КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 577399 томов
Объем библиотеки - 863 Гб.
Всего авторов - 231239
Пользователей - 106339

Впечатления

vovih1 про Липарк: Лик Ветра (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать финальную 4 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Живцов: Следак 3 (Альтернативная история)

2 pva2408
Если это "Недописанное", то не надо добавлять еще и жанр "Отрывок, ознакомительный фрагмент" - это разные вещи.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Живцов: Следак 3 (Альтернативная история)

Для медвежонок В жанрах было проставлено: НЕДОПИСАННОЕ. Смотрите внимательнее, прежде чем попрекать «выкладателя»

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Живцов: Следак 3 (Альтернативная история)

Это фрагмент. Без оценки. Выкладателю - замечание за невнимательность.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Выдревич: Блюда из овощей и грибов в микроволновой печи (Справочная литература: прочее)

Ребята, начинается сезон "Тихой охоты", поэтому я начинаю подготавливать и выкладывать в нашу библиотеку книги в жанре "Сбор и выращивание грибов", а так же по грибной "Кулинарии". Всего книг о грибах у меня около 2 тысяч. По мере возможности буду подготавливать и выкладывать.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 3 (Альтернативная история)

да, как-то часто ГГ по голове получает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 2 (Альтернативная история)

про чехов автор здорово прошелся. На сегодняшний день они опять гадят России впереди всей еврожопы...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).

Хранитель Рода Государева 2 [Алексей Шмаков breanor11] (fb2) читать онлайн

- Хранитель Рода Государева 2 (а.с. Хранитель рода государева -2) 992 Кб, 284с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Алексей Шмаков (breanor11)

Настройки текста:



Алексей Шмаков Хранитель Рода Государева 2

Глава 1


* * *

Как?!

Что у них там произошло?

Очередное покушение?

Я как чувствовал, что случится дерьмо, когда давал Насте «Второй Шанс». И вот это дерьмо случилось.

Я определенно не успею помочь Насте, когда вернусь. За пять минут или сколько там у нас будет времени на двоих, я не успею добраться до Ильинского. И то не факт, что они сейчас находятся именно там.

Но я хотя бы успею всех предупредить.

«Сейчас Настенька, сейчас. Сейчас я тебе помогу». Начал приговаривать я, когда трясущимися руками нажал на нужную кнопку на экране телефона.

«Выберите время возвращения. От одной секунды до тридцати минут».

Ну чего уж мелочиться. Естественно, нужно выбирать максимальное время. Это как раз примерно тот момент, когда мы уже сели, но пока ещё не получили разрешение покинуть самолёт.

Мои предположения оказались верны.

— Мне срочно, нужна связь с императором! — что есть мочи заорал я, чтобы меня услышали и пилоты.

Мой телефон канул в Лету, ещё в первый день пребывания в Афганистане. А планшет Лешего не приспособлен звонить без интернета.

— У нас есть связь с диспетчерской, а уже они могут связаться с одной из служб безопасности императора. — сказал мне пилот.

— Слишком долго! Быстрее открывайте двери! — приказал я пилотам и бросился к выходу, пробираясь сквозь столпившихся в салоне одарённых.

Мне было плевать на них, я использовал дар, раздвигая людей при помощи собственной крови. Плевать на это, сейчас я как можно скорее должен связаться с императором или дедом.

— Открывай дверь, крикнул я бойцу из отряда Суворова. — Мужик, не сказав ни слова, начал выполнять приказ. Дверь едва открылась и я выпрыгнул из самолёта. Довольно жёстко приземлившись я помчался к уже ожидавшим нас машинам.

Семёнов уже бежал мне навстречу.

— Мне срочно нужна связь с императором или дедом! Даже с дедом будет лучше! — выпалил я, когда подбежал к Семёнову.

— Император сегодня устраивает приём для особо приближённых родов. Велено было не беспокоить.

— Плевать! Связь! Мне срочно нужна с ними связь! Свяжи меня с Мазуровым!

— Я вас слушаю Сергей Михайлович. — раздался голос Мазурова за моей спиной.

Какого хера он делает здесь, когда император решил устроить приём? Очередная подстава? Мы выявили не всех предателей, и они решили нанести очередной удар, прознав, что нас с отцом нет рядом?

— Срочно свяжитесь с императором или дедом!

Мазуров не стал задавать лишних вопросов. Он быстро достал телефон, набрал номер и протянул мне трубку.

— Слушаю. — через десяток долгих гудков ответил дед.

— Настя рядом с вами?

— Внук?

— Давай без лишних вопросов. Настя рядом?

— Она сейчас общается с наследником Гагариных и его друзьями.

— Срочная эвакуация. Ближайший час не спускать с неё глаз и приставить целителей следить за её здоровьем.

Дед внимательно выслушал меня и сразу же начал отдавать необходимые распоряжения, похоже, просто выбросив телефон в сторону.

— Семёнов дождись отца, а мы в поместье императора и как можно скорее. — сказал я Мазурову.

За десяток километров до Ильинского был выставлен кордон из бойцов Гнева Государева. Мазуров предупредил их заранее, поэтому нас пропустили без каких-либо задержек.

Вся дорога заняла у нас как раз около получаса. Я с ужасом ожидал, когда вновь окажусь в белой комнате. Под конец вообще начав считать секунды. Как ни странно, это монотонное действие, позволило мне немного успокоиться.

Всю дорогу пока мы ехали, я не находил себе места. Мазуров, который выкинул из машины водителя и уселся за руль сам, несколько раз пытался заговорить со мной и узнать, что случилось.

Но я просто не мог ему этого рассказать, потому что не знал и сам. Я знал лишь, что Настя умерла. И мог только строить догадки.

Выскочив из машины, помчался в поместье, отшвыривая в сторону подбежавших к нам бойцов из Кровавого Ворона.

Похоже, дед не доверял непосредственную охрану императора никому кроме своих людей.

— Где она?! — спросил я у вышедшего из поместья деда.

В этот момент одно из окон второго этажа разлетелось вдребезги и из него вылетела императрица. Дед тут же активировал дар и бросился ей на помощь. Внутри поместья был слышен грохот. Словно кто-то ломал стены.

Я бросился внутрь. В самом поместье собралось множество гостей, которые сейчас были разделены на несколько групп и находились под охраной бойцов Кровавого ворона.

Видимо, после моего звонка дед приказал своим людям задержать всех присутствующих. Представляю какой это будет скандал. Но плевать, он сделал всё совершенно правильно.

Чтобы ни у кого не возникло вопросов или желания остановить меня, накинул на себя кровавый доспех. Вернее, его бледную копию использовав для этого самый минимум силы. Каждый, кто посмотрит на меня сразу поймёт, что я имею полное право находится здесь и отдавать приказы. Когда дело касалось безопасности императорской семьи любой член нашего рода, обладающий даром мог приказывать даже императору.

Это повелось практически с самого начала нашего служения и остаётся неизменным и по сей день.

Сверху продолжал доноситься грохот.

Залетев на второй этаж, я едва не встретился с крупным куском стены, что летел в мою сторону. Воздух был наполнен строительной пылью, которая свела обзор до минимума.

Впереди раздался грохот, после я услышал чей-то визг и всё замолчало. Сила показала мне, что впереди находится десяток владеющих, которые собрались в одной из гостевых комнат. Именно стой стороны, раздавался грохот. И я бросился туда.

Коридор был разгромлен в стенах имелись огромные дыры, словно разбушевался какой-то монстр и просто начал крушить всё вокруг.

Когда я оказался практически возле нужной мне комнаты, особняк наполнился ужасным скрежетом. Повеяло могильным холодом, стихли все звуки. Император высвободил свою силу.

Одновременно с этим по полу, потолку и стенам побежали огромные трещины, которые с каждым мгновением все увеличивались и увеличивались. Через секунду от поместья отделилась большая часть левого крыла. Я успел отпрыгнуть, оставшись в уцелевшей части здания.

Отделившаяся часть начала складываться словно карточный домик.

Чтобы выжить среди подобного, нужно иметь защиту минимум пятой ступени. Насчёт императора я не волновался, а вот Настя и находившиеся рядом с ней люди могли и не справится.

Но Настя определённо ещё была жива.

Левое крыло ещё продолжало разрушаться, когда я, разогнавшись, запрыгнул на его развалины.

Из того места, где примерно должна находиться комната Насти шло семь отчётливых откликов. Значит, трое всё же не смогли пережить обрушения здания.

Что же, их кровь поможет мне достать остальных. Всю полученную силу я тут же сжёг, усиливая себя и начал голыми руками откидывать крупные обломки в стороны.

От ужасного грохота заложило уши. Пыль стояла столбом, не позволяя увидеть хоть что-нибудь вокруг.

Никакой защиты не осталось и поэтому ужасно щипало глаза, а нос моментально забился пылью. Я кашлял, но продолжал откидывать обломки.

Как только слух начал возвращаться, по ушам ударило множество криков, перекрываемых завыванием сигнала тревоги. Развалины заходили ходуном, словно началось землетрясение. В один из особенно сильных толчков я не удержался и полетел вниз, ударяясь обо всё, что только можно.

Даже не представляю, каким чудом не свернул себе шею.

Внизу меня кто-то подхватил под руки и быстро оттащил в сторону.

— Живой это хорошо! — услышал я голос Юлии Сергеевной, которая тут же исчезла.

Она оттащила метров на десять и оставила с людьми из Гнева Государева, которые, каким-то непостижимым образом уже успели подтянуться к поместью.

Кто-то создал воздушную волну и всю поднявшуюся пыль моментально сдуло в сторону. Перед моими глазами открылась чудовищная картина практически полностью разрушенного левого крыла императорского поместья. Из уцелевшего здания сейчас спешно проводилась эвакуация бойцами Кровавого Ворона, своих пленников. Среди которых я узнал многих глав сильнейших родов империи.

Теперь небывалый скандал обеспечен совершенно точно.

Но хрен с ними, с гостями. Настя всё ещё находилась под завалами. Я собрался снова броситься на помощь, но меня остановил дед, окутав кровавыми плетями.

— Отпусти! Я должен помочь Насте!

— Тебе там нечего делать! Спасатели уже приступили к работе. — сказал он.

В этот момент поместье снова затряслось и из развалин вверх выстрелила гора обломков, разлетающихся на огромное расстояние. За первым выбросом последовал ещё один и ещё. Словно какой-то монстр пытался вырваться из-под завалов, пробивая себе дорогу силой.

Кинувшиеся было разбирать завалы одарённые, с подходящими для этого аспектами, попали под эти выбросы. Я видел, как одного мужика просто подкинуло вверх вместе с приличным куском стены. Даже думать не хочу, что с ним случилось во время приземления. Самых удачливых просто скинуло с завалов. Одной из счастливчиков оказалась императрица, которая тут же бросилась обратно, врезаясь в гору обломков и начиная пробивать себе дорогу к дочери.

После этих выбросов по окрестностям снова пролетел потусторонний холод и стихли все звуки. Император высвободил просто чудовищную мощь, чтобы накрыть подобную площадь. Обычно звуки возвращаются практически мгновенно, но сейчас этого не произошло.

Я видел, как развалины окутало призрачной дымкой и они начали подниматься в воздух. Потребовалось всего пара секунд, чтобы тонны строительного мусора зависли в нескольких метрах над огромным светящимся защитным шаром, созданным императором.

От деда я слышал об этой технике, но сам увидел её впервые. Зов предков, уникальная техника рода Романовых. Абсолютно непредсказуемая. Она сама выбирает, какое действие ей оказать. Способная как помочь, так и навредить и поэтому используемая лишь в крайних случаях.

Так во время боя с напавшими на нашего предка одарёнными эту технику использовал Фёдор Алексеевич Романов. Зов предков уничтожил всех нападавших, но вместе с ними забрал и жизнь самого Романова.

Да, что же там произошло, что император решился применить Зов предков?

Юлия Сергеевна тут же бросилась к призрачной защите и начала лупить по ней со всей силы. Подобные удары могли пробить толстую бетонную стену, но совершенно не оказывали никакого эффекта на призрачную защиту. Но императрице было на это плевать, она продолжала наносить удар за ударом.

Звуки обрушились на нас так же внезапно, как и исчезли.

— Воздушники, помогите убрать развалины из воздуха! — пророкотал дед, явно готовясь к бою.

Впервые я видел сильнейшего одарённого империи в настоящем боевом обличии, хоть он и был моим дедом. Я потянулся к силе, но наткнулся лишь на пустоту. Он провернул тот же трюк, что и отец. Мне нужно быть более внимательным, когда они прикасаются ко мне, чтобы избежать подобного в будущем.

— На призыв деда откликнулось четыре человека, одним из которых был Пётр Уваров, министр экономики, а по совместительству глава богатейшего рода в империи.

Даже архигранд воздушник не мог так быстро справиться со всеми обломками, зависшими в воздухе. Он откидывал в сторону самые крупные куски, в то время как остальные занимались мелочью.

Как только последний крупный кусок отлетел в сторону, призрачное сияние мгновенно исчезло. Защитный шар поднялся в воздух, оставляя на своём месте глубокий котлован, в который моментально посыпались мелкие обломки.

Шар отлетел на пару метров от развалин и опустившись на землю, лопнул. Оставляя вместо себя десять человек, но лишь двое из них были на ногах. Император и Настя, которая осыпала отца сокрушительными ударами. И хочу сказать довольно преуспела в этом деле.

Император выглядел паршиво. Правая половина лица представляла сплошной кровоподтёк. Из губ и носа сочилась кровь. Левый рукав пиджака был оторван отсутствовал один ботинок. Он держался лишь благодаря силе, что буквально бурлила в нём.

Да какого хера тут вообще происходит?!

Настя нанесла отцу ещё несколько молниеносных ударов, которых я даже не смог разглядеть толком, настолько быстро она двигалась. Но это просто нереально! Это уже уровень архигранда. Даже если я выведу свой организм на максимальный уровень восприятия, не смогу успеть за своей суженой.

Её организм просто не справится с такой скоростью. Она ещё не готова.

Но вопреки всему Настя не только легко работала на запредельной скорости, но похоже, даже увеличивала её.

Всё изменилось, когда в избиение императора вмешалась Юлия Сергеевна. Она совершенно не уступала дочери в скорости и была гораздо опытнее её.

От стычки двух физиков образовалась ударная волна, вновь поднявшая в воздух клубы пыли. А обессиленный император сел на землю, предоставив разбираться с дочерью супруге.

— Вытащи оттуда Свету, а я помогу императрице. — пророкотал дед.

Я тут же потянулся даром, который уже был мне доступен, к оставшимся лежать после исчезновения шара людям.

Мама!

Среди них была мама. И самое главное, что она была жива.

Кровавые путы спали и я бросился к ней. А дед, как и говорил, помчался на помощь императрице, на ходу обвивая Настю кровавыми путами, и заключая её в один кровавый кокон за другим, которые она мгновенно разрывала.

Что это за монстр? Что они сделали с моей Настей?!

Вместе с мамой я прихватил ещё одного человека — Авиценну, целителя из Гнева Государева.

Похоже, что все люди находящиеся вместе с Настей и императором были целителями.

Оттащив бессознательные тела, подальше я бросился на помощь деду и императрице.

После того как в бой вмешался патриарх нашего рода, дело пошло заметно лучше. Бешеный напор Насти начал стихать. Дед замедлял её, в то время как императрица пыталась схватить Настю, но у неё тупо не хватало сил сделать этого. У архигранда, мать её!

Сил у меня практически не было, но плевать, я должен помочь Насте. В этот момент она повернулась ко мне и я наконец увидел её лицо.

Красная, словно ошпаренная кожа, налитые кровью глаза из которых вытекали кровавые слёзы, размазанные по искажённому от ярости лицу. Казалось, что вот-вот и она вспыхнет.

Какая же у неё сейчас температура тела?

Как? Как такое вообще возможно?

Техника пользоваться которой физики начинают, лишь достигнув ранга гранда. На своей пятой ступени Настя не могла даже думать, чтобы применить эту технику. Это гарантированно мгновенно убило бы её.

Никто из собравшихся не вмешивался. Хотя среди них было много очень сильных одарённых. Все боялись.

После того как Настя в очередной раз избавилась от захвата императрицы, она мгновенно ускорилась и отправила деда в полёт метров на пятьдесят, если не больше. Он пробил собой чудом уцелевший кусок стены и полетел дальше.

Вот тут я и воспользовался моментом, прыгнув на Настю сзади. Правда, она успела развернуться и я обхватил её не со спины, а спереди наши глаза встретились и на мгновение ярость исчезла из них, сменившись удивлением. Но это было лишь на мгновение, последующий удар головой сломал мне нос, подсечка сбила с ног, и удар в живот поставил точку, отправив меня кувыркаться по земле.

Хоть я и не смог остановить Настю, я дал время императорской чете. Напали они на дочь одновременно. Император, всё же нашёл в себе силы, чтобы продолжить этот невероятный, во всех смыслах, бой.

Тело императрицы окутала призрачная дымка, её кожа также налилась краснотой. Теперь она действительно была серьёзна и уже не пыталась удержать Настю. Она начала наносить дочери сокрушительные удары. Сразу стала заметна разница в их подготовке.

Буквально секунд через двадцать Настя пропустила очередной удар, после которого она пошатнулась. Призрачная дымка тут же перетекла с императрицы на Настю, начав впитываться в её тело.

— Сережа выруби её! Она сейчас без защиты! — крикнула мне императрица.

Мгновение и я оставил её мозг без кровообращения. Секунды тянулись мучительно долго, но Настя всё никак не хотела терять сознание, держась совершенно неизвестно на чём.

Когда её тело наконец начало падать, я моментально открыл доступ крови к мозгу. Слишком долго она сопротивлялась, как бы не навредить.

— Держи и не отпускай. — кивнула мне императрица. — Авиценна, делай что хочешь, но чтобы Настя находилась в отключке, пока тебе не скажут обратное! — отдала она приказ уже пришедшему в себя целителю.

А он оказывается очень силён, раз смог так быстро оклематься. Все остальные были ещё без сознания, в том числе и мама.

Целитель тут же бросился в уцелевшую часть поместья. Все выведенные оттуда люди были отведены достаточно далеко, от места боя и поэтому дорога была совершенно свободна.

Пока не было Авиценны Настя предпринимала ещё две попытки вернуться в сознание, приходилось снова перекрывать ей кровообращение.

Выдохнуть я смог лишь после того, как целитель вколол ей какой-то дряни. Наверняка что-то похожее на то обезболивающее, которое отлично показалось себя в Афганистане. Я бы и сейчас не отказался от него. Лицо и живот ужасно болели. Вот тебе и встретился с невестой после разлуки.

— Господа! — взял слово император, обращаясь к своим гостям, которые стали свидетелями этого кошмара. — Моей дочери стало очень плохо. Боюсь причина нам неизвестна и только предстоит её выяснить. Прошу меня простить, но на этом приём окончен.

Дальше император начал раздавать распоряжения не только бойцам из Гнева Государева, но и Кровавым Воронам. Которые, к моему удивлению, выполняли его приказы беспрекословно. Хотя они вообще никого не слушались, кроме деда. Даже отца они смело посылали.

Сам же дед приковылял минут через пять после усмирения Насти. Он был цел и невредим, лишь раздувающиеся, словно у быка, ноздри, давали понять, что патриарх рода Воронцовых в ярости. Ещё бы словить такой удар от девчонки, которая ещё неделю назад не могла справиться с его внуком, находящимся на третьей ступени.

И это сильнейший владеющий империи!

— Мазуров и Ершов, срочно собирайте всех и отправляемся в Вороново крыло. Императорская семья пока будет находиться там. — начал отдавать распоряжения дед, как только вернулся.

Сейчас никто не мог сказать ему хоть слово против. В вопросах безопасности он был главным.

— Света! — услышал я возглас отца, который только что приехал.

Он подбежал к маме и поднял её при помощи дара, прижимая к себе и обнимая уцелевшей рукой. Мама сразу же начала шевелиться, но так и не пришла в себя, лишь устроившись поудобнее и прижавшись к отцу сильнее, обняла его за шею.

Отчего-то мне стало дико завидно и я поковылял к императрице, которая держала Настю на руках. Вокруг них скакал Авиценна, его глаза светились уже знакомым мне по Маниже свечением. А он оказывается гораздо сильнее, чем я даже мог себе представить.

Подойдя к императрице, я забрал у неё Настю, тело которой было невыносимо горячим. Сила всё ещё клокотала в ней, не желая оставлять своего носителя. Мне никто не сказал и слова.

Авиценне было без разницы, кто держит его пациентку, а Юлия Сергеевна просто кивнула мне и побежала к императору, который сейчас просто сидел на земле, уставившись отсутствующим взглядом в небо.

Бойцы Гнева Государева и Кровавого Ворона тут же развили бурную деятельность и уже через десять минут мы двигались в наше поместье.




Глава 2


Я ехал в одной машине с Настей, Авиценной и Читером, который приехал вместе с отцом.

Ещё вместе с ним приехали и девчонки. Отец не отпускал Дашу от себя ни на шаг, а та, в свою очередь, не отходила от Дайнаны. Увидев меня, они было собрались подойти, но я просто покачал головой, давая понять, что сейчас мне явно не до них. И почему их вообще пропустили бойцы деда?

— Что с ней случилось? — спросил я у целителя, когда мы уже сидели в машине.

— Я пока ничего не могу сказать. Нужно более тщательное обследование с применением современных диагностических средств.

— Ты же долбанный целитель! Какие тебе ещё нужны диагностические средства? — взорвался я, не понимая того бреда, что мне сейчас пытается втирать Авиценна.

Но целитель даже не обратил на мои слова внимания, снова начав что-то делать с Настей

— Хотя бы расскажи, что произошло. — немного успокоившись, попросил я.

Тут Авиценна уже заговорил.

— Твой дед влетел в поместье словно увидел, как разверзлась земля и из неё полезли орды демонов. Он приказал своим людям взять под охрану всех присутствующих и никого не выпускать, до особого распоряжения.

Император не стал задавать лишних вопросов, а сразу схватил жену и дочку и поднялся на второй этаж в комнату Насти, просто эта комната самая защищённая в доме. Даже бункер на минус третьем этаже не может похвастаться подобной защитой.

Пока император уводил семью Ворон распорядился всех целителей, что присутствовали на приёме отправить к императору. Сказав, чтобы мы уделили особое внимание Великой княжне. Что именно мы должны смотреть он не сказал. Заведя нас в комнату к императору, Ворон испарился.

Ни император, ни императрица абсолютно ничего не знали. Впрочем, как и мы. Но приказ есть приказ, и я начал осмотр Великой княжны, с этим мне помогла твоя мать и Виктор Любимов, чей род держит сеть клиник в столице. Очень хороший целитель именно он смог первым уловить изменения, что произошли в организме Великой княжны.

— Что за изменения?

— Изменения, которые происходят, когда одарённый переходит на новый ранг силы. Заметить их практически невозможно, они настолько незначительны. Вот только в случае с княжной всё оказалось намного серьёзнее.

— В каком плане?

— Как я уже говорил эти изменения столь малы, что порой начинаешь сомневаться, есть ли они вообще. Вот только в случае с княжной они были очень ярко выражены. Настолько, что даже твоя мать смогла их обнаружить.

Произнеся это, целитель посмотрел на меня с осторожностью. Всё же он только, что назвал мою мать слабой. Но она никогда не стыдилась и не скрывала этого, так почему я должен реагировать как-то по-другому?

И он был прав, если даже мама смогла заметить эти изменения они были действительно очень сильными.

— Но это оказалось не всё. Пока мы проводили осмотр изменения стали ещё сильнее и не остановились на этом.

Княжна сказала, что ей стало плохо. А мы просто не знали, что нам делать. Попытались остановить рост этого непонятного для нас процесса, но сделали только хуже. Своим даром подстегнули его ещё сильнее.

Примерно через десять минут безуспешных попыток остановить этот процесс княжна потеряла сознание. У неё стремительно начала подниматься температура тела, достигнув всех мыслимых максимумов буквально за минуту.

На тот момент уже все целители пытались помочь ей, создав общую цепь и доверив руководство ею Любимову, как самому опытному из нас.

Чтобы ты понимал, в таком состоянии мы бы могли регенерировать человеку руку за пару минут.

— Охренеть. — только и смог сказать я, представив, какую целительскую мощь они собрали.

— Но и этого было мало. Температура тела княжны продолжала расти.

Ясно было лишь одно, что это состояние очень тесно переплетается с даром княжны.

Тогда Любимов предложил использовать его родовую технику, которая позволяет работать не только с телом человека, но и с его даром. На востоке сказали бы с астральным телом человека. Другого выхода мы не видели, поэтому согласились попробовать этот метод.

Как только Виктор коснулся астрального тела княжны, произошёл колоссальный выброс силы, от которого досталось абсолютно всем присутствующим. Никто, кроме императора, императрицы и меня не смогли выдержать удара высвободившейся мощи. Все остальные, кто находился в комнате, отключились. Я продержался всего на пару секунд дольше остальных. Но и этого времени мне хватило, чтобы увидеть, как княжна приходит в себя и бросается на родителей.

После этого последовал ещё один выброс энергии, подобный первому, этого я уже не смог перенести. — закончил свой рассказ Авиценна.

Скорее всего, этому Любимову удалось спасти Настю благодаря его технике по работе с астральным телом. Другого объяснения у меня не было.

Авиценна не стал подтверждать моё предположение, но и опровергать его тоже не стал.

Теперь нужно дождаться всех проверок и только тогда целители смогут сказать, что с Настей. Наверняка в наше поместье уже мчатся сильнейшие целители империи.

Сам Авиценна сказал, что он практически опустошён. Тот выброс силы выжег всю энергию и каким-то образом сильно замедлил её восстановление.

Оказавшись дома, я тут же отнёс Настю в медицинский блок, где её привязали к операционному столу. На неё тут же нацепили подавитель и выкрутили его мощность на максимум. Этого должно хватить, чтобы из архигранда сделать слабосилка, а уж для Настиной пятой ступени это и вообще труба. Практически полное купирование дара.

— Что случилось с Настей? Это ты дурачок что-то натворил и ей стало плохо?! — налетела на меня сестрёнка, стоило мне выйти из медицинского блока.

Вместо того чтобы ответить я просто обнял её. Сейчас мне очень сильно нужно было именно это.

Я не знал, что произошло с Настей. Выживет ли она или нет было неизвестно. И эта неизвестность пугала больше всего. Я поклялся, что буду защищать её всегда, а сейчас не мог ничего сделать. Оставалось только ждать.

— С ней обязательно всё будет хорошо. Вот увидишь. Я ещё собираюсь хорошо повеселиться на вашей свадьбе. — поняв, что мне плохо начала успокаивать меня Оля.

При этом она уткнулась мне в грудь и теребила пуговицу на куртке, которая не выдержала такого издевательства и оторвалась.

Оля ойкнула и быстро спрятала пуговицу в карман, сделав вид, что ничего не произошло. Не знаю почему, но эта маленькая шалость с её стороны успокоила меня намного лучше любых слов.

— Спасибо сестрёнка. — сказал я, потрепав Олю по голове.

Она, как всегда, отмахнулась от меня и состроила недовольную моську, заставив меня улыбнуться.

— Мама уже пришла в себя, но едва обратно не потеряла сознание, когда увидела папу. — начала рассказывать последние новости Оля.

Оно и понятно. У отца не было руки. Странно ещё, что сама Оля отнеслась к этому достаточно легко. По крайней мере, я не заметил, чтобы она сильно переживала по этому поводу.

Хотя она права. Этот только на первый взгляд всё выглядит так плохо. Всего пара недель и у отца будет новая рука. Процесс регенерации уже запущен. Всё же Манижа очень сильная целительница.

Вспомнив о ней, тут же бросился искать отца. Возможно, Манижа сможет помочь Насте. Разница между грандом и архиграндом столь же велика, как между муравьём и авианосцем. Это совершенно другой уровень владения силой.

— Где Курмангалиевы? — спросил я, когда наконец нашёл отца.

Он был в своём кабинете, вместе с дедом, императором и Мазуровым. Все уставились на меня таким взглядом, словно я только что прошёл сквозь стену.

— Как ты смог попасть сюда? — спросил первым пришедший в себя дед.

— Ни один защитный контур даже не заметил его. — прошептал Мазуров.

Но сейчас мне было на это плевать.

— Неважно. Лучше скажите, где Курмангалиевы? Манижа Курмангалиева, архигранд-целитель. Возможно, она сможет помочь Насте. Нужно её срочно доставить в поместье.

— Целительница будет здесь совсем скоро. Впрочем, как и вся её семейка. А теперь иди и посмотри, как себя чувствует мама. Она спрашивала о тебе, после того как пришла в сознание. — сказал отец, давая мне понять, что здесь идёт разговор, не предназначенный для моих ушей.

Как же задолбали все эти тайны и недомолвки с его стороны! Да и вообще, со стороны деда, императора и всех взрослых, которые играют мною втёмную!

— Постой Сереж. — остановил меня император.

Его голос звучал очень странно. Он немного шепелявил и посвистывал. Синяк на лице налился новыми красками. Правый глаз не открывался, нос был похож на сливу.

Впрочем, мой наверняка сейчас выглядит не лучше. Странно ещё, что Оля промолчала по этому поводу.

Императору ещё не довелось встретиться с целителем, что было и не удивительно. Всех, даже самых слабых целителей тут же отправляли к Насте. А пострадавшие от выброса силы, о котором рассказывал Авиценна, до сих пор не пришли в себя, что тоже было очень странно.

— Спасибо тебе за предупреждение. Без него Настя наверняка уже была бы мертва. Хоть мы ещё и не можем понять, что произошло, но Авиценна и Света говорят, что её спасло вмешательство Любимова.

— Это мой долг. — сказал я и пошёл искать Настю.

— Это определённо боевое предвидение. — услышал я слова отца, перед тем, как за моей спиной закрылась дверь.

Да пускай думают что хотят. Если это боевое предвидение объясняет все непонятки, что творятся в последнее время вокруг меня, то пускай так и будет.

— Молодой господин, рад вас видеть. — поздоровался со мной дворецкий, на плечи которого вновь легло бремя размещения императорской семьи и всех прилагающихся к ним людей начиная от бойцов Гнева Государева и заканчивая беженцами из Афганистана.

Если люди деда могли спокойно позаботиться о своём базировании самостоятельно, имея при себе всё необходимое для этого. То у беженцев не было при себе ничего, кроме вещей, что были при них.

Наверняка император позаботился о приёме и размещении такого количества одарённых заранее, вот только последние события внесли свои коррективы. И пока все заняты совершенно другими вопросами.

Так, что на плечи Петру Алексеевичу легли новые трудности. С которыми он обязательно справится. В этом я ни капли не сомневаюсь.

— Я тоже очень рад видеть вас всё таким же бодрым, как и всегда Пётр Алексеевич. Не подскажете, где сейчас находится мама?

— Светлана Ефимовна сейчас должна находиться у себя. По крайней мере, именно туда она распорядилась принести еду и судя по её количеству она там не одна.

Да нет. Со слов Авиценны выброс силы опустошил их, а после подобного всегда дико хочется есть. Вот мама и запросила столько. Странно, что сам целитель ещё не упал в голодный обморок. После того как он пришёл в себя, не отходил от Насти и на минуту.

Ещё на подходе к комнате родителей я услышал голос сестрёнки. Она, не переставая, что-то тараторила. Но ей никто не отвечал, словно Оля разговаривала сама с собой.

Открыв дверь, я застал очень интересную картину.

Мама сидела на кровати обставленная множеством подносов и старательно набивала себе рот, хватая еду голыми руками. Хлебные крошки летели во все стороны, но мама не обращала на это никакого внимания. Я вообще впервые вижу, чтобы она так неаккуратно ела. Но и после опустошения я её вижу впервые.

Оля же сидела в отцовском кресле и сжимала в руках настоящее чудовище. Котёнка страшнее этого я не видел ни разу в жизни. Огромные уши, полное отсутствие шерсти и множество складок на розовой, словно у поросёнка коже.

Увидев меня, мама попыталась встать, но у неё ничего не вышло. Она лишь опрокинула несколько тарелок, содержимое которых разлетелось по кровати.

— Не вставай. — сказал я ей.

После чего подошёл и обнял.

Не знаю отчего, но маму всю затрясло и она начала плакать. Сзади меня обняла резко замолчавшая Оля, а в штанину впились острые когти того лысого безобразия.

Я начал успокаивать маму, гладя её ладонью по спине. И через какое-то время это дало свои плоды.

— Я очень испугалась. — наконец, немного успокоившись и отстранившись от меня, заговорила мама.

— Я тоже. — тут же влезла Оля. — И Няко очень волновался.

Вдобавок ко всему она назвала это лысое чудовище Няко? Что это ещё за имя такое? Снова мультиков каких пересмотрела?

— Всё уже в порядке. Мы с папой вернулись. — начал я осторожно подбирать слова, аккуратно отодвигая подносы в сторону и присаживаясь рядом с мамой.

Оля тут же умостилась у меня на коленях, отпуская котёнка. Но он явно никуда не собирался уходить и запрыгнул обратно на свою хозяйку, при этом снова впившись мне в ногу своими когтями. Быстро она, однако, забыла Люсю и обзавелась новым другом.

Дальше мама вывалила на меня всё, что она думает о нашей поездке в Афганистан, о безрассудстве отца, потерявшего руку и вообще об императоре. Ведь это именно он оказался виноватым во всех бедах, что сваливаются на нашу семью.

Но как я понял, мама больше всего испугалась за Настю. А разговор о нашей поездке и роли императора в ней был лишь для того, чтобы потянуть время.

Она прекрасно знала, кем мы являемся и в чём состоит наш долг. Что в любой момент мы можем погибнуть. Но раньше она не затрагивала подобных тем. По крайней мере, при мне. А после случившегося с Настей её наконец прорвало.

Она говорила, не переставая несколько часов, при этом не прекращая есть. Я тоже немного перекусил.

За окном уже давно стемнело. Оля уснула у меня на руках, вместе со своим новым питомцем. А мама всё говорила и говорила.

Говорила она до тех пор, пока не пришёл отец, а вместе с ним старшие дочери нашей поварихи — Лика и Оксана, чтобы забрать грязную посуду, а заодно привести родительскую кровать, как и всю комнату, в порядок.

Посмотрев на заплаканное лицо мамы, отец всё понял и позвал её прогуляться под луной. Пока дочки тёти Зины убираются в их комнате.

— Сергей, ты тоже присоединяйся к нам, после того как отнесёшь Олю в её комнату. — сказал мне папа, когда я аккуратно поднял сестрёнку. Няко недовольно заворчал во сне и Оля положила на него руку.

Территория вокруг поместья была огорожена. Дед выстроил несколько кордонов, приняв на себя командование и Гневом Государевым, бойцы которого сейчас стояли на передовых позициях. Внутреннюю территорию охраняли люди Кровавого Ворона.

Это я смог разглядеть в окна второго этажа, когда относил Олю.

Никакого палаточного городка или множества лишних машин, которые по-любому должны быть из-за появления беженцев, я не увидел.

Хотя отец говорил, что они должны были скоро приехать. А было это несколько часов назад. Очень странно. Ну да ладно, как раз сейчас у него об этом и спрошу.

Вот только найти отца мне не удалось. Внизу меня перехватил дед, каким-то образом нашедший меня возле выхода на территорию сада, расположенного за поместьем.

Мама всегда очень любила заниматься садом и радовать семью, выращенными собственными руками ягодами и фруктами. Именно здесь они сейчас и гуляли с отцом.

— Сережа, нам с императором нужно поговорить с тобой. — сказал дед. — Оставь их наедине. Им о многом сейчас нужно поговорить. — сказал он, увидев моё замешательство.

— Отец в курсе этого разговора? — спросил я даже сам не зная почему.

Раньше у меня не могло даже мысли возникнуть, ослушаться деда или императора. А вот сейчас закрался червячок недоверия.

— В курсе, хоть и не согласен с нами. Он считает, что тебе ещё слишком рано знать это. — тяжело вздохнув ответил дед.

— Не согласен в чём? И что мне слишком рано знать?

— Вот сейчас мы и расскажем тебе об этом. — сказал он, разворачиваясь и давая понять, что большего от него я не добьюсь.




Глава 3


Ещё раз взглянув на дверь ведущую в сад, я тяжело вздохнул и отправился следом за дедом.

К моему удивлению, он пошёл не в кабинет, в котором обычно и происходят все важные разговоры, а двинулся в сторону подвала. В котором у нас, естественно, как у всеми «любимого в империи рода», имелось своё бомбоубежище. Вход, в которое был замаскирован под старую кирпичную кладку.

Но помимо входа в бомбоубежище, хозяйственных коммуникаций и комнаты наблюдения дружинников, здесь находился трёхъярусный подземный гараж, о котором знал весьма ограниченный круг лиц. Просто доступ сюда был закрыт для всех, кроме челнов рода, императорской семьи и наших дружинников. Сюда не пускали даже бойцов Гнева государева, а единственным кто имел доступ не из перечисленных мною лиц, был Пётр Алексеевич.

По площади этот гараж был в несколько раз больше самого поместья. И сам мог выступать в качестве бомбоубежища. Этот гараж выступал в роли своеобразного музея военной техники, собираемой дедом. От первых образцов до новейших разработок отечественной военной промышленности.

Дед имел слабость к коллекционированию, и поэтому император периодически подгонял ему прототипы. Причём коллекционировал дед только боевые машины Российского производства.

Самые старые образцы находились на минус третьем этаже, куда мы и начали спускаться. Дед подошёл какому-то бронированному чудовищу и похлопал по машине рукой.


Рядом с машиной стоял, уже полностью здоровый император. Значит, и до него дошли руки у какого-то целителя. А вот я до сих пор хожу со сломанным носом и помятыми рёбрами, которые тут же начали ныть, до этого момента никак не напоминая о себе.

— На этой машине мы с твоим прадедом проехали не одну тысячу километров, отбивая нападения войск второго Рейха на западных границах империи. — дед с какой-то нежностью, которую я видел в нём впервые за все свои семнадцать лет, погладил покатый бок покрытого листами грубой брони автомобиля, имевшего небольшую орудийную башенку, из которой торчало дуло какого-то оружия.

— В этой машине отец впервые рассказал мне о своём втором даре. Пробудившимся в нём примерно в твоём возрасте.

— Боевое предвиденье? — спросил я, уже зная ответ на свой вопрос.

— В случае с нашим родом, да. Именно боевое предвидение. — тяжело вздохнул дед. — Дар, который проявляет себя, лишь когда его носителю угрожает смертельная опасность.

— И поэтому мы так и не смогли понять, каким образом ты смог предупредить нас о Насте. — заговорил император. — Угроза была направлена не на тебя…Что ты вообще знаешь, о даре предвидения?

— Ничего. Впервые услышал о боевом предвидении в тот день, когда на нас напали Юсупов и компания. — ответил я.

— Не удивительно. Эта информация засекречена на самом высоком уровне. Поэтому ты должен понимать, что разговор, который сейчас состоится должен остаться между нами. — сказав это, дед потянулся к дару и на глазах у императора создал запретную технику кровавой клятвы.

— Только применив эту технику, мы сможем раскрыть для тебя информацию. Выбор за тобой. — произнёс император.

Вот же они гады, дали мне иллюзию выбора, которого, по сути, просто не было. Естественно, я соглашусь, но постараюсь выжать из этой ситуации максимум.

— Если я соглашусь дать клятву, вы прекратите постоянно держать меня в неведении. Недоговаривать и скрывать от меня правду. Вы расскажите мне, для чего империи понадобился род Курмангалиевых? И почему Дарья Нестерович обладает родовым даром Романовых? Который так и не пробудился ни в одном из ваших детей.

С каждым моим словом лицо деда мрачнело всё сильнее. А вот императору, похоже, было весело. Он расплывался в улыбке, наблюдая за тем, как хмурится дед.

— Извиняй Кирилл Васильевич, но я оказался прав. Не знаешь ты своего внука. Совершенно не знаешь.

— Узнаешь, тут, когда видишь его пару месяцев в году и то хрен поймаешь. — буркнул недовольный дед.

— А я вижу Сергея практически каждый день и смог неплохо разобраться в нём. Он очень ответственный и исполнительный молодой человек, знающий что такое честь и долг. Но он далеко не дурак и умеет находить выгоду в любой ситуации.

— Ушлый, как прадед Василий. Он был точно таким же. Никогда ничего не делал, если не видел в этом своей выгоды. Единственный раз был в тот день подо Львовом.

Сказав это, дед закрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Обычно он так поступал, когда был очень зол. Вот только сейчас он злился на самого себя. Так происходило каждый раз, когда он вспоминал тот день, когда оставил отца одного против войск Кайзера.

— Отец мне все уши прожужжал о его изворотливости, хитрости и наглости, предостерегая держать ухо востро с родом Воронцовых. — произнёс император и снова рассмеялся. — Вот только, к моему счастью, мне достались нормальные охранители, не унаследовавшие хитрожопости от своего великого предка.

— И как мы видим, подобное наследство всплыло через два поколения. Как и величайший дар нашего рода. — произнёс дед.

Я стоял и слушал их с открытым ртом. Впервые узнаю такие подробности о прадеде Василии. Для меня он всегда был настоящим героем. Примером мужества, силы и всего светлого и доброго, что может быть в человеке. А тут выясняется, что он никогда ничего не делал без выгоды для себя.

— Я согласен ответить на любые твои вопросы. Но лишь на те, что ты задашь сам. Ничего лишнего я рассказывать не буду, если не будет задан прямой вопрос. Тебя это устраивает? — сказал император.

А дед лишь выругался, с силой ударив по бронированному боку машины.

— Ответить на любые мои вопросы и перестать играть мною втёмную. Впредь я должен знать, если вы решите провернуть операцию подобную той, что мы выполняли в Афганистане.

— Ты понимаешь, что в случае нарушения клятвы умрёшь? — спросил меня уже дед.

— Понимаю.

— Тогда я не вижу причин, чтобы отказывать тебе в твоих условиях.

Сказав это, дед просто кивнул и я коснулся даром, созданной им техники, втягивая её в свой организм.

По телу пробежал лёгкий холодок, сменившийся небольшим жаром. Перед глазами промелькнули кровавые разводы, взорвавшиеся миллионами разноцветных искр.

— А теперь клятва. Сила ждёт. — сказал дед, приготовившись к завершению техники.

Император медленно начал произносить слова клятвы, которые я повторял за ним.

В общем, я должен молчать обо всём услышанном не только здесь, но и в будущем, когда вопросы будут касаться благополучия империи. И если расскажу об услышанном кому-либо, кроме императора, деда и отца, то умру. Вот так просто и незатейливо. Хотя на этот случай у меня были кое-какие идеи.

После того как я произнёс слова клятвы, дед завершил технику, создав три кровавые иглы. Одна угодила мне в сердце, две другие в глаза.

Было очень страшно, когда иглы рванулись к глазам, я даже едва не накинул на себя броню, сдержавшись каким-то чудом. Но нужно отдать деду должное, я совершенно ничего не почувствовал.

Теперь если я нарушу клятву, меня убьёт собственная кровь. Уж как будет проходить этот процесс, я не знал, но совершенно точно ничего хорошего ждать не стоит.

После того как иглы оказались во мне, они соединились с моей кровью, наделяя её новыми свойствами. Избавиться от которых было невозможно, даже если я полностью заменю всю кровь.

— Давай начну я. — сказал император, после того как дед подтвердил, что клятва дана и уже начала работу.

— Начнём с того, что предвидение — это единственный навык, который сильные мира сего предпочитают скрывать абсолютно ото всех. Ведь именно благодаря предвидению они смогли занять положение, в котором сейчас находятся.

С самого начала зарождения современной цивилизации правителями становились те, кто имел подле себя провидца. Если хочешь оракула, ведуна, видящего, прорицателя… Неважно, как мы будем называть подобного человека, суть от этого не изменится.

Эти люди могут заглядывать в будущее, так далеко, насколько им позволяет сила их дара.

Император ненадолго замолчал, словно не знал, как объяснить. Махнув рукой, он продолжил.

— Чтобы ты имел хоть какое-то представление. Когда род Романовых взошёл на царствование, мы имели очень сильного ведуна. Который и поведал нам, что наша судьба тесно переплетена с родом Воронцовых.

Тот ведун помог нам не только укрепиться на престоле, но и удержаться там в самые трудные первые годы. Благодаря ведуну, мои предки смогли избежать больше трёх десятков покушений в первые месяцы правления. Объединить вокруг себя десятки сильных родов и создать власть, которая была способна разобраться в том хаосе, который воцарился на Руси в те времена.

— Основатель нашего рода тоже имел дар предвидения, но он был во много раз слабее дара, которым обладал ведун Романовых. Даже столь слабый дар позволил нам в рекордные сроки подняться на недосягаемую высоту, для большинства очень древних и гораздо более сильных родов. Именно поэтому нас и попытались уничтожить, когда прознали о ведуне в нашем роду. — вмешался в рассказ императора дед.

Об истории нашего рода я знал практически всё, но подобное слышал впервые. Впрочем, как и о ведунах вообще.

— С тех пор дар предвидения в нашем роду неизменно появлялся в каждом поколении. Лишь однажды он не пробудился и было это в начале прошлого века. — продолжил свой рассказ император.

— Когда к власти попытались прийти большевики? — спросил я.

Просто это было единственное событие в начале прошлого века, которое реально угрожало императорской власти.

— Именно во время этих событий отец и получил прозвище Демон. — кивая, сказал дед.

А я всегда считал, что Демоном его стали называть после начала второй мировой.

— В те трудные для империи времена. Демону пришлось буквально топить в крови, поднимающиеся повсеместно бунты. Отец рассказывал мне о тех событиях, как о самых чёрных временах, за всё правление рода Романовых.

— Но вы же сами говорили, что прадед Василий имел дар предвидения. Тогда получается, что у вас был ведун.

Как-то не стыкуется их рассказ.

— В нашем роду за долгие годы постоянных сражений дар предвидения претерпел очень сильные изменения. — заговорил дед. — Наши ведуны стали видеть будущее, только во время сражения или когда им грозила смертельная опасность. Например, отец сказал мне, что погибнет примерно за месяц до этого момента. Он прекрасно знал, когда и как это случится, но даже не попытался ничего сделать, чтобы попробовать избежать смерти.

— И этот поступок спас множество жизней. И дал время нашему штабу, чтобы подготовить контратаку, которая позволила не только выбить немцев с нашей территории, но и освободить бо́льшую часть Польши. — сказал император.

— Вот только не нужно было этого делать. Слишком неблагодарными оказались эти шляхтичи. Особенно сейчас, когда смеют разевать свою пасть и пшекать в нашу сторону. — снова не смог сдержаться дед.

Похоже, это разговор давался ему очень тяжело. Ведь он был участником большинства тех событий и до сих пор всё прекрасно помнит.

— Кирилл Васильевич, давайте с внешней политикой будут разбираться специально обученные люди. — сказал император, примирительно разводя руки в стороны. — Ещё лет пять и сейм сам поснимает всех тугодумов и попросит помощи у нас. Или вы думаете, что они нужны Майя? Единственный интерес у поклонников солнца, это разместить вооружение и пару военных баз возле наших границ. Вот только они очень сильно обломаются, когда мы сами сделаем это. В генштабе уже готов план. Осталось лишь немного подождать.

— Слишком мягко они себя ведут, эти специально обученные люди. Позволяют поносить своего императора. — сказал дед, собирая вокруг себя силу.

— Все, кто позволил себе подобное, уже пожалели о сказанном и боюсь, больше никогда не произнесут и слова. — совершенно серьёзно ответил император.

Могу даже угадать, кто выполнял подобное поручение. Если это был не Суворов, то я запишусь в балетную студию и буду прыгать по сцене в обтягивающих лосинах.

Естественно, я не стал никому говорить об этом. Не хватало и вправду опозориться подобным образом.

— Что-то наш разговор ушёл совершенно в другую сторону. — сказал император. — Как я уже говорил в начале прошлого века род Романовых остался без ведуна, что едва не обернулось трагедией. Мы уже думали, что дар выродился, но спустя сорок с небольшим лет, родилась Надежда. Которая полностью оправдала своё имя, подарив роду Романовых дар предвидения.

Дар пробудился в ней чрезвычайно рано, что и позволило империи восстановиться после чудовищной войны в рекордно быстрые сроки и стать мировым лидером во многих важнейших отраслях.

— Это выходит, что после смерти Надежды Александровны, Романовы снова остались без ведуна? — вычленил я самое главное из слов императора.

— Это выходит, что кто-то специально подстроил то покушение, чтобы убить её. Нападение на остальных членов императорской семьи было лишь отвлекающим манёвром. — сказал дед.

— Так почему вы просто не спрятали её? Почему не поставили на её охрану тебя дед? Почему кто-то смог так легко подобраться к столь важному для империи человеку? — начал я задавать вопросы, лежавшие на поверхности, а если копнуть чуточку глубже их гораздо больше.

Император и дед переглянулись и оба начали улыбаться. Вот только улыбки эти были очень печальными.

— Молодец. — похвалил меня император.

— Правильные мысли возникли у тебя и правильные вопросы ты задал. — начал говорить дед. — Та Надежда Александровна, которую знал ты и весь остальной мир, была двойником, заменившим настоящую сестру императора, сразу после того, как в ней пробудился дар предвидения. Настоящая ведунья была спрятана и охранялась лучше самого императора.

— Разве такое может быть? — спросил я, усомнившись в словах деда.

Как кого-то могут охранять лучше императора. Лучшие охранители это род Воронцовых. А все Воронцовы находились возле членов императорской семьи. Даже двойника охраняли Воронцовы.

— Вы с Настей будете не первыми, кто свяжет свою судьбу из наших родов. — произнёс император, внимательно наблюдая за моей реакцией.

А реакция была.

Охренеть не встать!

У меня было всего два варианта и оба казались совершенно нереальными. Либо на императорской сестре был женат дед, что вполне могло быть правдой. Нам никогда ничего не говорили о бабушке. Ни дед, ни отец. Они всегда старались уйти от этой темы.

Но в таком случае, выходит, что я кровный родственник Насте, а это уже ни в какие ворота не лезет. Инцест совсем не то, что я хотел получить от своей женитьбы.

А второй вариант, что у меня есть ещё один родственник, о котором я ничего не знаю. Скорее всего, брат деда. Хотя если судить по возрасту погибшей сестры императора, то это вполне может быть и мой дядя.

— В семье нас было четверо. — вдоволь насладившись моим удивлением, заговорил дед. — Я был младшим, а наш старший брат Дмитрий и стал мужем Надежды. Все эти годы сильнейшим одарённым империи был не я, а он. И поэтому можно точно сказать, что ведунья охранялась даже лучше, чем императорская семья.

Да к подобному я точно не был готов.

— А где тогда твои старшие братья, если вас было четверо? — задал я вопрос деду, который, похоже, ему очень не понравился.

Ну а чего он хотел, сам сказал о четырёх братьях. А мы всю жизнь думали, что он был единственным ребёнком в семье.

— Это тебе пока слишком рано знать. — всё же ответил дед.

— А вот этого не надо! — возмутился я. — Мы договорились, что никаких недомолвок с вашей стороны.

— Мы договорились, что не будет никаких недомолвок, связанных с делами касающимися интересов империи. А информация, которую ты хочешь знать принадлежит исключительно нашему роду. После смерти брата осталось лишь два человека, которые посвящены в эту тайну. И если я сказал, что тебе слишком рано знать её, значит, так оно и есть! — начал расходиться дед. — Придёт время и ты всё узнаешь! А пока оно ещё не пришло — замолчи! Лучше молись, чтобы это время вообще никогда не настало!

Он потянулся к силе, но его остановил император.

— Кирилл Васильевич! — рявкнул на деда мой будущий тесть.

В свои слова он тоже вложил силу, по-другому сейчас до деда просто невозможно было достучаться. Слова о братьях заставили его впасть в бешенство.

С неохотой дед всё же начал отпускать силу. Только после этого я осознал, что тоже активировал дар, всерьёз опасаясь атаки главы рода.

— А теперь, все выдохнули и продолжим. — уже спокойно произнёс император. — Мы собрались здесь совершенно для другого, так давайте держать себя в руках. И в первую очередь это касается тебя Сережа. Не думай, что своей клятвой ты прижал нас к стенке. Твой дед прав.

Вот тебе и приехали. Я ещё и виноватым остался. Ну ладно, сейчас посмотрим, что вы мне тут пытаетесь рассказать и чему подтолкнуть.

— Давайте продолжим. — не показывая своего недовольства, произнёс я.

— Практически одновременное покушение на всех членов императорской семьи было лишь ширмой, призванной скрыть от всех истинную цель. Которой и была ведунья. — немного помолчав заговорил дед, всё ещё сверля меня взглядом.

Да, что же такого я спросил? Такое ощущение, что дед убил и съел своих братьев и теперь не хочет даже говорить об этом.

— Чтобы ты представлял уровень защиты видящей. Я расскажу о её окружении. — заговорил император. — Надежда жила в одном маленьком городке в Сибири с населением в пять тысяч человек. В отдалении от крупных городов, имперских трасс и вообще каких-либо транспортных узлов. То место было закрыто для полётов. Все жители этого городка были её охраной. И посторонних в городок не пускали. Даже мне было запрещено появляться там. Все поставки осуществлялись без участия человека.

Это каким образом им удалось такое провернуть? Роботы? Машины на дистанционном управлении? Или один из охранников ведуньи владел даром телепорта, как и Эрджан? Что-то других мыслей у меня нет.

— Этот городок назывался Лесной. Так вот Лесного больше не существует. Сам город остался практически невредим, за исключением одного района, где нападавшим дал бой Дмитрий Васильевич, а вот все его жители были уничтожены. Подобное мог сотворить лишь довольно крупный отряд состоящий минимум из одних грандов. Но скорее всего — это был отряд архиграндов. А как ты понимаешь, собрать подобную мощь практически нереально.

— После того как я увидел солнце размером в несколько сотен метров, уничтожившее нескольких архиграндов, я могу поверить во многое.

— Какое ещё солнце? — зацепился дед за мои слова.

Вот же!

Ведь этого не случилось второй раз. А я проговорился.

— Солнца, которое должно было уничтожить нас. Но моё предупреждение помогло справиться с индейцем.

— Вот и ещё одна причина, по которой мы решили рассказать тебе о даре предвидения и его обладателях. — вновь заговорил император. — Мы считаем, что за всеми этими событиями стоит род, который мы уже давно считали исчезнувшими. Только они владели даром, способным подчинять себе одарённых. Те, кто правил на Руси больше семи веков. И с кем мы смогли справиться лишь благодаря силе вашего рода.


Глава 4


— Вы хотите сказать, что за покушением на императорскую семью и убийством ведуньи стоят Рюриковичи? — не поверил я услышанному.

Да даже дети знают, что династия бывших правителей была полностью уничтожена, ещё до воцарения на престоле Романовых. Сила Рюриковичей выродилась, и рода взбунтовались, не желая терпеть правление слабаков. Вот, правда, нигде не говорилось, каким именно даром обладали бывшие правители. И теперь я знаю почему.

В учебниках по истории говориться, что Рюриковичей уничтожили вместе с царским дворцом, не позволив спастись никому. А после чего по всей стране начались зачистки тех, кто даже просто подозревался в связях с бывшими правителями. И эти моменты мне стали теперь понятны.

— Как бы невероятно это ни звучало, но только они способны подчинить себе одарённого. И именно в роду Рюриковичей изначально был сильнейший ведун на Руси. И этот дар передавался у них из поколения в поколение. Пока это происходило род процветал. Но всё резко изменилось после того, как дар предвидения отвернулся от их рода. Именно тогда и началась охота на Рюриковичей.

И наш род сыграл в ней далеко не последнюю роль. — сказал император, а после слово взял дед.

— Основатель нашего рода лично принимал участие в охоте на Рюриковичей и принёс своему господину голову последнего из рода высших кукловодов — трёхлетнего Дмитрия.

Вот это жесть они мне тут рассказывают. В учебниках по истории написана совершенно другая информация, но оно и не удивительно. Романовы взошли на престол по колено в крови, вырезав все рода, импонирующие прошлой власти. И помог им в этом род Воронцовых.

— После этого все были совершенно уверены, что не осталось больше представителей их рода. Но сейчас все наши аналитики, как один твердят, что с вероятностью в восемьдесят процентов Рюриковичи вернулись. И вернулись они вместе с ведуном, который и ведёт их вперёд.

С каждым словом мне всё больше и больше не нравилось находиться сейчас в этом месте. Император хочет сказать, что сейчас где-то сидит предок Рюриковичей, способный залезть одарённому в мозги и подчинить своей власти, а помогает ему человек способный видеть будущее и исходя из этого корректировать свои действия.

Мама, роди меня обратно.

— Но я не понимаю, какая моя роль во всём этом? — спросил я, пытаясь не выдать своего беспокойства.

А беспокоится, действительно было из-за чего. Наверняка у Рюриковичей ненависть к нашему роду гораздо больше, чем даже к Романовым.

— А вот теперь мы подошли к самому главному. Обладатели дара крови и дара призрачных погонщиков единственные, кто не поддаётся подчинению со стороны Рюриковичей. А ваш род единственный, чьи действия не может увидеть ведун. — сказал император.

— Благодаря тому, что наша кровь постоянно обновляется, смешиваясь с кровью других людей. — дополнил слова императора дед.

А вот раскрылась и ещё одна тайна, по какой причине Романовы, на тот момент сильнейший род на царской Руси решили вступиться за Воронцовых, только-только заявивших о себе. Род действия членов, которого невозможно увидеть. Род разум членов которого невозможно взять под контроль.

Да только заодно это мы уже должны быть наравне с императорским родом, а не служить у них в качестве охранителей. Но наши предки решил совершенно по-другому и сделали они это, на мой взгляд, совершенно правильно.

Только благодаря симбиозу Романовых и Воронцовых оба рода смогли так долго не только прожить, но и удержаться на вершине власти. Поодиночке нас бы уже давно уничтожили.

— И судя по всему Сергей, ты смог пробудить в себе дар боевого предвидения, а исходя из твоего предупреждения о проблемах с Настей, возможно, твой дар не настолько ограничен, как у твоего прадеда. — вновь заговорил император. — Благодаря этому, ты становишься уникальным одарённым, одним своим существованием способным нарушить планы наших врагов.

— И что вы хотите от меня, я до сих пор не могу этого понять? Что я должен отправиться на поиски Рюриковичей с их ведуном? А когда найду уничтожить их всех?

— Если бы это было так просто, именно об этом я тебя и попросил. Заметь, не приказал, а именно попросил. Уже давно Романовы не приказывают Воронцовым, лишь просят их что-то сделать.

В этом император был совершенно прав. Хоть мы и служили императорской семье, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из её членов отдавал приказ Воронцовым.

Когда мы были маленькими, лет по пять, может чуть больше Настя приказала мне отдать ей пистолет, который мне подарил на день рождения дед. Но я послал её. Тогда она решила попробовать отобрать его у меня силой, за что получила в лоб, разревелась и убежала жаловаться на меня родителям, заявив, что я должен выполнять все её приказы, раз моя семья служит её семье.

Я уже настроился на хорошую взбучку и пошёл следом за истерящей девчонкой. Как же сильно я удивился, когда вместо того, чтобы начать ругаться на меня, император поставил дочь в угол.

— Запомни раз и навсегда Настя. Романовы никогда не приказывают Воронцовым, мы можем лишь попросить их выполнить для нас какую-либо услугу. И если они откажут, то будут в своём праве. — сказал в тот раз император дочери и с тех пор подобного больше не повторялось.

Это ещё одна причина, по которой наш род так не любят. Только нам позволено так общаться с императорской семьёй. Только мы можем не согласиться с волей императора и заявить об этом во всеуслышание. А если понадобиться и дать императору по шапке. За историю нашего служения неоднократно бывали такие случаи.

— Тогда, что вы хотите от меня?

— Для начала мы хотим, чтобы ты залез в этот автомобиль. — сказал дед, снова хлопая по металлическому боку этого чуда. — Активируй дар и осторожно осмотри им машину.

Я сделал, как мне сказал дед. Дар потянулся внутрь машины, и практически сразу я наткнулся кристаллизованную каплю крови, явно принадлежавшую, кому-то из рода Воронцовых.

— Нашёл? — спросил у меня дед.

Я лишь кивнул ему, стараясь как можно аккуратнее ощупать каплю даром.

— Отец оставил это перед своим последним боем, сказав мне, что воспользоваться скрытой в этой капле информацией сможет только человек обладающий даром крови и даром боевого предвидения. Сколько я не пытался, для меня этот кристалл всегда остаётся лишь кристаллом.

— А ты не пробовал забрать его отсюда? Он же просто стоит в гараже уже больше семидесяти лет, с ним могло случиться всё что угодно. — удивлённо спросил я, не понимая столь безалаберного отношения к настоящей реликвии нашего рода.

Капля крови возрастом больше семидесяти лет, оставленная одним из самых известных представителей рода. И пылиться в старенькой развалюхе, на самом нижнем ярусе подземного гаража.

— Пробовал, вот только эта капля не подпускает меня даже близко, впрочем, как и любого другого Воронцова, что пробовали это сделать. Она, каким-то образом просто блокирует наш дар, при попытке коснуться её, а без дара её просто нереально найти. — покачал головой дед.

Это каким мастерством обладал прадед Василий, что смог сотворить подобное?

— Сегодня настал твой черёд прикоснуться к тайне Демона. — сказал император.

Который, как мне показалось, ждал этого даже больше чем дед.

— А какой у вас интерес в этом деле? — всё же не выдержав задал я вопрос императору.

— Незадолго до своей смерти Надежда мне сказала положиться на того, кто сможет коснуться наследия Кровавого Демона. — пожал плечами император. — А ей я доверял, даже больше, чем себе.

— Как забраться в эту штуку? — спросил я у деда. — Находясь внутри, мне будет легче взаимодействовать с кристаллом.

Дед лихо заскочил на подножку автомобиля и откинул небольшой лючок на морде этого чудовища.

Всё было понятно и без слов. Пять секунд и я уже нахожусь внутри этого динозавра, который сохранился просто отлично. Хотя, скорее всего, за этой машиной очень хорошо следят и не позволяют ничему испортиться, моментально заменяя на новое.

Теперь когда я оказался в непосредственной близи от кристалла, я начал ощущать его, даже не прибегая к помощи дара. Просто нереальная мощь была заложена в эту каплю. И почему дед говорит, что её невозможно обнаружить без дара?

Когда я ухватил дар, перед глазами тут же возникли очертания кристалла. Дар остался при мне, никакой блокировки не произошло.

Осторожно потянувшись к кристаллу, наткнулся на лёгкое сопротивление. Было такое ощущение, что кристалл сам начал прощупывать меня, чтобы решить достоин получить информацию хранящуюся в нём или нет.

Надавив немного сильнее, я осторожно двинулся дальше и вот когда до кристалла оставалось совсем немного вокруг него возникло, какое-то защитное поле. Причём это поле мне показалось очень знакомым. Вот, только где я его видел, так и не смог вспомнить.

Своими силами я точно с ним не справлюсь.

— Мне нужно больше силы. — крикнул я в открытый люк и тут же получил подпитку от деда.

Раньше мне уже доводилось касаться его силы, но это было уже очень давно. Сразу после того, как во мне пробудился дар. Тогда дед несколько дней постоянно подпитывал меня своей силой, не позволяя дару захватить контроль над моим телом. По его словам, наш дар вполне мог сотворить такое. А вернуть после этого меня обратно уже не получилось бы.

Так вот в тот раз сила деда была совершенно другой. Тогда она была мягкой, доброй, согревающей. Она успокаивала меня и давала ощущения защиты от всего на свете.

А в этот раз его сила показалась мне разъярённым зверем, готовым вцепиться мне в глотку, при малейшей возможности. Любая моя ошибка станет для неё поводом к атаке.

Дед сейчас использовал только собственные ресурсы, которых оказалось на удивление много. Обычный человек уже бы давно умер от такой кровопотери, а дед даже смог забраться на машину и засунуть голову в люк.

— Как у тебя тут успехи? Если силы мало, то я могу подняться наверх и распотрошить наши запасники.

— Сереж, если нужно, можешь воспользоваться и моей кровью. — услышал я приглушённый бронёй голос императора.

А вот этого я ещё не знал, понадобится или нет. Я только смог совладать с бешеной силой деда, осторожно вплетая её в свою собственную.

Потихоньку я начал окутывать защитную оболочку полученной силой. Как только на том месте, где находился кристалл, образовалась кровавая сфера я начал давить изо всех сил.

Постепенно защита начала подаваться и когда в ней появилась маленькая трещина, мой дар устремился внутрь, наконец, соприкасаясь с самим кристаллом.

Ослепительный свет ударил по глазам, заставляя меня жмуриться. Это было очень похоже на первый раз попадания в формацию, созданную «Вторым шансом». Только сейчас не было людей в белых халатах с размытыми лицами, которые закрыли бы меня от ослепляющего света.

Это, что же получается, я умер? Кристалл каким-то образом смог убить меня практически мгновенно?

Руки сами потянулись к глазам и о чудо, я был свободен. Теперь стало гораздо легче.

— Даяна? — позвал я.

— Василий. — раздался густой бас, вместо нежного голоса моего консультанта.

А вот это, что-то новенькое. Я тут же сел на кровать. Так глазам было немного легче, но всё равно я смог различить лишь мощный силуэт, сидящего у дальней стены мужика.

Хозяева Даяны, решили, что она не справляется со своими обязанностями и решили дать мне нового консультанта?

Я определённо против!

Хочу, чтобы моя Даяна вернулась обратно!

— Где Даяна?

— Даяна, говоришь. — хмыкнул мужчина. — Значит, так зовут твоего консультанта. Красивое имя. Хотя мою красавицу, возможно, тоже звали не хуже. Или у меня вообще мужик был… Ну, да точно мужик! Совсем беда у меня с памятью стала, многое забыл.

Это, что он такое говорит? Значит, это не консультант, а один из таких же, как я счастливчиков, которому выпала честь тестировать «Второй шанс»? Помню, я очень хотел встретиться с этими людьми и возможно узнать у них больше об умении и вообще об этом месте, о консультантах.

Зрение постепенно начало возвращаться и теперь я уже мог различить не только силуэт, но и черты лица. Которое мне показалось очень знакомым. Лицо человека, с которым я разговаривал минуту назад.

Этот человек был очень похож на деда, вот только лет на сорок моложе и с более рельефным телом. Хотя, вполне возможно, что дед в молодости тоже был в гораздо более хорошей физической форме, чем сейчас. Всё же ему было уже далеко за восемьдесят. В таком возрасте простые люди зачастую выглядят настоящими развалинами. Да и чувствуют себя не лучше, чем выглядят.

Постепенно до меня начало доходить. Кристалл, оставленный прадедом Василием, я смог докоснуться до него своей силой и оказался здесь. Точь-в-точь в такой же белоснежной комнате, как и каждый раз после срабатывания умения «Второй шанс».

Здесь было всё идентично. Единственное, чего я не увидел, так это двери, через которую Даяна отправляла меня на испытания. Да и прикроватная тумба оказалась пуста. На ней не было ни красной кнопки, ни моего телефона.

— Прадед Василий? — спросил я у подошедшего к кровати мужика, пристально разглядывающего меня.

Зрение вернулось в полной мере и теперь я со стопроцентной уверенностью мог сказать, что это мой прадед. Дома у нас хранилось немало его фотографий.

— Значит, это ты стал наследником нового дара? — скептически осматривая меня, сказал прадед.

До меня не сразу дошли его слова, слишком я был занят разглядывание легенды. Прадед всегда был для меня олицетворением мужества, храбрости и верности своему слову.

Он пообещал императору, что остановит немцев подо Львовом и выполнил своё обещание, тем самым позволив нашим войскам перегруппироваться и пойти в контратаку.

Именно после рассказов о героизме прадеда, я решил для себя, что хочу быть похожим на него. Что буду всегда верен своему долгу и если что-то пообещаю, то непременно выполню обещание.

— Если ты имеешь в виду умение «Второго шанса», то да. — ответил я, когда прадед устав ждать несколько раз демонстративно кашлянул в кулак.

— И судя по возрасту, ты далеко не на пике своих возможностей.

— А это играет какую-то роль?

— Естественно! Чем ты сильнее, тем дальше во времени ты можешь возвращаться обратно. Правда, это только поначалу.

— Значит, ты всем врал о боевом предвидении? — спросил я, осознав, что это правда.

— Хочешь сказать, что ты всем рассказал о «Втором шансе»? — хитро улыбнувшись спросил прадед.

Подловил, что уж тут ещё сказать.

Не знаю почему, но находясь в этом месте, я начинал относиться к вещам совершенно по-другому. Я воспринимал дичайшие странности, как нечто вполне нормальное. Отлично вписывающееся в мою реальность.

Вот и сейчас я вижу перед собой человека, который погиб больше семидесяти лет назад. Он выглядит вполне живым и здоровым и даже разговаривает со мной.

— Внук, давай тормозить ты будешь, когда вернёшься обратно. У нас не так много времени, чтобы поговорить. Вот только дай вспомнить. Опять забыл! Мать вашу за ногу!

— Поговорить о чём? — спросил я и тут же добавил. — Просто я никак не могу поверить в реальность происходящего и в своё отношение ко всему трындецу творящемуся вокруг.

— Поверить самое сложное. Тут ты прав. Но зато, как только ты это сделаешь жить станет намного проще поверь мне.

Прадед сжал вместе ладони, дунул на них и они стремительно разъехались в стороны выпуская на свет сочное яблоко.

— Лови. — бросил мне яблоко прадед и провернул этот трюк ещё раз, на этот раз создавая яблоко для себя.

Впервые мне предстояло попробовать пищу в формации созданной умением «Второго шанса». Даяна ни разу даже не предложила мне перекусить, да и не хотелось. А вот сейчас, когда я увидел яблоко рот мгновенно наполнился слюной.

Поймав яблоко, я впился в него зубами. Какое же оно вкусное.

— Ничего вкуснее в жизни не ел. — промычала я с набитым ртом, за что непременно получил бы от мамы затрещину.

Но её рядом не было, а прадед лишь усмехнулся.

— Я примерно так же отреагировал, когда впервые попробовал еду в этом месте. Так, что если будешь настолько беспечным, что позволишь убить себя, смело требуй от своего консультанта еды. В этом месте еда позволяет тебе намного быстрее восстанавливать силы. Ешь, каждый раз и всегда настаивай на пище. С каждой новой смертью твоё астральное тело истончается и в один прекрасный момент, ты будешь уничтожен раз и навсегда. Еда частично помогает справиться с этой проблемой. Это будет моё первое наставление.

Охренеть! Возможно, что мой прадед был первым испытателем «Второго шанса». И сейчас мне выпала возможность расспросить его обо всём. И своего шанса я не упущу.

— Постой. — остановил я прадеда. — Расскажи мне лучше, что это за место. Кто такие консультанты и на кого они работают.

Эта информация интересовала меня гораздо больше возможности поесть.

— Конкретно это место я создал при помощи своей силы. Поместив в него частичку своего сознания с заложенной в него информацией, заключённую в кристаллизованную каплю крови. Поэтому предупреждаю сразу мои знания ограничены лишь информацией по «Второму шансу». Эту технику я разработал сам и доступна она лишь на высшей ступени владения даром крови. На её создание я пустил больше тысячи жизней.

Прадед говорил об этом так спокойно, что у меня даже мурашки побежали по всему телу.

— Что ты так напугано смотришь на меня? Тана начальном этапе ты каждый раз после смерти попадаешь в формацию, созданную твоим собственным даром. Или хочешь сказать, ты не знал этого?

Лицо прадеда вытянулось в изумлении.

И чего он так удивляется? Да не знал, как и много чего ещё. Если уж собственный отец не рассказывает мне практически ничего, то что тут говорить о совершенно неизвестных консультантах и их хозяевах.

Так стоп! Но если эти формации создаются при помощи моего дара, то каким образом туда попадают другие? Сперва те мужики в халатах, потом Даяна. Да и я точно помню, что в первый раз, когда я оказался здесь медики или, кто они там, говорили про капельницы, адреналин и ещё что-то. Я чувствовал уколы, как по мне, проходили электрические разряды и ещё кучу других манипуляций, проводимых с моим телом.

— Могу лишь предположить, что это твой мозг сам создал подобную картину, чтобы тебе было легче адаптироваться. По типу того, как я создал этот кристалл с записью частицы своего сознания. — пожал плечами прадед, отвечая на мой вопрос.

— Когда я впервые попал в фармацию «Второго шанса», меня приласкала одна очень хорошенькая медсестричка. Как сейчас помню, как она прижималась ко мне, шептала всякие глупости, гладила и вот, только я открыл глаза, чтобы ответить на её ласки… Она исчезла, а со мной заговорил не известно кто, представившись консультантом. Даже имя своего не назвал. И хоть убей, не помню, баба это была или мужик.

Можно сказать, что мне в этом плане повезло. Всё же общаться с кем-то, зная его имя намного проще, чем просто с консультантом.

— Вот же я старый пень! — ударив себя ладонью в лоб, сказал прадед. — Совсем памяти нет в этом месте. Готовься к бою внук!


Глава 5


Сразу после этих слов мою сторону устремились кровавые щупальца наподобие тех, что создавал отец в Афганистане. Я даже не заметил, когда успел коснуться дара и в последний момент успел выставить кровавый щит. Который хоть и не смог остановить атаку прадеда, но дал мне достаточно времени, чтобы отскочить в сторону.

— Покажи мне максимум, на который способен! — взревел Демон.

Именно так, передо мной сейчас стоял настоящий демон. От его голоса у меня дрожали ноги. Мы с отцом по сравнению с прадедом были сущими ангелами, когда облачались в боевую броню.

— Давай! Хватит трястись от ужаса! Неужели мои потомки настолько слабы, что не могут выдержать даже вида моей боевой формы?! Неужели никто после моей смерти не сможет унаследовать моего прозвища?!

В этот момент комната вокруг нас начала меняться. Белый, пушистый ковёр заменила собой растрескавшаяся сухая почва, в трещинах которой текла настоящая кровь. Стены растаяли, открывая вид на кровавый горизонт, раскинувшийся во все стороны. Всё вокруг было напитано силой.

Кровь!

Само это место было создано из крови. Почва под ногами, небо, воздух, да и мы сами, всё создано из крови. Это место, где любой из членов нашего рода становился практически всесильным. Не было никаких ограничений в использовании дара. Да тут даже слабосилок обладающий даром крови справится с архиграндом любого другого дара. Даже камень или металл не будет для него проблемой.

— Почувствуй! Обратись к своему дару! — продолжал рокотать Демон, больше не нападая на меня и давая время освоиться в этом месте.

Сам он в это время начал собирать вокруг себя просто нереальное количество силы. Каждая её крупица ещё сильнее усиливала его доспех.

Прадед становился ещё больше с каждой новой крупицей силы, что попадала к нему. Его броня также претерпевала изменения, превращаясь в нечто действительно ужасающее. Вся броня была непросто покрыта кристаллизованной кровью, она полностью состояла из неё.

Шлем похожий на морду какого-то оскалившегося монстра с огромными рогами, способными проткнуть человека насквозь. Массивные наплечники, усеянные шипами. Пластинчатый нагрудник, по которому перетекали кровавые волны. В пластичную броню были закованы и руки с ногами.

— Все, кому довелось увидеть эту форму моего доспеха уже давно мертвы! — пророкотал прадед и я ему сразу же поверил.

Да, увидев подобное, можно запросто получить инфаркт, а если ещё и услышать голос, то стопроцентная гарантия.

— Покажи, чему тебя научили мальчик! Докажи, что ты достоин моих знаний! Сперва я должен понять, что они будут в руках того, кто сможет воспользоваться ими!

Прадед решил, что я уже достаточно обвыкся и нанёс свой первый удар, просто швырнув в меня огромное кровавое копьё.

Ну, что же, если он так хочет, то я сражусь с ним. Будь он хоть демоном, хоть кем. В этом месте я не ограничен в силе, а значит могу использовать абсолютно все свои знания.

Вот только пробить броню прадеда я не смогу, даже при помощи оружия, созданного из кристаллической крови. Но плевать, если он хочет увидеть на что я способен, то я выложусь по полной.

Накинув на себя броню сразу же влил в неё максимум, который она могла выдержать. По ощущениям я сейчас без проблем смог бы пережить удар того солнца и после этого ещё разобраться с индейцем. Вот только против летящего в меня кровавого хлыста, она оказалась практически бесполезна. Мгновение и моя голова отделилась от тела. Боли я не почувствовал. Ослепительная вспышка и я стою в десяти метрах от демона.

— Ты думаешь, я решил поиграть с тобой сопляк?! Дерись со мной в полную силу! С такими возможностями тебе никогда не защитить императорскую семью! Никогда не защитить наш род!

Последние его слова я уже не слышал, начав с бешеной скоростью сжигать дар. Перегрузки в этом месте совершенно не ощущались, поэтому я смог вывести свой организм просто на нереальный уровень восприятия. Даже не представляю, каким образом выдерживает мой организм.

Сейчас я был быстрее любого спидера и сильнее любого физика. Расстояние в десять метров я преодолел за доли секунды и даже успел создать клинок, полностью состоящий из кристаллизованной крови.

Прадед стоял неподвижно, не успев даже понять, что произошло. Каким образом он смог заблокировать мой удар и вновь отправить меня на точку перерождения я даже не понял.

— Уже намного лучше, но всё равно недостаточно, чтобы тебя звали Демоном. — произнёс прадед почти нормальным голосом.

От такой резкой смены я даже слегка опешил, но это не помешало мне начать осыпать демона кровавыми иглами вперемежку с остальными дальнобойными техниками доступными нашему роду.

Прадед же даже не защищался, просто стоя на месте.

— Разве род Воронцовых специализируется на дальних атаках? Или всё настолько изменилось после моей смерти? — спросил дед и я почувствовал, как вокруг меня начала образовываться кровавая сфера.

Сюрприз был сильнейшей техникой удержания в нашем арсенале, чтобы выбраться из этой ловушки мне снова пришлось сжигать дар, но Демон словно этого и ждал. Он оказался намного быстрее меня и просто встал передо мной. И я оказался насаженным на десяток толстых шипов, выросших из его брони.

— Даю тебе последний шанс. Если ты им не воспользуешься, то умрёшь уже без возможности вернуться обратно. В этом месте я практически всесилен. Здесь даже не сработает проклятое умение, созданное на основе нашего дара.

Я хотел задать вопрос, но Демон вновь отправил меня на перерождение. И времени на разговоры у меня явно не было.

Прадед ни капли не лгал, когда говорил, что сможет убить меня. Не знаю отчего, но я был в этом совершенно уверен.

В бой я бросился сразу же, после того как возродился. С такой яростью и злобой я не дрался ещё ни разу в жизни. Создавая одну технику за другой, я постоянно атаковал, при этом умудряясь каким-то образом и защищаться.

В таком темпе я бы в одиночку справился со всеми войсками Сынов господних и Каракуртов. А потом бы ещё решил прогуляться и встретить остальные отряды, спешащие им на помощь.

Но прадед был на совершенно другом уровне, даже если сравнивать его с другими одарёнными, которых я когда-либо видел. Я чувствовал, как он ликовал во время боя. Он жил сражением, он был истинным боевым демоном. И как он только смог проиграть в том бою подо Львовом. Против него выступило всего двадцать с небольшим архиграндов. Да он должен был раздавить их словно мух и после приняться за основные войска.

Когда я понял, что достиг своего предела как в скорости, так и в удерживаемой мощи я просто попытался выплеснуть её всю на прадеда. Обрушить на него всю свою ярость, что накопилась за время этого, казалось, уже бесконечного боя.

Отскочив назад, я зарычал. Собственный голос заставил меня вздрогнуть. Если я сейчас и уступал демону, то самую малость. Но это не сбило меня и на прадеда обрушилась мощь, которой вполне хватило бы, чтобы стереть с лица земли небольшой городок со всем его населением. Да то солнце, уничтожившее всё в радиусе нескольких сотен метров, было маленькой искрой в сравнении с силой, что обрушилась на прадеда.

Вокруг него завертелся настоящий кровавый ураган, отрывая огромные куски почвы, впитывая силу и из них. Ураган рос с невероятной скоростью, впитывая в себя всё окружающее пространство.

Я сам с трудом удерживался на ногах, противостоя силе созданного мною исполина. Даже не представляю, что сейчас происходит с демоном.

— Молодец. — раздался голос прадеда за моей спиной, а на плечо легла тяжелая рука. — А теперь прикажи ему остановиться и забери всю накопленную мощь себе.

Не знаю почему, но я даже не удивился этому и начал делать, как мне сказал демон.

Сложнее всего было остановить вихрь, который не хотел так просто сдаваться, почувствовав свою мощь.

Во все стороны из него начали вылетать кровавые молнии, оставляя в почве глубокие ямы и выплёскивая из них кровь, которая тут же становилась частью вихря. Одна из этих молний устремилась в меня, но Демон с лёгкостью отмахнулся от неё, просто отбив рукой в сторону. После чего он взял меня за плечо и швырнул в вихрь.

Ураган тут же подхватил моё тело и началась безумная скачка, выбраться из которой мне удалось с огромным трудом. И то, когда в мою тушку прилетело что-то очень увесистое. Наверняка постарался прадед.

Меня забросило в самый центр урагана, где оказалось совершенно спокойно. Вихрь ярился вокруг, а здесь была тишина и спокойствие. Оказавшись внутри, я смог наконец найти брешь в этом монстре, которая позволила мне начать впитывать в себя накопленную силу. Но её было так много, что одному мне удержать её было просто нереально.

Когда я уже был практически на грани, а сила вихря уменьшилась в несколько раз, рядом со мной появился Демон.

— Давай помогу. Нужно привести тут всё в порядок. А то нам с тобой будет довольно сложно тренироваться.

Перенаправив силу прадеду, я вздохнул с облегчением. Как же тяжело было работать с такими объёмами силы. Это словно раз за разом сдвигать с места машину, вроде и получается толкнуть её на пару сантиметров, но развить большую скорость просто нереально. Для этого нужно очень долго тренироваться. Только в таком случае появятся результаты.

— А теперь смотри внимательно и запоминай. — обратился ко мне Демон. — В следующий раз, когда потребуется восстановление тренировочной формации, ты будешь делать это самостоятельно.

После чего прадед начал выпускать из своего тела одну волну силы за другой. Выглядело это, словно он каждый раз взрывался, превращаясь в кровавое облако, а потом собираясь обратно. После каждого подобного взрыва восстанавливался приличный кусок почвы, уничтоженный кровавым вихрем.

В плане использования дара это выглядело, как непрекращающийся выброс силы.

Как только местность была полностью восстановлена, прадед снял с себя доспех и устало опустился на появившийся стул.

— Это место было создано мной незадолго до смерти. Именно тогда я создал кристалл, благодаря которому мы сейчас общаемся с тобой. В тот момент я наконец смог понять природу умения «Второй шанс». Но без второго компонента я смог создать лишь это место. На полноценную формацию умения у меня не хватило ресурсов.

— Что за второй компонент? — спросил я, не очень понимая о чём вообще говорит прадед. Что он нашёл способ самостоятельно воспроизвести умение «Второго шанса?»

— Ещё один дар, который в сочетании с даром крови и позволяет нам возвращаться после нашей смерти. Что это за дар мне так и не удалось понять, а мой консультант отказался говорить об этом.

Я стоял и смотрел на прадеда, всё ещё удерживая в себе забранную у вихря силу.

— Консультант отказался говорить, а само умение наказало меня, оставив лишь одну попытку на возвращение. И прикрыв все возможные лазейки, о которых я тебе расскажу немного позже.

Демон махнул рукой и перед ним появился отлично сервированный стол, накрытый белоснежной скатертью, на которой стояло множество блюд.

— Стул создашь себе самостоятельно. В этом месте ты практически всесилен. Впрочем, как и любой обладатель дара крови. Да и отпусти ты уже силу, так и надорваться можно. Не буду я больше нападать на тебя. Всё, что хотел я увидел.

Легко ему говорить, не на него набросился монстр, от голоса которого кровь стынет в жилах. А внешний вид больше подойдёт какому-нибудь мега крутому боссу из компьютерной игры. Да к тому же это было чертовски сложно, отпустить столько силы. Она цеплялась за меня, всем, чем только было можно. Но, как только я смог оторвать от себя кусочек, чтобы сотворить стул, это словно вырвало из меня затычку. Сила рванулась во все стороны, сбивая прадеда со стула и переворачивая стол.

Как только сила покинула меня, навалилась дикая усталость и я поспешил сесть. Удивительно, но стул, созданный мной, остался стоять, даже не шелохнувшись.

— Даже не представляешь, насколько это здорово, осознавать, что наконец ты не один. Хоть и совсем ненадолго, если измерять по реальному времени. — отсмеявшись, произнёс Демон, щелчком пальца возвращая на место стол, который улетел довольно далеко.

— Для чего было нападать на меня? — спросил я, когда прадед поднялся и сел напротив, ухватив со стола куриную ножку.

— Угощайся. Хоть в этом месте еда и не действует, как в формации «Второго шанса», но здорово помогает собраться с мыслями. А напал я на тебя для того, чтобы узнать твой предел. И судя по тому, что я увидел высшую технику рода Воронцовых в твоём исполнении, ты сможешь достичь моего уровня, если не превзойти его. Здесь я спрятал ещё одну частичку своего сознания, отвечающую за работу с даром.

— Что это вообще за место?

— Формация, внутри формации. — снова хохотнул прадед, посчитав это довольно забавным. — Здесь у меня есть время, чтобы сделать тебя сильнее. Не только показать и отточить все техники, которые я знаю, но и провести столько спаррингов, сколько понадобится, чтобы вывести тебя на пик умений твоей нынешней ступени.

А вот это уже было интересным. В этом месте я не был ограничен в силе и мог создавать абсолютно любые техники, а если моим противником постоянно будет демон, я смогу очень быстро отточить свои навыки. Причём из-за того, что он гораздо сильнее меня это будет происходить гораздо быстрее. А я прекрасно понимаю, что Демон мог легко со мной справиться даже в момент, когда я удерживал максимум силы.

— Ешь и мы приступим к твоему обучению.

— Сколько времени я могу здесь находиться? — задал я интересующий меня вопрос.

Неизвестно, что сейчас происходит в реальном мире. Возможно, дед с императором уже подняли тревогу. Ведь по моим ощущениям уже прошло несколько часов, как я оказался внутри кристалла.

— Конкретно в этом месте ты можешь находиться сколько захочешь. В его создание я вложил очень много сил и подпитывал каждый раз, когда оказывался в основной формации. Наше же нахождение здесь тратит сущие крохи. Поэтому, если хочешь, я могу создать здесь для тебя хоть целый дом.

Сказав это, прадед потянулся к силе и через пару мгновений в нескольких метрах от нашего стола стоял вполне приличный двухэтажный дом. очередная демонстрация силы вышла очень даже впечатляюще.

Вот только этого мне не нужно было совершенно. Поэтому я тоже коснулся силы и коснувшись ей дома, просто представил, как он исчезает и у меня всё получилось.

— Быстро схватываешь. Думаю, твоё обучение не затянется надолго. — похвалил меня Демон. — А теперь давай приступим к нашему обучению.

Но он ошибался. По ощущениям моё обучение затянулось на очень долгий срок. Даже не знаю, сколько бы прошло времени находясь мы в реальном мире.

Я множество раз пытался разговорить Демона и узнать у него больше, чем просто боевые навыки. Я хотел расспросить о нашей семье и о словах деда, что у него имеется ещё трое старших братьев. Но после каждого вопроса не касающегося боевых техник нашего рода, прадед ненадолго зависал. Он просто смотрел на меня отсутствующим взглядом, после чего резко дёргал головой и возвращался к тому месту, на котором мы остановили наш бой. Поэтому вскоре я бросил все попытки разговорить прадеда.

Лишь один раз, после очередного дёрганья головой он сказал мне, что возможно сможет ответить на мои вопросы в основной формации. Не исключено, что в тот осколок сознания оригинал заложил гораздо больше знаний.

В этой формации не было смены дня и ночи. Один спарринг тут же сменялся другим. Нам не нужен был сон, отдых и приём пищи. Хотя Демон настоял, чтобы всё это присутствовало, хотя бы в самом урезанном виде.

Он говорил, что для моего сознания слишком трудно будет обходиться без всего этого и также существует вероятность, что когда я вернусь обратно, то попробую и дальше жить в таком темпе без отдыха и пищи.

Демон объяснял, как пользоваться техникой и мы тут же начинали её отработку. Порой, чтобы просто понять, как создавать технику мне требовалось не одна сотня попыток. В реальном мире это заняло бы годы, если не десятилетия.

Сейчас я мог с закрытыми глазами создать любую технику доступную на пятой ступени с минимальными затратами сил и времени. И имел в своей памяти багаж отработанных техник на последующие ступени вплоть до архигранда. Если здесь я мог использовать эти техники, то в реальном мире у меня на это просто не хватит сил, пока я не перейду на новую ступень.

К моему сожалению, сделать это здесь у меня не выйдет, в отличие от тех же тренировок организованных Даяной.

— Больше мне тебя нечему научить внучок. Я выполнил свой долг и теперь могу спокойно отправляться на покой. — сказал мне довольный прадед, после боя, в котором мы практически разнесли в клочья всю тренировочную формацию. Но так и не смогли выяснить кто же из нас сильнее.

Я хотел задать ему ещё пару вопросов, но прадед решил иначе, резким ударом отправляя меня обратно в белоснежную комнату.


Глава 6


— Вижу ты стал немного сильнее. — усмехнулся этот вариант Демона, когда я оказался перед ним в кровавой броне, практически ничем не уступающей его собственной.

Вот правда в этом месте не было столько халявной силы, что я ощутил практически сразу, моментально снимая броню.

— А теперь давай я расскажу тебе всё, что смог узнать о «Втором шансе». У нас не так много времени. — я лишь кивнул, немного охреневая от столь резкой смены обстановки.

— Никогда. Ни при каких обстоятельствах ни рассказывай никому об умении второго шанса. Сразу после этого ты умрёшь, а время возвращения сократится вдвое и его очень сложно будет восстановить. Не знаю, почему, но умение очень тщательно следит за сохранением тайны о себе и наказывает за любую попытку нарушить это правило.

А это я правильно сделал, что не рассказал никому.

— И ещё знай самое главное. В основе этого умения лежит дар крови. Тот, кто создал «Второй шанс» был минимум двуталанным одарённым, намного сильнее меня.

А вот это уже было реально полезной информацией. Прадед считал, что это умение создал другой одарённый. Вот только я даже не мог представить себе человека сильнее Демона. Тем более после того как увидел его в бою.

Впервые воспользоваться вторым шансом у прадеда выпала возможность в шестнадцать лет. Когда его вызвал на дуэль глава рода Шериных, Виктор Семёнович. За то, что дед избил его наследника, переломав ему множество костей и пригрозил вообще убить. К слову, сам наследник был старше прадеда почти на десять лет.

Драка началась из-за того, что на одном из приёмов Шерин младший позволил себе отпустить похабную шуточку в сторону императрицы, а прадед её услышал и покарал наглеца.

Сейчас род Шериных практически полностью угас, а в то время был очень силён. Сам Виктор Семёнович был грандом, причём владел аспектом камня.

Похоже, нелюбовь к камню в нашем роду передаётся по наследству.

Прадед мог смело послать Шерина старшего, но не в его правилах было бегать от драки. В общем, Шерин убил его. И Демону предложили вернуться назад.

Разобрался он со своим противником лишь с четвёртой попытки. Прямо как я с Голицыным.

Ему так же, как и мне не открывали практически никакой информации и прадед начал экспериментировать. До многих вещей доходя самостоятельно. Его же консультант начинал говорить, только когда прадед сам откроет тот или иной эффект. Прадед вообще был уверен в том, что его консультант сам ничего не знал и подстраивался под его рассказы, о новых свойствах умения. Прикрываясь постоянно тем, что у Демона недостаточный уровень доступа.

Даяна тоже говорила, что у меня недостаточный уровень доступа. Выходит, что достаточным он станет, лишь когда я сам поймут, как должны работать те или иные аспекты умения.

Время возвращения зависит от силы дара лишь на начальном этапе. Буквально пять — десять смертей, и всё. Дальше оно начинает прибавляться совершенно хаотично вне зависимости от силы дара. Может и десять минут накинуть за одно использование, а может, и вообще ничего за десяток.

Консультант не смог ответить прадеду на этот вопрос, лишь сказав, что первые активации умения используют силу его дара для создания стабильной формации. Места, в которое мы попадаем после смерти. В дальнейшем формация начинает подпитывать себя самостоятельно. Вот только непонятно, откуда она берёт энергию на эти цели.

После того как формация переходит в автономный режим, открывается ещё одна возможность, которую Даяна уже продемонстрировала мне, отправив становиться сильнее. Но сделала она это, когда формация была ещё нестабильна и работала лишь на моём даре. Какие из-за этого могут быть последствия неизвестно. Как и то, когда теперь моя формация сможет перейти в автономный режим.

Именно здесь прадед смог настолько подняться в силе. Хотя до первой своей смерти от рук Шерина находился на четвёртой ступени. А это всего на ступень выше, чем было у меня.

— По моим ощущениям я прожил здесь с десяток лишних жизней. И пролил океан крови. Пока не смог создать дополнительную формацию. — говорил прадед.

Прадед Василий считался сильнейшим одарённым за всё существование рода Воронцовых. И теперь я знаю, каким образом смог добиться этого.

На мой вопрос про создание дополнительной формации он ответил, что в его памяти остались лишь крупицы информации об этом. Главное— подняться до архигранда. А когда я это сделаю, придётся доходить до всего своим умом.

По поводу передачи дара другим он услышал впервые и очень заинтересовался этой возможностью. Сам он даже не мог представить подобного. Я как мог, объяснил ему её суть, но этого явно было недостаточно. Но большего не знала даже Даяна.

Прадед просто махнул рукой, сказав, чтобы я не расстраивался. Эти знания ему уже всё равно не пригодятся, а со своим любопытством он справится. После чего снова начал делиться своим опытом.

Он сказал, что после смерти я не должен стараться как можно быстрее вернуться обратно. Как я делал это в последние разы. Неважно сколько времени я проведу в формации умения, в любом случае вернусь на выбранное время после своей смерти. Вот только я уже буду иметь не только информацию о случившемся, но и опыт, полученный на тренировках.

В первую очередь я должен разобраться в ситуации, проанализировать каждое своё действие и действие своего противника. Разработать подходящую стратегию, а по возможности попросить Даяну провести несколько тренировок с противниками, чьи способности будут такими же, как и у моего врага.

Прадед делал так, после каждой смерти. И неважно, был ли это бой, неудачно приземлившийся снаряд, или выпитый яд.

Вообще, формация «Второго шанса» оказалась уникальным местом. Даже если я попаду сюда раненным или больным, то все повреждения мгновенно залечиваются. Организм приводится в идеальное состояние и возвращаюсь я уже здоровым. Вот, правда, подобное может вызвать множество ненужных вопросов после моего возвращения.

Допустим, секунду назад у меня не было руки, а тут оба и рука уже на месте. Но вероятность подобного слишком мала.

В формации умения наш дар работает совершенно по-другому. Я могу представить себе практически всё что угодно и это появится передо мной, если моих сил будет достаточно на создание чего-либо. Это работало только в случае с неживыми объектами. Чтобы сотворить в формации человека, необходимо просто нереальное количество энергии. Даже у прадеда максимум на который он был способен, это полудохлый таракан.

А ведь я даже не пытался воспользоваться даром, находясь в белой комнате. Мне и в голову не приходило подобного. Да и честно говоря было незачем.

На создание еды также тратится очень много сил, но со слов прадеда оно того стоило. Как ни странно, от еды здесь восстанавливалось астральное тело. Еда, созданная при помощи астрального тела, восстанавливала астральное тело, как бы глупо это ни звучало.

Но лучше всего прадед посоветовал мне требовать пищу у консультанта. Правда, делать это нужно только после того, как формация перейдёт на автономный режим. А до тех пор, пока она продолжает питаться моими силами это будет просто пустой тратой энергии.

— Ну и на хрена, тогда спрашивается, ты создавал те яблоки? Просто, чтобы выпендриться передо мной? — задал я резонный вопрос.

— Ты давай не зазнавайся сопляк! Поучи меня ещё! Что я не могу собственного правнука побаловать?! — гаркнул на меня прадед и меня отчего-то проняло до такой степени, что начали стучать зубы.

— Понял или нет ещё? — усмехнувшись, спросил у меня прадед, явно довольный произведённым эффектом

— Понял! — гаркнул я ему в ответ.

И на это раз был мой черёд смеяться, видя, как Демон подскакивает, держась рукой за сердце. Да, я тоже научился этому трюку!

Но моя демонстрация не помешала ему, всё же начать объяснять.

— В этой формации её создатель самый сильный. Консультанты они, как слуги, которые должны всячески угождать своим хозяевам. Ты можешь смело приказывать своему консультанту и он не посмеет отказать. Правда, это не работает с приказами рассказать всё об умении. — тут же обломал меня прадед, видимо, заметив, что я собираюсь спросить об этом.

В общем, очень многое упиралось в получение автономности формации. Без этого многие вещи просто не работали или требовали слишком большого расхода сил. Как в случае с моими тренировками. Можно сказать, что Даяна просто выгнала меня, когда поняла, что слишком сильно истощила ресурсы формации.

Ещё дед рассказал мне очень хитрую вещь, которая в большинстве случаев позволяет увеличить количество возвращений практически до бесконечности. Просто нужно, каждый раз после смерти создавать новую событийную цепочку и тогда отсчёт смертям пойдёт сначала.

Вот, правда, для этого нужно было сделать что-то реально значимое. Что определённо повернёт ход истории в новое русло. Для этого очень подходила смерть любого подвернувшегося человека. Как пример прадед заявил мне, что ему даже приходилось убивать охраняемый объект, то есть императора, для того чтобы спасти его же. Вот такие повороты. Он убивал своих детей, посторонних прохожих, вламывался в чужие дома и всё ради того, чтобы снова иметь возможность трижды вернуться обратно.

Вот только почему этого не произошло, когда я в первый раз убил дружинников, напавших на поместье, вместе с Юсуповым?

На этот вопрос прадед не смог ответить. Значит, буду спрашивать об этом Даяну, когда в следующий раз доведётся пообщаться с ней. Хреново, что телефон с нашей перепиской исчез. Хоть сам на себя руки накладывай теперь.

— Ты никогда не замечал ничего странного, когда возвращался обратно? Какой-нибудь незначительной мелочи? Сущего пустяка. Как стоящий не на своём месте стакан, или возможно, пробежавшая мимо кошка была другого цвета?

А ведь и правда подобное было. Камни в браслетах у Насти были разного цвета. Да и не исключено, что изменялось не только это. Просто я не придавал никогда этому значения.

— Это загадка, которую я так и не смог разгадать. — пожал плечами прадед. — Но я всегда знал, что именно в этом кроется не только разгадка тайны «Второго шанса», но тайна одарённого создавшего это умение.

— Почему ты не думаешь, что это какие-нибудь боги или гораздо более развитая цивилизация? — задал я вопрос, над которым сам ломал голову, даже после услышанного от Демона.

— Боги? Серьёзно? — расхохотался прадед. — Я скорее поверю, что до сих пор живой и сейчас вернусь обратно, на три часа после своей смерти, чем поверю в богов. Да и более развитая цивилизация тоже бред. Слишком долго я общался со своим консультантом. Могу точно сказать, что это обычный человек, порой не знающий элементарных вещей, которые начинаешь осознавать лишь с возрастом. Консультант некое отражение нас самих. Он не может знать того, что не знаем мы сами. Долгое время я даже всерьёз думал, что это моя вторая личность, вылезшая из глубин подсознания.

— А, что заставило тебя передумать? — спросил я.

Мне вот даже не пришла в голову подобная мысль. Я видел Даяну. Она определённо не может быть моим вторым я. Даже от одной мысли об этом мне стало дико противно.

— Вполне возможно, что я и не передумал. — пожал плечами прадед. — Частица сознания, что сейчас разговаривает с тобой очень ограничена в своих знаниях. Я рассказываю лишь то, что имеется в наличии, так сказать.

В этот момент прадед моргнул, словно какая-то голограмма.

— Похоже, времени у нас осталось совсем мало. Но этого вполне хватило, чтобы рассказать тебе всё, что удалось мне узнать самому. — вздохнул он. — Жаль, что заложил в этот образ лишь информацию о «Втором шансе» и больше ничем не смогу помочь своим потомкам.

Я тоже очень сильно жалел об этом, но и того, что прадед уже рассказал, было очень много. А уж о том, что мы сделали с ним в дополнительной формации, вообще молчу.

— Кто стал архиграндом из моих ребят?

— Кирилл и Дмитрий. — ответил я.

— Ну в Диме я не сомневался он всегда был самым сильным и бойким, а вот Кирилл очень удивил. Я всегда считал, что это именно он поможет более сильным братьям пере…

Что именно сделать младший сын, прадед не успел договорить, исчезнув полностью. А следом за ним, начала исчезать и эта формация. Меня выкинуло обратно в кресло старой боевой машины.

К моему удивлению, я был облачён в броню, которую подпитывали практически иссушенные дед и император. И похоже, что сделал я это явно против их воли. Каким образом мне вообще удалось пробиться сквозь их естественную защиту? Дед поделился со мной силой, и мы прервали контакт, а к императору я вообще не прикасался.

Что здесь вообще произошло, пока я общался с прадедом?!

Судя по тому количеству силы, что я забрал мои доноры должны находиться при смерти. Тут же начал вливать обратно, всё позаимствованное, одновременно с этим вылез из машины.

Кристалл, оставленный Демоном, рассыпался мелкой пылью, которая мгновенно испарилась.

Очнулся я вовремя, ещё минут двадцать и быть мне первым Воронцовым, лично убившим своего императора, а заодно и освободившим место патриарха. Хотя нет, первым убил императора Демон, но об этом знаю лишь я один.

И какого чёрта спрашивается Леший, не установил тут камеры? Так бы увидел, что я творю, доложил отцу и он бы помог.

А теперь мне ещё придётся тащить на себе деда с императором. Как-то они не хотели приходить в себя даже после того, как я вернул им всё до последней капельки, даже чутка добавил от себя. Компенсация за моральный ущерб, так сказать.

И ведь не узнаешь, что произошло, пока они не придут в себя!

А у меня было ещё столько вопросов, да и разговор наш так и не завершился. Можно сказать, оборвался на самом интересном месте.

Дотащив оба тела до минус второго яруса, дважды сжигая собственную кровь, чтобы усилиться. Всё же разговор с Демоном очень сильно измотал меня физически. Вот только почему, было непонятно. Я плюнул и привалил мужиков к одной из машин, а сам побежал за подмогой.

Через пять минут дружинники доставили оба тела в медицинский блок, где за них тут же принялась Манижа. А у меня было несколько минут, чтобы поговорить с ней, пока не появился отец, Мазуров, императрица и ещё хрен знает кто.

— Они просто очень долго находились в полуобескровленном состоянии. — сказал я целительнице, когда Леший отправил бойца доложить о случившемся отцу.

Хотя мы и сами толком не знали, что случилось. Но всё же в отсутствии деда, отец автоматически становился старшим.

— Твоих рук дело? — спросила Манижа, начав обследовать новых пациентов.

— Даже не представляю, как это произошло. Только они могут рассказать, как придут в себя. — пожал я плечами.

Но судя по выражению лица Манижи, она мне не поверила. Ну и хрен бы с ней. Пускай не верит. Главное на мои вопросы ответит и ладно.

— Через пару часов оклемаются. Ты их осушил, практически до дна. Удивительно, что они вообще остались живы. Будь чуть слабее, и всё.

— Они живы и это главное. — сказал я, не желая и дальше мусолить эту тему. Сейчас меня интересовало совершенно другое. — Лучше скажи, что с Настей?

— Она твоя невеста, да? Красивая. Вот правда, даже не знаю сможете вы теперь быть вместе…

Эти слова заставили меня сжать кулаки. Не знаю отчего, но дико захотелось ударить Манижу. Она всё ещё никак не может простить мне обращения с ней в экранированной комнате. Вот же дура! Сама полезла и получила.

Так, стоп! Мой дар защитил меня в тот раз. Так, может, и сейчас дар, просто защищал меня. Вот только тогда, спрашивается отчего? Что со мной пытались сделать дед и император, пока я общался с Демоном.

Наверняка моё тело так и сидело в той машине, а в формацию, созданную прадедом, попал лишь мой разум, ну или астральное тело, короче х.з..

Манижа сказала два часа? Ну, что же я подожду и как эти гаврики очнуться начну задавать вопросы. Причём на этот раз они не смогут так просто отвертеться. Я буду контролировать их ответы даром.

Кровавая клятва-это конечный вариант техники, но можно не доводить её до конца и немного изменить предназначение. Тогда по идее, человек не сможет соврать тому, кто использует эту технику. Ну или тот, кто применяет технику просто с лёгкостью распознаёт ложь.

Над этим я думал ещё, когда отец впервые показал мне технику кровавой клятвы. Но мои мысли, так и остались мыслями не доведёнными, до логического завершения. Вот сейчас я и попробую выяснить, способен на создание новых техник или просто слишком высокого мнения о своих способностях.

Видимо, я слишком надолго завис, размышляя над этим. Просто целительница начала махать рукой у меня перед лицом.

— Ты вообще в порядке? — спросила Манижа.

— Я буду в порядке, когда узнаю, что случилось с моей невестой. Почему она пыталась убить своих родителей и какого чёрта стала настолько сильной. И лучше ответь по нормальному. Сейчас у меня нет никакого желания препираться с тобой. — сказав это, я коснулся дара и тоненькая кровавая нить протянулась от моего указательного пальца к голове Манижи.

Целительница шарахнулась в сторону, уворачиваясь от моей нити, но это было бесполезно. Сейчас я был просто не в состоянии пробить её защиту, но она-то этого не знала. Поэтому когда нить, всё же коснулась её головы Манижа быстро заговорила.

— Девочка сейчас в крайне тяжёлом состоянии. Её убивает собственный дар. Который совершил просто колоссальный рывок вперёд. Сейчас по силе она не уступит сильнейшим архиграндам планеты. А поверь мне, я лично видела многих из них, когда муж договаривался о получении очередного дара.

Ну, что Настя стала невероятно сильна, для меня не было новостью. Я прекрасно видел, как она на равных сражалась сразу с тремя архиграндами и держалась вполне достойно.

— Почему тогда она напала на свою семью?

— Что ты знаешь, о даре физиков? Помимо того, что они способны многократно увеличивать свои физические возможности?

В принципе, больше ничего и не знаю. С Настей мы практически никогда не разговаривали о наших силах. А когда говорили, то никаких подробностей не рассказывали.

— На высшей ступени могущества они могут увеличивать свои возможности, благодаря эмоциям. А как ты думаешь, какая эмоция лучше всего подходит для бойцов рукопашников? Правильно ярость. Чем сильнее физик, тем сильнее его начинает изнутри разъедать ярость. Это начинает происходить примерно на шестой ступени дара. Именно из-за этой особенности Алишер не торопился присоединять к своё коллекции этот дар. Он просто боится впасть в неконтролируемую ярость, что и произошло с твоей невестой.

Слово невеста Манижа выплюнула, словно к ней в рот залетела муха. Столько отвращения и неприязни было вложено в него.

Я же просто стоял и смотрел на неё, ожидая дальнейших объяснений.

— Когда сила одарённого физика поднимается постепенно, он способен контролировать эту ярость. Он привыкает к ней и постепенно начинает управлять, подчиняя её себе и становясь от этого ещё сильнее. Но у девушки не было времени, чтобы сделать это. Дар вырос слишком стремительно, её психика просто не была готова к этому. Неконтролируемая ярость захватила девчонку, и она начала выплёскивать её на окружающих, даже не отдавая себе в этом отчёта. В её глазах все были врагами, которых необходимо было уничтожить.

— Ей можно помочь? — задал я вопрос, который интересовал меня ничуть не меньше.

— На это уйдёт много времени, большинство из которого девочке придётся постоянно находиться под действием сильных успокоительных. И пока она не научится контролировать свои дар и прилагающуюся к нему ярость, её придётся изолировать от общества.

Услышав это мне сразу полегчало. Главное, что Насте уже ничего не угрожает и ей можно помочь.

— Что могло вызвать столь резкий скачок силы? — спросил я.

— А вот этого я уже не знаю. — развела руками Манижа.

А я отчего-то вспомнил надпись «Имеются некорректные данные. Умение может работать неправильно». И предостережение от Даяны об обмене биологическими жидкостями.

В коридоре раздались торопливые шаги и в медицинский блок ворвались отец и Юлия Сергеевна.

— Что случилось? — спросили они одновременно, подбегая, каждый к своему пострадавшему.

— Вот у них и спросим, когда придут в себя. — ответил я.

А Манижа заверила всех, что дед и император уже полностью здоровы и уже через пару часов должны прийти в себя. Её слова подтвердил Авиценна, который всё время, пока мы разговаривали с Манижей, просидел за неприметной ширмой. Наверняка его попросили присмотреть за целительницей из рода Курмангалиевых.

— Манижа, расскажи императрице, что ты только, что рассказала мне о Насте. — попросил я целительницу, а сам пошёл в свою комнату. Плюнув на то, что собирался дождаться, когда дед и император придут в себя.

День выдался очень насыщенным не только на события, но и на новые знания. В голове сейчас была настоящая каша. Да к тому же усталость после общения с прадедом выросла ещё сильнее. Мне просто необходимо было отдохнуть это всегда приводило мои мысли в порядок. Во сне они сами раскладывались по нужным полочкам, позволяя мне на следующий день не копаться в общей куче, а обращаться к нужным знаниям.

Насчёт Насти я уже был более-менее спокоен. Осталось лишь найти способ связаться с Даяной. Хоть Демон и говорил, что считает консультантов полностью зависимыми от наших собственных знаний, но попробовать всё же стоило. Ещё мне нужно было подумать над рассказом императора о ведунах и моей конкретной роли во всём этом. Они явно хотят, чтобы я принял участие в каком-нибудь дерьме, которое окажется в несколько раз более дерьмовым, чем поездка в Афганистан.

Нет! Всё! Хватит. Сейчас спать, а уже завтра со свежей головой буду думать. А ещё лучше пойду и спрошу императора об этом напрямую.

«В какую задницу вы хотите, чтобы я залез?». Вот прямо так и спрошу, а пока спать.

Завалившись в свою комнату, я плюхнулся на кровать и как только голова коснулась подушки, вырубился.




Глава 7


Мне снился просто отвратительный сон. Словно я попал к каким-то аборигенам, которые отчего-то все как один были очень похожи на прадеда Василия в его боевом обличии. Вот только в сильно урезанном варианте, ростом не больше Оли. Так вот, эти аборигены взяли меня в плен, связали и преподнесли в жертву их божеству.

Дар всю дорогу был при мне, вот только он совершенно не действовал ни на кого в этом чудном месте.

А когда заявилось божество и вовсе пропал. Само божество оказалось смесью тиранозавра, поросёнка и как ни странно, козла.

Монстр с телом и мордой свиньи, козлиными копытами, рожками и бородкой. Длинным хвостом маленькими передними лапками и зубами в три ряда.

Забыл ещё сказать, что язык у этого божества был больше меня. Вот именно этим языком оно и начало меня усердно нализывать, постоянно попадая по лицу.

В реальности же божеством оказался мелкий засранец Няко. Когда я открыл глаза и увидел над собой его лысое, складчатое тело я едва не закричал.

Это паразит стоял на моём лице и беззастенчиво облизывал.

Фу! Какая гадость! Да ещё и язык шершавый, словно наждачкой трут.

— Оля-я-я! — закричал я.

А ответом мне была тишина. Подхватив это безобразие, я отправился на поиски сестры.

— Спасибо Сережа, ты самый лучший братик. — налетела на меня Оля, когда я в праведном гневе, хотел высказать всё, что думаю о её новом питомце и его поведении.

Вот правда, после таких слов и объятий сестрёнки, весь гнев куда-то испарился. Остались лишь чудовищные воспоминания и лысый монстрик в руках, который при виде хозяйки принялся жалобно мяукать. Хотя за всё время, пока я искал Олю не издал ни звука.

Занятый поиском Оли, я даже не заметил, что в доме было как-то уж слишком шумно. Словно внизу сейчас шло собрание самых шумных и говорливых людей империи. Причём, судя по звукам, гостиная была забита полностью.

— Папа с дядей Колей позвали в гости людей, что вы привезли с собой из командировки. — сказала Оля, увидев мою заинтересованность. — Мне там совершенно неинтересно. Все шумят, ругаются, а половина так вообще не разговаривает на русском. А теперь отдай Няко, а то я обещала его показать своим новым подружкам.

А вот это уже интересно. Что там за новые подружки у Оли. Ради этого я даже отложу поход вниз, хоть и хочу лично послушать, что там происходит. Что такого император говорит роду Курмангалиевых и прибывшим вместе с ними кланам Газни.

— Так и знал, что тут не всё так просто. — сказал я, когда увидел до боли знакомую мне троицу демонят, сидящих в Олиной комнате и потрошащих её ящик с игрушками.

— Оля — он твой брат? Как же я тебе сочувствую. — начала кивать Фариза.

Она одна из сестёр настолько ядовитая, что хочется всыпать ей ремня, как только открывает рот.

— Это ты просто мне завидуешь. — ничуть не смутившись ответила Оля. — Завидуешь, что у меня самый сильный, самый умный, самый красивый и самый хороший брат в мире.

Вот же маленькая подлиза. Но, как же приятно слышать от сестры подобное. Теперь самое главное — оставаться таким в её глазах как можно дольше.

— С меня подарок. — сказал я, чмокнув Олю в щёку.

После чего я показал вредине Фаризе язык и пошёл вниз. Моё настроение моментально улучшилось. Теперь пора послушать, о чём император разговаривает с беженцами.

Судя по тому, что собрание проходит не при закрытых дверях никаких тайн там нет. По крайней мере, сейчас.

— … Предоставим вам земли в бессрочную аренду, с отсрочкой всех выплат сроком в десять лет. Этого времени вам вполне должно хватить, чтобы встать в империи на ноги. В чём моё министерство, естественно, вам тоже поможет.

Услышал, я когда спускался вниз. Говорил господин Уваров, который вчера помогал убирать завалы императорского поместья.

Рядом с ним стоял Леший и переводил на Фарси.

Император, вместе с отцом и дедом тоже присутствовали на этом собрании, они стояли отдельно от остальных в компании Курмангалиева и ещё пары незнакомых мне мужчин. Явно выходцев из Афганистана.

В то время как Уваров вещал для остального большинства, эта шестёрка шепталась в стороне. Совершенно не обращая внимание на остальных собравшихся, словно их тут и не было.

Именно к ним я и направился.

Помимо беженцев, в помещении находилось неприлично много охранников. Бойцы Кровавого ворона и Гнева Государева были во всеоружии и готовы броситься в бой в любую секунду. Они полностью взяли под свой контроль помещение.

Вот только я сильно сомневаюсь, что они смогут хоть что-то противопоставить дочерям Курмангалиева, которых он привёл с собой. Я насчитал больше двух десятков девушек. Они были напряжены словно пружина. Одним своим видом давая понять, что готовы броситься в бой в любую секунду.

Среди пришедших вместе с Коллекционером была, Эрджан, Рухия, Манижа и ещё несколько очень сильных одарённых, имена которых я не знал. Но прекрасно видел на что они способны во время эвакуации из Газни.

При желании эти на вид хрупкие девушки с лёгкостью уничтожат практически всех находящихся в этом зале. По крайней мере, тех же бойцов, что поставлены охранять их, девушки даже не заметят.

Один из бойцов деда, преградил мне дорогу.

— Не положено. Распоряжение Ворона не пускать никого постороннего.

— Боец, ты совсем охренел?! Называешь меня посторонним, в моём же доме?! — опешил я от такой наглости и даже не смог сдержаться, чтобы не ткнуть его пальцем в грудь.

— У меня приказ. — пожал плечами боец, давая понять, что не собирается меня пропускать.

Хорошее настроение моментально испарилось. Я даже потянулся к силе. И обломался.

Как так-то? Какого чёрта! Почему я не могу коснуться дара?!

Я посмотрел в сторону компании отца и увидел довольный взгляд деда.

Он, что решил мне отомстить таким образом, за вчерашнее? Вот только с какого перепуга? Или он считает, что я специально вытянул из них с императором всю силу? И как ему удалось заблокировать мой дар? А в том, что это сделал дед, я уже не сомневался.

Ну хрен с вами! Не хотите, чтобы я сейчас всё узнал, потом сами всё расскажите и уже не отвертитесь. Здесь явно решаются вопросы, которые касаются интересов империи, а никак не нашего рода.

Всё же попробовав ещё раз пройти в гостиную. Плюнул, наткнувшись на ещё одного бойца и отошёл в сторону. Лезть в рукопашную с опытным бойцом не было никакого смысла.

— Скажу деду, чтобы он вам премию выписал. — сказал я бойцам и пошёл в медицинский корпус.

Раз не пускают послушать, что творится на верхушке власти, так сказать, пойду проведаю Настю. Слушать, что вещает министр экономики, мне было неинтересно. Наверняка там столько воды, что в итоге двухчасовое выступление можно будет уложить всего в десяток предложений.

Что-то типа. «Мы вам сейчас поможем и даже не будем какое-то время требовать обратно потраченных средств. Но в будущем сдерём с вас три шкуры и ещё вы останетесь должны. А при каждом удобном случае будем напоминать, что не отвернулись и помогли, в столь трудное для вас время».

Лучше потом попрошу пересказать мне всё в кратком виде. Вон того же Лешего и попрошу. Не зря же он заделался там переводчиком.

— Как она? — спросил я у Авиценны, который, похоже, так и не отходил от Насти всё это время.

Хотя выглядел целитель вполне отдохнувшим.

— Пока ещё держим её в отключке. Сегодня должны будут подвезти необходимые успокоительные, там уже будем постепенно приводить Настю в чувства.

Настя лежала в больничной кровати, уже переодетая в белую пижаму. Сейчас она выглядела вполне нормальной. Даже немного бледной. Значит, целителям удалось усмирить рвущуюся наружу силу или возможно она просто выдохлась, что довольно дерьмово. В таком случае, как только силы восстановятся снова может произойти очередной взрыв.

— Ты согласен с выводами, сделанными Манижей? — спросил я у целителя, трогая Настин лоб, который к моему облегчению был нормальной температуры.

— Большинство её слов мы просто не можем проверить. Но она целитель и этим всё сказано. Сама судьба наделила нас возможностью помогать людям. Среди целителей нет плохих людей, которые ищут выгоду для себя во время исцеления. — пожал плечами Авиценна.

Я вот я бы не спешил утверждать подобное. Тем более по отношению к одной из жён коллекционера.

Манижа так и не сказала мне, чем таким её удерживает подле себя Курмангалиев. Сильно сомневаюсь, что она боится его. Это мне просто очень сильно повезло, что мой дар самостоятельно решил встать на мою защиту и только благодаря этому я смог выжать максимум из той ситуации. А так мне ничего бы не светило, реши я просто напасть на Манижу. Она бы без проблем справилась со мной.

Вот и что удерживает её рядом с этим чудовищем для меня большая загадка. Возможно, что она просто такое же чудовище и разделяет не только взгляды своего мужа, но и его любовь к коллекционированию. А её просьбы спасти дочку лишь хорошая игра, чтобы сбить меня с толку?

Вот же!

Что-то мне везде начали мерещиться обман и предательство. Хотя и немудрено, после всего услышанного вчера. А это был лишь маленький кусочек информации, которую мне решили открыть.

— Ведь Настя была на пятой ступени. Разве возможно подняться сразу на три ступени? Перескочив даже ступень гранда, на которой люди топчутся десятилетиями.

Похоже, Авиценна после диагноза, поставленного Манижей, тоже размышлял над этим вопросом, поэтому он ответил даже не думая.

— Максимально зафиксированный скачок в силе был на пять ступеней. Но это происходит, лишь когда одарённый только пробуждает свой дар. В этом случае, тоже довольно часто возникают разного рода осложнения. Но в основном это какие-то физические проявления. Отказ внутренних органов, атрофия мышц, нарушение речи, зрения, слуха или что-то подобное. Очень редко проявляются психические заболевания. И что самое главное, подобные изменения невозможно исправить даже сильнейшим целителям.

— Но, как я понял из объяснений Манижи, у Насти всё в порядке с головой.

— О порядке в психологическом плане пока слишком рано что-либо говорить. Это мы узнаем лишь после того, как Настя придёт в себя и проведём все необходимые тесты. — тяжело вздохнув ответил целитель. — Манижа и мне говорила, что во всём виноват дар физика. Который в случае с Настей многократно увеличивает выработку норадреналина. Именно этот гормон и отвечает за ярость. Теперь одной из наших главных задач справиться с этой проблемой.

Авиценна ещё что-то мне рассказывал, но я уже перестал обращать на это внимание. Все эти термины, гормоны, адреналины для меня были лишь словами, которые ничего не объясняли.

Для меня было вполне достаточно того, что это с Настей сделал её же дар.

— Позовите, пожалуйста, меня, когда Настя придёт в себя. — попросил я целителя и пошёл на кухню. Есть не то чтобы прям очень хотелось, но перекусить определённо не помешает.

Перед этим Авиценна залечил полученные мною вчера повреждения, о которых я уже практически забыл.

— И где ты столько времени пропадал? Ты же должен защищать меня любой ценой?! — заявила Даша. Которая, к моему удивлению, оказалась на кухне вместе с Дайнаной, мамой и Юлией Сергеевной.

Императрица вела себя вполне нормально и даже не пыталась оторвать Даше голову. Или я снова чего-то не знаю и Нестерович один из Романовых, спрятанный в раннем детстве, как и Надежда Александровна? Вчера я так и не успел спросить об этом.

Правда, выглядела императрица не лучшим образом. Такой помятой и уставшей я не видел её ещё ни разу в жизни. Хотя после случившегося вчера оно и не удивительно.

— Мы в империи. Теперь ты в безопасности и не нуждаешься в постоянной защите с моей стороны. Вполне достаточно людей из Кровавого Ворона и Гнева Государева. — сухо буркнул я, уже даже не зная, хочу есть или нет.

— Но ты же говорил, что будешь охранять меня, пока не сдашь отцу на руки. — не унималась Даша.

Она как-то резко забыла, как извинялась предо мной в доме Курмангалиевых и начала снова вести себя, как последняя стерва.

После слов о передаче её отцу мама и Юлия Сергеевна. Как-то очень странно на меня посмотрели и обе покачали головой.

Что это может означать? Что никакой передачи не будет? Или что?

— Считай, что я сдал. Он сейчас находится в гостиной.

Девчонка сразу подскочила со стула и начала оглядываться по сторонам, словно ища, куда спрятаться.

Так она, что не хочет возвращаться к отцу? Тем более в гостиной находился император, которого я и считаю её отцом, а не Роман Нестерович. Хотя он наверняка уже должен был прилететь за дочерью. Вот только я очень сильно сомневаюсь, что ему теперь её отдадут.

— Сережа, не нужно ломать перед нами комедию. — заговорила императрица. — Я всё прекрасно знаю. — при этом она старательно показывала на мечущуюся в панике Дашу. — И совершенно не виню ни в чём Колю. Так было нужно. И давай сейчас не будем об этом. Предоставь своему императору самому разобраться в этой проблеме.

Охренеть! Императрица только, что сказала, что прекрасно знает, что в Даше течёт кровь Романовых. И она относится к этому совершенно спокойно. Хотя я думал, что Юлия Сергеевна устроит императору нешуточные разборки с дикими криками, крушением мебели и чудовищной порчей казённого имущества.

— Думаю, Миша с Колей обязательно тебе все расскажут, после того как закончат свои дела с нашими гостями. — взяла слово мама. — А пока садись и поешь. А мы пообщаемся с Дайнаной, она уже рассказала мне очень много всего интересного о случившемся во время вашей командировки.

После этих слов мама очень недобро посмотрела на меня и к ней присоединилась Юлия Сергеевна. Ну всё, вот теперь мне точно пора отсюда валить.

— Я не голоден. Зайду немного позже. — попытался я ретироваться, но императрица оказалась быстрее, возникнув у меня за спиной.

Когда я разворачивался, чтобы уйти наткнулся на неё и едва не упал.

— Завтрак, самый важный приём пищи за день. — сказала Юлия Сергеевна, давая понять, что так просто меня теперь никто не отпустит.

— Я дал слово и не собираюсь от него отказываться. — твёрдо произнёс я, хоть мне и было не по себе под взглядами собравшихся здесь женщин.

Я поймал себя на том, что даже вечно добродушная тётя Зина, смотрит на меня с осуждением. А ей то, какое до этого дело? Вон пускай за своими дочерями следит.

Лишь одна Дайнана восприняла мои слова с улыбкой на лице. Просто она ещё даже не представляет, что именно сейчас начнётся настоящая битва за её будущее без власти коллекционера.

После завтрака я был сыт по горло, во всех смыслах. Мне ездили по ушам и буквально запихивали еду в рот. Причём всю дорогу шло обсуждение не только меня и моего слова, данного коллекционеру, но и Дайнаны. Которая присутствовала тут же, но для неё это похоже было вполне обычным делом.

Похоже, что в роду Курмангалиевых подобные обсуждения вполне обычны, тем более если дети от коллекционера рассматриваются в качестве живого товара.

— Всё хватит! — под конец не выдержал я. — Мои обязательства перед Настей никуда не делись. Как и запланировано мы женимся через год. Но и от своего слова отказываться не собираюсь! Если ещё раз кто-нибудь заикнётся на этот счёт, я сразу же приступлю к выполнению своих обязательств перед отцом Дайнаны!

Сказав это, я с трудом выбежал из кухни. Даже и не помню, когда в последний раз ел так много. Срочно нужно найти Борова.

Вот, только посижу минут десять в тишине и спокойствии, хотя нет. Сейчас мне этого просто не дадут сделать. Слишком много в доме посторонних. Пойду лучше снова загляну к Авиценне и попрошу его мне помочь. Насколько я знаю, в средневековой Европе аристократы довольно часто прибегали к помощи целителей на разнообразных приёмах, для того чтобы иметь возможность попробовать все выставленные блюда. Вот и я сейчас хотел попросить целителя, облегчить моё состояние.

Из гостиной всё ещё доносился гул толпы, поэтому поговорить с императором дедом и отцом и всё равно пока не получится.

Авиценна оказался на месте, вместе с Манижей и ещё парой неизвестных мне людей в медицинских халатах, накинутых поверх дорогих костюмов. Но судя по тому, что они находились здесь, охрана была в них совершенно уверена.

Они сидели рядом с кроватью Насти и внимательно наблюдали за действиями целителя из Гнева Государева. А Авиценна, в свою очередь, медленно вводил княжне какой-то фиолетовый препарат.

— Вы привезли успокоительное?! — догадался я. — Настя скоро придёт в себя?

Своими словами я привлёк к себе внимание, но целители лишь мазнули по мне взглядом и снова вернулись к своей пациентке.

— Сергей Михайлович, не могли бы вы зайти позже. Сейчас мы слишком заняты. — сказал Авиценна, проявив официоз, которого я от него ни разу не видел. Хотя и общаться с ним столь тесно я начал только вчера.

Если на меня и Манижу официоз Авиценны не произвели никакого эффекта, то гости тут же вскочили со своих мест глубоко поклонились.

— Это огромная честь лично познакомиться с наследником рода Кровавых Воронов. — произнёс мужчина постарше.

Они, что больные? Обычно нас всё тихо, а порой совершенно не стесняясь говорить об этом во всеуслышание, ненавидят. А тут огромная честь.

Они, что наши фанаты? И такое бывает? Да ладно!

Судя по лицу Авиценны именно на такой эффект он и рассчитывал.

— Меня зовут Александр Коробов, а моего друга Семён Бочагов. Мы разрабатываем медикаменты, способные оказывать действие на организмы одарённых.

А вот это уже очень полезная информация. Насколько я знаю, эта отрасль начала развиваться совсем недавно. Причём «одарённая фармакология», как её начали называть, зародилась именно в Российской империи. Правда, я об этом практически ничего не знал. Так слышал несколько раз краем уха, как император разговаривает об этом. Не больше.

Единственное, что я запомнил, так фамилии людей, начавших развивать это рисковое дело. Ведь по эффективности с целителем не справится ни один медикамент. Так вот их фамилии были именно Коробов и Бочагов. И вроде эти люди были неодарёнными.

— Мне тоже очень приятно познакомиться с людьми, которые решили рискнуть и начать разрабатывать медикаменты для одарённых. Ведь целители в разы более эффективны.

Коробов усмехнулся и указал пальцем на Настю.

— Вот только даже целители не могут успокоить ярость, рвущуюся из княжны. А наши медикаменты с этим вполне способны справиться.

— Я полностью подтверждаю слова Александра Алексеевича. — сказал Авиценна, наконец закончив вводить Насте фиолетовый препарат. — Целители не всесильны. Хоть мы и можем очень многое, но далеко не всё. Даже архигранды, — при этом Авиценна посмотрел на Манижу, которая очень внимательно его слушала. — довольно сильно ограничены в своих возможностях. По крайней мере, в работе со столь сильными одарёнными, каким стала княжна.

Ну да, ну да. Это не копаться в мозгах у парня, находившегося на третьей ступени, чтобы влюбить в свою дочь. Но говорить этого вслух я не стал. Это только наша с Манижей тайна, о которой знаем лишь мы вдвоём.

— Сергей Михайлович, мы можем попросить вас переговорить с отцом, чтобы он выделил нам немного своего драгоценного времени? — спросил меня Коробов.

Похоже, в их дуэте он играл первую скрипку.

— Чтобы просить о подобном, я должен знать предмет предполагаемого разговора.

— Мы бы хотели попросить немного вашей крови, для проведения исследований и разработки новых препаратов на её основе.

Очень интересно для чего им понадобилась наша кровь? Что-то в словах Коробова показалось мне очень подозрительным. Вот только, что я так и не смог понять.

— Я скажу отцу о вашей просьбе. — ответил я. — Так, когда Настя придёт в себя?


Глава 8


Коробов покачал головой, давая понять, что не знает ответа на мой вопрос. А вот его компаньон решил ответить.

— Сразу после того, как прекратится действие предыдущего препарата. Это может быть как несколько минут, так и несколько десятков часов. Мы не можем этого точно сказать.

— Мы не станем вмешиваться. Слишком велик риск. — сказала Манижа, когда я посмотрел на неё.

И снова нужно ждать.

Напомнив Авиценне, чтобы он позвал меня, как Настя придёт в себя, отправился в комнату к дружинникам. Если Боров где-то и был, то именно там.

В эти дни по-любому не будет никаких тренировок не только из-за наплыва беженцев, но также из-за присутствия императора. Во время того, когда у нас гостят Романовы, Боров всегда садится за мониторы, даже не знаю, с чем это связано.

— А вот и наш Казанова заявился. — расхохотался Читер, стоило мне зайти в комнату для наблюдения.

— А ты почему здесь ошиваешься, а не стоишь в оцеплении или не охраняешь беженцев? — пропустив мимо ушей его слова, спросил я.

— Ты даже не поверишь. Мне, Лешему и Айболиту дали по две недели отпуска.

— Так какого хрена ты тут сидишь? Вали к жене.

Вот тут уже расхохотался Боров.

— Некуда валить нашему голубчику, снова остался один-одинёшенек.

— Сам ты голубчик! — возмутился Читер, но увидев кулак Борова, тут же замолчал.

В общем, стандартная вышла ситуация. Пока Читер целыми днями пропадал на службе, показываясь дома в лучшем случае пару раз в неделю и то, максимум на ночь, его жена нашла себе более надёжного мужчину. Как я уже говорил не везёт ему с женщинами.

— Серёг, а ты не знаешь. Курмангалиевы захватили с собой прислугу? Не видел случаем Зухру?

Вот же человек. Даже и вида не подал, что ему сейчас тяжело или что-то в этом роде. Сразу начинает спрашивать о другой женщине.

— Вот сам сейчас это и выяснишь. Давай подмени Борова за мониторами. А я сейчас хочу хорошенько потренироваться.

Читер воспринял мой приказ с огромным энтузиазмом. Тут же начав искать служанку. Вот только мне кажется, что все слуги так и остались в Газни. Эвакуационные самолёты и без них были забиты под завязку. Да даже в том случае, если их и взяли с собой, то по-любому они сейчас остались в лагере, организованном для беженцев, где бы он ни был.

Боров был только рад, что его кто-то заменит. Он всегда говорил мне, что терпеть не может целыми днями сидеть и пялиться в мониторы.

Мы отправились с ним на тренировочную площадку, расположенную в мамином саду. Поначалу было очень тяжело работать на полный желудок, но это быстро прошло.

Часа через четыре я полностью измотанный, но очень довольный отправился домой, надеясь, что нужные мне люди наконец освободились. Отчасти это оказалось так.

Свободным был лишь отец, который сейчас сидел вместе с мамой и Юлией Сергеевной на кухне. Раньше посиделок на кухне практически никогда не было, но сегодня это был едва ли не единственный островок спокойствия в доме.

К моему удивлению, обе женщины совершенно не обижались на меня из-за случившегося и даже снова попытались накормить. Нет уж, достаточно! Не для этого я столько времени провёл с Боровом.

Есть не хотелось совершенно, а вот просто сесть отдохнуть очень. Но сперва я рассказал отцу о появлении в нашем доме Коробова и Богачёва и об их престранной и подозрительной просьбе.

— Я уже переговорил с этими людьми и дал им немного своей крови.

От услышанного я даже открыл рот и начал хлопать им, словно выброшенная на берег рыба.

Как отец вообще мог согласиться на подобное? А если они на основе нашей крови создадут какое-нибудь оружие против нас самих? Если они подберут идеальный яд, который убьёт нас мгновенно. Да у меня ещё имеется куча вариантов.

Услышав это, отец рассмеялся.

— Ещё в тот момент, когда я давал им свою кровь, она полностью изменилась в моём организме. Или ты уже забыл, с какой скоростью у нас происходит обновление крови? Так, что даже если они решатся сделать какое-нибудь дерьмо для рода на основе моей крови, сильно обломаются. Тем более Мазуров приставил к ним своего человека, который в случае чего позаботится о том, чтобы эти люди исчезли из империи. А если это действительно поможет им с разработкой новых препаратов, то я буду очень рад.

Вот так всё оказалось просто и незатейливо. Что же буду надеяться, что Коробов и Бочагов используют кровь отца на пользу одарённым.

— Нам нужно поговорить с тобой наедине, а ещё лучше, если при этом разговоре будут присутствовать дед и император. — сказал я, наблюдая за реакцией женской половины.

Если императрица лишь фыркнула и закатила глаза, то мама довольно долго сверлила меня взглядом, а после тяжело вздохнула и махнула рукой, видимо, приняв для себя какое-то решение.

— Отец недавно отправился на проверку своих воронов так, что когда вернётся, не знаю. А Николай сейчас проводит заседание за закрытыми дверями лишь с главами родов и кланов, решивших обосноваться в империи.

Ну да, решивших. Как же. Просто у этих людей нет другого выхода. Всё своё имущество они оставили в Афганистане и теперь вынуждены начинать практически с нуля. Максимум, на который они могут сейчас рассчитывать без помощи императора, это средства, лежащие на банковских счетах. И то, если это какие-нибудь международные банки. Которые наверняка очень неохотно открывают свои филиалы в вечно воюющем Афганистане.

— Кровавый Ворон прислал меня за вами. — залетел на кухню один из бойцов деда. Судя по тому, как он запыхался, парень всю дорогу бежал на максимальной скорости. — Говорит срочно прибыть вам и воронёнку к главному блокпосту.

Отец лишь посмотрел на меня и показал бойцу двигаться вперед. Естественно, мы не стали бегать, а с комфортом разместились в одной из машин Гнева Государева. На место водителя уселся боец, который так и не смог объяснить, почему добирался до поместья бегом. Ведь от центрального блокпоста до поместья, как сказал отец, было километров пять.

Выходит, дед послал за нами уже минут двадцать назад. Интересно, что там такого случилось, что потребовались именно мы с отцом?

Если произошло нападение, то уже давно бы всех подняли по тревоге. А так у меня даже не было никаких мыслей.

До места мы добрались минут через пять, преодолев ещё два блокпоста. Ближайший к поместью охранялся нашими дружинниками во главе с Семёновым, здесь же был и Айболит, которому я обещал, что отправлю его крутить коровам хвосты, а свои обещания я всегда выполняю.

Вот только немного освобожусь, разберёмся с дерьмом, что так стремительно полезло на нас изо всех щелей и сразу займусь Айболитом.

Второй блокпост занимали люди Гнева Государева. Ну а самый первый и самый важный, по мнению деда, занимали его Кровавые вороны.

Подъехав к нужному блокпосту, я увидел, что напротив заграждений стоит целая кавалькада очень дорогих машин, а невдалеке собралась кучка серьёзных товарищей лица большинства которых были мне знакомы.

В основном это были очень богатые люди. Сплошь банкиры, нефтяники и очень успешные торгаши. Они стояли в одной куче и что-то очень бурно обсуждали. Неподалёку от них я заметил очень знакомую мне могучую фигуру. А что Суворов здесь забыл? Я вообще думал, что он отправился обратно в свой любимый Афганистан.

— Двадцать семь минут. — сказал, неизвестно откуда появившийся рядом с машиной дед, когда мы начали вылезать. — Справился Сусанин. На сегодня можешь быть свободен от дежурства. С завтрашнего дня по графику, а будешь ещё выёживаться, дам пинка под зад и ищи себе новый отряд. Мои приказы не обсуждаются! Тебе всё понятно?

Дед демонстративно отчитывал подчинённого, нарочно повышая голос, чтобы все его слова смогли услышать собравшиеся по ту сторону блокпоста. И судя по их заинтересованному виду и моментально стихшему разговору, актёр в лице деда, нашёл своего зрителя.

— Что случилось? Зачем тебе понадобился Сергей? — не обратив внимание на спектакль деда, спросил отец, косясь на собравшихся олигархов.

— А это он не мне понадобился. А вон тем товарищам, махнув рукой за спину. — сказал дед, наблюдая за моей реакцией.

Но никакой реакции и не было. Пока ещё не на что реагировать.

— Они приехали, чтобы поддержать Виктора Гагарина и выступить гарантами честного поединка. Этот блаженный с какого-то перепугу решил вызвать нашего малого на дуэль.

А вот теперь реакция была. Я охренел по полной программе. Да я даже знать не знаю этого Виктора. Так пересекался пару раз с его отцом, на приёмах у императора, не больше. А тут меня сразу вызывают на дуэль.

Но нужно отдать должное этому Виктору, он оказался очень смелым парнем, раз решился на подобный шаг. Теперь осталось лишь узнать, что за формулировку он придумал. А уж исходя из этого я решу, принимать мне этот вызов или послать всех в задницу.

— Да они, что совсем охренели! — сказал отец. — Нашли время играть в свои игры. Ну-ка постойте здесь, а я пойду пообщаюсь с этими дебилами.

Сказав это, отец двинулся в сторону блокпоста. Я тоже собрался идти за ним следом, но дед остановил меня.

— Покажи всем, силу рода Воронцовых. Это демонстрация должна будет в будущем отвадить желающих выкинуть подобное. Только не торопись. Позволь всем насладиться мучениями этого глупца, наверняка пошедшего на поводу у отца и его друзей. Виктор Гагарин сейчас находится на четвёртой ступени. Его аспект тебе должен быть прекрасно знаком. Поэтому никаких сложностей не должно возникнуть.

Конечно, дед уже успел навести все необходимые справки по Гагарину. Именно для того, чтобы потянуть время он и отправил за нами своего бойца. Хотя мог спокойно просто позвонить.

— А я бы попросил вас Сергей Михайлович, сохранить жизнь Виктору Гагарину.

— Вот ты ж зараза! — подскочил я, когда услышал эти слова.

За моей спиной стоял Полиграф, с грустным видом глядя в сторону отца, который уже подошёл к собравшимся толстосумам. Он не кричал, не размахивал руками, но от него исходила нереальная сила, которую я ощущал даже здесь.

— Вполне возможно, что это его решение, было продиктовано другими людьми.

— Ты думаешь, что он под контролем? — спросил дед у главы Ока Государева.

А именно главой этого органа, как выяснилось и был Полиграф.

Вообще, до недавнего времени я очень мало знал об имперской контрразведке. Просто нам не приходилось никогда пересекаться. Естественно, я множество раз слышал об Оке Государева, но никогда не знал, кто руководит этой службой.

— Это мы сможем понять, только после проверки. Сергей Михайлович, нам главное, чтобы мозг вашего противника остался не повреждённым. Нашим специалистам этого будет вполне достаточно.

— Сергей! — послышался отцовский рокот.

Он накинул на себя броню и явно собирался вступить в бой. Сейчас его сдерживал Воевода. А собравшихся богачей моментально окружила их охрана, наверняка состоящая из одарённых.

— Отставить! — заорал дед и протянул в сторону отца руку.

Не знаю, что дед сделал, я лишь смог уловить выброс силы, но как только он это сделал, броня слетела с отца, а вместе с бронёй и исчезло и ощущение его силы.

Значит, дед может заблокировать и дар отца. Интересная информация. Сперва блокировка моего дара, теперь вот отцовского. Причём, даже не касаясь нас. Что же за технику использовал на нас дед, чтобы добиться такого эффекта? Что он засунул какую-то дрянь в наши организмы?

Но я не чувствую ничего постороннего.

Клятва! Чёртова клятва! Вместе с ней дед подсунул в мой организм инструмент, позволяющий ему управлять моим даром.

Вот же!

— После нас ждёт очень серьёзный разговор. — сказал я деду и поспешил к отцу.

Но старый ворон опередил меня, даже не обратив внимание на мои слова.

— Все замерли! — пророкотал он, накинув на себя броню. — Вам нужен был мой внук. Вот он, говорите.

Да, что он вообще себе позволяет! Подобное поведение деда меня очень сильно разозлило.

— Кому и что нужно от меня?! — выпалил я.

Из-за спин взрослых вышел парень, на несколько лет старше меня. Светлые волосы, идеальное лицо, вроде даже небольшой макияж, идеально сидящий костюм, холеные руки, начищенные туфли. Типичный нарцисс, который наверняка оргазмирует каждый день, любуясь на себя в зеркало.

— Я Виктор Гагарин. — задрав свой напомаженный нос, заговорил парень, очень красивым поставленным голосом. Скорее всего, его с детства готовили к актёрской карьере или работе на телевидении. Об этом говорил и его внешний вид и манера речи и то, как он держался.

В этот момент патриарх рода Гагариных и отец Виктора, Аркадий Николаевич прикрыл глаза рукой и смачно выругался. Чем привлёк к себе всеобщее внимание.

— Одумайся сын! — сказал он.

Но нарцисс даже не посмотрел в сторону отца. Сейчас он был полностью сосредоточен на мне.

— Я Виктор Гагарин, вызываю на дуэль Сергея Воронцова. Ибо он недостоин руки, столь прекрасного создания, как Великая княжна Романова Анастасия Николаевна.

Вот же!

Я едва даже не ударил себя по лбу, сдержавшись в последний момент. После этих слов я уже сильно сомневался, что слова деда о том, что Виктор пошёл на поводу у отца правда. Да и в том, что он находится под контролем Рюриковичей тоже.

Слишком бредовую они в таком случае нашли причину. Все заинтересованные люди узнали о нашей помолвке едва ли не раньше нас самих. И я сильно сомневаюсь, что Гагариных не было в этом списке.

Подобный шаг мог оправдать себя, если бы был сделан до официального объявления, а сейчас уже практически ничего нельзя изменить. Если только убить меня или Настю. Хотя этот идиот именно что и собрался меня убить.

— Я принимаю вызов. И как вызываемая сторона — выбираю бой здесь и сейчас. Не будем тянуть время Виктор.

Похоже, парень не ожидал подобного и слегка опешил. Но идти на попятную сейчас это навсегда потерять лицо.

— Сергей Михайлович. Прошу вас не спешить и дать моему сыну хоть немного времени. Хотя бы день. За это время я попытаюсь образумить его. — бросился ко мне патриарх рода Гагариных.

— Раньше нужно было думать об этом. Тем более, когда вы притащили с собой в качестве группы поддержки этих людей. — сказал я, указывая на внимательно следящих за нашим разговором богатеев. — Раз ваш сын настолько глуп, то я могу только посочувствовать вам. Могу лишь обещать, что постараюсь не убивать его. Или сделаю это максимально быстро и безболезненно.

Поняв, что со мной бесполезно разговаривать граф попытался договориться с отцом и дедом. Но был послан далеко и надолго. Если нам бросают вызов, мы всегда принимаем его.

Дед быстро раздал все необходимые команды и минут через пять для нас уже был подготовлен импровизированный ринг. Кусок земли примерно двадцать на двадцать метров, практически полностью повторяющий размеры всех дуэльных арен. Судьёй для нашего поединка был выбран Суворов.

— С чего ты вообще решил пойти на это? Ни с того, ни с сего просто заявится и вызвать меня на дуэль? Тем более, после того, что произошло на вчерашнем приёме у императора. — спросил я у Виктора, когда нас свели вместе перед началом дуэли.

Подобные разговоры были не запрещены, а наоборот, даже приветствовались. Ведь была вероятность, что стороны решат помириться. И подобные случаи были не редкостью.

Только сейчас я вспомнил, что когда я звонил деду прилетев в столицу, он говорил мне, что Настя разговаривает с наследником Гагариных и его друзьями.

Это, что же получается? Мне нужно ревновать? Раз этот товарищ решил меня вызвать на дуэль после разговора с Настей. Она ему, что-то пообещала?

— Вчера на приёме у императора, я впервые встретился с Анастасией Николаевной вживую. С первого взгляда она покорила моё сердце. И теперь я просто не смогу дальше жить, зная, что она предназначена другому.

Не, ну тот точно клинический случай. И ни о каком заговоре даже речи быть не может. Парень просто перевозбудился пообщавшись с Настей и его до сих пор не отпускает. Ему даже плевать, что сейчас с объектом его страсти. Жива ли она, здорова. Для него главное — устранить конкурента.

— Раз всё настолько запущено, то я проявлю милосердие и избавлю тебя от мучений.

Сказав это, я развернулся и отошёл на восемь шагов, как и положено в дуэльном кодексе одарённых.


Глава 9


Сказав это, я развернулся и отошёл на восемь шагов, как и положено в дуэльном кодексе одарённых. Тут же ухватил дар и создал небольшую заготовку. Вроде Гагарины обладают даром гравитации, о котором известно очень мало. Что, по сути, делает их очень серьёзными противниками абсолютно для любого одарённого. Вот только есть у них один очень серьёзный минус. За всю историю ни один Гагарин не поднялся выше пятой ступени в силе.

Поэтому их дар является тёмной лошадкой даже для самих Гагариных. Это не боевой род. Род строителей и перевозчиков. В этих отраслях их дар отлично показывает себя.

Одним словом, Виктор мне не соперник, с его четвёртой ступенью.

Что я и доказал буквально через десять секунд после начала боя. Не послушав деда и не став растягивать этот поединок.

Как только Воевода дал отмашку, на меня навалилась непомерная тяжесть, я оказался полностью обездвижен. Но мне и не надо было двигаться, чтобы справиться с Виктором.

Пространство вокруг него было нормальным и поэтому заранее распылённые частички крови собрались в десяток кровавых игл, которых вполне хватило, чтобы пробить защиту Гагарина.

Когда я получил доступ к его крови, наш бой моментально прекратился. Вот так быстро и не эффектно. Но мне было плевать, тоже блин решили устроить цирк.

Убивать парня я не стал. Просто вырубил его и когда тяжесть полностью исчезла, объявил, что наш поединок закончен. Пускай теперь им занимается Полиграф со своими людьми. Думаю, парню ещё предстоит неоднократно пожалеть о столь опрометчивом поступке. Тоже мне, герой любовник.

Как и положено было сделать в таких случаях по дуэльному кодексу. Под недовольным взглядом деда я сказал, что мне не нужна жизнь Виктора и претензий к нему не имею. А вот род Гагариных остался мне должен. Мои слова заставили Аркадия Николаевича скривиться, но ненадолго. Вскоре он радовался словно ребёнок, получивший долгожданную конфету. Но причину этой радости я понял не сразу.

Обычно в подобных случаях проигравший становился вассалом победителя со всеми вытекающими отсюда клятвами, но за всю свою историю род Воронцовых не имел ни одного вассала. Наши противники, либо умирали, либо покрывались позором, когда мы отказывали принимать их в услужение. И я не собирался нарушать эту традицию. А вот пообщаться наедине с отцом Виктора я буду только рад.

Есть у меня планы на его помощь в строительстве нашего с Настей будущего дома.

Через минуту после того как бой завершился, а все формальности были соблюдены, я понял причину такой странной реакции Аркадия Николаевича на проигрыш сына. Между группой поддержки Гагарина завязался спор, который вот-вот грозил перерасти в драку. Но вмешался Воевода и смутьяны тут же угомонились.

Из, долетевших до меня, обрывков разговора, я понял, что они устроили между собой тотализатор. И ставили они не на то, кто из нас победит, а на то, сколько времени продержится против меня Виктор.

И как я понял, выиграл патриарх рода Гагариных, который поставил на пять секунд. Бедный парень, даже собственный отец решился поставить против него. Причём отвёл ему времени меньше, чем все остальные.

Судя по тому, какой жаркий спор затеяли эти богатеи ставки должны быть очень и очень солидными. Хотя подобные люди и не размениваются по мелочам. Скорее всего, они и решились поддержать Гагарина лишь из-за выигрыша на этом тотализаторе. Нужно будет намекнуть Аркадию Николаевичу, что неплохо было бы и со мной поделиться выигрышем.

— Граф, буду ждать вас в ближайшие дни. Нам предстоит непростой разговор. — сказал я и пошёл к деду, который уже потерял всякий интерес. Наверняка разочаровавшись во мне. Разочаровавшись в том, что я не показал этим людям, насколько род кровавых воронов может быть страшен. Но они ещё могут это увидеть, если задержаться здесь хотя бы на минуту.

Гагарин кивнул мне, мгновенно перестав радоваться из-за своего выигрыша.

Отец и Суворов остались с гостями. Наверняка для того, чтобы убедиться, что те точно уехали. А вполне возможно, что они тоже решились сделать ставку. Ведь отец довольно долго разговаривал с прибывшими, до того момента, пока не подошли мы.

— Оставьте нас с дедом наедине. — произнёс я как можно более спокойно, когда подошёл к деду.

Он собрал вокруг себя человек десять и усердно ездил им по мозгам, обвиняя в чём-то. Решил выплеснуть своё недовольство на подчинённых.

На мои слова никто не отреагировал. А вот когда я произнёс всё то же самое, но уже в боевой форме эффект превзошёл все мои ожидания.

Бывалые бойцы, которые прошли через множество сражений как с обычными людьми, так и с одарёнными. Которые довольно, часто видели деда в его боевом обличии и разговаривали с ним, бросились врассыпную, словно стая цыплят.

К моему удивлению, даже дед сделал несколько шагов назад. Глядя на меня округлившимися от страха глазами. Словно он видел сейчас перед собой всех демонов ада.

— Охереть! Я щас в штаны навалю. — услышал я возглас Суворова за спиной.

А Гагарин начал читать какую-то молитву и благодарить бога, за то, что он оставил жизнь его сыну. Вот же неблагодарный паразит. Жизнь его сыну оставил я, а не какой-то там бог. Наверняка он теперь ещё и храм какой построить решит. И все присутствующие с ним люди решат поучаствовать в строительстве этого храма.

— Как? Как ты смог принять боевую форму демона… — спросил напуганный дед, делая ещё несколько шагов назад.

Вообще мне показалось, что он очень хочет убежать от меня и лишь его гордость не позволяет сделать этого. Гордость и упрямство, которыми всегда славился дед.

— Вот об этом я и хотел поговорить с тобой. — пророкотал я и сам охренел от собственного голоса.

Он даже меня пробирал до костей.

От звука собственного голоса захотелось забиться в какую-нибудь щель и спрятаться там. Вот ни хрена же себе. Что за дикое преображение? Может ещё и броня решила сама собой измениться, как это сделал голос?

Я совершенно неосознанно принял боевую форму прадеда, вбухав в неё, практически всю силу, которую имел. Хотя я думал оставить её на крайний случай, если дед попытается наехать на меня. Но судя по произведённому эффекту у меня всё вышло более, чем хорошо. Главное, чтобы дед вновь не лишил меня силы, как сделал это вчера.

Только подумав об этом, я почувствовал, как что-то или кто-то пытается отрезать меня от дара. Пытается запретить мне использовать его. И единственной кандидатурой был дед.

Удерживая силу, я смог почувствовать, что он тоже коснулся её и в данный момент направил в мою сторону. Но сейчас это было совершенно бесполезно. Это был жест отчаяния с его стороны. Отчаяния, которое всё отчётливее захватывало деда. Сквозило в его мимике, движениях, жестах. Он даже дышать начал с какой-то натугой, словно начинался приступ астмы.

Выходит, моё предположение о том, что дар просто защищал меня и поэтому атаковал деда и императора в подземном гараже, оказалось не таким уж и нежизнеспособным.

— Прекрати! — сказал я деду. — Ты ещё не понял, что сейчас ты беспомощен. Твоё вмешательство бессильно против моего дара. А теперь я хочу, чтобы ты рассказал, что вы с императором пытались сделать со мной, когда я коснулся кристалла прадеда?

Дед предпринял ещё одну попытку заблокировать мой дар, но снова обломался. Его начала бить крупная дрожь.

— Что ты творишь сын? — раздался голос отца. — Что это за техника и кто тебя вообще научил подобному?

Вот и что мне ему ответить? Просто послать? Я так не могу. Это дед, вместе с императором вчера накосячили по полной, а отец тут и не при делах. Да и о какой технике он говорит, я понятия не имею. Просто накинул на себя броню, для получения эффекта демонического голоса, а оно вон как вышло. Эффект превысил, все мыслимые и немыслимые ожидания. Я вообще думал, что не смогу повторить боевую форму Демона пока не поднимусь минимум до гранда. А в итоге пробрало даже деда, Воеводу и остальных одарённых, а уж о неодарённых я вообще молчу. Стоило мне начать разговаривать, как они разбежались по сторонам.

Как бы вообще ни решили сбежать со службы.

Насколько я знаю, подобное в отряде деда карается очень строго. Убить, конечно, я надеюсь, не убьют. Но вот погнать взашей вполне могут. За дедом не заржавеет.

— Я жду сын. — отец обошёл меня и встал, закрыв собой деда. При этом он вновь сложил руки на груди, прямо как в тот раз в Газни, когда я проходил сквозь портал.

А ведь разговора, который он мне обещал у нас так и не состоялось. Уж не хочет он провести его прямо сейчас?

Ну уж нет, дудки!

Сперва я узнаю всё, что мне нужно от деда. А уж потом, пожалуйста, можно поговорить и с отцом.

Похоже, что только на отца моя боевая форма не произвела особого эффекта. По крайней мере, он не подавал вида, что боится меня.

— Сперва я хочу услышать, что скажет Кирилл Васильевич.

Дед всегда бесился, когда мы с Олей называли его по имени-отчеству, а не дедушка. Вот и сейчас я специально начал его раззадоривать и судя по всему, попал с первой же попытки. На секунду дед сжал желваки, даже забыв о своём страхе.

— Скажи, что вы вчера пытались сделать со мной?! Почему мой дар решил, напасть на вас, пока я был в отключке? В какие игры вы с императором решили поиграть за моей спиной?

С каждым вопросом деду становилось всё легче и легче. Страх начинал исчезать из его глаз. С каждой новой фразой он словно становился чуточку крупнее и мощнее, а под конец и вовсе сделал несколько шагов мне навстречу, отодвинув, закрывавшего его отца.

— Пойдём в поместье, там и поговорим. — сказал дед и двинулся к машине, на которой мы сюда и приехали.

Сев за руль, он не стал никого дожидаться и тут же рванул с места.

— А мы с тобой давай-ка немного прогуляемся пешком, заодно всё и расскажешь. — хлопнув меня по плечу здоровой рукой, сказал отец.

Но судя по мгновенно раздавшемуся стону, сделал он это зря.

Обернувшись, я увидел отца, держащегося за ладонь, в центре которой зияла приличных размеров дыра.

— Это, что сделал я?

— Не ты, а твой доспех. Давай уже отпускай силу, а то я уже сам держусь из последних сил, чтобы не броситься бежать от тебя в страхе. Теперь снова придётся идти на поклон к целителям.

После произнесённого отец смачно выругался.

Я же поспешил снять броню. И выдохнул с огромным облегчением. Силы практически уже не осталось. Что, вообще, произошло с моим даром. Почему произошёл такой эффект?

Всё же я ошибался и не на всех моя броня и голос произвели такой устрашающий эффект. Подошедший к нам Воевода, наоборот, был в восторге, даже несмотря на его слова в самом начале. Он на полном серьёзе начал предлагать мне сгонять с ним на пару заданий.

— Серёга, тебе нужно будет просто произнести заранее заготовленный текст, и всё. Остальное предоставь мне. Хотя, думаю, что после твоих слов нужные мне гаврики сразу же согласятся на наши условия и ещё будут предлагать пару услуг сверху. Лишь бы я не отдавал им тебе.

Восторженно говорил Воевода, пока отец не попросил старого друга оставить нас вдвоём. Суворов лишь хмыкнул и сказав, что наш разговор ещё не закончен исчез. Просто взял и растворился в воздухе, прямо как тогда, перед нападением на Еззатулаха. И появился он возле группы поддержки Гагарина. Они только сейчас отошли от эффекта моей боевой формы и тут же в панике бросились по своим машинам.

Что было дальше я уже не видел. Мы с отцом двинулись в сторону поместья.

Отец очень внимательно выслушал всё, что произошло после того, как меня перехватил дед и надолго замолчал.

Не знаю почему, но после того как я поделился этим с отцом, стало гораздо легче. По крайней мере, пропало желание навалять деду с императором. Тем более ещё не известно, действительно они хотели, что-то со мной сделать или возможно это была реакция на оставленный прадедом кристалл.

— Как отец тебе и говорил, я был против того, чтобы они рассказали тебе и о ведунах и о возможном появлении Рюриковичей. Мало того что ты ещё слишком юн, так ещё проблема в том, что тебе ещё очень многому нужно учиться. Хоть основной задачей нашего рода и есть охрана императорской семьи это не означает, что мы должны быть лишь тупыми, исполнительными машинами для убийства.

А вот тут отец попал в самую точку. Именно так нас воспринимают другие имперские рода. Тупые, исполнительные машины для убийств. Которые кидаются на любого, на кого укажет пальцем император.

— Но они должны были тебе просто всё рассказать, без всяких клятв и прочего. Им прекрасно известно, что ты никогда не нарушишь своего слова. И поэтому они могли тебя просто попросить дать его.

Отчего-то в тот момент, мне не пришла в голову эта мысль, хотя она напрашивалась сама собой. Скорее всего, на меня так подействовало случившееся с Настей. И мой мозг постоянно переключался на мысли о ней.

— И то, что они согласились посвящать тебя абсолютно во все секреты связанные с империей мне тоже очень не нравится. Император хранит множество тайн, узнай о которых общественность и очередного бунта не избежать. Да и как я уже говорил, ты ещё слишком молод, чтобы исходя из услышанного сделать правильные выводы. Для этого нужно гораздо больше опыта.

А вот эти слова отца меня немного задели. Он почти напрямую сказал, что я тупой и не смогу правильно распорядится полученными знаниями. Хотя по поводу опыта я был с ним полностью согласен.

Единственный мой опыт ограничивался сражениями в формации «Второго шанса», схватке с боевиками Еззатулаха и обучению владению даром от Демона. Я бы даже назвал этот опыт по большей части виртуальным. Как по-другому назвать все сражения в созданных формациях я не знал.

— Ты прав, в технику кровавой клятвы можно добавить и другие техники и их будет нереально вычленить. Даже я не смогу этого сделать, имея огромный опыт в применении этой техники. Поэтому можно только строить догадки, что отец попытался вложить в тебя. Но кое-что я уже могу предположить.

Что именно отец может предположить он не сказал, но судя по его лицу это и по тому, как он сжал кулаки, это что-то весьма дерьмовое.

— Минимум управление моим даром в плане его блокировки. — сказал я.

Отец снова замолчал, но на этот раз пауза длилась не больше минуты.

— Когда ты одел броню перед блокпостом, отец пытался заблокировать твой дар?

— Судя по моим ощущениям, то пытался. Что-то хотело перехватить контроль над даром, но оно не смогло пробиться и отрезать меня от дара.

— Ты совершенно неосознанно применил очень сложную технику. Которую мне предстояло показать тебе только по достижении шестой ступени, а ещё лучше гранда. И я очень удивлён, что на неё у тебя хватило собственных ресурсов. Тем более после боя с Гагариным.

— Да я там потратил не больше нескольких капель силы. Сам видел. — махнул я рукой.

Это отец сейчас о чём? Он тоже способен применять подобную боевую форму? Но тогда почему ни разу не показывал мне её?

Но как оказалось, он говорил о технике, которая защищает наш дар от чужого вмешательства. Владеющие даром крови из одного рода, очень связаны между собой. Существуют техники, которые позволяют нам перехватывать управление даром более слабого члена рода. Об этих техниках нам начинают рассказывать только с шестой ступени. Но так как я смог самостоятельно создать защитную технику, то отец расскажет мне об этих техниках сразу же, как выдастся свободное время.

Эти техники не относились к боевым, и поэтому Демон не рассказал мне о них.

И каким же макаром мне вправду удалось создать технику, которую начинают изучать на столь высоких ступенях? Вроде облачался в боевую форму и делал всё, как обычно. Единственное, что я очень сильно хотел в тот момент проучить бойцов Кровавого Ворона, которые не считаются абсолютно не с кем, кроме деда. Но эта версия слишком уж притянута за уши.

Сила нашего дара не зависит от эмоций, как у тех же физиков, судя по рассказу Манижи.

Самое главное в даре крови — научиться максимально возможно минимизировать затраты на применение техник. В идеале броня должна быть как можно тоньше. На её создание должны уходить крохи силы. А её защитные свойства уже должны зависеть лишь от нашего мастерства.

Из размышлений меня вывел голос отца.

— С этими вопросами мы разберёмся, когда встретимся с отцом. Просто гадать сейчас нет никакого смысла. Давай лучше поговорим о другом. О твоих планах на будущее. А конкретнее, что ты собираешься делать после того, как состоится ваша с Настей свадьба?

Такой резкой смены темы разговора я не ожидал. Мне даже нечего было сказать отцу. Я, честно говоря, даже не думал об этом. Мне как-то до этого отлично жилось и без подобных размышлений. Всё отлично шло по накатанной. Я защищаю Романовых, как и все мои предки до этого. В этом и состоит смысл нашего существования. Но у отца были совершенно иные мысли на этот счёт.

— Когда вы с Настей женитесь. Вы покинете родительские рода и создадите совершенно новый. Это случится уже через год. Тогда ты станешь свободен от охраны императорского рода.

— А как же мой долг? — возмутился я, не понимая, о чём вообще говорит отец.

— Твой долг ты будешь выполнять перед своей женой, которая также Романова. С этим я не вижу никаких трудностей. Тем более мы уже разговаривали с Николаем на эту тему, после возвращения из Афганистана и у него есть к тебе предложение. Какое, не спрашивай. Он сам тебе всё расскажет, когда выдастся возможность.

А вот это, что-то новенькое. Сперва отец говорит, что после свадьбы я буду свободен от своего долга, перед Романовыми. А потом заявляет, что по этому поводу со мной хочет поговорить и император. При этом имея, какое-то предложение.

— Так, вот когда вы создадите собственный род. Вам придётся начинать всё практически сначала. Конечно, мы с Колей поможем и обеспечим вас грамотными специалистами, но это будет только на первое время. Пока вы сами не подберёте нужных людей не решите, чем хотите заниматься в жизни.

Ты сын будешь первым Воронцовым, обладающим даром крови, который сможет заниматься абсолютно всем, чем он захочет. Ты больше не будешь привязан к императорской семье, как все мы.

Мне даже в голову не приходили такие мысли. Только сейчас отец открыл мне глаза. Он во всём абсолютно прав.

Новый род, новые обязательства. Новые друзья и враги. Хотя нет с врагами я, конечно, загнул. Пока я и мои дети будут обладать даром крови нас будут по-прежнему бояться и ненавидеть. Конечно, ещё есть надежда, что теперь мы не будем так тесно связаны с императорской семьёй. И многие рода из-за этого пересмотрят своё отношение.

Хотя кого я обманываю. Нас всегда будут ассоциировать и с императорской семьёй и с родом кровавых воронов.

Но это всё слишком эфемерные рассуждения.

В связи с тем, что мне рассказали дед и император, сперва нужно будет умудриться дожить до этого момента.

Отец отчего-то не стал затрагивать эту тему. Зато он припомнил нашу пропажу в Афганистане во время эвакуации. Но в итоге я отделался лишь лёгким испугом. А отец откуда-то узнал, что произошло между мной и Манижей.

Единственным человеком, который мог ему рассказать об этом была сама целительница. Вот только для чего ей это было нужно? Таким образом, она решила втереться к отцу в доверие? Или эту информацию из неё смогли выудить перед тем, как подпустить к Насте? Она по-любому прошла множество проверок, принесла пару клятв и только после этого была допущена к её лечению.

Сам отец рассуждал примерно так же, как и я, что Манижа тем самым пыталась втереться в доверие к императору. Предположив, что на этот шаг её подтолкнул коллекционер.

К слову, для беженцев разбили лагерь в паре километров от нашего поместья. Сейчас они находятся под охраной первого полка императорской гвардии под руководством Бронислава Жукова. Чей прадед руководил имперской армией во время второй мировой. Этот полк на восемьдесят процентов состоял из одарённых и считался на данный момент сильнейшим войсковым соединением в империи.

Если прадед Бронислава был довольно слабым одарённым, то сам он вообще не получил дара. Зато они обладали выдающимися стратегическими способностями. И если Георгий Константинович, к тому времени, как принял командование армией уже был достаточно опытным военачальником, то его правнук Бронислав, делал на этом поприще первые шаги, всего лет пять назад закончив имперскую военную академию. Но уже сейчас я слышал, как его способности отмечает не только император, но и многие люди, связанные с имперской армией.

Тот же Голицын не один раз ставил Жукова в пример офицерам Гнева Государева. Хоть перед ними и стояли совершенно разные задачи.

Ещё не все вопросы были улажены, но отец сказал, что в основном все рода и кланы, сбежавшие из Газни, были согласны с условиями императора. Курмангалиев, естественно, пытался юлить, но кровавая клятва просто не дала ему этого сделать. Дошло до того, что он едва не умер, пытаясь отказаться от собственных слов. Отец едва успел вмешаться.

Для чего конкретно понадобился императору род Курмангалиевых отец не успел рассказать. Мы уже подошли к поместью и увидели бегущего к нам навстречу Читера.

— Настя пришла в себя! — заорал он, начав для чего-то размахивать руками.


Глава 10


Мы с отцом переглянулись и бросились в медицинский блок.

На входе в палату нас встретили Манижа и Авиценна, которые закрывали собой дверь. Рядом с ними находились Семёнов, Айболит и пара людей из Гнева государева.

— Пропустите! — попытался я протиснуться мимо них, но это было бесполезно.

— Там сейчас император с императрицей. — остановила нас целительница. — Мы дали им всего десять минут. Так, что подождёшь. После успокоительного девочка слегка заторможена и ей сейчас противопоказано долго бодрствовать.

— Иди. — сказал мне отец, мгновенно возникая рядом и убирая препятствие в виде целителей с моей дороги.

По-любому он сейчас сжигал собственную кровь, для того чтобы я не тратил время на препирательства и споры.

После обязательно поблагодарю его.

Оказавшись в палате, я увидел сидящих рядом с Настей родителей. Юлия Сергеевна обнимала дочь и что-то шептала ей на ухо, а Николай Александрович просто сидел и держал дочь за руку, смотря отсутствующим взглядом в потолок.

Впрочем, и у самой Насти был точно такой же отсутствующий взгляд. Похоже, что она даже не замечает ничего вокруг.

— А вот и Сережа пришёл. — увидев меня, сказала императрица.

Настя несколько раз моргнула и перевела взгляд на меня.

— Привет. — медленно проговорила она.

Говорила Настя почти не открывая рта и из-за этого её голос звучал приглушённо и очень странно. Вообще, складывалось впечатление, словно она пьяна. Хотя я прекрасно знал, что это из-за сильнейших успокоительных.

— Привет. — улыбнулся я и подошёл к кровати. — Перепугала ты нас знатно.

Император даже не обратил на меня внимание. Только сейчас я заметил, что его глаза подёрнуты призрачной дымкой, а их с Настей руки слегка светятся.

— Прости меня Серёж.

— Тебе не за что извиняться.

— Я помню, как разбила тебе нос. — всё так же медленно растягивая слова произнесла Настя.

Мне было тяжело и больно смотреть на неё в таком состоянии. Я хотел ей помочь, но просто был не в силах сделать что-либо.

— Ой да ладно! Мы порой на спаррингах сильнее били друг друга. Тем более, видишь, со мной уже всё в порядке. — отмахнулся я. — Лучше расскажи, как ты себя чувствуешь?

— Очень устала и кушать хочется, а так всё отлично. Вот мама с папой пришли, а теперь ещё и ты зашёл. Ещё бы поесть и буду самой счастливой Великой княжной в мире.

В глазах императрицы блеснули слёзы и она поцеловала Настю в щеку.

— Потерпи немного милая, сейчас тебе принесут покушать.

Настя словно не слышала маму. Она попыталась улыбнуться, но у неё ничего не вышло.

— Серёж, я превратилась в чудовище, которое раскидывает по сторонам архиграндов.

— Что ты такое говоришь. Никакое ты не чудовище. Ты по-прежнему наша маленькая дочурка. Только теперь ты стала намного сильнее. — начала успокаивать её Юлия Сергеевна.

А я стоял и просто молчал. Я надеялся, что Настя ничего не вспомнит из произошедшего вчера, но это оказалось не так.

Врать Насте я не хотел. Сейчас в глазах большинства людей присутствующих вчера на приёме у императора она выглядела именно чудовищем. Очень сильным, способным один на один разобраться с архиграндом. Но это в их глазах, для нас же она осталась прежней Настей.

— Ты просто стала сильнее и всё. — пожал я плечами. — Какое ты чудовище? Тогда, выходит, что каждый поднявшийся на вершину могущества превращается в монстра. И тем более не тебе говорить о монстрах Воронцову. Это нас в империи называют чудовищами. Так, что в этом плане можешь быть спокойна в нашей паре роль чудовища и монстра всегда буду играть я. — при этом я попытался состроить самую страшную гримасу, на которую только был способен.

— Спасибо. — один уголок губ слегка пополз вверх, обозначив улыбку. — Помнишь какие вкусные рёбрышки были в тот день? Хочу такие же.

После слов о рёбрышках Настя закрыла глаза, а я тут же позвал целителей.

Юлия Сергеевна разрыдалась на груди у дочери, а император продолжал сидеть всё так же безучастно, что-то делая с дочерью при помощи своего дара.

— Я говорила, что она ещё слишком слаба. — осмотрев Настю, сказала Манижа. — Дайте на восстановление несколько дней. Её организм сейчас и так находится в полном раздрае, а ещё успокоительные и подавитель, тоже дают свой эффект. Пока лучше всего не нагружать её психику.

После разговора с Настей меня словно мешком по голове ударили. Не думал, что на меня произведёт подобный эффект её состояние. А если во всём этом реально виноват я? Срочно нужно поговорить с Даяной!

— Достань, где хочешь мне новый телефон. — сказал я Семёнову, как только вышел из палаты.

Ведь в прошлый раз Даяна смогла каким-то образом связаться со мной. Вдруг и сейчас она сможет найти способ, как сделать это.

Дружинник лишь почесал макушку и сказал, что всё будет сделано в лучшем виде. А мы с отцом отправились искать деда. Нашего разговора никто не отменял.

С этим нам, как всегда, помог наш незаменимый Пётр Алексеевич, который даже в связи с таким наплывом гостей всегда знал, где находятся члены нашего рода. Порой мне даже казалось, что он обладает неким даром, позволяющим проворачивать подобные трюки. Но дворецкий был обычным человеком.

После того как дед примчался в поместье, он отправился в свою комнату, распорядившись принести ему пару бутылок коньяка.

— Кирилл Васильевич распорядился, чтобы после того как вы присоединитесь к нему, ближайшие несколько часов вас никто не тревожил. Запрещено пускать к вам даже императора.

Переглянувшись с отцом, мы поблагодарили дворецкого и отправились к деду. Он явно подготовился к очень серьёзному разговору. Да к тому же ещё запретил пускать к нам даже императора. Хотя к последнему у меня было вопросов даже больше, чем к деду.

Но в любом случае император пока занят, так что придётся довольствоваться разговором лишь с дедом.

Дверь в комнату деда была распахнута и возле неё стояли Леший с Читером. Причём дружинники были экипированы так, словно с минуты на минуту собираются вступить в жесточайший бой.

Похоже, дед всерьёз решил обезопасить нас от чьего-либо вмешательства.

— Ворвался в поместье, словно за ним гнались демоны. — сказал Читер, кивая в сторону открытой двери.

— Впервые вижу напуганного Кровавого Ворона. — присоединился к словам Читера Леший.

Вроде дед уже перестал бояться, когда рванул в поместье. Странно.

Стоило нам войти в комнату и дружинники тут же закрыли дверь, при этом щёлкнув затворами на автоматах. Как всё, оказывается, запущено.

Нам с отцом открылась картина того, как дед, сидя перед своим рабочим столом, глушил коньяк, прямо из горла. Даже не закусывая и не запивая. Просто делал глоток за глотком. От личного кабинета он всегда отказывался и поэтому, когда находился в поместье работал в своей комнате, которая была раза в три больше наших.

— С тобой всё в порядке? — спросил отец, присаживаясь в кресло рядом с дедом.

Мне досталось место во главе стола. Отец с дедом сейчас сидели напротив. Со стороны это, должно быть, выглядело, словно начальник вызвал к себе подчинённых и сейчас они решали важные вопросы. Вот только один из подчинённых не выпускал из рук уже практически опустошённую бутылку. И куда в него столько лезет?

— Коньяку? — вместо ответа спросил дед. При этом он смотрел только на отца, старательно избегая, даже поворачивать голову в мою сторону.

Отец не отказался и тоже хлебнул прямо из горла, после чего он даже не спрашивая передал бутылку мне. Фу ну и дрянь этот коньяк. Что хорошего дед в нём нашёл?

— Пришло время отвечать на мои вопросы. — сказал я.

От звука моего голоса дед вздрогнул и наконец, повернул голову в мою сторону, словно только сейчас заметил, что я сижу напротив. В его глазах я вновь увидел страх.

— Для начала я хочу знать, что произошло в гараже? Почему мой дар решил напасть на вас? Что вы с императором хотели со мной сделать, пока я общался с прадедом? И что ты засунул в меня вместе с кровавой клятвой? Что это за дрянь, позволяющая блокировать мой дар?

Каждый вопрос заставлял деда вздрагивать. Я впервые видел его в таком состоянии. Словно после моего выступления из него выдернули стержень, который долгие годы поддерживал его. Воля, которой я всегда поражался сейчас была полностью подавлена и это прекрасно читалось в его глазах.

Да чёрт возьми! Что? Что так повлияло на деда?

— Попридержи коней сын. — сказал мне отец. — Дай деду немного времени, чтобы собраться с мыслями.

Дед лишь кивнул, соглашаясь со словами отца. При этом он не отрывал от меня взгляда, продолжая прикладываться к бутылке.

Да у него было вполне достаточно времени! Мы с отцом шли минут сорок, если не больше. А потом ещё было посещение медицинского корпуса и разговор с Настей.

— Ты смог. — прошептал дед, когда обнаружил, что бутылка в его руках опустела. — И отец смог. Я всю жизнь не верил в его слова, о том, что в том кристалле он оставил своё наследие. Не верил, что вообще возможно его коснуться. Но там у блокпоста я увидел его. На моей памяти лишь Демон мог одним только голосом вселять страх в сердца людей. И не только обычных, но и одарённых. Сколько я не пытался, так и не смог повторить это.

Когда ты заговорил, я словно вернулся в детство, когда отец впервые провернул это на мне. На тот момент мне было десять лет и я обделался со страха. В прямом смысле этого слова. Сегодня я был очень близок к тому, чтобы повторить этот позор.

Да ладно! Быть такого не может, чтобы я так сильно приблизился к результатам прадеда. Даже в дополнительной формации у меня не получалось полностью сравниться с ним.

Я прекрасно помню те ощущения, когда он впервые заговорил со мной в своей боевой форме. И ощущения, которые я испытывал, когда сам максимально приблизился к этому. Перед блокпостом всё было совершенно по-другому.

— Ты не обделался, а вот минимум трое бойцов Кровавого Ворона сделали это. Я отчётливо уловил запах дерьма, когда проходил мимо них. Но судя по страху, засевшему в их глазах, им было на это наплевать. — сказал отец, непонятно для каких целей.

То ли для того, чтобы поддержать деда, то ли для того, чтобы просто подтвердить его слова.

— Прадед Василий, вернее, осколок его сознания, что был заключён в кристалл, передавал тебе привет. — сказал я, вновь заставляя деда вздрагивать. — А теперь отвечай на мои вопросы.

Но дед словно и не слышал меня, полностью погрузившись в свои мысли. Он, что-то еле слышно бубнил себе под нос, но слова я не мог разобрать, даже находясь в непосредственной близости от него.

— Отвечай! — накинув на себя броню, сказал я.

Раз его так поразило, что я смог воспроизвести способность демона. То буду разговаривать с ним, прибегая к этой технике. Так он точно не сможет меня игнорировать.

На этот раз после моих слов вздрогнули оба. И дед, и отец.

Из-за двери послышалось, как матерится Читер. Похоже, что он усердно пытался подслушать о чём, мы тут разговариваем, вот и получил своё. Надо будет потом ещё и Лешему вставить пистон за то, что он позволяет такое своим подчинённым.

Я снова ощутил, что кто-то пытается силой перехватить у меня управление даром и зачерпнул ещё больше силы, чувствуя, что мои собственные возможности уже на пределе. Но этого вполне хватило, чтобы дед понял, что у него и сейчас не выйдет отрезать меня от дара.

Дед снова посмотрел на меня, но тут же отвёл взгляд в сторону, моментально отпуская силу и даже не думая, коснуться её снова. Страх в его глазах усилился ещё сильнее.

А вот отец, наоборот, ухватился за силу, приготовившись в случае чего защитить деда. Но нападать на него я точно не собирался. Как отцу вообще пришло в голову подобное?!

— В гараже, когда ты залез в машину и коснулся кристалла отца, я просто почувствовал огромный выброс силы и решил посмотреть, всё ли с тобой в порядке. Похоже, в тот момент твой дар решил, что я хочу причинить тебе вред и он атаковал меня. В тот момент я был сильно ослаблен, поделившись с тобой силой и не смог защититься. Увидев это, Николай бросился мне на помощь и тоже был атакован.

Только сейчас я вспомнил о технике, которую хотел испробовать для распознавания лжи. Но пока в ней не было никакого смысла. Я был уверен в том, что дед мне не врал. Я чувствовал это.

Никто не может соврать Демону, вспомнил я слова прадеда, которые он довольно часто говорил во время разбора полётов, после наших тренировок. Но тогда я не придавал им никакого значения. И только сейчас понял истинную суть.

Находясь в боевой форме, я мог отличать правду ото лжи. Жаль, что я не смогу долго удерживать её. Максимум ещё минута и всё, мои силы будут на исходе.

— Что ты засунул в меня вместе с кровавой клятвой и каким образом смог заблокировать дар, сегодня утром?

Этот вопрос заставил и отца посмотреть на деда. Он уже понял, что я не собираюсь ни на кого нападать и отпустил силу.

Но дед продолжал молчать. Постепенно из его взгляда начал пропадать страх. Вместо страха глаза деда начали полыхать от ярости. Это на него так подействовал коньяк? Или просто уже выработался иммунитет, против моего голоса?

Я даже подумал, что дед сейчас нападёт на меня. И тогда огребу я по полной программе, силы были на исходе. Но вместо нападения дед всё же заговорил. Правда, перед этим он отобрал у меня вторую бутылку, из которой мы с отцом сделали по глотку и осушил её наполовину.

— После того как в тебе пробудился дар боевого предвидения. А теперь в этом никто не сомневается. В сложившейся ситуации с нашими предполагаемыми противниками. После смерти Надежды. Ты стал слишком значимой фигурой для империи. По своей значимости ты сейчас затмеваешь даже императора, впрочем, как и весь род Романовых, меня и всех Воронцовых, вместе взятых. И в этом Николай полностью со мной согласен.

Поэтому я не мог позволить тебе действовать самостоятельно, что ты в силу своего возраста, наверняка попытался бы сделать. По крайней мере, я бы на твоём месте в свои семнадцать лет именно так бы и поступил.

Что за бред он сейчас несёт? У меня и в мыслях не было, чтобы самостоятельно отправиться на поиски Рюриковичей. Тем более ещё даже не известно, действительно ли за уничтожением ведуньи стоит род бывших правителей или это вообще хитрый ход, каких-то других личностей.

Со стороны может показаться, что дед просто начал выдумывать на ходу, лишь бы оправдать свои действия. Но он говорил чистую правду. Именно так он и думает на самом деле.

Вот почему чем старше человек, тем больше он считает всех, кто младше его глупыми? Или, возможно, с возрастом меня тоже будет ожидать подобное? Нужно будет попросить кого-нибудь, если начнёт замечать за мной такое же отношение к тем, кто младше, отвесить мне хорошего леща.

— Вместе с кровавой клятвой я ввёл в твой организм созданную лично мной технику. О ней не знает, даже Миша. — при этом дед посмотрел на отца, который был очень заинтересован услышанным и пожал плечами. — К тебе я тоже применил эту технику сын. Она позволяет мне в любой момент дистанционно перехватывать управление вашим даром.

— Так вот каким образом ты смог заблокировать мой дар, когда я хотел дать по морде приехавшим с Гагариными ублюдкам. — совершенно спокойно произнёс отец.

Похоже, его не сильно удивила подобная новость. Хотя с чего ему удивляться. В Афганистане он сам блокировал мой дар. Правда, для этого ему требовался личный контакт, а дед в своей технике зашёл намного дальше, научившись блокировать дар на расстоянии.

— Нам не нужны лишние проблемы. Наш род и так ненавидят практически все аристократы, в отличие от простых людей. Которые нас, наоборот, всегда поддерживали. А напади ты на тех толстосумов и они вполне могли настроить против Воронцовых и простой народ. Средств и влияния для этого у них хватит с лихвой.

Вот никогда бы не подумал, что деду есть дело до того, что о нас думают посторонние. А посторонними для нас являлись абсолютно все, за исключением рода Романовых и ещё пары родов, которые не побоялись общественного мнения и согласились выдать своих дочерей за Воронцовых. Одним из этих родов были Ефимовы. Целители средней руки из Рязани. Из чьего рода и была мама.

Но как оказалось, дед испугался, что помимо аристократов нас начнут ненавидеть и простые граждане империи и поэтому не позволил отцу полезть в драку.

Сил у меня уже почти не осталось и я снял броню, отпустив дар.

В этот же момент над рабочим столом деда образовался, отлично знакомый нам всем сгусток крови.

— Ты понимаешь, что своим поступком поставил наш род под угрозу отец? Или мне напомнить тебе, что произошло сорок лет назад? Когда мы оказались под угрозой полного уничтожения. И всё из-за твоего параноидального бреда!

Дед изумлённо посмотрел на отца.

— Но как?

— Как мне удалось запомнить это? — усмехнулся отец, забирая у деда бутылку. — У тех людей не получилось стереть мне память, хоть я и сказал тебе обратное. Да и они решили, что выполнили свою работу, как надо.

— А что произошло сорок лет назад? — тут же влез я.

Но отец с дедом не обратили на меня никакого внимания. Это вам не боевая форма. Мда…

— Первая попытка создания техники, чтобы управлять даром других Воронцовых. В то время отец едва не лишил меня дара и не подставил под угрозу жизнь тогда ещё цесаревича Николая. В необходимый момент дар просто отказался слушаться меня. В тот день наши жизни спасли бойцы из Гнева Государева, уничтоженного практически поголовно. В живых осталось лишь четверо, во главе с Дмитрием.

Сколько же много я не знаю о собственной семье. Хотя оно и не удивительно, я бы сам не стал рассказывать подобное никому. А в первую очередь своим детям.

Дед сидел и молча смотрел на готовую технику кровавой клятвы.

— Вспомни слова, которые ты сказал мне сорок лет назад, перед тем, как отдал меня тем людям. — снова заговорил отец.

— Я попросил убить меня, если моя паранойя вновь возьмёт верх. И даже взял с тебя клятву, воспользовавшись твоей слабостью. Только после этого, я уничтожил ту технику. Она была экспериментальной и могла навредить. — не отрывая взгляда от техники, ответил ему дед.

Они, что совсем рехнулись, что ли?

— А я ответил, что не сделаю этого никогда. Достаточно того, что я был вынужден забрать жизнь одного дорогого мне человека. Я не хочу повторять подобного.

О чём отец сейчас говорит? Смерти какого дорогого ему человека? И почему он был вынужден убить его?

— Тогда я поклялся, что обязательно остановлю тебя. О твоей смерти в клятве не было и слова. Поэтому клянись. Клянись своим даром. Что ты не только раскроешь нам все секреты разработанной тобой техники, но и уберёшь её из наших организмов. В противном случае я буду вынужден просить Николая убрать тебя от нас как можно дальше. Эта техника ставит под угрозу не только наш род, но и императорский..

Дед протянул руку и ухватив кровавый сгусток, раздавил его. Произнеся необходимые слова. Всё это сопровождалось достаточно сильным выбросом силы.

За дверью снова послышалась ругань Читера. Но как выяснилось, направлена она была не на нас.

Шум за дверью не прекратился, а наоборот, начал усиливаться. Раздалось несколько выстрелов.

Мы все тут же потянулись к дару и едва даже не нанесли удар, когда начала открываться дверь.

— Совсем страх потеряли, не хотели меня к вам пускать. — произнёс император, чья голова залезла в кабинет. — Я тут немного помял ваших дружинников. Тогда, как оклемаются, пускай зайдут к кому-нибудь из моих людей и им дадут столько, сколько необходимо на лечение.

— Вы как раз вовремя дядь Коль. К вам у меня вопросов даже больше, чем было к деду. — сказал я, жестом приглашая императора присоединиться к нам.

Жаль, что у меня было слишком мало силы, чтобы накинуть на себя боевую форму. Но думаю императору ещё не раз предстоит увидеть её.




Глава 11


— Все свои вопросы задашь потом. Мне удалось договориться с коллекционером на наших условиях.

Как будто у него был другой выбор. Не согласись он и тут же получит пинка под зад, вместе со всеми своими бабами. А идти им после нашей подставы некуда. В Афганистане его теперь наверняка разыскивают не только родственники погибших, но оставшиеся три отряда, так и не успевшие прийти на помощь Еззатулаху. Тем более кровавую клятву никто не отменял. Насколько я знаю, это вообще невозможно сделать. Разве, что умереть.

— Это один из тех вопросов, что меня интересует. — сказал я.

— Подожди Сергей. — остановил меня отец. — Давай мы сперва послушаем, что хочет от нас Николай.

А хотел император охренеть, как много. Но обо всём по порядку.

Курмангалиевы понадобились императору для осуществления сразу нескольких проектов.

Самым актуальным на данный момент был проект, по которому Курмангалиевы должны послужить своеобразным общим раздражителем. Красной тряпкой, которую император хотел вывесить на Кубани, предварительно уничтожив при помощи коллекционера клан Кондратьевых. Клана, в котором появился первый в их истории архигранд и они сразу же возомнили себя слишком независимыми. Решили, что им не нужен император. Что они могут отделиться от Российской империи, со всеми принадлежащими им землями. Прекратить платить налоги, отдавать людей со своих земель служить в императорскую армию и ещё куча других прекратить и перестать.

Насмотревшись на этих товарищей, их соседи решили поступить подобным образом. В итоге даже организовать кубанскую конфедерацию, замахнувшись на всю территорию житницы России. В нескольких небольших городах уже вспыхнули восстания, которые были жестоко подавлены базирующимися в тех краях частями имперской армии и кланами, лояльными императору. Пока цензорам удаётся сдерживать утечку информации, но надолго ли их хватит? Вчера даже пришлось вводить полную блокаду городов, которые активнее всего поддерживают Кондратьевых.

Император задумал уничтожить клан смутьянов и отдать все их земли, активы и производственные мощности объединённому клану газнийских беженцев, во главе с Курмангалиевыми. Их сил вполне должно хватить, для удержания, подаренного им императором.

— Просто слишком спокойно жилось им все эти годы. Они даже не видели своего потенциального противника все эти десятилетия. Теперь я покажу им этого противника, ткну их со всего размаха в него носом. Я поселю рядом с ними не только Курмангалиевых, как и планировалось изначально. Но и ещё шесть кланов, которые сбежали из Газни. Они даже думать забудут, как бунтовать. Переключившись на новых, агрессивных соседей. А чтобы они были агрессивными, я уже договорился. — говорил довольный собой император.

— Выходит, они уже забыли, что стало с родом Волгиных. И их ближайшими сторонниками. — задумчиво произнёс дед, а я сразу вспомнил рассказ отца, о том моменте, когда у него произошёл скачок дара.

— Аналитики предсказывают, что через три года единственным выходом из сложившейся ситуации будет полное уничтожение едва ли не всех местных кланов и родов, имеющих сильных одарённых. А это, как вы понимаете не только резкое снижение поставок продовольствия, но и враждебно настроенное население на очень долгое время.

Подобного мы не можем себе позволить, поэтому кланы Газни пришлись очень кстати. У меня были серьёзные опасения, что всего один род Курмангалиевых сможет сдержать готовящуюся революцию. Теперь же нет вообще никаких сомнений, что им это удастся. Впрочем и все прогнозы говорят об этом.

Император говорил ещё много чего по этому поводу.

Но самое главное, что можно было вычленить из его слов — кланы Газни, под предводительством рода Курмангалиевых бросают в кипящий котёл. Империя поможет им с уничтожением клана Кондратьевых и выделит войска для поддержания порядка. Сроком на полгода. А дальше всё ложится на их плечи. Они должны будут отработать помощь империи собственной кровью.

В качестве наблюдателя от императора вместе с беженцами на Кубань отправляется Воронцов Егор Кириллович, мой дядя. Именно он отвечал за охрану двойника ведуньи и не справился со своей задачей. Что двойник, что оригинал сёстры императора были убиты. Вот только если вместе с оригиналом погиб и её охранитель из рода Воронцовых, то охранитель двойника остался в живых.

Насколько я понял, там вообще вышла очень странная история. Подставную Надежду Александровну убил её собственный муж, а после покончил с собой, прострелив себе голову. Тем самым он уничтожил все улики и не позволил людям из Ока Государева узнать, был ли он под контролем таинственных кукловодов. Но теперь уже всем и без проверок понятно, что он находился под подчинением.

В общем, беженцы отправлялись на Кубань в качестве сдерживающего фактора. Император наделил их очень широкими полномочиями, но не оставил без контроля.

Правда, я сомневался в том, что дядя Егор справится с возложенной на него задачей. Кровавая клятва ему определённо в этом поможет, но этого всё равно будет недостаточно. Отчего-то я был уверен, что коллекционер найдёт способ, как повернуть ситуацию себе на пользу и выжать из неё максимум пользы.

После того как я поделился своими мыслями с императором, он заверил меня, что вместе с дядей, контролировать и корректировать действия беженцев отправится целая команда специалистов в разных отраслях. Плюс люди Полиграфа, которые будут просеивать каждое слово и действие коллекционера.

К тому же на Кубани их встретят несколько лояльных императору кланов, которые помогут при работе с местным населением.

Уж не знаю, хороший ли способ усмирения бунтовщиков выбрал император. Но моего мнения в этой ситуации никто не спрашивал. Да и не понимаю я в этом ничего. У нашего рода совершенно другие задачи.

Но это было не всё. Коллекционер не зря давал клятву отцу. За своё спасение он обязался помогать империи не только в качестве лакмусовой бумажки на Кубани. И помощь эта будет исходить от его женщин. Часть из которых, после урегулирования конфликта на Кубани, переходила в полное распоряжение наших тайных служб. Уж не знаю, каким образом император собрался контролировать этих женщин и избежать утечки информации, но это его дело.

Помимо этого император ещё затребовал от коллекционера десять болванок.

Так он называл его дочерей, ещё не получивших никакого дара. На их счёт у императора были просто грандиозные планы. Чего только стоила идея отправиться к грекам и подложить одну девчонку под него. Тем самым получить себе нового ведуна. Вроде уже даже имелась договорённость с греками. Даже представить боюсь, что за это запросили Эллины.

Но помимо ведуна император собрался заполучить для империи ещё девять очень редких и до жути полезных даров. Как те же телепортация, создание огромных защитных полей, ходячие батарейки и ретрансляторы силы.

В общем, император раскатал губу не хуже коллекционера. Хотя, по сути, все правители были коллекционерами. Во все времена они старались собрать вокруг себя самых сильных, умных и умелых представителей своего народа.

— А теперь Сергей я хочу попросить тебя помочь нам в поиске высшего кукловода и его ведуна, которые задались целью захватить власть в империи. После смерти сестры у них есть все шансы провернуть это. В отсутствии у нас ведуна мы не сможем им противостоять. — обратился ко мне уже порядком уставший император.

Отец и дед сидели молча, стараясь не смотреть в мою сторону. Можно сказать, что они впервые жизни не пытались вмешиваться в мою жизнь.

Решение соглашаться помочь императору или нет, я должен был принять самостоятельно.

Но в итоге снова выходило, что взрослые создавали лишь иллюзию выбора. Не мог я отказаться от этой просьбы. Мой долг защищать Романовых, а атака незримых врагов направлена именно на императорскую семью. Как я уже говорил, нашим родам удалось выжить и удержать свои позиции только благодаря симбиозу, достигнутому за долгие годы.

— Ты должен понимать, что первой целью наших врагов с огромной вероятностью, будут Воронцовы. Так думаю я и также прогнозируют аналитики. — заговорил император.

Дед с отцом тоже утвердительно кивнули, соглашаясь со словами императора. Похоже, они пришли к тем же выводам. А я даже не думал в этом направлении. Учиться. Учиться. И ещё раз учиться.

— И в связи с этим я хочу попросить тебя выступить в качестве приманки. В связи с открывшимися у тебя способностями. Ты становишься единственной кандидатурой на эту роль.

В принципе, после всей полученной информации, я предполагал нечто подобное и поэтому даже не удивился.

— В ближайшее время я представлю Дарью, в качестве своей средней дочери.

А вот это уже было действительно интересно. И я начал заваливать императора вопросами, на многие из которых он отвечал с видимой неохотой. Порой отец даже просил меня быть немного тактичнее, но я хотел знать всё.

По поводу происхождения Даши я угадал, она была дочерью императора. Его вторым ребёнком, после Алексея.

Это произошло девятнадцать лет назад. В то время у императора гостил его давний друг Роман Нестерович со своей молодой женой. В итоге вышло, что вышло.

Вскоре после случившегося ведунья предсказала императору, что он станет отцом. И этот ребёнок унаследует родовой дар Романовых, единственный из его детей. Император тут же собрался лететь на Чукотку и если потребуется забирать жену Нестеровича силой, собравшись убить своего друга. Но ведунья остановила его от поспешных шагов. Подробно расписав, что случится, если он поступит подобным образом.

Случится то, что этот ребёнок не доживёт до своего совершеннолетия. А вместе с ним исчезнет и дар призрачных погонщиков. Который гарантированно пробудится в детях этого ребёнка. Ведунья не смогла сказать мальчик это будет или девочка, но это было и неважно.

Все эти годы император старался держаться как можно дальше от своей дочери, но при этом, не забывая о друге и всячески помогая ему. Тем самым сделав его одним из богатейших людей в империи. Чувствуя свою вину за то, что Нестерович воспитывает его дочь и ещё большую за то, что собирался убить друга.

Когда Даше исполнилось десять лет, император всё же не выдержал и рассказал всё Нестеровичу, но как оказалось, тот прекрасно знал, что все эти годы воспитывал чужого ребёнка. Единственное, что осталось ему после смерти жены, которая отдала свою жизнь в обмен на Дашину, умерев во время родов. Именно жена, перед своей смертью рассказала мужу, что ребёнок не его. Но вместо того, чтобы устраивать скандал, Нестерович начал воспитывать Дашу, как свою дочь, окружив её любовью и заботой. За все эти годы даже не обмолвившись императору, что он всё знает.

В общем, император послушался сестру. Она сказала ему забрать девочку, только после того, как в ней проснётся дар. А случилось это совсем недавно, практически перед похищением. И всё как-то наложилось одно на другое.

Еззатулаху каким-то совершенно непостижимым образом удалось выкрасть Дашу. Даже несмотря на все меры безопасности, предпринятые Нестеровичем и дополнительной страховки в виде людей императора, которые держали Дашу под наблюдением. Император подозревает, что в этом замешан коллекционер и его дочери. Но на эту тему они ещё не разговаривали, поэтому он не стал утверждать, что это правда.

Как только Даша пропала, Нестерович тут же обратился к императору и на спасение девушки были отправлены мы с отцом. Но умные люди быстро смогли связать все воедино и смогли разработать план, позволивший отцу провернуть этот финт с коллекционером. Вместе с Дашей мы привезли ещё один подарок в виде Газнийских кланов, а заодно и уничтожили одну из сильнейших группировок Афганистана. И помешали тем же Майя, обломав их планы получить для себя болванку.

Ночью должен прилететь Нестерович. Тогда они и собираются рассказать всё Даше.

Настя пока остаётся в нашем поместье под охраной деда и Кровавых Воронов, отец возвращается к императору. А моей задачей на ближайшее время становится Даша.

Именно мне предстоит появляться с ней на всех приёмах и других светских мероприятиях, на которые её начнут приглашать сразу же после официального появления в империи Великой княжны Дарьи Романовны Романовой.

— Её воспитывал Роман и поэтому я просто не имею права требовать от Дарьи, чтобы она называла меня отцом и принимала моё отчество.

Ответил император на мои слова об имени Великой княжны Дарьи.

Подобным образом император очень рисковал, подставляя под удар не только меня, но и наследницу дара призрачных погонщиков. Но он готов был пойти на это. Ставка делалась на то, что вражеский ведун, не может увидеть происходящее со мной, а благодаря моему дару боевого предвидения я всегда буду оказываться на шаг впереди.

Вот, правда, чтобы увидеть этот шаг мне сперва придётся умереть, если не смогу отбить нападение. Да к тому необходимо будет постоянно держать силу наготове. А ещё лучше иметь при себе необходимый запас.

Даже не представляю, каким образом это будет выглядеть. Я буду катить следом за собой тележку, наполненную пакетами с кровью? Или буду обвешиваться ими под одеждой? Или, может, за мной будут водить людей, приговорённых к смертной казни?

В общем, множество всего ещё нужно будет продумать.

Но задачу, которую передо мной ставит император, я понял.

— Когда мы расправимся с угрозой, нависшей над империей, я сделаю то, что Романовы уже давно должны были сделать по отношению к роду Воронцовых. — внимательно наблюдая за мной, заговорил император. — Вы с Настей создадите новую ветвь наших родов, полностью свободный род. Я лично сниму с тебя все клятвы и обязательства, перед Романовыми. Ваши с Настей дети будут свободны. Помимо этого, я пожалую тебе титул князя Рязанского и Рязанскую область в управление. Она сейчас как раз остались без управления. После смерти Любомирова, который так и не обзавёлся наследниками. Будете находиться, у нас под боком и в случае чего быстро получить любую поддержку.

Эти слова императора заставили удивлённо уставиться на него всех присутствующих. Дед совершенно не ожидал подобного поворота событий. Он всю жизнь служили роду Романовых и даже не задумывались, чтобы стать свободным от этого долга. Одна мысль об этом вызывала у него страх. А вот отец уже был осведомлён об этом и успел свыкнуться с этой мыслью. Не зря он затеял этот разговор, по дороге к поместью.

По идее я должен был отреагировать точно так же, как и дед, но никакого страха у меня не было и в помине. В голове крутилась лишь одна мысль. «Что нам с Настей будет чертовски сложно».

Перед нами будет стоять задача создать род, который будут воспринимать отдельно от Романовых и Воронцовых. Род, который пойдёт по своему пути. Наши дети будут вольны выбирать свой дальнейший путь. Путь, который разойдётся с родом Романовых. Подобного не было за всё существование рода Воронцовых.

Только сейчас я начал осознавать, что мне предстоит стать основателем нового рода. К подобному меня точно не готовили. Помимо всего этого, я стану аристократом и получу в своё управление земли, на которых живут мои родственники со стороны мамы. А вместе с этими землями и ответственность за несколько тысяч жителей. Плюс местные кланы, которые наверняка воспримут подобный подарок императора в штыки. Открыто они точно не будут выступать в отличие от тех же Кондратьевых, а вот гадить исподтишка будут по-любому.

Император решил подкинуть нам огромный геморрой. С которым мы должны будем справиться самостоятельно. Доказав, что способны жить и без помощи родителей.

Мозг начинал закипать, а император всё продолжал и продолжал говорить.

После того как император озвучил моё, более чем щедрое вознаграждение за помощь в обнаружении и устранении скрытых врагов, он ещё долго разговаривал с отцом и дедом, обсуждая какие-то вопросы. Но я уже их не слушал, полностью погрузившись в собственные размышления, так и не дав ответа императору.

Я даже не заметил, как все разошлись. Вроде они о чём-то спрашивали меня.

И что я им ответил?

А ответил ли я вообще хоть что-то?

Ответил императору на его просьбу или нет?

Сказал отцу и деду всё, что хотел сказать?

Обещанием освободить меня от клятвы, пожаловать титул и земли, император не просто выбил меня из колеи, он отвесил мне сокрушительного пинка, который отправил меня прямиком на луну. Упав на которую, я сильно треснулся головой, от чего активизировался невероятно мощный мыслительный процесс. Большую часть из которого я просто не запомнил. А всё, что запомнил, было совершенно незначительным.

Из размышлений меня вывел стук в дверь. Вернее, даже не стук, а грохот. Кто-то очень усердно пинал дверь в комнату деда. Причём удары не прекращались ни на минуту.

— Да кто, там буянит?! — заорал я, вынырнув в реальность.

— Не хрена себе! Я думал, у тебя совсем кукуха съехала. — сказал Читер, засунув свою голову в приоткрытую дверь. — Сидишь здесь уже несколько часов вообще ни на что не реагируя. Я так-то не против тут стоять, сколько тебе потребуется. Но мне вот подогнали вещицу, за которой ты гонял Семёнова.

Сказав это, Читер зашёл в комнату и бросил мне небольшую прямоугольную коробку.

— Сим-карта внутри. Восстановили твой прежний номер. Так, что все контакты должны быть на месте.

— Я твой должник. — сказал я, тут же начав потрошить коробку.

— Может, я тогда пойду? А то приказ никого не пускать в кабинет, так и не отменили. — снова подал голос Читер, о котором я сразу же забыл, как только увидел коробку с телефоном.

Дав ему добро, наконец добрался до самого аппарата.

Быстро воткнул в него сим-карту, включил и начал ждать, пока пройдёт череда первичных настроек.

Эти минут десять были самыми долгими в моей жизни.

И вот когда телефон уже был готов к работе, я полез в контакты.

Как и говорил Читер ему удалось восстановить все номера. И даже сообщения.

Но самого главного, что мне нужно было больше всего там не было. Никаких сообщений с неопознанных номеров.

С досады я едва не разбил телефон, уж не знаю, что меня остановило. Возможно, что просто уже привык, постоянно везде находится с телефоном и меня не прельщала перспектива остаться без него снова. А возможно надежда, что Дайяна сама каким-то образом поймёт, что я теперь на связи и напишет мне. В общем, рука остановилась сама.

На всякий случай решил ещё раз проверить список контактов. И когда листал его, наткнулся на запись с именем Даяна.

Но единственная Даяна, которую я знал — это мой консультант.

Тут же нажал на это имя, но вместо номера вылезла какая-то кракозябра. Чёрточки, палочки, какие-то иероглифы.

«Номер набран неправильно». Сказал мне автоответчик сотовой компании, когда я попытался позвонить Даяне.

Понятно, так не прокатит. В прошлый раз мы общались только при помощи смс, так почему бы не попробовать и сейчас.

«Даяна! Ты здесь?!»

«Даяна! Ответь мне?!»

«Даяна! Мне нужны ответы!».

И ещё куча сообщений, которые я начал строчить с небывалой скоростью, сразу после того как первое сообщение было отправлено. Вот только не приходило никаких отчётов о доставке, как обычно это бывает. Но оно и не удивительно. Откуда должен прийти отчёт? Из формации, подпитываемой моим собственным даром? Вот я тоже губу раскатал.

Просидев в комнате деда ещё примерно час мне дико захотелось по нужде. Сунув телефон в карман, я поспешил к ближайшему туалету. На улице уже стояла ночь, поэтому мне никто не встретился. Где сегодня решил заночевать дед я не знал. Но наверняка, после разговора с отцом он довольно долго не будет появляться в поместье.

Обычно в подобных случаях дед всегда предпочитал проводить время с дружинниками. Ну а теперь у него есть Кровавый Ворон, по-любому отправится квартироваться к ним.

За этими мыслями я справил нужду и отправился на кухню, даже не знаю сколько времени я провёл за размышлениями в комнате деда, но есть хотелось довольно сильно. Самое главное, чтобы в холодильнике было что разогреть. А то придётся мне довольствоваться бутербродами.

Периодически я доставал телефон в надежде, что Даяна ответила. Прекрасно понимая, что если это произойдёт, я обязательно услышу.

— Оксана? — удивился я, когда увидел на кухне старшую из дочерей тёти Зины.

— Сегодня моя очередь дежурить ночью. — пожала плечами Оксана. Девушка развалилась на стуле и смотрела какой-то сериал. — Что тебе приготовить?

Услышала бы её сейчас тётя Зина и не миновать Оксане встречи с излюбленным оружием нашей поварихи — деревянной ложкой. Тётя Зина всегда требовала от дочерей, чтобы они общались с нами подобающим образом и никогда не переходили на ты.

Но мне на это было плевать. Мы с девчонками уже давно договорились, что в присутствии посторонних они соблюдают всё необходимые формальности, а когда наедине, то общаемся, как нам удобно.

От готовки я отказался. После ужина ещё осталась картошка я мясом, вот её Оксана мне и разогрела.

Пока я ел девушка трещала без умолку, рассказывая обо всём, что происходило сегодня в поместье. О наплыве гостей и о том, что они с сёстрами и матерью едва не выбились из сил. Шутка ли, накормить больше сотни человек. И это, ещё не считая слуг и дружинников.

Оксана играла у меня фоном. Сам же я полностью ушёл в свои мысли, ожидая ответа Даяны. Но судя по всему, придётся просить у родителей на совершеннолетие губозакаточную машинку.

Поблагодарив Оксану за поздний ужин, или ранний завтрак, тут как посмотреть, я отправился к себе.

Возле двери в свою комнату увидел маленькое розовое недоразумение, которое при моём приближение проснулось и начало отчаянно орать.

— Да замолчи ты! — попытался я шёпотом рявкнуть на Няко. — Ты так всё поместье разбудишь своими криками.

Замолчал этот гаврик только после того, как я взял его на руки. Он тут же попытался устроиться поудобнее и вновь завалиться спать. Все же коты очень неприхотливые животные, могут спать в любой обстановке, в любое время и с любым настроением.

Вот вроде орал полминуты назад, а уже спокойно укладывается и закрывает глаза.

Пришлось ложиться так, чтобы не потревожить это чудовище, а то снова начнёт орать и точно всех перебудит.

Я закрыл глаза и уже начал проваливаться в сон, когда раздался звук пришедшего сообщения.

Телефон моментально оказался в моих руках.




Глава 12


«Пришлось очень постараться, чтобы связаться с тобой. Возникли небольшие трудности. Но надеюсь, что теперь всё в порядке».

Я едва не заорал от радости, опомнившись лишь в последний момент и то, из-за того, что Няко, недовольный тем, что я оставил его одного, решил заползти мне на лицо. За что и был наказан отказом в доступе к комиссарскому телу. Тем более, комиссар сейчас был слишком занят.

«Ты говорила воздержаться от обмена биологическими жидкостями, какое-то время. Что произойдёт, если вдруг я не смог воздержаться?».

«Это был одарённый?»

«Да».

«Дар был уже на высокой ступени?»

Что-то мне совсем не нравятся её вопросы. Я всё больше и больше начинаю убеждаться, что в произошедшем с Настей виноват именно я.

«На пятой».

«Этому одарённому удалось выжить?»

Да, что за вопросы? Прадед же говорил, что консультанты не могут знать того, чего не знаем мы сами. Но Даяна сейчас полностью опровергла его слова. Она определённо знала, что происходит с Настей, в то время как я даже не представлял этого. Лишь рассказы целителей о том, что сейчас творится в её организме.

«Да Настя жива».

«Так это из-за неё в последний раз активировалось умение? А я ждала тебя. Думала, что это тебе снова не удалось остаться в живых».

«Прекращай уже задавать вопросы и просто ответь! Я приказываю тебе!»

А вот теперь будем проверять, прав был Демон, говоря о том, что консультанты не могут ослушаться нас. Хотя, вполне возможно, эта информация относится к запретной. Хотя с другой стороны, она же не затрагивает информацию об умении напрямую. И Даяна это подтвердила.

«Слушаюсь и повинуюсь мой господин!»

Даяне каким-то образом удалось передать через сообщение всё то, что она думает по поводу моих приказов. Но всё же она не смогла отказать.

«Этот вопрос ещё не до конца изучен. Но всё же у нас есть первые предположения. В момент интеграции дополнительного функционала в умение „Второго шанса“ твои биологические жидкости могут стать катализатором дара. Если у простого человека они с большой долей вероятности смогут открыть дар, то у одарённых произойдёт очень сильный и резкий скачок потенциала. В этом случае рекомендовано постоянно держать рядом с одарённым целителей, способных на манипуляции с астральным телом. Пик изменений наступает примерно через 36–120 часов. Но это неподтверждённые данные. И вероятность подобного довольно мала».

Да нет, теперь уже подтверждённые. И вероятность стопроцентная.

Выходит секс со мной для Насти, едва не обернулся смертью. И теперь ещё не известно, когда она сможет вернуться в нормальное состояние. Просто чудо, что в тот день на приёме оказался Любимов с его родовой техникой.

Когда Настя поднялась до пятой ступени, мы постоянно тренировались, пытаясь научить её контролировать свои силы. Для того чтобы полностью справиться с этим ей понадобилось больше полугода. Даже боюсь представить, сколько ей сейчас потребуется времени. Ведь она стала сильнее во много раз.

Сейчас рядом с Настей опасно находиться абсолютно всем. Исключением являются физики, поднявшиеся минимум на шестую ступень. Потому что по моим ощущениям пятая ступень не выдержит силы княжны.

А подобных физиков в империи можно буквально пересчитать по пальцам. И императрица одна из них.

«Если быть точнее, то 96 часов».

Ответил я Даяне, примерно прикинув, сколько прошло времени после нашего бурного примирения.

«Мне нужна вся информация по этому человеку. А самое главное мне нужна её кровь. Только после полного анализа можно будет дать более точные ответы на твои вопросы».

И как она себе это представляет?

Ладно. Настину кровь я достану. Это не проблема. Вот только, каким образом мне передать её Даяне? Что-то я не припомню службу доставки из реального мира в формацию «Второго шанса».

«Достаточно будет, того, что кровь окажется при тебе в момент смерти».

Словно прочитав мои мысли, написала Даяна.

И что мне теперь нужно наложить на себя руки, чтобы передать Настину кровь на анализы? Они совсем там охренели, что ли?

«Могут быть какие-либо ещё последствия, помимо резкого скачка в силе?»

«Никаких других последствий на данный момент не выявлено».

Значит, не выявлено…

Или Настя была единственной, с кем я обменивался своими биологическими жидкостями и у них просто нет других кандидатов, для более серьёзного анализа? Если судить, по словам Демона, он был уверен, что «Второй шанс» это умение созданное на основе дара крови и предназначенное конкретно для одарённых владеющих этим аспектом.

А ведь я только сейчас задумался над этим. Если исходить из того, что даром крови обладают ещё два рода на планете, то с огромной вероятностью и в этих родах имеются люди, обладающие «Вторым шансом».

Ведь изначально Даяна говорила, что я подошёл под все критерии, чтобы стать тестировщиком. И что у них есть и другие люди, подобные мне.

Вот так резко сузился круг потенциальных путешественников во времени. С которыми я хотел бы поговорить. Правда, как провернуть всё это, да к тому же найти нужного человека в этих родах, я не представлял.

Ладно над этой проблемой буду думать позже, сейчас у меня имеются ещё вопросы к Даяне.

«Формация уже перешла в автономный режим? Или по-прежнему работает, питаясь от моих сил?»

«Откуда ты узнал про автономный режим?»

«Я тебе задал вопрос и хочу получить на него ответ. Давай договоримся, впредь ты сперва отвечаешь, а только после этого задаёшь вопросы».

Написал я, чтобы сразу обозначить Даяне границы. Слишком уж она своевольная. Как-то даже не похоже, что мой консультант полностью подчиняется мне.

«Формация ещё находится в зависимости от твоих сил. Откуда ты узнал, про автономный режим?»

Написала Даяна после довольно длинной паузы. И что она так долго думала? Бесилась из-за того, что не может послать меня и обязана выполнять, что я скажу? Ну так это её проблемы.

«Сам догадался. Умный я. Какие прогнозы по поводу перехода формации в автономность? Сколько времени это займёт?»

Слишком много всего зависит от этого перехода. Даже после того, как демон научил меня всему, что умел сам. Мне необходимы были тренировки на противниках, которые могут стать для меня большой проблемой. И мне обязательно нужно расти в силе.

Сейчас я тупо не могу применять большинство техник прадеда. Слабоват я для этого. Так, что пятая ступень, которая ещё даже не была подтверждена, это слишком слабо. С такими силами в случае реальной опасности, есть большая вероятность, что тебя не смогу справиться с противником.

«С этим возникли проблемы. Слишком я не рассчитала силы, когда решила помочь тебе в прошлый раз. Про переход в автономный режим пока не может быть и речи. Имеется большая вероятность, что это будет возможно лишь после твоего перехода на новую ступень силы».

А вот это уже хреново. Ещё неизвестно, сколько времени мне понадобится, чтобы подняться на шестую ступень. Год, два, пять лет? А может, и все десять?

Нет. В том, что мой дар позволит развиться минимум до гранда я уверен. Все обладатели дара крови поголовно достигают этой высоты. До нашей поездки в Афганистан только дед был архиграндом, но там я убедился, что и отец смог подняться на эту ступень. Дяди Дима и Егор были грандами, но их я не видел уже года три, поэтому не могу утверждать, что они остались на прежнем уровне силы.

«Имеется возможность попасть в формацию умения другим способом. Не умирая?»

«Даже если и имеется подобная возможность, то мне она неизвестна».

Вот как раз тут и работает принцип Демона, не знаю я, не знает и Даяна.

«Почему, когда срабатывает „Второй шанс“, подаренный мной кому-то, я не могу общаться с тобой?»

«Эффект пока не изучен, поэтому ответа на данный вопрос нет».

«Но ты же общалась со мной при помощи света? Значит, видела всё, что происходило в формации».

«Общалась и видела».

Подтвердила мои слова Даяна.

«Ты можешь, как-нибудь влиять на реальный мир. Например — позвонить мне? Голосом будет легче общаться. И как долго продлится запрет на обмен биологическими жидкостями?».

Только сейчас мне в голову пришла мысль, что сейчас я могу штамповать не только одарённых из обычных людей, но и создавать архиграндов. А это охренеть, какой бонус! Вот только мне нужно было точно знать, осталась эта лазейка или нет. Не хочу я проверять опытным путём. Слишком велик риск, нарваться на такой же эффект, как у Насти.

После этого сообщения Даяна замолчала. Я всё доел и сидел, ждал сообщения, размышляя над уже сказанным моим консультантом.

Прошло уже больше получаса, но ответа так и не было. Глаза закрывались сами собой. Да ещё и кот мурчал во сне не переставая, действуя на меня лучше любого снотворного.

Отправил ещё несколько сообщений, но ответа не получил. Наверное, снова что-то случилось. Остаётся теперь только ждать.

* * *
— Я так и знала! — разбудил меня возглас Оли, которая стояла перед моей кроватью, уперев руки в бока и пытаясь делать грозный вид. Вот только у неё это плохо получалось. Её попытка вызвала у меня лишь улыбку.

— Ты так и знала, что я сплю в своей кровати?

— Я так и знала, что ты снова забрал у меня Няко! Я же вижу, как тебе понравился мой котёнок! Попроси у тёти Юли она и тебе такого подарит. А Няко отдавай! Он мой.

Так вот откуда ноги растут, вернее, уши. Огромные, розовые, слоновьи уши. И с чего это я виноват, что это недоразумение само ко мне липнет?

— Да забирай ты его уже и дверь в комнату закрывай, чтобы он не убегал. Слишком неудобно с ним спать.

И это было чистой правдой. Полночи я крутился, пребывая в каком-то полусне, стараясь не раздавить котёнка. А это паразит ещё и мурчал не переставая. Даже прогнать жалко было.

Оля счастливая прыгнула ко мне на кровать и начала тискать котёнка. Мгновенно забыв, что секунду назад старательно показывала, что злится на меня.

— Там под твоей дверью стоит старшая сестра девчонок. — наигравшись с котом, сказала Оля.

А раньше она не могла этого сказать? Старшая сестра девчонок, это должно быть Дайнана. Наспех одевшись пошёл посмотреть.

— И давно ты тут стоишь? — спросил я у Дайнаны, которая просто стояла рядом с моей дверью, прислонившись к стене.

К моему удивлению, она была одна. А как же Даша? Где она? Они же теперь, как я понял, неразлучные подруги.

Хотя, скорее всего, прилетел Нестерович и Даша сейчас вместе с ним.

— Не очень. — уклончиво ответила Дайнана. — Светлана Ефимовна показал, где находится твоя комната, но строго-настрого запретила заходить в неё и будить тебя. Пообещав, что, как только, твоя невеста вернётся в норму, она мне все кости переломает, если я всё же решусь войти к тебе. Вот я и ждала, пока ты проснёшься и выйдешь сам.

А Оле, значит, и её чудовищу меня будить можно? И что это ещё за угрозы? Причём мама угрожала не сама, а прикрывалась Настей?

Хотя в нынешнем состоянии Настя вполне сможет переломать все кости не только своим, скажем так, соперницам, но и себе самой.

— Ты, что-то хотела?

Как оказалось, хотела просто поговорить со мной. Я был единственным человеком, за исключением Даши, с которым Дайнана была знакома. Про маму и императрицу и речи быть не может. Дайнана призналась, что боится их. И в этом я её прекрасно понимал.

Их отношение к девушке изначально было не самым тёплым, я после того, как я заявил, что не собираюсь отказываться от своих слов наверняка испортилось ещё сильнее.

За Дашей пришли очень рано и был это император в сопровождении отца и ещё двух мужчин, по описанию я узнал Мазурова и Полиграфа.

Ну точно, прилетел Нестерович и Дашу повели на очную ставку, так сказать. Ох и не завидую я сейчас ни императору, ни Нестеровичу. Сами-то они ладно, между собой как-нибудь договорятся. Хотя я бы на месте Нестеровича всё же дал императору в морду. А вот объяснить всё Даше и тем более, договориться с ней после этого будет нереально трудно.

— Ты хоть завтракала? — спросил я у Дайнаны, когда услышал, урчание в её животе.

Девушка смущённо опустила глаза в пол и покачала головой. Ну тут всё понятно. Боимся, стесняемся и ещё плюс никого не знаем.

— Пойдём, на кухню — поедим. А заодно представлю тебя всем, чтобы подобных случаев больше не было. Ты моя гостья и можешь пользоваться в этом доме всем, что тебе понадобится. В разумных пределах, конечно. В оружейную не заходить, машины не угонять, дружинников не совращать.

Последние слова были шуткой, но Дайнана, похоже, восприняла их на полном серьёзе. Вообще, она очень сильно изменилась, после того как мы прибыли в империю. Или даже, скорее всего, после того как отделилась от семьи.

В Афганистане, после минутной слабости, что позволила себе Дайнана, она быстро взяла себя в руки. После общения с ней у меня сложилась картина сильной, уверенной в себе девушки, которая твёрдо знает, чего хочет и лишь ограничения наложенные на неё родом и положением болванки не дают ей раскрыться.

Сейчас же, что вчера на кухне, что сегодня перед моей комнатой я увидел маленькую, потерянную девочку. Девочку, которая ищет того, кто сможет защитить её от всех бед и невзгод, что она уже встретила. Того, кто больше не позволит её никому обижать. И этакого защитника-спасителя Дайнана увидела во мне.

Хотя и не удивительно. Я же пообещал, что помогу ей. Значит, я это сделаю.

По дороге на кухню встретил абсолютно всех значимых людей в поместье, что было очень удивительно. Обычно, практически каждого из этого списка просто нереально найти. Исключением является Пётр Алексеевич, который старается всегда быть на виду и тётя Зина, практически не покидающая своего рабочего места.

Я представил Дайнану всем в качестве нашей гостьи с расширенными правами. В которые входила покупка одежды и всех необходимых средств личной гигиены, нижнего белья, косметики и всего прочего, что понадобится Дайнане. Что это могло быть я даже не знал. Но думаю, отец не откажется выделить на это денег.

Дал поручение Петру Алексеевичу выделить Дайнане одну из свободных комнат, находящихся недалеко от моей. До этого их поселили вместе с Дашей, недалеко от комнаты императорской четы.

После этого поймал и захватил с собой на кухню нашу кастеляншу Маргариту Дмитриевну.

Эта женщина средних лет отвечала не только за гардероб всех наших слуг и дружинников, но также и частенько приобретала вещи для нас с Олей. Поэтому я был полностью уверен, что она даже сейчас в условиях практической изоляции сможет найти для Дайнаны подходящую одежду.

Единственные в этом доме, кто приобретали себе одежду без помощи Маргариты Дмитриевной были родители. Мама никому не доверяла собственный гардероб, впрочем, как и отцовский.

Из всех нужных лиц с негативом Дайнану встретила только тётя Зина. Но это и не удивительно, я помню её вчерашний взгляд, когда мама с императрицей попытались повлиять на меня. Но это только её проблемы, она получила от меня указания насчёт Дайнаны и должна их выполнять.

Нужно будет ещё обязательно поговорить с мамой насчёт Дайнаны и её положении в нашем доме.

Пока Маргарита Дмитриевна взяла в оборот Дайнану, я проверил телефон, но ответа от консультанта всё ещё не было.

Зато было сообщение от отца, который просил, как только я проснусь зайти к нему в кабинет.

Сейчас было уже почти девять утра, а сообщение пришло полседьмого. Прошло уже больше двух часов. И всё это время Дайнана простояла у меня под дверью. Тоже мне Хатико, блин.

Наверняка сейчас в кабинете идёт разговор с Дашей и Нестеровичем. Вот только зачем им понадобился я? И что за проблемы они решают столько времени?

Вроде активации дара призрачных погонщиков я не ощущал. А Даша вполне способна после всей открытой ей правды вспылить. И целью её агрессии наверняка будет император. Всё же Нестерович воспитывал её столько лет, и именно его она считает своим отцом.

Двери в кабинет отца охранялись сразу пятёркой бойцов Кровавого Ворона и пятёркой бойцов Гнева Государева. Причём среди бойцов Гнева оказался и сам Мазуров — щитовик гранд, чьей основной специализацией были конфиденциальные переговоры.

В отличие от той же Рухии, он не мог создавать щиты, которые защищали от физических атак. Его щиты не выдерживали и попадания обычной пули. Но в этом и не было необходимости. Это была задача других людей, которые были не нужны внутри поместья.

Мазуров, благодаря своему дару мог сделать любое помещение полностью защищённым от любых современных средств слежения и прослушивания. Также с даром Мазурова обламывались и одарённые, обладающие способностями подобной направленности.

На этот раз никто не стал меня останавливать. Вот, правда, сам бы я не смог войти в кабинет. Дар Мазурова искажал само пространство. Поэтому дверь в кабинет на моих глазах постоянно перемещалась. Её точно местоположение знал лишь сам обладатель дара. Который и взял меня за руку и словно слепого котёнка, подтолкнул в нужном направлении.

— Накинь защиту, на всякий случай. — сказал мне Мазуров и я вошёл в кабинет.

Тут же очутившись по ту сторону щита нового главы Гнева Государева.




Глава 13


Меня тут же пронзило холодом. Похоже, что щит Мазурова двухсторонний и не позволяет вырваться за его пределы даже дару призрачных погонщиков. Что очень хорошо. А то бы уже всё поместье замёрзло и тряслось от страха.

Это я, конечно, поторопился по поводу того, что Даша не применяла дар.

Отцовский кабинет сейчас представлял из себя печальное зрелище. Абсолютно всё, кроме массивного рабочего стола и нескольких стульев было разгромлено. Везде валялись обломки мебели, осколки ваз, разорванные книги. Из стены, вместе с её солидным куском, был вырван массивный сейф, который сейчас валялся посреди кабинета и выглядел так, словно на нём прыгало стадо слонов.

Сама Даша сейчас старательно рыдала, уткнувшись в грудь Нестеровичу, который пытался её успокоить, что-то шепча на ухо. Но судя по тому, что всхлипы не прекращались, выходило у него это хреново.

Напротив Нестеровича и Даши сидели отец с императором. Последний, к слову, удерживал дар. Призрачная нить от него тянулась к Даше, наверняка блокируя её силу. Похоже, одного всплеска для них вполне было достаточно. Просто я сильно сомневаюсь, что в случае если всплесков было бы несколько от кабинета вообще что-нибудь осталось.

— Проходи Серёж и присаживайся, если найдёшь куда, конечно. — сказал мне отец.

Услышав моё имя, Даша быстро повернулась и бросив на меня злобный взгляд, уткнулась обратно Нестеровичу в грудь. Начав рыдать ещё сильнее.

Это она сейчас, что решила устроить концерт специально для меня? Думает, найдёт в моём лице благодарного зрителя?

Судя по выражению лиц отца и императора это было именно так.

— Роман Викторович Нестерович. — представился мне олигарх, имя которого я и так прекрасно знал. Впрочем, как и он моё. При этом он просто кивнул. — Прошу прощения, но в сложившейся ситуации не могу пожать вам руку.

Оно и понятно, вон Даша как развалилась. Наверняка ему сейчас даже вздохнуть трудно.

— Воронцов Сергей Михайлович. — В свою очередь, представился я. Всё же минимальные приличия ещё никто не отменял. — Не переживайте по этому поводу.

— Даша, сейчас немного не в себе. — погладив рыдающую девчонку по волосам, сказал Нестерович. — Но я наслышан о вашей роли в её спасении из плена. Поэтому вы можете рассчитывать на любую помощь с моей стороны. Небольшой презент уже переведён на ваш счёт, открытый в моём банке.

После этих слов Нестерович достал из внутреннего кармана пиджака платиновую карту и передал её мне.

— Это пока временная карта. Как выпадет возможность, обязательно загляните в любое отделение моего банка и там вам сделают карту, настроенную только на ваши параметры.

Конечно, я слышал, что современные банковские технологии в плане безопасности достигли немалых успехов. Вплоть до того, что для подтверждения личности необходимо использовать свой дар. Как это всё происходит, я не знал, но похоже, что скоро придётся столкнуться с этим, благодаря подарку благодарного олигарха.

Судя по тому, что он вручил мне платиновую карту, то сумма подарка минимум с семью нулями, если считать в обычных рублях и четырьмя, если в золотых.

Этой суммы вполне хватит, чтобы купить очень хороший особняк в столице.

Когда Нестерович передавал мне карту, император закашлялся, привлекая к себе внимание.

— Погоди Ром. Своим щедрым подарком ты только, что выставил меня не в самом лучшем свете. И почему не предупредил меня об этом?

— Просто я действительно благодарен, за освобождение Даши. — совершенно не смутившись сказал Нестерович.

— А я, выходит, неблагодарен? — постучав пальцами по столу, задумчиво произнёс император. — В таком случае Сергей, даю слово, что через неделю, ты узнаешь и о моём подарке. Просто дарить тебе деньги слишком банально. А за это время я как раз обязательно успею что-нибудь придумать.

Ух ты, а вот и начались бонусы, за хорошо выполненную работу. Это случается с нашим родом настолько редко, что я с лёгкостью могу назвать подобные случаи за последнюю сотню лет. Да и чего там называть из было-то всего четыре. И дело не в том, что может показаться, словно род Романовых неблагодарный. Нет. Просто дело в том, что нам совершенно ничего не нужно. А если и понадобится, то император предоставит нам это. Без всяких благодарностей и всего прочего. Денег у рода более чем достаточно. Имеется всё необходимое имущество, жильё и так далее.

Вот только, как-то это всё подозрительно. Отца никто не благодарит, хотя он сделал для спасения Даши ничуть не меньше меня, а в какой-то степени даже больше. А мне, пожалуйста, платиновая карта. Но похоже, его это совершенно не волновало. Намного больше отца сейчас тревожило состояние его кабинета, если судить по тем взглядам, что он постоянно бросал по сторонам и тяжёлым вздохам.

— Хотите сказать, что вы просили зайти меня для того, чтобы отблагодарить за спасение Даши? — не показывая своей радости от внезапно свалившегося на меня благосостояния, спросил я.

Теперь мне совершенно не страшно, что я остался без карманных денег. Вот немного разгребёмся с навалившимся на нас со всех сторон дерьмом и пойду куплю себе какую-нибудь машину на пару классов выше, запланированной изначально.

Теперь у меня вполне хватит средств и на какого-нибудь римлянина или британца ручной сборки. Даже несмотря на то, что Российские машины считаются одними из лучших в мире, все заводы в империи давно перешли на автоматизированный процесс сборки. Последняя частная мастерская закрылась ещё задолго до моего рождения, а машины вышедшие из неё сейчас хранятся в частных коллекциях. Владельцы которых не расстанутся с этими автомобилями ни за какие деньги.

Вот и выходит, либо римляне, либо бриты. Хотя, может, присмотрюсь и к новейшим Российским моделям, работающим на водороде.

— Мы позвали тебя, чтобы попросить об одолжении. Пока всё не прояснится с Настей, взять под свою охрану Дарью. Мы вчера уже говорили с тобой по этому поводу. — заговорил император.

При этом отец снова тяжело вздохнул, глядя на вывернутый из стены сейф.

Это он сейчас переживает за меня, или как?

Ага, прекрасно помню. Двойная приманка, на которую император хочет поймать очень крупную рыбу. Вот только, как бы эта рыба ни проглотила нас. Но с этим, я думаю, у меня шансов справиться намного больше, чем у кого-либо ещё.

А ещё я понял, что ни Даша, ни Нестерович ничего об этом не знают. Хотя оно и понятно. Исходя из того, что я увидел, Роман Викторович действительно очень сильно любит Дашу, даже несмотря на то, что она биологическая дочь императора.

Да и Даша тоже отвечает ему взаимностью. Вон, как вцепилась в него и похоже, осознанно защитила во время активации дара. Отца и его рабочий стол по-любому защитил император, а вот Нестеровича уже сама Даша.

— Да я помню и уже согласился на это.

— Отлично. — хлопнул в ладоши император. — На пять часов запланирована большая пресс-конференция. На которой я расскажу жителям империи о помощи беженцам из Афганистана и том месте, которое я им определил. Это необходимо. — остановил меня император, когда я уже открыл было рот, чтобы высказать своё мнение по поводу этого решения императора.

На мой взгляд, это очень опрометчивый поступок с его стороны объявлять на всю страну, что собираешься предоставить чужестранцам земли на Кубани. Это же настоящий подарок для бунтовщиков, заранее рассказать, что скоро к ним прибудут гости. Дать время на подготовку.

Но, похоже, я чего-то просто не понимаю и аналитики посчитали, что рассказать об этом будет отличным ходом. Что же посмотрим, что из этого выйдет.

Дяде Егору придётся очень трудно. Ведь исходя из этих новостей на Кубани Афганских беженцев будет ждать очень горячий приём. А вместе с ними в замес попадёт и член рода Воронцовых. Думаю, дяде хватит ума не тащить за собой семью.

У него было три дочери. Лишь одна из которых смогла пробудить в себе дар крови. И то, все целители как один говорят, что дар у Лизы очень слабый. Максимум, который ей дают — это четвёртая ступень. Две другие двоюродные сёстры и вовсе оказались лишёнными дара.

Сам дядя Егор был грандом, а его жена смогла достичь шестой ступени. А вот с детьми не повезло. Но они не отчаивались. Когда я последний раз видел дядю, он сказал, что они собираются попробовать родить ещё одного Воронцова. На этот раз мальчика, который гарантированно получит дар крови и сможет развить его до высших ступеней. Правда, его слова так и остались всего лишь словами. Вообще, одарённым очень сложно родить больше двух детей, а они замахнулись аж на четвёртого.

Хотя у того же прадеда было четыре сына, а у деда их трое. Так почему бы и не попробовать. Я в своё время тоже задавал родителям вопрос, почему они не хотят завести ещё одного ребёнка. Но мне так никто и не ответил. Мама всегда печально улыбалась, а отец сразу же уводил тему разговора в другую сторону.

— После этого сообщения я и планирую представить империи Великую княжну Дарью Романовну Романову. — услышав это, Даша вздрогнула, но вроде перестала плакать. Наверное, собственные всхлипы мешают расслышать, что говорит император. — И она продемонстрирует на всю империю свой дар. Тем самым исключив любые возражения даже самых прожжённых скептиков. К началу конференции мы с ней обязательно изучим технику призыва предка.

Технику рода Романовых, которую прекрасно знал каждый человек в империи, если не в мире. Техника, которая со стопроцентной вероятность давала понять всем, что в жилах её создателя течёт кровь Романовых. Техника, от которой мне становилось не по себе, если я находился рядом.

Всё же дар призрачных погонщиков говорит сам за себя. А когда рядом с тобой появляется призрак предыдущего императора и подтверждает, что вызвавший его человек истинный Романов, дурно становится даже самым упёртым скептикам.

— В этот момент ты Сережа должен будешь находиться рядом с Дашей. Я также объявлю, что ты будешь охранителем Дарьи. Журналисты будут просто в восторге от такого числа сенсаций. — усмехнулся император.

— Как бы они не придумали, чего лишнего. Как это было в девяностом году. — произнёс Нестерович, до этого момента внимательно слушающий императора.

— На этот счёт можешь не беспокоиться. Тогда у нас не было таких специалистов, как сейчас. Мимо не сможет проскочить ни один засланный казачок.

Сказав это, император ненадолго задумался, что-то прогоняя в своей голове. Скорее всего, он думал над тем, чтобы рассказать нам что-то ещё, или нет.

— Сейчас идёт работа по отсеву способных на это личностей. Люди Полиграфа уже, как несколько часов назад начали проверку журналистов, которые ещё вчера получили приглашение на эту конференцию. Так, что все подадут в лучшем виде и под необходимым соусом.

Судя по словам императора, он всё же решил чего-то недоговаривать. Наверняка это было сделано специально для Нестеровичей.

Вот же!

Теперь придётся отвыкать. Ведь после сегодняшнего объявления Даша официально станет Романовой. Наверняка уже все необходимые документы готовы и позаботился император об этом ещё до того, как мы вернулись из Афганистана.

— После сегодняшней пресс-конференции. В течение часа ожидается, как минимум десяток приглашений на приём от самых именитых родов империи, в которых имеются молодые наследники. Причём неважно помолвлены они или нет. Приглашения, которые Великая княжна Дарья, естественно, примет. — снова заговорил император. — И первые кого осчастливит своим визитом, будут Ланцовы.

А император всё отлично продумал на несколько шагов вперёд. Вот только я совершенно не понимал, почему именно Ланцовы? Род средней руки, имеющий несколько оружейных заводов, оружие на которых в основном производилось на экспорт. Работали по лицензии Токаревых, не имея собственных разработок. И именно поэтому никак не могли вырваться в эшелоны высшей имперской знати.

Но похоже, что совсем скоро у них это получится, раз император первыми выделил именно их род. Неужели они, наконец-то, смогли обзавестись действительно хорошими разработчиками, которые смогли создать нечто стоящее?

— Думаю, об этом Сергей, ты сможешь узнать непосредственно на приёме у Ланцовых. Там должно будет произойти много чего интересного. — ответил на мой вопрос император.

Доказав правоту моих рассуждений.

— А меня никто не хочет спросить, согласна ли я или нет? — вскочив с колен Нестеровича, взорвалась Даша и вновь потянулась к дару.

Но у императора всё было под контролем и он тут же прервал порыв девчонки. Максимум, которого добилась Даша, это начавшие светиться глаза.

Обломавшись с нападением, она снова разревелась.

Интересно Даша всегда такая, или ещё просто не до конца прошли последствия работы подавителя с теми препаратами?

В принципе моё дальнейшее присутствие уже не требовалось, и я мог идти. Император сказал, что Настя сейчас должна бодрствовать и поэтому я отправился в медицинский блок. Перед уходом поймал на себе взгляд Даши, которая продолжала рыдать. Но судя по её взгляду делала она это не взаправду. А на меня посмотрела вообще, как на предателя.

Ну и ладно, пускай смотрит, как ей хочется. Моя задача абсолютно ясна. Играю её охранителя и походу выступаю в качестве приманки для наших врагов.

Возле Настиной палаты стояли несколько человек из Гнева Государева и дремал, привалившись к стене Авиценна.

— Там сейчас находится императрица. — сказал мне один из бойцов.

Услышав его слова, целитель открыл один глаз и быстро посмотрев на меня закрыл его обратно, сказав всего одно слово.

— Пустите.

Так он здесь что в качестве начальника охраны, или просто поспать решил? Хотя винить в этом Авиценну нельзя. Он, наверное, единственный кто проводит в палате с Настей всё своё время.

— Привет, красавица! — сказал я, зайдя в палату.

Юлия Сергеевна, что-то тихо рассказывала Насте, держа её за руку. Сама княжна по-прежнему лежала в неизменной позе. О том, что она не спит говорили лишь открытые глаза.

Услышав мой голос, Настя повернула голову и улыбнулась. Как же мне стало хорошо, когда я увидел это.

Вчера она не могла даже улыбаться.

— А вот и Сережа пришёл. Ты как раз про него только спрашивала. — погладив дочь, по голове сказала императрица и поднялась с кровати. — Вы наверняка хотите побыть немного наедине. Поэтому не буду вам мешать. Минут десять у вас точно есть.

Всё же не удержавшись и поцеловав дочь в щеку, императрица двинулась на выход.

— Не заставляй её сильно нервничать. — шепнула Юлия Сергеевна, проходя мимо меня.

Это она сейчас говорит, чтобы я помалкивал о том, с кем вернулся из Афганистана? И тем более молчал, о слове данном коллекционеру? Так я не дурак. Понятно, что Насте об этом пока лучше не знать.

— Ну как ты? — задал я, наверное, самый тупой вопрос, который только мог придумать.

Вообще, великолепно блин! Настя лежит тут словно овощ с подавителем, выкрученным на максимум и обколотая неизвестными препаратами. Как она может быть?

— Держусь. — прошептала Настя и с трудом подняла руку, вытянув её в мою сторону.

Я тут же подошёл к ней и взял её хрупкую ладонь. Сев на край кровати я заговорил.

— Ты у меня сильная. Пару недель и всё будет, как и прежде. Сдашь вступительные экзамены. Сходим на несколько приёмов. Набью там пару наглых морд, которые посмеют приставать к моей невесте. А там уже и к свадьбе готовиться пора будет.

Я ещё долго говорил, а Настя слушала меня с горькой улыбкой. Даже не пытаясь ничего сказать. Она смотрела на меня и в один момент у неё потекли слёзы.

— Тебе больно? Что болит? Позвать целителя? — перепугался я.

— Поцелуй меня. — прошептала Настя и я тут же выполнил её просьбу. Стараясь сделать всё максимально нежно и ласково, но в то же время не показывать, что я боюсь навредить ей.

Когда наши губы встретились, Настя схватила меня и прижала к себе. Подобного я от неё точно не ожидал. Похоже, что в это поцелуй она вложила все оставшиеся силы. Когда я отстранился от Насти, она лежала с закрытыми глазами и счастливо улыбалась.

Хотя это и было глупо, но именно этого я сейчас боялся больше всего. Я боялся навредить физику, который сражался наравне с архиграндами.

— Мама пообещала, что поможет мне с освоением новых возможностей. — заговорила Настя.

— Неужели ты позволишь заниматься этим кому-то кроме меня? А как же то, что Великой княжне не нужны никакие инструкторы и она сама сможет совладать со своим даром? — шутливым тоном сказал я, практически один в один повторяя слова Насти, в тот момент, когда у неё состоялся первый скачок силы.

— Тогда было совсем другое дело. — не переставая улыбаться, ответила Настя. — Сейчас моя сила представляет угрозу всем окружающим. И мне в первую очередь. Я прекрасно отдаю себе в этом отчёт. Мне пока практически ничего не говорят, но я прекрасно понимаю, что такой скачок силы не может привести ни к чему хорошему.

— Да ладно тебе! Вот увидишь, всё будет просто отлично. — сжав Настину руку, сказал я.

Нужно уводить её от этих мыслей, а то смотрю, она тут зря времени не теряет и пудрит себе мозги по полной, когда приходит в себя.

— Тут вчера ко мне приезжал один товарищ, сердце которого ты покорила буквально с первого взгляда. Если, что это его слова. — думаю эта новость позволит Насте отвлечься. — Зовут этого товарища Виктор…

— Гагарин. — продолжила за меня Настя. — Что сделал этот напомаженный индюк? Я надеюсь, ты его прибил? Он доставал меня весь приём, даже друзей своих подключил к этому. Я была готова убивать.

В таком состоянии эти слова от Насти звучали довольно странно. Но не находись она сейчас под лошадиной дозой успокоительных, наверняка метала бы молнии из глаз. Мне уже неоднократно доводилось видеть княжну в гневе, так что я знаю о чём говорю.

Её слова натолкнули меня на одну, очень интересную мысль. А не могло ли это послужить топливом, подтолкнувшим дар Насти? Не могла она вызвать его рост столь яркими эмоциями. Эта теория выглядит очень жизнеспособной, учитывая, что сила физиков сильно зависит от их эмоционального состояния.

Нужно будет поговорить на этот счёт с Авиценной. И если выяснится, что это действительно могло быть так, то у меня появится ещё несколько вопросов к Аркадию Николаевичу. Нужно не забыть и назначить ему встречу. Вот как раз этим и займусь, позже.

Хотя кого я обманываю. Я просто пытаюсь снять вину с себя.

— Он решил вызвать меня на дуэль. Заявив, что я недостоин твоей руки или что-то в этом роде. Я уже даже толком и не помню.

— Так ты его убил?

Наверное, он реально достал Настю, если даже успокоительные не могут сдержать её кровожадность.

— Убивать не стал.

Настя громко выругалась, заставив меня очень удивиться. Мало того что я впервые слышу от неё подобные слова, так ещё она перестала это шептать и едва ли не прокричала.

— У вас тут всё в порядке? — зашла в палату встревоженная императрица.

За её спиной я увидел заинтересованное лицо целителя. Наверняка они тоже охренели, услышав подобную громкость от Насти.

— Всё в порядке. Просто я рассказывал Насте о визите Гагарина.

— Сережа! — воскликнула Юлия Сергеевна. — Я же просила тебя не заставлять её нервничать. Она ещё в тот день хотела прибить Виктора. Мне все уши прожужжала. Даже отлучалась, чтобы сбегать на полигон и разнести там несколько манекенов в щепки. А тут ты снова напомнил про него.

— В следующий раз, когда встретишь — убей! — пропустив слова матери мимо ушей, сказала Настя, заставив меня впасть в ступор.

Вот и что я должен ей сказать? Ведь если соглашусь, то получится, что я дам Насте слово и тогда придётся мне и вправду убивать парня.

Вот же!

— Дочка, что ты такое говоришь? — злобно посмотрев на меня, кинулась успокаивать Настю императрица. — Сережа уже наказал наглеца. Он сохранил ему жизнь и отказал брать к себе в услужение. Позор, который Виктор теперь не сможет смыть до конца жизни.

После этих слов Настя улыбнулась и благодарна сжала мою руку.

— Спасибо. — на этот раз еле слышно произнесла княжна. Её силы были на исходе, что и доказал появившийся целитель.

— Боюсь на сегодня княжна уже исчерпала весь лимит сил. Приходите завтра, ей станет уже намного лучше. У вас будет больше времени для разговоров. А заодно и мы с Манижей уже подготовим свои рекомендации по реабилитации Анастасии Николаевны.

— Откуда мне было знать, что Гагарин доставал её на приёме? — спросил я у императрицы, когда мы выходили из палаты.

— Все проехали. В этом есть и моя вина, что не рассказала тебе об этом. Как-то совсем из головы вылетело.

Во как! Впервые на моей памяти, эта женщина признала в чём-то свою вину. После подобного даже страшно идти на вечернюю пресс-конференцию, наверняка дерьмо какое-то случится.

Недалеко от медицинского корпуса нас перехватила мама. Она решила, что на сегодняшней пресс-конференции я должен выглядеть лучше всех и поэтому лично подберёт мне костюм.

Чем ей не угодили джинсы и футболка, которые я обычно одеваю на подобные мероприятия, было непонятно. Ну или на крайний случай военный мундир императорской гвардии?

— Ты уже не простой охранитель. А будущий муж великой княжны, поэтому и одеваться должен соответственно статусу.

Какому к чертям статусу? После нашей свадьбы Настя теряет титул. Правда, я не знаю, известно ли императрице и маме о планах императора после нашей свадьбы даровать мне княжеский титул?

Рассказывать им об этом я пока не буду, а то мало ли что.

В общем, следующие несколько часов меня заставляли крутиться перед женской коллегией в лице Мамы, императрицы, Оли и её новых подружек. Уж, что эти маленькие демонята забыли здесь, я не знаю. Нужно будет обязательно поговорить с Полиграфом, чтобы он взял их на заметку. Ведь по большому счёту, это идеальные шпионы.

Снуют по поместью вместе с Олей, имея практически неограниченный доступ, слушают, высматривают, а потом докладывают обо всём коллекционеру.

В общем, мама решила, что я должен буду находиться на пресс-конференции в кроваво-красном костюме. Она бы ещё мне сказала накинуть броню и в ней просидеть всё время…

Интересно отец, император и Нестерович уже смогли договориться с Дашей. А то, выйдет, что я зря терпел всё это, если Даша просто пошлёт всех и откажется от пресс-конференции. Хотя у неё не было выбора. Аристократы очень редко спрашивают, а уж тем более прислушиваются к мнению своих детей. Как родители сказали, так и будет.

Наша с Настей помолвка тому пример. Но нам ещё повезло, мы с рождения знаем друг друга и имели представление о человеке, с которым предстоит создавать семью. Тем более после проведённой вместе ночи это представление расширилось ещё больше.

— Сергей Михайлович, император приглашает вас присоединиться к Великой княжне Дарье в качестве её сопровождающего и охранителя. — сказал мне Пётр Алексеевич, когда до конференции оставалось двадцать минут.


Глава 14


Ещё возле выхода из поместья меня взяли в коробочку люди из Гнева Государева, которых тут же разогнали наши дружинники, во главе с Боровом. Вот таким двойным охранением меня и повели к месту проведения конференции.

А проводить её решили на лугу восточнее поместья. Там собрали небольшую трибуну и сколотили множество лавок на скорую руку. Сейчас на этих лавках уже сидело охренеть сколько журналистов. Десятки видеокамер, сотни фотоаппаратов и ещё больше заинтересованных лиц, внимательно следящих за пока ещё пустующей трибуной.

Мой эскорт провёл меня мимо толпы журналистов, стараясь прикрывать от посторонних взглядов.

Честно говоря, чувствовал я себя очень неуютно. Не привык, чтобы вот так охраняли меня. Но хорошо, что это всего лишь на несколько минут.

За самой трибуной народу было не меньше, чем перед ней. Меня быстро взяли в оборот гримёры, усадили в стул и начали что-то делать с моим лицом. Мне же оставалось лишь сидеть смирно и терпеть все эти издевательства.

— Готов? — спросил у меня подошедший отец. — Вы с Дашей должны будете выйти, как только Коля объявит о том, что у него есть ещё одна дочь. Но об этом вам ещё обязательно сообщат.

Сама Даша нашлась, недалеко от меня. Вокруг неё собралась толпа стилистов и гримёров в несколько раз больше моей, которые вносили последние штрихи в её образ.

Мда…

По-любому мама разговаривала с этими людьми. И они решили сыграть на контрасте. Если я был в ярко-красном костюме, естественно, символизирующим дар крови, то Дашу одели в белоснежное, спадающее до земли платье, которое отлично подчёркивало её фигуру. Глубокое декольте наверняка привлечёт мужскую часть аудитории и после сегодняшнего появления Даша очень быстро станет объектом воздыхания, мужской половины империи.

Самое главное, чтобы не начали появляться гаврики наподобие Гагарина. Ведь пока я буду Дашиным охранителем, именно мне придётся разбираться с ними.

Стилисты сделали Даше шикарную причёску, вставив волосы множество белых цветов, что ещё сильнее играло, на нашем с ней контрасте. Кровавый ворон и белая дева, прям баньши какая-то. Не знаю почему, но именно это сравнение пришло мне в голову, при виде девушки. Образ вестника смерти — просто идеально подходит к её дару призрачных погонщиков.

Цветы в Дашиной причёске очень понравились пчёлам, которые кружили вокруг новоиспечённой Великой княжны. Их даже пришлось прогонять одному из стилистов, довольно слабому в плане дара воздушнику. Причём делать это ему пришлось несколько раз. Полосатые любители цветов каждый раз неизменно возвращались к причёске Даши. Сейчас бы нам очень помог любой, даже самый слабый член рода Мичуриных, чей дар помогал им управлять животными. Но таковых под рукой не имелось, поэтому пришлось воздушнику постоянно быть начеку.

Ему предложили просто сжечь пчёл, тут также имелось несколько владеющих аспектом огня, но стилист запретил использовать открытый огонь рядом с Дашей. Заявив, что сейчас на её голове столько разных фиксирующих средств, что она вспыхнет, как спичка.

Сам император был одет в военный мундир. Хотя, наверное, эта одежда лучше всего подходит для того, чтобы сообщать новости о появлении в империи сразу нескольких иностранных кланов. А ещё это очень хорошая демонстрация намерений императора кубанским кланам.

Хотя я до сих пор не понимаю, зачем императору заранее всех оповещать об этом. Просто взяли и напали, пока никто не ожидает и ещё не успел подготовиться.

— Вы выходите сразу после слов императора, о появлении в империи второй Великой княжны. — сказал нам руководитель пресс-службы императора — Владислав Листьев. — Дарья Романовна. Вставьте, пожалуйста, этот наушник в любое ваше ухо. Когда придёт время, я начну зачитывать в него вашу речь. От вас потребуется только повторить всё за мной. И самое главное — не нервничайте. Хоть большинство этих стервятников и прикормлено, но увидев вашу растерянность, они не преминут ею воспользоваться и постараться клюнуть посильнее.

Даша даже опешила от такого напора Листьева. Одна из пчёл тут же воспользовалась растерянностью девушки и уселась ей на лицо. Но стилист не спал, моментально убрав пчелу. Даже думать не хочу, что будет, когда мы поднимемся на трибуну и стилист не сможет отгонять от Даши пчёл.

Наверняка Даша видела пресс-секретаря императора уже множество раз по телевизору. А по-другому просто и быть не может. Лично император общается с журналистами, только во время очень значимых событий. А всё остальное время за него это делает именно Листьев.

— Сергей Михайлович, ваша роль очень простая. Стойте за спиной Великой княжны и больше ничего. Журналисты проинструктированы, что вам не стоит задавать вопросов.

Ну, прям камень с души свалился. Мне досталась роль безмолвного статиста, чему я был очень рад.

Тем временем пресс-конференция началась, и император начал вещать по поводу Афганских беженцев. И представил всем Курмангалиева Алишера Абишевича, как главу объединённых газнийских кланов.

А вот коллекционера я как-то и не заметил. Хотя это и не удивительно народу здесь собралось очень много.

Курмангалиев тоже толкнул речь, насквозь пропитанную благодарностью империи и особенно императору, что едва не заставило меня заржать в голос. Просто я представлял себе, как корчится Курмангалиев при каждом слове этой речи, которую ему наверняка также диктовал один из помощников Листьева.

Как только он закончил свою речь, журналистская братия просто взорвалась сотнями вопросов. На которые император вместе с коллекционером отвечали практически час.

Даша уже вся измаялась, но любопытство брало своё. Она так же, как и все собравшиеся сегодня на этом лугу следили за обилием вопросом, на которые император отвечал, даже не задумываясь.

После такого ни одна скотина не посмеет сказать, что он не в теме и лишь говорит заранее подготовленный текст.

И вот когда последний вопрос прозвучал, а император дал на него ответ, он попросил минуточку внимания, что вызвало очередную волну любопытства у журналистов и они моментально замолчали, вернувшись на свои места.

Для начала император поблагодарил Курмангалиева и отпустил его, заниматься делами объединённых кланов. Нам велели приготовиться.

— Позвольте вам представить ту, кого я скрывал от общественности долгие восемнадцать лет.

Оказывается, Даша уже совершеннолетняя. Хотя я при нашей первой встрече подумал, что она, возможно, даже младше меня.

— Ваш выход. — подсказал нам Листьев.

Даша, глубоко вдохнула и пошла на трибуну, а следом за ней пошёл и я, отмахиваясь от очередной пчелы.

— Моя вторая дочь. Великая княжна Дарья Романовна Романова.

В этот момент мы с Дашей уже вышли. Она встала рядом с императором, а я остановился за её спиной.

Кругом царила оглушительная тишина, словно император воспользовался своим даром, но это было не так. Просто все охренели от услышанного.

Ещё бы. Тайный ребёнок императора, которого он скрывал ото всех восемнадцать лет. Да о таком даже подумать никто не мог. Настоящий индийский сериал, мать его!

— Дабы ни у кого не возникло подозрений, что Дарья действительно моя дочь. Мы проведём небольшую демонстрацию. Даша, можешь начинать. — нарушил тишину император.

После чего он оставил девчонку одну, а сам отошёл, увлекая меня за собой.

— Будь готов в случае чего накинуть защиту. Даша ещё очень плохо управляется с этой техникой. — шепнул мне на ухо император.

Чего же они такого удумали? Какая ещё техника? Разве это не должен был быть призыв предка?

Что-то мне стало не по себе. Как бы Даша ни поубивала журналистов.

Хотя об этом император тоже позаботился. Я увидел, как перед рядами журналистов встали несколько человек в форме Гнева Государева. Перед ними на секунду промелькнула едва различимая пелена защитного поля. Оно было в несколько раз слабее поля, создаваемого Рухией, но от выброса силы Даши вполне должно будет защитить всех собравшихся на пресс-конференции журналистов.

Которые, вдоволь сильно занервничали, после того как между ними и трибуной возникло силовое поле.

Как только щитовики выполнили свою задачу, Даша сделала шаг вперёд и её тело тут же окутала призрачная дымка. Поднялся пронизывающий до костей ветер и стихли абсолютно все звуки. Я даже не слышал, как стучит кровь у меня в висках, хотя этот звук единственный, который останется со мной, даже если я оглохну. Его я слышу даром, а не ушами. Но сейчас исчезла даже такая возможность.

В том месте, где стояла Даша, на трибуну упало с десяток мёртвых пчёл. Пара из которых были крупнее своих сородичей и имели более яркую окраску. В принципе, вот и отличный способ избавиться от настырных насекомых.

Сколько же Даша зачерпнула силы? Не переборщила бы. А то не выйдет демонстрация. Но Даша, похоже, отлично знала, что делать.

Она сделала ещё шаг вперёд, оказавшись буквально на самом краю трибуны. Но не остановилась на этом, сделав ещё пару шагов и зависнув в воздухе.

Этот трюк я уже видел в исполнении императора, во время нападения предателей. Там он не провалился в созданную Бенкендорфом ловушку, оставшись парить над ней, а Даша сейчас просто парила в паре метров над землёй.

Но это было ещё не всё. Она развела руки в стороны и начала медленно сводить их вместе, словно кто-то мешал ей это сделать.

Журналисты наконец опомнились и в один миг на Дашу обрушились сотни вспышек. Но Великая княжна даже не обратила на них внимание, продолжая создавать свою технику.

Когда расстояние между ладонями сократилось до пары десятков сантиметров Даша неожиданно для всех, включая меня, хлопнула, выбивая из ладоней целый сноп призрачных искр. А во все стороны от неё понеслась звуковая волна, после оглушительной тишины, казалось, что она разрывает барабанные перепонки.

Но это было далеко не всё. Этот хлопок породил настоящую призрачную волну, которая состояла из множества человеческих фигур, которые двинулись в сторону журналистов. Некоторые из них, выходили из общего строя и отправлялись по своим делам. Но подавляющее большинство медленно и уверенно двинулось вперёд.

Подобного журналисты уже не выдержали и попытались броситься наутёк. Вот, только я заметил за их спинами появление Рухии, которая в одиночку смогла поставить защиту в несколько раз лучше и больше, чем это сделали бойцы Гнева.

— Какого хера?! — выругался император и потянулся к силе, но он уже опоздал. Созданная Дашей техника уже достигла первых рядов журналистов. Породив настоящую панику в их рядах.

Напуганные до усрачки люди бросились бежать, опрокидывая лавки и совершенно не обращая внимания на упавших. Они бежали прямо по ним. Но люди наткнулись на непреодолимую преграду и их всё же накрыла эта призрачная лавина. На моих глазах несколько человек моментально поседели, а пара десятков самых слабых и вовсе упали замертво. Что было с теми, по ком пробежалась толпа, я не знал.

Главное было то, что большинство камер не прекращали съёмку. Это одна из очень полезных черт журналистов, продолжать снимать что бы ни случилось. Вот и сейчас происходило то же самое.

Выпустив призрачную волну, Даша дождалась, пока она достигнет цели и отпустила силу, тут же устремившись вниз. После этой демонстрации она очень сильно побледнела. Вот же дура, наверняка истратила все силы!

Мне пришлось сжечь практически все запасы крови, чтобы успеть поймать её. Не хватало ещё, чтобы моя подопечная разбилась ещё до того, как я, так сказать, вступлю в должность.

— Ха! Твой отец проспорил мне червонец. — заявил император, когда я вместе с Дашей поднялся обратно на трибуну. — А с тобой мы поговорим позже. — обратился уже к Даше мгновенно помрачневший император. — Ты ещё не готова, к этой технике.

Блин, как маленькие дети.

— И на, что же вы спорили? — спросил я, внимательно следя за тем, как перепуганные до смерти журналисты постепенно начинают приходить в себя и в их глазах начинает разгораться любопытство, которое они сейчас и выплеснут на нас в полной мере. Им даже не мешает то, что несколько их коллег погибли. Впрочем, погибших быстро начали убирать бойцы из Гнева, словно это было их рядовое занятие. Наверняка император выплатит семьям погибших компенсацию, которой хватит, чтобы прожить, не бедствуя несколько лет.

Зато, демонстрация вышла, просто феноменальная. Теперь не одна собака, не посмеет раззявить пасть и заявить, что Даша подстава, которая для чего-то понадобилась императору.

Дар невозможно подделать.

А спорили отец с императором, по поводу того, что Даша по-любому окажется висеть у меня на шее. Отец сказал, что этого не случиться, а император был уверен в противоположном. Просто он заранее уже всё запланировал и знал, что я не дам Даше упасть. Правда она должна была применить технику призыва предков. Но и там Даша выложилась бы по полной.

Но отцу его слова я обязательно передам.

Уставшая Даша, присела на один из стульев, которые и предназначались для нас и начала смотреть с отсутствующим взглядом в быстрорастущую толпу. Над её головой я увидел очередную полосатую пакость. Очень яркой окраски. Словно она состояла из огня.

Причём эта пчела оказалась раза в три крупнее своих предшественниц. Этакий Халк пчелиного мира. Но эту пчелу совершенно не интересовали цветы. Она как-то очень странно начала кружиться вокруг Дашиной головы, постепенно сокращая радиус своих кругов.

Это заметили уже абсолютно все.

Ну ладно, раз я охранитель спасу свою подопечную от полосатой жужели и сделаю это максимально эффектно.

Заключив пчелу в кровавый шар, я сжал его изо всех сил. Но вместо того, чтобы разлететься кровавыми брызгами. Шар выплеснул из себя огненное море, мгновенно поглотившее нас.

* * *
«И что спрашивается мне мешало взять каплю крови у Насти?» Подумал я, когда оказался в формации «Второго Шанса». Отдал бы её сейчас Даяне на анализ, может ей удалось бы помочь.

Как ни странно, но по глазам не бил яркий свет, как это обычно было. Поэтому я позволил себе полежать немного и подумать над тем, что вообще это было?

Что это за пчела такая. Я совершенно не сомневаюсь, что это было покушение. Только каким образом нашим врагам удалось запихнуть в пчелу Инферно? Одну из сильнейших техник аспекта огня, а в том, что это было именно Инферно, я не сомневался. Я уже видел эту технику в исполнении Дмитрия Рыжова, архигранда огневика.

Два года назад в финале императорского турнира одарённых он использовал эту технику против Маргариты Филипповой, архигранда световика. В том бою выиграла именно женщина, даже несмотря на то, что была слабее своего противника.

— Сергей поднимайся. — раздался голос Даяны, заставив меня прервать размышления.

Я открыл глаза и даже сперва не поверил, что нахожусь в формации «Второго шанса». Безупречная белизна сменилась тусклой серостью, которая к тому же периодически мигала, словно испорченная лампа.

— Что тут случилось? — спросил я, поднимаясь с кровати.

— Срочно возвращайся обратно. Не задавай вопросов. Когда появится возможность, я тебе обязательно всё объясню. Воспользуйся кнопкой, сама я сейчас не в состоянии отправить тебя обратно.

Голос Даяны постоянно прерывался. Так обычно бывает, когда разговариваешь с кем-нибудь по телефону и начинает пропадать сигнал сотовой сети.

В голове моментально возникло множество вопросов, но вид формации и постоянно прерывающийся голос Даяны, дали мне ясно понять, что нужно срочно убираться отсюда. Произошло, что-то очень плохое.

Нажав на красную кнопку, я вновь оказался перед трибуной, рядом с Дашей и Листьевым. Как раз в этот момент император благодарил Курмангалиева и сейчас должен начать представлять Дашу.

Я тут же заметил пчелу, крутящуюся над девушкой. Это была обычная пчела и от неё избавился стилист.

По-хорошему, я сейчас должен схватить девчонку в охапку и кинуться в поместье, по дороге уничтожая всех насекомых ещё задолго до того, как они окажуться рядом.

Но в таком случае под ударом окажется император, да и есть вероятность, что мы сможем поймать того, кто управляет этими пчёлами. Я уверен, что это так.

— Используй технику призыва предков, не нужно экспериментировать. — шепнул я Даше, когда император попросил её продемонстрировать всем присутствующим свой дар.

Даша с подозрением посмотрела на меня, но не стала ничего говорить, лишь кивнула и вышла вперёд.

После активации дара вокруг неё вновь замертво упали пчёлы, среди которых также имелись две крупные огненной окраски.

Даша послушалась меня и перед журналистами возник призрак прапрадеда нынешнего императора. Правитель, при котором Российская империя стала одним из мировых лидеров по всем ключевым показателям — Николай Павлович Романов.

— Кто тут сомневается в моей правнучке? — разнёсся голос бывшего императора, заставляя всех вздрогнуть. — Наша она. Наша! Но пока ещё слаба. Отпускай меня девочка.

Сказав это, Николай Павлович исчез.

Его исчезновение сопровождалось сильнейшим выбросом силы, который повалил первые ряды журналистов и поломал им технику. Даже не помогли щиты установленные бойцами Гнева.

Даша снова начала падать и всё пошло по прежнему сценарию.

— Активируйте свой дар и не отпускайте его, пока не закончится пресс-конференция. Потом всё объясню. Быстрее! — зашептал я на ухо императору, когда увидел пчелу убившую нас в прошлый раз.

Он повернул голову в мою сторону, но всё же сделал, как я попросил.

Мёртвая тушка пчелы упала рядом с нами и я тут же заключил её в кровавый шар, укрепив его изнутри техникой щита. Перестраховаться не помешает. Как я ни старался, но не смог разглядеть ничего подозрительного.

Император просил меня помочь с поимкой и уничтожением наших незримых врагов и именно этим я сейчас занимаюсь. Главное — быть предельно внимательным. В случае чего у меня есть ещё две попытки возврата. Хотя после увиденного в формации и слов Даяны у меня появились сомнения на этот счёт.

Император продолжал удерживать дар это позволило полностью обезопасить нас от пчёл.

Активация дара императором, заставила всех присутствующих поёжиться и вновь испытать неосознанный страх. Но журналисты довольно быстро справились с этим. Первый вопрос раздался уже через пару минут. И адресован он был императору. Который даже не задумываясь ответил на него. Как и на пару следующих.

До Даши очередь дошла лишь на пятом вопросе и то, её попросили не делать так больше. Заявив, что после подобной демонстрации, сомневающихся уже не осталось.

Эта просьба сработала в качестве резко выдернутой пробки. После неё на Дашу обрушилось столько вопросов, что она начала тихонько, поносить императора. Бросая в его сторону гневные взгляды.

Но нужно отдать императору должное, на большинство вопросов он помог ей ответить.

Я же всё время внимательно следил за окружающим нас пространством, опасаясь нового появления пчёл убийц. Но дар призрачных погонщиков прекрасно справлялся.

Император представил меня в качестве охранителя Великой княжны Дарьи и заявил, что в ближайшее время, я буду находиться рядом с ней, оберегая ото всех опасностей.

Эта новость никого не удивила. Несколько человек лишь задали вопросы по поводу Насти и меня. А конкретно, почему официальный жених Великой княжны Анастасии, приставлен в охранители к её сестре.

Но у императора уже был заготовлен на это ответ.

— Настя скоро отправится погостить в Сибирь. К своим родственникам из рода Шуйских. А пока она будет гостить у них, Сергей присмотрит за Дашей. К моменту возвращения Насти я обещаю решить эту задачу и освободить Сергея.

Возможно, он снимет с охраны своего племянника Аркадия дядю Диму, что было самым очевидным. Ведь это сын не настоящей сестры императора. А возможно, император отзовёт дядю Егора из его Кубанской командировки.

Но я-то прекрасно знал, для чего всё это устроено в реальности. Сразу две очень лакомые цели постоянно будут находиться вместе. Наши тайные враги по-любому не устоят перед подобным подарком.

Пресс-конференция длилась ещё примерно час. За который я не произнёс ни слова, просто стоял за спиной Даши, ожидая очередного нападения. Но ничего не происходило. Похоже, взрывные пчёлы были в очень ограниченном количестве.

Стоило императору объявить, что всё окончено и нас тут же взяли под свою охрану наши дружинники и бойцы из Гнева Государева. Помогая спуститься с трибуны.

— Всё прошло просто великолепно. — заявил Листьев, показывая императору большой палец. — Кланы Волковых и Белинских уже направили официальные запросы в имперскую канцелярию. В них они требуют разъяснений по поводу размещения в их зоне ответственности Афганских кланов. Их численность и потенциальное боевое значение.

— А может мне им ещё прислать досье на каждого одарённого, что имеются у беженцев в распоряжении? — усмехнулся император.

— О! С подобной просьбой к нам обратились Горкины. — на полном серьёзе ответил пресс-секретарь.

От его слов император закашлялся.

— А им-то какое до этого дело? Вроде Горкины не принимали чьей-либо стороны. Да и смысл им лезть? Из же просто сотрут и не заметят.

Листьев лишь пожал плечами.

— Хрен с ними, с Горкиными. Действуйте по плану. Если уж совсем начнут наглеть, отправляйте напрямую ко мне. Пускай записываются на приём и ждут своей очереди. В общем, всё как положено.

— Нас пытались убить. — влез я в их разговор, демонстрируя императору кровавую сферу.




Глава 15


— Мазуров! — тут же взревел император.

Глава Гнева Государева возник рядом с нами в ту же секунду, словно просто материализовался из воздуха.

— Задержать всех и прогнать через людей Полиграфа.

— У нас уже всё давно готово. — раздался голос Полиграфа.

Да, как у них это получается? Выскакивают словно черти из табакерки. И что значат слова Полиграфа? Они уже знали заранее, что должно произойти что-то подобное?

Так какого хрена не предупредили меня? Хотя нет, предупредили и сделали это ещё там, на минус третьем этаже подземного гаража, когда сказали, что Воронцовы становятся первоочередной целью тайных кукловодов.

Видно, это я воспринял их слова недостаточно серьёзно.

— В этой сфере оружие, которым нас пытались убить. — сказал я, передав кровавую сферу в руки Полиграфа, предварительно напитав её силой. В таком состоянии она продержится ещё минут двадцать, после чего распадётся.

Услышав это Полиграф тут же бросился куда-то в сторону поместья. Он лишь спросил, что там. И услышав о более крупных пчёлах и изменённой окраске просто кивнул, словно уже знал, что это такое.

— Давайте вернёмся в поместье. Со всеми проблемами разберутся люди из Гнева и Ока. У меня сегодня ещё очень много дел, которые не терпят отлагательства. — сказал совершенно спокойный император и двинулся в сторону поместья, отдав последние распоряжения своему пресс-секретарю.

Листьев удалился выполнять распоряжения императора, а мы пошли в сторону поместья, окружённые бойцами Гнева и нашими дружинниками. Я лишь предупредил императора, чтобы он был наготове в любой момент активировать свой дар. На данный момент это было единственное, известное мне средство справиться с огненными пчёлами без последствий.

Даша моментально выкинула из причёски все цветы и всем был отдан приказ быть внимательными и сразу же сообщить императору, если заметят столь странных пчёл.

Отца, впрочем, как и деда здесь не было и поэтому шли мы вчетвером, если не брать в расчёт охранявших нас бойцов. Я, Даша, император и Нестерович.

Олигарх, вообще, всю конференцию простоял за сценой. Нервничал он в несколько раз сильнее Даши. Как будто это не её представили в статусе Великой княжны, а его.

После конференции, окружённая со всех сторон охранниками Даша, позволила себе расслабиться и высказать всё, что она думает не только об императоре, но и о Нестеровиче, который так вот запросто отказался от того, что она его дочь. Девушка даже не обратила внимания на слова, что нас пытались убить. Просто пропустив их мимо ушей.

В общем, началась очередная истерика с её стороны. Наверное, она решила, что утром этого было слишком мало и решила добавить ещё. Теперь уже официально в статусе Великой княжны.

Даже не представляю, как я буду ходить вместе с ней по приёмам, если она будет вести себя подобным образом. Да она подобным поведением выставит себя, а заодно и императора посмешищем.

Чую придётся мне прибегать к дисциплинарным взысканиям, типа ремня по заднице, или пары кровавых игл туда же.

Возле поместья нас ждал коллекционер в сопровождении десятка дочерей. Наверное, он без подобной охраны даже и не высовывается из временного лагеря.

— Мне сообщили, что кубанские кланы уже выслали к нам своих представителей. — заговорил коллекционер, когда оказался в нашем кольце из охранников. — Нам нужно обговорить дальнейшую стратегию, пока я не отправил их обратно к своим хозяевам.

Император предпочёл обсудить эти вопросы на свежем воздухе. В то время как Даша с Нестеровичем отправились в поместье. Думаю, у них состоится ещё один очень серьёзный разговор. Вместе с ними отправилась основная часть охраны, включая всех наших дружинников. С императором же остались лишь щитовики. Я даже всерьёз собрался напроситься присутствовать на этом разговоре. Всё же не доверяю я Курмангалиеву, чтобы оставлять императора наедине с ним, со столь слабой защитой. Но мои опасения развеял Воевода, появившийся из поместья и присоединившийся к охране императора.

Теперь я был спокоен и двинулся следом за Дашей и Нестеровичем. Я реально сейчас сочувствовал мужику. И ведь императора не будет рядом, чтобы сдержать гнев Даши. Хотя может она и не будет вести себя подобным образом с отцом в отсутствии зрителей.

Вообще, Нестерович поступил правильно. Он мог заартачиться и заявить, что император не получит его дочь в качестве своей наследницы. Денег у него вполне хватало, чтобы навсегда улететь из империи и жить в достатке всю оставшуюся жизнь, купив себе подданство практически в любом государстве мира. Его бы приняли там с распростёртыми объятиями.

Но это было бы так, если не вмешался Еззатулах и его Сыны Господни. Сразу после того как на спасение Даши были отправлены люди императора Нестерович потерял подобную возможность. Его мнения уже никто бы не стал спрашивать. Даша бы просто осталась подле императора.

Конечно, она бы брыкалась, сопротивлялась, отказывалась верить в то, что её настоящий отец — император. Но рано или поздно всё равно бы смирилась с этим и начала играть роль его дочери.

В этом случае всё проходило бы очень болезненно для всех сторон. Это прекрасно понимал, и сам Нестерович и поэтому он выбрал путь наименьшего сопротивления со своей стороны. Чем автоматически давал понять Даше, что не стоит идти на конфронтацию. Хотя это и не мешает Даше сопротивляться и в открытую показывать своё отношение к этому.

Вообще, я даже не представляю, как им сейчас тяжело. У меня пока нет детей и я не знаю, что это такое. Какие чувства они испытывают по отношению друг к другу. И буду надеяться, что в жизни мне не придётся столкнуться с подобным.

Оказавшись в поместье, я отправился на поиски отца. Пришло время нам снова встретиться с дедом и избавиться от того дерьма, что он засунул в нас.

Как оказалось, отец уже, как час назад отправился проверить, как обстоят дела в лагере беженцев. Всё же их расположили на наших землях и он хотел лично убедиться, что там всё в порядке.

Как раз на обратном пути он должен был заехать и к деду.

Терять время зря я не стал и поэтому сразу отправился к лагерю Кровавого Ворона. Даже если отца ещё там нет дед уже может приступить к выполнению своей клятвы. Я буду первым, кого он освободит.

Взяв одну из машин дружинников, я помчался вперёд. Наслаждаясь возможностью проехаться за рулём самостоятельно. Конечно, мне потом влетит от отца за то, что я уселся за руль без прав и всё такое. Но это будет потом. Сейчас я просто наслаждался вождением, не думая вообще ни о чём.

Никогда бы не подумал, что это может быть настолько приятно. Не о чем ни думать и не переживать.

Но всё хорошее рано или поздно заканчивается. Вот и я оказался возле лагеря наёмников уже минут через пять.

Лагерь жил своей жизнью. Кто-то спал, отдыхая от ночной смены, кто-то собирался заступить на дежурство, кто-то тренировался, а кто-то просто слонялся бесцельно. И последних на удивление было много.

Странно.

Увидев подобное, дед обязательно нашёл бы им занятие. Неужели его нет в лагере? Что я зря сюда ехал?

Мои опасения подтвердил дежурный офицер — капитан Гаусс. Оказывается, дед ещё вчера покинул территорию поместья. Он взял одну из машин отряда и уехал в неизвестном направлении.

А вот это уже было очень странно. Куда он так спешил?

На деда это было совершенно непохоже. Он бы никогда не оставил в сложившейся ситуации императора без своей охраны. Я даже не знаю, что должно такого случиться, чтобы дед взял и уехал.

Да, даже если бы угрожали моей жизни или жизни любого другого члена нашего рода и императору, то дед бы выбрал спасти императора. Впрочем, как и любой охранитель из нашего рода.

А тут он просто взял и уехал, не сказав никому об этом. Он даже своих людей не поставил в известность. Просто приказал, освободить для него дорогу и уехал.

Отследить его машину тоже было нельзя. Вороны уже пытались это сделать. Все датчики были найдены в паре километрах от блокпоста. Дед просто отъехал, остановился и достал все следящие устройства. Которые лично распорядился установить на каждое транспортное средство отряда.

Неужели дед испугался и сбежал от страха? Вот только чего он испугался? Моей силы, или того, что мы смогли прижать его к стенке с его паранойей?

Понятно, что здесь мне делать нечего. Я попросил у офицера дать мне точные координаты лагеря беженцев и забив в навигатор, отправился туда.

Нужно срочно найти отца. В отсутствии деда он должен принимать командование над отрядом, если они квартируются на наших землях. Ну или пускай хотя бы найдёт человека способного это сделать. Вон, тот же Воевода вполне подойдёт.

После получения точных координат нахождение лагеря беженцев не доставило мне особых хлопот. Все окрестные дороги были мне прекрасно знакомы и поэтому уже через пару минут я увидел огромный палаточный городок, раскинувшийся посреди огромного поля. Дорогу мне преградили бойцы Жукова, но быстро пропустили, правда пришлось оставить машину здесь, на территорию лагеря личный транспорт не пропускали. Также мне сказали, что отец находится где-то в лагере. Скорее всего, в штабной палатке командира полка.

— А ты чего здесь забыл? — спросила заноза-Фариза, высунувшаяся из ближайшей ко мне палатки, когда я шёл по лагерю.

Я думал, они постоянно ошиваются в поместье вместе с Олей. Или всё же кому-то в голову пришли такие же мысли, как и мне по поводу их шпионажа? А возможно, именно за чем-то подобным их застукали и отправили в лагерь? Вернусь домой нужно будет спросить у Борова. Если они попались на чём-то подобном, то наверняка это он их поймал за шпионажем.

— Пришёл в поместье и не обнаружил вас там. Понял, что дико соскучился и вот я здесь. — не знаю почему, но решил приколоться я.

— Фу! Какая мерзость! — тут же заверещала девчонка, а на её крики тут же прибежали и остальные сёстры. Причём прибежали они откуда-то из глубины лагеря.

— Ага! Иди сюда, обниму! — расставив руки в стороны, я двинулся к Фаризе. — Ну а если не хочешь, обниматься покажи, где у вас тут находится штабная палатка. В этом случае я, так и быть, смогу сдержаться. Хоть и будет это чертовски сложно.

Естественно, никто не хотел со мной обниматься и уже через пару минут я вошёл в палатку с гербом первого императорского полка на стене. Призрака, сжимающего в руках меч. Именно этот меч и символизировал собой первый полк императорской гвардии. Если род Воронцовых был щитом призрачных погонщиков, то люди Жукова были их мечом.

— Добрый день, Бронислав Игоревич. — поздоровался я с хозяином палатки, который сидел за накрытым столом и обедал.

Компанию ему составлял отец и ещё, какая-то незнакомая мне девушка с азиатскими чертами лица. Скорее всего, это одна из дочерей Курмангалиева, но что она здесь делает?

— О, Сергей. Присоединяйся, мы с твоим отцом и прекрасной Даринэ, как раз разговаривали о последних новостях. Всё же император навёл шороху, не только на Кубани. Думаю, уже к вечеру вся столица будет представлять собой огромный улей, в который залетела чужая королева.

Какое точное сравнение подобрал Жуков. Я сам до подобного не додумался. И что самое главное — он был абсолютно прав. Именно так сейчас воспримут появление Даши. Новая королева, вокруг которой начнут плести интриги, строить заговоры и тому подобное. И отвечать за безопасность этой королевы предстоит мне.

— Благодарю, но боюсь у нас с отцом сейчас нет на это времени.

— Что случилось? — спросил моментально насторожившийся отец.

— Дед уехал.

Отец не подал виду, что эти слова его встревожили, но я прекрасно заметил, как его голова слегка дёрнулась влево. А это уже был звоночек.

— Прости Бронислав, но действительно нужно идти. — сказав это отец, поднялся со своего место и пошёл на выход.

Я последовал за ним даже не удостоив Жукова и его собеседницу взглядом.

— С кем ты разговаривал? — спросил меня отец, когда мы вышли из штабной палатки и двинулись в сторону заслонов первого имперского полка.

— Мне он представился, как капитан Гаусс. Сказал, что дед вчера ворвался в их лагерь, забрал одну из машин и уехал за территорию охраняемой зоны. Через пару километров дед остановился и вытащил из машины все жучки. Поэтому они не могут отследить его передвижения.

— Есть у меня пара мыслей, куда мог отправиться отец, бросив не только императора, но и наш род в столь непростой ситуации. Но для начала давай я лично побеседую с Гауссом и всеми, кто видел вчера, как уезжал отец.

В лагере Кровавого ворона мы проторчали часа три. Отец расспрашивал бойцов о каждой мелочи, что они вчера смогли заметить в поведении деда. Все сходились на том, что дед казался очень рассеянным. Порой мог прерваться на полуслове и так и не закончить начатую мысль. Ещё он постоянно оборачивался, словно за ним кто-то следит и он точно об этом знает.

Когда дежурный поинтересовался, куда дед собрался ехать, как было положено по протоколу. Дед сорвался на него и пообещал тому десять дежурств вне очереди. Причём дежурств исключительно по ночам.

Как сказал сам дежурный, дед показался ему очень странным. Подобным он видел его только в тот момент, когда я накинул боевую форму.

— Хотя на тот момент я наверняка сам выглядел не лучшим образом. От страха начали трястись не только коленки, но и вообще всё, что может трястись. Думал, зубы себе все поломаю, вон как меня трясло от страха. — рассказывал дежурный. Который в конце своей речи попросил меня больше никогда так не делать. К его просьбе присоединились все, кто это слышал. Даже отец одобрительно покачал головой.

— Пока рано бить тревогу. С того момента, как отец уехал, прошло часов восемнадцать. Нужно ещё немного подождать. — сказал отец, когда мы возвращались в поместье.

Я видел, как он сильно взволнован. Мне даже посчастливилось ехать обратно за рулём, хотя я думал, что отец не разрешит мне этого.

Пока ехали раздался звук пришедшего сообщения и я едва не бросил руль, чтобы полезть в карман за телефоном. Остановился в последний момент, уговорив себя в том, что десять минут роли не играют.

«Существует опасность полного распада формации. Что делать не знаю. Буду стараться удержать её, но для этого мне потребуется постоянная подпитка от тебя. На это уйдёт, примерно, треть от твоего запаса сил. При этом твоё астральное тело должно находиться в формации минимум часа по три в день. На это время сила будет недоступна тебе. Это я беру на себя. От тебя лишь требуется согласие на такое резкое уменьшение твоего потенциала. Без этого я не смогу дальше работать. И моя глубочайшая просьба — НЕ УМИРАЙ».

Вот не хрена же себе. Что значит, она вполне может потерять формацию. Где же тогда я буду возрождаться, раз за разом? Если Даяне не удастся удержать формацию, то я просто лишусь возможности вернуться обратно.

Мало того что отберёт у меня треть запаса силы, так ещё на три часа в день будет оставлять меня без возможности коснуться дара.

Вот же!

Надо обязательно согласовать с ней время, когда это будет происходить. Вскоре мне предстоит уже отправиться на первый приём в качестве охранителя Даши. Вот будет круто, если на нас решат напасть, а я буду лишён дара. Да к тому же Даяна просит меня не умирать.

Вот как я должен это сделать, когда она урезает мои возможности на треть? Это примерно до четвёртого ранга. Теперь мне будет доступно ещё меньше техник. Про ту же боевую форму Демона я могу смело забыть. Слишком много для неё требуется ресурсов.

Я начал строчить ответ, но не успел этого сделать, как пришло новое сообщение.

«Также урезаются возможности нового функционала. На время пока в формации всё не устаканится. Максимально ты можешь передать умение одному человеку. И я не уверена, что в случае смерти этого человека „Второй шанс“ сработает как положено. Назвать примерные сроки устранения всех неполадок не могу. Но в любом случае никак не меньше недели, а то и двух. Постараюсь работать с астральным телом, когда ты спишь. Не буду больше тратить энергию. Как всё восстановится, я с тобой свяжусь».

Вот же! Вот же! Вот же!

И смысл теперь писать ей, что-либо. Она же ясно сказала, что сама свяжется, как только появятся новости.

Срочно найти императора и обсудить с ним возможность переноса всех запланированных мероприятий, до того момента, когда моя сила придёт в норму и будет доступна мне в полном объёме.

Конечно, я и сейчас был довольно опасным противником для многих одарённых. Но это явно было недостаточно, чтобы бороться с людьми, уничтожившими целый город и убившими сильнейшего члена нашего рода.

На данный момент из меня получится очень плохая приманка, которая вполне может умереть окончательно и бесповоротно. Без всяких возвращений назад во времени.

Император нашёлся в медицинском блоке, вместе с Юлией Сергеевной. Они пришли навестить Настю, о чём мне и сообщил Пётр Алексеевич.

— Авиценна обещал, что завтра она сможет бодрствовать намного дольше. — сказала Юлия Сергеевна, увидев меня. В её глазах стояли слёзы.

Император снова держал ладонь Насти в своих руках и активировав дар, что-то делал. Судя по тому, что целитель не вмешивается это не могло навредить Насте.

— Мне нужно переговорить с императором наедине. Не могли бы выйти? — спросил я у императрицы и Авиценны.

Если лекарь не стал задавать никаких лишних вопросов, а просто молча поднялся и вышел. То Юлия Сергеевна попыталась выудить информацию, сперва от меня, а после и от мужа.

Император её напрочь игнорировал, полностью сосредоточившись на руке дочери. Я сказал, что это касается только мужской половины их рода и я не хотел бы обсуждать её в присутствии дам.

— Вот оно значит, что. — задумчиво протянула императрица. — Ну в таком случае я, пожалуй, и вправду оставлю вас наедине, а то боюсь сгоряча могу оставить собственную дочь вдовой. Вот только Сережа, пожалуйста, не приплетай сюда свою подружку, привезённую из Афганистана. Я очень сильно не одобряю твоего решения.

Я лишь пожал плечами.

— Всё, что я хотел сказать по этому поводу, я уже сказал. Давайте не будем начинать всё заново?

Императрица буркнула себе под нос. «Все мужики козлы. У них на уме лишь одно. Вот только Настя оклемается, она ему покажет, как давать слово неизвестно кому». После чего, убедившись в том, что ее шёпот достиг моих ушей, удалилась.

Я же начал вываливать на императора все свои опасения по поводу нашего с Дашей столь раннего выхода в свет. Прося у него отсрочку хотя бы на неделю.

Аргументируя это тем, что Даше ещё надо свыкнуться с мыслью, что она теперь Великая княжна и на ней лежит огромная ответственность. Что она не готова, в моральном плане встречаться с людьми, которые будут перед ней лебезить, а стоит ей только отвернуться тут же плюнут на спину. Я стоял и придумывал одну отмазку нелепее другой. Даже не зная, слышит ли меня император вообще.

Как оказалось, слышал, слушал и размышлял.

Когда я замолчал, он открыл глаза.

— Максимум, который я могу вам дать это четыре дня. Именно через четыре дня состоится первый выход в свет великой княжны Дарьи.

Это хоть что-то. Я же думал, что нас вообще завтра же бросят во все тяжкие, открыв сезон охоты на нас же.

— За это время мы постараемся научить Дашу, как вести себя в подобном обществе. Насколько мне известно, на Чукотке она практически не посещала вместе с Романом никаких мероприятий. Да и сами они не любители проводить приёмы. Если только для очень узкого круга людей.

Интересно, почему император сказал, что мы научим? Или он думает, что мне делать больше нечего, как рассказывать Даше о поведении на всех этих приёмах и так далее?

Да сколько не рассказывай, в любом случае будешь не готов к тому, что будет там на самом деле. Слишком люди непредсказуемы. Особенно высшая аристократия. Где через одного ядовитая гадина, готовая укусить тебя в любую минуту. А остальные просто слишком осторожны и предпочитают немного подождать, посмотреть на успехи этих гадин и если всё пройдёт успешно, быстро примазаться к их успеху. И вот эти остальные в конечном итоге оказываются намного опаснее ядовитых гадин. От последних сразу понятно, чего можно ожидать, а тихони зачастую преподносят очень неприятные сюрпризы.

В общем, понятно. Четыре дня, за которые я должен понять пределы своих урезанных возможностей. И точно знать, на что я могу рассчитывать в бою.

А через четыре дня возьму вместе с собой небольшую группу поддержки в виде того же Читера, Лешего и ещё, возможно, Семенова. Все остальные наши дружинники выглядят совершенно неподходяще для приёмов высшей знати. А эти трое будут смотреться там вполне органично, если их прилично одеть и убрать гору оружия, которым они обвешиваются каждый раз, когда нам может угрожать опасность. То есть — всегда.

Блин, за всеми этими размышлениями даже забыл спросить, у кого состоится приём.


Глава 16


Первыми кого удостоит своим визитом Великая княжна Дарья, оказались Меншиковы, а не Ланцовы, как было сказано изначально.

Приём у Ланцовых откладывался примерно на неделю, что-то они там не могут подготовить в срок.

Меншиковы устраивают приём в честь открытия нового полностью автоматизированного завода, по сборке автомобилей в Калининградской губернии.

Вот только Меншиковы никогда не занимались производством автомобилей. Их основным видом деятельности было вооружение, а точнее производство новейших ракетно-пусковых установок.

И именно запуску подобного завода, самого крупного не только в империи, но и на материке и будет посвящён приём. Но для всего мира и большинства приглашённых на приём, это будет именно, машиностроительный завод, на котором будут собирать новейшие экологически чистые автомобили, работающие на водороде. Именно эту информацию мне сообщил император, перед тем, как передать досье, подготовленное людьми из Ока.

На это приём мы отправимся в расширенном составе, что делает нас ещё более привлекательными целями, когда одним ударом можно разобраться практически со всеми главными действующими лицами.

Помимо меня и Даши, Меншиковых осчастливит своим появлением и императорская чета, а вместе с ними и отец, который непременно поедет в сопровождении мамы. Значит, по-любому там будет и дед, если он вернётся к тому времени, конечно. И ещё куча людей, отвечающих за охрану императора.

На подобных приёмах обычно просто запредельный уровень безопасности. Тем более Меншиковы никогда не позволят, чтобы на их приёме, кто-то посмел напасть на аристократа, тем более на члена императорской семьи.

Сами они были лишены титула ещё прадедом императора и случилось это из-за того, что Меншиковы решили поиграть в свою собственную игру, начав слишком тесно общаться с бриттами. Но об этом практически сразу прознал император и жестоко пресёк все заигрывания на корню, оставив в живых лишь младшего сына Меншиковых, единственного, кто остался верен своему императору.

Именно от него и пошла новая ветвь бывших Князей. Поэтому они до сих пор очень болезненно относятся к любой аристократии. Уже на протяжении трёх поколений, пытаясь заслужить прощение и восстановить утраченный титул.

Идиоты! Как их назвать по-другому я не знал. Вот сдался им этот титул? От него лишь один геморрой. С которым мне предстоит познакомиться уже совсем скоро.

Но это их проблемы. Пускай зарабатывают снова доверие императора, всеми доступными им средствами.

На этом наш разговор с императором закончился. В связи с сегодняшним объявлением у него было ещё множество дел. И я не стал его отвлекать.

Последующие четыре дня я практически полностью провёл на полигоне, выматывая себя до изнеможения. Определённо даже в урезанном виде я сейчас был намного сильнее самого себя двухнедельной давности.

Все техники были отточены в дополнительной формации прадеда, поэтому у меня совершенно не возникло никаких проблем с их использованием. Ограничение было лишь одно — количество доступной силы.

Увеличить его даже не помогала заёмная кровь. Ради того, чтобы проверить это мне пришлось порядком подсократить семейные запасы. Но результат определённо того стоил. Теперь в случае чего я буду знать, что нет смысла пытаться взять силы больше, чем у меня есть. Нет необходимости лишний раз убивать. Конечно, если эти люди не враги.

Так как я практически всё время проводил тренируясь, то почти никого не видел. Исключением были Боров, который постоянно находился рядом и отец, который следил за моими тренировками.

— Мне кажется, или ты стал слабее? — спросил меня отец, когда у меня в очередной раз не получилось создать довольно сложную технику, доступную лишь на пятой ступени. Мне не хватало буквально крупицы силы. И именно эта крупица отделяла меня от становления на пятую ступень.

— Скорее всего, мы поторопились с выводами, что я поднялся сразу на пятую ступень. — пожал я плечами.

Понаблюдав за мной ещё немного, отец согласился с этими выводами.

— На следующей неделе должна будет приехать квалификационная комиссия, чтобы официально подтвердить твой уровень. — сказал отец перед уходом.

Никогда не понимал, почему все одарённые должны выставлять свою силу на всеобщее обозрение. Все эти рейтинги, таблицы, ранги — это такая чушь.

На данный момент в империи официально насчитывалось сорок три архигранда, больше двух сотен грандов, около пяти сотен одарённых шестой ступени. Ну а количество более слабых одарённых с каждой последующей ступенью растёт в геометрической прогрессии.

Количество одарённых первой ступени, которые едва могут касаться своего дара, вообще приближается к миллиону.

И в каждой стране имеется свой рейтинг одарённых. У нас его уже долгие годы возглавляет дед. Его вечным соперником, постоянно наступающим на пятки, является Василий Шуйский, Настин дед по материнской линии. Сильнейший физик империи.

С этим родственником моей будущей жены мне ещё только предстоит познакомиться. Как-то не довелось мне побывать вместе с ней в гостях у Шуйских. Которые отвечали за один из самых богатых краёв империи- за Сибирь. Со всеми её приисками драгоценных металлов и камней, полезными ископаемыми и колоссальными запасами леса.

Как ни странно, главенствуя над столь богатым краем, Шуйские не входили даже в двадцатку богатейших родов империи. Нужно будет обязательно узнать у кого-нибудь, с чем это связано.

Так вот, к слову, о Шуйских. Император лишь обмолвился, что в скором будущем мне предстоит оказаться у них в гостях.

Насте с каждым днём становилось всё лучше и она уже бодрствовала по несколько часов в день. Но постоянное ношение подавителя, выкрученного на максимальную мощность и успокоительные предоставленные Коробовым и Бочаговым, не лучшим образом сказывались на её самочувствии.

Вообще, ношение подавителя больше недели строго-настрого запрещено. Как я понял это может вызвать совершенно непредсказуемые последствия. Мощь столь долгий срок находящаяся взаперти может уничтожить своего носителя, вырвавшись наружу, а заодно и всех кто находиться с ним рядом. В этом случае уже не поможет ни один целитель.

Поэтому уже сейчас с Насти начинают потихоньку снимать подавитель, но делают это исключительно после инъекции успокоительного, когда она засыпает.

Если она очнётся в этот момент, то может натворить очень много бед. Поэтому время, пока Настя находится без подавителя с ней проводит императрица и ещё несколько сильных физиков, которые в случае чего должны будут задержать Настю до того момента, пока ей не введут успокоительное.

Единственное ради чего я прерывал свои тренировки, как раз и были разговоры с Настей.

Можно сказать, оставшееся время, пока на ней ещё надет подавитель, это последний момент, когда мы можем спокойно касаться друг друга. Сразу после того, как снимут подавитель, Настя лишится такой возможности, если только на мне не будет накинута защита.

До той поры, пока она не научится сдерживать свою силу, ей будут запрещены любые физические контакты со всеми, кроме сильных физиков.

Именно для того, чтобы она быстрее научилась контролировать себя Настю и собираются отправить к Шуйским. И скорее всего, мне предстоит сопровождать её.

Но до этого момента ещё много времени и сперва мне предстоит усердно выгуливать Дашу, светя нашими лицами как можно больше.

Конечно, никто не надеется, что нам так быстро удастся выйти на след тайных кукловодов, но все настроены очень положительно.

Дед, так и не объявился. Уже на второй день после своей пропажи он был объявлен в розыск. Лицо сильнейшего одарённого было знакомо абсолютно всем гражданам империи и жителям соседних государств. Но как бы странно это ни звучало, никто его не видел. Награда, объявленная за информацию о его местонахождении, была очень большая. Император не поскупился, выделив миллион золотых рублей. Но пока с информацией о местонахождении деда не обратился ни один человек.

За эти четыре дня было подготовлено всё, для переброски Газнийских кланов на Кубань. Причём первый полк императорской гвардии, перебрасывался вместе с ними, хотя об этом изначально ничего и не говорилось.

Должно быть, ситуация уже успела выйти из-под контроля и требовались самые решительные меры. Как бы император не переборщил, чем вполне может настроить против себя население очень важного для страны края.

Но буду надеяться, что всё пойдёт по плану и аналитики императора не ошибутся в своих выводах.

Даяна за это время не выходила на связь, поэтому новостей чего ждать с её стороны у меня не было.

Но я был не один, кто всё время до первого выхода в свет Великой княжны Дарьи, проводил тренируясь. Тем же самым занималась и сама новоиспечённая княжна.

Император лично взял её обучение в свои руки. Да и собственно говоря, больше никто этого и не мог сделать. Два последних обладателя дара правителей Российской империи.

Хоть они и занимались, прибегнув к помощи подавителей, все в поместье ощущали потусторонний холод, вырывающийся с того участка полигона, где они тренировались.

Дайнана вполне успешно сдружилась с дочерьми тёти Зины и я даже видел, как она что-то приготовила специально для неё, что меня очень порадовало. За это я поблагодарил повариху и пообещал ей достать билеты в большой театр, на какую-нибудь премьеру.

Отчего эта любительница театральных постановок растрогалась настолько, что едва не спалила мясо, готовящееся на ужин.

В общем, за эти четыре дня, полностью посвящённые тренировкам произошло много всего.

Сегодня наступил день икс. День первого выхода в свет Великой княжны Дарьи и её временного охранителя.

Все как один утверждали, что сегодня не стоит ждать каких-либо действий со стороны наших незримых врагов. Но всё равно было очень волнительно.

У них имеется ведун и кто его знает, что он им там напророчил. Радовало лишь одно, что дар крови не позволяет ведунам видеть наши действия.

На этот приём я одел мундир императорской гвардии, несмотря на все протесты со стороны мамы. Достаточно того, что она одела меня на пресс-конференцию. Впрочем, отец с императором тоже оделись в гвардейскую форму. Это и сыграло решающую роль в нашем с мамой споре.

Меншиковы имели несколько зданий в центре столицы. На тридцать шестом этаже одного из которых и был назначен сегодняшний приём.

На место мы прибыли, опоздав минут на двадцать. Но подобная задержка для императора была вполне нормальна. Меншиковы вообще должны быть благодарны, что император лично решил приехать. Хотя он вполне мог просто отправить одну Дашу. Чем показал бы своё отношение к хозяевам приёма. Тогда бы бедные Меншиковы потеряли всяческие надежды в ближайшем будущем вновь обзавестись титулом.

Я перекинулся с императором парой фраз на эту тему и оказалось, что Меншиковы получат титул, минимум лет через пятьдесят. Когда пройдёт срок установленного им наказания.

— Не я наказывал их род и не мне снимать это наказание. Вот придёт срок, тогда и посмотрим, что будут из себя представлять Меншиковы. — сказал император.

За пару кварталов до нужного здания мы въехали на охраняемую территорию. Ради сегодняшнего приёма были перекрыты дороги и полностью оцеплены два квартала.

Меншиковы очень хорошо заботились о безопасности своих гостей. Но сейчас в ряды охранников Меншиковых аккуратно вливались бойцы Гнева государева. Безопасность нашего движения обеспечивало больше трёх десятков машин, забитых бойцами Гнева.

Помимо машин, нас сопровождали вертолёты, а по всей протяжённости нашего пути стояли гвардейские наряды. Ради беспрепятственного и безопасного проезда нашего кортежа было перекрыта едва ли не половина города. Подобные меры безопасности не предпринимали уже очень давно. По крайней мере на моей памяти такого совершенно точно не было.

Сами мы ехали на трёх машинах.

Я ехал в одной машине вместе с Дашей. Ещё вместе с нами были два бойца из Гнева Государева. Один водитель, а второй щитовик, который всю дорогу от Воронова крыла держал вокруг машины щит. В мощности которого я честно говоря очень сомневался. Всех сильных щитовиков империи я знал в лицо, а вот этого бойца видел впервые.

Но помимо этого щита, нас прикрывал своим даром Мазуров, что практически исключало попадание по нам из каких-либо дальнобойных орудий или техник.

Сам глава гнева Государева ехал в одной машине с императорской четой. В последней из охраняемых машин сидели отец с мамой. У них также имелся свой щитовик.

По дороге никаких приключений не было и мы спокойно заехали в подземный гараж. Где нас уже ждал патриарх рода Меншиковых — Алексей Игнатьевич в сопровождении своей супруги и наследника Валентина. Помимо этой троицы, здесь присутствовало человек сто охраны.

— Наш род очень признателен вам Ваше Императорское Величество. — начал раскланиваться Меншиков старший, впрочем, супруга и сын от него не сильно отставали.

— Ваше Императорское Высочество оказала нам большую честь, выбрав Меншиковых первыми, кто примет её в официальном статусе Великой княжны. — эти слова уже были адресованы Даше, которая лишь кивнула.

Словно она ходит на подобные мероприятия каждый день и уже сотню раз слышала подобные слова в свой адрес.

Последними кого поприветствовали оказались Воронцовы. И удостоились мы лишь стандартных фраз, без всяких заискиваний. Да и кто будет лебезить перед простыми охранителями, даже не получившими, за всю свою историю никакого титула.

Те же Меншиковы хоть и бывшие, но князья.

Вот, правда, мне досталось гораздо больше внимания, чем родителям. Всё же я помолвлен с Настей.

Алексей Игнатьевич тут же вызвался лично проводить нас в банкетный зал, где уже собрались остальные гости. Он взял на себя родителей, мы же с Дашей были предоставлены в руки Валентина.

Парню недавно исполнилось двадцать четыре года. Он окончил авиастроительный и сейчас работал на отца. Подробное досье на всех членов рода Меншиковых имелось в общей куче, полученной от людей Ока Государева. Поэтому я знал о хозяевах сегодняшнего вечера очень многое.

Род воздушников, в своё время имевших даже несколько архиграндов. На данный момент самым сильным является патриарх пару лет назад поднявшийся до ступени гранда. У наследника очень сильный потенциал. Дар у Валентина пробудился сразу на второй ступени. Исходя из этого, у парня есть все задатки стать следующим архиграндом в роду.

Год назад Валентин женился на Екатерине Трубиной, чей род занимался производством каких-то очень важных узлов для разнообразного вооружения. Чем ещё сильнее укрепил семейное дело, приведя в него столь ценных для Меншиковых родственников.

Остальные члены рода Меншиковых были неинтересны. Все они работали на подконтрольных роду заводах и занимали руководящие посты.

Вообще, род оказался довольно крупным. Шестнадцать человек, из которых десять довольно молоды и в ближайшее время, наверняка, сделают род ещё больше.

Вместе с нами в банкетный зал пошли лишь Читер, Мазуров и ещё один какой-то невзрачный мужичок. Скорее всего, он был из Ока Государева. Обычно именно там работают подобные личности. Вроде смотрел на него минуту назад, а уже не можешь вспомнить, как он выглядел, во что был одет и так далее.

Приём был устроен не для всех. Наверняка к этому приложил свою руку император.

Просто среди собравшихся я не увидел ни одного человека из имперской оппозиции, или приближённого к ней. Сегодня собрались лишь лояльно настроенные в отношении императорской семьи рода и кланы.

Хотя оно и правильно первый выход Даши не должен быть испорчен словами, или действиями какого-нибудь сторонника оппозиции, которые никогда не упустят случая поддеть действующую власть.

К слову, об этой самой оппозиции. Она представлена очень сильными родами, возглавляет которые род Чернышёвых, работающий с аспектом тьмы.

Очень серьёзные противники, даже на невысоких ступенях. Могут похвастаться архиграндом, в лице патриарха рода Михаила Григорьевича и двумя грандами. Одно это ставит их род очень высоко.

Но помимо личной силы они являются владельцами корпорации «Север», которая уже больше пятнадцати лет занимает мировые лидирующие позиции в разработке программного обеспечения и разработке новейших интернет-сервисов.

«Север» приносит Чернышёвым просто колоссальный доход в наш век глобальной цифровизации. Именно они последние три года занимают первую строчку в рейтинге богатейших родов империи, оставив далеко позади себя всех владельцев сырьевых бизнесов. А сам Михаил Григорьевич входит в тройку богатейших людей мира.

И как-то исторически сложилось, что Чернышёвы постоянно были в оппозиции к Романовым. Уж не знаю почему, но это факт. Но за всё время прямого противостояния действующей власти они не позволили себе ни разу перегнуть палку, действуя лишь легальными, так сказать, методами. Император всегда уважительно отзывался о роде Чернышёвых, что для меня было очень странным.

За долгое время оппозиционной работы они смогли собрать вокруг себя многих недовольных имперской политикой как внутренней, так и внешней. И сейчас представляли реальную силу, с которой невозможно не считаться.

Так вот ни одного человека из оппозиции на приёме не было.

Когда мы появились в основном зале, где уже собрались остальные гости, Алексей Игнатьевич лично выступил в роли церемониймейстера и объявил о прибытии столь важных гостей.

Причём на этот раз Воронцовых он представлял наравне с Романовыми. А мне и вовсе уделил времени даже больше, чем императору.

Всё же помолвка на Великой княжне, это вам не шутки.

После этого вокруг нас собралась толпа желающих лично засвидетельствовать своё почтение не столько императору, сколько Даше. Ну и соответственно мне, как её сопровождающему.

— Господа! — раздался голос Меншикова из множества колонок, развешанных под потолком. — Прошу минуту внимания.

Дождавшись, пока гомон среди присутствующих немного уляжется, Алексей Игнатьевич продолжил.

— Хочу выразить всем присутствующим в этом зале моё почтение и благодарность за вашу отзывчивость. Меншиковы сделали ещё один маленький шаг вперёд, запустив новый завод в Калининградской области. Мы уверены, что автомобили нашего производства уже в ближайшее время будут разъезжать по всем дорогам не только нашей необъятной родины, но и всего мира.

Кто-то из гостей начал неуверенно хлопать, но остальные быстро подхватили эту инициативу. Только через минуту довольный Меншиков продолжил.

— Спасибо друзья. Не буду нагружать вас долгими речами и расхваливать наши автомобили. Вместо, этого лучше позвольте вам представить первый в мире автомобиль, работающий на совершенно новом источнике энергии. Вернее, как новом. Новом именно для техники. Для человечества же этот вид энергии известен уже очень давно.

Свет в зале погас. Под потолком зажглось множество маленьких лампочек, создавая картину звёздного неба. Эти звёзды освещали постамент, на котором стоял автомобиль, накрытый красной тканью. Но даже это не могло спрятать его хищные очертания. Машина явно была очень быстрой.

Не знаю, что меня так привлекло, но я смотрел на то, как медленно опускается постамент, забыв практически обо всём. Я пошёл вперёд, расталкивая стоящих на моём пути людей, даже не обращая внимание на их недовольные возгласы.

— Вот куда ты попёрся? — услышал я за спиной голос Даши, но лишь отмахнулся от неё.

Сейчас меня интересовала лишь машина, что спускалась с небес.

Как только помост аккуратно опустили, а делали это определённо воздушники и наверняка это был Валентин. Просто никаких тросов, или иных приспособлений для подъёма и спуска помоста я не видел. Меншиков подошёл в машине и положил руку на ткань, скрывающую её от нас.

Рядом с ним нарисовался император и отец. Когда они только успели?

— Машина разработанная исключительно для одарённых и работающая на энергии дара. Прошу, знакомьтесь — Императорская Кобра.

Сказав это, Меншиков сорвал ткань и в это момент включилось множество прожекторов, направленных на совершенство. По-другому я просто не мог назвать эту машину.


Я влюбился в неё с первого взгляда.

Рядом с ней даже все римляне и британцы ручной сборки выглядят каким-то китайским ширпотребом. Это всё равно, если сравнивать породистого скакуна с рабочей клячей.

Даша, что-то говорила мне, но я её не слушал. Тем более расслышать что-то в поднявшемся после демонстрации кобры гомоне было просто нереально. Похоже, не на меня одного машина произвела столь сильное впечатление.

— А теперь я хочу предоставить слово его Императорскому Величеству Николаю Александровичу.

Меншиков передал императору микрофон и всё внимание тут же переметнулось на него.

— А вот и мой подарок. — коротко сказал император и в мою сторону полетели ключи от машины.




Глава 17


Что было дальше я уже толком и не помню. Поймав ключи, я впал в прострацию, не веря всему происходящему.

— Вот не хрена же тебе подфартило. — раздался голос Читера.

— Я буду первая, кого ты прокатишь. — сказала Даша.

А дальше со всех сторон на меня посыпались поздравления. Некоторые в открытую заявляли, что завидуют мне. Я даже смутно помню несколько предложений продать кобру, вот только суммы, которые предлагали, я не запомнил. Да и не продал бы я её ни за какие деньги.

— Сергей Михайлович, не хотите попробовать завести свою машину? — спросил у меня Валентин, который всё это время стоял неподалёку.

Естественно, я хотел. Впрочем, как этого хотели и все присутствующие в зале. Первый в мире автомобиль, работающий на силе дара. Да это мечта любого одарённого.

Внутри машина оказалась даже лучше, чем снаружи. Удобные кресла, моментально подстраивающиеся под сидящего в них. Отделка натуральными материалами. Множество дисплеев и датчиков, которые сейчас были неактивны. Небольшой спортивный руль и всего одна педаль. Да как, так-то?

— Вставьте ключ в зажигание и поверните. — начал мне объяснять Валентин.

Я сделал это и на руле загорелось несколько красных точек.

— Теперь коснитесь руля и активируйте дар.

Как только я это сделал, моментально включились все дисплеи.

— А теперь газуйте! Для этого зачерпните побольше силы. Не бойтесь, пока машина стоит на нейтралке, так сказать, и никуда не поедет.

Я сделал, как мне сказал Валентин и обалдел от звука, который вырвался из-под капота этой красавицы. Нет, это не кобра — это настоящий демон. Который одним своим рыком будет вселять страх в своих врагов. Так я и буду звать свой подарок.

Прибавив ещё силы, с наслаждением увидел, как шарахнулись от машины подошедшие к ней слишком близко гости.

— Совсем забыл сказать. — засунул голову в открытую дверь император. — На заднем сидении лежат права и все документы на машину.

Я едва не расцеловал будущего тестя.

Да Нестерович со своим подарком даже рядом не валялся с этим.

Что дальше происходило на приёме, я не знал. Тупо проведя всё время в машине. Лишь изредка вылезая из неё, чтобы дать возможность желающим посидеть за рулём моей красавицы и насладится звучанием её мотора.

За это время Валентин успел рассказать мне, как всё устроено в Кобре, какой датчик за что отвечал и как вообще начать движение. Для этого необходимо было нажать на небольшую кнопку находящуюся на панели управления. Это снимало блокировку с двигательной системы и сила дара начинала поступать туда, тем самым заставляя машину двигаться.

Единственная педаль отвечала за торможение. А скорость машины регулировалась при помощи дара. Чем больше силы я направляю, тем быстрее едет машина. Например, спокойно разогнаться до сотни и поддерживать эту скорость мог даже одарённый второй ступени. Для более быстрой езды нужно было находиться уже на более высоких ступенях.

Пределом скорости у кобры были двести восемьдесят километров в час. И достичь такой скорости могли лишь одарённые поднявшиеся до ступени гранда. Моим же потолком на сегодняшний день были сто шестьдесят километров. Или сто восемьдесят, если исчезнет блокировка, поставленная Даяной.

Ещё парень мне сказал, что у машины имеется множество секретов, но рассказывать о них на приёме он не будет. Об этом мне сообщит император, когда мы окажемся в более подходящем месте.

Даже несмотря на все предпринятые меры безопасности, Меншиков младший чего-то опасался.

Приём закончился ближе к утру. И ещё примерно час мне пришлось ждать, пока спустят мою красавицу уезжать без неё я отказался. Впрочем, как и ехать домой на машинах Гнева.

Мазуров был против этого, но император дал своё разрешение. Тем более дорога была проверена. И даже сейчас вперёд уехало несколько машин, чтобы исключить засаду, или ещё какой подарок.

Единственным условием, которое мне поставил император было ехать со скоростью охранного кортежа. На переднее сидение рядом со мной уселась Даша. А назад забилось аж три человека, непонятно каким образом поместившихся там. Несмотря на то что там имелись сидения, были они настолько крошечными, что нормально себя чувствовать в них могли лишь дети. А сейчас там уселось три не самых компактных мужика. Два сильнейших щитовика из Гнева и Мазуров. Который ни в какую не хотел оставлять нас одних.

А, пофигу. Пускай едут. Мне не мешают и ладно.

Когда всё было готово, я взялся за руль и коснулся дара. Мотор тут же заурчал, словно довольная кошка. Как и учил Валентин, я снял блокировку с двигателя и машина медленно покатилась вперёд, доставляя мне истинное удовольствие.

А уж когда я добавил немного силы это было просто непередаваемо. Я даже и не заметил, как машина резко рванула вперёд, слегка переборщив с выходом силы. Каким-то чудом мне удалось не врезаться в движущиеся впереди автомобили охраны.

За это я тут же получил отповедь от Даши, которую поддержал Мазуров, согнутый в три погибели на заднем сиденьи. Но сейчас мне уже ничего не могло испортить настроение. Я кайфовал.

Но кайфовал я недолго. Минут через пятнадцать, когда мы выбрались за пределы городской черты. Мазуров получил доклад от едущих впереди машин охраны.

— Немедленно остановиться! Вылезти из машины и занять оборонительные позиции. — скомандовал Мазуров.

Времени задавать вопросы не было. И я тут же ударил по тормозам, болезненно приложившись грудью об руль. Машина ещё не успела до конца остановиться, как бойцы Гнева выскочили из неё и бросились помогать выбираться нам.

Мне помощь была не нужна, я вылез едва ли не быстрее всех, тут же накинув на себя броню и начал искать возможного противника. Но вокруг были лишь машины нашей охраны и выбегающие из них бойцы, занимающие оборонительные позиции.

— Что случилось? — услышал я Дашу, которая потирала грудь, в том месте, где находились ремни безопасности.

Не зря, я настоял на том, чтобы она пристегнулась. А то влепилась бы сейчас в лобовое стекло и неизвестно, чем бы это всё кончилось.

— Отходим к основному защитному строю. — распорядился Мазуров, параллельно отдавая какие-то команды продолжающим выбегать из машин бойцам.

В центре основного защитного строя уже находились императорская чета и мои родители. Отец, так же как и я был облачён в броню. Кожа императрицы немного покраснела, а глаза императора начинали светиться. Одна лишь мама не проявила никаких внешних признаков силы. Впрочем, на её уровне силы их и не было.

Их окружили щитовики, к которым присоединились и ехавшие вместе с нами. Как только они влились в общий строй, я заметил едва различимую рябь, прошедшую по воздуху.

— Что случилось? — спросил я у отца, когда мы с Дашей оказались рядом.

— Кто-то напал на передовую машину, обстреляв её из пулемёта.

Я моментально развернул сигнальную сеть, растянув её как можно дальше. Сразу же наткнулся на сеть отца, которая была намного больше моей. Как далеко она доставала и какие цели выполняла я не знал. Знал я лишь одно, что она была статичной.

Поэтому я тут же запустил свою сеть крутиться. Одновременно с этим я начал высматривать мутировавших пчёл и любую другую подозрительную хрень. Впрочем, остальные занимались тем же. Даже Даша стояла с очень серьёзным видом и крутила головой по сторонам.

От сети ежесекундно приходило множество откликов, но ни один из них не представлял для нас угрозы.

Через пару минут в отдалении послышались автоматные очереди, которые затихли после пары глухих взрывов.

— Наткнулись на группу беженцев из средней Азии. — выслушав доклад подчинённых, заговорил Мазуров. — Двое взято живыми, сейчас идёт допрос. Минут через десять узнаём, можно ли двигаться дальше.

Все замерли в ожидании.

Время, пока допрашивали пленных тянулось невероятно долго. Особенно когда ожидаешь нападения с любой стороны. Даже не даёт успокоиться осознание того, что ты со всех сторон окружён вооружённой охраной и сам являешься далеко не слабым одарённым.

Вот тебе и прогнозы аналитиков, что во время первого приёма на нас никто не осмелится напасть. Нашим врагам нужно время, чтобы присмотреться, понять с какой стороны лучше подступиться и прочая чушь, которую мне говорил император. И вот тебе, пожалуйста, обстреляли одну их передовых машин охраны, как раз в первый выход Даши в свет.

— Всё чисто. Это залётные казачки, которые решили отомстить императору за то, что их родственников депортировали из империи. Вовремя не продлили рабочие визы товарищи и отправились восвояси. А как вы знаете, на родине подобных работяг не очень жалуют из-за того, что они сбегают из родной страны. Вот и этим товарищам не повезло, прибили их практически сразу, как пересекли границу.

А их друзья, которые остались в империи решили, что во всём виноват император, подписывающий подобные законы. Узнав, что сегодня император появится на приёме у Меншиковых, они устроили засаду на обратной дороге.

Как только увидели правительственный автомобиль, открыли по нему огонь. В общем, дилетанты, которых ещё поискать. Даже не представляю каким образом им удалось просочиться между нашими патрулями. Прозевавшие их будут строго наказаны.

Мазуров замолчал и приложив палец к уху, выслушивал очередной доклад своих бойцов.

— Кроме этих узкоглазых долбоящеров, никакой угрозы не обнаружено. Можно двигаться дальше.

— А что будет с этими людьми? — спросила Даша.

— В утиль их. — вместо Мазурова ответил император, чем заслужил гневные взгляды нашей женской половины.

А вот мужская половина, была полностью согласна с императором.

Это не наши граждане, чтобы судить их и тратить на это бюджетные деньги. Это террористы, которые умудрились достать оружие, устроить засаду и напасть на правительственный автомобиль. Одного этого достаточно, чтобы получить максимальный приговор.

Движение мы возобновили минут через десять, лишившись трёх машин. Одна была расстреляна и потеряла все свои ходовые качества, а ещё две остались вместе с бойцами, которым предстоит привести приговор императора в исполнение.

На этот раз мы двигались ещё медленнее, чем в начале нашего пути. Мне дико хотелось использовать демона на полную. Выплеснув в него максимум силы и почувствовать всю мощь, скрытую под капотом.

Добравшись до первого блокпоста, первым делом осведомились — нет ли новостей о деде. Всё оставалось по-прежнему. Никто, ничего не знал.

От этих новостей отец вновь посмурнел, хотя после приёма он был в очень хорошем расположении духа и даже нападение гастарбайтеров не испортило его. А вот отсутствие новостей о деде смогло это сделать.

Несмотря на то что было уже очень поздно, едва ли не всё поместье ещё бодрствовало. Исключением была Оля, Дайнана и к моему глубочайшему удивлению Пётр Алексеевич. Уж не заболел ли случаем наш незаменимый дворецкий?

Всё же ему очень много лет, а в таком возрасте даже малейшая простуда может быть очень опасна.

Утром нужно будет отправить к нему целителя. Пускай Авиценна осмотрит старика и если понадобится, подлечит. Я даже готов оплатить услуги целителя из своего кармана. Тем более сейчас, когда это карман тяжёлый, как никогда.

Так вот слуги не спали, дожидаясь нас и как только они убедились, что мы вернулись в полном составе, целыми и невредимыми, разошлись по своим комнатам.

Всё же очень хороших слуг подобрали для себя родители. Слуг, которые любят их и очень переживают. Нам с Настей определённо нужно стремиться к такому же результату в подборе персонала.

Бойцы Гнева отправились в своё расположение, наши дружинники пошли к себе. А мы все отправились в поместье.

— Сереж задержись ненадолго. — попросил меня император, когда мы очутились в гостиной.

При этом мама с Юлией Сергеевной попытались узнать, для чего это я понадобился императору. Но быстро получили от ворот поворот и обещание, что если они сейчас не отправятся спать, то император лично призовёт какого-нибудь особо страшного призрака и попросит его попугать непокорных женщин.

На подобное они не могли пойти и поэтому немного поворчав для приличия пошли на второй этаж.

Как только мама с императрицей поднялись наверх, я вопросительно уставился на Николая Александровича и отца. Они сейчас стояли вместе и в свою очередь, смотрели на меня.

— Думаю, ты уже догадался, что кобра — это непростая машина? — заговорил император.

Естественно, я догадался. Это самая потрясающая машина в мире. Вслух говорить это я не стал. Тем более мне было интересно всё, что связано с моей машиной.

— Кобра — это первый прототип автомобиля способного конвертировать силу любого дара в энергию, на которой, собственно говоря, и работает машина. Но использовать эту энергию можно не только для того, чтобы ехать.

А вот это уже интересно. Именно об этом мне говорил Валентин.

— В первую очередь это прототип первой в своём роде боевой машины. Способной конвертировать силу твоего дара как для атаки, так и для защиты. Причём защитные щиты создаваемые коброй будут способны выдержать прямое попадание из РПГ. И это если за рулём будет находиться одарённый третьего ранга. Архигранд же сможет пережить внутри кобры небольшой локальный апокалипсис. Правда, если опустошит всё свои запасы. Да и это лишь теория, не проверенная на практике.

А по своим атакующим возможностям кобра даст фору даже лёгкому танку. На её борту установлены новейшее оружие, которое также работает на даре. Естественно, снова прототипы. — заметив, что я собираюсь задать вопрос ответил император, попав с первого раза.

Хотя тут и попадать-то особо было нечего. Эти вопросы лежали на поверхности.

Это, что же выходит. Наконец свершилось то, о чём твердили фантасты ещё с начала прошлого века? И чего боялись все эти годы. Человечеству удалось создать оружие, работающее на энергии дара.

— Вижу, тебя очень заинтересовали эти новости. — усмехнулся император, видимо, увидев моё охреневшее лицо. — Даже боюсь представить, что с тобой будет после приёма у Ланцовых.

Значит, мои предположения о том, что они смогли разработать что-то по-настоящему стоящее подтвердились. А отсюда сразу же становится понятно, почему император выделил этот род, ещё во время нашего первого разговора на эту тему.

— Ну всё, больше не буду тебя на сегодня грузить. Ты сам это сделаешь намного лучше меня. В багажнике моего подарка должна лежать инструкция по эксплуатации. И насколько я знаю там очень много материала. Думаю, чтобы ознакомиться с ним тебе понадобится пару недель.

— Может, лучше пригласить к нам Валентина Меншикова. Он же по-любому знает всё о демоне…

— О ком? — спросили в один голос император с отцом.

— О демоне. Я решил так назвать свою машину. Слышали, как рычит его двигатель? Вот! Поэтому и демон. Тем более не люблю я змей.

— Ну демон, так демон. — пожал плечами император. — И разбираться с возможностями демона тебе придётся самостоятельно. Для каждого одарённого всё индивидуально и разобраться во всех тонкостях ты сможешь только сам.

Ну вот, очередная засада. Теперь ещё придётся читать инструкцию, а без неё я просто не смогу пользоваться своим демоном по полной. Исходя из последних событий защита мне очень сильно пригодится, впрочем, как и оружие, работающее на силе дара.

Уже сейчас представляю, как я несусь по городским улицам. За мной едут машины преследователей и поливают меня огнём из автоматов. Защита берёт на себя все выстрелы, а сам я в это время начинаю отстреливаться, подбивая одну машину за другой.

Похоже, кто-то пересмотрел боевиков. Хотя даже не могу сейчас вот так запросто сказать, когда последний раз вообще что-то смотрел.

Как вариант, это вообще был какой-нибудь сериал, который меня заставила смотреть вместе с собой Настя. Имела она такую слабость. Особенно перед сериалами, снимаемыми народом Корё.

Я же, наоборот, никогда не понимал этих сериалов и поэтому они совершенно не задерживались в моей памяти. Вот и не могу вспомнить, когда последний раз смотрел что-нибудь.

Поблагодарив ещё раз императора за подобный подарок, я пошёл в гараж. Нужно как можно быстрее научиться управляться со всем функционалом демона.

Теперь на все приёмы я буду ездить только на нём. Даже мама не сможет сказать ничего против, когда узнает, что из себя представляет подарок императора.

И почему машины, в которых перевозят членов императорской семьи не оснащены подобным оборудованием? Или, быть может, я чего-то не знаю. Ну да ладно, об этом спрошу императора позже.

В гараже я застал дружинников, окруживших моего демона. Читер, что-то им вещал, активно размахивая руками и всячески пытаясь привлечь к себе внимание. Но на него никто не обращал внимания, все были слишком заняты разглядыванием демона.

— Нравится? — спросил я, накинув на себя броню.

Да ладно? Быть не может такого? Почему никто не отреагировал и на мой вопрос? Неужели они настолько уже привыкли к нашему голосу в броне?

К голосу-то они, вполне возможно, привыкли, а вот к кровавой игле в задницу определённо нет.

Подпрыгнули абсолютно все, хватаясь за свою пятую точку.

— Ты чего творишь? — возмутился Читер и словил ещё одну иглу. Я их наделал с запасом, чтобы каждому минимум по паре штук хватило.

Больше желающих повторить успех Читера не было.

— Серёга, дай погонять?

— Крутяк!

— Себе такую же хочу.

— Сколько же она теперь интересно стоит?

Каждый из дружинников хотел спросить у меня про демона. Один лишь Леший, тихонько стоял и молчал. Причём в его руках я заметил ключи от машины. И кто интересно ему их дал?

Один комплект был у меня. Второй вот нашёлся у Лешего. А ещё есть?

Есть кто-то ещё, кто сможет воспользоваться моим демоном?

— Это для твоего отца. — сказал Леший, когда я ответил почти на все вопросы дружинников.

Просто пришёл Семенов и начал раздавать всем пистонов. Разгоняя их по местам. Единственные, кто остались без крепкого слова Семенова, были Леший и Читер. Они вообще сейчас находились в отпуске и могли делать, всё что угодно.

— Откуда? И зачем? — спросил я.

Если откуда у Лешего ключи я ещё мог предположить, то зачем не понимал. Он в любом случае не сможет воспользоваться моим демоном. Вот такая отличная выходит противоугонная система. Сесть за руль сможет лишь одарённый. А тронуться вообще тот, кто знает, как это делать.

Что-то я очень сильно сомневаюсь, то подобные машины станут общедоступными в ближайшие годы, а возможно, даже и десятилетия.

— Второй комплект ключей мне дал сам Меншиков, как старшему дружиннику Воронцовых. Это на публику было сказано, что машина подарок тебе. На самом деле это подарок всему роду Воронцовых.

Так стоять! Не отдам никому своего демона!

А император, ещё тот говнюк. На всю империю, значит, объявил, что это подарок мне, а после уже резко переобулся.

Ну ничего. Вот сейчас я прочитаю всю инструкцию и тогда наставлю такую защиту, что кроме меня к машине даже никто не подойдёт, ближе чем на десять метров.

Вот в таком праведном гневе я и полез в багажник, наткнувшись там на десяток толстенных книг. На которых было написано «Руководство по эксплуатации». И ещё имелась подпись, том один, два и так далее.

Вот же!

Хотя чего я ожидал увидеть? Император сразу сказал, что мне потребуется много времени на изучение всех материалов.

Делать нечего. Чем быстрее начну, тем быстрее разберусь в возможностях моей… моей и ничьей больше, машины!

Читер вызвался мне помочь, а Леший отправился отдавать ключи отцу. А вместе с ключами и мои слова о том, что машина только моя.

Как ни странно, спать совершенно не хотелось. Впрочем, как и есть. Единственное, чего я сейчас хотел это разобраться со всем как можно быстрее.

Читер покинул меня через пару часов. Сказав, что всё равно ни слова не понимает, а от дара он так же далёк, как его задница от стрингов.

Я же продолжал читать. Прервался, только когда пришла пора Насте бодрствовать.

Всё же я обещал ей прийти. Вот там заодно и поем. В любом случае для Насти готовят очень много.

Восстановление отнимает очень много сил, и поэтому Настя сейчас есть за пятерых. Но тётя Зина всегда готовит гораздо больше, чем съедает княжна. Тем более сегодня я ей помогу.

К моему удивлению, не застал в палате вообще никого, кроме Насти. Которая сидела и уже вовсю поглощала пищу. Если раньше она не очень жаловала мясо, то сейчас уплетала его за обе щеки. При этом ещё постоянно причмокивая и демонстрируя, как ей вкусно.

— А где все? — спросил я, как только зашёл в палату.

— А тебе нувен кто-то ефё? — ответила вопросом на вопрос жующая Настя. И потом ещё добавила. — Закрой дверь и поверни зафелку, пожалуйста.

Говорила она это про защёлку на двери, которую никогда не закрывали. Не совсем понимая, для чего это, я щёлкнул замком и поспешил присоединиться к Насте, пока она не съела все, так любимые мной рёбрышки.

— Кроме тебя, мне больше никто не нужен. — ответил я, как бы двояко это не звучало. После чего тоже принялся за еду.

— Завтра с меня снимут подавитель. — заговорила Настя, когда мы поели и немного привели себя в порядок.

Настя уже сама передвигалась по палате. Хоть и делала это довольно медленно. Успокоительные ещё долго будут давать о себе знать. Поэтому она спокойно дошла до санузла и отправилась в душ.

Обычно с ней туда постоянно отправлялась Юлия Сергеевна, но сегодня её не было. Собравшись с духом, я предложил Насте свою кандидатуру. Княжна мгновенно покраснела и опустив взгляд в пол, немного подумав, отказалась. Настаивать я не стал, хоть и очень хотел этого.

Что же подожду Настю, всё равно выбора у меня нет.

Минут через пять после того как я услышал звуки льющейся воды тренькнул мой телефон, который тут же оказался в руках.

«Хорошие новости.

Можешь умирать.

Даяна».

И больше ничего.


Глава 18


Я тут же начал строчить ответные сообщения. Задавая Даяне множество вопросов, но это сообщение от неё было единственным. Связь с консультантом снова прервалась.

Я настолько увлёкся телефоном, что даже не заметил, когда вернулась Настя.

Из размышлений меня вывела Настина рука, нежно погладившая мою щеку.

Я поднял голову и встретился с Настей взглядом.

— Сегодня последний день, когда рвущуюся из меня силу сдерживает подавитель. Сколько времени мне потребуется, чтобы научиться контролировать её я не знаю. Поэтому сейчас просто молчи, ничего не говори. Мне это очень нужно.

Сказав это, Настя толкнула меня в грудь, причём явно переборщила с силой, и я болезненно впечатался в кровать. Никогда бы не подумал, что мягкий матрас может быть настолько твёрдым.

Но думать об этом сейчас было бы верхом глупости.

После того как я оказался на кровати, Настя села на меня и опустившись начала целовать. При этом её мокрые после душа волосы лезли мне в глаза, нос и даже в уши. Но сейчас мне было плевать.

Так вот почему сегодня она была одна в палате. Спланировала всё заранее и попросила всех удалиться.

Сколько она там уже бодрствует? Сколько у нас ещё есть времени?

* * *
— Мне даже представить сложно, что я не смогу больше к тебе прикасаться, если не обуздаю свою силу. — заговорила Настя, когда мы наконец смогли прерваться.

— Ты обязательно со всем справишься. — поправив её растрепавшиеся волосы, ответил я. — Твоими учителями будут сильнейшие физики империи. Ты должна доверять им. Тем более смог же я помочь тебе обуздать силу в своё время. Хотя не знал о ней ровным счётом ничего.

— Да ты и сейчас ничего о ней не знаешь. — улыбнулась Настя.

Это она меня сейчас дураком назвала?

— Кое-что всё-таки знаю. — все же разговоры с Манижей дали свои плоды. — Например, что ваш дар очень сильно зависит от эмоций и завязан на таких гормонах, как адреналин и норадреналин.

Настя подняла с моей груди голову и начала смотреть с подозрением.

— Знаю, что секс помогает физикам выплеснуть лишние эмоции. Благодаря чему, вам становится легче управлять даром. — это я уже узнал от своей будущей тёщи.

Всё же очень сложно забыть разговор, в котором она прямым текстом говорит, чтобы я трахнул её дочь.

— Ещё знаю, что ты очень сильная и обязательно справишься с этими трудностями. А когда вернёшься из Сибири, всё уже будет в порядке.

После этих слов Настя поднялась на руках, причём сделала она это очень быстро, что для её нынешнего состояния практически нереально.

— А ты разве не поедешь со мной? Познакомишься наконец с дедушкой и бабушкой. С тётей Людой и моими братьями.

А ещё с прадедом — сильнейшим физиком империи. О кровожадности и свирепости которого ходят легенды. Причём легенды эти нам рассказывала Юлия Сергеевна.

Особенно любила она это делать, когда мы были маленькими и начинали беситься. В эти моменты нас отлавливали и начинали вещать, как дед императрицы, когда обучал её обращаться с даром, несколько раз едва не убивал свою внучку.

Ему было очень сложно сдерживать силу, тем более, когда занимался вместе с подрастающим поколением, которое совершенно ни во что не ставило ветеранов. А зная характер Юлии Сергеевны, могу точно сказать, что прилетало ей всегда за дело.

А ещё я слышал несколько рассказов о том, как прадед Насти отправил в своё время несколько десятков ухажёров своей внучки в больницу. Одним из этих бедолаг был император.

Не знаю, каким образом ему удалось так быстро восстановиться и снова ринуться в бой, покорять сердце своей будущей жены. Но уже через полгода ему удалось добиться руки Юлии Сергеевны Шуйской. Наследницы очень сильного рода, который больше всего ценил личную силу.

Оно и не удивительно. Все одарённые в роду были физиками, причём имеющими очень большой потенциал. На данный момент в роду Шуйских было три архигранда, два гранда и несколько человек шестой ступени.

Подобной мощью не мог похвастаться ни один род в империи. Но все Шуйские, за исключением Настиного прадеда и императрицы, разумеется. Славились своим спокойным характером и нелюбовью к насилию.

Нет. Если нужно они совершенно не стеснялись навалять обидчику, но сами никогда не лезли первыми в драку. Именно благодаря их силе и добродушности Шуйские смогли подмять под себя несколько крупных городов, которые единогласно выбрали главу рода Шуйских, в качестве имперского управляющего. Можно сказать, что они были королями севера. До императоров им ещё очень далеко, а вот королями в самый раз.

— Сережа, ты так и не ответил. — надула губки Настя.

Я даже не знал, что ей ответить. Этот вопрос мы с императором не обсуждали. Я сейчас должен сосредоточиться на поимке нашего кукловода. А заодно и охране Даши.

Эта неделя была расписана по полной. Каждый день приёмы, банкеты, дни рождения и так далее. И самым серьёзным для нас испытанием станет посещение приёма у Ланцовых.

Этот будет первый приём, на котором будут присутствовать представители оппозиции. И мягко говоря, не дружественно настроенных родов.

На всех остальных приёмах присутствовали и будут присутствовать, лишь лояльно настроенные люди. Открыто проявляющие своё одобрение действующей власти.

По-другому просто быть не может. Даша должна сперва привыкнуть к такому окружению. А уже после этого можно пускать её в настоящий гадюшник.

Вот таким гадюшником и должен стать приём у Ланцовых.

Сегодня я так и не дал Насте ответ. Сперва нужно было поговорить об этом с императором. Но его не было в поместье. Впрочем, как и отца, Суворова и всех глав профильных служб.

Ближе к вечеру должны прибыть представители Майя, чтобы забрать тело ублюдка, который осмелился напасть на нас в Афганистане.

Всё это будет происходить на военной базе, расположенной в Солнечногорске.

Убитый мной Майя был из очень древнего рода, занимающего одну из лидирующих позиций в иерархии краснокожих. Сами они называли себя потомками бога солнца — Ахуа и именно это имя послужило названием для их рода. Они по праву считались одними из сильнейших одарённых на планете.

Их дар входил в золотую тридцатку. Негласный список самых смертоносных и разрушительных даров на планете.

Возглавлял этот список род Цангпа, со своим даром угасания. Род тибетских правителей, которые не приемлют насилие, и только из-за этого они ещё не правят миром. Хотя с их возможностями им не составит труда захватить власть.

Благодаря, своему дару Цангпа могли любой объект превратить в прах за считанные мгновения. Существовало множество теорий, на каких принципах базируется угасание, но самая популярная из них говорила, что объект которого коснулось угасание мгновенно начинает стареть, угасать.

В последний раз, когда роду Цангпа пришлось использовать свой дар, они практически полностью уничтожили третью армию Китайской Республики. И сделали это всего четыре человека.

Было это во время Второй мировой войны, когда китайские власти решили под общий шумок присоединить к своим территориям Тибет. Тогда никто не воспринимал всерьёз род Цангпа, давно списав их со счетов, считая, что дар угасания уже выродился.

В первые дни начала наступления китайцам удалось убить больше двадцати тысяч жителей тибета и они уже начинали праздновать свою победу, когда на пути их армии встало всего четыре человека, окружённые какой-то сероватой дымкой.

Об уничтожении всей третьей армии, численностью в двести сорок тысяч человек написано множество научных и исторически достоверных книг. С фотографиями того времени, с рассказами очевидцев и интервью представителей рода Цангпа.

Во время битвы за Тибет выжить удалось лишь нескольким тысячам китайцев. Рядовым бойцам, которых Цангпа оставили в живых, чтобы передать вместе с ними послание. И посланием этим были горы праха, что остались от многотысячной армии, имевшей в своих рядах сильных одарённых.

Этот урок род Цангпа преподал всем мировым лидерам. И с тех пор прочно обосновались на первом месте золотой тридцатки.

К слову, дар крови в этом списке находится лишь на двадцать третьем месте. А дар призрачных погонщиков и вовсе на тридцатом. Список ежегодно обновляется во время встречи лидеров крупнейших государств. Уж не знаю, как они решают, какой дар должен быть на каком месте. Но изменения в золотой тридцатке происходят раз в четверть века, а то и ещё реже.

В общем Майя сегодня должны прилететь за телом. Они должны забрать его для проведения всех необходимых ритуалов и только после этого предать плоть огню. Вернуть Ахуа частичку его заимствованной силы, или что-то в этом роде.

За то, что мы согласились вернуть тело татуированного, Майя передали под управление империи одну из новейших военных баз, расположенных в Польше и полностью свернули своё присутствие в этой стране.

Слова императора по поводу шляхтичей начинали потихоньку сбываться. Не удивлюсь, что после того, как Майя с такой лёгкостью ушли из Польши, уже к концу этого года сейм попросит покровительства Российского императора. Предоставив в качестве подарка головы всех политиков, кто хоть раз посмел публично наехать на Российскую империю.

С какой стороны ни посмотри, а наша поездка в Афганистан обернулась империи сплошными плюсами.

Отправив нас за Дашей, император сам того не зная убил одним выстрелом не двух, а целую стаю зайцев.

Так вот о встрече с краснокожими и передача им тела члена рода Ахуа, знают лишь самые доверенные лица и высшие армейские чины.

На базе в Солнечногорске сегодня соберутся сильнейшие владеющие двух великих империй.

Остаётся только надеяться, что все собравшиеся будут благоразумны и не полезут в драку. Таким составом они с лёгкостью разнесут всю базу.

Вот за такими мыслями меня и застал Авиценна, пришедший сообщить, что время бодрствования вышло и пора делать очередную инъекцию.

Попросив ещё пять минут, Настя горячо простилась со мной. Обнимая, словно в последний раз.

— Мне будет очень трудно. — прошептала она.

— Мы обязательно справимся. Ты у меня самая сильная. Не переживай, как только ты возьмёшь свою силу под контроль, мы все наверстаем. — сказал я и поцеловал свою невесту.

Настя больше ничего не сказала. Она толкнула меня в сторону двери, шмыгнув носом. Явно не хотела, чтобы я видел её слёз. А значит, почти пришла в норму.

Завтра будет первый день, когда Настя останется без подавителя. Её уже сегодня должны будут перевести в специально подготовленную палату, где абсолютно всё сделано из прочнейшего металла, в противном случае, Настя просто будет крушить всё вокруг себя.

С завтрашнего же дня вступает в силу запрет на посещение Насти всех, кроме физиков, целителей и одарённых, которые могут использовать защитные техники минимум шестой ступени.

Я тут был в пролёте. Максимум, который мне разрешили, это приходить, когда Настя спит под препаратами Коробова и Бочагова. И я пообещал ей, что каждый день буду это делать.

Вот, правда, получиться у меня выполнить это обещание или нет, ещё не знаю. Слишком много предстоит на этой неделе посетить приёмов. Мы с Дашей практически не будем появляться в поместье. Но в любом случае я постараюсь сделать всё от меня зависящее, чтобы находиться рядом с Настей. Даже если она в этот момент спит под действием успокоительных.

Дни до приёма у Ланцовых пролетели очень быстро. Мы побывали ещё на пяти приёмах. Причём на трёх из них в гордом одиночестве. На это раз император не смог выкроить для них время, занявшись новыми проблемами, возникшими после перехода к нам военной базу Майя. А без него соответственно не поехала и императрица, и мои родители.

Как я уже говорил на всех этих приёмах собирались лояльно настроенные люди и большинство из них путешествовало с приёма на приём вместе с нами.

А новички, так сказать, непременно старались продемонстрировать Великой княжне своё отношение к императору. Некоторые даже пытались через Дашу передать императору просьбу, донесение, предложение и так далее. Мне даже пришлось объяснять парочке особенно настырных товарищей, чтобы они оставили нас в покое.

Один раз такое объяснение едва не закончилось вызовом на дуэль от среднего сына Виктора Крымова — Фёдора. Рода средней руки, занимающегося торговлей. Ему очень не понравилось, что я разговаривал с его отцом слишком грубо.

А всё началось из-за того, что сам Виктор Крымов начал Надоедать Даше своей просьбой передать императору о каких-то проблемах, связанных с подорожанием то ли тканей, то ли ещё чего-то.

В общем, дело удалось замять после вмешательства хозяина приёма графа Уварова. Который пообещал Крымову лично взять его проблему под контроль.

Даже непонятно, каким образом Крымовы получили приглашение на приём к министру экономики. Наверняка ради этого им пришлось очень сильно раскошелиться. Хотя, если Уваров им реально поможет, все затраты отобьются с лихвой.

В перерывах между приёмами я урывал несколько часов сна, приходил посидеть с Настей и продолжал изучать инструкцию по эксплуатации демона.

Теперь на все приёмы я неизменно ездил в своей машине. Естественно, правительственного кортежа, вертолётов охраны и групп поддержки, расставленных по пути нашего следования, никто не отменял.

Но в демоне мне было намного спокойнее, особенно после того, как я разобрался с защитными системами машины и научился ими пользоваться.

Сперва у меня получалось довольно коряво. Сила тратилась просто невероятно быстро, а эффекта практически никакого не было. Максимум, который показывал бортовой компьютер двадцать четыре процента от возможной мощности щита.

Этого, конечно, хватит для того, чтобы защититься от большинства современного вооружения и от атак одарённых средней руки, примерно третьей — четвёртой ступени. Но от более серьёзных атак не спасёт.

Чтобы хоть немного повысить навык, мне пришлось просить дружинников палить по демону из всего, что только можно было. Даже припрягал к этому делу одарённых из Гнева.

Во время подобных тренировок я выкладывался на все сто двадцать процентов. Мне очень нравится эта машина и я не дам её так просто изуродовать.

Благодаря тренировкам, мне удалось поднять мощность щита практически вдвое, до сорока трёх процентов. А это уже гарантировало защиту и от одарённых пятой ступени.

Вот только моих сил хватало на пятьдесят семь секунд поддержания подобного щита. И во время защиты не могло быть и речи о том, чтобы пользоваться бортовым вооружением, или применять другие техники. Во время активации щита скорость машины падала практически до нуля и с этим я не мог ничего поделать. Тупо не хватало сил.

К изучению вооружения и тем более работе с ним я даже ещё и не приступал. Толку от оружия, если нас разнесут первой же атакой?

Вот и выходит, что сперва мне нужно довести мощность щита хотя бы до восьмидесяти процентов и зафиксировать этот результат. Это хватит, чтобы сдержать атаку гранда. А уже только после этого переходить к вооружению.

Но это будет возможно после того как у Даяны всё успокоится и она вернёт мне забранные на подпитку формации силы.

Буду надеяться, что произойдёт это уже совсем скоро. Желательно до приёма у Ланцовых. Задницей чую не обойдётся этот приём без приключений. Главное, чтобы с этими приключениями мне удалось справиться без наших С Дашей смертей.

Конечно, Даяна написала, что я могу умирать. Но явно проблемы ещё не решены. Иначе она не потерялась бы снова.

«Второй шанс» я пока никому больше не давал. Ведь ограничение в одного человека никто так и не отменял. А проверять это опытным путём как-то совсем не хочется. Просто в нужный момент могу остаться без этого, столь полезного инструмента.

Не хватало мне всех этих проблем, так ещё и скотина Няко совсем обнаглел, повадившись спать в моей комнате. На моё негодование ему явно было наплевать, а Оля говорила, что он просто сбегает от неё и каждый раз оказывается у меня. Она даже попыталась наехать на меня из-за этого, но не прокатило.

А не прокатило у неё, потому что, как только я зашёл к себе в комнату, вымотанный после очередного приёма, увидел на своей кровати целый мышиный выводок. Шесть крохотных, скорее всего, полевых мышек, которых мне притащил лысый говнюк. Наверное, решив, что я очень голоден, раз всегда пропадаю где-то столько времени.

Кто вообще выпускает это убожество из дома? Да его какой-нибудь бродячий кот легко спутает с крысой и решит перекусить.

Наткнувшись на это безобразие, я в праведном гневе двинулся к Оле, которая уже спала и высказал всё, что думаю о Няко.

Предложил Оле поменяться комнатами, раз её питомцу так приглянулась моя. Но она наотрез отказалась. Заявив, что окна в моей комнаты выходят на дорогу, а в её выходят на сад, где она может любоваться деревьями.

Ага. Особенно зимой. Открываются просто шикарные виды на голые ветви деревьев, а в окна круглый год долбятся шальные птицы, которые на лето делают себе гнёзда в саду.

В общем, было решено, что каждый останется в своей комнате. Ну а с котёнком ничего поделать не получится. Моё предположение подарить его тем же тройняшкам Курмангалиевым Оля тут же забраковала и сказала, что если я хочу сделать подарок Дае, то должен сам что-нибудь придумать, а не пытаться забрать у неё Няко.

Этими словами Оля напомнила мне о Дайнане. О которой я, со всеми навалившимися на меня заботами, совсем забыл. За всё это время я даже не удосужился найти девушку и узнать как у неё дела. Да и с мамой не поговорил, хотя собирался.

Хреновый из меня спаситель пока выходит. Но, что поделать. Дайнана сейчас не с отцом. Это раз.

Перспектив в ближайшем будущем забеременеть от меня у неё нет. Это два.

А значит марионеткой она не станет. Это три.

Даю, себе слово, что сразу после приёма у Ланцовых наконец выделю время для Дайнаны, а заодно и решу все запланированные вопросы, связанные с ней и начну с мамы.




Глава 19


На приём к Ланцовым нам с Дашей предстояло отправиться без родителей.

Это была первая серьёзная проверка не столько для Даши, сколько для меня и людей, которых я возьму с собой.

Наверняка нас будут пытаться спровоцировать и выставить всё в таком свете, что мы сами виноваты. На всякий случай я получил карт-бланш в своих действиях. Могу даже убить кого-нибудь, если посчитаю, что это поможет справиться с возникшей проблемой. Конечно, таким образом, можно решить любую проблему. Нет, человека, нет проблемы. Но в таком случае мне не сможет помочь даже император, если я начну убивать каждого, кто бросит на меня косой взгляд или скажет хоть слово с неправильной интонацией.

Оставлять нас одних, естественно, никто не собирался. Вместе с нами к Ланцовым отправили Суворова, который по неизвестной мне причине до сих пор оставался подле императора.

Похоже, что Николай Александрович очень сильно боится тайных кукловодов, а точнее, их ведуна. И решил обезопасить себя по максимуму. Что для меня, как для представителя рода Воронцовых было оскорбительно.

Император сомневается, что мы сможем защитить его и его семью. Оскорбительно-то оскорбительно, но винить в этом императора я не мог. Убийство ведуньи, а вместе с ней сильнейшего из Воронцовых и ещё кучи охраняющих её людей говорило, что противник очень силён.

Помимо, Суворова и дружинников с нами отправились ещё три человека. Двух из которых я прекрасно знал. Это были Манижа и Эрджан.

Вот их появление меня сильно удивило. Курмангалиевы уже отправились на Кубань, а без этих дам им будет очень сложно. Но похоже, что император смог предложить подходящую цену и коллекционер расстался с девушками, даже несмотря на предстоящие сражения.

По поводу Манижи у меня не было никаких сомнений. Она прекрасно знает, что произойдёт, если снова попытается что-то сделать со мной. От чего-то я был твёрдо уверен, что мой дар встанет на мою защиту, даже если я буду в отключке.

И случаи с Манижей и дедом это только подтверждают. Похоже, что я сам, не осознавая того, поставил некий предохранитель, после уничтожения которого дар вырывается на свободу и атакует всех, кто находится рядом.

Об этом я могу лишь догадываться.

Отец говорил, что впервые слышит о подобном. А спросить деда я не могу, пока он не найдётся.

Вот и ещё одна головная боль не только для нашего рода, но и для всей империи.

Одинокий архигранд, обладающий даром крови может натворить очень много бед. За ним уже охотятся абсолютно все ведомства. И ведомство из которого к нам приставили четвёртого сопровождающего не исключение.

— Знакомьтесь. Олег Коновалов. На сегодняшнем вечере будет отвечать за ваше эмоциональное состояние и в случае чего сможет остановить в любой момент. Также он проследит, чтобы подобные ему не смогли повлиять на вас. — представил мне невзрачного парня Полиграф.

Коновалов был серой мышью, которую очень трудно разглядеть в толпе и ещё труднее запомнить, даже если разговаривал с ним пять минут назад. В общем, типичный представитель Ока Государева.

Это, что же у парня за дар, раз он может управлять нашим эмоциональным состоянием? И почему его тогда не привлекли к усмирению Насти? Я вообще думал, что подобным способны управлять лишь целители, работая с нашими гормонами.

Хотя постойте. Кажется, я слышал о таких одарённых. Вроде их называют эмпатами. Если исходить из возможностей обращаться с силой, они считаются одними из самых слабых одарённых. Максимум, до которого они могут развиться это третья ступень. Но и тут они могут натворить много дел.

Вот так взять и наслать на человека апатию. Да такую, что не нужно больше вообще ничего. Хочется просто сесть и сидеть, уставившись в одну точку. Или нагнать такой страх, что останавливается сердце. И это только против одного человека. А если, например, взять под контроль целую толпу. Вызвать у них дикую ярость и подкинуть какую-нибудь мысль, дав тем самым руководство к действию. Например, ткнуть пальцем в нужного человека и сказать, что он человек-говно отбирает последний кусок хлеба у бедных сирот.

Так эта толпа в ярости порвёт бедолагу на куски.

А представьте себе, если эта толпа разрастётся до нескольких тысяч и постепенно в неё будут вливаться все новые и новые члены? А если среди этих людей будут и одарённые? Вот такая жопа вырисовывается.

Да тут можно замахнуться и на полномасштабную революцию. В этом случае императору придётся утопить полстраны в крови. Если, конечно, оставшиеся ему верными бойцы справятся с ордами атакующих.

Исходя из всего вышесказанного, контроль над чужими эмоциями просто мега бомба. Правда, он будет бомбой только на высоких уровнях владения силой, а на том, что умеют эмпаты — так петарда, максимум взрыв-пакет. Но и этого взрыв-пакета вполне хватит, чтобы в случае чего успокоить пару человек или слегка изменить настроение толпы.

В случае чего коновалов будет подталкивать людей относиться к нам лояльно. Он будет стараться убирать весь негатив, направленный в нашу сторону. Но сам эмпат признался, что сможет провернуть подобное только с одарёнными не выше пятой ступени.

А судя по списку гостей на приёме у Ланцовых выше пятой ступени будет семнадцать человек. Коновалов сказал, что с этим можно работать.

Вместе со мной и Дашей в демона уселся Суворов. Остальные поехали на машине Гнева, вместе со штатным щитовиком и водителем.

Суворов даже слышать не хотел, чтобы ехать вместе с остальным нашим усилением.

— Да ты, что Серёга! Я как услышал, что тебе подарили прототип кобры, хотел сразу бросить все дела и ломануться в Вороново крыло, чтобы посмотреть на это чудо. А уж про то, чтобы прокатиться на нём, вообще, молчу. А ты меня пытаешь сплавить в один из этих катафалков.

Я, конечно, всё понимаю. Молодость там, гормоны бушуют. Хочется побыть наедине с такой красавицей.

Воевода совершенно не стеснялся говорить о Даше в её присутствии. Хотя судя по выражению её лица, ей очень льстили подобные слова. Отчего-то в этот момент она пристально смотрела на меня и загадочно улыбалась.

— Но и ты меня пойми. Возможно у меня это последний шанс прокатиться на подобной машине. Можно сказать, что она пока в единственном экземпляре. А первая партия в двадцать штук Меншиковыми была уже давным-давно распродана. Ещё даже до того, как они построили завод в Калининграде. А на производство одной кобры уходит больше месяца и это на полностью автоматизированном заводе. Представляешь?!

А удивляться тут действительно было чему. Больше месяца на сборку одного автомобиля, на полностью автоматизированном заводе. Да это уму непостижимо. Считайте, что Кобр собирают вручную.

А оказалось, что дело в части отвечающей за питание от нашего дара. Именно эту часть нужно так долго ждать. За это время там происходят какие-то химические и физические процессы, которые и позволяют конвертировать силу дара в топливо, защитные и атакующие возможности машины.

Вот так незамысловато Суворов и напросился вместе с нами. Впрочем, Даша совершенно не возражала, после всех комплиментов, что она получила от старого вояки.

Судя по количеству машин сопровождения, которое уменьшилось всего до пары внедорожников. Один из которых ехал впереди, а второй замыкал наш мини-кортеж. И по тому, какую группу поддержки нам выделили. С сегодняшнего дня сезон охоты на нас с Дашей, официально объявляется открытым.

Как только мы сели в машину, активировал сигнальную технику, растянув её на максимально возможное расстояние. Впервые в жизни буду применять эту технику в движущемся автомобиле. Придётся очень постараться, чтобы не захватывать лишнего и при этом экономить силы.

Конечно, я уже позаботился, чтобы в демоне у меня имелся запас сил. В багажнике лежало достаточно пакетов с кровью, чтобы мне хватило отбиться от любого противника моего уровня. А там уже и его кровь даст мне дополнительных сил.

Суворов оказался балаболом, которых ещё поискать нужно. Всё время, пока мы добирались до особняка Ланцовых, который был расположен на окраине столицы.

Как я уже говорил Ланцовы были довольно средним родом во всех смыслах. Средний достаток, среднее влияние, средние силы. Сильнейшим в роду был старший сын Иван, поднявшийся до шестой ступени. Младший Григорий находился на третьей ступени и был мои ровесником.

Аспектом Ланцовых была молния. Опять же средняя такая сила. Вроде и не слабая, но и звёзд с неба не хватает. Вторая по распространённости на планете. Больше чем электриков было лишь огневиков.

Исходя из всего вышесказанного я очень удивился, когда мы остановились перед особняком своими размерами превышающим даже наше поместье. Не хило так развернулись экспортёры чужих оружейных разработок. Хотя в досье на Ланцовых и были указаны довольно приличные суммы, но всё же я думал, что они живут намного скромнее. Да и на фотографиях их особняк выглядел гораздо меньше. Да и комнат там не так уж и много. А их расположение я отлично знал и мог хоть сейчас найти любую комнату в доме, даже несмотря на то, что ни разу тут не бывал.

Люди из Ока подготовили отличное досье, в котором упоминалась каждая мелочь. Поэтому для меня не будет сюрпризом три десятка такс, что Ланцовы держат в доме. Хотя по-любому на время проведения приёма, они убрали их.

Наверняка в самом доме будут лишь встречать гостей, а сам приём будет проходить за особняком, на довольно приличного размера полигоне. Ведь как я понял сегодня на всеобщее обозрение будут представлены новейшие образцы вооружения работающего, как и мой демон на силе дара.

Мою машину в империи знали уже абсолютно все. Демон успел засветиться везде, где только можно было. Подарок императора своему будущему зятю на сегодняшний день был самой обсуждаемой темой. Листьев отлично справился со своей работой, не давая утихнуть интересу к моей машине. Тем самым убивая сразу двух зайцев: отвлекая народ от проблем на Кубани и постоянно держа фокус общественного внимания на мне. Тем самым делая меня ещё более привлекательной мишенью.

Поэтому, когда мы подъехали к дому Ланцовых, встречать нас вышел сам глава рода — Афанасий Дмитриевич.

Высокий, худощавый брюнет с лихо закрученными, словно у гусара, усами. Вместе с Ланцовым вышло ещё с десяток прибывших ранее гостей, с которыми мы теперь встречаемся едва ли не каждый день. Вот и сегодня они решили одними из первых засвидетельствовать нам своё почтение.

Но первым нас, естественно, поприветствовал хозяин сегодняшнего приёма.

— Я очень благодарен вам княжна, что вы приняли моё предложение. Надеюсь, что сегодняшний приём вас не разочарует. Во всех смыслах. Осмелюсь попросить вашего разрешения, чтобы позже представить вам моего сына Григория. Сейчас он занят подготовкой небольшого сюрприза для гостей. Сразу после запланированной демонстрации, если вы не будете против, мы подойдём к вам.

Даша ответила, что не против подобного знакомства. Тем более она уже заранее была осведомлена о том, что Ланцов имеет на неё планы. Впрочем, как и десятки других родов, имеющих наследника подходящего возраста.

— И вас Сергей Михайлович я очень рад видеть у себя в гостях. Кровавые Вороны всегда слишком заняты и встретиться с ними возможно лишь вот на таких приёмах, куда приходят члены императорской семьи.

— Благодарю за тёплые слова. Служба, что уж тут ещё сказать. — пожал я плечами, всматриваясь в толпу, собравшуюся за спиной Ланцова.

К моему удивлению, среди этих людей оказался и Валентин Меншиков. Хотя до этого я не видел его ни на одном приёме, кроме их собственного.

Он один из всех собравшихся не пытался лебезить перед нами с Дашей. Просто поздоровался и сказал, что будет рад, если мы присоединимся к ним с женой.

Причины отказывать я не видел и поэтому сразу после того, как все выказали нам подобающее почтение, как им это казалось, мы отправились на само место проведения приёма.

По поводу того, что приём будут проводить не в самом особняке я оказался прав. Да и насчёт полигона угадал.

Мы снова прибыли одними из последних. И поэтому наше появление происходило под множеством взглядов присутствующих.

В отличие от приёма тех же Меншиковых, у Ланцовых отсутствовал церемониймейстер и объявлять о нашем появлении никто не собирался. Но этого и не требовалось. Все присутствующие прекрасно знали, кто мы. А вот наши сопровождающие наверняка были секретом абсолютно для всех. Ну, может быть некоторым знакомы лица наших дружинников. Не больше.

Чернышёвых я заметил сразу же. Вокруг них собралась приличная толпа.

Гости на сегодняшнем приёме будет разделены минимум на три лагеря. И я даже не знаю, какой в итоге окажется больше. Сторонников Чернышёвых, сторонников Романовых или тех, кто ещё не определился. А вполне возможно, просто не хочет портить отношения ни с одним из этих родов.

Но если Даше на это было плевать. То Чернышёв обязательно выделит всех не определившихся и в будущем припомнит им это.

Афанасий Дмитриевич сказал, чтобы мы чувствовали себя, как дома и удалился. Подготавливаться к официальному открытию вечера.

— Смотри, как на девчонку пялится младший Чернышёв. — сказал мне Суворов, ничуть не смущаясь ткнув пальцем в сторону парня.

Денис Чернышёв. Девятнадцать лет. Гранд. Гений семьи Чернышёвых. В шестнадцать лет окончил университет имени Баумана по специальности программная инженерия. Кандидат в мастера спорта по спортивному пятиборью. Отлично владеет шпагой и стреляет из любого вида оружия.

И это только самое основное, что было написано в досье на этого парня, которое оказалось самым большим из предоставленных мне.

Но помимо всего, написанного он был мечтой многих женщин. Высокий красавец, с отлично развитой мускулатурой, тёмными словно смоль волосами и такими же пронзительными глазами, которые он сейчас не сводил с Даши.

Исходя из этого можно совершенно точно сказать, что самым завидным женихом Российской империи является именно Денис Чернышёв, а не цесаревич Алексей, который сейчас полным ходом идёт на поправку.

В отличие от сына Михаил Григорьевич удостоил княжну и меня лишь одним взглядом, который мы получили, когда только пришли сюда. Всё остальное время он старательно избегал, даже просто поворачивать голову в нашу сторону.

— Пускай смотрит. За просмотр денег не берём. — сказал я.

И поймав на себе взгляд парня, выдал ему самую обаятельную улыбку, которая только была в моём арсенале.

Я даже ему зубы показал, чтобы уж наверняка было понятно, что я улыбаюсь. Но парень лишь нахмурился, не оценив моей дружелюбности.

— В случае опасности я смогу открыть портал на расстояние до десяти километров, практически мгновенно. Для этого у меня уже всё готово. — сказала вставшая за нашими спинами Эрджан.

Я лишь кивнул ей, подтверждая, что в случае опасности действуем по изначальному плану.

Специально ради этого плана, мы останавливались за десять километров от места назначения и Эрджан поставила там свой маяк. Как оказалось, без подобных маяков она может телепортироваться только в место, которое видит своими глазами. Никакие современные системы слежения для этого не подходили. А вот по такому маяку она могла легко открывать портал на расстояние до десяти километров.

Недалеко от маяка мы оставили одну из машин сопровождения, чтобы в случае чего сразу убраться куда подальше.

На мой вопрос, почему Эрджан не начала оставлять маяки сразу же от нашего поместья и если, что мы бы оказались мгновенно на территории Воронова крыла, Эрджан ответила, что поддержание одного маяка отнимает слишком много энергии. А восполнить её быстро без Далии у неё не было возможности. Далией оказалась её сестра, которая могла передавать энергию от других одарённых.

Почему тогда нам не выделили ещё и Далию я не знал. Но в любом случае мгновенный портал на десять километров это просто потрясающе. Началась заварушка, мы просто делаем шаг и оказываемся в безопасности.

Пока этот приём ничем не отличался от остальных, разве, что подобным разделением на группки по интересам. Причём по политическим интересам.

Хозяева приёма куда-то исчезли. Представители каждой группы общались друг с другом. Нейтрально настроенные изредка переходили от Чернышёва к нам, но нигде надолго не задерживались.

— Прочёл инструкцию к кобре? — спросил у меня Валентин, когда поток желающих поздороваться и перекинуться парой пустых фраз иссяк и мы остались в окружении прибывших вместе с нами.

— Прочёл, лишь самую малость. Основные моменты.

И это была чистая правда. Времени на изучение настолько подробно расписанной инструкции у меня не было. И так, на освоение азов по управлению всеми функциями демона мне пришлось жертвовать минимум парой часов, отнятых у сна.

Именно столько времени я каждый день посвящаю изучению инструкции. Но сейчас я изучаю её очень выборочно. Сперва нужно разобраться с защитой и нападением, а уже после браться за всё остальное.

— Я говорил отцу, что совершенно не нужно переводить столько макулатуры. Достаточно было создать небольшую брошюру, которая содержала бы инструкцию по управлению щитами и вооружением. После того как впервые поймёшь, как заставлять кобру двигаться, управление этим процессом становится интуитивным. И никому не нужны эти все заумные слова.

Это я заметил в первый же день, когда возвращался в поместье. Управление действительно было, чисто интуитивным и ограничивалось лишь силой моего дара.

— Небольшая брошюра было бы самое оно. А то пока я прочту все эти талмуды… — дальше я просто махнул рукой, но Валентин меня отлично понял.

— Ты уже пробовал щиты?

— Немного попрактиковался с дружинниками. Правда, пока ещё не очень получается. Максимум, до которого смог дойти — сорок три процента.

— Да ладно! — словно увидел что-то нереально удивился Валентин. — Отец смог выдать лишь сорок семь процентов мощности. И это на ступени гранда. А ты насколько я знаю, официально числишься на третьей ступени?

Я лишь кивнул, подтверждая его слова. И сам немного охренел. Гранд, который смог выжать из щитов демона лишь сорок семь процентов? И наверняка сам разработчик этой машины.

Хотя вполне может быть, что Меншиковым достались уже готовые разработки, которые они просто удачно соединили в кобре. Ну или тупо, отец Валентина не умеет обращаться со своим даром. По крайней мере, на недостаточном уровне, чтобы эффективно управляться с коброй.

— Поначалу я вообще выдал семнадцать процентов. Пришлось очень постараться, чтобы поднять этот результат до сорока четырёх. Уж больно мне не хотелось, чтобы дружинники испортили моего демона.

— Прости, кого? — спросил Валентин.

— Демона. Я так назвал кобру. Мне кажется, что моё название ей подходит гораздо больше.

Валентин рассмеялся.

— Кровавый демон, разъезжающий на ещё одном демоне.

— Ну до кровавого демона мне ещё очень далеко, а за то, что разъезжаю на демоне мне нужно благодарить вас.

— Да ладно не прибедняйся. Слышал я, как ты разобрался с Гагариным. А у Виктора, между прочим, в своё время были лучшие учителя по владению даром.

И тут всплыл этот малахольный.

Я про него уже и думать забыл. А ведь я до сих пор не назначил встречу Александру Николаевичу. Пора услышать, что он готов сделать для меня, за жизнь сына.

Как вернусь с этого приёма обязательно нужно сказать об этом Петру Алексеевичу, пускай организует всё в лучшем виде, как он умеет это делать.

Думаю, завтра, после визита аттестационной комиссии, будет как раз самое оно. И угораздило же их собраться приезжать именно завтра. Но отец сказал, что это один из немногих дней, когда они могут собраться все вместе.

Ведь для отпрысков самых знатных родов собирается особая комиссия, в которой состоят одарённые из родов, всегда остающихся нейтральными. Что бы ни происходило на вершинах власти. Единственным человеком, выбивающимся из этого правила, будет отец, который и будет моим экзаменатором.

По сути, это будет своеобразный поединок, в котором бойцам будет разрешено пользоваться техниками той ступени, на которую я сам решу претендовать. Понятно, что если человек имеет недостаточно сил, он не будет допустим замахиваться на шестую ступень, умея создавать лишь техники четвёртой.

После этого боя. Комиссия проверит мои возможности по созданию защиты и нескольким общедоступным техникам. Таким, как: стихийный щит, усиление физических возможностей и любая атака чистой силой. В нашем случае это добровольная жертва всей имеющейся в наличии силы.

Из дара крови невозможно вычленить чистую силу. Кровь и есть наша сила.

Так вот после того как я всё это продемонстрирую комиссии, меня проверит целитель. Если он подтвердит запрашиваемый мной уровень и члены комиссии посчитают меня достойным перехода на новую ступень. То выдадут мне свидетельство об уровне силы, которым я владею на данный момент. И занесут данные в общеимперский реестр.

По большому счёту этой бумажкой я могу смело подтереться, а запись в реестре не пригодится вообще никогда. Исключением могут стать лишь те моменты, когда я буду находиться в сотне сильнейших. Для этих людей имеется куча преференций во многих местах. Начиная от бесплатного прохода на спортивные мероприятия и заканчивая беспроцентными кредитами на огромные суммы, практически в любом банке империи.

— Сергей, ты с нами? — спросил меня Валентин, чем вывел из раздумий.

Что-то я за этими размышлениями даже не заметил, как вывалился из разговора.

— Прости. Немного задумался. — тут же встрепенулся я. — Лучшие учителя ещё не гарантируют, что из человека получится отличный боец, что и доказал своим примером Гагарин. Мне даже не пришлось напрягаться. Чтобы справиться с ним, я использовал лишь самую малость своей силы. Он же совершенно не боец. Даже не знаю, где его такого наивного держали столько лет.

— Ну так известно же, где. — вмешался в наш разговор Суворов. — Обучался он у Бриттов, в Оксфордском университете. Даже написал и опубликовал там какую-то научную работу. Правда, названия её я совершенно не помню

Вот оно оказывается что.

Настин воздыхатель имеет учёную степень, полученную в одном из известнейших и старейших учебных заведений планеты. Исходя из этой новости сразу становится понятно, что он не боец от слова совсем. Вот и какого хрена он полез? Ведь знал, что огребёт по полной и вполне могло случиться, что я оказался бы не таким добрым и не стал оставлять ему жизнь, в назидание всем остальным, кто осмелиться повторить вызов.

— При рождении парня не обделили мозгами, вот только на его разумность это никак не повлияло. — сказал Валентин, озвучив и мои мысли. — Ты лучше расскажи пробовал уже пострелять из преобразователей?

После этих слов глаза моего собеседника загорелись. Могу поспорить, что эти самые преобразователи именно его разработка.

— Хочешь сказать, ты сам не стрелял из них?

Валентин смущённо развёл руки в стороны. Как так-то разработчик, плюс создатель в одном лице и не испробовал на что способно его творение?

— Вот и я ещё не стрелял. — обломал я парня. — Для начала я решил полностью освоить защитные способности демона, чтобы потом со спокойной душой переходить к атакующим.

Наш разговор остановил громкий хлопок. Подняв голову, я увидел стремительно устремившийся вверх сверкающий луч, который, достигнув определённой высоты, рассыпался грандиозным салютом.

Начало приёма у Ланцовых получилось просто бомбическим, во всех смыслах этого слова.




Глава 20


— Дамы и господа, прошу у вас минуточку внимания. — заговорил Афанасий Дмитриевич. — Подавляющее большинство из вас знает, для чего мы все тут собрались, а остальные уже догадываются. Вот уже на протяжении пяти десятков лет Ланцовы работают по лицензии Токаревых, не имея собственных разработок.

Но с тех пор прошло очень много времени. Мы старались привлекать к работе на нас молодых и перспективных специалистов. Зачастую отработав какое-то время у нас, они просто исчезали. И появлялись уже в командах наших соперников. К тем же Токаревым ушло восемь человек.

Но мы не отчаивались и продолжали работать. Так вот наша работа принесла плоды. И принёс их проект двадцатилетней давности, который показался моему сыну очень интересным и перспективным. Он тут же взялся за его реализацию.

И вот спустя шесть долгих лет нам всё же удалось разработать оружие, предназначенное только для одарённых. В руках обычных людей это оружие будет обычным куском металла.

Сын, приступай. — произнёс Ланцов и снова исчез.

Я даже не заметил, когда к нам успели подогнать огромные телевизоры, на которые выводилась картинка прямо с полигона.

Нам показывали одиноко стоящую мишень, примерно в сотни метров, но тут картинка резко поменялась и мы уже видели очень крепкого, светловолосого парня. Наследника рода Ланцовых — Григория. Он держал в руках нечто отдалённо похожее на тяжёлый пистолет. Вроде того же Tunder 50 BMG, которым воспользовались предатели, решившие напасть на Вороново Крыло в тот роковой день, когда мне впервые дали шанс, чтобы вернуться и всё исправить.

Я заметил, как парень осторожно придерживает своё оружие двумя руками, словно боится, что оно может выстрелить в любую секунду. Рука парня и оружие были соединены какой-то силовой нитью, которая немного сверкала, и только благодаря этому я смог её разглядеть.

— Все вы прекрасно знаете, что роду Ланцовых достался дар электричества. — вновь раздался голос Афанасия Дмитриевича. — А теперь Григорий порази мишень, допустим, водяной пулей.

Парень переключил какие-то рычажки на оружии и через пару секунд мишень, находящуюся от него в паре десятков метров, разорвало от удара водяными пулями.

Пара секунд, очередной поворот рычажка и в мишень летят уже огненные снаряды. Под всеобщие одобрительные возгласы.

Демонстрация длилась ещё около минуты. За это время в мишень прилетели дальнобойные техники семи разных аспектов. Вода, огонь, молния, камень, кислота, природа и тьма. После этого парень остановился, он весь блестел от пота, а светлая рубашка промокла насквозь. Похоже, что стрельбы из этого оружия довольно энергозатратный процесс. Наверняка Григорий, находящийся на третьей ступени, сейчас был полностью опустошён. Но нужно отдать ему должное держался отлично и даже не подавал виду, что сейчас находится на грани.

Последние выстрелы очень заинтересовали Чернышёва старшего. Он тут же бросился к парню, чтобы узнать, каким образом инженерам Ланцовых удалось воспроизвести их аспект. Он хоть и был не таким эксклюзивным, как тот же дар крови, но тоже достаточно редким.

— Прошу вас успокоиться граф. Это всего лишь сигнальный образец. В будущем планируется разработать систему, позволяющую создавать боеприпасы созданные практически из любого существующего аспекта. — сказал Ланцов, возникая перед Чернышёвым.

— Мои ребята эти пукалки испытывали ещё в прошлом году. — зашептал мне на ухо Суворов. — Могу тебе точно сказать — дерьмо знатное. Настоящую мощь начинает показывать лишь в руках гранда. Хотя этот образец очень сильно отличается, от предоставленных нам.

Но вот только на хрена гранду какое-то оружие, когда он сам является ходячей машиной для убийства? Додумал я уже сам, так как воеводу прервал очередной возглас Ланцова.

— Оружие у которого нет аналогов в мире…

— Брешет. — вновь шепнул Воевода.

— Оружие, которое позволит империи укрепить свои мировые позиции и заставит наших врагов бояться нас ещё сильнее.

— Насчёт первого он прав, а по второму снова брешет.

Воевода, что заделался комментатором? Или ему просто стало скучно и решил немного развлечь себя?

— Сегодня вы станете свидетелями начала новой эры. Эры одарённых.

Как же я терпеть не могу подобные пафосные речи, которые насквозь пропитаны ложью.

Какая ещё к чертям эра одарённых? Эта самая эра идёт с тех времён, когда появились первые одарённые.

— Наше оружие позволит слабым одарённым сражаться наравне с их более сильными товарищами. А сильных сделает ещё сильнее. Сегодня своим присутствием нас согласилась почтить Великая княжна Дарья. Так почему бы ей и не испытать нашу разработку? — спросил у присутствующих Ланцов, но ответа ему и не требовалось.

— Дарья Романовна, вы не против?

В этот момент взгляды всех присутствующих были устремлены на нас. Особенно пристально смотрели Чернышёвы. Если старший с любопытством, то младший, как мне показалось с какой-то неприязнью. Причём эта неприязнь была направлена не на Дашу, а на меня.

Неужели очередной Настин воздыхатель? Да ну вас на хрен! Дайте спокойно пожить! Мне и без вас хватает забот.

— Я не пойду. — сказала мне Даша, отчего-то побоявшись отказать самостоятельно.

— Великая княжна не любит оружие и не приемлет пользоваться им. — ответил я.

Нужно же было, как-то выгородить Дашу, чтобы она не потеряла лицо. Не скажу же я, что она просто испугалась. А судя по тому, что я сейчас видел, это было именно так.

— Это всего лишь один выстрел по мишени, сделанной из дерева. — развёл руками Ланцов. — Дарья Романовна, от вас потребуется лишь коснуться своего дара и нажать на спусковой крючок.

И вот для чего ему сдалась именно Даша? Вон как усердно уговаривает её.

Даша слегка покачала головой, давая мне понять, что не собирается выполнять просьбу хозяина приёма.

— Ни единого выстрела. Дарья Романовна никогда не изменяет своим принципам.

Вот и ещё одна монеточка в копилку Дашиных долгов. Потом, как-нибудь накоплю побольше и спрошу с неё всё разом.

— Да о какой измене принципам может идти речь, когда нужно всего лишь выстрелить один раз? — продолжал настаивать на своём Ланцов.

— Ну я сейчас пойду и дам ему в морду. Может, тогда поймёт и успокоится. — совершенно не скрываясь сказал Суворов, на пару секунд переведя всеобщее внимание на свою персону.

Я тоже посмотрел на Воеводу и покачал головой. А то он и вправду пойдёт бить морду Ланцову. А оно нам надо? Это скандал на всю империю, от которого потом придётся отмываться не один месяц, а то и год.

Такого же мнения был наш молчаливый друг из Ока государева. Он подошёл к Суворову и положил ему руку на плечо. В этот момент что-то изменилось во взгляде здоровяка. Пара секунд и он просто махнул рукой, давая понять, что не воплотит своё предложение в жизнь.

Как только Воевода успокоился, Коновалов убрал руку и едва не упал, снова ухватившись за здоровяка, который помог ему устоять на ногах. Должно быть, для того, чтобы успокоить Суворова ему пришлось выложиться по полной.

Я хотел поручить Читеру присмотреть за Коноваловым, но окинув взглядом собравшихся, не нашёл его. Хотя он обещал мне постоянно находиться на виду и не влезать во всякие сомнительные авантюры, которых сегодня наверняка будет предостаточно.

Вроде с Воеводой вопрос решили. Теперь оставалось понять, почему Ланцов так усердно зазывает Дашу для теста прототипа? Что-то здесь явно было не так.

Но люди Ока заранее проверили всю его семью, слуг и близкий круг друзей. Всё оказалось чисто. Так, что версия с подчинением отпадает сразу.

Но в любом случае. Раз пошла такая пьянка Дашей нельзя рисковать. Охранитель я ей, или так просто погулять вышел?

— Боюсь, Афанасий Дмитриевич княжна в любом случае не примет ваше предложение. Вместо кандидатуры Дарьи Романовны я могу предложить свою. Не скажу, что имею выдающиеся результаты в стрельбе, — сказал я, подмигивая Чернышёву младшему. — но на курок нажать вполне способен.

Мои слова застали Ланцова врасплох. Похоже, он совершенно не ожидал такого поворота событий.

Повисла долгая пауза, которая была нужна не только хозяину приёма. Я видел, как младший Чернышёв, что-то начал говорить отцу, при этом, постоянно бросая взгляды то на меня, то на Ланцовых с их прототипом.

— Афанасий Дмитриевич, если княжна не хочет брать в руки оружия, то не стоит умолять её сделать это. Поберегите свою честь и наши уши, от столь неприятных разговоров. — заговорил Чернышёв старший.

Похоже, Денис всё же смог надавить на отца. Вот сейчас мы и посмотрим, чего такого он ему говорил.

— И почему вы сразу же решили обратиться к Великой княжне? Среди присутствующих имеется множество других кандидатур. Причём гораздо сильнее и искуснее княжны в плане применения дара.

Это он так намекает на своего сына? Походу парень захотел сам испробовать прототип.

— Господин Воронцов не будет против, если Чернышёвы возьмут право первого выстрела из этого, несомненно, потрясающего оружия? — расплывшись в улыбке, спросил меня Михаил Григорьевич.

Вот и для чего им это нужно? Вообще, никаких преференций они не получат. Если только, потешат самолюбие. Или это такой политический ход?

Типа смотрите Великая княжна отказалась это делать, а мы вот взяли и сделали?

Как же я далёк от политики. И вот сейчас даже не знаю, что мне делать. Либо настаивать на том, что этот выстрел произведу я, или отдать это право Чернышёвым.

Нужно, что-то отвечать. А то стою и смотрю на них как баран на новые ворота.

— Если господин Ланцов не будет против, то вперёд. — махнул я рукой.

Но ко всеобщему удивлению господин Ланцов оказался против.

— Прошу меня простить, но мне бы всё же хотелось. Чтобы первую демонстрацию нашей новой разработки провёл либо кто-нибудь из членов императорской семьи, либо человек приближённый к ним. А никого более близкого к ним, чем Сергей Михайлович, я даже представить не могу.

Вот теперь слова Ланцова меня действительно насторожили. Я незаметно подал знак Эрджан и Суворову, чтобы они были готовы в любой момент воспользоваться своей силой.

Если Эрджан предстояло вытащить нас отсюда, то Суворов должен будет организовать нам возможность эвакуироваться, закрыв нас своими тенями.

Сам я тоже потянулся к дару. Создав сразу несколько заготовок, для любого поворота событий. От защиты и нападения до стремительного пополнения сил, за счёт охраны Ланцовых.

— Слишком долго вы не можете определиться Афанасий Дмитриевич. Пожалуй, я тоже откажусь от вашего предложения. — заявил я.

Бедный Ланцов мгновенно изменился в лице. Мне даже показалось, что его сейчас удар хватит. Хотя среди одарённых это просто нереально.

— Господин Воронцов. — запричитал Ланцов. — Уважьте старика. Одна лишь надежда на вас и осталась.

— Получается, что Ланцовы пренебрегают работать с Чернышёвыми? Вы считаете, что мы недостаточно для вас сильны? Или просто вы хотите выслужиться перед императором? Так, каким образом вам поможет, что его дочь нажмёт на курок и совершит этот выстрел?

С каждым новым вопросом у Чернышёва становилось всё больше и больше сторонников. Я тоже поймал себя на том, что киваю, соглашаясь с его словами.

А Ланцов становился всё мрачнее и мрачнее.

— Мой сын с лёгкостью может сделать этот выстрел. И его кандидатура будет ничем не хуже потомка кровавых воронов. — совсем тихо добавил в конце своей речи Михаил Григорьевич.

Даже несмотря на то, что он находился довольно далеко от меня и разговаривал без средств для усиления голоса, я отлично расслышал каждое слово. Впрочем, как и все находящиеся сейчас на этом приёме.

Младший Чернышов так же, как и все просто стоял и кивал, соглашаясь со словами отца. Вот только мне очень не понравился его взгляд, когда он подошёл к Григорию Ланцову, чтобы взять у него пистолет.

— Чёрт с вами! — махнул рукой Ланцов. — Хотите, чтобы первыми, кто выстрелит из нашего прототипа, был член рода Чернышёв — на здоровье!

Прототип оказался в руках у Дениса, его дуло смотрело в нашу сторону. Я даже потянулся к дару и приготовил всё, чтобы мгновенно развернуть кровавый щит. Уж слишком мне не нравятся взгляды младшего Чернышёва. Но это будет только в крайнем случае. Пока постараюсь обходиться без применения дара. Посмотрим, что будет дальше.

Видя моё напряжение, мои спутники тоже мгновенно напряглись, продолжая следить за действиями младшего Чернышова. Под ногами Воеводы начали кружить тени, а руки Эрджан слегка светиться.

— Пока рано. — повернувшись, бросил я им.

Тем временем Чернышёв младший повернул пистолет в другую сторону и сейчас выслушивал последние инструкции, получаемые от Григория Ланцова. Было видно, что оба Ланцова очень сильно нервничают. В отличие от Чернышёвых, которые были совершенно спокойны.

Слуги быстро принесли и установили новую мишень.

В это время инструктаж уже был окончен. И Ланцов младший отошёл к отцу. Даже не целясь Чернышёв вскинул оружие, посмотрел в нашу сторону и подмигнул мне. Вот же позёр! Только после этого он нажал на спусковой крючок.

Если во время стрельбы Ланцова оружие выпускало небольшие заряды, то сейчас начался настоящий хаос. Огромная волна тьмы вырвалась из крошечного ствола оружия и устремилась вперёд, сметая всё на своём пути. От этой волны начали отделяться сгустки и отлетать в разные стороны, выполняя роль разрывных снарядов.

Последнее, что я видел, перед тем, как активировать кровавый щит, это яркую вспышку, оглушительный грохот взрыва и тело Дениса, отлетающее в нашу сторону.

Даша вскрикнула, а Суворов заковыристо выругался. Исчезнув в тенях.

Мгновенно вокруг поднялся шум. Начали раздаваться крики, но в основном это были ругательства. Все же приглашённые на эту демонстрацию в основной своей массе были одарёнными и умели защищаться. Вот и сейчас я видел, как вокруг нас гости активировали множество защитных техник. В основном индивидуальных, но было и парочка, закрывающая своей защитой целые группы.

Это были две каменные стены, выросшие на пути ударной волны, порождённой произошедшим взрывом.

В свой щит я вложил всё, что у меня сейчас было, но он справился со своей задачей, защитив нас от выброса силы и последствий ударной волны. Которая опрокинула многих.

Что вообще сейчас было?

Суворов куда-то исчез, а Эрджан уже открывала портал.

— Постой. — сказал я порталистке. — Пока рано. Я хочу понять, что произошло.

Щит исчез и в паре метров от нас я увидел изломанное тело младшего Чернышова. Рука, державшая оружие, представляла из себя кровавую кашу. Местами торчали кости, висели лоскуты кожи.

На теле также имелось несколько кровавых ран. Лицо больше всего было похоже на оплавленную свечу. Обожжённая кожа в нескольких местах лопнула и сейчас из ран сочилась кровь. Грудь с трудом, но продолжала подниматься в такт затруднённого дыхания. Как он вообще дышит я не представлял.

— Помоги ему. — обратился я к Маниже, а сам первым делом остановил все кровотечения и даже вернул большую часть крови обратно, оставив себе самую малость.

Кто знает, что будет ждать нас дальше. Сила никогда не бывает лишней.

Целительница посмотрела на меня, как на умалишённого. Она явно не собиралась просто так помогать совершенно незнакомому человеку.

— Буду должен. — пришлось добавить мне и только после этого она не спеша пошла к парню.

Тем временем возле раскуроченного полигона раздались яростные крики. Друг на друга орали мужики, одним из которых был Воевода. Остальными оказались оба Ланцовых и ещё один мужик из ближайшего окружения Чернышёвых. Наверняка их начальник службы безопасности или что-то в этом роде. И почему он не убил Ланцовых на месте?

Пока они лишь орали, не доходя до рукоприкладства. Но судя по выражению лица Воеводы, за этим дело не станет.

Сам же Чернышёв старший сейчас нёсся к сыну, но его не подпустила Манижа. Велев всем отойти и не мешаться. Никто даже не стал задавать вопросов, кто она такая. Тем более Денису на глазах становилось лучше.

А Михаил Григорьевич молодец, смог сдержаться и не напасть на Ланцовых. Использование дара для убийства, в присутствии члена императорской семьи, на подобных приёмах было очень серьёзным проступком.

— Он живой? — спросила у меня Даша, наблюдая за действиями Манижи, к которой уже спешили на помощь, присутствующие на приёме целители.

Единственным пострадавшим во всей этой истории оказался Денис. Манижа уже залечила самые тяжёлые повреждения и сейчас занималась рукой парня.

— Жив. Вот только теперь, чтобы вернуть себе прежнюю красоту ему придётся очень сильно раскошелиться. Смотри, во что превратилось его лицо.

И тут я был абсолютно прав. Труднее всего исцелению, подавались именно ожоги. Даже сами целители не могли ответить на вопрос, почему это именно так.

В этот момент Денис открыл, чудом уцелевший правый глаз, из которого потекли слёзы и снова отчего-то посмотрел именно на нас.

Уж не знаю, что углядела в этом взгляде Даша, но она сорвалась с места и побежала к парню.

Я думал, что Манижа прогонит и её, но целительница не сказала девушке ни слова. И с чего такое отношение? Я чего-то не знаю?

Упав перед парнем на колени, Даша начала гладить его по остаткам волос и что-то бормотать. Успокаивая то ли его, то ли себя.

Денис даже, что-то ответил Даше и попытался улыбнуться. По крайней мере, на спёкшейся корке, примерно в том районе где должен находиться рот, кожа треснула и немного разъехалась в стороны, оголяя окровавленные зубы. Мне даже показалось, что я слышал его шёпот.

Вот же!

Едва не помер, а пытается кадрить девчонку и судя по тому, как зарделась Даша, у него это неплохо получается.

Присутствующие уже в большинстве своём успокоились. Оставались лишь самые впечатлительные барышни, которые продолжали громко охать и всхлипывать время от времени.

Любопытство брало своё и вокруг пострадавшего постепенно начинала собираться толпа, которая разделилась на две части.

Первые хотели разглядеть получше, что произошло с парнем. А вторые присоединялись к Суворову и хотели получить объяснения от Ланцовых.

Ведь в опасности находились все присутствующие.

Манижа не подпустила к нему парню других целителей, но увидев её возможности, они не стали возражать.

Чернышёв старший стоял неподалёку и хмурился, посматривая на толпу, собравшуюся возле Ланцовых. Периодически его руки охватывало тьмой, но он отлично справлялся со своими эмоциями.

Между тем крики спорящих только разрастались. Ланцов начал активно размахивать руками, пытаясь что-то доказать Воеводе. И тому это сильно не понравилось.

От резкого удара в лицо хозяин уже загубленного приёма отлетел на пару метров и затих. В сторону Воеводы тут же бросились охранники Ланцовых, но моментально были остановлены появившимися тенями. Суворов же спокойно развернулся и под охреневающими взглядами всех, кто это видел, двинулся в нашу сторону.

Григорий тут же бросился к отцу, но его опередил наш неприметный спутник. Коновалов оказался рядом с Ланцовым старшим раньше всех и надел на него подавитель, неизвестно каким образом появившийся у него в руках.

Видя, что делают с отцом Григорий попытался напасть на Коновалова, но и сам оказался в подавителе. Только его ещё спеленало сразу несколько сдерживающих техник, применённых гостями.

Сам же Ланцов старший пребывал в нокауте, после удара Суворова.

— Вообще, страх потерял. Давать людям непроверенные прототипы. Ты представляешь попросил воспользоваться этим дерьмом княжну, а потом ещё и тебя пытался привлечь к этому. Говорит, что все испытания производились одарёнными не выше третьей ступени. На грандах ещё не проверяли. Парень выдал слишком много силы, вот пушка и не выдержала такого напряжения. — сказал Воевода.

Его слова слышали очень многие. Тут же началось обсуждение из, которого можно было понять. Что Ланцовым так и не удастся выбраться из середняков. А вероятнее всего, после подобного их род ожидает очень сильное падение, если не полное забвение, уже через пару поколений.

После подобного провала с ним не захочет иметь никаких дел ни один уважающий себя род в империи. А Чернышёвы позаботятся, чтобы и за её пределами. Влияния их корпорации на это хватит с лихвой.

А я понимал, что это была первая попытка наших друзей кукловодов.

Взглянув в сторону, где Коновалов пеленал хозяев приёма, я охренел ещё сильнее. Обезвреженных Ланцовых сейчас окружили агенты Ока Государева, которыми руководил Полиграф.

А они каким образом оказались так быстро здесь? Выходит, что наше прикрытие было гораздо сильнее, чем я мог себе представить. Всё же одних нас побоялись отпускать.

Пока люди Ока разбирались с Ланцовыми, меня подозвала к себе Манижа, но помимо меня она подозвала и Михаила Григорьевича.

— Ты очень сильно будешь мне должен мальчик. — обратилась ко мне целительница. — А ты будешь должен уже ему и гораздо больше. — эта фраза была адресована уже Чернышёву старшему.


Глава 21


— В пределах разумного. — тут же осадил я Манижу, создав на ладони небольшой кровавый сгусток, напомнив о её прошлой неудаче.

Она скривилась, но всё же кивнула, соглашаясь со мной.

— Все внутренние повреждения я уже устранила. Зрение тоже вернула. Были очень серьёзные термические повреждения. — не обратив на мои слова внимания, заговорила Манижа. — По-хорошему руку нужно ампутировать. Легче будет регенерировать новую, чем восстановить это. А вот с лицом могут возникнуть трудности.

— Какие? — спросил Чернышёв, впервые заговорив с момента ранения сына.

— Ожоги получены огромным выбросом дара, помноженные на какую-то дрянь, что составляла основу того оружия. Пока я даже не могу подступиться к ним своим даром. Его уничтожает ещё на подходе, преобразуя в пустоту.

— Но вы не сказали, что это невозможно исцелить. — сказал Чернышов, наблюдая за тем, как Даша продолжает наглаживать Дениса по голове.

Тот, похоже, уже отрубился и сейчас находится в блаженном забытьи.

— Если мозг цел, то исцелить возможно всё. — сухо ответила Манижа. — Всё упирается лишь во время, затраченные силы и хватит ли способностей у целителя, чтобы справиться с этой задачей.

— Ваших способностей хватит? — прекрасно зная ответ, спросил Чернышёв.

— Моих хватит. Вот только всё будет зависеть от того возьмусь ли я за лечение.

— Что вы хотите за свои услуги. Назовите сумму. Деньги не проблема. Миллиард? Два? Десять? Да хоть пятьдесят. Говорите, куда переводить деньги. — всё же не выдержав сорвался на крик Чернышёв.

Только сейчас я понял, что он безумно переживает за сына и готов пойти на всё, чтобы помочь ему. Собравшиеся вокруг начали потихоньку охреневать от напора и сумм, называемых Михаилом Григорьевичем.

А охреневать действительно было из-за чего. Пятьдесят миллиардов это едва ли не половина от его состояния.

— Мне не нужны деньги. — холодно сказала Манижа. — За помощь вашему сыну я хочу получить три услуги. О которых сообщу, когда полностью восстановлю мальчика.

— Назовите своё имя. Я должен знать, кому буду должен эти три услуги.

— Курмангалиева Манижа. Архигранд — целитель.

Это имя вызвало у собравшихся настоящий шок, которые довольно быстро перерос в гомон, начавших переговариваться между собой гостей.

— Представительница того самого клана.

— Не верю, что она архигранд-целитель. Их всего трое в мире. И там точно нет ни одной женщины.

— Ты видел, как она быстро залечила парню раны?

— Но руку-то и лицо не стала трогать…

— Почему она не отправилась на Кубань вместе со своим кланом?

И ещё множество разных возгласов.

Все сомнения в том, что Манижа архигранд отпали сразу, после того как присутствующие здесь целители подтвердили её слова.

От этого известия глаза Чернышова загорелись ещё сильнее. Если, кто-то поможет его сыну вернуть обратно его красоту, то это будет только Манижа. Вот только боюсь, ему очень не понравится цена, которую она запросит за это. Три услуги от такого человека, как Чернышёв очень серьёзная плата.

Одну услугу я, кажется, прекрасно знаю. В коллекции Курмангалиева нет дара тьмы. По крайней мере, я не видел ничего подобного во время боя в Афганистане.

А вот о двух других могу лишь только догадываться.

Что деньги Курмангалиевым не нужны я узнал ещё в тот момент, когда находился у них в гостях. В ушлости коллекционера я не сомневаюсь и поэтому все их деньги по-любому остались в целости и сохранности. Единственное, что Курмангалиевы потеряли в Афганистане — недвижимость.

— Прошу всех присутствующих стать свидетелями, что я граф Чернышёв Михаил Григорьевич расплачусь с Курмангалиевой Манижей за исцеление сына тремя услугами. В случае если эти услуги не будут направлены против империи и её граждан.

А Чернышёв молодец. Всё же перестраховался и судя по скривившейся физиономии Маниже сделал он это абсолютно правильно.

Присутствующие согласно начали кивать. Теперь у Чернышёва просто нет выбора. Он будет обязан выполнить своё слово. Иначе потеряет не только лицо, но и вообще всё. Среди высшей аристократии очень не любят, когда кто-то нарушает слово. С таким человеком сразу стараются перестать иметь хоть какие-то дела. Ему начинают ставить палки в колёса. И делают это те, кто ещё вчера клялся в вечной дружбе.

Неважно богатейший ты человек в империи или сильнейший. В любом случае ты по полной ощутишь на себе последствия. Подобных примеров было уже очень много.

Но Чернышёв был не из тех, кто нарушает своё слово. Об этом утверждалось во всех докладах, сводках и прочих материалах. Ежемесячно предоставляемых людьми Ока на всех людей каким-либо образом, угрожающим императорской власти.

Меня пока привлекали к изучению материалов лишь по самым весомым фигурам из этого списка. В то время как для отца и деда составляли более детальную сводку. Где фигурировал не один десяток фамилий.

А в полном виде, там наверняка были тысячи фигурантов.

— Я принимаю ваше слово. Распорядитесь, чтобы мальчика доставили вместе с нами к Воронцовым.

— А ты меня или отца спросила? — остановил я Манижу.

Она значит, проворачивает тут свои дела и делать это собирается на нашей территории.

— Алишер разрешил мне находиться только в вашем доме. Ослушаться его я не могу, а мальчик должен быть рядом со мной. Только так я смогу исполнить обещанное его отцу.

— Сергей Михайлович. Позвольте нам с сыном переговорить с вашим отцом. — обратился ко мне сам Чернышёв, уже полностью восстановив своё прежнее хладнокровие.

— От тебя не убудет. — шепнул мне на ухо Суворов, вот только его шёпот слышали все собравшиеся.

И что он хотел этим сказать?

И ведь не спросишь на виду у всех этих людей.

Последней каплей стала Даша, которая тоже попросила помочь парню.

Ну и хрен с вами. Пускай отец и император разбираются со всем случившимся.

— Сергей Михайлович, в поместье уже всё готово, чтобы принять пациента. Машина со всем необходимым оборудованием уже находится возле здания. Манижа, не беспокойтесь, мои люди сами перенесут Дениса Михайловича туда. Они имеют прекрасный опыт в транспортировке раненых. — раздался голос Полиграфа, который каким-то непостижимым образом оказался рядом с нами и я не сомневаюсь, что слышал весь наш разговор.

Откуда они знали, что понадобится медицинская помощь? Не могли же они организовать всё это за те несколько минут, которые прошли после взрыва?

— Даша оставь парня в покое, мы возвращаемся в поместье. — сказал я, дав Полиграфу полную свободу действий.

Хоть я прекрасно и понимал, что он уже давно её получил, но показать всем присутствующим, кто принимает решения, будет нелишним.

Воевода и Манижа отправились в поместье вместе с парнем. Мне же предстояло доставить Чернышёва старшего. Предварительно его осмотрели специалисты из Ока и дали разрешение на это.

Полиграф наотрез отказался допускать чужие автомобили, как и чужую службу безопасности на территорию поместья. А сам Чернышёв отказывался ехать в машине, напичканной правительственными агентами.

В ту же машину, в которой повезут пострадавшего, его не пустила Манижа. А спорить с целительницей никто не стал.

Причины подобного поведения Манижи я не знаю, но Чернышёв подошёл именно ко мне с просьбой подвезти его.

Не произойди с его сыном такое, я бы на полном серьёзе подумал, что он просто хочет прокатиться в моей машине.

Всё же, даже несмотря на все его богатства, подобный автомобиль в империи пока был только у меня.

Вот так и вышло, что в поместье мы поехали втроём. Сразу же за пятёркой машин охранения. Ещё больше было по бокам и сзади. Высоко над нами тарахтели вертолёты.

Складывалось такое впечатление, что Око прибыло к Ланцовым полным составом. Столько их агентов я не видел даже на пресс-конференции.

Ехали мы молча, да и не знал я о чём разговаривать с Чернышёвым. Тем более ему сейчас явно не до разговоров, после того, что произошло с сыном.

Даша сперва попыталась что-то говорить, но вскоре замолчала и она, поняв, что неизменно возвращается к случившемуся на приёме. Минут через десять я заметил, что она начала дремать. Всё же усталость последних дней давала о себе знать. Я бы сейчас сам с удовольствием поспал на несколько часов больше, чем позволяю себе. Но пока такой роскоши мне не видать.

Ехали мы довольно медленно, поддерживая скорость машины, перевозящей Дениса. Именно она задавала темп всему кортежу.

На улице уже практически стемнело и в небе стали заметны первые звёзды.

Посмотрев на них, я увидел, как одна из звёзд стремительно приближается к нам, оставляя после себя отчётливо различимый след реактивной струи. После чего этот след разделился на три части.

— Немедленно остановись! — заорала подскочившая Даша.

Моментально прекратив подачу дара, я нажал на тормоз. Демон со свистом начал тормозить. Сперва нас повернуло влево, потом вправо, а следующий рывок заставил машину крутиться. Мы каким-то чудом сразу же не врезались в машины охранения.

Я практически не видел, что происходит и куда нас несёт. Активировав щиты демона на максимум мне оставалось лишь надеяться, что мы не врежемся во что-то серьёзное. А в том, что мы куда-нибудь врежемся, я не сомневался.

Даша визжала, на заднем сиденьи ругался Чернышёв, которого сейчас кидало по крошечному салону. И от этого наверняка удары были гораздо болезненней, если он не накинул на себя защиту.

Наконец машину перестало крутить и она остановилась, позволяя мне выдохнуть с облегчением.

Я посмотрел на Дашу и едва не выпрыгнул из машины.

Не знаю, что ей там приснилось, но выглядела она, словно побывала на экскурсии в аду и её водили там по самым зрелищным местам.

Даша мгновенно побледнела. И без того большие глаза от страха стали просто огромными. Губы тряслись, впрочем, как и сама девушка.

Я только собрался, спросить, что стряслось, как раздался оглушительный грохот справа от нас.

Ослепительная вспышка ударила по глазам. И тут же громыхнуло ещё несколько раз.

Зрение вернулось практически сразу, и я увидел, как в воздух одна за одной подлетают машины охранения, от которых нас унесло довольно далеко.

Кто-то напал на нас!

В этот момент машина содрогнулась. На лобовом стекле расцвёл огненный цветок взрыва. Щиты справились отлично, но машину откинуло назад и мы врезались в один из горящих джипов охраны.

Даша начала визжать ещё сильнее. Но до неё мне сейчас не было дела. Нужно было вытаскивать наши задницы из этого дерьма. А сам я не смогу этого сделать. Если сниму щиты, то мы точно трупы.

— Заткнись и хватайся за руль! — заорал я на Дашу и отвесил ей пощёчину, для более быстрого эффекта.

Девчонка моментально замолчала и уставилась на меня, явно собираясь начать разборки. Но я не дал этого сделать, схватив Дашу за руки, я положил их на руль. В места, где находились датчики силы. Теперь от неё требовалась лишь сила её дара. Остальное я всё сделаю сам.

— Просто высвободи дар и дави по максимуму.

— Я…а… — начала было мямлить Даша, но всё же коснулась дара.

Находиться так близко к призрачным погонщикам, когда они касаются своего дара просто отвратительно. Хочется сразу забиться в какой-нибудь укромный уголок, укрыться тёплым пледом с головой и не вылезать, пока всё это дерьмо не закончится.

Но прятаться мы будем после того, как окажемся в безопасности.

Дашин дар устремился к двигателю и демон сразу же рванул вперёд.

У нас ещё было, примерно, полминуты до того, как вырубятся щиты. За это время нужно успеть убраться отсюда как можно дальше.

Машину тряхнуло ещё и ещё, едва снова не заставив нас крутиться. На этот раз удары пришлись в левый бок. Я услышал, как что-то треснуло в моей двери.

Вот же ублюдки! Кто бы это ни был, он мне очень дорого заплатит. Никому нельзя вредить моему демону!

Мы были окружены горящими машинами охранения. Всюду полыхающее пламя не позволяло толком ничего разглядеть. Единственное, что я увидел — это была дорога, с которой нас вынесло, когда начали крутиться.

— Жми! — сказал я Даше и бросил машину в ту сторону.

В зад нам прилетел ещё один подарок и демона немного подкинуло. Но мы продолжали ехать, дальше постепенно набирая скорость.

Мы уже выбрались из лабиринта горящих внедорожников и я было вздохнул с облегчением, когда перед нами упала машина. Я уже не успевал ни затормозить, ни объехать возникшее препятствие.

Оставалось только надеяться, что щиты ещё на месте.

Закрыв глаза, я изо всех сил вцепился в руль, до хруста сжимая пальцы княжны.

Даша снова начала орать. От страха или от боли я не знал, но на этот раз к ней присоединился и я.

Мгновение отделяло нас от горящего внедорожника.

Это мгновение тянулось просто нереально долго, а удара всё не было.

За спиной выругался Чернышёв и я открыл глаза. Перед нами была лишь свободная дорога и несколько полыхающих машин метрах в пяти от нас.

Обзор был порядком затруднён, чем-то очень тёмным.

Посмотрев в зеркало заднего вида, я увидел глаза Чернышёва налитые тьмой. Это он защитил нас. А я даже забыл, что у нас за спиной сидит архигранд.

— Остановись! — проскрежетал наш пассажир.

А говорят ещё, что у нас голос, как у демонов из преисподней. Да Чернышёвы ничем не лучше. А эти полыхающие тьмой глаза вполне способны посоперничать с кровавым доспехом по своей степени устрашения.

— Остановись! Я не брошу Дениса! — снова сказал Чернышёв и ко мне потянулась чёрная дымка. Которая наткнулась на щит демона и тут же вернулась обратно к своему хозяину.

Находясь в демоне, я мог создавать щиты как на его поверхности, так и внутри.

Чтобы защититься от удара Чернышёва, мне пришлось оставлять без защиты левое крыло, но по-другому было просто нельзя. Зато я выяснил, что щиты ещё держатся.

А вот хрен ты угадал товарищ! Мне нужно спасти Дашу, остальные безразличны.

Тем более я был уверен, что Суворов и Манижа по-любому выжили. И вполне вероятно, что спасли и парня.

Поняв, что надавить на меня силой не получится этот вандал начал пытаться разбить стекло и вылезти из машины на ходу.

У меня сердце началось обливаться кровью, когда я услышал звон бьющегося стекла. Мне стоило огромных трудов, чтобы продолжить ехать вперёд, а не броситься на разборки.

В этот момент в нас попал очередной снаряд. И попал он прямо под днище. Демона подкинуло и мы начали кувыркаться в воздухе. Я был практически обессилен и поэтому уже не мог ничего сделать.

Недолгий полёт и машина с оглушительным грохотом падает на асфальт. Визг Даши резко обрывается, когда кусок приборной панели втыкается ей в глаз.

Руль вместе с нашими переломанными руками впечатывается мне в грудь, мгновенно выбивая весь воздух из лёгких. Заставляя меня открыть рот в беззвучном вопле.

Боль.

Со всех сторон на меня наваливается боль. Болит абсолютно всё. Но самое страшное, что я не могу втянуть в себя хоть каплю воздуха. И как назло, не приходит спасительное избавление.

Резко возвращается слух, а вместе с ним, шипение пламени, пожирающего лежащий невдалеке автомобиль. Чёрная дымка исчезла, впрочем, как и все стёкла в машине.

Интересно Чернышёву удалось спастись? Всё же он архигранд и уже держал дар, когда нас подбили. Если успел выбраться из машины, то по-любому цел.

Мои размышления прервал многократно усилившийся гул пламени. В землю перед, лежащим на боку демоном ударила реактивная струя. А через мгновение раздался металлический грохот.

Я увидел две металлические ноги, принадлежащие определённо какому-то человекоподобному роботу.

Раздался громкий свист и в разбитое окно влетела небольшая ракета, так и не дав мне вздохнуть в последний раз.




Глава 22


— Даяна! Даяна, ты здесь?! — заорал я, открывая глаза. И мгновенно пожалел об этом.

Если в прошлый раз формация встретила меня серостью, то сейчас это была настолько ослепительная белизна, что у меня даже выступили слёзы. Было ужасно больно просто смотреть на это безобразие.

— Даяна! Мать твою! — снова закричал я, закрывая глаза руками.

— Зде-е-сь. — раздался прерывающийся голос Даяны. — Подожди немно-но-ного. Нужно всё откалиброват-т-ть.

В любом случае пока меня никто отсюда не гонит, время есть. Так что можно не торопиться. Пускай калибрует сколько ей влезет, а я пока подумаю и попытаюсь хоть немного привыкнуть к столь яркой белизне.

Что, чёрт возьми, это было?

Кто смог напасть на нас в столице?

Да с таким охранением, что у нас было, можно смело отправляться в какую-нибудь не очень мирную страну третьего мира и устраивать там политический переворот.

А нас просто всех перестреляли, даже не позволив выбраться из машин.

Ну ладно. Что всех это я погорячился, неизвестно, что там с Суворовым, да и про Полиграфа я ничего не знаю. Но, скорее всего, он имеет какой-нибудь профильный дар, совершенно ненужный в бою. Так, что можно, его смело списывать со счетов.

И что это был за хренов железный человек, который и отправил меня на перерождение?

Боевой костюм? Робот?

Что я вообще об этом знаю?

Да ничего! Слышал о каких-то разработках ведущихся у Майя да и Ниппоны чего-то такого мутили. Но это всё я слышал от одноклассников, которые прочли это в интернете. А вот из официальных источников подобной информации не поступало.

Может Полиграф и знает об этом, но я у него не спрашивал. А вот это уже идея. Как вернусь, нужно будет задать ему такой вопрос.

А пока не имея никакой информации, я даже не могу предположить, что это было. Но определённо напавшие на нас использовали современные средства вооружения. В основном пользовались какими-то ракетами.

Отсюда можно сделать вывод, что это не одарённые. А если и одарённые, то очень слабые. Которые неспособны справиться с нами при помощи дара.

Теперь остаётся вопрос, каким образом им удалось это провернуть? Как они смогли обойти все патрули, избежать встречи с агентами в гражданской одежде, которые должны были следить и за соседними улицами, и той, по которой мы ехали.

А если они напали на нас с воздуха, то каким образом смогли обойти все радары и почему их не сбили ещё на подлёте? Куда смотрели системы ПВО столицы?

Постарался кукловод? Или просто ведун рассчитал время, когда мы окажемся в слепой зоне?

Но в таком случае за кем следил ведун? Я постоянно находился рядом с Дашей и это определённо не она. Хотя…

Манижа и Эрджан тоже отпадают. Впрочем, как и Воевода. Он вообще нарисовался в нашем окружении чуть больше недели назад. И большую часть этого времени пропадает неизвестно где.

Остаются лишь две кандидатуры. Либо Читер, либо Полиграф. Но Читер слишком везучий и возможность такого поворота событий стремится к нулю. Что-то я сильно сомневаюсь, что ведун будет следить за рядовым агентом Ока. А вот Полиграф отлично подходит на эту роль.

И снова я прихожу к Полиграфу, а это уже явно неспроста. Неужели целью кукловода стал глава Ока Государева? Или, может, он уже завербован нашим противником?

Нужно срочно поговорить об этом с отцом. И постараться, пока не будет ясно совершенно точно убрать Полиграфа из поместья. И настоять на том, чтобы ему запретили любые контакты с императорской семьёй и любым человеком, принимающим какие-либо решения на высоком уровне.

Мысли лезли в голову одна за другой. Но с каждой новой они становились все бредовее и бредовее. Если так будет продолжаться и дальше, то я додумаюсь до того, что император сам хочет убить всю свою семью, после чего покончить жизнь самоубийством.

Нужно немного отвлечься. А лучшего способа, как что-нибудь пожевать, я не знал.

Пара секунд и у меня в руках лежит наливное яблоко.

— Прекрати! — тут же раздался уже совершенно нормальный голос Даяны. — Я только всё восстановила и почти откалибровала, а ты тут же начинаешь тратить необдуманно много энергии.

— Ты же у меня эту энергию берёшь. Хочешь, сказать я не могу сотворить себе всего одно яблоко?

— Ты знаешь, сколько ушло на создание этого яблока?

— Не знаю. И знать не хочу. — пожал я плечами. — Формация создана при помощи моего дара. На её поддержание идут мои силы. Так значит я здесь царь и бог. Создатель всего этого белого великолепия, которое едва не ослепило меня.

Даяна промолчала, видимо, каждое моё слово правда и она теперь даже не знает, что ответить.

— Кстати, почему столь яркая белизна? Прямо глаза режет, плакать хочется.

— Перезапуск совсем недавно закончился. Формация ещё не подошла к стандартным настройкам. На всё про всё уйдёт примерно пара недель по твоему времени.

— А что бывает, какое-то другое время? — зацепился я за слова консультанта.

Но Даяна не ответила и на этот вопрос. Да, что же она сегодня такая не отвечающая? Неужели, что-то не так спрашиваю? Вроде эти вопросы не касаются умения «Второго шанса». А прадед мне говорил, что карается только любопытство к самому навыку. Вроде формация не входит в запрещённые темы.

И я был прав, Даяна всё же решилась мне ответить.

— А ты подумай сам? Сколько ты времени проводишь в формации? Сколько ты здесь был, когда мы проводили тренировки? Месяц? Полгода? Год? Или, может, вообще пять лет? Но возвращаешься ты неизменно за определённое время от того момента, когда умер. Ну и как, получается, что есть другое время?

— Слишком мало информации, поэтому я не могу тебе ответить. — пожал я плечами, наконец впиваясь в яблоко.

На вкус оно оказалось точно таким же прекрасным, как и на вид. По телу сразу разлилось приятное тепло.

— А вдруг время в моём мире продолжает идти по-прежнему. И проведя в формации какое-то время, все состарятся на год, а я по-прежнему буду здесь молодым. А потом я просто возьму и вернусь за пять минут, или сколько там у меня сейчас? Или, наоборот, в моём мире время замерло, а тут я продолжаю жить, учиться, тренироваться. И когда возвращаюсь назад, время снова запускается? Да я ещё пару примеров могу набросать, если понадобиться. — сказал я, думая над тем, создавать ещё одно яблоко или обойтись лишь одним? — Вот видишь. У меня слишком мало информации, чтобы утверждать, правдивы твои слова или нет. Может умение позволяет лишь возвращаться во времени и ничего больше. Так о каком другом времени вообще может быть речь?

Выслушав меня Даяна снова замолчала. Выслушать-то она выслушала, а вот понять походу дела не смогла. Сидит сейчас где-нибудь у себя в консультантской и пытается решить нормальный я или уже всё пора в утиль.

— И ведь возразить тебе не в чем. — через несколько секунд вернулась Даяна. — Доказать, что это не так не смогу. Но и ты не сможешь доказать, что это так.

И чего она сейчас вообще сказала? Мне срочно нужен переводчик с консультантского на русский.

— Ладно. Проехали. Расскажи мне лучше, как у тебя тут дела? Удалось разобраться с проблемами?

— По большей части удалось. После перезагрузки формация немного стабилизировалась. Угроза схлопывания исчезла. Подпитка ещё нужна. — словно прочитав мои мысли, сказала Даяна. — Сейчас нужно много энергии на восстановление всего утраченного после перезагрузки. Тоже примерно две недели, но я постараюсь вернуть всё в прежнее русло раньше. Сразу после этого все силы вернутся к тебе.

— Так, что это вообще такое было?

— Не известно. Могу лишь предположить, что твоя смерть.

Это как? Что значит моя смерть?

За последний месяц я умирал уже раз десять. А в последнее время, вообще, попадал в формацию лишь из-за смерти тех, кому подарил умение.

— Я не уверена. Но, возможно, произошли события, которые повлияли на ход истории и в будущем ты умер. Отсюда и пошли все проблемы с формацией.

— А с какого перепуга я умер в будущем, а проблемы начались сейчас? — как-то это всё не сходится.

— Не могу ответить на этот вопрос.

— Ну тогда ответь, что вообще ты знаешь по этому поводу.

А знала Даяна прочным счётом ничего. У неё было лишь предположение о моей смерти в будущем. Но судя по тому, что формация постепенно начала возвращаться в норму и эта информация довольно спорная.

А про свою смерть в будущем я был не удивлён. Да и чего тут удивляться, когда собственная смерть уже практически стала привычной? Только вставал вопрос, каким образом связана моя смерть в будущем с нынешними событиями?

Но об этом я мог только догадываться.

После перезагрузки формации я снова мог находиться в ней сколько захочу. Даяна сказала, что большинство утечек энергии устранены, а оставшиеся столь незначительны, что их можно даже не рассматривать. Но от сотворения пищи она меня всё же воздержала. Да и сама отказалась это делать. Не помог даже мой прямой приказ.

А прадед говорил, что консультанты обязаны подчиняться. Похоже, что работает это далеко не всегда. И подчиняются они лишь в тех случаях, когда считают, что это не навредит.

Даяна мне напрямую заявила, что столь сильные траты сейчас могут снова вернуть формацию в прежнее состояние. Поэтому настаивать я не стал. Обходился же я раньше здесь без еды и ничего.

Ограничения по передаче «Второго шанса» всего одному человеку осталось. Когда оно будет снято, Даяна не знала. Буду надеяться, что мне вообще никому не придётся отдавать его.

Вот сейчас разберёмся, что за хрень напала на нас и окажемся в безопасности.

Дальше мы с Даяной начали заниматься разбором полётов. В этом деле она была просто незаменима, находя детали, которые постоянно ускользали от меня.

Именно благодаря ей я понял, что напавших на нас было минимум трое. Именно столько я видел движущихся звёзд. Но как-то совершенно не сопоставил это с количеством нападавших. Да и времени на это не было, когда начали взрываться машины охранения.

Большой охранный кортеж нам только помешал. Не будь его мы бы намного раньше могли оказаться на открытой дороге и имел бы больше шансов скрыться от нападавших.

А там, вполне возможно, что и дать им бой. Чернышёв ясно дал нам понять, что не будет сидеть так просто. И судя по тому, что он смог защитить всю машину, он отлично управлялся со своим даром.

Время возвращения снова вернулось к пяти минутам, но этого вполне хватит, чтобы предпринять хоть какие-то меры. По крайней мере, я не дам захватить нас врасплох.

Весь бой продлился максимум пару минут. Как раз пока держались щиты. Поэтому я начал сразу примерно прикидывать, на какой отрезок дороги я вернусь и что находится поблизости. Есть какие-нибудь объекты, на территории которых мы сможем укрыться.

Но сколько бы я ни пытался не мог вспомнить ничего подобного. В этот момент мы находились на прямом участке правительственной дороги. По обе стороны которой напрочь отсутствовали постройки.

Была единственная возможность, развернуться обратно или ударить по педали газа, чтобы оторваться от охранников.

Если мы вернёмся обратно, то ещё не известно, что будет. Либо на нас просто-напросто не станут нападать, либо сделают это, но уже в городской черте, что чревато жертвами среди мирного населения.

А если помчимся вперёд, тоже будет несколько вариантов развития событий. Первый и самый очевидный мы возьмём всё внимание нападавших на себя. В этом случае останутся в живых множество агентов. Но нам придётся в одиночку сразиться с противником, который уничтожил всю эту охрану.

Хотя эффект неожиданности они уже утратили. Я буду ждать нападения. Жаль не смогу предупредить Суворова и ту же Эрджан. Я прекрасно помню, что это именно она разобралась с Еззатулахом. Железки, что я видел перед своей смертью, не должны стать для неё проблемой.

И что мне делать?

Ещё был вариант остановить весь кортеж и приказать занимать оборону. И полным составом, во всеоружии встречать атакующих нас товарищей. Но опять же при этом раскладе возможно, что на нас вообще никто не отважится нападать.

Даяна посоветовала мне воспользоваться именно третьим вариантом. С её слов, в третьем варианте гораздо больше вероятность того, что мы останемся живы.

Несколько очень сильных одарённых, собранных вместе и при поддержке тех же щитовиков, могут дать бой противнику превосходящему их по силе в несколько раз.

И это уже неоднократно было доказано во время многочисленных сражений одарённых по всему миру.

Вот только собрать подобный отряд было чрезвычайно сложно. Особенно в странах, где одарённых не привлекали к службе в специальных подразделениях по типу тех же Гнева и Ока. И таких стран было немало. Да практически вся Европа, после второй мировой перестала призывать в свои вооружённые силы одарённых.

Конечно, они не перестали защищать свою родину при помощи своего дара. Но стали они это делать уже не в составе армии, а действуя от собственного имени.

Чушь несусветная. Бред, который ещё нужно умудриться, чтобы придумать. Но тем не менее подобная система работает в Европе уже больше семидесяти лет.

Правда, за это время там не случалось ни одной крупной войны. Да и мелкие можно назвать войной с огромной натяжкой. Так драка в подворотне с применением тяжёлого вооружения и подключением одарённых.

В общем, какой-никакой план у меня имелся. Больше ничего толкового в голову не лезло, да и Даяна не видела других вариантов.

— А где кнопка? — спросил я, когда уже собрался возвращаться и потянулся к прикроватной тумбе.

Тумба оказалась полностью свободной. Не телефона, который неизменно лежал рядом с кнопкой, во время моих последних появлений в формации, ни самой кнопки.

— Потребуется время, чтобы создать новый механизм принудительного удаления из формации.

Вот оно, как оказывается, называется. Механизм принудительного удаления из формации. И почему принудительного, если я нажимаю на кнопку, когда сам хочу вернуться?

— Пока это я буду делать по старинке. Если ты готов, то я возвращаю. И помни, что у тебя есть три попытки.

— Возвращай уже. — сказал я.

Прекрасно я помню про три попытки. Так же, как помню способ, чтобы увеличить их количество. Но буду надеяться мне это не понадобится.

* * *
Оказавшись в машине, я выдал максимум, на который сейчас был способен и демон устремился вперёд, стремительно догоняя передовые машины охраны.

— Ты куда, так втопил? — спросила меня проснувшаяся Даша.

Проснулась она от тряски, что началась, когда я стал обгонять машины охранения по обочине засыпанной щебёнкой.

В боковые зеркала я видел, как оказавшиеся позади машины тоже начали прибавлять скорость, но куда им там. Демон уже сейчас вышел на свою крейсерскую скорость и с каждой секундой продолжал удаляться от преследователей.

В запасе у нас было около трёх минут. За это время нужно было оторваться как можно дальше.

В этот раз я решил увидеть, с чем нам предстоит иметь дело и если не получится выжить, то в следующее возвращение уже иметь представление о том, что это за хрень.

Ещё у меня была мысль, поделиться «Вторым шансом» с Чернышёвым, чем увеличить время возвращения. Но пока была вероятность, что нам удастся отбиться, делать этого я не буду.

Если, что постараюсь провернуть это в самый последний момент. Когда уже буду уверен, что нам не удастся спастись.

— Сергей Михайлович, куда вы так несётесь? Мы же должны ехать рядом с машиной, в которой везут Дениса. — заговорил Чернышёв.

Но вместо ответа я сказал, что сейчас нас будут пытаться убить.

Нужно отдать ему должное, больше вопросов не последовало, а глаза Чернышёва налились тьмой.

— Стой! — как и в прошлый раз заорала Даша, хотя я сам ещё ничего не видел.

Её поведение меня тоже очень заинтересовало. Откуда она узнала о нападении в прошлый раз и вот сейчас всё повторилось? Тоже какое-то предвидение? Но с этим будем разбираться позже.

Прошло ещё несколько секунд и я уже сам начал отчётливо различать три падающих звёзды. Счёт времени пошёл на секунды.

Я ударил по тормозам и схватив Дашины руки, положил их на руль. Главное, чтобы у меня всё получилось.

Брать её с собой в бой будет огромной глупостью. Мало того что Даша практически не умеет управлять собственным даром, так ещё и под ногами будет путаться.

Активировав щиты, перекинул их подпитку на Дашу. К моей радости, всё получилось.

— Михаил Григорьевич готовьтесь к бою. У нас гости. — сказал я, вылезая из машины, на ходу облачаясь в броню.

Запасённой крови с лихвой хватило, чтобы восстановить силы.

Не успел я закрыть дверь, как в демона прилетел первый подарок, разорвавшийся перед лобовым стеклом и оттолкнувший машину назад.

Даша завизжала, но не отпустила руля, продолжила удерживать защиту.

Не знаю, насколько времени у Даши хватит сил, чтобы удержать щиты, но я постараюсь, чтобы эти жестянки сфокусировали своё внимание лишь на нас.

Высоко в воздухе сейчас висело три человекоподобных робота. Значит, в прошлый раз мне не показалось.

Своими размерами и видом они были очень похожи на Монгола, в его боевой броне. Только если у него она была полностью монолитной, без единого шва или сочленения. То эти железяки состояли из множества сочленений. Складывалось впечатление, что при желании они могут трансформироваться во что угодно. Но разглядывать их времени не было. В мою сторону устремилось сразу несколько ракет, выпущенных из каких-то установок расположенных на плечах у этих роботов.


Пришлось разгонять восприятие, чтобы уйти не только от ракет, но и от ударной волны, что возникла, после их подрыва.

Первым делом я попробовал потянуться к железякам даром. Но обломался, внутри не было ничего живого, как я предполагал изначально. Вдруг это какой-нибудь боевой доспех и внутри сидит оператор. Тогда справиться с железяками было бы плёвым делом. Если оператор, конечно, не одарённый. Но и тут имелись варианты.

А вот разобраться с железякой у меня практически не было шансов. Зато у Чернышёва были и очень хорошие.

Я даже не видел, как он вышел из машины и что стало, после того как в неё попала ракета. Но сейчас за спиной одного из роботов, который явно собирался снова напасть на меня, о чём свидетельствовал красный луч наведения, что старательно пытался уловить меня, образовался чёрный разрыв.

Из этого разрыва в сторону робота полетело несколько сгустков тьмы, один из которых угодил ему в ногу, а второй попал как раз в пусковую установку. Остальные сгустки пролетели мимо и просто растворились в воздухе.

Мгновенно послышался скрежет. Пусковая установка начала сминаться, словно попала под промышленный пресс. А ногу, в области колена окутал тёмный круг, постепенно начавший сужаться. И когда он коснулся металла, вниз полетела отрубленная нога, а сам робот начал выписывать пьяные пируэты, потеряв один из своих двигателей.

Но он быстро выровнял свой полёт, включив дополнительные двигатели, располагавшиеся на спине.

За спинами остальных роботов начали открываться такие же разрывы. Вот только железки уже были готовы к подобному и избежали попаданий. В свою очередь, произведя по залпу ракет, ушедшему куда-то восточнее меня. Наверное, именно там сейчас находился Чернышёв.

Выровняв своё положение подбитый робот пошёл на снижение. Видимо, в таком состоянии он не мог долго летать. А вот и мой противник. Сделать с теми, что болтаются в воздухе, я ничего не мог. Тупо не хватало на это сил, а взять их здесь было негде.

У нас оставалось очень мало времени до того, как нас догонит кортеж. Если мы не успеем разобраться с железками до этого времени.

Моим противником был одноногий и я устремился к нему, уворачиваясь от очередных взрывающихся подарков. Хоть основной целью уцелевших роботов и был Чернышёв, они не забывали и про меня.

Говорят монгол был фанатом комиксов о железном человеке? Кем же тогда является создатель этих жестянок?

Это роботы, машины, а значит, для того чтобы вывести их из строя необязательно полностью уничтожать, достаточно будет лишь отключить от питания или испортить один из важных блоков. Да и не получится у меня его полностью уничтожить, а вот проковырять дырку или перерезать пару проводов вполне.

Создав два кровавых клинка, я бросился на приземлившегося однонога. И как он вообще умудряется стоять?

Первые несколько ударов прошли без проблем и мне даже удалось пробить его броню. Из одной дыры вырвался сноп искр, но это не помешало железке отбить мою следующую атаку.

Голова повернулась в мою сторону и на ней загорелось несколько красных полос. Это у него, что глаза такие?

Ну и страховидло однако. Тот же Монгол выглядел намного более гармонично в своей броне, а тут несуразица какая-то, да ещё вдобавок на одной ноге.

Отбив мою атаку, робот сам перешёл в нападение, отчего едва не упал. Он дёрнулся следом за мной и видимо, в его электронные мозги ещё не пришло понимание, что отсутствует одна конечность.

Он дёрнулся в мою сторону и начал заваливаться вперёд. Устоять ему помогли несколько двигателей, включившихся на груди.

В этот момент я как раз хотел нанести ещё несколько ударов и моя левая рука попала под один из этих двигателей. В итоге получил уничтоженное оружие и руку, превратившуюся в обугленный кусок плоти.

Боль ещё только начала давать о себе знать, когда я нанёс ещё один удар уцелевшей рукой. На этот раз я целился в голову, в одну из красных полос. Раз эти штуки отвечают у робота за зрение то первым делом нужно будет ослепить его.

Правда, я совершенно не был уверен, что это действительно его ослепит. Вполне возможно, что он пользуется множеством разнообразных датчиков, камер и ещё чего-нибудь, о чём я даже не могу подумать.

Нож остановился в сантиметре от головы железяки, увязнув в каком-то силовом поле. Судя по ряби, пошедшей после моего удара это поле очень походило на защиту, выставляемую щитовиками.

Как только я ударил по этой защите, произошло сразу несколько вещей.

Первое. Пришла боль. И она не просто пришла, а ворвалась с разбегу, сразу же начав долбить меня головой о камни. Изуродованная двигателем рука ощущалась одним огромным сгустком боли, который пульсировал, создавая ещё более мощные импульсы боли. Мозг просто отказывался это воспринимать, пытаясь отключиться, но делать сейчас это было всё равно, что самому выпрыгнуть из окна двадцатого этажа. Это гарантированная смерть. А умирать было ещё рано.

Слишком мало я узнал о наших врагах.

Второе, что произошло это оглушительный взрыв и пролетевшая мимо изуродованная половина робота, охваченная тёмным пламенем. Значит, у Чернышёва дела идут намного лучше, чем у меня. А это определённо наталкивает на мысли, что с железяками вполне реально справиться.

Третьим оказалось прибытие подкрепления в лице основного кортежа.


Глава 23


Моего робота снесла отлично знакомая мне по Афганистану тень рыцаря, закованная в полный доспех и вооружённая тяжёлым копьём, которое пробило роботу живот.

Всего один удар понадобился железяке, чтобы избавиться от созданного Суворовым воина, но к нему уже стремилось с десяток подобных рыцарей.

Недолго думая, робот вытянул вперёд руки. Его ладони ярко вспыхнули и в тени полетели ослепительные сгустки света, которые разрывали творения Суворова на части. Словно это были не отлично защищённые танки. Броня которых прекрасно выдерживала удары световых техник в бою под Газни.

После расправы над тенями в груди робота открылось маленькое отделение, из которого высунулся небольшой раструб, смотрящий в мою сторону.

Мгновение и из него вырвался поток сильнейшего пламени, начавшего плавить всё на своём пути. Единственное, что я мог сейчас сделать это поставить кровавый щит, вложив в него все оставшиеся силы.

Этого совершенно не хватило, чтобы хоть ненадолго задержать пламя, уничтожившее меня вместе со щитом. Встречай меня Даяна, мчусь на всех порах!

* * *
— Рассказывай, что у тебя там стряслось. Будем думать, что можно предпринять. — раздался голос Даяны.

У меня оставалось всего два возрождения.

Мне пришла мысль, которую подтвердила и Даяна. Что эти роботы каким-то образом могут воспроизводить техники одарённых. Тот же щит, что остановил мой клинок. Сгустки света, определённо техника, имеющая в своей основе аспект света.

Во многих стихиях подобные атаки считаются базовыми. Огненный шар, водяная сфера, шаровая молния и так далее.

А техника, которая убила меня была не чем иным, как огненный резак. Только мощность у этого резака была просто запредельной. Я сомневаюсь, что даже у архигранда хватит сил на получение такой мощи у одной из самых слабых техник в арсенале огневиков.

Но помимо техник одарённых, разогнанных до нереальной мощи, роботы использовали и современное вооружение. Ракеты, реактивные двигатели и наверняка ещё целую кучу всего, чего я ещё не видел.

Теперь сразу становилось понятно, каким образом им удалось уничтожить всю нашу охрану во время первого нападения. И ещё стало очевидным, что они каким-то образом могут следить за нами.

Ведь во второй раз они напали именно на нашу машину, даже не став дожидаться основного кортежа. Либо в их памяти имеется моя машина, либо ими управляет оператор, который за всем наблюдает. Либо кого-то из нас ведёт ведун, который и корректирует действия железяк. И исходя из того, что меня вести ведун не может, остаются только Даша и Чернышёв.

Теперь осталось только придумать стратегию, которая поможет нам разобраться с жестянками без потерь. Это будет очень сложно сделать, но исходя из того, что Чернышёву удалось уничтожить одного робота, а другого достаточно серьёзно повредить шансы у нас были высоки.

Для меня без максимальной накачки силой это были непосильные противники. И я прекрасно отдавал себе в этом отчёт. Надежда была лишь на Михаила Григорьевича и Суворова.

По поводу того, что в бой вступит Эрджан я сильно сомневался. Всё же её задачей была наша эвакуация в случае опасности. О её участии в боевых действиях не говорилось ни слова.

Да и Манижа наверняка запретит ей вмешиваться. Просто прикажет забрать себя в безопасность. Ей будет только на руку, что меня прикончат роботы. Она освободится от страха, моей силы. Частичка которой до сих пор ещё находилась в организме целительницы.

Убирать её я не стал, а наоборот, влил ещё немного силы, чтобы она продержалась гораздо дольше, чем я планировал изначально.

Надежды на остальных наших охранников нет. Я сильно сомневаюсь, что Полиграф приказал своим людям захватить на приём к Ланцовым зенитную установку. Да наверняка у них даже не было тех же РПГ.

Вертолёты — это, конечно, хорошо, но долго ли они продержатся против жестянок? И сможет их бортовое вооружение, хоть немного поцарапать роботов?

Куча вопросов, ответы на которые снова предстоит узнать опытным путём.

На этот раз я буду действовать совершенно по-другому. Вернуться я должен буду примерно в то же самое время, что и в первый раз.

Перед возвращением Даяна расщедрилась и создала для меня горсть винограда. Пока я наслаждался его вкусом, она ещё раз проговорила все возможные варианты развития событий, что мы накидали. И дала ещё пару советов, которые я слышал впервые.

Вот только для воплощения одного из них в жизнь мне требовался очень сильный электрик. Скорее всего, в роботах было множество узлов, работающих на электричестве и если вывести их из строя, можно не только справиться с жестянкой, но и заполучить её целой и невредимой для изучения.

Наверняка те же Меншиковы продадут душу за возможность покопаться в этих роботах.

А для другого плана я должен был пустить на убой всех наших охранников и воспользовавшись этой силой, попробовать разобраться с роботами. Причём только попробовать. Мы просто не могли дать гарантий, что мне удастся справиться с железякой, даже если я буду на пике своих сил, без ограничений наложенных Даяной.

* * *
И вот я снова сижу за рулём демона. Только на этот раз я сразу же резко ударил по тормозам и выбежав из машины, начал размахивать руками, привлекая к себе всеобщее внимание.

— Стойте! Останавливайтесь все! Вот так. Давайте. Давайте.

— Ты чего задумал? — гаркнул, высунувшийся Суворов.

— Сергей Михайлович, это не лучшая идея. Останавливаться вот так посередине дороги может быть небезопасно.

Эти слова принадлежали Полиграфу.

— Небезопасно будет, когда через несколько минут на нас нападут три робота, способные уничтожить весь кортеж.

Все, кто уже успел вылезти из машин смотрели на меня словно на дурака.

Один лишь Воевода не стал ничего больше спрашивать, призывая свои тени.

— Эрджан, готовь портал. Как только начнётся заварушка, хватаешь Дашу в охапку и уходите как можно дальше. Все остальные быстро строить защитную формацию. Одарённые остаются, неодарённые быстро прыгают обратно по машинам, разворачиваются и валят отсюда. Передайте вертолётам, чтобы тоже уходили. С этим противником им не справиться.

На мои команды отреагировали только Эрджан, Суворов и мои дружинники, которые все как один принялись быстро обвешиваться оружием. Этих баранов у меня не получится прогнать. А вот остальных я просто обязан.

— Полиграф, твою мать! Быстро приказал своим людям выполнять приказы или клянусь, от Ока практически ничего не останется. Если вас не перебьют роботы, то я завершу начатое ими.

Сам я в этот момент уже набросил броню и поэтому эффект от моих слов получился отличный. Но подействовал он далеко не на всех.

Тот же Полиграф, даже глазом не повёл, но всё же отдал приказ всем слушаться меня.

Дашу пришлось силком вытаскивать из машины и передавать с рук на руки Эрджан. Ещё раз напомнив ей, чтобы они уходили только после того, как начнётся бой.

Была у меня ещё мысль, что эти роботы охотятся именно за Дашей и если, после её исчезновения они прекратят атаку и улетят, то мои догадки будут верными.

— Не сейчас. — сказал я собравшемуся задать мне какой-то вопрос Чернышёву.

Машина с Денисом уже уехала в обратном направлении и по большому счёту ему и не нужен этот бой. Но я сомневаюсь, что нам удастся спрятаться с железяками без него. В прошлый раз он уничтожил одного робота и ещё одного порядком покалечил.

Поэтому терять в его лице столь ценного бойца, я не собирался.

После того как Полиграф, доверившись, отдал мне руководство всеми бойцами. Удалось сколотить достаточно плотный защитный строй, состоящий из одних одарённых.

На передних позициях у меня стояли щитовики. Сегодня их было всего трое, но и этого вполне хватило, чтобы окружить нашу формацию со всех сторон.

Правда прочность этих щитов мне была неизвестна. Но будем считать, что они способны выдержать попадание, так любимых роботами, ракет.

Дальше шли бойцы способные создавать дальнобойные техники и в самом центре стояли наши сильнейшие кадры. Суворов и Чернышёв, Полиграф и Манижа, я и Эрджан, которая держала под локоть Дашу.

Сама Даша сейчас снова отличилась. Сперва она просто начала заваливаться назад и Эрджан её едва не уронила.

Манижа уже было собралась помочь княжне, но Даша уже пришла в себя.

Подобный её взгляд и выражение лица я уже видел в предыдущие разы. Даша вновь каким-то образом узнала о нападении на нас, ещё до его начала.

— Эрджан действуй. — сказал я, отправляя Дашу в безопасность. — Всем приготовиться, ждём атаку с воздуха.

Все тут же посмотрели вверх, но в вечернем сумраке были едва различимы первые звёзды, которые было очень трудно разглядеть из-за многочисленных огней столицы.

Но не успели все успокоиться, как невдалеке от нас прямо в воздухе взорвался один из вертолётов. Какого чёрта он не улетел? Я же предупредил всех.

Следом за вертолётом прогремело несколько взрывов не успевших далеко уехать машин. Наше внимание мгновенно переключилось в ту сторону.

— На четыре часа. — выкрикнул кто-то из щитовиков.

— На семь.

— И на двенадцать.

Раздались ещё два голоса, но это было уже определённо лишним. Все прекрасно видели, как к нам приближаются три реактивных следа.

Через мгновение щиты приняли на себя первую атаку. От удара о щит ракета взорвалась, заставляя многих, чисто рефлекторно попытаться спастись от взрыва.

— Как только подлетят поближе, атакуйте! — что есть мочи, заорал я, пытаясь перекрыть грохот ещё нескольких взрывов.

Щитовики пока справлялись, а значит, и мы должны будем отработать по максимуму и раздавить этих жестянок.

Первым в бой вступил Чернышёв. Сперва он укрепил нашу защиту прослойкой тьмы, а после послал в сторону приближающегося робота несколько тёмных сгустков, очень похожих не те, что вылетали из разрыва, во время прошлого боя.

Его первая атака ушла в молоко. А вот ответка от робота заставила одного из щитовиков застонать. Похоже, ракеты отлично тянут из наших защитников силы.

Роботы уже подлетели достаточно близко, чтобы в бой смогли вступить наши дальники.

Первые полетевшие в роботов техники, к моему удивлению, достигли своей цели. Правда, причинить какого-то заметного вреда они не смогли, лишь немного поцарапав, да опалив броню железяк.

А вот все последующие техники уже были остановлены возникшими вокруг наших врагов щитами.

Суворов заковыристо выругался и исчез, чтобы появиться под одним из роботов. Я видел лишь, как взорвались тени и здоровяк полетел вверх, держа в руках огромный двуручный топор, созданный из всё тех же теней. Воевода размахнулся этим монстром и когда поравнялся с роботом, воспользовался им в качестве биты, отправив железяку вниз.

Но одновременно с Суворовым свой удар нанёс и робот. Воевода, словно спортивный снаряд полетел в сторону подорванных машин, моментально исчезая из вида. Судя по тому, что он не исчез в тенях, роботу получилось его достать.

Получивший удар от Суворова робот впечатался в асфальт, создавая приличных размеров воронку.

Я сейчас выступал лишь в роли статиста. От меня ровным счётом ничего не зависело.

Через секунду засипел один из щитовиков, на защиту которого пришлось больше всего ударов. Он покачнулся и начал заваливаться вбок. В этот момент одна из ракет смогла-таки преодолеть нашу защиту. Она замерла в десятке сантиметров от моего лица, зажатая в тиски, сотканные из тьмы.

Брешь в нашей защите тут же была заделана, а пойманная птичка отправилась к своим хозяевам. А вместе с птичкой прилетело ещё несколько подарков, приготовленных нашими дружинниками. И где они только умудрились достать реактивные гранатомёты. Именно это орудие сейчас взвалили на плечи бойцы.

— Я не смогу одновременно защищаться и атаковать. — крикнул мне Чернышёв, окутывая тьмой всю нашу формацию.

А кроме него, у нас больше никого и не было, кто мог бы пробить щиты роботов. Техники остальных были слишком слабыми.

— Я возьму на себя одного. — сказал Полиграф, для чего-то раздевшись до пояса. — Только мне нужно помочь. Доставить к роботу как можно ближе.

Спрашивать, для чего это ему нужно я не стал, а просто завалил его себе на плечи и начав сжигать дар, устремился к сбитому Воеводой роботу.

Железяка уже почти поднялся, когда я скинул Полиграфа прямо на его металлическую тушку.

Уж не знаю, что сделал глава Ока, но когда его руки коснулись металла, робот просто замер. Погасли все его лампочки и вообще он перестал подавать хоть какие-то признаки жизни, или что там у него.

Но то же самое произошло и с Полиграфом. Его руки оторвались от замершего робота, глаза закатились, изо рта потекла струйка крови и он начал заваливаться на спину. Я успел поймать его в последний момент.

Но это было бесполезно. Полиграф уже был мёртв. Только сейчас я заметил небольшую, оплавленную дыру у него в груди. Чёртов резак! Значит, робот смог нанести последний удар перед своим отключением.

О погибших будем горевать потом. Сейчас предстоит разобраться ещё с двумя противниками.

Расправиться ещё с двумя железяками у нас были шансы, если сбить их на землю. Кровь Полиграфа поможет мне это сделать.

Пустив всю силу на создание кровавого тарана, я ударил им по ближайшему роботу, поступив так же, как и Суворов, сбивая его на землю. Вот только мне не прилетело ответного удара. Я находился слишком далеко.

Увидев, что ещё один противник оказался на земле, бойцы тут же бросили все силы на его уничтожение. Теперь, когда в воздухе остался всего один робот, Чернышёв смог немного ослабить защиту и нанести удар.

Как раз его атака и добила сбитого мною робота, разорвав его тело на несколько частей. Но и после этого железяка ещё достаточно долго не хотела расставаться со своей псевдожизнью, стараясь выполнить заложенную в него программу до конца.

Оставался всего один робот и мои сомнения, что мы можем проиграть в этом бою, начали стремительно улетучиваться. Происходило это ровно до того момента, как силовое поле защищающее последнего робота начало постепенно становиться видимым.

После каждого попадания оно становилось всё ярче и ярче, словно впитывало энергию удара. Это показалось мне чем-то очень знакомым, но вспоминать сейчас у меня просто нет времени.

Чувство опасности забило тревогу, при виде сияющего с каждой секундой всё ярче и ярче силового поля.

Когда свет уже начал резать глаза, за спиной робота открылся уже знакомый мне разрыв, только в несколько раз больше тех, что я видел в прошлый раз. И из этого разрыва вывалился просто нереально большой сгусток тьмы, который тут же поглотил робота, вместе с его силовым полем.

Сгусток начал постепенно сжиматься. И я уже было вздохнул с облегчением, посчитав, что этот бой мы выиграли.

Но темнота начала трескаться и просто разлетелась на тысячи осколков, выпуская наружу ослепительный свет, который начал доставлять нам физическую боль. И болели не только глаза, помимо этого, начала раскалываться голова.

Боль всё нарастала и нарастала. И судя по тому, что я сейчас наблюдал, в защитной формации у всех были такие же проблемы. Практически каждый сейчас держался за голову.

Что это за чёртов свет?

Я почувствовал, как у меня из носа потекла кровь и я ничего не мог с этим поделать. Дар был со мной, но он отчего-то решил отказаться помогать мне. Словно боясь этого света. Навалилась дикая апатия, словно кто-то выключил все краски мира, оставив лишь серость.

Последнее, что я увидел это метнувшиеся к свету тени, которым каким-то чудом удавалось сопротивляться ему.

***

— Снова не получилось? — спросила, явно заинтересованная Даяна.

Я ощутил, как кровать рядом со мной слегка промялась и открыл глаза, тут же пожалев об этом.

Ослепительный свет ударил по глазам, и я выругался, рассмешив таким поведением Даяну. Её звонкий смех подействовал на меня лучше любого успокоительного. Сразу расхотелось возвращаться обратно. Зачем? Если можно провести в формации сколько угодно времени и постоянно вот так слушать смех Даяны.

Есть, пить тут не хотелось, впрочем, как и справлять естественные нужды. Так зачем суетиться и возвращаться в мир, где меня хотят убить? Причём мне даже неизвестно, кто это может быть.

— Ты чего? — раздался удивлённый голос Даяны. — Чего удумал? Что за апатия? Все графики мозговой активности упали почти до плинтуса. Ты мне тут не хандри! Подумаешь, убили! В первый раз, что ли? Или ты думаешь, что не справишься с какими-то железяками?

Даяна говорила и говорила, а мне было как-то всё равно. Сейчас я пребывал в абсолютном спокойствии. В полной гармонии с самим собой.

Ай!

Да, что же такое творится?

— Ай! — заорал я уже вслух, когда очередной удар маленького кулачка угодил мне по рёбрам.

Мне даже показалось, что я слышал их хруст.

— Прекрати, а то не посмотрю, что ты красивая девушка и так надеру задницу, что тебя твоё начальство не узнает. — закричал я, подскакивая после очередного удара.

Пришлось открыть глаза. И я тут же встретился с весёлым взглядом Даяны. Да она веселится, лупя меня по рёбрам!

Такого отношения к себе я уже не смог сдержать. Вытащив подушку из-под собственной задницы, я огрел ей пару раз Даяну по её довольной физиономии.

Вот только я совершенно не ожидал, что столь хрупкая особа, с лёгкостью отнимет у меня подушку и использует её против меня. А у меня даже не было ещё одного снаряда.

Да какого хрена? Эта формация создана при помощи моего дара, я здесь царь и бог. Вспомнив наши тренировки с прадедом, я сосредоточился. Комната мгновенно опустела, оставляя нас с Даяной на своеобразной арене, а в руках у меня возникла ещё одна подушка.

— Ты сама напросилась. — прошипел я и бросился в бой.

Уж не знаю, сколько времени мы мутузили друг друга, но под конец руки просто отказывались подниматься. Первой сдалась Даяна, просто сев и прислонившись к стене, предварительно подложив подушку.

У меня ещё оставались силы на несколько ударов, но всё моё негодование, вся злость, вся апатия волшебным образом испарились.

— Больше никогда так не делай. — сказал я, присаживаясь рядом с девчонкой.

Я даже не заметил, когда она успела сменить своё соблазнительное платье на спортивный костюм. Хотя и в нём Даяна отправляла мою фантазию в далёкое путешествие.

Ну точно отпустило, раз начал думать о подобном.

— Как? Не вытаскивать тебя из эмоциональной задницы?

— Ну, похандрил бы чутка, с кем не бывает. Вот накатило на меня что-то.

— Боюсь не что-то, а кто-то. Не знаю, как подобное вообще возможно. Но ты вернулся в формацию под чьим-то воздействием и воздействие это было направлено на твои эмоции.

Это, что же за хрень получается? Та вспышка одновременно действовала и на наши мозги, вернее, на эмоциональное состояние. Но как такое вообще возможно?

Это были определённо роботы. Они не могли работать с нашими чувствами. Подобное подвластно только эмпатам. Только живой человек может чувствовать и влиять на эмоции других.

Ещё одним очень серьёзным звоночком стало то, что даже после смерти, в формации «Второго шанса» на меня могли влиять.

— Ну раз ты осознал, давай теперь возвращай всё на место и будем разбираться, что такого произошло и кто мог так на тебя подействовать. В своём материальном облике я всё же предпочитаю хоть какой-то комфорт. — заявила Даяна, подходя к тому месту, где должна стоять кровать.

— А сама, чего не можешь?

— Не могу противиться твоей воле. — пожала плечами девушка, вновь каким-то непостижимым образом оказавшаяся в уже привычном мне платье.

Вот значит как. Лупить меня по рёбрам, а после подушкой, может, а вернуть в комнату мебель нет. Ну ладно. Пара секунд и комната вернулась к своему привычному состоянию. Только я добавил небольшой столик у окна, накрытый на двоих и пару стульев к нему.

Даяна осуждающе посмотрела на меня.

— Подобные выкрутасы отодвигают получение автономности на неопределённый срок. — сказала она, но всё же уселась за столик и ухватив круассан, начала его жевать

— В следующий раз, когда будешь тянуть у меня силы, возьми чутка больше. Это будет плата за наш перекус. А пока давай лучше начнём, разбираться с моими проблемами.

Даяна лишь пожала плечами и мы приступили к обсуждению.

***

На это раз мне потребовалось гораздо меньше времени, чтобы организовать защитную формацию и прогнать всех лишних. Кровавая броня порой может творить настоящие чудеса. Каждый получил свою роль и если сыграет её правильно, то в этот раз должно обойтись вообще без потерь.

Правда, для этого мне пришлось оставить Дашу и Эрджан вместе с нами. Порталистке я отводил одну из ключевых ролей.

Рисковать больше было нельзя и я поделился «Вторым шансом» с Чернышёвым, посчитав его сильнейшим из нас. Прости Воевода.

Началом боя, как и в предыдущий раз послужило уничтожение нашего воздушного прикрытия. Уж не знаю, почему пилоты оказались такими тугодумами, но нужно сказать им спасибо.

Как только роботы оказались в зоне досягаемости наших основных ударных сил, в лице Воеводы и Чернышёва. Они тут же прекратили летать, отправившись на встречу с асфальтом. Одного принял на себя Полиграф, с которым мы отрядили одного щитовика, а вторым занялись уже оба наших архигранда. Все уже были осведомлены о предварительных способностях железяк. А это должно помочь избежать жертв.

В итоге оба робота были уничтожены за десяток секунд. Правда, для этого наши ударные силы выложились практически по полной. А полиграф и вовсе упал на робота, полностью опустошённый. Но он определённо был жив.

Теперь оставался последний. Самый опасный из этой троицы. Давай, сказал я Эрджан, когда у меня всё уже было готово. Сражаться сама она отказалась, а вот оказать небольшую поддержку мне была не против.

На этот раз сил у меня было вполне достаточно.

Прежде чем прогнать всех лишних, я позаимствовал у них немного силы и добил недостающее кровью оставшихся одарённых. Возражать никто не стал.

Эрджан открыла портал и я начал создавать одну технику за другой. Главное — нельзя было позволить роботу вновь воспользоваться тем световым оружием.

Портал открылся за спиной робота и он сразу же получил кровавым тараном по голове, отправившись на встречу с десятком кровавых копий, что я уже успел сотворить, сделав шаг в ещё один портал.

Но надеяться на случай я не собирался и поэтому, как только шагнул в портал начал сжигать оставшуюся силу, предварительно создав себе кровавый клинок. Жаль сил не было, чтобы усилить его кристаллической кровью, но и простого клинка должно вполне хватить.

Больше половины кольев просто сломались, но оставшиеся отлично справились со своей задачей, зафиксировав для меня железяку. Я уже видел, как его тело начинает светиться, но было слишком поздно. Кровавый клинок разрубил железяку от макушки до пояса, преодолев защитное поле, не оставив роботу и шанса.

Сперва я услышал сильное шипение, потом мне в лицо брызнули искры, а дальше произошёл взрыв, который я очень смутно помню.


— Вот и ещё один должок я записываю на твой счёт мальчик. — услышал я голос Манижи, когда пришёл в себя.


Глава 24


Значит, мне всё же удалось выжить и уничтожить этих роботов. А я уже всерьёз думал о том, что придётся убивать несколько человек из защитников, чтобы пойти на новый круг перерождений. Но обошлось и без этого.

Внимательно прислушавшись к организму, я понял, что полностью здоров. Разве, что навалилась дикая усталость и мышцы немного ломило, словно после изматывающей тренировки.

— Про долги мы с тобой поговорим позже. Лучше скажи, кто-нибудь ещё пострадал?

— Если крайняя степень истощения считается, то да.

— Полиграф?

— Вообще, его зовут Андреем. И да, с ним всё в порядке. Словил сильнейшее истощение, но уже вернулся к выполнению своих обязанностей.

Вот значит как, даже я не знал настоящее имя Полиграфа. А когда успела это сделать Манижа? Или я чего-то не знаю и коллекционер уже послан на хрен?

— Сколько же я здесь провалялся? — попытался я вскочить с кровати, но сразу после того, как резко дёрнулся, в глазах потемнело и я завалился обратно.

— Сейчас восемь часов утра. Так что, выходит, где-то часов одиннадцать.

В этот момент раздалось несколько глухих ударов, словно от взрывов и поместье хорошенько тряхнуло.

— Вот и чего он медлит? Дал бы уже давно девчонке успокоительное. — тяжело вздохнула Манижа.

— Хочешь сказать…

— Невеста там твоя буянит. Кто-то сдуру ума ляпнул ей, что на вас вчера напали. Так она теперь разносит свою укреплённую палату. Причём достигла в этом деле определённых успехов. Я слышала, что сегодня должны подвезти партию брони для танков. Вот этой бронёй и собираются отделывать новую комнату для Анастасии.

И кто же действительно додумался рассказать о случившемся Насте? Тем более в первый же день, как она осталась без подавителя. А успокоительное Авиценна не вводит, потому что, скорее всего, просто не может подойти к ней.

Немного подумав Манижа согласилась с моими выводами.

— Ты уже в порядке. Полежи ещё минут двадцать и можешь быть свободен. А мне ещё нужно заняться Денисом. Кстати, его отец уже несколько раз у меня спрашивал, когда ты придёшь в себя. Хочет с тобой поговорить. Видимо, узнать цену за спасение сына. Я бы на твоём месте не торопилась и хорошенько всё обдумала.

— Будь ты на моём месте, уже давно померла бы. — сказал я, но Манижа меня уже не слышала.

Через пять минут в дверь постучались. Это оказался Пётр Алексеевич, который сказал, что завтрак подадут через пять минут.

Эти новости я воспринял с огромным энтузиазмом. Вместе с тем, как начала уходить усталость, начал появляться голод. Сейчас я готов был съесть целого слона.

— Как позавтракаете Сергей Михайлович, приведите себя в порядок и проследуйте в кабинет вашего отца. Члены аттестационной комиссии уже начали подъезжать. В течение часа должны прибыть все.

Вот же чёрт, я совсем и забыл, что сегодня меня ожидает ещё и экзамен на следующую ступень. А это бой с отцом, плюс демонстрация базовых техник.

Тут хочешь не хочешь, но всё равно придётся вставать и идти на эту аттестацию. Людей входящих в аттестационную комиссию нельзя проигнорировать. Отец мне тогда устроит показательные выступления. Отметелит даже не дожидаясь официального начала поединка. А потом повторит всё ещё раз, только уже как раз на этом самом поединке.

Поблагодарив дворецкого, я отправился в душ. Чувствовал я себя уже намного лучше. А горячая вода творила с моим телом настоящие чудеса.

Я даже не заметил, как открылась дверь в душевую. Зато отлично почувствовал, как чья-то дрожащая рука коснулась моей спины и медленно поползла вниз, остановившись на ягодице.

— Ты чего удумала? — спросил я, когда повернулся и увидел перед собой Дайнану.

Девчонка тут же отдёрнула руку и сделала шаг назад. Откровенно разглядывая меня.

Я же быстро прикрыл руками всё самое интересное и отвернулся, но поняв, что так она будет пялиться на мой зад, схватил полотенце и завернулся в него.

— Я принесла тебе покушать. — заговорила смущённая Дайнана. — Но не нашла тебя в палате. Услышала включённый душ и не смогла удержаться. Ты же всё равно собираешь исполнить слово, данное моему отцу. Вот я и решила, что хочу увидеть всё прямо сейчас.

Одета Дайнана была в лёгкое полупрозрачное платье, сквозь ткань которого прекрасно просвечивало бельё. Но оно мне совершенно не помешало представить Дайнану обнажённой. Тем более я уже видел её тело в Афганистане, достаточно было вспомнить, и всё.

Этого мне вполне хватило, чтобы возбудиться. Пришлось поворачиваться к Дайнане спиной. Но от неё не ускользнула моя реакция.

— Помнишь, тогда в Газни я говорила, что готова начать попытки понести от тебя ребёнка? — заговорила слегка дрожащим голосом Дайнана, делая неуверенный шаг ко мне навстречу. — Так вот я и сейчас не отказываюсь от своих слов. Если ты хочешь, то я в твоём распоряжение.

Сделав ещё один маленький шажок, Дайнана подошла ко мне практически вплотную и снова коснулась моей кожи. На этот раз она осторожно провела пальцами мне по плечам, заставляя побежать мурашки по всему телу, даже несмотря на то, что в душевой было очень жарко.

— Только я прошу тебя не нужно сейчас делать мне ребёнка и будь нежен, я ещё девственница. — эти слова Дайнана прошептала мне на ухо, прижавшись уже всем телом. Её руки перебрались мне на грудь и начали жадно изучать моё тело.

Я же стоял как истукан. Думая лишь о том, что если я не сдержусь, то никогда не смогу посмотреть Насте в глаза. Она сейчас переживает из-за меня, крушит поместье, не в силах сдержать рвущуюся из неё мощь, которая только увеличивается благодаря её переживаниям.

Но как же приятно ощущать на себе руки Дайнаны. Я буквально весь трепещу под её пальчиками. Что со мной такое? Это на меня так подействовала помощь Манижи? Или она снова попыталась помочь дочери?

Ведь явно неспроста вместо одной из дочерей тёти Зины еду мне принесла именно Дайнана. И она сейчас ведёт себя так настойчиво.

В этот момент рука Дайнаны скользнула под полотенце, вырывая из меня тихий стон.

Сережа остановись! Беги отсюда! Ещё немного и тебя уже будет не спасти! Обратной дороги не будет!

Я прекрасно всё это понимал, но как же было потрясающе приятно и будет в разы приятнее, если я отвечу Дайнане взаимностью.

Вниз по спине заструилась лёгкая ткань и я ощутил, как моей кожи коснулись твёрдые, горячие вишенки. Это стало последней каплей.

Вывернувшись из рук Дайнаны, я выбежал из душа, а дальше и из палаты. Отлично понимая, что после этого поступка я буду проклинать себя, побежал в свою комнату. Вид парня бегающего в одном полотенце наверняка вызовет у всех кучу вопросов, поэтому, как только я увидел первого человека, встретившегося мне накинул кровавую броню.

Так я совершенно точно буду привлекать меньше внимания. Тем более все в поместье уже давно привыкли, что мы с дедом во время и после наших спаррингов, довольно часто ходим в броне.

Сердце бешено колотилось, гормоны бунтовали, против моего решения. Но по-другому поступить я просто не мог.

Я прекрасно понимаю, что рано или поздно придётся выполнять данное слово, но когда этот момент настанет, я уже хочу иметь пару детей от Насти и заручиться полной её поддержкой. Сейчас это будет отвратительно по отношению ко всем. К Насте, Дайнане, себе и даже Даше.

Я же прекрасно вижу, какие она бросает на меня взгляды. Даже несмотря на то, что она извинилась передо мной за случай в особняке Курмангалиевых, она затаила обиду. Обиду из-за того, что я отказал ей и не воспользовался ситуацией.

Да если я сейчас пересплю с Дайнаной и об этом узнает Даша, а узнает она по-любому. От той же Дайнаны. Я стану для неё врагом номер один. И при каждой нашей встрече, она будет пытаться меня убить. Хотя тут я, конечно, утрирую. Но ничего хорошего из подобного просто не получится.

— А ты чего здесь снова делаешь? — спросил я у Няко, скребущегося в мою дверь.

Вот он сразу видно, впервые видит и слышит меня в броне.

Подпрыгнув на месте метра на полтора эта пакость развернулась в воздухе и начал на меня шипеть.

— Бу-у-у-у! — решил я ещё больше усилить эффект, произведённый на котёнка.

Судя по тому с какой скоростью он унёсся вперёд по коридору, у меня всё отлично получилось. Этот мелкий говнюк ободрал мне всю дверь. Нужно будет потребовать с Оли возмещения морального и материального ущерба. А то будет мне постоянно портить мебель, одежду и так далее. По крайней мере, до тех пор, пока Няко не привык к боевой броне Воронцовых.

Оказавшись в комнате, я наконец позволил себя скинуть броню и вздохнул с облегчением.

Вот только, как мне теперь смотреть в глаза Дайнане? Да и вообще, как мне с ней находиться рядом? Для неё это, должно быть, был очень болезненный удар. Но лучше она получит его сейчас, пока практически меня не знает. И ей движет лишь чувство благодарности, ну или как ещё назвать то, что случилось в душе?

Я даже не знаю, как на это реагировать и что говорить Дайнане при встрече.

Или может, наоборот, самому назначить ей встречу и обсудить всё случившееся? Думаю, это будет наиболее правильным. Думаю, нужно будет сделать это завтра. Сегодня ещё не известно, насколько затянется моя аттестация и что будет после неё. Попрошу Петра Алексеевича и он организует всё в лучшем виде.

А сейчас быстро переодеться и бегом на кухню. Уже хотелось не просто есть, а жрать.

* * *
— Я же отправила к тебе в палату Дайнану с целым подносом еды. — удивлённо произнесла тётя Зина, когда я ввалился на кухню и заявил, что голоден, как волк.

— Наверное, ушёл раньше, чем она пришла. — соврал я и принялся за еду.

Пока ел, ещё несколько раз раздавался грохот, устраиваемый Настей. Очень хотелось сходить и лично успокоить её, но в таком состоянии она сейчас слишком опасна для меня.

Наверняка с ней сейчас находится Юлия Сергеевна. Она явно лучше меня знает, как в таких случаях нужно успокаивать физика.

После еды отправился в кабинет, чем быстрее отстреляюсь, тем лучше. По дороге меня поймала Оля и вручила телефон.

— Я пришла к тебе, чтобы забрать Няко, а твой телефон лежал на кровати и пищал, каждую секунду.

Поблагодарив сестрёнку, забрал телефон и остановился проверить.

«Как ты и обещал, забираю у тебя больше чем обычно. Нужно же восстанавливать потраченное на тот приём пищи».

Спасибо, Даяна. Я очень рад, что ты это сделала именно перед аттестацией. И что теперь я покажу комиссии? Техники третьей ступени? А с отцом вообще буду драться практически врукопашную?

От злости я едва не разбил телефон, сдержавшись с огромным трудом.

«Будешь беситься постарайся не разбить телефон. Ещё много новостей. Хороших и не…»

Прочитал я следующее сообщение, немного успокоившись.

Это сообщение нужно было присылать первым. А то была вероятность, что до следующих я бы просто не добрался.

«Я вчера слегка переборщила с поглощением твоей силы и полностью опустошила тебя. Трижды».

Тут мне снова захотелось разбить телефон.

«Но вроде ты там был в отключке, что подтвердило твоё астральное тело, оказавшееся у меня в гостях. Так, что к тому моменту, как придёшь в себя, силы уже должны будут восстановиться».

Хоть на этом спасибо.

Я остановился в коридоре и прислонился к стене, продолжая читать.

«Такое количество энергии дало сильнейший толчок в становлении формации. Сейчас мы вернулись к состоянию твоего первого попадания сюда».

Ну хоть, в чём-то же должна была мне улыбнуться удача. Сразу нужно было начинать с этих новостей. Они просто потрясны.

«В общем, снимаю все ограничения. Можешь не благодарить! Хотя. Нет, благодари! Давай пиши мне хвалебные оды. Восхищайся моим умом и красотой! Лучший консультант Даяна!»

Нет, она по-любому настоящая, живая девушка. Не может так себя вести робот или высшая сущность. Пиши хвалебные оды, восхищайся! это она, конечно, губу очень сильно раскатала. Но, честно говоря, за подобные новости заслужила подобное отношение. Хотя бы минуту.

Так и быть напишу ей пару строк позабористей. А в случае если окажусь снова в формации. Хотя кого я обманываю, когда снова окажусь в формации, создам для неё букет.

Но об этом подумаю позже, сейчас оставалось ещё больше десяти сообщений. Вполне возможно, что я ещё передумаю и вместо цветов подарю ей кактус. А вместо хвалебных слов обматерю.

«А теперь, к не очень хорошим новостям».

Кто бы сомневался.

«Формация стала стабильной, но для того, чтобы перейти в автономный режим всё же потребуется мощнейший толчок, которым может стать лишь твой переход на новую ступень силы. По моим предварительным прогнозам. Исходя из твоего нынешнего состояния. Тебе нужен всего лишь небольшой толчок. Хорошая драка до изнеможения, или что-то в этом роде».

И где она нашла здесь плохую новость? Да одно-то, что я уже нахожусь на пике пятой ступени просто потрясно. А бой до изнеможения мне сегодня вполне способен организовать отец.

Да я уже сегодня поднимусь на шестую ступень. Охренеть!

Никогда бы не подумал, что смогу так сильно развиться в силе ещё до совершеннолетия. На гения рода я, конечно, не претендую, куда мне там тягаться с Олей, но по общеимперским меркам я уникум. Смело могу вставать в один ряд с тем же Денисом Чернышовым.

С радостью посмотрю на его лицо, когда ему скажут новости о моём ранге. Уж слишком мне не понравилось, как он пялился на нас с Дашей на приёме у Ланцовых. И то, как она кинулась помогать ему.

Хотя на лицо его я смогу посмотреть только после того, как Манижа излечит парня. А как долго это будет происходить ещё не известно.

В общем, сегодня день потрясных новостей. Одна круче другой.

«Дополнительный функционал умения остаётся в урезанном виде. Пока непонятно, как восстановить утраченное, но я работаю в этом направлении. Кстати, приложение восстановлено и уже загружено в твой телефон. Умирай как можно чаще. Прокачивай умение „Второго шанса“. Даяна»

Просто восхитительное пожелание!

Точно, подарю ей букет самых колючих роз, которые только могут быть. Специально представлю шипы по всему стволу и чтобы подлиннее были.

А вот про урезанный функционал плохие новости. Свою единственную попытку я уже отдал Чернышёву старшему. Как вернуть её у меня есть мыслишка, но это всё будет после аттестационной комиссии. Главное, чтобы он находился в это время в поместье.

Следующее сообщение было от Насти. Вот только мне очень интересно, как она смогла его написать? В нынешнем состоянии любой телефон превратится в кучу обломков в её руках.

Скорее всего, она попросила сделать это за неё императрицу.

«Прибью! И тебя прибью! И отца прибью! Вообще, всех прибью, кто в этом участвовал!»

В принципе посыл понятен. Настя в гневе и считает, что виноваты абсолютно все. Сейчас мне точно лучше не показываться ей на глаза, даже если смогу подняться на шестую ступень.

Архигранд физик при желании снесёт мою защиту на этой ступени за несколько секунд.

«Ты даже себе представить не можешь, как я тут переживаю!»

И ещё девять сообщений с подобным содержимым. Правда, с каждым последующим сообщением накал постепенно спадал. Или Насте ввели успокоительное, или Юлия Сергеевна на неё повлияла, ну или она сама смогла совладать с эмоциями. В этом случае Настя просто умница. Возможно овладение контролем над увеличившимися возможностями не затянется на длительный срок.

«Сереж, я очень переживаю. Будь предельно осторожен и не лезь на рожон. Пожалуйста!».

Было последнее сообщение, заканчивающееся кучей целующих смайликов.

От этого, как-то сразу так хорошо на душе стало.

Отличные новости, слова согревающие душу и знание, что о тебе кто-то беспокоится, что может быть лучше?

Осталось ещё к этому всему прибавить официальное присвоение нового ранга и можно смело вечером отмечать. Думаю, никто не будет против небольшого праздника. Зная дочек тёти Зины, они организуют все буквально за час.

С таким приподнятым настроением я и вошёл в кабинет отца.

— Моё почтение дамы и господа. — даже не став рассматривать, кто сидит в кабинете, заговорил я, отвесив поклон, которому позавидовали бы в любой школе хороших манер.

— Я смотрю у тебя отличное настроение. — раздался голос отца. — А как насчёт твоего самочувствия? Возможно лучше перенести аттестацию на другой день?

В его голосе я слышал тревогу. Но помимо тревоги было что-то ещё. Что-то, что я не смог понять.

Волнение?

Страх?

Да, ладно быть такого не может. Неужели отец так отреагировал на нападение железяк? Или появились новости о деде?

Никогда не поверю, что он так реагирует на предстоящую аттестацию. Рядовая процедура, которую он сам проходил не раз.

— Всё отлично пап. Ничего переносить не надо. Благодаря Маниже, я уже в полном порядке и чувствую себя отлично.

— И это прекрасно Сергей. — раздался мелодичный голос, который был знаком каждому мужчине в империи.


Глава 25


Мечта любого мужчины. Секс-символ последних лет. Победительница множества конкурсов красоты. Не только имперских, но и мировых. Представительница одного из древнейших родов в России. Гений поколения — княжна Елизавета Багратион.

Только сейчас я позволил себе распрямиться и увидеть всех собравшихся в кабинете отца.

Помимо, узнанной мною девушки и отца в кабинете находилось ещё три человека. Из которых мне знаком был лишь один — граф Толстой Аристарх Борисович.

Двое других оказались молодыми парнями на несколько лет старше меня. Если Елизавета не нуждалась в представлении, а у того же графа на одежде имелся герб его рода, да к тому же мы уже были лично знакомы до этого, то эти парни были абсолютно без каких-либо опознавательных знаков. Лишь то, как они сидели, выдавало в них аристократов чёрт знает в каком поколении.

— Думаю, Елизавету Александровну и Аристарха Борисовича тебе не стоит представлять. — заговорил отец, а названные им люди одарили меня тёплыми улыбками. — А вот наши молодые коллеги, сегодня впервые будут принимать участие в аттестационной комиссии.

— Позвольте представиться. Граф Ламсдорф Иннокентий Викторович. — вскочил со своего места один из парней. Коренастый блондин, с широким лицом и добродушным взглядом.

Очень интересно, каким образом Ламсдорф оказался в столице? Ведь Российская империя только на днях получила право размещать свои войска в Польше, которая после этого не меняла своего статуса суверенного государства. А сейчас я знакомлюсь с членом рода, претендующего на Польский престол.

От этого становится ещё интереснее его пребывание в составе моей аттестационной комиссии. Даже если Иннокентий не наследник Ламсдорфов, его пребывание в столице может расцениваться в Польше, как государственная измена. А это полное лишение титулов, земель и казнь всех членов рода, включая стариков и маленьких детей.

Наверное, император уже не на шутку развернулся в Польше, раз Ламсдорфы сейчас находятся в империи.

— Воронцов Сергей Михайлович. — пожал я протянутую руку и удивился тому, насколько силён оказался Иннокентий.

Насколько я помню, дар Ламсдорфов связан с огнём. Лава, мага или что-то в этом роде. А парень определённо физик мне даже пришлось прибегать к небольшому усилению, чтобы выдержать его рукопожатие.

— Позвольте и мне представиться в свою очередь. Князь Салтыков Василий Дмитриевич. — поднялся второй парень.

Полная противоположность Ламсдорфа. Высокий, худощавый, коротко стриженный брюнет с бегающими глазками, словно он чего-то опасается. Кожа Салтыкова была, даже не бледной, а какой-то синюшной, словно он сильно замёрз.

Рука протянутая мне слегка подрагивала и когда я коснулся её, по телу побежали мурашки. Она была очень холодной. Живой кусок льда, без единого намёка на человеческое тепло.

Не зря говорят, что представители древних родов за века владения одной стихией становятся практически неразделимы с ней. Салтыков был тому ярким примером. Стихия льда и этим всё сказано.

С Салтыковым я повторил ту же самую процедуру, что и с Ламсдорфом. Только здесь мне пришлось не усиливаться, а наоборот, стараться как можно мягче пожать протянутую руку. Было такое ощущение, что надави я чуть сильнее и рука осыпется ледяной крошкой.

— Ну раз все формальности соблюдены давайте приступать. Для этого прошу вас пройти на наш полигон. Там вы сможете оценить силу базовых техник, а заодно увидеть на что, способен Сергей в бою против меня. Или, быть может, кто-то из вас голоден и сперва мы перекусим.

— Сперва дела, а уж потом всё остальное. — произнесла Елизавета, рассматривая свой идеальный маникюр.

Честно говоря такое поведение королевы красоты меня слегка вывело из себя и даже не знаю из-за чего.

Ей, что совершенно нет дела, до меня и моего дара? Тогда зачем она согласилась выступить в роли одного из членов аттестационной комиссии? Или, быть может, я чего-то не знаю и это даёт какие-нибудь преференции? Хотя даже представить не могу, какие преференции могут понадобиться Багратионам.

Мужская часть комиссии согласилась с девушкой, хотя по Ламсдорфу было заметно, что он не отказался бы сперва перекусить. Просто, когда отец сказал про еду, он вздохнул с таким сожалением. Сразу стало понятно, что парень голоден.

Конечно, на столе отца стояли лёгкие закуски, вместе с пятью пустыми чашками, определённо из-под кофе. Но подобным взрослому, крепкому парню явно не наесться. Да и наверняка он стеснялся доедать остатки при остальных.

Воспитание, мать его!

Ну ладно, мне-то чего переживать? Сам я сыт и после новостей от Даяны очень доволен.

Первым испытанием будет бой с отцом. Можно сказать, что обычная наша тренировка. Разве, что сегодня у нас будет гораздо больше силы, чем обычно. Я должен буду показывать техники той ступени, на которую буду претендовать. А для большинства подобных техник собственных сил не хватит от слова совсем.

За заполнение всех документов отвечал граф Толстой. Но это и не удивительно, именно он был председателем аттестационной комиссии. Поэтому первым вопросом, когда мы оказались на полигоне, было — на какую ступень я претендую.

— Пятая. — ответил я, чем вызвал неподдельный интерес со стороны абсолютно всех присутствующих.

— Ты точно уверен? — спросил отец.

Ведь буквально на днях я говорил ему, что сделал преждевременные выводы насчёт собственных сил и поднялся всего на одну ступень, до четвёртой. А сейчас заявляю, что собираюсь претендовать на пятую.

— Сергей, вы уверены? Ведь буквально в начале года вы прошли аттестацию на третью ступень. Неужели вам потребовалось так мало времени, чтобы сделать сразу два шага наверх? — спросила Елизавета.

В её голосе было столько скепсиса, что я даже начал немного злиться. Вот как? Как ей это удаётся? Мы знакомы от силы минут двадцать и она уже вызывает у меня такую бурю эмоций. Причём негативных.

Сперва показывает, что ей неинтересно всё происходящее, теперь это недоверие…

Или она считает, что красота позволяет ей вести себя подобным образом? Вот же стерва! Хотя, признаться честно, потрясающая стерва.

Так, стоп! Что-то меня не туда понесло. А может, она дурит всех окружающих? И обладает не аспектом природы, а каким-нибудь, который заставляет всех окружающих мужчин видеть перед собой объект вожделения, а женщин самого страшного врага?

Очень интересная теория, но доказать её или опровергнуть у меня нет никакой возможности.

— Я абсолютно уверен. — ответил я сразу и отцу, и Елизавете.

Парни не стали ничего говорить, но по их лицам было видно, что они очень заинтересованы.

Ещё бы. Редко можно встретить одарённого, за столь короткий срок, поднявшегося сразу на две ступени.

Это для них он короткий. А я даже не представляю, сколько провёл времени в формации «Второго шанса». Если спроецировать все проведённые мной там бои, на реальность, то вполне может получиться несколько лет непрерывных сражений.

Лишь один Аристарх Борисович отнёсся к моим словам совершенно спокойно. Он уже давно был немолод и наверняка повидал на своём веку немало уникумов, которые с лёгкостью переплюнут меня.

Он лишь что-то отметил у себя в документах и просто кивнул.

— Можете приступать к поединку. Барьер я сейчас поставлю. Так, что не сдерживайтесь. — сказал граф.

От него в нашу сторону побежала тонкая светящаяся дорожка, которая через несколько метров разделилась на две части и вывела круг радиусом метров в двадцать.

— Вам хватит этого пространства для боя? — спросил граф, когда нарисованная им арена накрылась прозрачным куполом защитного поля.

Это поле было очень похоже на создаваемое Рухией. Вот только если девушке помогали его поддерживать сразу несколько человек, делясь своей силой, то Толстой делал это в одиночку и делал он это без особого напряжения.

Род защитников, которые за всю свою историю никогда не принимали ничьей стороны. Не лезли в политику и не пытались тянуть одеяло на себя. Идя по своему собственному пути. А если и вмешивались в ход истории, то лишь для того, чтобы сократить возможное кровопролитие к минимуму. За что заслужили уважение абсолютно всех жителей империи. Как аристократов, так и обычных людей.

Толстых очень любили приглашать выступить в качестве гаранта, во время заключения каких-нибудь серьёзных сделок. И они очень неплохо на этом зарабатывали. Одно их присутствие гарантировало выполнение всех обязательств с обеих сторон. И как я слышал, никто ни разу даже не попытался нарушить условия договора. Хотя очень интересно почему?

— Вполне. — ответил отец и отошёл от меня на несколько шагов. — Готовься сын. Раз ты собираешься претендовать сразу на пятую ступень, то и я не буду сильно сдерживаться. Покажи мне, чего ты смог добиться.

Последние слова отец произносил, уже облачившись в броню. Краем глаза я заметил, как при этом вздрогнул Ламсдорф. Всем очень трудно устоять, когда впервые попадает под этот эффект.

А вот, остальные члены комиссии меня удивили.

Аристарх Борисович ладно, он по-любому уже неоднократно видел и общался с представителями Воронцовых, накинувших на себя боевой доспех. Но Салтыков и тем более Багратион. Они-то когда успели это сделать? Или один настолько отмороженный, что его ледяную корку невозможно пробить, а вторая сама может выкинуть что-то подобное?

Вот это будет номер. Но я бы не отказался посмотреть.

— Одну минуту. — остановила нас Елизавета.

Её руки засветились и из земли стремительно начали расти побеги, какого-то вьющегося растения. Они росли просто с невероятной скоростью, начав перекручиваться между собой, сплетаясь очень тесно. Прошло секунд десять и довольная собой Елизавета села в сотворённое ей кресло.

Точно такие же выросли и рядом с остальными членами аттестационной комиссии.

Ламсдорф и Толстой тут же сели, поблагодарив девушку, а Салтыков отчего-то отказался, с подозрением косясь на сотворённую мебель.

И чем ей не угодили наши стулья, которые находились в десятке метров от них? Лень было идти? Или просто нужно было повыёживаться перед остальными?

Блин! Снова меня понесло куда-то не туда. Вот же чёртова женщина! И как у неё получается так сильно влиять на меня? Впервые сталкиваюсь с подобным.

Чтобы отвлечься от Елизаветы, я тоже накинул на себя броню.

— Я готов. — сказал я и только после того, как Елизавета подорвалась с места, с дикими визгами. Понял. Что перестарался и накинул на себя боевое облачение Демона.

Вот же!

Привык уже работать с урезанными силами и даже не подумал, что сейчас всё вернулось обратно, вбухал в броню максимум.

— Прощу прощения. — извинился я, вернув обычный доспех. — Постараюсь не повторять подобного.

Моментально освободилось много силы, которая пошла на создание предварительных заготовок. Сразу после начала поединка отца будет ждать несколько неприятных сюрпризов.

После моих извинений и очередного преображения, Багратион с опаской вернулась на своё место, сверля меня полным ненависти взглядом. Получается, что я выставил её трусихой в глазах остальных. Хотя Ламсдорф и Салтыков не слишком от неё отстали.

Если ледышка побледнел ещё сильнее. Хотя, казалось бы, куда ещё сильнее? То Ламсдорф также вскочил со своего кресла, вот только не помчался убегать, а решил принять бой. Активировав сразу несколько техник.

Как я и думал, он оказался физиком. И стремительно начавшая краснеть кожа это подтвердила. Минимум гранд. На родине он, наверняка, также считается гением. Как и я буду считаться после сегодняшней аттестации.

Но моя промашка напугала не только этих четверых. После моего преображения отец, наконец понял, что я совершенно серьёзно говорил о пятой ступени и тоже начал готовиться.

Я едва улавливал движение силы в защитном периметре, но всё же примерно знал, чего стоит ожидать от отца.

Наверняка он тоже уже знает, где расставлены мои заготовки. Так, что наш бой в какой-то степени будет походить на шахматный матч. В качестве королей, в котором будем выступать мы сами.

Отец знал мои сильные и слабые стороны, а я его. Но для него будет большим сюрпризом, чему научил меня прадед.

— Как только бутон раскроется, начинайте бой. — произнесла Багратион, пытающаяся показать, что случившееся полминуты назад было простым недоразумением и у неё есть яйца, побольше, чем у нас всех, вместе взятых.

Посмотрим на твои яйца после поединка, я специально ещё раз накину на себя броню Демона и задам тебе пару вопросов!

Между тем примерно посередине закрытого щитом участка вырос стебель, на котором стремительно начал набухать бутон, с каждой секундой становясь всё больше и больше.

Все заготовки уже были готовы. В руках появились кровавые хлысты и я начал потихоньку сжигать дар, усиливая себя.

Поэтому, как только бутон взорвался, выпуская наружу восхитительный цветок, я бросился вперёд, активируя одну из заготовок.

В воздухе перед отцом появилось множество кровавых капель, которые моментально взорвались, гарантированно помечая моего противника. Впрочем, он поступил точно так же. Теперь мы сможем определить местонахождение друг друга с точностью до десяти сантиметров в любой точке поместья.

Техника доступная лишь на пятой ступени. Но хороша она была не тем, что можно следить за противником. В основном она служила в качестве маркера, для остальных техник.

Но применять я их буду немного позже. Сейчас отец также начал сжигать дар, увеличивая свои физические возможности. В его руках возникло два, так любимых им, кровавых меча, которые с лёгкостью отбили мои хлысты. После чего мы сшиблись в ближнем бою, создавая одну технику за другой.

Мы оба не жалели силы, выкладываясь по полной. Отточенные вместе с прадедом техники позволяли мне парировать все выпады отца, даже несмотря на то, что его техники были гораздо сильнее. Всё же нельзя сравнивать уровень архигранда и уровень пятой ступени.

С каждым новым ударом, с каждой новой техникой я ощущал, что становлюсь сильнее.

Вот оно.

Вот тот момент, когда мне остаётся лишь сделать шаг и оказаться на следующей ступени.

Но как я не старался, как не пыжился, не мог сдвинуться с места. Словно что-то держало меня, не давало сделать этот шаг наверх. Невидимая стена, вставшая передо мной. Как бы я ни бился в неё, всё было бесполезным.

Не знаю, сколько у же прошло времени, когда между нами с отцом начала образовываться ледяная глыба. За несколько мгновений достигшая огромных размеров.

— Этого вполне достаточно. — сказал Аристарх Борисович, когда мы посмотрели в их сторону. — Вы сражаетесь уже больше двадцати минут. Думаю, за это время, вполне возможно, понять нынешнюю силу Сергея.

С графом были согласны и остальные члены комиссии. А вот отец, похоже, не разделял их мнения. Было видно, что его разозлило вмешательство Салтыкова в поединок. Но всё же отец не стал спорить, а просто отпустил силу.

Я тоже последовал его примеру и только сейчас понял, как сильно устал. Бой вёлся на пределе моих возможностей. Если поначалу отец применял техники на уровне третьей ступени, то постепенно наращивал их мощь, нащупывая мой предел. Которым оказался пик пятой ступени.

Сейчас я был именно на пике. Для перехода на следующую ступень мне не хватало маленького толчка. Толчка, который я даже не знал, как сделать.

— Отец…

Я собрался рассказать ему о том, что мне что-то мешает для перехода на шестую ступень, но он остановил меня жестом. Показывая, молчать.

— Поговорим с тобой об этом, когда останемся наедине. Я почувствовал твою силу и барьер, который встал на твоём пути. И тебе не избежать проклятья нашего рода… — сказал отец и пошёл к членам комиссии, которые что-то бурно обсуждали, делая записи в бумагах, полученных от Толстого.

Какое, ещё к чертям проклятье? О чём отец вообще говорит? Барьер — это какое-то проклятье? Как в таком случае его преодолеть? Но об этом я узнаю позже, сейчас ещё предстоит показывать базовые техники, а затем пройти осмотр целителя.

Интересно, для этого дела привлекут Манижу? Что-то я не наблюдаю в поместье других целителей, заявленной мною пятой ступени.

Ну да ладно, об этом будем думать потом. Сейчас я двинулся следом за отцом, который оказался очень крут, раз смог понять, что я нахожусь на пике пятой ступени, но передо мной возник какой-то барьер. Наверняка он тоже сталкивался с подобной проблемой в своё время? Не из-за этого ли дед увозил отца из столицы?

Но почему тогда он не рассказал мне об этом ещё в Афганистане? Или это и есть та тайна, которую я должен узнать самостоятельно?

Вот же!

Вопросы. Вопросы. Постоянно одни вопросы.

— Гарантированная пятая ступень. — сказал отец, как только Толстой убрал свой барьер. — Хотя вы и сами прекрасно все видели.

Дальше отец отвечал на вопросы, а граф старательно всё записывал. Остальные члены аттестационной комиссии откровенно скучали. Свои бумаги они уже заполнили и сейчас просто смотрели по сторонам.

Вот только Елизавета пристально смотрела на меня, словно пыталась увидеть, что-то скрытое от чужих глаз.

— Как найдёте, обязательно сообщите мне. — сказал я ей, когда мне уже надоело чувствовать себя музейным экспонатом.

— Что найду? — удивлённо произнесла Елизавета.

Похоже, мой вопрос застал её врасплох.

— А вот это я должен спросить у вас. Вы же не сводите с меня взгляда уже довольно долго. Мне даже стало немного неловко.

Мне показалось или на секунду я увидел смущение на её лице? Хотя нет подобное должно быть просто нереально.

— Прошу меня простить. Просто немного задумалась, а в этот момент мой взгляд упал на вас. Со мной порой случается подобное.

— Я тоже на днях завис подобным образом. — заговорил Ламсдорф, явно уже уставший сидеть молча. — Вот правда объектом моего наблюдения оказалась грудь жены одно довольно ревнивого аристократа, который сгоряча едва ли не вызвал меня на дуэль. Только благодаря какому-то чуду удалось разрешить эту оказию мирным путём и спасти беднягу, от неминуемого поражения.

Дальше парень начал рассказывать одну историю за другой, которые непременно заканчивались для него хорошо. Хотя каждый раз он находился на волоске оттого, чтобы быть вызванным на дуэль.

В общем, Ламсдорфа прорвало и он начал тараторить без умолку.

Даже после того, как Аристарх Борисович закончил заполнять все документы, он ещё несколько минут просто слушал рассказы парня.

— Ну а теперь Сергей Михайлович. Давайте посмотрим, как вы освоили базовые техники. — произнёс граф Толстой, улучив паузу между рассказами молодого графа. — Каждый из нас будет оценивать одну технику.

Дальше последовали стандартные объяснения, которые занимают времени больше, чем сами испытания. И озвучивание базовых техник, которые мне сегодня нужно будет продемонстрировать.

Здесь выбор идёт из двух десятков техник, которые подбираются под конкретного члена аттестационной комиссии. Но мне повезло, выпали стандартные техники, с которыми у меня точно не должно возникнуть никаких проблем.

Силу моей атаки будет проверять Аристарх Борисович.

Защитные способности — Салтыков.

Возможности по усилению тела — Ламсдорф.

А нашей королеве красоты досталась проверка моих возможностей по контролю над окружающим пространством.

Десять минут мне на восстановление, а вместе с временем, потраченным на заполнение всех необходимых бумажек, получается уже больше получаса. За это время Читер с Семёновым подвезли запас крови, которого мне с лихвой должно хватить на прохождение оставшихся испытаний.

Решили, что первым проверять меня будет Ламсдорф.

И будет он проверять мои возможности по усилению тела. Небольшой спарринг, в котором мы будем бороться после забега и проверка реакции.

Всё про всё заняло несколько минут. Разогнав своё восприятие до максимума, я довольно легко справился со всем, что подкидывал мне парень.

Немного потолкались, поборолись. Он показал, что физически сильнее меня. Дальше поиграли в догонялки, здесь уже я был немного быстрее.

А дальше Ламсдорф начал бросать в меня маленькие металлические шарики, от которых я должен был уворачиваться. Сигнальная сеть помогла мне пройти и это испытание, без каких-либо трудностей.

В общем, первый экзаменатор остался полностью доволен и подтвердил, что я соответствую пятой ступени.

Дальше был Аристарх Борисович. Он создал щит и я должен был его пробить, максимум с трёх ударов. Использовать можно было любую технику, которую я посчитаю подходящей.

В итоге щит разлетелся после второго удара, а кровавое копьё застыло в десятке сантиметров от лица Толстого, увязнув в ещё одном щите. Интересно это он так постоянно ходит, обвешавшись защитой, или просто подстраховка, что вполне логично?

Дальше настал уже мой черёд защищаться. Салтыков нанесёт по мне три удара, которые я должен буду принять на свою защиту. Опять же могу использовать абсолютно любую защитную технику.

Но выбор у меня был невелик, поэтому кровавый щит оказался той самой техникой.

Первого удара я даже не заметил, щит лишь слегка дёрнулся, и всё. Вторая атака уничтожила мой щит, исчезнув вместе с ним.

— Готовьтесь Сергей Михайлович. Третий удар будет в разы сильнее предыдущих. — предупредил меня Салтыков.




Глава 26


После предупреждения я решил использовать не только кровавый щит, но и накинуть броню Демона.

Сил на создание этих техник было впритык, но экономить мне сейчас не было никакого смысла.

Броня была намного прочнее щита и по идее должна выдержать даже удар архигранда. Один, по крайней мере, точно.

— Давайте уже! — пророкотал я, желая как можно быстрее расправиться с этим испытанием.

На создание ударной техники Салтыков потратил секунд двадцать. Я даже высовывался пару раз из-за щита, чтобы посмотреть, чего он там так медлит.

А он просто выращивал нереально огромную сосульку. В длинную больше взрослого человека, а в ширину не меньше метра у основания.

Когда я высовывался во второй раз, сосулька сорвалась с места. Щит был снесён практически сразу и мне пришлось грудью принимать удар.

Сосулька протащила меня метров пять, оставляя на полигоне глубокие борозды от моих ног. После чего она разлетелась на миллионы крошечных льдинок, которые усыпали собой приличное пространство. В тех местах, где осколки касались земли, мгновенно вырастали ледяные сосульки. Моя броня также не стала исключением.

Постепенно я начал превращаться в огромную ледяную глыбу.

Чудовищный холод пробился через броню и мне показалось, что лёд начал расти даже внутри доспеха. Хотя этого просто не могло быть.

Кровь, из которой состояла моя защита постепенно начала поддаваться силе Салтыкова, превращаясь в лёд. Единственное, что мне сейчас пришло в голову, это устроить небольшой взрыв, уничтожив броню.

Если я не смогу правильно рассчитать силу взрыва и направлю его хоть в одном месте в сторону своего тела, то наверняка провалю этот экзамен, если вообще останусь в живых.

Вот теперь реально будет проверка моих возможностей по управлению даром.

Лёд продолжал своё захватническое движение. Медлить было нельзя.

Закрыв глаза, я попытался сосредоточиться. Сделать это в превращающейся в лёд броне было ужасно сложно и у меня до конца так ничего и не получилось.

После взрыва меня отшвырнуло назад. Я не смог направить вырвавшуюся силу наружу, по всей площади доспеха. Осечка произошла в районе груди. Куда я получил удар, который и отправил меня в полёт.

Главное, что я остался жив. Да и вроде цел. По крайней мере, крови не было и это радовало. Что-то смягчило удар от взрыва. Вот только, что это было, я даже не представлял.

— Живой? — спросил отец.

Он первым успел подбежать ко мне и судя по его выражению, был реально напуган. Он один мог понять и оценить, что я провернул, уничтожив доспех. Эта техника была минимум уровня гранда. Но долгожданного прорыва так и не случилось.

Мать его!

— Вроде живой. — ответил я, хватаясь за руку отца, который поднял меня одним рывком.

Грудь дико болела, наверняка там сейчас расплывается огромный синяк. Но главное, что я остался жив. Свою главную функцию броня выполнила, защитив меня от первоначального удара, а вот остаться совсем без повреждений не вышло. Но это уже только мой косяк. Говорить об этом я точно никому не буду. Кто их знает, посчитают ещё, что я завалил это испытание.

Остальные члены комиссии, за исключением Елизаветы оказались рядом со мной немногим позже отца.

Если Толстой и Ламсдорф старались не прикасаться к сотворённому льду, то сам Салтыков шёл, не обращая на него никакого внимания. Лёд просто рассыпался перед ним. А отец походу просто снёс всё на своём пути, что и доказывали ледяные наросты на его ногах.

Несколько секунд и Салтыков полностью очистил полигон от сотворённого его техникой льда. Единственное, что он не смог убрать — это лёд, в который превратилась моя броня. Он лишь смог растопить его, и всё. А дальше уже я вернул обратно большую часть растраченной силы.

— Считается, что от этой техники невозможно защититься раньше, чем на ступени гранда. — заговорил Салтыков, явно впечатлённый моими способностями. — Безусловно, вы справились с моим экзаменом.

После всего случившегося мне дали немного отдохнуть и восстановить силы. Дружинники вновь умчались за запасами крови. Расход которой сегодня был просто чудовищным.

Теперь оставалось последнее испытание, контроль над окружающим пространством.

Опять врубил сигнальную сеть и запустил её вращаться. На этом испытании моей главной задачей будет не допустить, чтобы меня задел хоть один удар. А сыпаться они должны со всех сторон.

Продержаться мне нужно всего две минуты. Для сравнения. На первой ступени это время равно пяти секундам, а если хочешь получить официальный статус архигранда, должен продержаться два часа.

Вот такой вот разброс, явственно говорящий о разнице в силе между рангами.

Кивнув Елизавете, что готов, я сразу же начал усиливать восприятие. Первый удар не заставил себя долго ждать. Что-то выскочило из земли за моей спиной и полетело прямой наводкой в голову.

Просто слегка наклонил её и увидел, как мимо пролетает шип какого-то растения. На конце этого шипа блестела крошечная зеленоватая капля. Если бы не разогнанное восприятие, я бы не смог даже увидеть, что это было.

Следом прилетело сразу семь шипов, которые уже заставили меня немного напрячься, а один из них я и вовсе просто смахнул ладонью в сторону. Увернуться от него я просто не успевал.

В том месте, где я коснулся шипа, моментально начала зудеть и гореть кожа.

Она совсем охренела? Выпускает по мне ядовитые шипы. А, что если я пропущу парочку? Где блин, целитель?!

Дальше выстрелы начали повторяться ещё быстрее. Количество шипов в одном залпе выросло до одиннадцати. Уж не знаю, чем это вызвано. Возможно, девушке просто нравится это число.

Пришлось ещё немного увеличивать восприятие, чтобы избегать контакта с ядом.

В таком темпе прошла примерно минута. Елизавета поняла, что её атаки уже перестали быть для меня серьёзным испытанием и она применила ещё одну технику.

Практически из-под моих ног вылезла длинная лиана, которая попыталась лишить меня мобильности, но во время очередного ухода от шипов, я выдернул лиану и выбросил её в сторону.

В этот момент я встретился взглядом с Елизаветой и понял, что она просто в бешенстве от моего поступка.

Ну а ты как хотела? Бросаешь на меня свои сорняки, а я значит, должен просто стоять и смотреть на это, проваливая последнее испытание?

Тут ты явно не угадала. Сегодня я сдам аттестацию на пятую ступень и меня ничто не остановит.

А королева красоты разошлась не на шутку. Удвоив количество шипов, она начала периодически выпускать по мне лианы.

Пришлось сокращать сигнальную технику до минимума и сжигать всю оставшуюся силу, просто по-другому у меня не было и шанса пройти это испытание.

По моим ощущениям две минуты уже давно истекли, а шипы даже не думали прекращать попытки воткнуться в меня.

Выдернув очередную партию лиан, я швырнул их в сторону своего экзаменатора. В этот момент земля у меня под ногами задрожала, вся растрескалась и начала осыпаться вниз, словно там мгновенно образовалась пустота.

Мне пришлось отпрыгивать в сторону, а на том месте, где я только что стоял, появилась пышная древесная крона. Эта дура решила вырасти целое дерево, чтобы справиться со мной.

Ну раз она позволяет себе подобное, я тоже немного схитрю.

Ещё оставалось немного доставленной дружинниками крови, поэтому следующая партия игл отлетела от моей брони, даже не поцарапав её. Лианы были выдраны с корнем. К этому времени дерево уже выросло выше меня. Подскочив к нему, начал методично рубить его кровавым топором, не забывая уворачиваться от шипов и лиан.

В сторону полетели щепки и ядовито-зелёный сок, которым были смазаны шипы.

Но природница не собиралась так просто сдаваться. Краем глаза я видел, как она упала на колени и воткнула свои пальцы в землю по максимуму, усилив контакт со своим аспектом. В этот момент её глаза начали сиять и земля вокруг меня просто заходила ходуном.

Я заметил с десяток провалов, предшествующих появлению первого дерева. Пришлось прекращать косить под лесоруба и уходить на максимально возможное в данной ситуации расстояние.

На что способны эти деревья, я не знал. Да и как-то не хотелось узнавать. Но мне просто не оставляли никакого выбора.

Один топор превратился в два, и я бросился вперёд, уходя от какой-то пыльцы, сорвавшейся в мою сторону с ближайшего дерева.

Но меня опередили. Я был остановлен и заключён в защитную сферу, от которой отлетали все атаки Елизаветы.

После Толстого вмешались и остальные члены комиссии. Сперва все деревья прямо на глазах, начали покрываться инеем, а после и вовсе разлетелись ледяным осколками, получив всего по одному удару от раскрасневшегося Ламсдорфа.

Множество острейших ледяных осколков полетело в меня, но все они осыпались вниз, наткнувшись на поставленную графом Толстым защиту.

— Елизавета Владимировна, достаточно! — раскатился по всему полигону голос графа.

Вроде и делал он это тихо, не прибегая ни к каким способам усиления голоса, но готов поклясться, что его услышали даже в поместье.

Девушка бросила на него гневный взгляд, но свечение в её глазах начало угасать. Она приняла правильное решение. Против неё сейчас выступили все члены аттестационной комиссии, за исключением отца.

Он стоял рядом с Аристархом Борисовичем и с интересом наблюдал за мной.

— Восемь минут. — сказал отец, смотря мне в глаза. — Ты продержался восемь минут. Ещё две минуты и тебе бы покорился результат шестой ступени.

Вот ни хрена же себе. А я чувствовал, что прошло гораздо больше времени, но я думал максимум на минуту. А тут, оказывается, на целых шесть.

И почему спрашивается, они не остановили Елизавету раньше? Или им не дал этого сделать отец, понадеявшийся, что это даст мне необходимый толчок, чтобы подняться на шестую ступень.

Но скачка так и не произошло. Между мной и новым уровнем силы, выросла неприступная стена, пробить которую для меня было просто нереально.

— Поздравляю Сергей. — заговорила Елизавета, приводя в порядок растрепавшиеся волосы. Всё же ей тоже нелегко далось моё испытание. — Ты превзошёл все мои ожидания. Я с радостью подпишу твоё повышение до пятой ступени. И в качестве небольшого подарка, я бы хотела пригласить тебя на ежегодный осенний бал, что Багратионы проводят в своём замке в Сухуми. Мне бы очень хотелось пообщаться с тобой в более неформальной обстановке. — подмигнула мне девушка, одним этим действием, пробуждая во мне желание.

Чёртова ведьма! Но, как же она хороша!

А её приглашение реально крутой подарок, абсолютно для любого человека. Будь то аристократ или простолюдин. Бал, о котором знает вся империя. И побывать на котором мечта многих молодых людей. Как парней, так и девушек.

Никто не знает, по какому принципу Багратионы приглашают людей на это бал. Но ежегодно этой, довольно сомнительной, на мой взгляд, чести удостаиваются всего по пять человек обоих полов.

— Буду ждать тебя, вместе с невестой. Я слышала, что сейчас Великой княжне немного нездоровится. Но буду надеяться, что за оставшееся до бала время, она придёт в норму.

Откуда у неё информация, что Насте нездоровится? О случившемся с Настей знают лишь единицы, а все присутствующие в тот вечер на приёме получили вполне понятный приказ держать язык за зубами. И приказ это исходил напрямую от императора. А подобные вещи не игнорируют.

— Благодарю. — кивнул я. — Мы с Настей обязательно посетим это бал. Она давно уже хотела сходить на подобное мероприятие, да всё, как-то времени не хватало. — ответил я, пытаясь не упоминать о том, что у Насти есть какие-то проблемы.

— Очень надеюсь, что к осени вы уже решите большинство своих дел, будете более свободны и уделите нашему роду немного своего драгоценного времени. Жаль, что его нельзя вернуть обратно. Правда? — спросив это Елизавета, как-то очень странно начала улыбаться, словно она знала, какую-то мою тайну.


Глава 27


Только сейчас я прокрутил в голове её последнюю фразу и едва сдержался, чтобы не броситься к ней и не начать трясти за грудки, пытаясь узнать, что конкретно она имела в виду?

Неужели она знает о «Втором шансе?»

Да, нет, этого просто не может быть. Единственные кто может знать об умении, это другие обладатели дара крови. Прадед Василий был уверен в этом, да и Даяна не отрицала, что это действительно так.

Наверняка Елизавета имела в виду что-то другое. Вот, только что именно я не мог понять.

— До осеннего бала Багратионов ещё довольно много времени. — вмешался в наш разговор Аристарх Борисович. — А нам ещё предстоит сегодня завершить все необходимые процедуры. Вы не против, если мы продолжим. Осталось обратиться к целителю и заполнить до конца документы, а это ещё та волокита.

Всё, естественно, согласились с графом. Мы двинулись обратно в поместье, так и оставив незаконченным наш разговор с Елизаветой.

Как я и думал, подтверждать мой ранг будет Манижа. А помня нашу прошлую попытку, я немного нервничал. Благо, что сегодня это действо будет проходить при свидетелях, к тому же на моей территории.

На всякий случай, перед тем как отдаться в руки целительнице, снова показал ей кровавый сгусток. В любом случае буду надеяться, что дар защитит меня, если Манижа вновь решит затеять свои игры.

— Пик пятой ступени. — озвучила свой вердикт целительница, секунд через двадцать после начала процедуры.

— Так я и думал. — задумчиво произнёс отец, старательно отводя от меня взгляд.

Граф Толстой тут же начал записывать полученные результаты, оформляя оставшиеся документы.

— Сергей. Не познакомишь меня со своей младшей сестрой? — спросила Елизавета. — Я просто обожаю столь юных гениев. Общение с ними одно удовольствие. Но из-за своего плотного графика на подобные вещи, просто не остаётся времени. Сегодня у меня как раз ещё есть немного времени, перед очередным приёмом, на котором мне предстоит снова играть роль безмозглой куклы.

А от Оли ей чего понадобилось? Тоже хочет пригласить на осенний бал? Так перетопчется. Нечего сестрёнке там делать. Промелькнуло у меня в голове, но вслух я сказал совершенно другое.

— Без проблем. Только если Оля сама захочет говорить с вами. — немного обломал я засветившуюся от радости девушку.

Сам же я прекрасно знаю, что Оля по-любому захочет поговорить. Тем более с Елизаветой Багратион, самой красивой девушкой на планете.

После этого разговора мне нужно будет стараться не попадаться Оле на глаза. А то она мне все уши прожужжит, рассказывая о Елизавете.

Салтыков тоже выявил желание пообщаться с Олей. Сказав, что ещё ни разу в жизни не видел двуталанного одарённого.

А вот Ламсдорф выявил лишь желание поесть. Признавшись, что голоден с самого утра. Его поддержал граф Толстой и мы разделились на две группы.

Одна во главе со мной пошла на поиски Оли, а вторая отправилась на кухню.

Теперь мне оставалось лишь дождаться, когда гости нас покинуть и поймать отца. Он обещал, что даст мне ответы, как окажемся наедине. А именно в ответах я сейчас нуждался больше всего.

Что творится с моим даром? Почему передо мной встала эта стена? Как теперь её преодолеть? И что за родовое проклятье, о котором говорил отец?

Как я и думала, Оля была просто счастлива, увидев Елизавету. Она тут же накинулась на девушку, удостоив Салтыкова лишь сухим приветствием. Но парень, похоже, не обиделся на это.

Вообще, по его поведению и выражению лица можно было сказать, что ему безразлично абсолютно всё. Этакий безэмоциональный товарищ, у которого весь мир делиться лишь на чёрное и белое. И ещё непонятно, что из этого хорошее, а что плохое.

Как гостеприимному хозяину мне пришлось торчать вместе с гостями, слушая непрекращающуюся болтовню Оли. Хорошо ещё, что тройняшки отправились вместе с семьёй на Кубань, а то мне бы сейчас досталось от них по полной.

Оля была занята гостями, а мне бы достались именно они.

Общение с сестрой затянулось на несколько часов. Пока Пётр Алексеевич не сообщил нам, что отец приглашает всех на обед, после которого люди из Гнева государева доставят господина Салтыкова и госпожу Багратион обратно к месту их пребывания.

Прозвучало это довольно странно, словно они заключённые и после обеда их вернут обратно за решётку.

К моему удивлению, за обеденным столом собрались практически все гости поместья, включая императрицу и Дайнану. Отсутствовали лишь император и Настя.

А собрались все, чтобы поздравить меня с официальным переходом на пятую ступень. Что мне было очень приятно. Как сразу забылись все проблемы и заботы. Захотелось просто отдохнуть в кругу людей, которым я не безразличен.

Конечно, очень жаль, что Настя не может к нам сейчас присоединиться. Но ничего, мы с ней обязательно наверстаем упущенное, после того как она возьмёт свою силу под контроль.

А император присоединился к нам немного позже. Вместе с ним пришёл и Михаил Григорьевич, лицо которого было мрачнее тучи, но это не помешало ему поздравить меня и ещё раз поблагодарить.

— Сергей, вы спасли моего сына дважды. Боюсь, что мой долг перед вами уже настолько велик, что не хватит всего моего состояния, чтобы выплатить его. — сказал мне Чернышёв.

Сделал он это, после того как поздоровался с каждым человеком, находящимся сейчас за столом. Если с мужчинами просто обходился кивком головы, то всем дамам непременно отвешивал какой-нибудь комплимент. Причём он не выделял никого конкретно, даже нашей королеве красоты достался обычный комплимент. Хотя судя по её лицу, она ожидала чего-то гораздо более весомого. Оставшееся время она просто сверлила Михаила Григорьевича, гневным взглядом, на который тот не обращал ровным счётом никакого внимания.

Похоже, что Чернышёв старший, относился к тому числу людей, для которых Елизавета Багратион не признанная во всём мире икона красоты, а лишь член одного из старейших родов в империи. Вот именно, как с членом рода Багратион он с ней и общался.

Мне Михаил Григорьевич уделил гораздо больше времени. Его слова были намного теплее и искреннее, что и заставило Елизавету беситься.

А мне даже понравилось наблюдать, как всего одним комплиментом можно вывести девушку из себя. Нужно будет обязательно научиться подобному. А практиковаться я буду на Даше. С Настей сейчас полный облом, да и прибить она меня может сгоряча.

— Может у вас есть, что бы вы хотели получить? — вновь обратился ко мне Чернышёв.

А чего я хочу, или хотел раньше?

Машину хотел. Так теперь она у меня есть. Причём лучше этой машины просто нет на планете. С этой стороны мне ничего не нужно.

Деньги есть. Я ещё ни копейки не истратил из подаренных Нестеровичем денег. И даже не знаю, сколько составил мой подарок.

Как выпадет свободное время, нужно будет обязательно доехать до одного из банков олигарха и посмотреть на свой счёт.

Машина не нужна. Деньги тоже. Хотя последних никогда не бывает много, но это слишком банально. Деньги можно и заработать.

Хотя если так рассуждать, то из материального мне не нужно абсолютно ничего. Всё это можно купить. Дом для будущей семьи Воронцовых-Романовых, построит Гагарин. Осталось только обрадовать его такой чудесной новостью.

Помощь по подбору и найму слуг, окажет Полиграф.

Так стоп Полиграф. Я же хотел поговорить насчёт него с отцом. Совсем из головы вылетело со всеми этими нападениями и аттестациями.

Теперь ждать, когда все разойдутся и надеяться, что отца больше никто не перехватит. Хотя тут я могу сказать своё веское слово и просто утащить отца на приватный разговор. Никогда до этого так не делал, но начинать когда-то нужно.

Вот же!

А нельзя попросить у Чернышёва, знать всё наперёд. Вот так, щёлкнул пальцами, и всё. Знаю, кто охотится на нас и императорскую семью. Где находится ведун. Кто под контролем кукловодов. Кто напал на нас. Куда исчез дед. Что это за родовое проклятье. И вообще, всё, всё, всё.

Но вот же засада, нельзя попросить подобного. Просто никто не сможет выполнить такую просьбу.

Вот и выходит, что мне нечего сейчас просить у Чернышёва. О чём я ему и сообщил.

Михаил Григорьевич ненадолго задумался, взяв небольшую паузу, положив очередной кусок мяса в рот и начал его медленно пережёвывать. Все же подобные люди никогда не позволят себе разговаривать с набитым ртом.

Впрочем, как и все собравшиеся сейчас за столом. Даже Дайнана не могла себе позволить подобного. Жёны коллекционера отлично занимались воспитанием детей.

— Думаю, в ближайший год я смогу предложить вам Сергей то, что вас, несомненно, заинтересует. — прожевав мясо и отложив приборы в сторону, заговорил Чернышёв. — Ну а пока этого не произошло, вы можете обращаться ко мне по-любому поводу. Постараюсь вам помочь или найти людей, которые смогут это сделать.

Интересно, что такого произойдёт за этот год?

Ну да ладно, сейчас я об это точно не узнаю. А иметь такого человека, как Чернышёв в должниках это круто.

Что и подтвердили завистливые взгляды собравшихся за столом. Особенно выделялся Салтыков, который даже покраснел, сменив ставшую уже привычную бледность. Как бы он ни начал таять от нахлынувших эмоций. А то потом замучаемся отбиваться от нападок Салтыковых, что не уберегли сына от пагубного влияния тепла.

Первой нас покинула Багратион, за которой тут же потянулись и все остальные члены аттестационной комиссии. Перед своим уходом она ещё раз напомнила мне про осенний бал. Сказав, что в ближайшие дни пришлёт мне официальное приглашение на две персоны.

Услышав об этом, Оля тут же начала канючить, что тоже хочет пойти на бал. Но Елизавета обломала её, заявив, что на бал можно попасть только по исполнению шестнадцати лет.

Оля тут же надулась и даже попыталась пустить слезу. Чем смогла разжалобить королеву красоты и та пообещала ей, что обязательно пригласит Олю, как только ей исполнится шестнадцать.

— Эти правила установили задолго до моего рождения. И поэтому я не вправе нарушать их. — сказала Елизавета.

Но Оля уже успокоилась, вполне удовлетворившись обещанием девушки и отправилась на поиски своего питомца. Хотя чего его искать, по-любому в моей комнате.

Вместе с членами аттестационной комиссии уехал и Чернышёв, воспользовавшись предложением графа Толстого, подкинуть его до нужного места. Его автомобиль с водителем, сейчас был припаркован возле первого блокпоста, впрочем, как и машины всех остальных гостей.

Страсти вокруг Насти немного поутихли, но охрану поместья так никто и не отменял. Тем более после случаев с пчёлами убийцами и напавшим на нас вчера роботами.

Императрица отправилась к Насте, а император двинулся на поиски Мазурова и Полиграфа.

К моему удивлению, мама взяла под руку Дайнану и повела её наверх. Даша тут же увязалась следом за ними. Она единственная, кто сейчас помогал Дайнане и старалась всегда находиться с ней рядом.

Хотя тут ещё не известно, кто кому помогал. Даша, наверняка, сама чувствует себя отвратительно, после недавно открывшейся правды. Но у неё просто нет другого выхода, кроме, как принять своё происхождение. Тем более после того как об этом узнала вся империя.

Нестерович по-прежнему находился в столице и проживал у нас в поместье. Чем, безусловно, помогал Даше скорее привыкнуть к новым реалиям. Но сегодня его не было вместе с нами во время обеда. Сомневаюсь, что его бы не пригласили. Скорее всего, уехал по делам, в столичные представительства своих фирм. О его возвращении на Чукотку я ничего не слышал.

По моим взглядам, что я периодически бросал в сторону отца, мама наверняка поняла, что нужно оставить нас наедине и поэтому захватила с собой девчонок.

Если Даша вела себя по-обычному, даже несмотря на вчерашние приключения, то Дайнана очень старалась, даже не смотреть в мою сторону. Было видно, что ей очень стыдно, за произошедшее утром. Хотя по большому счёту в произошедшем нет её вины.

Просто у меня сейчас совсем нет времени, чтобы заниматься ею. Вот девушка и решила добиться хоть какого-то внимания таким способом.

Кстати, очень действенным. Дайнане удалось прочно засесть в моих мыслях и теперь я совершенно точно не буду больше забывать про неё. По крайней мере, в ближайших несколько дней.

* * *
— Пойдём. — махнул рукой отец, когда мы остались вдвоём.

Оказавшись в кабинете, отец сразу активировал с десяток техник, наверняка истратив на них все силы.

Помимо сигнальной техники, было ещё несколько, направленных на то, чтобы никто даже не приближался к кабинету и последним штрихом оказались сразу несколько кровавых щитов, которые закрывали собой дверь и все окна.

Это, что же такого хочет мне рассказать отец, раз пошёл на такие беспрецедентные меры безопасности?

— Для начала расскажи мне о своих ощущениях. — заговорил отец, закончив все приготовления и тяжело опустившись в своё кресло.

О чём именно он меня спрашивает, я понял сразу и поэтому начал рассказывать.

О том, что я чувствую, что мне до следующей ступени не хватает буквально одного шага, который не позволяет сделать невидимая стена, возникшая передо мной.

Рассказал, как я пытался биться в эту стену, но все мои попытки проваливались. Рассказал всё, что ощущаю в этот момент. В общем, не утаил от отца вообще ничего.

По ходу моего рассказа отец становился мрачнее тучи, ещё бы молнии из глаз научился пускать, был бы один в один.

— Всё абсолютно так же, как и у других членов нашего рода, получивших дар крови, а вместе с ним и проклятье, передающиеся в нашем роду с момента получения дара. Все, кто достиг вершин могущества, сталкивались с этой проблемой. Естественно, способ, чтобы решить её существует. Именно он и является главной проблемой нашего рода.

— Ну, хватит. Не тяни уже. Говори, что там за способ. — не выдержал я, перебив отца.

Нагнетать у него отлично получается. Нет бы сразу рассказал, каким образом преодолеть этот барьер, а не всё вот это.

— После того как наш дар упирается в невидимую стену, перед нами встаёт очень непростая задача. На которую многие из наших предков так и не смогли решиться…

В этот момент отец замер и уставился на входную дверь. Резко повеяло могильным холодом. Гораздо сильнее, чем от применения дара Дашей. Я почувствовал, как срабатывают одна за другой установленные отцом техники, выплёскивая заложенную в них силу и предупреждая тем самым отца.

Щит на двери окружило призрачным сиянием, но он держался, не давая чужой силе одержать верх. Отец тяжело вздохнул и снял защиту с двери.

В тот же миг она распахнулась и в кабинет влетел растрёпанный император.

— Кровавый Ворон нашёлся!





Конец второй книги.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27