КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605652 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239869
Пользователей - 109791

Последние комментарии


Впечатления

lionby про Шалашов: Тайная дипломатия (Альтернативная история)

Серия неплохая. Заканчиваю 7-ю часть.
Но как же БЕСЯТ ошибки автора. Причём, не исторические даже, а ГРАММАТИЧЕСКИЕ.
У него что, редактора нет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Можете ругать меня и мое переложение последними словами, но мое переложение гораздо ближе к оригиналу, нежели переложения Зырянова и Бобровского.

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +10 ( 11 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Самописец грядущего [Максим Ос] (fb2) читать онлайн

- Самописец грядущего 2.15 Мб, 28с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Максим Ос

Настройки текста:



Максим Ос Самописец грядущего

Пролог

Я только ознакомлялся с новейшим комбинезоном, на правой руке отображалась голограмма моего пульса, артериального давления, и конечно часов мирового времени, разумеется, это ещё не все доступные опции моего костюма, просто это мой дебютный вылет из пространств земли, и я лишь наскоро познакомился с параметрами. На космическом судне нас пять человек, и каждый обязан исполнять какую то роль, например Нико, на мой взгляд периодически просто тыкает на какие то клавиши, делая вид что работает, Станислав лишь устало озирается сквозь шесть имеющихся иллюминаторов, полагая, будто пейзаж сменится, хотя за тремя окошками лишь голубая планета, а за второй тройкой бесчисленное количество мириад золотых звезд. Один Виктор, по-моему, действительно занимался чем-то стоящим, он чертил на голографическом проекторе, созвездия, не знаю с какой целью, но выглядело это всё чрезвычайно затейливо и занятно. А Марк нескончаемо пытался связаться с высшим разумом, что должен обитать, где-то на соседних планетах… естественно, никаких ответов он так и не заполучил. А заключительным звеном на нашем космическом судне был Я, Аристарх, новоявленный визитёр до сих пор не понимающий что здесь забыл, ну ходит наш корабль вокруг земли, какой прок то, коллектив рассказывал что мол, облака разные отмеряют, радиацию над землей, и тем не менее меня это столько не интересовало, сколько предполагаемые баталии, шквал лазерных порций по корпусу судна… и конечно явный контакт с "высшим разумом". Но увы, из необычного у нас, перетёртая до состояния пасты килька в томате, и вода не растекающаяся по подбородку.

Нико является на корабле капитаном, он в целом управляет судном, и выполняет все присущие капитанам опции, контроль всего, контроль всех, и конечно руководство, без его дозволения на корабле не делается ничего. По возрасту, ему около сорока трёх лет, внешне худощав, напоминает брюзжащего старика, хотя в глубине души, для команды как второй Отец. Станислав у нас на корабле является координатором, Он скажем так, лишь следит за положением дел снаружи корабля, расчищает путь вокруг оного, заранее, не доводя до фатальных столкновений в результате, у него личная панель управления расположенная у одного из иллюминаторов, он одновременно обозревает происходящее, но и не забывает бдеть в камеры расположенные снаружи корабля. Станиславу насколько Я знаю, тридцать восемь лет, высок, всегда с аккуратно уложенной причёской и гладко выбритым лицом, его характер мне приходится по душе более всего, потому как Он не нуден, и даже со щепоткой чувства юмора, и конечно зачастую равнодушен ко всему, однако не пренебрежителен и не надменен. Виктор у нас на судне выполняет роль главного инженера, Он в курсе, где лежат те или иные запчасти, знает, что сломается раньше, и обязан заранее предотвращать любого рода неприятности, возникающие в рамках полёта корабля, он и компьютеры ремонтирует, и лампочки меняет в теплицах. Виктору тридцать с чем то лет, немногословен, но забавен, таких называют “сам себе на уме”, не груб, спокоен, я бы даже сказал, флегматичен, и однозначно толков в своём деле. Конечно нельзя забыть, рассказать о Марке, Он у нас связист на всю голову, кроме поиска коммуникации с рептилоидами, он ещё выполняет свою имманентную функцию, он практически всегда на связи с Центром Управления Космическими Полётами, он регулярно отсылает им информацию о положении дел на корабле, отправляет сообщения любых содержаний, касающихся около орбитального судна, от заказа провизии, до экстренной просьбы эвакуации. Марку около двадцати пяти, серьёзный, но поддержать шутку способен. А эту команду эффектно дополнял младший подсобник, с неопределёнными обязанностями, и неясными требованиями, ведь Я сюда залетел скорее по ходатайству дедушки, нежели по собственной инициативе.

– Ник, обрати внимание, сонар прогнозирует через полтора часа встречу с дроном, выпущенным одной из наших команд несколько месяцев назад, подберём? Воскликнул сквозь тишину Станислав, испытующе глядя на проекцию радара.

Нико нехотя и медленно оторвал лицо, от монитора с командной строкой, в адрес Станислава.

– А что за инфу он собирал? Прохрипел без энтузиазма Нико.

Станислав прищурил глаза и двумя пальцами увеличил картинку космического аппарата.

– Ну, по идее как ты и сам знаешь, болванка с видеокамерой и текстовым ридером, что то пишет… или писал. С сомнением ответил Станислав, вопросительно глядя на Нико.

Мне стало любопытно, пока Нико подбирал слова или просто свое решение, я подошел к проекции. На сонаре умиротворенно плыл аппарат в форме этакой кометы, точнее стилизованный под оранжевую комету. Наконец Нико скрипнул горлом и стал говорить.

– Э-кхм, ну давай подберем, что он там записал?! Как то пренебрежительно отреагировал Он.

– Через часок и узнаем. Утвердительно глядя сквозь меня, заключил довольно Станислав.

Уняв интерес, мне вновь стало скучно крутиться у иллюминатора, и я решил прикопаться к Виктору.

– А что они записывают, если быть конкретным? Задал вопрос Я, медленно подплывая к рабочему столу астронавта.

– Что? Словно оторвавшись от гипноза, поднял на меня красные глаза Виктор.

– Ну, дрон тот… что он пишет? Махнув плечом, уточнил Я.

– А, это… так это изменения атмосферные выявляет, или они используются как самописцы космических кораблей, когда судно гибнет или благополучно возвращается на землю, старший мастер обязательно после себя оставляет такую штуку, чтобы в скором времени, другие космонавты имели возможность подобрать этот самописец, и узнать какую то информацию, либо о каких то космических парадоксах, либо о странных предметах которые могут повлечь дурные последствия… ну-у, либо о причинах крушения корабля Охотно стал объяснять Виктор.

Я вскинул бровь.

– А почему же тогда Нико и Станислав, без азарта и тревоги решали судьбу этого дрона, а то ведь быть может, хозяева этого космического шпиона уже потерпели крах, и сейчас нужно выяснить причину. Озадачено не унимался Я.

Виктор осклабился.

– А потому что слава богу, в случае чьей либо аварии, мы заведомо знаем о ней, и заранее ищем такой дрон, а ввиду того что нам никто не сообщал о гибели кораблей, то и переживать не о чем. Улыбчиво отвечал Он.

– А, ну если в таком случае то да, тогда понял… а вообще часто тут случаются катастрофы с орбитальными станциями? Увлеченно глядя за умелыми пальцами Виктора, интересовался с азартом Я.

– Благо, что нет. Коротко ответил Он, и продолжил заниматься чертежами.

– У нас тоже, где то стоит свой самописец? Снова поинтересовался Я.

– Обязательно, он находится в изолированной нише корабля, при активации клавиши на панели управления капитана, этот самописец вырывается в открытый космос, и терпеливо ждёт своего случайного или не случайного искателя, вообще у наших космонавтов свой цвет самописцев, для отличия друг от друга, но что удивительно, у летящего самописца цвет оранжевый, а в нашем судне он тоже оранжевый… видимо что то перепутали на земле, когда паковали нас в космос. Охотно разъяснялся Виктор, даже привстав и глядя на проекцию Станислава.

Я более не стал отрывать нашего старшего инженера от важных дел, и незатейливо подплыл к одному из иллюминаторов, "какая же там пустота, даже в компании звёзд там пусто"– заворожённо глядя в даль, думал изумленно Я, "а какие там звуки… есть ли там вообще какие то шумы?"– продолжал мысленно спрашивать себя Я. Мои мысли резко прервались голосом Марка.

– Всевозможная жизнь… люди… существа, если наш канал слышит хоть кто-нибудь, отзовитесь, орбитальная станция «Беркут»– семнадцать тридцать три, мы с поверхности земли… ответьте. Тщетные старания прозвучали за моей спиной.

Марк продолжал добиваться ответа, выглядело это смешно, его голос вещался на любые радиоприемники, работающие в пределах млечного пути.

– И ты веришь, что хоть кто то откликнется? Насмешливо поинтересовался Я, глядя на радиовещатель.

Марк поднял полные глаза надежды.

– К нам часто приходят различные сообщения, расшифровать их конечно сложно, и приходят они не полностью, но разгадывать интересно, некоторые слова, фразы. Убежденно высказался Он.

Я глубоко вздохнул, маетно по вертел головой, и мой взгляд упал на спальное место, "а может поспать?"– со скукой подумал Я, опять оглядев своих сослуживцев, после, я спросил себя, "зачем я вообще сюда вызвался новобранцем". Медленно подплывая к спальной койке, я гротескно крутанулся в воздухе кувырком, и степенно упал на мягкую поверхность.

Пробудился Я от настойчивых восклицаний Нико.

– Арис, подъем, ты как самый молодой, давай ка полезным делом займись, через тридцать минут мы будем пролетать над дроном, выйдешь в открытый космос, примерно на двадцать метров от судна, и затащишь агрегат внутрь, скажем так, твой первый курс молодого бойца. Строгим тоном, но с Отеческой улыбкой высказался Нико.

Мои веки мгновенно оторвались друг от друга, силясь натянуться чуть ли не до лба.

– Ч-что? Сглотнув пересохшее горло, уточнил у строгого наставника Я.

– А то, пора парень, ты думал, что все смены подряд будешь дурака валять? Строго рокотал Нико, накренив голову на бок.

– Да почему дурака то? Возмущенно соскочив с койки, переспросил Я.

– Ну, сколько ты уже на нашей станции? Уняв излишнюю строгость, обратился он ко мне, не ответив на вопрос.

Я призадумался, высчитывая цифры в голове, разница здесь была планетарной.

– Четыре дня по земным часам. Апеллировал я, озирая прикованные к нам взгляды.

– Ну, вот и славненько, теперь давай в багажный отсек мигом, и снаряжайся в выходной скафандр, отказы не принимаются, будешь припираться салага, отправлю в одних трусах… понял? Отчеканивал каждое слово он, точно генерал мира.

– Вас понял! Уныло скрипя зубами, декламировал я, уплывая в багажный отсек.

Если говорить в общем, то наше космическое около орбитальное судно, размером не превышает двух автобусов в длину, и трёх в ширину, состоит из главного зала с панелями управления и прочей аппаратурой, из двух клозетов, столовой, небольшой фермы с теплицами, и конечно из багажного отсека, он же и выход в открытый космос, как тамбур, или сени. Всего конечно я еще узнать не успел, но подготовку, теорию, я старался проходить вдумчиво, ведь мне двадцать один год, на дворе сейчас две тысячи четыреста сорок седьмой год и пора бы уже на чем то остепениться. Я подлетел к массивной двери, запиралась она намного дотошней всех прочих, у ее основания было восемь внешних запоров, четыре из которых в главном зале, и четыре в багажном отделении, также стоит упомянуть и про внутренние языки двери, которые являются контрольными, и которые напрочь запирают багажное отделение. Перед тем как откроется багажное отделение, в его нутре предварительно проведется дезинсекция разогретыми парами, и у выходного люка в открытый космос, будет генерироваться силовое поле, дабы окончательно уменьшить риски разгерметизации и попадания немыслимых доз радиации внутрь космического корабля. В общем вся операция, которая явна нашему вниманию, и которая нашему глазу не видна, выполняется в процессе пяти-семи минут, за это время можно заказать кофе в автомате или заточить тюбик с молотой говяжьей тушенкой и картофельным пюре. Наконец за дверью завершились пыхтенья, шипенья и статичный гул, автоматизированная дверь растворилась, но растворилась не в том отношении что исчезла, а то, что открылась, просто архаизмы звучат лаконичнее, а особенно в нашем преуспевшем веке. В багажном отделении зачастую мрачно чтобы не потреблялась драгоценная и небезграничная энергия, однако при открытии двери, с четырех углов отделения зажигаются тусклые оранжевые лампочки. Одна стена багажного отделения занята стеллажом с разношерстными запчастями, запасками и прочими заменителями, вторая стена держит на себе шесть мощных скафандров, высокотехнологичных, от весьма популярной компании "ДжиЭль", третья стена, одновременно вгоняет в ужас, и с невероятной скоростью увеличивает обмен веществ, как некогда подшутил Станислав, эту стену новобранцы называют стеной плача, ибо в её трёх отверстиях, торчат три толстых, мощных, нановолокнистых троса из графена, в чьих руках и будет моя жизнь когда я выйду за пределы корабля. Работают эти тросы незатейливым образом, по принципу пылесосов середины двухтысячных, ты его тянешь, он тянется, остановишься, он вперед больше не пойдет, но и назад не двинется, чтобы вернуться, нужно вроде на себя с усилием дёрнуть, короче, за что купил за то и продаю, я сейчас рассказываю все это с беглых слов Станислава. Время идёт и Нико настоял, чтобы я скорее снарядился. Скафандр был действительно тяжёл, по фасону, он разительно отличался от комбеза, который был сейчас надет на мне, состав скафандра был более продвинутый, и вроде как "умный". Что радовало, скафандр находился на эком кронштейне, который как бы поддерживал его, в тот момент пока я в него залезаю, потому что он действительно неподъемен для взрослого человека, требовалась техническая сила. Я занырнул в голубую ёмкость с конечностями, и теперь мне необходимо лишь дёрнуть тумблер, чтобы кронштейн отпустил свою тяжкую ношу, переложив ее на меня, но одному корячиться в этом легком деле не пришлось, в помещение вошел Ник.

– Ну вот, молодец, тебе идёт, давай помогу. С прежней Отцовской улыбкой пробасил Нико, и дернул тумблер на стене.

Я раскачиваясь остановился на ногах, представил себя внутри большой мягкой игрушки, каркас которой был изобретен из металла.

– Впечатляет! Протяжно хвалился я, глядя на пальцы "сосиски".

– О-о, не то слово, однако больше адреналина ощущаешь вне корабля. Похлопав меня по плечу, заключил Нико.

– Звучит многообещающе. Подтвердил я, покрутившись кругом.

Нико подал мне большой шлем, и помог надеть на голову, вид совершенно изменился, Нико нажал на какую то кнопку и я почувствовал, как на шее защелкнулись какие то клипсы, дыхание затруднилось, я ощутил легкий тремор и страх. За спиной послышался незамысловатый скрип, ни то клапана, ни то какой то пробки, это Нико что-то открыл, оказалось, что баллон с кислородом, дышать стало заметно легче. К моему удивлению, Нико все это время говорил, я заметил это по его губам, но поняв мое замешательство, Нико поднял мою руку, на запястье зиждилась своя панель управления, выбрав в ней какие-то параметры, слух мой вдруг обострился, словно я и не одет в скафандр.

– …микрофоны, они для этого тут и есть, я совсем запамятовал, но ты запоминай, вдруг нас не станет, и ты не сможешь сообразить, что делать дальше, так что не забывай внимательно слушать советы старших, они пригодятся. Уже в самом серьезном и настоятельном тоне твердил мне Нико.

– Какие еще есть рекомендации? Поинтересовался я, и удивился тому, что меня слышно также хорошо, как и слышу Я.

– Бывает всякое Аристарх, да ещё, сильно не крутись, не ворочайся, трос может застрять, или прикусить где либо, потому внимательней, а ещё, не нервничай, от нервов проблемы становятся шире. Увещевал меня Он, оглядывая и похлопывая по суставам локтей, колен и плеч.

Я понятливо кивнул головой, ещё раз осмотрелся и остановил взгляд на широком квадратном люке в низу стены под тросами.

– Начинаем? Спросил уныло Я.

Нико посмотрел в зал.

– Начинаем! Ответил Он, решительно кивнув.

Не успел я сделать шага, как Нико умелыми руками выдернул из стены толстый трос с характерным свистом, и его штуцер буквально забил в отверстие находящееся в области моего брюха в скафандре. Пробно дернул взад вперед, и кивнув головой за говорил.

– Работает, теперь твоя первоцель это вылезти через этот пролаз, преодолеть небольшой шлюз, и выйти в открытый космос примерно на двадцать метров, дрон уже приближается, возможны риски и допуски в расстоянии, так что на месте импровизируй, и постарайся попасть с первого раза, ведь второй шанс появится только через часа два – полтора. В заключение высказался Нико, и спешно покинул багажный отдел

Подобная суета, часто вгоняет в ужас, в стресс и в панику, я лишь успел обернуться к двери, она также ловко, как сбежал Нико, закрылась. Пульс в моей голове стал биться настойчивей, тщась как можно скорее покинуть черепную коробку и металлический скафандр. После того как Нико ушел, силовое поле над выходным люком деактивировалось, я вдохнул больше воздуха в себя, около того же люка, зиждилась крупная кнопка на уровне колен, выдумана эта система была для практичности использования. Я неспешным жестом ножного сустава кликнул по красной пузатой кнопке, квадратная дверка, самым медленным движением на земле, вернее в космосе, стала отворяться. Я дождался полного завершения, и собравшись духом, ногами вперёд, полез в колыбель всего сущего. Шлюз был не так длин, примерно три с половиной метра, я движениями рук карабкался до выхода, который так же был прикрыт вентильной дверкой, активируемой кнопкой. Проделав ту же операцию что и с её внутренней сестрой, дверь открылась, и о какое чудо я лицезрел, абсолютная темнота, это как на огромный прожектор натянуть непроницаемую черную ткань, и проделать в ней множество хаотичных отверстий, разных и сходных по размеру, на такой же манер ткань галактики была усыпана звездами и планетами, это было гипнотизирующим зрелищем. Когда Я целиком вышел в невесомую свободу космоса, я осмотрелся, виды были неописуемыми, периферийное зрение, которое на земле так чувствительно, теперь ловило иные пейзажи, и ощущало себя совершенно по-новому. По надежней ухватившись двумя руками за трос, как за червя, который низвергнулся из моего брюха, на манер "чужого" из популярного кинофильма, я покрутился на месте, совершил несколько озорных пируэтов и прям возрадовался безграничным пространствам, "а в корабле не столь много места"– подумал в сердцах я, и вспомнил про свою первую задачу. Я стал будто уплывать от корабля под гнётом невесомости, меня медленным темпом оттаскивало куда то в сторону, на момент мне даже стало страшно, что вакуум сменится кислородом, и притяжение планет будет играть мною и моей весомостью. От мыслей меня отвлек огненно-оранжевый предмет, который летел справа от меня, метрах в пятистах и чуть ниже.

Я отдалился от космического судна метров на двадцать, дрон уже был виден невооружённым глазом, в нужной позиции Я дернул трос на себя, и он действительно прекратил свой легкий ход, теперь я повис в полной бездне, выжидающе обнажив широкие объятия для дрона. В ушах прозвучал, чей то голос.

– Арис, как полет? Прорычал Станислав во встроенную рацию.

Я сглотнул.

– Превосходно, я всё представлял себе по-иному Станислав, я поражен, до последнего момента эта тусовка казалась мне квинтэссенцией скуки, но теперь, я поменял своё мнение. Сбивчиво пролепетал Я, обратив взгляд на отдаленный корабль Беркут.

За параллелью рации раздался смех всего коллектива, на заднем плане, что то прорычал Нико.

– Так Арис, давай ка не впадай в эйфорию, а приготовься, дрон прямо по курсу. Сентенциозно скомандовал Он.

Я приготовился, размял пальцы, с каждым приближением аппарат становился все больше. Уже на одном метре от вытянутой руки, я познал его истинные габариты, он был не столь велик, и чтобы не утомлять читателя, скажу, что он с легкостью был бы способен поместиться в коридор размером три на три. Поймать его было не трудно, я сместил его двумя руками со своей орбиты, и прижал к груди, повисло молчание, я словно и дышать перестал, это как держать над пропастью, что то чрезвычайно драгоценное, до такой степени, что ты чувствуешь не только тремор в руках, не только парасомнию в затылке, но даже создаётся впечатление, что у тебя чешутся зубы и дёсны.

– Аристарх… Прозвучал, чей то голос в моих ушах.

– Э-кхм… я держу его. С трудом произнес Я.

– Та-ак, а теперь не паникуй и возвращайся. Ободрительно заговорил Нико.

– Вас понял. На автоматизме ответил Я.

Дрон не был тяжелым каким казался на первый взгляд, когда я перевел дыхание, я осмелел и стал лишь контролировать его парение одной рукой, ведь мы с ним в одной и общей невесомости. Теперь требовалось лишь вернуться внутрь, всё исполнялось по инструкции, согласно советам моего мудрого коллектива, Я вновь, рывком дернул трос на себя, и он с умеренной силой, стал тащить меня к себе, как якорь волочет судно в ветреную погоду. Всё вроде шло хорошо, в общей сложности я тут находился минут тридцать, и теперь был на пути обратном. Метрах в пятнадцати от корабля, я почувствовал странность, будто влажность, сырость, затем ощущение капель медленно поднимающихся от ног, до шеи, я напряженно остановился и заострил свои чувства исключительно на теле, оказалось, что это не просто ощущение… это действительность, я в панике возобновил течение троса, и запустил микрофон.

– Команда… у меня проблемы! Тревожно пролепетал Я.

– Арис, что случилось? Раздался в моих ушах голос Нико.

– Вода… по моему скафандру поднимается вода. Боязливо произнес Я.

В судне нависла тишина, все замолчали. Я тем временем продолжал вестись нескончаемо долгим темпом, у троса был ужасно медленный тайминг, а влага всё продолжала прибывать, мой лоб бы сейчас взмок от страха, но взмок он от уровня поднятой воды, нетрудно догадаться о принципе действия, ведь я в вакууме, было бы славно, если бы вся вода спала в пятки, но, увы и ах, она лишь мелкими каплями достигала моего шлема и уже коснулась бровей. Наконец тишина нарушилась очередным голосом.

– Арис, мы только что связывались с землей, это очевидно система водообеспечения, ты спусти клапан, от жажды не умрешь, а вот от удушья не исключено, так что действуй, на правом виске есть барашек, крутани его против часовой стрелки, затем вытащи патрубок и дождись полного источения сосудов, похлопай по поясницам, там находятся резервуары с водой. Уверенно заговорил в моих ушах связист Марк.

Я скептично прислушался, ни то Марк держал микрофон далеко ото рта, ни то от ужаса в моих ушных раковинах поселилась улитка. Однако поняв условие Марка, Я нащупал закупорку, отвернул её, при её открытии, внутренний процент воздуха, попал в каналы водообеспечения, и из шланга низвергнулась жидкость, таким длинным-предлинным пузырьком. Радость бы нахлынула на меня волнами… если бы спуск водообеспечения решил проблему… но вода достигала переносицы, до корабля оставалось примерно пять метров.

– Кхм… Марк, это не помогло! Прорычал сдержанно Я.

Команда так и не ответила, "очевидно, снова связываются с земными диспетчерами”– успокоительно твердил Я себе.

В глазах возникла словно увеличительная линза, я был точно аквариумная рыбка, тщетно созерцающая бытность. Время ужасно тянулось, команда молчала, глаза бегали из стороны в сторону… я брал свои слова обратно… “в бездну этот космос”, "как же без меня мои родители будут жить"– с ужасом думал Я, тишина в ушах снова нарушилась.

– Аристарх… ты главное не паникуй, тебе много ещё осталось до корабля? Трепетным голосом вопрошал теперь Станислав.

– Метра три. С трудом сплюнул Я.

– Арис… немедленно бросай чёртов дрон, и греби по тросу обратно в корабль, это приказ! Прорычал в моих ушах Нико.

Счет времени, и в общем расстояния, я подрастерял, я с трудом выворачивал губы чтобы дышать более комфортно, три, два… полтора… метры тянулись крайне долго, но дрон оставался в ослабевшей кисти. Коснувшись наружной кнопки открывающей главный проход, я почувствовал, как уровень воды поднялся до верхней губы, это была последняя капля, я вздохнул настолько, сколько мне позволили легкие. Наружная дверь шлюза приоткрылась, вперёд себя я просунул самописец, "и зачем я тебя не бросил там"– спросил его, мысленно я, толкая дрон вперед. Влез он как я и предполагал идеально, глазомер работал ровно. Я уже не дышал секунд как двадцать, проплыв весь шлюз, я нажал на очередную кнопку, вход в само судно. Даже десять секунд тянулись бесконечно, дверь отворилась, я небрежно протолкнул агрегат, ввиду того что я открыл входной люк, в главном зале должна была прозвучать оповестительная пищалка, оставалось лишь мучиться в ожидании чертовых семи минут, чтобы люк сгенерировал силовое поле, лишь тогда возможно снимать скафандр, ибо радиация. Конечно, осознание удушья гораздо страшнее любых рентгенов и альфа лучей, я забил болт на все предосторожности, дёрнул тумблер шлема, никакого отклика, ещё раз, по всей вероятности у костюма есть привязка к определенному месту и ситуации, я разгневался нынешним технологиям, но молча, ведь шлем был заполнен водой, даже плечи намокли. Пока я анализировал положение, в багажном отделении началась санитарная обработка, чуть- чуть обрадовался, но держать воздух внутри себя становилось все сложнее, а я был слишком упрям, чтобы помереть. В край потеряв терпение, я нашел силы чтобы сорвать с брюха трос, и двинулся к кронштейну для скафандров, взяв размах, я стал колотить визором шлема по стальной конструкции, печалила невесомость, размах чисто физически глушился и не получалось нанести порядочный урон толстому стеклу. Мои старания были тщетными, последний удар головой принес визору небольшую трещину. Наступало кислородное голодание, в глазах темнело… Я упал… "прости мам"– промелькнуло в моей голове.

Комната осветилась неопределённым цветом… несколько сильных рук подняли меня за подмышки… забытье… вода во рту… щелчок… шлем, будто с немыслимой силой подлетел к потолку, перед прозревшими глазами появились силуэты рук, размывающие водяной столб… воздух… выдох… вдох… забытье.

Пробудили меня приглушённые голоса, я лежал на своей койке, в комбинезоне.

– Э-к-х-всё это чушь собачья, такие риски, кто проверку делал, контрольные пробы? … сволочи. Полушёпотом говорил Станислав.

– Утечка в системе охлаждения, уму непостижимо, вот это посвящение в астронавты называется. Изумленно шептал Виктор.

– Мда. Более громко подтвердил Нико.

Я приподнялся, испуганно глядя на собравшуюся конференцию.

– О, очнулся, да лежи ты, чуть кони не двинул, как чувствуешь себя? Обратив на меня внимание, высказался Нико.

– Кхм, дышать больно, а так в норме всё. Манкировал я откашливаясь.

– Ты кашляй больше, прочисти легкие, ты слышал о чем мы говорили? Отвечал теперь Станислав.

– Ну, вроде, так это система охлаждения такую дилемму выдала? Утвердительно спросил я, надувая губы.

– Да, она самая, ты это Арис, прости что так вышло, ни кто не думал… Начал извинительную тираду Нико, от лица всей группы.

Я остановил его взмахом руки.

– Нико прекрати, не стоит, я же сюда не отлеживаться приехал… бывает, жив, и это самое главное. Приподнимаясь, урезонивал его Я.

– Ладно команда, по местам. Устыдившись своей сентиментальности, резко, сменил свой тон Нико.

Дальнейшая жизнь нашего судна, текла своим чередом, команда работала, как прежде проводила исследования, а я лишь выполнял мелкие поручения, ибо по словам Нико, я теперь имею право особо не утруждать себя работой, и мне сполна хватило дебютного выхода в открытый космос. Если посчитать в общем, то на корабле мы уже находились около двадцати с лишним дней, в течение оных, ничего не происходило примечательного, в отличие от первой недели моего поступления в ряды астронавтов. Взамен на удушение, в период этого же самого месяца с копейками, Я знакомился с оборудованием, кстати о воде, в нашем корабле удивительная система циркуляции жидкости, в общем, наши мочевые испражнения, проходят через сотни разносоставных, серебряных фильтров, выдавая на выходе чистую воду, вообще как выразился Нико, отчасти даже с пренебрежением, коллектив все же гнушается использовать эту систему, ибо выглядит и функционирует она не эстетично, коллектив все же отдает предпочтение воде с земли, или на край конденсированной воде из воздуха. Как оказалось, ввиду многих причин, тот самый самописец, из-за которого я рисковал своей шкурой, до сих пор никто не расшифровывал, он продолжает самозабвенно лежать в багажном отделении.

Теперь в один из свободных дней, команда занималась своими делами, Нико играл в домино со Станиславом, Марк пытливо тщился расшифровать якобы чьё то послание свыше, Виктор отдыхал на своём лежбище, Я же смотрел в бесконечный иллюминатор, "а земля то действительно голубая, сверху она выглядит ещё великолепней"– изумленно глядя на богему, думал Я. Лучше бы Я ослеп, чем увидеть то что хотелось бы развидеть, что-то все же было на земле, что противоречило бы всем канонам, всем заведенным принципам и в целом природным порядкам. Я всё продолжал глядеть в иллюминатор на фоне раздающихся голосов команды, глаза мои отразили оранжевые вены, постепенно оплетающие и разрезающие планету Земля… что то в сердце ёкнуло, "нет Арис, тебе показалось, протри глаза"– бешено приумножая разогнанный пульс отбиваемый самой психеей, я мотнул головой и протер глаза. О боже, что я видел теперь, изначально истерзанная огненными нарывами земля, теперь стала стенать, под гнётом иссини красного градиента, по всей поверхности, с невероятной скоростью.

– Н-н-ико. Промямлил в адском ужасе Я.

Он взглянул на меня так, словно я самый правдивый, но суровый пророк, не имеющий ни капли милосердия.

– Что Арис? Так бережно, и тревожно спросил моментально Он.

Я лишь обессилено кинул свой подбородок в иллюминатор, весь коллектив машинально подскочил к круглым источникам планетарного ужаса. Нико бессловесно отскочил от иллюминатора и двинулся к панели управления с большим микрофоном, за которым положено работать Марку, последовательно набирая череду кнопок и клавиш.

– Диспетчер… земля- земля, говорит космос, судно «Беркут» семнадцать тридцать три, мы видим странное свечение на земле, что там у вас? Истерично взревел Нико, силясь достучаться до проводника между планетой и космосом.

Ответа не было, была лишь вероломная тишина и периодические радиопомехи вкупе с треском.

Я безнадёжно сел на пол, выглядело это все как то смешно, на земле такие действия выглядели бы как трагичная драма, в невесомости же, моё расстройство было похоже на карикатурную инсталляцию трагической драмы в вакуумной камере, я вроде как физически присел, но летел до пола аж пять секунд, с обхваченной руками головой.

– Диспетчер, говорит судно «Беркут», что там у вас происходит, ответьте! Не унимался Нико продолжая терзать микрофон.

Все будто заворожились ужасающей картиной, планета земля в прямом смысле, будто бы стала пылать красным пламенем на манер солнца.

– Тщетно. Коротко пробасил немногословный Виктор.

– Что ты сказал? Свирепо вскинув лицо, прорычал Нико.

– Это конец. Потеряно усевшись на койку, протянул Виктор.

– У меня же дома дочь и жена. Пораженно проговорил Нико, уперевшись лбом в ладони.

– У меня сын и мать. С тем же трауром отреагировал Станислав.

К панели управления Марка, подошёл Станислав.

– Станция, земля, диспетчер… это космос, как слышите? Повторил попытку Станислав, декламируя в микрофон.

Ответ так и не нашелся, планета продолжала гореть, состав совсем отчаялся и потерял всю надежду.

Первый день после гибели человечества

Этот поразительный для всех день, особенно никак не повлиял на наше судно, все шло так, будто жизнь есть не только в нашем корабле, но и на тверди земли, рабочий состав стремился утешить друг друга, тем не менее никто не хотел верить в худшее, и состав продолжал работать в штатном режиме, обманывая себя, будто это просто ошибка, и мы дружным коллективом сошли с ума, надышавшись взятой неизвестно откуда радиацией. Конечно, в лице Нико была изображена та самая стойкость, что присуща всем лидерам и командирам, и он силился дать пример всему экипажу, мол, "смотри, я держу себя в руках, и ты не паникуй". Хоть у состава и была малая толика надежды, Нико всё-таки своим могучим перстом рассудил, что распорядок дня мы кардинально поменяем. Однако распорядок дня повлиял лишь на меня, на мои не готовые плечи возложили уход за фермой и теплицами, в работу входит насыщение растений кислородом, водой, удобрениями, и соответственно ускорителем роста урожая и размера. Оставшийся экипаж продолжал же работу в штатном режиме, ибо все они делали самое важное, следили за состоянием корабля, не давали ему опуститься ниже положенного уровня, и в целом позволяли не столкнуться со случайным космическим мусором. Тем не менее, самым недовольным в нашем составе был Я.

Десять дней в открытом космосе

У рабочего состава со временем приходит смирение, жизни нет, есть лишь этот железный гроб с обратным таймером, секундные цифры которого лишь оттягивали неизбежное, но народ смотрел не на часы, а на пунцовую планету земля, с бессмысленной надеждой на "некую ошибку". А каковы были причины гибели нашей планеты? Что случилось? Сильно ли страдали земляне? Очевидно, что страдания были адскими, ад на земле… судя по всему, рай мы оставили где то позади, и оказались в за кулисье между вечностью и обителью блаженных.

Двадцать дней после гибели человечества

На корабле все так же тихо, с земли никаких вестей, никто уже не обнадёживает себя светлыми исходами, Виктор каким то образом подсчитал, что наше судно с черепашьей скоростью спускается к горящей тверди, связано это с тем, что каждый день, около орбитальная станция теряет свою высоту на сто метров, ранее, окончательно упасть ей не давал центр полетов, который некогда существовал на земле, группа профессионалов регулярно проводила корректировку космического судна, и выводила его на расстояние 400-450 метров над планетой путем кратковременного запуска двигателя станции… теперь же, хоть и наша станция каждодневно теряет свою былую высоту, у нас имеется резервное топливо, от которого в принципе питается весь корабль, и свет, и отопление, и всё электричество в целом, некую помощь оказывают солнечные батареи, которые привносят вклад в наше душераздирающее путешествие. Однако, так как сейчас над нами нет контроля с земли, мы стараемся тем же топливом компенсировать спад высоты, поднимая судно вверх. На сколько лет нам хватит топлива неизвестно, но падать в адское пристанище не хочется никому, так мы и контролируем наш последний полет, и это становилось для нас огромной проблемой.

Сорок дней после гибели человечества

Жизнь идёт своим чередом, если суммировать полное пребывание на нашем космическом аппарате, то выходит около трёх месяцев. Я крутился на ферме, небольшой бокс, в котором росла картошка, морковь, зеленушка и немного капусты, благо, еды нам пока хватало, но рабочий коллектив становился всё более нервозным, капитан Нико старается урезонивать конфликты, но все в своих подкорках, уже явственно понимали, звание теперь у нас одно и общее, покойники. Какому-нибудь психиатру сейчас было бы любопытно поглядеть на наш муравейник, состоящий из пяти трутней. Темы разговоров были сказаны, мысли выстраданы, все, уже знали всё о каждом, и все теперь помирали со скуки, ведь кроме поддержания собственного настроения, каждый был вынужден строго соблюдать территориальный императив, это стало негласным критерием команды, потому как каждый стал считать себя хозяином… по крайней мере самому себе, каждый стал отклоняться от устава, и гнуть свою линию, включая капитана… а я, я продолжал удобрять редис, и пока никто не видит хрустеть морковкой, так выглядело моё нещадное самоуправство.

Восемьдесят дней после гибели человечества и планеты

– А когда то, я вспоминаю, мы с дочерью и с Натали, ездили в горы, самое приятное воспоминание… курить бросали с ней. Доставая из-под кровати фляжку, скрепленную тонкой цепочкой к основанию, сентиментально вспомнил Нико.

Виктор улыбнулся.

– Помню, как смешно выглядел мой брат, упавши с деревянной лестницы, ведущей на банную крышу. Добавил Виктор в такт.

– А вот Я, приютский, нихрена не помню, как жил без флага и родины, так и помру без креста и надгробия. Пессимистично внес в разговор свою лепту Марк.

– Да-а, были времена. Упаднически произнёс Станислав, медленно кивая головой.

У меня хоть и не было никогда детей, моя трагедия оставалась не меньше, у меня были живые и ещё вполне здоровые родители, ну дед, бабка… да все были живы, и сейчас я просто не могу поверить в такую большую трагедию. В разговоре я не упоминал о своей потере, ибо на фоне Отцов и Мужей, я выглядел слишком невысоко и мелочно, как детеныш потерявший деталь от конструктора, пока родители ищут ключи от автомобиля или квартиры

Сто шестьдесят дней после гибели планеты

Рабочий состав ушел в себя, Станислав более не смотрел в иллюминаторы, а только читал какие то книжки в электронном ридере лежа на койке, изредка делая перерывы на еду. Нико пусть и с безнадёгой, но сидел за своей панелью управления, сложив руки на стол, а голову соответственно на руки, в ожидании хоть тщетного писка или щелчка. Виктор перестал расчерчивать координаты или вообще что-либо говорить, онемел как рыба, и без того был безмолвен что казалось будто он не в своем уме, так а теперь совсем замолчал, погрузившись в свои мыслительные демотиваторы. Кстати о безумии, никто не подавал виду, или не хотел подавать мысль о том, что Марк стал вести себя как то странно, то по сорок минут сидит в нужнике, то что-то шепчет в выключенный микрофон. А Я лишь маюсь, не могу найти себе места, работы, на ферме тем временем всё стабильно, плоды растут и кормят свои хозяев. Изредка подхожу к окну, поглядывая на землю, в один миг показалось, что земля стала остывать, ибо местами разродились облачные пятна поверх пылающих костров.

Триста двадцать дней после гибели планеты

Количество Пищи ощутимо уменьшилось, но пока запасы есть, с водой проблем не обстоит также, мы прожили тут почти год. Нико и Станислав лишь обросли бородой как протопопы, но стали нервозными как подростки, Виктор совсем перестал как либо контактировать с командой, Марк отнюдь стал говорить со всеми подряд о всякой немыслимой тарабарщине, невпопад, даже с самим собой лёжа в койке, Я же всё таки убедился что земля начинает остывать, и становиться всё тусклее. Вспомнил про самописец, что я некогда принес из открытого космоса, на глазах навернулись скупые слёзы и даже чувство обиды к чёртовому дрону, с которого начались все несчастья. Его мы так и не изучили, было не до того, мне то конечно на первых парах было любопытно, что таится в недрах круглого дрона, но теперь… безразлично, так и лежит в багажном отделе.

Шестьсот сорок дней после гибели планеты

Уже как два года мы зиждемся в этой железной коробке, и этот год начинает пугать пуще прежнего, во-первых, аппарат не думает замереть на одном месте, во-вторых, команда стала вести себя одичало, за порядком нет никакой слежки, Марк настолько обезумел, что постоянно матерится в адрес вымышленных предметов и людей, язвит, разбрасывает драгоценную пищу куда попало. Решение Нико было превентивным, запереть нахала в багажном отсеке, ввиду того что энергия иссякает, Нико отключил силовую генерацию ограничивающую радиационный поток в багажное отделение и отрубил свет, вследствие чего, “нахальный” Марк обострил свои нервы еще хлеще, теперь он мало того что испытывает психические муки, так ещё подвержен мощному облучению извне корабля, который раньше блокировался силовыми полями и дезинсекцией. Виктор регулярно плачет от отчаяния, Нико очень психует на это, и просит закрыть свою “тюфячную пасть”. Станислав и Я, сейчас по-моему в самом здравии… ещё бы, ибо только мы сейчас стараемся урезонить весь экипаж, в отличие от загонов наших сослуживцев.

Третий мученический год после гибели планеты

Экипаж жутко исхудал, нам приходится делить пищу осмотрительно, и так же внимательно пить воду, некогда бывшую мочой, Нико перестал быть прихотливым засранцем, и не отказывается ни от каких предложений. Марк продолжает лежать в багажном отсеке полностью парализованный, неясно до конца, какие тому послужили прецеденты, то ли немыслимые дозы радиации, то ли мышцы совсем запамятовали, что значит работать. Периодически Я и Станислав, приносим ему покушать. Виктор стал до идиотизма трусливым, боится вставать с койки и вообще смотреть в иллюминатор. Чем ближе мы подходим к земле, тем явнее видно, что земля сейчас как обугленный осколок, испещренный огромными каньонами и расщелинами, выглядело все так, будто внутри земли ядро разорвалось в клочья, высвободив кучу эпохальной энергии, хаотично вздыбив земную оболочку.

Четвёртый год пребывания в подвешенном состоянии

С каждым полугодием становится только хуже, пища кончается, в связи с чем возникла другая, более ужасающая оказия, Марк последние полгода точно настоящий овощ, потерявший речь, силы и все остальное, стал абсолютно беспомощен, выгорел под гнётом радиоактивного сквозняка и перестал есть. Для Нико, Марк показался весомым претендентом, что бы начать пожирать несчастного, мы недаром заметили со Станиславом, что у Марка стали пропадать конечности и местами куски плоти, грешили на радиацию… но благо, что мы вовремя обнаружили одичалого Нико, укромно вялящего человечину у себя под койкой, как бы этот сумасшедший чёрт не противился, но его постигла та же участь что и Марка, заперли его в опустевшей овощной ферме, Виктор кажется идет на поправку, но в то же время жалуется на постоянные головные боли. Лично от себя скажу, что также чувствую в себе некие изменения, я словно становлюсь пушинкой, начинаю забывать, как работает опорно-двигательная система моего скелета.

Пять лет в консервной банке, всё чаще подверженной природным нападкам

Никто из команды не ждал, что дела будут идти в гору, всё плохо, Марк умер, совершенно беззвучно, хотя умер он очевидно еще несколько лет назад, просто сегодня он навсегда затворил свои безумные глаза, причину выяснять не стали, ибо решили теперь вовсе не заходить в багажный отдел, затем что там наверняка всё пропитано коварными, радиоактивными лучами, заперли его на все замки и полностью обесточили. Нико продолжает нескончаемо буйствовать, голоден… но голодны и мы, более разумные существа… как говорил один великий… выживает умнейший. Виктор каждодневно скулит от боли в голове, наверное, ему уже путь заказан, вероятно, опухоль мозга, от радиационного облучения, ведь судно наше не настолько уж и непроницаемо. Мы со Станиславом жутко похудели, я недавно сломал палец, открывая дверь в клозет, по всей видимости, скелет начинает приобретать диссонансы, кости становятся хрупкими. Станислав твердит, что чувствует дискомфорт в своей печёнке, “легко отделался волчара”– озорно усмехался Я.

Шесть лет после гибели планеты

Нико ревёт диким зверем, и тщится выломать дверь, но Я то знаю по своему опыту, здесь нихрена нельзя сломать… кроме пальца, совершенно случайно. Виктор лежит в своей койке, начинает разлагаться и распространять свои миазмы, Станислав закидал его ворохом всевозможных одежд, дабы исключить смертный смрад. Намедни узнал, что у нас имеется спасительная капсула, экстренная, она располагается прям под нашим залом, и блокируется специальными отпирающимся пластинами, периодически вспоминаю, как я один раз чуть не умер от удушья, становится смешно от разницы, тогда хотя бы был малый шанс, теперь же, кроме шанса на смерть нет ничего… и всё же любопытно, что же писал самописец другого судна? Станислав стал чувствовать себя хуже, и зрение словно ухудшилось, утверждает, что начинается глаукома, но я твержу, что всё это чушь. Недавно Он поднимал тюбик с едой и не удержал его, сколько бы ни силился, так и не поднял, пришлось помогать ему, мышцы совсем стали отказывать. Да и в целом, мы вдвоем начинаем, как то больно-часто хрустеть, короче наша физиология становится похожей на старческую.

Семь лет после гибели планеты

Нико в буквальном смысле сломался, орал что то о подобных симптомах потом просто притих. Ввиду того что Виктор слишком смердел, нам со Станиславом пришлось перебраться на ферму, и питаться плотью Нико, весьма жёсткое мясо, а кости были действительно переломаны неловкими движениями. Станислав ослеп, и боялся двигаться, теперь лежал как камень, словно покрытый трещинами фарфор.

Был у меня около года вынашиваемый план, ввиду того что визуально земля остыла, и даже стала покрываться голубыми пятнами, у меня появилась затея, смыться с чёртового корабля, а там будь что будет. Космическое судно ещё было далеко от земной атмосферы, соответственно у меня ещё был шанс оттянуть свою вечную муку. Я собрался с силами, и пошёл к обездвиженному Станиславу.

– Станислав, есть у меня мысль одна, не знаю, одобришь ли ты её?! В один прекрасный день, обратился к Станиславу Я.

– Э-кхм, ну… выкладывай. Глядя белыми глазницами в потолок, с трудом высказался Станислав.

– Я хочу свалить отсюда на спасительной капсуле… судно обречено на гибель, но на земле я считаю, что больше шансов… ты готов?! Решительно декламировал Я, готовясь его поднять по первому зову.

Станислав будто силился вспомнить незнакомые слова, долго молчал, сморщив лоб и нахмурив брови, глаза были закрыты, спустя несколько времени стал говорить.

– Хороша мысль, хороша жизнь, забавно, что человек выбирает ту жизнь, которая длиннее на две секунды… Я пас Арис, лети сам, а Я пожалуй сгорю в атмосфере, печально конечно, что все так кончается… но ты молодой, оптимист, конечно, выбирай шанс увеличить свои сроки. Распалился длинной тирадой Станислав, в заключение наугад протянув руку для пожатия.

Он был уже по своему безумен, по своему не прагматичен был и Я, и я не стал выяснять каких то особых миротворческих потребностей, умолять кого то встать на ноги и набраться бодрости я не мог, ибо не было времени кого-то уговаривать или переубеждать. Я крепко пожал руку слепому товарищу, и бросился прочь. В зале стояла невыносимая вонь от телес Нико и Виктора. Как некогда рассказывал Станислав, кнопка эвакуации зиждется на панели управления рабочего стола Нико, компьютер был отключен чтобы не потреблять тщетную энергию корабля. Я трепетно взмолился, чтобы электричества просто хватило на открытие люка, и щелкнул тумблер около разведывательной коробки для подачи электричества. Сам компьютер мне не требовалось включать, главное чтобы через него дошёл поток до спасительной кнопки. Я нервно потер ладони, и резким взмахом кулака стукнул по клавише, где то внутри судна загрохотали звуки механизмов и агрегатов. Это стало признаком активации, ведь в это же мгновение, открылся пол корабля на манер книжки, и мне представилась сферическая комната, размером примерно десять на десять, пол и стены были обиты темно-синей тканью. Я с любопытством прыгнул внутрь, огляделся, под ногами был мягкий сплошной матрац, который очевидно был предусмотрен для комфортного сна в любом месте, были в списке полусидящие кресла, усевшись на которые, астронавт обязан зафиксироваться ремнями безопасности. Также зиждился небольшой монитор, компьютер, и несколько встроенных шкафов, их изучать времени не было, я поднялся обратно в судно, ведь вспомнил про самописец, который с первого дня не давал мне покоя, он бесхозно валялся у багажного отделения, мы достали его оттуда когда упрятывали Марка. Его я взял в охапку, и опустил в капсулу. Последний разок решил заглянуть в "камеру смерти" Станислава, он как то по- младенчески невинно, лежал на спине и что-то беззвучно говорил, явственно шевеля губами. Я стер накатившиеся слёзы, и заперев дверь, вернулся в спасительную капсулу. Внутренняя панель была проста, две кнопки, одна гласила: "Герметизировать", вторая: "Пуск". Кнопка “Герметизировать”, означала запор верхней крышки, и сброс внутрь капсулы, шесть шлангов подающих кислород, а кнопка "Пуск" и так была очевидной. Крышка над моей головой закрывалась невыносимо долго, вроде как давая шанс передумать, но я был непреклонен. В первую очередь я комфортно уселся в одно из кресел, более удобно вытянул ноги, и стал оперировать с оборудованием. Нажав клавишу пуск, почувствовал лишь легкую вибрацию и толчок, все остальное было сродни полёту на около орбитальном судне. Из любопытства, я осмотрел ниши, они были до отвалу забиты провизией и водой, "и как же команда не подумала об имеющихся резервах?"– спрашивал себя удивлённо Я, уплетая шоколадный батончик. Запасов еды здесь хватит как минимум на три месяца, ибо заготовлено все было на шесть человек, а не на одного. Я перекусил, и уронил взгляд на самописец, чтобы прочесть его знания, требовалось лишь достать карту памяти из его недр. Я не спеша подключил жёсткий диск к компьютеру, запустил аудио вещание и на сытый желудок уснул.

Эпилог. Показания Самописца, найденного Аристархом Ксенакисом

"Подтверждаю, от 2454 года, космическое около орбитальное судно «Беркут» семнадцать тридцать три, потерпело крушение в 2456 году, вследствие ряда непоправимых последствий. Штат сотрудников состоял из пяти человек, Капитана, Координатора, Связиста, Старшего Инженера и Младшего Помощника всего состава. Судно продержалось девять лет после начала катастрофы. Подтверждаю, от 2447 года, на планете Земля случилась катастрофа тотальных масштабов, 29 декабря в 22.46. на Земле произошла яркая вспышка, в это же мгновение, все центры управления космическими полётами пропали с радаров, связь с кораблём и его самописцем полностью прервалась, планета Земля окуталась красным пламенем. В это время, на корабле стали происходить неоднозначные ситуации, рабочий штат стал постепенно лишаться своего ума, вследствие, умирать, камера настоящего самописца зафиксировала лишь одно, с космического судна, в 2454 году 14 января, высвободилась капсула эвакуации с колоссальными запасами провизии, насколько известно настоящему самописцу, с одним выжившим человеком. Сам же космический корабль разбился в 2456 году, при столкновении с блуждающим спутником “ВайФронт”. В рубежах эвакуации, планета Земля достаточно остыла, и отошла от апокалипсиса, по последним данным, капсула держала маршрут на планету Земля, в область Сибири, дальнейшая судьба обитателей капсулы неизвестна, также как и судьба землян”.


Оглавление

  • Пролог
  •   Первый день после гибели человечества
  •   Десять дней в открытом космосе
  •   Двадцать дней после гибели человечества
  •   Сорок дней после гибели человечества
  •   Восемьдесят дней после гибели человечества и планеты
  •   Сто шестьдесят дней после гибели планеты
  •   Триста двадцать дней после гибели планеты
  •   Шестьсот сорок дней после гибели планеты
  •   Третий мученический год после гибели планеты
  •   Четвёртый год пребывания в подвешенном состоянии
  •   Пять лет в консервной банке, всё чаще подверженной природным нападкам
  •   Шесть лет после гибели планеты
  •   Семь лет после гибели планеты
  •   Эпилог. Показания Самописца, найденного Аристархом Ксенакисом