КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 570815 томов
Объем библиотеки - 850 Гб.
Всего авторов - 229228
Пользователей - 105802

Впечатления

Igor Aleksandrovich про Кучумова: Язык Бога (Космическая фантастика)

Прочитал с удовольствием! Рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Хорошая книга, но много опечаток.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IcePrincess11 про Сашар: Ямы (Детские остросюжетные)

Книга читается на одном дыхание. Мне очень понравилась. Спасибо!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Берия: Спасенные дневники и личные записи. Самое полное издание (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Замечательная книга! К сожалению, у нас она заблокирована.
Найдите эту книгу на других ресурсах и прочтите.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 2-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Все, сервер работает. Можете скачивать.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
медвежонок про Серобабин: Расходники 1.2 (СИ) (Альтернативная история)

Заключительная часть альтернативной истории, позже переработанной автором в трилогию "Дети ветра".
Выше обычного среднего уровня, твердая 4ка.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Мекленбургский дьявол [Антон Перунов] (fb2) читать постранично

- Мекленбургский дьявол (а.с. Мекленбургский цикл -8) 1.01 Мб, 300с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Антон Перунов - Иван Валерьевич Оченков

Настройки текста:




Оченков Иван, Перунов Антон Мекленбургский дьявол

Глава 1

Все-таки правы были наши предки, говоря, что утро вечера мудренее. Вчера вечером, когда мы возвратились на рейд Азова, все казалось мрачным. Крепость почти разрушена, из довольно многочисленного гарнизона в живых осталась едва треть, да и те по большей части перераненные, команды моих кораблей толком не обучены и если бы не преимущество в артиллерии еще бог знает, чем бы все закончилось, а ведь впереди еще долгая война с одним из самых мощных государств мира — Османской империей! И в глубине души повеяло холодком от малодушной мыслишки, не зря ли я все это затеял?

Но стоило выглянуть солнышку, как все стало выглядеть не так мрачно. Да, Азов сильно пострадал, но, если подумать, укрепления его давно морально устарели, и их, хочешь-не хочешь, все равно пришлось бы перестраивать. А теперь можно не заморачиваться и начать все с чистого листа.

Да, набранным с бору по сосенке экипажам галер трудно тягаться с потомственными моряками османского флота, но, тем не менее, они справились. И теперь, пока турки не очухались, есть немного времени на обучение и боевое слаживание. Правда и то и другое придется делать в боях, но когда у нас на Руси-матушке было по-другому?

Это, кстати, я еще не вспомнил, про несколько султанских каторг захваченных во время сражения. Вот уж действительно не было ни гроша, да вдруг алтын! Корабли с разной тяжести повреждениями есть, а вот ни ремонтных мощностей, ни экипажей, ни командиров пока нет и откуда брать их непонятно. Разве что освобожденных гребцов в матросы поверстать, но тут все хорошенько обдумать надо!

Что же до донских и запорожских казаков, положивших животы, отбивая турецкие атаки… на все, как говорится, воля божья! Тем паче, что они мне не верноподданные, а скорее союзники, причем не самые надежные. А если вспомнить, сколько горя принесли они России в не так давно миновавшую Смуту, так и вовсе, может оно и к лучшему.

Цинично? Так я и не спорю. Я — это великий герцог Иоганн Альбрехт Мекленбургский, всенародно избранный Земским собором на Московский трон. А еще когда-то я жил в совсем другом времени, и представить себе не мог, что угожу в прошлое, где меня будет ожидать столько бурных приключений, кровавых сражений, великих побед и тяжелых потерь. А еще народная любовь и ненависть врагов.

— Доброе утро, государь, — заглянул в каюту мой бессменный телохранитель Корнилий Михальский.

Вот уже много лет, как бы рано я не проснулся, он встречает меня безукоризненно выбритым и тщательно одетым, как будто нам предстоит не обычный полный тяжких трудов день, а торжественный прием в честь приезда иноземных послов.

— И тебе не хворать, — не удержавшись от зевка, ответил я бывшему лисовчику. — Вели подавать умываться.

— Как прикажете, — одними уголками губ усмехнулся тот.

Блин, мы же, можно сказать, в море! Утренний туалет свелся к тому, что один из матросов кинул за борт ведро, после чего вытянув его за веревку, и под одобрительный гогот команды вылил воду мне на голову.

— Тише вы, идолы! — беззлобно ругнулся на них Корнилий. — Царевича разбудите!

— Разбудишь их как же, — ухмыльнулся я, вытираясь жестким холщевым полотенцем. — Небось, сопят в четыре дырки без задних ног!

— Умаялись ребятки, — поддакнул денщик, подавая мне свежую рубаху и камзол.

Не прошло и нескольких минут, как я был готов явить себя городу и миру, хотя был ли готов принять меня город, большой вопрос. После того, как стало ясно, что враг повержен, мы, естественно, немного отпраздновали это дело. Мы, это я со своими приближенными и офицерами с одной стороны, и казачья старшина с другой. Донцы и запорожцы на радостях изрядно перебрали и вповалку разлеглись прямо на палубе «Святой Елены» благо августовские ночи на Азовском море теплые и легкий бриз только освежал, а теперь стоят с помятыми лицами, настороженно поглядывая в мою сторону, на освежающем ветерке.

В принципе, понять их можно. Царь я и есть царь, и неизвестно что от меня ожидать. Раньше ведь как, ты государь царствуй в белокаменной Москве, а мы на Тихом Дону! А как теперь?

— Здорово, атаманы-молодцы, — усмехнулся я, глядя на нового войскового атамана Мартемьянова и его свиту.

Выглядит тот сущим разбойником, каким, к слову, и является, да и его старшины с есаулами не лучше. Большая часть из них успела повоевать в свое время сначала на стороне многочисленных самозванцев, а затем и в ополчении Трубецкого или Минина с Пожарским, не по разу меняя сторону конфликта. Ну, то дела прошлые.

— Многая лета, царь батюшка, — нестройно басят они.

— По здорову ли ночевал, государь? — осведомился есаул Татаринов, единственный кого я знаю еще с тех времен, когда мы осаждали занятый поляками Кремль.

За прошедшие годы юный джура[1] вырос, раздался в плечах и, что называется, заматерел, превратившись в бравого казака. В отличие от прочих донцов Мишка смотрит на