать. — обратилась ко мне толстая служанка из старых — Клариса.

— Ну, всех, наверное, нет, задумчиво осмотрел её Малосси, а вот ту бойкую я бы серебрушкой, другой одарил.

— Да как пожелаешь, но договаривайся сам. Идём перекусим, а где Альфрика?

— В таверне пока, смысла гнать домой нет уже, может сына дождусь с караваном. — Пойдем перекусим, а там глядишь и заночуем.

Мы с бароном поднялись в общий зал, и чуть не столкнулись с Гитой, которая несла серебряный кубок с каким-то питьём. Барон тут же увлек её в сторону и начинать завтрак мне пришлось в одиночестве, мои все спали. Малосси подтянулся уже к концу завтрака, минут через тридцать.

— Уф, огонь девка, пять серебрушек дал, рекомендую, тоща конечно и зашугана, но, если расшевелить… — довольно вгрызся в кусок оленины барон.

— Всё тебе в радость, а у меня три жены, вернее две пока. Вот и я тебя на свадьбу считай пригласил, всем семейством приезжайте. — пригласил соседа и я.

— Приедем, чего нет. У нас тут в глуши развлечений нет особых. Ты расскажи новости, я краем уха небылицы слышал, мол ты уже почти граф, мол обелиск стоит магический у тебя. Хотя вот обелиск стоит, сам видел. Мощная штука. Выделишь мне кусочек земли в аренду?

— Земли нет, не выделю. Новости верные слышал, захватил обоих Готрибов и подал заявку. И, знаешь, что, нам с тобой очень повезло, что я раньше напал, чем они наёмников наняли.

— Я им знатно по зубам надавал, перед отъездом, бахвалился Малосси.

— Сил они просто не рассчитали, хотели по-быстрому, я бы на их месте год два подождал, накопил жирок да вынес всю округу.

— Мне уже можно тебя боятся? Вообще в такой ситуации королевство вмешается, а там пара магов серьёзных, из тех, кого нанимать очень трудно. Вынесут всех наёмников.

— Учти, у Готрибов связи с ханством Вей, а про войну ты слышал?

— Всё равно справился бы, триста лет мой род тут правит и ничего, не таким отлуп давали. — не хотел признавать очевидные факты сосед.

— Да пес с ними, с Готрибами. Сейчас только война с ханом. Ты уже решил кого отправишь в армию короля?

— Мне пять, шесть бойцов надо в армию, у меня их два десятка почти. Найду кого отправить. А с землей никак совсем? Мне там нужен кусок для личного дома, взамен конечно больше дам, да и не чужие мы были, если бы не тот случай уже родней бы стали.

— Я пока не разобрался, и в глаза не видел памятник, гляну, подумаю. Но слышал там все не так просто. — позже побеседуем, сейчас извини поеду по делам. Если ночевать останешься, место найду.

Я вышел во двор и велел седлать коня, со мной пытался увязаться Ригард, но я взял Борила, он тут был старшим и вроде неплохо справился. Надо присмотреться к нему. Но уехать не успел, сонная и от этого ужасно милая Пьон выскочила на крыльцо.

— Гарод, я с тобой! Жди десять минут! — и умчалась назад одеваться в поездку.

Пришлось ждать, а я впервые задумался о часах. Пока я видел, только одни механические в последнем замке Готриба. Хотя вроде и магические были в столице, не обращал внимание. Песочных много, в той же бане где на нас напали, например, в харчевне где почасовая оплата за комнату, в борделе. Везде песочные. Надо помозговать. Нет, не механические, как они устроены я смутно представляю, а вот с помощью магии надо подумать.

Десять, не десять, но собралась малышка Пьон очень быстро и вскоре мы вчетвером же ехали в деревню. Почему вчетвером? Борил взял дежурного Малика, почему в деревню? Самодур я или нет? Что захотел то и будет. До деревни было километров семь и рысью мы проехали это расстояние быстро, минут за сорок. Мой парадный конь мог и быстрее, но у остальных кони были похуже я взял своего ханского жеребца, они заметно выносливее. В деревне, судя по увиденной нами картине, нас не ждали. На площади около дома старосты Клыка собрались люди, и наблюдали как пороли розгами двух девок лет двадцати. Девки визжали от каждого удара. Порол, кузнец, что характерно со знанием дела, и немалым удовольствием, не пойми от чего, толи от женских голых задниц необъятного размера, то ли от самой процедуры порки.

— Не помешал? — доехав до площади весело спросил я, а Пьон поморщилась и скривила рожицу.

— Барон вернулся, радостно загомонили крепостные, полюбившие меня после снижения налогов, и после набора на хорошую зарплату в замок их односельчан.

— Не извольте волноваться, всё по закону. Десять плетей за ущерб, две козы пропали, дуры нерадивые уснули. Да и наказание так, пустячное. Не плетьми, а розгами.

Я. о разнице в шлепание розгами и плетьми. имел смутное представление, поэтому промычал что-то неразборчиво и видя, что мои спутники в общем-то не удивлены ситуацией, а значит всё нормально, спросил.

— А что за козы у вас, шерстяные?

— Молочные, мясные. Шерсти нет у них, много у нас коз этих. Изволите посмотреть? — лебезил Клык, намекая своим поведением на какой-то свой косяк.

— Заканчивайте тут ваше развлечение и пойдем побеседуем о делах наших. — сказал я, спрыгивая с коня.

— Чего изволите? — спросил староста, когда наша компания зашла в его дом, хотя Малик остался снаружи, караулить вход.

— Купил я себе крестьян, и хочу поселить на месте старой деревни их. Ты давно там был?

— Можно и у нас, домов двадцать поставить. Много купили то?

— Да много, подумаю и про тебя.

— Был я там позапрошлом году, поля заросли, дома сгоревшие, утвари почти не было, но камня хорошего много. Батюшка ваш покойный хотел все тракт обновить камней привезли, а работать так и не начали.

— Дорога туда как? И что за камни, надо посмотреть. А чего не начали. — тема дорожного покрытия меня заинтересовала.

— Отсюда километров двадцать пять в сторону моря, дорога хорошая была, каменная, но не ухаживали за ней, заросла. А камень плиткой, могу показать. Мы его пилили, пока мастер не помер. Другого мастера нет, покупать надо.

— Идем посмотрим, далеко идти?

— За моим двором мастерская была, не устанете. — опять угодливо усмехнулся Клык.

Достаточно просторный, огороженный двор, где безо всякого навеса валились куча плоских камней. Разного цвета, особенно выделялась красивая желтая кучка камня. Отдельно лежал попиленные на куски камень. По виду кварц, а в камнях я разбирался, пришлось заказывать в свое время десяток памятников разным людям, в основном нехорошим, ну и слушать лекции от мастеров по камню на тему качества товара, чтобы не быть лохом. Камней было два сорта, один серый явно гранит, а второй желтый, и я его знал не только по памятникам — златолит. Красивый камень, шеф бассейн себе им отделывал и дорожки в своей усадьбе. Как они гранит резали? Прочный же камень. Златолит был толщиной сантиметров тридцать и было его немного, а гранита на вскидку тонн десять попиленного, и раза в два больше не обработанного. Не хилый запас. Но делать дороги километров в тридцать длинной из гранита это бред, лучше уж булыжниками мостить. Что там у папы в голове было? Куда он такую дорогу хотел проложить? Хотя от обелиска до замка я наверно сделаю.

— И много там такого камня, — я указал на златолит.

— Не знаю, ямы большие, по мне так много.

— На большие расстояния дорогой будет такой материал. — высказала мнение Пьон. Хотя имперские тракты из таких камней и делают, но там маги работают, камень готовят.

— Слава богу у меня есть пара магов неплохих в рабах, вот и загружу их работой. — возразил я.

— Значит так, сегодня уже к вам начнут прибывать люди, человек сорок оставлю вам, остальных на новое место переправляй. Охранники с ними будут, мага отправлю, инструмент им купили, пусть ставят дома.

— А сколько там будет крепостных, — успел вставить слово Клык.

— Рабов я купил, целую деревню за бунт в рабы отдали. Купил сто семьдесят человек, из них работаю больше сотни, остальные старики и дети. — снизошёл до ответа я. — Кожевники есть, говорят хорошие.

— Ваша милость, оставлю себе кожевников? У нас стада есть, а с кожей никто не работает. — заволновался староста. Ну я не помню сколько их, может на хутор надо, звериные шкуры выделывать, например.

— Хуторянам поможем. — воодушевленно просил староста.

— Ага за денюжку, или за товар, усмехнулся я. Ладно, задание дал, поеду смотреть памятник.

— Воооот. Памятник. Ваша милость там бы поля да деревья посадить нужные, все растет быстрее, по два урожая снимать будем. И вам выгода и мы при деле. — сказал Клык просительно смотря мне в глаза.

— Разберёмся. — буркнул я и поехал в замок. В деревне порядок и то хорошо, людей пристрою. Обратно ехали уже шагом, и дорога заняла час, за это время замок уже проснулся и кипел жизнью. Мила и Ольча тренировали собачек своих, Ригард и Маликна обустраивались в домике, Малосси ходил и разглядывал моего жеребца, Лиска чего-то тащила из кладовой, Бурхес переминался с ноги на ногу, будто хотел в туалет, и озирался так, будто решил уже дать деру, но не решил в какой стороне Канадская граница.

— Гарод, к нам едет большой отряд, сигналка сработала моя, часа через два будут.

— Ну едут и едут, чего переживать? Войны ни с кем у нас уже нет.

— Там человек сто едет.

— Гарод тревогу надо объявить, и в таверну гонца послать, мало ли что кому в голову пришло. — услышав причину волнения Бурхеса заволновался и Ригард.

Глава 33

Стал прикидывать, кто с нами есть из бойцов, пять охранников Пьон, десяток гвардейцев, кстати, а чего я, например, Борилу и Рону, знак доблести не отдал, да и десятниками их поздравить надо? Четыре нанятых до отъезда охранника, Хисан — мой наёмник диверсант, он же маг. Из других магов я, Бурхес, Ланчер, Хокмун, Грей может поможет Альфрика, если Малосси даст добро. Но все разбросаны. Разделяю отряд, оставив в крепости Хокмун, Борила и четырех охранников Пьон. Пятый охранник Пьон вместе с Ланчером на берегу с переселенцами. Выезжаем в сторону тракта я и восемь гвардейцев, Грей, Бурхес, Хисан. Ничего такой отряд, для захолустья, но на нас прёт целая армия. Малосси поехал в таверну к Альфрике. Встретились километров в трёх от замка, я увидел большой отряд на приличных конях, я и сам был при полном параде. Они остановились, я остановился, они вперёд отправили бойца, и я дал команду Канту проверить что и как.

— Господин барон, это герцог Ган Джу, проездом к морю едет. — через минуту сообщил мне гвардеец.

Я дал команду и через десять минут уже общался с герцогом.

— Что подвигло вас на этот путь? — спрашиваю у седого, но крепкого аристократа после всей церемонии взаимного представления.

— Хороший конь у вас барон. — вместо ответа, делает мне комплимент путник.

— Подарок жены. Вам тоже наверняка есть чем похвастаться.

— Еду по направлению к океану, теократы напали на моего родственника на побережье. Давно пора почистить их берега.

— Благородная цель. Не изволите заехать в гости? Мой замок рядом.

— У нас другие планы, но спасибо за приглашение. Однако будет к вам просьба, у вас я вижу одиннадцатый ранг есть магесса, не окажете помощь лечением? Мой маг не справляется. — развел руками герцог.

— Грей, крикнул я рабыне. Осмотри больного.

Мы спешились и пока Грей занималась больным, молодым парнишкой лет пятнадцати мы побеседовали о новостях. Герцог был в курсе и про нового вассала империи — «Эмират джинов», и про будущую войну с теократией, в общем оказался неплохим собеседником, и я попытался было ещё раз пригласить его к себе погостить на денёк, но ситуацию изменила моя магесса.

— Барон, тут за десять минут ничего не сделать, может быть отвезем его в сферу действия памятника? И там глядишь дней за пять его можно будет вылечить.

— А что у него? — спросил я.

— А что за памятник. — заинтересовался Ган Джу.

— Резать надо, аппендицит. — коротко пояснила Грей.

— То-то я думаю, всё хуже и хуже сыну, и тут медлить нельзя, согласен. Так что за памятник. — повторил вопрос гость.

— Это сын ваш? Похож, похож. Памятник мне от императора, не так давно тут он по своим делам был в горах, ну и пришлось моей семье повоевать. Отец и братья погибли, я один остался. Памятник помогает в лечении, я правда его сам ещё не видел, вчера вернулся с именин императора.

— Знаю эту историю. — неожиданно сказал герцог. — Серьёзный был мятеж, дядька и двоюродный брат императора казнены, но цепочку ещё расследуют. Знаю и что он в вашей глуши делал, не знаю, могу ли это рассказать.

— Не надо, меньше знаешь, крепче спишь. — открестился от предложения я.

Больного, положили на носилки, были у них навьюченные на одну из заводных лошадей, и мы не спеша двинулись к таверне. Но скоро увлеклись беседой и неожиданно выехали к ограде.

— А неплохо тут у тебя всё устроено, солидно, и для столицы не стыдно. — похвалил меня гость.

А посмотреть было на что, тут и высокая ограда надежно защищавшая просторный двор от нескромных взглядов, и большое, уже трехэтажное здание таверны, гостиницы и борделя, и просторная конюшня, отдельный домик для прислуги и охраны, недавно отстроенная баня, пяток беседок по дворе со столом и лавками, для гостей попроще, и вежливый персонал, последнее меня просто убило.

— Рады вас видеть хозяин. — с поклоном сказала мне на входе Аньен. И вам день добрый господа, — добавила она в сторону герцога.

— Чего это хозяин? — удивился я. Ты свободная. — Это любовница моего покойного отца, и мама моей сводной сестры. — пояснил я для Ган Джу.

— Вы хозяин таверны. — пояснила Аньен.

— А ты, что тут делаешь? — уточняю у неё.

— Скучно в замке, а за заведениями просмотр нужен. Пустишь ещё мою дочь по ветру.

— Номера есть свободные? Один самый лучший для сына герцога, немедленно готовь.

— Пока вас не было, поставили третий этаж в таверне, там всего два номера, но большие. Один ваш, никому не сдаём, второй как раз для важных гостей, там и поселим. — ни капли не смутилась Аньен. Гостей нет, был Малосси, но уехал с Альфрикой домой.

Вот трус, подумал я неприязненно. Заходим в таверну, всю орду во двор не пустили, Ган Джу, дал команду сделать привал на лугу. С собой взял троих командиров, а я был только с Ригардом и Грей. Остальных отправил назад. Сели в малом зале, хотя в большом было ни души. Повариха, нанятая из крепостных ещё перед отъездом, лично спросила о наших пожеланиях, а прислуживала нам Зика, моя молодая служанка крепостная из хутора.

— Ты как тут? — удивился я. Не тяжело одной, когда народу много?

— Так я не одна, помогает мне невеста этого мерзавца Мирта, госпожа Аньен распорядилась. Одной тут трудно, ведь есть и гостиница небольшая и в борделе убираться надо, а там четыре номера.

— Я же трёх оставлял женщин? Откуда четвертая? — спросил я, пропустив комментарий про Мирта.

— Так это рабыня наёмников, тех, что вы наняли перед отъездом. Госпожа Аньен разрешила её поработать, ещё тут ваши рабы плотник и каменщик работают. Ну и конюх из молодых. Видите, сколько всего сделать успели. — пояснила Зика.

Мы начали обед с дежурного блюда, рагу из овощей и мяса, запивая всё хорошим пивом. Надо будет узнать откуда это пиво. Принесли заказанные блюда, градус настроения у меня повышался, потом пришла Грей.

— Всё в порядке, разрезала, почистила, заживила. Но пару дней пусть полежит. — отчиталась она.

— Оставлю я его у тебя, и парочку людей своих, ты не против? — спросил меня герцог, явно испытавший облегчение от хороших новостей.

— Да пусть хоть всю жизнь живут, раз хорошие люди. — пошутил я, но был понят буквально.

— Я заплачу, конечно и за номер, и за услуги. — посулил гость.

Перекус надолго не затянулся, ибо Ган Джу — изъявил желание посмотреть обелиск, я и сам этого хотел тоже. Ехать было около часа, но дорога была имперского качества, не знаю, уж кто постарался мои или строители памятника, потом уточню. Что сказать, обелиск не поразил размерами, метра четыре высотой всего, ну и в обхвате метра два, такая ракета получилась полукруглая и немного наклоненная к земле. Светлый гранит, и выбиты имена погибшей моей родни. И всё. Минимализм полнейший. Просканировав памятник, убедился в мощной его магической составляющей. Но понять, работает ли он в заявленной сфере не смог.

— Интересное решение. — помолчав сказал герцог. И смотри, как цветёт всё вокруг, маловата твоя таверна, надо ставить большую, а из растений хорошо бы выращивать специи, и корабельную древесину. Можно и мебельную.

— И сорняки растут неплохо. — отметил я, осмотревшись, и увидев большие заросли разной травы сразу за гранитным основанием памятника.

— Садовник нужен хороший, это факт. — согласился Ган Джу

— Купил по случаю, вместе с магессой этой, которая твоего сына лечила. Здоровый чертяка, метра два росту, садовник из теократии. — незнамо зачем похвастал я.

— Повезло. Там с магией плохо, а вот с растениями и зверями хорошо. Лучшие садовники там. — обрадовал меня хорошей новостью, герцог.

Около обелиска я попрощался с Ган Джу и поехал в замок. Приехав увидел, странную суету около ворот. Хм, это же моя подруга из ордена силы «Великого Астена», девяносто девятая, и с ней аж десяток конных в отличной броне.

— Рада вас видеть барон. — ещё издалека узнала меня девяносто девятая, или какая уже не знаю.

— Как звать то теперь тебя красавица? И ты что мой замок штурмуешь?

— Девяносто восьмая уже. — скалиться та. Наоборот, наш орден вам отправил десяток воинов в помощь.

— Хорошие бойцы, их отрядом оставить или разделить можно?

— Делите как хотите, и позвольте поздравить вас с победами.

— Запускайте в замок. — крикнул я и удовлетворённо улыбнулся, увидев опускающийся мост.

— Многовато уже людей в замке, — неласково встретила меня мой комендант Кларисса. — Сорок четыре в замке, и двенадцать в таверне. И ещё десяток принять?

— Дай расклад. — попросил я.

— В замке:

— Десяток гвардейцев.

— Пять охранников вашей жены второй.

— Две служанки Бурхеса и один ученик, сам он.

— Вы с сестрой, маг наёмник и невеста Ригарда. Сколько это? Уже двадцать три. Плюс рабы:

— Собаководы, двое, кто это вообще и где собаки?

— Две личные служанки жены и невесты.

— Костоправ — ну это пригодится, как и конюх Мирт.

— Лиска и её брат.

— Садовник, жрет за троих, каменщик, плотника два, конюх, магесса

— Итого тринадцать только тут. А ещё идут швеи, не пойми зачем. Не знаю где всех и селить. — вздохнула Кларисса.

— Я подумаю, давай пока прикинь сколько сможем, приоритет свободным и тем, без кого в замке никак. Плотников, например, можно в деревню. Клык говорил там десяток домов или есть, или поставить можно быстро.

— Ещё и толпы крестьян идут всё утро в деревню, Урожай в этом году продавать не будем, с вашими запросами барон.

Но я уже не слушал, а поднимался в кабинет вместе с девяносто восьмой.

— Строгая она у вас, но хозяйственная, — пробормотала мне в спину девушка следуя по пятам.

— Это ты ещё мою вторую жену не видела! — самодовольно заявил я.

В кабинете я наконец расслабился.

— Что там с переездом у вас? Не помешает вливание «Эмирата джинов» в империю. Я слышал, там мероприятия серьёзные намечаются. Рабов выкупают например.

— Помешает. — вздохнула она. Но не сразу, а через сорок девять лет. Там длинный список прав и обязанностей сторон. У нас есть шанс влиться в Эмират как новый отдельный орден. Пока план такой. Ответ пришёл через магов. Нас там ждут.

— И что делать будете? — интересуюсь.

— Раньше надо уезжать, собственно, поэтому десятку нашу элитную вам и передаём, на восемь лет, до конклава. Пустишь через твоё новое баронство нас?

— А как получилось, что ваша пятерка уехала? Я помню, вы оставляли охранять их моё баронство? — не стал отвечать на её вопрос.

— Они у реки охраняли твоих рабов, а ты не в курсе что ли? — недоуменно смотрит девяносто восьмая. Но эту пятерку заберём.

— Пока нет, но ладно, отмазалась. Пущу, конечно, даже парочку своих кораблей могу дать, не за бесплатно ясно.

— Не нужны. Уже наняли, но спасибо за предложение. Через пару недель проедем, дай там своим команду, чтобы не мешали. Раз так давай прощаться, интересный ты парень, даже жаль расставаться. Хотела тебе отдаться на прощание, но у тебя итак баб полно.

— Одно другому не мешает. — хрипло сказал я, закрывая комнату, и разворачивая девушке спиной к себе.

Вроде зачем? А хотел я её с первой встречи, не люблю планы менять. Поэтому «переговоры» затянулись минут на тридцать ещё. Вышла девяносто восьмая, зашла Кларисса и недовольно поморщила носик.

— Вы барон бы проветрили, не ровен час зайдет кто.

— Ага, открой там окно, я вихрь сделаю. — на расслабоне ответил ей. Десятку эту пришлую сегодня раскидаю по своим баронствам новым. По остальным давай план заселения.

— Жить вы с кем будете? С какой женой?

— Один я буду! Но им каждой по отдельной комнате. И ты живешь сверху надо мной.

— Так и хотела. Расклад такой:

— Башня, три комнаты — вы, я и в третьей Хисан с собаководами этими.

— Комната первого сына — маг.

— Комната второго сына — Ольча.

— Комната мажордома — Пьон.

— Ваша бывшая комната — Мила.

— Комната отца — Аньен и Ольча, но тут только Ольча, с ней селим двух личных служанок ваших жен.

— Комната матери — Грей, Лиска, Хокмун и служанка Бурхеса — Эльча.

— Комната четвертого сына — для нового конюха и Мирта, с ними и костоправ ваш.

— Комната двух старых служанок, пока живут там они же и Гита и Лиана с ними.

— Комната — четыре охранника Пьон, а пятый в казарме.

— Комната — Ланчер и садовник ваш здоровый.

— Казарма — восемь гвардейцев.

— Дом конюха и поварихи, сынка им обратно сунем, толку от него мало. Пусть отселяется в деревню.

— Дом Ригарда и Маликны.

— Ну нормально, а ты переживала, остальных в деревню? — обрадовался я.

— В деревню, рабы, да ученик Бурхеса. На этом всё.

Стук в дверь, и заходит деловая Пьон.

— Гарод, я тут замок обошла и набросала список расселения и список дел первоочередных.

— Да мы уже… — открыла было рот Кларисса.

— Тихо. — прикрикнул я на неё вполголоса. — Рассказывай милая, что и как. Чтобы я без тебя делал!

Глава 34

— Для начала вопрос, мы в этом замке жить будем?

— Я планировал тут. А сама как думаешь?

— Всё верно, тут мы в зоне действия обелиска. Но проблема в том, что замок маловат. Я, конечно, не везде смогла попасть, но в целом сначала из наличия. В замке десять комнат, просторных с туалетом и некоторые с душем, плюс в башне ещё три. Один общий зал на первом этаже, огромный надо сказать, тут кроме него только кухня. Есть два домика во дворе и казарма.

— Всё верно, про подвал забыла, там кладовые, баня, тюрьма. — напомнил я.

— Ещё на втором этаже, между крыльями замка переход, он широкий, получается как ещё один общий зал. — напомнила Кларисса.

— Теперь по потребностям. Во-первых, для нас должны быть пять отдельных комнат.

— Пять откуда? — перебиваю её.

— Пятая это детская, сейчас там только сестра твоя Ольча младшая. — не смутилась докладчиц. Но! Но, во-вторых, ещё нужно оставить две, три комнаты для гостей. А таковые будут!

— А ведь верно. — признался я.

— Путь три, запас всегда нужен. Тогда свободных помещений останется пять в замке. Ну и на улице два домика небольших и казарма. С ними всё понятно. А вот без служанок, поваров, конюхов, придворного мага никак нельзя.

— Ну и твои предложения? — скучнею я.

— В детской селим трех служанок пока, две рабыни и Гиту эту. Будет моей личной служанкой.

— Мага уплотняем с Ланчером, но он всё равно пока поедет деревню новую ставить, а потом, может, его в таверну поселим, там место есть для расширения.

— Грей, Лиска, Хокмун и служанка Бурхеса — Эльча.

— Ещё один конюх, Хисан, Болик раб ваш новый.

— Кларисса и Хокмун.

— Две старые служанки, толстозадые, которые останутся там, где жили. Но пара мест там будет для слуг гостей.

— Зачем мне Хокмун? — спросила Кларисса

— Мои охранники сегодня уедут, папа на время их давал, питомник собак в деревне поставим, там же наш швейный цех. — не заметила её Пьон.

— У нас как-то получалось по-другому и впритык, а тут ты даже три комнаты оставила. — удивился я. Молодец чо. Задание ясно? — обратился я к Клариссе.

— Это не всё ещё. Тебе из башни съехать надо, во-первых, она на ров глядит, небезопасно, а во-вторых, захочешь ты, например не крепостную эту отодрать, она кивнула на Клариссу, а насладится с женой, тебе, что по двору замка бегать? Тебе нужна самая большая комната, это или отца или мажордома, но и там и там надо перегородки ставить.

— Принято. — прикинул я. — помещение в башне и, правда, маловато, отцово раза в полтора больше. — У отца поселюсь. А что там по делам?

— Первое — расселение купленных рабов, это и новая деревня и уплотнение старой, второе — организация работ по обустройству зоны обелиска, ну и третье — свадьба Милы. Я возьму на себя все, кроме свадьбы. Тут уж сам. — закончила отчет Пьон.

— Свадьбу надо в кратчайшие сроки, но некрасиво, если не звать гостей. Может её в порту устроить? Я хотел короля пригласить. — помолчав, ответил я.

— Вряд ли он поедет на неё, ведь женишься на простолюдинке, да и только, что оттяпал кусок земли у королевства.

— Пьон, кусок земли большой, но народу там не много живет. А я может к тому времени сам графом стану. А тут кого звать? Этого труса Малосси? Или из ханства не пойми кого?

— Ну, порт так порт. — согласилась Пьон с моим желанием. Рокамуша и Акарога позовём, Малосси ну и из королевства кого захочешь. Когда планируешь?

— Давай через четыре дня. Сегодня гонцов отправлю, успеют доехать.

— Через пять дней смотр войск короля, так что как раз все приедут. — вспомнила Пьон.

— Во! — обрадовался я. — Кларисса позови мне Ригарда.

— И это… — Пьон засмущалась. У меня дни правильные для зачатия сегодня начинаются, я конечно ни на что не намекаю, но такое удобное, ну и дома мы, было бы хорошо. — окончательно запуталась в словах она, но мысль донесла до меня.

— Жди сегодня. — улыбнувшись, обнял девчонку.

Остаток дня прошёл в позорных хлопотах, я решал кучу дел, оправил Бурхеса искать помещения в порту для свадьбы. Пришлось лично настраивать все помещения кроме своей комнаты на жён, разобрать две кляузы, одну жалобу на Мирта, невеста его всё хотела соскочить, и уехать обратно в соседнее баронство, но меня, её желания мало волновали. Заплачено. В общем, я был рабочей лошадкой, а не благородным господином. Лишь к вечеру, сходив с Пьон в баню, я занялся любимым делом. Осьминога само собой мы скушали ещё в бане, и проснулся я с чувством выполненного супружеского долга. Утром, ко мне, конечно, лезли с разными делами, но я посылал всех далеко и надолго, то к Пьон, то к Клариссе, то к Ригарду. Но к обеду, не пойми как, втянулся, сначала связь с моими баронствами новыми по амулетам связи проверил, потом вспомнил про цепочку «скорлупа Деи» и отдал её Ольче. А вот как её делить дальше? Вещь ценная, фамильная, защищает плод, да и на зачатие вроде влияет. Мама носила её постоянно, но мне кому отдать? Пока понятно, а дальше? Отдал комплект маминого серебра Болику, тот был в шоке от прокалывания ушей, а что делать? Ведь комплект даёт не хилый бонус для роста растений, но активировался он магессой Грей, у неё ранг как раз выше десятки был. Вечером устроили пышную церемонию в честь моих завоеваний, заодно поздравил всех гвардейцев десятниками, и отдал знаки доблести Рану и Борилу. Праздничные блюда готовила Лиска, а готовить она умеет, так что спать я лег один, с полным пузом секса не хотелось. Хотя Лиска и тут намекала на моё ублажение. Утром прибыл гонец от Аньен, с информацией о прибытии кучи гостей из ханства, пришлось ехать. Не вовремя как я Бурхеса услал, ведь сигналки он ставил, и не понятно, сколько приехало человек. Едем вчетвером, Ран, Ригард, Грей и я. Приехав, вижу десяток коней во дворе, я уже научился оценивать их и вижу, что цена велика. На входе стоит на удивление большеглазый кочевник, явно на охране, но нас он безропотно пропускает. Оставляю на входе Рана, пусть тоже стоит на посту. Захожу в общий зал и вижу моего пациента, пятнадцатилетнего маркиза и парочку богато одетых кочевников. Ещё человек пять сидят за другими столиками.

— Барон Гарод Кныш. — представляюсь степнякам.

— Глава рода бей Бугрим, приехал для встречи с тобой. — сказал крепкий мужчина лет сорока.

— Чем могу быть полезен. — присаживаюсь к ним за стол.

— Я вас покину. — встал из-за стола деликатный маркиз.

Подождав пока он удалиться я переспросил.

— Так что у вас за срочное дело?

— Нам нужен проезд по вашей земле, готовы заплатить за это. — не стал тянуть кота за хвост посланник.

— Не интересно, ведь это чужой конфликт.

— Тебе даже не интересно, что мы предложим?

— Проблемы в будущем предложите, кругом королевство, у меня небольшой кусок побережья, даже без порта.

— Мы ведь можем и не спрашивать разрешения. — попробовал угрожать наглец.

— Война раньше чем дней через десять не начнётся, к тому времени я уже буду граф и как новый вассал получу защиту императора на четыре года, заявку на днях одобрят. — слегка блефанул я. А полторы сотни ваших воинов уже осаждали мой замок, знаете их судьбу?

— Это другой род, — отмахнулся кочевник. А император далеко.

— Для начала пришлют мага, ранга двадцатого, а потом какой-нибудь гвардейский полк, например наш восьмой. — вступил в разговор Ригард.

— А пока и моего одиннадцатого ранга хватит, чтобы зажарить вас. — мило улыбнулась красотка Грей.

— Я просто спросил. — тускнеет в голосе кочевник.

— Большой у вас род? — меняю тему разговора на нейтральную.

— Тысячи полторы, это я без детей считаю маленьких, но мой отряд восемь десятков воинов. — с гордостью ответил бей.

— А шерсть у вас овечья есть? — продолжаю расспросы.

— Есть, а зачем вам.

— Думаю чем торговать можно, раз воевать нельзя. — с видом простака говорю ему.

Смеётся.

— А ты упорный парень. Будем торговать после войны.

— Император поставил памятник моей погибшей семье, магический обелиск. Место здесь лечебное, приезжайте. Вон маркиз уже на ноги встал, на день раньше. — делаю рекламу месту отдыха.

— Я бы погостил, но надо домой ехать. — вздыхает тот.

— Жду в гости, а пока угощение за мой счёт. — и я делаю знак поварихе.

— Что скажешь? — спросил я Ригарда уже на обратном пути.

— Не спокойно мне. Это ты правильно сказал, война раньше, чем эдикт императора закончит действовать — не начнётся. Но он касается только королевства Синок и ханства Вей. На тебя эти сроки не распространяются. Ты конечно под защитой императора, но ради тебя полк не пошлют. Два десятка гвардии выделили и мага. Другое дело новый вассал, там кроме воли императора ещё и законы защищают.

— А воля не закон? — удивился я.

— Наказание разное, за нарушение воли, эдикта и законов империи. Ханство никто не станет выжигать под ноль ради тебя. Ну, накажут виновных и всё. — терпеливо пояснял Ригард. Я думаю — это были разведчики.

— Хорошие новости есть? — мрачно спросил я.

— Это и есть хорошая, заводных коней нет, значит идут не в поход, а на разведку, пока вернутся, время пройдёт. И увидели они то, что надо. Сильного мага. — Ригард кивнул на Грей. — Гвардию императора увидел, и тебя такого красивого со знаком доблести во всю грудь. Ты ещё про благодарность императора удачно вставил, ну и силы возможного соперника узнал.

— Не полезут?

— Они помнят про судьбу наёмного их отряда, малыми силами не нападут. Тут если что и полезут, а вот через другие твои баронства не так просто. Там между ханством и твоими землями, владения короля. На короля они пока не нападают. Один путь у них, по реке, но мелкая она в этом месте уже, а в ханстве и того мельче. Не получится большие силы отправить, нет кораблей на нашей реке, только плоты.

— План, какой? — запутался я.

— На реке поставить мага с амулетом связи, хоть Хокмун ту же или Хисана. При угрозе нападения пусть даёт знак. — советует Ригард.

По прибытию вызвал диверсанта и дал ему амулет связи и ценные указания. Посадил на коня и отправил во владения барона Малосси, наказав заехать к нему и пригласить всех на свадьбу с Милой. Дальше пусть в засаде посидит на реке. От моего замка до границ ханства километров семьдесят, за сутки доберётся. Вечером пришла Мила, загадочная и как всегда красивая, но против обыкновения тихая.

— Гарод, ты если передумал, можешь отказаться от свадьбы, или перенести.

— С чего такие мысли? Я обнял стройную фигурку невесты.

— И Пьон и Ольча знатные дамы, а я дочка солдата.

— Зато ты очень красивая. — не пойми, зачем ляпнул я. Нет, девочки тоже очень красивые, но ты особенная.

— У меня грудь меньше чем у Ольчи, и ноги хуже, чему Пьон. — подозрительно шмыгнула носом она.

— Зато попка шикарная, и вообще очень красивая фигура. — постарался утешить я, но, чувствуя, что одних слов мало утешил ещё ив кровати.

Утром после разминки вызвал к себе Болика и стал пытать про Теократию.

— Родился в семье рабов на побережье, готовили с раннего детства как воина, но мой хозяин — глава большого прихода, заметил, что у меня хорошо идут работы с растениями. Руки мои не смотря на размеры, не загубили ни одного цветка, и меня отдали в «школу природы». Магов у нас там нет, но это официально, но есть подобные мне, которые стихийно без учёбы могут больше чем простой человек. Их и собирают в разные школы.

— Так ты маг, что ли? — перебил я его.

— По вашим критериям нет, магию мне никто не открывал, но по факту да. — подтвердил Болик. — Я вчера пробовал ваш гарнитур на рост растений, он неплохо действует, но запускает его маг от десятого ранга. А у меня, не смотря на отсутствия ранга, он работал и без Грей. У вас все маги универсалы, а у нас узкая специализация, шар я не зажгу, а вот дерево тук поднял с саженца за день на метр. Конечно силы обелиск помогли, но я проверял и вне зоны действия памятника.

— Как бы тебя проверить на магию. — вслух задумался я. — И почему про это не говорят?

— Говорят, но некоторые считают нас живыми артефактами, а некоторым всё равно. Ведь без обучения серьёзных магов не бывает. Мелкие ранги у нас, скорее всего, не о чем и говорить.

— Я вообще слышал, что магов у вас убивают.

— Только пришлых, а тех, кто родился в Теократии — нет.

— Ладно, отложим вопрос на потом, а как ты попал в империю?

— После обучения, хозяин меня забрал, в одном из набегов попали в засаду, хозяин погиб, а я попал в плен. Купили меня муж и жена аристократы, я тогда плохо язык понимал, везли меня в столицу, но по пути попали в засаду и я попал на рынок ещё раз. Там меня купил купец для переноски тяжести, но жена купца очень интересовалась мною как мужчиной, купец застукал нас — и меня продали. Цена не очень большая, я не говорил, что я могу быть магом, или имею способности. Грузчик и грузчик.

— Хм. А про государственное устройство в империи расскажи?

— Барон, откуда у меня такие знания? Могу рассказать про «школу природы», про нашу веру, про город, где я жил.

— А что за вера у вас?

— Желаете принять нашу веру? — усмехнулся Болик. Зря. Злая она. Есть священная книга, она как свод законов у вас. И бог наш неласковый, только и наказывает, но тем, кто верует, и кто следует законам, жизнь после жизни, но в других местах.

Я отпустил Болика и задумался. У меня фактически жизнь после жизни. А ведь вера их запрещена в других империях. Как же меня императорский маг вытащил? И книгу то их не почитать, проверят менталом когда-нибудь и всё вскроется.

К вечеру вернулся довольный Бурхес и доложил о выполнении задания. Он снял большой зал на тот день, что я и планировал. На послезавтра на вечер. Завтра с утра надо выезжать в порт.

— Король не отказал, хотя и посетовал на занятость, но намекнул на подарок. Будет Остин, бароны Акарог и Рокамуш, баронет Идрин.

- Молодец, хвалю. Как там дела в королевстве?

— Порт опустел, все на сборы в столицу едут, там им дадут задание каждому и определят место.

— Яхта моя как? Отряды графа и Филика отчалили?

— Да, все уехали. Деньги им выделили, что вы отписали из казны вашей, по списку. На яхте полный комплект из матросов и служанок.

— Как это?

— Вернулась же украденная рабыня, что-то там с королём непонятно, думаю, он при встрече пояснит.

Вечером собрал всех и объявил об отъезде. Гвардейцев оставлю четверых, но будет ещё Грей как маг. И Ланчер вернётся из новой деревни. Если считать, что в таверне ещё четверо наёмников, должно хватить. Сидим ужинаем, и я замечаю что между девочками пробежала черная кошка, сидят не вместе, друг на друга не смотрят. Всё же хорошо было!

— Что случилось, хорошие мои? — ласково спрашиваю у них.

— А то ты не знаешь, — отвечает загадкой Ольча.

Перебираю косяки свои, но кроме траха с девяносто восьмой косяков нет, а это давно было. Кларисса рассказала? Да не должна, не дура она.

— Я не знаю, давайте подробно! Пьон, тебе слово. — решил начать я со слабого но разумного звена.

Глава 35

А с разумом то я поспешил! Пьон всё только запутала.

— Ну нет у меня груди! — нервно сказала она. — Всё — я поняла! Тощая, страшная заучка. Почему заучка? Я-то как раз нигде не училась.

Я припух, такой злой Пьон я никогда не видел. Да и не было у неё комплексов раньше. Грудь — что грудь? Даже если не вырастет, то она уже есть. Хоть и маленькая, явно меньше первого размера, но есть и плюсы, красивая форма и не обвиснет. Зато симпотяжка — и ножки с попкой загляденье, и стройная!

— Ольча, твоя версия. — в недоумении смотрю на первую жену.

— Муж мой. — загадочно, почти официально начала она. — Ты в своём праве, хочешь сухостой — бери сухостой. Хочешь собачку безродную — бери. Кто я такая, чтобы тебе перечить.

— Щас возьму розги, и всыплю тебе по заду. — попробовал напугать я.

— Пфф… Я беременная! — гордо задрала нос она.

— Встала и пошла отсюда! — неожиданно для себя рявкнул на неё я. — Сиди у себя в комнате, выходить запрещаю! Подумай над своим поведение, кто тебе дал право оскорблять других жен?

Всё за столом тут же замолчали, а Ольча, хватая воздух как рыба, и явно намереваясь всласть пореветь, выбежала из помещения.

— Мила — тебя слушаю, что не так?

— Я рассказала про твои слова. — тоже начала меня путать будущая третья жена.

— Подробнее, я много что говорил.

— Я сказала, что они красивые, а я особенно красивая. И попка у меня шикарная.

— Во-во! Ольча от этого взбесилась, и они начали спорить между собой, я их хотела померить ну они обе мне и объяснили моё никчёмность. — прояснила наконец ситуацию Пьон.

— Мила, вот зачем вам выяснять кто так красивее? Пьон, ты же умница у меня, как тебя в этот конфликт втянули?

— Я их остановить хотела, они меня заучкой без сисек обозвали.

— А ты нас дурами сисястыми! — добавила Мила.

— В общем так, Мила и Пьон идите к Ольче я жду вас у себя в комнате через десять минуть.

Матерясь про себя, иду наверх в свою комнату, там ещё ремонт, но перегородка поставлена, и небольшой, метров шестнадцать, кабинет уже готов. Девочки пришли минут через двадцать, причем Ольча уже успела поплакать. Девочки, а вернее Мила и Пьон смотрели на меня неодобрительно, и даже сердито.

— Гарод, вот зачем доводить беременную женщину до слез! — сразу сказала Пьон.

— Ей и так тяжело! — Добавила Мила.

Нормально да? Я ещё и виноват оказывается!! Только набрал воздух в грудь как вступила в разговор и сама «пострадавшая»

— Гарод, прости нас, у тебя и так много хлопот, а мы не помогаем как надо. — извинилась Ольча.

— Вы все красотки, и нечего спорить, а помогать мне вы помогаете. Я вот смотрю на вас и радуюсь своей красоте и везучести. Каждый день небо благодарю!

Девочки озадачено уставились на меня, не ожидая таких красивых слов от обычно не сильно-то чувственного мужа.

— Гарод спасибо! — сказала Ольча, намереваясь зареветь, судя по скривлённым губам.

Черт! Мне ещё и беременные бабы сейчас кровь пить будут! А нет ли войны где?

— Ладно! Тогда сильно ругать тебя не будем, раз Ольча простила. — сказала простодушная Пьон и потащила Милу на выход, намереваясь оставить нас с Ольчей наедине.

Но та вышла вслед за ними, и слава богу. Не люблю сырость. И вообще — они будут меня ругать, но не сильно! Это как — нормально? Что у них в голове? Хотя и знать не хочу, спокойней спать буду. Выкинув, лишние мысли из башки, я пошёл обсудить завтрашнею поездку к Ригарду. Но тот опередил и сходу спросил.

— Гарод, меня Маликна спрашивает, а когда мы с не поженимся?

— Ну? — заинтересовался я. — И когда?

— Это был вопрос, тебе же решать.

— Да хоть завтра, основные проблемы решили, давай в порту и вас поженим?

— Что так сразу? — испугался Ригард. — А, впрочем, я согласен конечно. Тогда наша делегация на одного человека увеличиться.

Хрен там! На одного! Ага! Девки мои взяли с собой ещё по служанке. Те понятно на конях не сильно ездить умели, взяли две кареты, поскольку коня я взял парадного, то и Мирта пришлось брать, а ещё взял Лиску, пусть заботится о диете для беременной. Однако выехали рано, поскольку девочки, напуганные вчерашней взбучкой, собрались быстро. Хотя может я себя обманываю? Кого я там напугал? Не знаю, сколько там делала казачья сотня километров в сутки, но мы проехали около восьмидесяти! Остановок было мало, только по «кошачьим» делам, и то всего несколько раз. Перекус был на ходу, и у нас получилось приехать в моё имение всего лишь за полночь. Спали как убитые, не до обеда конечно, часов до десяти, одиннадцати. Я и мои девочки естественно. А остальные шуршали, Мирт ухаживал за конями, Бурхус с Лиской поехали организовывать праздник, его назначил уже на вечер, и другим нашлось дело. Проснувшись, тайком посмотрел свой подарок на свадьбу Миле, кольцо за двести сорок золотых, непростое — артефакт защиты. И красивое с большим камнем. А ведь Миле и подарить нечего мне, она бедная, а деньги императора вроде уже вложила. Деньги ещё есть, без учёта оплаты наёмников вышло одиннадцать тысяч семьсот золотых. Не хило я поднялся! А ведь и доходы уже приличные. Мне конечно и людей ещё нанимать и деревню кормить новую, и обустраивать и производство в горах кристаллов затевать, или уж возить их к замку? Ладно, это потом. Выделю девочкам по тысяче золотых в честь победы, пусть до свадьбы прошвырнуться по лавкам.

— Жены подъём! — весело ору им, зайдя в спальню. Смотрю, а они спят все вместе, несмотря на наличие раздельных мест.

— Гарод, уже пора? — зевая, спросила ответственная Пьон, выглядывая из-под одеяла.

— А вы чего вместе спите? — удивился я, вместо ответа.

— Так страшно было ночью! Кто скребся, а Мила ещё и ужасов рассказала разных. — ответила тоже проснувшаяся Ольча.

— Через час выезжаем по лавкам, вам всем по тысяче золотых выдам. Кто не успеет собраться пролетит с деньгами. — сказав это я не стал слушать их довольный писк, а вышел собираться сам.

Страшно им, оно конечно хорошо, что помирились, но дури у них в головах много, я только сейчас вспомнил свои попытки с кем-то пожить на земле. Не моё это. За час мы не собрались, но за полтора вполне, до порта было около часа пути и в обед уже были там. Я поручил заботам Ригарда, хотя он очень хотел поехать со мной. Но я планировал заехать в гильдию, и заплатить аванс наёмному отряду, двадцать один человек которых мы наняли на год в порту я разделил так, десять человек, включая мага отправлю в бывший родовой замок Готрибов, не нравится мне ситуация с ханством. Остальных возьму с собой, пусть пока свадьбу мою охраняют. Сам, вместе Тараком и Раном, поехал глянуть свою яхту, да судоходную компанию заодно. Начал я с яхты.

— Господин барон! — приветствовал меня выстроившейся на палубе экипаж и капитан. Ваша яхта готова к любым маршрутам.

— Ехать пока никуда не надо, но будьте готовы принять гостей.

— Знаем про вашу свадьбу, рады за вас. — ответил за всех капитан Умаль.

Я, осмотрев яхту и свою каюту, поехал по другим делам, общаться ни с новым матросом, ни с вернувшейся рабыней я не пожелал. Про рабыню узнаю из первых рук потом, а матрос не интересен. Спешился, и захожу во внутрь домика, деловой его части, оставив Рана и Тарака снаружи. В компании посетитель — рослый мужчина, прилично подкачанный, лет тридцати. Явно простолюдин, из оружия тесак в ножнах, но одет не дешево. Может клиент?

— Ну раз с деньгами всё решили, тогда я пойду. — оглянувшись на меня, заявил посетитель, подтверждая мою мысль о деловой причине его визита.

И тут же её опроверг — шлепнув по объемистой заднице Сайрин, жену управляющего компанией, и ущипнув за внушительную сиську худенькую дочку моих лет. Борил, глава компании, промолчал, но глянул на меня с надеждой.

Что-то тут не так, придётся выяснять. Вряд ли Борил позволяет такое по отношении к своим женщинам. Мужик попытался выйти, и наткнулся на меня, стоявшего в проходе.

— Паренек, ты бы с дороги отошел, не ровен час заболеешь, в дверях сквозняки. — сказал он, положив руку на ножны.

В принципе уже за это я мог его убивать, угроза аристократу оружием. Но мне было интересно, и я спросил.

— Ты кто, и что надо в моей лавке?

— Сам барон Кныш пожаловал? Ничего не надо, всё уже решил с твоим человечком, у него и спрашивай. — и попытался отодвинуть меня.

Я, резким, картинным ударом ногой попытался ударить по бедру мужика, но неожиданно оказался заблокирован, покачнувшись, я чуть не упал. Мужик ударил меня в живот, и промазал — я успел увернуться и тут же всадил двоечку в печень и подбородок. Удар прошёл, и мой соперник, упав, потерял дыхание от боли. Бью молнией не сильно, чтобы вырубить. Боец отключается. В помещение влетают оба мои гвардейца с мечами наголо.

— Вяжите его. — даю им команду.

— Господин барон, это сборщик дани, у нас могут быть проблемы. — влазит с информаций Борил.

— И мы им платим? — уточняю не оборачиваясь.

— Золотой каждый месяц. — вздыхает он, и зачем-то добавляет это только деньгами.

— Откуда берёшь такие деньги? — изумляюсь я.

— От аренды кораблей, списываю как накладные расходы.

— И давно? Что когда компания была наполовину наша, так же платили? — не могу поверить такой наглости.

— Это ночные хозяева города, как не платить? Все платят. Разок задержал на день оплату жену и дочь насиловали потом трое.

— А мне чего не сказал? — сержусь я.

— А что вы сделаете? Все платят.

— Слушай! Идиота кусок! Никому никогда не платить!

— Я понял! Прошу уволить меня! Сегодня.

Бабы его смотрят на меня с ужасом зажимая себе рот. Очухивается бандос и пытается прошипеть угрозу.

— Тебя же потом сожгут, и лавку твою, и корабли и имение я слышал у тебя рядом.

— Так это потом, а яйца тебе прямо сейчас отрежу? Или с ноги и рук начать?

— Ты не посмеешь! Знаешь, что с тобой…

Мне было не интересно. Терпилой я быть не собирался, один раз заплатишь и дальше не отделаться, да и не по понятиям это. Вжик — одной рукой у наглеца стало меньше! Магией залечил ранение, не слушая истошный вопль раненого.

— Тарак штаны снимай, будем яйца резать. — спокойно сказал я и обернувшись к испуганной семье говорю — вам до вечера освободить дом, дела передадите через час моему человеку.

— Да что тебе надо бешенный? — без штанов связанный стал мыслить очень в правильном направлении.

— Рассказывай, кто где обитает, кто как выглядит, кто вам и сколько платит, кто вас прикрывает. — поигрывая мечом около его бубенцов задаю вопросы я.

Информация полилась рекой, прикрывает их всех бургомистр, а всего в банде около двадцати бойцов, обитающих в разных местах. Но есть и другие люди, которые занимаются другими вещами.

— Рон вызови всех наёмников, хотя десятка хватит.

— С этим, что делать? — спросил меня Тарак, кивая на ослабшего бандита.

— Чё делать, вот проблема, тоже мне. — сказал я, отрубив голову молившему о пощаде рэкетиру. — Убирать только тут надо, кровищи много.

Естественно вместе с десятком примчался и Ригард с девками и Бурхес. Но девочек моих я не пустил внутрь, не зачем им на такое смотреть.

— Пьон, вон видишь во дворике тройка бывших работников копается? Зови их и прими у них дела.

— Что дальше? — ждал распоряжений Ригард.

— Надо наведаться в пяток мест. — пожимаю плечами.

— Свадьба через пять часов, а мы займёмся зачисткой города? — скептически отнесся к моему предложению Ригард.

— Да сам знаю, а что делать? Я за меньшее убивал. У нас тут два десятка воинов, хватит и на свадьбу и на имение для охраны. И да, бургомистра можно поймать на свадьбе, считай уже на одно место меньше заезжать.

— Что тут происходит? — услышал я голос городского патрульного.

— Простолюдин напал на аристократа, пришлось убить. — смотрю с интересом на тройку патрульных.

— Попрошу отдать тело, и не покидать городок в течении суток господин барон.

— Сутки не покину, и тело забирайте. — согласился я.

— Гарод, мы тут надолго? — нетерпеливо спросила Мила.

— Уже едем, что-то купить успели? — перевел тему разговора на более приятную для них.

Хотя, зря насчет их волнения я переживаю, допроса девчонки не слышали, ну подумаешь, напало быдло на их мужа, ну убил он нападавшего, так парой слов перекинутся. Я после победы над баронами был уверен в себе, да и два десятка непрофессиональных убийц мало кого испугают, мы с Ригардом их вдвоём разгоним. Но ведь есть и другие нехорошие дяди, вроде тех контрабандистов, что я королю сдал. Опять ведь зуб и у них на меня, а если объединятся? Тем более крыша у всех одна, наверное — бургомистр.

Реально надо ночь простоять да день продержаться, а потом пройдусь мелкой гребенкой по всем, кто причастен.

— Ну, поехали, что ли. — выкинул из головы заботы я. До самого вечера мы не ездили, часа за полтора приехали в большой зал без стен, но огороженный. Бурхес снял для свадьбы нечто вроде торгового центра, но сезонного, и сейчас простаивающего. Зал под навесом был украшен, столы расставлены, приглашены повара и музыканты. И неожиданно в зале уже были гости. Остин, Мейкил и Малосси с сыном и Альфрикой.

— Еле успел. — весело сказал Малосси внимательно смотря на меня, не в обидели, что он сбежал от опасности.

— Молодец, что успел. Рад всех видеть. — показал ему, что не в обиде.

На самом деле, я его понимал, чего ради ему рисковать из-за чужого конфликта? Мы обсудили последние новости, от короля будет его сын, от города бургомистр с женой и дочкой. Я пригласил всех своих троих капитанов. Рокамуш и Акарог будут с семьёй. Остин поделился радостью о возврате жены, но он её сюда не стал брать, она ещё не оправилась психически. Хотя, на мой взгляд — зря, ей бы не помешало развеяться.

— Барон приехал сын короля просит вас для уединённой беседы. — подошёл ко мне Бурхес, встречавший гостей.

— Где он? Веди.

Мы прошли во двор, и кроме конюшни там былаещё парочка строений в одно из них я, и заглянул с Ригардом.

— Барон Гарод Кныш. — представился я могучему воину, лет сорока, со шрамом на щеке.

— Принц Полин. — ответил он мне и добавил. — Так вот ты какой — возмутитель спокойствия.

— Иногда чтобы выжить нужно, делать неприятные вещи — пожал плечами я.

— Как, например запугивание бургомистра? — засмеялся принц.

— Я его давненько не видел, да и не пугал вовсе.

— Ну, до него дошли слухи о твоём желании почистить город от бандитов вот он и переживает.

— А чего он не рад будет? — якобы удивился я.

— Будут другие, место хлебное. Хотя эти конечно оборзели, угрожать аристократу, без пяти минут графу, любимчику императора и магической гильдии.

— Захвалите меня. Неужели то всё я? — приятно улыбнулся я, в общем, то приятному мне человеку.

— Но я не об этом, а об известной тебе особе. Король попросил оставить её на яхте, но не нагружать работой.

— Это возможно, а если я захочу отплыть куда?

— Пару дней буквально. Король потом выдаст её замуж, ну а потом война будет, вообще не до неё.

— Немедленно отправлю гонца на яхту, чтобы к ней относились с почтением.

— Так что сказать бургомистру? Он ждет неподалеку, боится вам на глаза попасть. Этих мерзавцев, он за ночь переловит и доставит вам их головы.

— Ну, если всех девятнадцать человек… Мне и мстить будет некому. — согласился я. Пусть заходит. Праздник же.

На этом рандеву закончилось, а у меня закралась мысль проверить в постели остальных двух её подружек, они вроде из одной местности, да и внешне похожи. Чем она короля зацепила? Хотя у меня свадьба же. Тьфу! Гарод не порть девочке праздник. Я вернулся в зал и с удовольствием познакомился с семьями своих соседей. Рокамуш и Акарог приехали, и непременно вместе. Все расселись, и церемония началась.

Глава 36

Началось всё с подарков, и главный был не материальный, а признание королевством моих прав на захваченные земли! Вот уж не ожидал — с ханством Вей они уже сто лет за кусок земли спорят, а тут два отдали. Ну как отдали, не мешали забирать. Сын короля спокойно зачитал текст и меня начали поздравлять. Он же мне и передал второй подарок, в течении пяти лет меня приглашают дать вассальную присягу королевству! То есть ещё год, после окончания защиты. Дают время подумать. В связи с этим я заподозрил, что могут быть какие-то ходы, чтобы заставить меня позаботиться о своей безопасности. Ну поживём увидим. Пьон и Ольча скинулись, причём явно ещё на той стороне моря, и подарили мне и Миле … тадам… механические висячие часы, меньше размером чем у Готриба, да и стрелка только часовая, но красивые, позолоченные с камушками. Откуда деньги у них? Гвардейцы скинулись и подарили сбрую на нового коня, седло, нагрудник и прочее. От Бурхеса получил десяток фигурок изображающих любовников. Теперь полный комплект неприличных вещей от него, карты, книжка, ну и фигурки. От Малосси я получил мутноватое, но большое зеркало, аж сантиметров двадцать на двадцать, а новые соседи бароны Рокамуш и Акарог задарили чеканную посуду из серебра, комплект недорогой, но на два десятка персон, явно не будет лишним. Но больше всего мне понравился подарок от бургомистра. Идрин отдал шкатулку с золотыми, и право проезда в город без пошлины. Золото — это компенсация за ущерб, шепнул мне при передаче подарка местный мафиози. Ах да! Остин подарил подзорную трубу, большая редкость тут, А Мейкил парные кольца — артефакты связи, что приятно подошли под мой размер и размер Милы. Дальность связи до пятнадцати километров, не сильно и много, но чем дальше связь, тем реже встречаются и дороже стоят они. Время подарков закончилось.

Приглашенный чиновник имперской канцелярии, зачитал положенные слова, и мы стали с Милой мужем и женой. Мила не блистала пышным платьем, мы его купили ещё в столице, простое, подчеркивающее её фигуру и открытыми плечами. Длинна чуть ниже колен, но это не мешало нам потанцевать, а потом она танцевала для мены. У них в пансионате оказывается был целый курс по танцам. Мне понравилось, и я уже хотел было завершить церемонию и удалиться в номера как в шатер вошел сам король!

— Гарод и Мила, рад вашему союзу, у такой красивой пары наверняка будут очень красивые дети! Я дарю им маленького пони, они вырастут, он тоже подрастет!

Мы поблагодарили короля и продолжили праздник А его величество улучшил момент, когда я возвращался после танца и за локоток отвел меня к краю шатра.

— Гарод, насчет известной нам особы, спасибо за помощь я как всё с этими немытыми всадниками успокоится заберу у тебя

— Она на яхте, а яхта может мне пригодится.

— Да, хорошо, что напомнил! Выдели мне номер на сегодня на яхте, твоя свадьба отличный предлог. А завтра уже некогда будет. Сбор и смотр войск.

— Я сам там сегодня буду! — возмутился наглостью я.

— Ну мы же в разных каютах, поставишь полог звуковой и всё. — уговаривал Флинт.

— Ты же и охрану притащишь? А потом сдаст тебя кто жене, а она на меня злобу затаит.

Я вовсе не боялся жены, да и против аренды яхты был не против, но пусть видит мне тяжело, жертвую своим личным для его радости.

— Охрана на берегу будет, на яхте только один твой новый матрос.

— Он что шпион? — удивился во весь рост я.

— Маг восьмерка, наёмник. Специально нанялся для охраны, врать не стану.

— Ну вообще, а меня спросить? — начал злиться я.

— Я тебе два куска земли отдал считай за так. — искренне возмутился Флинт.

— Император мне отдал обоих. Мало. — торговался я.

— Будешь вассалом налог сделаю минимальный, пять процентов.

— У меня не сильно больше будет, всего десять.

— Это не навсегда, после войны заберу. Если куда отплывать будешь, на берегу оставь, но это нежелательно. А вообще давай сниму у тебя яхту? На месяц? Двести золотом прямо сейчас.

— Заманчиво, но не сильно это и много по моим финансам. А вот пожелания есть у меня.

— Я весь одно большое ухо. — серьезно пошутил король.

— На границе моего баронства нового и твоего королевства есть месторождение алебастра. Разрабатываем вместе, прибыл пополам.

— Знаю, читал сводки, там он твердый, вполне подойдет и для посуды, и для окон. Но там и дорогу делать надо и охрану, и рабов для добычи, а потом ещё и распили его как надо, мастерские. Отдача не будет большой, но согласен. Есть у меня человек, которому поручить, ты тоже от себя кого назначь. Горы как раз на границе, давай возить сырье уже в столицу, или порт мой. Дорогу к имперскому тракту по твоему баронству сделаем, ближе и удобнее. — показал немалое знакомство с темой король.

— Удивлен такими обширными знаниями. — ни капли не польстил я.

— В моём положении за каждый золотой хватаешься. — поморщился король. Я бы с большим удовольствием вместе с тобой кого захватил, или в столицу съездил бы. Там есть такие баньки, а в них девочки, в другой раз расскажу.

— Был я в такой баньке, и девочки там были, чуть не зарезали нас. Еле убили их. — вспомнил я. Так вот, кроме месторождения и мастерской я ещё хочу небольшой порт поставить на моем куске побережья.

— Где там ставить? Узкая прибрежная полоска земли, мель рядом с берегом. Не помогу ничем. — отрезал Флинт.

— Но и против не будешь?

— По рукам! — торопливо сказал король, видя, что к нам подходит Идрин.

— Ваше величество, приглашаю вас переночевать у меня в усадьбе.

— Я с бароном на яхте покатаюсь. Пошли. — кивнул он мне. — Тебя невеста ждет.

Я бы с радостью свалил на яхту, но Мила была против, а перечить её я не хотел. В результате пока мы собрались разъезжаться уже была ночь. Ольчу и Пьон я на яхту не взял, вот нечего им там делать, хотя они пытались выдумать доводы, но откровенно смешные. От Ригарда, разумеется не отделаться. Выделив для начала каюту королю, и дав необходимые распоряжения насчет Гвинереи я зашел в свой номер люкс. Мила чего-то нервничала, и я предложил выпить вина, поставив звуковую завесу.

— Нет спасибо, неужели я твоя жена? Я до конца не верила. Ещё месяц назад я была воровкой в пансионе и мне светило участь содержанки, а сейчас меня поздравляет король. — отказалась от выпивки Мила, высыпав поток слов на мои уши.

— А через несколько дней будешь графиня, родишь мне сына или дочку. — обнял я взволнованную девочку.

— Гарод, а почему я? Ведь я даже невинности не имею, не говоря уж о другом.

— Да мало ли что у кого было, мне все равно, главное сейчас ты моя только. И ты себя недооцениваешь. Ты спокойна и уважительна ко мне. Ты хорошо обучена, все положенные вещи для супруги аристократа знаешь, ты красива, стройна.

— В таком платье конечно, но ты меня увидел в пансионском страшненьком платьишке. — горячо возразила Мила, перебив меня на полуслове.

— С чего ты решила? Я тебя видел в спортзале, ты крайняя стояла, а там такая одежда была на вас, что всё видно, брючки в обтяг и рубашка тонкая. Ты как наклонилась, у меня дыхание и схватило. А потом ещё так раз и «здрасьте» сделала. Я смотрел только на тебя и в парке искал только тебя. — вдохновенно врал я.

— Чего я сделала? — изумилась она.

— Ну, сидя вот так широко ноги раздвинула. Я вам «здрастье» мол, и ты мне в ответ.

— Гарод! Это такое упражнение было! Вот ты меня среди всех и заметил?

— Такие глаза как у тебя не мог не заметить! И волосы, шикарные волосы. Да ладно! Хотел утром отдать тебе, но отдам сейчас. Вот твой кулон, я выкупил его. — и я достал загодя приготовленный кулон, который якобы она украла.

— Ах! — черноволосый юркий вихрь схватил кулон, завизжал, а потом обхватил меня всеми конечностями, повиснув на моей шее.

— Мила! Ты меня растерзаешь. — смеялся я.

— Гарод! — обратилась ко мне жена, сев на кровать и раздвинув широко, почти на шпагат свои ножки сказала.

— Гарод! Здрасьте!

Больше до утра особо поговорить не было времени. В плане секса лучше моей Милы женщины у меня ещё не было. Пьон слишком неопытна и маловата, Ольча позволяла себя любить, имея роскошное тело, а Мила любила сама и в плане самоотдачи превосходила обеих. И я видел, что ей хорошо от меня, и это заводило сильнее чем четвертый размер высокой красивой груди Ольчи, или идеально ровные аристократические ножки Пьон. Измочаленный, но счастливый я вышел на палубу, оставив в каюте не меньше измотанную спящею жену, и столкнулся с таким же в конец заезженным Флинтом. Тот сидел на палубе и восстанавливал силы завтраком.

— Мне того же самого! — крикнул я поварихе.

— Эх, и уезжать не охота, а надо. Сегодня смотр будет. Есть желание посмотреть?

— Ты не опоздаешь? — не ответил на вопрос я, раздумывая, а надо ли мне оно.

— У меня тут яхта, час ходу по морю и час от берега до столицы. — отмахнулся он. — К обеду буду.

— А что так близко к морю столица? Могли бы и у моря сделать. — заинтересовался я.

— Она и была у моря, но море со временем отступило.

— Это же сколько время прошло? — изумился я.

— Лет восемьсот вроде, кто знает?

— А чего вы не празднуете день основания столицы? Такой повод же! — спросил я.

— А ведь это идея! Ты хорошую мысль мне подсказал! — взволновался король.

— Можешь, даже сделать не восемьсот, а тысячу, круглое число, кто там разбираться будет. — вспомнил я земные игры с датами юбилеев городов.

— Да это тоже можно обдумать! — Ну давай! Я пойду прощаться. — хлопнул по плечу меня Флинт.

— Ульм, иди сюда. — позвал я, когда король удалился.

— Это секрет, но Гвинерею больше не трогай, обращайся с ней как со знатной дамой, и матрос твой маг, он охраняет её

— Да понял я. Эх как же я так облажался с наймом?

— Не ругай себя, все хорошо. — успокоил его я.

Глава 37

Не поехал я на парад ещё по одной причине. Мой верный полусотник восьмого гвардейского полка императора сегодня жениться. Да, должен был вчера, а Маликна, его невеста, заупрямилась. Она, пригласила на свадьбу подруг и родственников из своего бывшего ордена «ледяных отшельников», а те приедут только сегодня, вернее уже приехали как доложил мне Ригард. Свадьбу отметим в имении, гостей не сильно много будет, все свои. На берегу меня ждало семейство выгнанных мною из дома сотрудников «судоходной компании Кныш».

— Господин барон. — радостно замахал руками глава семейства Борил. Позвольте на пару слов.

— Что тебе? Расчет? — грубо спросил я.

— Расчет получен, но на выгнали из дома, позвольте пожить немного там. И мы готовы вернуться к вам на работу.

— А что так передумал? Сколько денег у меня украли?

— Виноват, не доложил сразу. — повинился Борил.

— Я спрошу у жены что она там у вас приняла, и к обеду приезжай в мое имение, там дам ответ. — и, не слушая жалобного мычания и блеянья вслед, я поехал по делам. Заехав в гильдию наёмников, убедился, что там голяк по свободным кандидатурам на найм.

— Война всё выгребла барон. — с довольным выражением лица поведал глава гильдии.

Плюнув, поехал в гильдию каменщиков, договариваться о ремонте моей дороги.

— Дорогу надо ремонтировать и сделать хороший каменный путь от обелиска до замка и от обелиска до таверны. — сделал заказ я.

— Смотреть надо на месте. А что там по расстоянию и материалу. — склонился над картой сухонький профи.

— От таверны до замка семь километров, а обелиск между ними в двух километрах от замка. Там временную дорогу строители положили, но хочу красивую, у меня и камень есть походящий в запасе. — похвастал я.

— Что за камень?

— Вот образцы, этот темный пойдет на дорогу в пять километров, а этот красивый от замка до обелиска. Напилено около десяти тонн, и два раза не обработано. А этот светлый, его немного, но можно тонким слоем его мостить.

— Камень дорогой. — сказал мастер, осмотрев образцы. Но возьмемся. Стоить это будет примерно семьдесят золотых и работы на месяц. Телеги с лошадьми, шатры для проживания, инструменты у нас свои, питание ваше, но мы не привередливы. Бригада у нас — двенадцать человек. Материал весь ваш и цена может немного вырасти. Ну и там свободное место под дорогу должно быть, если лес, то его вырубить надо, горку срыть, это отдельные деньги и цена после осмотра фронта работ.

— Устроит. — торопливо согласился я. — Вот полтинник задатку. А что насчет тракта по моему баронству?

— Ремонт семидесяти километров может также по деньгам выйти, но надо отправить людей на осмотр. — пожал плечами глава гильдии. — Что-то ещё?

— Хочу причал поставить километров в сорока отсюда, посоветуешь что-нибудь?

— Господин барон, никто вам цену не скажет до осмотра места. Это я сказал цену за месяц работы моей бригады, с запасом. Другие не станут ничего обещать, но посоветовать извольте. — и он выдал мне пару адресов.

Действительно час езды по городу закончился лишь оплатой осмотра места под причал, и подводной части около побережья. Замерят глубины, осмотрят окрестности и тогда будут советовать. Содрали пяток золотом с меня и пообещали дать обратную связь дня через три. В имении нас ждали, особенно мои жены, и особенно Милу. Её сразу утащили, чему я был не против, иначе терзали бы меня. Лиска и повариха готовили блюда на свадьбу, а меня ожидала мама и сестра Маликны, с ними приехали и пара подружек орденских, но обсуждать с ними нечего было. А с мамой я пообщаться хотел.

— Ригард, тещу позови ко мне. — отдал команду я, удобно усаживая в кресло в моей комнате.

— Она с дочкой приехала, обеих звать?

— Ну зови обеих. — согласился я.

Мама была настолько непохожа на рослую и красивую дочку, что, если бы это был папа, я подумал бы, что ребенок не от неё. Невысокая, похожая на степнячку, крепко стоящая на кривоватых ногах, дама лет тридцати, больше не дашь, совершенно не походила на своих дочерей. Что Маликна, что её сестра были длинноногими и стройными большеглазыми особами.

— Господин барон, рада с вами познакомиться, я мама невесты, моё имя Мияна. — неожиданно тонким голосом сказала она. — А эта моя дочь — Мариэль, младшая моя. Муж мой, к сожалению, умер десять лет назад, и с тех пор живем заботами ордена.

— Если будет желание мы и вас выкупим. — щедро предложил я.

— Мариэль выходит замуж в этом году, а я уже стара для перемен.

— Стара? — возмутился я. — Да тебе тридцать лет с трудом дашь!

— Скажете тоже, вот у меня сестра двоюродная в порту живет, она вдова, но в свое время вышла замуж за купца, ей сорок пять, как и мне, а выглядит как девочка!

— Так у неё своя лавка? — заинтересовался я.

— Если бы, суконная лавка ушла родне по мужу, но она устроена хорошо, управляет швейным цехом, мальчики подрастают и смогут попробовать вернуть лавку, без товара конечно, но хотя бы дом.

— Мияна, а пригласи ты и сестру на свадьбу, возможно мы ей чего предложим. — появилась идея у меня.

— Могу дать адрес, отравляйте гонца. — не стала противится Мияна.

Поболтав о том и сём, я попрощался с новой родней Ригарда и позвал к себе Пьон.

— О Гарод ты такой романтичный, Мила такая счастливая, а чего вы кальмара не кушали? И кулон приготовил в подарок! — не давала встать слово, обычно спокойная Пьон.

— Щас не об этом! Давай по делу поговорим. Что с судоходной компанией?

— Документы в порядке, за исключение накладных расходов в размере золотого в месяц бандитам. Ты их убил уже?

— Нет пока, сознался я. Да может и не буду, мне вчера Идрин шкатулку с золотыми отдал, триста монет, просил не трогать. Но руки чешутся.

— Ну, ты сам реши, ты мужчина. — отмазалась жена от проблемы.

— Я по другому вопросу, приехала теща Маликны, а у неё сестра управляющая швейным цехом! Побеседуй с ней, мало ли, вдруг пригодится. — попросил я.

— Побеседую, но если ты её на наш цех, то нет смысла, пять рабынь, сама справлюсь с небольшим производством.

— Я в судоходную компанию её хотел. — пояснил свою задумку.

— В судоходной компании, лучше оставить прежних, люди они способные справиться с таким простым делом. А вот в замок, захваченный было бы неплохо.

— В замок на шерсть? — вспомнил я про свой цех по производству пряжи. — А ведь точно!

— Нет Гарод, нет! Нам нужно два человека в новые замки. Управлять хозяйством баронства от твоего имени, комендантами. На тот, что первый захватили можно Аньен, я с ней беседовала, умная девочка, а вот кого ставить во второй ума не приложу.

— Думаешь справиться Аньен? — засомневался я.

— Дочку оставим в нашем замке, а так с таверной и борделем лихо она, пусть едет. А вот Джуна менять надо, там серьёзное место, и добыча минералов, и шерсть, и кочевники. Нужен хозяин, комендант.

— Хм, ну сама смотри. Надо будет ещё прикинуть по охране замков. — вставил умную мысль я.

— И по продаже трофеев, очень много барахла забирать из новых замков. Придётся мне самое и туда и туда поехать. — вздохнула жена. — Списки я видела, но надо и самой смотреть. А Борила этого оставляй, нам ещё пиратское судно надо на рейсы ставить, а у него вся информация есть по клиентам, простоя не будет.

— Ладно, если приедет, поговорю с ним ещё раз. — нехотя согласился с доводами разума.

До церемонии свадьбы, Пьон действительно успела пообщаться и с будущим комендантом замка в лице Эриобы, сестры тещи Ригарда. Притащила её ко мне, та сначала отнекивалась, но пятнадцать золотых в год её убедили. Я бы дал и больше, но Пьон торговалась сама. А вот с Борилом говорил я сам, он приехал опять всем семейством, когда церемония уже почти началась. Причем, на первый план выталкивал сисястую дочу. Он что под меня её захотел подложить?

— Значит так, будешь на испытательном сроке, если всё будешь справляться могу оставить, при всех трудностях ко мне обращайся, тут в имении постоянно есть люди из моей дружины.

— Не сомневайтесь, костьми ляжем, но справимся! — обрадовалось все семейство.

— Иди, не мешай праздновать нам. А дочка у тебя ничего такая, созрела вижу. — не смог отказать себе в удовольствии сказать напоследок гадость.

Но оказалась гадость не зашла, он обрадовался и сказал, чуть ли не в спину:

— Если нужна вам работница будем рады, она и грамотная и почтительная к господам.

Церемония началась как обычно с подарка, я хоть уже и подарил от себя и выкуп для Маликны и домик им в замке, решил сделать ещё подарок, тем более он просил.

— Дарю вам участок в зоне обелиска, восемь тысяч метров квадратных! Место подберём.

Жены сделали небольшие подарки, в основном для Маликны. Украшения, одежду. Мама ейная подарила коня, как по мне не сильно и дорогого, а мой новый комендант набор для шиться и пряжи. У Бурхеса нашлось колечко на обезболивание, было ещё несколько подарков, но масштаб конечно был не такой как у меня. Почему восемь тысяч, а не десять, например? Да всё просто. Это стандартная мера земли, вроде нашего гектара переведенная в земные метры. Я оказывается в голове переводил все числительные на местные мерки, километры, минуты, тонны. Подивившись вывертам своего сознания, порадовался, что хоть такие знания от мальца остались. Спать брачующихся уложили рано, а сами праздновали до утра. Одна мысль меня терзала, а когда уже мне графство оформят. Лег спать конечно с Милой, её очередь и планировал поспать до обеда, торопиться ведь некуда. Но уже утром рано меня разбудил Бурхес.

— Вставай граф! Приехал посыльный с канцелярии имперской, ты можешь принять вассальную присягу хоть сегодня!

— Да неужели! Я только вчера думал, чего тянут! — Куда ехать, что делать? — радовался я.

— Ехать в канцелярию, там платишь налог восемь тысяч золотых — и ты граф! — можем не спешить.

— Сколько? Восемь тысяч? Откуда? Никто не говорил! А если нету меня? — у меня аж дыхание перехватило, хотя и вспомнил, что вроде такая сумма есть как раз.

— Ты думал бесплатно? — поразился Бурхес. — Деньги-то есть?

— Впритык, но есть. Отдам почти всё что осталось, у девочек занять можно я им перед свадьбой по тысяче отсыпал. — смущённо признался в своей бедности я.

— Я и забываю, что ты неуч. Ладно хоть не все потратил. — облегченно вздохнул маг.

Глава 38

В канцелярию поехали всем табором, включая новую работницу и родных Маликны. Быстро собраться девочки разумеется не смогли, и из-за этого выезд отложили, в результате приехали в канцелярию только в обед. Канцелярия империи представляла собой небольшой домик на окраине города с неожиданно большим двором и конюшней. В самом домике нас ожидал гонец слуга, который и провел в кабинет чиновника. Кроме их двоих, в канцелярии служил ещё и судья, но работы у него было немного, ведь есть ещё и королевский суд. Контракт с указом императора я передал ещё в прошлый приезд, поэтому получение титула графа — это формальность, указ то я исполнил, на оплату мне давалось два месяца, хотя тянуть с оплатой нет желания. Но я всё равно мандражировал, и сундук с золотом, а там было больше половины центнера золота, я затащил один. Меня ждали, и чиновник, тот самый что нас регистрировал на свадьбе улыбался мне во весь рот.

— Господин граф, сюда сундук извольте. — он указал на столик, где уже ждал судья для пересчета.

— Что — я уже граф? — против воли широко улыбнулся я.

— Извольте заверить карту ваших владений. — и извлек на свет медную пластину прямоугольной формы, размером сантиметров двадцать на сорок, с контурами моих трех баронств.

— Что это? — с любопытством разглядывал извлеченный предмет я.

— Это пойдет в столицу, вам нужно капнуть кровью в выемку с краю.

Я проколол кончиком кинжала палец, и капнул. Ничего не произошло, но чиновник забрал пластину уверяя, что достаточно.

— А можно мне копию сделать? — попросил я.

— Десять серебра, — невозмутимо сказал он, доставая ещё пластину из стола.

— А сколько их у вас там? — разобрало любопытство меня.

— Ещё четыре, желаете купить? Одну оставим у нас в городе, а три сможем продать вам.

— Беру! — сказал я, отдавая золотой в надежде на сдачу, но монетка была спрятана, а серебро так и не появилась.

— Всё в порядке. — доложил судья, пересчитав монеты, большинство из них были пятидесяти граммовые десятки, но всё равно как по мне быстро он справился.

— Граф, в вашем графстве два баронства, вы вольны изменить их границы, но не более чем на четверть их площади. В течении четырех лет, после принесения вассальной присяги вы получаете защиту императора от любых военных действий со стороны. В течении двадцати лет вы назначаетесь опекуном этих уделов и имеете право выдать патенты на ваши баронства вашим родственникам, либо иным людям по согласованию с императором. Вам понятно?

— Не совсем. — чуть не дал голосом петуха я. У меня сколько баронств в графстве? Я считал, что три. Да и судя по карте на пластине три.

— Ах вот вы, о чем. Ваше родное баронство теперь имеет статус графских земель, а ваши захваченные баронства как были ими, так и остались. — по-простому пояснил чиновник. — Поэтому и разрешена передача земель из баронских наделов в графский.

— В таком случае я готов дать вассальную присягу. — разобрался я.

Мне пришлось по бумажке зачитать текст с клятвой верности, и на этом церемония закончилась. Я был в разочаровании от скудности события, да и денег осталось мало. Хотя у меня же шкатулка была от Идрина. Но надо вечером подбить доходы и расходы. Чувствую останусь с тремя золотыми, как в первый день в качестве барона. Интересно, король ещё не передумал в аренду яхту взять, да и пора трофеи продавать. Я и так уже залез в судовую кассу, а там деньги на наёмников из королевства, вот что мешало мне сразу им заплатить за год, а не за месяц? А надо ещё и отправить наёмников по гарнизонам. Но сначала бухать! Вложив целое состояние я, получив графский титул. Не отметить это, было бы преступлением против моего земного «я».

— Ну что графини, и мои верные спутники, гульнём напоследок? Что бы город запомнил надолго.

— Время не подходящее, никто не запомнит, все уехали на королевский смотр. — опустил меня с небес Бурхес.

— Я бы вообще дома всё праздновал. — поддержал старика «молодожен» Ригард.

— А нам бы по лавкам ещё разок проехать, мы кое какие заказы сделали. — попросила Пьон.

В общем гульнуть не вышло, по лавкам прошлись, как мамай по русским селам, потом в королевскую канцелярию заехал, письмо королю с предложение аренды яхты, потом заехали на яхту, я забрал остатки денег¸ оставив указания насчет короля, побывал и в судовой компании, где узнал, что мой пиратский трофей уже поставлен на рейсы. Дел сделал много, десяток своих королевских наёмников отправлю вместе с магом в бывшее баронство Смельта, Готриба, а пока их поедут со мной в замок. Трёх бойцов оставил в имении, а остальных отослал к Джуну в помощь, учитывая, что там полно ценных производств. Поедут они вместе с новой управляющей, та собралась оперативно, но с верховой ездой у неё было плохо и она поедет в карете, пришлось купить таковую.

Вечером, я всё-таки нажрался в дугу и, не смотря на намеки моих девочек на секс, вырубился моментально, лишь упав на кровать. Утром стали собираться в путь, была мысль ещё погостить, но по здравому размышлению я решил, что и дома дел полно, например, вчера выехали дорожники и сегодня к вечеру будут около замка. На осмотр места постройки пристани отправились другие спецы. Ехали большой компанией и не спешно, две кареты, для девочек и для слуг, четыре телеги с покупками, заставили нас заночевать в хуторе, хотя с удобствами там плохо. Дорого из королевства одна, и я решил поставить таможню прямо рядом с хутором рыбаков. Дал задание поставить сам пункт и домик для проживания охраны. Глава хутора был не сильно рад соседям, но всё исполнит, куда ему деться. А я стал думать и о постоялом дворе, он был необходим. Переночевав, двинулись в путь и после обеда были в замке. Праздник наметили на завтра, а пока собрали совет и стали планировать. У Пьон уже был план работ. Она дала мне его для прочтения и постановки конкретных задач.


Обустройство новой деревни — выполняется, посевную уже проводить поздно, все рабочие руки пригодятся на обустройстве деревни и постройки домов. В перспективе продолжение добычи камня. Старший — староста Бронт и Ланчер.

Обустройство швейного цеха в деревне Клыка, необходимые ткани закуплены в порту. Поиск мастера для обработки камня.

Обустройство дороги до памятника и таверны. — ответственные гильдия каменщиков, в помощь передал трёх своих рабов, каменщика и плотников.

В правое баронство, бывшего за средним братом Готрибов отправляем десяток наёмников, мага и Аньен, как управляющую. Орб Турис по-прежнему отвечает за оборону замка. Из других дел там — достройка крепости на границе с баронством Малосси и обустройство пристани.

Управляющей таверной назначается Маликна, рядом с основным двором строим ещё постройки для богатых путешественников, но это после постройки дороги. Часть задач поручается Миле.

Изыскания по ремонту дороги от замка до королевства продолжать. Из других задач вырубка леса вдоль пути, в целях безопасности.

Разработка плана сада в зоне действия обелиска. Ответственный — Болик. На весну будем планировать посадку редких и дорогих однолетних растений.

Организация двух таможенных постов на въездах от Малосси и от королевства. За это отвечает Ригард.

Реализацией трофеев, полученных от захвата замка займется Пьон.

Организацией связи с замками займется Бурхес.

Ремонт замка, размещение людей. В задачах у коменданта Клариссы и магессы Грей. Кроме них, этим займутся Ольча и Мила.

В левом замке комендант Эриоба отвечает за ткацкий цех, стадо коз, таможню. Охрана наёмники из королевства. Старший по безопасности замка диверсант Хисан.

Разведка Никлоус и Хисан, и их агенты.

По согласованию с королем добыча алебастра. Найм магессы Илии для дополнительной геологической разведки всех земель графства.

Разведение коней совместно с империей Аками. Этим займется Пьон.

Контроль судоходной компании. Сам буду проверять.

Внешняя политика графства с королевством и ханством. Тоже на мне.

Поселение, подаренное тестем, на том берегу моря. Отвечает Пьон.

Разработка герба, флага, девиза, и прочих атрибутов графства поручим моей жене Ольче.

Забота о моей сводной сестре поручим другой жене Миле.

Собачий питомник — Пьон.

Сверстка бюджета — Пьон, Мила, Ольча и я.

Прием налогов от крестьян — я лично.

Заготовки продуктовых припасов, кухня — Лиска. Набор постоянного состава моей личной дружины из числа бывших сослуживцев моих гвардейцев поручим Ригарду.


Огласив это список, я замолчал.

— Ну и планы у тебя. — не притворно изумился Ригард.

— Связь уже налажена! — важно сказал Бурхес, считая, что теперь он может и сачковать.

— Отлично! Займись выставлением сигнальной сети и организацией освещения в замке. — моментально поставил ему задачу я.

Бурхес от избытка чувств аж задышал чаще, но промолчал. Хотя с сигналкой, я знаю, уже все в порядке. Но многоопытный старик понял, что, отчитавшись, он тут же получит новую вводную. Пьон с большим уважением посмотрела на меня, она могла всё просчитать, но вот так с ходу зарядить новым делом не хватало опыта. Но я успел послужить и знал, не важно, чем солдат занят, лишь бы балду не пинал.

На ночь, я было опять выбрал Милу, но посмотрев на грустную мордашку Ольчи выбор сменил. Может зря, на земле я так бы не поступил. Эх, меняет меня гормоны, того и гляди стихи писать начну.

Рано утром меня разбудила служанка Клариса.

— Господин граф, вас барон ждут! С этой, магичкой дылдой, сосед значит ваш. — путано пояснила совсем не куртуазна баба.

Спускаюсь вниз, обнимаю и барона, и сына и даже эту дылду, попутно схватив её за упругую попу. А чё — рано меня разбудили, кураж в чреслах есть, а жена спит ещё. Но Альфрика даже глазом не повела.

— Мой поздравления Граф. Жаль, что совпало так с этими сборами. Так бы отметили.

— Сегодня и отметим! — предложил я.

— Нет времени, со мной три сотни всадников, я их обогнал немного. Король Флинт решил напасть с двух сторон.

— Граф, сигналка сработала, четыре сотни народу уже проехало. — вбежал растрепанный со сна Бурхес.

— Знаю уже, а не три сотни?

— Это с обозом. — пояснил Малосси.

— А таможенный сбор за проезд! — искреннее возмутился я, или ты привез деньги?

— Нет там никакой таможни! Будет, будем платить! — твердо ответил сосед.

— Э нет, так не пойдет! Я вот трачусь дороги чиню за свои деньги, а по ней армии ходят? Кто у вас старший? Ты?

— Да что ты! Граф старший, но он к тебе не поедет, опасается.

— Что значит не поедет, чем я его напугал?

— Граф Мортри это, кони у него хорошие, через час уже покинет твои земли. Ты бы видел, как он упирался, не хотел сюда ехать, но король заставил. — посмеялся Малосси.

— Ладно, с короля потом возьму. — решил для себя я. Большая армия на сборе была?

— Огромная, вассалы привели полторы тысячи, и столько же нанял король в разных местах. Всыплем кочевникам! — воодушевленно сказал сосед.

— А чего приехал тогда? — поскучнел я.

— Позвать на свадьбу сына, поздравить с титулом. Только свадьбу перенёс я, но через пару недель, после победы. Ну и ещё попросит амулеты у тебя были боевые, ты хвастался.

— Я их уже в гильдию передал, Остину. — сразу разочаровал я его. — А на свадьбе буду.

Мы попрощались, и я пошёл было к себе досыпать, как меня поймала около своей комнаты заспанная, но одетая Пьон.

— Давай зайдем поговорим. — заинтриговала она

— Давай, пропуская её вперед плотоядно оглядел её ножки я. И едва закрылась дверь завалил на кровать, и проблема утренней потенции была снята.

— Гарод, я вчера при всех не стала вопрос задавать, но тебе надо решить по земельному уделу. — голая жена смотрела на меня, явно чего-то смущаясь.

— Поясни, что не так? — расслабился я, раскинув ноги и руки в позе звезды.

— Ты можешь передать часть земли баронства в состав своего графства. До четверти.

— Ага, вспомнил. И что посоветуешь?

— Ничего, я заинтересована и поэтому сам решай.

— А вот сейчас не понял.

— Графом будет твой наследник от Ольчи, а мой сын и сын Милы займут баронства, какое уже ты сам решишь. Поэтому неправильно, если я решать буду, я заинтересованна.

— Ох ничего ты деликатная! Пьон! Мне шестнадцать лет, и я пока не планирую кому-то передавать графство, а по баронства есть же время подумать.

— Год есть. — помолчав ответила жена. И второй вопрос, тоже важный. Наша безопасность зависит от тебя в первую очередь.

— Я в курсе, пока справляюсь.

— Пока да, но чем богаче ты, тем больше у тебя возможностей. И чем сильней ты как маг, тем меньше будет желающих напасть на нас. — пояснила жена.

— Да займусь я, займусь уроками. И заклинания буду учить. — попытался её успокоить, признавая в принципе правоту слов.

— Тебе нужно серьёзно образование, я про академию магов или школу. Желательно столичную.

— Пока нет наследника я тут должен быть, ты же знаешь. Да и молод я, успею.

— Защита императора четыре года всего, если и учиться, бросив на нас графство, но это идеальное время. А дети, дети будут. Я вот тоже в положении. — мягко улыбнулась она.

— Так прошло всего несколько дней удивился я. Откуда ты знаешь?

— Неделя прошла, колечко видишь? — она показал кольцо, тонкое и с ярким камнем. — Он показывает, что во мне родилась жизнь.

— Это хорошая новость. — широко улыбнулся я, совсем не из-за того, что рождение сына даст мне свободу. — Это хорошо!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38