КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614378 томов
Объем библиотеки - 951 Гб.
Всего авторов - 242849
Пользователей - 112739

Впечатления

ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Я тебя искал (Современная проза)

Честно говоря, жалко было потраченные деньги на эту книгу и "Я тебя нашла".
Вся интрига двух книг слизана из "Ромео и Джульетты", но в слащаво-слюнявом варианте без драмы, трагедии или хоть чего-то реально интересного. Причем первая книга поначалу привлекла, вроде сюжет закрутился, решила купить. Но на бесплатной части закончилось все интересное и началось исключительно выжимание денег из читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Времена года (Современные любовные романы)

Единственная книга из всей серии этих двух авторов (Дульсинея и Тобольцев, Времена года, Я тебя нашла, Я тебя нашел, Синий бант), которая реально зацепила и была интересна. После нее уже пошло слюнявое графоманство, иначе не назовешь

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Синий бант (Современные любовные романы)

Просто набор кусков черновиков, очевидно не вошедших в 2 книги: Дульсинея и Тобольцев и Времена года. И теперь ЭТО называется книгой. И кто-то покупает за большие суммы (серию писали 2 автора, видно нужно было удвоить гонорар).
Причем ни сюжетной линии, ни связи между кусками текста - небольшими сценками из жизни героев указанных двух книг.
Может я что-то не понимаю во взаимоотношениях писателя и читателя?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

В 90-е годы много чего писали. Мой прадед, донской казак, воевал в 1 конной армии под руководством Буденного С.М., донского казака. Дед мой воевал в кав. полку 5-го гв. Донского казачего кавалерийского корпуса и дошел до Будапешта.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
ABell про Криптонов: Ближний Круг (Попаданцы)

Магия? Добавьте -фэнтези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Распопов: Время собирать камни (СИ) (Альтернативная история)

Все чудесятее и чудесятее. Чем дальше, тем поселягинестее - примитивнее и завлекательнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Игра Саида [Ая Кучер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Ая Кучер Одержимый. 1. Игра Саида

Глава 1+2. Ника

– Ты оплатишь долг своего мужа.

Я смотрю в пол, не рискую поднимать взгляда. Всё тело скованно страхом, напряжение охватывает каждую клеточку. Могу только одернуть край футболки, стараясь прикрыться.

Я полураздета. В чужом доме. И не представляю, что со мной сделают. 

 – Смотри на меня, когда я говорю с тобой!

Мужчине даже не нужно повышать голос, чтобы напугать. Я тут же выполняю его приказ, сглатывая вязкую слюну. Я смотрю на мужчину перед собой, знаю кто он такой. Было бы глупо притворяться, когда именно от него зависит моя судьба.

Саид Хаджиев.

Моя мама была уверена, что все бизнесмены – воры и убийцы, не бывает у честных людей много денег. И она часто ошибалась, но в этом случае была права. Потому что Саид не просто бизнесмен, не просто владелец нескольких заводов.

Он один из самых опасных людей города, тех, что скрываются за дорогими костюмами и элитными машинами, стоимость которых может обеспечить район до конца жизни их внуков.

– Уверена, Назар расплатится по всем счетами, - голос дрожит, и мне хочется броситься прочь. Подальше от ледяных глаз, которые впиваются в моё тело. – Он… 

– Назар расплатится, - мужчина кивает и поднимается со своего места. – А ты покроешь неустойку. 

Саид обходит свой стол, медленно и неторопливо, прекрасно зная, что я никуда не сбегу из его дома. Он гора, кремень: широкие плечи, мощные мышцы. Такой сожмет одной ладонью и сотрёт в порошок.

И я ведь ничего не смогу сделать, совсем ничего. Заломает руки, прижмёт своим телом. Саид намного сильнее, не мне с ним бороться. Муха против хищника. 

Мои ноги подкашиваются с каждым его шагом. Дрожащая лань перед львом, которую вот-вот поймают. И когда мужчина так близко, обдаёт своим парфюмом, дымом сигарет – не могу даже отступить.

– Не надо, - прошу, когда его ладонь касается моего лица. – Назар всё вернёт, вот увидите. Не трогайте меня, пожалуйста.

Моя просьба веселит Саида, тот усмехается, надавливает пальцами на мои скулы, заставляя приоткрыть рот. Мне страшно от того, что он может сделать дальше, сердце ломится из груди, пытается найти спасение.

Я смотрю на квадратный подбородок[1]  мужчины, на его щетину. Главное не поднимать взгляд, не смотреть ему прямо в глаза. Саид может принять это за вызов, за согласие. Мне главное не злить его, не провоцировать.

Найти убедительные доводы, договориться. Он, пусть и бандит, но ведь деловой человек. Должен понимать, что через меня ничего не добиться. Я просто жена, которая ничего не знает.

У меня ведь даже на карточке денег только на продукты и проезд, ничего лишнего. Если бы я могла – я сейчас бы всё вернула Саиду, что задолжал муж. Без сомнений, лишь бы не чувствовать в ком горле, жар его ладони на лице. 

– Твой Назар пытался обокрасть меня, такого я не прощаю. Он что-то забрал у меня, я что-то заберу у него – это закон. Не сопротивляйся и тогда тебе не будет больно.

– Пожалуйста…

Повторяю, как мантру. Саида не возьмут ни мои молитвы, ни слёзы, которые жгут глаза. Единственное, что хочу – убраться домой, к маме. Никогда не встречать Назара, не выходить за него замуж. Была глупой, молодой и зеленой, и мне так нравились плохие парни, очаровывали... 

Саид – самый плохой парень из плохих, самый жестокий. И это не чарует, а доводит до истерики. Мне никто не поможет, не спасёт из его лап. Каждый отвернется, а Назар не появится, чтобы спасти меня, как делал это всегда. 

– Никаких «пожалуйста», смирно и покорно, Вероника. Твой муж мне должен. 

– Ну вот с него и требуй долг, - от паники перехожу на «ты», не контролирую свои слова. – Я не буду с тобой спать из-за...

– Ты будешь делать всё, что я скажу, пташка, - Саид надвигается, оттесняя к углу. Загоняет в ловушку. – Проведёшь ночь в моём доме, без возражений. А если я захочу, - его пальцы надавливают на нижнюю губу, ведут по контуру. – То и в моей постели.

– Нет.

Меня хватает только на жалкий писк, который заглушают пальцы Саида. Он сильнее надавливает на губу, вызывая дрожь во всем теле. Так близко, нависает горой, давит энергетикой.

Но я не могу…

Не хочу.

Не буду ни с кем спать, не буду торговать собой, потому что Назар решил сыграть в опасную игру. Он ведь обещал, что буду с ним как за каменной стеной. Только не уточнил, что с той стороны – где наступают враги.

Господи, мне нужно было разводиться в прошлом месяце, как я хотела. Сбежать от Назара, закончить игры. А теперь долг мужа нависает надо мной. Потому что Назар непонятно где, его увезли головорезы. Те самые, что доставили меня сюда, невзирая на сопротивление и крики. Затащили в дом, толкнули в чужой кабинет.

К этому мужчине.

– Не спорь со мной, пташка, - в Саиде будто собрано всё тёмное в мире. Он давит своей силой, прижимает к земле, а голова кружится – невозможно устоять. У него голубые глаза, холодные. Будто щиплет кожу своим взглядом, обжигает морозом. – Ты знаешь кто я?

– Да, я… Сколько вам должен Назар? Я отработаю, найду. У меня есть немного накоплений, - делала так, чтобы муж не знал, откладывала. – Я найду работу, я верну всё. Но не нужно…

– Нужно, Вероника. Долг отдашь, это похвально. Но когда кто-то касается моего – он должен чем-то заплатить. Твой муж заплатит тобой.

– Но я ведь ни в чём не виновата, я не просила его об этом.

– Да? А Назар убеждал, что ради семьи старался. Тебе на тряпки, - окидывает меня равнодушным взглядом, сжимает челюсть. – И ты его подтолкнула его к этой идее.

Как это в стиле мужа – винить во всём меня, чтобы оправдать своё поведение. И я знаю, что много где действительно ошибалась, вела себя не так, как должна жена, недотягивала. Но я старалась, действительно старалась быть хорошей для него.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ – Я никогда не просила Назара о деньгах.

– Это не так важно, - отмахивается, как от надоевшего комара. – Суть не меняется, Вероника. Ты проведёшь эту ночь в моём доме, не создашь мне проблем. А утром вернёшься к мужу, если он, конечно, примет тебя.

– Но…

– Без возражений.

Саиду хватает одного толчка, чтобы я оказалась у стола. Комната кружится, кислорода не хватает в крови. Там плещется одна паника, раздирает на кусочки.

Мужчина ловит меня поперек талии, прижимая к своему телу. Перед глазами рябит, кожа плавится от этих касаний. Я прижимаюсь к его груди спиной, не могу понять, что он станет делать дальше.

Он же не…

– Я прошу, не...

– Молча, Ника. Когда мне понадобится твой рот – и не для того, чтобы ты говорила – я скажу об этом.

Саид давит на спину, держит крепко. Секунда, когда я оказываюсь грудью на столе. Мужчина прижимает, не позволяет сбежать. Его ладони сжимают бёдра, задирают футболку.

Всё так быстро, стремительно. Скручивает нервы узелками, делает кожу слишком чувствительной. Меня потряхивает от того, как Саид ведёт пальцами по моим ногам. Изучает.

Перехватывает мои запястья, вытягивая руки над головой. Держит крепко, уверенно, накрывает своим телом. Кажется, что он давит на каждую клеточку, каждый миллиметр тела прижимается к нему.

– Саид…

– Господин Хаджиев. Ты будешь называть меня только так. Поняла?

– Я… Да, поняла.

– Поняла…

Он делает паузу, ждет от меня чего-то, а я не могу. Мысли разлетаются вихрем, когда Саид касается внутренней стороны бедра. Ведёт по коже, задевает резинку белья.

Так близко, он…

– Поняла, господин Хаджиев.

– Умница, - горячие губы касаются мочки, посылая разряды по телу. Испепеляя ощущениями, что в любую секунду мужчина пойдёт дальше. Коснётся лона, он… – Будешь вести себя правильно, и с тобой ничего не случится. Уйдешь утром с деньгами, в качестве подарка.  

– Не надо, - всхлипываю, когда его пальцы сдвигают край трусиков. – Мне не надо денег, я…

– Не надо? – злость в голосе проникает по капле в меня, заставляя замереть. Бедро обжигает, спустя вечность слышу шлепок. – От моих подарков не отказываются, Ника. А благодарят.

– Спасибо, - выпаливаю, лишь бы он не касался, не наказывал. Фантазия рисует, каким именно пыткам меня подвергнет Саид. – Но…

– Спасибо…

– Спасибо, господин Хаджиев.

– Умница, пташка.

И мужчина тянет моё белье вниз.

Глава 3. Ника

– Какая послушная, - странная похвала вызывает огонь внутри, жар, который расползается по крови. – Если так будешь и дальше себя вести, то будешь в безопасности. Это ясно?

– Д-да, - от дрожи заикаюсь, стараюсь справится с разрывающими чувствами. – Ясно.

– Твой муж подставил много, в первую очередь своих коллег. Которые очень недовольны и ждут за дверью. Ты ведь не хочешь попасть к ним в руки?

– Нет.

Назар был уверен, что ничего не случится, он удачлив. «Фортуна любит меня, Ни[1] » – он так часто говорил. И лез, куда не надо, хотел хорошей жизни. И иногда его желания превышали возможности.

А теперь… Я могу попасть под раздачу, все те мужчины, вся охрана… Их десяток, я видела недовольные лица, когда меня вели. И лучше пусть меня касается Саид чем все они.

Я не выдержу.

Не смогу.

Всхлипываю, ощущая, как глаза жжет из-за слёз.

– Я единственная преграда между ними и тобой, - пах Саида вжимает в мои бедра, вызывая новую волну жара. Словно острием проводит по низу живота, вызывая непонятные ощущения. – И чем сговорчивее ты будешь, тем больше безопасности я организую.   

– Я поняла. Я буду… сговорчивой.

– Вот и хорошо.

Задыхаюсь воздухом, когда мужчина отходит. Запястья ноют после его хватки, растираю нежную кожу. И рывком поднимаюсь, возвращая одежду на место.

На губах Саида легкая усмешка, когда он осматривает меня. Чувствую, как взгляд скользит по обнаженным ногам, поднимается выше. И мне нечем прикрыться, нечем себя защитить.

У меня ничего нет.

А этот мужчина – моя единственная защита.

– Сделай так, чтобы я тебя не видел до утра, - отрезает, спокойно возвращаясь за стол. – Ты ещё здесь?

– Я не понимаю.

– Рад, что ты оказалась умной и достаточно продажной, чтобы оплатить безопасность своим телом. Но ты не в моем вкусе, пташка. Предпочитаю девушек смелее. Но думаю, ты поняла главную мысль. Что с тобой случится, если не будешь слушаься.

Это хуже пощечины. Я должна радоваться, что Саиду не нравлюсь. А при этом в груди растет ком, поднимается до горла. Неуместная обида от простых слов, которая похожа на кислоту.

Разливается по телу, дико жжет. Он только что касался меня, лапал. Говорил такие вещи, от которых кожа до сих пор пылает. А теперь – не в его вкусе.

Прикусываю губу, чтобы Саид не понял моих метаний.

– Скройся в одной из свободных спален и не вылезай, попадёшься – тебя трахнут, усекла?

– Да… Я поняла, господин Хаджиев.

– Утром скажешь Назару, что всё было.

– Но…

– Меня не волнует, что будет с вашим браком после. Подтвердишь, что стала моей шлюхой. Иначе я приду и возьму тебя, пусть до моей планки ты не дотягиваешь.

Согласно киваю, пока голова не начинает болеть, и вылетаю из кабинета. Меня никто не останавливает, не бежит вслед. Не понимаю, что двигает Саидом, но его решение – благословение.

Останавливаюсь возле камина в гостиной, хватаю пальцами холодный мрамор. Не знаю, что нужно делать, где спрятаться. Верю в угрозы мужчины, скажу и сделаю всё, чтобы он меня не касался.

Хотя Саид сам чётко обозначил, что я ему не нравлюсь.

Щёки горят от обиды, губа едва подрагивает. Что же я за человек такой, если мне говорят, что не тронут, а в душе что-то тянет неприятно. Ну и подумаешь, рядом с Хаджиевым другие девушки крутятся. Высокие, не обременённые домашними хлопотами и моральными принципами.

Вот пускай с ними ночи и проводит. А мне нужно понять какой будет моя жизнь после всего произошедшего. Падаю в кресло, потому что на меня накатывает истерика.

Назар не примет меня, не простит ничего. Он ведь вечно срывался, стоило заприметить рядом со мной кого-то из мужчин. Повторял, чтобы я не смела даже думать об измене, а тут…

И ведь неважно, что меня похитили и не спросили. Это Назара не будет интересовать, мелочь неважная. Муж меня не поймёт, не простит. Всё, что мы выстраивали столько времени – просто рухнет.

Я сама этого хотела, уйти от него, сбежать. Внутри стойкое ощущение, что после штампа в паспорте меня перестали воспринимать. Но Назар ведь старался ради нас с ним, ради будущего наших детей.

А теперь…

– Что, выгнал тебя, а ты ревёшь?

Оборачиваюсь, замечая молодого парня возле двери. Усмехается, легко пересекает комнату. Один из охраны? Но ведь Саид велел всем убираться из дома, как только меня привели к нему.

Прижимаю к себе ноги, натягиваю футболку ниже, но даже бёдра не получается прикрыть. Меня ведь выдернули из дома, ничего не объяснили, запихнули прямо так в машину.

– Такси вызвать?

Машу головой, пряча лицо в коленях. Надо просто собраться, пережить эти несколько часов. Сейчас, наверное, часов восемь вечера, двенадцать часов не так много.

Пускай меня просто все оставят в покое. Я сейчас соберусь, найду комнату, и спрячусь до утра. Главное не расплакаться до того, как уйду. Не позволю ни Саиду, ни кому-то ещё увидеть своих слёз.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ – Если ты надеешься на что-то – то брось это дело. Глупо. Вызову тебе машину, свалишь быстро.

– Нет. Саид сказал… Я подожду его. Идите куда шли.

– Я сюда и шел, а ты заняла моё кресло. Но я не обидчивый, красавица, переживу. А, погодь, или ты бабки ждёшь? Надо «до» брать.

– Пошёл ты.

Срываюсь, а после кусаю губы. Я ведь не глупая, пусть никуда и не пошла учиться[2] . Никакой простой охранник не будет так себя вести, да и многие слушали мои крики и знает, что я тут делаю и как попала.

Тогда…

Кто это такой?

Глава 4. Ника

– Я пойду.

Подрываюсь с кресла, желая броситься прочь. Голой по улице, лесу, прямиком до родного дома. Передо мной незнакомец, молодой, спокойный, но все ещё чужак в доме Саида.

Что если он один из охраны? Если слово Саида его не подействует и…

Я понимаю, что многим достанется из-за Назара. Что обвел всех вокруг пальца, не уследили. Муж ведь не один вез эту контрабанду, подставил многих. И пусть я просила его, умоляла не лезть в эти дела. Ну зачем, мы ведь хорошо жили, на самом деле. Не шиковали, но и не искали крошки хлеба.

Но теперь именно мне отвечать за ошибки Назара.

И это парень… Если он достаточно наглый, чтобы называть что-то в доме Хаджиева «своим», то мне лучше скрыться. От Саида я хотя бы понимала, что ждать. Здесь…

Нет, угрозу попасть в постель ещё с каким-то парнем я не переживу. Мне просто нужно где-то скрыться, переждать. Мужчина был прав – просто не попадаться никому на глаза.

Для собственной безопасности.

– Сиди уж, - легко бросает парень, заваливается на диван. – Так что ты тут делаешь? Уезжать не собираешься, выглядишь напуганной.

– Не ваше дело. Мне пора.

– Да ладно тебе. Поболтай со мной. Я – Эмин, а ты…

– Ухожу.

Стараюсь улыбнуться, главное без вызова и опасности. Коротко, не смотреть в глаза, не злить. За доброжелательностью всегда может скрываться злость и агрессия.

Иногда достаточно всего одного слова, чтобы вызвать гнев, получить ответ за свою дерзость. Я помню каким был отец, и как плохо мне было в детдоме те несколько недель, что я там провела, а после…

Мотаю головой, не поднимая взгляда. Несусь непонятно куда, каждый уголок этого дома враждебный, злой. Будто из каждого угла кто-то нападёт, утащит куда-то.

– Да подожди ты, - Эмин хватает меня за руку, разворачивает. – Чего бегаешь? Я сказал, чтобы ты посидела со мной.

– Я… Саид сказал мне идти в спальню, - выпалила на одном дыхании, а после краснею. У меня на пальце обручальное кольцо, на которое смотрит Эмин. Долго, кривит губы. Знаю, что думает обо мне, я думаю тоже самое. – Пустите, пожалуйста. Я буду кричать.

– Будешь. Можешь начинать.

Только всё застревает в горле, царапает его, сдавливает. Мне кажется, что только сейчас понимаю, что мне тут грозит. Что могут со мной сделать, и Саид, и этот парень.

Мне казалось всё глупым недоразумением, шуткой, можно было бы исправить. Поговорить, убедить. Я ведь не должна отвечать за чужие ошибки, я ничего у Назара не просила. Он всё сам решал.

Так ведь и должно быть в семье, чтобы муж отвечал и разбирался, а я после просто соглашалась. А теперь мне приходится впервые отвечать за то, что решил Назар.

– Эй, ну тихо, - его ледяные пальцы касаются щеки, вытирают сбежавшие слёзы. – Разрыдалась тут, я же ещё ничего не сделал.

– И не надо.

– Да не буду я тебя трогать, успокаивайся. Пошли, покажу тебе, где спальня Саида. Только умойся, мой дядя не любит слёз.

Дядя? С любопытством смотрю на парня, выискиваю схожесть между ними. У них обоих тёмные волосы, грубые черты лица, но на этом всё заканчивается. Увидела бы раздельно, то никогда бы не связала их между собой.

Эмин меня ведёт к лестнице, я послушно следую. Опускаю взгляд в пол, рассматриваю свои ногти. На мизинце отслоился лак, пока меня тащили. Надо бы подпилить, а лучше вообще снять. Назару жутко не понравился французский маникюр.

А ещё ему жутко не понравится, что я проведу ночь в чужом доме. Я ведь даже у мамы не оставалась поздно вечером, всегда спешила домой. А тут понятно, чем бы Саид со мной занялся. И нельзя же рассказать Назару правду. Если кто-то расскажет, узнает – не сомневаюсь, что Саид вернётся.

И сделает всё по-настоящему.

– Почти пришли, - Эмин подмигивает, открывая передо мной дверь. – Заходи.

– Я, наверное, тут подожду, не хочу заходить в комнату без спроса и…  

– Не бойся, - парень тянет меня за ладонь, не оставляя выбора. – Тебе тут понравится. 

– Интересная картина.

Слова летят мне в спину ножами. Пронзили, будто режут сухожилия, не давая сделать лишнего шага. Смотрю на то, как Эмин держит меня за руку, оборачиваюсь назад.

Саид.

Глава 5. Саид

– Иначе я приду и возьму тебя, пусть до моей планки ты не дотягиваешь.                                                                                                                                                                 

Ника вылетает из кабинета, словно за ней черти гонятся. Прикрывает дверь, вслушиваюсь в топот. Ошиблась девчонка, на её душу претендует только один черт.                                                                                                                                                             

И я остаюсь в кабинете. Плескаю виски в стакан, опрокидываю залпом. Сжимаю стекло в пальцах, пока не почувствую облегчение. Выдыхаю, открывая настежь окна.                                                                                                                                                             

Всё провоняло цветочными духами Ники. Дешевые, едкие. Каждый метр пропитали, не давая дышать нормально. Нужно было не отпускать, а нагнуть на столе, как планировал изначально.                                                                                                                                                             

Определить правила, её положение в доме. Она сама выбрала Назара в качестве мужа. Так пора самой отвечать за ошибки. И свои, и чужие. Если так нужны были бабки, то за всё нужно платить.                                                                                                                                                             

– Да, господин Саид, - Тахир, моя правая рука, отвечает мгновенно. – Слушаю вас.                                                                                                                                 

– С этим уебком что?                                                                                                                                                             

– Ничего, разбираемся. Объяснили ему политику партии и что от него нужно.                                                                                                                                    

– Проблемы есть какие-то?                                                                                                                                                             

– Нет, никаких проблем. Назар, - в голосе главы охраны проскальзывает усмешка. – Сотрудничает.                                                                                                                                                             

Этого я и ждал. Сопляк быстро ломается, никакой выдержки. Решился ограбить меня, покуситься… А никакого стержня внутри, выдержки. Рассыпался, как труха и сдался.                                                                                                                                                             

Больше всего таких людей убирать хочется. Слабые, никчемные. Способные быть только на побегушках. Назар не выберется целым из этой передряги, прекрасно это понимает.                                                                                                                                                             

А при этом прогибается, лебезит.                                                                                                                                                             

Слабая сука, сильнее этим бесит.                                                                                                                                                             

– Господин Саид…                                                                                                                                                             

– Да?                                                                                                                                                                                                                                                                                  

– По поводу остальных соучастников.                                                                                                                                                             

– Что с ними?                                                                                                                                                             

– Точнее… По поводу жены Назара у вас были указания. С остальными так же поступать?                                                                                                                                                             

– У меня отель тут, блядь?                                                                                                                                                             

– Нет?                                                                                                                                                                                                                                                                

– Ну так какого хера ты задаешь тупые вопросы? Остальные пусть живут. Держи в курсе.                                                                                                                                                             

Я сбрасываю звонок, чувствуя раздражение. Подливаю алкоголь, закуривая. Тахир всё правильно спрашивает, по регламенту. Да только это мешает. Гоняет мысли.                                                                                                                                   

Сжимаю челюсть, пока кости не начнут ныть. Задерживаю дым в легких, пытаясь сбросить наваждение. Злость кипятится в венах, пронзает острыми коготками.                                                                                                                                   

На абсолютно правильный вопрос.                                                                                                                                                             

Потому что нехрен такие задавать, копать глубже, чем я позволяю. По факту, Нику тоже не нужно было дергать. Её муж проебался, с него и спрос. Но в моменте не смог сдержаться.                                                                                                                                                             

Было интересно, как выкрутиться, поведет себя. Несколько раз её видел, каждый раз была разной. Тихой, скромной, привлекала внимание. Играла, а я решил навязать свои правила.                                                                                                                                                             

Торкнуло немного желанием проверить. Так к Назару прижималась, когда тот её таскал по моим заведениям. Любовь, а лично слышал, как на яблоко* пыталась раскрутить.                                                                                                                                                             

Продажная девка. Всегда была или стала?                                      

В какой момент мозги повернулись настолько, что решила мужиков использовать? Любопытством жгло, разъедало контроль.                                                                                                                                                             

Стекло треснуло в ладони, самокрутка обожгла пальцы.                                                                                                                                                             

Немного пришел в себе, подрываясь. Гонять пустые мысли – это к другим. Я сразу привык получать ответы. И раз Ника сегодня принадлежит мне, то можно прямо с неё спросить.                                                                                                                                                             

Поднимаюсь на второй этаж, гадая, куда девчонка спряталась. Какую из спален выбрала. Можно по камерам глянуть, отследить весь путь. Но не так интересно. Прятки заводят.                                                                                                                                                             

Только всё идёт не по плану, когда я вижу Эмина. Сопляк зарвался, играет в русскую рулетку. Потому что его ладонь сжимает руку Ники, затаскивая в спальню пацана.                                                                                                                                                             

– Интересная картина.                                                                                                                                                             

Злость сочится, застилает глаза.                                                                                                                                                             

Делаю шаг к парочке с желанием разорвать. Кого из них – понять не успеваю.

Глава 6. Ника

Плохая картина.

Ужасная.

Представляю, о чём мог подумать Саид. Другой мужчина сжимает мою ладонь, мы заходим в одну из спален… Назар после такого устроил бы мне скандал, что я шляюсь и…

Саид не далеко ушел от мужа. Грозный, злой. Он всё такой же, но что-то неуловимо меняется. Становится жестче: изгиб брови, более поджатая челюсть, отчего вырисовываются желваки.

Как варвар, который пришел с войной. А Эмин вместо того, чтобы отойти, только тянет меня к себе. Его руки сжимают талию, разгоняют панику по телу, которая взрывами оседает в голове.

– Что-то не устраивает, Саид? Мне вот всё нравится.

А я цепенею, не могу сдвинуться. Как в кабинете Саида, когда паника накрывает с головой. Мне нужно сказать что-то объяснить, что меня просто проводили к спальне.

Я не сделала ничего плохого!

– Об уважении не забывай, маршокка*.

Незнакомое слово цепляет, хмурюсь и вижу, что Эмину не нравится это. Он сжимает кулаки, а заодно страдает моё запястье. Пытаюсь выдернуть ладонь, но безрезультатно.

Эмин держит крепко, наслаждаясь представлением. Понимает ведь, что делает только хуже. Саид бросает короткий взгляд на мою ладонь, становясь всё более злым.

Холодок бежит по спине, сковывая внутренности. Страшно представить, что будет после. Саид вед велел мне идти в комнату, не высовываться. И угрожал, что…

Попадёшься – тебя трахнут.

Злые, жестокие слова мужчины бьют в голове. Он говорил об охране? Или о себе тоже? Что со мной сделает Хаджаев за непослушание?

А они говорят и говорят, переругиваются на чужом мне языке. Бросают резкие слова. Я не понимаю ни одного слова, но по интонациям просто догадаться. Эмин спорит, Саид – напирает.

Они буравят друг друга взглядами, словно перед началом драки. Прикрываю глаза, не желая смотреть на это. Жестокость всегда казалась мне неоправданной, дикой.

Меня пронзает атмосферой, подгибает. Я не привыкла к такому, это не для меня. В конце концов, Саид выигрывает. Наверное. Потому что меня отпускают, практически подталкивая в сторону мужчины.

– Саид, - шепчу, едва не врезаясь в его грудную клетку. Какой же он огромный, сломает легко. – Я…

–  Молчи, пташка. Я где тебе сказал быть?

– В спальне.

– Видимо, мне стоило уточнить, чтобы ты была в спальне одна? Не шлялась с кем попало? Ну? – легко встряхивает меня за плечо, как тряпичную куклу. – Не слышу.

– Нет, Эмин просто проводил меня, ничего такого…

Жесткой хваткой Саид сжимает моё лицо. Он заставляет смотреть на него, а я пытаюсь отвести взгляд. На потолок, между черный бровей, на висок, где у него едва заметный шрам.

Только не в глаза, не бросать вызова.

Как с диким зверем. Нам когда-то рассказывали на уроках, что нельзя смотреть животным в глазах. Это провоцирует их на нападение. А мне совсем не хочется, чтобы Саид накинулся.

Хватает его крепкой ладони, которой он сжимает мою талию. Не дает отстранится, прижимает к себе ближе. Господи, какой он горячий, ожигает своими касания.

– Господин Эмин.

– Что?

– Он для тебя господин Эмин, я – господин Саид. Не допускаю панибратства, Вероника. Ты не гостья здесь, а должница. Ясно?

– Да, конечно, господин Саид. Простите меня.

Пока я рассыпаюсь в извинениях, мужчина меня ведёт за собой к другой комнате. Толкает массивную дверь, включает свет. Здесь красиво, наверное. Ничего не могу оценить, когда меня накрывает паникой.

Смотрю на темное покрывало на кровати, взглядом рисую линии. Вздрагиваю, когда дверь за спиной с грохотом закрывается. И взвод курка – поворот ключа в замке.

Саид закрыл меня? Резко оборачиваюсь, встречаясь с ледяными глазами. Нет, остался со мной. Никуда не делся, только надвигается на меня. Напирает стеной, которая непременно раздавит.

Меня трясет, а слова Саида лишь делают хуже:

– А теперь, Вероника, раздевайся.

*Маршокка – сопляк (чеченский).

Глава 7. Ника

Наглая девка, бесящая. Всё, что от неё требовалось, это не светить личиком в доме. Спрятаться и сидеть тихо, чтобы я не вспоминал до утра. А она решила с моим племянником развлечься.

Вот тебе, Саид, благородство. О котором никто не просил.

По-хорошему, нужно было Нике всё сразу определить. Кто она в моём доме и что должна делать, если хочет выйти целой. Не в моих правилах мстить через девок, но по-другому не получается.

Ника жена Назара. Гребанного предателя, которого я пустил в дом. И за всё придется отвечать девушке, чтобы никто другой не рискнул. Чем сильнее наказание, тем меньше повторений.

– Раздевайся, - повторяю, подходя ближе. Девка отступает, пока не упирается в кровать. Хорошо, сразу к делу. Дергаю её футболку наверх, ткань трещит по швам. – Мне повторить?

– Нет, не нужно. Я… Сейчас.

– Не закрывай глаза, когда я говорю с тобой! – дергаю острый подбородок, от чего девчонка врезается в мою грудь. – Вот так, смотри, Ника. И раздевайся.

Её пальцы подрагивают, сжимая тонкую ткань футболки. Даже сквозь одежду можно разглядеть её тело. Крупные грудь, талию. Охуенно длинные ноги ничего не скроет.

Ясно, почему Назару так бабки понадобились. Такие девки любят баки и украшения. Да побольше. Удивительно, что никакую рыбку «крупнее» не словила, а развела лоха на брак.

Но да, так быстрее получить желаемое. Повышать аппетиты, требовать больше и больше. И переключается легко, как любая шлюха. Едва поняла, что у муженька проблемы, как под меня прогнулась.

Эмина пыталась обвести вокруг пальца.

Хорошая девка, опытная.

И так натурально смущение играет, что почти готов поверить. Как подрагивают ресницы, закусывает пухлую губу. Неспешно избавляется от футболки, продолжая сжимать в пальцах.

– Это тебе больше не нужно, - отшвыриваю футболку подальше, пока Ника мнется в одних трусиках. Пытается прикрыться, но я перехватываю руки. – Стой смирно, целее будешь.

– Саид…

– Неправильно.

Наклоняюсь над дрожащей девушкой, впитывая её эмоции. Даже плевать, что сплошная фальшь. Мне нравится. Откликается внутри на эту игру в недотрогу, как подрагивает нижняя губа.

Давлю на неё подушечкой большого пальца, наслаждаясь, как в глазах девки вспыхивают огоньки. Смотрит на меня, трясется. Кайф. Куда интересней, чем когда сразу озвучивают цену.

В моём мире всё сразу решается деньгами. Быстро, молниеносно. Цена – плата, никаких забот. Даже забыл, что бывает по-другому. С интригой, интересом. Когда кровь закипает в венах, бьёт в голову.

– Господин Саид, - Ника вздрагивает, когда двигаюсь дальше. Размазываю ниточку слюны по губам, наслаждаясь реакцией. Упиваюсь ею. Интересно, как голос девки будет звучать, когда нагну её? – Пожалуйста. Вы говорили…

– Я говорил тебе уйти в спальню.

– Я шла, просто Эмин… Господин Эмин нашел меня раньше, сказал, что проводит. Я ведь не могла спорить и рассказать? Я просто… Заблудилась.

– Заблудилась ты, пташка, когда не того в мужья взяла. А сейчас за свои ошибки платить придётся. И за ошибку мужа, если под каблук не до конца взяла.

– Но…

– Молчи, Ника. Мы уже определились, что при определенной мотивации ты становишься очень покладистой. Смирной и на всё готовой. Да?

– Я не…

– Давай-ка используем твой рот по назначению.

Девчонка вздрагивает, шире распахивает свои глаза. Невинная прелесть. Любимый сорт, пусть под мишурой скрывается опытная девка. Ничего, так даже лучше.

Не нужно играть в джентльмена и усмирять принципы. Какой бы мразью меня не считала семья, были свои правила. Не трогать детей, не брать силой женщин. Не так много, на самом деле. Но они позволяли оставаться человеком и видеть грань.

Отправил Нику в спальню, с глаз подальше. Не натворить лишнего, не причинить девчонке боли. А ведь член оживился, стоило увидеть её в кабинете. Слабая, дрожащая.

Тот тип девушек, которых трахать и защищать, время от времени выпуская из постели. Особый кайф, ломать это смущение и напускное сопротивление. Да только зря старался.

Будь Ника умной, спряталась бы быстро и не дышала. Сделала всё, чтобы о её присутствии забыли. Нет же, терлась возле Эмина, держала за руку. Вела себя как блядь.

Что ж. Если Ника хотела именно такого отношения, то она его получит.

Глава 8. Ника

– Пожалуйста.

Хрипло выдыхаю, когда Саид оказывается ещё ближе. Его ладони поглаживают мои бедра, тело оказывается полностью обнаженным. От взгляда мужчины ползут мурашки, нечем прикрыться.

Кожа будто горит в месте, где Хаджиев ведет пальцами. Мне страшно что-то говорить, слова застревают комом. Я сама виновата, разозлила мужчину, ослушалась.

Он в любой миг мог сделать со мной, что угодно. В кабинете, здесь в спальне. Это его дом, никакое слово и дверь не будут преградой. Но я успела поверить, что выйду целой.

Всё будет хорошо.

 Тольок не будет.

Господи, я вообще уйду отсюда утром? Смогу… Как я смогу пережить то, что со мной случилось? Как справиться с этими ощущениями, словно земля уходит из-под ног?

Я несколько месяцев жила в детдоме, там были разные девочки. И те, кто вот так начинал торговать своим телом совсем рано. И они как-то выживали, переступали.

Даже в моём доме была такая девушка, все фыркали на неё, знали, что за ней разные мужчины по ночам приезжают. Но она же живая, как-то смогла с этим смириться.

А я?

Я смогу?

– Слушай меня, Ника, - палец Саида поглаживает подбородок, нежную кожу под ним. Каждое касание словно лезвием, вызывает спазмы по всему телу. – Мне кажется, ты не до конца понимаешь происходящее.

– Я понимаю.

– Если понимаешь, так замочи и прекрати меня злить, - прикусываю кончик языка от того, как говорит Саид. Ровно, не повышая тона. Но меня пронзает кусочками льда от одного взгляда. – Ты принадлежишь мне. Всё, что было у Назара – благодаря мне. Ваша квартира, все тряпки, ты.

– Но я не вещь.

Сглатываю слюну во рту, рискуя поднять взгляд на лицо мужчины. Тот легко усмехается, разглядывая меня. Практически чувствую, как его взгляд скользит по шее, к груди.

Вздрагиваю от легкого касания к моим волосам. Жду боли за то, что снова перебила и не могу молчать. Но Саид мягко зарывается ладонью в пряди, лишь едва оттягивая их.

По телу проходит дрожь, как электрический импульс. Задевает нервы, сворачивается взрывом внизу живота. Мужчина заставляет сильнее запрокинуть голову, нависая сверху.

– Не вещь? Уверена? Твой муж отдал тебя как гарант, заложил. Ты едва не раздвинула ноги передо мной за защиту. Готова была трахнутся и с Эмином, да? Именно так ведет себя вещь, Ника. Или сучка. Ищет любого, кто даст защиту.

Саид говорит жестокие, злые слова. Словно бьет меня наотмашь, заставляя задержать дыхание. Всё ведь не так было, не так! А в итоге я оказываюсь виноватой без повода.

С Назаром тоже так было. Только ведь Саид не мой муж. И прав у него больше, здесь никто мне не поможет. Мужчина может сделать всё и никто ему ничего не скажет.

Я почти признаюсь в том, что я хотела подать на развод, но глушу признание в себе. Нет. Вдруг это сделает только хуже? Подскажет Саиду, что мужу я не нужна, что он не будет для меня стараться?

Или даст последний повод со мной переспать, швырнуть на кровать? Одно дело с замужней, а второе – почти разведенкой. Никакой защиты, ничего.

Для Саида я просто никто, пустое место.

А мне нужно думать о том, что будет дальше. Когда я выйду из дома, когда вернусь к себе. Если меня отпустят… Назар не простит, никогда не простит. И сделает всё, чтобы отомстить.

Он не раз повторял, что если я буду глупить, то пострадает моя семья. Моя мама. Ведь кому-то придётся отвечать за мои ошибки. Только я не представляю, как сейчас выпутаться.

Что мне сделать…

– Я не хочу, - выдавливаю сдавленно, прикусив губу. Ладонь Саида обжигает бедро, наверняка, оставляя красный след. – Не нужно…

– Думаешь, у вещи кто-то спрашивает? Это твоя реальность, Ника. На эту ночь или всю жизнь, зависит от тебя. Но сейчас ты просто трофей, который передается. И если не я, то симпатичную вещь сломает охрана.

– Но… Это нечестно. Я ничего не делала!

У меня никогда не было примера, отца почти не знала, на память о нём остался только шрам на брови[1] . Не знала, что принято в браке, как себя вести и как не стоит говорить с мужем. Назар был моим первым парнем, первой любовью, именно он учил меня всему.

Но ведь так не должно быть? Чтобы сбрасывать всю ответственность на меня, когда я была довольно нашей жизнью. Маленькой съемной квартирой, скромной одеждой. Я не была избалована и не хотела большего. А Назар…

– Я ничего не просила, - всхлипываю от того, как одежда Саида трется об обнаженную кожу. Его щетина царапает лицо, когда мужчина практически целует. – Я не…

– Саид! – в дверь стучат, а я выдыхаю. Прикрываю глаза, надеясь на короткое спасение. – Тут ребята приехали. По поводу девки.

– Сейчас. Повезло тебе, - мужчина проводит костяшками пальцев по моему лицу, заставляя сердце рухнуть вниз. – Побудь здесь и подумай, что ты можешь предложить. И какой ценник сейчас на тебе.

Саид уходит, оставляя меня в одиночестве. Униженную, разбитую. И самое худшее, что у него есть это право. Именно Назар подставил меня, втянул в эти дела. Он сделал так, что другой мужчина может меня касаться.

Может отдать другому.

«По поводу девки».

Кто-то приехал.

За мной?

Я рывком натягиваю футболку, хватаясь дрожащими пальцами за кровать. Саид собирается меня отдать? Кому-то ещё? Как много людей подставил Назар своей выходкой?

Я бросаюсь к окну, ища пути к отступлению. Потому что не собираюсь переходить из рук в руки. Мне просто нужно сбежать, добраться до лучшей подруги.

И тогда всё будет хорошо.

Глава 9. Саид

– Что?                                                                                                                                                                                                                                                                              

Рявкаю на Эмина. Мальчишка прекрасно знал, что творит. От чего меня отвлекает. С одной стороны, так даже лучше. Ожидание сильнее разогревает кровь, пульсирует внутри.                                                                                                                                       

Но мне не нравится, что кто-то заявился поздним вечером. Было всего несколько людей, которым я позволял это. Среди них мой брат и пара друзей. Но не более.                                                                                                                                               

– Кто приехал?                                                                                                                                                                                                                                               

– Аид. И я не мальчишка, дядь, чтобы бегать за всеми и докладывать. А та девчонка…                                                                                                                                       

– Не твоего ума дела. Увижу рядом – вырву руки. Ясно?                                                                                                                                       

– Да.                                                                                                                                                                                                                                                                              

Пацан сглатывает, но быстро берет себя в руки. Моя кровь, которую никакими примесями не разбавить. Кивает, показывая, что не претендует. Эмин знает, что я таким не шучу.                                                                                                                                       

То, что посчитал своим – для других запретно. Это должно было помочь Нике на эту ночь. Никто из охраны не вздумал бы своевольничать. Не рискуя всем ради мести.                                                                                                                                       

И кому?                                                                                                                                                                                                                                                                              

Девке обычной, которая сегодня под одного легла, а завтра под другого. В Нике это не сразу чувствуется. Нужно ковырнуть дальше, глубже. Найти ту цену, которая её устроит.                                                                                                                                       

Всё просто. Всё продается, всё покупается. Эту истину мне преподнес брат, когда единственный из семьи протягивал руку. Халид был братом по отцу, а я – приблудышем. Порченной кровью, от которой отказались. Кому нужен ребенок вне брака?                                                                                                                                       

Но Халид помог, хотя не был обязан. Бросал подачки, учил. Пока мы не оказались в одном бизнесе, где каждый за себя. Глотки не грызли, но и не тешили родственные связи.                                                                                                                                       

В мире грязного бизнеса нет места для жалости.                                                                                                                                       

– Аид, - киваю старому другу, протягивая руку. – Не знал, что ты заедешь.                                                                                                                                       

– Прости, Саид, неотложный вопрос. По поводу Тины.                                                                                                                                       

Конечно, разве бывает другой повод, кроме девушки? Не у Аида так точно. Повернулся на своей девке, совсем мозги растерял. Оставался лучшим бойцом из лучших, умел отключать эмоции.                                                                                                                                       

Но когда дело казалось его Тины – тут друга переклинивало. Поначалу было забавно за этим наблюдать. Как Аида скручивает, выворачивает чувствами и злостью.                                                                                                                                       

А сейчас понял, что в топку любовь, если она приводит к такому результату.                                                                                                                                       

– И что с Тиной? – протягиваю Аиду стакан с виски, усаживаюсь в кресло. – Ещё не похитил девчонку?                                                                                                                                                                                                                                              

– Ты знаешь, что я не собираюсь этим заниматься. Мне нужна защита для неё, ничего больше.                                                                                                                                       

– Я думал, что она и так под твоей защитой.                                                                                                                                       

– Да, но эта девчонка… - друг фыркает, закатывая глаза. Хорошо его пробрало, под кожу прям. – Устроилась работать в твой ресторан. Угрозы не действуют.                                                                                                                                       

– Своенравная. И что ты от меня хочешь? Уволить её?                                                                                                                                       

– Нет, просто дай своим задание. Чтобы не трогали её и даже не смотрели в её сторону. Ты меня знаешь, Саид. Я не люблю просить об одолжениях, но отплачу. Но если твои люди не послушают, то я за себя не отвечаю. Кристина должна быть в полной безопасности.                                                                                                                                       

Знаю.                                                                                                                                                                                                                                                                              

У Аида конкретный сдвиг по девчонке, которой едва восемнадцать стукнуло. Напоминает сторожевую собаку. Перегрызет глотку любому, кто приблизится к его Тине, а при этом сам не трогает.                                                                                                                                       

Не хочу даже знать, как это бывает. Когда готов на всё пойти, чтобы обезопасить свою девчонку. Скручивает так, что контроль трещит по швам. Смотрю на Аида и качаю головой.                                                                                                                                       

Нахрен любовь, если она приводит к подобному.                                                                                                                                       

– Ты всегда можешь рассчитывать на меня.                                                                                                                                       

Аид был первым, кто меня поддержал. Когда я решил начать своё дело, искал связи и подходы. Сопляком собирался лезть на амбразуру и прорывать свои канали поставок ружья.                                                                                                                                       

Мы вместе занимались боксом, ненавидел его. Я привык везде быть первым, лучшим. Доказывать свой титул чемпиона. А Аиду было плевать, он даже не старался особо. Но наступал на пятки.                                                                                                                                       

Зарвавшийся малолетка, который плевать хотел на чужой авторитет. Но именно он влетел в драку, когда я разбирался с гопниками. Не труханул, вдвоем на толпу.                                                                                                                                       

Уложили, но сами пострадали. И тогда я понял, что ему просто плевать на всё. Не только на чужие заслуги, просто такой. Пойдёт хоть на плаху, если захочет. Против ножа, пули и системы, приправляя всё фирменной ухмылкой.                                                                                                                                       

Он был за меня. Пожалуй, единственный человек, которого я мог назвать другом. А в дружбе принято помогать без платы. По крайне мере, именно такую чепуху мне навязывала семья.

– Скажу, никто Тину не обидит. Но уведи её лучше оттуда, я не могу за всех клиентов отвечать. Место специфическое, сам знаешь. Чем меньше опасности для девчонки, тем лучше.                                                                                                                                       

– Уведу, но ей нужно немного свободы. Если передавлю – начнёт сопротивляться сильнее. А так легче договориться.                                                                                                                                                                                                 

– Она до сих пор не знает, кто ты?                                                                                                                                       

– Нет, - Аид усмехается, веселясь. – Называет психом и сталкером при подругах. Ну и пусть. Ладно, второй вопрос. Сегодня встреча, по поводу поставок. Тебя ждать или мне всё решать? Я справлюсь, но твоего брата терпеть не могу.                                                                                                                                       

– Езжай, я следом. Разберусь с одной гостьей и поеду. Посредника вызвал?                                                                                                                                       

– Естественно, Тим в деле.                                                                                                                                       

Киваю, прощаясь с другом. Догадываюсь, почему он лично заехал в мою глушь. Никто не хочет с Халидом сам встречаться, слишком он непредсказуемый. А в лицо легче меня уговорить, чем по телефону.                                                                                                                                                                                     

А ещё всегда есть риск, что вместо Халида приедет сам Цербер. Мужик, на которого работает брат. И который заправляет половиной города, отморозок редкостный. Если у меня хоть какие-то принципы были, то у Цербера их ноль. И тогда вопросы только кровью решаются.                                                                                                                                       

– Господин Саид, - рядом возникает начальник охраны, отводя взгляд в сторону. – Проблема.                                                                                                                                       

– Какая?                                                                                                                                                                                                                                                                              

– Девка Назара… Она сбежала. 

Глава 10. Ника

Мне кажется, что сейчас моё сердце остановится. Выскочит из груди и ничего меня не спасёт. Руки трясутся, а ноги подгибаются. Мне кажется, что я слышу свист пуль, лай собак.

Ничего из этого нет, но… Господи, я сбежала. Рискнула сбежать из дома Хаджиева. Он ведь меня убьет, если поймает. Точно убьет. Или сделает ещё что-то похуже.

Но за мной приехали!

Я слышала эти слова. И не позволю, нет… Я не собираюсь становится каким-то трофеем, становится игрушкой и платой. Пусть они так Назара таскают, это его долг.

А мне…

Ступни колют ветки, но я не останавливаюсь. Вперед, дальше в лес. Там меня точно не найдут. А ночи теплые, как-то переживу. Найду способ спрятаться. Мне лишь бы до телефона добраться.

И Ада вытащит.

Ада всегда помогала, во всём. Когда я попала в детдом – она уже была там. Защищала, стала лучшей и единственной подругой. И она знает, что сделать. Всегда знает. Тем более, что Ада работает в ФСБ.

Поможет.

Да.

Цепляюсь пальцами за кору дерева, глотая слёзы. Это так несправедливо, внутри всё клокочет. За что мне это? Что полюбила не того человека? Так это ведь не моя вина. Назар сам всё решил, не спрашивая меня.

Мне не нужны миллионы, я всегда без них жила. Мы бы… Мы бы справились и по-другому. Но мужу всегда было мало, нужно больше и больше, не хуже, чем другие.

И к чему это привело? Я мчусь по лесу, не представляю, как смогла выбраться за пределы территории Саида. Всё как в тумане, расплывается перед глазами.

А Назар непонятно где. Господи, я ведь даже не знаю, жив ли он. И с ужасом думаю о своей реакции. Лишь бы он остался жив, лишь бы ему отвечать за все ошибки.

Прикусываю губу и рот наполняется металлическим привкусом. Кожа ладоней сдирается о деревья, когда я перемещаюсь от одного к другому.

Это ведь не любовь, да? Не она. Мне кажется, что тех чувств к Назару давно не осталось. Как всё так поменялось? Как в восемнадцать можно разочароваться в собственном муже?

Меня лихорадит от мыслей и чувств, они выворачивают наизнанку. А страх прожигает кожу. Если Саид поймает, вернет… Ничего хорошего меня не ждет.

Он так касался, властно, жестко. Чувствовал себя хозяином положения, говорил ужасные, обидные вещи. Всхлипываю, потому что эмоций слишком много. Они, как мурашки, расползаются внутри. Не собрать, не утихомирить.

За спиной раздается ругань, маты. Кто-то приближается, нагоняет. И я заставляю себя ускориться, петлять между деревьев. Главное сбить со следа, оторваться.

Вскрикиваю, спотыкаясь о бревно. Щиколотку словно огнем прижигает. Могу лишь отодвинуться к кустикам, сжимая поврежденную ногу. Молюсь, чтобы ночь скрыла меня от охраны Саида.

Внутри такое ощущение, что я очень сглупила. Царапается, не давая дышать полной грудью. А страх нашептывает, чтобы я вернулась. Извинилась, просила Саида не отдавать.

Только уже поздно.

Нельзя сожалеть о решениях, только двигаться вперед, до самого конца.  

– Попалась, сука.

Кричу, когда кто-то тянет меня за ворот футболки. Ткань врезается в шею, мужские руки дергают на себя. Голос грубее чем у Саида, с нескрываемой злостью.

Кто-то другой сейчас меня тащит, толкает спиной в дерево. Перед глазами мелькает бледная кожа, крупные мужские руки. Щеку обжигает болью, голова дергается.

За слезами ничего не разобрать, кислород сжимается в легких. Не получается закричать, нападающий закрывает мой рот ладонью. Жмёт так, что дышать невозможно.

– Думала, что можешь сбежать? Ну-ну.

К горлу подкатывает ком, когда ладонь мужчины ползёт по ноге. Совсем не так, как касался Саид. Окатывает отвращением и бессилием. Мои попытки освободится ничего не дают.

Мужчина только сильнее вжимается в меня, сжимая бедро. Мне казалось, что хуже быть не может. Но нет… Лучше Хаджиев, лучше. Хочу назад, отмотать время. Вернуться.

А сейчас ничего не могу делать. Ждать помощи от другой охране? А если они помогут, но не мне?

– Из-за твоего муженька у всех проблемы, - мужчина шипит на ухо, вызывая новую волну тошноты. – Поэтому нужна компенсация. С кого бы её спросить, а, сука?

– С меня спросишь.

Я глотаю воздух пересохшими губами, когда давление пропадает. Сползаю на землю, притягивая к себе колени. Перед глазами темно, ничего не вижу. Только слышу ругань, звуки ударов.

Вздрагиваю на каждый мат, прикрывая уши. Мне кажется, что сейчас доберутся до меня. Сделают больно, продолжат пытку. Господи, пожалуйста. Пусть всё закончится.

– Вот и всё, - сглатываю ком в горле, когда мужской голос раздаётся над головой. – Мы уже выяснили, Ника. Когда я говорю – ты смотришь на меня.

Саид.

Злой, со сжатыми кулаками и играющими желваками на лице.

Саид Хаджиев, который просто так не простит мой побег.

Глава 11. Ника

Я сжимаюсь, когда Саид присаживается на один уровень со мной. Его палец касается губы, которая сейчас пульсирует. Не позволяю себе больше слез, только натягиваю футболку на колени, когда рядом появляются ещё мужчины.

– Этого убрать, я с ним потом разберусь. Оставьте нас.

– Но, господин Хаджиев…

– Вон.

Саид не кричит, как делал тот мужчина. Но от этого ровного тона хочется спрятаться, сразу подчиниться. Он легкой интонацией вкладывает столько силы, что дыхание сбивается.

Ещё минуту вокруг шумит охрана Саида, а после всё затихает. Остается только моей шумное дыхание. Вздрагиваю, когда палец мужчины надавливает на ранку.

– Он тебя ударил.

– Это… Спасибо, что оттащили его.

– Я что тебе приказал? Где ты должна меня ждать?

– Я слышала, что там приехали… За мной. Я не позволю так себя отдавать. Я не вещь, я человек!

В носу щиплет, но все чувства накрывает взрывом. Когда мужчина наклоняется ниже. Его голубые глаза напротив моих, покрывают всё внутри инеем. Так близко, запредельно.

Я чувствую жар мужчины, терпкий аромат тела и сигарет. С каждым вдохом Саид всё больше пробирается под кожу. Заполняет собой каждую клеточку, не оставляет сил, чтобы отвернуться.

– Ты идиотка, Ника. Сама создаешь себе проблемы. Думаешь, мало девок вокруг? Только ты всех интересуешь? Приезжали по-другому вопросу, никак тебя не касающемуся. А теперь ты сама навлекла на себя проблемы.

– А что мне было думать? – рваных всхлип вырывается, щека всё ещё неприятно горит. – Меня похитили из квартиры, вы угрожаете. Мне просто ждать, когда ещё что-то случится?

– Ну ты молодец, пташка. Не ждала, улетела. Лучше стало?

– Нет.

Бурчу, взгляд сползает ниже. Несколько пуговиц рубашки Саида расстегнуты, открывая вид на мощный торс. Короткие темные волосы, скрывающиеся за тканью. Рассматриваю мелкий, побелевший шрам на коже.

Саид красив, наверное. У него груба, мужская красота. Когда одним видом может напугать, свергнуть противника. И покорить женскую половину. Грубый, неотесанный варвар. Который оказывается типажом для многих.

Не понимаю, почему думаю об этом. Что именно щелкает в голове. Но мне нужно отвлечься, забыть. Что совсем недавно другой мужчина касался меня, угрожал.

– Испугалась? – киваю, а после шиплю, когда Саид давит двумя пальцами на подбородок, заставляя поднять взгляд. – Он что-то сделал, Ника?

– А если да? Я тогда перестану вас интересовать?

– Тогда он перестанет дышать. А с тобой будем после разбираться.

– Нет, не успел. Только напугал. И ударил, - жалуюсь, хотя никогда этого не делала. Привыкла, всё что получаю в жизни – моя вина. Но Саид смотрит так, что язык меня не слушается. Будто мелкий укол, вдруг мужчина решит все проблемы за меня. – Щека болит.

– Бедовая ты, пташка. По-хорошему, тебя наказать нужно. Не отходя далеко. Так натянуть, чтобы больше думать не могла. И подслушивать чужие разговоры. Но не собираюсь заниматься этим в лесу. Пошли в дом, пока моё терпение не лопнуло.

– А можно ещё немного здесь посидеть?

– Ника.

– Нога болит.

Потираю несчастную щиколотку, которую тянет. Не острой болью, тупой. Но это пока сижу на земле. И не хочется проверять, как будут болеть мышцы при ходьбе.

Ощущение, что я точно не переживу эту ночь. Сама убьюсь до утра.

– С ногой что? Тоже охранник постарался?

– Нет. Я споткнулась, когда бежала.

– Ты не пташка, Ника.

– А кто?

– Тридцать три несчастья.

Саид вздыхая, давая понять всё, что думает обо мне. Сначала мой муж обокрал его, а теперь я доставляю неприятности. Но не могу сидеть ровно, не могу ждать.

Я никогда не была слишком инициативной, не рвалась. В нашей компании всегда решала Ада, я лишь помогала и отмазывала её от наказаний, как могла. Или Ян, который бесил и ставил подножки, отбивал от парней в детдоме.

Но я сама…

Ничего не могла. Не могу.

– Что вы…

Обрываюсь, когда Саид проводит ладонью по моим ногам, подхватывает под колени и рывком поднимает в воздух. Хватаюсь за его мощную шею, пряча лица на плече.

Мужчина так легко удерживает меня, а его руки опускаются ниже. Поддерживая почти за ягодицы. А вторая ладонь задевает грудь, отправляя ток по венам.

Жмурюсь, сильнее прижимаясь к Саиду. Не знаю, как реагировать и что говорить. Боюсь пошевелиться и упасть вниз. Вдруг он сейчас отпустит? Или я слишком тяжелая…

– Прекращай трястись, пташка, - не вижу, но догадываюсь, что Саид хмурится. – Ты конкретно облажалась.

– Я знаю. Простите… Господин Хаджиев.

– Извинениями не отделаешься, Ника. И прекращай крутится.

– Я не кручусь.

– Я буду держать тебя за задницу, если хочу.

Мужчина так легко считывает моё желание сдвинуться, уйти от прикосновений. Мне нечем крыть, поэтому замираю, позволяя нести так, как ему хочется.

Оказывается, что я не так далеко сбежала от дома. Казалось, несколько километров пробежала. А всего пару минут и мы заходим через ворота. Чувствую чужие взгляды на себе, напрягаясь ещё больше.

– Я могу идти сама, - шепчу пересохшими губами, когда мы заходим в комнату мужчины. – Не так уже болит. Ничего страшного, если напрягу ногу.

– Ты бы лучше за задницу переживала. Напросилась на хорошую порку.

Саид опускает меня на кровать, и я понимаю.

Он ни капли не шутит.

Глава 12. Саид

Мне впервые так хотелось кого-то убить. Растерзать, раздавить. Чтобы остальным урок. Никто, блядь, не может трогать то, что принадлежит мне. Ника под запретом, навсегда. Для всех.                                                                                                                       

Хрупкая куколка, которая смотрела заплаканными глазами в лесу. Думал, догоню и выебу. Чтобы понимала, кого злит. От кого, дрянь, пыталась сбежать. Я сдержался и шел на уступки, а она искала шанс.                                                                                                                                                                                                                        

Но опять пришлось сделать шаг назад, сдержать порыв. Завалить на холодной земле. Там не много силы нужно было. Прижать Нику, сдернуть белье. Полураздетая, готовая.                                                                                                                       

Со своей привычкой кусать губу, манить одним взглядом.                                                                                                                       

А в итоге на руках тащил в комнату. Ни одну девку на руках не носил, много чести. Максимум в порыве страсти забросить на плечо, для вида, антуража. А тут, блядь, как невесту внес в спальню.                                                                                                                       

Бесит. Внутри огнем разъедает. Злостью на девчонку, которая нихрена не ценит. Нарывается. Крутит нервы, дергает к себе. Или идиотка, или отлично притворяется. Ни одна такого не сделает, побоится наказания.                                                                                                                                                                                                            

А у Ники тормоза где-то перегорели. И на меня пожар перебросили. Жжет под кожей, в пах отстреливает. Не в моем вкусе, но цепляет. Дрянь маленькая, которая невинной прикидывается.                                                                                                                       

Перепуганной, хрупкой. Пожалеть заставляет. И зверь внутри рвется защитить. Всегда под контролем чувства держал, а сейчас они лавиной прорываются.                                                                                                                       

Без повода.                                                                                                                                                                                                                                              

Просто из-за того, что Ники другой касался. Это удушливая ревность, гадкая. Темные чувства, которые гасить надо. А девчонка подкидывает дров, сама не подозревая.                                                                                                                                   

– Саид… - лепечет, когда отправляю на кровать.                                                                                                                       

– Неправильно.                                                                                                                                                                                                                                              

– Господин Саид, не нужно. Я поняла, я больше не буду.                                                                                                                        

– Не будешь, конечно. Разворачивайся и подставляй задницу.                                                                                                                       

Ника пыхтит, вздыхает тяжело. И сверкает глазами, отказываясь. Подбородок вздергивает, сжимает пальчиками покрывало. Ну-ну, хреновая защита.                                                                                                                       

Рывком подаюсь вперед, переворачивая девчонку на живот. Прижимаю к матрасу, давлю на поясницу. Бьётся подо мной, как птичка в силках. Только сильнее раззадоривает.                                                                                                                       

Первый удар не помню, только звук доносится. Легкий, никакого следа на подтянутой заднице. Только Ника пищит обиженно, пытается вырываться из захвата.                                                            

– Смирно лежи.                                                                                                                                                                                                                                                

– Не нужно.                                                                                                                                                                                                                                              

– Нужно, Ника, нужно. Долго и со вкусом, драть. Чтобы дурью не маялась. Тебе понравится.                                                                                                                                       

– Вы с ума сошли!                                                                                                                                                                                                                                              

Вертится, а в итоге упирается задницей в мой пах. Чувствует девочка, как действует. Как тесно в брюках стало. Чувствует и замирает, глотая слова.                                                                                                                       

Прекрасно, больше свободы дает. Провожу пальцами по светлой коже, оттягиваю резинку трусиков. Резко отпускаю, наслаждаясь звуком. Как ткань бьётся о кожу, как Ника вздрагивает.                                                                                                                       

Поджимает задницу, втягивает воздух, когда провожу ладонью между ножек. Не сопротивляется, пташка. Замерла перед новым броском. А я его жду, упиваюсь.                                                                                                                       

Хороша же, зараза. Каждой реакцией сильнее желание стягивает. Так, что забываю о встрече. И залетном пацане из охраны. Напрочь выжигает мысли, что не собирался Нику трогать.                                                                                                                       

Собираюсь. Везде трогать, всю пометить. Не позволял себе таких импульсов, необдуманных поступков. Но тут по-другому получается. Рвёт к девчонке, которую только пару раз видел.                                                                                                                       

Мельком, с Назаром в городе. Таскал за собой, светил милым личиком. Помню, как пташка налетела первый раз. Запуталась в лабиринтах клуба, столкнулась со мной. А у меня член дернулся на эти губы. Охрененный рот, только по назначению нужно использовать.                                                                                                                       

Только не дело трогать жену чужую. Повода не было забрать, присвоить. Забил, а тут Назар сам подставился. Ошибся, и у меня права на Нику появились. Пора ими воспользоваться.                                                                                                                       

– Саид.                                                                                                                                                                                                                                              

Выдыхает моё имя, когда двигаюсь по лону. Глажу сквозь трусики, чувствуя, как девчонка сжимается. Пытается уйти от прикосновений, а после сама бёдрами подаётся навстречу.                                                                                                                       

Ловлю шелковистые волосы, наматывая на кулак. Рассчитываю силу, не причиняя боли. Но хватает, чтобы девчонка голову запрокинула. Развернулась ко мне, поджав губы.                               

– Саид.                                                                                                                                                                                                                                              

Повторяет. Что-то ещё добавляет, но я уже не слышу. Тормоза рвутся, на инерции лечу веред. Впечатываюсь в податливые губы, прикусывая. Толкаюсь языком в жаркий рот, впитываю дыхание девчонки.                                                                                                                                                                                                                    

Ника замирает, дышит через раз. Не сопротивляется, поддается. Сильнее поджигает огонь внутри. Сука. Будто монахом жил, всю жизнь. Настолько ведёт. От её тепла, запаха.                                                                                                                       

Хотел.                                                                                                                                                                                                                                              

Получил.                                                                                                                                                                                                                                               

– Саид.                                                                                                                                                                                                                                              

И это звучит звучит. Потому что ни капли страха в голосе. Только короткий стон, который проходит по телу вибрацией. Ника затихает в моих руках. Испугалась собственной реакции.                                                                                                                       

А я провожу языком по контуру губ, улыбаясь.                                                                                                                       

Попалась, пташка.                 

Глава 13. Ника

Эмоции слишком быстро сменяют друг друга. Они клубятся внутри, вырываются сорванным дыханием, сумасшедшим сердцебиением. Я теряюсь под напором Саида, я… Прогибаюсь?

Мужчина прикусывает мою губу, давит весом. Он опрокидывает меня на спину, нависает. Грозный, опасный. Его ледяные глаза сканируют, не дают сдвинуться.

Задыхаюсь, когда мужчина набрасывается с новым поцелуем. Я чувствую, как между ног упирается его возбуждение. Пронзает, посылая импульсы по телу. Что-то загорается внутри, забивает легкие.

Напоминает удары током. Губы пощипывает от поцелуев, так жарко из-за дыхания Саида. Его языка, которым мужчина толкается внутрь. Он словно… Словно не целует, а уже занимается сексом.

Настойчиво, жадно. Мужчина обхватывает пальцами моё лицо, не дает отстраниться. Целует глубже, запускает ладонь в мои волосы. Тянет, до искр из глаз.

Когда ничего не остается.

Кроме голубых омутов, в которых я тону.

Саид отстраняется на секунду, словно оценивает моё состояние. Губы пульсируют, а внутри что-то… Натянуто, вибрирует. Вдыхаю воздух, пользуясь шансом.

Волна жара проходит по телу, дезориентируя. В голове удушливая дымка, в комнате душно. Это всё… Слишком. Непривычно. Ново. Неправильно. Саид дольно усмехается, а мне хочется исчезнуть.

– Ты… Ты меня ударил.

– Не ударил, даже не отшлёпал как следует.

Краска приливает к лицу, когда я ловлю взгляд Саида. Откровенный, изучающий. Он словно одним тоном обещает, что ещё продолжит это. Перевернет, будет снова касаться моих ягодиц…

Мне страшно, что мужчина продолжит. Волнительно. Кожа пульсирует под его руками, превращает в глину. Горячую глину, из который так легко что-то слепить.

Теряюсь в ощущениях, расплавляюсь в них. Не могу отвести взгляда от Саида, подчиняюсь ему. Мужчина не улыбается, голубые глаза сужены, сплошная серьезность. Изучает меня, наблюдает. Уголки губ едва дергаются, когда я выгибаюсь в пояснице.

Мужчина задевает мою грудь, ведёт по впалому животу. Шиплю, извиваюсь. Я словно в адское пекло попала, огонь раздирает изнутри. Саид ещё ничего не сделал, а я всхлипываю во время нового поцелуя. 

– Болит? – он легко касается моей губы, а я только сейчас вспоминаю, что охранник меня ударил. Отчаянно киваю. Стыдно, что так реагирую. – Будет синяк.

– Переживу.

Пользую моментом, когда мужчина едва отстраняется. Отползаю к изголовью, натягивая на себя смятое покрывало. Знаю, что оно не защитит, но мне очень нужно прикрыться.

Саид тянется за сигаретами на тумбочке, щелкает зажигалкой. Я внимательно слежу за ним. Как делает затяжку, а его кадык дергается. Провожаю взглядом дым, втягивая запах табака.

– Можно?

Ладонь заметно дрожит, когда я тяну руку к мужчине. Касаюсь его ладони, а жар медленно перетекает в моё тело. Саид лишь кивает, отдавая мне сигарету. Самокрутку, на самом деле.

Пальцы мгновенно нагреваются, немного жжет. Подношу сигарету к губам, делая короткую затяжку. Дым бьёт по легким, заставляя закашляться. Слишком крепкие.

– Легче, пташка, - Саид подбирается ближе, упираясь спиной в стену. Наши бедра соприкасаются и, почему-то, это кажется таким интимным. – Ты ведь не куришь, зачем попросила?

– Мне нельзя курить.

– Проблемы со здоровьем?

– Нет, с мужем. Назар не любит запах табака.

Это так странно, дико. Говорит о собственном муже с… Кто для меня Саид? Похититель? Палач? Будущий любовник? Ведь мужчина не остановится, не отступит.

Такие не принимают отказов. Сразу берут то, что хотят.

– И ты решила сделать сегодня всё наперекор мужу?

Глава 14. Ника

В голосе Саида… Не злость, но открытое раздражение. Прикусываю губу, наблюдая за ним. Как за хищником, который кинется в любой момент. Он остановился, просто так.                                                                                                                                                    

Хотя мог продолжить. Отшлепать, как угрожал. Снова ударить по ягодице, разгоняя огонь под кожей. Или взять, как привык брать всё, что хочет. Но Саид этого не сделала.                                                                                                                                                   

И я совсем не понимаю его.                                                                                                                                                   

– Я не слышу ответа, Ника. Хочешь позлить мужа?                                                                                                                                                   

– Возможно? Я не знаю. Мне просто… хочется?                                                                                                                                                   

Хочется этой ночью перекрыть всё. Чтобы не было шансов вернуться к Назару, ни единого. Я была идиоткой, когда согласилась выйти за него. Мама и Ада столько твердили, но любовь перекрывала всё.                                                                                                                                                                                                        

Оказывается, любовь проходит быстро, когда в отношениях хаос. Последние месяца мне хотелось сбежать, скрыться. Забыть о том, что я вообще была замужем.                                                                                                                                                   

Только Назар прекрасно показал, что не желает развода. Не позволит мне его, и стоит лучше стараться ради семейной жизни. Именно моя вина в том, что всё получается плохо.                                                                                                                                                   

– Отмстить за то, что подставил тебя? – Саид по-своему понимает моё молчание. Но я не могу рассказать правду. Если мужчина поймет, что я для Назара не значу так много… Что тогда он сделает со мной? – Ника.                                                                                                                                                                                                

– Нет. Да? Я не знаю. Может… Я впервые делаю то, что мне хочется?                                                                                                                                                   

– С Эмином тоже хочется уединится? Поэтому к нему пошла?                                                                                                                                                   

И вот опять. Саид ничего такого не говорит, но я тут же машу головой. Помню его вспышку гнева, совсем не хочется повторения. Сейчас мужчина кажется довольным, расслабленным.                                                                                                                                                   

И я на опыте семейной жизни знаю, что это может легко закончится. А мне хочется продлить ощущение безопасности. Спокойствия, которой клубится внутри.                                                                                                                                                   

– Нет! Нет, ничего такого, - слова льются, я запинаюсь и хватаю воздух. – Нет. Он просто должен был показать мне твою спальню. Я потерялась, была растерянна… Я не думала, что это плохо. Я бы ничего… Никогда не… Я не собиралась ничем с ним заниматься.                                                                                                                                                   

– Но ты заходила в его спальню.                                                                                                                                                   

– Я не знала. Эмин сказал, что проводит меня. Я не…                                                                                                                                                   

– Ну всё, - Саид хлопает ладонью по бедру, заставляя замолчать. – Оправдания принял, поверил. По камерам ещё посмотрю. И если ты соврала…                                                                                                                                                   

– Не соврала. Я бы не стала так поступать. Я не знала, что это его спальня. Ты ведь не сказал, куда мне идти. И я просто доверилась.                                                                                                                                                   

– Доверие, пташка, слишком дорого обходится. Если увидишь Эмина, обходи его стороной. Сопляк зарвался и сделает всё, чтобы насолить мне. Как это отразится на других – ему плевать.                 

– Я поняла.                                                                                                                                                                                                                                                                        

– Назара о цацках просила?

Настолько неожиданный вопрос, что я теряюсь. Пытаюсь понять, зачем это нужно Саиду. А если я подставлю мужа? Если потом он отыграется на мне…                                                                                                                                                   

Но отвечаю честно, потому что Саид намного опаснее Назара:                                                                                                                                                   

– Нет. Я никогда ни о чём не просила. Он сам…                                                                                                                                                   

– Намекала? Честно, Ника, я всё равно узнаю.                                                                                                                                                   

– Он скажет, что просила. Но я не… Я не привыкла к украшениям, Саид. Или достатку. Я всегда жила скромно и не из тех, кто теперь хочет вырваться или лучшей жизни. Меня устраивало то, что было.                                                                                                                                                   

– Интересный подход. Слишком безынициативный, но интересный. Только я предупреждал, чтобы ты не лгала меня? – снова тон, от которого дрожь по телу. – И что мне с тобой делать?                                                                                                                                                   

Машу головой. Конечно, Саид решит так, как ему хочется. Я не могу ничего доказать. Слово Назара против моего, и мне никто никогда не верил. Только мужу.                                                                                                                                   

Но меня такой обидой накрывает, что я продолжаю спорить. Хочется хоть раз доказать свою правоту:                                                                                                                                                   

– Я не лгала! Я не… Я не материалистка. Никогда не была.                                                                                                                                                   

– Я лично слышал, как ты просила Назара о телефоне. Он приводил тебя в мой клуб. Дальше будешь изворачиваться?         

– Нет. Я не… Может? Если мой телефон разбился, то я могла попросить. Но не что-то дорогое.                                                                                                                                                   

– Эпл у нас теперь дешевая фирма? Он назвал тебя яблочницей, - хмурюсь, потому что… Саид запомнил это? Что-то брошенное вскользь, не зная меня? – А ты не спорила, пташка.                                                                                                                                                   

– Я… О. Яблочница? Это… Про фрукты. Я могу на них жить. Не на марке технике, на яблоках.                                                                                                                                                   

Саид застывает, его взгляд скользит по коже. Как разгоряченное лезвие, оставляя ожоги. Знаю, что он не поверит. Звучит глупым оправданием. Но мужчина не продолжает тему.                                                                                                                                                   

Выбивает почву из-под ног одной фразой:                                                                                                                                                   

– Собирайся, пташка.                                                                                                                                                   

– Куда?                                                                                                                                                                                                                                                                    

– Мне пора на встречу. Ты поедешь со мной. 

Глава 15. Ника

– Саид, - зову несмело, когда мужчина выходит из душа. – Я не могу поехать. У меня ведь нет одежды и… Что я там буду делать?

– Твоё дело просто сидеть рядом. Встреча незапланированная, из-за твоего мужа. И сегодня тебе придётся платить за его ошибки.

– Почему из-за Назара? Вы ведь его нашли и…

– Потому что, когда происходит такое – начинают сомневаться в моей силе. Нужны гарантии, что подобного не повторится. И что наказываю я в полную меру. Забираю всё, что могу.

– И меня в том числе.

Киваю на слова мужчины, провожая взглядом его спину. По коже мужчины стекают капли воды, впитываются в полотенце на бедрах. Я не могу понять этих жестоких правил, но…

Понимаю в это же время. Их необходимость. В детдоме тоже многие били первыми не из-за любви к насилию. Просто если ударишь первым, то меньше людей будут задевать.

Так и здесь, в мире Хаджиева. Нужно бить и стирать в порошок, чтобы удержать власть. Все намного опаснее, чем в приюте. Но истина одна и та же. Или ты, или тебя.

– Поэтому, пташка, сыграешь для моих знакомых. Они должны понять, что ситуация под моим контролем.

– Я не очень хорошая актриса.

– Значит, покажешь настоящие эмоции. Мне плевать, Ника. Бойся, улыбайся, хмурься. Ты поедешь со мной и будешь рядом.

– У меня нет одежды. Я же не могу быть в одной футболке? Я не поеду так!

– Поедешь, если я так сказал.

Саид отбрасывает полотенце в сторону, оставаясь полностью обнаженным. Взгляд сам скользит по его пояснице, к крепким поджатым ягодицам. У мужчины даже ноги крупные, накачанные.

На спине у Саида крупный шрам. Грубый, словно зашивали впопыхах, не в больнице. Я знаю, как выглядят раны после хороших швов. И это не один из них.

Поднимаюсь вверх и вниз по рубцу, пытаясь собрать мысли в кучу. Совсем недавно Саид был другим, расслабленным. И больше… Не теплоты, но чего-то похожего в голосе.

А сейчас сплошная сталь, которая бьёт по нервам. Только склонить голову и не спорить. Сделать всё, чтобы пережить эту ночь. Нельзя расслабляться и наглеть.  

– Но… Господин Саид…

– Вспомнила, наконец, о правильном обращении? – Саид разворачивается, а я жмурюсь. Под закрытыми веками вырисовывается образ мужского члена. – Но ты права, так не поедешь. Тебе нужно платье.

– У меня есть, дома. С выпускного, оно черное и длинное. Я не знаю, где ещё можно в такое время найти наряд.

– Везде, была бы возможность. Но у меня нет времени, поэтому поедем к тебе. Без глупостей, пташка. Ещё один побег… И трахну там, где поймаю. И наплюю на твою невинность.

– Я не невинна, - выпаливаю, а после прикусываю губу. Нужно просто молчать, всё время молчать.

– Поверь мне, пташка. Невинность не определяется целкой. Ты намного невинней и скромней многих девственниц. Но это даже нравится. Натяни.

Саид швыряет на кровать спортивные брюки. Они огромные для меня, я могла бы поместиться в одну штанину. В какую-то секунду даже думаю сделаю так, чтобы не потерять одежду по пути.

Но отметаю мысль, понимая, как комично буду смотреться. Я просто тону в штанах Саида. Именно сейчас понимаю, насколько он огромный. Крепкий, широкоплечий.

Не думаю, что видела хоть одного такого мужчину. Только в боевиках.

Затягиваю шнурки на поясе, придерживая резинку пальцами. Главное добраться до моей квартиры, а дальше я переоденусь. Никому ведь нет дела, в чем я расхаживаю в доме Саида.

А соседи спят, наверняка. А даже если нет, то у них будут другой повод для сплетен. Назара нет, а я незнакомого мужчину привожу в квартиру. От этого позора точно не отмыться.

В город мы едем молча. Вижу, как водитель косится на меня, но ничего не говорит. Меня точно все ненавидят. Им досталось из-за Назара. А после тому мужчине из-за меня. И, наверняка, всем из-за побега.

Со мной в квартиру поднимается только Саид и два его охранника. Сглатываю, когда замечаю у мужчин пистолет в кобуре. Убеждаю себя, что это делать образа. Никак иначе.

Но всё равно страшно, что дуло окажется направленным на меня.

Толкаю незапертую дверь, включая свет в прихожей. Вокруг валяются вещи, полный бардак. Но именно в таком хаосе меня вытащили из дома. Кажется, никого больше не было.

– За дверью ждите, - Саид бросает своим людям, оставаясь со мной наедине. – Порядок не твой конек?

– Это всё твоя охрана! Они тут перевернули… - теряю запал, когда вижу улыбку мужчины. – Прости. У меня не было времени убраться.

– Я догадался. Где твоя спальня?

– Что? Зачем? Саид, не нужно здесь…

– Показывай, пташка.

Короткий приказ, от которого всё трясётся.

Глава 16. Ника

Я медленно ступаю по узкому коридору, словно это выиграет время. Знаю, что нет. Если терпение Саид лопнет, то он просто толкнет меня в нужном направлении. Сам всё решит.

Я не понимаю…

Ему нравится играть со мной? Наслаждаться моей беспомощностью? Или мужчина просто привык себя так везти? Раздавать указания, не слушать возражений…

– Вот.

Задерживаю дыхание, толкая дверь в комнату. Ищу пальцами включатель, стараясь не встречаться взглядами с Хаджиевым. Я не понимаю его поступков. А ещё не понимаю себя.

Я никогда не стыдилась своего положения. Мне нравилась и съемная квартира, и маленькая спальня. И даже эта старая тюль, которая когда-то висела в квартире у бабушки.

А теперь мне неловко. Проглатываю горечь во рту, зная, что у Саида ванная больше, чем эта квартира. Что уж говорить о комнате. Вспоминаю, что штукатурка возле потолка обвалилась, а обои Назар так и не переклеил. Их подрал кот хозяйки, до нашего переезда.

«Стыдиться должна богатые, если они деньги наворовали. А мы живём честно».

Мама часто так повторяла, пока я не поверила в это. Обнимаю себя за плечи, проходя несколько шагов к старому шкафу возле окна. Пусть Саид увидит, что никто мне не покупал дорогих подарков. И ничего мне не было нужно.

– Я могу переодеться? – спрашиваю сдавленно. Я дома, а чувствую себя в опасности. Саид ворвался на мою территорию, пометил её своим запахом, аурой. Отобрал убежище. – Пожалуйста.

– Для начала покажи платье. Не позволю натягивать блядские шмотки.

– Оно приличное.

Вздергиваю подбородок, открывая дверцы. Платье мы выбирали вместе с мамой. Убили несколько дней, прежде чем нашли подходящий вариант. Мама потом ещё подшивала, добавляла камней.

Приятная ткань холодит кожу, когда я достаю вешалку с платьем. Разворачиваюсь, чтобы он убедился. До пола, без декольте, длинные рукава. Ничего лишнего или вызывающего.

– Подходит, - мужчина кивает, а после смотрит за спину. – Белое покажи.

– Нет, пожалуйста.

– Покажи, - он делает шаг ко мне, заставляя отступать. Давит своей энергетикой, пропитанной кровью и силой. Невозможно отказать, спорить. – Я жду, Ника.

– Пожалуйста, господин Саид. Это… Свадебное платье. Я не могу его надеть на встречу. Это неправильно.

Не жду, что это подействует. Но я умру, если появлюсь в свадебном платье вместе с Саидом. Конечно, оно не пышно, простое, в греческом стиле. Никто не подумает, что я выходила замуж в таком.

Но я знаю! И Назар знает. И это… То личное, что я не могу сейчас опорочить. Никогда. Как бы всё не шло, в тот день я была счастлива. Верила, что у нас навсегда-навсегда, и муж будет любить меня до конца жизни.

– Свадебное? – Саид подходит вплотную, касаясь костяшками моего лица. Ласкает кожу, вызывает внутри трепет. Это не бабочки – ураганы. – Хорошо. Черное выглядит неплохо.

– Спасибо.

– У меня нет желания причинять тебе боль лишний раз, - мужчина поглаживает пальцами венку на шее. Но всего одно движение… И он сможет свернуть шею просто так. – Пока ты ведешь себе правильно, Ника, тебе ничего не угрожает. Просто будь смирной и милой. И всё будет хорошо. Это ясно?

– Да. Я…

Хочу сказать о том, что постараюсь. Не буду злить, ничего не сделаю больше. Тихая, смирная, покорная. Какой захочет меня видеть Саид, потому что сегодняшняя ночь…

Будет или приговором, или билетом на свободу.

Так много всего хочу пообещать. Но телефон на тумбочке загорается. Я совсем забыла о нем, когда меня вытащили из кровати. Не подумала, что можно прихватить, позвонить в полицию.

А теперь не могу оторвать взгляда. До него не больше метра. Если рвануть, то можно успеть. Перескочить через кровать, спрятаться в ванной. Саид сильный, но я мелкая и быстрая. Может получится.

Двери здесь хлипкие, но выдержат. Если я успею набрать Аду, то наряд ФСБ приедет быстро. Только бы успеть и тогда всё закончится. Саид не будет угрозой.

Я буду свободной.

Экран загорается снова, гипнотизирует.

И я срываюсь с места.

Глава 17. Ника

Я сжимаю в пальцах хрупкий пластик, будто самое ценное оружие. Бьюсь мизинцем об угол тумбочке. И мой всхлип смешивается с руганью Саида. У него быстрая реакция.                                                                                                                                  

Секунда и он возле меня. Я успеваю лишь оказаться на другой стороне кровати. Замираю, встречаясь взглядами с мужчинами. У него неприкрытая злость. Огонь полыхает в ледяных глазах.                                                                                                              

Он сейчас меня… Сейчас накажет, сразу. Поймает и выполнит все угрозы. Не пожалеет. Его кулаки сжаты, венка на шее вздулась. Чистая ярость, заключенная в мужском теле.                                                                                                                            

– Прости, - выдыхаю, не рискуя двигаться дальше. – Это… Мама звонила, я не могу не ответить. Она не звонит просто так. У тебя ведь есть родные? Если они…                                                                                                              

– Ника, закрой рот!                                                                                                                                                                                                                            

Саид впервые рявкает, повышает голос. А меня словно окатило холодной водой. Сжимаю телефон в ладонях, пока внутри всё обрывается. Три слова, которые давят на меня, превращают в крошку.                                                                                                              

Я задерживаю дыхание, когда Саид подходит ближе. Упирается одним коленом в матрас, и кровать жалобно скрипит от этого движения. Так же скрипит моё сердце. Оно просто не выдерживает ритма этого дня.                                                                                                                                                                                           

Замирает, перестает биться.                                                                                                                                                                                                                            

– Я ничего плохого не хотела, - выдавливаю, стараясь не плакать. Не давать эмоциям выхода, не срываться в истерику. Главное говорить, убедить. – Не хотела.                                                                                                              

Хотела. Очень сильно хотела. У меня целую секунду жила надежда, что всё закончится. Я не просто марионетка, не пешка в чужой игре. Могу сделать рокировку, поменять исход игры.                                                                                                              

– Саид, - голос хрипит, срывается. Я сама протягиваю мобильник, пока мужчина не придвинулся. – Посмотри. Это, правда, мама. Она не звонит так поздно, что-то случилось. Я… Можно я её наберу, а потом ты накажешь? Так, как посчитаешь нужным. Я не буду сопротивляться. Пожалуйста.                                                                                                              

– Если ты солгала, пташка…                                                                                                                                                                                                                            

– Не солгала!                                                                                                                                                                                                                            

Именно подпись маме на звонке заставила сорваться. Я бы не рискнула, слишком боюсь реакции Саида. Но не смогла удержаться, только не в этом вопросе. Пусть мужчина наказывает. И делает что хочет.                                                                                                                                                                                                   

Но я должна была постараться. Если уж не сбежать, то поговорить с мамой. Успокоить, объяснить всё. Она ведь не просто так звонит среди ночи. Что-то её взволновало настолько, чтобы нарушить собственное правило. А мама ненавидит ночные звонки, никогда так не поступает.                                                                                                              

– Пожалуйста, - повторяю пересохшими губами. Не сопротивляюсь, когда Саид ловит моё запястье, притягивает ближе. – Я буду самой покорной и смирной, самой тихой. Слова не скажу, всё разрешу. Но если с мамой что-то случилось…                                                                                                                                     

– Звони на громкой связи.                                                                                                                                                                                                                            

– Спасибо.                                                                                                                                                                                                                            

Не попадаю пальцами по сенсору. Вижу больше двадцати пропущенных, и с каждой секундой всё больше волнуюсь. Будто в кровь загнали свинец, он несется ниже, падает камнем в желудок.                                                                                                              

Во рту горечь. Громкие гудки заполняют комнату, разбавляя моё сбитое дыхание. Саид садится рядом. Мужчина напоминает мне дикого зверя. Одно неправильное слово или резкое движение – и он набросится.                                                                                                                                                                                        

– Да? Ох, Никусь, - мамин уставший голос давит на плечи. Прижимаю ладонь к губам, чтобы не расплакаться. – Ты не отвечала так долго…                                                                                                              

– Прости. Прости, - произношу уверенней, задерживая дыхание. Кислород давит в легких, но позволяет говорить твердо. – Я заснула, не слышала звонка. Что-то случилось?                                                                                                                                                

– Ты всегда мне звонишь вечером.                                                                                                                                                                                                                            

– Прости, я собиралась, но… - но вооруженные люди Саида Хаджиева ворвались ко мне и похитили. А этот самый Саид сейчас пронзает меня взглядами. И его ладонь касается бедра, заставляя подскочить. – Но я заснула. Устала сегодня.                                                                                                              

– Ох, я запереживала. Ты не пропадаешь так. Боялась, что Назар что-то натворил. У вас всё хорошо?                                                                                                                               

– Да. Да, конечно, всё прекрасно.                                                                                                                                                                                                                            

Ложь напоминает кислоту. Щиплет кончик языка, когда я не могу остановится. Придумываю историю о каком-то фильме, говорю об ужине и планах на завтра.                                                                                                              

Саид не сводит с меня взгляд, мешая сосредоточится. Я сбиваюсь, когда он едва сжимает моё бедро. Сглатываю привкус обмана, продолжая с новой силой.                                                                                                              

– Мам, пожалуйста, не переживай. Тебе нельзя, у тебя сердце слабое. Всё хорошо. У меня всё хорошо. Я заеду на днях, хорошо? Ты только не переживай.                                                                                                              

– Ну что ты, доченька. Всё хорошо со мной. Просто ты не отвечала… Прости, что побеспокоила.    

– Мам!                                                                                                                                                                                                                            

– Нет-нет, я тебя услышала, я спокойна. Могу теперь ложится спать. И ты тоже ложись, не стоило тебя будить. Ты набери меня за день, я напеку пирогов любимых. Хорошо?                                                                                                                                                                 

– Да ничего не нужно, мам.                                                                                                                                                                                                                                             

Но мама уже не слушает. Говорит о готовке, вызывая слабую улыбку. После рассказывает сплетни двора, как ходила в больницу к подруге. А после поспешно прощается, вспоминая о времени.                                                                                                              

– Спасибо, - я сразу отдаю телефон Саиду, не желая больше играть. – Спасибо, что разрешил. Она… У мамы сердце слабое, ей нельзя нервничать.                                                                                                              

– Я понял. Глупый поступок, Ника. Необдуманный. Тебе стоило просто попросить, обошлась бы малой кровью. А так нарвалась на наказание.                                                                                                                                                                  

– Какое?                                                                                                                                                                                                                            

На кухне тикают часы, оглушая в тишине. Саид разворачивается ко мне, потирая подбородок. Его взгляд проникает под одежду, словно касается тела. Вызывает мурашки, вихри внутри.                                                                                                              

– Тебе советовали ложится, пташка, - мужчина давит ладонями на мои плечи, опрокидывая на спину. – А ты обещала всё разрешить. Поэтому – лежи смирно.                                                                                                              

И тянет мои штаны вниз.  

Глава 18. Ника

Моё тело напоминает натянутую струну, которую Саид постоянно задевает. Ласкает пальцами, прикусывает зубами. Кожа на шее начинает гореть, ключицы колит от щетины.

Мужчина не останавливается, давит сильнее. Впечатывает своим весом в кровать, ловит мои губы. Снова и снова, пока я не задыхаюсь. Хватаю желанный кислород, а аромат мужчины бьёт по нутру, обволакивает.

Не могу понять, что со мной. Внизу живота что-то давит, болит. И между ног жарко, невыносимо. Мне кажется, что я заболела, что сейчас умру. Слишком много всего, сложно разобраться.

А Саид не помогает. Он целует жадно, горячо. Одним касанием вытягивает из меня кислород. Я не помню, как оказываюсь на спине, как запускаю пальцы в жесткие волосы мужчины. Пропускаю короткие пряди между пальцами, тяну.

Пытаюсь отстранить мужчину или притянуть ещё ближе?

В голове горит вата, смоченная керосином. Я вся горю, каждая клеточка. Жар лижет грудь после прикосновений Саида, следует за его пальцами по ребрам и талии. Жжет низ живота, когда мужчина поглаживает лоно сквозь белье.

– Мне жарко, - хнычу, когда мои губы перестают терзать. – Очень жарко. Я заболела в лесу, мне надо….

– Тебе надо прекратить лгать, - Саид усмехается, прикусывает кожу на подбородке. До боли, до звезд перед глазами. Невозможно, чтобы один мужчина так влиял. Проникал в глубины души, вытаскивал все порочное. – Такая возбужденная, а я ведь даже не касался как следует.

– Нет. Это не… Головка кружится. И ты…

Это я и не я, кто-то другой. Мышцы живота подрагивает, бедра сводит судорогой, когда Саид надавливает пальцами на лоно. Сдвигает тонкую полоску трусиков в сторону, касается напрямую.

Прикусываю губу, даже не уверена: свою или Саида. Глушу громкие стоны внутри, стараюсь удержать. Его пальцы… там. Касаются, проводят по смазке. Я чувствую, насколько её много, как мужчина растирает её между ног.

Стыдно, жгуче, невыносимо. Что он так влияет меня, видит реакцию. Это даже не тело предает, это вся я оказываюсь изменницей. Самой себе, своим принципам.

Когда разум затянут дымом, когда костёр сжигает собой. У меня нет сил бороться, только прогнуться под настойчивые касания. Подчиниться полностью, принимая эту странную ласку.

– Какая ты отзывчивая, - Саид прихватывает мочку уха зубами, а у меня немеют пальцы. – Не сдерживайся, Ника. Хочу слышать твои стоны.

– Я не буду стонать, не буду.

– О, ты уже, пташка.

Меня выгибается, толкает навстречу мужчине, когда он касается внизу. Задевает какую-то точку, пуская дрожь по телу. Я сжимаю пальцами покрывало, чувствуя, как внизу всё пульсирует.

А Саид продолжает, снова и снова давит, пока из груди не вырывается постыдный стон. Звук, который напоминает выстрел. Отзывается вспышкой в глазах мужчины.

– Громче, Ника. И ты получишь всё, что захочешь.

Я хочу, чтобы Саид прекратил. Это слишком, непривычно. В груди всё сжимается, мышцы напоминают вату. Мне кажется, что я задыхаюсь, не чувствую собственного тела.

– Мне плохо, - хнычу, стараясь свести ноги. Саид творит что-то такое, от чего голова кружится. Я не смогу это пережить, справиться. Сердце так отчаянно стучит, ломает ребра. Дыхание застревает в горле, вырываясь вместе со стонами. – Мне плохо, Саид. Мне…

– Сейчас станет хорошо, пташка.

Только мужчина врет, становится ещё хуже. Каждую клеточку пронизывает, выворачивает наизнанку. Я мечусь под мужчиной, чувствую его возбуждение. Стояк Саида упирается в тазобедренные косточки, прожигает насквозь.

А его пальцы давят сильнее. Скользят по лону, снова давят. Раз за разом, пока перед глазами не мелькают вспышки. Саид поглаживает мою дырочку, которая сжимается, горит. Так хочется… Чего-то большего, сильнее.

– Вот так, Ника. Попроси меня.

– Пожалуйста.

– И о чём ты просишь? – сжимаюсь, когда Саид проникает в меня одним пальцем. Обхватываю его, так тесно, распирает. – Ну же, надо озвучивать свои желания.

– Чтобы это прекратилось, - шепчу, чувствуя слёзы в уголках глаз. Не могу справится с ощущениями, словно меня переполняет. Возбуждением, похотью, жаром. – Хочу… Хочу…

Я кричу, когда Саид начинает двигать пальцами быстрее. Мужчина ловит мои стоны губами, а я теряю связь с миром. Остаются только грубоватые, резкие касание.

Вес чужого тела.

Запах.

Глубокий поцелуй, язык, щекочущий нёбо. Как касание электричества, которое бежит по венам.

Ощущение полёта, падения. Снова и снова, пока меня не начинает колотить. Словно кислотой обливают. Или бензином. А Саид поджигает меня, заставляя кричать сильнее.

По телу проходит судорога, я вся сжимаюсь. Будто выстрел, облегчение. Чувствую, как лоно обжигает новой порцией смазки, как легче двигаться мужским пальцам. Только это не так остро, как было раньше. Будто с каждым толчком нега разливается по телу.

Я сгораю за секунду. Превращаюсь в сплошной пепел, который мужчина продолжает целовать.

Глава 19. Ника

Вокруг словно плотный вдохнуть. Не разглядеть ничего, не вдохнуть кислорода. Только тепло чужого тела, настойчивые касания. Ощущаю мокрые дорожки на щеках, которые Саид стирает. 

– Ты охренительно громкая, - выдыхает довольно, словно эта заслуга мужчины. Я часто моргаю, понимая, что теперь он лежит рядом. – Ты заплакала. Было больно?

– Н-нет, - выдаю смущенно, стараясь спрятать взгляд. Вопрос кажется ещё интимнее, чем всё то, что происходило до этого. – Не было. Мне просто было… Не знаю, как описать.

– Значит, ты часто плачешь во время оргазма?

– Не знаю.

– Не знаешь?

Саид приподнимается, упираясь локтем в матрас. Только сейчас замечаю, что его рубашка расстегнута, обнажает подтянутое тело. Сжимаю пальцы в кулак, чтобы не потянутся.

Какое-то непреодолимое желание прикоснуться. Провести по дорожке из темных волосков, коснуться пресса. Почему-то кажется, что он непременно окажется каменным.

– Когда ты говорила о жаре и том, что плохо, - тон Саида ледяной, но не сбивает температуру в комнате. – Ты не шутила.

– А должна была? Таким не шутят…

– Ты не знала, что с тобой? Пиздец.

Саид садится на кровати, и я следую его примеру. Не понимаю, что происходит. Что именно так удивляет мужчину, сбивает с толку. Притягиваю к себе ноги, ощущая, как внизу влажно.

Мужчина не продолжает свою эротическую пытку, хотя бугор в его брюках не уменьшается. Только притягивает меня ближе, чтобы наши тела соприкасались.

Я ему разонравилась? Или дело в том, что оказалась неопытной? Саид говорил, что ему нравятся другие девушки. Более раскрепощенные, смелые. Это точно не моё описание.

И я не понимаю, почему это так задевает. Просто… Внутри, проникает в легкие. Какое-то иррациональное желание. Не могу даже сформировать, сидит слишком глубоко в мыслях, чтобы я могла разобраться.

Жду, что мужчина продолжит. Объяснит, что его так насторожило. Это волнует сильнее, чем произошедшее. Господи, мы дома, в моей квартире. На кровати, где мы спали с Назаром. А я совсем забыла об этом, вычеркнула из мыслей.

Саид только что касался меня, так грязно и порочно, откровенно.

А я всё позволила.

И не чувствую себя ужасно из-за этого.

– Только не говори, что это твой первый оргазм. Ну, пташка. Почему молчишь?

– Ты сказал не говорить. Вы сказали.

Поспешно поправляюсь, опуская глаза. Не могу выдавить это «Господин Саид», только не сейчас. Между ног всё ещё влажно, немного жжет и пульсирует. А губы саднит из-за настойчивых поцелуев.

То, что со мной происходило – оргазм? Поэтому Саид так усмехался на мои жалобы, не верил. Мне казалось, что он издевается, заставляет терпеть. Но сейчас…

– Ника, я с тобой говорю, - резко поднимаю взгляд, встречаясь с легкой улыбкой мужчины. – Рад, что ты запоминаешь правила. Значит, ты никогда раньше не кончала?

– Мы… Можно не говорить об этом?

– Просто ответь на вопрос.

– Да.

Произношу на грани слышимости, стараясь не отвести взгляда. Саид говорит смотреть на него, и я стараюсь. И замечаю эмоции, которые проносятся на лице мужчины.

Он не показывает ничего, но отголоски… Удивление, как дергается уголок губ, приподнимается бровь. Мне кажется, что Саид не верит мне. Нр после мужчина кивает.

А мне… Стыдно, почему-то. Словно я неправильная, так не бывает.

Но я никогда не испытывала ничего подобного. Даже отголоска того пыла, что был только что сейчас. Легкое покалывание, тепло… Но не так, совсем не так.

– Ты ведь не девственница? Когда я спрашиваю, Ника, ты отвечаешь. Так это работает.

– Нет.

– И замужем за Назара? – киваю, не понимая вопроса. – Хреновый из твоего мужа любовник, пташка. Не удивительно, что ты так быстро завелась, если не касался никто.

– Саид! Не надо…

Потому что не могу сейчас думать о муже, не хочу. Только не после того, как получила оргазм с другим мужчиной. Впервые в жизни!

А после этой ночи, когда вернусь к Назару… Он меня не примет, вышвырнет из жизни. И я чувствую от этого облегчение. Только сейчас позволяю себе признаться.

Сглатываю, стараясь подавить страх перед будущим. Назар во всём обвинит меня, а я даже не смогу оправдаться. Лжи не будет – я действительно была с Саидом. Он касался меня, спал со мной. Это ведь можно назвать сексом?

Реакция Назара… Будет больно, я знаю. Но после он вышвырнет меня, скажет убираться. Я знаю мужа, знаю все его повадки. И ему не нужна «шлюха». И так ревновал к каждому, подозревал. А сейчас будет подтверждение измены.

И я…

Я стану свободной, получу то, что так хотела.

Ночь, которая началась так плохо, кажется теперь освобождением.

Глава 20. Саид

Наблюдаю за Никой. Суетится, собирается. Запретил из спальни выходить, так девчонка развернулась спиной. Пытается платье натянуть, прикрывает грудь ладошками.                                                                                                                                                  

Но это ничего, я ещё полюбуюсь. Ночь длинна впереди, я возьму своё сполна. Каждую деталь изучу, клеточку. Теперь зверь беснуется сильнее, эмоции берут вверх.                                                                                                                                                  

Нежная, невинная. Охрененная. Говорила, что заболела. Даже не знала, что такое оргазм. Как только в браке провела пару лет? Я бы тут же завалил, наплевав на условности.                                                                                                                                                  

Поебать, что с другим тут жила. Мелочь, сотрется. Нихрена они не делали, если Ника впервые от моих пальцев кончила. Сладко так, долго. Открыто, расставляя ножки шире.                                                                                                                                                  

У меня теперь планов выше крыше. В каждой позе девчонку опробовать. Показать, что такое быть с настоящим мужиком. Который не просто тыкать членом может.                                                                                                               

Доказать, кого выбирать надо было.                                                                                                                                                                                                                              

– Развернись, - приподнимаюсь на кровати, рассматривая ямочки на пояснице. В них охуенно будет пальцами давить, вколачиваясь в податливое тело. – Ника.                                                                                                               

– Саид… Господин Саид, я не…                                                                                                                                                                                                                              

– Повернись.                                                                                                                                                                                                                              

Блядь.                                                                                                                                                                                                                              

Нервы дергает, поджигает. Промедлением, этим блядским «господин». Думал на место поставлю, втолкую приоритеты. А теперь член дергается. Реагирует на шепот девчонки.                                                                                                                                                  

Ника медленно разворачивается, прижимая платье к груди. Прикрывается, опустив взгляд. Не смотрит, дрожит. Нет времени играть, давно ждут в клубе. А я наслаждаюсь.                                                                                                                                                  

Каждый шаг смакую.                                                                                                                                                                                                                              

– Продолжай одеваться. Не прикрывайся, просто натягивай шмотки.                                                                                                               

Херня, что девки умеют красиво раздеваться. Куда интереснее наблюдать за тем, как они одеваются. Ника натягивает один из рукавов, мелькает розовый сосок.                                                                                                               

Оголяется грудь, упругая, красивая. Идеально в ладони поместится. А как стонать будет, если сжать… Девушка тут же поправляет наряд, прикрываясь. Раззадоривает желание. Стянуть обратно, продолжить наблюдение.                                                                                                                                                                                              

В этом платье кажется ещё более хрупкой. Ювелирная талия, выпирающие ключицы. Маленькая, такую сломать можно. Легко, едва коснувшись. Тонкие запястья, которые Ника потирает от волнения.                                                                                                               

– Повернись.                                                                                                                                                                                                                              

Новый приказ.                                                                                                                                                                                                                              

Безукоризненное повиновение. Ника или подстраивается идеально, или играет. И в этот момент мне плевать. Рвет от мысли, какая она податливая. Послушная.                                                                                                               

Как будет команды в кровати исполнять.                                                                                                               

– Закончим и вещи упакуешь, - касаюсь пальцами выступающих позвонков. Провожу от ягодиц до самой шее. Смакую, как Ника дрожит. Втягивает воздух, расслабляясь в моих руках. – Ясно?                                                                                                               

– Зачем?                                                                                                                                                                                                                              

– После клуба ко мне вернешься. Будешь голой или в вечернем платье ходить?                                                                                                               

– Я поняла. Тогда…                                                                                                                                                                                                                              

– Не дергайся.                                                                                                                                                                                                                              

Притягиваю Нику за талию. Давлю на низ живота, удерживая. Касаюсь губами нежной кожи, убирая волосы в сторону. Время, сука, поджимает. А я не спешу, растягиваю удовольствие.                                                                                                               

Ласкаю пальцами шею, чуть сдавливая. Девчонка даже не дергается, замирает. Подчиняется. В некоторых это на подкорке заложено. Следовать, выполнять.                                                                                                               

И здесь не наигранно, искренне. Честно.                                                                                                               

Медленно тяну язычок молнии вверх, поправляя платье. Разворачиваю Нику к себе, видя румянец на бледном лице. Хороша, очень хороша.                       

– Вещи и на выход.                                                                                                                                                                                                                              

– Можно мне телефон взять? Если будет мама звонить. Я тебе сразу отдам. Вам, - фыркает под нос, недовольная. А я кайфую от того, как сбивается. Киваю, убирая телефон в карман пиджака. – Спасибо. У меня есть ещё пару минут? Я хочу макияж нанести. Прикрыть синяк.                                                                                                               

– Смущает?                                                                                                                                                                                                                              

Урою гандона. Мой приказ нарушил. Моё тронул. Этого хватит, чтобы обойму всадить. И извращенное удовольствие получу. На полную катушку. Из-за того, что у Ники теперь след остаётся.                                                                                                               

Не моя отметина.                                                                                                                                                                                                                              

– Некрасиво. Все будут…                                                                                                                                                                                                                              

– Я за тебя спросил. Тебе мешает?                                                                                                                                                                                                                              

– Нет, но… - смущается, тяжело вздыхает.                                                                                                               

– Значит не надо. Охранник за это ответит, сполна. Твоё наказание мы ещё обсудим за побег.                                                                                                                                                  

– Так вы же… Ты меня уже отшлепал за это.                                                                                                               

– Даже не начинал, Ника. Собирайся и пошли. Чем быстрее я закончу это всё, тем быстрее окажемся вдвоем. 

Глава 21. Ника

Против воли жмусь к Саиду, стоит выйти из машины. Мне не нравится место, куда мы приезжаем. С виду обычный ресторан или клуб, но без слишком громкой музыки. Парковка забита машинами, возле входа курят несколько охранников. Ну, скорее всего это они – черные костюмы, даже не прикрытое оружие.

Даже на улице атмосфера давящая, нагнетает. Я уже представляю, что будет дальше. Шагаю, словно приближаюсь к самому центру криминального мира. Раз или два я была здесь.

Но днем, с Назаром. Его вызывали в выходной, и он заезжал со мной. Я ждала мужа в машине или возле бара, никуда не ходила лишний раз. Боялась, что если сделаю лишний шаг – увязну в этом навечно.

Только ночью всё отличается. Не классическое место для бандитов, элитное заведение. Вокруг горят маленькие лампочки, украшение девушек переливается на свету.

В основном тут одни девушки. Сидят за столиками, кто-то курит кальян. Бегают официантки на огромных шпильках, сохраняя равновесие и прямую спину. Ещё охрана за угловыми столиками.

Чувствую себя неуместно, лишней. Любимое платье с выпускного кажется совсем дешевым на фоне остальных. Простенькое, без изысков, только небольшой вырез на спине. Созданный словно специально для Саида. Его ладони, которая поглаживает между лопаток, толкает вперед.

На мне нет ни одного украшения, а гостьи ресторана увешаны ими. Даже обручальное кольцо осталось в квартире. Саид приказал его снять, а мне хотелось этого же.

Сколько раз я мечтала, что поступлю так. Сброшу кольцо, оставлю возле выхода. И навсегда закончу разрушительные отношения с Назаром. Только знала, что муж вернет обратно, а кольцо приклеит к коже, чтобы не смела так делать.

– Не вылезай и не привлекай к себе внимания, - киваю на слова Саида, когда мы двигаемся дальше. – Помалкивай. Обращение ко мне напомнить?

– Господин Саид, - шепчут, едва переставляя ноги. Внутри всё подрагивает, я сильнее прижимаюсь к мужчине. Моя единственная защита. Слепая уверенность, что он не даст причинить мне вред. – К остальным так же обращаться?

– Да. Но лучше…

– Молчать, я поняла.

– Мои приказы выполнять без вопросов.

Напоминаю себе болванчик, часто кивая. Глушу в себе надежду на побег, заставляю следовать за мужчиной. Здесь никто не поможет. Поймают и вернут Саиду.

А мне не хочется его злить. После того, что было в квартире… После его настойчивых поцелуев, грубых касаний… Это не перемирие, не хрупкая надежда, но внутри что-то нашептывает.

Вести себя смирно, следовать указаниям. И тогда всё будет хорошо, спокойной. Если я буду вести себя правильно, то ничего плохого не случится. Саид мог взять меня где угодно. Жестоко наказать за побег по лесу или то, что я путаюсь с «ты» и «вы».

Но он не сделал того. Не герой, не заслуживает благодарности. Но меня вырвали из моей жизни, запихнули в центр разборок. И всё могло быть намного хуже.

– Наконец-то, брат. Я думал, что тебя уже подстрелили и закопали. Нехорошо заставлять Цербера ждать.

Один шаг в закрытый зал, и я оказываюсь среди гула голосов. Взгляд бегает по незнакомым мужчинам, цепляясь за говорящего. Сглатываю, рассматривая копию Саида.

Они похожи, даже слишком. Словно… «Брат» не просто красное словцо, а действительно семейные узы. Мужчина лишь немного шире в плечах, выше. Борода у него гуще и длиннее. И глаза темные.

Но с первого взгляда… Не отличить!

– Цербер ведь не приехал, - Саид усмехается, незаметным жестом притягивая меня чуть ближе. Впивается пальцами в кожу, не позволяя остановится. – Прости, Халид, возникло важное дело.

– Ничего, твоя правая рука нас развлекал. Мы обсудили главные условия поставки. Хотя не скажу, что меня устраивает безопасность груза. Последний заезд был проблемным, не так ли.

Саид ничего не отвечает, усаживаясь в кресло. Хлопает ладонью по подлокотнику, поторапливая меня. Задерживаю дыхание, стараюсь, чтобы ладони не дрожали.

Не показывать своего страха. Так ведь нужно вести себя с дикими зверями? Саид защитит – кручу как мантру в голове. Никому нет до меня дела, заняты своими делами.

Встречаюсь взглядами с ещё одно девушки, которая точно так же сидит на подлокотнике возле другого мужчины. Она улыбается мне краешком губ, и это придает уверенности. Я не буду выделятся на фоне других, поэтому аккуратно присаживаюсь возле Саида.

– Именно поэтому здесь посредник, чтобы никаких вопросов, - по тону не похоже, что они семья. Словно… конкуренты. – А со своими проблемами, Халид, я решаю вопрос сам.

– Полагаю, со срывом поставки тоже решил? Решил Назаром?

– Да, и со всеми остальными, - Саид жмет плечами, пока меня трясёт от упоминания мужа. – Ты беспокоишься, Халид?

– Просто интересуюсь. А это, если не ошибаюсь, жена Назара?

И все взгляды в комнате прикованы ко мне.

Глава 22. Ника

Мне кажется, что температура в комнате подскакивает на несколько градусов. Спина покрывается испариной, не получается вдохнуть. Воздух разжаренный, плотный.

От взглядов остальных мне не по себе. Что они думают? Я пришла с Саидом, пока мой муж непонятно где. Я жена предателя – это ведь клеймо, вина без вины.

– Не твоё дело, - Саид отвечает просто, откидываясь на спинку кресла. Тянет меня к себе, от чего я едва не съезжаю на его колени. – С каких пор тебя интересуют чужие жены?

– Просто хочу знать, что всё пройдёт без проблем.

– Здесь посредник, Халид. Он решит все проблемы, если что-то случится. Мой товар, твои деньги – всё в безопасности. Не так ли, Тим?

– Естественно, - мужчина, даже парень скорее, усмехается. – Я всё подготовил. Кстати, по поводу поставки…

Я медленно отключаюсь от разговоров. Не слушаю ничего, скольжу взглядом по людям. Рассматриваю декор комнаты, сосредотачиваюсь на ладони Саида. Теплая, огромная. Мужчина её и не убрал с моей спины. Поглаживает, словно автоматом, не прекращая разговора.

Чувствую себя декором, и это немного цепляет. Вещью, как называл меня Саид в начале вечера. Есть и есть, никто не обращает внимания. Это хорошо, да. Правильно.

Меня вопросов, спокойнее дышать.

Но всё равно… Что-то царапает под ребрами, кусается до жжения в глазах. Часто моргаю, радуясь, что не нанесла макияж. Сейчас бы из-за туши щипало глаза, наверняка, осыпались бы черные комочки…

– Иди с остальными, - голос Саида приводит в чувство. Он кивает на других девушек, которые уже направились к выходу. – Не светись. Поняла меня.

– Да. Господин Саид.

Едва выдавливаю, рывком поднимаюсь. Кажется, слышу смешок в спину, от того самого Халида. Что-то ещё говорит, за покладистую, а после разговор уходит куда в сторону.

На секунду встречаюсь взглядом с Халидом. Он сканирует меня, как это делает Саид. А после отворачивается, теряя интерес. А я прирастаю к полу, понимая, что царапало всё время.

Халид.

Цербер, который не приехал.

Двигаюсь за девушками просто потому, что так нужно. От меня ждут подчинения, сейчас не готова спорить. Халид и Цербер. О них я тоже слышала, но не от Назара.

Дура, какая я дура.

Нужно было слушать всё, каждую делать, каждое слово. Всю подноготную выучить, зазубрить. А после, когда всё закончится, рассказать обо всём Аде. Подруга копала как могла на Цербера, искала.

Не для судебного процесса, ради мести. Именно он убил её родителей, отправил в детдом. А Халид был правой рукой, важной частью системы. И Ада так искала способы подобраться…

А я могла помочь ей, хоть немного отплатить за её доброту. Подруга мало рассказывала о своих делах, не хотела втягивать. Но ей ведь нужна была информация! Мне бы только вернутся и услышать что-то!

– Ты в порядке? – блондинка тормозит, дожидаясь меня. – Пошли, эти разговоры надолго.

– Ты часто здесь бываешь?

– Бываю, - жмет плечами, падает за свободный столик. Следую её примеру, понимая, что несколько других девушек так же разбрелись. Просто ждут, когда позовут обратно? Жутко, словно собачек. И я такая же. – Я Мира, кстати. Ты…

– Ника.

– Приятно познакомиться. Не против? – трясет электронной сигаретой и тут же затягивается. – Ты впервые, да? Это заметно, привыкнешь, - выдыхает дым, улыбается… Как-то просто, по-доброму. Хотя секунду назад растягивала красные губы в подобии хищной улыбки. – Со временем спокойней будет.

– Не привыкну. То есть… Не важно.

– Как скажешь. Закажи себе что-то, тебе явно надо расслабиться. Для нас – бесплатно, как гостьям Хаджиева.

Больше Мира ничего не говорит. Мы погружаемся в тишину, и это хорошо. Раскладываю все переживания по полочкам, успокаиваю дрожащие пальцы. Сжимаю ткань платья, вокруг стоит запах табака.

Только сейчас понимаю, что платьем тоже выделяюсь среди остальных. Даже не его простотой, стоимостью. Оно слишком закрытое, длинное на фоне других девушек. И в моем шкафу были другие, более открытые. Но Саид не сказал, что не подходит.

Почему?

Они были не лучше и не хуже.

Скоро мозги закипят, взорвутся.

Тело покрывается мурашками, когда какой-то мужчина просто присаживается за наш столик. Падает рядом со мной, не слушая возмущений.

– Не против познакомиться?

– Против, - Мира и бровью не ведет, делая глоток вина. – Нашим мужчинам это не понравится.

– А они не узнают.

Узнают. Уверена, что Саид даже о взгляде моём узнает, если захочет. И в мысли проберётся. И виноватой посчитает меня.

Глава 23. Ника

– Случай, - Мира широко улыбается, холодно. Наклоняется ближе. – А ты как любишь?

– Как? – мужчина пьян, явно. Или под чем-то. Говорит вяло, глаза затуманены. Господи, почему охрана не подходит? – О, люблю…

– Да, как? Жить любишь?

– Не понял.

– Если любишь жизнь, то лучше тебе пересесть. Смотри как всё будет. Я позову охрану, они тебя спровадят. Потом мой мужчина спросит, какие проблемы будут. А я на тебя пальчиком покажу и… И потом проблемы будут у тебя. Не красиво получается, да?

– Слушай, мне твои угрозы не упали. Ты таксу назови, знаю я таких.

– Милый, я для тебя слишком дорогая. Хватит только посмотреть.

– А ты не…

– Я бы поверил, мужик. Дорого обойдётся.

Вздрагиваю от ещё одного мужского голоса, поднимаю взгляд. Рядом останавливается мужчина. Коренастый, темноволосый. Я не видела его в кабинете Саида, но он тоже не кажется простым посетителем.

Или это моя паранойя? Каждый кажется опасным, несет угрозу. Впервые мне хочется обратно к Саиду. С ним я хотя бы знала, чего ожидать. А здесь вздрагиваю от каждого звука.

– Мы сами разберемся. Иди куда шел.

– К тебе шел, - мужчина дергает за шиворот, поднимая из-за стола. Отталкивает подальше, укладывая ладонь на кобуру. – Тебе проблемы с кем больше нужны? Со мной или с хозяином заведения?

– Ой, Царёк, всё веселье портишь, - Мира держится отстраненно, с приклеенной улыбкой, когда тот мужчина уходит. – Мы бы сами справились.  

– Не сомневаюсь. По хуям прыгать не так уж и сложно, да?

– Именно. А ты переживаешь?

– Жалко стало?

– Меня?

– Мужика. Из-за шлюхи пострадать.

Они буравят друг друга взглядами, а я чувствую себя лишней. Хочется уйти, да только мужчина – Царёк? – остановился с моей стороны. Облокотился ладонью на диван, не пройти.

Приходится делать вид, что меня здесь нет. Не замечаю их переглядок. Как Мира едва вздрагивает, расправляя плечи. Улыбается широко, играет с трубочкой в бокале.

– Пока-пока, - машет рукой, когда мужчина быстро удаляется. – Бывший мой. Правда, сущая прелесть?

– Эм… Не очень вежливо. Я…

– Забей. Это ещё милый и доброжелательный разговор был.

Не хочу даже думать, какие у них другие бывают. Но знаю, что похожий ждёт и меня. Про шлюху, изменщицу и дрянь. Назар не пожалеет выражений, всё выскажет.

А я…

Я просто хочу, чтобы это закончилось. Заснуть и проснуться спустя месяца, когда нас развели, а мужчины больше нет в моей жизни. Только он ведь просто так не отпустит.

Не примет обратно, не простит за эту ночь. Но и не даст уйти спокойно, вернутся к матери. Нет, он найдёт способ вытравить всю душу, окончательно добить.

А мне… Мне просто нужно найти вариант. Единственный верный путь к спасению. Чтобы мужчина не приближался, не трогал. Забыл о моем существовании.

– Дыши, Ника, не твоя вина, - Мира выглядит куда серьезней, бросая взгляд за мою спину. – Хаджиеву так и скажешь, ты ничего не решала. А лучше сразу в ответ бей, что его охрана плохо справляется. Запомнила?

– Да, но… Не думаю, что это важно.

– Важно.

Мира кивает, заставляя меня обернуться. Ловлю взгляд Саида, крайне недовольный. Он приближается ко мне, а я тут же поднимаюсь, допивая приторно-сладкий коктейль. Надеюсь, что алкоголь даст сил и терпения на этот разговор.

Мужчина ничего не спрашивает. Просто сжимает руку выше локтя, ведёт за собой. Быстро, едва поспеваю в этих туфлях. Они жмут, непривычные. Кажется, что сейчас упаду. Но, кажется, Саид бы даже этого не заметил.

– Что за мужик? – рычит практически, толкая меня в пустое помещение. Кабинет, где включены только боковые светильники. – Не слышу, пташка.

– Он просто подошел, пьяный. Я причем? Почему если твоя охрана…

– За мою охрану я сам решу. Сейчас вопрос с тобой.

Я не понимаю причины гнева, такой реакции. В голове вертятся оправдания, но язык прилипает к нёбу. Выдавливаю только писк, когда мужчина сжимает руками бляху ремня.

Расстёгивает, быстро, без показухи. Вытаскивает ремень из шлевок брюк, складывает пополам. Характерным жестом, от которого всё подрагивает внутри. Отступаю, хватаясь пальцами за стол. Перед глазами всё плывёт.

Он же не будет…

Нет.

Я не…

Сердце колотится, спазмами сжимает горло. Хриплю, когда мужчина приближается.

– Будем разбираться и учить тебя, Ника.

А я вижу только кожаный ремень, блеск железной пластины.

Господи, Саид ведь не будет меня бить.

Правда?

Глава 24. Саид

Ни на секунду нельзя оставить. Отправил с Мирой, единственной нормальной девкой среди всех. Шлюховатый образ, но не душа. Должна была присмотреть.                                                                                                                 

А стоило вернуться, как рядом с пташкой вертелся какой-то мужик. Сидел рядом, руку закидывал. Хорошо, что Царь раньше подоспел. Иначе гостью был бы пиздец.                                                                                                                          

Хотелось рвать каждого, кто был рядом с девчонкой. Смотрел на неё. Едва хватило мозгов не сказать ничего брату. Тот тоже Нику рассматривал. Не пожирал глазами, как некоторые.                                                                                                                                                      

Но легче не становилось. Притащил девчонку сюда, думал снять напряжение. Не дело, когда так рвет. Член в брюках удержать невозможно. Хочется её, везде.                                                                                                                                                      

Пометить, присвоить. С того самого момента, как впервые увидел.                                                                                                                                                      

Наваждение, порочное, жуткое. Мне не нравится, а Ника тем более не оценит. Насколько у меня далеко планы забегают. Как много всего собираюсь сделать.                                                                                                                                                      

– Саид.                                                                                                                                                                                                                                                                      

Голос девчонки дрожит, когда я приближаюсь. Резко, быстро. Собираюсь взять то, что мне принадлежит. По факту, девчонка моя. Забрал её на всех правах, могу делать что хочу.                                                                                                                                                      

Теплая кожа ремня согревает руку. Подкидывает дров к желанию. Намекает, что дальше делать надо. Для профилактики, лечения. Чтобы Ника не сидела с другими за столом, блядь.                                                                                                                                                      

Близко не подпускала.                                                                                                                                                      

– Саид, пожалуйста, - тянет тихо, когда вжимаю девку в стол. – Не надо.                                                                                                                                                      

Не слышу её, кровь шумит. Ревность жгучая, которую нужно под контролем держать. Не выпускать, не сейчас. Повода нет, а всё равно изжогой внутри сидит.                                                                                                                          

Сжигает быстро, вспыхивает за минуту. Стереть с неё чужие прикосновения, подчинить. Доказать право собственности, оставить миллион меток.                                                                                                                                                      

Мысли мечутся, бросая перед глазами разные фантазии. Рвет сознание.                                                                                                                                                      

– Саид.                                                                                                                                                                                                                                          

Повторяет, будто поможет. Но в этот раз застываю. Словно окатили холодной водой, швырнули в прорубь. По мозгам бьёт током, когда тяну ладонь к лицу девчонки.                                                                                                                                                      

А Ника прикрывается, дёргается.                                                                                                                                                      

Слишком характерным жестом.                                                                                                                                                      

– Ты чего надумала, - сжимаю подбородок, заставляя посмотреть на себя. – На кого ты смотришь, когда я говорю с тобой.                                                                                                                                                      

– На тебя.                                                                                                                                                                                                                                                                      

– Ну?! – рявкаю, потому что не нравится её реакция. Как кислотой по внутренностям – неприятно, свербит под кожей, разъедает. – Ника!                                                                                                                                                      

– Смотрю. Только не надо…                                                                                                                                                      

– Чего не надо? Ты говори, озвучивай. Нет? – получается слишком зло, девчонка дергается. Отшвыриваю ремень подальше, сгребая Нику двумя руками. Прижимаю крепко к себе, не выпуская. Касаюсь губами подбородка, скул. – Я жду.                                                                                                                                                      

– Ничего не надо. Я не…                                                                                                                                                      

– А теперь, пташка, рассказывай.                                                                                                                                                      

– Что?                                                                                                                                                                                                                                                                       

Ника молчит, только дрожит. Вжимает лицо в мою грудь, пачкает слезами рубашку. Но сейчас поебать, этих тряпок миллион куплю. И себе, и ей. Больше догадка тревожит.                                                                                                                                                      

Тяну девчонку за собой на диван, усаживая к себе на колени. Сжимаю хрупкое тело. Злюсь на дурацкое платье. Идеальное: закрытое, почти не показывает тела, никакого повода для ревности. Словно для меня выбирала заранее, знала, как угодить.                                                                                                                                                      

Но сейчас бесит всё. И длинный подол, и невозможность задрать его повыше. Приходится через плотную ткань поглаживать ноги и бедра. Ждать, когда Нику немного отпустит.                                                                                                                                                      

– Ну, пташка? Я жду. Когда я спрашиваю – ты отвечаешь. Без вариантов.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ – Я не хочу, - хрипит, сильнее вжимаясь. – Просто ты… И ремень… И…                                                                                                                                                      

– Не собирался я тебя лупить.                                                                                                                                                      

– Но ты говорил, угрожал. Что отшлепаешь. И… - всхлипывает, ловит влажными от слез губами воздух. Едва отстраняется, смотря на меня. Помнит закон, умница. Легко с ней будет, если начнет включаться. – Я…                                                                                                                                                                            

– Не лупить, а отшлепать. Сама сказала. Пройтись ладонью по упругой заднице, раззадорить. В итоге ты сама начнешь поддаваться, просить большего. И к этому мы вернемся. И тебе понравится. Но ты испугалась.                                                                                                                                                                                

– Ты видел себя злого? Кто угодно испугается…                                                                                                      

– До этого ты пугалась совсем не так. Поэтому вопрос открыт.                                                                                                                                                      

– Какой ублюдок на тебя руку поднимал? Это он, твой муж?                                                                                                                                                      

Если он, то могилу сам себе выроет.                                                                                                                                                      

Этой же ночью.  

Глава 25. Ника

Я не могу выдавить ни слова. Рыдания душат, а я жмусь сильнее к Саиду. Он меня напугал, довёл до такого состояния. И в нём же я ищу утешение, поддаваясь непонятным импульсам.

Обхватываю руками его шею, втягиваю запах табака. От Саида он нравится. Терпкий, сильный. Как те крепкие сигареты, которые он курил. Дышу, пытаясь собраться.

– Ника, кончай истерику.

Мужчина сжимает мои бедра, задирает платье. Не понимаю в какую секунду, но он разворачивает лицом к себе. Оказываюсь верхом, колени упираются в диван по бокам от ног Саида. А платье неприлично задрано до талии, позволяя сесть удобнее.

Часто моргаю, тру пальцами глаза. Ресницы влажные, слипшиеся из-за слёз. А я совсем не понимаю, как всё дошло до этого. До такой откровенной позы. Саид ведь не будет…

Но мужчина только ведёт пальцами по щекам, вытирая влажные дорожки. Касается мягко. Нежно, если бы такое слово существовало для Саида. Давит на шею сзади, не позволяя отстраниться.

– Я не тот, кто будет утешать, пташка. Поэтому выкладывай, кто тебя обидел, и я с ним разберусь.

– Никто. Не…

– Не терплю ложь. Поэтому подумай и говори правду.

– Это не Назар. Не из-за него страх. Я просто не хотела боли, очень не хотела. И я не знала, что у тебя в голове. И ты…

– Такой страх не появляется просто так, Ник. Я видел его, знаю. Это не то, как реагируют на случайную угрозу.  

– Зачем тебе это? Это мои… Мои проблемы. Ты ведь забрал меня на эту ночь, так? Угрожал сделать всё, что захочешь. С моим телом, но точно уж не моей душой. Может, как ты там говорил, я и принадлежу Назару. И вещь, пусть. Как хочешь. Но душа… Моя душа принадлежит только мне и Богу. И я не обязана пускать тебя туда.

Закусываю губу, ушиб на щеке пульсирует. Я знаю, что подписываю себе смертный приговор таким тоном. Отпором, которого не должна позволять. Ответить, придумать ложь.

Только Саид копает слишком глубоко, пробирается в самую душу. Я не готова открываться так. Зачем? Это всего одна ночь, несколько часов. Я смирилась, готова стрепеть многое.

Тем более, что касания Саида не вызывают неприязни, только странное тепло внутри. Оно растекается вслед за ладонями, вибрирует в груди. То, как мужчина ласкал в квартире, что со мной творил…

Совсем не противно, не ужасно. Я ведь даже не думала, что может быть настолько хорошо с мужчиной. Больно, нестерпимо, а после взрывами и пеплом садится внутри.

Вкусом свободы, легкости.

И на это я готова. Где-то в глубине мне этого хочется. Провести пальчиками по его плечам, прочувствовать мощь мускул. Забраться под рубашку, очертить каждую клеточку.

Касаться, изучать. Делать то, что никогда не делала. Позволить себе всё, хотя Саид не из тех, кто позволит вести в постели. Но… Мне хочется, так много хочется этой ночью.

Только не пускать в душу, не туда. Саид всё выпотрошит, перевернет. Узнает то, о чём я ни с кем особо не говорила. А потом что? Как мне утром справиться с этим?

– Вероника, - сжимаюсь от полного имени, жду новых угроз. Шантажа. Что сейчас мужчина плюнет на всё и просто разложит на диване. Но он только сильнее сжимает в объятиях. – Расскажи мне. Душу я тоже найду как заполучить.

– Я… Это из детства.

– Мать?

– Нет! Она бы никогда! – распахиваю глаза, не веря, что Саид мог такое подумать. – У меня самая лучшая мама!

– Я лишь предположил, пташка. Тогда кто?

– Папа. Ты не подумай, он не злой и не плохой. Он… Пил, слишком много. И это не… Не то, чтобы он избивал меня постоянно или каждый день. Так просто получилось, - выпаливаю, видя, как играют желваки на лице мужчины. Он прищуривает глаза, крепче сжимает меня в объятиях. – Этот шрам он оставил. Вот тут, на брови.

Дрожу, когда мужчина очерчивает лицо, находит пальцами старый рубец. Терпеть его не могу, каждый раз в зеркале вижу только его. В детстве плакала, что совсем не красивая, никому не понравлюсь. А со временем шрам побелел, скрылся за бровью.

Саид гладит, но взгляд его не теплеет. Лишь в касаниях чувствую непривычную нежность. Никто так никогда не касался, не чертил линию пальцами. Назар предпочитал вообще его не замечать.

– И как это произошло?

– Я маленькая была, а папа выпивал. Я пыталась забрать бутылку, а он разозлился, просто швырнул в меня. Не думал, что попадет. Сам очень испугался, правда, - не знаю почему, но продолжаю выгораживать отца. Внутри сидит та любовь ребенка к родителям, которую ничем не вытравить. – Крови было море, мы поехали зашивать. Мама не знала, что папа поднимает на меня руку, я никогда не жаловалась. А когда мне наложили швы – она сразу ушла, забрала меня.

– Но страх остался.

– Я не знаю, почему так. Просто опасаюсь людей в гневе и пьяных, особенно когда это сочетается.

– Я не пьяный, Ника.

– Ты пил, это же…

– Проведем как-то эксперимент. Проверишь, что меня от пары бокалов не развозит. Не берёт. И так я тебя никогда не трону. Никто больше не тронет.

Мне так хочется верить в это, верить Саиду. Что просто киваю, а после сама подаюсь вперед. Касаюсь его сухих, шероховатых губ. Не знаю, как правильно, как ему нравится.

Но Саид сам направляет, перехватывает контроль, углубляя поцелуй.

Он не говорит, как Назар, что я сама виновата. Что не стоило отца трогать, никому такое не понравится. И надо было рассказать раньше, а не жаловаться.

Саид просто целует. И позволяет мне забыться.

Глава 26. Ника

Я тихо стону, когда пальцы мужчины сжимают ягодицы. Сильнее прижимаюсь, а между ног упирается возбуждение. Так остро давит на лоно, пробирает до кончиков пальцев.

Пугаюсь собственно реакции, поступков. Стараюсь отодвинуться, но Саид не позволяет. Держит крепко, заставляя меня терять связь с реальностью. Его губы сминают мои, настойчиво, властно.

Саид каждым движением доказывает, кому я принадлежу. А я не могу спорить. Стону в поцелуй, когда пальцами мужчина поглаживает мою грудь и бедра, спину. Его ладони касаются каждой клеточки, не оставляя шансов.

Задыхаюсь от нехватки кислорода, едва ловлю капли воздуха. Горячее дыхание Саида шпарит, вызывает трепет внизу живота. Ерзаю, чувствуя пульсацию между ног.

– Сладкая, - мужчина усмехается, отрываясь. Касается пальцами припухших губ, а после снова наклоняется, касаясь кончиком языка моей щеки. – Уже потекла, пташка?

– Нет.

– Что я говорил за ложь?

– Ммм… Возможно?

Саид коротко смеётся, заражая своей вибрацией. Натянутые струны внутри дрожат, стягивают возбуждением. А я смотрю на мужчину, не могу отвернуться. Любуюсь.

На загорелую кожу, дорожку волос. Мощную шею, эту выпирающую венку. Так хочется прикусить губами, попробовать кожу на вкус. Стыдно от собственных желаний, но они только растут, множатся.

– Озвучивай свои желания, Ника. И тогда получишь всё. У меня вот одно желание: брать, пока всю сперму в тебя не спущу.

– Саид!

– Это грубая, но правда. Так чего хочешь ты?

– Я…

Саид не ждет ответа, вырывает новый стон. Опускает свою ладонь между нами, давит на клитор. Я чувствую, как ткань белья пропитывается моей влагой. Так много смазки, желание давит изнутри.

Он трет сильнее, короткими мазками. Я вскидываюсь и сжимаю плечи ладонями, стараясь удержаться. Голова кружится, все сливается в одно пятно. Между ног горит, а Саид не помогает. Каждое его касание делает хуже, вызывает спазмы.

Подаюсь вперед, сильнее прижимаясь. Стараюсь усилить давление, получить ту разрядку. Когда легко, хорошо. Мышцы напряжены, не могу остановится.

Дергаю пальцами рубашку Саида, теряясь. А после замираю, понимая, что перехожу грань.

– Делай, что хочешь, Ника. Сейчас у тебя карт-бланш.

– Сейчас?

– После я возьму своё. В любимых позах, пока ты не сорвешь голос.

– Я хочу… Хочу раздеть тебя.

Признание даётся сложно, напоминает удар по голове. Звон вокруг, ничего не соображаю. Меня словно нет больше, всем правит тело. Порочные чувства, которые кипят внутри.

Пробираюсь пальцами под одежду, очерчивая мышцы. Оставляю смазанный поцелуй на шее. Зарываюсь в темные волосы, перебирая короткие пряди.

Хаотично, быстро. Расстегиваю пуговицы на рубашке, вырываю одну, когда Саид сдвигает трусики и касается лона. Размашисто вводи в меня два пальца, заставляя выгибаться навстречу.

– Нетерпеливая сучка, - произносит довольно, пока меня разрывает на части. – Упрись коленями сильнее, приподнимись. А теперь, - тянет, когда я выполняю приказ. – Расстегни мою ширинку.

– Саид…

– Без вопросов, пташка.

– А если кто-то зайдет? Мы…

– Это моё здание, никто не войдет, пока я не разрешу. Делай давай, я ждать не буду. Возьму сам.

Пальцы не слушаются, деревянные. Едва справляюсь с крупной пуговицей на брюках. Резко тяну вниз язычок молнии, задевая бугор на брюках. Саид ловит мою ладонь, прижимает сильнее. Заставляет прочувствовать всё.

Какой он огромный, крепки. Горячий.

Жмурюсь, не представляя, что будет дальше. Не верю, что член Саида сможет поместиться во мне. В ком угодно.

– Давай, Ника. Дальше. Оттяни резинку боксеров, приласкай меня.

– Саид…

– Ты ведь хочешь, чтобы я продолжил?

Мужчина останавливается, оставляя меня в подвешенном состоянии. Возбуждение пощипывает кожу, разливает жаром. Моя дырочка сжимается на пальцах Саида, просит больше.

Внизу тянет и болит от того, что больше никто не касается. Мне совсем немного не хватило, недостаточно. Это похоже на безумие, пьяное состояние. Словно мозги отключили, перекрыли всё.

Только похоть, порочная темная похоть, которая заставляет всё это делать.

– Ну же, Ника. Ты ведь будешь хорошей девочкой?

Я киваю, прикусив губу.

А после выполняю приказ.

Глава 27. Ника

Неуверенно тяну вниз боксеры Саида, прикусив губу. Во рту собирается вязкая слюна, между ног горит. Задерживаю дыхание, когда вижу крупный член с налитой головкой.

Обтянутые сеточкой венок. Всегда казалось это пошлостью, когда девочки на работе болтали о таком. Кому может нравится? Но мне нравится. Провести по бархатной коже, размазать капельку смазки.

Саид сжимает моё запястье, шипит свозь стиснутые зубы. А я жду. Не понимаю, что сделала не так. Замираю испуганно, пока мужчина смотрит на меня из-под опущенных век.

– Оближи.

– Ч-что?

– Пальцы, слижи каплю.

Часто моргаю, пока смысл доходит. Щеки горят от стыда, когда я делаю то, что говорит Саид. Медленно подношу ладонь к лицу, не решаясь. Это кажется слишком пошлым, откровенным.

А тело реагирует новой волной возбуждения. Она накрывает с головой, разбивается между ног. Воздуха не хватает, всё тело немеет. Словно короткий взрыв, когда обхватываю губами свои пальцы.

На языке расцветает новый вкус. Солоноватый, пряный. Задыхаюсь от того, как смотрит Саид. Следит за каждым движением. Меня колотит от этого темного взгляда.

Мышцы ног дрожат, когда я держу себя на весу. Непроизвольно опускаюсь ниже, насаживаясь на пальцы Саида. Стону, держась за плечи мужчины. Он двигает пальцами, растягивает меня.

– Умница, - лицо Хаджиева расплывается перед глазами, а он шире улыбается, видя мою реакцию.

А я не могу… Не могу смотреть, прикрываю глаза. Пальцы обхватывают крупный ствол. Веду вверх и вниз, слушая сорванное дыхание Саида. Заражаюсь ним, подстраиваюсь.

Каждая клеточка пульсирует, борется. Меня словно пронизывает стрелами, тугими нитями. Обволакивает ядовитым плющом, которые сдавливает всё сильнее.

Всё кипит внутри, возбуждение бурли и разливается, оставляя ожоги. Ерзаю, не в силах больше терпеть. Но Саид не спешит, растягивает эту пытку.

Пальцы блестят от слюны, становятся совсем влажными. И Саид кивает вниз, говоря продолжить. Понимаю его без слов, чувствую на глубинном уровне. Обхватить сильнее, провезти резче.

Зеркалю каждое его движение внутри меня. Медленнее, быстрее, лаская только головку.

– Пожалуйста, - прошу, словно это уберет пушечное ядро. Которое бьёт по возбуждению, разрывает его. Меня ранит осколками, заставляя самой двигаться. Тереться о Саида, усиливая ласку. – Пожалуйста.

– Ну же, пташка. Желания нужно озвучивать.

– Я хочу кончить. Господин Саид.

Произношу не подумав, а после гремит взрыв. Ладонь мужчины давит на затылок, больно тянет за волосы. Он целует, терзает мои губы. И резче двигает пальцами.

В крови – динами, горючее вещество. И Саид поджигает, заставляя плавится от каждого касания. Больно давит на клитор, трет его. Я скулю и хнычу, не выдерживая.

Всё взрывается, озаряет вспышкой. Словно каждая венка в теле взрывается удовольствием. Поглощающим, проникающим в глубины души. Уничтожает меня в несвязное нечто.

Упираюсь лбом в плечо мужчины, часто дышу. Кислорода нет, весь израсходован. Нет мыслей, нет ощущений. Есть только поглощающая нега, которая обволакивает тело.

И жар, которым охватывает ладонь. Саид извергается, пачкает меня своим семенем.

Часто моргаю, рассматривая собственную ладонь. Это всё не я, не со мной. Не мои бедра мнет Саид, не мне так улыбается. Ведёт взглядом вниз, на мои руки. И ещё до того, как произносит, уже знаю, что мужчина потребует.

– Слижи. Хочу, чтобы вся моя сперма попала в тебя.

Сглатываю, а приказ закрепляется шлепком по заднице. Ухожу от прикосновения, сильнее трусь о его тело. Что-то ломается внутри, когда выполняю всё, что он говорит.

Провожу языком между пальцев, ощущая вкус Саида. Необычный, приятный. Он оседает внутри, пачкает меня. Закрепляется на клеточном уровне, не оставляя шансов.

Не могу не слушаться, не делать, это сильнее меня.

Как и слова, который вырываются после.

Саид расслабленный, довольный. И я рискую попросить:

– Помнишь, ты… Ты говорил подумать. Когда… Что мне нужно подумать, что я могу предложить. И какой у меня ценник. Я знаю, готова назвать. Готова озвучить свою цену.

Глава 28. Саид

Сучка.                                                                                                                                                                                                      

Парой фраз сбивает весь настрой. Никакого кайфа, один деготь во рту. Сдвигаю Нику к краю колен, рассматривая. Не дышит даже, ждёт вердикта. Пока я перевариваю.                                                                                                                                                   

Осознаю.                                                                                                                                                                                                      

Ярость рвется. Подталкивает сжать хрупкую шею, притянуть обратно. Натянуть на свой член, чтобы каждой мышцей отработала свою цену. Моё доверие, которое подобрала.                                                                                                                                                

Хороша сучка. Правильно всё сделала. Дала авансом. Послушно терлась, выполняла приказы. Заинтересовала, раззадорила. А теперь озвучивает условия, как опытная шлюха.                                                                                                                                 

– Саид!                                                                                                                                                                                                      

Вскрикивает, когда тяну плате вниз. Ткань трещит, но мне поебать. Дергаю замок, рву его. Стягиваю до талии, превращая одежду в бесполезную тряпку. Сжимаю пальцами соски девки, намеренно сильно.                                                                                                                                                                                                      

Обещал, что не ударю. Поэтому делаю больно по-другому. Тяну, а после подхватываю под задницу. Заставляю приподняться, чтобы два полушария была на уровне лица.                                                                                                                                 

Обхватываю розовый сосок губами, тяну. Кусаю и зализывая, видя, как Нику начинает потряхивать. Жмурится, ничего не говорит. Только пушистые ресницы трепещут.                                                                                                                                 

– Без рук, - отталкиваю её ладонь, когда девчонка пытается прикоснуться. – И молча.                                                                                                                                                               

Злюсь на самого себя, ядовитый гнев проникает под кожу, заполняет собой. Старался сдерживаться, не выпускать желания наружу. Будь моя воля, Ника бы уже крутилась на члене.                                                                                                                                 

Но нет. Решил, пусть привыкает. Растягивал под себя, давал передышку. Теперь необходимость отпала. Если мы перешил на цену, то нет повода быть нежным.                                                                                                   

Можно сразу брать.                                                                                                                                                                                                      

Не заботясь о том, как это будет для Ники.                                                                                                                                                                                                     

Приникаю к другой груди, цепляю затвердевшие соски. Оставляю засосы, огненно-красные. Помечаю, чтобы каждый видел. Знал. Она была со мной, подо мной.                                                                                                   

Толкаю девчонку на диван, переворачивая на живот. Смышлёная, тут же упирается коленями, держится ладонями за подлокотник.                                                                                                                                                                                                       

– Саид.                                                                                                                                                                                                      

– Молча, Ника, молча. Ни единого звука, иначе будет хуже.                                                                                                   

Не сдержусь.                                                                                                                                                                                                      

Выебу сильнее, чем планировал. Эмоции бурлят, травят паром. Хочется её всю. Испробовать хрупкое тело на выносливость, как много она может кончать. Или не может.                                                                                                                                                               

Её удовольствие не должно теперь заботить.                                                                                                                                                                                                      

Когда сучка называет цену – её желания автоматом отдают.                                                                                                   

Член скользит по её влажному лону, сводит мышцы удовольствием. Будто только что не кончал, снова готов. Кажется, стояк будет всю ночь. Пока не насыщусь полностью.                                                                                                                                 

До последней капли не изольюсь в неё. Полностью заполню своей спермой, до краев. Хотел этого, взрывами внутри сидело темное желание. А теперь всё прорывается.                                                                                                                                 

Брать. Трогать. Провести губами по спине, царапнуть щетиной кожу. Так, чтобы выгнулась. Подалась навстречу. Размазываю её смазку по члену, играя с дырочкой. Не вхожу, лишь надавливаю.                                                                                                   

Оттягиваю собственный кайф.                                                                                                                                                                                                      

– Нет, Саид, - хнычет, когда веду членом дальше. Упираюсь в тугое колечко мышцы, раздвигая её ягодицы. – Нет, не туда. Не в попку, пожалуйста.                                                                                                   

– Знаешь правило, пташка? Вещь не отказывает. Хозяин использует её так, как хочет.                                                                                                                                                               

– Я не…                                                                                                                                                                                                                                    

– Ты вещь, Ника. Продаются только вещи, а сейчас ты продалась. Принадлежишь мне. И я буду трахать тебя так, как захочу. Это ясно?

– Я никогда так… Никогда.                                                                                                                                                                                                      

– Что ж, одну твою девственность я заберу. Справедливый обмен на… Что ты там хотела?                                                                                                                                                               

Спрашиваю холодно, размазывая смазку. Надавливаю пальцем на дырочку, слыша судорожный вдох. Вот так, пташка. Думай, что делаешь. Потому что я получил то, что хотел.                                                                                                                                 

С ценой всё проще. Никаких загонов. Горечь во рту не в счет. Разочарование, что повелся. На образ хрупкой и невинной. Разговоры, что ничего не нужно, не такая.                                                                                                   

Как же.                                                                                                                                                                                                      

– Саид, пожалуйста, послушай… Я… Назар.                                                                                                                                                                                                      

– Решила попросить за своего мужа? Вовремя вспомнила. Не переживай, утром вернется домой. Перед этим узнает, как ты его свободу отрабатывала. Старательно, да?                                                                                                                                                               

За мужа, блядь, попросить решила. Ревность царапает, впивается когтями. Проводит острием, будит зверя. Я должен был держать это под контролем. Усмирить.                                                                                                                                 

Какое дело, о ком думает Ника. Не волнует, не должно. Но резануло, достаточно глубоко.                                                                                                                                               

– Саид, нет, - сжимается, уходя от прикосновений. Разворачивается, сверкая страхом в глазах. – Нет. Не об этом. Не за это. Пожалуйста.                                                                                                                                                                  

– Ну? Говори, Ника, пока я жду. Вдруг товар возьму, а расплатиться не в силах?                                                                                                   

– Пожалуйста… Ты можешь сделать так, чтобы Назар больше не подходил ко мне? Никогда. Я хочу, чтобы его больше не было в моей жизни.                                                                                                                                                            

Пиздец.                                                                                                                                                                                                      

Волна сожаления сбивает с ног.  

Глава 29. Ника

Саид отпускает так резко, что я падаю на диван. Разворачиваюсь, поджимая к себе ноги. Даже не стараюсь прикрыться, платье скаталось под грудью.

Жалею, что вообще начала разговор. Всё было так хорошо, а после… Саид говорит грубые вещи, ужасные. И правдивые, на самом деле. Я ведь сама вспомнила о цене.

Но так невыносимо от мысли, что я вернусь в квартиру. А там Назар. После всего, что случилось этой ночью. Как я отвечала другому мужчине, испытывала то, что ни разу с мужем.

Страх увидеть Назара был сильнее инстинкта самосохранения. Саид может помочь, ему это по силам. Потому что… Я не хочу больше вздрагивать от любого шума, боятся всё время.

Саид называет меня «пташкой», и он прав. Просто я в клетке, столько времени. Привыкла, обжилась. Но даже сегодня, в такой ситуации… Я чувствую свободы больше, чем за всё время брака.

Не хочу возвращаться.

Не могу.

– Адекватно объясни, - сглатываю от тона, облизываю пересохшие губы. – И стяни уже это платье, толку нет.

Пользуюсь отсрочкой, поднимаясь на ноги. Они дрожат, не держат. Снимаю платье и разорванные трусики, оставаясь полностью обнаженной. Сменная одежда осталась в машине Саида.

– Он не примет меня, - прикрываю грудь руками, не зная, что делать. Не могу сесть, двинуться. – И я не хочу этого. Не хочу к нему, Саид. Ты ведь можешь ему сказать, чтобы не приближался?

– Почему сама не скажешь? Развод давно разрешили.

– В стране – да. А Назар не разрешит. Он, - мне не хватает воздуха. Отбрасываю смущение, направляясь к окну. Впускаю прохладный летний воздух, дышу. Вздрагиваю, когда на плечи опускается рубашка Саида. – Он не отпустит меня просто так. И не простит, что была с тобой. Отыграется. Будет говорить грубости, хуже, чем ты. Я просто не хочу этого. Хочу спокойно жить, без него. Ты можешь это организовать? Объяснить, чтобы он не рискнул ослушаться?

– Могу. Это твоя цена?

– Да, - киваю, ощущая металлический вкус во рту. Больно признавать, что я равняю себя к вещи. – Да.

– Ты могла попросить квартиру, машину. Полет на Бали и всё, что придумаешь. А просишь только организовать защиту от Назара? Этого уебка, который ничего не может?

– Это для тебя он ничего не может. Но… Мне ничего не нужно, только свобода. Я так её хочу, Саид. Всё, о чём прошу. И я сделаю всё…

– Замолчи. Ты удивительно не умеешь использовать свой рот правильно.

Поджимаю губы, когда мужчина сжимает мои плечи. Поворачивает лицом к себе, медленно поглаживая мой подбородок. Снова касается шрама, очерчивает скулы.

Ничего не говорю, боюсь испортить момент. Саид как многоразовая бомба. Взрывается в любой момент и затихает, до нового случая. Я не понимаю, что его злит, а что забавляет.

Что ему нравится.

А что снова приведёт к грубости.

Но мне хочется узнать.

Господи, я не знала, что мне столько всего хочется. Миллион вещей, о которых я раньше даже не думала. Не знала.

– Я займусь Назаром, он больше не твоя забота.

– Ты ведь не убьешь его, правда? Саид, я не хочу, чтобы из-за меня кто-то страдал. Просто…

– Свободу. Я понял. И ты её получишь, пташка. Больше никто не будет подрезать тебе крылья. Считай это подарком, а не платой.

Я помню, Саид говорил, что за его подарки нужно быть благодарной. Но не могу найти слов. Не думаю, что мужчина понимает, насколько это важно для меня. Ценно.

Поднимаюсь на носочки, но не рискую поцеловать. Вдруг ему не понравится… Я ведь… Во рту до сих пор его вкус, отголоски того, что мы творили.

Поэтому просто просто обнимаю Саида. Веду кончиком носа по его щеке, наслаждаясь запахом. Никогда такого за собой не замечала, но сейчас это нужно. Втянуть аромат мужчины в себя, забить лёгкие. Надышаться впрок.

– Не пташка, а волчица, - Саид усмехается, на секунду прижимаясь к моим губам. Рушит все страхи. – Обнюхиваешь меня.

– Я не… - глотаю ложь, которую мужчина не любит. – Возможно. Мне нравится, как от тебя пахнет табаком. И… Это шахматы?

– Переход не засчитан.

– Нет, правда, - заглядываю за плечо мужчины, а после вскрикиваю, когда он поднимает меня на руки. – Не думала, что ты таким увлекаешься.

– Это подарок. Мне и брату, сделанные вручную. А ты? Разбираешься?

– Шутишь? У меня второй разряд по шахматам, до первого не успела дотянуть.

– Хочешь сыграть, пташка? На желание?

– Хочу.

Всё хочу.

И сегодня ночью позволю себе это.

Глава 30. Саид

Удивительная пташка.                                                                                                                                                                                                                                     

Уникальный вид.                                                                                                                                                                                                                                                

Не боится, не отталкивает рук. Сама ластиться в поисках тепла. А у меня пожар внутри, всё ей отдам. Поделюсь так, что оба сгорим. Время есть, его дохрена теперь.                                                                                                                                            

Отпускаю часть ребят, сообщая, что останусь здесь до утра. Дома шахмат нет, а тащить с собой – долго, муторно. Только у Ники глаза горят так, словно я ей постель брюлликами усыпал.                                                                                                                        

Да, дорогая херня. Ручная работа, качественная. Но дерево, обычная деревяшка для многих. Для того самого Халида, который подобным не увлекался. Единственный подарок, который достался мне от отца.                                                                                                                                                                                        

Ни разу так и не воспользовался.                                                                                                                                                                                                                              

А теперь есть повод.                                                                                                                                                                                                                                                

– Саид, - ерзает, стоит утащить к себе на колени. – Так неудобно же играть. Ты хочешь, чтобы я проиграла?                                                                                                                                                                                                                        

– Естественно. Правила знаешь?                                                                                                                                                                                                                           

– Я ведь говорила! Я хорошо играла.                                                                                                                        

– Почему не получила звание?                                                                                                                                                                                                                

– Замуж вышла, а Назару не нравилось это. Что я часами пропадаю за шахматной доской. Ну и какие турниры, когда… В общем, бросила. Но играю я хорошо.                                                                                                                        

– Кто же такие факты сдает? Надо было притвориться, а потом выиграть.                                                                                                                        

– Я так не умею, Саид. Я… Не умею лгать или притворяться. В детдоме за это доставалось, но…                                                                                                                        

– Ты была в детдоме?                                                                                                                                                                                                                                                

Ещё раз осматриваю девчонку, подмечая детали. Нихрена подобного. Видел я ребят из приюта, многие у меня работали. Дикие, без принципов и тормозов. Отличные бойцы, которым нечего терять. И девки среди охраны тоже были, ничуть не нежные фиалки. Рвали больше мужиков, доказывали своё место.                                                                                                                        

Конечно, не все приюты напоминают ад. Но сомневаюсь, что у нас много прекрасных заведений. Ника не настолько везучая, чтобы попасть в подобное.                                                                                                                        

– Не долго. Мама попала в больницу надолго, не было, кому присмотреть. И я провела несколько месяцев в приюте. Можно мы не будем говорить об этом?                                                                                                                        

– Можно. Тогда меняем правила. Забираю твою фигуру – с тебя желание. Забираешь мою – я выполняю твою прихоть.                                                                                                                                                                                             

– Любую? – вертится, в итоге садясь боком. Перебрасывает ноги через подлокотник кресла, прижимается плечом к моему. – Прям всё?                                                                                                                        

– Прям всё.                                                                                                                                                                                                                                                

– А если загадаю машину или квартиру? Или… Мальдивы?                                                                                                                        

– Я предлагал Бали. Когда я говорю всё, то могу позволить себе всё.                                                                                                                        

– У меня нет загранпаспорта. Но… Я что-то придумаю.                                                                                                                        

Улыбается довольно.                                                                                                                                                                                                                                                

Блядь.                                                                                                                                                                                                                                                

Кого-то цацками нужно брать, а кого-то шахматами. Самим азартом, который делим на двоих. Сжимаю в кулаках две пешки, предлагая девчонке самой выбрать.                                                                                                                        

Не этим планировал заняться ночью. Нутро требует предложения. Насадить прямо так, не двигаясь. Вколачиваться в неё, пока немного не успокоюсь. Не почувствую насыщения.                                                                                                                                  

Но сдерживаюсь, когда Ника накрывает ладошкой мой кулак. Получает себе белые фигур и первый ход.                                                                                                                                                                                                                                                

– Ладно. Хм, - кусает губы, смотрит на меня хитро. Двигает пешку на две клетки вперед. – Тогда пешка на Е4.                                                                                                                                                                                                                     

– Можешь не озвучивать, я всё вижу.                                                                                                                        

– Это правила, Саид. Господин Саид, - поправляется, расплываясь в шкодливой улыбке. Подаюсь бедрами вперед толкаюсь. Пусть почувствует, что со мной это обращение делает. – Ой.                                                                                                                        

Усмехаюсь, продолжая игру. Особо не слежу за партией, мало интересует. Куда больше нравится наблюдать, как грудь Ники понемногу вздымается. Возбуждается, стоит провести по впалому животу, незащищенному лону.                                                                                                                                                                            

Ерзает, заводит сильнее. Распаляет так, что теряю фигуру, не заметив. Даже не обращаю внимания, впечатываюсь в пухлые губы. Ловлю стоны, ворую их.                                                                                                                        

Моя.                                                                                                                                                                                                                                                

Для меня.                                                                                                                             

– И что хочешь?                                                                                                                                                                                                                                                

– А можно потом? Чуть позже.                                                                                                                                                                                      

– Можно.                                                                                                                                                                                                                                                

Пару ходов, благодаря которым я забираю слона у девчонки. Настолько возбудилась, что даже не заметила. Кусает губы, сама лезет с поцелуями. Какая там игра, нахрен всё.                                                                                                                        

– Не порть, - шепчет, когда подхватываю на руки. – Не опрокинь шахматы.                                                                                                                        

– Надеешься выиграть?                                                                                                                                                                                                                                                

– Уже выигрываю, ты просто не видишь.                                                                                                                        

Пусть, в этой игре я готов проиграть. А вот в остальных собираюсь получить победу. Бескомпромиссную, настоящую.                                                                                                                                                                                     

Чтобы Ника сдалась на милость победителя.  

Глава 31. Саид

Толкаю неприметную дверь, заходя в спальню. Для рабочих моментов, когда задерживаюсь до ночи. Или херня с поставками, не уехать с офиса, всегда на связи.

Сюда девок не водил, хватало частных кабинок в самом клубе. Но Нику туда тащить не собираюсь. Чистая девочка, невинная. Меньше всего хочется в грязи её валять.

– Саид.

Выдыхает моё имя, как молитву. Укладываю на кровать, сползая поцелуями вниз. Нравится её реакция. Настоящая, острая. Чувствуется пряностью на языке.

– Моё желание, Ника, помнишь? Не спорь. Разведи ноги.

Смущается, но выполняет. Прикрывает глаза, едва наблюдает за тем, как я касаюсь лона. Её дырочка течет, жадно сжимается. Прелесть. Наблюдаю за реакцией, лаская клитор.

Обвожу по кругу, вслушиваясь в хриплые стоны. Сама толкается навстречу, подрагивает, когда ввожу внутрь пальцы. Охрененно узко, заводит сильнее.

Стягиваю с себя остатки одежды, оставляя на Нике расстёгнутую рубашку. Хорошо смотрится на ней, правильно. Почти ничего не прикрывает, лишь немного соски. Дразнит воображение.  

– Саид, - просит жалобно, когда целую внутреннюю сторону бедра. – Ты же не…

– Нет, пташка, таким я не занимаюсь.

Есть другие способы доставить Нике удовольствие, кроме куни. Это и доказываю. Жадными, резкими касаниями. Поцелуями на животе и ребрах. Провожу языком по груди, повторяя свои засосы.

– Саид, моё желание. Помнишь? – цепляется пальцами за мои волосы, простынь. Стонет открыто, и громко. – Желание.

– И что за желание? – интересно, что девчонка придумала. Толкаюсь членом по лону, задеваю пульсирующую головку. – Ну, пока я слушаю.

– Не… Мы можем… Не сейчас.

– Ты вся течешь, Ника. Между ног водопад.

– Я не говорю, что не хочу, - задыхается, путается в словах. – Но не… Не с проникновением. После.

Шепчет едва слышимо, не разобрать. Но я понимаю. Усмехаюсь. Значит, напугал девчонку неконтролируемой вспышкой ревности. Когда рвало на части желанием, ничего не слушал.

Но сейчас готов отступить.

Желание есть желание.

Тем более, что это – сейчас. А утром я с неё не слезу. Слишком хороша, чтобы просто отпустить. Слишком долго ждал.

Целую припухшие губы, прикусываю. Ника подаётся навстречу, влажные волосы разметались по подушке. Часто дышит, прикрыв глаза. Её тело покрылось маленькими каплями пота.

Идеальная картинка.

Шизануться можно.

Двигаюсь по её лону, как малолетка, узнавший о петтинге. Всю ночь этой хреней занимаюсь. Но ладно, пусть. Переживу, не последний секс в жизни. А Нику нужно постепенно раскрывать, ход за ходом.

Пока полностью не откроется, не примет.

– Поласкай себя сама, - отдаю указания, нависая над девушкой. Ловлю её ладонь, опуская вниз. – Вот так. Хочу видеть это.

– Ты…

– Я, пташка, только я. Давай, порадуй меня.

И она радует. Жмурится, кусает губы, но выполняет приказ. По её телу проходит судорога, когда вместе с ней давлю на клитор. Размазываю шелковистую смазку по члену, уменьшая трение.

Простреливает диким удовольствием, когда Ника случайно задевает мой ствол. Проводит пальчиками по головке, а после возвращается к своему лону. Сводит с ума.

Открытая, такая страстная. Не меньше меня секс любит, просто ещё не поняла, что это такое. Такие с возрастом ещё лучше становятся. Уверен, через пять лет станет охренительной.

Полностью научится меня принимать, все заскоки, желания.

– Саид!

Её колотит, словно лихорадкой накрыло. А я давно уже заболел, даже не пытаюсь скрывать. Держусь, сжимая член у основания. Хочу, чтобы первой удовольствие получила.

Наслаждаюсь видом, как она теряется в ощущениях. Хнычет, трется о меня, кусает губы. Просит и просит, всем видом.

– Саид, - скулит, а на глазах снова слезы. – Да, да.

Хрипит, толкая меня за грань. Мышцы поджимаются, а после наступает освобождение. Напряжение вытекает через сперму, брызгая каплями на тело девушки.

– Умница, - прихватываю мочку уха, пока Ника затихает подо мной. – Умница, пташка.

– Я… Здесь есть душ? Я вся грязная и…

– Есть, утром сходишь, - растираю своё семя по бледному животу. – Сейчас так лежи.

– Но… Ладно.

Зверь внутри сыто облизывается, помечая девчонку.

Теперь можно и отдохнуть.

Глава 32. Ника

Я просыпаюсь резко, будто что-то случилось. Пытаюсь рывком подняться, чувствуя, что задыхаюсь. Но меня тянут обратно на кровать, припечатывая тяжелой рукой.                                                                                                                                               

Медленно вспоминаю, что было этой ночью. Первые секунды думала, что просто приснилось. Но Саид лежит рядом, одеяло сползает до пояса, позволяя рассмотреть его спину.                                                                                                                                             

Созвездие родинок, мелкие шрамы.                                                                                                                                             

– Я чувствую твой взгляд, пташка, - бурчит сонно, не напоминая сейчас грозного варвара. – Ляг и спи. Что такое?                                                                                                                                                                                                         

– Ничего, - укладываюсь удобней, пытаясь спрятать улыбку. Между ног тянет, мышцы болят. Словно по мне танк проехался, а ведь самого секса с Саидом не было. Полноценного. – Проснулась, сама не знаю почему.                                                                                                                                                                          

– Ну вот и засыпай дальше.                                                                                                                                             

– Я в душ хочу. Можно? – касаюсь губами щетины, улыбаюсь от раздраженного вдоха Саида. – И пить. Не алкоголь.                                                                                                                                                                                                        

– Я понял, ты ранняя пташка. Иди в душ, потом вместе спустимся в бар. Сейчас тут мало рабочих, комплекс в нашем распоряжении.                                                                                                                                             

– У меня не в чем спускаться. Моё платье…                                                                                                                                             

– Охрана должна была занести одежду в кабинет.                                                                                                                                             

Мужчина перекатывается на спину, давая мне возможность сбежать. Машет рукой невнятно, показывая направление ванной. Спешу, пока Саид не передумал.                                                                                                                                             

Закрываюсь на замок, зная, что для мужчины эта не преграда. Но секундное спокойствие, побыть наедине с собой. Касаюсь спутанных волос, припухших губ.                                                                                                                                             

Не смотрю в зеркало, юркаю в душевую кабину. Страшно представить, во что превратилось тело. Я и так вижу легкие синяки на бедрах, отпечатки Саида. Провожу по ним пальцам, включая теплую воду.                                                                                                                                             

Окончательно просыпаюсь, приходя в себя.                                                                                                                                             

Я переспала с Саидом.                                                                                                                                             

Я изменила своему мужу.                                                                                                                                             

А ещё, кажется, скоро мужа у меня не будет.                                                                                                                                             

Прислоняюсь лбом к холодной плитке, выдыхая. Это именно то, о чём я мечтала последние месяца. Когда понимала, что отношения с Назаром токсичны, нет выхода.                                                                                                                                             

Убеждала маму, что всё хорошо. Никто меня не обижает, ты что. Не надо разборок, Ада, синяк на руке – в порыве страсти. Никто меня не хватал, когда разговорилась с соседом.                                                                                                                                             

Синяков Назара на теле нет, но есть отметины Саида. И они, почему-то, воспринимаются совсем по-другому. Потому что не с желанием причинить мне боль.                                                                                                                                             

Разве что в тот момент, когда я сказала о своей цене. Но там… Была причина. Мне бы тоже было неприятно, если кто-то потребует деньги после близости. Или швырнет их в лицо.                                                                                                                                             

Наношу гель на тело, он пахнет кофе и хвоей. Легко-легко, почти без оттенка. Вода стекает вниз, смывая с меня следы этой ночи. Тянущее ощущение между ног, сперму Саида с живота.                                                                                                                                             

Ощущение, что выхожу из кабины другим человеком. На самом деле, это так. Я уже никогда не буду прежней. Не той девочкой, которую вытащили из квартиры и привезли Саиду.                                                                                                                                             

Всё слишком быстро поменялось, и я не знаю, как успеть в этой гонке.                                                                                                                                             

Когда я возвращаюсь в спальню, мужчина спит. Не реагирует на моё приближение. И я выскакиваю в кабинет в поисках одежды. Пакет лежит на диване, дожидаясь меня.                                                                                                                                             

Как же хорошо, что я захватила с собой белье. Натягиваю джинсы, просторную футболку. Из обуви есть только вчерашние туфли, и приходится натянуть их.                                                                                                                                             

Просушиваю волосы полотенцем, заплетая их в косичку. Делаю пару шагов в сторону спальни, но замираю. Не хочу будить мужчину, стойкое ощущение, что тогда мы выберемся не так быстро.                                                                                                                                             

Я помню, как спустится к бару, поэтому выхожу в темный коридор. За окном светает, но освещения недостаточно. Пробираюсь на ощупь, хватаясь за перила.                                                                                                                                             

– Сбегаешь, красавица?                                                                                                                                             

Вздрагиваю от голоса за спиной, едва не лечу вниз. Мужская рука обнимает поперек талии, притягивая обратно. Разворачиваюсь, замечая Эмина.                                                                                                                                             

– Я… Просто вышла за водой. Саид сказал, что можно взять в баре.                                                                                                                                             

– Тебе можно всё. Пошли, провожу, пока не заблудилась.                                                                                                                                             

– Как в прошлый раз? Когда затащил в свою спальню? Ты ведь меня подставил.                                                                                                                                             

– Моя вина, - парень улыбается, поднимая ладони вверх. – Не думал, что Саиду будет дело до тебя. Но ты была явно не в том состоянии, чтобы оставаться одной.                                                                                                                                             

Киваю, принимая оправдание Эмина. Настороженно слежу за дорогой, но понимаю, что мы оказываемся в зале ресторана. Только парень ведёт дальше, толкая служебную дверь.                                                                                                                                             

Вижу камеры наблюдения, выдыхая. Никто не желает мне зла, просто слишком накрутила. Мы заходим на небольшую кухню, с множеством столов и плит.                                                                                                                                             

Эмин заглядывает по холодильникам, пока не находит с водой.                                                                                                                                             

– Минералка подойдёт?                                                                                                                                             

– Да, спасибо.                                                                                                                                                                                                                                                        

– Если голодна, то можем что-то найти. Лично я – очень. Так, - он роется на полочках, вытаскивая фрукты. – Где-то должна быть нарезка. Повара всегда оставляют, я люблю перекусить утром.                                                                                                                                             

– Ты разве живешь не с Саидом?                                                                                                                                             

– Живу. И здесь тоже. Дядя не любит оставлять меня без присмотра, чтобы не болтал лишнего.                                                                                                                                     

– Дядя? – переспрашиваю немного ошарашенно. Прислоняюсь к стене, рассматривая Эмина. – Я не знала.                                                                                                                                                                                                                           

– Ага, сойдешься с Саидом, станешь мне тетей. Шикарная перспетива, правда?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ – Мы не… Ну не сойдемся. То есть, - не могу подобрать описания отношениям с Саидом, потому что их нет. Ни описания, ни отношений. – Это сложно.                                                                                                                                             

– Всё просто, красавица. Мой дядя захотел тебя и получил любыми способами. И не отпустит, явно.                                                                                                                                             

– Нет, всё не так. Просто обстоятельства и случайно…                                                                                                                                             

– Ника, - Эмиль застывает, теряет улыбку. Подходит ближе, заставляя меня напрячься. – Ничего в жизни Хаджиевых не происходит случайно. Только нужные ходы игрока и пешек.                                                                                                                                             

– О чём ты говоришь?                                                                                                                                                                                                                                                      

– Черт, ненавижу ломать иллюзии. Но… Ты точно уверена, что твой Назар налажал? Именно он виноват во всём?  

Глава 33. Ника

– Я не понимаю….                                                                                                                                                                                                                                          

Откручиваю крышку бутылки, залпом выпивая минералку. Во рту пустыня, ощущение, что всю ночь пила. А слова Эмина кажутся галлюцинаций, бредом.                                                                                                                                      

Трясущимися пальцами вытираю губы и капельки воды. Оставляю бутылку подальше. Не удержу, себя едва держу на ногах. Один простой вопрос, а меня накрывает паникой.                                                                                                                   

Страх скребётся внутри, мечется. Прикрываю глаза, стараясь собраться.                                                                                                                   

– Конечно, Назар подставил Саида и…                                                                                                                   

– И кто тебе об этом сказал, Ника? Подумай хорошо.                                                                                                                   

– Саид, - выдыхаю, вздрагивая всем телом. – И его охрана. И на встрече говорили обо мне, вскользь. Я не понимаю, к чему ты ведешь.                                                                                                                                                                                          

– Подумай хорошо, Ник. На встрече говорили о подставе Назара? О его грабеже?                                                                                                                   

– Да!                                                                                                                                                                                                                                      

Нет.                                 

Нет, не говорили. Было по-другому. Халид лишь спросил обо мне, жена ли я Назара. И… Вопрос про мужа был другим, расплывчатым. Решил ли Саид вопрос с Назаром.

Но ведь вопросов может быть много.

Да? Нет?

Машу головой в надежде, что мозги станут на место. Я не видела Назара, не говорила с ним. Знаю обо всём только со слова Хаджиева и его людей. Не вторую сторону.

– Зачем Саиду врать? – спрашиваю шепотом, чувствуя, насколько устала за эту ночь. – Это лишено смысла.

– А зачем мужчину идут на идиотские поступки? Ради женщин.

– Назар, что… Увел у Саида кого-то или что?

– Ага. Тебя, Ник. Ты ведь в курсе, что Саид видел тебя раньше. Намного раньше. Кажется, ещё до брака с Назаром. Или после? Извини, подробностей не знаю. Но ты явно не случайно оказалась там.

– Ты врешь.

– Могу, твои подозрения адекватные. Но смотри. Назару помогали, так?

– Да.

– И при этом никаких других жен не привезли, девушек, дочерей. Не задумывалась, почему именно тебя привели на встречу с Саидом?

Не задумывалась.

В тот момент это казалось логичным, вписывалось в картину мира. Назар обокрал Хаджиева, тот захотел встречи со мной. Наказать через меня мужа, отобрать что-то.

Но…

Разве недостаточно людей у Саида для таких встреч? Кто угодно другой мог донести суть вещей. Пригрозить и заставить выдать любую ложь. Но привели меня прямо к Саиду.

Надавливаю пальцами на виски, голова разрывается. Слишком больно и непонятно, миллион вопросов. Всё вокруг лишено смысла, непонятно.

– Красавица, полегче, - Эмин придерживает меня, когда я едва не сползаю на пол. – Не надо было тебе говорить. Потом бы сама узнала.

– Надо. Что ещё? Чего я ещё не знаю? Саид видел меня раньше и…

– И захотел. А дядя привык получать любые игрушки. Без обид.

– Он сказал, что одна ночь и я уеду.

– Правда веришь в это? Он обещал отпустить, сказал, что в такой-то срок будешь свободна? Вряд ли. Мне жаль, но это просто… Игра, в которой у тебя не главная роль.

– Я… Хочу уйти. Где здесь выход?

– Думаешь, Саид отпустит.

Да!

Нет!

Не знаю. Сжимаю пальцами кухонный стол, стараясь дышать. Не задохнуться от отчаяния, которое пульсирует внутри. Застилает глаза, превращает мысли в кашу.

Ощущение, что я задыхаюсь. Не хватает воздуха, пространства. Стены давят, сужаются. Словно превращаются…

В клетку.

Из которой я так пыталась сбежать с Назаром.

Я сравнивала их, всю эту ночь. Находила оправдания Саиду, осуждала мужа. Но по итогу… Они похожи, даже слишком. Оба не слышат меня, делают так, как хотят.

Саид меня не отпустит, не даст уйти.

Не позволит, пока я ему интересна.

– У тебя есть, где переждать бурю? – Эмин упирается бедром в стол, касается моей руки. – Спрятаться так, чтобы никто не нашел?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ – Я могу поехать к маме…

– У неё Саид будет искать в первую очередь. Друзья? Не очевидные? Желательно заграницей?

– Нет. Никого. Никого нет. Только…

– Ну?

– Мой отец на заработках, но мы не общаемся. Я не могу к нему… Саид ведь найдёт меня, да? Если захочет.

– Найдёт, но если ты будешь умной, то не поймает. Я могу помочь с документами, на первый раз. Дальше всё зависит от тебя.

Эмин сжимает моё запястье, тянет за собой. А я иду, ничего не соображая. В голове пузырьки лопаются, оглушают шумом. Ничего не могу с собой поделать, слишком сложно.

Парень толкает меня на переднее сидение машины, что-то говорит. На автомате дергаю ремень, наблюдаю, как легко нас пропускает охрана. Никто не останавливает, не ведет меня обратно к Саиду.

Саид лгал мне всю ночь.

– Почему ты помогаешь? – разворачиваюсь к парню. Он ведь Хаджиев, да? И тоже не будет заниматься благотворительностью. – Ты…

– Считай, отдаю кармический долг. Или не помогаю тебе, а врежу дяде. Вариантов много. Самый правдивый? Близкий мне человек был в подобной ситуации, и никто не помог. Закрываю свой гештальт.

Это кажется бредом, жестокой шуткой.

Я любила шахматы, а оказалась просто пешкой. Которой Саид умело двигал, манипулировал. Переставлял на нужные ячейки и делал вид, что я сама принимаю решения.

– Пристегнись, Ника. И лучше держись за ручку двери.

– Зачем?

– Машина дяди только что выехала за нами.

Мужчина задумал хитрую схему, в которой я проиграла.

И на этом наша игра закончена.

А я молюсь лишь об одном.

Никогда больше не видеть Саида Хаджиева.

Но мечтам не дано сбыться. Потому что проходит не так много времени, когда мужчина догоняет. Ловит меня и возвращает в клетку. Ведь Саид Хаджиев получает то, что хочет. И его не интересует моё желание.

– Скажи, - суровый приказ и нежная ласка ладони. Проводит пальцами по щеке и грубо надавливает на скулы. До боли. – Чья ты?

– Я твоя, Саид. Твоя. Просто вещь. Твоя вещь, Саид.

Собственные слова эхом отбивают в голове.

Вещь.

Так надо, ради защиты.

Всё изменилось.

У меня снова нет выбора.

И в этот раз Саид не будет нежным.

– Пора возвращаться домой, пташка. В свою клетку. Отработаешь мою помощь.

И я пойду на всё, стану кем угодно.

Чтоы защитить маленького мальчика с голубыми глазами Саида. 

Конец


Оглавление

  • Глава 1+2. Ника
  • Глава 3. Ника
  • Глава 4. Ника
  • Глава 5. Саид
  • Глава 6. Ника
  • Глава 7. Ника
  • Глава 8. Ника
  • Глава 9. Саид
  • Глава 10. Ника
  • Глава 11. Ника
  • Глава 12. Саид
  • Глава 13. Ника
  • Глава 14. Ника
  • Глава 15. Ника
  • Глава 16. Ника
  • Глава 17. Ника
  • Глава 18. Ника
  • Глава 19. Ника
  • Глава 20. Саид
  • Глава 21. Ника
  • Глава 22. Ника
  • Глава 23. Ника
  • Глава 24. Саид
  • Глава 25. Ника
  • Глава 26. Ника
  • Глава 27. Ника
  • Глава 28. Саид
  • Глава 29. Ника
  • Глава 30. Саид
  • Глава 31. Саид
  • Глава 32. Ника
  • Глава 33. Ника